Версия для печати

Вашингтон ИРВИНГ
КЛАДОИСКАТЕЛИ




ONLINE БИБЛИОТЕКА http://bestlibrary.org.ru


   Из бумаг покойного Дитриха Никкербоккера

   Теперь я вспомнил болтовню старух,
   Как мне они нашептывали сказки
   Об эльфах и тенях, скользящих ночью
   В Местах, где клад когда-то был зарыт.

   Марло
   "Мальтийский еврей"

ВРАТА ДЬЯВОЛА

   Приблизительно в шести милях от достославного  города,  носящего  имя
Манхеттен, в том проливе, или, вернее, морском рукаве, который  отделяет
от материка Нассау, или, что то же, Лонг-Айленд, есть узкий проток,  где
течение, сжатое с обеих сторон высящимися друг против  друга  мысами,  с
трудом пробивается через отмели и нагромождения скал. Порою, однако, оно
стремительно несется вперед и преодолевает эти  препятствия  в  гневе  и
ярости, и тогда проток вскипает водоворотами, мечется  и  ярится  белыми
гребнями барашков, ревет и неистовствует на быстринах и бурунах -  одним
словом,  предается  безудержному  буйству  и  бешенству.  И  горе   тому
злополучному судну, которое отважится в такой час ринуться ему в когти!
   Это буйное настроение, впрочем, свойственно ему лишь по  временам,  в
определенные моменты прилива или  отлива.  При  низкой  воде  -  правда,
считанные минуты - течение бывает так спокойно  и  тихо,  что  о  лучшем
нечего и мечтать; но едва начнет подыматься вода, как на  него  нападает
безумие, и когда прилив достигает половины своей высоты, оно  мечется  и
беснуется, как забулдыга, жаждущий выпить.  Но  вот  вода  поднялась  до
наивысшего уровня - и  течение  снова  делается  спокойным  и  на  время
засыпает столь же сладко и  безмятежно,  как  олдермен  после  обеда.  И
вообще его можно сравнить  с  задирой-пьянчужкою,  малым  миролюбивым  и
тихим, когда ему  нечего  выпить  или,  напротив,  когда  он  пропитался
выпивкою насквозь, и сущим дьяволом, когда он только навеселе.
   Этот могучий, бурный, буйный и пьяный проток, будучи  опаснейшим  для
плаванья местом, доставлял немало  неприятностей  и  хлопот  голландским
морякам былых дней; он самым бесцеремонным образом швырял их похожие  на
лохани суда, кружил их вихрем в водоворотах, и притом с такой быстротой,
что у всякого, кроме голландца, непременно  закружилась  бы  голова;  он
нередко бросал их на скалы и  рифы,  как  это  случилось,  например,  со
знаменитой эскадрою Олофа Сновидца, разыскивавшего в то время подходящее
место для закладки Манхеттена. Именно тогда, будучи вне себя от ярости и
досады, он и его спутники прозвали эту стремнину "Хелле-Гат"  и торжественно отдали ее во  владение  дьяволу.
Это название было переосмыслено впоследствии англичанами и  превратилось
в "Хелл-Гейт"  , а на устах незваных
пришельцев, не понимавших ни по-голландски, ни по-английски - да поразит
их святой Николай! - даже в совершенно бессмысленное "Хорл-Гейт".
   Врата Дьявола в детстве моем внушали мне  ужас  и  были  ареною  моих
рискованных предприятий; будучи мореплавателем этих мелких морей,  я  не
раз во время воскресных скитаний, которые обожал, как и все  голландские
пострелы-мальчишки, подвергался опасности  потерпеть  кораблекрушение  и
утонуть. И впрямь, отчасти из-за названия, отчасти по причине  различных
связанных с этим местом необыкновенных событий и обстоятельств,  в  моих
глазах и в глазах моих  вечно  праздных  приятелей  Врата  Дьявола  были
неизмеримо страшнее, чем Сцилла  и  Харибда  <Сцилла  и  Харибда  -  два
расположенных друг против друга утеса в Мессинском проливе.  Упоминаются
в Одиссее (XII песнь) как утесы-чудовища, нападавшие на проходящие  мимо
корабли.> для моряков древности.
   Посредине этой стремнины, рядом с группою скал, называемых "Курица  и
цыплята", виднелся остов разбитого судна, попавшего  в  водоворот  и  во
время шторма  выброшенного  на  камни.  Передавали,  что  это  пиратский
корабль, и еще какую-то историю о страшном убийстве - что именно,  я  не
помню, - заставлявшую нас  смотреть  на  разбитый  корпус  с  паническим
страхом и объезжать его по возможности дальше. И  действительно,  унылый
вид разрушающегося корабельного остова и место,  в  котором  он  гнил  в
одиночестве, были сами по себе достаточным  основанием,  чтобы  породить
причудливые образы и представления. Ряд  почерневших  от  времени,  едва
выступавших над поверхностью судовых ребер - вот все, что мы видели  при
высокой воде; но когда начинался отлив, обнажалась довольно значительная
часть  корабельного  корпуса,  и  его  могучие  ребра  или  шпангоуты  с
нависшими на них водорослями,  проглядывавшие  сквозь  отпавшую  местами
обшивку, казались огромным костяком  какого-то  морского  чудовища.  Над
водою высился даже обрубок мачты  с  болтавшимися  вокруг  него  концами
канатов и блоками, которые  скрипели  при  ветре,  и  над  меланхоличным
корпусом корабля описывала круги и пронзительно  кричала  прилетевшая  с
моря чайка. Я смутно припоминаю рассказы о  матросах-призраках,  которых
иногда видели ночью на корабле; у них были голые  черепа,  в  их  пустых
глазных  впадинах  горели  синие  огоньки,  но  я   успел   запамятовать
подробности.
   Эти места были для меня  областью  сказки  и  вымысла,  чем-то  вроде
Пролива Чудовищ у древних. Берега  рукава,  от  Манхеттена  и  до  самой
стремнины,  весьма  живописны;  они   изрезаны   крошечными   скалистыми
бухточками, над которыми простирают свои  ветви  деревья,  придающие  им
дикий и романтический вид.  В  дни  моего  детства  с  этими  потаенными
уголками  связывалось  бесчисленное   множество   легенд   и   преданий,
повествовавших о пиратах, духах, контрабандистах и  зарытых  сокровищах;
эти предания пленяли мое воображение и воображение моих юных  спутников.
Достигнув  зрелого  возраста,  я  произвел   тщательное   расследование,
поставив себе целью выяснить, есть ли  в  этих  преданиях  хоть  чуточку
правды; я всегда с живым интересом изучал  эту  драгоценную,  но  темную
область истории моего края. Впрочем, добиваясь достоверных  известий,  я
встретился  с  бесконечными  трудностями.  Прежде  чем   мне   удавалось
докопаться  до  какого-нибудь  давно  забытого  факта,  я  натыкался  на
невероятное количество басен и сказок. Я  не  стану  распространяться  о
"Чертовом переходе", по которому сатана, как по мосту, ретировался через
пролив из Коннектикута  на  Лонг-Айленд,  ибо  эта  тема,  кажется,  уже
разрабатывается    одним    моим    ученейшим    и     достопочтеннейшим
другом-историком, которого я снабдил некоторыми подробностями  по  этому
поводу <Чрезвычайно интересный  и  основанный  на  подлинных  документах
рассказ о дьяволе и о "Чертовом переходе" см, в весьма  ценном  докладе,
прочитанном на заседании Нью-Йоркского исторического общества, уже после
смерти мистера Никкербоккера, одним из его  друзей,  выдающимся  местным
юристом. (Примеч, авт.)>. Равным образом  я  умолчу  также  и  о  черном
призраке в треуголке, которого не раз замечали в непогоду у Врат Дьявола
на корме утлой шлюпки, который известен под  именем  Пират-привидение  и
которого, как носилась молва, губернатор Стюйвезент  застрелил  когда-то
серебряной пулею,  ибо  мне  так  и  не  пришлось  встретить  кого-либо,
заслуживающего доверия, кто  подтвердил  бы,  что  видел  этого  черного
человека,  за  исключением  разве  вдовы  Мануса  Конклина,  кузнеца  из
Фрогснека; но бедная женщина была немного подслеповата и могла впасть  в
ошибку, хотя утверждают, будто в темноте она видела много лучше, чем кто
бы то ни было.
   Все это, впрочем, вещи второстепенные по  сравнению  с  рассказами  о
пиратах и зарытых ими сокровищах, которые больше  всего  возбуждали  мое
любопытство. Нижеследующее - вот все, что мне удалось собрать за  весьма
продолжительный срок и что имеет подобие достоверности.

ПИРАТ КИДД

   Вскоре после того, как Новые Нидерланды были отняты королем Карлом II
у их светлостей, господ Генеральных Штатов Голландии, эта  провинция,  в
которой все еще  не  восстановились  спокойствие  и  порядок,  сделалась
пристанищем всякого рода авантюристов, бродяг и вообще любителей  легкой
наживы, живущих  своим  умом  и  ненавидящих  старомодные  стеснения  со
стороны  Евангелия  и  закона.  Среди  них  первое  место   принадлежало
буканьерам  <Буканьеры  или  флибустьеры  -   пираты   английского   или
французского происхождения, грабившие в XVII  -  XVIII  веках  испанские
колонии  в  Америке.>.  Эти  морские  грабители  получили,  быть  может,
воспитание на каперских кораблях, являвшихся отличною школой  пиратства,
и, вкусив единожды от прелести грабежа, продолжали тянуться к нему  всей
душою. Ведь от капера <Капер -  частное  морское  судно,  нападавшее  во
время войны на неприятельские суда с ведома  правительства  той  страны,
под флагом которой оно плавало.> до пирата всего-навсего один шаг: и тот
и другой сражаются  из  любви  к  грабежу;  последний,  впрочем,  должен
обладать большей отвагою, ибо он бросает вызов не  только  врагу,  но  и
виселице.
   Но в какой бы школе они ни  прошли  обучение,  буканеры,  державшиеся
вблизи берегов английских  колоний,  были  ребята  дерзкие  и  отважные;
несмотря на мирные времена, они вершили свое  черное  дело,  нападая  на
испанские  поселения  и  испанских  купцов.  Легкий  доступ   в   гавань
Манхеттена, обилие в его водах  укромных  местечек  и  слабость  недавно
установившейся власти привели к тому, что этот  город  сделался  сборным
пунктом пиратов; здесь они могли спокойно  распорядиться  добычею  и  не
спеша, на  досуге,  готовиться  к  новым  набегам.  Возвращаясь  сюда  с
богатыми и чрезвычайно разнообразными грузами, роскошными произведениями
тропической природы и награбленной  в  испанских  владениях  драгоценной
добычей, распоряжаясь  всем  этим  с  вошедшей  в  поговорку  корсарской
беспечностью,  они  были  желанными   гостями   для   корыстных   купцов
Манхеттена. Толпы этих десперадо <Отчаянных (исл.).> , уроженцев  любого
государства и любой части света, среди  бела  дня,  расталкивая  локтями
мирных и невозмутимых  мингеров,  шумели  и  буянили  на  сонных  улицах
городка; сбывали ловким и жадным купцам свой богатый заморский товар  за
половину или даже  за  четверть  цены  и  затем  прокучивали  В  кабаках
вырученные за него деньги; пили, резались в карты и кости, драли глотку,
стреляли, божились  и  сквернословили,  а  своими  криками,  полуночными
драками  и  буйными  выходками  будили  и  пугали   обитателей   ближних
кварталов. В конце концов эти бесчинства  приняли  настолько  угрожающие
размеры, что стали  позором  провинции  и  побудили  громко  воззвать  к
вмешательству власти. Были приняты меры, имевшие целью  положить  предел
этой успевшей разрастись общественной язве и вышвырнуть из колоний  всех
присосавшихся к ним  тунеядцев  и  паразитов.  Среди  лиц,  привлеченных
властями к выполнению этой задачи, был  и  знаменитый  капитан  Кидд.  В
продолжение долгого времени никто в  сущности  не  знал  его  настоящего
образа жизни; он принадлежал к разряду тех  не  поддающихся  определению
океанских животных, о которых можно сказать, что они - не рыба, не  мясо
и не курятина. Он был немножко купцом и еще больше  контрабандистом,  от
которого к тому же весьма и весьма разило морским  разбоем.  Немало  лет
торговал он с пиратами на своем  крохотном,  москитообразном  суденышке,
которое было пригодно для плаванья в любых водах. Он знал все их стоянки
и укромные уголки, постоянно бывал в каких-то таинственных  плаваньях  и
носился с места на место, как цыпленок матушки Кери в ненастье <Цыпленок
матушки Кери (Mother's Gary Chicken) -  так  английские  и  американские
матросы называют глупыша (морскую птицу). Mother Cary - искаженное Mater
сага (лат.), то есть богородица.>.
   Этот невообразимый  субъект,  будучи  для  подобного  дела  человеком
вполне подходящим, получил от властей поручение охотиться за пиратами на
море - ведь гласит же золотое старинное правило, что "для  поимки  плута
нет никого лучше, чем плут", и ведь ловят  же  иногда  рыбу  при  помощи
выдр, этих двоюродных братьев рыбьего племени.
   Итак - дело происходило в 1695 году - Кидд снялся с якоря и на хорошо
вооруженном и снабженном должными полномочиями боевом корабле,  носившем
название "Приключение", отплыл из Нью-Йорка. Добравшись до  места  своих
прежних стоянок, он заново и на новых условиях подобрал для себя экипаж,
включил в его состав довольно значительное число своих старых  приятелей
- рыцарей ножа с пистолетом - и после этого взял курс на восток.  Вместо
того чтобы заняться преследованием пиратов, он сам взялся  за  пиратское
ремесло. Он повел свой корабль к  Мадейре,  Бонависте  и  Мадагаскару  и
затем принялся крейсировать у входа в Красное море. Здесь, не говоря уже
о прочих грабительских нападениях, он захватил богатое  торговое  судно;
команда его состояла из мавров, но капитаном был англичанин. Кидд охотно
выдал бы это за подвиг, за своего рода крестовый поход против  неверных,
но правительство уже давным-давно потеряло вкус  к  подобным  "триумфам"
христианства.
   Так, скитаясь по морям, торгуя награбленным и меняя  один  за  другим
корабли,  провел  он  несколько  лет  и   возымел,   наконец,   смелость
возвратиться в Бостон, куда и прибыл с богатой добычею и ватагою  шумных
товарищей в качестве свиты.
   Времена,  однако,  переменились.  Буканьеры  теперь  уже   не   могли
безнаказанно появляться в  колониях.  Новый  губернатор  лорд  Беллемонт
проявлял исключительную энергию в деле искоренения этого зла и к тому же
был  раздражен  поведением  Кидда,  ибо  по   его,   лорда   Беллемонта,
ходатайству Кидду оказали доверие, которого  он,  однако,  не  оправдал.
Поэтому, едва Кидд прибыл в Бостон, власти забили тревогу по поводу  его
возвращения и приняли меры, чтобы арестовать этого  морского  грабителя.
Однако неоднократно проявленная Киддом отвага  и  его  готовые  на  все,
отчаянные товарищи, которые, точно бульдоги, следовали за ним по  пятам,
были причиной того, что  его  арестовали  не  сразу.  Он,  как  говорят,
использовал эту отсрочку, чтобы  зарыть  большую  часть  своих  огромных
сокровищ, и затем с высоко поднятой головой появился на  улицах  города.
При аресте он пытался сопротивляться, но  был  обезоружен  и  вместе  со
своими телохранителями  брошен  в  тюрьму.  Этот  пират  и  команда  его
корабля, даже  будучи  взяты  под  стражу,  казались  властям  настолько
опасными, что они решили снарядить целый фрегат,  дабы  доставить  их  в
Англию. Его товарищи приложили немало усилий, надеясь вырвать его из рук
правосудия, но все было напрасно - он и его  сообщники  предстали  перед
судом,  были  осуждены  и  повешены  в  Лондоне.   Смерть   Кидда   была
мучительной: веревка, не выдержав тяжести его  тела,  оборвалась,  и  он
упал на землю. Его вздернули снова, и на этот  раз  с  большим  успехом.
Отсюда, без сомнения,  берет  начало  предание,  будто  жизнь  его  была
заговорена и судьба готовила ему быть повешенным дважды.
   Такова в общих чертах история Кидда; эта  история,  однако,  породила
неисчислимую вереницу потомков. Рассказы, что будто бы перед арестом  он
успел зарыть сказочные сокровища, состоявшие из золота и драгоценностей,
взбудоражили умы всего честного народа на побережье. Без конца возникали
все новые и новые слухи о якобы найденных здесь или там крупных денежных
суммах или о монетах с арабскими надписями, награбленных, без  сомнения,
Киддом во время его восточного плаванья, монетах, на которые простой люд
взирал с суеверным страхом, ибо арабские буквы казались ему  магическими
письменами самого дьявола.
   Утверждали, что эти сокровища зарыты в уединенных, пустынных  уголках
между Плимутом и мысом Код; постепенно, впрочем, благодаря этим  слухам,
народное воображение позолотило и другие места, и притом  не  только  на
восточном  берегу,  но  даже  вдоль   берегов   Саунда,   Манхеттена   и
Лонг-Айленда.  Суровые  меры  лорда  Беллемонта   чрезвычайно   напугали
буканьеров, в какой бы части провинции они в то время не находились: они
поспешно припрятали свои деньги и драгоценности в глухих,  расположенных
вдали от дорог тайниках, на диком, необитаемом морском и речном берегу и
рассеялись по лицу всей страны. Рука правосудия навсегда отняла у многих
из  них  возможность  возвратиться  назад  и  выкопать  спрятанные   ими
сокровища, которые остались лежать в земле и, быть может, остаются там и
по сей день на соблазн кладоискателям.
   В этом и следует видеть источник столь частых известий о  деревьях  и
скалах, на которых якобы обнаружены какие-то таинственные метки и знаки,
заставляющие предположить, что они служили для указания мест,  где  были
зарыты богатства; многие усердно занимались поисками  пиратской  добычи.
Во всех повествующих об этих попытках  рассказах  -  а  таких  рассказов
когда-то ходило великое множество - дьяволу отводится чрезвычайно видное
место. Его приходится улещивать специальными церемониями и заклинаниями,
либо с ним заключают торжественный договор. Впрочем, он все-таки норовит
сыграть с кладоискателями  какую-нибудь  скверную  шутку.  Иным  из  них
удавалось даже дорыться до железного сундука, но всякий раз, разумеется,
случалось что-нибудь неожиданное. То, сколько  бы  они  ни  копали,  яму
снова засыпало  землей,  то  страшный  грохот  или  появление  призраков
наполняли их ужасом и заставляли бежать  без  оглядки;  порою,  наконец,
являлся сам дьявол и отнимал добычу у них из-под носу, и,  возвратившись
утром на прежнее место, они не могли обнаружить ни малейших следов своей
работы в минувшую ночь.
   Все эти толки,  однако,  были  чрезвычайно  туманны  и  долгое  время
терзали мое неудовлетворенное любопытство. Ничто на свете не  добывается
с такими трудами, как истина, а истина  для  меня  -  самое  дорогое  на
свете. Я обратился к моему излюбленному источнику  достоверных  известий
по истории края -  к  старейшим  жителям  этих  мест,  в  особенности  к
старухам-голландкам, но, хотя я  тешу  себя  надеждой,  что  лучше,  чем
кто-либо, осведомлен по части преданий и поверий родного  края,  все  же
мои  разыскания  в  продолжение   долгого   времени   не   приводили   к
сколько-нибудь существенным результатам.
   Наконец как-то, ясным солнечным днем, в  конце  лета,  отдыхая  после
напряженных занятий, я развлекался рыбною ловлей в тех самых  местах,  в
которых обожал пропадать в дни моего детства.  Я  находился  в  обществе
нескольких почтенных обитателей моего города -  среди  них  были  видные
члены общины, имена которых, если бы я осмелился их назвать, оказали  бы
честь моим скромным писаниям. Наша  ловля  шла  как  нельзя  хуже.  Рыба
решительно отказывалась клевать, и мы часто меняли место, что,  впрочем,
не приносило нам счастья. Мы бросили  якорь  в  конце  концов  у  самого
берега, под выступом скалы, на восточной стороне острова Манхеттен.  Был
тихий и теплый день. Мимо нас стремительно неслась и кружила воду  река,
но нигде не виднелось ни  малейшей  волны,  ни  даже  ряби;  все  кругом
пребывало в таком спокойствии  и  такой  безмятежности,  что  нас  почти
изумляло, когда с ветки сухого дерева вдруг внезапно срывался зимородок,
который, целясь, повисал на мгновение в воздухе и потом падал камнем  за
добычею в тихую воду. И в то время  как,  небрежно  развалясь  в  лодке,
убаюканные теплом и спокойствием дня, а также безнадежною  скукою  нашей
неудачливой ловли,  мы  мирно  клевали  носами,  одного  достопочтенного
олдермена из нашей компании одолел сон, и пока он  дремал,  грузило  его
удочки ушло на самое дно. Пробудившись, он обнаружил, что  поймал  нечто
тяжелое. Он торопливо вытащил удочку, и мы были немало удивлены,  увидев
длинный, странный с виду пистолет чужеземного образца, который, судя  по
покрывавшей его ржавчине, а также по тому, что ложе  его  было  изъедено
червями и поросло раковинами, пролежал под водою изрядно  долгое  время.
Неожиданное появление этого памятника военной  истории  предков  вызвало
моих  мирных  приятелей  на  оживленные  толки.  Один  из  них  высказал
предположение,  что  пистолет  попал  в   воду   во   время   войны   за
независимость; другой, основываясь на необычности его вида, считал,  что
владелец его -  кто-нибудь  из  первых  переселенцев,  быть  может  даже
славный Адриан Блок, который исследовал Саунд и открыл миру Блок-Айленд,
пользующийся с той поры такою известностью благодаря своему сыру. Третий
однако, рассмотрев его внимательнее других,  заявил,  что  он  бесспорно
испанской работы.
   - Я убежден, - сказал он, - что если бы этот пистолет  обладал  даром
речи, он поведал бы  нам  любопытнейшие  истории  о  жарких  схватках  с
испанскими донами. Я не сомневаюсь, что  это  -  след  буканьеров  былых
дней; кто знает, не принадлежал ли он самому Кидду?
   - Да, этот Кидд был малый не промах, - вскричал старый китолов с мыса
Код. - Ему посвящена одна славная старая песенка:

   Я прозываюсь шкипер Кидд.
   Собравшись в путь, собравшись в путь...

   и,  хотя  она  состоит  всего  из  нескольких  слов,  все  же  в  ней
рассказывается, как он завоевал расположение дьявола, зарыв в песок свою
библию:

   Держал я Библию в руке,
   Собравшись в путь, собравшись в путь,
   И схоронил ее в песке.
   Собравшись в путь, собравшись в путь.

   -  Черт  побери,  если  бы  я  думал,  что  этот  пистолет  и  впрямь
принадлежал Кидду, я счел бы его чрезвычайно ценною штукой; вот было  бы
здорово!.. Кстати, я вспоминаю об одном парне, которому удалось выкопать
зарытые Киддом деньги, - эту  историю  записал  когда-то  один  из  моих
соседей; я выучил ее наизусть. И так как рыба все еще не клюет, я готов,
пожалуй, ее рассказать.
   Произнеся эти слова, он поведал нам нижеследующее.

ДЬЯВОЛ И ТОМ УОКЕР

   В Массачусетсе, недалеко  от  Бостона,  есть  небольшая  но  глубокая
бухта,  которая,  начинаясь  у  Чарльс-Бей,  вдается,  делая  петли,  на
несколько миль в материк и упирается в конце концов  в  заросшее  густым
лесом болото, или, вернее, топь. По одну сторону этой  бухточки  тянется
прелестная тенистая роща, тогда как  на  противоположном  ее  берегу,  у
самой воды, круто вздымается  довольно  значительная  возвышенность,  на
которой растет несколько одиноких старых, могучих дубов.  Под  одним  из
этих гигантских деревьев, как повествует предание, были зарыты сокровища
Кидда. Наличие бухты позволило ему без особых  хлопот,  глухой  ночью  и
сохраняя полнейшую тайну, перевезти в лодке свою казну к  самой  подошве
возвышенности; высота места облегчила возможность удостовериться в  том,
что  поблизости  нет  посторонних  свидетелей,  и,   наконец,   деревья,
приметные  издали,  служили  отличными   вехами,   с   помощью   которых
впоследствии можно было бы без труда разыскать спрятанный клад. Предание
добавляет также, будто руководство во всем  этом  деле  принадлежало  не
кому иному, как самому дьяволу, который и взял под свою охрану сокровища
Кидда; известно, впрочем, что совершенно так же он  поступает  со  всеми
припрятанными богатствами, в особенности если они добыты нечистым путем.
Как бы там ни было, но Кидду так  и  не  удалось  возвратиться  назад  и
воспользоваться своими деньгами; вскоре  он  был  арестован  в  Бостоне,
отвезен в Англию, осужден как пират и повешен.
   В 1727 году, то есть в том самом году, когда  Новую  Англию  постигли
страшные  землетрясения,   побудившие   многих   закоренелых   грешников
преклонить в молитве колени, близ этого места проживал  тощий  скаредный
малый по имени Том Уокер. Жена его отличалась такой же скаредностью; они
были настолько скаредны, что постоянно норовили как-нибудь обмануть друг
друга. Все, до чего добиралась рука этой женщины, тотчас же  попадало  в
ее тайники; не успеет, бывало, закудахтать во дворе курица, как она  тут
как тут, чтобы завладеть свежеснесенным яйцом. Ее муж  постоянно  рыскал
по дому в поисках ее тайных запасов, и немало жарких споров  происходило
у них из-за того, что обычно считается общею собственностью. Они обитали
в ветхом, одиноко стоявшем, с виду даже вовсе необитаемом доме,  который
всем своим обликом напоминал голодающего. Вокруг  него  росло  несколько
красных кедров, которые, как известно, являются эмблемой бесплодия;  над
его трубою никогда не вился дымок, ни один путник  не  останавливался  у
его двери. Жалкая тощая лошадь - ее ребра можно было пересчитать с такою
же легкостью, как прутья рашпера <Рашпер - решетка для жарений дичи.>, -
уныло бродила на  небольшом  поле  у  дома,  и  тонкий  слой  мха,  едва
прикрывающий находящийся под ним щебень, терзал и  обманывал  ее  голод.
Выглядывая порой поверх изгороди, она жалобно смотрела в глаза прохожему
и молила, казалось, о том, чтобы ее взяли с собою из этой страны вечного
голода.
   И дом и его обитатели пользовались дурной славою. Жена Тома  была  на
редкость сварлива, обладала вздорным нравом, неутомимым языком и тяжелой
рукой. Нередко можно было  услышать  ее  пронзительный  голос  во  время
словесных перепалок с супругом, и его лицо время  от  времени  явственно
свидетельствовало о том, что эти сражения  не  всегда  оставались  чисто
словесными. По этой причине никто не отваживался вмешиваться в их ссоры.
Одинокий путник, заслышав внутри дома крики и брань, норовил прошмыгнуть
где-нибудь стороной, бросал косые  взгляды  на  это  царство  раздора  и
радовался - если был холост, - что не познал прелестей брака.
   Уйдя однажды на  порядочное  расстояние  от  дома,  Том  Уокер  решил
возвратиться кратчайшим путем - так по крайней мере ему казалось - через
болото. Как большинство  кратчайших  путей  вообще,  это  была  неудачно
выбранная дорога. Болото заросло большими мрачными соснами  и  хемлоками
<Хвойное дерево, весьма распространенное в США.>, иные из них  достигали
девяноста футов высоты; поэтому даже в полдень  в  этих  зарослях  царил
полумрак, что делало их убежищем для сов всей округи. Тут было множество
ям и топей, лишь слегка прикрытых  травою  и  мхом;  их  зелень  нередко
обманывала неосторожного путника,  и  он  попадал  в  трясину,  где  его
засасывала черная, вязкая грязь; тут были также  темные  замшелые  лужи,
приют головастиков, исполинских лягушек и водяных  змей,  и  лежавшие  в
этих лужах наполовину затонувшие стволы гниющих сосен  и  хемлоков  были
похожи  на  зарывшихся  в  грязь  дремлющих  аллигаторов.  Том  долго  и
осторожно пробирался через этот предательский лес. Он переступал с кочки
на кочку, но это были не слишком надежные  точки  опоры  среди  глубокой
трясины, или ловко, как кошка, тщательно  рассчитывая  шаги,  подвигался
вперед по стволам поваленных бурей  деревьев,  останавливаясь  время  от
времени  при  неожиданном  вскрике  выпи  или   кряканье   дикой   утки,
поднявшейся  с  какого-нибудь  уединенного  озерца.  Наконец  он  достиг
участка твердой земли, которая, наподобие полуострова, была  окружена  с
трех сторон болотною топью. Это место было оплотом индейцев во время  их
войн с первыми колонистами. Здесь они воздвигли нечто вроде  редута,  на
который  смотрели  как  на  почти  неприступное  укрепление  и   которым
пользовались в качестве убежища  для  своих  жен  и  детей.  От  старого
укрепления, впрочем, не осталось почти ничего;  разве  только  невысокая
насыпь, которая, разрушаясь, почти сровнялась с землей и успела  порасти
дубами и другими деревьями, листва которых  составляла  резкий  контраст
темным соснам и хемлокам, что высились на болоте.
   Когда Том Уокер добрался до старого укрепления,  было  уже  не  рано,
близились сумерки. Он остановился,  чтобы  немного  передохнуть.  Всякий
другой постарался бы не задерживаться в этом  глухом,  навевающем  тоску
месте, ибо в народе ходили о нем скверные слухи, порожденные  рассказами
времен ожесточенной борьбы с индейцами; утверждали, будто  именно  здесь
происходили их колдовские шабаши и жертвоприношения в честь злого духа.
   Подобные страхи, однако, были Тому  Уокеру  нипочем.  Он  отдыхал  на
стволе сломанного хемлока, прислушивался к зловещему кваканью  древесной
лягушки  и  расковыривал  палкой  кучку  черной  земли  рядом  с  собой.
Продолжая бессознательно раскапывать землю,  он  почувствовал,  что  его
палка наткнулась на что-то твердое. Он  выгреб  из  образовавшейся  ямки
слежавшийся в ней перегнои, и перед  ним  оказался  расколотый  череп  с
глубоко вонзившимся в него томагавком. Ржавчина на его лезвии  указывала
на время, протекшее с той поры, как был нанесен этот  смертельный  удар.
Это было мрачное напоминание о кровавой  борьбе,  происходившей  в  этой
последней твердыне индейских воинов. - Гм, - буркнул Том  Уокер,  ударив
череп ногою, чтобы стряхнуть с него налипшую грязь.
   - Оставь этот череп в покое,  -  произнес  чей-то  грубый  и  хриплый
голос. Том поднял глаза  и  увидел  перед  собою  широкоплечего  черного
человека, сидевшего прямо против него на пне. Его поразило,  что  он  не
слыхал и не видел, как подошел его собеседник, и он пришел в еще большее
изумление,  когда,  насколько  позволила  сгустившаяся   мгла   сумерек,
рассмотрел незнакомца и обнаружил, что тот - не негр и не  индеец.  Хотя
он и был одет в грубую, наполовину индейскую  одежду  и  обмотал  вокруг
своего тела красный пояс, или, вернее, шарф, но  его  лицо  не  было  ни
черным, ни медно-красным, а скорее  смуглым,  закопченным  и  измазанным
сажей, точно он постоянно работал у  горна.  Его  голову  венчала  копна
черных, торчавших во все стороны  жестких  волос;  на  плече  он  держал
топор.
   Несколько мгновений он внимательно  рассматривал  Тома,  устремив  на
него взгляд больших красных глаз.
   - Что тебе надо в моих владениях? - спросил черный человек  грубым  и
злобным голосом.
   - В твоих владениях? - ответил Том, усмехаясь. - Не больше твоих, чем
моих: они принадлежат дьякону Пибоди.
   - Будь он проклят, твой дьякон  Пибоди!  -  сказал  незнакомец.  -  Я
надеюсь, что так и случится, если он не  подумает  о  своих  собственных
прегрешениях и не оставит в покое грехи своих ближних. Взгляни-ка  туда,
и ты увидишь, как обстоят дела дьякона Пибоди.
   Том посмотрел в указанном ему направлении и  увидел  большое  дерево,
сильное и красивое с виду, но насквозь гнилое;  оно  было  подрублено  с
одной стороны. Он понял, что час этого дерева пробил и первым же  ветром
оно будет свалено на землю. На коре дерева  было  вырезано  имя  дьякона
Пибоди, человека в этих  местах  значительного,  нажившегося  на  обмане
индейцев. Он убедился также, что  множество  крупных  деревьев  помечено
именем богатых людей колонии и что все  хоть  сколько-нибудь  подрублены
топором. То, на которое он присел и которое  было,  по-видимому,  только
что свалено, носило на себе имя  Кроуниншильда,  и  он  припомнил  этого
богача, который кичился своим богатством, приобретенным, как  передавали
на ухо, при помощи морского разбоя.
   - С этим уже покончено - пойдет на дрова! - сказал черный человек  со
злой радостью в голосе. - Люблю, понимаешь, запастись на зиму топливом.
   - Но какое ты имел  право,  -  спросил  Том,  -  валить  лес  дьякона
Пибоди?
   - Право первенства, - ответил его собеседник. - Эти леса принадлежали
мне с незапамятных пор, я владел ими задолго до того времени,  как  люди
вашей бледнолицей породы ступили на эту землю.
   - Но скажите, пожалуйста, осмелюсь задать вопрос,  кто  вы  такой?  -
сказал Том.
   - О, у меня много имен! В одних странах меня зовут  диким  охотником,
черным рудокопом - в других. В этих местах я известен под именем черного
дровосека. Я тот, кому краснокожие посвятили это местечко; воздавая  мне
почести, они  время  от  времени  поджаривали  на  костре  белого,  ведь
жертвоприношение этого рода  распространяет  чудеснейший  аромат.  Ну  а
после  того,  как  вами,  белыми  дикарями,  истреблены  краснокожие,  я
развлекаюсь тем, что руковожу преследованием  квакеров  и  анабаптистов;
кроме того, я - покровитель и защитник работорговцев  и  великий  мастер
салемских колдуний <Салем - город в США близ  Бостона,  Ирвинг  имеет  в
виду ведьмовские процессы, происходившие здесь в конце XVII века,  когда
по обвинению в колдовстве специальный трибунал, ведавший  делами  такого
рода, бросил в тюрьму сотни людей, из числа  которых  девятнадцать  были
казнены.>.
   - В итоге, если не ошибаюсь, - бесстрашно заметил Том, - вы тот, кого
в просторечии зовут Старым Чертякой.
   - Он самый, к вашим услугам! - ответил черный человек,  почти  учтиво
кивнув головою.
   Так, согласно преданию, началась их беседа; впрочем, она кажется  мне
чересчур фамильярной, и я сомневаюсь  в  правдивости  приведенного  мною
рассказа. Иной мог бы подумать,  что  встреча  со  столь  необыкновенною
личностью, и притом в таком диком и глухом  месте,  должна  была  бы  по
меньшей мере ошеломить всякого, кем бы он ни был;  но  следует  помнить,
что Том был парнем отважным, нелегко поддавался страху и к тому же столь
долго жил со сварливой женой, что ему и дьявол был нипочем.
   Передают, что после вышеприведенного  начала  они  долго  и  серьезно
беседовали и что Том  не  скоро  еще  воротился  домой.  Черный  человек
рассказал ему о несметных сокровищах,  погребенных  пиратом  Киддом  под
дубами, что  растут  на  возвышенности,  недалеко  от  болота.  Все  эти
богатства  находятся  в  его  власти,  пребывают  под  его   защитой   и
покровительством,  и  разыщет   их   только   тот,   кто   отмечен   его
благосклонностью. Он предлагал предоставить клад  Кидда  в  распоряжение
Тома, ибо испытывает к нему  исключительную  симпатию,  но,  разумеется,
готов это  сделать  лишь  на  известных  условиях.  В  чем  эти  условия
состояли, догадаться,  конечно,  нетрудно,  хотя  Том  и  не  предал  их
гласности. Надо полагать, однако, что они были весьма  тяжелы,  ибо  Том
попросил времени на размышление,  а  он  был  не  такой  человек,  чтобы
мешкать по пустякам, когда дело идет  о  деньгах.  Они  подошли  к  краю
болота; незнакомец остановился.
   - Чем могли бы вы доказать, что все это правда? - спросил его Том.
   - Вот тебе моя подпись, - сказал черный человек, приложив ко лбу Тома
указательный палец. Произнеся эти слова, он свернул в заросли на  болоте
и, согласно свидетельству Тома, стал постепенно погружаться  в  трясину;
голова и плечи были видны еще несколько времени; потом он вовсе исчез.
   Воротившись  домой.  Том  обнаружил  у  себя  на  лбу  черный,  точно
выжженный огнем, отпечаток пальца, и его никакими силами невозможно было
стереть.
   Первое, что сообщила ему жена,  было  известие  о  внезапной  кончине
Абсалома Кроуниншильда,  богача-буканьера.  Газеты  с  обычным  в  таких
случаях пафосом доводили до всеобщего сведения, что "пал  средь  Израиля
муж велий".
   Тому вспомнилось дерево, которое срубил и собирался сжечь его  черный
приятель. "Ну и пусть! Пусть себе жарится этот  корсар!  Какое  кому  до
этого дело!" И он убедился, что все виденное и слышанное  им  в  течение
дня - сущая правда, а не игра его воображения.
   Вообще говоря. Том не очень-то откровенничал со своею  женой,  но  на
этот раз его тайна была не из таких, которые легко держать про  себя,  и
он волей-неволей поделился ею с супругой. Но едва поведал  он  о  золоте
Кидда, как в ней тотчас же проснулась вся ее жадность, и  она  принялась
настаивать, чтобы Том  согласился  на  условия  черного  человека  и  не
упускал возможности обеспечить себя на всю жизнь. Хотя Том и сам был  бы
не прочь продать душу дьяволу, он решил все же не делать этого, чтобы не
уступить, упаси Боже, настояниям жены, и из  духа  противоречия  наотрез
отказался от этого плана. Его отказ вызвал  немало  жарких  схваток  меж
ними, но чем больше она настаивала, тем непреклоннее делался Том, отнюдь
не желавший брать на себя проклятие в угоду жене.
   В конце концов она решила действовать на свой риск и страх и, если бы
ее попытка увенчалась успехом, единолично завладеть  всеми  богатствами.
Будучи столь же бесстрашна, как и ее достойный супруг,  она  направилась
как-то под вечер к старому индейскому укреплению. Протекло немало часов,
прежде чем она воротилась. Она была молчалива  и  избегала  отвечать  на
вопросы. Правда, она упомянула о черном человеке, на которого наткнулась
уже в сумерки и который рубил высокое старое  дерево.  Он  был,  однако,
угрюм и не пожелал вступать с нею в переговоры; ей придется  пойти  туда
еще раз с подношением, чтобы умилостивить его, -  с  каким  именно,  она
сообщить воздержалась.
   На следующий день, и опять на закате, она снова  пошла  к  болоту;  в
своем переднике она несла что-то тяжелое. Том  нетерпеливо  поджидал  ее
возвращения, но его ожидания оказались напрасными; наступила  полночь  -
ее не  было,  миновали  утро,  полдень,  и  опять  пришла  ночь  -  жены
по-прежнему не было. Тут  Том  стал  беспокоиться,  и  его  беспокойство
возросло еще  больше,  лишь  только  он  обнаружил,  что  она  унесла  в
переднике серебряный чайник и ложки, вообще все ценное, что только могла
взять с собой. Прошла еще одна ночь, миновало еще одно утро - жена так и
не возвратилась. Короче говоря, с той поры о ней не было больше ни слуху
ни духу.
   Что приключилось с нею в  действительности,  этого  не  знает  никто,
несмотря на то, а может быть, и  вследствие  того,  что  слишком  многие
старались это узнать. Эта история принадлежит к числу тех, которые стали
темными и запутанными из-за чрезмерно большого  количества  занимавшихся
ею историков.  Некоторые  из  них  уверяли,  будто,  заблудившись  среди
лабиринта тропинок, она угодила в яму или  в  трясину;  другие  -  менее
снисходительные - склонялись к тому, что, скрывшись со  всеми  домашними
ценностями, она перебралась затем в другую провинцию, тогда  как  третьи
высказывали предположение, что  соблазнитель  рода  людского  завлек  ее
куда-нибудь в непроходимую  топь,  поверх  которой  и  была  найдена  ее
шляпка.  Говорили  -  и  это  также  служит  доказательством  истинности
последнего предположения, - что в тот самый  день,  когда  она  ушла  из
дому, якобы видели поздно вечером какого-то дюжего  черного  человека  с
топором на плече, который шел со стороны топи и с  торжествующим  видом,
нес в руках узел, увязанный в передник из клетчатой ткани.
   Наиболее распространенная и в то же время  самая  достоверная  версия
настаивает  на  том,  что  Том  Уокер,  обеспокоенный  судьбой  жены   и
имущества, пустился в конце концов на поиски их  обоих  и  отправился  с
этой целью к индейскому укреплению. В продолжение  долгого  летнего  дня
бродил он в этих мрачных местах, но так и не нашел  ни  малейших  следов
жены. Он неоднократно звал ее по имени, но никто не откликнулся  на  его
зов. Только выпь, пролетая  мимо,  отвечала  ему,  или  в  ближней  луже
меланхолически квакала большая лягушка, называемая быком.  Наконец,  как
рассказывают, уже во мгле сумерек, в тот час,  когда  начинают  завывать
совы и носиться взад и вперед неугомонные  летучие  мыши,  его  внимание
было привлечено карканьем кружившейся у кипариса стаи ворон.  Он  поднял
глаза и увидел висевший на ветвях дерева узел,  завязанный  в  клетчатый
передник, и рядом - огромного коршуна, который,  примостившись  тут  же,
нес, казалось, его охрану. Том запрыгал от радости, ибо  узнал  передник
жены и решил, что в нем он вновь обретет домашние ценности.
   "Итак, вернем себе вещи, - подумал он с облегчением,  -  и  обойдемся
как-нибудь без жены".
   Том влез на дерево; коршун,  расправив  могучие  крылья,  поднялся  с
места и с клекотом улетел во тьму вечернего леса. Том схватил  клетчатый
узел, и - о ужас! - в нем не было ничего - ничего,  кроме  человеческого
сердца и печени.
   Вот и все, что, согласно наиболее  достоверной  версии,  осталось  от
жены Тома. Быть может, она попыталась вести себя с черным человеком  так
же, как привыкла вести себя с  мужем,  но,  хотя  на  сварливую  женщину
смотрят обычно как на достойную пару для дьявола, тем не менее  на  этот
раз ей пришлось, видимо, солоно. Она  пала,  впрочем,  смертью  храбрых,
ибо,  как  рассказывают,  Том  обнаружил  у  подножия   дерева   глубоко
врезавшиеся в землю отпечатки копыт, а также клок волос, вырванных, надо
полагать, из жесткой  шевелюры  широкоплечего  дровосека.  Том  знал  по
опыту, что представляла собою отвага его жены. Осмотрев следы  отчаянной
схватки, он только пожал плечами. "Вот это да! - сказал он, обращаясь  к
себе  самому.  -  Туговато  пришлось,  однако,  этому  черту!"   Потеряв
имущество. Том нашел для себя  утешение  в  потере  жены:  ведь  он  был
человеком мужественным и стойким. Больше того, он испытывал  даже  нечто
похожее на благодарность к черному дровосеку, так как  считал,  что  тот
оказал ему значительную услугу. По этой причине он порешил  поддерживать
и в дальнейшем это знакомство, но все  попытки  его  встретиться  с  ним
некоторое  время  не  имели  успеха;  старый  плут  вел   осторожную   и
осмотрительную игру, ибо, хотя и принято  думать,  что  он  является  по
первому зову, на самом деле ему отлично известно, когда  выгоднее  всего
"показать козырь", и он выпускает его  только  тогда,  когда  убежден  в
верном выигрыше.
   Наконец, гласит предание, когда Том окончательно потерял  терпение  и
решил пойти на любые условия, лишь бы не упустить вожделенных  сокровищ,
он повстречал однажды вечером черного человека, который, как  всегда,  в
одежде дровосека, с топором на  плече,  медленно  прогуливался  по  краю
болота и напевал какую-то песенку. Сделав вид, что ему в высокой степени
безразличны и Том и его попытки к сближению,  он  продолжал  идти  своею
дорогой, бросая короткие, отрывистые ответы и по-прежнему  мурлыча  себе
под нос.
   Тому удалось, однако, постепенно перейти к разговору о  деле,  и  они
принялись торговаться об условиях, на которых черный человек  соглашался
передать ему богатства пирата. Среди прочих условий не было забыто и то,
о  котором  нет   надобности   распространяться,   ибо   оно   неизменно
подразумевается  во  всех  тех  случаях,   когда   дьявол   дарит   свою
благосклонность. Но и между менее существенными условиями были такие, от
которых он ни за что не хотел  отступиться;  от  требовал  также,  чтобы
деньги, которыми Том завладеет при его помощи, были использованы  в  его
видах. Он предлагал, например, чтобы Том вложил  их  в  работорговлю,  а
именно снарядил корабль для  перевозки  черных  невольников.  От  этого,
однако. Том решительно отказался: он и  без  того  достаточно  обременял
свою  совесть,  и  сам  дьявол   не   мог   соблазнить   его   сделаться
работорговцем.
   Встретив со стороны Тома столь большую щепетильность в этом  вопросе,
он не стал настаивать на своем предложении и высказал  пожелание,  чтобы
Том сделался ростовщиком:  дьяволу  не  терпелось  увеличить  количество
ростовщиков, ибо он смотрел на них как на исключительно полезный для его
целей народ.
   Возражений на этот раз не последовало,  ибо  ростовщичество  отвечало
самым сокровенным вкусам и пожеланиям Тома.
   - В следующем месяце ты откроешь в Бостоне меняльную лавку, -  сказал
черный человек.
   - Если угодно, я сделаю это хоть завтра, - ответил Том Уокер.
   - Ты будешь ссужать деньги из двух процентов помесячно.
   - Клянусь Богом, я согласен драть все четыре! - воскликнул Том Уокер.
   - Ты будешь требовать уплаты  по  векселям,  отказывать  в  продлении
закладных, доводить купцов до банкротства.
   - Я буду доводить их до самого дьявола! - вскричал Том Уокер.
   - Вот это ростовщик по мне! - сказал черный плут с  удовольствием.  -
Когда бы ты хотел получить монету?
   - Этой же ночью.
   - Стало быть, все, - сказал дьявол.
   - Стало быть, все, - повторил Том Уокер. И они ударили по рукам и  на
этом закончили сделку.
   Через несколько дней Том Уокер восседал уже  за  конторкою  меняльной
лавки в Бостоне. Слава о нем как о человеке денежном, к тому же  готовом
в  любое  время  предложить  ссуду  под  солидное  обеспечение,   быстро
распространилась по городу и  за  его  чертою.  Всем  памятны,  конечно,
времена губернатора Бельчера, когда наличных денег было  особенно  мало.
Это было время кредита. Страна была наводнена государственными бумагами;
был  учрежден  знаменитый  Земельный  банк;  всех   обуяла   страсть   к
спекуляциям;  народ  прямо  рехнулся,  носясь  с   проектами   заселения
отдаленных областей и постройки новых городов в медвежьих углах  страны;
земельные маклеры возились  с  чертежами  участков,  планами  населенных
пунктов и  бесчисленных  эльдорадо  <Эльдорадо  (el  dorado  -  исп.)  -
сказочная страна, олицетворение богатства.>, находящихся  неведомо  где,
на  которые,   однако,   было   довольно   охотников.   Короче   говоря,
спекулятивная горячка, которая время от времени охватывает нашу  страну,
приняла опасные формы, и решительно все мечтали составить себе несметное
состояние из ничего. Как всегда, горячка в конце концов миновала;  мечты
пошли прахом, и вместе с ними исчезли, как дым, воображаемые  богатства;
люди,  только  что  перенесшие  приступ  этой   болезни,   очутились   в
бедственном положении, и вся страна огласилась  стенаниями  о  том,  что
наступили "тяжелые времена".
   В это столь благоприятное для него время  общественных  бедствий  Том
Уокер открыл в Бостоне меняльную лавку. Его контора  вскоре  наполнилась
жаждущими кредита. Сюда валом валили и впавший  в  нужду,  и  прожженный
авантюрист,  и  зарвавшийся  спекулянт,  и  строящий   воздушные   замки
земельный маклер, и расточитель-ремесленник, и  купец,  кредит  которого
пошатнулся, - короче говоря, всякий, кто любою ценой и любыми средствами
старался  раздобыть  денег.  Том  таким  образом  сделался  другом  всех
нуждающихся, и он вел себя так, как подобает истинному "другу в  нужде",
то есть, говоря по-иному, требовал хороших комиссионных  и  достаточного
обеспечения. Чем бедственнее было положение просителя, тем  жестче  были
его условия. Он скупал их долговые  письма  и  закладные  и,  постепенно
высасывая своих должников, в  конце  концов  выставлял  их  сухими,  как
губка, которую тщательно выжали, за двери конторы.
   Он  пригоршнями  загребал  деньги,  сделался  богатым  и  влиятельным
человеком, задавал тон на бирже и все выше и выше задирал свою голову  в
треуголке. Побуждаемый тщеславием, он выстроил для себя, как полагается,
большой каменный  дом,  но,  будучи  скаредом,  значительную  часть  его
оставил недоделанной  и  необставленной.  Кичась  своим  богатством,  он
обзавелся также каретой, но предназначенных для нее  лошадей  держал  на
голодном пайке, и  когда  ее  немазаные  колеса  визжали  и  стонали  на
деревянных осях,  вам  могло  показаться,  будто  вы  слышите  души  его
обездоленных должников, которых он пустил по миру.
   С годами, однако. Том начал задумываться над своим будущим. Обеспечив
себе блага этого мира, он стал беспокоиться о благах мира  грядущего.  С
сожалением вспоминал он о сделке,  которую  некогда  заключил  со  своим
черным приятелем, и измышлял всевозможные  ухищрения,  чтобы  как-нибудь
увильнуть от своих обязательств. Неожиданно для всех он принялся усердно
посещать церковь. Он молился громко и истово,  точно  благоволение  Неба
может быть  завоевано  с  помощью  сильных  легких.  И  по  степени  его
воскресного пыла всякий имел возможность судить о  тяжести  прегрешений,
совершенных им за неделю. Скромные христиане, которые медленно и  упорно
подымались вверх по стезе, ведущей  в  горний  Сион,  увидев,  что  этот
новообращенный обогнал их в пути, осыпали себя  горестными  упреками.  В
делах религии Том проявлял  такую  же  непреклонность,  как  и  в  делах
денежных;  он  сурово  судил  своих  ближних  и  был  столь  же  суровым
блюстителем нравов; он считал, казалось, что любой грех,  записанный  на
их счет, попадает в столбик кредита на странице его  собственной  жизни.
Он толковал даже о том, что нужно  возобновить  гонения  на  квакеров  и
анабаптистов. Короче  говоря,  религиозный  пыл  и  рвение  Тома  вскоре
приобрели столь же значительную известность, как и его богатства.
   Впрочем, несмотря на строгое соблюдение всех внешних форм  и  обрядов
религии, в глубине души Тома одолевал и преследовал  мучительный  страх,
что дьявол  все-таки  потребует  от  него  уплаты  по  долгу.  Чтобы  не
попасться врасплох, он не расставался, как говорят, с маленькой библией,
которую постоянно носил в кармане своего сюртука.  У  него  была,  кроме
того, еще одна Библия - целый фолиант, - которую он  держал  у  себя  на
конторке и за чтением которой нередко заставали его посетители.  В  этих
случаях  он  выкладывал  зелеными  очками  страницу  и  поворачивался  к
клиенту, чтобы заключить какую-нибудь кабальную сделку.
   Некоторые  передают,  что  на  старости  лет  он  слегка  спятил   и,
вообразив, будто конец его близок, велел перековать своего коня  наново,
а также оседлать, взнуздать и закопать его вверх  ногами,  ибо  он  вбил
себе в голову, что в день светопреставления мир, конечно,  перевернется,
и в этом случае конь будет у него наготове; надо сказать, что  он  решил
на худой конец улизнуть от своего давнего друга. Возможно, впрочем,  что
это не больше, чем старушечьи россказни.
   Если он и  впрямь  принял  подобные  меры  предосторожности,  то  они
нисколько не оправдали себя - так утверждает, по крайней мере,  наиболее
достоверная версия этой старинной  легенды,  которая  следующим  образом
досказывает историю Тома.
   Однажды в знойное утро - то было в  самый  разгар  лета,  надвигалась
страшная грозовая туча - Том сидел у себя в конторе; на  нем  был  белый
льняной колпак и утренний халат из индийского шелка. В руках  он  держал
закладную, срок которой истек  и  которую  он  собирался  предъявить  ко
взысканию, что повлекло  бы  за  собой  окончательное  разорение  одного
земельного спекулянта, связанного с ним, как считали, теснейшею дружбой.
   Бедняга-маклер просил об отсрочке платежа на несколько  месяцев.  Том
был неумолим, раздражителен и наотрез отказал в продлении закладной даже
на день.
   -  Но  моя  семья  пойдет  по  миру;   ей   придется   обратиться   к
благотворительности прихода, - взмолился должник.
   - Милосердие начинается дома, - ответил Том, - я должен прежде  всего
заботиться о себе - тяжелые времена, ничего не попишешь.
   - Но вы столько нажили на моих делах, - попробовал заикнуться маклер.
   Том потерял терпение и забыл о своем благочестии.
   - Черт меня побери, если я заработал на вас хоть фартинг  <Фартинг  -
мелкая медная монета, полушка.>!
   Не успел он вымолвить эти слова,  как  раздался  громкий  троекратный
стук в дверь. Том поднялся с места, чтобы  узнать,  кто  стучит.  Черный
человек держал на поводу вороного коня, который от нетерпения ржал и бил
копытом о землю.
   - Том! За мною! - грубо сказал  его  черный  знакомец.  Том  отпрянул
назад, но уже было поздно; он оставил свою маленькую Библию  в  сюртуке;
его большая  Библия  лежала  под  просроченной  закладной  на  конторке:
никогда еще ни один грешник не был застигнут настолько врасплох, как это
произошло с Томом Уокером.
   Черный человек вскинул его, точно ребенка, в седло, хлестнул коня,  и
конь помчался среди грозы и ненастья, унося на  своей  спине  Тома.  Его
клерки, заложив за ухо перья, пялили на него глаза из окон: Том несся по
улицам прочь из города, его колпак болтался из стороны в сторону,  халат
развевался по ветру, конь при  каждом  ударе  копыта  высекал  искры  из
мостовой. Когда клерки обернулись, чтобы взглянуть на черного  человека,
его уже не было; он бесследно исчез.
   Тому Уокеру так и не удалось предъявить ко взысканию свою  закладную:
он не вернулся. Некий фермер, проживавший у  края  болота,  рассказывал,
что в самый разгар грозы, услышав на  дороге  бешеный  топот,  ржанье  и
крики, он подбежал к окну: перед ним мелькнул всадник совершенно  такого
же вида, как я описывал выше; конь, несясь точно  безумный  по  полям  и
холмам, устремился в поросшую хемлоками черную топь и махнул  в  сторону
старого индейского укрепления, и вскоре после этого в том же направлении
низверглась ужасная молния, и сразу запылал лес.
   Славный бостонский народ лишь пожимал плечами да  покачивал  головой;
но еще со времен первых переселенцев он настолько привык ко всевозможным
призракам, колдунам и выходкам дьявола во всех его обличьях и видах, что
описанное  происшествие  произвело  на   него   гораздо   менее   жуткое
впечатление, чем можно было бы ожидать. Для учета оставшегося после Тома
имущества  назначили  душеприказчиков,  но  оказалось,  что   учитывать,
собственно говоря, нечего.  Вскрыв  его  сундуки,  обнаружили,  что  все
принадлежавшие ему векселя, закладные и  другие  бумаги  превратились  в
горсточку пепла. Его железная шкатулка,  в  которой  предполагали  найти
золото и серебро, заключала в себе  в  действительности  лишь  щепки  да
стружки. В конюшне вместо двух  его  тощих  коней  нашли  два  истлевших
скелета, и на следующий  день  после  исчезновения  Тома  загорелся  его
большой каменный дом и сгорел дотла.
   Таков был конец Тома Уокера и его нечистым путем нажитого  богатства.
Пусть поэтому все прижимистые ростовщики и менялы примут эту  историю  к
сведению. Правдивость ее не вызывает ни малейших  сомнений.  Посудите-ка
сами: яма под дубом, из которой Том извлек сокровища Кидда, существуя  и
ныне, вполне доступна для  обозрения,  и,  кроме  того,  на  близлежащем
болоте и около  индейского  укрепления  ненастной  порою  нередко  можно
увидеть всадника в халате и белом льняном  колпаке;  этот  всадник,  вне
всяких  сомнений,  не  кто  иной,  как  беспокойный   дух   злосчастного
ростовщика. И еще последнее слово: эта история стала притчею во  языцех,
и от нее повела начало столь распространенная в Новой Англии  поговорка:
"Дьявол и Том Уокер".

***

   Таково приблизительно,  сколько  мне  помнится,  содержание  повести,
которую рассказал китолов с мыса Код. Она заключала в себе еще кое-какие
довольно многочисленные подробности, которые я опустил, хотя,  благодаря
их обилию, мы приятно  и  незаметно  провели  утро.  Между  тем  начался
прилив; удобное для  уженья  время  было  упущено,  и  кто-то  из  нашей
компании предложил высадиться на берег и расположиться в тени  деревьев,
пока не спадет полуденный зной.
   Это предложение было всеми с готовностью  принято.  Мы  оказались  на
острове Манхеттен, в тенистом,  укрытом  от  лучей  солнца  изумительном
уголке,  который   некогда   находился   во   владении   древнего   рода
Гарденбруков. Я отлично знал эти места, так как еще в детстве, во  время
моих бесконечных плаваний по реке, побывал тут не  раз.  Поблизости,  на
обрыве, над самой рекой, находился  старинный,  полуразвалившийся  склеп
одной почтенной голландской семьи. Он внушал страх и мне и моим школьным
товарищам и постоянно служил темою наших бесед. Во время одного из наших
путешествий вдоль берегов острова мы побывали внутри этого склепа, и нас
смертельно испугал вид прогнивших, заросших плесенью  гробов  и  готовых
рассыпаться при малейшем прикосновении истлевших костей. Он казался  нам
особенно привлекательным и  вместе  с  тем  жутким  и  страшным  главным
образом из-за того, что рассказы и предания  связывали  его  с  историей
погибшего пиратского корабля,  который  мирно  догнивал  на  рифах  Врат
Дьявола. С ним были связаны также  некоторые  истории  о  бесстрашных  и
дерзких контрабандистах, что неизменно относилось ко времени, когда  это
глухое место принадлежало весьма известному бюргеру, носившему  прозвище
"Профос - береги денежки", человеку, о котором шептались, будто  он  вел
какие-то весьма оживленные и таинственные дела  с  заморскими  странами.
Все это, впрочем, смешалось в наших мозгах в  какую-то  кашу  из  лиц  и
событий, как это бывает обычно в детстве с рассказами подобного рода.
   Пока я думал обо всем этом,  мои  спутники,  опорожнив  нашу  обильно
снабженную провиантом корзину, успели приготовить основательный завтрак.
Мы расположились под огромным каштаном, на мягком зеленом дерне, который
расстилался  ковром  до  самой  реки.  Здесь,  овеваемые  прохладой,  мы
предавались  в  знойный  полуденный  час  безмятежной,   ленивой   неге.
Растянувшись на траве и погрузившись в столь любимое  мною  мечтательное
раздумье, я  попытался  собрать  туманные  воспоминания  моего  детства,
имевшие отношение к этому месту, и потом расплывчато  и  нечетко,  точно
обрывки сновидений, пересказал их своим приятелям. Я окончил. Воцарилось
молчание. Первым нарушил его один достойнейший пожилой бюргер  по  имени
Джон Джоссе Вандермоер, тот самый, который поведал мне в  свое  время  о
приключениях  Дольфа  Хейлигера.  Он  сказал,  что  припомнил  старинную
историю об одном кладоискателе - речь  идет  об  истинном  происшествии,
случившемся в этих местах, -  которая,  быть  может,  некоторым  образом
сможет восполнить предания, слышанные мною  в  дни  детства.  Вандермоер
пользовался в наших местах славою одного из самых солидных рассказчиков,
и мы попросили его не бояться подробностей. И  пока,  посасывая  длинные
чубуки, мы наслаждались  самым  лучшим  табаком  Блуза  Мура,  солидный,
внушающий  доверие  Джон  Джоссе  Вандермоер  рассказал  нам   следующую
историю.

ВОЛЬФЕРТ ВЕББЕР, ИЛИ ЗОЛОТЫЕ СНЫ

   В году от Рождества спасителя нашего тысяча семьсот... - каком точно,
не вспомню, во всяком случае в самом начале прошлого века - в  старинном
городке Манхеттен обитал некий весьма почтенный бюргер по имени Вольферт
Веббер. Происходил этот Вольферт Веббер от  старого  Кобуса  Веббера  из
города Бриллс в Голландии. Что касается Кобуса Веббера, то он был  одним
из первых переселенцев, прибыл в  провинцию  еще  во  времена  правления
Олофа пан Кортландта, или иначе Сновидца, и прославился тем, что  первый
в этих местах взялся за выращивание капусты.
   Участок земли,  на  котором  когда-то  осел  Кобус  Всббер  со  своею
капустой,  сделался  с  той  поры  достоянием  рода,   продолжавшего   с
похвальным  и  отличающим  наших   голландских   бюргеров   постоянством
заниматься тою же отраслью огородничества. Несколько поколений сряду вес
семейные способности и дарования Вебберов были направлены  лишь  на  то,
чтобы изучить и улучшить этот некогда благородный овощ, и не в чем ином,
как в этой концентрации мысли должно видеть истинную причину невероятных
объема и славы, обретенных капустою Вебберов.
   Династия Вебберов продолжалась непрерывною чередою, и никогда ни одна
семья  не   предъявляла   столь   неоспоримых   свидетельств   законного
происхождения всех ее членов. Старший сын наследовал от отца  не  только
земельный участок, но и его внешность, и если бы были написаны  портреты
этого рода невозмутимых и спокойных властителей, они предстали бы  перед
ними рядом голов, которые являли бы собой поразительное сходство, как по
форме, так и по величине, с  овощами,  над  которыми  они  неограниченно
властвовали.
   Глава рода неизменно имел местопребывание в родовом замке, то есть  в
построенном на голландский манер доме из желтого  кирпича,  с  фронтоном
под  двускатною  островерхою  крышей,  увенчанною  всегдашним   железным
флюгером-петушком. Все в этом здании  имело  добротный,  почтенный  вид.
Стайки стрижей населяли крошечные деревянные домики, прибитые вдоль  его
стен; ласточки гнездились под навесом крыши, а  всякий  знает,  что  эти
льнущие к человеку птички приносят счастье тому жилью, в  котором  нашли
для себя приют. И в солнечное ясное  утро,  в  начале  лета,  приятно  и
радостно было слушать их веселые, беспечные голоса, когда они порхали  в
чистом, пьянящем свежестью воздухе и как бы славословили  своим  щебетом
величие и процветание Вебберов. Так-то спокойно и безмятежно произрастал
этот блистательный род под сенью  могучей  чинары,  которая  мало-помалу
разрослась настолько, что закрыла своею  тенью  весь  их  дворец.  К  их
владениям все ближе и ближе подступал  предместьями  город.  Поднимались
дома,  закрывавшие  привычные   виды;   проселки,   пробегавшие   рядом,
превращались в шумные и людные улицы; короче говоря, сохраняя  обычаи  и
уклад сельской жизни, Вебберы начали чувствовать себя горожанами. И  все
же, несмотря на это, они держались своего  наследственного  характера  и
наследственных владений с тем же упорством и тою же цепкостью, с  какими
маленькие немецкие государи жмутся среди обширной империи. Вольферт  был
последним представителем рода и, унаследовав от предков родовую скамью у
входной двери под родовым деревом, хранил скипетр и державу  прадедов  и
представлял собою нечто вроде сельского князя внутри метрополии.
   Дабы разделить заботы и радости единодержавия, он избрал помощницу  и
супругу - одну из тех превосходных женщин, которых  зовут  хлопотуньями;
это значит, что жена его принадлежала к разряду тех маленьких  домовитых
хозяек, что всегда суетятся и всегда заняты, даже тогда, когда делать  в
сущности   нечего.   Ее   деятельность,   впрочем,   приняла   несколько
одностороннее  направление.  Казалось,  что  вся  ее   жизнь   посвящена
непрерывному, самозабвенному, не имеющему ни конца ни края вязанью. Была
ли она дома или в гостях, на ногах или  в  кресле,  спицы  ее  неизменно
пребывали в движении, и утверждают,  что  благодаря  своему  неутомимому
прилежанию она почти полностью  обеспечивала  свое  хозяйство  потребным
количеством  носков  и  чулок.  Эту  достойную  чету  небо  благословило
единственной дочерью, взращенною с  нежностью  и  заботливостью.  На  ее
воспитание было положено неимоверно много труда, так что она умела  шить
самою разнообразною строчкой, приготовлять  варенья  и  соленья  всякого
рода и даже вышить по канве свое имя. Влияние ее  вкусов  и  склонностей
можно было заметить на их огороде, где, наряду с полезным,  появилось  и
то,  что  попросту  радует  глаз;   так,   например,   ряды   горделивых
златоцветов, или иначе ноготков, и великолепных мальв окаймляли грядки с
капустою, и гигантские подсолнечники склоняли на изгородь  свои  тяжелые
круглые лица, и казалось, что они со страстью и увлечением строят глазки
прохожим.
   Так-то   мирно   и   безмятежно   существовал   Вольферт   Веббер   -
единодержавный властитель унаследованных им родительских акров. Впрочем,
и у него, как у всех сильных мира сего, бывали свои заботы и  огорчения.
Рост родного города вызывал в нем порою досаду.  Его  небольшой  участок
земли мало-помалу  оказался  зажат  улицами  и  домами,  которые  мешали
притоку воздуха и заслоняли собою солнце. К тому  же  время  от  времени
огород его подвергался  нашествиям  пограничного  люда,  который  обычно
бесчинствует на рубежах государства, и  эти  ночные  набеги  стоили  ему
иногда нескольких взводов его наиболее благородных подданных,  уведенных
в плен неприятелем. Если ворота почему-либо оставались незапертыми, сюда
также,  случалось,  вторгалась  какая-нибудь  праздношатающаяся  свинья,
оставлявшая за собою пустыню и разорение, а негодяи-мальчишки  частенько
предавали обезглавливанию  знаменитые  на  всю  округу  подсолнечники  -
гордость его огорода,  -  нежно  и  томно  склонявшие  свои  головы  над
забором. Но все это были в сущности пустяковые огорчения, которые  могли
порою смутить поверхность его души, подобно летнему ветерку,  смущающему
легкою рябью поверхность мельничного пруда, но которые не могли нарушить
по-настоящему глубоко заложенное спокойствие его духа. В  таких  случаях
он брался за свою  верную,  надежную  палку,  что  стояла  постоянно  за
дверью, выбегал внезапно наружу и награждал ею спину дерзкого нарушителя
собственности, будь то свинья или  какой-нибудь  сорванец,  после  чего,
поразительным образом освежившись и успокоившись, возвращался домой.
   Главная причина тревоги честного Вольферта  заключалась,  однако,  во
все возрастающем процветании города. Стоимость жизни  удвоилась  и  даже
утроилась, тогда как не в его власти было удвоить или  утроить  величину
капустных голов, а о том, чтобы повысить их пену, не могло быть и  речи,
ввиду возросшего числа конкурентов. Таким образом, вследствие  того  что
все вокруг него богатели и богатели, Вольферт становился  все  бедней  и
бедней и сколько ни бился, не видел  средства,  способного  избавить  от
этой беды.
   Эта все возраставшая со дня на  день  забота  накладывала  постепенно
свой отпечаток и на облик нашего почтенного бюргера. Дело дошло до того,
что на его лбу появились две-три морщины -  вещь  в  семействе  Вебберов
дотоле неслыханная, - ч казалось, что она-то и загнула  вверх  углы  его
треуголки, придав ей выражение какой-то встревоженности,  совершенно  не
свойственное невозмутимым широкополым касторовым шляпам с низкою тульей,
которые носили когда-то его славные предки.
   Возможно, что даже это не нарушило бы всерьез ясности его духа,  будь
на нем бремя заботы лишь о себе да жене, но ведь была  еще  подраставшая
дочь, а всему свету известно, что когда дочери становятся взрослыми, они
требуют такого присмотра и такого ухода, какого не требует ни один  плод
и ни один цветок на всем белом свете. Я не  обладаю  талантом  описывать
женские чары, не то я с радостью изобразил бы, как медленно и постепенно
расцветала эта красотка-голландка;  как  синие  глаза  ее  делались  все
глубже и глубже, се яркие губки все алей и алей, как  в  свежем  дыхании
своих шестнадцати лет она мало-помалу созревала и  округлялась,  пока  в
семнадцатую весну ее жизни не стало казаться, что еще немного  -  и  она
разорвет путы своего корсажа и распустится пышным oaaoeii, словно  бутон
расцветающей розы.
   О, если бы мне было дано изобразить ее такою,  какою  бывала  она  по
утрам  в  воскресенье,  во  всей  роскоши  наследственного  наряда,  что
хранился в старинном голландском шкафу, ключи от  которого  ей  доверила
мать! Подвенечное платье прабабушки, слегка перешитое в  соответствии  с
модой,  украшенное  богатой  отделкою  и  передаваемое  из  поколения  в
поколение  вместе  с  наследственным  ткацким  станком;  матовые  темные
волосы, приглаженные с помощью пахтанья о ровные, лишь  слегка  вьющиеся
пряди, ложащиеся по обе стороны чистого лба; цепь из желтого самородного
золота, обвивавшая  стройную  шейку;  маленький  крестик,  покоящийся  у
самого входа в сладостную долину блаженства,  как  бы  для  того,  чтобы
освятить это место и.., но, черт  возьми,  не  такому  старику,  как  я,
заниматься описанием женских  прелестей.  Достаточно  сказать,  что  Эми
пошел  восемнадцатый  год.  Уже  давно  на  ее  канве  появились  сердца
влюбленных, пронзенные безжалостною стрелою,  и  так  называемые  узелки
верности, вышитые шелком темно-синего  цвета;  было  очевидно,  что  она
стала томиться по занятию  более  интересному  и  привлекательному,  чем
выращиванье  подсолнечников  или  засолка  на  зиму   огурцов.   В   эту
критическую пору в жизни женщины, когда сердце в девичьей груди, подобно
своей эмблеме - медальону, что ее украшает, способно вместить лишь  один
образ - образ возлюбленного, - в доме Вольферта Веббера появился новый и
частый гость. Это был Дирк  Вальдрон,  единственный  сын  бедной  вдовы.
Впрочем, он мог бы похвастать большим числом  отцов,  чем  любой  другой
парень в провинции, ибо его мать имела ни больше ни меньше, как  четырех
мужей и одно-единствснное дитя,  так  что,  хотя  он  и  был  рожден  от
последнего брака, его можно было бы счесть запоздалым  плодом  долгих  и
усердных трудов. Этот сын четырех отцов вобрал  в  себя  силу  и  другие
достоинства всех породивших его. Если он и не происходил  из  большой  и
славной семьи, то ему самому, казалось, предстояло оставить  после  себя
семейку  немалых  размеров,  ибо  достаточно  было  взглянуть  на  этого
крепкого  молодца,  чтобы  сразу  увидеть,  что  он  предназначен  самою
природою сделаться родоначальником могучей расы богатырей.
   Этот юноша мало-помалу сделался чрезвычайно частым  гостем  семейства
Вебберов. Говорил он  немного,  зато  засиживался  подолгу.  Он  набивал
трубку отца, как только она выгорала; поднимал  вязальную  спицу  матери
или клубок ниток, когда они падали на пол; гладил пушистую шерстку рыжей
с черными пятнами кошки и помогал дочери управляться с чайником, доливая
его кипятком из ярко начищенного медного котелка, который пел свои песни
на очаге. Все эти маленькие услуги могут показаться сущими пустяками, но
всякий раз, когда истинная любовь переводится на  нижнеголландский,  она
неизменно находит свое наиболее красноречивое выражение  только  так,  и
отнюдь не иначе. Все это не осталось без отклика в семье Вебберов. Милый
юноша  снискал  несомненную  благосклонность  матери;  рыжая  с  черными
пятнами кошка, хотя  и  принадлежала  к  числу  наиболее  равнодушных  и
жеманных представительниц своего вида,  также,  судя  по  ее  поведению,
одобрительно относилась к  его  визитам;  котелок  при  его  приближении
начинал  петь  веселее  и,  казалось,  приветствовал  его  своим  "добро
пожаловать", и если мы правильно прочитали застенчивые и робкие  взгляды
дочки, сидевшей за шитьем рядом с матерью, напустив на себя неприступный
и важный вид - на ее лице играли при этом ямочки, - она  тоже  нисколько
не уступала в своем расположении к гостю ни госпоже  Веббер,  ни  старой
кошке, ни котелку на огне.
   Лишь один Вольферт не замечал, к чему клонится  дело;  погруженный  в
глубокие думы о росте города и капусты, он сидел и глядел  в  огонь,  не
роняя ни слова и попыхивая своею  трубкой.  Впрочем,  как-то  в  позднюю
пору, когда отменно любезная  Эми,  соблюдая  обычай,  провожала  своего
возлюбленного со свечою в руке до выходной двери и  он,  также  соблюдая
обычай, чмокнул ее на прощанье, громкий звук его поцелуя отдался эхом  в
длинной пустой прихожей с такою силою, что достиг  даже  тугого  на  ухо
Вольферта.  Он  медленно  и  не  сразу  докопался  до  нового  источника
беспокойства. У него и в помине не было мысли о том, что его собственное
дитя, которое, казалось, еще только вчера карабкалось к нему на колени и
играло  в  куклы  и  с  детскими  домиками,  станет  вдруг  помышлять  о
возлюбленных и замужестве. Он протер глаза, огляделся и, наконец, понял,
что, пока он грезил о разных вещах, его девочка  превратилась  в  зрелую
женщину и, что хуже всего, успела влюбиться. Это обстоятельство  явилось
причиною новых забот бедного Вольферта. Он был добрым отцом, но вместе с
тем  он  был  рассудительным  человеком.  Избранник   Эми   был   парень
трудолюбивый и деятельный, но не обладал ни землей, ни  деньгами.  Мысли
Вольферта всегда вертелись вокруг одного и того же: в случае  замужества
дочери он не видел никакого другого исхода, как выделение молодым  части
своего огорода, доходов с которого и так едва хватало на текущие нужды.
   Как подобает рассудительному  отцу,  он  решил  поэтому  пресечь  эту
любовь в самом зародыше, и, хотя ему нелегко было  пойти  против  своего
отцовского сердца и  из  блестящих  глаз  его  дочери  скатилось  немало
безмолвных слез, Вольферт отказал молодому человеку от дома. Эми  явила,
однако, образец дочернего повиновения и почитания родительской воли. Она
даже не хмурилась и не дулась; она  не  сделала  попытки  воспротивиться
отцовскому деспотизму; она не  злилась  и  не  устраивала  истерик,  что
непременно  проделали  бы  многочисленные   читательницы   романтических
романов  и  повестей.  Нет,  разумеется,  она  не  прибегла  к  подобной
героической чепухе, уверяю вас. Напротив, она покорилась,  как  подобает
послушной  дочери;   она   захлопнула   парадную   дверь   перед   носом
возлюбленного и если  когда-нибудь  удостаивала  его  свидания,  то  оно
происходило или у кухонного окна, или через изгородь сада.
   Все эти дела чрезвычайно тревожили Вольферта,  и  лоб  его  бороздили
морщины, когда однажды в субботу, после обеда, он, глубоко  задумавшись,
направлялся в деревенский трактир, находившийся  приблизительно  в  двух
милях от города. Это был излюбленный приют голландской части общины, ибо
трактирщики тут  испокон  веку  были  голландцами  и  в  нем  продолжали
сохраняться дух и вкусы доброго старого времени. Помещался этот  трактир
в старинном, на голландский лад построенном доме, который  когда-то,  во
времена первых переселенцев, служил, быть может, загородной  резиденцией
какого-нибудь богатого бюргера. Он был расположен  поблизости  от  косы,
прозываемой косою Корлира, которая далеко выдается здесь  в  Саунд  и  у
которой прилив и отлив  происходят  с  необыкновенной  стремительностью.
Почтенное и несколько  обветшавшее  здание  можно  было  распознать  уже
издалека благодаря небольшой рощице, состоявшей  из  вязов  и  платанов,
которые, казалось, покачивая ветвями, гостеприимно манили к себе,  между
тем как несколько плакучих  ив  со  своею  грустною,  поникшей  листвой,
напоминавшей каскады воды, рождали представление о прохладе,  окружавшей
этот очаровательный уголок в знойные летние дни. Сюда по  этой  причине,
как я уже сказал выше, сходилось немало пожилых старожилов Манхеттена, и
в то время как одни метали в цель кольца и  играли  в  шеффлбоард  <Игра
наподобие бильярда.> и кегли, другие  глубокомысленно  дымили  трубками,
беседовали об общинных делах и обсуждали городские события.
   Вольферт Веббер направлялся в этот трактир бурным осенним днем. Ветер
сорвал с  вязов  и  ив  последние  листья,  которые  носились  по  полям
шелестящими вихрями. Аллея, где обычно играли в  кегли,  была  пустынна,
ибо преждевременно наступивший холод загнал компанию под крышу трактира.
Так  как  день  был  субботний,  завсегдатаи  клуба,   главным   образом
чистокровные голландские бюргеры, к которым  порою  примешивались  также
представители других наций и стран, что вполне естественно для города со
столь смешанным населением, собрались в полном составе.
   У очага  в  огромном,  обитом  кожею  кресле  восседал  полновластный
диктатор этого крошечного мирка, достопочтенный Рамм, или,  как  принято
было произносить его имя, Рамм Рапли. По происхождению он был валлонец и
знаменит древностью своего рода,  ибо  его  бабушка  была  первым  белым
ребенком, родившимся в этой провинции. Но еще большую славу снискали ему
богатство и звание: он много лет сряду занимал высокий пост олдермена, и
даже сам губернатор при встрече с ним снимал шляпу. Обитым кожею креслом
он завладел с незапамятных пор и восседал на  этом  своего  рода  троне,
становясь все дороднее и дороднее, пока, наконец, по прошествии ряда лет
не заполнил его целиком. Для подданных слово его было непререкаемо, ибо,
обладая огромным богатством, он не нуждался  в  том,  чтобы  подкреплять
свое мнение доказательствами.
   Трактирщик ухаживал за ним с особенною  предупредительностью,  и  это
происходило не потому, что он платил более щедро, чем его  собутыльники,
но потому, что монета, полученная от богача, всегда кажется полновеснее.
У трактирщика к тому же были всегда  наготове  какое-нибудь  словцо  или
шутка, которые он и сообщал на ухо  августейшему  Рамму.  Рамм,  правда,
никогда не смеялся и постоянно сохранял на своем лице выражение важности
и даже угрюмости, чем несколько походил на большого цепного пса, но  тем
не менее время от  времени  одарял  хозяина  знаками  своего  одобрения,
которые, представляя собою нечто, с позволения сказать, вроде  хрюканья,
доставляли хозяину  неизмеримо  большее  удовольствие,  чем  раскатистый
хохот менее богатого человека.
   - Ну и ночка ожидает кладоискателей, - сказал  трактирщик  -  в  этот
момент вокруг дома как раз бесновался, завывал и стучал в окна  яростный
порыв ветра.
   - Как? Разве они снова взялись за дело? - сказал слепой на один  глаз
капитан английской службы на половинном окладе, весьма частый посетитель
трактира.
   - Конечно, - ответил трактирщик, - а почему  бы  и  нет?  Недавно  им
здорово повезло. Говорят, будто они нашли в поле возле садов Стюйвезента
большую кубышку с деньгами.  Люди  считают,  что  она  была  закопана  в
стародавние времена самим Питером Стюйвезентом, голландским губернатором
нашей провинции.
   - Чепуха! - заявил одноглазый  вояка,  добавляя  к  большому  стакану
бренди немножко воды.
   - Вы можете верить или не  верить,  это  как  вам  угодно,  -  сказал
трактирщик, несколько уязвленный  словами  английского  капитана,  -  но
всему свету известно, что  когда  голландцам,  пришел  конец  и  красные
мундиры <То  есть  англичане.>  захватили  провинцию,  губернатор  зарыл
значительную часть своих денег. Болтают сверх этого и о том, что пожилой
джентльмен бродит и посейчас в наших местах, и притом  в  том  же  самом
камзоле, в котором  он  изображен  на  портрете,  что  висит  в  родовой
резиденции Стюйвезентов. -  Чепуха!  -  повторил  офицер  на  половинном
окладе.
   - Пусть будет так, если угодно! Но разве Корни ван Зандт не видел его
как-то в полночь? Разве не ковылял он тогда на своей деревянной ноге  по
лугу и не держал в руке обнаженной шпаги, горевшей точно огонь?  А  чего
ради ему там бродить? Не  потому  ли,  что  люди  потревожили  место,  в
котором он зарыл свои деньги?
   Здесь  трактирщика  прервали  гортанные  звуки,  доносившиеся  с  той
стороны, где восседал почтенный Рамм Рапли. Звуки эти  свидетельствовали
о том, что он трудится над какою-то мыслью, а это было событием из  ряду
вон  выходящим.  И  так  как  он  был  лицом  слишком   значительным   и
благоразумный трактирщик не мог  позволить  себе  по  отношению  к  нему
неучтивости,  он  почтительно  замолчал,  дабы  дать  Рамму  возможность
высказать свое  мнение.  Дородное  тело  этого  могущественного  бюргера
обнаруживало те же симптомы, что и вулкан в момент  извержения.  Сначала
наблюдалось  некоторое  подрагивание  живота,  не  лишенное  сходства  с
землетрясением; затем из кратера, то есть из его рта,  вырвалось  облако
густого табачного дыма; далее последовало какое-то клокотанье  в  горле,
точно родившаяся в его мозгу мысль пробивала себе дорогу сквозь  царство
мокроты;   потом   прорвалось    несколько    отрывочных    восклицаний,
долженствовавших выразить эту мысль, но так и не выразивших ее,  ибо  их
прервал кашель, и, наконец, прозвучал его голос. Он говорил медленно, но
совершенно  непререкаемо,  как  человек,  который  ощущает  вес   своего
кошелька, если не вескость собственной мысли;  каждая  порция  его  речи
сопровождалась  продолжительным  "пуф"!  и  следовавшим  за  ним  клубом
табачного дыма.
   - Кто там болтает, что старый Питер Стюйвезент бродит ночами? -  Пуф!
- Как это люди не  уважают  решительно  никого?  -  Пуф,  пуф!  -  Питер
Стюйвезент сумел бы лучше распорядиться своими деньгами, чем закопать их
в землю. - Пуф! - Я знаю семью Стюйвезентов. - Пуф! - Каждого из них.  -
Пуф! - Во всей провинции нет более почтенной семьи. - Пуф! -  Старожилы!
- Пуф! - Рачительные  хозяева!  -  Пуф!  -  И  ничего  общего  с  вашими
выскочками! - Пуф, пуф, пуф! - И не смейте говорить мне о том, что Питер
Стюйвезент бродит ночами! - Пуф, пуф, пуф, пуф!
   Тут грозный Рамм нахмурил чело и сжал рот с такой силою, что у  обоих
углов его легли резкие складки; он принялся курить, да так яростно,  что
вокруг его головы  вскоре  собралась  облачная  завеса  вроде  той,  что
окружает вершину Этны, когда она начинает куриться.
   Эта внезапная отповедь со стороны столь богатого  человека  водворила
среди присутствующих гробовое молчание. Впрочем, сама тема была до  того
интересна, что никто не хотел от нее отказываться, и беседа  мало-помалу
возобновилась. Первое слово сорвалось с уст  Пичи  Прау  ван  Хука,  так
сказать, присяжного историографа клуба, одного из тех нудных,  болтливых
стариков, которые,  как  кажется,  на  старости  лет  начинают  страдать
недержанием речи.
   Пичи мог рассказать  за  один  вечер  столько  историй,  сколько  его
слушатели могли бы переварить в  течение  месяца.  Итак,  он  возобновил
разговор с утверждения, что, по его сведениям, в разное время во  многих
местах их острова было выкопано множество  кладов.  Счастливцы,  которым
удалось их откопать, неизменно видели их перед этим три  раза  сряду  во
сне, и, что следует особо отметить, эти сокровища попадали в  руки  лишь
отпрысков добрых старых голландских семейств; явное доказательство,  что
они в свое время были зарыты также голландцами.
   - Вздор! Какие там голландцы! - вскричал офицер на половинном окладе.
- Голландцы тут ни при чем! Все эти клады были зарыты пиратом  Киддом  и
его молодцами.
   Эти слова задели за живое всю собравшуюся компанию. Имя Кидда было  в
те времена чем-то вроде чудесного талисмана, и с ним связывались  тысячи
всевозможных легенд и преданий. Офицер на половинном окладе взял на себя
почин и в своих  рассказах  приписал  Кидду  решительно  все  грабежи  и
подвиги Моргана, Черной Бороды и великого  множества  прочих  обагренных
кровью  буканьеров.   Офицер   благодаря   воинственному   характеру   и
пропитанным  пороховым  дымом   рассказам   пользовался   среди   мирных
завсегдатаев клуба большим весом и уважением. Его рассказы о Кидде  и  о
добыче, зарытой этим пиратом, постоянно  соперничали  со  сказками  Пичи
Прау, который, не будучи в силах снести,  что  его  голландских  предков
затмил какой-то чужеземец-буканер, закапывал на каждом поле и  в  каждом
уголке  окрестного   берега   богатства   Питера   Стюйвезента   и   его
современников. Вольферт не упустил ни одного слова из этой беседы. Домой
он возвращался в  глубоком  раздумье,  полный  великолепных  мечтаний  о
скрытых богатствах. Ему казалось, что почва родного  острова  -  золотой
песок и что повсюду таятся сокровища. И  при  мысли  о  том,  как  часто
приходилось ему беспечно ступать  по  тем  самым  местам,  где  под  его
ногами, едва прикрытые слоем дерна, лежат несметные клады, голова у него
пошла кругом. Его ум был ввергнут в смятение этим вихрем новых для  него
мыслей. Когда его взору открылся, наконец, почтенный дворец его  предков
и крошечное царство, в котором так долго и в таком довольстве процветала
династия Вебберов, он с отвращением подумал о своей жалкой участи.
   - До чего ж, ты несчастлив, Вольферт! - воскликнул  он,  обращаясь  к
себе самому. - Есть же такие счастливчики, которым достаточно улечься  в
постель - и им тотчас же приснятся целые горы сокровищ; после этого бери
лишь в руки лопату и копай из земли дублоны,  точно  картошку;  но  тебе
снится только нужда,  и  ты  просыпаешься,  чтобы  прозябать  в  той  же
бедности; ты обречен копаться на своем поле из года в год, и сколько  бы
ты ни трудился, тебе не достанется ничего, кроме капусты.
   С тяжелым сердцем отправился Вольферт Веббер на  боковую.  Еще  долго
волновали его мозг золотые видения, и еще долго не мог он заснуть. Те же
видения, впрочем, преследовали его и во сне, только теперь они сделались
отчетливее и определеннее.  Ему  снилось,  будто  бы  посередине  своего
огорода он наткнулся на бесчисленные сокровища. С каждым взмахом  лопаты
выбрасывал он наружу золотой слиток;  бриллиантовые  нательные  крестики
ярко горели в пыли;  мешочки  с  деньгами  оборачивались  к  нему  своим
приятным округлым брюшком, полным пиастров и  высокочтимых  дублонов,  и
сундуки, набитые до краев  мондорами  <Мондор  -  португальская  золотая
монета.>, дукатами и пистаринами  <Пистарина  -  вест-индийская  золотая
монета.>, разверзали пред его восхищенными взорами чрево и извергали  из
себя свое блестящее содержимое.
   Вольферт проснулся беднее,  чем  когда-либо  прежде.  Сердце  его  не
лежало  к  обычным  дневным  занятиям,  показавшимся   ему   жалкими   и
ничтожными; он просидел весь день в углу у камина, смотрел  в  огонь,  и
ему казалось, что это - слитки и груды золота.
   Наступила, наконец, ночь, и ему привиделся тот же сон. Он снова был у
себя в огороде, снова копал и снова наткнулся  на  клад.  Вольферт  счел
весьма знаменательным, что ему дважды снилось одно и то же. И этот  день
он прогрезил, хотя то был день  генеральной  уборки,  и  весь  дом,  как
всегда у голландцев, был перевернут вверх дном; он все  же  провел  его,
просидев неподвижно, среди всеобщего беспорядка, на своем месте у очага.
   На третий день он отправился спать с  трепещущим  сердцем.  Он  надел
свой красный ночной колпак наизнанку: считается, что это приносит удачу.
Было далеко за полночь, когда его возбужденный мозг несколько успокоился
и ему удалось уснуть. И опять повторялся все тот  же  сон,  и  опять  он
видел  свой  огород,  полный  золотых  слитков  и  мешочков  с  золотыми
монетами.
   Вольферт проснулся в  совершенном  замешательстве  и  смятении.  Сон,
привидевшийся три раза сряду, как известно, не лжет, а если так, то  он,
Вольферт, - богач. Взволнованный и возбужденный, он  надел  жилет  задом
наперед, и это также было хорошей приметой. Он больше не сомневался, что
где-нибудь на  его  земле,  под  капустными  грядками,  зарыты  огромные
деньги, которые скромно дожидаются  того  часа,  когда  примутся  за  их
поиски, и сожалел, что так долго ковырял поверхность земли, вместо  того
чтобы копать a глубину. За утренним завтраком он настолько был  погружен
в спои размышления и мечты, что попросил дочку положить ему в чай  кусок
золота и, протягивая  жене  миску  с  оладьями,  предложил  ей  отведать
дублонов. Теперь его больше всего заботила мысль о том, как бы завладеть
этим богатством тайно  от  всего  света.  Вместо  того  чтобы  регулярно
работать у себя на участке в течение дня, он начал  тайком  вставать  по
ночам и, захватив кирку и лопату, отправлялся копать и перекапывать СВОИ
унаследованные от прадедов акры. В короткое время весь его огород, такой
нарядный и аккуратный, с  рядами  капустных  голов  -  точно  это  и  не
капустные головы вовсе, а выстроенная в боевые порядки  армия  овощей  -
был разорен  и  опустошен,  и  в  нем  можно  было  увидеть  неумолимого
Вольферта в ночном колпаке и с фонарем и лопатой в руках, который, точно
дух  разрушения  своей  собственной  овощной  державы,  слонялся   между
разбитыми в кровавой сече рядами капустного войска.
   Каждое утро приносило новые свидетельства опустошений,  произведенных
минувшею ночью среди капусты всех возрастов и всех состояний, начиная от
нежного, едва завязавшегося вилка и кончая взрослою  головою;  все  они,
точно какие-нибудь сорные травы, были безжалостно вырваны  с  корнем  со
своих мирных гряд и увядали тут же, на солнцепеке. Напрасны были уговоры
жены,  напрасно  его  дорогая  дочурка  проливала  слезы  из-за   гибели
некоторых ее излюбленных златоцветов. - О, у тебя будет достаточно злата
другого рода, - вскричал он, ущипнув ее подбородок. - У тебя будет вязка
дукатов в качестве свадебных бус, вот что у тебя будет, дитя мое!
   Его семья стала всерьез опасаться, не помешался ли он. По  ночам,  во
сне, он бормотал что-то о зарытых богатствах: о жемчугах, об алмазах,  о
слитках золота. Днем он бывал грустен,  рассеян  и  ходил  как  во  сне.
Госпожа  Веббер  устраивала  частые  совещания  со  всеми  старухами  по
соседству. Едва ли был такой час среди дня, когда бы около ее дверей  не
толпился кружок старых, опытных женщин, которые,  покачивая  головами  в
белых чепцах, сочувственно слушали очередную  печальную  повесть  бедной
госпожи Веббер. Что  касается  дочери,  то  она  склонна  была  находить
утешение в участившихся тайных свиданиях со  своим  возлюбленным  Дирком
Вальдроном.  Чудесные  голландские  песенки,  которыми  она  обыкновенно
оглашала и оживляла родительский дом, звучали теперь все  реже  и  реже;
она забывала порой о своем шитье и грустно смотрела в лицо  отцу,  когда
тот, задумавшись, сидел у огня. Однажды Вольферт  перехватил  ее  полный
тревоги взгляд и на мгновение пробудился от золотых грез.
   -  Развеселись,  моя  девочка,  -  сказал  он  уверенно,  -  к   чему
предаваться грусти? Придет день, и  ты  станешь  ровнею  Бринкерхофам  и
Скермерхорнам, ван Хорнам и ван Дамсам; клянусь  святым  Николаем,  даже
самый богатый землевладелец - и тот будет счастлив, если ты  достанешься
его сыну.
   В ответ на эту тщеславную  похвальбу  Эми  покачала  головкой  и  еще
больше усомнилась в здравом рассудке отца.
   Между тем Вольферт продолжал копать  и  копать.  Но  огород  его  был
довольно обширен, и так  как  сны  не  указали  точного  местонахождения
клада, ему приходилось рыть наобум. Наступила зима, а он  между  тем  не
обследовал еще и десятой части всей намеченной площади.
   Промерзла земля, и ночной холод уже не позволял работать лопатою.  Но
едва возвратилось  весеннее  тепло,  почва  стала  оттаивать  и  молодые
лягушки верещать на лугах,  он  снова  с  удвоенным  рвением  взялся  за
старое.
   Его рабочие часы были теперь иными, чем  раньше.  Вместо  того  чтобы
бодро и весело работать весь день, сажать и пересаживать свои овощи,  он
проводил дневные часы в праздности и задумчивости и принимался  за  свои
тайные труды лишь тогда, когда на землю спускалась вечерняя мгла. И так,
ночь за ночью, неделю за неделей, месяц за месяцем он продолжал все  так
же упорно копать и копать, но не нашел ни единого стивера. Напротив, чем
больше он рыл, тем бедней  становился.  Плодородная,  жирная  почва  его
огорода была разворочена, и наверху,  на  самой  поверхности,  оказались
песок и мелкие камни; в конце концов весь его участок стал  походить  на
песчаный пустырь.
   Между тем времена года шли  своей  чередой.  Лягушата,  попискивавшие
ранней весною в лугах, проквакали взрослыми лягвами в  течение  знойного
лета и затем снова замолкли. На персиковом дереве набухли и распустились
почки, потом оно зацвело,  и,  наконец,  созрели  его  плоды.  Прилетели
стрижи и ласточки, весело щебетали над  домом,  построили  себе  гнезда,
воспитали свою молодежь, держали  совет  на  кровельном  скате  и  затем
улетели в поисках новой весны. Гусеницы ткали  для  себя  пелену,  потом
завернулись в нее и качались на паутинке, свисая с огромной чинары,  что
росла возле дома, наконец стали легкими мотыльками, порхали в  последних
лучах летнего солнца и бесследно исчезли; листья самой чинары  сделались
желтыми, потом бурыми, потом один за другим облетели, пали на  землю  и,
подхватываемые  порывами  ветра  и  вихрями  пыли,  носились  крошечными
смерчами, шелестели и шептали, что зима у порога.
   К концу года, однако, Вольферт мало-помалу пришел в себя и пробудился
от своих грез. Он не  вырастил  урожая,  а  между  тем  необходимо  было
перебиться с семьею в продолжение голодной зимы. Она  была  в  том  году
долгою и суровою, и Вебберы впервые  почувствовали,  что  значит  нужда.
Постепенно мысли Вольферта приняли новое  направление,  как  это  обычно
случается с теми, золотые грезы которых столкнулись с печальной и бьющей
их на каждом шагу действительностью. Он понял, правда не сразу, что впал
в нищету. Он считал себя самым несчастным человеком в провинции, ибо, не
отыскав клада, потерял не поддающиеся исчислению  богатства,  и  теперь,
когда от него ускользали тысячи фунтов, нуждаться в  каких-то  шиллингах
или пенсах было в высшей степени унизительно и нелепо.
   Тяжкие заботы легли морщинами на его лбу; он ходил с видом  человека,
который рассчитывает найти деньги; его глаза были неизменно устремлены в
землю, его руки - всегда в карманах, как это  обычно  бывает  с  людьми,
которым нечего в них положить. Он не мог проходить мимо городского  дома
призрения без того, чтобы не  окинуть  его  скорбным  взором,  точно  он
предназначался  ему  в  качестве  будущего  убежища.  Странности  в  его
поведении и выражение взгляда вызывали множество  догадок  и  замечаний.
Уже давно стали подозревать, что он помешался, и  его  жалели;  в  конце
концов стали подозревать, что он нищ, и его начали избегать.
   Богатые старые бюргеры, его знакомые, если он приходил к  ним  домой,
не пускали его дальше дверей; они гостеприимно принимали его  у  порога,
тепло пожимали  руку,  и  когда  он  удалялся,  сочувственно  покачивали
головою с таким выражением,  в  котором  можно  было  прочесть:  "Бедный
Вольферт"; при всем этом они же поспешно скрывались за ближайший  углом,
если  случайно  замечали  его  на  улице  во  время  прогулки.  Впрочем,
цирюльник и чеботарь, жившие по  соседству,  да  еще  оборванец-портной,
проживавший дом в дом на той же улице, что и он, -  три  самых  нищих  и
самых  жизнерадостных  плута  на  свете  -  прониклись  к  нему  горячей
симпатией, которая обычно свойственна бедности, и нет никакого сомнения,
что они предоставили бы свои карманы в полное распоряжение Вольферта, не
будь эти карманы, по несчастью, совершенно пусты.
   Все  отвернулись  от  дома  Вольферта  Веббера,  как  будто  бедность
заразительна так же, как, скажем, чума,  -  все,  кроме  честного  Дирка
Вальдрона, который по-прежнему украдкою навещал дочку, и  казалось,  чем
беднее становилась  владычица  его  сердца,  тем  ярче  разгоралась  его
любовь.
   Протекла вереница месяцев, прежде чем  Вольферт  посетил  снова  свой
излюбленный клуб - деревенский трактир. Однажды в субботу, после  обеда,
во время долгой одинокой прогулки, размышляя о своих нуждах и  горестях,
он и  сам  не  заметил,  как  ноги  его  пошли  в  желательном  для  них
направлении,  и,  очнувшись,  он  обнаружил,  что  стоит  перед   дверью
трактира. Несколько мгновений он пребывал в нерешимости,  войти  ли  ему
или нет, но сердце его томилось по обществу, ибо где же впавшему в нужду
человеку найти лучшее общество, чем в таверне, где не натолкнешься ни на
трезвый пример, ни на трезвый  совет,  которые  могли  бы  повергнуть  в
смущение?
   Вольферт встретил тут нескольких завсегдатаев этого места, и все  они
находились  на  своем  обычном  посту  и  сидели  на   обычных   местах;
отсутствовал лишь один - знаменитый Рамм Рапли, в продолжение многих лет
заполнявший собою председательское кресло с кожаным сиденьем и  спинкой.
Его место теперь занимал незнакомец, который, однако, чувствовал себя  в
трактире и в кресле совершенно как дома. Он был, пожалуй, низкоросл,  но
широк в груди, коренаст и жилист. Его могучие  плечи,  крупные  кости  и
кривые ноги свидетельствовали об огромной физической силе. Лицо его было
смугло и обветрено; глубокий  шрам  -  очевидно,  след  ножевой  раны  -
проходил рубцом по его носу и верхней губе; по этой причине  она  всегда
оставалась полуоткрытой, и сквозь это отверстие у него, как у  бульдога,
виднелся оскал зубов. Швабра жестких грязно-серого цвета  волос  венчала
собою его безобразие, отталкивающее лицо.  Платье  его  было  наполовину
морского, наполовину гражданского образца. На  нем  были  старая  шляпа,
обшитая по краям потускневшим от времени галуном и по-солдатски загнутая
с одной стороны, вылинявшая синяя военная куртка с медными пуговицами  и
короткие, но широкие, словно юбка, штаны, или,  вернее,  панталоны,  ибо
они были собраны у колен. Он  властно  распоряжался,  говорил  громко  и
раздраженно, точно бранился, причем его голос  стрелял,  как  хворост  в
очаге под вытяжною трубой, безнаказанно осыпал проклятиями и  посылал  к
черту   хозяина   и   прислугу,    и    его    обслуживали    с    такою
предупредительностью, какая не оказывалась даже всемогущему Рамму.
   Вольферт полюбопытствовал выяснить, кто же в конце концов незнакомец,
столь дерзко присвоивший  себе  абсолютную  власть  над  этой  старинной
державой. Однако никто не мог сообщить ему точных  сведений.  Пнин  Прау
отвел его в дальний  угол  сеней  и  там  вполголоса,  со  всевозможными
предосторожностями, сообщил псе, что знал. Как-то темною, бурною ночью -
за  несколько  месяцев  перед  этим  -  весь  трактир  подняли  па  ноги
протяжные,  следовавшие  один  за  другим,  громкие  крики,  похожие  на
завывания волка. Они неслись как бы  с  берега,  и  обитатели  трактира,
наконец, догадались, что эти крики были не  чем  иным,  как  окликом  на
морской лад, обращенным к их дому: "Гей там, в доме!" Хозяин  вместе  со
старшим официантом, буфетчиком, конюхом и мальчиком  на  побегушках,  то
есть со стариком-негром Кефом, вышли навстречу кричавшему. Приблизившись
к месту,  откуда  слышался  голос,  они  нашли  у  самой  воды  какую-то
причудливую,  напоминавшую  земноводных  фигуру,  которая  восседала   в
полнейшем одиночестве  на  объемистом  дубовом  морском  сундуке.  Каким
образом попала сюда эта странная личность - была ли она высажена на сушу
какой-нибудь лодкой или добралась до берега на своем сундуке -  про  это
никто  ничего  не  знает,  ибо  незнакомец,  по-видимому,  не   очень-то
расположен отвечать на вопросы и, кроме того, в его взглядах и  повадках
есть  нечто  такое,  что   заставляет   воздерживаться   от   проявления
чрезмерного любопытства. Достаточно сказать,  что  он  завладел  угловою
комнатою трактира и что сундук его был доставлен и нес по  без  большого
труда. С той поры он тут и живет, проводя большую часть  времени  или  в
трактире, или где-нибудь невдалеке. Иногда,  правда,  он  отлучается  на
несколько дней, но никогда не сообщает ни о причинах своих отлучек, ни о
том, где он был.  Он,  по-видимому,  всегда  при  деньгах  -  и  немалых
деньгах, - хотя  эти  деньги  нередко  бывают  какой-то  необыкновенной,
чужеземной чеканки,  и  каждый  вечер,  прежде  чем  удалиться  к  себе,
аккуратно платит по счету. Он обставил себе помещение по  своему  вкусу,
подвесив к потолку гамак, который служит ему постелью, и  украсив  стены
ржавыми пистолетами и кортиками иноземной работы. Большую часть  дня  он
остается у себя в комнате, сидя возле окна, откуда  открывается  далекий
вид на Саупд, с короткой старомодной трубкой во рту,  стаканом  грога  у
локтя и карманной зрительною трубою в руке, и рассматривает через  трубу
всякое судно, что виднеется на морс. Большие  корабли  с  прямоугольными
парусами не вызывают с его стороны, по-видимому, ни малейшего  интереса,
но едва только взору его представляется судно, у которого  косой  парус,
или катер, ял, гребной бот, он тотчас же наводит на него свою зрительную
трубу и подолгу с напряженным вниманием рассматривает и изучает его.
   Все это могло бы, в сущности говоря, пройти незамеченным,  ибо  в  те
времена эта провинция настолько изобиловала авантюристами и проходимцами
всякого рода, уроженцами всех климатов и широт, что странность в  одежде
и поведении сама по себе не  привлекала  внимания.  Но  спустя  короткое
время это морское чудище, столь загадочным образом выброшенное на  сушу,
принялось нарушать давно установившиеся обычаи заведения и привычки  его
посетителей, стало бесцеремонно вмешиваться в дела кегельбана и  зала  и
присвоило себе, наконец, самодержавную власть над трактиром. Бороться  с
его деспотизмом было бы бесполезно. Незнакомец не то чтобы был  задирою,
но он не терпел возражений и отличался буйным нравом  и  вспыльчивостью,
как подобает человеку, привыкшему тиранить  со  шканцев  команду;  кроме
того, все,  что  он  делал  и  говорил,  производило  впечатление  такой
наглости и решительности, что внушало присутствующим страх  и  побуждало
их к осторожности. Даже офицер на половинном окладе, столь долгое  время
бывший украшением их собраний,  -  и  тот  вскоре  как-то  стушевался  и
замолчал, и мирные бюргеры немало дивились тому, что  их  горячий  вояка
так быстро и легко утишил свой пыл. Ко всему еще  и  рассказы,  которыми
пичкал их незнакомец, были такого свойства, что у человека  миролюбивого
волосы поднимались дыбом. Не было ни одного морского сражения, ни  одной
пиратской или каперской экспедиции, случившейся  за  последние  двадцать
лет, мельчайшие подробности которых не были бы ему отлично известны.  Он
с удовольствием рассказывал о бесчинствах буканьеров в Вест-Индии или  у
берегов Испанской Америки. Как сверкали его  глаза,  когда  он  описывал
погоню за кораблями с  грузом  золота  и  серебра,  отчаянные  сражения,
абордаж - нос к носу,  борт  о  борт!  -  и  захват  огромных  испанских
галеонов! С какою усмешкой и хихиканьем  описывал  он  также  высадку  и
набег на богатое испанское  поселение,  разграбление  церкви,  разорение
монастыря!  Слушая  его  рассказ,  как  поджаривали  на  огне   богатого
испанского дона, чтобы выпытать, где он спрятал сокровища, вы  могли  бы
подумать, что перед вами обжора и лакомка, повествующий  о  том,  как  в
день св. Михаила жарился и благоухал откормленный  гусь,  -  и  все  это
сопровождалось  такими  подробностями,  что  присутствовавшие  при  этом
старые  богатые  бюргеры  чувствовали  себя  очень  и  очень  неважно  и
поеживались в своих креслах. Он говорил об этом необыкновенно  весело  и
непринужденно,  как  будто  дело  шло  о  какой-нибудь  шутке,  и  вдруг
устремлял на соседа такой злобный  взгляд,  что  бедняга  начинал  также
хохотать во все горло, хотя душа его в таких  случаях  уходила  в  самые
пятки. Если же кто-нибудь набирался решимости возразить  ему  по  поводу
той или иной из его историй, он тотчас же  впадал  в  ярость.  Даже  его
треуголка - и та приобретала сердитое выражение  и,  казалось,  начинала
вместе с ним гневаться из-за неуместного спора. "Черт подери!  -  кричал
он. - Каким чертом вы можете быть осведомлены об этом столь же подробно,
как я? А я утверждаю, что дело обстояло именно так, а не иначе!" И вслед
за этим он давал бортовой залп, и его собеседника осыпал  град  громовых
проклятий и жутких морских ругательств, никогда прежде не оглашавших эти
мирные стены.
   В конце концов почтенные бюргеры начали подозревать, что он знает все
эти истории не понаслышке и не из чужих уст. День  ото  дня  их  догадки
касательно незнакомца становились все ужаснее и ужаснее. Необычность его
появления, необычность манер, таинственность, которая  его  окружала,  -
все это превращало незнакомца в нечто совершенно непостижимое.  Для  них
он был  неким  морским  чудовищем  -  он  был  тритон,  он  был  Бегемот
<Чудовищное животное, о котором повествуется в книге Иова (Библия).>, он
был Левиафан <Чудовище, о котором также упоминается  в  книге  Иова.>  -
короче говоря, они не знали, кем собственно он все-таки был.
   Властность этого буйного морского сорви-головы стала  невыносима.  Он
не  уважал  никого;  он,  не  задумываясь,  противоречил  самым  богатым
бюргерам; он завладел священным  креслом  с  подлокотниками,  которое  с
незапамятных времен было  царским  троном  знаменитого  Рамма  Рапли,  -
больше   того,   пребывая   как-то   в   находившем   на   него   иногда
грубо-благодушном расположении духа, он дошел до того, что хлопнул этого
всесильного человека по заду, выпил его  грог  и  -  этому  даже  трудно
поверить - подмигнул  ему  прямо  в  лицо,  после  чего  Рамм  Рапли  не
показывался больше в трактире. Его примеру  последовал  еще  кое-кто  из
числа именитейших посетителей, которые были  слишком  богаты,  чтобы  по
необходимости смеяться шуткам другого или позволять кому бы то  ни  было
пренебрежительно  относиться  к  их  мнению.  Трактирщик  был  прямо   в
отчаянии, но он не находил способа избавиться от этого морского чудища и
его  сундука,  сделавшихся,  казалось,  постоянной  принадлежностью  его
заведения или, скорее, чем-то  вроде  нароста  на  Нем.  Обо  всем  этом
поведал на ухо Вольферту Пичи Прау, который, отведя  его  в  сторонку  и
крутя ему пуговицу, шепотом выкладывал свои новости, боязливо поглядывая
время от времени на дверь в зал из  опасения,  как  бы  его  не  услышал
грозный герой его повести.
   Вольферт молча уселся в стороне от компании; незнакомец,  которому  в
таких подробностях была известна история буканьерских  подвигов,  внушал
ему  страх.  И  когда  он  увидел  воочию,  что  почтенный  Рамм   Рапли
действительно  изгнан  с  принадлежащего  ему  трона  и  какая-то  рвань
морская,  устроившись  в  его   кресле   с   подлокотниками,   сделалась
самодержавным властителем, издевается над патриархами  и  наполняет  это
крошечное спокойное царство шумом и похвальбой, ему показалось, что он -
свидетель одной  из  тех  революций.,  которые  потрясают  до  основания
могущественнейшие империи.
   В этот вечер загадочный незнакомец был словоохотливей, чем обычно,  и
сообщил множество поразительных историй о грабежах и пожарах в  открытом
море. Он с особенным удовольствием смаковал эти истории, и  чем  большее
впечатление производили они на его простодушных и мирных слушателей, тем
большим количеством жутких подробностей он их уснащал.
   Он хвастливо  и  обстоятельно  рассказал  о  том,  как  был  захвачен
испанский "купец". Корабль, застигнутый штилем,  в  продолжение  долгого
летнего  дня  лежал  неподвижно  в  дрейфе  близ  острова,  где   пираты
скрывались в засаде. Они увидели его с берега  и  при  помощи  подзорных
труб определили его класс и его вооружение. Ночью к  нему  отправили  на
вельботе отборный отряд смельчаков. Бесшумно гребя, приблизились  они  к
судну: оно еле-еле  покачивалось  па  легкой  зыби;  паруса  его  лениво
полоскались на мачтах.  Вахтенный  заметил  их  лишь  тогда,  когда  они
находились уже под самой кормою. Он поднял тревогу;  пираты  метнули  на
палубу ручные гранаты и вскочили  на  грот-руслени,  размахивая  ножами.
Экипаж корабля взялся за оружие, но неожиданность нападения застигла его
врасплох; некоторых застрелили тут же на месте, другие  искали  спасения
на верхушках мачт, третьи были сброшены в воду и утонули, в то время как
остальные бились врукопашную от шканцев до бака, храбро отстаивая каждый
дюйм палубы. Наиболее отчаянное  сопротивление  оказали  трое  испанских
дворян, находившиеся на борту вместе с  женами.  Защищая  кают-компанию,
они уложили многих из нападавших; они дрались как дьяволы, ибо их ярость
распалялась от криков женщин, доносившихся из каюты. Один из этих  донов
был стар и вскоре свалился. Двое других стойко сопротивлялись,  несмотря
на то, что среди нападавших был сам капитан пиратского корабля.  Но  вот
на шканцах раздались победные крики. "Корабль в наших руках!" -  кричали
пираты. Один из донов тотчас же бросил шпагу и сдался; другой, гордый  и
пылкий юноша, - он только-только женился, и на корабле была его  молодая
жена, - сильным ударом рассек капитану  лицо.  Капитан  только  и  успел
вымолвить: "Не давать никому пощады!" - И что же сделали с пленниками? -
не утерпел Пичи Прау.
   - Их всех пошвыряли за борт, - последовало в ответ.
   Воцарилось гробовое молчание.
   Пичи  Прау  молча   отшатнулся   назад,   как   человек,   неожиданно
наткнувшийся  на  логово  спящего  льва.  Почтенные  бюргеры   испуганно
поглядывали  на  шрам,  пересекавший  лицо  неизвестного,  и   чуть-чуть
отодвинули свои стулья. Моряк, однако, продолжал невозмутимо курить,  на
лице его не дрогнул ни один мускул, и казалось, будто он не заметил или,
быть   может,   не   пожелал   заметить   неблагоприятное   впечатление,
произведенное его рассказом на слушателей.
   Первым нарушил молчание отставной офицер на половинном окладе, ибо он
снова и снова предпринимал бесплодные, правда, попытки одержать верх над
этим морским тираном и таким образом возвратить себе былое  положение  и
былой вес в глазах своих давних  приятелей.  Он  решил  противопоставить
кровавым рассказам пришельца свои не  менее  потрясающие  рассказы.  Как
обычно, его героем был Кидд, о котором он,  кажется,  собрал  решительно
все предания и легенды, имевшие хождение в  этой  провинции.  Одноглазый
вояка неизменно вызывал в моряке раздражение.  На  этот  раз  он  слушал
офицера особенно нетерпеливо. Он сидел,  упершись  одною  рукою  в  бок,
облокотившись другою о стол - в этой руке у него была  короткая  трубка,
которую он время от времени сердито подносил ко рту, окружая себя тучами
табачного дыма; ноги свои он скрестил, причем одною ногою постукивал  по
полу,  и  то  и  дело   искоса,   глазами   василиска,   поглядывал   на
разглагольствующего  английского  капитана.  Наконец,  когда   последний
упомянул о том, что Кидд  с  частью  своей  команды  поднялся  вверх  по
Гудзону, чтобы укрыть где-нибудь в  глухом  месте  награбленную  добычу,
моряк не выдержал и разразился яростными проклятиями:
   - Кидд вверх по Гудзону! Кидд никогда не поднимался вверх по Гудзону!
   - А я говорю, что поднимался, - упрямо возразил офицер, - и, согласно
молве, зарыл там целую кучу сокровищ. На том мыске, что вдается в реку и
прозывается Чертовым кутом.
   - К черту и вас и ваш Чертов кут! - заорал моряк. - Я утверждаю,  что
Кидд никогда не поднимался вверх по Гудзону! И какого черта вы знаете  о
Кидде и о том, где он бывал?
   - Откуда я знаю? - повторил, как эхо, отставной офицер. - Да я был  в
Лондоне во время его процесса и, черт побери, имел удовольствие  видеть,
как его вздернули.
   - В таком случае, сударь, позвольте заметить, что  у  вас  на  глазах
повесили лучшего парня на свете, а между тем, -  добавил  он,  придвинув
голову вплотную к лицу офицера, - там было достаточно  сухопутных  крыс,
которых следовало бы вздернуть вместо него.
   Отставной офицер замолчал, но его единственный глаз, светившийся, как
раскаленный докрасна уголь, выражал всю  меру  негодования,  стеснившего
ему грудь.
   Пичи Прау, у которого всегда чесался язык и которого так и  подмывало
ввернуть словечко,  заметил,  что  джентльмен,  разумеется,  прав.  Кидд
никогда не зарывал клада ни на Гудзоне,  ни  вообще  в  здешних  местах,
сколько бы ни твердили об этом. Другое дело - Бредиш  и  еще  кто-то  из
буканьеров; те действительно зарыли пропасть сокровищ: одни  утверждают,
будто бы в Черепашьей бухте, другие -  что  на  Лонг-Айленде,  третьи  -
якобы, по соседству с Вратами Дьявола.
   - И правда, - добавил он, - я припоминаю одну историю, приключившуюся
с Сэмом, негром-рыбаком. Это случилось очень давно, и некоторые считают,
что дело не обошлось без буканьеров.  И  так  как  все  мы  -  друзья  и
приятели и, надеюсь, моя  повесть  останется  между  нами,  я  готов  ее
рассказать. Однажды темною ночью - с тех пор протекло уже  много  лет  -
Сэм, возвращаясь с рыбной ловли, а он  рыбачил,  надо  сказать,  у  Врат
Дьявола...
   Но здесь, в  самом  начале,  история  Пичи  была  прервана  внезапным
движением неизвестного. Он опустил на стол свой воистину железный  кулак
суставами вниз, и притом с такой силою, что прогнулась одна из досок, из
которых этот стол был сколочен, и,  сумрачно  взглянув  через  плечо  на
присутствующих, зарычал, как разъяренный медведь.
   - Погоди, сосед! - сказал  он,  многозначительно  кивнув  головой.  -
Оставь-ка лучше буканьеров и их клады в покое - не старикам  и  старухам
мешаться в такие дела! Они храбро бились ради добычи  и  отдали  за  нее
душу и тело, и  где  бы  ни  таились  их  клады,  тому,  кто  попытается
добраться до них, -  уж  будьте  покойны!  -  не  миновать  потасовки  с
дьяволом!
   За  этой  неожиданной  вспышкой  последовало  ничем   не   нарушаемое
молчание. Пичи Прау съежился и умолк, и даже одноглазый офицер -  и  тот
стал белей полотна. Вольферт, который, притаясь в темном уголке комнаты,
с жадностью прислушивался к этим толкам о зарытых сокровищах, смотрел со
страхом и одновременно с почтением на этого храбреца-буканьера,  ибо  он
подозревал, что моряк и в самом деле был не кем иным, как буканером.  Во
всех его рассказах  о  дальних  плаваниях  звякало  золото,  сверкали  и
искрились драгоценные камни, и это придавало цену  каждой  произнесенной
им фразе; Вольферт отдал бы все на свете, лишь  бы  пошарить  в  тяжелом
морском   сундуке,    наполненном    в    его    воображении    золотыми
дарохранительницами, распятиями и пузатыми, полными дублонов, мешочками.
   Мертвая тишина, воцарившаяся  среди  присутствующих,  была  прервана,
наконец, самим неизвестным, который вытащил  из  кармана  огромные  часы
затейливой старинной работы, несомненно  испанского  происхождения,  как
решил Вольферт. Он нажал пружину; пробило десять. Потребовав, по  своему
обыкновению, счет и расплатившись пригоршней заморских монет,  он  допил
остаток грога и, ни с кем не прощаясь,  отправился  к  себе  в  комнату.
Подымаясь по лестнице, он что-то бормотал про себя.
   Собравшиеся не сразу  осмелились  нарушить  молчание,  в  которое  их
погрузили слова моряка. Даже звук его шагов - он ходил из угла в угол  у
себя в комнате - внушал присутствующим страх. Тем не менее  начатый,  но
не оконченный разговор был до такой  степени  занимателен,  что  они  не
могли к нему не вернуться. За увлекательною беседой они не заметили, как
собралась буря с громом  и  молнией,  и  хлынувший  потоками  ливень  не
допускал и мысли о том, чтобы разойтись по  домам,  прежде  чем  утихнет
гроза.  Они  уселись  поэтому  теснее  в  кружок  и  принялись   просить
достопочтенного  Пичи  Прау  продолжить  тот  самый  рассказ,  в  начале
которого  его   так   невежливо   оборвали.   Пичи   охотно   согласился
удовлетворить их желание; впрочем,  он  говорил  почти  шепотом,  причем
порой его голос заглушали раскаты грома, и всякий раз,  как  раздавались
тяжелые шаги моряка, без  устали  ходившего  над  их  головой  по  своей
комнате, он останавливался  и  прислушивался  к  ним  с  явным  страхом.
Содержание его рассказа состоит в следующем.

ПРОИСШЕСТВИЕ С ЧЕРНЫМ РЫБАКОМ

   Всякий знает, конечно, старого рыбака-негра Черного  Сэма,  или,  как
его обычно зовут, Сэма-Грязнуху, который рыбачит на Саунде вот уже целых
полстолетия. Так вот, как-то давным-давно этот хорошо известный вам Сэм,
бывший в те времена более энергичным  молодым  негром,  чем  кто-либо  в
целой  провинции,  и  работавший  на  ферме  Киллиана  Сюйдема,  что  на
Лонг-Айленде, окончив пораньше дневную работу, тихим безоблачным  летним
вечером удил рыбу поблизости от Врат Дьявола.
   У него был легкий челнок, и,  будучи  хорошо  знаком  с  течениями  и
водоворотами, он перегонял его с  места  на  место  по  мере  того,  как
подымалась вода, перемещаясь от Курицы с Цыплятами к  Свиному  Заду,  от
Свиного Зада к Горшку, от Горшка к Сковороде; однако, увлекшись ужением,
он не заметил, как начался отлив, и только рев  стремнин  и  водоворотов
предупредил его об опасности. Не  без  усилий  провел  он  челнок  между
рифами и бурунами и добрался до Черного родника. Здесь, бросив на  время
якорь, он решил дожидаться, пока  снова  начнется  прилив  и  он  сможет
возвратиться домой. Спускалась ночь;  разбушевался  ветер.  Черные  тучи
стремительно неслись с запада,  грохотавший  время  от  времени  гром  и
сверкавшие вспышками молнии говорили о приближении  грозы.  Сэм  подгреб
поэтому к подветренной стороне острова Манхеттен и,  плывя  вдоль  него,
добрался до укромного уголка  под  нависшей  над  рекою  скалой,  где  и
привязал свой челнок у подножия дерева, выросшего в расщелине этой скалы
и, точно полог, простиравшего над  водою  свои  могучие  ветви.  Налетел
шквал; порывы ветра погнали по реке белые гребни, дождь  забарабанил  по
листьям;  гром  грохотал  сильнее,  чем  он  грохочет  сейчас;   молнии,
казалось, лизали барашки па бурной реке, но  Сэм,  укрытый  от  непогоды
скалою и деревом, лежал, скорчившись, у себя  в  лодке,  покачивался  на
волнах и в конце концов погрузился в сон.
   Когда он проснулся, все  было  тихо.  Гроза  пронеслась,  и  лишь  на
востоке то здесь, то там полыхали слабые вспышки молнии, указывая,  куда
именно умчалась она. Ночь была темною и безлунною, и по уровню воды  Сэм
заключил, что было близко к полуночи. Он собрался уже  выбрать  якорь  и
пуститься домой, как увидел мерцающий на  воде  огонек,  который  быстро
приближался к нему. Через некоторое время Сэм обнаружил, что это  огонек
фонаря на носу лодки, бесшумно скользившей в прибрежной тени. Она  вошла
в маленькую бухточку, совсем рядом с тем местом, где нашел убежище  Сэм.
На  берег  выскочил  человек  и,  отыскав  что-то  с   помощью   фонаря,
воскликнул:
   - Здесь, здесь - вот и железное кольцо! Лодку привязали,  и  человек,
войдя в нее снова, помог  своим  спутникам  выгрузить  на  берег  что-то
чрезвычайно тяжелое. Так как время от времени на них падали лучи фонаря,
Сэм увидел, что там было пять дюжих, отчаянного вида  парней  в  красных
шерстяных колпаках и во главе их - человек в  треуголке,  а  также,  что
некоторые меж ними были вооружены тесаками или длинными морскими  ножами
и пистолетами. Они говорили между собою вполголоса, и притом на каком-то
чужом языке, который Сэму был непонятен.
   Высадившись на сушу, они стали  пробираться  между  кустами,  помогая
друг другу втащить тяжелую ношу на крутой и скалистый берег. Любопытство
Сэма  разгорелось  вовсю;  итак,  оставив  свой  челнок,  он   осторожно
вскарабкался  на  гребень  скалы,  под  которым  проходила  тропа.   Они
остановились, чтобы  передохнуть,  и  их  начальник  принялся  шарить  в
кустах, светя себе фонарем.
   - Принесли ли лопаты? - спросил кто-то из них.
   - Они здесь, - ответил второй, тащивший их на плече.
   - Придется рыть глубже, чтобы никто, чего доброго, не нашел, - сказал
третий.
   По жилам Сэма пробежал холодок.  Ему  представилось,  что  перед  ним
шайка убийц, собирающихся зарыть свою жертву.  Колени  его  подогнулись.
Ветка дерева, за которую он в волнении ухватился, перегнувшись над краем
обрыва, качнулась и затрещала.
   - Кто там? - вскричал один  из  этой  таинственной  шайки.  -  Кто-то
шевелится в кустах...
   Они принялись светить фонарем в том  направлении,  откуда  послышался
шум. Один из красных колпаков взвел курок своего пистолета и  навел  его
прямо туда, где притаился и  замер  Сэм.  Он  стоял  неподвижно,  затаив
дыхание, уверенный, что еще мгновенье - и  ему  крышка.  К  счастью  для
Сэма, лицо его благодаря  своему  темному  цвету  осталось  незамеченным
среди листвы, и это спасло его от неминуемой смерти.
   - Там нет никого, - сказал человек  с  фонарем.  -  Черт  возьми!  Не
вздумай, пожалуй, палить из своего пистолета; ты подымешь  на  ноги  всю
округу.
   Красный колпак опустил пистолет; все снова взялись за ношу и медленно
двинулись дальше вдоль берега. Сэм следил за ними и видел, как они  шли,
как тусклый их огонек мерцал среди мокрых кустов, и только тогда,  когда
они почти исчезли из виду, решился вздохнуть свободнее.  Он  хотел  было
возвратиться к своему челноку и убраться  подальше  от  столь  чреватого
опасностями соседства, но любопытство все же оказалось сильнее  его.  Он
колебался,  медлил,  прислушивался.  Вскоре  послышались  глухие   удары
заступа. "Они роют могилу", - сказал он себе, и у него на лбу  выступили
капельки холодного пота.  Каждый  удар,  раздававшийся  среди  безмолвия
зарослей, отзывался у него в сердце. Было очевидно,  что  они  стараются
работать, по возможности не производя шума.  Во  всем  этом  заключалось
столько необыкновенного, столько таинственного. Что до Сэма, то  у  него
была склонность ко всяким ужасам - рассказ  об  убийстве  был  для  него
величайшим из наслаждений, и он неизменно  присутствовал  при  всех  без
исключения казнях. Он не в силах был поэтому устоять пред искушением  и,
несмотря на опасность, решился подкрасться поближе и еще  раз  взглянуть
на злодеев за их работою. Он пополз вперед, дюйм за дюймом, с величайшею
осторожностью касаясь коленями сухих листьев, дабы ни малейший шорох  не
выдал его присутствия. Он добрался, наконец, до крутой скалы, отделявшей
его от таинственной шайки; он видел уже свет их фонаря, освещавший ветви
деревьев на той стороне скалы. Сэм медленно и бесшумно  вскарабкался  на
скалу, высунул голову над ее лишенным всякой  растительности  гребнем  и
обнаружил прямо под собою преступников, и притом  до  того  близко,  что
хотя он и боялся, как бы его не открыли, все же не мог решиться податься
назад, ибо малейшее движение могло бы  выдать  его  с  головой.  В  этом
положении он и замер; его  круглая  черная  физиономия  поднималась  над
гребнем скалы, подобно солнцу, только что показавшемуся над  горизонтом,
или круглолицей луне на циферблате башенных часов. Красные  колпаки  уже
кончали работу; могила была  зарыта,  и  они  тщательно  закладывали  ее
дерном. Выполнив это, они насыпали поверх сухих листьев. - А  теперь,  -
сказал их начальник, - сам черт не отыщет!
   - Убийцы! - невольно вырвалось из уст Сэма. Вся  шайка  всполошилась,
и, взглянув наверх, они увидели над собой круглую черную  голову  негра;
глаза почти вылезли из орбит, белые зубы стучали, и все  лицо  лоснилось
от холодного пота.
   - Мы обнаружены! - вскричал один.
   - Смерть ему! - закричал второй.
   Сэм слышал щелканье взводимого курка, но не стал дожидаться выстрела.
Он карабкался по скалам и камням, пробирался  сквозь  кусты  и  колючки,
скатывался со склонов, как еж, взлетал на другие, как барс. И куда бы он
ни бросался,  везде  он  слышал  за  собою  погоню.  Наконец  он  достиг
скалистой гряды, что тянется параллельно реке; один из красных  колпаков
несся за ним по пятам. На его пути выросла крутая, точно  стена,  скала;
казалось, что ему отрезан  путь  к  дальнейшему  бегству,  но  вдруг  он
заметил  крепкую,   похожую   на   веревку,   лозу   дикого   винограда,
свешивавшуюся сверху до половины скалы. Он подпрыгнул с силой  отчаяния,
обеими руками схватил ее и, будучи молод и ловок,  ухитрился  взобраться
на вершину скалы. Он стоял, явственно выделяясь на  фоне  ночного  неба;
красный  колпак  взвел  курок  своего  пистолета   и   выстрелил.   Пуля
просвистела у самой головы Сэма. В это роковое  мгновение,  как  нередко
бывает в подобных случаях, его осенила счастливая мысль: он пронзительно
закричал, бросился навзничь и столкнул обломок скалы, который с  громким
всплеском свалился в воду.
   - Ну его, с ним покончено! - сказал  красный  колпак  двум  или  трем
своим сотоварищам, когда они, запыхавшись, подбежали к нему.  -  Болтать
ему уже не придется, разве что с рыбами здешней реки!
   Его преследователи повернули обратно и пошли к остальным  сообщникам.
Сэм, бесшумно соскользнув со скалы, добрался до своего челнока,  отвязал
его  и  отдался  на  полю  течения,  которое  мчалось  тут  с  такой  же
стремительностью, как у запруды близ мельницы; его быстро отнесло прочь.
Но не скоро снова отважился он взяться за весла.  Гребя  изо  всех  сил,
стрелою пустил он свой челнок через Врата Дьявола, нисколько не помышляя
об опасностях Горшка, Сковороды пли даже Свиного  Зада,  и  почувствовал
себя в безопасности, лишь благополучно умостившись в  своей  постели  на
чердаке старой фермы Сюйдемов.

***

   Тут достопочтенный Пичи Прау замолк, чтобы перевести дух и отхлебнуть
глоточек-другой из непременной в подобных  случаях  пивной  кружки,  что
стояла наготове у его локтя. Его слушатели так и остались  с  разинутыми
до ушей ртами и вытянутыми в его сторону шеями, напоминая собою  выводок
ласточкиных птенцов, дожидающихся добавочного кусочка.
   - И это все? - вскричал отставной офицер.
   - Да, все, что относится к этой истории, - ответил Пичи Прау.
   - И  Сэм  так-таки  не  узнал,  что  же  зарыли  красные  колпаки?  -
полюбопытствовал Вольферт, которому всюду  мерещились  слитки  золота  и
груды дублонов. - Насколько я знаю, нет, - сказал  Пичи.  -  Он  не  мог
оставить работу на ферме, и, говоря по правде, у него не было особенного
желания попасть еще раз о такую же  передрягу,  как  тогда  среди  скал.
Кроме того, разве легкое дело разыскать место могилы, если  при  дневном
свете все становится совершенно другим. И,  наконец,  что  проку  искать
мертвое тело, раз не было ни малейшей надежды, что  убийцы  запляшут  на
виселице.
   - Так-то так, но уверены ли вы, что там действительно был покойник? -
заметил Вольферт.
   - Конечно! - торжественно воскликнул Пичи Прау. - Разве он не  бродит
в этих местах и посейчас?
   - Бродит! - воскликнули одновременно несколько голосов. Все еще  шире
разинули рты н еще теснее сдвинули стулья.
   - Разумеется, бродит, - повторил Пичи. - Неужели никто среди  вас  не
слышал о том, кого прозвали Папаша Красный Колпак и кого  можно  увидеть
на сгоревшей ферме в лесу, что на берегу Саунда, по соседству с  Вратами
Дьявола?
   - Я слышал кое-что по этому поводу, но всегда  полагал,  что  это  не
более как старушечьи басни.
   - Басни это иль нет, - сказал Пичи Прау, - а  только  ферма  стоит  у
того самого места.  Она  покинута  с  незапамятных  пор,  расположена  в
наиболее глухом углу у реки, и все-таки  тем,  кто  рыбачит  поблизости,
нередко доводилось слышать там какие-то странные  звуки;  и  в  лесу  по
ночам они видели также какой-то не менее странный свет, и еще доводилось
им видеть, как в окне фермы показывался старик, на котором  был  красный
колпак, и люди считают, что это дух зарытого  здесь  покойника.  В  этом
доме как-то давным-давно заночевали трое солдат. Они обшарили его сверху
донизу и наткнулись в погребе на старика -  на  нем  также  был  красный
колпак, - который восседал на бочонке с сидром, и в одной  руке  у  него
был кувшин, а в другой - добрый кубок. Он  предложил  солдатам  отведать
сидра из этого кубка, но едва один из них поднес кубок к  губам,  как  -
пых! - вспышка яркого пламени озарила погреб, и на несколько  минут  все
три солдата ослепли, а когда их глаза, наконец, снова сделались зрячими,
они обнаружили, что и кувшин, и кубок, и Папаша Красный  Колпак  -  все,
все сгинуло, и не осталось ничего, кроме пустого бочонка от сидра.
   Тут офицер на половинном окладе, который успел основательно захмелеть
и которого неудержимо клонило ко сну - он клевал носом над своим бренди,
и его единственный глаз наполовину потух, -  встрепенулся  и  неожиданно
вспыхнул, как вспыхивает порою угасающий фитиль ночника.
   - Чепуха! - воскликнул он, едва Пичи кончил рассказывать.
   - Пусть так: я и сам не поручусь, что  это  -  бесспорная  правда,  -
отпарировал Пичи Прау, - хотя всему свету известно, что с этим  домом  и
прилегающим к нему земельным участком и впрямь творится что-то неладное;
что же касается рассказа Сэма-Грязнухи, то я верю  ему  не  меньше,  как
если бы это произошло лично со мной.
   Присутствующие до  того  увлеклись  беседою,  что  начисто  забыли  о
разбушевавшихся на дворе стихиях; как вдруг страшный удар грома заставил
вздрогнуть их всех; сразу же вслед за  ним  раздался  ужасающий  грохот,
потрясший дом до самого основания. Все повскакали с мест, вообразив, что
это - подземный толчок или что вот-вот явится сюда Папаша Красный Колпак
со  всеми  своими  загробными   ужасами.   С   минуту   они   напряженно
прислушивались, но слышалось только, как дождь хлещет в окна и как ветер
завывает между деревьями. Вскоре, впрочем,  все  разъяснилось:  в  дверь
просунулась голова старого плешивого негра; белки его вытаращенных  глаз
резко выделялись на черном как смоль лице, которое было мокро от дождя и
лоснилось и блестело, точно бутылка. На малопонятном  ломаном  языке  он
сообщил, что в кухонную трубу ударила молния.
   На мгновение буря затихла; она налетала теперь яростными порывами,  и
в промежутках между ними воцарялась зловещая тишина. Во время  одной  из
пауз неожиданно грянул мушкетный выстрел, и немного  спустя  со  стороны
берега донесся протяжный, похожий на вой, окрик. Все кинулись  к  окнам.
Снова прогремел выстрел, снова донесся протяжный  окрик,  смешавшийся  с
диким завыванием налетевшего шквала, и казалось, что  он  подымается  из
водной пучины, потому что, хотя непрерывные  вспышки  молнии  и  озаряли
берег мерцающим призрачным светом, все же никого не было видно.
   Вдруг окно в комнате наверху распахнулось, и таинственный  незнакомец
закричал  громким  голосом.  С  той  и  с  другой   стороны   обменялись
восклицаниями на неведомом языке, и  никто  из  посетителей  кабачка  не
понял ни слова;  затем  они  услышали,  как  окно  захлопнулось,  и  еще
какой-то страшный шум и возню, точно в комнате над их головою сдвигали и
перетаскивали тяжелую мебель.  Слуга-негр  был  вызван  наверх;  немного
спустя появились он и старый моряк, которому он помогал тащить вниз  его
грузный сундук.
   Трактирщик был потрясен:
   - Куда вы! Неужели в море? В такой шторм?
   - Шторм! - презрительно бросил моряк. - Погода чуточку  расплевалась,
а вы мелете что-то о шторме!
   - Вы промокнете до костей, вы погибнете!  -  взволнованно  воскликнул
Пичи Прау.
   - Гром и молния! - заорал морской волк. - Довольно поучать  человека,
испытавшего на своей шкуре, что такое смерчи и ураганы!
   Робкий Пичи замолк. С берега снова  донесся  крик;  в  нем  слышалось
нетерпение. Присутствующие с удвоенным страхом глазели на этого бывалого
моряка,  который,  казалось,  пришел  из  пучины  и  теперь  снова  туда
возвращается. И когда с помощью негра он медленно тащил  тяжелый  сундук
по направлению к берегу, они смотрели на него  с  суеверным  чувством  и
почти верили, что он взгромоздится на свой сундук и пустится  на  нем  в
плаванье по разъяренным волнам. Они следовали за ним с фонарем,  держась
несколько поодаль.
   - Гасите огонь! - загремел грубый голос с воды. - Какой тут  к  черту
огонь!
   - Гром и молния! - зарычал старый моряк, повернувшись в их сторону. -
А ну-ка домой! Слышите!
   Вольферт и его спутники в ужасе повернули назад. Все  же  любопытство
пересилило страх, и они остановились  невдалеке.  Длинный  излом  молнии
полыхнул над волнами, и они увидели лодку, в которой было  полно  людей.
Она находилась под  скалистым  мыском,  вздымалась  и  падала  вместе  с
набегающими валами прибоя,  и  при  каждом  взлете  с  нее  стремительно
стекала вода. Прихватив багром, ее едва удерживали у  прибрежной  скалы,
ибо течение возле  мыса  неслось  с  бешеной  быстротой.  Поставив  свой
грузный сундук краешком на  планшир  лодки  и  ухватившись  за  ручку  с
другого конца, старый моряк пытался столкнуть его таким образом  внутрь,
но в это мгновение лодку оторвало от берега, сундук соскочил с  планшира
и, упав в волны, увлек за собой моряка.  Стоявшие  на  берегу  испуганно
закричали; градом проклятий разразились люди на  лодке,  но  и  лодку  и
человека  мигом   унесло   стремительной   силой   прилива.   Воцарилась
непроглядная тьма. Вольферту  Вебберу,  впрочем,  почудилось,  будто  он
слышит крики о помощи и видит тонущего, молящего о  спасении,  но  когда
снова над водою сверкнула молния, все  было  пусто:  не  было  видно  ни
лодки, ни человека, не было ничего, кроме всплесков  и  толчеи  теснящих
друг друга волн.
   Компания возвратилась в трактир переждать непогоду. Они снова уселись
по-старому - каждый на свое место - и со  страхом  поглядывали  один  на
другого. Все происшествие не заняло и пяти минут, за это время  не  было
произнесено и десятка слов. И, глядя на дубовое  кресло,  они  с  трудом
могли свыкнуться с мыслью, что то странное существо, которое так недавно
еще безраздельно владело им и было полно жизни  и  геркулесовской  силы,
сейчас, очевидно, - безжизненный труп. Вот стакан - из  него  он  только
что  пил,  вот  пепел  трубки,  которою  он  затягивался,  так  сказать,
последним дыханием. Размышляя обо всем этом, почтенные бюргеры явственно
ощутили,  как  непрочно  наше  земное  существование,  и   после   этого
устрашающего примера каждому из них показалось, будто земля, которую  он
попирает, сделалась менее устойчивою, чем прежде.
   Но так как большинство  присутствующих  обладало  той  драгоценнейшей
философией, которая позволяет стойко переносить  несчастья  соседей,  то
вскоре все так или иначе утешились в трагической гибели старого  моряка.
Хозяин был чрезвычайно доволен, что бедняга успел полностью расплатиться
по счету, и произнес приличествующее случаю подобие прощального слова.
   - Он пришел в бурю, - сказал он, - и ушел в бурю; он пришел  ночью  и
ушел в ночь; он пришел, кто его знает откуда,  и  ушел,  кто  его  знает
куда. Мне известно только одно - а именно, что он снова пустился в  море
на своем сундуке и, быть может, высадится  где-нибудь  на  другом  конце
света, чтобы  докучать  и  дальше  честному  народу!  Впрочем,  если  он
отправился в сундук Дэви Джонса <То  есть  на  дно  моря.  Дэви  Джонсом
английские моряки  называли  дьявола.>,  то  тысяча  сожалений,  что  не
оставил здесь своего собственного.
   - Его сундук! Святой Николай, спаси и помилуй нас!  -  вскричал  Пичи
Прау. - Да я бы ни за какие деньги не согласился поставить его  к  себе;
готов поручиться, что моряк с треском и грохотом являлся бы  за  ним  по
ночам, и трактир превратился бы в дом с привидениями. А что касается его
отплытия  в  море  на  сундуке,  то  мне   приходит   на   ум   история,
приключившаяся со шкипером Ондердонком, когда он плыл на своем судне  из
Амстердама. Во время шторма на корабле умер боцман; покойника завернули,
как полагается, в  парусину,  уложили  в  принадлежавший  ему  сундук  и
бросили за борт, но в суете и спешке забыли прочитать над ним подобающие
молитвы - и вот буря разбушевалась еще сильней, и они  увидели  мертвого
боцмана, который, сидя в своем сундуке, плыл у них за  кормой,  поставив
вместо паруса саван; огненные языки брызг  вздымались  пред  ним,  точно
пламя, и корабль удирал от него день за днем, ночь за  ночью,  и  каждый
миг они ожидали гибели судна, каждую ночь видели мертвого боцмана в  его
сундуке; он стремился настигнуть их, и среди завываний ветра они слышали
его свист; казалось, что это он насылает на них огромные волны,  высотою
в целую гору, и эти волны неминуемо захлестнули бы судно, если бы они не
задраили наглухо люков и палубных иллюминаторов; так продолжалось,  пока
они  не  потеряли  его  из  виду  в  туманах  близ  Ньюфаундленда;   они
предположили, что он повернул свой сундук через фордевинд и взял курс на
остров Покойника.  Вот  что  значит  похоронить  человека  на  морс  без
отпевания!
   Гроза, задерживавшая компанию в кабачке, миновала.  Часы  с  кукушкою
прокуковали двенадцать; все заторопились, ибо не часто случалось,  чтобы
эти мирные бюргеры засиживались до столь позднего часа. Выйдя  па  двор,
они обнаружили, что небо очистилось. Буря, еще недавно  закрывавшая  его
непроницаемым  покровом  из   туч,   пронеслась   дальше   н   теснилась
клочковатыми грудами на горизонте; их  освещал  яркий  серп  полумесяца,
который был похож на маленькую серебряную светильню, висящую во  дворце,
воздвигнутом из  облаков.  Страшное  событие  этой  ночи,  равно  как  и
страшные рассказы, которые им довелось выслушать, возбудили в каждом  из
собеседников суеверные чувства. Они  бросали  боязливые  взгляды  в  том
направлении, где сгинул буканьер, и готовы были увидеть, как, освещенный
колодным сиянием луны, он плывет по волнам в  своем  сундуке.  Трепетные
лунные блики подрагивали на водной глади, все было тихо;  в  том  месте,
где пошел ко дну старый моряк, спокойно струилось  течение.  Возвращаясь
по домам, в особенности проходя по пустынному полю, где некогда был убит
человек, завсегдатаи трактира сбились в тесную кучку, н даже  могильщик,
у которого под конец не оказалось попутчиков, хотя,  надо  полагать,  он
привык у духам и привидениям, предпочел все же сделать порядочный  крюк,
лишь бы не проходить по хорошо знакомому ему кладбищу  внутри  церковной
ограды.
   Вольферт воротился домой со свежим запасом историй  и  сведений,  над
которыми стоило призадуматься. Рассказы о кубышках с монетами и о кладах
с испанской добычей, зарытых здесь и там, и повсюду среди  скал  и  близ
бухт этого дикого побережья,  окончательно  вскружили  ему  голову.  "Да
будет благословен святой Николай! - бормотал он вполголоса. - Неужто так
уж трудно наткнуться на  один  из  таких  тайников  и  в  мгновение  ока
сделаться богачом? Как ужасно,  что  я  принужден  влачить  свое  жалкое
существование, день за днем роясь и роясь в земле, и все для того, чтобы
добыть себе кусок хлеба, тогда как один удачный удар заступом - и я смог
бы до конца дней моих раскатывать в собственном  экипаже!"  Перебирая  в
памяти все, что он слышал о поразительном происшествии с черным рыбаком,
Вольферт в  своем  воображении  истолковал  его  совсем  по-другому.  Он
считал, что красные колпаки - не что  иное,  как  шайка  прятавших  свою
добычу пиратов, и при мысли о том, что, быть может, он  напал,  наконец,
на следы одного из  таких  сокровенных  кладов,  в  нем  с  новою  силою
вспыхнула старая страсть. Его отравленная фантазия  все  без  исключения
окрашивала в золотой цвет. Он чувствовал  себя  как  тот  корыстолюбивый
житель Багдада, глаза которого были  смазаны  волшебною  мазью  дервиша,
благодаря чему он видел сокровища, укрытые в недрах  земли;  шкатулки  с
драгоценностями,  сундуки  со  слитками  золота,  бочонки  с  заморскими
монетами, спрятанные в  земле,  тянулись,  казалось,  к  нему  из  своих
тайников и умоляли освободить их из опостылевших  им  преждевременных  и
мрачных могил.
   Чем  больше  расспрашивал  он  о  местах,  в  которых,   по   слухам,
показывался  Папаша  Красный  Колпак,   тем   тверже   становилась   его
уверенность в справедливости одолевавших  его  догадок  и  домыслов.  Он
узнал, что тут уже не раз бывали опытные кладоискатели, прослышавшие  об
истории Черного Сэма, хотя ни один из них  не  мог  похвалиться  удачей.
Больше  того,  они  неизменно  сталкивались  с  какой-нибудь  неприятною
неожиданностью,  ибо,  как  решил  Вольферт,  приступали  к   работе   в
неподобающее время  и  без  подобающих  церемоний.  Последнюю  по  счету
попытку  предпринял  Кобус  Квакенбос,  который  рыл  ночь  напролет   и
встретился с неодолимыми трудностями, ибо стоило ему  выбросить  из  ямы
одну лопату земли, как невидимые руки кидали туда целых две. Он дорылся,
впрочем, до железного сундука, но  тут  поднялся  адский  гомон  и  рев,
вокруг ямы запрыгали какие-то чудные фигуры, и в конце концов на беднягу
Кобуса обрушился град ударов незримых дубинок, которые и прогнали его  с
этого запретного места. Все это  Кобус  Квакенбос  объявил  на  смертном
одре, так что тут не может  быть  и  тени  сомнения.  Это  был  человек,
который посвятил многие  годы  жизни  розыскам  кладов  и  который,  как
полагали, преуспел бы, конечно, не  умри  он  недавно  в  богадельне  от
воспаления мозга.
   Вольферт Веббер пребывал теперь в трепете и нетерпении,  ибо  боялся,
как бы у него не  нашлось  соперника,  который,  пронюхав  о  спрятанном
золоте, не опередил бы его. Он решил побывать тайно от  всех  у  Черного
Сэма, воспользоваться им в качестве проводника и  отправиться  вместе  с
ним к тому месту, где некогда  Сэму  пришлось  быть  свидетелем  тайного
погребения. Найти Сэма не  составляло  никакого  труда,  потому  что  он
принадлежал к числу тех старожилов, которые живут в  одном  месте  столь
долго, что в конце концов приобретают известное положение в  обществе  и
становятся в некотором роде видными личностями. Во всем городе  не  было
такого мальчишки, который не знал бы Сэма-Грязнухи и не считал  бы  себя
вправе потешаться над старым  негром.  Уже  более  полувека  жил  он  на
берегах бухты и в рыбных заводях Саунда жизнью настоящего  земноводного.
Большую часть времени проводил он на воде  или  в  воде,  где-нибудь  по
соседству с Вратами Дьявола, и в ненастье его легко было принять за один
из тех призраков, которые водятся в этом проливе. Здесь его  можно  было
найти в любой час и в любую погоду: то в челноке, стоящем на якоре между
водоворотами,  то  шныряющим,  как  акула,  возле  остова  какого-нибудь
разбитого корабля, где, как считают, рыбы бывает особенно  много.  Порою
часами сидел он где-нибудь на скале, вглядываясь в  туман  или  в  сетку
мелкого дождика, как одинокая цапля, высматривающая добычу. Он знал  все
закоулки и бухточки Саунда, от Уоллабаута до  Врат  Дьявола  и  от  Врат
Дьявола до Чертова Перехода, и уверяют даже, будто каждая рыбешка в реке
была известна ему по имени.
   Вольферт нашел  Сэма  у  его  хижины,  которая  была  чуточку  больше
собачьей  конуры  средних  размеров.  Она  была   кое-как   сложена   из
корабельных обломков и выловленного из реки леса и стояла  на  скалистом
берегу, у подножия старинного укрепления, в  том  самом  месте,  которое
зовется теперь батарейным мысом. И сама хижина и все вокруг  пропиталось
насквозь запахом рыбы. К стене укрепления были прислонены весла, гребки,
удочки и другая рыболовная снасть; на песке растянуты для просушки сети;
челнок вытащен на берег,  и  у  порога  хижины  Сэм  предавался  истинно
негритянскому наслаждению, то есть, говоря по-иному, спал,  растянувшись
на солнцепеке.
   Со времени юношеского приключения Сэма протекли многие годы,  и  снег
многих зим убелил курчавую  шерсть  на  его  голове.  Тем  не  менее  он
отчетливо помнил все обстоятельства случившегося с ним происшествия, ибо
его частенько просили рассказать о нем поподробнее; его версия,  правда,
во многом  расходилась  с  версией  Пичи  Прау,  что,  впрочем,  нередко
случается даже с наиболее правдивыми летописцами. О последующих попытках
кладоискателей Сэм, однако, решительно ничего не знал - это был предмет,
лежащий за пределами его ведения, - да и  Вольферт  из  осторожности  не
проявлял в этом пункте слишком большой  настойчивости.  Единственное,  к
чему он стремился, - это чтобы старый рыбак  проводил  его  к  заветному
месту, и этого он достиг без труда. Долгие годы,  прошедшие  со  времени
ночного приключения Сэма, развеяли его  страхи,  а  обещание  пустяковой
платы заставило его расстаться и со своим сном и со своим солнцепеком.
   Прилив помешал  пуститься  в  экспедицию  по  реке,  а  Вольферту  не
терпелось попасть скорее в эту обетованную землю, - и они, не  дожидаясь
спада воды, отправились сухопутьем. Пройдя четыре-пять миль, они вышли к
опушке леса, который в  те  времена  покрывал  большую  часть  восточной
стороны  острова;  он  начинался  сейчас  же   за   прелестною   долиною
Блоомендель <То есть Долина цветов (голл.).>. Отсюда  двинулись  они  по
тропе, пробегавшей среди кустов и деревьев и  густо  заросшей  травою  и
свечками коровяка; ею пользовались, по-видимому, не часто; она  была  до
того погружена в тень, что тут царили вечные сумерки. Опутавшие  деревья
лозы дикого винограда хлестали их по лицу; терн и  шиповник  хватали  за
платье; полосатый уж скользнул по тропе; пятнистая жаба неуклюже скакала
и переваливалась впереди них, и  неугомонный  дрозд  немолчно  мяукал  в
чаще.
   Если бы Вольферт был начитан в романтических преданиях и легендах, он
решил бы, что вступает в запретную, зачарованную страну или что все  это
стражи, приставленные сторожить зарытые клады. Как бы  то  ни  было,  но
пустынность этого места, а также бесчисленное множество связанных с  ним
историй все же произвели известное действие на его воображение.
   Достигнув конца тропы, они оказались  поблизости  от  берега  Саунда,
словно в своеобразном амфитеатре,  окруженном  деревьями.  Тут  когда-то
была лужайка, но теперь она заросла  терновником  и  густою  травой.  На
одной ее стороне, у самой реки, виднелась  разрушенная  постройка,  мало
чем отличавшаяся от груды развалин, которую венчал остов  печной  трубы,
торчавшей посредине, словно одинокая  башня;  внизу,  у  основания  этой
постройки, пес свои воды Саунд, и буйно разросшиеся деревья купали ветви
в его волнах.
   Вольферт не сомневался, что это тот дом,  в  котором  обитает  Папаша
Красный Колпак, и в памяти его ожил рассказ Пичи Прау. Близился вечер, и
свет, с трудом проникавший сквозь густую листву деревьев, придавал всему
окружающему какой-то таинственный, грустный  оттенок,  будивший  в  душе
щемящее чувство страха и суеверия. Ястреб, паривший высоко в поднебесье,
издавал зловещий, пронзительный крик. Время от времени то здесь  то  там
тукал дятел, долбя полос дерево, горя ярко-красным оперением,  мимо  них
проносилась огневка. Они подошли к ограде, внутри которой  был  когда-то
плодовый сад. Он тянулся вдоль подошвы скалистой гряды,  мало  отличаясь
от диких зарослей, и лишь кое-где попадался  увитый  ползунками  розовый
куст, или персиковое дерево, или слива, одичавшие, косматые  и  поросшие
мхом. В дальнем конце сада они наткнулись на построенный в скале  склеп,
обращенный фасадом к воде. Он был похож на погреб  для  хранения  зимних
запасов. Дверь  хотя  и  обветшала,  все  же  была  еще  крепкой  -  ее,
по-видимому, недавно чинили. Вольферт  толкнул  се.  Она  заскрипела  на
петлях и ударилась о что-то,  напоминавшее  ящик;  послышалось  какое-то
громыхание, и по полу покатился череп. Вольферт в ужасе отпрянул  назад,
но старый негр  успокоил  его,  объяснив,  что  это  -  фамильный  склеп
старинного голландского рода, владевшего  некогда  этим  поместьем;  вид
громоздившихся внутри склепа гробов  разных  размеров  подтвердил  слова
Сэма. Все это было ему знакомо еще с мальчишеских лет, и он был  уверен,
что теперь они уже совсем близко от того места, куда направляются.
   Они двинулись  дальше  вдоль  по  реке,  карабкаясь  по  скалам,  что
нависали над самой водою; им нередко приходилось хвататься  за  кусты  и
лозы дикого винограда, чтобы не сорваться в глубокий  и  быстрый  поток.
Наконец добрались они до небольшой бухточки, или, вернее,  углубления  в
линии берега. У самого входа в нее высились крутые  скалы;  кроме  того,
она так заросла каштанами и  дубами,  что  была  совсем  неприметна  для
взора. Внутри  самой  бухточки  берег  отлого  спускался  к  воде,  и  у
замыкающих ее скал бурлил и ярился черный, глубокий и быстрый поток.
   Негр остановился; он приподнял  над  головою  то,  что  некогда  было
шляпою, и, оглядывая этот  затерянный  уголок,  поскреб  седую  макушку;
затем он захлопал в ладоши и, двинувшись с ликующим видом вперед, указал
на железное кольцо солидных размеров, накрепко вделанное в скалу как раз
над широкой каменной плитой, которая  могла  служить  удобным  причалом.
Именно здесь высадились красные колпаки. Годы произвели перемены в менее
стойких  предметах,  но  камень  и  железо  нелегко  поддаются  действию
времени.  Всмотревшись  пристально,  Вольферт   заметил,   сверх   того,
очертания трех  крестов,  высеченных  в  скале  над  кольцом,  что,  без
сомнения, было каким-то тайным условным знаком.
   Старый Сэм без труда отыскал также и ту нависшую над водою скалу, под
которой он укрылся на своем челноке во время грозы. Но  проследить  путь
ночной шайки было, однако, гораздо труднее. В тот страшный час  сознание
Сэма было настолько поглощено действующими лицами драмы, что он  не  мог
уделить должного внимания окружающей  обстановке;  к  тому  же  все  так
по-разному выглядит днем и ночью. Тем  не  менее,  проблуждав  несколько
времени, они вышли,  наконец,  на  прогалину  между  деревьями,  которая
показалась Сэму похожей на место, которое  он  разыскивал.  Там  был  не
очень высокий выступ скалы, поднимавшийся совершенно отвесной стеной,  и
он решил, что это - тот самый гребень, с которого он  когда-то  наблюдал
за красными колпаками. Вольферт тщательно осмотрел  скалу  и  деревья  и
обнаружил в конце концов три новых креста, похожих на те, что  он  видел
над железным кольцом; они также были высечены в скале, но  только  почти
совсем заросли мхом. Сердце его заколотилось от радости, ибо  он  больше
не сомневался, что это - условные знаки  буканьеров.  Теперь  оставалось
лишь определить самое место, где под  землею  таится  клад,  так  как  в
противном случае ему пришлось бы рыть наобум, по соседству с крестами, и
возможно, что он так и не добрался бы до клада  -  а  он  и  так  немало
времени отдал бесплодной работе и был сыт ею по  горло.  Здесь,  однако,
старый  негр  оказался   в   затруднительном   положении;   его   мучила
противоречивость воспоминаний, в которых все успело перемешаться. То  он
настаивал, что это было у самого подножия туты, то - что около  большого
белого камня, то - что это, должно быть, под невысоким  зеленым  бугром,
поблизости от гребня скалы, так что в конце концов и Вольферт  пришел  в
не меньшее замешательство, чем его окончательно растерявшийся проводник.
   Вечерние тени ложились уже на леса; очертания скал и  деревьев  стали
сливаться и смешиваться. Было очевидно, что  предпринимать  какие-нибудь
попытки на этот раз поздно; кроме того, Вольферт  не  захватил  с  собою
никаких инструментов, необходимых, чтобы взяться  за  поиски.  Довольный
все же, что ему удалось установить самое место, он постарался  запомнить
все приметы этого уголка, с тем чтобы найти его в будущем, и пустился  в
обратный путь, решив безотлагательно приступить к  этому  сулящему  горы
золота делу. Главная тревога, поглощавшая до сих пор все его чувства, до
некоторой степени улеглась, и теперь, пока они шли этими  заколдованными
местами, усиленно начала работать его  фантазия,  населявшая  окружающее
тысячами образов и химер. Ему казалось, что  с  каждого  дерева  свисали
пираты в цепях, и он был готов к тому, что вот-вот увидит  какого-нибудь
испанского дона с горлом, рассеченным от уха до  уха,  который  медленно
встает из могилы и потрясает в воздухе мешком с золотом.
   Их обратный путь проходил  через  заброшенный  сад;  нервы  Вольферта
напряглись до того, что вспорхнувшая  птица,  шуршание  листа;  падающий
орех заставляли его испуганно настораживаться. Войдя в сад, они заметили
в  отдалении  какую-то  причудливую  фигуру,  которая,  согнувшись   под
тяжестью ноши, медленно двигалась по одной из дорожек. Они  остановились
и стали следить за  нею.  На  этом  человеке  был,  как  им  показалось,
шерстяной колпак, и притом, что всего ужаснее,  кроваво-красного  цвета.
Человек, медленно подвигаясь вперед, взобрался  на  прибрежные  скалы  и
остановился как раз  у  дверей  склепа.  Прежде  чем  войти  внутрь,  он
оглянулся  вокруг.  Нетрудно  представить  себе,  какой   ужас   охватил
Вольферта, когда он узнал свирепое лицо  утонувшего  у  него  на  глазах
буканьера. Он испустил крик ужаса.  Человек-призрак  неторопливо  поднял
свой железный кулак и молча погрозил им.
   Вольферт не стал дожидаться дальнейшего и понесся, насколько  хватило
прыти в ногах, да и Сэм, в котором проснулись все  его  прежние  страхи,
тоже не отставал и мчался за ним по пятам. Они продирались сквозь  кусты
и чащи, шарахаясь в ужасе каждый  раз,  когда  их  одежда  цеплялась  за
какую-нибудь колючку или сучок, и перевели дух, лишь миновав эту  жуткую
рощу и выбравшись на большую дорогу, что вела в город.
   Прошло немало дней, прежде чем Вольферт собрался с духом и  отважился
взяться за дело: до такой степени был  он  напуган  появлением  ужасного
моряка, будь то живой человек или призрак. Сколько душевных волнений  за
это время пришлось ему пережить! Он забросил свои дела, бродил с утра до
вечера мрачный  и  беспокойный,  потерял  аппетит,  сбивался  с  мыслей,
заговаривался и  совершал  тысячи  всяких  нелепостей.  Он  окончательно
утратил покой, и даже во сне его мучил кошмар в образе огромного мешка с
золотом, который  давил  ему  грудь.  Он  бормотал  что-то  о  несметных
деньгах, грезил, будто откапывает клад,  расшвыривал  постельное  белье,
уверенный, что выгребает землю из ямы, кидался  под  кровать  в  поисках
сокровищ и вытаскивал оттуда, как ему  мерещилось,  кубышку  с  золотыми
монетами.
   Госпожа Веббер и ее дочь, решив, что  к  нему  возвращается  припадок
безумия, были в полном отчаянии. Есть два семейных  оракула,  к  которым
прибегают голландские хозяйки в необычных и трудных случаях жизни,  -  я
имею в виду домини и врача. На этот раз  мать  и  дочь  Вебберы  избрали
врача.  В  те  времена  жил  в  Манхеттене  маленький  смуглый  врач   в
напудренном парике, прославляемый  городскими  старухами  не  только  за
искусство исцеления страждущих, но и за познания в области загадочного и
сверхъестественного.  Звали  его  доктором   Книпперхаузеном;   он   был
известен, впрочем, больше под  именем  Высокоученого  Немецкого  Доктора
<Несомненно,  тот  самый,  о  котором  упоминается  в   истории   Дольфа
Хейлигера. (Примеч, авт.)>. К нему за советом и помощью, надеясь, что он
излечит Вольферта Веббера от нелепостей и  сумасбродств,  и  направились
бедные женщины.
   Они застали доктора в его маленьком  кабинете;  на  нем  была  темная
камлотовая одежда ученого и черная бархатная ермолка, одним  словом  тот
самый наряд, который носили Боергаве, Гельмонт <Боергапс Герман (1668  -
1738) - знаменитый голландский химик и врач; Гельмонт Жан-Батист (1577 -
1644) - бельгийский врач.> и другие светила медицинского  мира;  на  его
солидном носу красовались зеленые очки в черной роговой  оправе,  и  он,
казалось, был погружен в изучение немецкого фолианта, от  которого  лицо
его казалось еще темней.
   Доктор с глубоким вниманием выслушал их рассказ о симптомах  болезни,
терзающей бедного Вольферта Веббера; когда же они упомянули про его бред
о закопанных кладах, маленький человечек и  вовсе  навострил  уши.  Увы!
Бедные женщины! Как плохо знали они того, к кому обратились за помощью!
   Доктор Книпперхаузен употребил половину жизни  на  поиски  кратчайших
путей к, богатству, на стяжание которого мы растрачиваем  большую  часть
нашего быстротечного века. В молодости он провел несколько лет  в  горах
Гарца,  где  выведал  у   рудокопов   множество   драгоценных   сведений
относительно способов разыскания скрытых в  недрах  земли  сокровищ.  Он
продолжал затем занятия этого  рода  под  руководством  одного  заезжего
мудреца, который был равно посвящен  как  в  тайны  медицины,  так  и  в
таинства магии и прочего жульничества. Его голова по этой  причине  была
напичкана мистическими науками; он  знал  толк  в  астрологии,  алхимии,
ясновидении, умел разыскивать украденное имущество и  находить  таящиеся
под землею источники; одним словом, благодаря  темному  характеру  своих
знаний  он  стал  называться   Высокоученым   Немецким   Доктором,   что
равнозначно приблизительно чернокнижнику.
   Доктор не раз слышал толки о  кладах,  зарытых  в  различных  уголках
острова, и уже давно сгорал  желанием  напасть  на  их  след.  Едва  ему
сообщили о причудах Вольферта, о его бреде наяву и во сне, как он тотчас
же понял, что речь идет о явственных симптомах кладоискательства,  и  не
стал терять времени на дальнейшие, праздные на его взгляд, расспросы.
   Вольферт в продолжение долгих дней хранил про себя  свою  тайну,  это
мучило его несказанно, и  так  как  домашний  врач  -  это  своего  рода
отец-исповедник, то бедняга обрадовался возможности облегчить свою душу.
Итак, вместо того чтобы  лечить,  доктор  сам  заболел  болезнью  своего
пациента. Все, что он узнал от больного, разожгло его  жадность;  он  не
сомневался, что поблизости от таинственных  трех  крестов  действительно
зарыты богатства, и предложил свою помощь Вольферту. Он  заявил,  что  в
делах подобного  рода  требуется  соблюдение  великой  тайны  и  великих
предосторожностей, что клад может быть вырыт лишь ночью, что обязательны
известные формулы и церемонии, а также  сожжение  особых  снадобий,  что
нужно  произносить   различные   заклинания   и   что,   помимо   всего,
кладоискатель должен в первую  очередь  запастись  палочкой-указалочкой,
которая обладает волшебным свойством точно указывать  место,  где  лежат
спрятанные сокровища.
   Поскольку доктор и прежде занимался такими делами, он и взял на  себя
необходимые приготовления, и так как фаза луны оказалась  благоприятною,
обещал изготовить палочку-указалочку к назначенной ночи.
   Вольферт преисполнился радости, что нашел столь ученого  и  полезного
сотоварища. Все было сделано тайно и быстро. Доктор неоднократно навещал
своего пациента, и славные женщины  восхваляли  его,  наблюдая  целебное
действие его посещений. Между тем  чудесная  палочка-указалочка  -  этот
всесильный ключ к тайнам природы - была изготовлена.  Ради  предстоящего
дела доктор перерыл свои ученые книги; с черным рыбаком было  сговорено,
что он доставит их на своем челноке к  месту  действия,  будет  работать
киркой и лопатой, помогая откопать клад, и предоставит им свою лодку для
тяжелой добычи, которой они, без сомнения, овладеют.
   Наконец наступила ночь, намеченная для  этого  опасного  предприятия.
Прежде чем выйти из дому, Вольферт посоветовал дочери и жене отправиться
спать и не тревожиться, если он задержится и не возвратится домой раньше
утра. Услышав от него, что  не  нужно  тревожиться,  они,  как  подобает
разумным женщинам, немедленно ударились в панику. По его  поведению  они
сразу заметили, что затевается что-то неладное;  их  страхи  и  опасения
насчет того, что у него не все дома, ожили с  десятикратною  силою;  они
молили его не подвергать себя опасностям простуды на ночном воздухе,  но
все было напрасно: раз Вольферт оказался верхом на своем коньке, нелегко
было выбить его из седла.
   Стояла ясная звездная ночь, когда он вышел из дома Вебберов.  На  нем
была широкая шляпа с опущенными полями, подвязанная у подбородка платком
дочери для защиты от ночной  сырости;  госпожа  Веббер  в  свою  очередь
накинула ему на плечи свой длинный красного цвета плащ и закрепила его у
шеи.  Доктор  был  не  менее  заботливо  вооружен   и   снаряжен   своею
домоправительницей, вечно бдительной фру Ильзи, и отправился  в  путь  в
своем камлотовом балахоне вместо обычного сюртука; голову его прикрывала
бархатная ермолка, над  которой  высилась  еще  треугольная  шляпа;  под
мышкой у него была толстая книга с застежками; в одной  руке  держал  он
корзину со своими зельями и сушеными травами, в другой - чудодейственную
палочку-указалочку.
   Пока доктор и Вольферт пересекали церковный двор, часы на  колокольне
пробили десять, и ночной сторож хриплым голосом прокричал свое протяжное
и унылое:
   "Все в порядке!" Маленький городок был погружен в глубокий, спокойный
сон. Кругом царила зловещая тишина, и ничто не нарушало ее, разве  порою
лай какой-нибудь непутевой бродячей  собаки  или  серенада  романтически
настроенного кота.
   Вольферту, правда, почудилось - и притом несколько раз,  -  будто  он
слышит, как кто-то крадется в отдалении сзади них,  но  ведь  это  могло
быть лишь эхо собственных их  шагов,  отдававшихся  в  глухих  пустынных
улицах. Ему даже померещилось раз-другой, будто он видит фигуру высокого
роста, которая неотступно скользит за ними, останавливается,  когда  они
останавливаются, и трогается с места, едва они двинутся дальше, но туман
и тусклый свет фонаря бросали настолько зыбкие тени и отсветы,  что  все
это могло быть просто игрой воображения.
   Старый рыбак, покуривая трубку, поджидал их на корме своего  челнока,
который стоял на приколе перед его хижиной. На дне лодки лежали кирка  и
лопата, а также потайной фонарь и  глиняный  кувшин  доброй  голландской
подкрепительной и горячительной,  в  которую  честный  Сэм,  вне  всяких
сомнений, верил не меньше, чем  доктор  Книпперхаузен  в  свои  зелья  и
снадобья.
   И вот три храбреца погрузились в  челнок-скорлупку  и  отправились  в
ночное плавание, обнаружив во всем этом столько мудрости и  отваги,  что
их можно сравнить лишь с тремя мудрецами из  Готэма  <Готэм  -  название
деревни  в  Ноттингемшире  (Англия),  с  которой   связано   бесконечное
количество народных рассказов о дураках.>, которые решили плыть по  морю
в чаше. Начался прилив; вода в Саунде поднималась, течение быстро бежало
вверх. Оно несло их  почти  без  помощи  весел.  Город  перед  ними  был
погружен во мрак. То здесь, то там едва мерцал огонек  из  окна  в  доме
больного или из иллюминатора судна, покачивавшегося на  якоре.  Ни  одно
облачко  не  затуманивало  усыпанного  звездами  бездонного   небосвода,
звездные блики колыхались на  поверхности  спокойной  реки;  вспыхнувший
бледным сиянием метеор упал где-то в том направлении, в котором  плыл  и
их челн, и доктор счел это в высшей степени благоприятным предвестием.
   Вскоре они скользили  уже  мимо  Корлирова  мыса  с  его  деревенским
трактиром, в котором разыгралась та жуткая ночная история. И  хозяева  и
слуги, должно быть,  спали,  и  в  доме  было  темно  и  тихо.  Вольферт
почувствовал, как мороз пробежал у него по  коже,  когда  они  проезжали
близ мыса, где утонул старый буканьер.  Он  показал  это  место  доктору
Книпперхаузепу. В то время как они  рассматривали  указанный  Вольфертом
мыс, им показалось, будто и сейчас возле него скрывается лодка: но берег
бросал на воду такую черную  тень,  что  ничего  нельзя  было  отчетливо
разглядеть. Немного спустя они услышали позади себя тихие всплески,  как
если бы кто-нибудь старался грести, не  производя  шума.  Сэм  налег  на
весла с удвоенной силой  и,  отлично  зная  все  водовороты  и  быстрины
потока, вскоре оставил преследователей - если они были и впрямь - далеко
за кормой. Еще немного - и они пересекли Черепашью бухту и  бухту  Кипа,
нырнули затем  о  черную  тень,  отбрасываемую  берегами  Манхеттена,  и
понеслись быстро вперед,  скрытые  от  чьих-либо  взоров.  Наконец  негр
загнал свой челнок в закрытую густыми деревьями бухточку и привязал  его
к уже известному нам кольцу. Они высадились на берег, с  помощью  фонаря
собрали свои инструменты и стали медленно пробираться сквозь  заросли  и
кусты. Всякий звук, даже шуршание листьев  под  их  собственными  ногами
вспугивал их и заставлял настораживаться;  кровь  застыла  в  их  жилах,
когда они услышали визгливый крик филина,  доносящийся  с  печной  трубы
старых развалин, что находились поблизости.
   Несмотря на предосторожности, принятые в свое время Вольфертом, чтобы
запомнить приметы этого места, прошло немало  времени,  прежде  чем  они
отыскали ту прогалину между деревьями, где, как они думали, были  зарыты
сокровища. В конце концов нашли они и выступ скалы,  и  Вольферт,  светя
фонарем, увидел на ее поверхности три  таинственных,  выбитых  в  камне,
креста. Их сердца бешено колотились, ибо они стояли пред испытанием,  от
которого зависела судьба их надежд.
   Фонарь    держал    Вольферт    Веббер;    доктор    вытащил     свою
палочку-указалочку. Это был небольшой  прутик  с  развилкой,  оба  конца
которой он крепко зажал руками, тогда как третий его конец был направлен
вверх, перпендикулярно к небу. Доктор некоторое время переходил  с  этой
рогатинкой с места на место, держа ее на известном расстоянии от  земли,
но вначале все его действия оставались безрезультатными; Вольферт  между
тем, направляя на нес свет  фонаря,  затаив  дыхание,  следил  за  своим
спутником. Наконец веточка начала медленно опускаться. Доктор стиснул се
изо всех сил; руки его дрожали: он  волновался.  Палочка-указалочка  все
поворачивалась и поворачивалась, описывая дугу, пока третий ее конец  не
установился в направлении, противоположном первоначальному, а  именно  -
перпендикулярно к земле, и не замер, указывая на место клада с такой  же
настойчивостью, с какою стрелка компаса указывает на полюс.
   - Здесь, - едва слышным голосом сказал доктор. Сердце Вольферта,  как
ему показалось, подкатилось к самому горлу.
   - Рыть, что ли? - спросил негр, хватая лопату.
   - Potstausends <Тысяча чертей (голл.).> ,  нет!  -  поспешно  ответил
доктор. Он велел своим спутникам держаться  поближе  к  нему  и  хранить
гробовое   молчание   -   необходимо   было   принять   известные   меры
предосторожности и выполнить все  церемонии,  дабы  злые  духи,  которые
стерегут зарытые клады, не учинили какой-нибудь пакости.
   Вслед за этим доктор обвел заветное место кругом, достаточным,  чтобы
внутри него могли стать и он и его спутники. Потом он собрал сухих веток
и листьев и запалил костер; в него он бросил какие-то снадобья и сушеные
травы,  которые  принес  с  собою  в  корзинке.  Поднялся  густой   дым,
распространился  отвратительный  едкий  запах,  поразительно  отдававший
серой и вонючей камедью, быть может и приятный для  обонятельных  нервов
духов и привидений, но едва не  задушивший  беднягу  Вольферта,  который
принялся чихать и кашлять так громко, что  вся  чаща  загудела  ответным
эхом. После этого доктор отстегнул застежки у книги, которую  тащил  все
время под мышкой; фолиант этот - в нем заключался немецкий текст  -  был
напечатан черными и красными буквами. Вольферт светил фонарем, и доктор,
водрузив  на  нос  очки,  прочитал  по-немецки  и  по-латыни   несколько
заклинаний. Наконец он велел Сэму взять кирку  и  приступить  к  работе.
Плотная почва упрямо свидетельствовала, что ее не тревожили долгие годы.
Пробившись сквозь верхний  слой,  Сэм  добрался  до  песка  и  гравия  и
принялся проворно выбрасывать его налево и направо полными лопатами.
   - Тс-с!..  -  сказал  Вольферт,  которому  показалось,  будто  кто-то
ступает по сухим листьям и шевелится в  кустах.  Сэм  на  минуту  бросил
работу, они стали прислушиваться - все было тихо. Летучая мышь беззвучно
пронеслась над их головами; какая-то птица, потревоженная в своем гнезде
светом их фонаря, пролетела, кружа над огнем. Среди глубокого  безмолвия
леса они различали рокот потока,  несшего  свои  воды  вдоль  скалистого
берега, и далекий рев бурунов у Врат Дьявола.
   Негр снова взялся за работу и вскоре  вырыл  довольно  глубокую  яму.
Доктор стоял у  одного  ее  края,  читая  время  от  времени  по  своему
колдовскому фолианту формулы заклинаний и подбрасывая в  огонь  зелья  и
травы, тогда как Вольферт, склонившись над другим ее  краем,  пристально
следил за каждым движением лопаты Черного Сэма.
   Всякий, кто увидел бы  эту  живописную  группу,  освещенную  костром,
фонарем и отсветами красного плаща Вольферта, мог бы с легкостью принять
доктора за мерзкого колдуна, насылающего  на  людей  свои  черные  чары,
между тем как седоволосый негр с успехом сошел бы за  черного  призрака,
послушного его воле.
   Наконец  лопата  старого  рыбака  наткнулась   на   что-то   твердое,
прозвучавшее как полый предмет,  и  на  этот  звук  откликнулось  сердце
Вольферта. Сэм еще раз ударил лопатой.
   - Это сундук, - сказал негр.
   - Полный золота, готов поручиться! - вскричал Вольферт,  от  восторга
захлопав в ладоши.
   Но едва были произнесены эти слова,  как  его  слух  уловил  какой-то
невнятный шорох, донесшийся до него сверху. Он поднял глаза, и - о ужас!
- при свете гаснущего костра ему показалось, что  над  скалой  он  видит
отвратительное лицо утопленника-буканьера, который, злобно осклабившись,
смотрит в упор на него. Вольферт закричал во весь  голос  и  обронил  от
испуга фонарь. Страх Вольферта заразил остальных. Негр выскочил прочь из
ямы,  доктор  бросил  свой  фолиант  и  корзинку  и  принялся  бормотать
по-немецки молитвы. Все были охвачены ужасом и смятением. Костер  погас,
фонарь тоже. В суматохе наши кладоискатели натыкались один на другого, и
это окончательно сбило их с толку. Им мерещилось,  что  на  них  ринулся
целый легион призраков и что в зыбком свете,  распространяемом  тлеющими
угольками угасающего костра, они видят  какие-то  причудливые  фигуры  в
красных колпаках, которые беснуются и вопят вокруг них. Доктор побежал в
одну сторону, негр - в другую, тогда  как  Вольферт  кинулся  к  берегу.
Пробираясь сквозь кусты и колючки, он слышал за собою тяжелый топот.  За
ним гнались  по  пятам.  Сломя  голову  ринулся  он  вперед.  Топот  все
приближался и приближался. Он почувствовал, как его хватают за плащ,  но
внезапно кто-то напал на его преследователя. Завязалась яростная борьба.
Грянул пистолетный выстрел, и его вспышка озарила на мгновение  скалу  и
кусты. Вольферт увидел две схватившиеся фигуры, и опять стало темно, еще
темнее, чем прежде. Противники  продолжали  бороться,  они  душили  друг
друга, задыхались, стонали, катались между  камней.  Слышалось  рычание,
точно  ворчала  злая  собака;   это   рычание   прерывалось   ужасающими
проклятиями, и Вольферту почудилось, что он узнает голос  буканьера.  Он
охотно убежал бы отсюда, но,  попав  на  самый  край  пропасти,  не  мог
сделать  больше  ни  шага.  Враги  снова  вскочили  на  ноги,  и   опять
возобновилась борьба; только выносливость и выдержка могли, по-видимому,
решить исход этой  яростной  схватки.  Вдруг  один  из  противников  был
сброшен другим с вершины утеса и  свалился  в  глубокий  поток,  который
бесновался внизу. Вольферт слышал всплеск и какое-то  жуткое  бульканье,
но темнота ночи скрыла от него все последующее, и  рокот  стремительного
течения заглушил остальные звуки.
   С одним из боровшихся на скале было покончено, но Вольферт  не  знал,
был ли то друг или враг, а кто знает, быть может и оба они  были  враги.
Он слышал, как победитель подходит к нему, и  его  страх  ожил  с  новою
силой. Там, где  контуры  скал  поднимались  на  фоне  неба,  он  увидел
человеческую фигуру; она приближалась. Не  могло  быть  сомнения  -  это
страшный буканьер. Куда бежать? С одной стороны его ожидала пропасть,  с
другой - убийца. Враг подходил  все  ближе  и  ближе  -  он  был  уже  в
нескольких  шагах  от  бедняги  Вольферта.   Вольферт   сделал   попытку
спуститься  по  отвесной  стене  утеса.  Его  плащ  зацепился  за   куст
терновника, что рос на краю обрыва, ноги  потеряли  точку  опоры,  и  он
повис в воздухе, полузадушенный тем самым  шнурком,  которым  заботливая
жена закрепила плащ на его шее. Вольферт  решил,  что  пришел  его  час;
воззвав к святому Николаю, он уже вручил  ему  душу,  как  вдруг  шнурок
лопнул, и он стремглав покатился вниз  по  обрыву,  падая  со  скалы  на
скалу, с куста на куст; его красный плащ, оставшийся наверху, развевался
в воздухе, точно кровавое знамя.
   Прошло порядочно времени, прежде чем  он  очнулся.  Когда  он  открыл
глаза, розовые лучи восходящего солнца играли уже на утреннем  небе.  Он
обнаружил, что лежит на дне лодки и притом жестоко ушиблен. Он попытался
приподняться и  сесть,  но  ему  было  больно  пошевелиться.  Послышался
дружеский и участливый голос, предложивший  ему  лежать  спокойно  и  не
ворочаться. Он посмотрел в сторону говорившего - то был  Дирк  Вальдрон.
Он последовал за Вольфертом я его спутниками  по  настоятельной  просьбе
госпожи  Веббер  и  ее  дочери,  которые  с   похвальным   любопытством,
свойственным прекрасному полу, проникли в тайну неоднократных  совещаний
Вольферта и немецкого доктора. Дирк изрядно отстал  от  легкого  челнока
Черного Сэма и подоспел  как  раз  вовремя,  чтобы  спасти  злополучного
кладоискателя.
   Так завершилось это опасное предприятие. Доктор и Черный Сэм  порознь
возвратились в Манхеттен, и каждый по-своему рассказывал о пережитых  им
грозных опасностях. Что касается несчастного Вольферта, то, вместо  того
чтобы возвратиться в город с триумфом, с грузом мешков,  полных  золота,
он  был  доставлен  домой  на  носилках  в  сопровождении  целой  ватаги
сгоравших от любопытства мальчишек.
   Его жена вместе с дочерью, завидев  издалека  это  страшное  шествие,
перебудоражили своим криком соседей; они думали, что несчастный  окончил
все счеты с жизнью, пав жертвой очередного припадка безумия.  Обнаружив,
однако, что он еще жив, они  мигом  уложили  его  в  постель,  и  у  его
изголовья собрался синклит престарелых кумушек всей округи, дабы  прийти
к окончательному решению, каким способом его должно лечить.
   Весь  город  был  взбудоражен  историей,  приключившейся   с   нашими
кладоискателями. Многие побывали на месте ночных событий, но, хотя они и
нашли вырытую черным рыбаком яму, все же не обнаружили ничего  стоящего,
что могло бы вознаградить их за  затраченный  труд.  Некоторые  из  них,
впрочем, утверждали, будто видели там обломок дубового сундука, а  также
железную крышку кубышки,  причем  от  нее  здорово  несло  золотом;  они
говорили еще, что в старинном склепе наткнулись на следы тюков и ящиков,
но все это было чрезвычайно сомнительно и не внушало доверия.
   Говоря по правде, тайна этой истории не разгадана и  поныне.  Был  ли
тут зарыт клад, и если был, то унесли ли его той самой ночью те же люди,
что зарыли его, или он и до сих  пор  продолжает  таиться  в  земле  под
охраной гномов и духов и  пребудет  там  до  тех  пор,  пока  кто-нибудь
по-настоящему не возьмется за его поиски, - обо  всем  этом  можно  лишь
строить  догадки.  Что  касается  меня,  то  я  склонен   придерживаться
последнего мнения, ибо я не сомневаюсь, что и здесь и во  многих  других
местах острова и поблизости от него, еще  в  пору  буканьеров  и  первых
голландских поселенцев, были закопаны  клады  неисчислимой  ценности;  я
искренно рекомендовал бы тем из моих  сограждан,  которые  не  поглощены
другими делами, всерьез взяться за поиски этих  кладов.  Было  высказано
множество предположении о том, кем же был в конце концов странный моряк,
некоторое время тиранивший маленькое братство на Корлпровом мысе; моряк,
который столь загадочно сгинул  и  при  столь  страшных  обстоятельствах
вынырнул снова.
   Некоторые думали, что он  был  контрабандистом,  поселившимся  здесь,
дабы помогать товарищам  выгружать  контрабанду  в  скалистых  бухточках
острова; другие, - что он был буканьером, соратником Кидда или  Бредиша,
прибывшим сюда с намерением извлечь из земли таящиеся в  ней  сокровища.
Единственное обстоятельство, которое проливает, правда тусклый,  но  все
же хоть некоторый свет на  эту  загадку,  -  это  известие  о  странном,
иноземного вида шлюпе, похожем на пиратскую шхуну, который, как передают
очевидцы, несколько дней слонялся по Саунду, не спуская никого на  берег
и не представив доклада властям, тогда как от него и  к  нему  по  ночам
беспрерывно сновали лодки; заметили, что он стоял близ входа  в  гавань,
едва забрезжило утро, после той ночи, когда  приключилась  катастрофа  с
нашими кладоискателями.
   Я не могу также не сообщить еще об одном известии, хотя и отношу  его
к разряду апокрифических, а именно, будто  буканьера,  которого  считали
утопленником, видели на рассвете - в руке он держал фонарь -  верхом  на
объемистом морском сундуке. Он плыл через  Врата  Дьявола,  и  пода  там
бурлила и ревела с удвоенной яростью.
   Пока вестовщики и вестовщицы  округи  были  заняты  этими  толками  и
пересудами, бедный Вольферт,  больной  и  удрученный,  лежал  у  себя  в
постели с избитым телом и не  менее  пришибленною  душой.  Жена  и  дочь
делали что могли, дабы  уврачевать  его  раны  -  как  телесные,  так  и
душевные. Славная старая женщина  не  отходила  от  его  изголовья,  где
вязала с утра и до ночи, в то  время  как  его  дочь  ходила  за  ним  с
нежнейшей заботливостью. Они не испытывали также  недостатка  в  участии
добрых соседей. Все, что говорится обычно о друзьях,  покидающих  нас  в
несчастье, к ним ни в какой мере не относилось. Вебберы отнюдь не  могли
пожаловаться на одиночество;  не  было  поблизости  ни  одной  хозяюшки,
которая не бросала б своей работы и не присоединялась  к  кучке  женщин,
неизменно собиравшихся возле жилища Вольферта Веббера, дабы осведомиться
о его здоровье и еще раз обсудить некоторые подробности приключившейся с
ним истории.
   И ни одна не являлась туда без горшочка с отваром полея, или  шалфея,
или какой-нибудь мази, или настоя из трав, и каждая рада  была  показать
всему городу и свое лекарское искусство и свою доброту.
   Каких только примочек не испробовал бедный Вольферт - и все напрасно!
Было больно видеть, как он тает изо дня в день, худеет,  становится  все
бледней и  бледней,  как  горестно  смотрит  из-под  старого  лоскутного
одеяла, окруженный кучкою женщин, собравшихся, чтобы сочувственно охать,
вздыхать и бросать на него сокрушенные взгляды.
   Дирк Вальдрон был единственным существом, приносившим  с  собою,  как
казалось, луч солнца в этот дом уныния и печали. Он переступал его порог
с веселым видом и бодрым духом и старался  вдохнуть  жизнь  в  угасающее
сердце бедного кладоискателя; все было, однако,  тщетно.  Вольферт  был,
очевидно, окончательно сломлен.  Если  еще  и  недоставало  чего-нибудь,
чтобы довести до предела  его  отчаяние,  то  этим  оказалось  известие,
дошедшее до него  в  самые  горестные  его  минуты:  ему  сообщили,  что
городская община  собирается  проложить  новую  улицу,  которая  пройдет
посередине его капустного поля. Он видел теперь впереди лишь разорение и
нищету; ему предстоит  расстаться  с  последним  его  оплотом,  огородом
предков; что же станется с его бедной женою и дочерью? Как-то  утром  на
глаза его, провожавшие взглядом выходившую из  комнаты  хлопотунью  Эми,
навернулись слезы. Дирк Вальдрон сидел возле него; Вольферт схватил  его
за руку, указал на дочь и впервые за всю болезнь нарушил молчание.
   - Я ухожу, - сказал он, покачивая головой, -  и  когда  я  уйду,  моя
бедная дочь...
   - Оставьте  ее  на  меня,  отец,  -  мужественно  сказал  Дирк,  -  я
позабочусь о ней.
   Вольферт взглянул в лицо этому энергичному статному  юноше  и  понял,
что он, как никто, в состоянии взять на себя заботу о женщине.
   - Хорошо, - сказал он, - она твоя; а теперь позови мне нотариуса -  я
сделаю завещание и умру.
   Явился  нотариус  -  щегольски   одетый,   суетливый,   круглоголовый
маленький человечек - Роорбах или Роллебук, как принято было произносить
его имя. Увидев его, женщины принялись всхлипывать и причитать, ибо  они
считали, что если человек  подписывает  свое  завещание,  -  значит,  он
подписывает себе смертный приговор.  Вольферт  слабым  жестом  велел  им
замолчать. Бедняжка Эми скрыла свое лицо и свое горе в  пологе  постели.
Госпожа Веббер, дабы скрыть отчаяние, принялась  снова  вязать,  но  оно
выдало себя прозрачной слезой, соскользнувшей вниз и повисшей на кончике
ее острого носа, между тем как кошка, единственный беззаботный член этой
семьи, играла с клубком шерсти, упавшим на пол.
   Вольферт лежал на спине; ночной колпак сполз на его лоб,  глаза  были
полузакрыты, на лице  лежала  печать  близкой  смерти.  Он  обратился  к
нотариусу с просьбой быть покороче, ибо конец его близок и он больше  не
может мешкать. Нотариус очинил перо,  развернул  бумагу  и  приготовился
писать под диктовку.
   - Дарю и завещаю, - едва слышным голосом  произнес  Вольферт,  -  мою
небольшую ферму...
   - Что вы, неужели всю?  -  воскликнул  нотариус.  Вольферт  приоткрыл
глаза и посмотрел на юриста.
   - Да.., всю, - повторил он.
   -  Как!  Этот  обширный  участок   земли,   засаженный   капустою   и
подсолнечниками, через который городское управление  намерено  проложить
главную улицу?
   - Да, он самый, - тяжко вздыхая и откидываясь на подушку,  проговорил
Вольферт.
   -  В  таком  случае,  от  души  поздравляю  того,  кто  станет  вашим
наследником, - заявил маленький нотариус, расплывшись в улыбку и потирая
руки.
   - Что вы хотите этим сказать? - спросил Вольферт, открывая глаза.
   - А то, что он сделается одним из богатейших людей в нашем городе,  -
вскричал маленький Роллебук.
   Умирающий Вольферт словно отпрянул от  порога  небытия,  над  которым
успел уже занести ногу; глаза его загорелись; он сел на постели, сдвинул
назад красный ночной колпак и уставился на нотариуса.
   - Вы это всерьез? - воскликнул он.
   - Совершенно всерьез, -  ответил  нотариус.  -  Да,  когда  по  этому
обширному полю и лугу пройдет улица и они будут разбиты на  строительные
участки, их владельцу, наверное, не придется гнуть спину перед богатыми.
   - Вы не шутите? - вскричал Вольферт, спустив одну ногу с  кровати.  -
Знаете, пожалуй, я пока повременю с завещанием.
   К изумлению всех, умирающий мгновенно преобразился  и  в  самом  деле
воскрес. Искорка жизни, что едва теплилась в его  теле,  получила  новый
запас горючего; она разгорелась, когда маленький суетливый нотариус влил
масло радости в его душу. И она снова вспыхнула ярким  пламенем.  Ищите,
следовательно, лекарство для сердца, вы, которые  тщитесь  оживить  тело
удрученного человека!
   Прошло несколько дней, и Вольферт восстал со своего одра;  еще  через
несколько дней на столе  его  появилась  груда  папок  с  делами,  планы
строительных участков и улиц. Маленький Роллебук -  его  правая  рука  и
советник - был неотлучно при нем и, вместо  того  чтобы  составлять  его
завещание, помогал ему в гораздо более приятном занятии - в сколачивании
богатства.
   В  самом  деле,  Вольферт  Веббер  оказался  одним  из  тех  довольно
многочисленных почтенных голландцев, состояния которых  составились  без
всякого участия с их стороны: они цепко держались за наследственные акры
земли, сажали на окраине города турнепс  и  капусту  и  кое-как  сводили
концы с концами, пока, наконец, городская община безжалостною  рукою  не
провела через их владения новых улиц,  и  они  внезапно  пробудились  от
летаргии, обнаружив, к своему изумлению, что они богаты.
   Прошло несколько месяцев, и широкая, шумная улица пролегла посередине
огорода династии Вебберов, захватив то самое место, где Вольферт  мечтал
выкопать клад. Его  золотые  сны  сбылись.  Он  и  впрямь  наткнулся  на
нежданный источник богатства, ибо когда его  наследственная  земля  была
разбита на небольшие участки и на них были  выстроены  дома,  сданные  в
надежные руки, то вместо жалкого урожая  капусты  она  начала  приносить
тучные урожаи ренты, так что в день платежа приятно было  смотреть,  как
его арендаторы стучались к нему с утра и до самого вечера  и  каждый  из
них держал в руках пузатый мешочек с деньгами - золотой плод земли.
   Родовое обиталище предков было,  впрочем,  сохранено  в  целости,  но
вместо маленького, желтого по фасаду голландского домика посреди огорода
теперь, выходя прямо  на  улицу,  гордо  высился  самый  большой  дом  в
предместье, ибо Вольферт расширил его, пристроив с обеих сторон по крылу
и добавив наверху купол или чайную комнату, куда он поднимался в  жаркие
дни и где выкуривал свою трубку. С течением времени весь дом  наполнился
толстощекими отпрысками Эми Веббер и Дирка Вальдрона.
   И так как Вольферт был стар, богат и дороден, он завел  себе  большую
расписную карету, запряженную парою  вороных  фланерских  кобыл,  хвосты
которых волочились по мостовой. В память о происхождении своего  величия
и богатства он избрал себе герб - круглую капустную  голову,  которая  и
была намалевана на стенках кареты вместе с  девизом,  гласившим:  "Alles
Kopf", то есть "Все голова", чем он хотел  подчеркнуть,  что  разбогател
исключительно благодаря своей голове.
   К вящему величию Вольферта знаменитый в свое время Рамм Рапли  отошел
к праотцам, и он унаследовал его кресло с кожаным сиденьем в кабачке  на
Корлировом мысе, где и царил долгие годы, пользуясь  великим  почетом  и
уважением, так  что  всякой  истории,  которую  он  рассказывал,  верили
безоговорочно и любую шутку, изреченную им, неизменно встречали  смехом.