Версия для печати

   Семен Каратов.
   Быстроногий Джар.

   Повесть из эпохи каменного века.
   Географгиз 1962 г.
   OCR - Красно


   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
   Глава 1. Чудовище
   На каменной площадке перед пещерами догорал ночной костер, слабо  освещая
спящих в нишах людей. Одна из ниш служила  убежищем  старому  вождю  племени
андоров Маюму и двум юношам, которым он заменил отца, - Джару и Раму.
   От легкого толчка Джара Рам проснулся, вскочил на четвереньки. Он  понял:
это неспроста - что-то случилось. Иначе Джар  не  стал  бы  его  будить,  он
знает, как Рам любит спать.
   Рам вопросительно посмотрел на Джара, но тот не обернулся  -  как  сидел,
так и продолжал сидеть, пристально глядя в отверстие  пещеры.  Тогда  и  Рам
уставился туда же, присев на корточки возле своего друга.
   Ночной туман постепенно рассеивался, над  горизонтом  показалась  светлая
полоска - предвестница наступающего утра. Одинокая голубая звезда мерцала на
небе. С реки тянуло сыроватым холодком.
   Рам недовольно поежился, зевнул во весь свой большой  рот  и  хотел  было
снова улечься на теплую  оленью  шкуру,  но  Джар  опять  толкнул  его.  Это
означало: "Слушай внимательно!"  Люди  каменного  века  были  немногословны,
выразительные жесты им часто заменяли слова.
   Рам, покачиваясь из стороны в сторону, почесывая шею  и  зевая,  приложил
ладонь к уху, чтобы лучше слышать. Из степи доносились знакомые  звуки:  вот
раздался призывный вой  волков,  а  вот  послышались  хохот  и  повизгивание
пещерных гиен - они часто бродили вблизи людского жилья, надеясь  чем-нибудь
поживиться.
   Зачем же Джар разбудил его? Спросить нельзя: разговаривать  ночью,  когда
взрослые спят, юношам запрещалось. Разговор ночью - это тревога.  Они  могут
получить основательную трепку...
   И вдруг - Рам тоже услышал... жуткий протяжный вой!
   Андоры знали голоса многих зверей: трубный рев разъяренного мамонта, злое
хрюканье потревоженного носорога, свирепое  рычание  пещерного  льва  -  эти
звуки заставляли трепетать людей.
   Далекий рев напоминал рычание льва, но казался Джару страшнее, потому что
он слышал его впервые. Вой раздавался все  громче.  Неизвестный  зверь,  без
сомнения, приближался к пещерам.
   Испуганные юноши разбудили вождя племени - старого  Маюма.  Он  мгновенно
поднялся со своего ложа и ринулся к выходу из пещеры. Грозный вой  прозвучал
совсем близко.
   - Уэхх! Уэхх! - крикнул Маюм, что означало на языке андоров тревогу.
   Спящие в нишах мигом проснулись. Мужчины, вооруженные  тяжелыми  дубовыми
палицами,  дротиками,  деревянными  копьями   с   каменными   наконечниками,
столпились на площадке перед пещерами.
   С восхищением и завистью смотрел Джар  на  вооруженных  мужчин  и  думал:
"Джара считают юношей, а ему уже скоро 16 лет, у него ловкие  сильные  руки.
Если бы его послали на охоту, самые свирепые хищники боялись бы  встретиться
с ним!.. Он мог бы  вступить  в  единоборство  даже  с  пещерным  львом  или
медведем!.."
   Маюм пересек каменную площадку и остановился у отлогого спуска.  Это  был
высокий жилистый старик с массивными чертами лица, с  острым  проницательным
взглядом маленьких глаз,  сверкавших  из-под  густых  бровей.  Перед  Маюмом
простиралась саванна, слева пересекаемая рекой, а справа ограниченная лесом.
Вождь андоров устремил внимательный взор в ту сторону,  откуда  по  временам
доносилось рычание.
   Тяжело переваливаясь на ходу, широко расставляя ноги, из  крайней  пещеры
вышел коренастый волосатый человек  лет  двадцати  пяти  с  низко  срезанным
затылком, сутулой спиной и непомерно длинными руками - охотник Гурху.
   Гурху выделялся -  среди  андоров  не  только  исполинской  силой,  но  и
бешено-упрямым,  своевольным  нравом.  Вот  и  сейчас,  вооруженный   только
палицей, он с вызывающим видом  двинулся  в  степь,  навстречу  неизвестному
чудовищу. Толпа на площадке возбужденно зашепталась:  независимое  поведение
молодого охотника нарушало обычаи племени.
   Гурху уходил все дальше и дальше от пещер. Подняв над головой палицу, он,
подражая голосу разъяренного мамонта, время от времени издавал  боевой  клич
андоров:
   - Ярхх! Ярхх!
   Маюм тревожно смотрел ему вслед - он много испытал на своем веку и  знал,
что человек не должен выходить в одиночку против  опасного  зверя.  Приложив
щитком руки ко рту, он предостерегающе крикнул удалявшемуся Гурху:
   - Оэй!.Оэй!
   Но Гурху даже не обернулся.
   На что он рассчитывал? Может быть, надеялся  ошеломить  неведомого  зверя
своей смелостью и заставить его убраться  восвояси?  Или  думал,  что  зверь
испугается близости людей и не посмеет напасть на него?
   Угрожающий вой раздался снова...
   Человек  остановился.  До  ближайшего   кустарника,   где,   по-видимому,
притаился зверь, было несколько десятков шагов; до  пещер  -  во  много  раз
больше. Мысль о бегстве так же быстро  исчезла  у  Гурху,  как  и  возникла.
Охотник решил принять вызов. Готовый к бою, он застыл с поднятой над головою
палицей... Наступила тишина.
   Заря чуть занималась, окрашивая в розовый цвет легкие  облачка.  Утренний
прохладный ветер шевелил густые, покрытые росой  травы.  Бесчисленные  цветы
тянулись венчиками навстречу первым солнечным лучам. Степные  ручьи,  журча,
пробивали путь в мягких травах. То здесь, то  там  начинали  звучать  птичьи
голоса. Казалось, все в природе радовалось наступающему дню.
   Но вдруг тишину разорвал крик потревоженной птицы.
   Испуганно зашевелились стоявшие на площадке люди.
   Маюм нахмурился и, подозвав к себе знаком Джара и Рама, отдал им какое-то
приказание. Юноши бросились к пещерам. А все  охотники  во  главе  с  вождем
помчались на помощь к Гурху. Оставлять сородича в опасности нельзя  -  таков
закон андоров.
   Снова раздался могучий рык, и неподалеку  от  Гурху  взметнулся  огромный
зверь. Это был редкий хищник - помесь львицы и тигра1. Он превосходил своих,
родителей силой и ростом, отличался особой свирепостью.
   До сих пор племени не  приходилось  сталкиваться  с  подобным  чудовищем:
грозный тигролев - Мохор, как прозвали его андоры, - блуждал в одиночестве и
сегодня случайно, в поисках добычи, набрел на поселение людей.
   Плотное мускулистое тело с короткой гривой  и  длинным  хвостом  поражало
мощью.  Из  разинутой  пасти  Мохора  торчали  невиданной  величины   клыки.
Янтарно-желтые глаза горели злобой. Пена, покрывавшая  морду,  содрогающийся
затылок, вставшая дыбом бурая шерсть с несколькими черными полосами  на  ней
делали облик зверя устрашающим. При встрече с таким чудовище человек не  мог
не ужаснуться.
   И Гурху невольно попятился, но отступать было поздно.  В  одно  мгновение
Мохор очутился рядом с человеком. Гурху почувствовал острый звериный запах и
изо всей силы нанес хищнику удар палицей. Но секунда  растерянности  сыграла
свою роль - Гурху промахнулся,  его  тяжелая  дубина  только  скользнула  по
молниеносно отпрянувшему зверю.
   Ворочая головой из стороны в сторону, издавая злобное  .  рычание,  Мохор
впился клыками в палицу и стал рвать  ее  из  рук  охотника.  Могучие  клыки
превращали дерево в щепки. Палица, на которую обрушил свою злобу  взбешенный
зверь, спасла Гурху от неминуемой смерти. Скоро  в  руках  охотника  остался
только обломок, и Гурху в отчаянии бросил им в зверя, пытаясь отогнать  его.
Чуть отведя в сторону голову, Мохор ударил лапой безоружного человека.  Тело
Гурху покрылось кровью, он с глухим стоном повалился в густую траву.
   И вот в тот же миг на Мохора  со  всех  сторон  посыпался  град  яростных
ударов - подоспевшая ватага охотников набросилась на хищника.
   От неожиданности зверь застыл на месте, но затем с ревом кинулся на своих
противников..
   Люди боролись ожесточенно. Как только хищник пытался схватить  ближайшего
к нему охотника, его тут же отвлекал меткий удар сбоку или сзади.  На  шкуре
тигрольва появились кровавые пятна. Мохор заметался  -  такая  борьба  долго
продолжаться не могла. Присев на  задние  лапы,  он  неожиданно  перепрыгнул
через головы охотников.

   На площадке перёд пещерами стояли женщины и дети. С  волнением  наблюдали
они схватку, подбадривая охотников  громкими  криками.  Их  вопли  привлекли
внимание хищника, и он понесся прямо к пещерам.
   Увидев бегущего зверя, женщины,  схватив  малышей,  устремились  в  глубь
пещер. Маленькая Арза стояла, как и все, у  края  обрыва  -  в  суматохе  ее
столкнули вниз. Вскочив на ноги, она стала проворно карабкаться  по  откосу.
Охотники кинулись ей на помощь, но поздно - лапа  Мохора  настигла  девочку.
Удар, короткий крик... Обнюхав мертвую  добычу,  чудовище  подняло  морду  и
протяжно завыло, приводя в ужас женщин и детей.
   Тигролев наклонился  над  девочкой.  Женщины  закричали...  Вдруг  Мохор,
испуганно фыркая, резко поднял голову и закружился на месте, потом,  оставив
добычу, неловко скатился с откоса  и,  не  оглядываясь,  огромными  прыжками
умчался прочь.
   Что случилось? Что могло заставить хищника обратиться в бегство?
   ...Выслушав приказание вождя, Джар и Рам побежали в пещеру, чтобы разжечь
костер. Хворост, ветки, кости животных - все полетело в огонь. Рам следил за
ходом боя. Он крикнул - и Джар, схватив горящую ветку, устремился к  откосу.
Занятый своей добычей, Мохор  не  заметил  приближения  юноши.  Скользнув  с
площадки вниз, Джар очутился перед зверем и  сунул  горящую  головню  в  его
окровавленную пасть.
   Испуганный, опаленный огнем, подгоняемый болью и  страхом,  тигролев,  не
разбирая  дороги,  пронесся  мимо  охотников.  Маюм  выхватил  у  ближайшего
охотника дротик и с силой метнул его вслед хищнику. Вождь славился тем,  что
превосходно владел этим оружием. И сейчас рука Маюма не  дрогнула  -  дротик
вонзился в бедро зверя.
   Некоторое время хищник продолжал бежать с торчащим в  бедре  оружием,  но
боль заставила его остановиться. Он попытался зубами дотянуться до  дротика,
потом стал кататься по траве, и, наконец, сумел  освободиться  от  него.  Из
раны полилась кровь. Припадая на раненую ногу, оставляя в траве  алый  след,
Мохор побрел к лесу.
   Охотники не стали преследовать его - раненый тигролев еще  более  опасен.
Да и зачем? Зверь отогнан, бежал и вряд ли скоро вернется в эти  места.  Так
думали андоры, возвращаясь в становище. Они были  горды,  они  торжествовали
победу над чудовищем. Их радостные крики вспугнули не одно животное.
   Мохор остановился и долго глядел вслед людям. Из горла зверя по  временам
вырывалось приглушенное гневное рычание. Он был голоден, испытывал  боль,  и
во всем были повинны эти слабые двуногие существа!
   Яркие лучи солнца вырвались из-за облака  и  ослепили  зверя.  Он  злобно
зажмурился и, хромая, направился  к  гуще  деревьев.  Вскоре  темный  силуэт
Мохора растворился в сумраке леса.
   Глава 2. Маюм вспоминает
   Весеннее солнце пробудило природу. В воздухе  над  саван"  ной  .струился
запах цветов. Быстро  летали  чайки,  их  пронзительные  голоса  разносились
далеко вокруг. Белоснежные крылья  птиц  сливались  с  островками  молочного
тумана, реявшего над рекой.
   На водопой потянулись животные - табунами,  семьями,  в  одиночку.  Среди
ветвей  цветущего  кустарника  показалась  чуть  запрокинутая  назад  голова
большерогого оленя. Подойдя к желтоватой реке, он медленно наклонил  голову,
отягощенную рогами, будто боясь их уронить, и припал к воде.
   Рядом зашевелились кусты, и  из  них  с  шумом  появилось  многочисленное
семейство старого кабана. Оттеснив оленя, дикие свиньи приблизились к  воде.
Вдруг  матерый  кабан  забеспокоился,  приподнял  уродливую  голову   -   он
почувствовал подозрительный запах. Недовольно захрюкав, кабан увел  стадо  в
прибрежные  заросли.  Большерогий  олень,  втянув  ноздрями   воздух,   тоже
неожиданно отпрянул от воды и галопом умчался прочь. К реке цепочкой подошла
волчья стая. Волки выстроились в ряд и с жадностью принялись лакать воду. По
их отяжелевшим животам можно было судить, что ночная охота принесла хищникам
удачу.
   Задрожала земля, и саванну накрыла лохматая туча. На  водопой  шло  стадо
бизонов. Изредка животные останавливались и,  сознавая  свою  грозную  силу,
спокойно щипали свежую зеленую траву. Потом  неторопливо  двигались  вперед.
Самки с телятами шли в середине стада - их охраняли могучие быки.
   Почуяв волков, бизоны остановились. Несколько лобастых самцов  отделились
от стада. Наклонив тяжелые головы, угрожающе храпя, они пошли прямо  к  тому
месту, где расположилась стая  серых  хищников.  Сытым  волкам  не  хотелось
начинать схватку с опасным противником. Скаля  зубы  и  ворча,  они  ушли  в
сторону, освобождая бизонам место у реки.
   Стадо небольшими группами вошло в воду. На  мелководье  годовалые  телята
начали возню. Но весенняя вода была еще холодна, и вскоре  бизоны  вышли  на
берег. Огромный бык со свалявшейся на боках  шерстью  несколько  раз  подряд
ударил копытом о землю - это послужило сигналом для  стада.  Задрав  хвосты,
бизоны умчались вслед за вожаком: животные почувствовали приближение людей.
   Из-за холма показался Маюм в  сопровождении  нескольких  охотников.  Люди
несли на медвежьей шкуре раненного Мохором Гурху. Как всегда, охотники  шли,
слегка  сутулясь,  немного  согнув  колени.   Некоторые   своей   внешностью
напоминали неандертальцев2: у них был низкий покатый лоб, массивные  челюсти
с крупными зубами, что придавало им свирепый вид. На охотниках  была  одежда
из оленьих шкур с костяными застежками. При  кажущейся  внешней  неуклюжести
охотники ступали легко и бесшумно. Они изредка останавливались, оглядывались
по сторонам,  внимательно  прислушивались  к  звукам,  старались  уловить  в
воздухе подозрительные запахи.
   Сейчас как будто ничто не предвещало опасности, и андоры спокойно подошли
к реке. Стоя на коленях, зачерпывая руками воду, люди с наслаждением утоляли
жажду.
   Гурху лежал с закрытыми глазами. Он дышал тяжело. Глубокие рваные раны на
плече и на груди все еще кровоточили. Маюм с помощью Джара обмыл их, а затем
вылизал языком - так и дикие звери залечивают свои раны. Потом вождь  сорвал
несколько листьев неизвестного Джару растения и наложил их  на  раны  Гурху.
Лечение закончилось  -  остальное  должен  был  завершить  могучий  организм
первобытного человека.
   Подхватив шкуру медведя, на  которой  неподвижно  лежал  Гурху,  охотники
заторопились в становище.
   Скалы с их пещерами, нишами были надежным укрытием для первобытных людей.
Возле скал зажигались костры, защищенные естественными каменными навесами от
северного ветра и дождя. Топливо было  всегда  под  руками:  хворост,  ветви
кустарников и кости убитых животных.
   Когда Маюм с охотниками и раненым Гурху достигли  становища,  там  царило
оживление. В земляных ямах на раскаленных камнях поджаривались туши  добытых
накануне антилоп. Смешанный с дымом запах жареного мяса щекотал  ноздри,  от
него во рту собиралась слюна. Голодные андоры нетерпеливо ждали раздачи пищи
и поэтому встретили подошедших охотников громкими криками.
   Маюм и старая Глах занялись распределением мяса. В награду за свой смелый
поступок Джар первым получил от Маюма подрумяненный кусок  жирной  антилопы.
Джар поднял на вытянутой руке этот лакомый кусок, чтобы  все  могли  получше
разглядеть его. Среди сидящих на земле соплеменников раздались одобрительные
возгласы. Храбрый поступок юноши, прогнавшего страшного зверя,  был  достоин
награды из рук Старейшего.  Кроме  Маюма,  андоры  называли  старейшими  еще
нескольких стариков за их опыт и мужество.
   Один Рам не радовался успеху Джара - он завидовал ему. "Рам тоже  мог  бы
ткнуть в зверя пылающей головней!" - думал он. Но Рам понимал, что Маюм дает
жирный кусок мяса за дело, а не за  одни  только  мысли,  пусть  даже  самые
смелые... Юноша  вздохнул,  и,  срывая  злобу,  с  силой  швырнул  в  костер
обглоданную кость. Сидевшие рядом с юношей девушки-подростки - ловкая  живая
Кри и ее маленькая робкая подруга Гата  -  захихикали:  они  поняли  причину
плохого настроения Рама.
   Рам собрался было угостить их тумаком, как вдруг из-под каменного навеса,
где на медвежьей  шкуре  лежал  Гурху,  раздался  громкий,  протяжный  стон.
Раненый охотник пришел в себя и,  опираясь  на  локти,  чуть  приподнялся  -
видимо, это стоило ему больших усилий. Он смотрел  воспаленными  глазами  на
Джара, который в  это  время  медленно,  желая  как  можно  дольше  продлить
удовольствие, жевал полученное в награду мясо.
   Лицо раненого исказилось страданием -  горели  раны,  нанесенные  когтями
Мохора, а тут  еще,  как  назло,  торжество  этого  мальчишки,  напоминающее
охотнику о его поражении...  Стиснув  зубы,  с  глухим  стоном  Гурху  снова
повалился на шкуру медведя.  Обеспокоенная  Глах  подбежала  к  нему.  Гурху
приходился ей внуком.
   - Воды! - прохрипел раненый охотник.
   Глах взяла наполненный водой  панцирь  крупной  сухопутной  черепахи3  и,
заботливо приподняв раненого, напоила его.

   Сидевшие на  корточках  вокруг  костров  люди  давно  насытились,  но  не
расходились. Одни уже покончили с едой и лениво облизывали пальцы,  вытирали
лоснящиеся от жира подбородки, другие еще лакомились мозгом из костей.
   Маленькая Арза, жертва Мохора, была погребена, и о ней уже не вспоминали.
Только ее мать, сильная мужественная  Ру,  была  грустна  и  стояла  одна  в
стороне от костров.
   Маюм сидел на корточках и, протянув к огню руки с  припухшими  суставами,
грел их. Вождь думал.
   Мысли его были невеселы: припоминались несчастья,  которые  за  последнее
время обрушились на орду. Не так давно в становище вокруг костров собиралось
более ста человек.  Теперь  орда  намного  уменьшилась  и  состояла  главным
образом из женщин и детей. В схватках с животными и в боях с  врагами  убито
много охотников - защитников и кормильцев племени. Вот почему вождь был  так
подавлен безрассудным поступком .сильнейшего охотника орды  -  Гурху.  Мохор
нанес ему глубокие раны. Гурху не скоро  оправится.  А  вдруг  на  становище
опять нападут враги?
   От этой мысли Маюм почувствовал озноб, как будто его  окунули  в  ледяную
воду. Он поднял голову, посмотрел на лохматые детские головки,  и  выражение
его липа  смягчилось.  Перед  мысленным  взором  вождя  проносились  картины
недавнего прошлого. Племя андоров жило тогда в долине, где часто  появлялись
кочующие стада мамонтов. Четвероногие исполины ходили на водопой  по  тропе,
которая в нескольких местах шла по краю крутых  обрывов.  Ватага  охотников,
спрятавшись в зарослях, подстерегала мамонтов и затем, выскочив  из  засады,
криками, метанием камней и дротиков гнала их к  опасным  обрывам.  Некоторые
животные падали в реку и становились добычей людей.
   Но в одно страшное утро  счастье  изменило  андорам.  Казалось,  все  шло
благополучно, охотники погнали к реке вспугнутое стадо. Вдруг старый  мамонт
со сломанным бивнем внезапно повернулся и ринулся на людей. Ближайший к нему
охотник не успел отбежать и тут же был растоптан. Почуяв кровь,  мамонт  еще
больше рассвирепел. Трубный крик исполина взбудоражил  все  стадо.  Огромные
животные бросились на людей. Они выхватывали их цепкими хоботами из зарослей
и безжалостно топтали.  Только  те  охотники,  которые  успели  добежать  до
высоких скал, спаслись...
   Через несколько дней на племя  обрушилась  новая  беда.  Андоры,  занятые
погребением убитых сородичей, Не заметили приближения  враждебного  племени.
Началась жестокая схватка. Со свистом взлетали тяжелые палицы,  пускались  в
ход дротики, копья, рогатины. С обеих сторон было много  убитых  и  раненых.
Маюм, Гурху и все мужчины,  уцелевшие  после  охоты  на  мамонтов,  а  также
некоторые женщины под предводительством отважной Ру самоотверженно  защищали
родное становище. Но Маюм  понял,  что  андоры  не  выдержат  натиска  более
многочисленных врагов и,  отбежав  в  сторону,  издал  призывный  клич.  Все
бросились к  становищу,  чтобы  вместе  с  женщинами  и  детьми  скрыться  в
ближайшем лесу. Спасаясь от преследования, племя разбилось на две группы - -
часть последовала за Маюмом, другая -  ушла  с  кривоногим  охотником  Булу.
Десять  дней  скитались  люди  под  предводительством  Маюма,  пока  им   не
посчастливилось найти скалы с пригодными для жилья пещерами.  В  них  они  и
поселились.
   Прошло много лун, а разыскать Булу не  удавалось.  Это  тревожило  вождя,
тяжелые мысли одолевали его: с малочисленной ватагой охотников сейчас нечего
было я думать об охоте на мамонтов... Ртов, требующих пищи, больше, чем рук,
способных добыть ее... Во  время  бегства  от  враждебного  племени,  андоры
потеряли  звериные  шкуры  и  каменные  орудия...  В  орде   осталось   мало
защитников...
   Маюм поднял голову, почувствовав на себе встревоженные взгляды сородичей,
- их беспокоила задумчивость вождя.
   "Да, все это так. Но Маюм не должен быть слабым! - твердо решил про  себя
вождь, и глаза его загорелись молодым блеском. - Иначе что будет с андорами,
особенно с женщинами и детьми? Все они надеются на Маюма! Он - вождь!"
   И всесильный зов жизни заставил старого вождя отогнать  от  себя  мрачные
мысли, вскочить на ноги и издать могучий  клич,  оповестивший  андоров,  что
жизнь становища, жизнь, полная забот и тревог, продолжается, как всегда!
   Глава 3. За каменным материалом
   Люди каменного века обычно селились по берегам  рек  и  озер.  Поэтому  и
андоров привлекли пещеры у реки. Они знали, что вблизи  их  становища  будут
часто проходить на водопой косяки лошадей, кочующие стада антилоп и бизонов.
Племя, таким образом, всегда будет обеспечено мясом.
   С наступлением весеннего тепла копытные  животные  тянулись  на  север  в
поисках новых пастбищ. Приближение зимы заставляло их  снова  перекочевывать
на юг. Людям это было на руку: кочующие стада не так пугливы, на  них  легче
охотиться. Когда животные  начинали  реже  появляться  вблизи  человеческого
жилья, люди на некоторое время меняли стоянки. Похолодание в  природе  также
заставляло их искать более приспособленные для зимы убежища - они селились в
неглубоких пещерах, нередко вступая в бой с хищниками за обладание  каменным
жилищем. Огонь очагов и сытная  мясная  пища,  без  которой  теперь  уже  не
обходились люди, помогали им переносить лютые морозы. Защищали от  холода  и
шкуры зверей - к этому времени люди научились обрабатывать их.
   Занимались этим женщины, и самой умелой в  племени  андоров  была  старая
Глах. Женщины расстилали шкуру мехом книзу и осторожно небольшими камнями  с
заостренными краями очищали мездру4 от остатков  мяса  и  жира.  Работа  эта
требовала большого терпения, не говоря уже  о  физической  силе.  Потом  они
раскраивали шкуры с помощью особых кремневых орудий и, наконец, шили из  них
одежду костяными иглами и нитями из сухожилий оленя.

   Не все женщины племени были заняты сегодня обработкой шкур. Некоторые  из
них в сопровождении подростков направились в лес добывать съедобные коренья,
взяв для этой цели палки с заостренными концами. Особенно ловко пользовались
этими незамысловатыми орудиями две подружки - Кри и Гата.
   Несколько женщин - среди них была и смелая Ру - предпочитали этим женским
занятиям охоту. Они отправились вместе с  ватагой  охотников  в  степь,  где
водились стада  копытных  животных.  Вел  ватагу  Кабу  -  Бобровый  Зуб,  -
немолодой, коренастый, рыжеволосый человек.
   Помня о недавнем нападении врагов, Маюм поручил трем  охотникам  обходить
окрестности становища, чтобы, в случае опасности  своевременно  предупредить
сородичей. Кроме того, . сторожевые должны были выяснить,  куда  вели  следы
раненого  Мохора.  В  становище  остались  маленькие  дети  под   присмотром
подростков, женщины и старики.
   После того как большинство обитателей пещер разошлось, собрался в путь  и
Маюм в сопровождении Джара и Рама. Вождь взял с собой волчью шкуру и копье с
каменным наконечником. Сойдя с площадки, он  сразу  же  повернул  в  сторону
скалистого кряжа, тонувшего в синей дымке тумана. Юноши переглянулись:  цель
похода стала ясна. Вождь вел их на  поиски  камня,  пригодного  для  выделки
орудий.
   Вскоре путники дошли  до  цепи  каменных  громад.  Причудливые  очертания
некоторых скал напоминали Джару фигуры животных. Вот эта похожа на  лежащего
льва, а вот высится  громадный  каменный  мамонт.  Кажется,  исполин  сейчас
шагнет и загородит узкий проход между скалами. Суровый окрик Маюма  заставил
Джара оторваться от интересного зрелища и продолжать  путь.  Но  все  же  он
оглянулся, чтобы еще раз полюбоваться  на  чудо  природы.  В  нем  все  чаще
просыпался интерес к необычному. Ткнув локтем Рама в бок,  Джар  указал  ему
глазами на каменное изваяние. Рам, пожав плечами,  ответил  ему  равнодушным
взглядом. А поделиться с другом своими мыслями Джар не мог. Разговаривать  в
походе младшим не разрешалось, иначе Маюм никогда не  возьмет  их  с  собой.
Надо внимательно смотреть по сторонам - опасность везде!
   Скалистый кряж тянулся далеко на север и постепенно удалялся от  реки.  В
некоторых местах густой смешанный лес подходил вплотную к каменным громадам,
преградившим ему путь.  Яркое  весеннее  солнце  поднялось  высоко  и  стало
припекать. Сняв одежду, сшитую из мягкой оленьей шкуры, юноши с наслаждением
подставили обнаженные спины живительным лучам.
   В племени андоров существовал обычай: охотник, убивший зверя, имел  право
носить его шкуру. На плечах Маюма иногда  красовался  пышный  мех  пещерного
льва, убитого вождем в облавной охоте,  а  Гурху  покрывался  шкурой  серого
медведя, сраженного его палицей. В честь победы охотника над  этим  свирепым
зверем андоры прозвали Гурху Серым Медведем. Джар и Рам не убили до сих  пор
ни одного опасного хищника и поэтому должны были  довольствоваться  скромным
мехом оленя. В них возбуждала зависть даже шкура волка,  лежавшая  в  пещере
возле ложа Маюма.
   Сейчас  Маюму  эта  волчья  шкура  нужна  была  для  переноски  камней  в
становище. Острый взгляд Старейшего рыскал по  сторонам  в  поисках  нужного
камня.
   - Камень! Маюм нашел камень! - закричал старый охотник,  склонившись  над
крупным кремневым осколком величиной с человеческую  голову.  Подняв  другой
камень, поменьше, он стукнул им по  найденному  кремню  и  отколол  от  него
тонкую пластину. Старик долго водил ладонью по поверхности камня, изучая его
свойства. Наконец из горла Старейшего вырвались звуки, похожие на  бульканье
воды,  -  это  означало,  что  он  доволен  осмотром.  Вождь   стал   высоко
подпрыгивать, похлопывая себя по бедрам. Юноши повторяли его  движения.  Так
они выражали радость по поводу находки. Волчью шкуру с кремнями Джар  и  Рам
должны были нести по очереди. Маленький отряд пошел к реке. Маюм двигался не
торопясь, осторожно ступая по  мелкому,  острому  щебню,  время  от  времени
вытирая лоб, на котором выступали капли пота.
   Неожиданно Джар вскрикнул и остановился, потирая лодыжку, -  он  случайно
наступил на безногую ящерицу, и она укусила его.
   - Если ящерица, значит будет тепло, - объяснил  юношам  Маюм,  -  она  не
ядовитая, ее можно есть.
   - Какая большая! - сказал Джар, - не меньше, чем мой прыжок.
   Безногая ящерица быстро ползла вперед, пытаясь скрыться между камней.  Но
Рам ударом копья прикончил  ее.  Сделав  привал,  охотники  с  удовольствием
полакомились нежным мясом ящерицы. Люди отдыхали,  сидя  на  корточках.  Они
расположились так, чтобы вся местность находилась в поле  их  зрения,  возле
каждого лежало копье. Копья  юношей  не  имели  каменных  наконечников,  для
прочности их концы были обожжены на костре.
   Неподалеку от Джара на скале промелькнуло  какое-то  маленькое  животное.
Через миг оно снова появилось, сверкнув на солнце зелеными чешуйками.
   "Ящерица!" - Джар вспомнил, как еще в долине Мамонтов, на одной из  скал,
ему удалось приручить целый выводок  точно  таких  же  быстрых  ящериц,  они
привыкли брать из рук юноши червяков и мух. Достаточно было Джару  постучать
по скале, как маленькие животные выползали из всех щелей. Юноша  предпочитал
наблюдать за их жизнью, а не лакомиться ими, как это обычно делал Рам.
   А совсем недавно, уже на новом месте, в руки ему  попался  живой  кролик.
Случилось это так: Джар увидел, как лисица поймала  зверька.  Спугнув  лису,
Джар обнаружил, что кролик жив, но хромает, - у него была повреждена  лапка.
Юноша отнес его в пещеру. И до  него  охотники  приносили  с  собой  молодых
зверьков, попадались среди них  и  подранки.  Нередко  зверьки  привыкали  к
людям, но это еще не было  приручением  животных.  Когда  не  хватало  пищи,
зверей убивали.
   В одном из уголков пещеры Джар отгородил камнями  местечко  для  кролика.
Вскоре зверек уже брал ветки и траву из рук человека. Когда через  несколько
дней юноша вынес хромоножку на площадку, кролик не сделал  попытки  убежать.
Джар привязался к своему  питомцу,  и,  зная  это,  обитатели  пещер  щадили
зверька. Вот и сейчас Джар охотно вернулся бы в становище  и  поглядел,  что
поделывает его Длинноухий Брат - так называл он серого кролика...
   Сильный зной разморил старого Маюма.  Медленно  поднимаясь  с  земли,  он
морщился, потирал ноющие колени - многолетнее  пребывание  в  сырых  пещерах
давало себя знать. Поглядев на своих молодых спутников, вождь решил испытать
их сообразительность и ловкость. Молча он указал на вершину высокой скалы.
   Юноши поняли Старейшего. Джар быстро и ловко стал  взбираться  на  скалу.
Рам старался не отставать от него, но избегал гладких, отвесных мест.
   Глядя на юношей, Маюм  одобрительно  покрякивал.  Первым  достиг  вершины
скалы Джар. Но вот рядом с ним встал и Рам.  Прикрыв  ладонью  глаза,  юноши
внимательно  осматривали  местность  со  своей  наблюдательной   вышки.   Не
обнаружив  ничего  внушающего  опасения,  они  стали  спускаться,   стараясь
обогнать один другого. И на этот раз Джар оказался проворнее.
   Охотники снова зашагали к реке. Она блестела, искрилась в просвете  между
скал. Ее желтые волны, подгоняемые  ветром,  курчавились  белой  пеной.  Над
водой стремительно носились ласточки, в воздухе кружились  крикливые  чайки.
Знакомая картина  радовала  сердца  людей:  родное  становище  близко!  Люди
ускорили шаги, им хотелось поскорее покинуть мрачный лабиринт скал.
   Когда охотники вышли на обширный луг, который  спускался  к  самой  воде,
свежий речной воздух ударил им в лицо. Джар глубоко, всей грудью вдыхал его.
   Там,  где  река  делала  крутой  поворот,  в  прозрачном  воздухе  вились
сиреневые нити дыма.
   - Старая Глах разожгла костер, - сказал вождь, - андоры  получат  жареное
мясо.
   Во все времена существования человека, с той  поры,  как  люди  научились
пользоваться огнем, приветливый дым родного очага всегда радовал путников.
   Вдруг все трое остановились: мимо них по траве пронеслась широкая тень  и
послышался свист рассекаемого крыльями воздуха. Подняв головы, люди увидели,
что совсем низко над ними пролетела огромная птица. Ее чуть приоткрытый клюв
и растопыренные острые когти внушали страх. Люди подняли копья,  готовясь  к
защите, но  пернатый  хищник,  не  обратив  на  них  внимания,  чуть  шевеля
крыльями, скрылся за деревьями. Это был орел беркут - гроза молодых  антилоп
сайгаков.
   Неожиданно Рам, неуклюже подпрыгнув, с громким воплем покатился по траве.
Маюм и Джар быстро  обшарили  все  вокруг,  думая,  что  его  ужалила  змея.
Оказалось, что Раму впился в пятку острый осколок  камня.  Вынув  осколок  и
залепив ранку листком, юноша вскочил на ноги и погрозил  кулаком  в  сторону
улетевшей птицы: он напоролся на камень, потому что загляделся на беркута!
   Это показалось Маюму и Джару забавным, они не могли удержаться от  смеха.
Рам разозлился еще больше. Прыгая на одной ноге, он грозил  кулаком  уже  не
птице, а стоявшему рядом Джару.
   - Лягушонок! Лягушонок! - поддразнивал его Джар. Такого  оскорбления  Рам
не мог стерпеть.
   - Джар - земляной червяк! - злобно сказал он, - Рам побьет его!
   - Лягушонок не посмеет, Джар сильнее его! - ответил Джар.
   Сейчас, когда маленький отряд был в безопасности,  Маюм  ничего  не  имел
против того, чтобы юноши подрались. Он считал, что такие  поединки  полезны,
они  подготавливают  юношей  к  серьезным  схваткам  с  врагами.  Предвкушая
развлечение, он весело ухмылялся, похлопывая себя по бедрам  и  подзадоривая
юношей.
   - Рам назвал Джара - земляной червяк! - качая головой,  говорил  Маюм,  -
Джар - червяк? А Маюм думал: Джар - Быстроногий Олень! - Потом, повернувшись
к Раму, он стал дразнить его: - Лягушонок! Рам - лягушонок!
   Джар и Рам, наклонив головы, стояли, похожие на молодых  бычков,  готовых
кинуться друг на друга.
   Маюм разглядывал юношей: Джар довольно высок для  своих  лет,  мускулист,
широкоплеч, кроме того, он один из лучших бегунов племени. Рам ниже  ростом,
его почти квадратное туловище говорит о большой физической силе,  чем-то  он
напоминает коренастого Гурху.
   С громким возгласом "ярхх!" юноши  начали  драку.  Рам  напоминал  своими
ухватками медведя, а Джар был  ловок  и  увертлив,  как  рысь.  Вначале  они
рычали, подражая дерущимся зверям, потом, утомившись, лишь громко сопели. Их
удары утратили стремительность и точность. Юноши шатались от  усталости,  но
ни одному из них не хотелось заканчивать бой первому. Вождь уже не  улыбался
- его удивляло упорство юношей. Он заметил, что они  поглядывают  на  камни,
намереваясь, по-видимому, взяться за них. Тогда  вождь  издал  резкий  крик,
призывающий прекратить драку. Джар и  Рам  нехотя  повиновались,  разошлись,
продолжая бросать друг на друга свирепые взгляды.
   Глядя на разукрашенные царапинами и синяками  лица  юношей,  Маюм  громко
захохотал. Юноши тоже  расхохотались  и  потерлись  носами  в  знак  полного
примирения и дружбы.
   Когда на площадке перед пещерами появился Маюм, держа над головой осколок
кремня, андоры разразились радостными криками: такая находка для первобытных
людей значила много!..
   Глава 4. Уроки Маюма
   На другой день Маюм, Джар и Рам спустились к берегу реки и под  тенью  ив
принялись  за  изготовление  каменных  орудий.  Найденный  камень   оказался
превосходным темным меловым кремнем необычайной прочности.  Маюм  был  очень
доволен своей находкой.
   Сегодня он решил показать юношам способы обработки камня.
   Работа по  изготовлению  каменных  орудий  -  наконечников  для  копий  и
дротиков, ножей и других предметов обихода - требовала терпения и  сноровки.
Среди андоров самыми опытными в этом деле были Маюм и рыжеволосый Кабу.
   Джар внимательно приглядывался к  точно  рассчитанным  быстрым  и  ловким
движениям старого вождя - Маюм выделывал каменный  наконечник  копья.  Юноше
захотелось  сделать  такой  же  себе.  Рам  пытался   смастерить   одно   из
распространенных каменных орудий  того  времени,  скребок  -  полукруглое  с
острыми краями лезвие, приспособленное главным образом для  скобления  шкур.
Работал он без большой охоты. Отделка камня получалась у него грубой.
   Глядя на неумелую работу Рама, Маюм хмурился, неодобрительно хмыкал носом
и принимался еще усерднее отделывать наконечник.  Юноши  перепортили  немало
камней, но ничего путного у них  не  получалось,  и  Джар  решил  хорошенько
присмотреться к работе старого вождя. Вскоре он понял, что успех  во  многом
зависит от хорошей кремневой пластины, из которой изготовлялось орудие.
   Со  всей  тщательностью,  на  какую  он  был  способен,   Джар   осмотрел
принесенные кремни, выбрал один продолговатой формы и, резко ударив по  нему
камнем-отбойником, отколол длинную  пластину.  Затем  принялся  обрабатывать
заготовку, надавливая на каменную пластину костью;  тем  самым  он  скалывал
короткие поперечные чешуйки кремня. И через некоторое время  в  руках  Джара
оказался кусок камня, уже напоминавший наконечник копья.
   Маюм оторвался от работы, молча поглядел на обработанный  Джаром  камень,
на слипшиеся  от  пота  волосы  юноши  и,  взяв  из  его  рук  незаконченный
наконечник, стал осторожно подправлять края.
   Джар с загоревшимися глазами наблюдал за работой старика. Маюм, довольный
его старательностью, выражал свое одобрение, как обычно,  звуками,  похожими
на бульканье воды.
   Неожиданно Рам  пронзительно  завопил  и  с  яростью  швырнул  в  сторону
отбойник: неверный удар расколол кремень и  вдобавок  пришелся  по  пальцам.
Старый вождь строго посмотрел на него и что-то сердито проворчал.
   Из леса показались сторожевые. Держа на плечах тяжелые  палицы,  они  шли
быстрым шагом.  Охотник,  шедший  позади,  то  и  дело  оглядывался,  словно
опасаясь преследования. Насупив брови, сжимая в руке камень, Маюм смотрел на
опушку леса, из которого вышли андоры.
   - За кустами  -  Мохор!..  -  задыхаясь  от  волнения,  сказал,  один  из
охотников.
   Лицо Маюма помрачнело.
   -  Хромоногий  не  ушел!  -  проговорил  вождь,  вставая.  -  Он   здесь.
Выслеживает человека... Пустое брюхо хочет мяса...
   Нужно было спешно пойти за собирателями кореньев,  и  один  из  охотников
направился за ними.
   Маюм еще некоторое время молча глядел  в  сторону  леса.  Но  вот  в  его
прищуренных глазах мелькнули лукавые огоньки.
   - Сегодня Рам может получить жирный кусок мяса! Пусть он  возьмет  огонь,
как Джар, и подпалит морду чудовищу! - неожиданно предложил старый охотник.
   Рам молчал. Посапывая носом, он пяткой  ковырял  землю,  стараясь  скрыть
смущение.  Он  сделал  вид,  что  не  понимает  слов  вождя.  Его  смущенный
растерянный вид насмешил Маюма. Прищурив глаза, старик  тоненько  захихикал.
Джар тоже засмеялся. Засмеялись и охотники.
   Сжав кулаки. Рам сердито посмотрел на Джара. Дело не дошло до новой драки
только потому, что вдруг со стороны пещер послышались пронзительные вопли.
   Схватив копья, все помчались к становищу.
   Глава 5. Беркут
   На площадке перед пещерами царила суматоха. Взволнованные  и  растерянные
женщины, крича и толкаясь, окружили Маюма. Из их бессвязных слов  он  понял,
что  произошло  несчастье:  громадный  беркут  схватил  с  откоса   площадки
маленького Нуна и взмыл в небо...
   Старейший, схватив копье, побежал к скалам, туда, куда полетел орел.  Как
два степных пса, бежали за вождем Джар и Рам.
   В лучах заходящего солнца ясно была видна огромная  птица  и  ее  жертва.
Маленький Нун был еще жив - он шевелил  руками.  Беркут  подлетел  к  скале.
Раскинув широкие крылья, он медленно кружил в воздухе, потом внезапно разжал
когти и выпустил ребенка... Охотники издали яростный крик -  ребенок  погиб!
Какой-то миг пернатый хищник парил в небе, потом  камнем  ринулся  вслед  за
своей добычей и, схватив ее, с хриплым клекотом взлетел на скалу.
   Багровое зарево заката освещало каменную  площадку  и  черневшее  на  ней
гнездо, возле которого, растопырив крылья, сидела чета зловещих птиц.
   Маюм сурово сказал:
   - Крылатые гиены крадут  детей!  Подняться  на  скалу  трудно.  Но  Маюм,
Быстроногий Олень и Рам разорят их гнездо!
   С копьями в руках они бесшумно подкрались к скале. Почти  отвесные  стены
каменной громады были неприступны, но, внимательно осмотрев  скалу  со  всех
сторон, охотники нашли узкую расщелину,  она  поднималась  от  основания  до
вершины. Здесь и остановился Маюм - отсюда легче начать подъем.
   Первым по расщелине стал взбираться Джар. Камни осыпались под его ногами,
но ловкий юноша, не останавливаясь, поднимался все выше и  выше.  Следом  за
ним карабкался; Рам. В трудных местах  Джар  протягивал  ему  копье,  и  Рам
хватался за него. Маюм неуклонно следовал за юношами.
   С трудом преодолев половину пути, охотники наткнулись на  узкий  каменный
карниз. Все трое взобрались на него и с облегчением перевели дух.  Но  вдруг
сверху послышался гневный клекот, шум крыльев, и они увидели  беркута.  Люди
замерли - малейшее  неловкое  движение  грозило  им  падением.  Птица,  чуть
пошевеливая крыльями, застыла в воздухе. Казалось,  она  испытывала  злобную
радость, глядя на беспомощных врагов.
   Маюм быстро сел на каменный карниз,  увлекая  за  собой  стоявшего  рядом
Джара. Старик прочно уперся ногами в противоположную стену расщелины. Рам на
секунду  замешкался,  и  беркут  воспользовался  этим.  Он  налетел  сверху,
стараясь вцепиться в человека и сбросить его с карниза.  Рам  покачнулся  и,
если бы не сильная рука Маюма,, вряд  ли  юноше  удалось  бы  удержаться  на
ногах.
   - Бей! - крикнул Маюм, и Джар ударил беркута копьем.
   Раненная в грудь птица с громким клекотом отлетела от скалы и скрылась за
каменной грядой. Раму посчастливилось: он отделался несколькими  царапинами,
беркут не успел вцепиться в него когтями.
   Охотники снова принялись карабкаться вверх.  Теперь  подъем  был  не  так
крут. Один за другим они достигли вершины скалы. Почти всю каменную площадку
занимало большое, сложенное из  толстых  сучьев  гнездо.  В  нем,  распустив
крылья, сидела самка беркута. Приоткрыв клюв,  задыхаясь  от  ярости,  птица
издавала  грозное  шипение,  ее  глаза  сверкали.   При   виде   людей   она
встрепенулась, собираясь взлететь, но три  копья  одновременно  вонзились  в
нее. Тяжелораненой птице все же удалось выбраться из гнезда: она прыгнула  в
сторону и сорвалась со скалы. Глухой звук упавшего тела дал знать охотникам,
что хищница им больше не страшна.
   Джар с интересом разглядывал гнездо, в котором лежали два яйца. Но  Маюм,
оттолкнув его, взял яйца и разбил о скалу, а гнездо, которое  юноши  копьями
подтянули к краю площадки, сбросил вниз. За гнездом лежал мертвый Нун.  Сняв
с себя оленью шкуру, Джар завернул в нее Нуна и с этим любовь и преданность.
На лице старого Маюма промелькнула улыбка - он понял  побуждения  юноши.  Но
суровая жизнь  делала  людей  той  эпохи  не  склонными  к  продолжительному
проявлению чувств, и через  мгновение  Старейший  думал  уже  о  другом.  Он
внимательно разглядывал трещины в скалах. Разыскав подходящее углубление, он
положил туда труп ребенка  и  стал  его  закладывать  камнями.  Джар  и  Рам
помогали ему. Наступившая темнота  заставляла  охотников  торопиться:  ночью
лучше быть в надежном убежище. И тут, как бы в ответ на их  мысли,  раздался
вдалеке грозный рык: пещерный лев давал знать,  что  он  покинул  берлогу  и
вышел на охоту.
   Когда  углубление  в  скале  было   заполнено   камнями,   охотники,   не
сговариваясь, бросились бежать, крепко  сжимая  в  руках  копья  и  стараясь
держаться ближе друг к другу, - так легче  отразить  неожиданное  нападение.
Бежали быстро, однако Маюм следил за тем, чтобы  юноши  не  очень  уставали:
резкий запах их пота мог привлечь хищников.
   В ночном воздухе обоняние обостряется, и внезапно охотники  почувствовали
приближение гиен. Люди не испугались их и не ускорили бега.
   Но  вот  встречный  порыв  ветра  принес  новый  звериный   запах.   Маюм
остановился, вслед за ним замерли на месте и оба юноши.
   - Медведь, - прошептал старый охотник.
   Это мог быть огромный пещерный медведь, предпочитавший растительную пищу,
- людям каменного века он не был страшен, и они нередко охотились  на  него.
Это мог быть и другой медведь, меньший размерами, но  отличавшийся  свирепым
нравом, который не прочь был  полакомиться  человеческим  мясом.  Его  очень
боялись. За более светлую  окраску  шерсти  андоры  этого  медведя  называли
серым.
   Маюм долго принюхивался, чтобы определить место, где  скрывался  медведь.
Юноши тоже шевелили ноздрями, подражая во  всем  старому  охотнику.  Чувство
страха и тревоги овладело ими, тела их стали  издавать  еле  уловимый  запах
пота. Маюм недовольно покосился на юношей и что-то  глухо  пробормотал  себе
под нос.  Джар  и  Рам,  чувствуя  свою  невольную  вину,  молча  обменялись
взглядами.
   Старейший, продолжая принюхиваться, поворачивал голову то в  одну,  то  в
другую сторону, внимательно вслушивался в тишину.
   Серебристый  свет  луны,  пробиваясь  через  завесу  туч,  слабо  освещал
окружающие предметы.  Причудливые  скалы,  напоминавшие  своими  очертаниями
различных зверей, теперь, в полумраке, казались Джару живыми. Ему  чудилось,
что некоторые из них шевелятся, надвигаются прямо на него...

   Страх охватывал Джара все сильнее, и, если бы не  Маюм,  он  помчался  бы
наперегонки с ветром - недаром в  орде  его  зовут  Быстроногим  Оленем!  Но
сейчас это невозможно - нельзя оставить сородичей!
   Огромная туча с оборванными краями закрыла луну, и  тьма  окутала  скалы.
Джару стало легче: исчезли пугавшие  его  каменные  звери,  но  все-таки  он
пододвинулся ближе к Маюму.
   Выбрав наконец нужный путь, Старейший крикнул, подражая рычанию леопарда,
идущего по следу, и уверенно побежал в обход  опасного  места.  Джар  и  Рам
следовали за ним. Иногда при подозрительном шорохе или при виде  мелькнувшей
в кустах тени все трое, не сбавляя шага, кидались в сторону.
   Наконец  вдали  показался  свет  костров  -  они  вздохнули  свободнее  и
замедлили шаг. Теперь в  случае  опасности  соплеменники  успеют  прийти  на
помощь!
   Глава 6. Опасная охота
   Когда из мрака ночи  на  каменную  площадку  вынырнули  три  человеческие
фигуры, они не  были  встречены,  как  обычно,  приветственными  возгласами.
Наоборот, сидевшие у костров люди были сумрачно молчаливы. У Маюма  тоскливо
сжалось сердце:
   неужели еще какая-то беда обрушилась на становище?
   Джар и Рам были очень довольны,  что  вернулись  к  пещерам,  под  защиту
яркого пламени. Они проголодались и первым делом подошли  к  яме,  служившей
очагом. В ней  на  горячих  угольях  жарилась  разрубленная  на  куски  туша
крупного животного.
   "Охотникам повезло: они убили толсторогого! Бизонье мясо  вкусно.  И  его
много, хватит всем", - Джар облизнулся и с жадностью поглядел на поджаренную
тушу.
   Но Джар удивился: охота была удачной,  почему  же  так  мрачны  обитатели
пещер? "Охота на бизонов опасна, наверно, были жертвы", - решил он и отыскал
глазами вожака охотников - Кабу.
   Бобровый Зуб сидел на корточках возле костра, не сводя с него немигающего
взгляда. Над костром на невысокой жерди, воткнутой в землю,  коптился  кусок
мяса, капли жира скатывались в костер, вспыхивали в нем, распространяя чад.
   - Толсторогого убили? - спросил подошедший к Бобровому Зубу Маюм.
   - Убили, - коротко отозвался Кабу и, поднявшись, повел Маюма к откосу.
   За ними, как тени, молча пошли неразлучные Джар и Рам.
   У края террасы на шкуре бизона, обратив бледные лица  к  звездам,  лежали
двое убитых на охоте - женщина и  молодой  охотник.  В  полуоткрытых  глазах
охотницы застыло удивление. Под грудью темнело круглое отверстие со  следами
запекшейся крови - удар бизоньего  рога  оказался  смертельным.  У  молодого
охотника тоже была разбита грудь; гримаса страдания исказила черты его  лица
- видно, он умер не сразу.
   Кабу начал рассказывать, помогая себе жестами.  У  опушки  паслось  стадо
бизонов. Ветер был встречный, удалось незаметно подкрасться со стороны леса.
Легко убили двух жирных бычков: ударили тяжелыми палицами, пронзили копьями.
Но большие звери напали  на  охотников.  Потеряв  двух  человек,  андоры  по
сигналу Кабу отступили. Лес спас их от преследования  бизонов.  Скрывшись  в
облаке пыли, стадо умчалось на водопой.
   - Убитых андоров принесли в становище, -  закончил  Кабу  свой  печальный
рассказ.
   "Охотник всегда готов к смерти, - думал Маюм, - но слишком часто приходит
она к андорам..."
   Однако голод оказался  сильнее  печали.  Сидящие  у  костров  уже  громко
выражали нетерпение - всем хотелось есть. Запах жареного  мяса  возбуждал  у
проголодавшихся людей хороший аппетит. Джар  и  Рам  получили  от  Маюма  по
большому куску мяса и стали быстро уничтожать его, подсев к  .костру.  Когда
все насытились, Глах спрятала остатки мяса в одной из расщелин скалы.
   После трапезы  приступили  к  похоронам5  убитых  на  охоте.  По  обычаям
племени, вырыли в одной из пещер неглубокую яму и выстлали ее  дно  шкурами.
Покойников в согнутом, как бы сидячем, положении уложили  в  яме  на  бок  и
крепко перевязали ремнями. Андоры верили в то, что, если этого  не  сделать,
покойники станут выходить из могил и вмешиваться  в  жизнь  живых.  Рядом  с
мертвецами положили кремневые ножи, наконечники копий и немного мяса,  после
чего яму засыпали камнями.
   Все расположились на ночлег. Ночи стояли холодные,  и  люди  предпочитали
проводить  их  в  нишах  или  под  навесами  скал;  шкуры,  закрепленные  на
деревянных жердях, защищали от порывов холодного ветра.
   На площадке перед пещерами горел костер. После появления Мохора у  костра
всегда кто-нибудь бодрствовал - поддерживал огонь. Пламя отпугнет  страшного
хищника,  если  он  вздумает  приблизиться  к  становищу.  Обычно  сторожили
женщины, они не хуже мужчин справлялись с этой обязанностью. Сегодня  должна
была сторожить старая Глах.
   Джар ласково простился с ней, устраиваясь в нише на ночь - он очень любил
эту добрую женщину. Глах заменила ему мать, погибшую на охоте.
   Перед тем как  лечь,  Маюм,  сидя  на  медвежьей  шкуре,  долго  растирал
распухшие суставы ног. Отблески костра освещали его хмурое, утомленное лицо.
Джару хотелось подойти, приласкаться к старику. Однако он побоялся, что Маюм
сочтет это за слабость. После случая с Мохором Джара приравняли к  взрослым,
и ему надо было вести себя как подобает мужчине!..
   Сквозь сон Джар слышал кряхтение старика,  потрескивание  костра  и  шаги
старой Глах.
   С севера приплыли  тучи  и  затянули  сверкающее  мириадами  звезд  небо.
Застучали первые крупные капли дождя...
   Глава 7. Рыжий Брат
   К утру дождь кончился, но было пасмурно, холодно. Словно серое  покрывало
легло на просторы саванны. Под навесами скал запылали костры.  Озябшие  люди
тянулись к огню, к еде. Еда согревает, еда  -  источник  жизненных  сил.  Ни
несчастья,  ни  плохая  погода  не  отражались  на  аппетите  людей:   везде
раздавался треск разбиваемых костей, ни одна трубчатая кость не осталась  не
расколотой.
   Рам, сидя рядом с другом, лениво слизывал капли костного мозга с пальцев.
Его  лицо  выражало  довольство,  маленькие  глазки  благодушно  поглядывали
вокруг. Вдруг он схватил Джара за руку и потащил  к  соседнему  костру,  где
сидели Кабу и Маюм, - Бобровый Зуб жестом подозвал юношей.
   Рядом со старейшими племени стоял невысокий, худощавый охотник  по  имени
Лус - на языке племени это значило "тщедушный" - и внимательно прислушивался
к их разговору. Они говорили об охране становища.
   - Людей стало меньше, - сказал Кабу, поднимаясь с земли. Джар и Рам могут
сторожить. Лус будет у них старшим. А прежние сторожевые  перейдут  в  отряд
охотников.
   Старый вождь хмурился. Ему  не  хотелось  назначать  неопытных  юношей  в
сторожевой отряд, но он понимал, что ватага охотников требовала пополнения.
   - Хорошо. Пусть будет так, - недовольно проворчал Маюм.
   Но его недовольство не смутило юношей. Они бурно проявляли свою  радость:
теперь они - мужчины! Не  надо  больше  ходить  с  женщинами  и  подростками
выкапывать коренья! Они получат копья с каменными наконечниками и дротики!
   Резкий порывистый ветер разогнал тучи. Выглянуло  солнце.  Ярко  зеленела
омытая влагой трава.
   Для андоров начался обычный день: Кабу увел охотников  в  степь,  женщины
обрабатывали звериные шкуры, Маюм, как  и  накануне,  занялся  изготовлением
каменных орудий. На этот раз ему помогали другие подростки. И Джар, уходя  с
Лусом и Рамом в свой первый сторожевой поход, еще долго  слышал  их  звонкие
голоса. Хотя Джару всегда было хорошо подле Маюма, на этот раз он не  жалел,
что не остался с ним. То, что ему предстояло сегодня, было для  него  новым,
необычным, наполняло его гордостью. Он и раньше иногда ходил  на  охоту.  Но
сегодня ему доверили нечто большее - охрану становища!  От  его  зоркости  и
смелости зависит жизнь соплеменников. Пусть старая Глах  не  боится  -  Джар
сумеет вовремя известить всех, если появится опасность... От этих  мыслей  у
юноши  бурно  колотилось  сердце,  а  ноги  так   и   просились   проплясать
воинственный танец племени. Но его сдерживало присутствие Луса.
   Тщедушный шел размеренным шагом, слегка сгибая колени, как  обычно  ходят
охотники в походе. Лицо Луса было бесстрастно, но от его внимания  ничто  не
ускользало.
   Чем дальше отходил отряд от реки, тем однообразнее  становилась  саванна.
Сторожевые шли, держась против ветра, обходя редкие  островки  кустарника  и
поросшие лесом лощины.  Если  что-нибудь  вызывало  у  них  подозрение,  они
проникали в заросли и тщательно их обследовали.
   Выпавший утром дождь ослабил запахи животных и  усилил  запахи  растений.
Юноши, припав лицом к траве, внюхивались  в  нее,  стараясь  определить,  не
грозит ли им опасная встреча.
   Лус вел себя иначе. Он то поднимался на холм, то взбирался  на  дерево  и
молча обозревал оттуда окрестности.  Запахи  его  интересовали  меньше,  чем
обычно: степь достаточно хорошо просматривалась. Охотники во  главе  с  Кабу
давно исчезли из виду. Вдали,  среди  зеленого  простора,  мелькнула  желтая
полоска - стадо быстроногих сайгаков.
   К  удовольствию  Джара,  обычно  невозмутимый  Рам   тоже   находился   в
радостно-приподнятом   настроении.    Полные    молодого    задора,    юноши
подкрадывались к деревьям, кустарникам, бросали дротики в пролетающих  птиц,
забывая о  том,  что  сегодня  они  охраняют  становище.  Все  это  вызывало
раздражение у Луса, он  давно  уже  сердито  поглядывал  на  проделки  своих
спутников.
   Но юноши, не замечая этого,  продолжали  свою  игру,  и  только  знакомое
"уэхх!", произнесенное Лусом, заставило их остановиться.
   Джар вопросительно посмотрел на Луса: степь казалась вымершей, до  самого
горизонта не было видно ни одного животного. "Почему же Лус  предупредил  об
опасности?"  -  недоумевал  юноша.  Но  хриплое  "уэхх!"  повторилось.  Джар
подбежал к охотнику и вдруг сильный удар в челюсть заставил его пошатнуться.
Из рассеченной губы закапала кровь. Джар  вытер  ладонью  рот.  В  маленьких
глазках Луса мелькнула злобная усмешка.
   Гнев охватил Джара. "Почему Лус ударил  меня,  как  слабого  мальчишку?!.
Ведь Джар теперь тоже охотник!"
   Он был одного роста с Лусом и  не  чувствовал  себя  слабее  его.  Сжимая
кулаки,  он  громко  засопел,  предупреждая  противника  о  своем  намерении
драться.
   А Лус как ни в чем не бывало отвернулся  от  юноши  и  хладнокровно  грыз
стебелек травы.
   Это еще больше взбесило Джара, он сделал шаг вперед, но тут  Рам  охватил
его сзади сильными руками и оттянул назад. Этим самым Рам напомнил  другу  о
законе племени: Лус был старшим в отряде, и неповиновение  ему  должно  быть
строго наказано. Джар разжал кулаки, признавая в глубине души, что Лус прав:
они вели себя как мальчишки. Но юноша долго не  мог  подавить  в  себе  злое
чувство к Лусу.
   Вдруг послышался отдаленный гул, и земля  задрожала  под  ударами  копыт.
Вдали среди высокой травы показались бурые мохнатые спины бизонов.  Они  шли
.крупной рысью как раз навстречу охотникам, и Лус тотчас  же  повернул  свой
небольшой отряд в обход стаду.
   Солнце припекало все сильнее, высокая трава издавала терпкий запах.  Джар
и Рам, не нарушая больше установленного старшим порядка, молча следовали  за
Лусом. Рам шел, сутулясь, позевывая, он был не прочь передохнуть. Джар шагал
так же бодро, как и раньше.
   Он шел и смотрел по сторонам -  все  было  ему  интересно.  Вот  из  норы
выходит маленький зверек, садится на задние лапки, передние плотно прижимает
к туловищу, вытягивается и неожиданно  становится  похожим  на  столбик.  Но
вдруг он замечает людей. Взмахнув  коротким  хвостом,  он  издает  тревожное
"кухи-кухи" - предупреждает других сурков об опасности - и исчезает.
   Джар тихо смеется - его развеселил толстый  зверек  с  мягкой  лоснящейся
шерсткой...
   Сторожевые  проголодались.  Они  внимательно   озираются   по   сторонам,
прислушиваются. Из густой травы  доносится  шорох,  сквозь  зелень  мелькают
светло-коричневые перья. Люди быстро подходят к зарослям пырея, и  оттуда  с
шумом вырывается стая дроф. Рам бросает дротик - и крупная  птица  падает  в
траву. Джар ударом дротика приканчивает ее. Лус довольно улыбается.
   Они располагаются  в  тени  кустарника.  Лус  как  старший  делит  птицу,
выбирает себе лучшие куски.
   Затем Лус и  Рам  укладываются  спать,  а  Джар  остается  сторожить.  Он
взбирается на невысокий холмик, присаживается на корточки и, чтобы скоротать
время, тихонько поет. Звуки его песни напоминают и  журчание  ручья,  и  вой
дикого зверя, и жужжание пчелы, и пение птиц...
   Джар поет о том, какой он  храбрый.  О  том,  что  он  не  дрогнул  перед
чудовищем с длинными клыками. О том, что таких отважных, как Джар, в племени
андоров много. О том, что антилопы, олени и лошади, поднимая пыль в саванне,
бегут от охотников. О том, что скоро подрастут дети и будет больше охотников
в племени андоров, и тогда отступят перед ними бизоны и мамонты. О том,  что
Маюм - храбрый и сильный охотник, Джар любит его и  хочет  быть  таким,  как
он...
   Еще долго мог бы петь Джар, но шорох в кустах заставил его умолкнуть.

   Неужели и там есть птицы? Джар схватил дротик, приготовился метнуть  его.
Ветви кустарника раздвинулись, выглянула тощая рыжая собака. Ее, как  видно,
привлек запах птичьего мяса.
   Джар сидел совершенно неподвижно и следил за дикой собакой. Его забавляло
ее поведение: когда она . смотрела на человека,  в  глазах  у  нее  мелькала
тревога, когда же она переводила  взгляд  на  остатки  дрофы,  то,  наклонив
голову набок, начинала умильно облизываться.
   Джар знал, что и Лус и Рам на его месте сейчас же  постарались  бы  убить
собаку, бросили бы в нее копье или дротик. Джар не собирался этого делать  -
ему было интересно наблюдать за собакой, к тому же он не был голоден.
   Джару пришла в голову мысль: почему бы ему не стать  другом  рыжего  пса,
как это было с кроликом? Юноша был уверен, что звери  понимают  человеческую
речь и разговаривают между собой на своем языке.
   - Пусть Рыжий Брат не боится Быстроногого  Оленя,  он  не  обидит  Рыжего
Брата, - тихо сказал Джар.
   При звуке человеческого голоса  пес  вздрогнул,  попятился,  но  так  как
человек ничем не угрожал, он замер на месте, припав к земле, .готовый каждую
минуту скрыться в кустах.
   - Быстроногий Олень хочет быть другом Рыжего Брата, -  продолжал  Джар  и
бросил остатки птицы прямо под ноги собаки. Рыжий пес испуганно  метнулся  в
сторону,, но тут же сел, не спуская глаз с мяса.
   - Ешь, Рыжий Брат, и не забывай о дружбе!
   Пес не стал дожидаться вторичного приглашения и с жадностью набросился на
еду: голод пересилил врожденный страх и недоверие к человеку...
   В это время Лус и Рам проснулись и поднялись со своих мест.
   Рыжая собака бросила  испуганный  взгляд  на  них  и,  захватив  в  пасть
побольше костей, быстро скрылась в густом кустарнике.
   Джар, улыбаясь, глядел ей вслед. На ее брюхе он видел  отвислые  соски  -
значит, у рыжей собаки есть щенята.
   Лус и Рам не заметили пса. После недолгого  отдыха  они  были  в  хорошем
расположении  духа.  Джар  тоже  был  доволен  проведенным  временем.  Отряд
двинулся в  путь.  На  этот  раз  люди  пошли  к  реке.  Утолив  жажду,  они
переправились на другой берег.
   К  заходу  солнца   сторожевые   осмотрели   значительное   пространство,
прилегающее к  становищу.  Ничего  подозрительного  они  не  обнаружили,  за
исключением следов пещерного льва. По-видимому, прошлой ночью  лев  охотился
вблизи поселения андоров.
   Маюм остался доволен тем, что ему рассказал  Лус.  Ватага  охотников  под
водительством Кабу на этот раз  вернулась  с  пустыми  руками.  Их  постигла
неудача:  стада  животных,  кем-то  потревоженные,  ушли  далеко  в   степь.
Охотникам встретились  мамонты,  но  из-за  своей  малочисленности  люди  не
рискнули на них напасть.
   И все-таки обитатели становища не легли  спать  голодными  -  их  выручил
небольшой запас копченого мяса, который хранился в расщелине скалы.  Хорошо,
что старая Глах позаботилась об этом!..
   Глава 8. Спустя месяц
   Прошел месяц с того дня, как Джар вместе с Лусом и  Рамом  в  первый  раз
сторожили становище. За это время юноши многому научились. Лус  был  опытным
охотником-следопытом.  Он  легко  узнавал  животных  по  следам,  с  большой
точностью  определяя,  когда  они  оставлены,  умел,  не  обнаруживая  себя,
выследить добычу и незаметно  подкрасться  к  ней.  Знал  Лус  и  еще  много
полезного и важного.
   Однажды маленький отряд подошел к болоту, покрытому мхом. Желая сократить
путь, Лус повел отряд через болото. По еле уловимым  признакам  Лус  выбирал
дорогу и уверенно шел вперед. Почва под ногами пружинила, следы  наполнялись
мутноватой водой. Первым шел Лус,  за  ним,  точно  ступая  по  его  следам,
двигался Джар, замыкал шествие Рам.
   Андоры всегда избегали переходов через болотистые местности.
   "Наверно, Лус испытывает нас", - думал Джар, с опасением  посматривая  на
коварную трясину.
   Внезапно  позади  послышался  всплеск  и  крик  о  помощи.  Лус  и   Джар
оглянулись: Рам сделал неверный шаг и по пояс провалился  в  трясину.  Глаза
несчастного выражали смертельный ужас. Всего несколько шагов отделяло Луса и
Джара от Рама, но это расстояние  показалось  Джар  у  непреодолимым.  Страх
охватил  его,  парализовал  волю.  Присев  на  корточки,  он  стал   жалобно
оплакивать гибнущего друга.
   Но Лус не растерялся: он сделал несколько шагов назад и,  ухватившись  за
ивовый куст,  росший  возле  тропы,  осторожно  лег  на  зыбкую  поверхность
трясины, стараясь дотянуться ногой  до  Рама.  Спокойная  находчивость  Луса
заставила Джара опомниться, - ему стало  стыдно  за  свое  малодушие,  и  он
торопливо начал помогать старшему: сломав несколько  больших  ивовых  веток,
бросил их Раму. Но это не помогло. Жалобно завывая. Рам  продолжал  отчаянно
барахтаться,   все   глубже   погружаясь   в   трясину.   Лицо   его    было
мертвенно-бледным, блуждающие глаза выражали ужас.  На  поверхности  трясины
оставались только его судорожно  двигающиеся  руки  и  запрокинутая  голова.
Явственно слышался чавкающий звук, который издавала трясина,  втягивая  свою
жертву.
   Видя, что ему не дотянуться  до  Рама,  Лус  снова  выбрался  на  полоску
твердой земли и ухватился за гибкий ствол ивового куста,  стараясь  пригнуть
его. Но куст плохо поддавался его усилиям, и Джар, еще не догадываясь, в чем
заключается замысел Луса, стал изо всех сил помогать ему. Наконец им удалось
согнуть ивовый куст так, что он  распростерся  над  болотом.  Когда  влажные
листья коснулись лица Рама, он вцепился в ветви. Лус и Джар потихоньку стали
отпускать куст. Поднимаясь, он потянул за собой Рама. На поверхности трясины
показались плечи и грудь юноши. Но уже больше выпрямиться куст не мог  из-за
тяжести человеческого тела, висевшего на нем.  Лус  и  Джар  стали  медленно
подтягивать куст к берегу. Ствол ивы трещал, грозя  надломиться,  но  гибкое
дерево все-таки выдержало,  и  вскоре  обессилевший  юноша  был  вытащен  на
тропку.
   Долго лежал Рам на узкой полоске земли, постепенно приходя в  себя  после
пережитого ужаса. Джар смотрел на  него  с  жалостью.  Страшно  очутиться  в
предательской трясине! При одной мысли об этом Джара охватывала дрожь!..
   Лус пренебрежительно поглядывал на юношей. Разве  это  сторожевые?  Какой
толк от них? Они ведут себя, как маленькие дети...
   Джар заметил взгляд Луса, но решил не затевать ссоры. Он был рад спасению
друга и понимал, что без Луса дело кончилось бы плохо.
   Перед тем как двинуться в путь, Лус  отломил  от  ивового  куста  длинную
крепкую ветвь, чтобы при ходьбе все трое могли держаться за нее. Теперь  Рам
шел между Лусом и Джаром.
   Но вот опасному пути  пришел  конец!  Лус  не  протестовал,  когда  юноши
исполнили пляску радости...
   Больше они не ходили через болото. Чаще всего  они  совершали  обходы  по
саванне. Маюм опасался,  что  вслед  за  кочующими  стадами  животных  могут
появиться люди враждебного племени.
   Джар очень любил ходить по степи. Ее простор, чистый воздух, аромат  трав
бодрили, наливали мышцы силой. Но не только это привлекало юношу -  вот  уже
несколько раз на одном и том же месте в  степи  он  встречал  рыжую  собаку.
По-видимому, стая диких собак обосновалась где-то вблизи  становища.  Стоило
только Лусу и Раму заснуть, как пес немедленно появлялся. Почуяв  людей,  он
бежал к ним в надежде чем-нибудь поживиться.
   Джар нередко  приносил  рыжей  собаке  остатки  трапезы,  а  сегодня  ему
посчастливилось убить дротиком зазевавшегося толстого сурка. Эту свою добычу
Джар решил отдать собаке, но она как назло долго не появлялась.
   День выдался ясный. Бирюзовое небо до самого горизонта было  чистым,  без
единого облачка. Сторожевой отряд с утра бродил  по  саванне,  и  Лус  решил
отдохнуть. Джар с наслаждением повалился в густую траву. В  нос  ему  ударил
сильный запах душистой таволги. Пестрый ковер цветов радовал глаз.
   Джар любил эти минуты кратковременного  отдыха,  когда  он  мог  спокойно
наблюдать природу.
   Это не было простым любованием. Следя за полетом птиц,  он  не  задавался
вопросом, почему птицы  летают,  его  интересовало  другое:  как  ловчее  их
поймать. Когда юноша мечтал о дружбе с кроликом или собакой, он не  думал  о
приручении их. Для него это было скорее забавой, но в то же время и желанием
поближе познакомиться с  жизнью  животных,  от  которых  человек  во  многом
зависел.
   Джар очень обрадовался, когда  из-за  кустов  наконец  появилась,  тяжело
дыша, рыжая собака. Видно было, что она бежала во весь  дух.  Увидев  сурка,
она поползла к нему на брюхе, стараясь как можно скорее завладеть добычей.
   Юноша не мог без смеха глядеть на заискивающие, моргающие от страха глаза
пса. Иногда на какой-то  миг  животное  замирало,  и  его  оскаленные  зубы,
коричневые глаза, казалось, предупреждали: "Попробуй только тронь!.."
   Джар тихонько подбадривал пса:
   - Не бойся, Рыжий Брат! Это твой сурок!..
   Ласковый голос человека успокоил собаку, и она поползла быстрее. Наконец,
схватив сурка, она метнулась в сторону и скрылась в кустарнике.
   Когда, утомленный дневными скитаниями,  сторожевой  отряд  возвратился  в
становище и все трое присели у вечернего костра, их  неожиданно  подозвал  к
себе Маюм.
   Старый вождь, стоя вместе с Кабу у края площадки, озабоченно  вглядывался
в синеватую  мглу,  окутавшую  окрестности.  На  землю  опустилась  ночь,  и
окружающий мир стал таинственным и непонятным. То, что днем казалось простым
и нестрашным, сейчас настораживало. Слышались неясные шорохи, далекие  крики
животных, зеленоватыми точками вспыхивали глаза зверей,  попавших  в  полосу
света от костра...
   Но все  это  могло  испугать  одинокого  путника,  а  не  вождя  племени,
стоявшего на освещенной площадке вблизи потрескивающих  костров  и  большого
скопища людей!

   "Зачем Маюм зовет нас, не дав даже  поесть?"  -  думал  Джар,  подходя  с
Тщедушным и Рамом к Старейшему.
   Суровый взгляд вождя остановился  на  Лусе,  на  юношей  старик  даже  не
взглянул.
   - Сторожевые племени андоров похожи на кротов,  дальше  своего  носа  они
ничего не видят! - гневно сказал Маюм.
   Оказывается, собиратели  кореньев  видели  сегодня  тигро-льва.  Чудовище
пробиралось в зарослях леса. Мохор сильно хромал. Покалеченный зверь  всегда
опаснее: если он не может догнать антилопу или  лошадь,  он  принимается  за
людей. '
   Обо всем этом Маюм говорил раздраженно, ни на кого не глядя. Лус  молчал,
ему нечего было ответить.
   "Значит, Мохор вернулся, а мы не выследили его", - промелькнуло в  голове
Джара, и он еще внимательнее стал слушать хриплый голос вождя.
   - С восходом солнца сторожевые пойдут  к  скалам,  где  живут  медведи  и
гиены. Может быть, логово Мохора там. Сторожевые  должны  выследить  его!  -
приказал Маюм и, поглядев на встревоженное лицо Тщедушного, добавил:  -  Лус
похож на коротколапую гиену, когда должен встретиться с медведем!..
   Джар, как и все обитатели становища, знал, что Лус боится  медведей.  Еще
ребенком он попал однажды в лапы этого опасного зверя. Подоспевшие  охотники
спасли мальчика, но непреодолимый страх перед медведями сохранился у него на
всю жизнь.
   Доедая вечернюю порцию мяса, Джар не без злорадства поглядывал на мрачную
физиономию Луса, сидевшего против него. За  время  пребывания  в  сторожевом
отряде Джар видел,  что  Лус  пренебрежительно  относится  к  нему  и  Раму,
пользуется малейшим случаем, чтобы проявить свою власть. Несправедлив он был
и при дележе добычи. По отношению же к  взрослым  охотникам,  зная,  что  он
слабее их, Лус был другим, во  всем  уступал.  Он  избегал  грубых  забав  в
становище, сторонился людей и  дружил  только  с  мужественной  Ру,  которая
нередко защищала его от нападок охотников.
   Джар  был  менее  терпелив,  чем  флегматичный  Рам,  и  его   раздражали
несправедливость и придирки Луса. Юноша не раз хотел пожаловаться Маюму,  но
боялся, что его  опять  пошлют  выкапывать  коренья.  Джару  было  интересно
бродить с бывалым охотником и лучшим следопытом племени. Теперь  же  Джар  и
Рам не могли отказать себе в  удовольствии  ухмыльнуться,  глядя  на  хмурое
встревоженное лицо Луса.
   Охотник заметил это и  бросил  на  юношей  злобный  взгляд.  Джар  и  Рам
поспешили к своей нише, где, покряхтывая, уже укладывался на медвежью  шкуру
старый Маюм.
   Глава 9. Джар становится вожаком
   Гнев Маюма возымел свое действие:  с  первыми  лучами  солнца  сторожевой
отряд уже был на ногах. Джар и Рам даже не успели поесть как следует  -  Лус
торопил их.
   Отряд направился в сторону синеющих вдали скал.  Лус,  как  и  Джар,  был
хорошим ходоком, и неповоротливому Раму  было  трудно  поспевать  за  своими
быстроногими спутниками.
   Когда охотники достигли каменной гряды, солнце уже высоко  поднялось  над
их головами. Рам тяжело дышал, с него ручьями стекал  пот.  Лус  то  и  дело
заставлял его и  Джара  взбираться  на  скалы  обозревать  местность.  Юноши
понимали, что это месть за вчерашнее.
   Услышав очередное приказание Луса, Джар пожалел своего друга,  и,  сделав
ему знак остаться внизу, стал один  подниматься  на  скалу;  Рам  присел  на
каменный уступ, он устал, ему хотелось отдохнуть.
   Когда Джар спустился, его встретил  сверкавший  бешенством  взгляд  Луса.
Худые  руки  охотника  дрожали,  сжимая  копье.  Поступок  Джара  он  считал
ослушанием и хотел как следует проучить его.
   - Сосунок безрогого оленя! Солнце перегрело его глупую башку, он посчитал
себя вождем племени! - крикнул Лус.
   Оскорбленный несправедливостью, Джар, сжав кулаки, стиснув челюсти, молча
шагнул к Лусу. Лус не был уверен,  что  ему  удастся  справиться  с  сильным
юношей. Стараясь не показать Джару, что боится его, Лус проворчал, обращаясь
к Раму:
   - Довольно Барсуку греться на солнце!
   "Барсук" не было презрительной кличкой, этот жирный зверек за свой смелый
нрав был в чести у племени андоров. Если Лус назвал Рама  Барсуком,  значит,
он не ищет с ним ссоры и заодно хочет примириться с Джаром.
   Рам ничего не ответил, лишь искоса поглядел на Луса и, продолжая  сидеть,
стал по своему  обыкновению  ковырять  пяткой  землю,  что  всегда  делал  в
затруднительных случаях...
   Вдруг  Рам  как  ужаленный  вскочил  с  места.  Он  первый   почувствовал
накатившийся, как волна, густой звериный запах.
   Послышался тяжелый топот, и  из-за  выступа  скалы  выкатилось  несколько
камней, а затем появился косматый зверь.
   - Серый медведь! - крикнул Лус. Это был не  очень  крупный  медведь,  его
светло-бурая шерсть блестела и лоснилась па солнце. При виде людей  животное
остановилось, его низко опущенная голова раскачивалась из стороны в сторону,
из разинутой пасти свисал розовый язык, маленькие глазки  злобно  горели.  С
глухим ворчанием медведь двинулся на врагов.
   Джар и Рам прижались друг  к  другу  и  выставили  вперед  копья.  Лус  с
поднятым копьем стоял немного поодаль.
   От медведя шел удушливый запах, першило в горле. Еще ниже опустив голову,
зверь бросился вперед, его передние лапы мелькнули  перед  лицом  Джара.  Но
ловкий юноша успел отскочить в  сторону,  увлекая  за  собой  растерявшегося
Рама, и мохнатое чудовище, злобно рыча, присело на задние лапы.
   Только теперь сообразили юноши, какой ошибкой было стоять рядом. Нападать
на зверя нужно с разных сторон - так учил Маюм! Отскочив друг от друга,  они
увидели, что Луса поблизости нет, но это их не  смутило,  и  с  воинственным
криком "ярхх!" юноши стремительно ринулись в бой. Ловко орудуя копьями, Джар
и Рам старались нанести медведю глубокие раны, что  не  всегда  удавалось  -
мешал густой мех зверя. Однако дружный натиск испугал медведя,  он  взревел,
попятился и скрылся за той самой скалой, из-за которой несколько минут назад
так неожиданно появился. Судя по  его  поведению,  это  был  совсем  молодой
зверь, со старым они не справились бы так легко!..
   Взявшись за руки,  Джар  и  Рам  стали  плясать  от  радости.  Они  вышли
победителями в схватке с серым медведем! Хотя юноши понимали, что имели дело
с  молодым,  неопытным  хищником,  ликование  их  от  этого   нисколько   не
уменьшилось. Рам даже забыл про свою усталость. Они уже собирались пойти  на
поиски Луса, как он появился сам, выйдя из расщелины скалы.
   Джар, насупившись, смотрел на него. Сейчас Лус не был  похож  на  смелого
охотника, он шел с поникшей головой, волоча за собой копье.
   По суровым обычаям  племени,  охотника,  бросившего  сородичей  в  минуту
опасности, ждало жестокое возмездие: ему грозило изгнание  или  смерть.  Лус
это знал. Он бросил под ноги юношам свое оружие и распростерся перед ними на
земле, отдавая себя в их власть. От Джара и Рама зависело простить  его  или
убить...
   С севера налетел порыв холодного ветра, и Джара пронизала дрожь не то  от
холода, не то от волнения... Трудно убить беззащитного человека!..  Если  бы
Лус пошел на него с копьем или палицей в руках, тогда другое дело - Джар, не
задумываясь, стал бы драться с ним. Юноша колебался. Взглянув  на  Рама,  он
прочел на его лице смущение. Рам заморгал и опустил  глаза...  Джар  перевел
взгляд на распростертого человека. Не шевелясь, Лус ждал близкого конца...

   Джар прикоснулся копьем к его телу. Лус вздрогнул и еще теснее  приник  к
земле.
   - Вставай! Джар и Рам не тронут Луса.
   И Джару стало легко - он понял, что поступил правильно. За  своей  спиной
он услышал довольное посапывание Рама.
   Лус вскочил на ноги. Тяжело дыша, он смотрел помутневшим взглядом  вокруг
себя. Он не умрет!.. Ему  сохранили  жизнь!..  И  он  заплакал,  как  плачут
маленькие дети, которых неожиданно простили. Всхлипывая,  он  утирал  слезы,
размазывая грязь на волосатом лице.
   Рам весело хихикал, ему было смешно - охотник плачет!..
   Джар поднял вверх руку с копьем и громко сказал:
   - Лус больше не вожак! - и, повернувшись, повел отряд.
   Так старшинство перешло к Джару.
   Он вел отряд, не торопясь, внимательно поглядывая на  гребни  скал,  мимо
которых они шли.
   Но вот уж скоро и становище! Джар и Рам рады, они прибавили  шаг.  А  Лус
все больше отставал от них, потом он и совсем остановился, опустив голову.
   Джар понял, чего боится Лус, и тоже остановился.  Он  молчал,  соображая,
что ему делать и как бы поступил в этом случае  Старейший.  Потом,  стараясь
подражать  Маюму,  Джар  сморщил  лоб,  распрямил  плечи,  выпятил  грудь  и
торжественно произнес:
   - Не бойся, Лус! Джар не скажет никому. Жизнь Луса нужна племени.
   Отбросив копье, Лус повалился на землю. Затем вскочил на  колени,  быстро
подполз к Джару и приставил к своей груди острие его копья. Этим он показал,
что его жизнь принадлежит юноше.
   Глава 10. Гибель Длинноухого Брата
   Никто в становище не узнал о том, что произошло  в  маленьком  сторожевом
отряде. Джар и Рам, как и прежде, уходили и возвращались  под  водительством
Луса. Но как только пещеры скрывались из глаз, старшим в  отряде  становился
Джар. И все же он считался с опытом Луса и часто прибегал к его советам.
   Прошло несколько дней. Джар был горд и счастлив. Андоры увидели перемену,
происшедшую в Джаре: он уже  не  казался  неопытным  юношей,  а  походил  на
взрослого охотника.
   И тут произошел случай, который многие в племени не заметили или  сделали
вид,  что  не  заметили.  Раны,  нанесенные  Гурху  тигрольвом,   постепенно
затягивались, и охотник* стал поправляться. Он еще не покидал  своего  места
под навесом скалы, но уже был в силах приподниматься и сидеть.  Повседневная
жизнь  сородичей  проходила  перед  его  глазами,  и,  конечно,  он  заметил
приподнятое настроение Джара. Гурху не любил его,  он  затаил  злое  чувство
против юноши еще с памятного дня поединка с Мохором и ждал случая  отомстить
ему.
   Гурху воспользовался днем,  когда  в  становище  не  оказалось  мяса,  и,
подозвав Глах, сказал ей, что хочет  есть.  Старуха  принесла  ему  коренья.
Гурху потребовал мяса и приказал ей поймать бегавшего по становищу  кролика.
Глах знала, что хромой зверек принадлежит Джару,  но  не  решилась  отказать
Гурху, тем более, что раненые в орде пользовались особым вниманием.
   Однако семилетний Хуог и его сверстник, белоголовый Янг, находившиеся тут
же на площадке, рассудили иначе. Они были большими  приятелями  Джара  и  со
всех ног бросились к реке, чтобы рассказать обо всем Маюму. Старейший в  это
время,  вместе   с   пятнадцатилетним   Хагом,   братом   Хуога,   занимался
изготовлением каменных орудий. Как ни спешил Маюм, но, когда  он  пришел  на
площадку, было уже поздно: Гурху доедал кролика. Ни слова не  сказав  Гурху,
старый вождь вернулся к реке.
   Когда наступил вечер, Хуог и Янг  уселись  на  краю  площадки  и,  болтая
ногами,  стали  дожидаться  Джара.  Им  хотелось  поскорее  сообщить  своему
старшему другу о том, что произошло с Длинноухим Братом. Они не думали,  что
это известие сильно огорчит Джара.
   Узнав о гибели кролика, Джар помчался к  скале,  где  под  навесом  лежал
Гурху.
   "Как посмели взять кролика?.. - думал он, с трудом переводя дыхание. -  И
когда! Когда Джар оберегает становище!.. Все знают, как он любил Длинноухого
Брата..."
   Он сам еще не знал, что сделает. Он хотел своими глазами  убедиться,  что
серый кролик мертв. Как птица, взлетел юноша по откосу и в несколько прыжков
пересек площадку.
   Андоры не любили, когда кто-нибудь из соплеменников вызывал  переполох  в
становище. Вид бегущего человека всегда связывался у них с представлением об
опасности. Но на этот раз ни одного гневного  возгласа  не  раздалось  вслед
Джару - все сочувствовали ему.
   Добежав до ложа Гурху, юноша остановился. Перед ним стояла  старая  Глах.
Вытянув руки, пересиливая волнение, старуха проговорила дрожащим голосом:
   - Не трогай раненого, Быстроногий Олень! Не нарушай обычаев племени!..
   Тяжело дыша, приподнимаясь на кончиках пальцев, Джар старался через плечо
Глах взглянуть на ложе из медвежьей шкуры. И то, что он увидел, привело  его
в бешенство. Гурху явно издевался над ним: держа в зубах шкурку кролика,  он
делал вид, что треплет ее, как собака.
   - О-о-о!.. - только и мог простонать юноша, стараясь  оттолкнуть  стоящую
перед ним Глах. На плечи ему опустились тяжелые руки Маюма.
   - Быстроногий  Олень  должен  уйти!  Не  надо  драться  лучшим  охотникам
племени! Это длинноухий зверек, а не девушка, - строго проговорил вождь,  и,
с силой повернув Джара, увел его с собой.
   Стиснув зубы, Джар подчинился.  Он  молча  направился  к  отвесному  краю
площадки. Проходя мимо сидящих у костров, Джар слышал их громкие возгласы  -
они одобряли его послушание.
   "Сам вождь назвал меня лучшим  охотником  племени"...  -  мысль  об  этом
утешила Джара. И все же в сердце оставалась обида, и не было желания идти  к
людям, хотелось побыть одному. Джар спрыгнул с откоса, под его ногами упруго
шевельнулся песок. Впитавшая ночные запахи земля притягивала к  себе.  Юноша
лег, прижавшись щекой к влажной от росы траве, закрыл глаза...
   Наверху послышались чьи-то легкие шаги, кто-то спускался с откоса.  Джару
хотелось остаться незамеченным, он не двигался,  не  открывал  глаз.  Чьи-то
руки коснулись его жестких волос и стали перебирать их...
   "Джар - не вихрастый мальчишка Хуог, нечего гладить  его  по  голове",  -
сердито подумал юноша и открыл глаза.
   На него смотрела смеющаяся Кри. Джар  невольно  улыбнулся  в  ответ,  но,
спохватившись, снова нахмурился.  Он  хотел  отбросить  руку  Кри  со  своей
головы, но почему-то не сделал этого. Девушка тихонько  перебирала  пальцами
его  волосы,  и  он  поймал  себя  на  том,  что  это  ему  приятно.  Обида,
раздражение, злость уступили место чувству, какого раньше ему не приходилось
испытывать. Только сейчас  заметил  Джар,  какие  у  Крк  живые  глаза,  как
миловидно ее смуглое скуластое личико в  тени  темных  волос,  перехваченных
ремешком.
   - Джару не нужно горевать по длинноухому зверьку, у него есть  друзья,  -
улыбаясь, произнесла девушка. :
   Ее голос показался юноше пением жаворонка.
   Джар с удивлением подумал, что  еще  совсем  недавно  он  дергал  Кри  за
волосы, а сейчас готов вступить за нее  в  бой  с  мамонтом.  Джар  тихонько
рассмеялся, он был счастлив, и ему казалось, что  глаза  Кри  сверкают,  как
звезды.
   Вдруг поблизости послышалось недовольное сопение.  Джар  скосил  глаза  и
увидел Рама, стоявшего рядом с маленькой Гатой.
   Рам проголодался и хотел, чтобы все возвратились к кострам.  Не  выпуская
руки девушки, Джар вскочил на ноги и вместе с Кри поднялся на площадку.
   Трапеза уже заканчивалась, когда две юные пары подсели к костру. Никто не
обратил на них внимания - в орде молодежь всегда держалась вместе.
   Один только  Гурху,  которому  давно  нравилась  Кри,  заметил  необычное
оживление Джара и девушки.
   "Опять этот сосунок оленя становится поперек  дороги  Гурху",  -  подумал
свирепый охотник и в бессильной ярости отвернулся к скале, чтобы  не  видеть
радостного блеска в глазах счастливого соперника.
   Глава 11. Снова Мохор!
   Гурху медленно поправлялся. Однажды днем, лежа на своем обычном месте под
навесом скалы, он увидел, что от реки к площадке,  по-видимому,  с  каким-то
поручением Маюма, бежит белоголовый Янг. И в ту же минуту Гурху услышал, как
одна из женщин взвизгнула. Все обернулись в ее сторону -  округлившимися  от
ужаса глазами она уставилась на край площадки, примыкавший к скалам.
   Между скал, среди редкого кустарника, мелькнуло бурое туловище громадного
зверя.
   - Мохор! - в один голос закричали женщины.
   Чудовище с длинными клыками, делая огромные прыжки, неслось к пещерам.
   Объятые ужасом женщины схватили малышей и бросились бежать к  реке.  Дети
постарше мчались за ними, стараясь не  отстать.  Вскоре  вся  толпа,  воя  и
крича, собралась у костра  на  берегу,  где  находился  Маюм.  На  площадке,
покинутой всеми, остался один Гурху.  Он  с  трудом  дотянулся  до  лежащего
неподалеку копья, взял его в руки и стал ждать появления хищника.
   Но Мохор не взобрался на площадку. Его  отвлекла  неожиданно  появившаяся
перед ним добыча - белоголовый Янг; мальчик бежал к пещерам,  слышал  крики,
но не видел  людей,  поднимаясь  на  площадку  по  противоположному  откосу.
Заметив зверя, Янг с криком ужаса скатился вниз и помчался обратно  к  реке.
За ним, припадая на хромую лапу, бежал Мохор.  Женщины  и  дети  замерли  от
страха, следя за погоней.
   Вдруг  тигролев  изменил  направление  и  устремился  в  сторону   толпы.
Раздались дикие крики женщин, но тут же опомнившись, все схватили по примеру
Маюма в руки горящие ветки кустарника, чтобы отпугнуть зверя. Казалось,  Янг
будет спасен. Но  Мохор  внезапно  повернул  в  другую  сторону  и,  отрезав
мальчику путь к реке, стал гнать его к лесу.

   Мохор, как будто понимая, что  на  этот  раз  опасаться  ему  некого,  не
торопясь гнал перед собой обезумевшего от страха ребенка. На толпу кричащих,
размахивающих горящими ветками людей он даже не оглянулся. Маюм в бессильной
ярости смотрел  вслед  чудовищу.  Без  ватаги  охотников  было  бессмысленно
преследовать Мохора.
   Приподняв  морду,  скаля  страшные  клыки,  размахивая  длинным  хвостом,
тигролев продолжал гнать свою добычу. Жалобные  вопли  Янга  терзали  сердца
андоров, но помочь ему они не могли. Иногда Янг бросался  в  сторону,  делая
попытку вернуться к людям, Мохор коротким  прыжком  тут  же  преграждал  ему
дорогу. Но вот ребенок и зверь скрылись в  зеленом  кустарнике.  Крики  Янга
звучали все глуше и глуше, а затем и вовсе оборвались.
   До самых сумерек в становище никто ничем не занимался, все  ждали  ватагу
охотников. Вторичное появление страшного зверя испугало  людей  больше,  чем
первое. Все невольно жались к кострам.
   Вечером, собрав мужчин, Маюм повел их по следам Мохора.  На  опушке  леса
след Янга обрывался. Сломанные ветви кустарника и побуревшая от крови  трава
показывали, что именно здесь произошло убийство.  Кровавый  след  тянулся  в
чащу леса, указывая путь, по которому зверь волочил свою жертву.
   Маюм не решился проникнуть в лес ночью,  даже  с  отрядом  охотников.  За
каждым кустом их мог поджидать коварный хищник.
   Глава 12. Джар наблюдает
   Два дня подряд ватага охотников под  предводительством  Маюма  рыскала  в
окрестностях становища, разыскивая Мохора. Страшный зверь как в воду  канул,
может быть, он почувствовал, что его преследуют, и скрылся. На  третий  день
поиски пришлось прекратить, и рыжеволосый  Кабу  снова  повел  охотников  на
промысел.
   Но тревога в сердцах андоров не проходила; были приняты все меры к  тому,
чтобы не  допустить  нового  нападения  тигрольва.  У  реки  и  на  площадке
разложили большие костры. Рядом с кострами лежали длинные ветви орешника, на
концах которых были привязаны пучки сухой  травы.  Такие  факелы  вспыхивали
мгновенно. Собирателям кореньев Маюм запретил ходить в лес -  они  пошли  на
берег  реки  собирать  моллюсков  Сторожевой  отряд  оставили  в   становище
обозревать окрестности с вершины высокой скалы.
   Сейчас дежурил Рам, а Джар, сидя на краю площадки,  от  нечего  делать  с
интересом наблюдал за непрестанной работой трудолюбивых муравьев. Он сгребал
пяткой песок и засыпал входные отверстия муравейника, но маленькие насекомые
тотчас же восстанавливали их. Напрягаясь изо всех  сил,  несколько  муравьев
волочили к муравейнику  крупную  зеленую  гусеницу.  Она  была  еще  жива  и
отчаянно сопротивлялась, извиваясь  мохнатым  тельцем.  Но  муравьи,  крепко
вцепившись в гусеницу, упорно тащили ее  к  своему  жилищу.  Потом,  оставив
гусеницу под охраной одного муравья, они стали  помогать  другим  откапывать
входные отверстия.
   Их труд был похож на совместный труд людей, и  Джару  захотелось  разрыть
муравейник и посмотреть, как живут эти занятные насекомые. Но в  эту  минуту
его кто-то окликнул. Он поднял голову и увидел Кри. Они встретились  глазами
и улыбнулись друг другу.
   После того памятного вечера  Джару  всегда  было  приятно  встречаться  с
девушкой.
   - Вождь прислал спросить у Джара, все ли спокойно, -  ласково  смотря  на
юношу, сказала Кри.
   - Быстроногий Олень сейчас узнает, - ответил Джар и, приложив  ладони  ко
рту, прокричал сторожившему Раму:
   -  О-о!  Что  видят  маленькие  глазки  Толстопятого  Барсука?  Со  скалы
послышалось сначала недовольное сопение, а затем Рам насмешливо крикнул:
   - Все спокойно! Маленькие глаза видят внизу двух глупых тетеревов!
   Джар и Кри расхохотались.
   - Джару пора сменить Рама! - послышался сверху голос. Дернув на  прощание
Кри за волосы и увернувшись от ее ответного шлепка, Джар направился к скале.
Проходя мимо Гурху, лежавшего недалеко от сторожевой  скалы,  он  обернулся,
поглядел на него и встретил напряженный, пронизывающий взгляд  Гурху  -  так
смотрит из засады охотник на свою жертву, прежде чем напасть на нее.
   "За  что  Гурху  злится  на  Джара?"  -  мелькнуло  в  голове  юноши,  но
раздавшееся сверху сердитое посапывание Рама отвлекло мысли Джара от Гурху.
   - Барсук может идти спать. Сторожить будет Быстроногий Олень!  -  крикнул
Джар, взбираясь на скалу, и Рам, не дожидаясь появления товарища,  спустился
вниз.
   Отвесные лучи солнца раскалили небольшую  каменную  площадку  на  вершине
скалы, и стоять на ней босыми ногами  было  трудно.  Предусмотрительный  Рам
притащил на скалу охапку веток, и Джар охотно  воспользовался  ими.  Прикрыв
глаза ладонью, он внимательно оглядел окрестности. Особенный интерес  в  нем
вызвала каменная гряда, вплотную подходившая к пещерам.
   -  Вот  дорога  Мохора,  -  пробормотал  Джар,  рассматривая  хаотическое
нагромождение камней.
   Сейчас здесь было пустынно и тихо, лишь  пестрые  бабочки  кружились  над
камнями. Джар перевел взгляд на лежащую перед ним широкую,  залитую  солнцем
безлесную равнину.
   Далеко-далеко на фоне глубокой синевы неба вдруг появилось темное  пятно.
Оно шевелилось, увеличивалось,  росло,  потом  оно  распалось  на  отдельные
коричневые холмы - они двигались в направлении становища, вырастая прямо  на
глазах.
   "Мамонты!" - сообразил Джар. Набрав в легкие как можно больше воздуха, он
издал крик, предупреждающий об опасности.
   - Уэхх! Мамонты!
   - Мамонты! Уэхх! - тотчас подхватили женщины на площадке.
   Крик Джара услышали и у реки.
   Маюм и все собиравшие моллюсков, не теряя ни секунды, побежали под защиту
скал: в памяти андоров была жива схватка с мамонтами.
   На площадке возле пещер люди почувствовали себя в  безопасности  и  стали
наблюдать за шествием грозных исполинов.
   Джар стоял на своем наблюдательном посту. С вершины скалы он  ясно  видел
подходившее стадо. Мамонты шли в строгом порядке. Их вел могучий вожак.  Его
желтоватые, круто загнутые бивни поразили Джара своей величиной. У некоторых
самок под брюхом резво бежали маленькие детеныши. Те,  что  были  покрупнее,
шагали между взрослыми  мамонтами,  оберегаемые  ими  от  толчков  и  давки,
которые могли возникнуть при движении такого крупного стада.
   Но вот дорогу мамонтам преградил лес. Вожак остановился. За ним,  как  по
команде, замерло все стадо.
   Джар никогда не поверил бы, если бы не видел сам, что  скопище  громадных
животных могло так бесшумно вести себя.  В  воздухе  слышалось  лишь  мерное
дыхание мамонтов и стоял запах их разгоряченных ходьбой тел.
   Сильным взмахом хобота вожак подал сигнал и повел стадо к  реке.  Мамонты
лавиной  обрушились  в  воду,  под  их  огромными  телами  река   забурлила,
запенилась. Не переправляясь на другую сторону  реки,  они  пошли  вслед  за
вожаком вдоль берега, вверх по течению реки. Это был кратчайший путь,  чтобы
миновать лес.

   Стадо прошло мимо становища, и люди снова принялись  за  свои  прерванные
дела. А Джар еще долго смотрел вслед мамонтам. Из всего племени он  один  не
чувствовал панического страха перед исполинами. Более того,  эти  понятливые
животные вызывали в нем восхищение.
   В детстве с Джаром произошел забавный случай - андоры нередко  вспоминали
о нем. Однажды  маленький  Джар  оказался  на  дороге  мамонтов,  шедших  на
водопой. Он нисколько не испугался, когда  громадные  животные,  протянув  к
нему хоботы, обступили его. Напротив, ему захотелось  поиграть  с  ними.  Он
подносил к хоботам мамонтов душистые  цветы,  которые  нарвал  перед  тем  в
густой траве. Мамонты фыркали, но ребенка не трогали. Осторожно пятясь,  они
обошли его  и  вскоре  исчезли  из  виду.  Когда  испуганные  люди  окружили
маленького Джара, он плакал от обиды, что длинноносые звери  не  захотели  с
ним поиграть и ушли.
   И сейчас, уже  после  того,  как  за  поворотом  реки  мелькнула  высокая
горбатая спина последнего мамонта, юноша все еще продолжал  думать  об  этих
животных. Он думал, что было бы очень хорошо подружиться с ними. Тогда можно
было  бы  никого  не  бояться!  Мамонты  не  похожи  на  глупых  толстокожих
носорогов, которые по каждому пустяку готовы ввязаться  в  драку...  Мамонты
нападают на людей, только когда люди сами начинают схватку...
   На вершине скалы появился Лус,  чтобы  сменить  Джара.  Он  с  удивлением
посмотрел на юношу, который, казалось, не хотел уходить.
   Глава 13. В гостях у рыжей собаки
   И снова бегут дни, и снова сторожевой  отряд  бродит  по  степи  и  лесу,
оберегая покой сородичей.
   Следов Мохора так и не обнаружили. Люди стали постепенно забывать о  нем.
Новые впечатления, новые  опасности  вытеснили  из  памяти  страшные  набеги
хищника.
   Вот и вчера: не успели  вернувшиеся  охотники  усесться  перед  пылающими
кострами, как на становище неожиданно  напал  леопард.  Наверно,  зверь  был
очень голоден, если не испугался ни огня, ни людей. Наметив жертву,  леопард
приготовился к прыжку, но Ру, первая увидев зверя, с такой силой  метнула  в
него дротик, что он до половины вонзился в тело леопарда. Раненый хищник  не
успел скрыться и был добит охотниками.
   "Ру будет носить шкуру леопарда. Ру смелая, а любит Тщедушного", - думает
Джар, глядя на Луса.
   Худое лицо Луса стало еще более сумрачным, чем всегда. Джар  догадывается
о причине этого: тяжело Лусу подчиняться юноше.
   "Сам виноват. Зачем убежал от медведя?" ...Напоенная влагой степь  издает
пряный запах. Под ногами сторожевых  синеют  колокольчики.  По  небу  плывут
рваные облака.
   Отряд расположился на отдых.  Джар  осматривается:  знакомые  места,  они
проходили здесь несколько  дней  назад.  Где-то  за  холмами,  у  небольшого
березового  перелеска,  должно  находиться  поселение  собак!  Там  и  живет
знакомый пес... Джару захотелось увидеть рыжую собаку. Он условился с  Лусом
и Рамом о встрече у реки и, держа копье острием вперед, пошел к холмам.
   Юноша любил эти влажные нежаркие летние дни, когда дышится легко. Изредка
раздавался испуганный свист суслика, да  в  кустах  переговаривались  черные
дрозды. Над головой Джара пролетел, плавно взмахивая крыльями, степной орел:
он выслеживал жертву. И вот  по  земле  промелькнула  широкая  тень  от  его
крыльев - хищная птица погналась за неосторожно выглянувшим из травы зайцем.
Послышался жалобный вопль зверька. Перепрыгивая через низкорослый кустарник,
Джар помчался, чтобы перехватить добычу. Его встретило злобное шипение орла:
приподняв крылья, птица приготовилась к защите. Но Джар, издав боевой  клич,
бросился на нее с копьем, и  орел,  оставив  на  земле  бездыханную  жертву,
поднялся в небо.
   Легкая победа обрадовала Джара и, схватив за уши мертвого зайца, он пошел
дальше.
   У перелеска, между холмами,  он  увидел  стаю  собак.  По  всей  полянке,
развались у нор, лежали псы. У ближайшей  норы  растянулась  знакомая  Джару
рыжая собака.
   - Рыжий Брат! - тихо позвал юноша.
   При звуке человеческого голоса собаки насторожились,  поднялись  и  стали
медленно, ползком, приближаться к человеку...
   При виде крадущихся зверей Джару стало не по себе.
   В несколько прыжков достигнув ближайшей березы, юноша взобрался на нее. И
как раз вовремя: собаки с грозным рычанием окружили убежище Джара. Это могло
грозить ему долгой осадой, если бы не вмешалась рыжая собака. Увидев в руках
Джара зайца и опасаясь, как бы добыча  не  досталась  другим,  она  с  такой
яростью набросилась на остальных псов, что те решили не связываться с ней  и
один за другим отошли от дерева.
   Джар  быстро  спустился  на  землю.  Подойдя  к  рыжей  собаке,   которая
облизывалась, не спуская глаз с зайца, юноша тихо сказал:
   - Спасибо, Рыжий Брат!
   С этими словами он положил перед собакой зайца, и она, схватив добычу, со
всех ног бросилась к норе. Огромный пес с белой отметиной  на  лбу  широкими
скачками устремился к рыжей собаке.
   Увидев пса, Джар решил, что это -  вожак  стаи.  Поведение  рыжей  собаки
подтвердило его мысль. При виде вожака она выпустила зайца из пасти и  легла
на землю, опустив морду и прижав уши.
   Вожак, не обратив никакого внимания на дрожавшую собаку, занялся  зайцем:
переворачивал его  лапами,  долго  обнюхивал  и,  наконец,  чихнув,  оставил
нетронутым. Затем, едва взглянув на человека, неторопливо направился к своей
лежке.
   Остальные псы внимательно следили за всем этим, но  ни  один  из  них  не
посмел вмешаться.
   И рыжая собака с зайцем в зубах теперь уже без всяких помех добралась  до
своей норы, где ее поджидали пять щенков.
   Джар с интересом наблюдал, как они, рыча друг на  друга,  жадно  отрывали
куски мяса. Особенно буйствовал один из них, с такой же белой  отметиной  на
лбу, как у вожака стаи.
   Пока щенки  расправлялись  с  зайцем,  рыжая  собака  лежала  в  стороне,
полузакрыв глаза, тихо повизгивая и нервно  помахивая  хвостом.  Ей  стоило,
видно, больших усилий сдержать  себя  и  не  наброситься  вместе  со  своими
щенками на еду.
   Уходил Джар спокойно, не оглядываясь, - он был уверен, что псы не  станут
его преследовать.
   И тут он вдруг вспомнил: Лус и Рам давно ждут его! Джар побежал к реке.
   Глава 14. Следы чужого племени
   Джар несколько раз навещал своего нового друга - рыжую  собаку.  Она  уже
перестала  дичиться  человека,  сразу  подбегала  и   с   радостным   визгом
выхватывала из его рук подачку. Остальные псы тоже привыкли к юноше и больше
не набрасывались на него. Когда рыжая собака с жадностью хватала принесенные
куски мяса, псы ходили вокруг нее, с завистью поглядывая на счастливицу.  Но
вскоре произошло событие, которое на время  прервало  встречи  Джара  с  его
четвероногим другом.
   Старый вождь, не терявший  надежду  разыскать  кривоногого  Буду,  сказал
однажды, чтобы сторожевой отряд пошел вдоль берега, вверх по реке.
   Они  отправились  по  тому  же  пути,  которым  недавно  проходило  стадо
мамонтов. Ветки кустарников и  даже  кора  деревьев  были  начисто  объедены
голодными исполинами. Три дня Джар, Лус и Рам шли вверх по реке,  но  им  не
удалось обнаружить признаков человека, и они вернулись в становище.

   На следующий день отряд пошел вниз по реке и тут, в однодневном  переходе
от пещер, неожиданно наткнулся на следы людей. На прибрежном песке  валялись
обгоревшие сучья и кости животных - значит, здесь разжигали костры,  -  а  у
самой воды были видны отпечатки человеческих ног. Джар и  Рам,  приплясывая,
кричали, что цель достигнута: они напали на следы отряда Булу.
   Но более опытный Лус не разделял их радости. Он сразу заметил, что  среди
следов на песке не было отпечатков ног  женщин  и  детей.  По-видимому,  они
наткнулись не на лагерь Булу, а на стоянку какой-то чужой ватаги  охотников.
Обойдя покинутый лагерь, они нашли  обломок  наконечника  копья.  Лус  долго
рассматривал его и, сильно помрачнев,  предложил  вернуться  в  становище  и
рассказать обо всем старейшим.
   Рассказ Луса всполошил андоров. Повертев в руках наконечник, Маюм и  Кабу
решили, что Лус прав: найденный обломок оружия принадлежит не соплеменникам,
ушедшим с Булу, а людям  чужого  племени.  Малочисленность  орды  заставляла
Маюма быть особенно осторожным. Посовещавшись, старейшие решили  отправиться
на рассвете следующего дня вместе со сторожевым отрядом на  место  лагеря  и
постараться разузнать что-нибудь о пришельцах.
   Не успело взойти солнце, как андоры были уже на ногах. В толпе  охотников
находился и Гурху, который чувствовал себя  настолько  окрепшим,  что  опять
стал принимать участие в охотничьих походах. Жители пещер собрались  у  края
площадки, чтобы проводить сородичей. Уход мужчин-охотников вселял  в  сердца
андоров  смутную  тревогу,  благополучное  возвращение  их  вызывало  бурную
радость всего племени.
   Джар понимал, что прощальные причитания и вопли женщин и детей относятся,
главным образом, к старейшим, но все  же,  как  участник  похода,  испытывал
чувство гордости.
   Неожиданно подле юноши очутилась Кри. Лицо девушки было грустным.
   Польщенный ее вниманием, Джар улыбнулся и хотел сказать  ей  на  прощание
что-нибудь ласковое, но вдруг чудовищный удар в спину опрокинул его  наземь.
Юноше показалось, что его свалил толсторогий зверь - бизон.
   Ру подбежала к нему и помогла подняться на ноги. Перед Джаром стоял Гурху
с перекошенным от злобы лицом. Старейшие держали его за руки. И юноша понял,
что ударил его не бизон, а свирепый охотник.
   - Не становись на дороге  Серого  Медведя,  сосунок  безрогого  оленя!  -
высвобождая руки, прорычал Гурху.
   Закусив губу, Джар исподлобья смотрел на него. Гнев душил  юношу,  но  он
понимал, что не может сразиться с Гурху -  звероподобный  охотник  переломит
его, как тростинку, своими обросшими, похожими на хобот мамонта, руками.
   Этим ударом - на глазах у всех андоров -  Гурху  заявлял  свои  права  на
девушку. По обычаям племени, Кри  могла  выбрать  себе  в  мужья,  кого  она
хотела. Но после яростной выходки Гурху вряд  ли  кто  из  мужчин  становища
решился бы стать поперек дороги могучему охотнику.
   Теперь Джару стали понятны враждебные взгляды Гурху, когда после  встречи
с Кри юноша проходил мимо его ложа под навесом скалы. У  Джара  не  родилось
еще чувство любви. У него .и мысли не было о  соперничестве  с  Гурху  из-за
Кри. Его тревожило другое: что может последовать со стороны  Гурху  за  этим
ударом? Он вспомнил гибель Длинноухого Брата, и ему стало ясно, что  в  лице
охотника он нажил опасного врага. И сейчас, если бы старейшие не  вступились
за Джара, ему пришлось бы плохо.
   Джар знал, что Гурху  злопамятен  и  не  простит  ему  удачи  при  набеге
тигрольва. Теперь же, кроме того, он ревновал его к Кри...
   Юноша поискал ее глазами, но испуганная девушка скрылась в толпе женщин и
детей.
   Маюм стоял, опершись на копье, в окружении сородичей. Уже было  известно,
что Бобровый Зуб отправляется  вместе  с  вождем  к  покинутому  неизвестным
племенем лагерю, и всем хотелось знать, кто заменит Кабу.
   - Ватагу охотников поведет Серый Медведь, - сказал вождь.
   Раздался  одобрительный  гул  мужских  голосов.  На  суровом  лице  Гурху
появилась улыбка - Джару она напомнила оскал дикого зверя. У  юноши  еще  не
улеглась злоба против Гурху, особенно мучительная  потому,  что  он  понимал
свою беспомощность. Но он не мог не признать, что Маюм поступил правильно  и
мудро, как всегда. Конечно, после Кабу самый мужественный и смелый  андор  -
Гурху.
   Глава 15. Вниз по реке
   В воздухе таял утренний туман, и в голубоватом, изменчивом свете знакомая
река выглядела совершенно по-новому: вода  в  ней  казалась  беловатой,  как
рыбье брюшко, а очертания прибрежных кустарников странно отчетливыми. Острый
речной запах ударял в ноздри, набегающие волны приятно холодили ноги.  Легко
ступая по влажной гальке, андоры растянулись цепочкой и шли обычным походным
порядком. У Маюма и Кабу, шедших впереди, в руках, помимо копьев, были еще и
тяжелые палицы.
   Джар вскоре забыл про утреннее происшествие.  Его  все  больше  и  больше
захватывали  путевые  впечатления.  Вот  тишину   степи   нарушило   звонкое
переливчатое ржание кобыл и жеребят, низкие  голоса  жеребцов.  Табун  диких
лошадей  примчался  к  реке  и  рассыпался  по  берегу.   Молодые   жеребята
поднимались на дыбы, стараясь передними копытами ударить друг  друга.  Вожак
табуна, подняв над водой тяжелую голову, недовольно косился  в  их  сторону,
его сердитое ржание мгновенно разогнало резвившихся  жеребят.  Джару  хорошо
запомнился этот статный конь с короткой челкой. Его морду  пересекала  белая
полоска - след схватки с каким-то хищником.
   "Джар и Рам тоже боятся, когда Маюм на них сердится", -  подумал  Джар  и
хитро улыбнулся.
   Он тут же опасливо посмотрел в сторону Старейшего, однако тот  ничего  не
заметил.
   Увидев людей, табун тотчас ускакал в степь. Но как только  люди  миновали
место водопоя, табун вернулся к реке.
   Отряд Маюма шел все время берегом.  Кое-где  из  прибрежных  зарослей  на
простор реки вырывались шумные стайки кряковых уток  и  чирков.  Чем  дальше
отряд уходил от  родного  становища,  тем  настороженнее  становились  люди.
Стараясь уловить  в  воздухе  подозрительные  запахи,  охотники  обходили  с
подветренной стороны кусты и заросли, где могли скрываться враги.
   Течение реки становилось все медленнее,  все  чаще  встречались  поймы  и
заболоченные места, попадались небольшие озера, подернутые  зеленой  ряской.
Отряду нередко приходилось  бродить  по  воде,  выискивая  мелкие  места.  В
зарослях  камыша  тихо  покрякивали  утки.  Сверкая  в  полете,  проносились
сине-зеленые зимородки. Вот один зимородок уселся  на  выступающую  из  воды
корягу. Ловко нырнув в воду, он появился, держа в клюве серебристую рыбешку.
   Джар не удержался и захохотал  от  восторга:  очень  уж  ему  понравилась
шустрая птичка!
   Маюм строго сказал юноше:
   - Охотники не зевают по сторонам!
   Джар смутился - ему сделали замечание в первый же день  похода...  И  еще
досаднее стало ему, когда он увидел на лице Луса довольную улыбку.
   Наступило время еды. Отряд расположился  на  привал  в  зарослях  мелкого
ивняка. Метнув дротики, охотники добыли трех уток  и,  ощипав  перья,  съели
птиц сырыми - дым костра мог привлечь внимание.
   Все  легли  отдохнуть.  Джара  оставили  сторожевым.  Маюм  привалился  к
лежащему на земле дереву и тут  же  захрапел.  Джар  поражался  выносливости
старика - поход преобразил его. Он  не  кряхтел,  как  раньше,  шел  быстрым
легким шагом, его движения были стремительны и точны. Он отказался от  услуг
Джара и сам нес тяжелую дубину, тогда  как  более  молодой  Кабу  давно  уже
взвалил свою палицу на плечи коренастого сильного Рама.
   Джар с любовью и восхищением смотрел на изрезанное морщинами лицо старого
вождя, рядом с ним юноша ничего не боялся.
   Солнце стояло уже высоко над головой, когда отряд снова тронулся в  путь.
Кругом все  притихло,  умолкли  даже  птицы.  Только  откуда-то  вынырнувший
камышовый лунь вспугнул стайку чирков,  и  они  стремительно  понеслись  над
водой. Джар даже не поглядел в их сторону, помня слова Маюма.
   Впереди,  насколько  хватал  глаз,  тянулся  вечнозеленый  хвойный   лес.
Стройные сосны поднимали свои вершины к синему небу. Одна из них,  опаленная
молнией, повисла над рекой, причудливо выделяясь на небе. Отряд переправился
на другой берег реки. Здесь  лесной  массив  плотным  полукольцом  охватывал
скалистую гряду.
   На прибрежном песке Джар увидел свежие следы.
   - Люди! - закричал Джар.
   - Не люди - медведи! Это страна пещерных медведей, - пояснил Кабу.
   И отряд, не задерживаясь, двинулся дальше - сейчас охотников  медведи  не
интересовали.
   Наконец, уже под вечер, охотники достигли  цели  похода.  Они  подошли  к
заводи, заросшей рогозом. На песке остались нетронутыми  следы  человеческой
стоянки. Маюм и Кабу пришли к выводу,  что  здесь  побывала  крупная  ватага
охотников чужого племени. С Булу ушло не так много людей.
   Среди следов, оставленных на песке,  выделялся  отпечаток  ноги,  раза  в
полтора больше обычного. Он  был  так  велик,  что  можно  было  усомниться,
принадлежал ли он человеку.
   - Большая Пятка! - разглядывая след, произнес Маюм.
   Судя по следам, неизвестные люди, покинув стоянку,  отправились  вниз  по
течению  реки,  в  направлении,  противоположном  становищу   андоров.   Это
несколько успокоило Маюма.
   Наступили  вечерние  сумерки.  Солнце,  превратившись  в  малиновый  шар,
медленно опускалось за дальним лесом.
   Вождь и юноши спустились к реке. Взяв копье, Маюм осторожно, стараясь  не
замутить воды, вошел по пояс в прибрежную заводь и жестом показал Джару, что
нужно делать. Юноша понял его: в воде чернели контуры крупной рыбы. Это  был
сом. Швырнув большой голыш в воду, Джар направил рыбу в сторону вождя, и сом
угодил прямо под удар копья. Джар и  Рам  помогли  Маюму  вытащить  рыбу  на
берег.

   Со стороны леса донесся глухой крик филина. Вычерчивая зигзаги, в воздухе
мелькали летучие мыши; темнело, надо было думать о ночном убежище.
   Кабу и Лус наметили для ночлега  одну  из  пещер  в  невысоких  приречных
скалах. Но, подойдя к ней, охотники услышали глухое рычание. Каменное жилище
оказалось занятым, и вместо отдыха людям  предстояло  сразиться  с  каким-то
хищником. Взяв палицы и копья, они приготовились к бою. И  вдруг  из  пещеры
послышались взвизгивание и хохот гиен. Успокоенные охотники стали бросать  в
пещеру камни, и гиены, рыча и воя, выскочили из  своего  жилья  и  умчались,
неуклюже подпрыгивая...
   Охотники стали готовиться к ночлегу. Лус, Кабу и Рам собрали валявшиеся в
пещере кости и пошли за сухим валежником. Тем временем Маюм и Джар  занялись
добыванием огня. Юноша нашел кусок сухого  дерева,  отделил  каменным  ножом
полоску и выстругал из  нее  палочку.  Маюм,  быстро  вращая  палочку  между
ладонями, стал сверлить ею кусок сухого дерева. Минуты шли за минутами  -  и
наконец появился дымящийся древесный порошок. Маюм высыпал его на стружки  и
осторожно раздул слабый огонек.
   Когда костер загорелся,  все  облегченно  вздохнули:  теперь  их  надежно
охранял огонь - величайший друг человека. Костер зажгли у входа, под  сводом
пещеры, так, чтобы отблески пламени не были  видны  на  большом  расстоянии.
Старый вождь опасался привлечь внимание бродивших  поблизости  людей  чужого
племени.
   Пойманного сома разделили на части и тут же с жадностью съели.
   В эту ночь должны были сторожить по очереди Маюм, Кабу и Лус. Уставшие от
долгого пути юноши растянулись подле пылающего костра и почти тотчас  уснули
крепчайшим сном...
   Глава 16. Мамонты
   Ночь прошла  спокойно.  Утром  охотники  накопали  съедобных  кореньев  и
подкрепились ими. Маюм торопился - ему хотелось скорее отправиться в путь.
   Следы людей чужого племени вели  вдоль  берега,  вниз  по  течению  реки.
Иногда  охотники  останавливались,  опускались  на  корточки  и  внимательно
разглядывали громадный след, сильно поразивший их. Маюм и Кабу  решили,  что
все-таки это отпечаток человеческой ступни.
   "Большой человек - сильный человек!" - с беспокойством думал Маюм.
   Однажды он даже вскрикнул "уэхх!" Услышав возглас, Джар быстро огляделся,
но тут же понял, что Маюм выражает этим изумление и тревогу.
   До полудня отряд двигался вдоль берега, следуя в  том  направлении,  куда
вели отпечатки ног. И вдруг следы исчезли.
   Джар и Рам удивленно переглянулись, а Маюм, Кабу и Лус  вошли  в  реку  и
стали внимательно присматриваться к дну. За ними спустились в воду и  юноши.
Джар, стоя в стороне от всех, с  интересом  рассматривал  свое  отражение  в
воде.
   - Джар высокий, выше Рама, почти как Маюм, - бормотал он. - У Джара глаза
большие, у Рама маленькие. Джар красивый?..
   Река всегда вызывала в  юноше  восхищение.  Как  и  все  андоры,  он  был
отличным пловцом. Он трепетал от  радости,  когда  погружался  в  воду,  ему
казалось, что вода - живое существо, которое ласкает его своими  прохладными
струями, помогает ему быстро плыть по течению.
   Вскоре Джар понял, что заинтересовало в воде старейших: в этом месте реки
оказался брод, и среди гальки, на илистом дне медленно текущей реки,  хорошо
просматривались еще  не  размытые  -вмятины,  оставленные  прошедшими  здесь
людьми. Андоры воспользовались бродом и переправились на другой  берег.  Там
следы появились вновь.
   По эту сторону реки лес  был  значительно  выше  и  гуще.  Зеленые  шапки
деревьев поднимались высоко, между стволами царил полумрак. Джар первый  раз
был в  таком  дремучем  лесу.  Казалось,  исполинские  дубы,  вязы  и  ольхи
состязались  в  размерах.  Они  походили  на  великанов,  поднявших  к  небу
узловатые руки-ветви. Лес звенел от птичьих голосов.
   Маюм уверенно вел отряд.  Следы  все  глубже  и  глубже  уходили  в  лес.
Внезапно тревожно застрекотали сороки -  они  извещали  о  появлении  людей.
Андоры настороженно слушали, не раздастся ли вдали ответный птичий гомон, но
сороки кричали только над их головами.
   Сильно проголодавшись,  Джар  и  Рам  мечтали  о  привале  и  нетерпеливо
посматривали на идущих впереди старейших, но Маюм и Кабу, не  сбавляя  шага,
продолжали путь.
   Лес стал редеть, иногда приходилось пробираться сквозь колючий кустарник.
Все  чаще  попадались  солнечные  прогалины.  И,   наконец,   перед   людьми
раскинулась кустарниковая степь. Зелеными островами выделялись на ней буйные
заросли колючего терна. По другую сторону степи темнели далекие леса.  Степь
подходила к самой реке, отливающей серебром на солнце.
   Следы отряда Большой Пятки - так теперь Маюм называл чужое племя - вели в
глубь степи, и по этим следам пошли андоры. Неожиданно Маюм остановил  отряд
и указал на широкую черную полосу,  которая  отчетливо  выделялась  на  чуть
пожелтевшей равнине.
   - Люди чужого племени охотились здесь, - сказал Маюм. - Они зажгли  степь
и погнали добычу к реке.
   - Вождь прав, - подтвердил Кабу, - вот  следы  бизонов.  По  следам  было
видно, что большая часть стада умчалась в степь и  лишь  несколько  бизонов,
спасаясь от огня, устремились к реке.
   - Там должен быть обрыв,  -  указывая  на  берег,  уверенно  сказал  Маюм
окружившим его охотникам.
   Лицо Луса, обращенное к  реке,  внезапно  исказилось  и  побледнело.  Все
повернули головы в ту же сторону, и то, что они увидели, вызвало общий  крик
ужаса.
   Со  стороны  реки,  будто  вырастая  из-под  земли,  шли   мамонты,   они
возвращались с водопоя. В лучах  заходящего  солнца  рыжая  шерсть  мамонтов
казалась огненно-красной. Угрожающе подняв волосатые хоботы, гиганты  быстро
и  широко  шагали,  выбрасывая  далеко   вперед   передние   ноги.   Мамонты
приближались широким фронтом - спастись бегством  было  невозможно.  И  люди
поняли, что они бессильны перед надвигавшейся лавиной  гигантских  животных,
каждый по-своему выражал охватившие его чувства. Маюм и Кабу, с  налившимися
кровью глазами и искаженными от ярости лицами, подняли вверх копья,  готовые
схватиться с мамонтами. Рам, опустив руки, тупо смотрел вперед, казалось, он
не понимал грозящей  опасности.  Лус  дрожал  как  в  лихорадке.  Его  страх
граничил с безумием.
   Спокойнее всех держал себя Джар. Вначале  при  появлении  мамонтов  юноше
казалось возможным спастись бегством... Ведь он - Быстроногий Олень... Ну, а
другие?..
   И Джар решился.
   Быстро нарвав охапку душистой травы, Джар спокойным шагом пошел навстречу
мамонтам. Они были совсем уже близко. Впереди стада, прямо на  юношу,  шагал
огромный самец с желтоватыми бивнями.  Мохнатая  шерсть  на  груди  исполина
касалась высокой травы. Джар понял, что перед  ним  вожак  стада.  Маленькие
блестящие коричневые глазки животного  в  упор  глядели  на  юношу.  Сдержав
усилием воли охватившую его дрожь, Джар заговорил:
   - Большой Брат, уведи свое могучее племя! И  люди  всегда  будут  помнить
твою доброту!..
   Джар опустился на колени перед вожаком и протянул ему сочную траву.
   Мамонты остановились. Покачивая хоботами, они смотрели то на юношу, то на
своего вожака. Вытянув хобот, гигант вырвал из рук Джара траву и отправил ее
в рот.
   Юноша ощутил на своей руке влажное прикосновение хобота и жаркое дыхание.
   Издавая еле слышное повызгивание, мамонт приблизил хобот к лицу  человека
и слегка подул на него. Быть может, так он прощался с Джаром. А потом  вожак
повернулся и, обойдя людей, повел свое послушное стадо  в  степь.  Громадные
животные, быстро удаляясь, неслышно скользили  по  траве,  -  казалось,  они
плывут по воздуху...
   С криками радости охотники  окружили  Джара.  Все,  что  произошло,  было
непонятно для них. Переход от смертельной опасности к спасению вызвал у  них
бурный восторг. Они скакали вокруг Джара, то и дело в  знак  признательности
тычась носами в его плечо.
   Потом отряд двинулся к реке. После встречи с  мамонтами  ничто  не  могло
устрашить их сегодня!..
   Глава 17. Люди чужого племени
   Маюм не ошибся: спуск к реке,  действительно,  заканчивался  обрывом,  по
которому промчались гонимые огнем бизоны - на берегу чернели их  остовы.  На
одном осталось еще довольно много мяса. При виде людей  в  воздух  поднялось
несколько  отяжелевших  грифов.  Хотя  бизонье  мясо  успело   потемнеть   и
обветриться, Кабу определил, что бизонов освежевали только сегодня утром,  -
чужие охотники побывали здесь недавно.
   Андоры с жадностью принялись утолять  голод.  Захватив  с  собой  немного
мяса, они поспешили уйти:  это  место  могло  привлечь  ночных  хищников.  И
действительно, удаляясь, охотники слышали за собой рычание и визг  дерущихся
из-за добычи волков и гиен.
   Ночь выдалась темная. Плотная завеса туч скрыла луну.
   Выбрав на опушке подходящее дерево, охотники стали готовиться к  ночлегу.
На раскидистых ветвях большого дуба они устроили себе гнезда  из  наломанных
сучьев. Всю ночь кто-то бродил возле дуба и чьи-то мощные когти скребли  его
кору. Хищник ушел только под утро, и, сойдя с дерева, Маюм и Кабу определили
по следам, что это был медведь.
   Отряд направился к реке. Моросил теплый дождь.
   Люди доели остатки бизоньего мяса, захваченного с собой, утолили жажду  и
пошли берегом вниз по течению.
   Но вскоре они встретили на своем пути преграду. Река, затопив  углубления
и впадины, образовала цепь неглубоких озер, поросших зеленым  тростником,  -
настоящее  царство  водоплавающей  птицы.  Охотникам   нередко   приходилось
пускаться вплавь, продираться  сквозь  густые  заросли  рогоза.  Наконец  им
удалось  выбраться  на  небольшой   клочок   земли,   покрытый   низкорослым
кустарником. За протокой шумела листвой зеленая дубрава. Прежде чем войти  в
нее, Маюм решил устроить  привал.  Джар  сейчас  же  растянулся  на  влажной
прохладной земле. Рам, прикорнув возле друга, собрался  заснуть,  как  вдруг
знакомое "уэхх" заставило юношей мгновенно  забыть  о  сне.  Сигнал  тревоги
очень тихо подал Кабу.
   Он лежал на земле, чуть приподняв голову, его ноздри трепетали,  втягивая
воздух. Опытный охотник почувствовал человеческий  запах  -  легкий  ветерок
донес его со стороны дубравы. Вскоре и другие уловили запах  человека.  Маюм
жестом приказал всем притаиться  в  кустах,  и  отряд  замер  в  томительном
ожидании. Кроме запаха, пока ничто больше не указывало на присутствие  чужих
людей.
   Но  вдруг  из  зарослей  на  противоположном  берегу  протоки  выпорхнула
потревоженная  стайка  птиц.  Кусты  зашевелились,  раздвинутые   огромными,
покрытыми густыми волосами ручищами. Таких крупных человеческих  рук  андоры
никогда не видели. Вслед за руками из кустов показалось широкое лицо. Из-под
лохматых бровей глядели зоркие  глаза.  Человек  осмотрелся.  потянул  носом
воздух - к счастью для Маюма и его спутников, ветер дул со стороны дубравы.
   Не обнаружив ничего подозрительного, незнакомец издал гортанный  крик,  и
из зарослей тотчас же ответили хриплые  голоса.  Из  кустов  выскочили  люди
чужого племени, их было десять-двенадцать человек.  Опустившись  на  колени,
они принялись  утолять  жажду.  Широколицый  незнакомец  оказался  человеком
громадного  роста,  его  квадратное  волосатое  туловище   поражало   своими
размерами. Андоры сразу поняли, что именно ему принадлежит большой след.
   Чужаки  держались  с  осторожностью  -  по-видимому,  местность  была  им
незнакома. Но постепенно они освоились,  вошли  в  воду  протоки  и  подняли
возню. Большая Пятка, лежа на отмели, ворочался с боку  на  бок.  А  высокий
юноша с круглым лицом, очень похожий на лежащего великана, с громким  смехом
прыгал вокруг него, подымая тучи брызг.
   Неожиданно вскочив на ноги, Большая Пятка схватил юношу, легко поднял его
и бросил далеко в воду.
   Юноша вынырнул, отфыркиваясь, поплыл к противоположному берегу  и  вскоре
стал приближаться к островку, на котором засели андоры.
   В первый раз Джару довелось так близко увидеть человека  чужого  племени.
Круглолицый юноша, ничего не подозревая, приближался к островку.
   Джар не испытывал неприязни к нему - наоборот, незнакомец  напоминал  ему
сверстников из родного становища.
   Над  протокой  пронесся  зычный  голос  Большой  Пятки   -   вожак   звал
Круглолицего. Джар с удивлением услышал, что призывный  клич  этого  племени
почти такой же, как у андоров.
   Круглолицый находился очень близко от острова. Первый зов он оставил  без
внимания - ему не хотелось возвращаться. Но  повторный,  более  настойчивый,
окрик Большой Пятки заставил юношу повернуть к берегу.
   Когда Круглолицый вместе со своими  сородичами  скрылся  в  лесу,  андоры
вздохнули свободно и, выждав некоторое время, переправились на другой  берег
протоки.
   Старый вождь понял, что охотники Большой Пятки разбились на мелкие отряды
и рыщут где-то неподалеку. Значит, надо выяснить, с какой целью пришли  сюда
эти люди и  не  угрожает  ли  опасность  андорам.  Как  только  вдали  снова
послышались голоса людей чужого племени, отряд андоров притаился в  зарослях
малинника.
   Неожиданно заговорил Лус:
   - Охотников из чужой орды много - андоры должны уйти в становище!
   В глазах Маюма сверкнула злоба.
   - Лус не охотник, а щенок, отбившийся от  матери!  -  сказал  он.  И  Лус
съежился, затравленно оглянулся вокруг, передвинувшись поближе к юношам...
   - Племя Большой Пятки рыщет здесь не для охоты, - сказал Кабу.
   - Кабу сказал верно. Но Маюм должен  знать,  зачем  они  пришли  сюда,  -
ответил вождь.
   Джар и Рам, лакомясь ягодами малины, молча  слушали  разговор  старейших.
Густые заросли надежно  скрывали  андоров.  Вскоре  голоса  чужих  охотников
затихли, и отряд Маюма снова двинулся в путь. Свежие следы привели андоров к
опушке леса, где вблизи старого дуба пылало несколько костров.  Маюм  и  его
спутники,  скрываясь  в  зарослях  на  невысоком  холме,   некоторое   время
наблюдали, как возле костров сновали люди, приносили  топливо,  подбрасывали
его в огонь.  Кабу  старался  определить  численность  отряда,  и,  наконец,
растопырив пальцы на руках, пять раз подряд опустил руки на землю.
   Тогда Маюм, подав знак, бесшумно увел свой маленький отряд по направлению
к реке. Когда они  отошли  далеко  от  дуба,  вождь  велел  юношам  наломать
древесную поросль. Джар не понял, зачем понадобились молодые деревца, однако
вместе с Рамом принялся за  дело.  Сломанные  деревца  они  связали  тонкими
ветками - так было удобнее нести их.
   Стало смеркаться. Маюм свернул в сторону каменистой гряды. Охотники долго
шли между скалами, пока не наткнулись на глубокую пещеру. Как всегда, прежде
чем войти в нее, они долго присматривались, принюхивались к ней.
   - Пещерный медведь, - распознав запах зверя, чуть слышно сказал Кабу.
   Глаза андоров загорелись  охотничьим  азартом.  Они  часто  охотились  на
пещерных медведей, особенно  осенью,  когда  звери  становились  жирными,  а
шерсть их блестящей.
   Вождь сразу увидел, что место для схватки со  зверем  очень  удобно.  Над
входом в пещеру был скалистый навес, на нем лежало  много  крупных  каменных
осколков. Охотники вскарабкались на  него  и  притаились,  ожидая  появления
зверя. Медведь не выходил. Тогда  Маюм  приказал  Лусу  выгнать  медведя  из
пещеры.
   На этот раз Лус не выказал страха, быстро спустился со скалы  и  принялся
бросать  в  пещеру  камни.  Послышалось  глухое   ворчание.   Лус   проворно
вскарабкался на скалу.
   Из пещеры показалась  голова  медведя;  черные  ноздри  зверя  беспокойно
шевелились, обнюхивая воздух. Маюм и Кабу, подняв увесистый осколок, бросили
его вниз - они попали медведю в голову. Зверь с ревом закружился  на  месте.
Джар нанес ему еще удар -  осколок  угодил  в  позвоночник.  Добить  хищника
палицами уже не представляло труда.
   Довольные удачной охотой, андоры вспороли кремневыми ножами брюхо медведю
и принялись утолять голод. В первую очередь были съедены сердце и  легкие  -
самые лакомые куски. Потом люди забросали медвежью  тушу  крупными  камнями,
чтобы она не досталась ночным хищникам. Пещера  была  свободна,  и  охотники
расположились в ней на ночлег.
   Глава 18. Ночная схватка
   Андоры провели и следующий день в этих местах. Дважды они ходили на реку,
чтобы утолить жажду после сытной еды, но ни разу  не  встретились  с  людьми
Большой Пятки.
   Под вечер, когда косые лучи заходящего солнца зажгли верхушки скал,  Маюм
собрал охотников в глубине пещеры и приказал юношам разжечь костер из  сырой
древесной поросли, принесенной накануне из леса.
   Густая волна едкого дыма поползла по потолку пещеры к выходу. Под сводами
каменного убежища испуганно зашуршали летучие  мыши.  Они  долго  кружились,
потом наконец вылетели и скрылись между скалами.
   Выйдя из пещеры, Маюм  наблюдал,  как  струйки  дыма,  вырываясь  наружу,
бесследно исчезают, растворяясь в воздухе.
   Старейшин убедился, что дьм на далеком расстоянии не виден. Теперь  Джару
стало понятно, для чего вождю понадобилось сырое  топливо:  тела  охотников,
впитав дьм, не будут привлекать врага своим запахом, так как запах дыма  был
обычен для стоянок людей.
   - Андоры смогут близко подойти к лагерю чужого племени, - сказал Маюм.
   Но Кабу держался другого мнения.
   - Каждый охотник натрет себя куском медвежьей шкуры -  он  будет  пахнуть
зверем, - сказал Кабу.
   - У Кабу глупая голова! Запах медведя  привлечет  врагов!  -  рассердился
Маюм.
   Джар и Рам принялись окуривать себя. Дьм ел глаза, трудно было дышать. Но
так как упрямые юноши вечно соперничали между собой, то ни один  из  них  не
хотел первым покинуть пещеру, пока Маюм не вытолкнул их  на  свежий  воздух.
Вид у них был жалкий: они чихали, из покрасневших глаз  текли  слезы.  Глядя
друг на друга, они весело расхохотались.
   Взошла луна. Маюм повел свой отряд по кустарниковой  степи.  Иногда  Джар
принюхивался, чем пахнет от охотников, но, кроме щекочущего нос запаха дыма,
он ничего не улавливал. Отряду  пришлось  долго  продираться  сквозь  густые
заросли  колючего  терна,  прежде  чем   вдали   замелькали   костры.   Маюм
остановился. Опушку леса, где расположился лагерем Большая Пятка  со  своими
охотниками, отделяло от андоров довольно большое пустое пространство  -  его
предстояло преодолеть ползком.  Ночная  роса  неприятно  холодила  тело,  но
охотники не обращали на это внимания. Когда до костров  было  уже  недалеко,
андоры залегли в кустарнике и стали  с  интересом  наблюдать  за  всем,  что
происходило на чужой стоянке.
   Людей было много - большими  группами  они  сидели  на  корточках  вокруг
костров, хриплые их голоса отчетливо доносились до  андоров.  Изредка  между
кострами появлялась гигантская фигура Большой Пятки,  оглушительные  раскаты
его хохота  нарушали  ночную  тишину  и  пугали  обитателей  степи.  Великан
появлялся в сопровождении Круглолицего. "Большая Пятка  ходит  с  сыном",  -
подумал Джар. Когда луна поднялась высоко, в чужом лагере у костра  остались
сидеть только два  человека,  остальные  охотники,  растянувшись  на  земле,
крепко спали. Да еще двое сторожевых расхаживали между костров,  внимательно
прислушивались к малейшему шороху, вглядывались в окружающую  тьму  и  часто
подбрасывали топливо, чтобы огонь не угасал. Сидевшие у костра  -  это  были
Большая Пятка и Круглолицый - поднялись, подошли к стоявшему на опушке  дубу
и, опустившись  на  корточки,  стали  рассматривать  и  перебирать  какие-то
тяжелые предметы.

   Потом они вернулись к костру и легли  около  него.  Багровые  блики  огня
падали на неподвижные фигуры спящих людей...
   Кабу тронул Маюма за плечо.
   - Кабу может незаметно взобраться на дерево, - тихо сказал  он.  -  Кусты
подходят к самому дубу. Кабу увидит, что лежит под ним!
   Предложение рыжеволосого охотника пришлось по душе Маюму, он одобрительно
кивнул головой.
   В эту самую минуту сторожевые чужого  племени  приблизились  к  кустам  и
стали прислушиваться - может быть, до них донесся из кустов  какой-то  звук.
Несколько минут андоры лежали,  затаив  дыхание.  Но  вот  сторожевые  снова
вернулись к кострам, и Кабу бесшумно и быстро пополз по направлению к дубу.
   Понимая опасность, грозившую Кабу, Джар волновался.  Вот  тело  Бобрового
Зуба смутной тенью мелькнуло среди темной зелени, а потом скрылось из  глаз.
На поляне по-прежнему было  тихо,  лишь  потрескивали  ветки  в  кострах  да
слышались шаги сторожевых.
   Потом юноша увидел Кабу на одной из ветвей дерева. Прижимаясь всем  телом
к ветви, он медленно полз по ней. Вот, чуть свесив голову,  вожак  охотников
внимательно разглядывает то, что лежит  под  деревом...  И  вдруг  раздается
громкий треск, и Кабу вместе со сломавшейся ветвью падает на поляну.
   Сторожевые тревожно закричали. Бобровый Зуб вскочил с земли, хотел бежать
к своим, но один из сторожевых  преградил  ему  путь  и  размахнулся,  чтобы
обрушить  палицу  на  врага.  Безоружный  Кабу  ловко  увернулся,  и  дубина
ударилась о землю. Сторожевой снова поднял палицу, но сильный удар кулаком в
челюсть заставил его выпустить оружие из рук. С криком радости Кабу  схватил
палицу.
   Тем временем все охотники Большой  Пятки  были  уже  на  ногах.  В  свете
костров метались охваченные страхом люди.
   Этой их растерянностью и поспешил воспользоваться Маюм.  Он  бросился  во
главе своего отряда на выручку Кабу.  В  ночной  суматохе  грозно  прозвучал
воинственный клич андоров "ярхх! ярхх!", усиливая  и  без  того  царившую  в
стане врага панику. Зорким взглядом охотника Маюм успел  заметить,  что  под
дубом свалены каменные глыбы разной величины.
   Кабу, отбиваясь от сторожевых, шаг за шагом отступал к краю  поляны,  где
уже появились его соплеменники. Казалось, еще немного усилий и он соединится
со своими. Но вдруг рядом с ним выросла огромная фигура Большой Пятки. Вожак
отряда держал в руках увесистую палицу. Одним ударом он выбил палицу из  рук
Кабу, отбросил свою дубину и кинулся на врага. Как пещерный медведь, он всем
своим телом обрушился на Кабу, мгновенно подмял его под себя и оглушительным
торжествующим ревом дал знать, что противник побежден.
   Глава 19. Погоня
   При виде того, с какою  легкостью  расправился  Большая  Пятка  со  своим
неведомым врагом, испуг у его соплеменников сменился воинственностью, и  они
с яростью накинулись на андоров.
   Разъяренный гибелью Кабу, Маюм наносил удары направо  и  налево.  Молодые
охотники тоже не отставали от него, хотя и бились из последних сил.
   Но враги напирали все сильней, к тому же их было  значительно  больше,  и
Маюм решил, что единственное спасение - бегство. Криком он дал  знак  своему
отряду и бросился к кустам. За вождем побежали и все остальные.
   С торжествующими воплями победители кинулись вслед за ними.
   Андоры бежали быстро,  не  разбирая  дороги,  продираясь  сквозь  колючий
кустарник.
   Шум погони приближался, и Маюм, старый опытный охотник, повлек  за  собой
отряд по извилистым звериным тропам, находя их в темноте. Джар бежал рядом с
ним и по хриплому дыханию Старейшего понял, что тому трудно выдержать  такой
стремительный бег. Джар остановился, а с ним - все остальные.
   - Быстроногий Олень спасет вождя! Так делает перепелка, отвлекая охотника
от птенцов, - быстро проговорил Джар.
   Маюм ничего не ответил. Он взглянул, как бы прощаясь, на  Джара  и  снова
побежал вперед. Вскоре все скрылись в чаще кустарника. Джар остался один.
   В ночной темноте  ему  было  легче  осуществить  свой  замысел,  и  он  с
замирающим от волнения сердцем ждал врагов. Где-то совсем  близко  затрещали
кусты, из них показался молодой низкорослый человек свирепого вида.
   Не целясь, Джар метнул в него дротик и бросился  бежать.  Сжимая  в  руке
копье,  единственное  оставшееся  у  него  оружие,  он  выбрал  направление,
противоположное тому, по которому спасались бегством его сородичи.  Джар  не
был уверен,  что  он  попал  дротиком  в  низкорослого,  -  молодого  андора
волновала другая мысль: все ли враги пустились в погоню за ним,  не  побежал
ли кто-нибудь за Маюмом.
   Юноша рассчитывал на быстроту своих ног, он не боялся, что  его  догонят.
Он даже замедлял шаги, чтобы подзадорить врагов,  притворялся  уставшим.  Не
раз преследователи  разражались  торжествующими  криками,  считая,  что  они
настигают беглеца.
   Джар чуть было не стал жертвой своей неосторожности - сгоряча  он  забыл,
что враги вооружены. Но ему  пришлось  вспомнить  об  этом,  когда  над  его
головой пролетели дротики. Теперь он уже достаточно  далеко  увел  за  собой
преследователей - надобности рисковать больше не было. С криком  "ярхх!"  он
со всех ног понесся вперед,  быстро  увеличивая  расстояние  между  собою  и
преследователями. Яростные крики врагов издали  неслись  ему  вслед  -  люди
чужого племени поняли его уловку. Но вскоре он перестал слышать их крики.
   Однако Джар еще долгое время  продолжал  бежать  против  ветра,  стараясь
определить, не была ли наступившая тишина хитростью врагов. И  только  когда
убедился, что преследование прекратилось, он решил отдохнуть и опустился  на
корточки у куста ракитника. Напряженное тревожное состояние, в  которое  его
привела погоня, понемногу ослабевало, и теперь  ему  казалось,  что  природа
постепенно оживает вокруг. В кустах слышались шорохи затаенной жизни, совсем
рядом неожиданно застрекотал кузнечик -  юноша  невольно  вздрогнул.  Ночной
воздух  благоухал,  напоенный  запахами  трав.  Луна,  как  живое  существо,
выглядывала из-за туч.
   Но что это?.. В зарослях  кустарника  мелькнули  зеленые  огоньки.  Джару
захотелось как можно скорей уйти отсюда,  но  порыв  слабого  ветерка  донес
запах оленя - на мгновение это успокоило. И тут же Джар вспомнил:  там,  где
олени, может появиться и властелин кустарниковой степи -  пещерный  лев.  Не
теряя времени, юноша быстро зашагал  к  скалам,  рассчитывая  встретить  там
своих спутников. Сжимая в руках копье, он обходил стороной  густые  заросли.
Непонятная тревога все сильней и сильней  охватывала  его.  Он  ощущал  свою
слабость и знал причину ее: что может сделать человек один,  без  сородичей,
встретив льва или другого опасного зверя? Вслед за  тревогой  возник  страх.
Даже когда за ним гнались  враги,  Джар  не  испытывал  такого  страха,  как
сейчас. Ведь тогда шумная ватага людей, бежавшая за ним,  как  бы  оберегала
его, отпугивая хищников. А сейчас он один! И  Джар  уже  не  шел,  а  бежал,
стремясь поскорей добраться до скал.
   И вдруг его  ноги  будто  приросли  к  месту:  он  услышал  оглушительное
рычание, и из зарослей на небольшую  лужайку  выпрыгнул  пещерный  лев.  При
тусклом свете луны Джар видел его оскаленную пасть. Лев был  совсем  близко,
он готовился к  прыжку:  стоял,  опустив  голову,  кисточка  на  его  хвосте
судорожно двигалась из стороны  в  сторону  -  Джар,  как  зачарованный,  не
спускал с нее глаз... Неожиданно рядом с юношей послышался  топот  копыт,  и
из-за кустов на поляну выскочила обезумевшая  от  ужаса  косуля.  Запрокинув
голову, короткими скачками она неслась через лужайку, стремясь  выбраться  в
открытую степь.
   Лев взвился в могучем прыжке, и Джара обдал острый звериный запах.  Мягко
приземляясь после каждого скачка, лев быстро догнал  косулю.  Послышался  ее
предсмертный крик...
   Еле дыша, медленно пятясь, уходил  Джар  с  этого  страшного  места.  Чем
дальше, тем шаги его делались быстрей, и вскоре он с  поднятым  над  головой
копьем уже мчался во весь дух.
   Добежав до темневшей невдалеке рощи, Джар с ловкостью белки взобрался  на
высокое дерево. Неожиданно  полил  теплый  дождь,  и  юноша  с  наслаждением
подставил разгоряченное тело  под  его  освежающие  струи.  В  укрытии  Джар
чувствовал себя в безопасности - он знал, что львы не лазают по деревьям.
   Радуясь чудесному избавлению, смотрел Джар, как светлело на востоке небо,
как запылала алая полоска зари, как  солнце  позолотило  верхушки  деревьев.
Запели птицы, потянулись на водопой животные.  Джар  глубоко  вдыхал  чистый
воздух раннего утра, свежий и легкий.
   Восход солнца Джар всегда встречал с восторгом - солнце приносило с собой
тепло, прогоняло тьму, а вместе с ней ночные страхи. Джар думал, что  солнце
- живое существо, похожее на черепаху, что оно путешествует каждый  день  по
небесному своду всегда  в  одном  и  том  же  направлении,  как  это  делают
животные, отправляясь на водопой. Утром и  вечером  солнце  разрешало  людям
глядеть на свой панцирь, напоминающий горящую головню, вынутую из костра.  В
остальное время дня солнце больно жгло глаза, наказывая тех,  кто  осмелился
на него взглянуть, - так думал Джар, так думали его соплеменники.
   Юноша легко соскользнул с дерева и  побежал  к  скалам.  Через  некоторое
время он с громким криком "ярхх!" приблизился к пещере, подле которой андоры
убили медведя.
   Услышав этот клич, охотники вышли из каменного  убежища.  Их  осунувшиеся
лица говорили о том, что в эту ночь они не сомкнули  глаз.  При  виде  Джара
лица Маюма и Рама озарились радостью. И  только  сумрачная  физиономия  Луса
ничего не выражала, по ней нельзя было судить, доволен  ли  он  возвращением
юноши.
   Рам сопел и трогательно тыкался носом в плечо друга.
   Маюм в порыве радости обнял юношу и долго смотрел  на  него  потеплевшими
глазами, но  потом,  желая  скрыть  свое  волнение,  отстранил  его  и  стал
расспрашивать обо всем, что с ним произошло в эту ночь.
   Джар принялся рассказывать, ему часто не хватало слов, и  он  прибегал  к
мимике и жестам.
   Маюм волновался, сопел, изредка одобрительно  покрякивал,  а  в  наиболее
страшных местах рассказа нервно почесывал волосатую грудь.
   Рам  подпрыгивал,  хохотал,  разражался  дикими  воплями,  выражая  таким
образом свои впечатления от рассказа. Лус, как всегда, был угрюм и молчалив.
   Джар, закончив свое  повествование,  радостно  рассмеялся.  Тревоги  ночи
остались позади, сородичи снова рядом с ним - теперь  его  ничто  больше  не
страшило!
   Глава 20. Наводнение
   Спускаясь к реке, андоры неожиданно услышали людские голоса  и  поспешили
спрятаться в кустарнике.
   Большая  толпа  шла  по  берегу,  неся  три  бизоньи  шкуры,  наполненные
кремневыми камнями. В толпе, как дуб среди кустарника, выделялась  огромная,
фигура Большой Пятки. Его громкий голос, распугивая птиц, далеко  разносился
по реке. Джар заметил, что сейчас ватага охотников была в  полном  сборе,  -
этим и объяснялась беззаботность, с которой они шли по открытому месту.
   Маюм теперь знал, для  чего  появились  здесь  люди  чужого  племени:  им
понадобился кремень для изготовления каменных орудий.
   Поэтому, когда отряд Большой Пятки скрылся за поворотом  реки,  Старейший
объявил соплеменникам, что  и  они  могут  спокойно  возвратиться  в  родное
становище. Маюм добавил, что по дороге они заглянут на  место  гибели  Кабу.
Охотники помрачнели, вспомнив о смерти храброго сородича...
   Но андоры не нашли тела Кабу; Джар даже подумал, не утащил ли его беркут.
Под дубом чернели обгоревшие сучья да валялось несколько маленьких кремней.
   Маюм не стал долго задерживаться здесь, ему хотелось засветло  попасть  к
реке. Но, хотя они шли быстрым шагом, им не удалось легко выбраться из  этих
мест и двинуться  вверх  по  течению  реки.  Неожиданно  разразившаяся  буря
преградила им путь к дому.
   Закрыв  солнце,  по  небу  потянулись  низкие  темные  тучи.  По  долинам
промчался ветер, склоняя верхушки деревьев. Потемневшие воды реки  покрылись
белыми гребнями. Все живое на земле  спешило  укрыться  перед  надвигавшейся
грозой.
   Люди  стали  искать  убежище,  и  на  склоне  обрыва  им  удалось   найти
естественное углубление - небольшую нишу. Мимо них,  недовольно  похрюкивая,
просеменила барсучиха, за нею спешили детеныши; на тонких ножках  промчались
испуганные косули; пробежал олень, следом за ним  торопились  два  олененка;
птицы закружились стайками, оглашая  воздух  тревожными  криками.  Мрак  все
сгущался, непроницаемая завеса туч затянула горизонт.
   И наконец разразился необычайной силы ураган с проливным дождем. Отблески
молний озаряли испуганные лица охотников. Неожиданно раздался  оглушительный
треск, запахло гарью.
   - Огонь с неба зажег дерево, - сказал Маюм.
   - Джар видел, как один раз огонь с неба ударил большеротого  оленя,  -  в
страхе прошептал юноша.
   Андоры боялись грозы: разбушевавшаяся стихия  подавляла  их.  Ливень  все
усиливался, бурные потоки вперегонки устремлялись к реке. Такой  грозы  Джар
никогда не видел.
   Река вышла из берегов. К убежищу андоров начала подступать вода,  угрожая
затопить это ставшее ненадежным укрытие,  и  люди  поспешили  покинуть  его.
Крупные холодные капли дождя больно  хлестали  по  телу.  Потемневшее  небо,
казалось, надвинулось на землю,  яркие  вспышки  молнии  следовали  одна  за
другой.  Раздавались  оглушительные  раскаты   грома.   Промокшие   охотники
спрятались под густой листвой векового дуба.
   Двое суток лил дождь, не давая людям возможности  покинуть  их  временное
пристанище. В поисках пищи они изредка рыскали в кустах  и  в  конце  концов
убили зайца.  Но  разве  могла  эта  жалкая  добыча  утолить  голод  четырех
человек?
   Наконец ливень стал утихать, на посветлевшем небе выглянуло солнце.  Люди
повеселели. Ключом забила вокруг них жизнь. Звенели птичьи голоса.  Огромные
лужи отражали небесный  свод  и  зеленую  листву.  Обильно  напоенная  земля
отказывалась впитывать влагу. Всюду под деревьями  пестрели  шляпки  грибов.
Они показались Раму настолько соблазнительными, что он начал собирать  их  и
есть, пока Маюм не наградил его хорошей оплеухой.
   - Нельзя есть! Разве глупый Рам не знает? -  закричал  Маюм  и  растоптал
собранные Рамом грибы.
   Вода затопила часть  низменности,  превратив  отдельные  водоемы  в  одно
сплошное озеро.  Неисчислимые  стаи  водоплавающих  птиц  заполняли  гомоном
широкий водный простор. Утки и гуси стали легкой добычей  охотников.  Хорошо
умевший нырять Джар незаметно подплывал  к  птице  и  хватал  ее.  Это  была
обильная, сытная еда, не то что заяц!
   Разлив реки мешал возвращению в становище, к тому же вечером заболел Рам.
Причиной были съеденные им грибы. Джар с жалостью смотрел  на  стонущего  от
нестерпимой боли друга.
   Еще два дня пробыл маленький отряд под  густыми  ветвями  дуба,  пока  не
спала вода.
   Костер жгли открыто, не таясь. Вода, взяв охотников в плен, в то же время
охраняла их.
   На третьи сутки Раму стало лучше,  и  отряд  двинулся  по  направлению  к
становищу.
   В дороге им повстречались многочисленные стада северных оленей - их легко
можно было узнать по рогам, густо покрытым шерстью. Охота на  них  считалась
сравнительно легкой и часто давала богатую добычу.
   -  Ватага  Гурху  не  пропустила  оленей.  У   племени   есть   мясо,   -
удовлетворенно сказал Маюм, провожая взглядом оленье стадо.
   И вот наконец  усталые  охотники  подошли  к  родным  местам.  Таявшие  в
вечернем воздухе сизые струйки дыма вселяли в них надежду, что  в  орде  все
обстоит благополучно. Чем ближе подходили они  к  пещерам,  тем  становились
нетерпеливее. Под конец они пустились бежать.
   На площадке, под каменными навесами, весело потрескивали костры. Жарилось
мясо. Маюм оказался прав: Гурху с ватагой охотников приволокли из  степи  не
меньше десятка оленьих туш.
   Когда сидевшие у костра андоры  увидели  бегущих  по  направлению  к  ним
людей, они вскочили  и  схватились  за  оружие.  Женщины  и  дети  испуганно
закричали. И вдруг раздался знакомый клич! Все кинулись  навстречу  Маюму  и
его спутникам. Известие о гибели Кабу сильно огорчило всех, но и радость  по
случаю возвращения маленького отряда и особенно вождя племени  была  велика!
Появление храброго опытного  Маюма  вселяло  в  андоров  бодрость,  и  беды,
грозящие небольшой орде, казались не такими уж неотвратимыми.
   Вскоре на площадке у костров началась шумная трапеза.  Узнав  о  поступке
Джара, спасшего жизнь Маюму, многие из сородичей в  знак  одобрения  терлись
носом о его плечо. Среди них была и веселая Кри.
   Укладываясь вечером на шкуру оленя, Джар чувствовал себя  счастливым:  он
снова был со своими, в родном становище.  Потягиваясь  перед  сном,  Джар  с
удовольствием вдыхал знакомый запах пещеры.
   "Сородичи хорошо встретили нас!" - подумал Джар. Но тут он вспомнил Гурху
и помрачнел. Из всех андоров один только Гурху сделал вид, что  не  замечает
Джара. Он говорил с Маюмом, Лусом, даже Раму сказал несколько слов, а  Джара
будто не видел. Неужели все это из-за Кри? Во время похода Джар ни  разу  не
вспомнил о ней - значит, он ее не любит так,  как  любят  взрослые  охотники
своих девушек...
   Мысли в голове юноши стали путаться. После утомительного похода ему очень
хотелось спать. Широко зевнув, Джар слегка подтолкнул уже  давно  храпевшего
Рама. Проминав что-то невнятное, тот неохотно отодвинулся, освобождая  другу
место. И Джар уснул так крепко, как всегда спал в надежном убежище.
   Глава 21. Джар и Тунг
   Вот уже несколько дней,  как  Джар,  Рам  и  Лус  снова  сторожат  родное
становище, снова бродят днем по саванне и возвращаются к вечеру в пещеры.
   Однажды, когда отряд поравнялся с березовым перелеском,  Джар  свернул  к
поселению собак, пообещав Раму и Лусу догнать их. На этот раз он  нес  своим
четвероногим друзьям только что подбитого дрофенка.
   Рыжая собака и ее подросшие щенята с  бурной  радостью  встретили  Джара.
Особенный восторг при виде Джара проявлял щенок с белой  отметиной  на  лбу.
Джар  прозвал  его  Тунгом,  что  на  языке  племени  означало   "отважный".
Впоследствии юноша не раз убеждался, что правильно назвал своего  маленького
друга. Щенки молниеносно разорвали дрофу на части, причем Тунг схватил самый
большой кусок. Остальные,  быстро  уничтожив  свои  порции,  набросились  на
Тунга, чтобы отнять  у  него  мясо.  Тогда  Тунг  кинулся  искать  защиты  у
человека. Рыжая собака поднялась с места, намереваясь навести  порядок,  как
вдруг из степи донесся яростный  рев.  Он  заставил  всех  собак  смолкнуть,
притаиться. Испуганное семейство рыжей собаки поторопилось скрыться в  норе.
Джар забрался на дерево: ему хотелось узнать, что случилось.
   Глазам юноши представилась  страшная  картина.  Поднимая  клубы  пыли,  в
долине  схватились  гиганты.  Извиваясь,  как  чудовищные  змеи,  в  воздухе
мелькали хоботы мамонтов.
   Смертельный поединок со стадом мамонтов вели два  огромных  носорога.  Их
обросшие шерстью  тела,  как  тараны,  устремлялись  на  исполинов,  угрожая
вспороть брюхо каждому,  кто  подвернется  под  их  рог.  Мамонты,  обступив
врагов, били их бивнями и хоботами. Носороги с двух сторон напали на  одного
мамонта. Гигант не успел отступить и тут же  был  пронзен.  Разъяренные  его
гибелью,  остальные   мамонты   дружно   атаковали   толстокожих   животных.
Послышались глухие удары бивней и хоботов, и один из носорогов споткнулся  и
упал. Издавая трубные звуки, мамонты в  ярости  стали  топтать  поверженного
врага. Второй носорог воспользовался этим, прорвался сквозь строй мамонтов и
понесся в сторону холмов, где обосновалась стая собак.
   Бой закончился. На месте поединка чернели  туши  двух  сраженных  врагов.
Стадо мамонтов, не преследуя бежавшего носорога, скрылось в степи...
   Сопя, задыхаясь от быстрого бега, неуклюжее животное приблизилось к норам
собак и  остановилось  в  нескольких  шагах  от  них.  Бока  носорога  круто
вздымались, низко  опущенная  голова  раскачивалась,  из  приоткрытой  пасти
сочилась кровавая  пена.  Казалось,  он  размышлял  -  продолжать  путь  или
свернуть в сторону.
   Псы, заслышав его тяжелый топот, выбрались из нор, и,  сбившись  в  кучу,
тоскливо выли. Однако вскоре, к своему удивлению, Джар уловил в  их  голосах
угрозу и злобу. Джар вгляделся в носорога и понял, в чем дело: животное было
ранено, в его бурой шерсти, пониже лопатки, алело большое пятно запах и  вид
крови взбудоражил собак. Маленькие глазки носорога свирепо сверкнули,  и  он
двинулся на раздражавшую его свору собак. И  все  же  первыми,  захлебываясь
лаем от ярости, успели напасть псы.  Несколько  собак  вцепилось  в  жесткую
шерсть носорога, но ему  не  были  опасны  их  острые  зубы.  С  неожиданной
быстротой завертелся он на месте, калеча и давя насмерть попадавших под ноги
псов. Яростный собачий лай сменился воем и визгом.
   Носорог торжествовал победу и не собирался отступать  или  сворачивать  в
сторону. Он уставился  плохо  видящими  глазками  на  рычащую  свору  собак,
раздраженно засопел и двинулся вперед, втаптывая в землю неглубокие  собачьи
норы.
   Не  помня  себя  от  злобы,  псы  снова  набросились  на  зверя.  Носорог
расправился с ними так же, как и в первый раз.
   Теперь на его пути стоял только вожак  стаи,  остальные  собаки  боязливо
жались по сторонам. Пес казался пигмеем по сравнению с носорогом, и  все  же
неравный поединок начался. Носорог быстро вертелся, стараясь  поддеть  рогом
противника. Вожаку стоило больших усилий избежать этого страшного удара.  Но
вот пес высоко подпрыгнул и мертвой хваткой вцепился в  край  зияющей  раны.
Носорог заметался, стараясь освободиться, но вожак из последних сил держался
на его боку. Обезумев от боли,  яростно  хрюкая,  носорог  сделал  несколько
шагов и очутился перед норой рыжей собаки. Обессиленный вожак собачьей стаи,
разжав  челюсти,  свалился  на  траву.  Почувствовав   облегчение,   носорог
остановился, и тут перед ним неожиданно выросла  рыжая  собака.  Она  хотела
спасти своих маленьких щенят. Носорог двинулся вперед, взмахнул  головой,  и
рыжая собака, пронзенная рогом, замертво покатилась  по  земле.  Под  ногами
чудовища слышался визг гибнущих щенков. Бешенство овладело Джаром. Как раз в
эту  минуту  носорог  опять  остановился.  Опустив  морду,  он  по-видимому,
собирался с новыми силами. И этим мгновением воспользовался  Джар.  Неслышно
соскользнув с дерева, он подбежал к чудовищу и изо всех сил вонзил  копье  в
рану под лопаткой. Вздрогнув, зверь зашатался, пытаясь  повернуть  уродливую
морду в сторону неожиданного врага, и вдруг повалился на бок, сломав  древко
копья. Джар едва успел отскочить в сторону.
   Свора уцелевших псов мигом налетела на  издыхающего  зверя.  Пришедший  в
себя вожак яростно вцепился носорогу в горло. Вскоре собачья стая рвала тушу
уже мертвого врага.
   Джар с опаской поглядывал на рассвирепевших от  крови  псов.  Он  остался
безоружным - копье было сломано. Юноша понял, что надо бежать. Но собаки  не
обращали на него внимания - быть может, они признали в нем своего союзника.
   В кустарнике,  недалеко  от  березовой  рощи,  Джар  остановился:  кто-то
тыкался влажным носом в его ноги.
   Это был Тунг. Спасаясь, он убежал в  кусты.  Взяв  на  руки  осиротевшего
щенка, юноша решил, что тот заменит ему Длинноухого Брата.
   Наступившая ночь заставила Джара помчаться к пещере  с  быстротой  ветра.
Прижимая к себе щенка, человек чувствовал, что  он  не  один,  с  ним  живое
существо.
   Джар  бежал,  не  сбавляя  скорости,  но  вдруг  остановился,  охваченный
страхом: по степи, прямо на него, подпрыгивая,  катились  какие-то  странные
шара. Окинув взглядом степь, юноша увидел, что их очень много. Они  катились
все скорее и скорее. Вот они совсем близко... Быстро, бесшумно они  окружали
его...
   "Но почему ветер не доносит запаха животных?" - удивился  юноша  и  вдруг
все понял и так громко расхохотался,  что  щенок  испуганно  заскулил.  Джар
сообразил, что эти шары  -  степное  растение!  А  он  их  принял  за  живые
существа! Ведь он их видел не раз... Эти сухие шары, состоящие из сплетенных
веток, носятся по степи по прихоти ветра, оторвавшись от стебля. Но то,  что
днем не привлекало внимания, ночью  показалось  страшным,  необычным.  Страх
прошел, юноша облегченно вздохнул и снова продолжал путь. Он вспоминал,  как
ему удалось помочь собакам в битве с носорогом и как ловко  он  унес  Тунга:
псы и не заметили исчезновения щенка!..
   Когда перед Джаром неожиданно появилась  вышедшая  ему  навстречу  группа
сородичей,  он  немного  растерялся  и,  желая  скрыть  смущение,  торопливо
принялся рассказывать  о  схватке  исполинов.  Известие  об  убитом  мамонте
обрадовало андоров, - значит, завтра их ждет богатая добыча!
   Люди повернули к становищу. Вскоре  тьму  прорезали  огни  -  это  пылали
костры перед пещерами. Когда Джар появился на террасе со  спящим  щенком  на
руках, подростки окружили его, им интересно было поглядеть  на  принесенного
зверька. Тунг проснулся, зевая, он  встревожено  смотрел  на  людей,  но  не
выказывал при этом большого страха. Когда вихрастый Хуог захотел дотронуться
до него,  щенок  чуть  было  не  вцепился  в  палец.  Присутствующие  громко
захохотали, когда Хуог испуганно  отскочил  от  Тунга.  Всех  удивляло,  что
большой щенок так спокойно дался в руки Джару.
   Неожиданно внимание всех привлек Гурху. Вожак охотников шагнул  к  Джару.
Окружавшие юношу подростки боязливо попятились. Почувствовав недоброе,  Джар
крикнул громко, чтобы все слышали:
   - Тунг - брат Джара! Обида Тунга будет обидой Джара!  Гурху,  не  спуская
взгляда со щенка, подошел вплотную к Джару и сказал:
   - Щенок степной собаки будет мешать людям спать, лучше  полакомиться  его
мясом! - голос Гурху напоминал  рычание  серого  медведя,  имя  которого  он
носил.
   Джару казалось, что маленькое сердечко Тунга готово выскочить  из  груди,
так оно билось. Но не успел он ответить, как между ним и Гурху встал Маюм.
   - Если щенок степной собаки нарушит  покой  обитателей  пещер,  он  будет
убит. Если нет, пусть живет в становище и забавляет детей.
   Сказав это, старый вождь спокойно отошел к костру.
   Джар вздохнул с облегчением и поспешил к пещере. В  нише,  где  до  этого
помещался кролик, юноша устроил Тунга. Каменистое дно ниши он выстлал  сухой
травой и накормил щенка кусочками мяса.
   Спал Джар беспокойно, несколько раз вскакивал ночью и подходил  к  Тунгу,
опасаясь, как бы на новом месте щенок не начал скулить. Но, к радости юноши,
этого не случилось, и с первыми лучами солнца Джар поспешил покинуть пещеру,
взяв Тунга на руки.
   Глава 22. Прыжок Джара
   На следующее утро все племя отправилось за мясом  убитого  мамонта.  Джар
любил шумное передвижение орды, когда можно было, не таясь, шагать по степи,
вдыхая утреннюю прохладу. Далеко разносились звонкие  голоса  ребятишек.  По
краям толпы, как обычно, шли вооруженные палицами и копьями охотники.
   Андоры захватили с собой каменные орудия для  разделки  огромной  туши  и
шесты из стволов молодых березок. Эти шесты  предназначались  для  переноски
мяса в пещеры.
   Джар нес Тунга на  плече.  Иногда  он  опускал  щенка  на  землю,  и  тот
вприпрыжку  бежал  рядом  с  человеком.  Но  Тунг  быстро  уставал,  начинал
повизгивать, проситься на руки - все это очень забавляло Джара.
   Огромную тушу мамонта увидели издали. Когда андоры  приблизились  к  ней,
стервятники, стаи галок и ворон взвились в воздух, а из-за  туши  показалось
несколько волков. Заметив людей, хищники скрылись в ближайших зарослях. Туша
мамонта сильно пострадала от зубов различных  зверей  -  по-видимому,  ночью
здесь побывали и крупные хищники, однако следов Мохора Маюм не обнаружил.
   Вокруг  туши  мамонта  весело  запылали  костры.  Старейший   внимательно
разглядывал следы, оставшиеся после схватки исполинских животных. По  мнению
вождя,  упрямые  носороги  не  пожелали  уступить  дорогу  шедшим  навстречу
мамонтам.
   Жители пещер поспешили воспользоваться мясом убитого гиганта. Люди  долго
не отходили от костров, насыщаясь поджаренным мясом.
   Но вот Маюм подал сигнал, и орда взялась за работу. Охотники  вооружились
каменными ножами и стали разделывать тушу, а женщины и  подростки  принялись
перетаскивать мясо к пещерам. Давно  уже  орда  не  запасала  столько  мяса.
Вскоре женщины развели костры на площадке перед пещерами и,  подвесив  куски
мяса на невысоких жердях, принялись коптить их. Кроме того, они резали  мясо
тонкими ломтями и сушили на солнце.
   На двух шестах Джар и Рам, Кри и Гата несли к пещерам большие куски туши,
на одном из которых важно восседал Тунг. Он весь перепачкался в крови, и его
серая шерстка приобрела красноватый  оттенок.  Щенок  наелся  так,  что  его
брюшко раздулось. Но от жадности он не  мог  уняться  и  продолжил  теребить
мясо, хотя  был  не  в  состоянии  проглотить  ни  кусочка.  Жадность  щенка
забавляла молодых андоров. Глядя на него, они громко  хохотали,  даже  тихая
Гата и та весело хихикала. Тунг не понимал,  над  чем  смеются  люди,  хохот
пугал и раздражал его. Скаля маленькие острые зубы, он глухо ворчал. Это еще
больше веселило молодых андоров.
   Под вечер, когда мясо мамонта было перенесено в становище, Джар,  взяв  с
собой Тунга, спустился к реке. Барахтаясь в мутно-желтой воде, они поднимали
фонтаны брызг. Шерстка щенка снова стала чистой.
   Прошло несколько дней. Тунг привык к людям и вел себя  так,  будто  и  не
знал никогда своих четвероногих собратьев.
   Днем, пока не было Джара, он находился  на  попечении  вихрастого  Хуога.
Завидев издали сторожевых, Тунг со всех ног мчался навстречу своему другу  и
бурными ласками выражал восторг по поводу его возвращения. Джар привязался к
щенку и, помня о гибели Длинноухого Брата, постоянно был в тревоге за Тунга.
   Но вскоре Джар убедился, что опасность грозит не только одному Тунгу.  Он
понял, что ему самому следует бояться мести свирепого Гурху.
   В один из тихих вечеров, когда солнце  после  пасмурного  дня  неожиданно
осветило прощальными лучами вершины  скал,  андоры  собрались  на  площадке.
Давно уже повелось, что не только люди, но и животные  предаются  на  досуге
забавам - живым существам присуща естественная потребность в движении. Джару
не раз приходилось наблюдать, как, гоняясь друг за другом,  резвились  дикие
собаки, или весело возились медведи, а однажды он даже видел,  как  солидные
мамонты, охваченные задором, играя, носились по степи.
   И сегодня юные андоры затеяли  игры.  Любимым  развлечением  юношей  были
прыжки  через  костры.  Для  этого  требовалась  немалая  сноровка,   умение
соразмерять свои  силы.  Обычно  прыгуны  начинали  с  костров  с  невысоким
пламенем;  такой   огненный   барьер   преодолевали   даже   подростки   лет
десяти-двенадцати. Когда же костры разгорались, в состязание вступали  юноши
постарше. Лучшими прыгунами в орде считались Джар и  широкоплечий  Хаг.  Хаг
был невысокого роста, но прыгал хорошо. Когда,  разбежавшись,  он  пролетал,
поджав ноги, над высоким пламенем  костра,  люди  разражались  восторженными
криками. Так и сейчас под конец состязания остались только Джар и Хаг. После
удачного прыжка соперника  Джар  задумался:  ему  хотелось  превзойти  Хага.
Посреди площадки полыхало огромное пламя. Все  с  любопытством  смотрели  на
юношу: минутная задержка  расценивалась  зрителями  как  нежелание  прыгать.
Послышались насмешливые возгласы.
   Джар подбежал  к  стоявшим  поодаль  девушкам,  схватил  на  руки  Кри  и
устремился к горящему костру. Прыжок - и он очутился по ту сторону костра.
   После прыжка Джар отнес девушку на место и ожидал бурных одобрений своему
смелому поступку. Молчание сородичей поразило его.  Никто  не  приветствовал
Джара, как он надеялся, одобрительными возгласами...
   Джар удивленно посмотрел на сородичей.  Лица  их  были  обращены  в  угол
террасы, где столпились охотники, которые только что вернулись из степи.
   Впереди всех стоял Гурху.
   Глава 23. Месть не удалась
   Наступившее утро не развеяло смутной тревоги,  еще  с  вечера  охватившей
юношу. Джару все время казалось, что ему угрожает какая-то опасность.
   Маленький сторожевой отряд шел перелесками. Было  весьма  вероятным,  что
именно здесь Мохор, пользуясь густой растительностью, подкарауливает добычу:
копытные животные нередко заходили сюда из саванны.
   Тихое "уэхх!" заставило  Луса  и  Рама  насторожиться.  Джар  внимательно
разглядывал крупные следы лап, одна из которых оставляла отпечатки, отличные
от других, - юноша понял, что это  следы  хромого  зверя.  У  него  не  было
сомнения: коварный хищник прошел здесь и, как  сказал  Лус,  не  позже,  чем
вчера.
   Где скрывается Мохор сейчас? Вот что беспокоило их.
   По совету Луса, Джар отправил Рама предупредить  собирателей  кореньев  о
появлении Мохор а. Сам же Джар в  сопровождении  шедшего  позади  него  Луса
продолжал  идти  по  следу,  разглядывая  примятую  траву.  И  вдруг  что-то
заставило его оглянуться... Внезапный взмах руки Луса - и Джар,  молниеносно
прыгнув в сторону, приник к земле. Рядом с его головой - воткнулся дротик.
   Джар упал в густые заросли, перевернулся на спину, держа наготове копье.
   Послышались легкие шаги, и над кустами склонилось бледное лицо Луса.  Еще
миг, и глаза их встретились. Во взгляде Луса выразилось удивление, тотчас же
сменившееся страхом, - Джар остался невредим!
   Юноша вскочил на ноги и с поднятым копьем кинулся на Луса.  Тщедушный  не
принял боя -  с  воплем  ужаса  бросился  он  бежать,  стараясь  скрыться  в
зарослях. Лус бежал так, будто его преследовал тигролев.
   Джар  не  отставал,  его  подстегивал  гнев,   вызванный   предательством
сородича.  Расстояние  между  бегущими  постепенно  сокращалось.   Кустарник
неожиданно  кончился  спускавшимся  в  степь   крутым   обрывом.   Лус,   не
задумываясь, прыгнул с обрыва, но не рассчитал прыжка и упал.  Не  успел  он
вскочить на ноги, как прыгнувший вслед за ним Джар  придавил  его  к  земле.
Крепкие  руки  сжали  Лусу  горло.  Жизнь  Тщедушного  висела  на   волоске.
Посиневшие губы еле слышно произнесли:
   - Тунг... Гурху...
   Это заставило Джара мгновенно разжать  пальцы  и  дать  возможность  Лусу
отдышаться.
   На всякий случай Джар  оттолкнул  копья  подальше.  Он  был  уверен,  что
справится с Лусом, если они будут драться без оружия.
   Дыхание постепенно возвращалось к Лусу; он заговорил,  его  глухой  голос
звучал покорно, как у человека, примирившегося со своей участью: Гурху  знал
о неприязни Луса к Джару и потребовал, чтобы Лус помог ему отомстить  юноше.
Сначала вожак охотников хотел убить Тунга, но после вчерашнего прыжка  юноши
через костер Серый Медведь приказал Лусу  разделаться  с  самим  Джаром  как
можно скорее. Гурху все обдумал:  как  только  сторожевые  обнаружат  свежие
следы крупного хищника, надо сейчас же отослать Рама, убить Джара и  свалить
все на зверя. Если Лус не выполнит этого, Гурху убьет его.
   Джар внимательно слушал, изредка кивал головой, давая этим понять, что он
все понял.
   Лус умолк, на мгновение закрыл глаза, собираясь  с  мыслями.  У  рта  его
появилась решительная складка.
   Потом он  снова  начал  говорить:  Ру  хотела,  чтобы  Лус  подружился  с
Быстроногим Оленем. Но неприязнь к сильным и грубым  соплеменникам,  которым
Лусу всегда приходилось подчиняться, настраивала его и против юноши...
   Джар уже не колебался: он  знал,  как  поступить.  Вскочив  на  ноги,  он
предложил жестом  подняться  и  Лусу.  Тот  медленно  встал,  в  его  глазах
мелькнуло недоверие.
   Желая рассеять сомнения своего недавнего противника,  Джар  протянул  ему
копье и сказал:
   - Быстроногий Олень и Лус станут братьями - им не нужно враждовать.
   И в знак примирения первый потерся носом о плечо Луса.
   На этот раз Лус не заплакал, но глаза его как-то странно блеснули....
   Налетевший вихрь низко наклонил кусты ракитника, свил в клубок его тонкие
ветки. Сторожевые торопливо стали выбираться из оврага: они совсем  позабыли
о существовании страшного Мохора!
   Сквозь поредевшие  тучи  выглянуло  солнце.  У  Джара  бесследно  исчезло
гнетущее  ощущение  тревоги.  Хорошо,  когда  рядом  идет  человек,  готовый
защитить тебя в трудную минуту! А что это именно так, Джар не сомневался,  и
он шел впереди, не оглядываясь на Луса.
   Вскоре  сквозь  зелень  кустов  мелькнула  приземистая  фигура  Рама.  Он
торопливо шагал, зорко поглядывая  по  сторонам.  Его  обычно  сонные  глаза
выражали тревогу. Увидев издали Джара и Луса, он с  облегчением  вздохнул  и
присел на корточки, ожидая, когда они к нему подойдут. Рам тяжело  дышал,  с
его лица  ручьями  стекал  пот:  сказались  дальняя  дорога  и  страх  перед
тигрольвом. Поручение Джара он выполнил - предупредил собирателей кореньев о
появлении хромоногого чудовища.
   Весь день сторожевой отряд рыскал в поисках свежих следов Мохора, но  так
и не смог ничего обнаружить. По-видимому, зверь ушел из этих мест.
   От Рама не укрылась перемена  в  отношениях  между  Джаром  и  Лусом.  На
вопрос, что произошло, Джар со смехом ответил, что след тигрольва сделал его
и Луса братьями. Рам удивленно посопел носом в ответ.
   Вечером, когда Лус и Джар сидели подле костра, к ним  неожиданно  подошел
Гурху. Он уже знал о том, что сторожевой отряд  обнаружил  следы  тигрольва.
Мрачная физиономия вожака охотников не предвещала ничего  хорошего.  Положив
волосатую руку Лусу на плечо, он поволок его к краю  площадки.  Маюм  в  это
время находился в пещере, а сидящие у костров охотники  недолюбливали  Луса,
никто не вступился за него. И Джар решил действовать на свой страх и риск.
   Он пробрался в пещеру, вооружился копьем и, не теряя времени,  кинулся  к
обрыву.  Как  пятнистая  шкура  гиены,  выглядел   ночью   откос,   покрытый
кустарником.  Юноша  еще  издали  заметил  силуэты  Гурху  и  Луса;  занятые
разговором, они не заметили Джара, когда он неслышно приблизился к кустам.
   - Жалкая улитка! -  яростно  хрипел  вожак  охотников.  -  Как  ты  смел,
скользкое брюхо, приползти в становище, не выполнив моего приказания!
   - Теперь Быстроногий Олень - мой брат, - ответил Лус.
   - Лус стал моим братом! - дотрагиваясь кончиком копья до спины  Гурху,  в
свою очередь произнес Джар и вышел из кустов..
   Гурху резко обернулся,  выпустив  от  неожиданности  Луса  из  рук.  Одно
мгновение юноше казалось, что вожак охотников задохнется  от  душившего  его
гнева. Серый Медведь поднял волосатые руки, как крылья, - так делает  хищный
беркут, готовый наброситься на жертву.
   Джар отступил, целясь копьем в грудь противника. Вид разъяренного  вожака
ватаги устрашил юношу; чтобы подбодрить себя, он громко сказал:
   - С копьем Быстроногий Олень сильнее Серого Медведя!..
   В этот момент над обрывом появились две женщины. Они  сразу  поняли,  что
происходит на откосе между охотниками, и поспешили к  ним.  Одна  из  женщин
кинулась к Гурху и, взяв его за руки, ласково уговаривая, повела за собой на
площадку. Джар не мог прийти в себя от удивления: в женщине  он  узнал  Кри.
Гурху  покорно  поплелся  за  девушкой...  Второй  женщиной  оказалась   Ру.
Мужественная охотница стала  рядом  с  Лусом,  опираясь  на  длинное  копье.
Суровый взгляд ее долго провожал Гурху.
   С этого вечера Лус переселился в нишу, где ночевали Джар и Рам, - рядом с
ними он чувствовал себя в большей безопасности.
   Ночью Джар долго не мог заснуть. Он старался  понять,  чем  было  вызвано
вмешательство Кри: любовью к  Гурху  или  желанием  спасти  его,  Джара?  Он
вспомнил, как быстро свирепый охотник подчинился Кри, и не мог удержаться от
улыбки...
   Глава 24. Гачу
   В это утро Лус и Рам отправились в  обход  без  Джара.  Юноша  остался  с
Маюмом. Старик собирался на охоту; ему хотелось  испытать  изготовленное  им
гачу - орудие для лова копытных животных - длинный ремень  с  прикрепленными
на конце шарами из камня,  иногда  применявшийся  андорами  на  охоте.  Маюм
принес гачу из пещеры и, растянув на земле, стал проверять прочность ремня.
   Джар наблюдал,  как  старик  растягивал  кожу  в  местах,  где  она  была
скреплена высушенными сухожилиями. Ремень оказался прочным, и  лицо  старого
вождя расплылось в  довольной  улыбке  -  она,  как  всегда,  сопровождалась
звуками, похожими на бульканье  воды.  Джару  еще  ни  разу  не  приходилось
наблюдать охоту с гачу, хотя он знал способ употребления этого орудия: ловко
пущенный ремень с грузом обвивался вокруг ног животного и валил его наземь.
   Юноше не терпелось поскорее отправиться в степь, но Маюм  как-то  странно
хмыкал носом и не очень торопился. Он  долго  копался  среди  шкур,  выбирая
нужную. Не выдержав, Джар подбежал к нему, чтобы  помочь.  Старейший  жестом
отстранил его, и юноша со вздохом уселся на корточки. Теперь  весь  его  вид
выражал полное безразличие. От Джара не укрылись лукавые  искорки  в  глазах
старого охотника, и он понял, что  тот  попросту  испытывает  его  терпение.
Наконец, захватив копья, гачу и шкуру антилопы, охотники тронулись  в  путь.
Шли они так долго, что Джар, нагруженный гачу и шкурой, уже стал  подумывать
об отдыхе, как вдруг вдали  среди  кустарников  замелькали  рыжеватые  спины
пасущихся антилоп сайгаков. Животные заметили  людей,  но  продолжали  мирно
пощипывать  траву.  Маюм  свернул  вросший  поблизости   густой   кустарник.
Исчезновение людей  встревожило  робких  животных.  Стараясь  уловить  запах
двуногих пришельцев, они  стали  чаще  поднимать  свои  уродливые  головы  с
широкими носами. Охотники приближались к пасущемуся  стаду,  держась  против
ветра. Нечаянно Джар наступил на сухую ветку, раздался  еле  слышный  треск.
Антилопы мгновенно насторожились, готовые умчаться в степь.  Но  Джар  успел
натянуть на себя шкуру сайгака, и над  кустами  появилась  голова  антилопы,
украшенная  небольшими  рогами.  Стадо  успокоилось  и,  продолжая  пастись,
постепенно приблизилось к кустам, где Маюм готовил  ремень  для  броска.  Но
Джар все испортил: Маюм что-то шепнул ему,  Джар  обернулся,  шкура  сайгака
свалилась с него и повисла  на  кустарнике.  Этого  было  достаточно,  чтобы
перепуганное стадо вихрем унеслось в степь.
   Маюм все-таки метнул гачу, хотя и знал наперед, что поймать животное  ему
не удастся. Ремень с каменными шарами  прошуршал  по  земле,  подняв  облако
пыли.
   Теперь только Джар понял, что Маюм приказал ему отойти немного в сторону,
так как он мешал старому охотнику размахнуться.  Подобрав  гачу,  волоча  за
собой шкуру сайгака, смущенный юноша подошел к Маюму.
   - Быстроногий Олень похож на глупого сына кабана: он визжит, не  понимая,
что его могут услышать! - сердито сказал старый охотник.
   Джар, понурившись, брел позади  Маюма,  стараясь  не  попадаться  ему  на
глаза. Вскоре они вошли в рощу, в которой  росли  дикие  груши.  Глядя,  как
старик швыряет  в  сторону  надкусанные  груши,  юноша  подумал:  "Маюм  еще
сердится".
   Роща кончилась, они опять шли степью.
   От нестерпимой жары охотникам хотелось пить, и они  направились  к  реке.
Старый вождь долго плескался  в  теплой  воде  небольшого  залива,  а  потом
растянулся на песке.
   Джар охранял его покой, усевшись рядом  на  небольшом  пригорке.  Обычно,
чтобы скоротать время, он пел, придумывая  тут  же  слова  своей  песни.  Но
сейчас ему не хотелось петь: он был огорчен,  что  Маюм  сердится  на  него.
Старик тяжело дышал во сне. По его лицу разгуливала  букашка.  Заметив,  что
она беспокоит спящего, Джар прогнал назойливое насекомое. Не  зная,  чем  бы
еще заняться, Джар решил спуститься к реке, но вдруг его внимание  привлекло
появившееся в степи  облако  пыли.  Послышалось  звонкое  ржание  -  к  реке
подскакал табун лошадей. Шум разбудил Маюма.
   Не теряя времени, Джар поднял копье и кинулся в степь. Теперь он  покажет
старому вождю, на что способен Быстроногий Олень! Замысел его  был  прост  -
попытаться подогнать  лошадей  к  Маюму.  Обойдя  табун,  юноша,  неожиданно
выскочив из-за кустов, появился перед лошадьми.
   Когда до табуна оставалось не больше двух  десятков  шагов,  ближайший  к
юноше конь поднял голову и тревожно заржал. Среди лошадей произошло какое-то
движение: раздавшись в сторону, они образовали проход, по которому прямо  на
Джара скакал статный конь. На его морде был белый рубец, и Джар узнал вожака
табуна. Вплотную за ним, изогнув шеи, мчались  еще  несколько  жеребцов.  Не
добежав до человека, они вдруг остановились, то и дело поднимаясь на дыбы.
   Джар потряс копьем и издал боевой клич племени, хотя в душе у него теперь
было только одно желание: чтобы табун снова вернулся в степь. Он понял,  что
одинокий человек не вызывает страха у лошадей. Вожак  пронесся  мимо  Джара,
чуть  не  задев  его  оскаленной  мордой.  Остальные   жеребцы   нетерпеливо
перебирали копытами, готовясь в свою очередь напасть на человека.
   Не выпуская из рук копья, Джар бросился в реку и быстро поплыл. Вслед  за
ним кинулись в воду и лошади.  Впереди,  поднимая  брызги,  плыл  вожак.  Он
приблизился к Джару настолько, что, казалось, вот-вот его  зубы  вцепятся  в
человека. Но Джар не растерялся - быстро перевернувшись на спину,  он  ткнул
копьем в морду лошади. Вода окрасилась кровью,  раздалось  яростное  ржание.
Опираясь задними ногами о неглубокое дно, жеребец в бешенстве бил  передними
по воде, стараясь ударить Джара. Джар бросил копье  и  нырнул  в  прозрачную
воду, сквозь которую ему  хорошо  были  видны  окружавшие  его  темные  тела
лошадей.  Он  долго  плыл  под  водой,  прежде  чем  решился  подняться   на
поверхность реки.
   Потеряв из виду врага, лошади покружились вокруг того  места,  где  исчез
человек, и одна за другой  выбрались  на  берег.  Звонко  перекликаясь,  они
умчались в степь. Только тогда Джар отправился на розыски копья.
   На берегу его встретил встревоженный Маюм.  Он  сказал,  что  Джар  легко
отделался, так  как  рассвирепевшие  жеребцы  -  грозные  противники.  После
небольшого отдыха охотники тронулись в обратный путь.
   Джар был мрачен - сегодня у него одни неудачи!..
   Вдруг Маюм схватил Джара за  руку  и  заставил  пригнуться  к  земле.  За
ближайшими холмами послышался глухой топот копыт.
   "Северные олени", - подумал Джар. И верно - небольшое стадо их,  медленно
передвигаясь по лугу, приближалось к людям.
   Когда олени6, не торопясь, мелкой  рысцой  пробегали  мимо  притаившегося
Маюма, он выбрал упитанную самку и метнул гачу. В воздухе мелькнул ремень  с
каменными шарами и змеей обвился вокруг задних ног оленя.
   Джар подбежал  к  упавшей  самке  и  ударом  копья  прикончил  ее.  Подле
неподвижной самки жалобно мычал пестрый олененок. Джар хотел убить и его, но
когда тот доверчиво ткнулся мордочкой ему в руку, юноша слегка  кольнул  его
копьем, и олененок со всех ног бросился догонять стадо. Маюм видел  это,  но
не сказал Джару ни слова.
   День был на исходе, охотники торопились к пещерам. Шли не берегом реки, а
степью, что значительно сокращало путь. Когда вдали засинели скалы, охотники
вздохнули с облегчением и, сбросив  с  плеч  тяжелую  оленью  тушу,  присели
отдохнуть.
   Неожиданно раздались звуки, похожие на  отдаленные  раскаты  грома.  Джар
удивленно поднял голову: голубой  небосклон,  начинавший  уже  темнеть,  был
совершенно чист.
   Взглянув на посеревшее лицо Маюма, юноша понял, что это не  гром,  а  рев
пещерного льва. Когда невдалеке от  охотников  раздалось  ответное  мяуканье
львицы, Старейший уже не колебался: оставив тушу оленя, он быстро  повел  за
собой Джара.
   Старый охотник не боялся погони: он  знал,  что  чета  хищников  займется
неожиданным подарком. До сих пор жители скал не  сталкивались  с  семейством
львов, которое поселилось недалеко от пещер. Добычи хватало на всех, и звери
избегали встреч с людьми. Однако старый опытный охотник  решил  не  искушать
свирепых хищников.
   Гачу не принесло сегодня удачи охотникам, и они вернулись в  становище  с
невеселыми лицами. Ремень с  прикрепленными  к  нему  каменными  шарами  был
заброшен Маюмом в самый дальний угол пещеры...
   Глава 25. Еще одна жертва Мохора
   Много времени прошло с тех пор, как Джар принес Тунга в становище.  Щенок
подрос и подружился со всеми обитателями пещер.  Андоры  охотно  возились  с
ним, а когда ватага  охотников  возвращалась  с  добычей  из  степи  и  Тунг
встречал их радостным визгом  и  смешными  прыжками,  улыбался  даже  обычно
сумрачный Гурху.
   Джар привязался к щенку и, вспоминая о рыжей собаке, всегда жалел о  том,
что на холмах за березовым перелеском больше не слышен громкий  лай  степных
псов. Однажды Джар навестил те места. Войдя в рощу,  он  осторожно  выглянул
из-за кустов и увидел, что буйно разросшиеся травя закрыли отверстия нор.  В
густой траве белел остов носорога.
   Джар повернул обратно, чтобы догнать сторожевых, как вдруг навстречу  ему
из ближайшего перелеска выскочил олень. Благородное животное неслось,  легко
перепрыгивая через низкорослый кустарник.
   "Кто так напугал рогача?" - с тревогой подумал юноша, глядя,  как  олень,
огромными скачками промчавшись мимо холмов, исчез в степи.
   Стояла полная тишина. Низко нависли тучи,  далеко  у  горизонта  сверкала
молния.
   "Скоро будет гроза", - подумал Джар. В груди у  него  тревожно  застучало
сердце, он раскаивался, что ушел от товарищей. Но нельзя было покинуть рощу,
не выяснив, кто потревожил рогача.
   И вдруг из кустов, откуда появился олень, выпрыгнул зверь с длинным бурым
туловищем, с громадными клыками, торчащими из его открытой пасти. Он  злобно
рычал - от него ускользнула добыча.
   "Мохор! Хромает еще больше, чем прежде..." - промелькнуло в голове Джара,
и он с  такой  быстротой  помчался  по  направлению  к  пещерам,  что  ветер
засвистел у него в ушах. Луса и Рама он догнал подле становища.
   Весть о появлении Мохора всполошила орду. Ни  один  зверь  не  вызывал  в
сердцах андоров такого трепета, как это хромоногое чудовище. Перед  пещерами
сразу же запылали костры.
   Без охотников нечего было и думать о преследовании Мохора, а они с  Гурху
отправились в страну пещерных медведей добывать мягкие шкуры разжиревших  за
лето зверей.
   Прошло три дня; никто не рисковал  уйти  от  пещер.  Сторожевые  охраняли
становище днем и ночью. Голодный вой тигрольва слышался неподалеку.
   Запасы пищи подходили к концу, осада затянулась и угрожала людям голодом.
На четвертый день вой Мохора неожиданно  замолк.  Ночь  в  становище  прошла
спокойно.
   И вот наступил памятный для Джара день. С утра космы тумана подкатывались
к самым скалам. Голодные люди нетерпеливо поглядывали на их плотную  завесу.
Наконец туман стал рассеиваться, и андоры увидели  среди  кустарников  стадо
кабанов, идущее во главе со старым секачом7 к дубовой роще.
   - Созрели желуди, - сказал Маюм, - женщины пойдут за желудями!
   Подгоняемые  голодом  и  плачем  некормленных  детей,  захватив  с  собой
несколько шкур, женщины отправились в дубовую рощу. Сторожевой  отряд  пошел
вместе с ними.
   За эти три дня Джару надоело сидеть  на  голой  вершине  скалы,  и  он  с
удовольствием шагал во влажной от росы траве.
   Подойдя к роще, увидели, что кабанье стадо  уже  ушло,  и  люди  спокойно
принялись за сбор желудей.
   "Почему свиньи быстро ушли? Или они испугались людей?"  -  рассуждал  про
себя Джар. Однако, чтобы не тревожить соплеменников, он ничего им не сказал.
Беспокойство не покидало его, и он влез на  высокий  дуб,  откуда  ему  было
хорошо видно все, что происходило вокруг.
   Несколько девушек взобрались на деревья. Они раскачивали и трясли  ветви,
и желуди дождем сыпались на землю. Неразлучные Кри и Гата тоже забрались  на
дерево.
   Джар подумал о том, что за последнее время Кри избегает его, и ему  стало
обидно. Вдруг его внимание приковало мелькнувшее в кустарнике бурое тело.
   "Медведь?" - пронеслось в голове Джара, но уже через мгновение юноша знал
точно, кто скрывается в кустах.
   - Уэхх! Уэхх! Уэхх! Мохор!!! - закричал он, оповещая людей о грозящей  им
опасности.
   В безумном страхе кинулись все к  дубу,  под  которым  стоял  вооруженный
копьями сторожевой отряд.
   Все, что произошло потом, Джар видел как во сне.
   Последними с высокого дерева, рискуя расшибиться насмерть, спрыгнули Гата
и Кри. И в этот же миг из-за кустов выскочил Мохор. Его леденящий  душу  вой
пронесся по лужайке. Ближе всех к хищнику оказались девушки.
   Хромоногое чудовище, разинув пасть, устремилось вслед  за  ними.  Девушки
бежали быстро, пока на их пути был низкорослый кустарник. Но вот перед  ними
раскинулся широкий куст. Кри перепрыгнула его, а Гата  зацепилась  ногой  за
колючую ветвь и с воплем ужаса упала. Мохор схватил ее  поперек  туловища  и
поволок в кустарник. Девушка извивалась, стараясь высвободиться из  страшной
пасти, ее отчаянные крики надрывали людям сердца.
   Не помня себя от страха, жалости и гнева, Джар кинулся за Мохором.  Видя,
что зверь готов скрыться в кустарнике, юноша, издав боевой  клич,  изо  всех
сил метнул копье. Описав дугу, древко копья  ударило  хищника  в  спину.  От
испуга Мохор выпустил девушку и обернулся  в  сторону  Джара.  Окровавленная
Гата с трудом поднялась и, пошатываясь, пошла навстречу юноше. Джар не успел
подбежать к ней, как тигролев с ревом бросился на свою жертву и ударом  лапы
сбил ее с ног. Прихрамывая, Мохор скрылся в кустах с мертвой добычей.
   Джар как подкошенный повалился  на  землю.  Его  сильное  тело  сотрясали
рыдания. И никто из сородичей не посчитал слезы юноши проявлением слабости.
   Глава 26. Первая попытка Джара
   Теперь Джар боялся только одного: как бы тигролев не ушел из окрестностей
становища. Перед взором Джара часто  вставала  картина  гибели  Гаты.  Юноша
твердо решил отомстить за смерть  девушки  также,  как  Маюм  расправился  с
беркутами за маленького Нуна. Как ему удастся одолеть Мохора, он не знал. Но
был уверен, что это обязательно случится.
   Все чаще и чаще сторожевой отряд рыскал в  кустарниках,  где  могло  быть
логово страшного хищника. Товарищи Джара  недовольно  ворчали.  Им  казалось
неразумным появляться во. владениях Мохора. Но юноша не обращал внимания  на
их недовольство, стремясь лучше разведать места, где обитало чудовище.
   Иногда вечером, сидя у костра, Джар заводил разговор  о  Мохоре.  Ему  не
терпелось узнать от Маюма, как лучше всего расправиться с  хищником.  Старый
вождь,  сидя  на  корточках,  задумчиво  почесывал  грудь  и   отмалчивался.
Возможно, пока не вернулась ватага охотников, ему не хотелось  поднимать  об
этом разговор, тем более, что за последние дни тигролев не беспокоил жителей
пещер.
   Гату в становище вскоре позабыли. Тихая  девушка  никогда  не  привлекала
особого внимания соплеменников, а теперь и подавно: заботы о пропитании орды
на время вытеснили все остальное.
   Однажды, перед тем как  отправиться  в  поход,  Джар  долго  рассматривал
копья, сложенные в пещере, и наконец отобрал три  копья  с  самыми  длинными
древками, имеющие каменные наконечники. Раздав копья своим  товарищам,  Джар
подозвал к себе Тунга и, взяв его на руки, подошел к Маюму. Старейший. сидел
на краю площадки, устремив неподвижный взор в ту сторону,  где  река  делала
крутой поворот, скрываясь за зеленым шатром кустарника. Именно оттуда  могли
появиться охотники, нагруженные добычей.
   Взглянув на Джара, Маюм невольно залюбовался им. За лето Джар возмужал  и
окреп. Его стройное, мускулистое тело дышало силой,  открытый  ясный  взгляд
выражал отвагу.
   "Со временем Быстроногий  Олень  станет  гордостью  племени",  -  подумал
Старейший. Он давно уже  догадался  о  переменах,  происшедших  в  маленьком
отряде, о том, что старшим теперь был Джар.  Догадался  вождь  племени  и  о
другом - о смелой мысли, которая овладела всем  существом  юноши  и  придала
решительное, упрямое выражение его лицу. И  когда  Джар,  поглаживая  Тунга,
заговорил, Маюм понимающе кивнул головой. Внимательно выслушав юношу, старик
сказал:
   -  Трех  охотников  мало,  чтобы  сразить  длиннозубое  чудовище.   Нужно
хитростью заставить зверя подойти к дереву, где засядут  люди.  Тогда  копья
сделают свое дело.
   Боясь увидеть в глазах Маюма обидные насмешливые огоньки, Джар  торопливо
бросился  догонять  ушедших  вперед  товарищей.  Лицо  старого  человека  не
выражало насмешки - наоборот, оно светилось гордостью,  но  этого  юноша  не
видел. Он уже шагал рядом с Лусом и Рамом.
   Остывшая за ночь земля холодила ноги. Сизый туман клочьями расползался по
долине. Взглянув на хмурые лица товарищей, Джар понял, что они догадались  о
его затее.
   Тунг тихонько скулил, ему надоело сидеть на руках человека. Спущенный  на
землю, он присмирел, его пугали незнакомые запахи и шорохи. Вскоре  он  стал
жаться к ногам, мешая идти. Джар прикрикнул на Тунга,  заставив  его  бежать
рядом.
   Шли опушкой вдоль степи и довольно  скоро  наткнулись  на  следы  Мохора.
Зверь еще с вечера покинул свое  логово  в  дубовом  перелеске  недалеко  от
оврага.
   Выбрав подходящее дерево, Джар и Рам стали  быстро  сооружать  из  сучьев
гнездо. Лус, взобравшись на самую верхушку, наблюдал  за  окрестностью:  они
опасались внезапного нападения хищника. Ветви дуба, на котором они сооружали
гнездо, нависли над тропой. По  этой  дороге  тигролев  возвращался  в  свое
логово. Когда сооружение из ветвей было готово, охотники влезли  на  дерево,
втащив с собой Тунга.
   Солнце клонилось к закату, когда они  почувствовали  еле  уловимый  запах
Мохора.  Чудовище  приближалось  со   стороны   саванны.   Джар   недовольно
нахмурился.  Ему  хотелось,  чтобы  Мохор  появился   здесь   ночью;   тогда
расправиться с ним было бы значительно проще!..
   Джар принялся действовать: взяв ремень от гачу, он  обвязал  им  щенка  и
спустил его с дерева. Испуганный, дрожащий Тунг царапал лапками кору,  прося
поднять его наверх. Юноша старался не глядеть  на  маленького  четвероногого
брата - все внимание он сосредоточил на кустарнике, откуда каждую минуту мог
появиться тигролев.
   Но прошло немало времени, прежде чем запах Мохора настолько усилился, что
стал неприятно щекотать людям ноздри. Спустились сумерки. Неяркий серп  луны
чуть посеребрил кусты и  деревья,  когда  Джар  скорее  ощутил,  чем  увидел
Мохора. Кустарник зашевелился, и на лужайку тенью скользнул зверь.  Блеснули
зеленоватым огнем глаза хищника. Тунг,  увидев  Мохора,  замер,  прильнув  к
стволу дерева...
   И вдруг новое действующее лицо нарушило все планы  охотников:  с  громким
ревом на поляну выпрыгнул  пещерный  лев.  Его  гордо  запрокинутая  голова,
блестящая шерсть говорили  о  молодости  и  отваге.  При  виде  врага  Мохор
съежился,  оскалив  свои  страшные  клыки.  Лев  сердито   щурился,   изучая
неведомого пришельца. Еще мгновение - и лев бросился на  Мохора.  Рычание  и
вой слились в один ужаснувший людей звук. Звери покатились по траве. На краю
обрыва они не удержались и упали вниз, на дно оврага.  Недолго  продолжалась
борьба  -  раздался  короткий  стон,  и  все  затихло.  Люди   с   волнением
прислушивались к шуму схватки.
   Джар втащил на дерево дрожащего Тунга. В этом поединке хищников  симпатии
юноши были целиком на стороне льва: ему страстно хотелось гибели хромоногого
чудовища. Каково же было его огорчение, когда из оврага  появилась  зловещая
фигура Мохора. Запавшие бока чудовища бурно вздымались, морда была выпачкана
кровью. Он испустил хриплый торжествующий вой,  припадая  на  больную  лапу,
обошел стороной дерево, где притаились охотники, и скрылся в кустах.
   Ночью люди слышали рычание обеспокоенной львицы,  она  искала  пропавшего
льва. Под утро они видели, как хищница осторожно спрыгнула  в  овраг.  Тихое
рычание дало знать, что она нашла того,  кого  искала.  Когда  львица  снова
появилась над обрывом, ее  широкие  ноздри  нервно  трепетали  -  она  долго
принюхивалась, будто хотела навсегда  запомнить  запах  своего  смертельного
врага, недавно побывавшего здесь. Еще некоторое время охотники слышали голос
тосковавшей самки, затем ее рычание понемногу стало затихать, растворяясь  в
нарастающих шумах утра,..
   Только когда совсем рассвело и розовая полоска  зари  окрасила  горизонт,
люди осмелились покинуть убежище на дереве.
   Оставив Луса караулить, Джар и Рам в  сопровождении  Тунга  спустились  с
обрыва. На дне оврага лежал мертвый лев. Под его запрокинутой головой на шее
зияла глубокая рана - след клыков Мохора. Туша льва была нетронута.  Джар  и
Рам стали быстро и  ловко  сдирать  шкуру  кремневыми  ножами.  Работа  была
тяжелой и требовала сноровки.
   Поведение Тунга удивляло Джара: вначале щенок очень боялся мертвого льва,
он то и дело порывался взобраться на откос, не переставая  жалобно  скулить.
Затем, видя, как юноши  бесстрашно  расправляются  со  шкурой  зверя,  щенок
осмелел и в меру своих сил тоже включился в это занятие. С грозным  рычанием
маленький хищник впивался в мех,  потом  с  таким  остервенением  принимался
мотать головой, что шерсть льва клочьями летела  в  разные  стороны.  Щенком
овладел  азарт.  Только  когда  Джар  взял  Тунга  на  руки,  тот  несколько
успокоился. Но вот все  кончено,  шкура  снята,  правда,  не  очень  хорошо.
Впрочем, это не смущало юных андоров - женщины обработают  ее  в  становище.
Всем им хотелось поскорее покинуть это мрачное место...
   Завидев сторожевой отряд, население пещер с громкими криками высыпало  на
площадку.  Вихрастый  Хуог  вприпрыжку  побежал  навстречу   Джару.   Многие
догадывались о замысле юноши и, видя в руках охотников свернутую  шкуру,  на
радостях подумали, что она принадлежит Мохору. Когда же узнали, что  погибло
не хромоногое чудовище, а пещерный лев, люди не скрывали  разочарования.  Во
взглядах некоторых соплеменников Джар уловил насмешку...
   Подойдя к Маюму - старик в это время закаливал на  огне  копье,  -  юноша
рассказал как все было. Вождь не прекращал своего занятия  и,  не  глядя  на
Джара, спокойно произнес:
   - Чудовище с длинными зубами погубило льва, но оно  не  осилит  охотников
племени андоров!
   И юноша с обидой подумал: "Сородичи не  верят  в  силы  Джара,  они  ждут
возвращения Гурху!"
   Добрая Глах, желая накормить сторожевых перед новым походом, принесла  им
испеченные на углях желуди.
   Пожалуй, больше всех радовался возвращению в становище  Тунг.  С  веселым
лаем носился он взапуски с мальчишками,  вызывая  улыбки  на  суровых  лицах
андоров.
   Глава 27. Конец Мохора
   Когда сторожевые спустились с площадки, их догнал  Тунг  -  теперь  щенок
рыжей собаки считал своей обязанностью сопровождать маленький  отряд.  Джару
не удалось втолковать щенку, что он  должен  остаться  в  пещерах,  пришлось
вернуться и сдать Тунга на руки Хуогу.
   Небо подернулось пепельно-серыми  облаками,  вместо  солнца  сквозь  тучи
проглядывало расплывчатое  светложелтое  пятно.  С  севера  налетали  порывы
холодного  ветра.  Но  Джар  не  замечал  всего  этого  -   он   внимательно
приглядывался к своим спутникам. Лус и Рам  были  молчаливы,  однако  на  их
лицах не видно было страха.
   Джар повел отряд к дубовой роще, прямо к тому месту, где недавно в  лапах
тигрольва погибла Гата. Подходя к роще, они услышали  характерное  чавканье:
под деревьями лакомились желудями дикие свиньи. Стадо  оказалось  небольшим,
оно состояло из старого кабана и нескольких самок  с  детенышами.  При  виде
людей свиньи забеспокоились и повернули в их сторону уродливые головы. Секач
ощетинился, угрожающе похрюкивая.
   Выставив вперед копья, охотники дружно напали на стадо. Пока Джар  и  Рам
отражали наскоки матерого кабана,  Лусу  удалось  проткнуть  копьем  жирного
поросенка.  Визг  смертельно  раненного  животного  послужил  диким  свиньям
сигналом к бегству. Последним скрылся в кустах могучий  секач.  Охотники  не
преследовали его, они хорошо знали силу этого опасного противника.
   Рам, присев на корточки, приготовился вспороть брюхо убитого поросенка  -
хотел полакомиться печенью, но Джар остановил его. Лус и  Рам  поняли,  кому
предназначается эта добыча. Все двинулись дальше, волоча тушу  поросенка  по
земле: Джар хотел таким образом приманить Мохора. Они подтащили поросенка  к
дубу, на котором ими вчера было устроено гнездо.
   Солнце выглянуло  из-за  облаков,  осветило  багряную  увядающую  листву.
Порывы ветра подхватывали опавшие листья, кружили их в воздухе....
   Обойдя логово, охотники убедились, что зверь еще не  покинул  лежки.  Это
заставило их, не теряя времени, взобраться на дуб. Поросенка они оставили  в
нескольких шагах от дерева, на котором расположились сами.
   Прошло немного времени, и порыв ветра  принес  острый  звериный  запах  -
Мохор покинул логовище и направляется к лужайке.
   Тут только Джар  понял,  что  совершил  ошибку,  положив  тушу  поросенка
слишком далеко от дерева: из гнезда трудно будет попасть копьем  в  хищника,
если он вздумает подойти к приманке.  Юноша  уже  хотел  было  спуститься  с
дерева, чтобы исправить свою ошибку, как на лужайке появился тигролев. Он  с
жадностью обнюхивал траву, по которой волочили поросенка.
   Слабый  шорох  на  дереве  привлек  внимание  Мохора.  Увидев   на   дубе
нагромождение ветвей, хищник пришел в  замешательство.  Но  на  земле  лежал
поросенок, и глаза голодного зверя заблестели. Прихрамывая, то и дело бросая
настороженные взгляды на дуб, он ходил вокруг приманки, не решаясь,  однако,
подойти к ней ближе.
   Тогда Джар решил не таиться больше. Вниз полетели сучья, и перед  Мохором
на ветвях дерева предстали три человеческие фигуры. Юноша рассчитывал,  что,
увидя малочисленность людей, хромоногий осмелеет и нападет на них.  Они  же,
стоя на крепкой ветви, смогут сильнее и дальше метнуть копья.
   Но Мохор отошел на край поляны. Он прилег  под  кустом,  положив  круглую
голову на вытянутые лапы. Его немигающий взгляд невольно  вызывал  трепет  у
людей. Желая раздразнить Мохора, Джар стал срывать желуди и бросать в него.
   - Рваная шкура! Пустое брюхо! -  выкрикивал  юноша.  -  Охотники  племени
андоров не боятся тебя!
   Лус и Рам последовали его примеру, град  желудей  обрушился  на  хищника.
Взревев, Мохор вскочил. Люди приготовили копья, собираясь достойно встретить
врага, как вдруг тигролев скрылся в кустарнике. По еле  заметному  колыханию
ветвей охотники поняли, что хромоногое чудовище осталось караулить  лужайку.
Теперь они сами попали в ловушку!
   И вдруг в кустарнике, с  противоположной  от  Мохора  стороны,  раздалось
негромкое рычание львицы.
   Услышав ее голос, Джар мгновенно принял решение. Не  выпуская  копья,  он
легко спрыгнул на землю, вскинул на плечо поросенка  и  помчался  в  сторону
львицы. Джар не оглядывался, но он знал, что  Мохор  последует  за  ним.  И,
действительно, до его слуха  донеслась  шаркающая  поступь  тигрольва.  Джар
выбежал на широкую поляну. В зелени кустов блеснули глаза львицы. Сбросив  с
плеч поросенка, юноша в несколько прыжков  достиг  клена,  росшего  на  краю
поляны, и гостеприимные ветви укрыли его.
   С вершины дерева Джару было  видно,  что  львица  приготовилась  схватить
неожиданное приношение, как вдруг она увидела Мохора. Хромоногий тоже крался
к поросенку. Сгорбленный косматый  зверь  показался  сейчас  юноше  особенно
отвратительным...
   У львицы хищно трепетали ноздри: по запаху она узнала смертельного врага.
Из горла львицы вырвался короткий глухой стон, тотчас перешедший в  яростный
рев. Вскочив, она бросилась навстречу длиннозубому чудовищу. Мохор припал  к
земле, готовясь отразить нападение.  Львица  кружила  вокруг  него,  выбирая
момент, чтобы расправиться с опасным противником.
   Предвкушая скорую гибель Мохора, Джар был не в силах сдержать  охватившей
его радости и принялся потихоньку похлопывать себя по бедрам.
   Однако его радость оказалась преждевременной. Каждый  раз,  когда  львица
готовилась напасть, перед ней неизменно оказывалась оскаленная пасть Мохора.
А вскоре он и сам перешел в наступление. Теперь львица все чаще  поглядывала
на росший поблизости кустарник. Джар понял: без  посторонней  помощи  ей  не
одолеть  грозного  противника.  Юноша  соскользнул  с  дерева  и   незаметно
подкрался к зверям. Попасть копьем в Мохора было  трудно:  звери  все  время
были в движении. Но вот тигролев оказался прямо против юноши, и  тот  метнул
копье.
   Джар промахнулся. Однако просвистевшее в воздухе копье привлекло внимание
зверя - он оглянулся, и это его погубило. В следующее же мгновение  в  горло
чудовища со злобным рычанием вцепилась львица. Оба противника покатились  по
траве. Мохор делал отчаянные усилия, пытаясь высвободиться,  и  наконец  ему
удалось сбросить львицу. Она отпрыгнула в сторону и не  повторяя  нападения,
скрылась в кустарнике... Мохор, опираясь на  передние  лапы,  глухо  ворчал,
глядя ей вслед. Потом вдруг повалился на бок.
   Джар замер на месте. Наступил  тот  миг,  которого  он  так  долго  ждал!
Тигролев  был  побежден!  Хромоногий,  принесший   столько   горя   андорам,
беспомощно лежал в пыли перед Джаром Мохор смотрел стеклянеющими глазами  на
Джара хотел приподняться и не мог. Хотел издать пугающее рычание  -  из  его
горла вырвались хриплые звуки.
   Джар подскочил к длиннозубому чудовищу и, вонзив в него копье, крикнул:
   - За маленькую Арзу! Ударил еще раз.
   - За Янга!
   И наконец, поразив тигрольва в сердце, он прокричал:
   - За Гату!
   Потом, наступив ногой на неподвижное тело  Мохора  Джао  обратил  лицо  к
заходящему солнцу и запел:
   - Длиннозубый не  будет  больше  угрожать  обитателям  пещер!..  Хитрость
Быстроногого Оленя удалась! Желтогривая львица сражалась на стороне людей!..
Яррх!..
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ИЗГНАНИЕ
   Глава 28. Лан, сын Лара
   Резкие порывы ветра, холодные,  как  волны  разбушевавшегося  в  непогоду
озера,  до  костей  пронизывали  Хуога.  Мальчик  ежился,  стараясь  плотнее
закутаться в оленью шкуру, едва прикрывавшую его худенькие плечи.
   Он был взволнован и сильно напуган. То и дело беспокойно осматриваясь  по
сторонам, Хуог прислушивался, приникал ухом к земле. Жестокий ветер все злее
хлестал его посиневшее тело.
   "Хорошо сейчас в пещерах", - с тоской подумал Хуог и  чуть  не  заплакал.
Так далеко от родного становища он еще ни разу не заходил один.
   С утра непогода загнала андоров  под  скальные  навесы.  В  этот  день  в
становище оставалось немного народу: Гурху с  охотниками  еще  не  вернулся,
сторожевой отряд тоже ушел. Хуогу стало скучно. Улучив подходящий момент, он
незаметно скрылся за кустом  на  краю  площадки  и  стал  там  сооружать  из
влажного песка медвежью берлогу
   Над его головой, подгоняемые ветром, проносились  низкие  лохматые  тучи,
похожие на гривы бизонов. Хуог не замечал ничего: он  целиком  был  поглощен
игрой. Два некрупных голыша  изображали  косолапых  зверей.  Поставив  их  в
пещеру, мальчик довольно  прищелкнул  языком  и  осмотрелся  кругом.  Зоркий
взгляд его скользнул по притихшей степи. У самого горизонта  маячили  фигуры
крупных животных. Вероятно, .это были мамонты. Но не они привлекли  внимание
Хуога. Ближе к лесу, в кустарнике, промелькнули три человеческие фигуры.
   "Отряд Джара!" - обрадовался Хуог, и ему  захотелось  догнать  охотников,
побродить вместе с ними. Досадно, что  Маюм  до  сих  пор  не  разрешал  ему
этого...
   Недолго думая, Хуог соскользнул под откос. Осторожно, таясь от сородичей,
он стал пробираться к опушке. Чем дальше уходил  он  от  пещер,  тем  больше
убыстрял шаг. И вскоре Хуог уже мчался во весь дух. Он бежал не потому,  что
боялся встретить хищников - после гибели Мохора они не  тревожили  поселение
людей. Хуог понимал, что может потерять из виду сторожевых.
   Вскоре сквозь ветви кустарника мальчик уже мог разглядеть палицы, лежащие
на покатых плечах людей. Последнее время Джар и его спутники, помимо  копий,
захватывали особой и дубины.
   "Почему Лус стал толстым?" - удивился  Хуог.  И  вдруг  страшная  догадка
заставила сжаться сердце: "Чужие!"
   Пересилив страх, Хуог продолжал  идти  за  пришельцами.  Встречный  ветер
помогал ему оставаться незамеченным.
   Неизвестные охотники свернули к лесу. Мальчик не рискнул  последовать  за
ними. Притаившись в кустах, он решил подождать.
   "Люди пришли из степи, туда же и уйдут", - сообразил Хуог.
   Вот почему, зябко кутаясь в оленью шкуру, лежал он тут, терпеливо  ожидая
появления пришельцев. Он выследит  их  -  тогда  старый  Маюм  позволит  ему
сопровождать сторожевой отряд в его походах.
   Прошло много времени с тех пор, как чужаки скрылись в чаще. Хуог поднялся
и посмотрел в сторону родных пещер. В дымке тумана, окутавшей  их,  не  было
видно пламени костров.
   "Люди чужого племени нас не заметили", - с облегчением подумал Хуог.
   И вдруг позади себя он услышал легкие шаги босых ног.  Мальчик  с  трудом
сдержал крик ужаса. Какова же была его
   радость, когда неожиданно перед ним появились Джар, Лус и Рам.
   Оказывается, они  уже  знали  о  появлении  людей  чужого  племени.  Джар
приказал Хуогу немедленно бежать в становище и предупредить Маюма.
   Мальчик не заставил себя долго упрашивать, и вскоре его маленькая фигурка
с накинутой на плечи шкурой замелькала в зарослях кустарника.
   Сторожевые по следам пришельцев углубились в  лес.  Небольшое  количество
следов говорили Джару о том,  что  это  всего  лишь  лазутчики  неизвестного
племени. Нужно было отогнать  или  уничтожить  их,  не  дав  им  возможности
натолкнуться на поселение малочисленной орды андоров...
   Когда впереди сквозь ветки деревьев андоры заметили кружившую  в  воздухе
сойку, а затем услышали ее тревожный . крик,  они  понимающе  переглянулись:
враги находились здесь. И сторожевые стали  осторожно  пробираться  к  этому
месту. Если бы не муравьиная куча, о которую споткнулся Рам, быть  -  может,
отряду андоров и удалось бы застигнуть  пришельцев  врасплох.  Но,  заслышав
шум, пришельцы вскочили на ноги, вскинув над головой тяжелые  палицы.  Перед
ними как из-под земли выросли Джар, Лус и Рам. Пришельцев было тоже трое.
   Сердце  Джара  бешено  колотилось,  но  страха  он  не  испытывал   и   с
нескрываемым любопытством разглядывал чужаков.
   Против  него  стоял  низкорослый,  коренастый  человек,   лицо   которого
показалось ему знакомым.
   И вдруг Джар вспомнил: этот крепыш первым  выскочил  из-за  кустов  в  ту
ночь, когда его, Джара, преследовали  соплеменники  Большой  Пятки.  Похоже,
юный андор не промахнулся тогда, метнув дротик,  -  на  щеке  врага  розовел
свежий шрам.
   Чуть скосив глаза, Джар взглянул на второго  противника  и  узнал  в  нем
круглолицего юношу, того самого, что близко  .  подплывал  к  островку,  где
скрывался отряд андоров.
   Как ни странно, Джар не чувствовал никакой вражды к этим людям, ему  даже
захотелось поприветствовать их как .знакомых. Но враги, воинственно потрясая
дубинами, ринулись в бой.
   Джар схватился с низкорослым человеком со шрамом. Тот .оказался не  очень
грозным противником. Скоро выяснилось, что он уступает юноше  в  сноровке  и
ловкости.
   Рам вел бой  смело,  напористо.  Сильными  ударами  палицы  он  все  чаще
заставлял отступать своего противника.
   Только Лусу приходилось туго: круглолицый юноша явно одерживал верх. Видя
это, Джар яростной атакой  отогнал  .низкорослого,  с  которым  сражался,  в
сторону и бросился на выручку к Лусу.  Лус  понял  его  уловку  и  напал  на
оставленного Джаром врага. Таким образом, они поменялись противниками.
   С  первых  ударов  Джар  почувствовал,  что,   несмотря   на   молодость,
Круглолицый силен и смел.
   Увлеченный схваткой, Джар перестал следить за  Лусом  и  Рамом.  Лишь  по
глухому стуку палиц он знал, что бой продолжается.
   Круглолицый яростно наскакивал на Джара.  Закусив  губу,  с  горящими  от
возбуждения глазами, он ловко наносил удар за ударом.
   Первое время Джар больше защищался, чем нападал. Ему почему-то  казалось,
что это не настоящий бой, а  скорее  состязание  со  сверстником  в  силе  и
ловкости, наподобие тех, какие нередко  затевали  в  становище  его  молодые
соплеменники.
   Но вот Круглолицый сильным ударом наотмашь чуть не выбил  палицу  из  рук
Джара, и тот вынужден был стремительно присесть, чтобы  избежать  следующего
удара, который мог стоить ему жизни. И  тут  он  понял:  это  не  игра!..  С
воинственным кличем "ярхх!" он бросился на врага.
   Быстрые удары так и сыпались на Круглолицего. Сила теперь была на стороне
Джара. Не давая передышки, он наступал на врага и вскоре  почувствовал,  что
Круглолицему стало труднее обороняться. Глаза его потускнели  от  усталости,
лоб покрыла испарина.  Чтобы  получить  передышку,  он  неожиданно  отпрянул
назад, вытянув перед собой дубину. Джар воспользовался этим и нанес короткий
решительный удар, будто  рассекал  тушу  животного  каменным  орудием.  Удар
пришелся по  рукоятке  палицы  врага,  и  она  покатилась  Джару  под  ноги.
Круглолицый скривил губы, словно собираясь заплакать, и не успел Джар  снова
вскинуть .дубину, как обезоруженный противник с  воплем  бросился  наутек  в
чащу. Джар кинулся вслед за ним, но сразу понял,  что  нагнать  Круглолицего
будет трудно. Тот мчался, как испуганный  олень,  легко  перепрыгивая  через
низкорослый кустарник. Разгоряченный схваткой, Джар  бежал  быстро,  но  ему
мешала тяжелая дубина, которую он  не  выпускал  из  рук.  С  досадой  юноша
заметил, что расстояние между ним и противником увеличилось.  Он  уже  готов
был  отказаться  от  дальнейшей  погони,  но  в  этот  момент  увидел,   что
Круглолицый свернул в узкий проход в кустах шиповника. Джар знал,  что  этот
колючий коридор кончался густыми непролазными зарослями.
   С победным криком кинулся он вслед за врагом и вскоре  настиг  его.  Весь
исцарапанный, тот метался в тупике и тщетно старался выбраться из него.  При
виде Джара Круглолицый замер, напряженно следя за каждым его движением.
   И вдруг он заговорил. Джар вздрогнул и чуть не выронил  поднятую  палицу:
враг говорил на языке, понятном юноше. Некоторые  слова  звучали  не  совсем
так, как произносили их андоры. Однако смысл был ясен.
   Круглолицего юношу звали Ланом. Он принадлежал к  племени  лархов.  Отец,
его могучий Лар, с ватагой охотников бродил поблизости.
   Круглолицый выжидающе замолчал, глаза его молили о пощаде.
   Джар кивнул, давая знать, что слова юноши ему понятны... -  Племя  лархов
многочисленно, как листья на дереве, - продолжал Круглолицый.  -  За  смерть
сына Лар отомстит. Не убивай меня, юноша  отважного  племени,  -  Лан  будет
твоим другом!
   С этими словами Круглолицый протянул Джару руки. Его лицо побледнело,  но
уже не выражало страха.
   Джар порывисто дышал, его  терзали  сомнения.  Почему-то  он  вспомнил  о
предательстве Луса - ведь и тогда он не смог убить безоружного человека.  Но
тот был соплеменник, а это враг, и, по обычаям  племени,  он  не  заслуживал
пощады.
   Юноша стоял в растерянности, не зная,  как  поступить.  Но,  взглянув  на
просветлевшее лицо Круглолицего, Джар улыбнулся.
   Лан радостно вскрикнул. Улыбку победителя он воспринял как дарование  ему
жизни. С горячностью, свойственной молодости, Круглолицый подскочил к  Джару
и потерся носом  о  плечо  недавнего  врага,  выражая  этим  охватившие  его
чувства.
   Джар взял юношу за руку и повел  за  собой.  Лан  покорно  последовал  за
победителем.  Но  чем  ближе  подходили  они  к  опушке,   тем   озабоченней
становилось лицо Джара. Как встретят его андоры?
   От стариков юноша слышал,  что  в  прежние  времена  чужие  орды  нередко
охотились вместе на мамонтов, помогая друг Другу добывать  мясо  исполинских
животных. Почему же теперь он должен сражаться с круглолицым юношей, который
успел завоевать его симпатию?.. Быть  может,  андоры  стали  более  суровыми
после неудач, из-за которых племя сильно ослабло?
   Джар встряхнул жесткими кудрями, отгоняя мысли, на которые он  все  равно
не мог найти ответа...
   Лес начал редеть. Победитель и  побежденный  вышли  на  опушку.  Как  раз
против них синели скалы. Туман рассеялся, хорошо  была  видна  площадка,  на
которой пылали костры,
   "Почему  сегодня  так  много  костров?"  -  удивился   Джар,   пристально
вглядываясь вдаль.
   Шорох в кустах заставил его обернуться: перед ним стояла  Кри.  При  виде
незнакомца глаза девушки удивленно расширились. Она подходила  медленно,  не
спуская взора с Круглолицего. Еще минута - и  на  лице  Кри  страх  сменился
приветливым выражением, она улыбнулась...
   Круглая физиономия Лана выразила восторг. Жадный взгляд его не  отрывался
от красивой девушки. И у Джара  отлегло  от  сердца:  значит,  его  опасения
напрасны! Судя по поведению Кри, пленника не ждала суровая участь...
   Но радость его была преждевременной. Вслед за Кри на  опушку  леса  вышли
остальные собиратели кореньев. Увидев чужого, соплеменники Джара разразились
гневными криками.
   Решение пришло мгновенно, Джар не колебался. Чуть сжав  локоть  Лана,  он
незаметно подтолкнул недавнего врага. Круглолицый  юноша  сразу  догадался.,
чего хотел от него Джар. Лан метнулся в сторону,  и,  запрокинув  голову,  с
быстротой ветра помчался вдоль опушки леса!
   Сделав вид, что хочет броситься в погоню за ним, Джар  взмахнул  палицей,
поскользнулся и шлепнулся в непросохшую от недавнего дождя  грязь.  Пока  он
вставал, растирая ушибленную ногу, беглец был уже далеко.
   Вслед за Ланом, с дротиком в  руках,  устремилась  отважная  Ру,  которую
подбадривали оглушительные вопли соплеменников. Поняв,  что  ей  не  догнать
быстроногого врага, Ру с криком "ярхх!" метнула оружие. Она  промахнулась  -
дротик вонзился в землю. Круглолицый юноша схватил его  и  сделал  несколько
шагов навстречу женщине.
   Теперь уже Ру пришлось спасаться бегством. Но Лан и не думал преследовать
ее. Высоко подпрыгивая, потрясая оружием, он исполнил воинственную пляску  и
скрылся в кустарнике, прилегающем к лесу.
   Когда Джар, прихрамывая, возвращался  с  толпой  собирателей  кореньев  в
становище, он с беспокойством заметил неприязненные взоры соплеменников: они
не могли простить ему побег пленника.
   Глава 29. Тучи над головой Джара
   Лус и  Рам  вернулись  в  становище  задолго  до  возвращения  Джара:  их
противники внезапно прекратили бой и скрылись в кустах. Андоры не  стали  их
преследовать. Безуспешно поискав  в  кустарнике  Джара,  они  отправились  в
пещеры сообщить о близости чужих.
   Принесенная ими .весть переполошила  андоров.  Маюм  приказал  немедленно
зажечь многочисленные костры, чтобы создать у пришельцев впечатление большой
орды.
   В становище  было  неспокойно.  Неужели  придется  уходить  с  привычного
обжитого места? Глах и еще несколько  женщин  спешно  принялись  сворачивать
шкуры, готовясь захватить их с собою.
   Маюм послал дозорных в прилегающий к пещерам кустарник. Они  должны  были
предупредить  о  появлении  врагов  и,  если  удастся,  на  время  задержать
пришельцев, дав возможность населению пещер скрыться.
   В это время вернулись Джар и собиратели кореньев.
   - Быстроногий Олень добыл пленника! - раздались голоса в их толпе. - Если
бы тот не убежал, он привел бы его сюда!
   Как крылья птицы, взметнулись лохматые брови Маюма. Взгляд старика, будто
острие копья, пронзил юношу.
   Джар, потупясь, смущенно топтался на месте.
   - Зачем Быстроногому Оленю понадобился пленник? -  спросил  вождь.  Юноша
молчал. Тогда, возвысив голос, Маюм сказал:
   - Пусть кто-нибудь из собирателей кореньев расскажет, как было дело!
   Раздвинув толпу женщин, вышла Ру. Бросив на  Джара  суровый  взгляд,  она
рассказала обо всем.
   Лицо Маюма будто окаменело. Прикрыв глаза, он о  чем-то  размышлял.  Джар
почувствовал, как сгущаются над его головой тучи гнева сородичей. Послышался
глухой ропот.
   Слишком поздно понял он, какой совершил проступок. Ведь  Круглолицый  мог
навести врагов на орду!
   Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы дозорные  не  сообщили  о
возвращении Гурху с ватагой. Все  с  ликующими  криками  кинулись  навстречу
охотникам, нагруженным добычей.
   Встреча была восторженной, бурной.  Маюм  не  препятствовал  этому:  если
враги притаились неподалеку, пусть они знают о возвращении охотников.
   Около десятка пушистых шкур принесла ватага Гурху.  Они  были  тотчас  же
расстелены  по  всей  площадке.  Косые  лучи  заходящего   солнца   золотили
коричневый мех.
   Джар увидел, что шкуры достались ватаге нелегко:  тела  многих  охотников
были покрыты царапинами и ссадинами. А на груди Гурху алела свежая рана.  Но
в этом не  был  повинен  зверь:  это  был  след  дротика,  брошенного  рукой
человека.
   Оказалось,  что  по  пути  в  становище  ватага   охотников   подверглась
неожиданному нападению хароссов - так называлось племя, обитавшее по берегам
лесных озер. Это племя вызывало у живущих с ними  по  соседству  орд  жгучую
ненависть,  потому  что  хароссы  охотились  за  головами  своих  врагов   и
отличались особой злобой и нетерпимостью по отношению к чужим.
   Завязавшаяся между хароссами и андорами схватка могла бы плохо  кончиться
для охотников Гурху, которых было значительно меньше.  Но  вдруг  из  кустов
выскочил харосс и.  издал  крик,  заставивший  его  соплеменников  мгновенно
прекратить схватку и поспешно скрыться в ближайшем лесу.  Гурху  решил,  что
где-то поблизости появились люди, враждебные хароссам.  Опасаясь  за  судьбу
своего малочисленного племени, он с охотниками поспешил вернуться в пещеры.
   Маюм, сидя на разостланной медвежьей шкуре и почесывая грудь, внимательно
слушал рассказ предводителя ватаги охотников. По мнению старейшего  племени,
отряд свирепых хароссов отвлекли воины Большой Пятки.
   Встав на ноги, Маюм  приказал  Хуогу  принести  шкуру  Мохора.  Мальчуган
быстро  исполнил  приказание.  И  тогда,  показав  охотникам   шкуру,   Маюм
рассказал, как Джару удалось погубить хромоногое чудовище.
   Дружное "ярхх!" убедило вождя, что прибывшие охотники  одобряют  поступок
юноши.  И  только  лицо  Гурху  стало  еще  более  мрачным.   Должно   быть,
воспоминания о Мохоре не вызывали у него приятных ощущений.
   Маюм подвел Джара к лежащей на земле шкуре тигрольва. Став на нее,  вождь
с видимым удовольствием провел пяткой по косматой шерсти. Затем он обернулся
к Джару, поднял его правую руку и громко, чтобы слышали все, сказал:
   - Этой рукой Быстроногий Олень убил хромоногое  чудовище!  -  А  этой,  -
вождь поднял левую руку юноши, - он отпустил пленного!
   И все поняли,  что  хотел  сказать  старейший  племени:  проступок  Джара
искупался его подвигом, значит, юноша заслужил прощение.
   Когда вождь опустил руки Джара,  раздались  громкие  возгласы  одобрения.
Мудрое решение Маюма пришлось всем по душе. Исключением был  Гурху,  который
продолжал хмуриться.
   Но тут к нему подошла Кри, и Гурху  сразу  забыл  обо  всем.  Отрезав  от
принесенной в лагерь медвежьей туши кусок, вожак охотников принялся  угощать
девушку. Он разрывал мясо руками и кусочки клал ей  в  рот.  Кри  улыбалась,
кивая головой. Всем своим поведением девушка показывала, что она  ничего  не
имеет против ухаживания Гурху.
   На площадке один за другим погасли  костры.  Голубоватая  мгла  безлунной
ночи окутала саванну. На потемневшем небе робко мерцали звезды. Ветер  утих.
Степь засыпала...
   Джар лежал в траве недалеко от площадки. События сегодняшнего дня утомили
его, да и  было  о  чем  подумать...  Плохо  или  хорошо,  что  он  отпустил
пленника?.. В ближних кустах послышался шорох. Повернув голову, он увидел  в
них что-то неподвижное.
   "Кто это? Лус или Рам?" - подумал Джар.
   - Это ты, Быстроногий Олень? - услышал он шепот. По  голосу  юноша  узнал
Кри.
   Словно теплая волна обдала Джара. Беспокойные  мысли  мгновенно  оставили
его. Он хотел было заговорить с Кри, но  услышал  у  самого  своего  уха  ее
взволнованный шепот.
   - Быстроногий Олень! Почему мы враждуем с племенем круглолицего юноши?
   Джар не видел лица девушки, но ясно представил, как улы" баются ее полные
губы и сияют глаза... Вотоком думает Кри!.. Ему стало обидно  не  только  за
себя, но и за Гурху. Он молча встал и, не глядя на Кри, пошел к пещерам.
   Глава 30. Тунг остается с людьми
   Прошло три дня. Все было спокойно, страх орды  оказался  напрасным.  Люди
чужого племени исчезли в бескрайних просторах пожелтевшей саванны.
   Жизнь андоров текла как обычно. С восходом солнца Гурху  и  его  охотники
отправлялись в  степь  на  промысел,  а  Джар  с  Лусом  и  Рамом  ходилд  в
окрестностях становища, оберегая его покой.
   Все свободное время Джар проводил с Тунгом. Щенок подрос. Теперь  он  уже
знал каждого обитателя становища, но особую любовь питал к  своему  главному
покровителю Джару. Дружил он и с вихрастым  Хуогом,  на  попечении  которого
оставался днем, когда  Джар  уходил.  С  людьми  щенок  держал  себя  вполне
независимо - острые зубы и смелый нрав снискали ему уважение жителей пещер.
   Самым большим удовольствием для Тунга было возиться со  шкурой  пещерного
льва, которую  Джар  иногда  вытаскивал  из  грота.  В  такие  минуты  щенок
становился похожим на  свирепого  хищника,  безжалостно  расправляющегося  с
добычей.
   "Как будет вести себя Тунг, когда повстречается с живым зверем?" - не раз
думал юноша, оттаскивая пса от шкуры.
   Джар очень любил наблюдать  за  игрой  Хуога  и  Тунга.  Чего  только  не
вытворяли они! Без устали гонялись  друг  за  другом,  причем  разыгравшийся
щенок нередко загонял мальчишку в нишу, кусая его за пятки. Хуог хватался за
дротик, и тогда улепетывать приходилось Тунгу. Но какой бы  бурный  характер
ни принимали игры, они всегда заканчивались мирно.
   Вот  и  сегодня,  сидя  на  бугре  у  края  площадки,  Джар  следил,  как
разворачиваются события.
   Опустившись на четвереньки, Хуог  изображал  какого-то  зверя.  Он  глухо
рычал,  потряхивая  жесткими  вихрами.  Необычное  поведение  приятеля  явно
смущало щенка. Он громко и возмущенно лаял, прыгая на  одном  месте,  словно
хотел заставить друга принять привычное для него положение. Хуог  перешел  в
наступление, и Тунг попятился назад.
   Увлеченный игрой, щенок не заметил, что  очутился  на  краю  площадки.  В
следующее мгновение он  уже  кубарем  катился  по  откосу.  Хуог  со  смехом
последовал за ним. Вскоре до слуха Джара донеслись веселые крики мальчика  и
возбужденный лай собаки - по-видимому, там, внизу, игра продолжалась.
   Юноша с  удовольствием  вдохнул  прилетевший  вместе  с  легким  ветерком
сыроватый запах реки. На отмелях виднелись фигуры  ловцов  рыбы,  среди  них
было  несколько  женщин.  Потемневшие  в  предвечерних  сумерках  воды  реки
сливались с берегом. Бледный серп луны недвижно повис на небосклоне.
   Наступившая тишина убаюкивала. Уткнувшись  подбородком  в  колени,  юноша
прикрыл глаза. Но вдруг взобравшийся на  площадку  Хуог  дотронулся  до  его
плеча. Мальчик испуганно глядел под откос.
   Недоброе  предчувствие  заставило  Джара  вскочить  на  ноги.  Внизу,   в
нескольких шагах от него, стоял на  обрыве  Тунг.  Сейчас  он  меньше  всего
походил на озорного щенка: вздыбленная шерсть, горящие глаза,  настороженные
уши - все в нем говорило о крайнем возбуждении. Голова и хвост Тунга  словно
слились в одну прямую линию, и пес казался значительно крупнее.  Джар  видел
такую стойку у степных собак, когда те готовились преследовать жертву.
   Тонкий слух юноши уловил едва слышный звенящий звук - издалека  доносился
переливчатый лай степных собак.
   Джар не стал терять времени. Спрыгнув вниз, он опустился на землю рядом с
Тунгом. Легкая дрожь  пробежала  по  телу  щенка,  он  не  обратил  никакого
внимания на человека, словно звуки, несшиеся из степи, околдовали его.
   В тот самый момент, когда Тунг готов был броситься в долину, Джар  крепко
обхватил его поперек  туловища.  В  глазах  Тунга  вспыхнула  ярость,  он  с
остервенением вцепился острыми зубами в руку человека. Джар с  силой  рванул
руку, поднял пса и бегом кинулся к пещерам.
   Из  укушенной  руки  крупными  каплями  стекала  кровь.  Внезапно   юноша
почувствовал, как обмякло тело Тунга. Пес уже не делал попыток вырваться,  в
глазах его появилось виноватое выражение, он лизнул юношу в подбородок,  как
бы прося прощения за свой поступок.
   Но Джар и не был в обиде на Тунга, он понимал вдруг вспыхнувшую его тоску
по сородичам. И дружба человека с собакой не нарушилась.
   Джар принес щенка в грот и некоторое время оставался  подле  него.  Потом
видя, что тот совсем успокоился и не собирается убегать, вышел на площадку.
   Вечернее небо мигало россыпью звезд. Становище засыпало...
   Раненая рука Джара ныла, но  он  не  обращал  на  это  внимания.  Он  был
доволен, что Серый Брат остался с людьми!..
   Неожиданно из темноты вынырнула фигурка Кри.
   Джару, как и раньше, нравилась эта девушка, но он тут же забывал  о  ней,
как только переставал ее видеть. Его чувство к Кри  было  скорее  похоже  на
дружбу, чем на любовь.
   Девушка куда-то торопилась. В руках она держала небольшое костяное шильце
и пучок сухожилий, которыми обычно пользовались для сшивания  шкур.  Заметив
Джара, Кри остановилась.
   - Старую Глах трясет, как ветку ивы в  непогоду!  -  обеспокоено  сказала
она.
   Ее слова встревожили Джара. К доброй Глах он по-прежнему относился, как к
родной матери. Юноша знал, что сегодня Глах вместе с  несколькими  женщинами
ходила к реке поискать на мелководье моллюсков. Не гнушались  они  и  рыбой,
выброшенной на берег. Иногда рыба заходила  в  узкие  рукава  реки,  где  ее
вылавливали. Осень сделала рыбу сонной, неповоротливой.  Это  было  на  руку
ловцам. Но людям подолгу приходилось стоять в холодной воде.
   "Глах сильно озябла", - подумал Джар и заторопился вслед за Кри  к  нише,
где жила старуха.
   Под каменными сводами на шкуре оленя лежала  заболевшая  женщина.  На  ее
осунувшееся лицо ниспадали космы спутанных волос. Дышала Глах, как загнанный
олень, и тощее тело ее сотрясала  сильная  дрожь.  У  изголовья  больной  на
корточках сидела Ру и время от времени поила ее водой из рога бизона.
   Джар молча сел рядом с Ру.
   В пещеру вошел Маюм, держа в руках шкуру медведя. Положив ее у  изголовья
Глах, вождь удалился, не сказав ни слова.
   При слабом свете горящих снаружи костров Кри принялась  сшивать  медвежью
шкуру. Сложив ее пополам, мехом внутрь, она стала скреплять шкуру  жилами  с
трех сторон. Получалось что-то похожее на меховой мешок. Джар с  восхищением
глядел, как ловко пользовалась девушка костяным шильцем, протыкая им  шкуру.
Вскоре она закончила свою работу и с помощью Ру  и  Джара,  одела  мешок  на
старуху. Теплый мех подействовал благотворно, и Глах уснула.
   Болезни часто навещали становище; если кто-нибудь заболевал, сородичи  не
оставляли его, приносили пищу, давали воду.
   Вот и теперь забота соплеменников, как могучее  лекарство,  придало  силы
Глах. Проснувшись, она увидела молодых  андоров,  и  на  ее  лице  появилась
слабая улыбка.
   Подле ниши послышались грузные шаги, и в пещеру  вошел  Гурху.  Джар  уже
раньше подумал о том, почему подле больной старухи нет ее внука. Все знали о
привязанности Гурху к Глах. Но увидев вожака охотников, юноша понял,  почему
тот задержался: в руках Гурху держал только что пойманную куропатку.
   Сильные пальцы охотника легко разорвали грудную клетку  мертвой  птицы  и
извлекли печень, сердце и легкие. Все это он протянул Глах.
   Старая женщина откинула прядь волос, спустившуюся на лицо, губы ее что-то
неслышно прошептали. Вздохнув, она покачала головой, давая  понять,  что  не
может сейчас есть. Ее ласковый взгляд задержался на могучем охотнике,  потом
перешел на Джара. Старой женщине  было  приятно,  что  любимые  ею  люди  не
покинули ее.
   Увидев Джара, Гурху на этот раз не выказал недоброжелательства, он что-то
глухо проворчал, изобразив на свирепом лице подобие улыбки.
   Глах закрыла глаза: она устала.  Подле  больной  прилегла  Ру.  Остальные
неслышно покинули нишу.
   Костры на площадке погасли. Над становищем  простерлась  ночь.  Из  степи
тянуло холодом, запахом увядающей травы, и Джару захотелось поскорее улечься
на теплую оленью шкуру.
   Придя в пещеру, он согнал со своего ложа Тунга, который бесцеремонно  там
обосновался.
   Последнее время пес спал рядом с Джаром, и сейчас он, виновато и преданно
лизнув юношу, снова улегся. Через минуту, согревшись,  оба  -  и  человек  и
собака - уже спали так крепко, как можно спать только в юности...
   Глава 31. В ватаге охотников
   Пожелтела степь. Подсохли травы, увяли  последние  цветы.  Караваны  птиц
теперь совсем редко появлялись над поселением людей, улетая в  теплые  края.
Все чаще хмурилось небо, надолго лишая людей солнечного тепла.
   Джар любил эту пору, когда настоящие холода еще не наступили, а  бодрящая
свежесть воздуха вливала в человека особую силу и легкость.
   Вот  уже  вторую  неделю  юноша  проводил  в  походах  вместе  с  ватагой
охотников. Маюм наконец решился передать Гурху  Джара,  Рама  и  коренастого
Хага - старшего брата маленького Хуога.
   Один только Лус по-прежнему оставался  сторожевым  становища.  Далеко  от
пещер он теперь не уходил, наблюдал .главным образом за степью: Маюм считал,
что с наступлением холодов уменьшилась угроза внезапного нападения врагов.
   Джар был рад переходу в ватагу.  Жизнь  охотников,  полная  опасностей  и
приключений, была по душе отважному юноше. Да и Гурху теперь не придирался к
нему.
   Юноша подметил, что с  некоторых  пор  нрав  его  свирепого  соплеменника
изменился к лучшему. Не причиной ли тому веселая и ласковая Кри?
   Удача сопутствовала приходу Джара в ватагу - все эти дни охотники ни разу
не возвращались с пустыми руками. Вот и сегодня,  нагруженные  добычей,  они
еще засветло шагали к пещерам.
   Неяркое солнце слегка пригревало голову, а слабый ветерок приятно освежал
тело. Хороши эти тихие осенние дни - последняя ласка уходившего лета!
   До слуха Джара донесся звонкий лай. По-видимому, их заметили в становище.
С площадки скатились две темные фигурки и вперегонки  устремились  навстречу
охотникам: как всегда, состязаясь в быстроте,  мчались  неразлучные  Хуог  и
Тунг...
   - Как Глах? - первым задал вопрос подбежавшему мальчику Джар.
   За последнее время старой женщине  стало  немного  лучше,  ее  выносливый
организм упорно сопротивлялся болезни.
   - Глах сегодня грелась на солнце! - весело крикнул Хуог,  спеша  подлезть
под брюхо оленя, которого несли охотники.
   Глаза Джара и Гурху встретились, и они улыбнулись  друг  другу:  им  была
приятна весть, принесенная вихрастым мальчишкой.
   Придя в становище, Джар  направился  к  гроту  Глах.  Старуха  сидела  на
медвежьей  шкуре  под  навесом  скалы.  Ее  изможденное  лицо,  напоминавшее
морщинами и цветом эту скалу, сегодня показалось Джару более живым.
   Джар не раз видел, как умирали старики племени. О смерти  он  никогда  не
задумывался: для него она была непостижимым явлением  природы.  Однако  Джар
всегда  чувствовал,  когда  опасность  смерти  нависала  над  кем-нибудь  из
сородичей.
   Глах не походила на умирающую. Она радостно встретила  ватагу  охотников,
потускневшие глаза ее снова ожили, шевелящиеся ноздри  жадно  вдыхали  запах
дыма.
   "Глах будет жить!" - с радостью подумал Джар и подошел к группе  андоров,
окруживших ложе больной.
   Заметив юношу, старуха приветливо заулыбалась. А Гурху чуть пододвинулся,
пропуская его вперед.
   Подле Глах на корточках сидел Маюм. В руках старик  держал  кусок  свежей
печени убитого оленя.  Наморщив  лоб,  он  с  сосредоточенным  видом  кормил
больную. Все присутствующие наблюдали  за  этим  с  самым  серьезным  видом.
Андоры знали, что желание есть - верный признак выздоровления.
   Глах, не торопясь, жевала, изредка указывая на рот, не  то  требуя  новой
порции печени, не то желая этим подчеркнуть свое хорошее самочувствие.
   Через несколько дней старая женщина совсем  выздоровела  и  принялась  за
свои обычные дела.
   Юноши продолжали охотиться вместе  с  ватагой.  Гурху,  как  всегда,  был
впереди, воодушевляя соплеменников удивительным мужеством. Казалось, не было
силы, которая могла бы заставить отважного охотника отступить!
   Правда, при встрече  с  мамонтами  людям  приходилось  уступать.  дорогу;
осторожно обходили они стороной и стада бизонов. Но Джар каждый раз замечал,
как менялся в лице  вожак  охотников,  завидев  толсторогих,  каким  блеском
загорались его глаза, как яростно сжимались  огромные  кулаки!  Позабыв  обо
всем, как зачарованный, стоял он, не в силах оторвать взгляда от жирных  туш
бизонов.
   - Не за горами зима, и тогда Гурху себя покажет! -  шептал  Рам  в  такие
минуты на ухо Джару.
   Стремясь во  всем  походить  на  храброго  вожака,  юноши  состязались  в
смелости и ловкости. Особенно отличался Джар.  Он  успешнее  других  помогал
вожаку добывать крупную дичь.
   Гурху больше не ревновал юношу к  Кри,  а  теперь,  после  болезни  Глах,
по-видимому, вообще позабыл о своей неприязни к  нему.  Джар  был  счастлив,
когда замечал на себе его, одобрительный взгляд.
   Наступила зима. Северные ветры принесли с  собой  холод,  гнали  по  небу
серые тучи. Большинство копытных животных уже давно перекочевало на юг. Лишь
стада мамонтов и северных оленей попрежнему появлялись вблизи становища.
   И вот после  нескольких  дней  оттепели  ударил  мороз.  Степь  покрылась
непрочной ледяной коркой, мешавшей животным передвигаться и добывать  из-под
снега растения.
   В это морозное утро произошло то, о чем давно уже мечтали юные  охотники.
Коричневым пятном  на  побелевшей  степи  обрисовалось  медленно,  с  трудом
бредущее в долине стадо бизонов. И Гурху решил напасть на толсторогих.
   Большинство охотников не одобряло  затею  вожака.  Они  глухо  ворчали  и
нехотя плелись вслед за прокладывающим дорогу Гурху.
   Могучему  андору  приходилось  палицей  колоть  тонкий  лед,  который  не
выдерживал тяжести  людей.  Изрезанные  льдом  ноги  Гурху  кровоточили,  но
упрямый охотник уже не видел  ничего,  кроме  стада  бизонов.  Не  отставая,
шагали за ним Джар и Хаг.
   Когда до стада осталось не более ста шагов, ватага остановилась. Джар уже
хорошо различал мохнатые бизоньи морды, обращенные в сторону людей. Хаг,  не
выдержав, вернулся  к  отставшим  охотникам.  Джар  продолжал  следовать  за
вожаком. Несмотря на охотничий азарт, его охватило чувство страха. Могли  ли
они вдвоем с Гурху идти против этой грозной силы, вооруженной  смертоносными
рогами и копытами? А что, если бизоны кинутся на них?
   Гурху и Джар остановились одновременно.  Вожак  охотников  оглянулся.  По
выражению лица Гурху юноша понял, что  только  сейчас  он  увидел  отставших
охотников. Искаженное гневом лицо  вожака  не  предвещало  ничего  хорошего.
Джару даже показалось, что Гурху вернется назад и  обрушит  на  трусов  свою
тяжелую дубину. Но в этот момент раздался треск раскалываемой наледи.
   Джар и Гурху, мгновенно обернувшись,  увидели,  что  от  стада  отделился
огромный  бизон.  Низко  опустив  голову,  он,  казалось,   с   любопытством
разглядывал крошившийся под копытами лед, мешавший ему  идти.  Громко  сопя,
бизон медленно  направлялся  к  людям.  Из  его  широких  ноздрей  струйками
вырывался пар. По размерам и повадкам  животного  Джар  догадался,  что  это
вожак. Намерения его были ясны. Бизон собирался  проучить  двух  смельчаков,
рискнувших, приблизиться к охраняемому им стаду.
   Мельком взглянув на Гурху, Джар не увидел на его лице  и  следов  испуга.
Вожак охотников сделал Джару знак оставаться на месте, а сам,  не  торопясь,
волоча за собой тяжелую палицу, двинулся навстречу бизону.
   Человек и животное остановились,  когда  их  разделяло  несколько  шагов.
Бизон, чуть приподняв морду, изучал противника. Гурху тоже не отрывал  взора
от грозного вожака стада.
   Это продолжалось несколько мгновений, но Джару они показались  часами!  И
вот вожак стада, пригнув лобастую  голову,  с  глухим  мычанием  ринулся  на
противника. Но его атака не застала Гурху врасплох. Он ловко увернулся,  его
страшная дубина взметнулась над головой бизона и с силой врезалась в снег!..
Вожак бизоньего стада был хитер и  опытен:  он  успел  отскочить.  Джар  был
испуган и поражен быстротой, с какой двигался этот неуклюжий  на  вид  зверь
даже в глубоком снегу.
   После нескольких неудачных попыток напасть друг на друга,  противники  на
время прекратили борьбу. Оба  -  человек  и  животное  -  дышали  порывисто,
хрипло,  оба  устали  и  нуждались  в  передышке.  Лишь  глаза  выдавали  их
настороженное состояние. С неослабным  вниманием  они  следили  за  малейшим
движением друг друга.
   Стадо бизонов и ватага охотников пока оставались лишь зрителями.
   Но вот Гурху, взмахнув палицей,  сделал  обманное  движение,  вытянув  ее
перед собой. Бизон попался на  эту  уловку.  С  яростным  ревом  он  прыгнул
вперед, целясь рогами в оружие человека.
   Джар вскрикнул от радости, поняв маневр охотника. Гурху нужно  было  чуть
отклониться в сторону и с силой опустить палицу на голову вожака. Гурху  так
и сделал, но бизон неожиданно взмахнул головой и дубина скользнула по рогу.
   Взревев от боли, бизон с такой силой замотал головой, что попавшая  между
рогами дубина была вырвана из рук Гурху и упала под ноги животного. Бизон  с
остервенением начал бодать оружие человека. Это спасло Гурху.
   Джар не стал мешкать. Он ловко бросил отважному охотнику  свою  палицу  и
как раз во время! Бизон, грозно мыча, втоптал в снег дубину Гурху. Но  когда
он повернулся к человеку, на голову его с силой обрушилась палица. С  глухим
стоном могучее животное повалилось на бок.
   Побледневший от напряжения Гурху нанес бизону еще несколько ударов  и  со
сверкающими  глазами,   вскочил   на   тушу   поверженного   вожака,   издав
торжествующий крик.
   Охотники отозвались дружным эхом и, подбежав, окружили убитого бизона.
   И тут стадо дрогнуло. С громким мычанием, ломая по дороге ледяную корку и
взметая рыхлый снег, словно  темное  облако,  подгоняемое  ураганом,  бизоны
умчались в степь...
   Глава 32. Ожерелье
   Джар гордился своим соплеменником,  который  не  отступил  перед  могучим
зверем. Как он был счастлив теперь, что не поддался чувству страха  и  пошел
вслед за Гурху. Ведь он, Джар, единственный из всей ватаги оказался в нужный
момент рядом с вожаком охотников и пришел ему на помощь!
   От этой мысли юноше стало так радостно, что захотелось запеть и исполнить
пляску удачной охоты. Он украдкой поглядывал на довольные лица  андоров,  но
ни один из них не выказывал особенно бурных чувств.
   "Они боятся гнева Гурху", - решил про  себя  юноша.  Между  тем  Гурху  с
помощью  двух  охотников  разделывал  тушу  бизона.  Каменные   ножи   споро
действовали в ловких руках людей, глубоко врезаясь в еще не успевшую  остыть
тушу.
   Когда  работа  была  закончена,  люди  стали  лакомиться   внутренностями
животного.
   Гурху не произносил ни  слова,  на  его  сумрачном  неподвижном  лице  не
шевельнулся ни один мускул. От этого  отважный  охотник  казался  Джару  еще
более величественным. Гурху разрывал куски  свежего  мяса  и,  как  подачки,
бросал их сородичам. Ни один  из  них  не  посмел  роптать.  Джару  хотелось
получить из рук вожака особо лакомый кусок - ведь он тоже в какой-то степени
был причастен к сегодняшнему торжеству! Юноша был уверен, что Гурху  отметит
его. Но Гурху, как и в былые времена, казалось, не замечал его. Не глядя, он
швырнул Джару кусок, ничем не отличавшийся от других.
   Юный охотник молча стерпел обиду, но  когда  ватага,  нагруженная  мясом,
возвращалась  к  пещерам,  Джар  перехватил  насмешливый   взгляд,   которым
обменялись Рам и коротконогий Хаг. И он понял:  Гурху  ни  с  кем  не  хотел
делить чести победы над могучим животным.
   Обитатели становища  радостно  встретили  пришедших.  Голодные  ребятишки
нетерпеливо топтались возле сложенных  кусков  бизоньей  туши.  Бойкий  Хуог
ухитрился раздобыть каким-то образом, изрядный кусок мяса и к зависти других
ребят принялся уплетать его за обе щеки, не забывая угощать Тунга.
   Обиженные малыши завопили, требуя  наказания  для  сорванца,  нарушившего
обычаи племени. К ним присоединились некоторые женщины.
   К  побледневшему  от  страха  Хуогу  с  нахмуренным  лицом  шагнул  вожак
охотников, но его опередил Маюм.
   Старый вождь держал в руках ожерелье-амулет из  зубов  хищных  зверей,  в
котором угрожающе выделялись огромные желтые клыки тигрольва.
   У андоров существовал обычай:  это  ожерелье  давали  на  время  наиболее
отличившемуся соплеменнику. На лице Гурху  появилась  самодовольная  улыбка.
Конечно, в честь победы над бизоном ожерелье дадут ему!  Он  оглянулся,  ища
глазами Кри.
   И как же рассвирепел вожак охотников, когда Маюм надел нить из  сухожилий
с нанизанными на нее клыками хищных зверей не на его мощную короткую шею,  а
на худенькую шейку дрожавшего от страха Хуога!
   Такого Гурху не мог стерпеть даже от Маюма. Грудь  его,  как  зоб  птицы,
проглотившей добычу, стала увеличиваться в размерах.
   Грозная тишина воцарилась на площадке. Малыши и те примолкли.
   Лицо Маюма было сурово. Глядя в упор на Гурху, не повышая  голоса,  вождь
заговорил:
   - Если волк подходит  к  логову  рыси,  она  смело  вступает  в  схватку,
оберегая детенышей. Но глаза Маюма не видели, чтобы сосунок рыси  выслеживал
врага, защищая родное гнездо. Храбрый Хуог сделал это. Он выследил охотников
чужого племени и предупредил о них орду. Андоры гордятся отважными  -  пусть
это будет даже маленькая куница, имя которой носит  Хуог.  Что  скажут  люди
становища?
   Маюм снял с шеи Хуога ожерелье и потряс им в  воздухе.  Стук  костяшек  в
ушах андоров прозвучал нежнейшей мелодией. Многие с завистью глядели  то  на
Хуога, то на почетное ожерелье.
   Лицо Гурху потемнело, он не отрывал  горящих  мрачных  глаз  от  желанной
нитки из сухожилия.
   Как бы  поддразнивая  его,  Маюм  не  переставал  потряхивать  ожерельем.
Наконец вождь сказал:
   - Больше нитка не вмещает зубов. Кому ее повесить на шею?
   Первыми раздались визгливые голоса женщин. На этот раз их  симпатии  были
на стороне Хуога.
   Охотники молчали. Быть может, крутой характер вожака сейчас не располагал
их в его пользу? Или затея старого вождя -пришлась им тоже по сердцу? Отвага
высоко ценилась всеми, независимо от того, кто ее проявил, взрослый  мужчина
или  вихрастый  мальчишка.  Андоры,  казалось,   были   склонны   поддержать
предложение Маюма.
   Некоторое время все молчали, лишь слышно было,  как  весело  потрескивали
костры, на которых поджаривались огромные куски мяса.
   От тепла костров снег вокруг подтаял, и Джар почувствовал, как  в  олений
мех, которым были  окутаны  его  ноги,  просачивается  влага.  Он  отошел  в
сторону, продолжая с интересом наблюдать  за  происходящим.  Он  видел,  как
неугомонный Хуог корчил уморительные рожи, выглядывая из-за спины Маюма.
   "Наверно, малыш не сам взял этот кусок мяса, а получил его из рук Маюма",
- подумал юноша.
   Но вот выступил вперед Гурху и резко заговорил.  По  его  тону  и  жестам
нетрудно было догадаться, что он не доволен предложением старого вождя.
   Не скупясь на  подробности,  Гурху  рассказывал  соплеменникам,  как  ему
удалось сегодня в единоборстве осилить могучего  вожака  стада  бизонов.  Он
опустился  на  четвереньки,  мотал  головой,   сопел,   подражая   движениям
животного. Не жалея сил, Гурху старался  как  можно  драматичнее  изобразить
свою схватку с бизоном. Но он и словом не заикнулся о том,  как  храбро  вел
себя Джар.
   "Не так бы рассказал об этом Маюм", - подумал юноша.
   Когда хриплый голос Гурху наконец умолк, снова  заговорил  старый  вождь.
Лицо Маюма было по-прежнему мрачно, но спокойно.  Он  говорил,  по  привычке
почесывая грудь, не отрывая немигающего взора от пламени костра.
   Слова Маюма казались сейчас Джару особенно вескими и  мудрыми.  И  сердце
юноши тревожно забилось, когда он услышал как скрипнул зубами Гурху.
   А Маюм сказал только:
   - Когда лягушка прыгает навстречу мамонту, она попросту не видит его.  Но
когда она ищет с ним встречи и зовет  своих  лягушат  сразиться  с  ним,  то
поступает так только глупая лягушка!
   Старик умолк и спокойный взгляд его остановился на Гурху. Все поняли, что
разговор Старейшего с вожаком  охотников  принимает  неожиданное  и  грозное
направление.
   Ярость ударила Гурху в голову. Сжав кулаки, хриплым, срывающимся голосом,
он прорычал:
   - С каких пор детеныши племени стали пользоваться правами отважных?
   С этими словами он схватил валявшуюся неподалеку палицу,  явно  собираясь
силой отвоевать почетное ожерелье.
   Не теряя времени, Джар на всякий случай, поднял каменное орудие,  которым
только что рубил мясо.
   Раздались возмущенные крики. К Джару присоединилось еще несколько мужчин.
Большинство же охотников окружило своего вожака. Юноша с горечью увидел, что
Рам, которого он считал своим другом,  был  на  стороне  Гурху.  Лус  и  Хар
подошли к Джару.
   Испуганно заголосили женщины и дети.
   Один Маюм, казалось, не замечал приготовлений к побоищу. Он  обернулся  к
притихшему Хуогу и снова надел на шею мальчика  ожерелье.  Потом,  глядя  на
соплеменников, вождь произнес:
   - Теперь старый лев покинет свою берлогу с теми, кто будет слушаться  его
советов!
   Слова Маюма подействовали на андоров ошеломляюще. После стольких бед  еще
раскол орды! Погибнут остатки племени!  Те,  что  были  с  Гурху,  мгновенно
притихли.
   Распри в орде случались нередко, и разногласия вожаков  кончались  обычно
потасовкой между  их  сторонниками.  Но  мысль  расколоть  ослабленную  орду
испугала сейчас всех. Старый вождь был  умен,  он  хорошо  знал,  чем  можно
образумить соплеменников.
   Однако Гурху не сдавался.  Его  обросшая  волосами  рука  крепко  сжимала
палицу. Он исподлобья поглядывал на Маюма, ожидая, когда тот возьмет оружие.
Неожиданно от толпы женщин отделилась  Глах.  Она  подошла  к  Гурху  и  зло
бросила:
   - Когда в стаде мамонтов бунтует один, его изгоняют!  Женщины  в  племени
пользовались особым уважением, и слова Глах должны  были  образумить  вожака
охотников. Но этого, к удивлению Джара, не произошло.
   Лицо Гурху побагровело, губы искривились. Казалось,  дикая  злоба  душила
его. Он с трудом проговорил:
   - Серого Медведя укусила бесхвостая куница!  -  и  исступленно  завыл:  -
Ооу-ооу!
   Не обращая внимания на потрясающего палицей Гурху, Маюм сказал:
   - Кабан, потерявший от ярости голову, кидается на льва  и  гибнет  в  его
когтях!
   Теперь большинство  обитателей  пещер  недоброжелательно  поглядывало  на
разбушевавшегося соплеменника. И Джар понял: симпатии орды на стороне Маюма.
Понял он и другое: сегодня утром по вине вожака  лишь  случайно  не  погибли
многие охотники. В  степи,  где  нет  никаких  укрытий,  ватага  могла  быть
растоптана рассвирепевшими бизонами.
   Вывод напрашивался сам: вождь  племени  должен  быть  наделен  не  только
смелостью, но и мудростью - качествами, которыми обладал Маюм, а не Гурху.
   Свирепый охотник так и не напал на вождя  племени  -  помешала  ему  Кри.
Девушка подошла к Гурху и, взяв его за локоть, попыталась увести. Но Гурху в
слепой ярости с такой силой оттолкнул ее, что девушка со стоном повалилась в
снег.
   Увидев, что он натворил, Гурху зарычал и прокусил  до  крови  собственную
руку. И сразу обмяк, обессилел, гнев его испарился.
   Старая Глах увела к себе присмиревшего и покорившегося Гурху. Когда  тот,
понурив голову и опустив плечи, проходил мимо Маюма, Джару показалось, что в
глазах старого вождя мелькнули хорошо знакомые ему насмешливые огоньки.
   Глава 33. В глубине пещеры
   На следующий день небо очистилось от туч. Солнце  пригрело  застывшую  за
ночь землю, и людям стало казаться, что не за горами  чудесная  пора,  когда
степь зацветет и в ней появятся многочисленные стада животных. А это  значит
- обильная еда, а обильная  еда  -  не  только  сытость,  но  и  благодушное
настроение, звонкие голоса довольных ребятишек, веселящие сердца людей.
   Случай с Гурху был забыт, все занялись обычными своими делами.
   Запасливая Глах попросила молодых андоров  принести  из  ближайшего  леса
топливо для костров и очагов. Юноши и девушки  весело  направились  к  лесу,
смеясь, гонялись друг за другом, обмениваясь легкими тумаками.
   Солнце  растопило  ледяную  корку,  покрывавшую  саванну.  Увядшая  трава
испускала еле ощутимый запах.
   В лесу молодежь разбилась на группы. Одни, громко перекликаясь, принялись
за сбор валежника, другие ломали сухие деревца и с криками торжества волокли
их в общую кучу.
   С тех пор как погиб тигролев,  обитатели  становища  чувствовали  себя  в
относительной безопасности. И теперь юные андоры резвились, словно вырвались
на свободу.
   Джар, замечтавшись, отстал от товарищей. Он  с  удовольствием  бродил  по
лесу. Вот старый знакомый -  оголенный  стужей  тополь.  Острый  взор  сразу
приметил небольшую трещину в его коре, а в ней какую-то  шевелящуюся  точку.
Через мгновение на ладони Джара очутился круглый небольшой жучок.  Насекомое
слабо шевелило лапками, пытаясь у ползти.
   Юноша любил наблюдать, как в дни оттепели,  когда  солнце  согревает  все
вокруг, оживает природа. На коре деревьев вновь появляются букашки.  Однажды
он даже видел, как из своей теплой норы вылез  проснувшийся  барсук.  Жирный
зверек катался по снегу, словно купаясь в нем, - очищал жесткую шкурку.
   Понюхав жучка, сидящего  на  ладони,  Джар  поморщился  -  запах  ему  не
понравился. Бросив жука, юноша хотел было продолжать путь, как вдруг  тонкий
слух его уловил легкий шорох в кустарнике. Осторожно раздвинув сухие  ветви,
Джар с удивлением увидел Кри.
   Девушка стояла подле невысокого дерева, опершись на него рукой.  Ее  лицо
было задумчиво, а взор устремлен в бескрайнюю степь. Джара она не  замечала,
но заслышав голоса людей, встрепенулась и скрылась в кустах.
   "Здесь,  -  вспомнил  Джар,  -  на  опушке  леса,  Кри  повстречалась   с
Круглолицым!"
   И юноше стало весело при мысли, что Кри  предпочитала  круглолицего  Лана
грубому Гурху. Вчерашние события снова  резко  изменили  отношение  Джара  к
свирепому охотнику.
   Утро следующего дня выдалось пасмурное. С ночи шел снег.
   Джар, Лус и Рам и зимой продолжали жить в той же  самой  небольшой  нише.
Теплая медвежья шкура, которой покрывались юноши, спасала их от холода. Вход
в пещеру на ночь занавешивали старыми шкурами, укрепленными на шестах.
   Когда Джар откинул висящую у входа шкуру и выглянул  наружу,  ноздри  его
затрепетали  от  свежего  бодрящего  запаха  снега.  На  темно-синей  полосе
горизонта местами виднелись светлые пятна - занимался рассвет.
   В приземистой фигуре, шагнувшей ему навстречу, Джар  узнал  коротконогого
Хага. По взволнованному лицу товарища юноша понял, что  тот  собирается  ему
сообщить что-то необычайное.
   И действительно Хаг сказал:
   - Сегодня в большой пещере соберутся охотники. И нас  приглашают  туда  -
меня, тебя и Рама!
   У Джара  сладко  защемило  в  груди.  Еще  ни  разу  не  приходилось  ему
присутствовать  на  обрядах8  взрослых  охотников!  Женщинам  и   подросткам
запрещалось входить в пещеру, где происходило посвящение молодых охотников.
   Заветная  пещера  находилась  глубоко  под  землей.  К  ней   вел   узкий
естественный  коридор.  Весь  этот  путь  юношам   пришлось   проползти   на
четвереньках. Дважды они пересекли воды подземного ручья. Но юные андоры  не
замечали трудностей пути, - таинственный свет, мерцавший в  глубине  пещеры,
словно притягивал их к себе.
   Когда Джар с Рамом и Хагом вползли наконец в  глубокую  пещеру,  там  уже
собралось все взрослое  мужское  население  становища.  Несколько  охотников
держало в руках горящие ветки, тускло освещавшие мрачные своды.
   Взоры   мужчин   были   устремлены   на   закопченную   факелами   стену.
Приглядевшись, Джар увидел на  стене  контурное  изображение  лошади.  Белые
линии рисунка были прочерчены  острым  орудием.  У  животного  была  большая
голова и крупные копыта. Джару показалось, что по полоске на морде он узнает
вожака степных лошадей.
   Маюм подвел молодых охотников к стене, покрыл их ладони  желтой  охрой  и
велел коснуться руками рисунка. Потом он вручил каждому из них по дротику  и
знаками приказал отойти в самый дальний угол пещеры. Сам же он, дотронувшись
до изображения лошади, начал пляску. Движениям  вождя  стали  подражать  все
присутствующие охотники, кроме тех, что держали факелы.
   Юноши с замирающим от  волнения  сердцем  наблюдали  за  происходящим.  В
пляске Маюм изображал и скачущую лошадь, и подкрадывающегося к ней охотника,
и победу охотника над лошадью, и, наконец, смерть последней.
   Окончив пляску, тяжело дыша, мужчины опустились на  корточки.  От  смрада
факелов и  возбуждения  у  юных  андоров  слегка  кружилась  голова.  Теперь
наступил  их  черед  действовать:  каждый  должен  был  попасть  дротиком  в
изображение лошади.
   Первым метнул оружие Рам. Дротик его ударил в то место  стены,  где  было
нарисовано бедро лошади.
   Одобрительный гул мужских голосов подтвердил, что  Рам  неплохо  выдержал
испытание.
   Вторым встал Хаг. Джар заметил, как дрожат у него руки.
   Хаг размахнулся и метнул дротик. Хор гневных голосов оповестил, что юношу
постигла  неудача:  дротик  стукнулся  о  скалу,  даже  не  задев   контуров
изображения.  Все  вскочили,  взволнованно  размахивая  руками.  Хаг  стоял,
понурив голову, ни на кого не глядя.
   Факелы в руках охотников шипели и  потрескивали,  рассыпая  искры,  грозя
вот-вот потухнуть. В мерцающем их свете  Джар  увидел  Маюма.  Сделав  жест,
призывающий к спокойствию, вождь поднял дротик и сквозь расступившуюся толпу
охотников подошел .к Хагу. Маюм подвел юношу  к  рисунку  и  острием  оружия
уколол ему руку. Смочив конец дротика выступившей из  ранки  кровью,  старик
сделал ею на изображении лошади круг.
   Теперь юноше разрешалось еще раз метнуть оружие. Побелевший  от  волнения
Хаг готов был пожертвовать рукой, лишь бы его  снова  не  постигла  неудача.
Охотники в ожидании присели на корточки. Наступила  напряженная  тишина.  На
этот раз Хаг долго целился, прежде чем метнуть дротик.  Оружие  ударилось  о
каменную стену как раз внутри круга.  Одобрительные  возгласы  соплеменников
заставили Хага просиять. Теперь была очередь Джара.
   Ему и раньше приходилось вместе со сверстниками метать дротик в цель.  Но
это всегда происходило при дневном свете. Здесь же, в полутемной пещере,  по
стенам и своду которой метались черные  тени,  попасть  в  изображение  было
много труднее. И все же Джар  был  уверен,  что  выдержит  испытание.  И  не
ошибся. Брошенный меткой рукой юноши дротик попал в самую середину круга.
   Это вызвало взрыв восторга среди охотников. Пламя  факелов  задрожало  от
громких воплей.
   Пройдя испытание,  трое  юных  андоров  считались  полноправными  членами
охотничьей ватаги. А меткое  попадание  в  изображение  лошади  сулило  всем
удачную охоту,
   Глава 34. Обрыв
   К великой радости Джара, в степь с ватагой охотников пошел старый  вождь.
Вся орда собралась  провожать  своих  кормильцев.  Гурху  стоял  поодаль  от
других, сумрачно понурив голову. Урок, преподанный  Маюмом,  как  видно,  не
прошел для  него  даром.  Старый  вождь,  отправляясь  в  поход,  тем  самым
отстранял Гурху от предводительства охотниками.
   Может быть, своенравному андору припомнились сейчас суровые слова  старой
Глах о том, что за неповиновение он будет изгнан из орды. Во всяком  случае,
он уже и не помышлял оспаривать первенство у старого вождя. Гурху исподлобья
оглядывал толпу соплеменников в  надежде  увидеть  Кри,  но  ее  не  было  в
толпе...
   Маюм вел себя так, будто между ним и Гурху ничего не произошло. Добившись
своего, старый вождь не искал повода для новых  ссор.  Он  деловито  отдавал
распоряжения, готовясь к походу, каждому охотнику велел прихватить  с  собой
плетенку из ветвей, которые вчера, по его указанию, изготовили женщины.
   "Будем рыть ловчие ямы и покрывать  их  плетенками",  -  подумал  не  без
удивления Джар.
   Обычно ловчие ямы устраивали на тропах,  ведущих  к  водопою.  Но  сейчас
зима, и животные не ходят к реке на водопой, они утоляют жажду  снегом.  Да,
земля промерзла, копать трудно.
   Наконец, Магом повел охотников в степь. Рыхлый снег проваливался,  оседая
под ступнями ног. Через определенное  время  идущий  впереди  уступал  место
охотнику, шагавшему вслед за ним: протаптывать в снегу тропу было нелегко.
   Шли,  придерживаясь  берега  реки.  Иногда  Магом  останавливал  отряд  и
внимательно осматривал склон обрыва над замерзшей рекой.
   Самые опытные охотники стали переглядываться - оче-,  видно,  они  поняли
затею вождя.
   Джар шагал вслед за Хагом. Посвящение  в  пещере  накладывало  теперь  на
юношей те же обязанности, что и на взрослых мужчин. Когда наступила  очередь
Хага протаптывать тропу, Джар не мог удержаться от смеха. Уж очень забавными
показались  ему  нелепые  прыжки  коротконогого  Хага  в   глубоком   снегу.
Развеселившись, Джар стал наступать Хагу на пятки, и тот несколько раз  упал
в снег.
   Суровый  окрик  Маюма  заставил  Джара  прекратить  забаву.   Он   сменил
запыхавшегося Хага и начал протаптывать тропу..
   По  неясно  желтеющему  пятну,  которое  значительно   передвинулось   на
затянутом тучами небе, Джар определил, что прошло немало времени с тех  пор,
как они покинули пещеры. Голод давал себя знать.  Оглянувшись  через  плечо,
Джар дружески улыбнулся, подбадривая Хага. Коротконогий юноша изо  всех  сил
старался не отставать от него, смешно вытягивая шею, чтобы казаться выше.
   Но вот Маюм сделал знак остановиться. Они находились на  высоком  берегу,
имевшем пологий спуск.
   Над рекой пронеслась вспугнутая стайка  уток,  зимующих  в  незамерзающих
промоинах. Голодные люди молча проводили их взглядом.
   Маюм с  охотниками  спустился  к  реке.  Лед  был  достаточно  прочен,  и
несколько охотников ступили на него. Но не река интересовала Маюма. Он снова
вернулся к обрыву и внимательно осмотрел его склон.
   Только теперь Джар разгадал замысел  вождя:  андоры  будут  охотиться  на
обрыве! Нужно было над пологим  склоном  соорудить  площадку  и  покрыть  ее
плетенками.  Этот  непрочный  настил  замаскируется  сверху  снегом.   Потом
охотники погонят к нему животных и те провалятся вниз:  настил  не  выдержит
их. Будет богатая добыча!
   Работа закипела. Из ближайшего перелеска  люди  стали  приносить  длинные
тонкие деревца. Основания их стволов не без  труда  вкапывали  в  промерзшую
землю вровень с краем  обрыва.  Снизу  деревца  будут  подпираться  кольями,
вбитыми в склон.
   Андоры трудились молча, не покладая  рук.  Промерзшая  земля  поддавалась
плохо. В ход были  пущены  каменные  орудия,  палки,  даже  крупная  галька,
валявшаяся тут же на берегу.
   И здесь  всех  превзошел  Гурху.  Джар  невольно  любовался  его  ловкими
движениями, силой удара.
   Глядя на его работу, одобрительно покрякивал и Маюм. Гурху  заражал  всех
своим примером. Когда могучий андор взмахивал палицей, глаза его  загорались
свирепым  блеском,  губы  сжимались,  он  наносил  удар,  будто  сражался  с
противником, из груди его порой вырывался яростный крик.
   Джар старался изо всех сил, ему  не  хотелось  отставать  от  мужчин.  По
совету Маюма, он прихватил с собой ребро бизона, которым обычно пользовались
при  рытье  ям.  Сильными  ударами  ребра  юноша  довольно  легко   взрыхлял
промерзшую землю,  подготавливая  углубления  для  стволов  деревьев.  Он  с
радостью поймал на себе одобрительный взгляд старого вождя.
   Рам, глядя, как быстро подвигается работа у Джара, все больше мрачнел: он
сильно отстал от друга. Раздобыв палицу,  он  стал  колотить  ею  по  земле,
подражая Гурху. Но сила ударов у Рама была не та,  и  разрыхлять  промерзшую
землю ему удавалось с трудом.
   Вскоре все заметили, что дело у него не ладится. Послышались  насмешливые
возгласы. Рам злился, исступленно колотя палицей по земле.
   Джар подошел к другу и стал помогать ему.
   Видя ухмыляющиеся лица соплеменников, Рам хмурился, шумно сопел. Охотники
громко хохотали, глядя на обозленного Рама. Джар  у  стало  жаль  друга,  он
поспешил закончить работу и увести Рама подальше от ватаги.
   Юноши поднялись наверх и осторожно выглянули в степь.
   От неожиданности оба вскрикнули и тотчас скрылись за краем обрыва: совсем
близко, откапывая из-под снега траву, пасся  только  что  появившийся  табун
диких лошадей.
   Возглас юношей привлек внимание вожака лошадей, и он обернулся. По  белой
полоске на морде Джар узнал свирепого жеребца. На голове у него появился еще
один шрам - след от удара копьем. Жеребец покосился в сторону обрыва, но, не
увидев ничего подозрительного, снова принялся щипать траву.  К  счастью  для
андоров, легкий ветерок дул со стороны степи.
   Юноши спустились вниз и сообщили  о  виденном  Маюму.  Вождь  обрадовался
появлению  табуна.  Значит,  совершенный  в  пещере  "обряд  лошади"   помог
охотникам!
   Все было бы хорошо, если бы Рам неосторожно не назвал  животных,  которых
они увидели. Это рассердило старейшего племени.  Рам  мог  испортить  охоту!
Андоры считали, что нельзя во время охоты называть имя  животного,  которого
промышляли - это приносило неудачу.
   По совету Маюма андоры разделились на  две  группы.  Чтобы  не  вспугнуть
лошадей раньше времени, люди, скрываясь за неровностями почвы, ушли  с  того
места, куда они собирались гнать животных.  Выйдя  в  степь  на  далеком  от
табуна расстоянии, охотники, стараясь не возбудить подозрений  у  осторожных
животных, стали их окружать с двух сторон.
   Вожак лошадей время от времени вскидывал  голову  и  потряхивал  короткой
челкой,  пытливо  оглядывая  степь.  Вдруг,  заподозрив  неладное,   жеребец
тревожно заржал. Это послужило сигналом для всего табуна. Лошади заметались.
   Со стороны степи их полукольцом окружали охотники. Только путь  к  обрыву
не был занят людьми.
   Андоры упорно теснили лошадей. Люди кричали, потрясали  оружием,  вызывая
все большее смятение  среди  животных.  Слышно  было,  как  испуганно  ржали
жеребята.
   Но вот раздалось звонкое ржание  вожака  лошадей.  На  миг  табун  замер,
словно выжидая, что он предпримет.
   Маюм в свою очередь издал боевой крик, призывающий сородичей к  вниманию.
В следующий момент, взметая вихри снега, табун, ведомый вожаком,  неожиданно
помчался прямо на охотников.
   Джар и Гурху стояли рядом. И вдруг они увидели, что лошади повернули в их
сторону. Впереди мчался вожак. Его оскаленная морда была страшна.
   Джар, подражая Гурху,  воинственно  кричал  "яррх",  высоко  подпрыгивал,
потрясая оружием, стараясь напугать животных. Присутствие Гурху подбадривало
юношу.
   Расставив пошире ноги, Джар уже целился копьем в грудь вожака лошадей, но
в это мгновение жеребец резко свернул  в  сторону,  уводя  за  собой  табун.
Загораживающий им путь охотник испуганно метнулся в сторону. Сбив его с ног,
табун лавиной промчался мимо.
   Все же андорам удалось отрезать от табуна и погнать к склону обрыва  двух
отставших лошадей. Радостный вопль  огласил  степь:  охотники  увидели,  как
исчезли животные вместе с искусственным настилом.
   Люди бросились вниз, к реке, где рассчитывали найти разбившихся  лошадей.
Охотник, опрокинутый лошадьми, прихрамывая плелся  вслед  за  всеми.  Велико
было  разочарование  охотников,  когда,  подбежав  к  обрыву,  они   увидели
мчавшихся вдоль реки двух невредимых лошадей.
   Маюм гневно взглянул на болтливого Рама - это он виноват во  всем!  Сойдя
вниз, вождь внимательно осмотрел вмятины, оставленные  лошадьми  в  глубоком
снегу.
   - Нужно убрать снег! - сказал старый вождь.
   Работа вновь закипела.
   До  сумерек  трудилась  ватага  охотников.  Лишь  поздно  вечером,  когда
заснеженная степь покрылась серой мглой, усталые голодные андоры вернулись в
становище. Никто из них не выказывал недовольства: все  вернулись  живыми  и
подготовили ловушку для будущей, быть может, более удачной охоты.
   На следующий день охотников повел неустрашимый Гурху. Маюм снова  доверил
ему ватагу. Старик посоветовал Гурху чаще пользоваться настилом  для  добычи
животных, а главное - беречь жизнь каждого андора. Мало осталось  в  племени
мужчин, защитников и кормильцев орды!
   Топнув в знак согласия ногой, Гурху повел охотников в степь.
   Вслед им глядели умные проницательные глаза Маюма. На лице старого андора
расплылась добродушная  улыбка.  Он  был  доволен,  что  удалось  образумить
свирепого Гурху, отважного вожака охотников.
   Глава 35. Снова на страже
   Гурху в точности выполнял все, что требовал от него старый вождь. Охота у
обрыва при помощи настила приносила хорошие плоды: добычи было много. Гурху,
как всегда, был впереди, но теперь он стал  осторожней  и  зря  не  рисковал
жизнью людей.
   Вожак охотников понимал, что гибель  каждого  андора  ставит  под  угрозу
существование племени. И орда не  простит  ему  этого.  Он  часто  вспоминал
суровые слова Глах, в которых таилась угроза изгнания.
   Охотники были довольны переменами в  характере  предводителя.  Лишь  Джар
по-прежнему сторонился своего вожака. С тех пор как у Гурху с Кри  произошла
размолвка, тот ходил мрачнее  тучи.  Девушка  явно  избегала  Гурху,  и  это
выводило его из себя.
   По косым недобрым взглядам Гурху Джар понял, что ревность вожака  к  нему
вспыхнула с новой силой: тот был уверен, что Джар и Кри любят друг друга.
   Гурху пока сдерживал себя, и его неприязнь  к  юноше  не  сказывалась  на
общем деле - охоте.
   Ватага редко возвращалась с пустыми руками. В  пещерах  было  тепло,  все
спали на мягких медвежьих и оленьих шкурах. Ребятишки ходили сытые  и  редко
плакали.
   Между тем дни становились длиннее, и  по  еле  приметным  признакам  люди
угадывали приближение теплого времени.
   Появившееся в степи стадо сайгаков вызвало среди обитателей пещер  бурную
радость.
   Но зима не собиралась так просто расстаться со своими правами, ее ледяное
дыхание по-прежнему  сковывало  природу.  Иногда  северные  ветры  приносили
снежные бури. И тогда людям приходилось терпеть не  только  жестокий  холод,
проникающий даже сквозь теплые шкуры, но и более грозное бедствие - голод.
   В буран охотиться было трудно. В такие дни Маюм выходил из пещеры, где он
ютился зимой, и с тревогой поглядывал  на  помрачневшее  небо.  Нетерпеливый
плач детей, требующих еды, заставлял охотников покидать становище.  Выполнив
в глубине пещеры обряд охоты, они уходили в степь за добычей.
   К счастью для людей, снежные бури случались нечасто.
   Время шло... Скоро расцветится  яркими  красками  степь,  появятся  стада
животных. А вслед за животными могут прийти  люди.  Это  беспокоило  старого
Маюма: хорошо, если вернется Булу. А вдруг придут враждебные пришельцы? Надо
усилить стражу.
   Маюм теперь снова переселился в нишу, где жили Джар, Лус  и  Рам  -  ночи
стояли не  очень  морозные.  Иногда,  просыпаясь,  Джар  видел,  что  старик
бодрствует. Маюм сидел подле тлеющего очага у самого входа в пещеру, потирал
вспухшие суставы рук, вглядываясь в ночную тьму. Старый вождь оберегал покой
андоров.
   Однажды ранним утром, когда по  небу  быстро  бежали  легкие  белоснежные
облачка и охотники собирались в степь, Маюм подозвал к себе  Гурху,  Луса  и
Джара.
   Старик задумчиво почесывал грудь, а это означало, что он решает  какой-то
важный вопрос.
   Трое охотников молча ждали, когда вождь заговорит.
   Маюм предложил Гурху отпустить  Джара  из  ватаги  охотников:  ему  снова
предстояло быть сторожевым. На этот раз каждому из стороживших отводился для
наблюдения определенный участок: скалы и степь - Джару, лес - Лусу.
   Все трое, выслушав Маюма,  дружно  прокричали  "ярхх!"  и  отправились  в
пещеру за оружием.
   Джар покинул становище вслед за ватагой Гурху. Некоторое время он шел  по
тропе, протоптанной охотниками, потом свернул в сторону и углубился в степь.
   Когда ватага  скрылась  за  кустарником,  запорошенным  снегом,  у  Джара
тоскливо сжалось сердце. Он привык ходить дозором вместе с  Лусом  и  Рамом.
Если ему и приходилось оставаться одному, то на короткое время. А теперь  он
должен, был все решать сам, помня  об  опасностях,  грозящих  отовсюду.  Вот
когда по-настоящему оценил Джар  отважный  поступок;  вихрастого  Хуога,  не
побоявшегося в одиночку выслеживать врагов!
   Незаметно для себя юный  андор  приблизился  к  лесу.  Здесь  должен  был
находиться Лус. От этой мысли на душе у него, стало спокойнее.
   Войдя под своды деревьев, Джар почувствовал  прелый  запах.  Под  теплыми
лучами солнца в лесу образовались  проталины.  На  них  виднелся  побуревший
прошлогодний лист, который издавал этот острый запах.
   Неожиданно сквозь низкорослые кусты  юноша  увидел  человеческую  фигуру.
Джар хотел было спрятаться за ствол дерева, но его окликнул  знакомый  голос
Луса. По лукавому взгляду и насмешливой улыбке соплеменника юноша понял, что
тому ясна причина его прихода в лес.  Джар  не  обиделся.  Он  так  был  рад
встрече с другом, что беззлобно рассмеялся вслед за ним. Лус успокоил юношу:
так бывает с каждым охотником, когда он впервые остается один.  Со  временем
страх исчезнет! А главное, надо помнить, что неподалеку в пещерах  находится
Маюм с остальными андорами.
   Теплые слова друга успокоили Джара, и он отправился в степь.
   На прощание Лус крикнул ему вдогонку:
   - Берегись! В степи бродит львица с  детенышем!  И  действительно,  очень
скоро Джар обнаружил возле реки округлые следы лап хищницы. В  рыхлом  снегу
синели также и, отпечатки копыт оленей.  Видимо,  они-то  и  привлекли  сюда
львицу.
   Щит огненной черепахи уже закончил свой  путь,  когда  ,Джар  вернулся  в
становище. День прошел спокойно.
   Сидя у вечернего костра, который разожгли на  площадке,  перед  пещерами,
юноша с нетерпением вдыхал запах поджариваемого мяса.  Он  был  голоден,  но
вместе с тем счастлив, что снова находится среди соплеменников.
   Глава 36. В логове львов
   Сплошная пелена  пепельных  туч  заволокла  небо.  Снова  Пришли  холода.
Казалось, зима решила обосноваться надолго.
   Плотнее закутавшись в меховую одежду, Джар обходил свой участок.  Сегодня
он вышел в степь несколько позднее обычного. Его задержал сам  Маюм.  Старый
вождь долго расспрашивал юношу о размолвке Кри с Гурху. Видимо, он  опасался
новых распрей в орде.
   Но Джар мог лишь сказать старику, что сам он  ни  в  чем  не  повинен.  О
круглолицем юноше он умолчал.
   Дойдя до реки, Джар осмотрелся. Он увидел, как по степи, вздымая  снежную
пыль, мчится вслед за ним какой-то зверь, похожий на волка. Он тотчас  узнал
Тунга. Щенок настолько вырос, что походил теперь на взрослую степную собаку.
   Натиск Тунга был так стремителен, что юноша еле устоял на  ногах.  Лизнув
Джара в лицо, пес стал прыгать и кувыркаться вокруг  него.  "Танцу  радости"
Тунга могли бы позавидовать лучшие танцоры племени!
   - Будешь караулить со мной! - похлопывая пса  по  спине,  ласково  сказал
Джар.
   Джар был рад, что обрел товарища. Вскоре он убедился в том, что Тунг  ему
не только не помеха, но и помощник. Когда  из  перелеска  выскочила  косуля,
первым ее заметил пес. Он опустился на снег  и,  спрятавшись  в  кустарнике,
тихим рычанием дал знать о появившемся животном.
   Косуля приближалась легкими скачками.  Попадая  на  глубокое  заснеженное
место, она, опираясь на  задние  ноги,  легко  выпрыгивала  оттуда  и  затем
неслась дальше. Внезапно ее изящная головка с черными  трепещущими  ноздрями
повернулась в сторону  Джара  и  собаки.  Вероятно,  косуля  учуяла  их.  На
мгновение она застыла на месте, в ужасе присела и вдруг  огромными  прыжками
понеслась прямо к реке - навстречу человеку с собакой. Наверное,  еще  более
грозная опасность вынудила ее к этому.
   Джар увидел среди запорошенных снегом кустов желто-бурое туловище львицы.
Голод вынуждал хищников охотиться днем и ночью.
   Львица стремительными прыжками неслась наперерез косуле. Расстояние между
ними быстро  сокращалось.  Казалось,  уже  ничто  не  могло  спасти  косулю.
Достигнув берега, она прыгнула на лед. По льду, покрытому слоем слежавшегося
снега, легкое животное передвигалось значительно быстрее.
   Боясь, что жертва ускользнет от нее, львица яростно взревела  и  прыгнула
ей вслед. Раздался треск - и обе, львица и косуля, скрылись под водой.
   Джар с Тунгом осторожно спустились к  реке.  Подле  берега  была  широкая
промоина,  в  которой  плескались  зимующие  утки.  Наступившее  похолодание
затянуло ее тонким слоем льда, который не выдержал тяжести  львицы.  Хищница
утонула вместе со своей жертвой.
   Глядя на исчезающие круги во вновь образовавшейся проруби, юноша радостно
крикнул "ярхх!".  Он  подумал,  что  весть  о  гибели  львицы  порадует  его
соплеменников.
   Лай Тунга заставил Джара обернуться. С горящими глазами и  с  вздыбленной
шерстью пес захлебывался от яростного лая.
   Джар увидел метнувшееся в кустарнике желтое пятно и понял: от них  убегал
детеныш  львицы!  К  великой  радости  Тунга,  юноша  бросился  преследовать
молодого хищника. Судя по характеру следов, львенок улепетывал со всех  ног.
Это еще больше подзадоривало Джара.
   Вскоре следы зверя привели к логову львов на  краю  кустарниковой  степи.
Чуть дальше громоздились скалы.  Львы  избрали  для  своего  логова  одиноко
стоящую группу скал, окруженную густым кустарником.
   Джар подумал, что ему и  Тунгу  довелось  быть  свидетелями  гибели  четы
львов, теперь пришла очередь их  детеныша.  Юноша  осторожно  приближался  к
скалам, хотя и был уверен, что взрослых хищников там нет. Скала,  в  которой
находилось логово, была вся в трещинах, - ветер и дождь  медленно  разрушали
ее.
   Ноздри юного охотника жадно трепетали, вдыхая острый запах,  доносившийся
из расщелины. Так пахнуть мог только живой зверь, конечно, львенок был  там!
Кругом  валялись  обглоданные  кости  животных  -  следы  пиршества  грозных
хищников. Кое-где на сучьях кустарников висели клочья  шерсти.  По-видимому,
звери почесывались о ветви,  когда  линяли.  Небольшое  высохшее  деревцо  с
ободранной корой хранило следы когтей, которые точили здесь львы.
   Юноша с любопытством разглядывал все это. Ему в первый раз  пришлось  так
близко подойти к логову льва.
   Неожиданно Тунг встрепенулся и  стремглав  понесся  в  густой  кустарник.
Сейчас же оттуда  прямо  на  Джара  выскочил  молодой  олень.  Наверное,  он
заблудился, отбившись, от стада. Джар взмахнул копьем  -  вскоре  человек  и
собака лакомились теплым мясом животного. Юноша  был  доволен,  что  пес  не
ворчал, терпеливо  дожидаясь  своей  порции.  Про  себя  Джар  с  удивлением
отметил, что ноздри собаки раньше уловили запах оленя, чем его  собственные.
Значит, с Тунгом хорошо ходить на охоту!
   Оттащив тушу оленя подальше в кусты, чтобы на обратном пути захватить  ее
с собой, юноша и его четвероногий спутник подошли к скале, где обитали львы.
Она была испещрена выбоинами, будто здесь поработали  бивни  мамонта.  Джару
захотелось взобраться наверх и оттуда осмотреть логово. Вслед  за  человеком
взобралась на скалу и собака.
   Очутившись наверху, Джар вскрикнул от удивления: скала  оказалась  полой.
Выйти из углубления в ней можно  было  только  через  расщелину.  Посередине
широкого каменного колодца сидел молодой лев. Его желтые,  чуть  расширенные
глаза выражали страх и злобу. Львенок  был  внушительных  размеров,  и  Джар
обрадовался, что не рискнул сразу вслед за ним проникнуть в логово.
   Юноша с  интересом  разглядывал  молодого  хищника,  в  свою  очередь  не
отрывавшего  взора  от  человека.  Неожиданно   Тунг   пришел   в   страшное
возбуждение. Острый запах, доносившийся  из  логова,  напомнил  ему  львиную
шкуру, которую он привык с таким остервенением трепать возле пещер.
   На краю скалы лежала куча больших камней. Продолжая лаять,  Тунг  вскочил
на нее. Раздался грохот, и камни покатились вниз, увлекая за собой пса.
   Джар горестно вскрикнул, он был  уверен,  что  собака  погибла.  Но  Тунг
оказался невредимым: встряхивая головой, он чихал на дне  каменного  колодца
от попавшей в ноздря пыли.
   Когда камни скатились вниз, львенок отпрыгнул в сторону и забился в нишу.
Но вскоре  он  первым  начал  военные  действия.  Его  оскаленная  пасть  не
предвещала Тунгу ничего  хорошего.  Молодой  лев  медленно  подкрадывался  к
собаке...
   "Аму!" - так мгновенно окрестил его Джар, что на языке  племени  означало
"кровожадный".
   Юноша поднял было тяжелый камень, чтобы вступиться за Тунга,  но  события
вдруг развернулись с такой быстротой, что  он  успел  только  выкрикнуть  от
удивления "ярхх!".
   Увидев льва, Тунг не испугался.  Ноздри  его  хищно  затрепетали,  почуяв
знакомый запах. Он спрыгнул с каменной осыпи и с  остервенением  вцепился  в
густую львиную гриву.
   Джар знал о преимуществах нападавшего, знал,  что  нередко  более  смелый
противник обращает в бегство  сильнейшего.  Но  все  же  он  был  удивлен  и
обрадован, когда из схватки победителем вышел пес.
   Лишь после того как львенок, испуганно мяукая, трижды  протащил  на  себе
собаку вокруг каменных стен  логова,  Тунг.  отпустил  его.  Львенок  тотчас
забился в нишу  и,  стоило  собаке  приблизиться,  в  страхе  отворачивался,
пытаясь вскарабкаться на гладкую стену.
   Джар только теперь обратил внимание  на  то,  что  выход  из  логова  был
завален  свалившимися  камнями.  Юноша  осмотрел  расщелину.  Камни   плотно
закрывали ее, и ему было не под силу освободить проход. Джар снова взобрался
на вершину скалы. Тунг лежал посреди каменного колодца,  повернув  голову  в
сторону ниши. При малейшем движении льва, он грозно рычал.
   Юноша облегченно вздохнул: пока Тунгу не угрожала опасность. Но что будет
потом, когда лев проголодается?
   И тут Джар вспомнил о туше  оленя,  спрятанной  в  кустах.  С  трудом  он
приволок ее на скалу и сбросил вниз.
   Пока есть пища, пес в  безопасности.  Но  как  быть  дальше?  Попробовать
поразить льва копьем или камнем? А вдруг он только  ранит  его?  Тунг  может
кинуться на зверя, а  раненый  хищник  очень  опасен,  он  легко  растерзает
собаку.
   Начинало темнеть, пора было возвращаться в становище. С  тяжелым  сердцем
покидал юноша скалу, где в логове львов он вынужден был  оставить  Тунга.  И
долго еще  в  ушах  Джара  раздавалось  жалобное  повизгивание  и  лай  пса,
затосковавшего по привычному для него обществу людей.
   В становище Джар рассказал о гибели львицы, но скрыл, что Тунг  вместе  с
молодым львом сидит взаперти в  каменном  мешке.  Он  боялся,  что  охотники
пойдут туда и в схватке с хищником, бросая дротики и копья, убьют собаку.
   Глава 37. Лев, собака и человек
   С нетерпением ожидал Джар рассвета. Ранним утром он отправился  в  степь,
внимательно осмотрел окрестности и,  не  обнаружив  ничего  подозрительного,
свернул  к  синеющим  вдали  скалам.  Ему  хотелось  поскорее  узнать,   что
происходит в берлоге львов.
   Легко взбежав на скалу, Джар заглянул вниз. Тунг спал, положив голову  на
вытянутые лапы. Неподалеку от него лежала истерзанная туша оленя. По ее виду
Джар сразу понял, что ела не только собака. Лев, как и  вчера,  находился  в
нише и тоже  спал.  Выпавший  ночью  снег  скрыл  следы,  и  юноша  не  смог
определить, как вели себя за это время звери, подходили ли они близко друг к
другу.
   Джар не стал будить  Тунга.  Он  неслышно  спустился  со  скалы  и  снова
направился в степь нести дозор.  Первое,  что  он  увидел  там,  было  стадо
северных оленей, передвигавшееся в поисках новых пастбищ.  Появление  оленей
сулило орде на многие дни сытую жизнь, и это обрадовало Джара.
   На третьи сутки туша  оленя,  сброшенная  Джаром  в  логово  львов,  была
полностью съедена. Юноше  сравнительно  легко  удалось  неподалеку  от  скал
пронзить копьем жирного оленя. Еще на несколько дней он  обеспечил  Тунга  и
Аму свежим мясом.
   Однажды, придя рано поутру к новому жилищу  пса,  юноша  увидел  картину,
которая поразила его: в каменной нише лежал лев, спрятав между лап массивную
голову, рядом, тесно прижавшись к нему, уткнувшись носом в его густую гриву,
пристроился Тунг. Оба безмятежно спали.
   Теперь, сбрасывая затворникам еду, Джар уже не таился. Пес,  как  обычно,
встречал его громким лаем, исполняя  "пляску  радости",  а  Аму  внимательно
вглядывался  в  появившегося  на  вершине  скалы  человека,  который  вместо
погибшей львицы-матери притаскивал ему пищу. Если человек заговаривал с ним,
молодой лев тихо ворчал и удалялся в каменную нишу. Льва смущал  непривычный
голос странного двуногого существа, так неожиданно появившегося в его жизни.
   С того дня, как Джар убедился, что Тунг и Аму подружились, он с особенной
настойчивостью стал охотиться для них.  К  счастью  для  пленников  львиного
логова, лес, примыкающий к скалам, изобиловал косулями.
   Джар  наловчился  поражать  животных  копьем  с  каменным   наконечником,
подкарауливая их на чернеющих в снегу  тропах.  Нередко  охотнику  удавалось
убивать и северных оленей, забредавших сюда в поисках пищи.
   Оленят и некрупных оленей юноша перетаскивал в логово целиком: за зиму он
возмужал и превосходил  силой  многих  соплеменников.  Крупных  оленей  Джар
расчленял на части каменным ножом, который теперь всегда носил с собой.
   Забота о том, чтобы прокормить Тунга и Аму, целиком поглотила юношу, - он
забыл даже о страхе одиночества.
   Однако к своим обязанностям стража  орды  Джар  по-прежнему  относился  с
большой  добросовестностью.  Он  успевал  за  день  осмотреть   значительную
территорию, прилегающую к пещерам. Все было спокойно - следов  людей  чужого
племени ни Джару ни Лусу обнаружить не удалось.
   Как только появлялась возможность посетить скалу,  в  которой  помещалось
львиное логово, Джар тотчас отправлялся туда. Он  с  интересом  наблюдал  за
Тунгом и Аму. Молодые звери сдружились и не прочь были позабавиться.
   Зачинщиком игр чаще всего был Тунг. Увертливый, ловкий пес с громким лаем
носился вокруг льва, подзадоривая и дразня его. Но, когда менее поворотливый
Аму расходился и начинал прыгать по логову,  пес,  желая  унять  пыл  своего
опасного товарища, с  глухим  рычанием  вцеплялся  ему  в  загривок.  Хищник
мгновенно успокаивался и покорно ложился на землю.
   Совсем иначе  вел  себя  пес,  когда  Джар  сбрасывал  в  логово  добычу.
Тысячелетний инстинкт подсказывал Тунгу остерегаться в этот момент льва.  Он
никогда первым не подходил к добыче, садился в сторонке  и  терпеливо  ждал,
пока лев не  раздерет  ее  на  части.  Тогда  пес  подбегал,  хватал  первый
попавшийся кусок мяса и в укромном месте съедал его.
   Джар замечал, что дружба между Тунгом и Аму крепнет день ото дня.  Привык
лев и к человеку - когда  юноша  приносил  добычу,  хищник  уже  не  убегал.
Наоборот, он начинал нетерпеливо метаться, ожидая момента, чтобы вцепиться в
тушу оленя или косули. Джару иногда даже казалось, что проголодавшийся лев с
радостью ждет появления человека.
   Юноша начал подумывать, не спуститься ли ему вниз,  чтобы  подружиться  с
Аму, как это сделал Тунг.
   Наконец он решился на это. Спуститься оказалось делом непростым. Но  Джар
прекрасно лазал  по  скалам,  а  неровности  каменной  стены  послужили  ему
ступенями.
   Когда половина спуска была преодолена, он легко спрыгнул вниз.
   Звери лежали подле  каменной  ниши,  полузакрыв  глаза,  нежась  в  лучах
неяркого солнышка, неожиданно заглянувшего сюда.
   Увидев двуногого брата, Тунг вскочил и стал бурно выражать свою  радость.
Лев при виде человека сначала от удивления  попятился,  но  затем,  прищурив
свои  желтые  глаза  и  опустившись  на   брюхо,   стал   медленно   ползком
приближаться. В сузившихся глазах молодого хищника юноша  уловил  выражение,
которое ему не понравилось.
   Он поднял копье и крикнул:
   - Яррх!
   Страха перед Аму Джар не испытывал. К тому же  он  был  уверен,  что  пес
окажется на его стороне и вместе они отобьют нападение молодого льва.
   И действительно, Тунг преобразился. Шерсть у него  вздыбилась,  угрожающе
рыча, он стал приближаться к Аму, готовясь задать ему трепку.
   Лев  стал  пятиться  назад,  давая  понять,  что  у  него   нет   никаких
воинственных  намерений.  Тогда  пес  вернулся  к  Джару  и  снова  принялся
ласкаться к нему.
   Глядя на Тунга, и Аму подполз к Джару. Быть может, хищник признал  в  нем
человека, который приносил ему пищу? На этот раз юноша не испытывал тревоги.
По тихому пофыркиванью льва он заключил, что зверь настроен миролюбиво.
   Джар заговорил, голос его  звучал  спокойно.  Он  предлагал  Кровожадному
Брату свою дружбу.
   При  звуке  человеческого  голоса  лев  на  мгновение  замер  и  тихонько
заворчал. Но вот складки на лбу льва разгладились.
   Теперь юноша почти не сомневался в том, что лев узнал  его  голос.  Ведь,
сбрасывая в логово добычу,  он  всегда  разговаривал  со  зверями.  Джар  не
шелохнулся, когда ощутил на своих ногах горячее дыхание Аму. Обнюхав  юношу,
лев потянулся и, отойдя на несколько шагов, как ни в чем не бывало улегся на
бок, откинув на снег лохматую голову.
   Знакомство состоялось!
   С этого дня Джар нередко спускался в  логово.  Первое  время  он  не  мог
совладать с невольно охватывающей его  дрожью:  в  постоянстве  Кровожадного
Брата юноша не был уверен. Аму имел обыкновение обнюхивать его. Почувствовав
близкое дыхание зверя, юноша  крепче  сжимал  древко  копья,  с  которым  не
расставался в логове.
   Джару очень хотелось подружиться с Кровожадным Братом. И  однажды  утром,
когда Аму был сыт, Джар смело спустился вниз. Лев, как всегда, обнюхал  его,
и Джар в свою очередь наклонился и, потянув носом, ощутил острый запах  Аму.
Юноше казалось, что этим он выполняет обычаи племени Кровожадного  Брата.  И
вдруг Аму шагнул к нему и потерся о его колени своей мохнатой головой.
   Юный андор напряг все  свои  силы,  чтобы  устоять  на  ногах.  В  голове
мелькнула горделивая мысль: вот бы поглядели сейчас на него соплеменники!
   Тунг тоже, казалось, был доволен поведением льва.  Подбежав  к  нему,  он
лизнул его в морду, а затем начал ласкаться к человеку. На этот раз  Аму  не
отошел от Джара, а прилег рядом, широко зевнув.  Тунг  пристроился  тут  же,
положив голову на  загривок  льва.  Джар,  исполняя  долг  вежливости,  тоже
присел, подобрав под себя ноги. Произнося слова  дружбы,  он  стал  тихонько
поглаживать жесткую шерсть зверя. Сначала Джар ощущал, как под  его  ладонью
дрожит напряженное могучее тело хищника, но постепенно беспокойство покинуло
Аму. Он еще раз зевнул, искоса поглядел на юношу  и  прикрыл  -  глаза.  Это
особенно порадовало Джара: теперь он знал, что зверь ему доверяет.  Джар  не
выдержал и от охватившего его радостного волнения вскочил на ноги. Мгновенно
вскочили вслед за ним Аму и Тунг.
   В этот момент из-за серебристой тучки выглянуло солнце, и, обернувшись  к
дневному светилу, как бы беря его в свидетели, Джар торжественно произнес:
   - Союз Быстроногого Оленя, Аму и Тунга  сделает  их  сильнее  носорога  и
мамонта!
   Когда Джар покидал логово, карабкаясь по стене, к прощальному лаю  собаки
присоединилось короткое рычание пещерного льва.
   Глава 38. Джар пытается освободить пленников
   Вечером,  сидя  у  костра,  Джар  все  еще  переживал  минувшие  события.
Забывшись,  он  стал  даже  машинально  поглаживать  меховую  одежду   Луса,
сидевшего рядом. Перед его мысленным взором снова была берлога  хищников,  и
ему казалось, что под его рукой шерсть Аму.
   Юноша тихонько рассмеялся. Кто этому поверит? Он,  Джар,  ласкал  сегодня
льва! Кому из охотников становища довелось дотрагиваться до  живого  зверя?!
Широкая улыбка расплылась на его лице, и он стал тихонько  напевать  тут  же
сочиненную песню о дружбе Аму, Тунга и Джара.
   Неожиданно перед юношей выросла фигура Маюма. От проницательного  взгляда
старика не укрылась взволнованность юного соплеменника, на  одежде  которого
он к тому же обнаружил несколько волосков шерсти пещерного льва.
   Джар с тревогой увидел, что широкие ноздри старого вождя зашевелились,  а
брови, как крылья птицы, взлетели вверх. Старик удивленно вдыхал запах  Аму,
исходивший от одежды юноши.
   - Пещерный лев, - пробормотал Маюм.
   Джару хотелось обо всем рассказать вождю, но появившаяся в это  время  на
площадке толпа охотников отвлекла внимание Старейшего.
   В степи, рассказывал Гурху, они повстречались с  диковинными  существами,
походившими на людей  и  передвигавшимися  на  двух  ногах.  Обросшие  серою
шерстью, они были коренасты и могучи.  Преградив  дорогу  андорам,  мохнатые
существа свирепо скалили желтые зубы и сжимали  в  кулаки  огромные  ручищи.
Охотники не осмелились на них напасть: их было не меньше полутора десятков.
   Маюм с интересом выслушал соплеменников и сказал, что он еще от  стариков
слышал о диких волосатых  людях,  которые  отличаются  необычайной  силой  и
свирепостью. Старый вождь посоветовал не связываться с ними без  нужды.  Еще
долго у костров велись разговоры о волосатых людях, которые не носят  одежды
и не имеют оружия.
   Когда Маюм задумчиво проковылял мимо Джара, как всегда,  потирая  опухшие
суставы рук, юноша  вскочил  на  ноги,  ожидая,  что  последует  продолжение
разговора о пещерном льве. Но, поглощенный  своими  мыслями,  Маюм,  видимо,
забыл о льве. Да и Джару не хотелось в  присутствии  охотников  говорить  об
Аму. Он опасался, что те, не задумываясь, расправятся с молодым львом.
   Но как же быть дальше? Эта мысль не давала Джару  покоя.  Как  освободить
пленников из каменной  ловушки?  Тунга  можно  вытащить  оттуда,  поднявшись
вместе с ним по выступам стены. А что будет с Аму? Джару хотелось  спасти  и
молодого льва. Он надумал попробовать вывести из западни  зверей  с  помощью
камней, которые свалились в логово,  -  надо  добавить  к  ним  еще  других.
Получится крутая насыпь, по которой звери и смогут выбраться на свободу.
   На следующий день Джар  принялся  за  дело.  Он  сбросил  вниз  в  логово
лежавшие на вершине скалы камни.  Но  их  оказалось  недостаточно.  Пришлось
таскать от подножия скалы. Это было нелегко, но все же через несколько  дней
каменная насыпь в логове значительно выросла.
   Когда Джар начал сбрасывать в логово камни, зверям  это  не  понравилось.
Тунг ожесточенно лаял, Аму недовольно рычал. Им было  непонятно,  зачем  это
делает человек, поднимая грохот и пыль. Но вскоре они  привыкли  к  странным
действиям человека и, увидев катящиеся вниз камни, спешили уйти.
   Джар не жалел сил, он торопился по  многим  причинам.  Во-первых,  косули
стали избегать мест, где на них постоянно  нападал  молодой  охотник.  Стада
северных оленей тоже ушли далеко в  степь.  Пищу  для  зверей  Джар  добывал
теперь с трудом. Во-вторых, уделяя много времени животным,  юноша  с  трудом
справлялся с обязанностями дозорного.
   Работа приближалась к концу, когда случилось непредвиденное. Еще накануне
вечером небо было багровым, предвещая непогоду. И вот с севера задул  ветер.
Началась метель.
   Как никогда, людей манило сейчас  тепло  весело  потрескивающих  костров,
хорошо защищенных от ветра под  навесами  скал.  Андоры  запаслись  мясом  и
решили в непогоду отсидеться в становище. Но Джар не  мог  бросить  Тунга  и
Аму. Прихватив копье, он  в  конце  дня  незаметно  ускользнул  в  степь.  К
счастью, старый вождь не заметил его ухода.  Лишь  вихрастый  Хуог  проводил
удивленным взором своего старшего друга.
   Джар торопился. Порывы холодного встречного ветра  заставляли  его  низко
пригибаться к земле. Мысль о  четвероногих  друзьях  не  давала  ему  покоя.
Вчера, проплутав на знакомых тропах весь день, юноша так и  не  смог  добыть
для зверей пищи. Когда он появился на вершине скалы, его  встретил  голодный
рев льва. Впервые за время дружбы с Аму юноша не  рискнул  спуститься  вниз.
Аму настойчиво требовал еды. Тунг в смятении подбегал  к  нему  и,  став  на
задние лапы, лизал его морду. Лев встряхивал головой и продолжал рычать.
   В таком состоянии и покинул их вчера Джар. Удаляясь, он долго еще слышал,
как могучий зверь с рычанием бросался на каменные стены логова.
   Выйдя в степь, юноша остановился передохнуть. Ветер стих,  стало  немного
теплее. Неожиданно из низко нависших туч повалил густой снег. Мокрые  хлопья
залепляли глаза, тая, стекали под теплую одежду.
   Юноша быстро шел вперед, не обращая внимания на непогоду.  Его  поглощала
одна мысль: раздобыть пищу для пленников логова.  Но  все  живое,  казалось,
исчезло, укрывшись белой пеленой выпавшего снега...
   Наконец он приблизился к логову львов. Джар не сразу  даже  узнал  скалу,
занесенную со всех сторон снегом.
   Не без труда начал он взбираться вверх. Ноги скользили. Несколько раз  он
проваливался в  расщелины,  занесенные  снегом.  Немалых  усилий  стоил  ему
подъем, но все-таки он достиг вершины и заглянул вниз.
   Протяжный горестный вопль вырвался из груди Джара. Он неподвижно стоял на
вершине скалы, не в силах оторвать взгляда от опустевшего логова. Аму и Тунг
исчезли!..
   Джар долго стоял на вершине, не замечая, что стало смеркаться.  Было  уже
темно, когда он пустился в обратный путь.
   Чутье, которое помогает зверям находить свои  логова,  а  птицам  гнезда,
помогало сейчас и Джару отыскивать в заснеженной степи путь к пещерам.
   Сгущающаяся тьма, завывание ветра пугали юношу. Ему казалось,  что  степи
нет конца и он уже не увидит родного становища.
   Поздно вечером, обессиленный, с трудом передвигая ноги, Джар взобрался на
площадку. Он откинул полог из  шкуры  и  чуть  не  налетел  на  сидящего  на
корточках Маюма. Несколько поодаль от старика сидел  Лус.  Очаг  у  входа  в
пещеру тлел, отбрасывая вокруг багровые отблески.
   Тяжело дыша, Джар опустился на корточки рядом с вождем. Юноша  знал,  что
сейчас его будут бранить за непослушание: еще утром  Маюм  предупредил  всех
соплеменников, чтобы никто сегодня не покидал пещер.
   Лус, неслышно ступая, прошел мимо него и приоткрыл полог из шкуры  оленя.
Свежий воздух ворвался в нишу.
   Наконец Джар решился взглянуть на сидящего рядом Маюма.
   Прищуренные глаза старика так и впились в смущенного юношу. Если бы вождь
наградил его оплеухой, было бы легче. Но этот пристальный взгляд!..
   Джар не знал, куда ему деваться от него. И вдруг губы старика дрогнули, и
юноша услышал знакомые булькающие звуки. Маюм смеялся.
   - Я знаю: Тунг, Серый Брат Быстроногого Оленя, жив, - заговорил  Маюм,  -
ты ходил к нему. Я видел собачью шерсть на твоей одежде. Ты и сегодня был  у
него. Где он?
   Но вдруг он нахмурил брови и строго взглянул на юношу.
   Джар знал теперь, как себя  вести!  Он  понял:  старик  радуется,  словно
ребенок, что отгадал тайну юноши, и боится только  одного,  как  бы  тот  не
вздумал обмануть его. А Джар  не  собирался  этого  делать  -  он  обо  всем
рассказал Старейшему.
   По тому, как старик почесывал грудь, охал, а иногда даже вскакивал, юноша
понял,  что  его  рассказ  произвел  на  Маюма  сильное  впечатление.  Вождь
признался, что впервые слышит о дружбе человека со львом.
   - Утихнет буря, - сказал он, - найдешь своих друзей по следам!
   Но, как назло, буран не стихал. Снежные  вихри  намели  высокие  сугробы.
Джар не помнил, чтобы когда-нибудь выпадало столько снега.
   Ребятишкам постарше надоело сидеть в  пещерах.  С  громкими  криками  они
выскакивали наружу и принимались кувыркаться в снегу. Грозные окрики старших
загоняли их обратно, не обходилось и без внушительных шлепков.
   Во время  бури  люди  не  теряли  времени  и  продолжали  трудиться.  Они
выделывали шкуры, каменные орудия, оружие, шили одежду.
   Джар занялся изготовлением палицы. Работая, он то и дело поднимал  голову
и с тоской вглядывался в сумрачное небо, нависшее над степью. Прошло уже два
дня с того вечера, как он рассказал Маюму о своих  четвероногих  друзьях,  а
буря все продолжалась.
   В нише было сыро  и  холодно.  Из-за  сильного  ветра  очаг  не  топился.
Непогода действовала на настроение андоров: не слышно было смеха и  веселого
говора.
   Маюм все время заглядывал в пещеры: старый вождь опасался ссор.  Зайдя  к
Джару, Маюм внимательно посмотрел на приунывшего юношу и, как бы  поняв  его
молчаливый вопрос, снова вышел на площадку. Послюнявив палец, старик  поднял
его вверх,  стараясь  определить  силу  и  направление  ветра,  потом  долго
оглядывал горизонт, как бы спрашивая ответа у самой природы.
   В степи по-прежнему гулял ветер.  Он  вздымал  вихри  снега,  похожие  на
косматых зверей, которые вдруг бесследно  исчезали,  растворяясь  в  белесой
мгле.
   Маюм вернулся в  пещеру.  Отряхнувшись  и  вытерев  руками  лицо,  старик
ободряюще взглянул на юношу и, откашлявшись, сказал:
   - Завтра, когда огненная черепаха взберется  на  небо,  охотники  племени
исполнят пляску охоты и отправятся в степь. Быстроногий Олень вместе с Лусом
сможет пойти к логову львов.
   Сказав так, старый вождь, потирая ноющие суставы рук, вышел из ниши.
   "Завтра к утру буря стихнет!" - обрадовался Джар.
   С нетерпением ждал юноша рассвета. Он так и не смог заснуть.
   Глава 39. По следам Аму и Тунга
   Предсказание Маюма сбылось. К утру буря утихла, небо очистилось  от  туч,
белоснежная саванна ослепительно, до рези в глазах, засверкала. Среди белого
простора мелькали темные фигуры животных, покидавших свои убежища.
   После ухода охотников, Джар и Лус отправились  к  логову.  Двигались  они
медленно, то и дело приходилось обходить огромные сугробы.
   Давно у Джара не было так тяжело на сердце. Спустившись в  логово,  юноша
молча озирался вокруг. Он крепился изо всех сил, чтобы  не  выказать  своего
горя. Лус быстро разобрался в том, что здесь произошло. Он понял, что  горка
из камней, увеличенная выпавшим  снегом,  и  была  той  тропой,  по  которой
голодные звери выбрались наружу. Юноше хотелось  как  можно  скорее  догнать
беглецов, и он робко попросил Луса отправиться по их следам. До вечер а  еще
далеко, - они успеют вовремя вернуться в пещеры!.. Лус согласился, и  друзья
быстро зашагали в степь... Скоро нашлись и следы.
   Весеннее солнце, выглянувшее  после  непогоды,  вступало  в  свои  права,
безжалостно расправляясь с наследием зимы и превращая снег в тысячи журчащих
ручейков. Студеная вода проникала через  мех,  которыми  были  окутаны  ноги
андоров.
   Джар, занятый своими мыслями, не обращал внимания ни на что, кроме следов
беглецов.  Отпечатки  лап  зверей  в  рыхлом  тающем  снегу  превращались  в
неглубокие ямки, наполненные водой. Но сбиться со следа Джар не боялся.  Он,
и в особенности Лус,  хорошо  разбирались  в  следах  и  уверенно  двигались
вперед.
   Иногда следы собаки вели назад, в сторону покинутого логова. Джар  понял,
что верный пес пытался вернуться. Аму в таких случаях  подходил  к  Тунгу  и
вновь увлекал собаку вперед.
   Джар не задумывался над  тем,  как  поступит,  если  настигнет  беглецов.
Раньше он просто хотел выпустить их из логова  и  не  загадывал,  что  будет
дальше, - захочет ли Кровожадный Брат остаться в этих  местах  и  продолжать
дружбу с человеком.
   Что касается Тунга, то при воспоминании  о  Младшем  Брате,  Джар  только
горестно вздыхал и ускорял шаги. Чем дольше они шли, тем  сильнее  крепло  у
юноши намерение вернуть Тунга к людям, хотя бы для этого и  пришлось  тащить
его на руках всю дорогу. Если  этому  воспротивится  Аму,  то  они  с  Лусом
отстоят Тунга остриями своих копий! Джар не испытывал страха  перед  молодым
львом и готов был с ним сразиться. Главное - вернуть Тунга!
   Джар мысленно называл собаку неблагодарной. Предпочесть ему, Быстроногому
Оленю,  Кровожадного  Брата!  Если  бы  пес  ушел  со  своими  четвероногими
собратьями, тогда другое дело. Джар считал бы, что Тунг поступил правильно.
   Юноше было невдомек, что молодые животные привыкли друг к другу и что эта
привычка руководила ими сейчас.
   Вскоре  андоры  увидели  следы  совместной  охоты  Аму  и   Тунга.   Лус,
жестикулируя, начал объяснять Джару, как охотились звери. Но тот и  сам  уже
понял, что здесь недавно произошло. Тунг своим лаем поднял  притаившегося  в
зарослях оленя. Собака не отставала от животного ни на шаг, в то  время  как
Аму старался  незаметно  подкрасться  к  жертве.  Однако  хищников  постигла
неудача - вспугнутый олень успел скрыться.
   Джар и Лус долго стояли возле  места,  где  Тунг  и  Аму  отдыхали  после
неудачной погони  за  оленем.  На  снегу  были  ясно  очерчены  контуры  тел
животных. Тунг, как и раньше, в логове,  лежал,  тесно  прижавшись  к  льву,
положив голову на его загривок.
   Джар опустился на корточки, ему казалось, что  он  ощущает  запах  Аму  и
Тунга. Несколько рыжих волосков из шерсти льва осталось на снегу.
   Голос Луса вывел его из задумчивости. Лус с озабоченным видом указывал на
небо.
   Неизвестно откуда появившаяся туча темной пеленой заволокла  все  кругом.
Крупные снежные хлопья закружились в воздухе. Зима не сдавалась. Снова стало
пасмурно и холодно. Снег падал на землю, заметал  следы  зверей,  отнимая  у
юноши последнюю надежду найти беглецов.  Лишь  поздно  вечером  Джар  и  Лус
вернулись в становище. Маюм рассказал всем сородичам об удивительной  дружбе
человека, собаки и льва. По мрачному выражению лица Джара, все  поняли,  что
его постигла неудача. Не  в  привычках  племени  было  бурно  выражать  свое
соболезнование. Но по взглядам соплеменников  Джар  понял,  что  многие  ему
сочувствуют.
   Один лишь Хуог не стеснялся в выражении чувств  и  ревел  во  все  горло,
огорченный тем, что Тунг не вернется в становище.
   На следующий день почти все обитатели  пещер  вместе  с  Маюмом  посетили
логово хищников. Андорам было любопытно поглядеть вблизи  на  жилище  львов,
большинство из них видели его впервые.
   Глава 40. Пришла весна
   Приближение весны чувствовалось во  всем.  Растаял  снег;  светло-зеленым
ковром молодой травы покрылась саванна; на кустарниках  и  деревьях  лопнули
почки.
   Прошел год с того времени, когда андоры впервые  услышали  вой  страшного
тигрольва. Сейчас об этом напоминало лишь  ожерелье,  которое  болталось  на
тонкой шее Хуога. Как мощные дубы среди  мелкой  поросли,  выделялись  между
зубами хищных зверей три клыка Мохора.
   Четвертый клык достался Джару. Юноша никогда не расставался с  ним,  нося
его на тонком ремешке.
   Воспоминания о Тунге  реже  беспокоили  Джара,  но  он  не  любил,  когда
кто-нибудь  заговаривал  с  ним  о  Младшем  Брате.  Больше  всего  за   это
доставалось вихрастому Хуогу, который никак не мог взять в толк, почему Джар
с такой неохотой разговаривает о  Тунге.  Джар  по-прежнему  был  сторожевым
орды, и, когда он возвращался в пещеры,  Хуог  приставал  с  вопросом  -  не
повстречал ли он по дороге собаку?
   Джар не ожидал, что его дружба со степной собакой и львом  может  вызвать
такой интерес среди соплеменников. Возможно, сородичам было лестно, что один
из них водил дружбу с такими могучими  животными,  как  мамонты  и  пещерные
львы. Людям хотелось развлечь соплеменника, дать  ему  нового  четвероногого
воспитанника. Как-то возвратясь из  похода,  охотники  принесли  медвежонка.
Однако юноша и не взглянул на него. И, когда через несколько дней медвежонок
исчез, Джар даже не поинтересовался, куда  он  девался.  Юноше  не  хотелось
заводить новых братьев среди зверей - слишком была свежа в  памяти  неудача,
постигшая его.
   Джар грустил, и старый Маюм видел это. Однажды, подозвав к себе его  и  Л
уса, он сказал:
   - Быстроногий Олень стал неплохим охотником -  пляска  в  пещере  помогла
ему. У него верная рука, она не дрожит, когда бьет добычу. Он  сытно  кормил
Аму и Тунга. Пусть же теперь, возвращаясь в пещеру, помнит о ртах, требующих
еды. И Лус пусть помнит об этом...
   Джар и Лус, взглянув друг на друга, молча кивнули головой - они ничего не
имели против просьбы вождя. Теперь, перед закатом,  они  спешили  к  тропам,
ведущим к реке. Здесь, притаившись  в  тростнике,  они  поджидали  животных,
направлявшихся к водопою. Редко  Джар  и  Лус  возвращались  в  становище  с
пустыми руками.
   Охота увлекала Джара, он начинал забывать о своем Младшем Брате,  но  тут
новая печаль пришла в становище. Умерла Глах.
   Когда природа расцвела, насыщая все  вокруг  живительными  соками  жизни,
старая женщина стала вдруг хиреть, отказываться от пищи  и  через  несколько
дней встретила смерть, повернувшись, по обычаю племени, лицом к  восходящему
солнцу.
   К неизбежности смерти андоры привыкли; она не пугала их.  И  все  же  они
нередко глубоко переживали потерю соплеменников.
   Джар  очень  горевал  о  доброй  женщине  и  с  сочувствием   глядел   на
осунувшееся, потемневшее лицо Гурху. Юноша знал, что не только  смерть  Глах
удручала вожака охотников:
   Кри продолжала избегать его. За последнее  время  она  сдружилась  с  Ру,
которая ждала ребенка и теперь не совершала походов с ватагой.
   Джар надеялся, что старый вождь  снова  разрешит  ему  ходить  с  ватагой
охотников. Но неожиданно  разыгрались  события,  которые  перевернули  жизнь
юноши и привели к тому, что было для него страшнее смерти...
   Глава 41. Песнь старого вождя
   Джар проснулся чуть свет и вышел на площадку,  когда  все  андоры  спали.
Дышалось  легко,  от  реки  тянуло  утренней  прохладой.   Первые   вестники
пробуждающегося дня - птицы  -  уже  завели  свои  веселые  песни:  звонкий,
многоголосый щебет доносился из  кустов.  Услышав  характерное  "киак-киак",
Джар задрал голову, ища в поднебесье парящего подорлика.
   Хорошо! Юноша чувствовал себя счастливым, как  никогда  он  любил  жизнь,
любил природу. Свежесть раннего утра  наливала  силой  и  без  того  упругие
мышцы.
   Джар стоял на том самом месте,  где  в  прошлом  году  Гурху  поверг  его
наземь. Юноша улыбнулся: сейчас бы с ним этого не произошло! Он выдержал  бы
и не такой удар силача-охотника!  Джар  подошел  к  обрыву  и,  потягиваясь,
распрямил сильное стройное тело... Вдруг, взглянув в степь, Джар  вздрогнул.
Что это?! В прозрачной дали змейкой вилась вверх тонкая струйка дыма.
   Дым - признак костра, а костер могли разжечь только люди. Кто они? Булу с
-соплеменниками или чужие, враги?
   Джар помчался назад - будить андоров. Становище всполошилось и  загудело,
как потревоженный улей.  Все  столпились  на  краю  террасы,  вглядываясь  в
сиреневую нить дыма, застывшую неподвижно в воздухе.
   Вперед выступил Гурху. Он предложил отправиться с  ватагой  охотников  на
разведку и узнать, что это  за  люди.  Все  одобрительно  зашумели;  андорам
пришлась по душе смелая мысль охотника. Маюм в знак согласия топнул ногой  и
вручил Гурху самую тяжелую палицу, какая имелась в становище.
   После ухода охотников, обитатели пещер немного успокоились: костер  один,
а это означало, что по саванне странствует небольшой отряд людей.
   Джар  и  Лус  отправились,  как  обычно,  обходить  свои   участки.   Ру,
подбадривая приунывших соплеменников, увела собирателей кореньев в ближайший
лес. В пещерах остался старый Маюм с несколькими женщинами и  детьми,  вождь
хотел подготовить небогатый  скарб  становища  на  тот  случай,  если  враги
вынудят андоров уйти.
   Сегодня Джар  особенно  тщательно  обследовал  местность,  прилегающую  к
пещерам.  День  уже  клонился  к  закату,  когда  он  собрался  вернуться  к
становищу. По небу мчались рыжеватые облака,  похожие  на  вспугнутое  стадо
сайгаков. У самого горизонта сверкнула  молния,  черным  чудовищем  выползла
туча, готовая поглотить облака.
   Джар не испугался надвигающейся грозы. Он решил еще раз осмотреть  опушку
леса и только тогда вернуться в пещеры.
   Остановившись, юноша поглядел в сторону становища. На площадке  виднелись
люди; по-видимому, возвратились собиратели кореньев.  Мужчин  среди  них  не
было. Значит, Гурху с ватагой еще не вернулся из степи...
   Когда Джар подходил к опушке, ему показалось, что он слышит  приглушенные
голоса людей. Юноша замер,  не  решаясь  идти  дальше.  Внезапно  из  кустов
выпрыгнул на поляну  высокий  мужчина  с  длинным  копьем  в  руке.  Легкими
быстрыми прыжками он стал приближаться к Джару.  По  тому,  что  острие  его
копья было направлено вверх,  юноша  понял,  что  у  незнакомца  нет  дурных
намерений.
   Джар стоял на невысоком холме,  окруженном  низкорослым  кустарником.  На
всякий случай он приготовился к бою. Но, когда неизвестный приблизился, Джар
узнал в нем Дана, круглолицего юношу племени лархов.
   - Оставь оружие. Быстроногий Олень! - крикнул  Круглолицый.  -  Лан  тебе
друг. Смотри сюда! - он протянул руку в сторону кустов, из которых вышел.
   За шевелящимися ветвями Джар различил  фигуры  людей,  -  ему  показалось
даже, что среди них была женщина.
   - Это мои сородичи, - продолжал Лан, - они постоят за сына Лара!
   Глаза молодого ларха гордо сверкали. Видя, как нахмурилось лицо андора  и
какое неблагоприятное впечатление произвели  его  слова,  круглолицый  юноша
поспешил добавить:
   - Лархи с племенем андоров не враждуют и скоро покинут эти места!
   Не успел Джар ответить, как Лан подошел вплотную к нему и в  знак  дружбы
потерся носом о его плечо. Затем отпрыгнул и с громким смехом  устремился  к
кустам, где находились его соплеменники.
   С тяжелым чувством смотрел молодой андор вслед уходившему отряду. Вот уже
второй раз он нарушил обычаи племени: вблизи родного становища  безнаказанно
отпускал пришельца!..
   Все сильнее грохотал гром... Джар оглянулся в сторону пещер и  ему  стало
не по себе: по дороге к становищу, на широком холме,  стояла  группа  людей.
Это могли быть только возвращающиеся из степи охотники с Гурху.
   "Они видели меня с Ланом!" - мелькнула у Джара тревожная мысль.
   Во весь дух он припустился к пещерам, стараясь обогнать охотников.  Всего
на несколько минут опередил он ватагу, когда, запыхавшись, взбежал на откос.
   Крупные капли дождя  застучали  по  земле.  Джар  увидел  собравшихся  на
площадке соплеменников, и у него похолодело в груди: у их ног лежала мертвая
женщина. По горестно ссутулившейся фигуре Луса, стоявшего  подле  нее,  Джар
понял, что это была Ру...
   Отважную женщину похоронили в одной из  пещер.  Все  снова  собрались  на
площадке. Охотники угрюмо переглядывались, - они  хотели  знать  подробности
гибели соплеменницы, которая часто бывала с ними в опасных походах.
   В круг людей вошел Маюм.
   - Как гиены на легкую добычу, напали пришельцы на собиравших  коренья,  -
гневно начал вождь. - Пока охотники рыскали в степи, враги похитили Кри и  в
стычке убили Ру.
   Маюм замолчал, сумрачно оглядывая присутствующих.
   - Что скажут андоры? - обратился он к соплеменникам.
   Неожиданно, раздвинув толпу, вперед вышел Гурху. Он был  страшен,  мощное
тело сотрясала дрожь, будто его укусил ядовитый паук. Он судорожно раскрывал
рот, как рыба, выброшенная на берег. Горящие дикой яростью глаза,  казалось,
хотели испепелить все, на чем они останавливались.
   Люди в испуге шарахнулись от него в сторону. Гурху заговорил, и его голос
напоминал клекот орла, который собирался растерзать свою жертву:
   - Что скажет жалкий сосунок безрогого  оленя?!  Что  скажет  он  о  своей
дружбе с похитителем Кри?!
   От этих слов Джар ощутил слабость в ногах, к горлу подступил тошнотворный
комок. Но юноша взял себя в руки: он знал, что любой признак слабости только
ухудшит его и без того тяжелое  положение.  Среди  соплеменников  послышался
ропот и гневные крики, требующие наказания для изменника. До сознания  юноши
словно издалека донесся хриплый голос вождя. Маюм на этот раз говорил быстро
и взволнованно.
   - Подожди, - увещевал он Гурху,  -  не  торопись,  как  ворон,  почуявший
падаль!.. А ты, Быстроногий Олень, выйди вперед и расскажи все. Почему ты не
вступил в бой с врагом племени?!
   И Джар подробно рассказал все, что касалось его, Лана и Кри. Юноша ничего
не утаил, хотя и знал, что это ухудшает его положение.
   Когда он закончил, на площадке воцарилось  молчание.  Люди  собирались  с
мыслями. Но Гурху  не  хотел  медлить.  С  яростным  рычанием  он  вырвал  у
ближайшего охотника палицу и стал вертеть ею над головой.
   По гневным выкрикам: "Смерть Быстроногому Оленю!" - Джар понял, что конец
его близок. Подняв голову, он решил мужественно встретить смерть. Неожиданно
все вокруг смолкло...
   В вечерней тишине послышался хрипловатый голос  Маюма.  Старик  пел.  Это
было для андоров столь необычным, что они оцепенели от изумления и не  могли
произнести ни слова. Вождь полностью завладел вниманием сородичей.
   Люди настороженно слушали, стараясь вникнуть в слова песни Маюма. А смысл
ее был прост: человек, нарушивший обычаи племени  и  тем  самым  оказавшийся
виновным в смерти сородича, должен быть изгнан.
   Старик стал подпрыгивать, поднимая  руки.  Он  постепенно  приближался  к
Джару, ни разу не  повернувшись  к  нему  лицом.  И  андоры  вспомнили:  так
исполняется пляска изгнания. Постепенно все присутствующие  стали  подражать
движениям Маюма, присоединяясь к танцу, выражая этим свое согласие с суровым
приговором вождя. И Гурху неуклюже протопал  мимо  Джара,  не  глядя  в  его
сторону.
   В первый момент, когда  Джар  понял,  что  ему  сохранена  жизнь,  в  нем
вспыхнула радость, он еще выше вскинул голову и жадно вдохнул  аромат  ночи.
Но при мысли, что впереди его ждет одиночество  и,  быть  может,  еще  более
страшная смерть от голода  или  в  когтях  свирепого  хищника  он  внутренне
содрогнулся. Удар палицы Гурху показался ему  сейчас  даже  желанным.  Юноша
вздохнул и в смятении опустил голову.  Он  знал,  что  по  обычаям  племени,
изгнаннику не давали ни оружия, ни еды. А если он осмелится  приблизиться  к
становищу, его может теперь убить каждый соплеменник.
   Словно для того, чтобы довершить все  его  беды,  разбушевалась  гроза  с
сильным ливнем. Площадка стала быстро  пустеть,  люди  спасались  от  дождя.
Андоры уходили, не глядя на приговоренного  к  изгнанию.  Больше  ему  здесь
делать было нечего. И, вобрав голову, в плечи, спотыкаясь, как во сне,  Джар
медленно побрел к краю площадки. Вдруг позади себя он услышал шлепанье босых
ног и кто-то попытался вложить ему в руку древко дротика. Это был Хуог.
   - Бери, Быстроногий Олень! - прошептал мальчик.
   Джар машинально сжал в руке дротик и, не оборачиваясь, зашагал дальше. Он
не видел, как к плачущему Хуогу подошел Маюм, закатил малышу оплеуху, сорвал
с шеи ожерелье и, сердито ворча, поеживаясь от  хлеставшего  дождя,  ушел  к
себе в нишу...
   Глава 42. Страшнее смерти
   Ночная мгла поглотила Джара. Если бы кто-нибудь  спросил  его,  что  было
дальше, он не смог бы ответить, он попросту ничего не помнил.  Пришел  он  в
себя, сидя на дереве на опушке леса.
   Брезжил рассвет. Небо бледно голубело.
   Спустившись с дерева, Джар попрыгал, чтобы размять затекшее за ночь тело.
Он сразу вспомнил все, что произошло  вчера,  и  его  охватила  ярость.  Ему
захотелось вернуться в пещеры и вступить в бой с теми, кто его  так  жестоко
осудил. Взглянув на зажатый в руке короткий  дротик,  Джар  вспомнил  Хуога,
маленького верного друга. Это его немного успокоило.
   Юный изгнанник взглянул в сторону пещер. На площадке уже появились  люди.
Вскоре сизый  дымок  взвился  вверх.  Обитатели  пещер  расположились  возле
костров, приступили к утренней трапезе. Юноше захотелось есть. Он представил
себе, как Маюм наделяет соплеменников кусками подрумяненного мяса. От голода
заурчало в животе, Джар с ожесточением сплюнул...
   Прошло еще немного времени, и он увидел, как в  степь  потянулась  ватага
охотников. Впереди широко шагал Гурху.
   Не попытаться ли тайком вернуться в пещеры и поговорить  с  Маюмом?  Нет,
слишком хорошо Джар знал суровые обычаи племени: Маюм не простит его!  Юноша
с грустью смотрел в сторону пещер и  вдруг  внимание  его  привлекла  чья-то
маленькая фигурка, которая мчалась сюда, по направлению к лесу.  Она  издали
напоминала кузнечика,  ловко  перепрыгивающего  через  лужи,  образовавшиеся
после дождя.
   Вглядевшись в приближавшегося человека,  Джар  догадался:  "Да  ведь  это
Лус!"
   Почему он так торопился? Быть может, он разыскивает друга? Лус добежал до
опушки, остановился и, приложив ладони ко рту, закричал:
   - Быстроногий Олень, отзовись! Это  я,  Лус!  Радостная  догадка  осенила
Джара. Его простили! За ним посылает Маюм!
   Выскочив из-за деревьев, Джар в два огромных прыжка оказался возле  Луса,
тот даже в страхе попятился, настолько стремительным было  появление  юноши.
Оправившись от испуга, Лус строго сказал:
   - Меня прислал Старейший.  Он  велел  тебя  разыскать.  "Яррх!  Яррх!"  -
радостно бормотал Джар, уже представляя себе возвращение в пещеры.
   -  Быстроногий  Олень,  -  проговорил  Лус,  -  не  надейся  вернуться  в
становище!
   Джар вздрогнул, будто его  ударили  палицей  между  лопаток.  Лицо  юноши
исказило отчаяние.
   - Я должен погибнуть? - глухо спросил он.
   - Нет, Быстроногий Олень будет жить! - твердо произнес Лус и для  большей
убедительности прибавил: - Эти слова сказал сам Маюм!
   Джар встрепенулся, внимательно всматриваясь в  лицо  соплеменника,  будто
видел его впервые. Лус продолжал:
   - Если бы старый вождь не изгнал тебя, тебя убил бы Гурху!  Маюм  сказал:
Быстроногий Олень может вернуться, как только разыщет  кривоногого  охотника
Булу. Тогда орда простит его!
   Лус замолчал. Он вытащил из-под меховой одежды обжаренную ножку кабана  и
протянул ее Джару. Отстегнув от пояса висевший на ремешке каменный  нож,  он
вместе с копьем тоже отдал его юноше.
   - Так приказал Маюм, - сказал Лус, глядя с состраданием на изгнанника.
   На душе у Джара стало легче.  Он  любовно  погладил  каменный  наконечник
копья - дар Маюма. Юноша постепенно обретал в себе  силы  жить  и  бороться.
Мудрый старик вернул его к жизни. Теперь у него появилась цель  -  разыскать
Булу с соплеменниками. Пусть эта была пока лишь призрачная надежда,  но  все
же надежда! Она давала юноше силы для борьбы не только с силами природы,  но
и с тем страшным одиночеством, которое ждало его впереди.
   В порыве признательности Джар припал к Лусу и потерся носом о его  плечо.
Лус заторопился: каждую минуту могли появиться собиратели кореньев,  которые
не должны были его видеть здесь.
   Джар с грустью глядел вслед  уходившему  другу.  Встретятся  ли  они  еще
когда-нибудь? Обернувшись, Лус в знак приветствия помахал  ему  рукой.  Джар
потряс копьем и выкрикнул боевой клич племени "яррх!" Как бы то ни было,  он
оставался андором!
   Глава 43. На поиски Булу
   После еды Джару  захотелось  пить.  Пробираясь  кустарниками,  он  быстро
достиг реки и, утолив жажду, прилег в густой траве.
   Река несла свои воды, убаюкивая журчанием. Джар закрыл  глаза,  но  спать
ему не хотелось. К тому же пора было уходить: оставаться здесь  дольше  было
опасно. Его могли увидеть соплеменники.
   После дождя степь благоухала и выглядела  особенно  нарядно,  радуя  глаз
яркостью красок.
   "Если Гурху с ватагой пустился в погоню за похитителями  Кри,  -  подумал
Джар, - ему не повезло. Ливень смыл следы отряда Лана".
   При воспоминании о круглолицем юноше гнев снова заклокотал в груди Джара.
   - О-о-о! - только и мог простонать он.
   Из-за коварного  ларха  его  изгнали  из  племени,  обрекая  на  одинокое
существование. Только бы его встретить! Лукавый  враг  почувствует  на  себе
твердость руки Быстроногого Оленя! Юноше даже  захотелось  присоединиться  к
Гурху, чтобы принять участие в погоне.  Вспомнив,  что  это  невозможно,  он
тяжело вздохнул.
   От горестных дум его  отвлек  жалобный  писк,  раздавшийся  неподалеку  в
кустарнике. Крохотный желторотый птенец лежал на земле,  беспомощно  трепеща
крылышками. Джар бережно взял его в руки,  согревая  теплом  своих  ладоней.
Пушистый птенец перестал дрожать и, раскрыв желтый клюв, стал просить  есть.
Оглядевшись вокруг, юноша  увидел,  откуда  он  вывалился.  В  кустах  около
опустевшего гнезда взволнованно чирикали две  небольшие  пестрые  птички.  К
радости пернатых родителей, человек водворил птенца в гнездо.
   Джар невольно сравнил себя с  беспомощным  птенцом,  которого  спас.  Но,
встряхнув головой, отогнал горькие мысли.
   Быстроногий Олень силен, вооружен  копьем  с  каменным  наконечником,  он
совсем не похож на птенца! Андор не погибнет, трепеща крылышками! Он  найдет
Булу и вернется в орду! Скорее в путь, на поиски соплеменников!
   Легким быстрым шагом Джар двинулся вперед. Шел он берегом вниз по течению
реки. Сюда,  на  водопой,  приходили  животные,  здесь  ему  казалось  более
вероятным встретить и людей.
   Уже много часов без отдыха шел юноша, когда заметил, что вслед за ним  по
реке движется полуиссохшее дерево, опрокинутое бурей. На нем сохранилось еще
много зеленых ветвей, и дерево создавало  впечатление  маленького  островка.
Когда оно медленно проплывало мимо, Джар увидел, что  в  раскидистых  ветвях
мечутся рыжие испуганные белки. Они, как видно, не успели соскочить на берег
с внезапно  упавшего  в  воду  дерева!  Вдруг  одна  из  белок  прыгнула  на
качающийся в волнах большой кусок коры, и утлое суденышко понесло течением к
берегу. Оставшиеся на  дереве  зверьки  возбужденно  зацокали,  их  пушистые
хвосты еще суматошнее замелькали среди зеленых листьев.
   И Джар подумал:  почему  бы  ему  не  воспользоваться  этим  своеобразным
плавучим островом для своего путешествия.
   Не выпуская из рук копья и дротика, Джар вплавь достиг дерева. Ствол  его
оказался достаточно широким, чтобы на нем можно было  удобно  расположиться.
Юноша растянулся на стволе, и зеленые ветви полностью скрыли его. Это  очень
обрадовало Джара: плыть на дереве было куда безопаснее, чем продвигаться  по
суше - на воде не оставалось никаких следов.
   Когда "плавучий остров" прибило к берегу, Джар сошел на землю  и  выломал
тонкую сосенку. Очистив ее ствол от ветвей, он сделал из него шест.  Теперь,
когда дерево прибивало к берегу, юноша отталкивался шестом,  направляя  свой
"островок" в нужную сторону. Белки скоро привыкли к присутствию  человека  и
без всяких признаков страха перепрыгивали с ветки на ветку.
   День клонился к вечеру.
   "Огненная черепаха торопится в свое логово", -  подумал  Джар,  глядя  на
малиновый шар,  опускающийся  за  горизонт.  Снова,  как  и  утром,  щемящее
тоскливое чувство стало овладевать юношей. Он вспоминал, что в это  время  в
родном становище сородичи собирались у веселых костров. Потом,  насытившись,
они улягутся спать на мягких шкурах...
   Но Джар недолго  предавался  грустным  воспоминаниям:  убаюканный  песней
реки, он не заметил, как уснул. Пробудился  он  от  легкого  толчка:  дерево
прибило к берегу небольшого  речного  залива,  окруженного  мелким  ивняком.
Зеленые ветви лениво полоскались на мелководье.
   Было еще темно, над рекой белой пеленой стлался туман.  Холод  пробирался
под одежду юноши, он недовольно поежился,  переменил  позу,  лег  поудобнее,
чтобы еще немного поспать. Но инстинктивное чувство близкой опасности  вдруг
согнало с него сон и заставило схватить лежащее рядом копье.
   Река и берег были безмолвны, лишь едва шевелился кустарник. Юноша  втянул
ноздрями воздух, стараясь распознать по запаху того, кто притаился в кустах.
Но запах ила и речной воды перебивал все остальное.
   Не теряя времени, Джар пустил в ход  свой  шест,  энергично  работая  им.
Вскоре ему удалось снова направить дерево по течению реки.  Резкие  движения
человека разбудили белок, они испуганно зацокали в ветвях.
   Появившаяся из-за туч луна скупо осветила берег. В тот же  миг  в  кустах
зелеными точками сверкнули чьи-то глаза. Теперь уже Джар знал, что то был не
человек, а зверь.
   До утра юноша не сомкнул глаз, следя за тем, чтобы дерево  не  прибило  к
берегу. И лишь когда предрассветная серая мгла развеялась и забрезжил  день,
Джар вздохнул свободнее, ночные страхи исчезли. Однако  вскоре  он  заметил,
что кто-то на берегу продолжал сопровождать  его  "плавучий  остров".  Ветви
кустарника слегка шевелились, будто кто-то, скрываясь,  пробирался  за  ними
берегом реки.
   Но вот кустарник кончился, Джар так и впился глазами  в  песчаный  берег.
Кусты раздвинулись, и из них выскочил поджарый серый зверь.
   - Яррх! - удивленно воскликнул юноша - он никак не ожидал увидеть волка.
   Значит, вот кто преследовал его! Волка Джар не боялся - длинное  копье  с
каменным наконечником было надежной защитой от хищника.
   Волк, вероятно, решил, что с человеком, скрывающимся  на  дереве,  что-то
приключилось.  Зверь  рассчитывал  на  легкую  поживу.  Сначала  Джар  хотел
вскочить  и  громким  криком  отпугнуть  серого  разбойника,  но  сразу   же
передумал: следуя за человеком по берегу, волк невольно будет охранять  его.
Если появится опасность, хищник обязательно ее обнаружит.  На  чутье  серого
пройдохи  вполне  можно  положиться.  Джар  вытянулся  на  стволе  дерева  и
задремал.
   К полудню  лучи  огненной  черепахи  стали  сильно  припекать,  и  юноша,
приподняв отяжелевшую голову, огляделся. Приближался час,  когда  все  живое
стремилось к кратковременному отдыху.
   В саванне  бурым  пятном  замерло  пасущееся  стадо  оленей.  Над  рекой,
нацеливаясь на добычу, парил, лениво  перебирая  крыльями,  орлан-белохвост.
Волк по-прежнему сопровождал человека. Серый хищник, не торопясь, трусил  по
берегу, все время приглядываясь к плывущему  дереву.  Джару  даже  нравилось
такое упорство.
   Он с любопытством стал разглядывать волка.  Высунув  язык,  зверь  тяжело
дышал. Видно, ему  было  жарко;  иногда  он  вскидывал  голову,  внимательно
оглядываясь по сторонам.  По  седой  шерсти,  покрывавшей  его  морду,  Джар
заключил, что волк стар. Юноша не мог  без  смеха  смотреть  на  разодранное
болтающееся  ухо  зверя,  придававшее  ему  забавный  вид.   Наверное,   оно
пострадало в драке. "Рваное Ухо" - - так окрестил волка  Джар  -  производил
впечатление бывалого, много повидавшего зверя.
   Вдруг внимание волка привлекли пасущиеся в степи олени. Пугливые животные
тоже заметили его. Стадо немедля галопом умчалось прочь. Жалобно крича, одна
из самок заметалась в степи. Но волк не обращал  на  нее  внимания.  Опустив
морду, он шнырял вокруг, что-то разыскивая.
   Джар догадался, в чем дело.  Неопытная  молодая  самка  своим  поведением
выдала хищнику, что где-то поблизости притаился ее еще неокрепший детеныш.
   Не теряя времени, Джар подогнал дерево к  берегу.  Зажав  в  руке  копье,
юноша  помчался  к  месту,  откуда  слышалось  яростное   рычание   хищника,
настигшего жертву. Самка оленя, охваченная  страхом,  умчалась  вдогонку  за
уходившим стадом.
   При виде человека  волк  в  страхе  присел  на  задние  лапы.  Оскал  его
напоминал злобную  человеческую  гримасу.  Джар  взмахнул  копьем,  готовясь
пронзить зверя.  Но  хищник  метнулся  в  сторону  и  с  пронзительным  воем
обратился в бегство.
   Вытащив глубоко ушедшее в землю копье, подобрав мертвого олененка,  юноша
бегом вернулся к реке, где у берега мерно покачивалось дерево.
   Голод давал себя знать. Сделав на берегу привал, юный андор разжег костер
и подкрепился слегка обжаренными кусками мяса.
   Когда "зеленый остров" вновь двинулся вниз по течению реки, настроение  у
Джара улучшилось. Он был доволен, что так ловко провел серого хищника.
   Неожиданно на холме вблизи реки юноша вновь увидел  серого  знакомца.  На
этот раз Джар не мог себе отказать в удовольствии  поиздеваться  над  Рваным
Ухом. Должен же он был показать  превосходство  андора  над  алчным  зверем,
неуспевшим унести свою добычу! Юноша вскочил на  ноги  и  громко  захохотал,
упершись руками в бедра. Волк злобно  ощерился,  а  потом,  убедившись,  что
здесь ему делать нечего, затрусил в степь.
   Теперь внимание Джара привлекли белки. Они возбужденно цокали  и  молнией
перелетали с ветки на ветку. Неожиданно  один  за  другим  пушистые  зверьки
стали  прыгать  в  воду.  Изо  всех  сил  загребая  лапками,  они  плыли   к
противоположному берегу, где темной стеной высился сосновый бор.
   Джару было жаль лишиться резвых попутчиков, которые так долго  развлекали
его. Он помахал им на прощание рукой и прокричал неизменное "яррх!..."
   Глава 44. Приемыш медведицы
   Путевые впечатления отвлекали юношу от  тяжелых  дум.  Встреча  с  волком
приободрила его, вселила веру в свои силы.
   Не останавливаясь, Джар миновал место,  где  в  прошлом  году  у  андоров
произошла стычка с лархами. Шли вторые сутки путешествия  на  дереве,  когда
перед юношей в красноватых  лучах  заходящего  солнца  неожиданно  предстала
знакомая картина. У Джара сжалось сердце - ему  показалось,  что  на  берегу
раскинулась степь с родным становищем вдали. Те же скалы, походившие  издали
на горбатые спины мамонтов. Тот же лес, темной лентой уходящий к  горизонту,
и, наконец, саванна, могущая поспорить с небесными просторами.
   Юноша вскочил на ноги, он был у верен,  что  здесь  обязательно  встретит
Булу. Ведь кривоногий охотник был также опытен,  как  Маюм,  и,  значит,  он
должен был выбрать для становища такое же удобное место.
   Дотемна Джар бродил среди скал в надежде встретить соплеменников.
   Но следов человека он не обнаружил. Только взрывы дикого хохота  пещерных
гиен встречали его. Несколько  раз  ему  приходилось  взбираться  на  скалы,
уступая дорогу этим  отвратительным  созданиям.  Присутствие  пещерных  гиен
убедило юношу в том, что человек здесь еще не  обосновался.  Стемнело.  Джар
решил заночевать в одной из пещер, которую приметил недалеко от реки. Пещера
была очень удобна для жилья: два неглубоких грота  соединялись  между  собой
узкой щелью. У входа в один из них Джар разжег костер, а  щель,  ведущую  во
второй грот, заложил камнями, чтобы обезопасить себя от  хищников.  Натаскав
про запас сухого валежника, юноша улегся у  костра  и  уснул.  Ночью,  когда
пламя ослабевало, он просыпался, подбрасывал охапку ветвей в огонь  и  снова
засыпал. Знакомая обстановка каменной пещеры  успокаивала,  одинокому  юноше
казалось, что он снова в родном становище.
   Давно уже Джар не просыпался так  поздно.  Солнечные  лучи,  проникнув  в
пещеру, заставили его открыть глаза. Продолжительный сон освежил юношу.  При
ярком дневном свете он решил еще раз  внимательно  осмотреть  местность.  Но
снова  разочарование  ожидало  его:  он  не  нашел  ничего  указывающего  на
пребывание в скалах людей.
   Однако Джар не торопился покидать скалы, он все  еще  надеялся  встретить
соплеменников. К тому же пещера напоминала ему нишу в родном становище.
   Прошло несколько дней с тех пор, как юноша обосновался в каменном жилище.
Он изготовил себе прочную палицу. Много времени потратил он,  пока  разыскал
для нее стройный дубок нужной толщины. Выломав его вместе с корневищем, Джар
развел костер и принялся обжигать деревце. Затем он снял кору с корневища  и
ствола. Долго пришлось возиться с корневищем, отсекая кремневым ножом корни.
После тщательной обработки палица сохранила на конце значительное утолщение.
Укоротив ее до нужного размера, Джар слегка  обстругал  ручку  и  напоследок
прожег для прочности всю палицу на огне. Оружие  было  готово.  Палица  была
немного тяжеловата, но Джар был даже доволен этим.
   По обычаям племени, Джар поставил в пещере чучело зверя, с этой целью  он
набил свежей травой шкуру молодого олененка.
   Прыгая вокруг  чучела,  молодой  андор  исполнил  охотничью  пляску.  Все
движения его были полны глубокого смысла. Юноша  поочередно  хватал  палицу,
копье, дротик и наносил ими удары по чучелу.  Он  подражал  также-  повадкам
животных, на которых сейчас мысленно охотился.  Каждый  эпизод  воображаемой
борьбы со зверем заканчивался выкриком "яррх!".
   Когда Джар присел наконец на корточки, по лицу его обильно струился  пот.
В пещере было душно, юношу  утомил  продолжительный  танец,  однако  он  был
доволен: теперь оружие вовремя охоты будет действовать безотказно!
   Прошло еще несколько дней. В еде Джар не нуждался.  Степь  и  лес  кишели
разнообразной дичью. Особенно много было  уток  и  гусей  у  реки.  Ягоды  и
коренья разнообразили стол юного андора. Джара заботило другое:  что  делать
дальше? Оставаться здесь не имело смысла, но и уходить не хотелось.
   У реки юноша облюбовал высокую скалу с плоской вершиной. Лежа на каменной
глыбе, он подолгу обозревал окрестности, в надежде увидеть соплеменников. Но
люди не появлялись. На просторах саванны бок  о  бок  паслись  стада  быков,
лошадей, оленей.
   В душе андора зародились смутные предположения о том, что окружающий  его
мир более обширен, чем он представлял себе раньше. Это пугало его.  Два  дня
Джар плыл на стволе дерева вниз по течению, и за каждым поворотом  реки  все
дальше отодвигался горизонт, появлялись новые берега. Как далеко  еще  будет
нести свои мутные воды эта широкая река?
   Много неразрешимых вопросов тревожило изгнанника. Среди  соплеменников  в
родном становище все казалось просто, ни над чем не приходилось ломать  себе
голову, а главное, было с кем посоветоваться, поговорить! А сейчас? Не с кем
даже обмолвиться словом! Каким счастьем было бы иметь  в  пути  хотя  одного
товарища, пусть даже свирепого Гурху или маленького вихрастого Хуога!..
   От этих мыслей сердце юноши тоскливо сжималось и на  глаза  навертывались
слезы.  Как  страшно  одиночество  и  как  жесток  обычай  племени  изгонять
сородичей! Спасаясь от отчаяния, Джар вспоминал совет Маюма не падать  духом
и упорно искать Булу. Нужно идти дальше  и  дальше,  тогда  тягостные  мысли
перестанут мучить его!
   Но куда отправиться, где искать Булу? Джар попытался припомнить все,  что
касалось кривоногого андора. Булу был опытным охотником  и  часто  уходил  с
ватагой в далекие походы. Он любил рассказывать о стране озер, где бывал  не
один раз. Вот куда нужно отправиться на поиски!  Но  там  могли  встретиться
свирепые орды хароссов - о них тоже рассказывал Булу. Некоторые  из  них  не
брезговали полакомиться мясом побежденных врагов.
   Джар не стал задумываться над опасностями,  которые  могли  его  ожидать.
Скорее отправиться в путь!.. Юный андор знал, где искать страну  озер.  Идти
нужно в ту сторону, куда отправлялась к концу каждого дня на отдых  огненная
черепаха...
   На следующее утро юноша встал рано, подкрепился  остатками  жирной  утки,
пойманной накануне, и не без сожаления окинул  прощальным  взглядом  пещеру,
где спокойно провел несколько дней. Ему захотелось в последний раз  побывать
на скале и осмотреть окрестности. Только он взобрался  на  ее  вершину,  как
внимание его привлек пушистый коричневый зверек, выскочивший  из  ближайшего
перелеска. Животное походило на маленький катящийся шар, и Джар узнал в  нем
медвежонка.
   Детеныш лесной бурой  медведицы  остановился  посреди  лужайки,  стал  на
задние лапы, с любопытством разглядывая порхавших вокруг  него  разноцветных
бабочек. Одна из них, особенно крупная и яркая,  заинтересовала  его  больше
других. Забавно подпрыгивая,  то  и  дело  поднимаясь  на  задние  лапы,  он
погнался за бабочкой, норовя схватить ее. Бабочка  уселась  на  песке  подле
реки, еле заметно  трепеща  крылышками.  Медвежонок  изменил  тактику  -  он
осторожно крался, неуклюже  перебирая  лапками.  Но,  когда  он  был  совсем
близко, не вытерпел, подпрыгнул и передними лапами ударил по тому месту, где
только что  сидела  бабочка.  А  она  вспорхнула  и,  словно  дразня  своего
преследователя, понеслась над рекой.
   Джар  невольно  улыбнулся,  глядя  на  оторопелого,  смущенного  неудачей
медвежонка. В это время со стороны леса донесся шум, и на берег реки, тяжело
сопя, выкатилась обеспокоенная медведица. Джар пригнулся пониже, спрятавшись
за каменным выступом скалы. За медведицей,  неуклюже  переваливаясь,  шагало
три медвежонка. Подбежав к своему непослушному отпрыску, понуро сидевшему  у
реки,  разгневанная  мамаша  отвесила  ему  звонкую  затрещину.   Медвежонок
перекувырнулся, жалобно заскулил. Не обращая  на  него  внимания,  медведица
подошла к реке и, причмокивая, стала пить. Ее примеру последовали  детеныши,
вскоре к ним, как ни в чем не бывало присоединился и наказанный медвежонок.
   Джар обратил внимание, что один из детенышей медведицы совсем не  походил
на других.  Вглядевшись  повнимательнее,  он  вскрикнул  от  удивления,  что
заставило медведицу подозрительно покоситься в сторону скалы, где  скрывался
юноша.
   В существе, которое он издали принял было за медвежонка, пораженный  Джар
узнал  мальчика  лет  пяти-шести.   Он   передвигался,   как   медведи,   на
четвереньках, и все повадки у него были медвежьи.
   Джар вспомнил рассказ Булу о том, что иногда медведицы, волчицы и  другие
звери, потеряв детенышей, похищают детей и воспитывают их, как своих зверят.
Наверное  и  этот  мальчик  был  похищен  медведицей  совсем   маленьким   и
воспитывался в зверином семействе уже несколько лет.
   Во все глаза Джар глядел на диковинное зрелище. Ребенка привлекло  что-то
лежащее в песке. Подражая движениям медвежат, он рукой,  будто  лапой,  стал
разгребать  песок.  Находкой   своего   "брата"   заинтересовался   стоявший
поблизости медвежонок. Ребенок, оскалив зубы, зарычал,  как  зверь,  вот-вот
вспыхнет между ними ссора! Но, почуяв  неладное,  вмешалась  медведица.  Она
бесцеремонно оттолкнула  в  сторону  медвежонка  и  тихонько  головой  стала
подталкивать ребенка к лесу. Тот ласково потерся  личиком  о  грубую  шерсть
медведицы и начал на четвереньках прыгать вокруг нее. Видимо, к мальчику она
относилась иначе, чем к медвежатам, применяясь к его хрупкому тельцу.
   "Он  может  быть  спутником  Быстроногого  Оленя!  -  мелькнула  у  Джара
неожиданная мысль. - Быстроноги и Олень не будет один!"
   Закаленный суровой жизнью,  приемыш  медведицы  сможет  легко  переносить
тяготы похода. Но как похитить у свирепой мамаши приемного сына? Джар быстро
придумал план действий.
   - Яррх! - удовлетворенно прошептал он.
   Захватив оружие, Джар бесшумно спустился со скалы. Скрываясь в кустах, он
без труда опередил медвежью семью, ' медленно ковылявшую  к  лесу.  Недалеко
виднелась невысокая скала, за которой намеревался  спрятаться  Джар.  Теперь
надо было преобразиться в пещерного льва: юноша  знал  о  паническом  страхе
бурых медведей перед этим кровожадным хищником, жертвой которого они нередко
становились.
   Напялив на голову меховую  рубашку,  сшитую  из  шкуры  льва,  Джар  стал
терпеливо дожидаться приближения  медвежьей  семьи.  Выглянув  из-за  своего
укрытия, он заметил, что ребенок немного отстал, заинтересовавшись какими-то
яркими цветами. Медведица поравнялась со скалой, и тут  Джар  высунул  из-за
своего укрытия голову с  напяленной  на  нее  шкурой.  Он  яростно  зарычал,
подражая пещерному льву.
   Медведица и ее детеныши со всех ног кинулись в лес, ища в  нем  спасения.
Этого только и ждал Джар. Когда вслед  за  убегающими  медведями  мимо  него
промчался, на четвереньках ребенок, юноша выскочил  из-за  скалы  и  схватил
его.
   Держа мальчика на руках, Джар с быстротой ветра помчался к пещере, где он
жил  эти  дни.  Ребенок  отчаянно  сопротивлялся.  Он  барахтался,  кусался,
царапался, как настоящий звереныш. Юноше пришлось остановиться  и  завернуть
его в свою меховую рубашку, только после этого он смог продолжать путь.
   Но и в пещере ребенок не успокоился, он все время пытался освободиться  и
убежать. Скаля зубы, он громко выл и  рычал,  призывая  на  помощь  приемную
мать. Джар снял с него свою одежду, при  этом  мальчишка  успел  его  больно
укусить. Вырвавшись из рук андора, ребенок забился в угол пещеры,  продолжая
кричать.
   Джар сел у входа и положил рядом оружие. Он опасался, что крики  мальчика
могут привести сюда медведицу. Потом, подойдя к  ребенку  и  опустившись  на
корточки, юноша стал ласково успокаивать его. Но на звериного приемыша ничто
не действовало. Наоборот, человеческий голос  приводил  его  в  неистовство.
Джар попробовал прикрикнуть,  чтобы  он  замолчал.  но  и  это  не  помогло.
Мальчишка орал все громче.
   "С Тунгом было легче!" - с досадой подумал Джар, глядя, как его маленький
пленник скалит зубы.
   По-видимому, вопли ребенка достигли ушей приемной  мамаши.  Джар  услышал
призывный крик медведицы и  даже  обрадовался  -  он  понял,  что  приручить
звериного приемыша будет трудно. Все ближе раздавалось  ворчание  медведицы.
Джар быстро раскидал камни, которые загораживали  щель,  ведущую  в  смежную
пещеру.
   В тот момент, когда на пороге грота послышалось сопение медведицы,  юноша
ускользнул в соседнее помещение. Позади себя он услышал радостный визг.  Это
встретились медведица и ребенок.
   Выбравшись из пещеры, юноша быстро зашагал к лесу, который темной  лентой
уходил на запад. Он не боялся преследования: на радостях медведице  было  не
до него.
   Глава 45. В лесу
   Прошло несколько  дней.  Молодой  андор  неустанно  шел  в  страну  озер.
Обширные  пространства  саванны  юноша  преодолевал  легко.   Сложнее   было
пробираться сквозь заросли девственного леса. Лес как бы прятался в огромных
ложбинах, защищаясь от сурового дыхания ледника, который постепенно оттеснял
его в глубь  материка.  В  лесу  преобладали  растения,  приспособившиеся  к
холоду, но встречались и южные породы, упорно боровшиеся за существование.
   Казалось, все деревья и кустарники в лесу стремились любой ценой отстоять
право на жизнь. Корни их поражали своей разветвленностью; как  цепкие  руки,
они захватывали все, что могло дать влагу  и  пищу.  Каждый  листик,  каждая
ветвь лесных гигантов жадно тянулись к солнцу, к теплу.
   В своих странствиях племя  андоров  избегало  густых  девственных  лесов,
стараясь передвигаться степью. Но Джар не мог этого  сделать.  Лесная  стена
преграждала ему путь в страну озер. Юноша хорошо ориентировался и не  боялся
заблудиться. Щит огненной черепахи указывал  ему  верный  путь.  К  счастью,
стояли безоблачные дни, и огненная черепаха с утра до вечера не  исчезала  с
небосклона.
   Несмотря на то что солнце светило ярко, в гуще леса было сумрачно,  душно
и влажно. Воздух был насыщен запахом  гниющих  листьев.  Причудливые  изгибы
вьющихся растений напоминали Джару гигантских змеи.
   Как и все люди того времени, он унаследовал от своих  еще  более  древних
предков страх перед пресмыкающимися. Встретив змею, юноша спешил  как  можно
скорее убраться с ее дороги, если это было невозможно, он с силой  обрушивал
на нее дубину.
   Чем дальше продвигался Джар, тем больше встречалось ему невиданных до сих
пор деревьев-исполинов. Юноша останавливался и  с  любопытством  разглядывал
их. Однако долго не задерживался. В таинственном сумраке чащи ему за  каждым
деревом мерещились враги.
   Джару и раньше приходилось путешествовать по лесу,  но  всегда  вместе  с
соплеменниками. Теперь же он должен был полагаться только на свои глаза, нос
и уши. Но проходили дни, и юноша убеждался, что опасностей в лесу не больше,
чем  в  саванне.  Постепенно  он  становился  спокойнее  и   все   увереннее
продвигался вперед. Обилие мелких зверей, птиц, плодов и ягод не давало  ему
голодать. Джар часто вспоминал Луса: благодаря  ему  он  знал,  как  в  лесу
разыскать родник, добыть мед диких пчел или найти грибное место.  И  все  же
бывали  дни,  когда  юноше  приходилось  довольствоваться  лишь  недозрелыми
плодами, ягодами и росой, которую он ловко слизывал с поверхности листьев.
   На ночь Джар устраивался на высоком дереве, сооружая в  прочной  развилке
гнездо, как учили его  охотники  племени,  Иногда  он  взбирался  на  дерево
задолго до  того,  как  огненная  черепаха  скрывалась  за  горизонтом:  ему
хотелось глотнуть воздуха, который напоминал воздух  саванны,  -  здесь,  на
вершине, дышалось значительно легче, чем внизу, в гуще леса.
   Однажды - это было в  жаркий  полдень  -  Джару  стал  особенно  тягостен
неподвижный воздух, насыщенный  испарениями  и  запахами  растений.  Оставив
оружие у подножия гигантского дуба, он  взобрался  почти  на  самую  вершину
исполина, Крик радости вырвался из груди юноши: вдали,  искрясь  под  лучами
солнца, зеленело обширное пространство. Но, присмотревшись, Джар понял,  что
ошибся. То, что он принял за озеро, было всего-навсего болотом. Однако мысль
о том, что царство леса кончилось, вернула юноше хорошее расположение духа.
   Два дня он потратил на то, чтобы обогнуть топкое место.  Теперь  сплошной
лес сменился негустыми перелесками и  цветущими  лугами.  И  наконец,  когда
юноша взобрался на невысокий холм,  его  глазам  представилась  долгожданная
картина: споря с голубизной небес, сквозь ветви деревьев светилась  обширная
водная поверхность. Джар понял, что достиг страны озер.
   Глава 46. Сиреневые нити
   - Ооу, ооу! - ликующе закричал Джар, высоко подпрыгивая на месте.
   Сам того не сознавая, он исполнял пляску радости. Первый раз с  тех  пор,
как в грозную ночь юноша покинул родное становище,  он  снова  увидел  вдали
сиреневые нити дыма костров. Только теперь  он  узнал,  что  рот  сам  может
издавать непроизвольные крики, а ноги  плясать,  когда  безудержная  радость
охватывает человека. Немного охладило юношу смутное подозрение: а вдруг  это
хароссы - свирепое племя, жившее по берегам озер? Но тоска по  человеческому
обществу оказалась сильней, чем страх перед врагами.
   Не теряя времени на поиски  еды,  Джар  решил  немедленно  отправиться  к
синеющему вдали озеру, на берегу  которого  он  увидел  дым  костров.  Озеро
оказалось значительно дальше, чем он предполагал. В этот день он  так  и  не
достиг его, заночевав в роще каштанов.
   Ранним утром он снова двинулся в путь. Чем ближе подходил Джар  к  берегу
озера, тем становился осторожнее. Инстинкт самосохранения  подсказывал  ему,
что пробираться вперед следует, маскируясь в зарослях.
   Когда до синеющей глади оставалось совсем немного, в  воздухе  неожиданно
пропали струйки дыма. Из этого юноша заключил, что костры  погашены  и  люди
покинули лагерь. Значит, в любой момент  он  мог  наткнуться  на  обитателей
неизвестного становища.
   Джар полз в высокой траве, стараясь держаться вблизи  кустарника.  Оружие
очень мешало ему, и он решил  спрятать  в  кустах  палицу  и  дротик  Хуога.
Надломив ветвь, чтобы запомнить место, где он оставил  оружие,  Джар  быстро
пополз вперед, захватив с собой только копье.
   Неожиданно из рощи  низкорослых  деревьев,  расположенной  чуть  поодаль,
послышались человеческие голоса. Юноша припал  к  траве  и  некоторое  время
лежал неподвижно, не решаясь поднять голову. Он боялся неведомых людей.  Кто
они?
   Перед ним медленно проползла улитка, оставляя за собой  влажный  след.  В
другое время юноша с удовольствием полакомился бы ею, но сейчас ему было  не
до еды... Джар вспомнил, как счастлив он был еще совсем недавно, когда вдруг
увидел сиреневые нити дыма. Теперь он испытывал страх, им владела одна мысль
- спрятаться, притаиться, чтобы не попасться на глаза людей...
   Но постепенно в нем стал закипать гнев против  самого  себя:  Быстроногий
Олень не может быть  трусом!  Джар  заставил  себя  приподнять  голову  и  с
облегчением перевел дух. Разросшийся куст надежно скрывал его  от  тех,  кто
находился в  роще.  Присмотревшись  и  прислушавшись  повнимательнее,  андор
обнаружил, что люди находились не в роще, а по соседству с ней, на  лужайке,
окруженной кустами, усеянными спелыми ягодами.
   Слабый ветерок дул со стороны озера, принося с собой свежесть и прохладу.
Держась против ветра, юноша медленно пополз к лужайке.  Все  ближе  и  ближе
слышались голоса, и по ним юноша понял, что разговаривали женщины. Осторожно
раздвинув кусты, он увидел трех девушек, которые ловкими ударами сбивали  на
землю ягоды и укладывали их на просторный щит, сделанный из кусков коры.
   Джар с интересом разглядывал незнакомок. Они были маленькие,  коренастые,
с длинными  руками.  На  широких  лицах  выделялись  огромные,  удивительной
красоты глаза. На девушках были коротенькие юбочки и накидки, сплетенные  из
трав и мягких волокон тростника.
   Юноша впервые видел женщин, одетых таким образом.
   Украшениями женщинам  служили  ожерелья  из  раковин,  нанизанных  не  на
сухожилия животных, а на туго сплетенные волокна растений.
   "Женщины племени хароссов не так уж страшны!" - подумал юноша.
   Незнакомки  переговаривались  на  непонятном  языке,  напоминавшем  Джару
кваканье лягушек. Но он так истосковался по человеческой речи, что даже  эти
чужие и непонятные  звуки  были  ему  приятны;  юноша  решил  подружиться  с
девушками и с  их  помощью  просить  чужую  орду  принять  его.  Сейчас  ему
казалось, что он готов выполнить любую работу: охотиться, быть сторожевым, а
если понадобится, вместе с женщинами и детьми собирать ягоды, плоды  -  все,
что угодно, лишь бы снова быть среди людей!
   Джар раздвинул ветви кустов и, широко улыбаясь, шагнул на лужайку. Острие
его копья в знак того, что он  не  имеет  дурных  намерений,  было  обращено
кверху.
   Юноша направился к девушке, на голове которой красовался венок  из  белых
цветов, и заговорил с ней:
   - Быстроногий Олень предлагает  дружбу!  Он  поразил  копьем  длиннозубое
чудовище - страшного Мохора. Он никого не боится!
   Последние слова были произнесены Джаром не случайно и довольно  поспешно.
Как только он появился на лужайке, девушки  не  только  не  испугались  (что
обязательно произошло бы с его соплеменницами), но мгновенно  схватились  за
копья, оказавшиеся у них под рукой.  Юноша  вынужден  был  направить  острие
копья вперед, чтобы обезопасить себя от внезапного нападения.
   Он внимательно следил за каждым  движением  девушек,  поднявших  короткие
легкие копья, концы которых были обожжены на огне.
   Очевидно, девушки поняли, что их численный перевес не смутил  противника,
и быстро переговаривались, вырабатывая  дальнейший  план  действий.  Сильная
фигура юноши, его независимый вид настораживали их. Девушки не были  уверены
в том, что победа окажется на их стороне.
   Джар снова дружелюбно улыбнулся, желая показать, что он им  не  враг.  Он
хорошо помнил, как отнеслась Кри к  сияющей  улыбке  круглолицего  юноши  из
чужого племени. Быть может, и здесь произойдет то же самое? Но выражение лиц
девушек оставалось суровым, а та, что  украсила  свои  волосы  венком  белых
цветов, внезапно повернулась и скрылась в кустах.
   "Побежала за подмогой!" - встревожился Джар.
   Как бы угадав его мысли и боясь, что он  может  сбежать,  две  оставшиеся
воительницы подошли почти вплотную к юноше и грозно нацелили на него копья.
   Нельзя было медлить ни  минуты.  Выпустив  из  рук  свое  копье,  Джар  с
быстротой леопарда кинулся к девушкам и с такой  силой  рванул  их  копья  к
себе, что обе они выпустили оружие и,  не  удержавшись  на  ногах,  упали  в
траву.
   Джар торжествовал победу. Грозное "яррх!" заставило трепетать лежавших  у
его ног девушек. Как тростинки, переломал Джар их копья и забросил далеко  в
кусты. Подняв свое копье, он торжествующе  взглянул  на  побежденных.  Самая
юная, похожая скорее на девочку, чем на воина, что-то шептала.  Видимо,  она
просила даровать ей жизнь.
   Андор снова улыбнулся. Он совсем не собирался их убивать. Джар хотел было
растолковать это девушкам, но вспомнил,  что  каждое  мгновение  сюда  могут
нагрянуть их соплеменники. А встречаться с ними ему уже не  хотелось.  Юноша
повернулся и быстро зашагал прочь.
   Глава 47. Скрываясь от хароссов
   Быстроногий Олень мчался к заранее облюбованному месту" где  легче  всего
было скрыться от врагов. Он хорошо помнил слова старого Маюма: "Только  вода
не оставляет следов и запаха".
   Рядом, в низине, часть леса была затоплена. Шлепая по воде, Джар  выбирал
места поглубже, чтобы на дне нельзя было разглядеть его следов.  Иногда  ему
приходилось пускаться вплавь.
   Выбрав старый дуб с раскидистыми ветвями,  Джар  взобрался  на  него.  Он
разлегся на крепкой ветке, притянув к себе другую, находившуюся над  ним,  и
она своей листвой прикрыла его. Из этого безопасного убежища Джар мог видеть
все вокруг и  спокойно  ожидать  появления  хароссов.  В  том,  что  девушки
принадлежали к этому племени, Джар не сомневался.
   Долго ждать ему  не  пришлось.  Он  вскоре  увидел  людей,  которые  явно
разыскивали  его.  Их  было  не  более  десятка.  Двигались  они   медленно,
настороженно озираясь по сторонам. Коренастые тела их казались  нескладными,
движения неуклюжими.
   Джар насмешливо фыркнул, увидев, как двое из них  упали  друг  на  друга,
когда шедший впереди неожиданно остановился. Юноша не без гордости вспомнил,
как быстро бегали и как были ловки, преследуя врага, его соплеменники.
   Но вот хароссы достигли затопленного леса, куда привели их следы беглеца,
и заспорили  на  своем  языке,  похожем  на  звуки,  издаваемые  гигантскими
лягушками. Один из них, харосс с перебитым носом, указывая в  сторону  леса,
по-видимому, требовал  продолжать  поиски,  другой,  наоборот,  повернувшись
лицом к озеру, предлагал возвратиться.
   Пораженный юноша обнаружил, что большинство хароссов, преследовавших его,
были девушки. Одним из спорящих оказалась девушка с венком из белых  цветов.
Ей возражал юноша с перебитым кривым носом. Лишенное растительности лицо его
напоминало девичье - Джар признал в нем мужчину  лишь  потому,  что  он  был
ростом выше других.
   По-видимому, спорившие договорились между собой. Хароссы  рассыпались  по
лесу, медленно продвигаясь вперед. Джар  приготовился  спрыгнуть  с  дерева,
если он будет обнаружен.
   Через некоторое время двое хароссов -  девушка  и  юноша  громко  завыли,
потрясая копьями. Они стояли по пояс в воде неподалеку от дерева, на котором
притаился молодой андор, не спуская глаз с ветвей.
   Джара так и подмывало спрыгнуть вниз, не дожидаясь,  пока  сюда  прибегут
остальные хароссы. Но случайно взглянув в другую сторону, он  увидел  и  там
точно такую же картину.  Разбившись  на  пары,  преследователи  подходили  к
группам деревьев и поднимали крик, делая вид, что  нашли  беглеца.  Но  Джар
понял их хитрость: они хотели этой уловкой выманить его из засады.
   Хароссы, конечно, понимали, что беглец хоронится где-то рядом: он не  мог
уйти далеко.
   Прошло несколько часов, прежде чем они  покинули  затопленный  лес.  Джар
вздохнул свободно, только когда  последний  из  них  скрылся  в  кустарнике,
окаймляющем озеро. Лежа на ветке дерева, юноша не раз с сожалением вспоминал
о своей массивной палице, припрятанной в кустах. Дойди дело  до  рукопашной,
она бы ему пригодилась. Он с гордостью подумал, что юноша с перебитым  носом
ни за что не сумел бы взмахнуть ею как следует. Палица Джара слишком  велика
для хароссов и тяжела.
   Почти до заката солнца пролежал Джар на дереве, внимательно наблюдая,  не
появятся ли хароссы снова. Захотелось есть. Вспомнив  о  кустах  с  ягодами,
которые собирали харосски, он покинул затопленный лес и разыскал эти кусты.
   Ягоды имели приятный сладковатый вкус. Джар с  удовольствием  ел  их.  Но
чувство настороженности на покидало юношу, он все  время  прислушивался,  не
раздастся ли шорох крадущихся врагов.
   Кругом было тихо. Две яркие, не виданные раньше Джаром птички  с  веселым
щебетаньем сновали в кустах. Вволю наевшись ягод, юноша задумался.  Остаться
в этих местах или идти дальше на поиски Булу?
   Становища людей встречались редко, и Джару не хотелось уходить, не сделав
еще раз попытки быть принятым в чужую орду. Дурная слава о  хароссах,  о  их
жестокости, непримиримости  к  другим  племенам,  даже  их  страшный  обычай
охотиться за головами врагов не поколебали желания юноши подружиться с ними.
Быть может, жители тростниковых озер так жестоки, потому что малы  ростом  и
слабее других?
   "Что сделал бы Маюм? - размышлял Джар. - Наверно, он дождался бы  темноты
и постарался бы ближе подобраться к стану незнакомых  людей,  чтобы  получше
узнать их". Так Джар и решил поступить.
   Незаметно спустились сумерки. И когда на черном бархате  неба  засверкали
первые звезды, юный андор, стараясь ступать неслышно,  направился  к  озеру.
Вскоре он увидел на воде красноватые отблески костров. И тут  удачная  мысль
пришла ему в голову: снова  воспользоваться  водой,  чтобы,  не  обнаруживая
себя, подкрасться к самому становищу хароссов.
   Джар взял в сторону, решив обойти лагерь на  значительном  расстоянии.  И
лишь когда пламя стало походить на  крупных  светляков,  он  снова  вышел  к
берегу,
   Стояла тихая безветренная ночь. Неподвижной темной массой застыло  озеро,
прильнув к берегу. Войдя в воду, юноша с удовольствием  ощутил  ее  приятную
свежесть. Он погрузился в нее так, чтобы только голова выдавалась наружу.
   Тихонько, не выпуская из рук копья, Джар стал продвигаться вдоль  берега,
направляясь к стоянке хароссов. Он не боялся быть  обнаруженным:  прибрежный
тростник надежно укрывал его от взоров тех, кто находился на берегу.
   Какие-то  скользкие  существа  натыкались  на  тело  юноши  и   мгновенно
исчезали. Возможно,  это  были  рыбы.  В  тихих  всплесках,  в  фосфорически
светящихся точках, которые  по  временам  вспыхивали  в  воде,  Джар  ощущал
таинственную жизнь озера. Иногда ему  казалось,  что  из  глубины  всплывает
неведомое чудовище, готовое схватить его. В такие  мгновения  он  забывал  о
цели  своего  путешествия,  о  хароссах  и  желал  только  одного:  поскорее
выскочить на берег. Он и не подозревал раньше, как страшна ночью вода!
   Но, преодолевая страх, шаг за шагом, Джар продвигался вперед,  к  лагерю.
Чем ближе он подходил, тем  беднее  становилась  прибрежная  растительность.
Костры пылали  на  берегу,  покрытом  галькой,  отбрасывая  на  озеро  яркую
светящуюся полосу. Лишь несколько ив склонили свои ветви над водой.
   "Хароссы боятся нападения - они выбрали для  лагеря  открытый  берег",  -
подумал юноша.
   Подкравшись к лагерю настолько близко, что  можно  было  разглядеть  лица
людей, Джар притаился в росшем поблизости камыше и стал наблюдать.
   Это было не становище всего племени, а лишь лагерь небольшого  отряда.  У
костров расположилось полтора десятка человек. Джару захотелось  подобраться
еще ближе. На  воде,  прямо  против  лагеря,  покачивалось  бревно,  за  ним
нетрудно было укрыться. Джар собрался уже нырнуть, чтобы под водой  проплыть
до бревна, но в этот момент со стороны озера послышался всплеск и  в  полосу
света выплыло какое-то чудовище. Сердце у Джара похолодело  от  страха,  но,
вглядевшись, он понял, что ошибся, приняв за живое существо  небольшой  плот
из стволов двух деревьев.
   Харосс,  стоявший  на  плоту,  отталкивался  коротким  шестом.   Даже   в
прохладной воде Джару стало жарко при мысли о том, какой опасности он только
что избежал!.. Он стал внимательно следить не только за  берегом,  но  и  за
озером.
   Андоры не пользовались плотами - образ жизни  не  вынуждал  их  к  этому.
Другое дело хароссы! Жизнь их была связана  с  озером.  Бревно,  к  которому
хотел плыть Джар, оказалось тоже плотом.
   Харосс высадился на берег и стал разгружать  свой  плот,  на  котором  он
привез немного крупной рыбы. Вместе с рыбой ловец бросил на берег сплетенную
из волокон растений сеть. Джар  с  интересом  наблюдал  за  происходившим  в
лагере. Люди с жадностью ели только что принесенную рыбу. Из  темных  кустов
вынырнуло еще несколько хароссов. Они тоже подсели к  кострам.  По-видимому,
это были сторожевые лагеря.
   Через некоторое время среди хароссов началось непонятное Джару оживление.
Посреди лагеря они разожгли один огромный костер, погасив все остальные.
   "Они собираются прыгать через огонь!" - решил Джар. Он поглядел в сторону
озера: черное небо, черная вода. "Никто  не  придет  со  стороны  озера",  -
подумал он. Не выпуская из рук копья, Джар нырнул и плыл под  водой  до  тех
пор, пока не достиг плотов. Первое  время  он  прятался  за  ними,  стараясь
отдышаться. Когда же, наконец, осторожно выглянул, он невольно  едва  слышно
выкрикнул "яррх!" - так поразило его зрелище, увиденное им.
   Глава 48. В плену
   Хароссы плясали вокруг костра. В отблесках пламени их тела,  раскрашенные
в красные и желтые цвета, приобретали причудливые формы: они походили то  на
диковинных рыб, то на двуногих чудовищ, выбравшихся из недр озера на берег.
   Круг танцующих разорвался - появились  две  девушки,  которые  держали  в
руках легкие остроги. В одной из девушек Джар узнал юную харосску. На  песке
лежала крупная рыба и  девушки  исполнили  вокруг  нее  танец,  изображающий
промысел рыб  с  помощью  остроги.  В  заключение  они  под  ликующие  крики
соплеменников ловко  проткнули  своими  острогами  неподвижную  добычу.  Эта
картина напомнила Джару другую: ту, что происходила в  родном  становище,  в
глубине пещеры. Вспомнил он и рассказы старого Маюма о  некоторых  племенах,
которые, защищаясь от холода и мошкары, смазывают тело жиром, смешивая его с
краской. По-видимому, хароссы принадлежали к такому племени.
   Интерес Джара к пляскам на берегу остыл. Он  подумал,  что  изображать  в
танце охоту на бизонов куда увлекательнее, чем бить мертвую рыбу острогой!..
Да и вода в озере  к  ночи  стала  значительно  холоднее.  Юноше  захотелось
выбраться на берег где-нибудь в стороне от лагеря и  устроиться  на  ночлег.
Его удерживала боязнь натолкнуться на сторожевых хароссов, рыскающих  вокруг
лагеря. И вдруг его взгляд упал на небольшой островок, темневший неподалеку:
все озеро было усеяно такими клочками земли, заросшими осокой и  тростником.
Выждав, пока хароссы не угомонились и  не  улеглись  спать,  Джар,  стараясь
производить как можно меньше шума,  быстро  поплыл  к  ближайшему  островку.
Выбравшись на берег, он почувствовал себя значительно увереннее, чем в воде.
Он нашел уголок, защищенный со стороны  берега  камышом,  и  с  наслаждением
растянулся на теплом еще песке, уверенный, что здесь хароссы не  станут  его
искать.
   Проснулся Джар рано, еще не начинала заниматься заря.  Но  вот  появились
приметные вестники утра - первые светлые  полоски  в  том  месте  горизонта,
откуда должна была  выползти  огненная  черепаха.  Раздвинув  тонкие  стебли
молодых камышей, юноша оглядел лагерь хароссов. Люди еще спали.  Над  озером
повисла  легкая  пелена  тумана.  Глубокая  тишина  нарушалась  еле  слышным
шелестом тростника. В этот предутренний час воды озера  были  прозрачны.  На
дне по небольшому песчаному бугру ползали раки. Джар любил  лакомиться  ими.
Он опустил в воду руку, и, когда один из них  подполз  чуть  поближе,  юноша
быстрым движением выбросил его  на  берег.  Вскоре  юноша  стал  обладателем
десятка крупных раков и принялся за утреннюю трапезу.
   Между тем тростник окрасился золотом, воды озера стали зеленеть, и  юноша
понял, что прозевал появление  огненной  черепахи.  Взглянув  на  берег,  он
поспешил припасть к земле - лагерь хароссов проснулся. Убедившись, что он не
обнаружен, Джар с облегчением вздохнул  и  стал  рассматривать  людей  чужой
орды.
   Среди молодых  хароссов  юноша  увидел  нескольких  пожилых  с  отвислыми
животами и сморщенными лицами. Хароссы стали купаться. Некоторые  взбирались
на иву, ветви которой склонились над озером, и ловко прыгали в воду. В  воде
эти люди преображались. Куда девалась их неуклюжесть? Джару казалось, что  в
воде у них вырастали рыбьи плавники, так быстро они плавали.
   Неожиданно на берегу показался один  из  сторожевых.  Он  что-то  кричал,
показывая в сторону темнеющей  рощи.  Лагерь  охватило  волнение,  все,  кто
находились в воде, поспешили  на  берег.  Юноши,  девушки,  старики,  громко
крича, кинулись к роще,  откуда  появилась  толпа  людей.  Эта  сценка  была
знакома Джару. Когда из  похода  возвращались  его  сородичи,  андоры  также
радостно приветствовали их.  Юноша  догадался,  что  к  лагерю  приближаются
соплеменники хароссов.
   Когда они подошли к берегу, Джар заметил в толпе человека, не похожего на
хароссов - у него были курчавые волосы и темный цвет кожи. О людях  с  такой
внешностью юноша слышал от охотника Булу,  побывавшего  в  дальних  походах.
Булу рассказывал, что эти люди живут очень далеко, где-то  в  теплых  краях.
Курчавый незнакомец был еще совсем юн, не старше Джара. Он шел, пошатываясь,
еле передвигая ноги. Руки его были спутаны тонкими ремнями.
   "Пленник!" - догадался андор.
   Прибывших хароссов было не больше полутора десятка. В основном  это  были
молодые и средних лет мужчины. Один из них, более плотный, чем другие, своей
коренастой  могучей  фигурой  напомнил  Джару  Гурху.  Сходство  еще   более
усугублялось густыми рыжими волосами, обильно покрывавшими его грудь, руки и
ноги.
   Рыжеволосый харосс, по-видимому, был старшим  в  ватаге.  Когда  юноша  с
перебитым носом приблизился к пленнику и,  кривляясь,  стал  плясать  вокруг
него, Рыжеволосый  грубо  оттолкнул  его,  как  бы  заявляя  свои  права  на
пленника. Стоявшие поблизости хароссы испуганно шарахнулись, - вероятно, они
побаивались крутого нрава своего вожака. Лишь девушка  ,с  венком  из  белых
цветов, подняв копье,  смело  шагнула  к  пленнику.  Скаля  в  улыбке  зубы,
Рыжеволосый указал ей на сверкающее в лазури неба солнце. Потом он обернулся
к пленнику и, яростно зарычав, стукнул его  кулаком  по  темени.  Темнокожий
юноша с глухим стоном повалился на песок, а хароссы радостно завопили.
   Джар понял, что с заходом  солнца  пленника,  возможно,  ожидает  смерть.
Юноше страстно захотелось поскорее покинуть островок и уйти подальше от этих
мест. Его уже не пугала мысль об одиночестве. Лишь  бы  не  попасть  в  руки
свирепых хароссов!.. Он с содроганием увидел,  как  хароссы  развешивают  на
ближайших  кустах  головы  убитых  врагов.  Но  сейчас  он  ничего  не   мог
предпринять: нужно было дожидаться ночи.
   Джар глубже  заполз  в  густой  тростник  и  сквозь  его  зеленые  стебли
продолжал наблюдать за берегом. Хароссы  снова  стали  купаться,  прыгать  в
воду, нырять - видимо, это доставляло им огромное  удовольствие.  Девушки  в
играх и забавах не уступали мужчинам.
   Солнце стало  припекать  довольно  сильно,  трава  и  водоросли  издавали
приятный запах. Сверкая крылышками, на  высокий  стебель  тростника  уселась
стрекоза. Джару наскучило глядеть на купание хароссов, незаметно для себя он
задремал. Внезапно тревожное чувство заставило его открыть  глаза.  Ощущение
близкой опасности отозвалось в  сердце  бешеным  стуком.  На  той  же  самой
тростинке по-прежнему трепетала  прозрачными  крылышками  стрекоза.  Значит,
прошло совсем мало времени с того момента, как он задремал!
   Юный андор осторожно приподнял голову. Как и  раньше,  перед  ним  стояла
неподвижная зеленая стена тростника...
   Стрекоза взлетела и,  искрясь  в  лучах  солнца,  устремилась  к  берегу.
Провожая ее взором, Джар привстал, и взгляд его натолкнулся на  человеческую
фигуру, которая, как ему показалось  сначала,  парила  в  воздухе.  Но  нет!
Человек стоял на ветви ивы и указывал в его сторону рукой.
   "Увидели!" - обожгла юношу страшная догадка.
   Как он мог забыть о дереве,  на  которое  взбирались  хароссы,  прыгая  в
воду?! Что теперь делается на берегу? Джар слегка раздвинул тростник. Взгляд
его встретился с рыжими неподвижными, как у рыбы, глазами.  Они  глядели  на
него в упор. Рыжеволосый вожак, стоя по грудь в воде, готовился вскочить  на
островок, где притаился Джар. При виде юноши  он  издал  звук,  напоминавший
шипение змеи, и в тот же момент в тростнике появились хароссы.
   Молодой андор едва вскочил на ноги, как на него накинулись враги.  Он  не
успел даже схватить копье - пришлось пустить в ход кулаки. Двух хароссов  он
сразу опрокинул наземь. Джар повернулся было к другим, но в это мгновение на
него накинули сеть, быть может, ту самую, которой вчера ловили  рыбу.  Юноша
напряг мускулы, пытаясь освободиться. Возможно, ему удалось бы это  сделать,
если бы не  подскочивший  вожак  хароссов.  Размахнувшись,  он  нанес  Джару
несколько ударов кулаком по голове.
   "Хотят взять  живым",  -  мелькнула  мысль  и,  потеряв  сознание,  юноша
свалился врагам под ноги.
   Очнулся молодой андор на берегу. В нескольких шагах от него  покачивалось
два плота, наверное, на одном из них  его  перевезли  сюда.  Джар  попытался
шевельнуться, но руки  и  ноги  были  крепко  скручены  ремнями.  Постепенно
сознание юноши стало проясняться, он вспомнил все, что произошло.  В  голове
шумело, будто в нее влетел рой пчел.
   Солнце уже значительно передвинулось к западу. Джар чуть-чуть приподнялся
на локтях.  Рядом  с  ним,  по-прежнему  уткнувшись  лицом  в  песок,  лежал
темнокожий юноша. Поодаль, в тени ивы,  расположилось  с  десяток  хароссов.
Остальные куда-то исчезли.  Среди  оставшихся  не  было  юношей  и  девушек.
Возможно, они с выловленной рыбой отправились  в  становище,  которое  могло
быть расположено неподалеку.
   Вдруг курчавый пленник зашевелился и открыл глаза. При виде Джара на  его
губах появилось подобие улыбки, наверное, он понял, что рядом лежит  товарищ
по несчастью. Джар улыбнулся  в  ответ.  Темнокожий  пленник  несколько  раз
подряд мягким, гортанным голосом  тихо  проговорил:  "Аркха,  Аркха".  Андор
понял, что так зовут незнакомца, и в свою очередь назвал себя.
   Аркха, сильно волнуясь, начал  что-то  рассказывать.  Джар  с  сожалением
вздохнул и покачал головой: он ни слова не понял.
   Громкие  крики  заставили  .юношей  насторожиться.  Отдыхавшие  под  ивой
хароссы вскочили. Из кустарника вышла толпа. Здесь  были  женщины,  дети,  а
также уже знакомые Джару  юноши  и  девушки.  Рыжеволосый  вожак  указал  на
пленников, затем многозначительно протянул руку к заходящему солнцу.
   Джар с тревогой следил за уползающей в ночное логово огненной  черепахой.
Он догадался, что вожак задумал принести пленников ей в жертву.  Как  только
солнце скроется за горизонтом, утонув в голубых водах озера, наступит ночь -
вечная ночь для Быстроногого  Оленя  и  Аркхи.  Джар  еле  слышно  прошептал
"яррх!", чтобы хоть немного подбодрить себя.  Ему  не  хотелось  умирать!  В
голове проносились быстрые беспорядочные мысли, но ни одна не сулила надежды
на спасение. Юноша уже совсем было отчаялся, как вдруг внимание его  привлек
рыжеволосый вожак. Подойдя  к  берегу,  тот  озабоченно  смотрел  в  сторону
заходящего солнца. Джар проследил за  его  взглядом  и  невольно  вздрогнул.
Большую часть горизонта заволокла иссиня-черная туча, похожая на ощерившуюся
морду  гигантского  хищника.  Яркие  молнии  то  .и   дело   бороздили   ее.
Потускневшее солнце медленно приближалось к зияющей темной пасти.
   Хароссы перестали таскать топливо, сгрудились в  одну  кучу  и  притихли.
Надвигалась буря. У Джара затеплилась надежда: быть может, хароссам будет не
до пленников.
   Увидев, что молодой андор и темнокожий юноша пришли в себя, вожак  послал
одну из хароссок сторожить их. Девушка приблизилась, и Джар узнал  ту  самую
воительницу, которая просила его пощадить ее жизнь. Ему  показалось,  что  в
глазах девушки он уловил сочувствие. Джар решил это  проверить.  Делая  вид,
что разминает затекшие члены, он передвинулся к Аркхе.  Девушка  недоверчиво
взглянула на пленника и направила на него  острие  своего  короткого  копья.
Джар закрыл глаза, притворяясь испуганным.  Незаметно  он  напрягал  мускулы
рук, пытаясь порвать путы. Тонкие ремни, которыми он был связан, высохли под
жаркими лучами солнца и больно впива-лись  в  тело.  Все  же  юноша  остался
доволен: сухие ремни легче порвать. Важно отвлечь внимание юного  стража.  И
главное - чтобы его понял Аркха!
   Глядя на девушку, Джар стал двигать губами, показывая,  что  хочет  пить.
Девушка поднялась, постояла в нерешительности и  неторопливо  направилась  к
воде. Сначала она попила сама, потом зачерпнула воду небольшой раковиной  и,
прикрыв свою ношу рукой, хотела было идти к Джару. Но неловкий маневр ее  не
удался. Юноша с перебитым носом издал гневный вопль, кинулся к ней и, вырвав
из ее рук раковину, забросил далеко в озеро. Лицо юноши распухло  от  удара,
нанесенного Джаром. Наверное, этим и объяснялась его ярость. Он наступал  на
девушку, грозясь расправиться с ней. Та приняла оборонительную позу, вскинув
копье. На помощь девушке прибежала другая воительница с венком на голове. Но
на этот раз рыжеволосый вожак не  поддержал  ее.  Он  велел  юноше  остаться
сторожить пленников, а девушкам удалиться.
   Джару тем временем удалось почти вплотную подползти к Аркхе и протянуть к
его рту свои связанные руки. Острые  зубы  черноволосого  "юноши  впились  в
сухую кожу ремня. Чуть приподнявшись, чтобы прикрыть товарища, Джар делал  :
вид, что следит за ссорой девушек и юноши. Когда  же  он  почувствовал,  что
путы ослабли, он быстро отодвинулся от  Аркхи,  чтобы  не  навлечь  на  себя
подозрения. Теперь оставалось освободить ноги. Сделать это таким же  образом
было невозможно. Джар решил действовать иначе. Он незаметно извлек из  песка
створку   раковины,   служившей   когда-то   убежищем   крупному   моллюску.
Перевернувшись на другой бок и чуть согнув колени, он подсунул  острый  край
створки под ремни, которыми были опутаны ноги. Несколько энергичных движений
- ослабли путы и на ногах. Юноша снова принял прежнее положение  и  как  раз
вовремя. К нему  подходил  новый  страж  -  юноша  с  перебитым  носом.  Его
распухшая  физиономия  выражала  дикую  злобу,  заплывший  глаз  походил  на
тарантула, сидящего в норке. Молодой харосс глубоко запустил ногу  в  песок.
Фонтан мелких песчинок стал больно хлестать Джара по лицу, но  Джар  молчал,
он был даже доволен: пусть харосс забавляется, а  он  пока  будет  незаметно
освобождать ноги! Он лежал неподвижно  с  закрытыми  глазами,  и  харосс  не
подозревал ничего. Незаметно напрягая мускулы, Джар почувствовал, что  ремни
порваны. Он выждал момент, когда злобный страж,  увлекшись  своим  занятием,
приблизится к нему вплотную. Видимо, харосс был взбешен тем, что пленник  не
выказывал особого неудовольствия. Он уже собирался ударить Джара ногой, но в
этот момент сам получил удар такой силы, что с воплем покатился по песку.
   Глава 49. На острове
   В два прыжка Джар достиг озера. Вырвав колышек, он  прыгнул  на  плот  и,
оттолкнувшись, принялся изо всей силы орудовать шестом, лежавшим тут же.  За
спиной он слышал яростные крики врагов. Не оглядываясь, Джар продолжал плыть
вперед. Что-то тормозило ход его плота. Быстро  обернувшись,  юноша  увидел,
что второй плот, привязанный к первому травяной веревкой,  следует  за  ним.
Это была нежданная удача. Врагам не на чем было пуститься за ним  в  погоню!
Но радость его была преждевременной.  Издавая  злобные  крики,  напоминавшие
кваканье потревоженных лягушек, хароссы бросились за ним  вплавь.  Некоторые
из них держали в зубах короткие дротики.
   Джар изо всех  сил  орудовал  шестом,  но  преследователи  не  отставали.
Никогда раньше не приходилось видеть  юноше,  чтобы  люди  плавали  с  такой
быстротой. Сбоку раздался тихий всплеск - рядом с плотом упал дротик.  Вслед
за ним о ствол дерева стукнулось еще несколько штук. Ну что ж! Это  было  на
руку Джару. Он их быстро выловил и, опустившись на  колени,  стал  метать  в
головы врагов. За дротиками последовали остроги, лежавшие на плоту.
   Дважды боевой клич племени "яррх!" пронесся над озером - это Джар увидел,
что не промахнулся. В ответ неслись  завывания  хароссов.  Они  поняли,  что
пленник ловко владеет их оружием, к тому же, с  плота  было  удобнее  метать
дротики. На всякий случай, чтобы держать  врагов  на  приличном  расстоянии,
Джар оставил на плоту пару дротиков. Хароссы не  отставали,  они  продолжали
плыть сзади, как стая хищных рыб. Однако близко подплывать они не  решались,
опасаясь метких ударов андора.
   Стало быстро темнеть. Зеленые воды  озера  приобрели  свинцовый  оттенок.
Джар взглянул на небо. Зев  гигантской  тучи  проглотил  огненную  черепаху.
Предводитель хароссов что-то крикнул, указывая рукой на горизонт.
   Поднялся резкий сильный ветер. Будто стаи чаек, навстречу  Джару  неслись
белые гребни волн. Надвигался ураган.
   Хароссы быстро поплыли обратно, спеша поскорее выбраться на берег, а Джар
направил плот к ближайшему островку, усыпанному крупной галькой.  К  счастью
для него, шест пока еще доставал  дно  озера.  Теперь  все  решала  быстрота
действия. Джар работал шестом так ожесточенно, будто сражался с  кровожадным
зверем. Он изловчился и открепил второй плот, сильно замедлявший движение.
   Вот наконец и островок! Едва Джар успел вытащить  свой  плот  на  пологий
берег, как, завывая, словно огромная  стая  волков,  налетел  ураган.  Юноше
казалось, что взбесившийся ветер сбросит  его  вместе  с  плотом  обратно  в
озеро. Он всем телом прижимался к земле. Лишь  к  ночи  порывы  ветра  стали
заметно слабеть. О берег бились короткие волны. Джар вздохнул с  облегчением
- шквал пронесся. Полил крупный холодный дождь, но это не пугало закаленного
андора. Он выкопал  неглубокую  яму,  прикрыл  ее  сверху  меховой  одеждой,
которую закрепил тяжелыми камнями. Получилось довольно сносное убежище.
   Проснулся Джар от ощущения голода. В животе сердито урчало. Откинув навес
из одежды,  юноша  быстро  вскочил  на  ноги.  Приближался  рассвет;  темное
покрывало ночи постепенно исчезало, уступая место предутреннему сумраку.  От
озера несло сыростью. На острове, приютившем андора, не было растительности,
лишь песок и крупная галька покрывали его. О  вчерашнем  урагане  напоминали
только еле приметные лужицы.
   Глубокую  тишину  вдруг  нарушило  тихое  покрякивание.  Джар  огляделся:
неподалеку от островка проплывала стайка чирков. Набрав  пригоршню  голышей,
он приблизился к берегу и швырнул ее  в  середину  стаи.  Джар  метко  кидал
камни, не раз таким способом он добывал уток на реке близ родного становища.
И сейчас один из голышей попал в небольшого чирка.  Когда  юноша  прыгнул  в
воду, чтобы достать птицу, краешек  щита  огненной  черепахи  показался  над
подернутым туманом озером.
   Джар съел утку, пожалев о том, что она  слишком  мала.  Приятная  теплота
разлилась по телу, он был даже не прочь немного вздремнуть.  Но  беспокойная
мысль: "Вдруг у хароссов остались плоты!" - вмиг согнала с него  сон.  Он  с
тревогой поглядел на далекий берег. Туман рассеялся, озеро светилось  яркими
утренними красками, на нем  мерно  покачивались  деревья,  вырванные  бурей.
Людей на берегу не было.
   "Что с Аркхой?" - подумал Джар, и ему стало жаль темнокожего юношу.
   Он уже собирался спустить плот на воду, но вдруг обнаружил, что плавающие
по озеру деревья, несмотря на  полное  отсутствие  ветра,  движутся  в  одну
сторону - они упорно приближаются к его  островку.  От  неожиданной  догадки
Джар даже подпрыгнул. С губ его  сорвалось  гневное  "яррх!".  Скрываясь  за
деревьями, к острову плыли  хароссы.  Они  хотели  незаметно  подобраться  к
Джару. Он не мог  отказать  себе  в  удовольствии  исполнить  боевую  пляску
племени. Потрясая дротиком, он выкрикивал оскорбительные для врагов слова.
   - Хароссы, как жалкие сурки, прячутся  от  могучего  андора!  Быстроногий
Олень видит их и не боится!
   Джар замолчал и прислушался, но на озере по-прежнему было  тихо.  Хароссы
оказались хитрее, чем он думал. Чтобы  .заставить  врагов  открыться,  юноша
стал швырять камни, стараясь пробить ими листву деревьев. Но  ветви  надежно
прикрывали хароссов, и они  продолжали  молчать.  Тогда  Джар  стал  бросать
крупные голыши с таким расчетом, чтобы  они  падали  за  стволами  деревьев.
Вскоре за одним деревом послышался приглушенный крик, камень попал  в  цель.
Стоя у  самой  воды,  Джар  громко  расхохотался,  желая  уязвить  врагов  и
показать, что они открыты.
   Но деревья, за которыми  скрывались  хароссы,  неуклонно  приближались  к
островку. Оставаться здесь дольше было небезопасно.
   Джар вскочил на свой плот  и  отчалил  от  берега.  Над  озером  пронесся
яростный крик.
   - Хэ-хоу, хэ-хоу! - кричали хароссы, карабкаясь на плывущие деревья.  Они
принялись метать дротики. От их резких движений деревья погружались в  воду,
переворачивались. Люди  падали  в  озеро.  Джар  неутомимо  работал  шестом,
стараясь отплыть подальше. Между тем хароссы достигли  островка  и  стали  с
него метать дротики и камни. Джар  пожалел,  что  не  покинул  свое  убежище
раньше. Несколько раз ему приходилось, спасаясь от камней, прыгать в воду. К
счастью, плот быстро удалялся от островка.
   Когда жители тростниковых озер поняли, что  их  пленник  недосягаем,  они
разразились криками. Джар издали видел, как хароссы, стали вдруг разбегаться
в разные стороны, некоторые даже прыгали в воду.  Вскоре  он  понял  причину
суматохи:  разъяренный  его  бегством,  рыжеволосый  вожак  награждал  своих
соплеменников увесистыми тумаками.
   Глава 50. Освобождение Аркхи
   Джар круто  повернул  плот  к  берегу.  У  него  родилась  смелая  мысль:
высадиться на землю, пользуясь тем, что хароссы задержались на островке.  На
берегу не было видно ни души. Плот быстро продвигался к цели.  Поняв  маневр
Джара, обитатели тростниковых озер с воплями ярости стали  прыгать  в  воду,
надеясь нагнать плот. Но андор значительно опередил  своих  преследователей:
когда его плот врезался в заросли, хароссы были еще только на середине пути.
   Джар с шестом в руке выпрыгнул на песок.  Первое,  что  бросилось  ему  в
глаза, было сваленное в кучу оружие - здесь  же  находилось  и  его  длинное
копье. С криком радости устремился Джар к нему, как к старому  другу.  Вдруг
из-за ствола ивы  выглянула.  распухшая  физиономия  юноши  с  перешибленным
носом. Увидев, что андор вооружен  всего-навсего  шестом,  харосс  с  криком
торжества выскочил из-за дерева, в руках он держал палицу. Джар не отступил.
С криком "яррх!" он  кинулся  на  харосса  и  с  такой  силой  ударил  своим
необычным оружием по палице врага, что шест сломался.  Дубина  выскочила  из
рук харосса и, описав полукруг, упала неподалеку. Джар  метнулся  к  ней.  С
поднятой палицей он обернулся к врагу, но того и след простыл.  Лишь  слегка
покачивался потревоженный тростник, указывая  путь,  которым  бежал  харосс.
Джар с пренебрежением отбросил дубину, слишком короткой и легкой  показалась
она ему.
   Выхватив из кучи оружия, сложенного в песке, свое копье, он уже собирался
направиться к лесу, но его остановил жалобный крик,  раздавшийся  в  кустах.
Джар бросился туда и увидел темнокожего юношу.
   Аркха жив! Это была большая радость.
   Несколько ударов острием копья избавили Аркху  от  пут.  Схватив  черного
юношу за руку, Джар сильным рывком поднял его на  ноги  и,  указывая  копьем
вперед, повлек за собой. С первых же шагов он почувствовал, что с его  новым
товарищем что-то неладное. Аркха бежал с трудом, спотыкаясь на каждом  шагу.
Взглянув на его отекшие от ремней ноги, Джар понял, что Аркха будет для него
тяжелой обузой.
   Тем временем хароссы выбрались на берег и кинулись за беглецами.  Впереди
преследователей был Рыжеволосый и юноша с перебитым  носом.  Хароссы  бежали
беспорядочной толпой,  молча,  как  стая  хищников,  уверенная,  что  долгая
погоня, в  конце  концов,  утомит  преследуемых.  Некоторые  уже  вскидывали
дротики, приноравливаясь их метнуть. Один Джар без труда убежал бы  от  них,
но он не хотел бросить Аркху.
   Наконец оба юноши достигли  рощи,  где  была  припрятана  тяжелая  палица
Джара. Андор нырнул в кусты, схватил оружие, и, вернувшись, взвалил на плечи
Аркху. Когда-то он таким образом притаскивал  в  становище  молодых  оленят.
Аркха не был тяжел, на его костлявом теле почти не осталось жира и  мяса.  И
все-таки Джар вынужден был замедлить бег. Он слышал, как  сзади  в  землю  с
тупым стуком воткнулось несколько дротиков.  Он  бежал,  не  оглядываясь,  -
каждое мгновение было дорого. Аркха не шевелился, но  Джар  чувствовал,  что
чернокожий юноша становится все тяжелее, и понял - быстрый бег  с  ношей  не
может продолжаться долго...
   Джар бежал вдоль опушки, он боялся углубиться в лес. Впереди расстилалась
бескрайняя саванна. И, как ни было ему  тяжело,  он  приободрился  при  виде
знакомого степного пейзажа.
   Вдруг Джар ощутил, что почва под ногами чуть заметно содрогается:  где-то
поблизости передвигалось  большое  стадо  степных  исполинов.  Юноша  достиг
первых кустарников саванны и сквозь их листву увидел  бурые  лохматые  спины
бизонов.
   Джар оглянулся. Хароссы отстали, но в саванне беглецов подстерегала новая
опасность: вздымая пыль, стадо мчалось прямо на них.  Впереди,  как  обычно,
бежали,  наклонив  головы,  могучие  быки.  Они  хрипло   мычали,   как   бы
предостерегая все живое не попадаться на пути. Не опуская своей  ноши,  Джар
быстро огляделся, ища места, где можно было укрыться от лавины мохнатых тел.
К счастью для беглецов, поблизости, скрытый  в  кустарнике,  пролегал  узкий
овраг. Джар поспешил туда. Только он и Аркха очутились на  дне  оврага,  как
показались первые бизоны. Приложив ладони ко рту, Джар, подражая голосу Аму,
издал рычание. Он хотел  напугать  бизонов,  заставить  их  поскорее  отсюда
убраться.  Но  результат  получился  неожиданный.  Бежавшие   впереди   быки
остановились  и,  гневно  сопя,  принялись  поддевать  рогами  землю.   Джар
испугался, как бы они не вздумали спуститься в овраг.  Но  в  это  время  на
остановившихся налетели следовавшие за ними  бизоны,  заставив  их  поневоле
бежать дальше. Оглушительно мыча,  задрав  хвосты,  те  помчались  прямо  на
появившихся хароссов.
   Джар и Аркха с восторгом наблюдали, как люди тростниковых  озер  в  ужасе
спасались от разгневанных животных.
   Когда Джар и темнокожий юноша отважились выйти из своего  убежища,  стадо
бизонов уже достигло озера и расположилось на водопой. Вскоре из  прибрежных
зарослей появились быки, преследовавшие людей. Прерывистое дыхание и  клочья
пены, спадавшие с их морд на землю, говорили о том, что  они  проделали  это
довольно рьяно.
   Поддерживая товарища,  Джар  быстрым  шагом  устремился  в  степь,  в  ту
сторону, откуда из-за  горизонта  появлялся  по  утрам  пламенеющий  панцирь
огненной черепахи.
   Глава 51. Их преследуют
   Джар  прислушался:  в  зарослях  кустарника  неизвестный  пернатый  певец
выводил звонкие трели. В груди у юноши тоже что-то звонко пело  -  он  вновь
ощутил  радость  жизни.  Аромат  густых  трав,  прозрачный  воздух  саванны,
бирюзовое небо, окрашенное пурпуром заката, усиливали эту радость.
   Джар бросил наземь палицу, копье и, протянув руку  к  заходящему  солнцу,
громко сказал:
   - Быстроногий Олень приобрел темнокожего брата! Теперь он уже не одинок!
   В его словах звучало торжество победившего. Правда, поиски Булу пока  еще
не увенчались успехом, но Джар имел  товарища,  а  это  много  значило.  Вот
почему юноше  хотелось  петь  и  плясать.  Он  расхохотался,  вспомнив,  как
улепетывали  хароссы,  преследуемые   бизонами.   Джар   поднял   оружие   и
заторопился: до захода солнца оставалось  не  так  уж  много  времени.  Видя
хорошее настроение своего отважного спутника, Аркха  сверкнул  ослепительной
улыбкой, давая понять Джару, что готов продолжать путь...
   В степи водилось много дроф и, поймав одну  из  них,  беглецы  подкрепили
силы. Для ночлега Джар выбрал группу невысоких деревьев, а с восходом солнца
они снова пустились в дорогу. Андору хотелось как можно скорее выбраться  из
мест, заселенных хароссами: он был теперь  уверен,  что  здесь  не  встретит
соплеменников с Булу. Одно удивляло Джара. Он уже достаточно узнал  характер
обитателей тростниковых озер, и его настораживало, что хароссы до сих пор не
пустились в погоню за беглецами.
   Путники  шли  по  высокой,  влажной  от  росы  траве.  Джар  решил,   что
преследователи оставили их в покое и что сейчас самое время заняться  охотой
на дроф. Аркха за ночь хорошо отдохнул, его блестящие  глаза  и  бодрый  шаг
говорили о том, что он совершенно оправился. Темнокожий  юноша  что-то  живо
говорил на своем непонятном  языке,  но  Джар  не  слушал  его,  сейчас  ему
хотелось только одного: утолить голод.
   Юноши поднялись на высокий, покрытый  яркими  цветами  холм,  и  Джар  по
выработавшейся уже привычке остановился, чтобы еще раз осмотреть  местность.
Лес  оставался  в  стороне.  Теперь  Джар  знал,  что  этот  лес,   когда-то
преградивший ему путь к озерам, не бесконечен,  его  можно  обогнуть.  Юноша
оглянулся назад, и у него невольно вырвалось тревожное "уэхх!"  Оглянулся  и
Аркха. Вдали мелькали крошечные человеческие фигурки. Хароссы,  их  было  не
больше десятка, шли по следам беглецов. Они были еще очень далеко.
   Джар озабоченно взглянул на своего спутника. Ему бы еще  день  отдыха,  и
тогда хароссам  ни  за  что  не  догнать  их!  Он  протянул  руку,  указывая
темнокожему  товарищу  путь,  по  которому  им  предстояло  бежать.   Аркха,
волнуясь, стал его о чем-то просить. Когда он  ухватился  за  древко  копья,
Джар понял, что его товарищ просит дать ему оружие. Вручив Аркхе свое копье,
Джар повлек его за собой в степь.
   Быстроногий Олень мог бежать значительно быстрее, но он приноравливался к
ослабевшему  товарищу.  Спустя  некоторое  время  Джар  снова  взобрался  на
встретившийся по дороге высокий холм и осмотрел степь. Его охватила тревога,
когда он увидел, насколько приблизились враги: хароссы передвигались намного
быстрее их...
   Джар огляделся, пытаясь найти место, где они могли бы дать отпор  врагам.
Лицо его прояснилось, когда он  увидел  в  отдалении  острые  вершины  скал.
Скорее туда!  Там  он  с  Аркхой  сумеет  отбиться  от  хароссов!  Подхватив
темнокожего юношу под руку, Джар что было сил помчался в сторону скал.
   Однако случилось непредвиденное. Джар вдруг  уловил  в  дувшем  навстречу
ветерке запах людей. Хароссы успели отрезать им путь к скалам. Джар и  Аркха
притаились в  ближайшем  кустарнике.  Скалы  были  совсем  близко.  Каменные
громады напоминали остров, окруженный желтеющими волнами саванны.  До  слуха
Джара доносился шум, похожий  на  глухое  ворчание  исполинского  зверя:  за
скалами саванну пересекала узкая лента бурной речки, впадавшей в озеро.
   Джар не видел  врагов,  но  ощущал  их  присутствие.  Они  подкрадывались
незаметно, окружая беглецов. Не стерпев, Джар  вскочил  на  ноги  и,  грозно
вертя над головой палицей, закричал:
   - Уходите, люди тростниковых озер, к себе! Андор не боится вас!
   Ответом был яростный вой. Несколько  дротиков  воткнулось  у  ног  Джара.
Прозвучало грозное "яррх!" и в притаившихся врагов полетело  их  же  оружие.
Аркха схватил Джара за руку и увлек в густой  непролазный  кустарник.  Здесь
дротики врагов были им не страшны.
   Хароссы затихли. Наверное, они придумывали, как лучше выгнать беглецов из
чащи. Проникнуть туда они пока не решались. Вдруг на головы юношей посыпался
град крупных камней - очевидно, хароссы собрали их в скалах. Джар уже  хотел
выскочить из кустов, но Аркха, улыбаясь, жестами предложил ему снять меховую
рубашку. Еще не догадываясь, в чем смысл затеи товарища,  андор  подчинился.
Аркха стал набивать рубашку ветвями, отламывая их у ближайших кустов. Вскоре
Джар с Аркхой сидели на  корточках,  прикрывшись  этим  своеобразным  щитом.
Когда  новый  град  камней  посыпался  сверху,  они  не  удержались,   чтобы
насмешливыми криками не известить врагов о своей неуязвимости...
   Наступила томительная тишина. Джар с тревогой поглядывал  вокруг,  ожидая
новой каверзы хароссов. Вдруг  он  вздрогнул:  сквозь  ветви  кустарника  он
увидел языки жадного пламени. Их собирались выкурить отсюда огнем! Надо было
как можно быстрее уходить! Он уже  приготовился  бежать,  схватив  Аркху  за
плечо,  но  вовремя  заметил  впереди  наконечники   дротиков   притаившихся
хароссов.  Враги  хотели  на  открытой  лужайке  перебить  их,  как   глупых
перепелок. Значит, нужно пробиваться сквозь пламя - там меньше врагов.  Джар
бросился с темнокожим юношей сквозь кустарники к скалам.
   Когда беглецы выскочили из густых зарослей, они неожиданно наткнулись  на
юную харосску.  Она  держала  в  руках  пылающую  ветвь,  которой  поджигала
кустарник. Желтоватые змейки огня  разбегались  в  разные  стороны.  Беглецы
поняли - промедли они еще немного, и им бы не вырваться из горящих кустов.
   Девушка  не  видела,  как  из   пылающих   кустов   выскочили   люди.   С
сосредоточенным видом она продолжала свое  занятие.  Джар  взмахнул  тяжелой
палицей - сейчас одним врагом будет  меньше!  Харосска  повернула  голову  и
увидела Джара. В ее чуть выпуклых глазах  сверкнула  радость.  Палица  Джара
медленно опустилась на землю...
   Вдруг  девушка  тревожно  вскрикнула.  Джар  стремительно  обернулся,  не
выпуская из рук палицы. Харосс с  перебитым  носом  снова  был  здесь  -  он
выглядывал из-за кустов, целясь в Джара дротиком. Джар успел  пригнуться,  и
дротик со свистом пролетел над его головой. За спиной харосса появились  его
соплеменники. Джар и Аркха что было сил  припустились  к  скалам.  Кусты,  в
которых они недавно прятались, пылали жарким  пламенем.  Густой  черный  дым
медленно полз по саванне, вызывая смятение среди ее обитателей...
   Глава 52. Снова один
   Тонкий аромат цветов защекотал Джару ноздри. Он чуть  приоткрыл  глаза  и
встретил улыбающийся взгляд Аркхи. Темнокожий юноша  сидел  на  корточках  и
плел венок из сорванных цветов. Только теперь Джар увидел у  себя  на  груди
изображение неба и солнца, сложенное из лепестков. Джара поразило  сочетание
красок, умело подобранных Аркхой.
   Молодой  андор  лежал  не  шевелясь  -  ему  было  жаль  разрушить  столь
необыкновенный рисунок.
   "Это знак дружбы!" - подумал он.
   Закончив плести венок, темнокожий юноша украсил им голову андора и  стал,
радостно улыбаясь, прищелкивать пальцами. Джар закивал  головой,  показывая,
что  ему  приятно  внимание  товарища.  Неожиданно  став  серьезным,   Аркха
осторожно собрал лепестки с груди андора и  осыпал  ими  его.  Затем  жестом
пояснил, что теперь можно подняться. Джар быстро встал, он снова вспомнил  о
хароссах.
   Вчера беглецы успели первыми достичь скал. Всю ночь андор караулил, чтобы
дать возможность товарищу подкрепиться сном, лишь под утро Аркха сменил его.
Джар выбрал самую высокую скалу, стоявшую в стороне от других и удобную  для
обороны. На вершине скалы было множество камней различной величины. Это было
на руку беглецам: камни - хорошее оружие для  защиты.  Позади  скалы  бурлил
пенистый поток, неся быстрые воды в озеро.
   Когда хароссы, подбадривая друг друга, попытались взобраться на скалу, их
встретил град камней. Жители озер тоже начали было кидать камни в  беглецов,
но вскоре поняли невыгодность своего положения. И все же они отступили  лишь
после того, как Джар ранил одного из нападающих. Последним скрылся харосс  с
перебитым носом.
   Прошла ночь. Джар не очень доверял временному затишью:  он  был  убежден,
что враги еще здесь и украдкой наблюдают за ними. Осажденным хотелось  есть,
но спуститься со скалы они не решались, понимая, что хароссы только и  ждут,
когда голод вынудит  их  покинуть  свое  убежище.  А  убежище  действительно
оказалось неприступным: с одной стороны их охранял бурный поток, с другой  -
отвесная стена скалы.
   Хароссы не показывались. Джар огляделся: вдали чернела  степь,  опаленная
пожаром. У самого горизонта кое-где еще клубился дым. Лишь подле скал  огонь
пощадил растительность, пестрый ковер цветов радовал глаз.
   "Аркха не должен был спускаться за цветами!" -  подумал  юноша:  "Хароссы
могли убить его!"
   Джару хотелось, чтобы враги, наконец, появились - неизвестность была хуже
всего... И словно отвечая его  желаниям,  из-за  ближайшей  скалы  выскочили
хароссы. Впереди, громко крича, бежала  юная  харосска.  За  ней  следом,  с
копьем в руке, несся юноша с перебитым носом. Добежав до скалы, где укрылись
беглецы, девушка в отчаянии заломила руки. Ее хриплый голос повторял одно  и
то же:
   - Хэ-харра, Хэ-харра!..
   Джар вскочил на ноги - ему показалось, что харосска просит о защите, - но
тут же в нерешительности остановился. А  что,  если  это  хитрость  коварных
врагов? Он так и не успел принять никакого решения.  Все  произошло  быстро.
Настигнув девушку, харосс пронзил ее копьем.  И  тут  Джар  не  выдержал,  с
громким криком "яррх!" он стремительно бросился вниз.
   При  виде  Джара,  который  появился  перед  ним,  как  само   возмездие,
перекошенное злобой лицо харосса побледнело, и он кинулся под  защиту  скал.
Джар пустился за ним в погоню. Всего на несколько мгновений харосс  опередил
его, достиг вершины скалы и  стал  оттуда  осыпать  молодого  андора  градом
камней. Джар быстро спрятался за каменный выступ. Тут только он понял, какую
совершил ошибку: Аркха остался один, и теперь хароссы начнут  осаждать  его!
Надо как можно скорее расправиться с врагом и прийти на помощь товарищу!
   Джар высунул из-за выступа конец палицы. Тотчас же в нее полетели  камни.
Джар повторил свой маневр. Затем укрепив палицу так, чтобы она  была  видна,
он осторожно стал спускаться вниз. Харосс продолжал  с  ожесточением  кидать
камни в то место, где, как он предполагал, скрывается Джар.
   Тем временем молодой андор  проворно  вскарабкался  на  вершину  соседней
скалы и, радуясь, что его хитрость удалась, выкрикнул боевой  клич  племени.
Юноша с перебитым носом мгновенно обернулся, лицо его исказилось от  страха,
он быстро вскинул копье. Джар  понял,  что  снова  допустил  промах:  криком
предупредил врага. Нельзя было терять ни секунды! И он прыгнул,  как  сокол,
который бьет свою добычу налету.  Для  противника  этот  смелый  прыжок  был
полной неожиданностью, он попятился, не удержался на ногах и с пронзительным
воплем свалился вниз...
   С вершины каменной глыбы Джар  увидел  покинутую  им  скалу,  на  которой
мужественно сражался  Аркха.  Сердце  Джара  сжалось  от  страха  за  судьбу
товарища. Схватка происходила уже на самой вершине. Стоя  спиной  к  бурному
потоку, темнокожий юноша отбивался копьем от наседавших  врагов.  К  счастью
для Аркхи, маленькая площадка не умещала всех хароссов. Он вел бой только  с
двумя воинами. Удачным ударом Аркха поразил насмерть  одного  из  них.  Джар
возликовал; он хотел было спуститься, чтобы прийти Аркхе на помощь, но вдруг
заметил, что на каменной площадке появился еще один  харосс  -  ему  удалось
каким-то образом подняться на скалу со стороны потока.
   Джар громко закричал, желая предупредить товарища об угрозе с тыла. Аркха
быстро повернулся к новому противнику, и не успел тот пустить в ход  оружие,
как Аркха с гневным криком обхватил его руками и вместе  с  ним  бросился  в
ревущий под скалой поток.
   Из груди Джара вырвался крик ужаса. Кипящий водоворот подхватил людей, не
давая им приблизиться к берегу. Первым исчез в пенящихся волнах  харосс,  но
вот и курчавой головы Аркхи не стало видно на поверхности.
   Джар понял: у него нет  больше  товарища  и  в  этом  повинны  хароссы  -
свирепые жители тростниковых озер. Ярость сводила ему челюсти, он  скрежетал
зубами. Он должен отомстить!
   Прихватив палицу, Джар стал быстро спускаться со скалы. Хароссов нигде не
было. Джар кинулся  на  поиски  их  и  вскоре  увидел  врагов,  бредущих  по
выгоревшей саванне в сторону озера. Их было только трое. С развевающимися по
ветру вихрами, с поднятой палицей молодой андор,  как  разъяренный  леопард,
помчался вслед за хароссами. С его уст срывались бессвязные угрозы. Юношу не
пугало, что врагов было больше.  Только  их  смерть  могла  искупить  смерть
Аркхи!
   Хароссы, заметив,  что  Джар  их  преследует,  остановились,  возбужденно
переговариваясь. Вероятно, вид андора устрашил их. Они кинулись  врассыпную.
Джар сразу сообразил, какую  они  совершили  ошибку,  не  встретив  его  все
вместе.
   В несколько прыжков нагнал он ближайшего к нему  харосса.  Тот  попытался
оказать сопротивление, но вскоре был опрокинут наземь сильным ударом палицы.
Второй харосс сопротивлялся упорно; он,  как  загнанный  зверь,  метался  из
стороны в сторону, угрожая молодому андору копьем  и  даже  нанес  несколько
неопасных  ударов.  На  теле  Джара  показалась  кровь.  Тогда  юноша   стал
осторожнее вести бой, опасаясь неожиданного выпада. Харосс хитрил, он  делал
обманные движения. Неожиданно он подпрыгнул и что  было  сил  метнул  копье.
Если бы не палица, которая приняла удар, оружие харосса пронзило  бы  юношу.
Догнав обратившегося в бегство  противника,  Джар  поразил  харосса  его  же
копьем.
   Оставался еще один враг, который бежал без оглядки, воспользовавшись тем,
что андор бьется с его соплеменниками.
   Глубокие царапины, полученные Джаром в поединке, болели. Он устал. Однако
он решил догнать последнего оставшегося в живых харосса и помчался вслед  за
врагом. Расстояние между ними быстро  сокращалось,  и  вдруг  Джар  узнал  в
преследуемом хароссе девушку с венком из белых  цветов.  Поняв,  что  ей  не
убежать, она остановилась, держа копье наготове. Джар взмахнул  палицей,  но
вдруг заметил, как дрожит копье в руках девушки.  Во  взгляде  харосски  был
страх, мольба о жизни... Опустив палицу к ногам, Джар горделиво выпрямился:
   - Андоры сильнее хароссов! - Подняв руку, Джар указал в сторону озера.  -
Иди!
   Жест юноши был более понятен харосске, чем его слова. Встрепенувшись, как
птица, которая снова обрела крылья, девушка со всех ног кинулась  к  родному
становищу. Джар глядел ей вслед, опершись на палицу.
   Он снова был один...
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЗОВ СЕРДЦА
   Глава 53. Призрак смерти
   Никогда на сердце у Джара не было так тяжело, как в эти минуты. Пустынная
выгоревшая степь издавала  непривычный  запах  гари.  Небосклон,  покрывшись
грозовыми тучами, из голубого превратился в темно-фиолетовый. Джар  подобрал
легкое харосское копье, положил на  плечо  массивную  дубину  и  зашагал  на
восток, откуда появлялось  солнце,  направляясь  в  места,  которые  недавно
покинул. Его манили пещеры. Юноше  казалось,  что  туда  обязательно  придут
соплеменники во главе с Булу.
   Гроза застала Джара в открытой степи. Дождь жестоко хлестал по  оголенной
спине, меховая рубашка сгорела во время пожара в кустарнике. Но об  этом  он
не печалился: до настоящих холодов было еще далеко; Джар был даже рад грозе.
Вспышки молний и удары грома иногда приводили его в трепет, но в то же время
разбушевавшаяся стихия отвлекала молодого андора  от  горестных  дум.  Гроза
походила на врага, с которым приходилось бороться.
   Когда из разорванных ветром туч наконец  выглянуло  солнце,  Джар  совсем
успокоился. Вспоминая о хароссах, он не испытывал к ним  особой  злобы;  ему
были понятны мотивы их поступков. Но о коварстве круглолицего юноши  племени
лархов он до сих пор не мог думать без гнева. Из-за него  Быстроногий  Олень
одиноко блуждает в бескрайних степях! Иногда, проходя мимо  высокого  куста,
Джар представлял себе,  будто  перед  ним  Лан,  круглолицый  юноша  племени
лархов. Он наносил растению такой удар палицей, что сломанные ветки взлетали
на воздух. Андор был уверен, что  обязательно  встретит  своего  обидчика  и
отомстит за все!..
   Уже несколько раз огненная черепаха выползала  из-за  горизонта  и  снова
скрывалась за ним, а  Джар  все  шел  по  саванне.  Выгоревшая  степь  давно
сменилась душистым морем разнотравья с живописными островками деревьев.
   Легкое копье заменяло Джару дротик. В еде недостатка не было. Чаще  всего
он охотился ",на мелкую дичь - птиц и грызунов.
   На ночь юноша обычно устраивался на дереве в небольших  рощицах.  Он  был
рад, что шел не через мрачный душный лес, а по просторной, залитой солнечным
светом саванне.
   Лес хоронился где-то совсем близко, в гигантской лощине. Нередко в  степь
забредали его обитатели: великаны лоси,  иногда  в  ветвях  кустов  мелькали
шустрые белки.
   Тоска по родному племени не покидала  юношу.  Охотники  иногда  совершали
далекие походы и в одиночку, но всегда их согревала  надежда  благополучного
возвращения в родное становище. Слова мудрого Маюма  о  том,  что  изгнанник
может вернуться, разыскав Булу, вселяли силы в молодого андора.
   Однажды, когда степь купалась в янтарных лучах  заходящего  солнца,  Джар
заметил в воздухе парящих чаек. При виде  крылатых  вестников,  оповещавших,
что близко река, сердце юноши забилось сильнее. Еще сильнее  оно  застучало,
когда в  тишине  наступающего  вечера  он  услыхал  далекие  звенящие  звуки
собачьего лая. Джару страстно захотелось как можно быстрее достичь  знакомых
мест, но мягкие сумерки окутали землю, и юноша  понял,  что  сегодня  он  не
увидит мутных вод реки. Он направился к ближайшей роще.
   Выбрав дерево повыше, Джар  начал  устраивать  на  развилке  его  прочных
сучьев небольшое гнездо, в котором решил провести ночь. В  сумеречном  свете
белели хлопья тумана, будто опустившиеся на землю облака. Неподалеку от рощи
начинался глубокий овраг, на его склонах среди  кустарника  виднелись  кроны
низкорослых деревьев.
   Непонятно почему, Джар вдруг ощутил странную тревогу. Юноша несколько раз
покидал свое ложе и,  взобравшись  на  самую  верхушку  дерева,  внимательно
оглядывал все вокруг. Далеко в степи темнели фигуры пасущихся лошадей, но не
они, конечно, вызывали ощущение опасности. Джар  попытался  успокоить  себя:
ночь он проведет на дереве, а с первыми лучами солнца исчезнут и страхи.  Из
предосторожности палицу и копье он поместил на  ближайшей  развилке  ветвей.
Долго не мог он заснуть, прислушиваясь к шорохам. Но усталость  брала  свое:
дремота, а потом и сон овладели им.
   Долго ли  он  проспал,  Джар  не  знал.  Что-то  внезапно  заставило  его
проснуться. Яркий серп луны, будто крыло огненной птицы,  застыл  на  черном
бархате неба. Легкий ветерок  шевелил  листья.  Джар  чуть  приподнялся,  он
чувствовал, что рядом притаилось какое-то живое существо.
   Неужели опять хароссы? Но едва он успел  подумать  об  этом,  как  в  нос
ударил острый звериный запах.
   Джар не успел вскочить - перед ним на качающейся  ветви  появился  темный
силуэт зверя: леопард!.. Приоткрыв пасть, хищник  чуть  слышно  рычал.  Сама
смерть в образе пятнистого зверя глядела юноше в глаза. Джар содрогнулся  от
страха - ему была известна ловкость и сила этих  кровожадных  кошек.  Хищник
готовился к прыжку. Не успев схватить оружие, юноша молниеносно выскочил  из
гнезда и тенью скользнул вниз  по  стволу  дерева.  С  характерным  рычанием
"харр!", походившим на кашель, леопард прыгнул вслед за человеком...
   Все, что произошло дальше, можно было измерить одним вздохом. Как ни  был
проворен хищник, но Джар еще быстрее кинулся ему навстречу, пытаясь схватить
зверя за загривок и придавить к земле.  И  все  же  пятнистая  кошка  успела
вскочить на задние лапы. Джар не растерялся и руками обхватил шею  леопарда.
Тот вертелся, шипел, брызгал слюной, пытаясь вырваться. Юноша знал, если это
случится, он погиб. Неожиданно зверь стал валиться назад - он  норовил  лечь
на спину и пустить в ход страшные когти задних лап. Джар  напряг  все  силы,
чтобы не дать ему возможности сделать это. Хищник с яростным мяуканьем начал
передними лапами рвать грудь юноши.
   Нестерпимая боль пронзила Джара, но он не  выпускал  шею  зверя.  Леопард
хрипел, задыхался  и  все-таки  продолжал  царапать  тело  человека.  Пелена
застилала Джару глаза, но  он  из  последних  сил  продолжал  сжимать  руки.
Наконец, оба они, человек и зверь, бездыханные, упали в густую траву.
   Через некоторое время юноша пошевелился и чуть приподнял голову.  Леопард
лежал недвижимо, вытянув лапы, - он  был  мертв.  Джар,  оставляя  за  собой
кровавый след, пополз к  дереву.  Делал  он  это  инстинктивно,  как  тяжело
раненные звери, которые стремятся укрыться в надежном месте.
   Но, не достигнув дерева, юноша потерял  сознание;  он  лежал,  уткнувшись
лицом в мокрую траву.
   Серый рассвет  наступившего  дня  застал  Джара  в  той  же  позе.  Туча,
походившая на шкуру плохо вылинявшего мамонта, принесла обильный дождь. Джар
со стоном перевернулся на спину и пришел в себя. Вода  охладила  воспаленное
тело  юноши.  Приоткрыв  рот,  он  с  жадностью   глотал   дождевые   капли.
Почувствовав небольшой прилив сил, Джар пополз  к  дереву.  Из  ран  хлынула
кровь. Со слабым стоном Джар снова лишился чувств.
   Ветер погнал тучу дальше к северу. Брызнувшие из  солнечного  ковша  лучи
пробудили природу. Зазвенели голоса птиц.  Все  живое,  что  ночью  таилось,
ожило, задвигалось, как бы торопясь наверстать упущенное время.
   Труп  леопарда  облепили  крупные  зеленые  мухи,  назойливо  жужжа,  они
кружились и над Джаром. Темным облаком опустилась на дерево стая ворон.  Они
пока еще не решались приблизиться к леопарду: даже  мертвый,  он  внушал  им
страх. Более смелые вороны перелетели с дерева на ближайшие кусты и, склонив
головы набок, возбужденно каркали.
   Послышалось хлопанье крыльев, и над леопардом  закружил  гриф.  Он  смело
опустился на  труп.  Ободренные  примером  более  сильного  собрата,  вороны
последовали за ним.
   Весь день вокруг Джара раздавалось сварливое карканье и хлопанье крыльев.
Даже в беспамятстве он шевелил руками, как бы отгоняя от  себя  воображаемую
опасность, и вороны подозрительно косились в сторону  человека.  Лишь  когда
наступили сумерки и раздались совсем близко  вопли  гиен,  крылатые  хищники
исчезли.
   Три гиены с жадностью набросились на останки леопарда, а покончив с  ним,
обратили внимание и на  человека.  Осторожно,  отскакивая  всякий  раз,  как
только человек начинал шевелиться, они стали медленно приближаться  к  нему.
Но вдруг гиены застыли наместе: вечернюю тишину нарушил вой волков.
   Чуткие  уши  гиен  услышали,  что  волки  мчатся  сюда.  Лучше   убраться
подобру-поздорову! Ломая  на  пути  кустарник,  истерически  завывая,  гиены
неуклюжим галопом унеслись прочь.
   По-видимому, их вопли привели в себя  Джара.  Юноша  с  трудом  приподнял
отяжелевшую голову. Сердце сжалось от  предчувствия  близкой  беды.  Неужели
новая опасность угрожает ему? Взглянув на  белеющие  неподалеку  обглоданные
кости, он вспомнил свою схватку с леопардом. Джар попытался встать,  но  ему
не удалось. Он потерял много крови и очень ослаб. Бессильно опустился он  на
землю.
   Ветви кустов раздвинулись, и из них показались  лобастые  головы  волков.
Вот, значит, кто напугал гиен!.. Джар с ужасом почувствовал,  что  не  может
сдвинуться с места. Волки молча окружали  его.  И  только  неугасимая  жажда
жизни заставила юношу из последних сил крикнуть "яррх!"...
   Голос человека смутил волков. Они на мгновение  замерли,  потом  уселись,
высунув ярко-красные языки. Но самый дерзкий из них - волк с рваным  ухом  -
опустился на брюхо и пополз к человеку. Джар узнал в  нем  своего  недавнего
знакомого - Рваное Ухо, что упорно преследовал его у реки.  Из  пасти  зверя
торчали желтые сломанные клыки. Старого хищника одолела  икота,  он  давился
густой слюной, предвкушая скорую развязку.
   "Победить леопарда и погибнуть в  слюнявой  пасти  волка!"  -  с  горечью
подумал Джар.
   Набрав побольше воздуха в легкие, юноша еще раз издал призывный клич.  Но
волк продолжал ползти, он был уже  совсем  близко,  человек  чувствовал  его
зловонное дыхание. Что делать? Голодного  хищника  не  остановишь  криком!..
Джар инстинктивно прикрыл рукою горло, сделал  последнюю  отчаянную  попытку
подняться и снова в изнеможении упал на спину... Теперь все кончено!..
   Но Рваное Ухо почему-то медлил.  До  Джара  донеслось  свистящее  дыхание
зверей.  Опираясь  на  локти,  юноша  приподнялся.  Ноздри  серых   хищников
трепетали, с силой втягивая воздух. Казалось, волки  наслаждаются  ароматами
ночи. Но Джар понял: хищники почуяли опасность.  Горящие,  как  угли,  глаза
зверей потускнели. Рваное Ухо и его собратья с опаской поглядывали в сторону
саванны.
   Джар не шевелился. Никогда за всю свою  жизнь  он  не  подвергался  такой
опасности, как сейчас!.. Хароссы и то не были так страшны...
   И вдруг будто могучий вихрь разметал волков в разные стороны.  Лишь  один
замешкался, и на него из кустов бросился похожий на  волка  серый  зверь.  С
яростным рычанием они сцепились и покатились по земле. Но в этот  момент  из
кустов выскочил еще один огромный хищник. При виде его волк  оставил  своего
противника и попытался улизнуть.  Но  огромный  зверь  легко  настиг  его  и
прикончил ударом  лапы.  По  яростному  громоподобному  реву  Джар  узнал  в
гигантском хищнике пещерного льва...
   Глава 54. Четвероногие друзья
   Джар не верил своим глазам: на морде серого зверя,  который  схватился  с
волком, он разглядел хорошо знакомое белое пятно. Тунг! Верный  пес  с  ним!
Теперь ничего не страшно! А лев?.. Неужели Аму! Ну конечно он!
   Как сквозь сон, Джар  чувствовал  прикосновение  мягкого  горячего  языка
Тунга, лизавшего его лицо. Но вот Тунг отбежал, и юноша услышал яростный лай
собаки и недовольное ворчание льва. Пес прыгал перед Аму, не подпуская его к
своему другу. Лев недовольно отмахивался лапой от наседавшего Тунга. Видимо,
ему хотелось подойти поближе к лежащему человеку...
   Впервые  за  много  дней  Джар  заснул  спокойно.  У  ног  его,  охраняя,
расположился верный пес. Проснулся Джар от ворчания льва: Аму  трогал  лапой
убитого волка. Взяв волка в пасть, он куда-то утащил  его.  Вернувшись,  Аму
призывно замяукал, но видя, что пес не следует за ним, скрылся в кустах.
   Мягко светился серебристый рог луны. Из рощи веяло росистой  свежестью  и
влажными запахами деревьев и трав.
   Джару казалось, что с каждой минутой в нем прибывают силы.  Он  лежал  не
шевелясь - боялся, как бы снова не разболелись раны.
   Под утро, когда небо начало розоветь, появился Аму.  Он  держал  в  зубах
олененка. Пока  лев  насыщался,  пес  глухо  ворчал,  нетерпеливо  помахивал
хвостом, не приближаясь к Аму.  Но  как  только  лев  после  сытной  трапезы
растянулся в кустах,  пес  мгновенно  очутился  возле  олененка  и,  схватив
большой кусок мяса, вернулся к Джару. Юноше хотелось есть, несколько раз  он
обращался, к собаке. Заслышав голос человека. Тунг внимательно смотрел в его
сторону, но тотчас же вновь принимался за еду.
   "Он не понимает речи андоров, -  с  сожалением  вздохнул  юноша.  -  Даже
маленький Хуог и тот быстро выполнил бы любую просьбу!.."
   Когда Тунг, облизываясь, улегся возле его ног,  Джар  потянулся  к  куску
недоеденного мяса. К его удивлению и радости, сделать это оказалось  не  так
уж трудно - жизнь быстро возвращалась к юноше. Джару  хотелось  пить.  Он  с
жадностью слизывал прохладные капли утренней росы, обильно смочившей траву.
   Солнечный день словно отражал радужное настроение Джара. Радость  встречи
с четвероногими друзьями на  время  заглушила  его  тоску  по  людям.  Он  с
интересом разглядывал Тунга и Аму.  Пес  возмужал,  вырос;  это  был  теперь
широкогрудый, лобастый зверь, по силе не  уступавший  волку.  Вырос  и  лев,
шерсть его с возрастом потемнела. С грустью вспомнил  Джар  Аркху  -  хорошо
было бы дружить вчетвером!..
   Тунг вывел юношу из задумчивости. Он прыгал вокруг Джара, оглашая  воздух
звонким лаем. Казалось, радости пса не будет конца.  Как  в  былые  времена,
когда он был еще щенком, Тунг ткнулся носом в колено Джара и, призывно  лая,
помчался в кустарник, как бы  приглашая  человека  последовать  за  ним.  По
дороге пес, играя, куснул спящего льва и понесся дальше.
   Джар улыбался. Он чувствовал себя счастливым: он был не одинок,  он  имел
надежных четвероногих друзей! Через день-другой  он  вместе  с  ними  сможет
продолжать путь! Раны, нанесенные леопардом, не  такие  уж  страшные  -  они
быстро заживут. И, как всегда, когда его переполняли  чувства,  Джар  громко
прокричал свое любимое "яррх".
   Он не подозревал, что этот хорошо знакомый Тунгу возглас спас  его  вчера
от смерти. В тот момент, когда волки готовились наброситься на  Джара,  клич
молодого охотника был услышан чутким псом...
   Тунг, выпрыгнув из кустов, снова подскочил к Аму, ухватил его за гриву  и
принялся бесцеремонно тормошить. Лев нехотя  поднялся,  зевнул.  Взгляд  его
остановился на юноше, и он стал медленно приближаться к нему... Узнал он или
не узнал Джара?..
   - Желтогривый Аму! Это я, Быстроногий Олень, твой Старший Брат! - крикнул
Джар.
   Наперерез Аму мчался Тунг, грозно скаля зубы. Но опасения верного пса  на
этот раз оказались напрасными. Услышав знакомый  голос,  лев  уселся  против
человека, высунув кончик розового  языка.  Желтые  глаза  хищника  почему-то
напомнили Джару глаза старого Маюма, когда тот беззвучно смеялся. Сейчас Аму
был сыт. Может быть, он вспомнил логово и  человека,  который  приносил  ему
когда-то пищу?..
   Еще два дня провел Джар под тенью  гостеприимного  дерева.  Неподалеку  в
лощине протекал ручей. К нему перед восходом и закатом  солнца  отправлялись
все трое. Джар чувствовал себя почти здоровым.  На  местах  царапин  темнели
подсохшие струпья.
   Из челюсти леопарда Джар выбил камнем  клыки  и  присоединил  их  к  зубу
Мохора, который носил на тонком ремешке. Он с гордостью вспоминал  о  победе
над пятнистым  хищником.  Жаль,  что  соплеменники  не  могли  знать  о  его
торжестве!
   Прошло несколько дней. Джар  вполне  освоился  с  обществом  Кровожадного
Брата. Аму был опасен только во время еды и, пока не наедался, никого к мясу
не допускал. В остальное время  лев  не  выказывал  враждебности.  Юноша  не
обижался на жадность хищника.
   "Таков обычай племени Кровожадного Брата", - думал он.
   Все трое были сыты - пищи  хватало!  Охотились  они  сообща.  Обычно  это
происходило так. Аму прятался в  кустарнике.  Тунг  громким  лаем  вспугивал
животное и вместе с  Джаром  гнал  его  на  льва.  Если  тому  не  удавалось
настигнуть добычу в несколько  прыжков,  лев  возвращался  в  засаду,  глухо
ворча. В такие минуты Джар старался не попадаться ему на глаза...
   Один за другим проходили дни этой необычной для Джара жизни. Человек, лев
и собака передвигались по степи  не  торопясь,  разыскивая  источники  воды:
ручьи, небольшие овраги, заполненные дождевой водой. Изредка они выходили  к
полноводной реке - той самой, в верховьях  которой  располагалось  становище
андоров. Шли медленно еще и потому, что Аму имел привычку не покидать место,
где им была растерзана  крупная  добыча,  до  тех  пор,  пока  она  не  была
полностью съедена.
   И все же  иногда  случалось,  что  все  трое  ложились  спать  с  пустыми
желудками. Тогда Джар предпочитал выбирать  место  для  отдыха,  недоступное
льву: на дереве, на скале. В такие минуты пристальный взгляд Аму  не  внушал
человеку доверия. И Тунг на время куда-то исчезал... К счастью, за  тридцать
лун, которые они провели вместе, Джар помнил всего лишь два таких  тревожных
дня...
   Не доставляли  юноше  особенного  удовольствия  и  игры,  затеваемые  его
спутниками. Джар нередко наблюдал, как забавляются животные.  Ему  нравились
грациозные  движения  резвящихся  антилоп,  неуклюжая  возня  медведей.   Но
наблюдать игры зверей - одно, а самому участвовать в них - совсем другое!
   Вечерами, когда спадал зной  и  не  нужно  было  охотиться,  Тунг  и  Аму
затевали шумную возню. Они гонялись друг за другом, состязаясь в ловкости  и
быстроте бега. Обычно 'Тунг выходил победителем. Собака мчалась с  быстротой
ветра и звонко лаяла. Нередко звери устремлялись  к  Джару,  державшемуся  в
стороне, как бы приглашая  его  принять  участие  в  их  забавах.  Юноша  не
решался: он знал, что человек уступает хищникам в быстроте бега и что ему не
избежать  наскоков  льва.  А  если  это  случится,  может  произойти   самое
непредвиденное!..
   Глава 55. Пришла зима
   Джар с грустью наблюдал, как дни становились короче. Не за горами тяжелые
месяцы ледяных стуж. Они были трудны  и  в  родных  пещерах,  но  будут  еще
труднее в одиночестве... И вот однажды в пасмурный день Джар  заметил  вдали
столб дыма. Он не  сомневался  -  это  мог  быть  только  костер,  зажженный
человеком!
   Много сил пришлось потратить Джару на то, чтобы лев и пес в необычное для
них время покинули кустарник. Первым бросился догонять  юношу  верный  Тунг.
Вскоре все трое мчались к дымящему костру.
   Джар уже различал сидящих у огня людей. Их было трое. Вдруг они  вскочили
на ноги и, прикрывая ладонью глаза, стали внимательно вглядываться:  человек
в  сопровождении  зверей  -  необычное  зрелище!  Трое  у  костра   кричали,
возбужденно  размахивали  руками,  потом,  охваченные  ужасом,  бросились  к
темнеющему вдали лесу. Один из убегавших незнакомцев напоминал  круглолицего
Лана; Джар застонал от охватившей его ярости,  так  ему  захотелось  догнать
коварного ларха.
   Теперь, после встречи с лархами и хароссами, Джар не ждал от людей чужого
племени дружбы. С воинственным кличем "яррх!" он мчался по саванне,  ухватив
за гриву Аму. Убегавшие то и дело оглядывались: им  никогда  не  приходилось
видеть, чтобы звери и человек действовали заодно. Беглецы успели скрыться  в
лесу раньше, чем Джар, Тунг и Аму достигли опушки. Юноша  рвался  продолжать
преследование, он пылал жаждой мести. Но Аму почему-то не  захотел  войти  в
темный лес. Джару ничего не оставалось, как вместе с четвероногими  братьями
вернуться в степь.
   Этой ночью было особенно неуютно, не переставая шел дождь.  Джар  устроил
себе из веток шалаш в небольшой роще. В шалаш к нему забрался и Тунг. Плотно
уложенные ветки почти не пропускали  дождь.  Но  среди  ночи  это  непрочное
укрытие рухнуло. Джар стал поспешно выбираться из-под мокрых  ветвей.  Дождь
хлестал немилосердно, все вокруг тонуло в  сизой  мгле.  Подле  разрушенного
шалаша Джар увидел Аму. По-видимому, льву тоже захотелось укрыться в  шалаше
от дождя, и он случайно завалил его.
   Остальную часть ночи Джару пришлось провести  поддеревом.  К  утру  дождь
прекратился. Когда рассвело, юноша с удивлением увидел, что степь из  желтой
превратилась в серебряную. Омытые дождем растения  оледенели.  С  появлением
огненной черепахи лед растаял, и степь приняла обычный вид. В пасмурные  дни
все чаще стали  появляться  посланцы  зимы  -  в  воздухе  порхали  пушистые
снежинки.
   Джар понял: нужно идти к пещерам, где он когда-то побывал, и там пережить
холодное время.
   Нужно было торопиться. С  каждым  днем  становилось  все  холоднее.  Джар
жалел, что вовремя не запасся новой меховой  одеждой.  Но  терять  время  на
выделку шкуры и изготовление одежды  он  не  мог:  боялся,  что  зима  может
застать его далеко от пещер.  Сытая,  обильная  пища  поддерживала  силы,  а
снятая наспех с убитого оленя шкура спасала ночью от холода.
   И вот наступил наконец долгожданный день: вдали засинели знакомые  скалы.
С замирающим сердцем приближался к ним Джар - в нем  еще  теплилась  надежда
найти там охотника Булу. И снова его ждало разочарование; людей в пещерах не
оказалось. Но и без них каменное жилище показалось Джару надежным и  уютным.
К его удивлению, два смежных грота пустовали: не было ни гиен, ни  медведей.
В одном из них поселился он  с  Тунгом,  в  другом  -  Аму.  Получилось  это
случайно: как только у входа в пещеру запылал огонь, лев испуганно  зафыркал
и поторопился убраться в соседнее помещение. Чтобы Аму не  смущали  отблески
пламени, Джар заложил камнями щель,  соединяющую  гроты.  Охотились,  как  и
раньше, все вместе. Тунг нередко навещал льва в его жилище,  но  предпочитал
находиться рядом с Джаром:  степная  собака  давно  привыкла  к  костру,  ей
нравилось тепло очага.
   Пришла зима с ветрами, снегопадами, и у Джара оказалось много  неотложных
дел. Нужно было  запастись  топливом,  пошить  одежду,  изготовить  каменные
орудия. Особенно много времени отняла одежда. Ему немало пришлось повозиться
со шкурой убитого оленя, прежде чем получилась сносная меховая рубашка. Все,
начиная с обработки шкуры и кончая  изготовлением  костяного  шильца,  юноше
пришлось делать самому. Он не раз вспоминал соплеменниц, которые  так  ловко
справлялись со всеми этими делами.
   Земля надолго укуталась в белое покрывало.  Снег  лежал  ровным  пушистым
слоем. Джар облачился в новую меховую  рубашку.  Тунг  и  Аму  тоже  сменили
летнюю одежду на зимнюю - их мех стал более густым, теплым. Иногда казалось,
что жизнь замерла в зимнем безмолвии. Но молодой охотник знал,  что  это  не
так! Хотя многие животные откочевали в теплые края, хотя звонкие голоса птиц
и крики зверей слышались редко, все же для обитателей пещеры  добыча  всегда
находилась.
   С наступлением зимы Джар тосковал сильнее. С  особым  рвением  брался  он
теперь за любое занятие: будь то изготовление каменных  орудий,  палицы  или
набивание чучела зверя для обрядной охотничьей пляски. Общество четвероногих
друзей уже не могло заменить юноше людей. Все чаще и острее ощущал  он  свое
одиночество.
   Пока они передвигались по степи, новизна обстановки, в которую он  попал,
находясь в компании Аму и Тунга, развлекала его,  не  давала  тосковать.  Но
сейчас его особенно угнетало, что не с кем было перемолвиться словом. Сидя у
костра, юноша глядел во внимательные коричневые глаза Тунга,  и  ему  иногда
казалось, что пес понимает его, только не умеет ответить на  языке  андоров.
Если бы рядом с Тунгом сидел еще маленький  Хуог  и  Джар  мог  бы  услышать
человеческую речь, он был  бы  счастлив!  Он  вспоминал  иногда  о  ребенке,
приемыше медведицы. Одно событие напомнило Джару о диком мальчике.
   Однажды под утро Аму с громким ревом выскочил из пещеры. Вскоре  раздался
шум схватки зверей. Когда Джар  вместе  с  Тунгом  добежали  до  места,  где
происходил поединок, все было кончено. На снегу  лежала  мертвая  медведица.
Аму, глухо рыча, справлял утреннюю трапезу.  Неподалеку  Джар  обнаружил  на
снегу следы подросших медвежат и среди них отпечаток ноги  ребенка.  Значит,
погибла медведица - приемная мать человеческого детеныша.  И  Джар  пожалел,
что ребенок лишился своей могучей покровительницы.
   Поиски Джара ни к чему не привели: по-видимому, дикий  мальчик  вместе  с
медвежатами убежал в лес.
   Молодой андор не любил подолгу сидеть в пещере. Быть может,  потому,  что
она слишком напоминала ему родное становище... Юноша охотно совершал походы,
иногда в обществе Тунга, иногда один. Аму предпочитал отсиживаться в пещере,
лишь голод выгонял его в заснеженную саванну.
   Вот и сегодня Джар шагал по свежевыпавшему снегу. Он направлялся к  самой
высокой скале, чтобы с ее вершины еще раз осмотреть окрестности. До сих  пор
не покидала его надежда  увидеть  вдали  своих  соплеменников,  бредущих  по
заметенной снегом саванне. Как только вернется тепло, он вместе с  Тунгом  и
Аму отправится на их поиски, а пока остается лишь ждать!..
   Джар не без труда взобрался на верхушку  скалы.  Лиловые  тени  легли  на
потемневшую в  предвечерних  сумерках  саванну.  Подмораживало,  но  меховая
одежда хорошо защищала  юношу  .от  холода.  Он  -  в  который  уже  раз!  -
внимательно оглядел все вокруг. На застывшей поверхности реки чернели  тропы
животных. Из лесу вышла семья лосей.  Впереди  -  могучий  бык.  Его  голова
увенчана широкими рогами. Из ноздрей животных струйками вырывался пар. Самец
настороженно поводил  ушами,  вскидывая  неуклюжую  голову.  Вдруг  вечернюю
тишину прорезал одинокий воющий  голос  зверя,  к  нему  присоединилось  еще
несколько голосов. Джар знал: покинув дневную лежку, отправились на промысел
волки. Он крепче сжал копье.
   Лоси испуганно захрапели и ускорили шаг. Из  кустарника,  прилегающего  к
заснувшей реке, выскочил волк. Съехав на брюхе с невысокого  обрыва,  хищник
устремился наперерез стаду. Снова Рваное Ухо! Джар узнал его. Волку  удалось
загородить тропу лосям. Самка с детенышами в  страхе  прижалась  к  быку,  а
лось-самец, чуть запрокинув голову, неожиданно .сошел с тропы и увел стадо в
глубокий рыхлый снег.
   Старый волк сел и, задрав морду, призывно завыл. Тотчас же из  кустарника
на простор заснеженной реки вырвались серые тени:  стая  волков  спешила  на
призыв матерого вожака.
   Джар сразу оценил маневр лося: длинноногие  животные  сравнительно  легко
передвигались в  рыхлом  снегу,  тогда  как  волки  тонули,  проваливаясь  в
сугробах. Но один из волков все-таки загородил лосям  дорогу,  и  лось-самец
смело  двинулся  ему  навстречу.  Волк,  барахтаясь   в   снегу,   попытался
увернуться. В воздухе мелькнули передние копыта лося,  и  Джар  услышал  два
глухих удара. Серый хищник с воем покатился в сторону.
   Дорога была свободна.  Вдруг  в  тылу  лосиной  семьи  раздалось  злобное
ворчание, и несколько волков завертелось среди  перепуганного  стада.  Лоси,
пересекая замерзшую реку,  устремились  за  самцом.  На  снегу,  сбившись  в
клубок, волки с яростным рычанием терзали свою жертву - лосенка, которого им
удалось вырвать из стада. Вскоре рычание смолкло - лосенок уже не шевелился.
   Джар слышал от охотников о жестоком обычае серых  хищников  расправляться
со своими ранеными собратьями. Сейчас он увидел это собственными глазами. От
группы волков отделилось два зверя,  они  затрусили  к  лежащему  в  сугробе
раненому волку. Обреченный волк жалобно заскулил. Они молча  набросились  на
него, тут же задушили, долго и злобно трепали труп  и  потом,  вернувшись  к
туше лосенка, вместе со всей стаей приступили к пиршеству.
   Джар  вскочил  на  ноги,  крепко  сжимая   рукой   копье.   Ведь   участь
растерзанного лосенка ждала его, когда он лежал раненый под деревом!  Теперь
он крепок, как молодой дуб, и отважен, как леопард.
   "Быстроногий Олень отомстит!" - решил Джар, быстро спускаясь со скалы.
   - Яррх! - крикнул он.
   Громкий крик человека заставил волков обернуться. Шерсть  их  вздыбилась,
оскаленные морды говорили о  намерении  отстаивать  свою  добычу.  Джар  еще
раньше приметил среди волков перепачканную кровью морду Рваного  Уха.  Зверь
нетерпеливо вертел головой, поглядывая то на человека,  то  на  растерзанную
жертву...
   Вдруг громоподобный рев поверг серых хищников в смятение. Волки вскочили,
торопясь выбраться на крутой берег реки. Вскоре их  злобный  вой  раздавался
уже далеко в степи. По чернеющей в снегу тропе мчался  огромный  зверь.  Его
ноздри вдыхали запах растерзанного лосенка. Крик, которым Джар извещал  льва
о начале охоты, был услышан Аму, и теперь он  спешил  сюда.  Джар  отошел  в
сторону, освобождая дорогу. Вслед за Аму, задрав хвост, мчался Тунг.
   Джар был доволен: с помощью  Аму  и  Тунга  волки  отогнаны.  Лосенок  не
достался серым хищникам!..
   Глава 56. Черноглазая охотница
   Джар лежал, вытянувшись на  могучей  ветви  дуба.  Внизу  журчал  ручеек,
пересекавший лесную поляну...
   Прошло много дней с той поры, как зацвела саванна и .он с  Тунгом  и  Аму
снова странствовал по ней.
   Сегодня утром юноше показалось, что над лесом вместе с туманом растаяли в
воздухе легкие волокна дыма. Оставив льва и собаку в кустарнике, Джар  долго
рыскал по лесу в надежде встретить соплеменников. Однако найти людей ему  не
удалось...
   Джар вздохнул и улегся поудобнее. Сквозь  листву  ярко  светила  огненная
черепаха. Пора было возвращаться в саванну...
   Он уже собирался слезть с дерева, как легкий шорох, раздавшийся в  кустах
подле ручья, заставил его насторожиться. Джар неслышно  раздвинул  ветви.  У
ручья стояла девушка. Ее стройную высокую фигуру покрывала одежда  из  шкуры
леопарда.  Темные  волнистые  волосы  незнакомки  перехватывал  ремешок,  за
который было засунуто белое перо цапли. В руках она держала легкое  копье  с
наконечником, сделанным из кости. Ее шею украшало ожерелье из ракушек.
   Девушка внимательно осмотрелась. Не увидев никого, она спокойно  вошла  в
воду и принялась обмывать ноги. Вдруг она негромко рассмеялась,  и  смех  ее
показался юноше милее, звонче, чем голос ручья.  Глаза  ее,  полные  мягкого
блеска, напоминали глаза молодой антилопы...
   Никогда еще Джара не охватывало чувство, подобное тому, что он  испытывал
сейчас! Ярче стали венчики цветов, громче защебетали птицы.  Статная  фигура
незнакомки чем-то напоминала отважную Ру.
   Юноша  затаил  дыхание,  боясь  спугнуть  незнакомку.  Кто  она?   Откуда
появилась? Где ее орда?
   Девушка выпрыгнула из ручья и тревожно оглянулась. "Она увидела меня?"  -
подумал Джар. Вдруг ноздри молодого  андора  уловили  незнакомый  запах.  Он
доносился из ближайших кустов, окружавших поляну. Джар напряжено вглядывался
в их неподвижную зеленую листву.
   Внезапно из кустов, что  находились  на  противоположной  стороне  ручья,
вышли три странных существа. Через мгновение еще несколько  появилось  и  по
эту сторону поляны. Незнакомая девушка оказалась в кольце этих  до  сих  пор
невиданных Джаром существ. Своим обликом они  походили  на  людей:  медленно
ковыляли на задних лапах, лишь изредка опираясь на переднюю, сжатую в кулак.
Остроконечные с маленькими ушами головы  их,  казалось,  не  соответствовали
крупным коренастым Пчелам, покрытым густой  серой  шерстью.  Они  не  носили
одежды, не имели оружия... Догадка осенила Джара - это  те  самые  существа,
которых Гурху с ватагой охотников повстречал однажды в степи! Маюм назвал их
дикими волосатыми людьми.
   Волосатых людей было десятка полтора. Они медленно окружили девушку...
   Джар был поражен выдержкой охотницы. Она стояла, не шевелясь, опершись на
копье. Лишь  побледневшее  лицо  выдавало  ее  волнение.  Огромный  самец  с
торчащими вперед желтыми зубами уселся на  корточки  возле  девушки  и  стал
что-то  ворчливо  бормотать.  Детеныши  волосатых  людей,   воспользовавшись
остановкой, принялись резвиться на  поляне.  И  неожиданно  среди  них  Джар
обнаружил мальчика - приемыша бурой медведицы!
   "Они приютили ребенка!" - удивился андор.
   Между тем вожак волосатых людей встал на  ноги  и  вырвал  копье  из  рук
девушки. Что-то гневно лопоча, он отбросил оружие в сторону.  Кажется,  пора
было вмешаться. Джар приготовился спрыгнуть с  дерева,  но  волосатый  вожак
повернулся и медленно заковылял к кустам. За ним двинулись и остальные.
   "Уходят!" - с облегчением подумал юноша.
   Но вдруг самка с детенышем на руках подошла к  незнакомке  в  леопардовой
шкуре. Девушка нагнулась за копьем, но в этот момент самка  ухватила  ее  за
руку и потащила  вслед  за  вожаком.  Девушка  отчаянно  сопротивлялась,  но
волосатое чудовище было значительно сильней.
   Гнев охватил Джара. Он спрыгнул с дерева, схватил свою суковатую палицу и
огромными прыжками устремился за волосатыми людьми. Настиг .он их, когда они
пересекали зеленую лужайку. Самка  с  пленницей  уже  ковыляла  среди  своих
покрытых шерстью сородичей. Громкое "яррх" заставило их обернуться.
   Навстречу Джару шагнул сам вожак. В его  маленьких  глазках  было  скорее
любопытство, чем злоба. Наморщив волосатый  лоб,  он  разглядывал  человека.
Юноша угрожающе вскинул палицу. Со свистом рассекая воздух,  она  пронеслась
близко от лица вожака. Тот протянул волосатую руку, пытаясь схватить дубину.
Позади себя Джар услышал глухое ворчание: волосатые окружали его.
   Мельком взглянув  в  сторону  девушки,  он  увидел  ее  широко  раскрытые
испуганные глаза и не пожалел, что так  дерзко  напал  на  волосатых  людей.
Возле девушки находилась только самка с детенышем, остальные  окружили  его.
Чтобы не дать им приблизиться, Джар с большой быстротой начал вращать палицу
вокруг себя. Неосторожные, хотевшие было остановить ее, с визгом отдергивали
руки и отскакивали в сторону...
   Не переставая  вращать  палицу,  Джар  медленно  продвигался  к  самке  с
детенышем, все еще державшей девушку за руку. Но  волосатый  вожак  опередил
Джара. Он подошел к самке, закатил ей здоровенную оплеуху и, не оглядываясь,
пошел  к  кустам.  Отпустив  пленницу,  жалобно  повизгивая,  самка  покорно
поплелась за ним. Поступок вожака как бы послужил сигналом для  остальных  -
они кинулись догонять его. Вместе с ними ускакал  на  четвереньках  и  дикий
мальчик...
   Джар осмотрелся. На лужайке не осталось  ни  одного  волосатого.  Девушка
быстро шла по направлению к ручью. Джар последовал за ней, но она обернулась
и предостерегающе подняла копье. В ее взгляде юноша уловил страх, недоверие,
и ему стало обидно. Он только что рисковал жизнью, чтобы спасти ее от  диких
людей, почему она боится его? Джар сделал шаг навстречу девушке.  Вскрикнув,
она побежала. Он бросился за ней...
   Ему казалось, что они давно уже бегут по  мягкому  влажному  песку  вдоль
русла ручья, а девушка все неслась вперед с быстротой и легкостью вспугнутой
антилопы. Никогда еще Джару не приходилось состязаться с таким бегуном.  Как
будто усталость была ей совсем незнакома! Джар чувствовал, как тяжело  стало
ему дышать, как бешено колотится сердце. Он бросил  свою  палицу,  теперь  у
него не было оружия: копье осталось в кустах, на той самой  поляне,  где  он
отдыхал. Но Джар не думал об этом: главное - не упустить незнакомку из вида!
Без палицы бежать стало легче, и Джар не боялся,  что  черноглазая  охотница
сумеет от него скрыться. Она оглянулась, увидела, что юноша бежит без оружия
и неожиданно прибавила шаг.
   "В родном становище меня звали Быстроногим Оленем! -  с  досадой  подумал
Джар. - Как же называет девушку ее племя?"
   Из последних сил он тоже увеличил скорость.
   Лес кончился, за невысокими холмами зеленела саванна.
   Взбежав на холм, девушка внезапно остановилась. Она взглянула  в  сторону
степи, потом на приближающегося Джара  и,  выставив  копье  острием  вперед,
молча указала ему на  лес,  предлагая  вернуться  обратно.  Но  он  даже  не
замедлил шага, и черноглазая охотница снова бросилась бежать.
   Когда Джар достиг холма, на котором только что стояла девушка,  он  понял
все и остановился. Делая крутой поворот,  ручей  уходил  в  зеленеющую  даль
саванны. На берегу его расположился лагерь неизвестных Джару охотников.
   Навстречу девушке уже бежало несколько человек. Оставаться  здесь  дольше
было опасно. Джар хорошо знал, к чему приведет появление охотника  из  чужой
орды: обитатели лагеря пустятся за ним в  погоню,  а  он  устал  и  не  имел
оружия...
   Юноша  вздохнул:  предстоял  далекий  путь  до  места,  где  он   оставил
четвероногих братьев. Одна только мысль немного утешала  юношу:  черноглазая
девушка  не  хотела  гибели  Быстроногого  Оленя.  Она  предупредила  его  о
появлении своих соплеменников.
   Глава 57. Голос крови
   Когда Джар достиг перелеска, где бросил палицу, сумерки уже спустились на
землю. Взобравшись на высокое дерево,  он  решил  провести  здесь  ночь.  На
следующий день, как только лучи  солнца  позолотили  кроны  деревьев,  андор
снова тронулся в путь. То, что его  никто  не  преследовал,  юноша  объяснял
вмешательством смелой охотницы. Ее образ теперь  навсегда  поселился  в  его
сердце.
   Когда Джар подошел наконец к месту, где оставил  накануне  Аму  и  Тунга,
зверей  там  не  оказалось.  Несколько  дней  потратил   юноша   на   поиски
четвероногих братьев.  Это  было  нелегким  делом:  отпечатки  лап  и  копыт
множества животных пересекали саванну в различных направлениях, потом  пошел
дождь и смыл все следы.
   Лишь однажды поутру, после прошедшего ночью теплого ливня, Джар наткнулся
на свежие следы, они явственно виднелись на еще непросохшей земле.  Сомнений
быть не могло: рядом с крупными отпечатками львиных лап виднелись  небольшие
вмятины, оставленные собакой.
   Аму  и  Тунг  где-то  совсем  близко!  Джар  бегом   кинулся   вслед   за
четвероногими братьями. К вечеру перед ним раскинулся  знакомый  пейзаж:  на
голубом фоне небосклона чернели острые верхушки скал. Наверное, четвероногие
друзья в пещере, где они вместе провели зиму!
   "Яррх!" - прозвучал громкий охотничий призыв, и из пещеры выскочили лев и
собака. Первым начал "пляску радости" Тунг, за ним принялся рычать и прыгать
Аму. На этот раз не удержался от  проявления  восторженных  чувств  и  Джар.
Долго еще веселые громкие крики, рычание и лай оглашали  притихшую  вечернюю
саванну.
   Снова, как и раньше, все трое жили в пещере. Джару  не  хотелось  уходить
отсюда - ему по-прежнему казалось, что рано или поздно  в  это  удобное  для
поселения место обязательно забредут соплеменники. Острая тоска по людям  не
оставляла его. Теперь к  этому  чувству  примешивалось  другое:  Джар  часто
вспоминал черноглазую охотницу. Иногда ему хотелось  бросить  все  и  начать
разыскивать девушку в одежде из шкуры леопарда. Джар не раз подумывал о том,
чтобы  снова  отправиться  путешествовать,  захватив  с  собой  четвероногих
друзей. Непредвиденное событие ускорило его намерение.
   Однажды ночью, когда Джар с Тунгом находился в своей пещере,  он  услышал
со стороны грота, где помещался Кровожадный Брат, его тяжелую поступь.  Джар
схватил ветку орешника, сунул ее в тлеющий очаг и с этим факелом  кинулся  в
смежный грот. Яркое пламя осветило мрачные каменные своды. Ниша,  в  которой
обычно спал Аму, была пуста. Лев покинул пещеру.
   Два дня Джар с вершины высокой скалы выслеживал Кровожадного Брата. И  на
третий день они с Тунгом одни вернулись в пещеру, когда на потемневшем  небе
робко замерцали первые звезды.
   Джар разжег костер. После исчезновения Аму, он стал  особенно  осторожен:
теперь они с Тунгом лишились грозного защитника.
   Джар ласково поглаживал шелковистую шерсть собаки, лежавшей  у  его  ног.
Тунг протяжно заскулил.
   "Скучает", - подумал юноша и уже хотел было улечься у костра,  как  вдруг
пес глухо заворчал и вскочил на ноги.
   Глаза собаки были прикованы к выходу из грота. Джар обернулся и замер.  В
десяти шагах от него стоял Аму. Человек взглянул на льва, и вспыхнувшая было
радость мгновенно погасла: он увидел уже не  того  Аму,  с  которым  недавно
вместе охотился.
   Внезапно взмахнув хвостом, лев повернулся и исчез в кустах.  Когда  ветви
снова раздвинулись и оттуда выглянула желтая морда львицы, Джар  понял:  Аму
обзавелся подругой!
   Тунг дрожал, будто его окунули в ледяную воду. Казалось, пес задыхался от
охватившей его злобы. Опасаясь, как бы он не  вздумал  кинуться  на  львицу,
Джар силой заставил Тунга опуститься на землю. Потом он подбросил  в  костер
охапку ветвей. До тех пор, пока огонь загораживал вход в пещеру, можно  было
не бояться нападения хищников.
   Когда пламя запылало  ярче,  львица  недовольно  зафыркала.  Привыкнув  к
свету, она уселась, не сводя желтых глаз с входа в пещеру.
   Поведение львицы раздражало Джара, тем более что  ведь  именно  она  была
виновницей размолвки с Кровожадным Братом.
   Выхватив из костра горящую ветвь, Джар метнул ее в хищницу. Яростный  рев
потряс воздух, и львица скрылась в кустах. Джар тихо засмеялся.
   Вскоре из саванны послышалось рычание  львов.  Громоподобный  рев  их  то
затихал, то разражался с новой силой. Так, вызывая  панику  среди  животных,
перекликались Аму и его желтогривая подруга. Голос крови заговорил в могучем
Аму, заставив его забыть о дружбе с человеком и псом.
   Брошенная в львицу ветвь догорала. На  мгновение  она  вспыхнула  неярким
пламенем и, зашипев, погасла. Все погрузилось в  густую  тьму.  Порыв  ветра
принес дождевые брызги.
   Джар растянулся подле костра, рядом прикорнул Тунг. Огонь надежно защищал
вход в грот.
   "Хорошо быть ночью в убежище!" - вглядываясь в  кромешную  тьму  саванны,
подумал юноша.
   Далеко-далеко, будто жалуясь на свою судьбу, выли гиены. Подбросив  ветки
в огонь, Джар закрыл  глаза.  Завтра  предстоял  неблизкий  путь:  он  решил
покинуть пещеру. Молодая чета львов явно намеревалась обосноваться в  гроте,
и Джар не хотел им мешать. Он знал, когда звери  создают  семью,  они  очень
дружны.
   Джар покидал пещеру без  сожаления,  может  быть,  потому,  что  надеялся
встретить черноглазую охотницу. Если  бы  юношу  сейчас  спросили,  кого  он
собирается разыскивать в саванне - Булу или девушку в леопардовой  шкуре,  -
он ответил бы: "обоих!"
   К утру дождь прекратился. Джар  переплел  несколько  прутьев,  покрыл  их
землей и влажным мхом, положил туда  тлеющие  головешки  и  в  сопровождении
Тунга покинул пещеру. Он легко и быстро шел по саванне, и ему казалось,  что
всюду он видит светящиеся мягким блеском глаза девушки с белым пером цапли в
волосах.
   Рядом с Джаром бежал пес. Ноздри и уши его были в непрестанном  движении,
чутко ловя шорохи и запахи саванны. Под мышкой  юноша  нес  несколько  сухих
веток. Они, как и взятый в поход огонь, предназначались на случай встречи со
свирепой львицей.
   Когда на одном из холмов появился Аму,  Джару  показалось,  что  Тунг  от
радости потерял голову. Пес с таким  азартом  носился  по  степи,  что  даже
подвернувшаяся ему под ноги стайка дроф не смогла остановить его.
   Джар, не  теряя  времени,  стал  раздувать  тлеющие  головешки  -  он  не
сомневался,  что  неподалеку  бродит  львица.  Внезапно  она  выскочила   из
кустарника и кинулась навстречу собаке. Джар подумал, что все кончено, - ему
с факелом не успеть добежать до Тунга!
   Увидев львицу, пес жалобно заскулил, и тогда Аму, грозно  рыча,  помчался
наперерез своей подруге. Увлеченная погоней, она  не  обратила  внимания  на
предостерегающее рычание льва. В могучем прыжке Аму взвился в воздух и через
мгновение столкнулся с львицей. Та опрокинулась на спину, но тут же вскочила
и с яростным ревом бросилась на льва. Аму  оставалось  лишь  обороняться  от
наскоков  рассвирепевшей  подруги.  Вскоре  львица,  позабыв   гнев,   стала
ласкаться к нему. Уходя вместе с Тунгом, Джар еще долго слышал позади голоса
примирившихся зверей. Юноша поглядывал на собаку и  думал,  прислушиваясь  к
доносившемуся издалека реву: "Аму оказался настоящим братом!".
   Глава 58. Степные собаки
   Звонкий переливчатый лай донесся  внезапно  из  саванны.  Джар  осторожно
привстал. Он вместе с Тунгом провел ночь  в  гнезде  на  дереве.  Здесь  они
устроились вчера перед закатом солнца. Юноша взглянул на Серого  Брата.  Тот
уже не спал. Уши пса настороженно приподнялись, ловя  знакомые  звуки.  Тунг
подпрыгнул, словно его кольнули острым копьем. Джар схватил собаку и, крепко
прижав ее к себе, осторожно стал спускаться на землю.
   Клубы утреннего тумана еще плавали по саванне. Лай  диких  псов  слышался
все ближе. Возможно, где-то неподалеку стая  гнала  добычу.  Тунг  с  визгом
ринулся вперед, сразу забыв о Джаре. Его поднятый кверху хвост мелькнул раз,
другой в листве кустов и пропал.
   Джар не пустился в погоню за псом, он понимал, что сейчас это бесполезно.
С тех пор как Аму обзавелся подругой, юноша не раз думал:  рано  или  поздно
такое случится и с Тунгом...
   Вот уже много лун он путешествует с верным псом  в  бескрайних  просторах
саванны,  и  только  сегодня  Тунг  убежал  от  него.  Джар  присел  в  тени
раскидистого куста, вглядываясь в туманную даль саванны.
   "А что если стая не примет Тунга?"
   Эта мысль заставила юношу вскочить на ноги.  Он  быстро  зашагал  по  еле
приметным следам степного  пса.  Туман  постепенно  рассеивался,  все  яснее
проступали очертания холмистой степи. Хотя голоса собак давно смолкли,  Джар
уверенно шел вперед. Там, на холмах, в негустых рощах он  рассчитывал  найти
пристанище степных псов.
   До холмов оставалось совсем немного, и Джар, помня о своей первой встрече
с собаками, стал пробираться осторожнее. Неожиданно он увидел  притаившегося
в кустах Тунга. Пес пристально смотрел вперед.
   - Серый Брат! - тихо позвал Джар.
   Даже не оглянувшись, пес быстро пополз дальше.  Охваченный  любопытством,
Джар бросился к тому месту, где только что находился Тунг. Раздвинув  кусты,
он осторожно выглянул из них.
   На зеленой лужайке резвилось около десятка собак. Остальные отдыхали чуть
подальше, на южных склонах  холмов,  подле  чернеющих  нор.  Резвящиеся  псы
носились взапуски друг за дружкой, оглашая воздух лаем.
   И тут Джар увидел Тунга. Выйдя на лужайку.  Серый  Брат  остановился.  Он
тихо скулил, нетерпеливо приподнимая  то  одну,  то  другую  переднюю  лапу.
Пришельца заметили - возня вмиг прекратилась. Тунг негромко залаял,  как  бы
прося, чтобы его приняли в  компанию.  Псы  уселись  полукругом,  пристально
глядя на чужака. Молодая светло-серая самка отделилась от них и затрусила  к
Тунгу. Прижав уши, скаля, будто в улыбке, зубы, она  обежала  вокруг  Серого
Брата, словно невзначай ткнулась в него носом и отскочила в  сторону.  Видя,
что Тунг не двигается с места, она бросилась наутек, то и дело  оглядываясь,
как бы приглашая его поиграть с ней.
   Никогда раньше не видел Джар, чтобы Тунг  так  смешно  бегал.  Пес  несся
вперед короткими скачками, выпятив грудь.  Юноша  тихонько  рассмеялся:  его
поразил нелепый вид Серого Брата. Разгоряченный игрой, Тунг  теперь  походил
на расшалившегося щенка. Он носился с быстротой летящего дротика, без  конца
заставляя самку  менять  направление.  Она  сдалась  первой  -  тяжело  дыша
подбежала к.  сидевшим  собакам  и  улеглась  подле  них.  Тунг  не  рискнул
последовать за ней и растянулся несколько поодаль, не отрывая глаз от стаи.
   Большой широкогрудый пес черно-бурой окраски  не  спеша  встал  и  шагнул
навстречу пришельцу. Шел он, отбрасывая задними лапами землю,  глухо  ворча.
Тунг, скаля зубы, вскочил  на  ноги.  Еще  мгновение  -  и  псы  схватились.
Черно-бурый норовил вцепиться противнику в горло. Тунг  увернулся  и  куснул
его в бок. Сквозь шерсть собаки проступила кровь.  Рассвирепев,  черный  пес
стремительным толчком попытался сбить пришельца с ног,  но  и  на  этот  раз
промахнулся. Тунг ловко перепрыгнул через него и мертвой хваткой впился  ему
в спину, чуть  пониже  лопатки.  Черный  завертелся,  пытаясь  освободиться.
Однако сделать это ему не удалось. Тогда, повернув голову, он изловчился и в
свою очередь вцепился в бок противника. Оба пса, не разжимая зубов,  яростно
рычали, медленно кружась. Остальные собаки, вскочив на ноги, с  горящими  от
возбуждения глазами следили за поединком.
   Джар был доволен: Серый Брат не струсил,  хотя  противник  был  старше  и
крупнее. Вдруг юноша увидел, что молодой  пес  с  рыжими  подпалинами  стал,
крадучись, приближаться  к  дерущимся,  по-видимому,  желая  помочь  черному
собрату. Но тотчас же вслед  за  ним,  мягко  ступая,  как  тень,  двинулась
светло-серая  самка.  И   в   тот   момент,   когда   Пестрый   остановился,
приноравливаясь,  как  ему  лучше  напасть  на  Тунга,  на  него  неожиданно
бросилась самка. Она так яростно атаковала противника, что очень скоро тот с
жалобным визгом обратился в бегство. И сразу Тунг и Черный прекратили драку.
   Победительница подошла к Тунгу, лизнула его в  морду  и  улеглась  рядом.
Всем своим  видом  она  давала  понять,  что  берет  пришельца  под  защиту.
Черно-бурый пес уже не обращал внимания на  противника,  катался  по  траве,
зализывал раны. Его примеру последовал Тунг.
   Собаки стали подходить к пришельцу и,  обнюхав  его,  медленно  отходили.
Светло-серая самка, положив голову на лапы,  внимательно  следила  за  ними.
Вскоре Джар увидел Тунга среди псов, направлявшихся к норам, и понял:  Серый
Брат принят в стаю. С тяжелым сердцем юноша тихонько скрылся в зарослях...
   Прошло три дня с тех пор, как  Джар  в  последний  раз  видел  Тунга.  Он
собирался продолжать поиски Булу и  черноглазой  охотницы,  но,  прежде  чем
уйти, ему хотелось еще раз  повидать  Серого  Брата.  Лучи  опустившегося  к
горизонту солнца  золотили  просторы  саванны,  когда  он  снова  подошел  к
поселению собак, - на этот раз  со  стороны  открытой  степи.  В  нескольких
сотнях шагов от холмов, где обитали псы,  Джар  притаился  в  густой  траве.
Неожиданно поблизости, в низкорослом  кустарнике,  он  заметил  серые  спины
зверей. Внимательно всмотревшись, он разглядел лобастые головы и  догадался:
"Да ведь это волки! Они замышляют что-то против степных псов!"
   Он знал, что волки непрочь полакомиться мясом собак. Взглянув  в  сторону
холмов, он увидел, что  псов  там  немного,  -  возможно,  волки  это  учли,
подкравшись так близко. Вдруг один из них быстро пополз вперед, скрываясь  в
густой траве, и Джар  потерял  его  из  виду.  В  ту  же  минуту  он  увидел
возвращавшуюся к норам собаку. Она бежала спокойно, не подозревая, какая  ее
подстерегает опасность.
   Это был Пестрый - тот самый пес, что пытался  исподтишка  наброситься  на
Тунга. Вдруг он остановился, взвизгнул и, круто повернув, помчался прямо  на
стаю волков. Вслед за ним метнулся серый хищник. Как ни был напуган пес,  он
все же увидел в кустах остальных волков.  С  истерическим  воем,  совсем  не
походившим на лай, он повернул обратно - теперь уже навстречу гнавшемуся  за
ним зверю.
   Собака и волк схватились. Из степи прибежали псы, среди  них  были  Тунг,
светло-серая самка и знакомый Джару крупный пес с белой  отметиной  на  лбу.
Значит, это была та самая стая, из которой происходил Тунг!
   Собаки и волки дрались ожесточенно, как дерутся смертельные враги. Волков
было меньше, зато они превосходили степных псов размерами и силой. Лишь один
вожак собачьей стаи - пес с белым пятном - был  под  стать  матерому  серому
хищнику, с которым он схватился. В траве уже лежали две задушенные собаки, а
волки и не собирались отступать.
   Джар с тревогой наблюдал за сражавшимися.  Бок  о  бок  с  Тунгом  билась
светло-серая самка. Гибкая, ловкая, она умело защищалась и храбро  нападала,
и вскоре ее противник, завывая, позорно бежал. Зато  для  Пестрого  поединок
окончился плохо: волку удалось вцепиться в горло пса. Волк рычал, глаза  его
остекленели от злобы, он продолжал с исступленным  бешенством  теребить  уже
мертвую жертву. В разъяренном звере Джар узнал Рваное Ухо.
   "Ну, берегись!" - не без злорадства подумал юноша, вскакивая на ноги.
   Когда перед Рваным Ухом появился человек с поднятым копьём,  волк  присел
на задние лапы, прижал уши. Он не смог  сразу  выпустить  из  зубов  добычу:
челюсти его были конвульсивно стиснуты.
   Джар вскинул копье и, одним ударом покончив-с волком, кинулся  на  помощь
собакам. Волки бросились наутек. Часть собак кинулась за ними в  погоню.  Со
стороны холмов, где находились норы псов, появились собаки, не участвовавшие
в схватке с волками.
   Впереди всех мчался уже известный Джару черно-бурый пес. Увидев человека,
он, злобно лая, повернул в его сторону. Но вожак собачьей стаи  сбил  его  с
ног. Оскаленная пасть вожака была страшна.  Черно-бурый  пес,  поджав  лапы,
лежал на спине, боясь пошевелиться. Огромный пес с белой  отметиной  на  лбу
перешагнул через него и медленно подошел вплотную к Джару. Обнюхав человека,
пес неторопливо направился к холмам. Вслед за ним затрусила вся стая.
   Джар шел среди собак. Рядом  бежали  Тунг  и  светло-серая  самка.  Вожак
изредка оглядывался и, видя, что человек следует  за  ним,  продолжал  путь.
Горделивая радость наполнила молодого  охотника.  Ему,  Быстроногому  Оленю,
человеку племени андбров, удалось  не  только  подружиться  с  четвероногими
сородичами Тунга, но и быть принятым в стаю!..
   Глава 59. Кровожадный Брат
   Несколько дней жил Джар среди степных псов и все это время его  одолевали
противоречивые чувства. Андор привязался к новым друзьям, в их окружении  он
не ощущал тревоги и беспокойства, которые почти никогда не  покидали  его  в
обществе Аму. Сородичам Тунга он доверял  больше,  чем  Кровожадному  Брату.
Вожак стаи - Белое Пятно - узнал его, разрешил остаться! От этих  мыслей  на
душе у юноши становилось теплее...
   Нот вот однажды в степи, освещенной косыми лучами  предзакатного  солнца,
мелькнула пестрая шкура леопарда... Джар знал, что это  только  игра  теней,
нет там девушки в одежде пятнистого хищника. Но его охватила тоска по людям,
по черноглазой охотнице. Скоро зима, а с ее приходом и страшное  одиночество
в пещере. Пора уходить! В путь, на поиски соплеменников!
   Не оглядываясь, Джар быстрым  шагом  миновал  поселение  степных  псов  и
направился в сторону леса, где он совсем недавно повстречал диких  волосатых
людей и девушку с пером цапли в волосах. Но уйти незаметно ему  не  удалось.
Позади раздался лай вожака стаи. Джар обернулся: огромный  пес  спустился  с
холма и смотрел ему вслед.
   - Быстроногий Олень не может остаться, - взволнованно  крикнул  юноша.  -
Пусть Белое Пятно простит его! Андор идет к двуногому племени!
   И Джар побежал, необорачиваясь, боясь, что не  выдержит  -  и  останется.
Через некоторое время он услышал, что кто-то преследует его. Сойдя с  тропы,
юноша остановился и на всякий случай поднял копье. И  как  же  он  был  рад,
когда в одном из подбежавших псов узнал Тунга!
   - Серый Брат! - только и мог промолвить растроганный Джар.
   Пес прыгал, норовя лизнуть  его  в  лицо.  Светло-серая  самка  прибежала
вместе  с  Тунгом.  Она  улеглась  чуть  поодаль,  не  спуская  с   человека
настороженного взгляда. Джар  снова  двинулся  в  путь.  Тунг  бежал  рядом.
Светло-серая самка с жалобным воем сорвалась с места и, подскочив  к  Тунгу,
слегка куснула его. Затем она повернулась и понеслась к холмам, где слышался
лай ее четвероногих сородичей. Тунг остановился,  и,  задрав  морду,  громко
залаял, призывая подругу вернуться.
   Джар, не оглядываясь, шел вперед. Когда он, наконец, обернулся, Тунг  уже
догнал самку и вместе с ней поднимался на холм. На сердце у  юноши  не  было
обиды - поступок Серого Брата он не осуждал...
   Два раза выползала огненная черепаха из своего убежища, а молодой охотник
все еще продолжал путь к заветному лесу, где повстречал когда-то черноглазую
девушку. На третий день Джар увидел знакомый  ручей,  пересекавший  саванну.
Лес был недалеко. Молодой андор, как всегда, выразил  свою  радость  громким
"яррх".  Внезапно  в  ответ  из  густого  кустарника,  росшего  подле  воды,
послышался продолжительный стон.
   Джар  осторожно  приблизился  к  кустам.  В   тени,   под   их   ветвями,
распластавшись на земле, неподвижно лежал пещерный лев. На шкуре его темнели
свежие раны. Джар хотел тихонько покинуть это место, зная, как  опасен  даже
издыхающий лев, как вдруг узнал Аму.
   - Кровожадный Брат!
   Лев пошевелился, открыл глаза. Видимо, он узнал Джара. Он даже  попытался
подняться, но, снова издав протяжный стон, повалился на бок.  Несколько  раз
Джар спускался к ручью, чтобы принести воду и напоить льва. Как ни  хотелось
юноше поскорее достигнуть леса, он  не  мог  покинуть  в  беде  Кровожадного
Брата. Молодой охотник помнил: если бы не четвероногие друзья, он  погиб  бы
тогда под деревом, растерзанный волками.
   Десять дней Джар поил из панциря черепахи раненого  Аму  и  приносил  ему
еду. Львица не показывалась. Должно быть, более  сильный  соперник  отбил  у
Кровожадного Брата, подругу.
   Прошло еще пять дней. Лев окреп  и  мог  самостоятельно  охотиться.  Джар
решил продолжать путь в  одиночестве:  характер  льва  испортился,  он  стал
раздражителен. Поутру юноша  покинул  дерево,  на  котором  провел  ночь  и,
стараясь не шуметь, направился к  лесу.  Но  в  этот  момент  из  кустарника
появился Аму. Зверь потянулся, царапая когтями землю и  поплелся  следом  за
человеком.
   В полдень они подошли к опушке  леса.  Лев  проголодался  и  с  негромким
рычанием направился в густые заросли, предлагая человеку поохотиться.
   "Это последняя охота Быстроногого Оленя вместе с Аму!" - решил  про  себя
Джар.
   Как прекрасна была в этот ясный летний день саванна, расцвеченная синими,
белыми, красноватыми, фиолетовыми цветами! Хотелось как можно глубже вобрать
в себя запахи,  краски,  звуки.  Звонким  трелям  птиц  вторило  стрекотание
кузнечиков. И  Джар,  запрокинув  голову,  приложив  ладони  ко  рту,  издал
радостный крик. Этот крик означал, что жизнь прекрасна, что человеку хочется
жить, что он всегда и всюду будет бороться за жизнь!
   Одним прыжком Джар достиг  извивающегося  перламутровой  змеей  ручья.  В
спокойной заводи он увидел свое отражение. Оно  было  совсем  не  похоже  на
отражение прошлогоднего юноши! Как могучий дуб от тонкой березки  отличались
эти два Джара. Увидели бы  его  сейчас  соплеменники-андоры!  Джар  взмахнул
палицей и высоко подпрыгнул. Не отяжелел ли он? Нет! Возмужавшее тело так же
послушно, как раньше. Он и  сейчас  может  носить  имя  Быстроногого  Оленя,
которое дали ему в родном становище!
   Из кустов, где притаился Аму,  послышалось  чуть  слышное  ворчание.  Лев
напоминал, что голоден и ждет начала охоты. Джару захотелось  испытать  свою
силу и ловкость. Он стал внимательно всматриваться  в  пасущихся  в  саванне
животных,  подыскивая  подходящую  добычу.  Взгляд  его  не  задержался   на
тонконогих сайгаках. Но когда в небольшой роще Джар  приметил  лоснящийся  в
лучах солнца круп исполинского тура, глаза его блеснули. Это  был  достойный
противник!
   Джар осторожно подкрадывался к роще. Вскоре  ему  уже  хорошо  был  виден
огромный бык. Животное отдыхало в тени деревьев, изредка вскидывая голову  с
острыми рогами, поводя ушами и обмахиваясь хвостом.  Ему  досаждали  слепни.
Многочисленные рубцы, покрывавшие  его  спину  и  бока,  говорили  о  боевом
прошлом.
   "Таких быков стадо изгоняет за строптивый характер!" - вспомнились  юноше
слова старой Глах.
   Джар знал, что подогнать свирепого быка к кустам, где притаился  Аму,  не
удастся. Нужно заманить его туда! Бык заметил  человека,  приподнял  тяжелую
голову и протяжно замычал, как бы  предупреждая  пришельца,  что  тот  скоро
раскается в своей смелости.
   Не обращая внимания на угрозу,  Джар  вскинул  палицу  над  головой.  Бык
вскочил и, наклонив голову, направил на человека острые рога.  Джар  стукнул
палицей по ближайшему дереву. Взревев, могучее животное ринулось  на  юношу.
Джар ловко увернулся, спрятавшись  за  дерево.  Он  перебегал  от  дерева  к
дереву, и бык все больше свирепел. Он прилагал все усилия, чтобы  настигнуть
дерзкое двуногое существо. Джару не раз представлялась  возможность  нанести
животному удар, но его увлекло состязание в  ловкости,  и  он  ограничивался
тем, что колол быка копьем. Это приводило рассвирепевшего тура в еще большее
неистовство.
   Наконец Джар выбежал из рощи и  помчался  в  сторону  притаившегося  Аму.
Разъяренный бык несся за ним. Совсем близко слышал Джар его хриплое дыхание.
В последний момент, когда, казалось, бык настигает  его,  юноша  метнулся  в
сторону. Так он проделывал несколько раз, прежде чем добежал до кустов,  где
находился лев.
   Первый прыжок Аму оказался неудачным. Могучим рывком бык сбросил  его  на
землю. Если бы  не  подоспел  Джар,  оглушивший  тура  ударом  палицы,  льву
пришлось бы плохо.
   Разгоряченный  схваткой,  Джар  не  сразу  покинул   место,   где   лежал
поверженный бык. Недовольное  рычание  Аму  напомнило  ему,  что  он  должен
удалиться.  Джар  угрожающе  взмахнул  палицей  -  его  разозлило  поведение
неблагодарного льва. Хищника не испугало  оружие  человека.  Зеленые  молнии
засверкали в прищуренных глазах Аму. Джар, пятясь, стал быстро отступать. Он
еще раз убедился в том, что Кровожадный Брат опасен,  пока  не  утолит  свой
голод.
   Юноша подошел к опушке леса и  вдруг  остановился  как  вкопанный.  Прямо
перед ним в густой листве кустов виднелась пятнистая шкура леопарда.
   Глава 60. Лоан
   Джар на мгновение зажмурил глаза, но пятнистая шкура не исчезла. Нет, это
не игра теней - леопард!.. Страха юноша не испытывал. С  ним  были  копъе  и
палица - верное оружие, до сих пор его не подводившее. Да  и  Аму  находился
неподалеку.
   - Рука у Быстроногого Оленя тверда, как  камень,  а  палица  тяжела,  как
бивень мамонта! - прокричал Джар, потрясая оружием.
   Кусты раздвинулись, и из них, одетая в пятнистую шкуру, вышла черноглазая
охотница. Сделав несколько шагов по направлению к Джару,  она  остановилась,
опершись на копье. От неожиданности у молодого андора  перехватило  дыхание.
Лицо девушки было спокойно, глаза смотрели строго. И снова словно яркий свет
ослепил охотника: он не мог оторвать глаз от ее лица.
   Джар шагнул ей навстречу и бросил  под  ноги  охотницы  копье  и  палицу.
Презрение  и  гнев  отразились  на  лице  девушки,  и  он  понял,  что  этим
необдуманным поступком унизил себя, проявил слабость. Сердце заколотилось  в
груди, будто хотело выпрыгнуть. Неужели она может думать, что он из трусости
бросил оружие?!
   Девушка быстро наклонилась и, подняв копье и палицу Джара,  забросила  их
далеко в кусты. Насмешливая улыбка появилась на ее лице.  Андор  выпрямился.
Из его груди вырвался крик, похожий скорее на стон.
   - Джар! - назвал себя юноша. - Джар! Джар! - повторял он свое имя.
   В одно слово он вкладывал огромное чувство, целиком захватившее его.
   Девушка молчала. И вдруг со стороны степи донесся голос Аму. Быть  может,
лев давал знать, что он уже насытился? Черноглазая охотница вздрогнула.  Она
указала  копьем  на  пересекающую  саванну  блестящую  ленту  ручья  и  тихо
промолвила:
   - Лоан...
   С быстротой лани она исчезла в кустах, а с  противоположной  стороны  уже
слышалось приближение Аму. Встревоженный Джар кинулся наперерез хищнику.  Он
был без палицы и копья, но это  не  смутило  его.  Одна  мысль  владела  им:
задержать, не пустить Аму к кустам, где скрылась  девушка!  К  счастью,  лев
избрал другое направление. Растерзанная туша быка лежала на  прежнем  месте,
подле нее никого не было. Джар снова кинулся  к  тому  месту,  где  скрылась
девушка.
   - Лоан... Лоан! - повторял он имя черноглазой охотницы. В кустах  девушки
не оказалось, зато андор обнаружил следы людей,  по-видимому  сопровождавших
ее. Джар разыскал свое оружие: он не знал, как отнесутся к нему соплеменники
Лоан.
   На ветке высокого куста сидела  сорока.  Она  прихорашивалась,  перебирая
клювом перышки. Заметив человека, птица громко застрекотала.  "Значит,  люди
далеко отсюда," - с огорчением подумал Джар.
   Неужели он снова потеряет Лоан? Джар торопливо пошел по следам небольшого
отряда. Вскоре они привели его к крутым берегам широкого ручья, Люди вошли в
воду - следы потерялись.
   После краткого раздумья Джар решил  направиться  вверх  по  течению.  Но,
когда наступили сумерки, он увидел, что ошибся: следов Лоан с соплеменниками
он не нашел.
   Заночевал Джар, как обычно, на раскидистом  дереве  у  опушки  леса.  Ему
приснилось, что Лоан угрожает свирепый Аму. Защищая девушку,  Джар  чуть  не
свалился с дерева...
   С восходом солнца он был уже у ручья и пошел в обратную сторону, вниз  по
течению.
   Звонкое журчание воды походило  на  песню.  Джар  слушал  песню  ручья  и
улыбался. Он был уверен, что нападет на следы людей  и  разыщет  черноглазую
Лоан!
   Он вспомнил, что, назвав свое имя,  девушка  указала  копьем  в  просторы
саванны, куда, извиваясь, уползал ручей... Как он мог забыть об этом?!  Ведь
именно там ее нужно было искать.  От  радости  Джару  захотелось  прокричать
любимое "яррх".
   Но то, что он вдруг увидел, заставило его с быстротой белки вскарабкаться
на ближайшее дерево.
   По степи шли люди, много людей - переселялась орда. Шли женщины,  дети  и
старики. Их сопровождали охотники. Каждый нес посильную  Для  него  поклажу,
главным образом шкуры зверей и каменные орудия.  Маленьких  детей  несли  на
себе женщины и подростки.
   "Слишком много людей для орды кривоногого Булу!"  -  со  вздохом  подумал
Джар.
   Племя расположилось на опушке леса, возле ручья. Джар из  своего  укрытия
на дереве с интересом наблюдал, как пришельцы стали быстро сооружать  лагерь
на лужайке. Все от мала до велика включились в работу, лишь самые  маленькие
дети ползали по траве или лежали не шевелясь, завернутые в мягкие шкуры.
   Вкопанные в землю тонкие стволы деревьев, связанные на верхушках, служили
каркасом будущих жилищ. На них натягивались бизоньи шкуры. Некоторые  шалаши
просто покрывались ветками деревьев. Задымили очажные ямы, вырытые в земле.
   Неподалеку от дерева,  на  котором  притаился  Джар,  жилище  сооружалось
особенно тщательно. Работой руководил крепкий, кряжистый  старик  с  узкими,
как щели, глазами. Соплеменники с большим уважением относились к нему.  Судя
по седым космам и глубоким морщинам, старику  было  много  лет.  Возле  него
вертелся быстроглазый мальчишка, чуть постарше Хуога.
   Жилище, в отличие от других  шалашей,  покрыли  медвежьими  шкурами,  над
входом в него прикрепили рога лося-великана. Потом принесли несколько  шкур,
в которых, очевидно, хранился незамысловатый скарб старика.  Люди  ушли,  со
стариком остался быстроглазый мальчуган. Он притащил охапку ветвей, сбегал к
очажной яме за огнем и разжег костер.
   Старик присел на корточки и протянул к огню узловатые пальцы. Он напомнил
сейчас Джару мудрого Маюма. "Старейший племени", - подумал  юноша.  Огненная
черепаха спешила в свое логово, день  угасал.  У  Джара  от  неудобной  позы
онемели члены, захотелось размяться. К тому же пора было  позаботиться  и  о
еде. Он бесшумно слез с дерева и углубился в лес. Он старался ступать, чтобы
не оставлять следов: в лесу могли бродить люди чужого племени.
   В густом малиннике Джар наткнулся на отпечатки лап  крупного  медведя.  О
его размерах можно было судить и по клочку шерсти, приставшей  к  одному  из
деревьев, о кору которого потерся зверь. Молодой  охотник  знал  о  привычке
медведей, став на задние лапы, почесывать спину  о  дерево,  Джару  пришлось
подняться на цыпочки, чтобы дотянуться до клочка грубой медвежьей шерсти.
   Поблизости он неожиданно обнаружил часть обглоданной туши тура.
   "Мясо утащил медведь! - с беспокойством подумал Джар.  -  Значит,  лесной
исполин был к тому же любителем мясной пищи!"
   Джар решил обезопасить себя от такого соседства. Он  снова  отправился  к
опушке. Его притягивало поселение людей,  тем  более  что  среди  незнакомых
охотников он надеялся увидеть черноглазую девушку.
   Ветер принес от лагеря запахи дыма костров, жареного  мяса,  невыделанных
шкур. Джар бесшумно пробирался в зеленом кустарнике и  вдруг,  в  нескольких
шагах от себя, увидел сидящих на поваленном дереве уже знакомых ему  старика
и мальчика. Джар замер на месте и стал  с  любопытством  наблюдать  за  ними
сквозь ветки кустов.
   На разостланной шкуре возвышались  две  кучки  -  глины  и  золы.  Старик
смешивал их,,  поливая  из  бизоньего  рога  густой  жидкостью,  похожей  на
растопленный жир. Он долго разминал мягкую массу, а потом  .стал  лепить  из
нее фигурки животных. Джар решил, что эти фигурки нужны  для  обряда  охоты.
Временами старик посматривал на раскинувшийся вблизи лагерь:  он  не  хотел,
чтобы кто-нибудь из соплеменников увидел его изделия9.
   Мальчику наскучило  сидеть  возле  старика.  Вскочив  на  ствол  лежащего
дерева, он побежал по нему.
   Внезапно до слуха Джара донеслось чуть слышное сопение.  Он  обернулся  и
замер: исполинский  медведь  неслышно  крался  к  ничего  не  подозревавшему
мальчику.
   "Медведь-мясоед!" - мелькнуло в голове Джара.
   Не думая о том, что он выдаст себя чужому племени, возможно  враждебному,
Джар, схватив палицу и копье,  с  воинственным  кличем  андоров  бросился  к
медведю. И как раз вовремя! Безоружные старик и  мальчик  застыли  от  ужаса
перед гигантским зверем. Увидев Джара, медведь заворчал и устрашающе замотал
огромной головой. Юноша издали, целясь ему  в  голову,  метнул  палицу.  Она
ударила медведя в выпуклый лоб, и зверь с яростным ревом поднялся на  задние
лапы. Этого только и ждал молодой охотник: он с силой вонзил копье под левую
лопатку медведя, и тот с глухим стоном повалился на бок.
   Упоенный победой, Джар вскочил на убитого зверя и прокричал торжествующее
"яррх!" Но тут он увидел бегущих из лагеря вооруженных  копьями  и  палицами
охотников. Пора было уходить. Схватив  свое  оружие,  он  оглянулся.  Старик
торопливо прятал глиняные фигурки под ветви поваленного дерева,  а  мальчик,
расплывшись в улыбке, восторженными глазами глядел на молодого андора.  Джар
помахал ему на прощание рукой и быстро зашагал к лесу...
   Вдруг он услышал взволнованный хриплый голос старика:
   - Быстроногий Олень" вернись! Вернись, сын отважного племени андоров!
   "Откуда он знает мое имя?" - с удивлением  подумал  Джар.  Однако  он  не
замедлил шага: он не  доверял  больше  людям  чужого  племени.  По-видимому,
старик не только умел совершать магические обряды  и  лепить,  точно  живые,
фигурки из глины. Этот человек знал многое, знал, вероятно,  и  об  одиноком
андоре. Так все объяснил себе Джар...
   Углубившись в чащу леса, молодой охотник остановился. Кругом  было  тихо,
никто его не преследовал...
   Глава 61. Две встречи
   Раннее утро. Дрожат капли росы на лепестках  цветов,  просыпаются  птицы.
Огненная черепаха щедро посылает теплые лучи на землю. Все залито их  ясным,
зовущим к жизни светом.
   Как никогда бодр и радостен был в это утро молодой андор.  Он  непременно
встретит Булу, непременно уведет в родное становище черноглазую охотницу.
   Вот уже в третий раз Джар  пробирался  к  опушке,  чтобы  увидеть  лагерь
неизвестного племени. Еще издали заметил он  пламя  костра,  разведенного  у
самой опушки. Гибкой ящерицей проскользнул андор в густые заросли.
   Перед костром расположилась группа охотников, их взоры были устремлены  к
шалашу, над входом которого висели широкие рога лося.
   Джар невольно вздрогнул: перед жилищем  Старейшего  высилась  исполинская
фигура убитого вчера медведя. В  глазницы  были  искусно  вставлены  кусочки
раскрашенной глины. Чучело, поддерживаемое деревцом, врытым в землю,  стояло
на задних лапах, загораживая вход в шалаш.
   Из шалаша вышли Старейший и мальчик. Джара поразил необычный вид старика:
на голову его была накинута  шкура  крупного  кабана.  Грудь,  щеки  и  руки
Старейшего были  разрисованы  красной  охрой.  На  шее  белело  ожерелье  из
кабаньих клыков.
   Быстроглазый мальчишка,  следовавший  за  стариком,  бережно  нес  оленью
шкуру, в которой что-то лежало. Старик, приплясывая, шел к пылающему костру.
Остановившись против охотников, он подозвал к себе мальчика и, запустив руку
в оленью шкуру, вытащил оттуда глиняную фигурку животного.
   Джар  услышал  гул  удивленных  голосов.  Охотники,  сидящие  у   костра,
внимательно следили за каждым движением  старика.  Он  приплясывая  кружился
подле костра, держа на ладони выкрашенную в красный цвет фигурку из глины  -
изображение бизона. Старейший  отломил  у  глиняного  зверя  ноги  и  сиплым
голосом выкрикнул:
   - Пусть при виде охотников у бизонов  отнимутся  ноги  и  они  падут  под
меткими ударами копий! Пусть жирное мясо бизонов насытит всех!
   И старик бросил фигурку в огонь.
   Вслед за бизоном из оленьей шкуры появились  глиняные  лошади,  носороги,
мамонты. Всех их постигла та же участь, что и фигурку  бизона.  Когда  запас
фигурок иссяк. Старейший, продолжая пляску, выкрикнул:
   - Пусть охотники смело идут в степь, там их ждет богатая добыча!
   С радостными восклицаниями охотники вскочили и  присоединились  к  пляске
старика.
   Джар с интересом наблюдал за диковинным обрядом. По  лицам  охотников  он
видел, что они воодушевлены заклинаниями старика в кабаньей шкуре.
   Внезапно пляска вокруг костра прекратилась  и  все  взоры  устремились  в
сторону зеленеющей саванны. К лагерю подходил новый  отряд  охотников.  Люди
несли на плечах куски  туши  какого-то  крупного  животного.  Впереди  шагал
человек необыкновенно высокого роста. Ошибиться Джар не мог:  это  был  отец
Лана - Большая Пятка, предводитель племени лархов! Охотники, старик, мальчик
- все с радостными криками бросились навстречу соплеменникам.
   Джар с волнением наблюдал  за  приближением  отряда.  Значит,  перед  ним
раскинулся лагерь лархов, заклятых врагов андоров!  Среди  охотников  должен
быть и круглолицый Лан, по вине которого Джар изгнан из родного становища.
   Джар  пытливо  вглядывался  в  лица  прибывших  охотников.   Вот   он   -
ненавистный, коварный  ларх!  Беззаботно  смеется,  разговаривая  с  Большой
Пяткой.
   - Не спасет тебя  могучий  отец!  -  тихо  сказал  Джар,  покидая  густые
заросли.
   Пока ему здесь нечего было делать. Он знал, что сегодня  у  лархов  будет
шумная трапеза и пляски по поводу благополучного возвращения  соплеменников.
Людей в лагере стало больше - значит, оставаться здесь опасно; на него могут
наткнуться враги. Да и отдохнуть как следует не  мешало  -  ведь  предстояла
серьезная схватка и, быть может, не  с  одним  Ланом!  В  том,  что  схватка
состоится, Джар не сомневался. Он не покинет эти  места,  пока  не  отомстит
врагу. Сейчас врагов много, но Джар  за  время  одиноких  скитаний  научился
терпению. Он будет ждать, он отомстит за все свои страдания!
   ...Вот уже два дня, как Джар кружил, точно ястреб, возле лагеря лархов, в
надежде  встретиться  с  ненавистным  сыном  Большой  Пятки.  И  как   назло
круглолицый Лан ни разу не покинул поселения!
   Лишь на утро третьего дня Джар увидел, что Лан  в  сопровождении  десятка
молодых охотников с копьями и  дротиками  наконец  вышел  из  лагеря.  Лархи
задержались возле росших поблизости кустов, и каждый  из  них  украсил  свою
голову ветвями.
   В саванне паслось стадо оленей.  Посовещавшись,  лархи  переправились  на
другой берег ручья. Вдель его русла тянулся  длинный  естественный  коридор,
образованный крутыми берегами ручья и густым кустарником. Здесь на некотором
расстоянии  друг  от  друга   затаилось   несколько   охотников.   Остальные
направились в степь, в обход стада.
   Джар не спускал  глаз  с  круглолицего  Лана,  который  вместе  с  другим
охотником спрятался в самом конце своеобразного коридора. Из своего  укрытия
на опушке леса Джару было  хорошо  видно,  как  крались  лархи  к  пасущимся
животным.  Замаскированные  ветвями,   прикрепленными   к   голове   тонкими
ремешками, они подобрались совсем близко к ничего не подозревавшим оленям.
   У молодого андора заблестели глаза, когда он увидел, как метко  брошенные
дротики поразили насмерть двух животных. Остальные олени, ловко направляемые
лархами, в ужасе кинулись  в  проход,  где  их  поджидали  в  засаде  другие
охотники. Еще два оленя стали жертвами ударов  копий.  Обезумевшие  животные
мчались вперед, приближаясь к месту, где притаилась последняя  пара  лархов.
Преграждая путь оленям, из  кустов  выскочил  Лан  и  его  товарищ.  Бегущий
впереди олень свернул к крутому берегу и прыгнул в бурлящий ручей. Вслед  за
ним, поднимая брызги, устремилось  все  стадо.  Благополучно  выбравшись  на
другой берег, запрокинув головы, животные во весь дух понеслись вдоль опушки
леса.
   Обозленные неудачей, издавая воинственные крики,  Лан  и  второй  охотник
быстро переправились через ручей. Наконец-то настал долгожданный  миг!  Джар
выскочил из кустов. Оба  ларха  мчались  за  убегающим  стадом,  от  них  не
отставал Джар. Лан и его товарищ не слышали за собой погони. Джар  радовался
удаче - ему предстояло схватиться только с  двумя  врагами,  и  это  его  не
пугало.
   Тем временем, к удивлению  Джара,  второй  охотник  значительно  опередил
Лана.
   "Быстрее к нему, пока он один!" - пронеслось в голове Джара.
   Заслышав шаги бегущего позади человека, Лан обернулся. При виде Джара его
круглое лицо не выразило страха, однако  он  остановился  и  вскинул  копье.
Остановился и Джар. Грудь его бурно вздымалась от долгого бега и гнева.
   - Сын гиены и змеи! -  задыхаясь,  проговорил  Джар.  Подняв  палицу,  он
нацелился ею в голову врага. Острое копье довершит месть!
   - Опусти палицу! - услышал он у себя за спиной и стремительно  обернулся.
Палица чуть не выпала у него из рук. Перед  ним  стояла  Лоан.  "Круглолицый
ларх мог  бы  сейчас  спокойно  пронзить  андора  копьем,  как  зазевавшуюся
куропатку", - подумал Джар, когда рядом  с  черноглазой  охотницей  появился
улыбающийся Лан.
   "Они похожи друг на друга!" - изумился Джар.
   - Не удивляйся, Быстроногий Олень! - как бы в ответ на его  мысли  сказал
Лан. - Мы брат и сестра, дети могучего Лара.
   - Быстроногий Олень, - перебила брата Лоан, - от твоей соплеменницы  Кри,
жены Лана, мы знаем о тебе многое. Когда  я  увидела,  как  ты  охотишься  с
пещерным львом, я поняла, что передо  мной  отважный  сын  племени  андоров.
Быстроногий Олень, не враждуй с нами - племя лархов  примет  тебя!  Ты  спас
жизнь мне, Старейшему племени лархов - Юргуну, его  внуку  Иргоку,  сохранил
жизнь Лану! - перечисляла заслуги Джара черноглазая охотница.
   Джар, сдвинув брови, молча слушал девушку. В нем боролись  противоречивые
чувства. Слишком много он выстрадал,  чтобы  сразу  отказаться  от  желанной
мести. В нем снова поднимался  гнев  при  воспоминании  о  коварстве  ларха.
Словно догадавшись об этом, Лан воскликнул:
   - Быстроногий Олень, ты ведь тоже поражен любовью, как  острием  дротика!
Мог ли я поступить иначе?
   Джар взглянул на девушку. Она чуть заметно улыбалась. Тогда он крикнул  в
запальчивости:
   - Андор сильнее ларха! Он уведет черноглазую охотницу, как Лан увел Кри.
   Нахмурившись, Лоан взглянула в глаза Джару.
   - Завтра, когда высохнет на траве роса, андор придет  на  лужайку  против
лагеря. С ним будет биться на палицах ларх. Кто первый выбьет оружие из  рук
противника, тот победит!
   - Победит андор - его женой будет Лоан! Победит ларх - Быстроногий  Олень
останется пленником! - захохотал круглолицый Лан.
   Джар понял, чем вызвана веселость ларха. В  минуту  гнева  молодой  андор
позабыл о Большой  Пятке!  По-видимому,  ему  предстояло  сразиться  с  этим
могучим человеком. Но Джар не испугался. Он спокойно ответил:
   - Андор не боится ларха! Андор победит ларха! - повернулся и пошел в лес.
Вслед ему внимательно глядели черные глаза охотницы.
   Глава 62. Снова хароссы
   Два ястреба, оглашая воздух резкими криками, дрались не на  жизнь,  а  на
смерть. Они долго кружили  один  подле  другого,  нанося  удары  крыльями  и
клювами и, наконец, сцепившись, серым  клубком  упали  в  кустарник.  Вскоре
послышалось хлопанье крыльев: и на земле ястребы продолжали поединок...
   Джар нахмурился: чего не поделили глупые птицы? Сегодня и ему  предстояло
померяться силами с могучим лархом. До последнего дыхания он  будет  биться,
чтобы победить и увести с собой черноглазую охотницу!..
   Джар взглянул на траву: роса высохла. Пора! Наверное, лархи ждут  его  на
лужайке против лагеря...
   Он сознавал, какой опасности подвергает себя, вступая  в  единоборство  с
человеком такой необычайной силы, как  Большая  Пятка.  Джару  и  раньше,  в
родном становище, приходилось участвовать в  поединках,  которые  напоминали
игру. Противники всевозможными .уловками  старались  выбить  оружие  Друг  У
Друга. Но ведь здесь будет не соплеменник, а враг.  И  еще  неизвестно,  чем
кончится схватка!.. Однако Джар не ощущал страха. Он не отступит, даже  если
придется пасть мертвым!..
   Юноша вышел на опушку леса.  Вдали,  как  огромные  муравейники,  темнели
шалаши лархов. Джар переправился через  ручей  и  углубился  в  саванну.  Не
доверяя лархам, он решил приблизиться к лагерю со  стороны  открытой  степи.
Жители поселения заметили его и побежали к ручью,  но  ни  один  из  них  не
перешел на другой берег.
   Джар медленно приближался, держа на плече палицу  и  копье.  Лархи  шумно
усаживались на траву, переговариваясь между  собой.  Здесь  были  не  только
взрослые, но и дети. Всем хотелось поглядеть на увлекательное зрелище.  Джар
сразу увидел Лоан в толпе девушек, стоявших поодаль. На черноглазой охотнице
сегодня снова была одежда из леопардовой шкуры...
   Из просторного шалаша появилась  могучая  фигура  Большой  Пятки.  Широко
шагая, он быстро шел к ручью. Лархи расступались, освобождая ему  дорогу.  В
руках вождь племени держал массивную дубину. Могучий ларх  легко  перебрался
через стремительный ручей и так же легко поднялся на крутой берег.
   Джар спокойно ждал, опустив к ногам палицу. Копье он отбросил в  сторону.
Усилием воли молодой андор сдерживал невольную  дрожь,  охватившую  его  при
виде  грозного  противника.  Из-под  косматых  бровей   на   Джара   глянули
проницательные глаза вождя лархов.
   - Быстроногий Олень считает  себя  мамонтом,  а  Лара  мышью-малюткой?  -
насмешливо спросил могучий ларх.
   Это сравнение развеселило вождя, и он оглушительно расхохотался. Джар  не
смог удержаться от улыбки. Напряжение  вдруг  исчезло,  и  противники  более
дружелюбно взглянули друг на друга.
   Фигура ларха поражала необыкновенной мощью, молодой андор по сравнению  с
ним выглядел подростком. Однако опытный  взор  Лара  по  достоинству  оценил
мускулистую сухощавую фигуру Джара, угадывая в ней  незаурядную  силу.  Ларх
одобрительно хмыкнул носом, предвкушая удовольствие от предстоящей  схватки.
Очевидно, нечасто находились охотники вступать с ним в единоборство!  И  все
же перед началом поединка, вспомнив  о  заслугах  Джара,  он  предложил  ему
вступить в орду лархов. Но Джар не забыл обиду, нанесенную ему  лархами,  он
вспыхнул и, гордо выпрямившись, сказал:
   - Быстроногий Олень  останется  андором  и  уведет  с  собой  черноглазую
охотницу!
   В ответ Большая  Пятка  только  расхохотался  и,  взмахнув  палицей,  дал
понять, что готов начать поединок.
   Смех ларха заставил Джара побледнеть от злости. Он  размахнулся  и  нанес
сильный удар. Ларх легко отпрыгнул в  сторону.  Палица  Джара,  не  встретив
препятствия, чуть было не вылетела из его рук.  Он  никак  не  ожидал  такой
легкости и  быстроты  движений  от  казавшегося  неповоротливым  противника!
Выходит, что он не только силен, но и ловок.
   Внезапно ларх перешел в  наступление.  Обхватив  рукоятку  палицы  обеими
руками, он принялся с невероятной скоростью вращать ее вокруг себя, так  же,
как это делал Джар, обороняясь от диких  людей.  Андор  понимал:  попади  он
сейчас под удар -  не  миновать  ему  очутиться  на  другой  стороне  ручья!
Зловещий свист рассекаемого  палицей  воздуха  слышался  все  ближе:  вращая
грозным оружием,  ларх  наступал.  До  слуха  Джара  донесся  громкий  хохот
наблюдавших за поединком, людей. А он позорно отходил шаг за шагом...
   Нет, больше отступать он не будет - Джар отскочил  в  сторону  и  в  свою
очередь принялся с бешеной быстротой вращать вокруг себя палицу. Насмешливые
крики лархов стихли. Зрители молча наблюдали, как Джар и Лар,  не  прекращая
вращать дубины, медленно приближались друг к другу.
   Раздался оглушительный треск - это столкнулись  в  воздухе  палицы.  Джар
почувствовал, как непреодолимая сила вырвала палицу из его рук. От толчка он
покачнулся, с трудом удержался на ногах. Против него, широко расставив ноги,
как ни в чем не бывало, стоял Большая Пятка!
   Но что это? В руках ларха Джар не увидел палицы. Она лежала рядом  с  его
дубиной на прибрежном песке, у самого ручья. Значит, могучий ларх не победил
Джара?! Юноше стало легко, и радостно на  душе,  он  рассмеялся.  Глаза  его
искали  в  толпе  Лоан.  Девушка  в  шкуре  леопарда  смотрела  на  него   и
улыбалась...
   Внук старейшего племени, Иргок, вброд пересек ручей, подобрал лежавшие на
песке палицы и стал подниматься на обрыв. Насупленное лицо Лара прояснялось.
Его косматые брови полезли кверху, а  глаза  превратились  в  чуть  заметные
щелки, и он снова громко захохотал. Это был добродушный,  веселый  смех,  от
которого сотрясалось все его  большое  тело.  Упершись  в  бока  руками,  он
покачивался из стороны в сторону.
   Иргок подошел к противникам и подал им палицы. Джар приветливо  улыбнулся
мальчугану.  Большая  Пятка  заговорил  -  голос  его  напоминал  незлобивое
ворчание пещерного медведя:
   - Андор не победил и ларх не победил!..  Оставайся  с  нами,  Быстроногий
Олень! Лоан - Черноглазая Косуля ждет тебя...
   На секунду Джар задумался, почему бы ему не остаться среди лархов  -  они
так похожи на отважных андоров! К тому же, он  -  изгнанник,  и  неизвестно,
когда ему удастся разыскать Булу с соплеменниками...  Только  Джар  собрался
ответить Лару, как возле него очутилась Лоан. В руках она держала  маленький
щит черепахи, подвешенный на тонком ремешке. Панцирь черепахи был окрашен  в
красный цвет. Девушка повесила на грудь молодому  андору  свой  амулет,  щит
черепахи пришелся как раз против его сердца.
   Джару был знаком этот обычай. Так девушки давали знать своему избраннику,
что зов его  сердца  услышан!  Джар,  закрыв  глаза,  вдыхал  слабый  аромат
гвоздик, украшавших голову Лоан. Он был счастлив. После стольких невзгод  он
обрел не только племя, готовое принять его, но и Лоан, Черноглазую Косулю.
   Вдруг лархи, сидевшие на  противоположном  берегу,  вскочили  и,  перейдя
ручей,  пробежали  мимо  Джара.  Он  оглянулся.  В  степи  виднелись   люди,
направлявшиеся к поселению.
   - Лархов так много? И подходят тоже  люди  вашего  племени?  -  удивленно
спросил Джар.
   - Часть орды оставалась в старом поселении. Сейчас они перебираются сюда.
Среди них и Кри, - пояснила Лоан.
   Толпа лархов приближалась. Джар разыскал глазами Лана,  который  брал  из
рук подошедшей к нему молодой женщины тяжелую ношу. Джар сразу узнал ее: это
была Кри.
   Лархи  подошли  совсем  близко,  и  Кри,  увидев  соплеменника,  радостно
закивала ему. Джару на миг показалось, что он снова среди андоров  в  родном
становище. Сердце мужественного охотника сжалось. Он кинулся навстречу Кри и
потерся носом о ее плечо.
   Лархи разразились одобрительными криками.  К  Джару  подошел  Юргун,  его
маленькие глазки лукаво поблескивали:
   - Быстроногого Оленя ждет еще одна радость,  -  пророкотал  низкий  голос
старика.
   Юргун  махнул  рукой,  подзывая  кого-то,  толпа  расступилась,  и   Джар
увидел... Кабу, того самого Кабу - Бобрового Зуба, - который так  неожиданно
пропал после ночной схватки с лархами! Он повредил себе ногу  в  поединке  с
Большой Пяткой, рассказывал Кабу Джару, и был взят в плен. Он сильно хромал,
не мог охотиться и помогал лархам выделывать каменные орудия.
   Джар подвел Кабу к Лоан. И в первый раз увидел Быстроногий Олень, что  ее
глаза глядят на него  с  нескрываемой  нежностью.  Но  вдруг  на  лице  юной
охотницы появилось тревожное выражение. Лоан молча указала в  сторону  леса.
Вдоль опушки бежало несколько  человек.  Это  были  охотники-лархи.  Заметив
исполинскую фигуру Лара, они свернули к нему. Один из них сообщил:
   -  У  обрыва  хароссы!  Они  напали  на  маленькую  орду,  которую  ведет
кривоногий охотник!
   Джар вздрогнул. Здесь неподалеку от него бьются  с  жестоким  врагом  его
соплеменники,  идущие  с  Булу!  Схватив  свое  оружие,  он  побежал  в  том
направлении, куда указывали лархи. На бегу он крикнул:
   - Андор вернется, как только сокрушит жителей тростников!.
   Вскинув палицу, Лар закружил ее над головой. Могучий ларх собирал мужчин,
чтобы отправиться вслед за Джаром навстречу хароссам!...
   Глава 63. Схватка
   Джар мчался вдоль опушки. Опасность, грозившая сородичам,  придавала  ему
силы. Огненная черепаха, казалось, висела над самой головой молодого  андора
и немилосердно палила. Во рту пересохло от жажды. Джар спустился к ручью  и,
припав к воде, с жадностью стал пить.  Хотелось  лечь  в  благодатной  тени,
закрыть глаза... Но нет!  Соплеменники  в  беде!..  Снова  бежит  неутомимый
Быстроногий Олень!
   По словам лархов, где-то совсем близко должны быть андоры и  напавшие  на
них хароссы. По временам Джар замедлял бег и внимательно прислушивался -  не
услышит ли  он  шум  побоища?  Но  вокруг  царила  тишина,  нарушаемая  лишь
чириканьем птиц да шелестом ветвей.
   Вдруг  огромный  рыжий  зверь,  выскочив   из   прибрежного   кустарника,
устремился вслед за человеком. Джар свернул к лесу  и  взобрался  на  первое
попавшееся дерево.  Зверь  расхаживал  подле  убежища  человека,  бросая  на
ускользнувшую добычу алчные взоры. Аму! Разъяренный, голодный Аму,  забывший
о дружбе с человеком!..
   Угрюмый  вид  льва  заставил  Джара  усомниться  в  том,  что  перед  ним
Кровожадный Брат. Он тихо  произнес  имя  хищника  и  издал  знакомый  зверю
охотничий призыв. Лев вздрогнул, как от  удара,  и,  усевшись  под  деревом,
немигающими желтыми глазами впился в человека. Потом, встряхнув  гривой,  он
коротко мяукнул и, подойдя к дубу, на котором сидел Джар, потерся о ствол.
   Джар без страха покинул свое убежище. Аму узнал его!
   И снова Быстроногий Олень бежал на выручку соплеменникам. Но теперь рядом
с ним, не отставая ни на шаг, скакал пещерный лев.  У  Джара  созрел  смелый
план: Аму поможет ему отомстить хароссам!
   Лес неожиданно кончился, и Джар увидел наконец соплеменников,  окруженных
хароссами. Андоры скрывались в  густом  кустарнике,  примыкающем  к  оврагу.
Спуск в лощину был настолько крут, что служил им надежным тылом.
   Джар  остановился,  чуть  не  наткнувшись  на  лежавший  в  траве   труп.
Обескровленное, с заострившимися чертами худощавое лицо... Неужели Лус?!  От
неожиданности палица выпала из рук юноши. Вот  как  пришлось  встретиться  с
другом!.. Тело Луса было пронзено несколькими дротиками. Джар до  боли  сжал
кулаки.
   Рычание Аму послышалось совсем рядом.  Сощурив  желтые  глаза  и  вытянув
хвост,  лев  крался  к  мертвому  человеку.  Вперед!  Не  то  Аму   займется
неподвижным телом Луса...
   Издав призывный крик, Джар  с  поднятой  палицей  бросился  на  хароссов.
Увидев перед собой человека и льва, жители тростниковых озер растерялись.  А
после  того,  как  разъяренный  хищник  размозжил  голову  их   рыжеволосому
предводителю, хароссы, крича и воя, в ужасе рассыпались по поляне.
   Джар  смело  носился  среди  них,  поражая  врагов  насмерть.  Его  обуял
беспощадный гнев. Он мстил за гибель Луса. И вскоре на лужайке  не  осталось
ни одного живого харосса. Уцелевшие бежали, завывая от страха. Джар бросился
было преследовать врагов, но вдруг услышал со стороны  поляны  яростный  рев
Аму. Неужели лев напал на его соплеменников?! Джар повернул назад. Когда  он
перепрыгнул  через  куст,  скрывавший  от  него  лужайку,  то  увидел,   что
Кровожадный Брат лежит на боку, пронзенный копьями.  Лев  был  еще  жив,  он
пытался приподняться, судорожно вскидывал лохматую  голову.  Держа  в  руках
тяжелую палицу, к Аму подходил  коренастый  широкоплечий  охотник.  Это  был
Гурху. Джар отвернулся, он не хотел видеть, как прикончат  его  Кровожадного
Брата... И вдруг громоподобный рев потряс воздух. Аму снова  был  на  ногах,
казалось, живучий зверь обрел прежнюю силу. В глазах его загорелись  зеленые
искры, он в упор глядел на приближавшегося человека.
   Гурху почти вплотную подошел к хищнику. Не в силах  сдержать  себя,  Джар
громко закричал. Но вожак охотников не отступил, он взмахнул палицей, норовя
ударить Аму в висок. И в этот момент лев с ревом кинулся на Гурху.
   По поляне пронесся вопль оцепеневших от ужаса людей. Никто не подозревал,
что смертельно раненный лев прыгнет на человека. Отважный вожак охотников не
успел увернуться, и рыжее тело Аму накрыло  его.  Джар  бросился  на  помощь
Гурху, но человек и хищник были уже мертвы...
   Эпилог
   Джар поднял голову, пристально всматриваясь в  степь,  покрытую  молочной
пеленой тумана. Ему послышалась легкая, быстрая поступь  каких-то  животных.
Кто это мог быть? Волки? Что им  понадобилось  вблизи  человеческого  жилья?
Андор не шевелился - так и остался сидеть, свесив ноги с края площадки.
   Вожак охотников не боялся серых хищников!  Под  скальными  навесами  и  в
гротах спали соплеменники и с ними его  маленький  сын  Джур  и  черноглазая
Лоан, жена и смелая охотница...
   Джар снова прислушался - саванна безмолвствовала, лишь над самым его ухом
тонко пропел комар. Хорошо было в  этот  тихий  предутренний  час  встречать
появление огненной черепахи!  Степь  благоухала  десятками  запахов.  Чуткие
ноздри Джа-ра уловили знакомый запах душистой таволги...
   Он задумался... Прошло две зимыс того дня, как погиб  Гурху.  Это  ему  -
отважному вожаку охотников - удалось тогда разыскать Кривоногого Булу...  Не
стало строптивого Гурху - Серого Медведя. Его и Луса посыпали красной охрой,
чтобы, подобно огню, она согревала их в  холодной  земле,  и  похоронили  на
лужайке, там, где происходила схватка с ха-россами...
   Джар вместе с  Лоан,  кривоногим  Булу,  Кабу  и  другими  соплеменниками
вернулись в становище к старому Маюму.  Мудрый  вождь  и  сородичи  радостно
встретили их - теперь племя андоров снова станет многочисленным и сильным!..
Джар вместо Гурху стал водить охотников в степь.
   Словно дротик, брошенный сильной рукой, летит время... Джар улыбнулся.  У
него уже сын... И Рам тоже отец семейства. Толстопятый Барсук  взял  в  жены
девушку из племени лархов - подругу Лоан. В становище андоров часто приходят
Лан и Кри, приходит и  могучий  Лар.  Ведь  теперь  племя  лархов  дружит  с
андорами и живет по соседству в  пещерах,  открытых  Джаром.  Нередко  Маюма
навещает старейший орды лархов Юргун, он приводит с собой внука Иргока. Хуог
и юный ларх подружились. Вихрастый андор любит рассказывать Иргоку о  Тунге,
необыкновенном сером псе, который когда-то жил среди людей...
   Тонкий слух Джара опять, теперь уже совсем близко, уловил  тихие,  словно
крадущиеся, шаги. Да, это поступь зверей... Был бы здесь сейчас  Тунг...  Он
мигом разузнал бы, кто скрывается в саванне! При мысли о  Сером  Брате  лицо
Джара стало грустным. Где он теперь, верный пес, что с ним?
   Из саванны подул  легкий  ветерок  и  принес  запах,  заставивший  андора
вскочить на ноги. Туман рассеивался, и между холмов, на том самом месте, где
когда-то происходила схватка с Мохором,  Джар  увидел  стаю  степных  собак.
Впереди сидел крупный пес с белой отметиной  на  лбу.  Рядом  с  ним  лежала
светло-серая самка.
   . Джару показалось, что это сон, счастливый  сон!  Он  протер  глаза,  но
видение не исчезло. За спиной андора слышались привычные звуки:  просыпалось
становище. Кто-то разжигал костер, покашливал Маюм, вышедший из грота.
   Нет! Это был не сон!.. Джар  видел  перед  собой  стаю  собак  с  вожаком
Тунгом...
   Однажды ясным весенним утром Джар, как и в  тот  день,  когда  к  пещерам
пришли собаки, снова сидел на краю площадки. Щедрое солнце и ветры подсушили
оттаявшую степь, и она  нарядилась  в  радующую  глаз  ярко-зеленую  одежду.
Многочисленные стада оленей, бизонов, лошадей двигались на север.
   Джар взглянул  на  поселение  собак,  расположившихся  на  холмах  вблизи
становища андоров. Самки со щенятами уже грелись на солнце. С  тех  пор  как
степные псы поселились здесь, людям жилось спокойнее. Звери обладали  острым
чутьем,: громким лаем оповещали они о появлении грозных хищников  или  чужих
людей. Собаки помогали андорам на охоте, защищали вместе с ними становище.
   Холодный влажный нос ткнулся Джару в спину. Обернувшись, вожак  охотников
ласково погладил огромного пса с белой отметиной  на  лбу,  лежавшего  подле
него. Тунг поднялся и подошел к краю площадки. Глаза  его  были  обращены  к
холмам, на склонах которых темнели отверстия  нор.  Оттуда  одна  за  другой
вылезали собаки. Потягиваясь, широко  зевая  и  энергично  отряхиваясь,  псы
неторопливо собирались в стаю.
   Шумная  свора  ринулась  к  террасе.  Собаки  достигли  откоса,   уселись
полукругом и принялись нетерпеливо лаять. Джар встал и, улыбаясь,  обратился
к ним:
   - Братья моего Серого Брата, сегодня андоры не будут  гнать  добычу,  они
ждут к своим кострам соседей из племени лархов!
   Стоявший  рядом  Тунг  громко  залаял  и  стал  прыгать   перед   Джаром,
вопросительно глядя ему в глаза. Андор покачал  головой  и  сел  на  прежнее
место. Тунг еще некоторое время повертелся возле него, но видя, что Джар  не
двигается, он со звонким лаем скатился с откоса  и  понесся  в  степь.  Стая
собак, громко вторя, помчалась за ним. Вскоре их заливистые голоса  растаяли
в нарастающих шумах дня.
   Быстрый, как ветер, мимо пронесся табун лошадей.
   "Вот бы с кем хорошо подружиться и бегать по степи, ухватив за гриву!"  -
подумал андор.
   Джар с завистью поглядел  вслед  быстроногим  животным  и  закрыл  глаза.
Пригревало солнце.
   Мягко ступая, подошла к нему Лоан. В руках у нее - совсем маленький щенок
с белым пятнышком на лбу. Лоан наклонилась и опустила щенка на колени Джара.
Лобастый детеныш, неуклюже тычась мордочкой в ладони  человека,  лизнул  ему
пальцы.
   От маленького создания пахло молоком и степными собаками.
   - Мы вырастим  его,  как  Тунга,  в  нашей  пещере,  -  предложила  Лоан,
усаживаясь рядом с мужем.
   - Спасибо Черноглазой Косуле, - просто ответил Джар, беря ее за руку.
   Он долго смотрел в ту сторону, откуда должны были появиться лархи, и; как
бы отвечая на свои мысли, тихо произнес:
   - Маленький Тунг, как и большой, будет верным братом андоров...
   Джар и Лоан одновременно вскочили на ноги. Сквозь зелень  далеких  кустов
замелькали неясные фигуры. Вскоре многочисленная  толпа  людей  появилась  в
открытой степи. Впереди шагал  человек  исполинского  роста,  на  плече  его
покоилась увесистая палица. Сомнений не могло быть - это подходил  со  своей
ордой. Большая Пятка.
   Передав щенка Лоан, Джар сложил  ладони  у  рта  и  издал  клич  племени:
"яррх!"  Андоры   поспешно   покидали   пещеры,   их   восторженные   голоса
присоединились к голосу вожака охотников.
   Из саванны неслись ответные крики. Чувство радостного  волнения  охватило
андоров и лархов: они дружны, их много, и никакой  враг,  никакой  зверь  не
страшен им теперь!
   Медленно взбиралась на небосклон  огненная  черепаха.  Остывшая  за  ночь
земля  жадно  впитывала  живительное  тепло  щедрого  солнца.   Новый   день
начался...
   1 Как известно, в зоопарках и зоосадах иногда встречается помесь тигра  и
льва, выведенная в условиях неволи. В ту далекую  эпоху  естественные  места
обитания тигров и львов не  были  так  резко  разграничены,  как  сейчас,  и
поэтому не исключалась вероятность появления помесей этих хищников.
   2  Неандертальцы  -  один   из   древнейших   видов   людей,   являвшихся
предшественниками людей верхнего палеолита.
   3 В описываемую эпоху глиняной посуды еще не  было.  В  качестве  сосудов
использовались черепа и полые рога животных. Для этой же  цели  также  могло
выдалбливаться дерево.
   4 Мездра - нижний слой шкуры (подкожная клетчатка).
   5 Различные формы религиозных обрядов появились в верхнем  палеолите.  Об
этом свидетельствуют погребения того времени.
   6 В позднеледниковое время нередко  случалось,  что  рядом  с  животными,
характерными для тундры,  существовали  и  обитатели  травянистых  степей  и
лесов.  Вероятно,  это  можно  объяснить  тем,  что  ландшафтные  зоны  были
перемещены к югу и сдвинуты на очень близкое расстояние.
   7 Секач - название взрослых самцов дикого кабана.
   8 Люди  верхнего  палеолита,  жившие  в  суровых  условиях,  зависели  от
случайностей охоты. Не умея правильно объяснить явления природы, наделяли ее
сверхъестественными магическими свойствами и совершали всевозможные  обряды,
искренне веря, что это обеспечит им благополучие и удачу.
   9 Памятники искусства верхнего палеолита многочисленны и разнообразны.  К
ним относятся вырезанные из кости и камня, а в отдельных случаях вылепленные
из глины статуэтки животных и людей. В глубине пещер, на стенах и на потвлке
сохранились  изображения  животных,  нарисованные  первобытными  людьми  при
помощи минеральных красок.