Райдер Хаггард.
   Аллан Кватермэн

--------------------
     РОМАН
     Перевод с английского В. Карпинской
     2-ое издание, 1-ое в 1903 году
     Издательство АЛНА Литера, 1991, Вильнюс
     OCR: Сергей Васильченко
--------------------


        ВСТУПЛЕНИЕ

     Я  похоронил  недавно моего мальчика, моего  милого мальчика, которым я
так гордился. Сердце мое разбито. Так тяжело -- иметь только одного  сына  и
потерять его. Божья воля!  И я не мог ничего поделать.  Смею  ли я,  могу ли
жаловаться? Неумолимо вертится колесо судьбы и ловит всех нас поочередно, --
одних скорее, других позже, -- в конце концов, уничтожает всех. Мы не подаем
ниц перед неумолимым роком, как бедные индейцы, мы пытаемся убежать туда или
сюда,  мы вопим  о пощаде... но  бесполезно! Как гром,  разражается над нами
мрачный рок и обращает нас в пыль и прах.
     Бедный Гарри!  Умереть  так рано, когда целая жизнь раскрывалась  перед
ним!  Он  так  усердно  работал  в  больнице, так  блестяще  сдал  последние
экзамены, и я так гордился этим, полагаю, даже больше, чем он сам. Ему нужно
было  отправиться в другую  больницу для изучения  оспенной заразы. Он писал
мне  оттуда,  что  не боится оспы, и  что  ему необходимо изучить  болезнь и
набраться опыта. Страшная болезнь  унесла  его, и я,  старый, седой, слабый,
остался  оплакивать  его,  совсем одинокий  на свете. У  меня нет никого, ни
детей, ни близких, чтобы пожалеть и утешить меня. Я мог бы спасти его, -- не
пускать туда, у меня достаточно средств для нас обоих, -- более,  чем нужно,
рудники царя Соломона в изобилии снабжают меня деньгами.  Но я говорил себе:
нет, пусть мальчик  учится  жить, пусть  работает,  чтобы  насладиться потом
отдыхом! Но этот отдых  застал его среди работы. О, мои мальчик, мой дорогой
мальчик!  Судьба  моя  похожа на судьбу библейского Иова, который имея много
имущества, много житниц с хлебом, --  я  тоже припасал много добра для моего
мальчика! Бог прислал за его душой, и я остался  один, в полном отчаянии. О,
я хотел бы умереть вместо моего милого мальчика!
     Мы похоронили  его  после полудня, под  сенью древней,  серой церковной
башни, в  той  деревне,  где я  живу. Это  был печальный  декабрьский  день.
Тяжелые снеговые тучи  облегали  небо.  Как только  гроб поставили в могилу,
несколько  снежных хлопьев упало на него.  Чистой девственной белизной сияли
они  на  черных покровах! Перед тем,  как опустить гроб в  могилу, произошло
замешательство, -- забыли нужные веревки. Мы стояли молча и ждали, наблюдая,
как пушистые снежные хлопья падали на гроб, словно благословение неба, таяли
и превращались в слезы над телом бедного Гарри. Это еще не все. Красногрудый
снегирь смело  спустился, сел  на гроб  и начал петь. Я испугался и  упал на
землю с  растерзанным  сердцем.  Сэр  Генри  Куртис, человек более сильный и
смелый, чем я, также упал на колени, а капитан Гуд отвернулся. Как ни велико
было мое горе, я не мог не заметить этого.
     Эта книга "Аллан Кватермэн" -- извлечение из моего дневника, который  я
вел более двух лет тому назад. Я переписываю его вновь, так как мне кажется,
что он может служить началом истории,  которую  я собираюсь рассказать, если
Богу угодно  будет дозволила  мне  окончить ее. Невелика  беда, если  я и не
окончу.  Этот отрывок из дневника  был написан  за  семь тысяч миль от  того
места,  где я лежу  теперь,  больной, и пишу  это, а  красивая девушка стоит
около  меня  и отмахивает  мух от моего августейшего лица. Гарри -- там, а я
здесь, и все же я чувствую, что и я скоро уйду к нему.
     В Англии  я жил в маленьком, красивом доме, -- говорю в  красивом доме,
сравнительно с  домами, к которым я привык, живя в Африке, -- не дальше, чем
в 500 ярдах от старой церкви, где спит вечным сном мой Гарри. После  похорон
я вернулся домой и немного поел, потому что может ли быть хороший аппетит  у
того,  кто похоронил все свои земные  надежды! Немножко закусив,  я принялся
ходить, вернее ковылять, -- я давно уже хромаю благодаря укусу льва, -- взад
и  вперед  по  отделанной  под  дуб  передней комнате,  потому  что  в  моем
английском доме есть комнаты. На четырех стенах комнаты были размещены около
сотни пар рогов. Тут были действительно прекрасные образцы, так как я хранил
только лучшие рога. В центре комнаты, над большим камином, находилось пустое
пространство, где я повесил  свои винтовки. Некоторые из них были старинного
образца, которых теперь уже не увидишь,  я достал их 40 лет тому назад. Одно
старое ружье я купил несколько лет  тому назад у  бура,  который сказал мне,
что из  этого ружья стрелял его отец в битве  при  Кровавой реке, после того
как Динган напал на Наталь и убил шестьсот человек,  включая женщин и детей.
Буры  назвали  это место местом  плача, и  так называется оно  и до сих пор.
Много слонов убил я из  этого ружья. Оно вмещает горсть черного пороху и три
унции пулек  и дает сразу  двойной выстрел.  Итак,  я  прохаживался  взад  и
вперед, посматривая  на ружья и  на рога, и  великая тревога заползала в мою
душу. Я должен  уехать прочь  из этого дома, где я  живу праздно и спокойно,
опять в дикую страну, где  я провел лучшую половину  жизни, где встретил мою
дорогую жену, где родился мой  бедный Гарри, где  случилось со  мной столько
хорошего  и  дурного. Во  мне  жила жажда пустыни,  дикой страны,  я  не мог
выносить  более моей жизни здесь, я должен уехать и умереть там,  где я жил,
среди дикарей и  диких зверей! Расхаживая  по  комнате, я думал и смотрел на
лунный свет, серебристым блеском заливавший  небесный свод,  и  таинственное
море кустарника, наблюдал за причудливой игрой его на воде. Господствующая в
человеке страсть  сильнее всего отзывается перед смертью, как говорят, а мое
сердце умерло в эту ночь. Независимо от моего волнения, понятно, что ни один
человек, проживший сорок лет так, как  я, не может безнаказанно запереться в
Англии, с ее нарядными, огороженными,  возделанными полями, с  ее чопорными,
образцовыми манерами, ее разодетой толпой. Мало-помалу, он начнет тосковать,
о свежем  дыхании  воздуха  пустыни, грезить безбожными  зулусами,  которые,
подобно орлам, бросаются на врагов со скалы, и сердце его возмущается против
узких границ цивилизованной жизни.
     И  эта  цивилизация!  Что дает  она?  Целых  сорок лет  провел  я среди
дикарей, изучая их нравы и обычаи, потом несколько лет я прожил в Англии, и,
по собственному глупому разумению, присматривался к детям цивилизации. И что
же  я  нашел?  Огромную  пропасть  между  теми  и  другими?  Нет,  небольшое
расстояние,  которое  простодушный  человек  легко  перепрыгнет.   Дикарь  и
цивилизованный  человек  очень  похожи друг на  друга, только  последний  --
изобретательнее и обладает способностью комбинации. Зато дикарь, насколько я
узнал его, не  знает жадности к деньгам, которые,  подобно раку, впиваются в
сердце  белого человека.  В  общих чертах дикарь и дитя  цивилизации  сходны
между собой.  Смею думать, что  высокообразованная  дама, читая эти  строки,
улыбнется наивности  старого глупца-охотника, когда подумает о своих черных,
увешанных  бусами  сестрах!  Улыбнется  также  высококультурный  прожигатель
жизни, смакуя свой  обед в клубе. Цена этого обеда могла бы прокормить целую
неделю не одну голодную  семью!  Моя дорогая барышня! Что это  за прелестные
вещи  надеты на вашей шейке? Они имеют странное сходство, особенно, когда вы
надеваете  низко  вырезанное  платье,  с  украшениями  дикой  женщины.  Ваша
привычка  вертеться  под  звуки  музыки,  ваше пристрастие  к притираниям  и
пудрам, уловки, к  которым вы  прибегаете,  чтобы  заполучить  себе богатого
завоевателя, который должен сделаться вашим супругом, ловкость, с которой вы
убираете себе голову  перьями и всякой всячиной -- все это приближает вас  к
вашим черным сестрам!  Вспомните, что в основных  принципах вашей природы --
вы совершению схожи с  ними! Вы, сударь, также смеетесь? Пусть дикарь придет
и  ударит вас  по  лицу,  пока вы наслаждаетесь  удивительно  приготовленным
блюдом, мы увидим тогда, не сидит ли в вас самих такой же дикарь?!
     Я уеду навсегда отсюда, и что здесь хорошего? Цивилизованные люди -- те
же  дикари,  посеребренные сверху!  Цивилизация  --  суетные слова,  подобно
северному сиянию,  она сверкнет и исчезнет, и  окружающий мрак сгустится еще
сильнее. Она подобна дереву, выросшему на почве варварства, и я уверен, рано
или  поздно, она падет, как  пала цивилизация  Египта,  культура  эллинов  и
римлян и много других,  которых не  перечесть. Не  подумайте, что я  осуждаю
современные учреждения, представляющие из себя экстракт человеческих  опытов
на пользу общую! Цивилизация дала нам большие преимущества, напр., больницы.
Но,  подумайте,  эти больницы  наполнены  больными  людьми,  жертвами той же
цивилизации!  В диких странах больниц нет. Является  вопрос:  насколько  эти
благословленные небом люди обязаны больше христианству, чем цивилизации?
     Весы качаются,  поднимаются, -- здесь больше, там меньше,  природа дает
средний вывод на обеих чашках весов, и общая сумма является главным фактором
в этом огромном уравнении, результат которого равен  неизвестному количеству
целей и намерений.
     Разумеется, на все это можно смотреть только как на вступление молодого
народа на путь  прогресса. Мне приятно думать, что мы пытаемся иногда понять
границы  нашей  природы,  что  серьезность познаний  вовсе  не  пугает  нас!
Человеческое искусство необъятно и  растяжимо, подобно  эластичной ленте, но
человеческая природа похожа на железное кольцо. Вы можете его обойти кругом,
можете  отлично отполировать его,  сплющить, можете  прицепить его к другому
кольцу,  но  никогда,  пока  существует  мир  и  человек, не  увеличите  его
постоянную окружность. Это --  вещь неизменяемая,  как звезды на небе, более
прочная, чем горы,  неизменная,  как  пути  Вечного. Природа человека -- это
калейдоскоп  Бога,  -- маленькие цветные стекла,  в которых отражаются  наши
страсти, надежды,  страхи,  радости, стремления  к добру  и злу.  Всемогущая
Десница  управляет ими,  как  звездами, уверенно и спокойно  направляя  их в
новые  сочетания  и  комбинации.  Но   основные  элементы  природы  остаются
неизменными, независимо от того, будет ли больше цветных стекол, или меньше.
     Цивилизация  должна осушить человеческие слезы,  а мы плачем и не можем
утешиться. Война отвратительна ей, а мы деремся ради  домашнего  очага, ради
дома, чести и славы и находим удовлетворение в драке. И так везде и во всем.
     Когда сердце убито, а голова лежит в прахе,  нам  не надо  цивилизации.
Назад, назад! Мы ползем назад,  укладываемся  на великой  груди Природы, как
малютки, и  ждем,  что она утешит  нас,  заставит  нас  забыть пережитое или
спасет от жала воспоминаний!
     Кто  из нас, в  своем  великом горе, не чувствовал  желания смотреть  в
дивное  лицо  природы,  нашей  всеобщей  матери?  Кто  не  стремился  лежать
где-нибудь  на  горе и  следить, как облака плывут по  небу, слушать раскаты
отдаленного грома, слиться, хотя бы ненадолго, своей бедной, жалкой жизнью с
жизнью природы,  почувствовать  биение  ее  сердца, забыть все  свои печали,
погрузиться в ее вечную энергию и жизненную силу! Она создала нас, от нее мы
произошли,  к  ней и вернемся!  Она  дала  нам  жизнь и поглотит нас в своих
недрах.
     Расхаживая по комнате моего дома в Йоркшире, я мечтал о нежных объятиях
матери-природы. Не той  природы,  которую  вы знаете  и  видите  -- в ровных
зеленеющих лесах, в  улыбающихся  нивах, но дикой природы, такой,  какой она
была создана, нетронутой, девственной, не знающей  борющегося  и  мятущегося
человечества. Я уйду  туда, где на свободе бегают  звери, назад,  в  страну,
история  которой  никому  неизвестна,  к  дикарям,  которых  я  люблю,  хотя
некоторые из них так же беспощадны, как политическая экономия. Там я научусь
спокойнее думать о  бедном Гарри, который лежит под  сенью старой  церкви, и
сердце мое не будет разрываться от тоски.
     Декабря 23.


        СОВЕТ КОНСУЛА

     Прошла  неделя  со времени  похорон бедного  Гарри. Однажды  вечером  я
ковылял по комнате  и  раздумывал, как  вдруг  позвонили  у наружной  двери.
Спустившись с лестницы, я сам открыл дверь. Вошли мои  старые  друзья -- сэр
Генри  Куртис  и капитан Джон Гуд.  Они уселись перед камином, где, я хорошо
помню это, горел яркий огонь.
     -- Вы очень добры, что зашли ко  мне, -- сказал я, --  не очень приятно
гулять по такой погоде!
     Они  ничего  не  сказали,  но  сэр  Генри  молча  набил  свою  трубку и
наклонился  закурить ее у камина. В  это время большое  сосновое полено ярко
вспыхнуло и озарило  всю его  фигуру. Он был  удивительно  красивый человек.
Спокойное, властное  лицо,  тонкие  правильные  черты, большие  серые глаза,
золотистые волосы и борода -- великолепный образец утонченного человеческого
типа.  Его  фигура не уступала по  красоте лицу.  Я  никогда не видел  таких
могучих   плеч  и   такой   широкой   груди.  В  сущности,   сэр  Генри  так
пропорционально сложен, что  несмотря на свой рост -- 5 футов -- он выглядит
довольно высоким  человеком. Я смотрел  на него и не  мог не подумать, какой
курьезный контраст с его лицом и рослой фигурой представляет моя собственная
тщедушная  особа.  Вообразите себе маленького, слабого человека, шестидесяти
трех лет, с  пожелтевшим лицом,  тонкими руками,  большими темными глазами и
коротко остриженными, поседевшими волосами на голове, торчащими, как щетина,
худого, утонувшего в своем платье, -- и вы  будете  иметь полное  понятие об
Аллане Кватермэне, которого  обыкновенно называют "охотник Кватермэн",  а по
месту рождения "Макумацан-англичанин".
     Капитан Гуд мало походил на нас. Коротенький, мрачный, очень коренастый
человек, с мерцающими черными глазами, с  вечным стеклышком в одном глазу. Я
назвал  его  коренастым,  но  это сказано  слишком  мягко, скорее  он  дюжий
человек. В  последующие  годы я должен, к  сожалению,  сознаться, Гуд  начал
очень  некрасиво  толстеть.  Сэр  Генри   уверяет,  что  все  происходит  от
праздности и  обжорства. Гуду это не нравится, хотя  он  не  может  отрицать
данного факта.
     Некоторое время  мы  сидели  молча,  потом я  зажег лампу,  стоявшую на
столе, потому  что  печальный  полумрак  в  комнате сильнее  нагонял  тоску,
наполнявшую  сердце  человека, похоронившего неделю тому назад  все  надежды
своей жизни. Я открыл шкап, находившийся в стене, и нашел там бутылку виски,
несколько бокалов и воду. Я люблю делать  все сам, для меня невыносимо вечно
видеть кого-нибудь около себя, под боком.
     Куртис и Гуд сидели молча, я полагаю потому, что им нечего было сказать
мне, что они рады  были  утешить  меня своим  присутствием, своим молчаливым
сочувствием моему горю, так как это был их второй визит после похорон.
     И это верно,  что иногда, в тяжелые минуты тоски, нас лучше успокаивает
молчаливое присутствие  людей, чем разговор, который только раздражает.  Мои
друзья сидели, курили, пили виски с водой, я стоял у  камина, также курил  и
смотрел на них. Наконец, я заговорил.
     --  Старые друзья,  -- сказал я,  -- как  давно мы вернулись  из страны
Кукуана?
     -- Три года, -- сказал Гуд. -- Почему ты спрашиваешь?
     -- Я  спрашиваю потому, что я довольно попробовал  цивилизации. Я поеду
обратно к дикарям!
     Сэр Генри откинул  голову на спинку кресла и  улыбнулся своей глубокой,
загадочной улыбкой.
     -- Как странно! -- сказал он. -- А, Гуд?
     Гуд таинственно взглянул на меня сквозь свое стеклышко.
     -- Да, странно, очень странно!
     --  Я  ничего не понимаю,  -- произнес  я, смотря то на  одного, то  на
другого, -- и не люблю загадок!
     -- Не понимаешь, старый  дружище? --  сказал сэр  Генри.  --  Я объясню
тебе. Мы с Гудом шли сюда и толковали. Он говорил...
     -- Если Гуд что-либо и говорил, -- возразил я саркастически, -- он ведь
мастер болтать. Что же это такое?
     -- Как ты думаешь? -- спросил сэр Генри.
     Я покачал головой. Как я мог знать, что болтал Гуд? Он  болтает о массе
вещей.
     -- Это  относительно маленького плана, который  я составил,  -- именно,
если ты захочешь, мы можем отправиться в Африку, в новую экспедицию!
     Я подпрыгнул при этих словах.
     -- Что ты говоришь? -- воскликнул я.
     -- Да, я это говорю, и Гуд тоже говорит! Неправда ли, Гуд?
     -- Верно! -- ответил джентльмен.
     -- Выслушай, старый дружище! -- продолжал сэр Генри, заметно оживляясь.
-- Я  устал, смертельно  устал от безделья, разыгрывая роль  сквайра. Больше
года я не  могу найти себе  покоя, как старый слон,  почуявший опасность.  Я
вечно грежу  о стране Кукуана,  о рудниках царя Соломона и сделался  жертвой
непреодолимого стремления бежать отсюда,  уверяю тебя! Мне до смерти надоело
убивать  фазанов  и  куропаток,  я нуждаюсь  в  путешествии. Ты поймешь  это
чувство, -- раз  попробовал виски с водой,  молока не возьмешь и в рот! Год,
проведенный  нами в стране Кукуана, кажется  мне, стоит  всех  остальных лет
моей жизни, сложенных вместе. Добавлю, что  я глуп, что страдаю от этого, но
помочь ничем  не  могу.  Я скучаю  и,  более  того, только и думаю  убраться
отсюда!
     Он помолчал и продолжал.
     -- В конце  концов, почему мне не ехать? У меня нет ни жены, ни родных,
ни ребят, ни цыплят. Если со мной что-либо случится, то баронетство перейдет
к моему брату Георгу и его сыну, как известно. Мне нечего делать здесь!
     -- А,  я  так и  думал, что, рано  или поздно, ты придешь к  этому. Ну,
теперь ты, Гуд, какие у тебя резоны для путешествия? Есть они?
     -- Да, -- ответил торжественно Гуд, -- я ничего не делаю без причины, и
если тут замешана дама, то не одна, а несколько!
     Я взглянул на него. Гуд -- удивительно суетный человек.
     -- Что же у тебя? -- спросил я.
     --  Если вы желаете знать, -- хотя мне нежелательно было бы  говорить о
деликатном и лично касающемся меня  деле, --  я скажу вам:  я начал  слишком
толстеть!
     -- Замолчи, Гуд! -- сказал сэр Генри. -- Кватермэн,  скажи нам,  что ты
можешь предложить?
     Я зажег свою трубку, прежде чем ответить.
     -- Слыхали ли вы, господа, о горе Кениа? -- спросил я.
     -- Нет, я не знаю такого места! -- отвечал Гуд.
     -- Слыхали ли вы об острове Ламу?
     -- Нет. Погоди. Не  он  ли  находится почти  в  300  милях к северу  от
Занзибара?
     -- Да.  Слушайте. Вот  что я предлагаю вам. Отправимся в Ламу, и оттуда
надо  сделать 250  миль  до Кениа.  От Кениа до Лекакизара еще 200 миль, или
вроде этого, и там, я уверен,  никогда еще не ступала  нога белого человека.
Затем, если  мы пойдем дальше, то вступим в совершенно неизведанную область.
Что вы скажете на это, друзья мои?
     -- Трудный план? -- сказал сэр Генри задумчиво.
     -- Ты  прав, -- ответил я, -- но я решил  это, потому что  все  мы трое
отправимся выполнять  этот  трудный  план.  Нам нужна перемена  жизни,  и мы
найдем совершенно иную природу, иных людей -- полную перемену. Всю мою жизнь
я мечтал посетить эти страны,  и  я  надеюсь  сделать  это раньше, чем умру.
Смерть моего  мальчика  порвала последнюю связь между мной и  цивилизованным
миром, и я  вернулся  к моей природной  дикости. Теперь я  скажу вам  другую
вещь. В продолжение нескольких лет до меня  доходили  слухи о  великой белой
расе,  которая,  как предполагали, обитает где-то  в  этом направлении, и  я
мечтаю  увидать  этих людей,  если  они действительно существуют.  Если  вы,
друзья, желаете отправиться со мной, отлично! Если нет, я поеду один!
     -- Я с  тобой,  хотя и не верю  в твою  белую расу! -- сказал сэр Генри
Куртис, вставая и кладя руку та мое плечо.
     --  Я  тоже!  --  заметил Гуд. --  Я потащусь за  тобой! Всеми силами я
постараюсь  добраться  до  Кениа  и  в  другое  место  с трудно произносимым
названием и увижу несуществующую белую расу! Вот все, что я скажу!
     -- Когда ты предполагаешь отправиться? -- спросил сэр Генри.
     -- В этом месяце, -- отвечал я. --  На пароходе Британской Индии. Ты не
уверен в существовании  расы, потому  что  не слыхал о ней,  Гуд! Вспомни  о
рудниках царя Соломона!
     Четырнадцать  недель прошло  со  времени этого разговора. После  долгих
рассуждений и справок, мы пришли к  заключению, что нашим  исходным  пунктом
для путешествий к горе Кениа должен  быть  не Момбаза, а устье реки Тана, на
100 миль ближе к Занзибару.
     Мы  решили  это,   благодаря  сведениям,  которые  дал  один   немецкий
путешественник,  встретившийся нам на пароходе по  пути в Аден. Я думаю, что
это самый  грязный  немец,  которого я  когда-либо знал, но он  был  хороший
товарищ и дал нам драгоценные сведения.
     --  Ламу?  -- сказал он. --  Вы едете в Ламу?  О, какое это  прекрасное
место! --  он  повернул к нам свое  жирное  лицо и  подмигнул  с  выражением
кроткого  восхищения.  --  Полтора  года  я прожил  там и  никогда не  менял
рубашки, совсем никогда!
     Прибыв на остров,  мы сошли с парохода  со всем  своим имуществом, и не
зная,  куда  идти,  смело  направились  к  дому  консула,  где   были  очень
гостеприимно приняты.
     Ламу -- курьезное местечко,  но  больше всего остались у меня  в памяти
необычайная грязь и вонь.  Это было нечто ужасное. Около консульства тянется
взморье,  или, вернее, грязный берег, называемый взморьем.  Во  время отлива
берег  совершенно  гол  и служит  местом  свалки  всяких нечистот,  отбросов
города. Здесь женщины зарывают в  прибрежную грязь кокосы, оставляя их  тут,
пока верхняя шелуха  совершенно не сгниет, тогда  их вырывают из грязи  и из
волокон  плетут  циновки  и  разные  другие  вещи. Это занятие переходит  по
наследству из поколения в поколение, поэтому трудно вообразить и описать все
ужасное состояние берега. Я знал много дурных запахов в течение  моей жизни,
но никогда не ощущал такой ужасающей  вони, как здесь, на  берегу,  когда мы
сидели, при  свете  месяца,  под гостеприимной кровлей нашего друга консула.
Неудивительно, что народ здесь умирает от лихорадки. Местечко, само по себе,
не лишено  известной  прелести,  но  это  впечатление  исчезает  под  гнетом
зловония.
     -- Куда вы  думаете направиться, джентльмены? --  спросил гостеприимный
консул, когда мы закурили наши трубки после обеда.
     --  Мы предполагаем отправиться  в Кениа,  а  оттуда в  Лекакизера,  --
отвечал сэр Генри. -- Кватермэн слышал что-то о белой расе людей, живущих на
неизведанных территориях!
     Консул  посмотрел на  нас, заинтересованный,  и ответил,  что он  также
слышал об этом.
     -- Что вы слышали? -- спросил я.
     -- О,  немного. Все, что  я  знаю, знаю из письма, полученного мною год
тому назад от  Мекензи, шотландского миссионера, пост которого находится  на
самом возвышенном пункте реки Тана!
     -- У вас есть его письмо? -- спросил я.
     --  Нет,  я уничтожил  его,  но помню, что он писал,  как  один человек
явился к нему и заявил, что он  путешествовал  два месяца, пока добрался  до
Лекакизера, где не бывал  никогда еще белый человек.  Там он  нашел озеро по
имени  Лага,  затем он пошел дальше, к северо-востоку,  и странствовал целый
месяц, через пустыни, целые заросли  колючего терновника и огромные горы, и,
наконец,  достиг страны, где жили белые люди в  каменных домах.  Сначала его
приняли  очень гостеприимно, но  потом  жрецы сочли его за дьявола, и  народ
хотел  убить его. Он убежал  от них и  путешествовал  8  месяцев,  добрался,
наконец, до миссионерского дома и умер, как я слышал. Вот все, что я знаю. И
если вы спросите  меня, я отвечу вам, что все это ложь. Но,  быть может, вам
нужно узнать об  этом повернее,  поезжайте  к миссионеру  Мекензи на  Тану и
расспросите его!
     Сэр Генри и я переглянулись. Все это было загадочно.
     -- Я думаю, что нам придется отправиться туда! -- сказал я.
     --  Отлично, --  отвечал консул, -- это  самое  лучшее,  что вы  можете
сделать,  но  я  должен  предостеречь  вас,  что  вы  имеете  ввиду  тяжелое
путешествие,  потому что я слышал,  что Мазаи  бродят  неподалеку, а  с ними
шутки  плохи. Лучше всего, если вы найдете несколько  людей в качестве ваших
слуг и охотников, и нескольких носильщиков. Правда, с ними  вам будет немало
хлопот, но  все же  это  окажется дешевле и  выгоднее,  чем  нанимать  целый
караван. Кроме того, у вас будет меньше риска, что они убегут.
     К  счастью,  в  Ламу  находилась  в  это время партия  солдат  (Ваквафи
Аскари).  Ваквафи -- это скрещенное племя Мазаи и Ватавета. Они представляют
собой мужественный народ  обладающий многими хорошими  качествами  зулусов и
большой способностью  к цивилизации.  Все  они  отличные охотники. Случилось
так, что эти люди совершили  длинное  путешествие с  одним англичанином,  по
имени  Джутсон,  который  отправился из Момбаза -- гавань на  расстоянии 150
миль от  Ламу, --  и обошел вокруг Килиманджаро,  одной  из  высочайших  гор
Африки. Бедняга, он умер от лихорадки на обратном пути, на расстоянии одного
дня дороги  до  Момбаза. Он перенес массу  опасностей и не дожил  нескольких
часов, которые отделяли его от спасения. Охотники похоронили его и прибыли в
Ламу.  Наш  друг консул убедил нас нанять этих людей. На  следующее  утро мы
отправились повидаться с ними, сопровождаемые переводчиком.
     Мы нашли их в грязной лачуге, в предместье города. Трое из них сидели у
лачуги и выглядели добродушными  молодцами, более или  менее цивилизованного
вида.  Мы осторожно  объяснили  им  цель нашего  посещения,  сначала  совсем
безуспешно. Они прямо  заявили, что  не хотят и  говорить  об этом,  что они
слишком устали и измучились в долгом путешествии, что сильно горюют о смерти
своего хозяина. Они думают отправиться домой и отдохнуть.
     Все  это звучало неутешительно, и чтобы отвлечь их внимание, я спросил,
где  находятся остальные.  Мне  сказали,  что их  шестеро, а я видел  только
троих. Один из них сказал мне, что остальные трое спят в лачуге, отдыхают от
трудов.
     --  Сон отягчил их веки,  -- добавил он, -- и  сердце  их  облегчилось.
Самое  лучшее  -- это  спать,  потому что сон  дает  забвение! К  несчастью,
человек должен просыпаться!
     Наконец,  трое остальных мужчин, зевая, вышли  из  хижины.  Первые  два
были, очевидно, той же самой расы, как те, что стояли передо мной. Но, увидя
третьего, я готов был выпрыгнуть из  своей собственной кожи. Это был человек
высокого роста,  грубый, но худощавый, с крепкими стальными  мускулами. Один
взгляд на него  сказал  мне, что  он был не из Ваквафов,  а чистейшей  крови
зулус. Он вышел, прикрывая рот тонкой, почти  аристократической рукой, чтобы
скрыть  зевоту. Я сейчас же заметил, что он "Кашла"  или человек с кольцом!*
Он  отнял руку ото рта,  и я  увидел энергичное лицо  зулуса, с  насмешливым
ртом,  короткой бородой,  уже поседевшей, и  парой темных соколиных глаз.  Я
сразу узнал этого человека, хотя не видал его 12 лет.

     *  Между  зулусами существует  обычай, что человек, достигший известных
лет и положения,  присваивает себе  право носить кольцо, сделанное из черной
камеди,  перевитое  волосами  и  отполированное,   как  бриллиант.  Почетное
положение супруга нескольких жен также дает право носить такое кольцо.  Пока
человек не носит  кольца, на него  смотрят, как на мальчика, хотя ему  может
быть 35 и более лет.

     -- Как ты поживаешь, Умслопогас? -- спросил я его.
     Высокий  человек, о происхождении и приключениях которого на его родине
ходят  целые легенды, известный под  именем "Дятла" или "Губителя", взглянул
на меня и  в удивлении выронил  из  рук длинный боевой топор.  Сейчас же  он
узнал меня и поклонился.
     -- Начальник!  -- сказал он. -- Старинный начальник! Великий начальник!
Отец! Макумацан! Старый охотник! Губитель слонов, пожиратель львов!  Зоркий,
осторожный, смелый, спокойный! Его выстрелы всегда  метки,  его глаза зорки!
Он верен друзьям! Отец! Мудрость говорит голосом нашего народа: гора никогда
не  встретится  с  горой, но,  на  рассвете,  человек  встретится  с  другим
человеком! Слушай! Пришел вестник из Наталя. Макумацан умер! -- вскричал он.
--  Макумацана  больше  нет  на  земле. Это  было несколько  лет тому назад.
Теперь, в  этом странном месте, я нахожу Макумацана, моего друга. Тут нечего
сомневаться. Старый  шакал поседел, но разве  глаза  его не зорки  и зубы не
остры? Ха! Ха!  Макумацан,  помнишь как  ты  всадил пулю между глаз буйвола?
Помнишь...
     Я позволил ему  болтать, потому что видел впечатление его слов на лицах
остальных  охотников, которые,  казалось,  поняли  его болтовню.  Но потом я
прервал его,  потому что  ненавижу  эту манеру зулусов чрезмерно  восхвалять
человека.
     -- Молчи! -- сказал я. -- Я удивляюсь, что вижу тебя с этими людьми!  Я
оставил тебя начальником на твоей  родине. Как ты попал сюда вместе  с этими
чужеземцами?
     Умслопогас  облокотился на ручку своего длинного  топора,  с  прекрасно
сделанной роговой рукояткой, и лицо его омрачилось.
     --  Отец  мой!  -- отвечал он. -- Мне  надо сказать тебе, но я не  могу
говорить перед этой сволочью, -- он взглянул на солдат Ваквафи, -- мои слова
годны только  для твоих ушей. Отец  мой, я скажу тебе, -- лицо его еще более
потемнело, -- одна женщина смертельно оскорбила и обманула меня, покрыла мое
имя позором, моя  собственная жена, круглолицая девушка, обманула меня. Но я
избежал смерти, убил  тех,  которые искали убить  меня. Вот  этим  топором я
ударил три раза:  направо, налево  и в лоб, -- ты помнишь, как я бью, и убил
трех человек. Потом я убежал, и хотя я не молод, но ноги мои легки, как ноги
антилопы, и никто не  поймает меня на бегу. Я бежал  из  своего собственного
крааля,  и  за  мной  гнались  убийцы  и   выли,  словно  собаки  на  охоте.
Спрятавшись, я выследил ту, которая меня  обманула, когда она шла за водой к
источнику. Подобно тени  смерти,  я налетел на нее и ударил ее  топором.  Ее
голова  упала в воду.  Тогда я бежал  к северу.  Три месяца  блуждал  я,  не
останавливаясь,  не отдыхая, все подвигаясь вперед, пока не  встретил белого
охотника. Он умер, а я  пришел сюда  с его  слугами.  Ничего у  меня  нет. Я
происхожу от  высокого  рода, от крови  Чеки,  великого  царяначальника -- и
теперь  я странник,  человек, не имеющий  крааля.  Ничего у меня нет,  кроме
топора. Они отняли у меня мой скот, взяли моих жен, мои дети не увидят более
моего лица! Вот  этим топором,  --  он  вертел  вокруг  головы  свое ужасное
оружие, -- я пробью себе новую дорогу. Я все сказал!
     -- Умслопогас, -- сказал я, -- я давно знаю тебя. Ты самолюбив, родился
от царственной крови и, пожалуй, превзошел самого себя теперь. Несколько лег
тому назад, когда ты составил заговор против Цетивайо, я предостерег тебя, и
ты послушался. Теперь, когда  меня не было с тобой, ты  натворил всяких бед.
Но что сделано,  то  сделано.  Забудем  это!  Я  знаю  тебя,  Умслопогас, за
великого воина царской крови, презиравшего смерть. Выслушай меня. Видишь  ли
ты этого высокого человека, моего друга? -- я показал ему  на сэра Генри. --
Он такой  же великий воин, как ты, так  же силен, как  ты, и, пожалуй,  шире
тебя в плечах. Его зовут Инкубу. А  вот другой,  видишь,  с круглым животом,
блестящими глазами и веселым лицом.  Его  зовут Бугван "Стеклянный глаз", он
хороший  человек  и  происходит  из странного племени, которое проводит  всю
жизнь  на  воде и  живет в плавучих  краалях.  Нас  трое, и  мы отправляемся
путешествовать внутрь  страны,  пройдем  белую  гору  (Кениа)  и  вступим  в
неизведанные  области.  Мы не знаем, что будет  с  нами, мы будем охотиться,
искать приключений,  новых мест, потому что  нам  надоело сидеть в городе  и
видеть одно и  то же вокруг себя. Хочешь идти с нами?  Ты будешь начальником
наших слуг, но  что  с нами будет, я  не знаю. Раньше мы путешествовали  уже
втроем,  брали  с  собой  одного  человека  --  Умбона  --  и  оставили  его
начальником великой страны,  повелителем  убранных  перьями  воинов, которые
повиновались одному его слову. Что будет теперь --  неизвестно. Может  быть,
смерть ждет нас. Хочешь идти с нами, или боишься, Умслопогас?
     Старый воин засмеялся.
     -- Ты не совсем прав, Макумацан, --  сказал он,  -- не самолюбие довело
меня до падения, -- а позор и стыд мне, -- красивое женское лицо! Но забудем
это. Я иду с вами. Жизнь  или смерть впереди, что  мне  за дело,  если можно
убивать, если кровь потечет рекой.  Я старею,  старею, и все-таки я  великий
воин среди воинов!  Посмотри! -- он показал  мне  бесчисленные рубцы, шрамы,
царапины на груди и руках.  -- Знаешь,  Макумацан,  сколько человек убил я в
рукопашном бою?  Сосчитай, Макумацан! -- он указал мне на пометки, сделанные
на роговой  рукоятке топора.  --  Сто три! Я не  считаю тех, кому  я  вскрыл
живот.*

     * Зулусы  имеют  обыкновение  вскрывать  живот  умершему  врагу. У  них
существует суеверие, что, если не  сделать этого, то труп распухает,  так же
как тело его убийцы.

     --  Довольно, -- сказал я, заметив, что его трясет, как в лихорадке, --
замолчи!  Ты  поистине "Губитель"! Мы не любим слушать об убийствах. Слушай,
нам нужны слуги. Эти люди, --  я указал на Ваквафи, которые отошли в сторону
во время нашего разговора, -- не хотят идти с нами!
     -- Не хотят идти? -- вскричал  Умслопогас. -- Какая это собака не хочет
идти, когда мой отец приказывает?  Ты, слушай! -- одним  сильным прыжком  он
очутился около  солдата, с  которым я говорил ранее,  схватил его за  руку и
крепко сжал.  --  Собака! --  повторил  он, сильно  сжимая руку  испуганного
человека. --  Ты сказал,  что не  пойдешь  с моим  отцом? Скажи еще раз, и я
задушу тебя... -- его длинные пальцы впились в горло Ваквафи, -- скажи, и те
остальные... Разве ты забыл, как я служил твоему брату?
     -- Нет, мы пойдем с белым человеком! -- пробормотал тот.
     -- Белый  человек!  -- продолжал  Умслопогас с притворно  усиливающейся
яростью. -- О ком ты говоришь, дерзкая собака?
     -- Мы пойдем с великим начальником!
     -- То-то! -- сказал Умслопогас спокойным голосом и внезапно отнял руку,
так что солдат упал назад. -- Я так и думал!
     --  Этот Умслопогас  имеет  сильное  нравственное воздействие на  своих
спутников! -- заметил потом Гуд.

        ЧЕРНАЯ РУКА

     Скоро мы покинули Ламу и через десять дней  очутились в местечке Чарра,
на реке Тана, испытав много разных приключений, о которых не стоит говорить.
Между прочим, мы посетили разрушенный город, который, судя по многочисленным
развалинам  мечетей  и  каменных  домов,  был  очень  населенным местом. Эти
разрушенные города, а их тут несколько, -- относятся  к  глубокой древности,
и,  я  думаю,  были богаты и имели значение еще  во времена Ветхого  Завета,
когда  они служили  центром  торговли с Индией. Но слава  их  исчезла, когда
прекратилась  торговля  невольниками. Там,  где  когда-то богатые  торговцы,
собравшиеся со всех концов мира,  толпились и  торговали на площадях, громко
ревет  лев,   охраняя  свое   логовище,  и  вместо  болтовни  невольников  и
пронзительных голосов барышников по разрушенным проходам  и коридорам звучит
эхо его ужасного рычанья. Тут, в ограде, где  валялся всевозможный мусор, мы
нашли два огромных камня удивительной красоты и жалели,  что не могли унести
их  особой. Нет сомнения, что они украшали собой вход во дворец, от которого
не осталось и следа.
     Исчезло,  все исчезло!  Подобно благородным господам и дамам, жившим за
этими  воротами,  города  эти  кипели  когда-то жизнью, теперь погибли,  как
Вавилон и Ниневия, как погибнут в свое время Лондон и Париж.  Ничто не вечно
--  таков  непреложный закон.  Мужчины,  женщины,  империи,  города,  троны,
власть, могущество,  горы, реки, моря, миры, пространства -- все погибнет. В
этих заброшенных развалинах моралист увидит символ участи всей вселенной.
     В Чарра мы жестоко поссорились с начальником наших носильщиков, которых
мы наняли идти дальше. Он вздумал заломить с нас небывалую цену.
     В конце концов, он грозил нам призвать Мазаи. В эту же ночь он бежал со
всеми  носильщиками,  стащив  большую  часть  нашего имущества,  которую  им
поручено было нести.
     К счастью, им не удалось утащить наши винтовки, одежду; разумеется,  не
из  деликатности,  а  потому,  что вся  поклажа  оказалась  в  руках пятерых
Ваквафи.
     После  этого  мы ясно  поняли, что  нам надо  бросить  всякую  мысль  о
караванах и  носильщиках,  да и имущества у нас осталось немного. Куда и как
нам отправиться теперь?
     Гуд быстро решил эту задачу.
     -- Здесь  вода, --  сказал  он, указывая на  реку, --  и  вчера я видел
туземцев,  которые в пирогах охотились  за  гиппопотамами.  Я знаю,  что дом
миссионера  Мекензи находится на реке  Тане. Почему  бы  не поехать  туда  в
лодках?
     Это блестящее предложение  было встречено с  радостью.  Я решил  купить
нужные пироги у  туземцев. Через  три дня  я  успел заполучить  две  больших
пироги, каждая из них была  выдолблена из огромного бревна  и могла вместить
шесть  человек  с  багажом. За эти две пироги мы отдали все оставшееся у нас
платье и некоторые веши.
     На  следующий день мы пустились  в  путь  на  двух  пирогах.  В  первой
находились Гуд,  сэр Генри  и  трое  солдат  Ваквафи,  во  второй сидели  я,
Умслопогас  и остальные двое солдат. Нам пришлось ехать вверх  по реке, и мы
попробовали пустить в дело наши четыре весла и работали все, кроме Гуда, как
невольники. Это была тяжелая, утомительная работа.
     Гуд,  едва  успев  войти  в  лодку, очутился в  родной стихии  и принял
команду над нами. Он хорошо командовал. На суше Гуд был вежливый джентльмен,
с мягкими  манерами, любивший подурачиться. На  воде же он стал сущий демон.
Он знал в совершенстве все, что касалась воды и плавания, от морской торпеды
до уменья держать весло  в африканских пирогах, а мы  ровно ничего не знали.
Его понятия о дисциплине были очень строги, можно сказать, он оказался нашим
повелителем на  воде и сторицей  отплатил нам за  небрежность,  с которой мы
относились к нему на суше. Но, с  другой стороны,  я должен  сказать, что он
удивительно хорошо правил лодкой.
     Через день Гуду удалось с  помощью кой-какого платья приделать паруса к
каждой пироге, что несколько облегчило наш труд.  Течение было очень сильно,
и мы с трудом плыли по двадцать миль в день.
     Мы отправлялись  в путь  на  рассвете и плыли  до  десяти часов,  когда
солнце начинало жечь так, что грести  было невозможно. Тогда мы выходили  на
берег, съедали  наш  скромный  обед,  после  которого спали  или  занимались
чем-нибудь до трех часов.
     В  три  часа мы снова  отправлялись  в путь,  до  заката  солнца, когда
останавливались на ночлег. Однажды вечером, пристав к берегу. Гуд задумал, с
помощью  Аскари, устроить загородку из терновых  кустов и развести огонь. Я,
сэр Генри и  Умслопогас отправились  подстрелить что-нибудь  к ужину. Задача
была легкая, потому что на берегах Таны водится много всякого зверья и дичи.
Однажды  ночью  сэр Генри  убил самку  жирафа,  мозговая  кость  которой  --
великолепное блюдо.
     Мне удалось убить пару косуль. Иногда мы разнообразили наш стол, убивая
гвинейских кур или павлинов, или ловили прекрасную  рыбу, которой  изобилует
Тана.
     Через три дня с нами произошло неприятное  приключение.  Мы пристали  к
берегу, по обыкновению, на ночлег, как вдруг заметили невдалеке человеческую
фигуру,  очевидно, поджидавшую  нас. Одного взгляда было достаточно, чтобы я
узнал молодого воина из племени Мазаи Эльморен.
     Если  бы я  даже усомнился в этом, то  все сомнения мои рассеялись  при
испуганном крике наших Ваквафи: "Мазаи!"
     Какую  дикую, воинственную фигуру представлял он из себя!  Я  привык  к
виду дикарей,  но  скажу,  что  никогда  не  видел  лица  более свирепого  и
внушающего ужас. Он был громадного роста, почти как Умслопогас, и красив, но
красотой дьявола.  В  правой руке он держал копье  в пять с  половиной футов
длины,  причем только клинок  имел  два  с половиной фута.  В его левой руке
находился большой эллиптической формы щит из кожи буйвола, на  котором  были
нарисованы странные геральдические надписи. На  плечах его лежал капюшон  из
соколиных перьев, а вокруг шеи была надета полоса бумажной  пестрой материи.
Обычная его одежда из козлиной кожи была завязана узлом, в  виде пояса, а на
боку  торчал  меч,  который представляет из себя  кусок  стали, вложенный  в
деревянные ножны. Самой замечательной принадлежностью из всего  его  одеяния
была шапка из страусовых перьев, которая сходилась у подбородка и шла кругом
всего лица, удивительно оттеняя сатанинское  выражение физиономии  дикаря  в
рамке пестрых перьев. Вокруг лодыжек  болталась  черная  бахрома, а на ногах
были  надеты  шпоры,  из-под   которых  торчали  пучки  прекрасного  черного
обезьяньего волоса.
     В таком  наряде  стоял Мазаи  Эльморен, поджидая наши пироги. Я не  мог
различить  всех  подробностей  его  костюма,  совершенно  подавленный  общим
впечатлением и мыслью о том, что мы должны предпринять.
     Пока мы размышляли о том, что нам делать, воин двинулся с места, махнул
на нас копьем и исчез.
     -- Гола! -- закричал сэр  Генри  с другой лодки. -- Наш друг, начальник
каравана, сдержал  свое  слово  и выдал  нас Мазаи. Не опасно  ли пристать к
берегу?
     Я думал, что это небезопасна; но, с  другой стороны, мы не могли ничего
состряпать в пироге, чтобы поесть, а есть хотелось всем. Наконец, Умспопогас
ускорил наше решение, заявив, что пойдет на разведку, и пополз в  кустарник,
как  змея, а мы остались  ждать  его на  воде. Через  полчаса он вернулся  и
сказал  нам,  что мы  видели не  Мазаи, а просто  воина-дикаря, что  он  сам
выследил  место,  где  они,  действительно,  расположились   лагерем,  и  по
некоторым признакам  думает,  что Мазаи  тронулись  не  более, как  час тому
назад. Воин,  которого мы видели, был послан с донесением о нашем появлении.
Мы  причалили  к  берегу,   расположились  кружком,  поужинали  и  принялись
обсуждать  всю  опасность  нашего  положения.  В  сущности,   возможно,  что
появление  воина вовсе не грозит нам ничем, что  он один из шайки, посланный
грабить и убивать людей из вражеского племени. Но когда мы вспомнили  угрозу
наших  носильщиков  и  зловещее  помахивание  копьем в  нашу  сторону,  дело
показалось нам несколько иным. Одно было несомненно, что отряд Мазаи  следил
за нами и ждал удобного случая, чтобы напасть на нас.
     У нас было два выхода: или идти вперед, или убираться  назад. Последнее
было отвергнуто всеми, тем более, что, отступая, мы могли  наткнуться на еще
большие опасности. Поэтому решили отправиться вперед во что  бы то ни стало.
Рассудив, что спать на берегу небезопасно, мы забрались в пироги и отвели их
на середину  реки,  прикрепив  их, вместо  якоря, к большим камням  толстыми
веревками, сделанными из волокон кокоса.
     Здесь москиты усердно накинулись на  нас,  и это,  вместе с  боязнью за
свою  безопасность,  отогнало сон  от  меня, хотя другие  спали, не  обращая
внимания на москитов. Я лежал, курил, размышлял, обдумывал, главным образом,
как бы избежать Мазаи. Была чудная лунная ночь, и, несмотря на москитов и на
опасность заболеть лихорадкой, ночуя на реке,  несмотря  на судорогу  в моей
правой  ноге  от неудобного положения  в пироге, на то,  что спящие  Ваквафи
отчаянно храпели, я поистине наслаждался чудной ночью. Лучи месяца играли на
поверхности реки, воды которой неуклонно стремились к морю, как человеческая
жизнь к могиле. На берегах  царил мрак,  и ночной  ветер печально вздыхал  в
тростниках. Слева от  нас, на  берегу реки,  находилась песчаная  отмель, на
которой  не  было  деревьев.  Тут  я  мог  различить  целое  стадо  антилоп,
подошедших  к воде  пить.  Как  вдруг раздалось зловещее  рычание, и все они
испуганно убежали.  Через несколько  минут  я  увидел  массивную  фигуру его
величества, царя зверей, явившегося запивать свой обед. Он медленно двигался
в  тростниках  в пятидесяти шагах  от  нас,  а  еще  через  несколько  минут
исполинская черная масса выделилась из воды и захрапела.
     Это был гиппопотам.  Он был  так близко от  меня, что я видел, как  он,
движимый любопытством узнать, что  такое представляют из  себя  наши пироги,
открыл  свою  пасть,  посмотрел  и  широко  зевнул,  давая  мне  возможность
полюбоваться своими клыками.
     Я хотел было всадить ему пулю, но,  подумав,  оставил его  в покое, тем
более, что он был слишком тяжел дли нашей пироги. Скоро он бесшумно исчез из
виду.  При  взгляде вправо,  на  берег, мне  показалось,  что я вижу  темную
фигуру, прячущуюся за деревьями. У меня очень острое зрение,  так что я  был
уверен, что вижу кого-то, но был ли это зверь, птица или человек -- я не мог
различить.
     В это время  темное облачко  закрыло месяц, лес  затих. Вдруг  раздался
резкий,  хорошо мне знакомый  крик совы, повторившийся настойчиво  несколько
раз. После  этого  наступила  полнейшая тишина,  только  ветер  шумел  среди
деревьев и в тростнике.
     Неизвестно  почему,  меня охватило странное нервное возбуждение. Особых
причин  пока  не  было,  потому  что  путешественник  в  Центральной  Африке
постоянно окружен опасностями, но,  тем не  менее,  я  не  мог  успокоиться.
Обыкновенно я смеюсь и не верю разным предчувствиям, но теперь,  помимо моей
воли, мной овладело  гнетущее  предчувствие близкой опасности. Холодный  пот
выступил на моем лбу, но мне не хотелось  будить других. Я  чувствовал,  что
страх мой  возрастает, пульс слабо бился, как у умирающего человека, нервное
состояние  дошло  до  крайности.  Это  ощущение  вполне  знакомо  тому,  кто
подвержен  кошмарам.  Но моя  воля  торжествовала  над страхом, я  продолжал
полулежать в пироге, повернув  лицо в сторону Умслопогаса  и  двоих Ваквафи,
спавших около меня.
     На некотором расстоянии я слышал всплески  гиппопотама, затем крик совы
повторился   неестественно   визгливым  вскриком.*   Ветер   жалобно   тянул
раздирающую сердце песню. Над нашими головами стояло  мрачное облако,  а под
нами -- холодная, черная масса воды. И я ощущал дыхание смерти в  окружающем
мраке! Это было гнетущее ощущение.

     * Нет сомнения, что крик совы, как я узнал потом, служит сигналом среди
племен Мазаи.

     Вдруг  я  почувствовал,  что  кровь  застала  в  моих жилах,  и  сердце
перестало  биться. Показалось это мне, или мы двигаемся? Я перевел взгляд на
другую  лодку за  нами, но не видел  ее, а  вместо нее заметил худую, черную
руку, протянутую над пирогой.
     Неужели это кошмар?  В ту  же минуту темное дьявольское лицо показалось
из воды. Пирога покачнулась, блеснул нож,  раздался  ужасный крик  одного из
спавших Ваквафи, и что-то теплое брызнуло мне в лицо.
     В одно  мгновение я  очнулся, понял,  что это  не  кошмар,  а нападение
Мазаи. Схватив первое, что попалось под руку -- это был топор Умслопогаса --
я  изо  всей  силы  ударил им  по тому месту, где видел руку  с  ножом. Удар
пришелся прямо по руке  и отрубил всю кисть. Дикарь  не издал  ни  стона, ни
крика. Явившись, как привидение, он исчез так же таинственно,  оставив после
себя отрубленную руку,  все  еще  сжимающую  меч,  воткнутый в сердце нашего
бедного Ваквафи.
     Между дикарями произошло смятение, и мне  показалось, не знаю, верно ли
это  было,  что  несколько  голов скользнули по  воде к  правому  берегу,  у
которого  должна  была скоро  очутиться наша пирога, так как якорная веревка
была перерезана.
     Как  только  я  освоился  с обстановкой,  я  понял  план  дикарей.  Они
перерезали  веревку,  чтобы  пирогу  естественным  течением  реки прибило  к
берегу, где ждал отряд воинов с копьями, готовый перебить всех нас.
     Схватив весло,  я велел Умслопогасу взять другое, -- оставшийся в живых
Аскари был  ни жив, ни мертв от  страха, -- и  мы принялись усердно грести к
середине  реки,  и  как  раз  вовремя, потому что  через несколько  минут мы
оказались бы у берега, и тогда нам всем грозила смерть.
     Как  только  мы достаточно  отдалились  от берега, то поспешили узнать,
уцелела ли наша другая пирога.
     Тяжелая  и  опасная  это  была  работа  к  окружающем  мраке!  Очевидно
милосердный Бог руководил нами. Наконец, усердно работая веслами, мы увидали
нашу другую пирогу и были рады узнать, что на ней все благополучно.
     Несомненно, та же  самая  черная  рука дикаря, которая  перерезала нашу
веревку,  намеревалась сделать  это  и с  другой  пирогой, если бы дикаря не
погубила непреодолимая наклонность убивать при всяком удобном случае. И хотя
это стоило жизни одному  из нас, но зато спасло всех остальных от гибели! Не
явись  эта черная рука, этот призрак  около лодки, -- я никогда до смерти не
забуду этой  минуты,  -- пирога была  бы у берега, прежде, чем я мог понять,
что случилось, и эта история не была бы написана мной!


        У МИССИОНЕРА

     Мы  прикрепили  остатки нашей веревки к другой  пироге и стали  ожидать
рассвета,  поздравляя  друг друга с  избавлением  от страшной опасности, что
было  скорее  милостью  к нам Провидения, чем результатом наших  собственных
усилий. Наконец,  начало светать.  Редко так радостно встречал я рассвет. На
дне пироги лежал несчастный Аскари и около него окровавленная рука дикаря. Я
не мог  выносить  этого  зрелища. Взяв  камень,  который служил  якорем  для
пироги, я привязал к нему убитого человека и бросил его  в воду. Он пошел ко
дну,  и  только пузыри  остались на воде после него. Ах! Когда придет время,
большинство  из  нас  канет  в  Лету,  оставив  за  собой только  пузыри  --
единственный след нашего существования! Руку дикаря мы также бросили в реку.
Меч, который мы  вытащили из груди  убитого,  был  очень красивой, очевидно,
арабской работы, с рукояткой из слоновой  кости,  отделанной золотом. Я взял
его  себе вместо охотничьего ножа, и он оказался очень полезным мне. Один из
Ваквафи перебрался в  мою  пирогу, и  мы снова  пустились в путь в невеселом
расположении духа, надеясь добраться до миссии только ночью.
     Через  час   после  восхода  солнца  полил  сильный  дождь,  еще  более
ухудшивший наше положение. Мы промокли до костей, так как не могли  укрыться
от дождя  в  пирогах.  Ветер  упал,  и  паруса  были  бесполезны;  мы ползли
потихоньку с помощью весел.
     В одиннадцать часов мы пристали к  левому берегу; дождь несколько утих,
и  мы  развели  огонь,  поймали  и  зажарили  рыбу,  не  смея  пойти  в  лес
поохотиться.  В  два часа мы тронулись в  путь, взяв с  собой  запас жареной
рыбы.
     Дождь  полил  еще  сильнее.  Плыть по  реке  становилось  все  труднее,
благодаря камням, мелководью и чрезвычайно  сильному течению. Очевидно было,
что к ночи нам не добраться до гостеприимной кровли миссии -- перспектива не
особенно приятная!  В пять часов  пополудни, совершенно измученные, мы могли
ясно определить,  что находимся почти в 10 милях  от  миссии. Примирившись с
этим, мы должны были позаботиться о безопасном ночлеге.
     Мы не решились пристать к берегу, покрытому густой растительностью, где
могли  спрятаться Мазаи. К счастью, мы заметили маленький скалистый островок
на середине  реки. Мы  сейчас же пристали к нему,  крепко привязали пироги и
вышли  на  землю,  стараясь  устроиться возможно комфортабельнее,  насколько
позволяли обстоятельства. Что касается погоды,  то она  была  отвратительна:
дождь пронизывал нас до костей,  мешая развести огонь.  Одно  обстоятельство
несколько утешало нас. Наши Аскари  объявили,  что ничто не  заставит  Мазаи
напасть на нас в такую погоду,  так  как они не любят дождя и ненавидят даже
самую мысль о мытье.  Мы  поели невкусной холодной рыбы, все, за исключением
Умслопогаса, который,  как истый  зулус, не  выносил  ее,  и  выпили  водки,
которой у нас, к счастью, осталось несколько бутылок. Это была самая тяжелая
ночь, которую  мне  пришлось пережить,  за  исключением,  пожалуй, той ночи,
когда мы, трое белых людей, готовы были погибнуть от холода во время  нашего
путешествия  в страну Кукуанов. Ночь тянулась бесконечно,  и  я боялся,  что
наши Ваквафи умрут от дождя и холода; они, наверное, умерли бы, если бы я не
давал  им  небольших  порций водки. Даже такой  закаленный, старый воин, как
Умслопогас,   живо  ощущал  все   неудобство  нашего  положения,   хотя,   в
противоположность Ваквафи, которые стонали и жаловались на  свою судьбу,  он
не  произнес  ни  одной жалобы.  Под  утро мы услыхали  крик  совы и  начали
готовиться к  нападению врага,  хотя  я  не  думаю, чтобы  мы  могли оказать
серьезное сопротивление.  Но сова на этот раз оказалась настоящей, да и сами
Мазаи,  наверное, чувствовали  себя  так  скверно,  что  и  не  помышляли  о
нападении.
     Наконец,  первые лучи  рассвета  скользнули по воде, и дождь  перестал.
Появилось лучезарное солнце,  прогнало туман и обогрело  воздух. Измученные,
истощенные,  мы  поднялись и  пошли  отогреваться в  ярких  лучах,  чувствуя
горячую благодарность к солнцу. Я  вполне понимаю, почему первобытные народы
боготворили солнце, которое играло слишком большую роль в их жизни.
     Через  полчаса мы пустились  в путь с помощью попутного ветра. Вместе с
солнцем к нам вернулось хорошее расположение духа, и мы готовы были смеяться
над  опасностями  предшествовавшей  ночи.  В  одиннадцать  часов,  когда  ми
подумывали, по обыкновению,  остановиться на  отдых  и попытаться застрелить
какую-нибудь дичь на обед, внезапный поворот реки открыл перед вами  картину
настоящего европейского дома, с верандой вокруг,  превосходно расположенного
на холме и окруженного высокой каменной стеной и рвом.
     Над домом широко разрослась огромная, ветвистая сосна, верхушку которой
мы видели несколько раз за последние два дня,  не подозревая, что она растет
в самой  миссии.  Я  первый  увидел дом и не мог  удержаться  от  радостного
возгласа, к которому присоединились другие. Мы и не подумали останавливаться
теперь на  берегу, а усердно  принялись грести,  и хотя дом казался  близко,
однако, мы плыли долго и только в час причалили к берегу, на котором высился
дом миссии. Выйдя на берег, мы заметили три фигуры, спешивших нам навстречу,
одетых в обычный английский костюм.
     -- Господин,  дама и девочка, --  воскликнул  Гуд, вглядываясь  в  трио
сквозь  свое  стеклышко,  --  шествуют   самым  цивилизованным  манером,  по
прекрасному саду нам  навстречу. Повесьте меня, если это не самая любопытная
вещь, которую мы видели!
     Гуд  был прав. Странно было видеть здесь этих  европейцев; это походило
на  сон   или   на   сцену   из  итальянской  оперы.  Но  сон  обратился   в
действительность, когда мы  услыхали слова,  обращенные к нам  на  чистейшем
шотландском наречии:
     --  Здоровы  ли вы,  господа?  --  сказал мистер Мекензи,  седоволосый,
угловатый  человек, с добрым лицом  и красными  щеками. -- Надеюсь, что вижу
вас в полном здравии. Туземцы сказали  мне, что час тому назад выследили две
лодки с белыми людьми, плывущие по реке, и мы поспешили встретить вас!
     --  Я  так  рада  снова  увидеть  белых  людей!  --  произнесла   дама,
прелестная, изящная на вид особа.
     Мы сняли шляпы и представились.
     --  А теперь, вы, наверное,  устали и проголодались, господа! -- сказал
мистер Мекензи.  -- Пойдемте!  Мы очень  рады видеть  вас!  Последний  белый
человек,  который  приехал  к  нам  год тому  назад, был  Альфонс  -- вы его
увидите!
     Мы  пошли  по  откосу холма,  нижняя часть которого была  отгорожена  и
представляла  собой  сады,  полные цветов  и овощей.  По  углам  этих  садов
группировались   грибообразные   хижины,   занимаемые   туземцами,   которым
покровительствовал мистер  Мекензи. В  центре садов была  проложена дорожка,
окаймленная  по  обеим  сторонам  рядами  апельсиновых  деревьев;  они  были
посажены не  более  десяти  лет  тому  назад,  но  в этом прекрасном климате
разрослись  до невероятных размеров и  были  обременены золотистыми плодами.
После довольно крутого подъема, мы подошли к прекрасной ограде,  заключавшей
пространство земли в  4 акра, где  находился собственный сад, дом, церковь и
другие строения мистера Мекензи,  на самой вершине  холма. И что  это был за
сад!  Я  всегда  любил  хорошие сады  и всплеснул руками  от восторга, когда
увидел сад миссионера. Рядами стояли здесь все  лучшие европейские  плодовые
деревья. На вершине холма климат был так ровен, что все английские растения,
деревья,  цветы произрастали  великолепно, были даже некоторые разновидности
яблок. Была здесь земляника, томаты, и какие еще! Дыни, огурцы, всевозможные
виды растений и плодов...
     -- Великолепный  у  вас сад!  -- сказал я с восхищением и  с  некоторой
завистью.
     -- Да,  -- ответил миссионер, -- сад очень хорош и вполне вознаграждает
все мои  труды.  И  климат  здесь благодатный!  Если  вы  посадите  в  землю
персиковую косточку,  она принесет вам плод через три  года, а черенок  розы
зацветет через год. Прекрасный климат!
     Мы  подошли  ко  рву, наполненному  водой, на другой  стороне  которого
возвышалась каменная стена с бойницами в 8 футов вышины.
     -- Там, -- сказал  мистер Мекензи, указывая на ров  и стену, -- за этой
стеной  "magnum  opus",  там -- церковь,  а по  другой  стороне  -- дом. Мне
потребовалось двадцать человек туземцев, которые два года рыли ров и строили
стену,  и я не был спокоен,  пока работы не  были окончены. Теперь  я вполне
огражден от всех дикарей Африки, потому что поток, наполняющий ров. вытекает
из-под  стены, журчит одинаково летом и зимой, и я всегда держу в доме запас
провизии на четыре месяца!
     Пройдя по дощечке через ров, мы пролезли через узкое отверстие  в стене
и  вошли  во владения  мистера  Мекензи, именно, в его  чудный сад,  красоту
которого трудно  описать. Я никогда не  видел таких роз,  гардений,  камелий
(редкие  сорта даже в Англии). Тут была целая  коллекция прекрасных луковиц,
собранных маленькой  дочкой миссионера, мисс Флосси. В середине  сада журчал
фонтан,  с  каменным,  очень красиво  устроенным бассейном. Дом  представлял
собой  массивное строение,  с прелестной  верандой, и был  построен  в  виде
четырехъугольника,   четвертая  сторона  которого,  вмещавшая   кухню,  была
отделена от дома. Прекрасный план постройки в такой жаркой стране!
     В  центре  четырехъугольника находился самый  замечательный  предмет из
всего виденного нами в этом прелестном месте -- оригинальное дерево, имевшее
триста  футов  в  вышину;  ствол его имел  16  футов  в диаметре. Высоко, на
семьдесят футов,  поднимался  прямой прекрасный  ствол, без единой ветви,  а
наверху  широко  разрослись  темно-зеленые  сучья,  имевшие  вид  гигантских
листьев, раскинулись над домом и садом, осенили его благодатной тенью и в то
же время, благодаря  вышине, не препятствовали свету и  воздуху проникать  в
дом.
     -- Какое замечательное дерево! -- воскликнул сэр Генри.
     -- Да, вы правы, удивительно красивое дерево! Во всей стране, насколько
я  знаю,  нет  такого  другого!  --  ответил  миссионер.  --  Я  называю его
сторожевой башней. Когда мне нужно,  я прикрепляю веревку к нижним  сучьям и
поднимаюсь на дерево со зрительной трубой. Я могу видеть с дерева на 15 миль
кругом. Но  я забыл,  что вы голодны,  а обед  готов.  Идемте, друзья мои! Я
расскажу вам, как мне удалось заполучить французского повара!
     Он  направился  к  веранде.  Я последовал  за  ним.  В это время дверь,
ведущая  из  дома на  веранду,  отворилась,  и появился маленький, проворный
человек, одетый в синюю бумазейную куртку, в кожаных башмаках, замечательный
своим хлопотливым видом и огромными черными усами.
     -- Мадам  позволит мне доложить,  что  обед подан? Господа, мой  привет
вам! -- внезапно, увидев Умслопогаса, который стоял позади нас и играл своим
топором, он всплеснул руками от удивления. -- Ах, какой человек! -- вскричал
он по-французски. --  Какой ужасный дикарь!  Заметьте, какой у него страшный
топорище!
     -- Что вы там болтаете, Альфонс? -- спросил мистер Мекензи.
     --  Болтаю?   --   возразил   маленький  француз,  не  отводя  глаз  от
Умслопогаса,  вид  которого,  казалось,  совершенно очаровал его. --  Что  я
болтаю? Я говорю об этом черном господине!
     Все мы засмеялись, а Умслопогас, заметив, что сделался предметом общего
внимания, свирепо нахмурился.
     -- Черт возьми! --  вскричал  Альфонс. -- Он сердится,  делает гримасы.
Мне это не нравится. Я исчезаю!
     Он быстро убежал. Мистер Мекензи присоединился к общему смеху.
     -- Странный характер у Альфонса! --  сказал он. -- Потом я расскажу вам
его историю. А пока пойдем пробовать его стряпню!
     --  Скажите мне, --  сказал сэр Генри, когда  мы уселись за превосходно
приготовленный обед, -- как вам удалось  залучить  французского повара в эту
дикую страну?
     -- Он  приехал сюда по своему собственному желанию и просил принять его
в услужение. Вы можете попросить его рассказать вам свою историю!
     Когда  обед  был  окончен,  мы  закурили  трубки,  и  сэр  Генри описал
гостеприимному хозяину все наши путешествие.
     --  Очевидно,  -- сказал миссионер,  -- что эти ракалии Мазаи выследили
вас, и я очень рад, что вы  благополучно добрались сюда. Не думаю, чтобы они
решились напасть на  вас  здесь.  К несчастью,  почти  все  мои люди  ушли с
караваном,  около  двухсот  человек,  а  здесь  осталось  не  более двадцати
человек,  чтобы  отразить  внезапное нападение.  Во всяком случае,  я  отдам
сейчас же кое-какие приказания!
     Подозвав черного человека, стоявшего у сада, он подошел к окну и что-то
сказал ему на туземном диалекте. Человек выслушал, поклонился и ушел.
     -- Смею надеяться, -- сказал я, когда он вернулся на свое место, -- что
мы не  причиним вам столько  тревоги. Мы уйдем  раньше, чем  эти кровожадные
негодяи осмелятся беспокоить вас!
     --  Вы  не  уйдете. Если Мазаи идут, то  придут, и  я  полагаю,  что мы
устроим им теплую встречу. Я не способен указать человеку на дверь ради всех
дикарей на свете!
     -- Я помню,  -- продолжал  я, --  консул в Ламу говорил мне, что у него
есть  ваше  письмо,  в котором  вы  писали,  будто к вам  приходил  человек,
заявивший, что он видел белых людей внутри страны. Как вы думаете, правда ли
это,  или  вымысел? Я  спрашиваю  потому,  что  до  меня  доходили  слухи  о
существовании этой белой расы!
     Вместо  ответ  миссионер вышел  из  комнаты и вернулся,  держа  в руках
курьезнейший длинный меч.
     Весь клинок его,  толстый и  острый,  был  странно раскрашен,  но  меня
удивило  более  всего,  что  края  меча,  остро  отточенные,   несмотря   на
существование клинка, были великолепно отделаны золотом.*

     * Я видел сотни мечей потом,  но никогда не мог понять, как вделываются
пластинки золота  в  сталь оружия.  Оружейники  Цу-венди, которые выделывают
мечи, дают клятву никому не открывать секрета.

     -- Видели ли вы когда-нибудь такой меч? -- спросил мистер Мекензи.
     Мы осмотрели оружие и покачали головой.
     --  Хорошо,  я  показал вам меч,  потому  что  его  мне принес человек,
который сказал,  что  видел  белых  людей,  и  это  оружие  более или  менее
подтверждает правдивость его слов, хотя я принял все его россказни за басню.
Я скажу вам все, что знаю об этом!
     -- Однажды, после полудня, я  сидел на веранде, как вдруг вошел бедный,
жалкий, усталый человек. Я спросил его, откуда он пришел, и что ему надо. Он
пустился  в  длинное повествование о  том,  что  он принадлежал  к  племени,
жившему  далеко  на  севере,  которое  было  уничтожено  другим,  враждебным
племенем,  что он с немногими, оставшимися  в  живых, бежал далее на север и
прошел озеро, по имени Лага. Затем, кажется, путь его лежал к другому озеру,
находившемуся в горах; "озеро без дна" так назвал  он его. Здесь его жена  и
брат умерли от какой-то заразной болезни, --  вероятно, от  оспы, -- и народ
прогнал его из своих селений. Десять дней  шатался он по  горам  и, наконец,
очутился в  густом  лесу,  где его нашел  белый человек, который охотился  и
привел его к белым людям, жившим в  больших  каменных домах. Тут он прожил с
неделю, пока  однажды,  ночью, к  нему не  пришел  человек с белой  бородой,
"человек, который лечит" -- так сказал он мне, -- исследовал и осмотрел его.
После этого его отвели опять в лес, на границу пустыни, дали ему пищи и этот
меч и оставили одного.
     -- Так, -- произнес сэр Генри, слушавший с большим интересом, -- что же
дальше?
     -- Согласно его словам, он перенес много  страданий и лишений, неделями
питался только  корнями растений, ягодами и тем, что  ухитрялся поймать  или
убить. Наконец, он добрался до нас. Я так и не  узнал  всех подробностей его
путешествия, потому что велел ему придти на другой день и приказал  старшему
из слуг  позаботиться о нем. Слуга увел его. Бедняк страдал чесоткой, и жена
моего слуги не хотела пустить его в  хижину из боязни  заразиться.  Ему дали
одеяло и велели спать на воздухе. К несчастью, поблизости от нас бродил лев,
который заметил несчастного, прыгнул  на него и откусил ему голову. Никто из
людей не подозревал об  этом.  Так кончилась его жизнь и вся история о белых
людях, и  я не  знаю сам,  правда  это или вымысел!  Как  вы думаете, мистер
Кватермэн?
     --  Я тоже не знаю, --  отвечал я,  -- но в этой дикой стране так много
загадочного,  что мне  будет досадно, если вся история окажется вымыслом! Во
всяком  случае,  мы  попытаемся  и  поищем!  Мы  намереваемся  отправиться к
Лекакизаре, а  оттуда, если будем живы, к  озеру Лага. Если там живут  белые
люди, мы найдем их!
     -- Вы  -- отважный  народ, друзья  мои,  -- сказал миссионер  с  легкой
улыбкой.


        АЛЬФОНС И ЕГО АНЕТА

     После обеда мы осмотрели все  здание  и  все строения миссии. Я  должен
сознаться, что это прекраснейший уголок во всей Африке.
     Мы вернулись на веранду, где нашли Умслопогаса за его любимым занятием,
--  он  усердно  чистил винтовки.  Это была единственная работа,  которую он
признавал, потому  что начальник зулусов не  мог  унизить своего достоинства
какой-нибудь  другой работой. Курьезное зрелище представлял из себя огромный
зулус,  сидящий  на  полу,  тогда как  его боевой топор  стоял  около  него,
прислоненный   к  стене.  Его  тонкие  аристократические  руки  деликатно  и
заботливо чистили  механизм винтовок. Он придумал имя каждой винтовке. Одну,
принадлежавшую  сэру  Генри,  он  называл  "Громобой", другую маленькую,  но
дающую  сильный  выстрел  --  прозвал  "малюткой,  которая  говорит,  словно
хлещет". Винчестеры он называл "женщины,  которые говорят так быстро, что не
различишь   одного  слова  от   другого",   винтовки  Мартини   он   называл
"обыкновенным  народом", и  так все до одной. Курьезно было слышать, как он,
во  время  чистки,  разговаривал  с  ними,  как  с  людьми,  шутил  с  самим
добродушным видом. Он беседовал также со своим топором, считая его, кажется,
задушевным  другом,  и  целыми часами рассказывал  ему  свои приключения.  С
присущим  ему  юмором,  он  назвал  свои  топор  "Инкози-каас",  что  значит
"начальница" на языке  зулусов.  Я  удивлялся такому  названию  и,  наконец,
спросил его об этом. Он объяснил мне, что его топор -- женского пола, потому
что у него  женская привычка глубоко  проникать во все. Он  добавил, что его
топор заслуживает названия "начальницы", так как все люди  падают перед ним,
подавленные  его силой и  красотой.  Кроме того,  Умслопогас  советовался со
своим топором во всех затруднениях,  потому  что этот топор,  по его словам,
обладает большой мудростью, так как "заглянул в мозги многих людей".
     Я  взял топор и долго  рассматривал ужасное  оружие.  Роговая  рукоятка
имела около трех футов длины, с шишкой на конце, величиной с апельсин, чтобы
не  скользила  рука.  Около этого набалдашника было  сделано  много зарубок,
обозначавших число людей,  убитых  топором. Он был сделай  из  прекраснейшей
стали и хорошо отшлифован. Умслопогас не знал, наверное, происхождения этого
топора, так как взял его из рук человека, которого  убил  несколько лет тому
назад.* Топор не был тяжел, весил всего 21/2 фунта, как я думаю,  но в руках
Умслопогаса был смертоносным  орудием.  Обыкновенно он с  силой ударял врага
несколько  раз  набалдашником  топора,  употребляя  острие  только  в особых
случаях. Благодаря  этой  привычке  долбить  врага,  он  и получил  прозвище
"Дятел".  Умслопогас дорожил  своим  замечательным и ужасным оружием  больше
собственной жизни. Он выпускал его из рук только, когда ел, но и тогда топор
лежал у него под ногой.

     *  Позднее  я узнал, что  этот  топор принадлежал  дикарю,  прозванному
"Непобедимым"

     Едва  я успел отдать  Умслопогасу  топор, явилась мисс Флосси и просила
меня посмотреть коллекцию ее цветов, африканских лилий и цветущих кустов.
     Некоторые были удивительно  красивы, хотя совершенно  неизвестны мне. Я
спросил  ее, не слыхала  ли  она о  лилии  "Гойа",  чудная  красота  которой
поражала африканских путешественников. Эта лилия цветет  только однажды в 10
лет и любит сухую почву. Позднее мне удалось увидеть этот редкий цветок, и я
не сумею описать его красоту и  необыкновенно нежное  и сладкое благоухание.
Цветок  выходит  из венчика луковицы  толстым  мясистым стебельком и  иногда
имеет  до  14 дюймов в  диаметре. Сначала  образуются  зеленые  ножны, потом
появляются цветистые усики  и грациозно вьются  по стеблю. В  конце  концов,
выходит  сам  цветок, ослепительно  белая  дуга  которого  заключает в  себе
чашечку бархатистого малинового  цвета; из середины этой чашечки выглядывает
золотистый пестик.  Я никогда не  видел  ничего подобного  этому  роскошному
цветку, который мало кому  известен. Смотря на него, я невольно подумал, что
в каждом цветке отражается величие и слава Создателя!  К моему удовольствию,
мисс Флосси заявила мне, что хорошо знает цветок, и пыталась вырастить его в
своем саду, но безуспешно.
     -- Впрочем, -- добавила она, -- теперь такое время, что  он цветет, и я
постараюсь достать вам одни экземпляр!
     Затем я  спросил ее,  не скучает ли  она  здесь и не чувствует ли  себя
одинокой, среди дикарей, не имея подруг-сверстниц.
     --  Одинока ли  я?  -- возразила мисс  Флооси. -- О, нет! Я счастлива и
занята целый  день, у меня есть друзья. Мне противно  было бы  находиться  в
толпе белых  девочек, таких же, как  я! Здесь, --  продолжала она, -- качнув
головкой, -- я --  это я сама! На несколько миль в окружности туземцы хорошо
знают "Водяную лилию", -- так называют они меня, -- и готовы все сделать для
меня. А в книжках, которые  я читала о маленьких девочках в  Англии,  ничего
нет  подобного.  Всего  они  боятся  и делают  только  то,  что  нравится их
учительнице! О,  если б меня посадили в клетку -- это разбило бы мне сердце!
Я свободна теперь, свободна, как воздух!
     -- Разве вы не любите учиться?
     -- Я учусь. Отец учит меня латыни, французскому языку и арифметике!
     -- Вы не боитесь этих дикарей?
     -- Бояться? О, нет, они не трогают  меня.  Я  думаю, они  верят, что  я
"Нгои"  (божество),  потому  что  у меня  белая  кожа  и  золотистые волосы.
Взгляните! --  она сунула свою  маленькую ручку за корсаж  платья и  достала
маленький  револьвер  в  виде  боченочка.  --  Я  всегда  ношу  его с  собой
заряженным, и если  кто-нибудь  тронет меня,  я  убью  его! Однажды  я убила
леопарда, который  набросился  на  моего  осла.  Он  перепугал  меня,  но  я
выстрелила ему в  ухо, и он упал мертвым. Шкура  этого леопарда лежит вместо
ковра  у  моей  кровати.  --  Посмотрите  теперь  сюда!  --  продолжала  она
изменившимся голосом,  указывая  вдаль.  --  Я сказала вам, что  у меня есть
друзья, вот один из них!
     Я взглянул по тому направлению, куда она показывала и увидал прекрасную
гору Кениа. Гора  почти всегда скрывалась  в тумане, но теперь ее лучезарная
вершина  сияла  издалека,  хотя  подошва была еще окутана туманом.  Вершина,
поднимающаяся на 20 000 футов к  небу.  казалась каким-то видением,  висящим
между небом и  землей. Трудно описать торжественное  величие и красоту белой
вершины.
     Я  смотрел  на нее  вместе с  девочкой  и чувствовал,  что  сердце  мое
усиленно бьется, и  великие и чудные  мысли озаряют  мозг, как  лучи  солнца
искрятся на снегах горы Кениа. Туземцы называют гору "Божием перстом", и это
название, кажется мне, говорит о вечном мире и торжественной тишине, царящей
там, в  этих  снегах. Невольно  вспомнились мне слова поэта: красота --  это
радость  каждого человека!  И я в первый раз  понял  всю глубину  его мысли.
Разве не чувствует  человек, смотря на величественную, снегом покрытую гору,
эту  белую  гробницу протекших  столетий,  --  свое собственное ничтожество,
разве  не возвеличит Творец в сердце своем? Да,  эта  вечная  красота радует
сердце каждого человека, и я понимаю маленькую Флосси. которая называет гору
Кениа своим другом.  Даже Умслопогас,  старый дикарь, когда я  указал ему на
снежную вершину, сказал: "человек может смотреть на нее тысячу лет и никогда
не  наглядеться!" Он придал своеобразный  колорит своей  поэтической  мысли,
когда добавил протяжно,  словно печально  пел, что когда он умрет,  то желал
бы, чтобы его дух вечно находился на снежно-белой вершине, овеянной дыханием
свежего горного ветра,  озаренный сиянием света, и мог бы убивать,  убивать,
убивать!..
     -- Кого убивать, кровожадный старик? -- спросил я.
     Он задумался.
     -- Тени людей! -- наконец, ответил он.
     -- Ты хочешь продолжать убивать даже после смерти?
     -- Я не убиваю,  -- отвечал  он важно, -- я бью  во время боя.  Человек
рожден, чтобы убивать. Тот, кто не убивает  -- женщина, а не мужчина! Народ,
который не знает убийства, -- племя рабов. Я убиваю людей в битве, а когда я
сижу без дела "в тени", то  надеюсь убивать! Пусть будет проклята навеки моя
тень, пусть промерзнет до костей,  если я  перестану убивать людей,  подобно
бушмену,  когда  у  него  нет  отравленных  стрел!  --  и  он  ушел,  полный
собственного достоинства. Я засмеялся ему вслед.
     В это время вернулись  люди, посланные  нашим хозяином  еще  рано утром
разузнать, нет ли в окрестностях следов Мазаев, и объявили, что обошли на 15
миль всю окружность и не видали ни одного дикаря. Они надеялись,  что дикари
бросили преследование и ушли  к себе.  Мистер  Мекензи, видимо, обрадовался,
узнав это,  впрочем, как и  мы, так как имели достаточно  забот и  тревог от
Мазаев. В общем, мы полагали, что дикари, зная, что мы благополучно достигли
миссии, не  рискнули напасть на  нас здесь  и бросили погоню.  Как обманчивы
были наши догадки, показало нам дальнейшее!
     Когда  мистер Мекензи и Флосси ушли  спать, Альфонс, маленький француз,
пришел к  нам, и сэр Генри просил его рассказать, как он попал в Центральную
Африку.  Он  рассказал  нам  все  таким  странным  языком, что  я не  берусь
воспроизводить его.
     -- Мой дедушка, -- начал он, -- был солдатом и служил в гвардии еще при
Наполеоне. Он был в войске при отступлении из Москвы и питался целые 10 дней
голенищами своих сапог и чужих, которые он украл у товарища. Он любил выпить
и умер пьяный. Помню, я барабанил по его гробу... Мой отец...
     Здесь мы перебили его, попросив рассказать о себе  и оставить предков в
покое.
     --  Хорошо,  господа!  -- возразил маленький смешной человек с  учтивым
поклоном.  --  Я  хотел  только  указать  вам,  что  военные  наклонности не
наследственны.  Мой  дед  был великолепный  мужчина, 6  футов  роста, крепко
сложенный и  силач. Очень замечательны были его  усы. Ко мне перешли  только
эти усы,  и  больше ничего.  Я, господа,  повар  и родился в Марселе. В этом
милом  городе  я  провел  счастливую юность.  Годами  я мыл  посуду в  отеле
Континенталь.  То  были золотые  дни! --  прибавил он со  вздохом.  -- Я  --
француз,  и  неудивительно,  господа, что  я  поклоняюсь  красоте!  Я обожаю
красоту.  Господа, мы  любуемся розами  в  саду,  но  срываем одну из них. Я
сорвал  одну розу, господа, увы! Она  больно  уколола  мне  палец. Это  была
прелестная служанка, Анета, с восхитительной фигуркой, ангельским личиком, а
ее сердце! Увы! Я хотел бы обладать им, хотя оно черно и жестко, как книга в
кожаном переплете. Я любил ее без ума, обожал ее до отчаяния.  Она восхищала
меня.  Никогда  я не стряпал так чудесно, как  тогда,  когда  Анета, дорогая
Анета, улыбалась мне! Никогда, -- голос его оборвался в рыданиях, -- никогда
не буду я так хорошо стряпать!
     Он залился горькими слезами.
     -- Перестаньте! Успокойтесь!  -- произнес  сэр Генри, дружески  хлопнув
его  по  спине. --  Неизвестно,  что может  еще случиться.  Если  сулить  по
сегодняшнему обеду, то вы на пути к выздоровлению!
     Альфонс перестал плакать и потер себе спину.
     -- Господин думает,  конечно, утешить  меня, но  рука у  него  тяжелая.
Продолжаю: мы любили друг  друга и были счастливы. Птички в  своем гнездышке
не  были счастливее Альфонса и его Анеты. И вдруг разразился  удар!  Господа
простят мне, что я плачу. Мое горе  было очень тяжело. Фортуна отомстила мне
за обладание сердцем Анеты. Наступила тяжелая минута. Я должен был сделаться
солдатом!  Я бежал,  но  был пойман грубыми  солдатами, и  они колотили меня
прикладами  ружей до тех  пор, пока мои усы  от боли не поднялись  кверху. У
меня был двоюродный брат, торговец материями, очень некрасивый собой.
     -- Тебе, кузен, -- сказал я, -- тебе, в жилах  которого течет геройская
кровь наших  предков, я поручаю  Анету. Береги ее,  пока  я буду завоевывать
славу в кровавых боях!
     -- Будь спокоен! -- отвечал он.  -- Я все сделаю!  --  И он сделал, как
оказалось впоследствии.
     -- Я ушел, жил в  бараках и питался жидким варевом. Я  --  образованный
человек, поэт по натуре, я много вытерпел от  грубости окружающих. Был у нас
один сержант и имел тросточку. Ах, эта трость! Никогда я не забуду ее!
     --  Однажды  утром  пришли новобранцы. Моему батальону  приказано  было
отправиться в Тонкин. Злой сержант и другие грубые  чудовища обрадовались. Я
навел  справки о Тонкине. В  Тонкине жили  дикие  китайцы, которые вскрывают
людям животы.  Мои  артистические  наклонности, --  потому что  я артист, --
возмутились  против  мысли,  что  мне  могут  вскрыть  живот.  Великие  люди
принимают великие  решения. Я подумал  и  решил, что  не желаю вскрыть  себе
живот, и дезертировал. Переодетый стариком,  я добрался до Марселя, вошел  в
дом  кузена и нашел  там Анету. Это было как раз во  время сбора  вишен. Они
забрали  себе большой сук вишневого дерева, полный вишен.  Мой кузен положил
одну вишню себе в  рот, Анета съела несколько. Они обрывали сук до тех  пор,
пока  губы их встретились и  о,  ужас!  Они  поцеловались!  Игра  была очень
интересна, но наполняла мое сердце яростью. Геройская кровь предков закипела
во  мне.  Я бросился в кухню,  ударил кузена  моим костылем. Он упал, я убил
его. Анета  закричала. Прибежали  жандармы. Я убежал, добрался до  гавани  и
спрятался на корабле, который шел в море. Капитан нашел и прибил меня, но не
высадил на берег, потому  что  я отлично ему стряпал,  стряпал всю дорогу до
Занзибара. Когда я попросил заплатить  мне, он толкнул меня ногой. Геройская
кровь деда снова закипела во мне. Я  показал ему кулак и поклялся отомстить.
Он снова толкнул меня. В Занзибаре нас ждала телеграмма. Я проклял человека,
который   изобрел  телеграф,   и  проклинаю   теперь.   Меня  арестовали  за
дезертирство и  за убийство. Я бежал из тюрьмы, долго скрывался  и, наконец,
наткнулся на людей доброго  господина  кюре.  Они привели меня сюда. Я  весь
переполнен моим горем, но не возвращусь во Францию. Лучше рисковать жизнью в
этом ужасном месте, чем познакомиться с тюрьмой!
     Он замолчал, а мы задыхались от смеха, отвернувшись от него.
     -- А, вы плачете, господа! -- оказал он, -- Неудивительно! -- Это такая
печальная история!
     -- Быть может, геройская кровь ваших предков восторжествует еще раз, --
сказал сэр  Генри, -- быть может, вы еще будете великим человеком! А теперь,
пора спать! Я устал до смерти. Мы все плохо спали прошлую ночь!
     Мы  ушли.  Как  странны казались  нам  опрятные  комнаты  и белоснежные
простыни после наших недавних приключений!


        УМСЛОПОГАС ДАЕТ ОБЕЩАНИЕ

     На следующее утро, когда мы  собрались к завтраку, я заметил отсутствие
Флосси и спросил, где она.
     --  Сегодня  утром,  --  сказала  ее  мать,  --  я нашла записку у моей
двери... Да вот и записка, вы можете сами прочитать ее!
     Она подала мне кусочек  бумаги, на котором рукой  Флосси было  написано
следующее:
     "Дорогая мама! Уже светло, и я отправляюсь на холм добыть г. Кватермэну
цветок  лилии,  который ему  так  нравится.  Не ждите меня. Я  взяла с собой
белого  ослика,  няню  и пару мальчиков, а  также немножко провизии.  Я могу
пробыть в лесу долго, целый день, потому  что решила достать лилию, хотя  бы
мне и пришлось пройти 20 миль. Флосси".
     -- Надеюсь, что она вернется благополучно,  -- оказал я с испугом, -- я
никогда не подумал бы беспокоить ее этим цветком!
     --  Флосси  сама знает,  что  делает,  -- ответила мать, --  она  часто
убегает так, как настоящая дикарка!
     Но  мистер  Мекензи,  который только  что  вошел  и  прочитал  записку,
нахмурился, хотя ничего  не сказал. После завтрака  я отвел его в сторону  и
спросил, нельзя ли послать кого-нибудь за девочкой и вернуть ее домой, ввиду
того, что поблизости могут  скрываться  Мазаи,  и она попадет прямо к  ним в
руки.
     -- Я боюсь, что это бесполезно! -- ответил он. -- Она, может быть, ушла
теперь за  15 миль, и кто  может сказать, по  какому пути она пошла. Повсюду
здесь  холмы!  --  он  указал  на  длинный  ряд  возвышенностей,  тянувшихся
параллельно   течению  реки  Таны  и   постепенно  спускавшихся  в  покрытую
кустарником равнину, на расстоянии 5 миль от дома.
     Я  предложил взобраться, на большое дерево и посмотреть на  окрестность
через  зрительную  трубу.  Мы так  и сделали,  кроме  того,  мистер  Мекензи
приказал своим  людям пойти поискать следы  Флосси. Подъем на дерево был  не
особенно  удобен  даже по веревочной лестнице, но Гуд быстро и  ловко первым
влез туда.  Добравшись до вершины дерева, мы взошли без труда на площадку из
досок,  перекинутых  с  одного  сука  на  другой,  на  которой  легко  могла
поместиться  дюжина  людей.  Вид  с  площадки  был  великолепный.   По  всем
направлениям кусты  казались  огромными волнами, катящимися на целые мили, и
далеко, насколько можно было видеть, там и  здесь пересекались яркой зеленью
возделанных полей  или сияющей  поверхностью  озер.  К северо-востоку  Кениа
поднимала свою могучую голову, и мы  могли видеть, как река Тана извивалась,
словно серебристый змей, у ее подошвы и текла дальше в океан. Это -- дивная,
чудная  страна  и ждет руки цивилизованного человека,  который бы развил  ее
производство. Но мы не заметили никакого признака Флосси и ее ослика и сошли
с дерева опечаленные.
     На веранде я нашел Умслопогаса.  Он точка свой топор маленьким оселком,
который он всегда носил с собой.
     -- Что ты делаешь, Умслопогас? -- спросил я.
     -- Пахнет кровью, -- был ответ, -- я тороплюсь наточить его!
     После обеда мы опять взобрались на дерево и осмотрели всю  окрестность,
но безуспешно.
     Когда мы сошли вниз, Умслопогас все еще точил  свой "Инкози-каас", хотя
топор был остер,  как бритва.  Альфонс стоял перед ним и смотрел на  него со
страхам  и восхищением. Действительно, сидя на корточках, по обычаю зулусов,
Умслопогас представлял собой странное зрелище со своим диким, но осмысленным
лицом, натачивая непрестанно свой убийственный топор.
     --  О, чудовище, ужасный  человек!  --  воскликнул  маленький  француз,
всплеснув руками. -- Посмотрите на его голову!  Словно у  крошечного бэби! И
кто  только  вскормил  такого  дитятку!  --  он разразился  смехом. С минуту
Умслопогас смотрел на него, и злой огонек загорелся в его глазах.
     --  Что такое  болтает  эта  буйволица <Так называл Альфонса Умслопогас
из-за  его усов,  женственных движений  и  маленького роста)? Пусть он будет
осторожнее,  или  я  обломаю  ему  рога.  Берегись  ты, маленькая  обезьяна,
берегись!
     К   несчастью.   Альфонс   продолжал  смеяться   над   "смешным  черным
господином".
     Я только хотел предупредить его,  как  вдруг  зулус  вскочил с веранды,
подбежал к  нему с  лицом, искаженным злобой, и  начал вертеть своим топором
над головой француза.
     -- Перестань! -- закричал я французу. -- Стойте смирно, если вам дорога
жизнь! Он убьет вас!
     Сомневаюсь, чтобы  Альфонс, совершенно перепуганный, слышал меня. Затем
последовали странные манипуляции с топором. Сначала топор  летал над головой
Альфонса  с необыкновенной  легкостью и силой  все  ближе и ближе  к  голове
несчастного,  почти касаясь  ее. Потом вдруг движение его изменилось, --  он
начал летать  буквально  вокруг всего тела  Альфонса,  не  ближе  нескольких
дюймов, но  не задевал его. Странное зрелище  представлял из себя  маленький
человек,  скорчившийся, не смевший  двинуться с места из опасения неминуемой
смерти.  Его  черный палач  продолжал вертеть  около  него топором,  сверху,
справа, слева, вокруг всего  маленького человека. Более  минуты продолжалось
это, потом  я увидел, как что-то блестящее коснулось лица Альфонса, и что-то
черное  упало на землю. Это  был кончик щегольских усов маленького француза.
Умслопогас  облокотился  на  свой  топор  и  громко  захохотал,  а  Альфонс,
подавленный страхом, упал на  землю.  Мы  стояли и смотрели, пораженные этим
сверхъестественным искусством владения оружием.
     -- Инкози-каас  очень  остер! -- сказал зулус. --  Удар, отрубивший рог
буйволицы, мог бы  разрубить  человека с  головы до пят. Редко кто умеет так
ударить,  как я.  Смотри, маленькая  буйволица! Добрый  ли я  человек,  если
смеюсь теперь? Ты был на волосок от смерти. Не смейся опять! Я все сказал!
     --  Зачем   ты   выкидываешь  такие  штуки?  --  спросил   я  дикаря  с
негодованием. -- Ты, вероятно, помешан! Ты мог убить человека!
     --  Нет, Макумацан,  я  не убью! Трижды, пока топор летал, недобрый дух
шептал  мне, чтобы я  прикончил  его;  но я не послушал его.  Я пошутил,  но
"буйволица"  нехорошо делает,  что насмехается надо  мной.  Теперь  я  пойду
делать щит, я слышу, что  пахнет кровью, Макумацан! Поистине, пахнет кровью!
Разве ты не замечал перед битвой, как появляются на небе коршуны? Они слышат
запах крови, Макумацан, а мое чутье еще острее. Я иду делать щит!
     -- Этот  ваш дикарь довольно  неприятная  личность!  --  сказал  мистер
Мекензи, бывший свидетелем всей сцены.  -- Он напугал Альфонса,  посмотрите!
--  миссионер  указал на француза, который, весь дрожа,  с побелевшим лицом,
направлялся к дому, -- Я не думаю, чтобы  он стал  еще  смеяться над "черным
господином"!
     -- Да, -- отвечал я, -- он зло шутит! Когда он рассердится, с ним беда,
а между тем у  него предоброе сердце! Я помню, как  несколько лет тому назад
он няньчил целую неделю больного ребенка.  У  него  странный характер, но он
правдив и верный товарищ в опасности!
     -- Он уверяет,  что пахнет  кровью,  --  возразил  мистер  Мекензи,  --
надеюсь,  что  он ошибается. Я  страшно боюсь за  мою  дочку.  Она или  ушла
далеко, или сейчас будет дома. Уже больше трех часов теперь!
     Я напомнил ему, что Флосси взяла с собой провизии и может вернуться  не
раньше ночи. В душе я сильно опасался за нее.
     Вскоре  после  этого, люди,  которых мистер  Мекензи посылал на  поиски
Флосси, вернулись и сказали, что они  нашли следы ослика за две мили от дома
и  потом  потеряли  их  на каменистом  грунте. Они исходили  страну вдоль  и
поперек,  но безуспешно. День прошел очень скучно. К вечеру, когда о  Флосси
не  было и помину,  наши  опасения  дошли  до крайнего предела. Бедная  мать
совершенно растерялась от страха, но отец Флосси еще крепился. Все возможное
было сделано. Люди были  разосланы по всем  направлениям, на большом  дереве
учредили  постоянный  наблюдательный  пост.  Все  напрасно.  Стемнело. Милая
Флосси исчезла. В восемь часов мы сели ужинать. Тяжелый это был ужин. Миссис
Мекензи не вышла. Мы сидели молча. Кроме понятного страха за участь ребенка,
нас  давила  мысль,  что  мы  навлекли  столько   горя  и  тревоги   на  дом
гостеприимного  хозяина. Наконец, я попросил извинения  и встал из-за стола.
Мне хотелось уйти и подумать обо всем. Я ушел на веранду  и, закурив трубку,
сел в десяти шагах от конца строения. Как раз напротив меня находилась узкая
дверь в стене, огораживающей дом и сад. Я сидел так минут 6 или 7, как вдруг
услыхал легкое движение двери. Я  взглянул в этом направлении, прислушался и
решил, что  ошибся. Ночь  была  очень  темна,  и месяц еще  не взошел. Через
минуту  вдруг  что-то  круглое,  мягкое  упало на  каменный  пол  веранды  и
покатилось около меня. Я не встал,  хотя  очень удивился и подумал, что  это
было какое-нибудь животное.  Потом другая мысль пришла мне в голову, я встал
и  дотронулся рукой до  круглого предмета.  Он  двигался. Очевидно,  это  не
животное.  Что-то  мягкое, теплое, легкое.  Испуганный, я поднял  его, чтобы
разглядеть  при  слабом  мерцании звезд.  Это была  только  что  отрубленная
человеческая голова.
     Я старый воробей  и не часто пугаюсь, но при этом зрелище чуть не упал.
Как эта голова попала сюда? Что это значит?  Я бросил ее  и побежал к двери.
Никого и  ничего. Я хотел войти дальше, в темноту, но, вспомнив, что  рискую
быть убитым,  вернулся назад, запер  дверь  и заложил ее. Затем я  пошел  на
веранду  и,  насколько  мог,  постарался  беззаботно  позвать  Куртиса.  Но,
вероятно, в моем голосе было  что-то особенное, потому что  и  сэр Генри,  и
Гуд, и Мекензи встали из-за стола и прибежали ко мне.
     -- Что случилось? -- спросил миссионер испуганно.
     Я рассказал им. Мистер Мекензи  повернулся ко мне, бледный, как смерть,
схватил голову за волосы и поднес ее к свету, проникающему сюда из комнаты.
     --  Это голова одного из  людей, сопровождавших  Флосси!  --  сказал он
дрожащим голосом. -- Слава Богу, что это не ее голова!
     Мы стояли и смотрели друг на друга. Что делать? Вдруг  раздался  стук в
дверь, которую я запер.
     -- Открой, отец мой, открой! -- кричал чей-то голос.
     Дверь открыли. Вошел  испуганный  человек, один  из слуг, которые  были
посланы на разведку.
     -- Отец мой, -- кричал он, -- Мазаи близко! Большой отряд обошел вокруг
холма  и двинулся к каменному краалю,  через  поток.  Отец  мой! Укрепи свое
сердце! В  середине  отряда  я видел  белого  осла. и на нем сидела "Водяная
Лилия". Молодой  воин ведет  осла,  а  рядом  идет  и плачет нянька. Другого
человека, который пошел с ними, я не видал.
     -- Дитя спокойно? -- спросил миссионер хриплым голосом.
     -- Она  бела,  как снег, но спокойна,  отец мой! Они прошли около меня,
где я лежал, спрятавшись, и я хорошо видел лицо "Водяной Лилии"!
     -- Помоги ей, Боже! -- простонал священник.
     -- Сколько их всех? -- спросил я.
     -- Больше двухсот, двести и половина!
     Снова мы посмотрели друг на друга.  Что делать? В это время из-за стены
донесся до нас шум и крики.
     -- Открой дверь, белый человек, открой дверь! Вестник хочет говорить  с
тобой! -- крикнул чей-то голос.
     Умслопогас побежал к стене, взобрался на нее и начал смотреть туда.
     -- Я вижу одного человека!  -- сказал он. -- Он вооружен и несет в руке
корзину!
     -- Открой дверь! -- сказал я. -- Открой,  Умслопогас, возьми твой топор
и встань  около двери. Впусти одного человека. Если за ним последует другой,
бей его!
     Дверь была открыта. В тени встал  Умслопогас с поднятым  топором. В это
время на небе появился месяц. После минутной паузы показался Мазаи Эльморан,
в полном вооружении, с корзиной в руке. Луч месяца заблестел на его огромном
копье.  Это  был  физически великолепный  человек,  около 35  лет,  высокий,
превосходно  сложенный. Я никогда не  видел между Мазаями людей меньше шести
футов роста. Остановившись против нас,  он бросил корзину и воткнул копье  в
землю.
     -- Позволь нам говорить! -- оказал  он.  -- Первый вестник, которого мы
тебе послали, не  может говорить! Он указал на мертвую голову, -- ужаснейшее
зрелище при свете месяца, -- но я имею слово  вам  сказать,  если у вас есть
уши, чтобы слышать их. Я принес подарки! Он показал на корзину и засмеялся с
небрежным видом, поистине удивительным, так как он был окружен врагами.
     -- Говори! -- сказал мистер Мекензи.
     -- Я -- лигонини (капитан)  из отряда Мазаев.  Мы  выследили  этих трех
белых людей, -- он указал на  сэра Генри, Гуда и меня, -- но они скрылись от
нас. Мы поссорились с ними и решили убить их! Следя за этими людьми, сегодня
утром мы поймали двух черных людей, одну черную женщину, белого осла и белую
девочку. Одного  из  черных людей мы убили  -- его голова лежит  тут! Другом
убежал. Черная  женщина, белая девочка и белый  осел  у  нас. Мы взяли их  и
привели  сюда.  В доказательство этого я принес сюда корзину. Скажи мне, это
корзина твоей дочери?
     Мистер Мекензи кивнул головой.
     --  Хорошо!  Мы  не  ссорились с тобой  и  твоей  дочерью  и не  желаем
беспокоить  тебя, хотя мы взяли твой скот --  двести сорок голов! Пригодится
для наших отцов.*

     *Молодые  воины  не   имеют  собственности.  Все  добыча,  которую  они
приобретают в битве, принадлежит их отцам или начальникам.

     Мистер Мекензи  застонал,  так  как  высоко  ценил  свой  скот, который
заботливо хранил и растил.
     -- Кроме скота, мы никого не  тронем, потом, -- добавил он простодушно,
поглядывая на стену,  --  из этого места  трудно достать  когонибудь! Но эти
люди -- другое дело. Мы следили за ними дни  и ночи и должны убить  их. Если
мы  вернемся  к себе в крааль,  не убив  их, все девушки будут  смеяться над
нами. Во  что бы то ни стало,  они  должны умереть. Пусть слышат теперь твои
уши мое предложение! Мы не трогали белую девочку. Ома слишком красива, и дух
ее  смел. Отдай нам одного из этих трех людей, -- жизнь за жизнь! Мы отдадим
тебе девочку и с ней также черную женщину. Прекрасный обмен, белый  человек!
Мы просим отдать только одного из  трех, мы найдем  другой случай убить двух
других. Я предпочитаю взять вот этого толстого,  -- он указал на сэра Генри,
-- он выглядит силачом и не так скоро умрет!
     -- А если я скажу, что не выдам ни одного? -- сказал мистер Мекензи.
     --  Не говори так, белый  человек,  -- отвечал воин. -- Тогда дочь твоя
умрет,  а черная женщина  говорит,  что у тебя только  одно дитя.  Будь  она
старше, я взял бы ее к себе, но она очень мала, и я убью ее моей собственной
рукой вот этим копьем! Ты можешь придти и посмотреть, если хочешь!  Вот тебе
мое условие! -- дикарь громко засмеялся.
     Все это  время  я думал  и  пришел к  заключению,  что должен  заменить
Флосси.  Я боялся  только  недоразумения.  В  моем  решении  не  было ничего
героического. Это  было дело  простого здравого смысла и справедливости. Моя
старая, негодная  жизнь никому не нужна,  девочка  только начинала жить.  Ее
смерть убила бы ее родителей, а обо мне некому горевать. Напротив, несколько
благотворительных учреждений порадовались бы моей смерти.
     Тем более, дорогое, милое дитя ради меня попало  в это положение! Кроме
того,  мужчина  легче  встретит смерть в  такой ужасной форме,  чем  слабое,
нежное дитя. Я не трус и от природы смелый человек, но мой план заключался в
том,  чтобы выручить  прежде  всего  девочку из  беды,  а затем  убить себя,
надеясь, что  Всемогущий Бог простит мне самоубийство в таких исключительных
обстоятельствах.  В  несколько  секунд  все  эти  мысли промелькнули в  моей
голове.
     -- Хорошо, Мекензи, -- сказал я, -- скажи дикарю, что я буду выкупом за
Флосси, но  что я ставлю условием, чтобы она была дома, прежде чем они убьют
меня!
     -- Нет! -- вскрикнули вместе и сэр Генри, и Гуд. -- Это невозможно!
     --  Нет,  нет,  -- возразил  миссионер,  --  я  не запачкаю  своих  рук
человеческой  кровью! Если  Богу угодно, моя дочь умрет, на  то  Его  святая
воля. Вы  храбрый  и благородный человек, Кватермэн,  но я  нам  не  позволю
сделать это!
     -- Если другого исхода нет, я сделаю это! -- сказал я решительно.
     -- Это важное дело, -- сказал мистер Мекензи,  обращаясь к лигонини, --
мы должны подумать! На рассвете мы дадим ответ!
     --  Очень хорошо, белый человек! -- отвечал небрежно дикарь.  -- Только
помни,  если  запоздаешь с ответом, твое дитя никогда не  расцветет в пышный
цветок, я убью ее вот этим копьем! Я мог подумать,  что  ты хочешь сыграть с
нами шутку  и напасть на нас сегодня  ночью,  но я знаю,  что все твои  люди
ушли, здесь у тебя только 20 человек. Где ж  твоя  мудрость, белый  человек,
оставлять при  краале так мало воинов! Ну, доброй ночи,  прощай! Доброй ночи
вам, белые люди, ваши глаза я скоро закрою навсегда! На  заре  я  буду ждать
ответа! -- Повернувшись к Умслопогасу, стоявшему позади  него,  он произнес.
-- Открой мне дверь, товарищ!
     Это  было  уж  слишком  для  старого  вождя,  который  терял  терпение.
Последние десять минут он не мог  стоять  спокойно и готов был броситься  на
дикаря. Положив свою длинную  руку на плечо воина, он дал ему такой здоровый
толчок, что тот очутился лицом к лицу с ним.
     Приблизив свое свирепое  лицо  к злобным чертам Мазаи, он сказал  тихим
голосам:
     -- Видишь ты меня?
     -- Да, товарищ, я вижу тебя!
     -- А это видишь? -- он завертел топором перед его глазами.
     -- Да, товарищ, а вижу эту игрушку. Что из этого?
     -- Ты, дикая собака, хвастливый мешок, захватывающий маленьких девочек!
Этой игрушкой я убью тебя! Хорошо, что ты вестник, а  то я раздробил бы тебя
на кусочки!
     Воин махнул своим длинным копьем и засмеялся.
     -- Я хотел бы  стоять  с тобой  в бою, как муж  с  мужем! Тогда  бы  мы
посмотрели!
     Он повернулся, чтобы уйти, все еще смеясь.
     --  Ты  будешь стоять  со мной, как муж с мужем, не бойся! --  возразил
Умслопогас  тем  же  зловещим  голосом.  --  Ты  встанешь  лицом  к  лицу  с
Умслопогасом, происходящим  от царственной крови Чеки, из народа Амазулусов,
и  согнешься  под ударами Инкози-кааса. Смейся,  смейся! Завтра ночью шакалы
будут смеяться и грызть твои кости!
     Когда воин ушел, один из нас взял корзину Флосси и открыл ее. В корзине
находился чудный цветок лилии Гойа,  в полном расцвете и  совершенно свежий.
Там же лежала записочка Флосси, написанная ее детской рукой, карандашом,  на
кусочке сырой бумаги, в которой, вероятно, была завернута провизия.
     "Дорогие мои  папа и мама! -- писала  она. -- Мазаи схватили нас, когда
мы возвращались домой. Я хотела убежать, но не могла. Они убили Тома, другой
убежал. Меня и няню они не трогают, но говорят, что потребуют в обмен за нас
одного человека из отряда мистера Кватермэна. Я не хочу ничего подобного. Не
позволяйте никому рисковать своей жизнью за меня. Попытайтесь напасть на них
ночью! Они будут пировать и  есть трех быков, которых украли и убили. У меня
есть револьвер, и если  помощь не  придет, я застрелюсь! Им не удастся убить
меня.  Вспоминайте  обо мне,  если  я умру,  дорогие папа  и  мама!  Я очень
испугана, но  надеюсь на Бога. Не смею больше писать, они начинают замечать!
Прощайте! Флосси".
     С наружной стороны было кое-как начиркано:
     "Привет  мой  мистеру Кватермэну! Они обещали отдать вам корзину,  и он
получит свою лилию!"
     Я  прочитал  эти  слова, написанные  маленькой смелой  девочкой в  часы
тяжелой опасности, когда сильный мужчина мог потерять голову, тихо  заплакал
и еще раз в душе поклялся, что она не умрет, если моя жизнь может спасти ее!
     Долго и серьезно  обсуждали  мы  наше положение.  Я снова говорил,  что
пойду к дикарям, снова миссионер не хотел допустить этого,  и Куртис, и Гуд,
как  истинные друзья, поклялись, что пойдут  тогда со  мной,  чтобы  умереть
вместе.
     --  Необходимо  на  чем-нибудь   остановиться,  --  сказал   я,  --  до
наступления утра!
     -- Тогда  нападем на  них  теми  силами,  какие у нас  есть  и попытаем
счастья! -- сказал сэр Генри.
     -- Да, да, --  заворчал Умслопогас на своем языке, -- ты говоришь,  как
муж Инкубу. Чего  бояться? Двести пятьдесят Мазаев! А нас сколько? Начальник
(мистер Мекензи) имеет двадцать человек, у тебя, Макумацан, 5 человек, еще 5
белых людей, всего  30 человек! Довольно с нас, довольно! Слушай, Макумацан,
ты, храбрый и старый воин! Что говорит девочка? Мазаи будут есть и напьются,
пусть это будет их похоронный пир! Что сказала мне собака, которую я убью на
рассвете? Что он  не боится нападения, потому что  нас мало.  Знаешь ты этот
старый крааль, где они расположились? Я видел его утром. -- Он начертил овал
на  полу. --  Здесь --  вход, через терновый  кустарник,  он круто поднимает
вверх. Инкубу,  ты,  и  я с топорами первые  встанем  и начнем  против сотни
человек!  Слушай  теперь!  Это  будет славный  бой! Как  только  свет начнет
скользить  по  небу, не раньше, пусть Бугван, твой  друг,  проскользнет с 10
людьми на верхний конец крааля, где есть узкий  вход. Пусть они  молча убьют
часовых, чтоб не было звука, и стоят наготове. Тогда Инкубу и  я, мы двое, и
один  из  Аскари,  с широкой грудью,  --  он смелый человек, --  проползем в
отверстие входа, через кусты, убьем часовых и с топорами в  руках встанем по
сторонам дороги, недалеко от ворот. Потом возьмем 16 человек, разделим их на
два отряда!  С одним пойдешь ты,  Макумацан, с другим  "молитвенный человек"
(Мекензи), и возьмите винтовки. Пусть одни идут по правой стороне от крааля,
другие --  по  левой. Когда ты, Макумацан,  заревешь,  как бык, все  откроют
огонь по спящим людям, только осторожно, чтоб не задеть дитя. Тогда Бугван и
с ним 10 людей издадут воинственный клич, перепрыгнут через стену и перебьют
Мазаев. Если все случится так,  то  Мазаи, сытые и сонные, как  дикие  звери
побегут  ко входу в кустарник, прямо на тех, кто будет стоять у входа,  а я,
Инкубу и Аскари  подождем и перебьем остальных.  Вот мои план,  если  у тебя
есть лучше, скажи!
     Я объяснил  остальным все  подробности плана,  и они  присоединились ко
мне, выражая величайшее удивление ловко и  умно  составленному  плану атаки.
Старый зулус поистине был лучшим командиром, какого я знал. Посте некоторого
обсуждения  мы  порешили  принять  этот  план,  представлявший  единственный
возможный исход и подававшим некоторую надежду на успех.
     -- Ага, старый лев! -- сказал я Умслопогасу, -- ты умеешь так же хорошо
выжидать добычу,  как кусать  ее,  умеешь ловко хватать ее, где  ее  слишком
много!
     --  Да, да, Макумацан! -- ответил он, -- Сорок лет я воин, и много чего
видал. Хороший будет бой! Пахнет кровью, я говорил тебе, пахнет кровью!


        РАССВЕТ БЛИЗОК

     Понятно, что при первом появлении  Мазаев все население миссии высыпало
наружу,  за  каменную  стену. Мужчины,  женщины,  дети  собрались  группами,
разговаривая о дикарях,  об  их  обычаях, об участи,  которая ждет  их, если
кровожадным воинам удастся проникнуть за стену.
     Мы принялись  немедленно  за  выполнение  плана. Мистер Мекензи  послал
привести мальчиков 12-15 лет и направил их в разные места следить за лагерем
Мазаев  с  приказанием  доносить  время  от  времени,  что  там  происходит.
Несколько  парней  и женщин были поставлены вдоль стены, чтобы  предупредить
нас в случае неожиданного  нападения. Затем  двадцать человек,  составлявшие
наши главные силы, собрались в  доме, и наш хозяин обратился к ним и к нашим
Аскари с речью.
     Это  была исключительная  сцена,  оставившая  глубокое  впечатление  на
присутствовавших.
     Около огромного  дерева  стояла коренастая фигура миоссионера. Он  снял
шляпу, одна рука его, пока он говорил, была поднята кверху, другая покоилась
на  гигантском  стволе дерева. На добром лице его  ясно  отражалась душевная
скорбь. Близ него сидела на стуле его бедная жена, закрыв лицо руками. Сбоку
стоял Альфонс, выглядевший очень печально, а позади  него стояли мы трое. За
ними Умслопогас, склонив вниз свое угрюмое лицо и опираясь,  по обыкновению,
на  свой топор. Впереди стояла группа вооруженных людей, одни с винтовками в
руках,  другие  -- с копьями и  щитами, следившие  с  серьезным вниманием за
каждым словом миссионера.
     Серебристые лучи месяца, проникая  через ветви дерева, освещали бледным
светом всю сцену, а меланхолическая песня ночного ветра прибавляла еще более
тяжелый оттенок грусти всей картине.
     -- Люди, -- произнес мистер Мекензи, объяснив всем собравшимся наш план
возможно яснее, -- много лет я  был вашим  лучшим другом, защищал вас, учил,
берег вас и ваши семьи  от всяких тревог,  и  вы  благоденствовали здесь,  у
меня!
     -- Вы видели все, как мое единственное дитя -- "Водяная Лидия", как  вы
ее  называете,  моя дочь  росла  и расцветала, с самого раннего  детства  до
теперешнего  времени.  Она  была  товарищем  игр  ваших детей,  она помогала
няньчить больных, и вы всегда любили ее!
     -- Мы любим ее, -- ответил чей-то глубокий голос, -- мы рады умереть за
нее!
     -- Благодарю вас  от всего сердца! Благодарю. Я уверен в этом теперь, в
тяжелый час  тревоги. Ее  молодая жизнь в опасности, дикари хотят  убить ее,
ибо, поистине, они сами не знают, что делают!
     -- Вы будете  бороться из всех  сил, чтоб  спасти ее,  я знаю это, чтоб
избавить меня и мою жену от отчаяния. Подумайте о ваших женах и  детях! Дитя
умрет, и за ее смертью последует нападение на нас; если вы сами уцелеете, то
ваши  дома и  сады будут разрушены, а имущество  и  скот  сделаются  добычей
врагов. Вы знаете,  что я  мирный человек. За все эти годы я не пролил капли
человеческой крови, но теперь я буду бороться, во  имя Божие. Он поможет нам
спасти нашу  жизнь и наши  дома. Клянитесь,  -- он продолжал  с возрастающим
жаром, --  клянитесь мне, что пока хотя бы  один  человек из вас останется в
живых, вы будете  сражаться  рядом со мной и с этими храбрыми людьми,  чтобы
спасти дитя от ужасной смерти!
     --  Не говори  более, отец  мой!  --  произнес тот  же глубокий  голос,
принадлежавший старейшему из обитателей миссии. --  Мы  клянемся. Пусть мы и
наши семьи умрут  собачьей смертью, пусть шакалы грызут  наши кости, если мы
нарушим нашу  клятву! Страшное  дело, отец  мой, нам  бороться  с множеством
врагов, но мы пойдем сражаться и умрем, если нужно! Клянемся!
     -- Клянемся все! -- повторили за ним другие.
     -- Все мы обещаем это! -- оказал я.
     -- Хорошо! -- продолжал миссионер. --  Вы все  верные, честные люди, на
вас можно  положиться. А теперь, друзья мои, и  черные,  и  белые, преклоним
колени и вознесем наши смиренные молитвы Всемогущему!  Его десница управляет
нашей жизнью. Он дает  жизнь и смерть. Ему угодно будет укрепить  нашу руку,
чтобы мы одержали верх над врагами сегодня, на рассвете!
     Он встал  на  колени.  Мы  это  сделали тоже,  все, кроме  Умслопогаса,
который  мрачно  стоял позади,  опираясь  на  свой топор. У гордого  старого
зулуса не было ни семьи, ни имущества, ничего, кроме боевого топора!
     Хозяин поднялся на ноги. Мы последовали его примеру и начали готовиться
к сражению. Люди были заботливо выбраны, им дана подробная инструкция, что и
как  делать.  После   долгих   обсуждений   мы   решили,  что  10   человек,
предводительствуемые  Гудом, не возьмут огнестрельного оружия, кроме  самого
Гуда, у  которого был револьвер и меч, тот самый, который я вытащил из груди
убитого в лодке Аскари. Мы боялись, что их перекрестные выстрелы могут убить
наших собственных людей. Кроме того, мы думали, что  они отлично обойдутся и
холодным оружием, так же, как Умслопогас, горячий защитник стали. У нас было
четыре винтовки Винчестера и полдюжины винтовок  Мартини. Я вооружился своей
собственной  винтовкой,  превосходным  оружием.  Мистер  Мекензи  также взял
винтовку. Остальные были  розданы двоим людям, которые умели хорошо стрелять
из них. Винтовки Мартини были вручены тем, которые должны были открыть огонь
с  разных  сторон  крааля  в спящих  Мазаев  и более  или  менее  привыкли к
употреблению  оружия.  Умслопогас остался со своим топором. Сэр Генри и один
из Аскари должны были засесть у входа в  крааль и перебить дикарей,  если бы
они  вздумали спасаться бегством; также они попросили дать  им  какое-нибудь
холодное  оружие.  К счастью,  у мистера Мекензи был выбор  великолепнейших,
английского изделия, топориков.  Сэр Генри выбрал один  из  них, Аскари взял
другой, Умслопогас  прикрепил  рукоятки,  сделанные из  какого-то  туземного
дерева, похожего на ясень, потом опустил их на полчаса в ведро с водой, чтоб
дерево разбухло к рукоятки вошли прочнее. В это время я  ушел в свою комнату
и  принялся открывать маленький жестяной ящик, содержавший в себе --  что вы
думаете? Не более, не менее, как 4 кольчуги.
     В предпоследнем нашем  путешествии  по Африке  этим  кольчугам мы  были
обязаны  спасением своей жизни. Припомнив это,  я решил,  что мы наденем их,
прежде  чем  отравимся  в  нашу  опасную  экспедицию.  Работа  бирмингамских
мастеров была превосходна,  кольца сделаны  из лучшей  стали.  Моя  кольчуга
весила  только  семь  фунтов, я  мог  носить ее  несколько дней,  и  она  не
нагревалась.  У  сэра  Генри было  целых две кольчуги, одна -- обыкновенная,
облегающая  тело,  как  джерси,  и  другая, сделанная  по  его  собственному
указанию и  весившая 12 фунтов. Она покрывала все  тело до колен, но была не
так удобна, так как застегивалась позади и была  несколько тяжела. Несколько
странно,  конечно, говорить  о кольчугах в наши дни, так как они  совершенно
бесполезны против пуль.
     Но  в борьбе с дикарями, которые вооружены копьями и топорами, кольчуги
непроницаемы для ударов и оказывают несомненную услугу.
     Мы  благословляли теперь свою предусмотрительность,  не забыв захватить
их с собой, радуясь, что  наши носильщики не успели украсть их, когда бежали
со всем нашим имуществом. Так  как Куртис имел  две кольчуги, то я предложил
ему  одолжить одну Умслопогасу, который также подвергался немалой опасности.
Он согласился  и  позвал  зулуса,  который  пришел,  неся  топор сэра Генри,
совершенно  готовый к  употреблению.  Мы  показали  ему  стальную  рубашку и
объяснили, что  ее  надо надеть на себя; он сначала заявил, что  носит  свою
собственную кожу целых сорок лет и не хочет надевать на себя железную. Тогда
я взял острое копье, бросил рубашку на пол и изо всей силы ударил ее копьем.
     Копье отскочило, не оставив даже знака на стали.
     Этот  опыт,  видимо,  убедил  его.  Когда  я  ему  указал  на  то,  что
предосторожность  необходима, если она может сохранить жизнь человека,  что,
одев эту рубашку, он может  свободно  владеть щитом,  так как обе руки будут
свободны, он согласился надеть на себя "железную  кожу". Рубашка,  сделанная
для сэра  Генри, отлично сидела на зулусе. Оба  они  были  почти одинакового
роста,  и   хотя  Куртис  выглядел   толще,  но  мне  кажется,  эта  разница
существовала только в нашем воображении. В сущности,  он вовсе не был толст.
Руки Умслопогаса были тоньше, но крепки и  мускулисты. Когда оба они  встали
рядом, одетые в кольчуги, облегавшие как платье их могучие члены,  выказывая
сильные мускулы  и изгибы тела  --  это была такая пара, что десять  человек
могли отступить при встрече с ними!
     Было  около часу  пополудни. Разведчики донесли,  что Мазаи,  напившись
крови  быков и наевшись до отвалу, отправились спать вокруг костров. Часовые
расставлены у  всех  отверстий крааля. --  Флосси, -- добавили они, -- сидит
недалеко  от стены  у западной стороны  крааля,  с ней  няня и  белый  осел,
который привязан. Ноги  девочки  связаны веревкой,  и воины улеглись  вокруг
нее.
     Мы закусили и пошли заснуть  часа  на  два перед экспедицией.  Я только
удивлялся,  когда Умслопогас повалился на  пол и сейчас  же  заснул глубоким
сном.  Не знаю, как другие, но я не мог спать. Обыкновенно, в таких случаях,
хотя  мне досадно  в этом сознаться, я чувствовал всегда некоторый страх. Но
теперь  я  спокойно  обдумывал  наше  предприятие,  которое  мне  совсем  не
нравилось. Нас  было  30 человек,  большая часть наших людей  совершенно  не
умела стрелять,  а мы готовились  сражаться  с  сотнями храбрых, свирепых  и
ужаснейших дикарей Африки, защищенных каменной стеной. В  сущности, это было
сумасшедшее предприятие, в  особенности потому, что  мы  должны  были занять
свои позиции,  не привлекая внимания часовых. Какая-нибудь  случайность, шум
разрядившегося  ружья -- и мы пропали, потому  что весь лагерь поднимется на
ноги, а все наши надежды основывались на неожиданном нападении.
     Кровать,  на которой я  лежал, предаваясь таким печальным размышлениям,
стояла близ открытого окна, выходившего на веранду. Вдруг я услыхал странные
стоны и плач. Сначала я не  мог понять,  что  это такое, но, наконец, встал,
высунул голову в окно и огляделся. Я увидел на  веранде человеческую фигуру,
которая стояла на коленях, била себя  в грудь и рыдала. Это был Альфонс.  Не
разобрав слов, я позвал его и спросил, что с ним делается.
     --  Ах, сударь,  -- вздохнул он, --  я молюсь за души  тех,  которых  я
должен убить сегодня ночью!
     -- Но я желал бы, -- возразил я, -- чтобы вы молились немножко потише!
     Альфонс  ушел,  и все стихло. Прошло несколько времени. Наконец, мистер
Мекензи шопотом позвал меня в окно.
     -- Три часа, -- оказал он, -- через полчаса мы должны двинуться!
     Я  попросил его войти ко мне. Он вошел. Если бы мне не было  стыдно,  я
готов был разразиться смехом при виде миссионера, явившегося ко мне в полном
вооружении.
     На  нем  была  широкая  одежда священника,  пояс  и  широкополая шляпа,
которую  он, по его словам, ценил за ее темный цвет.  Он опирался на большую
винтовку,  которую держал в  руке;  за резиновым поясом, который обыкновенно
носят английские мальчики, был засунут огромный, с роговой ручкой, разрезной
нож и десятиствольный револьвер.
     -- Друг  мой, --  сказал он, --  заметив,  что я изумленно уставился на
пояс, -- вы смотрите на мой нож? Я думаю, что он будет  удобен, он сделан из
превосходной стали, я убил им нескольких свиней!
     В это время все остальные встали и уже одевались.
     Я одел  легкий жакет сверх  стальной рубашки, чтоб  иметь под  рукой, в
кармане,  патроны, и пристегнул револьвер.  Гуд  сделал то же самое. Но  сэр
Генри ничего не надел, кроме  стальной рубашки и пары мягких  башмаков,  так
что  ноги его  были  обнажены  от колен. Револьвер висел  на ремне,  надетом
поверх кольчуги.  Между тем Умслопогас собрал всех  наших  людей под большим
деревом  и ходил кругом,  осматривая  их вооружение.  В последнюю минуту  мы
кое-что изменили. Двое из людей, вооруженных ружьями, не умели  стрелять, но
отлично  владели копьем;  мы  отобрали у них винтовки,  дав  щиты  и длинные
копья, и  велели присоединиться  к Куртису,  Умслопогасу и Аскари.  Нам было
ясно, что три человека, как бы они ни были сильны, не справятся с делом!


        СТРАШНАЯ РЕЗНЯ

     С  минуту мы стояли  тихо, ожидая момента выступления. Это было тяжелое
ожидание, и  как долго оно  тянулось! Казалось, минуты шли черепашьим шагом.
Воцарилось торжественное молчание, еще более угнетавшее душу. Помню,  как-то
раз мне привелось видеть  повесившегося человека. Я  ушел от этого зрелища с
ощущением, похожим  на мое теперешнее  чувство,  с той  разницей, что в  нем
теперь преобладал живой и личный элемент.  Торжественные лица людей, которые
знали, что, быть может,  несколько минут  отделяют их от перехода к  вечному
покою и забвению, странный шепот, постоянное поглядывание сэра Генри на свой
топор,  даже особая манера, с которой Гуд  протирал свое стеклышко,  --  все
говорило, что нервы людей  возбуждены  до крайности. Один  Умслопогас стоял,
опираясь  на  топор  и  держа  щепотку  нюхательного  табаку  я руке,  и был
совершенно спокоен и неподвижен.
     Трудно было потрясти его железные нервы!
     Месяц склонялся  все ближе к  горизонту, наконец,  исчез. Стало  темно.
Только на востоке небо начало бледнеть, предвещая скорое появление зари.
     Мистер  Мекензи стоял,  с  часами  в руке,  жена  держала его  за руку,
стараясь подавить рыдания.
     --  20  минут четвертого,  -- произнес он,  --  скоро  будет достаточно
светло.  Капитан Гуд  мог  бы  двинуться,  три или четыре минуты  пройдет  в
дороге!
     Гуд  кивнул головой и еще раз протер свое стеклышко. Всегда учтивый, он
раскланялся с  миссис  Мекензи и отправился занимать свою позицию у  крааля,
куда его должны были провести туземцы знакомыми тропинками.
     Явился  мальчик  и  донес,  что в лагере  Мазаев все  крепко  спят,  за
исключением двух часовых, которые прохаживались у входа. Затем выступили все
мы. Сначала шел  проводник, за ним  -- сэр  Генри,  Умслопогас, Аскари, двое
туземцев из  миссии, вооруженные  длинными  копьями и щитами. Я шел за ними,
рядом с Альфонсом  и пятью туземцами, которые имели ружья. Миссионер замыкал
шествие с остальными шестью людьми.
     Крааль,  где расположились лагерем Мазаи, находился у подошвы  холма, в
800 ярдах от  миссии. Первые пятьсот ярдов  мы прошли благополучно. Затем мы
поползли тихо, как леопард за добычей, скользя, словно призраки, из куста  в
куст. Пройдя немного, я оглянулся назади  увидал Альфонса. Он  едва держался
на ногах, с бледным  лицом и дрожавшими коленями. Его винтовка со взведенным
курком почти упиралась я мою спину.  Благополучно отняв винтовку у Альфонса,
мы  продолжали свой  путь, пока не  очутились в  сотне ярдов от крааля. Зубы
Альфонса начали стучать самым ужасным образом.
     --  Перестаньте, или я убью  вас! -- прошептал  я свирепо. Мысль о том,
что все мы можем погибнуть из-за этого  стука зубов, вовсе не улыбалась мне.
Я начал  бояться,  что  повар  выдаст  всех нас, и  искренно желал, чтобы он
остался где-нибудь позади.
     --  Но,  сударь,  я  не  могу ничего  поделать,  --  отвечал он, -- мне
холодно!
     Это была трудная задача, но к счастью я быстро решил ее. В кармане моем
находился маленький кусочек грубой тряпочки, которой я чистил ружье.
     -- Возьмите ее в  рот,  --  прошептал я, отдавая  ему тряпку, -- если я
услышу еще звук, вы -- погибли!
     Я знал, что тряпка смягчит  стук зубов; Альфонс безропотно  повиновался
мне и продолжал идти тихо.
     Мы снова поползли. Осталось около  50 ярдов  до крааля. Между им и нами
находилось пустое пространство, заросшее кустами  мимоз и сухим кустарником.
Мы спрятались  в кустах. Начало светать. Звезды побледнели, и восток заалел.
Мы ясно видели очертания крааля и легкий отблеск потухающих костров в лагере
Мазаев. Мы остановились и  прислушались, зная, что часовой находится близко.
Он появился, высокий, статный человек, и лениво прохаживался в пяти шагах от
заросшего  кустарником входа. Мы  надеялись  убить его  сонного, но он  и не
думал спать. Если нам не удастся убить его, убить тихо, без звука, без стона
--  мы  пропали! Мы спрятались и продолжали  наблюдать за  ним.  Умслопогас,
находившийся впереди  меня, повернулся,  сделал  мне  знак,  и  в  следующую
секунду я увидел, что  он лег на живот и пополз, как змея, по траве, выжидая
случая, когда часовой повернет  голову. Часовой беззаботно замурлыкал песню.
Умслопогас полз,  незамеченный,  добрался до  кустов  мимозы и ждал. Часовой
расхаживал  взад и вперед,  потом  обернулся и взглянул на стену, Умслопогас
проскользнул  ближе, прячась  позади  кустов, не сводя глаз  с воина.  Глаза
часового устремились на  дорожку  между кустами, и, казалось, что-то удивило
его. Он сделал несколько шагов  вперед,  остановился, зевнул, взял маленький
камень и бросил  его  в кусты.  Камень пролетел над  головой Умслопогаса, не
задев  его кольчуги. Если бы он задел ее, то звук непременно выдал бы нас. К
счастью, рубашка была сделана из темной стали и не блестела. Уверившись, что
в кустах  нет ничего, воин оперся на свое копье и  лениво посмотрел в кусты.
Он стоял так минуты три, погруженный в  задумчивость,  а мы лежали, терзаясь
опасениями, каждую  минуту ожидая, что будем открыты, благодаря какой-нибудь
случайности. Я  снова услышал, как стучали зубы Альфонса  даже через тряпку.
повернулся  к нему  и  сделал  свирепое  лицо.  Наконец, пытка  закончилась.
Часовой взглянул  на  восток,  видимо,  довольный,  что  близится  смена,  и
принялся потирать руки и ходить взад и вперед, чтобы согреться.
     В  ту  минуту, когда он  повернулся,  длинная черная змея скользнула  в
ближайший  кустарник,  мимо которого  должен  был проходить  дикарь. Часовой
вернулся,  двинулся мимо  кустов, не  подозревая об  опасности.  Если  бы он
взглянул вниз,  может  быть, избежал бы  ее.  Умслопогас встал и с  поднятой
рукой пошел по  его следам. Как только воин повернулся, зулус сделал прыжок,
и при свете зари мы видели,  как  его длинные руки  вцепились в горло врага.
Затем  два  темных тела  конвульсивно  сплелись  вместе, потом голова  Мазая
откинулась назад, мы  слышали, как он захрипел  и  упал на землю, вздрагивая
всеми  членами.  Зулус пустил  в ход всю свою  силу  и сломал шею дикарю. На
минуту он придавил коленом грудь своей жертвы,  все  еще  сжимая ему  горло,
пока не убедился, что воин мертв. Тогда  он  встал, кивнул нам, чтобы мы шли
вперед.  И мы двинулись на четвереньках, как обезьяны. Добравшись до крааля,
мы заметили, что Мазаи загородили вход, протянув сюда четыре или пять кустов
мимозы, -- несомненно, из боязни нападения. Здесь мы разделились. Мекензи  с
своим  отрядом поползли в  тени стены  налево, сэр Генри и Умслопогас заняли
места по сторонам терновой загородки, а два человека, вооруженных копьями, и
два Аскари залегли прямо против  входа. Я  полз со своими  людьми  по правую
сторону крааля, длина которого была около 50 шагов. Через несколько  минут я
остановился  и разместил моих людей неподалеку друг от друга, не отпуская от
себя  Альфонса. В первый раз я взглянул через стену во  внутренность крааля.
Было совсем светло, и первое, что мне  бросилось в глаза, был белый ослик, а
за ним бледное личико маленькой  Флосси, которая сидела в 10 шагах от стены.
Вокруг нее лежали спящие воины. По  всему  краалю виднелись остатки костров,
вокруг которых спали Мазаи. Один из них встал, зевнул, посмотрел на восток и
снова лег. Я решил подождать еще пять минут.
     Нежные лучи  рассвета  широко разлились  над равниной, лесом,  рекой  и
величественной горой  Кениа,  окутанной  молчанием вечных  снегов,  и  одели
пурпурно-красным  отблеском  ее  величавую  вершину,  высоко  вздымавшуюся к
ярко-синему  небу,  нежному,  как улыбка  матери.  Птицы  звонко  пели  свою
утреннюю  песнь,  легкий ветерок шелестел  в  кустах.  Утро  дышало миром  и
счастьем  нарождающейся  силы, всюду были тишина и спокойствие, всюду, кроме
человеческого сердца!
     Вдруг,  когда я  напряженно  ждал сигнала, уже успев выбрать  человека,
которому поручил открыть огонь, -- зубы Альфонса снова застучали, как копыта
жирафов, нарушая царившую вокруг тишину. Тряпка незаметно выпала из его рта.
Мазаи,  лежавший  в краале,  вблизи нас,  оглянулся вокруг,  удивляясь этому
звуку. Вне  себя  я  ударил концом винтовки  прямо  в  живот  француза.  Это
остановило его дрожь.  Теперь сигнал  не  был  нужен.  С обеих сторон крааля
послышались  выстрелы, засверкал  огонь.  Я  присоединился к  нападающим;  с
верхнего конца крааля раздался ужасный рев, в котором я различил голос Гуда,
резко выделявшийся  в общем шуме. Со  страшным криком ужаса и  ярости черная
толпа дикарей вскочила на ноги, многие из них сейчас же упали под выстрелами
наших ружей. С минуту  они  стояли в  нерешимости, но,  услыхав непрестанные
крики и рев на верхнем конце  крааля, осаждаемые градом выстрелов, бросились
бежать к выходу. Мы открыли огонь им вслед, стреляя прямо в толпу дикарей. Я
сделал 10 выстрелов из своего ружья, как вдруг вспомнил  о маленькой Флосси.
Взглянув в ее сторону, я  заметил, что белый ослик лежал на земле, вероятно,
убитый нашими  пулями или  копьем Мазаи. Поблизости не видно  было ни одного
дикаря.  Черная  няня Флосси  стояла перед ней и торопливо перерезала копьем
веревку,  связывающую  ее ноги.  Затем она быстро побежала к  стене крааля и
начала  карабкаться  на  нее. Девочка  последовала ее примеру,  но,  видимо,
ослабела и с трудом цеплялась за стену. Увидав это,  двое дикарей бросились,
чтобы  убить ее.  Первый  близко подбежал  к бедной девочке,  которая  после
напрасных усилий снова упала на  землю. Блеснуло  копье, но моя пуля уложила
дикаря  на месте. Позади  его стоял  другой,  а у  меня, -- увы! --  остался
только  один  патрон  в  магазине.  Флосси  вскочила на ноги и встала  перед
дикарем, который поднял  копье.  Я отвернулся, чувствуя  невыносимую  боль в
сердце  при мысли,  что дикарь убьет  дорогое дитя.  Но, взглянув туда, я  с
удивлением  заметил дымок; копье Мазаи лежало на  земле, а дикарь зашатался,
обхватив  голову  руками, и свалился  на землю. Я вспомнил, что у Флосси был
револьвер, который  спас ей жизнь. Потом девочка собрала все силы, с помощью
няни перелезла через стену и таким образом была спасена.  Все это заняло  не
более  нескольких секунд. Я наполнил  магазин патронами и снова открыл огонь
по  беглецам, которые карабкались  по  стене. Я  убил нескольких дикарей, и,
наконец,  добрался  до угла  крааля,  где шел горячий  бой.  Двести  человек
дикарей,  -- считая,  что мы  уничтожили  из них 50,  --  собрались у входа,
заросшего  кустарником, представляя из себя  значительную силу против Гуда и
десятка  людей, которые усердно поражали их копьями. Дикари упорно держались
у загородки, которая  представляла  собой  действительно сильное укрепление.
Один из них успел перепрыгнуть через  загородку, но топор сэра Генри с силой
опустился на его украшенную перьями голову, и воин упал в середине кустов.
     С  криком и ревом  начали  дикари прыгать через изгородь; большой топор
сэра Генри и Инкози-каас летали над их головами, и, один за  другим,  дикари
падали  на землю,  на  трупы  товарищей,  образуя  новое препятствие  своими
телами.
     Те,  которые спаслись от топоров, падали от руки Аскари или двух кафров
из миссии.
     Я и мистер Мекензи стреляли в уцелевших дикарей.
     Гуд и его люди оказались теперь  отгороженными от нас, и мы должны были
перестать  стрелять  в  дикарей из боязни  убить  своих (один из людей  Гуда
все-таки  был убит).  Обезумев  от ужаса,  Мазаи  дружным усилием прорвались
через  изгородь,  и,  вытолкнув Куртиса,  Умслопогаса  и других троих  перед
собой, начали драться у входа. Тут мы принялись стрелять в них.
     Наш  бедный Аскари упал замертво, с  копьем в спине, за ним  упали двое
людей, вооруженных копьями, и,  умирая, дрались, как львы. Многие  из нашего
отряда  подверглись той же участи. Я боялся,  что битва проиграна,  и  велел
своим  людям бросить  винтовки и взять копья. Они  повиновались, потому  что
кровь  их была  разгорячена.  Люди  миссионера последовали  их примеру.  Это
принесло хорошие результаты, но успех битвы все еще был сомнителен.
     Наши люди дрались великолепно, отбивались, кричали,  убивали  дикарей и
падали сами.
     В общем хаосе выделялся резкий крик  Гуда,  ободряющие его возгласы.  С
регулярностью машины поднимались и опускались  два топора, оставляя за собой
смерть и разрушение.  Но  я заметил,  что  сэр  Генри  устал  от чрезмерного
напряжения, побледнел от нескольких ран, его дыхание сделалось  прерывистым,
и жилы на лбу налились. Даже Умслопогас, этот железный человек, утомился. Он
перестал долбить  врагов  своим Инкози-каас и пустил в  дело  клинок.  Я  не
вмешивался в бой, пуская пули в Мазаи, когда это было нужно. Я  вынужден был
поступать так, потому  что  истратил сорок девять  патронов в это утро  и не
промахнулся ни разу.
     Все-таки  бой  клонился  не  в  нашу  пользу.  Нас  осталось  не  более
пятнадцати или шестнадцати, а дикарей было около пятидесяти человек. Если бы
они  сплотились  вместе и дружно  принялись  за  дело, победа  была бы на их
стороне.  Но  дикари не  сделали  этого, а  многие из них  бежали,  побросав
оружие.  Ухудшило  дело  еще  и  то, что  миссионер бросил свою  винтовку, и
какой-то дикарь погнался за ним с мечом. Миссионер выхватил из-за пояса свой
огромный  нож.  Они  вступили  в  отчаянную  борьбу.  В  узком  пространстве
миссионер и  дикарь  катались по земле, около стены.  Занятый своими делами,
помышляя о своем собственном спасении, я не знал, чем окончилась эта борьба.
     Бой  продолжался. Дело  клонилось  в  дурную  для нас  сторону.  Только
счастливый случай спас нас. Умслопогас, нарочно  или случайно,  вырвался  из
общей  свалки и погнался за одним дикарем. Тогда другой дикарь изо всей силы
ударил его большим копьем между  плеч. Копье ударилось о стальную рубашку  и
отскочило. С  минуту дикарь стоял,  как очарованный,  -- это дикое племя  не
имело понятия о кольчугах, -- потом побежал, крича диким голосом:
     -- Это дьяволы, дьяволы! Они заколдованы, заколдованы!
     Я послал пулю ему вслед, и Умслопогас прикончил своего дикаря. Страшная
паника охватила всех воинов.
     -- Заколдованы, заколдованы! --  кричали они и бежали  во  все стороны,
побросав свои щиты и копья.
     Нечего и рассказывать о конце этого ужасного побоища.  Это была ужасная
резня,  в которой никому не было  пощады.  Произошел  еще инцидент  довольно
скверного  свойства. Я надеялся,  что  все  кончено,  как вдруг  из-под кучи
убитых вылез уцелевший воин и, раскидав трупы, как антилопа прыгнул и ветром
понесся в  ту сторону, где  стоял  я.  Но  Умслопогас шел  по его  следам  с
присущей  ему ловкостью.  Когда они приблизились  ко мне, я  узнал в  дикаре
вестника,  который приходил в миссию прошедшей ночью. Умслопогас также узнал
его.
     -- А, -- крикнул  он насмешливо, -- это с тобой я разговаривал  прошлой
ночью.  Лигонини!  Вестник! Похититель  маленьких  девочек! Ты  хотел  убить
ребенка! Ты надеялся стать лицом к лицу с Умслопогасом из народа Аназулусов!
Молитва твоя услышана!  Я поклялся раскрошить тебя на куски, дерзкая собака!
И я сделаю это!
     Мазаи яростно  заскрежетал  зубами  и  бросился  с  копьем  на  зулуса.
Умслопогас отступил, взмахнул топором над его головой и с такой силой всадил
топор в  плечи дикаря, что пробил кости,  мясо и  мускулы и отрубил голову и
руки от туловища.
     --  О, --  воскликнул зулус, смотря на труп своего врага, -- я  сдержал
свое слово. Это был хороший удар!


        АЛЬФОНС ОБЪЯСНЯЕТСЯ

     Побоище  окончилось. Отвернувшись от ужасного  зрелища, я вспомнил, что
не видал Альфонса с того времени, как силой заставил его умолкнуть, ударив в
живот.  Бой,  казалось,  тянулся  бесконечно,  но,  в сущности,  продолжался
недолго, Где  был  Альфонс?  Я боялся, что бедняга погиб, и начал искать его
среди убитых, но потом решил, что он, наверное, жив и здоров, и  пошел к той
стороне крааля, где мы  стояли  сначала, окликая его по имени. В  пятнадцати
шагах от каменной стены находилось старинное дерево из породы бананов.
     -- Альфонс! -- кричал я, -- Альфонс!
     -- Да, сударь! -- отвечал голос. -- Я здесь!
     Я оглянулся кругом. Никого.
     -- Где вы? -- крикнул я.
     -- Я здесь, сударь, в дереве!
     Я взглянул в  дупло банана  и увидев  бледное лицо, длинные усы, жалкую
фигуру повара,  похожего  на побитую моську.  В первый раз я понял, что  мое
подозрение справедливо. Альфонс отъявленный трус! Я подошел к нему.
     -- Вылезайте оттуда!
     -- Все кончено, сударь? --  спросил он боязливо. -- Совсем кончено? Ах,
какие ужасы я пережил! Какие молитвы я возносил к небу!
     -- Ну, вылезай, бездельник!  --  сказал я не совсем дружелюбно, --  все
кончено!
     -- Значит, сударь, молитвы мои услышаны? Я выхожу!
     Мы пошли  к другим, которые собрались группой у входа в крааль, похожий
теперь на кладбище.  Вдруг из кустов  выскочил дикарь  и яростно бросился на
нас.  С воплем ужаса  Альфонс  побежал от  него,  за ним  погнался Мазаи  и,
наверное, убил бы француза, если бы я не успел всадить дикарю пулю  в спину.
Альфонс споткнулся  и  упал, дикарь упал на него, содрогаясь  в предсмертной
агонии. Затем начались такие пронзительные  вопли, что я испуганно побежал к
тому месту, откуда они слышались, отбросил труп дикаря и извлек Альфонса. Он
был  покрыт  кровью и трясся,  как гальванизированная лягушка.  Бедняга,  --
думал  я,  -- дикарь  успел-таки  прикончить  его!  Встав  на  колени  около
Альфонса, я начал искать его рану.
     -- О, моя спина! -- вопил он. -- Я убит, я умер!
     Я  долго  возился с  ним, но,  не нашел  ни  одной царапины. Он  просто
перепугался и больше ничего.
     --  Вставайте!  --  крикнул  я. --  Вставайте!  Не  стыдно  ли вам?  Вы
целехоньки!
     Он встал.
     -- Но, сударь, я думал, что меня убили! -- сказал он, -- я не знал, что
победил дикаря!
     Толкнув труп Мазаи, он вскричал торжествующим голосом.
     -- А, дикая собака! Ты мертв. Какова победа!
     Я оставил Альфонса любоваться своей победой и отошел, но  он последовал
за  мной,  как   тень.   Первое,  что  мне  бросилось  в  глаза,   когда  мы
присоединились к другим, это -- миссионер, сидевший на камне;  его нога была
завязана  платком, сквозь  который  сочилась кровь. Он действительно получил
рану в ногу копьем и сидел, держа в руке свой любимый разрезной нож, который
был согнут теперь.
     --  А, Кватермэн, -- сказал  он  дрожащим  взволнованным голосом, -- мы
победили! Но какое ужасное зрелище! Печальное зрелище!
     Перейдя на свое  родное  шотландское наречие и глядя  на свой  согнутый
нож, он продолжал:
     -- Мне досадно, что я согнул  мой лучший нож в  борьбе с дикарем. -- Он
истерически засмеялся.
     Бедный миссионер! Рана  и волнение  окончательно разбили ему  нервы.  И
неудивительно. Мирному  человеку  тяжело  участвовать  в  таком убийственном
деле. Судьба часто и жестоко смеется над людьми!
     Странная сцена происходила у входа в крааль.
     Резня кончилась,  раненые умирали от страданий.  Кусты были затоптаны и
вместо них повсюду лежали  трупы людей. Смерть, повсюду смерть! Трупы лежали
в разных положениях,  одни на других, кучами, в одиночку, некоторые походили
на людей, мирно отдыхавших на траве.
     Перед  входом, где валялись копья и шиты, стояли  уцелевшие люди, около
них лежало четверо тяжелораненых.  Из  тридцати сильных,  крепких людей едва
осталось пятнадцать, и пять из них, включая миссионера, были ранены, двое --
смертельно. Куртис и  зулус остались невредимыми. Гуд потерял пятерых людей,
у меня было  убито двое,  Мекензи  оплакивал  пять  или  шесть  человек. Что
касается всех  уцелевших, за исключением меня, они были  в крови с головы до
ног, -- рубашка сэра Генри казалась выкрашенной в красный цвет, -- и страшно
измучены. Один Умслопогас стоял, озаренный лучами света, около груды трупов,
мрачно опираясь  на свой топор, и не казался расстроенным или  усталым, хотя
тяжело дышал.
     --  Ах, Макумацан! -- сказал он, когда я ковылял  около  него, чувствуя
себя  больным, --  я говорил тебе, что будет  хороший бой, так  и случилось.
Никогда я не  видел  ничего подобного, такого отчаянного дня! А эта железная
рубашка,  наверное, заколдована. ее не  пробьешь. Если бы я не влез в нее, я
был бы там! -- он кивнул по направлению груды убитых людей.
     -- Я дарю тебе эту рубашку! Ты -- храбрый человек! -- сказал сэр Генри.
     --  Начальник! -- отвечал  зулус,  глубоко  обрадованный и  подарком, и
комплиментом.  --  Ты. Инкубу, можешь носить такую  рубашку, ты сам  храбрый
человек, но  я должен дать тебе несколько уроков, как владеть топором. Тогда
ты покажешь свою силу!
     Миссионер спросил о Флосси. Мы все искренне обрадовались, когда один из
людей сказал, что видел, как она бежала к дому вместе  с нянькой. Захватив с
собой раненых, которые могли вынести движение, мы тихо направились к миссии,
измученные,  покрытые  кровью, но с радостным сознанием  победы.  Мы  спасли
жизнь ребенка и дали Мазаям хороший урок, который они  долго  не забудут! Но
чего это стоило!
     У ворот стояла, ожидая нас, миссис Мекензи. Завидев нас, она вскрикнула
и закрыла лицо руками.
     -- Ужасно, ужасно!  -- повторяла она  и  несколько  успокоилась, только
увидев своего достойного супруга. В немногих словах я рассказал ей об исходе
борьбы  (Флосси,  благополучно прибежавшая домой, могла  потом рассказать ей
все подробно). Миссис Мекензи подошла ко мне и  торжественно поцеловала меня
в лоб.
     --  Бог да  благословит вас, Кватермэн,  --  сказала  она, -- вы спасли
жизнь моего ребенка!
     Мы  отправились к себе переменить платье и перевязать  наши раны. Я рад
признаться, что  остался  невредим, а  сэр Генри и  Гуд,  благодаря стальным
рубашкам,   получили   незначительные  ранения,  легко   излечимые   простым
пластырем.
     Рана  миссионера  имела серьезный  характер,  но,  к счастью,  копье не
задело артерии.  Вымывшись  с  наслаждением, одев наше  обычное  платье,  мы
прошли  в столовую, где нас ожидал завтрак.  Как-то  курьезно  было сидеть в
прилично  обставленной столовой, пить чай  и есть  поджаренный  хлеб, словно
все, что случилось с нами,  было сном, словно мы несколько часов тому  назад
не дрались с дикими к рукопашной схватке.
     Гуд сказал, что все происшедшее кажется ему каким-то кошмаром. Когда мы
кончили завтрак,  дверь отворилась, и  вошла Флосси, бледная, измученная, но
невредимая, она  поцеловала  нас всех  и  поблагодарила.  Я поздравил  ее  с
находчивостью и  смелостью, которую  она выказала, убив дикаря ради спасения
своей жизни.
     --  О,  не  говорите,  не  вспоминайте! --  произнесла  она  и залилась
истерическим плачем. -- Я никогда не забуду его лица, когда он повернулся ко
мне, никогда! Я не могу!
     Я посоветовал ей  пойти  и уснуть. Она послушалась и вечером проснулась
бодрая, со  свежими силами. Меня  поразило, что девочка, владевшая  собой, и
стрелявшая в дикаря, теперь не  могла  вынести  даже  напоминания  об  этом.
Впрочем, это отличительная черта ее пола!
     Бедная Флосси! Я боюсь, Что нервы ее  долго не успокоятся после ужасной
мочи, проведенной в лагере дикарей. После она рассказывала мне, что это было
ужасно, невыносимо, сидеть долгие часы в эту бесконечную ночь, не зная, как,
каким образом будет сделана попытка спасти ее! Она прибавила, что, зная нашу
малочисленность,  не смела ожидать  этого, тем более, что Мазаи не выпускали
ее из вида; большинство из них не видало никогда белых людей, они трогали ее
за  руки,  за волосы  своими  грязными лапами.  Она решила,  если помощь  не
явится, с первыми лучами солнца убить себя.  Нянька слышала слова  лигонини,
что их замучат до смерти, если  при  восходе солнца никто из  белых людей не
явится заменить ее. Тяжело было ребенку решиться на это, но я не сомневаюсь,
что у нее  хватило бы мужества застрелиться. Она была в  том возрасте, когда
английские девочки ходят в школу и помышляют о  десерте. Это дикое дитя, эта
дикарка  выказала  более  мужества,  ума  и силы  воли,  чем  любая взрослая
женщина, воспитанная в праздности и роскоши.
     Кончив  завтрак, мы отправились спать и проспали до обеда.  После обеда
мы все вместе, со всеми обитателями миссии -- мужчинами, женщинами, юношами,
детьми -- пошли к  месту  побоища.  чтобы похоронить наших  убитых и бросить
трупы дикарей в волны реки Таны, протекающей в 50 ярдах от крааля.
     В торжественном  молчании похоронили мы наших мертвецов. Гуд был избран
прочесть похоронную службу (за отсутствием миссионера, вынужденного лежать в
постели), благодаря звонкому голосу и выразительной манере чтения. Это  были
тяжелые  минуты,  но,  по  словам  Гуда,  было бы еще тяжелее, если  бы  нам
пришлось хоронить самих себя!
     Затем мы принялись нагружать трупами Мазаев телегу, запряженную быками,
собрав сначала все копья, щиты и другое оружие. Пять раз нагружали мы телегу
и бросали трупы в реку. Очевидно  было,  что немногие  дикари успели бежать.
Крокодилам предстоял  сытный ужин в эту ночь! В одном  из трупов  мы  узнали
часового с верхнего конца крааля. Я спросил Гуда, каким образом ему  удалось
убить его. Он рассказал мне, что полз за ним по примеру Умслопогаса и ударил
мечом. Тот отчаянно стонал, но, к счастью, никто не слыхал этих стонов.
     По словам  Гуда,  -- ужасная вещь убивать людей, и отвратительнее всего
--  это обдуманное, хладнокровное убийство. Последним трупом, брошенным нами
в волны Таны, закончили мы инцидент нашего нападения на лагерь Мазаев. Щиты,
копья,  все  оружие мы взяли с собой, в миссию, не могу не вспомнить  одного
случая  при этом. Возвращаясь домой, мы проходили мимо дупла,  где скрывался
Альфонс сегодня утром. Маленький человек присутствовал при погребении убитых
и выглядел совсем другим, чем  был тогда, когда Мазаи сражались  с нами. Для
каждого трупа  он  находил  какую-нибудь остроту или насмешку. Он был весел,
ловок,  хлопал в ладоши,  пел, когда  течение реки  уносило  трупы воинов за
сотни миль.  Короче говоря,  я подумал, что ему надо дать урок  и  предложил
судить его военным судом за постыдное поведение утром.
     Мы  привели его  к  дереву  и  начали суд. Сэр  Генри  объяснил  ему на
прекрасном французском  языке весь стыд трусости,  весь ужас  его поведения,
дерзость, с которой он выбросил изо рта тряпку, между тем как, стуча зубами,
он мог поднять на ноги весь лагерь Мазаев и разрушить все наши планы.
     Мы ждали, что Альфонс будет пристыжен, сконфужен, но разочаровались. Он
кланялся, улыбался и заявил, что его  поведение может  показаться  странным,
но,  в  действительности,  зубы  его  стучали вовсе  не от  страха,  о, нет,
конечно, он  удивлялся, что господа могли даже подумать это, -- но просто от
утреннего холода. Относительно тряпочки, если господам угодно попробовать ее
ужасный  вкус  -- какая-то  микстура  из парафинового масла, сала  и пороху!
Что-то ужасное!  Но  он послушался и держал ее  во рту, пока желудок  его не
возмутился... Тряпка вылетела изо рта в приладке невольной болезни.
     -- Убирайтесь вы  вон, паршивая собачонка! -- прервал его  сэр Генри со
смехом и дал  Альфонсу такой толчок,  что тот  отлетел на  несколько шагов с
кислым лицом.
     Вечером  я  имел разговор  с миссионером, который  порядочно страдал от
своих ран. Гуд, весьма искусный в медицине, лечил его.
     Мистер Мекензи сказал мне, что столкновение с дикарями дало ему хороший
урок, и как только он оправится, он передаст дела миссии молодому  человеку,
который готовится к миссионерской деятельности, и уедет в Англию.
     -- Видите, Кватермэн, --  сказал он, --  я решил поступить  так сегодня
утром,  когда  мы  ползли  к лагерю  дикарей.  Я  сказал  себе, что если  мы
останемся  живы и спасем  Флосси, то я  непременно уеду в Англию. Довольно с
меня дикарей! Я не смел  думать, что  мы  уцелеем. Благодарение Богу  и  вам
четверым, что мы живы, и  я остаюсь при моем решении, иначе будет  хуже! Еще
нечто подобное,  и моя жена не  выдержит! Между нами, Кватермэн, я  богат! У
меня есть триста  тысяч  фунтов, и каждый  грош заработан честной торговлей.
Деньги  лежат  в Занзибарском банке, потому что  моя жизнь  здесь не требует
затрат.  Хотя мне будет  тяжело  покидать эти места и оставить  этих  людей,
которые любят меня, я должен ехать!
     -- Я рад вашему решению, -- отвечал я, -- по двум причинам. Первая -- у
вас есть обязанности по отношению к вашей жене и дочери, в особенности вы не
должны забывать о ребенке. Флосси должна получить образование и жить в среде
таких же  детей, как она, иначе она  вырастет дикаркой. Другая причина: рано
или поздно,  но  Мазаи  отомстят  вам за  себя.  Несколько человек их успели
убежать, -- и результатом будет новое нападение  на вас! Ради одного этого я
уехал бы непременно! Когда они узнают, что вас здесь нет, они, может быть, и
не пойдут сюда!*

     * Мазаи в апреле  1886 г., действительно, убили миссионера Гутона и его
жену в описанном месте, на берегу Таны; это были  первые белые люди, которые
пали жертвами жестокого племени.

     -- Вы правы! -- отвечал миссионер. -- Я  уеду отсюда в этом же  месяце.
Но жаль, очень жаль!


        В НЕИЗВЕСТНОЙ СТРАНЕ

     Прошла неделя. Однажды вечером мы сидели за ужином, в  столовой миссии,
в  невеселом расположении  духа,  так как завтра  должны были  проститься  с
друзьями и  отправиться дальше.  О Мазаях не было  ни слуху, ни  духу. Кроме
двух  копий, забытых на траве, и пустых  патронов, валявшихся у стены, ничто
не  напоминало, что в  старом краале происходила ужаснейшая резня.  Мекензи,
благодаря своему спокойному темпераменту, быстро  оправился и ходил теперь с
помощью пары костылей. Из других раненых один умер  от гангрены, а остальные
понемногу  выздоравливали.  Люди  мистера  Мекензи,  ушедшие   с  караваном,
вернулись, и в миссии теперь был целый гарнизон.
     Несмотря на  радушные и  горячие  просьбы остаться еще, мы решили,  что
пора двинуться в путь, сначала к горе  Кениа, потом в  неизведанные области,
искать  таинственную  белую  расу  людей.  За  это  время мы  успели оценить
достоинства  осла,  столь  полезного в  путешествиях,  и  приобрели их целую
дюжину для перевозки нашего имущества и,  если понадобится, нас самих. У нас
осталось только двое  слуг,  те же Ваквафи, и мы сочли  невозможным нанимать
туземцев и тащить их за собой Бог знает куда.
     Мистер  Мекензи  сказал,  что   ему  кажется  странным,  как  мы,  трое
образованных   людей,  обладающих  всем  в  жизни  --   здоровьем,  хорошими
средствами,  положением,  --  для  собственного   удовольствия  отправляемся
куда-то  в  глушь,  в  погоню  за  приключениями,  откуда  можем  совсем  не
вернуться. Но мы -- англичане, искатели приключений с готовы до пяток!  Наши
великолепные колонии  обязаны  своим  существованием  отважным  людям  и  их
чрезмерной любви к приключениям, хотя  эта любовь  на первый взгляд  кажется
чем-то вроде тихой формы помешательства.
     "Искатель приключений" идет  навстречу  всему,  что бы  ни случилось. Я
даже горжусь этим титулом, который говорит о смелом сердце, о горячей вере в
Провидение. Кроме того, когда имена Крезов, перед которыми преклоняется мир,
имена  всяких политиков,  которые  управляли  миром,  --  забываются,  имена
отважных  искателей  приключений,  которые  сделали Англию такой, какой  она
является теперь, эти имена будут вспоминаться всегда с любовью и с гордостью
передадутся  детям!  Мы трое,  конечно,  не  можем рассчитывать на  это,  мы
довольствуемся тем, что мы есть!
     В этот вечер, сидя  на веранде,  покуривая трубки, мы увидели Альфонса,
который подошел к нам с изящным поклоном и заявил, что желает переговорить с
нами. Мы попросили его объясниться.
     Он  сказал,  что  боится присоединиться к нам  в нашем путешествии, это
вовсе  не  удивило нас,  знавших о  его  трусости. Мистер Мекензи уезжает  в
Англию, а Альфонс был убежден, что его без  хозяина схватят,  препроводят во
Францию  и  посадят  в тюрьму. Эта  мысль преследовала  его,  и расстроенное
воображение придумывало тысячу опасностей. В сущности, его преступление было
давно  забыто, и  он мог беспрепятственно  появиться  во  Франции. Но  он не
допускал и  мысли об этом и  просил  нас взять его с собой. Трус от природы,
Альфонс скорее  готов  был  идти на  всякий риск,  подвергаться всевозможным
опасностям в нашей экспедиции, чем обречь себя на столкновение  с полицией в
родной  стране.  Выслушав  Альфонса, мы  начали  обсуждать  между  собой его
предложение и согласились взять его с собой.
     Мистер Мекензи также советовал нам взять француза. Нас было  немного, а
француз был живой, деятельный парень, который умел приложить руки ко всему и
отлично стряпать. Ах, как он  умел стряпать! Я уверен, что  он состряпал  бы
великолепное кушанье  из старых штиблет своего  героя-дедушки, о котором  он
так  любил говорить.  Затем маленький человек  имел прекрасный характер, был
весел,  как  обезьяна, и его смешные, тщеславные рассказы были  нескончаемой
забавой  для  нас;  кроме  того,  он  был  удивительно  незлобив.  Даже  его
трусливость не  мешала нам,  потому что мы знали теперь его слабость и могли
остерегаться  ее.  Предупредив  француза,  что он  рискует  натолкнуться  на
опасности, мы  сказали,  что принимаем  его предложение при  условии полного
повиновения нашим  приказаниям. Мы также решили положить ему жалованье по 10
фунтов в месяц, чтобы, вернувшись в  цивилизованную  страну,  он мог  всегда
получить  их.  На  все  это он  согласился очень  охотно и отправился писать
письмо Анете, которое миссионер обещал отослать.
     Потом он прочитал нам  свое письмо, сэр Генри перевел его, и  мы весьма
удивились.  Здесь  было много  всего: и  преданности, и страданий;  "далеко,
далеко  от  тебя, Анета, ради которой, обожаемой,  дорогой моему  сердцу,  я
обрек себя на страданья!" Все это должно было растрогать  сердце жестокой  и
прелестной служанки!
     Наступило утро.  В  семь часов  ослы были нагружены. Пора отправляться!
Печальное это было прощание,  особенно с  маленькой  Флосси! Мы были  с  ней
хорошими друзьями, часто беседовали. Но  ее нервы  всегда расстраивались при
воспоминании об  ужасной ночи,  которую она провела  во  власти  кровожадных
Мазаев.
     -- О, господин Кватермэн,  -- вскричала она, обвивая  руками  мою шею и
заливаясь  слезами, --  я не  в силах проститься  с  вами.  Когда  мы  снова
увидимся?
     -- Не  знаю, мое  дорогое дитя, --  сказал я, --  я стою на одном конце
жизни, а вы  --  на  другом!  Мне немного осталось  впереди, целая  жизнь  в
прошлом, а вам, я  надеюсь, предстоят долгие и счастливые годы жизни и много
хорошего в будущем! Мало-помалу вы вырастете  и  превратитесь  в  прекрасную
женщину, Флосси,  вся эта дикая жизнь будет казаться вам каким-то сном! Если
мы  никогда  более  не  встретимся, я  надеюсь, вы будете  вспоминать вашего
старого друга  и его  слова!  Старайтесь  быть всегда доброй и  хорошей, моя
дорогая, а, главное,  правдивой.  Доброта и  счастье -- одно и то же! Будьте
сострадательны,  помогайте  другим,  мир  полон  страдания,  моя дорогая,  и
облегчить его -- наш благороднейший долг.
     Если вы сделаете это, вы будете милой, богобоязненной женщиной, озарите
счастьем печальную  участь многих людей,  и  ваша  собственная  жизнь  будет
полнее, чем жизнь других  женщин. Я  даю вам  добрый  совет, по старомодному
обычаю. А  теперь скажу вам  нечто приятное  для вас.  Вы видите этот клочок
бумаги, который мы называем чеком? Его надо отдать вашему отцу вместе с этой
запиской.  Когда-нибудь вы выйдете  замуж,  моя  дорогая  Флосси, вам  купят
свадебный подарок, который вы будете носить, а после вас ваша дочь, если она
будет у вас, в память охотника Кватермэна!
     Маленькая Флосси долго  кричала и  плакала  и дала мне на  память локон
своих золотистых волос, который хранится у меня до сих пор. Я подарил ей чек
на  тысячу  фунтов  и  в записке уполномочил ее отца  положить  капитал  под
проценты  в  правительственное  учреждение,  с  тем,   чтобы  по  достижении
известного  возраста или  замужества  Флосси  купить ей лучшее бриллиантовое
ожерелье. Я выбрал бриллианты, потому что ценность их не падает, и в трудные
минуты последующей жизни моя любимица может всегда обратить их в деньги.
     Наконец,   после   долгих   прощаний,   рукопожатий,  приветствий,   мы
отправились, простившись со всеми обитателями миссии. Альфонс горько плакал,
прощаясь  со  своими хозяевами, у него было  мягкое  сердце.  Я  не особенно
огорчался, когда мы  ушли, так  как ненавижу все эти прощанья. Тяжелее всего
было смотреть на грусть Умслопогаса, когда он  прощался с Флосси,  к которой
сильно  привязался. Он  говорил, что она так же мила,  как  звезда на ночном
небе,  и никогда  не уставал поздравлять  себя  с тем,  что  убил  лигонини,
который посягал  на жизнь ребенка. Последний  раз взглянули  мы  на красивое
здание миссии  -- настоящий  оазис в пустыне, -- и простились с  европейской
цивилизацией.  Но я часто  думаю  о  Мекензи, о  том, как  добрались  они до
Англии,  и  если живы и здоровы, то,  вероятно, прочтут  эти строки. Дорогая
маленькая Флосси!  Как  поживает она  в стране, где нет черных  людей, чтобы
беспрекословно   исполнять   ее  приказания,   где   нет   снежной   вершины
величественной  горы Кениа, на которую она  любовалась по утрам! Прощай, моя
дорогая Флоccи!
     Покинув миссию, мы пошли вдоль подошвы Кениа, прошли мимо горного озера
Баринго, где  один из наших Аскари был ужален змеей  и умер, несмотря на все
наши усилия  спасти  его. Мы  прошли  расстояние  около  150 миль до  другой
великолепной,  покрытой   снегом  горы  Лекекизера,  на  которую,  по  моему
убеждению, не  ступала  никогда нога европейца. Тут  мы  провели две недели,
затем вошли в  нетронутый и густой лес округа Эльгуми. Я никогда не встречал
такой массы слонов, как в этом лесу.
     Испуганные человеком, звери  буквально роились в  этом лесу,  повинуясь
только  закону  природы,  которая  регулирует  прирост  животных.  Нечего  и
говорить, что мы не подумали стрелять  слонов, во-первых, потому, что у  нас
было немного  зарядов, -- запас нашей аммуниции  значительно уменьшился, так
как осел, нагруженный ею, переплывая вброд реку, уплыл  вместе с ней от нас,
а, во-вторых,  потому,  что мы не могли нести с  собой  cлоновую  кость и не
хотели убивать  животных ради удовольствия. В этом лесу слоны,  незнакомые с
нравами  охотников,  подпускают людей к себе на 20 ярдов, стоят, сложив свои
огромные  уши, похожие на гигантских щенков, и  разглядывают  необыкновенный
для   них   феномен   --   человека.   Когда   исследование   покажется   им
неудовлетворительным, слон,  стоящий впереди, начинает трубить  тревогу.  Но
это  случается  редко. Кроме  слонов, в  лесу водится много всякого  зверья,
дичи, есть даже львы! Я не выношу вида льва, после того, как получил рану на
ноге и остался  калекой  на всю  жизнь. Лес Эльгуми  изобилует также  мухами
це-це, укус  которых смертелен для животных. Не  знаю, благодаря  ли плохому
корму, или тому,  что укусы це-це особенно ядовиты в этой местности, но наши
бедные ослы буквально падали и изнемогали. К счастью, эти укусы оказали свое
действие  не раньше, как  через  два месяца,  когда  вдруг, после  двух дней
холодного  дождя, все животные  пали; сняв шкуру с некоторых из них, я нашел
на мясе полосы, характерный признак смерти от  це-це,  указывающий на место,
худа  насекомое впустило свой  хоботок. Выйдя из  леса, мы пошли  к  северу,
согласно указаниям мистера Мекензи,  и достигли большого  озера Лага,  в  50
миль    длины,   о   котором   говорил   несчастный,   трагически   погибший
путешественник.  Здесь  мы около  месяца  странствовали  по  возвышенностям;
местность эта вообще похожа на Трансвааль. Все это время мы поднимались,  но
крайней  мере, на  сотню  футов  каждые 10  миль. Действительно, страна была
гориста и заканчивалась  массой  снеговых гор, среди которых находилось  еще
озеро, по словам путешественника, "озеро, которое не имеет дна". Наконец, мы
добрались  до  этого озера на вершине  гор, очевидно, находившегося на месте
погасшего кратера. Заметив деревушки на берегу озера,  мы спустились вниз  с
большим  трудом  через сосновый  лес, разросшийся по бокам  кратера, и  были
гостеприимно приняты простым, мирным  народом, который никогда не видал и не
слыхал о белых  людях.  Они  обращались к  нам  очень  почтительно и ласково
угощали нас  молоком и всем, что  у них было. Это чудное, удивительное озеро
лежит, согласно указанию нашего анероида, на высоте 11,450 футов над уровнем
моря; климат страны  довольно холодный, похожий на климат Англии. Первые три
дня, впрочем,  мы  ровно ничего не  видели, благодаря непроницаемому туману.
Полил дождь, укусы ядовитой  мухи сказались на наших оставшихся ослах, и все
они подохли.
     Это несчастие  поставило нас в сквернейшее положение, так как  у нас не
было возможности перевозить нашу поклажу, с другой стороны, избавляло нас от
всяких хлопот. Правда, аммуниции у нас было немного: полтораста патронов для
винтовок и 50 ружейных патронов. Как  быть с этим немногим имуществом  -- мы
не знали. Нам казалось, что мы достигли конца наших странствий.  Если бы  мы
даже и бросили всякое  намерение искать белую расу людей, то было  бы смешно
возвращаться назад за  700 миль, при нашем теперешнем беспомощном положении.
Мы решили,  что самое лучшее -- остаться  здесь,  --  благо туземцы  отлично
относятся, к нам, -- выжидать событий и исследовать страну и ее окрестности.
     Мы   приобрели  большую,  толстую  лодку,  довольно  просторную,  чтобы
вместить всех нас, с багажом.
     Начальнику  поселения, у которого мы достали лодку, мы  отдали в уплату
за  нее три пустых медных патрона, которыми  он  был восхищен  до крайности.
Затем мы решили объехать озеро, с целью найти удобное  место  для лагеря. Не
зная, вернемся  ли мы в деревню,  мы  уложили  в лодку все наше имущество  и
четверть  жареной  косули --  превосходное кушанье!  Когда мы плыли, туземцы
успели  обогнать  нас  в своих легких  лодочках,  и  предупредили обитателей
других деревень о нашем приближении. Мы  тихо гребли, как вдруг  Гуд заметил
необыкновенно ясный голубой цвет воды и сказал, что туземцы говорили ему, --
все они  ярые рыболовы,  так как рыба составляет  их  главную  пищу,  --  об
удивительной глубина озера,  которое имеет  на дне глубокое  отверстие, куда
исчезает вода и откуда выбрасывется иногда огонь.
     Я  сказал  ему,  что  он, наверное,  слышал легенду  о действовавших  в
далекие времена вулканах, которые теперь погасли. Мы действительно видели на
берегах  озера   следы   действия  вулкана,   после   вулканической   смерти
центрального кратера превратившегося  теперь в  дно озера.  Приблизившись  к
отдаленному   берегу   озера,   мы   увидели,  что   он  представлял   собой
перпендикулярную скалистую стену. Мы поплыли параллельно ей,  на  расстоянии
ста шагов, в конец озера, так как знали, что там находилась большая деревня.
Мимо нас неслось большое количество обрубков, сучьев, веток и другого хлама;
Гуд полагал, что  их несло течением. Пока мы рассуждали об этом,  сэр  Генри
указал нам на больших  белых  лебедей, которые паслись  недалеко  от  нас. Я
заметил еще  ранее  лебедей,  летавших над  озером, и очень хотел заполучить
один экземпляр.  Я  расспрашивал о них туземцев и узнал, что в  определенный
период  года они прилетают рано  утром сюда с гор, и тогда их легко поймать,
так как  они очень истощены. Я спросил туземцев,  из  какой страны прилетают
лебеди, но  они пожали  плечами и  ответили, что на вершине  большой  черной
скалы находится негостеприимная страна,  а над  ней снеговые горы, где много
зверей, где  никто не может жить, а за горами на сотни миль тянется  густой,
терновый лес,  недоступный не только  людям,  но  и  слонам. На мой  вопрос,
слыхали  ли  они о белых людях,  живущих  по  ту  сторону  гор  и леса,  они
засмеялись.  Но позднее одна древняя старуха пришла ко  мне и сказала, что в
детстве она слыхала от своего  деда  рассказ о  том, как его предок в юности
прошел  и горы,  и пустыню, проник  в лес  и видел  белых людей,  живущих  в
каменных  краалях.  Эти сведения  были очень  неопределенными,  но  когда  я
услыхал  рассказ старухи, во  мне выросло  и окрепло  убеждение, что во всех
этих  слухах есть доля правды,  и что необходимо раскрыть эту тайну. Мне  не
приходило в голову, каким чудесным путем исполнится мое горячее желание!
     Мы подъехали к лебедям, мирно покачивавшимся на воде; сэр Генри, выждав
минуту, выстрелил  и  убил двоих.  Остальные  поднялись, сильно разбрызгивая
воду. Снова раздался выстрел. Один  лебедь упал с простреленным крылом, и  я
видел,  что  у  другого  ранена  нога,  хотя он через  силу  поплыл  дальше.
Остальные лебеди поднялись  и,  описав  круг,  выстроились  треугольником  и
улетели куда-то на северо-восток. Мы подняли в лодку двух  красивых  мертвых
птиц, из которых каждая весила около 30  фунтов, и принялись ловить раненого
лебедя, неподвижной массой плывшего по ясной воде. Так как плывущие по озеру
обрубки  и сучья мешали движению лодки, то  я велел нашему  Ваквафи, который
отлично плавал, чтобы он прыгнул  в  воду  и поймал лебедя, -- я знал, что в
озере  нет крокодилов,  следовательно, опасности  не  предвиделось  никакой.
Ваквафи  повиновался и  скоро  поймал  лебедя  за крыло,  причем  постепенно
приблизился к скале, о которую с силой билась вода.  Вдруг он начал кричать,
что его относит куда-то. В самом  деле, мы видели, что он плыл изо всех сил,
стремясь к нам, по течение несло его к скале. Отчаянно  взмахнув веслами, мы
рванулись  к нему, но чем  больше мы  старались,  тем  сильнее тянуло его  к
скале. Вдруг я заметил, что перед нами, почти на 18 дюймов над  поверхностью
озера, возвышалось  что-то похожее на  арку туннеля. Очевидно, на  несколько
футов скала была затоплена водой. К  этой-то арке несся с  ужасной быстротой
наш бедный слуга. Оп храбро боролся с течением, и я надеялся спасти его, как
вдруг заметил  выражение отчаяния на его  лице.  На наших глазах его втянуло
вглубь,  и он  исчез из  вида. В ту же минуту я  почувствовал, что  какая-то
сильная рука схватила нашу лодку и с силой швырнула ее к скале.
     Мы  поняли  страшную  опасность  и принялись яростно  работать веслами.
Напрасно! Стрелой неслись мы к арке, и я думал, что спасения нет.
     К счастью, я настолько сохранил присутствие  духа, что бросился на  дно
лодки и  крикнул:  --  скорее, вниз лицом! Ложись! --  Остальные последовали
моему примеру.
     Послышался глухой шум, как будто от трения, лодку потянуло вниз, и вода
начала заливать ее.  Мы  тонули.  Вдруг шум прекратился, и мы почувствовали,
что лодка плывет. Я немного повернул голову, не смея поднять ее, и взглянул.
При  слабом  свете я  увидел  нависшую над  нашими  головами  арку  скалы. В
следующий момент я  почти не мог ничего видеть, потому что свет исчез, и  мы
очутились в совершенной и непроницаемой темноте.
     Около часу мы лежали так на  дне лодки,  не  смея поднять  голову, и не
могли даже говорить, потому что шум воды заглушал наши голоса. Разумеется, у
нас не  было  особого  желания разговаривать, потому  что  мы были подавлены
ужасом   нашего   положения,  страхом   неминуемой  смерти,   боялись   быть
придавленными  к стене  пещеры  или  втянутыми  вглубь, или опасались просто
задохнуться  от недостатка воздуха.  Всевозможные  виды  смерти лезли мне  в
голову, пока я  лежал  на дне лодки, прислушиваясь к реву  воды.  Я слыхал и
другой звук -- непрестанные вопли Альфонса, но они, казалось мне, доносились
откуда-то издалека. Я начал думать, что сделался жертвой кошмара.


        ПОДЗЕМНЫЙ ОГОНЬ

     Мы плыли. Течение несло  нас. Наконец, я заметил, что шум воды сделался
слабее. Я мог теперь явственно различить вопли Альфонса. Взяв весло, я ткнул
им француза,  а он, думая, что  наступил конец, заревел еще сильнее. Тогда я
тихо и осторожно поднялся, встал на колени и старался ощупать рукой свод, но
его не было. Я взял весло,  поднял его над  головой, насколько мог, наклонял
его вправо, влево и ничего не нащупал, кроме воды.
     Вспомнив, что  у  нас  имеется  с  собой  маленький фонарь и  масло,  я
разыскал его, осторожно  зажег, и когда фитиль разгорелся, огляделся кругом.
Первое, что мне бросилось в глаза, -- это бледное, искаженное лицо Альфонса,
который,  полагая,  что все кончено,  и он видит сверхъестественное явление,
испустил ужасный вопль, за что и получил толчок веслом для успокоения.
     Гуд лежал на  спине, со стеклышком в глазу  и  смотрел  в  темноту, сэр
Генри, голова которого покоилась  поперек  лодки,  рукой  пытался определить
скорость течения. Когда свет фонаря упал на старого Умслопогаса, я готов был
рассмеяться.
     Как известно, мы взяли с собой часть жареной косули. Случилось так, что
когда мы бросились все на дно лодки, голова Умслопогаса оказалась  в близком
соседстве с жарким, и как  только он очнулся от потрясения, то почувствовал,
что голоден. Он отрезал своим топором кусок мяса  и теперь  уничтожал  его с
видом  полнейшего довольства. Потом он объяснил мне, что,  приготавливаясь к
"далекому путешествию", предпочел отправиться туда с сытым желудком.
     Как  только  другие  увидели, что  я  зажег  фонарь,  все ободрились  и
оттолкнули  Альфонса  в  дальний конец лодки,  с  угрозой,  что  если  он не
замолчит, успокоить его, бросив в  воду вслед за утонувшим Ваквафи поджидать
встречи  с Анетой  в другом  мире. Затем мы начали обсуждать наше положение.
Прежде всего, по предложению Гуда, мы  привязали оба  весла  для того, чтобы
они  могли предохранить нас от  столкновения  со скалой  или  от  внезапного
понижения  свода.  Нам  было  ясно,  что  мы  находимся  в  подземной  реке,
вытекавшей  из  озера. Такие реки существуют  во многих частях света, но,  к
сожалению,  путешественникам  не   приходилось  исследовать  их.  Река  была
достаточно широка, мы видели это,  так как свет фонаря достигал ее  берегов.
Когда течение  случайно относило нас  в  сторону,  мы  могли различить стену
туннеля  и  арки на высоте 25 футов над нашими головами. К счастью  для нас,
течение было сильнее на середине реки.
     Первое,  что  мы сделали, это условились, чтобы один из нас с фонарем и
шестом  в  руке  находился  у  весел,  готовый  предупредить  нас  о  всякой
опасности. Умслопогас, отлично закусивший, сейчас же взялся за дело в первую
очередь. Это было все, что мы могли сделать для собственного спасения. Затем
другой  из нас занял место на корме, с веслом в руке, чтобы сдерживать лодку
и  не давать ей  удариться  о  бока пещеры. Устроив  это,  мы поели  немного
жареного мяса (мы не  знали, долго ли останемся в темноте!)  и почувствовали
себя  в  лучшем  расположении  духа.  Я заявил,  что  положение  наше  очень
серьезно, но не безнадежно, даже если бы слова туземцев, уверявших, что река
впадает прямо в недра земли, и оказались верными. Очевидно, река куда-нибудь
течет, может быть, по  ту сторону гор, и мы должны держаться на лодке,  пока
приедем "туда", но куда  --  неизвестно! Гуд зловещим голосом возразил  мне,
что мы можем сделаться жертвами разных неожиданных ужасов, или река впадает,
в конце концов, куда-нибудь в  пропасть --  тогда наша  судьба  будет  очень
плачевна.
     -- Ладно,  будем надеяться на лучшее и  готовиться к худшему! -- сказал
сэр Генри, всегда веселый и остроумный  -- признак несомненной  нравственной
силы в  тяжелые минуты. -- Мы  пережили вместе столько  опасностей, что, мне
кажется, благополучно выпутаемся и теперь!
     Мы  последовали  этому   превосходному  совету  каждый  по-своему,   за
исключением Альфонса, который лежал в каком-то оцепенении. Гуд сидел у руля,
Умслопогас на  веслах, мне  и сэру Генри оставалось  только лежать в лодке и
думать. Конечно, наше положение было  очень  курьезно  -- плыть по подземной
реке, подобно душам грешников, переправляемых Хароном через Стикс, как шутил
Куртис! Как  темно  было вокруг  нас! Только слабый луч света от нашей лампы
озарял темноту.  На веслах сидел Умслопогас с шестом в руке, настороже, а за
ним, в  тени,  фигура Гуда,  который  всматривался  в темноту и периодически
погружал весло в воду.
     --  Отлично,  -- думал я,  -- вы  хотели  приключений,  милый Аллан,  и
достукались! Вам надо бы постыдиться в ваши годы, но раз это  случилось, как
ни ужасно, ваше положение, быть может, вам все равно ничего тут не поделать!
И  когда все будет кончено, подземная река вовсе не дурное место для вечного
успокоения!
     Я должен  признаться, что нервы  мои были  напряжены до крайности. Даже
холодному, много  испытавшему человеку тяжело  привыкать к мысли,  что  ему,
быть может, остается жить не более 5 минут! Но, правду говоря, наши опасения
были нелогичны, потому  что человек никогда  не может быть уверен, что с ним
случится в  следующую минуту, даже  сидя в  хорошо  устроенном доме  с двумя
полицейскими под окном, охраняющими его покой!
     Прошло  несколько  часов с тех пор, как  мы плыли  в темноте,  а  Гуд и
Умслопогас  были на  часах.  Дежурство,  как  мы условились,  продолжалось 5
часов. В 7  часов я и сэр Генри сменили  других, которые легли спать.  Целых
три часа все шло благополучно, хотя сэр Генри иногда отталкивал веслом лодку
от  стен  туннеля.  Сильное течение несло нас  по середине реки, хотя иногда
лодка стремилась к одной  или другой  стороне. Что меня особенно  занимало и
интересовало, это вопрос:  каким образом  поддерживался здесь приток свежего
воздуха?  Он   был   тяжелый   и  сырой,  но  все-таки   удовлетворительный.
Единственно, чем  я объяснил  себе это явление, что воды  озера содержали  в
себе достаточное  количество  воздуха,  который  проникал  в  туннель  и  не
застаивался  здесь.  Около трех часов просидел  я  у  руля, как  вдруг начал
замечать  значительное изменение  температуры. Сначала я  не обратил на  это
внимания, но,  через полчаса,  когда  жара все усиливалась,  я спросил  сэра
Генри, замечает ли он, что становится жарко, или это игра моего воображения.
     -- Замечаю ли я? -- ответил он, -- Я думаю. Мне кажется, что  я попал в
турецкую баню!
     Проснулись Гуд и Умслопогас,  задыхаясь от  жара. Все мы вынуждены были
снять с себя платье. Умслопогас имел преимущество перед  нами, так  как  ему
нечего было снимать, кроме "муша".
     Жара  все  усиливалась,  мы  едва могли дышать, обливаясь потом.  Через
полчаса,  хотя  мы  и  разделись  донага, уже  едва могли выносить жар.  Это
походило на преддверие ада. Я  опустил руку в воду  и с криком отдернул  ее;
вода кипела. Маленький термометр  показывал  123 градуса. У поверхности воды
клубился пар. Альфонс  стонал; что  мы попали  в ад еще при жизни. Сэр Генри
предполагал,  что  мы находились близ  подземного вулкана,  и, пожалуй,  это
предположение было верно. Трудно описать наши страдания! Пот высыхал на нас.
Мы  лежали на дне лодки, физически неспособные управлять ею, к испытывали то
же  ощущение, которое  испытывает  рыба,  умирающая на  земле от  недостатка
воздуха. Наша кожа начала лопаться, и кровь  приливала  к голове, стуча, как
паровая машина.
     Вдруг река повернула налево,  и сэр Генри хриплым, задыхающимся голосом
позвал меня и указал на ужасное зрелище. На полмили впереди нас поднимался с
поверхности  воды огромный столб белого пламени, на 50  футов вверх, и падал
назад  извилистыми  каскадами  огня.  Ужасное  извержение  газа походило  на
большой огненный цветок, выросший на поверхности воды. Над ним и кругом него
царил  мрак.  Кто  может  описать всю красоту и ужас  этого зрелища? Хотя мы
находились в 500  ярдах  от него, но в  пещере было светло, как днем,  и  мы
могли видеть свод ее, возвышавшийся на 40 футов над нашими головами.
     Скала была совершенно черная, и я мог различить длинные блестящие жилки
руды на стенах ее. Но какой это был металл -- я не знаю!
     Ми неслись прямо к огненному столбу, похожему на горнило печи.
     -- Держи  лодку вправо, Кватермэн,  -- вправо! --  вскричал  сэр Генри.
Через минуту он упал без  чувств.  Альфонс давно лежал без сознания. Гуд был
близок к этому. Остались только мы двое с Умслопогасом. Мы находились теперь
в 50 ярдах от огня.  Я заметил, что голова Умслопогаса склонилась на руки. Я
остался  один, не мог дышать и просто задыхался. Дерево лодки начало гореть.
Я видел, как тлели перья  одного из  убитых лебедей, и  понимал, что если мы
приблизимся еще на 3 -- 4 ярда к огню, то погибнем безвозвратно.
     Я  схватил весло, чтобы  направлять  лодку возможно дальше  от огня,  и
выронил  его. Мои  глаза готовы были  лопнуть,  и  сквозь опущенные  веки  я
чувствовал  страшный жар. Мы очутились как  раз напротив  огня, вода яростно
кипела вокруг. Еще  5 секунд...  Мы  проплыли  мимо...  Я потерял  сознание.
Первое,  что я ощутил, очнувшись, -- это воздух,  освеживший мое  лицо.  Мои
глаза  открылись с  большим  трудом.  Я оглянулся. Вдали,  наверху, виднелся
свет, кругом вас прежняя темнота. Я припомнил все. Лодка плыла по реке, и на
дне лодки я увидал голые фигуры моих спутников. Живы  ли они?  -- подумал я.
Неужели я остался  один в этом ужасном месте? Я сунул руку в воду и  снова с
криком  отдернул ее. Кожа моя  была обожжена,  а  вода  довольно холодна,  и
прикосновение  ее к обожженному месту причиняло нестерпимую боль. Я вспомнил
о других и  брызнул  на  них водой. К моей радости, все  они  пришли в себя.
Сначала  Умслопогас,  потом остальные. Они  напились  води,  поглощая  ее  в
большом количестве, как настоящие губки. Было  свежо, и  мы  поспешили одеть
платье.  Гуд указал нам на край лодки.  От жары дерево покрылось  пузырями и
местами  покоробилось.  Если   бы  лодка  была  выстроена  как  обыкновенные
европейские лодки, она  непременно  бы рассохлась  и пошла бы  ко дну, но, к
счастью,  она   была  сделана  из  какого-то  туземного  дерева  и  осталась
невредимой. Откуда взялось это пламя, мы так и не узнали. Надо полагать, это
вулканические газы вырвались из недр земли.
     Одевшись  и  поговорив  немного,  мы  начали  осматриваться.  Мы  плыли
по-прежнему  в  темноте  и  решили  пристать к  берегу реки,  представлявший
обломки  скалы,  непрерывно обмываемые водой. Тут,  на  площадке в 7  или  8
ярдов,  мы  решили отдохнуть  немного  и расправить члены. Это  была ужасное
место,  но  все  же  давало  возможность  отдышаться  от всех ужасов  реки и
осмотреть и исправить лодку. Мы выбрали  лучшее место, с трудом причалили  к
берегу и вскарабкались на круглые, негостеприимные голыши.
     -- Честное  слово,  --  сказал  Гуд, первым  вышедший к  берегу, -- вот
ужасное место! -- Он засмеялся. Сейчас же громовой голос повторил его  слова
сотню раз. -- Мес-то! то..  то! -- отвечал другой голос где-то  со скалы. --
Место!  место!  место!.. то...  то-то... -- гремели  голоса,  сопровождаемые
хохотом,  который повторялся всюду и наконец, замолк так же  неожиданно, как
начался.
     -- О, Боже мой! -- простонал Альфонс, теряя всякое самообладание.
     -- Боже мой! Боже мой! Боже мой! -- загремело эхо на все лады и голоса.
     -- Ах, я вижу, что здесь  живут дьяволы! -- сказал  тихо Умслопогас. --
Место так и выглядит!
     Я  старался  объяснить  ему, что  причина  этих  криков  замечательное,
интересное эхо, но он не хотел верить.
     --  Я  знаю эхо!  -- возразил  он. -- Напротив моего крааля,  в  стране
зулусов, жило такое эхо, и мы говорили с ним.  Но  здесь  эхо как гром, а  у
меня эхо походило на голос ребенка. Нет,  нет,  здесь живут  дьяволы! Но мне
все равно, я не  думаю  о них! -- добавил он, затягиваясь трубкой. -- Пускай
они ревут, что хотят: они не смеют показать свои лица!
     Он  замолчал,  считая дьяволов  недостойными своего внимания. Мы  нашли
необходимым  разговаривать  шепотом,  но  даже  шепот  раздавался  в  скалах
каким-то  таинственным  ропотом  и  замирал  в  стонал  я  вздохах.  Эхо  --
прелестная, романтичная вещь,  но  мы пресытились им здесь,  в  этом ужасном
месте.
     Расположившись  кое-как  на  камнях,  мы  пошли  помыть  и  перевязать,
насколько  было возможно, наши ожоги. У нас нашлось масло для  фонаря, но мы
пожалели тратить его для этой цели; разрезали одного из лебедей  и жиром его
помазали нашу обожженную кожу.  Затем  мы осмотрели лодку,  поправили  ее  и
захотели есть, потому что, по нашим часам,  был полдень. Мы уселись в кружок
и начали  истреблять наше жаркое.  Но я съел мало,  так как  чувствовал себя
больным от  страданий  предшествовавшей ночи. У меня сильно  болела  голова.
Курьезный  это был  обед! Мрак, окружавший нас,  был так глубок, что мы едва
видели пищу, которую  подносили ко рту. Я нечаянно взглянул  назад,  так как
мое внимание  было привлечено каким-то шорохом по камням,  и увидел огромных
черных крабов. Несколько дюжин этих ужасных животных ползли к нам, вероятно,
привлекаемые запахом мяса. Краб -- это  отвратительное существо --  обладает
блестящими   глазами,  очень  длинными,  гибкими  щупальцами  и  гигантскими
клешнями.  Они  окружили  нас  со всех  сторон.  Пораженный этим зрелищем, я
вскочил  и  видел, как один  из крабов  вытянул свои  огромные клешни  и дал
ничего не  подозревавшему  Гуду  такого  щипка, что тот с криком подскочил и
разбудил стоголосое  эхо. Другой огромный краб ущипнул ногу  Альфонса. Можно
вообразить последующую сцену. Альфонс орал, за  им  ревело эхо, повторяя его
крики. Умслопогас взял топор и ударил одного краба, который ужасно завизжал,
и эхо повторило его визг на разные лады. Затем, с  пеной у  рта, краб издох.
Из  разных  углов  и щелей вылезли сейчас  же  сотни его  приятелей,  словно
кредиторы на банкрота, и заметив,  что  животное  упало, бросились  на него,
буквально  разорвали  на клочья  своими огромными клещами и пожрали. Схватив
что попало под руку, -- камни,  голыши,  мы убивали одного или нескольких из
них,  другие  хватали  и пожирали убитых  с  пеной  у рта, с  отвратительным
визгом. Они пытались ущипнуть нас или украсть  у  нас мясо. Один огромнейший
краб подполз к лебедю и начал пожирать его.  Немедленно  налетели другие,  и
началась отвратительная  сцена.  Чудовища визжали, бесились, деля добычу,  и
рвали ее друг у друга! Это было чудовищное зрелище в непроглядном мраке, при
ужасной музыке раздражающего нервы  эха.  Странно  было  смотреть на крабов!
Казалось,  все  худшие  человеческие страсти  и  желания воплотились в  этих
животных и довели их да бешенства. Вен эта сцена  могла  бы  служить богатым
материалом для новой песни "Дантова Ада", как сказал Куртис.
     --  Я  вижу,  молодцы, вы  добираетесь  до  мяса,  и нам надо убираться
отсюда? -- тихо сказал Гуд. Мы не стали медлить, отвязали и столкнули лодку,
вокруг которой сотнями копошились ужасные животные, и направились к середине
реки, оставив  позади  себя  остатки обеда  и  визжащую,  беснующуюся  массу
чудовищ полными хозяевами ужасного берета.
     -- Это и есть здешние дьяволы! -- сказал Умслопогас с таким видом,  как
будто решил наконец задачу, и я был готов, пожалуй, согласиться с ним.
     Замечания Умслопогаса походили на  удары его топора -- всегда метки и в
точку.
     -- Что теперь делать? -- спросил сэр Генри.
     -- Плыть, я думаю! -- отвечал я, и мы продолжали путь.
     Весь день и  вечер мы  плыли в темноте, едва  различая, когда  кончался
день и начиналась ночь, пока Гуд не указал нам на звезду, появившуюся вправо
от нас, за которой мы наблюдали с большим интересом.
     Вдруг звезда  исчезла, снова  воцарился мрак, и знакомый рокочущий звук
воды донесся до нас.
     -- Опять под землей! -- сказал я со вздохом, держа фонарь.
     Да, не было сомнения, над нами был опять свод туннеля.
     Снова  началась и  потянулась долгая, долгая ночь,  полная опасностей и
ужаса. Описывать все наши страхи -- не стоит  труда. Скажу только, что около
полуночи мы наткнулись на отмель, кое-как обошли ее и поплыли дальше.
     Так  шло  время до  трех  часов ночи. Сэр Генри, Гуд  и  Альфонс спали,
Умслопогас  сидел  на  веслах,  я правил рулем, как вдруг заметил, что стены
туннеля будто раздвинулись. Потом я услыхал  восклицание Умслопогаса и  звук
ломающихся веток дерева, как  будто  лодка протискивалась сквозь кустарник и
заросли. В следующий момент свежий, живительный воздух повеял мне  в лицо, и
я почувствовал, что мы выбрались из  туннеля и плыли по обыкновенной воде. Я
чувствовал, но не видел ничего, потому что  темнота  была  непроницаема, как
бывает  иногда перед рассветом.  Я  был счастлив,  что  мы оставили за собой
ужасную  реку.  Я сидел,  вдыхал  свежий  ночной  воздух  и  ждал  рассвета,
вооружась всем своим терпением.


        НАХМУРЕННЫЙ ГОРОД

     Около часу сидел я в молчании и ждал рассвета.  Умслопогас  ушел спать.
Наконец, восток засветлел, и  туман поднимался  с поверхности воды навстречу
восходящему солнцу. Алая полоска разгоралась на востоке. Наступал день.
     Я  не  мог  налюбоваться  на чудное синее  небо. Вода  еще была окутана
туманом, но, мало-помалу, солнце его растопило, и я  увидел, что  наша лодка
плывет по голубой  воде. За восемь или десять миль позади нас остались груды
скал,  образовавшие собой  как бы стену  озера,  и я увидел, что  через  это
отверстие в скалах подземный поток пробил себе дорогу. Позднее я убедился  в
этом, и единственным объяснением того, что наша лодка благополучно выбралась
из  туннеля,  может служить необыкновенная сила  течения таинственной  реки.
Теперь мы с проснувшимся  Умслопогасом дали лодке иное  направление. Заметив
какой-то  предмет  на воде,  Умслопогас  привлек  мое внимание и несколькими
ударами весла пригнал лодку к тому месту, где находился плавающий предмет, в
котором мы узнали труп человека. Можно представить себе весь мой ужас, когда
я узнал в этих  искаженных чертах  его  лица --  кого бы  вы  думали? Нашего
бедного слугу Ваквафи, который два дня тому  назад утонул, плывя за лебедем.
Это было ужасно! Я думал, что мы оставили его позади себя, а,  между тем, он
плыл за нами и вместе с нами выбрался из подземной реки.
     Его  вид  был  страшен,  потому  что  носил  следы  ожогов,  одна  рука
совершенно скорчена, волосы обожжены.  Лицо  вздулось, на нем  запечатлелось
трагическое  выражение отчаяния, которое я видел  еще в последние минуты его
борьбы с течением. Это зрелище очень расстроило меня, и я был очень доволен,
когда труп  вдруг и без всякой  видимой причины  начал погружаться  в  воду,
словно исполнив свое назначение. Настоящая причина, несомненно, была та, что
газы,  наполнявшие  труп,  нашли свободный выход, и  тело  затонуло.  Только
пузыри, да несколько кругов пошли по воде в том месте, где нашел себе вечный
покой наш бедный слуга.
     Умслопогас задумчиво наблюдал за трупом.
     -- Зачем он плыл  за  нами?  -- спросил он. --  Это предвещает недоброе
дело тебе и мне, Макумацан!..
     Я   сердито  обернулся   к   нему.   Терпеть   не  могу  этих   нелепых
предзнаменований  и  ненавижу  людей,  которые  носятся с  предчувствиями  и
рассказывают свои вещие сны.
     В  это  время   проснулись   наши  остальные  спутники   и  чрезвычайно
обрадовались, что мы выбрались из ужасной реки и плывем под ясным небом.
     Начались толки, рассуждения,  и  кончили мы тем,  что захотели есть. Из
всей нашей провизии жадные крабы оставили  нам только несколько кусков дичи,
и  мы решили пристать к берегу. Но возникло  новое затруднение. Мы не знали,
где  был  берег, потому  что  ничего  не видели  перед собой, кроме широкого
пространства  синеватой  воды.  Заметив,  что  птицы,  летавшие  над  водой,
направлялись влево, мы заключили, что они  стремились к берегу, и поплыли по
этому направлению. Подул  хороший,  попутный  ветер,  мы устроили  из одеяла
парус,  и лодка весело понеслась  вперед. Сделав  это, мы уничтожили остатки
нашей провизии, залили озерной водой и закурили трубки.
     Прошло около часу. Гуд,  смотревший  в подзорную трубу,  вдруг объявил,
что  видит  землю,  и указал  на  перемену  цвета  воды, означавшую, что  мы
приближаемся   к  устью  реки.  Скоро  мы  увидели  большой  золотой  купол,
видневшийся  издали  в  тумане, и пока  с  удивлением  глядели на  него. Гуд
объявил, что маленькая парусная лодка плывет к нам навстречу. Мы едва  могли
верить  этому  удивительному  известию, пока  не удостоверились собственными
глазами.
     Следовательно, обитатели этой страны и озера имеют  понятие  о парусных
лодках и обладают некоторой долей цивилизации! Через несколько минут мы ясно
увидели, что  лодка направляется к нам. Через десять минут она находилась не
более, чем в сотне ярдов от  нас. Это была маленькая  лодка, построенная  из
досок,  на  европейский  манер, с широким  парусом.  Все наше внимание  было
устремлено, конечно,  на пассажиров  лодки. Их было двое: мужчина и женщина,
почти такие же белые люди, как мы.
     Мы переглянулись, думая, что ошибаемся. Нет, мы ясно  видели их теперь.
Они не были  красивы, но, несомненно,  принадлежали белой  расе, как испанцы
или итальянцы. Итак, случайно и неожиданно, мы открыли  и нашли белых людей!
Я готов был закричать от радости, мы пожимали друг  другу руки и поздравляли
с неожиданным успехом нашего предприятия. Всю жизнь до меня доходили слухи о
белой  расе  людей,  живущих  внутри  страны,  и  теперь я видел  их  своими
собственными  глазами! Действительно, как сказал сэр Генри, старый  римлянин
был прав,  говоря:  "Ex Africa semper aliquid  novi", что  значит: "в Африке
всегда можно найти новости".
     Человек  в лодке  был крепкого,  хотя и не изящного  сложения,  обладал
черными волосами,  орлиными чертами  и интеллигентным  лицом. Он был одет  в
темное платье,  что-то в виде фланелевой  рубашки без  рукавов, и в штаны из
той же  материи. Руки к  ноги были обнажены. Вокруг правой руки и левой ноги
были надеты кольца  из  какого-то  металла,  который  я принял за  золото. У
женщины  было  нежное,  застенчивое лицо,  большие глаза  и  темные вьющиеся
волосы.  Ее платье  было сделано из такого же  материала,  как у  мужчины, и
состояло из  полотняной нижней одежды (это мы разглядели потом), висевшей до
колен, и простого длинного куска  ткани, который складками  облегал все тело
женщины  и  был перекинут через  левое плечо, так  что  его конец свешивался
наперед, оставляя правую руку и  часть груди обнаженными. Гуд, у которого на
этот  счет острые глаза,  восхищался ее  нарядом. В  самом  деле, это было и
просто, и эффектно.
     В  то время, как  мы с удивлением разглядывали неведомых  людей,  они с
неменьшим изумлением  смотрели на нас. Казалось, мужчина  сильно испугался и
не смел подъехать к нам ближе.
     Наконец,  он  решился  приблизиться  и  сказал  нам  что-то  на  языке,
звучавшем нежно и красиво, хотя мы не  поняли ни слова. Тогда мы попробовали
говорить  по-английски, по-французски, по-латыни, погречески, по-немецки, на
языке зулусов, сисути, кукуана и на многих других диалектах,  но безуспешно.
Человек  в  лодке  не  понимал  ничего.  Что касается  женщины,  она  стояла
неподвижно,  смотря на нас,  и  Гуд обернулся  и  разглядывал ее  через свое
стеклышко, что, казалось, очень забавляло ее.  Затем,  видя, что не добиться
от нас толку, мужчина повернул лодку и направился к берегу.
     --   Лодочка  полетела  стрелой.   Когда  она  плыла   мимо   нас.  Гуд
воспользовался  случаем и послал воздушный поцелуй  даме. Я  испугался,  что
женщина обидится, но, к моему удовольствию, она  не только не обиделась, но,
оглянувшись и заметив, что ее супруг или брат, кто бы он ни был, отвернулся,
послала Гуду такой же поцелуй!
     --  Ага! Наконец-то  мы нашли язык,  который понятен  этому народу!  --
сказал я.
     -- В данном случае, -- добавил сэр Генри, -- Гуд неоценимый посредник!
     Я нахмурился, потому что решительно не одобрял глупостей Гуда;  он знал
это и перевел разговор на серьезную тему.
     -- Для меня ясно, --  сказал  я,  -- что  этот человек вернется назад с
товарищами, и нам надо подумать, как встретить их!
     -- Весь вопрос в том, как они примут нас? -- сказал сэр Генри.
     Гуд  молчал,   но   принялся  рыться   в   багаже  и   вынул  маленький
четырехъугольный ящичек, сопровождавший нас в путешествии.  Мы несколько раз
спрашивали Гуда о содержимом ящика,  но  он отвечал таинственно и уклончиво:
все, что заключается в его ящике, когда-нибудь весьма пригодится нам.
     -- Ради Бога, что вы собираетесь делать. Гуд? -- спросил сэр Генри.
     -- Одеваться!  Не думаете ли  вы, что я появлюсь в этой новой  стране в
таком одеянии? -- он указал на свое запачканное и поношенное платье, которое
всегда  было опрятно,  как и  все  вещи  Гуда, и чинилось всегда, когда  это
требовалось.
     Мы с возрастающим интересом следили за ним. Первое,  что он сделал, это
попросил у Альфонса, весьма компетентного в этих вещах, причесать ему бороду
и волосы возможно лучше.
     Я уверен, если бы у Гуда была теплая вода и мыло, он побрился бы, но, к
сожалению, у него не  было ничего подобного.  Затем он заявил, что мы должны
спустить парус у лодки, и под прикрытием его выкупаться, что мы и сделали, к
ужасу и удивлению  Альфонса,  который воздевал руки к небу и восклицал,  что
"эти англичане просто удивительный народ!"
     Умслопогас, как  хорошо  воспитанный  зулус,  был очень чистоплотен, но
посмотрел на  это купанье, как на шутку, и с удовольствием наблюдал за нами.
Мы вернулись на  лодку, освеженные холодной водой, и обсушились  на  солнце.
Гуд снова открыл свой таинственный ящик, вытащил оттуда прекраснейшую чистую
белую рубашку и начал разворачивать свои наряды, заботливо обернутые сначала
в коричневую, потом в  белую и,  наконец, в серебряную бумагу. Мы продолжали
наблюдать за ним с величайшим  любопытством. Одну  за другой  Гуд вытащил из
ящика все свои вещи.
     Перед  нами  в полном блеске золотых эполет, галунов и  пуговиц, лежала
полная форма командира королевского флота. Тут был и меч, и трехуголка, даже
кожаные сапоги.
     Мы буквально онемели.
     -- Что это? Неужели вы хотите надеть это, Гуд?
     --  Разумеется! --  отвечал он. --  Вы знаете, как  много значит первое
впечатление, особенно для женщин. Хотя бы один из нас будет порядочно одет!
     Мы замолчали,  пораженные  ловкостью  Гуда,  с которой он  так  искусно
скрывал от нас все  эти месяцы  содержимое  ящика. Одно только мы предложили
ему -- непременно надеть вниз стальную рубашку. Сначала он возразил, что ему
неудобно надевать ее  под мундир,  но потом согласился.  Забавнее всего было
удивление Умслопогаса  и  восторг  Альфонса при виде блестящей  формы  Гуда.
Когда  же он встал, выпрямился  во  всем  своем  блеске,  даже с медалями на
груди, и любовался на себя в спокойной воде озера, старый зулус не мог долее
сдерживать своих чувств.
     --  О,  Бугван!  --  вскричал  он, -- Бугван! Я  всегда  думал,  что ты
неважный, маленький человек, жирный, как корова, когда она хочет телиться, а
теперь ты  похож  на  голубую  сою, которая распустила  свой нарядный хвост.
Право, Бугван, глазам больно смотреть на тебя!
     Гуд  недолюбливал   намеки  на  свою  полноту,  хотя  во  время  нашего
путешествия  он достаточно  похудел.  В  общем,  он  был доволен восхищением
зулуса. Что касается Альфонса, тот был совсем очарован.
     -- А,  monsieur прекрасно выглядит, -- блестящий вид  военного! О, дамы
будут  в восторге, там, на берегу.  Monsieur удивительно хорошо выглядит! Он
напоминает мне моего героя дедушку...
     Тут  мы прервали излияния Альфонса. Любуясь Гудом, мы почувствовали дух
соревнования  и принялись, насколько  возможно, приводить себя  в  приличный
вид.  Мы одели на  себя  охотничьи  куртки,  а под них стальные рубашки. Что
касается  моей  наружности, то  никакая,  самая изысканная  одежда  не могла
сделать ее лучше,  но сэр Генри выглядел совсем красавцем в своей куртке и в
сапогах.  Альфонс  также прибрался, как-то особенно подкрутив  свои огромные
усищи. Даже старый Умслопогас, который  ровно ничего  не понимал  в нарядах,
взял масла из фонаря и потер себе кожу, так что она блестела не хуже кожаных
сапог  Гуда.  Потом он надел на себя  стальную рубашку,  которую  сэр  Генри
подарил ему, и "муша" и, вычистив свой Инкози-каас, стоял в полном параде.
     В это время мы снова подняли парус  и  быстро двигались  к берегу, или,
вернее, к устью большой реки.  Через  полтора  часа  после того,  как от нас
уплыла маленькая  лодка,  мы  увидели  на  реке  большое  количество  лодок.
Некоторые из них шли на 24  веслах, другие под  парусом. Мы  скоро различили
среди них большой официальный корабль. Люди, находившиеся  на корабле,  были
одеты  в  какое-то  подобие  формы. На  палубе, лицом  к нам,  стоял  старик
почтенного  вида с развевающейся  белой  бородой, с мечом на боку, очевидно,
командир корабля.  Остальные  лодки были  наполнены  любопытными и кружились
около нас.
     --  Что это значит? -- сказал я. --  Хотят ли они  дружелюбно встретить
нас или покончить с нами?
     Никто не мог ответить на мой вопрос. В это  время Гуд заметил в воде, в
200  ярдах от  нас, бегемота и решил, что недурно произвести  впечатление на
туземцев стрельбой. К  несчастно, мы  ухватились за эту мысль, вытащили наши
винтовки, хотя патронов у нас осталось немного, и приготовились действовать.
Бегемотов было четыре, два постарше и два помоложе.
     Когда первые лодки находились  в  500  ярдах от нас,  сэр  Генри открыл
огонь. Пуля засела  между глаз  молодого  бегемота,  он  погрузился  в воду,
оставив за собой кровавый след. В тот же момент я выстрелил в другого, а Гуд
в третьего бегемота. Мой выстрел был не совсем удачен, бегемот, разбрызгивая
воду,  уплыл  дальше  и  яростно  захрюкал.  Я  сейчас же  добил  его  новым
выстрелом. Гуд,  плохой стрелок,  промахнулся, и  пуля  задела  только морду
животного. Оглянувшись  на туземцев, я  заметил, что они, очевидно, не имели
понятия  о стрельбе,  потому что  были поражены и изумлены в высшей степени.
Сидевшие  в лодках  начали кричать от страха, некоторые удирали  от нас  изо
всех  сил,  даже старый джентльмен  заметно  встревожился и  остановил  свой
корабль.
     Но  мы  не  имели  времени  наблюдать,   потому  что   старый  бегемот,
раздраженный раной, появился вблизи, грозно поглядывая на нас. Мы выстрелили
все разом  и  тяжело  ранили его.  Между  тем  любопытство превозмогло страх
зрителей. Некоторые лодки  подъехали к нам, и  между ними  находилась лодка,
где сидели  мужчина  и женщина,  которых  мы  видели  два часа  тому  назад.
Огромней,  разъяренное животное  вдруг выплыло около их лодки  и  с яростным
ревом разинуло  пасть. Женщина закричала, мужчина пытался дать лодке  другое
направление, но безуспешно.
     В следующую секунду я увидел огромные красные челюсти и клыки бегемота,
вонзившиеся в бок лодки. Лодка опрокинулась, и люди оказались в воде.
     Прежде, чем мы успели  опомниться, страшное  чудовище  разинуло  пасть,
чтобы  проглотить женщину,  которая  боролась  в  воде. Я  выстрелил над  ее
головой в горло  бегемота. Он отплыл в  сторону и начал  кружиться, а  ручьи
крови текли  из его ноздрей.  Не  давая ему опомниться, я снова  выстрелил и
прикончил его. Нашей первой мыслью было  спасти девушку, пока мужчина плыл к
другой лодке.
     Нам это удалось. Под шум и крики зрителей мы посадили ее в нашу лодку.
     Теперь все лодки туземцев собрались вместе,  на некотором расстоянии от
нас,  очевидно, для  совещания. Мы немедленно  схватили весла и  двинулись к
ним.
     Гуд  стоял в лодке  и,  держа треуголку, вежливо раскланивался  во  все
стороны  с  веселой  улыбкой. Главная лодка направилась к  нам навстречу.  Я
видел, что  наш вид  --  в  особенности  форма Гуда и фигура Умслопогаса  --
преисполнили удивления почтенного старика.
     Он был  одет  так же, как все, но рубашка его  была сделана из  чистого
белого полотна  с пурпуровой каймой. Золотое кольцо было надето на руке и на
левом колене.
     Гуд махнул шляпой старому  джентльмену  и осведомился о его здоровье на
чистейшем  английском языке. Старик,  в  ответ на это, приложил  два  пальца
правой  руки к губам, что мы приняли за приветствие с его стороны.  Затем он
сказал  нам несколько слов на том же языке, как и первый наш собеседник.  Мы
опять ровно ничего  не  поняли,  закивали головами и пожимали плечами. После
некоторого молчания, я, чувствуя сильный голод, начал показывать на свой рот
и похлопывать  по животу. Эти сигналы старик, видимо, отлично  понял, потому
что энергично закивал головой и указал на гавань.
     Один из его людей бросил  нам веревку,  которую мы  крепко привязали  к
лодке.  Лодка двинулась  к гавани и повела  нас  на буксире, в сопровождении
других  лодок.  Через  20 минут  мы вошли в гавань,  переполненную  народом,
собравшимся  посмотреть   на   нас.  Мы  заметили,   что   обитатели  города
принадлежали к  одному типу, и некоторые были очень красивы. Между зрителями
мы видели дам, обладающих очень белой кожей.
     На повороте реки открылся город. Крик восхищения и удивления сорвался с
наших губ,  когда мы  увидели  его. Позднее мы узнали, что город  называется
Милозис, или "Нахмуренный город" (Ми -- город, Лозис -- нахмуренная бровь).
     На расстоянии пятисот ярдов от берега реки возвышалась  гранитная скала
в двести футов вышиной.
     На самой  вершине скалы находилось здание,  выстроенное  из  гранита; у
подошвы его имелась зубчатая стена с маленькой, пробитой в ней дверью.
     Потом  мы узнали,  что  это здание было дворцом  королев страны. Позади
дворца  город поднимался вверх  к  великолепному  зданию  из белого мрамора,
увенчанному золотым куполом, который мы уже заметили издали.  За исключением
этого здания, все дома города были выстроены из красного гранита  и окружены
садами,  которые  смягчали  несколько   суровое,   однообразное  впечатление
гранитных построек.
     Наконец,  мы  увидели чудо и  гордость  Милозиса --  большое крыльцо  и
лестницу дворца, от великолепия которых у нас захватило дыхание.
     Вообразите  себе  великолепную  лестницу с  баллюстрадой,  в два яруса;
каждый ярус  в сто двадцать пять ступеней, -- и красивой площадкой. Лестница
спускается от дворцовой стены к краю скалы,  где по каналу проведена вода из
реки.   Чудеснейшее   крыльцо  поддерживается   огромной  гранитной   аркой,
увенчанной  красивой площадкой между  двумя ярусами. От этой арки отделяется
другая  летучая арка, красота которой  затмевает все, что мы  видели  до сих
пор.
     Это  крыльцо  было редким  произведением искусства, которым человек мог
поистине гордиться. Нам рассказывали потом, что крыльцо, постройка  которого
была  начата  еще  в древности,  обваливалось четыре  раза,  и три  столетия
простояло неоконченным, пока  за  него не  взялся  молодой  инженер Радемес,
который заявил,  что или окончит  работу, или  пожертвует своей жизнью! Если
ему не удастся окончить работу, он бросится со скалы вниз, если работа будет
окончена, наградой ему  будет рука королевской дочери! Пять лет возился он с
работой,  которая  поглотила невероятное  количество труда и материала.  Три
раза  падала  арка,  пока  инженер, видя, что  его  труды напрасны, не решил
покончить с собой.
     Ночью, во сне, ему явилась прекрасная женщина, дотронулась до  его лба,
и он увидел здание законченным и понял, что, несмотря  на массу затруднений,
его гений преодолеет все. Он проснулся и снова принялся за работу, но уже по
другому  плану, и закончил ее. Через пять лет труда и терпения Радемес повел
прекрасную дочь  короля  по лестнице во дворец,  сделался королем-супругом и
положил основание теперешней королевской династии Цу-венди, которую называют
до сих  пор "Домом лестницы", в память могучей энергии  и таланта строителя,
которые послужили ступенями к его величию.
     В честь своего торжества и успеха, король-супруг Радемес сделал статую,
изображавшую его спящим, а над ним прекрасную женщину, которая прикасается к
его  лбу,  и  поставил скульптуру в  большом зале  дворца, где  она  стоит и
теперь.
     Таково   происхождение   великолепной   лестницы  дворца   в  Милозисе.
Неудивительно,  что его  называют  "Нахмуренным городом".  Могучие гранитные
здания глядят сурово и хмурятся на человечество в своем мрачном величии.
     Мы увидели Милозис, когда он  был залит лучами солнца, но когда грозные
тучи  собираются над  царственной  вершиной  города,  он  выглядит  каким-то
сверхъестественным обиталищем, мечтой поэтической фантазии!


        СЕСТРЫ-КОРОЛЕВЫ

     Большая   лодка   проскользнула  по   каналу  у  подножья   лестницы  и
остановилась. Старик  вышел  из  лодки  и  пригласил  нас следовать  за ним.
Усталые, мы без колебания пошли за ним, конечно, захватив  с собой винтовки.
Наш проводник снова приложил пальцы  к  губам, низко поклонился  и  приказал
людям  в  лодках,  собравшимся  смотреть  на  нас,  отправляться  по  домам.
Последней  вышла из нашей лодки девушка,  которую мы вытащили из  воды.  Она
поцеловала мою руку, вероятно, из благодарности за спасение от бегемота. Мне
казалось,  что  она  совершенно  забыла  свой страх  перед нами и  вовсе  не
торопилась  уйти к своим. Она  пошла поцеловать  руку  Гуда,  когда  молодой
человек, ее спутник, вмешался и увел ее. Как только мы очутились на  берегу,
несколько человек сейчас же захватили наше имущество и пожитки и отправились
с  ними  на  великолепное  крыльцо, а наш проводник всеми способами старался
объяснить  нам, что наши вещи останутся целы и невредимы. Затем  он повернул
вправо  и повел нас  к маленькому  дому,  как я после узнал, представлявшему
собой гостиницу. Мы вошли в  красивую  комнату  и увидели  деревянный  стол,
уставленный  всякими  явствами,  очевидно,   приготовленный  для  нас.   Наш
проводник пригласил нас сесть  на скамейку около  стола. Мы  не  стали ждать
вторичного  приглашения   и  накинулись  на  закуску.  Она  была  подана  на
деревянных  блюдах  и  состояла  из  холодного козьего  мяса,  обернутого  в
какие-то листья, придавшие ему восхитительный вкус; из зелени, вроде латука,
коричневого  хлеба и красного  вина,  наливаемого в роговые чаши. Вино имело
нежный и прекрасный вкус, что-то вроде бургундского.
     Через  двадцать  минут мы  встали  из-за  стола, чувствуя  себя  совсем
другими людьми. После всего, что  мы  пережили, мы нуждались в двух вещах: в
пище и  отдыхе.  Две красивые девушки,  совершенно так  же одетые,  как  та,
которую мы видели в лодке,  стояли  около  нас, пока мы  ели, и  были  очень
деликатны. Я узнал позднее,  что  национальный костюм  туземной  женщины  --
белая  полотняная юбка до колен  и верхнее  платье в виде тоги из коричневой
ткани, причем часть груди и правая рука остаются обнаженными. Если юбка была
совершенно белая, это означало, что обладательница ее -- девушка, белая юбка
с  пурпурной каймой  на конце обозначала замужнюю женщину  и первую законную
жену.  Если кайма на  юбке была волнистая -- женщина  была второй или другой
женой; юбка с черной каймой указывала на вдову.
     Тога, или "кэф", как ее называют здесь, могла быть различного -- цвета,
от белого  до темно-коричневого, согласно общественному положению, и  вышита
на конце различными  шелками.  Рубашки или  туники  мужчин  различались лишь
цветом и материалом. Одно только национальное  украшение неизменно  носили и
мужчины, и женщины -- золотой обруч  на правой руке, около локтями  на левой
ноге, ниже колена. Люди высокопоставленные надевали золотой обруч  на шею, и
я заметил такой обруч на шее нашего почтенного проводника.
     Как только мы кончили есть, этот почтенный старик, стоявший около нас и
беспокойно поглядывавший на  наши ружья,  низко поклонился  Гуду,  которого,
очевидно, считал  предводителем  отряда,  благодаря его  блестящей  форме, и
повел нас  к  большому  крыльцу.  Здесь мы  остановились  полюбоваться двумя
колоссальными  львами,  изваянными  из черного  мрамора и стоявшими на конце
широкой баллюстрады крыльца. Эти львы были великолепно сделаны, как говорят,
самим  Радемесом, который,  судя по  его  работам,  был  одним из величайших
скульпторов  в  мире. С  чувством удивления и  восхищения мы  поднимались по
лестнице,   этому   чудному  произведению   человеческого   гения,  которым,
несомненно, через многие тысячи  лет  будет  любоваться еще  не существующие
поколения! Даже старый  Умслопогас,  считавший  недостойным себя чему-нибудь
удивляться,  был  поражен  и  спросил,  был  ли  мост  выстроен  людьми  или
дьяволами,  так как  любил  все  приписывать сверхъестественной силе. Только
Альфонс ничего не понимал  и не заботился об этом. Суровая красота  лестницы
была непонятна легкомысленному французу, который сказал:  -- "все  это очень
красиво,  но печально, ах, как печально!" --  И добавил, что ему больше было
бы по душе, если бы лестница была вызолочена.
     Мы  прошли  первый  ярус  в  120   ступеней  и  вступили  на  площадку,
соединявшую  его со вторым,  где залюбовались  великолепным видом на страну,
окаймленную горами и голубыми водами озера. Пройдя лестницу, мы очутились на
открытой  площадке, откуда шли три выхода. Два из них вели в узкие галлереи,
вырытые  в скале, которая шла кругом всей  дворцовой стены до главных  ворот
города, сделанных из бронзы. Как я узнал после, можно было запереть все  эти
входы и выходы и сделать их совершенно недоступными неприятелю. Третий выход
вел через  10 черных мраморных ступеней прямо к двери  в  дворцовой стене. К
этой двери и повел нас  проводник. Она была  массивна, сделала  из какого-то
прочного дерева  и защищена бронзовой решеткой. Как только мы подошли к ней,
дверь широко распахнулась. Нас встретил часовой, вооруженный копьем и мечом.
На груди  у  него  была надета искусно выделанная кожа  бегемота,  в руке он
держал круглый шит из  той же  кожи.  Особенно  меч  его  привлек  все  наше
внимание.  Он  был  совершенно одинаков  с  тем, который  имелся  у  мистера
Мекензи,  полученный  им   от  неизвестного  путешественника.  Значит,  этот
неизвестный  человек  говорил правду! Наш проводник сказал пароль, и  солдат
опустил свое копье, которое зазвенело, ударившись о пол.  Мы  прошли во двор
дворца,  представлявший собой  четырехугольник, убранный цветами,  кустами и
растениями, большая  часть  которых была нам неизвестна. В центре садика шла
широкая аллея,  окаймленная большими раковинами,  принесенными сюда с озера.
По аллее  мы дошли до  другого  входа,  под круглой аркой, на которой  висел
плотный занавес, заменявший двери. Затем мы  очутились в большом зале дворца
и остановились в удивлении перед грандиозным зрелищем.
     Зал был огромный, с великолепным дугообразным сводом из резного дерева.
На  расстоянии  20  футов от  стены  высились стройные  колонны  из  черного
мрамора. В конце зала, поддерживаемого этими колоннами, находилась мраморная
группа, выполненная королем Радемесом в память сооружения им крыльца.
     Красота  группы  поражала  взор.  На  черном мраморе  цоколя выделялась
великолепно изваянная фигура  из  белого  мрамора,  представлявшая  молодого
человека с  благородным  лицом,  спящего на ложе.  Одна  рука  его бессильно
опушена на  край  ложа,  а на другой  покоится  голова,  наполовину закрытая
локонами.  Склонившись над ним, положив руку на  его  лоб, стоит  закутанная
фигура  женщины с  лицом  поразительной красоты.  Я не  в силах  описать все
спокойное  величие  прекрасного  лица,  на  котором  сияет  отблеск  нежной,
ангельской улыбки!  -- И в ней,  в  этой улыбке, все -- могущество, любовь и
божественная  красота!  Глаза женщины  устремлена  на спящего  юношу.  Самая
замечательная  вещь  в  этой  группе,  особенно  удавшаяся  скульптору,  это
внезапный подъем творческого духа, отразившийся на усталом и измученном лице
спящего. Вы видите,  как вдохновение проникает в темноту человеческой души и
озаряет ее новым светом,  подобно лучу рассвета, разбивающему мрак ночи! Это
--  дивное создание рук человеческих,  и только  гений мог  создать что-либо
подобное! Между черными мраморными  колоннами стоят другие мраморные группы,
изображающие  различные аллегории  или  бюсты великих людей  работы того  же
великого скульптора  Радемеса, но ни одна из них, по нашему мнению, не может
сравниться с вышеописанной группой.
     В центре  зала находится священный камень народа. На нем монархи  после
церемоний  коронования  клянутся соблюдать  интересы  страны,  ее  традиции,
законы и  обычаи. Этот  камень, очевидно, принадлежал к глубокой  древности,
бока  его были покрыты  заметками и  линиями,  что,  по мнению  сэра  Генри,
служило доказательством его существования в отдаленный период времени.
     Относительно  этого камня существовало курьезное предсказание:  он,  по
народному поверью, упал с  солнца, и, когда будет раздроблен в куски,  тогда
король чужеземной расы будет править  всей страной. Но камень выглядел  пока
очень  прочным, и династия  имела много шансов  править  страной  еще долгие
годы.
     В  конце зала, на  богатых  коврах,  стояли  два  трона в виде  больших
кресел, сделанных из золота и богато украшенных. Над каждым троном виднелась
эмблема солнца, посылающего свои лучи по всем направлениям. Подножьями обоих
тронов служили спящие львы с большими топазами вместо глаз.
     Свет проходил  в  зал через  узкие отверстия наверху,  сделанные в виде
замковых бойниц, но без стекол, которые, очевидно, были неизвестны здесь.
     У нас не было времени хорошо  рассмотреть зал, потому  что  при входе в
него  мы  заметили большое  количество  людей,  собравшихся  перед  тронами,
остававшимися  незанятыми.  Знатнейшие  из присутствовавших  людей сидели на
разных  деревянных  креслах, поставленных справа и слева от тронов,  и  были
одеты  в белые  туники, богато расшитые, с разноцветной  каймой, и держали в
руках  украшенные золотом мечи. Суда  по достоинству их осанки, все они были
очень  высокопоставленные особы. Позади  каждого  из них стояла кучка слуг и
преданных людей.
     Налево  от  тронов сидела маленькая  группа  людей,  -- шесть  человек,
которые заметно отличались от других; на них была одета длинная белая одежда
с  изображением солнца, перевязанная у пояса чем-то вроде  золотой цепи,  от
которой шли вниз длинные, эллиптической формы, золотые  дощечки, сделанные в
виде рыбьей  чешуи, так  что, при каждом движении важных особ, они звенели и
блестели.  Все эти  люди находились  в  почтенном  возрасте, имели суровый и
внушительный вид и длинные бороды.
     Один  из  них  производил особенно странное впечатление.  Ом был  очень
стар,  -- около 80 лет, -- чрезвычайно высок, с белоснежной бородой, которая
висела да пояса. Черты лица его были строги и  суровы, серые глаза  смотрели
холодным, пронизывающим взглядом. Головы других были непокрыты, а у высокого
старика  на  голове  была надета  вышитая золотом  шапочка, указывавшая, что
обладатель ее  -- персона  особой важности. Позднее  мы узнали,  что это был
Эгон, великий  жрец страны. Когда  мы подошли ближе, все эти люди, включая и
жрецов,  встали  и весьма учтиво поклонились нам, прикладывал два  пальца  к
губам, в знак приветствия. Из-за  колонн вышли  слуги и принесли кресла,  на
которые  мы сели  лицом к  тронам.  Мы сели  втроем, а  Умслопогас и Альфонс
встали позади нас. Едва  мы успели сесть, как раздались звуки  труб справа и
слева.  Затем  вошел  человек,  встал  против  трона  с  правой  стороны   и
провозгласил  что-то   громким  голосом,  причем  повторил   три  раза  стою
"Нилепта". Другой человек прокричал  что-то перед левым троном, повторив три
раза слово "Зорайя".
     С  каждой стороны появились вооруженные люди, встали но  обеим сторонам
тронов и опустили  вниз  свои копья, зазвенев ими  по мраморному полу. Снова
звуки труб,  и с разных сторон появились обе королевы, сопровождаемые шестью
дамами. Все присутствовавшие в зале встали, приветствуя их.
     Я видал на своем  веку красивых женщин  и более не прихожу в восторг от
прекрасного лица, но красота сестер-королев превосходит всякое описание! Обе
были молоды  --  около 25 лет;  обе  высоки  и  изящно  сложены. Но  на этом
сходство их кончалось. Нилепта была женщина ослепительной красоты, ее правая
рука  и часть груди, согласно обычаю, были обнажены  и сияли белизной из-под
складок белой, расшитой золотом тоги, или "кэф". Ее лицо было так прелестно,
что, раз увидевши,  его трудно  было забыть. Волосы  настоящего  золотистого
цвета,  собранные  короткими   локонами   вокруг  головы,  осеняли   чистый,
прекрасный, как слоновая  кость, лоб,  глубокие, искристые серые глаза сияли
нежностью и царственным величием. Рот был удивительно нежно очерчен. Все  ее
лицо поражало  прелестью  и  красотой  очертаний  вместе с  легким  оттенком
усмешки, приютившейся в углах губ, подобие серебристой капле росы на розовом
бутоне. На ней не было никаких драгоценностей, кроме золотого обруча на шее,
руке   и  колене,  сделанного  в  виде  змейки.  Ее  тога  была  сделана  из
снежно-белого полотна, богато расшита золотом и украшена эмблемой солнца.
     Другая сестра,  Зорайя,  представляла  собой  несколько  иной,  мрачный
характер   красоты.   Волосы  Зорайи,   волнистые,  как   у   Нилепты,  были
иссиня-черного  цвета  и  падали локонами  на  плечи.  Цвет  лица оливковый,
большие темные глаза,  мрачные и блестящие,  полные,  я сказал  бы, жестокие
губы!  Это лицо, спокойное  и  холодное, говорило  о затаенной страстности и
заставило меня подумать о том,  как оно  изменится,  когда  страсть вырвется
наружу. Я  смотрел  на  лицо Зорайи, и мне припомнились спокойные и глубокие
воды  моря, которое в  ясные дни ничем не  проявляет  своей могучей силы,  и
только в  сонном рокоте его  слышится затаенный дух бури! Фигура Зорайи была
прекрасна  по своим  линиям  и  очертаниям, хотя  несколько  полнее,  чем  у
Нилепты. Одеты обе были совершенно одинаково.
     Когда прекрасные королевы спокойно уселись на своих тронах при глубоком
молчании  всего двора,  я думал,  что обе  сестры совершенно  воплощают  мое
понятие о  царственности. Эта царственность сказывалась в их формах, грации,
достоинстве,  даже  в  варварской пышности окружающей  их  обстановки.  Быть
может, они вовсе  не нуждались  в  воинах  и  золоте,  чтобы  утвердить свою
власть,  чтобы подчинить своей  воле упрямых людей!  Достаточно  было одного
взгляда  блестящих  глаз,  одной  улыбки  прекрасных  уст,  чтобы  заставить
подданных идти на смерть ради них!
     Но  королевы  были  прежде  всего  женщинами  и  потому не  были  чужды
любопытству. Проходя к  своим тронам, они  бросили быстрый взгляд на нас.  Я
видел,  как  их  глаза  скользнули  по мне,  не найдя ничего  интересного  в
незначительном и седом старике. С явным удивлением перевели они свои взор на
мрачную  фигуру  старого  Умслопогаса,  который  поднял  свой  топор в  знак
приветствия, потом пристально  вгляделись в  Гуда,  привлеченные блеском его
мундира и, наконец, остановили свои взор на  лице сэра Генри. Солнечные лучи
играли на его светлых волосах и  бороде, выставляя в выгодном свете красивые
линии  массивной  фигуры.  Он  поднял  глаза  и встретил  взгляд  прелестной
Нилепты.  Я не  знаю почему,  но кровь  прилила  к нежной коже королевы,  ее
прекрасное  лицо  вспыхнуло,  покраснела   даже  прекрасная  грудь,  рука  и
лебединая шея. Щеки закраснелись, как лепестки розы. Потом она успокоилась и
снова  побледнела.  Я взглянул на  сэра  Генри, он покраснел до самых  глаз.
Честное  слово,  --  подумал я, -- на  сцене появились  дамы, следовательно,
прощай мир и спокойствие!
     Я  вздохнул  и  покачал  головой,  потому что знал, что красота женщины
подобна  красоте  молний и  несет  с  собой разрушение  и отчаяние!  Пока  я
размышлял,  обе  королевы  сидели  на  тронах.  Еще  раз   зазвучали  трубы.
Придворные сели на свои места. Королева Зорайя указала на нас.
     Из толпы вышел  наш проводник, держа за руку девушку, которую мы спасли
из  воды. Поклонившись, он обратился к королевам, очевидно, рассказывая им о
нас. Курьезно было видеть выражение удивления и страха на их лицах, пока они
слушали  рассказ. Ясно  было, что  они  не могут понять,  каким  образом  мы
очутились на  озере,  и готовы  приписать наше  появление сверхъестественной
силе. Рассказ продолжался, и я  заключил  по частым обращениям рассказчика к
девушке,  что  он  говорил  о  бегемотах,  которых мы  застрелили; затем  мы
подумали,  что он  врет  чтонибудь  относительно бегемотов,  потому  что его
рассказ часто прерывался негодующими восклицаниями жрецов и придворных, в то
время как королевы слушали  с изумлением, особенно,  когда рассказчик указал
на каши  винтовки,  как на орудия  разрушения и  смерти.  Я должен  пояснить
теперь, что обитатели страны  Цу-венди  были солнцепоклонниками,  и  бегемот
считался у них  священным  животным. В  известное  время  года  они  убивают
бегемотов тысячами  --  бегемоты  оберегаются специально  для этого в  озере
страны, так как их кожа идет на аммуницию солдат, -- что нисколько не мешает
туземцам считать бегемота священным животным.*

     * Вероятно, г. Кватермэн не знал, что у народа, боготворящего животных,
существует обычай ежегодно приносить его в жертву богам. Смотри Геродота 42.

     Те бегемоты, которых мы застрелили, принадлежали к священным  животным,
и специальной обязанностью жрецов было заботиться о них. Таким образом, сами
не зная того, мы совершили святотатство самого ужасного вида.
     Когда  наш  проводник окончил  свой рассказ, высокий  старик  с длинной
бородой и в круглой шапочке, великий жрец Эгон, встал и  начал  бесстрастным
тоном говорить что-то  королевам. Мне не нравился холодный взгляд  его серых
глаз,  устремленных на нас. Вероятно, он нравился бы мне еще меньше, если бы
я понимал  его  речь  и знал,  что,  во  имя  оскорбленного  божества,  жрец
требовал,  чтобы мы были  принесены  в  жертву  и сожжены. Когда  он кончил,
королева  Зорайя  заговорила  нежным, музыкальным  голосом, и,  судя  по  ее
жестам, разбирала  другую  сторону  вопроса.  Затем Нилепта  сказала  что-то
жрецу. Мы, конечно, и не подозревали, что она заступалась за нас и просила о
помиловании. В конце концов, она обернулась к высокому человеку средних лет,
с  черной  бородой и длинным  мечом в руке, которого звали  (это  мы  узнали
потом) Наста, и который был очень важным лицом к стране. Очевидно, она ждала
от него поддержки. Но  когда она переглянулась с сэром Генри еще при входе в
зал  и  покраснела, как роза,  я заметил, что  это было  неприятно  высокому
человеку, потому что он  закусил губу и схватился за меч. Потом нам сказали,
что  он жаждал  подучить  руку королевы и  вступить с ней в брак. Нилепта не
могла  сделать худшего выбора,  когда обратилась  к нему за помощью. Он тихо
заговорил  с ней, очевидно,  соглашаясь  с доводами великого жреца. Во время
этого разговора Зорайя положила  локоть на  колено,  уперлась подбородком на
руки и смотрела на Насту с презрительной улыбкой на губах,  как будто видела
насквозь  его  мысли  и планы.  Нилепта,  очевидно,  рассердилась,  ее  щеки
покраснели,  глаза  заблестели,  и  она  стала  еще красивее.  Наконец,  она
повернулась к Эгону и,  казалось,  дала ему  согласие, потому что  тот низко
поклонился  ей. Все  это  время  Зорайя  сидела  и улыбалась.  Вдруг Нилепта
сделала знак. Раздался звук  труб. Все встали  и покинули зал, кроме стражи,
которой она приказала остаться на месте.
     Когда все ушли, Нилепта наклонилась, нежно улыбаясь, и с помощью знаков
и  восклицаний дала нам понять,  что желала  бы узнать, как  мы попали сюда.
Очень трудно было объяснить ей это. Но вдруг меня осенила мысль. В кармане у
меня  имелась записная  книжка и  карандаш.  Я  набросал  на  бумаге  чертеж
подземной реки и озера, подошел к ступеням трона и подал книжку Нилепте. Она
поняла  сразу,  радостно захлопала  в ладоши, сошла с трона  и подала чертеж
Зорайе,  которая также  сейчас поняла его. Нилепта  взяла карандаш у меня, с
любопытством посмотрела на  него  и сделала  несколько  прелестных рисунков.
Первый изображал  ее, радостно приветствующую обеими руками человека, весьма
похожего  на  сэра  Генри.  На   втором  рисунке  она  изобразила  бегемота,
умирающего  в воде, и на  берегу человека,  в ужасе поднявшего руки при этом
зрелище. В этом  человеке  мы  без  труда узнали  великого  жреца. Затем был
рисунок,  представлявший ужасную  огненную  печь, в  которую Эгон толкал нас
своим посохом.
     Этот рисунок ужаснул меня, но я несколько успокоился, когда она ласково
кивнула мне и принялась за четвертый рисунок. Она нарисовала человека, опять
похожего на сэра Генри  и двух женщин, себя и  Зорайю, которые стояли, обняв
его и держа над ним меч в знак зашиты и покровительства.
     Зорайя,  которая все это время смотрела на нас, особенно на сэра Генри,
одобрила  рисунки  легким  кивком головы.  Наконец  Нилепта набросала чертеж
восходящего солнца,  пояснив,  что должна  уйти,  и  что  мы  встретимся  на
следующее утро. Сэр Генри глядел так печально,  что, вероятно, желая утешить
его, Нилепта протянула ему руку для поцелуя, что они сделал с благоговением.
Зорайя,  с  которой  Гуд  все  время  не  сводил  глаз и  своего  стеклышка,
вознаградила  его, также протянув  ему руку для поцелуя, хотя глаза ее  были
устремлены  на  сэра Генри.  Я  рад  сознаться,  что не  участвовал  в  этой
церемонии, ни одна из королев не дала мне руки для поцелуя.
     Потом  Нилепта  подозвала   к   себе   человека,  вероятно,  начальника
телохранителей,  и  отдала   ему  строгое  и  точное  приказание,  улыбаясь,
кокетливо кивнула  нам головой  и  вышла из зала,  сопровождаемая  Зорайей и
стражей.  Когда   обе  королевы  ушли,   офицер,  которому  Нилепта   отдала
приказание,  с  видом  глубокого  почтения повел  нас  из  зала через разные
коридоры и  целый ряд  пышных аппартаментов в  большую  комнату,  освещенную
висячими лампами  (уже  стемнело), устланную богатыми  коврами,  уставленную
ложами. На столе, в центре комнаты, была приготовлена закуска, плоды и много
цветов. Тут было восхитительное вино в древних  глиняных  фляжках,  красивые
кубки из золота и из слоновой кости.
     Слуги, мужчины и женщины, были  готовы служить нам, и  пока мы ели,  до
нас откуда-то донеслось чудное  пение.  "Серебряная  лютня говорила, пока не
раздался властный звук трубы!" -- пел чей-то нежный голос. Нам казалось, что
мы находимся в земном раю, если бы мысль об отвратительном великом жреце  не
отравляла нашего удовольствия.  Но мы  так устали, что  едва могли сидеть за
столом, и скоро начали пояснять знаками, что страшно хотим спать. Нас повели
куда-то  и хотели положить каждого  в отдельную комнату, но мы  дали понять,
что хотим спать вдвоем в одной  комнате.  Ради предосторожности, мы положили
спать Умслопогаса с его  топором в главной комнате, близ занавешенной двери,
которая вела  в наше помещение.  Гуд и я легли в одной комнате, сэр  Генри и
Альфонс  -- в другой. Сбросив с себя  все  платье, за  исключением  стальной
рубашки, мы бросились на наши роскошные ложа  и покрылись богатыми, вышитыми
шелком одеялами.
     Через две минуты я задремал, как вдруг был разбужен голосом Гуда.
     -- Кватермэн! -- сказал он. -- Видали ли вы когда-нибудь такие глаза?
     -- Глаза? -- спросил я сквозь сон. -- Какие глаза?
     -- Конечно, глаза королевы Зорайи, так, мне кажется, ее зовут.
     -- О, я право не знаю! -- зевнул я.  -- Я не заметил! Думаю,  что у них
обеих добрые глаза!
     Я снова задремал. Гуд разбудил меня через пять минут.
     -- Кватермэн, послушайте!
     -- Ну, что еще там?
     -- Заметили вы, какая у нее нога?
     Этого я не мог вынести.  Около моей  постели на столе лежала моя шляпа.
Почти невольно я схватил ее и бросил прямо в голову Гуда.
     После  этого я заснул сном праведника. Что касается Гуда, не знаю, спал
ли он, или мечтал о прелестной Зорайе, до этого мне не было дела!


        НАРОД ЦУ-ВЕНДИ

     Занавес опустился на несколько часов, и актеры новой драмы  погружены в
глубокий сон; все  спят, быть может,  за исключением  Нилепты,  которая дала
волю своим  поэтическим склонностям и,  лежа  в постели,  не  могла заснуть,
думая  об  иностранцах,  которые посетили  ее страну,  никогда  не  видавшую
подобных  посетителей, размышляя о том,  кто они, что  таится в их  прошлом,
сравнивая их  с туземными мужчинами. У  меня нет поэтических наклонностей, я
хочу  просто  собраться  с мыслями  к дать  себе отчет о  том  народе, среди
которого мы находимся, сообразно моим впечатлениям.
     Название страны Цу-венди происходит от слова Цу --  желтый  и  Венди --
страна, или место. Я никогда не мог понять, отчего она так  называется, даже
сами обитатели не знают этого. По моему мнению, существуют три основания для
такого названия  страны.  Во-первых, название  это  произошло от  громадного
количества  золота   в  стране.  В  этом  отношении  Цу-венди  --  настоящее
Эльдорадо.
     На  расстоянии  одного  дня  езды от Милозиса  находятся  целые  залежи
золота.  Я сам видел массу золотоносного кварца. В стране Цу-венди золото --
самый заурядный металл, и серебро ценится выше.
     Другое происхождение названия может  быть  следующее: в известное время
года туземные травы,  весьма жирные и  обильные, -- сильно  желтеют, так же,
как и хлебное зерно.
     Третья версия о названии страны происходит от поверья, что прежде здесь
жил   народ,  имевший  желтую  хожу,  затем,  через   многие  поколения,  он
превратился в  белокожих людей.  Цу-венди --  страна  гористая, имеет  форму
овала  и окружена безграничными терновыми лесами, болотами,  которые тянутся
на  сотни  миль,  пустынями и  горами. Она  занимает  центральное  место  на
континенте. Милозис лежит, согласно указанию моего анероида, на  9000  футов
над уровнем моря, но остальная  часть страны  еще выше, и я думаю, достигает
11 000 футов. Климат сравнительно холодный, похожий  на климат южной Англии,
хотя несколько теплее и не так дождлив. Страна чрезвычайно плодородна. Здесь
растут  и  хлебные растения,  и фрукты,  и великолепный строевой лес.  Южная
часть  страны  производит  много сахарного тростника.  Каменный уголь  здесь
имеется  в большом  изобилии, много мрамора, черного и  белого.  Много здесь
всевозможных  металлов, кроме серебра, которое встречается редко и находится
только в  горах, на севере страны. Цу-венди -- красивая и живописная страна.
На  рубеже  ее тянутся  два ряда снеговых гор,  которые  с западной  стороны
заканчиваются непроходимым терновым лесом,  пересекают страну с севера на юг
и  проходят на расстоянии 80 миль  от Милозиса. В стране три больших  озера,
одно называется также Милозис, по имени города.
     Народонаселение этой цветущей страны, в общем, очень значительно, от 10
до 12 миллионов. Это -- земледельческая нация и разделяется по классам.
     Средний  класс  состоит,  главным образом,  из купцов, офицеров  армии;
простой народ -- трудолюбивые крестьяне -- живут на землях господ, у которых
состоят в феодальной зависимости.
     Высший  класс в стране обладает совершенно белой  кожей  и чертами лица
южного типа, но у простого народа  темная кожа,  хотя он вовсе не походит на
негров   или  других  африканских  дикарей.  Происхождение  народа  Цу-венди
затерялось  во мраке времен.  Архитектура и скульптура в  стране  напоминает
египетскую,  или,  вернее, ассирийскую.  Известно,  что  замечательный стиль
теперешних построек  появился  не  более 800 лет назад и  совершенно потерял
всякие следы влияния Египта.
     Наружность и привычки народа скорее напоминают евреев, быть может, он и
представляет собой потомков одного из 10 племен, рассеянных по всему миру.
     Кроме того, я слышал одну легенду от арабов на восточном берегу Африки.
Легенда эта  гласит, что более  2000 лет тому  назад в стране, известной под
именем  Вавилонии, происходили смуты,  и большая партия Парсов бежала оттуда
на корабле  и  пристала  к  северо-восточному  берегу Африки,  где, согласно
легенде, жили  люди, поклонявшиеся  солнцу и огню.  Они поссорились с новыми
поселенцами и  ушли внутрь страны, где все следы  их  совершенно затерялись.
Разве  не  возможно,  что  народ  Цувенди представляет собой  потомков  этих
огнепоклонников? Есть что-то  в его характерных чертах и обычаях, что смутно
напоминает Парсов.  Сэр Генри говорит,  что если память не изменяет ему,  то
действительно  в  Вавилоне были  смуты,  вследствие которых множество народа
ушло  из  страны.  Установлен факт,  что  существовало  несколько  отдельных
эмиграций Парсов от берегов Персидского залива к восточному берегу Африки.
     Цу-венди,  будучи  земледельческим  народом,  отличается  воинственными
наклонностями и при всяком удобном случае начинает войну с другими народами,
результатом чего является то обстоятельство, что  прирост  населения никогда
не превышает производительности  страны. Политическое положение страны также
способствует  этому.  Монархическое правление  несколько ограничено  властью
жрецов и  советом из  высших сановников  страны. Но  слово  короля  является
законом.
     В сущности, система управления  напоминает  феодализм,  хотя рабства, в
настоящем  значении этого слова, здесь  не существует. Все  высшие сановники
страны   только   номинально   считаются    подданными   короля,    но,    в
действительности,  совершенно  независимы,  распоряжаются  жизнью и  смертью
своих подчиненных, воюют и мирятся  с соседями сообразно своим  интересам, а
иногда открыто восстают против  короля или королевы  к спокойно  прячутся  в
своих замках, не обращая внимания на правительство.
     Восемь  различных  династий  владели тротом  за последнее  тысячелетие,
захватывая власть после кровопролитной борьбы.
     Когда мы приехали в страну, дела  обстояли лучше,  потому что последний
король,  отец  Нилепты  и  Зорайи, был  чрезвычайно  способный  и энергичный
правитель и умел держать в руках и жрецов, и сановников.
     Два  года прошло после его смерти. Две сестры, его  дочери, наследовали
трон,  так   как  всякая   попытка  отстранить   их  от  власти  вызвала  бы
кровопролитную  войну.  Но  разнообразные  интриги  честолюбивых сановников,
претендующих на  руку  одной  из  королев, сильно беспокоили  страну.  Общее
мнение было, что без кровопролития не обойдется.
     Народ поклонялся солнцу в  самом  высшем  понятии  этого слова.  Вокруг
этого почитания солнца группировалась целая социальная система Цу-венди.
     Начиная  от  ничтожных  мелочей  и до  серьезных событий, солнце играло
главенствующую роль в жизни народа. Новорожденного держали под лучами солнца
и  посвящали  солнцу, "символу добра, власти, надежды  на  вечность"  -- эта
церемония  соответствовала  таинству крещения. Родители указывали малютке на
величественное  светило,  как  на видимую и благотворную силу,  и  он,  едва
держась  на  ноженках, учился почитать  и боготворить его. Держась  за  тогу
матери, ребенок шел в храм солнца, и здесь, когда полуденные лучи горели над
центральным алтарем  и озаряли  лучезарным светом  весь храм, он слушал, как
одетые в белые одежды жрецы торжественно  пели хвалебный гимн солнцу, видел,
как  народ с горячей мольбой падал ниц перед алтарем, как при звуках золотых
труб приносились жертвы,  брошенные в огненную печь под алтарем. Здесь же, в
храме, жрецы объявляли, что он "взрослый муж" и благословляли его на войну и
добрые  дела, здесь, перед алтарем, будет он стоять с избранной  невестой, и
здесь же, если брак несчастлив, может развестись с женой.
     Так проходит вся жизнь человека,  пока его  не приносят сюда мертвым  и
кладут  его  прах  перед восточным алтарем. Когда последний  луч  заходящего
солнца озарит его бледное,  мертвое лицо, он исчезает в раскаленной печи под
алтарем... и все кончено!
     Жрецы  солнца не  женятся  и  набираются  из молодых  людей  специально
предназначенных для этой цели родителями.
     Посвящение в сан жреца  зависит от царской власти, но  назначенный жрец
не может  уклониться от своих обязанностей.  Я не  ошибусь, если скажу,  что
собственно жрецы правят страной. Приказание великого жреца в Милозисе сейчас
же и безропотно выполняется всеми жрецами,  живущими за три или четыре сотни
миль от  него. Они  являются  главными судьями в  стране и  по уголовным,  и
общественным делам, хотя допускается и апелляция в совет сановников и от них
к королю.  Жрецам дана  огромная власть в делах нравственного и религиозного
характера, вплоть до отлучения от церкви. И это серьезное и опасное оружие в
их руках!  В сущности,  власть  и права жрецов неограниченны,  но  я  должен
сознаться,  что  жрецы солнца мудры и осторожны  в  своих поступках.  Весьма
редко случается, чтобы они  выказали излишнее рвение, преследуя кого-нибудь.
Напротив,  они склонны к пощаде  и милосердию во избежание риска  раздражить
сильный, но  добродушный народ, который кротко несет их ярмо на своей спине,
но способен восстать и сбросить его с себя.
     Один из источников  неограниченного могущества жрецов, -- это монополия
их на грамотность, познания в  астрономии, что помогает им  держать  народ в
руках, предсказывая ему затмения и появление комет. В стране Цу-венди только
немногие из высшего класса умеют читать и  писать, но все жрецы  обязательно
грамотны и выглядят учеными людьми.
     Законы  страны, в общем, кротки  и справедливы и  разнятся во многом от
наших цивилизованных законов.
     Например, в Англии закон карает очень сурово всякое покушение на  чужую
собственность, более строго, чем  покушение  на жизнь  человека.  Это вполне
понятно у народа, преобладающая страсть которого -- деньги и деньги!
     Любой человек может заколотить до смерти свою  жену или допустить самое
жестокое  обращение со своими  детьми, и это обойдется дешевле,  чем если он
покусится  украсть  пару  старых  сапог.  В  Цу-венди на это  смотрят иначе.
Убийство наказывается смертью,  предательство,  ограбление сирот  или  вдов,
святотатство,  попытка  нарушить  спокойствие  страны  --   все  это  грозит
виновнику смертью.
     Его  бросают в  огненную  печь  под  алтарем  бога  солнца.  За  другие
проступки,  включая  и  праздность,   виновный  осуждается  на   работу  при
каких-либо национальных постройках в стране, сообразно величине проступка.
     Социальная   система  Цу-венди  предоставляет  полную  свободу   всякой
отдельной  личности, если  только она не нарушит законов и  обычаев  страны.
Существует здесь и полигамия, но большинство  мужчин имеет только одну жену,
во избежание лишних расходов. По закону, если мужчина имеет нескольких  жен,
он  обязан предоставить  каждой из них отдельное  помещение. Первая жена это
законная жена, и ее дети принадлежат "к дому отца".
     Дети других  жен принадлежат  дому  своих почтенных  матерей. Но первая
жена,  вступив  в  супружество, может заключить условие, чтобы ее супруг  не
имел  других жен.  Впрочем,  это  случается  редко,  и женщины  держатся  за
полигамию, которая  дает большие преимущества первой жене, являющейся, таким
образом,   главой  нескольких  хозяйств.  На  брак  здесь  смотрят,  как  на
гражданский договор,  и подчиняться известным условиям является обязательным
для обеих договаривающихся сторон, развод здесь  совершается  формально и  с
церемониями.  В  общем, Цу-венди -- добрый,  веселый,  мягкосердечный народ.
Между  ними  нет ярых торговцев, нет  особой любви к  деньгам. Они стараются
заработать столько, чтобы прожить.  Все  они  чрезвычайно  консервативны и с
недоверием смотрят  на всякие нововведения и реформы. Денежная система их --
серебряная,  золото употребляется только на декоративные украшения. Торговля
здесь производится,  главным  образом, в виде менового  торга. Земледелие --
главное занятие жителей, и работают они усердно. Большое внимание обращается
на разведение скота  и  лошадей.  Лошади замечательные,  каких я  никогда не
встречал, в Европе или Африке.
     Система  податей   очень  несложна:   государство  берет  третью  часть
заработка земледельцев, жрецы получают  пять процентов с  остатков.  Но если
человек впадет  в нищету, то правительство поддерживает его и помогает. Если
он  ленив,  его   отсылают  работать  на  правительственных   постройках,  и
государство берет  на себя заботу о его женах и детях. Государство ведет все
постройки дорог и городских домов и делает это очень заботливо. Оно содержит
армию в 20 000 человек, сторожей и т.д.
     За  свои пять процентов  жрецы несут  службу при храмах,  совершают все
религиозные  церемонии,  содержат  школы,  в которых  обучают,  чему  хотят.
Некоторые  храмы имеют свое  отдельное имущество, но  жрецы,  как  отдельные
личности, не имеют права собственности.
     Возникает вопрос, на который  я с трудом могу ответить:  принадлежит ли
народ Цу-венди к  цивилизованной или варварской расе?  В  некоторых отраслях
искусства они достигли высокой степени совершенства, например, в архитектуре
или скульптуре. Я не думаю, чтобы какая-либо страна в мире могла  сравниться
в этом с  ними. Но  в других  вещах  они совершенно  несведущи.  Сэр  Генри,
кое-что понимающий  в этом, показал им,  как смешать кремнезем и известь,  а
они признались, что никогда  не видали кусочка стекла, и их  глиняная посуда
очень первобытна. Наши карманные часы чрезвычайно восхищали их. Они не имели
понятия об электричестве, паре, порохе, книгопечатании, почте. Они избежали,
благодаря  этому,  многих  несчастий,  потому  что старая  мудрая  поговорка
гласит: кто прибавляет себе  познаний, тот  прибавляет и горя!  Относительно
религии: в  ней нет ничего  спиритуалистического,  ни  возвышенного. Правда,
некоторые из  Цу-венди говорят, что солнце -- "одеяние духа", но это слишком
общее и  туманное выражение, многие верят  в будущую жизнь, но  это какая-то
первобытная, необоснованная вера, а вовсе не сущность религии.
     В общем, я не могу  сказать, чтобы я видел в  религии солнцепоклонников
определенную религию цивилизованной расы,  как ни великолепны их обряды, как
ни возвышенны правила жрецов, которые, я уверен, имеют свое особое мнение об
этом  предмете. Мне остается сказать  теперь  только о языке  Цу-венди  и их
каллиграфии. Язык их очень звучен,  очень богат и гибок. Сэр Генри  уверяет,
что  он походит на новейший греческий язык,  с которым я, к сожалению, вовсе
не  знаком. Язык Цу-венди  очень  прост, его легко изучить. Особенность  его
заключается в созвучии  слов  и  в применении их  к значению того,  что  они
выражают собой. Мы  скоро поняли язык, так как он  постоянно был  на слуху у
нас.  Он удивительно хорошо звучит в поэтических декламациях, которые  очень
любит этот замечательный  народ.  Алфавит  Цу-венди,  по  словам сэра Генри,
происходит  от   финикийского  и,  может  быть,   несколько  заимствован  от
египетского гиератического письма.  Точно  не скажу,  так как  мало смыслю в
этом. Я  знаю только, что алфавит Цу-венди  состоит из 22  букв,  из которых
буквы Б, Е и О несколько  походят на наши. В общем, каллиграфия  их довольно
груба и  трудна. Но  так как народ  Цу-венди не пишет новелл, ничего,  кроме
деловых бумаг и документов, то вполне доволен своим алфавитом.


        ХРАМ СОЛНЦА

     Было половина восьмого на моих часах, когда я проснулся утром на другой
день нашего  приезда  в  Милозис,  проспав  ровно 12  часов  и чувствуя себя
несравненно  лучше. Благодатная  вещь  сон! Эти  12  часов крепкого сна  так
освежили нас после многих дней и ночей труда и опасности! Легли мы в постель
усталыми, измученными, а проснулись совсем другими людьми!
     Я сел на  шелковое ложе, -- никогда  я не спал  на  такой постели, -- и
первое, что мне бросилось в глаза --  это  стеклышко Гуда,  устремленное  на
меня  с его постели. Я не видел ничего, кроме  этого стеклышка в глазу Гуда,
но по его взгляду понял, что он ждал моего пробуждения.
     -- Кватермэн, -- начал он, -- заметили ли вы ее ногу, особенно лодыжку?
Она гладка и блестяща, как оборотная сторона роговой щетки!
     -- Лучше взгляните, Гуд, что там? -- ответил я, указывая на занавес, за
которым появился человек, показывавший  нам  знаками, что готов вести  нас в
ванную.  Мы с  удовольствием согласились  и были приведены  в восхитительную
мраморную комнату, в середине  которой находился  пруд с  кристальной водой,
куда  мы  с наслаждением  погрузились.  Выкупавшись,  мы  вернулись  в  свои
комнаты, оделись и отправились в центральную комнату,  где  был  приготовлен
утренний завтрак для нас. После завтрака мы долго прохаживались  по комнате,
любуясь  обивкой стен и коврами, статуями  и  поджидая, что будет дальше.  В
самом деле,  за это время мы так привыкли удивляться, что теперь были готовы
ко всему. В это время явился наш друг капитан и любезно пояснил нам знаками,
что  мы должны  следовать  за ним.  Мы повиновались  не  без колебания  и  с
стесненным  сердцем,  потому  что  догадывались,  что  наш друг  с  холодным
взглядом, Эгон, -- великий жрец, не простил нам убитого  бегемота. Но помочь
тут ничем было, нельзя, и я лично  надеялся только на защиту  королев, зная,
что  если женщина  захочет  что-то  сделать, то  найдет  возможность всегда.
Минутная прогулка  через коридоры  и  двор,  и мы очутились у  больших ворот
дворца, которые ведут на холм к храму солнца.
     Эти  ворота очень широки, массивны и удивительно  красивы.  Перед  ними
ров, наполненный  водой,  с  перекинутым через него  подъемным  мостом.  Как
только мы подошли, половина  ворот широко распахнулась, мы прошли через мост
и  остановились,  глядя на  чудеснейшую в мире  дорогу, ведущую  к храму. По
обеим сторонам дороги  величественно возвышались красивые здания из красного
гранита  -- жилища  придворных  и  сановников двора, тянувшиеся  на милю  до
холма,  увенчанного  великолепным  храмом  солнца, господствовавшим над всей
дорогой. Пока мы любовались этим грандиозным зрелищем, к ворогам подъехали 4
кабриолета, запряженные белыми, как снег, лошадьми.  Это  были двухколесные,
деревянные   кабриолеты,   приделанные  к  крепкой   оси,  тяжесть   которой
поддерживалась  кожаными подпругами,  в виде  шор. Колеса  с  4 спицами были
обтянуты  железом. В передней  части кабриолета, над осью,  устроено сиденье
для  кучера, с перилами, чтобы он мог удержаться на месте при тряске. Внутри
экипажа находились три низких сиденья, два по бокам кабриолета и одно  задом
к лошадям, напротив дверцы.
     Экипаж был  легок, прочно  сделан  и  довольно неуклюж. Если  кабриолет
оставлял желать много лучшего, то про лошадей этого нельзя было сказать!
     Кони были великолепны, не очень велики, но крепки, с маленькой головой,
удивительно широкими и круглыми копытами, очень быстрые  и горячие. Первый и
последний  из кабриолетов  был занят  стражей,  но в середине оставались два
пустых места. Альфонс и я сели в первый экипаж, сэр Генри, Гуд  и Умслопогас
-- в другой, и двинулись в путь.
     В стране Цу-венди принято пускать лошадей рысью, но если путешествие не
длинно, то их пускают галопом.  Боже  ты мой! Как только мы доехали! Едва мы
успели  сесть,  кучер  закричал,  лошади  понесли,  и мы  помчались  с такой
быстротой,  что  едва  могли  дышать. Я привык  к  быстрой  езде,  но сильно
испугался. Что касается несчастного Альфонса, то  он откинулся  с  отчаянным
лицом  на  бок экипажа "дьявольского фиакра",  как  он  сказал,  считая себя
погибшим.  Когда он спросил меня,  куда  мы едем, я  ответил, что нас везут,
чтобы бросить в огонь для жертвоприношения. Надо было видеть его лицо, когда
он схватился за экипаж и начал отчаянно вопить.
     Но кабриолет несся  вперед, ветер, свистя у нас в ушах,  заглушал крики
Альфонса.
     Наконец  перед нами,  во  всем удивительном  блеске  и пышной  красоте,
показался храм солнца, гордость народа Цу-венди, для которого он то  же, что
храм Соломона для Иудеев. Масса богатства, искусства и труда целых поколений
было положено на  постройку этого дивного здания, которое закончено только в
последние 50 лет. И результат получился удивительный  не только по размерам,
--  это  огромнейший  храм во всем мире,  --  но по  совершенству постройки,
богатству  и красоте материала и  по удивительной работе  строителей. Здание
занимает пространство в 8 акров на  вершине холма, вокруг которого находятся
жилища  жрецов.  Оно имеет форму большого  цветка, с  центральной залой, над
которой высится  купол.  От  купола, в виде  лучей, идет 12 лепесткообразных
портиков, каждый  из них посвящен одному из 12 месяцев  и служит  хранилищем
статуй,  воздвигнутых в память знаменитых  усопших. Вышина  купола равняется
400 футам, длина лучей -- 150 футов. Они сходятся  в центральном куколе, как
лепестки цветка в его сердцевине.
     Здание выстроено из чистого белого мрамора, представляющего разительный
контраст с красным  гранитом городских домов и, подобно царственной диадеме,
сияет  на челе мрачной королевы. Наружная  сторона купола и портиков покрыта
листовым золотом.  На краю свода каждого  из 12  портиков  находится золотая
фигура  ангела  с трубой  в руке  и с  распростертыми  крыльями.  Могу  себе
представить, как  поразительно  красивы эти  золотые своды, сияющие  в лучах
солнца, подобно  тысяче огней, на мраморной горе; они сверкают так ярко, что
видны с вершин гор, за сотни миль отсюда.
     Эффект  зрелища  еще  усиливается великолепными  туземными  цветами, --
которые  опоясывают мраморную  стену  храма и сияют красотой  своих  золотых
чашечек и лепестков.
     Главный  вход  в  храм --  между двумя, обращенными к  северу  дворами,
защищен  бронзовыми  воротами  и  дверями  из прочного  мрамора, великолепно
украшенными  различными аллегориями и золотом.  За  этими  дверями находится
стена и снова дверь  из  белого мрамора, ведущая  во  внутренность храма. Вы
очутились, наконец, в  главной  зале, вод куполом,  и идете  к  центральному
алтарю, поражаясь  дивным зрелищем,  которое  открывается вашим  взорам! Вас
охватывает  тишина  священного места, над  вашей головой  мраморный  купол с
воздушными арками, несколько похожий  на купол храма  св.  Павла  в Лондоне,
фигура летящего ангела и целое  море  солнечных  лучей, льющихся  на золотой
алтарь! На  восточной и западной сторонах находятся два других алтаря, также
озаренные  лучами  солнца,  которые  льются  в  священный полумрак  святыни.
Повсюду белизна мрамора, таинственность, красота!
     На  центральном  золотом  алтаре горит бледное пламя, увенчанное легким
голубым  дымком. Алтарь  сделан из  мрамора, украшен золотом,  имеет круглую
форму  в  виде  солнца. К основанию  алтаря приделаны  12 больших  лепестков
чистого золота.  Всю  ночь и  весь день зги лепестки  закрыты  над  алтарем,
подобно  тому, как лепестки лилии  закрываются  в ненастную погоду. Но когда
полуденные  лучи  солнца скользнут  через  купол  и  озарят  золотые  цветы,
лепестки таинственно раскрываются.
     Десять   золотых   ангелов  стерегут   покой  святыни.  Эти  фигуры   с
благоговейно  склоненной  головой,  с  лицом,  закрытым  крыльями,  поражают
удивительной красотой.
     К  востоку  от  главного  алтаря пол сделан  не из  белого мрамора, как
везде,  а  из  прочной меди,  и  это  обстоятельство обратило  на  себя  мое
внимание. Восточный и западный  алтари  не так  богаты и красивы, хотя также
сосланы  из золота, и крылатые  фигуры золотых ангелов  стоят по бокам  этих
алтарей.  В  стене, позади  восточного  алтаря,  сделано  отверстие  в  виде
бойницы.  В это отверстие врывается первый  луч  восходящего  солнца,  нежно
касается  лепестков большого золотого цветка-алтаря  и  падает  на  западный
алтарь. Вечером последние лучи заходящего солнца долго покоятся на восточном
алтаре, пока не погаснут во мраке ночи.
     Это нежное прощание вечера с зарей.
     За  исключением этих трех алтарей и крылатых фигур над  ними, остальное
пространство храма  под  белым  куполом  совершенно пусто  и  лишено  всяких
украшений,  что,  мне кажется,  усиливает грандиозное  впечатление,  которое
производит храм солнца.
     Когда  я  сравниваю это  гениальное произведение искусства  с  пестрыми
постройками и жалкими орнаментами, которыми архитекторы украшают европейские
города, я чувствую, что им бы следовала поучиться у мастеров Цу-венди! Когда
мои  глаза  привыкли  к  мрачному  освещению  великолепного  здания,  к  его
мраморной  красоте,  к  совершенству  его  линий  и очертаний,  с  моих  губ
сорвалось  невольное восклицание:  "Здесь и собака научилась бы религиозному
чувству!"  Это  восклицание  вульгарно,  но  яснее выражает мою  мысль,  чем
вежливая похвала.
     У ворот храма нас встретила стража и солдаты, находившиеся в подчинении
жрецов. Они повели нас в один из портиков  и оставили  здесь на полчаса.  Мы
успели в это время переговорить о том, что находимся  в большой опасности, и
решили:  если  будет  сделаю  попытка  схватить  нас,  защищаться, насколько
возможно.  Умслопогас  немедленно  заявил,  что раздробит  почтенную  голову
великого жреца своим  топором. С того места, где мы  стояли, мы могли видеть
несметную толпу народа, наполнявшую храм, очевидно,  в  ожидании необычайных
событий.  Каждый день, когда  полуденные  лучи  солнца  озаряют  центральный
алтарь, при звуке  труб совершается жертвоприношение  богу солнца, состоящее
иногда из  трупа барана или  быка,  иногда фруктов и зерна.  Случается это и
после  полудня, так как Цу-венди лежит недалеко от экватора и  очень  высоко
над уровнем моря,  так что солнце и после  полудня бросает  вертикально свои
горячие лучи на землю. Сегодня жертвоприношение должно было  совершиться в 8
минут первого.
     Ровно в 12 часов появился  жрец,  подал знак,  и  стража пригласила нас
подвинуться вперед,  что  мм и  сделали  все, кроме Альфонса, лицо  которого
выражало ужас.  Через несколько  секунд мы стояли вне портика и  смотрели на
море   человеческих   голов,   окружавших   центральный   алтарь   и   жадно
разглядывавших  иностранцев,  которые  совершили  святотатство,  --   первых
иностранцев, которых им привелось увидать у себя.
     При  нашем появлении  ропот  пробежал  в толпе. Мы  прошли через  нее и
остановились с восточной стороны, там, где пол  был сделан  из меди, лицом к
алтарю. Пространство вокруг золотых крылатых фигур было огорожено  веревкой,
и народ толпился за  веревкой. Одетые к  белые  одежды жрецы,  держа в руках
золотые трубы, встали кругом, и впереди них  Эгон, великий жрец, с курьезной
шапочкой на голове. Мы  стояли на медном полу, не подозревая, что  готовится
нам, хотя я слышал  какой-то странный  звук  шипенья под  полом. Я оглянулся
кругом, желая  видеть, появились ли сестры-королевы в храме, но  их не было.
Мы  ждали.  Раздался  снова,  звук  трубы,  и  обе   королевы  вошли  рядом,
сопровождаемые  сановниками, между которыми я узнал Насту.  Позади  следовал
отряд  телохранителей. Я  был  очень рад появлению королев. Обе  они  встали
впереди,   слева   и   справа   встали  сановники,   а  позади,  полукругом,
расположилась стража.
     Наступило молчание. Нилепта взглянула на  нас и поймала мой взгляд. Мне
показалось,  она  хотела  что-то  сказать  глазами. С  моего лица  ее взгляд
перешел на медный пол, который был под нашими ногами. Затем последовало едва
заметное  движение  головы.  Сначала я  не  понял,  она повторила.  Тогда  я
догадался, что надо подвинуться назад  от медного пода. Еще взгляд, -- и моя
догадка перешла  в  уверенность --  опасность была в том,  что мы  стояли на
медном  полу! Сэр  Генри стоял рядом со мной с  одной  стороны, Умслопогас с
другой. Не  поворачивая головы,  я шепнул  им, чтобы они  подвигались назад,
медленно,  шаг за шагом, пока  их ноги не ступят на  мраморный пол, там, где
кончится медный.
     Сэр  Генри шепнул  это  Гуду и  Альфонсу. Мы  начали пятиться медленно,
незаметно,  так незаметно, что только Нилепта и Зорайя заметили это. Я снова
взглянул  на Нилепту, она незаметно кивнула головой в  знак одобрения.  Пока
глаза  Эгона  были  в  молитвенном экстазе обращены к  алтарю,  мои тоже,  в
некотором  экстазе,  устремились в его  спину. Вдруг он поднял  свои длинные
руки и торжественным голосом запел гимн солнцу.
     Это было воззвание к солнцу, и смысл его состоял в следующем:

     Молчанием скованы недра глубокого мрака!
     Только в небесном пространстве звезда говорит со звездой!
     Земля скорбит, и обливается слезами желания,
     Усеянная звездами ночь обнимает ее, но не может утешить.
     Она одевается туманом, словно траурным платьем,
     И протягивает свои бледные руки к востоку!
     Там, на далеком востоке, виднеется полоска света;
     Земля смотрит туда, с надеждой воздевая руки.
     Тогда ангелы слетаются из священного места, о, солнце,
     И разгоняют темноту своими огненными мечами,
     Взбираются на лоно мрачной, уходящей ночи!
     Месяц бледнеет, как лицо умирающего человека!
     Ты, о солнце светлое, появляешься во всей славе твоей!
     О, ты, лучезарное солнце, одетое огненной мантией!
     Ты шествуешь по небу в своей огненной колеснице!
     Земля -- твоя невеста! Ты возьмешь ее в свои объятия,
     И она родит тебе детей! Ты любишь ее, она принадлежит тебе!
     Ты -- отец мира, источник света, о солнце!
     Твои дети протягивают к тебе руки и греются в лучах твоих!
     Старики тянутся к тебе и вспоминают былую силу и удаль!
     Только смерть забывает о тебе, лучезарное солнце!
     Когда ты гневаешься, ты прячешь лик свой от нас.
     Темная завеса облаков скрывает тебя,
     Земля дрожит от холода, и небеса плачут,
     Плачут под ударами зловещего грома,
     И слезы их дождем падают на землю!
     Небеса вздыхают, и эти вздохи слышатся в порывах ветра,
     Цветы умирают, плодоносные поля скучают, бледнеют,
     Старики и дети прячутся и тоскуют.
     По твоему живоносному телу и свету, о, солнце!
     Скажи, кто ты, о вечное солнце?
     Кто утвердил тебя на твоей высоте, о, ты, вечное пламя!
     Когда появилось ты, и когда окончишь свой путь по небу?
     Ты, воплощение живущего духа!
     Ты неизменно и вечно, потому что ты -- начало всего,
     И тебе не будет конца, когда дети твои будут забыты!
     Да, ты вечно и бесконечно! Ты восседаешь в высоте,
     На своем золотом троне, и ведешь счет векам!
     Отец жизни! Лучезарное, животворное солнце!

     Эгон закончил  гимн,  весьма красивый и оригинальный,  и после минутной
паузы  взглянул вверх,  к куполу,  и  произнес:  "О, солнце,  сойди на  свой
алтарь!"
     И вдруг случилась удивительная вещь!
     С высоты, подобно огненному мечу, блеснул яркий луч света... Он  озарил
лепестки   золотого  алтаря-цветка,  и  дивный  цветок  раскрылся   под  его
лучезарным  дыханием.  Медленно  раскрывались  большие  лепестки  и  открыли
золотой алтарь, на котором  горел огонь. Жрецы затрубили  в трубы... Громкий
крик пронесся в толпе, поднялся  к золоченому куполу и вызвал ответное эхо в
мраморных стенах храма. Солнечный луч упал на  золотой алтарь,  на священное
пламя, которое заволновалось,  закачалось и  исчезло. Снова раздались  звуки
труб. Снова жрецы подняли руки, восклицая:
     -- Прими жертву нашу, о, священное солнце!
     Я снова поймал взор Нилепты, глаза ее были устремлены на медный пол.
     -- Берегись! -- произнес я громко. -- Берегись!
     Я видел, как Эгон наклонился и коснулся алтаря. Лица в толпе вокруг нас
вдруг покраснели, потом побелели... Словно глубокий вздох пронесся над нами!
Нилепта наклонилась  вперед  и  невольным  движением прикрыла  глаза  рукой.
Зорайя обернулась и что-то шепнула начальнику телохранителей. Вдруг с резким
шумом медный пол  двинулся перед нами и открыл ужаснейшую  печь под алтарем,
огромную и раскаленную до того, что в ней могло растопиться железо.
     С криком  ужаса мы  отскочили назад, все,  кроме  несчастного Альфонса,
который помертвел  от ужаса  и, наверное, упал бы в  огонь, если  бы сильная
рука сэра Генри не схватила его и не оттащила назад.
     Ужасный ропот  поднялся  в  толпе. Мы, четверо, все  подвигались назад;
Альфонс был посередине, прячась за наши спины. С нами были револьверы,  хотя
ружья у  нас  вежливо  отняли при выходе из дворца, так как  здесь  не имеют
понятия о револьверах.
     Умслопогас принес  с  собой топор, потому что  никто не решался  отнять
его, и теперь с вызывающим видом вертел его над головой и ударял в мраморные
стены храма.  Вдруг  жрецы  выхватили мечи  из-под своего белого  одеяния  и
бросились  на нас. Надо было  действовать или погибать. Первый жрец, который
бросился на нас, был здоровый и рослый детина. Я пустил в него пулю, он упал
и с ужасающим криком скатился в огонь, приготовленный для нас.
     Не  знаю,   что   подействовало  на  жрецов,   ужасный  крик  или  звук
неожиданного   выстрела,  но  они  остановились,  совершенно  парализованные
страхом.  Прежде, чем они опомнились,  Зорайя что-то сказала, и  целая стена
вооруженных  людей  окружила  нас,  обеих  королев  и  придворных.  Все  это
произошло в один момент, жрецы колебались, народ стоял в ожидании. Последний
вопль сгоревшего жреца замер вдали. Воцарилась мертвая тишина.
     Великий жрец Эгон повернул свое злое, дьявольское лицо.
     -- Прикажите  докончить жертвоприношение!  -- закричал он королевам. --
Разве эти чужеземцы  не совершили  святотатства? Зачем вы  прикрываете своей
царской мантией этих  злодеев? Разве  они не обречены  на смерть?  Разве наш
жрец  не  умер, убитый  волшебством  этих  чужеземцев?  Как ветер  с  небес,
прилетели  они сюда,  откуда --  никто не знает, и кто они -- мы  не  знаем!
Берегитесь, королевы, оскорблять величие бога  перед его  священным алтарем!
Его власть выше  вашей власти! Его суд справедливее вашего суда!  Берегитесь
поднять против него нечестивую  руку!  Пусть жертвоприношение совершится, о,
королевы!
     Тогда Зорайя заговорила нежным голосом, и как ни серьезна была ее речь,
мне слышалась в ней насмешка.
     -- О, Эгон,  ты  выразил свое желание  и ты говорил правду!  Но ты  сам
хочешь  поднять нечестивую руку против правосудия  бога. Подумай, полуденная
жертва принесена,  солнце удостоило принять  в жертву  своего  жреца! -- она
выразила  совершенно  новую  мысль,  и  народ одобрил  ее  восклицаниями. --
Подумай  об этих  людях!  Они  -- чужеземцы, приплывшие  сюда  по озеру. Кто
принес их сюда? Как добрались они? Почему ты знаешь, что они так же, как мы,
не поклоняются  солнцу? Разве  оказывать  гостеприимство тем, кто  приехал в
нашу  землю  --  значит  бросить их  в огонь?  Стыдись!  Стыдись!  Разве это
гостеприимство? Нас  учили принять чужеземца и обласкать его, перевязать его
раны, успокоить  и  накормить! Ты  хотел  успокоить их  в  огненной  печи  и
накормить дымом? Стыдно тебе, стыдно!
     Она замолчала, следя за впечатлением своих  слов на  толпу, и видя, что
народ одобряет ее, переменила тон.
     --  На  место! -- крикнула  она резко. -- На  место,  говорю вам. Дайте
дорогу королевам и тем, кого они покрыли своей царской мантией!
     -- А если я не хочу, королева? -- процедил сквозь зубы Эгон.
     --  Стража  проложит нам дорогу, -- был гордый  ответ, -- даже здесь, в
святилище, через трупы жрецов!
     Эгон  побледнел от ярости  и взглянул на  толпу.  Ясно  было,  что  все
симпатии  народа на стороне королевы. Цу-венди  --  любопытный и общительный
народ. Как ни чудовищно было в их глазах  наше  святотатство, они  вовсе  не
радовались  мысли  бросить в  огненную печь живых  чужеземцев,  которых  они
видели в первый  раз, стремились  разглядеть, разузнать и удовлетворить свою
любознательность. Эгон видел это и колебался. Тогда заговорила Нилепта своим
музыкальным голосом:
     -- Подумай,  Эгон,  --  сказала  она,  -- судя по словам  моей  сестры,
чужеземцы, может быть, также служители солнца! Они не могут говорить. Оставь
это, пока они не научатся  нашему языку!  Разве можно  осуждать, не выслушав
оправдания? Когда эти люди  будут в состоянии говорить за себя,  тогда можно
будет допросить их и выяснить все!
     Это  была  отличная  уловка  для  Эгона,  и  старый,  мстительный  жрец
ухватился за нее.
     -- Пусть будет так, о королевы! -- сказал  он. -- Отпустим этих людей с
миром,  и  когда они научатся  нашему языку, допросим их!  Я же  вознесу мою
смиренную  молитву  перед  алтарем  божества,   чтобы  отвратить  от  страны
бедствие, посланное в наказание за святотатство!
     Ропот одобрения был ответом на слова жреца.
     Окруженные королевской стражей, мы направились из храма домой.
     Долго потом  обсуждали  мы все, что  произошло, ту  опасность,  которой
подвергались  мы,  благодаря  жрецам.  Даже  королева  бессильна  против  их
могущества! Если бы не защита  королев, мы  бы были убиты ранее, чем увидели
знаменитый храм солнца.
     Попытка бросить нас в огонь, когда мы не подозревали об опасности, была
последней уловкой жрецов, чтобы покончить с нами.


        ПЕСНЯ ЗОРАЙИ

     Мы вернулись во дворец и отлично проводили время.
     Обе  королевы, сановники,  народ  старились  выказать  нам  почтение  и
засыпали нас подарками. Что касается печального  инцидента с  бегемотом, его
предали забвению, что нас очень порадовало. Каждый день являлись делегации и
разные лица, рассматривали наши ружья и  платья, наши стальные рубашки, наши
инструменты, особенно карманные  часы, которые их  восхищали. Но мы пришли в
ярость, когда модные франты Цувенди вздумали скопировать наше платье, именно
-- жакет сэра Генри.
     Однажды, когда мы проснулись, нас ожидала целая группа людей, и Гуд, по
обыкновению, дал рассмотреть им свою морскую форму.
     Но  эта делегация, казалось, состояла из людей другого класса, чем  те,
которые приходили к нам раньше.
     Это были  какие-то  незначительные  люди, чрезвычайно  учтивые, все  их
внимание было обращено на подробности формы Гуда, с которой они сняли мерку.
     Гуд был очень польщен,  не подозревая, что имеет дело с шестью главными
портными города Милозиса.  Через  день он имел удовольствие увидеть семь или
восемь  человек франтов,  щеголявших в полной морской форме.  Я  никогда  не
забуду удивления и досады на его лице.
     Вследствие   этого,  чтобы  избежать  подражания,   мы   решили  надеть
национальное  платье  Цу-венди,  тем  более,  что   наша   одежда  порядочно
износилась.  И как удобно  было это  платье,  хотя  я  должен сознаться, что
выглядел в нем очень смешно, так же, как и Альфонс.
     Только  один Умслопогас отказался надеть  на себя  что-либо.  Когда его
"муша" износилась, старый зулус сделал себе новую и  продолжал ходить голым,
как его собственный топор.
     Все это время  мы изучали язык Цу-венди и сделали значительные успехи в
нем. На другое утро,  после нашего приключения  в храме,  к нам явились трое
важных и почтенных синьоров, вооруженных  манускриптами, книгами, чернилами,
перьями и объяснили нам, что посланы обучать нас.
     Все мы, за исключением Умслопогаса, охотно засели за уроки, посвящая им
четыре часа  в день. Что касается  Умслопогаса,  он не хотел  и  слышать  об
ученье, не желая учиться "женскому языку". Когда один из наставников подошел
к  нему  с книгой и развернул ее перед  ним  самым убедительным  образом,  с
улыбкой  на  устах,  подобно  церковному  старосте,  который  подобострастно
подносит  кружку  для  пожертвований  богатому,   но   скупому  прихожанину,
Умслопогас вскочил  со  страшным  ругательством  и  завертел  топором  перед
глазами  испуганного  наставника. Тем и кончилась попытка  научить его языку
Цу-венди.
     Целое утро  мы проводили  в этом полезном занятии,  которое становилось
все интереснее для нас, а после полудня мы наслаждались полной свободой.
     Иногда мы ходили гулять, осматривали  золотые  россыпи или  каменоломни
мрамора, иногда охотились с собаками. Это прекраснейший спорт, и наши лошади
были великолепны.  Королевские  конюшни  были  к нашим услугам,  кроме того,
Нилепта подарила нам 4 великолепных коня.
     Случалось  нам бывать на ястребиной охоте --  она  в  большом  фаворе у
Цу-венди,   --   ястребов  выпускают   здесь  на   птицу   вроде  куропатки,
замечательную  быстротой  и  силой  полета.  Отбиваясь от нападения ястреба,
птица теряет  голову,  взлетает высоко  в воздух  и представляет  прекрасное
зрелище!  Иногда разнообразят охоту, выпуская прирученного  орла на животное
типа  антилопы.  Огромная  птица  удивительно  красиво  парит   в   воздухе,
поднимаясь все выше и  выше, пока не делается едва заметной черной точкой, и
вдруг, словно пуля, падает вниз на животное, скрытое  густой травой от всех,
кроме его глаз.
     В   другие  дни  мы  отплачивали  за  визиты,  посещая  красивые  замки
сановников и  деревушки под  стенами  этих  замков. Мы видели  виноградники,
хлебные  поля,  великолепные  парки  с  роскошной  растительностью,  которая
приводила меня в восхищение.
     Огромные деревья стоят,  как сильные,  могучие великаны! Как  гордо они
поднимают свою  голову навстречу бурям и непогодам, как радуются наступлению
животворной весны! Как громко разговаривают они с ветром! Тысячи эоловых арф
не могут сравниться  с этими  вздохами  огромных  деревьев,  с  шелестом  их
листвы!  Проходят века.  Дерево стоит, любуясь  восходом и  закатом  солнца,
любуясь звездами ночи, бесстрастное, спокойное  под ревом  бури, под дождем,
под снегом; тянет оно соки из недр матери-земли и,  следя за течением веков,
изучает великую тайну рождения и смерти. Целые поколения проходят перед ним,
люди, династии, обычаи,  пока, в назначенный день свирепая буря  разыграется
над ним и нанесет ему последний удар.
     По вечерам у  сэра Генри, Гуда и у меня вошло  в привычку ужинать с  их
величествами, конечно, не всегда, но раза 4 в неделю, когда  они были одни и
не заняты государственными делами. Я должен  признаться,  что  эти маленькие
ужины были  прелестны. Я думаю, что особая прелесть Нилепты заключалась в ее
простоте, в ее наивном интересе ко всяким пустякам. Это была самая простая и
милая  женщина, какую я когда-либо знал, и  когда ее страсти  были спокойны,
удивительно кроткая и  нежная; но она умела быть гордой королевой,  когда ей
было нужно, и пламенной дикаркой, если ее раздражали.
     Никогда я не забуду сцены, когда я в первый раз убедился, что она любит
Куртиса.  Все  это произошло  из-за пристрастия Гуда  к  женскому  обществу.
Прошло 3 месяца обучения языку Цу-венди, как вдруг капитан Гуд  порешил, что
ему страшно надоел  старый наставник, и,  не говоря никому  ни слова, заявил
старику, что  мы  не можем делать  дальнейших  успехов  в языке, если нас не
будут  учить женщины -- молодые женщины, -- заботливо добавил он. -- На моей
родине, -- пояснил Гуд, -- существует обычай выбирать прелестнейших девушек,
чтобы учить языку чужестранцев.
     Старые  джентльмены  слушали, разинув рот.  Они  поверили  его  словам,
философски  допуская, что  созерцание  красоты  благодетельно  действует  на
развитие ума, подобно тому, как  солнце и свежий воздух благотворно оживляют
физически человека. Было  решено, что  мы несравненно скорее  и легче изучим
язык Цу-венди, если найдутся  учительницы! И так как женский пол болтлив, то
мы, таким образом, скоро приобретем нужную нам практику в языке.
     Ученые  джентльмены  ушли,  уверяя  Гуда,  что  его  приказание  вполне
согласно с их собственным желанием!
     Можно себе  представить мое удивление и ужас,  думаю, так же как и сэра
Генри, когда, войдя в комнату, где мы  обыкновенно занимались,  на следующее
утро,  мы увидели  вместо  наших почтенных  наставников  трех прехорошеньких
молодых женщин, которые краснели, улыбались, приседали, поясняя нам знаками,
что присланы обучать нас. Тогда Гуд, пока мы  удивленно поглядывали  друг на
друга, начал объяснять, что старые джентльмены  сказали ему накануне вечером
о необходимости  найти учительниц  для  дальнейшего изучения  языка.  Я  был
поражен и спросил совета сэра Генри в таких критических обстоятельствах.
     --  Ладно,  -- сказал он,  -- ведь  дамы уже здесь! Если мы  отошлем их
назад, то это  может оскорбить их  чувства. Не надо быть  грубым  с ними, вы
видите, как они красны и смущены!
     В это  время Гуд начал уроки с самой хорошенькой  из всех  трех,  я, со
вздохом, последовал его примеру. День прошел хорошо. Молодые дамы были очень
снисходительны  и только  смеялись, когда мы  перевирали слова. Я никогда не
видал  Гуда таким внимательным к урокам;  даже сэр Генри, казалось,  с новым
рвением принялся за изучение языка.
     -- Неужели это всегда будет так? -- думал я.
     На  следующий день  мы  были  несколько  любезнее  с дамами, наши уроки
прерывались их вопросами  о нашей родине,  мы отвечали, как  умели, на языке
Цу-венди.  Я  слышал,  как  Гуд  уверял  свою  учительницу,  что  ее красота
превосходит красоту целой Европы, как солнце -- красоту месяца. Она отвечала
легким  кивком  головы  и  возразила, что она "только учительница  и  ничего
больше, и что нельзя говорить такие вещи бедной девушке!" Затем дамы пропели
нам кое-что, очень  естественно и  просто. Любовные  песни  Цу-венди  весьма
трогательны. На  третий день мы были уже интимными друзьями. Гуд рассказывал
хорошенькой учительнице свои  любовные  приключения и так растрогал  ее, что
оба  начали  томно  вздыхать.  Я  толковал  с  моей   учительницей,  веселой
голубоглазой  девушкой,  об  искусстве  Цу-венди,  а она,  пользуясь  всяким
удобным  случаем, сажала мне  на спину  и  затылок какое-то насекомое  вроде
таракана.  В  другом  углу  сэр  Генри  со  своей  гувернанткой  углубились,
насколько я  мог  судить,  в изучение слов и их  значений на языке Цу-венди.
Дама нежно  произносила слово, означающее  "рука", и сэр Генри  брал  ее  за
руку, "произносила слово "глаза", и он заглядывал в ее глубокие глаза, затем
послышалось слово  "губы"... но в  этот момент  моя  молодая дама ухитрилась
засунуть  мне за ворот  таракана  и,  громко смеясь, убежала.  Я  не  выношу
тараканов  и  сейчас  же  начал  отряхиваться,  смеясь  над  дерзостью  моей
учительницы.  Потом  я схватил подушку,  на которой  она сидела, и бросил ее
вслед.  Вообразите  мой  стыд, мой ужас, мое отчаяние, когда  дверь внезапно
отворилась, и  в сопровождении  двух  воинов  вошла  к нам Нилепта. Подушка,
брошенная мной, попала прямо в голову воина.  Я сейчас же сделал вид,  будто
бы  ничего не знаю о подушке. Гуд перестал вздыхать, а сэр  Генри засвистал.
Что касается бедных девушек, они были совершенно озадачены и растерялись.
     А  Нилепта!  Она  выпрямилась во весь рост, лицо ее  покраснело,  потом
побледнело, как смерть.
     -- Убить эту женщину!  -- приказала она  воинам взволнованным  голосом,
указывая на прекрасную учительницу сэра Генри.
     Воины стояли в нерешимости.
     -- Слышали вы мое приказание или нет? -- произнесла она опять.
     Стража двинулась к девушке с поднятыми копьями.
     Сэр  Генри  опомнился,  заметив,  что  комедия  грозит  превратиться  в
трагедию.
     -- Стой! --  произнес он сердито, становясь  перед испуганной девушкой.
-- Стыдись, королева! Стыдись! Ты не убьешь ее!
     --  Верно,  у тебя есть достаточная причина  защищать ее?  --  ответила
рассерженная королева. -- Она умрет, умрет! -- Нилепта топнула ногой.
     --  Хорошо, -- отвечал  баронет, -- тогда я  умру  вместе с ней! Я твой
слуга,  королева, делай со  мной, что тебе  угодно!  --  сэр Генри склонился
перед ней и устремил свои ясные глаза на ее лицо.
     -- Я  хотела  бы убить и тебя,  потому  что ты  смеешься надо мной!  --
отвечала Нилепта,  и  чувствуя, что не  владеет  собой, не  зная, что делать
дальше, она  неожиданно разразилась целым потоком слез и  была так  хороша в
своем страстном отчаянии, что  я,  старик,  позавидовал сэру  Генри, который
бросился утешать ее.
     Курьезно было смотреть, как он  держал ее в своих объятиях, объясняя ей
все, что произошло у нас, и, казалось, эти объяснения утешили ее, потому что
она скоро оправилась и ушла, оставив нас расстроенными.
     Сейчас же  к нам  вернулся один из воинов и объявил девушкам, что  они,
под страхом  смерти, немедленно должны уехать из города и вернуться домой, и
тогда никто  их  не тронет.  Они  сейчас же  ушли,  причем одна  из  девушек
философски заметила, что тут ничего не  поделаешь, и  она  довольна тем, что
могла  хоть немного помочь нам в изучении  языка  Цу-венди.  Моя учительница
была весьма милая девушка, и, забыв о таракане, я подарил ей сохранившуюся у
меня шестипенсовую монету. Затем к нам  вернулись наши почтенные наставники,
сознаюсь, к моему великому облегчению.
     В этот вечер мы ожидали ужин со страхом и трепетом, но нам сказали, что
у королевы Нилепты сильно разболелась голова. Эта головная боль продолжалась
целых три дня,  на  четвертый Нилепта снова  появилась за  ужином и с нежной
улыбкой протянула сэру Генри руку, чтобы он вел ее к ужину.
     Ни малейшего намека не  было сделано на инцидент с девицами. С невинным
видом Нилепта заметила нам, что в тот день, когда она пришла навестить нас и
застала  за  уроками,  у нее  сделалось  такое  сильное  головокружение,  от
которого она опомнилась только теперь. Она добавила  с  легким, присущим  ей
юмором, что, вероятно, вид учащихся людей подействовал на нее так ужасно.
     Сэр Генри возразил на это, что королева, действительно, не походила  на
себя в этот день; тут она бросила на него такой  взгляд, который мог уколоть
не хуже ножа!
     Инцидент  был  исчерпан.  После  ужина  Нилепта  пожелала устроить  нам
экзамен  и  осталась  довольна  результатом. Она предложила дать  нам  урок,
особенно сэру Генри, и мы нашли этот урок очень интересным.
     Все время,  тока мы разговаривали, или, вернее, учились разговаривать и
смеялись, Зорайя сидела в своем резном кресле, смотрела  на нас  и читала на
наших  лицах,  как в  книге,  время  от времени  вставляя  несколько слов  и
улыбаясь  своей  загадочной улыбкой,  похожей на  луч  солнца,  прокравшийся
сквозь мрачное  облако. Близ Зорайи  сидел Гуд,  благоговейно взирая на  нее
сквозь стеклышко,  потому  что  он серьезно влюбился  в эту мрачную красоту,
тогда как я всегда побаивался  ее. Я часто наблюдал за ней и решил,  что под
видимой бесстрастностью в душе она глубоко завидовала Нилепте. Я открыл еще,
-- и это открытие испугало меня, -- что Зорайя также влюбилась в сэра Генри.
Конечно, в этом я не был уверен. Нелегко прочесть что-либо в сердце холодной
и надменной женщины, но я  почуял кое-что, как охотник чует, в какую сторону
подует ветер.
     Прошло еще три месяца, и в это время мы достигли значительных успехов в
языке Цу-венди.
     Мы  приобрели  также  любовь  населения  и  придворных,  завоевав  себе
репутацию учености. Сэр Генри показал  им, как изготовить стекло,  в котором
они нуждались; с помощью старого  альманаха,  который был  у нас с собой, мы
предсказывали  разные  изменения  погоды  и   неба,  совершенно  неизвестные
туземным  астрономам. Мы объясняли  собравшимся около  нас  людям устройство
паровой машины и  много разных вещей, которые приводили  их  в удивление. За
это  мы  удостоились  больших  почестей  и  были сделаны начальниками отряда
телохранителей сестер-королев, причем нам было отведено постоянное помещение
во дворце и дано было право голоса в вопросах национальной политики.
     Как ни ясно было над нами небо, на  горизонте собиралась большая  туча.
Конечно,  никто  не упоминал  теперь  об убитых  бегемотах,  но  трудно было
предположить,  чтобы жрецы забыли наше  святотатство.  Наоборот, подавленная
ненависть жрецов  разгоралась  сильнее,  и то,  что было  начато  из простой
нетерпимости и изуверства, закончилось ненавистью,  вытекавшей из зависти. В
стране  Цу-венди  жрецы  пользовались особенным  почетом. Наш  приезд,  наши
познания,  наше оружие, наконец,  все то, что мы  объясняли  и  рассказывали
народу,  произвело глубокое впечатление на образованных  людей  в Милозисе и
значительно  понизило  престиж жрецов. К  большому их огорчению,  нас  очень
полюбили здесь и очень доверяли. Это доверие сильно восстановило против  нас
всех жрецов.
     Кроме  того, Наста  сумел вооружить  против  нас некоторых  сановников,
антагонизм которых готов был  разгореться опасным  пламенем. Наста много лет
считался кандидатом на  руку Нилепты, и хотя шансов у него было мало, но все
же он не отчаивался.
     С  нашим появлением все изменилось. Нилепта перестала улыбаться  ему, и
он скоро  отгадал причину. Обозленный  и возмущенный, он  обратил  все  свое
внимание на  Зорайю, но решил, что легче взобраться на отвесный склон  горы,
чем заслужить благосклонность мрачной красавицы.
     Две-три  ядовитые насмешки над  его неверностью, и Зорайя  окончательно
отвернулась от него. Тогда Наста вспомнил о 30 000 диких, вооруженных мечами
людей, которые, по его приказанию, готовы были пройти через северные горы и,
без сомнения, с удовольствием  украсят ворота Милозиса  нашими  головами. Но
сначала  он  пожелал еще раз  просить руки Нилепты перед всем  двором, после
торжественной   ежегодной   церемонии   провозглашения   законов,   изданных
королевами в течение года.
     Нилента узнала  это  и  отнеслась к  известию довольно небрежно, но  за
ужином, накануне церемонии, дрожащим голосом сообщила нам об этом.
     Сэр  Генри закусил  губу  и,  насколько  мог,  старался  подавить  свое
волнение.
     -- Какой ответ будет угодно королеве дать великому Наста? -- спросил я,
шутя.
     --  Какой  ответ? --  возразила  Нилепта,  грациозно пожав  прекрасными
плечами. -- О, Макумацан! -- От заимствовала у старого зулуса наши имена. --
Я  сама  не  знаю,  что  делать  бедной  женщине, когда  жених грозит  мечом
завоевать  ее  любовь!  --  Из-под своих длинных  ресниц она бросила быстрый
взгляд на Куртиса. Затем мы встали из-за стола и перешли в другую комнату.
     -- Кватермэн, одно слово! -- оказал сэр Генри. -- Послушайте! Я никогда
не говорил об  этом, но вы, наверное,  догадались. Я  люблю Нилепту. Что мне
делать?
     К счастью, я более или менее занимался раньше этим вопросом и был готов
дать нужный ответ.
     -- Вы, Куртис, должны говорить с Нилептой  сегодня ночью! -- сказал  я,
--  Подойдите к ней  и  шепните, что  просите  ее придти в  полночь к статуе
Радемеса  в  конце  большого зала. Я  буду сторожить.  Теперь  или  никогда,
Куртис!
     Когда  мы вошли  в комнату,  Нилепта сидела,  сложив руки, с выражением
печали  на  милом  лице.  Несколько  в  стороне  от нее  Зорайя  и Гуд  тихо
разговаривали между собой.
     Было поздно. Я знал, что скоро, согласно своей привычке, королевы уйдут
к себе,  а сэру Генри не  удалось  сказать Нилепте  ни одного слова. Хотя мы
часто  видели царственных  сестер,  но они постоянно  были вместе.  Я  ломал
голову, придумывая, что бы сделать, как вдруг меня осенила блестящая мысль.
     -- Угодно ли  будет  королеве, --  сказал  я,  низко склонившись  перед
Зорайей,  -- что-нибудь  спеть нам? Наши сердца жаждут послушать твое пение!
Спой нам, царица ночи! (Царицей ночи прозвал Зорайю народ).
     -- Мои песни, Макумацан, не облегчат сердца! -- ответила Зорайя. -- Но,
если ты хочешь, я буду петь!
     Она встала, подошла к  столу, на котором лежал инструмент, вроде лютни,
и взяла несколько аккордов. Вдруг, словно из  горла птицы, полились звуки ее
глубокого голоса, полные дикой нежности, страсти и печали, с таким тоскливым
припевом, что кровь застыла в моих жилах.  Серебристые  ноты  лились и таяли
вдали,  и  снова  нарастали и  оживали,  тоскуя мировой  печалью,  оплакивая
потерянное счастье.  Это было чудное пение, хотя  мне  некогда  было слушать
его. Я все-таки запомнил слова и  перевел их, насколько можно  перевести эту
своеобразную песню.

     Песня Зорайи

     Горемычная птица, потерявшая дорогу во мраке,
     Рука, бессильно поднятая перед лицом смерти,
     Такова -- жизнь! Жизнь, страстью ее дышит моя песня!
     Песнь соловья, звучащая несказанной нежностью,
     Дух, перед которым открыты небесные ворота,
     Такова любовь! Любовь, которая умрет, если ее крылья разбиты!
     Грозные шаги легионов, когда звуки труб сзывают их,
     Гнев бога бури, когда молнии бороздят мрачное небо,
     Такова власть! Власть, которая, в конце концов, обращается в прах!
     Жизнь коротка! Она скоро пройдет и покинет нас!
     Горькое заблуждение, сон, от которого мы не можем проснуться,
     Пока тихо подкрадется смерть и застигнет нас утром или ночью!

     Припев

     Ах, мир так прекрасен на заре, на заре, на заре!..
     Но красное солнце утопает в крови... утопает в крови!

     -- Скорее, Куртис! -- прошептал я, когда Зорайя начала второй куплет.
     -- Нилепта, -- произнес сэр Генри (мои нервы были так возбуждены, что я
слышал каждое слово), -- я должен говорить с вами сегодня ночью. Не откажите
мне, прошу вас!
     --  Как я могу говорить с тобой? -- отвечала  она, смотря  на него.  --
Королевы не свободны, как обыкновенные люди! Я окружена, за мной наблюдают!
     -- Выслушай меня, Нилепта! В полночь я буду  в  большой зале, у  статуи
Радемеса, у меня есть пропуск! Макумацан  и зулус будут сторожить. О, приди,
моя королева, не откажи мне!
     -- Не знаю, -- пробормотала она, -- завтра...
     Музыка кончилась, и Зорайя повернула голову.
     -- Я приду!  --  быстро сказала  Нилепта. -- Ради спасения жизни твоей,
смотри, не обмани меня!


        У СТАТУИ РАДЕМЕСА

     Была  ночь.   Глубокая  тишина   царила  над  городом.  Тайком,  словно
злоумышленники, сэр Генри, Умслопогас  и я пробирались  ко  входу  в тронный
зал. Часовой загородил нам дорогу. Я показал ему пропуск. Воин опустил копье
и пропустил нас.
     Так как  мы числились начальниками королевских телохранителей, то имели
свободное право входа  и выхода. Благополучно  достигли мы  зала. В нем было
пусто и тихо, и звук наших шагов разбудил эхо уснувших стен. Словно призраки
умерших,  скользили  мы  по огромному залу.  Меня  подавляла  эта  мертвящая
тишина.  Через высокие  отверстия  в  стене светили лучи  полного  месяца  и
ложились причудливыми узорами на черный мрамор пола. Серебристый луч упал на
статую  спящего Радемеса и на склоненного над ним ангела, озарив  прекрасные
черты его мраморного лица. Мы остановились у статуи и стали ждать. Сэр Генри
и я стояли вместе, Умслопогас в нескольких шагах от нас,  в темноте, так что
я мог различить только очертания его фигуры, опиравшейся на топор.
     Мы ждали так долго, что я задремал  и проснулся от звука, доносившегося
откуда-то издалека,  словно статуи,  стоявшие  вдоль стен, начали  шептаться
между собою. Это был легкий шелест  женской одежды, который все приближался.
Мы могли  видеть  человеческую  фигуру,  крадущуюся в лучах месяца,  слышали
мягким  стук сандалий.  Черный  силуэт зулуса  поднял  руки кверху,  в  знак
приветствия, и вот Нилепта стояла перед нами.
     Как прекрасна она была, озаренная лучами месяца! Рука ее была прижата к
сердцу, и белая грудь тяжело дышала. На голове ее был наброшен вышитый шарф,
скрывавший   ее  прелестное  лицо.  Как  известно,  красота  становится  еще
обаятельнее, если она наполовину скрыта! Она стояла в нерешимости, кроткая и
тихая, и скорее  походила на ангела, чем на живую, любящую женщину! Мы низко
склонились перед ней.
     -- Я пришла, -- прошептала она, -- но это большой  риск! Вы знаете, как
меня  стерегут! Жрецы следят  за мной, Зорайя следит за мной своими большими
глазами. Даже моя стража шпионит за мной. Наста также  сторожит  меня! Пусть
его сторожит,  пусть!  --  она топнула ногой. -- Пусть  его! Я  -- женщина и
сумею провести его.  Да,  я  -- королева и  могу отомстить  за  себя!  Пусть
следит! Вместо  того, чтобы отдать ему мою руку, я возьму его голову! -- она
закончила свою  речь  легким  рыданьем, потом очаровательно улыбнулась нам и
засмеялась.
     -- Ты велел мне придти сюда, мой лорд Инкубу (Куртис научил ее называть
его так). Вероятно, у тебя какое-нибудь государственное дело, я знаю, у тебя
в голове великие идеи и планы для блага моего народа. Как королева, я должна
была придти  к тебе,  хотя боюсь темноты! -- Она снова  засмеялась и бросила
кокетливый взгляд на сэра Генри.
     Я подумал,  что государственное дело неудобно слушать  непосвященным  и
хотел  отойти  подальше,  но Нилепта  не позволила мне  далеко  уйти,  боясь
неожиданности, так что я невольно слышал каждое слово.
     -- Нилепта! -- сказал сэр Генри. -- Вы знаете, о чем я хотел говорить с
вами здесь! Нилепта, не время шутить. Выслушайте меня. Я люблю вас!
     Когда он произнес эти слова, я видел, как изменилось ее лицо. Кокетство
исчезло с него,  и любовь озарила его новым светом и сделала похожим на лицо
мраморного ангела. Я невольно подумал, что, быть может, пророческий инстинкт
Радемеса внушил ему  сделать  черты ангела  сходными с  лицом его приемницы,
королевы Нилепты!  Вероятно,  сэр Генри также подметил это  сходство  и  был
поражен  им,  потому  что, взглянув  на лицо  Нилепты, он перевел  взгляд на
озаренную лунным светом статую.
     -- Ты говоришь, что любишь меня! -- сказала тихо Нилепта. -- Твой голос
звучит правдой,  но как я могу  знать, --  что ты говоришь правду? Хотя я --
ничто в глазах лорда, --  продолжала она с гордым смирением, приседая  перед
ним,  -- лорд  происходит от чудесного  народа, перед  которым  мой народ --
глупые дети, а я его глупая королева! Но если я начну биться, то сотни тысяч
копий сверкнут за  мной, как звезды на небе! Хотя в глазах лорда моя красота
не особенно велика, -- она подняла свой вышитый шарф и снова присела,  -- но
среди  моего народа  меня считают красивой, и много знатных лордов ссорились
из-за меня! Они гонялись за мной, как голодные волки за оленем... Пусть лорд
Инкубу  простит, если  я надоедаю  ему,  но ему  угодно было сказать, что он
любит  меня, Нилепту, королеву Цу-венди!  На это  я скажу ему, что хотя  моя
любовь и моя рука не имеют большой ценности  в глазах лорда Инкубу, но их не
так-то  легко  получить!  О, как  я могу знать, что  ты действительно любишь
меня? -- воскликнула она вдруг зазвеневшим голосом. -- Как я могу знать, что
не надоем  тебе, и  ты не уедешь домой, оставив меня в отчаянии?  Кто скажет
мне, что ты не любишь другую прекрасную, неизвестную мне женщину, на которую
теперь также льет свои лучи серебристый  месяц? Скажи мне, как я могу узнать
это?  -- она сжала свои руки, протянула их вперед и вопросительно смотрела в
лицо сэра Генри.
     -- Нилепта! -- заговорил  сэр Генри. -- Я сказал тебе, что  люблю тебя!
Как могу я сказать,  насколько  сильна любовь моя к тебе? Разве любовь можно
измерить? Я не уверяю тебя,  что никогда не любил других  женщин, но говорю,
что люблю тебя всем моим существом,  всей моей  силой. Я люблю тебя теперь и
буду любить до самой смерти, думаю, и после смерти, и всегда. Твои голос  --
лучшая музыка для моих ушей, твое прикосновение -- вода для жаждущей страны!
Когда а вижу  тебя --  мир кажется мне прекрасным,  когда тебя нет, то  свет
меркнет для меня!  О,  Нилепта, я никогда не покину  тебя! Для тебя, дорогая
моя, я забуду мою  родину,  мой  народ,  отчий дом,  я отказываюсь от всего!
Около  тебя хочу я  жить, Нилепта,  около  тебя и  умереть! -- он замолчал и
серьезно  смотрел на нее. Нилепта  поникла головой, как лилия, и молчала. --
Посмотри!  -- продолжал  сэр  Генри,  указывая  на статую, озаренную  лучами
месяца, -- ты видишь эту женщину с ангельским  лицом?  Ее рука  покоится  на
челе  спящего человека, и от  этого прикосновения душа  его  загорается, как
фитиль лампы  от  огня. Так и  мы с  тобой, Нилепта! Ты разбудила мою душу и
зажгла ее,  Нилепта, и теперь  эта  душа принадлежит  тебе, одной  тебе! Мне
нечего больше говорить. Моя жизнь в твоих  руках! -- он оперся на  пьедестал
статуи, очень бледный, с горящими глазами, но гордый и красивый.
     Нилепта  медленно  подняла  голову и устремила  свои чудесные глаза,  в
которых  светилась страсть, на его  лицо, словно  хотела все прочитать в его
сердце.
     -- Я, слабая женщина, я верю тебе! -- заговорила она, сначала медленно,
потом быстрее, серебристым голосом.  --  Страшный будет день для тебя  и для
меня,  когда судьба  покажет  мне, что  поверила  лживому  человеку!  Теперь
выслушай  меня,  человек,  приехавший  издалека, чтобы украсть  мое сердце и
сделать  меня  своей собственностью! Вот тебе  моя  рука! Мои  губы, которые
никогда не  целовали мужчину,  коснутся твоего лба. Клянусь тебе моей рукой,
этим первым  поцелуем, благоденствием моего народа, моим троном, именем моей
династии, священным камнем и  вечным величием  солнца, --  клянусь,  что для
тебя одного буду жить и с тобой хочу умереть. Клянусь, что буду любить тебя,
тебя одного до самой смерти! Твои слова будут законом  для меня,  твоя, воля
--  моей  волей, твое  дело -- моим  делом! О, мой  господин! Ты видишь, как
смиренна  моя  любовь!  Я, королева, преклоняю  колено перед  тобой, к твоим
ногам я приношу дань моей любви, мою веру в тебя, мое уважение!
     Страстное,   любящее   создание  бросилось   на   колени   перед  своим
возлюбленным,  на холодный  мрамор пола.  Я не знаю, что  случилось  дальше,
потому что не слушал более, а отошел к старому зулусу и оставил их вдвоем.
     Я нашел старого воина в  углу. Он опирался на свой топор и наблюдал всю
сцену с мрачной улыбкой.
     --  Ах, Макумацан!  -- сказал он. --  Я становлюсь старым, но не думаю,
чтобы кто-нибудь научился  понимать  вас,  белых  людей!  Посмотри  на  них!
Прекрасная пара голубей. Но зачем это  все? Ему нужна  жена,  ей  нужен муж,
почему  он не хочет заплатить выкуп  за нее и покончить дело? Было бы меньше
хлопот, и мы бы отлично спали теперь. Они  все  говорят, говорят и целуются,
целуются, целуются, словно безумные!
     Через  три  четверти часа "пара голубков" присоединилась к нам.  Куртис
выглядел  совсем блаженным,  а  Нилепта  удивительно  спокойной.  Грациозным
жестом она  взяла мою руку  и сказала, что я  лучший друг  ее "господина"  и
дороже  всех для нее. Потом  она  взяла топор  Умслопогаса и с  любопытством
разглядывала его, заметив, что он может быть очень полезен, защищая ее.
     Потом она кокетливо кивнула нам головой и, бросив нежный взгляд на сэра
Генри, скользнула в темноту и исчезла, как прекрасное виденье.
     Благополучно, без  всяких  приключений,  добрались  мы до своих комнат.
Куртис спросил меня шутливо, что я думаю обо всем этом.
     -- Удивляюсь, -- ответил я,  --  каким  образом некоторые  люди находят
прекрасных  королев  и  влюбляются  в  них в  то время, как другие вовсе  не
находят  никого,  или еще хуже!  Думаю  также,  сколько человеческих  жизней
погибнет ценой сегодняшней ночи!
     Это было  гадко с  моей  стороны, я  знаю, к сожалению, не все  чувства
замерли во мне с годами,  и я не мог подавить в себе зависти к моему старому
другу. Суета, дети мои, суета сует!
     На следующее  утро Гуду рассказали о счастливом происшествии, и он весь
засиял улыбками. Начиная со рта, эта улыбка расползлась по всему его лицу до
стеклышка в глазу. Дело  в том, что Гуд сильно  обрадовался известию, но  из
своих  личных интересов. Он  обожал  Зорайю  также  глубоко,  как сэр  Генри
Нилепту.  Но  мне казалось,  что  клеопатроподобной королеве Куртис нравился
более, чем Гуд. Все-таки Гуду было очень приятно  узнать, что  его невольный
соперник совершенно увлечен в другую  сторону. В это утро  мы опять стояли в
тронном  зале.  Я  невольно  улыбнулся,  сравнивая  наш  визит  с  последним
посещением,  и думал, что, если бы стены  могли  говорить,  сколько странных
вещей могли бы рассказать они!  Женщины  -- удивительные актрисы!  Высоко на
своем  золотом  троне  в  белоснежном  царском  одеянии,  сидела  прекрасная
Нилепта.  Когда  сэр Генри вошел  в зал, несколько запоздав, одетый в  форму
начальника королевской стражи,  и смиренно поклонился  ей, она  ответила ему
небрежным кивком головы и отвернулась. Двор  был в полном составе. Не только
церемония провозглашения законов  привлекла такую  массу сановных людей, но,
главное,  слух,  что  Наста  будет публично просить  руки королевы. Зал  был
переполнен. Тут  были жрецы с Эгоном во главе, который смотрел на нас  злыми
глазами, большое число знатных людей с бриллиантовыми украшениями на одежде,
и среди них Наста, задумчиво поглаживавший свою черную бороду.
     Это  было  блестящее зрелище! Когда  офицер читал вслух новый закон, по
знаку,  поданному  королевами, громко  звучали трубы,  и  королевская стража
отдавала  салют,  звеня копьями  по  полу.  Вся  процедура  тянулась  долго,
наконец, окончилась.  Последний закон гласил "некоторые знатные чужестранцы"
и т.д. и жаловал их чинами "сановников"  страны, вместе с военными почестями
и огромными правами и преимуществами, дарованными нам королевами. Когда этот
закон был прочитан, снова загремели трубы, копья зазвенели о  мраморный пол,
и я видел, что  некоторые сановники отвернулись и начали шептаться, а  Наста
стиснул зубы. Им, очевидно, не нравились  милости, оказанные  нам,  которые,
собственно говоря, сыпались на нас неожиданно и были не совсем естественны.
     После короткой паузы Наста  выступил вперед и смиренно,  хотя глаза его
вовсе   не  выражали   смирения,  просил  руки  королевы  Нилепты.   Нилепта
повернулась к нему, несколько побледнев, грациозно  поклонилась и только что
хотела  ответить  ему, как великий жрец Эгон выступил вперед  и красноречиво
указал на массу  выгод, связанных с  этим  предполагаемым браком. Этот  брак
укрепит  королевство,  --  говорил  Эгон,  -- потому что  владения  Насты, в
которых  он  был настоящим  королем,  по отношению  к Цу-венди, представляли
собой  то  же, что Шотландия  по отношению  к  Англии. Как приятно исполнить
желание горцев, быть популярной королевой среди  солдат, так  как Наста  был
заслуженным генералом! Как прочно утвердится династия на троне и призовет на
себя благословение солнца в лице его смиренного служителя Эгона!
     Некоторые яз аргументов жреца были, несомненно, справедливы, и  с точки
зрения политики многое говорило за  этот брак. Но, к несчастью, трудно вести
политическую игру с молодыми и красивыми  королевами,  даже если  они и были
только хорошенькими  костяными шахматами в руках жрецов! Лицо  Нилепты, пока
Эгон говорил свою речь, было достойно изучения.  Она улыбалась, но под  этой
улыбкой  чувствовалась каменная  холодность,  и  глаза  ее  горели  зловещим
огоньком.
     Наконец, он  замолчал, Нилепта приготовилась отвечать, как вдруг Зорайя
наклонилась к ней и достаточно громко сказала ей:
     --  Подумай хорошенько,  сестра,  прежде  чем  ответить;  мне  кажется,
прочность нашего трона зависит от твоих слов!
     Нилепта молчала. Зорайя пожала плечами и, улыбаясь, откинулась назад.
     -- Поистине, большая честь  выпала на  мою долю, -- произнесла Нилепта,
--  мне не только предлагают  замужество,  но Эгон был так  добр, что обещал
благословение солнца на мой брак! Может быть, в другое время я и согласилась
бы... Наста, благодарю тебя! Я буду помнить о твоих словах,  но теперь я  не
помышляю  о замужестве,  как о кубке с вином, вкус которого никто не  знает,
пока не испробует. Еще раз благодарю тебя. Наста!
     Она сделала движение, словно хотела встать.
     Лицо Наста побледнело от  ярости, так  как он понял, что слова королевы
были окончательным отказом.
     -- Благодарю тебя, королева, за твои милостивые слова!  -- произнес он,
с  трудом  сдерживаясь. --  Мое  сердце будет  свято хранить  их!  Теперь  я
обращаюсь  с  другой  просьбой,  --  позволь  мне   оставить  королевство  и
отправиться к себе, в мою бедную страну, на север, до тех пор, пока королева
не  скажет мне  -- да или  нет!  Может быть, -- прибавил он с насмешкой,  --
королеве угодно будет навестить меня и привести с собой этих иностранцев! --
он  кивнул на  нас. --  Правда, наша страна бедна  и груба, но наши горцы --
отважная   раса!   Тридцать   тысяч   людей,  вооруженных   мечами,   явятся
привествовать королеву!
     Эти вызывающие  слова  Насты  были  встречены полным молчанием. Нилепта
вспыхнула.
     -- О, я наверное  приеду, Наста,  и со мной иностранные лорды! -- гордо
ответила она. -- И для каждого из твоих горцев, которые зовут тебя князем, я
-- законная королева! Тогда увидим, кто из нас сильнее! Пока прощай!
     Зазвучали трубы.  Королевы встали, и собрание разошлось  в  смущении. Я
шел домой с тяжелым сердцем.
     Несколько недель прошли спокойно. Куртис  и Нилепта встречались редко и
принимали  все  предосторожности,  чтобы скрыть свою любовь. Но, несмотря на
это,  молва уже началась  и жужжала повсюду,  как  муха, попавшая  к  темную
комнату.


        БУРЯ НАЧИНАЕТСЯ

     Маленькое облачко на  нашем  горизонте превратилось  в  тяжелую мрачную
тучу, -- Зорайя любила сэра Генри! Я знал, что буря приближается, бедный сэр
Генри также понимал это.  Любовь прекрасной и высокопоставленной  женщины не
такая вещь, которую легко скрыть, а в  положении сэра Генри она была тяжелым
бременем.
     Начать  с  того,  что  Нилепта,  несмотря  на  всю обаятельность, имела
довольно ревнивый характер и была способна излить свое негодование на голову
своего возлюбленного. Наконец, вся  эта таинственность отношений к  Нилепте,
усиленные предосторожности надоели сэру Генри и побудили его положить  конец
фальшивому положению дел и сказать Зорайе, конечно, частным образом,  что он
будет супругом  ее  сестры. Счастье сэра Генри было отравлено сознанием, что
Гуд честно и глубоко привязался к прекрасной, но  зловещей королеве. В самом
деле, наш Бугван исхудал и походил на  тень прежнего толстого капитана,  его
лицо  так вытянулось, что стеклышко едва держалось к глазу.  Зорайя небрежно
кокетничала с  ним, ободряла его, держала  при  себе, несомненно, видя в нем
только жертву своей красоты. Я пытался предостеречь его, насколько  возможно
деликатнее,  но он убежал от  меня и не хотел слушать. Бедный Гуд был просто
смешон в своей любви и проделывал всевозможные глупости,  надеясь  завоевать
благосклонность Зорайи.  Однажды он  написал, -- конечно,  с  помощью  наших
почтенных  наставников, --  длинные любовные стихи, припев которых: "Я  хочу
целовать тебя, я хочу целовать тебя!" повторялся беспрестанно.  Среди народа
Цу-венди  существует  обычай, в силу  которого молодые люди поют ночью дамам
серенады! Серенады  могут  быть в  шутливом  тоне,  но даже женщины  высшего
сословия  не обижаются  на это  и принимают так  же, как  английские девушки
любезный  комплимент.  Гуд  решил  спеть  серенаду Зорайе,  комнаты  которой
находились  как  раз  напротив  наших,  в  отдаленном  конце  узкого  двора,
разделявшего  дворец на  две половины.  Вооружившись чем-то  вроде лютни, на
которой  он играл  благодаря умению играть на гитаре,  он  дождался  ночи --
самый подходящий  час  для  кошачьих  концертов  и  любовных серенад,  --  и
отправился под окна Зорайи. Я только  что начал засыпать, но скоро проснулся
-- у Гуда  ужаснейший голос  и ни малейшего  понятия о пении, -- и побежал к
окну узнать,  в чем  дело. Озаренный лучами  месяца,  стоял  Гуд с  огромным
страусовым пером  на  шляпе,  в  развевающемся шелковом  плаще,  и пел  свои
ужасные стихи с потрясающим аккомпаниментом.  Из помещений прислужниц Зорайи
донеслось хихиканье, но в комнатах Зорайи, -- я искренне пожалел бы ее, если
бы  ей пришлось выслушать  эту  серенаду,  --  царила тишина. Ужасное  пение
продолжалось без конца.  Наконец, мы, -- я  и сэр Генри,  которого я  позвал
любоваться зрелищем, --  не могли выносить более. Я  высунул голову в окно и
крикнул:
     -- Ради неба, Гуд, оставьте, поцелуйте ее и дайте нам спать!
     Мои слова подействовали, и серенада прекратилась.
     Это был единственный смехотворный  инцидент в  нашей трагедии!  Юмор --
весьма ценная принадлежность жизни и действует очень благотворно на человека
в тяжелые минуты его жизни!
     Чем дальше старался держаться сэр Генри, тем благосклоннее относилась к
нему  Зорайя. По  какой-то странной  случайности, она не  знала о  настоящем
положении дел, и я со  страхом ожидал  момента  ее пробуждения.  Зорайя была
опасная женщина,  с ней  шутить было нельзя.  Наконец  этот  ужасный  момент
настал. В один  прекрасный день Гуд уехал на охоту, а я и сэр Генри сидели и
беседовали,  как вдруг  появился  слуга  с  запиской, которую  мы  с  трудом
разобрали. Записка гласила, что королева Зорайя требует к себе лорда Инкубу,
которого податель записки проведет в ее аппартаменты.
     -- Честное слово, это ужасно! -- простонал сэр  Генри. -- Не  можете ли
вы пойти вместо меня, старый дружище?
     -- Нет,  не могу!  -- ответил  я. -- Я  с  большим удовольствием  пойду
навстречу раненому слону. Позаботьтесь сами о своих делах, мой милый! Любите
кататься,  любите и саночки  возить! Я не  хотел бы быть  на вашем  месте за
целое королевство!
     -- Это напоминает мне школьное время, когда я шел ложиться под розгу, а
мальчики утешали меня! --  произнес  сэр Генри мрачно. -- Желал  бы я знать,
какое право имеет королева требовать меня к себе? Мне не хочется идти!
     -- Но вы  должны  идти! Вы -- королевский офицер и обязаны повиноваться
ей! Она отлично знает это. Потом, все это скоро объяснится!
     -- Вот это вы должны были мне сказать прежде всего! Надеюсь, что она не
зарежет меня. Я уверен, что она способна на все!
     Он ушел нехотя и весьма недовольный.
     Я сидел и ждал. Он вернулся через 45 минут и выглядел очень печально.
     -- Дайте мне выпить чего-нибудь! -- сказал он мне хриплым голосом.
     Я налил ему вина и спросил, в чем дело.
     --  В чем дело? Я  отправился прямо в комнаты Зорайи. Чудесные комнаты!
Она сидела одна, на шелковом ложе, играя на своей лютне. Я остановился перед
ней и стоял долго, пока она  обратила на  меня внимание, так  как продолжала
играть и  напевать. Как хорошо она  поет! Наконец, она взглянула на  меня  и
улыбнулась.
     -- Ты пришел? -- произнесла она. -- Я думала, что ты хлопочешь по делам
Нилепты.  У тебя  всегда какие-то  дела  с ней, и я не сомневаюсь, что ты --
верный и честный слуга!
     Я поклонился и сказал, что явился по приказанию королевы.
     --  Да,  я  хотела  поболтать с  тобой. Садись! Мне надоедает  смотреть
вверх, -- ты так высок!
     Она указала мне место подле себя и села так, чтобы видеть мое лицо.
     -- Мне не годится сидеть рядом с королевой! -- сказал я.
     -- Я сказала  --  садись!  --  был ее  ответ. Я  сел, и  она  принялась
смотреть  на  меня своими темными  глазами, Зорайя сидела  неподвижно,  тихо
роняя слова, и все время смотрела на меня. Она походила на белый, прекрасный
цветок!  Черные волосы оттеняли ее бледное, красивое лицо! Наконец, не  знаю
отчего,  от ее ли  взгляда, или  от благоухания ее волос, я чувствовал  себя
точно под гипнозом. Голова у меня начала кружиться.
     Вдруг она встала.
     -- Инкубу, -- произнесла она, -- любишь ли ты власть?
     Я отвечал, что люблю богатство, потому что оно делает человека сильным.
     -- У тебя будет богатство! Инкубу, любишь ли ты красоту?
     На это я  возразил,  что  люблю  прекрасные статуи, прекрасные  здания,
картины! Она нахмурилась и замолчала. Нервы мои были так возбуждены,  что  я
дрожал, как лист. Я  чувствовал, что должно случиться нечто  ужасное,  и был
беспомощен!
     -- Инкубу!  -- произнесла она.  -- Хочешь ли  ты быть королем? Выслушай
меня. Хочешь ли ты быть королем?  Чужестранец! Я  хочу  сделать тебя королем
Цу-венди и супругом королевы  Зорайи! Слушай! Никогда, ни одному  мужчине не
открывала  я моего сердца, а тебе, иностранцу, говорю это без стыда и готова
все отдать тебе и знаю, что тебе трудно самому говорить об этом! У твоих ног
лежит корона, мой Инкубу, и женщина, которую многие желали бы назвать своей!
Отвечай мне, избранник мой! Пусть слова твои ласкают мои слух!
     --  О,  Зорайя!  --  сказал  я.  --  Не  говори  так,  прошу  тебя! Это
невозможно!  Я  обручился с твоей  сестрой Нилептой, Зорайя, и люблю ее,  ее
одну!
     Пока я говорил, Зорайя  закрыла  лицо руками. Когда она отняла руки  от
лица, я отскочил  назад.  Это лицо было бело,  как  мел, а глаза  ее  метали
молнии. Она встала  и,  что ужаснее всего,  казалась почти спокойной на вид.
Один раз она взглянула на кинжал, лежавший на столе, словно собиралась убить
меня, но не тронула его. Одно только слово вырвалось у нее.
     -- Уходи!
     Я ушел,  довольный, что дешево отделался. Дайте  мне еще вина, вино  --
хороший товарищ! И окажите, что мне делать?
     Я покачал головой. Дело было серьезно.
     -- Нужно  сказать  обо  всем  Нилепте, -- сказал я.  -- И  я  лучше вас
расскажу  все  ей. Она может  заподозрить вас!  Кто  из  нас будет стоять на
страже сегодня ночью?
     -- Гуд!
     --  Отлично! Тем менее шансов, что  Нилепта узнает что-либо! Не глядите
так удивленно! Я думаю, что Гуду надо сказать о случившемся!
     -- Не знаю! -- сказал сэр Генри. -- Это оскорбит его  чувства. Бедняга!
Он глубоко увлечен Зорайей!
     -- Это правда! Пожалуй, пока не будем говорить ему! Он скоро узнает всю
правду. Теперь вспомните  мои  слова.  Зорайя соединится  с Настой, и у  нас
будет такая война, какой давно не было  здесь! Посмотрите,  -- я указал сэру
Генри на двух придворных вестников, которые вышли из комнат Зорайи. -- Идите
за мной! -- Я побежал по лестнице на верхнюю башню, взяв  с собой зрительную
трубу,  и  стал  смотреть  через  стену дворца.  Я увидел  одного  вестника,
направлявшегося к храму,  очевидно,  с приказанием  Зорайи  к  жрецу  Эгону,
другой сел на коня и поскакал к северу.
     --  Зорайя  --  умная  женщина!  --  сказал  я.  --  Она  сразу  начала
действовать.  Вы  оскорбили  ее,  мой  милый,  и человеческая кровь польется
рекой,  пока это оскорбление  не смоется! Ну, я  иду к  Нилепте!  Останьтесь
здесь, мой друг, и успокойте свои нервы! Нам они будут нужны, уверяю вас, не
даром же я 50 лет наблюдал человеческую природу!
     Я пошел и получил аудиенцию у королевы.
     Она поджидала Куртиса и не особенно обрадовалась, увидев меня.
     -- Что-нибудь случилось с Инкубу, Макумацан? Он болен?
     Я ответил, что он здоров и, немедля, рассказал ей всю историю от начала
до конца. О, в какую ярость пришла она! Надо было только видеть ее!
     --  Как смеешь  ты  рассказывать мне сказки? --  вскричала она.  -- Это
ложь. Я не верю, что мой Инкубу высказывал любовь к Зорайе, моей сестре!
     -- Прости, королева,  -- ответил я, -- я сказал, что Зорайя любит лорда
Инкубу!
     -- Не шути словами! Разве это не одно и то же? Один отдает свою любовь,
другой берет! Зорайя! Я ненавижу  ее, хотя она -- королева и моя сестра! Она
не упала бы так низко, если бы он не  показал  ей путь! Правду говорит поэт:
человек подобен змее, прикосновение к нему -- ядовито!
     -- Замечание  твое,  королева,  прекрасно,  но  ты неверно  истолковала
поэта! Нилепта, -- продолжал я, -- ты  знаешь, что говоришь вздор, а  у  нас
нет времени для глупостей!
     -- Как ты смеешь? -- прервала она, топнув ногой. -- Разве мой фальшивый
Инкубу прислал тебя,  чтобы ты нанес мне  оскорбление?  Кто ты, чужестранец,
что осмеливаешься так говорить со мной, с королевой? Как ты осмелился?
     -- Да,  я  осмелился. Выслушай меня,  Нилепта. За эти минуты  ненужного
гнева ты можешь  заплатить короной и  нашей жизнью! Посол Зорайи поскакал  к
северу призвать к оружию горцев! Через три дня Наста явится сюда, как лев за
добычей,  рев которого разнесется  по  всему северу.  У "Царицы ночи" нежный
голос, и  она  не напрасно  пела свои  песни. Ее знамя поднимется над рядами
войск,  а воины понесутся, как пыль под ветром, и повторят ее победный клич.
В каждом городе жрецы восстанут  против чужестранцев и возбудят народ! Я все
сказал, королева!
     Нилепта была теперь почти спокойна, ее ревнивый  гнев прошел. Она снова
была любящей женщиной-королевой, с умом и  с сильной волей, думающей о своем
народе.
     Превращение было внезапное, но полное.
     --  Твои слова справедливы, Макумацан, прости мне мое безумие! О, какой
королевой  была бы я,  если бы не  имела сердца! Не  иметь сердца --  значит
победить  все  и  всех! Страсть  подобна молнии, она  прекрасна и превращает
землю в небесный рай, но она ослепляет!
     -- Ты думаешь, что моя сестра Зорайя начнет войну против меня? Пусть! У
меня есть друзья и  защитники! Их много, и с криком  "Нилепта" они пойдут за
мной, когда начнется война, когда огни заблестят на утесах гор! Я разобью ее
силы и  уничтожу  войско.  Вечная  ночь  будет уделом  Зорайи!  Дай мне этот
пергамент  и чернила. Так. Теперь  пошли мне офицера из той комбаты!  Это --
верный человек!
     Я сделал,  что мне  было  приказано. Вошел  человек,  ветеран, по имени
Кара, и низко склонился перед королевой.
     -- Возьми этот пергамент! -- сказала Нилепта. -- Это полномочие! Встань
на страже у комнат моей  сестры Зорайи, королевы Цу-венди, не впускай никого
выходить оттуда и входить туда! Или ты заплатишь жизнью своей за это!
     Человек был, очевидно, удивлен.
     -- Приказание королевы будет  исполнено!  -- сказал он и  ушел. Нилепта
послала за сэром Генри, который явился,  очень опечаленный и расстроенный. Я
думал,  что между ними последует  вспышка,  но женщины  удивительный  народ!
Нилепта не  упомянула  ни слова  о  Зорайе, дружески кивнула  ему головой  и
сказала, что послала за ним, чтобы посоветоваться о важном деле.
     В то же время в  ее взгляде  на него, в  ее обращении  было что-то, что
заставило меня думать, что Нилепта  не забыла своего гнева,  но отложила его
до удобного случая.
     Скоро вернулся  офицер  и доложил, что Зорайя  ушла.  Птичка  улетела в
храм.  Среди  Цу-венди  существовал обычай, чтобы знатные дамы --  проводили
ночи в храме, перед алтарем, размышляя и обдумывал свои дела. Мы значительно
посмотрели друг на друга.
     Удар нанесен был слишком скоро.
     Затем  мы принялись за дело. Сейчас же собрались начальники и генералы,
которым  даны были нужные инструкции.  То же самое  было сказано сановникам,
державшим сторону Нилепты. Несколько приказаний было  разослано в отдаленные
города,  и  двадцать  послов  поспешно отправились  к различным  начальникам
отдельных кланов с письмами. Разведчики были разосланы повсюду.
     Весь  день и вечер мы  работали сообща, с помощью доверенных писцов,  и
Нилепта выказала много ума и энергии, которые удивили меня.
     Было восемь часов, мы вернулись к себе.
     Здесь мы узнали  от Альфонса, который был  очень  огорчен нашим поздним
возвращением, так как приготовленный  им  обед перепрел, что Гуд вернулся  с
охоты  и отправился на свой пост. Страже  и часовым отданы  были  все нужные
приказания,  и так как неминуемой опасности не предвиделось, то  мы  мельком
сказали  Гуду  о  происшедшем и,  закусив  немного,  вернулись  к прерванной
работе.  Куртис  сказал  старому  зулусу, чтобы  он находился  где-нибудь по
соседству с  комнатами Нилепты. Умслопогас хорошо  знал дворец, так  как, по
приказу королевы, ему дозволено было входить и выходить из дворца, когда ему
хотелось. Этим позволением королевы  он  часто  пользовался  и бродил ночью,
целыми часами, по залам дворца. Зулус, не возразив ни слова, взял свой топор
и ушел, а мы легли спать.
     Я  заснул,   как  вдруг  проснулся  от  какого-то  странного  ощущения,
чувствуя, что  в комнате  кто-то был и  смотрел на меня. Каково  же было мое
удивление, когда,  при  свете зари,  я  увидел мрачную  фигуру  Умслопогаса,
стоявшего у моего ложа.
     -- Давно ли ты здесь?  -- спросил я резко, потому  что не очень приятно
просыпаться таким образом.
     -- Может быть, около получаса, Макумацан. Мне надо сказать тебе!
     -- Говори!
     -- Когда мне велели ночью сторожить комнаты белой королевы, я спрятался
за  столб  во  второй  комнате, около  спальной. Бугван  (Гуд) был в  первой
комнате, а около занавески стоял часовой. Я прокрался туда,  и меня никто не
виде.).  Прождал  я  много  часов,  как вдруг  увидал  темную  фигуру,  тихо
двигавшуюся ко мне. Это  была  женщина и в  руке держала кинжал. За женщиной
крался  другой  человек,  которого она не заметила. Это был Бугван.  Он снял
башмаки и шел по ее следам. Женщина прошла мимо меня, и я видел ее лицо.
     -- Кто же это был? -- спросил я.
     -- Лицо принадлежало царице ночи! -- Справедливое название -- настоящая
царица ночи! Я ждал. Бугван также прошел мимо меня! Я  последовал за ним. Мы
шли тихо, беззвучно, друг за другом, сначала женщина, потом Бугван, потом я.
Женщина  не  видела Бугвана, а Бугван не  видел  меня.  Наконец, царица ночи
остановилась у занавеса, возле спальной комнаты белой королевы, вошла  туда.
За ней  Бугван  и я. В  дальнем  конце комнаты тихо  и  крепко  спала  белая
королева. Я  слышал ее дыхание и видел белую, как снег, руку, лежавшую около
головы. Царица ночи подняла свой нож  и подкралась к постели. Ей не пришло в
голову  обернуться  назад.  Но  Бугван  дотронулся  до  ее руки,  она  вдруг
повернулась, и я видел, как  блеснул нож. Хорошо, что Бугван  надел железную
рубашку, а то бы был убит. Когда Бугван разглядел женщину, он молча отскочил
назад. Она также  была удивлена и  не  сказала ни слова, но  вдруг приложила
палец к губам и  вышла из спальной вместе с Бугваном. Она прошла так близко,
что ее  платье коснулось меня, и мне хотелось убить ее. В первой комнате она
что-то говорила Бугвану шепотом, сжав руки, я не знаю, что.
     -- Потом они прошли во  вторую комнату и все говорили.  Мне показалось,
что  он хотел позвать стражу, но она остановила его и глядела на него своими
большими глазами, и он  был околдован ее красотой. Потом она протянула руку,
и  он поцеловал ее, а я собирался схватить ее,  заметив, что Бугван ослабел,
как женщина, и не знает, где добро и зло, как вдруг она ушла!
     -- Ушла? -- вскричал я.
     -- Да, ушла, а Бугван стоял у стены, как сонный  человек, а потом ушел.
Я подождал немного и пошел сюда!
     -- Уверен ли ты, Умслопогас, что не видел это все во сне сегодня ночью?
     В ответ он поднял левую руку и показал мне кинжал из тончайшей стали.
     -- Если  я  спал, Макумацан, то сон оставил мне этот нож. Он сломался о
железную рубашку Бугвана, и я подобрал его в спальне белой королевы!

        ВОЙНА

     Я велел  Умслопогасу подождать, кое-как оделся  и пошел с ним в комнату
сэра  Генри,  где  зулус  от слова  до  слева  повторил  свою  историю.  Как
исказилось лицо сэра Генри, когда он слушал.
     -- Святые небеса! -- воскликнул он. -- Я спал, а Нилепту едва  не убили
--  и все  из-за  меня!  Зорайя  -- опасный  враг!  Лучше  бы было,  если бы
Умслопогас убил ее на месте!
     --  Да,  да! --  произнес  зулус, --  не бойся. Я еще убью  ее.  Я ждал
удобной минуты!
     Я ничего не сказал, но невольно подумал о  том, сколько было бы спасено
человеческих жизней,  если бы Зорайю  постигла судьба, которую  она готовила
своей сестре! Дальнейшее показало, что я был прав.
     Умслопогас ушел завтракать, а я и сэр  Генри  начали толковать. Он  был
очень  раздражен  против  Гуда,  которому,  по  его  мнению,  нельзя  больше
доверять, так как он выпустил из рук Зорайю, вместо того, чтобы отдать ее  в
руки правосудия. Он говорил, отзываясь о Гуде очень резко.
     Я молчал, думая про себя, что мы умеем жестоко осуждать слабости других
и с нежностью относимся к своим собственным.
     -- Действительно, старый друг,  --  сказал я ему, -- слушая вас, трудно
подумать, что вчера вы  имели разговор  с этой дамой,  которую  осуждаете, и
сами находили почти невозможным устоять  против ее очарования,  несмотря  на
то,  что  любите и любимы прекраснейшей и нежнейшей женщиной  в целом  мире!
Предположите, что Нилепта пыталась бы убить Зорайю, и  вы поймали ее, и  она
просила бы вас не выдавать ее. Могли бы вы, с легким  сердцем, вести  ее  на
публичный  позор,  предать на сожжение? Посмотрите  на  дело  глазами  Гуда,
прежде чем называть старого друга подлецом!
     Сэр Генри выслушал  мои слова и откровенно  сознался,  что был жесток к
Гуду. Прекрасная черта  в характере  Куртиса, -- он  всегда готов сознаться,
если был несправедлив!
     Хотя я защищал Гуда, но все же отлично понимал все дело и знал, что  он
попал в весьма неприятное и неловкое положение! Была дикая, безумная попытка
убийства, и  он  выпустил из рук  убийцу,  позволив ей обезоружить  себя. Он
легко  мог сделаться  ее орудием, а что могло быть ужаснее  этого? Но  конец
должен быть один: Гуд оказал ей услугу, она, конечно, отвернулась от него, и
он вернется снова завоевывать потерянное самоуважение! Пока я  обдумывал все
это, я  услыхал крик во  дворе, различил голоса Умслопогаса и Альфонса. Один
яростно  ругался,  другой вопил.  Я побежал туда и  увидал смешное  зрелище.
Маленький француз  бегал но  двору,  а за ним, как охотничья собака, гонялся
зулус... Когда я подошел  к ним,  Умслопогас успел поймать  Альфонса, поднял
его  за ноги и пронес несколько шагов, прямо к густому цветущему кустарнику,
покрытому шипами, цветы которого несколько походили на гардению. Несмотря на
крики и вопли француза, зулус  спокойно  бросил его  в кустарник, так что на
виду  остались  только икры да пятки  ног.  Довольный своим поступком, зулус
сложил руки и стоял, мрачно созерцая ляганья Альфонса и слушая его вопли.
     -- Что ты делаешь? -- оказал я, -- Ты хочешь убить его? Тащи его сейчас
же из кустарника!
     Зулус  повиновался, схватив  несчастного  Альфонса за лодыжки  ног  так
сильно, что я боялся, не вывихнул ли он их, и одним толчком освободил его из
чащи  кустарника.  Смешно было  смотреть  на Альфонса!  Все платье  его было
усеяно колючками,  он был до крови исцарапан шипами, лежал на траве, вопил и
катался  по ней.  Наконец он  встал, проклиная Умслопогаса, клялся геройской
кровью своего деда, что отравит его и отомстит за себя. Потом я  узнал  суть
дела.  Обыкновенно  Альфонс  готовил похлебку Умслопогасу, которую он съедал
вместо  завтрака  в  углу  двора.  Эта похлебка,  по  обычаю  родины зулуса,
готовилась из тыквы, и  он хлебал ее деревянной  ложкой.  Но Умслопогас, как
все зулусы, не выносил  рыбы, считая  ее водяной змеей. Альфонс, подвижный и
любивший проказы и шутки, как обезьяна, отличный повар, решил заставить  его
есть рыбу. Он  накрошил мелко рыбы и смешал ее с похлебкой зулуса, который и
съел  ее всю, не заметив рыбы. К несчастью,  Альфонс не сумел сдержать своей
радости  и  принялся скакать  и прыгать  вокруг  дикаря, пока  Умслопогас не
заподозрил нечто и после внимательного исследования остатков похлебки открыл
"новую проказу буйволицы" и рассчитался с французом по-своему.
     Хорошо, что Альфонс не сломал себе шею при своем падении в кустарник! Я
удивлялся, что он позволил себе новую шутку, хотя знал по опыту, что "черный
господин" не любит шутить.
     Инцидент сам по себе  был неважен, но  я рассказываю его потому, что он
повлек за собой весьма серьезные последствия.
     Вытерев кровь  и помывшись, Альфонс ушел, проклиная Умслопогаса,  чтобы
опомниться и вернуть обычное  веселое  расположение духа. Когда он  ушел,  я
прочитал зулусу целую нотацию и сказал, что мне стыдно за него.
     -- ==Ах, Макумацан,  -- возразил он, -- ты не должен сердиться на меня,
потому  что здесь мне не  место! Я  соскучился  до  смерти, соскучился пить,
есть, спать и слушать  про  любовь! Я  не люблю эту жизнь в каменных  дамах,
которая отнимает силу у человека и превращает его  кровь в  воду,  а тело  в
жир. Я не  люблю белые одежды  изнеженных  женщин, звуки  труб и  ястребиные
охоты!
     -- Когда мы дрались с Мазаями в краале, тогда стоило жить, а здесь не с
кем и драться. Я  начинаю думать, что  умру от скуки и не подниму больше мой
Инкози-каас!
     Он взял топор и долго и печально смотрел на него.
     -- Ты  жалуешься? -- оказал  я. -- Ты хочешь крови? Дятлу нужно дерево,
чтобы долбить! В твои годы, стыдись, Умслопогас! Стыдись!
     --  Макумацан, я не  жалею  крови  и это лучше и  честнее вашего! Лучше
убить  человека  в честном  бою, чем высосать его кровь в купле,  продаже  и
ростовщичестве, по обычаю белых людей! Много людей я убил в бою, и никому не
побоюсь  взглянуть в лицо, многие из этих людей были друзьями, с  которыми я
охотно  покурил бы трубку. Ты -- другое дело. У тебя своя дорога, у меня  --
своя! Каждый идет к своему народу,  в  свое  родное место! Дикий  бык  хочет
умереть в лесистой стране, так и я, Макумацан!  Я груб и  знаю это, и  когда
кровь моя  разгорячится, я не помню,  что делаю! Но когда настает  ночь, ты,
наверное,  пожалел бы меня! Мрак охватывает меня, и я тоскую! В сердце своем
ты любишь меня, Макумацан, отец  мой, хотя  я -- ничтожная зулусская собака,
начальник  без крааля, бродяга и пришелец! И я люблю тебя, Макумацан, потому
что мы вместе состарились, между нами есть что-то, что крепко связывает нас!
--  он взял  снова  табакерку,  сделанную  из  старого  медного  патрона,  и
предложил мне табаку.
     С волнением я взял щепоть табаку. Это правда, -- я был очень привязан к
кровожадному  дикарю!  Я  не  могу  точно  определить, в  чем  состояла  его
привлекательность,  быть может, его честность  и  прямота  или  удивительная
ловкость и сила  подкупали меня. Это  было совершенно своеобразное существо.
Откровенно  говоря, среди  массы дикарей, которых  я знал,  я не встречал ни
одного, подобного  Умослопогасу.  Он был  очень умен и наивен,  как  дитя, и
обладал очень добрым сердцем. Во всяком случае,  я  очень  любил  его,  хотя
никогда не высказывал ему этого.
     -- Да,  старый волк! --  отвечал я. --  Твоя  любовь  -- странная вещь!
Завтра  ты  был бы  способен расколоть мне череп,  если бы я  стал на  твоей
дороге!
     -- Ты  говоришь правду, Макумацан, я сделал  бы это, если бы долг велел
мне,  но все  же не  перестал бы  любить  тебя!  Разве  здесь можно драться,
Макумацан? -- продолжал он насмешливым голосом,  --  Мне кажется только, что
обе королевы сердятся друг  на друга! Это  я думаю потому,  что видел ночью!
Царица ночи даже бросила свои кинжал!
     Я  объяснил ему,  что  королевы  серьезно  поссорились  из-за  Инкубу и
растолковал положение дел.
     -- Ах, так! -- воскликнул он в восторге. -- Значит, у  нас будет война.
Женщины  любят  нанести последний  удар и сказать последнее  слово  и,  если
начнут войну из-за любви, то не знают пощады, как раненая буйволица! Женщина
любит проливать  кровь  по своему  желанию. Собственными  глазами  я  дважды
убедился в этом.  О, Макумацан!  Мы увидим,  как будут  гореть эти  красивые
дома, и боевой  клич раздастся на  улице! Ну, я не напрасно пришел сюда! Как
ты думаешь, умеет этот народ сражаться?
     В это время к нам подошел сэр Генри,  а с другой стороны появился  Гуд,
бледный,  со  впалыми  глазами.  Минуту Умслопогас смотрел  на  него,  потом
поклонился ему.
     --  А,  Бугван! -- закричал  он. -- Инкоос приветствует тебя! Ты  плохо
выглядишь! Разве ты много охотился вчера? -- не дожидаясь ответа, он подошел
к Гуду. -- Слушай, Бугван, я расскажу тебе  историю об одной женщине! Будешь
слушать или нет?
     -- Жил один человек, который имел брата. Одна женщина любила его брата,
но  была  любима им  самим. Но  у  брата была любимая  жена, и  он не  хотел
смотреть на  эту женщину и смеялся  над ней! Тогда женщина, имевшая  горячее
сердце, захотела отомстить и сказала  тому, который любил ее: я  люблю тебя!
Начни войну против твоего  брата, и  я буду твоей  женой!  Он  знал, что это
ложь,  но,  благодаря  великой  любви к прекрасной женщине,  послушался ее и
начал  войну.  Много людей было убито. Тогда брат  послал к  этому  человеку
вестника со словами: за что ты хочешь убить меня?  Что я сделал тебе?  Разве
не любил я тебя с самого детства? Разве я не утешал тебя в горе, разве мы не
ходили вместе  на войну,  не  делили поровну добычу, скот,  девушек,  быков,
коров? За  что ты хочешь убить  меня, мои  любезный брат?  Тяжело  стало  на
сердце у человека, он поступил дурно, прекратил войну и жил мирно  вместе  с
братом  в одном  краале. Через  некоторое  время к  нему  пришла  любимая им
женщина и сказала: я забыла прошлое и хочу быть твоей женой!
     -- Он знал в  сердце своем, что  это опять ложь, и что женщина задумала
дурное дело, но он любил ее и взял в жены.
     -- В ту же самую ночь, когда они обвенчались, пока ее муж спал глубоким
сном, женщина встала,  взяла топор мужа, поползла к месту, где спал его брат
и убила его топором. Потом она проскользнула назад,  как насытившаяся кровью
львица, и положила топор около мужа. На рассвете послышался крик. Лусте убит
сегодня ночью! Народ вбежал к спящему человеку, и все увидели, что он  спит,
а около  него лежит  окровавленный топор. --  Это  он, наверное, убил своего
брата!  --  закричали все,  хотели схватить его и убить.  Но  он проснулся и
убежал и, встретив по дороге жену, которая была виновата во всем, убил ее.
     -- Но  смерть не стерла с лица земли всех ее злодеяний, и на мужа легла
вся тяжесть ее греха!
     -- Он был великий  начальник, славный  вождь,  а  когда бежал,  то стал
беглецом, бродягой  без крааля, без жены, имя которого с гневом произносится
на родине! Он умрет, как затравленный олень, далеко  от родины. От поколения
к поколению перейдет рассказ о том, как низкий предатель в темную ночь  убил
своего брата Лусте!
     Зулус умолк, и  я видел,  что он глубоко взволнован своим рассказом. Он
поднял свою опущенную голову и взглянул на Гуда.
     -- Этот человек -- я, Бугван! Да,  я этот беглец,  бродяга, погубленный
злой женщиной! Как  было со мной, так и ты будешь орудием, игрушкой женщины,
на  тебя падет тяжесть чужих  злодеяний. Слушай! Когда ты крался  за царицей
ночи, я шел  по  твоим следам! Когда она ударила тебя  ножом в спальне белой
королевы, я  был там! Когда ты позволил ей ускользнуть, как змее в камнях, я
видел тебя,  знал, что она  околдовала тебя,  что верный человек забыл  все,
забыл прямой  путь и пошел по кривой дорожке. Прости мне, отец мой, если мои
слова остры, но они сказаны от полного сердца! Не встречайся с ней более и с
честью  пройдешь  свой путь до  могилы!  Красота  женщины изнашивается,  как
платья из меха, и  ты можешь попасть из-за нее в беду, как было  со мной!  Я
кончил!
     Во время его длинного и красноречивого  рассказа Гуд  молчал,  но когда
рассказ начал походить на его собственную  историю,  он  покраснел, а узнав,
что зулус был свидетелем того, что произошло между ним и Зорайей,  был очень
расстроен. Потом он заговорил убитым голосом.
     -- Признаюсь, -- сказал  он  с горькой усмешкой, -- я никогда не думал,
что зулус будет учить меня выполнению долга. Но, вероятно, я дошел до этого!
Вы  понимаете, друзья, как  велико  мое  унижение, и  самое  горшее  --  это
сознание,  что  я  заслужил его!  Да,  я  должен  был  отдать Зорайю  в руки
правосудия, но не мог. Это  -- факт! Я отпустил ее и обещал  ей молчать. Она
заверяла  меня, что если я примкну к ее партии, то она обвенчается со мной и
сделает  меня королем. Слава Богу, у меня  хватило сил сказать ей,  что даже
ради ее любви я не оставлю моих друзей. Делайте, что хотите, я заслужил это.
Скажу еще, что надеюсь,  что вы не  попадете  в такое положение,  как  я, --
любить женщину всем сердцем и отказаться от искушения владеть ею!
     Он повернулся, чтобы уйти.
     -- Погоди,  старый  дружище, -- сказал сэр  Генри, -- погоди  минуту! Я
скажу тебе кое-что!
     Он отошел в сторону и рассказал Гуду все, что произошло между ним самим
и Зорайей  накануне.  Это был последний  удар для  бедного  Гуда.  Неприятно
человеку сознавать, что он был игрушкой  в руках женщины,  но при теперешних
обстоятельствах для Гуда это было вдвойне горько и обидно!
     -- Знаете ли, -- произнес он, -- я думаю, что мы все околдованы!
     Он  повернулся  и ушел.  Мне  было очень жаль  его. Если  бы  мотыльки,
порхающие около  огня, заботливо избегали его, их  крылья, наверное, были бы
целы!
     В этот день был прием при дворце, когда королева обыкновенно  восседала
на  троне,  в большом  зале, принимала  жалобы, разбирала  законы,  жаловала
награды. Мы отправились в тронный  зал. К нам присоединился Гуд, выглядевший
очень печально.
     Когда  мы вошли, Нилепта сидела на троне и, по  обыкновению, занималась
делами,  окруженная  советниками,  придворными, жрецами  и  сильной стражей.
Очевидно было по  общему волнению, по ожиданию, написанному  на  всех лицах,
что никто  не обращал особого внимания на обычные дела, все знали, что война
неизбежна.  Мы поклонились  Нилепте и  заняли обычные места. Некоторое время
все шло своим порядком, как вдруг  раздались  звуки  труб, и  большая толпа,
собравшаяся за стеной дворца начала кричать: Зорайя! Зорайя!
     Послышался стук колес. Большой занавес на конце зала откинулся, и вошла
царица ночи, но она была не одна. Около нее  шел великий жрец Эгон, одетый в
лучшие одеяния, и другие жрецы следовали за ними.
     Ясно было,  зачем Зорайя  привела  с  собой  жрецов! В  их  присутствии
задержать  ее  было  бы  святотатством!  Позади  шли  сановники и  небольшая
вооруженная  стража.  Одного  взгляда на  лицо Зорайи было достаточно  чтобы
видеть,  что она явилась не  с  миролюбивой целью.  Вместо  обычной  вышитой
золотом  "каф" на  ней была надета  блестящая туника,  сделанная  из золотых
чешуек, а на голове золотой маленький шлем. В руке она держала острое копье,
великолепно сделанное из серебра. Она вошла в зал, как разъяренная львица, в
гордом  сознании своей  красоты! Зрители низко поклонились и дали ей дорогу.
Зорайя остановилась у священного камня и положила на него руку.
     -- Привет тебе, королева! -- вскричала она громко.
     -- Привет тебе, моя царственная сестра! -- ответила Нилепта. -- Подойди
ближе. Не бойся. Я позволяю подойти!
     Зорайя ответила  надменным взглядом, прошла  .через зал  и остановилась
перед тренами.
     -- Просьба к тебе, королева! -- вскричала она.
     -- Просьба? О чем ты можешь просить меня, сестра, ты владеющая, подобно
мне, половиной королевства?
     -- Ты должна сказать мне  правду, -- мне и моему народу! Правда ли, что
ты хочешь взять этого чужестранного  волка в мужья и разделить с ним трон  и
ложе?
     Куртис  сделал движение  и, повернувшись к Зорайе, сказал тихо. --  Мне
кажется, вчера у тебя нашлось более нежное имя для этого волка, о, королева!
     Я  видел, что Зорайя закусила  губу,  и  кровь прилила к ее  лицу.  Что
касается  Нилепты,  она, понимая,  что теперь  нет  смысла  дольше  скрывать
положение  дел,  ответила на  вопрос  Зорайи  в  новой и  эффектной  манере,
которая, я твердо убежден  в этом,  была  внушена  ей  кокетством и желанием
восторжествовать над соперницей.
     Она встала с трона и во всем блеске своей царственной красоты и грации,
прошла к тому месту, где стоял  ее возлюбленный.  Остановившись  около него,
она велела  ему встать на  колени  и отстегнула золотую змею  со своей руки.
Куртис встал иерея  ней на колени, на мраморный пол; Нилепта,  держа золотую
змею обеими руками, надела ее на его шею  и застегнула, потом поцеловала его
в лоб и назвала "дорогим господином".
     --  Ты  видишь, -- сказала она,  обращаясь к  Зорайе, когда стих  ропот
изумления зрителей и сэр Генри поднялся с колен, -- я надела  ошейник на шею
"волка"! Он  будет моей  сторожевой  собакой! Вот тебе мой  ответ,  королева
Зорайя,  и всем,  кто  пришел с тобой! Не  бойся, --  продолжала она,  нежно
улыбаясь Куртису и указывая на золотую змею, обвивавшую его массивное горло,
-- если мое ярмо будет тяжело, хотя оно и сделано  из чистого золота, оно не
причинит тебе вреда!
     -- Да,  царица ночи, сановники, жрецы  и народ,  собравшийся здесь,  --
продолжала Нилепта спокойным, гордым тоном обращаясь к окружающим,  -- перед
лицом всего народа я беру  в  мужья этого иностранца!  Разве я, королева, не
свободна  избрать  себе в мужья человека, которого я  люблю? Я  имею на  это
такое же право, как  всякая девушка  в моих провинциях. Да, он  завоевал мое
сердце,  мою руку и трон, и если бы он не  был знатный лорд,  красивейший  и
лучший  из  всех,  не  имел столько мудрости и  познаний, -- если  бы он был
простой нищий, -- я отдала бы ему все, что у меня есть, все!
     Она взяла руку Куртиса и с гордостью  взглянула  на него, и  так, держа
его  руку,  спокойно  стояла  лицом   к  присутствующим.  Нилепта  была  так
прекрасна, стоя рядом со своим возлюбленным! Она была так уверена в себе и в
нем, видимо, была готова  на всякий риск ради  него, на  всякие  жертвы! Так
велико  было  обаяние  ее  царственной  прелести, силы  и  достоинства,  что
большинство зрителей, уловив огонь и ее глазах и счастливый румянец на лице,
начало восторженно рукоплескать  ей и кричать.  Это был смелый  поступок  со
стороны Нилепты, а  народ Цу-венди любит  смелость и мужество -- даже тогда,
если они нарушают традиции, но сумеют затронул его поэтическую струнку.
     Народ кричал, приветствуя Нилепту. Зорайя стояла, опустив глаза,  дрожа
в припадке ревнивого  гнева,  отвернув  бледное,  как смерть, лицо. Ей  было
невыносимо  тяжело  видеть торжество сестры,  которая отняла у  нее любимого
человека. Я уже говорил, что лицо Зорайи  напоминало мне спокойные воды моря
в ясную погоду, когда в нем дремлют затаенные силы!
     Теперь это море проснулось, затаенная сила вырвалась наружу  и испугала
и  очаровала  меня.  Действительно, прекрасная  женщина в своем  царственном
гневе всегда представляет интересное зрелище, но  никогда в жизни я не видал
такой красоты и ярости, соединенных вместе.
     Обе королевы  производили  поражающее впечатление. Зорайя подняла  свое
бледное лицо, зубы ее были крепко стиснуты, а под  горевшими глазами залегли
красные  круги. Трижды пыталась  она говорить,  и трижды  голос изменял  ей.
Наконец,  она заговорила  и,  подняв  свое  серебряное  копье,  махнула  им.
Сверкнуло копье, сверкнули золотые чешуйки туники и мрачные глаза Зорайи!
     -- Ты думаешь,  Нилепта,  -- произнесла она зазвеневшим  голосом, -- ты
думаешь, что я, Зорайя, королева  Цу-венди, допущу, чтобы чужестранец сел на
трон  моего отца, чтобы  его  потомство наследовало  Дом лестницы?  Никогда!
Никогда!  Пока  в  моей груди бьется жизнь, пока  у меня есть  воины, и есть
копье,  чтобы  наносить удары! Кто  на  моей стороне? Кто за  мной? Кто? Или
передай этого чужестранного волка и его приятелей в руки  жрецов, потому что
они  совершили кощунство, или...  Нилепта, я объявляю  тебе  войну, кровавую
войну!  Твоя страсть поведет к пожарам городов наших,  омоется кровью  твоих
приверженцев!  На твою  голову падет смерть этих  людей, в твоих ушах  будут
звучать стоны умирающих, вопли вдов и сирот!
     -- Я  хочу столкнуть тебя с  трона, Нилепта, Белая королева, сбросить к
подножию нашей лестницы,  потому что ты покрыла стыдом и позором славное имя
нашей  династии!  А вы,  иноземцы,  все, кроме Бугвана, который  оказал  мне
услугу, -- и я спасу его, если он  оставит своих друзей! (бедный Гуд покачал
головой и пробормотал по-английски: "это невозможно!") вас я оберну золотыми
листами и повешу на цепях у колонн храма, чтобы вы были предостережением для
других! Ты, Инкубу, умрешь другой смертью, об этом поговорим после!
     Она  умолкла, прерывисто дыша, потому что  ее страсть походила на бурю.
Ропот удивления и ужаса пронесся по залу.
     -- Говорить так, как  говорила  ты, сестра,  угрожать, как ты, я считаю
недостойным  моего  сана и  моей гордости!  -- произнесла Нилепта спокойным,
уверенным  голосом. -- Если ты  хочешь начать  войну, начинай, Зорайя, я  не
боюсь тебя! Моя рука нежна, но сумеет  отразить твою армию! Мне жаль народа,
жаль тебя, но ты мне не страшна,  повторяю  тебе! Вчера ты пыталась отбить у
меня  возлюбленного и господина, того,  кого сегодня  ты назвала "чужеземным
волком", ты хотела,  чтобы он был  твоим возлюбленным, твоим господином (Эти
слова   произвели  сенсацию  в  зале)!  Ты  прошлой  ночью,  как  я  узнала,
прокралась,  как змея, в  мою спальню тайным путем и хотела убить меня, твою
родную сестру, пока я крепко спала...
     -- Это ложь,  ложь! -- раздались голоса, среди  которых выделялся голос
великого жреца Эгона.
     --  Это правда! --  сказал  я,  держа в руке и показывая присутствующим
лезвие кинжала. -- Где же рукоятка этого кинжала, Зорайя?
     --  Это  правда! --  вскричал  Гуд, решивший действовать открыто. --  Я
застал царицу ночи  у  постели Белой королевы, и этот  кинжал сломался о мою
грудь!
     -- Кто  за мной? -- крикнула Зорайя,  махая копьем, заметив,  что общие
симпатии склонялись  на  сторону  Нилепты,  -- Бугван, и ты против меня?  --
обратилась  она  к  Гуду тихим, сдержанным голосом. -- Ты,  низкая  душа, ты
отворачиваешься от меня,  а мог быть моим супругом  и  королем  страны! О, я
закую тебя в крепкие цепи!
     -- Война! Война! -- крикнула Зорайя. -- Здесь, положа руку на священный
камень, который, по предсказанию, будет существовать, пока народ Цу-венди не
склонится под чужеземным ярмом, я объявляю войну, войну до конца! На жизнь и
на смерть! Кто последует за Зорайей, царицей ночи, на победу и триумф?
     Произошло  неописуемое  смятение.  Многие  поспешили  присоединиться  к
Зорайе, другие последовали за нами.
     Среди приверженцев Зорайи оказался  один воин из  отряда телохранителей
Нилепты.  Он внезапно  повернулся  к нам  спиной и бросился  к двери,  через
которую проходили приверженцы  Зорайи. Умслопогас, присутствовавший при этой
сцене  и обладавший удивительным  присутствием  духа, сейчас же смекнул, что
если этот солдат уйдет от нас, то его примеру последуют и другие, и бросился
на воина. Тот поднял  свой меч. Зулус с диким криком отпрыгнул назад, ударил
врага своим ужасным топором и принялся долбить ему голову, пока воин не упал
мертвым на мраморный пол. Это была первая пролитая кровь!
     --  Запереть  ворота!  -- приказал  я, надеясь, что  мы успеем схватить
Зорайю, но было  уже  поздно. Стража  прошла в ворота  за королевой, и улицы
огласились стуком колес и бешеным галопом лошадей.
     Зорайя в сопровождении своих  приверженцев вихрем пронеслась во городу,
по направлению к своей военной квартире в М'Арступа, крепости, расположенной
в 130 милях к северу от Милозиса.
     Затем город занялся приготовлениями к войне, и старый  Умслопогас сидел
и, любуясь закатом солнца, натачивал свой топор.


        СВАДЬБА

     Один человек, однако, не успел  пройти ворота, пока их не закрыли.  Это
был  великий  жрец  Эгон,  который,  как  мы  были уверены,  состоял главным
советником  и помощником Зорайи, душой ее  партии. Свирепый старик не  забыл
нашего святотатства.  Он знал  также,  что у  нас было несколько религиозных
систем  и, несомненно,  очень  боялся,  чтобы  мы не вздумали  вводить  свою
религию  в стране, и я ответил ему, что у нас имеется, насколько  я знаю, 95
различных религий. Это страшно поразило его;  действительно,  положение его,
великого жреца национального  культа, -- было  незавидно.  Он с часу  на час
боялся водворения новой религии. Когда  мы  узнали, что Эгон у нас, Нилепта,
сэр Генри и я  долго обсуждали, что с ним делать. Я предложил посадить его в
тюрьму,  но  Нилепта  покачала  головой  и заметила, что  подобный  поступок
вызовет смущение и толки в стране.
     -- О, если я выиграю игру и  буду настоящей  королевой,  я уничтожу все
могущество  этих жрецов,  их  обряды и мрачные тайны! --  добавила  Нилепта,
топнув ногой.
     --  Я  желал  бы, чтобы старый Эгон слышал  эти  слова;  он,  наверное,
испугался бы.
     -- Если мы не посадим его в тюрьму, -- сказал сэр Генри, -- то я думаю,
лучше всего отпустить его! Он не нужен нам!
     Нилепта посмотрела на него странным взглядом.
     -- Ты так думаешь, господин мой? -- спросила она сухо.
     -- Да, -- ответил Куртис, -- я не вижу, зачем он нужен нам?
     Нилепта молчала  и  продолжала смотреть на  него  нежным и  застенчивым
взглядом. Наконец, Куртис понял.
     --  Прости  меня,  Нилепта,  --  сказал  он,  --  ты хочешь  теперь  же
обвенчаться со мной?
     --  Я не знаю, как угодно моему господину? --  был быстрый ответ. -- Но
если господин мой желает, то жрец -- здесь,  и алтарь недалеко! --  добавила
она,  указывая на вход в  молельню.  --  Я  готова исполнить  желание  моего
господина!  Слушай, Инкубу! Через  8 дней, даже  меньше, ты должен  покинуть
меня и  идти  на войну, потому что ты  будешь  командовать моим войском.  На
войне люди умирают, и если это случится,  ты недолго будешь моим, о, Инкубу,
и будешь вечно жить в моем сердце и памяти...
     Слезы  вдруг  хлынули  из ее  прекрасных  глаз  и оросили нежное  лицо,
подобно каплям росы на прекрасном цветке.
     -- Быть может, -- продолжала она, -- я потеряю корону и с ней мою жизнь
и твою. Зорайя сильна и мстительна, от нее  нельзя  ждать пощады. Кто  может
знать будущее? Счастье  -- это белая птица,  которая летает быстро  и  часто
скрывается  в облаках! Мы должны крепко держать  ее, если  она  попала нам в
руки! Мудрость не велит пренебрегать настоящим ради будущего, мои Инкубу!
     Она подняла к Куртису свое лицо и улыбнулась ему.
     Снова  я почувствовал странное  чувство ревности,  повернулся и ушел от
них. Они, конечно,  не обратили внимания на мои уход, считая меня, вероятно,
старым дураком, и, пожалуй, были правы!
     Я прошел в наше помещение  и нашел Умслопогаса  у окна; он точил топор,
подобно коршуну, который оттачивает свои острый клюв близ умирающего быка.
     Через  час  к нам пришел сэр Генри, веселый, сияющий,  возбужденный, и,
застав всех вместе, Гуда,  меня и Умслопогаса,  спросил нас, согласны ли  мы
присутствовать на его свадьбе?
     Конечно,  мы согласились  и отправились  в молельню, где  уже находился
Эгон, смотревший на нас злыми глазами. Очевидно, он и Нилепта составили себе
совершенно  различное  мнение  о  предстоящей  церемонии.   Эгон  решительно
отказался венчать королеву или  дозволить это другому жрецу. Нилепта  сильно
рассердилась и заявила Эгону,  что она, королева, считается главой церкви, и
желает, чтобы ей повиновались, и настаивает, чтобы он венчал ее!*

     * В  Цу-венди  члены  королевского  дома  должны быть обвенчаны великим
жрецом или формально назначенным депутатом-жрецом.

     Эгон отказался пойти  на церемонию, но Нилепта заставила  его следующим
аргументом.
     -- Конечно, я не могу казнить великого жреца, -- сказала она, -- потому
что в народе существует нелепый предрассудок, я не могу даже посадить тебя в
тюрьму,  потому что  подчиненные тебе жрецы  поднимут крик  и  рев  по  всей
стране, но я могу заставить тебя стоять и созерцать алтарь солнца, и не дать
тебе  есть, пока  ты  не  обвенчаешь нас!  О, Эгон! Ты  будешь стоять  перед
алтарем и не получишь ничего, кроме воды, пока не одумаешься!
     Между тем в это утро Эгон не успел позавтракать и был очень голоден. Из
личных интересов он согласился, наконец, повенчать влюбленных,  заявив,  что
умывает руки и снимает с себя всякую ответственность за это.
     В сопровождении  двух любимых прислужниц явилась королева  Нилепта,  со
счастливым,  розовым лицом и опущенными глазами, одетая в белое одеяние, без
всяких  украшений  и  вышивок.  Она  не  одела даже золотых обручей,  и  мне
показалось,  что   без   них   она  выглядит   еще  прекраснее,  как  всякая
действительно прекрасная женщина.
     Она низко присела перед Куртисом, взяла  его за руку и повела к алтарю.
После  минутного молчания, она произнесла  ясным,  громким голосом  формулу,
обычную в стране Цу-венди при совершении браков.
     -- Клянись солнцем, что ты не возьмешь другую женщину в жены себе, если
я сама не пожелаю этого и не прикажу ей придти к тебе!
     -- Клянусь! -- отвечал сэр Генри,  и добавил по-английски. -- С меня за
глаза довольно и одной!
     Тогда Эгон,  стоявший у алтаря, вышел  вперед и забормотал что-то  себе
под нос, так быстро, что я не мог разобрать. Очевидно,  это было воззвание к
солнцу, чтобы оно благословило союз и  наградило его потомством.  Я заметил,
что Нилепта внимательно слушала  каждое слово. Потом она призналась мне, что
боялась Эгона,  который мог  сыграть  с ней  шутку и  проделать все  обряды,
необходимые при разводе супругов. В конце концов, Эгон спросил  брачующихся,
добровольно  ли  избирают  они  друг  друга,  затем  они поцеловались  перед
алтарем, и свадьба была кончена, все обряды  соблюдены. Но мне казалось, что
чего-то не хватало,  я достал молитвенник,  который  часто  читал  во  время
бессонницы, и возил его с собой всюду. Несколько лет тому  назад я отдал его
моему бедному сыну Гарри, а после его смерти взял обратно.
     -- Куртис, -- сказал я, -- я, конечно, не духовное лицо, и не знаю, как
вам покажется мое  предложение,  но  если  королева  согласна, я  прочту вам
английскую службу  при бракосочетании. Ведь  это  торжественный шаг в  вашей
жизни,  и  я думаю, что его  необходимо  санкционировать  вашей  собственной
религией!
     -- Я думал уже об этом, -- возразил  он, --  и  очень  желаю этого! Мне
кажется, что я только наполовину обвенчан!
     Нилепта не возразила ни слова, понимая, что ее муж хочет совершить свое
бракосочетание согласно обычаям своей родины. Я принялся за дело  и прочитал
всю  службу,  как  умел.  Когда я  дошел  до  слов:  "я, Генрих, беру  тебя,
Нилепту!>  и "я,  Нилепта,  беру  тебя,  Генриха!" -- я перевел эти слова, и
Нилепта очень ясно повторила их за мной.
     Сэр Генри  снял гладкое  золотое кольцо  с мизинца и надел на ее палец.
Это кольцо  принадлежало еще покойной матери Куртиса,  и я невольно подумал,
как удивилась бы почтенная старая леди из  Йоркшира, если бы предвидела, что
ее обручальное кольцо будет надето на руку Нилепты, королевы Цу-венди.
     Что касается Эгона, он с трудом  сдерживался во время второй церемонии,
и, несомненно, с ужасом помышлял о девяносто пяти  религиях, которые зловеще
мелькали перед его глазами. В самом деле,  он считал меня своим соперником и
ненавидел меня! В конце  концов,  он с негодованием ушел, и  я  знал, что мы
можем ожидать от него всего худшего.
     Потом  мы с  Гудом также  ушли, с нами Умслопогас, и счастливая парочка
осталась наедине.  Мы чувствовали  себя  очень скверно.  Предполагается, что
свадьба --  веселая и приятная вещь, но мой опыт показал мне,  что часто она
отзывается тяжело на всех, кроме  двух заинтересованных людей! Свадьба часто
ломает старые устои, порывает  старые  узы; тяжело  нарушать старые порядки!
Взять пример: сэр Генри, милейший и лучший  товарищ во всем мире, совершенно
изменился со времени своей свадьбы. Вечно -- Нилепта, тут -- Нилепта, там --
Нилепта,  с  утра  до  ночи все  одна Нилепта, только  она одна в голове и в
сердце!  Что касается старых друзей,  конечно, они остались друзьями,  -- но
молодая жена предусмотрительно заботится оттеснить их на второй план! Как ни
печально,  но  это  факт!  Сэр  Генри  изменился,  Нилепта  --   прекрасное,
очаровательное создание,  но  я думаю, ей хочется дать  нам  понять, что она
вышла замуж за Куртиса, а не Кватермэна, Гуда и К . Но что пользы жаловаться
и ворчать? Это вполне естественно,  и всякая замужняя женщина не затруднится
объяснить это, а я, самолюбивый, завистливый старик, хотя, надеюсь,  никогда
не показал им этого.
     Мы с  Гудом  пошли и  молча  пообедали, стараясь подкрепить себя добрым
старым вином. Как вдруг явился  один человек из нашей партии и рассказал нам
историю, которая заставила нас призадуматься.
     После своей  ссоры  с  Умслопогасом  Альфонс ушел  очень  раздраженный.
Очевидно, он отправился прямо  к Храму солнца и прошел в парк или, вернее, в
сад,  окружавший наружную стену храма.  Побродив там, он хотел вернуться, но
встретил поезд Зорайи,  отчаянно летевший  по  северной  дороге.  Когда  она
заметила Альфонса, то остановила поезд и позвала его.
     Он подошел, его схватили, бросили в один из экипажей и  увезли; хотя он
отчаянно кричал, как объяснил нам человек, который пришел уведомить  нас обо
всем.
     Сначала я затруднялся понять, на что нужен Зорайе маленький француз.  С
ее  характером она  была в состоянии дойти  до того,  чтобы  выместить  свою
ярость на нашем слуге. В  конце концов,  мне пришла в  голову другая  мысль.
Народ Цу-венди очень уважал и любил нас троих, вопервых, потому, что мы были
первые иностранцы, которых они видели,  а  во-вторых,  потому что  мы, но их
мнению,  обладали  сверхъестественной мудростью.  Хотя  гнев  Зорайи  против
"чужеземных  волков"  вполне  разделялся  сановниками  и  жрецами, то  народ
относился  к  нам по-прежнему  очень  почтительно. Подобно древний афинянам,
народ  Цу-венди  жаждал  новизны,  потом   красивая  наружность  сэра  Генри
произвела  глубокое  впечатление на расу, которая  горячо поклонялась всякой
красоте. Красота ценится во  всем мире, но в  стране Цу-венди ее боготворят.
На рыночных площадях шла молва, что во всей стране не было человека красивее
Куртиса, и  ни одной женщины,  кроме  Зорайи, которая могла бы  сравниться с
Нилептой,  что Солнце послало  Куртиса  быть  супругом  королевы!  Очевидно,
возмущение против нас было искусственно, и  Зорайя лучше всех знала это. Мне
пришло  в  голову,  что  она  решила  выставить другую  причину  размолвки с
сестрой, чем брак  Нилепты с иностранцем, и  нашла довольно серьезный повод.
Для этого ей необходимо было иметь при себе  одного чужестранца, который был
бы так убежден в правоте ее дела, что оставил бы своих товарищей и перешел в
ее партию. Так  как  Гуд  отвернулся от нее, она  воспользовалась случаем  и
схватила Альфонса, который был так же,  как  Гуд, небольшого роста, показать
его народу и стране, как великого Бугвана.
     Я  высказал  Гуду мою  мысль, и надо было  видеть его  лицо!  Он просто
испугался.
     -- Как! -- вскричал  он. --  Этот бездельник будет изображать  меня!  Я
уйду из страны! Моя репутация погибнет навсегда!
     Я утешал его, как умел, потому что вполне разделял его опасения.
     Эту ночь мы провели в уединении и чувствовали тоску, словно вернулись с
похорон  старого друга. На следующее утро  мы  принялись  за  работу. Послы,
разосланные Нилептой  повсюду  с  ее приказаниями, уже сделали свое  дело, и
масса вооруженных людей стекалась в город.
     Мы с Гудом мельком видели  Нилепту  и Куртиса в продолжение последующих
двух  дней,  но вместе заседали  на совете  начальников войск и  сановников,
намечали план действия, назначение командиров  и сделали массу дел. Люди шли
к нам  охотно,  и целый  день дорога,  ведущая  к Милозису,  чернела толпами
людей, стекавшимися по всем направлениям к королеве Нилепте.
     Скоро нам стало ясно, что мы имеем в распоряжении 40 000 пехоты и 30000
кавалерии,  весьма  значительную силу,  если  принять  во  внимание короткое
время, в которое мы успели собрать ее, и  то  обстоятельство,  что  половина
регулярной армии последовала за Зорайей.
     Войско  Зорайи, по  донесениям  наших  разведчиков,  было  сильнее. Она
поместилась  в городе М'Арступа, и вся окрестность  стеклась под ее знамена.
Наста явился с севера, приведя с собой 25 тысяч горцев. Другой вельможа,  по
имени Белюша, обитатель степного округа, привел 12 тысяч кавалерии. Очевидно
было, что в распоряжении Зорайи имелось не менее сотни тысяч войска.
     Мы  получили  известие, что  Зорайя  предполагает выступить и  идти  на
Милозис, опустошив  страну. У нас  возник вопрос: встретить  ли  ее в стенах
города, или  выйти  из города  и  дать ей сражение? Гуд  и  я высказались за
движение вперед и за битву. Если мы будем сидеть в городе и ждать нападения,
это может показаться страхом, трусостью.
     В подобных  случаях малейший  пустяк  может  изменить  мнение  людей  и
направить  его в  другую сторону. Сэр Генри согласился  с нашим мнением, так
же, как и Нилепта. Сейчас же была  принесена большая карта и разложена перед
нами. В  30  милях  от М'Арступа, где  расположилась  Зорайя, дорога шла  по
крутому холму и,  окаймленная  с  одной  стороны  лесом, была  неудобна  для
перехода  войска. Нилепта серьезно посмотрела  на карту и положила  палец на
обозначенный холм.
     --  Здесь  ты  должен встретить  армию  Зорайи!  -- сказала  она  мужу,
улыбаясь и доверчиво смотря на него, -- Я знаю местность. Ты встретишь здесь
ее войско и рассеешь его по ветру, как буря разгоняет пыль!
     Но Куртис был серьезен и молчал.


        НА ПОЛЕ БИТВЫ

     Через три дня мы с Куртисом отправились в путь.
     Все войско, за  исключением  маленького отряда телохранителей королевы,
выступило еще накануне ночью.
     Нахмуренный  город  опустел  и  затих.  Кроме  личной стражи  королевы,
осталось  еще  около тысячи  человек, которые,  в  силу  болезни или  других
причин, были неспособны следовать за армией. Но это было неважно, потому что
стены Милозиса были неприступны, и неприятель находился не в тылу у нас.
     Гуд  и Умслопогас  ушли  с  войском. Нилепта проводила  сэра  Генри  до
городских ворот, верхом на великолепной белой лошади  по имени "Денной луч",
которая слыла  самой  быстрой  и  выносливой лошадью  во всей  стране.  Лицо
королевы носило следы недавних слез, но теперь  она не  плакала, мужественно
вынося горькое испытание, посланное ей судьбой.
     У  ворот  она простилась с  нами. Накануне этого дня она  обратилась  с
красноречивыми словами к начальникам войска, выразив полную уверенность в их
военной доблести и в победе над врагами.
     Она сумела тронуть  их, и  они ответили громкими криками и изъявлениями
готовности умереть за нее.
     -- Прощай,  Макумацан! --  сказала  она. -- Помни, я верю  тебе, верю в
твою мудрость, которая нам так же необходима, как острые копья для защиты от
Зорайи. Я знаю, что ты исполнишь свой долг!
     Я поклонился и  объяснил,  что боюсь сражения и могу потерять голову от
страха. Нилепта улыбнулась и повернулась к Куртису.
     -- Прощай,  мой господин! -- сказала она. -- Вернись ко мне королем, на
лаврах победы или на копьях солдат!*

     * В стране Цу-венди есть обычай носить умерших офицеров на  сложенных в
виде носилок копьях солдат. А.К

     Сэр Генри  молчал  и повернул лошадь, чтобы  ехать. Он не  в силах  был
говорить.  Тяжело человеку идти на войну, но, если женат только одну неделю,
то это становится уже тягостным испытанием!
     -- Здесь, -- прибавила Нилепта,  -- я буду приветствовать вас, когда вы
вернетесь победителями! А теперь еще раз прощайте!
     Мы  пустились  в путь,  но, отъехав  около сотни  ярдов,  обернулись  и
увидели Нилепту, которая, сидя  на лошади, смотрела нам вслед. Проехав еще с
милю, мы услыхали  позади себя галоп лошади и увидали  подъехавшего всадника
-- солдата, который привел нам лошадь королевы -- "Денной луч".
     -- Королева посылает белого коня, как  прощальный дар, лорду Инкубу,  и
приказала мне сказать ему, что этот конь самый быстрый и выносливый во  всей
стране! -- произнес солдат, низко склоняясь перед нами.
     Сначала сэр  Генри не хотел брать лошадь, говоря,  что животное слишком
красиво  для такого  грубого  дела,  но  я  убедил его взять, опасаясь,  что
Нилепта жестоко обидится. Мне и в голову не приходило тогда, какую серьезную
услугу  окажет  нам  благородное  животное!  Куртис  взял лошадь,  послал  с
солдатом свою благодарность и приветствие Нилепте, и мы поехали дальше.
     Около полудня мы нагнали арьергард войска, и сэр Генри формально принял
командование всей армией. Это была тяжелая ответственность, которая угнетала
его, но он должен был уступить настояниям королевы.
     Мы подвигались вперед, не встретив никого, потому что население городов
и  деревень  разбежалось в  разные  стороны,  боясь  попасться  между  двумя
враждебными армиями.
     Вечером, на четвертый день, -- войско наше подвигалось  медленно, -- мы
расположились лагерем на вершине холма, и  наши разведчики донесли нам,  что
Зорайя со всем своим  войском  уже  выступила против нас  и расположилась на
ночь в десяти милях.
     Перед  рассветом  мы выслали  небольшой отряд кавалерии занять позицию.
Едва  они успели  занять ее, как  были  атакованы отрядом Зорайи  и потеряли
тридцать человек. Когда с  нашей стороны явилось подкрепление, войско Зорайи
отступило, унося своих раненых и умирающих.
     Около  полудня  мы  достигли  указанного  нам  Нилептой места.  Она  не
ошиблась. Место было удобно  для битвы,  особенно  против превосходящей  нас
силы. На узком перешейке холма Куртис  расположился лагерем и, после долгого
совещания  с  генералами и  с  нами, решил вступить здесь  в  бой с  войском
Зорайи. В центре расположилась пехота, вооруженная кольями, мечами и щитами,
в резерве у нее находились пешие и конные солдаты. С боков стояли эскадроны,
а перед ними два корпуса войск в 7.500 человек, образуя правое и левое крыло
армии  под  защитой кавалерии. Куртис командовал  всей армией. Гуд -- правым
крылом ее, я принял под свое начальство семь тысяч всадников, стоявших между
пехотой  и  правым крылом,  остальные  батальоны  и эскадроны  были  вверены
генералам Цу-венди.
     Едва мы успели занять позицию, огромная армия Зорайи начала надвигаться
на нас,  и вся площадь покрылась  множеством блестящих копий; земля тряслась
под  топотом  ее  батальонов.  Разведчики  не  преувеличили.  Войско  Зорайи
превосходило нас количеством.
     Мы ждали нападения, но день прошел спокойно.
     Как раз  напротив  нашего  правого  крыла,  образуя  левое  крыло армии
Зорайи, находился батальон  мрачных,  дикого  вида, людей.  Это были,  как я
узнал, горцы, приведенные Наста.
     -- Честное слово. Гуд, -- сказал я, -- их надо всех перебить завтра!
     Гуд как-то странно взглянул на меня, но ничего не ответил. Весь день мы
ждали, и ничего не случилось. Наконец, настала ночь, и тысячи огней зажглись
на  склонах холмов, мерцая и потухая, как  звезды. Время шло, мертвая тишина
царила  в войске  Зорайи.  Это  была долгая, томительная  ночь.  Предстоящая
битва, все  ужасы кровопролития тяжелым  гнетом лежали  на  сердце.  Когда я
размышлял  обо  все  этом,  то  чувствовал себя  больным,  мне  было  тяжело
подумать, что все  это  сильное войско собрано здесь  для истребления, чтобы
утолить дикую ревность женщины!
     Долго, до глубокой ночи, сидели мы,  с тяжелым сердцем  совещаясь между
собой. Мерно шагали  часовые взад  и вперед, мрачно, с нахмуренными  лицами,
приходили и уходили вооруженные начальники разных батальонов.
     Наконец, я  лег, но  не мог спать при  мысли о завтрашнем  дне. Кто мог
сказать, что принесет нам утро?
     Сознаюсь, я боялся.  Вопрошать  будущее  -- этого вечного  сфинкса,  --
бесполезно! Наконец,  я несколько успокоился и предоставил Провидению решать
загадку завтрашнего дня.
     Взошло солнце. Лагеря проснулись с шумом и грохотом и начали готовиться
к сражению.
     Это было прекрасное  зрелище, и  старый  Умслопогас,  опираясь  на свой
топор, созерцал его в восхищении.
     -- Никогда не видал  я  ничего подобного, Макумацан!  -- сказал  он. --
Битвы  моего народа  -- это детская игра  перед  этим! Как ты думаешь, скоро
начнется бой?
     -- Да, -- ответил я  печально, -- это будет бой  на  жизнь и на смерть.
Утешься, Дятел, еще раз ты можешь проливать кровь!
     Время шло, но  атаки не было. Люди позавтракали и ждали. Около полудня,
едва они  успели  пообедать,  --  потому  что,  по нашему  мнению, с  полным
желудком веселее сражаться, --  со  стороны неприятельского лагеря  раздался
громовой  крик: "Зорайя,  Зорайя!"  Я взял подзорную трубку и ясно  различил
фигуру Царицы ночи, объезжающую на лошади ряды батальонов. Пока она медленно
ехала,  вокруг нее раскатывались  громовые  крики,  словно  рокот  бушующего
океана. Земля и воздух сотрясались от этих криков.
     Догадавшись,  что  это прелюдия  к  битве,  мы  приготовились  и  ждали
недолго. Внезапно  два  отряда  кавалерии направились  к  маленькому  ручью,
сначала тихо,  потом все быстрее. Я получил  приказ  от  сэра Генри, который
боялся, что  стремительный  натиск  кавалерии  может  сразу ударить  в  нашу
пехоту, --  выслать 5000 людей  навстречу кавалерии  в тот момент, когда она
появится на возвышенности холма, в ста ярдах от нас.
     Я исполнил приказание.
     Пятитысячный отряд  всадников, выстроившись клином, понесся галопом  на
вершину холма. Вдруг отряд  свернул вправо, развернулся  и, прежде чем враги
могли опомниться,  ударил в  кавалерию со  страшном шумом,  подобным  обвалу
ледяных  глыб, и врезался в середину ее. Напрасно отбивались враги, стараясь
окружить отряд кольцом и защитить центральную силу войска.
     Слава Богу! С  громким криком наши рубили направо  и налево, пока среди
ржанья   лошадей,   сверканья   мечей   и  победных  криков   наших   войск,
неприятельский  отряд не повернулся и галопом не пустился назад, спасая свою
жизнь. Все это произошло за каких-нибудь 10 минут. Затем мои люди вернулись,
потеряв   500   человек,   --  немного,   конечно,   принимая  во   внимание
стремительность  атаки. В  это  время  плотные массы  неприятельского левого
фланга, состоявшего, главным образом, из горцев, переправились через ручей и
с диким криком -- "Наста!" "Зорайя!" -- блестя мечами и щитами, бросились на
нас
     Снова я получил приказание отбить атаку  и  постарался это сделать, как
умел, выслав  несколько эскадронов в тысячу  человек против  неприятеля.  На
этот  раз наши эскадроны нанесли большой урон неприятелю.  Удивительное  это
было зрелище, когда мечи  засверкали на скате холма, и наши люди врезались в
самое сердце врага. Мы потеряли много  людей, умерших в центре войска Насты.
Враги  не  хотели  повторять  попытки отдельных  атак, но  решили  пробиться
натиском сквозь наши  войска и  бросились на регулярный  отряд Гуда, который
выстроился  тремя сильными четырехугольниками.  Страшный рев сказал мне, что
главное побоище происходило в центре и на левом фланге.  Я  взглянул  влево.
Повсюду, куда достигал глаз, сверкали мечи, копья, слышались глухие удары.
     Дикие  горцы, составлявшие  войско  Насты,  словно  волна,  хлынули  на
стройные,   твердо  сплотившиеся  четырехугольники.  Время  от  времени  они
испускали дикий  воинственный  клич  и кидались на  устремленные против  них
острые копья, которые отбрасывали их назад.
     Долгих 4 часа тянулся яростный бой. Мы ничего не выиграли, но  ничего и
не  потеряли. Две  попытки неприятеля  окружить  наш левый фланг, пробившись
через  лес,  были отбиты, и горцы,  несмотря на  отчаянные усилия, ничего не
могли поделать с отрядом Гуда, хотя далеко превосходили его численностью.
     Что касается  центра армии, где находились сэр Генри и Умслопогас,  она
понесла большой урон, но держалась стойко и с честью.
     Наконец,    битва   прекратилась,    и   войско    Зорайи,    вероятно,
удовольствовалось   происшедшим.  Но  скоро  я  убедился   в  своей  ошибке.
Неприятельская кавалерия разделилась на эскадроны, которые яростно бросились
на нас вдоль  всей линии,  сверкая мечами и копьями.  Сама Зорайя руководила
движением войск,  бесстрашная,  как  львица,  потерявшая  детенышей.  Словно
ливень, неслись на нас неприятельские войска! Я  видел  золотой шлем Зорайи,
мелькавший среди войск.
     Когда они обрушились на нас, наша центральная  сила поколебалась под их
натиском, и  не будь у нее в  резерве 10.000 человек, она была бы совершенно
уничтожена!
     Отряд  Гуда  был отброшен назад, и  большая  часть его  погибла.  Битва
подошла к концу, и на минуту или на две воцарилась тишина.
     Потом сражающиеся двинулись к лагерю Зорайи.
     Пылкие и  непобедимые горцы  Насты  были  отбиты, и остатки людей Гуда,
оставив позицию, с радостным  криком бросились  им вслед  к холму, где горцы
еще раз пытались напасть на них  и вынуждены были,  в  конце концов, бежать.
Первый  четырехугольник отряда Гуда  был  уничтожен, во втором  -- я заметил
Гуда верхом  на большой лошади, -- в  следующий момент все смешалось  в один
хаос, в  сплошные  ручьи крови, и  я потерял Гуда  из  вида. Вскоре красивая
серая лошадь  с белоснежной гривой  пробежала мимо  меня  без  всадника, и я
узнал  в ней  лошадь Гуда. Я  не колебался  и, взяв  с собой  половину моего
отряда, принял на себя командование и бросился прямо на горцев. Завидев  мое
приближение,  они  повернулись и устроили  нам теплую  встречу.  Напрасно мы
пытались отбиваться и рубить их, число их, казалось, все возрастало,  и мечи
их убивали наших лошадей. Моя лошадь была убита подо мной, но,  к счастью, у
меня была  другая,  моя любимая  черная кобыла,  подаренная мне  Нилептой. Я
продолжал  отбиваться, хотя  давно потерял  из  виду  моих  людей  в  минуту
смятения. Моего голоса не было слышно в общем шуме яростных криков и воплей.
Я очутился среди людей Гуда, которые окружили его плотным кольцом и отчаянно
дрались, споткнулся о кого-то и увидел блеснувшее стеклышко в глазу Гуда. Он
упал на колени. Над ним стоял,  с поднятым мечом, огромный  детина. Я ударил
его  мечом, и  он, падая, нанес мне страшный  удар в левый бок и грудь. Хотя
моя кольчуга спасла  мне жизнь, но  все же я  был сильно ранен. На минуту  я
упал  на  колени прямо на кучу убитых и умирающих людей и почувствовал  себя
очень дурно. Когда я очнулся, то увидел, что войско Насты, или,  вернее, его
остатки отступили и ушли за ручей, а Гуд стоял около меня и улыбался.
     -- Отступили! -- воскликнул он, -- Все хорошо, что хорошо кончается!
     Я не думаю,  чтобы для  меня  все хорошо кончилось, потому что рана моя
была серьезна. Мы увидели небольшие отряды кавалерии на нашем правом и левом
фланге,  к  которым  явилось  на  подмогу  подкрепление  из  3.000  человек,
находившихся  в  резерве.  Стрелой полетели  они на беспорядочные ряды войск
Зорайи. И этот  натиск  решил  конечный  исход  сражения. Неприятель  быстро
отступил за ручей, где выстроился в новом порядке. Я  получил приказание  от
сэра Генри двинуться вперед. С угрожающим  ревом, колыхая знаменами и блестя
копьями,  остатки нашей армии  двинулись  вперед,  медленно,  но неудержимо,
оставив позиции, на которых победоносно держались целый день.
     Теперь была  наша  очередь  нападать.  Мы  шли  через  массы  убитых  и
умирающих  и  подошли  уже  к  ручью,  когда  вдруг  передо  мной  предстало
необыкновенное  зрелище. К нам стрелой несся человек  в  полной генеральской
форме Цу-венди, уцепившись руками за шею лошади и прижавшись к ней. Когда он
подъехал ближе, я узнал в нем Альфонса. Ошибиться было трудно, видя огромные
черные усы.  Через минуту он был сброшен и лежал на земле, счастливо избежав
ударов, пока кто-то из наших не схватил его лошадь под уздцы и не принес его
ко мне,
     --  Это  вы,  сударь,  --  произнес Альфонс  голосом,  прерывающимся от
страха, -- слава Богу, это вы! Ах, что я вынес! Победа за вами, за вами! Они
бегут, подлые трусы!! Но,  выслушайте меня, сударь, а то  я забуду. Королеву
хотят убить завтра на рассвете, во дворце Милозиса!  Стража ее покинет  свой
пост, и  жрецы убьют  ее! Да, они не знают,  что я подслушал их, спрятавшись
под знаменем!
     -- Что такое? -- произнес я, пораженный ужасом. -- Что это значит?
     --  Я говорю  вам, сударь, что  этот  дьявол Наста вместе  с  верховным
жрецом порешил убить ее. Стража оставит  открытыми маленькие ворота, ведущие
на лестницу и уйдет. Тогда Наста и жрецы войдут во дворец и убьют королеву!
     --  Пойдем со мной! -- сказал я, приказав штаб-офицеру принять на  себя
командование  отрядом, и  галопом поскакал, ведя  за собой  лошадь Альфонса,
туда, где я думал найти Куртиса. Наши лошади топтали тела убитых, шлепали по
лужам крови, пока мы увидали сэра Генри верхом  на белой лошади, окруженного
генералами.
     Как только  мы приблизились  к нему,  войска двинулись.  Голова Куртиса
была обвязана окровавленной тряпкой, но взор его был ясен, как всегда. Около
него  находился  Умслопогас  с  окровавленным  топором  в  руках,  свежий  и
довольный.
     -- Что случилось, Кватермэн? -- крикнул он.
     --  Скверная  весть!  Открыт  заговор убить  королеву  завтра на  заре!
Альфонс здесь, он убежал от Зорайи и подслушал разговор Насты со жрецами!
     Я повторил ему слова Альфонса.
     Куртке побледнел, как смерть, и челюсть его затряслась.
     -- На рассвете! -- пробормотал  он. -- Теперь еще только  закат солнца.
Светает  раньше четырех часов, а  мы ушли  за сотню  миль  от Милозиса.  Что
делать?
     Меня осенила внезапная мысль.
     -- Ваша лошадь не устала? -- спросил я.
     -- Нет, я недавно сел на нее, когда первую лошадь убили подо мной!
     --  Моя  тоже. Сойдите с  лошади, пусть Умслопогас  сядет  на  нее!  Он
отлично ездит верхом.  Мы должны быть  в  Милозисе  до рассвета,  а  если не
будем...  ну  ладно,  попытаемся!  Нет,  нет, вам нельзя  бросать  сражения!
Увидят, что вы уехали,  и это решит судьбу сражения! Победа еще не выиграна.
Останьтесь здесь!
     Он сейчас же слез с коня, и Умслопогас вскочил в седло.
     -- Прощайте! --  сказал я.  -- Пошлите  тысячу  верховых вслед за нами,
через час,  если будет  возможно! Постойте, отправьте какого-нибудь из ваших
генералов на левый фланг, чтобы принять  командование  войском  и  объяснить
людям мое отсутствие!
     --  Вы сделаете  все, что  возможно,  чтобы  спасти ее,  Кватермэн?  --
спросил он разбитым голосом.
     -- Да, будьте уверены в этом. Поезжайте с Богом!
     Он  бросил последний взгляд на нас  и,  сопровождаемый штабом,  галопом
поскакал вперед, к войску.
     Мы с Умслопогасом  оставили поле  сражения,  и, как стрелы, пущенные из
лука, полетели по равнине и через несколько минут были уже далеко от зрелища
убийств и запаха крови.  Шум  сражения, крики и рев  долетали до наших ушей,
как звуки отдаленной бури.


        ВПЕРЕД! ВПЕРЕД!

     На вершине холма мы остановились на одну  секунду, чтобы дать передышку
лошадям,  и  взглянули  на  поле  битвы,  которое расстилалось  перед  нами,
озаренное  красноватыми  лучами  заходящего  солнца. Особенный  эффект  этой
картине придавал отблеск сверкающих на солнце  мечей и копий на зеленом фоне
равнины.  Все  ужасное  в этой  картине  казалось  незначительным, когда  мы
смотрели на нее издалека.
     --  Мы выиграли день, Макумацан! -- сказал  старый зулус,  окинув своим
практическим умом положение наших дел. -- Войска  царицы  ночи рассеяны, они
гнутся, как раскаленное железо, дерутся, как  безумные! Но, увы, неизвестно,
чем окончится битва. Темнота собирается на небе, и полки  войск  не могут  в
темноте преследовать и убивать врагов! -- он печально покачал головой.
     -- Но я не думаю, -- добавил он, --  что они захотят снова драться,  мы
хорошо угостили их! Хорошо быть живым! Наконец-то я видел настоящее сражение
и настоящее войско!
     В это время мы ехали вперед, рядом,  и я рассказал ему, куда и зачем мы
едем, и добавил, что если дело не удастся нам, то вся война эта бесцельна, и
сотни людей, погибших в сражении, погибли напрасно!
     --  А, сотня миль, и  только две лошади! Надо приехать на место  раньше
зари! -- сказал зулус. -- Ладно! Вперед,  вперед, Макумацан! Человек  должен
попытаться  это сделать! Может быть, мы успеем поколотить хорошенько старого
колдуна! Он хотел сжечь нас! Старый волшебник! А теперь он  хочет убить  мою
мать, (Нилепту)! Хорошо! Это так же верно,  как то, что меня зовут "Дятлом",
будет  ли  жива или мертва моя мать, я  оторву  ему  бороду! Клянусь головой
Чеки!
     Он помахал топором и поскакал галопом. Темнота сгустилась над нами, но,
к счастью, светил полный месяц, и дорога была хороша.
     Мы торопливо ехали  в сумерках.  Обе наши  великолепных лошади  неслись
вперед  как  ветер, миля за  милей. Мы проезжали  по склонам  холмов,  через
широкие равнины. Ближе и ближе вырастали голубоватые холмы, мимо  которых мы
пронеслись  как призраки, в окружающей темноте. Мы не останавливались теперь
ни  на  минуту.  Тишина  ночи  нарушалась стуком копыт  наших  лошадей.  Вот
мелькнули  пустынные деревушки, погруженные в  сон, сонные собаки  встретили
нас меланхоличным лаем, вот покинутые людьми дома, целые селения. Мы неслись
по белой, озаренной лучами месяца, дороге, час за часом, целую  вечность! Мы
почти не говорили, пригнувшись к шеям лошадей, каждый из нас прислушивался к
ее  глубокому дыханию  и к равномерному стуку копыт. Около меня, как мрачное
изваяние, верхом  на  белой  лошади,  ехал  Умслопогас,  смотря на дорогу  и
изредка указывая своим топором на холмы и дома.
     Все  дальше  и дальше  неслись мы,  час за часом,  в окружающем мраке и
тишине.
     Наконец, я почувствовал, что моя превосходная лошадь начала уставать. Я
взглянул на  часы. Было около  полуночи, и мы успели проехать половину пути.
На  вершине  ближайшего  холма протекал маленький  ручей,  который я  хорошо
запомнил. Здесь мы остановились, решившись дать лошадям 10 минут  отдыха. Мы
сошли с коней, Умслопогас помог мне, потому что от усталости и волнения рана
моя разболелась, и я  не мог  пошевелиться. Лошади  обрадовались передышке и
отдыхали. Пот лил с них крупными каплями, пар валил столбом.
     Оставив Умслопогаса  с лошадьми,  я поспешил  к ручью  напиться воды. С
начала битвы я не брал ничего в рот, кроме глотка вина, и усталость моя была
так сильна, что я не чувствовал голода. Освежив водой мою горевшую голову  и
руки,  я  вернулся. Зулус пошел  к  ручью  пить. Потом  мы позволили лошадям
сделать  несколько глотков воды  -- не больше. Силой пришлось  увести бедных
животных  от воды! Оставалось еще две минуты отдыха, и я употребил их на то,
чтобы расправить застывшие члены и  осмотреть лошадей. Моя  кобылка, видимо,
измучилась, повесила голову и смотрела печально. Но Денной луч, великолепная
лошадь Нилепты, была еще  свежа, хотя  всадник ее был  тяжелее меня. Правда,
она  устала,  но глаза ее были  ясны  и  блестящи.  Прекрасная лошадь  гордо
держала свою  красивую голову и смотрела в темноту, словно говорила нам, что
если бы ей и пришлось умереть, она пробежит эти 40-50 миль, что остались  до
Милозиса. Умслопогас помог мне сесть  в седло, -- милый дикарь! -- вскочил в
свое, не касаясь стремян, и мы поехали, сначала медленно, потом быстрее. Так
пролетели мы еще 10 миль. Начался длинный, утомительный подъем... Моя бедная
лошадь спотыкалась три раза и готова была упасть на землю вместе со мной. На
вершине, куда мы поднялись,  наконец, она собрала  последние силы и побежала
конвульсивной поступью,  тяжело дыша. Еще три, четыре  мили...  Вдруг бедная
лошадь подпрыгнула, споткнулась  и  упала прямо на голову, а  я  покатился в
сторону. Пока я боролся, мужественное животное подняло голову, посмотрело на
меня  жалкими,  налитыми  кровью  глазами, потом  уронило голову  и издохло.
Сердце  лошади  не  выдержало. Умслопогас остановился у трупа  лошади, и я с
отчаянием смотрел на него. Нам нужно было сделать более 20 миль до рассвета;
как ехать на одной лошади?
     Зулус молча спрыгнул с коня и помог мне сесть в седло.
     -- Что ты хочешь делать? -- спросил я.
     -- Бежать! -- ответил он, ухватившись за мое кожаное стремя.
     Мы отправились дальше, --  я -- верхом, он  бегом. Но как заметна  была
перемена  лошади!  Лошадь  Нилепты  бежала  подо  мной  раскидистым галопом,
оставляя  с каждым шагом бегущего зулуса  позади себя.  Странно было видеть,
как   Умслопогас   бежал  вперед,  миля   за  милей,  со  сжатыми  губами  и
раздувающимися,  как у лошади, ноздрями. Каждые пять миль мы останавливались
на несколько минут, чтобы дать ему передохнуть, затем снова мчались вперед.
     -- Можешь ли ты  бежать дальше, -- спросил я на  третьей  остановке, --
или сядешь со мной на лошадь?
     Он  указал своим топором на черневшую  перед нами массу.  Это  был храм
Солнца до которого оставалось не более 5 миль.
     -- Добегу или умру! -- пробормотал зулус.
     О,  эти  последние  пять миль! Ноги мои горели, каждое  движение лошади
причиняло  мне  сильную боль.  Я  был истощен  усталостью, голодом, жаждой и
невыносимо страдал от раны. Мне казалось, что кусок кости или  что-то острое
воткнулось в мое легкое. Бедная лошадь едва дышала. Но в воздухе уже чуялась
заря, и мы не могли ждать,  хотя бы все трое умерли на дороге, а должны были
двигаться вперед,  пока в  нас теплилась хотя  бы искра  жизни.  Воздух  был
удушлив,  как часто бывает перед рассветом. Были и  другие признаки близкого
солнечного  восхода, например,  сотни маленьких пауков  на тонких  паутинах,
которые реяли над  нами. Эти  маленькие создания окутали лошадь  и нас самих
своей  паутиной, и так как нам некогда было возиться и  сбрасывать их, то мы
оказались покрытыми целой сеткой длинных серых паутин, которые более, чем на
ярд, тянулись за нами. Курьезный вид мы имели, вероятно!
     Наконец,  мы  увидели  перед  собой  бронзовые  ворота  наружной  стены
Милозиса. Новое сомнение обуяло меня: вдруг нас не захотят впустить?!
     --  Откройте! Откройте! --  закричал я повелительно, сказав королевский
пароль. -- Откройте! Откройте! Вестник с известиями о битве!
     -- Какие новости?  -- закричал стражник. -- Кто  ты, что прискакал, как
безумный?  Кто  это  бежал за  тобой  с высунутым  языком,  словно собака за
экипажем?
     -- Это я,  Макумацан, и со мной  моя черная  собака. Открывай, открывай
ворота! Я привез известия!
     Ворота широко распахнулись,  заскрипев  на блоках, и мы быстро прошли в
них.
     -- Какие новости, господин, какие новости? -- кричал стражник.
     -- Инкубу рассеял войско  Зорайи, как ветер тучу!  -- отвечал я,  спеша
вперед.
     Последнее  усилие, мой верный конь,  мой  мужественный  зулус! Держись,
Денный луч, собери все силы, еще 15 минут! Старый зулус, крепись,  беги! Еще
немного, и вы будете увековечены в истории страны!
     Мы проскакали  по  спящим, затихшим  улицам мимо храма!  Еще миля, одна
маленькая  миля! Держитесь,  соберите  все силы! Дома  бегут...  Вперед, моя
добрая лошадка,  вперед, только 50 ярдов осталось нам! А! Ты почуяла конюшню
и стремишься  к ней! Слава Богу!  Наконец,  дворец!  Первые лучи заиграли на
золотом куполе храма. Что, если все кончено, и дорога закрыта?
     Снова  произнес  я пароль и закричал:  "Откройте! Откройте!"  Ответа не
было. Сердце у меня упало!
     Снова я крикнул, и на  этот раз мне отозвался голос, который  я  узнал.
Это был  голос  Кара, одного  из воинов  личной  охраны  королевы,  человека
черного и верного.
     --  Это ты. Кара? -- крикнул я. -- Я  здесь, Макумацан! Прикажи  страже
опустить мост и открыть ворота! Скорее только, скорее!
     Прошло несколько минут, которые  показались мне  бесконечными. Наконец,
мост опустили,  и ворота открылись.  Мы очутились во  дворе, и бедная лошадь
моя зашаталась  и упала.  Я кое-как  освободился и  оглянулся кругом.  Кроме
Кара,  никого  не  было,  да  и  он  выглядел  странно,  вся его одежда была
изорвана.  Он  сам  открыл  ворота,  опустил  мост,  потом снова  запер  их;
благодаря  остроумно  приспособленным  рычагам  и блокам, сделать  это  было
нетрудно одному человеку!
     -- Где же сторожа? -- спросил я, заранее пугаясь его ответа.
     -- Я не знаю, -- ответил он, -- часа два тому назад, когда я спал, меня
схватили, связали, и только сейчас я освободился,  разгрыз зубами веревку. Я
боюсь, страшно боюсь, что нас выдали!
     Его  слова  придали  мне  энергии.  Схватив  его  за руку,  я  пошел  в
сопровождении  Умслопогаса,  который  брел  позади, как пьяный,  прямо через
тронный зал, где было пусто и тихо, в комнаты королевы.
     Когда мы  вошли в первую комнату -- стражи не было, во  второй --  тоже
никого!  О, вероятно, все кончено! Мы опоздали!  Тишина  и безмолвие  комнат
производили подавляющее впечатление. Мы подошли к спальне  Нилепты, шатаясь,
с болью в сердце,  опасаясь  всего  худшего,  но заметили там свет. О, слава
Богу,  Белая королева жива и  невредима!  Вот  она стоит  в  ночном  платье,
разбуженная нашим приходом, в глазах ее еще следы сна, лицо залито  румянцем
страха и стыда!
     -- Кто там?  -- кричит она. -- Что это значит? Макумацан, это ты? Что с
тобой? Ты принес дурные вести... мой господин? О, говори же, мой господин не
умер? Нет? -- она зашаталась, ломая свои белые руки.
     -- Я оставил Инкубу раненого, но бодрого! Он выступил со своим  войском
против Зорайи еще на  закате солнца! Пусть  сердце  твое успокоится!  Зорайя
разбита, победа за тобой!
     --  Я знала  это! --  вскричала она  с  торжеством. -- Я знала, что  он
победит. Они называли его чужеземцем и качали головами, когда я поручала ему
командование  войсками.  На  закате  солнца...  говоришь  ты, а  теперь  уже
светает! Вероятно...
     -- Набрось на  себя плащ, Нилепта,  -- прервал я ее,  и дай  нам  вина,
потом позови прислужниц, если хочешь спасти свою жизнь! Не медли!
     Она сейчас же  побежала к  занавеси и крикнула своих служанок, поспешно
надела сандалии, набросила плащ.  В это время около дюжины полуодетых женщин
вбежали в комнату.
     -- Следуйте за нами и молчите! -- сказал я им, пока они глядели  на нас
изумленными глазами. Мы вышли в первую переднюю.
     -- Теперь, -- сказал я, -- дайте нам пить и есть. Мы умираем!
     Комната  служила обыкновенно столовой для начальников  стражи. Из шкапа
сейчас же нам подали вина и холодного мяса. Мы с Умслопогасом поели и выпили
вина, чувствуя, что жизнь возвращается к нам, и кровь быстро течет в жилах.
     -- Слушай, Нилепта! -- сказал я. -- Можешь ли ты довериться вполне хотя
бы двум из всех твоих прислужниц?
     -- Конечно! -- ответила она.
     -- Тогда прикажи им  пройти  боковым входом  в город и позвать горожан,
которые преданы тебе. Пусть они  придут сюда вооруженные и  приведут с собой
всех  храбрых  людей, чтобы защищать  тебя и спасти от смерти. Не спрашивай,
делай, что я говорю тебе, и не медли! Кара выпустит женщин из дворца!
     Нилепта  выбрала двух женщин из толпы  прислужниц и  повторила  им  мои
слова, дав им список тех людей, к которым они должны идти.
     -- Идите скорее  и тайком!  Ради  спасения  вашей собственной жизни! --
добавил я.
     Они  ушли  вместе  с  Кара, которому я велел вернуться к нам,  когда он
выпустит  женщин. Затем  мы  с  Умслопогасом  пошли  дальше,  сопровождаемые
королевой  и  ее  свитой.  На ходу мы  доедали  свою  закуску, и я рассказал
Нилепте все, что знал об угрожавшей ей опасности, как мы нашли Кара, как вся
стража и слуги разбежались, и она была одна во  дворце, со своими женщинами.
Она сказала  мне, что в городе разнесся слух, что наше войско уничтожено,  и
Зорайя с триумфом идет к Милозису. Поэтому все ее слуги и воины разбежались.
     Мы  провели во  дворце не более 6-7 минут. Несмотря  на то,  что  купол
храма был  озарен лучами восходящего  солнца, так  как находился на огромной
высоте,  рассвет едва  начинался. Мы вышли во двор, -- и здесь рана моя  так
разболелась, что я должен был опереться на руку Нилепты. Умслопогас следовал
за нами, не переставая жевать.
     Пройдя двор,  мы достигли узкой двери во дворцовой стене, которая  вела
на великолепную дворцовую лестницу.
     Я взглянул и  остолбенел. Двери не было, так же, как и бронзовых ворот.
Они были сняты с петель, как мы узнали потом, и брошены с лестницы на землю.
     Перед  нами находилось полукруглое пространство и  10  черных мраморных
ступеней, которые вели на лестницу.


        УМСЛОПОГАС ЗАЩИЩАЕТ ЛЕСТНИЦУ

     Мы переглянулись.
     -- Ты  видишь, --  сказал я, -- они  сняли ворота и  дверь. Чем бы  нам
заделать дверь? Скажи скорее, потому что они скоро должны быть здесь!
     Я  сказал это, зная, что мы должны защищать площадку, других дверей  во
дворце  не  было, так как комнаты отделялись занавесками. Я знал также, что,
если  мы  сумеем  защитить двор,  то  убийцам не попасть во дворец,  который
совершенно неприступен с тех пор, как потайная дверь, в которую вошла Зорайя
в ту памятную  ночь,  когда хотела убить сестру, была заделана по приказанию
Нилепты.
     -- Найдем! -- сказала Нилепта, к которой  вернулась ее обычная бодрость
и энергия. --  На дальнем конце двора есть глыбы  и обломки мрамора. Рабочие
принесли  его  сюда для пьедестала  к  новой статуе Инкубу, моего господина.
Завалим ими  двор!  -- Я обрадовался этой мысли и послал  одну из оставшихся
девушек  на  большую лестницу посмотреть, не может ли на  получить помощь  с
набережной,  где  находился дом ее отца,  богатого торговца, другую поставил
сторожить дверь. Затем мы пошли назад  через  двор к тому месту,  где лежали
глыбы мрамора. Навстречу нам попался Кара, проводивший женщин. В углу двора,
действительно, лежали  глыбы мрамора, обломки, куски  в  6 дюймов толщиной и
пара приспособленных носилок, на которых рабочие таскали мрамор. Не медля ни
минуты, мы принялись за работу. Четыре женщины таскали мрамор к двери.
     -- Слушай, Макумацан! -- сказал Умслопогас. -- Если эти негодяи придут,
я буду защищать  лестницу против них! Да, я  знаю, это  будет моя смерть. Не
останавливай  меня, старый  друг,  один давно умерший человек предсказал мне
такую смерть! У  меня был хороший день, пусть будет и хорошая ночь!  Я пойду
отдохну! Как только ты услышишь их шаги, разбуди меня! Мне нужна моя сила!
     Он отошел в сторону, бросился на мраморный пол и моментально заснул.
     Я  совершенно  ослабел и  должен был сесть и  наблюдать за ходом работ.
Женщины  носили  мрамор, в то время,  как Кара и Нилепта закладывали  дверь.
Надо  было пройти 40 ярдов, чтобы взять мрамор и опять 40 ярдов, чтобы нести
его  к двери, и  хотя женщины  работали усердно,  работа  подвигалась  очень
медленно.
     Стало  совсем  светло.  Вдруг,  среди окружающей  тишины,  мы  услыхали
движение на лестнице и слабое бряцанье оружия. Стена была заложена только на
2 фута вышины,  и  работали мы над ней  только 8 минут.  Они пришли. Альфонс
сказал правду.
     Звуки все приближались, и в прозрачном  сумраке утра мы увидели длинный
ряд  людей,  около  50  человек,  медленно  взбиравшихся  по  лестнице.  Они
остановились  на полдороге у большой арки и, заметив,  что ктото помешал им,
выждали три-четыре минуты, совещаясь между собой, потом медленно и осторожно
двинулись вперед.
     Я  разбудил  Умслопогаса.  Зулус встал, вытянулся  и  завертел  топором
вокруг своей головы.
     -- Хорошо! -- произнес он. -- Я словно помолодел! Моя сила вернулась ко
мне. Светильник вспыхивает сильнее перед тем, как погаснуть. Не  бойся...  Я
буду  хорошо драться.  Вино  и  сон  освежили меня  и  укрепили мое  сердце!
Макумацан! Я видел сон!  Ты и я, мы оба стояли вместе, на звезде, и смотрели
вниз на мир. Ты  был, как  дух, Макумацан,  свет исходил от тебя, но  своего
лица я  не  видел. Последний час настал  для нас с  тобой,  старый  охотник!
Пусть! Мы прожили свое время, но все же я никогда не  видал такого сражения,
как  вчера. Вели  похоронить меня по  обычаю моего народа, Макумацан,  пусть
глаза мои смотрят туда, на мою родину!
     Он взял мою руку, крепко пожал ее и повернулся к врагам.
     Я очень удивился, заметив, что Кара вскарабкался на стену и встал рядом
с зулусом, подняв свой меч.
     -- Ты пришел сюда? -- засмеялся Умслопогас. -- Добро пожаловать, смелое
сердце! Муж  должен  умереть достойной  смертью! О, смерть схватит  нас  при
звоне стали!  Мы  готовы.  Как  орлы,  мы  наточили наши  клювы,  наши копья
сверкают  на  солнце,  мы  жаждем  боя!  Кто  первый  явится  приветствовать
начальницу  (Инкози-каас)? Кто хочет попробовать ее поцелуя, за которым идет
смерть?  Я, Дятел,  Убийца, Легконогий! Я -- Умслопогас, владелец топора, из
народа Амазулусов,  сын  Македама, из  царской крови Чеки, я  --  победитель
непобедимого, я -- человек  с кольцом,  я  -- волк-человек, я призываю  вас,
ожидаю вас! Идите!
     Пока он  говорил  или, вернее,  пел свою  дикую воинственную  песнь, но
лестнице  шли вооруженные люди,  среди  которых я  заметил  Наста и великого
жреца  Эгона.  Огромный  детина,  вооруженный  тяжелым  копьем,  бросился на
зулуса. Умслопогас ловко увернулся, и удар не попал в него.
     Зато Инкози-каас обрушился на голову  нападающего, и труп  его  полетел
вниз с лестницы. Падая, воин уронил щит из кожи бегемота, зулус поднял его и
схватил. В  следующий  момент  смелый Кара убил  одного  человека.  Началась
сцена, какой мне никогда не приходилось видеть.
     Лестница была полна осаждающими, топор летал туда  и  сюда, меч сверкал
над  головами.  Раз,  два, три,  четыре...  без  конца! По  ступенькам  вниз
катились мертвые  и  умирающие.  Бой  становился ожесточеннее,  взор  зулуса
суровее, и рука -- сильнее.  Он испускал временами воинственный клич, и  его
ужасный топор рубил  прямо, направо и  налево. Он не думал, не размышлял, не
имел   времени  на  это,  он  увлекался  зрелищем  битвы.  Каждый  удар  его
сопровождался  смертью, и трупы людей обагряли кровью великолепные мраморные
ступени.
     Враги  наскакивали на него  с мечами и  копьями, ранили его, но крайней
мере, в  двенадцати  местах, кровь  лилась из  его  ран,  но щит защищал его
голову и кольчуга --  его грудь. Минуты проходили за минутами, и  с  помощью
смелого Кара Умслопогас все еще держался на лестнице.
     Наконец,  меч Кара сломался, он боролся  с  каким-то человеком,  и  оба
покатились вниз. Разрубленный в куски, он умер, как герой!
     Умслопогас не взглянул, не обернулся.
     -- Галаци! Ты со мной, мой брат, Галаци! -- вскричал он, убивая врагов,
одного, другого, третьего, пока  они не скатывались вниз  по  залитым кровью
ступеням  и с ужасом  смотрели  на него, думая, что  он не простой  смертный
человек.  Мраморная стена  выросла  теперь в  4 фута вышины,  и вместе с ней
выросла  надежда в моем сердце. Кое-как,  стиснув зубы от боли, я поднялся и
наблюдал за битвой.
     Я не мог принять в ней участия, потому что потерял револьвер.
     Старый Умслопогас, весь израненный,  стоял, опираясь  на свой топор,  и
смеялся  над  врагами, называя их "женщинами", старый воин, боровшийся  один
против многих! Никто  не решался подступиться к нему, несмотря на увещевания
Насты,   пока,   наконец,   старый   Эгон,  действительно  храбрый  человек,
побуждаемый  яростью, видя, что стена скоро  будет готова,  и все  планы его
рушатся, бросился с копьем в руке на Умслопогаса.
     --  Ага!  -- вскричал  зулус, узнав великого  жреца. -- Это  ты, старый
колдун?  Иди, иди! Я жду  тебя, белобородый волшебник!  Иди скорее  сюда!  Я
поклялся убить тебя и сдержу свою клятву!
     Эгон  с  такой силой  ударил  зулуса  своим  тяжелым  копьем,  что  оно
проткнуло насквозь щит и воткнулось в шею Умслопогаса.
     Зулус бросил негодный щит, и прежде чем Эгон собрался ударить  его  еще
раз, он, с криком: "вот тебе, колдун!" схватил топор обеими руками и с силой
ударил им по голове жреца. Эгон покатился с лестницы через трупы  убитых. Он
окончил свою жизнь, а с нею и все свои злодеяния!
     Когда  он упал,  страшный крик раздался у подножия лестницы. Мы увидели
вооруженных  людей, которые побежали прочь, думая только о своем спасении. С
ними  побежали  и жрецы. Но бежать было некуда, они толкались  и резали друг
друга. Только один  человек  остался у лестницы. Это  был Наста,  душа всего
заговора. Секунду  чернобородый Наста  стоял, склонив лицо, опираясь на свой
длинный меч, потом со страшным криком бросился на  зулуса  и нанес ему такой
ужасный  удар,  что  острый  клинок  проткнул  кольчугу и  воткнулся  в  бок
Умслопогаса, на минуту совершенно  ошеломив  его.  Снова  подняв меч.  Наста
прыгнул вперед,  надеясь прикончить врага, но он мало знал  силу и  ловкость
дикаря. С яростным криком  Умслопогас  собрал  все  силы и вцепился в  горло
Насты, как делает раненый лев. Через минуту все было  кончено. Я видел,  как
шатался зулус на ногах. Сделав над собой огромное усилие, он с торжествующим
криком бросил Насту за перила моста, где тот вдребезги разбился о скалу.
     Между  тем  явилась помощь. Громкие  крики, раздававшиеся  за наружными
воротами, сказали нам,  что город  проснулся, и люди, разбуженные женщинами,
прибежали защищать королеву. Некоторые из смелых прислужниц Нилепты, в своей
ночной  одежде, с распушенными  волосами,  так  усердно работали, закладывая
двери, что она  была  почти  готова,  другие,  с помощью  прибывших горожан,
сталкивали вниз и уносили ненужный мрамор.
     Скоро,  через  боковой  вход, в сопровождении  толпы,  вошел,  шатаясь,
Умслопогас, с  ужасным, но  победоносным видом.  Один взгляд  на него сказал
мне,  что он близок к  смерти. Все лицо его и шея  были в  крови, левая рука
тяжело  ранена, и в  правом боку зияла рана  в 6 дюймов глубиной,  сделанная
мечом Насты.
     Он шел,  шатаясь, страшный и великолепный в  своем  величии,  и женщины
начали громко кричать и приветствовать его. Зулус шел,  не останавливаясь, с
протянутыми  руками, прямо через  двор, через  аркообразную  дверь,  откинул
толстый  занавес и  вошел в тронный зал, наполненный вооруженными людьми. Он
шел, оставляя за  собой кровавый след на мраморном полу, пока не добрался до
священного камня. Здесь сила покинула его, и он должен был опереться на свой
топор.
     --  Я умираю,  умираю!  -- крикнул он громким  голосом.  --  Но это был
королевский удар! Где  же те, что пришли по большой лестнице? Я не  вижу их.
Где  ты,  Макумацан, или  ты ушел  раньше меня и поджидаешь  меня  в царстве
вечного мрака?  Кровь застилает мне глаза, все вертится вокруг меня, я слышу
голос... Галаци зовет меня!*

     * Я  не знаю,  кто этот Галаци. Умслопогас никогда  не  говорил мне про
него.

     Вдруг новая мысль поразила  его,  он поднял свой окровавленный топор  и
поцеловал его.
     -- Прощай, Инкози-каас! -- кричал он. -- Нет,  нет, мы уйдем вместе, мы
не можем расстаться.  Мы слишком долго жили  вместе.  Ничья  другая рука  не
возьмет тебя! Еще один удар, только один! Хороший, сильный удар!
     Зулус  выпрямился  во  весь рост  и с  диким криком начал крутить топор
вокруг своей  головы.  Потом  вдруг  с  ужасающей  силой  он  ударил  им  по
священному  камню. Сила нечеловеческого удара была так велика,  что полетели
искры, мраморный камень  с  треском  раскололся  на  куски,  и  на пол упали
обломки топора и его роговой рукоятки.  Священный камень рассыпался в куски,
и около него, сжимая в руке кусок топора, упал старый Умслопогас и умер.
     Это была смерть героя!
     Ропот  удивления  и восхищения послышался в толпе  людей, которые  были
свидетелями необычайного зрелища.
     -- Пророчество исполнилось! -- крикнул кто-то. -- Он расколол священный
камень!
     --  Да, -- сказала Нилепта, с присущим ей  самообладанием,  -- да,  мой
народ,  он расколол  священный камень, и пророчество  исполнилось,  так  как
чужеземный король правит Цу-венди. Инкубу, мой супруг, разбил войско Зорайи,
и я не боюсь ее больше. Корона принадлежит тому, кто спас ее! Этот  человек,
--  добавила она, повернувшись и положив руку на мое плечо, -- приехал сюда,
несмотря  на то, что  тяжело ранен, вместе  со старым зулусом, который лежит
там; они приехали за сотню миль, чтобы спасти меня от  руки заговорщиков. За
эти геройские поступки, за эти великие деяния, беспримерные в истории нашего
народа, говорю вам, что имя  Макумацан, имя усопшего Умслопогаса и имя Кара,
моего  слуги,  который  помогал  защищать  лестницу,  будут  вечно предметом
поклонения и почитания нашей страны! Я, королева, говорю это!
     Эта горячая, прочувствованная речь была встречена  громкими криками.  Я
сказал,  что мы  только  исполнили  свой  долг и вовсе  не заслужили  такого
восторга. Народ стал кричать  еще громче. Потом меня понесли  через наружный
двор в мое прежнее помещение, чтобы уложить в постель.
     Когда  меня несли, я увидал  мою  верную лошадь  "Денной луч",  которая
беспомощно лежала,  и ее белая голова  распростерлась на земле. Я велел тем,
которые несли меня, подойти к ней, чтобы я мог взглянуть на доброе животное.
     К  моему  удивлению,  лошадь  открыла  глаза  и, подняв  голову,  слабо
заржала. Я готов был вскрикнуть от радости, видя, что она жива, но  был не в
силах пошевелиться.  Сейчас же прислали  конюхов, подняли лошадь,  влили  ей
вина в  горло,  и  к ночи  она совсем оправилась,  была сильна и  свежа, как
всегда!
     Милозис гордился  этим  животным.  Горожане указывали  своим  детям  на
лошадь, которая "спасла жизнь Белой Королевы".
     Меня уложили в постель, обмыли  мою рану  и  сняли с  меня кольчугу.  Я
сильно страдал, потому что в груди и в левом боку у меня была рана величиной
в чайное блюдечко.
     Я помню, что услыхал топот лошадей за дворцовой стеной. Это  было много
времени  спустя.  Я поднялся и спросил  о  новостях. Мне сказали, что Куртис
послал отряд кавалерии на помощь королеве, и что он уехал с поля битвы через
два  часа   после  заката  солнца.  Войско  Зорайи  отступило  в  М'Арступу,
преследуемое кавалерией.  Сэр Генри расположился лагерем с  остатками своего
войска  на том  холме,  где в прошлую ночь  стояла  Зорайя  (такова  фортуна
войны!), и предполагал утром двинуться на М'Арступу.
     Услыхав это, я почувствовал, что могу умереть с легким сердцем, и  впал
в забытье.
     Когда  я  снова  очнулся,  первое,  что  мне  бросилось  в  глаза, было
симпатичное стеклышко в глазу Гуда.
     -- Ну, как вы себя  чувствуете, старый друг? -- спросил  меня  ласковый
голос Гуда.
     -- Что вы делаете здесь? -- удивился я. -- Вы должны  быть в М'Арступа.
Разве вы убежали оттуда?
     -- М'Арступа взята на прошлой неделе, -- ответил  он весело, -- Вы были
без памяти с  той ночи. Были всякие военные  почести... Трубы звучали, флаги
развевались  повсюду...  Но каково  той,  Зорайе? Скажу вам,  никогда ничего
подобного я не видел в своей жизни!
     -- А Зорайя? -- спросил я.
     -- Зорайя... о, Зорайя в плену! Они покинули  ее, мошенники, -- добавил
он, меняя тон, -- пожертвовали  королевой, чтобы спасти свою  шкуру.  Зорайю
принесли сюда, и я не знаю, что случилось с ней! Бедная душа!
     Он тяжело вздохнул.
     -- Где Куртис? -- спросил я.
     -- С  Нилептой. Она встретила нас сегодня, и какое  это  было свидание,
скажу вам! Куртис придет повидать  вас завтра. Доктора думают, что  ему надо
поберечься!
     Я ничего не сказал, хотя подумал про себя, что, несмотря  на запрещение
докторов, он  мог  бы  повидаться  со  мной.  Конечно,  если человек недавно
женился и выиграл победу, он должен слушаться совета докторов!
     Петом я услыхал знакомый голос, который осведомлялся у  меня:  может ли
господин  теперь  лечь  в  постель  сам?  -- и  увидал  огромные черные  усы
Альфонса.
     -- Вы здесь? -- спросил я.
     --   Да,   сударь,   война  кончилась,   мои   воинственные   инстинкты
удовлетворены, и я вернулся, чтобы стряпать для вас!
     Я засмеялся, или, вернее, пытался засмеяться. Как ни плох был Альфонс в
роли воина, --  я боюсь, что  он  никогда не возвысился  до  героизма своего
дедушки, -- надо  сказать правду, он был самой  лучшей  сиделкой, которую  я
знал. Бедный Альфонс! Надеюсь, он будет  так же любовно вспоминать обо  мне,
как я думаю о нем!
     На  другое  утро я увидел Куртиса и  Нилепту. Он рассказал мне все, что
случилось с тех пор, как мы с Умслопогасом ускакали с поля битвы.
     Мне  кажется, он вел  войну отлично  и  выказал  недюжинные способности
командира.  В  общем,  хотя  потеря наша была  очень велика -- страшно  даже
подумать, сколько  людей погибло в бою,  -- я знаю, что население страны  не
порицало нашей войны. Куртис  был  очень  рад видеть меня  и со  слезами  на
глазах благодарил за то малое, что я мог сделать для королевы. Я  видел, что
он был поражен, когда увидал мое лицо.
     Что касается Нилепты,  она  положительно сияла теперь, когда ее дорогой
супруг вернулся  к ней совсем здоровым, с небольшой  царапиной на  голове. Я
уверен,  что вся  эта убийственная война,  все эти  погибшие  люди  почти не
уменьшали ее радости, ее счастья, и не могу порицать ее за это, понимая, что
такова натура любящей женщины, которая  смотрит на  все сквозь призму  своей
любви и забывает о несчастьи других, если любимый человек жив и невредим, --
Что вы будете делать с Зорайей? -- спросил я.
     Светлое лицо Нилепты омрачилось.
     -- Зорайя! -- произнесла она, топнув ногой. -- Опять Зорайя!
     Сэр Генри поспешил переменить разговор.
     -- Скоро вы поправитесь и будете совсем здоровы, старый друг! -- сказал
мне Куртис.
     Я покачал головой и засмеялся.
     -- Не обманывайте себя! -- сказал  я. -- Я  могу немного оправиться, но
никогда  не буду здоров. Я -- умирающий человек, Куртис! Может быть, я  буду
умирать  медленно,  но  верно.  Знаете  ли  вы,  что  у  меня  уже  началось
кровохарканье? Что-то скверное случилось с моими легкими! Я чувствую это. Не
огорчайтесь  так!  Жизнь  прожита,  пора  уходить!  Дайте  мне,  пожалуйста,
зеркало, я хочу посмотреть на себя!
     Куртис извинился, отказываясь дать мне зеркало, но  я настоял на своем.
Наконец,  он подал  мне диск из полированного  серебра в  деревянной  рамке,
который  заменял здесь  зеркало.  Я взглянул  на себя  и  отложил  зеркало в
сторону.
     -- Я так и думал! -- произнес я. -- А вы говорите, что я буду здоров!
     Я не  хотел  показать им, как поразило меня мое  собственное лицо.  Мои
седые  волосы  стали  снежно-белыми,  а лицо  было изрыто морщинами,  как  у
старухи,  и  глубокие  красные  круги залегли под впалыми  глазами.  Нилепта
заплакала, а сэр Генри опять переменил разговор. Он сказал мне, что художник
взял слепок с  мертвого тела старого Умслопогаса  и  с  него будет вылеплена
черная мраморная статуя, изображающая его  в  тот момент,  когда он разбивал
священный камень. Вместо камня будет стоять белая статуя,  которая изобразит
меня и  "Денной луч". Я видел потом эти статуи, законченные через 6 месяцев,
они прекрасны,  особенно статуя Умслопогаса, который удивительно похож.  Что
касается меня, художник идеализировал мою некрасивую физиономию, хотя статуя
очень хороша. Целые столетия простоит эта статуя, и народ  будет смотреть на
нее, и  я думаю, вовсе неинтересно  смотреть на такое незначительное, жалкое
лицо!
     Затем они рассказали мне, что последнее желание Умслопогаса было, чтобы
его похоронили, а не сожгли, согласно местному обычаю, как сожгут меня после
смерти. Желание его исполнено.  Зулус похоронен по  обычаю  своей родины,  в
сидячем  положении, с коленами под подбородком, завернутый в толстый золотой
лист, и зарыт  во впадине стены на верхушке  лестницы, которую он защищал, с
лицом, обращенным в сторону своей  родины. Так сидит он  там  и будет сидеть
всегда, потому что труп его набальзамирован и помещен в узкий каменный гроб,
куда нет доступа воздуха.
     Народ говорит, что ночью дух старого зулуса выходит из гроба и угрожает
призрачным топором призрачным  врагам! Разумеется,  ночью никто  не решается
проходить мимо того места, где похоронен герой!
     Между тем, непостижимым  путем в народе уже возникла новая легенда  или
пророчество.  Эта легенда гласит, что пока старый зулус  будет сидеть  там и
смотреть  на лестницу,  которую он  один  геройски защищал  против  полсотни
человек, до тех пор  будет существовать и процветать новая династия, которая
произойдет  от брака англичанина с  королевой Нилептой. Но когда, с  годами,
кости его  рассыплются  и  обратятся  в  прах,  тогда падет  династия, падет
лестница, и перестанет существовать народ Цу-венди!


        Я ВСЕ СКАЗАЛ

     Прошла  неделя.  Я  почувствовал  себя  несколько лучше  в  один теплый
полдень.  Ко  мне вдруг  явился  вестник от сэра Генри и сказал, что  Зорайю
приведут  в  полдень в  первую  комнату королевы, и что Куртис  просит  меня
присутствовать при  этом.  Мне  хотелось  взглянуть  еще  раз на  несчастную
королеву,  и я отправился  с помощью Альфонса -- он был настоящее  сокровище
для меня в  моем  положении,  -- и  другого слуги, в  помещение  королевы. Я
пришел  ранее  других,  хотя  несколько   официальных  придворных   лиц  уже
находились  там, так  как им приказано было  явиться. Но едва я успел сесть,
как сопровождаемая отрядом королевских  телохранителей явилась Зорайя, такая
же  прекрасная и надменная, как всегда, но  с  выражением горечи на гордом и
мрачном лице. Она была одета, по  обыкновению, в королевскую <каф" и держала
в правой руке серебряное  копье. Чувство восхищения и жалости охватило меня,
когда я взглянул на нее. Я поднялся на  ноги,  низко поклонился ей,  выразив
сожаление, что не могу стоять перед ней сообразно моему положению.
     Она немного покраснела и горько засмеялась.
     -- Ты забываешь, Макумацан, -- сказала она, -- я больше не королева,  я
-- пленница, над которой всякий человек может смеяться!
     -- Но ты женщина, -- возразил  я, -- следовательно, тебе нужно выказать
почтение,  кроме того,  ты находишься в тяжелом положении,  значит,  вдвойне
заслуживаешь уважения!
     -- Ты забыл, -- ответила она с усмешкой, -- что я хотела завернуть тебя
в золотой лист и повесить на колонне храма!
     -- Нет, -- сказал я, -- уверяю тебя, я не забыл этого. Я часто думал об
этом,  когда мне казалось,  что битва  проиграна нами.  Но колонна на  своем
месте, а я остался здесь, хотя и ненадолго, зачем говорить об этом?
     -- А, эта  битва, битва! --  продолжала она. -- Я хотела  бы снова быть
королевой,  хоть на  один час,  чтобы  отомстить проклятым  шакалам, которые
бросили меня в  нужде. Эти женщины, эти люди с  птичьими сердцами  допустили
победить себя!
     Зорайя задыхалась в своем гневе.
     --  А,  этот  маленький  трус  около  тебя! -- продолжала она, указывая
серебряным  копьем на Альфонса. --  Он  убежал и выдал  мои планы.  Я хотела
сделать его начальником войска и показать солдатам, сказав, что  это великий
Бугван (Альфонс вздохнул и погрузился в невеселые  размышления)! Всюду  была
неудача!  Он спрятался под  знаменем и раскрыл  все мои планы. Я  хотела  бы
убить его, но, увы! Не могу!
     -- А ты, Макумацан, я слышала, что ты  совершил! Ты -- храбрый человек,
у тебя честное сердце! И твой черный дикарь! Он был настоящий муж. Я  желала
бы взглянуть, как он боролся с Настой на лестнице!
     --  Ты  странная женщина,  Зорайя! -- сказал я, --  Прошу тебя,  вымоли
прощенье у королевы Нилепты, быть может, она пощадит тебя!
     Она громко засмеялась.
     -- Я буду просить пощады? -- сказала она. -- Никогда!
     В эту минуту вошла Нилепта в сопровождении Куртиса и Гуда, и села. Лицо
ее было бесстрастно. Что касается Гуда, он выглядел совсем больным.
     -- Приветствую тебя, Зорайя!  -- сказала Нилепта после молчания. --  Ты
навлекла горе и печаль на мое королевство, из-за тебя тысячи человек погибли
в бою, ты дважды покушалась убить меня, ты поклялась убить моего господина и
его  спутников  и сбросить меня с трона!  Разве  ты не  заслуживаешь смерти?
Говори, Зорайя!
     -- Вероятно, королева, сестра моя,  забыла  главный пункт обвинения! --
ответила  Зорайя  своим  музыкальным голосом.  --  Он  гласит следующее:  ты
пыталась  отбить у меня любовь моего Инкубу! За это преступление сестра  моя
хочет убить меня; а не за то, что я начала войну! Счастье твое, Нилепта, что
я  слишком  поздно  обратила внимание  на  его любовь  к  тебе!  Слушай,  --
продолжала она, возвысив  голос, -- мне нечего сказать вам,  кроме того, что
сказала бы я,  если бы выиграла битву! Делай  со  мной что хочешь, королева,
пусть Инкубу  будет королем -- потому что он -- причина всего зла! Пусть это
будет концом всей истории,  --  Зорайя  выпрямилась, бросила гневный  взгляд
своих глубоких глаз  на сэра Генри и начала  играть своим копьем.  Сэр Генри
наклонился к Нилепте и шепнул ей что-то.
     -- Зорайя! -- заговорила Нилепта. --  Я была  всегда доброй сестрой для
тебя! Когда наш отец умер, в стране возникли сомнения и толки о  том, должна
ли  ты сесть на трон рядом со мной и быть королевой! Я --  старшая сестра --
подала голос за тебя. "Пусть Зорайя будет  королевой так же, как и я.  Мы --
близнецы с ней, мы  росли вместе  от рождения,  почему  же предпочитать меня
ей?" -- говорила я. Мы всегда были вместе, сестра моя! Теперь ты знаешь, что
виновна передо мной и твоя  жизнь  в опасности! Но  я  помню, что ты --  моя
сестра, что мы вместе играли детьми и любили друг друга, вместе спали, обняв
друг друга, поэтому  сердце мое  рвется  к  тебе,  Зорайя!  Но  оскорбление,
которое ты мне нанесла, очень серьезно, я не пощадила бы твою жизнь. Пока ты
будешь жить, в нашей стране не будет мира и тишины! Но ты не умрешь, Зорайя,
потому  что мой дорогой  супруг просил у  меня, как  милость,  пощадить твою
жизнь! Я дарю ему твою  жизнь, как  мой свадебный подарок, пусть он делает с
ней,  что хочет. Я знаю, что  ты любишь его, но  он  не любит  тебя, Зорайя,
несмотря  на  всю  твою  красоту!  Хотя ты прекрасна  как  звездная ночь, о,
Зорайя, но он любит  меня, а не тебя, он --  мой супруг,  и  я дарю ему твою
жизнь!
     Зорайя  сверкнула  глазами  и ничего не сказала.  На  Куртиса было жаль
смотреть. Манера Нилепты  и ее слова, хотя они дышали правдой и силой, вовсе
не нравились мне.
     -- Я понимаю, -- пробормотал Куртис, смотря  на Гуда, -- я понимаю, что
вы обе были привязаны друг к другу, ваши чувства естественны, но,  во всяком
случае, можно найти  какой-либо  исход из неприятного положения, покончив  с
этим! У Зорайи есть свои особые владения, где она  может жить  свободно, как
ей захочется! Не правда ли, Нилепта? Впрочем, я могу только советовать!
     -- Я хотел бы забыть все  происшедшее, --  добавил Гуд, сильно краснея,
--  и если Царица  ночи считает меня достойным  ее  руки, я  готов завтра же
обвенчаться с  ней,  или когда ей угодно,  и  постараюсь быть для нее добрым
мужем!
     Все  взоры  обратились на  Зорайю,  которая стояла  неподвижно,  с  той
загадочной улыбкой на прекрасном лице, которую я часто замечал и раньше. Она
помолчала немного, потом  трижды  низко присела перед  Нилептой, Куртисом  и
Гудом.
     -- Благодарю тебя,  прекраснейшая королева, моя  царственная сестра, --
заговорила  она спокойным тоном, -- за твою  любовь ко мне с детских  лет, а
особенно за  то, что ты отдаешь мою особу  и мою судьбу в руки лорда Инкубу,
который  будет  королем!  Пусть  счастье,  мир  и благоденствие  распустятся
чудными цветами  на твоем жизненном пути,  нежная,  добросердечная королева!
Царствуй долго, победоносная королева, и держи, обеими руками любовь  твоего
супруга.  Пусть  процветает  твое  потомство, сыновья и  дочери твоей дивной
красоты!  Благодари тебя,  лорд Инкубу, будущий король, тысячу раз благодарю
тебя, что  тебе угодно  было  принять в  дар от королевы  мою бедную жизнь и
судьбу и  передать  ее  твоему  товарищу но  оружию  и  приключениям,  лорду
Бугвану! Этот поступок  достоин тебя, Инкубу! Наконец, благодарю тебя также,
лорд Бугван, за то, что ты, в свою  очередь, удостоил меня своим вниманием и
не отказался от моей жалкой  красоты! Благодарю тебя тысячу раз и  добавляю,
что ты -- добрый и  честный человек и клянусь,  положа руку на сердце, что я
сказала бы тебе "да", если бы  могла! Теперь, когда я поблагодарила всех, --
она улыбнулась, --  я добавлю только несколько  слов. Мало  вы  знаете меня,
королева  Нилепта, и вы,  господа. Для меня нет середины! Я смеюсь над вашей
жалостью и ненавижу вас! Я не нуждаюсь в вашем прощении -- для меня это жало
змеи! Я стою здесь перед вами,  обманутая, покинутая, оскорбленная, и все же
торжествую над вами, смеюсь и презираю вас всех! Вот вам мой ответ!
     Вдруг, прежде чем кто-нибудь мог догадаться о ее намерении, она подняла
серебряное копье, которое держала в руке, и нанесла  себе такой сильный удар
в бок, что конец копья прошел насквозь, и упала на пол.
     Нилепта  вскрикнула.  Гуд  почти  лишился чувств, остальные бросились к
Зорайе.  Царица  ночи подняла  свою  прекрасную  голову  и  взглянула своими
дивными глазами в лицо Куртиса, словно прощаясь с ним. Потом голова ее упала
назад, раздался  вздох,  похожий на рыдание,  и  мрачная, но прекрасная душа
Зорайи отлетела.
     Ее похоронили с царской пышностью, и все было покончено.
     Прошел  месяц со  времени трагической кончины Зорайи.  В  храме  Солнца
совершилась  торжественная  церемония,  и  Куртис  был  официально  объявлен
королем-супругом в стране  Цу-венди. Я был болен и не  пошел на церемонию. В
самом  деле,  я  ненавижу  этого  рода  вещи,  толпы  народа,   звуки  труб,
развевающиеся  знамена. Гуд, присутствовавший на церемонии (в полной форме),
вернулся и рассказал мне,  что  Нилепта выглядела очень  красивой,  а Куртис
держал  себя   так,  словно   родился   королем,  и  был  встречен  громкими
приветственными криками, подтверждавшими его огромную популярность в стране.
Потом, рассказывал он,  когда  в  процессии вели  королевскую лошадь "Денной
луч", народ начал громко,  до хрипоты  кричать:  Макумацан!  Макумацан!  Они
кричали  так,  что  он,  Гуд, должен  был встать  во весь  рост в  экипаже и
закричать им, что я болен и не могу участвовать в церемонии.
     Потом  сэр Генри,  или, вернее, король пришел  навестить меня, выглядел
очень  утомленным  и клялся,  что никогда не скучал так в своей жизни. Но  я
думаю, что  он  несколько преувеличивал. Человеческой натуре  несвойственно,
чтобы  человек  соскучился в таких  необыкновенных обстоятельствах. В  самом
деле,  не удивительная ли вещь, что человек, который за год до этого времени
приехал  в  страну   никому   неведомым   пришельцем,   теперь  женился   на
прекраснейшей и любимой королеве и сделался королем всей страны! Я попытался
прочитать  ему наставление, чтобы он не  возгордился и не увлекся  блеском и
силой своей власти, но помнил бы всегда, что был когда-то простым английским
джентльменом и призван Провидением к великом и ответственной обязанности.
     Куртис  был так  любезен,  что терпеливо выслушал мои увещевания и даже
поблагодарил меня за них.
     Сейчас же после церемонии меня перенесли в домик, где я теперь пишу эти
строки.  Это   прелестный  уголок,  в  двух  милях  от  Милозиса.  Здесь,  в
продолжение  5 месяцев,  не сходя  с  моего ложа,  я употреблял  свой досуг,
составляя эти  записки, историю  наших  странствований.  Быть  может,  никто
никогда не  прочтет их, но это  неважно. Во  всяком случае, составление этих
записок  помогло мне  коротать  мое время, часы  тяжелых страданий.  Я очень
страдал тогда. Слава Богу, скоро конец моим страданиям.
     Прошла неделя с тех пор, как я написал последние строки. Теперь я снова
берусь за перо, в последний раз, потому что конец мой близок.
     Моя  голова  свежа,  и  я могу  писать,  хотя с трудом  держу  перо. За
последнюю   неделю  болезнь   легких   усилилась,   но   теперь   совершенно
прекратилась,  я  чувствую  полное  онемение  членов  и  не  обманываю  себя
надеждами.
     Боль  исчезла, а с  ней  исчез и  страх смерти, и я чувствую  и  ощущаю
близость вечного покоя и отдыха. Радостно, с тем же чувством покоя, с  каким
дитя лежит на  груди матери, я готов упасть в объятия  Ангела смерти! Всякая
робость, все  страхи,  посещавшие меня при жизни,  отлетели  от  меня,  бури
прошли,  и  Звезда  вечной   надежды,  блестевшая  передо  мной  на  далеком
горизонте,  теперь приблизилась ко  мне. Много  раз  был я близок к  смерти,
много товарищей умерли на моих глазах, теперь -- моя очередь! Еще 24 часа, и
мир будет далек от меня со всеми его страхами и надеждами. Меня не станет, и
мир забудет  обо  мне! Так было и  будет со  всеми! Тысячи веков  тому назад
умирающие люди думали свои думы  и были забыты! Пройдет еще  тысяча веков, и
потомки наши будут умирать и думать и будут также забыты в свою очередь.
     "Человеческая жизнь  -- дыхание быка зимой, звезда, блуждающая по небу,
легкая тень, исчезающая с закатом солнца!"  -- так выразился однажды зулус в
разговоре со мной.
     Нет, наш мир нехорош! Кто может не  согласиться с  этим, кроме тех, кто
ослеплен собой?
     Как  может быть хорош  мир,  в  котором первостепенное  значение  имеют
деньги, где путеводной звездой является эгоизм и себялюбие?
     Но теперь, когда моя жизнь кончена, я рад, что жил,  что  узнал  нежное
дыхание женской любви и верную дружбу, которая пережила любовь женщины, рад,
что  слышал  звонкий  смех  детей,  любовался  на  солнце, месяц  и  звезды,
чувствовал соленое дыхание моря на своем лице  и плавал по озаренной  лучами
месяца воде, охотясь за зверями. Но  я не желал бы  снова начать жизнь! Нет,
нет!
     Во мне все изменилось. Свет исчезает из глаз,  и  темнота приближается.
Мне чудятся  сквозь этот мрак знакомые лица дорогих умерших... Там мой Гарри
и  другие, и  лучшая,  совершеннейшая  женщина, которая когда-либо  жила  на
земле.
     Зачем  говорить о  ней  теперь?  Зачем  говорить  о ней  после  долгого
молчания, теперь, когда она так близка от меня; когда я иду  туда, куда ушла
она давным-давно.
     Заходящее солнце  горит  пламенем на золотом  куполе храма.  Пальцы мои
устали.
     Всем, кто  знал  меня, или  слышал обо мне,  всем,  кто захочет  иногда
вспомнить  старого  охотника,  я  протягиваю  руку  на  прощанье  и  посылаю
последнее прости!
     В руки Всемогущего Бога, Творца жизни и смерти, предаю дух мой!
     "Я все сказал!" Это было любимое выражение покойного зулуса.


        ДРУГОЙ РУКОЙ

     Минул  год со дня смерти  нашего незабвенного друга  Аллана Кватермэна,
когда  он  написал  последнюю  главу своих  записок,  под  названием "Я  все
сказал!"  По  странной случайности у нас явилась  возможность переслать  эти
записки в Англию. Правда, эта возможность не обольщала нас  надеждами, но мы
с  Гудом   решили  попытать  счастья.  В  продолжение  последних  6  месяцев
пограничные комитеты усердно принялись за работу на рубеже страны Цу-венди с
намерением  отыскать  во  что  бы то  ни  стало или  проложить удобный  путь
сообщений в  страну. Результатом работ было открытие соединительного канала,
который  приобщал  страну  ко всему остальному  миру. Я уверен, что по этому
самому  каналу  туземный  путешественник  добрался сюда  и до миссии мистера
Мекензи, хотя прибытие его за три года до нас в эту страну и изгнание из нее
держится жрецами в строгой тайне! Пока производились исследования страны, на
континент  отправили посла с депешей. Мы вручили ему рукопись, два письма от
Гуда к его друзьям и письмо от меня к моему брату Георгу. Мне больно думать,
что  я  никогда  не  увижу  его, и  я уведомлял  его, как  ближайшего  моего
наследника в  Англии, что он может владеть всеми  моими родовыми поместьями,
так как  я не думаю никогда вернуться  на родину.  Мы  не могли  бы покинуть
страну Цу-венди, если бы  даже желали! Этим послом был Альфонс, дай  Бог ему
счастья в его жизни! Он до смерти соскучился здесь!
     --  Да, да, здесь  хорошо! -- говорил он. -- Но мне  скучно, скучно! Он
жаловался на отсутствие всяких кафе и театров и стонет о своей Анете. Но мне
кажется, что весь секрет его  отвращения к стране и тоски заключался  в том,
что  народ  ужасно  смеялся  над  ним  по  поводу  его  поведения  в  битве,
происходившей 18 месяцев тому назад, когда он спрятался под знаменем Зорайи,
чтобы избежать сражения.
     Каждый  мальчишка  бегал  за ним по улицам и  насмехался, оскорбляя его
гордость  и делая  жизнь  невыносимой. Во  всяком  случае,  Альфонс  решился
перенести все ужасы  длинного путешествия,  опасности, труды, даже готов был
рискнуть  встретить французскую  полицию, чем оставаться  в этой  "печальной
стране".
     Бедный Альфонс!  Мы  были очень  огорчены разлукой с ним, но я искренне
желаю ему благополучного прибытия на родину. Если он  доберется благополучно
и довезет  с  собой драгоценную рукопись,  которую  мы ему вручили  вместе с
солидной суммой золота,  он  будет там,  у себя,  богатым человеком  и может
жениться на своей Анете, если она жива и удостоит его согласием!
     Теперь  пользуюсь  случаем, чтобы  сказать  несколько  слов  о  дорогом
умершем Кватермэне.
     Он умер  на  рассвете  следующего дня, дописав  последние строки главы.
Нилепта, Гуд и я были около него. Это была трогательная и  прекрасная сцена.
За час до  наступления утра  мы  заметили, что он умирает,  и наше горе было
очень сильно. Гуд залился слезами, и эти слезы вызвали последнюю милую шутку
из уст умирающего друга, потому что  он  мог шутить даже  в последние минуты
своей жизни. Гуд  волновался, плакал, и стеклышко его  постоянно выпадало со
своего обычного места. Кватермэн заметил это.
     -- Наконец-то, -- пробормотал он, пытаясь улыбнуться, -- я  увидел Гуда
без стеклышка в глазу!
     Потом он замолчал до утра и при первых лучах рассвета  попросил поднять
его, чтобы видеть восход солнца в последний раз.
     --  Через  несколько минут, -- сказал он, -- я должен буду пройти через
его золотые ворота!
     Десять минут спустя он приподнялся и посмотрел на нас
     --  Я отправляюсь в долгое путешествие, более страшное, чем то, которое
мы  совершили  все  вместе.  Вспоминайте  иногда  обо  мне!  --  пробормотал
Кватермэн. -- Бог да благословит вас! Я буду ожидать вас там!
     Он вздохнул, упал на подушки и умер!
     Так ушел  от  нас навсегда прекраснейший  человек! Нежный,  постоянный,
обладавший  большим запасом  юмора  и  поэтическими  наклонностями.  Он  был
неоценим, как  человек дела и  гражданин. Я  не знал  никого, кто был бы так
компетентен в суждении о людях и их поступках.
     --  Всю  мою  жизнь  я изучал  человеческую натуру,  --  говорил  часто
Кватермэн, -- и думаю, что знаю ее!
     Действительно,  он  знал  людей.  У  него  было  два   недостатка:  его
чрезмерная скромность и склонность к ревности  в отношении людей, на которых
он сосредоточивал свою привязанность.
     Читатели,  вероятно,  помнят,  что  он  часто  говорил  о  себе, как  о
боязливом, робком человеке;  в сущности же, он обладал неустрашимой душой  и
никогда не терял  головы. В сражении с войском  Зорайи  он получил серьезную
рану, от которой и умер, но эта  рана вовсе не была случайностью,  как можно
было подумать по его словам.  Он был  ранен, спасал жизнь Гуда, рискуя своей
жизнью  для другого человека.  Гуд лежал на земле,  и  один  из воинов Насты
готов был  убить его, но  Кватермэн  бросился  защищать  товарища и  получил
сильный удар в бок, хотя убил солдата.
     Относительно его ревности я могу легко оправдаться. В своих записках он
несколько раз упоминает о том, что Нилепта  совершенно завладела мной, и оба
мы стали относиться к нему холоднее.  Нилепта и теперь имеет недостатки, как
всякая  другая женщина, она  бывает временами слишком  требовательна,  но, в
общем, наше мнимое охлаждение к нему -- это плод его фантазии.
     Он жалуется, что я не хотел придти повидать его, когда он был болен, но
доктора  решительно  запретили мне это. Когда  я прочитал  эти  слова в  его
записках, они больно кольнули меня, потому что я глубоко  любил  Кватермэна,
уважал  его,  как  отца, и никогда не  допустил бы мысли, чтобы мой  брак  с
Нилептой  мог отодвинуть на задний план мою  привязанность  к старому другу.
Теперь все это прошло.  Эти  маленькие слабости делают еще дороже  для  меня
незабвенный образ усопшего друга!
     Кватермэн умер.  Гуд прочитал  над  ним похоронную  службу,  на которой
присутствовали  мы с Нилептой. Потом его  останки, при  торжественных криках
народа, были преданы сожжению. Когда я шел в  длинной и пышной процессии  за
телом моего друга, я думал про  себя, что  если бы Кватермэн видел  всю  эту
церемонию, он был бы возмущен, потому что ненавидел тщеславие и роскошь.
     Но я не мог ничего поделать с этим!
     За несколько минут до заката солнца, на  третью  ночь после смерти, его
принесли и положили  на медный пол храма, перед алтарем. Когда последний луч
заходящего солнца  упал  на  его лицо и  озарил  бледное,  благородное  чело
усопшего, зазвучали трубы, пол раздвинулся, и труп Кватермэна упал в  огонь.
Никогда мы  не  увидим  его,  если  проживем еще сто  лет. Он  был даровитый
человек,  настоящий  джентльмен,  вернейший друг,  искуснейший  спортсмен  и
лучший стрелок во всей Африке!
     Так  закончилась  замечательная,  полная  приключений,  жизнь  охотника
Аллана Кватермэна.
     -------------------------------------------------------------------

     Время  шло.  Наша  жизнь шла хорошо.  Гуд занялся устройством флота  на
озере  Милозиса и на  других окрестных озерах, и  с помощью  его мы надеемся
увеличить   торговлю  и   производство  страны   и  покорить  беспокойные  и
воинственные  племена,  обитающие  по  берегам озер. Бедный  Гуд!  Он  начал
немного забывать трагическую  смерть несчастной красавицыкоролевы Зорайи. Но
это был тяжелый  удар для него,  потому  что  он  серьезно привязался к ней!
Надеюсь,  что  со  временем  он  женится и  выкинет  совсем  из головы  свою
несчастную  любовь.  Нилепта  имеет ввиду двух молодых  девушек, одна из них
дочь Насты (он  был  вдовцом),  красивая  девушка, с  царственным видом,  но
слишком  похожая на  своего  отца и очень надменная.  Что  касается меня,  я
удовольствуюсь,  сказав,  что  чувствую себя очень  хорошо в моем  курьезном
положении  короля-супруга, лучше даже,  чем я мог  ожидать! Но я нахожу, что
ответственность очень тяжела. Все-таки я надеюсь сделать что-нибудь доброе и
намереваюсь  довести  до  конца два  дела.  Во-первых, объединить  различные
племена, составляющие  народ Цу-венди,  под одним  центральным управлением и
уничтожить власть  жрецов.  Первая реформа положит конец гражданским войнам,
которые  в  течение  целых  столетий  опустошали страну, вторая --  устранит
источник политической  опасности и проложит путь новой, истинной  религии. Я
надеюсь увидеть  крест  Христов  на золотом куполе храма.  Если я  не  увижу
этого, то увидят мои наследники!
     Еще об одной вещи я позабочусь. Я считаю  необходимым воспретить доступ
иностранцам в страну Цу-венди, и не потому, что я негостеприимен, а по моему
твердому убеждению, что священный долг обязывает меня поберечь  великодушный
и  сердечный народ  от  нашествия варваров.  Что  станется  с  моим  храбрым
войском, если какие-нибудь пришельцы вздумают стрелять в нас  из револьверов
и  ружей?  Я не желаю вводить  здесь порох, телеграфное  сообщение,  паровые
машины,  газеты, потому что твердо уверен, что все  эти нововведения несут с
собой  всякие бедствия и несчастья.  Я не хочу  наводнять  прекрасную страну
толпами спекулянтов, туристов, политиков, учителей, которые принесут с собой
суету  и  ненависть  остального   мира,  отдать  ее  на  растерзание  жадным
аферистам,  которые  похожи  на  крабов  --  этих  чудовищ  подземной  реки,
терзающих труп прекрасного  лебедя. Я не желаю  развить  в  стране жадность,
пьянство,  новые болезни  и  общую  деморализацию,  все  эти первые признаки
цивилизации   у  неиспорченного  народа.  Если   Провидению   угодно   будет
присоединить страну  Цу-венди к остальному миру -- это другое  дело, но я не
хочу  брать  на  себя  ответственность,  и Гуд вполне  одобряет мое решение!
Прощайте!
     Генри Куртис. Декабрь 15, 18...

     Р.S. Я совершенно  забыл  сказать,  что 9  месяцев  тому назад Нилепта,
которая, по-моему, еще больше похорошела, одарила меня сыном  и наследником.
Это --  прелестный  кудрявый мальчик,  настоящий  голубоглазый англичанин, и
хотя он должен наследовать трон  Цу-венди, я надеюсь сделать из  него прежде
всего настоящего джентльмена и честного человека, что, по моему мнению, выше
и  дороже,  чем  наследовать  королевский  престол, и составляет  величайшее
счастье, какое человек может обрести на земле.
     Г.К.

     Примечание Георга Куртиса, эсквайра.

     Мы считали  умершим  моего  родного брата  Генри  Куртиса,  как вдруг я
получил  рукопись, адресованную  мне  рукой  моего  брата. На конверте  была
почтовая  марка  Адена,  и рукопись  благополучно дошла  до меня  20 декабря
текущего года,  через  два  года  после ее посылки  из  Центральной  Африки.
Удивительную историю прочитал я в этих записках!  Конечно, мне  приятно было
узнать, что Генри и Гуд благоденствуют на чужбине, но  для меня  и для своих
друзей --  они давно умерли,  потому что мы потеряли  всякую надежду увидеть
их.
     Они порвали  всякую связь со старой Англией, со своим домом, с родными,
и, может быть, по-своему, правы и поступают мудро.
     Но я  никак  не  могу понять, каким  образом  они  переслали  рукопись!
Предполагаю, что  маленький француз,  Альфонс,  благополучно  совершил  свое
путешествие.
     Я наводил справки о нем в Марселе  и в других местах,  стараясь открыть
его местопребывание, но безуспешно.  Быть может, он умер, и пакет был послан
мне  кем-нибудь другим, или, может быть, он благополучно обвенчался со своей
Анетой и,  боясь полиции, предпочитает жить инкогнито. Я  не  знаю этого.  Я
долго надеялся разыскать его, но должен сознаться, что моя надежда слабеет с
каждым  днем. Большим препятствием  является  то,  что  в  своих записках г.
Кватермэн нигде не  упоминает  его прозвища. Он говорит  об "Альфонсе",  а в
мире  так  много Альфонсов!  Письма  Гуда, которые мой  брат  Генри,  по его
словам, послал  вместе с рукописью, не  дошли по назначению. Я  предполагаю,
что они потеряны или уничтожены!

     Георг Куртис.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.