Версия для печати

   Генри Престон.
   Пятнадцать отважных


     Сб. "Четвертые звездные войны", "Библиотека "Лооминг", Таллинн 1992
     OCR&SpellCheck: The Stainless Steel Cat





ПРОЛОГ

     - ... Земля, - твердо произнес кварр.
     -  Но это же  нелепо, Харл! - желеобразное тело л'гхоли  запульсировало
яркими огоньками, что означало крайнее удивление и волнение. - Вы же знаете,
что сделали со своей планетой эти самовлюбленные гордецы!
     - Земля! - упрямо  повторил Харл. У  л'гхоли личные  имена  состояли из
восемнадцати букв  и  одной  цифры. Перепутать их порядок  означало  нанести
кровную обиду.
     - Но в прошлый раз у вас были отличные бойцы, - мягко произнес уттар
     - И, тем не менее, победа досталась вам. Мое решение неизменно - только
Земля.
     - Вы проиграете! - запальчиво бросил из своего кресла л'гхоли.
     - Нет, я выиграю.
     -  Посмотрим... - до сих пор молчавший  трифф поднял увенчанную гребнем
голову и посмотрел на Харла. - Я нашел на одной из планет великих бойцов
     - Земляне лучше. И вы в этом убедитесь.
     - Все решит Игра, - подытожил уттар. И все согласились.


      * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

1. ЗАРОЖДЕНИЕ ИГРЫ

     Четыре могущественные цивилизации владели  Вселенной. Их сила не  знала
предела.   Войны   были   давно   прекращены.  Повелители  Вселенной   могли
путешествовать во времени,  перемещаться  через  космические  пространства и
жили практически без смерти. Но и у них все же нашелся камень  преткновения;
небольшая окраинная планета, на которой рос факс.
     Эта невзрачная синяя трава оказалась настолько ценной  и  для кварров -
двуногих и двуруких прямоходящих гуманоидов, отличающихся от человека только
наростами  с   боков  головы  и  рудиментарным  хвостом;  и  для  л'гхоли  -
желеобразной  мыслящей  субстанции, размножающейся  простым делением; и  для
уттаров - похожих  на  пингвинов  птицеобразных, но  с  лицом лемура;  и для
триффов  - разумных ящеров, похожих  на поднявшегося на задние лапы крупного
варана  и  носящие  вокруг  головы  гребень  из  перьев.  Все  они нашли  ей
применение: кварры использовали  в  парфюмерии из-за тонкого пряного запаха,
л'гхоли открыли, что трава помогает им получать незабываемое удовольствие от
процесса деления, уттары изготовляли  из  нее  особо  изысканные  лакомства,
триффы  применяли  вместо  лекарств  в  медицинских  целях.  Все  Повелители
Вселенной были все же живыми существами со своими страстями,  и факс являлся
для них чем-то новым и доселе неизведанным, хотя они, казалось, испытали все
и вся в своих мирах.
     За обладание планетой  все  Повелители были готовы отдать,  что угодно.
Однажды  спор  едва  не  привел к  военному  конфликту.  После этого  кто-то
предложил разыграть права на владение планетой. Победитель получает право на
монопольное использование факса  в течение одного цикла (тысячи земных лет).
Решение было простым и мудрым, к тому же это вносило  какое-то  разнообразие
во все-таки скучноватую жизнь Повелителей.
     Был построен специальный полигон на одной из пустынных планет. Ландшафт
на  нем  менялся каждый  цикл,  Победитель  предыдущей  Игры  сам  устраивал
оборонительные сооружения. Остальные три команды должны  были с трех  сторон
пробираться к  центру полигона,  где находилась  чаша с факсом  - своего ода
символ и цель Игры.
     Воинов можно было набирать  на любой известной или неизвестной планете.
Одно условие: чтобы не порвать хронологическую ткань, их извлекали из своего
времени за пять секунд до физической гибели и доставляли на полигон.
     Так проходили многие  циклы. Повелители разыскивали на  планетах лучших
бойцов, обучали их и наблюдали за игрой, получая бездну удовольствия.
     Но впервые за время существования Игры кто-то решил обратиться к Земле.

2. ВЫБОР

     Четыре представителя играющих сторон рассматривали на экране голограммы
будущих бойцов на этот цикл.
     Вскоре очередь дошла до Харла.
     -  Итак, на ком  же вы  остановили  свой  выбор? - по  праву последнего
победителя председательствовал уттар.
     - Смотрите...
     (Здесь нужно сказать, что группы не  должны были превышать численностью
двадцать особей. Оружие только  традиционное - никаких пистолетов, бластеров
и тому подобного).
     Просканировав земную историю, Харл остановил свой  выбор на  пятнадцати
лучших ее представителях, как ему казалось.
     Римский центурион Клавдий  Лукулл. Умелый боец, прославивший свое имя в
битве при Карфагене и павший там.
     Индейский вождь  племени апачей  Большое Озеро. Храбро сражался  против
американской армии, но потерпел поражение и предпочел смерть плену.
     Одинокий   воин-ниндзя  Акиро  Морита.  Преследуемый   людьми   сегуна,
загнанный в горное ущелье, сражался более чем с полусотней противников и был
сражен предательским ударом в спину.
     Темник Чингиз-хана Джебе. Свирепый и бесстрашный воин, сложивший голову
в русских степях.
     Рыцарь  Круглого Стола сэр Джон Озрик. Король ристалищ, непревзойденный
поединщик. Во время похода за чашей Грааля убит сарацинской стрелой.
     Гладиатор-мирмиллон, фракиец Драго. Вышел победителем во время кровавой
схватки на арене, но скончался от ран.
     Тевтонский рыцарь  Гуго  фон  Шлиппенбах. Опытный воин, владеющий всеми
видами оружия. Утонул в Чудском озере.
     Сарацин Бен-Юсуф.  Отчаянно рубился  в одиночку, отрезанный от своих, и
пал в неравной битве, уложив многих соперников.
     Гасконский дворянин Франсуа ле  Конт, лейтенант королевских мушкетеров.
Проявил  чудеса  храбрости  при осаде Ла-Рошели. Взорвавшаяся рядом  граната
помешала ему получить звание капитана.
     Русский  ушкуйник  Филька  Рватый. За многочисленные  свои  прегрешения
схвачен,  бит  батогами,  клеймен  вырыванием  ноздрей.  Обложенный царскими
стрельцами, имея  при  себе только кистень,  яростно  сражался против целого
отряда, уничтожил больше половины противников, попал в плен и был повешен.
     Норвежский викинг Эрик,  сын Олафа. Громадного роста рыжебородый  воин,
не ведающий,  что такое страх. Утонул,  вывалившись  за  борт драккара после
обильного возлияния.
     Африканский пигмей Чака. Лучший охотник и  следопыт.  Разорван львом во
время охоты.
     Польский шляхтич пан Тадеуш Спыхальский. Оставив войско короля Августа,
где  снискал себе  славу лучшего  гуляки  и  дуэлянта,  вернулся  к  себе  в
поместье, где  попытался воспользоваться  правом первой брачной ночи  и  был
зарезан женихом своей холопки.
     Испанский  идальго, конкистадор дон Алонсо ди Альмейда  и-Вальдес. Один
из самых жестоких последователей Кортеса. Прекрасно владел мечом и кинжалом.
Убит на дуэли.
     Варвар-гунн  Кайдар, по  прозвищу  Лошадиная Голова.  Буйный  воин,  не
щадящий ни себя, ни  противника.  Состоял в охране  самого Атиллы.  Отравлен
брошенной им женщиной.
     -  И  это ваши лучшие  бойцы? - усмехнулся уттар,  когда последнее лицо
исчезло с экрана. - Мои кентавры не оставят им ни одного шанса.
     - Посмотрим, - не стал спорить  Харл,  хотя его уверенность была сильно
поколеблена.

3. ЭКИПИРОВКА

     -  Теперь вы знаете, что вам предстоит сделать, - ровный голос звучал в
головах пятнадцати землян. - У вас есть неограниченное время, чтобы  выбрать
предводителя, разработать стратегию и тактику и быть готовыми к походу. Если
вам  что-то  понадобится, вам надо только подумать об этом. ... Когда Рватый
открыл глаза, ему стало не по себе от одного вида невозмутимо сидящего рядом
японца  в черной одежде. Последнее, что  он помнил из  прошлого, был красный
колпак  палача, веревка с петлей и  морда дьявола, который  явился за ним из
ада. А теперь вот, оказывается, он в составе какого-то особого отряда должен
добраться  куда-то  и  что-то оттуда притащить. Если он  сумеет  выжить,  то
получит  полное  отпущение грехов  и  место в  раю.  Филька  поежился.  Жуть
какая-то.
     Он повертел  головой, привыкая  к обстановке  и  исподтишка разглядывая
своих компаньонов. Те вели себя примерно так же, кроме разве что японца.
     Потом в их головах снова зазвучал голос:
     - Вы можете выбирать любое оружие.
     Не успело стихнуть эхо, как перед сидящим на корточках римлянином прямо
из  воздуха  стало  возникать сооружение  из  боеприпасов: два дротика, меч,
квадратный щит с загнутыми краями, кинжал, шлем, поножи, панцирь.
     Следующим  сидел  индеец. Он закрыл  глаза  и кивал, словно приветствуя
появление каждого предмета своего вооружения: лук со стрелами, томагавк, два
ножа, дротики, лассо.
     Пока  остальные ждали своей очереди  викинг и  гунн  сотворили  себе из
воздуха по  бочке пива и принялись усиленно заливать в  себя их  содержимое,
чтобы справиться с нервами.
     Глядя  на  них, Филька  почувствовал острую зависть и невольно сглотнул
слюну. И тут же  перед его ошалевшим взором из пустоты возник ковш с квасом,
ломоть хлеба и баранья нога. Осторожно потрогав их пальцем, он убедился, что
все настоящее, и принялся за еду.
     Тут  он заметил,  что  викинг замер с кружкой у  рта и смотрит  куда-то
приоткрыв рот.  Проследив за его взглядом,  Рватый увидел, как  перед ниндзя
вырастает гора оружия, по  большей  части совсем незнакомого. Остальные были
удивлены не меньше. Японец сидел не шевелясь и глядел прямо перед собой.
     Гунн  гулко  сглотнул слюну  и крякнул.  А тем временем пришла  очередь
темника. Его оружие  было  отлично знакомо Фильке:  лук со стрелами, круглый
щит, копье, кинжал, аркан, палица.
     Улыбнулся сэр Джон, когда перед  ним  из пространства стали  появляться
доспехи, шлем с забралом, длинное  копье, треугольный  щит с парящим  орлом,
меч, топор и кинжал.
     Фракиец шевелил губами, принимая  свое оружие: квадратный щит, короткий
меч, копье, нож.
     Тевтон ловко подхватил возникший меч и со свистом рассек воздух  у себя
над головой, топор, щит и кинжал завершили его амуницию.
     Смуглое лицо  сарацина  не  выразило никаких эмоций. Он протянул руку и
потрогал два кривых меча, лук со стрелами, два кинжала, копье, круглый щит.
     Гасконец  бережно  поднял с песка  длинную шпагу и вытащил ее из ножен,
оставив лежать два кинжала.
     Поняв, что  настала его  очередь, Филька крякнул,  почесал в  затылке и
приготовился  загибать  пальцы. Но  перед ним  тут же  возникла  рогатина  с
железными наконечниками, кистень, длинный  обоюдоострый нож и  топор. Филька
крякнул еще раз и только развел руками.
     Все так же в полном  молчании появлялось и вооружение остальных. Викинг
пожелал  иметь  топор,  меч,  круглый  щит  и нож.  Пигмей  удовольствовался
небольшим  луком и  пучком  стрел, ножом  и набором  дротиков. Поляк получил
саблю,  кинжал  и  кистень.   Испанец  -  длинный   тяжелый  палаш,  кинжал,
треугольный щит  и  арбалет. Гунн вооружился мечом,  луком, копьем и круглым
щитом.
     - Стрелы могут кончиться, - голос вождя апачей звучал твердо и ровно.
     -  Ваше  оружие  будет  восстанавливаться  каждый   час,  -  немедленно
отозвался голос. - Спустя  час вы будете  иметь полный колчан. Большое Озеро
медленно наклонил голову.
     -  Вы, что же,  хотите заставить меня идти пешком?  - надменно  спросил
конкистадор.
     - Вы получите верховых животных, неуязвимых для любого оружия.
     - Хо! - воскликнул викинг. - Тогда мы любого...
     - Но сами вы останетесь обычными людьми, - перебил его  голос. - Только
животные будут бессмертны.
     - Это значит,  если меня кто-то пронзит  шпагой,  то  я умру? - спросил
гасконец.
     - Точно так, - хладнокровно ответил голос.
     Гасконец склонил  голову и сел. "Испугался,  хлыщ,  -  злорадно подумал
Филька. - Мушкетеришка занюханный". Он не задавался  вопросом, каким образом
к  нему пришло знание об остальных его партнерах, просто знал все. В той или
иной  степени  он мог знать  понемногу о каждом, исключая японца,  чья нация
довольно долго жила в полной изоляции от остального мира.
     Было также чудно смотреть, как общались  между собой пятнадцать человек
из разных  эр и эпох. Каждый  говорил вроде бы на  своем языке, но  в  то же
время все понимали друг друга. Чудеса, да и только!
     - Теперь вам  предстоит выбрать  предводителя,  - произнес голос. - Его
должны признать все.  Если  хоть  один голос  будет  против,  кандидатура не
подходит.

4. ГОЛОСОВАНИЕ

     Наступило молчание.  Первым опомнился  гасконец.  Он  вскочил на ноги и
разразился речью:
     -  Господа,  надеюсь  вы  не будете  возражать,  если во  главе  нашего
славного отряда встану я. К тому же у меня есть большой опыт...
     -  Чтобы мной  командовал какой-то  плебей!  -  презрительно  сощурился
испанец.
     - Это надо понимать как вызов? - спросил Ле Конт.
     - Командовать буду я и только я! -  громадная фигура тевтонского рыцаря
воздвигалась перед всеми.
     - Но, сударь, я же первым выдвинул свою кандидатуру!
     - Заткнись, мозгляк!
     Этого вспыльчивый француз перенести уже не смог.  Он схватился было  за
шпагу, но тут между ними вклинился шляхтич.
     - Панове, прошу внимания! Давайте устроим турнир. Каждый желающий может
записаться и попробовать свои силы. Победитель и станет во главе.
     К  этому  предложению  все  отнеслись   благосклонно.  На  роль  лидера
претендовали трое: мушкетер,  конкистадор и  тевтон.  Все остальные занимали
нейтральную  позицию.  Викингу, гунну и  центуриону было все равно под  чьим
началом  сражаться.  Ниндзя, индеец,  сарацин и темник хранили презрительное
молчание, пока претенденты на лидерство осыпали друг друга бранью. Сэр Джон,
по-видимому, вообще не обратил внимания на спор и пощипывал струны лютни.
     Зато поляк  оказался в  своей  стихии. Он перебегал  от  претендента  к
претенденту,  что-то им втолковывал и утрясал.  В конце концов путем  жребия
определилась первая пара: немец и француз.
     Огородили   площадку  в  центре,  обговорили  условия  поединка.  Немец
требовал  биться до  смерти,  испанец  и француз возражали.  Пан Спыхальский
выступил  в  роли  третейского  судьи  и  принял сторону большинства. Тевтон
внешне согласился, но Филька заметил, как сверкнули его глаза.
     Гасконец  сбросил  камзол,  взял  шпагу и  принялся наносить  ей  уколы
невидимому противнику. Гуго фон Шлиппенбах наоборот  облачился  в доспехи  и
взял тяжелый двуручный меч, оставив щит и шлем лежать на песке. Повернувшись
к  своему   сопернику,  гасконец   заметно   побледнел  и   сразу   принялся
протестовать:
     - Но, господа,  это  не честно! Мое вооружение не соответствует  оружию
этого господина!
     - Ты сам его выбирал, - вполне резонно  заметил  немец.  - Но ты можешь
отказаться от поединка и признать меня своим вожаком.
     -  Ни за  что! - гасконец подобрал с земли  кинжал, сунул  его за пояс,
второй  взял в руку. Он был смертельно бледен, но отступать не собирался. На
губах тевтона играла мрачная усмешка.
     - Сходитесь! - скомандовал поляк.
     Сидевшие  рядом  с Филькой центурион и  викинг решили заключить пари на
исход поединка.
     - Ставлю  десять сестерциев на тевтона!  -  азартно стукнул кулаком  по
песку Клавдий.  - Нет,  двадцать  сестерциев... -  он немного  поразмыслил и
пришел к неожиданному выводу; - Пятьдесят сестерциев на французишку!
     -  Против  немца  ему  не  выстоять, -  викинг  прищурил  правый  глаз,
внимательно глядя  на противников, кружащихся по ристалищу.  -  Ставлю  пять
гривн на немца.
     Они полезли в пояса и тут же с досадой обнаружили, что денег у них нет.
     - Дьявол! Выигрыш  будет  мой! -  заметался римлянин.  -  Давай  еще на
что-нибудь поспорим, а, Эрик?
     - Ну, хорошо,  - викинг почесал в затылке, потом радостно улыбнулся.  -
Давай на щелчки? Я ставлю два щелчка на немца.
     -  Фу, - презрительно скорчил губы центурион. - Ладно,  тогда так:  два
твоих щелчка против трех моих оплеух. Идет?
     - Годится!
     Спорщики  хлопнули  по  рукам,  Филька разнял.  Каждый  из  них тут  же
принялся поддерживать своего фаворита.
     - Гуго, вперед! - ревел сын Олафа. - Дай по башке этому хлипаку!
     - Франсуа,  ты будешь нашим вождем! - орал центурион, - Держись крепче,
не поддавайся этому дубиноголовому!
     Поневоле Филька тоже втянулся в их азартное боление. По правде сказать,
ему был более  симпатичен француз. С немцами были связаны не  очень приятные
воспоминания.  Но он реально смотрел  на  вещи и  видел, что французу  с его
легким вооружением не  устоять против  тяжеловооруженного тевтона. Так оно и
вышло.
     Судя  по  всему, француз мог  рассчитывать  только  на неповоротливость
противника   и  два   своих  кинжала.  Некоторое  время  он  избегал  своего
противника,  кружа вокруг  него, пока судья не объявил ему предупреждение за
пассивное ведение боя. Тогда он пошел в отчаянную атаку.
     Сделав ложный выпад шпагой, он быстро вскинул руку с кинжалом. Но немец
был настороже  и без особого труда  уклонился  от брошенного в него  оружия.
Француз быстро выхватил из-за пояса второй кинжал, но воспользоваться  им не
успел.  Немец решил исход поединка в свою пользу очень быстро  и решительно:
до сего момента он сжимал меч двумя руками, что, естественно, сковывало  его
движения, потом он вдруг перехватил его  одной рукой, сделал выпад и  достал
грудь француза, едва не сбив того с ног.
     Гасконец  проворно  отскочил  назад и  на  секунду расслабился, опустив
глаза на рану. В этот же миг немец метнул в него меч. Широкое лезвие пробило
бок французу, повалив его  на  землю. Пан  Спыхальский  хотел  было объявить
поединок законченным, но  немец быстро подбежал к  поверженному противнику и
нанес решающий удар кинжалом, француз испустил дух.
     С высоко  поднятым  мечом  немец  обошел  круг. Разочарованный  Клавдий
Лукулл  подставил лоб  викингу. После двух  щелчков  у него на  лбу  вспухла
порядочная гуля. Потирая лоб, центурион буркнул:
     - Если бы я тоже поставил на немца, какой же тогда спор получился бы?
     -  Можно было  бы  поспорить,  через сколько времени он  его положит, -
добродушно  произнес  викинг,  любовно  созерцая  дело  своих  рук  на  челе
римлянина.
     -  А если  гасконец  победил бы?  - возразил  центурион,  Филька бросил
взгляд на испанца. Тот не особо стремился поднять брошенную немцем перчатку,
а тевтон торжествующе ходил по кругу и  громко  вызывал  желающего  испытать
доброй немецкой стали.
     - Ну что, нет желающих? Тогда... - он осекся. Перчатку задумчиво вертел
в руках японец.
     -  Проше пана, - тут же  подскочил  к нему пан Спыхальский.  -  Если  я
правильно понял пана, пан желает бросить вызов пану Гуго фон Шлиппенбаху?
     Японец коротко кивнул и направился к своему оружию. Индеец одобрительно
кивнул, сарацин чуть заметно улыбнулся.
     На эту пару решили поставить почти все.
     - Так, кто больше? - вопил поляк.  - Так. Пять оплеух центуриона против
трех щелчков викинга! Пара подзатыльников Лошадиной Головы против... Кто еще
желает  поставить? Проше  панове,  делайте ставки! Так.  Пан  Рватый  решает
поставить на  ниндзя.  Сколько  и  чего  вы  желаете поставить?  Три тумака?
Отлично!  Кто еще желает? Пан Чака? Прекрасно! Что вы ставите?  Два тюха?  -
поляк озадаченно смолк - Что-то есть?
     Чака невозмутимо пояснил что-то вполголоса. Поляк полез было в затылок,
потом решительно замотал головой.
     - Не пойдет! Один тюх! Итак, один тюх Чаки против... О синьор Альмейда!
Что вы ставите?...
     - Я не  привык играть на щелчки, - надменно процедил  испанец, - Ставлю
свою честь на тевтона.
     - Проше пана?... - поляк не понял.
     - Если побеждает этот, - испанец небрежно кивнул  в сторону японца, - я
готов признать его  вождем и клянусь на кресте, - он положил руку на  меч, -
выполнять все его  приказы. А если победит тевтон, его следующим противником
буду я.
     - Принято, - поляк деловито чиркал лезвием кинжала на песке, выстраивая
ставки по столбикам, рисуя цифры и символы.
     Общая  картина  была  такова:  за  тевтона  спорили  центурион,  гунн и
испанец. Против: Филька, Чака и  викинг. Пять  оплеух,  три подзатыльника  и
честь испанского  идальго против  двух тумаков, одного тюха и трех  щелчков.
Игра обещала быть интересной. Записав все ставки, поляк громогласно объявил,
что ставит пять пощечин на тевтона.
     Нового  противника  немец  явно  опасался.  Он  навешал  на   себя  все
вооружение, надел шлем, похожий на ведро с крестообразной  прорезью для глаз
и птичьей лапой на макушке. Невозмутимый  Акиро перебрал  свою амуницию... и
не взял ничего!
     Викинг, внимательно  следивший за  ним, недоуменно присвистнул. Клавдий
Лукулл потирал  руки, предвкушая  реванш и плотоядно посматривал  на широкий
лоб норвежца.  Фильке стало  жалко невысоко  коренастого невысокого  японца,
который обладал какой-то притягивающей  силой. Про себя Рватый твердо решил,
что если  тевтон убьет японца - ему не жить. В открытом бою он с ним может и
не справиться, но  махнуть кистенем  из-за куста  было привычно для русского
ушкуйника.
     -  Проше  паньство!  -  слегка  дрожащим голосом  объявил поляк.  -  Мы
начинаем решающий поединок за звание...
     - Заткнись,  - процедил сквозь  зубы испанец. Филька ожидал вспышки, но
поляк покорно умолк. Бой начался...
     Японец  стоял,  полусогнув  ноги, в  пяти ярдах от  тевтона.  Тот очень
осторожно  приближался к противнику. Его  тоже смутило  и озадачило то,  что
ниндзя не взял  никакого оружия. Гуго, уже  видел себя во главе соединенного
отряда. Вот только прикончит этого маленького нахала и все...
     Тяжелый меч описал дугу над  головой тевтона и рухнул  на то место, где
секунду назад стоял японец. Акиро ушел от удара задним сальто, исполненным в
высокой амплитуде.  Сторонники  японца  дружно  вздохнули. А тот всем  видом
показывал, что исход  поединка  его ни  в  коей  мере не  интересует. Мягко,
по-кошачьи,  приземлившись  на ноги, он  застыл, выставив  перед собой руки.
Выдернув  меч из  земли, немец тяжело развернулся  и неожиданно стремительно
кинулся вперед. С глухим хаканьем его меч снова зарылся в песок, на этот раз
еще глубже - прямо пропорционально силе и злобе Гуго фон Шлиппенбаха.
     Японец же просто перетек на полметра в сторону и остановился, поджидая,
пока немец, изрыгая проклятия, не вытащит меч из песка.
     Снова  повернувшись к Акиро, немец отбросил щит и перехватил меч обеими
руками. В  этот  самый  момент  японец провел молниеносную атаку: в  высоком
прыжке нанес удар ногой по шлему.
     Звук был такой, словно ударили по пустому  ведру. Да в принципе так оно
и было. Немец пошатнулся и сел на песок, по-прежнему сжимая меч. Японец тоже
опустился на  корточки  в  полуметре  от противника,  да  еще к нему спиной.
Помотав  головой, немец решил  предпринять  тот же  трюк, что  с гасконцем -
резко метнул меч. Но  здесь этот  номер  не прошел: японец мягко скользнул в
сторону,  перекатившись по  песку.  Тевтон с  рычанием выхватил  из-за пояса
боевой топор и устремился к лежащему на спине ниндзя.
     Первый его  удар  вновь пришелся в песок. Японец стоял,  заведя руки за
спину, и  ждал.  Распаленный до  крайности  немец  буквально  бежал к  нему,
размахивая топором над головой. И тут-то все и случилось.
     Японец   что-то  бросил   перед   собой,  что  вызвало   целое   облако
ядовито-желтого дыма.
     Когда дым рассеялся, японец исчез.
     Ошеломленные зрители  повскакивали с мест. Не менее удивленный Гуго фон
Шлиппенбах растерянно опустил топор.  Внезапно  в  метре от  него  вспучился
песок, оттуда пулей вылетел японец и чем-то запустил в тевтона.
     Топор с  глухим стуком  выпал  из  внезапно ослабевшей  руки немца. Еще
немного постояв,  Гуго  фон  Шлиппенбах  рухнул  навзничь  и  остался лежать
мертвой  грудой.  В  том,  что  она была мертвой,  не  сомневался  никто  из
присутствующих.
     -  О-хей!  -  приветственно взревел  викинг и  высоко  подбросил топор.
Центурион метнулся к  тевтону  и сорвал с  него шлем.  Широко открытые глаза
немца слепо глядели в небо. В переносице торчала странная  штука, похожая на
пятилучевую  звезду  с заостренными лучами. Звезда вошла  точно в щель шлема
тевтона и  убила его наповал. Вопрос о вожде отпал окончательно,  это  стало
ясно  даже  гордому  испанскому  идальго.  Он  первым  подошел  к стоящему в
сторонке  ниндзя и преклонил колено. Японец  поднял его, раскланялся  на все
четыре стороны,  подошел  к своей амуниции  и выложил  в общую  кучу еще три
звезды  и  нож. Филька только рот разинул. И  когда только этот дьявол успел
подобрать их, ведь за ним внимательно следили несколько человек?
     Унылые гунн, центурион и поляк  смиренно  ожидали  расправы. Викинг  со
смаком  отпустил  каждому   по  три  щелчка  и  довольно  хохоча  отправился
засвидетельствовать  свое  почтение  новому  конунгу.  Филька  хотел  вообще
отказаться от  выигрыша, но  этому  решительно воспротивился  гунн. Вполсилы
отвесив тумаки оконфузившимся спорщикам, Рватый подошел к японцу.
     - Ну ты, Кирька, молодец! Здорово уработал этого быка. Дай пять!
     Японец загадочно улыбнулся и обеими руками пожал протянутую руку.
     "Не гордый", - про себя отметил Филька. - "Не погнушался поручкаться...
"
     Тем  временем  гунн  и  Клавдий  Лукулл узнали,  что  такое  тюха.  Как
оказалось, это всего лишь удар древком копья. Маленький пигмей, торжествующе
поблескивая  глазами, несильно отвесил  по  кормовой  части  поляку,  средне
двинул  по  спине  центуриона  и  так  врезал между глаз  гунну, что  у того
буквально искры из глаз посыпались.
     - Ты  говорил,  что Чака урод? -  осведомился он  у  никак не  могущего
прийти в себя Кайдара. - Еще будешь говорить?
     - Никогда! - искренне заверил  гунн и протянул руку  пигмею. Маленькая,
почти детская ручонка утонула в  волосатой лапе Лошадиной Головы. Оба широко
улыбнулись, обнялись и пошли к бочке пива Кайдара.
     - Теперь мне бы хотелось  услышать мнение каждого, - донеся голос. - Вы
выбрали себе вождя?
     Двенадцать коротких "да" подтвердили выбор. Викинг  еще поднял обе руки
с зажатыми в них кружками пива.
     - Отлично, - продолжал голос. - Пан Спыхальский, я  знаю, что вы хотите
сказать. Особей женского пола  с вашей планеты у нас  нет. В качестве замены
могу предложить вам  самку рпана с  планеты  Эффа.  Выглядит  она  так,  - в
головах  у  всех  одновременно  появилась картина: могучая  волосатая фигура
ростом более трех метров, по виду  напоминавшая гориллу.  - Это единственная
близкая вам по строению особь, - в голосе были извиняющиеся нотки, но Фильке
показалось, что невидимка смеется.
     Спыхальский кашлянул, щеки его запунцовели. Викинг  громко расхохотался
и хлопнул по спине стоявшего рядом гунна, отчего тот улетел в кусты.
     - Что,  Тад,  хороша невеста? Бери, не пожалеешь! Представляешь,  какое
потомство получится!
     Через  мгновение  вся  поляна  заразительно  смеялась  над незадачливым
кавалером.  Даже  на  невозмутимых  лицах Акиро, вождя  апачей  и  сарацина,
промелькнула тень  улыбки. Клавдий Лукулл тот просто катался по песку и  все
не  мог  успокоиться, представляя  на  одном  ложе шляхтича и  самку  рпана.
Красный, как помидор, Спыхальский стоял посреди поляны, сжимая в руке саблю,
но потом махнул рукой и тоже расхохотался.
     - Акиро-сан, я прошу вас подойти ближе.
     Не выказав ни тени сомнения, японец подошел к центру поляны. Из воздуха
материализовалось кресло, на котором лежал какой-то сверток.
     -  Это кресло  вождя. Там вы  найдете подробную  карту вашего похода  с
указанием всех препятствий, которые могут  встретиться  вам на  пути.  Ее вы
сможете смотреть только до выхода в поход - таковы правила.
     Ниндзя коротко кивнул, опустился в кресло, расстелил карту на возникшем
столе  и жестом пригласил остальных. Вокруг стола сгрудились  Большое Озеро,
сэр  Джон,  который  вышел  из своей  прострации  перед  решающим поединком,
Бен-Юсуф, дон Алонсо и Джебе.
     Остальные  вполне полагались на их компетентность и занимались кто чем:
неуемный центурион  снова  спорил о  чем-то с Эриком, Филька  учил играть  в
"жучка"  Драго,  Кайдара  и пана Спыхальского. Их  громкие  возгласы и  смех
привлекли внимание спорщиков, и вскоре те присоединились к играющим.
     А за столом тем временем шла разработка операции.

5. ПОДГОТОВКА

     - Извилистая линия - ваш маршрут, - говорил голос. - А вот и ваша цель.
-  В центре карты было темное пятно. -  Крепость, окруженная рвом, в которой
находится то, что  вы  должны будете отыскать. Должен еще предупредить,  что
параллельно с вами пойдет еще два отряда. Вам надо постараться опередить их.
     - Но что  же мы тогда  медлим? - воскликнул сэр Джон.  -  Немедленно  в
поход!
     -  Не  волнуйтесь, все  отряды  выступят  одновременно, - успокоил  его
голос. -  Даже если подготовка займет у вас времени больше, чем у остальных,
вы  все равно выступите одновременно. Так  что  можете  спокойно  заниматься
своим делом. Как  вы  видите, карта поделена  на  зоны.  Каждую  зону  будет
оборонять особый  отряд  защитников.  Вам  нужно  будет  уничтожить  их  или
перехитрить. Все получат верховых лошадей... все, кто будет нуждаться в них,
-  уточнил голос. - Для  остальных будет другое  средство передвижения,  - в
голове у всех возник образ судна, сколоченного из толстых бревен с метровыми
бортами и странным образом висящего в метре над землей.
     -  Поплывем на драккаре? -  викинг оторвался от развеселой  игры, чтобы
уничтожить интересующий его вопрос.
     - Что ж,  можете называть его  и так, - произнес голос.  -  Но  об этом
попозже. Сейчас я хочу послушать ваши суждения относительно операции.
     - Что будет окончательной целью в крепости? - задал вопрос Джебе.
     -  Сейчас  увидите, -  снова перед ним  встала картина: плоский  сосуд,
чем-то напоминающий котел.
     -  Чаша Грааля... -  благоговейно  прошептал  сэр  Джон и опустился  на
колени.
     -  Хорошее название, - усмехнулся голос. - Пусть будет Чаша Грааля. Это
ваша  конечная  цель. Как  только  рука  любого из  вас  коснется ее  - игра
окончена, и вы победили.
     - Так просто? - усомнился Бен-Юсуф.
     -  Отнюдь.  Не  забывайте,  что  вам  будут  препятствовать  не  только
защитники,  но  и  два  других  отряда,  если  вы   доберетесь  до  крепости
одновременно.
     К этому времени около столика столпились и все остальные.
     - Пусть только попробуют! - рявкнул викинг.
     - Не стоит быть столь самоуверенным, -  предостерег голос.  - В прошлой
игре были задействованы довольно сильные бойцы. Я проиграл тогда...
     -  Мы  победим,  -  впервые  Филька  услышал  голос японца -  мягкий  и
спокойный.
     - Хочется в это верить, - произнес голос. -  Теперь я оставлю вас. Если
будут вопросы, обращайтесь.
     Все взоры обратились к Акиро. Тот медленно и с расстановкой заговорил:
     -  Поскольку мы не знаем, какой именно  соперник нас ожидает, мы должны
держаться  вместе.  Наша   сила  в  единении.  Предлагаю  следующий  порядок
движения. Сначала небольшое уточнение. Прошу  поднять руки  тех, кто намерен
ехать верхом.
     Одна за другой взметнулись вверх  руки индейца, сарацина,  англичанина,
монгола, испанца и гунна.
     - Благодарю. Итак, мы имеем шесть всадников и семь пеших воинов. Вокруг
драккара нам надо будет  иметь конное прикрытие, тем более, что лошади будут
неуязвимы  для любого оружия. Мое предложение таково: в авангарде  - Чака  и
дон Алонсо.  Замыкающий - вождь Большое Озеро. Правым флангом будут сэр Джон
и  Кайдар, левым -  Джебе и Бен-Юсуф. На  самом  драккаре... Есть вопрос,  -
ниндзя поднял  голову.  - Каким образом будет управляться  драккар  и как мы
будем знать, что едем правильно?
     - Смотрите,  -  вновь  в их  мозгу  появилась картинка.  -  Это  кресло
рулевого, вот сам руль. На нем две кнопки: красная - стоп и черная - вперед.
Прямо перед  штурвалом небольшой  экранчик с  кругом и крестом. Крест должен
быть  всегда внутри круга -  это определитель  направления. Если  вы  будете
вынуждены сбиться с правильного курса, чтобы  вернуться  к  нему снова, надо
так повернуть руль, чтобы крест и круг совпали. Понятно?
     - Вполне. На роль рулевого я назначаю Фила, его будет прикрывать Драго.
На  носу драккара, рядом с рулевым, будут находиться пан Спыхальский и Эрик,
корму  буду стеречь я  с Клавдием. И есть  еще вопрос... Насколько я  понял,
драккар  будет довольно мал по размерам. Куда мы сложим продовольствие, воду
и фураж для лошадей?
     - Ни в  чем  этом вы  не будете нуждаться. Так же,  как и во сне.  Если
кто-то  из  вас  захочет  выпить  что-то  или  закусить   -  пожалуйста,  но
потребности в этом не будет.
     - Хорошо. Я удовлетворен. Теперь нам осталось только посмотреть, на что
способен каждый из нас в боевой обстановке.
     С этими словами он сошел со своего трона и предложил:
     - Кто желает попробовать себя в поединке со мной?
     Но  желающих  что-то  не  нашлось.  Японец  впервые широко  улыбнулся и
предложил еще раз:
     - Только врукопашную, без оружия.
     - А у тебя в одежде что-нибудь упрятано, - проворчал Клавдий Лукулл.
     Японец с улыбкой разделся до пояса и поднял руки.
     - Можешь меня  обыскать. Если найдешь  хоть  что-то,  я готов выполнить
твое любое желание.
     Клавдий хмыкнул, подошел поближе и проворно обшарил Акиро.
     - Верно, ничего нет. Тогда давай, я согласен,  - он тоже скинул куртку,
оставшись в одних штанах.
     Их  поединок  длился  не  больше десяти секунд, после чего ошеломленный
римлянин  остался лежащим на песке. Он вскочил на ноги  и снова  бросился на
своего  противника.  И  все повторилось снова. После  пятого  раза центурион
сдался.
     - Ты слишком ловок для меня.
     - Если хочешь, возьми меч, - предложил Акиро.
     - Но у тебя же  ничего нет, - растерянно произнес Клавдий. - Я  же тебя
убью.
     - Попробуй. Если сможешь меня хотя бы ранить...
     - На твою ответственность, - предупредил центурион и быстро оделся.
     Пан Спыхальский  предложил заключить ставки, но викинг пренебрежительно
махнул рукой.
     - Клавдию ничего не светит - это и дураку понятно.
     Другие  придерживались того  же мнения -  настолько  им внушил уважение
поединок с  самоуверенным тевтоном. Филька оглянулся  на  него, но, к своему
удивлению, не увидел тел француза и немца. Трупы просто исчезли.
     Клавдий  тем временем полностью облачился и  вышел в  круг. Японец ждал
его, скрестив руки на груди.
     - Так я тебя в последний раз предупреждаю, - произнес  Клавдий. - Потом
поздно будет.
     Японец только загадочно  улыбнулся и  сам  пошел в  атаку, передвигаясь
как-то странно - полубоком к противнику. Его руки находились на уровне лица.
     - Я сделал все, что  мог, - с чувством произнес Клавдий и  сделал выпад
мечом.
     Акиро быстро отпрыгнул  в сторону,  потом  упал на  песок,  перекатился
через спину и подсек ноги  римлянина. Тот уселся на песок. В ту  же  секунду
японец  запрыгнул ему на плечи, обвил ногами шею центуриона и опрокинул того
навзничь. Клавдий захрипел, бросил свои железки и попытался освободить шею.
     Филька широко раскрытыми глазами смотрел,  как невозмутимо  улыбающийся
японец со скрещенными на груди руками одними лишь ногами поверг вооруженного
противника.  После этого  у  него  еще  сильнее  возросло  уважение  и  даже
преклонение перед невзрачным островитянином.
     Отпустив  Клавдия,  Акиро  вскочил   на   ноги  и  снова   раскланялся.
Полузадушенный  римлянин  хрипел,  стараясь  восстановить  дыхание.  Второго
партнера Акиро  не  нашел и предложил остальным  разбиться на пары, чтобы он
мог  посмотреть,  на  что  способен каждый. Сэр Джон положил руку  на  плечо
Бен-Юсуфа.
     - Когда-то я сильно не любил твое племя...
     Сарацин коротко кивнул.
     Чаку   японец  выставил   против  Эрика.   Здоровенный  викинг   громко
расхохотался при виде соперника, который был чуть выше его пояса.
     - Да я его раздавлю как муху!
     - Акиро,  я могу убить его?  -  невозмутимо  спросил  Чака и  тем самым
вызвал новый приступ хохота у норвежца. Японец отрицательно покачал головой.
Чака важно кивнул. - Хорошо, он останется жив.
     Он срезал  несколько  веточек  с растущего рядом кустарника  и проверил
лук. Продолжающий смеяться викинг остановил свой выбор на ноже.
     Чака  спокойно ждал своего противника.  Когда Эрик стал надвигаться  на
него, он хладнокровно поднял лук и выпустил четыре стрелы, поразив викинга в
лоб, кисть руки и шею.
     - Ты убит, - невозмутимо заявил он. - Мои стрелы отравлены.
     Эрик только руками развел.
     Фильке достался мирмиллон. Чем-то  их сражение напоминало гладиаторский
бой - только у Рватого была рогатина вместо трезубца и не было сети.
     Фракиец оказался  опытным и умелым  бойцом.  Более  легкий  на ногу, он
принялся безостановочно кружить вокруг своего  неповоротливого противника  и
отражая удары  рогатины квадратным щитом. Непривычный к такому стилю ведения
боя Филька быстро  устал  и пропустил легкий укол в грудь. Разозлившись,  он
сунул  руку  под кафтан и нащупал там кистень.  Подпустив Драго поближе,  он
шарахнул мирмиллону кистенем  по шлему. Фракиец тоже не был  знаком с  таким
стилем боя. Так что можно было считать, что их поединок закончился вничью.
     Не  знающий  усталости,  японец  нещадно  гонял своих  подчиненных  еще
довольно долго.  Бои на мечах и  топорах, метание  дротиков, копий, ножей  и
топоров, стрельба  из луков -  все это было проделано много-много раз,  пока
удовлетворенный Акиро не дал знак прекратить.
     - Мы готовы, учитель, - обратился он к невидимому незнакомцу.
     Тут  же  из пустоты в  центре поляны появился драккар  и  шесть лошадей
разных мастей и по-разному снаряженных.
     Погрузка  на борт драккара прошла без особых трудностей. Выстроившись в
боевой порядок, отряд был готов к выступлению.
     - Вперед! - воскликнул сэр Джон. - За святой Чашей Грааля!
     С непривычки  Фильке было боязно сидеть в  кресле перед рогатым рулем и
маленьким экранчиком с крестом и кругом.  Но ободряющий взгляд Акиро  придал
ему  силы.  Перекрестившись, он решительно  взял  руль за рога, нажал черную
кнопку и повернул штурвал так, чтобы круг и крест совместились.
     - С богом!
     -  С  этого  момента вы будете действовать  самостоятельно,  -  выдавал
последние  напутствия голос.  -  Я  не могу  вам помочь  ничем.  И  помните,
постоянно помните; вы  обычные, уязвимые  для  любого оружия  существа. Ваше
оружие сможет восстановиться спустя час. Для определения времени у вас будут
песочные  часы.  Старайтесь держаться  вместе. Чем  больше  вас доберется до
крепости,  тем  больше  у вас шансов  взять чашу.  Будьте постоянно  начеку.
Опасность может скрываться на земле и под землей, в воде и в воздухе...

      * ЧАСТЬ ВТОРАЯ *

1. НАЧАЛО ПОХОДА

     Постепенно  Филька обрел уверенность  и даже убрал с  руля  одну  руку,
убедившись, что  держит нужный курс достаточно легко. К тому же он слышал за
спиной  дыхание  мирмиллона  и   знал,  что  тот  прикроет  его   в   случае
необходимости. Испанец, усадивший Чаку позади себя в седло, скакал метрах  в
пятидесяти впереди  плавно  плывущего над землей  драккара. По бокам скакали
Джебе  и  сэр  Джон.  Их  Филька  мог  видеть.  Позади слышался топот  копыт
арьергарда.  По  бокам от Фильки напряженно  всматривались в  расстилавшуюся
прерию  поляк и викинг. Бросив взгляд через  плечо, Рватый увидел спокойного
японца и напряженно-внимательного Клавдия.
     "Да разве какая-то нечисть  сможет нас взять?  - удовлетворенно подумал
Филька. - Да, черта с два! "
     Но  спокойствие  широкой  равнины было  мнимым.  И в  этом  они  смогли
убедиться уже очень скоро. А впереди лежало около пятидесяти миль пути...

2. ПЕРВЫЕ СХВАТКИ

     Внезапно испанец осадил своего буланого жеребца.
     - Что там, Алонсо? - зычно гаркнул Эрик.
     - Большое облако пыли, - последовал ответ. - Чака пошел посмотреть.
     - Почему отпустил одного?
     - Попробуй сам его удержать...
     Оставалось только дожидаться разведчика. А  пока все приготовили оружие
и остановили драккар. Вскоре испанец прискакал вместе с пигмеем.
     - Кто там, Чака?
     - Его дружки, - ехидно улыбнувшись, Чака показал пальцем на поляка. Тот
обиделся.
     - Нет у меня здесь никаких дружков!
     - Но ты же чуть не стал их родственником...
     - Рпаны! - дошло до Эрика.
     - Точно, - кивнул пигмей. - И много.
     - Сколько?
     - Три раза по столько, - пигмей показал растопыренные ладошки.
     - А-а, ерунда, - сразу успокоился викинг.
     -  Джебе,  Озеро,  Юсуф,  Кайдар  -  вперед,  -  скомандовал  Акиро.  -
Попробуйте их стрелами.
     -  У нас  всего  по  двадцать штук, -  предупредил сарацин. -  Может не
хватить, если они будут чересчур живучими.
     - Они не должны быть  особенно проворными. Попробуйте  маневрировать на
лошадях, не  сближаясь.  Как только расстреляете стрелы - немедленно  назад,
посмотрим, что еще можно будет сделать.
     В  центре  драккара стояла  высокая  мачта с  огороженной площадкой  на
верхушке   для  впередсмотрящего.  Акиро  послал  туда   пигмея,  чтобы  тот
рассказал, что увидит.
     Четыре всадника остановились в пятидесяти метрах от мохнатых монстров и
принялись  осыпать  их стрелами.  Рпаны  были вооружены тяжелыми дубинами  и
копьями, но расстояние было слишком велико для броска.
     - Бейте по глазам! - крикнул сарацин.
     Выстроившись  в  линию,   лучники  начали  стрелять   более  прицельно.
Отчаянный рев  был свидетельством того,  что решение  было правильным. Упали
сначала  два  рпана, потом  еще  три. Первым расстрелял  все стрелы  индеец.
Подняв  коня  на  дыбы, он  с гиканьем  понесся  к  неровной  линии  рпанов,
размахивая  томагавком.  Его  голова  находилась  примерно на  уровне  плеча
мохнатого гиганта. Но апач сидел на лошади, а рпан стоял на земле.
     - Куда? - заорал викинг. - Назад!
     Но  тут же  к индейцу присоединились  остальные.  Сарацин  несся молча,
размахивая двумя мечами и держа поводья в зубах.
     Темник что-то гортанно кричал, в его руках было копье. Лошадиная Голова
прикрылся щитом, зажав в правой руке меч.
     - Акиро, надо идти им на помощь! - повернулся к японцу викинг.
     - Они  справятся,  - спокойно  ответил  ниндзя, не сводя  глаз  с места
схватки.
     Первым вступил в бой апач. Ловко уклонившись от выпада огромного копья,
он  нырнул  под живот лошади и  оттуда метнул томагавк. Гигант  зашатался  и
упал. Оставшиеся  в  драккаре издали торжествующий вопль, но радоваться было
еще рано. Бревноподобная дубина опустилась на  спину  лошади Большого Озера,
переломив ее как тростинку. Но вождь показал себя безумно храбрым воином. За
секунду до того, как упала лошадь, он был уже на земле.
     Подпрыгнув, он вцепился в шерсть ближайшего рпана  и полез по нему, как
по  дереву,  держа  в руках нож.  Чудовище,  видимо, не обратило внимания на
незваного   наездника,  сосредоточив  свое  внимание  на  кружащихся  вокруг
всадниках.
     Джебе ясно видел замысел вождя и даже успел крикнуть ему;
     - Постарайся,  чтобы  он тебя не придавил! Юсуф, прикроешь нас! Сарацин
бешено  рубился  обеими руками, уклоняясь от мелькавших  в  воздухе копий  и
дубин.  Гунн внезапно  развернул коня  и  бросился  наутек. За  ним  тут  же
кинулись три рпана.
     - Трус! - процедил сквозь зубы дон Алонсо.
     - Тактик, - лаконично опроверг его Акиро.
     И  действительно  -  сила рпанов также  была  в  их единении.  С  тремя
противниками Кайдар управился  буквально в считанные минуты. Резко развернув
коня,  он  пронзил  копьем  первого  рпана,  успел  отскочить в  сторону  от
падающего тела,  гортанным  возгласом  уложил  коня  на  землю, спасаясь  от
летевшего копья, тут же поднялся  и отсек руку с  дубиной второго  лохматого
монстра. Третий на мгновение  заколебался, и это стоило ему  жизни: ураганом
налетевший всадник пронзил ему горло мечом.
     Не  оглядываясь на поверженных противников,  Кайдар  поскакал обратно к
месту схватки.  Там  темник  спасался бегством от пяти разъяренных рпанов. У
него за спиной, лицом к преследователям сидел Большое Озеро с саблей.
     Кайдар  напал на  преследователей с  тыла. Подрезав одному сухожилия на
ногах  мечом,  оставил  оружие в черепе  другого  и был  вынужден  спасаться
бегством,  будучи практически  безоружным. Вокруг  сарацина  уже громоздился
целый бастион мохнатых тел.  Противники никак не могли справиться  с ловким,
проворным и бесстрашным врагом, хотя у него была всего  лишь  одна  сабля  -
другая сломалась.
     Подскакивавший  на  месте  от  возбуждения  викинг  снова  повернулся к
японцу.
     - Он ведь там один остался, Акиро!
     - Тебе нужна лошадь, а у нас ее нет.
     - Да я и так...
     -  Пешком ты не  пойдешь, драккаром  мы  рисковать не  можем, через час
будет лошадь...
     - Сколько времени прошло?
     Японец молча указал на  часы  - прошло примерно двадцать минут.  Викинг
яростно сплюнул и замолчал.
     Без  приказа с места сорвался испанец. Он на  ходу  взводил арбалет, за
его спиной притаился пигмей.
     Темник с индейцем  уже  почти превратились в  точку на  горизонте, пять
мохнатых фигур неумолимо гнались за ними.
     - Да сколько же их там осталось? - выдохнул римлянин.
     - Двенадцать, - невозмутимо ответил ниндзя.
     - Пять  на Джебе с Озером, семеро против  Юсуфа, - мгновенно: подсчитал
сэр Джон. - Мой командир, позвольте мне выступить.
     - Нет, это не ваша битва, сэр.
     - Но они погибнут!
     - Значит, так будет нужно...
     - Смотрите, Алонсо!
     Испанец на полном скаку осадил коня и выстрелил из арбалета.  Из-за его
спины  появилось личико  пигмея, пока дон  Алонсо перезаряжал  арбалет, Чака
выпустил с полдюжины стрел в  ближайшего рпана. Колоссальная мохнатая фигура
бешено заревела и грохнулась на землю, корчась в судорогах.
     - Вот это да... - протянул озадаченный викинг.
     Тем  временем  сарацин  сразил еще двух  противников, но потерял второй
меч.  Развернув  коня,  он  с  седла  метнул  два  кинжала,  метясь  в глаза
ближайшего рпана.  Ослепленное  чудовище выпустило из рук дубину  и упало на
колени. Его напарник метнул копье и смог сбить сарацина с лошади.
     Тут  же откуда ни  возьмись появился Кайдар и  подхватил в седло Юсуфа,
который, тем не менее, успел запустить щитом в ближайшего рпана и сбить того
с ног.
     Дон Алонсо выхватил шалаш и устремился к мохнатому чудовищу.
     - Час! - громко произнес Акиро.
     Гунн   с  радостным  воплем  потряс   луком  и  принялся  расстреливать
преследовавших его рпанов. Двое упали сразу, один захромал  и остановился. А
когда за дело взялся и сарацин, оставшиеся рпаны обратились в бегство.
     Еще  через  полчаса  все было  кончено.  Разгоряченные  схваткой  воины
собрались у драккара.
     -  Если  и остальные  противники  будут  такими...  -  пренебрежительно
промолвил испанец, вытирая платком палаш.
     - Только их неповоротливость  спасла вас, - не согласился с ним японец.
- Неизвестно, что ожидает нас в дальнейшем.
     Викинг  облапил  своего  приятеля-гунна и расспрашивал,  что произошло,
когда они с темником и Большим Озером удирали от пятерых рпанов.
     -  Скакали по кругу, пока у  нас  снова не  появились стрелы, потом все
было просто. Да еще и лошадка прискакала.
     Снова выстроившись в боевой порядок,  путешественники  продолжили  свой
путь.

3. НЕЛЕПАЯ СМЕРТЬ

     Довольно  долго возбужденные лица обсуждали подробности первой схватки.
В конце концов все сошлись во мнении, что могло быть и  хуже,  окажись рпаны
более защищенными от стрел и мечей.
     -  Не  расслабляться! - предупредил  всех японец. -  Чака,  ты с  доном
Алонсо снова впереди. Будьте внимательны и осторожны!
     Поляка он загнал на мачту. Тот ворча полез по ступенькам.
     Следующее  нападение  не  заставило  себя ждать.  И  последовало оно  с
воздуха.
     Совершенно бесшумно на  драккар  с  ясного неба  спикировало  несколько
птиц,  похожих  на больших орлов.  Летели они  с большой  высоты со  стороны
солнца и были почти незаметны.
     Поляка  спасло  только чудо. Он  наклонился вниз,  желая что-то сказать
японцу,  и в этот самый момент на  него  упала птица.  Ее мощный клюв разбил
одну  из стенок  гнезда  и зацепил пана  Спыхальского. Тот  с воплем полетел
вниз. Все тут же задрали головы вверх и наконец заметили опасность.
     Первым отреагировал Клавдий  Лукулл. Один из его дротиков пронзил крыло
птице. Та с клекотом упала на палубу драккара, где  ее немедленно обезглавил
викинг. Метнуть второй дротик центурион  не успел: вторая птица поразила его
в  голову. Ее тут же  уложил  японец, но было поздно - римлянин уже испустил
дух. Остальных птиц перебили подоспевшие лучники. Их было не особо много - с
дюжину.
     Остановив  драккар,  небольшой  отряд  стоял  вокруг  тела  центуриона.
Огромный викинг не скрывал своих слез.
     -  Его  надо похоронить по христианскому обычаю,  -  тихо произнес  сэр
Джон.
     - Бедный Клавдий,  - гунн стащил с головы шлем и  ударил им об землю. -
Черт  бы побрал этих птиц! Погибнуть так нелепо! Это  ты виноват! - он ткнул
пальцем в стонущего поляка.
     -  Не стоит искать виновных там, где их нет, - негромко произнес Акиро.
- Даже я не видел их.
     - Я вырою ему шикарную могилу, - произнес викинг.
     - У  нас  нет  времени,  -  не согласился  японец,  но  викинг  упрямо,
набычился:
     - Тогда я буду с тобой драться. Я не могу позволить, чтобы тело Клавдия
досталось пожирателям падали.
     Их  спор  разрешился  самым  неожиданным   образом.  Лежащий  на  песке
центурион вдруг потерял свои очертания и стал таять, пока не исчез совсем.
     - Будем надеяться, что он уже в Валгалле, - викинг вознес руки к небу и
стал молится Одину.

4. МЕСТЬ ВИКИНГА

     - Тридцать лучших рпанов пали от рук пяти всадников, - уттар был слегка
расстроен. - Хочу поздравить вас, Харл. Вы сделали неплохой выбор, жаль, что
я  не додумался привлечь бойцов с Земли. Но все еще впереди. Я посмотрю, как
они управятся с ферритами.
     - Так же,  как и  с  рпанами, - ответил Харл,  но на душе  у него  было
тревожно. Против  ферритов не мог выстоять никто. На прошлой Игре они были в
числе последних защитников  крепости и сыграли важную роль в конечной победе
уттара.

     Земляне  ничего  не  знали  о  ферритах.  Их повозка  передвигалась  со
скоростью  рысящей  лошади, всадники охранения кружились  вокруг. Испанец  с
пигмеем  были далеко  впереди, хотя  Акиро просил  их  не удаляться  слишком
далеко.
     На горизонте показалась полоска то ли леса, то ли гор. Их маршрут лежал
прямо туда, но на равнинных просторах их поджидали опасности.
     Драккар  плавно плыл  над поверхностью земли, управляемый  Филькой. Он.
уже совсем  освоился с управлением и делал это  даже  с некоторой  лихостью.
Мирмиллон с  завистью  смотрел на него  и даже  попросил  немного  порулить.
Филька солидно отвел его притязания, отправив фракийца к Акиро.
     - Он разрешит - тогда пожалуйста. Фракиец  только махнул рукой и  снова
принялся вглядываться в пустынный горизонт. Первым заметил опасность поляк с
"вороньего гнезда".
     - За Алонсо кто-то гонится!
     - Сколько их?
     - Отсюда плохо видно. По-моему, штук восемь.
     - Ого! А что за штуки?
     - Сейчас... Что-то похожее на крупных волков.
     Люди  не  знали, что  это  были мутировавшие  собаки с одной из  планет
системы Гончих Псов. Теперь они представляли собой крупного клыкастого зверя
высотой в холке около метра. На своей родине они носили название йоллк.
     - Немудрено, что испанец драпает, - проворчал викинг, - Акиро, они мои.
     - Помощь?
     - Только когда позову.
     - Всем всадникам собраться возле драккара, - отдал приказ японец.
     Вскоре  стал виден  несущийся что  было духу конь испанца,  у  него  на
пятках висело два  йоллка.  Чака  хладнокровно расстреливал их  из лука,  но
стрелы не причиняли им видимого вреда.
     Викинг  тем временем  облачился в боевые доспехи. Круглый щит,  рогатый
шлем, боевой топор...
     По знаку Акиро Филька остановил драккар, чтобы подобрать испанца и дать
сойти Эрику.
     При виде нового  противника  йоллки сменили  направление атаки.  Отведя
щитом морду вожака в сторону, викинг перерубил его надвое топором. Остальные
налетели на него стаей. Человек и йоллки смешались в кровавый клубок.
     Некоторое время  ничего не было видно из-за  поднявшейся пыли... Только
слышалось взрыкивание зверей и свист оружия человека.
     Когда  пыль осела, взорам экипажа драккара предстала следующая картина:
забрызганный  кровью  с ног до  головы Эрик и гора  тел  вокруг.  Оставшиеся
восемь йоллков кружили около викинга, пытаясь нащупать слабое место.
     Когда одному показалось, что он нашел такое, пущенный  меткой рукой нож
пригвоздил лапу йоллка к земле. На это ушло буквально несколько секунд, но и
их хватило трем другим зверям  для атаки. Первый  был  рассечен  в  воздухе,
остальные два  повисли  на руке с топором. Изрыгая проклятия, викинг выронил
оружие и принялся работать левой рукой. Его чугунный кулак  дважды опустился
на  головы  зверей, и  еще  два  тела легли к его ногам. Оставшиеся  четверо
накинулись все сразу.
     Лишенный оружия  Эрик  сам был  похож на  дикого  зверя. Он  катался по
земле, погребенный под телами йоллков, душил их,  бил о  землю, грыз зубами.
Яростная  схватка  продолжалась  не более  пяти  минут.  После  чего  викинг
поднялся,   окровавленный,   но  торжествующий.  Последний  раненый   йоллк,
поскуливая отползал в сторону. Викинг догнал его, поднял за хвост и три раза
ударил о землю, потом срезал этот хвост подобранным ножом и заткнул за пояс.
     - Это  вам  за  Клавдия! -  прогрохотал викинг, подняв к небу  голову и
потрясая кулаками.

5. КЕНТАВРЫ

     Полоска  на  горизонте оказалась лесом. До него  оставалось около  двух
миль. Но и этого хватило, чтобы подвергнуться еще одной атаке.
     Теперь  атака  последовала с  тыла - сигнал об  опасности  подал  вождь
апачей.
     Акиро тут  же  перегруппировал свою  кавалерию, оставив  впереди только
сэра  Джона. Индеец,  монгол, гунн, сарацин и испанец выстроились в  линию с
луками наготове.
     Когда противник приблизился, фракиец ошеломление пробормотал:
     - Кентавры!
     Да,  это  были  кентавры,  вооруженные  луками,  копьями   и  короткими
дубинками. Они  летели, вытянувшись  в  линию.  Поляк  вслух  пересчитал их.
Кентавров было двадцать восемь.
     Индеец что-то негромко скомандовал и навстречу лаве  атакующих полетели
стрелы. Когда колчаны  опустели, к драккару продолжали нестись  всего десять
кентавров.  Пятерка  всадников  рванулась им навстречу,  сохраняя  видимость
боевого порядка.
     Кентавры были знакомы с тактикой ведения конного боя - они развернулись
в дугу, охватывая с флангов своих противников.
     - Сэр Джон, - быстро произнес японец, - я полагаюсь на ваш боевой опыт.
Вы выступите только тогда, когда это будет действительно необходимо.
     Рыцарь молча склонил голову.
     Большое  Озеро  был  вооружен  хуже  остальных.  Все  его  оружие  было
метательное. Он  снес одному противнику  полголовы томагавком, но  второй  с
копьем наперевес  едва не ссадил его с лошади, только кошачья изворотливость
индейца спасла его.
     На всех остальных землян также пришлось по два противника.
     Никогда ранее  никто из воинов не  сражался с кентаврами, им нужно было
время, чтобы приспособиться.
     Внимание людей в  драккаре  было отвлечено схваткой конников, но ниндзя
все  же был настороже. Филька  краем глаза заметил, как сверкнул меч в  руке
японца,  и какое-то  существо с визгом  полетело  прочь. В то  же  мгновение
Филька  увидел когтистые  лапы,  цепляющиеся  за  борт  драккара.  Из  узких
земляных  нор   покатилась  лавина  крупных   крысоподобных   тварей.   Метр
пространства  и  метр бортов  драккара  они  преодолевали  одним  прыжком  и
пытались вскарабкаться на палубу.
     Теперь были заняты все. Нападающих тварей было настолько много, что  не
оставалось  ни  минуты   передышки.  Рогатина  была  бесполезна,  с  топором
получалось неловко, оставался нож, которым  Филька рубил появляющиеся в поле
зрения лапы, но на их месте тут же появлялись новые и новые.  Шестеро землян
вовсю орудовали мечами, но остановить нашествие верпов пока не могли. Вскоре
первые верпы очутились на палубе драккара, и людям пришлось биться не только
с  внешним врагом. Здоровенный викинг  просто топтал их  ногами,  не обращая
внимания на многочисленные укусы, а вот Фильке с его лаптями и босому пигмею
пришлось туго.  В  конце  концов  Акиро приказал пигмею залезть на  мачту  и
стрелять  оттуда,  пока  ему  не  отгрызли  ноги.  Сам  он  чувствовал  себя
превосходно, действуя  своим многочисленным арсеналом. Он колол ножом, рубил
мечом,  бросал  всевозможные  метательные снаряды, одновременно топча ногами
метавшихся под ногами гадов.
     - Джебе упал с коня! -  послышался отчаянный крик Чаки. - Юсуф пытается
его подобрать...  - тут горестный вопль вырвался из  губ пигмея. Суровый сэр
Джон  опустил забрало  и дал шпоры своему рысаку. Филька чувствовал, как  по
ногам струится кровь из многочисленных  порезов и укусов. Он давно уже колол
левой рукой,  в правой был зажат топор, чтобы хоть как-то защитить лицо, так
как эти твари были чрезвычайно  прыгучи. Одна  не смогла  допрыгнуть  до его
лица, но  вцепилась когтями в одежду и почти подобралась к горлу.  Чака снял
ее снайперским выстрелом  прямо  с мачты.  Фильке было некогда  спасибо  ему
сказать.
     - Господи! - выдохнул он. - Да кончатся они когда-нибудь?!
     - Держись, Фил! - крикнул мирмиллон. Ему было немного полегче в поножах
и наколенниках. Расшвыряв ногами наседавших верпов, Драго пробился к  Фильке
и в два счета расчистил площадь под его ногами.
     Появление  сэра  Джона,  закованного  в  железо,  привело  кентавров  в
смятение.  Они  добились   временного  успеха  сразив  темника  и  сарацина.
Оставшиеся  пятеро  теснили  индейца,  вооруженного  лишь  арканом, испанца,
забрызганного кровью по самые уши и прикрывавшего  их гунна. Подобно урагану
налетел  на  них  рыцарь  Круглого  Стола. Оставив  копье  в  груди  первого
кентавра,  он выхватил огромный меч  и  тут  же  снес голову второму. Третий
попытался  переключиться на нового  противника,  но  индеец успел  набросить
лассо  на  передние  ноги  кентавра. Тот  потерял  равновесие и стал  легкой
добычей  гунна.  Оставшиеся  двое  пустились наутек, но далеко  не ушли.  На
свежем коне первого догнал сэр Джон, второй  пал  от стрелы индейца -  минул
час  со времени  начала  боя. Покончив  с  кентаврами, конники поспешили  на
помощь людям в драккаре. Стрелы их луков уничтожили остатки воинства верпов.
     Сэр  Джон  остался возле Джебе и Юсуфа. Соскочив с  драккара, остальные
поспешили к нему.
     Джебе лежал лицом вниз,  у него была  сломана шея. Сарацин был еще жив,
но  в плохом состоянии: в нем торчало три  стрелы, правая рука  была сломана
ударом дубины.
     - Они навалились на него впятером, - рассказал Кайдар о смерти темника.
-  Мы не  могли ничего сделать  - на  каждом  висело по одному дьяволу. Юсуф
управился  со  своим  быстрее  остальных  и поспешил  на  помощь  Джебе,  но
поздно...  Когда он попытался поднять его на седло, попал под залп лучников,
потом они топтали его уже лежащего.
     Викинг  склонился  над  лежащим  сарацином. Тот тяжело дышал,  в  горле
булькала кровь.
     - Я уже не жилец, - прохрипел он. - Вам нужно оставить меня здесь.
     - С нами поедешь, - уверенно заявил викинг.
     - Я буду только обузой...
     - Подлечим.
     - Нет, -  сарацин глубоко вздохнул и, прежде  чем  кто-либо  успел  ему
помешать, чиркнул кинжалом себе по горлу. Его сильное тело выгнулось дугой и
опало.
     - Умер... - выдохнул викинг.
     - Он был настоящим воином, - тихо промолвил Акиро. Им не пришлось долго
ждать исчезновения тел. После минуты молчания экипаж  драккара  был готов  к
продолжению похода, но теперь всадников стало на два меньше.

6. НОВЫЕ ПОТЕРИ

     Пора было  двигаться. На горизонте показалась полоска леса. Стоявший на
мачте Чака крикнул сверху, что перед лесом небольшая полоска песка, примерно
ярдов пятнадцати шириной.
     -  Мы  с  Алонсо  проверим,  нет  ли  там  чего  опасного,  -  проворно
спустившийся с мачты пигмей занял место позади испанца.
     Теперь по бокам  драккара ехали только  гунн и сэр Джон. Индеец замыкал
кавалькаду.  Филька  остановил  драккар   прямо  перед  песчаной  полосой  и
обернулся к  японцу, ожидая указаний.  Тот  молча смотрел,  как конь испанца
рысью выезжает на песок...
     Ровная  гладь  песка  изредка  нарушалась  небольшими  воронкообразными
углублениями. Когда в одно  из таких  углублений  попали копыта коня,  песок
неожиданно разверзся и ровная поверхность превратилась в чудовищную зубастую
пасть футов десяти в поперечнике. Дон  Алонсо даже не успел вытащить палаш и
вместе с конем  исчез из виду. Чака оказался проворнее. Он успел соскочить с
седла  и  пулей вылетел на край песчаной воронки. Люди в драккаре  вздохнули
было  с облегчением, но тут из ямы  выскользнуло  поросшее мелкими волосками
щупальце, обхватило пигмея за пояс и утянуло внутрь. Эхо еще долго разносило
животный крик Чаки.
     -  Все  на борт! - скомандовал японец, не  успевший  прийти  в  себя от
потрясения конникам.
     Быстро разместившись на борту драккара отряд, ставший еще на  два бойца
меньше, приготовился  было  к  движению,  но  тут Эрик внезапно  соскочил  с
корабля и побежал куда-то в сторону.
     - Стой! - заорал ему Кайдар. - Ты куда?
     Не  обратив внимания на его слова, викинг подскочил к большому  валуну,
лежащему на краю песчаного поля-ловушки, обхватил его  руками, поднатужился,
оторвал от земли и понес к драккару, пошатываясь от напряжения.
     - Зачем тебе этот камень? - слегка удивился Большое Озеро,  бросившийся
было прикрывать викинга.
     -  Узнаешь,  -  пропыхтел  Эрик,  взгромождая  камень  на  борт.  Когда
наконец-то все расселись, японец дал команду двигаться.
     - Фил, остановишь у той  ямки, где парни  остались,  -  процедил сквозь
зубы норвежец, устраивая камень на борту.
     Филька  коротко  кивнул. Он запомнил,  какая  именно воронка  поглотила
испанца.
     Остановившись прямо  над ней,  Филька  оставил руль, подошел к  Эрику и
вместе с ним ухнул валун в пасть невидимому страшилищу.  Едва валун коснулся
песка, как в небо взвились ищущие щупальца. Эрик довольно крякнул.
     -  Засуетились, гады, - злорадно пробормотал Филька, усаживаясь за руль
и нажимая кнопку.
     Видимо, чудовища каким-то образом общались между собой, так  как из-под
земли вырос целый лес щупалец.
     - Не надо было этого делать, - негромко сказал Акиро.
     - Есть хорошая идея, - прищелкнул пальцами Кайдар.
     - Говори.
     - Раз  Голос  утверждал,  что лошадям ничего  не  сделается,  давай  их
спустим  с борта. Пусть эти  милашки пока ими  займутся. А  мы тем  временем
сможем удрать.
     -  Голова! -  широко ухмыльнулся Эрик  и  хлопнул гунна  по  плечу. Тот
потерял  равновесие,  замахал руками  и стал вываливаться за  борт  прямо  в
объятия очередной ямы-ловушки. Железная  рука сэра Джона перехватила  его на
лету и усадила на место.
     Фракиец и Большое Озеро  уже выгоняли лошадей. Закованный в железо конь
сэра Джона моментально провалился в одну из ям и с жалобным ржанием исчез из
виду. Лошадка вождя  понеслась галопом, перепрыгивая через щупальца,  следом
неслась лошадь Кайдара.
     Мысль  гунна была  гениальной,  щупальца тотчас  же сосредоточились  на
убегавших животных, оставив в покое плывущий над ними драккар.
     Остаток пути над песком прошел без приключений.

     Уттар стукнул кулаком по подлокотнику кресла.
     - Это  просто дьяволы! Они смогли пройти краннов,  потеряв  только двух
человек!  Шесть  зон позади,  а  потери  минимальны.  Харл,  если ваши  люди
победят, я опротестую это.
     - А на каком,  собственно, основании?  - хладнокровно заметил кварр, не
сводя  глаз с  огромного стереоэкрана, на  котором  его воинство  совещалось
перед въездом в лес. - Они нарушили какие-то правила?
     - Никому не удавалось пройти так много с такими малыми потерями!
     -  И  вы  считаете  это недостатком? - кротко спросил  Харл.  Уттар  не
нашелся, что ответить.

7. ЛЕС

     - Как же мы будем без лошадей? - задал вопрос рыцарь Круглого Стола.
     - В лесу они нам не понадобятся, - задумчиво  ответил японец, - а когда
мы минуем его, наши лошади объявятся.
     Он расставил бойцов по всему драккару.  Филька стоял у руля. Править он
был  должен  по  своему усмотрению. Если на каком-то  отрезке  пути придется
уклониться от правильного маршрута, он должен сделать это, а потом вернуться
обратно. Мирмиллон прикрывал его с тыла, Эрик и сэр Джон с боков.
     Временно лишенные  лошадей  гунн  и  индеец занимали  место  с луками в
центре драккара, поляк переместился на корму.
     - Оружие держать наготове.  Каждый  смотрит  в свою сторону,  но должен
быть готовым подстраховать товарища. Фил, вперед!
     Филька  подвел  драккар вплотную  к  опушке,  перекрестился,  вытер пот
рукавом и осторожно въехал под первые деревья.
     Просветы между деревьями  были  достаточны для проезда  драккара, но  с
азимута пришлось уйти сразу  же - дорога была  извилистая.  Люди  пристально
вглядывались  в  окружающий  пейзаж,  готовые   пустить  в  ход  оружие  без
промедления.
     -  Еще  раз  напоминаю, Фил:  без  моего приказа не останавливаться,  -
предупредил Акиро. -  Вперед и только вперед.  Забудь обо  всем, кроме руля.
Тебя прикроют.
     Филька кивнул, судорожно сжимая потными руками руль и  напряженно глядя
вперед.
     - Не робей, пробьемся, - прогудел Эрик. Он воткнул меч  в  палубу перед
собой и помахивал топором.
     Вскоре  позади  них  сомкнулись ряды  деревьев. Лес окружал  их со всех
сторон. В его молчании было что-то зловещее.
     - Может, пронесет? -  предположил  вполголоса Кайдар. Эрик открыл  было
рот, но ответить не успел.
     Прямо  по курсу возникла ужасающая рожа с  оскаленной клыкастой пастью.
Недолго думая, викинг махнул топором, и рожа исчезла  с яростным воплем. Это
послужило  сигналом  к атаке  со всех  четырех сторон: с  воздуха, с боков и
снизу.
     Пронзительно визжа с веток посыпались твари, похожие на летающих собак,
только  в  руке у  каждой  был нож. Прямо  из  стволов  деревьев  к драккару
потянулись  отростки  с  когтями на  конце. Снизу  полезли какие-то мохнатые
звери, помесь крота с крокодилом, размером с собаку. Впереди появились те же
оскаленные рожи.
     Спустя пять минут  над драккаром стоял  кромешный  ад.  Филька вжался в
сиденье и не  видел ничего перед собой, кроме  руля и растущих  деревьев. По
бокам  свистело  оружие  рыцаря и викинга, яростно  ругался фракиец, отражая
атаки невидимого  противника. Слышались команды  японца, боевой  клич апача,
рычание гунна.
     Одна из тварей смогла прорваться сквозь заслон и упала Фильке на шапку.
Он дернулся было, но услышал суровый оклик японца:
     - Фил, не отвлекайся!
     И тут же  словно  порыв ветра пронесся над  Филькиной  головой,  викинг
смахнул тварь топором, сбив шапку Рватого.
     После  этого   Филька  стиснул  зубы  и   полностью  сосредоточился  на
управлении, не обращая внимания больше ни на что.
     Весь  лес,  казалось,  пришел  в  возбужденное  состояние.  К  драккару
подтягивались новые и новые отряды нападающих.
     Продвижение  вперед  было   затруднено  плотно  стоящими  деревьями   и
извилистой тропой. Атака следовала за атакой.
     Крылатых тварей, почти  полностью павших под  стрелами  землян, сменили
слизни величиной с голову человека, падавшие  на драккар  с низко нависающих
ветвей.
     -  Они  ядовиты!  -  предостерегающе  крикнул японец  Кайдару,  который
вознамерился выкинуть  слизня за борт голой рукой. Лошадиная Голова  кивнул,
подцепил  студенистый  комок копьем  и швырнул  прямо в пасть  перелезающего
через борт  ужасающего монстра,  состоящего,  казалось,  из одних  клыков  и
когтей.
     Чудовище клацнуло челюстями, потом бешено заревело и осталось лежать на
дне драккара недвижимое.
     - Подзакусил...  -  пробормотал пан  Тадеуш,  нанизывая  на  саблю  уже
третьего слизня. - Панове, шашлыка никто не желает?
     Японец как молния  метался по корме, отражая атаки летающих змей. Твари
прыгали с земли и  с  веток  деревьев,  издавая  пронзительный  свист  перед
атакой.  Меч  в руках  Акиро  сверкал, под  его ногами уже громоздилась гора
обезглавленных и разрубленных надвое трупов.
     Отбиваясь  от наседающего  противника, японец  успевал еще и  товарищам
помогать.  Дважды  его звезды сбивали готовых к прыжку  тварей,  которых  не
заметили мирмиллон и гунн.
     Эрик и  сэр  Джон сражались с чем-то, похожим на сухопутного осьминога.
Чудовище взобралось на нос драккара, вцепилось в него тремя ногами из шести,
остальными тремя пыталось зацепить кого-нибудь из людей.
     Топор  викинга  был  абсолютно  бесполезен  против  аморфной  массы.  С
проклятием  вырвав его  в очередной раз из туловища монстра, викинг отбросил
оружие в сторону и заорал:
     - Акира, эта тварь слезать не хочет! Что делать?
     -  Думай!  -  ответил  японец,  даже  не  обернувшись,  занятый  своими
проблемами.
     -  Вот и все,  - расстроенно заметил викинг, пинком  вышвырнул  за борт
ежеподобную тварь и уставился на шестинога, который почти взобрался на  борт
драккара, несмотря на все усилия сэра Джона. - Что же с тобой сделать?! А! -
он хлопнул себя по лбу. - А как ты отнесешься к огоньку?
     Сотворив  из воздуха кремень, он зажег пучок пакли и бросил на щупальце
шестинога. Через мгновение от страшилища осталась горсточка пепла.
     - Хей-о!  -  заорал викинг  и сморщился от  боли. Еще  один ежеподобный
вцепился ему в ногу. Растоптав зверя, Эрик снова взялся за топор.
     Отчаянно закричал мирмиллон: одно из древесных щупалец обхватило его за
пояс. И опять на помощь пришел Акиро. Почти не целясь он запустил в отросток
чем-то  из  своего  арсенала, похожим на серп  с длинной ручкой.  Отросток с
треском развалился,  остатки фракиец  с  трудом  отодрал  от  себя  и  снова
подобрал меч.
     Большое  Озеро  сжимал в  одной руке  томагавк, в другой  нож и добивал
прорвавшихся к мачте тварей, которые ухитрялись миновать японца и поляка.
     Филька глянул на часы. Песок в верхней колбе пересыпался едва на треть.
Неужели прошло всего около двадцати  минут?  Ему казалось, что они сражаются
уже вечность.
     Нападавшие непрерывно  менялись, теряя почти  всех своих солдат.  Людям
постоянно приходилось приспосабливаться к повадкам новых тварей.
     Гигантских богомолов сменили псевдокошки с мощными клыками, когда  пала
последняя, им  на смену  пришли лягушки, отличающиеся от обычных  размерами,
клыкастой пастью и почти человеческими руками, сжимающими дубинки.
     Стрел  уже давно не  было ни у кого, копья были практически бесполезны.
Эрик сломал  ручку  топора и орудовал  мечом, держа кинжал в зубах. Сэр Джон
гордо стоял на носу, сжимая обеими руками меч.
     Прямо  из-под  земли  выросла  огромная  тень  и  попыталась  задержать
движение драккара, навалившись всей массой. Лишь объединенные усилия викинга
и рыцаря помогли очистить дорогу.
     - Еще немного продержитесь! - крикнул Филька, в очередной раз посмотрев
на часы. - Песка осталось мало!
     Мирмиллон   поскользнулся  на   размазанном  слизняке   и  упал.   Этим
моментально  воспользовалась какая-то  тварь, вцепившаяся в спину Фильке. От
дикой боли он закричал, но руль не бросил.
     - Драго,  черт  бы тебя  подрал! -  рявкнул викинг. -  Держи ему спину!
Больше от тебя ничего не требуется!
     Филька  почувствовал облегчение. Острые клыки  разжались. Он не  видел,
кто убил противника, но все равно выкрикнул:
     - Спасибо, ребята!
     - Знай рули! - отозвался гунн. - Остальное тебя не должно касаться.
     Радостный вопль  индейца  показал,  что время вышло.  Снова  в  воздухе
запели  стрелы.  И  как раз вовремя. С  веток плавно планировали похожий  на
опавшие листья зубастые твари. Их пасти достигали пол-ярда в диаметре.
     Колчаны Большого  Озера  и  Кайдара опустели в пять минут,  но ни  одна
летающая тварь не смогла приземлиться на драккар.
     Пристально, до  боли в глазах, всматривавшийся в деревья впереди Филька
увидел просвет. Это могла быть просто  поляна, но мог быть  и  конец леса, о
чем он немедленно проинформировал остальных.
     - Слава Одину! - отозвался викинг. - У меня уже руки отваливаются.
     Натиск врага немного ослабел. Теперь уже не стаи, а  отдельные существа
пытались прорваться внутрь защитного кольца мечей.
     Действительно,  лес кончался,  но  на  его  пороге  поджидал  арьергард
противника: три огромных мохнатых паука, каждый размером с драккар.
     Деревья им только мешали, они стояли  на опушке,  переминаясь с лапы на
лапу и разинув хищные клыкастые пасти.
     Филька продолжал править, пока его не остановил оклик японца:
     - Стой!
     - Это  моя битва, -  величественно  произнес  сэр  Джон. - А  вот и мой
Ганнибал.
     Действительно, из леса появились лошади.  Впереди несся  Ганнибал  сэра
Джона.
     Англичанин  сошел с драккара,  взгромоздился на  коня, выставил  вперед
пятиметровое копье и с возгласом: - "С нами Святой Георг и король Артур! " -
понесся в атаку.
     Ближайший  к  нему  паук  широко  раскрыл  пасть  и  издал еле  слышный
свистящий звук. Переставив две  передние  ноги, он  оказался  сразу на  пять
ярдов ближе к мчавшемуся всаднику.
     Копье вошло в пасть паука почти на всю длину. Страшные челюсти с лязгом
захлопнулись,  обломив  древко  копья.  Бросив ненужный  обломок,  сэр  Джон
выхватил меч, но  ударить  не успел.  Страшные  мохнатые лапы подогнулись, и
чудовище  с шумом плюхнулось на брюхо.  Еще  пару раз конвульсивно дернулись
передние лапы, потом все было кончено.
     Судя  по  всему, пауки  атаковали  лишь  поодиночке. Второе  страшилище
выдвинулось вперед, высоко поднявшись на лапах и разинув чудовищную пасть.
     Сэр  Джон понесся прямо на  него,  размахивая мечом. Мохнатое  туловище
было примерно на полголовы выше кончика ушей Ганнибала.
     - Интересно, что он собрался делать? - пробормотал Кайдар,  уже готовый
прийти на помощь рыцарю, если того потребует обстановка.
     Но все было очень просто. Сэр  Джон низко пригнул голову к шее лошади и
высоко поднял меч.
     Острое лезвие вспороло  брюхо  паука  словно  консервную  банку, Оттуда
высыпались мерзкого вида внутренности. Чудовище  зашипело,  сделало еще пару
неверных шагов и так же грузно рухнуло на землю, как и его собрат.
     Англичанин издал торжествующий  крик, подняв над  головой окровавленное
лезвие меча. Теперь перед ним остался лишь один противник.
     Третий паук согнул мохнатые лапы так, что его голова  находилась в паре
метров  над землей. Он, видимо, сообразил какими-то зачатками разума и решил
не повторять ошибки павших соплеменников.
     Передвигался  он  чрезвычайно  быстро  и проворно.  Но на  поляне  было
достаточно  места  для маневра. Сэр  Джон  кружил вокруг страшилища, пытаясь
нащупать  уязвимое  место. Но такого пока  не  было. Всюду  рыцаря встречала
оскаленная пасть, полная огромных клыков.
     - Все. Я пошел, - решительно заявил гунн.
     - Погоди, - остановил его Акиро. - Я скажу, когда надо будет...
     Сэр Джон остановился прямо напротив паука, перехватил меч левой рукой и
взял в правую топор.
     Тут паук,  проявив неожиданную  прыть,  с выставленными двумя передними
лапами, рванулся  к рыцарю и  попытался схватить лошадь сэра Джона. Ганнибал
шарахнулся в сторону, уклоняясь  от смертельных объятий, а его седок  метнул
топор, метясь в  голову  страшилища. Паук  также резко затормозил, и  оружие
пролетело мимо.  Вторым  движением инопланетный монстр зацепил  Ганнибала  и
свалил его на землю.
     Сэр  Джон успел  соскочить и  нанес удар мечом.  Сустав членистой  лапы
паука отделился  и остался лежать  на  земле,  судорожно  подергиваясь. Паук
поджал   раненую  лапу,  из  которой  текла  клейкая  маслянистая  жидкость,
неожиданно встал на пару задних лап и нанес удар головой.
     Клацнули страшные челюсти, и половина лезвия меча осталась в пасти.
     - Как соломинку! - ахнул Филька.
     -  Вперед!  - скомандовал Акиро гунну, но тот уже и так  несся вперед с
копьем наперевес.
     Паук заметил нового противника, даже повернул  голову в его сторону, но
все же решил добить беспомощного врага, стоявшего перед ним.
     Сэр  Джон выпустил обломок меча и закрылся  щитом, нащупывая кинжал. Но
всем было  ясно, что это слишком слабая защита против мощных челюстей паука.
А Кайдар явно не поспевал...
     Разинутая  пасть нависла над англичанином, грозя поглотить его целиком.
Филька охнул и перекрестился. Мирмиллон закрыл глаза рукой.
     Подоспевший Кайдар метнул  копье и попал  в уже отрубленную конечность.
Паук даже не повернул  головы,  всецело сосредоточившись  на рыцаре Круглого
Стола.  В  этот  момент  англичанин стремительно бросился  под брюхо  паука,
видимо  памятуя  о  том,  что там наиболее  слабое  место внешне неуязвимого
чудовища.  Всего на секунду запоздал с реакцией паук, и этого хватило рыцарю
для  удара кинжалом.  Он  решил повторить  кинжалом то, что  сделал мечом со
вторым пауком. И это  ему  почти удалось.  Но на сей раз не было коня, чтобы
вытащить всадника из-под падающего чудовища.
     Когда объединенными  усилиями удалось столкнуть  с тела сэра Джона труп
паука, рыцарь едва дышал. Видимо, у него была раздавлена грудная клетка.
     - Вот... и моя... очередь...  настала, - с трудом проговорил  рыцарь, -
но все же... мы прошли... прошли!

     - Они прошли лес! - уттар был вне себя от ярости. - И опять практически
без потерь! Пауки Гроха не смогли их остановить!
     - Но половины отряда уже нет, -  напомнил ему  Харл, -  а идти осталось
еще много.
     - А мой отряд насчитывает  всего лишь  трех бойцов,  -  мрачно  вставил
трифф, - и нет никакой уверенности, что они смогут добраться до крепости.
     - Это ваши трудности, - бодро  произнес л'гхоли. Его дела были довольно
хороши. - Все равно мои воины будут первыми.
     - Земляне победят, - уверенно заявил Харл.

     Теперь их  оставалось всего семеро. Два  всадника и пять  пеших.  Акиро
произвел перестановку: конники ехали теперь по бокам, корму прикрывал только
он  один.  Фракиец по-прежнему  прикрывал  спину Фильке,  шляхтич  и  викинг
сместились ближе к середине драккара.
     - Нам  осталось пройти совсем немного,  - Акиро был  краток. - Приложим
все усилия для достижения цели.
     И  снова  драккар  поплыл  к  вожделенной  цели, но теперь  его  экипаж
уменьшился почти вдвое.

8. РЕКА

     Выбравшись из леса, земляне проехали еще немного и увидели  перед собой
широко раскинувшуюся речную гладь.
     Викинг присвистнул. Индеец не спеша снял с плеча лук, наложил стрелу на
тетиву и выстрелил.
     Стрела не долетела до противоположного берега и упала в воду.
     - Довольно широкая, - констатировал Большое Озеро.
     - Сильно  сказано, - саркастически хмыкнул пан Тадеуш. - А если учесть,
что она наверняка глубокая, наверняка кишит всякими зверушками,  а мы,  увы,
не лошади, то...
     Он фальшиво просвистел похоронный марш.
     - За рекой останется, по-моему, четыре зоны, - медленно произнес Акиро.
     - Нам от этого не легче, - кисло пробормотал Спыхальский.
     - Хорошо. Что ты предлагаешь?
     - Кто, я? - растерялся поляк. - Ты у нас командир, тебе и решать.
     - Вот я и  решил.  Фил, вперед.  Держать оружие наготове и не подходить
близко к бортам.
     Филька  снова занял  привычное  место и отправил  драккар  в  плавание.
Лошади  индейца и гунна бежали рядом. Апач успокаивал свою тихими гортанными
возгласами.
     И все  же, когда  судно  оказалось  над  водой,  каждый из его  экипажа
испытал легкое чувство страха. Все же,  когда под ногами была твердая земля,
они чувствовали себя увереннее. Таинственные водные глубины  прятали в  себе
неведомые жизненные  формы, которые были  в своей стихии. И кто знает, будет
ли эффективно против них земное оружие?
     Позади  осталось  уже около сотни метров воды, когда последовала первая
попытка нападения.
     Из воды высунулось щупальце, гибкое,  оснащенное  многими  присосками и
попыталось лечь на борт. Молодецки гикнув, поляк смахнул его саблей.
     Викинг  показал  ему кулак, напряженно  вслушиваясь  в  плеск  волн  за
бортом.  Но вопреки ожиданиям,  ничего  особо  страшного не произошло.  Либо
чудовище  просто не  обратило внимания на  потерю конечности,  либо щупальце
было у него единственным и его потеря убила животное.
     Когда  Филька  оглянулся,  берег   был  уже  едва  заметной  линией  на
горизонте. Акиро сделал  резкий жест,  приказав  ему не  отвлекаться. Филька
кивнул, слегка поправил курс и уставился на спокойную гладь воды.
     Они настолько  были  уверены, что неведомый  противник будет  атаковать
из-под водной поверхности, что едва не прозевали нападение с воздуха.
     На драккар  спикировало несколько  летающих  животных,  несших на  себе
нечто  вроде  десанта  из  невысоких  обезьяноподобных  существ, вооруженных
кинжалами и щитами. Их было больше полутора десятков, каждый из них достигал
пояса взрослому человеку. Они были необычайно свирепы и бесстрашны.
     Палуба  драккара  сразу  превратилась  в  поле  боя.  Нападающие  сразу
разделились  на  два отряда и  атаковали  одновременно  японца  на  корме  и
фракийца у кресла рулевого.
     Круговым движением меча Акиро уничтожил сразу трех противников,  метнул
звезды еще в двух и заставил врага попятиться.
     Мирмиллон был подготовлен несколько слабее и был сразу же ранен в живот
и ноги.
     Но тут на помощь пришли поляк и викинг. Пан Тадеуш ураганом врезался  в
толпу малышей,  размахивая саблей. В короткой  свирепой  схватке  десантники
были уничтожены полностью. Защитники драккара отделались ранами..
     Выбрасывая за борт  последнего  обезглавленного врага, викинг брезгливо
поморщился.
     - Я думал, у них будет кто-то получше.
     "Типун тебе на язык, - суеверно подумал Филька. - Накличешь беду... "
     И как в  воду глядел.  Прямо перед  ним  поднялся фонтан воды  и исторг
огромную голову на длинной шее. Голова хищно повернулась  и оскалила пасть с
большими передними клыками.
     Стоявший чуть позади индеец одну за другой выпустил пять стрел в глотку
чудовища. Пасть с шумом захлопнулась, ее обладатель скрылся подводой.
     - Приятного аппетита! - прокричал поляк, вытирая саблю полой кафтана.
     Тут  же  палуба драккара содрогнулась от  чудовищного удара  снизу. Пан
Тадеуш  закричал  от  ужаса,  потерял   равновесие  и  вывалился  за   борт.
Невозмутимый  индеец мгновенно метнул вслед ему аркан.  Вдвоем с гунном  они
выволокли лязгающего зубами  поляка из воды.  Тот  был бледен от  пережитого
ужаса и потерял саблю.
     - Решил с русалкой познакомиться? - грубо пошутил поляк.
     - Хотел бы я посмотреть...
     Второй  страшный  удар  вышиб  Фильку  из  кресла, опрокинул  на  спину
мирмиллона и едва не отправил за борт уже троих: поляка и его спасителей.
     - Черт  бы побрал  эту дрянь! - взревел викинг,  подскочил  к индейцу и
вырвал у него аркан. - Привяжите меня к мачте!
     - Да ты с ума сошел! - искренне удивился Кайдар.
     - Ты хочешь, чтобы он нас таранил безнаказанно?
     - Нет, но...
     - Тогда заткнись!
     Большое  Озеро проворно  затянул аркан вокруг  пояса  Эрика  и привязал
второй конец к мачте.  Эрик  глубоко вздохнул и стал перелезать через  борт.
Третий удар швырнул его в воду. Грузное тело моментально скрылось под водой.
Кайдар кинулся на помощь к индейцу.
     - Тащи его скорее!
     - Он  знает, что делает, -  невозмутимо  произнес вождь апачей.  Филька
отдал должное отваге норвежца. Сам бы  он ни за  что на свете не полез  бы в
воду сражаться с неведомым врагом, которого могло быть сколько угодно много.
     Несколько  тягостных  минут  ничего  не  происходило,  потом  из   воды
появилась голова викинга. Он шумно отфыркивался и махал руками.
     - Тяните меня!
     Еще через пару секунд он уже стоял на палубе, без топора  и кинжала, но
ужасно довольный.
     - У этой мерзости  оказалась слабая шея, - презрительно кинул он. - Вот
топор только утопил, жалко...
     - Эрик,  в  твоей  Валгалле  тебе будут оказаны  королевские почести, -
уважительно произнес пан Спыхальский, благоговейно глядя на мокрого гиганта.
     - Это я знаю  и  без  тебя,  - безапелляционно заявил  викинги принялся
стягивать с себя мокрую одежду.
     Филька заметил на водной глади высоко торчащий плавник и тут же обратил
на него внимание остальных.
     Без  команды вперед вышли лучники.  Когда плавник приблизился,  Большое
Озеро  и  Кайдар  принялись  осыпать стрелами пространство  чуть ниже уровня
воды, но без явного успеха. Вскоре Акиро приказал им прекратить стрельбу.
     Плавники постепенно приближались. Что могло крыться под ними?
     Тяжелого вооружения  у людей  не  было,  если  не  считать мечей. Топор
викинга должен  был появиться  только  через  час. Если  животное достаточно
велико, одних мечей может оказаться маловато.
     -  Держитесь  подальше  от бортов! - не  уставал напоминать  ниндзя.  -
Драго, не упускай из вида Фила!
     Кучка людей сгрудилась  в середине драккара с оружием наготове. С ревом
разверзлась вода, и огромное тело взметнулось над бортом судна. Что-то вроде
большой акулы, только с клешнями краба и пастью в половину туловища.
     -  Матка боска! - поляк перекрестился,  сжимая  кистень. Чудовище  явно
хотело  плюхнуться  поперек  судна  и  придавить  своей  тяжестью,  заставив
перевернуться.  Но поднаторевший в управлении драккаром Филька закусил губу,
резко вывернул  руль  влево. Громадное тело с  шумом  рухнуло  в воду, обдав
людей фонтаном брызг.
     Не  успели  люди опомниться, как  второе  чудовище протаранило  головой
корму драккара. Щелкающая пасть завязла  в  прочных бревнах  обшивки, силясь
вернуться в родную стихию.
     Смело  подскочивший к ней поляк прошелся  кистенем по  зубастой  морде,
вышибив половину зубов  чудовищу. Потом  он принялся  колотить  по угловатой
морде, стараясь попасть по глазам.
     Через  минуту  непрерывной  работы  морда  чудовища  представляла собой
сплошное  кровавое месиво. При помощи  копий  люди  столкнули обезображенное
тело в воду, но зияющая дыра в борту осталась и зашить ее было нечем.
     Почти сразу же, как только тело краба-акулы соскользнуло в воду, в щель
полезла новая пасть - что-то вроде больших сколопендр.
     Первые  две особи поляк смахнул кистенем, остальные едва не достали его
ноги.   Спыхальскому  пришлось  высоко  подпрыгнуть,  чтобы  избежать  удара
ложноножек, которые почти наверняка были ядовитыми.
     В дело вновь пошли луки. Едва первая тварь появлялась в щели, ее тут же
смахивала  обратно  меткая стрела  индейца  или  гунна.  Но  вскоре  колчаны
опустели,  а  твари все  лезли и лезли. Некоторое время помогало метательное
оружие японца, но  потом  кончилось и оно. У  людей  осталось  только личное
оружие.
     - Ничего, с этим  я справлюсь,  - самоуверенно заявил  поляк, помахивая
кистенем.
     Но как оказалось,  сколопендры имели прикрытие. Едва  поляк  подбежал к
пролому, как  из-под воды вынырнул  какой-то  странный  гибрид: гибкая  шея,
оканчивающаяся узкой  змеиной  головой  с двумя  руками, каждая  из  которой
сжимала по острому иззубренному и довольно длинному шипу.
     Поляк отскочил назад и принялся смахивать  сколопендр в воду, пользуясь
длиной кистеня. Это удавалось ему некоторое  время,  потом головорукие твари
подплыли  ближе к  драккару и стали довольно ощутимо  угрожать  безопасности
экипажа.
     Шляхтич  отступил, чтобы  не  оказаться  за бортом,  так  как  из  воды
возникли еще две такие же головы.
     -  Озеро, подтащи-ка  поближе  одну такую птичку,  -  недобро сощурился
викинг.
     Индеец отложил томагавк и раскрутил аркан. Очевидно,  тварь  не ожидала
такой подлости от несчастных жертв.
     Как  только  захлестнутая  петлей  голова легла на борт, Эрик отсек  ее
одним коротким взмахом меча.
     Голова упала на палубу и еще  какое-то время жила, бешено разевая пасть
и размахивая  руками.  Гунн разрубил ее мечом  надвое и  пинком вышвырнул за
борт.  Остальные  головы,  как  по  команде тут  же  отшатнулись  в стороны.
Оставшиеся  без прикрытия  сколопендры  были мгновенно  уничтожены поляком и
пришедшим ему на помощь японцем.
     - Не видать там конца воде? - крикнул Эрик.
     Филька  только головой  покачал  - со всех  сторон была только спокойно
плещущаяся водная гладь.
     Головорукие медленно и плавно исчезали  под водой. Наверное это была их
не последняя атака.
     - Подальше от бортов! - снова напомнил Акиро.
     Но  теперь опасность  таила  в  себе палуба  драккара.  Страшный  удар,
громкий треск  - ив рваной дыре посреди палубы появилась страшная оскаленная
пасть  доселе  не  появлявшегося  страшилища.  А из этой  пасти,  как  горох
посыпались твари  помельче, но столь же  зубастые и покрытые роговой чешуей.
Одна из этих тварей сразу отхватила полноги поляка, прежде чем  ее прикончил
ударом томагавка индеец.
     Еще через минуту палуба драккара кишела этими тварями. Викинг поднял на
руки  плачущего  от  боли  поляка  и оттащил  в сторону.  Японец  швырнул  в
разверстую пасть две  дымовые бомбы, оттуда  вырвался клуб ядовитого дыма, и
пасть медленно скрылась под водой, оставив визжащих зубастиков на палубе.
     Твари  оказались необычайно  живучими  и  проворными.  Их  острые,  как
бритва,  клыки  вырывали  куски  плоти  из  ног  и   бедер  людей,  оставляя
болезненные  раны.  Но  все же  их количество  было ограниченным, и  земляне
постепенно стали брать верх.
     У Фильки не  было  времени  отвернуться и  посмотреть  за происходящим.
Перед ним возникло трое головоруких и  незамедлительно бросились  в атаку...
на пульт управления. Очевидно, они знали, что делали,  поскольку одна голова
попыталась разбить стекло с крестом и кругом, а вторая вцепилась в руль.
     Филька на  секунду растерялся,  но ему  на  помощь поспешил  Драго.  Он
мгновенно  оценил ситуацию и  первым делом сосредоточил  внимание на  твари,
грызущей  руль.  Двумя  ударами меча он почти отделил  голову  от шеи. Тут и
Филька пришел в себя и схватился за  топор. Совместными усилиями они отсекли
обе прорвавшиеся головы,  но едва не  стали жертвами  еще  одной пары голов.
Филька  взвыл,  когда  острый  шип вонзился  ему  в  плечо.  Мирмиллон успел
закрыться щитом  и  метнул  меч  в нависшую над ним  голову. Голова  сделала
судорожное глотательное движение, поперхнулась и скрылась за бортом.
     - Пошла переваривать, - пробормотал Филька, охаживая кистенем последнюю
торчащую перед ним голову.
     Потеряв одну  из рук,  голова  издала серию  свистящих  звуков и  также
пропала за бортом. Тем временем остальные земляне очистили палубу от вертких
и   прыгучих  тварей.   Выбросив  за  борт  останки,  Акиро   склонился  над
Спыхальским.
     Тот  был  бледен,  но крепился.  У  него  отсутствовала нога  чуть ниже
колена. Эрик наложил тугой жгут выше раны, чтобы остановить кровотечение.
     -  Отвоевался,  - хрипло  произнес поляк. - Теперь я  уже  ни на что не
годен.
     - Сейчас посмотрим, - пробормотал Акиро склоняясь над раной. Он вытащил
из одного из своих многочисленных карманов какое-то снадобье.
     Всего лишь на какую-то  секунду  расслабились люди,  но даже этого было
много.  В  дыру посреди  драккара  просунулась  узкая  голова  и  коренастое
туловище.  Сидящий  спиной  японец не  сразу обратил  внимание  на появление
врага.
     - Берегись!!! - бешено заорал Эрик, но его опередил поляк.
     Он обеими руками оттолкнул в сторону японца.  Хищные челюсти клацнули и
сомкнулись на здоровой ноге Спыхальского.  Не  успели  люди  опомниться, как
голова и поляк исчезли  в  дыре.  Мутная вода сомкнулась  над  ними.  Викинг
запустил вслед мечом, но неизвестно, достиг ли он успеха.
     -  Ты хорошо сражался, Тадеуш, -  проговорил  Акиро, вставая. -  Мы все
равно  дойдем,  слышите, дойдем! -  неожиданно закричал он,  подняв голову к
небу.

     - И ведь дойдут, - пробормотал уттар. - Половина  водной  преграды  уже
позади.  Им осталось не так много, а дальше ничего  серьезного не будет. Вот
выберутся на сушу, там посмотрим.
     - Они победят  ферритов, - серьезно сказал  трифф.  -  От  моего отряда
остался только один боец. Он им не конкурент.

     -  Земля! - заорал Филька  при виде туманной  полоски  на горизонте,  -
Земля!
     - До нее еще плыть да плыть, - пробурчал викинг.
     -  Еще  пара минут -  и у нас будет оружие, - проговорил Акиро. -  Ни в
коем случае не расслабляться!
     - Расслабишься  тут,  как же! -  пожаловался Эрик, прикладывая  влажную
тряпку к порезам на ногах. - То одна дрянь лезет, то другая... О, боже!
     Это была  третья дрянь. В дыру  снизу  без единого всплеска просунулась
огромная змеиная голова с холодными тусклыми глазами. С быстротой молнии она
метнулась к Фильке. На ее  пути был мирмиллон. В  распоряжении фракийца были
считанные секунды, и он нашел единственный правильный выход.
     Когда разинутая пасть стремительно надвинулась на него, он подставил ей
свой щит и постарался  вбить его в чудовищную глотку  как можно глубже, едва
успев вытащить руку.
     Змея издала нечленораздельный  звук, попыталась сомкнуть челюсти, но ни
проглотить щит, ни выплюнуть  его не смогла. Так же  медленно  и  плавно она
начала исчезать в дыре. Викинг успел огреть ее топором, но остро  отточенное
лезвие отскочило от чешуйчатой брони.
     Фракиец  все  еще  дрожал   от  пережитого  потрясения.   Эрик   громко
расхохотался:
     - Не  трясись, Драго!  Все  кончено. Твой щит пришелся  ей не по вкусу.
Словно  дожидаясь  того момента, когда  у  землян появится оружие,  из  моря
начали выплывать своеобразные всадники  -  жабообразные существа  верхом  на
больших тюленях. Они  были вооружены копьями и дубинками,  из-за спин  у них
торчали пучки дротиков.
     Большое Озеро и Кайдар  поспешили на  нос  драккара.  Их встретил  град
дротиков,  но существа, метавшие их,  были не  очень  метки.  В  отличие  от
землян.
     Спустя  пять минут  больше  половины  всадников было ссажено  со  своих
скакунов. Вода окрасилась  кровью. Оставшиеся наездники  поспешно убрались в
пучину.
     - Ни  секунды  покоя, -  не унимался  Эрик.  -  Что за проклятое место!
Шедший  к  своему  месту  индеец  вдруг  остановился.  Стоявший  возле  него
мирмиллон  впервые увидел в его глазах нечто вроде суеверного ужаса.  Индеец
отскочил в сторону от дыры в палубе, указывая на нее - пальцем.
     -  Чего ты там увидел? - недовольно спросил викинг. Он подошел поближе,
заглянул в  дыру и присвистнул. На него смотрел огромный глаз, много больше,
чем сама дыра.
     -  Подумаешь,  видали мы таких, - протянул  Эрик,  поднял  свое тяжелое
копье, тщательно прицелился и с силой метнул в воду.
     Эффект был  таким,  словно воду  разом вскипятили  вокруг  драккара. Из
клубов  волн  и  пены вырвался лес огромных щупальцев  и заколыхался  вокруг
судна.
     - Куда?! - осадил Акиро рвавшегося в бой Эрика. - Под борта немедленно!
     Приказ  был  отдан вовремя. Ищущие щупальца обрушились на судно, сметая
все  на своем пути. Два из них вцепились в мачту и легко отломили ее, словно
тростинку.  Филька успел забраться  под кресло, но  и эту  преграду смело  в
воду.
     Одно из  щупалец  ухватило за ногу Эрика. Он тут же отсек его топором и
выкинул за борт, недовольно ворча:
     - И дернул же меня черт ввязаться в это дело...
     Одно из щупалец  ворвалось сквозь палубу. Ближе всего  к  нему оказался
вождь апачей. Акиро успел отсечь кусок щупальца, а с остальным Большое Озеро
управился сам, размочалив остаток конечности морского чудовища томагавком.
     А берег был все ближе и ближе. Теперь до него могла долететь стрела...

     -  Все! -  трифф разочарованно  оторвался  от экрана.  -  Последняя моя
надежда рухнула...
     - Примите мои соболезнования, - сразу отозвался л'гхоли. Его воины были
уже на подходах к крепости, понеся незначительные потери.
     - Земляне  миновали реку, - констатировал уттар.  Он успокоился и обрел
способность   трезво  мыслить.   -  Теперь  осталось  надеяться   только  на
ферритов...
     - Землянам надо  пройти еще четыре пояса, а моим  всего  два, - л'гхоли
едва не подпрыгнул от возбуждения.  - Харл, за удачную находку  я сделаю вам
скидку,  когда получу факс. Люди  сражались просто фантастически! Но до моих
им еще далеко...
     - Поживем-увидим, - философски отозвался Харл.

     Наконец  драккар  завис  над твердой землей.  Остановив  его  метрах  в
двадцати от реки, люди выскочили на землю, торжествуя.
     - Что, съели?! - орал гунн, потрясая копьем. - Головастики вонючие!
     Филька подошел к сидевшему с закрытыми глазами Акиро.
     - Слышь, Кирюх,  отдохнуть бы  нам...  Ну, хоть немного.  А то  ведь не
дойдем.
     Японец открыл  глаза  и рассеянно посмотрел на веселящихся  соратников.
Потом медленно кивнул.
     - Полчаса - не больше.
     Обрадованный  Филька  тут  же  побежал  к  товарищам поделиться  доброй
вестью.
     Эрик тут же предложил искупаться. Но это предложение не вызвало особого
энтузиазма. После всего пережитого на воде никто не хотел приближаться к ней
ближе, чем на полет стрелы.
     - Тогда я пошел один, - заявил гигант и стал раздеваться.
     - Эрик,  не говори ерунды, - принялся  увещевать его Кайдар.  - Тебя же
съест тот малыш, которому ты глазки подлечил...
     - Подавится, - величественно-надменно ответил викинг и двинулся к воде.
     На  нем повисли гунн,  мирмиллон и Филька. Гордый  вождь апачей  сидел,
сложив руки на груди и закрыв глаза подле драккара.
     Волоча за собой трех противников,  Эрик  дошел  почти до  самой  кромки
воды,  как  вдруг  оттуда  выскочила  какая-то  хищная  зубастая  рептилия и
проворно устремились к людям.
     Чуть позже Акиро  и Большое Озеро наблюдали следующую картину: по песку
летела  живописная группа  -  впереди Лошадиная Голова, за  ним Драго, потом
Филька и замыкал шествие абсолютно голый  Эрик, которому буквально  на пятки
наступало какое-то зубастое чудовище.
     Японец вскочил  на ноги,  но  его опередил индеец. Свистнуло  лассо,  и
страшная зубастая  пасть  оказалась спелената  несколькими  витками прочного
волосяного аркана.
     Эрик остановился, перевел дух и  плюнул на вертящееся чудовище, которое
старалось избавиться от пут.
     -  Я же говорил, что им меня не съесть. Вдруг аркан неожиданно лопнул и
разинутая  пасть очутилась  прямо  перед  викингом,  который  наклонился  за
одеждой. Мощные челюсти сомкнулись на ягодицах Эрика.  Тот утробно взревел и
рванулся  вперед, стараясь  избавиться от  зубастого противника.  Страшилище
отлетело в сторону, продолжая сжимать в пасти кусок плоти викинга.
     -  Ах ты,  собака! - заорал  Эрик, поворачиваясь к  твари  и размахивая
кинжалом. - Да я тебя за свою задницу...
     Зверюга  проглотила  зажатое  в пасти,  вызвав  тем самым новый приступ
ярости норвежца.  Он быстро поймал ее  за хвост, перевернул на спину и одним
взмахом распорол  ей брюхо. Потом стал копаться  во  внутренностях. Филька с
отвращением отвернулся.
     - Эрик, брось ее!
     -  Ага, и оставить свое  сокровенное в желудке этой заразы? - отозвался
викинг, не  обращая  внимания на  струящуюся  из  раны  кровь.  Потом  он  с
довольным воплем извлек  что-то из недр поверженного врага и высоко поднял в
воздух.
     - Сейчас пришьем и все будет в порядке.
     Оставшееся  от привала время Кайдар и Эрик пришивали недостающие куски,
которые оказывались то больше, то меньше.
     -  Сейчас, вот тут подравняем... - бормотал Кайдар, орудуя своим ножом.
Эрик лежал на животе и внимательно следил за его манипуляциями.
     - Эй-эй, ты что-то много отрезал! Смотреться будет плохо!
     -   Отлично   будет  смотреться!   Ну,  разве   это   много?   -   гунн
продемонстрировал  приятелю  окровавленный  кусок  мяса.  -  Самую  капельку
отрезал-то, а ты волнуешься...
     -  Давай вот тебе оторвем кусок чего-нибудь, а потом посмотрим, как  ты
будешь волноваться, - не унимался викинг.
     Кайдар в очередной раз приложил кусок вырезки  к филейной части Эрика и
отошел, чтобы полюбоваться на дело своих рук.
     - Красота! Совсем как новая будет.
     Зашив рану грубыми нитками, Кайдар помог Эрику натянуть штаны.
     - Некоторое  время  будет  трудновато сидеть,  зато  потом  все будет в
порядке.
     Эрик охал и ворчал.
     -  Тебя  нельзя  допускать к  врачеванию.  Лучше бы я  Акиро  попросил.
Коновал несчастный...
     -  Тогда давай отпорем  назад  и  пусть Акиро  снова  тебя  зашивает, -
обиделся гунн. - Снимай штаны!
     Эрик сложил огромный кукиш и повертел перед носом гунна.
     - А это видел?
     Гунн сделал выпад и легонько  шлепнул  рукой по  травмированному месту;
Эрик взвыл и кинулся за убегающим Кайдаром. Улыбающийся Акиро крикнул им;
     - Не отходите далеко!
     Только  он и  вождь  сохранили серьезность во  время этой хирургической
операции. Филька и Драго хохотали до слез.

9. ПОСЛЕДНИЕ ЗОНЫ

     Минотавров  было двенадцать.  Они стояли  в ряд,  опершись  на  длинные
дубины. Филька остановил драккар и посмотрел на  Акиро.  Тот подозвал к себе
Кайдара  и  что-то  прошептал на ухо  гунну.  Лошадиная  Голова  внимательно
выслушал, хлестнул  лошадь  и поскакал к индейцу.  Филька  никогда ранее  не
видел ничего подобного: ниже  пояса - обычные люди, выше - монстры. Туловище
быка  с острыми рогами,  большие красные  глаза навыкате,  клыкастая  пасть.
Мощные трехпалые руки бугрились твердыми мускулами.
     - Может, мне с ними позабавиться? - предложил Эрик японцу.
     -  Ты будешь нужен в крепости, - ответил Акиро, внимательно разглядывая
нового врага.
     Гунн и индеец по большой дуге на  высокой скорости приближались к строю
минотавров.  Стоявший впереди гигант без одного  рога, видимо вожак,  что-то
гортанно  прорычал. Отряд  разделился.  Пять  страшилищ  направились прямо к
драккару, остальные остались ожидать приближения всадников.
     Передвигались  минотавры  не особенно  быстро. Эрик  принялся  деловито
раскладывать возле себя  оружие. Но гунн внезапно повернул коня и налетел на
противников с тыла.
     Скорость  и  маневренность  Кайдара  были  его  союзниками в  борьбе  с
неповоротливым соперником. Пустив копье с седла, он свалил одного минотавра,
пятью стрелами  уложил другого и только  потом оставшиеся четверо припустили
бегом за ним.
     Тогда в дело вступил индеец.  Ему хватило трех стрел, чтобы  прикончить
еще  одного  противника. Минотавры  растерялись.  Всадники  кружили  вокруг,
осыпая  их стрелами. Вскоре еще трое минотавров корчились на земле. Половина
врагов полегла, не причинив ни малейшего вреда обитателям драккара.
     Тогда  враг  сменил  тактику. Сбившись в  кучу,  они грузно  побежали к
драккару, не обращая внимания на вертящихся вокруг всадников.
     - Эх,  вожака бы ихнего грохнуть и все, -  с досадой ударил  кулаком по
колену норвежец.
     То  же самое,  очевидно,  подумал  и индеец. Разогнав  коня,  он  смело
вклинился в толпу  минотавров,  нанося  томагавком удары во все стороны, Еще
один  противник  зашатался и упал, но  Большое Озеро Потерял лошадь, которой
переломали  ноги  ударами  дубин.  Пятеро  оставшихся  минотавров  обступили
спешенного  апача,   надеясь   быстро  покончить  с  ним  и  потом  заняться
остальными.
     Что-то кричал Кайдар,  вертясь  неподалеку, но апач не обращал на  него
внимания. Он  готовился  к  своей  последней  битве. Оставшимися стрелами он
положил еще одного бойца противника и взялся за томагавк.
     Большая  дубина  вожака ударила совсем рядом. Индеец успел  увернуться,
упал на землю, снова вскочил и метнул томагавк. Как и всегда,  его рука была
точна.  Вожак  выпустил из рук  дубину и  упал  на колени, пытаясь  вытащить
топор, застрявший у него в голове.
     Это  был  последний  успех  вождя. Три минотавра с  дубинами  без труда
добили  практически  безоружного  индейца. Слабеющей рукой он  успел ударить
одного из них ножом, но это было уже агонией.
     Вихрем налетевший Кайдар смел  одного  противника, снес голову второму,
но  третий вышиб его из седла.  Гунн  перекувырнулся  через голову и остался
недвижим.
     Акиро  большими  прыжками  несся   к   последнему   минотавру,  который
намеревался дубиной разбить голову гунну. Увидев, что добежать он не успеет,
ниндзя остановился и принялся  метать  в  чудовище  звезды.  Тот  взревел  и
обернулся к новому противнику.
     Японец был  чуть  выше  пояса рослого  минотавра.  Видимо, тот посчитал
этого коротышку легкой  добычей  и оставил Кайдара, с ревом устремившись  на
японца. Акиро замер, низко пригнувшись к земле.
     Свистнула дубина, блеснуло лезвие меча. Кисть руки  минотавра, вместе с
дубиной, осталась  лежать на земле. А потом к кисти присоединилась и голова.
Мощное туловище еще немного постояло, потом тяжело рухнуло  на землю. Кайдар
поднялся, охая и ругаясь.
     Акиро склонился  над вождем апачей. Тот лежал, вытянувшись во весь рост
с выражением странного умиротворения на лице.
     - Он хорошо сражался и славно умер, - заметил подошедший викинг.
     Отдав последний  салют  погибшему,  уцелевшие  люди  вновь собрались  у
драккара.
     - Нас осталось  только пятеро, - сказал японец. - Каждый из  нас теперь
будет сражаться и за них...
     - Что-то нас ждет дальше? - подумал вслух Драго.
     - Не думаю, что более приятное, чем эти красавцы, - презрительно бросил
Эрик, махнув рукой в сторону тел минотавров.

     Победа  над  минотаврами  оказала  впечатление  даже над л'гхоли. После
этого он стал более уважительно относиться к воинам  с Земли, но по-прежнему
был полон уверенности в собственной победе.
     - Ваши люди потеряли более половины команды, - промерцал  он Харлу. - У
моих же отсутствует всего только четверо. Факс будет моим.
     - Вы так часто повторяете это, словно хотите уверить себя и нас в этом,
- слегка раздраженно отозвался уттар.
     -  Не надо ссориться друзья, - произнес развалившийся в кресле трифф. -
Согласитесь, что интереснее Игры у нас еще не было.
     Возражений не последовало.

     Нового  соперника  пришлось   ждать  недолго.  Едва  драккар  перевалил
небольшой холмик, как перед взорами людей предстала живописная группа.
     - Циклопы! - воскликнул мирмиллон. - Пятнадцать, нет, шестнадцать...
     - Много, - сквозь зубы процедил Эрик.
     Действительно,  это  были  циклопы  с одной  из  планет  системы  Лиры.
Приземистое туловище, вместо  головы - нарост  высотой в самой широкой части
около  десяти дюймов. В центре  нароста - свирепо мерцающий желтоватый глаз.
Необычайно длинные руки,  мускулистые  ноги. Кроме холщовых штанов на них не
было  никакой  одежды.  Они  были довольно хорошо  вооружены: в правых руках
квадратные щиты, в левых - мечи, топоры, дубины.
     - Они что, все левши? - озадаченно спросил Филька.
     - Похоже, - отозвался Эрик. - Не люблю драться с левшами...
     - Придется... - бросил Кайдар и обернулся к японцу. - Давай, я  пощупаю
их стрелами?
     Акиро  коротко кивнул. Кайдар  гикнул  и поскакал  к циклопам,  на ходу
натягивая лук. Циклопы  тут же рассредоточились  и  приготовили свое оружие.
Кайдар  осадил коня метрах в десяти  от них  и пустил стрелу. Циклопы как по
команде закрылись щитами, потом один  из  них  что-то гортанно  скомандовал.
Ближайший  к гунну  циклоп опустил щит и вытащил из-за спины пращу. Не успел
Кайдар опомниться, как в  него сразу же полетело  несколько довольно крупных
камней. Один  пролетел мимо,  другой  гунн отбил щитом, но  третий  угодил в
голову лошади и та понесла.
     Эрик присвистнул.
     - С этими придется повозиться.
     Отогнав всадника, циклопы быстро побежали к драккару.
     - Если я не ошибаюсь,  они намерены разбить наши приборы, чтобы не дать
нам прийти вовремя, - быстро  произнес  японец. - Эрик, головой отвечаешь за
прибор. Фил, настала твоя очередь драться. Ты готов?
     -  Ну,  конечно! Да  я... эх!...  -  Филька махнул рукой  и лихорадочно
принялся проверять свое оружие.
     - Бейте по глазам,  -  отдавал последние  распоряжения японец. - Сейчас
мы, кроме Эрика,  спустимся на землю и примем бой. Кайдар нам поможет. Эрик,
стоять насмерть! Упустишь прибор - сам зарублю!
     Викинг басом расхохотался.
     - Пусть попробует! - он надел свой рогатый шлем и взял в руку топор.
     Циклопы остановились в  пяти  метрах от драккара и дали залп из пращей.
Один  из  камней  сшиб  шлем  с  Эрика  и едва не  раздробил  голову Фильке.
Мирмиллон  успел закрыться щитом. За первым последовал еще один залп, потом,
видимо, кончились камни, и циклопы снова пошли в атаку.
     Акиро, как  подброшенный пружиной, вылетел  за борт драккара.  Находясь
еще в воздухе, он трижды метнул  звезды. Один циклоп споткнулся, выронил меч
и упал, второй зарычал и остановился, держась за плечо.
     Налетели первые противники.  Ниндзя резко прыгнул прямо на них, вытянув
вперед меч. Первый  сам  напоролся на клинок. Японец  едва успел отскочить в
сторону - боевой топор второго циклопа грозно просвистел над его головой. Но
у воина-ниндзя арсенал был и без того достаточно богат. Сунув руки за спину,
Акиро вытянул оттуда  два  кинжала-саи.  Часть циклопов  продолжила  путь  к
драккару, трое приготовились сразиться с японцем. По два соперника  пришлось
на  Фильку и Драго, оставшиеся шестеро достались Эрику. Кайдар все еще никак
не мог справиться с лошадью, крутясь неподалеку.
     Перед Филькой стояли два мечника. Кистень был заткнут за пояс, вместе с
топором  и ножом. Рогатина была в правой  руке -  Рватый был готов доказать,
что не зря привлечен в отборный отряд земных воинов.
     Циклопы  чуть разошлись, огибая  Фильку  с  флангов. Они  были  отлично
обучены  и вымуштрованы. Получив  приказ, они не  отвлекались и четко делали
свое дело.
     Выпады рогатины ближний отбил  щитом  и сам пошел в атаку.  Филька упер
черенок рогатины в землю, стараясь не допустить  противника вплотную  и в то
же время не упуская из виду второго циклопа.
     Тот не был знаком с приемами ведения боя на Земле и сделал опрометчивый
шаг  навстречу Фильке. Моментально выхватив кистень, Рватый выкинул руку  на
всю длину. У циклопа была дьявольская реакция, но рука, удлиненная кистенем,
смогла  достать плечо противника. Циклоп  застонал и  выронил меч. Второй не
зевал и Фильке пришлось туговато: острие лезвие меча снесло рогатину.
     Отскочив  в  сторону,  Филька  вытащил   топор  из-за  пояса.  Здоровый
противник был прямо перед  глазами,  лезвие  его меча описывало  круги,  ища
возможность для  удара. Не  стоило сбрасывать  со счетов  и  раненого врага.
Филька пришел к  выводу, что со здоровым он еще успеет подраться и что  надо
сначала разделаться с менее боеспособным циклопом. Тот тем временем поднялся
с земли, но удар его потряс - это было видно и невооруженным глазом.
     Яростно   кинувшись  на  здорового  противника,  Филька   заставил  его
отступить, потом резко развернулся и кинулся на раненого. Отразив щитом удар
топора Рватого, циклоп попытался нанести удар мечом, но рука плохо слушалась
его. Легко  отведя меч  в  сторону, Филька  снизу  пырнул ножом циклопа. Тот
болезненно застонал и упал на колени. На выручку  товарищу поспешил еще один
циклоп.
     Всего на мгновение он раскрылся. Филька играл ва-банк - пан или пропал.
С разворота метнул топор и сразу же приготовился бросать нож.
     Но и  первый бросок был  точен. Топор вонзился прямо туда, где  могучие
плечи переходили в голову. Циклоп сделал еще  пару шагов и тяжело  рухнул на
землю. Филька обернулся к раненому циклопу, а тот уже заносил для удара меч.
     "Все",  -  мелькнуло в  голове  Рватого.  Он зажмурился,  но  удара  не
последовало. Когда Филька приоткрыл один глаз, то увидел лежащего перед  ним
циклопа. Голова его была раскроена ударом меча гунна, который уже умчался на
помощь викингу.
     Филька  обессиленно сел на  землю  и  вытер  пот.  Акиро  уложил  своих
противников и теперь вместе с Драго  теснил двоих циклопов, один  из которых
был ранен в ногу и только оборонялся. Зато второй бился как лев. Его длинный
меч бешено вращался, не подпуская землян слишком близко.
     Эрик успел уложить только двоих противников, но трое обошли его с тыла.
Не подоспей Кайдар, неизвестно, чем бы все это кончилось.
     Филька подобрал  топор и  быстро  прикинул  шансы:  четверо циклопов на
Эрика и Кайдара, двое - на Акиро и Драго, один из двоих к тому же ранен.
     "Надо помочь ребятам в драккаре", - решил Филька и побежал туда.
     Но  тут произошло  неожиданное.  Яростно  сражавшийся  против  Акиро  и
мирмиллона циклоп могучим ударом отбросил фракийца в сторону, буквально смел
легонького японца и галопом понесся к драккару.
     Акиро  припустил  за  ним  следом,  но  в  скорости явно  проигрывал, а
несколько  метательных предметов  попавших в спину  убегающего  циклопа,  не
принесли тому явного вреда.
     Филька  тоже наддал, пытаясь перерезать дорогу бегущему страшилищу.  Он
уже понял, что это был вожак,  который мог сказать решающее слово в битве за
драккар.
     Фракиец добил раненого циклопа  и  тоже побежал к драккару. Теперь силы
были равны - пять против пяти. Победу одержит более ловкий и сильный.
     Гунн тоже  заметил бегущих к драккару циклопа и людей. Он что-то бросил
Эрику  и  устремился наперерез вожаку циклопов. Викинг  кивнул, снес  голову
атаковавшему его противнику и едва увернулся от длинных мечей остальных.
     Вожак обогнал Фильку примерно метра на три. Но гунн был ближе. С копьем
наперевес он  несся прямо на циклопа. Вожак был  чрезвычайно опытен и силен.
Мгновенно затормозив, он поймал копье Кайдара и сильным рывком выдернул того
из седла.  Не  успел гунн опомниться, как острие длинного меча пронзило  ему
горло, а вожак помчался дальше, что-то крича своим соплеменникам.
     Филька прикинул расстояние для броска топора. Выходило не очень удобно,
но делать было нечего. Он остановился, тщательно прицелился и  метнул топор.
Но у вожака  словно глаза на затылке были.  Он  пружинисто  присел,  а потом
снова припустил бегом.
     Филька сплюнул с досады и побежал за циклопом. Но его бросок все же дал
Акиро время, чтобы сократить расстояние.
     Тем временем Эрик сокрушил  еще одного противника и бился теперь только
против двух  противников.  Он  был  ранен,  но  не дал врагам приблизиться к
пульту управления.
     Вожак  с  разбегу  прыгнул  и вцепился руками в борт  драккара.  Меч он
держал в зубах,  щит  закинул  за спину. Акиро последние  метры пролетел  по
воздуху и повис  на плечах циклопа. Тот одним легким движением плеч стряхнул
японца, словно муху.
     Филька  и  Драго подбежали  к  драккару  почти  одновременно. Мирмиллон
нырнул  под его  брюхо, собираясь проникнуть сквозь дыру.  Филька  побежал к
корме.
     Когда  он взобрался на палубу, то увидел, что Эрик  развалил надвое еще
одного  циклопа,  но  получил  сильный  удар  топором  и лишился  щита.  Его
противник все еще был полон сил и энергии.
     Драго  возник  между  ними,  как из-под  земли.  И  тут  же  над бортом
появилась одноглазая голова вожака.  Он  рывком перемахнул на палубу и сразу
кинулся к пульту управления, не обращая внимания ни на что.
     Акиро взобрался следом, но он был практически бессилен. Стоя на  борту,
он быстро метал  в спину вожака  весь свой метательный  арсенал, но  все без
толку.
     Мирмиллон  сразу оценил ситуацию и  успел стать на  пути вожака. Ярость
атакующего  циклопа была  беспредельна. Первым же  ударом меча  он разнес  в
щепки щит фракийца.
     Драго отчаянно защищался,  но силы  были явно не равны.  Когда подбежал
Филька,  Акиро  и Эрик, поваливший  своего  последнего противника, гладиатор
пластом  лежал  на приборах,  а  циклоп яростно рубил мечом его  беззащитное
тело.
     Викинг схватил  циклопа  за  плечи и отшвырнул  в сторону. Трое  землян
стеной стали на пути последнего и самого страшного врага.
     Вся спина циклопа была в крови, кровь также покрывала его грудь и руки,
но казалось его силы были неиссякаемы.
     Эрик шагнул ему навстречу. Он отбросил топор  в сторону  и вынул меч, в
другой руке у него был кинжал.  Циклоп глухо взревел  и  кинулся на викинга.
Лязгнула сталь скрестившихся мечей. Клинок викинга был  на ладонь короче, да
и щита у него не было. Очень скоро он был ранен в обе руки, потерял кинжал и
обеими руками держа меч, отчаянно отбивался. Филька  не верил  своим глазам:
громадный викинг в обороне! Да, действительно,  противник был  очень и очень
силен.
     Акиро  стоял  наготове,  сжимая   в  руке  кинжал.  Как  только  настал
подходящий момент, он метнул кинжал в циклопа.  Тот снова закрылся щитом, но
этим воспользовался Эрик и поразил циклопа в грудь.
     Кровь фонтаном брызнула из широкой раны, но вожак  не обратил на это ни
малейшего  внимания.  Сделав  еще  шаг он могучим  ударом выбил меч из  руки
викинга.  Филька  судорожно  сжимал рукоять  топора,  не в  силах сделать ни
одного  шага. Неужели это все? Неужели они ничего больше не  смогут  сделать
против  этого  коренастого  создания, уничтожившего двух бойцов их  отряда и
обезоружившего могучего викинга?
     Но Эрик  считал  иначе. Яростно  взревев,  он  склонил голову в рогатом
шлеме  и бешеным  быком полетел  на  циклопа. Многочисленные  раны  ослабили
реакцию врага и тот пропустил удар рогатым  шлемом. Острия рогов вонзились в
грудь циклопа.  Вожак  зашатался, мучительно  застонал, потом ногой отбросил
Эрика в сторону и ткнул в его могучую спину своим мечом.
     Шлем слетел с головы  норвежца. Вожак  рывком вытащил его  из  груди  и
отбросил далеко в сторону.  Весь залитый  кровью, он являл собой  страшное и
незабываемое зрелище.
     Акиро подскочил к  нему с мечом в руке, успев крикнуть Фильке, чтобы он
оставался в резерве до последнего..
     Теперь циклоп был не столь подвижен,  как раньше, и этим воспользовался
японец.  Он  принялся  кружить вокруг циклопа, нанося жалящие  удары  мечом,
словно  оса.  Вожак  никак не мог  достать  проворного  японца  и постепенно
отступал к центру драккара.
     Потом  Акиро бросил одну за другой две своих  дымовых бомбы и нырнул  в
облако дыма. Оттуда донесся громовой  рев, потом появилась шатающаяся фигура
циклопа.  На  нем не было живого  места,  но  он все  еще был  жив и  упорно
стремился  к  пульту управления. На  нем  буквально висел японец. Фильке это
напоминало охоту  с собаками  на медведя.  Огромная фигура против верткого и
многочисленного противника.
     Филька издал  какой-то неподдающийся описанию рев и бросился на циклопа
с  топором. Вожак автоматически закрылся щитом  и нанес ответный удар мечом.
Будь он в полном здравии,  тут бы Фильке и пришел конец. Но  ослабевшие руки
циклопа  уже не были так точны и уверены в себе. Но даже этого удара хватило
Фильке, чтобы отлететь в сторону и на время потерять сознание.
     Очнулся он  от  того, что ему на  голову  лилась вода. С  трудом открыв
глаза, он увидел покрытое потом и кровью лицо Акиро.
     - А где этот...?
     - Более великого бойца  не было  на свете,  - японец  низко  поклонился
безжизненному  телу  вожака  отряда  циклопов.   -  Были  секунды,  когда  я
сомневался в нашей победе.
     - Что Эрик?
     - Жив. Потерял много крови и уверенности в себе, но жив.
     Тут Филька услышал голос викинга. Тот охал и проклинал свою тупость.
     -  Надо же было  в ближний бой к нему  влезать.  На дистанции он просто
бог...
     - Это был великий воин, - еще раз повторил Акиро.
     - Как ты смог  его  достать? - Эрик с трудом поднялся и  подошел к телу
циклопа.
     - Глаз, - коротко ответил японец.
     Эрик наклонился над циклопом  и перевернул его на спину. В его глазнице
торчала рукоять меча. Японец вогнал его туда на всю длину и  все равно, даже
после этого циклоп  оставался жив еще несколько минут. Он непоколебимо шел к
пульту.  Японцу  пришлось  его  свалить  и  удерживать  на  земле,  пока  не
прекратилась агония.

     - Вот это да!  - выдохнул трифф, откидываясь на спинку  кресла. -  Аггр
едва не добился победы.
     - Будь там еще десяток  таких Аггров, - мрачно произнес уттар, - никому
из вас я не оставил бы ни единого шанса.
     - Но у вас был только один  такой воин, - Харл встал и поклонился,  - Я
отдаю дань ему и моим воинам.
     - Аггр  один уложил столько, сколько смогли уничтожить лесные и  речные
солдаты, - удовлетворенно констатировал л'гхоли. Уттар  исподлобья посмотрел
на него, но промолчал.

     Жизнь Эрику спасла  его кованая вручную кольчуга. Меч  циклопа  не смог
пробить ее,  но осталась здоровенная  ссадина, да  и общее состояние викинга
было неважным.
     Акиро перенес  тела Драго и  Кайдара в сторону от трупов циклопов. Эрик
после  некоторого  раздумья  поднял на руки  тело вожака  циклопов и положил
неподалеку от тел друзей. Он набычился,  ожидая возражений, но ни Филька, ни
Акиро не стали протестовать.
     - Я бы не отказался вместе  сражаться с этим  парнем,  - произнес Эрик,
указав на циклопа, - Сильных уважаю...
     -  Сила и  храбрость  всегда были  уважаемы,  - подвел черту Акиро. Они
погрузились  в  драккар  и  отправились  в  путь, храня  молчание. Следующий
противник появился в прямом и в переносном смысле из-под земли.
     Метрах  в  десяти  перед драккаром  вспучилась земля и оттуда выскочили
пятеро ящероподобных  существ. Плоская голова  с  зубастой  пастью,  крепкий
хвост, чешуйчатая броня, в лапах с кривыми пальцами  - палицы. Уаи с планеты
Ларус.
     - Эрик, это наши, - сказал Акиро, внимательно разглядывая противника. -
Ты готов?
     - Ох-хо-хох... - тяжело вздохнул викинг и выскочил из драккара.
     - Фил,  останешься  тут,  -  приказал Акиро.  - Не  исключено,  что это
подвох, если мы полезем на них все вместе.
     Двое землян двинулись к строю уаи. Филька замер  у руля, сжимая в  руке
топор. ... От  мгновенной смерти его  спасла только высокая  шапка,  которую
враг, видимо, принял за голову.
     Когда над головой что-то свистнуло, Филька ощутил холодок под лопаткой.
Уже зная, что увидит, он поднял голову. Над ним кружились три особи довольно
странного вида: длинное тело,  лапы хищной птицы, голые перепончатые крылья.
В  том  месте,  где  по всем правилам должна была находиться голова, торчала
рука, сжимавшая короткий крестообразный меч.  Сбившая с Фильки шапку  гарпия
делала круг, готовясь ко второму заходу.
     - М-мать... -  выругался  Филька,  хватаясь сразу за  топор  и нож. Тут
гарпии  свалились  на  него  все трое.  Филька  выждал,  когда  они подлетят
поближе, и  ловко  сбил одну топором, зацепив  ей  крыло. Потом, правда, ему
пришлось пробежаться на четвереньках, чтобы избежать сверкающих мечей.
     Поднявшись  с  колен,  он  приготовил  нож,  глядя  на двух  непрерывно
кружащихся  над его головой противников и прозевал нападение снизу. Еще один
уаи под землей добрался до  драккара  и  вылез сквозь дыру  в  днище. Филька
почувствовал как  его  схватили за  ногу  и  быстро опустил голову. Страшная
зубастая  пасть  вцепилась  ему в  икру. Зарычав от  боли,  Филька  принялся
полосовать морду врага ножом. Однако это  не принесло желаемого  эффекта,  а
тут еще последовало нападение  с воздуха. С трудом присев, Рватый смог чудом
избежать ударов крестообразных мечей, потом принялся яростно наносить  удары
уаи,  целясь  по глазам.  Это  дало  ему секундную передышку.  Зверь  громко
заревел и выпустил ногу. В  этот  момент Филька совсем  забыл  о  кистене. В
борьбе с  гарпиями он был бы более грозным оружием, нежели топор и нож. Но в
дыру просунулась еще одна зубастая морда. Десантников было двое.
     -  Ах,  так!  -  Филька  рассвирепел.  Он выхватил кистень  и  принялся
охаживать  уаи,  стараясь  угодить  по  глазам  и разинутой  пасти.  Слишком
увлекшись, он  снова  прозевал  атаку сверху. На этот раз лезвие меча гарпии
вырвало  кусок мяса из  плеча  Рватого. Боль была  адская.  Филька  упал  на
дощатую палубу, но оружия из рук не выпустил.
     Гарпии  стремительно  пикировали  на  беззащитного   землянина.  Филька
стиснул  зубы, приподнялся  на локте и приготовил кистень. В удар  он вложил
остаток сил.
     Лишившаяся  руки с мечом гарпия громко  заклекотала и взмыла  вверх. Ее
товарка опустилась  совсем  рядом с Филькой  и  неловкими шагами  вприпрыжку
стала приближаться.
     Уже теряя сознание от  боли, Филька слабеющей рукой  метнул  в нее нож.
Гарпия отпрянула назад, но остро отточенное  лезвие по самую рукоять вошло в
ее тело. Из раны  хлынула бурая  жидкость. Гарпия издала пронзительный крик,
сделала  два шага к Фильке  и  взмахнула мечом. В последнее мгновение Рватый
смог  отпрянуть. Страшное крестообразное лезвие  вонзилось в  то  место, где
только что находилась его голова. Тело гарпии рухнуло на палубу и напоролось
на собственный меч. Когтистые лапы  заскребли по  палубе, потом все  стихло.
Филька, как в тумане видел: из дыры в палубе показалась еще одна голова уаи.
Потом на  палубе  показалось все остальное.  Враг  не  обратил  внимания  на
раненого Фильку, посчитав, что он мертв. Но  и Рватый  ничем не мог помешать
ему.  Уаи  подобрался  к  прибору-указателю  пути  и  тремя  ударами  палицы
вдребезги разбил его. Потом с довольным урчанием спустился обратно в дыру.
     Тем временем Эрик  и  Акиро сражались  уже  против трех уаи. Их  слабым
местом оказались глаза  и  пасть. Одну Эрик  разрубил топором, вогнав  его в
разбитую пасть, другую накормил звездами Акиро.
     Остальные быстро  поняли свои просчеты  и теперь  только  рычали сквозь
зубы. Но глаза все же у них  были открыты и японец сумел попасть одной твари
стрелой из  крошечного арбалета. Оставшиеся два  ящера  с  быстротой  молнии
зарылись в землю, оставив поле боя землянам. Их задача была выполнена.
     Когда Эрик и Акиро поднялись на борт драккара, Филька  сидел у  руля  и
тупо смотрел на обезображенные приборы. Акиро горестно вздохнул.
     - Я ничего не  мог сделать. Они атаковали сверху и  снизу. Я  ничего не
мог сделать. - Снова и снова повторял Филька. Эрик брезгливо пнул ногой тело
гарпии.
     - Ну и мразь! Немудрено, что ты растерялся. Тут и я бы мог сплоховать.
     -  Фил, ты не  помнишь, в каком положении  были  крестик и кружочек?  -
внезапно спросил японец.
     - Точно по курсу.
     - Он не трогал руль?
     - Нет. А что... А-а-а! - из пересохшего горла Фильки вырвался радостный
вопль.
     - Тогда нам пора трогаться в  путь, - Акиро осторожно  закрепил руль  в
том положении, как он был и нажал кнопку пуск.

     - Болван!  - рявкнул  уттар, вскакивая с кресла.  -  Надо и  руль  было
разбить!
     - Теперь поздно об этом говорить, - в глазах Харла сверкнуло торжество.
     Уттар рухнул в кресло. Трифф лениво улыбнулся.
     - У вас был шанс, но вы им не воспользовались. Теперь земляне победят.
     - Будьте вы прокляты, Харл! - прошипел уттар. - Вы, и ваши земляне!

     Хотя  на Земле было  принято строить замки на  возвышенности,  крепость
уттара  была  расположена в  котловине.  Не прошло  и получаса,  как земляне
увидели ее, остановившись на краю котловины.
     - Похоже, мы  слегка опоздали, -  мрачно  заметил викинг,  указывая  на
сражение у единственных ворот в крепость.
     - Это еще бабушка надвое сказала, - приободрившись, Филька был настроен
весьма решительно.
     - Какая бабушка? - не понял норвежец.
     - Потом объясню, - Филька повернулся к японцу.  - Ну что, командир, как
будем действовать?
     - То, что  наши конкуренты не преуспели - видно невооруженным глазом, -
медленно произнес Акиро. - Теперь нам не следует  спешить.  Надо  хорошенько
рассмотреть, что представляет из себя последний оплот крепости.
     Он вынул из воздуха подзорную трубу и приставил к глазу. Викинг хмыкнул
и последовал его примеру. Фильке тоже ничего другого не оставалось делать.
     Минут через пять все опустили трубы. Японец был мрачен.
     - Вот это да! - честно признался Эрик. - Ну и страшилища!

10. ОСАДА КРЕПОСТИ

     Отряд л'гхоли бился  на  подступах к крепости. В его авангарде были две
огромные  черепахи с крепким  панцирем.  Третья протаранила  стену  и  была,
видимо,  придавлена  камнями,  так как не подавала признаков  жизни.  Позади
ходячих  башен  сгрудились  пехотинцы,  их   было  всего  семеро.  Там  были
представители  разных рас, в основном  двуногие  прямоходящие  с  некоторыми
вариациями.
     Но вот обороняли крепость самые настоящие монстры. Туловище, похожее на
человеческое, оканчивалось  тремя ногами,  похожими на  паучьи - мохнатыми и
прямыми. Две росли нормально, одна росла из спины  и была в два раза длиннее
стальных, она упиралась в землю  далеко  позади корпуса,  создавая тем самым
дополнительную точку опоры. Вся верхняя половина туловища представляла собой
сплошной фасеточный глаз. Из шести рук  четыре росли из плеч и по бокам, две
других торчали из-за спины  и  были также большего  размера.  В суставах они
вращались свободно. Таким образом, феррит мог одинаково сражаться и вперед и
назад. Акиро насчитал  их десять особей. И эти десять успешно  противостояли
натиску чудовищных черепах с клыкастой пастью и мощными лапами. Сражение шло
уже, видимо, давно. Был уничтожен только один защитник крепости, но черепахи
не продвинулись ни на йоту.
     - Интересно, как же мы их бить-то будем? - почесал в затылке Филька.
     - Молча, - отрезал викинг. - Не могут же они быть неуязвимыми!..
     - Это-то ладно, а вон те, - Филька  мотнул головой в сторону черепах. -
Их ты чем будешь убивать? Этим? - он сунул викингу под нос его копье. I
     - А  кто тебе  сказал,  что мы  будем  с ними сражаться? -  подал голос
японец.  -  Пусть  себе  воюют. Мы  зайдем с  тыла.  Через  стену, У  Фильки
отвалилась челюсть.
     - Так ведь в ней добрых метров десять будет!
     - Ну и что? - хладнокровно пожал плечами Акиро.
     - Ты считаешь что я похож на обезьяну? - осведомился викинг.
     - Да. На большую и безмозглую обезьяну, - японец вдруг разъярился. - Ты
что, надеешься  взять их в лоб? Никогда не  получится. Мы  переберемся через
стену.
     - А как?
     -  По веревке, -  Акиро  продемонстрировал  бухточку  троса  толщиной с
палец.
     Эрик скептически хмыкнул.
     - Не думаю, что этот шнурочек меня выдержит.
     - Он запросто выдержит нас троих. Если боишься, скажи сразу.
     - Я?! - викинг был страшно оскорблен. - Хочу тебе одно сказать: если ты
сколупнешься, ничего не будет. А вот если я упаду, получится большая яма.
     - Веревка  выдержит, - твердо  сказал Акиро. -  Фил, отплыви немного от
обрыва, чтобы нас не было видно, и правь в тыл крепости.
     - На нас больше никто не нападет?
     - Не знаю.
     Еще пятнадцать минут ушло  на  то,  чтобы  завершить обходной маневр  и
спуститься вниз. По крутому склону драккар плыл так же, как и  по гладкому -
в метре  над поверхностью. Людям пришлось сгрудиться у носового борта, чтобы
не выпасть.
     Остановившись  у  стены  крепости,  японец  похлопал по  нему  рукой  и
повернулся к товарищам.
     - Мы обойдем их с тыла и возьмем чашу Грааля!
     - Голова у тебя того... варит, -  восхищенно произнес Филька. Но похоже
было, что Эрик отнюдь не разделяет энтузиазма своих соратников.
     - Говори! - приказал ему Акиро.
     - Видишь ли, - проникновенно  начал викинг, - когда  я был маленьким, -
он показал ладонью, каким именно - примерно на полметра ниже своего могучего
плеча, -  и ходил  под стол пешком, я и тогда жутко  боялся высоты.  Даже на
лошадь  из-за  этого  никогда  не  садился.  Поэтому  твой  способ  для меня
неприемлем.
     - Что ты предлагаешь?
     - Вы лезьте, бог  с вами, а я уж потихонечку отправлюсь к воротам и там
сам с ними разберусь, со всеми этими гадами...
     -  Я  не могу послать тебя на  верную  смерть!  - категорически  заявил
японец.
     - На какую смерть, что  ты? - выставил ладони Эрик. - Ни о какой смерти
и речи быть не  может. Эти ублюдки никогда  не сражались  с викингами.  Я им
покажу, что такое настоящий боевой топор.
     - Тебе не  справиться со всеми  сразу,  -  японец  понял,  что Эрика не
отговорить, и начал рассчитывать варианты.
     - А  кто говорит, что  я буду со всеми сражаться? Сначала разделаюсь  с
теми презренными трусами,  что прячутся за спинами ходячих  крепостей. Потом
разберусь с пауками.
     - Черепах  не  трогай,  они  могут быть  полезны на первое время. Когда
перебьешь пехоту,  внимательно присмотрись  к  паукам. По-моему, их не стоит
рубить  сплеча.  Особое  внимание  на конечностях.  Ноги  им обрубишь, потом
принимайся  за  руки.  Берегись  задней  пары  рук.  Она  может  сыграть  на
внезапности.
     -  Можешь быть спокоен,  -  заявил  просиявший Эрик.  -  Я  буду крайне
внимателен и осторожен.
     - Тогда  постарайся задержать их как можно  дольше.  Чем меньше  охраны
будет в крепости, тем  легче мы  достанем чашу. А  как только чаша  будет  в
наших руках, войне конец.

     -  Какое  низкое коварство! - л'гхоли буквально  кипел  и  клокотал  от
гнева. - Уничтожить моих  солдат, чтобы  самим взять факс! Это против всяких
правил! Надо немедленно остановить Игру.
     - Вы знаете, что это  невозможно, - покачал головой уттар. - Да и разве
вы забыли,  мой друг, как три цикла назад  ваши  солдаты перебили гренадеров
Харла во внутренних помещениях крепости, чтобы первыми захватить факс?
     Л'гхоли возмущенно булькнул,  но  крыть  ему  было нечем: подобный факт
действительно имел место. Трифф хихикнул.
     -  Сейчас  мы посмотрим,  как ваши  хваленые солдаты управятся с  одним
землянином.

     Эрик  и  Филька  наблюдали,  как   японец  готовится  штурмовать  стену
крепости. Викинг был настроен скептически.
     -  Интересно,  как ты собираешься  забросить  туда веревку?  Японец  не
ответил. Он прилаживал к рукам и ногам какие-то полоски с  шипами. Закончив,
подошел  к стене, попробовал  ее рукой... и  полез по ней, как по  лестнице.
Эрик только рот разинул. Взобравшись метра на два, Акиро посмотрел вниз.
     - Эрик,  ты не раздумал? Мы можем завязать тебе глаза и поднять наверх,
спеленатого, как младенца.
     -  Благодарю!  - решительно отверг это  предложение  норвежец. -  Мы уж
лучше сами как-нибудь. Нет у меня доверия к твоим дьявольским штучкам.
     - Что ж, ты сам выбрал себе судьбу, - вздохнул Акиро.
     - Это они выбрали, а не я,  - викинг самодовольно расхохотался. - А эти
многоногие кадушки долго будут помнить Эрика, сына Олафа!
     - Если  у них есть, чем  помнить, -  пробормотал  Акиро, проворно,  как
кошка взбираясь по стене.
     Добравшись до верха, он осторожно высунул голову. Никого не было видно.
Либо  все  ферриты были  сосредоточены у ворот  и  у  чаши,  либо  этот путь
считался неприступным для всех.
     Японец уселся на гребне, закрепил веревку и бросил ее вниз Фильке.
     Рватый  поправил шапку, крепко  обнял и поцеловал  Эрика, потом смахнул
слезу и проворно, практически не уступая Акиро, полез по канату.
     Громадный викинг остался стоять на палубе драккара с поднятой рукой.
     - Вы можете положиться на меня, -  произнес он  вполголоса и  подошел к
рулю.

11. ЭРИК, СЫН ОЛАФА

     Появление драккара было подобно грому с ясного неба для атакующих.
     Черепахи  тем временем  смяли  еще  двух  ферритов  и продвинулись чуть
вперед.  Задний пехотинец заметил  Эрика и  что-то крикнул своим.  Несколько
голов повернулось с  сторону драккара. Семь свежих, здоровых  воинов  против
одного израненного и утомленного битвами.
     После коротких  переговоров  трое  противников остались за черепахами -
видимо, их нужно  было подгонять, да и оставшиеся трое слегка отличались  по
внешнему виду.
     Четверо  же  остальных  выстроились  в  ряд  и медленно  направились  к
драккару.
     Эрик  положил на  борт копье. Он  хотел  покинуть борт судна, как можно
позже,  чтобы хоть  как-то  уравнять  шансы.  Но враг  это  понимал  так  же
отчетливо.  Четверка остановилась  метрах  в пяти от  драккара  и замерла  в
недвижимости.
     Викинг  внимательно рассматривал  их.  Внешне походившие на людей,  эти
существа  обладали густым волосяным покровом. На голове был  круглый шлем из
матового материала, полностью  закрывавший  голову и без  единого отверстия.
Вооружены  они были  длинными мечами  и  треугольными щитами  из  такого  же
материала,  что и шлем. Грудь была  защищена чем-то  вроде сетки  с большими
ячейками, от пояса начиналась короткая юбка,  доходившая до колен. Обуты они
были в сапоги из мягкой кожи.
     -  Ну  что  же  вы, парни? -  громогласно  рявкнул Эрик. -  Идите сюда,
потолкуем!
     Марги с  планеты  Рекха -  это были именно  они - не двинулись с места.
Эрик не  видел их  лиц и не мог  сказать, какое впечатление на них произвели
его слова.
     -  Так,  значит  вы собираетесь стоять истуканами  и  молчать? -  вслух
произнес викинг. - Мужчины вы или нет?
     Но все его призывы пропали  втуне. Марги продолжали бесстрастно взирать
на  драккар, не трогаясь с места  и держа оружие наготове. Эрик  вздохнул  и
сплюнул.
     - Что ж, раз вы не хотите идти ко мне, придется мне отправиться к вам.
     Он  грузно  срыгнул  на землю, охнув от  боли в  побитом  теле. Постояв
немного, чтобы  прийти в  себя,  Эрик взял копье наперевес  и стал осторожно
приближаться к строю маргов. Те вдруг сделали по шагу в стороны, образовывая
широкую  дугу. Общались они,  вероятно, мысленно,  так  как никаких  внешних
признаков переговоров не было.
     Несмотря  на их  кажущуюся  медлительность, они могли  оказаться весьма
опасными.  Однако уже то,  что  они всемером  добрались  до крепости,  уже о
чем-то говорило. Правда, у них были черепахи, но они не могли защитить их от
опасностей  трудного  пути.  Эрик  сравнил  потери  землян и  даже  проникся
некоторым уважением к маргам.
     - Но все равно, вам ничего не светит, ребята, - пробормотал викинг, уже
примерно решивший как будет действовать.
     Он сорвался  с места  и  быстро  побежал к центральному маргу  в  дуге.
Остальные трое явно прозевали этот рывок, и грозный викинг на какое-то время
оказался один на один с маргом.
     Выпад копья пришелся в щит; в свою очередь Эрику пришлось отражать удар
длинного острого  меча.  Краем глаза следя  за соплеменниками марга,  викинг
предпринял  еще  одну  попытку.  Он  метнул  копье  в   марга,  одновременно
вытаскивая топор из ременной петли на поясе.
     Марг проворно отскочил в сторону и  на мгновение потерял Эрика из вида.
Метко  пущенный топор с хрустом врубился в  туловище марга, хотя в последнюю
минуту тот каким-то чудом попытался отразить его щитом.
     Убил ли  он  этого  противника, викинг не успел узнать:  остальные трое
маргов накинулись на него, размахивая мечами.
     В рубке щит в  щит, меч  в меч Эрик всегда был силен.  К тому же он был
выше ростом, имел более  длинные руки и  его оружие было тяжелее. Да и марги
явно недооценили одинокого  противника, посчитав его  легкой добычей. В этом
им очень скоро пришлось разочароваться. Хотя маргов и было трое, хоть и были
они весьма приличными бойцами, все равно против разъяренного викинга им было
тяжело сражаться. Эрик раздавал удары направо и налево, правда, и сам  много
пропускал,  но  его доспехи  и военная сноровка позволяли не обращать на них
особого внимания.
     Заметив,  что крайний  слева марг явно  теряет  силы,  Эрик отбросил  в
сторону двух других соперников и налетел на раненого. Двумя ударами он выбил
из рук меч, третьим снес полшлема вместе с тем, что под ним находилось. Марг
зашатался и упал на колени. Для верности Эрик еще пару  раз рубанул мечом по
шлему и повернулся к двум последним маргам.
     Те  явно  утратили  свою  самоуверенность  и  стояли  плечом  к  плечу,
рассчитывая,   очевидно,   управиться  вдвоем.   Мельком  бросив  взгляд  на
поверженного топором марга, Эрик удовлетворенно констатировал, что тот лежит
неподвижно,  и  с  яростным  воплем  накинулся  на  потерявшего  уверенность
соперника
     Уже  после схватки он был вынужден отдать должное  мужеству маргов. Они
бились  с отчаянием обреченных. Один из  них даже сумел нанести Эрику весьма
болезненную рану в шею. Но все же натиск землянина был настолько силен...
     Они не отступили ни на шаг, и остались лежать там же, где стояли.
     Эрик отсалютовал  им  окровавленным мечом  и  направился забрать топор.
Когда он  склонился над  поверженным  маргом, тот внезапно повернулся к нему
лицом и  нанес удар мечом в живот викинга. Эрик удивленно крякнул,  отпрянул
назад и двумя ударами добил казавшегося мертвым противника.
     Положив топор на землю, Эрик задрал кольчугу, чтобы осмотреть рану.
     Острое,  как  бритва  лезвие,  смогло  пробить металлические  звенья  и
оставило довольно глубокую рану на теле.
     Эрик разорвал нижнюю рубаху и замотал раны. Шея болела довольно сильно,
в  животе  слабо жгло. Это был плохой признак, но сейчас нельзя было  терять
времени на пустяки.
     Один из трех погонщиков обернулся и замер с открытым ртом.  Видимо, для
него была неожиданной столь быстрая  расправа  над маргами. Он что-то сказал
своим  соплеменникам,  вытащил  из  ножен тяжелый  палаш и поспешил  викингу
навстречу, вскоре к нему присоединился еще один.
     - Ну с этими-то я одной рукой управлюсь! - усмехнулся Эрик.
     Но  вскоре ему  пришлось  пожалеть  о своих словах. Гланы  оказались на
порядок выше мартов. Они потеснили Эрика, несмотря на то, что щитов у них не
было - только палаши. Но  это оружие так мелькало  в  воздухе,  что  викингу
вскоре стало казаться, будто гланов не два, а по меньшей мере восемь.
     Он уже не помышлял о быстрой победе - только бы дух перевести. Вскоре к
его ранам прибавилось еще несколько, а гланы легко уклонялись от казалось бы
верных  ударов и атаковали непрерывно. Эрик запаниковал, чего не случалось с
ним уже давно. Он не видел уязвимых мест у бешено дерущихся гланов.
     Вскоре они настолько  оттеснили его  в сторону от основных событий, что
викинг  оказался прижатым  к  борту собственного  драккара.  Тут  ему  стало
немного легче - спина была, по крайней мере, защищена. Но усердие гланов  от
этого не  уменьшилось. Они  как  будто задались целью порубить гордого  сына
Олафа на мясной фарш. В конце концов Эрик решил плюнуть на честную борьбу...
Когда на карту поставлена жизнь, тут уж не до рыцарства.
     Эрик нырнул под днище драккара, с  трудом протиснулся в дыру и вылез на
палубу.  Низко  пригнувшись,  он метнулся к борту,  вскочил на него, готовый
бросить  топор, но  гланов  там  уже  не  было.  Они  возвращались  к  своим
черепахам. Эрик громко выругался и принялся орать самые страшные оскорбления
в спину своим противникам. Те и ухом не повели, мерно вышагивая обратно.
     Впервые  викинг  не  знал,  что  делать. Он отчетливо  понимал, что  не
управится даже с одним гланом, а там их было три.

     - Вот  и  ваш  хваленый воин! - л'гхоли буквально упивался  собственным
триумфом. - Факс будет моим и только моим!
     - Не забывайте,  что два моих воина уже в крепости, - возразил Харл, но
на душе у него было неспокойно: черепахи задавили еще одного феррита  и были
уже на подступах к воротам.
     Приободрившийся  уттар  напряженно  следил за экраном,  где двое землян
пробирались к центру замка. Пока они успешно избегали схваток с ферритами.

     Немного поразмыслив, Эрик решил навязать гланам свою тактику и поехал к
воротам на  драккаре. Он  заготовил немного горшочков с горячей  смолой,  не
особо  рассчитывая, что сможет ими воспользоваться с успехом.  Но это давало
ему хоть мизерный шанс на общий успех.
     Гланы лишь головы повернули,  когда  драккар появился в опасной от  них
близости.  Потом один из  высоких худощавых, похожих  на  молодого  медведя,
воинов  неторопливо  отправился к  драккару,  показав тем самым  неслыханное
неуважение  к  боевым  качествам  землянина.  Викинг  просто  задохнулся  от
бешенства.
     - Ах так,  паршивые  собаки!  Значит,  вы меня  больше не  считаете  за
бойца?! Ну, ладно!
     Он  приготовил свои  метательные  снаряды,  не  собираясь  вылезать  из
драккара  до  самого  последнего  момента.  Но  этот  последний  момент  мог
наступить значительно раньше, будь глан менее самоуверен.
     Эрик ни разу не видел глана близко  со спины, а когда смог это сделать,
то результат был довольно неожидан.
     Глан остановился  метрах в пяти от  носа драккара, потом  за его спиной
появились небольшие крылья. Он тяжело взлетел в воздух и опустился за спиной
Эрика на палубе драккара. Хотя викинг и был удивлен, но его инстинкты  взяли
верх  над  сознанием:  руки автоматически схватили два метательных снаряда и
бросили глану под ноги.
     Тот  отпрыгнул в сторону,  но зацепился за торчащую из  палубы доску  и
упал.
     Эрик  коршуном налетел на него.  Но  глан в мгновение ока приподнялся и
выставил палаш. Притормозив, викинг бросил в него еще один  горшок и на этот
раз  попал в  ногу противника.  Глан  зашипел  от боли и  вскочил.  Еще один
горшочек врезался ему в грудь.
     Обезумевший от боли  глан кинулся на  викинга, быстро получил два удара
мечом  и  был добит  несколькими  ударами топора. Это оказались  чрезвычайно
живучие существа. Даже с отрубленной  головой он еще жил несколько секунд и,
мало того, пытался поразить викинга палашом.
     Эрик перевел  дух  и  осторожно  выглянул из-за  борта  драккара. Гланы
возились возле черепах. Ферритов видно не было.
     Эрик  осторожно  тронул драккар вперед, стараясь приблизиться к гланам.
Он приготовил копье и топор на случай, если им захочется еще полетать.
     Но  гланы сменили тактику. Одно  из  чудовищ неожиданно развернулось, и
викинг увидел страшную разинутую пасть черепахи. Передвигалась она медленно,
но шла точно на драккар.
     Времени на раздумье не  было. Решившись на  отчаянный шаг,  Эрик  повел
драккар прямо к разверстой пасти. Когда он сблизился для броска, он метнул в
пасть   черепахи  два   горящих  факела   и  сразу   же  отскочил  к  корме.
Предосторожность оказалась не излишней. Обожженная черепаха метнулась вперед
и сомкнула страшные челюсти на носу драккара. Толстые бревна  хрустнули, как
тростинки. Пока черепаха пережевывала  обшивку, Эрик копьем угодил ей в глаз
и тут же подвергся атаке обоих гланов.
     Викингу  пришлось уйти в глухую защиту.  Неизвестно,  чем  бы  все  это
кончилось, если  бы ферриты не обошли последнюю  черепаху и  появились возле
драккара. Гланы тут же оставили Эрика в покое и полностью  переключились  на
нового противника,
     Эрику  представилась  возможность понаблюдать,  как  сражаются ферриты,
которых он до этого не видел в деле.
     Проглотившая факелы  черепаха  корчилась  в агонии,  вторая  лежала  на
земле, абсолютно  безучастная  к происходящему.  Отсюда  можно было  сделать
вывод, что ферриты каким-то образом смогли обезвредить ее.
     Ферритов было шесть, гланов  всего трое, но поначалу  преимущество было
на их  стороне.  Они вдвоем  навалились  на трех ферритов,  быстро  обрубили
одному все конечности, повалили его на палубу драккара  и поразили почему-то
ударом в спину, между лопаток.
     "Ага! Здесь у них, выходит, слабое место! " - мысленно отметил Эрик.
     Пятеро  оставшихся  ферритов отступили. Гланы не стали их преследовать.
Они стояли  голова  к  голове и о  чем-то совещались. Потом один  из  гланов
направился к Эрику. Викинг приготовил оружие, но глан опустил палаш и что-то
произнес, глухо и гортанно. Эрик сделал недоумевающий жест. Глан нетерпеливо
махнул рукой в сторону ферритов и ткнул пальцем в грудь викинга.
     -  Ты предлагаешь мне объединиться с вами против них? - догадался Эрик.
Он знаками высказал свою догадку, и глан быстро закивал.
     Что  ж, на данном этапе это было, пожалуй, разумно. Сначала разделаться
с охраной, а уж потом можно будет  решить, кто сильнее. Тем более, что гланы
показали  себя  весьма  умелыми  бойцами.   Видя,  что  землянин  не  против
сотрудничества, глан похлопал себя по спине, чуть выше пояса и снова ткнул в
сторону ферритов.
     - Там уязвимое место, так?
     Глан снова кивнул и махнул рукой, призывая землянина  следовать за ним.
Эрик осторожно  оторвался  от  борта  и  последовал за гланом.  Его  товарищ
удерживал ферритов на расстоянии.
     Как только договоренность была достигнута, один из гланов стал  за руль
и направил драккар в обход тел черепах, к воротам. Ферриты заволновались.
     Все шесть их рук были заняты каким-то оружием: топором, мечом, палицей,
щитом. Один из  защитников крепости громко застучал мечом  по  щиту, видимо,
призывая  на  помощь. Из  ворот  крепости немедленно  появился  новый  отряд
ферритов в количестве семи душ.
     Один  из гланов тяжело взлетел и сверху обрушился на стоящих поблизости
ферритов. Те тоже, очевидно,  не знали  об этой особенности гланов и сначала
несколько  растерялись. Глан  успел тем  временем поразить палашом еще  двух
ферритов, потом на него обрушился град ножей и топоров. Метко пущенный топор
угодил  прямо  в  крыло.  Глан  потерял  равновесие  и  упал  на землю перед
драккаром. Ферриты  накинулись на него,  но тут в  схватку вмешался Эрик. Он
перепрыгнул через  борт, смахнул топором ноги одного феррита, воткнул кинжал
в спину другого и очутился лицом  к  лицу с последним. Отряд из крепости был
примерно на полпути к месту боя.
     Перед  Эриком возникло сразу шесть рук с оружием: один щит,  три меча и
два топора.  Он немного растерялся -  сейчас феррит представлялся совершенно
неуязвимым.  Но тут ему неожиданно  помог  лежащий  на земле  глан. С трудом
приподняв израненное тело, он метнул свой палаш в спину феррита.
     Тут же угрожающе поднятые  руки вдруг  сложились и повисли  вдоль тела.
Еще мгновение постояв, феррит осел на землю. Викинг нагнулся над  гланом, но
тот был уже мертв, весь посеченный лезвиями мечей.
     Глан  в драккаре  отчаянно  что-то  кричал Эрику.  Обернувшись,  викинг
увидел, что его обходят подоспевшие ферриты.
     Норвежец вскочил на ноги и  припустил к  драккару. На его пути были два
феррита. Когда Эрик подбежал поближе, они метнули  в него  сразу три топора.
Один пролетел мимо, второй викинг  отразил щитом, третий зацепил ногу. Кровь
текла по  ноге,  прихрамывающий викинг  мог бы стать легкой  добычей, но его
снова  выручил  глан.  Он  взлетел  с  носа  драккара  и  уничтожил ферритов
несколькими ударами палаша. Потом глан и землянин, стоя спиной к спине, были
вынуждены  биться  против пяти  ферритов.  Тут Эрик в полной мере оценил  их
свирепость и искусство глана.  Его палаш сверкал молнией, отсекая конечности
с оружием,  подрубая ноги  ферритов.  Один раз  глан сбил викинга  на землю,
когда феррит метнул в них  топор, потом снова быстро вскочил и набросился на
врага. Ферриты были вынуждены отступить,
     Но все же первым  пал именно глан. Он попытался еще раз взлететь, чтобы
оказаться  в  тылу  у  ферритов,  запнулся о  кочку  и  на  секунду  потерял
равновесие. Ферриты моментально использовали эту его промашку. Даже  лежа на
земле, глан бился до последнего...
     Эрик остался  один  против двух  здоровых ферритов и  одного, лишенного
двух рук и задней ноги. Теперь он мог рассчитывать только на свои силы...

     - Поразительно...  - л'гхоли был несказанно  удивлен самопожертвованием
своих воинов. - Никогда бы не подумал, что они способны на это...
     - Ну почему  же?  -  Харл  не был удивлен. - Гланы  сделали единственно
правильный  ход - временно объединиться с конкурентом против общего врага. А
разделавшись с ним, потом решить междоусобные дела. Я бы тоже так поступил.
     -  В  этом  отношении гланы и земляне  чем-то схожи, - задумчиво  изрек
трифф.  -  Не думаю  чтобы мои  воины  пошли на  это.  Может, поэтому они  и
проиграли?

     Ферриты сосредоточили внимание на  раненой ноге  викинга. Один атаковал
Эрика, не давая тому возможности прийти в себя, другой  стал обходить сбоку,
целясь в раненую ногу.  Покалеченный феррит держался за  их спинами, но  был
готов в любой момент вступить в бой.
     Эрик  с  тоской понял, что это его  последний бой.  Он  ослаб от потери
крови, а ферриты были полны сил и решимости уничтожить его.
     Не  переставая  закрываться щитом  от сверкающей стали, викинг повторял
про  себя слова Акиро относительно  конечностей ферритов. Да и  гланы быстро
сообразили, как можно вывести из строя эти машины убийства.
     Собрав остаток сил, Эрик с ревом рванулся вперед и буквально налетел на
стену железа в руках ферритов. Топор опустился на рогатый шлем викинга, едва
не  проломив голову Эрику.  Норвежец зашатался, на секунду опустил щит и тут
же получил удар в шею. Боль привела Эрика в чувство. Он отступил еще на шаг,
поднял  щит к  лицу  и налитыми кровью глазами уставился  на  расплывающиеся
фигуры ферритов.  Один из противников сделал шаг к нему, вращая  над головой
двумя  мечами.  Эрик  упал  на  колени, сделал  выпад  топором и  отсек ногу
ферриту. Тот  потерял равновесие и упал  на  землю. Это успех  стоил викингу
потерянного щита.
     Здоровый феррит непрерывно атаковал, размахивая мечами. Викинг медленно
отступал. Сил для нападения  у него уже не было. Он попытался метнуть топор,
метясь  в  ноги.  Но  ослабевшие руки потеряли былую меткость. Феррит  легко
уклонился от топора и следующим ударом отсек викингу  кисть руки. Эрик завыл
от боли, прощаясь с друзьями, но не собираясь сдаваться за здорово живешь.
     Перехватив  меч  уцелевшей  рукой,  он  решил  применить  трюк, некогда
удавшийся  против циклопа:  с низко наклоненной головой бросился на феррита.
Лезвие топора  опустилось на  его спину, но не  смогло пробить кольчугу.  На
руках появилась еще  пара ран,  но  цели он  достиг -  сбил  феррита с  ног.
Оказавшись сверху, Эрик принялся работать мечом. Он успел  отсечь две руки с
мечами, когда подползший сзади феррит вонзил ему в бок лезвие меча.
     Викинг откатился в сторону. Пораженный им враг медленно  поднимался  на
ноги. Лицо  Эрика заливала кровь, спина  и руки представляли  собой сплошную
рану, но дух его был не сломлен.
     Издав громкий крик, он поднялся с земли и накинулся на феррита,  еще не
успевшего обрести равновесие. Одним движением  он отсек  ему правую ногу, но
это  был его  последний успех: две заспинные руки поразили  Эрика  мечами  в
грудь.
     Викинг  застонал, опустился на  колени и попытался поднять  меч,  но не
смог. Феррит занес топор над его головой. Викинг закрыл глаза.
     Последним, инстинктивным движением  он  парировал топор  мечом и вогнал
клинок по рукоять в туловище феррита.

     Уттар глубоко  вздохнул  и откинулся на спинку  кресла. Трифф  постучал
хвостом по полу - это означало аплодисменты.
     - Харл, ваш боец был бесподобен!
     - Не стоит комплиментов.
     - Не  вижу,  каким  образом  двое ваших  воинов смогут забрать факс,  -
хмыкнул  л'гхоли.  -  Если  этот великан, так  славно  сражавшийся  с  моими
воинами, не сумел  победить ферритов, что смогут сделать те двое значительно
уступающих ему в силе и ловкости?
     - Я бы не советовал вам слишком недооценивать их, - заметил, Харл.

12. ПОСЛЕДНИЙ ШТУРМ

     Перебравшись  через  стену,  Акиро и Филька пару минут  не двигались  с
места, прислушиваясь и присматриваясь к окружающему. Но все было тихо.
     -  Фил,  ты  должен запомнить  одно; как только рука кого-нибудь из нас
коснется чащи - война окончена. Если ты увидишь, что можешь достать  ее даже
ценой жизни - своей или моей, безразлично - ты обязан сделать это ради наших
друзей.
     - А ты?
     - Ты не можешь того, что могу я, - кратко ответил Акиро. - Поэтому  я и
предупреждаю  тебя, если со мной что-то случиться, ты не должен отвлекаться.
Считай это моим последним приказом.
     - Мы что, порознь пойдем?
     - Пока нет. Потом - будет видно. Вперед!
     По  тому же канату они спустились  вниз.  Внутренний  дворик был  пуст.
Видимо, вход во вторую, внутреннюю крепость был около ворот.
     Акиро  подошел к стене второй крепости и внимательно осмотрел ее. Потом
снова  надел  свои шипы  и полез вверх.  Добравшись  до верха, он скрылся за
гребнем крыши. Филька остался ждать внизу.
     По  правде говоря,  Рватый жутко боялся встречи с ферритами. Он не  был
уверен в том,  что  сможет  одолеть хотя  бы  одного  шестирукого. Он  также
сомневался, что даже вместе с  Акиро сможет забрать чашу Грааля.  Но они уже
зашли  так далеко,  что назад пути  не было. Да  и  пролитая кровь требовала
отмщения.
     А пока он стоял и ждал возвращения командира.
     Акиро  появился  примерно через полчаса.  Филька  уже  весь извелся, но
двинуться с места не посмел.
     Внутренняя стена была высотой  метров пять. Филька ожидал,  что  японец
спустится так же, как залезал, или сбросит веревку, но он ошибся:
     Акиро  просто спрыгнул вниз.  Филька  только крякнул, когда приземистая
фигура оказалась с ним рядом.
     -  Ну  ты  даешь...  -  тихо  произнес  Филька  задирая  голову,  чтобы
посмотреть на крышу.
     - Ничего особенного, - пожал плечами  Акиро и  улыбнулся. - В крыше нет
никаких отверстий, но на задней стене имеется окно, через которое мы с тобой
проникнем внутрь.  Я забрался  туда и  посмотрел,  что к чему. Чаша стоит на
постаменте в центре большой  комнаты.  Ее охраняют восемь ферритов. Еще трое
стоят возле  ворот, которые открыты  настежь. Что творится  за оградой  я не
видел. Но там сейчас тихо. Либо сражение идет  далеко за  стенами, либо... -
он умолк. Филька горестно  вздохнул. Ему  было жаль добродушного  гиганта, к
которому он успел привязаться.
     -  Не  исключен вариант,  что  тебе  придется сыграть  роль приманки  и
отвлечь ферритов, - продолжал Акиро.
     - Мне?! - Филька в ужасе прижал руки к груди. - Но как? Почему?
     - Не забывай, что как только моя  рука коснется чаши -  мы  победили. Я
постараюсь сделать это как можно быстрее, чтобы они тебя не убили.
     - Но я не могу! Я не справлюсь! Я же их...
     - Я тоже их боюсь, - просто сказал японец, и Фильке сразу стало стыдно.
     - Прости...
     - Не  извиняйся, -  Акиро грустно  улыбнулся. -  Мне  тоже не по  себе,
Столько хороших  людей  полегло...  Мы должны взять чашу... ради них должны,
понимаешь?
     Филька смахнул рукавом слезу и стиснул зубы.
     - Что надо делать? Говори.
     -  Сейчас мы  с  тобой залезем на крышу и спустимся через окно  в  зал.
Ферритов  всего  одиннадцать.  Это  много  даже  для меня.  Поэтому  я  хочу
перехитрить их. Ты пошумишь, а я по потолку подкрадусь  к чаше  и возьму ее.
Понял?
     - Но как ты это сделаешь? - изумился Филька.
     - Мое дело. Только ты не подведи.  Можешь побегать от них, если боишься
сойтись ближе. Главное - нашуми и, если сумеешь, убей хотя бы одного из них.
Ты помнишь, что я говорил Эрику?
     - Ноги им пообрубать?
     -  И руки. В ближний  бой  не лезь. Рук у них в три раза  больше,  живо
потеряешь голову.
     - Так что ж делать-то мне тогда? - совсем растерялся Рватый.
     - У меня  есть  одна идея, не  знаю, правда, понравится ли она тебе или
нет.
     - Говори, чего уж там.
     -  Ты не полезешь на  крышу, а пойдешь  пешком к  воротам. Сделаешь там
попытку  напасть  на  охранников  у  ворот.  Она  у  тебя,  естественно,  не
получится,  и  ты кинешься  удирать.  Тут есть  два возможных варианта. Если
ферриты так безмозглы, как кажутся, они кинутся преследовать тебя. Побегаешь
от них вокруг дома. На случай опасности для жизни я тебе оставлю веревку, по
которой мы спустились. Залезешь по ней на стену и пересидишь  там, пока я не
возьму чашу.  Есть также второй вариант. Они не станут тебя преследовать,  а
останутся по-прежнему на выходе. Тогда тебе надо будет попытаться завязать с
ними драку. Твое оружие несколько слабовато.  Попробуй запастись огнем. Пару
факелов...  Не  знаю,  как  они  будут  реагировать   на  огонь,  но  как-то
отреагируют наверняка. Справишься?
     - Попробую, - Филька зябко поежился.
     - Тогда начнем. Стой здесь и считай до ста, потом - вперед!
     - Так я... это... - Филька почесал в затылке.
     - Что? - недоумевающе поднял брови японец.
     -  Не шибко грамотный я, вот  чего!  - сердито произнес  Филька. Японец
коротко улыбнулся.
     - Тогда сделаешь так. Будешь загибать пальцы на руках вот  столько раз,
- он быстро начертил на песке несколько палочек. - Загнул все - одна палочка
долой,  начинаешь  снова.  Как  только  все  палочки  кончатся  -  начинаешь
двигаться. Теперь покажи мне, как станешь делать.
     Впервые  Фильке  стало  стыдно  за  свою  необразованность.  Он   густо
покраснел, поплевал  на  пальцы  и  принялся загибать их по  очереди.  Учеба
продолжалась несколько  минут,  потом японец,  удовлетворенный таким темпом,
взятым Филькой, хлопнул его по плечу и полез по стене.
     Филька  уселся на  песке  перед  рядом  палочек  и  принялся  аккуратно
загибать пальцы. От усердия на висках у него выступил пот. Акиро посмотрел с
крыши, как Филька старается, высунув язык, усмехнулся и осторожно заскользил
к окну.
     Зачеркнув последнюю палочку, взмокший от напряжения Филька перевел  дух
и поднялся на ноги. Одну ногу он отсидел, пришлось слегка ее размять.  Потом
глубоко вздохнул, перекрестился, потуже затянул кушак и пошел к воротам.
     С каждым шагом его уверенность куда-то пропадала. Коленки  тряслись, со
стороны можно было подумать, что он идет на казнь. Да, в принципе, так оно и
было. Хотя веревка  на стене и давала  какой-то шанс, все  равно надежды  на
успех были мизерными, и Филька сознавал это отчетливо. Но его  вера в умение
Акиро была так велика  и так велик был его авторитет,  что он без  колебаний
шел  навстречу гибели, продолжая надеяться,  что  всемогущий ниндзя  вовремя
остановит мечи ферритов.
     Ворота показались  довольно скоро. Самих ферритов не было видно. Филька
остановился в двух шагах  от  проема.  Еще секунда и ноги понесли его прочь.
Промчавшись несколько метров, он снова устыдился своей трусости и решительно
побежал обратно.
     Его появление  не  было  неожиданностью  для  стражников.  Они  тут  же
остановились   поперек   прохода   с   оружием  наготове.   Фильке   впервые
представилась  возможность  рассмотреть их поближе. Зрелище  было,  конечно,
жуткое.  Страшные паукообразные  с  шестью  руками, в  которых  была  зажата
смерть. Остановившись  перед ферритами,  Филька  заломил  шапку  на затылок,
подбоченился и плюнул в их сторону.
     -  Ну что, рожи,  кто желает сразиться  с добрым молодцом? Желающих  не
нашлось. Ферриты просто стояли и ждали развития  событий. Филька постоял еще
несколько  секунд, потом уселся на  песок и принялся орать ругательства.  Но
даже  самые  страшные проклятия не привлекли внимания ферритов.  Охрипнув  и
устав, Филька сердито крякнул.
     - Ничем их, паразитов, не проймешь. Эх, что ж делать-то?
     Он еще некоторое время орал и размахивал топором. Ферриты стояли стеной
и  равнодушно молчали. Только что-то мелькнуло в их  сетчатых глазах. Может,
это было отражение землянина, а может, еще что-то, неизвестное Фильке.
     Окончательно  осатанев,  Филька  принялся швырять в них  песком, потом,
действуя по какому-то  наитию, спустил портки и повернулся задом к ферритам,
продолжая выкрикивать проклятия. То ли это  напомнило ферритам  какой-то  их
обряд, то ли им просто надоело смотреть на беснующегося ушкуйника, но как бы
то  ни  было, они вышли  из ворот и двинулись в атаку. ... И сделали это так
быстро, что Филька едва успел надеть портки обратно. Поддерживая их руками и
на ходу завязывая пояс, он со всех ног припустил в сторону веревки.
     Ферриты оказались необычайно проворными. Вскоре расстояние между ними и
драпающим во все лопатки Филькой значительно сократилось. Но вот и веревка.
     Филька птицей  взлетел на десятиметровую высоту и самодовольно взглянул
вниз. То, что он там увидел, заставило его широко разинуть рот.
     Ферриты  шли  по стене.  Их тело  располагалось  параллельно земле. Они
опирались на заднюю ногу  и две  запасные руки. Это  было  то, чего  не  мог
предвидеть  даже предусмотрительный Акиро. Теперь делать было нечего.  Стена
наверху была шириной в локоть. Филька стал на колени и приготовил топор.
     Рогатину  он оставил внизу, за стеной, и  сейчас сильно  жалел об этом.
Знать бы, как дело обернется, можно было бы ее поднять и положить на гребень
стены.  Теперь вся надежда была  на  кистень, так  как  руки  ферритов  были
намного длиннее Филькиных.
     Едва  первая  пара рук показалась над  стеной, Филька махнул  кистенем.
Рука  феррита хрустнула  и повисла  плетью,  но  остальные  руки были целы и
угрожающе  размахивали мечами.  Да и  Филька упустил из виду еще  и то,  что
ферриты могли обойти его по стене, пользуясь своими способностями. Так оно и
вышло.
     Пока  он  пытался  скинуть  первого феррита, второй  прошел  по стене и
выбрался на  гребень шагах в десяти  правее  Фильки,  а третий  возник прямо
перед ним, едва не зацепив  его длинным обоюдоострым  мечом за ногу.  Филька
высоко  подпрыгнул  и чудом опустился  обратно. На какую-то  долю секунды он
потерял равновесие  и отчаянно замахал руками, не выпустив,  однако, кистеня
из пальцев.
     Воспользовавшись  паузой  ферриты  вдвоем вылезли  на  гребень.  Третий
остался на стене,  грозно  шевеля руками  и грозя  снизу. Филька затравленно
оглянулся.  Его положение было крайне невыгодным.  Ферриты  чувствовали себя
удобно  в  трех  плоскостях, были  лучше  вооружены, а у  землянина  не было
ничего,  чем он мог  бы напугать или победить их. Шаг, еще  шаг - молчаливые
бестии постепенно приближались.
     Филька снова еле  увернулся от удара снизу, но  на этот  раз равновесие
удержать  не  смог.  Но,  видимо,  рука  господня  направляла  его  падение.
Грохнулся он прямо на стоящего внизу феррита. Тот  от неожиданности не успел
ничего предпринять и сорвался со стены. Полет длился  какие-то доли секунды.
Филька, обмирая, лежал  на широкой груди феррита и горячо молился,  хотя всю
жизнь считал себя безбожником.
     Удар  был достаточно силен. Когда потрясенный Рватый открыл  глаза,  он
увидел, что лежит далеко в стороне от  распростертого тела феррита. Во время
удара  о  землю, видимо задняя рука с  мечом оказалась  внизу и меч пропорол
тело феррита  насквозь.  Филька  немедленно  задрал  голову.  Два  уцелевших
охранника медленно спускались  со стены. Судя по  всему, это  составляло для
них определенную сложность.
     Филька  быстро  подобрал оружие  мертвого  феррита и  подбежал к стене.
Потом он стал метать оружие, целясь в ноги ползущих по стене ферритов.
     Те не могли уклониться,  всецело занятые спуском.  Неизвестно,  с какой
именно попытки, но Филька  все же преуспел. Пущенный им топор зацепил заднюю
ногу  феррита- а спускались  они  спиной вперед,  если это  можно  было  так
назвать, так как разобрать, где перед, а где  зад  у  этих страшных  существ
было довольно сложно -  и  свалил  его на  землю. Филька  молнией метнулся к
упавшему врагу, сразу отрубил ему две руки с топорами, потом вогнал три меча
в туловище и снова переместился к стене.

     -  Довольно оригинальный способ ведения  боя,  -  задумчиво пробормотал
трифф, - но достаточно эффективный.
     Уттару было не  до шуток. Он неотрывно  смотрел  на  экран, где  Филька
старался поразить последнего оставшегося в живых феррита.
     - А он, пожалуй,  собьет его, -  ухмыльнулся  трифф.  -  Признаюсь вам,
Харл,  я был весьма невысокого мнения именно об этом вашем  бойце, но теперь
вижу, что ошибался.
     - Я тоже, - склонил голову Харл.

     Последний  феррит  пытался  защищаться,  но  Филька легко  уклонился от
летевших в него  топоров, подобрал их с земли и  принялся швырять в прежнего
владельца. Но лишь  когда  феррит опустился  примерно на половину  стены, он
смог добиться  успеха. Метко  брошенный топор перебил  заднюю  ногу.  Феррит
попытался удержаться  на стене, но  не смог  и камнем  полетел вниз. Упал он
очень  неудачно и переломал еще две ноги.  Теперь он  мог только ползать. Но
даже  лежащий  и   пресмыкающийся  он  представлял   собой  очень  серьезную
опасность.
     Филька не полез  на него очертя  голову,  а  снова  подобрал  топоры  и
принялся методично расстреливать ими  поверженного  врага. Отрубив  еще одну
руку, Филька подобрался поближе и пустил в ход кистень. Вскоре еще одна рука
повисла плетью с той стороны, где уже не было руки.  Перебив последнюю руку,
Филька  смело  подошел с  безопасной  стороны  и добил  феррита  несколькими
ударами топора.
     Еще  сам  не  веря  в  свою победу,  он отступил на  шаг  назад,  потом
обессиленно опустился на песок.
     - Надо же... - только и смог произнести он. - А ведь я уже  совсем было
с жизнью распрощался.
     Но долго отдыхать было некогда.

     -  Я посмотрю,  как этот ваш хваленый воин управится с ферритами внутри
храма, - раздраженно заявил уттар, выведенный из себя язвительными репликами
триффа. - Там они не станут лазить по стенам.
     - А если он их заставит? - пропульсировал  л'гхоли, азартно болевший за
землянина.
     - Пусть попробует, - сердито заявил уттар.

     Когда  в дверях  храма  появился Филька,  японец от удивления  едва  не
свалился с потолочной балки,  по  которой  полз подобно пауку. Он  никак  не
ожидал, что Рватому удастся так быстро управиться с тремя ферритами.
     До чаши оставалось совсем немного. И удача Фильки вселила уверенность в
слегка колебавшегося японца.
     Радостный Рватый решил попытаться применить тот же трюк, чтобы выманить
ферритов наружу. Но эти, стоявшие вокруг чаши Грааля,  либо были из  другого
племени, либо имели твердый приказ не двигаться с места. Даже коронный номер
со спущенными портками не прошел - стража стояла намертво.
     Акиро немало подивился старанию Фильки, но продолжал  медленно и упорно
продвигаться  к центру зала. Он уже примерно знал, как поступит: спрыгнет  в
центр, прямо на чашу и возьмет ее без схватки.
     Уставший  Филька опустился  на  песок  и вытер пот.  Ферриты  упрямо не
желали двигаться  с места. Наверх Рватый  даже и думал смотреть. Не дай  бог
это привлечет внимание ферритов - тогда Акиро придет конец.
     Немного передохнув,  он снова  принялся орать и бегать вокруг ферритов,
стараясь производить как  больше  шума. Это было только  на  руку Акиро.  Он
мысленно  поаплодировал  Фильке,  не  переставая думать  об  огромных глазах
ферритов,  которые  могли видеть во всех направлениях. Только  неожиданность
может  сыграть  свою роль  в овладении  чашей  Грааля. Впрочем, если  Рватый
каким-то образом  сумел  победить  трех  ферритов, то  почему бы  Морите  не
разделаться с восемью?
     Филька  настолько  увлекся  своими  действиями,  что прозевал появление
противника с  тыла.  Когда два  феррита отделились от  чаши,  направившись к
нему,  он проворно  развернулся и  остолбенел...  Ворота  перегораживали два
покалеченных Эриком феррита, которые  смогли добраться до входа и преградить
дорогу Рватому. Секундное замешательство  едва не  стоило Фильке жизни.  Два
подоспевших здоровых феррита почти одновременно атаковали его сзади.
     Совершив  какой-то немыслимый пируэт, Филька чудом  отвернулся от мечей
ферритов и  понесся  к  воротам.  Там был хоть  какой-то  шанс  вырваться на
простор. Теперь  его уже не смущали направленные на него жала  мечей раненых
ферритов. Размахивая кистенем, он вихрем налетел  на растерявшихся монстров.
Сейчас  скорость и  маневренность  были  союзниками  землянина  в  борьбе  с
покалеченными врагами.
     Один меч  все же достал его, оставив рваную рану в боку, но Филька смог
прорваться  наружу,  смахнув  попутно  еще   одну  руку  ближайшему  ферриту
кистенем.
     Выскочив наружу, он отбежал немного в сторону и оглянулся.  Три мертвых
феррита громоздились возле  свисающей  со  стены веревки, но их соратники не
торопились  выбираться  из  храма. Филька  по  большей  дуге обошел  храм  и
оказался у самых  ворот. На пороге никого не было, но полутьма зала особо не
располагала забираться в нее.
     - Чего же  он медлит?  - как заклинание повторял Рватый, сжимая в  руке
кистень, - Почему не берет чашу?
     Он  напрасно волновался.  Японец уже держал  чашу  в  руке,  но  это не
оказало никакого влияния  на ферритов. Они  все вместе навалились на  нового
противника, не взирая, что охраняемый ими предмет снят с постамента.

     - Надо немедленно прекратить сражение! - вскочил со своего места  Харл,
- Факс мой!
     -  Они  меня не слушают,  - сквозь зубы процедил уттар. Он  был  чернее
тучи.
     -  Такого не  может быть! - категорично заявил трифф. - Это непременное
условие  Игры,  немедленное  прекращение военных действий, как  только  рука
претендента касается чаши.
     - Я ничего не могу поделать,  - уттар пожал плечами, - они отказываются
повиноваться.

     Пока всемогущие спорили, Акиро сам решил свою судьбу. Он уже понял, что
что-то не  связалось, и решил сам пробиваться на крышу. Он еще  не знал, что
ферриты достанут его и там.
     Кинув несколько дымовых бомб, японец с быстротой молнии вскарабкался по
стене и пополз по потолку к окошку.
     Потерявшие его из виду ферриты сначала забеспокоились, потом, когда дым
рассеялся, моментально обнаружили  убегающего человека и  тотчас кинулись за
ним в погоню.
     Буквально подпрыгивающий от нетерпения Филька заметил бегущего по крыше
японца. Ферриты не смогли пролезть  в окно, но решили  вопрос крайне просто:
проломили крышу и вылезли на нее.
     - Как же так?.. - прошептал Филька, увидев чашу Грааля в руках Акиро, -
ведь  он же взял ее!  Ведь он  же взял  ее!!  -  дико  закричал он, потрясая
кистенем, - Ведь он же взял ее!!!

     -  Раз  они не  подчиняются  вам, тогда  я  могу уничтожить  их, - сухо
произнес  Харл. - Уважаемые  друзья подтвердят, что я имею право  остановить
неповинующихся своими методами.  Если через  пять  секунд  вы не  остановите
ферритов, я их уничтожу. Итак, ваше слово?
     Уттар ничего не ответил, но на экране было видно, как вылезшие на крышу
ферриты побросали оружие и стали спускаться по стенам вниз.

     Японец издал пронзительный крик и прыгнул вниз, прижимая  чашу к груди.
Филька рыдал, стоя на коленях и размазывая слезы по щекам.
     - Дошли, дошли... - повторял он беспрерывно.
     К нему мчался японец, потрясая чашей и что-то крича. Ферриты равнодушно
провожали его взглядами. Они проиграли,  но сражались достойно и не их вина,
что противник оказался пусть не сильнее, но хитрее и проворнее.
     Остановившись подле Фильки,  японец бережно  опустил  чашу  на  песок и
опустился перед ней на колени. Он низко поклонился, почти  распластавшись На
песке и что-то шепча про себя.
     Филька приник пересохшими губами к драгоценной чаше, обнял ее, прижал к
груди, не в силах что-нибудь произнести, только тряс головой.

ФИНАЛ

     Когда  перед ними во  всем блеске  появился  сияющий Харл, земляне  уже
успели немного прийти в себя.
     Филька охнул и перекрестился, увидев улыбающегося кварра.
     - Дьявол!  Господи, спаси и помилуй! Ведь это он явился мне перед  тем,
как я попал сюда! Смотри, смотри, Кирюха!
     - Ты ошибаешься, - японца не ввела в заблуждение внешность Харла. - Это
наш господин.
     Он склонился  перед Харлом  в низком поклоне.  Видя  это,  Филька  тоже
опустился на колени, но про себя продолжал горячо молиться.
     -  Ты  прав,  благородный  Акиро   Морита,  я  действительно  тот,  кто
инструктировал вас  и чьи интересы вы защищали. Теперь факс принадлежит нам,
кваррам. И вы помогли достичь этого. Я вместе с вами скорблю об ушедших, они
мужественно  сражались и сделали  все, чтобы этот предмет стал  моим. Вы уже
знаете, что  теперь можете просить меня о чем  угодно. Я выполню любую  вашу
просьбу, которую смогу выполнить. Просите.
     Филька неуверенно посмотрел на японца. Тот  медленно поднялся с земли и
стоял прямо перед Харлом, глядя в глаза кварру.
     - Если я правильно понял, ты можешь читать мои мысли, - произнес Акиро,
- значит, для тебя не секрет, чего именно я хочу.
     - Ты весьма проницателен, - улыбнулся Харл, - но это только твоя мысль.
Может Фил думает иначе.
     -  Фил,  я  предложил  господину следующее: если он смог вытащить нас с
земли,  где  мы умерли, он  должен смочь  вытащить  и  наших погибших  здесь
товарищей...
     -  Правда?  - обрадовался Филька. - Да я за  Эрика  готов  руку отдать,
только бы снова его увидеть.
     -  Но  это  еще не все, -  остановил  его японец  движением руки.  -  Я
попросил  господина  еще  об одной услуге... - он  помедлил, потом  громко и
отчетливо заговорил снова:  - Я предложил господину услуги нашего отряда. Мы
снова будем вместе сражаться за него!
     Видя,  что  Филька  нерешительно  переминается с  ноги  на ногу, японец
предупредительно добавил:
     -  Это только мое мнение,  и оно  касается  только меня. Если кто-то из
отряда будет против, он может выбирать себе другую судьбу, которая покажется
ему более лучшей. Чтобы сбылась моя мечта, важно услышать и твое мнение.
     Перед Филькой в одно мгновение промелькнула его прошлая жизнь на Земле:
тяжелое, голодное детство,  побои, произвол  бояр, преследование  стрельцов,
его сотоварищи и друзья... Марфа... Это было, пожалуй,  единственным светлым
пятном. Но  он  не  видел  ее очень  давно.  Возле  нее  уже тогда  увивался
приказчик  местного  купца.  А  Филька  был в  бегах  и  видел Марфу  только
урывками. Их последняя встреча была и вовсе короткой.  Марфа сухо говорила с
ним, правда, обещала ждать, но не было в ее словах той убежденности, которая
звучала раньше.
     Харл  и Акиро смотрели на него. Кварр  безусловно  знал все, что думает
Филька, но  не хотел оказывать на  него  никакого давления. Акиро напряженно
смотрел в глаза товарищу по оружию и ждал.
     -  Сражаться, говоришь? -  Филька  глубоко  вздохнул, стирая  из памяти
земные  образы. - За святое  дело, чего же не посражаться?  Тем более, если,
как ты говоришь, он может ребят вытащить, да и нас тогда вытащит, если что.
     - Непременно, - подтвердил Харл. - Только вы не должны проигрывать.
     -  А кто  говорит  о проигрыше?! - раздался чей-то  голос. Филька резко
повернулся и  бросился  на шею стоявшему рядом Эрик с перевязанной  рукой. -
Привет, Фил! Акиро, я ужасно рад тебя видеть!
     Гигант заключил в объятия друзей,  а  в. пространстве крепостного двора
один  за другим  стали появляться  те,  кто пал  в борьбе за  чашу, стоявшую
сейчас на песке у ног Харла: Драго, Кайдар, Большое Озеро, Спыхальский...
     У  всех вновь появляющихся было  еще удивление и недоумение  на  лицах,
сменяющееся радостью и счастьем.
     -  Послушай, Акиро,  -  добродушно  гудел викинг, - а этот  наш рогатый
приятель не может нам еще пару парней восстановить?
     - Кого это еще? - удивился Лукулл, - немца, что ли?
     - Да нет, - отмахнулся Эрик. - Ты до них не дожил. Циклопа того и  пару
гланов, с которыми  я сражался? Будь они в  нашей стороне, мы могли  бы  всю
планету завоевать...

     Услышав эти слова, л'гхоли буквально закипел от возмущения.
     -  Это  мои  солдаты! И никто, кроме  меня  не  может  распоряжаться их
судьбой!
     - Так  кто мешает вам  снова привлечь их  к Игре?  -  хмыкнул трифф.  -
Мне-то и взор остановить не на ком. Придется набирать новое войско, - тяжело
вздохнул он, - но если Харл оставит своих  землян,  мне придется заключить с
ним договор об  аренде факса  на  определенный срок. Я не думаю,  что кто-то
сможет их  победить. Может быть, нам  стоит  подумать  о какой-нибудь другой
игре, а факс оставить Харлу?
     -  Никогда, - провозгласил л'гхоли. -  Я найду воинов, которые разобьют
ваших хваленых землян!
     - А мне предложение  триффа кажется дельным, - медленно  произнес,  все
еще  не  пришедший в себя  уттар, -  после  поражения ферритов  любые  воины
кажутся мне слишком слабыми.
     -  Может, вы и правы,  - согласился  л'гхоли,  -  но все  равно  я буду
настаивать еще на одной попытке.
     - Это ваше право, - уттар поднялся и подошел к экрану, чтобы поздравить
Харла с победой.