Версия для печати

Владимир Динец


                              Зима на разломе

                         Ближний Восток, 1993-94

                                   1996


Оглавление
От автора
1. Эмигрант
2. Контрабандист
3. Тренер дельфинов
4. Волонтер
5. Научный сотрудник
6. Строительный рабочий
7. Дворник
8. Палубный матрос
9. Рулевой
10. Охранник
11. Погонщик верблюдов
12. Официант
13. Богатый бездельник
14. Эмигрант


 
 
 
   The wonder of the world, the beauty and the power, the shapes of
things, their colours, lights and shades; these I saw. Look ye also while
life lasts.
   (Я видел чудеса мира: красоту и силу, цвет и форму, свет и тень. Смотри
и ты, пока живешь.)
 
 
   Надпись на древнем надгробии, Камберленд, Англия  
  
  
  
                                 От автора 
 
 
   - А как вы узнаете, что обитатели планеты разумны?
   - По уровню застенчивости, - ответил Контактер. - Разумные существа
ничего не должны стесняться.

   Роберт Шекли. Миссия Разума 
 
   Возможно, некоторые читатели будут слегка шокированы отдельными
эпизодами интимного характера, встречающимися в тексте. Причина их
появления в данной книге заключается в том, что автор - профессиональный
биолог. Натуралисту, привыкшему видеть простой биологический смысл многих
явлений нашей жизни, очень трудно следовать придуманным обществом правилам
и инструкциям в творчестве. Как, например, понять, почему описание
слезинки, катящейся по девичьей щеке - это высокая поэзия, а описание
капли влагалищной смазки, стекающей по бедру той же самой девушки -
грязная порнография? Ведь появление второй капельки обусловлено не менее
хитроумной связью между эмоциями и железами слизистой оболочки, чем
появление первой.
   Духовная красота человека - в сложности работы мозга, в богатстве
восприятия и тонкости психики, а не в умении прикрывать половые органы
трусами. И настоящая любовь прекрасна во всех своих проявлениях, будь то
стихи влюбленного поэта или зачаровывающая симфония женского оргазма.
Глупо и бессмысленно восторгаться стихами, не будучи в состоянии оценить
музыку плотской любви.
   И еще одно важное замечание. За исключением геккончика Мойше, все
действующие лица этой книги - вымышленные литературные персонажи. Их
возможное сходство с реальными людьми, животными и государствами -
результат случайного совпадения, о котором автор заранее сожалеет.
 
 
 
    
                                1. Эмигрант 
 
   Из всех гнуснейших человеческих пороков наиболее омерзительным является
благоразумие.
 
   Джордано Бруно 
 
   Ночь прошла. Угловатые тени домов медленно проступали в сером отсвете
московского неба. Мы лежали на спинах, прижавшись друг к другу боками,
уставшие настолько, что не хотелось даже спать. Одеяло давно валялось на
полу, но в это дождливое октябрьское утро нам не было холодно - мы все еще
не могли остыть.
   Вдруг Ирочка приподнялась, села мне на бедра, упершись ладонями в
плечи, заглянула в глаза и жалобно попросила:
   - Не уезжай.
   Я молча провел ладонями по ее груди. Бархатистые соски упруго выскочили
из-под кончиков пальцев и снова уставились на меня.
   - Не уезжай, пожалуйста, - повторила она. - Посмотри, какая я красивая.
   Я посмотрел в ее искрящиеся карие глаза, на чудесную грудь, на изящную
талию, мягко раширявшуюся к нешироким, но крепким бедрам, молча
приподнялся на локтях и принялся ловить губами непослушные соски. Она
заставила меня снова лечь и настойчиво сказала:
   - Не уезжай. Мне будет скучно без тебя.
   Что я мог ей ответить? Мы познакомились полгода назад, но за все это
время только чуть больше месяца были вместе. Сначала я ездил в Европу,
потом - в Китай. Теперь снова приходилось надолго уезжать. Наука, моя
профессия, фактически перестала существовать. Небольшая фирма, в которой я
работал последнее время, тоже почти обанкротилась из-за падения спроса на
оба вида наших товаров. Детские книжки никто не покупал, а цены на
стрелковое оружие снизились в связи с прекращением военных действий в
Карабахе. Зарплату нам выдавали то контрабандным виски, то не прошедшей
санэпиднадзор телятиной.
   По-моему, необходимость заниматься дважды в месяц разделкой телячьих
туш на полу офиса, притом, что он расположен в городской квартире на
Тверской (пятый этаж, лифт не работает), а вокруг по колено в крови бегают
на грани обморока пожилые детские писательницы и корректоры - уже
достаточное основание для эмиграции. А представьте себе, что началось,
когда мы выбросили кости во двор! Сбежалась половина городской милиции, а
мы как раз отпускали товар нашим лучшим клиентам - славным парням из
Фронта Освобождения Карабаха.
   Все это еще можно было терпеть, но когда зарплату выдавать перестали
вовсе, мне ничего не оставалось, как попробовать подработать за границей.
   К счастью, за этот месяц с Ирочкой я научился отвлекать ее от
неприятных разговоров. Положив пальцы на ее тоненький затылок, я нащупал
место, где начинали расти густые темно-русые волосы, и медленно повел
рукой вниз по гладкой ложбинке спины. Ирочка напряглась и прикрыла глаза,
но тут же открыла их и упрямо проговорила, нахмурившись:
   - Не уезжай, слышишь?
   Но я продолжал гладить ее по спинке, одновременно легко касаясь языком
коричневых сосков, чуть соленых от пота после бессонной ночи. Она
зажмурилась, прогнула спину и заерзала по мне мягкой попкой, придвигаясь
ближе. Тогда я провел языком от соска до самого подбородка, а потом
раздвинул ей губы и начал целовать. Ирочка застонала, и я почувствовал,
как теплая жидкость потекла из нее мне на живот. Моя девочка сама не
заметила, как начала двигать бедрами по моему ставшему скользким животу,
щекоча меня жесткими волосками. Потом она вдруг расслабилась и произнесла:
   - Ложись на спину.
   - Подожди, - сказал я.
   - Ложись, я хочу сейчас.
   - Я только отдохну немножко...
   Но она уже опустилась на локти, ласково оттянула кожу с моего,
казалось, совсем отключившегося хвостика и принялась нежно-нежно щекотать
его язычком - сначала уздечку, потом самый кончик. Я думал, что у нее
ничего не выйдет, но Ирочка, наверное, и на смертном одре смогла бы меня
оживить. Сначала я чувствовал только ее легкие прикосновения, а потом
вдруг ощутил, как головка хвостика стала выходить из все еще облегавшей ее
кожи. Еще минута - и Ирочка, охватив эту кожицу мягкими губами, стала сама
водить ее вверх-вниз, продолжая поглаживать головку быстрыми движениями
языка. Но едва я почувствовал, как наполнился тугой горячей кровью мой
хвостик, как девочка остановилась, и мне пришлось двигаться самому, иногда
задевая натянутой кожей головки ее зубы.
   Тогда Ирочка быстро подняла голову, взяла хвостик прохладными
пальчиками и легко ввела его - нет, позволила войти - в свою истекавшую
клейкой жидкостью норку, а потом начала было приподниматься и опускаться в
такт, но сразу перестала - слишком устала за долгую осеннюю ночь. Однако я
уже окончательно ожил и принялся сам двигаться в этом горячем, мягком,
нежном пространстве, и каждая клеточка моего хвостика исходила сладкими
волнами наслаждения.
   Конечно, я тоже очень устал и долго не мог кончить, отчего моя бедная
девочка дошла до совершенного исступления, несколько раз принималась с
криком биться на хвостике, как рыбка на крючке, вцеплялась мне в плечи
ногтями так, что я боялся за ее пальцы, а теплый сок ручьем тек из нее мне
в пах, совершенно намочив измятую простыню. Когда, наконец, я перестал
мучить ее, и она, вскрикнув последний раз в последней волне блаженства,
будто подстреленная, упала мне на грудь, шепча что-то бессвязное, я понял,
что ночь для нас закончилась и сейчас мы уснем, словно уходя в зимнюю
спячку. Ирочка заснула бы прямо на моем хвостике, но наши тела стали
мокрыми от горячего пота, так что она соскользнула на подушку.
   И все же, прежде чем провалиться в сладкое забытье до следующего
сумасшедшего вечера, она сумела чуть нахмурить брови и, не открывая глаз,
едва слышно прошептать:
   - Не уезжай...
   Лежа на пыльной полке, я смотрел на потолок вагона, по которому
мелькали тени придорожных столбов. У меня было такое чувство, словно я
клубок ниток, зацепившийся за Москву и потихоньку разматывающийся, пока
поезд увозит его на юг.
   Ненавижу московскую зиму и всегда мечтал удрать от нее куда-нибудь в
места с пригодным для жизни климатом. Сейчас, похоже, мне это удавалось,
но настроение было отвратительное. На севере остались дом, к которому я
едва успел привыкнуть после целого года путешествий, друзья, любимая
девушка. На юге меня, видимо, не ждало ничего, кроме безнадежного
одиночества и изнурительной работы в чужой стране.
   Перед отъездом я зашел посоветоваться к человеку, который только что
вернулся из Израиля в Россию.
   - Значит, так, - сказал он. - О бабах забудь. Для местных ты вообще не
человек, а наши там сразу бросают мужей и ищут любого израильтянина, хоть
самого завалящего. На приличную работу не надейся. Страна забита
иммигрантами отсюда, и все мучаются без работы. Единственное, на что ты
можешь рассчитывать - вкалывать с арабами на стройке. Десять часов в день
без выходных, два доллара в час. Если надсмотрщик увидит, что ты
остановился передохнуть - уволит. Если не увидит, арабы зарежут. Главное,
оставь денег на обратную дорогу. А лучше - не езди вообще в эту сволочную
страну. Дыра, гнилая провинция, сборище расистов... - он еще долго
рассказывал, какое это ужасное место, чуть ли не хуже Совка.
   У меня и на дорогу туда финансов не хватало - пришлось добираться
довольно сложным путем. Доехав до Кишинева, я сел на электричку до Унген,
последнего приграничного городка, и стал дожидаться поезда
Москва-Бухарест. Международные поезда всегда дороже, поэтому их я мог
использовать только непосредственно для пересечения границы.
   Унгенской таможней заведовала толстая женщина лет сорока с командирским
голосом.
 
   - Надолго едешь? - спросила она.
   - На полгода.
   - Ага! Сколько везешь денег?
   - Двести долларов.
   - Врешь.
   - Двести долларов.
   - Обыскать его!
   Тщательный подсчет показал, что их не двести, а 198 в долларовых
бумажках.
   Потрясенная таможенница сразу смягчилась и даже вышла меня проводить к
поезду.
   - Ты смотри, осторожно там, - наставляла она. - А то и эти своруют.
Румыны такой народ, такой народ... Мы бы тебе помогли, но сейчас самим
тяжело. Не сезон, челноков мало. Храни тебя господь, сынок...
   В кромешном мраке погруженного в сон вагона я сразу забился в уголок и
проснулся уже в Бухаресте. Город еще дремал в утреннем тумане, пропитанном
прохладным дождем. По пустынным улицам бродили тени советских челноков,
дожидавшихся экспресса на Софию. На стенах болтались листовки времен
революции, а в одном дворе еще висел расстрелянный из рогаток портрет
Чаушеску.
   В купе экспресса со мной оказалась семья украинцев: симпатичная
девчушка лет семнадцати в сопровождении матери и тетки. "Охрана"
подозрительно оглядела мою выцветшую штормовку и самодельный рюкзак, после
чего стала решительно пресекать любые попытки пообщаться с девушкой.
   В конце концов мы с ней легли валетом на диван, заменяющий полки в
европейских поездах, укрылись пледом и молчали под бдительным взглядом
дуэний. По невеселому взгляду ее черных глаз я почувствовал, что ей так же
грустно и одиноко, как и мне. Мы переглянулись и, разом закрыв глаза,
попытались уснуть. Мокрые поля по-прежнему тянулись за окном под мрачным
серым небом.
   Я повернулся и нечаянно положил под пледом руку на щиколотку девушки. К
моему удивлению, она не отодвинула ногу, а лицо ее осталось совершенно
неподвижным. Но не уснула же она за две минуты! Я совершенно не был
расположен к амурным приключениям, однако мне было интересно, долго ли она
будет делать вид, что ничего не замечает. Ну можно ли было не схулиганить
в такой ситуации? Поэтому я стал легонько поглаживать ее ножку от ступни
до колена - дальше дотянуться не удавалось.
   Казалось, она действительно спит, но, внимательно приглядевшись сквозь
ресницы, я заметил, что ее веки чуть-чуть напряглись. Тогда, продолжая
ласкать ее голень ладонью, я носком ноги осторожно провел по внутренней
стороне ее обтянутого джинсами бедра. Со стороны было невозможно ни о чем
догадаться, но я-то почувствовал, как напряглась ее стройная ножка, и
видел, что она еще сильнее зажмурилась и прикусила губу. На ее нежных
щеках появился слабый румянец, почти невидимый в желтовато-сером свете,
пробивавшемся сквозь мутные оконные стекла.
   Через минуту, окончательно убедившись, что она приняла правила игры, я
медленно-медленно, ухитрившись не пошевелить плед, вытянул ногу и стал
гладить девушку большим пальцем сквозь жесткую ткань ширинки. Спешить нам
было некуда.
   Поезд все выстукивал свою монотонную песню, обманутые нашим молчанием
"дуэньи"
   читали по толстому роману, а мой палец терпеливо массировал
очаровательной спутнице лобок, пах и нижнюю часть попки.
   Где-то через полчаса она не выдержала, сделала вид, что потягивается во
сне, и при этом ухитрилась незаметно расстегнуть штанишки. Потом со
скоростью минутной стрелки, следя из-под полуприкрытых век, чтобы плед
оставался неподвижным, девушка приспустила джинсы. Еще через полчаса она
вздохнула и, продолжая ласкать мою ногу прохладными пальчиками, завела мой
неутомимый палец в свою истекающую соком норку.
   Как ей удалось сдержаться в течение следующих трех часов, не знаю. Она
то краснела, то бледнела, закусывала губу, судорожно вздрагивала,
жмурилась, закатывала глаза под веками, царапала ногтями мою голень, но ни
разу не застонала и не сделала слишком резкого движения. Несколько раз она
в изнеможении заставляла меня убрать палец, но через минуту жадно хватала
его и засовывала обратно, словно вцепившийся в шприц наркоман. Голубые
тени медленно проступали под ее пушистыми ресницами. Наконец она
решительно отодвинула мою ногу, осторожно натянула штаны и, кажется,
уснула по-настоящему.
   Ее мать и тетка дремали, выронив книжки, но время от времени то одна,
то другая вскидывала голову, всматривалась в нас и снова начинала клевать
носом. Я встал и вышел в коридор. Скучные равнины Румынии тянулись до
потемневшего горизонта.
   Вдруг дверь открылась, и моя спутница тихо выскользнула из купе. Взяв
меня за руку, она быстро отвела меня в вагонный туалет, села на унитаз,
спустила мне штаны, два раза сделала быстрый неумелый минет и исчезла, не
дав даже поцеловать себя. Когда я вернулся на свое место, вся троица
весело болтала, уплетая классический железнодорожный набор - курицу,
крутые яйца и отбивную из помидоров. До последней станции перед болгарской
границей оставалось сорок минут.
   Мне все же удалось незаметно засунуть девушке под носок клочок бумажки
с московским телефоном, но она или никогда им не воспользовалась, или не
застала меня дома. С тех пор прошло много времени, но я все еще жалею, что
наше знакомство было столь поверхностным и мимолетным. Мы не только не
знаем имен друг друга, но даже ни разу толком не встретились взглядом.
   "Идиот, - грыз я себя в течение всего следующего дня, пересекая с
бесчисленными пересадками Болгарию. - Оставил дома такую девочку - нежную,
любящую, страстную, самую лучшую на свете! Будешь теперь полгода
перебиваться дурацкими подростковыми извращениями, да и этого, наверное,
больше не обломится..."
   Турецкую границу я перешел пешком. В трудные минуты хорошая прогулка
всегда помогает мне вытащить себя из плохого настроения, даже если дождь
льется за шиворот, а проносящиеся мимо машины обдают грязью. На некоторое
время я приободрился, но к вечеру снова сник. Попутный грузовик довез меня
до Стамбула.
   Я хотел было переночевать на придорожном пустыре, но дождь усилился, и
пришлось тащиться ближе к центру.
   Полуразрушенные башни древней крепостной стены издали привлекли мое
внимание, но там оказалось слишком грязно даже для такого жалкого
бездомного бродяги. В конце концов я забрался на какую-то стройку,
расстелил в сухом уголке спальный мешок и долго лежал, слушая, как стучит
по полу дождь. Если бы было видно луну, я, наверное, завыл бы на нее от
тоски и одиночества.
   На рассвете мне удалось благополучно слинять до появления рабочих.
Веселая публика быстро заполняла узкие улицы. Клерки в безукоризненных
костюмах, толстые горластые домохозяйки, колоритные старики, приблатненные
мальчишки-курды, белобрысые туристы, обвешанные куртками русские купцы...
Изящные силуэты мечетей проступали сквозь утреннюю дымку, придавая
городскому пейзажу такую же неповторимость, как башни Кремля и высоток -
Москве, а готические шпили - Риге.
   Стамбул даже самому отпетому меланхолику поднимет настроение не хуже
хорошего минета. Но все же я никак не мог отделаться от чувства
одиночества, остававшегося в душе, словно маленький кусочек нерастаявшего
льда.
   Не погулять денек по такой очаровательной столице было бы просто
преступлением.
   Я зашел в храм святой Софии, ныне переделанный в мечеть, поднялся на
второй этаж и, присев на тяжелую дубовую скамью, принялся разглядывать
фрески.
   Снаружи София не производит впечатления. Захватившие город турки до сих
пор отчасти копируют ее структуру в мечетях, вплоть до самых маленьких, но
они превзошли своих невольных учителей и сочетают роскошь отделки с
эффектной соразмерностью внешнего контура. Только почему-то ни в одной из
мечетей, даже в сказочно великолепной Синей, не испытываешь такого
странного чувства, когда заходишь внутрь и поднимаешь голову к высокому
своду.
   - Не знаем, на земле были или на небе, - сказали вернувшиеся из
Царьграда шпионы, посланные князем Владимиром изучать соседние религии.
Говоря об упадке и гибели Рима, мы забываем, что половина империи еще
много веков благополучно правила этой частью мира. Ни орды диких славян,
ни огромное войско Халифата не сумели справиться с людьми, которых первые
называли греками, а вторые - ромеями (имя "Византия" придумали историки
позднего времени). И даже блеск государства Сулеймана Великолепного,
унаследовавшего Константинополь, не затмил славы Второго Рима.
   Буквы, вырезанные на скамье, привлекли мое внимание. Я пригляделся. Это
были младшие руны - память о варяжской гвардии императоров. Гордые
викинги, отпетые волки морей, поступали на службу к базилевсам, но
частенько срывались с места и уходили по привычке в пиратские набеги.
   Что гнало норманнов от сытой дворцовой службы в рискованные вылазки на
весельных ладьях-драккарах к берегам соседних стран или просто ближайших
городов? Ледяная тоска по девушке, оставшейся страшно далеко отсюда, на
холодном норвежском берегу? Или нежелание оставаться связанным чем бы то
ни было, пусть даже любовью лучшей девушки на свете?
   Луч солнца, окрашенный витражами, словно крыло бабочки, упал на
истертый подошвами сорока поколений пол. Я выглянул в узкое окно. Тучи
разошлись, зеленый берег азиатской части города виднелся за Босфором, а по
пронзительно-синей глади пролива уходил на юг маленький белый парус.
 
 
   Ты не мужчина! - мне б сказал 
   Сейчас варяг седой.- 
   Ты из-за бабы духом пал, 
   Колдуньи молодой.
   Одно лекарство есть от чар:
   Скорее к нам на борт!
   Устроим завтра пир мечам:
   Возьмем ромейский порт.
   Дадим напиться остриям
   Копья и топора, 
   И ты увидишь: боль твоя - 
   Лишь детская игра.
   Красавиц много за стеной,
   Бери хоть всех подряд, 
   А трюм заполним мы казной 
   Ромейского царя.
   Волнам веслом разрубим лбы -
   Лети, драккар, вперед!
   За горизонтом голубым
   Еще добыча ждет.
   Когда же в свой фиорд родной
   Придем, хвала Судьбе, 
   Любая девушка женой 
   Захочет стать тебе.
   Наш конунг дом подарит ей,
   Чтоб зимы зимовать, 
   А мы опять в простор морей 
   Умчимся воевать.
   Жена пусть ждет тебя пока,
   Глядит со скал в туман, 
   А ты умрешь с мечом в руках, 
   Как истинный норманн!

 
 
 
                             2. Контрабандист 
 
 
   Kак минарет стамбульский ты стройна, Гюльджан, 
   Как ласка волн босфорских ты нежна, Гюльджан, 
   Но мне мою Лейли, увы, ты не заменишь, 
   Хотя ты втрое толще чем она, Гюльджан.
 
   Саади (перевод мой).
 
 
   Старый мулла, мерно покачиваясь, сидел на коврике и монотонным голосом
читал Коран, одну суру за другой. Чтение посвящалось маленькому кусочку
бумаги под стеклом - собственноручному письму автора книги, пророка
Мухаммеда. С точки зрения мусульманина, все неисчислимые богатства дворца
султанов, ныне главного стамбульского музея, не стоят этой полуистлевшей
записки.
   Но на мой взгляд, из сотен тысяч сокровищ, свезенных сюда со всего
мира, всего дороже маленький томик стихов, написанный рукой Саади из
Шираза. Пожалуй, никто из великих поэтов Востока не чувствовал столь тонко
и бесстрашно самых важных для меня радостей: дальней дороги по
неизведанным странам, ответного чувства со стороны любимой женщины, а
главное - новизны и непостоянства жизни.
   Мне было приятно узнать, что Сулейман Великолепный тоже ценил Саади. За
его книжку он уплатил целое состояние. Видимо, сотни жен и наложниц в
гареме не лишили его свежести восприятия.
   Саади, впрочем, вообще везло с властями. Эмиры и ханы иногда пытались
призвать его к сдержанности, но не смели поднять руку на поэта. Когда
Тимур захватил Персию, он вызвал к себе Саади и сказал:
   - Вот ты тут пишешь: "Когда ширазскую турчанку своей любимой изберу, за
родинку ее отдам я и Самарканд и Бухару". Как ты смеешь за какую-то
родинку отдавать два моих лучших города?
   Поэт показал на свои лохмотья и грустно ответил:
   - Видишь, великий хан, до чего меня довела моя расточительность?
   ...Побродив по Стамбулу, я отправился ночевать в аэропорт. Там есть
специальный закуток, где желающие могут расстелить спальные мешки.
Компанию мне составили молодой израильтянин и два араба из Иордании. Все
они говорили по-русски: арабы учились в МГУ, а у еврея была жена из новых
иммигрантов. Мы очень весело поболтали, но, когда я уходил, чтобы успеть у
первому автобусу в Анкару, израильтянин сказал мне на прощание:
   - Славные ребята. Хорошо бы мы с ними никогда больше не встретились.
   - Почему?
   - Потому, что в следующий раз нам, скорее всего, придется стрелять друг
в друга.
 
   - А если войны больше не будет?
   - Как это? - рассмеялся он. - Когда-нибудь должна же быть!
   В Анкаре я сразу пошел в израильское посольство. Дело в том, что весной
этого года я получил израильское гражданство, но загранпаспорт у меня был
только российский. Чтобы попасть в Израиль, я рассчитывал перебраться из
Турции на греческий остров Родос, где останавливается паром Афины-Хайфа.
Израильская виза дала бы мне возможность получить греческую - транзитную.
   - Мы не выдадим вам визу, - сказала служащая посольства. - Как
гражданин Израиля, вы можете въехать к нам без всякой визы. А как
гражданин России, вы не можете получить визу без приглашения.
   Делать было нечего, и я отправился путешествовать по Турции,
рассчитывая придумать что-нибудь позже.
   Несмотря на разбойничью репутацию среди европейцев, турки оказались
вполне мирной и на редкость дружелюбной публикой. Стоило мне выйти на
шоссе и поднять руку, как одна-две машины тормозили, чтобы меня подвезти.
Жаль только, почти все говорили по-немецки и очень мало кто - по-английски.
   Некоторые страны можно листать, как учебник истории. Турция буквально
набита памятниками разных цивилизаций, от каменного века до эпохи
Османской Империи.
   Греки, римляне, арабы, крестоносцы - все почему-то строили здесь
больше, чем у себя дома. Древние столицы хеттской, армянской и других
великих держав укрыты среди холмистых степей и соленых озер. В бухтах
изрезанных берегов юго-запада лежат Троя, Пергам, Фетие - словно огромный
музей под синим открытым небом.
   И природа тут не скучная. Заснеженные вулканы на востоке, причудливые
горячие источники на западе, а лучше всего юг: к берегу спускаются
величественные отроги хребта Тавр, покрытые роскошными лесами из сосен,
пробкового дуба, а выше - пихты и ливанского кедра.
   "Как будет здорово, когда сюда доберутся наши туристы, - наивно думал
я. - Вот где можно и по горам полазить, и по древним городам погулять, и в
лесах побродить".
   С тех пор прошло три года, но почему-то миллионы моих соотечественников
до сих пор ограничиваются барахолками Стамбула и пляжами Антальи.
   Двигаясь по южному побережью, я методично обследовал порты и марины
(яхтенные причалы), выясняя, не плывет ли кто-нибудь в Хайфу, Александрию
или Порт-Саид.
   Наконец нашелся один кудрявый американец, который собирался идти в
Израиль на яхте.
   - Я буду следить за мотором, - сказал он, - а ты за парусами.
   - Я не имел дела с этим типом яхт, - честно предупредил я (мой опыт
плавания под парусом сводился к получасу на водохранилище под Икшей).
   - Ерунда! Паруса тут только для романтики. Я их ставлю при сильном
попутном ветре, а в остальное время иду на моторе.
   - И долго мы будем плыть?
   - Сутки до Кипра, сутки до Тель-Авива.
   - У меня нет кипрской визы.
   - А мы зайдем на турецкую часть.
   - Но она закрыта для иностранцев!
   - А я гражданин Турции.
   Позже, когда мы уже вышли из турецких вод, он признался мне, что на
самом деле он армянин. Его родители бежали в США после войны, но на родине
у них остались друзья, которые оформили Сэму турецкий паспорт на имя
Салмана. Теперь он курсировал на яхте по Средиземному морю, нелегально
ввозя и вывозя товар на закрытую часть Кипра. Про контрабанду он сказал
мне при первом же знакомстве, но про то, что армянин - побоялся. В Турции
это может плохо кончиться. Может быть, кто-то из интеллигенции и
испытывает чувство вины перед армянами, но среди простого народа со времен
резни сохранилась прежняя ненависть.
   До отплытия оставалось несколько дней, так что я успел съездить в
Каппаддокию.
   Этот уголок близ города Невшехира - одно из самых интересных мест на
свете, правда, описать его трудно, потому что не с чем сравнить.
   В глубоких каньонах местных гор выветривание создало удивительные леса
из мягкого камня, принявшего форму грибов, конусов, карандашей и фаллосов,
окрашенных во все цвета радуги. В этих причудливых образованиях люди
вырыли пещеры, похожие на дырки в сыре, только квадратные. Получились как
бы многоэтажные дома с построенными природой стенами и крышами, очень
удобные - среди них есть древние церкви, мечети и даже современные отели.
   Когда Каппаддокию завоевали арабы, греческое население долго не
принимало ислам.
   Спасаясь от преследований, люди построили самые большие в мире пещерные
города.
   Под слегка холмистой степью на десятки этажей вниз уходят громадные
лабиринты ходов, лестниц и залов со сложной системой вентиляции и
водостока.
   Насколько мне известно, в большинстве наших туристических компаний,
которые возят людей в Турцию, никогда не слышали даже просто названия
"Каппаддокия".
   В Анталью я вернулся в три часа ночи. Сообразив, что у моего капитана
наверняка в гостях дама, я решил не тащиться на марину и скоротать время
до рассвета в аэропорту. Он был совсем пуст, лишь стайка дежурных, в
основном девушек, покинув прилавки авиакомпаний, в которых они работали,
весело болтала в зале ожидания под бюстом Кемаля Ататюрка, изображения
которого в Турции встречаются так же часто, как Ленина - в бывшем Союзе.
Заметив меня, они подбежали и стали с любопытством расспрашивать, кто я и
откуда.
   Турки - на редкость симпатичный народ, но их женщины несколько не в
моем вкусе.
   Только в эту ночь я впервые встретил турчанку, которая мне
по-настоящему понравилась. Девушка была совсем молоденькая, лет
восемнадцати, и настолько красивая, что казалась ненастоящей. Я, однако,
заметил, что местные ребята уделяли гораздо больше внимания ее более
упитанным и румяным подругам. Очевидно, нежные черты лица, тонкая шея и
стройная легкая фигурка не считались здесь достоинствами женщины.
   Когда Лейли поняла, что я заинтересовался именно ей, она буквально
засветилась от радости. Ее огромные черные глаза под восхитительными
ресницами сияли так, что мне страшно хотелось начать целовать ее прямо при
остальных. Но я уже знал, что Турция только кажется совсем европейской
страной - нравы здесь довольно строгие. Поэтому я решил не торопиться и,
припомнив все, что читал о технике кадрежки за рубежом, предложил назавтра
поужинать вместе.
   - Нет, что ты, - ее нежные щечки окрасились чудесным, теплым розовым
румянцем, - я не могу так пойти! И потом, у меня вечером дежурство!
   - А когда ты освободишься?
   - В одиннадцать.
   - Прекрасно, тогда и погуляем!
   - Со мной будет подружка.
   - Которая?
   - Саида, - она показала на толстенькую хохотушку, беседовавшую в углу с
парнями.
 
   - Отлично! - обрадовался я. - Бери подружку!
   Моя реакция, кажется, удивила Лейли, но она ничего не сказала. Для меня
это было решением всех проблем: теперь я мог привести девчонок на яхту. О
вкусах Сэма я уже немного знал и не сомневался, что Саиде он будет
особенно рад.
   Сэм был не просто рад, он был счастлив. Он заставил меня во всех
подробностях описать ему прелести Саиды и весь день, пока мы грузили яхту
коробками с европейским ширпотребом, с нетерпением посматривал на часы.
   Девушки, видимо, тоже едва дождались окончания дежурства. К месту
встречи они подошли чинной поступью, но я видел, что от остановки
аэропортовского автобуса они почти бежали. Весело болтая, я завел их на
набережную и как бы невзначай заметил:
   - А это - моя яхта. Хотите взглянуть? (Они хотели). А вот и Сэм, мой
капитан.
   Саида была постарше и, видимо, лучше понимала, для чего строят такие
уютные яхты. После ужина кэпу удалось почти сразу увести ее в каюту,
откуда до нас доносились периодические взрывы смеха. Лейли, как мне
показалось, поначалу с некоторым страхом ожидала окончания трапезы. Но
турецкие девушки непривычны к вину, а у Сэма был полный трюм сладких
ликеров и наливок, которые, конечно же, хотелось все перепробовать.
Бедняжка так захмелела, что даже не заметила, как мы остались вдвоем.
   Мы поставили кассету и потанцевали немного, но Лейли с трудом
удерживала равновесие - мне приходилось то и дело прижимать ее к себе,
чтобы она не упала.
   Наконец в очередной раз я уже не стал отпускать ее, а принялся целовать
в губы, щеки, маленькие нежные ушки, тонкие черные брови, а особенно - в
глазки, на которые облизывался уже столько времени.
   Девушка была так увлечена эти процессом, что, кажется, совершенно
забыла о всех глупостях, которыми родители забивают головы дочерям в
безнадежном стремлении лишить их радостей жизни. Лишь когда я уже снял с
нее синий форменный костюм, белоснежную рубашку и туфельки, она вдруг
сообразила, что за этим последует, и принялась вяло отнекиваться, пытаясь
помешать мне расстегнуть ей лифчик.
   Если все души действительно когда-нибудь встретятся на Страшном Суде,
большинство мужчин, наверное, первым делом попытается найти того гада,
который придумал застежки для лифчиков. Не меньше пяти минут мы боролись
из-за этой гнусной детали туалета. Неужели человечество никогда не
избавится от позорного проявления собственного идиотизма - лифчиков и
купальников?
   Наконец коварное двуглавое чудовище повержено, а еще через некоторое
время мне удалось очистить чудесное тело девушки и от трусов. Попутно я не
переставал ласкать ее и потихоньку раздеваться сам, зная, как возбуждает
девушек соприкосновение всем телом в отсутствие прослойки из тряпок.
Лишившись трусиков, Лейли попыталась было прикрыться густыми черными
волосами, которые струились до самой попки - кругленькой и на редкость
хорошенькой. Но в таком виде она оказалась настолько соблазнительной, что,
кажется, сама еще больше завелась, увидев себя в зеркале. Тут я подхватил
ее на руки и, заткнув рот поцелуем, уложил на диван.
   В стене над диваном у Сэма была потайная кнопочка, при нажатии на
которую из-под потолка падала упаковка презервативов. Лейли, кажется, не
думала о таких вещах и вообще потеряла способность соображать, но мне
совершенно не хотелось портить ей жизнь. Млея от первого прикосновения
кончиком хвостика к ее шелковому, без единого волоска (мусульманки бреют
лобок и подмышки), разгоряченному животику, я испытывал к ней щемящую
нежность и странное чувство, немножко отцовское.
   После ее столь активных возражений я ожидал, что она окажется девушкой,
и был очень рад, когда обнаружил, что это не так. Было уже два часа ночи,
в шесть нам предстояло сниматься с якоря, чтобы затемно уйти в нейтральные
воды, а нет ничего хуже, чем лишать невинности второпях. Теперь же я мог
не отвлекаться и насладиться моей маленькой Лейли, насколько это возможно
за столь ничтожно короткое время.
   Говорят, что полные женщины более темпераментны, чем худые. На самом
деле сильное развитие жировых тканей действительно часто говорит о высоком
содержании в крови женского полового гормона, но страстность женщин
определяется в большей степени содержанием гормона мужского, который в их
организме тоже присутствует.
   Лейли была совсем тоненькой, изящной - когда я обводил ладонями контур
ее тела, то на талии пальцы едва не смыкались в кольцо. Груди у нее были
хотя и округлые, но маленькие, а ножки - такие стройные, что еще немного -
и фигура не казалась бы столь очаровательно женственной. Но не прошло и
пяти минут, как она по-настоящему завелась, словно выросла на островах
Полинезии, а не в строгой Турции с такой же, как у нас, жестокой системой
воспитания у девочек подсознательного страха и отвращения к осуществленной
любви.
   Конечно, она совсем ничего не умела, но от нее ничего и не требовалось
- ведь у нас было всего четыре часа, а за это время мне не пришлось
упускать инициативу.
   Я старался быть с ней помягче и не обучать вещам, которые шокируют ее
будущих друзей - простых ребят турецкой глубинки. Конечно, самые невинные
радости, с которыми у нас знакомы даже деревенские девчонки, я ей показал.
   Надо было видеть, как она визжала от восторга, когда научилась
двигаться сама, сидя сверху, как мотала в исступлении тяжелой гривой
волос, стоя на четвереньках, как трепетала от каждого прикосновения моего
языка, с каким жадным любопытством исследовала мой хвостик, робко
притрагиваясь к нему кончиками пальцев...
   Наконец в дверь постучали.
   - Вставайте скорее, - крикнул Сэм. - Сейчас за нами приедет полиция!
   Я оценил его мудрость. Таким способом он быстро выпроваживал девушек с
яхты, не давая им повода обидеться на нас. Наверное, они будут с
благодарностью вспоминать благородных разбойников, которые в минуту
опасности прежде всего подумали о том, чтобы не скомпроментировать своих
подруг.
   Уже несколько дней с лежащего за горами Тавра плато скатывался сильный
ветер. Он сдул теплую воду с поверхности моря, так что купаться было
холодновато, но зато теперь стремительно погнал нашу яхту в открытое море.
   Мы стояли на корме, глядя, как исчезают вдали огни побережья. Там, в
ночной тьме, остались цветущие луга, уютные деревушки, величественные горы
- прекрасная Турция.
   - Ты вернешься сюда? - спросил я.
   - Не скоро. Обычно я гружусь в Мерсине.
   - А Саиду навестишь?
   - Нет.
   - Почему? Не понравилась?
   - Ты что! Такая девушка! Горячая, как верблюдица в марте!
   - Тогда почему же?
   В ответ Сэм процитировал Саади:
   "Я ел хлеб разных народов и срывал по колоску с каждой нивы. Ибо лучше
ходить босиком, чем в дорогой обуви, лучше спать под звездным небом, чем
под потолком дворца. И еще скажу: на каждую весну выбирай себе новую
дорогу и новую любовь.
   Друг, вчерашний календарь не годится сегодня!"
   Но я не мог так легко перелистнуть страницу. Все время, когда мы плыли
по ярко-синему Средиземному морю, когда стояли в гавани древней Фамагусты,
где под покровом ночи через дыру в заборе выносили в обход таможни наш
груз и заносили новый - ящики с кипрским вином, я здорово скучал по моим
очаровательным подругам. На узких улочках города и на свежем морском ветру
они то и дело вспоминались мне, пока зарево огней Тель-Авива не появилось
на звездном небе.
   Бесстрашная и милая девчушка из поезда, так и не назвавшая мне своего
имени.
   Прелестная и страстная Лейли, которая, наверное, и сейчас не забыла
нашу короткую встречу. И, конечно, оставшаяся в холодной зимней Москве
Ира, по которой я особенно тосковал - ничего не мог с собой поделать.
Судьба путешественника - то и дело расставаться с лучшим, что у тебя есть
на свете.
 
 
   Все не так, все неправильно в жизни у нас, 
   Плохо карты сдала нам зануда - зима:
   Ты по мокрому снегу шагаешь сейчас,
   Я на солнце валяюсь в зеленых холмах.
   Горы Тавра цветами расписаны зря,
   Я б тебе их нарвал - улыбнись хоть разок!
   Без тебя чудо-краски мешает заря,
   Без тебя гладят волны горячий песок.
   Липким слизнем ноябрь ползет по Москве...
   Я-то думал, что мир этот хитрый постиг!
   Что мне проку в заливах, утесах, траве
   Если ты не увидишь их даже на миг?
   Все, чему научиться на свете я смог,
   Не поможет тебя хоть на миг повидать, 
   Кроме грустного опыта дальних дорог:
   Нет пути - остается плыть дальше и ждать.
   Словно мошки в сети паутинной, висят
   Полусонные люди в гремящем метро...
   Веришь, горькою кажется даже роса,
   Когда ты там одна в лабиринте сыром.
   Просто так ничего не дано получить.
   Почему мы судьбе непременно должны
   В нашей жизни короткой все время платить 
   Бесконечной зимой за минуты весны?
   Будет март, и капелью февраль истечет,
   До тебя я дотронусь, не смея вздохнуть, 
   И за все мы с тобою получим расчет, 
   Но потерянных дней нам уже не вернуть.
 
 
 
 
 
                            3. Тренер дельфинов 
 
   Многих моряков завлекли прекрасные русалки, и все они исчезли в пучине.
Но были и такие, что избегали наваждения, способом ли Одиссея или каким
другим.
 
   Ян Горенштейниус из Антверпена. О чудесах морских 
 
 
   Мы пришвартовались в Яффо, старой части Большого Тель-Авива. Был конец
ноября, но море еще оставалось теплым. Несмотря на поздний час, несколько
ребят с досками для серфинга плескались в прибое, стараясь выбраться за
линию волнорезов. Пока Сэм ходил к телефону-автомату, я тоже успел
искупаться, понимая, что через несколько дней станет слишком холодно.
Вернулся кэп в сопровождении небритого араба на грузовичке, в который мы
перегрузили все ящики.
 
   - Когда ты придешь следующий раз? - спросил я Сэма.
   - Весной. Это мой последний рейс, в декабре слишком часто штормит. Вот
телефон Джафара, моего компаньона, он будет в курсе.
   Мы тяпнули одну бутылочку и распрощались.
   На первые несколько дней я рассчитывал остановиться у родственницы,
жившей в пригороде Гиватаим, на другой стороне города. Прикинув, что до
утра как раз успею дойти туда пешком, я отправился в путь по спящему
городу. Небоскребы центральных улиц вскоре кончились, и потянулись жилые
кварталы - белые дома с молодыми деревцами на крышах, тенистые платановые
аллеи, маленькие парки, где в тени пальм бесшумно порхали на широких
крыльях совы и похожие на больших летучих мышей крыланы, обитатели пещер и
чердаков. В любое время года здесь чувствуешь аромат распускающихся цветов
и молодой травки - недаром город назван Тель-Авив, "холм весны".
   Полина, моя двоюродная тетя, приехала в Израиль с пожилым отцом и
маленькой дочкой в самое тяжелое время, в конце 80-х, когда нахлынувшая
волна иммигрантов совершенно затопила рынок труда, и устроиться по
специальности было практически невозможно. Но Полина, видимо, оказалась
более находчивой, чем другие, или меньше поддалась панике, охватывающей
почти каждого, кто попадает в незнакомую страну и встречается одновременно
со множеством новых для себя проблем. Она быстро нашла ту же работу, что и
дома - страхового агента. Теперь трудные времена понемногу проходили,
дочка заканчивала школу, а Полина осторожно приценивалась к строящимся
квартирам. Только ее старенький отец никак не мог смириться с переменами и
без конца всем рассказывал, как в один прекрасный день вернется в Россию.
   Денег у меня почти не осталось, а Израиль - дорогая страна. Поэтому мне
надо было как можно скорее начать зарабатывать, чтобы иметь возможность
снять где-нибудь полкомнаты. В Тель-Авиве есть притоны для приезжих из
России, где угол обходится совсем дешево. Сейчас, правда, там остается все
меньше иммигрантов, но зато много людей, приехавших подработать, с
гражданством или без.
   На стройку устроиться можно всегда, но я решил оставить это на крайний
случай.
   Достав из рюкзака тщательно упакованный костюм, я пару дней обходил
зоопарки, сафари-парки и прочие подобные заведения, пока не забрел в
дельфинарий, одиноко возвышавшийся на пляже у самой воды.
   - Нам нужен рабочий и ночной сторож, - сказал директор. - Плохо только,
что ты не знаешь иврит. Правда, у нас все говорят по-английски, но
дельфины знают только команды на иврите.
   - Ну, в таком объеме я его быстро выучу.
   - Тогда через месяц станешь тренером. Платить будем совсем мало, но
зато можешь жить в будке. На работу выходишь через два дня. Если за это
время найдем человека со знанием иврита, возьмем его.
   На всякий случай я решил попробовать поискать работу еще в Иерусалиме,
хотя жить там мне бы не хотелось. Одно дело - гулять по нему, как по
музею, и совсем другое - провести всю зиму в этом пыльном городе с тяжелым
климатом, опасной арабской частью и обилием религиозных кварталов. Я
довольно агрессивный атеист, и оказаться в окружении верующих для меня то
же самое, что перенестись вдруг в сталинский СССР.
   Но напрасно я бродил по белым улицам и выгоревшим холмам. Естественным
наукам трудно ужиться там, где люди уверены, что знают простой ответ на
все вопросы, пусть даже взятый с потолка. В основном в Ирушалаиме обитают
гуманитарии.
   Плюнув на безнадежные поиски, я дождался темноты и ушел пешком в
Бет-Лехем, библейский Вифлеем. Считается, что этот арабский город - очень
опасное место для посещений, но под покровом ночи можно спокойно выспаться
даже на нейтральной полосе линии фронта. Поспав в апельсиновой роще и там
же позавтракав, я осмотрел достопримечательности и смылся, пока ужасные
террористы досматривали последние сны.
   Собственно говоря, мне вряд ли что-нибудь угрожало. По внешнему виду
меня можно было принять скорее за западного туриста, чем за израильтянина.
Так что я спокойно погулял по лабиринту Старого Города и даже посмотрел
закрытые для неверных уголки мечети Аль-Акса, рассказав мулле, что я сын
татарского коммуниста, собирающийся принять ислам.
   Вечером вернулся в Тель-Авив, перетащил вещи в будку сторожа, искупался
в море, едва не достававшем до моего рабочего места, и приступил к
исполнению обязанностей.
   За ночь я успел отлично отдохнуть, познакомиться с дельфинами и рыбками
в морских аквариумах и почитать книжки из маленькой библиотеки. Утром мне
поручили перемыть стекла в аквариумах, чем я и занялся с удовольствием -
ведь уже почти год я нигде не работал.
   Тут выяснилось, что моя новая профессия имеет большой недостаток.
Дельфинарий стоял в самом центре города, и нигде поблизости не было
дешевой забегаловки, только очень дорогие рестораны и кафе. Готовить в
моей будке тоже было не на чем. Получалось, что практически вся зарплата
будет уходить на питание, а ведь я рассчитывал отложить за зиму хотя бы
тысячу долларов, чтобы съездить на лето в Индию.
   На всякий случай я зашел в контору, которая нанимала добровольцев для
работы в киббуцах. За столиком сидела веселая зеленоглазая девчушка в
военной форме, с нимбом кудрявых волос, густыми веснушками и маленьким,
чуть вздернутым носиком.
   - Я тебе не советую, - сказала она. - Там почти ничего не платят, а
работа тяжелая.
   - Так где же они берут добровольцев?
   - Ну, молодежь приезжает из Америки и Европы, чтобы поработать в
коммуне. Многие трудятся не за деньги, а за идею, хотя не очень знают, за
какую. Кто-то рад хорошей тусовке, а кто-то просто слышал, что там можно
устроиться, и уже не интересуется другими возможностями.
   - По-моему, ты не очень любишь киббуцы.
   - Я выросла в киббуце.
   - Можешь не продолжать. Я тебя понимаю. Я вырос в России.
   - Вот как? - она рассмеялась. - Ваши обычно идут в киббуцы, только если
у них несколько детей и деваться больше некуда.
   - Все понятно. Хочешь поплавать с дельфинами?
   - С кем? - девушка наконец-то заметила, что перед ней живой человек, а
не объект профессионального взаимодействия.
   - Я пока работаю тренером в дельфинарии. Заходи вечерком, посмотришь.
   - Ой, давай. Тебя как зовут?
   - Вови. А тебя?
   - Надин. Когда приходить?
   Я задумался. До десяти вечера в дельфинарии оставались люди, но столь
позднее время встречи наверняка вызвало бы у нее подозрения.
   - Встретимся в полдевятого. - Я надеялся, что она опоздает хоть на
полчасика. - Не забудь купальник.
   Ровно в девять я встретил ее на пляже и повел ужинать, потратив почти
все оставшиеся деньги. Тут я с удивлением узнал, что работа в киббуцном
бюро - ее армейская служба. Часть новобранцев, от которых в войсках нет
особого проку, направляют на "общественно полезный труд".
   Сейчас, правда, Наденька была одета в короткие шорты и футболку, и
трудно было представить себе человека, столь мало совместимого с понятием
"армия".
   В десять вечера я оставил ее смотреть аквариумы, а сам взял у директора
связку ключей.
   - Посторонних не пускать, - напомнил он мне, садясь в машину, -
дельфинов не дразнить, на дежурстве не спать.
   Что ж, Надин уже не была для меня посторонней, дразнить дельфинов мне
бы и в голову не пришло, а спать в эту ночь, я надеялся, не придется.
   Мы зашли в зал, где фыркали и плескались дельфины, разделись и подошли
к бассейну. Когда девочка скинула шортики и майку, оказалось, что она
очень загорелая и аппетитная. Дельфины испугались было, но узнали меня и
радостно подплыли навстречу.
   - А они не кусаются? - спросила Надин, когда мы спускались по лесенке в
воду.
   - Нет. Только старайся не пугать их: не делай резких движений и не
пытайся удерживать под водой.
   Как это здорово - оказаться в теплом бассейне с упругими, гладкими, не
знающими ни минуты покоя дельфинами и очаровательной, нежной, столь же
подвижной и веселой девушкой. Надин отлично плавала, но я все же иногда
поддерживал ее на поверхности, а каждый резкий взмах дельфиньего хвоста
почему-то заставлял нас прижиматься друг к другу. Наконец мы выбрались на
бортик, едва переводя дух, раскрасневшиеся и возбужденные.
   Надин была такой хорошенькой в мокром виде,что я не сдержался, обнял ее
и поцеловал. Это было настолько неожиданно, что она в первую минуту
растерялась и ответила на мой поцелуй. А потом спорить со мной было уже
поздно, к тому же мы немного замерзли в бассейне, и ей, наверное, не
хотелось отрываться от теплого меня. Кажется, я поцеловал ее по разу на
каждую веснушку, прежде чем она немного отстранилась и кокетливо
улыбнулась:
   - Я вся соленая...
   - В душ! - радостно скомандовал я, затащил ее в просторную душевую,
включил воду и, не давая ей опомниться, освободил от остававшихся на теле
тряпочек.
   Когда я уже прислонил ее спинкой к кафелю и, обхватив под коленками,
положил ее ножки себе на бедра, она вдруг вяло произнесла:
   - Не надо... Я не хочу... Мне пора идти...
   Трудно представить себе более глупые слова в подобный момент. Даже
слепой понял бы, что надо, что она хочет каждой веснушкой молодого
здорового тела, и что никуда не торопится. Но ничего не поделаешь, почти у
всех девушек сидят в подсознании идиотские установки, вколоченные туда
матерями и ханжеской культурой завистливого к счастью общества.
   К моей радости, после этой фразы Надин, видимо, сочла ритуал
исполненным и больше не отвлекалась. Мы были заведены долгими ласками, и
первый раз я кончил слишком быстро, так что девушка разочарованно
посмотрела на меня и чуть было не высказала вслух все, что по этому поводу
думает. Но она даже не успела выскользнуть обратно под душ, как я снова
подхватил ее коленки и дал понять, что ждет ее в эту долгую ночь.
   Кто-то из моих предшественников приволок в душевую спортивные маты, на
которых мы и провели оставшееся время, периодически освежаясь под душем.
Под утро мы так разогрелись, что даже трахнулись разок прямо в бассейне, к
неописуемому восторгу дельфинов. Я счел Надин достаточно взрослой, чтобы
не напоминать про презервативы, к тому же в этой ситуации мне просто негде
было бы их спрятать до нужной минуты. В результате за ночь мы чуть-чуть
стерлись, и шли немного скованной походкой, когда на рассвете я провожал
ее к автобусу.
   Мы оба думали, что всю зиму проведем вместе, но нашим надеждам не
суждено было сбыться.
   Вечером Надин пришла, как мы и договорились, к десяти, но сразу
предупредила, что через два часа должна уехать домой. Тут выяснилось, что
у нас все болит, и это время мы в основном ласкали друг друга язычками,
только под конец не выдержали и один разочек осторожно трахнулись.
Проводив девочку, я пошел на автовокзал и сел на последний автобус в Эйлат.
   Когда я первый раз был в Израиле, то сделал быстрый круг по стране, и
из всех красивых мест мне больше всего понравился крайний юг. Эта
территория исторически не входит в "землю обетованную", но, когда ООН
обсуждала границы нового государства, на пустыню Негев никто больше не
позарился, и Израилю достался треугольный клин земли, острым углом
выходящий к северной оконечности Красного моря.
   Северный Негев теперь орошается и стал довольно зеленым, а юг сохранил
первозданный облик: бескрайние просторы разноцветной щебенки и причудливые
скалы. Растительности там почти нет даже в марте, после дождей, а чтобы
увидеть местную фауну, надо прошагать под палящим солнцем десятки
километров. В прошлом, однако, людям удавалось собирать дождевую воду в
понижения рельефа и что-то там выращивать, так что в пустыне попадаются
следы древних цивилизаций - египтян, евреев, набатеев и римлян.
   Надо быть большим любителем совсем дикой природы, чтобы оценить Негев,
но мне он показался более интересным, чем зеленый север Израиля, похожий
на хорошо мне знакомые Крым и Туркмению.
   На востоке плато Негева прорезано глубокими каньонами-вади, вода в
которых появляется раз в несколько лет, после весенних ливней. Все они
выходят к огромной трещине в земной коре, которая является продолжением
Красного моря и называется Арава. Дальше на север дно Аравы лежит ниже
уровня океана, и там расположено огромное соленое озеро - Мертвое море.
   Вдоль Аравы, примерно по середине разлома коры, идет граница с
Иорданией, а также дорога в Эйлат - единственный израильский город на
Красном море. Между шоссе и границей есть небольшой заповедник Хай Бар,
двести квадратных километров сухой саванны, покрытой роскошными зонтичными
акациями.
   Когда-то в детстве, года в три или четыре, я посмотрел по тогда еще
черно-белому телевизору фильм "Приключения в Африке". Он, конечно, вскоре
забылся, но глубоко в подсознании у меня остался волшебный образ:
сказочная страна, где под зонтичными деревьями бродят непуганые звери, а
рядом ездят на открытых джипах настоящие люди - загорелые, веселые и
бесстрашные.
   И вот в Хай-Баре эта картинка вдруг ожила, и я понял, что лучшего для
себя уголка мне в Израиле не найти. Поэтому, как ни хотелось мне провести
зиму в обществе веселых дельфинов и очаровательной Надин, я решил все же
попробовать устроиться на работу в это райское местечко.
   Сойдя с автобуса, я подошел к конторе. В тени навеса группа здоровых
мужиков рассматривала лежавшую на боку мертвую белую антилопу -
великолепного аравийского орикса. Среди них я заметил одного, явно
родившегося не в Израиле, а гораздо севернее.
   - А чё это вы тут делаете? - спросил я его тихонько.
   - Сейчас будем делать вскрытие.
   Я скинул рубашку и включился в работу. Через несколько минут мы вскрыли
легкие и хором сказали:
   - Аспергиллез.
   - Надо вколоть вакцину тому самцу, который был с ней в загоне, - сказал
кто-то.
   В гробовом молчании все пошли к загону. При этом я заметил, что у ребят
откуда-то появились деревянные щиты, веревки и резиновые трубки.
   - Ты откуда взялся? - спросил меня парень, говоривший по-русски.
   - Из Москвы. Хотел узнать насчет работы.
   - Работы у нас нет, но тебе повезло. Видишь вон того мужика? - он
указал на смуглого человека с внешностью типичного зека. - Это Рони Малка,
начальник Управления охраны природы. Поговори с ним. А наш шеф, Тони Ринг
- парень кивнул на лысеющего мужчину в очках, проводившего вскрытие, -
тебя ни за что не возьмет. Нас, русских, тут и так уже двое.
   "Русскими" в Израиле называют всех, кто родился в бывшем СССР,
независимо от национальности, даже горских и бухарских евреев.
   Мы зашли в загон и едва успели построиться цепью, как антилопа нагнула
голову и бросилась на нас. Точнее, на меня, потому что только у меня не
было щита.
   Африканские ориксы иногда в порядке самообороны закалывают львов, а у
аравийского рога еще эффективней - почти прямые, метровой длины и острые,
как пики. Мне ничего не оставалось, как отскочить в сторону, одновременно
набросив куртку антилопе на голову. Отскочил я неудачно: все, кто стоял
сбоку, повалились друг на друга, а антилопа, которую я ухватил за заднюю
ногу, лягнула меня в бицепс. Началась куча мала, в которой все от души
вывалялись в пыли, смешанной с пометом ориксов, но зато надели зверю
резиновые трубки на рога и связали его.
   - Хороший бросок, - сказал Рони Малка с таким видом, будто собирался
добавить "в натуре". - А кто ты такой, собственно говоря?
   - Потом скажу, - я как раз обматывал антилопе передние ноги. - Давайте
быстрее, а то от стресса загнется.
   Мы вкатили бедному ориксу вакцину, развязали его и удрали из загона
прежде, чем он выбрал, за кем бежать.
   Тут я объяснил, зачем приехал. Рони и Тони отошли в сторонку и долго
спорили.
   Потом они подробно расспросили, что я умею, и сказали:
   - В дальнем конце заповедника одна самка орикса отелилась. Надо
взвесить детеныша, поставить ушную метку и привить. Пока вернешься, мы
решим, что с тобой делать.
   Мы с Шломи, одним из сотрудников, сели в джип и запрыгали по ухабам
через саванну. В течение часа мы рыскали взад-вперед вдоль проволочных
заграждений, поглядывая с опаской на иорданскую сторону, откуда иногда
стреляют по машинам.
   Все это время мы молчали: Шломи, единственный в Хай-Баре, плохо говорил
по-английски. Наконец мы заметили вдали пару ориксов.
   Аравийский орикс - одна из красивейших антилоп мира. Она ростом с
теленка, белая с черным "лошадиным" хвостом, черными "чулками" и маской на
морде, а рога у нее, как уже говорилось, очень длинные, тонкие и чуть-чуть
изогнуты назад. В природе их полностью истребили, но в зоопарках они
остались и теперь выпущены в несколько заповедников - один в Омане, два в
Аравии и в Хай-Бар, где их уже около шестидесяти.
   Из всех антилоп только у ориксов отцы участвуют в воспитании детенышей.
Когда мы подъехали к акации, в тени которой отдыхали самка с
новорожденным, рослый белоснежный самец выскочил нам навстречу и принялся
гоняться за джипом.
   Шломи отчаянно маневрировал, пытаясь все время оказываться между мною и
разъяренным папашей, а я, соскочив, стал бегать за ориксенком, то и дело
плюхаясь на усыпанный колючками песок в попытке его схватить и
одновременно уворачиваясь от рогов матери, преследовавшей нас по пятам.
При температуре 50 градусов в тени такие упражнения удивительно быстро
выматывают. Наконец я ухватил "теленочка", пулей вскочил в машину, и мы
помчались по большому кругу в тучах пыли, стараясь оторваться от погони. В
нашем распоряжении было три минуты: потом родители могут не признать
пропахшего людьми и бензином малыша. Покрытый чудесной золотистой шерсткой
ориксенок отчаянно брыкался, но я, прыгая вверх-вниз от тряски, все же
ухитрился измерить его рулеткой и взвесить на специальном безмене. Как
сейчас помню: 52 см в длину и пять с чем-то кило.
   Я шлепнул ему на ушко метку, и Шломи затормозил, чтобы я мог аккуратно
вколоть поливакцину. В тот момент, когда я надавил на поршень шприца,
из-за машины вывернулся папа-орикс и наотмашь ударил меня рогами, так что
я чудом успел отбить их ботинком. Я поставил на землю перепуганного
малыша, и мы сломя голову умчались прочь.
   Выслушав отчет Шломи о мероприятии, Рони Малка многозначительно
посмотрел на Ринга и сказал мне:
   - Берем тебя волонтером. Платить пока не будем, но балок для жилья
выделим.
   Питаться можешь тем, что зверям привозят. Если ты и вправду все умеешь,
через две недели запишем младшим научным сотрудником (должность называлась
иначе, но на русский лучше перевести так). Тогда и платить начнем, правда,
мало. На работу выходишь завтра утром. К хищникам не заходить, змей в руки
не брать, ночью по пустыне не шляться. Хорошо бы тебя никто не разорвал в
первый месяц - здесь такое уже было. Желаю удачи!
   Я заскочил в душ, пробежал два километра до автобусной остановки,
приехал вечером в Тель-Авив, забрал в дельфинарии вещи, попрощался с
директором, Полиной и (увы, по телефону) с Наденькой, снова сел на
автобус, отдав за билет всю зарплату за три дня работы в дельфинарии, и
утром прибыл в Хай Бар. В тот же день я отправил Ирочке первое письмо, в
котором сообщил, что устроился на работу, что очень скучаю, что погода у
нас хорошая и что зима пролетит быстро.
 
 
   Ты обижена очень сейчас 
   Что ты дома одна в этот вечер, 
   Что так редки случайные встречи 
   И так долги разлуки у нас.
   Ты права, совершенно права,
   Не любовь - раз в полгода свиданья, 
   Не помогут слова оправданья 
   И вообще никакие слова.
   Я и сам проклинаю себя,
   Что рожден бесконечно скитаться, 
   Что с тобой не могу я остаться 
   И страдать заставляю тебя.
   Да, ты вправе, конечно, вполне,
   Меня к черту послать хоть сегодня, 
   Стать, быть может, немного свободней 
   И навеки забыть обо мне.
   Ты за все меня можешь винить:
   Я тебя променял на дорогу,
   Хотя должен тебе очень много...
   Но не надо, не рви эту нить.
   В жизни, жесткой, как грани стекла,
   Как холодная маска-камея, 
   Мы, быть может, друг другу сумеем 
   Передать хоть немного тепла.
   Ты, наверно, смеешься сейчас,
   И совсем не одна в этот вечер, 
   И забыла случайные встречи, 
   Но не вечна разлука у нас.
 
 
 
 
 
                                4. Волонтер 
 
   День упал, как листок клена.
   Куда мне спешить?
   Каждый час приближает меня
   К зиме.
 
   Ли Мэй-Фан. Путешествие по одопадам провинции Шэньси перевод тоже мой).
 
 
   Я открыл глаза и тут же снова зажмурился - от счастья. Потому, что
яркий солнечный свет хлестал в открытое окно, потому, что взахлеб пели
птицы, потому, что вокруг был заповедник Хай Бар, и потому, что скоро пора
было на работу. Я вскочил и распахнул дверь на улицу. Стайка горлиц,
рябков и синайских воробьев разлетелась от протекавшего шланга -
единственного водопоя в радиусе двух километров. Крыльцо за ночь густо
усеяли свернутые спиралькой семена вековой акации, накрывавшей собой мой
домик, словно огромный гриб с плоской шляпкой. В ее ветвях сновали
крошечные птички, черные с ярко-изумрудным отливом - палестинские
нектарницы. Корм себе они добывали из алых цветков лорантуса, паразитного
растения, росшего на ветвях дерева. На песчаной тропинке виднелись следы
каракала и афганской лисички, которая жила в соседнем каньоне и иногда
забегала в гости.
   Тут я вспомнил, что сегодня День Белой Мыши, и настроение стало еще
лучше. Я быстро поджарил яичницу с помидорами, закусил апельсином, собрал
под фонарем ночных бабочек для ящериц нашего террариума, вышел на шоссе и
зашагал к конторе заповедника. В принципе, можно было проехать этот путь
на велосипеде, но я больше любил ходить пешком.
   Справа угрюмо вздымался километровой высоты обрыв, в глубь которого
уходили загадочного вида узкие каньоны. Там, наверху, лежала пустыня
Негев. Слева тянулась Арава - ровная долина, равномерно усаженная
акациями. За ней синел иорданский борт впадины-разлома - высокий горный
хребет, увенчанный несколькими потухшими вулканами. Стайки вьюрков
звонкими голосами перекликались в ясном небе, а в тени деревьев иногда
можно было разглядеть стройную фигурку газели.
   В тот момент, когда я подходил к конторе, скалы вдруг вспыхнули алым
огнем, а миг спустя из-за гор на той стороне выскочило солнце, и небо
сразу из розового стало ярко-синим. Меня обогнал джип с моими соседями,
Ивтахом и Гилем, а со стороны Эйлата подкатила машина с Тони Рингом,
Аилой, Шломи и Давидом - они жили в городе, в сорока километрах дальше к
югу.
   Мы очень рано собирались на работу, чтобы побольше успеть до приезда
туристов и начала жары. Первым делом надо было вымыть и без того
сверкавший белизной туалет. Но за эту работу всегда брался Тони, наш шеф,
таким образом подчеркивавший свой демократизм. Мы с Шломи покормили мышей
и тараканов, которых разводили на корм, и поспешили в Павильон Ночных
Животных, потому что там вот-вот должен был погаснуть свет.
   В Павильоне жила всевозможная ночная фауна. Чтобы туристы могли ее
увидеть, там установили специальный световой режим: ночью горел яркий
свет, а днем было почти темно. Собственно говоря, из-за ошибки в расчетах
там вообще почти ничего не было видно, пока не постоишь полчасика, чтобы
глаза привыкли к темноте. Но исправить реостат все время было некогда, а
туристы были в восторге уже от того, что видели скорпионов. В ящиках
скорпионов стояли ультрафиолетовые лампы, а панцирь этих застенчивых
созданий в ультрафиолетовых лучах светится таинственным голубым сиянием.
   Сегодня у всех хищников зоопарка был празник - День Белой Мыши. Обычно
их кормили мясом, яйцами и морожеными цыплятами, а раз в неделю давали
живых мышей.
   Шломи сразу пошел к паре песчаных лисичек, которых когда-то вырастил, а
я запустил четырех мышек к черным эфиопским ежам. Колючие шарики мгновенно
превратились в стремительных убийц, с невероятной скоростью носившихся за
жертвой, так что даже жившая с ними парочка сычей не успела добыть себе по
мышке раньше.
   Потом я кинул мышь сове-сипухе, которая поблагодарила меня мрачным
шипением, запустил по одной к жирным рогатым гадюкам, дал тараканов
скорпионам и тарантулам, подсыпал овощей смешным, похожим на белочек
перохвостым песчанкам, и занялся обитателями самого большого вольера -
полусотней пещерных крыланов. Не успел я повесить в авоськи новую порцию
яблок и хурмы, как сто кожистых крыльев принялись с шуршанием хлопать по
воздуху, и на минуту их вольер стал похож на болото с птеродактилями из
"Затерянного мира". Внимательно посмотрев, нет ли у кого-нибудь из
крыланов под мышкой новорожденного детеныша, мы вышли из павильона, и
Шломи направился к хищникам, а я - в "мелочевник".
   Хай Бар был создан как центр по восстановлению фауны, населявшей юг
Израиля в библейские времена. При заповеднике был маленький зоопарк с
обитателями пустыни и саванны - всех, с кем нам тут приходилось работать,
мы время от времени встречали и за пределами клеток. Завезли сюда и
зверей, о существовании которых в Негеве известно по упоминаниям в Библии
- иногда малопонятным. Так вернулись в Израиль ориксы и другие копытные, а
также страусы. Я несколько раз предлагал Рони Малке запустить в Араву
львов, которые когда-то стрескали немало библейских персонажей, но он счел
мой совет черным юмором. А по-моему, пустыня без львов - что тайга без
медведей.
   В "мелочевнике" мы работали с Давидом, моим первым знакомым в Хай Баре.
   Застенчивый интеллигент, он приехал из Казахстана, где изучал
газелей-джейранов.
   Хотя в Хай-Баре водились два совершенно неизученных вида газелей, ему
почему-то пришлось заниматься в основном работой в зоопарке. К тому же
его, как и большинство "русских" специалистов, держали на работе только
потому, что Министерство Абсорбции (т.е. акклиматизации новых иммигрантов)
платило им половину зарплаты. Когда эта поддержка кончается (через три
года после приезда), работодатели обычно увольняют русских сотрудников и
берут новых, свежеприехавших. Давиду до срока оставалось полгода, и он
обычно ходил с довольно грустным видом. Как ему удалось избежать
увольнения, я потом расскажу.
   Кстати, зоологию он знал намного лучше, чем все остальные сотрудники
Хай Бара, кроме одного - тоже "русского".
   Сначала мы занялись змеями, потому что открывать их ящики в присутствии
туристов опасно. Песчаные гадюки уже зарылись на день в песок, выставив
наружу только глаза под смешными рожками, и не обратили на аппетитных
мышек никакого внимания.
   Жуткого вида черный аспид громко зашипел и стал бросаться на стекло,
еще когда мы были в нескольких шагах. Мышь он мгновенно схватил, потряс
ею, как терьер крысой, и проглотил. В следующем террариуме жила
малюсенькая черная змейка - земляная гадючка. Она напоминала червячка, но,
приглядевшись, можно было заметить, что ядовитые зубки у нее настолько
длинные, что торчат, как у саблезубого тигра.
   - Год назад, - сказал Давид, - мы посадили ее с таким же черным аспидом
и очень боялись, что он ее съест.
   - И съел?
   - Не успел. Она его убила за пять минут.
   Труднее всего было работать с синайским полозом - тоненькой длинной
змеей, похожей на полосатый кусок провода. Обычно он неподвижно лежал в
углу, свернувшись в клубок, но иногда вдруг пугался, и тогда начинал
двигаться с быстротой молнии - пока это не увидишь, трудно представить,
что живое существо может быть настолько стремительным. Тут ему ничего не
стоило выскочить из ящика по вашей руке и удрать. Даже на ровном месте его
трудно догнать бегом.
   По-английски эти полоза называются "гонщики" (racers).
   Потом мы положили тараканов ящерицам-агамам (непременно прямо под нос и
на спину, чтобы дрыгал ногами - тогда они соизволят схрумкать его с
брезгливым выражением мордочек). Пока Давид играл с толстенькими,
совершенно ручными песчанками, кормил мышатами чернохвостую соню и варана,
я занялся геккончиком Мойше.
   Мойше был самым маленьким обитателем Хай-Бара - величиной с окурок.
Когда я его впервые увидел, он умирал от стоматита, обычной болезни
ящериц. Несчастный, всеми забытый, с опухшей челюстью, он сидел, забившись
в угол, и глядел на мир огромными печальными глазами. Я стал кормить его
брюшками самых маленьких тараканьих личинок, еще мягких после первой
линьки, предварительно влив в них шприцем пенициллин и тетрациклин. Теперь
Мойше было не узнать. Едва он увидел меня, как пулей вылетел навстречу. Я
кинул ему таракана, и Мойше принялся подкрадываться к нему, припав к земле
и по-львиному хлеща себя по бокам хвостом.
   Бросок, хруст тараканьих крыльев, сжимаются не ведающие пощады челюсти
- и вот уже геккончик снова сидит в углу, зевая и с довольным видом
облизывая золотистые глазищи розовым язычком.
   Пользуясь тем, что автобусов с туристами еще не было, мы выпустили
нашего тушканчика попрыгать в загоне, потом заманили его обратно листом
капусты и пошли к вольере даманов.
   Даманы биологически родственны слонам, но внешне напоминают больших
темно-рыжих морских свинок. Они ловко скачут по деревьям и скалам, а
мордочки у них почему-то всегда улыбающиеся. Мы поставили к ним две миски
овощей, и они принялись носиться по вольеру, на ходу уплетая красный
перец, яблоки и финики.
   Смотреть на них без смеха было просто невозможно.
   - Давид, - не выдержал я, - ну не ходи ты с таким тоскливым видом!
Неужели тут хуже, чем в твоем Казахстане?
   - В Казахстане, - мечтательно произнес он, - я мог бродить сколько
угодно по степи и изучать джейранов. А здесь приходится...
   - Да там давно съели всех джейранов...- перебил было я, собираясь
сказать, что с 1990-го года все изменилось, и платить зарплату за газелей
никто не станет. Но тут толпа туристов нахлынула на нас и затопила
восторженными возгласами, щелканьем фотокамер и дурацкими вопросами.
Подхватив детскую коляску, в которой мы развозили корма, мы поспешили
прочь, чтобы оторваться от первой экскурсии и успеть покормить обитателей
последней вольеры.
   Там жили четверо грифов. У них существовала строгая очередность
получения пищи.
   Первой к нам спустилась из-под крыши старая самка редкого ушастого
грифа. Эти грузные меланхолики пользовались особым уважением, потому что в
Израиле их осталось всего шесть. Мадам презирала мышей, и Тони Ринг
периодически ездил в Иерусалим, чтобы своровать ей в каком-то мединституте
крыс. Следом прилетал ее муженек, величественно давил мышь лапой и заедал
ее куском говядины. Третьим кормился сип - он просто глотал мышь, слегка
сжав в когтях. А последним получал свое маленький белый стервятник, и уж
он-то был настоящим профессионалом: одним ударом острого клюва ломал мышке
шею.
   Яйца они все тоже ели по-разному, особенно интересно это делал
стервятник. Он или подбрасывал их в воздух, или ронял на них камешек,
чтобы разбить скорлупу.
   Простившись с Давидом, я поспешил на помощь к Шломи, выводившему из
гаража джип с полным сена тракторным прицепом.
   Территория Хай Бара маловата для всех травоядных, которые там сейчас
живут, и приходится подкармливать их сеном и комбикормами. По мере того,
как мы ехали вглубь заповедника, из-за акаций выбегали животные и
пристраивались за нами.
   Впереди всех, вытянув шеи, широченными шагами мчались страусы. Сено они
не едят, но очень любят интеллигентное общество. За ними появилось стадо
ориксов - они бежали голова к голове, так что лицевые маски сливались в
черную полоску по белому фону стада. Последними пришли аддаксы. Они похожи
на ориксов, но желтоватые, а рога у них закручены на манер бутылочного
штопора, только кончики длиной с офицерский кортик совсем прямые. Аддаксы
лучше ориксов приспособлены к жизни в пустыне и никогда не собираются
большими стадами.
   Шломи медленно вел джип, а я вилами расбрасывал сено. Постепенно все
отстали, принявшись хрумкать корм или бродить с потерянным видом
(страусы), только один самец-аддакс все бежал за прицепом, норовя меня
боднуть, пока я не дал ему по рогам вилами.
   - Что ты его бьешь, - крикнул Шломи, - он же не опасный!
   - Да, а рога?
   - Ну, это же не орикс! Подумаешь, воткнутся до первого завитка!
   Родители Шломи приехали из Кадиса, и он еще чуть-чуть говорил на ладино
- почти исчезнувшем разговорном языке испанских евреев, близком к
старокастильскому. Я потихоньку учил его английскому, а он меня - ивриту.
   Иврит - очень интересный язык. Его грамматика настолько проста и
логична, что напоминает языки программирования. Поэтому, хотя его пути
словообразования и корневой состав отличаются от индоевропейских языков,
научиться составлять простые фразы можно очень быстро. Эйн ли - у меня
нет. Йеш ли - у меня есть. Йеш ли пипи - мне надо в туалет. Особенно мне
нравится, что в иврите нет обращения на "вы" - это придает всей
израильской жизни некоторую демократичность. Хотя язык в некотором роде
искусственный, иностранных слов в нем совсем мало. Из русских, например,
частица "ну" и слово "чжук" (таракан). Грамматическим ошибкам в
разговорном иврите особого значения не придают, потому что для большинства
населения он не родной. Собственно, на литературном, так называемом
высоком иврите, говорят лишь немногие - семьи старой интеллигенции,
приехавшей сюда давным-давно.
   К сожалению, когда через пару лет я начал учить испанский, он
совершенно вытеснил у меня из головы иврит. Эти два языка немного похожи
и, видимо, как сказал бы программист, записываются на одни и те же участки
диска памяти.
   Рискуя навлечь на себя гнев сионистов, замечу, что принятие иврита в
качестве государственного языка было первой крупной ошибкой
"отцов-основателей". Ведь в то время страна была английской колонией, и
большая часть населения худо-бедно говорила по-английски. Выучить его
можно вдвое быстрее, чем иврит - как это облегчило бы жизнь миллионам
иммигрантов! А Израиль, быть может, сегодня был бы более открытой страной.
   Мы заехали в самый северный угол заповедника, где уже виднелись
финиковые рощи соседнего киббуца Йотвата. Из-за акаций за нами наблюдали
маленькие желтые газели-доркас. В Хай Бар их никто не завозил, просто они
населяют весь юг Израиля и оказались внутри территории, когда ее огородили.
   Тут мы остановились у загона с сахарскими желтыми ориксами. Они крупнее
аравийских, но рога у них сильно изогнуты и не так эффективны. Если
выпустить их в саванну, белые ориксы быстро переколют всех самцов.
   Тут нас ждал сюрприз. Прямо посреди загона лежал маленький бурый
ориксенок, родившийся ночью. Естественно, начался аврал: Шломи вызвал по
рации шефа, тот примчался со щитами, безменом, шприцем и прочим
оборудованием, втроем мы изобразили "черепаху" и, пробравшись в загон,
проделали все положенные манипуляции.
   Время шло к обеду, рабочий день кончался. Я поспешил в контору, чтобы
успеть навестить диких ослов. От конторы разносилось громкое кряхтение,
звучные удары и хруст разрубаемых костей. Наш зоолог Ивтах рубил мясо для
хищников.
   Ивтах был могучим двухметровым детиной, шумным, веселым и на редкость
добродушным. Он обожал животных, но животные, к сожалению, его не любили и
боялись - они всегда нервничают при виде людей, которые громко
разговаривают, резко двигаются и вообще занимают много места. Стоило
Ивтаху войти в какую-нибудь клетку, как ее обитатели начинали метаться из
угла в угол и биться об решетку. Бедняга ужасно переживал, но ничего не
мог поделать. Вдобавок бессердечный Тони назначил его ответственным за
крупных хищников. В нашем зоопарке таковых было всего семь, зато отпетых -
новое назначение Ивтаха мне казалось прямым убийством. Я пытался научить
его правильно себя вести, однако толку было мало, пока мне не пришла в
голову счастливая идея уговорить его записаться на курсы у-шу. Тренер,
старый китайский еврей, пообщавшись с Ивтахом, стал брать с него двойную
плату, но к весне парень похудел на двадцать кило и двигался гораздо
мягче. Насколько я знаю, Ивтах жив по сей день.
   Выпив по банке сока, мы с Беней взяли вилы и поехали на юг заповедника.
Вести приходилось мне, хотя я и не умел. У Бени к машинам была
идиосинкразия. В Израиль он приехал с купленными у себя в Тбилиси правами
и даже ухитрился подтвердить их здесь за взятку (редчайший случай), но
давать ему руль было нельзя ни в коем случае. За ту неделю, которая
потребовалась администрации Хай Бара, чтобы это понять, Беня ухитрился
четырежды сломать джип: дважды газанул с ручника и дважды не выжал
сцепление. Его отстранили от машины на полгода, после чего в первый же
день он повстречался в саванне с самцом страуса, охранявшим кладку. Тупая
скотина принялась нападать на джип, при этом, в обычной манере страусов,
то и дело кидаясь под колеса. Отчаянно уворачиваясь, Беня снес шесть
метров ограды, хотя страуса так и не задавил. Теперь он мрачно смотрел на
дорогу и давал мне советы.
   С Беней мы сразу подружились. В страну он приехал одновременно с
Давидом, но "абсорбировался" лучше всех, кого я знаю. Во всем Израиле,
кажется, не было города или киббуца, где у него не нашлось бы знакомого,
приятеля или женщины.
   Друзья Бени воспринимали его уединенный домик у конторы как своего рода
базу отдыха и периодически целыми тусовками заезжали на пьянки. Иногда, к
ужасу остальных сотрудников, его навещали совсем уж странные личности:
разбойничьего вида иранские евреи-дальнобойщики, усатые друзы из-под
Хайфы, подозрительные арабы с "территорий". Беня, впрочем, и сам неплохо
смотрелся: бритоголовый, с роскошной черной бородой, он больше всего
походил на моджахеда или горца из армии Шамиля. Говорил он с
очаровательным грузинским акцентом. Любимой темой разговоров в Хай Баре
были девушки, навещавшие его чуть ли не каждый вечер и почти никогда не
повторявшиеся.
   Впрочем, израильские порядки и ему здорово действовали на нервы,
особенно местный подход к науке.
   Понимаешь, - жаловался он, - они тут думают, что главное - заложить все
в компьютер, а то, что он выдаст - истина в последней инстанции. До них не
доходит, что если ты не понимаешь животное, то в компьютер ничего путного
не заложишь, а тогда он и ничего дельного не выдаст. Вот, например, изучал
наш Тони куланов. Засек по секундомеру, кто из них сколько времени
проводит на водопое, и заложил в компьютер. Компьютер расставил цифры в
порядке убывания, и Тони уверен, что этот ряд соответствует иерархии в
стаде! Вожак пьет больше всех, и так далее!
   Я не изучал специально куланов, но даже мне было понятно, что на самом
деле все наоборот. Вожак ведь постоянно начеку: охраняет стадо от врагов,
следит, чтобы другие самцы не высовывались и не отбили часть самок. Ест и
пьет он всегда урывками. Не удивительно, что при такой нервной жизни он
быстро изнашивается - у лошадей косячные жеребцы обычно сменяются через
каждые несколько месяцев.
   - Ну, ладно, - продолжал Беня, пока мы раскидывали куланам сено. -
Скоро у нас начальником Шломи будет.
   - С чего ты взял?
   - А ты не заметил? Он со вчерашнего дня на всех иерархическую садку
делает. У него блат в Управлении.
   Иерархическая садка - поза имитации спаривания, которую принимает вожак
стада некоторых видов копытных, чтобы подтвердить доминирование над другим
самцом.
   Шломи действительно что-то раскомандовался последние дни. Я уже знал,
что связи в Израиле многое определяют, особенно дружба по армии, но тут
удивился.
   - Он же не биолог!
   - Да, он бывший шофер. Ну и что? У нас биолог один Ивтах, да еще мы с
Давидом, но мы, естественно, не котируемся.
   Тут нам на встречу выбежали четверо самых ценных обитателей Хай-Бара -
африканские дикие ослы. До того, как я их впервые увидел, мне бы и в
голову не пришло, что осел может быть таким красивым. Ростом они с
небольшую лошадь, серо-голубые с зебровым рисунком на ногах и высокой
стоячей гривой. После войн в Эфиопии и Сомали в мире их осталось меньше
десятка. Беня буквально в лепешку расшибался, стараясь получить приплод,
но пока ничего не выходило.
   - Проблема в том, - сказал он, - что они все происходят от одной пары.
Вон тот (он указал на самого молодого осла), боюсь, останется импотентом.
Его яйцам пора в мошонку опускаться, а их что-то не видать.
   Мы попытались проверить, но пугливый осел упорно поворачивался к нам
мордой.
   Наконец мы стали обходить его с двух сторон, и я был буквально
счастлив, когда обнаружил, что одно яичко уже на месте.
   - Все, студент, - сказал Беня, - сегодня квасим.
   - Слушай, а почему ты меня студентом зовешь?
   - А я в хорошем смысле. Такие, как ты, всю жизнь учатся.
   Стало уже совсем жарко, и наш рабочий день закончился.
   - Иди домой, - сказал Беня, - а в четыре возвращайся. Поможешь мне стол
накрыть и ужин приготовить.
   Тут я вспомнил, что вечером будет прощальная пьянка, а ночным автобусом
Беня уезжает. Свой недельный отпуск он собирался провести дома, в холодном
и голодном Тбилиси. Настроение у меня сразу испортилось. Вернувшись домой,
я подмел единственную комнату, полил микрогазон, постирал и положил на
багажник велосипеда футболку (она могла понадобиться ночью, когда станет
прохладно; я знал, что к тому времени она высохнет, благо воздух в пустыне
сухой.) Потом, лежа в гамаке, почитал книжки из библиотеки заповедника, а
в четыре сел на велосипед и поехал к Бене.
   В морозилке Хай-Бара всегда было полно газельих туш. Нам привозили
обыкновенных газелей с севера Израиля, с Голанских высот - там они
настолько размножились, что часть приходится отстреливать. Пока Беня жарил
свое фирменное блюдо, мясо в горшочках, я нарезал кусочки на будущий
шашлык и приготовил салаты.
   - Режь мельче фрукты, - сказал Беня, - мы даманам, и то мельче рубим.
Мне-то все равно, а гости с детишками придут, у них так рот не откроется.
   Не успели мы закончить, как со стороны Эйлата показался десяток машин -
чуть ли не вся русская интеллигенция города. Пока Беня завершал
приготовления, я повел гостей показывать зоопарк. Поскольку среди них были
симпатичные девушки, я, естественно, не отказал себе в удовольствии
вытащить из террариума одну змейку - самую безобидную.
   Почему-то в этот раз она была не в духе и легонько тюкнула меня в
палец, чего со стрелой-змеей практически никогда не бывает. Автоматически
впившись в палец, чтобы высосать яд, которого там не было, я долго пытался
засунуть шуструю змейку в ящик одной рукой, пока мне не пришел на помощь
маленький мальчик Сережа, сын Володи, учителя английского. В награду за
смелость я дал ему подержать в руках ручную песчанку и опрометчиво обещал
показать в бинокль кратеры на луне.
   Любознательные дети всегда вызывают у меня симпатию - наверное, потому,
что напоминают меня самого в их возрасте.
   Наконец мы заняли места за столом, и Беня выкатил тележку с пирамидой
больших ящиков. В ящиках были картонные коробки, в каких у нас продают
соки, а в коробках - чудесное, чистое, как березовый сок, вино с холмов
Галилеи. Мы было принялись за мясо в горшочках, но тут костер вдруг
треснул и выбросил высокий сноп искр в сгустившуюся темноту ночи. На
мгновение все замолчали, и тут из соседнего каньона до нас донесся
протяжный волчий вой. Его подхватила парочка, сидевшая у нас в вольере, а
следом вся широкая долина Арава наполнилась песнями перекликавшихся волков.
   - Еще пара из Иордании пришла, - показал пальцем на восток Беня,
естественно, знавший всех местных волков. - Будут у тебя тут без меня
приключения.
   Он не успел обьяснить мне, какие именно. Застольная беседа
возобновилась. Меня Беня назначил тамадой, так что отвлекаться было
некогда, хотя очень хотелось:
   мне понравилась девочка, сидевшая напротив - длинноногая, с роскошными
иссиня-черными волосами и яркими, как черный оникс, веселыми глазами.
Окружающие звали ее Анкой. Произнеся очередное вступление к тосту и
неожиданным "аллаверды!" предоставив слово поперхнувшемуся Давиду, я
заговорил было с ней, но тут мальчик Сережа потянул меня за рукав. На шее
у него болтался Бенин бинокль.
   - Пойдем смотреть луну, - сказал он, показывая на красную миску,
всплывшую из-за иорданских гор.
   - Еще рано, - отмахнулся я и повернулся к Ане. - Вы давно здесь...
   - Тост! - закричали все хором, и мне снова пришлось, взяв бокал,
толкать речь.
   Наконец гости наелись, напились и перешли к анекдотам, так что я мог
считать свои обязанности тамады выполненными. Автомеханик Боря, Анин отец,
начал анекдот:
   - Эйлатское радио спрашивают: зачем после бегства из Египта Моисей
сорок лет водил евреев по пустыне?
   - Пойдем, поговорим, шепнул я Ане и утащил ее в темноту, но не слишком
быстро, чтобы успеть услышать Борин ответ:
   - Он искал место, где нет нефти!
   Мы долго бродили, беседуя, по залитым лунным светом дорожкам, а звери
провожали нас светящимися точками глаз. Аня поежилась, и я обнял ее, а
потом поцеловал. Мы прижались друг к другу, я уже хотел было снять с нее
рубашку, завязанную узлом на загорелом животике, но тут меня снова
потянули за рукав.
   - Посмотрим луну? - спросил Сережа.
   - Сначала проводите меня обратно, - опомнилась Анка и решительно ушла
на свет Бениных окон.
   Я был уверен, что через десять минут все равно утащу ее под акацию,
поэтому, проводив девушку, спокойно показал Сережке кратеры (луна,
собственно, была настолько яркой, что кратер Тихо удавалось разглядеть
невооруженным глазом). Но когда я вернулся к столу, гости уже
рассаживались по машинам.
   Если бы я знал тогда, сколько времени и сил мне потребуется, чтобы все
же развязать этот узел, боюсь, одному моему знакомому мальчишке здорово
надрали бы уши.
   - Ты знаешь, сколько ей лет? - спросил Беня, когда все разъехались. -
Шестнадцать.
   - Ну и что? - не понял я. - Она уже вполне...
   - Да кто ж спорит? Лучшие ножки в Южном Израиле! Девочка - картинка!
Будь я помоложе, сам бы в лепешку расшибся ради такой нимфеточки! Только
дело вот в чем: она несовершеннолетняя. От трех до пяти лет с правом
досрочного освобождения, но не раньше отбытия половины срока.
   - Ты хочешь сказать, - похолодел я, - что меня могут вынудить жениться?
- Анечка была само очарование, веселая и непосредственная, но жениться на
школьнице - это уж слишком.
   - Фиг тебе! - усмехнулся Беня. - По местным законам женитьба не
освобождает от уголовной ответственности за совращение.
   Тут меня заело. Я вообще легко завожусь, когда сталкиваюсь с подобным
идиотизмом.
   - Она будет моей, - сказал я, - а все остальное...
   Я говорил еще минут пять, и по мере того, как Беня знакомился с моим
словарным запасом, в его глазах росло уважение.
   - Ладно, студент, - величественно произнес он, - быть тебе аспирантом.
   На практике, однако, он стал звать меня Гумбертом, в честь героя
"Лолиты".
   Далеко за полночь я проводил его к автобусу, сел на велосипед и
зигзагом покатил домой. Вдруг до меня дошло, что у меня не осталось
координат никого из Бениных друзей, и до его возвращения Анку я не увижу.
От мысли, что я остаюсь без ее компании на целую неделю, настроение снова
испортилось.
   Но тут над Аравой раскатилось густое басовое рычание. Это наша самка
леопарда оповещала всех интересующихся, что весны не так уж долго ждать.
Минут пять ее угрюмое "рррум...рррум..рррум..." волнами накатывалось из
тьмы, и еще столько же времени гуляло эхо в лабиринтах каньонов. И она, и
я замерли, прислушавшись, но дождались лишь еле слышного отклика от
молодой самки, жившей в долине Тимны, в семи километрах к югу. Насколько
мне было известно, ближайший самец жил впятеро дальше, на севере, и вряд
ли слышал призыв.
   - И ты тут одна, бедняга, - вздохнул я и покатил домой под усыпанным
разноцветными звездами южным небом. В конце концов, все было не так уж
плохо.
   Меня окружала волшебная саванна, битком набитая интересными
обитателями. Впереди было много теплых ночей и гарантированно солнечных
дней. А утром, когда я открою глаза, в окне будет видно горы.
 
 
   Троя

   Я б Елену Прекрасную тоже украл - 
   Что мне Троя с Элладой!
   Пусть ребята тусуются - я свое взял,
   Иль чужое, раз надо.
   Пусть мой город в отместку врагами сожжен,
   В рабство гонят сограждан, 
   Зато Ленка красивей всех греческих жен, 
   Остальное - неважно.
   Говорите, что я эгоист и свинья?
   Вон мой труп под стеною.
   Цену счастья минутного выплатил я
   Смертью, горем, войною.
   Гражданином почетным страны дураков
   Буду я, это точно, 
   Зато старец слепой через пару веков 
   Обессмертит бессрочно.
   А потомок в забитом трамвае прочтет,
   Как мы жили когда-то, 
   И, вздохнув, в безопасный свой офис пойдет 
   За пайком и зарплатой.
 
 
 
 
 
                           5. Научный сотрудник 
 
   Чиля-коршуна прочь прогоняет ночь, 
   Вылетает Манг-нетопырь, 
   А пастух скорей гонит скот с полей:
   Волк - хозяин ночной тропы.
   В этот темный час кто сильнее нас,
   Против Стаи кто устоит?
   В лесах и болотах всем доброй охоты,
   Кто Джунглей Закон хранит!
 
   Р. Киплинг. Вечерняя песня волчьей стаи 
 
 
   Утро принесло мне много приятных сюрпризов.
   Во-первых, вокруг дома снова появились следы каракала. Я решил, что
буду в течение нескольких вечеров выкладывать на крыльцо мороженых цыплят
из наших запасов, и, если зверь станет приходить регулярно, устрою
засидку. Во-вторых, меня назначили научным сотрудником. Правда, зарплата
была такая, что к весне мне едва хватило бы на обратную дорогу и пару
месяцев жизни в Москве. В-третьих, Шломи взял отпуск, и заниматься с
Ивтахом крупными хищниками поручили мне. И в-четвертых, Тони сообщил, что
к нам приезжает из Франции профессиональный фотоохотник и я должен буду
показать ему интересные места Южного Израиля.
   - Ага, - сказал Ивтах, когда мы покатили тачку с мясом к вольерам
хищников, - ты все меня критиковал, что я не умею в клетки заходить.
Посмотрим, как это у тебя получится.
   Первым, к кому мы зашли, был похожий на живую игрушку фенек - белая
сахарская лисичка с огромными ушами и любопытными черными глазками. С ним
я сразу подружился. Затем мы угостили цыплятами, яйцами и мясом других лис
- рыжих, песчаных и афганских, степных и барханных кошек, а дальше
начались крупные звери - каракалы, волки и гиены.
   Я, конечно, понимал, что ни один зверь не посмеет поднять лапу на
такого квалифицированного биолога, как я, но все же в первый раз
чувствовал себя несколько неуверенно. Оказалось, впрочем, что каракалы
шипят и бросаются на сетку из-за цыплят, а не из-за нас с Ивтахом (который
в клетки старался не заходить, но винить его за это было нельзя - он еще
не оправился после недавнего нападения волчицы, щенят которой он хотел
посмотреть). Сейчас наши маленькие пустынные волки и не помышляли о
подобной наглости, а испуганно бегали вдоль противоположной от меня стены
вольера.
   Я никогда не считал полосатую гиену опасным животным, хотя знал, что
они иногда воруют детей в деревнях. Но у хай-барской парочки была громкая
боевая слава.
   Едва я вошел, они принялись делать вид, что не обращают на меня
внимания, греясь на солнце. Когда их только что привезли в зоопарк, Рони
Малка, бывший тогда директором, решил, что они вправду добродушные, и
зашел в вольер без палки.
   Стоило ему повернуться к ним спиной, как гиена прыгнула ему на плечи, и
Рони спасло только то, что проезжавший мимо Шломи направил джип на сетку.
Сетка выдержала, но гиены испугались грохота, так что Рони успел выскочить
наружу.
   Шломи вызвал по рации военный вертолет, и Рони довезли в Эйлат прежде,
чем он истек кровью.
   Тони Ринг, став директором, запретил заходить к гиенам по одному, но
про его приказ скоро забыли, и следующую жертву - канадского волонтера -
гиены в самом прямом смысле разорвали на куски. Был страшный скандал, и
бедных полосатиков едва не пристрелили. Третьим их трофеем чуть было не
стал Беня. Он убирал вольер и на миг дал им повод подумать, что не смотрит
краем глаза в их сторону. Что было дальше, он сам не помнил, но Ивтах
рассказал, что Беня просто быстрыми шагами взошел на пятиметровую
вертикальную сетку и спрыгнул с той стороны.
   Гиены все с таким же безмятежным видом подставляли солнцу толстенькие
животики, но меня им было не провести - я уже видел, с какой молниеносной
быстротой они ловят обманувшихся их неподвижностью птиц, залетевших в
вольеру. Впрочем, их челюсти, приспособленные к разгрызанию крупных
костей, кого угодно навели бы на размышления. Держа лопату наперевес так,
чтобы они ее все время видели, я быстро убрал вольер, кинул им мясо и
вышел к радостно поздравившему меня Ивтаху.
   Последние два вольера занимала старая самка леопарда с перебитым пулей
хвостом.
   За пять лет ее жизни в зоопарке ни один человек не рискнул зайти к ней
- переманивали мясом в соседнюю клетку, чтобы почистить эту. В Эйн-Геди,
откуда она была родом, ее помнят до сих пор, а ее детишки и сейчас не дают
скучать тамошним жителям.
   В других странах каракалы, полосатые гиены и леопарды сохранились
только в самых глухих уголках. Но в Израиле благодаря прекрасной охране
природы они довольно обычны и обитают даже на густонаселенном севере. К
сожалению, и самое хорошее дело можно довести до абсурда, в чем мне вскоре
пришлось убедиться.
   Когда мы с Ивтахом вернулись к конторе, весь коллектив в молчании стоял
над трупом молодого аддакса.
   - Волки, - пояснил мне Давид. - Они подкапываются под ограду и
забираются в заповедник, как на продуктовый склад. Они сюда и из Египта
приходят отъесться, и из Иордании.
   - Привяжем поисковую фару к винтовке... - начал было я.
   - Ты что, с ума сошел? Положим тушу на место, а рядом поставим капкан.
   - Да ну, лучше сразу, чтоб не мучился.
   - Ты не понял. Капкан резиновый. Тони отвезет волка на север страны и
там выпустит.
   - Но это всего четыреста километров! Он через неделю будет опять здесь!
   - Через три-четыре дня.
   - И что тогда?
   - Зарежет кого-нибудь, поставим возле туши капкан.
   - И долго это будет продолжаться?
   - Пока рекорд - пять раз. У нас в прошлом году половину газелей съели,
кулана и почти всех аддаксят. Ничего не поделаешь: Управление оформляет
разрешение на отстрел минимум восемь месяцев.
   - Но если отстреливать по паре в год, остальные уже не сунутся!
   - Что ты мне объясняешь? Мы с Беней уже все начальство обошли. Не
доходит, хоть убей. Ну, не переживай. У нас праздник: ослица забеременела.
   - Ух ты! Вот Беня обрадуется! Надо отметить.
   Вечером мы с Шломи заделали дырку в заборе, положили на место труп
аддакса и поставили рядом несколько капканов.
   Когда наши охотники ставят капкан на волка, они окуривают его дымом,
заметают свои следы, не притрагиваются к приманке, надевают чистую одежду
без запаха...
   Здесь мы просто положили капканы на песок. Ближний Восток густо населен
людьми уже много тысяч лет, и звери научились относиться к человеку
несколько презрительно, как бродячие собаки. Не случайно многие животные
были одомашнены именно в этих краях.
   Ранним-ранним утром, еще в темноте, мы вернулись. Табунки антилоп
провожали нас россыпями глаз, ярко светящихся в свете фар. Зайцы и
песчаные лисы разбегались с дороги. В капкане сидел здоровенный
серо-желтый волк. Мы набросили на него старое одеяло, скрутили, отвезли в
контору, поставили метку на ухо, и Тони укатил на север с волком на заднем
сидении.
   Наутро прибыл Этьен, французкий фотоохотник. Он оказался белобрысым
парнишкой лет двадцати, с огромным чемоданом фототехники в багажнике
взятой напрокат машины. Он поселился в моем балке и проводил дни в
саванне, наблюдая за ориксами. У них начался гон, а Этьену его
фотоагентство заказало снимки дерущихся самцов. Парень, надо сказать,
обладал редким терпением. Ровно три дня провел он в раскаленной солнцем
машине среди сонно пасущихся антилоп, без малейшего успеха. Вечером он
возвращался в совершенно обалдевшем состоянии, но и не думал отступать.
   - Рано еще, - сказал я. - Поснимай пока прочую фауну.
   Еще два дня он снимал разных обитателей Хай-Бара, а также жанровые
сценки:
   крутой биолог Владимир Л. Динец наблюдает за вверенными ему зверями;
известные ветеринары Владимир и Тони достают консервную банку из желудка
проглотившего ее страуса; отважный натуралист Вови ловит убежавшую эфу.
Вскоре сюжеты кончились, а ориксы только-только принялись стучать рогами,
лениво пробуя силы.
   - Поехали пока на Мертвое Море, - предложил я, - а там и настоящий гон
начнется.
 
   - Отличная идея, - воскликнул Этьен, вытряхивая из домашней тапочки
моего соседа - колючую мышку-акомиса. А что у нас сегодня на ужин?
   Мы открыли холодильник и с ужасом уставились на пустые полки. Вдруг
меня осенило:
   - Омлет!
   - Omlette? Ты не говорил, что знаешь французский...
   - Я и не знаю, но это будет суперомлет! Пойдем искать страусиные яйца!
   Мы с полчаса колесили по саванне, но яиц, как нарочно, не попадалось.
То, что кладка у них обычно в мае, совершенно улетучилось у меня из
памяти. Вдруг прямо у дороги мы увидели десяток яиц размером с
дыньку-"колхозницу". Папаши, который обязан охранять кладку, нигде не было
видно.
   Мы триумфально притащили домой яйцо и долго пытались разбить его.
Наконец скорлупа треснула, но внутри оказался какой-то серый порошок.
Пришлось ехать в киббуц за йогуртами.
   Наутро, мучимый совестью, я подошел к Аиле, отвечавшей за страусов.
   - Аила, сказал я, - тут такое дело... Мы нечаянно одно страусиное яйцо
разбили - там, у дороги...
   - А, эти, - рассмеялась она, - ничего страшного! Мы их еще весной там
положили, чтобы туристам показывать.
   Мы молча сели в машину и уехали вверх по Араве.
   Израильские дороги отличного качества - дух захватывает, когда мчишься
через саванну по идеально ровной ленте шоссе. Правда, чтобы водители не
спали за рулем, через каждые 25 километров поперек дороги идет низенький
бортик, перед которым надо притормаживать. Их высоту кто-то не рассчитал,
так что машины иногда улетают с них в кювет.
   Розовая гладь рассола в обрамлении белоснежных берегов, величественные
горы, зеленые пятнышки оазисов... Уж на что гнилое место Мертвое Море, но
и в нем есть своя прелесть. Этьен впервые был в этих краях и тратил метры
пленки, снимая скалы, корявые деревца, соляные "грибы" на отмелях, высокую
колонну из каменной соли под горой Содом (якобы жена Лота, которая не
послушалась мужа, обернулась, когда он уводил ее из приговоренного богом
города, и от ужаса превратилась в соляной столб...)
   Весь день мы бродили по узким каньонам Эйн-Геди, среди журчащих
ручейков, водопадов, пещер, полуручных нубийских козерогов и скачущих по
веткам даманов.
   Над узкой полоской деревьев вздымались чудовищной высоты стены ущелий,
совершенно лишенные растительности.
   - А что там, наверху? - спросил Этьен.
   - Иудейская пустыня. Там ничего не растет, но водятся птички-каменки и
скорпионы.
   - А куда ведет каньон?
   - Никуда. Он постепенно становится все более мелким, а в верховьях это
просто овраг. Начинается он возле Хеврона.
   Я все это отлично знал, потому что в свой первый приезд в Израиль
неделю работал у бедуина, жившего в верхней части каньона. Я очищал его
маленькое поле от камней, а он платил мне вполне приличные деньги - десять
долларов за тонну булыжников. Айша, его очаровательная восемнадцатилетняя
внучка, мне тоже немного доплачивала, но старый добрый Хасан ибн Али ни о
чем не догадывался, да и не интересовался - нравы у бедуинов куда
свободней, чем у оседлых арабов-палестинцев.
   Когда я в последний вечер спускался от шатра Хасана к шоссе, то в
сумерках познакомился с одной из дочерей старой самки леопарда, жившей у
нас в Хай Баре.
   Я вышел на скальную террасу, с которой стекал маленький водопадик, и
внизу увидел спокойно стоящего зверя. Израильские леопарды маленькие, но
изумительно красивые - почти белые в густых мелких черных колечках.
Пантера заметила меня, оглядела ясными желтыми глазищами - она и сейчас
как живая в моей памяти - и продолжала пить из ручья, а потом
величественно зашагала в скалы. Через месяц ее убили. Она гуляла по крышам
машин на туристской стоянке, а мимо проходил солдат, недавно приехавший из
Советского Союза. По известным причинам военные здесь всегда ходят с
заряженным оружием.
   Мы с Этьеном два дня лазили по безводным, но очень красивым каньонам
южнее Эйн Геди, а потом объездили все три махтеша. Так называют огромные
впадины в плато Негев, похожие на кратеры. Особенно хорош Малый Махтеш, с
километр в диаметре и такой же глубины. Геологи там в буквальном смысле
лезут на стены от восторга.
   Израильтяне считают, что больше нигде в мире таких "колодцев" нет, но
те, кто был в котловине Ёр-ойлан-дуз в Туркмении, поймут, о чем идет речь.
   В одном из махтешей, кстати, прижились завезенные из Хай-Бара куланы -
первый настоящий успех Центра. Беня мечтал выпустить в другой диких ослов,
но для этого их должно было стать хотя бы голов двадцать...
   Когда мы вернулись в Хай Бар, то первые, кого мы увидели, были Шломи и
хорошо нам знакомый волк, который теперь мог похвастаться уже двумя ушными
метками. Он даже не сбил лапы, словно вернулся автостопом. Под навесом
лежал новорожденный ориксенок с вспоротым брюхом.
   Стиснув зубы, Тони Ринг забросил волка в кузов и укатил на север. Я
подозревал, что шеф просто убьет зверя где-нибудь в пустынном месте, но,
как выяснилось, недооценил его честность.
   Ночи становились холоднее, а по утрам на севере удавалось разглядеть
далекие облака. Старая леопардиха по-прежнему нарушала ночную тьму
страстными призывами.
   Цыплята, которых я выкладывал на крыльцо для каракалов, к утру
благополучно исчезали. Я загорел дочерна и пришел в хорошую форму от возни
с вилами, лопатой и тачкой. По ночам я исследовал каньоны над Хай Баром.
Песок там достаточно плотный, чтобы ездить на велосипеде, правда, из-за
акациевых колючек шины приходилось заклеивать каждый день. Чего только не
видел я в эти колдовские ночи, при убывающей луне! Брачные игры редких и
очень осторожных афганских лисичек, охоту пустынной неясыти на рогатую
гадюку, жуткую драку двух самцов-гиен из-за самки... Жизнь и смерть
призрачных существ, вцепившихся в безводную и, кажется, совершенно
непригодную для существования пустыню.
   На этот раз труп нашла Аила, привлеченная криками рыжеголовых воронов.
Плача, она принесла в контору крошечного, еще не обсохшего после рождения
детеныша газели. Избалованный даровым угощением волк придушил его по
привычке, но есть не стал.
   - Тони, - сказал я, - скоро весна. У этой пары будут волчата. Если не
убить самца, они останутся здесь и перережут нам весь молодняк.
   Тони молча отвернулся и вытащил из сейфа капкан.
   Мы с Шломи, тоже молча, закинули его в джип и поехали в саванну.
Возвращаться пришлось уже в сумерках. Вдруг мы заметили за акациями
полоску пыли. Кто-то быстро двигался нам наперерез. Шломи нажал на газ
(это он умел), джип взревел, проломил с разгона кусты тамариска, и в сотне
метров перед нами мы увидели беременную самку дикого осла, отчаянно
пытавшуюся уйти от пары волков.
   Я не охотник. Когда всю жизнь изучаешь диких животных, много узнаешь
про них, убить кого-то из них становится таким же неприятным делом, как
ударить друга. А к крупным хищникам, включая волков, я вообще отношусь с
большой симпатией. Но тут просто не оставалось другого выхода. Все трое
уже исчезали за кустами, поэтому я быстро взял с заднего сиденья винтовку
и выстрелил в волка-самца. Я целился в плечо, но джип дернулся, и пуля
попала в шею. Бедняга взвизгнул и покатился по песку. Самка сначала даже
не обернулась в азарте погони, и я уже передернул затвор, но тут она вдруг
затормозила, посмотрела на нас и побежала в противоположную сторону.
   - Стреляй, ну! - заорал Шломи, но я знал на иврите только второе слово,
а стрелять не собирался все равно.
   Когда мы подъехали к волку, он был уже мертв. Две яркие метки нелепо
торчали в ухе.
   - Скажем, что это я стрелял, - сказал Шломи, перейдя на английский. -
Тебя за такое уволят, а я все равно выкручусь.
   Все знали, что Шломи сидел за рулем, но никто не стал докапываться до
правды.
   Пограничники, примчавшиеся на выстрел, забрали у нас волчицу (она
попалась в капкан, когда пыталась уйти с территории - мы поставили его в
дырке под изгородью). Они отвезли ее к египетской границе и выпустили на
ту сторону проволоки. Самца закопали в яму, которую вырыли перед конторой
два года назад, никто не помнил, зачем. Я должен сознаться (думайте про
меня, что хотите), что больше переживал из-за этого несчастного волка, чем
из-за нескольких бандитов, которых мне как-то пришлось застрелить (они
напали на автоколонну, с которой я ехал по Внутренней Монголии). Стихи из
"Книги Джунглей" Киплинга, которую мне в свое время довелось переводить на
русский, засели у меня в голове и никак не уходили.
   - Смелый охотник, с удачей ли ты?
   - Долго, брат, ждал я среди темноты.
   - Где же добыча, что взята тобой?
   - Брат, она в джунглях пасется живой.
   - Где ж твоя сила, что в теле была?
   - Брат, она с кровью из раны ушла.
   - Что ж так спешишь, куда хочешь успеть?
   - В логово, брат, чтобы там умереть...
   Только возвращение Бени вернуло мне хорошее настроение. Он приехал, как
всегда, веселый, с запасом свежих анекдотов, шуток и интересных историй, и
в тот же день устроил пьянку. Я с нетерпением ждал приезда Анки. Она
появилась, стройная, прелестная, все в той же шелковой рубашке, завязанной
узлом на животе, и символической мини-юбке поверх черного купальника. Но
на мое приветствие она ответила очень прохладно и в дальнейшем
демонстративно старалась меня не замечать.
   Я, конечно, многим девушкам не нравлюсь - ничего удивительного в этом
нет. У меня и юмор специфический, и характер нетипичный, и образ жизни
любую заставит настрожиться. Но ее поведение казалось мне несколько
искусственным, и потом, чем объяснить столь резкую перемену? Когда гости
разошлись, я спросил Беню, не знает ли он, что произошло.
   - Нет, - сказал он, - но, собственно, чего ты ожидал? Эмигрантский
комплекс, желание закрепиться в новой стране любой ценой. У женщин он
всегда так проявляется.
   - Как? - я все еще не понимал.
   - Ты от Анкиных ножек совсем поглупел. Все приезжие женщины мечтают о
местном мужике. Жены бросают мужей, с которыми прожили десять лет, ради
первого же козла-израильтянина. Ты что, сам об этом не слышал?
   - Слышал, конечно. Но при чем тут...
   - Да ты на себя посмотри! Ни кола, ни двора, оклад позорный, морда
черная, как у араба... Естественно, она от тебя старается держаться
подальше...
   - Но в прошлый раз...
   - Пьяная была. Неконтролируемое выделение влагалищной смазки на фоне
торможения отрицательных рефлексов...
   Беня, когда выпьет, начинает все на свете объяснять в биологических
терминах. К этому надо привыкнуть. Впрочем, должен признать, что обычно у
него получается хоть и цинично, но довольно убедительно.
   Назавтра я с ужасом обнаружил, что думаю об Анечке каждые несколько
минут.
   Отчаяние мое трудно передать. Нет ничего хуже безнадежной любви, а я
человек увлекающийся. И тут же я понял, что единственный выход - добиться
своего любой ценой.
   Беня сообщил мне, что теперь я буду обедать и ужинать у него.
   - Грустный ты стал, - сказал он. - Нечего тебе в твоем сарае страусиные
яйца грызть.
   Я промолчал, отметив про себя, что языки у сотрудников Хай-Бара длиннее
страусиной шеи.
   - Только не думай, что я тебя буду кормить на халяву, - строго
предупредил он. - Чего стоишь, вали за продуктами.
   Я вышел из кухни, перешел парковочный сквер, набрал в холодильнике
зоопарка ящик фруктов и овощей, отрезал газелью ногу и вернулся к Бене.
   - Вот, теперь другое дело, - кивнул он. - А ну, повеселее! Завтра едем
в киббуц!
 
   О Бениных приключениях во всех киббуцах Аравы сотрудники Хай-Бара
слагали легенды, так что следующего вечера я ждал с нетерпением. До
киббуца Йотвата было всего пять километров от моего дома и семь - от
Бениного. К моему удивлению, вместо стаи удалых нимфоманок нас встретили
вполне приличные люди, довольно скромные. Бенина девушка оказалась
симпатичной москвичкой, прежде инженером, а ныне начальником почты. Что
касается двух других друзей Бени, Алика и Кэти, это была оригинальная
пара. Алик, ленинградский врач, эмигрировал в США в 80-е годы и женился на
очаровательной дочери директора лучшей больницы Техаса - человека, мягко
говоря, не бедного. Представьте себе его ужас, когда его молодая жена,
проникнувшись идеями сионизма, утащила его в Израиль, да к тому же в
киббуц!
   - Мне-то что, - сказал он нам, когда Кэти вышла на кухню, - я врачом
был, врачом остался. Правда, Кэти теперь не старший менеджер
фармацевтической фирмы, а заведующая коровником. Но это ее проблемы. Мне
пофигу. Главное, что у нас осталось американское гражданство, и мои дети
тоже будут Гражданами Соединенных Штатов!
   Сейчас Кэти трудно было представить менеджером, да и на зав. коровником
она мало походила. Зато о том, что она из Техаса, свидетельствовали
клетчатая ковбойка и джинсы - правда, обрезанные так,что получились
предельно короткие шорты.
   После ужина Беня и его подруга испарились, оставив меня за
интереснейшей беседой о различии менструального и эстрального цикла с
точки зрения гормональной саморегуляции. Вдруг Кэти встала и посмотрела на
часы.
   - Ну, парни, вам пора, - сказала она. - Иначе тебе, Вови, придется идти
три мили пешком, а Алекс вообще сегодня в Иерусалим не уедет.
   Тут она, к моему восторгу, нацепила настоящую ковбойскую шляпу, которая
очень шла к ее серым глазам и стриженым под мальчика каштановым волосам,
взяла пакет с мусором и пошла проводить нас на автобусную остановку. Я
смутно помнил, что мой автобус проходит минут на двадцать позже, но мне и
в голову не пришло, что из этой разницы что-то следует. Кэти быстро
вправила мне мозги. Не успел двухэтажный "чемодан" с Аликом укатить в
сторону Иерусалима, как она быстро оглянулась по сторонам и обняла меня.
   - Сейчас автобус на Эйлат придет, - сказала она, - пойдем домой. Я не
хочу, чтобы нас видели.
   Но зайти в дом мы не успели: прямо за калиткой она потянула меня за
руку, и мы упали в густую прохладную траву газона под пальмой.
   "Ну и ну, - успел только подумать я, - а вдруг это мой ребенок будет
Гражданином Соединенных Штатов?"
   Ночь была не очень теплая, поэтому Кэти не позволила мне снять с себя
рубашку, только шортики. Мне это не нравилось, к тому же на спину все
время сыпались холодные финики, и вскоре я отнес ее в дом, но в темноте не
нашел ни выключателя, ни кровати, только ковер, на котором мы и
провозились до утра. Тело у Кэти было крепкое и упругое, но нежное, а
язычок быстрый, как маленькая рыбка.
   Она оказалась очень активной, но я тоже не ленивый, так что шуточная
борьба из-за того, как лучше устроиться, занимала у нас больше времени,
чем сам секс.
   Особенно мне нравилось гладить мягкий ежик ее пушистых волос, когда она
делала мне очередной минетик. Когда стало светать, мы с Кэти достигли
такого удивительного взаимопонимания, что я едва не начал верить в идеи
сионизма.
   Утром коллеги по работе внимательно оглядели наши с Беней морды (а что,
вполне бритые и свежие), многозначительно переглянулись и ничего не
сказали, по крайней мере в глаза.
   Этьен в этот день уехал, а фотографий, которые он обещал мне прислать,
я так и не дождался, хотя видел в журнале National Geographic снимок,
сделанный в моем присутствии и по моей наводке: два белых орикса
самозабвенно фехтуют смертоносными рогами в клубах пыли.
   Когда мы с Беней на минутку остались наедине, я толкнул его локтем и
посмотрел вопросительно. Он понял, что меня удивляло.
   - Ты бы видел, какая у Алика в Иерусалиме молдаванка, - сказал Беня, -
не удивлялся бы, что на жену его не хватает.
   - Но Кэти - она такая...
   - Такая, сякая - все это лирика. Вот ты мне скажи, только честно, ты
хотел бы ежедневно спать с зав.коровника?
   Ну, я-то человек без предрассудков, и ничего против не имел. Конечно,
про каждый день и речи не было, но пару раз красный Катенькин "Форд"
парковался на ночь у моего балка. Увы, как я ни старался наводить там
чистоту, как ни украшал цветами лорантуса и страусовыми перьями, для
встреч с менеджером фирмы он мало подходил.
   А вот для заведующей коровником - в самый раз.
   Перед рассветом Кэти уезжала, а я скатывал свой спальный мешок и шел на
работу по тихой саванне, и черные глаза газелей следили за мной из-за
деревьев.
 
 
   Утренняя песня волчьей стаи 
 
   Р. Киплинг, перевод опять мой 
 
   Пока ночь темней, не видно теней 
   Под кроной густых ветвей.
   Светлей каждый миг, и вот он возник -
   Бегущий за мной двойник.
   В тумане холмы, черны и немы,
   Охотник домой спешит; 
   И песня слышна: "Всем доброго сна, 
   Кто Джунглей Закон хранит!"
   Скользя по земле, мы таем во мгле:
   По логовам нам пора,
   И отдыха час приходит для нас, 
   Пока не спадет жара.
   А люди, пыля, выводят в поля
   Упряжки сонных быков, 
   И свежий рассвет растит алый свет 
   За стаями облаков.
   Хо! Солнце взошло, и стало светло
   Даже в глуши лесной.
   Но мы жарким днем во тьме отдохнем:
   Волки - народ ночной.
   Подсохла роса, и птиц голоса
   Громко звенят везде.
   Уходим мы прочь, ведь есть для нас ночь,
   Для человека - день.
   А над головой зеленой листвой
   Ветер прошелестел.
   Но нам тишина ночная нужна:
   Шум - помеха для дел.
   Цветы чуть шуршат, раскрыться спешат,
   Тихо бамбук звенит, 
   И песня слышна: "Всем доброго сна, 
   Кто Джунглей Закон хранит!"
 
 
 
 
 
                          6. Строительный рабочий 
 
   Сообщаю Вашему превосходительству, что в ходе археологических
исследований мы вынуждены были очистить от турецких войск порт Акаба и
окружающие его пустынные области. Потерь со строны вспомогательных рабочих
нашей экспедиции (численностью в данный момент около пятисот сабель)
удалось избежать.
 
   Томас Эдуард Лоуренс, член Археологического общества Ее Величества.
   Телеграмма, 1913 год.
 
 
   Ночи стали настолько холодными, что мне пришлось достать из рюкзака
ветровку.
   Если утром вставать пораньше, можно было успеть увидеть налет снега на
вершине Джебель Мухаммеда, самого высокого из иорданских вулканов.
Маленькие тучки изредка заглядывали к нам с севера, но быстро таяли в
жарком полуденном небе.
   Самцы страусов стали принимать за самку все, что движется на двух
ногах: когда я шел с работы, они бежали за мной по ту сторону изгороди и
время от времени начинали танцевать, раскинув крылья. Они необыкновенно
красивы, но с головой у них неважно: я не очень удивился, когда прочитал
статью в палеонтологическом журнале, доказывавшую, что страусы - не птицы,
а одна из групп динозавров. Все наши самки лис забеременели, а у волчицы
наступила ложная беременность, и теперь, когда я входил в клетку, она
рычала и пыталась подкрадываться ко мне, если я смотрел в другую сторону.
   Шломи так и не стал начальником, потому что проштрафился. Он разложил
по змеиным ящикам мышей, но забыл забрать на следующий день тех из них,
кого не съели. В результате рогатой гадюке мыши отгрызли два сантиметра
хвоста, и мы с Беней долго ее лечили.
   Сыну Тони Ринга исполнилось тринадцать. По еврейским обычаям, это
большой праздник, но Тони вообще отказался его отмечать в знак протеста
против религиозного мракобесия в стране. Насчет мракобесия он, в общем-то,
прав, но тут, на мой взгляд, несколько увлекся. Впрочем, это его дело.
   Мы все теперь ходили с оружием, потому что пограничники обнаружили на
контрольно-следовой полосе чьи-то следы, ведущие из Иордании. Оттуда
иногда приходят террористы, но чаще просто всякие темные личности, которые
пересекают узкий в этом месте Израиль и исчезают в Египте. Так я впервые
обнаружил, что граница страны "на замке" только на словах, но в тот момент
меня это мало интересовало.
   Ночные засидки позволили мне выяснить, что каждое утро, часа в четыре,
за выложенными мною цыплятами приходят два каракала. Теперь я выкладывал
цыплят все позже с каждым днем, пока звери не стали приходить, когда уже
светало. Они сидели под окном, словно домашние кошки, а когда я кидал им
цыплят, тут же начинали драться, сколько бы цыплят ни было. Я взял у
Давида фотоаппарат и немного поснимал их. Каракала иногда называют
пустынной рысью, но поведением он больше напоминает большого камышового
кота. У него короткая золотисто-кофейная шерсть, голубые глаза и такие
длинные черные кисточки на ушах, что издали они кажутся антеннами.
   Однажды утром я шагал в контору с фотоаппаратом на плече и внезапно
увидел в двух шагах от дорожки притаившегося за камнем леопарда.
Сообразив, что он просто спрятался и ждет, когда я уйду, я сделал вид,
будто его не заметил, а когда поравнялся с ним, то украдкой
сфотографировал.
   В этот вечер к Бене приехали две девушки откуда-то с севера - эфиопские
еврейки, совсем чернокожие, но очень хорошенькие. Мы как раз собирались
перейти к неофициальной части встречи, когда вечернюю тишину расколол
оглушительный дуэт:
   наша леопардиха громко рычала, а пришедший самец вторил ей еще более
мощным басом. Потом вдруг послышалось отчаянное мяуканье и короткое
рявканье. Схватив фонарь, мы с Беней помчались к вольерам. Упав на
последнюю клетку, луч фонаря высветил два припавших к земле черных силуэта
с горящими глазами. С одной стороны вольер огораживала наклоненная внутрь
бетонная стена со смотровым стеклом - видимо, по ней самец и забрался к
нашей старушке.
   Мы тут же погасили фонарик, и леопарды, забыв о нашем присутствии,
занялись друг другом. Мы долго сидели у решетки, наблюдая за их играми, а
когда вернулись, то обнаружили, что наши девушки все доели и допили,
позанимались любовью (они были бисексуалочки) и мирно спят в обнимку. Нам
стоило большого труда разбудить их и растащить по комнатам.
   Это был почти единственный в моей практике случай, когда мне удалось
переспать с негритянкой, поэтому я не стану делать обобщений. Но в целом
мне очень понравилось. У девушки было смешное имя Мини, изящная фигурка,
прелестная мордашка и такие тугие груди, что они не растекались по бокам,
когда она лежала на спине. Я даже заподозрил, что они силиконовые, но, к
счастью, они были самые настоящие и к тому же очень чувствительные. Стоило
мне положить на них ладони и, прижав, немного помассировать, как Мини
мгновенно начинала дрожать, целовать меня взасос и, схватив за ягодицы,
тащить к себе. Утром я едва не проспал начало рабочего дня.
   Тут выяснилось, что леопард-самец выбраться из клетки не может. На мясо
звери не обращали внимания, и заманить кого-нибудь из них в соседний
вольер не удавалось.
   Просто открыть дверь мы не могли, потому что тогда они бы выскочили
оба, а самка вряд ли выжила бы в саванне после пяти лет на всем готовом. Я
предложил открыть дверь и зайти в клетку - глядишь, самец испугается и
убежит в соседнюю, тут кто-нибудь его там и закроет.
   - А кто будет входить? - быстро спросил Ивтах.
   - Ну, я...
   - Тебя съедят, - возразил Тони, - а меня посадят.
   - А я далеко не войду, только дверь открою.
   Вскоре сотрудники выстроились вдоль решетки с лопатами, вилами и
ведрами с водой. Шломи принес винтовку.
   - Разряди ружье, - потребовал я на всякий случай.
   Звери нервничали и кругами ходили по клетке, рявкая на нас. Едва я
открыл дверь и шагнул внутрь, как самец сломя голову кинулся в другой
вольер, а самка молча прыгнула ко мне. Кажется, она еще не приземлилась, а
я уже снова запер клетку снаружи. Ивтах между тем закрыл дверцу между
клетками. Мы подержали самца взаперти пару дней, пока у самки не кончилась
течка, а потом выпустили. К сожалению, котят мы от нее так и не дождались
- возраст не тот.
   Следующим событием нашей монотонной жизни был международный съезд
бёрдвотчеров.
   Birdwatching примерно переводится как "наблюдение за птицами". Это
немного странное околонаучное увлечение стало своего рода национальным
спортом в большинстве развитых стран, особенно в Англии и Голландии.
Каждый уик-энд тысячи фанатов с биноклями выезжают на болота и морские
побережья, вооружившись полевыми определителями птиц. Задача - увидеть в
природе как можно больше видов и проставить галочки напротив их названий в
списке. Нам трудно себе представить, насколько все это серьезно: в
экономике некоторых туристических местечек birdwatching tourism играет
весьма значительную роль. В Эйлате даже построен международный BW-центр,
который занимается обслуживанием BW-туристов и учетами перелетных птиц, у
которых здесь один из основных перекрестков миграционных путей. Вообще
многие фанаты BW со временем становятся орнитологами-любителями.
   BW-центр представляли его директор, обаятельный Реувен, и группа
волонтеров. В основном это были приблатненные англичане ПТУшного возраста
и вида, а один оказался индусом. Парень звался Шари и внешне напоминал
покойного Раджива Ганди.
 
   У Центра было маленькое общежитие в Эйлате, и Реувен неосторожно
предложил мне пожить там, если возникнет необходимость. Общага (Беня
называл ее притоном)
   пустовала до середины января, когда начнется весенняя миграция. Эйлат
особенно славится в BW-мире мартовским пролетом хищных птиц - через Араву
летят почти все хищники Восточной Европы и Западной Сибири, зимующие в
Африке и Аравии. В это время в Израиль съезжаются орнитологи-любители и
проводят учет мигрантов, перегородив всю страну цепью из двухсот-трехсот
наблюдателей (ширина Израиля не больше 100 км).
   Предложение Реувена оказалось как нельзя кстати, потому что после
Нового Года я собирался перебраться в Эйлат и поискать другую работу.
Уезжать из Хай-Бара не хотелось ужасно, но должен же я был привезти домой
хоть какие-то деньги! Однако, зная по опыту, что полагаться на подобные
обещания рискованно, я решил сперва съездить в Эйлат и посмотреть, как там
обстоят дела. Денег на автобус не было, и я покатил на велосипеде.
   Дно Аравы плавно понижалось по мере приближения к морю, а в спину мне
дул резкий северный ветер, так что я мчался по шоссе, почти не крутя
педали и не держась за руль. До наступления жары я успел промчаться все
сорок километров. Впереди широкая долина плавно переходила в темно-синий
Эйлатский залив, уходивший в горячую дымку на юге.
   Израилю принадлежит чуть больше десяти километров побережья Красного
моря, и пять из них занимает Эйлат - цветущий городок, амфитеатром
поднимающийся на склоны гор. Впритык к нему, словно зеркальное отражение,
расположена Акаба - единственный иорданский порт. Горы, тянущиеся вдоль
залива дальше на юг, принадлежат соответственно Египту (со стороны Эйлата)
и Саудовской Аравии (со стороны Акабы). С центрального городского пляжа
отлично видно все четыре страны.
 
   BW-притон оказался двухкомнатной квартиркой, забитой многоярусными
нарами и сплошь оклеенной вперемежку фотографиями голых баб и редких
птичек. Из ее обитателей один Шари не был англичанином, остальные
разговаривали только на те темы, на которые любит беседовать английская
молодежь: о телках, рок-группах, наркотике "фэнтэзи" и о том, от кого из
присутствующих плохо пахнет. Впрочем, бесплатное жилье в Израиле - в любом
случае находка, так что Реувену я искренне благодарен.
   Неприятности начались, когда я выехал из Эйлата. Ветер теперь дул в
лицо, а ехать надо было в гору. Прямо двигаться вообще не удавалось,
приходилось ползти галсами (зигзагом) с черепашьей скоростью. Километров
через двадцать ветер усилился, и я понял, что домой попаду в лучшем случае
поздно ночью. Пришлось свернуть с шоссе и укрыться от ветра в
Эйн-Нетафиме, крошечном оазисе метрах в тридцати от границы.
   "Оазис" представлял собой высохшую лужицу с пятном жидкой грязи
посередине, окруженную рощей высоких дум-пальм с аккуратно раздвоенными в
виде буквы Y стройными стволами. Здесь, в компании газелей-доркас,
маленьких ярких птичек - зеленых щурок и здоровенных травоядных
ящериц-поясохвостов я дождался вечера.
   Но, вопреки обыкновению, ветер не стихал, а на севере появились самые
настоящие грозовые тучи.
   Пришлось отчаянно налечь на педали. Километровые столбики почему-то все
реже выплывали мне навстречу из сгустившихся сумерек. Ветер уже достиг
такой силы, что даже вести велосипед "в поводу" удавалось с трудом. На
автобус надеяться не приходилось: был вечер пятницы, а в это время они не
ходят - до пяти вечера в субботу. Машины меня иногда обгоняли, но автостоп
в Израиле - очень трудное дело из-за всеобщего страха перед террористами.
Только солдат все охотно подвозят, поэтому иногда удается остановить
попутку, если одет во что-нибудь защитного цвета. Сейчас, голому по пояс и
с велосипедом, рассчитывать мне было не на что.
   Когда я наконец увидел впереди ограду Хай-Бара, гроза как раз оказалась
над самой головой. Молнии ударяли в скалы, эхо громовых раскатов
перекатывалось по Араве, серые полосы дождя свешивались из-под черных туч,
порывы ветра гнали по саванне высокие стены желтой пыли. Но ни одна капля
не долетела до земли: до сезона дождей оставалась еще неделя. Последние
два километра до дома я так и не дополз, заночевал у Бени.
   В субботу мы с ним прошвырнулись в киббуц Йотвата, и я повидался с Кэти
- как оказалось, в последний раз. Надеюсь, они с Аликом счастливы и
по-прежнему Граждане Соединенных Штатов.
   Воскресенье в Израиле рабочий день. Зайдя наутро в контору, я застал
Тони Ринга и остальных погруженными в решение сложной научной проблемы.
   На Ближнем Востоке широко распространена дикая степная кошка. Четыре
этих красивых зверя жили и у нас в зоопарке. От нее происходит домашняя
кошка, которая, естественно, легко скрещивается с дикой. Теперь из-за
обилия повсюду бродячих домашних кошек встретить чистокровную степную
становится все труднее, и она неожиданно оказалась в числе видов, которым
угрожает исчезновение.
   Так вот, к нам приехала целая депутация из киббуца Цофар в Северной
Араве и привезла в ящике кота, пойманного в киббуцном курятнике. Более
типичного представителя степных котов мне видеть не приходилось: в полтора
раза больше сибирского, с дымчато-серой шерстью, чуть зеленоватой на
спине, в круглых черных пятнышках.
   - Какой шикарный экземпляр! - хором вскричали мы с Беней. - Отвезем его
в Вади Самар, там как раз сейчас живет одна самка!
   - Стоп, - сказал Тони Ринг. - Мы же не знаем, чистокровный он или
помесь.
   - Да сам посмотри! Разве у помесей бывают такие резкие пятна? А хвост?
Толстый, с коротким мехом, конец закругленный - где ты видел помесей с
таким хвостом? А уши-то, уши!
   Уши кота действительно были украшены коротенькими черными кисточками.
   - Да ну вас, - отмахнулся Тони, - вы всегда по каким-то кисточкам
судите! Пока посадим в вольер, а там разберемся.
   - Как ты будешь с ним разбираться?
   - Очень просто. Промерим все показатели экстерьера, заложим в
компьютер, он сравнит с типовыми промерами дикого кота. Если расхождение
меньше 10,5%, значит, кот дикий.
   - А почему не 10 или 11%?
   - В справочнике (Тони показал на толстенную книгу "Экстерьерные
особенности диких и домашних млекопитающих") написано 10,5. Вам не пора
работать?
   Кота посадили в клетку и благополучно забыли. Через три дня мы с Беней,
обходя вольеры, остановились перед несчастным узником.
   - Нельзя его больше держать, - сказал Беня, - привыкнет к людям, потом
попадется кому-нибудь.
   - Надо Тони напомнить...
   - Бесполезно. Если проблему не решили сразу, лучше к ней не
возвращаться.
   Израильский менталитет.
   - А что, если нам...
   - Тихо, аспирант (Беня снова стал называть меня аспирантом после
истории с волками). Разберемся.
   И он разобрался. Будучи по каким-то делам в Эйлате, он зашел в приют
для бездомных животных и взял у них свежесдохшую кошку подходящей масти. В
следующую пятницу, во время вечернего кормления, заменил ею кота, а его
отвез в Вади Самар. За субботу вороны и стервятники хорошо поработали над
трупом несчастной кошки, так что заподозрить подмену было невозможно. С
тех пор каждый раз, как Тони Ринг пытался спорить с нами по какому-либо
поводу, мы поминали ему загубленного степного кота, и он сразу сникал.
   - Раз вы такие крутые зоологи, - сказал Тони, - займетесь наукой. Беня
будет наблюдать за ослами, а Вови считать газелей икс. Только на шоссе не
выезжай: не забудь, что у тебя нет прав.
   Газелями икс мы называли небольших песочно-серых газелей, населявших
узкую полоску саванны между шоссе и подножием обрыва, поднимавшегося к
Негеву. В мире есть примерно полсотни зоологов-специалистов по газелям, и
ровно столько же точек зрения на то, какие из них являются
самостоятельными видами, какие - подвидами, а какие вообще не существуют
(некоторые газели описаны по единственному экземпляру). Поэтому кто такие
икс, было совершенно непонятно.
   Давид поддерживал точку зрения Управления, согласно которой это был
реликтовый подвид обыкновенной газели, распространенной на севере страны.
Беня подозревал, что это самостоятельный вид. У меня были основания
считать икс подвидом песчаной газели из Северной Африки. В принципе, новые
способы определения степени родства между разными видами - электрофорез
белков и анализ ДНК-маркеров - могли бы дать точный ответ, но для этого
нужна была мертвая газель (поймать их живьем невозможно, они гибнут от
стресса), а оставалось иксов всего около двух десятков. Если за прошедшие
три года ни одна из них не угодила под машину или еще в какую-нибудь
неприятность, значит, они так и остаются живой загадкой.
   Я убедился, что считать их с джипа невозможно - они убегали, заслышав
рев мотора. Тогда я прочесал участок их обитания на велосипеде и выяснил,
что газелей икс на свете ровно двадцать две (рад сообщить, что учет 1996
года дал цифру 29). Еще три дня я в основном ползал по усыпанной колючками
пустыне на животе, чтобы понаблюдать за ними и узнать число самцов и самок
и хоть что-то об образе жизни (бедняге Давиду никак не удавалось до них
дорваться). Наградой мне были чудесные картинки: поединки самцов, игры
молодых газелей, очаровательная церемония ухаживания. Теперь я знал всех
иксов в лицо и примерно представлял себе их "положение в обществе". Но ни
одной хорошей фотографии так и не получилось: даже при съемке с нескольких
шагов газели совершенно "растворяются"
   в фоне, так как кажутся плоскими благодаря светлой "противотеневой" (с
белым низом) окраске, а черные полосы на мордочке и боках сливаются с
ветками акаций.
   Во время одной из вылазок я вспугнул небольшого желтоватого зверька.
Поняв, что велосипед его догоняет, он распластался на песке, спрятав между
лап полосатую мордочку - чтобы не бросалась в глаза. Когда я подошел, он
забился под камень и яростно шипел на меня оттуда. Тут уж я не упустил
шанс и заполучил, быть может, лучший в мире снимок барханного кота.
   Отъезд в Эйлат неотвратимо надвигался, а я еще не решил последнюю
проблему, остававшуюся у меня в Хай-Баре. Надо было найти пару маленькому
Мойше. Гекконы самого причудливого вида во множестве населяли все
окрестные фонари, к которым слетались на свет насекомые, и даже потолок
моей комнаты. Но найти самку для Мойше было очень трудно, потому что он
был песчаным гекконом, а большие песчаные пустыни в Израиле есть только в
том месте, где Негев граничит с сектором Газа.
   Добраться туда сейчас у меня не было возможности, но я поклялся найти
ему подружку до весны.
   Собственная личная жизнь тоже не клеилась. Когда гости съехались к Бене
на Новый Год, Аня по-прежнему демонстративно не обращала на меня внимания.
Естественно, я только еще больше завелся, как всегда, когда сталкиваюсь с
подобными обидными препятствиями.
   - Плохи твои дела, - сообщил Беня, поболтав с ее родителями. - Ее
кадрит такой парень, что тебе не светит.
   - Израильтянин?
   - Хуже. Русский во втором поколении. Его отец - самый богатый человек в
Эйлате.
   Если ты будешь ходить с таким выражением лица, тебя примут за
террориста из "Хамас". И не вздумай с ним подраться. Сам Лева нормальный
парень, но его папаша тебя либо засудит, либо наймет пару бугаев, чтобы
тебя искалечили.
   - А что, такое уже случалось?
   - Да, хотя по другому поводу. И не пытайся с ней встречаться в Эйлате:
только надоешь или на неприятности нарвешься. Как друг советую.
   Я в общем-то не отличаюсь особой смелостью. Если я не боюсь войти в
клетку со зверями или путешествовать по странам, считающимся опасными, то
лишь потому, что в этих областях обладаю достаточной профессиональной
подготовкой. Разборки с амбалами и прокурорами в сферу моей квалификации
не входят. Оставалось залечь поблизости и дожидаться удачного шанса, время
от времени напоминая о себе мелкими знаками внимания. Но отступать я не
собирался, да уже и не смог бы, наверное.
   Нетрудно догадаться, что в Эйлат я приехал в довольно мрачном
настроении.
   Сотрудники Хай-Бара тепло со мной попрощались, а Беня потихоньку выдал
на дорогу пять кило газельего мяса. Он теперь был вполне доволен жизнью,
так как целыми днями торчал на наблюдательной вышке среди пасущихся ослов
и куланов (любой нормальный человек там рехнулся бы от скуки и жары).
Управление, правда, выдало мне вдвое меньшую зарплату, чем обещало, но в
Израиле лучше не трепать себе нервы из-за подобных мелочей, особенно если
ты "оле хадаш" (новый иммигрант).
   Я поселился в BW-притоне и устроился на стройку, точнее, на разборку -
мы разбирали старый павильон аттракционов. Мой новый начальник был
ирландец, а весь штат он пригласил на зиму из своей родной деревни. До тех
пор я самонадеянно полагал, что знаю английский, но из того, о чем они
говорили, понимал в лучшем случае половину. Платили неплохо, и рабочий
день был коротким, хотя достаточно напряженным. После работы я купался,
полчасика отдыхал на пляже и отправлялся в притон. Путь мой проходил мимо
Анечкиного подъезда, но она к тому времени уже возвращалась из школы, так
что я совсем потерял надежду ее увидеть.
   Шанс представился неожиданно. Через пару дней мне повстречался Беня.
   - Иду к Боре, - сказал он, - у них кобель заболел. Пойдем, подержишь,
пока я его осматривать буду.
   Увидев меня, Анечка очаровательно покраснела и, ничего не сказав, ушла
на кухню.
   Пока мы возились с Роки, жирным белым бультерьером, я пару раз замечал
ее взгляд в зеркале, удачно оказавшемся на распахнутой кухонной двери.
Подрезав псу когти, мы выпили с Борей народного напитка русских
иммигрантов - воды с сиропом. Работа в автомастерской приносила достаточно
неплохие деньги, но семье никак не удавалось избавиться от укоренившейся
за три года привычки экономить на мелочах.
 
   Я быстро сочинил маленький, довольно халтурный стишок, завернул в него
коробочку с припасенной на случай встречи серебряной цепочкой (нет, я не
грабил прохожих, но где достал, не скажу) и все это оставил на ее столе
под первой страницей раскрытой книжки.
   А назавтра была суббота, поэтому мы с Беней стрескали шаурмы в арабском
кафе и вечерним автобусом укатили в Хай-Бар. Милая черненькая Мини и ее не
менее симпатичная подружка Соли уже сидели на крылечке Бениного дома,
ласкаясь, как пара горлинок. В этот раз, уже не помню, почему, мне
досталась Соли, но, честное слово, жалеть об этом не пришлось.
 
 
   Ане 
 
   Порой тоскливо, как в пустыне, 
   И никакой надежды нет, 
   Но вслух твое прошепчешь имя - 
   И вновь в туннеле виден свет.
   Ночуют все в домашних гнездах,
   А я в притоне, как в дупле, 
   Но только вспомню глазки-звезды, 
   И сразу на сердце теплей.
   В чужом краю не мед, конечно,
   Где "эйн дира, эйн хавера"*, 
   Но лишь представлю стан твой нежный - 
   И сплю с улыбкой до утра.
   И нет проблем на свете больше,
   И все заботы - ерунда, 
   Пока твой голос-колокольчик 
   Могу я слышать иногда.
 
 
   *Ни квартиры, ни подруги (ивр.)
 
 
 
 
 
                                7. Дворник 
 
   Прежде всего я обратился за помощью к Мирддину, богу возвышенных мест,
ибо он никогда не отказывает в помощи тем, кто в ней нуждается в делах
любви и других отчаянных мероприятиях.

   Мэри Стюарт. Полые Холмы 
 
 
   Долго трудиться на стройке мне не пришлось. Однажды утром, придя на
работу, я обнаружил, что павильон, который мы с таким энтузиазмом
разбирали, обрушился сам. Нам потребовалось всего полдня, чтобы
располосовать автогеном обломки металлических конструкций и загрузить их в
самосвал.
   Так я стал безработным. Меня ждало городское дно - "плешка" перед
универмагом, на которую каждое утро собирались бичи, неустроенные
иммигранты, алкоголики и наркоманы, а также зимующие хиппи. Дерево над
"плешкой" почему-то облюбовала для себя огромная стая тристрамовых
скворцов - крикливых птиц, гнездившихся в каньонах Аравы, а на зиму
собиравшихся в Эйлат. Поэтому утренняя работорговля проходила под истошный
ор стаи. Работодатели подъезжали на машинах, набивали кузов бомжами и
развозили по стройкам, свалкам и складам.
   Хотя зимой в Эйлат с его теплым климатом собирается множество люмпенов,
работы хватает на всех. Город возник совсем недавно, продолжает расти, и
проблема занятости здесь не стоит так остро, как в других частях страны.
Зарплаты тоже повыше, правда, из-за отсутствия арабского рынка трудно
достать дешевые продукты. А главное преимущество Эйлата в том, что это
туристический центр, где больше говорят на английском, чем на иврите.
   В первое же утро на "плешке" меня выделил из толпы наметанный глаз Эли,
начальника всех городских дворников. Американский студент, участок
которого располагался в верхней части города, возвращался домой, и Эли
приехал подыскать замену. Так я стал дворником.
   За годы общения с преимущественно иммигрантским контингентом Эли
немного выучил русский и изъяснялся с помощью смеси ругательств на иврите,
идише, арабском, польском, русском и английском. Обучение не заняло у меня
много времени. Мне достался дорогой квартал, застроенный в основном
особнячками с палисадниками, единственным мусором там были лепестки
цветов. Только возле двух высоток скапливался кое-какой мусор, но его
собирали за меня нищие бомжи, которые каждой тряпке находили применение.
Оставшуюся мелочь уносил ветер. С работой я справлялся за час. На второй
день моей службы Эйлат накрыл первый зимний дождь - короткий, но яростный,
словно наши летние грозы, после него улицы долго сияли чистотой.
   Прямо за последней улицей открывались выходы каньонов, разветвленным
лабиринтом пронизывавших горы над Эйлатом. Далеко заходить в них мне редко
удавалось - в любой момент мог подъехать с проверкой Эли, и надо было
изображать трудовую деятельность, размахивая метлой.
   Тем не менее я обследовал весь лабиринт, по большей части лишенный
растительности. Лишь в одном очень глубоком каньоне росли три дерева, на
которых жила семейка даманов; в другом месте было немного кустарника и
лисья нора; в третьем - пятно травы и пресная лужица. По вечерам на скалах
вокруг лужицы лежали с биноклями десятки приезжих birdwatcher'ов, потому
что к ней слетались на водопой редкие и очень красивые ночные птицы -
рябки Лихтенштейна.
   Собственно, интересных птиц много было даже в самом городе. Мои соседи
по притону порой засекали какую-нибудь редкость, сидя в пивняке. Синайские
пустынные куропатки паслись в сквере у автовокзала, ожереловые попугаи
кормились финиками в кронах пальм на набережной, восточные рифовые цапли
собирали по утрам мусор с пляжей, а сокола высматривали добычу с
телевизионных антенн.
   Однажды, идя за покупками, я услышал над головой крик и, подняв голову,
успел увидеть атаку сокола-шахина на стайку попугаев. Он на миг завис на
месте, а потом со свистом обрушился на них, словно блик света на лезвии
падающей секиры.
   Звонкий удар, как при попадании пули - и зеленые перышки, кружась,
опускаются на тротуар...
   Кстати, именно поиски гнезда редкого дымчатого сокола привели меня к
открытию, давшему возможность время от времени дарить Анечке кое-какие
серебряные украшения... Но об этом, пожалуй, не стоит рассказывать.
   Жители Эйлата к птицам относились трепетно, понимая, что они являются
одной из главных туристских достопримечательностей. Мои соседи по притону
каждый день совершали рейд по городским магазинам, хозяева которых щедро
отдавали им продукты с истекшим сроком хранения, якобы для больных птичек.
Мой вклад в общий стол состоял из мяса, которым я запасался во время
визитов в Хай-Бар по выходным, и капусты с полей соседнего киббуца.
   Однажды утром, придя на работу, я обнаружил, что теперь на соседнем
участке работает Паша - Анкин дядя, приехавший из Тбилиси на зиму
подработать. Получить гражданство он не мог, поскольку еврейкой Аня была
только по бабушке со стороны матери - остальные родственники были
грузинами, черкесами и русскими.
   Теперь Аня знала, где я работаю, и мои шансы на нее, казалось, упали
почти до нуля. Но зато, подружившись с Пашей и время от времени угощая его
пивом, я получал полную информацию о новостях в семье. Ее саму я видел
только по субботам, на бесплатных дискотеках для русских в отеле "Кейсар".
Познакомился я и с Левой, сыном миллионера. Вопреки ожиданию, он оказался
вполне приличным парнем. Считалось, что он сейчас в армии, но папаша
устроил ему службу на КПП под городом, причем ходить туда надо было раз в
неделю.
   Впрочем, побывав пару раз на дискотеках, я понял, что лучше мне там не
показываться. Одежда, привезенная из Москвы, уже выглядела не вполне
подходящей, к тому же Беня не совсем удачно постриг меня машинкой для
стрижки овец. Смотреть же, как Аня танцует с Левой, радости было мало.
   Я взял у Реувена горный велосипед и стал каждый вечер совершать вылазки
в горы по дороге, которая круто поднималась на плато от верхней окраины
города. У горного велика 32 скорости, так что в гору можно ехать с таким
же усилием и скоростью, как идя пешком, а вниз спускаться с быстротой
автомобиля.
   Во время этих экскурсий я обследовал все каньоны вдоль египетской
границы, в том числе Красный - такой узкий и глубокий, что в ста метрах
над дном можно дотянуться рукой до противоположной стороны. Обычно я
старался за два-три часа подняться к пресному источнику Эйн-Нетафим,
посмотреть, как на закате приходят на водопой нубийские козероги, а потом
минут за двадцать со свистом вернуться в город, ни разу не крутанув ногами
педали и не прикасаясь к тормозу (он был установлен на переднее колесо,
поэтому на такой скорости я бы сразу опрокинулся).
   В один из вечеров я стремительно спускался вниз по серпантину,
раздевшись до пояса, чтобы получше обдувал ветерок. Настроение было
отличное: на придорожной свалке я увидел африканского черного орла -
крупного красивого хищника, убийцу даманов, котрый в Израиль очень редко
залетает с соседнего Синая (я сам не заметил, как немного заразился
birdwatching'ом.) Правда, на той же свалке сидела парочка беркутов - а это
значило, что скоро начнется перелет северных орлов, и свободного места в
притоне не останется.
   Погруженный в мысли о птичках, я вылетел из-за поворота к шлагбауму на
въезде в город и увидел впереди знакомую компанию: Леву с друзьями в
военной форме и Аню с подружкой. Ребята стреляли из "узи" по консервным
банкам.
   Я затормозил, эффектно развернувшись, поздоровался и некоторое время
наблюдал за ними. Служба раз в неделю не пошла парням на пользу: стреляли
они хуже нашего стройбата.
   - Дай поиграться, - сказал я Леве, протянув руку за "узи".
   Он вздрогнул и невольно прижал пистолет-пулемет к себе.
   - Да не бойся, не отниму.
   Анка молчала, но ее веселая подружка хихикнула. Лева покраснел и
протянул мне "узи".
   - Как тут переключается огневой режим? - спросил я деловито.
   - Что-что?
   - Ну, как с очередей переключить на одиночные выстрелы? - я не был
уверен, что это называется "огневой режим", но Лева этого точно не знал.
   В конце концов я разобрался с "узи", пострелял немного по банкам,
похлопал Леву по плечу, подарил Анке серебряные сережки стоимостью в мою
месячную зарплату (я всегда носил их в кармане, ведь Эйлат - маленький
город, и на встречу можно надеяться в любой момент), сел на велосипед и
умчался, чувствуя, что закончил первый бой нокдауном.
   На следующий день я обнаружил, что у высотного дома на моем участке не
заперта дверь на крышу. Это была высшая точка города, я затащил сюда
матрас и целыми днями загорал, наслаждаясь открывавшимся видом. Черные
отроги гор сбегали по обе стороны Эйлата к темно-синему языку залива, за
которым тянулись красные хребты Иордании. На юге в синей дымке таяли
вершины Хиджаза, на север уходила желтая долина Аравы в блестках соленых
озер, а под ногами гудел утопающий в зелени Эйлат. Если Эли приходило в
голову нанести мне визит, я издалека видел его машину, спускался во двор и
принимался размахивать метлой.
   В одиннадцать утра я обязательно ненадолго уходил с крыши, потому что в
это время из одного особняка выходила гулять пожилая леди с двумя
пиренейскими овчарками. Собаки были настолько красивы, что я не упускал
случая на них полюбоваться.
   Однажды я увидел, что на другой стороне улицы стоит совершенно
обворожительная девушка и тоже с интересом смотрит на белоснежных овчарок.
Тут же забыв про собак, я подошел к ней с метлой на плече и спросил,
говорит ли она по-английски.
   В Израиле с его преклонением перед всем американским это лучший способ
знакомиться. Незнакомка удивленно взмахнула ресницами и, улыбнувшись,
ответила:
   - О да, конечно! Прекрасные собаки, не правда ли?
   - Да, замечательные. Но я вас побеспокоил по другому поводу.
   - В самом деле? По какому же?
   - Дело в том, что я отвечаю за чистоту и порядок на этом участке города
и обязан знать все, что здесь происходит. В частности, я должен знать, как
зовут самую красивую в Верхнем Эйлате девушку.
   Это не было лестью. Таких лиц мне за всю жизнь пришлось видеть от силы
два-три, не больше. Огромные бархатные глаза газели, тончайшие черты,
бесконечная нежность в каждой детали, от маленького, идеально правильного
носика до совсем детских ушек, густые волосы, словно поток черной смолы. И
фигурка соответствующая - само изящество и женственность. Добавьте к этому
мягкую улыбку, веселые искорки в глазах, волшебное обаяние... не
удивительно, что в голове у меня все шестеренки закрутились на полную
мощность: только бы продолжать разговор, только бы не порвалась эта
неожиданно возникшая ниточка!
   А девушка - о чудо! вовсе не стремилась уходить, наоборот, она,
казалось, рада была возможности поговорить - с кем? с дворником? на этой
улице не живут люди с доходом меньше десяти тысяч долларов в месяц, почему
же она не уходит, не возвращается в свой мир роскоши и комфорта? Мы
проговорили минут двадцать, но я понимал, что это не может долго
продолжаться, и пошел ва-банк:
   - Хотите, я вам кое-что покажу?
   Симпатичные девушки всегда смелы и любопытны. А может быть, наоборот,
смелые и любопытные девушки мне более симпатичны? Не раздумывая ни минуты,
Мириам (так звали мою фею) последовала за мной к высотному дому и дальше,
на самую крышу.
   Конечно, в Москве ни одна нормальная девушка не вошла бы в лифт с
незнакомым человеком. Но Израиль, несмотря на арабский терроризм, гораздо
более безопасная страна, а Эйлат - вообще "город без происшествий".
   Мы долго молчали, облокотившись на перила. Мириам широко раскрытыми
глазами глядела на город, казавшийся отсюда огромной клумбой, разбитой
среди разноцветного мира. Но высота и простор располагают к откровенности,
и понемногу мы все рассказали друг другу.
   Девушка жила с мужем в Иерусалиме, он был из марокканских евреев, а она
- из итальянских. Когда она выходила за него замуж, он казался вполне
современным человеком, но вскоре после свадьбы бедняжке пришлось
столкнуться со всеми прелестями патриархального уклада. Мало того, что муж
относился к ней, как старослужащий к новобранцу, он еще и дико ревновал.
Особенно напряженными стали отношения после года совместной жизни - бедная
девочка никак не могла забеременеть. Запинаясь от смущения, бедняжка
призналась мне, что муж несколько раз избивал ее.
   К счастью, Израиль все-таки не Марокко. Мириам потихоньку готовилась к
бракоразводному процессу, но откладывала неизбежный шаг, надеясь наконец
забеременеть - в этом случае муж, совладелец Эйлатского автомобильного
терминала, вынужден был бы обеспечить ее на всю жизнь.
   На каком-то из особенно грустных эпизодов супружеской жизни Мириам
расплакалась.
   Я, естественно, обнял ее и стал утешать, потом целовать в глазки, чтобы
высушить слезы, потом... Нет, я не срывал с нее платье в судорожном
припадке страсти и не тискал насильно в грубых объятиях - мне почти
приходилось заставлять себя делать то, что я делал. Все мое эстетическое
чувство - или совесть, называйте как хотите - протестовало: нельзя было
касаться немытыми руками этого чуда, немыслимо было опускаться с ней на
голый матрас, недостоин я был вообще дотрагиваться до такого совершенства,
да еще едва переставшего плакать. Во мне не было желания, только нежность
и боязнь нечаянно причинить боль движением или словом.
   Но я понимал, что только настоящий мужчина может помочь ей хоть немного
восстановить душевное здоровье после года жизни с гнусной сволочью-мужем.
Кроме того, я знал, что в восточных семьях в отсутствии детей всегда винят
женщину - но знал и медицинскую статистику на этот счет. Может быть, мне
удастся помочь ей вытрясти часть золота из жирного мерзавца, да к тому же
на безбедную жизнь для нашего с ней крошки? Если бы ребенок унаследовал
красоту матери и оптимизм отца...
   Через несколько минут я убедился, что уж муженька-то назвать настоящим
мужчиной нельзя даже формально. Мириам отдавалась мне с такой жадной
страстью, словно провела несколько лет в монастыре. Я как-то не ожидал
найти подобный талант чувственности в столь утонченном создании, поэтому в
какой-то момент немного растерялся. Но тут, глотнув воздуха после первой
волны наслаждения, я встретился взглядом с Мириам - с ее сияющими,
исполненными радости и нетерпения волшебными глазами - и понял, что смогу
дать ей все, что ей нужно, не только ее молодому, требующему любви телу,
но и измученной одиночеством душе.
   Наверное, столь возвышенная лексика не очень соответствует
лихорадочному прелюбодеянию на выгоревшем матрасе. Но я был полон
решимости силой своей нежности превратить грязную битумную крышу в рай на
Земле.
   Все было так, как я и предполагал. Вечером, когда нам пришло время
расставаться, со мной прощался другой человек - сильная, уверенная в себе,
спокойная, но по-прежнему нежная и прекрасная юная женщина.
   Пять дней пролетели, как во сне. Я научил Мириам всему, что умел - не
просто искусству любви, но и вере в себя, благо мне-то этой черты
характера досталось с избытком. Мы нежились под зимним солнцем,
вознесенные над городом почти в самое небо, одинокие над шумными улицами,
словно Адам и Ева. Увы, все это было слишком хорошо, чтобы долго
продлиться.
   Мы уже обдумывали, как нам удрать на субботу в Хай-Бар, нам хотелось
попробовать любовь в нормальной постели, а не на солнцепеке. Но тут муж
Мириам, видимо, что-то заподозрив, увез ее домой в Иерусалим. Бедная
девочка едва нашла минутку, чтобы позвонить мне в притон.
   - Я никогда не забуду, что у нас было, - сказала она.
   - Не плачь. Главное, не забудь, что я тебе говорил.
   - Я помню. Я буду сильной. А с мужем разведусь.
   - Не забудь, ты достойна самого лучшего мужчины на свете.
   Мириам стала говорить, что лучше меня не бывает (к счастью, это далеко
не так), и снова заплакала, и я опять утешал ее... Впрочем, все это
касается только нас двоих.
   Ночью мне приснилось, что я бью ее мужа вырванным с корнем дубом. Этот
странный сон, при всей однозначности его толкования с позиций
фрейдистского психоанализа, впоследствии оказался вещим в самом буквальном
смысле. Но в тот момент я был уверен, что никогда не услышу больше ни про
девушку, ни про ублюдка-мужа, не говоря уже о том, чтобы, как говорили в
библейские времена, наложить на него руку.
   В тот выходной мы с Беней так напились, что не заметили, как ночью из
туристского офиса украли автомат по продаже пепси-колы. Позже полиция
нашла преступников - шведских волонтеров из киббуца Йотвата. Они приехали
на автокране, выдрали с мясом автомат и увезли вместе с колой и выручкой,
пока мы накачивались водкой "Кеглевич" на другом конце саванны.
   В воскресенье я забрался на крышу и долго сидел в одиночестве,
разглядывая яхты в заливе, белые кубики иорданского порта Акаба и первых
орлов, кружащих над городом. Откуда мне было знать, что Эли в этот день
приедет не на своем разбитом драндулете, а на машине жены? Он приехал, и
вместо меня нашел на участке горы накопившегося за неделю мусора. Скандал
был страшный. Но в этот раз меня еще не уволили, только обозвали "fucking
kusammak krev potz huy".
   По вечерам я снова валялся на пляже или бродил по городу, надеясь на
случайную встречу с Аней. Но мне не везло. В конце концов я просто передал
ей через Пашу сребряный перстенек с неплохим изумрудиком (хорошо, когда
есть возможность доставать такие вещи бесплатно), а также маленькую
незатейливую серенаду.
    
 
   Серенада 
 
   Потертым шекелем луна 
   Взошла над Акабой, 
   В Эйлате снова тишина 
   И сумрак голубой.
 
   С улыбкой детской город спит 
   Под кружевом огней, 
   И только лампочка горит 
   За шторою твоей.
 
   Как мотылек в плену свечи, 
   По улицам кружу 
   И под окном твоим в ночи 
   Раз в сотый прохожу.
 
   Хоть выйди с Роки погулять, 
   Иль к Леве своему, 
   Ведь мне по городу петлять 
   Так грустно одному.
 
   Ты улыбнешься мне слегка, 
   А я скажу "Привет!"
   Но не везет, увы, пока:
   Тебя все нет и нет.
 
   С тобой по множеству причин 
   Встречаться нелегко:
   Не любят девушки мужчин
   В кроссовках без шнурков.
 
   Пожалуй, я домой пойду:
   Ночь быстро пролетит,
   А завтра - вдруг предлог найду, 
   Чтоб в гости к вам зайти?
 
 
 
 
 
                            8. Палубный матрос 
 
   Только тот, кто трудится от зари до зари ради куска хлеба, может
обладать священной ненавистью и волей к борьбе за свободу.

   Мао Цзе- Дун 
 
 
   Неприятности - животные стайные, они не любят охотиться в одиночку.
   Тихо и спокойно жил я в притоне, заботился о чистоте городских улиц,
писал стихи любимым девушкам. По вечерам участвовал в высоконаучных
дискуссиях о Проблеме Вороны, купался в море или считал с велосипеда
птичек. Но зимний ветер уже готов был перелистнуть страницу в книге моей
жизни.
   Проблема Вороны в тот год занимала лучшие умы Эйлата. Домовая ворона -
обычный спутник человека в тропиках Азии. Там она считается вредителем,
вором и разносчиком заразы. За год до моего приезда в Эйлат несколько пар
птиц залетели сюда из Аравии, поселились возле торгового центра и
потихоньку стали размножаться. Поскольку было их совсем мало, они
автоматически попали в список особо охраняемых видов. Но мой друг Шари и
все, кому приходилось бывать в Индии или Индокитае, пришли в ужас и
требовали немедленно перестрелять ворон, пока это еще можно сделать.
   Я как-то не замечал, что с каждым вечером число участников спора
растет, пока Реувен не огорошил меня известием, что свободных нар в
притоне не осталось и мне пора искать себе жилье.
   В тот же день у нас с Пашей была первая получка на дворницкой работе, и
Эли выплатил нам вдвое меньше, чем обещал. Я бы, конечно, не стал
переживать из-за разницы в сотню баксов, но для Паши это было катострофой
- ведь в Тбилиси его ждали в буквальном смысле голодающие жена и дети.
   До тех пор мы мало общались с коллегами по метле и совку, но как раз за
день до злополучной зарплаты я неожиданно стал душой коллектива.
Получилось это вот как.
 
   Я написал маленький стишок под названием "Песня эйлатского дворника" и
передал Ане через Пашу. Он не утерпел и показал его парню с соседнего
участка, тот - еще кому-то, и на следующее утро я оказался в центре общего
внимания. Теперь я чувствовал, что только на меня может рассчитывать Паша
в трудную минуту. После работы я собрал ребят и призвал к всеобщей
забастовке.
   Оказалось, что у каждого были на Эли свои обиды, к тому же народ в
основном был такой, которому терять нечего, кроме своего цирроза. И
началась первая в истории Эйлата забастовка дворников. Продлилась она
неожиданно долго - на час больше суток.
   Позже я узнал, что в муниципалитете был страшный скандал и Эли едва не
уволили.
   Он выплатил нам все, что должен был, но при этом пообещал до конца
месяца полностью сменить штат. А нас с Пашей он уволил на следующий день.
Вечером того же дня "Песня Эйлатского дворника" появилась в русскоязычной
газете, которая выходила на двух полосах гордым тиражом в сто экземпляров.
Еще день - и стишок перепечатала одна из двух больших газет Эйлата,
естественно, в переводе на иврит и с подробной статьей о героической
забастовке обманутых олим хадашим (новых иммигрантов). Вождем восставшего
пролетариата назвали меня, хотя и переврав фамилию.
   До тех пор Анечка упорно продолжала не обращать на меня внимания, тем
более, что после нашей встречи на КПП Лева купил ей мотоцикл. К счастью, у
нее не было прав. Теперь, когда я стал городской знаменитостью и народным
героем "русского"
   населения, девочка стала, по крайней мере, со мной здороваться с
нормальным выражением лица.
   В остальном мое положение было довольно гнусным: я разом потерял дом и
работу.
   Пришлось поселиться в шикарном склепе на городском кладбище, о чем, к
счастью, газеты не пронюхали.
   Тут я повстречал на улице Володю, Бениного друга, университетского
преподавателя английского. Он был так рад встретить человека,
интересующегося сравнительной лингвистикой, что пригласил меня пожить у
себя дома два-три дня. Больше всех, конечно, был счастлив его сын Сережа,
который никак не мог забыть чудесные кратеры на Луне.
   Мне было ужасно неудобно, поскольку жизнь у них была очень тяжелая.
Володя работал токарем в нефтяном порту, а его жена - кассиршей на
японской фирме, занимавшейся выращиванием водорослей в соленых озерах
Аравы. Когда поздно ночью они приходили с работы, то казались
разведчиками, проведшими день в недрах вражеского генштаба.
   - Ну как, благополучно?
   - Да, сегодня обошлось. А у тебя как?
   - Вроде все тихо.
   Еле-еле проглоченный от усталости ужин - и отбой. Чем они питались,
когда меня не было и ужин готовить было некому, не знаю. Смотреть, как
мучаются такие отличные ребята, было выше моих сил, но тут мне как раз
удалось осуществить свою мечту. Я устроился сразу на две работы: на одной
мне платили за то, что я спал, а на другой - за то, что ел. К тому времени
я уже понял, что в Израиле зарплата обычно обратно пропорциональна
интенсивности труда.
   Рони Малка по старой памяти рекомендовал меня сторожем в туристский
центр, а знакомый хиппи подсказал, что на одну из прогулочных яхт нужен
палубный матрос.
   Поскольку я не стал скрывать, что ходил на яхте с контрабандистами по
Средиземному морю, капитан не мог не взять такого опытного моряка.
   Теперь я вел странную жизнь. Дома у меня как бы не было, вещи частью
хранились у Бени в Хай-Баре, частью в шкафчике в Турцентре. Ночевал я на
диване, и единственной моей заботой было услышать, как часа в два ночи
подъедет полицейская машина. Если бы копы застали меня спящим, настучали
бы начальству.
   Единственным развлечением был большой морской аквариум с коралловыми
рыбками.
   Наблюдая за ними ночи напролет, я обнаружил, что где-то в районе
полуночи некоторые из них слегка меняют окраску, и даже написал об этом
заметку в местный зоологический журнал. Мое вооружение состояло из
маленькой рации с одной кнопочкой, которую я должен был нажать в случае
ограбления. (Мой предшественник на этом посту как-то нечаянно нажал на
кнопку - полиция приехала за 35 секунд).
   Днем я дремал на пляже, купался, флиртовал с загорающими без лифчиков
туристками (были и редкие экземпляры в лифчиках, но что с идиотками
разговаривать?).
   Питался в основном йогуртами и молочными шейками - в то время в Совке
они еще не были известны (напомню, что это был 1993 год), а на жаре лучшей
пищи не придумать. Правда, моему желудку потребовалось целых два дня,
чтобы привыкнуть к трехлитровым упаковкам. Я даже приспособил найденный на
свалке вибратор для встряхивания шейков перед употреблением.
   Берег моря жил по-своему, совсем не похоже на замкнутый мир особняков и
каньонов Верхнего Эйлата, хотя разделяло их пятнадцать минут быстрым
шагом. Здесь жизнь кипела: гремела музыка, тусовалась молодежь, прямо над
пляжем заходили на посадку аэробусы, орали с пальм попугаи, сверкали над
водой летучие рыбки, на пятаке под неофициальным названием "русский пляж"
горланили песни мои соотечественники, разморенные жарой и финиковой
водкой. После обеда, когда жара спадала, я совершенно балдел от всего
этого и уходил к самой иорданской границе.
 
   Здесь было тихо. Ласковые волны лизали изъеденные камнеточцами плиты -
остатки Эцион-Гебера, древней гавани, из которой царь Шломо (Соломон)
отправил знаменитую корсарскую экспедицию в Офир, к египетским золотым
рудникам в Южной Африке. Задумчивые цапли и чайки расхаживали по берегу
соленого ручейка, вытекавшего из чащи тростника и тамариска. На соленых
озерах маячили розовыми точками фламинго.
   В самой глубине зарослей укрылась маленькая избушка - центр кольцевания
птиц. С середины января Реувен переселился сюда. Несколько раз в день он
собирал из паутинных сетей свою пушистую добычу, надевал ей на лапки
алюминиевые колечки и выпускал. Каждый день ему попадалось что-нибудь
интересное, а для меня птицы были как старые знакомые, ведь большинство из
них летело на север. Впрочем, местных обитателей я успел тоже неплохо
изучить: нежно-розовых синайских чечевиц, серых тимелий, черноголовых
бюльбюлей, и самую маленькую птичку, словно состоящую из одного только
голоса - песчаную славку.
   Навестив Реувена, я снова купался, стараясь не задевать морских ос -
крошечных, почти невидимых медуз, которые жалят так, словно касаются
оголенным проводом, одевал вместо плавок джинсы и шел на яхту.
   Яхта "Дюгонь" была всего двадцать метров длиной. Кроме нас с капитаном,
на ней были только кок, моторист, еще один матрос и девушка кэпа,
исполнявшая обязанности стюардессы и главбуха. Мы обходили все причалы, от
яхтенной марины до пирса дельфинария, где общением с дельфинами лечат
умственно отсталых детей.
   Собрав десяток-другой туристов, мы везли их на часовую морскую прогулку.
   Штормов в заливе Акаба не бывает, а ветер практически всегда дует на
юг. Отойдя под парусом к стыку границ четырех стран, мы ложились в дрейф и
ждали заката, ужиная вместе с пассажирами. Израильский и иорданский города
различались только тем, что в Эйлате было больше высотных домов. В
остальном все одинаково: белые домики, пальмы, корабли у причалов, отели,
портовые терминалы. А вот горы были совершенно разные.
Израильско-египетскую сторону покрывали зловещие черные отроги,
изгрызенные каньонами, а на иорданско-аравийской стороне ровной стеной
высился кирпично-красный хребет Джебель Бакир. Когда его освещало
заходящее солнце, некоторые туристы буквально плакали от восторга.
Дождавшись сумерек, мы заводили мотор и возвращались в город как раз к
началу моей смены.
   Хотя теперь я сменил ремесло дворника на довольно романтическую
профессию моряка, мне все еще было очень далеко до того, чтобы составить
конкуренцию Леве.
   Человек, которому суждено было дать мне шанс, появился неожиданно, и
звали его Джин-Тоник.
   Я дремал на пляже, когда рядом со мной на песок опустились невысокий
упитанный парнишка и две длинноногих стройных девушки (без лифчиков). Они
болтали на безукоризненном калифорнийском английском, но парень вдруг
остановился взглядом на книге Л. Гумилева "Древние тюрки", лежавшей на
моих кроссовках с пером грифа вместо закладки.
   - Славные девчушки, - неожиданно сказал он на чистейшем русском, -
составишь нам компанию? А то одна лишняя.
   - Которая?
   - Та, что все время улыбается.
   - Она мне и так больше понравилась. Не люблю деловых.
   - Та не деловая, а сдержанная. Знаешь, как в стихах говорится?
 
 
   Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем, 
   Восторгом чувственным, безумством, исступленьем, 
   Стенаньем, криками вакханки молодой, 
   Когда, виясь в моих объятиях змеей, 
   Порывом пылких ласк и жаждою лобзаний 
   Она торопит миг последних содроганий...
 
 
   Я, конечно, тут же подхватил:
 
   - О, как милее ты, смиренница моя, 
   О, как мучительно тобою счастлив я, 
   Когда, склонясь на долгие моленья, 
   Ты отдаешься мне - нежна без упоенья, 
   Стыдливо холодна, восторгу моему 
   Едва ответствуешь, не внемлешь ничему, 
   И оживляешься потом все боле, боле, боле, 
   И делишь наконец мой пламень поневоле!
 
 
 
   - На каком это вы языке говорите? -заинтересовались девочки, и вправду
оказавшиеся американками.
   - На языке шейеннов, - без запинки ответил парень.
   - Джимми, ты что, индеец?
   - Нет, но я вырос в племени. А вот Высокий Орел - он кивнул на меня -
на три четверти шейенн.
   - Но как ты узнал, прежде чем с ним заговорить?
   - Он читает книгу на шейеннском, и закладывает ее Орлиным Пером Воина.
   На обложке книги очень кстати были нарисованы лук и стрелы.
   Естественно, девочки пришли в восторг и позволили нам проводить себя в
отель.
   Они занимали роскошный двухкомнатный номер, где мы и трахали их, как
подобает воинам, до самого вечера (морской прогулки в тот день не было). В
девять мы оба вдруг извинились и слиняли.
   - Ты куда, Высокий Орел? - спросил парень.
   - Сторожить турцентр. А ты куда?
   - Сторожить автостоянку. Я Дима Тонкин, или Джимми.
   - Володя из клана Динцов. Из Москвы. А ты?
   - Я родился в Волгограде, а жил в Сан-Франциско.
   Мы шли по набережной. Солнце село, но вершины гор за заливом еще
светились.
   - Красиво, - сказал я.
   - Ты бы видел, какие были закаты у нас во Фриско! - и Джимми погрустнел.
   Он ужасно тосковал по Калифорнии. В Израиле иммиграцию называют "алия"
- восхождение. Когда Джимми спрашивали, давно ли он совершил алию, он
отвечал: "Я не взошел, я спустился". И обычно столь патриотичные
израитльтяне, узнав, откуда он, согласно кивали. Американское
происхождение позволяло ему устраиваться на высокооплачиваемую работу,
хотя из всех, кого я знаю, он единственный еще более ленив, чем я.
   Только много позже я случайно узнал, что Джимми никогда в жизни не был
нигде, кроме России и Израиля.
   У него были феноменальные способности к языкам. Ему ничего не стоило
притвориться жителем Луизианы, болтая с американцем-южанином, назваться
марокканским евреем в телефонном разговоре с "марокканцем", и даже
выдавать себя за сына араба и англичанки. Правда, светлые волосы и голубые
глаза не способствовали удачным мистификациям, но он так удачно копировал
акцент, что люди обманывались, даже видя его перед собой.
   На кличку "Джин-Тоник" он слегка обижался.
   - Это только в Совке думают, что джин пьют с тоником, - говорил он. -
Джин пьют с содовой, а с тоником пьют виски.
   За бутылку коллекционного виски он готов был отдать свою недельную
зарплату.
   - Как ты можешь ходить в таком виде, - возмущался он, - позоришь наше
племя. Я доложу Совету Шейеннских Вождей. Надо сходить в магазин для
бедных.
   "Магазин для бедных", как выяснилось, представлял собой склад
Министерства Абсорбции, куда сердобольные граждане сдавали поношенные вещи
для олим хадашим.
   В последние годы ручеек пожертвований иссяк, поскольку вновь прибывших
перестали любить, но кое-что там еще оставалось.
   Надо же было такому случиться, что до меня в Эйлат не приехал ни один
иммигрант ростом 186 см и с 46-м размером обуви! Издав дикий вопль, Джимми
извлек из кучи хлама несколько вещей в ненадорванной упаковке:
американский голубой пиджак, две пары роскошных белых брюк, белые
итальянские туфли ручной сборки, несколько канадских рубашек и галстук в
цветах эстонского флага (бело-сине-черный). Позже галстук пришлось отдать
Джимми, потому что он по телевизору увидел в таком же Клинтона. Но к тому
времени "селедка" уже сыграла свою роль.
   Одев относительно более скромные брюки и самую дешевую из рубашек, я
совершил пробный рейс на дискотеку в "Кейсар". Когда я вошел в подвальный
зальчик, там уже было довольно темно, но при моем появлении реакция
оказалась довольно неожиданной: парнишка, исполнявший обязанности
диск-жокея, вырубил музыку, и все уставились на меня.
   - Кто это? - послышался чей-то шепот.
   - Владимир, президент профсоюза муниципальных работников, - ответили
ему. Музыка заиграла снова, и три девицы подошли, краснея, чтобы
пригласить меня потанцевать. Я извинился, сделал вид, что кого-то ищу, и
исчез.
   На Аню я старался не смотреть, но, видимо, реакция с ее стороны была,
потому что позже я мельком видел Леву в розовом пиджаке и брюках клеш.
   На следующий день меня разыскал Паша и сообщил, что Анка приглашает
меня вечером на день рождения.
   Я немного запоздал, потому что сходить за одним из подарков мог только
в темноте. На мне были брюки цвета цинковых белил, бледно-голубой пиджак
украшал значок Израильской Академии Наук, подобранный на полу во время
конгресса birdwatcher'ов. В Эйлате так не одевался даже сын мэра, и,
пожалуй, в самом Тель-Авиве столь дорогие шмотки вряд ли увидишь. Мне до
сих пор не верится, что весь комплект обошелся в десять долларов.
   Все стояли в буквальном смысле открыв рот, а я небрежно сунул в карман
темные очки (они всегда действуют мне на нервы, так что я одел их перед
самой дверью)
   и, отдав Ане орхидейный веник (вот он и вправду влетел в копеечку),
поставил к стене сумку с подарками. Их было два: "Энциклопедия
таинственных явлений" в пяти томах и серебряные подвески. Энциклопедию я
нашел на свалке, порадовался, что есть еще умные люди, но книжки из
достойного хранилища забрал, потому что Аня очень интересовалась магией,
астрологией и прочей дребеденью. Что касается подвесок, то их я подчерпнул
из волшебного источника за гнездом дымчатого сокола.
   Перед Левой у меня было большое преимущество: все, что он мог сказать,
Аня уже слышала, а у меня еще были в запасе свежие темы. К концу
праздничка я уболтал девочку настолько, что она согласилась назавтра
покататься со мной на яхте.
   Наш капитан Пити-Пити (настоящее имя неизвестно) был розовощеким
добряком, похожим на Деда Мороза. Он ужасно стеснялся, что возит на борту
подружку, поэтому бывал только рад, когда кто-либо из нас брал с собой
девушку.
   Предупредив всех, чтобы называли меня "мистер шеф", я встретил Анечку у
причала и протянул ей на ладони серебряные сережки в мелких бриллиантиках:
   - Одень, может, подойдут...
   Эти сережки могли мне дорого обойтись. За ними мне пришлось лезть в
спешке уже под утро, оставив ненадолго пост в турцентре, а когда я хотел
выбраться из пещеры Алладдина обратно, то у входа обнаружил пару злобных
джиннов, и пришлось дожидаться, пока они не укатили на своем джипе с
мигалкой.
   Катание на яхте не могло не произвести на Аню впечатление. Каково было
ей, девчонке из бедной иммигрантской семьи, оказаться среди разодетых
западных туристов и обнаружить, что мужчины не сводят глаз с нее, а
женщины... хотел сказать "с ее спутника", но не отступлю от правды: с ее
сережек.
   Только уже ночью, когда мы вернулись на причал, я понял, насколько
далеко продвинулся: гордая, своенравная, неприступная Анка позволила мне
поцеловать себя. И она ответила на мой поцелуй, хотя, как мне показалось,
сперва не собиралась этого делать.
   Пускай назавтра Лева обещал купить ей яхту (видимо, не спросив у
папаши, потому что так и не купил), пусть он стал ходить в серебристом
пиджаке, словно цирковой конферансье, пусть наше с ним соревнование
напоминало поединок Эллочки-Людоедки с дочерью Вандербильдта - я знал, что
и второй бой закончил нокдауном.
   На следующий день новая стайка неприятностей подстерегла меня из-за
угла.
   Туристический центр открылся для публики, и теперь там круглосуточно
дежурили две сотрудницы и коп. Капитан Пити-Пити ушел в запой, оставив без
работы весь экипаж. Наши с Джин-Тоником американские подружки уехали, так
что ночевать у них в отеле я уже не мог. "Извините, вожди, - сказали они
(так в Штатах называют индейцев), - нам пора в университет. Мы расскажем
белым парням, как, оказывается, надо на самом деле исполнять Пляску
Вернувшегося Воина."
   - Ничего, - сказал Веселый Роджер, кок с "Дюгоня", - пройдемся по
марине, куда-нибудь устроимся. Я тут всех знаю.
   Через полчаса мы сидели в каюте Тэри - капитана большой яхты "Летучий
Голландец"
   (это название, а не класс; по классу судно было, если я не ошибаюсь,
трехмачтовым бригом). Тэри редко выходил в море, поэтому постоянного
экипажа у него не было.
   - В субботу вечером я везу туристов на глубоководную рыбалку. Мне нужны
кок и рулевой, который мог бы также разговаривать с туристами
по-английски. После этого рейса яхту мне придется продавать: она не
окупается. Много заплатить вам я не смогу, но неделю будете ходить по морю
и питаться за счет фирмы. Согласны? - спросил кэп.
   Веселый Роджер согласился сразу, а я сказал, что пойду в рейс, если
можно будет взять с собой девушку. Тэри нисколько не удивился.
   - Что вы все, сговорились? У меня уже двое матросов на таких же
условиях, шотландец и датчанин. Отходим в субботу в девять вечера. Не
яхта, а плавучий бардак, тысяча чертей мне в ватервейс!
   Я поспешил к Анечке.
   - Я устроил для нас круиз на яхте по Красному морю. Сможешь пропустить
недельку в школе? Отплываем завтра вечером.
   Неожиданно с балкона меня окликнул ее отец.
   - Володь, привет! Тут Беня на телефоне, подойди на минутку.
   - Привет, аспирант, - услышал я голос Бени, - что ты сейчас делаешь?
   - Ничего. Завтра ухожу в море на неделю.
   - Мне нужна твоя помощь. Сможешь приехать сегодня?
   - Не знаю, автобусы уже не ходят. Шабат.
   - Ну, попробуй, ладно?
   - О кей.
   Анечка, к моей радости, на круиз согласилась. Я объяснил ей, что надо
будет брать с собой, и поспешил к выезду из города. Обычно мне помогал
поймать попутку знакомый солдат на КПП, но сегодня было не его дежурство,
и я простоял три часа, прежде чем меня подобрал мужик на мятом "ниссане".
Я не удивился, когда оказалось, что он биолог.
   - Будешь проезжать Рамон, заходи к нам на биостанцию, - сказал он,
высаживая меня в Хай-Баре.
   Беня стол на пороге с совершенно убитым видом.
   - Что случилось?
   - Начальство наехало. Я должен был сдать годовой отчет месяц назад. За
горло взяли, понимаешь?
   - Так сядь и напиши.
   - Не могу! Не идет, и все. Пошли в контору, будешь мне помогать.
   - Чем я тебе помогу? Писать на иврите?
   - Просто посидишь рядом, последишь, чтобы я не отвлекался.
   Сейчас, когда я пишу эти строки, то с изумлением соображаю, что именно
в тот вечер впервые увидел современный персональный компьютер, без
перфокарт и прочих ужасов. Текстовый редактор Write, в котором работал
Беня, показался мне настоящим чудом, вершиной прогресса. Не верится, что с
тех пор прошло всего три года. Сегодня почти никто из моих знакомых не
обходится без РС, а сам я работаю с монстрами вроде Corel!6.0, Ventura и
Page Maker. Что ждет нас еще через три года?
   - Значит, все-таки соблазняешь девочку? - спросил Беня, выстукивая по
клавишам.
   - Ого! Уже в курсе?
   - Ты что, весь Эйлат только об этом и говорит. Лихо ты с яхтой
придумал. Учти, у девушек в ее возрасте клиторальная чувствительность
доминирует над влагалищной...
   И Беня углубился в тонкости медицинской сексологии. Я долго слушал, а
потом с невинным видом спросил:
   - Как там у Марины дела?
   Дело в том, что мне случайно пришлось узнать Бенин секрет. Оказывается,
на севере страны у него появилась постоянная подруга, и он периодически
ездил к ней в гости, причем дело зашло настолько далеко, что он на большую
часть своей зарплаты снимал ей там квартиру поближе к месту работы.
   Беня мне не ответил, а вместо этого рассказал увлекательную историю о
своей работе в Тбилисском зоопарке. Как он состоял в народной дружине и по
ночам ловил на зоопарковских скамейках профессоров соседнего университета,
приводивших туда студенток перед сессиями.
   - Представляешь, все как один оказывались трусами. Некоторые даже
требовали от девчонки, чтобы она и нам дала, только чтобы мы не сообщали
ему на работу! Мы, конечно, уж в таких-то случаях сообщали обязательно.
   - А к чему ты это рассказываешь?
   - Ну, все-таки Анка дочь моего друга. Ты уж там помягче с ней, ведь
совсем маленькая девочка.
   Тут я даже обиделся, но все же отчет дописать помог. В субботу я
вернулся в город и встретил Аню на пирсе. Когда она увидела, о какой яхте
идет речь, то от восторга обняла меня и хотела чмокнуть в щеку, но
почему-то чмоканье растянулось минут на десять.
   Вечером мы вышли в море, и свежий ветерок погнал парусник на юг, а
заодно перевернул еще одну страничку в моей нелегкой, но такой интересной
жизни.
   Жаль, конечно, что приходится приводить довольно слабые собственные
стихи в одной главе с маленьким шедевром Пушкина. Но "Песня эйлатского
дворника" упоминается в тексте, так что придется познакомить с ней
читателя.
 
 
   Солнце красит желтым цветом 
   Горы, вади и поля, 
   Просыпается с рассветом 
   Вся еврейская земля.
 
   И по улицам горбатым, 
   Взяв совки наперевес, 
   Мы, хозяева Эйлата, 
   В свой выходим первый рейс.
 
   Чтобы, как твой лик, прекрасен 
   Был всегда Эйлат родной, 
   Мы на вахте ежечасно 
   В зимний дождь и летний зной.
 
   Кто-то "тампакс" потеряет, 
   Кто-то выбросит пакет, 
   Вон бычок в ночи мерцает, 
   Вон собачий туалет.
 
   Но, когда поутру выйдешь 
   Ты из дома твоего, 
   И в помине не увидишь 
   На асфальте ничего.
 
   И глядят, глядят мужчины, 
   Позабыв про бизнес свой, 
   Как ступаешь ножкой длинной 
   Ты по чистой мостовой.
 
 
 
 
 
                                9. Рулевой 
 
   Он любил эту большую рыбу, и ветер, и море. Он вдруг подумал, что ни
одну из женщин, которые были у него в жизни, не любил так, как море.

   Эрнест Хэмингуэй. Старик и море 
 
 
   Огни Эйлата и Акабы давно исчезли за кормой. В кромешной тьме парусник
шел к югу ровно, словно по озеру. Гористые берега, сжимавшие узкий залив,
отличались от неба только отсутствием звезд. Редко-редко показывался
огонек или фары автомобиля. Я сидел в кресле, просунув носок кроссовки
между спицами штурвала, и всматривася в ночь, чтобы ненароком не налететь
на кого-нибудь. Израильские суда в этих водах ходят с погашенными огнями.
Как сказал Володя, узнав о нашем отплытии: "Будь осторожен. Ты привык
видеть залив каждый день, и думаешь, что он наш. Но это не mare nostrum".
   Шестеро пассажиров только что разошлись по каютам. Аня сидела рядом со
мной, разглядывая навигационное оборудование. Мы несколько робели при
мысли о том, что нас ждет через час, когда кончится моя вахта. Как-то уж
очень быстро все получилось. Я пытался угадать, насколько далеко успели
зайти их отношения с Левой, а Анечка, я подозреваю, думала, зачем вообще
ей все это нужно. Даже распитая бутылочка муската "Самария" не помогла нам
расслабиться. Мы пытались поддерживать разговор, но он не клеился.
   Вдруг впереди на чернильной поверхности моря появилась едва заметная
белая полоса. Я вскочил, вцепился в штурвал и послал Томми, нашего
матроса, убрать часть парусов. Потом поднял переднее стекло рубки и,
отключив музыку, высунулся в окно, чтобы получше рассмотреть странную
полосу и услышать плеск волн о рифы, если это они. Вообще-то на фарватере
залива везде глубоко, но в темноте легко можно отклониться к одному из
берегов.
   Мне никак не удавалось понять, что это за белое пятно на воде. На
всякий случай я отвернул немного влево и крикнул Тому, чтобы он оставил
только нижние топсели (не уверен, что правильно перевожу на русский
английские названия парусов).
   Бриг почти остановился, но сила инерции была велика, и мы все же вошли
в светлую зону, на самый краюшек. Капитан, встревоженный изменением курса,
вылез на палубу и тоже уставился на воду. Тут оно и началось.
   Совершенно внезапно, словно газ от искры, море взорвалось.
Ослепительный белый свет ударил во все стороны от носа корабля,
стремительной волной разбежался на три стороны, и не меньше мили морской
поверхности превратилось в горящий магний.
   К этому часу над морем успел образоваться почти незаметный туман, и
теперь, когда его осветило таинственным огнем, наша яхта как будто
очутилась в центре мерцающего купола. Отстветы бушующего сияния играли в
небе, а на борту было совершенно светло.
   Том с перепугу убрал все оставшиеся паруса, кроме фок-топселя, так что
яхта легла в дрейф прямо среди огненного озера. Я подбежал к борту и сразу
понял, в чем дело. Это были пиросомы - похожие на огурец колонии мелких
морских созданий, довольно слабо изученных. Каждое движение судна или удар
волны о борт заставляло одну-двух пиросом испустить необыкновенно яркую
вспышку света. Тысячи их соседок, плававших рядом, подхватывали
инициативу, и по всему скоплению "огурцов", растянувшемуся на милю или
две, расходился горящий круг.
   Это восхитительное чудо природы наконец вывело нас с Аней из
задумчивости.
   Девочка повеселела и уже без грусти смотрела на снова окружившую нас
темноту.
   Вскоре справа показались огоньки городка Нувейба, и моя вахта
закончилась. Кэп встал к штурвалу, а мы пошли в каюту.
   Жара давно спала. Тихая музыка из рубки мягко струилась в иллюминатор
вместе с легким ветерком. Мы погасили свет, оставив только маленькую
лампочку над дверью, и стали целоваться. Вдруг Анечка отстранилась и
сказала:
   - Нет. Не думай, что это так просто.
   Я и не думал, что это будет просто. Анка вряд ли стала бы ломаться
потому, что так учила мама или чтобы я про нее плохо не подумал. Но дух
противоречия не позволял ей согласиться с ролью легкой добычи.
   К счастью, торопиться было некуда. Я сделал вид, что согласился с ней,
но продолжал легонько целовать в губы, ушки, шею, словно и думать не смел
о чем-то большем. Наверное, не меньше получаса я гладил ее только по
затылку и лопаткам, и лишь потом осмелился робко дотронуться до талии и
животика.
   Такая тактика почти никогда не подводит. Ане нравилось то, что я делал,
а скрывать это быстро надоело. К тому же ей стало скучно и было ужасно
интересно, что я собирался предпринять дальше. Поэтому она лишь возмущенно
хмыкнула, когда я, в сотый раз целуя ее в животик, словно случайно
развязал заветный узелок на рубашке.
   Теперь ее грудь была полностью на захваченной территории. Каждому из
маленьких нежных сосков я уделил столько ласк, сколько многие женщины не
получают за всю жизнь. Но главный бой был впереди. Снять с человека джинсы
можно только в том случае, если он сам этого захочет. И Анечка не могла не
понимать, что после этого отбиваться будет уже просто смешно.
   Я взял ее на руки, долго целовал, держа на весу, а потом посадил на
койку и встал между ее коленями. Продолжая щекотать языком и губами соски,
стал мягко массировать ладонями ножки девочки от коленей до джинсового
ремня. И тут на ее штанишках проступило влажное пятнышко.
   Словно случайно, я коснулся его кончиками пальцев и посмотрел Ане в
глаза. Она все поняла, восхитительно покраснела и машинально попыталась
сдвинуть ноги, но между ними-то стоял я! Прежде, чем она успела оправиться
от смущения, я расстегнул ей брючный ремень и ширинку.
   Бедняжка попалась в ловушку. Она порывисто встала, чтобы вырваться из
затягивавшего ее омута, а я только того и ждал - резким движением спустил
ей джинсы и, словно сам того не желая, мягко усадил на место. Не давая ей
опомниться, я шагнул вперед и оказался в круге, образованном ее ножками и
брюками. На миг она испугалась - видимо, начиналась область, до которой
Леве не удавалось добраться ни разу. Но ничего страшного не случилось, а
вот приятного - сколько угодно.
   Теперь дело пошло на лад. Упрямая девчонка все еще сдерживалась, но от
каждого моего прикосновения к совсем пропитавшимся смазкой трусикам ее
веки чуть опускались, спинка напрягалась, и маленькие груди радостно
приподнимались на миг, словно кивая в знак одобрения. Дальше притворяться
было бессмысленно, она знала, что я вижу ее состояние, и от того еще
больше заводилась. Как только она первый раз кончила, я стянул с ее узкой
ступни одну штанину, а вторая пала без боя.
   Наконец-то я мог провести рукой по самым стройным ножкам Эйлата от
пальчиков до шелковой кожи по бокам лобка! Наверное, девушка думала, что
трусики задержат меня на какое-то время, но их я просто аккуратно разорвал.
   - Я целочка, - сдавленно прошептала Аня, и тут же снова кончила.
   - Не бойся, ничего страшного, - ответил я голосом, похожим на сгущенку
с шоколадом. Такого поворота событий можно было ожидать, но особой радости
в тот момент мне это не доставило. Я уже готов был ворваться в ворота
последней цитадели захваченной крепости, а теперь оказалось, что впереди
еще одно препятствие: надо было раздеться самому и не напугать мою бедную
маленькую девочку.
   Выждав для приличия полминутки, я скинул футболку и кроссовки. Потом
мягко, как кладут оконное стекло, опрокинул Анку на спину и стал целовать
гладкую-гладкую кожу на внутренней стороне бедер. Теперь она смотрела в
потолок и, думая что я не вижу ее лица, закрыла глаза и расслабилась.
Проклятые джинсы долго не снимались - секунды полторы, не меньше, но вот
они на полу, и плавки тоже.
   Несколько мучительно долгих минут я ласкал самыми кончиками пальцев ее
губки и, в соответствии с Бениным наказом, клитор (мне больше нравится
древнерусское название "вишенка"). Анечка, кажется, окончательно
расслабилась и начала певуче выводить тихие "о-о-о" своим чудесным
серебряным голоском.
   Чем громче она стонала, тем уверенней чувствовали себя мои пальцы, и
она, наверное, даже не заметила момента, когда к ним присоединился сам
Вождь Краснокожих. Он сделал несколько разведочных вылазок, исследуя
возникшие трудности, а потом уверенно, почти без нажима, избавил бедную
девочку от причины всех ее страхов.
   Аня встрепенулась было, но я ласково, чтобы она, чего доброго, не
подумала, что ее пытаются удержать силой, обнял ладонями ее плечи, и
короткий вскрик тут же оборвался, потому что мой хвостик плавно устремился
вперед по ее теплой влажной норке. Они так истосковались друг по другу,
что радость их встречи мгновенно смыла даже память о промелькнувшей боли.
   Дав ей почувствовать всю прелесть нового ощущения, я дождался затишья
между двумя волнами сладких оканий, на миг вынул хвостик и одел на него
резинку.
   Анечка ничего не заметила, и хорошо - с сим замечательным достижением
цивилизации ей предстояло познакомиться чуть позже.
   Как это здорово - наблюдать за человеком, открывающим для себя
сказочный мир любви! Водить его по улицам и дворцам этого заколдованного
царства, показывать звезду за звездой в уютном космосе на двоих, как будто
сам создаешь заново его планеты и галактики... Вместе с Анечкой я словно
впервые прикасался к любимым уголкам бесконечного мира, распахнувшегося
перед нами, вместе с ней восторженно принимал все новые сокровища
драгоценных россыпей. До тех пор мне пару раз приходилось открывать
девушкам заветную калитку, но это были случайные знакомства, у меня не
оказывалось времени проводить их в глубь прятавшейся за отпертой мною
дверью волшебной страны. Теперь я вел любимую за руку, а тропинка убегала
все дальше, и не было конца чудесам.
   Кэп деликатно постучал в дверь каюты перед обедом. Через полчаса мне
пора было на вахту. Оставив только стаксели, мы осторожно лавировали,
чтобы зайти в ветровую тень рифов, не уходя с глубоководья. Существа,
интересовавшие нас, не любят отмелей, они - хозяева открытого моря.
   Слева лежал плоский остров Тиран, справа виднелись в знойном мареве
желтые холмы Синая. Положив яхту в дрейф, я быстренько окунулся и затем
долго стоял на борту с автоматом "Галиль" наперевес, пока остальные
плескались в теплой воде. Акулы не появились, мы отошли подальше от
острова и медленно поплыли по ветру на одном фок-стакселе, выходя из
залива Акаба в Красное море.
   Технология глубоководной рыбалки достаточно подробно описана
Хэмингуэем, поэтому я не буду останавливаться на деталях. Сначала мы долго
кружили, высматривая стаи птиц. Заметив десяток бурых олуш, раз за разом
пикировавших в воду, поспешили туда и наловили летучих рыб, которых тут же
пустили на наживку и успели перехватить несколько хищников, преследовавших
косяк: полосатых скумбрий, синих макрелей и маленького желтоперого тунца.
   Все они в свою очередь пошли на наживку, теперь уже для основной нашей
"дичи".
   Матросы установили на палубе специальные шезлонги с привязными ремнями,
блоки для лески и поворотные устройства для удочек весом в десять кило.
Наживку бросили за борт на двухсотметровых лесках, по одному крючку на
каждого, находившегося на борту, кроме Ани, которая благополучно проспала
от обеда до ужина.
   Теперь оставалось только ждать, в крайнем случае подплывать поближе к
стаям птиц. В первый день мы вообще ничего не поймали. На закате лески
пришлось смотать, потому что мимо проходил косяк дельфинов-афалин. Они
окружили яхту, но мы шли слишком медленно, покататься на нашей носовой или
кормовой волне было нельзя, и дельфины ушли. Вскоре тучи крачек, бурых
чаек и рифовых цапель потянулись к гнездовьям на Тиране (кроме птиц, на
всем большом острове живет только семья бедуинов и полсотни коз). Едва
дождавшись конца вахты, я наскоро окунулся и потащил Анку в каюту.
   В эту ночь она распробовала новый спорт по-настоящему. Девочке
приходилось учится множеству замечательных вещей. Не стесняясь, говорить
мне, чего бы ей хотелось, без запинки называя вещи своими именами и
чуть-чуть возбуждаясь от собственного бесстыдства. Получать удовольствие
от того, как видит и чувствует ее тело другой человек (поначалу Анка
оказалась довольно эгоистичной в сексе, а от этого много теряешь). Ласкать
пальцем вишенку, если я до нее не дотягиваюсь.
   С радостной готовностью подставлять для ласки любое место, не
сдерживать блаженные стоны и крики (боюсь, на борту мало кому удавалось
выспаться), не бояться играть моим хвостиком, и многому-многому другому...
   На второй день мы повстречали косяк синих тунцов и наловили по две-три
рыбины каждый, так что жить стало повеселее, тем более, что это редкая
вкуснятина.
   Стремительные двухметровые тунцы - по сути дела, теплокровные рыбы, и
их мясо больше похоже на куриное, чем на рыбье. Третий и четвертый дни
принесли нам по нескольку мелких желтоперых тунцов, по красивому закату и
встречу с семейкой китов-финвалов, пускавших фонтаны прямо под бортом
неподвижного судна (мы даже немного поплавали с ними, быстренько надев
маски). Анечка бегала по яхте в купальнике, собирая восхищенные взгляды,
как линза лучи, а потом вообще осталась в одних плавках, чтобы поровнее
загореть.
   Мы уже зашли далеко в тропики, и море было таким теплым, что по ночам,
не боясь акул, мы с ней трахались прямо в волнах, привязав к запястьям
страховочные лини.
   Один раз во время такого купания в светящейся воде нас неожиданно
окружил косяк маленьких дельфинов-стенелл, стремительно проносившихся в
прозрачной толще, словно метеоры. Их следы еще долго мерцали зелеными
искорками.
   Пятый день оказался удачным: двое туристов поймали по небольшой
меч-рыбе, а кок подцепил здоровенного черного марлина. В течение трех
часов рыбка размером с одноместную байдарку раз за разом "выстреливала" в
воздух, пока одним из прыжков не сорвалась с крючка.
   В это время мы уже шли обратно на север, развернувшись недалеко от
Хургады.
   Волны в этих местах покрыты маленькими синими медузками-порпитами, а за
кораблем следуют стаи буревестников. Вся остальная жизнь проходит под
водой.
   На шестой день, снова в виду Тирана, я едва не поймал великолепного
парусника.
   Они не так велики, как марлины и меч-рыбы, хотя мой экземпляр был очень
крупным - метра три, не меньше. Зато красивее парусника в открытом море,
пожалуй, рыб нет. Подобно марлинам, он обтекаемой формы с коротким копьем
на носу, синий с черными поперечными полосками, но на спине у него
высоченный плавник с глазчатым рисунком наподобие павлиньего хвоста.
   Пять с половиной часов я вываживал мою добычу, сбив, как положено,
пальцы о рукоятку катушки. Время от времени рыба выпрыгивала из воды,
расправив "парус", и в туче брызг с грохотом падала обратно. Наконец я
подтащил уставшего противника к самому борту. Теперь надо было треснуть
его по голове специальным деревянным молотком, подцепить лебедкой, поднять
на борт... Через несколько минут его краски померкнут, и он станет просто
серым, как стальная торпеда.
   Тут на корме послышались вопли "попался, попался" и все кинулись туда.
Я отстегнул ремни, лег на борт и ухватил рыбину за основание грудного
плавника.
   Крючок торчал из-под челюстной кости.
   - Угадай, что я сейчас сделаю? - обернулся я к Ане. - Только никому не
говори! - и я аккуратно вынул крючок.
   - Ну как? - вернулся ко мне капитан.
   - Сорвался.
   - Жаль. А там ребята акулу поймали.
   Акула никому не была нужна, но ее все же вытащили на борт, чтобы
сфотографироваться рядом, а потом кинули обратно в море.
   Вечером мимо яхты с издевательским помахиванием хвоста проплыл
гигантский синий марлин - метров пять, наверное, - но наживки он
величественно проигнорировал. Мы бросили якорь на безымянной отмели под
защитой острова, чтобы утром еще поохотиться на удачном месте.
   Среди туристов была маленькая, рыженькая, ужасно азартная американочка
по имени то ли Джейн, то ли Джил - уже не помню. Она буквально сгорала от
желания поймать что-нибудь, но ей упорно не везло. И вот, когда мы уже
сматывали лески, на ее крючок попалась шикарная меч-рыба.
   Джейн начала лихорадочно крутить катушку, а мы с ужасом смотрели на ее
маленькие тонкие ручки, зная, во что они превратятся к вечеру. Самое
обидное, что такого размера рыбу вытащить ей все равно не удастся, а
кодекс глубоководной рыбалки запрещает кому-либо еще прикасаться к удилищу.
   Но рыба, вместо того, чтобы часами бороться за метры лески,
развернулась и пошла в лобовую атаку на яхту. Мы думали, что она
протаранит борт - такие случаи нередки, но она прошла под килем и
выпрыгнула с другой стороны. На мгновение сверкающая туша застыла в
воздухе - огромный хвост полумесяцем, серповидные плавники, темно-синие
бока. Нам даже показалось, что мы встретились взглядом с ее
глазищами-блюдцами. Леска натянулась, поскольку проходила под килем брига,
а рыба завалилась набок и ударом полутораметрового меча обрубила ее.
   Джил чуть не прыгнула за борт от досады, а я мысленно поздравил рыбку
и, довольный, ушел в каюту - учить Анку "верховой езде".
   Теперь мы надеялись, что за следующий день наловим полный трюм рыбы, но
не видели даже тунцов. Я понырял немного, но риф оказался малоинтересным.
После обеда мы пошли обратно в залив. С севера дул довольно резкий ветер,
так что паруса мы убрали и шли на моторе.
   Кэп, стоявший у штурвала, вдруг закричал:
   - Вижу фонтан!
   Я вскочил с палубы, на которой мы загорали (к тому времени народ даже
от плавок успел окончательно отказаться), и увидел впереди наклонную
струйку пара. Не успели мы оглянуться, как оказались в стаде кашалотов.
   Почему-то залезть в море рискнул, кроме меня, только Рикардо -
кубинец-миллионер из Майами. Сквозь стекло масок мы увидели фантастическую
картину. Покрытые шрамами туши китов висели в прозрачной воде, словно
странные темно-бурые аэростаты. Некоторое время они медленно парили под
серебряным сводом, а потом, как колоссальные капли ртути, разом пошли
вертикально вниз.
   Глубина в этом месте около километра. Больше часа мы стояли на месте,
дожидаясь, пока киты вынырнут. Мы надеялись увидеть гигантских кальмаров,
которых они иногда притаскивают с глубины, оглушив или убив ультразвуковым
лучом. Наконец они вернулись и долго отдувались на поверхности, но,
видимо, их добыча была мелкой и они слопали ее прямо внизу.
   В Эйлат пришли на рассвете. После долгого плавания вдоль пустынных
берегов город выглядел совершенно сказочным. Арава, продолжение залива,
уходила дальше на север, словно сухое русло фантастической реки.
   Наверное, подумал я, Хэмингуэю бы здесь понравилось. Множество уютных
кабачков, нескучная публика, а рядом - море с отличной рыбалкой. Я даже
догадываюсь, что бы он сказал о городе. Эйлат, сказал бы Эрнесто, это
праздник, который всегда с тобой.
   - Хорошая получилась рыбалка, - подвел итог кэп.
   - Что хорошего, ничего не поймали, - заныла Джейн.
   - С первого раза никто не ловит. Приезжайте еще раз.
   - А будет еще рейс? - быстро спросил я.
   - Да, но только в мае. Можешь пока пожить на яхте.
   Анка забежала домой, чтобы переодеться - она еще успевала в школу. Я
старался пореже к ним заходить, потому что Роки затаил на нас с Беней
злобу с тех пор, как мы его лечили, а от бультерьеров можно ожидать любой
подлянки. Проводив мою девочку (неужели правда мою?), я позвонил Бене.
   - Заезжай на денек, - сказал он, - потом будешь работу искать.
   Я взял велосипед и покатил в Хай-Бар. На горном велосипеде ехать против
ветра нетрудно. Погода была на удивление пасмурная - такой я еще в Эйлате
не видел. На придорожной свалке сидело не меньше сотни орлов - степных,
могильников, беркутов. Завидев меня, они разом взлетели и живым смерчем
закружились над саванной, быстро дрейфуя по ветру.
   До Хай-Бара оставалось километров семь, когда на севере появилась
черная стена, прошитая молниями. Я свернул в долину Тимны и отчаянно
помчался к будке сторожа на въезде в национальный парк.
   Тимна - одно из самых интересных мест в Негеве. Здесь находятся медные
рудники, разрабатывавшиеся еще египтянами эпохи Древнего Царства. На
причудливых скалах в виде грибов, арок и шаров то и дело замечаешь
иероглифы и наскальные рисунки.
   Благодаря солям меди в Тимне попадаются горы таких цветов, каких даже в
щедром на краски Негеве больше не увидишь - ярко-синие, небесно-голубые,
ультрамариновые. На дальнем конце долины есть озерцо с африканскими
рыбками, икру которых заносят перелетные птицы. В самой же долине днем не
увидишь ничего живого, только туристов и плоских богомолов, копирующих
внешний вид и манеру движения тарантулов.
   Сейчас, однако, мне было не до того. Едва я укрылся под козырьком
будки, как на пустыню обрушился роскошный ливень. Он свирепствовал
необыкновенно долго - почти час, и в результате мне выпало зрелище, какое
в Негеве увидишь раз в несколько лет: по руслам-вади бежала вода! На
оставшемся до Хай-Бара кусочке шоссе мне дважды пришлось переезжать мутные
потоки, катившиеся через дорогу.
   Беня встретил меня с бутылкой шампанского.
   - Ну, тебя можно поздравить! Есть и еще повод. Во-первых, в этом году
настоящий сезон дождей, во-вторых, у рюппелей родились лисята.
   Он имел в виду песчаных лисичек, они же лисы Рюппеля.
   - В прошлом году они родились в марте, когда пролет коршунов, и их всех
перетаскали прямо из вольеры - мы их почти и не видели. А сейчас только
конец января.
   - Пойдем посмотрим?
   - Они из норы ночью выходят, и то редко.
   Вдруг зазвонил телефон. Натан, Бенин приятель из заповедника Эйн-Геди,
ехал на джипе в Эйлат, но был застигнут дождем. Воды израильские шофера
боятся - нередко можно увидеть километровую пробку перед лужей, которую у
нас бы никто и не заметил.
   - Он спрашивает, - сказал Беня, - можно ли ему заночевать у меня на
вилле, если он не прорвется в Эйлат?
   - Я только что на велосипеде проехал!
   - Да пусть заезжает, хороший парень.
   Но Натан так и не приехал - вернулся обратно с полдороги.
   - Знаешь, - грустно сказал Беня, - вот я три года здесь живу, а все
равно в голове не укладывается. Неужели это те самые израильтяне, которые
так лихо воевали? Если б у них хоть еврейские мозги были! Про науку я
вообще молчу. У нас тут ушастые грифы не хотят размножаться - народу много
у клетки шляется. Так им Ивтах с Тони Рингом пытались помочь гнездо
строить!
   - От Тони я такого не ожидал, - сказал я, прийдя в себя после
услышанного (это все равно, что плоскогубцами помогать бабочке выйти из
куколки).
   - Тони? Он, когда работал ветеринаром, был в клинике ответственным за
усыпление старых и безнадежных.
   - Ну и что?
   - А то, что у него половина собак потом оживала. Я, когда в Тбилиси
жил, сам только у ветеринаров лечился и родственников водил. У хорошего
ветеринара кругозор шире, чем у любого врача. А здесь им и животное не
доверишь. Впрочем, и врачи... А ведь еврейское государство!
   Тогда я думал, что он преувеличивает, но позже, когда лучше узнал
Израиль, понял, что Беня, к сожалению, прав. Это не совсем еврейская
страна. Но о грустном позже.
   Ночью мы подкрались к лисьему вольеру с фонариком и успели заметить
рядом с двумя парами зеленых огоньков несколько крошечных искорок -
глазенки лисят.
   Пришлось в темноте гнать на джипе в Йотвату за второй бутылкой.
   Весь следующий день то и дело шел дождь. Я слонялся по территории,
помогал Бене и Давиду, написал письма родственникам и знакомым, а прежде
всего, конечно, Ирочке, по которой ужасно соскучился. Вечером Беня
подбросил меня на джипе в город, и первым, кого я встретитил, был
Джин-Тоник.
   - Где ты пропадаешь! - радостно закричал он. - Пошли скорее!
   - Куда?
   - Я нашел тебе классную работу! С жильем!
   Я кинул письма и открытки в ящик, вздохнул и пошел за ним.
 
 
   Открытка 
 
   Вот скоро станут дни длиннее, 
   Растопит солнце грязный снег, 
   И я пробраться к вам сумею 
   Через разлив весенних рек.
 
   Друзьям оставлю джип и виллу, 
   И ночи жаркие, увы, 
   И двинусь из пустыни милой 
   К холодной слякоти Москвы.
 
   Прощусь с Израилем сердечно, 
   Но там, на севере, зато 
   Дерябну кое-с-кем, конечно, 
   А кое-с-кем и кое-что.
 
 
 
 
 
                               10. Охранник 
 
   Больше всего он жалел об этой чудесной маленькой планетке, потому что
за двадцать четыре часа там можно было любоваться закатом и рассветом
тысячу четыреста сорок раз...

   Антуан де Сент-Экзюпери. Маленький принц 
 
   Мы с Анкой заперли дверь, ведущую с палубы "Летучего Голландца" к
каютам, спустились по трапу на пирс и пошли в город. Теперь, когда я
работал по ночам, а потом спал до обеда, вся вторая половина дня была в
нашем распоряжении, и мы проводили ее на яхте или на Платформе. На чуть
подгибающихся ножках мы заглянули в наш любимый турецкий кабачок "Атаман
Скумбрий", выпили по ковшику горячего шоколада и побрели домой - Ане пора
было делать уроки, а за мной должна была прийти машина со службы.
   Джин-Тоник устроил меня на Автотерминал - огромную стоянку новеньких
машин на южной окраине города. В Израиле очень высокие ввозные пошлины,
поэтому европейским машинам народ предпочитает более дешевые японские,
особенно скрипучий драндулет под названием "Субару" и маленькую спортивную
"Мазду". Их доставляют морем из Японии, ставят на терминал, а потом
постепенно увозят грузовиками дальше на север.
   Каждую ночь, с десяти вечера до восьми утра, я сторожил автостоянку в
компании кого-нибудь из трех "русских", с которыми жил в бесплатной
квартирке, предоставленной нам охранной конторой. Был конец января -
единственное время, когда в Эйлате по ночам бывает холодно. Мы мерзли даже
в куртках, хотя как раз в этом году зима выдалась теплая. Обычно в феврале
и купаться-то нельзя, а сейчас вода все время была теплее двадцати
градусов. Днем нас заменяли охранники из местных. Летом, в жару, все
наоборот - русские дежурят днем, израильтяне ночью.
   Мне-то так было удобнее, но старого Мишу было очень жаль.
   Миша приехал из Калининграда, где работал в Институте Рыболовства
ихтиологом. В Израиле он все пять лет продежурил на терминале, пытаясь
скопить денег, чтобы вернуться. Но где-то раз в полгода не выдерживал и
все пропивал. Начальство смотрело на его запои сквозь пальцы, потому что в
остальное время он, единственный из всех, ничего не нарушал и не
прогуливал.
   Кроме него, со мной работали Петя и Саша, отец с сыном, эстонские
русские, приехавшие подработать. Эти были ребята ушлые и с юмором.
Кормились они продуктами, которые в конце недели выбрасывают из магазинов
- все равно за выходные испортятся. Называли они этот процесс абсорбцией.
   - Я сегодня абсорбировал кило помидоров, - говорил Саша.
   - Молодец, сынок! А я абсорбировал в книжном журнальчик с порнушкой. На
дежурстве будет, что почитать.
   Все же это было не совсем дно общества. Люди с настоящего дна на этой
работе долго не задерживались. Любая работа с бесплатным жильем для
иммигранта уже роскошь. Парень по кличке Цикладол, которого я сменил,
продержался всего неделю - подвело подорванное токсикоманией здоровье. Еще
бы, цикладол - это вам не формалин нюхать. Теперь, гуляя по городу с моими
знакомыми по Хай-Бару или birdwatching'у, я то и дело шокировал их,
здороваясь со всякими оборванными личностями, а мои коллеги по службе
поражались, видя, как со мной раскланиваются чиновники из туристского
центра.
   Обычно я дежурил в паре с Мишей. Один сидел в будке у въездного
шлагбаума, другой обходил в темноте двухкилометровую территорию, а через
час мы менялись местами. Раз в полчаса полагалось сообщать по рации, что
все в порядке. Так я сочинил свои первые стихи на иврите: "Эсрим - эсрим
вэ тэша, Владимир бдикат кешер" (двадцатый - двадцать пятому, Владимир на
связи). Время от времени к нам заезжал на джипе проверяющий - толстый
парень с низким лбом и негритянскими губами по имени Зари. Весь кайф был в
том, чтобы потихоньку покататься на одной из новеньких машин (они все
стояли с ключами и бензином в баке), не попавшись при этом Зари. Одно
время мы предупреждали друг друга, щелкая переключателем приема-передачи
на рации, когда он проезжал под шлагбаумом, но потом он догадался, в чем
дело, и теперь наши рации работали только на передачу. В будке можно было
поспать, но в полглаза - подъезжавший джип с проверяющим не услышишь, и
все, уволят. В общем, лично я всю ночь изнывал от скуки и дожидался
рассвета.
   Терминал был расположен на уступе плато, высоко над заливом, и восход
солнца был настолько красив, что я готов был смотреть этот спектакль без
конца. Потом нас отвозили в нашу оклеенную порнухой квартирку, и мы
старались побыстрее выспаться, потому что у всех были дела в городе. Миша
забивал козла с приятелями, Петя и Саша занимались различной абсорбцией, а
я спешил как следует искупаться, пока не пришла из школы Аня.
   В один из дней я плавал в море с Рони Малкой, которого случайно
встретил на пляже. Мы сгоняли наперегонки к Платформе, огромному плоскому
буйку, и уже возвращались, когда увидели внизу странную картину. Там, где
раньше было песчаное дно (я уже знал на нем каждую губку), медленно
двигалось нечто вроде звездного неба - ровная синяя поверхность в белых
точках.
   Озадаченные, мы нырнули, чтобы рассмотреть странное явление, и спустя
секунду пробкой вылетели на поверхность в полном экстазе, хором заорав:
"Китовая акула!"
   Народ, плескавшийся вокруг, рванул к берегу, но мы ничего не замечали,
только судорожно заглатывали побольше воздуха и снова раз за разом
устремлялись вниз.
   Акула плыла так медленно, что нам удавалось без особого усилия не
отставать от нее, и, наконец, мы дождались, когда она поднимется поближе к
поверхности. Тут мы ухватили ее за спинные плавники (их два) и пару секунд
посидели на шершавой, как наждак, спине. Но рыбе это не понравилось, и она
чуть быстрее задвигала трехметровым хвостом - этого было достаточно, чтобы
напор воды сорвал нас с нее.
 
   - У тебя есть телефон? - спросил Рони, когда мы всплыли и отдышались.
   - Нет, но меня можно через Беню найти. А что?
   - Мои друзья будут звонить, подтверди, что я не вру.
   - А что, это такая редкость?
   - О! За последние пять лет третий случай, чтобы она подплыла к пляжу.
Все наши подводники мечтают ее увидеть, но здесь планктона меньше, чем на
юге - сюда они почти не заходят... - он лег на спину, чтобы перевести дух.
   В два я отпирал каюту, кипятил на камбузе кофе и ждал Анечку. В нашем
распоряжении было семь часов. К сожалению, дарить ей серебряные безделушки
я уже не мог - волшебная "зеленая дверь" исчезла, и даже заклинание
"Сезам, откройся!"
   не действовало. Собственно, можно уже раскрыть тайну. Разыскивая по
крышам гнездо сокола, я случайно наткнулся на трещину в стене, которая
вела на второй этаж ювелирного магазина. Оттуда, изнутри, кто-то
периодически прятал в трещине всякие вещицы. Судя по тому, что их
исчезновение не влекло за собой приезда полиции и попыток заделать стену,
кто-то воровал их и до удобного момента держал в тайнике. Теперь, увы,
дыру все же замуровали.
   Но наши отношения с Анечкой уже не нуждались в подобной стимуляции.
Девочка вошла во вкус и, едва зайдя и хлебнув кофе, тут же тащила меня в
койку (хотя трудно сказать, кто кого тащил). Лишь в очень жаркие дни мы
предпочитали уплывать на Платформу. До нее было метров восемьсот от
берега, поэтому нам никто не мешал, разве что изредка уж очень большая
волна остужала наши разгоряченные тела. Мы догадывались, что и
израильские, и иорданские погранцы специально собираются к этому часу у
своих наблюдательных приборов, но нам было все равно.
   Никогда не забуду первый раз, когда мы заплыли на Платформу и
растянулись на горячем металле. Аня вдруг поднялась на локте и стала с
глубоким интересом рассматривать, как я устроен.
   Дома у нее был видеомагнитофон, и она рассказывала, что иногда смотрела
с подружками всякие сценки, но все же мне порой казалось, что различия
между мужчинами и женщинами с трудом укладываются у нее в голове.
   Вот она робко протянула руку и осторожно потрогала мой хвостик. Я замер
и затаил дыхание, чтобы не спугнуть ее. До сих пор я ни разу не пытался
подбить ее на минет или что-нибудь в этом роде. Захочет - сама догадается,
а не захочет - тогда и научить как следует не удастся, ведь такие вещи
по-настоящему здорово получаются только у тех женщин, которые сами
испытывают от них удовольствие.
   Хвостик, однако, замирать не собирался, и после нескольких
прикосновений на лице Анечки появилось выражение детского восторга. Я
терпеливо ждал, ласково поглаживая ее по тем местам, поглаживание которых
она, как выяснилось, особенно любила - по соскам, бокам шеи, складочкам
между бедрами и лобком.
   Наконец Анка подалась вперед, робко коснулась хвостика губами и
испуганно отшатнулась. В ответ я мягко провел пальцем по ее губкам и
вишенке - а этот нежный маленький шарик, в полном соответствии с
рекомендациями циника Бени, обладал способностью мгновенно превращать мою
девочку в сладко мурлыкающего котенка. Спустя минуту она самозабвенно
вылизывала и щекотала губами мой хвостик, а я, расположив ее сверху в
позиции "69", играл с вишенкой, заставляя Аню громко стонать, прогибать
спинку и судорожно сжимать теплыми ножками мои щеки. Представляю себе,
какое воодушевление вызвала эта сцена в рядах доблестных бойцов
погранвойск!
   Все-таки видюшник - великое изобретение. Если бы не он, мне пришлось бы
обливаться холодным потом, гадая, какую реакцию вызовет у Ани неизбежный
ответ моего хвостика на столь трогательную заботу. А так я мог
расслабиться, будучи уверенным, что никакие неожиданности не травмируют ее
неокрепшую психику.
   Почему-то Ане так понравилось "69", что она предпочитала это занятие
всем остальным. То ли норка у нее была еще слишком нежная (хотя я старался
вести себя как можно деликатней), то ли она вычитала где-нибудь, что это
полезно для здоровья, то ли возможность подставить вишенку под мои ласки и
вправду перевешивала для нее все прочие удовольствия, но иногда мне даже
приходилось уговаривать ее, когда хотелось заняться любовью обычным
способом. Впрочем, благодаря ежедневным купаниям, солнцу и хорошему
питанию меня вполне хватало на все ее пожелания, сколько бы их ни было.
   В первый же выходной мы смотались в Хай-Бар и целые сутки почти не
вылезали из кровати (у Бени в трех комнатах стояло по роскошному
двуспальному "сексодрому").
   Когда, наконец, мы скатали друг друга в рулончик и собрались катиться к
автобусной остановке, Беня зашел в комнату и остановился взглядом на
огромной куче пустых презервативных упаковок.
   - Ну, аспирант, - выговорил он наконец, - быть тебе кандидатом!
   Мои соседи по квартире мне страшно завидовали, и их нетрудно понять.
Так уж случилось, что все сорок лет истории Эйлата город страдал от
нехватки женщин.
   Бедным иммигрантам и вовсе не светило. В конце концов Петя и Саша, не в
силах больше смотреть на мою довольную морду, плюнули на привычную
экономию и вызвали по телефону проститутку.
   В дверь впорхнула молоденькая рыжая израильтяночка и с порога
речитативом выпалила:
   - Секс 120 шекелей за раз, минет 70, без презерватива надбавка 90%, при
свидетелях еще 20%.
   Мы (Миша, я и еще пятеро ребят, специально пришедших посмотреть, как
все будет), вышли в соседнюю комнату, где были давным-давно оборудованы
смотровые дырочки.
   Петя пожадничал и потратился только на минет. Но девочка оказалась
профессионалкой и обслужила его буквально за минуту. Саша расщедрился на
секс, и при этом, мерзавец, уложил ее под нашу стенку, так что ничего не
было видно.
   - Козлы вы оба, - сказали ребята, уходя. - Пригласили в гости сексуху
смотреть, а ничего не показали.
   Петя и Саша так расстроились, что уехали в Эстонию. Миша ушел в запой.
Я напоминал ему, что пить на жаре опасно, но он упорно наливался водкой
"Кеглевич"
   прямо на пляже. Теперь со мной работали парнишка по имени Петя, бывший
чемпион Пензенской области по бальным танцам, и Джин-Тоник, которого
выгнали за аморалку из отеля, где он служил в приемной.
   С Джимми, конечно, торчать на дежурстве было куда веселее. Он один
заменял целый театр. Тоник настолько привык всех дурачить, прикидываясь то
американцем, то индейцем, то мусульманином, что добраться до его
настоящего лица не удавалось даже самым близким людям. Его жена была
уверена, что он страшный бабник, перетрахал весь Эйлат и готов отдать
жизнь за первую встречную шлюшку. Друзья считали его простым в доску
любителем анекдотов, а постоянная подружка - порядочным мальчиком из
хорошей семьи. Начальство твердо знало, что Джимми - американский
миллионер и работает из прихоти. Кем он был на самом деле, сказать не
берусь - я снял с него, как с кочана капусты, несколько оболочек, но не
могу поручиться, что дошел до кочерыжки. Последний Джин-Тоник, до какого
мне удалось добраться, собирался поступать в университет на арабистику и в
тайне от всех потихоньку выписывал из Тель-Авива современную англоязычную
поэзию. В его библиотеке я, как переводчик-любитель, нашел для себя немало
поживы.
   Видим свет, Миг, открылся он, и словно песня спет.
   Краткий сон Промелькнул к утру и стих, как легкий звон.
   Пыль на ветру, Все мы только пыль на ветру.
   Стар сюжет:
   Ненадежен дом над бездной темных лет.
   Все кругом Годы в прах сотрут - не забывай о том.
   Пыль на ветру, Все вокруг лишь пыль на ветру.
   Нас тут нет, В никуда уйти навеки нам завет.
   Этот мир Молча заберут, и мы покинем пир.
   Пыль на ветру, Все мы только пыль на ветру.
   Как бы то ни было, друг для друга мы были находкой - ведь за границей
ни по чему так не тоскуешь, как по интеллигентному общению. Я не шучу.
Эмиграция - всегда резкая потеря социального статуса, и круг знакомств
меняется соответственно. Да и Эйлат все-таки не университетский центр.
   Какие только темы не обсуждали мы бесконечными холодными ночами!
История империи эфталитов и грамматика q-кельтских языков, тонкая
структура фронта окклюзии и сверхтекучесть жидкого гелия в высокочастотном
магнитном поле, психоаналитическая специфика пилообразного оргазма и
Великая Докембрийская Полифилетическая революция, парадигматический
алгоритм Оккама и ротация тезауруса теоретического сциентизма, не к ночи
будь помянут. Последствия такого приятного времяпрепровождения были
довольно опасными. У нас теперь все время было хорошее настроение, и в
результате ужасно хотелось хулиганить. Мы перепробовали все марки машин,
которые только были на терминале, и довели Зари до состояния,
напоминавшего голодное бешенство акул. Даже снизу, из своей конторы, он
слышал завывание моторов, когда мы гоняли по ухабам на джипах, но никак не
мог поймать нас с поличным. Несколько машин мы помяли, но отыскать их на
громадной стоянке было невозможно.
   Вдобавок Джимми познакомился с очаровательной девушкой Шими,
секретаршей Зари. Я не встревал в их отношения: во-первых, это не
по-товарищески, а во-вторых, она все равно говорила только на иврите. Зари
она описывала как редкую сволочь, а один раз показала нам синяки на руке
выше локтя. Джимми сказал то, что должен был:
   - Сегодня я узнаю, где он живет, а завтра замочу гада.
   - Я тебе помогу, - сказал я, - только не спеши. Это тебе не бизонов по
прерии гонять.
   - Какая разница! Подумаешь, директор по режиму!
   - Кто-о?
   - Директор по режиму, а что?
   До тех пор я ни разу не слышал, какую должность занимает Зари, а теперь
вдруг понял, что это муж Мириам.
   - Спроси у Шими, он женат?
   Шими сказала, что он разводится с женой, но нанял адвоката и хочет
доказать, что она ему изменяла, чтобы не платить.
   - Джимми,- сказал я, - подожди. Завтра выходной, за эти дни я придумаю
что-нибудь получше, чем ломиться к нему с топором.
   На следующий день нас ждало большое приключение. Тони Ринг ушел в
отпуск, а дежурил по Хай-Бару в субботу Беня, и он разрешил мне взять
джип. Прав у меня не было, но полиция практически никогда не останавливает
служебные машины, тем более со всем известным клеймом Хай-Бара.
   Я взял Джима, Анку и Шими и повез их вдоль египетской границы, в
Ниццану. Сам поселок, лежащий по дороге к сектору Газа, неприятное место -
колония для малолетних преступников. Но дальше расположен массив очень
красивых песчаных барханов, где мы вдоволь набегались, потом ненадолго
разошлись со своими девушками по укромным ложбинкам, а когда вернулись к
джипу, уже темнело. Только тут мы сообразили, что обе дороги из Ниццаны в
семь вечера закрывают шлагбаумами.
   Оставалась третья дорога, но она вела через Газу - ни один нормальный
человек не поедет по ней на машине с желтыми израильскими номерами (на
Западном берегу они зеленые, а в Газе - красные). Нам, однако, деваться
было некуда. Решили дождаться темноты и попробовать прорваться.
   Наступила ночь. Через бархан, свиваясь в петли, проползла боком
маленькая рогатая гадючка - та самая змейка, которая, если помните,
помогла Маленькому Принцу вернуться на его планету. Потом я, к своей
радости, нашел самочку песчаного геккона - подругу для Мойше, но почему-то
моего ликования никто не разделил. Наконец я сел за руль и поехал на север.
   Мы благополучно проскочили весь сектор и въехали в саму Газу -
бесконечное пространство одноэтажных развалюшек. Несмотря на поздний час,
по улицам стаями бродили тощие детишки со вздутыми животами (их здесь в
среднем по шесть на семью). Не удивительно, что Египет отказался забрать
Газу, когда Израиль предлагал. Редкие взрослые прохожие при виде нашего
джипа разевали рот, словно встретили ифрита.
   И вот на каком-то пустыре мы наехали на кусок колючей проволоки.
   К счастью, до ближайшего дома было метров тридцать, так что за
следующие полчаса нас никто не заметил: город уже спал. Когда улицы
окончательно опустели, я оставил Джимми хай-барский топор для рубки мяса,
наше единственное оружие, а сам пошел на разведку, прокрадываясь из одной
тени дома в другую. Через пару кварталов я увидел зеленый джип с надписью
"Палестинская полиция".
   Я провертел ножом дырку в правом переднем колесе, джип осел, и я быстро
снял левое заднее. Через час мы проскочили спящее КПП и помчались в
Беер-Шеву, а оттуда в Эйлат.
   - Чтоб я еще с тобой куда-нибудь поехала...- говорила Анка, но я уже
достаточно ее знал, чтобы не сомневаться: поедет. Мы заглянули в Хай-Бар,
перекусили, взяли Беню и покатили дальше. Девушки уснули, и разговор у нас
как-то незаметно зашел о скандинавской мифологии. На въезде в город я
вдруг затормозил.
   - Что случилось? - спросил Джим.
   - Молот Тора! - сказал я. - У меня появилась идея. Молот Тора.
   - С виду тебе все пофигу, - заметил Джимми, - а на самом деле ты,
видно, здорово перенервничал. Переутомление - коварная штука.
   - Я бы на твоем месте был поосторожней, - предупредил Тоника Беня. - От
его идей всегда одни неприятности.
   - Да, неприятности будут, - захихикал я. - Скоро сами увидите.
   Вечернее дежурство я начал с того, что вызвал по радио Зари.
   - Шлагбаум сломался, - сказал я, - надо бы починить.
   В течение этой и следующей ночи я раз десять обращался поочередно ко
всем начальникам, требуя починить шлагбаум, который и вправду был расшатан.
   - Сорвется, - предупреждал я, - вам же машину разобьет.
   Мы были в Израиле. Все выслушивали меня, отвечали "да-да, обязательно",
но чинить шлагбаум никто и не думал.
   Джим уже все понял, ходил вокруг и говорил:
   - Давай лучше я. Тебе-то зачем рисковать?
   - Долг чести, - величественно молвил я.- Мужчина, который бьет женщину,
не будет ездить мимо меня безнаказанно.
   Ну, дальше все понятно. Когда Зари очередной раз проезжал на
территорию, я поднял шлагбаум, он сорвался и рухнул ему на голову.
   Приехали скорая, полиция, адвокат Зари и Мириам. Я не видел ее почти
месяц, но мы лишь переглянулись из соображений конспирации. Адвокат
заметил, что мы знакомы, и как-то сразу слинял.
   Тогда я не обратил на него внимания. Случай был настолько очевидный,
что меня никто ни о чем не спрашивал. Продолжение этой истории нам стало
известно со слов Шими. Адвокат Зари решил, что Мириам связалась с русской
мафией, а в таком случае следующим должен был получить по мозгам он. На
всякий случай он устроил так, что суд состоялся в ту неделю, которую Зари
провел в больнице, и дело было проиграно. Мириам получила пожизненную
ренту.
   Если меня когда-нибудь спросят, сделал ли я в жизни что-нибудь хорошее,
я вспомню сияющий, благодарный взгляд Мириам и отвечу:
   - Да. Я проломил одному типу голову шлагбаумом.
   На следующую ночь экс-танцор Петя с разгону протаранил на
"Исузу-трупере"
   шеренгу "Мазд", и за новым скандалом про Зари все забыли. А у меня
начались очередные неприятности.
   Я спокойно работал, никого не трогал, водил Анечку на яхту и в таверну
"Атаман Скумбрий", где старый Али радовался нам, как родным детям.
Дежурили мы теперь с полуночи до десяти утра, и вечером я пару раз ходил с
вышедшим из запоя Мишей на моторке ловить кальмаров на свет. В магазине
для бедных абсорбировал синий галстук вместо полосатого, который подарил
Тонику. Вот-вот должна была начаться весна, ведь был уже февраль.
   Но тут в одну из ночей нас отправили охранять общественный порядок на
русской дискотеке в отеле "Кейсар".
   Я знал здесь всю публику и все кассеты еще с тех пор, как пытался
ухаживать за Аней классическими методами. Поэтому я тут же снял форменную
куртку и пошел танцевать. Джимми вытащил из-под подкладки пару бутылок
виски (приносить с собой запрещалось) и собрался пригласить за столик
кого-нибудь посимпатичней, заманив даровой выпивкой.
   И вот, уже под утро, мы выходим проветриться - Анка, я и Джимми с новой
девушкой - и прямо на выходе из подвала я получаю фомкой по животу.
   Это было очень больно и так неожиданно, что я чуть не упал. Передо мной
торчали две уголовные хари, одна из которых сообщила другой:
   - Хмыря замочить, бабе фотку попортить.
   Оба пункта программы вызвали у меня некий внутренний протест. Вообще-то
я не любитель мордобоя, но тут просто некуда было деваться. Хорошо еще,
что перед тем я больше месяца плавал в море по часу-два в день, питался
как на убой, гонял на велике, возился с парусами и вообще вел удивительно
здоровый образ жизни. Еще лучше, что я собирался не на дискотеку, а на
терминал и потому был в турботинках, а размер у меня 46-й. А самое
главное, я был при исполнении служебных обязанностей и мог не сдерживаться.
   Конечно, я все-таки еврей и в любой ситуации стараюсь прежде всего
работать головой. Вот и сейчас прямо из положения согнувшись так заехал
ближайшему мордовороту макушкой в челюсть, что сломал ее в двух местах
(челюсть, не макушку). Второй парень, увидев, как мой ботинок ломает
первому переносицу, бросился бежать. Когда я выскочил за ним, то
обнаружил, что догоняю уже двоих - его и Леву. Потом выяснилось, что ребят
нанял он - если бы это были люди его папаши, мне бы так просто не
выкрутиться. Отбежав немного, они повернулись ко мне, но я не успел
затормозить, сбил Леву с ног... Тут из-за поворота с воем сирены выскочил
джип с Йозефом, капитаном патрульной службы, моим хорошим знакомым.
Джин-Тоник не зевал и нажал кнопочку на рации. Оставшийся на ногах громила
растерялся, и это стоило ему нескольких зубов: пару выбил я, зажав в
кулаке закрытый перочинный ножик, а остальные, видимо, Йозеф дубинкой.
   На следующий день в "Атамане Скумбрий" состоялся консилиум с участием
Бени, Джимми и Шломи, который знал всех в городе.
   - Понимаешь, - сказали они, - закон на твоей стороне. Йозеф дал
показания в твою пользу, и других свидетелей хватает. Но у Левы разбита
гортань, и его папаша рассвирепел. Лучше тебе на недельку убраться из
города, пока старик не успокоится. Он все-таки не такой уж монстр и
поймет, что его сынка проучили за дело.
   - Ладно, только куда мне деваться?
   - В Кфар Шахарут, - предложил Беня.
   - Кфар? Это что, арабская деревня?
   - Не совсем. Тебе понравится, - у него был такой вид, что я сразу
заподозрил какой-то розыгрыш.
   - А Анка? Мне бы не хотелось...
   - Возьми с собой.
   - Лучше одному, - ухмыльнулся Шломи.
   - Возьми ее на пять дней, а еще пять поживешь там один, - сказал Беня.
   - Значит, всего десять? Ты же сказал, недели хватит.
   - Слушай, перестань. Увидишь, тебе там понравится. И работа не пыльная.
   - А что я должен буду делать?
   - Тебе не все равно? Ты же профессиональный путешественник. Должен
уметь приспосабливаться ко всему, - потешался Джимми.
   - Поезжай, Вови, сынок, - вставил старый Али. - Хорошее место.
   Он оказался прав.
 
 
   Атаман Скумбрий

   Что ты скучаешь, человек? Садись за столик наш!
   Не бойся, я ведь не абрек, не страшный кызылбаш.
   Ты по-турецки говоришь? Английский? Да, пойдет.
   А что ты, парень, так грустишь? Дерябни - все пройдет.
   А сам откуда? О, кутак! Далеко ты заплыл!
   Вон видишь, там храпит моряк? Он раз в Одессе был.
   Нет, не буди его, Ахмед - ну, был, и что с того?
   К тому ж в беседе толку нет с нетрезвого с него.
   А ты зачем к нам? Отдыхать? Работать? Молодец!
   Мужчина должен сам пахать - учил меня отец.
   Ты извини, но я под стол прилягу, отдохну.
   Качает что-то сильно пол, боюсь, бортом черпну.
   Все что осталось, допивай - закуска там была...
   И дальше с миром отплывай, да не сломай весла!

 
 
 
                          11. Погонщик верблюдов 
 
   Девы черноокие, пышноволосые, станом гибкие и сладость дарующие -
награда праведникам по делам их... Берите же и двух, и трех, и четырех -
на сколько возляжет десница ваша... Ибо благословение Аллаха на мужчине,
заботящемся о женщинах.

   Коран 
 
   В Израиле нет еврейских деревень, только арабские. Евреи живут либо в
сельскохозяйственных коммунах - киббуцах, либо в фермерских кооперативах -
мошавах. И те, и другие застроены современными коттеджами и каменными
домиками.
   Единственная настоящая еврейская деревня - Кфар Шахарут. Дома здесь
глинобитные, по пыльным улочкам бродят ишаки, а под дувалами дремлют
собаки-парии.
   Шахарут стоит на краю обрыва. На запад уходят низкие холмы Негева, а на
востоке, в тысяче метров внизу, виднеются акации Хай-Бара, до которого по
карте всего пять километров, а по серпантину - двадцать. Вдали, за широкой
Аравой, клубятся над иорданскими вулканами недолговечные зимние облака.
   Мы с Анкой оказались в деревушке в самое лучшее время, в начале
февраля. Внизу дни становились все жарче, но на плато еще было довольно
прохладно. По ровным песчаным днищам извилистых вади то тут, то там
появлялись куртинки алых маков, шоколадных ирисов и золотистого злака,
напоминавшего ковыль. Вдоль Аравы тянулись на север перелетные птицы.
Когда мы сидели вечерами на краю обрыва, вровень с нами то и дело
пролетали орлы, сарычи и чайки. Ночи же были хололдные, и нам приходилось
согревать друг друга до самого утра.
   Кфар Шахарут состоит всего из двух десятков домов, из них в семи живут
арабы, в десяти - евреи, а в трех - приезжие туристы. Самый большой домик
принадлежит Дану и Гине, которые лет десять назад организовали здесь
маленькую ферму беговых верблюдов. Теперь любители верблюжьих гонок и
просто пустынной экзотики со всего мира знают об этом чудесном уголке.
   Я работал за довольно символическую плату погонщиком верблюдов. Каждое
утро, в девять часов, из Эйлата прибывал автобус с туристами. Проведя
короткий инструктаж, я сажал их на спины животных и вел в четырехчасовой
поход по усыпанной щебнем пустыне. Езда на верблюде не требует такой
подготовки, как на лошади, и вообще гораздо проще, но все же к концу
маршрута некоторые с трудом удерживались в седле.
   После обеда мы с Анечкой пару часов валялись в койке, дожидаясь, когда
спадет жара, а потом шли на наше любимое место - узкий уступ в десятке
метров ниже кромки обрыва, к которому спускалась едва заметная тропка.
Отсюда мы могли видеть всю южную часть Аравы, до самого Эйлата, а нас
видели только парившие рядом орлы. Расстелив спальный мешок, мы занимались
любовью до вечера. Как только садилось солнце и горы за Аравой из алых
становились фиолетовыми, холод прогонял нас с уступа, и после ужина мы
торчали на посиделках у Дана с Гиней. К тому времени "однодневные" туристы
уезжали, и оставались только те несколько человек, кто приехал на неделю
или месяц.
   Постоянное наличие хипповой тусовки в деревне привело к тому, что тут
установились традиции полной сексуальной свободы. Обычай требовал, чтобы
каждый гость за время жизни в Шахаруте переспал со всеми имеющимися в
наличии приезжими противоположного пола. К счастью, на меня как на
сотрудника закон не распространялся - боюсь, что кроме Анечки меня уже ни
на кого не хватило бы. Она ведь не зря понравилась мне с первого взгляда.
   Увы, мы оба понимали, что наш "рай в шалаше" продлится недолго. Я не
скрывал, что скоро должен буду вернуться в Совок. Аня откровенно делилась
со мной своими планами насчет выгодного замужества - эта идея занимала все
ее помыслы. Впрочем, останься я в Израиле, мы наверняка так или иначе
скоро расстались бы. Анечка была на редкость веселой и обаятельной, но
говорить нам было практически не о чем - видимо, разница в возрасте
мешала. Я не выношу, когда люди с серьезным видом обсуждают экстрасенсов,
тарелки и прочие современные мифы, а Анку раздражал мой скептицизм. Кроме
того, из-за слабого знания английского она из всей тусовки могла нормально
общаться только со мной, а такая нагрузка может испортить даже самые
нежные отношения. В общем, было ясно, что нас тянет друг к другу только
эротика, и как только накал страсти чуть-чуть ослабеет, все очень быстро
кончится само собой.
   Пять дней пролетели быстро, и пришла пора Ане возвращаться в школу. Дан
разрешил нам взять лошадей, чтобы спуститься к шоссе, поэтому через три
часа я уже посадил Анку на автобус, а сам заглянул к Бене в Хай-Бар.
   За это время песчаные лисята подросли и весело носились по вольеру.
Появились малыши и у афганских лисичек - маленьких, застенчивых, с темными
масками на мордочках. Геккончик Мойше и его новая подружка потихоньку
проникались взаимным расположением, но пока их отношения не выходили за
рамки дружбы. Что касается Бени, то он загорелся новой идеей: завести
кавказских овчарок и зарабатывать продажей щенков. Мне казалось, что
достать в Израиле хороших "кавказцев" будет трудно, но какие-то из
бесчисленных Бениных друзей уже обещали прислать ему парочку щенят из
Грузии.
   - Ну что, проводил подругу? - спросили меня Дан и Гина, когда я
вернулся в деревню.
   - Да, все нормально.
   - Как же ты теперь?
   - А что?
   - Ну, ты же остался без женщины. Ты забыл, что тебе тут еще неделю
работать?
   - Переживу как-нибудь.
   - Ты с ума сошел? В твоем-то возрасте! Вот что, завтра приедет девушка
по имени Кэри, она тут бывает каждую весну. Если тебе удастся с ней
подружиться, считай, что тебе повезло.
   "Больно надо, - подумал я, - знаю я ваших девушек! Наверняка наркоманка
и проститутка-любительница. Придется с ног до головы заворачиваться в
презервативы, прежде чем к ней подходить." Но вслух ничего не сказал,
чтобы не обидеть славных ребят.
   Кэролайн прибыла на следующий вечер, как раз к вечерним танцулькам.
   - Кэри, это Вови, русский биолог, - представила нас Гина, - ты будешь
жить в его комнате.
   Девушка улыбнулась стандартным американским "чииз", кивнула и пошла
танцевать.
   Через пять минут она уже тянула в углу бычок с "фэнтэзи" со своей
подружкой по прошлому году.
   "Все, как я и думал, - решил я, - даже не покраснела. И что за странная
манера - развлекаться этой подростковой дрянью? Ей ведь явно уже за
двадцать, в ее годы приличные девушки давно на ЛСД перешли".
   Сам я баловался наркотой, только когда уж очень настойчиво угощали.
Во-первых, она на меня действует, как яблочный сидр на боцмана речфлота, а
во-вторых, у меня и так почти всегда слишком хорошее настроение.
   Но все же Кэролайн мне понравилась. Синие глазищи, волосы цвета
пустынного ковыля, аппетитная фигурка. Когда гулянка закончилась и мы
пошли по залитой лунным светом деревне к нашей хижине, я подумал, что,
пожалуй, можно рискнуть.
   Но, едва мы вошли в комнату, девушка вдруг сказала:
   - Выйди на кухню, пожалуйста. Мне надо переодеться.
   Я думал, что лучше всего начать с взаимного раздевания, раз уж нам все
равно почти неделю жить вместе. Но Кэри меня удивила: она облачилась в
ночную рубашку, раздвинула койки, которые мы с Аней поставили рядом, и к
моменту, когда я зашел в комнату, уже лежала под одеялом.
   - Я отвернулась, - сказала она, - можешь ложиться. Ну, что стоишь? Ты
что думал, я с тобой спать буду, что ли?
   - Да что ты, Кэри, как я мог такое подумать! - возмутился я. - Я же
вижу, что ты не такая, как все другие девушки!
   - Ну уж и все! Не трепись! Знаю я вас, половых шовинистов!
   - Ну нет, Кэри, я вовсе не male сhauvinist и не считаю, что все девушки
обязаны со мной спать! У нас в России вообще принято, чтобы девушки первые
говорили понравившемуся мужчине, что удостоили его своим выбором.
   - Вот как? - она заинтересовалась. - И что, мужчины никогда не пристают
к женщинам?
   - Никогда! За это у нас можно попасть в Сибирь на всю жизнь.
   - Ух ты! Как бы я хотела побывать в вашей стране! Ну ладно, я удостоила
тебя своим выбором!
   Только страшным напряжением воли я сумел сдержаться и не ухмыльнуться
гнусной улыбкой самодовольного полового шовиниста.
   Кэролайн оказалась совершенно неискушенной в сексе, но при этом все
время пыталась мной руководить - "я буду только сверху", "ни к чему эти
глупости, знай делай свое дело" и т. д. В конце концов я не выдержал,
стащил ее с койки, разложил на полу и трахал до тех пор, пока она не
начала при каждом раунде кричать сладким голоском на весь Кфар Шахарут.
Только так нам удалось действительно подружиться. До самого утра я истязал
бедняжку, то ставя ее на колени, то швыряя поперек койки, то держа на
весу. Под утро затащил ее бесчувственное тело в душ, частично реанимировал
и продолжил грязные издевательства.
   - А где же Кэри? - спросил меня Дан за завтраком.
   - Отдыхает.
   - Вы что, трахались?
   - А чем нам еще было заниматься?
   - Но ведь она лесбиянка!
   - Да? Почему же вы хотели, чтобы я с ней подружился?
   - Черт, да потому, что она бы водила к себе подружек, а смотреть, как
они этим занимаются, лучше любого секса! Нет, слушай, ты правда ее... Ну,
и как?
   - Нормально...
   - Ой, пойду, скажу Гине. Гина!!! - заорал он через всю гостиную, - Он
трахнул нашу Кэри!
   - Ой, правда? - Гина даже перешла на иврит от радости. -Может, теперь
она станет гетеросексуалкой?
   Мне почудилось, что всед за радостной улыбкой по ее лицу пробежала тень
огорчения, но, может быть, мне показалось.
   Меня, в общем, мало интересовала сексуальная ориентация Кэри. В конце
концов, любая нормальная женщина чуть-чуть бисексуальна, а иногда и не
чуть-чуть. Из лесбийских наклонностей моей американочки я извлек только
выгоду: когда она затащила к нам свою ежегодную подружку, молоденькую
арабскую девчонку Рейт, я поглядел-поглядел на них с полчасика, а потом до
рассвета баловался с обеими. Не люблю смотреть порнуху, хотя надо
признать, что у них получалось очень красиво.
   Через несколько дней Йося-полицейский позвонил и сказал, что я могу
возвращаться в Эйлат. Когда я собрал вещи, угостил на прощание салатом
Абдуррахмана, моего верблюда, и приготовился спускаться в Хай-Бар, Кэри
вдруг заплакала.
   - Если бы не ты, - сказала она, - я бы никогда не узнала, зачем женщины
спят с мужчинами.
   - Это вообще загадка, - поддакнул я. - Ведь большинство мужчин такие
свиньи!
   Должен признаться, что эта история прибавила мне полового шовинизма.
Впрочем, мне кажется, что если мужчина совсем не male chauvinist, то он не
совсем мужчина. Наверное, это оттого, что я из очень уж дикой страны.
   В Эйлате я первым делом отправился в отделение Министерства Внутренних
дел.
   Близилась годовщина моего первого приезда в Израиль, и пора было
оформлять загранпаспорт. Я надеялся, что он избавит меня от унизительных,
долгих и дорогостоящих процедур получения виз, неизбежных для
путешествующих жителей таких нищих и опасных регионов, как Союз Непутевых
Государств.
   - Нет проблем, - улыбнулась Рути, секретарша местного ОВИРа. - Нужна
только справка из военкомата и из Министерства Абсорбции, что ты им ничего
не должен.
   При въезде в Израиль иммигрантам выдается небольшая сумма, называемая
"корзиной абсорбции". Ее надо вернуть, если хочешь уехать из страны
раньше, чем через три года. Я не брал"корзину", потому что уезжать
собирался очень скоро.
   - А где выдают эти справки? - спросил я.
   - Из министерства - в Тель-Авиве, из военкомата - в Беер-Шеве, -
ласково поведала Рути и повернулась к следующему посетителю.
   Автобус до Тель-Авива стоит 15 долларов, до Беер-Шевы - 10. Первым
делом я поехал в военкомат.
   Беер-Шева - единственный большой город в Негеве. Вокруг тянутся
бесконечные поля, орошаемые сложной системой арыков. Огромные стаи птиц -
рябков, горлиц, скворцов - летают над полями, выдергивая всходы пшеницы.
Между ростками желтеет песок. Жара в Беер-Шеве доходит до сорока градусов
даже зимой, поэтому жилье тут дешевое, а население, соответственно, в
основном арабы, эфиопские евреи и "русские". Впрочем, израильские арабы -
все же более цивилизованная публика, чем палестинцы с "территорий".
   Иногда в городе попадаются дворики, словно перенесенные из
какого-нибудь подмосковного Чехова или Монино. Старушки вяжут на лавочках,
пенсионеры забивают козла, под тополями спят алкаши, и все говорят
по-русски. Переходишь улицу - вокруг женщины в чадрах, мужчины в халатах и
вопли муэдзинов с минаретов.
   - Та-ак, - сказал мне военком, молоденькая девчушка, одетая строго по
израильской моде: защитная безрукавка, одно плечико спущено, и из-под него
видна бретелька лифчика. - Ты, дружок, подлежишь призыву!
   - Прямо сейчас?
   - Нет, двадцатого апреля. До тех пор можешь получить паспорт и съездить
в Россию, только сначала встань на учет.
   - А где это?
   Она назвала маленький городок под Тель-Авивом, где находится
Министерство Обороны. Добрался я туда уже к вечеру, пришлось ночевать под
кустом. Наутро вид у меня был довольно помятый.
   Получение справки заняло всего семь часов. Особенно запомнилось
собеседование с представителем Моссада. Она была еще симпатичней, чем
военком, и с такой же выглядывающей бретелькой - прекрасная маскировка для
бойца невидимого фронта.
   Вообще-то я с моим опытом нелегального перехода границ мог бы
пригодиться любой разведке, но что-то подсказывало мне, что об этом лучше
не распространяться.
   Предложение поужинать вместе юная Мата Хари отвергла - наверное, из-за
моих мятых джинсов и небритой рожи.
   В Министерство Абсорбции я уже не успевал, пришлось на ночь глядя
завалиться к моей тете Полине. Первым делом я позвонил Джафару, потому что
чувствовал, что мне может понадобиться аварийный выход из страны.
   - Сэм не придет в этом году, - сказал Джафар. - Он собирается возить
товар из Триеста в Хорватию - там сейчас раздолье для людей его профессии.
Ему пришлось менять мотор на яхте, так что теперь он весь в долгах.
   Тогда я набрал номер Надин.
   - Владимир, ты? - я словно увидел, как она прыгает от радости, сжав в
руках трубку. - Приезжай скорее!
   - Куда, к тебе домой?
   - Да, мои родители в Хайфе!
   Она жила в маленьком, увитом цветами особнячке на окраине -
таксист-белорус уже начал вполголоса материться, когда мы наконец нашли ее
переулок, взбегавший по склону холма. Наденька была такой же свеженькой и
прелестной, как и в нашу первую встречу, и мы, черт побери, опять
стерлись, вдобавок назавтра я едва не опоздал в Министерство (там
принимают в течение часа два раза в неделю).
   Сотрудницы министерства - дамы лет сорока-пятидести с потасканными
лицами и презрительными складками у рта - не улыбались никому и
разговаривали короткими отрывистыми фразами, словно надзирательницы
концлагеря или школьные завучи.
   - Верни "корзину абсорбции", - бросила мне одна из них, - и поезжай в
свою Россию.
   - Но я не брал "корзину".
   Она захохотала. Пораженные невиданным зрелищем - смеющейся "пкидой"
   (женщиной-клерком) из Министерства Абсорбции, все присутствующие
изумленно воззрились на нас.
   - Ну, рассмешил, - закатывалась она, - я всякое слыхала от этих
русских, но такого... Ты что думаешь, мы тут глупее,чем ваши? Да кто в
такое поверит?
   Сейчас, конечно, все было бы по-другому. Но тогда словосочетание "новый
русский"
   еще только появилось, и даже самые богатые из иммигрантов не брезговали
"корзиной".
   - Как твоя фамилия, - спросила она, давясь лающим смехом, - надо
запомнить.
   - Динец.
   Тут она заткнулась, как будто проглотила муху.
   Дело в том, что в Израиле у меня был однофамилец: Симха Динец,
начальник Сохнута - организации, занимающейся рекламой Израиля среди
евреев других стран и их вывозом на "доисторическую родину". Большинство
пожертвований от богатых евреев Америки и Европы идут именно Сохнуту, а
там, естественно, в основном разворовываются. Каков точно бюджет этой
конторы, не знает никто, но говорят, что он больше госбюджета Израиля и
что вся страна - лишь общежитие при Сохнуте.
   Симха Динец был абсолютным чемпионом Израиля: его ловили за руку на
воровстве свыше десяти раз. Обычно для министров эта цифра за время службы
составляет где-то от трех до шести раз. При этом они благополучно
продолжают исполнять свои обязанности. Впрочем, насколько я знаю, Симхе
через пару лет всеже пришлось оставить пост - выяснилось, что он присвоил
сумму, близкую к годовым затратам на содержание танковой армии. Да и на
пенсию ему было пора.
   Когда я первый раз въезжал в Израиль, оформлявшее мои документы
отделение Сохнута отправило ему запрос: не родственники ли мы? Он,
естественно, ответил, что родственников в Совке у него нет и быть не
может, хотя я точно знаю, что его предки приехали из того же самого
города, откуда происходят Динцы нашего клана.
   Побледневшая пкида остолбенело смотрела на мое удостоверение личности
со славной фамилией, потом улыбнулась, став похожей на египетскую мумию, и
защебетала:
   - Конечно, мы дадим вам справку, только принесите нам справочки из
Сохнута, банка...
   Всего справочек нужно было шесть, они выдавались в разных местах, и все
конторы работали в разные дни. Поскольку родители Надин уже приехали, а
рабочая неделя кончалась, мне ничего не оставалось, как вернуться в Эйлат.
Перед отъездом я зашел в дельфинарий - посмотреть, как там идут дела.
   Директор мне очень обрадовался и с гордостью показал новые террариумы
для змей, накрытые сверху ярко-малиновыми двускатными крышами.
   Я очень удивился, поскольку знал, что он образованный человек с хорошим
вкусом, но директор пояснил:
   - Конечно, я понимаю, что выглядит ужасно, но посетителям очень
нравится. Мы, израильтяне, любим яркие цвета.
   - Ну, допустим, - поморщился я, - но ведь теперь змей не видно! Они все
сидят под крышами, поближе к лампам. Почему нельзя было сделать крышки
ящиков плоскими?
   - Ты не понимаешь. Плоские крыши - это арабский стиль, арабский
менталитет. Наш, израильский менталитет предполагает двускатные крыши.
   Может быть, израильтяне отчасти правы, когда не берут на работу
"русских", подумал я. Все-таки понять людей другой культуры и вправду
непросто. Во всяком случае, я тут многого не понимаю.
   Новый автовокзал Тель-Авива - настоящий Миносский Лабиринт, даже
местные жители нередко блуждают в нем по два-три часа. Только большой опыт
путешественника помог мне довольно быстро найти свою платформу. Купив
напоследок мороженого, я забрался на верхнюю палубу двухэтажного автобуса,
занял переднее сиденье и покатил обратно в пустыню, чувствуя, что
возвращаюсь домой. "Не забыть сказать Бене, если будет на автовокзале,
пусть зайдет на первый этаж - там в зимнем саду такой классный древовидный
папоротник" - подумал я, засыпая с палочкой от мороженого в руке. Ничто
так не выматывает, как битвы с бюрократией.
   Когда я проснулся, за окном мелькнул бетонный куб придорожной тюрьмы -
значит, Беер-Шеву давно проехали. Вдоль дороги тянулись щебнистые равнины
и голые холмы - в эту часть Негева весна еще не добралась. Только у
подножия горы, на которой виднелись колонны Авдата, древнего города
набатеев, зеленело пятно травы - древняя система сбора дождевой воды все
еще работала, хотя почти разрушена.
   В Рамоне я сошел с автобуса, поскольку собирался заглянуть на местную
биостанцию - центр по изучению грызунов. Его директор как-то подвозил меня
из Эйлата в Хай-Бар и пригласил в гости.
   Биостанция оказалась настоящим русским заповедником. Кроме директора,
все шесть сотрудников и сотрудниц приехали из Совка. Не удивительно, что
их рабочий день состоял из перекуров и чаепитий, хотя изучение грызунов
все же шло достаточно неплохо. Как раз перед моим приездом ребята поймали
под Ниццаной новый для Израиля вид гербиля (мелкой песчанки) - колонии
этих зверьков с украшенными кисточкой хвостами разбросаны в Негеве
повсюду, где есть хоть какая-нибудь растительность.
   Наконец я добрался до Эйлата и позвонил Джин-Тонику.
   - Вовка! - закричал он. - Как удачно, что ты приехал! Для тебя есть
классная работа!
   - И сколько там платят?
   Он назвал цифру.
   - Не может быть! - это было больше, чем средняя зарплата по стране -
недостижимая мечта для иммигранта.
   - Может-может. Там рабочий день четырнадцать часов. Русских, конечно,
не берут, но я прикинулся американцем и сказал, что рекомендую им моего
друга из Англии. У них начальник отдела кадров англичанин из Лондона, он
сразу клюнул. Завтра у тебя с ним собеседование.
   - Но у меня же в удостоверении личности написано, что я родился в
Москве.
   - Скажешь, что родился в Москве, а жил в Англии.
   - Подожди. Как же я закошу под англичанина, если в жизни не был в
Англии, а вешать лапшу на уши придется настоящему лондонцу?
   - Ничего, у тебя язык хорошо подвешен. За такие деньги придется сыграть
роль как следует.
   - А акцент? Я же не так говорю по-английски, как ты!
   - По документам ты уже год в Израиле, а русский акцент похож на
ивритский. Все, хватит ныть, лучше подумай, что ты будешь о себе
рассказывать. Жду тебя в десять утра у "Принцессы". - И он положил трубку.
   Я пошел на пляж, растянулся на горячем песке и задумался. На такой
работе сумму, необходимую для поездки в Индию, я скоплю за месяц. Да и
пора уже: скоро там начнутся муссонные дожди. Значит, надо побыстрее
оформлять паспорт, потому что вот-вот придется уезжать.
   Теплая волна ласково лизнула мне пятки. Прогулочные яхты, урча
моторами, возвращались к пирсу. Горы слева понемногу заливались алой
краской, а справа ползла на город густая синяя тень. В безоблачном небе
проплыл к северу гусиный клин.
   Я представил себе, каково сейчас в Москве. Если в Израиле зима теплая,
значит, там наверняка холодная. Февраль - ледяные улицы, слякоть,
позеленевшие без солнца рожи, чернуха в газетах... Но скоро и там начнется
весна. И вообще, Россия - прекрасная страна, только народ сволочной,
природа скучная и климат отвратительный.
   Отправив открытку Ирочке, я пошел в избушку Центра Кольцевания, помог
Реувену обработать вечерний улов (занятно было смотреть, как с каждой
неделей одни виды мигрантов сменяются другими), а когда он уехал, лег на
лавку и проспал до утра, рассчитывая, что "легенду" для отдела кадров
придумаю в последний момент. Когда некуда деваться, всегда начинаю лучше
соображать.
 
 
   Все, кончаются знойные блядки, 
   Сладкий кайф на горячем пляжу.
   Из субтропиков путь без оглядки
   В полуночные страны держу.
 
   И влечет меня к дому надежда, 
   Что забыть обо мне не должны, 
   Что все так же застенчива нежность 
   В ласках северной нашей весны.
 
   Что не вся моя жизнь - дорога, 
   Что вернусь я в начало пути, 
   Что меня не прогонят с порога 
   А, быть может, предложат войти.
 
 
 
 
 
                               12. Официант

   Люди холопского звания - 
   Сущие псы иногда...
 
   А.Н. Некрасов 
 
   Десятиэтажное здание гостиницы "Принцесса" торчало на берегу моря в
семи километрах южнее Эйлата, прямо у КПП на египетской границе. По ту
сторону КПП виднелась точная копия отеля - старая "Принцесса". Раньше
граница с Египтом проходила на три километра южнее, за местечком Таба.
Потом Египет через Международный суд в Гааге отсудил Табу со всей
инфраструктурой, созданной израильтянами среди пустыни. Мистер Прикс,
владелец отеля, бросил его и построил новый, а старым теперь командуют
египтяне. Он отличается от нового только вдвое меньшей ценой, но народу
там мало - реклама не так поставлена.
   Что касается новой "Принцессы", то это самая дорогая гостиница в
Израиле и одна из самых дорогих в мире, хотя даже в Эйлате есть три-четыре
отеля с лучшим сервисом и удачнее расположенных. Цены на отели вообще
редко совпадают с их качеством. Собственно, гостиницы Эйлата по-русски
правильнее было бы назвать пансионатами или домами отдыха - сюда приезжают
только для того, чтобы отдохнуть.
   Начальник отдела кадров встретил меня радостной улыбкой:
   - Приятно повстречать земляка! Давно из Лондона?
   - Год, сэр! К сожалению, я не имею чести быть вашим земляком. Я родился
на континенте, а второе высшее образование получал в Королевстве.
   - Вот как? Где же вы учились?
   Я назвал гидробиологическую контору, с которой когда-то много общался,
работая в институте сходного профиля.
   - Отлично! И где вы жили в Лондоне?
   "Не поймаешь" - подумал я и ответил:
   - Это не в Лондоне, а в окрестностях.
   - Ну, и где же?
   Из лондонских окрестностей я знал только Челси, Дувр и Стоунхедж. Но
называть реально существующее место - значило рисковать, ведь он мог
поймать меня на деталях. Поэтому ясказал:
   - В Черусти.
   - Черусти? Никогда не слышал. Где это?
   - Это маленький городок в двадцати милях к востоку, ниже по Темзе, сэр.
   - У вас хорошие манеры, - он наконец сменил тему, - мы можем взять вас
официантом в ресторан.
   - Благодарю вас, сэр! Постараюсь оправдать ваше доверие, сэр!
   Я заполнил анкетку на двенадцати страничках и стал работником общепита.
Больше всего в новой работе меня радовали два обстоятельства. Во-первых,
бесплатное жилье и питание. Во-вторых, прямо под дверями отеля плескалось
море, а там, в пяти метрах от берега, проходил коралловый риф - все
обеденные перерывы я мог посвятить его подробному изучению.
   "Русским" на весь огромный ресторан, занимавший два этажа отеля, был
только парнишка из Смоленска по прозвищу Дима-гомосек. Это он "навел"
Джимми на "Принцессу". Подозреваю, что именно с приходом Димы-гомосека
сюда перестали брать русских. Больше всего на свете он любил "качать
права" и ни дня не пропускал, чтобы не закатить скандал или истерику. Ни
один нормальный мужчина не выдерживал Димино общество больше получаса. Но
девушки в нем души не чаяли и могли трепаться с утра до вечера, как с
лучшей подружкой. Наблюдать все это было довольно забавно.
   Жили мы в двухкомнатной квартире с Димой и четой коридорных с восьмого
этажа отеля - Сашей и Любой. Каждый день автобус фирмы забирал нас в пять
утра и привозил обратно в десять вечера, а то и позже. Не удивительно, что
мы передвигались покачиваясь, с остановившимся взглядом, как толпа зомби.
Но уйти с работы пораньше было нельзя - основные деньги мы получали именно
за сверхурочные, особенно по субботам - в выходные платят вдвое больше.
Меня всегда умиляло отношение израильтян к религиозному запрету работать
по субботам.
   Понятно, что в современной стране кто-то должен работать в любое время,
но верующие выходят из положения с помощью арабов, иммигрантов-атеистов и
тех, кто готов продать душу дьяволу ради двойной оплаты. Иными словами,
платишь другому, чтобы он согрешил вместо тебя.
   Если опоздать к автобусу, приходилось ехать на работу на такси, а это
двухчасовая зарплата.
   Работа по 14-18 часов в сутки приводила к тому, что все в ресторане
были издерганы и по малейшему поводу сцеплялись, напоминая пораженную
эпидемией бешенства звероферму. Больше всего конфликтов вспыхивало из-за
чаевых (на международном английском - типов). Среди официантов было много
ребят, приехавших подработать и не имевших гражданства. Платили им вдвое
меньше, чем гражданам, поэтому чаевые были для них ощутимой прибавкой к
жалованию. Особенно надрывались китаянка Ли (ее, конечно, звали иначе, но
китайцы предпочитают за границей зваться Ли, потому что это единственное
китайское имя, которое европейцы могут правильно выговорить) и Дима -
он-то был гражданином, но очень уж жадным.
   Единственным нормальным человеком оставался Билли, зулус из ЮАР,
который работал на мойке посуды и в выбивании типов не участвовал. С ним я
в основном и общался, когда выдавалась свободная минута. Посетители
ресторана как на подбор были малоприятной публикой, и "корешиться" с ними
в надежде на чаевые я не мог себя заставить. Вообще с первой минуты в
отеле я косил под "русского медведя" - медлительного, исполненного
собственного достоинства и слегка туповатого. Да и типов было мало, потому
что обычно мы не имели дела с деньгами - питание входило в стоимость
номера.
   Израильтяне у нас тоже работали, но редко задерживались больше недели -
слишком уж нервная работа. Вообще, любой, кто продержится свыше двадцати
дней, считался ветераном - только Ли служила в "Принцессе" уже три месяца.
У нее был стимул - за день она получала столько, сколько рабочий
где-нибудь в провинции Хунань за год. С тех пор, как она полгода назад
продала дом и выбралась с родины, я был первым, с кем она могла поговорить
по-китайски, да и мои возможности ограничивались полусотней слов.
   Питались мы, конечно, не теми продуктами, которые шли клиентам. Им
повара готовили из продуктов, у которых кончался срок годности, которые
роняли на пол или готовили с нарушением рецептуры. Все лучшее доставалось
самим поварам и нам за компанию. Чего только не перепробовал я за время
работы! Микропомидорчики с форелью по-фарерски, верблюжьи стейки, омары и
лангусты, фаршированные устричным филе... Но любви к ресторанам мне это не
прибавило. Я и раньше без особого удовольствия ходил в подобные места, а
когда познакомился с ними "изнутри", окончательно убедился, что больше
люблю дешевые забегаловки. Почему-то нигде я не ем с таким аппетитом, как
во всевозможных заводских столовках, придорожных шашлычных и продымленных
тавернах с подозрительной публикой.
   Большую часть двухчасового обеденного перерыва я проводил на рифе,
ныряя с маской. Можно было взять напрокат акваланг, но глубже трех метров
на дне не было ничего интересного, кроме ила и огромных колоний садовых
угрей. Эти маленькие рыбки, похожие на шнурки от ботинок, роют в илу норки
и торчат из них, словно вопросительные знаки. Издали кажется, что морское
дно заросло густой молодой травкой, но стоит приблизиться - и все угри
мгновенно исчезают в норах.
   Риф, как ему и положено, был сказочно красив. Среди разноцветных
коралловых кустов улыбались гигантские двустворки-тридакны. Края их
метровых створок торчали из рифа, словно гигантские губы. Их покрывала
мягкая мантия, которая окрашена в ярко-синий или зеленый цвет, с различным
у всех моллюсков рисунком.
   Такая красочная расцветка вызвана тем, что мантия тридакн - своего рода
теплица, в которой они разводят на солнце симбиотические водоросли.
   Легионы фантастически ярких рыбок вились в пронизанном солнечным светом
слое воды над рифом, окружали меня, щекоча мягкими губами, исчезали в
сплетении веток при появлении барракуды или макрели. В трещинах скрывались
здоровенные желто-зеленые мурены, с двумя из которых я успел подружиться
-обязательно приносил им по кусочку тунца, они высовывались из нор и брали
угощение из рук.
   Постепенно они прониклись ко мне таким доверием, что не боялись
выползать наружу на первые метр-два своей длины.
   Самыми красивыми из рыбок были маленькие рыбы-бабочки и королевские
рыбы-ангелы.
   В молодости это чудо природы сочно-синее с похожим на мишень рисунком
из тонких белых и черных колец на боку. Потом ангел становится желтым с
синими, черными и белыми узорами. Одна такая рыбешка у северного конца
рифа нашла оброненное кем-то зеркальце и целыми днями исполняла
воинственный территориальный танец перед своим отражением, пока я не
забрал игрушку, заметив, что ангел худеет на глазах.
   После работы я иногда успевал еще разок нырнуть, чтобы посмотреть
ночную фауну.
   В это время на рифе появлялись крылатки - похожие на огромные астры
создания с рисунком из бордовых, фиолетовых, розовых и белых полос. Этих
рыбок ужасно хочется поймать, но их шикарные плавники увенчаны ядовитыми
колючками. Один раз, когда я закончил работу в четыре утра и решил
окунуться, потому что ехать в город уже не было смысла, мне встретился
фотоблефарон - рыбка размером с березовый листок, у которой под глазами по
яркому фонарику, причем специальные шторки позволяют ре гулировать яркость.
   В поисках красивых раковин я иногда заплывал дальше к северу, там в
рифе был просвет - в этом месте открывалось вади, из которого когда-то
вытек поток смертельной для кораллов пресной воды. Просвет густо зарос
водорослями, в которых жили крошечные осьминожки-аргонавты. У самца
аргонавта есть специальное щупальце, которое весной отрывается и уплывает
на поиски самки, зажав кончиком мешочек со спермой. У самки два щупальца
заканчиваются плоскими лопастями, с помощью которых она строит
необыкновенной красоты раковину, словно состоящую из папиросной бумаги или
тончайшего фарфора. После встречи со щупальцем-спермоносцем самка
заполняет раковину яйцами и караулит до выхода малюток-аргонавтиков.
   В течение всего времени работы в "Принцессе" я наблюдал за тремя
самками, у которых были раковины с яйцами, и дождался-таки своего часа:
облачко осьминожек размером с булавочную головку расплылось вокруг, и я
смог забрать пустую раковинку.
   Поныряв на рифе, я напоследок совершал дальний заплыв в море, и один
раз меня выловил пограничный сторожевик.
   - Документы? - спросили погранцы, хотя видели, что на мне нет ничего,
кроме плавок.
   - Нету.
   - Поехали разбираться.
   - Вы что, мне на работу через полчаса.
   - Ничем не можем помочь.
   Вдруг один из моряков закричал:
   - Стоп, парни, я его знаю! Это ты водил такую клевую телку на Платформу?
   - Ну, я, а что?
   - Это свой, парни. - И меня отпустили с почетом.
   Не прошло и двух недель, как я знал в лицо всех крупных рыб рифа и даже
некоторых морских ежей. Работать снова стало скучно. В Израиле уже
несколько месяцев продолжалась забастовка университетских преподавателей,
и наступил момент, когда стало ясно, что всем студентам придется остаться
на второй год.
   Сотни их рванули в Эйлат на заработки. Теперь в ресторане, кроме нас с
Димой, все были израильтяне. До сих пор я вполне обходился английским
языком, а тут вдруг оказался в чисто ивритоязычной среде. Хотя к тому
времени я мог составлять несложные фразы и кое-что понимать, но предпочел
делать вид, что не знаю ни слова - так было удобнее. Говорить нам было, в
общем, не о чем. В России как-то привыкаешь, что еврейская физиономия -
обязательно признак если не ума, то хотя бы неординарности. А здесь с
хорошими жидовскими мордашками расхаживали совершенно заурядные личности.
   С тоской смотрел я на куртинки ковыля, покрывавшие склон горы, угол
которой сквозь окно заходил прямо в зал ресторана. Больше всего мне не
хватало вылазок на природу. Все чаще передо мной внезапно, как глюки,
возникали картинки северной весны, особенно мой любимый Дальний Восток:
серые волны, засыпанный сухим деревом галечный берег, синие сопки и
холодный, сочащийся влагой ветер с океана... Медитируя на ходу и напевая
увертюру к "Севильскому цирюльнику", бегал я от одного столика к другому,
путая заказы и забирая тарелки с только начатой едой вместо пустых.
   С Анечкой встречаться теперь было некогда: если и выдавался свободный
день, я тратил его на вылазку в Тель-Авив для очередного раунда войны с
бюрократией из-за паспорта. Но зато мы как-то незаметно подружились с Эти.
   Эти была из йеменских евреев - общины, больше тысячи лет жившей в горах
Южной Аравии в полной изоляции. Среди них попадаются типажи совершенно
сказочной красоты, а Эти была одной из лучших: роскошные волосы в мелких
завитках, огромные черные глаза, бархатистые, как южная ночь, мохнатые
ресницы, тонкие брови дугой... Росточка она была небольшого, но со
стройными ножками и тонкой талией, только попочка чуть-чуть тяжеловата.
Девушка казалась гурией из "Тысячи и одной ночи", но при этом прекрасно
владела английским и была довольно остроумной.
   За год до нашей встречи Эти победила на конкурсе "Мисс Эйлат", и теперь
считалась невестой сына мэра. Она работала через день (ее обязанности
заключались в том, чтобы сидеть у входа в ресторан и встречать гостей
обворожительной улыбкой), и парень обязательно заезжал за ней на черном
"ягуаре". Йеменские евреи - патриархальная публика, так что до свадьбы
девчонка не могла даже целоваться с женихом. А темперамент у нее был
южный, и не удивительно, что мой к ней интерес оказался взаимным. К тому
же я дал ей понять, что согласен на отношения, не распространяющиеся за
рамки рабочего дня.
   Проблема была в том, что заниматьтся любовью нам было негде. В первый
раз я сводил ее в вади за страусовой фермой, но там ей явно не
понравилось. Внутри отеля в каждом помещении, включая номера (что
незаконно), стояли потайные телекамеры, и охрана могла видеть, где что
происходит.
   Улучшив момент, я заглянул под крышку одной камеры и попытался
разобраться, как она устроена. Потом нашел резервный номер, дверь которого
забыли запереть, и быстро отключил у стоявшей там камеры воспринимающее
устройство. Теперь она всегда передавала последнюю из запечатленных
картинок - пустую комнату. И через день двухчасовой обеденный перерыв был
в нашем с Эти распоряжении.
   Никогда в жизни не видел такой заводной девчонки, как моя маленькая Эти.
   Достаточно было поцеловать ее в любое место между подбородком и
коленками, провести ладонью по спинке или просто дотронуться кончиком
языка до мочки уха, как она начинала чаще дышать и норовила прижаться ко
мне всем телом. Когда мы забегали в заветный номер и закрывали дверь
ножкой стула, я иногда пытался чуть помучить ее - не раздевать сразу, а
просто обнять и подразнить, потеревшись животами. Но как только наши
джинсы разок-другой цеплялись застежками, Эти не выдерживала и с легким
стоном принималась срывать с меня одежду. Тогда я быстро раздевал ее, клал
на кровать и впивался в губы горячим поцелуем. Мне приходилось почти
непрерывно целовать ее все два часа, чтобы она не могла кричать.
   Первые несколько дней мне никак не удавалось отделаться от ощущения,
что я трахаю какой-то библейский персонаж, но потом я привык к
экзотической внешности Эти и получал от общения с ней несказанное
удовольствие. К тому же традиционное воспитание никак не отразилось на ее
раскованности: делая минетик или приглашая меня в туалет (иногда мы не
могли дождаться обеда и заскакивали на минутку в уборную, чтобы, закрыв
рубашкой объектив камеры, торопливо и страстно трахнуться) она ни капельки
не смущалась.
   Бедной Анечке я теперь мог уделять совсем мало внимания. Мы встречались
от силы раз в неделю, и за эти несколько часов я, как ни старался, не мог
в достаточной степени насытить любовью ее молоденькое и горячее тело.
Правда, я обнаружил, что если щекотать ей языком вишенку, одновременно
одним пальцем поглаживая отверстие попки, а другим массируя изнутри норку,
то она бурно кончает раз за разом с интервалом в минуту-две. Пользуясь
этим недостойным методом, я мог всего за час довести ее до такого
изнеможения, что она лежала пластом, лишь мелко вздрагивая и еле слышно
постанывая. Но на неделю такой разрядки ей все равно не хватало.
   Вскоре мне доложили, что снова видели ее с Левой. Ну, ничего не
поделаешь. Я бы на ее месте не стал встречаться с парнем, который нанял
двух урок,чтобы ей изрезали бритвой лицо, но у Ани, как потом выяснилось,
были свои планы.
   Однажды утром ко мне подбежал Ари, наш надсмотрщик.
   - Тебя к телефону, - закричал он в волнении, - сам мистер Прикс! Я тут
работаю два года, но ни разу не имел чести разговаривать с самим мистером
Приксом!
   - Владимир? - раздался в трубке тонкий голос, явно принадлежавший
хитрой старой лисе. - Мне только что звонили из Управления Охраны Природы
и просили, чтобы мой шофер срочно отвез вас в Хай-Бар.
   Я вскочил в его блестящий, как мокрая канализационная труба,
восьмидверный "Монтгомери-800", и мы с включенной сиреной помчались на
север. В Хай-Баре меня встретил Рони Малка.
   - Хорошо, что ты приехал, Вови, - сказал он. - У африканской ослицы
трудные роды, Тони Ринг отказался делать операцию, а Бени говорит, что
займется ей, только если ты будешь ассистировать.
   Ослица с потерянным видом бродила по саванне, из-под хвоста у нее
торчало копытце жеребенка. На песке позади оставалась мокрая дорожка из
крови и зеленых околоплодных вод. Мы окружили ее, набросили на шею лассо,
а на голову конскую уздечку, связали передние ноги и притащили инструмент.
   - Боюсь, придется делать кесарево, - сказал Беня. - Ну-ка, давай
ощупаем живот.
   Мы положили с двух сторон ладони на брюхо ослицы, но тут она
поднатужилась, и жеребенок в долю секунды высунулся больше, чем
наполовину. Мы изо всех сил повисли на ней и еле успели заставить лечь,
чтобы он не упал с высоты ее роста.
   Малыш вывалился на песок и чихнул. Ослица вскочила, едва позволив нам
снять уздечку и обрезать путы на ногах, повернулась и принялась его
вылизывать, не обращая на нас никакого внимания.
   - Вот, что значит настоящие специалисты, - восхищенно произнес Рони
Малка, наблюдая, как осленок пытается встать на ножки. - Одно
прикосновение, и все...
   Шофер мистера Прикса был несказанно удивлен, когда всего через час я
вернулся в совершенно пьяном виде, на ходу досасывая шампанское из
горлышка бутылки, которую мне дали с собой. Он отвез меня на работу, и не
знаю, как я ухитрился за остаток дня никого не облить супом, пока порхал с
подносами между столами. Меня никто не осмелился ни о чем спросить, а
русские медведи сами болтать не любят.
   Наутро я обнаружил, что мой статус изменился. Собственно, меня и раньше
уважали.
   Первые несколько дней на новом месте я всегда хорошо работаю. Потом
перестаю, но сложившуюся репутацию уже не изменить. Теперь же начальство
прониклось ко мне таким почтением, что взамен быстро сбежавших израильтян
взяло двух русских студентов.
   К тому времени я уже был "старослужащим" и захватил самое теплое место
- при соковыжималке. Все наши клиенты очень любили свежий апельсиновый
сок, но для получения одного стакана надо пропустить через соковыжималку
пять-шесть апельсинов - это довольно долго. Поэтому ко мне всегда
выстраивалась очередь, и все официанты в ней готовы были вцепиться друг
другу в глотку - ведь только тот, кто принесет сок быстро, мог
рассчитывать на типы. Тем, кто был мне симпатичен или выказывал должное
почтение, я наливал сок из резервного кувшина, стоявшего под прилавком, а
тем, кто пытался спорить, разбавлял его водой или консервированным соком -
и то и другое сразу портило вкус. Довольно значительное количество
драгоценного напитка я потихоньку выпивал сам - когда еще будет такая
халява! А процент с типов был мне отныне обеспечен без всяких усилий с
моей стороны.
   Все шло хорошо. В отеле начался фестиваль классической музыки, и мы
работали под Бетховена и Моцарта. Я приучился дремать прямо в процессе
обработки апельсинов и даже стал немного высыпаться. Но на носу была
пасха, и начальство набрало еще людей, в том числе одного русского.
Представьте себе мое удивление, когда им оказался Алеша Подковкин по
кличке "Есенин" - рязанский парень, с которым я когда-то работал в
Каракалинском серпентарии, в Туркмении. Меня по молодости не брали в штат,
и я отдавал пойманных змей Алеше. Мне доставались деньги, а он
перевыполнял план. Более типичное русское лицо, чем у него, не во всякой
деревне отыщешь.
   - Леха! - заорал я, - привет, паршивец! Ты что тут делаешь?
   - Вовка! - обрадовался он, - и ты здеся! Я на жене приехал, а ты как
сюда попал?
 
   - Как-как... ну, приехал, получил гражданство...
   - Погоди-тка, - он изумленно уставился на меня своими голубыми глазами,
- так ты чё, яврей?
   Я был искренне рад появлению старого друга, но с его приходом в
ресторан начались проблемы. И дело не в том, что Есенин прозвал меня из-за
соковыжималки "Буфетчицей Клавой". Теперь нас, "русских", было больше трех
(Диму-гомосека выгнали, и он вернулся к основной профессии - проституции).
Оказалась превышенной некая критическая масса, и работа кончилась: целыми
днями мы стояли где-нибудь в укромном уголке и болтали на разные темы.
Было ясно, что долго начальство не будет терпеть "русскую мафию".
   Эти ушла с работы. Дома у меня теперь были постоянные скандалы: Люба
бросила ресторан, перестала спать с Сашей и по протекции Димы-гомосека
устроилась на панель. В общем, "Принцесса" осточертела мне до крайности -
все-таки я отработал там больше месяца, до меня такое удавалось только Ли.
Все справки на паспорт я уже сдал и ожидал его получения со дня на день.
Но в пасхальную неделю нам шли надбавки, и было много сверхурочной работы,
поэтому я решил дотерпеть до конца марта, хотя кругом уже полным ходом
катилась весна и я рисковал пропустить самое интересное время в жизни
ближневосточной природы.
   Тут черт меня дернул поссориться с гостиничным раввином. Любое
заведение общепита в Израиле может потерять всех верующих клиентов, если
не заполучит свидетельство, что вся еда в нем кошерная. У нас контроль
осуществлял сутулый молодой парень из марокканских евреев. Раз в несколько
дней он заходил на кухню, наедался до отвала и уползал.
   В ходе богатой приключениями истории моего народа случилось так, что
его религия пошла по пути активного погружения в маразм. За столетия
средневековья все предписания Торы были доведены до абсурда. В частности,
фраза "не вари теленка в молоке матери его" сначала привела к запрету
варить любое мясо в молоке, а потом к требованию наличия раздельной посуды
для мясных и молочных продуктов.
   Я как-то привык к тому, что у нас бывают "мясные" и "молочные" обеды,
но беда была в том, что во время подготовки последних мне приходилось
вскрывать десятки молочных пакетов, а делать это можно было только острыми
мясными ножиками.
   Раввин заметил нарушение и попытался произвести, как сказал бы Беня,
"иерархическую садку".
   - Еще раз со мной заговоришь, - медленно и внятно сказал я (он плохо
знал английский), - расскажу твоему начальству, что ты в пьяном виде
готовил Пасху.
   Еврейская пасха - праздник годовщины исхода из Египта. В память о
тяготах вновь обретенной свободы в эти дни полагается есть только мацу,
испеченную из пресного теста. Раввины средневековья ввели правило, по
которому в эти дни в доме не должно быть ни крошки обычного хлеба - а в
условиях ресторана это требует мероприятий, по сравнению с которыми
дезактивация после утечки радиоактивной красной ртути кажется рядовым
смахиванием пыли тряпочкой. Наш раввин в этот самый ответственный для него
день года нализался как известное нечистое животное с пятачком, что теперь
дало мне возможность его подловить. Больше он со мной не общался, но то и
дело бросал украдкой полные ненависти взгляды.
   Что касается самого праздника, то связанные с ним обряды удивительно
красивы, особенно в исполнении йеменских и сефардийских семей. В
"Принцессе" я имел возможность наблюдать их в разных вариантах и получил
большое удовольствие.
   Прежде, чем совершить собственный исход, я должен был воспользоваться
тем обстоятельством, что набрал за первый месяц работы довольно приличную
сумму. Она была тем больше, что я разработал кое-какие операции с
пластиковой карточкой, которая позволяла автоматически регистрировать
время прихода и ухода с работы, и деньги мне шли за 28-30 часов в сутки.
Взяв справку о доходах, я пошел с Беней в банк и выступил в роли гаранта
его благонадежности. Беня взял ссуду (как говорят в Израиле, "залез в
минус"), и заказал в Тель-Авиве "форд". "В минусе" живут все в стране, но
размер долга, который вам позволит банк, зависит от вашей зарплаты,
репутации и наличия гарантов. Благодаря мне Беня смог увеличить свой
"минус" с тысячи долларов до трех.
   Потом я пошел с Давидом в другой банк и повторил ту же операцию, чтобы
дать ему возможность купить "Ниву".
   Больше в "Принцессе" меня ничего не задерживало. Выходить на работу
после 31 марта не было смысла, потому что за первое апреля зарплату я
получил бы только седьмого мая. Забрав в квартирке вещи, я укатил
последним автобусом в Хай-Бар, надеясь дождаться там седьмого апреля,
получить деньги за март, и с пришедшим к тому времени паспортом уплыть на
пароме Хайфа-Одесса.
   Ане я сказал, что уезжаю через пару дней. Кажется, мне удалось убедить
ее, что это она меня бросает. Впрочем, мы не особенно переживали из-за
расставания.
   Хорошо, когда все кончается само собой.
   От автобусной остановки до Бениного дома два километра. Я шел сквозь
теплую ночь, причудливые тени акаций лежали на песке, впереди светилась
искорка освещенного окна. Нет ничего на свете лучше свободы!

   Что ж, настала пора поднимать якоря.
   Мачты ждут парусов, чтоб запеть на ветру,
   В путь зовут меня снова другие моря, 
   И опять я вступаю все в ту же игру.
   Может быть, ты не вспомнишь меня никогда,
   Может, вспомнишь разок, но уже все равно:
   Нас разделит надолго Большая вода,
   Вновь увидеть тебя вряд ли мне суждено.
   Все могло быть иначе, но поздно теперь
   О несбывшемся нам говорить и гадать.
   В нашей жизни и так слишком много потерь,
   Что не стало твоим, будет легче отдать.
   Да, наверное, лучше, что сможешь сейчас
   Ты меня позабыть без печали и слез, 
   Словно не было встреч этих кратких у нас, 
   Словно я тебя в сердце своем не унес.
 
 
 
 
 
                          13. Богатый бездельник 
 
   Как начинается устав израильской армии?
    1. Запрещается отвечать вопросом на вопрос.

   Анекдот.
 
 
   Начались дни, полные сладостной лени, дружеских пьянок, прощальных
вылазок по окрестностям. Тепа и Шарик, два маленьких пушистых щеночка,
привезенных Бене из Тбилиси, сопровождали нас в прогулках. Весенний пролет
птиц превратился в совершенно феерическое зрелище. Над нами проносились
тысячные стаи аистов, журавлиные клинья, тучи мелких птиц. Кустарник
наполнился голосами кукушек.
   Возле Хай-Бара разбили походный лагерь birdwatcher'ы в полном составе,
прибывшие на День Тювика.
   Тювик - редкий маленький ястреб, гнездящийся на Дону и Северном
Кавказе. Все тювики, сколько их ни есть на свете, пролетают над Аравой за
один-два весенних дня, обычно одним громадным роем. Всем любителям птиц,
приезжающим в Эйлат, показывают фотографию во всю стену BW-центра,
запечатлевшую несколько тысяч парящих тювиков, и предлагают найти на ней
единственного ястреба-перепелятника.
   Мне лично на это понадобилось полминуты, а рекорд - десять секунд.
   Картина действительно замечательная - столько хищных птиц сразу не
увидишь нигде в мире. Когда суперстая тювиков величественно проплыла над
нашими головами, мы с Реувеном и ребятами даже дерябнули на радостях. Они
помчались в Эйлат - проявлять снятые широкоугольником фотографии и
подсчитывать на них ястребов, а мы с Беней принялись готовить джип к
заду-манной нами большой вылазке на север страны.
   Беня наконец показал мне Маринку - у него неплохой вкус. Для меня он
пригласил из Иерусалима молоденькую девчушку по имени Оленька.
   - Она только год назад приехала, совсем одна, без мамы, без папы, -
сказал он. - Славная девочка, а вынуждена жить со старым
козлом-израильтянином. Ты уж поласковее с ней, бедняжкой.
   Мне показалось, что девушка с такими данными могла бы найти кого-нибудь
получше, чем сорокалетний хозяин судоремонтного заводика, но ничего не
поделаешь:
   "русская" - значит, второй сорт, даже если у тебя фигурка манекенщицы и
лицо голливудской кинозвезды плюс свеженький диплом Физтеха. Мне не
пришлось специально стараться, чтобы быть с Оленькой поласковее. Она,
видимо, совсем забыла, чего можно ожидать от сверстника, поэтому
реагировала на мой сексуальный энтузиазм с радостным удивлением, несколько
меня смущавшим.
   Короче говоря, мы втиснулись в джип и помчались на север. Редкая
травка, пробившаяся кое-где по дну Аравы, успела выгореть на солнце.
Неужели я больше никогда не увижу эти чудесные края - гигантский разлом
земной коры, отделяющий Европу от Азии и двадцатый век от четырнадцатого,
царящего в арабском мире? Эти разноцветные горы, синеву Мертвого моря,
заманчивые каньоны, уходящие вглубь плато...
   Мы остановились в Эйн-Геди, под высоким водопадом, срывавшимся в
заросшую тропической зеленью скальную чашу. В пещере под водопадом
когда-то скрывался молодой Давид, тогда еще не царь, а через тысячу лет -
Бар-Кохба, руководитель восстания, вошедшего в историю как Вторая
Иудейская война. Он долго считался сказочным персонажем, вроде Ильи
Муромца или Робин Гуда, пока археологи не нашли в какой-то из пещер сумку
с его письмами. Их можно почитать в одном из иерусалимских музеев.
   Каждая гора, каждое вади в этих краях - место бесчисленных битв,
библейских сюжетов, партизанских войн и отчаянных подвигов. На скалистой
горе виднеются остатки Масады - зимнего дворца Ирода Великого, который в
Первую Иудейскую войну римский легион не мог взять в течение трех лет. В
конце концов римляне пригнали несколько тысяч рабов и заставили их
насыпать наклонный вал до самой вершины.
   Девятьсот защитников покончили с собой, предпочтя смерть рабству.
   А вот и черные норы в скалах над берегом - пещеры Хирбет Кумран. Там
были найдены знаменитые свитки Мертвого моря, доказавшие, что все идеи,
приписываемые Христу, имели хождение у сектантов еще во втором веке до
Рождества. К сожалению, их изучение быстро свернули, поскольку многие
свитки оказались в распоряжении христианских университетов.
   Иерихон - самый древний город на земле, во всяком случае, по
археологическим данным. Раскопки, остатки дворцов,спрятанные в ущельях
монастыри времен крестовых походов... Почему эти места, одни из самых
бесплодных и неприютных на свете, так упорно влекли к себе всех
завоевателей? Зачем им серые холмы, корявые деревья, редкая травка,
россыпи камней? И сколько еще войн ждет бедную маленькую Палестину,
ставшую излюбленной жертвой сразу трех мировых религий?
   Теперь мы ехали вверх по реке Иордан, окаймленной хилыми тугаями и
тростником.
   Аборигены провожали нас злыми взглядами - мы были на "территориях".
Изредка мы обгоняли автобусы с новоиспеченными баптистами, желавшими
принять крещение на том месте, где якобы Иоанн крестил Христа (интересно,
кто может его точно знать?) Эту часть страны арабы называют Западным
Берегом или Западной Иорданией, а евреи - Шомрон (Самарией). Палестинцы,
кстати, считают себя потомками самаритян, живших здесь еще до прихода
евреев, только воспринявшими арабский язык и ислам. Анализы ДНК, впрочем,
показывают, что они все-таки арабы, хотя и с примесью сирийской крови.
Настоящих самаритян осталось всего около сотни, они говорят на арамейском
(древнесирийском) языке и исповедуют своеобразный вариант иудаизма,
основанный на почитании священных гор.
   Двигаясь от одного исторического памятника к другому, мы потихоньку
достигли Зеленого Израиля - зоны средиземноморской растительности. С конца
февраля до начала мая это, по сути, одна громадная клумба - неописуемое
море цветов, от которого поднимаются в небо почти видимые волны аромата.
Подземный лабиринт Мегиддо (Армагеддона), некрополь Бет-Шеарим, развалины
трехтысячелетних синагог, от которых остались лишь колонны и мозаичные
полы - есть, что посмотреть.
   Мы поужинали в Назарете, застроенном мрачными официальными миссиями
разных церквей в смешанном сталинско-кайзеровском стиле, и поднялись на
вершину горы Табор (Хар Тавор). Среди вековой дубравы расположен один из
самых древних в мире христианских монастырей, а у подножия шумит
Нацерат-Илит - нищий арабский городок. Переночевав среди цветущих
цикламенов, мы наутро были разбужены одновременно звоном колоколов,
протяжными криками муэдзинов и стуком панцирей - у черепах начался брачный
сезон.
   Синяя гладь озера Кинерет неожиданно возникла за поворотом шоссе. За
ним виднелись снега Голанских высот - они не стаивают до конца апреля.
Позавтракали мы в Капернауме теми самыми пескарями, которых, если верить
"Наутилусу", ловил апостол Андрей. Стараясь не пропустить ни одного
древнего города, храма или амфитеатра, мы потихоньку проехали всю долину
Хула, обожаемую birdwatcher'ами за ее пеликанов, цапель, зимородков и
прочих обитателей тростников. Вот и Кирьят-Шемона, город, который так
любит обстреливать с ливанской территории "Хезболла". После каждого
обстрела израильтяне бомбят ближайшие к предполагаемому месту расположения
арабских "катюш" ливанские деревни, но ребят из "Хезболлы" такие мелочи
совершенно не волнуют - дело ислама важнее.
   Наконец мы достигли горы Хермон - самой северной точки Израиля. Снега
было мало, и покататься на горных лыжах нам толком не удалось, но вид с
вершины был достаточной наградой. На север уходили хребты Антиливана,
левее за долиной Бекаа виднелось Ливанское нагорье, к востоку можно было
разглядеть облачко смога над Дамаском, а далеко на юге - чашу Кинерета
среди гор Галилеи.
   Земля Голан обильно полита еврейской кровью. Во время Войны Судного дня
почти полностью мобилизованному мужскому населению страны чудом удалось
остановить десятикратно превосходящие арабские армии, обученные и до зубов
вооруженные добрыми советскими друзьями. Даже сами арабы не скрывали, что
намерены полностью очистить Палестину от неверных. Потом, правда,
израильская армия дошла почти до Дамаска и Каира. Но благодаря пропаганде
арабы свято верят, что они были близки к победе и только прекращение огня
под давлением Запада спасло Израиль от разгрома.
   Правители арабских стран сами себя загнали в ловушку. Они так долго
вбивали в голову подданным, что евреи - кучка американских наемников,
которые зарабатывают на жизнь убийством ни в чем не повинных мусульман и
подлежат безусловному уничтожению, что теперь, когда времена изменились,
очень трудно сменить курс - даже ради перспективы израильских и западных
подачек.
   Но не будем судить арабов по нашим меркам. Эти люди ни в чем не
виноваты, просто они живут в другом времени - в Средневековье с его
логикой поведения, моральными установками и кодексом чести. Если еврейский
экстремист расстреливает из автомата арабов, он совершает грязное
убийство, и ему нет оправдания. Но если араб взрывает бомбу в автобусе,
это рыцарский подвиг - Айвенго и самурай дома Тайра, Неистовый Роланд и
Гуннар из Торнхейма поняли бы его и признали своим.
   И все же... Я - космополит двадцатого века, отнюдь не сионист, и к
покойному Рабину как к человеку отношусь с большой симпатией. Но когда я
думаю о том, что он готов был отдать арабам Голанские высоты, мне
мучительно не хватает рифленой рукоятки автомата в правой руке. Пусть я
готов всеми правдами и неправдами косить от израильской армии так же, как
кошу от российской, а жизнью своей очень дорожу и рисковать без нужды не
люблю, но если дело дойдет до новой войны, найду, куда податься и чем
заняться.
   - Зря ты так не хочешь в армию, - говорил Беня. - Это тебе не Совок.
Я-то сам был лишь на сборах, но мой приятель Вася служил на Голанах. У них
в части были только русские и один израильтянин. Каждый раз в душевой они
смеялись над его обрезанным членом, так что в конце концов он перевелся в
другое место. Три года безделья на хорошем питании - только подумай!
   - Нет. Три года на одном месте я не выдержу. И вообще, это слишком
долго. Мне ведь двадцать четыре года, не так уж много осталось. Да и не
вписываюсь я в организованную структуру.
   Это была правда. Когда однажды я попал на месяц на сборы, все
командование лезло на стены. Как ни старался я быть тише воды, ниже травы,
ни одно происшествие без меня почему-то не обходилось. Нет, не место мне в
армии мирного времени.
   Городок Цфат, стоящий на вершине холма - центр каббалистов, мистиков
всех толков, богословов и неформальных теологов. И, конечно,
стратегическая высотка, со всеми вытекающими последствиями. В городском
парке на постаменте стоит "Давидка" - памятник отчаянной еврейской
находчивости. Во время войны за независимость какой-то умелец навострился
варить минометы из металлического лома. Мы с Беней долго ходили вокруг
смешного неуклюжего треножника, пытаясь понять, как вообще может стрелять
эта штуковина, но так и не поняли, стоит она вверх ногами или как надо.
Между тем "Давидки" по тактико-техническим характеристикам уступают только
реактивным минометам, хотя стреляют не ракетами, а чем угодно.
   В Акко мы выехали к морю, погуляли по старинной крепости, добрались до
Хайфы, навестили ребят из Северного Хай-Бара (они занимаются иранскими
ланями и безоаровыми козлами), полазили по лесистым каньонам горы Кармель,
попили кофе у Бениных друзей в деревне друзов (это такая арабская секта) и
помчались на юг - всем, кроме меня, пора было на работу. В Тель-Авиве я
заглянул в МВД и узнал, что загранпаспорт мне уже выслали по почте -
значит, максимум через три дня он прийдет в Хай-Бар.
   Дальше мы ехали вчетвером - Беня, я и Тепа с Шариком. Щенята опасливо
рычали на торчавший из кузова хвост мисиссипского аллигатора - сувенир с
крокодиловой фермы, где у Бени тоже нашлись знакомые. Хвост, кстати,
оказался необыкновенно вкусным в слегка поджаренном виде. В Хермоне мы
хотели заглянуть в пещеру Махпела, где, согласно легенде, похоронен Авраам
- праотец евреев и арабов, и его жена Сарра. Но пещера была закрыта после
известного теракта. Впрочем, мы оба там уже бывали.
   Я хотел навестить Хасана и его внучку, но его шатра не оказалось в
каньоне - он откочевал на весенние пастбища. Тогда мы спустились из
Иудейской пустыни в Араву и помчались домой. У маленького придорожного
кафе среди пустыни Беня махнул рукой в сторону тянувшегося вдали
проволочного заграждения.
   - Вот здесь, - сказал он, - переходят границу те, кто идет в Петру.
   Я кивнул и постарался на всякий случай хорошенько запомнить, как
выглядит место при дневном свете.
   Петра - древний город римских времен, который был заброшен на много
столетий, а потом снова найден археологами. Это главная туристская
достопримечательность Иордании, но для израильтян в 93-м году он был
абсолютно недоступен, хотя находится всего в семидесяти километрах от
границы. Одно время среди ребят из армейских спецподразделений и вообще
среди молодежи считалось особым шиком перейти границу и пробраться в
Петру. Появилась даже песенка "петропроходцев"
   под названием "Красная скала" (теперь она запрещена). Вначале дойти до
города и вернуться удавалось каждому пятому, позже - каждому десятому,
потому что местные бедуины сделали охоту на нарушителей границы постоянным
источником дохода и своего рода спортом. Король неофициально платил им за
любого пойманного израильтянина, живого или мертвого. В 1989 году арабы
поймали подряд несколько человек. Их изнасиловали всем племенем, а потом
запытали до смерти. После этого в Петру, насколько было известно Бене (а
ему известно все), никто не ходил.
   Для любого настоящего мужчины подобный challenge был бы сильнейшим
искушением, а я еще и воспринял его как вызов своим профессиональным
качествам. Что это за путешественник, если он не сможет обмануть кучку
неграмотных бедуинов и прошагать полтораста километров теплыми ночами? Но
пока я ничего не сказал Бене, а стал молча разглядывать
карту-четырехкилометровку (к сожалению, Петра оказалась за рамкой).
   Беня тоже молчал, а потом, когда я сел за руль, вдруг огорошил меня
вопросом:
   - Тебе что, жить надоело? Черт меня дернул тебе сказать!
   - А что такого? У меня же российский паспорт, и морда не очень
жидовская.
   - Ты думаешь, они там умеют читать? Знаешь, что с тобой будет?
По-моему, ты слишком долго прожил в одной квартире с Димой-гомосеком...
   Тут я затормозил так, что он стукнулся лбом о стекло, а потом молча
поехал дальше.
   - Ну ладно, кандидат, - продолжал Беня как ни в чем не бывало, - я ж
тебя знаю.
   Решил приколоться, уже не отговоришь. Как пойдешь, с водой или всухую?
   - Всухую.
   - Ого! Если вернешься, быть тебе доктором.
   По пустыне можно путешествовать двумя способами: с водой и без. В
первом случае вы тащите с собой столько воды, сколько нужно, чтобы
полностью скомпенсировать ее потери организмом - в условиях Аравы это
пять-семь литров в сутки. Запас воды дает вам гарантию безопасности, но с
таким грузом, да еще обливаясь потом, идти вы будете очень медленно.
   Второй способ удается только тем, кто хорошо переносит жару и не
предрасположен к тепловым и солнечным ударам. Вы пьете побольше в день-два
перед выходом, но с собой воды не берете вообще. Первый и второй дневные
переходы получаются как минимум вдвое длиннее, чем при движении с водой,
но в конце третьего или на четвертом можно умереть, если не дойти до воды.
Конечно, ходить в таком режиме - удовольствие еще то.
   Ровно через два дня, злой, как изнасилованный верблюд (загранпаспорт
мне так и не пришел), я слез с автобуса на заветном 476-м километре шоссе.
При себе я имел только российский паспорт и, за неимением долларов,
российскую сторублевку.
   Поэтому встреча с израильскими погранцами была для меня чревата
серьезными неприятностями. Бедуинов, если таковые попадутся, я надеялся
уверить, что сам вполне правоверный суннит. На этот случай я даже выучил
формулу принятия ислама:
   "Ля илляха илля лла эр Мохаммед расул алла" (Нет бога, кроме аллаха, и
Мухаммед пророк его). Хорошо быть беспринципным атеистом!
   Перейти границу я мог только в строго определенный момент сумерек,
когда уже стемнеет, но пустыня еще нагрета солнцем. Дело в том, что
израильские погранцы установили на высотах вдоль границы приборы ночного
видения, реагирующие на разницу температур. Прохладной ночью человека,
волка или газель в них видно за несколько километров.
   Я легко нашел место, где из-под проволоки был выдут песок, и пролез на
ту сторону по волчьему следу, чтобы не нарваться на мину. Ночь выдалась
диверсантская: по небу ползли рваные облака, луна должна была взойти
только после полуночи.
   Шел я налегке: паспорт, сторублевка, карманный фонарик, перочинный нож,
перерисованный от руки кусочек карты. К тому времени, когда взошла луна, я
давно уже пересек приграничное шоссе, Араву, пологие склоны предгорий и
углубился в горные ущелья. На рассвете я забрался достаточно высоко, чтобы
иметь возможность подниматься вверх до самого полудня. Взобравшись на
перевал, я впервые после долгого пути по каньону смог оглядеться по
сторонам.
   На западе расстилалась Арава, за ней желтели сморщенные горы Негева.
Было очень интересно первый раз за полгода взглянуть на разлом с другого
борта. На востоке, километрах в тридцати, виднелась серая ниточка - шоссе
короля Дауда. Петры видно не было - она спрятана в укромном каньоне, к
тому же я взял чуть севернее, чем нужно. Поскольку моя карта кончалась
там, где я стоял, искать город можно было до бесконечности. Я решил выйти
к шоссе и по нему найти Петру.
   Проспав жаркие часы под большим камнем, я двинулся дальше и вышел на
шоссе под утро - уж больно запутанным был овраг, по которому пришлось
идти. Отдыхая на обочине, я увидел идущий с севера туристический автобус и
проголосовал.
   - Салям алейкум, хабиби! - заорал радостно водитель. - Дойчланд?
   - Ва-алейкум ас-салям! Ля, Руссланд.
   Он явно никогда такого не слышал, но переспрашивать не стал.
   - Акаба, хабиби?
   - Петра.
   - О'кей! - он захохотал и тронулся дальше. Естественно, ему и в голову
не пришло, что я приковылял из Аравы без рюкзака и канистры с водой. Через
несколько минут мы остановились у стрелки с надписью "Петра 7 км".
   - Шукран, - поблагодарил я, собираясь выходить.
   - Ля шукран, хабиби! Мани!
   Пришлось дать ему сторублевку. Он подозрительно посмотрел на нее и
хотел что-то сказать, но я уже вышел и помахал ему рукой.
   Петра действительно стоила затраченного времени. Несколько часов в
полном восторге бродил я по городу среди веселых туристов и ларьков с
пепси-колой, на которую у меня не было денег. Фонтанчика с водой нигде не
оказалось. Потом потихоньку забрел в вади, поспал немного и, как только
спала жара, двинулся на запад.
   На закате я оказался на ровном лавовом плато, словно плащ, накрывавшем
участок хребта между двумя вулканами. Оно плавно спускалось к западу,
поэтому идти по нему можно было очень быстро. Часов в пять утра я вдруг
оказался над высоким обрывом. Было видно, как, светя фарами, идут внизу
машины по двум шоссе - иорданскому и израильскому.
   Найдя подходящее вади, я начал спускаться в Араву. Вдруг я почувствовал
запах лошадей, а чуть позже - дыма. Осторожно выглянув из-за поворота, я
увидел впереди трех оседланных коней, а чуть дальше - лежащих у костра
бедуинов. Огонь давно погас, и казалось, что они спят, но вдруг один из
них проснулся, достал из кармана рацию и что-то сказал в нее. Видимо, они
исполняли здесь обязанности пограничников.
   По идее, я должен был спрятаться в какую-нибудь щель, дождаться
следующей ночи, подняться обратно на лавовое поле и поискать другой
каньон. Но уж больно не хотелось торчать здесь лишний день. Пройти мимо
костра я не мог - достаточно было одному из арабов случайно открыть глаза,
и меня бы тут же пристрелили.
   Я подполз к лошадям, выбрал самого лучшего коня (к сожалению, он
оказался белым), отвязал, вскочил в седло, сказал ему "ялла, хабиби!" и
попытался галопом проскакать мимо костра. Но по песчаному дну каньона
поднять коня в карьер не удалось, и мы неуклюжим кентером миновали лагерь.
Я еще не успел скрыться за поворотом, а бедуины уже с воплями вскочили на
ноги и защелкали затворами.
   Следовало бы мне сообразить, что это все-таки арабский конь, а не
ахалтекинец, к которым я привык в Туркмении, и так быстро разогнать его по
песку мне не удастся.
   Нахлестывая коня и матерясь на всех известных мне языках, я промчался
по каньону, пересек шоссе и поскакал вдоль колючей проволоки в поисках
подходящего места для перехода. Позади послышались выстрелы, но я слышал,
что стреляют в воздух, хотя белого коня им наверняка было видно - скорее
всего, боялись попасть в него. Вдруг прямо передо мной оказался глубокий
овраг - едва успел затормозить. Соскакивая с коня, я заметил болтающуюся
на месте седельной сумки гранату Ф-1 отечественного производства и
прихватил ее с собой, когда прыгнул вниз.
   Овраг был перегорожен проволокой, но я пару раз ударил ножиком по
склону, он осыпался, и образовалась щель, по которой я, скинув футболку,
протиснулся на ту сторону. Правда, колючки здорово располосовали мне грудь
и живот, но деваться было некуда. Сверху послышался стук копыт. Я встал за
выступ склона и задумался.
   Сейчас они оставят наверху лошадей и спустятся. Кинуть мне лимонку им
под ноги или не стоит?
   Руки, конечно, чесались. Я был уверен, что мои преследователи готовы
отдать все на свете за сладостную возможность поджарить меня на медленном
огне или содрать кожу. Но могу ли я судить их за это? Если бы я родился в
бедуинской семье, наверное, тоже слушал бы пропаганду и с азартом охотился
за нарушителями границы. А может быть, и нет. В любом случае, взрыв
гранаты может привлечь внимание израильских погранцов, если они еще не
проснулись от стрельбы.
   И я сделал то, за что меня осудили бы все мои друзья в Израиле, кроме,
может быть, Бени. Я выкрутил у гранаты запал, бросил ее на песок и ушел на
запад. До сих пор я никому про это не рассказывал, но надеюсь, что сейчас
друзья простят меня - все-таки три года прошло.
   Только выйдя на шоссе, я почувствовал, что совершенно "высох". Никогда
еще проносящиеся мимо водители не вызывали у меня таких бурных чувств - я
даже пожалел, что выбросил лимонку. Наконец уже засветло меня подобрал
туристский автобус. Шофер многозначительно оглядел меня и поехал дальше,
тихонько насвистывая "Красную скалу". Но я уже все равно был на той
стадии, когда разговаривать не можешь.
   Беня встретил меня на пороге с пятилитровой канистрой виноградного сока
- вот, что значит настоящий друг. Приняв душ, я повалился на койку и
отключился часов на шесть. Вообще-то все мои приключения оказались
довольно бессмысленными: всего через год иорданскую границу открыли, и
теперь съездить в Петру может любой желающий. Но я все равно не жалею об
этой маленькой разминке, доставившей мне столько удовольствия. Если вам
лень ехать в Иорданию, можете увидеть Петру в фильме Спилберга "Индиана
Джонс и последний крестовый поход": эффектные финальные сцены сняты именно
там.
   Под вечер я проснулся, выпил стоявшую у изголовья коробку сока и
подполз к зеркалу. На меня глядела совершенно черная бедуинская рожа в
выгоревшей щетине.
   Услышав жужжание бритвы, в комнату заглянул Беня.
   - Живой, док? - спросил он.
   - Паспорт прислали?
   - Нет.
   - Страусята вывелись? - уже несколько дней я ждал вылупления птенцов из
первой в этом году кладки.
   - Да, восемь.
   - Пошли смотреть.
   - Потом, сейчас гости приедут.
   - Кто?
   - Марина, твоя Оля с подружкой, Давид и из Тель-Авивского зоопарка
ребята.
   Я вздохнул, с ужасом поняв, что Олька проделает весь путь из
Иерусалима, а я мало чем смогу ее порадовать.
   - Пока поспи еще немного, - хихикал Беня, - сметанки поешь. Нет
сметанки? Ну, йогурта.
   Давид прибыл на новенькой белой "Ниве". С приобретением машины его
социальный статус резко подскочил. Если раньше Тони Ринг делал ему выговор
за каждый прогул, то теперь достаточно было сказать "в гараже был" или
"искра ушла", и все с пониманием кивали: это святое. Плата за успешную
абсорбцию была высока:
   следующие полгода Давид не вылезал из-под машины, устраняя бесчисленные
недоделки.
   Бенины друзья из зоопарка привезли с собой маленького толстенького
итальянца, очень интересовавшегося русским языком.
   - Как по-русски лапша? - спросил он.
   - Спагетти, - хором ответили мы.
   - А хлеб?
   - Пицца.
   - А лук?
   - Чипполино.
   Мы бы и дальше морочили бедняге голову, но тут прибыли девушки. Олина
подружка Зоя оказалась очень похожей на нее, только черненькой.
   - Вот Володя, - вполголоса сказала Оля, - тот самый.
   Зоя посмотрела на меня, как на гориллу в зоопарке. Я отвел Оленьку в
сторону.
   - Ты что ей про меня наговорила?
   - Ну, как ты... сам знаешь, - она неожиданно покраснела. - Зойка так
просила поделиться, что я просто не могла отказать. У нее уже три месяца
никого не было.
 
   - Ты что, с ума сошла? Я еле на ногах стою, а вас двое.
   - Не волнуйся, мы все понимаем. Ну и что, зато ты первый русский,
который ходил в Петру.
   Они затащили меня в комнату, уложили на койку и принялись насиловать по
очереди.
   Первое время я принимал в этом какое-то участие, но потом перестал.
Хотя мой хвостик после полуночи стал реагировать только на минет, девушки
никак не хотели оставить меня в покое. Когда я выходил ненадолго из
полукоматозного состояния, то видел, как то черная, то русая головка мерно
покачивается над моим животом. Кажется, вторая девушка в это время держала
меня за руки.
   Проснулись мы часов в десять утра. Я выпил пару литров сока,
побаловался еще немного с девчонками и проводил их до автобуса. На
прощание Оля дала мне бумажку с телефоном.
   - Это Вера, моя подружка. Она живет у метро Динамо. Я ей про тебя
рассказала и обещала, что ты ее навестишь.
   Расставались мы довольно грустно, Оленька даже заплакала. А еще
говорят, что обрезание улучшает мужские способности! Видимо, на тех
израильтян, с которыми общались Оля и Зоя, это не распространялось.
   Позже я, конечно, не поленился навестить рыженькую Верочку, но дальше
первой встречи дела у нас как-то не пошли.
   Наступил вечер. Мы с Беней сидели под акацией в компании Тепы и Шарика.
В сотне метров от нас рослый черно-белый самец страуса гордо шествовал по
саванне в окружении выводка полосатых "цыплят". В небе перекликались
стайки куликов.
   - Почему ты не женишься на Марине? - спросил я. Беня задумался.
   - Понимаешь, - сказал он, - я все-таки вырос в Грузии и привык, что в
семье мужчина - это мужчина, а женщина - это женщина. А Марина -
москвичка. Меня не устраивает, чтобы при живой жене мне самому приходилось
мыть посуду!
   - Знаешь, кто ты? Половой шовинист.
   - Может быть, - грустно согласился Беня. - Кстати, я тут недавно в
Эйлат ездил, встретил твою Анку. Что-то она тоскует, плачет даже.
   Я не знал, шутит он или говорит серьезно, поэтому промолчал.
   - Она сказала Леве, что, может быть, подумает, выходить ли за него
замуж, если он купит ей дом.
   - Молодец девчонка! А он что?
   - Обрабатывает папашу.
   Позже я узнал, что домик Лева купил. Анка получила дарственную, и
больше он ее не видел. Дом быстро продали, и сейчас Анина семья, кажется,
уже в Америке.
   Я догадывался, что все примерно так и будет, а Анке на всякий случай
передал через Беню прощальную открытку.
 
 
   Не грусти - если сможешь, конечно.
   Остаются нам письма и сны.
   Ведь не может быть счастья навечно,
   Без зимы не бывает весны.
 
   Наша память по-прежнему с нами, 
   Ты же знаешь - пусть мчатся года, 
   Нам за многими новыми днями 
   Тех ста дней не забыть никогда.
 
   И в часы невезенья и горя 
   Мы, наверное, вспомним не раз, 
   Что сто дней между солнцем и морем 
   Были все-таки в жизни у нас.
 
 
 
 
 
                               14. Эмигрант 
 
   Ибо человеку, который добр пред богом, он дает мудрость, и знание, и
радость. А грешнику дает заботу собирать и копить, чтобы после отдать
доброму. И все это - суета и томление духа.
 
   Экклезиаст 
 
   Середина апреля в Негеве - начало лета. Заканчивается весенний пролет,
выгорают последние цветы, ночи становятся жаркими. Птенцы покидают гнезда,
детеныши - норы. Хай-бар к этому времени превращается в настоящий детский
сад.
   Поскольку работы стало больше, Рони Малка прислал нам нового волонтера
- англичанина Дэниела. Но Дэниел как-то не вписался в Хай-Барскую жизнь.
Работать ленился, в биологии не разбирался, все у него ломалось. Беню же
больше всего возмущало, что он каждый вечер приходил в гости, а продуктов
не приносил. Все вздохнули с облегчением, когда гиены прокусили ему
ягодицу и он уехал домой - произошло это через месяц.
   Обидно было уезжать, не увидев, как вырастут и окрепнут все, кто
родился зачастую у тебя на глазах - осленок, страусята, лисята, котята и
прочие. Но я и так уже пробыл в Израиле на месяц больше, чем рассчитывал.
   Я позвонил в МВД и узнал, что они по ошибке отправили паспорт не туда и
он потерялся. Оформление нового заняло бы пару недель, а мне через три дня
пора было идти в армию. Бюрократия победила. Пришлось срочно придумывать,
как слинять из страны, в которую только что с таким риском возвращался.
   К счастью, я вспомнил, что по решению суда в Гааге при передаче Табы
египтянам за жителями Израиля осталось право безвизового въезда в этот
пограничный поселочек. Я помчался в Эйлат и за пару часов поставил в
египетском консульстве туристическую визу в свой российский паспорт и в
израильские - моих друзей.
   Потом явился в местный офис военкомата.
   Дежурный офицер читала "Унесенных ветром". При моем появлении она
машинально поправила уставную бретельку, но глаз от книги не подняла.
   - Мне послезавтра в армию, - начал я.
   - Поздравляю.
   - Спасибо! Друзья хотят устроить проводы.
   - Естественно, - она перелистнула страницу.
   - Но с деньгами у нас не очень, так что мы решили смотаться в Табу -
там дешевле.
   - Счастливого пути.
   - Мне нужно разрешение на выезд.
   Она достала из кармашка рулон бумажек, похожих на трамвайные билетики,
написала на одной "24 часа", оторвала и протянула мне.
   - До свидания.
   - Пока, - ответил я и побежал на автовокзал.
   Мы с Беней пулей влетели в джип, закинули на заднее сиденье канистру
говяжьей крови (я собирал ее с мясных туш по стакану всю последнюю
неделю), забрали в Эйлате Давида, Джин-Тоника, Реувена, Володю Локотоша и
пару аквалангов и поехали на КПП. Была пятница, и банки уже закрылись, но
я надеялся сменять шекели на доллары на границе, что нетрудно сделать,
если выезжаешь через аэропорт Бен-Гуриона или портХайфы.
   Но Израиль есть Израиль. Как раз на этой границе шекели меняли только
на египетские пиастры, а это еще более сомнительная валюта, так что сменял
я совсем чуть-чуть: может, в Каире повезет больше.
   Мы мчались на юг по берегу Синая. Это побережье - одно из самых
удивительных на свете. Горы здесь еще пустыннее, чем под Эйлатом, потому
что дожди бывают раз в несколько лет, а там, где есть хоть какая-то
растительность, ее уничтожает бедуинский скот. За двести с чем-то
километров пути до южной оконечности полуострова можно насчитать около
сотни чахлых акаций и столько же травинок.
   Если посмотреть на море, оно покажется таким же безжизненным, но
наметанный глаз заметит торчащие из воды веточки кораллов, а иногда
мелькнувший спинной плавник рыбы-попугая. Красное море не только самое
соленое и теплое из морей Мирового Океана, но и одно из самых богатых по
разнообразию обитателей, что довольно странно, поскольку появилось оно
недавно - около 20 миллионов лет назад. По сути дела, это свежая трещина в
земной коре, которая постепенно расширяется и продвигается дальше на
север. Акабский залив, Арава, впадина Мертвого моря и долина Иордана - ее
самые молодые участки, еще не достигшие такой глубины, как южная часть
моря. Если израильтянам удастся сдерживать арабов еще миллиончик-другой
лет, они окажутся разделены морем, а потом и молодым океаном - ведь и
Атлантика когда-то начиналась с заурядной цепи разломов.
   За курортным городком Шарм аш-Шейх мы свернули с дороги и поехали на
мыс Рас-Мухаммед, которым оканчивается Синай. Здешние рифы входят в
десятку самых богатых в мире и пользуются известностью среди подводников
всех стран, особенно один, называемый Акулья Обсерватория.
   На западной стороне мыса берег низкий, а риф отделен широкой лагуной с
горячей от солнца водой, но на востоке побережье обрывистое, и там много
уютных бухточек, в которых каким-то чудом не оказалось туристов. Мы
разбили лагерь и подошли к воде.
   Риф образовал своего рода уступ, отходивший от берега метров на
тридцать.
   Глубина здесь была по колено, а за краем рифа - сразу полкилометра.
Среди коралловых кустов лежали роскошные скаты - защитно-зеленые с яркими
сочно-голубыми пятнами. Одев маску, я шагнул с края рифа и повис над
темной бездной, наполненной тысячами разноцветных рыбок, словно лес
золотой осенью, когда порыв ветра сорвет с веток тучи листьев. Мрачные
барракуды неподвижно висели в толще воды челюстями к рифу, словно
взведенные самострелы. Навстречу им выглядывали зеленые мурены. Медленно
двигаясь вдоль изгибов коралловой стены, я встретил черноперую акулу, так
же сосредоточенно патрулировавшую риф. Я замер, растопырив руки и ноги,
чтобы казаться больше, и она прошла подо мной, с опаской поглядывая в мою
сторону.
   В течение последующих полутора дней мы почти не вылезали из теплой
воды. Кроме черноперых, нам встречались белоперые акулы, довольно
приличных размеров, но и они вели себя корректно. Только если кто-то
пытался подплыть ближе, они чуть выгибали спину и открывали пасть, как
напуганная кошка. Тут лучше остановиться, особенно если рыба заметно
длиннее вас.
   Днем и ночью бултыхаясь в море, мы познакомились с таким множеством
интересных существ, что всех не перечислишь и на десятке страниц.
Светящиеся кальмары и меняющие цвет осьминоги, электрические скаты и
трехметровые окуни-мероу, видов двадцать рыб-бабочек и громадные косяки
синих морских ласточек... Акваланги дали нам возможность совершить по
короткой вылазке вглубь, пока не кончился воздух и не протекла вода в
фонарик. Но там, в царстве красных растений и животных (без подсветки они
кажутся черными, потому что туда проникают только сине-зеленые лучи), было
все же не так интересно, как наверху.
   Лишь самые крупные обитатели моря - дюгонь, скат-манта, рыба-пила - не
почтили нас посещением, но у нас было средство приманить кое-кого из
больших рыб. На второй вечер мы стали по кружке лить в море говяжью кровь
из канистры. Через два часа стемнело, а кровь кончилась, но к тому
времени, лежа в безопасности на краю рифа, мы могли увидеть вполне
достаточно. Вся толща воды, на сколько она просматривалась (а море здесь
удивительно прозрачное), была наполнена акулами - небольшими черноперыми,
массивными белоперыми, изящными голубыми, суровыми, как профессиональный
киллер, акулами-мако, резковатыми в движениях молотами.
   Пятиметровая тигровая акула возникала из темноты с интервалом в
несколько минут и проходила мимо, грозная, как линкор. Мы, конечно, не
отказали себе в удовольствии соскочить на несколько секунд с рифа, но
отплыть подальше никто не решился.
   Утром мы отдали остатки продуктов жившим в бухте песчаным лисичкам и
уехали в горы. Путаясь в колеях, отыскали путь в самую высокую часть
Синая, к двум горам, на которых зимой бывает снег - Джебель-Муса и
Джебель-Катарина. Первая из них известна тем, что на ее вершине бог дал
Моисею скрижали Завета, а под второй стоит старый и очень красивый
монастырь.
   Странные тут горы. Из-за того, что почти нет осадков, нет и высотной
поясности, и склоны на высоте двух километров ничем не отличаются от тех,
что поднимаются над морем. Только по самым макушкам торчит низенькая
травка. Постояв на обеих вершинах и посмотрев на довольно мрачный пейзаж,
мы простились. Друзьям пора было возвращаться в Землю Обетованную, а мне -
в Египет, откуда мои предки смылись с таким трудом.
   Джип скрылся за поворотом, я сел в туристский автобус и поехал на
северо-запад.
   Хотя через несколько дней мне предстояла встреча с Ирочкой, по которой
я отчаянно соскучился, все равно было грустно. Увидимся ли мы еще
когда-нибудь с ребятами, не говоря уже о девушках, доставивших мне столько
чудесных минут? Я теперь если и смогу вернуться в Израиль, то только по
российскому паспорту, а ведь для этого нужно приглашение, виза...
   Мы проехали раскаленную пустыню Ат-Тих, где нет ничего, кроме
разрушенных мечетей и старых орлиных трупов, и вскоре прямо среди барханов
показался огромный океанский пароход, величественно двигавшийся через
равнину. Это был Суэцкий канал.
   Автобус прошел через тоннель на африканскую сторону, а там я на первой
же остановке договорился с парой немецких туристов, и они подвезли меня
через горы Нубии в Карнак. Нубийская пустыня - самая сухая в Африке, здесь
есть места, где дождя не было сто-двести лет. Но в глубоких вади
попадаются живые акации, а на песке - следы птиц и насекомых.
   Покатавшись автостопом по древним городам Верхнего Египта, я сплавился
на попутной барже по Нилу в Каир.
   Конечно, испытываешь некоторый шок, попав из пустыни в город с
населением вдвое большим, чем во всем Израиле. К тому же стояли Дни Сета,
когда из Сахары дует горячий пыльный хамсин и весь Египет словно накрыт
мутным серым одеялом. Я воспользовался советом Джин-Тоника, который много
раз бывал тут, и взял такси.
   Таксист, которому посчастливилось найти клиента-интуриста, берет на
себя функции экскурсовода, охранника, справочного бюро и няньки. Мой не
был исключением. Но когда я изложил ему ситуацию с шекелями, это поставило
его в тупик. Мы безуспешно объехали несколько банков, а потом помчались на
главную тусовку каирских таксистов - к Центральному Музею.
   - Ты пока посмотри музей, - сказал Абдаллах, а я посовещаюсь с
коллегами. Жду тебя через три часа.
   Пока я гулял среди сокровищ гробницы Тутанхамона и прочих чудес,
Абдаллах провел консилиум, на который собралось несколько десятков
человек. К моему возвращению они как раз готовили вердикт.
   - В принципе, поменять шекели на доллары невозможно, - сказали
старейшины таксистов. - Но если ты в пять утра будешь на площади перед
отелем "Синдбад", то, может, тебе и повезет. Оттуда отходит автобус в
Тель-Авив.
   Абдаллах доставил меня в самый дешевый отель, а утром отвез на площадь.
   - Дальше ты уж сам действуй, - сказал он, - со мной белые господа и
разговаривать не станут.
   Я бы на месте западных туристов, к которым мне пришлось подойти на
автобусной остановке, даже доллара не сменял такому подозрительному типу,
но они были доверчивые, и до ухода автобуса я наменял пятьсот баксов - как
раз на билет Аэрофлота.
   Таксист свозил меня в аэропорт, я взял на вечер билет, а потом
прокатился с ним на окраину города, в Гизу. Мы облазили пирамиды, сфинкса
и кусок пустыни, которая словно отгорожена пирамидами от улиц Большого
Каира.
   У дверей аэропорта я спросил Абдаллаха:
   - Сколько я тебе должен за эти два дня?
   Мужик страшно смутился. Минуту он боролся с собой, не решаясь назвать
чудовищную сумму, потом все же решился и, виновато глядя на меня,
пробормотал:
   - У меня пятеро детей, господин. Простите бедного араба. С вас десять
долларов.
   - Кусаммак! - вскричал я в сердцах. - Так ты всегда будешь бедным,
хабиби! - И, отдав ему все оставшиеся доллары (двенадцать), улетел в
мокрую весеннюю Москву.
   Один хороший друг потом выручил меня: захватил с собой шекели, когда
летал в Израиль по делам, и поменял там на доллары. Но к тому времени в
Индии муссонные дожди шли полным ходом, так что я проторчал в Москве целый
год. Конечно, в конце концов трудовые денежки все равно были потрачены не
зря, то есть на путешествия.
 
   Ирочка к моему возвращению подцепила "нового русского" по кличке
Сидоров-по-маме (по папе он был зубной врач), который считал себя крутым
мафиози, но на самом деле оказался дешевым фраером. Я даже унизился до
вульгарного мордобоя, однако с Ирочкой так ничего путного и не вышло. Мы
потрахались еще месяца три-четыре, повыясняли отношения (вот что я делать
ненавижу, как и большинство нормальных мужчин) и расстались. Я очень долго
переживал из-за нашего драматичного разрыва, но время, как известно, лечит
любые раны, и через неделю-другую я уже начал встречаться с моей будущей
женой.
   Позже Ирочка снова звонила мне, но мне все эти приключения уже надоели,
да и сколько можно расставаться и возвращаться? Сидоров-по-маме, насколько
я знаю, тоже остался ни с чем, так что Ирочка, кажется, теперь одна - вот
это обидно. У меня остается какое-то чувство вины, если я знаю, что
девушка, с которой я встречался, так и не устроила свою личную жизнь.
   В Израиле вскоре начались большие перемены, которые коснулись и тихого
Эйлата.
   Все "русские" городка разделились между двумя крыльями "Русской
партии", и разборки доходят чуть ли не до баррикадных боев. Эти вышла
замуж за сына мэра, но мэр скоро дожен смениться, и ходят слухи, что его
место займет Аила, которая работала со мной в Хай-Баре. Оленька вроде бы
собиралась замуж за израильтянина.
   О Надин, Лейли, Кэри, Мириам и других мне ничего не известно.
Джин-Тоник ухитрился нелегально поселиться в Канаде. Давид защитил
диссертацию и остался в Хай-Баре (естественно, все равно на самой низкой
должности, хотя он там единственный сотрудник с биологическим
образованием). Беню уволили, как только Министерство Абсорбции перестало
платить ему половину зарплаты. Теперь он тянет лямку в какой-то турфирме,
а вот Маринку успел устроить экскурсоводом в Хай-Бар, так что живут они,
по крайней мере, вместе.
   Тони Ринг добился, чтобы его взяли обратно в ветеринарную клинику,
усыплять собак и кошек. Директором Хай-Бара стал Ивтах. Прослужив на этой
должности пару лет (а всего в Хай-Баре восемь), он наконец понял, что его
настоящее призвание - художественная керамика, но уходить не собирается.
Пока что дела в заповеднике идут не так плохо, как можно было ожидать, но
это скорее инерция. После того, как Беня добился размножения ослов, их
потихоньку становится все больше. Часть ориксов вывезли в северную часть
Аравы. С аддаксами все по-прежнему: почти весь молодняк убивают волки.
   Мойше и его подружку Беня выпустил в песках под Ниццаной. Тепа и Шарик
выросли и наводят ужас на весь Эйлат. Наверное, там произошло еще много
интересного, но съездить и посмотреть я пока не решаюсь из-за армии, а с
Беней общаюсь по телефону. Когда на днях я с ним говорил, в минусе у него
было уже пять тысяч долларов - значит, уважают. Водить как следует машину
он, похоже, так и не научился: недавно застрял с друзьями в Негеве, и
пришлось идти пешком в ближайший киббуц, чтобы вызвать по телефону Давида
с "Нивой". Думаю, что в конце концов я сумею вытащить его в Москву или еще
куда-нибудь.
   Ведь мир слишком прекрасен, чтобы долго жить на одном месте.
 
 
   Все мы скоро загнемся - 
   Наша роль коротка, 
   И уже не вернемся 
   К морю и облакам.
   Испытать все на свете
   Постарайся успеть, 
   От рожденья до смерти 
   Жизнь, как песню, пропеть.
   Каждый день, как последний,
   С наслажденьем прожить, 
   А несчастья и беды 
   На потом отложить.
   Радость каждой минуты
   Надо выпить до дна, 
   Даже в чаше цикуты 
   Видеть сладость вина.
   А что все ненадолго -
   Позабудь, не грусти:
   На короткой дороге
   Меньше скуки в пути.