Версия для печати

   Лев Лукьянов.
   Тысяча и одна бомба.


   1

   Гренландии крупно повезло. Ее наконец  заметили.  Со  дня  открытия  этот
остров на всех географических картах изображался таким образом, будто  висел
над Европой. По-видимому, так было на самом деле.
   Долгое время это обстоятельство никого особенно не занимало.  Но  в  один
прекрасный день кто-то из военных сообразил,  что  трудно  придумать  лучшее
место для авиабазы. От Гренландии рукой подать до любой европейской державы.
А если лететь в другую сторону, то в конце концов можно добраться и до Азии.
   Правда, Гренландия славится дурной погодой. Но в  наше  время  погода  не
влияет на базы. Скорее наоборот: базы делают погоду...
   Сложнее  было  с  летным  составом.  Командование  испытывало  постоянные
трудности: на острове нет ни одного приличного ресторана, не  говоря  уже  о
ночных дансингах и  барах.  Естественно,  на  базе  добровольно  соглашались
служить либо отпетые неудачники, которым нечего было делать  на  континенте,
либо отъявленные трусы, не желавшие насаждать демократию во Вьетнаме.
   Майор Мизер принадлежал к числу  первых.  Сколько  он  себя  помнил,  ему
всегда  не  везло.  Прежде  всего,  мешала  физиономия.  Она  абсолютно   не
соответствовала воинскому званию. Узенькая, с робкой ямочкой  на  пухленьком
нерешительном подбородке, маленьким ротиком  с  вечно  опущенными  уголками,
прикрытая реденькой прядкой светлых напомаженных волос,  она  делала  Мизера
похожим на мелкого банковского клерка.
   Члены аттестационной комиссии, присваивая Мизеру очередное звание, каждый
раз отчаянно боролись с собственной совестью:  чутье  и  фотография  летчика
безошибочно подсказывали, что рано или поздно  он  попадет  в  ка-кую-нибудь
неприятную историю. Но Мизер летал аккуратно, собственной инициативы никогда
не проявлял, при встречах добросовестно приветствовал начальство, и  поэтому
его послужной список был безупречным. Человеку просто-напросто не везло, это
с каждым может случиться.
   Последний месяц для Мизера вообще оказался роко- вым. Чуть ли  не  каждый
день добавлял новую неудачу, Началось с очередной медицинской  комиссии,  на
которую майор возлагал большие надежды. Жалобы на постоянную головную  боль,
сердечные перебои и дрожь в коленях привели  к  тому,  что  Мизера  признали
вполне пригодным для продолжения  военной  службы  на  севере.  А  вот  двух
отличных  парней,  обладавших  железобетонным  здоровьем,  неожиданно  сочли
сумасшедшими - одного тихим, другого буйным. Тихого списали в запас, буйного
отправили военным советником в Сайгон. Кто бы мог подумать,  что  для  того,
чтобы уйти в запас, было достаточно запустить  чернильницей  в  председателя
медицинской комиссии?..
   Не успел майор свыкнуться с мыслью, что в Гренландии ему придется торчать
по меньшей мере еще год, как обрушилось другое несчастье. У жены,  терпеливо
ждавшей его на материке, терпенье в конце  концов  лопнуло,  и  она  ушла  к
другому...
   И в довершение всего майору доверили самолет.  До  этого  он  был  вторым
пилотом. По мнению Мизера, к доб-ру это привести не могло. Он не  ошибся.  К
концу  второй  недели  командир  стратегического   бомбардировщика   "Би-52"
очутился с оборванными погонами в  военной  тюрьме.  Единственным  утешением
служило то обстоятельство, что тюрьма находилась не в Гренландии; а в центре
вполне цивилизованного городка.
   Давно установлено, что  чем  меньше  город,  тем  больше  стремление  его
жителей заполучить какую-нибудь достопримечательность - предмет  гордости  и
поклонения.
   Есть городки, в которых на  центральной  площади  бьют  фонтаны  пива.  В
других не жалеют мрамора на мемориальные доски, напоминающие,  что  королева
красоты 1898 года - уроженка этих мест. А одно время было модно среди  кучки
одноэтажных деревянных бараков воздвигать. небоскребы из  стекла  и  бетона.
Однако  скоро   было   замечено,   что   двухсотметровые   каменные   столбы
катастрофически снижают удои  на  окрестных  фермах.  Очевидно,  современные
архитектурные композиции отрицательно влияют на  психику  крупного  рогатого
скота...
   Чарльзстоун прославился своей тюрьмой. Отцы города  проявили  неожиданное
благоразумие, затеяв строительство крупнейшего в  стране  места  заключения.
Чарльзстоун был скорее маленьким, чем небольшим городком. Число его жителей,
включая детей в возрасте  до  одного  года,  едва  достигало  десяти  тысяч.
Поэтому в оправдание масштабов строительства был  выдвинут  лозунг:  "Каждой
семье по отдельной камере со всеми удобствами".
   Правда, однажды  местная  газета  поставила  под  сомненье  необходимость
тюрьмы-гиганта на пятнадцать тысяч коек, но уже на следующий день состоялась
внушительная демонстрация патриотически  настроенных  горожан.  Демонстранты
несли портреты шерифа и судьи. Повсюду висели плакаты: "Своей тюрьме - своих
преступников", "Лучше чаще, но на короткий срок!", "Отсидеть в тюрьме - долг
каждого честного гражданина!"
   Редактор газеты был вымазан дегтем и вывалян в  перьях.  После  этого  он
стал горячим сторонником строительства и дал письменное обязательство  после
торжественного открытия тюрьмы совершить правонарушение, наказуемое не менее
чем годом тюремного заключения...
   Гигант был построен а привлек искреннее внимание  преступного  мира.  Две
недели по  тюрьме  проводились  экскурсии.  Были  выпущены  иллюстрированные
альбомы, открытки, значки. Архитектор поспешно издал солидную  монографию  с
описанием и чертежами созданного им шедевра. А местный  шериф  на  страницах
популярного воскресного  журнала  подробно  рассказал  о  системе  охраны  и
секретных приспособлениях, использованных в подведомственном ему учреждении.
   После этого был проведен  открытый  конкурс,  который  назывался  "Выйди,
пташка". Желающим  предлагалось  добровольно  занять  камеры  и  по  сигналу
постараться выбраться из тюрьмы. Первая премия  была  установлена  в  тысячу
монет. Со  всех  концов  страны  срочно  съехались  нуждавшиеся  в  деньгах.
Специальной  комиссии  пришлось  отбирать  наиболее  достойных   кандидатов,
имевших по меньшей мере одну судимость.
   К сожалению, как  утверждали  знатоки  из  полиции,  в  конкурсе  приняли
участие  одни  любители.  Профессионалы  почему-то  предпочли   остаться   у
телевизоров, несмотря на то,  что  губернатор  штата  публично  гарантировал
неприкосновенность всем гражданам, включая тех, с  кем  жаждали  встретиться
федеральные власти...
   Никому из состязавшихся не удалось выбраться за  ограду.  Поэтому  первой
премии было решено не присуждать. Распределены были лишь  три  поощрительные
премии и одна почетная грамота.  Ее  получил  мелкий  воришка,  ухитрившийся
стянуть  у  зазевавшегося  шерифа  медаль.  Одновременно  он  получил  месяц
тюремного заключения и стал заключенным № 1.
   Результаты конкурса убедили правительственные  инстанции  в  совершенстве
тюремных зданий, и вскоре Чарльзстоун перестал тяготиться  заботой  о  своей
новостройке: тюрьма-гигант была приобретена  военным  министерством.  Первый
этаж  был  отведен  студентам,  рвавшим  призывные   повестки.   На   втором
разместились дезертиры и особо важные военные преступники.
   Майор  Мизер  был  помещен  на  втором  зтаже.  Его  одноместная   камера
напоминала недорогой гостиничный номер. Правда, вместо миловидной  горничной
в камеру время от времени заглядывал долговязый белобрысый солдат с  унылой,
вечно заспанной физиономией. Три раза в день  он  приносил  пищу.  Она  была
вполне приличной. Иногда к  ужину  добавлялась  брошюрка  о  спасении  души.
Дважды в день полагалась прогулка. По субботам - кинофильм. Воскресным утром
- посещение тюремной церкви.
   Однажды солдат принес двойную порцию оладий с джемом. Мизер удивился,  но
возражать не стал.
   - А что ты натворил, парень? -  вдруг  спросил  долговязый.-За  что  тебя
посадят на электрический ступ? Мизер поперхнулся и выплюнул оладью,
   - Меня? Меня на стул? -  глотая  слюну,  захлебываясь  словами,  закричал
майор.- Это ошибка, сэр! Суда не было! И вообще, военных не сажают на  стул,
а всего лишь расстреливают!
   - Теперь сажают. Экономим боеприпасы. Ты  забыл  о  войне  в  Индокитае,-
объяснил солдат.
   - Я не хочу на стул! Я подам жалобу! Я этого так не оставлю!
   - А ты, я вижу, трусишь. Видно, тебе еще ни разу не приходилось сидеть на
стуле?
   - Не приходилось,- признался майор.
   - Напрасно. В твои годы уже можно было попробовать. Во второй раз  совсем
не страшно...
   Открыв рот, летчик тупо уставился на весельчака. Потом отвернулся и  тихо
сказал:
   - Мне не до шуток, сэр.
   - Ты, наверное, натворил бог знает что, раз тебя сразу на стул.
   - Да ничего особенного! - возмутился летчик.- Что я, первый, что ли?
   - Ну а все-таки?
   - Да просто я во время патрульного полета потерял водородную бомбу...
   - Ну! - восторженно изумился солдат,- Вот это да! А где?
   - Над Европой. Вчера.

   2
   Всякий, кто хоть немного знаком с географией, легко может установить, где
проживает дядюшка Бенц. Для этого достаточно взять карту Западной  Европы  и
провести из ее углов две диагонали. В  двухстах  шагах  к  западу  от  точки
пересечения линий и находится бензоколонка сумасшедшего дядюшки Бенца.
   Внешне эта колонка была точно такой же, как и сотни других, расставленных
вдоль шоссе. Небольшое прямоугольное здание, словно гриб, прикрытое  плоским
козырьком крыши, глядит на  дорогу  единственным  окном,  украшенным  яркими
банками  с  маслом,  разноцветными  обложками  путеводителей  и   выцветшими
фотографиями генералов, отличившихся во время второй мировой войны, В центре
на почетном месте, опираясь на пыльный, торчащий  из  горшка  кактус,  стоит
фотография самого владельца колонки в полной военной форме. Судя  по  знакам
отличия, дядюшка Бенц успел дослужиться всего лишь до звания ефрейтора.  Его
дальнейшей военной карьере в  Северной  Африке,  как  рассказывал  в  минуты
просветления  сам  потерпевший,  помешали  интриги  англичан.  Незадолго  до
окончания африканской кампании, когда перед ефрейтором открывались блестящие
перспективы на восточном фронте, они ухитрились попасть в его голову  легким
противотанковым снарядом. Снаряд не выдержал и разорвался на мелкие кусочки.
Однако и в голове пострадавшего  тоже  соскочила  какая-то  пружинка:  после
этого печального случая дядюшка Бенц в самые неподходящие моменты принимался
сильно буйствовать и орать: "Хайль!"
   Этим воинственным кличем  он  оповещал  роту  о  появлении  на  горизонте
полевой кухни. Точно так же он комментировал  приказы  о  выпрямлении  линии
фронта. Дважды рота пыталась сдаться в плен, но каждый раз, высунув из окопа
белую портянку, ефрейтор начинал так громко вопить, что англичане пугались и
открывали   беспорядочную   стрельбу.   Дядюшку   Бенца   пришлось    срочно
демобилизовать. И как только  санитарная  карета,  увозившая  контуженого  в
восточном направлении, скрылась  за  поворотом  дороги,  рота  двинулась  на
запад, чтобы обрести покой в лагерях для военнопленных...
   Вернувшись в родные места, ефрейтор, благодаря своим коротким  энергичным
высказываниям,  быстро  завоевал  симпатии  руководителей   "Союза   будущих
фронтовиков".  Бенца  стали  возить  по  митингам  и  собраниям.  Часами  он
терпеливо стоял на трибунах, но как  только  оркестр  начинал  играть  марш,
принимался голосить что было сил. Микрофоны не выдерживали, и один за другим
выходили из строя. На это обстоятельство немедленно обратили внимание радио-
и телевизионные компании. Микрофоны от дядюшки Бенца стали держать подальше,
а телекамеры, наоборот, поближе. Фотографии  Бенца  появились  в  газетах  и
журналах.
   Шли почти  мирные  послевоенные  годы.  Клич,  извергавшийся  контуженным
ефрейтором, в известных кругах становился все более популярным.  Несомненно,
дядюшку  Бенца  ждала  завидная   политическая   карьера.   Но   кто-то   из
единомышленников, растрогавшись во  время  очередного  ефрейторского  вопля,
решил подарить Бенцу одну из тысячи трехсот  двадцати  шести  принадлежавших
ему бен-зоколонок. И остатки здравого  смысла  взяли  верх  -  дядюшка  Бенц
предпочел коммерческую карьеру.
   Колонка, правда, находилась на безлюдной проселочной  дороге,  но  бывший
военнослужащий твердо верил в пословицу: "Дуракам  везет".  И  пословица  не
подвела.
   В годы так называемого процветания" узкая грунтовая дорога превратилась в
широкую автостраду. Доходы настолько возросли, что  владелец  колонки  сумел
обзавестись подручным и шикарной трубкой. Со временем  последствия  контузии
стали сказываться несколько меньше. Во всяком случае, дядюшка Бенц стал реже
горланить "Хайль!> при виде пожарных или стада коров...
   Однако два-три раза в месяц ночами Бенцу не удавалось заснуть.  В  голове
начинали громыхать военные воспоминания двадцатипятилетней давности.  Голова
начинала разламываться, в  висках  стучало,  и  бывший  ефрейтор,  прихватив
трубку, спешил на воздух. Усевшись на скамейку, старик  часами  рассматривал
ночное небо. Боль постепенно стихала, голова становилась необычайно легкой и
пустой. Дядюшка Бенц облегченно кряхтел и отправлялся спать...
   Но в ночь, когда майор Мизер совершал свой последний полет, Бенцу соснуть
не удалось. Незадолго до рассвета на звездном,  начавшем  бледнеть  небе  он
вдруг заметил  какой-то  черный  лоскут.  Лоскут  двигался,  словно  заплата
закрывая собой звезды, и, казалось, приближался к земле.
   Скоро у владельца колонки не оставалось  сомнений  -  с  пустынного  неба
спускался непонятный темный предмет. Не слышно было шума моторов,  не  видно
было огней. Это было необычно, и это пугало.
   Бывший ефрейтор вскочил на скамейку, вытянул  правую  руку  и  на  всякий
случай закричал:
   - Хайль!
   Это не помогло. Странный предмет продолжал приближаться. Уже  можно  было
разглядеть огромное  светлое  полотнище,  под  которым  висело  нечто  вроде
железнодорожной цистерны.
   "Это же парашют!"-наконец догадался Бенц  и  стал  прикидывать,  куда  он
опустится.
   Редкий лес расступался, освобождая место небольшой полянке, на которой  и
находилась колонка. Ручеек, деливший  поляну  на  две  почти  равные  части,
огибал развесистые вязы, терял русло и разбивался на добрый десяток узеньких
протоков, поросших густой высокой травой. У  незадачливого  ручейка  хватало
силенок пробежать еще метров двадцать,  и  затем  он  окончательно  тонул  в
зыбком болотце.
   Металлическая  цистерна  тяжело  шлепнулась  на  краю  болота.  Полотнище
парашюта, зацепившись за ветви вязов, несколько раз  хлопнуло  на  ветру,  а
затем, с треском ломая ветки, рухнуло в  воду.  Над  поляной  снова  повисла
ночная тишина...
   Дядюшка Бенц осторожно подошел к опустившейся с неба бочке. Пробив тонкую
зеленую корку болота, она чуть ли не наполовину увязла в черном жирном  иле.
Белое полотнище, набухнув, устилало дно ручейка. Скоро предутренний  ветерок
расчесал примятую траву. Густые стебли  поднялись  и  почти  скрыли  тусклый
серый металл...
   "Что это за штука?" - раздумывал дядюшка Бенц, ощупывая холодные  гладкие
бока железной бочки. Раздвинув толстые  запутавшиеся  стропы,  он  обнаружил
посредине фланец, затянутый огромными зашплинтованными болтами.
   Владелец колонки был довольно умным сумасшедшим: он сразу сообразил,  что
нехорошо присваивать чужое. Поэтому дядюшка Бенц решил немедленно припрятать
неожиданную находку.
   Сбегав на колонку, старик принес перочинный нож, но сколько ни  старался,
не смог перерезать  толстую  нейлоновую  стропу.  Пришлось  притащить  пилу.
Пропилив  минут  десять,  Бенц  обнаружил,  что  стропы   легко   и   просто
отсоединяются:  достаточно  было  нажать  металлические  карабины.   Отцепив
парашют, старик с трудом вытащил его из ручья  и  уволок  в  свой  небольшой
домик, примыкавший к зданию колонки. Полдела было сделано.
   Другую половину Бенц поручил пожарным.  Когда  рассвело,  он  позвонил  в
ближайший городок, и красная пожарная машина примчалась минут через десять.
   - Штраф - пятьдесят монет! - без предисловий объявил старшина в блестящей
медной каске, убедившись, что колонке не угрожает никакая опасность.
   - Он же идиот,- попробовал вступиться за дядюшку Бенца один из пожарных.-
Нормальные и то в шутку нас вызывают, а тут тронутый...
   - Поэтому и беру половину! - объяснил старшина.- С  нормального  взял  бы
сотню.
   - Я предлагаю триста!  -  спокойно  сообщил  владелец  колонки,  доставая
трубку.
   - На колонке не курят,- машинально сказал старший пожарник.- Вы не просто
идиот. Вы кретин! Я говорю  -  пятьдесят  монет,  вы  суете  триста!  Триста
больше, чем пятьдесят!
   - Идиот я или кретин, это мое личное дело,- раздраженно  ответил  дядюшка
Бенц.- Я вам даю триста монет, если вы мне вытащите бочку...
   Бывший  ефрейтор  показал  пожарным  цистерну,  шлепнувшуюся   в   ручей.
Посовещавшись, они запросили четы-реста монет и охапку сена.
   Сено старик предложил заменить канистрой бензина.
   - Никогда бы не подумал, что ваша  колымага  питается  сеном,-  удивленно
заметил контуженый, похлопав пожарную машину по капоту.
   - Сено мы сожжем, чтобы был  дым,-  объяснил  старшина.-  Потом  составим
рапорт о самовозгорании бочки солидола, и дело будет закончено...
   - Но  знаю,  кто  из  нас  идиот,-  возразил  дядюшка,-  но  сено  дороже
солидола...
   Пожарные управились за полчаса. За это время они успели вытащить цистерну
из ручья, подкатить ее к колонке и сжечь  кучу  промасленных  концов.  Когда
столб дыма рассеялся, красная машина лихо укатила...

   3
   ЦУР - Центральное управление разведки - является учреждением  с  солидной
репутацией. Еще не было случая, чтобы, взявшись за дело, управление разведки
признало бы себя несостоятельным. Умение найти  достойное  объяснение  любой
неудаче, любому промаху  издавна  отличало  руководителей  управления,  и  в
первую  очередь  -  главных  специалистов,  или,  как  все   их   называли,-
супер-спецменов. Их было двое - Джо и Джон. Никто не знал их настоящих имен.
Мало кто видел. Посвященным было только известно, что по утрам бронированный
автомобиль подвозил суперспецменов к  подъезду,  который  вел  к  совершенно
отдельным от управления  апартаментам.  Всякую  связь  с  другими  отделами,
правительственными   учреждениями   и    остальной    частью    человечества
суперспец-мены поддерживали только по телефону. Они  никогда  не  бывали  на
приемах, встречах и, тем более, пресс-конференциях. Они никого не принимали,
кроме президента, руководителей разведки и особо доверенных агентов, которым
намеревались дать личные наставления.
   Суперспецмены,  разумеется,  знали  обо  всех   событиях   внутренней   и
международной жизни. Интересовало их  буквально  все,  что  двигало  историю
человечества вперед - цены на нефть, проблема мини-юбок,  изучение  лазеров,
торговля наркотиками, фестивали песни в  Сан-Ремо...  Знания  суперспецменов
были поистине энциклопедичны. И  советы  их  были  чрезвычайно  полезны  при
решении самых разнообразных вопросов, начиная  от  охраны  университетов  от
негров, желающих  учиться,  и  кончая  охраной  президентов  от  белых,  уже
кое-чему  научившихся.  Суперспецмены  помогли  создать   стройную   систему
наблюдения  (разумеется,  негласного)  за  профсоюзами,  учеными,  докерами,
зубными  врачами,  а  также  за  всеми   остальными   гражданами.   Не   без
вмешательства суперспецменов удалось более  или  менее  пристойно  завершить
корейскую войну, определить наконец, кого  следует  поддерживать  в  Африке,
выработать ясное понимание ближневосточного вопроса. Особенно  ценный  вклад
они внесли в освоение вьетнамских джунглей.
   Вполне естественно, ранним утром, когда за окнами еще стояла темень,  Джо
и Джон прежде всего занялись делом бывшего майора Мизера.
   Свой рабочий день суперспецмены начали в комнате для раздумий.  Благодаря
огромному  сплошного  стекла  окну,  выходившему  в  тенистый  сад,  комната
казалась больше, чем была на самом  деле.  Два  глубоких  кресла,  небольшой
столик с массивной стеклянной пепельницей, картина  неизвестного  художника,
изображавшая  кораблекрушение,  да  толстый   ворсистый   ковер   составляли
обстановку.
   Джо и Джон чем-то неуловимо напоминали друг друга  -  плотные,  упитанные
старцы  в  неброских  серых  костюмах,  белоснежных  сорочках  и   аккуратно
повязанных галстуках удобно устроились в креслах,  отрезали  кончики  сигар,
закурили, пустив к потолку густые клубы ароматного дыма.
   - Ну? - вполголоса спросил Джо.
   - Вот так! - тихо ответил Джон. Долгие годы работы в разведке приучили их
разговаривать шепотом.
   - Если эта штука взорвется, будет шум,- продолжил свою мысль Джо.
   - Если нет,  придется  расследовать,  почему,-  дополнил  Джон.  Стряхнув
пепел, он почесал затылок.- Да, на этот раз снова влипли. Не везет...
   - Мало было хлопот в Гренландии...- согласился Джо.-  Подумать  только  -
сколько снега вывезли из Туле...
   - Не говори... Ночью у президента было совещание.
   - Знаю. Давай послушаем.
   Джон нажал кнопку, спрятанную в подлокотнике кресла. Из скрытого динамика
послышалось негромкое шипенье, потом прозвучал недовольный голос президента:
   - Что случилось?
   - Произошла еще  одна  неприятность,  сэр,-нерешительно  ответил  военный
министр.
   - Опять переворот в Сайгоне?
   - Хуже.
   - Хуже быть не может! - произнес государственный секретарь.
   - Может,- вздохнув, возразил  военный  министр.-  Но  вы  не  волнуйтесь.
Русские пока еще ничего не знают. И мы еще толком не знаем...
   - Если вы не знаете и не знают русские, то к чему этот ночной разговор? -
спросил президент,- Как  всегда,  военное  министерство  проявляет  излишнюю
поспешность.
   - Да, на  этот  раз  мы  несколько  поспешили,-  снова  вздохнул  военный
министр.- Видите ли, господа, в Евро- -пе упала водородная бомба...
   Из динамика послышался грохот отодвигаемых стульев, шаги, звон  стекла  -
будто кто-то уронил стакан.
   - Кто из нас сошел с ума! - возбужденно сказал президент.
   -  Это  роковая  случайность!-поспешно  проговорил  министр.-  Во   время
патрульного   полета   одного   из    наших    бомбардировщиков    произошло
самопроизвольное отделение бомбы...
   - Боже мой! Сначала Паломарес!  Потом  Туле!  Теперь...-  государственный
секретарь почти кричал.- Не  хватает,  чтобы  вы  без  разрешения  конгресса
уничтожили  наших  лучших  европейских  союзников!  Вы  понимаете,  что   вы
наделали!..
   - Взрыва пока не произошло... Джо заерзал в кресле и сказал:
   - Выключи, Джон. Мешает думать...
   Динамик смолк. Старики молча курили.  Тишину  нарушали  лишь  размеренные
шаги часовых, гулявших по саду. Суперспецменов берегли  гораздо  тщательней,
чем любую государственную тайну. Они стоили этого...
   "Цены им нет..." - подумал шеф управления  разведки,  осторожно  войдя  в
комнату суперспецменов. Бесшумный секретарь внес за ним стул.
   Присев на краешек стула, толстый рыхлый шеф снял очки и задумчиво пососал
оглоблю.
   - Ребята, сейчас я вас огорошу,- сказал  он.-  Ночью  у  президента  было
совещание...
   - Не теряй времени. Знаем,-перебил его Джон.
   - Что вы знаете?
   - Мы только что слушали магнитную  запись,-  пояс-нил  Джон,  не  отрывая
взгляда от окна.
   - Запись? - растерянно переспросил шеф. Он уста-вился на  суперспецменов.
Но их лица были непроницаемы,--Вы,  кажется,  зарвались,  ребята!  Совещание
сверхсекретное!
   Джо и Джон молчали,
   - Подслушивать самого президента! Да если кто-нибудь узнает!..  Нет,  как
хотите - я ничего не слышал, я ничего не знаю, я умываю руки!..
   - Хватит трепаться! - вдруг рассердился  Джон.  Он  повернулся  к  шефу.-
Слушай, что скажем! Руководитель ЦУР тотчас замолчал.
   - Министерство обороны немедленно публикует  сообщение  о  том,  что  над
Европой прошлой  ночью  замечены  необычные  летательные  аппараты.  Попытки
настигнуть и определить национальную принадлежность не  увенчались  успехом.
Ясно?
   - Ясно,- кивнул шеф.- Что-то вроде "летающих тарелок"?
   - Тарелки, вилки, ложки -  это  старо,-  задумчиво  ответил  Джо,-  Пусть
будут... ну, хотя  бы  стрелы...  Затем  надо  поднять  кампанию  в  прессе:
опасность таких полетов, последствия, которые трудно предугадать.  Небольшой
намек на Восток...
   В комнату вошел тихий секретарь  и  молча  протянул  Джону  узкий  листок
бумаги. Старик пробежал его глазами и сказал:
   - Руководитель проекта "Аиды" сообщает, что во время испытаний бомбы  был
только один случай, когда она не взорвалась над землей на  заданной  высоте.
Взрыв  произошел  через  шестьдесят  два  часа  четырнадцать  секунд   после
приземления. Причина - плохой монтаж..
   - На третьи сутки! - возмутился шеф и,  вскочив  со  стула,  взволнованно
забегал по комнате.- Эти ученые позволяют себе бог знает что!...
   - Сядь! Мелькаешь,- остановил его Джон.- Пылесос тоже ломается...
   -  Надо  покупать  пылесосы  фирмы  "Дженерал  синтетик"!  -   машинально
выкрикнул шеф.
   - Замолчи. Ты не перед избирателями выступаешь,- Джон  снова  заглянул  в
бумажку.- Взрыв произойдет обязательно. Ученые  это  гарантируют.  Изменение
атмосферного давления, звуковые или  механические  воздействия,  коррозия  -
рано или поздно "Аида" взорвется...
   - Джон, и предотвратить взрыв нельзя? - спросил Джо.
   Джон еще раз внимательно проглядел листок.
   - Бомба помещена в контейнер. Он состоит из  двух  половинок,  свинченных
болтами. Как  только  кто-нибудь  попытается  вскрыть  -  произойдет  взрыв.
Разборка бомбы зашифрована. Это сделано на случай, если она попадет  в  руки
противника...
   Не обращая внимания на недовольные  лица  суперспец-менов,  шеф  разведки
продолжал бегать по комнате. Ковер скрадывал шаги, и полная увесистая фигура
бесшумно моталась от одной голой стены к другой.
   - Это крушение! -  выдохнул  шеф,  уставившись  на  картину  неизвестного
художника.
   -  Джон,-  спокойно  сказал  Джо,  подставив  ладонь  первому  солнечному
зайчику, заскочившему посмотреть, что  это  здесь  происходит.-  Джон,  надо
отвести  наши  войска  от  эпицентра.   Они   пригодятся,   когда   начнется
представление...
   Джо  не  успел  закончить.  Дверь  неожиданно  открылась,  и  вошел   сам
президент. Было заметно, что он не спал всю ночь. Поздоровавшись с каждым за
руку, президент поискал глазами, куда бы  сесть.  Секретарь  уже  волочил  в
комнату еще одно кресло.
   - Господин президент,- сказал Джо,- минут  через  сорок  мы  вам  покажем
фотографии неизвестных летательных аппаратов, замеченных прошлой  ночью  над
Европой. По-видимому, они относятся к категории спутников...
   Президент облегченно  вздохнул.  Притронувшись  руками  к  вискам,  будто
разгоняя тяжелые мысли, он сказал:
   - Господа, в глубине души я все время надеялся, что наши военно-воздушные
силы непричастны  к  этому  печальному  инциденту...  Да  поможет  нам  бог!
Расскажите, какие еще усилия следует  предпринять,  чтобы  сохранить  мир  и
спокойствие на земле...

   4
   Посол был стар, опытен и хитер. Поэтому он  никогда  не  доверял  обычным
дипломатическим каналам. Заодно он не доверял своим советникам, секретарям и
шифровальщикам.
   Посол пользовался более простой и старомодной системой связи. В городе  у
него было полным-полно знакомых. Время  от  времени  он  неожиданно  посещал
кого-нибудь  из  них  и  заказывал  обычный  телефонный  разговор  со  своей
квартирой по ту сторону океана. Болтая с помощником, находившимся на  другом
конце кабеля, о здоровье тетушек  и  племянников,  посол  мимоходом  получал
ценнейшую информацию о жизни столицы.
   Раннее утро принесло послу важные новости. В девять неожиданно  позвонила
знакомая манекенщица и сказала, что хотела бы его немедленно  видеть.  Посол
знал, что означает такой внезапный звонок, и тотчас вызвал машину.
   Через четверть часа  шикарный  черный  "кадиллак"  остановился  на  узкой
безлюдной улице. Посол неторопливо выбрался из автомобиля, огляделся и вошел
во двор, огороженный  затейливой  чугунной  решеткой.  Двор  был  проходным.
Старый дипломат прибавил шагу и  скоро  выбрался  к  скромному  трехэтажному
домику, выходившему фасадом совсем на другую улицу.  Тяжело,  с  остановками
поднявшись на второй этаж, он хотел было  нажать  кнопку  звонка,  но  дверь
распахнулась. На пороге стояла взволнованная молодая хозяйка.
   . - Скорее! - шепнула она, пропуская посла.- Что-то случилось! Третий раз
звонит...
   Телефонный  разговор  был  необычайно  краток.  Заокеанский  помощник   в
нескольких словах изложил новость, которая явилась темой ночного совещания у
президента.
   Давно известно, что абсолютную тайну иногда удается сохранить, но  только
в  том  случае,  когда  на  совещании  присутствует  лишь  один  человек.  У
президента ночью собиралось трое. Этого было вполне достаточно, чтобы  утром
все видные  политические  и  военные  деятели  с  крайне  озабоченным  видом
перешептывались по углам. Все они проявляли повышенный интерес к телетайпам,
связанным с Европой. Но Европа, не в пример бирже, вела себя  самым  обычным
образом. На бирже  акции  корпораций,  производящих  вооружение,  неожиданно
пошли вверх...
   Бросив трубку и  оттолкнув  изумленную  манекенщицу,  посол  выскочил  из
квартиры, бегом спустился по лестнице и, проявив неожиданную в его  возрасте
прыть, помчался к машине.
   "Кадиллак" на недозволенной скорости вернулся в посольство.  Чрезвычайный
и полномочный посол, забыв о своем положении, крайне  несолидно  пробежал  в
кабинет, наспех  собрал  важнейшие  документы,  схватил  круглую  посольскую
печать, но тотчас бросил ее на  стол  и,  не  застегивая  портфеля,  побежал
обратно к машине.
   Дверцу ему  открыл  первый  секретарь  посольства,  успевший  выбежать  к
подъезду. Он еще никогда не видел своего  сдержанного  седоволосого  шефа  в
таком состоянии,
   - Немедленно позвоните  в  протокольный  отдел,-  скороговоркой  приказал
посол.- Сообщите о моем срочном отъезде по семейным обстоятельствам.  Будете
меня замещать...
   Затем посол в двух словах шепотом изложил новость, которую ему только что
доставил трансатлантический кабель.
   Когда первый секретарь осознал, что означает соседство  с  невзорвавшейся
"Аидой", черный "кадиллак" был уже  далеко.  Нещадно  сигналя,  нарушая  все
правила  движения,  которые  можно  было  нарушить,  выводя   из   душевного
равновесия всех собак  и  всех  полицейских  на  своем  пути,  он  мчался  к
аэропорту...
   Утренние часы в протокольном отделе министерства иностранных  дел  обычно
проходили весьма спокойно.  Приемы,  встречи,  вручения  верительных  грамот
назначались не ранее полудня, поэтому у чиновников находилось  время,  чтобы
поболтать, обменяться  сплетнями  и  анекдотами.  А  начальник  отдела  даже
позволял себе по  утрам  просмотреть  свежие  газеты,  чтобы  быть  в  курсе
политических событии и в их свете руководить отделом до вечера.
   Звонок первого секретаря посольства  великой  державы  нарушил  привычный
распорядок.
   - У нас нет времени на протокольные формальности,- коротко изложил первый
секретарь.- В связи с отъездом посла по семейным  обстоятельствам,  интересы
нашего государства поручено представлять мне...
   - Позвольте, а грамоты  или  хотя  бы  меморандум?  --попытался  вставить
начальник протокольного отдела.
   - Сейчас не до этикета! - крикнул в трубку первый секретарь.-  Я  еще  не
закончил!  В  связи  с  моим  неотложным  отъездом  я  возлагаю  руководство
посольством и представление наших интересов на третьего секретаря, с которым
вы  хорошо  знакомы.  Сейчас  он  приедет  к  вам,  и  вы   договоритесь   о
формальностях...
   В  трубке  раздались  короткие  гудки.  Начальник  протокольного   отдела
недоверчиво поглядел на телефон и потянулся за портсигаром, чтобы закурить и
осмыслить необычную ситуацию. Третий секретарь во  главе  посольства  такого
государства - случайность или смена политического курса?
   Закурить ему не удалось. Раздался новый звонок.
   - Говорит третий секретарь! - раздался в трубке возбужденный голос.-  Мне
только что стали известны причины, которые вынуждают меня  срочно  вернуться
на родину. Делами  нашего  посольства  будет  ведать  пресс-атташе,  который
прибудет сейчас к вам с моей запиской...
   Начальник протокольного отдела  но  успел  даже  сообразить,  что  это  -
чрезвычайное происшествие, которого еще  не  знала  история  дипломатических
отношений, или попытка оскорбить его собственное  государство,  как  телефон
снова зазвонил.
   - В связи со скоропостижным отъездом пресс-атташе командовать посольством
приказано мне! - энергично доложила телефонная трубка.
   -  Кто  это  говорит?  -  спросил  начальник  протокольного  отдела,  уже
догадавшись, что в  посольстве  дружественной  державы  происходят  события,
совершенно   не   предусмотренные   ни   инструкциями,   ни    историческими
прецедентами...
   -  Говорит  военно-воздушный  атташе!  Жаль,  старина,   мы   не   успели
познакомиться. Я прибыл в вашу дыру вчера, но сейчас улетаю...
   - Скажите, что у  вас  творится?  -  спросил  чиновник,  крепко  прижимая
телефонную трубку к уху,- Где посол, где все?
   - Все уже удрали! - объяснил военно-воздушный атташе.- Так  вот,  запиши:
нашим послом назначаю сержанта Пулькина.
   - Какого Пулькина?
   - Отличный парень. Бесподобно водит машину.
   - Какую машину? - начальник отдела не успевал за английской скороговоркой
собеседника.
   - Послушай, чудак,- вдруг раздраженно сказал атташе.- Я  тебе  уже  целый
час толкую: нашим послом теперь будет мой шофер - Гарри Пулькин. Все вопросы
к нему...
   - Господин  атташе,  так  не  поступают  в  международных  отношениях!  -
закричал начальник отдела.- За десять минут у вас сменилось шесть послов! Мы
будем вынуждены направить ноту!
   - Хоть две! - беззаботно ответил атташе.- Только пишите крупными буквами:
сержант Пулькин в грамоте не силен...

   5
   Генеральный штаб работал без перерыва на обед. Дел было много.
   Когда внезапно раздался сигнал  атомной  тревоги,  над  столами  поднялся
густой  бумажный  вихрь.  Сотрудники  генерального  штаба   выскакивали   из
кабинетов и со всех ног мчались в  подвал.  Командующий  не  выносил,  когда
опаздывали. С секундомером в руках он каждый раз стоял у входа в убежище,  и
горе опоздавшему. Фельдмаршал не умел говорить длинно. Выражался он  коротко
и ясно.
   - В полк! - слышал несчастливец, не успевший за десять секунд  спуститься
с пятого этажа. После этого нерасторопному  генштабисту  приходилось  срочно
расставаться со  столицей,  повышенным  окладом,  служебным  "мерседесом"  и
отправляться в казармы какого-нибудь провинциального городка.
   Понятно, что сотрудники штаба  использовали  все  воз-.  можности,  чтобы
получить кабинет не выше третьего этажа, а если это не  удавалось  -  упорно
тренировались в скоростном спуске по лестницам. Атомные тревоги  проводились
регулярно - по понедельникам  и  пятницам.  Таким  образом,  для  тренировок
оставалось достаточно времени...
   В   этот   раз   обошлось   почти   благополучно.   Один   лишь   пожилой
генерал-интендант  растянул  связку  на  ноге,  но  все-таки  успел  в  срок
доскакать до подвала. Фельдмаршал был доволен.
   В подвал он вошел последним. Адъютант с трудом закрыл массивную  стальную
дверь. Генеральный штаб очутился в надежной каменной мышеловке. Темноту едва
раздвигали аварийные лампы. Пахло плесенью и новой кожаной  портупеей.  Лица
военных,  выстроившихся  вдоль  стен,   в   полумраке   казались   плоскими,
вылепленными из гипса.
   Вдруг снаружи в дверь подвала отчаянно забарабанили.
   -  Кто  посмел!  -  рявкнул  командующий.  Адъютант,  стоявший  у  входа,
испуганно бросился к засову.
   - Не открывать! - приказал фельдмаршал. В дверь продолжали ломиться.
   - Открыть!
   Дверь медленно растворилась. В подвал ворвался дневной свет, но, пожалуй,
еще быстрее вбежал политический советник фельдмаршала. Весь генеральный штаб
побаивался этого молодцеватого высокого блондина в ладном  мундире.  Он  был
сыном стального короля, зятем нефтяного, племянником  фарфорового  и  братом
химического принца. Этого было достаточно,  чтобы  сигналы  учебной  атомной
тревоги на политического советника не распространялись.
   - Кончайте  с  игрушками!  Началась  большая  игра!  -  вбегая,  закричал
политический советник.- Бубновый туз!
   - Туз, туз, туз!...-бессмысленный крик советника, отталкиваясь от  низких
сводов подвала, обежал молчаливых военных.
   Никто, кроме фельдмаршала, не понял, что означал этот нелепый возглас. Но
командующий   хорошо   знал,   что   пароль   "Бубновый   туз"   в    высших
правительственных   кругах   принят   для   зашифровки    дел    необычайной
государственной  важности.  Любое  посвященное  должностное  лицо,   услышав
пароль, должно было немедленно бросить все остальные  дела  и  приступить  к
решению особой государственной задачи.
   Фельдмаршал приступил.
   - Смирно! - крикнул он.- Атомное нападение отменяю до понедельника!  Всем
по местам!
   Фельдмаршал торопливо  покинул  убежище.  За  ним  заспешил  политический
советник. Они скрылись за дверями кабинета, оставив за спиной с любопытством
перешептывающихся военных.
   -  Что  случилось?  -   спросил   командующий,   усевшись   за   огромный
безукоризненно убранный стол.
   Советник молча открыл свой портфель и вывалил из него кипу газет, листков
бумаги, географических карт.
   Затем на стол посыпалась блестящие пакеты с  нейлоновыми  чулками.  Брови
командующего изогнулись изумлен-ными  дужками.  Он  ловко  забросил  в  глаз
монокль и не без интереса  уставился  на  пакеты.  На  них  была  изображена
симпатичная блондинка, наряд которой состоял из чулок и бус.
   - Господин фельдмаршал,-негромко сказал советник,- у вас хорошее сердце?
   - Говорите, не тяните! - приказал командующий.
   - У нас есть теперь водородная бомба! Командующий испытующе посмотрел  на
своего знато-ка по политическим вопросам.
   - Я нахожу, она  несколько  напоминает  женские  чулки,-  не  без  ехидцы
произнес он.
   - Господин фельдмаршал, начинать надо  не  с  них,-  не  замечая  иронии,
подсказал советик. Разворошив на  столе  бумажную  кучу,  он  положил  перед
командующим экстренный выпуск европейского издания "Чилдрен таймса".
   На первой полосе под крикливой красной шапкой "Русские или  не  русские?"
бросались в глаза два снимка. На фоне ночного неба были довольно ясно  видны
необыкновенные стреловидные снаряды, летевшие ровным журавлиным  строем.  За
каждым из снарядов тянулся густой шлейф дыма.
   Немногословные сообщения не оставляли сомнений в подлинности  фотографий.
Приводился  точный  курс,  которым  проследовали  "стрелы".  Он  прочерчивал
Западную Европу с  северо-востока  на  юго-запад.  За  Канарскими  островами
локационные станции потеряли след таинственных снарядов.
   Одновременно публиковались первые  предположения  военных  комментаторов.
Все они  сходились  в  одном:  "стрелы"  способны  транспортировать  атомное
оружие. Отмечая бурное развитие авиационной  техники  у  русских,  некоторые
обозреватели склонялись к мнению, что еще не поздно поставить вопрос в ООН о
том,  почему  русские  безнаказанно  нарушают  воздушное  пространство   над
Западной Европой.
   Политический советник показал фельдмаршалу  другие  газеты.  В  них  были
напечатаны точно такие же снимки.
   - Господин фельдмаршал, я уже уточнил: это  подлинная  липа!  Шеф  нашего
фотоотдела клянется, что на снимках - сплошная ретушь. Чистая работа, но его
не проведешь. Если вы помните, генерал просидел три года за подделку  чеков.
Он это дело знает.
   - Помню. Хороший солдат.
   Советник подошел к стоявшему в углу телевизору и нажал кнопку. На  экране
побежали кадры, но скоро остановились. Изображение  стало  четким  и  ясным.
Телевизионный  спутник  транслировал   через   океан   интервью.   Ре-портер
допрашивал какого-то старичка с Багамских островов. Оказалось, что старичок,
страдавший бессонницей, вот уже две недели каждую ночь наблюдал за маневрами
"серебряных стрел". Он утверждал, что полет  снарядов  сопровождался  глухим
рокотом, напоминавшим далекие раскаты грома. Это было тем удивительней,  что
багамский старичок почти ничего не слышал. Репортеру, который вел  передачу,
приходилось, задавая вопросы, изо всех сил орать в слуховую трубку. Старичок
прижимал трубку к уху,  радостно  улыбался,  кивая  в  знак  того,  что  все
разобрал, и торопился ответить. Правда, на вопрос: "Ходит ли он в церковь по
воскресеньям?" - очевидец ответил, что обожает сиамских кошек...
   - Это тоже липа! - пояснил советник и  выключил  телевизор.-  Перейдем  к
сути дела.
   - Давно пора,- недовольно заметил фельдмаршал. Советник выбрал из  вороха
бумаг географическую карту, всю испещренную красными и синими кружочками.
   - Что за горох? - заинтересовался фельдмаршал, разглядывая карту.
   - Синие кружки - это основные базы союзников на нашей территории. Красные
- это пункты, куда сегодня утром они срочно отвели свои войска,  перебросили
танки,  технику.   Эвакуация   производилась   лихорадочно.   Они   бро-сали
боеприпасы, снаряжение...
   - И это все осталось без охраны? - возмутился командующий.
   - Я уже дал команду интендантскому ведомству - все подберут.
   - Молодец!
   - Рад стараться, господин  фельдмаршал!  -  блондин  щелкнул  каблуками.-
Теперь самое главное...
   Взяв пузырек с клеем, специалист  по  политике  поставил  его  на  карту.
Красные значки окружили пузырек ровным кольцом.
   - Занятно! - хмыкнул командующий. Карандашом он быстро  обвел  пузырек  и
определил точку, являвшуюся .центром круга.- Здесь зарыта собака!
   -  Совершенно  верно,  господин  фельдмаршал!  -  со-гласился  советник.-
Зарыта, но не собака! Сравните, по-жалуйста, схему полета "стрел" с картой.
   Командующий взял одну из газет и стал рассматривать опубликованную схему.
   -  Совпадает,-  изучив  карту,  отметил  командующий.  В  кабинет  кто-то
заглянул. Фельдмаршал нетерпеливо махнул рукой. Физиономия в дверях исчезла.
   - Что там? - спросил командующий, ткнув карандашом в точку на карте.
   Советник взял пачки с чулками.
   - Одну из моих  знакомых  манекенщиц,-  объяснил  он,-  более  или  менее
регулярно посещает посол дружественной нам державы...
   - В его-то возрасте? - ухмыльнулся командующий.
   - Кроме того, он иногда звонит от нее на родину.  Не  доверяет  телефонам
посольства...
   - Правильно делает.
   - Девочка меня предупредила, что утром у посла состоится важный разговор.
Она мне позвонила, пока он до нее добирался. Мы записали  этот  разговор  на
пленку. Девочка честно заработала эти чулки...
   - О чем говорил посол?
   - Ему сообщили, что сегодня ночью союзники доставили на  нашу  территорию
водородную бомбу!..
   - Бог мой, сбылось! - Обычно невозмутимый, сдержанный  фельдмаршал  встал
и, заложив руки за спину, зашагал по кабинету.
   Несколько успокоившись,  командующий  остановился  и  протянул  советнику
руку;
   - Поздравляю вас, господин советник! Вы действовали умело  и  решительно.
Считайте себя представленным к высшей награде республики!
   - Рад стараться, господин фельдмаршал!  -  Политический  деятель  вытянул
руки по швам и еще раз с удовольствием щелкнул каблуками...

   6
   Сержант Гарри Пулькин еще не успел освоиться со своим  новым  положением.
Для начала он немного покатался на посольском "кадиллаке". Приказав  сменить
правый передний амортизатор, по  его  мнению  стучавший,  Гарри  вернулся  в
кабинет.
   Первым делом он подошел к зеркалу и внимательно  себя  осмотрел:  сержант
никак не мог привыкнуть к  неуклюжему  штатскому  костюму.  После  свободной
удобной формы ему казалось, что  брюки  собираются  под  коленями  дурацкими
пузырями, а пиджак словно мешок полощется вокруг  живота.  "В  этом  виде  я
похож на настоящее чуче-ло",-с сожалением подумал  Гарри.  Пожалуй,  он  был
неправ. Из зеркала глядел здоровый парень с простодушной физиономией, но  не
без хитрецы в глазах, и костюм на парне сидел самым обычным  образом,-  так,
как должен сидеть недорогой стандартный костюм...
   К этому времени секретарь  аккуратно  разложил  на  столе  свежую  почту.
Увидев десятки разноцветных конвертов, Гарри не на шутку расстроился:
   - Это все надо читать?
   - Это личная и  секретная  почта,-  пояснил  секретарь,  молодой  шустрый
парень с юркими  глазами.  Он  сразу  понравился  новому  послу.-  Остальную
корреспонденцию я вскрываю сам. Так было приказано прежним послом...
   - Приказано - давай выполнять,-  вздохнул  Гарри.  Вдруг  дверь  кабинета
осторожно приоткрылась. В комнату  заглянула  миловидная  девушка  в  храбро
укороченном платье. Это была телефонистка Ли, с которой Пуль-кин  давно  уже
поддерживал явно дружеские отношения.
   - Гарри, ты что - спятил? - не решаясь пройти в кабинет, сказала Ли.-  Ты
куда уселся? Придет господин посол, он тебя вышвырнет...
   Новый посол поднял голову. Увидев девушку, он искренне обрадовался.
   - Ли! Душка! Давай сюда! Ты очень кстати!
   Но телефонистка все еще нерешительно стояла у дверей. Гарри  вылез  из-за
стола, взял девушку за руку и чуть ли не насильно втащил ее в кабинет.
   - Вот что, Ли. С сегодняшнего  дня  ты  бросаешь  работу  на  коммутаторе
посольства и начинаешь работать у меня. Будешь читать всю  эту  чепуху,  что
лежит на столе, а вечером, когда останемся одни, доложишь...
   - А кто ты такой, чтобы приказывать? - немедленно возразила Ли. У нее был
немного строптивый характер.
   - Я чрезвычайный и полномочный! - веско сказал Гарри.
   Ли с сомнением взглянула на секретаря, молча стоявшего у стола.
   - Он чрезвычайный  и  полномочный!  -  подтвердил  секретарь.  Подойдя  к
девушке, он галантно поцеловал ей руку.
   - Вот это да! - восхитилась Ли, осторожно отнимая руку.
   - Это мой личный секретарь,- пояснил Гарри, недовольно  скосив  глаза  на
своего подчиненного. Он сразу понял, что вечером предстоит длинный и  нудный
разговор о том, какими внимательными и любезными бывают посторонние мужчины.
Ли обожала подобные разговоры.
   - Смотри, Ли,- предупредил Гарри,- будешь упрямиться, вообще не женюсь...
   Ли послушно принялась за работу.
   А Гарри с помощью секретаря принялся переставлять мебель по своему вкусу.
Книжный шкаф они вынесли в коридор. Вместо него притащили из холла  огромную
стереофоническую радиолу.  Ли  сбегала  к  себе  за  пластинками.  Секретарь
нерешительно заметил, что у него есть открытая бутылка коньяка.
   - Давай тащи! - разрешил Гарри.
   Стало весело. Но после третьей: рюмки зашел юный  клерк  и  сообщил,  что
звонит адъютант командующего и просит немедленно принять его шефа.
   - Валяй принимай! - сказал Гарри,- Только не бол-тай глупостей...
   - Извините, сэр,- робко уточнил клерк, косясь на  бутылку.-  Но  господин
командующий хочет видеть вас, а не меня.
   - Меня? Что ему надо?
   Секретарь с быстрыми глазами вежливо шепнул, что командующий  -  одно  из
самых влиятельных лиц в республике, его надо обязательно принять.
   - Пусть приезжает,- согласился сержант.- Но, черт побери, ровно в пять  я
привык обедать...
   Когда клерк убежал звонить в генеральный штаб, Гарри  назначил  секретаря
своим советником.
   - Вот что, парень,- попросил он.- Ты будешь  мне  говорить,  с  кем  надо
встречаться, а кого надо к черту послать. Получать с этой недели  будешь  на
десять монет больше. И в придачу я как-нибудь прокачу тебя с твоей  милашкой
на "кадиллаке"...
   Секретарь обрадовался повышению и даже  согласился  добровольно  помогать
Ли.
   - Валяй, помогай,- разрешил сержант.  Помолчав,  до-бавил  совсем  другим
тоном: - Если  замечу,  что  у  вас  с  Ли  начались  шашни  -  сверну  шею.
Командующий прибыл минут  через  десять.  Гарри  из  окна  наблюдал,  как  у
парадного подъезда посольства остановился дорогой,  но  немного  старомодный
автомобиль. Его сопровождал эскорт мотоциклистов в белых шлемах.  Из  машины
выскочил водитель в военной форме и торопливо открыл заднюю дверцу.  Пожилой
подтянутый человек в мундире с погонами, шитыми золотом, легко  выбрался  из
автомобиля в молодцевато взбежал по ступеням.
   "Хорошо, что я в штатском,- подумал  Гарри.-  Увидел  бы  этот  гусь  мои
сержантские погоны - разговаривать бы не стал..."
   - О чем я с ним буду толковать? - в недоуменье произнес Пулькин,отходя от
окна.
   - Ты, главное, молчи! - посоветовала Ли, спешно  собирая  конверты.-  Ты,
когда молчишь, умнее кажешься...
   Командующий быстрым шагом вошел в кабинет посла. Вблизи он  выглядел  еще
внушительней и надменней. На мундире не было никаких  украшений  и  орденов.
Только сверкал усыпанный бриллиантами крест на галстуке да  важно  и  тускло
блестели погоны.
   Гарри привычно вытянулся. Таких роскошных погон он еще никогда не видел.
   - Рад познакомиться! - громко, с отличным английским произношением сказал
фельдмаршал.- Вы новый посол, значит, мой новый друг. Все послы, с  которыми
я виделся в этом кабинете, бережно и любовно относились к моей армии. Но ваш
вклад не сравнить ни с чем!..
   Фельдмаршал запнулся. Достав из  кармана  мундира  сложенный  листок,  он
аккуратно его расправил, воткнул в глаз монокль и прочитал:
   - "Господин посол! Мы по достоинству оцениваем ваш простой и мудрый  ход:
вы теряете - мы находим. Пусть явление "Аиды" символизирует начало новой эры
в Европе! Пусть "серебряные стрелы" прилетают каждую ночь!  Я  позволю  себе
сказать так  -  пусть  над  Европой  круглые  сутки  будет  ночь,  такая  же
счастливая, как и се-годняшняя!.."
   Гарри вопросительно глянул на своего секретаря. Парень растерянно смотрел
на фельдмаршала. Сержанту даже показалось, что глаза у  него  не  хитрые,  а
глуповатые и к тому же косые.
   - Я приехал,- продолжал высокий гость,- чтобы  выразить  вам  нашу  самую
искреннюю  признательность  и  уверения,  что   мы   разумно   воспользуемся
неожиданным и дорогим подарком на благо свободного мира.
   - Подарок подарку рознь,- на всякий случай вставил Гарри.
   - Разумеется! - поддержал командующий.- Мы понимаем все значение  "Аиды".
Это поистине для нас бесценный подарок!
   - Все имеет цену,-уже более уверенно заметил сержант-посол  и  пощупал  в
кармане брюк бумажник. Командующий улыбнулся.
   - Мой друг, меня радует ваш деловой подход. Можете не сомневаться  -  моя
армия  ждет  своего  часа!  Ваша  "Аида"  будет  моей  верной  подругой!  Да
здравствует "Аида"!...
   - Да здравствует,- вежливо ответил Гарри. Фельдмаршал  снова  пожал  руку
послу, кивнул секретарю и, круто повернувшись, вышел.
   Гарри уставился на своего первого советника.
   - О чем он болтал?
   - Я тоже ничего не понял,- признался секретарь, разводя руками.
   В кабинет, держа в руках пачку конвертов, вошла Ли.
   - Вы оба олухи! - заявила она.- Дверь была открыта,  я  все  слышала.  Ты
подарил ему ее, и он за нее благодарил. Шикарный мужчина...
   - Что я ему подарил? - удивился Гарри.
   - Аиду подарил,- терпеливо разъяснила Ли.-- Кстати, что это за особа?  Ты
не говорил, что у тебя есть знакомая  с  таким  именем.  Она  блондинка  или
брюнетка?
   - Ни черта не понимаю! - упорствовал Гарри. - Какая еще Аида?
   - Вот что, милый,- сдержанно предупредила Ли.- Ты  меня  знаешь!  Если  у
тебя с этой Аидой что-нибудь было, я ей глаза выцарапаю...
   - Не болтай чепухи! - рассердился посол.- Этот фельдмаршал все перепутал.
Я ему ничего не дарил, и никакой Аиды я не знаю!..

   7
   Дядюшка  Бенц  сидел  верхом  на  цистерне  и  нехорошими  словами  ругал
англичан. Ему было очень обидно. Это из-за их происков теперь  он  разучился
соображать так, как  соображают  все  нормальные  люди.  Надо  было  сначала
выковырять из цистерны начинку, а потом уже красить. Получилась бы  отличная
емкость для бензина. Владелец колонки поступил  совсем  наоборот  -  сначала
выкрасил железную бочку, а потом уже решил, что неплохо было бы узнать,  что
у нее внутри. А теперь было жалко развинчивать гайки  на  фланце  и  портить
чудесную желтую краску.
   Огорченно крякнув, старик спрыгнул на землю и отошел, чтобы  полюбоваться
своей работой. Рядом с приземистым зданием колонки весело блестела па солнце
ярко-желтая бочка с жирной черной надписью на боку: "Benz- Benzin".  Надпись
не оставляла никаких сомнений  в  том,  что  бочка  являлась  собственностью
дядюшки Бенца.
   С полчаса старик прикидывал, как лучше  к  цистерне  приделать  кран.  От
раздумий голова  начала  привычно  побаливать.  Нашарив  в  кармане  трубку,
владелец колонки заковылял к скамейке. Но закурить он не успел...
   На шоссе показалась колонна бронетранспортеров.
   Поравнявшись с  колонкой,  первый  транспортер  нерешительно  затормозил,
прокатился несколько метров и, наконец,  остановился.  Из  кабины  выпрыгнул
молоденький безусый лейтенант в лихо заломленной фуражке,  затем  из  кузова
высыпали солдаты. Машины одна за другой съезжали на обочину и  выстраивались
в ровный ряд.
   Разминая ноги, лейтенант подошел к скамейке,  поздоровался  с  владельцем
колонки, забывшем о своей трубке, и осмотрелся.
   - Опять маневры? - не скрывая любопытства, спросил старик.
   Лейтенант промолчал.
   - Хорошие машины,- пытаясь продолжить разговор, дядюшка  Бенц  кивнул  на
транспортеры.- Горят они здорово, красиво горят. Шальная пуля в бак, и  всем
крышка. Когда я воевал в Африке, у нас почти такие же были...
   Лейтенант недоверчиво искоса глянул на старика.
   - Воевали, выходит...- нехотя процедил он.  Старик  начал  злиться.  Этот
молокосос не  нюхал  пороху,  а  держится,  будто  под  Эль-Аламейном  крест
получил. Дядюшка Бенц вдруг представил, как скрипит на зубах крупный  желтый
песок, а лысину немилосердно жарит беспощадное ливийское солнце. Вскочив  со
скамейки, он неожиданно заорал:
   - Хайль!
   Лейтенант испуганно дернулся и тоже вскинул правую руку.
   - Так бы сразу и говорили! - обиженно сказал он.
   - То-то! - сразу успокоился Бенц.
   - Я же не знаю, может быть, вы -  внутренний  враг!  А  он  не  дремлет,-
объяснил молодой офицер.- Не могу же первому встречному говорить,  зачем  мы
здесь.
   На этот раз обиделся владелец колонки.
   - Я не первый встречный,  а  контуженный  в  голову!  Если  бы  англичане
угодили снарядом не в мою башку, а в твою, ты бы знал, кто  имеет  настоящие
заслуги перед фатерландом!
   - Не сердитесь, папаша,- примирительно сказал лейтенант.- В  вас  влепили
англичане, в меня влепят другие.  Какая  разница...  Раз  вы  контуженный  в
голову во время войны, значит, вы - именно та часть населения, на которую мы
должны опираться...
   - Опирайся,- разрешил Бенц.
   - Чудная штука,- заметил военный, разглядывая желтую цистерну.-  Скажите,
папаша, вы не станете возражать, если я по соседству размещу свой штаб?
   - Хоть два!-разрешил Бенц.-Люблю военных!
   - Обойдемся одним,-улыбнулся лейтенант и направился к солдатам, ожидавшим
его на шоссе.
   Лейтенант не знал, что по шоссе, направляясь к колонке дядюшки  Бенца  со
скоростью семидесяти миль в час, уже мчался штаб № 2.  Это  был  симпатичный
домик  из  гофрированного   алюминия   с   круглыми   окнами-иллюминаторами,
кухонькой, холодильником, телевизором и двумя откидными диванами, похожий на
перекочевавшую на сушу недорогую пароходную  каюту.  Под  домиком  было  два
колеса,  послушно  катившихся  за  четырьмя  колесами  черного   посольского
"кадиллака". Машину вел сержант Пулькин.  Рядом  сидела  Ли.  Оба  удрученно
молчали.
   - А если махнуть за границу? - вдруг спросила  Ли,  уныло  посматривая  в
открытое окно машины.
   - Найдут,-вздохнув, ответил посол-сержант.-Этот парень из  разведки  ясно
сказал - достанут из-под земли. И зачем я только подошел к телефону?..
   - Черт тебя дернул связаться с мылом!
   - Кто знал, что они пронюхают? - сердито буркнул  Гарри  и  сильно  нажал
педаль  газа.  "Кадиллак"  легко  рва-нул   вперед.-   Обидно,   что   из-за
каких-нибудь десяти ящиков паршивого мыла поймали, как мальчишку...
   - Не надо было менять наши этикетки  на  французские!  -  Ли  раздраженно
хрустнула сцепленными пальцами.-- Ну, спер себе  со  склада,  как  все  люди
делают! Так  нет  -  связался  с  этикетками.  Ясное  дело  -  пришьют  тебе
оскорбление отечества...
   - Но за французское мыло дороже  давали!  -  в  сердцах  сплюнул  Гарри.-
Поэтому я и  менял  этикетки.  И  вообще,  этот  тип  из  разведки  поступил
неблагородно. Два года назад, когда я вел этот бизнес с армейским мылом,  он
молчал. А теперь за горло берет...
   - А что это за Джон?
   - Когда позвонили, трубку взял секретарь. Узнал, кто будет говорить, весь
побелел и шепчет: "Джон - самый главный в разведке..." Их там, говорят,  два
главных...
   Пассажиры "кадиллака"  снова  помолчали.  Мотор  уверенно  и  трудолюбиво
гудел, монотонно шуршали шины, пожирая километр за  километром.  Ли  грустно
смотрела сквозь ветровое стекло на скучную серую полосу асфальта, бесстрашно
бросавшуюся под колеса автомобиля.  Однообразные  рекламные  щиты  заслоняли
зелень леса. Мчавшиеся навстречу машины то  и  дело  надоедливо  мелькали  в
глазах.
   - Так и знал,- пробормотал Гарри, до отказа жавший на акселератор,- не  к
добру  это  повышение...  Этот  парень  из  разведки  так  и  сказал:   "Или
установишь, где находится "Аида", или мы тебя достанем из-под  земли,  и  за
мыло ты получишь на всю катушку". И слышно было, будто из  соседней  комнаты
говорил.
   - А может, она и не взорвется? - неожиданно улыбнулась девушка.-  Как  ты
думаешь, что мне больше пойдет - шуба из норки или из каракуля?..
   Гарри от удивления даже рот раскрыл и, забыв о летевшем навстречу  шоссе,
уставился на спутницу.
   - Нет, я серьезно говорю,- продолжала Ли.- Представляешь,  эта  штука  не
взрывается. Мы благополучно возвращаемся. И они,  как  обещали,  выплачивают
тебе десять тысяч...
   - И я?..
   - И ты покупаешь мне манто!
   Ли вдруг показалась такой милашкой, а солнце  в  этот  момент  так  щедро
плеснуло тепло на весеннюю землю, что Гарри развеселился.  В  конце  концов,
даже если эта штука взорвется, то тогда не придется выкидывать тысяч пять на
манто. Это тоже не так уж плохо...
   Вдалеке показалась  бензоколонка.  Она  ничем  не  отличалась  от  других
колонок, оставшихся позади. Разве  только  ярко-желтой  цистерной,  стоявшей
рядом с ней...
   Гарри сбавил ход и всмотрелся. На цистерне  была  видна  четкая  надпись:
"Benz -- Benzin"...
   -  Где-то  здесь,-   негромко   заметил   сержант.-   Девяносто   седьмой
километр-Действительно, мимо "кадиллака"  мелькнул  столб  с  табличкой.  На
табличке белела цифра - 96...

   8
   - Все ослы! - коротко заявил фельдмаршал,  когда  окончился  первый  день
безрезультатных поисков "Аи-ды".-Знать точные координаты и ничего не  найти!
Этот мальчишка-посол найдет в три раза быстрее!..
   - Не  найдет,-  почтительно  возразил  политический  советник.-  Господин
фельдмаршал, я предусмотрел...
   На следующее утро, едва рассвело, неподалеку  от  колонки  дядюшки  Бенца
остановился дряхлый фургон для перевозки мебели. "Наверное, шина  спустила,-
подумал  бывший  ефрейтор,  глядя,  как  водитель   фургона   -   нескладный
человечишка, в нелепой, будто с  чужого  плеча  куртке,  военных  бриджах  и
поразительно начищенных сапогах,- неторопливо достал инструмент  и  принялся
поддом-крачивать огромную машину,- С таким слоном ему  на  полдня  работенки
хватит..."
   Старика отвлекли  звуки  рожка.  Поднимались  солдаты.  Они  выбегали  из
палаток, приютившихся  под  боком  желтой  цистерны,  строились,  потом  под
предводительством лейтенанта пошли умываться к ручью...
   - Бездельники,- проворчал старик,  провожая  солдат  недобрым  взглядом.-
Слоняются по лесу, словно грибы собирают. И зто у них называется службой...
   Гораздо больше  дядюшке  Бенцу  нравилась  иностранная  пара,  приехавшая
накануне на роскошном  черном  "кадиллаке".  Молодые  люди  рассказали,  что
совершают  сва-дебное  путешествие  по  Европе,   и   попросили   разрешения
остановиться на недельку-другую...
   - Замечательные у вас места! - весело щебетала хорошенькая иностранка.  -
Дивные! Мой муж - колоссальный любитель природы. Он  с  утра  до  вечера  не
расстается со мной и с фотоаппаратом...
   Дядюшка Бенц  не  успел  и  рта  раскрыть,  как  женщина,  обворожительно
улыбаясь, сунула ему бутылку доброго шнапса.
   - Это в честь знакомства!
   Бутылку  сразу  же  распили,  и  у  владельца  колонки   с   симпатичными
иностранцами, устроившимися в алюминиевом домике  на  колесах,  установились
милейшие отношения.
   Весь день Гарри бродил с  фотоаппаратом  по  лесу.  Его  жена  сидела  на
крылечке домика, листала журналы и  болтала  со  стариком.  Днем  Ли  решила
вздремнуть, а дядюшка Бенц забрался на цистерну и принялся откручивать гайки
на фланце. Их была добрая сотня, если не больше. Но старик, твердо  решивший
посмотреть, что делается внутри этой бочки, терпеливо  возился  с  разводным
ключом...
   Наскоро  позавтракав  сухим  пайком,  солдаты  снова  построились   и   в
сопровождении крикливого лейтенанта двинулись в  лес.  Вскоре  проснулись  и
иностранцы. Первой из домика на колесах выпорхнула Ли.  В  полосатой  ночной
пижаме она примостилась  с  зеркальцем  на  ступеньке  "каравана"  и  начала
приводить себя в порядок. Затем вышел заспанный Гарри с фотоаппаратом.
   - Доброе утро! - приветливо сказал  старик.-  Ну  как,  детки,спалось  на
воздухе?
   - Отлично! -  Гарри  растянул  рот  в  улыбке.-  Воздух  у  вас,  папаша,
целебный!
   - Замечательный воздух,- обрадованно  согласился  дядюшка  Бенц.-  Только
чуть бензином попахивает. Но бензин нынче в цене - по две  монеты  за  литр.
Так что не каждый может себе позволить даже нюхать...
   - Пора! - приказал политический советник, сидевший с  биноклем  в  кузове
мебельного фургона.
   Радист, торчавший у него за спиной, мгновенно повторил в микрофон:
   - Пора!
   Тотчас за поворотом шоссе взвыл мощный мотор. Водитель мебельного фургона
торопливо принялся вытаскивать из-под машины домкрат.
   Минут через двадцать  из  леса,  в  котором  недавно  скры-лисъ  солдаты,
натужно завывая, медленно выполз грузный тягач. Выдыхая густую струю  сизого
дыма, он осторожно волочил за собой длинную неуклюжую платформу с песком. На
песке  лежал  какой-то  большой  продолговатый  предмет,  заботливо  укрытый
зеленым брезентом.
   Тягач неторопливо проследовал мимо колонки и выкатил на шоссе. Здесь  его
уже ожидала суетливая, вовсю стрекотавшая стайка военных мотоциклистов.
   Как  только  Гарри  увидел  тягач,  торжественно  проследовавший  в  двух
десятках шагов, он начал лихорадочно щелкать фотоаппаратом.
   - Собирай тряпки! - крикнул Пулькин своей спутнице и, бросив  фотоаппарат
в вагончик, побежал к "кадиллаку", дремавшему у обочины...
   Дядюшка Бенц соображал очень  медленно.  Пока  он  раздумывал,  по  какой
дороге этакий обоз  пробрался  в  лес,  иностранцев  и  след  простыл.  Бенц
изумленно хлопал глазами, разглядывая обрывки журналов и примятую  траву  на
том месте, где только что стоял металлический фургончик...
   Тягач медленно двинулся по  шоссе.  Мотоциклисты,  сле-довавшие  впереди,
задерживали встречные  автомобили,  заставляя  сворачивать  их  на  обочину.
Позади, на приличном расстоянии от платформы, плелся черный  "кадиллак".  За
ним, завершая процессию, ехал  мебельный  фургон.  Политический  советник  с
довольным видом подпрыгивал на жестком сиденье. Операция под шифром  "Тыква"
удалась на славу.
   - Клюнул! - обрадованно повторял советник. Он даже захлопал в  ладоши  от
удовольствия, когда "кадиллак", проводив тягач до ворот ближайшего  военного
лагеря, развернулся и на бешеной скорости, едва не столкнувшись с  фургоном,
умчался в столицу.
   - Вызвать вертолеты! - приказал советник радисту. Тот снова схватился  за
микрофон.
   Поиски "Аиды" продолжались. Солдаты оцепили весь лес. Над ними  закружили
вертолеты.
   А дядюшка Бенц, не обращая внимания на шум и суматоху, поднявшуюся вокруг
его колонки, снова полез на железную бочку. Он был очень  огорчен  внезапным
исчезновением симпатичных  иностранцев.  Покряхтев,  старик  снова  принялся
откручивать гайки. Их оставалось на фланце еще не меньше десятка...

   9
   Почти целый час Гарри испытывал непривычные ему  угрызения  совести:  все
эти дни он крыл разведчиков всеми бранными словами, которые знал.  А  Джо  и
Джон оказались на редкость порядочными ребятами. В обмен на первое донесение
посла-сержанта о местонахождении "Аиды" они прислали обещанный чек на десять
тысяч и пухлый пакет с инструкциями.
   Бумаги Пулькин читать не стал. Он растерянно  вертел  чек  и  думал,  как
лучше разместить капитал. Но у Ли был твердый  характер,  и  Гарри  пришлось
выкатывать из гаража черный "кадиллак".  Через  час  с  небольшим  Ли  стала
обладательницей роскошной норковой шубки...
   - Пять тысяч кошке под хвост! - сердито сказал посол, пощупав нежный мех.
Гарри не хотел признаться даже себе самому, что уважительная шумиха в модном
мага-зине,   откровенно   завистливые   и   восторженные   взгляды   мужчин,
останавливавшихся при  виде  Ли,  две-три  фотовспышки  бродячих  репортеров
привели его в хорошее настроение.
   "Все-таки послом  быть  много  лучше,  чем  служить  у  атташе,-  подумал
Гарри.-- Почета больше, забот меньше", Но вслух он сказал другое:
   - Ли, если с кем-нибудь спутаешься - спущу шкуру вместе с шубой...
   - Дурачок, я же тебя люблю,-  заверила  Ли  и  в  доказательство  тут  же
выкинула еще пятьсот монет на запонки с блестящими камешками.
   Запонки Гарри понравились, но на всякий случай разговор о любви он  решил
не продолжать: в кармане остава-лось всего лишь четыре с половиной тысячи.
   Вечером  в  постели  молодые  люди  приступили  к  изучению   инструкций,
полученных из-за океана. Отпечатанные на плотной вощеной бумаге,  украшенные
разноцветными грифами "секретно", "строго секретно", "совершенно  секретно",
"невероятно секретно", они внушали уважение.
   Просмотрев бумаги, Ли приподнялась на локте и вни-мательно посмотрела  на
Гарри, Посол-сержант безмятежно сопел, рассматривая потолок.
   - Ты что? - спросил он, почувствовав взгляд девушки.
   - Здесь есть красивая грамота о тебе. Ее подписал сам президент!  Я  тебя
обожаю! И каждый месяц ты теперь будешь получать по пять тысяч!..
   - Что! - Гарри уселся, скинув одеяло.- Ты что - обалдела? Пять тысяч!
   - И еще три на представительство! На банкеты, приемы, ужины!
   - Они с ума сошли! - заволновался посол.- Я же  не  идиот,  чтоб  швырять
такие деньги на выпивку!..
   - Гарри, в таких делах нельзя быть мелочным,- рассердилась Ли.- Это  тебе
не торговля мылом. Это политика! Ты знаешь, что такое политика?
   - Никто не знает, что такое политика...
   - Возможно! Но все-таки политика - это тебе не мыло!
   - Я торговал оптом, а не в розницу!
   - Не имеет значения! Вот слушай, тут  написано,  что  ты  должен  делать:
"...Высоко нести достоинство самой могущественной державы мира, представлять
идеалы свободы и демократии, являться образцом гражданина..."
   - За пять тысяч можно быть образцом,- согласился Гарри.- Но все-таки  что
они от меня хотят?
   Ли принялась шелестеть бумагами. Через некоторое время она сказала:
   - Прежде всего, они требуют, чтобы нам вернули "Аиду". Эта штука является
основной государственной тайной. Она - база нашего могущества...
   - Какого же черта они швыряют где попало эту  базу!  -  Гарри  по-турецки
уселся на кровати и уставился на Ли.
   - Ты несправедлив! - возразила ближайшая советница посла.-  Мы  всегда  в
жизни теряем не там, где хотим! Если бы мы теряли, где хотели, то всегда  бы
находили! Я, помню, раз потеряла сумочку. Ни у кого такой не  было.  Черная,
из кожи, под настоящего крокодила. А ручка пле-теная... Неделю ревела...
   - Сравнила - "Аиду" с сумочкой!
   - Кому что! Все эти бомбы, по мне, не  стоят  тюбика  губной  помады!  От
помады толк есть, а от них какой прок?..
   Пулькин не знал, какой прок от  водородных  бомб,  и  поэтому  промолчал.
Вообще с Ли было трудно спорить, Она была не лишена здравого смысла. В самом
деле, какая ему польза от бомб? А одна "Аида"  стоит,  наверное,  не  меньше
десятка составов с мылом самого лучшего качества. А десяток составов  -  это
же начало торговли во всей Европе!
   Посол потянулся, дернул шнурок выключателя, свет  в  спальне  погас.  Всю
ночь Пулькину снились железнодорожные склады, набитые мылом, зубной  пастой,
кремом-пуф и прочим ходовым товаром...
   В девять утра Гарри поехал в генеральный штаб. Поставив машину у главного
подъезда, посол направился в здание.  Едва  он  отошел  от  автомобиля,  как
солдат, охранявший вход,окликнул:
   - Здесь стоянки нет! Уберите машину.
   - Помалкивай, парень,- оборвал Гарри.- Мне можно. Я с твоим фельдмаршалом
на короткой ноге...
   Гарри важно прошел мимо опешившего часового.  В  вестибюле  его  встретил
вежливый швейцар в какой-то странной полувоенной  форме,  расшитой  золотыми
шнурами.
   - Доброе утро! - подобострастно согнулся швейцар в поклоне.
   - Привет. Я к фельдмаршалу.
   - Господин фельдмаршал приезжают в одиннадцать. У  нас  еще  никого  нет.
Слишком рано.
   - Рано? -  удивился  посол-сержант,  посмотрев  на  часы.-  Ровно  девять
десять.  Вот  лентяи!  Пора  заниматься  бизнесом,  а  они  еще  валяются  в
постелях...
   - Да, у нас старые порядки,- вежливо согласился швейцар.- Будете ожидать?
   - Буду,- ответил Гарри и уселся на диван, стоявший  в  холле.-  Скажи-ка,
старина, может, я могу решить вопрос и без фельдмаршала? Уж очень он  у  вас
надутый-Старый швейцар огляделся по сторонам. Убедившись,  что  в  холле  не
было ни души, приосанился.
   - Изложите, в чем суть. Если в моей компетенции...
   - Несколько дней назад наши ребята  случайно  кинули  на  вас  водородную
бомбу "Аида". Это у нее такое имя. Редкая штука. Стоит кучу денег...
   Гарри поднял руки, показывая, какую  кучу  денег  стоит  бомба.  Глаза  у
швейцара стали круглыми, как у совы. Но сержант, исполнявший дипломатические
обязанности, не обратил на это никакого внимания.
   - Так вот,-продолжал он,-ваши быстро прибрали ее к рукам...
   - А она что - не взорвалась? - наконец выдавил старик. Забывшись, он тоже
спустился на диван.
   - Шутник ты, я посмотрю. Если бы "Аида" подала голос, мы бы с  тобой  уже
болтали со святым Петром.
   - Бог мой! И чего вы еще хотите?
   - Как это чего? Поиграли - и хватит. Возвращайте  "Аиду".  Мне  приказано
договориться, когда и где я могу получить эту штуку.
   В мрачном холле генерального штаба, где, словно застывшая шеренга солдат,
стояли массивные колонны дикого камня, было пустынно и гулко. Где-то  далеко
в недрах штаба совсем по-домашнему выл пылесос. Наверное,  спешила  окончить
работу уборщица. У входа мерно поскрипывали ботинки часового.
   Швейцар, прищурив глаза, испытующе посмотрел на  иноземца  и,  решившись,
проговорил:
   - Меня, конечно, могут выгнать, но я так скажу... Простите меня, старика,
но вы плохо знаете наших военных. А я их повидал за полвека тыщи. Не  видать
вам вашей "Аиды" или как там ее... не видать вам, как своих ушей...
   - При чем тут уши?  -  настороженно  спросил  Гарри,  Беспечное  утреннее
настроение вдруг исчезло. Помрачневший старик в этом дурацком  раззолоченном
мундире напомнил мудрого нахохлившегося библейского царя Соломона,  которого
Пулькин видел как-то в одном из фильмов...
   - А у меня внуку шесть лет исполнилось,  младшему...-  задумчиво  говорил
швейцар.- В войну играть любит. Только и знает - танки, бомбы... Если в руки
наших военных попала  водородная  бомба,  они  не  успокоятся,  пока  ее  не
взорвут...
   - А кто разрешит? - взволнованно сказал Пулькин.
   - А они и не  будут  спрашивать.  Они  никогда  не  спрашивали,  а  потом
подписывали капитуляции. Стратегия...

   10
   Лучшее право - сила. Это положение, известное  с  доисторических  времен,
неуклонно соблюдалось генеральным штабом  при  разработке  своих  концепций,
хотя хронологически деятельность штаба  можно  отнести  к  периоду  новейшей
истории. Так или иначе, в этом военном учреждении историю уважали.
   Историческому  отделу   были   предоставлены   удобные   апартаменты   на
привилегированном втором этаже. За  полированными  стеклами  книжных  шкафов
десятилетиями  покоились  тисненой  кожи  тома  доктрин  и   мемуаров.   Сам
командующий нередко заходил сюда, чтобы провести  ча-сок-другой  в  обществе
Мольтке и Гудериана...
   Что  касается  юридического  отдела,  то  о  нем   военные   руководители
вспоминали лишь раз в двадцать - тридцать лет, когда приходилось подписывать
капитуляции...
   Поэтому, когда командующий потребовал к себе главу  юридического  отдела,
подчиненные растерялись. После получасовых поисков на чердаке среди  пыльных
бумаг и всякого хлама  был  обнаружен  тощий  седой  лейтенант  в  полинялом
мундире, усыпанном перхотью. Выяснилось, что лейтенант носил звучную фамилию
Гинденбург и что последний раз он получил повышение в звании  еще  во  время
первой мировой войны...
   Узнав, что он кому-то  понадобился,  Гинденбург  испуганно  опустился  на
шаткий стул с поломанной спинкой. - Неужели на пенсию?  А  у  меня  еще  три
дочери не замужем...
   - Не на пенсию,  а  на  первый  этаж!  -  скомандовал  полковник,  личный
помощник фельдмаршала, и потащил дряхлого Гинденбурга с чердака.
   На лестничной площадке суетливые военные постарались очистить  юриста  от
пыли и паутины.
   - Все равно несолидно! - сожалеюще сказал полковник, оглядев юриста.
   Стащив с себя мундир, он быстро напялил его на тощего Гинденбурга.
   - Господа, скорее снимайте с себя ордена! - приказал полковник.
   Военные наскоро перекололи свои ордена на  полковничий  мундир,  и  через
несколько минут преображенного юри-ста втолкнули в кабинет фельдмаршала.
   В кабинете полыхали страсти. Красный разгневанный Гарри сидел  верхом  на
стуле напротив такого же красного фельдмаршала и, энергично разрубая  воздух
ладонью, говорил:
   - У порядочных людей так не принято! Допустим,  я  оставляю  у  вас  свой
пиджак! Прихожу за ним завтра, а вы говорите:  "Милейший,  твой  пиджак  мне
понравился, вернуть не могу!"
   Долговязый политический советник, стоявший у окна, перебил:
   - Мы говорим о  разных  вещах!  Никто  не  станет  спорить,  если  пиджак
действительно ваш. Но появление "Аиды" связано с "серебряными стрелами"! Чьи
газеты вот уже столько дней кричат о "стрелах"?
   Советник схватил со стола пачку газет и потряс ими перед носом посла.
   - Мало ли что пишут наши газеты! Что вы, не знаете наших газет!  -  Гарри
был не на шутку зол.- Я в шестой раз официально заявляю - "Аида" наша!..
   - Допустим, что ваша! - вмешался фельдмаршал.- Но почему вы  решили,  что
она в наших руках?
   Посол-сержант ждал этого вопроса. Хитро улыбнувшись, он  полез  в  карман
своего  пиджака  с  таким  видом,  будто  сейчас  оттуда   вылетит   птичка.
Фельдмаршал  и  советник  переглянулись.  Пулькин  медленно   извлек   пачку
фотографий и торжествующе положил их на краешек стола.
   - А это что такое? - спросил он, похлопывая рукой по фотографиям.
   Советник подошел, взял снимки, небрежно проглядел. На фото был запечатлен
тягач, волочивший платформу с укрытым брезентом предметом.
   - Господин посол,  можно  вас  попросить  подойти  к  окну?  -  предложил
советник.
   Пулькин послушно встал и подошел к окну. Советник  откинул  штору.  Почти
весь асфальтовый квадрат двора занимал знакомый тягач с платформой. Советник
взмахнул  платком,  и  солдаты,  окружавшие  машину,  торопливо  сдернули  с
платформы зеленый брезент. Под ним оказался обрезок толстой трубы.
   - Что это? - негодующе спросил Пулькин.
   - Это? - политический  советник  еле  сдерживал  улыбку,-  Это,  господин
посол, труба. Мы начинаем ремонт канализации всего генерального штаба...
   Гарри молчал. Молчал и думал. Похоже было, что иногда дипломатам  не  зря
платят по пять тысяч в месяц.
   - Выходит, господа, вы бомбу еще не нашли?
   - А вы думали - мы нашли! - засмеялся советник и  с  удовольствием  потер
руки.- Как бы не так!.. - Но огорчайтесь, мой юный друг,- миролюбиво  сказал
фельдмаршал.- Мы еще найдем...
   Гарри снова замолчал. Он раздумывал, не обращая  внимания  на  откровенно
улыбавшихся военных.
   - Придется нам повторить испанский спектакль,- вдруг заявил  посол.-  Для
поисков бомбы я буду вынужден вызвать нашу авиацию,  двадцать  судов  и  две
подводные лодки.
   Военные перестали улыбаться.
   - Но у нас нет Средиземного моря,- растерянно проговорил советник.-  Ваши
подводные лодки и суда не понадобятся...
   - Заменим танками,- быстро решил Гарри.  Неожиданно  фельдмаршал  заметил
юриста, неуверенно переминавшегося у двери.  Уважительно  глянув  на  грудь,
увешанную орденами, коротко спросил:
   - Кто вы и почему?
   - Я - Гинденбург! - совсем не  по  уставу  доложил  юрист.-  Я  служу  по
юридической части...
   -  Очень  хорошо.-  Сквозь  монокль   фельдмаршал   внимательно   оглядел
вспотевшего от страха лейтенанта.- У вас, полковник, я вижу,  немало  боевых
наград. Выходит, вы знаете цену оружию. Уверен, быстро ухватите суть дела...
   Гинденбург внезапно вспомнил, что следует говорить в таких случаях.
   - Рад  стараться!  -  неловко  вскрикнул  он  и  даже  попытался  топнуть
каблучками.
   - Дорогой друг,-обратился командующий к Пуль-кину,--у меня есть  разумное
предложение. Не будем ссориться, поручим нашему юристу спокойно  подумать  о
формальностях и встретимся завтра.
   Пулькин, которому тоже надоело кричать, согласился:
   - Хорошо. Завтра я тоже приду со своим юристом. Пусть они поговорят, а мы
послушаем.
   - Вот и решили,- подытожил политический советник.
   - Еще вопрос,- продолжал Гарри.- Так вы нашли ее или не  нашли?  Вызывать
мне наших специалистов по поискам?
   Советник протестующе поднял руки:
   - Нашли, нашли! Не надо  никаких  специалистов!  Вслед  за  специалистами
приезжают репортеры! А иногда даже раньше...

   11
   Суд над майором Мизером проходил в  небольшой  комнате,  в  которой  едва
уместился судейский стол, покрытый зеленым сукном,  небольшая  трибунка  для
прокурора и адвокатский столик. Кроме того, оставалось еще немного места для
табуретки.
   Мизер сидел на этой табуретке. Справа и слева от него,  широко  расставив
ноги и заложив руки за  спину,  стояли  двое  военных  полицейских  в  белых
касках.
   Первым в комнату вошел адвокат. Толстый, с обвисшими  щеками,  маленькими
хитрыми глазками-черносливин-ками, в неопрятной застиранной мантии, выглядел
он крайне несолидно. Насвистывая какой-то легкомысленный  мотивчик,  адвокат
небрежно кивнул Мизеру, уселся за свой столик,  раскрыл  пухлый  портфель  и
достал из него яркий иллюстрированный журнал.
   Глядя в спицу  своего  защитника,  с  интересом  рассматривавшего  снимки
девиц, Мизер  думал  о  женском  непостоянстве.  Его  жена,  каким-то  чудом
узнавшая о печальной ситуации, в которой он оказался, бросила своего  нового
мужа, прислала телеграмму: "Не волнуйся, я с тобой"  -  и  наняла  адвоката.
Военное министерство поначалу категорически  воспротивилось  присутствию  на
процессе штатского, но затем,  очевидно  побоявшись  огласки,  удовлетворило
просьбу миссис Мизер. Адвокат,  подписав  три  или  четыре  обязательства  о
неразглашении военной тайны, прибыл в Чарльзстоун.
   Мизер уже вполне свыкся с мыслью о том, что ему придется закончить  бытие
на электрическом стуле, и предстоящий процесс его нисколько не занимал.  Его
больше волновали детали - каков из себя  этот  самый  стул,  обязательно  ли
будут брить кружок на макушке, дадут ли хорошую выпивку накануне...
   Без всякого интереса он посмотрел на плотного полковника в мощных  черных
очках, который уверенно взгромоздился  на  прокурорскую  трибунку.  Небрежно
кивнув адвокату, прокурор снял очки и обнаружил за ними серо-холодные глаза,
беспощадно кольнувшие обвиняемого. Мизеру даже показалось, что при  этом  он
плотоядно причмокнул губами. Летчику стало очень тоскливо. Он вобрал  голову
в плечи и сгорбился. Один из полицейских немедленно толкнул его в спину:
   - Береги позвоночник! Сиди как положено.
   - Нет, пусть встанет,- приказал другой полицейский.- Суд идет...
   Действительно, в комнату вошло еще трое  военных.  Посередине  судейского
стола сел генерал-лейтенант, крайние места заняли  полковники.  Мизер  хотел
было получше разглядеть людей, которые через  часок-другой  отправят  его  в
преисподнюю, но адвокат повернулся к нему и шепнул:
   - Если подниму правую руку, говори "да". Если левую - "нет". Понял?
   - Понял,- машинально ответил Мизер.- Правую - . "да", левую - "нет"...
   - Молодец. Сразу видно - с образованием. Сейчас мы им покажем...
   "Вот трепач,- подумал майор.- Впрочем, он за это деньги получает..."
   Генерал взял в руки тоненькую картонную папку,  раскрыл  ее  и  медленно,
внятно прочитал:
   - "Слушается дело майора  военно-воздушных  сил  Уильяма  Мизера,  тысяча
девятьсот тридцатого  года  рождения,  уроженца  штата  Папалама,  женатого,
обвиняемого в  преступной  небрежности,  проявленной  во  время  патрульного
полета над Европой на пилотируемом  им  бомбардировщике  "Би-52",  повлекшей
падение водородной бомбы мощностью сто мегатонн..."
   Генерал отложил дело и продолжал:
   - Еще раз  предупреждаю  об  особой  секретности  рассматриваемого  дела.
Разглашение сведений, установленных  данным  процессом,  будет  караться  по
закону.
   Все  молчали.  Председатель  суда  не  без   любопытства   посмотрел   на
обвиняемого.
   - Ну как, Мизер, признаете себя виновным? Адвокат  поднял  левую  руку  и
почесал ухо. - Нет! - повинуясь жесту защитника, послушно сказал Мизер.
   - А почему? - пронзительно, словно ударил  хлыстом,  вскрикнул  прокурор.
Фанерная трибунка вся пошатнулась.
   - Протестую! - проворно оборвал его адвокат.- Господа  судьи,  покорнейше
напоминаю, что еще не был проведен опрос обвиняемого!
   - Протест принимается,- согласился председательствующий.
   Жестом усадив прокурора на место, он снова обратился к летчику:
   - Расскажите, как было дело...
   Мизер встал с  табуретки.  Он  совершенно  не  волновался.  Этот  нервный
прокурор даже его позабавил. Волнуется, чудак. А чего волнуется? Ведь не ему
садиться на стул...
   - Мы ждем, обвиняемый! -  напомнил  генерал.-  Расскажите,  как  проходил
полет.
   - Полет проходил нормально, сэр. Закончив маршрут, я развернул машину  на
обратный курс и  толкнул  Джима,  чтобы  он  взял  управление.  Но  Джим  не
проснулся, и я включил автомат...
   - Кто такой Джим? - спросил полковник, сидевший справа от генерала.
   - Это мой второй пилот.
   - А почему он спал? - спросил полковник, сидевший слева от генерала.
   - Наверное, перебрал накануне...  Я  позвонил  штурману,  хотел  уточнить
координаты. Только он сказал - загорелся "желтый глаз".
   - Чей глаз загорелся? - насторожился левый полковник.
   - Это не глаз, а сигнальная лампа,- разъяснил Ми-зер.-  "Желтый  глаз"  -
это мы так называем сигнал. Он загорается, когда бомба отделяется от машины.
Я сразу дал газу и стал набирать высоту. Джим проснулся, увидел "глаз",  все
понял и начал считать...
   - Что начал считать Джим? - спросил правый полковник. ,
   - Наша "Аида" должна была взорваться через пятнадцать минут после сброса.
Мы летели на высоте одиннадцати тысяч футов... В  общем,  в  переговорник  я
сказал радисту, чтобы он дал радиограмму. И мы сразу сообщили на базу. Вот и
все. Долетели до дому, и нас  встретила  военная  полиция-Летчик  кивнул  на
одного из полицейских.
   - Так почему же все-таки упала бомба? - поинтересовался генерал.
   Мизер задумался. Его  короткий  спокойный  рассказ  будто  наэлектризовал
комнату, Даже полицейские в касках и те перестали жевать резинку.
   - Кто ее знает, почему она упала,- наконец ответил летчик.- Они и  раньше
падали, бомбы.  Приезжали  комиссии,  расследовали.  О  результатах  нам  не
говорили.
   - Чтобы сбросить бомбу, надо нажать кнопку или рычаг? - спросил  один  из
полковников.
   Мизер чуть улыбнулся. Ну и наивный парень! За  что  только  дают  чины  в
пехоте?
   - Если бы было так просто - все бы сбрасывали,- объяснил летчик.-  А  они
денег стоят, бомбы. С базы  идет  шифровка  по  радио,  прибор  срабатывает,
отпирается предохранительное устройство, и тут  можно  или  самому  сбросить
бомбу, или по радиокоманде  с  базы.  Наши  ребята  на  пари  несколько  раз
нажимали кнопки над Лондоном, над Мадридом, и ничего - никого не взорвали...
Ну, а в случае особого задания пилот, разумеется, может сам сбросить...
   Сквозь закрытые грязные окна, разлинованные  прочной  тюремной  решеткой,
едва доносились голоса улицы. Но вот, перекрывая городской  шум,  постепенно
усиливаясь,  послышался  гул  самолета.  Он  нарастал  и   нарастал.   Мизер
повернулся к окну и прислушался. Проследив за его взглядом,  прислушались  и
судьи. Настороженно вытянул  шею  прокурор.  Покосился  на  решетку  в  окне
адвокат.
   - Слышите, "Би-52" идет? - спросил летчик.- Низко  идет.  Может,  кто  из
наших летит...
   - А если он сейчас нажмет кнопку? - шепнул вдруг прокурор.- Летчик?
   - А что, вполне,- беспечно ответил Мизер.- Лететь скучно, вот  и  балуют.
Особенно пьяные и сумасшедшие...
   - А такие тоже летают? - забеспокоился  адвокат,  оглянувшись  на  своего
подзащитного.
   - А куда их девать? Летит и летит, хорошо взлетает, хорошо садится. А что
он сумасшедший-так снизу не видно...
   Гул самолета стал удаляться. Еще раз посмотрев на грязное  окно,  генерал
постучал карандашом по столу.
   - Мы несколько отвлеклись,- заметил он.- Итак, Мизер, вы утверждаете, что
для падения бомбы нужна радиокоманда с базы...
   - Обязательно! - кивнул обвиняемый.- У командира . базы есть  специальный
пульт. Он заперт. Ключи командир носит на цепочке на  животе.  Даже  спит  с
ними. Говорят, несколько лет назад один парень спер ключи, но открыть  пульт
не успел. Часовой помешал. Так тот парень исключительно  гениально  воровал.
Второго такого во всем соединении но было.  Ну,  его  сразу  же  во  Вьетнам
отправили. Там и пропал, а способный человек был...
   Мизер рассказывал часа полтора.  Он  вспомнил  все  случаи,  связанные  с
падением бомб, которые  когда-либо  происходили  в  военно-воздушных  силах.
Слушали его с интересом, не перебивали, даже разрешили сесть и закурить.
   После небольшого перерыва  выступил  прокурор.  Он  произнес  напряженную
гневную речь, после которой всем стало сразу ясно, что Мизер  -  отъявленный
прохвост, пытавшийся свалить вину на командира базы. Речь прокуро-,, ра всех
встряхнула. Полицейские энергично зашевелили,  челюстями,  судьи  за  столом
подтянулись, адвокат кисло улыбался.
   Когда прокурор подошел к заключительной части  речи  и  сообщил,  сколько
стоит "Аида" и во сколько обойдется -ее потеря каждому налогоплательщику,  в
комнате явственно запахло смертным приговором.
   - Роняя бомбу  в  одной  точке  земли,  этот  тип  уронил  престиж  наших
вооруженных сил на всем земном шаре! - закончил прокурор.  Его  указательный
палец грозно нацелился в поникшего Мизера; - На стул его! На стул!..
   Мизер крепко уцепился за табуретку...

   12
   Процесс продолжался. Генерал вопросительно взглянул на адвоката.
   - Я готов, ваша милость! - Толстяк встал из-за сво-его  стола,  распахнул
мантию, показав судьям пухлый живот, обтянутый  несвежей  сорочкой,  засунул
руки за подтяжки и засмеялся.- Да, да, господа судьи, я смеюсь!..
   Адвокат прошелся перед судейским столом.
   - Послушал я своего коллегу,- адвокат показал на прокурора,- и мне  стало
смешно. Надо уметь считать хотя бы до четырех!..
   - Я протестую! - моментально вскочил прокурор, тряхнув свою трибунку.
   Сдвинув головы, судьи начали совещаться. Адвокат не-терпеливо  расхаживал
перед столом. - Протест принимается,- объявил генерал.- Господин адвокат,  у
нас нет никаких оснований полагать, что  наш  уважаемый  прокурор  не  умеет
считать до четырех.
   - А я докажу! -горячо пообещал адвокат.-Господа  судьи,  мой  подзащитный
уронил одну бомбу. Одну!.. Адвокат продемонстрировал свой палец.
   - За  одну-единственную  бомбу  его  приглашают  на  электрический  стул.
Каково! Над Испанией упало четыре штуки сразу, и никого на стул не сажали!..
   Судьи увидели четыре адвокатских пальца"
   - В Гренландии свалилось еще четыре! - адвокат  вытащил  из-под  подтяжки
другую руку и выставил еще четыре пальца.- И опять на стул никого не сажали!
О Канаде - помните туманную историю под Торонто - я уже не говорю. Не  будем
мелочными. Выходит, чтобы сесть на стул, надо потерять сразу  хотя  бы  пять
бомб! Во всяком случае, четырех недостаточно. А кто знает, может быть,  надо
швырнуть десять? Судебная практика пока ответа нам не дает. Итак, за  четыре
бомбы  ничего,  а  за  одну  -  смертная  казнь!  Где,  я   вас   спрашиваю,
справедливость?.,
   Поискав глазами вокруг себя справедливость  и,  очевидно,  не  найдя  ее,
адвокат сокрушенно развел руками"
   - Но предположим, произойдет невероятное! - Адвокат низко склонился перед
судейским столом.- Высокий суд согласится с моим коллегой и решит, что  одна
бомба стоит стула! Но позвольте, как же тогда карать за утерю четырех  бомб?
В четыре раза строже? А за  утерю  десяти  бомб  -  в  десять  раз?  Но  что
поделаешь, господа судьи...
   Адвокат с сожалением вздохнул.
   - Человек даже крепкого телосложения  не  выдержит,  если  его  четырежды
сажать на стул! Скорее надо рассуждать  от  противного.  Давайте  размышлять
наоборот.
   Адвокат повернулся к прокурору:
   - Надеюсь, мои коллега умеет размышлять наоборот?
   - Я протестую! - снова вскочил прокурор.
   Судьи снова принялись совещаться.

   - Протест не принимается,-  наконец  сказал  гене-рал.-  Законодательство
нашего государства не запрещает в  суде  размышлять  наоборот.  Продолжайте,
господин адвокат.
   Благодарно пожав сам себе руки, адвокат улыбнулся судьям и продолжил:
   - Итак, попробуем наоборот.  Предположим,  за  четыре  бомбы  -  смертная
казнь. Тогда за одну - одна четвертая часть наказания. Теперь подсчитаем, во
что это обойдется моему подзащитному...
   Адвокат снова взялся за подтяжки и, покачиваясь на  носках,  с  сомнением
оглядел Мизера.
   - Ему сейчас уже за сорок. Пьет,  курит.  Посмотрите,  какие  синяки  под
глазами. Держу пари, больше пятнадцати лет он не протянет.  Ну,  хорошо,  не
будем мелочными - дадим ему двадцать. Следовательно, если бы  мой  уважаемый
коллега был в ладах с арифметикой, он потребовал бы осудить этого  парня  на
одну четвертую стула, другими словами, на пять лет...
   Адвокат мельком взглянул на прокурора,  нервно  игравшего  дужками  своих
черных очков.
   - Господин прокурор, по-видимому, не решится спорить, что одна  четвертая
от двадцати лет, оставшихся на  долю  моего  подзащитного,  составляет  пять
лет?.. Но, гос-пода судьи!..
   Адвокат рванул руки из-под подтяжек:
   - Господа судьи, кого мы с вами собираемся осудить на пять лет?.. Там,  в
Испании, бомбы падали куда попало! Это было там!..
   Толстяк  показал  на  зарешеченное  окно.  Судьи   послушно   посмотрели.
Обернулся и Мизер, но Испании не увидел...
   -  Одна  бомба  угодила  в  море!  -  Тут  адвокат  перешел  на   шепот.-
Представляете, в открытое море! И пока ее нашли,  перерыли  все  Средиземное
море! А если бы неподалеку была вражеская подводная лодка? А если бы русские
утащили нашу бомбу в Одессу? А?..
   - Куда? - переспросил  председатель  суда,  очень  внимательно  слушавший
адвоката.
   - Одесса - это русская гавань в двух шагах от Испании,- пояснил  защитник
и приставил руку козырьком к глазам.- В ясную погоду вот так видно. Кто даст
гарантию, что наше секретное оружие не находилось бы в чужих руках? А?..
   Адвокат  вдруг  звонко  щелкнул   подтяжками   и   резко   повернулся   к
взволнованному прокурору:
   - Вы дадите гарантию?
   - Не дам!
   - То-то... А что можно сказать о Гренландии? Снег и лед. Лед  и  снег,  А
внизу...- защитник топнул по полу.- Вода! Океан!  Глубина!..  Нет,  господа,
швырять бомбы в Гренландии было совсем нерентабельно. Если в Испании  что-то
еще удалось получить обратно, то в Гренландии... Тю-тю, господа!
   Адвокат безнадежно помахал рукой  и  повернулся  к  Мизеру,  .его  жирная
физиономия  стала  вдруг  такой  сладкой,  будто   он   собрался   погладить
пай-майорчика по го-ловке.
   - Господа, другое дело - мой подзащитный! Он  знал,  где  уронить  бомбу!
Годами наши европейские друзья  мечтали  о  водородной  бомбе!  Годами!  Они
мечтали, они страдали, они слагали стихи и речи! И они наконец получили! Они
получили благодаря майору Мизеру! Разящий меч по прозвищу  "Аида"  теперь  в
надежных руках!.. Цепляясь мантией за судейский  стол,  адвокат  подбежал  к
окну и пристально посмотрел во двор. Резко обернувшись, он успокоил судей:
   - Да, господа, теперь она в  надежных  руках!..  Подумайте,  никто  и  не
шевельнул пальцем, чтобы это произо-шло. Майор, вы шевелили пальцем?
   Левой рукой защитник вцепился в свою шевелюру.
   - Нет! - торопливо ответил летчик.
   - И все-таки это произошло! Случайность! Нет и еще раз нет!  Это  -  рука
всевышнего!
   Адвокатский палец устремился к закопченному потолку.
   -- Только он один знал, когда малютка "Аида" покинет свою колыбель. И она
покинула! И если она заговорит, то не над нашей головой, а там - в Европе!..
   Адвокат шагнул к судейскому столу и доверительно сообщил генералу:
   - Мы с вами можем спать спокойно...
   - Мы с вами, но не господин прокурор! - крикнул вдруг адвокат и  напролом
пошел к фанерной трибунке, в которую вцепился обвинитель.
   - А вы, часом, не сочувствуете коммунистической партии? - голос  адвоката
стал липким и вкрадчивым.- Я вас  спрашиваю,  потому  что  обвинение  против
майора Мизера может поддерживать только антидемократический элемент...
   В комнате стало необыкновенно тихо. Было лишь слышно, как  сосредоточенно
сопел один из полицейских.
   - Все истинные патриоты, которым дороги  идеалы  свободы  и  демократии,-
адвокат хлопнул себя по жирной груди,- могут  лишь  низко  склониться  перед
скромным героем, печально и молчаливо несущим свой тяжкий крест!..
   Поклонившись  застеснявшемуся  Мизеру,  толстяк  задрал  мантию,  вытащил
скомканный клетчатый платок и трубно высморкался.
   - День и ночь над облаками, над нашей головой  летают  безвестные  герои.
Прикажут возить молоко, значит, надо возить молоко! Прикажут овес, значит  -
овес! Бомбы, значит - бомбы! Не думать, а летать! Вот девиз  наших  железных
ребят! Слава им!..
   Адвокат несколько раз, будто аплодируя, хлопнул ладонями, но его никто не
поддержал. Подозрительно оглядываясь, медленно, растягивая  слова,  защитник
спросил:
   - Или, быть может, кто-нибудь из присутствующих хочет, чтобы  они  начали
думать? Летать и думать? Кто этого хочет?..
   Полицейский перестал сопеть. Казалось, даже за окнами смолк город...
   - Этого хотят красные агитаторы - гремел адвокат.- Но мы этого не  хотим!
Мы, истинные патриоты, никогда бы не допустили,  чтобы  вокруг  дела  "Аиды"
началась возня...
   - Но "Аида" сверхсекретна! - вдруг слабо вскрикнул прокурор.
   - Тем более! А теперь знают многие! Знают здесь, в тюрьме. Знают на базе.
Знают господа судьи. Знают вот эти полицейские. Знаю я...
   - Но вы давали подписку! - крикнул прокурор.
   - За себя я готов поручиться! За вас - никогда! Истинный патриот  молчит,
когда его правительство садится в лужу! Я молчу!..
   - Я тоже! Я молчу, господа! - Прокурор растерянно  оглядывался,  стараясь
непослушными руками запихнуть свои бумаги в портфель.- Господа, все же знают
о моей хорошей репутации...
   Судьи делали вид, что ничего не слышат...  После  двухчасового  совещания
военный суд признал майора военно-воздушных сил Уильяма Мизера невиновным...

   13
   Гарри Пулькин сдержал свое слово. На переговоры  в  генеральный  штаб  он
явился со своим юристом. Военные с некоторым  изумлением  встретили  изящную
брюнетку, понимавшую толк в косметике. Войдя в кабинет фельдмаршала, она без
церемоний протянула руку и представилась:
   - Ли!
   - Мой первый советник! - пояснил Гарри,
   - Очень приятно! Наши переговоры  сразу  стали  более  привлекательными,-
командующий поцеловал руку девушки.
   -  У  меня  очень  упрямый  характер,-  откровенно  предупредила   Ли   и
непринужденно уселась в кресло.
   По мнению Гарри, она могла бы быть внимательней к собственной юбке. Но Ли
свое внимание в основном обратила на шикарного  седовласого  фельдмаршала  с
моноклем. Долговязый блондин в щегольском мундире тоже был  ничего.  Правда,
он торчал  у  окна  и  его  трудно  было  как  следует  рассмотреть.  Юриста
Гинденбурга, скромно стоявшего в глубине кабинета, она просто не заметила  и
поэтому искренне удивилась, когда из угла раздался тихий голос:
   - Я готов, господин фельдмаршал! - Я тоже готова! - не замедлила Ли.
   Пулькин вздохнул. Нелегко далась ему эта готовность. Накануне  вечером  в
спальне Ли наотрез отказалась защищать интересы своего правительства.
   - На кой черт мне это надо! - заявила она, стягивая платье.- Мне  за  это
не платят...
   Гарри прекратил расшнуровывать ботинки и обещал уплатить.
   - Пойми,- убеждал он, напяливая  ночную  пижаму,-  одному  тяжело.  Сразу
всего не сообразишь. Они вмиг облапошат...
   - У  тебя  в  посольство  полны  коридоры  бездельников,-  возразила  Ли,
облачаясь в ночную рубашку.- Возьми с собой кого хочешь...
   - Во-первых, я еще никого  толком  не  знаю,-  доказывал  посол,  удобнее
устраиваясь в постели.- А во-вторых, мне нужна настоящая голова. С  меня  же
потом шкуру спустят, если чего-нибудь не так сделаю...
   Замечание "чрезвычайного и полномочного",  как  теперь  все  называли  ее
сержанта, о голове Ли понравилось. Она  стала  слушать  внимательной.  Гарри
убеждал долго.
   Разговор шел после полуночи. Около часа Гарри  клятвенно  обещал  на  ней
жениться, если вся  эта  история  окончится  благополучно.  Втайне  Ли  была
обеспокоена новым положением Пулькина. В конце концов, он мог выбрать себе в
спутницы любую телефонистку с коммутатора. Там  было  немало  хорошеньких  и
сговорчивых девушек. И любая наверняка с  удовольствием  приняла  бы  дружбу
нового посла. Если мужчина в двадцать семь лет делает такую  молниеносную  и
блистательную карьеру, то чего-нибудь  он  да  стоит.  Кроме  того,  высокий
широкоплечий сержант  с  безукоризненным  блестящим  пробором  на  белокурой
голове выглядел совсем неплохо. А мощный квадратный  подбородок  вообще  был
довольно эффектен...
   Заявление Гарри о женитьбе  произвело  на  Ли  неизгладимое  впечатление.
Правда, он и раньше несколько раз обещал, но никогда еще не клялся. Ли сразу
же припомнились кадры какого-то  кинофильма:  обручальные  кольца  на  белом
шелке   коробочек,   торжественное   звучание   органа,   широкие   ступени,
спускавшиеся от дверей церкви к блестящему "кадиллаку". Впрочем,  в  фильме,
кажется, стоял "бюик"... это было волшебно и прекрасно...
   -  Милый,-  шепнула  девушка,-  клянись  еще  раз  перед  богом,  что  не
обманешь...
   - Чтоб мне сейчас провалиться!..
   Широкая семейная кровать прежнего посла не провалилась.  Благодаря  этому
Ли очутилась в кабинете фельдмаршала...
   Юрист Гинденбург недаром просидел в мрачноватом здании генерального штаба
десятки лет. Не покидая чердака, он тем не менее был в курсе  всех  событий,
отлично  знал  сплетни  и  слухи.  А  главное,  научился  достаточно   точно
предугадывать события. В дни смены режимов он всегда болел. И  выздоравливал
именно в тот день, когда кому-нибудь из военных чиновников требовался мелкий
юридический совет...
   К делу об "Аиде" юрист подошел, как обычно, руководствуясь своим  чутьем.
Выяснив пожелания командующего, он подыскал подходящие аргументы,  превратив
эти пожелания в неоспоримую точку зрения.
   В душе Гинденбург оставался штатским.  Эти  военные  умели  лишь  чертить
стрелки на картах да шагать на парадах, а когда надо было поработать головой
- всегда  прибегали  за  ним.  Юрист  чувствовал  себя  уверенно.  Его  лишь
несколько смущал чужой мундир с полковничьими  погонами.  Ордена  непривычно
позвякивали на груди, напоминая о высокой и ответственной миссии. Но  личный
помощник фельдмаршала, переодевшийся в  цивильный  костюм,  приказал  носить
мундир до окончания переговоров, а потом отдать его в чистку...
   - Начинайте,- разрешил командующий и откинулся на спинку кресла.  Он  был
доволен. По-видимому, больше не придется спорить  с  этим  странным  послом,
понятия не имевшим о дипломатическом этикете,  предпочитавшим  грубые  ясные
выражения, подчас ставившие  в  тупик  не  только  его  самого,  но  даже  и
политического советника, который собаку съел  на  общении  с  дипломатами  и
прочими иностранцами.
   - Так вот, мужчины,- громко сказала Ли.- Придется вам отдать  эту  штуку.
Ждать я не намерена.
   - Разумеется, мы  могли  бы  немедленно  возвратить  бомбу  ее  законному
владельцу,- поспешил Гинденбург,  с  удовольствием  предчувствуя  неминуемое
поражение  противной  стороны,-  если  бы...  если  бы  не  одно   небольшое
обстоятельство...
   - Только одно?
   - Одно. Но, смею вас уверить, сударыня, чрезвычайно осложняющее  дело.  В
нашем государстве неукоснительно соблюдаются законы. Так вот...
   - И у вас есть закон, который позволяет присваивать чужое? - бесцеремонно
перебила Ли.
   Но хитроумный лейтенант только улыбнулся краешком губ. Он был не из  тех,
кого можно было так легко сбить. Юрист вежливо разъяснил:
   - Видите  ли,  сударыня,  из  истории  мирового  права  вам,  несомненно,
известно, что такого  закона  нет  и  не  было  ни  в  одном  цивилизованном
государстве...
   - Вот это нам и нужно!
   - Насколько я понимаю, вам нужна "Аида"!
   - Совершенно верно! Она наша!
   - Не спорю, не спорю. Она ваша... Командующий насторожился.  Что-то  этот
юрист слишком легко сдавал позиции.
   Но Гинденбург, выдержав эффектную паузу, выложил козырную карту.
   - Сударыня, она ваша, но не вся.
   Политический советник перестал рассматривать колени Ли  и  с  не  меньшим
интересом уставился на юриста. Этот  хитрый  старикашка,  кажется,  придумал
занятную штуку.
   - Да, не вся! - смачно повторил юрист.- Три пятых ваши, а две пятых наши.
По закону.
   Ли  молчала,  силясь  попять  юридическую  тонкость,  о  которой  говорил
увешанный орденами военный.
   - Я позволю,  сударыня,  разъяснить  вам  несколько  подробнее,-продолжал
Гинденбург.-Хотя, я уверен, вы  уже  догадались,  о  чем  идет  речь.  Я  не
сомневаюсь, вы отлично знаете, что еще во времена короля  Генриха  Ра-колова
был принят вердикт, по которому одна пятая находки, обнаруженной кем-либо на
территории нашего государства, принадлежит  казне.  Таким  образом,  "Аида",
найденная на нашей территории, на одну пятую принадлежит  нам.  "Закон  есть
закон... Гарри печально вздохнул. Ему явно не нравился  оборот  дела.  Ночью
из-за океана пришла еще одна шифровка, требовавшая немедленного  возвращения
"Аиды". С утра настроение было испорчено. Но  размышлять  было  некогда.  Ли
перешла в наступление.
   - Ваш  раковый  король  имеет  в  виду,  наверное,  кол-басу!  -  заявила
советница посла.- Как женщина,  я  могу  допустить,  что  кто-то  на  дороге
находит кусок колбасы. Отрезает, как говорится в вашем законе, пятую часть и
отдает королю. Остальное съедает сам,..
   - Нет, сударыня, не съедает, а возвращает законному  владельцу,-  пояснил
юрист.
   - Ну, в таком случае, какой же смысл вообще возиться  с  колбасой?  Часть
королю, остальное хозяину, А себе что?
   - Я не сказал еще, что вторая пятая принадлежит нашедшему...
   Ли подумала, поправила на коленях юбку, отчего Гарри  вздрогнул  и  снова
вздохнул: лучше бы она ее не поправляла...
   - Значит, так,- уточнила девушка,- часть королю, часть  себе,  а  остаток
хозяину. Раз этот... как его,  Генрих  ваш  -  король,  наверное,  он  умный
мужчина. Дурака в королях держать не будут. Как же он не подумал,  что  пока
будешь возиться с колбасой да еще искать потерявшего, она протухнет?
   Гинденбург озадаченно захлопал глазами, но быстро пришел в себя:
   - Сударыня, мы несколько уклонились. Король Генрих Раколов имел в виду не
колбасу, а вообще любую находку, понятие обобщенное, абстрактное...
   - В первый раз слышу об абстрактной колбасе. Видимо, вкусная штука, но  я
хотела бы видеть, как этот ваш Генрих будет  отрезать  от  водородной  бомбы
одну пятую часть!
   - Это невозможно! Король, о котором мы говорим, умер мною веков назад!
   Ли возмущенно всплеснула руками:
   - Послушайте, мужчины! Так чего же мы болтаем напрасно, если этот  парень
сыграл в ящик, когда еще не было ни бомб, ни холодильников для колбасы?
   - Но закон-то остался! - возразил Гинденбург и вытер лоб платком. Впервые
за многолетнюю практику  ему  приходилось  вести  спор  таким  образом.  Эта
красивая женщина еще ни разу не вспомнила ни одного положения международного
права, не сослалась ни на  один  договор,  но  уже  успела  запутать  вопрос
какой-то вымышленной колбасой. Гинденбург вдруг ясно  представил  аппетитный
бутерброд  с  аккуратно  нарезанными  кружками  колбасы,  густо  намазанными
горчицей и прикрытыми ломтиками огурца...
   - Кому нужен ваш закон, если "Аида" взорвется? - спросила Ли, обращаясь к
фельдмаршалу.
   - А почему она взорвется? - отозвался командующий.
   - Она обязательно взорвется, если вы начнете отрезать от нее  одну  пятую
часть!
   - Две пятых! - тотчас вставил Гинденбург.
   - Уже две пятых! - не выдержал Пулькин.
   - А как же! Одна пятая по закону принадлежит  казне,  другими  словами  -
государству. А вторая пятая - нашедшему, то есть  нашим  вооруженным  силам.
Они нашли...
   Гарри встал и застегнул пиджак на все пуговицы.
   -  Вот  что,  господа!  Официально,  как  чрезвычайный   и   полномочный,
предупреждаю - не вздумайте ковыряться в  бомбе!  Все  гайки  пронумерованы!
Достаточно развинтить не в том порядке - произойдет взрыв. Существует  шифр.
Я его не знаю...
   Командующий  и  политический  советник  переглянулись.  Долговязый  франт
поспешно вышел из кабинета.
   Через несколько  минут  в  части,  продолжавшие  заниматься  безуспешными
поисками "Аиды", была направлена  радиограмма  с  совершенно  категорическим
приказом:
   "Гаек не крутить!.."

   14
   Командующий думал долго. Он понимал, какими колоссальными  неприятностями
грозит провал операции. Но в случае выигрыша...
   Советник, будто читая мысли на расстоянии, негромко сказал:
   - Риск -  благородное  дело...  И  командующий  решился.  Встал,  выпятил
подбородок, коротко приказал:
   - Ко мне Седьмого.
   За работу взялась разведка...
   Через двенадцать часов шесть минут после разговора  с  командующим  агент
Седьмой с  двумя  нулями  вынул  из  нагрудного  кармашка  сногсшибательного
пиджака белоснежный платок, быстро огляделся, достал ампулу, раздавил  ее  в
платке и, стараясь  не  испачкать  лакированные  туфли,  пошел  по  траве  к
полицейскому  вертолету,  опустившемуся  в  нескольких   шагах   от   шоссе.
Полицейский, сидевший в кабине, удивленно оторвался от  бутылки  с  кефиром.
Сказать  он  ничего  не  успел.  Седьмой  молча  сунул  ему  в  нос  платок.
Полицейский хрюкнул и мгновенно заснул. Бутылка вывалилась у него из  рук  и
покатилась  по  траве,  оставляя  на  яркой  зелени  белые   жирные   пятна.
"Улики!"-молнией мелькнула мысль в голове у Седьмого.  Схватив  бутылку,  он
аккуратно поставил ее и  прикрыл  горлышко  пробкой  из  фольги,  валявшейся
неподалеку. Затем вытащил полицейского из кабины  вертолета  и  положил  его
рядом с бутылкой...
   ...Конструктор "Аиды" жил на уединенной ферме  близ  полигона.  Он  любил
тишину. Кроме того, он любил стихи Гёте, любил  по  утрам  кормить  лебедей,
картинно плававших по лужице искусственного озерка, любил в  хорошую  погоду
бродить по окрестным тропинкам.  Бродил  он  один.  А  в  полусотне  метров,
прячась за деревьями, сгибаясь за кустами, следовала охрана. Никто  не  смел
помешать  гениальным  замыслам,  навещавшим  конструктора  в   эти   часы...
Появление полицейского вертолета, летевшего на небольшой высоте,  никого  не
удивило. Окрестности фермы и полигон бдительно охранялись. Воздушные патрули
бы-ли не в диковинку.
   Седьмой  -  два  нуля,  не  отрываясь  от  штурвала  машины,  внимательно
осматривал лесную опушку и  чистенькие  строения  фермы.  Заметив  блестящую
лысину  и  группу  охранников,  ходивших  поодаль,  Седьмой  лихим   виражом
развернул вертолет, пролетел над скучающими детективами и ловко опустился  в
двух  шагах  от  конструктора.  Сунуть  его  в  широкую  дверь  кабины   для
атлетически сложенного агента было  сущим  пустяком.  Сухие  конструкторские
ножки, обтянутые полосатыми брючками, стремительно  мелькнули  в  воздухе  и
скрылись в пузатом брюхе вертолета.  Охрана  опомнилась,  когда  машина  уже
набирала высоту.
   - Не стрелять! - заверещал старший детектив.- К телефонам!
   Агенты рысью помчались к ферме. Но  телефоны  не  работали.  Седьмой  был
предусмотрительным парнем. Недаром он по три раза просмотрел каждый фильм  о
расторопном Джеймсе Бонде. Сверху ему было отлично видно, как из ворот фермы
на предельной скорости, чуть ли не опрокидываясь на поворотах, вырвались два
"шевроле".
   - Пусть ребята прокатятся,- беззлобно сказал он, оборачиваясь к лежавшему
на полу кабины конструктору.- Зажирели они у вас, профессор...
   - Сколько хотите? - недовольно буркнул конструктор, не глядя  па  тайного
агента.
   - Ну что вы, проф! - обиженно ответил  Седьмой.-  Я  же  не  какой-нибудь
самодеятельный гангстер! Я же профессионал со стажем и высшим  образованием!
К чему, мне деньги?
   - На кого работаете? - спросил конструктор, удобнее устраиваясь на  полу.
Он пристально осмотрел агента.
   Седьмой - два нуля не ответил. Сделав небольшой круг над фермой, он мягко
посадил вертолет.
   - Пока ваши ребята вернутся, мы можем спокойно поговорить,- предложил он,
открывая дверь кабины.- Прошу вас, проф!
   - Вас же тут  схватят,-удивился  конструктор,  выбираясь  из  вертолета.-
Дело, видно, серьезное, если так рискуете...
   - Серьезное, проф. Но риска не больше, чем всегда.  Вряд  ли  ваши  олухи
догадаются, что мы вернулись. Ну, а если мы не договоримся, я  всегда  успею
пустить вам пулю в живот. А там видно будет...
   - Почему именно в живот? - забеспокоился профессор, прикрывая  щупленькой
ладошкой область пупка.
   - В этом сезоне модно именно в живот,- пояснил Седьмой.- Так куда пойдем?
   - Пойдем к озеру,- сказал конструктор и взял Седьмого под  руку.-  Только
по-деловому, без стрельбы. Не пе-реношу, когда в меня стреляют...
   Профессор и агент неспешно направились по песчаной дорожке,  спускавшейся
к водоему.
   - Проф, вы знаете, что произошло с "Аидой"? - спросил Седьмой, когда  они
уселись на скамейку, стоявшую почти у самой воды.
   - Ах, вот оно что! -понимающе протянул  конструк-тор.-  Вы  добрались  до
гаек?
   - Так точно,  проф!  Нашим  нужен  шифр.  Худенький,  согнутый  старостью
конструктор встал и, заложив руки за спину, взволнованно заходил у скамейки.
   - С ума сойти! В "Аиде" сто мегатонн!
   - Знаем. Проф, вспомните, где  ваша  родина.  Вспомните  невинную  зелень
буковых лесов, вспомните священную белизну кирхи, стоящей над рекой...
   - Не будьте мальчишкой! - раздраженно оборвал конструктор.- На  родине  я
не был четверть века, а деньги мне платят здесь! И не малые!..
   - Совсем забыл! - Седьмой -  два  нуля  начал  ощупывать  карманы  своего
элегантного пиджака.- Неужели я  посеял  в  Стамбуле!  Понимаете,  проф,  по
дороге сюда я завернул в Стамбул, Там есть у меня одна хорошенькая дев...
   Агент запнулся. Он нашел, что искал.  В  его  руках  по-явился  увесистый
пакет.
   - Проф, здесь фото вашего родного городка и чек на сумму...
   - Идиот! Мне не нужны деньги!
   - Прелестно! - Седьмой разорвал обертку пакета.--С вашего разрешения  чек
я оставляю на память себе, а вам, пожалуйста, фотографии...
   Конструктор взял снимки и отошел к деревцу, стоявшему шагах в  десяти  от
скамейки. Он начал  задумчиво  теребить  одну  из  веток.  Агент,  улыбаясь,
спокойно следил за ним.
   - Вы напрасно улыбаетесь, молодой человек! Я думаю, отправить вас на  тот
свет или сообщить шифр. - Лучше шифр, К тому же,  проф,  вы  забыли,  что  я
вооружен.
   - Щенок! Достаточно мне посильней дернуть эту ветку,  и  ты  взлетишь  на
воздух вместе со скамейкой! Учти, это уже  третья  скамейка!  Две  сработали
безотказно...
   Седьмой - два нуля весь напрягся, приготовившись неожиданно вскочить.
   - Сидеть смирно! - прикрикнул конструктор.- Забыл, с кем имеешь дело! Обе
стороны задумались.
   Первым молчанье нарушил Седьмой.
   - Проф, говорят, у вас полно мозгов. Если  вы  меня  подорвете,  наши  не
получат шифр. Но они все равно развинтят  гайки.  Вы  же  знаете  наших.  Вы
подорвете меня, они подорвут всех...
   - Вот это меня и останавливает,- ответил  конструктор,  отпустив  наконец
ветку.- Черт с тобой. Запоминай - три тысячи семьсот одиннадцать. На  фланце
имеется две гайки, пронумерованные единицей, сначала отвернуть  ту,  которая
помечена звездочкой. Понял?
   - Три тысячи семьсот  одиннадцать,-  повторил  агент.-  Тройка,  семерка,
туз...
   - И пусть сообщат, как сработали предохранители...
   - Слушаюсь, проф! - Седьмой  встал  со  скамейки,  подошел  к  ученому  и
протянул руку:-Я знал, что мы поймем друг друга.
   В воздухе, словно вспугнутые галки, кружили самолеты, вертолеты.
   - Большую шумиху подняли ваши ребята,- разведчик  показал  на  небо.-  Но
никакой фантазии. Ни один дурак не додумался вернуться сюда...
   - Хватит болтать! - приказал  профессор,-  Запомни,  пусть  сообщат,  как
сработали предохранители...
   Ладно скроенный  Седьмой  с  двумя  нулями  приветливо  махнул  рукой  на
прощанье и скрылся в кустах...

   15
   Суперспецмены Джо и Джон за тридцать лет совместной  работы  ссорились  в
третий раз.
   В  первый  раз  они  повздорили  в  1941  году  -  нападение  японцев  на
Пирл-Харбор оказалось более чем неожиданным и еще более успешным. Во  второй
раз, в 1945  году,  дело  чуть  не  дошло  до  драки.  Заключая  Потсдамские
соглашения, пришлось идти на серьезные уступки. Надо было решить, кто из них
двоих был виноват в том, что  русские  дошли  до  Эльбы.  Или,  быть  может,
русские вообще не посчитались с их мнением? Вопрос так и остался открытым...
   Дело "Аиды" привело к  третьему  столкновению.  Если  бы  не  тучный  шеф
разведки, испуганно метавшийся между суперспецменами, Джо и  Джон  вцепились
бы друг в друга.
   - Вы с ума сошли, ребята! - хрипел шеф, не давая им сблизиться.-  Сейчас,
когда вся нация должна быть единой...
   - Плевать я хотел на нацию! - сипел  Джо,  примериваясь,  чтобы  стукнуть
Джона в нос.- Я предупреждал этого старого осла!
   - Это я тебе говорил, плешивый слон! - орал в ответ Джон и тыкал  кулаком
навстречу противнику.
   Бесшумный секретарь неслышно вошел в комнату, испуганно покрутил  глазами
и тихо произнес:
   - Господин председатель промышленной ассоциации просит приехать...
   Несмотря на шум, который  подняли  квалифицированные  старики,  секретаря
тотчас услышали. Тяжело дыша, руководители разведки прекратили свалку.
   - Что? - прохрипел Джо, машинально поправляя галстук.
   - Господин секретарь промышленной  ассоциации  просит  приехать,-повторил
секретарь, стараясь незаметно придвинуться к двери.
   Шеф разведки сразу осел, обмяк.  Он  стал  похож  на  надувную  резиновую
игрушку, из которой внезапно выпустили воздух. Уголки его рта опустились.
   -- Меня выкинут точно,- жалобно сказал  шеф.-  Но,  ребята,  у  вас  тоже
рыльце в пушку. Кто был за патрульные полеты?..
   Всю дорогу  первые  лица  ЦУР  молчали.  За  зелеными  пуленепробиваемыми
стеклами автомобиля  мелькали  оживленные  улицы  центра.  Мимо  проносились
яркие, словно конфетные обертки, витрины, облепленные газетами  и  журналами
киоски, комфортабельные будки полицейских. Но скоро они  сменились  строгими
скучными окнами деловых небоскребов. Небоскребы  становились  все  выше,  за
окнами лимузина заметно темнело. Казалось, машина все  глубже  забиралась  в
мрачный дремучий лес, живущий по своим таинственным законам...
   Наконец, автомобиль мягко  остановился  у  скромного  подъезда.  Водитель
быстро открыл дверцу, сановные разведчики нехотя вылезли на тротуар...
   Зал, в который они вошли, внушал  беспрекословное  по-виновение.  Тусклые
величаво холодные стены серого мрамора высоко  вверху  упирались  в  скучный
белый потолок. Огромная медная люстра, переливаясь  старинными  хрустальными
подвесками, отражалась  в  темном  зеркале  паркета.  У  камина,  прикрытого
кованой  чугунной  решеткой,  одиноко   стоял   обычный   стул.   Разведчики
почтительно остановились в нескольких шагах от него.
   Минут через пять тоскливого ожидания где-то  в  глубине  здания  басовито
пробили часы. Затем послышались  нетвердые  шаркающие  шаги.  В  зал  вошел,
опираясь на трость, какой-то необыкновенно старый, весь светивший-ся изнутри
человек. На прозрачной пергаментной коже лица живыми и  невероятно  колючими
оставались глаза. Шеф разведки поспешил навстречу председателю ассоциации и,
подобострастно взяв его под руку, повел к стулу.
   - Каким ты был, таким остался,- шамкнул старик.- Обожаю подхалимов...
   Он добрался до стула, тяжело опустился на него и подвинул ноги к камину.
   - Ну  что  -  пора  в  отставку?  -  спросил  старик,  непонятно  к  кому
обращаясь.- Подведем итоги. "Аида" у них. Шифр у них. Вскроют. Изучат. Сырье
есть. Через год-другой начнут массовое производство. Значит, через пару  лет
они станут самостоятельными...
   Старик замолчал, пожевал губами, будто собираясь с мыслями.
   - К черту блоки, союзы, пакты, а следовательно, заказы...
   Старик пожевал своими узкими синеватыми губами,,  кольнул  суперспецменов
глазами, перевел взгляд на шефа, старавшегося казаться спокойным.
   - Ну, хорошо. С этого спрос маленький. Ему бы с газетчиками болтать...  А
вы куда смотрели? - председатель ассоциации говорил, повернувшись к  камину,
но супер-спецмены как по команде уставились в пол.-  Когда  военно-воздушные
силы настаивали на патрульных полетах, кто их поддерживал?..
   Шеф разведки облегченно перевел дыханье: старик все помнил.
   - В чем ваша вина? Не в том, что бомбы падают. На то они и  бомбы,  чтобы
падать. Падали раньше и будут падать, пока одна  из  них  не  взорвется.  Мы
знали, на что идем. Ваша вина в том, что из-под носа они увели шифр  "Аиды".
Это вам не испанцы. Испанцы народ благородный. Они вернули. А эти не вернут.
И не просите. Бесполезно. Не те мальчики. А скандал? Что толку  в  скандале?
Лишиться таких союзников!..
   - Они обнаглели,- решился вставить Джо.
   - Стареешь. Обычный бизнес. Зачем я вас вызвал? -  Старик  снова  немного
помолчал, беззвучно шевеля своими губами.- Вызвал  я  вас  не  затем,  чтобы
читать мораль. Мораль вам будут читать в сенате. Мне болтать некогда...
   Председатель  промышленной  ассоциации  извлек   из   жилетного   кармана
потемневшую от времени серебряную луковицу, посмотрел на циферблат, приложил
часы к уху.
   - Опять стоят,- удивленно сказал он.
   Шеф разведки мгновенно сдернул со своей руки массивный  золотой  браслет.
Все-таки он был мастером неожиданных и дерзких ходов.
   - Разрешите вам  преподнести  в  память  о  нашей  сегодняшней  печальной
встрече!  -  шеф  протянул  старику  свои  часы.  Джо   и   Джон   незаметно
переглянулись.
   Старик взял часы, прикинул на руке вес  браслета  и  чуть  улыбнулся,  не
сводя взгляда с камина.
   - Люблю тебя за ловкость. Ведь рисковал. А что  б,  если  я  швырнул  эту
безделушку? Ну и пройдоха. Ведь почуял, в каком я настроении. Ребята,  скажу
коротко. Ученые сумеют предложить новую модель водородной бомбы  не  раньше,
чем через пять-шесть лет.  "Аиду",  повторяю,  вам  добровольно  не  вернут.
Делайте что хотите - подменяйте, продавайте, покупайте, лезьте из  кожи,  но
"Аиду" возвратите любой ценой. Запомните - любой ценой.  Надо  успеть,  пока
они не занялись ее изуче-нием...
   Старик смолк. Вздохнув, продолжил:
   - Ребята, вы меня знаете. "Аида" останется у них -всем вам крышка. Уйти в
отставку не дам. Сотру...

   16
   За сотню миль от базы самолет, на котором  возвращался  Мизер,  встретили
истребители почетного эскорта. Приветливо покачав крыльями, они пристроились
к четырехмоторному гиганту и проводили его до аэродрома.
   Встреча прошла по  первому  разряду.  Двое  здоровенных  парней  вытащили
растерянного майора из самолета, торжественно провели по расчищенной в снегу
дорожке к деревянному ящику и заставили на него подняться.
   - Толкай речь! - дружелюбно приказал улыбавшийся командир базы.
   Собираясь с мыслями, Мизер оглядел сияющие лица ребят,  окруживших  ящик,
знакомое до мелочей поле аэродрома, полосатый матерчатый  куль,  болтавшийся
на мачте, скучные обступившие долину скалы.
   Мыслей никаких не было. Убедившись в этом, Мизер сказал просто:
   - Ребята, в тюрьме кормят хорошо. Но здесь лучше! Здесь - дом родной!..
   Летный состав  ответил  восторженным  ревом.  Рев  был  искренним.  После
печального происшествия с Мизером на базе начались волнения: никто не  желал
возить чертовы бомбы, если это пахло тюрьмой. Укрепляя  моральное  состояние
военнослужащих, командование ВВС увеличило жалованье на сто монет  в  месяц.
Мизер стал героем дня...
   Встреча героя завершилась  грандиозной  попойкой  в  одном  из  подземных
бункеров. Пива не хватило, и ребята из второй эскадрильи срочно  слетали  на
материк.
   - Пьем за майора! - орал едва стоявший на ногах командир базы и  увесисто
хлопал летчика по спине. -  Зеленый  от  выпивки  майор  немедля  валился  и
растроганно благодарил ребят, спешивших на помощь.
   -Я немного полежу и встану... Сам встану,- уверял Мизер, но его  насильно
поднимали и снова наполняли стаканы.
   - Пьем за  майора!  -  снова  кричал  полковник  и  лез  целоваться.-  Ты
человек?..
   Мизер уже не знал, кто он. Мелькали, вытягиваясь странными огурцами,  как
на экране неисправного телевизора,  лица,  все  кругом  застилали  временами
клубы табачного дыма, напоминавшие  низкую  облачность,  в  уши  надоедливым
прибоем бился неумолчный шум голосов.  Голова  трещала,  не  вмещая  обрывки
анекдотов, куски популярных песенок, брань, вопли...
   Воздушный полк умел веселиться.
   - Пьем за майора! - монотонно хрипел над ухом командир базы.  Майор  пил,
пока внезапно родившаяся в закоулках желудка тошнота не  подкатила  к  горлу
героя... Мизер стал на базе человеком номер один. Наступил период, когда ему
во всем везло. В офицерской столовой подавали лучшие куски. В кино оставляли
отличное место. Если случались драки, Мизера  никто  не  бил.  Жена  осыпала
ласковыми  телеграммами.  И  даже  начальство  при   встречах   благосклонно
улыбалось. Жизнь начинала нравиться Мизеру...
   Когда его неожиданно вызвал полковник,  Мизер  с  удовольствием  подумал:
"Важное поручение". Он не ошибся. Командир базы  -  коротышка  с  брезгливой
бульдожьей физиономией - прежде всего спросил:
   - Трезвый?
   - И думать не могу! - признался Миэер.- До сих пор мутит...
   - Бывает,-полковник сладко потянулся.- А адоро-во мы тебя  встречали.  Но
теперь хватит - пора за работу.
   - К полетам готов! - довольно складно ответил Мизер.
   - .Помнишь координаты, где сорвалась "Аида"?
   - Разумеется! Во сне разбудите - скажу. Из-за  этой  чертовой  штуки  моя
жена чуть было не осталась вдовой...
   - Да, ей повезло,- согласился  полковник  и  тяжело  вылез  из-за  стола.
Переваливаясь, подошел к карте, висевшей на стене, и хлопнул по ней ладонью:
- Повезешь туда еще четыре штуки. Доставишь - и домой.
   - Что?
   Мизер ошалело уставился на командира.
   - Оглох? Сбросишь четыре штуки в три часа по среднеевропейскому времени.
   - И меня опять заберут! - крикнул Мизер.- Вы с ума сошли!
   -  Как  говоришь  с  начальством!  -  рявкнул  полковник,  но  сразу   же
успокоился. Он дорожил здоровьем и старался не волноваться попусту: одна  из
знакомых убедила его,  что  нервные  клетки  не  восстанавливаются.-  Приказ
свыше. Никто тебя не посадит. Пойми, дурья  голова,  чтобы  вернуть  "Аиду",
надо им швырнуть еще четыре штуки. Такие у них туземные законы. Будет у  них
пять - две оставят себе, три отдадут обратно. Понял?
   - Не понял! - честно признался Мизер.
   - Я тоже не очень понял. Тут какая-то дипломатическая арифметика.  У  нас
там посол - голова. Сильно торговался...
   Полковник взял карандаш и на листке бумаги нарисовал пять кружков.
   - Следи за рукой. Две пятых принадлежат им, а три пятых  нам.-  Полковник
отделил два кружка жирной чертой.- Значит, надо всего иметь пять бомб, тогда
три они вернут нам, а две оставят себе. Дошло?
   Полковник зачеркнул два кружочка. Мизер  внимательно  смотрел  на  листок
бумаги.
   - А где "Аида"? - спросил он. Командир базы обвел один из трех кружков.
   - А не проще ли сбросить им еще одну штуку, -  предложил  майор,-и  тогда
они получат свои две? И мы  при  своих  козырях,  и  они.  Какого  черта  им
сбрасывать еще четыре, а потом три получать обратно? Да и как  их  получишь,
когда...
   - "Аиду" они вернут нам,-перебил полковник.- В этом вся хитрость.  Мы  им
сбросим старье - "Клеопатры". Черт с ними, пусть оставят себе пару штук.  Им
две "Клеопатры", нам тоже  две  плюс  "Аида".  Разойдемся  полюбовно.  Понял
замысел?
   Майор нерешительно хмыкнул. Он никак  не  мог  понять,  зачем  надо  было
швырять еще четыре бомбы, чтобы потом получить обратно три. К тому  же,  как
их оттуда получишь, если?..
   - Я вижу, ты все еще не понял! - снова начал раздражаться  командир.-  Мы
им подсунем устаревшие "Клеопатры", тогда они отдадут новейшую "Аиду"! Вот в
чем вся стратегия!
   - Кто же нам отдаст "Аиду", если  я  взорву  там  четыре  "Клеопатры?"  -
летчик посмотрел на карту.- Половину Европы разнесем, а уж о них и  говорить
нечего...
   У командира базы отвисла челюсть. Он уставился  на  Мизера.  Потом  начал
кричать:
   - Ты, я вижу, совсем рехнулся! Разве я тебе сказал  -  взорвать!  Я  тебе
ясно сказал -  доставить!  Бережно!  Аккуратно!  С  гарантией!  Сбросить  на
парашютах, развернуть машину и  спокойно  возвращаться!  Как  ни  в  чем  не
бывало! Случайное падение и никаких взрывов! Попробуй расколи мне хоть одну!
Я тебе устрою Паломарес!..
   - Дошло! - сообщил обрадованный Мизер.- Вот теперь дошло! Сбросить как  и
в первый раз! Случайно, но теперь уже не случайно...
   - Правильно! Случайно, но не случайно! На  всякий  случай  с  бомб  снять
детонаторы!
   - Есть снять детонаторы!..

   17
   В этот  вечер  дядюшка  Бенц  был  очень  высокого  мнения  о  себе.  Сам
фельдмаршал в его присутствии орал на  подчиненных.  Генералы  вытягивались,
как только командующий поворачивался к ним, и завистливо косились на бывшего
ефрейтора, пыжившегося так, что старенький латаный мундирчик его  готов  был
разъехаться по швам.
   - Господа офицеры, вы уронили честь армии! Смотрите на этого ефрейтора! -
командующий тыкал пальцем в грудь дядюшки Бенца.- Да разве  он  позволил  бы
себе что-нибудь подобное,  когда  служил!  Да  его  расстреляли  бы  в  пять
минут!..
   - Так точно! Шлепнули бы! - поддержал старик. Он был возмущен  не  меньше
фельдмаршала. В его время так не служили. В его время гестапо быстро бы всем
накрутило хвост. А теперь - все это войско, вот уже неделю утюжившее леса  и
поля, не может найти какую-то штуку!  Он  бы  всех  за  это  дело  к  стенке
поставил. Предательство! Пятая колонна в тылу!..
   - Хайль! - вдруг рявкнул дядюшка и вскинул  руку.  Командующий  дернулся,
привычно поднял руку, но вовремя спохватился и сделал  вид,  что  поправляет
фуражку...
   В последние дни дядюшка  Бенц  снова  сроднился  с  военной  обстановкой,
поглотившей колонку и ее окрестности. Запах  амуниции  и  солдатского  супа,
короткие команды, окрики, топот кованых ботинок - все  это  было  привычным,
напоминало  боевое  прошлое,  и  дядюшка  будто  помолодел  и   даже   начал
покрикивать на солдат. Служивые беззлобно отшучивались.
   Шоссе было перекрыто. Колонка бездействовала, но ее  владелец  убытка  не
терпел. Военные щедро платили неустойку.  Целыми  днями  старик  возился  со
своей новой цистерной. Он уже  проложил  трубы,  подсоединил  их  к  насосу.
Оставалось снять последнюю пару болтов, вытряхнуть из бочки  начинку,  снова
свинтить, и можно было в нее накачивать бензин...
   Днем было жарко. К вечеру цистерна так накалилась,  что,  взобравшись  на
нее, Бенц почувствовал себя словно на сковородке. Провозившись  часок,  если
не больше, с предпоследним болтом,  дядюшка  Бенц  в  сердцах  швырнул  вниз
разводной ключ. Голова трещала. Старик слез,  проковылял  к  колонке,  выпил
холодного пива и решил прилечь переждать жару. Неумолчный  треск  вертолетов
над головой как-никак утомлял...
   Проснувшись, контуженый ефрейтор долго не мог сообразить, который час. За
окном была темень. Невозможно было  догадаться  -  вечер  или  уже  ночь.  А
вставать к дряхлому будильнику, стучавшему на подоконнике, было лень.  Вдруг
владелец  колонки  насторожился:  из  солдатских  палаток  не  было   слышно
привычного храпа.
   Старик наскоро натянул штаны и выбрался на улицу. Ночную  тишину  нарушал
лишь размеренный шаг часовых. Выждав, пока солдаты, разминувшись у цистерны,
разошлись в разные стороны, дядюшка Бенц быстро юркнул к  палаткам.  Отогнул
осторожно полог первой, второй - палатки были пусты.
   - Где все? - не таясь, окликнул Бенц часового.
   - Кто тут? - испугался солдат.
   - Я тут! Куда все девались?
   - Дашь закурить - скажу,- пообещал часовой.
   - Ишь чего захотел!
   Но любопытство взяло верх, и старик нехотя достал пачку  сигарет.  Трубка
его исчезла в первый же день после появления солдат.
   - Дерьмо! - заявил часовой, посмотрев на обертку.
   - Тогда бери две,- великодушно разрешил Бенц и пощелкал по  пачке,  чтобы
сигареты высунулись наружу.
   Солдат взял три сигареты и  торопливо,  чтобы  не  успел  подойти  второй
часовой, сказал:.
   - Сегодня ночью нам сбрасывают подарки. Все ушли ловить. Понял?
   - Понял. А откуда сбрасывают?
   - Сверху.
   Солдат показал на небо и зажужжал, подражая гулу самолета. Бенц помолчал.
   - Ясно. А какие подарки?
   - Иди, иди, старик,- солдат даже подтолкнул владельца колонки.- Я  и  сам
не знаю, какие.
   - Вот паршивец! Взял столько  сигарет,  а  ничего  толком  не  сказал!  -
Дядюшка Бенц огорченно сплюнул: ну и молодежь теперь пошла.
   - Стой! Кто идет? - вдруг закричал второй часовой, заметив подозрительную
фигуру,
   - Идите вы оба! - ответил обиженный дядюшка и зашагал к  своей  цистерне.
Спать ему окончательно расхотелось. Кряхтя, он забрался на горбатую спину.
   - Эй, бездельники, подайте ключ! - крикнул он часовым.
   Солдаты принялись послушно шарить в мокрой от ночной  росы  траве,  нашли
ключ и подали старику.
   -  Полный  идиот,-шепнул  один  другому.-В  темноте  будет  крутить  свои
гайки...
   - Оставь его в покое. Опять разорется...
   - Скоро светать начнет,- зевнул солдат и посмотрел на небо.
   Сверху доносилось едва слышное гудение. ...Майор Мизер  напряженно  ждал.
Эта проклятая точка была где-то рядом. Наконец в наушниках раздался  хриплый
возбужденный голос штурмана:
   - Цель!
   Майор быстро повернул ключ на пульте и нажал кнопку.  Сразу  же  вспыхнул
"желтый глаз". Самолет качнуло. Второй пилот перекрестился.
   - Нажми на всякий случай,- тихо попросил он.
   - Они ведь без детонаторов,- так же тихо ответил Мизер, но  газ  все-таки
прибавил.
   Самолет, завывая моторами, рвал крыльями густую ночную темень.
   Второй пилот показал пальцем вниз;
   - Пока у них этих штук не было, я еще верил, что дело дальше Вьетнама  не
пойдет...
   Мизер промолчал. За ним неотвязно  следовало  видение  неуютной  тюремной
камеры. Черные циферблаты на приборной доске вдруг зловеще сверкнули  очками
прокурора...
   ...В этот миг на земле командующий тоже взглянул па циферблат.  Часы  под
лучом фонарика блеснули весело и обещающе. Три часа шесть минут.  Словно  по
команде, военные, окружавшие фельдмаршала, посмотрели на часы.
   - Сигнал! - скомандовал фельдмаршал. Адъютант, стоявший у него за спиной,
тотчас вскинул ракетницу.
   Красная ракета  взметнулась  вверх,  рассыпалась  ярким  снопом  и  будто
подожгла бледные  длинные  щупальца  прожекторов.  Беспорядочно  пошарив  по
светлеющему небу, лучи быстро нашли в его огромной тарелке маленькие пух-лые
клецки парашютов, плавно опускавшиеся к земле.  -  Ура!  -  негромко  сказал
командующий. Сгрудившиеся на холме военачальники шепотом поддержали:
   - Ура!..
   - Начать встречу! - приказал фельдмаршал.
   Пугая сонный лес, заревели моторы  вездеходов.  Напрямик,  сминая  кусты,
ломая молодые деревца, они двинулись  к  предполагаемым  точкам  приземления
парашютов.  Прожектора  надежно  держали  в  своих  прозрачных  руках  белые
полотнища с висевшими под ними цистернами...
   Одна за другой возвращались на землю грузные "Клеопатры". Около них сразу
же начинали суетиться  десятки  солдат.  Они  освобождали  бомбы  от  строп,
поднимали их на руках и осторожно укладывали на платформы тягачей.
   Вдруг один молоденький лейтенант, суетившийся не меньше других,  замер  и
пристально уставился на железную сардельку.  Постоял  минуту,  соображая,  и
вдруг, круто повернувшись, бросился в лес. Он бежал и кричал:
   - Нашел! Господин фельдмаршал,  я  нашел!..  Солдаты,  бросив  работу,  с
удивленьем смотрели вслед  своему  взводному.  Еще  долго  из  темного  леса
доносился истошный, все удалявшийся крик;
   - Нашел! Нашел!..
   Минут через пятнадцать лейтенант добежал до командного пункта. Кричать он
уже не мог. Его  пытались  задержать.  Расталкивая  свиту  командующего,  не
обращая внимания на чины и грозные окрики, лейтенант упрямо лез к  пригорку,
на котором возвышался фельдмаршал.
   Заметив толкотню в нескольких шагах от себя, командующий окликнул;
   - В чем дело, господа?
   - Нашел, господин фельдмаршал! - прохрипел зады-хавшийся лейтенант.  -  Я
нашел пятую!
   - Где? - Фельдмаршал сразу понял, о чем идет речь.
   - Ее прикарманил сумасшедший старик!  Она  под  нашим  носом!  Мой  взвод
ночует рядом!
   - Какой взвод?  Расскажите  толком!  Лейтенант  был  так  возбужден,  что
пропустил приказ мимо ушей.
   - Прикажите дать машину! Будет поздно! Старик всю неделю крутил гайки!  А
был приказ - гаек не крутить!..
   - Джип! - сказал фельдмаршал, как-то  беспомощно  озираясь.  Взъерошенный
лейтенант своим видом, своим  срывавшимся  до  хрипоты  шепотом  сразу  всех
убедил в надвигавшейся опасности.
   Военные зашевелились, один за  другим  незаметно  исчезая  за  деревьями.
Лейтенант бросился к подъехавшему джипу.
   - Кто со мной? - закричал он, перевалившись через низенький борт машины.
   - Кто с ним? - повторил командующий и оглянулся. Рядом стоял только  один
адъютант.
   - Я вам могу  еще  пригодиться!  -  поспешно  сказал  адъютант,  преданно
заглядывая в глаза фельдмаршала.
   - Езжай один! - приказал командующий лейтенанту, подпрыгивавшему в машине
от  нетерпенья.-  Даю  тебе  все  полномочия!  Взрыв   надо   предотвратить!
Поздравляю со званием подполковника!..
   Юнец вытянулся по стойке смирно и бодро выкрикнул;
   -  Рад  стараться,  господин  фельдмаршал!  Вперед!..  Джип  дернулся,  и
лейтенант-подполковник, высоко задрав ноги, повалился на сиденье....
   Джип выбрался из леса к бензоколонке  дядюшки  Бенца,  когда  совсем  уже
рассвело. Водитель, парень в лихо надвинутой пилотке, чудом  державшейся  на
его    голове,    оказался     на     редкость     медлительным.     Сколько
лейтенант-подполковник ни понукал его,  парень  неторопливо  шевелил  ручкой
скоростей, не спеша и осторожно вел  машину,  аккуратно  объезжая  канавы  и
рытвины.
   Лейтенант-подполковник еще издалека заметил  дядюшку  Бенца,  оседлавшего
желтую бочку. Юнец привстал  в  кузове  машины,  замахал  руками,  закричал.
Часовые, прогуливавшиеся возле палаток, с любопытством уставились на  своего
взводного, прыгавшего на заднем сиденье подъезжавшего джипа.
   - Стреляйте! Стреляйте в него! - вопил взводный,  показывая  на  старика,
беззаботно возившегося на цистерне.,
   Часовые никак не могли понять, в кого нужно  было  стрелять.  Офицер,  не
выдержав, выскочил из машины, медленно подвигавшейся по скользкому проселку,
и побежал напрямик к колонке.
   - Стреляйте! Стреляйте!  -  на  бегу  кричал  лейтенант-подполковник,  Он
выхватил свой пистолет из кобуры, но до цистерны было еще довольно далеко...
Косые  лучи  пробудившегося  солнца  раскрасили  верхушки  деревьев.  Пейзаж
просыпался. Казалось, черно-белая фотография вот-вот превратится в  цветную.
На  этом  оживавшем  снимке  лейтенант-подполковник  отчетливо  видел  сухую
фигурку контуженого ефрейтора, вдруг победно поднявшегося на  покатой  спине
поверженной бочки., Старик отбросил гаечный ключ и торжествующе закричал;
   - Хайль!
   Лейтенант-подполковник споткнулся и,  падая,  в  последний  момент  краем
глаза увидел, скорее  понял,  как  по-ловина  цистерны  вдруг  шевельнулась,
двинулась в сторону палаток.  Офицер  ткнулся  лицом  в  мокрую  истоптанную
солдатскими башмаками землю. Уже  лежа,  втискиваясь  изо  всех  сил  в  эту
равнодушную землю, мечтая стать плоским  как  лист  бумаги,  он  услышал  не
ушами, а всей своей беззащитной спиной нараставший гулкий железный грохот...

   18
   Гарри проснулся оттого, что кто-то упрямо и настойчиво тряс его за плечо.
Открыв  наконец  глаза,  чрезвычайный  и  полномочный  посол  собрался  было
выругать неугомонную Ли, но вдруг увидел рядом с постелью секретаря.
   - С ума сошел? - грубо спросил Пулькин, натягивая  одеяло  на  безмятежно
разметавшуюся Ли. Шторы уже не могли выдержать натиск наступавшего  утра.  В
комнате было довольно светло. Но по заспанному виду помощника  посол  понял,
что было еще очень рано.
   - Что случилось?
   -  Господин  фельдмаршал  ждет!  -  растерянно  объяснил  секретарь.-  Он
взволнован и даже стукнул меня...
   - Стукнул? - Гарри окончательно проснулся и сел на  постели.-  По  какому
праву он тебя стукнул? Ты же этот.., экстра... как это?..
   -   Экстерриториальный,-    подсказала    проснувшаяся    Ли.-    Значит,
неприкасаемый.
   - Вот, вот! Он не имел права тебя стукнуть! - заверил посол.- Напрасно ты
разрешил.
   - Я не разрешал, а он не спрашивал. Взял и  стукнул,-  секретарь  пугливо
скосил глаза на дверь.-  Он  стукнул  меня  перчатками  по  шее  и  приказал
немедленно разбудить этого шелудивого осла...
   - Перчатками - это еще ничего,- зевнул Гарри. Но Ли сразу все сообразила.
Она вскочила с кровати, будто подкинутая пружиной. Зная, что посол  довольно
ревнив, секретарь поспешно отвернулся к окну.
   - Это кто шелудивый осел? - взвизгнула Ли,  и  до  ее  тону  Гарри  сразу
понял, что досыпать не  придется.-  Гарри,  ты  слышишь!  Это  ты  шелудивый
осел!..
   Чрезвычайный и полномочный с некоторым опозданием уловил,  что  выражение
фельдмаршала наносит ощутимый ущерб его дипломатическому престижу.
   - Осла я еще  могу  стерпеть!  -  возмущенно  сказал  сержант,  отшвырнув
одеяло.- Но вот почему я шелудивый! Я сейчас покажу ему шелудивого!..
   Сержант, как был в ночной пижаме, выскочил из спальни и  побежал  в  свой
кабинет.
   - Беги за ним! - приказала  Ли  секретарю,  немедленно  повернувшемуся  к
постели, как только посол скрылся за дверью.- Нечего пялиться! Беги за  ним,
тебе говорят!
   Когда  Ли  в  наскоро  накинутом  халате  вошла  в  кабинет,  Гарри  тряс
фельдмаршала за плечи и орал:
   - Почему я шелудивый?
   Ли топнула и довольно спокойно потребовала:
   - И пусть  еще  объяснит,  почему  ты  осел?  Фельдмаршал  рванулся  и  с
негодованием крикнул:
   - Вы оба мошенники! Какого черта вы нам подсунули железную банку!
   -  Я  ему  сейчас  здорово  набью  морду!  -  пообещал  Гарри,   отпуская
фельдмаршала и закатывая рукава пижамы.
   - Успеешь,- остановила его первая советница.- О какой банке  он  говорит?
Ну-ка, мужчины, перестаньте орать!
   Фельдмаршал и посол смолкли и уставились на Ли, Она показала командующему
на кресло:
   - Прошу вас. Поговорим спокойно.
   - Нет, пусть он скажет, почему я шелудивый! - заупрямился Пулькин.
   - Ты в самом деле осел! - прикрикнула на него Ли.-Сядь и слушай! Господин
фельдмаршал, почему вы врываетесь утром в посольство и устраиваете  скандал?
Что бы вы сказали, если бы я приехала в ваш дом, подняла  вас  с  постели  и
заявила, что вы прохвост!
   Фельдмаршал, снова распаляясь, засопел.
   - Сударыня, если бы вы были мужчиной-я бы и вам дал по физиономии!..
   - Если бы я была мужчиной, я бы спустила вас с лест-ницы!..
   Пулькин резво вскочил, он  собрался  было  выполнить  наказ  подруги,  но
командующий опередил.
   - Почему вы нам подсунули банку! -  закричал  фельдмаршал,  вцепившись  в
ручки кресла.-Мы вскрыли вашу, дурацкую "Аиду"!
   - И она не взорвалась? - удивилась Ли.
   - Там нечему было  взрываться!  Там  был  песок!  Идиоты,  лучше  бы  она
взорвалась! Вы подорвали  веру  всей  армии  в  ядерное  оружие!  Годами  мы
воспитывали поклонение бомбе! Годами!  Мы  начали  репетиции  торжественного
парада, а вы нам швырнули пустышку! В Испании, когда  никто  но  просил,  вы
роняете настоящие  первосортные  доброкачественные  бомбы!  То  же  самое  в
Гренландии! А нам! Нам вы суете консервную банку! Мы ждем годами, а  вы  нам
вместо бомбы!..
   Тут фельдмаршал показал Ли  интернациональную  ком-  ,  бинацию  из  трех
пальцев.
   - Не горячитесь,  господин  фельдмаршал,-  попросила  Ли.-  Так,  значит,
внутри "Аиды" ничего не было?
   - Сударыня, извините меня за грубость, но у вас шея, как у жирафа! До вас
медленно доходит!..
   - Вы лжете! - обиделась девушка,- Вы нахально лжёте! Шея у меня в  полном
порядке! Очень красивая шея. Верно, Гарри?
   - Не мели чепуху! - оборвал посол. Он был не на шутку  озадачен,-  Почему
же "Аида" была пустая?
   - Вот это и я хотел бы знать! - вставил фельдмаршал.
   - И если даже она оказалась пустой, не  стоило  называть  моего  будущего
мужа шелудивым ослом! - Ли не могла так быстро простить  замечание  о  своей
шее.
   - Кажется,  я  не  говорил  "шелудивый",-  примирительно  сказал  высокий
военный чин.
   Некоторое время все молчали. Первым заговорил фельдмаршал:
   - Господа, вы поставили всех нас в  совершенно  дурацкое  положение!  Кто
знает, может быть, остальные четыре штуки - тоже пустышки? А  мы  ловили  их
всю ночь..,
   Командующий обиженно посопел и добавил:
   - Я подниму на ноги всю прессу! Может быть, вообще  все  это  пресловутое
ядерное могущество сплошной блеф?
   - А Хиросима - тоже блеф? - неожиданно быстро нашелся Пулькин.
   - Подумаешь, сожгли один город! Мы в свое время сожгли тысячи городов,  и
это обошлось намного дешевле! - Фельдмаршал покинул кресло и тяжело  зашагал
по кабинету.- Господа, кончен бал! Слишком долго водили нас за нос!  Сколько
раз обещали бомбу! Сначала боялись русских и кивали на ООН! Потом кивали  на
ООН и боялись русских! Сколько можно играть в пакты и блоки! И  вот  наконец
бомба в наших руках, а вместо бомбы -банка!  Такого  шарлатанства  не  знала
история!..
   Гарри тоже встал и заходил рядом с фельдмаршалом. Настроение у него  было
отвратительное. Неожиданное и коварное разрешение "Аиды" от  бремени  сулило
новые неприятности. Случайно заметив, что Ли пристально  рассматривает  свою
шею  в  отполированной  до  зеркального  блеска  крышке  радиолы,  Гарри  не
выдержал:
   - Ну и дура ты все-таки!
   - А ты шелудивый осел! - не замедлила с ответом девушка.
   Но Пулькин связываться не стал, он напряженно искал выход из создавшегося
положения.
   - Господин фельдмаршал,- придумав,  сказал  по-сол,-  мне  надо  получить
инструкции.
   - Звоните. Будем ждать,- согласился командующий и прочно  сел  в  кресло.
Пулькину стало ясно: он не уйдет, пока стороны не придут к соглашению.
   - Организуй завтрак! - приказал Гарри  девушке,  все  еще  вертевшейся  у
радиолы. Потом он нашел глазами  сек-ретаря,  молча  торчавшего  в  дверях.-
Столицу мне!
   Секретарь быстро поднес послу телефонный аппарат на длинном шнуре...

   19
   Ли вся была в заботах. Она разрывалась между кухней,  кабинетом  посла  и
своим будуаром, в котором портниха колдовала над новым платьем.
   На кухне, возглавляя ансамбль поваров,  священнодей-ствовал  сам  маэстро
Глинтвейн - шеф-повар ресторана "Железный шлем". Главным образом маэстро был
известен тем, что его приглашение обходилось  ничуть  не  дешевле,  чем  сам
прием. Однако  Глинтвейну  нельзя  было  и  отказать  в  умении  командовать
парадом.
   Ли раза два поймала себя на том, что забегает на  кух-ню  не  столько  по
делу,  сколько  полюбоваться  шеф-поваром  "Железного   шлема".   Суховатый,
подтянутый, не по-хожий  на  кулинара,  а  скорее  напоминавший  признанного
хирурга, Глинтвейн красиво руководил  операцией.  Резко  взмахивая  рукавами
белоснежного халата, он бросал четко, сухо, тоном,  не  допускавшим  никаких
возражений:
   - Перец!
   - Соус!
   - Каплю портвейна!..
   Подручные, молча мотавшиеся среди электрических плит, мгновенно выполняли
приказания. Поле боя временами застилали клубы ароматного пара...
   Ли вертелась на кухне до  тех  пор,  пока  маэстро,  недовольно  нахмурив
брови, не спрашивал:
   - Мадам?
   Ли послушно исчезала, хотя тревога продолжала прятаться где-то  в  груди.
Всем в посольстве было  хорошо  известно,  что  успех  приема  начинается  с
мясорубки...
   Заглядывала Ли и в кабинет посла. Здесь было тихо, уныло и скучно.  Гарри
и секретарь, тупо уставившись на чистый лист бумаги,  трудились  над  речью.
Гладкие, обтекаемые фразы не рождались. То, что предлагал Пулькин,  вызывало
сомнения у секретаря. То, что советовал секретарь, не устраивало Гарри.  Оба
с удовольствием сразились бы в бильярд, но Ли не выпускала их из кабинета...
   К семи часам двор посольства стал  заполняться  роскошными  автомобилями.
Автомашины подъезжали одна за другой, сверкая хромом и зеркальными стеклами.
Принаряженные клерки, ловко открывая дверцы, услужливо  провожали  гостей  к
широко распахнутой двери посольства.
   Гарри и Ли стояли на площадке у входа в зал. Это  был  их  первый  прием.
Гарри волновался. Его советница, наоборот, чувствовала себя в своей тарелке.
Ее  обнаженную  шею  украшали  крупные  камни,  взятые  напрокат  с  витрины
известного ювелира. Декольте было отчаянно смелым, Прическа замысловатой, но
не без вкуса. Ли с удовольствием ощущала явно неприязненные взгляды  женщин,
и радостное предчувствие охватывало ее.
   А Пулькин комкал в кармане чистый бумажный  лист,  предназначавшийся  для
речи, и с тоской вспоминал спокойные времена беззаботной шоферской службы.
   Мимо него проходили господа в безукоризненных  черных  костюмах,  дамы  в
роскошных нарядах. Они на минуту задерживались около посла, говорили  ничего
не значившие фразы о доброй погоде, о хорошем здоровье и  проходили  в  зал.
Сержант машинально улыбался, пожимал руки мужчин,  под  бдительным  оком  Ли
неуклюже склонялся, целуя руки женщин, и с нетерпением поглядывал на дверь -
когда же, наконец, прервется  этот  нескончаемый  поток,  пахнувший  дорогой
парикмахерской...
   Гарри  так  нервничал,  что  сразу  даже  не  узнал  фельдмаршала,  бодро
взбежавшего по ступеням. Смокинг не скрывал военной  выправки  командующего.
Пожалуй, он даже подчеркивал ее.
   - Все в порядке! - сказал фельдмаршал, пожимая  руку  посла.-  Последняя,
пятая, приземлилась благополучно...
   - Очень рад,- сухо ответил Гарри.- Рад, что с этим дельцем покончено...
   Вдруг в сопровождении адъютанта командующего в посольство  вошел  дядюшка
Бенц. Он был в новеньком мундире с еще необмякшими  ефрейторскими  погонами.
Владелец  колонки  озадаченно  крутил   головой,   озираясь   по   сторонам.
Фельдмаршал склонился к Ли, щекотнув усами ее щеку, шепнул:
   - Моя идея. Пусть посмотрят  на  старика.  Все-таки  он  первым  в  нашей
республике коснулся ядерной бомбы...
   Ли не успела ответить. Дядюшка Бенц, увидев ее, еще издали закричал;
   - Дорогуша! А я думаю, куда это попал! Приехали, дали мундирчик, сунули в
машину... Тут старик заметил Гарри и  обрадовался  еще  больше.  -  Куда  ж,
ребята, вы тогда смылись? И какие теперь важные!
   - Повеселитесь хорошенько, дядюшка,- улыбнулась Ли.- Засиделись вы у себя
на колонке.
   - Да, да,- закивал Бенц.- Весь бензином пропах... Адьютант  подцепил  его
под  руку  и  потащил  в  зал-Прием  проходил  безмятежно  и  гладко.  После
трех-четырех рюмок Гарри экспромтом произнес короткую, но  довольно  удачную
речь.  Маэстро  Глинтвейн,  очевидно,  пони-мал   необходимость   укрепления
взаимоотношений  двух  го-сударств.  Он  превзошел   самого   себя.   Блюда,
появлявшиеся на столе, вызывали восторженный и нескромный шепот гостей.  Это
был подлинный парад произведений искусства из овощей, мяса, рыбы, муки. Вина
не говорили - кричали об изысканном вкусе  хозяев.  Ну,  а  когда  по  знаку
маэстро Глинтвейна поварята вкатили тележку  с  огромным  звезд-по-полосатым
тортом, по залу пронесся легкий стон...
   Гости становились все разговорчивей. Гарри,  напротив,  помалкивал.  Раза
три он уже принимался подсчитывать в  уме,  во  сколько  обойдется  вся  эта
дипломатическая пена,  сдобренная  звучными  именами  гостей  и  выдержанным
французским коньяком, но каждый раз сбивался...
   Ли почти умело поддерживала светский разговор, одаряя всех ослепительными
улыбками, успевая в это же время отодвинуть лишнюю рюмку от чрезвычайного  и
полномочного сержанта. Она первая поняла вопросительный взгляд фельдмаршала,
сидевшего рядом с послом, и незаметно подтолкнула Гарри.
   - Иди проветрись...
   Пулькин, упираясь  руками  в  стол,  поднялся  и  пригласил  командующего
осмотреть  сад.  Газеты  нередко  печата-ли   снимки,   на   которых   глава
генерального штаба был запечатлен с лейкой в руках над грядкой моркови...
   Когда собеседники  вышли  на  темную  аллею  сада,  фельдмаршал  перестал
рассказывать о диковинной  брюкве,  которую  ему  удалось  вывести  в  своем
поместье. Оглянувшись, он тихо проговорил:
   - Вот что, мой юный друг, не думаете ли вы, что рано или поздно в газетах
могут появиться сообщения о том, что вы передали нам атомные бомбы?
   - Я  получил  инструкции,-  спокойно  ответил  Пуль-кии.-  Бомбы  у  вас,
детонаторы у нас. Таким образом, существует надежная гарантия,  что  атомное
оружие остается под нашим контролем...
   -  Разумеется,  -  поддержал  фельдмаршал,  остановив-шись   у   большого
раскидистого куста с разбросанными  на  нем  цветами.  Даже  в  темноте  они
казались необыкновенно яркими.-Мы тоже за контроль, если он  не  мешает,  Но
пресса любит преувеличивать. Газетчики не  преминут  сказать,  что  ввинтить
детонаторы - минутное дело...
   - Ложь,- невежливо  перебил  Пулькин.-  У  нас  дюймовая  резьба,  у  вас
метрическая. В этом я толк понимаю! А делать новую резьбу - тут  за  час  не
управишься...
   -  Это,  мой  друг,  узкотехнические  вопросы.-   Фельдмаршал   осторожно
приподнял зеленую кисть с крупной нежной  чашей  цветка.-  Я  хотел  узнать,
будем опровергать или признаем факт имевшим место?
   Гарри изумленно посмотрел на  командующего.  Ему  да-же  показалось,  что
фельдмаршал хитро улыбнулся. - Разумеется,  будем  опровергать!  У  нас  уже
заготов-лено опровержение...
   - Мой юный друг, вы меня  ставите  в  неловкое  поло-жение,-  фельдмаршал
старался говорить мягко,  спокойно.-Я  солдат.  Всю  жизнь  говорил  правду,
только правду!.. Вы напрасно улыбаетесь, молодой человек!
   Фельдмаршал недовольно замолчал, Гарри поспешил исправить свое упущение:
   - Продолжайте, пожалуйста! Я весь внимание.
   - Опровергнуть - значит ввести в заблуждение свою родину, свою армию. Это
очень большая жертва...
   Пулькин наконец понял, куда клонит командующий.
   Он злобно пнул куст и крикнул:
   - Вы же обещали покончить миром!
   - А я и не отказываюсь. Но жертва слишком велика.
   - Что вы еще хотите?
   Фельдмаршал взял посла под руку и повлек его в глубь аллеи.
   - Придется вам подарить нам еще одну штучку... Гарри вырвал руку.
   - Это чистое вымогательство! Сначала вы нам морочи-ли голову - две пятых,
три пятых! Вы получили четыре бомбы! Потом еще одну дополнительно!
   - Но кто знал, что первая  окажется  пустышкой?-возразил  командующий.  -
Взамен вы получили вполне доброкачественную бомбу! Вы знаете, сколько  стоит
каждая штука? - Что поделаешь,-  вздохнул  фельдмаршал.-  Где  пять,  там  и
шесть. Огласка хуже...
   Гарри помолчал.
   - Вот что,- сказал он, обдумав,- Черт с вами, мы сбросим еще одну, но  вы
мне сегодня же дадите письменное обязательство - больше  никаких  претензий!
На этом ставим точку!
   - Ставим. И детонаторы...
   Гарри вдруг схватил фельдмаршала за лацканы смокинга и закричал:
   - Мое терпение лопнуло! Никаких детонаторов!
   - Ну ладно!  -  вырываясь,  сказал  фельдмаршал.-  Не  дурите.  На  ваших
детонаторах свет клином не сошелся...
   Довольный фельдмаршал и недовольный сержант вернулись в зал.
   Прием шел к концу. Гости постепенно покидали стол. За ним оставались лишь
самые стойкие. Среди них был и дядюшка Бенц.
   Осоловело поводя глазами, он разглядывал соседей. Вдруг  неподалеку  Бенц
заметил старого генерала, лицо которого было перепахано морщинами и шрамами.
Контуженый ефрейтор в упор уставился на него. Он готов был  поклясться,  что
за столом сидел не кто иной, как бывший командир  его  дивизии.  К  тому  же
живой и невредимый.
   -  Почему  вы  на  меня  так  смотрите?  -  беспокойно  спросил  генерал,
оторвавшись от чашки кофе.
   - Бог мой! - оторопело сказал Бенц, услышав генеральский голос.- Выходит,
вас не повесили? А ведь болтали, что после войны англичане вздернули вас  на
рею...
   - Вы меня с кем-то путаете! - возмутился генерал и нервно  подмигнул.-  Я
начальник службы тыла генерального штаба. С кем имею честь?
   Генерал подмигнул еще раз, и дядюшка Бенц окончательно  убедился:  именно
так подмигивал и командир его дивизии. Восторженно  охнув,  бывший  ефрейтор
крикнул:
   - Господин генерал, мы вместе служили в африканском корпусе!  Я  ефрейтор
Бенц! Помните, как мы драпали по побережью?..
   Не  переставая  мигать,   генерал   попытался   отделаться   от   шумного
собеседника. Повернувшись к смолкнувшим. соседям по столу, он сказал:
   - В свое время молодежь была крепче. Пили ведрами, но головы не теряли.
   - Голова у меня при себе! - крикнул дядюшка Бенц и для  верности  хлопнул
себя по макушке.- Помните, как мы поймали американских летчиков?
   - Молчать! - взвизгнул генерал и стукнул сухим кулачком по столу.  Посуда
возмущенно звякнула,- Молчать! Ты не дома, скотина!
   - Ты меня не учи! - в свою очередь рассердился Бенц и вскочил.- Я  честно
демобилизованный! А то, что ты их танком приказал давить  -  это  факт!  Как
клопов!
   - Лжешь, свинья!
   - Сам свинья! - орал Бенц.- Я никогда не лгу.  Тебя  хотели  повесить  за
зверское обращение с пленными! Провалиться мне на этом месте!..
   Адъютант, приставленный к Бенцу, опомнился и попытался  утащить  старика.
Но было поздно. Глаза контуженого вояки закатились, правая  рука,  отшвырнув
адъютанта,  рванулась  вперед,  и  благовоспитанный  говор  дипломатического
салона утонул в диком, сбивавшем с ног, выхлестывавшем из окон вопле:
   - Хайль!..

   20
   Над базой висела низкая облачность. Под ней бушевала паника. Она охватила
весь командный состав: неожиданно приземлившийся самолет доставил ревизоров.
Их было двое - молчаливые, бесстрастные старики в одинаковых, подбитых мехом
плащах неторопливо шли к командному бункеру.
   Командир базы, семенивший в двух шагах позади, готов  был  поклясться  на
библии, что этих двух штатских никогда раньше в его владениях  не  было.  Но
ревизоры шли так уверенно, будто знали здесь каждый камень.
   Вдруг один из стариков остановился и показал другому на громадный  валун,
лежавший на краю летного поля:
   - Слушай, Джон, на обратном пути надо туда завер-нуть.  Самая  крупная  в
западном полушарии свалка пустых бутылок...
   Командир базы споткнулся и вытер вспотевший лоб.
   Командующий военно-воздушными  силами,  моложавый  генерал,  укутанный  в
оленью доху, прилетевший  вместе  с  ревизорами,  кольнул  трусившего  рядом
полковника злоб-ным взглядом. Видно, а он побаивался стариков...
   В кабинете командира базы ревизоры расположились так, будто заходили сюда
ежедневно. Один уселся за письменный  стол  полковника  и,  напялив  роговые
очки, стал листать  его  пухлую  записную  книжку.  Другой,  которого  звали
Джоном, снял с книжной полки несколько томиков и вытащил из глубины  бутылку
виски и рюмки.
   Полковник, стоявший у двери, ошарашенно косил глазами на Джона:  об  этом
тайнике не знала даже жена, жившая вместе с ним на базе и совавшая свой  нос
во все дела, включая полетные задания.
   - Содовой! - коротко приказал Джон, открывая бутылку.
   Полковник выскочил за дверь. В небольшой приемной, где  обычно  с  трудом
размещались двое дежурных по базе, собрались все ближайшие подчиненные.  Вид
у них был растерянный.
   - Есть у нас содовая? - хрипло спросил полковник.
   - Будут проверять столовую?! - ужаснулся интендант.
   - Болван! Быстро содовой!..
   Старик, сидевший за столом, кончил изучать записную книжку  и  потребовал
майора Мизера. Летчика быстро разыскали. Полковник вошел в кабинет вместе  с
ним.
   - Подождите за дверью! - приказал ему командующий ВВС.
   Командир базы растерянно вышел,
   - Садитесь, майор,- предложил летчику старик, расположившийся за столом.
   - Я лучше постою, сэр,- робко  ответил  Мизер.  Его  охватило  неприятное
предчувствие:  прилет  штатских,  несомненно,  был  связан  со   злополучной
"Аидой"...
   - Минуточку, Джо! - сказал второй старик, разливавший виски. Он  поставил
бутылку на полку, подошел к столу и  ловко  оборвал  шнуры  телефонов.-  Вот
теперь продолжай...
   Джо пристально посмотрел на летчика.
   - Ну, майор, куда девалась бомба?
   - Какая,сэр?
   - "Аида".
   Мизер озадаченно моргал глазами.
   - Простите, сэр?
   - Быстро отвечай! - негромко приказал Джон, тоже внимательно  наблюдавший
за летчиком,- Почему контейнер оказался пустым?
   - Сэр, какой контейнер?
   - Парень, половиной своей задницы ты уже сидел  на  электрическом  стуле!
Обещаю, сядешь целиком! - пригрозил Джон.- Мы из ЦУР!
   Мизер ахнул. Название этой зловещей организации он энал хорошо.
   - Господа, клянусь вам, я не знаю, где бомба!  Я  уронил  случайно!  Меня
оправдали! Потом по приказу полковника я сбросил еще четыре штуки! А потом -
еще одну отдельно! А вчера - еще одну!.. Шесть штук!..
   - Прекрати болтать! - оборвал Джо, постучав  карандашом.-  В  контейнере,
который ты уронил над Европой в первый раз, "Аиды"  не  оказалось"  Там  был
песок.
   - Песок? - майор так удивился, что даже забыл закрыть рот.
   - Нам известно, что ты продал бомбу иностранной державе!
   Мизер упал на стул.
   - Сэр! Я не продавал бомбы! Весь экипаж может подтвердить! Мы  никуда  не
залетали! Ни в  одну  державу!  Мы  летели  без  посадки!  Это  был  обычный
патрульный полет!..
   - Опять болтаешь! - снова прервал Джо и посмотрел на Джона.
   - Согласен,- кивнул в ответ Джон.- Теряем время.
   - Позови полковника и возвращайся! - приказал Джо Мизеру.
   Летчик неуверенно поднялся и, держась рукой за сердце, вышел из кабинета.
   Командир базы быстро вошел. Мизер нерешительно выглядывал  у  него  из-за
спины.
   - Сядь! - Джо показал Мизеру на стоявший в углу стул.- Сидеть и молчать!
   - Полковник, сколько вы заработали на этом деле? - спросил Джон,  поднося
рюмку виски ко рту.
   - Не совсем понимаю, сэр, о  каком  деле  вы  говори-те?  -  коротышка  -
полковник весь напрягся, готовясь к отпору.
   - Не виляйте. У нас есть фото. Вас щелкнули, когда вы договаривались.
   Полковник беспомощно посмотрел на командующего военно-воздушными  силами,
но тот отвернулся.
   - Будете  говорить?  -  Джо  достал  из  кармана  фото-графию  и  показал
командиру базы.
   На снимке был запечатлен полковник, сидевший за столиком  кафе.  Он  брал
какой-то пакет из рук подозрительного типа в широкополой  шляпе.  Фотография
была плохой, торопливой - видно, сделал ее  мимоходом  случайно  зашедший  в
кафе детектив...
   - Вы из ЦУР? - спросил командир базы.
   - Да.
   - С этого надо было и  начинать,-  полковник  устало  сел,  не  спрашивая
разрешения,  закурил,  потер  лоб,  будто  собираясь  с  мыслями,  и   вдруг
неожиданно спросил: - А какие у вас еще есть доказательства?
   - Не виляйте! - прикрикнул Джо.- Знаем все! Собственные признания смягчат
вашу участь.
   - Черт с вами,- вздохнул полковник.- Я продал двести штук.
   Джо и Джон переглянулись. А генерал-авиатор жалобно заскулил:
   - Господа, да что же это! Половина нашего стратеги-ческого запаса!
   - Сколько вы выручили? -- почтительно спросил Джон. Он  так  и  не  успел
опустошить  свою  рюмку.-  Продать  две  сотни!..  Теперь,  сэр,  вы  богаче
Дюпона...
   Разведчик наполнил еще одну рюмку и пододвинул ее  к  полковнику.  Тот  с
удовольствием сделал глоток.
   - Не  преувеличивайте,-  командир  базы  покончил  с  виски.-  Я  выручил
пятьсот.
   - Миллионов? Полковник чуть улыбнулся.
   - Не знал, что в вашей фирме принято шутить. При чем тут миллионы?  Я  же
говорю, получил пятьсот монет наличными...
   - А где остальные? - допытывался Джон.- В Швейцарии? В золоте?  В  ценных
бумагах?
   - Во что вложили деньги? - поддержал Джо.
   - Господа, я говорю правду. Пятьсот монет, ни центом больше.
   - Он сошел с ума! - застонал генерал,  обхватив  голову  руками.-  Двести
штук - это же сотни и сотни миллионов!
   - Опомнитесь, сэр! - возмутился полковник.- Я цену знаю! Дороже  шестисот
они не стоят! Хотел бы я видеть дурака, который даст за них миллион!
   - Да вы понимаете, во сколько  нам  обходится  каждая  штука!  -  генерал
возбужденно вскочил, сжав кулаки. Джо едва успел схватить его за мундир.
   - Выкладывайте все по порядку,-приказал Джон, Показав на фотографию,  все
еще лежавшую на столе, полковник начал рассказывать:
   - С этим типом я познакомился во  время  отпуска  прошлым  летом.  Вместе
ловили форель. Разговорились. Он прямо сказал, что покупает для  иностранной
армии...
   - И вы?..- не удержался генерал.
   - А что я?! Не все ли равно,  кому  продавать?  Я  уговаривал  его  взять
больше. Не согласился. Сказал, что им хватит на пару лет...
   - На пару лет? - генерал не мог усидеть на месте.
   - Ну  да.  Они  собрались  воевать  с  кем-то.  Я  не  стал  вдаваться  в
подробности...
   - Боже мой! - генерал начал раскачиваться на стуле.- Боже мой, война  еще
не началась, но она уже проиграна! Какое предательство!
   -  При  чем  тут  предательство!  -  полковник  был   искренне   возмущен
незаслуженным обвинением.- Господа, это бизнес! На кой черт  они  нам  здесь
нужны! Лежат без толку, только место занимают! И  вы,  генерал,  не  делайте
невинного личика! Вы тоже не девушка!...
   Полковник вскочил, подбежал к своему письменному, столу, порылся в  одном
из ящиков и достал оттуда какой-то сверток.
   - И вообще, лететь  сюда  из-за  такого  пустяка  -  сумасбродство!  Рейс
обойдется дороже! - командир базы  развернул  сверток.-  Я  полагал,  ЦУР  -
солидная фирма!
   В руках полковника появилась белая тряпка. Он  приложил  ее  к  бедрам  и
прошелся по кабинету.
   - Ну как, господа, стоило из-за этого лететь к вам в Гренландию?
   Разведчики изумленно смотрели на белые трусы, которые держал полковник.
   - К чему они нам здесь, господа? ~  Ни  к  чему,-  неуверенно  согласился
Джон.-- Тут холодновато.
   - Вот-вот! - обрадовался полковник.- Я могу еще понять - в тропиках! Но у
нас! Какой год гниют на складе! Пропадает товар!..
   - Вы о чем говорите? - озадаченно спросил Джо.
   - Как это о чем? - на этот раз удивился командир  базы.  Он  сунул  трусы
разведчику.-  О  самых  обычных  поролоновых   трусах   образца   шестьдесят
четвертого года.
   - Так  вы  продали  армейские  трусы?  -  наконец  сообразил  командующий
военно-воздушными силами.
   - Не все! - поспешно ответил полковник.- Господии генерал,  осталось  еще
пятьсот штук. Неходовой товар...
   - А где бомба?
   - Бомба? - полковник непонимающе смотрел на своего шефа.
   - Где "Аида"? - не давая ему опомниться, переспросил Джо.
   - "Аида" где? - как эхо  повторил  Джон.  Все  трое  не  сводили  глаз  с
растерявшегося офицера, Даже Мизер заинтересованно привстал со стула.
   - Вот что, господа, вы мне бомбы  не  шейте!  -  задохнувшись,  выкрикнул
полковник,-Теперь я понимаю, почему вы прилетели на край света! Я не  торгую
бомбами!  Я  честный  коммерсант!  Мне  продавать  оружие  ни  к  чему!  Это
расстрелом пахнет!..
   - Вы и так уже заслужили! - крикнул командующий ВВС.
   - За трусы? За паршивые трусы? Нет уж, позвольте! -  Полковник  негодующе
показал на генерала: - Сэр, а я ведь могу вспомнить, как мы вместе служили в
Европе после войны и куда девалась партия комбинезонов на обезьяньем меху!
   - Молчать! - генерал снова кинулся на полковника, и снова Джо  успел  его
перехватить.
   - Господа, поговорим о  тряпках  в  другой  раз,-  сказал  Джо  и  сделал
какую-то заметку в записную книжку.- Итак, полковник, вернемся к бомбе.  Нас
интересует "Аида". Контейнер, который сбросил  майор  Мизер  в  первый  раз,
оказался пустым. Внутри был песок.
   - Как это песок?!-Полковник резко повернулся к Мизеру: -  Ты  куда  девал
бомбу? Мизер вскочил и вытянулся.
   -- Оставьте его в покое! - Джо чуть ли  не  насильно  повернул  командира
базы к себе.- Отвечайте, как произ-водится погрузка  бомб  в  самолеты?  Кто
контролирует?
   Полковник ненадолго задумался, потом посмотрел на генерала.
   - Имею я право информировать этих господ?
   Генерал кивнул.
   - Господа, бомбы подаются наверх из подземного  хранилища  автоматическим
транспортером.  Бригада  техников  у  самолетов  крепит  бомбы  и  проверяет
электрические цепи, правильность выполненных операций контролируется  трижды
разными людьми. О  неисправностях  сигнализирует  автоматика.  Сами  снаряды
помещены в контейнеры,
   В случае вскрытия контейнера происходит взрыв.  Об  этом  известно  всем.
Никто вскрывать контейнеры не решится, так как шифр известен  только  мне  и
О'Шансу... Джо остановил командира базы:
   - Кто такой О'Шанс? Что из себя представляет?
   - Служит давно. Лет восемь. Хороший летчик. Раньше был малый  как  малый.
Год назад сам попросился в хранилище. Обычно туда не заманишь...
   - Почему? - поинтересовался Джон. Он уже наполнял третью рюмку.
   - Возможна радиация. Да и что приятного, когда под боком тысяча бомб?.. -
Друзья? Связи?
   - О'Шанс служит усердно. Молчалив. Живет один. Никаких друзей. Вообще  он
немного странный парень. Перестал пить. А раньше пил,  как  все  люди,  даже
больше. Религиозен  до  черта.  Простите,  господа,-  весьма  религиозен.  Я
полагаю, влияние хранилища. Там мрачновато.
   Джо и Джон долго молчали. Джо наконец встал и потянулся за своим  плащом,
валявшимся в кресле.
   - Я тоже так думаю,- сказал Джон и поставил пустую  рюмку  на  письменный
стол. Взяв свой плащ, он двинулся к выходу...
   Впереди шел полковник. Он был уже  совершенно  спокоен:  по  сравнению  с
кражей "Аиды"  его  операция  с  поролоновыми  трусиками  выглядела  детской
забавой. Командующий ВВС и старики держались с ним  так,  будто  предыдущего
разговора не было. Джо, уходя из кабинета, даже сжег злополучную  фотографию
и, улыбнувшись, погрозил полковнику пальцем:
   - Шутник вы, я вижу, молодой человек...  Подземными,  неярко  освещенными
переходами, миновав несколько  постов,  полковник  вывел  группу  к  круглой
бронированной двери.  Нажав  незаметную  кнопку,  он  прошептал  в  сетчатую
решетку микрофона, вмонтированного в стенку, пароль.
   Дверь медленно отворилась, обнажив  длинную  трубу-туннель.  Лампочки  на
потолке, словно блестящие пуговки, уходили вдаль.
   Как только военные и ревизоры вошли в трубу, дверь затворилась. Полковник
быстро зашагал по коридору. Старики с генералом  шли  за  ним.  Позади  всех
плелся Мизер.
   Туннель  был  очень  длинным,  но  в  конце  концов  уперся   во   вторую
бронированную дверь. За ней  открылся  небольшой  холл  с  голыми  бетонными
стенами. Одна из стен была продырявлена  дверцами  лифтов.  Остальную  часть
пути вниз путешественники совершили на лифте.
   - Мы  под  скалой,-  сообщил  полковник,  когда  лифт,  освободившись  от
нагрузки, убежал вверх.- Сейчас я вас познакомлю с О'Шансом.
   Полковник снял трубку телефона, висевшего на стене, и, дождавшись ответа,
сказал:
   - Старина, это я. Мы идем в хранилище. Прошу сопровождать. Уверяю тебя, я
совершенно трезвый и со мной командующий военно-воздушными силами.
   Полковник повесил трубку.
   - Придется немного подождать, господа. О'Шанс знает службу. Он недоверчив
и сейчас сам придет сюда.
   Словно в подтверждение в пустынных гулких переходах послышались шаги. Они
приближались. Скоро стало  слышно,  как  по  асфальту  цокали  металлические
подковки,
   Майор О'Шанс был очень высок и худощав. Левая щека нервно  подергивалась.
Бледное болезненное лицо казалось маской - глаза прятались в глубоких темных
впадинах, прикрытых сверху густыми бровями, а снизу  подчеркнутых  заметными
синяками.
   - Вы плохо выглядите, майор,- поздоровавшись, сказал полковник,
   - Мало бываю на воздухе,- ответил О'Шанс и исподтишка оглядел  штатских.-
Я не имею права пустить в хранилище посторонних.
   - Не беспокойтесь, майор,- вмешался командующий  ВВС.-  Есть  специальное
разрешение, подписанное самим министром.
   - Это хорошо, что вы проверяете,- вдруг необычайно доверительно заговорил
Джо.  Он  как-то  неожиданно  преобразился,  стал  похож   на   добродушного
недалекого старичка, пришедшего в восторг при виде длинной фигуры в  военном
мундире, украшенном нашивками и значками.-  Настоящий  солдат!  Я  вижу,  вы
давно служите! Дружок, вам бы куда-нибудь на пляж, на солнышко!  ~  ворковал
Джо, уводя долговязого майора вперед.- В этом подземелье с ума сойти  можно.
Джон, надо подумать о жалованье майора.  Мало,  очень  мало  они  все  здесь
получают.
   - Верно, Джо! - горячо поддержал Джон и  с  другой  стороны  уцепился  за
О'Шанса.- Надо им подкинуть за вредность. Все-таки радиация...
   - В норме,- вдруг оборвал 0'Шанс,
   - Сегодня в  норме,  а  завтра  -  кто  знает,-  уговаривал  Джон.-  Нет,
прибавим, обязательно прибавим.
   Словно шустрые паучки, говорливые  старики  обволакивали  майора  тягучей
словесной паутиной. Полковник и генерал, переглядываясь, шли  за  ними.  Они
отлично видели, как Джон ловко и непринужденно расстегнул кобуру  пистолета,
висевшего на поясе майора. Джо  в  этот  момент  споткнулся,  и  О'Шанс  был
вынужден подхватить его под  руку.  Джон  моментально  обезоружил  хранителя
ядерных бомб.
   - Вот это работа! - восхищенно шепнул полковник.
   - Молчи! - шепотом приказал генерал.
   А Джон вдруг у себя за спиной показал им кулак.  Похоже,  у  этих  старых
джентльменов глаза были на затылке. Один лишь  Мизер,  шлепая  позади  всех,
ничего не видел и не слышал. Он раздумывал над угрозой штатских: неужели его
опять упрячут в Чарльзстоун? Все-таки неудачник остается  неудачником,  даже
если ему иногда прибавляют жалованье и обещают погоны с лишней звездой.
   Вдруг Мизер остановился. Коридор вывел  в  большой  залитый  светом  зал,
напоминавший  салон  магазина  самообслуживания.   На   аккуратных   ажурных
стеллажах лежали сотни разных бомб. Над каждой ячейкой висел  четкий  номер,
похожий на ярлык с ценой. Однозначные номера  сменялись  двузначными,  затем
трехзначными. Над отдельными стеллажами были укреплены светившиеся  надписи:
"Клеопатра", "Пенелопа", "Моника", "Стелла", "Аида".
   Сходство с магазином дополняли легкие  решетчатые  тележки,  стоявшие  на
узких, проложенных  по  проходам  рельсах.  Езжай  себе  вдоль  прилавков  и
выбирай...
   Кое-где гнезда были пусты.
   -  Так...--  протянул  Джон,  не   отпуская   майора   О'Шанса.-   Ну   и
заведеньице... И сколько же у вас здесь штучек?
   - Ровно тысяча. Вернее, за мной по накладным числится  тысяча.  Но  шесть
штук  по  приказанию  командира  базы  доставлены  майором   Мизером   нашим
союзникам. Плюс одна потеряна тем же Мизером. Акт имеется. Минус шестнадцать
в рейсах. Итого - девятьсот семьдесят семь в наличии...
   Джон вслух сосчитал пустые гнезда. Их оказалось ровно двадцать три.
   - Все накладные у  меня  в  порядке,-  добавил  О'Шанс.-  Могу  показать.
Недостачи нет...
   - Хорошо, очень хорошо,-мягко сказал Джон;  поглаживая  рукав  майора,  и
вдруг сильно толкнул О'Шанса к стене,- А  куда  девалась  еще  одна?  Говори
быстро!
   - Где еще одна? - крикнул Джо, еще сильнее толкая хранителя бомб,
   - Живо!
   О'Шанс отскочил и ударился спиной о стену.
   - Какая еще одна! В моей лавке полный порядок!
   - Где "Аида"?
   - "Аида" где?
   - Я же объяснил: тысяча минус двадцать три- остается...
   - Силен ты в арифметике, парень! - вопил  Джон.-  Где  еще  одна,  вместо
которой ты подсунул Мизеру пу-стышку!
   - Говори быстро, хуже будет! - теснил майора Джо,
   - Паршивец, загнал бомбу, а вместо нее - контейнер с песком!
   Руки Джона потянулись к горлу майора.
   - Я не загонял! Я ничего не знаю! ~ шептал О'Шанс, шаря  рукой  в  пустой
кобуре,- Видит бог, я не виновен...
   - Где взял контейнер?
   - У нас есть запасные. Они не нумерованы.
   - Ага! Признаешься! - радостно вопил Джо.
   - Я не продавал бомбы! Я не загонял! - упрямо твердил О'Шанс.
   Спиной он прижимался к  стене.  Разведчики,  генерал,  полковник,  словно
гончие,  настигшие  зайца,  наскакивали   с   разных   сторон.   Покусывали,
отскакивали, уступая место соседу, снова наскакивали,  забрасывая  вопросами
побледневшего майора.  О'Шанс  крутил  головой,  пытался  отвечать  и  вдруг
замолчал. Он молча стоял и крестился.
   Вдруг Мизер, растерянно переводивший глаза с одного на другого,  негромко
заговорил. Это было так  неожиданно,  что  смолкли  даже  брызгавшие  слюной
старики.
   ~ Слушай, парень,- проговорил Мизер.- Да расскажи ты им, где бомба.  Меня
тоже так травили, А потом все улеглось. Даже жена вернулась...
   - Какая жена? - спросил О'Шанс. Он внимательно слушал летчика.
   - Да моя жена. Она сначала от меня сбежала.  Потом  пожалела,  вернулась.
Знаешь, бабы - они странные. Ты расскажи, легче будет.  По  себе  знаю.  Они
ведь не успокоятся, пока не вывернут тебя наизнанку. Ты же  знаешь,  что  со
мной случилось...
   Мизер говорил тихо, убедительно. Он вдруг почувствовал себя в шкуре этого
затравленного малого. Они были друзьями по несчастью, и 0'Шанс это понял.
   Глядя на Мизера, он довольно спокойно сказал:
   - Понимаешь, в прошлом году со мной такая же история  случилась.  Я  тоже
случайно уронил бомбу. Сам знаешь, берем в рейс по четыре штуки. Вернулся  с
тремя. Никто не заметил...
   - А чего же не доложил?
   - Боялся...
   - Я тоже  боялся.  Но  я  не  сообразил.  Надо  было  молчать,  а  я  дал
радиограмму на базу, а потом уже начал бояться.
   - Тебе простительно,- успокоил О'Шанс.-  Сгоряча  дал.  А  я,  понимаешь,
обнаружил потерю, когда приземлились. Сигнал не сработал.  Неделю  думал,  а
потом перешел сюда. В хранилище спокойнее, чем наверху.
   - Это верно - спокойнее,- согласился  Мизер  и  вытащил  пачку  сигарет.-
Курить можно?
   - Вообще нельзя, да черт с ним! Давай  закурим...  Два  майора  закурили,
Остальные, боясь  нарушить  начавшийся  разговор,  молчали.  Лишь  полковник
опасливо скосился на мирно лежавшие бомбы и  открыл  было  рот,  но  генерал
погрозил пальцем, и командир базы смолчал.
   - Потом, понимаешь, я подменил потерянную  бомбу  пустым  контейнером,  а
песок насыпал  для  веса.  А  дальше  ты  знаешь...-О'Шанс  с  удовольствием
затянулся'сигаретой.- На прошлой  неделе,  понимаешь,  провалялся  три  дня.
Грипп. Без меня тебе и загрузили контейнер. А ты его  швырнул.  Не  повезло,
старина.
   О'Шанс замолчал.
   - Выходит, это ты мне подложил свинью! - сказал Мизер.
   - Я не хотел этого. А потом - лучше уж швырять песок, чем бомбы.
   - Лучше-то лучше. Но, представляешь, меня чуть было не усадили  на  стул.
Вот была бы потеха! Меня прикончили, а  потом  уже  обнаружили  бы  песок  в
контейнере!
   - Судьба - индейка! ~ вздохнул О'Шанс.- На все воля господня.
   - Чуть было дурака не свалял твой  господь!  -  сердито  сказал  Мизер  и
растоптал на полу окурок.
   - Где ж ты ее уронил? - негромко,  подстраиваясь  к  разговору  летчиков,
спросил Джо.
   - Не знаю,- ответил О'Шанс.- Где-то над Европой. Я же говорю -  обнаружил
потерю здесь, на базе. А в рейсе нас здорово болтало.
   - И она где-то лежит уже год? - Джон дернул себя за  галстук,  освобождая
воротничок сорочки.
   - Лежит.- О'Шанс  перекрестился,-  Я  все  время  молюсь,  чтобы  она  не
взорвалась. Господь слышит мои молитвы...
   - А если однажды он не услышит?..- прошептал Мизер.