АЛЕКСЕЙ КОНСТАНТИНОВ
БАНДИТСКИЙ ПЕТЕРБУРГ 1-2



   БАНДИТСКИЙ ПЕТЕРБУРГ


   Авторское предисловие

   Книга, которую Вы, Уважаемый читатель, сейчас держите в руках - это
продолжение  работы над темой "Бандитский Петербург",  которую я начал
еще несколько лет назад.  Эта книга нс гимн организованной преступнос-
ти,  а лишь попытка осознать то,  что современная организованная прес-
тупность не может рассматриваться как  чисто  криминальное,  уголовное
явление.  Она уже давно влияет на экономику и, следовательно, на поли-
тику.

   "Таковы реалии", - как любил говаривать Михаил Горбачев.

   Осознать же эти реалии необходимо прежде всего активно  действующим
в новых экономических условиях людям.  Для того, чтобы принять грамот-
ное решение по тому или иному  вопросу,  необходимо  сначала  грамотно
изучить  обстановку,  а потом грамотно се оценить.  В противном случае
решения будут приниматься вслепую...

   Чтобы попытаться вместе с вами,  уважаемый читатель, понять, как мы
дожили до сегодняшнего состояния дел, я решил дополнить издавшиеся ра-
нее части двумя историческими - "Изнанка столицы Империи" и "Рожденные
Революцией". Эти части не претендуют на полную историю уголовной прес-
тупности Питера, однако многие сюжеты, рассказанные в них, были до сих
пор не известны широким читательским кругам.  Я хочу выразить огромную
признательность Марине Владимировне Ольховской,  которая помогая  мне,
смогла  собрать  в  библиотеках  и архивах поистине бесценный материал
(кстати,  любопытно, что некоторые интереснейшие документы, касающиеся
истории  отечественной преступности",  по словам работников архивов до
сих пор не изучал никто,  за исключением нескольких иностранцев...)  Я
благодарю заведующего музеем Ленинградской милиции Ростислава Любвина,
чьи материалы и консультации очень помогли в работе.  Отдельную благо-
дарность я:  хочу выразить Николаю Сафронову, уже знакомому многим чи-
тателям по нашей совместной работе над романом "Адвокат".

   Анализ состояния дел в современной питерской  организованной  прес-
тупности  я  попытался продолжить в неиздававшихся ранее частях "Время
великой легализации" и "Питерская Кунсткамера". Часть "Хроника Питерс-
кого беспредела" является статистическо-фактологической иллюстрацией к
очеркам о питерском бандитизме в 1993 - 1995 годах.

   Я благодарен абсолютно всем экспертам, помогавшим мне в работе. На-
верно, назвать всех по-

   именно просто невозможно, - а кто-то, наверно, и не хотел бы, чтобы
это произошло.  Кому-то,  наверное,  это будет уже безразлично, потому
что не все из них дожили до дня выхода книги.  Но я благодарен и живым
и мертвым.

   Мне хотелось бы,  чтобы чтение "Бандитского Петербурга" не было  бы
для вас,  уважаемый читатель, только развлечением, а принесло бы и ка-
куюто практическую пользу.  Я надеюсь,  что моя работа над "Бандитским
Петербургом" еще будет продолжена.

   Февраль 1996 г. Андрей Константинов, Санкт-Петербург


Часть первая ИЗНАНКА СТОЛИЦЫ ИМПЕРИИ

   ...Много легенд ходит о том,  как был основан  Петербург.  Говорят,
например,  что когда 16 мая 1703 года Петр 1 начал копать первый ров -
появился в небе над государем орел, которого сумел подранить выстрелом
из ружья некий ефрейтор Одинцов.  Петр развеселился,  счел поимку орла
добрым предзнаменованием,  перевязал птице лапы платком и посадил себе
на руку...  Хорошее настроение не покидало царя до вечера, когда нача-
лось большое гуляние, сопровождаемое пушечной пальбой...

   Веселился царь,  веселилось его "кумпанство",  а по всей России из-
вестие о строительстве нового города вызывало проклятья и слезы. Уже к
осени 1703 года на строительство Петербурга было согнано около двадца-
ти тысяч "подкопщиков" - так в те времена называли землекопов.  Однако
через год Петр,  недовольный темпами строительства,  велел каждый  год
сгонять на работы не менее сорока тысяч человек. Землекопы приходили к
берегам Новы минимум на два месяца,  работая от  рассвета  до  заката.
Учитывая  длинные летние дни - работали они почта без отдыха и умирали
сотнями от переутомления и недоедания. Цифры погибших при строительст-
ве  Петербурга называют разные - 60,  80 и даже 100 тысяч человек,  на
самом деле в то время умерших просто не считали. Естественно, люди бе-
жали  и  с самого строительства,  и по дороге на него.  Иногда в бегах
числилась чуть ли не третья часть всей рабочей  силы.  Поэтому  решено
было  вести  рабочих людей (как правило,  это были крестьяне - со всей
матушки-России) в Петербург закованными  в  кандалы.  Кроме  того,  на
строительстве  активно использовались солдаты-дезертиры и пленные шве-
ды.  Из-за всего этого,  наверное, и ходят до нашего времени по Питеру
мрачные легенды о том,  что стоит он на костях каторжников, бандитов и
разбойников, чьи неуспокоившиеся души продолжают творить в городе злые
дела.  Некоторые  из  этих  старых  легенд были упомянуты в свое время
Алексеем Толстым в романс "Хождение по мукам": "Еще во времена Петра 1
дьячок  из  Троицкой церкви,  что и сейчас стоит близ Троицкого моста,
спускаясь с колокольни, впотьмах, увидел кикимору - худую бабу и прос-
товолосую,  -  сильно испугался и затем кричал в кабаке:  "Петербургу,
мол,  быть пусту",  - за что был схвачен,  пытан в Тайной канцелярии и
бит кнутом нещадно.

   Так с тех пор,  должно быть,  и повелось думать,  что с Петербургом
нечисто.  То видели очевидцы,  как по улице Васильевского острова ехал
на  извозчике черт.  То в полночь,  в бурю и высокую воду,  сорвался с
гранитной скалы и скакал по камням медный император. То к проезжающему
в карете тайному советнику липнул к стеклу и приставал мертвец - мерт-
вый чиновник. Много таких россказней ходило по городу".

   Между тем реальных разбойников и бандитов в России  периода  строи-
тельства Петербурга было предостаточно. Причем, вопреки часто бытующе-
му мнению,  разбоем и воровством занимались отнюдь  не  только  беглые
крестьяне. Еще в 1694 году в Москве была раскрыта и ликвидирована, вы-
ражаясь современным языком,  "бригада" братьев  Шереметьевых,  которые
вместе с князем Иваном Ухтомским,  Львом и Григорием Ползиковым, Леон-
тием Шеншиным и другими благородными господами приезжали "...средь бе-
ла дня к посадским мужикам и дома их грабили,  смертное убийство чини-
ли".  Кстати,  благородных бандитов наказывали совсем не так  жестоко,
как  "подлый люд" - те же Шереметьевы были освобождены на поруки и пе-
реданы "для бережения" боярину Петру Шереметьеву - правда с "казненны-
ми" (т.  с.  подрезанными) языками. Как все это напоминает день сегод-
няшний,  не правда ли,  Читатель?  Россия меняется, а вот повадки рос-
сийские...  М-да... Чиновники конца XVII века были коррумпированными и
жадными не менее нынешних - в том же 1694 году некий Федор Дашков  со-
вершил  акт государственной измены и попытался бежать к королю Польши,
однако на границе его взяли, допросили и послали в кандалах в Москву -
в Посольский приказ по подследственности,  так сказать. В столице, од-
нако,  Дашков был... освобожден, поскольку догадался дать думскому дь-
яку Емельяну Украинцеву 200 золотых...  (В те времена это были деньги.
А в конце 1995 года один знакомый адвокат сказал мне по секрету: "Зна-
ешь,  сколько стоит освободить невиновного человека из тюрьмы? 8 тысяч
долларов.  Это при том, что судье даже не нужно закон нарушать"). Кор-
рупция  и  казнокрадство  процветали на фоне волны грабежей и разбоев,
захлестнувших страну. В 1705 году знаменитый прибыльщик Курбатов писал
Петру 1: "В городах от бургомистров премногие явились кражи вашей каз-
ны.  Да повелит мне Ваше Величество в страх прочим о  самых  воровству
производителях учинить указ, да воспримут смерть, без страха же испра-
вить трудно".  Обострение криминогенной ситуации одновременно снизу  и
сверху, естественно, вынудило Петра лично озаботиться "лучшим устройс-
твом" полиции.  Считается, что петербургская полиция получила свое на-
чало одновременно с основанием города. Поскольку Петербург был заложен
на территории Ингерманландской провинции (местечко, кстати говоря, бы-
ло совсем не тихое.  В то время,  около берегов Балтийского моря шата-
лись многочисленные  шайки  карелов,  совершавших  разбой,  грабежи  и
убийства. И творя при этом бесчисленные злодейства. Эти банды не щади-
ли ни пола,  ни состояния,  ни возраста.  По некоторым свидетельствам,
они сдирали кожу с живых людей, вырезали внутренности, забивали в пят-
ки гвозди. Их шайки достигали численности 50 - 100 и даже 200 человек.
Они  состояли в основном из беглых холопов,  бездомных горожан и обни-
щавших крестьян.  Но попадались среди них и преступные потомки некогда
славных родов), которой управлял князь Меньшиков, то он и сосредоточил
первоначально в своих руках всю  полицейскую  власть.  Светлейший  был
обязан:  "и по городу и по острогу в воротах, и по башням, и по стенам
караулы держать неоплошно;  чтобы караулы были в указанных  местах  во
дни и ночи беспристанно, чтобы в городе нигде разбою и татьбы, и душе-
губства и иного никакого воровства и корчмы, и зерни и табаку не было.
А  буде  какие  люди учинут красть и разбивать и иным каким воровством
воровать,  велеть таких людей имать и расспрашивать,  и по них  сыски-
вать; и учинить им по соборному уложению, кто чего доведется".

   Петербург строился  по образцу благоустроенных европейский городов,
предполагалось, что значительная масса населения будет жить на сравни-
тельно  небольшом  пространстве.  Притом большая часть этого населения
состояла из людей неблагонадежных,  потенциально криминогенных  слоев,
поэтому новому городу нужна была сильная, энергичная, хорошо дисципли-
нированная полиция, какой в русской традиции не было. В древние време-
на на Руси община оберегала сама себя, позже князья наделили полицейс-
кой, судебной и фискальной властью воевод и тиунов, которые объективно
были  не  в состоянии защитить путников и купцов от разбоев и грабежей
на дорогах - как больших, так и проселочных. Потом судебно-администра-
тивными центрами в России стали "Разбойный приказ",  которому подчиня-
лись губные старосты и целовалышки.  Земские дворы  и  избы.  Судебный
приказ и Съезжие избы.  Поэтому Петр Великий учредил Петербургскую по-
лицию по образцу немецких городов. Во главе полицейского управления он
поставил  Генерал-Полицмейстера,  подчиненного  сенату.  Первым  Гене-
рал-Полицмейстером Петербурга стал зять князя Меньшикова  генерал-адъ-
ютант португальского происхождения Антон Девиер. От Петра Девиер полу-
чил инструкцию из 13 пунктов,  в которых царь сформулировал особо бес-
покоившие  его проблемы - в частности,  Девиеру предписывалось пресечь
разбои и грабежи,  которые случались среди бела дня  даже  на  главных
улицах. В город на Неве со всех концов государства хлынули воры и раз-
бойники, которые растворялись в бесчисленных притонах и игорных домах.
Их ловили, казнили, клеймили, бросали в тюрьмы, высылали, но меньше их
почему-то не становилось,  что сильно озадачивало Петра. Для "фильтра-
ции" городских жителей царь затеял перепись населения столицы,  надзор
же за горожанами был поручен старостам и десятским.  Десятские обязаны
были  также  выявить  подозрительные  дома,  где много пили,  играли в
азартные игры,  а также занимались "другими похабствами". О таких при-
тонах  десятские  обязаны были доносить в Полицмейстерскую канцелярию.
Однако вместо одного закрытого притона через несколько дней появлялась
пара новых.  По свидетельству очевидца, в Петербурге тогда по улицам и
площадям постоянно слонялись "гулящие люди", основными занятиями кото-
рых были воровство, пьянство и разгул. Положение стало настолько серь-
езным,  что в конце концов на всех улицах были установлены рогатки или
шлагбаумы, которые опускались с одиннадцати часов вечера и поднимались
лишь на рассвете.  В этот период времени беспрепятственно пропускались
лишь знатные персоны,  команды солдат и врачи. "Подлые люди" могли хо-
дить ночью лишь в случае крайней нужды и не более 3-х раз, в противном
случае их брали под стражу. Фактически такое положение очень напомина-
ло современный комендантский час.  Однако несмотря на все  принимаемые
меры криминогенная обстановка оставалась крайне серьезной.  22 февраля
1711 года был учрежден правительственный Сенат, который почти сразу же
издал указ против воров и разбойников,  которых рекомендовалось вешать
на том месте, где их поймали. (Сегодня подобные меры борьбы с преступ-
ностью предлагает возродить господин Жириновский,  претендуя,  видимо,
на лавры Петра.  Лидер ЛДПР, правда, упускает из вида одно обстоятель-
ство  -  как  ни странно,  несмотря на всю жестокость полицейских мер,
преступность при Петре неуклонно росла...) Для выявления злодеев  Петр
учредил государственную фискальную службу, а в августе 1711 года некто
старик Зотов взял на себя звание государственного фискала.  Так закла-
дывались в Петербурге традиции агентурной работы - именно в этой сфере
русская полиция очень скоро стала одной из самых сильных в мире...  Но
все это еще впереди, а тогда, при Петре, в России настала эпоха насто-
ящего уголовного "беспредела". В 1710 году появилась шайка некого Гав-
рилы  Старченка,  численность  этой банды доходила до 60 - 70 человек.
Прекрасно вооруженные,  эти разбойники грабили монастыри, забирали ло-
шадей у крестьян, предавая людей мучительной смерти - известны случаи,
когда шайка Старченка сжигала крестьян в печах, словно это были не жи-
вые люди, а дрова... Часто банды сколачивались из беглых солдат, хоро-
шо обученных и вооруженных,  бороться  с  такими  формированиями  было
чрезвычайно тяжело даже регулярным войскам. (И снова вспоминается день
сегодняшний, - почти в каждой серьезной питерской группировке или бан-
де есть бывшие сотрудники спецслужб, консультирующие "братков" или да-
же непосредственно участвующие в  совершении  преступлений.  На  банды
также  работают и действующие сотрудники правоприменительной системы -
стоит ли тогда удивляться столь  малой  эффективности  так  называемой
борьбы с организованной преступностью). В 1719 году в окрестностях Пе-
тербурга,  под Новгородом,  в Можайском и Мещовском уездах действовали
шайки по 100 - 200 человек.  Эти банды отличались прекрасной дисципли-
ной, почти все разбойники имели верховых лошадей и умели действовать в
конном строю.  Такие банды могли уже захватывать не только села,  но и
города - в том же 1719 году разбойники ворвались среди бела дня в  го-
род  Мещовск  и освободили из тамошней тюрьмы своих "братков".  Чем же
было вызвано такое резкое обострение криминогенной ситуации в Петровс-
кую эпоху?  Говорят, что в древнем Китае существовало проклятие: "Чтоб
ты жил в эпоху перемен!" Любые перемены в обществе,  а тем более пере-
мены  кардинальные,  революционные способствуют криминализации страны:
люди теряют уверенность в сегодняшнем, а тем более завтрашнем дне, ру-
шатся планы,  судьбы,  меняются уклады жизни. Часто теряются привычные
источники доходов,  но обязательно возникают новые расходы. Время ста-
новится динамичным,  авантюрным, оно выбирает себе новых героев... Ис-
торические параллели - вещь,  безусловно,  опасная, часто ими злоупот-
ребляют и спекулируют - но, уважаемый Читатель может судить сам - раз-
гул преступности в России,  и в Петербурге в частности,  повторится  и
после революции 17-го года и после перестроечно-демократических преоб-
разований 80- 90-х годов уходящего столетия. Вывод получается любопыт-
ным  -  для расцвета уголовщины важен сам факт серьезных перемен в об-
ществе,  само их наличие,  а не политическая направленность этих пере-
мен.  Кстати, и прогрессивные и регрессивные перемены способствуют ус-
тановлению атмосферы чиновничье-административного "беспредела" - когда
мы дойдем до времен более поздних,  я надеюсь, что читатель сможет сам
в этом убедиться...

   А пока вернемся в эпоху Петра.  Чуть ли не самой большой  проблемой
на  пути реформ и нормального функционирования государственного управ-
ления стало "ни с чем не сравнимое закоренелое и безграничное лихоимс-
тво и мздоимство".  Размах взяточничества и коррупции был таков, что в
1714 году Петр 1 был вынужден издать специальный указ:  "А кто дерзнет
сие  (лихоимство) учинить,  тог весьма жестоко на теле наказан,  всего
имения лишен, шельмаван, или и смертию казнен будет" (Я далек от того,
чтобы  сравнивать  Петра  1 с Ельциным,  однако в этом месте нельзя не
вспомнить знаменитый указ Бориса Николаевича "О борьбе с коррупцией" -
вызвавший  в момент издания много шума,  этот указ был успешно "забыт"
уже спустя год с небольшим).

   Если уж сравнивать прилагаемые усилия по борьбе с коррупцией в эпо-
ху  Петра  и  во времена нынешние,  то нельзя не признать,  что Петр 1
действовал  гораздо  решительнее,  чем  первый  российский  президент.
Царь-преобразователь не побоялся казнить подловленного на взятке князя
Гагарина и некоторых других весьма высокопоставленных чиновников,  при
Ельцине же возникла традиция не "сдавать" людей из элиты. Однако, нес-
мотря на казни, каторгу и прочие ужасы правоприменительной системы на-
чала XVIII века Петр так и не смог ни искоренить лихоимство,  ни обуз-
дать преступность...  Ну а после смерти великого царя - само собой ра-
зумеется,  еще  долгие годы воры и разбойники в новой столице и ее ок-
рестностях творили свои черные дела без особой опаски.  В начале трид-
цатых годов XVIII века, в царствование Анны Иоановны ситуация настоль-
ко обострилась, что для розыска воров и убийц была создана специальная
войсковая группа под командованием подполковника Реткина.  Этот бравый
подполковник только в 1732 году задержал 440 человек по  подозрению  в
совершении  различных преступлений.  Из этих задержанных двадцать были
признаны убийцами и казнены,  пятнадцать - ушли на  вечную  каторгу  и
сгинули там, восемьдесят пять воров получили кнут и батоги, после чего
их отпустили с миром,  шестеро, идентифицированных как дезертиры, были
отконвоированы в родные части. 14 человек умерло под караулом, не дож-
давшись разбирательства - что свидетельствует о том, что условия пред-
варительного  заключения в те веселые времена были,  прямо скажем,  не
слишком комфортными...  (Еще 10 из этой компании были "отосланы к  су-
ду", их дальнейшая судьба неясна). Но двести девяносто задержанных бы-
ли оправданы и отпущены,  не понеся никакого наказания (кроме, естест-
венно, предварительной отсидки). Эту цифру - двести девяносто из четы-
рехсот сорока,  можно воспринимать двояко:  с одной стороны она свиде-
тельствует о низкой эффективности усилий "специального отряда быстрого
реагирования" того времени,  а с другой - опровергает бытовавший миф о
том,  что в России,  мал, спокон веков - попал в тюрьму - значит прес-
тупник... (Кстати, об эффективности СОБРов... После того, как в начале
апреля  1995 года членами "казанского" преступного сообщества был убит
сотрудник РУОПа старший лейтенант Троценко,  СОБР и РУОП,  поставив на
уши весь город, задержали несколько сотен (!!!) подозрительных личнос-
тей.  Сколько народу было "отметелено" при задержаниях, сколько побито
посуды в кабаках, сколько раздавлено пейджеров и радиотелефонов! А уже
через несколько дней почти все (!) задержанные оказались на  свободе).
Ну, а что касается отряда подполковника Реткина, то судя по всему, ре-
зультаты его деятельности удовлетворяли высшие власти империи.  Бравый
рубака  гонялся за ворами и разбойниками еще несколько лет,  неуклонно
повышая свои показатели:  в 1736 году его почтенные схватили  уже  во-
семьсот тридцать пять человек,  из которых два были казнены, сосланы -
37,  выпороты и отпущены -157,21 дезертир убыли обратно в свои  части,
ну а в "предвариловке" скончалось 26...  Четыреста девяносто два чело-
века были отпущены со словами "ошибка вышла,  браток".  А может быть и
вовсе безо всяких слов - и то ладно, что отпустили... Правда, возника-
ет еще одна мысль, когда читаешь замечательные показатели подполковни-
ка Реткина: а не дутые ли цифры задержанных? Статистика во все времена
служила благой цели успокоения власть имущих. Сомнения такие возникают
вот  по какой причине - несмотря на рейды Реткина от разбойничьих шаек
в окрестностях Петербурга настолько житья не стало,  что в  1735  году
Сенат,  заслушав  леденящий  душу  доклад Полицмейстерской канцелярии,
постановил начать вырубку леса от Петербурга до  Соснинской  пристани.
(Любопытный,  кстати, факт из того времени: дикие лесные разбойники...
послали три письма фельдмаршалу Брюсу с требованиями денег и обещания-
ми самых мрачных перспектив в случае отказа платить... Вот оно как бы-
ло-то,  на фельдмаршалов "наезжали"). На тридцать сажен по обе стороны
дороги  на Новгород лес также подлежал вырубке,  потому что чуть ли не
на каждой версте поджидали путников угрюмые воровские компании. Против
разбойничьих шаек,  как правило,  посылались войска,  которые вовсе не
всегда выходили победителями из кровавых жестоких стычек. Наглость пи-
терских воров дошла до того, что в 1740 году они убили часового в Пет-
ропавловской крепости и украли несколько сот рублей (это была  большая
сумма в то время) казенных денег.

   В 1741 году на престол взошла императрица Елизавета - "дщерь Петро-
ва".  Впрочем "взошла",  пожалуй,  термин не совсем точный, скорее она
силой была возведена на трон гвардией.  Ну, а поскольку за все на этом
свете надо платить,  пришлось Елизавете во время своего правления зак-
рывать глаза на художества своей гвардии.  Офицеры, сержанты и солдаты
при Елизавете вытворяли такое,  что оторопь" берет. Видно, твердо уве-
рены были служивые в своей неподсудности и безнаказанности. Сведения о
"беспределе" армии в то время дает Соловьев:  "Чаще всего заводителями
беспорядков,  виновниками  преступлений в царствование Елизаветы явля-
лись люди из войска. Сила, даваемая оружием, вела грубых людей к тому,
чтобы  пользоваться  этой  силой против безоружных сограждан".  Многое
стоит за этими скупыми строками.  Бесчинства  военных,  решивших,  что
пришло время насладиться плодами совершенного ими дворцового переворо-
та,  как правило, не доходило до суда - по крайней мере в тех случаях,
когда  преступления  совершались  офицерами.  Военные грабили прямо на
улицах, а в некоторых ситуациях не стеснялись и вламываться в дома бо-
гатых купцов,  вырезая целые семьи... Дай не только купцы страдали - в
самом начале царствования Елизаветы в Петербурге караул, которому было
положено охранять дом графа Чернышева, разграбил этот самый дом и убил
малороссийского шляхтича Лешинского,  пытавшегося остановить солдат...
В  те  времена  трактирщики и хозяева постоялых дворов часто вынуждены
были бесплатно давать кров,  пищу и вино людям со шпагами - такое  вот
"мушкетерское" время наступило в России.  Взамен постояльцы из военных
давали трактирщикам своеобразную "крышу" - т.е.  защищали от произвола
других вооруженных групп. Часто офицеры и солдаты, оставив службу, це-
ликом посвящали себя преступному промыслу. В 1750 году была разгромле-
на крупная шайка воров и разбойников, за которыми числились чудовищные
преступления и злодейства. Когда захваченные преступники начали давать
показания,  выяснилось, что всей организацией руководил отставной пра-
порщик Сабельников, который основал настоящую разбойничью базу со сво-
ей пристанью, с избами и тайниками, со складами оружия. Отставной офи-
цер Сабельников лично разрабатывал все операции по разбойным нападени-
ям, подробно инструктировал своих подчиненных, отправлял их на дело, с
каждой акции брал себе долю,  а иногда и сам ездил  -  размяться,  так
сказать.  (Ну как тут не вспомнить день сегодняшний, когда большинство
"крестных отцов" современной организованной преступности давно ухе  не
совершают преступления своими руками,  а лишь "разрабатывают" их и ру-
ководят процессом - получая,  естественно, свою долю. Правда, время от
времени  "понятия" требуют от некоторых из них что-то сделать и лично.
Говорят, что некоторые воры в законе, разъезжая на "Мерседесах" и про-
живая  в  многоэтажных особняках,  раз в месяц спускаются в метро и на
глазах у своей "пристяжи" тащат кошельки с грошами  из  кармана  како-
го-нибудь работяги. Такое "личное участие" сильно повышает авторитет в
глазах окружения и свидетельствует о верности традициям).

   И вот что любопытно: несмотря на то, что Россия с одной стороны бы-
ла  охвачена  криминальным  "беспределом",  -  а с другой - произволом
властей на всех уровнях - в нашу страну "на  ловлю  счастья  и  чинов"
ехали иностранцы чуть ли не со всей Европы.  И ни разбойники,  на бан-
дитствующая гвардия,  ни коррумпированные власти их не  останавливали.
Они приезжали в Россию XVIII века по тем же причинам, что и в 90-х го-
дах XX столетия.  Страх пред ужасами беспредельной  непонятной  страны
отступал  пред величиной возможного выигрыша.  Те иностранцы,  которым
повезло, становились в России генералами, адмиралами, губернаторами...
И  никто не знает,  сколько искателей счастья навсегда сгинуло в нашей
стране.  Нет такой статистики. Остались только слухи и страшные леген-
ды. Говорят, что многие корчмы и постоялые дворы на дорогах, идущих от
Петербурга,  стояли в буквальном смысле на костях убитых  иностранцев.
Как правило,  их грабили и убивали не тогда,  когда они только ехали в
Россию - что возьмешь с голодранцев? - а тогда, когда они, разбогатев,
возвращались  домой.  Такие  "хитрые" постоялые дворы иногда работали,
как настоящие "фабрики смерти" - в газете  "Санкт-Петербургские  ведо-
мости" от И июля 1730 года встречаем такую вот информацию:  "Некоторый
Швеции капитан с женою и четырьмя детьми и служанкою из России в  свое
отечество ехавший недалеко от Санкт-Петербурга на границе от некоторо-
го корчемщика,  который может у него какие деньги усмотрел,  со  всеми
при нем бывшими убит и под избу в яму брошен..."

   Кстати - такие разбойные трактиры и корчмы - достаточно давняя тра-
диция в России,  еще в былинах об Илье Муромце встречаются похожие сю-
жеты...

   Вообще в  России  середины XVIII века "уголовной" столицей все-таки
была Москва, а не Петербург - во-первых, Питер был "моложе", не успели
сложиться  традиции,  во-вторых  - сами преступники старались не очень
"беспредельничать" в Санкт-Петербурге,  где по причине близости  цент-
ральной власти проще было "попасть под замес". Была даже такая тенден-
ция - совершив преступления в Питере - немедленно бежать в Москву, там
было и спрятаться легче и краденное сбыть. В "златоглавой" же кримино-
генная обстановка была просто кошмарной - только знаменитый вор -  сы-
щик  Ванька-Каин с 28 декабря 1741 года по ноябрь 1743 года сумел пой-
мать 510 разбойников,  воров, скупщиков краденного, фальшивомонетчиков
и убийц,  среди которых, кстати, было и несколько питерских "гастроле-
ров".

   В 1748  году  в  Москве  началась  настоящая  вакханалия  поджогов,
убийств, разбоев и грабежей, это настолько испугало Елизавету Петровну
в Петербурге (она полагала, что поветрие может перекинуться и в столи-
цу),  что вокруг императорских дворцов на площадях выставлялись пикеты
из гвардейских полков,  которые должны были вылавливать разных злодеев
и разбойников,  впрочем, сама Елизаветинская гвардия, как уже упомина-
лось выше, могла бы многим разбойникам и злодеям дать фору...

   В самом Питере,  как уже говорилось,  было все же поспокойнее, зато
вот в его близких и дальних окрестностях разбойники "шуровали" вовсю -
в Олонецкий уезд специально для наведения порядка был послан отряд по-
ручика Глотова,  которому удалось изловить немало лихих людей. От зах-
ваченных в плен разбойников удалось узнать, что в глухом Каргопольском
лесу  есть у них своеобразная база - настоящий разбойный стан.  Глотов
направил было туда людей,  чтобы выжечь преступное гнездо,  но  оказа-
лось,  что его уже опередили - два молодых местных охотника, одному из
которых было 17 лет,  а другому 20 случайно натолкнулись в лесу на из-
бушку,  из которой вышли три человека и пригласили на огонек, пообещав
убить,  если не примут охотники вежливого приглашения.  Войдя в  избу,
звероловы увидели целый арсенал - ружья, рогатины и поняли, куда попа-
ли.  Разбойники меж тем тихонько совещались,  как бы им половчее убить
охотников,  чтобы  те  не донесли на них - и решили они провернуть все
дело в бане,  куда двое и отправились.  На третьего же,  оставшегося в
избе, прыгнул один из юношей и заколол ножом. Схватив ружья, звероловы
побежали к бане, застрелили одного злодея через окно, а другого - ког-
да  тот  в дверь выскочил.  Уходя,  молодые охотники спалили разбойный
стан дотла - чтоб другим злодеям приюта не было...  Сенат с удовольст-
вием заслушал это "приключенческое" дело и постановил отпустить смелых
юношей без наказания...

   В Петербурге между тем начинали понемногу расцветать более  "интел-
лигентные" виды преступлений - аферы, мошенничества, карточное шулерс-
тво, подделка официальных документов. К 1761 году тайных игорных прию-
тов,  в которых орудовали шулера,  стало настолько много, что потребо-
вался специальный высочайший указ о запрете  играть  в  частных  домах
"...  во всякие азартные игры, в карты, то есть в фаро, в квинтич и им
подобные на деньги и вещи". Лишь в самых знатных дворянских домах мож-
но было играть на маленькие суммы в ломбер, кадрилию и пикет, в контру
и памфиль.  Если полиция узнавала, что где-то идет большая игра и хва-
тала игроков на месте,  то хозяева дома и все игроки обязаны были зап-
латить штраф в размере двух годовых жалований.  Деньги, на которые шла
игра, конфисковывались, половина этой суммы отдавалась доносчику, чет-
верть - в доход полиции,  четверть - на благоустройство больниц и гос-
питалей.  Однако  эти  жесткие меры были малоэффективны.  (Шулерство и
карточные "разводки" продолжали развиваться ив XIX веке  русская  кар-
точная шулерская школа становится одной из самых авторитетных и уважа-
емых в Европе - многие питерские картежники стали настоящими  преступ-
ными аристократами,  разъезжая по многим странам. Впрочем, об этом бу-
дет рассказываться немного ниже - А.К.)

   В 1763 году на престол взошла Екатерина II, которой досталось труд-
ное  наследство.  Вокруг Петербурга опять было неспокойно - в основном
разбойничали беглые крестьяне,  пробиравшиеся вместе с семьями в  Лиф-
ляндию и Эстляндию,  где надеялись получить волю и укрытие. Но по пос-
тановлению Сената на немецкий и финский язык был срочно переведен Указ
от 1754 года, запрещавший укрывательство беглых, а затем этот документ
был направлен в балтийские провинции.

   Петербург уже прочно становился "мошенническим центром"  империи  в
отличие  от более грубой разбойно-воровской Москвы.  Доходило до того,
что мошеннические "разводки" стали проворачиваться  на  самом  высоком
уровне - в вышедшей в 1871 году книге юриста Файницкого "Мошенничество
по русскому праву" приводится такой забавный пример: "...Когда депута-
ты ото всех мест России съехались в Петербург для составления уложения
законов, некто Корольков, подделав пригласительные от комиссии повест-
ки  на  25  июля 1767 года разносил их депутатам и собирал за то день-
ги..." Надо сказать,  что этот Корольков был фруктом достаточно ранним
- лет ему в ту пору было всегото восемнадцать.  Приняв во внимание его
молодость, шокированный Сенат приговорил головастого юношу к наказанию
плетьми и ссылке в дальний гарнизон солдатом... (К вопросу о депутатах
- нынешние наши законотворцы сами "кинут" кого угодно  -  и  в  первой
"двухгодичной" Думе и в избранной 17 декабря 1995 года народ подобрал-
ся,  мягко говоря, пестрый. Характерно другое - уже тогда, - в далеком
1767 году нашелся в Питере парень,  который смекнул,  что на депутатах
можно делать неплохие деньги)...

   XIX век начался в Петербурге довольно мрачно - 11 марта 1801 года в
Михайловском  замке  был убит император Павел 1.  Он был,  безусловно,
трагической фигурой в российской истории, его не любили - и он остался
в нашей памяти курносой карикатурой.  Между тем он вовсе не был закон-
ченным идиотом - просто тяжелое детство и нелюбовь  матери  (Екатерины
II),  не могли не наложить на его личность своеобразного отпечатка.  О
нем говорили,  что он был вполне разумным человеком в больших делах  и
смешным и страшным самодуром в малых...  Он делал все как бы наперекор
своей матери, и жуткая смерть его была предопределена.

   Если рассмотреть чисто,  так сказать, уголовный аспект его гибели -
то это было обычное заказное убийство.  В заговор был вовлечен наслед-
ник - будущий император Александр 1,  который неоднократно обсуждал  с
графом Паниным возможность отречения Павла еще в ноябре 1800 года. Па-
нин,  правда,  предлагал не убивать императора, Александр с пониманием
слушал его проекты регентства...  Но - и Панин и Александр не могли не
предполагать и убийства.  Они были внутренне к нему готовы -  об  этом
свидетельствует то,  что впоследствии никто из убийц не был предан су-
ду,  они попали лишь в довольно мягкую  опалу:  руководители  заговора
князь  Зубов  и  граф Пален всего навсего были высланы в свои имения в
Курляндии. У клана Зубовых были личные причины ненавидеть Павла - Пла-
тон Александрович, как известно, был фаворитом Екатерины, и поэтому не
мог не впасть в немилость у Павла, у братьев Платона Валерьяна и Нико-
лая карьера также складывалась не самым блестящим образом. Графа Пале-
на Павел также неоднократно оскорблял.  Бурлило и  офицерство,  хорошо
помнившее золотой век Екатерины...  В общем, весь заговор был нормаль-
ным корыстным убийством, в котором все участники решали свои более или
менее крупные проблемы...

   Показательно другое.  Для того, чтобы убить Павла 1, заговорщики не
смогли найти толковых профессиональных исполнителей,  им пришлось  все
делать  самим,  делать неумело и суетливо - это свидетельствует о том,
что в те времена специальность профессионального киллера была  чрезвы-
чайно дефицитной.

   О предстоящем  убийстве и перевороте знал чуть ли не весь Петербург
- по различным оценкам число заговорщиков колебалось от 30 до 70 чело-
век, заговор чуть было даже не раскрыла полиция... Сначала Павла хоте-
ли ликвидировать после Пасхи, которая в том году выпадала на 24 марта,
потом  срок был перенесен на 15 марта - день,  когда был убит Юлий Це-
зарь.  Но все случилось ночью 11 марта. В этот вечер примерно 40 заго-
ворщиков  ужинали  у генерала Талызина.  После 11 вечера Пален уехал в
условленное место,  где его ждал князь Зубов, остальные офицеры начали
стягиваться  к  Михайловскому  замку.  Убийц  вызвался  провести  фли-
гель-адъютант Аргамаков - толпа,  человек в 30- 40, ринулась по винто-
вой лестнице замка к покоям императора. Один гусар, охранявший двери в
спальню,  был зарублен князем Яшвилем,  другой сбежал...  Странно, что
сам Павел не последовал его примеру - он вполне мог уйти тайным ходом,
ведущим в покои его любовницы,  княгини Гагариной.  Вместо этого Павел
спрятался за ширму и когда заговорщики ворвались, они не нашли Павла в
спальне, но в этот момент из-за облаков вышла луна и генерал Бенингсен
увидел  на  ширме  тень - курносый профиль императора...  Платон Зубов
выступил вперед и потребовал отречься - Павел отказался. Тогда генерал
Николай Зубов сильно толкнул его,  а Аргамаков ударил императора руко-
яткой пистолета в висок.  Яшвиль и Мансуров  (оба  бывшие  гвардейские
офицеры,  выгнанные  Павлом  со  службы) накинули жертве шарф на шею и
стали душить его.  Павел,  якобы, засунул руку под шарф и чтобы заста-
вить  его  вытащить  ее оттуда,  кому-то пришлось даже стиснуть руками
мужское достоинство императора.  Когда все кончилось,  в спальню вошел
граф Пален,  который,  якобы,  подслушивал у дверей. (По другой версии
Николай Зубов ударил императора в висок золотой табакеркой, камердинер
Зубова прыгнул ногами на живот упавшего Павла,  а офицер Измайловского
полка Скарятин задушил уже бесчувственного  царя  его  же  собственным
шарфом). Любопытно, что во Дворце тогда дежурил батальон великого кня-
зя Александра Павловича,  что дало ему  повод  лицемерно  воскликнуть:
"Все  взвалят на меня..." Поговаривали,  правда,  что к этому убийству
были причастны и англичане.  Версия эта базировалась на том, что некая
мадам  Жеребцова  (урожденная  Зубова),  якобы предсказала убийство II
марта в Берлине, а сразу после того, как о ликвидации стало достоверно
известно,  отправилась  в  Англию и навестила там своего старого друга
лорда Уитворда,  который в течение многих лет был английским послом  в
Петербурге. Якобы даже англичане передали в свое время Жеребцовой мил-
лион золотом, а она "забыла" отдать его заговорщикам. А англичане, как
джентльмены,  не  стали  спрашивать о дальнейшей судьбе денег.  Но эта
версия больше похожа на легенду...

   Как бы там ни было, ликвидация Павла прошла успешно, убийцы наказа-
ны не были,  но сам факт этого жуткого преступления поверг весь высший
свет России на долгие годы в шок...

   (Мне приходилось не раз слышать от серьезных людей - научных работ-
ников  - о том,  что в Михайловском замке до сих пор гуляет привидение
убиенного Павла.  Говорят, это привидение мирное и зла людям, работаю-
щим сегодня в Инженерном замке, не делает).

   ...Отечественная война  1812  года  несколько ослабила накал крими-
нальной обстановки и в России в целом и  в  Петербурге,  в  частности.
Правда, партизанские крестьянские отряды, героически громившие францу-
зов,  промышляли иногда - "по совместительству" и разбоями, но это уже
общие  издержки партизанских движений всех времен и народов.  В целом,
после победоносной войны ситуация в Питере долгое время  остается  до-
вольно спокойной - есть, правда, упоминание о поимке в 1822 году в ок-
рестностях  Питера  шайки  дезертиров-рекрутов,  возглавляемой   неким
крестьянином Иваном Ивановым,  который, по его собственному признанию,
разбойничал с 13 лет,  переходя из деревни в деревню и отбирая у селян
последнее,  но  назвать  этого Ваню выдающимся или даже сколько-нибудь
значительным разбойником просто язык не поворачивается.  Его шайка за-
нималась мелким сельским,  если так можно выразиться, "бытовым" банди-
тизмом - в одном селе с кого-нибудь тулуп снимут,  в другой - провиант
украдут, "холста да сукна аршин на 15-ть.." Самым большим "кушем" шай-
ки стало ограбление зажиточного крестьянина Акима Яковлева, у которого
Иванов  с тремя подельниками угрозами и побоями "выдоили" 500 рублей -
а "засыпалась" вся эта компания дезертиров как раз пропивая награблен-
ное.

   Настоящий же расцвет преступного подполья Петербурга начался где-то
в пятидесятых годах прошлого века,  когда в уголовной среде совершенно
четко  уже  прослеживается  специализация и своеобразная иерархия.  (И
опять же - расцвет преступности совпадает с эпохой перемен - Александр
II  Освободитель,  по злой иронии судьбы убитый в конце концов народо-
вольцами, не только дал крестьянам волю в 1861 Году, но и провел целый
ряд других реформ - административную, судебную, военную. Некоторые ис-
торики сравнивают реформаторские заслуги  Александра  II  с  заслугами
Петра 1-по степени их воздействия на Россию).

   1855 в  Петербурге начала свою кровавую деятельность "банда душите-
лей",  которые за год с небольшим совершили несколько десятков  жутких
преступлений.  Поздним пешеходам сзади на горло набрасывали веревочные
петли,  душили, а потом раздевали догола уже бесчувственные тела. Нес-
мотря  на то,  что некоторых из жертв злодеи "недодушивали" до конца -
нарисовать словесный портрет преступников  никто  не  мог  -  душители
всегда незаметно подкрадывались сзади,  а потом жертва моментально те-
ряла сознание. Поначалу шайка эта действовала преимущественно на окра-
инах  Петербурга  (и даже в Кронштадте),  но в конце 1856- начале 1857
года душители уже вовсю работали в самом сердце Питера - на  Семеновс-
ком плацу, у Обводного канала, на набережной Таракановки.

   Начальнику петербургской сыскной полиции Ивану Дмитриевичу Путалину
пришлось прибегнуть к своему излюбленному приему - "подставе" с перео-
деваниями. Один чрезвычайно сильный полицейский был переодет в женское
платье и изображал из  себя  торговку-чухонку,  разъезжая  вечером  по
мрачным питерским улицам,  под рогожами в телеге прятались вооруженные
Путилин и унтерофицер.  И бандиты в конце концов клюнули.  Шайка,  как
впоследствии оказалось, состояла из бывших солдат, уволенных в запас и
просто деклассированных элементов,  история донесла до нас их имена  -
Александр Перфильев,  Федор Иванов, Калина Еремеев, Михаил Поянен. Та-
кие зверские преступления, конечно, случались все-таки довольно редко.
В те времена практически каждое убийство,  даже "бытовое", становилось
газетной сенсацией и повергало общество в шок.  Поэтому,  в  основном,
процветало  все-таки  воровство и разного рода мошенничество.  Причем,
как ни странно, женщины-преступницы, возможно, оставили в криминальной
истории Петербурга даже более заметный след,  чем мужчины.  Может быть
такой казус связан с тем, что в то время женщинам было намного труднее
реализовать себя - в основном общество отводило им роль домохозяек. Не
удовлетворяясь исполнением этих ролей,  барышни с "активной  жизненной
позицией"  пытались найти себе дело по душе - становились проститутка-
ми,  мошенницами и воровками. (Кстати, о проституции - во второй поло-
вине  XIX  века Петербург был довольнотаки развратным городом:  в 1847
году при министерстве внутренних дел была учреждена комиссия по надзо-
ру за бродячими женщинами.  В 1852 году в списках этой комиссии по Пе-
тербургу значилось 5381 женщина.  В те времена основные притоны и пуб-
личные  дома располагались на Сенной площади,  около Егерских казарм у
кабака "Веселые острова",  на Песках, на Болотной улице, в Коломне, на
Покровской улице и на Петербургской стороне.  В 1853 году в Петербурге
числилась 1378 проституток - притом, что население в Питере составляло
в тот год 534 тысячи 721 человек. Итого, на 381 жителя приходилась од-
на проститутка.  К 1 января 1853 года в Питере  было  зарегистрировано
148 публичных домов.  В 1868 году публичных домов было 145 и 16 тайных
притонов.  Только поднадзорных проституток числилось 2081. В 80-е годы
проституток  в Питере было зарегистрировано более шести тысяч.  К 1900
году число  зарегистрированных  проституток  сократилось  вдвое,  зато
масштабы уличной проституции достигли головокружительного размаха.  По
некоторым оценкам на улицы СанктПетербурга - первого города миллионщи-
ка в северной Европе выплеснулось тогда до 50 тысяч проституток).

   Безусловной королевой  преступного  мира тех времен была знаменитая
Сонька - Золотая ручка. Она родилась не в Петербурге, а в местечке По-
вонзки  Варшавского уезда,  но именно в Питере произошло ее "становле-
ние",  здесь она судилась, совершала преступления, а стало быть внесла
свой заметный след в историю Бандитского Петербурга. Ее настоящее имя,
полученное при рождении, было Шейндля-Сура Лейбова Соломониак. Семейка
у Шейндли была, прямо скажем, не особо законопослушной - Золотая Ручка
росла в среде,  где скупка краденного, контрабанда, сбыт фальшивых де-
нег  было  обычным делом.  Ее старшая сестра Фейга тоже была воровкой,
сменившей трех мужей,  но до Соньки ей,  конечно,  было далеко. В 1864
году Шейндля вышла замуж в Варшаве за некоего Розенбада, родила от не-
го дочь Суру-Ривку и тут же бросила мужа,  обокрав его на прощание.  С
неким  рекрутом  Рубинштейном она бежит в Россию,  где и начинаются ее
головокружительные сексуальноуголовные похождения.  В январе 1866 года
ее  первый раз хватает полиция города Клина по обвинению в краже чемо-
дана у юнкера Горожанского,  с которым  она  познакомилась  в  поезде.
Сонька выкрутилась, сказав, что чемодан прихватила по ошибке, и напра-
вилась в Петербург, где обчищала дачи аристократов вместе со своим лю-
бовником  Михелем  Бренером.  Именно  в это время Золотая Ручка делает
первые попытки создать целую бригаду воров,  для чего привозит в Питер
известного вора Левита Сандановича. Судя по всему, именно в Петербурге
был изобретен знаменитый способ гостиничных краж,  получивший название
"с добрым утром".  Метод был прост - красиво одетая, элегантная Сонька
останавливалась в лучших отелях города,  тщательно изучала планы номе-
ров,  присматривалась к постояльцам... Наметив жертву, она проникала в
его номер ранним утром,  надев войлочные туфли, начинала искать деньги
и драгоценности.  Если постоялец просыпался,  Шейндля делала вид,  что
ошиблась номером,  смущалась, краснела, пускала в ход свои сексуальные
чары - для дела могла и переспать с жертвой, причем делала это искрен-
не и естественно,  что называется с выдумкой и огоньком...  Украденные
драгоценности сбывались ювелиру Михайловскому,  который переделывал их
и сбывал. (Впоследствии в Питере широко распространится способ воровс-
тва  с отвлечением жертвы на секс - этот метод получит название "хипе-
са" - "хипесники" обычно работали парами - женщина приводила клиента к
себе в комнату и ублажала его в кровати, а ее партнер ("кот", следящий
за интересами своей "кошки") шарил по карманам оставленной  где-нибудь
в прихожей одежды.  "Кошки" - хипесницы часто наживали большие деньги.
Знаменитая питерская хипесница Марфушка сумела к началу XX  века  ско-
пить солидный капитал в 90.000 рублей, ее коллега Сонька-Синичка, "ра-
ботавшая" примерно в то же время, остановилась на сумме 25000 и откры-
ла  модную  мастерскую.  Красавица-хипесница  Петрушкина внесла свежую
струю в метод - использовала дрессированных собачек  для  подачи  лаем
сигналов  своему  "коту".  Попадались "хипесники" обычно из-за ссор во
время дележа добычи - обиженные на своих  партнеров  "кошки"  с  чисто
женской логикой часто "стучали" на своих подельщиков в полицию).

   Однако, вернемся к Соньке.  В 1868 году она ненадолго уезжает в Ди-
набург,  где выходит замуж за старого богатого еврея Шелома Школьника,
однако  вскоре  бросает его ради своего любовника Михеля Бренера и его
брата Абрама (похоже,  что Золотая Ручка спала одновременно  с  обоими
братьями).  Вообще, иной раз просто непонятно, как ведя такую активную
(чтоб не сказать сильнее) половую жизнь,  Сонька еще и находила в себе
силы воровать - крепкая,  судя по всему была дама... В 1870 году Шейн-
для крупно "засыпалась" в Петербурге и еле успела сбежать из приемного
покоя  Литейной  части,  оставив  полицейским  изъятые вещи и деньги -
кстати,  с полицией  она  "решала  вопросы"  часто  опять-таки  "чисто
по-женски".  Поняв, что в столице она уже несколько примелькалась, Зо-
лотая Ручка отправляется в большое "международное турне". Она посещает
чуть  ли  не все самые крупные города Европы,  выдавая себя за русскую
аристократку - ей это не сложно было сделать - она прекрасно одевалась
и свободно владела немецким, французским, польским языками (не считая,
естественно,  русского и идиша).  В своих похождениях  она  напропалую
знакомилась с разными богатыми дураками и обворовывала их, усыпляя ли-
бо изнурительным сексом, либо (если клиент попадался очень крепкий или
очень страшный) специальными порошками.  В 1871 году она выходит замуж
за известного железнодорожного вора  Михеля  Блювштейна  -  румынского
подданного,  чьи родители жили в Одессе (кстати, одесситкой Сонька ни-
когда не была,  но в этом солнечном городе бывала часто. Как, впрочем,
и в других крупных городах). От этого замужества у Золотой Ручки роди-
лась дочка Табба,  а сам брак вскоре распался,  потому  что  Блювштейн
постоянно застукивал жену то с каким-то бароном,  то с графом,  а то и
просто с приглянувшимся нищим офицериком,  с которого и взять-то  было
нечего, что особо раздражало супруга.

   Странно, что  при  всей  интенсивности  своих похождений Сонька все
время уходила от полиции - позже,  когда ее судили в конце 1880 года в
Москве  мелькнули  на процессе показания одного свидетеля,  из которых
можно было понять, что в свое время Шейндля была завербована в осведо-
мители,  откупаясь от полиции тем,  что "сдавала" своих конкурентов по
ремеслу. В 1871 году ее ловит полиция в Лейпциге и передает под надзор
Российскому посольству,  но России такое "счастье" тоже даром не нужно
и скорее ее высылают за границу.  В 1876 году она  попадается  в  Вене
вместе  со своим тамошним любовником Элиасом Венигером,  ее обвиняют в
краже 20 тысяч таллеров в Лейпциге,  но Сонька опять, очаровывая поли-
цейских, ускользает, заложив в столице Австро-Венгрии четыре краденных
бриллианта...  Попав вскоре в Краковскую тюрьму,  она ухитряется обок-
расть собственного адвоката,  но срок все-таки получает смехотворный -
12 дней лишения свободы...  Она вновь возвращается в Россию и "бомбит"
лучшие отели Москвы, Питера, Нижнего Новгорода, Одессы, Астрахани, Ви-
тебска,  Харькова,  Саратова,  Екатеринбурга, Киева, Таганрога, Росто-
ва-на-Дону,  Риги... Всюду она выходит сухой из воды. Сонька понемногу
становится сентиментальной - однажды войдя ранним утром в  гостиничный
номер, чтобы обобрать постояльца, она увидела спящего в одежде молодо-
го человека,  рядом с которым лежал револьвер и письмо к матери, в ко-
тором он сообщал,  что кончает с собой, так как вскрылось похищение им
казенных 300 рублей,  направленных семье для лечения  больной  сестры.
Золотая Ручка тихонько вынула 500-рублевую ассигнацию,  положила ее на
револьвер и выскользнула из номера...  В другой раз она  вернула  5000
рублей обокраденной ею же вдове бедного чиновника,  у которой остались
сиротами дети...  Сонька сама очень любила своих дочек и тратила беше-
ные деньги на их образование сначала в России, а потом во Франции...

   Понемногу она  старела,  удача  начинала ей изменять,  к тому же ее
очередной роман с восемнадцатилетним красавцем вором-марвихером  Воло-
дей Кочубчиком (в миру - Вольф Бромберг,  известный тем, что воровскую
карьеру начал с 8 лет,  ухитряясь обворовывать собратьев по профессии)
был  не очень удачным - сам Кочубчик бросил воровать,  но нещадно экс-
плуатировал влюбившуюся в него без  памяти  Соньку,  требовал  от  нее
деньги,  став капризным и раздражительным альфонсом, проигрывавшим все
"заработанное" Сонькой в карты.  Она вынуждена была все больше  риско-
вать,  нервничала, а расшатанные нервы всегда очень быстро сказываются
на успехах людей творческих профессий...  К тому же она стала  слишком
известной,  ее уже просто узнавали на улице,  в магазинах,  в театрах,
сначала такая популярность даже помогала ей - несколько раз восторжен-
ная публика оттесняла от нее полицию,  давая возможность скрыться,  но
долго так продолжаться не могло - в 1880 году она вместе с  Кочубчиком
попадается в Одессе, и в конце концов ее вместе с многочисленными быв-
шими мужьями и любовниками судят в Москве (компания попала  на  скамью
подсудимых  довольно колоритная - чего стоил один только "временно от-
пускной рядовой Шмуль Боберман").  Вот как она выглядела тогда по сло-
вам  очевидца:  "...Шейндля Блювштейн - женщина невысокого роста,  лет
30.  Она,  если не красива теперь,  а  только  миловидна,  симпатична,
все-таки надо полагать была прехорошенькой пикантной женщиной несколь-
ко лет назад.  Округленные формы лица с немного вздернутым,  несколько
широким носом,  тонкие ровные брови,  искрящиеся веселые глаза темного
цвета,  пряди темных волос,  опущенные на ровный, кругловатый лоб, не-
вольно подкупают каждого в ее пользу.  Это лицо немного притертое кос-
метикой,  румянами и белилами изобличают в ней женщину вполне знакомую
с  туалетным  делом.  В костюме тоже проглядывается вкус и умение оде-
ваться. На ней серый арестантский халат, но прекрасно, кокетливо скро-
енный.  Из-под  рукавов халата выглядывают рукава черной шелковой коф-
точки,  из-под которой в свою очередь белеются манжеты безукоризненной
белизны,  отороченные  кружевцами.  На руках черные лайковые перчатки,
щегольски застегнутые на нескольких пуговицах.  Когда халат распахива-
ется, виден тончайший передник, с карманами, гофренный на груди и вни-
зу.  На голове белый,  обшитый кружевами платок, кокетливо сложенный и
заколотый у подбородка.  Держит она себя чрезвычайно покойно, уверенно
и смело.  Видно, что ее совсем не смущает обстановка суда, она уже ви-
дала виды и знает все это прекрасно. Поэтому говорит бойко, смело и не
смущается нисколько.  Произношение довольно чистое и полное знакомство
с русским языком..."

   Процесс был  долгим и бурным,  несмотря на то,  что Сонька отрицала
все предъявленные ей обвинения,  ее приговорили к  лишению  всех  прав
состояния,  и ссылке в "отдаленные места Сибири"... Ее сообщников при-
говорили к арестантским ротам на срок от 1 до 3 лет,  Кочубчик получил
б  месяцев  "рабочего  дома" (по выходу он стал состоятельным домовла-
дельцем в одном из южных городов России).

   В 1881 году Золотая Ручка находилась в Красноярском  крае,  но  уже
летом 1885 года бежала из Сибири.  Однако гуляла на воле она недолго -
в декабре того же года се вновь арестовывают в Смоленске и  судят.  Но
30 июня 1886 года она бежит из смоленской тюрьмы вместе с надзирателем
Михайловым,  которого влюбила в себя...  Через 4 месяца ее  вновь  ло-
вят...  Летом 1888 года ее отправляют пароходом из Одессы на Сахалин -
в Александровск-на-Сахалине,  откуда она вновь пытается бежать - через
тайгу,  переодевшись солдатом...  Ее поймали на следующий же день, вы-
секли розгами в Александровской тюрьме...  Два года и  восемь  месяцев
она носила ручные кандалы и содержалась в одиночке.  В 1890 году Антон
Павлович Чехов посетил Сахалин и даже заглянул  в  камеру  к  "Золотой
Ручке": "Из сидящих в одиночных камерах особенно обращает на себя вни-
мание известная Софья Блювштейн - Золотая Ручка,  осужденная за  побег
из  Сибири в каторжные работы на три года.  Это маленькая,  худенькая,
уже седеющая женщина с помятым старушечьим лицом.  На руках у нее кан-
далы;  на нарах одна только шубейка из серой овчины, которая служит ей
и теплою одеждой и постелью. Она ходит по своей камере из угла в угол,
и кажется,  что она все время нюхает воздух,  как мышь в мышеловке,  и
выражение лица у нее мышиное. Глядя на нее, не верится, что еще недав-
но  она была красива до такой степени,  что очаровывала своих тюремщи-
ков, как, например, в Смоленске, где надзиратель помог ей бежать и сам
бежал вместе с нею. На Сахалине она в первое время, как и все присыла-
емые сюда женщины, жила вне тюрьмы, на вольной квартире; она пробовала
бежать  и нарядилась для этого солдатом,  но была задержана.  Пока она
находилась на воле,  в Александровском посту было совершено  несколько
преступлений:  убили лавочника Никитина,  украли у поселенца еврея Юр-
ковского 56 тысяч. Во всех этих преступлениях Золотая Ручка подозрева-
ется  и обвиняется как прямая участница или пособница.  Местная следс-
твенная власть запутала ее и самое себя такою густой проволокой всяких
несообразностей и ошибок,  что из дела ее решительно ничего нельзя по-
нять. Как бы то ни было, 56 тысяч не найдены и служат пока сюжетом для
самых разнообразных фантастических рассказов".

   По освобождении  она  остается в Длександровске на поселение,  став
хозяйкой маленького квасного заведения. Жила она с неким Николаем Бог-
дановым, жестоким рецидивистом. По привычке постаревшая Сонька притор-
говывала краденным,  подпольно торговала водкой и пользовалась у мест-
ных жителей большим авторитетом,  несмотря на то, что многие не верили
в то,  что эта изможденная жизнью женщина - настоящая Золотая Ручка...
Ее дочери, ставшие артистками оперетты, отказались от матери, жить бы-
лой красавице стало невмоготу.  Она решается на  последний  побег,  но
пройти  сумела лишь несколько километров от Александровска.  Конвойные
нашли ее лежащей без чувств на дороге.  Через несколько  дней  Золотая
Ручка умерла...

   О ней ходило масса слухов и легенд,  издавалось несколько книг, на-
полненных вымыслами,  а в 1915 году о ней был снят первый русский мно-
госерийный фильм-сериал, весьма, впрочем, далекий от действительности.

   У Соньки  было  немало последовательниц,  которым также присваивали
кличку "Золотая Ручка".  В начале 80-х годов в Петербурге начала  свою
карьеру  карманная воровка Анна Зильберштейн - красивая,  ловкая и ин-
теллигентная,  она была известна под псевдонимом Анютка-Ведьма. Ее имя
гремело  несколько лет,  но в конце концов ее схватили и сослали в Си-
бирь,  откуда она вернулась еще достаточно молодой и красивой - доста-
точно для того,  чтобы вскружить голову одному весьма богатому и знат-
ному чиновнику,  за которого Ведьма в конце концов вышла замуж и  жила
довольно долго тихо и счастливо. Однако в начале XX века, после смерти
мужа Анютка-Ведьма вновь начала воровать в петербургских театрах - ви-
димо,  она  страдала  клептоманией,  потому что муж оставил ей большое
наследство.  В последний раз полиция арестовала ее в 1902 году на  Ли-
тейном проспекте,  где она, надевши траур, пыталась затесаться в похо-
ронную процессию - хоронили действительного статского советника  Грей-
га, а неугомонная Анна шарила в скорбной толпе по карманам...

   Золотой Ручкой  N  3  стала  известная питерская авантюристка Ольга
Зельдовна Штейн - урожденная Сегалович.  Она родилась в  1869  году  в
Стрельне и в 25 лет, приняв лютеранство, вышла замуж за профессора пе-
тербургской консерватории немца Цабеля. Попав в Петербург, Ольга быст-
ро  превратилась  из скромной интеллигентной провинциалочки в шикарную
столичную мотовку - состояние мужа было пущено по ветру,  что  естест-
венно, привело к разводу. В 1902 году она выходит замуж за очень круп-
ного чиновника фон Штейна,  чей чин соответствовал генеральскому  зва-
нию.  На этот раз Ольга принимает православие, сменив отчество на Гри-
горьевну.  Муж оказался тряпкой  и  "генеральша"  начинает  "кучерявую
жизнь" - занимает деньги,  посредничает в сделках при "торговле возду-
хом",  сама торгует поддельными полотнами Рафаэля,  Рубенса, камнями и
золотом.  К 1907 году она сумела провернуть около 20 афер, среди кото-
рых есть и вовсе экзотичные для того времени.  В частности, Ольга сама
научилась управлять автомобилем и угнала одну оставленную без присмот-
ра машину,  заложив ее позже в ломбард. Судя по всему, энергичная "ге-
неральша"  была одной из первых в нашем городе угонщицей автомобилей -
а ведь ей уже было к тому времени глубоко за тридцать.

   В конце концов,  несмотря на ходатайство высоких покровителей, про-
делки Ольги Зельдовны дошли до суда, где ей было предъявлено обвинение
в совершении 18 мошенничеств,  афер, растрат и подлогов - определением
Санкт-Петербургской Судебной Палаты от 19 октября 1906 года,  она была
передана суду присяжных...  Красавицу фон Штейн освободили под залог и
она прилежно приходила на первые судебные заседания. Однако поняв, что
дело,  мягко выражаясь, идет к осуждению, "генеральша" с помощью своих
защитников...  бежит в Америку на пароходе (а защитники,  естественно,
попадают на скамью подсудимых). В Соединенных Штатах она, однако, про-
была  недолго  - американское правительство арестовало ее и выдало об-
ратно в Россию,  где в 1908 году ее приговорили к 1 году и  4  месяцам
заключения...  Тюрьма Ольгу Зельдовну, естественно, не перевоспитала -
выйдя на свободу,  она с прежним задором принимается за старое - выхо-
дит  замуж  за  барона фон дер Остен-Сакена и начинает новые аферы.  В
1915 году ее приговаривают к 5 годам тюрьмы, из которой ее освобождает
революция...  Бежать за кордон ей к тому времени было не к кому и не с
чем - "баронесса" продолжает свой путь мошенницы и аферистки - в  1919
году  она попадает под Революционный трибунал,  который се оправдывает
за недостаточностью улик.  Но уже в начале 1920 года  баронесса  Штейн
"кидает" некоего гражданина Ашарда,  пообещав тому достать за его дра-
гоценности муку,  сахар и масло. Дшард, поняв, что его надули, обраща-
ется  в 29 отделение милиции на Петроградской стороне - суд был скорым
и беспощадным - трибунал приговорил ее к пожизненным  общественно-при-
нудительным работам...  Но в том же 1920 году по случаю третьей годов-
щины Революции ей сократили срок до 5 лет, а в 1921 -до трех. Баронес-
са  не  отсидела и этого - мадам,  которой было уже за 50,  соблазнила
Павла Кротова,  начальника Костромской исправительной колонии, где она
"мотала  срок".  Вместе с Кротовым она бежит в Москву,  где начинается
новый виток ее афер (снимаем шляпу перед этой женщиной,  господа чита-
тели,  ей Богу, она вызывает невольное уважение своей несгибаемостью -
фраза "не стареют душой ветераны" - это о таких,  как она) - на угнан-
ных автомобилях Ольга Зельдовна-Григорьевна разъезжает по Москве и со-
бирает пожертвования в пользу голодающих.  Но в начале 1923 года "мос-
ковский период" заканчивается - Кротов погибает в перестрелке, прикры-
вая ее бегство от угрозыска,  а схваченная позже  баронесса  заявляет,
что начальник Костромской колонии был сумасшедшим, - он, де, изнасило-
вал ее и против воли увез в Москву, где втянул в свои преступные махи-
нации... Баронессу передали на поруки петроградским родственникам, жи-
вущим в Шувалове,  вскоре родственники пожалели  о  своем  благородном
поступке,  обвинив  55-летнюю "баронессу-генеральшу" в краже у них де-
нег.  23 ноября 1924 года Ольга Штейн была приговорена питерским судом
к 1 году лишения свободы условно...  О дальнейшей ее судьбе - одни ле-
генды и слухи. Одни рассказывают, что "баронесса" вышла замуж за инва-
лида  Красной  Армии  и  еще в 30-х годах торговала кислой капустой на
Сенном рынке,  другие - что она окончила свои дни в ссылке на  Дальнем
Востоке, обучая новое поколение преступников нелегкому ремеслу аферис-
та... Вроде бы даже потом этой неординарной женщине с удивительным за-
пасом жизненной энергии поставили памятник на могиле "воры в законе" -
кто знает, как все было на самом деле...

   Однако, вернемся в дореволюционный СанктПетербург - столицу Великой
Империи,  чей преступный мир состоял,  безусловно, далеко не только из
более или менее симпатичных особ женского пола.  Как  уже  упоминалось
выше, в уголовной среде тогда складывалась четкая иерархия и специали-
зация - были воры-аристократы,  выходившие на международную  арену  (в
революционный  период  все  они эмигрировали за границу) и воры рангом
пониже.  К ворам-аристократам относились прежде всего карманники-"мар-
вихеры", занимавшиеся кражами бумажников у солидных господ. В марвихе-
ре-аристократе трудно было с первого взгляда угадать преступника, нао-
борот,  они,  как правило,  обладали весьма благообразной внешностью -
выглядели,  как врачи или адвокаты. За несколько лет "работы" марвихер
мог  сколотить  весьма приличное состояние.  В Петербурге в 80-х годах
прошлого века гремело имя знаменитого карманника Александра  Макарова,
по  кличке  Сашка-Пузан,  который  начал  свою карьеру с 11 лет - крал
платки у прохожих. Через 6-7 лет работы его авторитет в воровской сре-
де поднялся на невиданную высоту,  полиция никак не могла его поймать,
поскольку Пузан почти всех агентов знал в лицо.  Сгубила Макарова вод-
ка,  он  стал сильно пить и умер от скоротечной чахотки в 23 года - на
его похоронах присутствовал весь цвет питерской  воровской  аристокра-
тии.

   В начале  90-х  годов прошлого столетия лидерство среди карманников
Питера отдавали Александру Хомякову, сыну отставного поручика, за что,
вероятно,  и получившему кличку Сашка-Офицер. У Хомякова судя по всему
склонность к дисциплине и строгой субординации была заложена в генах -
он   сумел   организовать  достаточно  крупную  шайку  карманников  со
штаб-квартирой в одном из питерских притонов.  По утрам,  после обяза-
тельного прочтения газеты "Тираж" Хомяков, как настоящий "рулевой" от-
давал распоряжения - кому где работать.  Кстати, вторая его кличка как
раз и была - Сашка-Руль. Судя по всему, успехи команды Хомякова сильно
встревожили конкурентов - его "заложили" полиции и  в  1893  году  суд
приговорил  Офицера к ссылке в арестантские роты на 3 года.  Через год
Хомяков бежал - очень уж хотел поквитаться с тем,  кто его выдал, но -
доносчик,  похоже,  оказался  пошустрее - в 1894 году Офицера нашли на
Обводном канале у Сивковых ворот с проломленной головой...

   В эти же примерно годы "работали" в Питере супруги Требусы - симпа-
тичная  жена кокетничала с прохожими на улице,  а муж у размечтавшихся
господ шарил по карманам.  Забавно, что при этом Аррон Хаймович Требус
умудрился ни разу не попасться в полицию,  в отличии от своей супруги,
которую арестовывали трижды.  В конце XIX века чета Требусов решила не
искушать больше судьбу и эмигрировала в Лондон,  где занялась винотор-
говлей и сдачей внаем меблированных комнат...

   Известен также в своих кругах был  и  марвихер  Григорий  Штейнлов,
специализировавшийся  на  снятии  с  богатых прохожих драгоценностей и
эмигрировавший вовремя в Берлин.

   Кстати, в мещанской питерской среде вор-карманник считался завидной
партией,  для  таких  женихов  многие добропорядочные родители невесты
всегда готовы были предоставить квартиры для убежища. Постепенно в Пе-
тербурге  сложилась целая система таких "блатных" квартир - в основном
в районе Лиговки и Сенной площади. Содержателей таких квартир называли
"блатокаями" и очень ценили в воровской среде.

   Отдельную воровскую  касту составили "шнифера" - воры,  проникавшие
ночью в магазины и выносившие из них товары на большие суммы денег.  К
"шниферам"  примыкали "подводчики" - разработчики операций и приемщики
воровского товара.  В 90-х годах XIX века в Петербурге одним из  самых
известных шниферов был Гришка-Армянин,  накопивший впоследствии доста-
точно денег для открытия своих рыбных промыслов.

   Квартирные воры делились на "громил" и  "домушников".  Вся  разница
между этими двумя категориями заключалась в том, что "домушники" рабо-
тали поодиночке,  реже - парами,  а "громилы" сбивались  в  достаточно
многочисленные шайки.

   Среди питерских  "домушников" было довольно много "знаменитостей" в
конце прошлого столетия - на Васильевском острове промышляла  "сладкая
парочка" Константин Тележкин и Александр Тестов.  Тележкин устраивался
в богатые дома дворником и наводил потом Тестова на самые  перспектив-
ные квартиры, "производительность" у друзей была довольно высокой - 12
очищенных квартир за семь месяцев,  - однажды удача им изменила, в од-
ной квартире их застукала полиция, преступники сначала было забаррика-
дировались и приготовились к отчаянному сопротивлению,  но потом пере-
думали,  остыли,  сдались  и  отправились в конце концов осваивать Си-
бирь-матушку.

   На Петроградской стороне злодействовал еще более шустрый Ванька Го-
рошек, он умудрялся "поставить" за месяц до 10 квартир. Горошка сгуби-
ла страсть к хулиганству и дешевым театральным эффектам - он разбрасы-
вал  в обворованных квартирах дохлых кошек,  собак и крыс.  (Возможно,
именно с Горошка впоследствии будет брать пример знаменитая послевоен-
ная банда "Черная кошка").  По этим следам Ваньку в конце концов и вы-
числили...

   В начале 90-х годов XIX века начал свою карьеру  известный  "домуш-
ник" Безруков, служивший в Пассаже приказчиком. Ему было всего 15 лет,
когда он начал залезать в магазинные форточки, пользуясь своим хрупким
телосложением. Безрукова неоднократно судили и ссылали в Сибирь, но он
с необыкновенным упорством возвращался в родной город и  вновь  прини-
мался за любимое дело...

   Не менее  знаменитым  был некто Краюшкин - он происходил из семьи с
"традициями" - его папа был достаточно авторитетным подводчиком.  Кра-
юшкин-сын  служил  в  электротехнической  военной школе и "домушничал"
только в нерабочее время.  Его часто приглашали, как электрика, в раз-
ные  богатые квартиры сделать проводку - Краюшкин как следует осматри-
вался,  а потом уже залезал в знакомую квартиру. За один только год он
совершил около 50 краж.  Попавшись на пустяке, Краюшкин начал "косить"
под больного и сбежал из госпиталя. Сразу же после этого побега он об-
воровал квартиру графа Нирода и эмигрировал в Америку, прислав началь-
нику уголовной полиции письмо с извинениями и просьбой не  препятство-
вать его жене с дочкой приехать к нему - навсегда... Жену никто задер-
живать не стал.

   Воры крайне редко шли на убийства и насилие -  исключения,  конечно
бывали,  ну  так "в семье - не без урода".  В 1880 году начал свою во-
ровскую карьеру сын титулярного советника Николай Митрофанов, учивший-
ся сначала в коммерческом училище, а потом в техническом училище морс-
кого ведомства.  Этот хорошо образованный молодой человек в 1885  году
был судим как член большой воровской шайки.  Отбыв наказание, Митрофа-
нов вернулся летом 1887 года в Петербург и продолжил преступную  карь-
еру - "домушничал" в основном. Но однажды он пытался обокрасть кварти-
ру,  где горничной служила его любовница - Анастасия Сергеева, которая
пыталась помешать своему ухажеру. Митрофанов перерезал Сергеевой горло
столовым ножом и обобрал квартиру дочиста... Его поймали и приговорили
к  20 годам каторги.  Однако в 1901 году Митрофанов бежал и вынырнул в
Питере под видом бравого казачьего офицера, чью грудь украшали два Ге-
оргиевских креста. (Любопытно вот что, - оказалось, что эти кресты бы-
ли не краденными,  а действительно заслуженными Митрофановым во  время
"китайской войны",  где он отличился под псевдонимом "доброволец Нико-
лай").  Полиция арестовала его,  проникнув под видом водопроводчиков в
квартиру его новой любовницы - мещанки Утробиной. Митрофанов вновь был
отправлен на Сахалин,  где работал часовщиком, телефонистом и даже ди-
рижером оркестра...  Он несколько раз пытался бежать, но его все время
ловили,  и в конце концов Николай Митрофанов сгинул на каторге оконча-
тельно.

   Особняком в  воровском сообществе стояли "городушники" - магазинные
воры,  "работавшие" прямо на глазах продавцов и  покупателей.  Дело  в
том,  что "городушники" обычно не воровали в техгородах, где жили пос-
тоянно, а приезжали гастролировать - естественно, местные воры, хоть и
вынуждены были считаться со своими иногородними собратьями,  но все же
особой привязанности к чужакам не испытывали,  а при удобном случае  и
"капали" на них в полицию.

   24 октября  1900  года  в Петербург прибыла шайка "городушников" из
Варшавы,  возглавляемая опытным рецидивистом Валентием Буркевичем. При
Буркевиче  были три девушки - Констанция Робак,  Антонина Гурная и из-
вестная варшавская воровка Текла Макарович.  Вся эта  команда  сначала
украла  два  бобровых  воротника в меховом магазине петербургского го-
родского головы Лелякова на Большой Морской,  а  потом  направилась  в
Гостиный  Двор в магазин золотых вещей Митюревой,  где при попытке ук-
расть футляр с дорогими серьгами,  воров задержали и передали полиции.
Большие  срока  тогда  были  редкостью - Буркевича сослали на 4 года в
арестантские роты,  Гурная получила 3,5 года тюрьмы,  а Розбак отдела-
лась 3 месяцами ареста...  Особую касту составляли конокрады, которые,
как ни странно,  были наиболее организованны из всех категорий  воров.
За  ними стояла выработанная поколениями традиция аж с XVII века,  что
позволило организации конокрадов превратиться в некое  "государство  в
государстве".  Эта воровская профессия была,  пожалуй,  одной из самых
рисковых в дореволюционной России - как правило,  пойманных конокрадов
убивали прямо на месте крестьяне и извозчики,  для которых лошади были
единственными средствами к пропитанию. Конокрады одними из первых нау-
чились вовлекать в свою деятельность полицейских - для "прикрытия" - и
таких случаев известно множество.  Их шайки состояли из десятков чело-
век с четко распределенными обязанностями.  Одни лошадей крали, другие
меняли им внешность (перекрашивали и даже надували через  зад  в  т.н.
"золотых конторах"),  третьи перепродавали,  четвертые прикрывали... В
Питере конокрады базировались в районе Сенной площади, но их организа-
ция  была настолько хорошо законспирированной,  что имена ее настоящих
руководителей не дошли до наших времен...

   Отдельно стоит сказать несколько слов о профессиональных  картежни-
ках-шулерах.  Эта категория преступников,  как правило,  формировалась
выходцами из высших слоев петербургского общества,  однако  с  широким
распространением  карточной игры стали открываться игорные дома и поп-
роще, чем знаменитый с середины XIX века Петровский яхт-клуб, располо-
жившийся  сначала на Троицкой улице,  а потом в доме Елисеева на Невс-
ком.  Шулера попадались достаточно часто,  но до судов  дела  доходили
редко - срабатывали связи,  да и жертвы,  скрывая свою страсть к игре,
не особенно были заинтересованы в скандалах. В начале XX века в Петер-
бурге  жил  известный  всему  шулерскому миру бывший цирковой борец по
кличке Бугай, который со временем открыл собственное игорное заведение
вместе с неким бывшим лакеем-шулером, отзывавшимся на прозвище Дубовый
Нос - но эти двое были лишь  каплей  в  шулерском  море  Петербурга...
(Традиции дореволюционных шулеров донесли и до наших времен. Подробнее
об этом будет рассказано ниже,  в разделе "Кунсткамера Петербурга",  в
главе "Страсти по Степанычу").

   Одних преступников сажали,  но на смену им немедленно приходили но-
вые.  Легенда гласит, что в начале XX века питерские воры даже создали
свою  "воровскую академию",  в которой заслуженные "марвихеры" обучали
мастерству талантливую молодежь.  Выпускной экзамен  в  этой  академии
сдать  было  довольно  трудно  - молодой вор должен был под присмотром
наставника вытащить кошелек из кармана выбранной  жертвы,  пересчитать
деньги и положить обратно,  так, чтобы прохожий ничего не заметил... А
молодежь и впрямь подрастала талантливая,  можно сказать -  ищущая.  В
начале нашего столетия петербургская полиция накрыла особую шайку "во-
ров с пением" - в организацию входило 6 молодых карманников в возрасте
от  18 до 20 лет,  которые завербовали певца-куплетиста.  За долю этот
певец распевал перед толпой в  садах,  парках,  притонах  и  трактирах
смешные еврейские куплеты,  а вся остальная шайка очищала карманы зас-
лушавшейся публики... Другая молодежная шайка промышляла в Таврическом
саду  и  состояла из девочек 14-15 лет и их чуть более старших кавале-
ров, известных полиции по кличкам "Чудный месяц",

   Васька Босоногий,  Кит Китыч...  (преступная молодежь того  времени
вообще  любила  звучные  прозвища типа Ванька-Карапузик,  Сидор С Того
Света,  Васька - Черная Метла,  Сергей - Мертвая Кровь и т.д.).  Шайка
эта называлась "Гайдой" и работала следующим образом - девочки крали и
попрошайничали, а мальчики страховали. В 1903 году в 15-летнем возрас-
те  начал  свой  трудный жизненный путь знаменитый питерский карманный
вор Григорий Васильев, известный под кличками Гришка-Тряпичник и Гриш-
ка-Иголка.  Он крал и при царе-батюшке и при Временном правительстве и
большевиках.  К 1923 году он создал небольшую организацию воров и  сам
уже в основном лишь разрабатывал кражи,  которых на его "боевом счету"
было больше тысячи...

   Одним из последних заметных событий в жизни преступного мира  доре-
волюционного  Петербурга стал разгром полицией в 1913 году шайки Мовши
Пинхусовича Шифа - владельца ювелирного магазина,  располагавшегося на
Петроградской  стороне по адресу Сытнинская,  дом 9.  Почтенный ювелир
Шиф организовал вокруг себя шайку "громил" и  "домушников"  человек  в
30,  у  которых  скупал за бесценок краденное.  Мовша Пинхусович давал
своим "подчиненным" воровской инструмент,  планы квартир  и  подробные
инструкции для проведения краж.  "Правой рукой" был его приказчик Ноэм
Горель.  "Спалился" Мовша Пинхусович глупо,  как это обычно и бывает -
его выдал один из "обидевшихся" мелких перекупщиков. На квартире Шифа,
где после удачных дел происходил дележ добычи и  грандиозные  попойки,
полиция устроила засаду и задержала 13 воров - никто из них при задер-
жании сопротивления не оказал, тогда это было както не принято.

   В те далекие годы преступный мир и полиция относились друг к другу,
как правило,  с уважением (бывали, конечно, всякие казусы - типа тако-
го,  например, - некий вор Руздижан зашел однажды в кабинет к приставу
попросить о продлении паспорта и заодно прихватил с собой шкатулочку с
семью тысячами казенных денег) и "беспредела" друг другу не устраивали
- преступники занимались своим ремеслом,  полиция - своим.  И мало кто
тогда мог предположить, что буквально через несколько лет в Петербурге
начнется  настоящая  кровавая вакханалия сорвавшегося с неведомой цепи
бандитизма...

   Ноябрь 1995 - февраль 1996 г.


Часть вторая. РОЖДЕННЫЕ РЕВОЛЮЦИЕЙ

   Революционный кошмар 1917 года стал мощным катализатором в развитии
уголовных тенденций Петербурга - ничего удивительного в этом не  было,
в  эпоху любых смут и социально-политических потрясений на поверхность
всплывает столько мути и пены, что автоматически возникает объективная
ситуация наибольшего благоприятствования для преступной среды.

   Непредвзято, спокойно,  без влияния различных политических корреля-
тов криминогенная обстановка того времени практически  не  изучена  до
сих пор, и тому есть весьма понятные объяснения.

   Во-первых, и после Февральской революции и после Октябрьской после-
довали массовые амнистии,  причем свободу получали как "политические",
так и уголовники. Советская власть, например, достаточно долго полага-
ла,  что уголовники с дореволюционным стажем - это меньшие враги,  чем
контрреволюционеры, или вообще не враги, а "социально близкие", "соци-
альные попутчики" на дороге в светлое будущее.  Дело в том, что еще до
1917 года политическое и уголовное подполье России постоянно пересека-
лись и даже помогали друг другу. Стоит вспомнить хотя бы такой пикант-
ный факт: часть бюджета большевиков составили деньги, добытые "эксами"
- т.е.  банальными грабежами и разбоями. Разные нелегальные партии ак-
тивно контачили и с контрабандистами.  Наконец в тюрьмах и ссылках по-
литические сидели бок о бок с уголовниками, поэтому поток взаимомигра-
ций был,  конечно,  неизбежен.  Во-вторых,  в революционном угаре было
уничтожено много полицейских архивов.  Удивляться этому обстоятельству
тоже  не стоит - часто офицеры уголовной полиции,  не занимаясь специ-
ально разработкой политических, получали тем не менее от своей агенту-
ры  любопытную  информацию компрометирующего характера в том числе и о
тех людях,  которые в семнадцатом заняли большие посты - один, скажем,
был  кокаинистом,  другой  - пассивным педерастом,  третий сам был "на
связи" с сыщиками, четвертый участвовал в обмене награбленных денег на
валюту... Всю эту "компру" нужно было как-то срочно уничтожить, поэто-
му были синициированы вспышки "народного гнева", от которых загорелись
полицейские  участии  и  в благородном очистительном пламени исчезали,
порой навсегда, имена, клички, судимости...

   Уголовный мир раскололся - часть его (малая) действительно пошла на
службу Советской Власти,  другие же просто поняли,  что пришел их час.
Человеческая жизнь в Питере 17-го - начале  18-го  года  стоила  сущие
пустяки, преступная элита, специализирующаяся на сложных аферах, стала
покидать город,  а главными уголовными "темами" стали уличные разбои и
"самочинки"  - самочинные обыски,  производимые у зажиточных людей под
прикрытием настоящих  или,  чаще,  липовых  чекистских  удостоверений.
("Тема"  эта  будет жить долго.  Самочинные обыски в нашем городе были
очень популярны в 70-х годах - трясли тех, кто в настоящую милицию по-
том  не  обращались,  боясь резонных вопросов от ОБХСС - откуда,  мол,
столько добра-то накопили, граждане потерпевшие... Но в 70-е "самочин-
ки" назывались уже по-другому - "разгонами").

   Вот несколько  цитат  из одного только номера "Красной газеты" - от
23 февраля 1918 года:

   "...В трактир "Зверь" угол Апраксина переулка  и  Фонтанки  явились
два  неизвестных  с самочинным обыском и стали требовать у посетителей
денег...

   ...Вчера по Дегтярной улице дом 39/41 разгромили  магазин  Петрова.
Похищено товару на 1190 рублей...

   ...По постановлению  комиссии по борьбе с контрреволюцией грабители
князь Эболи и Франциска Бритте расстреляны за  участие  в  целом  ряде
грабежей...

   ...Из комиссии были отправлены под конвоем:  Браун,  Алексеев,  Ко-
рольков,  Сержпуховский,  задержанные за грабежи под видом обыска.  По
дороге  в тюрьму все они были расстреляны красноармейцами за попытку к
бегству...

   ...Вчера с угла Сергиевской и Фонтанки доставлен в Мариинскую боль-
ницу неизвестный без признаков жизни, расстрелянный за грабеж..."

   Из этих цитат видно,  что Питер жил в те дни интересной, насыщенной
жизнью.  Кстати,  уголовные преступления  совершали  тогда  не  только
представители "взбесившегося охлоса",  но и вполне приличные в прошлом
люди - 24 мая 1918 года была раскрыта и ликвидирована банда  "самочин-
цев",  которой руководил бывший полковник царской армии Погуляев-Демь-
янов.  О количественном составе этой компании можно  судить  по  таким
впечатляющим цифрам: на штаб-квартире у грабителей было изъято 27 вин-
товок, 94 револьвера и 60 гранат...

   Таких, как этот бывший полковник,  в уголовной среде стали называть
"бывшими". Большинство из них совершали грабежи, чтобы добыть денег на
последующее пристойное существование в эмиграции, кому-то это удалось,
а кто-то навсегда влился в уголовный мир. Приток этой свежей крови су-
щественно обогатил бандитский Петербург того времени -  "бывшие"  были
более образованы, более развиты, чем уголовники дореволюционного пери-
ода.

   С другой стороны,  за "царскими уголовниками" были традиции,  нала-
женные  каналы  сбыта краденного и награбленного,  налаженная методика
"залеганий на дно" и т.д.  Некоторые уважаемые эксперты  считают,  что
именно в альянсах того времени "бывших" и старых профессиональных уго-
ловников начал формироваться феномен российской  организованной  прес-
тупности...

   Уличные разбои того времени стали проходить с выдумкой и некой чис-
то питерской изюминкой.  В 1918 году в Петрограде появилась банда "жи-
вых покойников" или "попрыгунчиков".  Деятельность этой команды приоб-
рела такой размах,  что она даже нашла свое отражение  в  классической
литературе  -  вот  что  пишет  об этой банде Алексей Толстой в романе
"1918 год" из знаменитой трилогии "Хождение по мукам":  "В сумерки  на
Марсовом поле на Дашу наскочили двое, выше человеческого роста, в раз-
вевающихся саванах. Должно быть, это были те самые "попрыгунчики", ко-
торые,  привязав  к  ногам особые пружины,  пугали в те фантастические
времена весь Петроград. Они заскрежетали, засвистали на Дашу. Она упа-
ла. Они сорвали с нее пальто и запрыгали через Лебяжий мост. Некоторое
время Даша лежала на земле.  Хлестал дождь порывами, дико шумели голые
липы  в Летнем саду.  За Фонтанкой протяжно кто-то кричал:  "Спасите!"
Ребенок ударял ножкой в животе Даши, просился в этот мир".

   Банду "попрыгунчиков" возглавлял некто Иван Бальгаузен, уголовник с
дореволюционным  стажем,  больше  известный  в своей среде под кличкой
"Ванька-Живой труп" (Кстати,  похожая кличка была еще до  революции  у
одного питерского грабителя, орудовавшего в районе нынешних Пороховых;
его звали Павлушка-Покойник).  Бальгаузен встретил Октябрьскую револю-
цию с пониманием: тут же напялил матросскую форму и начал "экспроприа-
цию экспроприаторов".  Однако "самочинами" в то время в Петрограде за-
нималось  столько  разного  серьезного народу,  что конкуренция в этой
сфере постепенно становилась опасной  для  жизни.  А  стрелять  "Живой
труп"  не любил,  - хоть и приходилось ему порой обнажать ствол,  но к
1920 году на Бальгаузене "висело" всего два покойника (не живых, а са-
мых  настоящих  мертвых),  что  по тем крутым временам было просто ме-
лочью.  У Ваньки был приятель - запойный умелец-жестянщик Демидов, ко-
торый в перерывах между загулами сделал страшные маски,  ходули и пру-
жины с креплениями.  Жуткие "покойницкие" саваны сшила любовница Баль-
гаузена  Мария  Полевая,  хорошо известная охтинской шпане под кличкой
Манька-Соленая.  Сама идея - пугать суеверных прохожих до полуобмороч-
ного состояния, кстати, была не нова - еще до революции ходили смутные
слухи о подобных ограблениях, но безусловно "заслуга" "Живого трупа" в
том,  что он запустил методику на поток. "Численность" "попрыгунчиков"
в разное время колебалась от пяти до  двадцати  человек,  а  возможно,
нашлись  и подражатели,  так сказать плагиаторы идеи,  но к марту 1920
года за "живыми покойниками" числилось только зарегистрированных  эпи-
зодов  более  сотни,  а ведь многие жертвы в милицию или ЧК не обраща-
лись, боясь, что там их могут вообще расстрелять, как социально чуждых
- бедняков,  как известно,  грабят намного реже, чем людей более-менее
обеспеченных...  Получалось,  что "попрыгунчики" ходили на разбой, как
на работу - не часто, согласитесь, уважаемый читатель, встретишь такую
преданность любимому делу!

   "Живые трупы" злодействовали до весны 1920 года - руки у милиции до
них  долго не доходили ("попрыгунчики" редко применяли насилие в своей
практике - примерно лишь в одном из десяти разбойных нападений,  может
именно этим объясняется такое долготерпение к ним чекистов).  Но,  как
говорится,  всему приходит конец,  да и идея уже понемногу себя  изжи-
ла... "Живой труп" попался на элементарную "подставку" - в излюбленных
"рабочих" местах "попрыгунчиков" - в районах, прилегающих к Смоленско-
му и Охтинскому кладбищу, а также рядом с Александро-Невской лаврой, -
стали появляться какие-то поддатые мужики,  то ли  мастеровые,  то  ли
крестьяне - суть в том, что эти люди постоянно громко хвастались свои-
ми успешно провернутыми делишками, давшими хороший барыш... Как прави-
ло,  за  плечами  этих  мужиков были туго набитые разной снедью мешки.
Бальгаузен клюнул на эту "наколку", но когда однажды ночью шайка наки-
нулась  на  "мужиков"  дико  завывая по своему по своему обыкновению -
заклинание не сработало. "Мужики" вместо того, чтобы описаться от ужа-
са,  достали  вдруг наганы и угрюмо попросили поднять руки вверх...  С
"малины" "попрыгунчиков",  располагавшейся в д.  N 7 по Малоохтинскому
проспекту, было изъято 97 шуб и пальто, 127 костюмов и платьев, 37 зо-
лотых колец и много другой всякой всячины...

   Суд над "попрыгунчиками" был скорым и суровым.  Бальгаузена и Деми-
дова  расстреляли,  не приняв во внимание их социальное происхождение,
чувство юмора и изобретательность...  Что же касается Маньки  Соленой,
то, говорят, что отсидев, она работала в ленинградском трамвае кондук-
тором...

   Гораздо более жестким по сравнению с  Бальгаузеном  был  знаменитый
питерский бандит Иван Белов по кличке Ванька-Белка, его уголовный стаж
также начался еще до 1917 года.  Белка стал одним из самых первых пос-
лереволюционных "самочинщиков".  Вокруг него довольно быстро сложилась
шайка человек в 50,  ядро которой составляли десять опытных  уголовни-
ков. Обычно они под видом чекистов или агентов угрозыска вламывались в
какую-нибудь богатую квартиру и изымали ценности,  избивая или  убивая
хозяев в случае малейшего сопротивления. Иногда даже их наглость дохо-
дила до того, что бандиты оставляли хозяевам безграмотные расписки-по-
вестки, в которых предлагали жертвам явиться для дальнейшего выяснения
всех вопросов на Гороховую,  2,  где в то время базировалось питерское
ЧК...  Банда Белки не гнушалась грабить даже церкви, хотя позже, после
арестов многие из бандитов требовали себе священников  для  исповедей,
уверяя  милиционеров  в  своей глубокой религиозности...  Поскольку за
"Белкой" и его людьми тянулся уже достаточно густой кровавый след,  за
них  принялись всерьез - к середине 1920 года многие кореша Белова уже
сидели за решеткой, однако взять самого Ваньку никак не удавалось. Го-
ворили,  что "Белка",  зная о том,  какая охота на него началась, стал
предпринимать контрмеры.  Его бандой занимался агент  угрозыска  Алек-
сандр Скальберг,  который считал, что сумел завербовать одного из бли-
жайших сообщников Белова.  Этот "завербованный" прислал однажды Скаль-
бергу  записку,  в  которой приглашал на встречу в Таировом переулке -
недалеко от Сенной, известной своими "малинами" и притонами. Скадьберг
пошел  навстречу  и  нарвался на засаду - четыре бандита оглушили его,
связали,  пытали, а потом убили, разрубив на части... Убийство это ис-
полнила личная бригада "ликвидаторов" Белки - Сергей Плотников, Григо-
рий Фадеев,  Василий Николаев и Александр Андреев по кличке Сашка-Бая-
нист.  Коллеги  погибшего  Скальберга  сумели взять эту милую компанию
почти сразу после убийства агента угрозыска - когда Скальберг  пропал"
товарищи обнаружили в его квартире в кармане пиджака записку с пригла-
шением в Таиров переулок...  Эту четверку без лишних проволочек  расс-
треляли,  а  между бандой "Белки" и чекистами началась самая настоящая
война на истребление в стиле классического  вестерна.  Розыск  "Белки"
возглавил  Иван  Бодунов,  о котором позже Юрий Герман напишет повесть
"Наш друг Иван Бодунов" - (еще позже режиссер Алексей Герман снимет по
мотивам этой повести замечательный фильм "Мой друг Иван Лапшин").  Бе-
лов понимал, что кольцо вокруг него начинает понемногу сжиматься и ре-
шил  "лечь на дно" в одной из "малин" на Лиговке.  Оттуда он продолжал
руководить бандой, давая своим "подопечным" указания, а иногда и лично
принимал  участие  в "делах".  Всю осень 1920 года чекисты гонялись за
бандой, несколько раз им удавалось сесть им на хвост и даже вступить в
огневой контакт, но "Белка" уходил. За осень 1920 и начало 1921 года в
перестрелках погибли пять милиционеров и четверо бандитов - среди  них
приближенный Белова Антон Косов по кличке Тоська Косой. Банда начинала
разваливаться. "Белка" понимал, что самое разумное в сложившейся ситу-
ации - срочно уходить из города,  но он рассчитывал на последний "фар-
товый куш", ему нужны были деньги, чтобы скрыться, а фарт все не выпа-
дал... Ванька нервничал, пил запоем, все больше зверел... К весне 1921
года на счету его банды было уже двадцать семь  убийств,  восемнадцать
раненых и больше двухсот краж, разбоев и грабежей... В это время тезка
бандита чекист Бодунов внедрялся подряд во все притоны Сенной и Лигов-
ки,  выдавал  себя за уголовника - с его внешностью и знанием "блатной
музыки" задача была рисковая, но посильная. И Бодунову повезло - в од-
ном  шалмане  он  сумелтаки  раздобыть адрес лежбища Белки - Литовский
проспект,  102. Более того, Бодунов узнал день, когда на этой "малине"
должен был пройти воровской "сходняк".  Дом на Лиговке взяли под круг-
лосуточное наблюдение,  после того,  как вся банда  собралась,  притон
оцепили...  Погулять как следует Белову с друзьями на этот раз не дали
- шалман решено было брать штурмом. Хоть бандиты и были почти поголов-
но пьяны или "под кайфом" - "на шухер" они поставить человека не забы-
ли.  Поэтому неожиданного захвата не получилось.  Завязался  настоящий
бой,  о котором долго еще вспоминали потом по всем питерским притонам:
"Прогудело три гудочка и затихло вдали... А чекисты этой ночкой на об-
лаву пошли...  Оцепили все кварталы,  по малинам шелестят. В это время
слышно стало - гдето пули свистят...  Как на нашей на малине - мой па-
хан отдыхал...  Ваня, Ванечка, роди-и-май... Звуки те он услыхал..." -
Ну и так далее.  Белка с "братками",  понимая,  что терять ему нечего,
отстреливался с отчаянием обреченного, но его фарт уже кончился. В той
перестрелке погиб он сам,  его жена и соучастница и еще десяток банди-
тов. Со стороны милиции погибло двое. После того, как главари были пе-
ребиты,  остальные уркаганы сдались... Большая часть из них была расс-
треляна по приговору суда...

   Как интересно  иногда  распоряжается  человеческой памятью Судьба -
Ванька "Белка" действовал еще до того,  как  стал  известен  в  Питере
Ленька  Пантелеев  -  и вроде даже похожие по методам преступления они
совершали,  и смерть Белова по уголовным понятиям была вполне  "герои-
ческой"  - а вот - про Леньку знают все,  а Белову суждено было забве-
ние, также, как и сменившему его на Олимпе бандитского Питера Лебедеву
(этого последнего, кстати, тоже уничтожил Иван Бодунов). Прошу Уважае-
мого Читателя понять меня правильно - я вовсе не  призываю  помнить  и
знать всех бандитов поименно,  но,  согласитесь, трудно понять принцип
избирательности народной памяти по отношению к своим антигероям...

   Как бы ни было,  но именно Леньке Пантелееву предстояло  стать  су-
перзвездой уголовного мира не только Питера,  но и всей страны на дол-
гие годы - после его смерти о нем будут слагать блатные песни,  писать
книги  и  снимать фильмы.  Хотя - знаменитостью он успел стать еще при
жизни... До революции Пантелеев, (существует версия, что настоящая его
фамилия  была Пантелкин) трудился в питерских типографиях и вел вполне
законопослушный образ жизни,  был достаточно грамотным, начитанным че-
ловеком.  Может быть,  он так и прожил бы жизнь тихую и незаметную, не
случись в семнадцатом всего того, что изменило жизнь не только России,
но и многих других стран и народов. Как только была образована Красная
Армия,  Пантелеев немедленно записался в нее добровольцем и отправился
на  Нарвский фронт.  Воевал Ленька неплохо,  умудрился попасть в плен,
бежать из него и снова сражался с немцами и белыми.  Стихия войны, ат-
мосфера риска,  азарта, насилия, полностью захватила Пантелеева и ни о
каком возвращении к прежней мирной специальности уже не могло  быть  и
речи. После демобилизации из армии Ленька поступает на службу в ЧК (по
одной версии - в Петрограде,  по другой - в транспортную  ЧК  Пскова),
легенда  утверждает,  что  принимал его на работу чуть ли не сам Дзер-
жинский (что вполне может быть как правдой, так и результатом последу-
ющего мифотворчества). Однако в "чрезвычайке" Пантелеев надолго не за-
держивался,  ему все труднее было держать себя хоть в каких-то рамках.
Сослуживцы начали подозревать Леньку в употреблении наркотиков,  потом
прошла информация,  что он участвовал в нескольких  самочинных  "обыс-
ках",  потом  на настоящем обыске куда-то вдруг пропала золотая безде-
лушка,  которую видели у Пантелеева в руках. В принципе, никаких дока-
зательств Ленькиной вины не было,  но кому они тогда были особо нужны?
Общая масса негативной информации о Пантелееве  превысила  критическую
отметку и из ЧК его вышибли... Возможно, правда, что основной причиной
его увольнения стали не криминальные "грешки",  а  Ленькина  неспособ-
ность влиться в коллектив, попридержать свой характер. У него уже тог-
да стал явно проявляться некий "наполеоновский комплекс", на товарищей
своих он смотрел,  как на быдло,  разговаривал - "через губу" и т.д. -
ну кому это может понравиться? Увольнение стало для Пантелеева настоя-
щим шоком,  он ведь планировал сделать в ЧК карьеру. Ленька предприни-
мает несколько попыток восстановиться в органах,  но у него ничего  не
выходит,  и вот тут оскорбленное самолюбие Пантелеева и общая авантюр-
ность его натуры не оставляет экс-чекисту никакого другого пути, кроме
как  в  банды  (Пантелеев  стал как бы Ванькой Каином-наоборот - был в
XVII веке в Москве такой гений воровства, предательства и сыска. Толь-
ко Каин из воров подался в сыщики, а Ленька - наоборот, но чудится мне
в характере этих двух мерзавцев что-то общее - А.К.).  Среди  знакомых
Пантелеева был опытный уголовник Белов,  который, возможно, первым су-
мел разглядеть в Пантелееве необходимые для лидера банды черты  харак-
тера.  Впрочем,  справедливости ради,  стоит все же отметить, что бан-
дитствовать отставной чекист начал не на следующий же после увольнения
день  -  первый "официальный" свой налет Ленька совершает 4 марта 1922
года,  ограбив квартиру меховика Богачева в д.  30 по улице  Плеханова
(бывшей Казанской).  Тогда все еще обходится без жертв, без стрельбы -
лишь угрозы оружием.  8 марта - новое ограбление, на этот раз квартиры
врача, и - видать понравилась Пантелееву новая работа, потому что гра-
бежи, налеты, разбои с его участием пошли один за другим. Помимо нале-
тов на богатые квартиры банда,  в которую входило кроме Пантелеева еще
человек десять бандитов (Варкулевич,  Гавриков, Белов, Рейнтон, Лысен-
ков  и др.) не брезгуют и обычным,  вульгарным даже "гоп-стопом" - они
раздевают на улицах  припозднившихся  прохожих,  поддатых  посетителей
ресторанов,  игроков,  покидающих игорные заведения...  Но в это время
знаменитостью Пантелеева еще никак назвать нельзя,  чтобы "раскрутить-
ся"  и  стать  "звездой" нужно помимо прочего еще и время.  Поэтому не
совсем понятна странная история с рапортом, поступившим летом 1922 го-
да в питерское УТРО от бывшего сотрудника ЧК, некоего товарища Василь-
ева,  который однажды в трамвае случайно опознал  "известного  бандита
Пантелеева",  и бросился за ним в погоню проходными дворами, такая вот
возникает,  мягко говоря,  нестандартная ситуация - один бывший чекист
средь  бела  дня гонится за другим.  Пантелеев пару раз стреляет в Ва-
сильева, промахивается, выскакивает на набережную Фонтанки, натыкается
на  начальника  охраны госбанка Чмутова.  Пока Чмутов тянется за своим
оружием,  Пантелеев двумя выстрелами убивает его и  уходит  проходными
дворами...  что  при  этом  делает бывший чекист Васильев - непонятно.
Повторяюсь,  "звезда" Пантелеева еще не взошла,  все бремя "славы" еще
впереди.  О  нем  поговаривать только-только начали как раз после этой
истории с Васильевым и Чмутовым.  26 июня 1922 года Пантелеев с Гаври-
ковым  и  Беловым совершают налет на квартиру известного врача Левина.
Бандиты,  переодетые для чего-то матросами,  явились к нему под  видом
пациентов,  связали  и начали увлеченно искать в огромной квартире чем
бы поживиться.  В связи с неожиданным приходом жены Левина и их жилич-
ки,  налетчикам пришлось оторваться ненадолго от этого приятного заня-
тия, женщины были связаны и сложены в ванную комнату. В общей сложнос-
ти налет продолжался более двух часов,  усталые, но довольные, бандиты
набили "изъятым" большую корзину и чемодан, вышли из дома, сели на из-
возчика  и скрылись.  Позже оказалось,  что навел бандитов на квартиру
доктора его же родной племянничек. Молодой человек, надо признать, был
довольно  шустрым - при дележе добычи сумел их обмануть и забрать себе
большую часть. (Этот Левин при таких задатках мог далеко пойти, но су-
дя  по  тому,  что  в  дальнейшей истории бандитского Петербурга он не
просматривается - кто-то его остановил.  Видимо,  не  всем  нравилось,
когда их "кидали".  А вот через семьдесят с лишним лет в Питере станет
знаменитостью другой Левин - тот,  который умудрился при помощи компь-
ютера,  находящегося в офисе на Большой Морской,  похитить сумасшедшее
количество долларов из американского Ситибанка.  Может, эти двое Леви-
ных - родственники? Тогда у "нашего" Левина есть хорошая "отмазка" для
суда - не отвечает же человек за  тяжелую  наследственность,  в  конце
концов...)

   9 июля Пантелеев и Кш наносят визит ювелиру из Гостиного двора Ани-
кееву,  проживавшему в доме по Чернышеву переулку. На этот раз бандиты
представляются  сотрудниками  ГПУ,  даже показывают фальшивый ордер на
обыск.  14 июля по такой же схеме вычищается квартира доктора Ишенса в
Толмачевом переулке.  Банда Пантелеева знала, у кого можно поживиться,
видимо,  Леньку кто-то постоянно снабжал очень ценной информацией. Хо-
дили слухи, что у Пантелеева были "свои люди" в правоохранительных ор-
ганах,  и,  как будет видно ниже,  эти слухи имели под собой кое-какие
основания...

   25 августа на Марсовом поле Пантелеев и Гавриков ограбили трех пас-
сажиров извозчичьей пролетки,  раздев двух мужчин и  одну  женщину.  1
сентября  Пантелеев  в  одиночку  раздевает на улице Толмачева у клуба
"Сплензид-Палас" супружескую чету Николаевых.  В эту же ночь в перест-
релке  с  конным  отрядом  милиции товарища Никитина погиб правая рука
Леньки - Белов.

   О Пантелееве постепенно начинают ходить по городу романтические ле-
генды - дескать,  Ленька грабит исключительно буржуев,  скопивших свои
богатства за счет обмана и эксплуатации трудового народа. Образ Леньки
рисуется в этаких героических тонах - смелый,  аккуратный, благородный
с дамами. К Леньке прочно прилипает кличка - Фартовый. Пантелеев и сам
очень стремился походить на "благородного разбойника" - старался фран-
товато одеваться,  манерничал и "гнал понты" на публике.  4 сентября в
полдень Пантелеев и Гавриков остановили на углу Морской и Почтамтского
переулка артельщика пожарного телеграфа Мануйлова, переносившего чемо-
дан  с деньгами - (снова чья-то блестящая "наводка" - как-то не верит-
ся, что ношение чемоданов с деньгами по улицам нашего города в те вре-
мена  было  распространенным  явлением...) После удачного дела бандиты
решили обновить свой гардеробчик и направились в магазин на углу Невс-
кого и Желябова выбрать себе новую обувь.  И - надо же такому случить-
ся,  - с теми же намерениями в магазин зашел начальник 3-го  отделения
милиции товарищ Барзай,  который узнал Леньку. Началась пальба, Барзай
был убит,  но этот день,  так хорошо начавшийся для Леньки, испортился
окончательно.  Неподалеку  оказалась  довольно большая группа чекистов
(среди которых был,  кстати,  наш с Вами,  Уважаемый читатель,  старый
знакомый - Иван Бодунов). После ожесточенной перестрелки бандитов уда-
лось захватить живыми...

   Началось следствие,  которое не было слишком долгим - уже в  начале
ноября  дело  было передано в суд.  11 ноября питерские газеты вышли с
первыми отчетами о судебном заседании, но... в это время Пантелеев был
уже на свободе. Ему помог бежать не фанатик-эсер, как это изображалось
в фильме "Рожденные революцией",  а специально  внедренный  питерскими
бандитами  в тюрьму человек.  В ночь с Юна II ноября 1922 года во всей
тюрьме вдруг погасло электричество. Пантелеев, Гавриков, Рейнтон (Саш-
ка-Пан)  и  Лысенков (Мишка Корявый) вышли из камер и спокойно спусти-
лись по винтовой лестнице с четвертого этажа,  миновали главный  пост,
прошли в комнату для свиданий,  выбили там стекло в окне, выскочили во
двор, потом перелезли через двухсаженную стену (и все это - вчетвером)
и  скрылись никем не замеченными...  (Странная история,  не правда ли.
Уважаемый Читатель?  Если учесть,  что везде дежурили постовые... Даже
если  в  тюрьме  и была одна-две бандитских "внедренки" - остальные-то
сотрудники не могли же все разом вдруг ослепнуть и оглохнуть!).

   Вот тут уже начинается настоящий бум вокруг имени Пантелеева,  весь
Питер встает на уши - милиция и ЧК,  естественно, тоже. А шайка Панте-
леева начинает между тем снова раздевать прохожих на улицах.  Сам Фар-
товый все больше нервничает, психует, налегает на наркотики и водочку,
у него развивается маниакальная подозрительность и тоскливое предчувс-
твие  скорого конца.  Один он уже не ходит - в притоны и рестораны его
всегда сопровождают два телохранителя.  В карманах тужурки  Пантелеева
всегда два взведенных револьвера,  он готов стрелять в любого, кто вы-
зывает у него малейшее сомнение (именно так погибли инженер  Студенцов
и его жена, Леньке показалось, что Студенцов достает револьвер).

   9 декабря 1922 года Пантелеев и Гавриков попадают в засаду у ресто-
рана "Донон".  И вновь Фартовому удается уйти - уже  после  успешного,
казалось  бы  задержания Петроград уже просто кипел от слухов - люди в
открытую говорили,  что милиция - "в доле" с бандитами,  что Пантелеев
вообще  неуловим.  На  стенах питерских домов стали появляться издева-
тельские надписи, типа: "До 10 вечера шуба - ваша, а после 10 - наша!"
Стоит ли говорить,  что и это "творчество" молва приписывала Пантелее-
ву,  хотя он,  скорее всего к нему никакого отношения не имел.  Леньке
было  не  до  шуточек  - он хотел одного - быстрее сорвать какойнибудь
крупный куш и уйти за кордон.  Страх постепенно превратил Пантелеева в
полусумасшедшего, которого стали бояться даже ближайшие подельники. Во
время налетов на квартиры Ленька теперь безжалостно стреляет в  безза-
щитных  людей  -  видимо,  убийствами  Фартовый пытался заглушить свой
собственный ужас.  (Особо зверским было убийство семьи профессора  Ро-
манченко,  проживавшей в доме N 12 по Десятой роте Измайловского полка
- там расстреляли всех, не пожалели даже собаку).

   Между тем правоохранительные органы, получив информацию о намерении
Пантелеева уйти за кордон, поняли, что медлить больше нельзя. В местах
возможного появления Фартового были организованы засады (то ли 27,  то
ли 28 засад - для тех времен это более чем круто).  Наиболее "перспек-
тивным" местом считалась "хаза" на углу канала Грибоедова и Столярного
переулка, которую содержал некто Климанов, дальний родственник Леньки.
В ночь на II февраля 1923 Фартовый действительно пришел туда,  но уви-
дел сигнал тревоги - горшок с геранью, видимо, его успела выставить на
окно одна из сестер Леньки - то ли Вера, то ли Клавдия - их обеих тог-
да арестовали на этой хазе.  (Сестрички-то были, кстати, еще те "штуч-
ки" - они вместе с Ленькой иногда участвовали в налетах).  Отстрелива-
ясь, Пантелеев ушел и на этот раз, но запас его везения кончился.

   По агентурным каналам чекисты получили информацию о том, что в ночь
на 13 февраля по адресу Лиговка,  10 состоится "сходняк",  на  котором
должен  быть и Пантелеев.  (Этот дом до революции принадлежал министру
двора Его Императорского Величества барону Федериксу, который сам там,
естественно не жил, а сдавал его внаем. Репутация этого "адреса" была,
прямо скажем,  совсем не "баронская" - в нем постоянно гудели  "прито-
ны", "малины" и т.д.). В последний момент кто-то вспомнил, что у Мишки
Корявого,  ускользнувшего из засады у Климанова вместе с Ленькой, есть
любовница-проститутка,  некая Мицкевич,  проживавшая по адресу Можайс-
кая, 38 (этот район - от Загородного проспекта до Обводного до револю-
ции   назывался  Семенцами  -  из-за  находившихся  поблизости  казарм
лейб-гвардии Семсновского полка.  До революции эти места считались од-
ними из самых криминогенных кварталов Питера). На всякий случай засаду
послали и к Мицкевич,  но поскольку Фартового ждали на Лиговке, на Мо-
жайскую  отправили  самого молодого сотрудника - Ивана Брусько с двумя
преданными красноармейцами. По закону подлости Пантелеев, проигнориро-
вав  "сходняк" в доме барона Фредерикса,  явился как раз на Можайскую.
Брусько и Пантелеев выстрелили друг в  друга  почти  одновременно,  но
фарт Фартового закончился - он промахнулся, а вот пуля молодого чекис-
та Вани была смертельной...  Мишку Корявого удалось взять живым, в эту
же  ночь  на Международном проспекте был задержан и Александр Рейнтон,
на 10-ой роте Измайловского полка милиция арестовала супругов  Лежовых
- наводчиков Пантелеева...

   Вот и вся история про банду Пантелеева.  Питерцы не верили,  что он
убит,  и властям пришлось пойти на беспрецедентный шаг - выставить его
труп  на всеобщее обозрение.  А в воровской среде еще долго ходили ле-
генды про где-то спрятанные клады Пантелеева...  (В 90-х  годах  точно
такие слухи будут ходить в Питере про сокровища бандита Мадуева,  при-
говоренного в 1995 году к расстрелу и прославившегося своим  "тюремным
романом"  со следователем Прокуратуры Натальей Воронцовой,  передавшей
преступнику в "Кресты" револьвер для побега.  Людям свойственно верить
в романтические тайны,  но скорее всего и у Пантелеева и у Мадуева ни-
каких сокровищ остаться не могло - жить в розыске,  когда на тебя идет
настоящая охота - очень дорого, нужно постоянно менять жилье, докумен-
ты, одежду, платить взятки, платить за информацию, за оружие...) А од-
на  легенда,  связанная с Пантелеевым,  дожила и до наших дней - якобы
где-то то ли в ФСБ, то ли в милиции в каком-то закрытом музее хранится
до сих пор заспиртованная голова Фартового. Поверить в это трудно, нов
1995 году автору довелось услышать эту легенду из уст одного  довольно
большого  милицейского чина.  Более того,  этот чин утверждал,  что он
лично ВИДЕЛ голову Пантелеева.

   После ликвидации команды Леньки Пантелеева питерский бандитизм  по-
шел понемногу на спад.  Нет,  конечно, до полной стабилизации было еще
очень далеко - грабежи, убийства, разбои продолжались, но - размах был
уже  не тот.  Продолжатели традиций "Белки" и "Фартового" не успевали,
что называется, "набирать вес". В конце весны 1923 года появилась было
в Петрограде банда некоего Эмиля Карро,  промышлявшая все теми же "са-
мочинками" с поддельными ордерами Угрозыска, но уже в начале июля того
же года эта команда, состоявшая из шести человек, была взята по адресу
МалоЦарскосельский проспект д.Зб кв.  73 - сам Эмиль пытался было ока-
зать сопротивление и даже вынул револьвер - но все это было как-то вя-
ло,  неубедительно,  без того молодецкого задора, что отличал бандитов
прежних веселых лет.  Менялось время - менялись и уголовные "темы".  В
моду вновь начали входить  преступления  ненасильственного  характера.
НЭП  оживил  деловую жизнь в городе,  у людей снова появились деньги -
всплыли и мошенники с ворами.  С начала 1923 года питерских  любителей
дешевых  бриллиантов  начала  беспощадно  "кидать" шайка "фармазонов",
возглавляемая неким Лебедевым - принцип их работы был прост  -  жертве
где-нибудь на улице предлагалось купить бриллиант по очень смешной це-
не. Жертва оставляла фармазону денежный залог и отправлялась к ювелиру
для оценки - ювелир, естественно, устанавливал, что бриллиант изготов-
лен из хорошего стекла,  а мошенник с залогом исчезал.  Шайка Лебедева
была достаточно крупной - в ней состояло более пятидесяти человек,  но
к середине лета 1923 года она практически полностью была  ликвидирова-
на.  Оживились  и  "городушники"  - специалисты по кражам с магазинных
прилавков - среди них в авторитете  были  воры  старой  закалки  некто
"Длинный" и Литов-Николаев,  откликавшийся,  впрочем, на еще несколько
фамилий.

   Поскольку в сейфах разных учреждений стали появляться деньги -  ак-
тивизировались  и питерские "шнифера" - потрошители питерских шкафов и
сейфов - команда Григория Краузе - Петра Севастьянова только с июля по
октябрь  1923  года вскрыла несгораемые шкафы в десяти государственных
учреждениях,  похитив в общей сложности 168425 рублей (сбытчиком  кра-
денного у этой компании,  кстати, был некто Юдель Левин - беда прямо с
этими Левиными,  ей-богу - А.К.). В эту компанию входил знаменитый Ге-
оргий  Александров,  по кличке "Жоржик".  Когда в ноябре 1924 года всю
шайку арестовала милиция,  Александров начал "косить" под душевноболь-
ного  и  сумел сбежать из психиатрической больницы.  На свободе Жоржик
продолжал с маниакальным упорством взламывать сейфы трестов и коопера-
тивов до мая 1925,  когда его с двумя помощниками все-таки удалось за-
держать.  Параллельно с шайкой Краузе - СевастьяноваАлександрова  теми
же,  в принципе, проблемами занималась команда Морозова (кличка Кобел)
- Галле (у этого помимо "дополнительных" фамилий Дубровский,  Бабичев,
Галкин  была еще достаточно оригинальная кличка - "Альфонс Доде".) Эта
дружная семья шниферов базировалась вокруг пивной "Кострома" на Крюко-
вом  канале,  хозяйкой которой была Наталия Бахвалова - женщина безус-
ловно приятная во всех отношениях,  а вдобавок еще и надежная скупщица
краденого.  Кроме  того,  в  эту же воровскую "вязку" входил известный
гастролер из Москвы Ермаков (он же Изразцов, Притков и Тимофеев), Пет-
ров  (по  кличке "Кирбалка"),  Тихонов по кличке Васька-Козел,  Грицко
(Шурка-Матрос). Запасной штаб-квартирой этой милейшей компании заведо-
вал старый вор и скупщик краденного Кургузов, откликавшийся на прозви-
ще Кузьмич. Кстати говоря, квартира этого Кузьмича, находившаяся неда-
леко от "Костромы" на Крюковом канале,  была в то время одним из самых
крупных пунктов сбыта краденного в Питере. Однако развернуться по-нас-
тоящему  и  эта  организация  не успела - вся шайка была ликвидирована
весной 1925 года. Тем временем в Питере подрастала новая, "талантливая
и  перспективная" молодежь.  На Васильевском острове попытался создать
нечто вроде организации юных уголовников некий Алексей Кустов по клич-
ке "Кукла". "Куклой" его прозвали за чрезвычайно миловидную внешность,
он был таким хрупким и изящным,  что,  как правило,  его принимали  за
подростка не старше 12 лет,  хотя Алешке было уже около 16-ти. "Кукла"
происходил из семьи с крепкими уголовными корнями - его отец был расс-
трелян за грабеж еще в 1919 году.  Два его брата были опытными рециди-
вистами,  сестренка тоже профессионально занималась воровством.  Когда
Кустов оказался на улице,  он не растерялся, а принялся строить из де-
тей-беспризорников настоящую законспирированную  шайку  со  строжайшей
дисциплиной и четким разделением труда - одни его подчиненные крали из
домов, другие - из магазинов, третьи - шарили по карманам. Для поддер-
жания  дисциплины  в организации "Кукла" всегда держал при себе здоро-
венного туповатого амбала по кличке "Комендант",  который не задумыва-
ясь избивал "нарушителя" по Алешкиному сигналу.  Позже "Кукла" подрас-
тет и станет достаточно известным и авторитетным взрослым вором. Похо-
жая  организация  существовала и на Петроградской стороне - в трущобах
беспризорников в районе Гатчинской улицы, и на Лиговке. Имена юных ли-
деров  Петроградской затерялись,  а литовской шпаной верховодили такие
яркие представители "нового поколения",  как  Володька-Зубоскал,  Саш-
ка-Букса,  Ванька-Кундра и Витька-Бобик. Что же касается действительно
серьезных взрослых банд,  то к середине 20-х годов их осталось  совсем
немного в Ленинграде - по крайней мере,  по сравнению с первыми лихими
послереволюционными годами.  Причин этому несколько: и ужесточение по-
литики  карающих  органов,  приведшие к просто физическому уничтожению
"цвета" питерского бандитизма, и эмиграция тех, кто успел скопить хоть
какой-то  капиталец,  и общая переориентация преступного мира на менее
насильственные преступления.  Одними из последних "могикан" классичес-
кого  питерского  "огнестрельного"  бандитизма стали братья Лопухины -
Борис, Павел и Николай, начавшие свою "карьеру" летом 1924 года. Борис
и  Николай Лопухины в течение почти всего 1925 года грабили винные ма-
газины, артельщиков и инкассаторов. В конце 1925 года они были схваче-
ны, но 6 февраля 1926 года Павел Лопухин напал на конвой, сопровождав-
ший братьев в тюрьму,  и отбил их,  убив старшего конвоира.  Пару дней
братья метались по городу, отстреливаясь от погонь, но вскоре все трое
были вновь схвачены. По приговору суда Бориса и Николая расстреляли, а
Павел получил 10 лет...

   Правоохранительные органы  все усиливали нажим на криминогенные ра-
йоны - в августе 1926 года начался разгром литовской шпаны, получившей
название  "Чубаровского дела" - тогда были задержаны,  а позднее расс-
треляны несколько лиговских хулиганов,  изнасиловавших девушку в  саду
между Лиговкой и Предтечинской.

   Лиговка еще  пыталась как-то огрызаться,  создав в начале 1927 года
"Союз советских хулиганов" под предводительством  некоего  Дубинина  -
бандита  старой  закалки.  "Союз" угрожал убийствами и поджогами в от-
местку за приговор "чубаровцам", в эту "организацию" входило несколько
десятков блатарей;  но дисциплина у них была слабой, тягаться с окреп-
шей милицией они уже не могли. Довольно быстро "Союз советских хулига-
нов" был разгромлен, и его члены ушли в лагеря...

   Наступило новое  время  - время тоталитарного государства,  которое
брало на себя основные функции насилия по отношению к своим гражданам.
Уголовный  мир уже не мог конкурировать с безжалостной машиной и начи-
нал перестраиваться.  Группировки "жиганов" и "урок"  по  всей  стране
сливались (мирно или кроваво) в шайки,  базировавшиеся на новых "поня-
тиях".

   Наступало время "воров в законе".  Но это -  отдельный  разговор  и
совсем другая история...

   Январь 1996 г.


Часть третья. ВОРОВСКОЙ ВЕНЕЦ

   Для большинства добропорядочных обывателей понятия "вор" и "бандит"
если  и не абсолютно идентичны,  то,  во всяком случае,  очень близки.
Между тем,  это абсолютно не так. Более того, сферы интересов бандитов
и  воров постоянно пересекаются,  и между ними существуют противоречия
непримиримого,  идеологического характера,  которые разрешаются  часто
путем  физического устранения друг друга.  При этом четкого разделения
мира организованной преступности на воровской и бандитский нет. Воры и
бандиты  могут  сотрудничать,  могут использовать друг друга открыто и
втемную, и все же - это две идеологически разные системы; превалирова-
ние одной из них в каждом конкретном регионе может оказывать свое вли-
яние не только на характер криминогенной ситуации,  но и на сферы биз-
неса,  экономики и,  конечно, политики. Петербург, например, в отличие
от,  скажем, Москвы, никогда не был воровским городом. Воровские авто-
ритеты,  так называемые воры в законе, если и не отрицались в Питере в
открытую,  то,  по крайней мере, не имели такого влияния, как в Москве
или,  допустим,  в Сочи. Так было. При этом обе системы организованной
преступности испытывали большие трудности от внутренних и внешних дес-
табилизирующих факторов,  результатом чего,  в частности,  стали серии
успешных и безуспешных попыток ликвидаций крупных авторитетов в Москве
и Петербурге.

   В Москве с начала 1992 по 1994 г.  были убиты такие воры в законе и
авторитеты, как Витя-Калина, Глобус, Гитлер, Сильвестр, Михась, Бабон,
братья Квантришвили,  Федя Бешеный, Моня, Рембо, Француз. В Петербурге
прошли успешные ликвидации Ноиля Рыжего, Айдара Гайфулина, КолиКаратэ,
Альберта Рижского, Звонника, Андрея Берзина, Клементия, Кувалды, Лобо-
ва и многих других более мелких бандитов.  Чудом остались  живы  после
дерзких  и  хорошо  подготовленных покушений на их жизнь Костя-Могила,
Миша-Хохол, Бройлер, Сергей Васильев, Владимир Кумарин.

   По данным одного весьма информированного эксперта, в апреле 1995 г.
в  Петербурге  было  одиннадцать воров в законе (включая приезжих).  В
Москве же их насчитывалось более двухсот пятидесяти.

   Эта кровавая статистика говорит о многом,  и прежде всего -  о  все
еще  недостаточно  высокой  степени организованности обеих систем рос-
сийского мира профессиональной преступности.  Чем выше уровень органи-
зованности,  тем больше заинтересованности в стабильности,  тем меньше
кровавых разборок и войн, которые наносят прежде всего огромный эконо-
мический ущерб всем враждующим сторонам.  Стабильность же в преступном
мире может наступить тогда,  когда будет принята подавляющим большинс-
твом единая идеология и единая система правил и законов, регламентиру-
ющих жизнь и "работу" профессиональных преступников.

   Наш сегодняшний интерес к миру воров в законе далеко не случаен. Из
разных  источников идет к нам информация о резком усилении воров в Пе-
тербурге, усилении настолько мощном, что не исключена возможность ско-
рой  переориентации  нашего города из бандитского в воровской.  А если
таковая вероятность существует,  то к этой переориентации  нужно  быть
готовым, потому что любые глобальные изменения в какой-либо одной сфе-
ре внутренней жизни города обязательно скажутся на других. А для прог-
нозов нужны знания. Итак, кто же они такие - воры в законе?

   ЗАЗЕРКАЛЬЕ

   Мир воров  имеет  свою внутреннюю логику и обустроенность,  которые
очень трудно понять обычному человеку.  Любопытный факт -  большинство
иностранных  журналистов,  интересовавшихся ворами в законе,  так и не
смогли понять,  кто же они такие.  Это, конечно, не случайно. Говоря о
мире воров, нужно практически к каждому предложению добавлять словосо-
четание "как правило". Это мир, где существуют жесткие законы, которые
тем не менее часто нарушаются, есть свое понятие Добра и Зла, своя мо-
раль.  Это своеобразное "зазеркалье",  где нет постоянных  величин,  а
внутреннюю логику может до конца осознать только "абориген".

   Понятие "вор в законе" - чисто российское. Ничего похожего на Запа-
де нет. Воры в законе - это определенная категория лиц, профессиональ-
ных  уголовных преступников,  которые культивируют и лелеют традиции и
законы уголовного мира,  перенося устои тюрьмы и зоны на  уклад  своей
жизни на свободе. Они - авторитеты, которые должны безоговорочно приз-
наваться всем уголовным миром. Однако чтобы стать вором в законе, мало
быть  признанным авторитетом.  Например,  Александр Иванович Малышев -
безусловный авторитет не только в Петербурге,  но и далеко за его пре-
делами,  однако он никогда не был вором в законе.  Вор в законе должен
отвечать ряду жестких требований.

     Вопреки бытующему в широких кругах мнению,  до революции воров  в
законе не было. Эта группировка родилась в начале 30-х годов в резуль-
тате кровавой и трагичной войны между группировками бывших урок и  жи-
ганов.  "Закон"  в  словосочетании "вор в законе" означает свод именно
воровских правил и понятий.

   Некоторые источники полагают,  что термин "вор в законе" скорее ми-
лицейский,  чем собственно воровской. В своих письмах (малявах) воры в
законе подписываются:  вор (Абрек,  например).  Да и в жизни они редко
употребляют словосочетание "вор в законе".  Зайдя в камеру, объявляют:
"Я - вор!" - и все.

   Он должен не работать, никогда не служить в армии, не иметь пропис-
ки и семьи, не окружать себя роскошью, не иметь оружия, не прибегать к
насилию и убийствам, кроме как в случае крайней необходимости.

   Кстати, в отношении к насилию как к методу решения различных  проб-
лем,  наверное,  заключается  принципиальное отличие между бандитами и
ворами.  Если бандиты большинство возникающих проблем привыкли  решать
силовыми  методами,  калеча людей физически,  то воры декларируют свою
приверженность методам морально-психологического воздействия. "Не надо
воспитывать молодежь ногами,  достаточно одной пощечины",  "покалечишь
человека, - он потом не сможет работать" - эти принципы, однако, вовсе
не  говорят о безобидности воров.  Наоборот - в случае обострения воз-
никшей проблемы до критической точки используется,  как правило,  один
выход - физическое устранение "человека-проблемы". "Нет человека - нет
проблемы" - знакомо,  не правда ли?  И в то же время этот страшный по-
тенциал  не расплескивается по пустякам.  Например,  широко известный,
можно сказать эталонный,  вор в законе Дядя Вася Бузулуцкий (умерший в
Петербурге  несколько  лет  назад),  сидя однажды в ресторане и увидев
драку,  немедленно бросился разнимать забияк.  При этом сам пострадал,
но  ничего  не  сделал своим обидчикам,  хотя одного его слова было бы
достаточно для того, чтобы перерезать половину посетителей. Другой из-
вестный вор в законе - Горбатый,  инструктируя своих "подчиненных" пе-
ред тем,  как "поставить" очередную богатую квартиру, не только запре-
щал им применять какое-либо насилие к жертвам,  но и заставлял брать с
собой на дело валидол - на случай, если кому-то при расставании с цен-
ностями станет плохо. Когда Горбатый сам шел на дело, он мог даже пить
чай со своей жертвой,  при этом утешал ее и объяснял,  что не только в
деньгах счастье.  Бандитов Горбатый не жаловал,  называл их дебилами и
розовой плесенью. Умирая в тюремной больнице от рака легких, он сказал
автору этих строк удивительные слова:  "Сильный уголовный мир, с жест-
кой дисциплиной и внутренними  законами,  возможен  только  в  сильной
стране. Но сильная Россия - никому не нужна..."

   Однако простое  соблюдение перечисленных выше "требований" вовсе не
дает еще гарантии получения титула "вор в законе".  Для этого еще надо
пройти так называемую коронацию. Коронация - это, может быть, даже бо-
лее серьезное формализованное мероприятие, чем раньше был прием в пар-
тию.  Для того чтобы пройти коронацию,  необходимо собрать как минимум
две рекомендации от воров в законе. Потом по зонам, тюрьмам, городам и
весям рассылаются малявы - воровские письма. В этих письмах расспраши-
вают о кандидате на воровской титул - не знает ли кто-нибудь какоголи-
бо  компромата  на  "неофита".  Лишь после полученных подтверждений на
сходняке в зоне или на воле проходит "коронация".  Если по  каким-либо
причинам кандидата не короновали,  он называется сухарем. Как правило,
отличительный знак вора в законе - вытатуированное  на  груди  сердце,
пронзенное кинжалом. Если кто-то некоронованный сделает себе такую та-
туировку,  то жить ему останется времени ровно столько, сколько инфор-
мация об этом будет идти до любого вора.  Тот вор в законе, который по
каким-либо причинам отошел от дел, называется отказником. Ярким приме-
ром отказника был как раз упомянутый выше Горбатый.  При этом он оста-
вался авторитетом, потому что не завязал. Но он окружил себя роскошью,
имел квартиру, жену, детей и, самое главное, - не участвовал в сходня-
ках,  то есть отошел от воровской жизни,  короче - нарушил  почти  все
требования,  предъявляемые к правоверному вору в законе.  Отказника, в
принципе,  могут убить. Завязавшего же вора в законе убить просто обя-
заны.

   Но... Был такой известный вор в законе, имевший много кличек, но мы
будем называть его самой первой,  еще детской - Босой. Он сел в тюрьму
в  15  лет и просидел в ней с тремя короткими перерывами до 46 лет.  У
Босого был трудовой стаж - четыре дня - к моменту его освобождения. Он
сидел за разбой,  бандитизм, сопротивление властям, нанесение телесных
повреждений и т.д.  В зоне особого режима он чувствовал себя как дома.
И  вдруг - он получает письмо от матери,  которая просит его приехать,
чтобы она могла умереть рядом с сыном. И Босой решил завязать. Приехал
к матери,  устроился на работу водителем грузовика. Выдержал милицейс-
кий надзор.  Женился. И получил приглашение на воровской сходняк в Ха-
баровске.  Не  ехать  туда он не мог,  вернуться оттуда живым - шансов
практически не было.  Но он вернулся. Почему - никто не знает. Тем бо-
лее - из Хабаровска,  где человека зарезать - проще, чем яичницу зажа-
рить.  Эта история - лишь одна из многих  загадок  воровского  "зазер-
калья". (В конце концов "загадка" разрешилась просто - в 1995 г. я по-
лучил информацию о том, что Босой все-таки был ликвидирован.)

   Надо сказать,  что эпоха начавшихся глобальных перемен в нашем  об-
ществе с середины 80-х годов затронула,  естественно, и воровской мир.
Появились тенденции,  которых раньше никто не мог предугадать  даже  в
горячечном сне.  Венец вора в законе стало возможным купить за деньги,
правда за очень большие. В основном такие приобретения могла себе поз-
волить лишь шустрая молодежь из лиц пресловутой "кавказской националь-
ности".  Конечно, это делалось не только для того, чтобы потешить свое
южное  тщеславие.  Воровской  венец открывал путь к деньгам неизмеримо
большим, чем были потрачены на его приобретение. Титул давал авторитет
и  право быть арбитром в разборках межлу различными группировками.  За
"арбитраж",  как правило,  платятся деньги, притом немалые. Часто раз-
борки моделируются искусственно, как говорится, "высасываются из паль-
ца".  Такие ситуации называются разводками, они тоже стоят очень доро-
го.  Бывает  так,  что  вора в законе приглашают в какую-нибудь группу
только для того, чтобы усилить свое собственное влияние. Иногда, кста-
ти, подобные шаги совершают и солидные коммерческие организации, но об
этом пойдет речь ниже.  Так что в покупке воровского звания,  как и  в
покупке,  скажем, места бармена, мясника или милиционера (что особенно
часто практиковалось опять же в южных республиках бывшего Союза), есть
прямой экономический смысл.

   Правда, поговаривают,  что  многие из тех,  кто купил-таки заветный
венец,  долго попользоваться им не успевали... На смену ортодоксальным
ворам в законе стали приходить люди новой формации,  скептически смот-
ревшие на прежние воровские каноны.  Они обладали  хорошими  организа-
торскими  способностями,  хорошо одевались и были энергичными,  вполне
современными деловыми людьми.

   Одним из самых ярких представителей этой "новой волны"  был  Виктор
Никифоров, по кличке Калина. Внешне он напоминал эстрадного певца Кры-
лова - такой же полный,  улыбчивый и немного смешной. По словам самого
Калины, его родным отцом был известный композитор Юлий Никифоров. Тяга
к музыке,  видимо, была у Калины в генах. Он был хорошо знаком с Иоси-
фом Кобзоном,  который,  кстати,  даже провожал Витю в последний путь,
после того как в феврале 1992 г. какой-то молодой человек всадил ему в
затылок две пули - у подъезда собственного дома Калины...

   Приемным же  отцом  Вити  был  известнейший  вор в законе по кличке
Япончик (ныне проживает в США).  Мамой Калины была знаменитая Каля Ва-
сильевна - очень умная женщина,  известная в преступном мире, как одна
из первых "леди" подпольного бизнеса в 60-е-70-е годы.  В  те  времена
Каля  Васильевна имела тесные связи со знаменитым разгонщиком Монголом
(Геннадий Кольцов, ныне покойный).

   Япончик, кстати, был последним авторитетом "всея Москвы". После его
отъезда в Штаты бесконечные междоусобицы преступных групп не позволяли
выбрать единого,  всеми признаваемого лидера.  Впрочем, справедливости
ради, нужно отметить, что стрельба в Москве случалась и при Япончике .

   Настоящее имя Япончика - Вячеслав Иваньков.  Весной 1981 г.  он был
пойман на разбоях и получил 14 лет строгого режима. В начале 1990 г. в
России  началась широкая кампания за освобождение Япончика.  Среди его
первых защитников был известный офтальмолог Святослав Федоров, который
обратился  с  ходатайством  в Верховный Суд.  Заместитель председателя
Верховного Суда Меркушев начал заниматься делом Япончика.  Однако Мос-
ковский городской суд отклонил ходатайство об амнистии. Меркушев обра-
тился к своим подчиненным в президиуме Верховного Суда. Приговор Япон-
чику был пересмотрен и сокращен до 10 лет.  27 февраля 1992 г. Япончик
получил визу в американском посольстве,  а 6 марта покинул  страну.  В
июне 1995 г. Япончик был арестован агентами ФБР.

   Вторая кличка  этого  человека  менее  известна - Ассирийский Зять.
Япончик получил ее за то, что был женат на айсорке Лидии Айвазовне.

   Калина бесконечно нарушал воровские заповеди, при этом почему-то не
терял авторитета. Он жил в роскоши, не чурался коммерции: в Москве он,
например,  владел целой сетью ресторанов, сам учредил ресторан "Диет",
в Сочи контролировал пляж "Маяк", в Петербурге делил с Александром Ма-
лышевым интересы в казино гостиницы  "Пулковская"  (кстати.  Калину  в
"Пулковской" представлял Сергей Дорофеев - интереснейшая личность, из-
вестная еще во времена Феоктистова),  имел отношение к фирме  "Русский
мех".  На заданный ему однажды вопрос относительно того, что вор вроде
как не должен жить в роскоши,  Калина ответил дословно следующее: "Что
я - дурак,  за чердак сидеть?" Осенью 1991 г. в Киеве проходил сходняк
российских воров в законе (сходняки,  кстати, обычно проходят в ресто-
ранах под видом свадеб или,  чаще,  поминок - это удобно, так как, до-
пустим,

   Интересы эти,  кстати,  не всегда делились мирно. Однажды, по имею-
щейся у меня информации,  один из москвичей, выступивший за увеличение
своей доли, получил по голове туристским топориком, после чего претен-
зий не возникало.

   Традиционным местом  всероссийских  сходняков  до недавнего времени
был, например, Дагомыс (Сочи). Сходняки могут назначаться и непосредс-
твенно в городе,  где возникла проблема,  требующая немедленного реше-
ния. Так, например, в начале 90-х годов очень крупный сходняк по пово-
ду возникших конфликтов между авторитетами проходил в одном из городов
Прибалтики, куда съехались воры аж из-за Урала.

   Похороны коллег - это солидный повод для общего сбора,  к  тому  же
нужно принять решение о том, кто займет место усопшего, ну и попутно -
решить назревшие глобальные проблемы стратегического характера),  при-
нявший  "судьбоносное"  решение о вытеснении воров-кавказцев с исконно
славянских земель.  Калина же как раз поддерживал теснейшие контакты с
кавказцами, такими, как хорошо известный в Москве Сво - Рафик Багдаса-
рян. Но при всем при том Витя был носителем воровской идеологии и вся-
чески пропагандировал идею воровского "братства".  Идеология эта нужна
не столько для самих воров,  сколько для так называемых овец, чтобы их
стричь.  Когда однажды на сходняке в Питере,  проходившем в конце 80-х
годов в ресторане "Невский",  Калина произнес тост: "За нас, за воров,
за наше воровское братство!",  тост,  конечно,  поддержали, но, расхо-
дясь,  участники сходняка посмеивались: какое уж тут братство - каждый
хочет  свое  урвать,  того  и  гляди от брата перо в бок схлопочешь...
Впрочем,  все это мы уже тоже проходили - идеология  с  торжественными
ритуалами  нужна прежде всего правителям,  чтобы управлять своими под-
данными - лидеры коммунистической  партии,  пропагандируя  пресловутый
моральный кодекс строителя коммунизма,  как известно, редко отличались
личной неприхотливостью в быту и моральной щепетильностью... В воровс-
ком  мире  идет  тщательно  скрываемая  от непосвященных глаз клановая
борьба.  Борьба эта объясняется не идеологическими  противоречиями,  а
более просто и традиционно - стремлением к власти, к теплому месту под
солнцем...  Другое дело - "официальная" мотивировка очередной ликвида-
ции, конечно, она будет идеологизирована: "Смерть изменнику!"

   Видимость личной скромности в быту нужна ворам в законе еще и пото-
му,  что они являются собирателями,  держателями и приумножателями так
называемых  общаков - воровских касс,  средства от которых тратятся на
то, чтобы греть зоны, помогать родным зэков, на встречу и обустройство
откинувшихся, то есть освободившихся, на адвокатов и информаторов. Ес-
ли хранитель общака начнет жить на широкую ноту, у остальных волей-не-
волей зашевелится мысль: "А не запускает ли он лапу в общак?" Общаки -
это святыни воровского Зазеркалья...

   Общаки есть в каждом регионе, иногда они бывают совместными - как в
случае  с  Петербургом  и Москвой.  Ходили слухи,  что в Москве держат
центральный,  всероссийский общак, сумма которого исчисляется миллиар-
дами,  но так ли это на самом деле - неизвестно. Зазеркалье умеет хра-
нить свои тайны...  Сколько всего в России воров в  законе  -  сказать
трудно.  Разные источники называют цифры от 140 до 800. В любом случае
их количества вполне достаточно,  чтобы своей деятельностью  оказывать
существенное  влияние  не  только  на общую криминогенную обстановку в
стране, но и на экономику, предпринимательство, культуру и политику.

   Не нужно представлять общак как сундук с деньгами, на котором сидит
хранитель. Общак - это предприятие (финансовое), он находится в оборо-
те с целью приумножения, его нельзя единовременно увидеть и потрогать.


ВОРЫ И БАНДИТЫ

   В самом начале 90-х годов в Петербурге случилась такая история.

   В магазине  "Березка" стоял какой-то молодой бандит и любезничал со
своей знакомой продавщицей.  Вдруг он увидел вора,  который взял  блок
"Мальборо" и пошел к выходу. "Стой, что ты делаешь!" - попытался оста-
новить вора бандит. "Что?! Ты вору хочешь запретить украсть?" - и бан-
дит получил заточку в сердце...

   Легенда эта  как нельзя лучше передает отношения двух идеологически
разных систем современного российского мира профессиональной  преступ-
ности,  которые могут быть сравнимы с известной притчей о том, как че-
репаха перевозила змею через реку. Змее очень хотелось укусить черепа-
ху,  но она боялась утонуть.  Черепахе очень хотелось нырнуть,  но она
боялась, что змея успеет укусить. Так они и плыли вместе...

   Воры не любят спортсменов (так они называют бандитов,  выросших  из
рэкета), которые зачастую не признают воровских авторитетов и не жела-
ют делиться,  перекрывая таким образом ряд потенциальных каналов в во-
ровские общаки. Воров это не устраивает, и они пытаются изменить в ря-
де городов сложившуюся ситуацию,  присылая туда своих эмиссаров, снаб-
женных малявами, написанными иногда, как первые мандаты в годы револю-
ции, - на листке ученической тетради:

   "...Ознакомиться с этой малявой всем  достойным  людям,  принять  к
жизни и поставить в курс всех.  Все достойные обязаны помогать в сборе
общака (денег) на воровские нужды. Все кооперативы обязаны платить оп-
ределенную часть денег в воровской общак.

   Все это должно контролироваться людьми из арестантского мира, но ни
в коем случае не спортсменами и не другими собаками...

   Если кто-то будет увиливать от сбора общака и ставить  препятствия,
то мы будем жестоко расправляться с такими гадами.  Спецбоевики угомо-
нят любого..."

   Бандиты побаиваются воров потому,  что перед каждым, вполне возмож-
но, в недалеком будущем могут распахнуться ворота зоны. В зонах же во-
ровская власть почти всегда сильнее бандитской, и любой дедок-туберку-
лезник  может,  выполняя приказ авторитета,  загнать заточку в крепкую
спортивную спину.  Бандита в воровской зоне могут  опустить,  то  есть
сделать педерастом, и такие случаи бывали...

   Вместе с тем воры - люди очень "реальные",  они отдают только такие
приказы, которые можно выполнить. Они быстро оценивают объективно сло-
жившуюся  обстановку  и  предпочитают компромисс заведомому проигрышу.
Известно,  что живой всегда может подняться и взять реванш, мертвый же
такой возможности лишен.

   В бандитском мире отношение к ворам также неоднозначное.  Например,
крупнейший бандитский лидер "тамбовских" Кумарин  всегда  относился  к
ворам крайне отрицательно - "зачем дармоедов кормить?",  однако у дру-
гого лидера той же "тамбовской" группировки Михаила Глущенко (Хохол) в
советниках был Горбатый...

   Александр Малышев имел много общих интересов с покойным Витей-Кали-
ной и прекрасно с ним сотрудничал и уживался.  Привечал Александр Ива-
нович и старого дедушку Колю Черного,  который хоть и был коронованным
вором, но в Петербурге обладал, конечно, намного меньшим влиянием, чем
Малышев.

   Тем не  менее советы Коли Черного всегда внимательно выслушивались,
хотя далеко не всегда выполнялись:  "чудит старик,  ну и пусть  чудит.
Зачем его обижать..." При этом, конечно, не забывалось, что, в принци-
пе,  в потенциале,  старик и сам может обидеть кого захочет - зачем же
будить лихо, пока оно тихо...

   Михаил Глущенко - крайне оригинальная личность.  Мастер спорта меж-
дународного класса по боксу,  к городу Тамбову не имеет  ни  малейшего
отношения.  В кризисных ситуациях, например, при задержаниях милицией,
любил включить дурака, то есть прикинуться невменяемым. В этих случаях
он  обычно  сообщал оперативникам,  что когда-то давно его завербовала
турецкая разведка,  которая охотится за ним по сию пору, и что на днях
готовится взрыв танкового завода в каком-нибудь среднерусском городке.
После этого психиатром Хохол разоблачался как  симулянт.  Естественно,
что в названном им городке ничего более стратегического,  чем мастерс-
кая по ремонту сенокосилок, никогда не было.

   Любопытно, что,  хотя в Петербурге живут и "работают" несколько ко-
ронованных воров в законе - таких,  как Дато, Макар, Якутенок, - смот-
рящим в Петербурге и его заместителем московские воры утвердили не во-
ров, а бандитов, правда "ориентированных" на воров. Ими стали в начале
1993 г.  соответственно Кудряш и Костя-Могила, известный своей замеча-
тельной  гибкостью и дипломатическими способностями,  умением со всеми
ладить (что не спасло Могилу,  однако,  от налета летом 1993 г. на его
офис на Варшавской улице, который едва не стоил ему жизни).

   Г-н Могила был осужден однажды. И был направлен на "химию". Его ад-
вокату удалось добиться переквалификации его действий с вымогательства
на мошенничество, хотя по сути дела имела место классическая разводка,
в которой Константин выступал в роли "благородного" защитника подавля-
емой  стороны (за те же деньги,  что требовали наезжавшие).  Беседуя с
жертвой, г-н Могила любил приговаривать: "Я - профессионал, мое дело -
война, тридцать лет ворую - ни разу не сел". Вообще, имеющиеся стеног-
раммы разговоров г-на Могилы с потерпевшим представляют  кладезь  бан-
дитской  мудрости,  но  привести их полностью мы не можем,  по понятым
лишь одному Константину причинам... В 80-х годах Костя-Могила был пра-
вой рукой Вани Витебского, известного бандита, убитого в 1988 г. выст-
релом в затылок в подъезде собственного дома.  Долгое время Могила ра-
ботал вместе с неким Евгением Топоровым, позже убитым в Швеции.

   Такое назначение, конечно, не случайно и показывает, что воры в за-
коне оценивают реально сложившийся в Петербурге расклад сил. Они пони-
мают,  что  кавалерийским наскоком здесь ничего не добьешься,  поэтому
наращивают свое присутствие в Питере медленно и постепенно.

   Наращивание это нашло свое выражение в сходняке, прошедшем в Петер-
бурге весной 1993 г., и в летней (того же года) коронации, проведенной
в одной из лучших гостиниц нашего города.  Коронован был казанский вор
по кличке Вася. Этот последний факт особо примечателен, потому что ко-
ронаций в Петербурге не было со времен незапамятных.

   Одновременно с этим воры ищут союзников даже среди таких  особняком
стоящих в Петербурге банд,  как ментовские, то есть возглавляемые быв-
шими сотрудниками правоохранительных органов,  которых среднестатисти-
ческие питерские бандиты недолюбливают.

   Надо сказать, что у воров в законе, в общем, уважительное отношение
к сотрудникам милиции,  но только к честным.  "Мы свою работу делаем -
менты свою,  но,  в принципе,  по одной жердочке ходим" - удивительное
подтверждение действенности закона единства и борьбы  противоположнос-
тей, не правда ли?

   К продажным же сотрудникам милиции,  в том числе и к тем, кто рабо-
тает на них самих,  воры относятся крайне негативно, брезгливо и с не-
навистью, хотя внешне это и не демонстрируется - для пользы дела.

   В регионах  с исторически по-другому сложившейся криминогенной обс-
тановкой,  таких,  как,  например, Тамбов или Владивосток, смотрящие -
коронованные воры в законе.

   Воры хотят  поставить  бандитов  "под  себя" и вряд ли откажутся от
этой идеи,  сколько бы времени ни длилась борьба. Бандиты, привыкшие к
стычкам  типа  "команда на команду",  часто проигрывают при применении
ворами тактики физического уничтожения лидеров. Вместе с тем воры ока-
зывают  мощное  идеологическое  воздействие на выбранные ими "базовые"
группировки - например,  на "казанскую",  которая все больше и  больше
начинает  ориентироваться  на воров.  Тем не менее ответить на вопрос,
кто в итоге возобладает в Петербурге - воры или бандиты,  так же слож-
но, как определить сильнейшего в гипотетической схватке слона и кита.

   Прогнозы в  этой сфере делать чрезвычайно трудно,  потому что среди
самих воров нет единства.  Тщательно маскируемые разговорами о  братс-
тве,  конфликты все же прорываются наружу; так, можно уверенно сказать
о серьезнейшем противостоянии казанских и московских воров.  С  другой
стороны,  в бандитском мире царит междоусобица, катализированная общей
динамикой перемен в нашем обществе,  - очень быстро  растет  молодежь,
буквально "подпирающая" снизу своих лидеров и радующаяся каждому ново-
му "освободившемуся" месту,  но не понимающая пока того,  что такая же
молодежь придет и им на смену...

   При любых  обстоятельствах  внешние  и  внутренние попытки обуздать
криминальный беспредел будут успешными в случае соотнесения их  с  по-
пытками остановить беспредел законодательный,  экономический,  полити-
ческий и нравственный. А все эти беспределы очень тесно взаимосвязаны.

   Скажем, известнейший петербургский банк приглашает в 1993 г. к себе
работать Костю-Могилу не столько из-за нравственной деградации его ру-
ководителей, сколько из-за реального понимания ими собственного бесси-
лия  в  условиях сложившейся законодательной базы.  Что они могут сде-
лать, например, тем, кто не возвращает кредиты? Обратиться в арбитраж,
который может вынести решение, но не может вернуть кредит?

   Изучение и анализ тенденций и процессов, происходящих в мире банди-
тов и воров,  нужны далеко не только милиционерам, сидящим в своих ка-
бинетах  по трое за одним столом.  Разработка подобных программ прежде
всего нужна политикам, экономистам и бизнесменам, потому что недооцен-
ка  или  просто игнорирование такого важнейшего фактора нашего общест-
венного бытия,  каким стал сейчас "зазеркальный" криминальный мир,  не
позволит этим политикам, экономистам и бизнесменам правильно оценивать
сложившуюся обстановку и принимать решения, "обреченные на успех".


ГОРБАТЫЙ

   Первый раз он украл в 15 лет.  Тогда он еще не был Горбатым. Умер в
тюремной больнице в возрасте 62 лет...

   Звали его Юрий Васильевич Алексеев.  Однако больше известен он  был
не под настоящим именем,  а под прозвищем Горбатый. Погоняло это полу-
чил за то, что умел имитировать горб - чтобы в случае чего милиция по-
том горбуна искала. Использовал и накладной горб.

   Семь раз  приговаривали  его к различным срокам.  В общей сложности
просидел почти двадцать семь из своих шестидесяти двух. Прошел чуть ли
не все лагеря от Колымы до западных границ.

   Трудно сказать,  был ли Горбатый вором в законе,  впоследствии ото-
шедшим от традиций,  или же занимал в блатной иерархии ступень пониже.
Одни говорят так, другие - этак.

   Сейчас вообще стало трудно говорить о комлибо - вор в законе он или
нет. Изменилось само понятие.

   В наше время всеобщего разрушения устоев изменяется и статус  воров
в законе,  из-за чего - путаница и неразбериха.  Дело доходит до того,
как уже было сказано, что высший воровской титул стало возможным прос-
то купить.

   По некоторым данным, внутри воровского титула есть более тонкое ие-
рархическое деление: 1) вор-полнота; 2) вор; 3) положенец.

   Горбатый был представителем старой воровской школы. За этим челове-
ком стоит целая эпоха уголовного мира. Работал он в основном по антик-
вариату.  Кстати, в его визитной карточке так и было написано - "глав-
ный  специалист по антиквариату в Санкт-Петербурге".  Как рассказывают
сотрудники милиции, в 70-х годах Горбатый входил в знаменитую преступ-
ную группу "Хунта", состоявшую из преступников-евреев, которые грабили
евреев же, выезжавших из СССР.

   Одним из ближайших его друзей был Михаил Монастырский,  иначе - Ми-
ша-Миллионер. Монастырский - человек почти легендарный, организовавший
в конце 70-х - начале 80-х годов поточное  изготовление  изделий  "под
Фаберже" с последующей переправкой их за границу.  Когда Монастырского
арестовали,  экспертиза не смогла назвать фальшивыми изделия, выпущен-
ные его организацией. Сейчас Монастырский имеет офис на Адмиралтейской
набережной, некоторые называют его одним из самых богатых людей Петер-
бурга.

   Горбатый тоже был достаточно богатым человеком,  о чем свидетельст-
вует хотя бы то, что он, раковый больной, три года держался на лекарс-
тве,  которое,  по оценке врачей,  не все "кремлевские" пациенты могли
себе позволить.

   Юрий Васильевич прекрасно разбирался в искусстве,  обладал хорошей,
интеллигентной речью, был прекрасным рассказчиком, которого можно было
слушать часами. У него остались два сына, один из которых сейчас живет
в Швеции. А приемный сын его, между прочим, - журналист.

   По словам   работников   милиции,   "из-под  Горбатого"  только  за
1991-1992 гг.  было посажено пять преступных групп общей  численностью
более 25 человек.

   Он, несомненно, был неординарным человеком, знавшим много городских
тайн. Последний раз его арестовали в декабре 1991 г.

   Трудно сказать,  почему он согласился говорить со мной. Может быть,
просто  захотел  чуть-чуть  приоткрыть  завесу над некоторыми теневыми
сторонами жизни нашего города...  Он умирал,  знал это и хотел  выска-
заться.

   Я беседовал с ним в тюремной больнице. Наши беседы, пожалуй, не но-
сили характера интервью - скорее это был монолог,  изредка прерываемый
вопросами...

   Говорят, многие коллеги Горбатого не понимали,  почему он,  обеспе-
ченный человек,  под конец своей жизни снова пошел на "криминал".  Сам
он якобы отвечал на эти вопросы так:  "Вам не понять. В этом - вся моя
жизнь..."

   Мне трудно сказать, что в исповеди Горбатого, произвольно скомпоно-
ванной  мной по тематическим главам,  - правда,  а что - вымысел.  Его
судьба стала частью искореженной и изломанной истории нашей  страны...
Впрочем - судите сами.


ТОГДА ЕЩЕ БЫЛ УГОЛОВНЫЙ МИР...

   - Я родился и вырос в нормальной семье.  Был в школе отличником.  В
третьем  классе у меня еще были домашние учителя,  я уже чертил тушью,
рисовал красивые здания Петербурга, зная, кстати, при этом, кто именно
из архитекторов их строил. Начал изучать английский и немецкий языки.

   А потом  -  37-й  год,  расстреляли отца.  Он был главным механиком
крупного завода. С тех пор в нашей семье начались разные передряги...

   Мама вышла второй раз замуж за  сына  отца  Иоанна  Ярославского  -
епископа Ярославля. Мама была очень красивой женщиной. Ее крестным от-
цом,  кстати,  был личный шофер Ленина - Гиль Степан Казимирович.  Он,
умирая,  оставил маме восемь тетрадей воспоминаний.  Мама была крупным
банковским работником, хорошо знала семью Орджоникидзе, Рокоссовского.
Дед  мой  был  первым комиссаром Адмиралтейства - хотя и беспартийным,
как и Гиль...

   Д-да, так вот,  потом началась блокада,  выехать нам не дали - было
распоряжение нас не выпускать. В голод я не воровал, но вся обстановка
сложилась так,  что в 1947 году мы всем классом в шкале украли дорогой
воротник, продали его и пропили потом - молоком. Всех пожурили, а меня
как сына врага народа - осудили.  Я попал в детскую трудовую колонию в
Стрельне.  Там, где был когда-то корпус графа Зубова, а сейчас - школа
милиции.

   Я был очень любопытным и впитывал в себя все устои и принципы  того
мира,  как губка. Я вдруг ощутил себя среди людей. Дома я устал от по-
литических скандалов,  от рассказов о том, кто в каком подвале от НКВД
отстреливался.  Мне все это не нравилось.  А в колонии - совсем другие
темы, и люди были, с моей точки зрения, порядочные. Воры старого поко-
ления рассказывали мне,  как имели дела еще с "Торгсинами",  - все это
было очень интересно.

   А после Стрельны - новый срок - опять же,  будучи  несовершеннолет-
ним, получил двадцать лет тюрьмы. У меня в кармане был пистолет - офи-
церский "Вальтер" - без обоймы, без патронов. Но разве им что-то дока-
жешь?  Они берут справку, что пистолет пригоден к одиночным выстрелам,
и дают тебе разбой, которого не было...

   Отправили меня на Северный Урал - в СевУралЛаг. Тогда не было режи-
мов: общих, усиленных, строгих - полосатых. Тогда были спецы. Мне зач-
ли то,  что я сын расстрелянного,  и отправили в спецлагерь.  Ну а там
были  просто  "сливки  общества"  - дальше ехать некуда.  Мне пришлось
впервые показать зубы, иначе бы я погиб.

   Из интеллигентного мальчика я превратился в тигренка.  Люди-то дру-
гие гибли просто на глазах...

     "Торгсин" - сокращение от "Торговля с иностранцами". В этих мага-
зинах перед войной продавались экспортные и импортные товары, за валю-
ту - иностранцам и за золото,  серебро, драгоценные камни - соотечест-
венникам.  В Ленинграде было несколько "Торгсинов".  Например, верхний
этаж  универмага ДЛТ был отдан "Торгсину".  Был магазин и на Кировском
проспекте, на углу улицы Скороходова, там, где сейчас ресторан.

   Я вовремя сориентировался,  у меня появились опекуны - люди старого
поколения,  очень старого.  И,  тем не менее,  тогда били еще какие-то
рамки поведения,  которые ограждали от насилия,  от  унижения.  Самого
последнего человека в лагере ты не имел права тронуть пальцем. Хулига-
нов в лагере просто не было. По-человечески вели себя... А потом я по-
пал  на  бухту Ванино - слышал песню такую,  "Ванинский порт"?  Оттуда
ушел пароходом на Колыму.  Там познакомился с врачами,  которые сидели
по делу Горького.  Они отнеслись ко мне хорошо, так как я рассказал им
про Гиля, а они его знали.

   Пытались, правда, и меня унижать в лагере. Изза вражды разных груп-
пировок.  Были суки,  красные шапочки, ломом опоясанные. Много военных
было,  - в Якутии,  на Колыме они в основном возглавляли все  лагерные
восстания  - снайперы.  Герои Советского Союза.  Я стоял за себя.  Я -
против убийств,  но порой защищаться приходилось насмерть. Самто я ни-
когда  никого  не  унижал - в нашей стране и так унижены все,  поэтому
унижать людей еще и в лагерной остановке - это надо быть  просто  зве-
рем... На Колыме тогда правил такой Иван Львов - вор в законе. Его бо-
ялись все,  даже полумиллионная армия,  которая там стояла. Он был ин-
теллигентным москвичом, не ругался матом, не курил. Возглавлял! Колыма
подчинялась ему полностью. Сейчас его, конечно, нет в живых - убили...
Я с ним кушал вместе,  он что-то находил во мне, а я - в нем. Он читал
Достоевского, Толстого, Герцена - а таких людей было мало. Они привили
мне любовь к литературе...

   Иван Львов  был моим наставником,  я очень гордился дружбой с ним и
очень много от него взял. Он был очень умным человеком.

   Кстати, даже если кто-то по воровским законам подлежал уничтожению,
то лагерный суд был гораздо лучше советского: это был суд присяжных, в
котором принимали участие по 50-70 человек.  Суд шел несколько дней, и
даже  если  выносился  смертный приговор,  то приговоренному в течение
нескольких дней давали возможность покончить с собой.  И приговоры вы-
носили весьма обоснованные. Например - приговор негодяю, который наси-
ловал мальчиков и своими деяниями возбуждал злобу в рабочей  массе.  А
рабочая масса - это же большинство!

   Вот и  Горбачев  все кричал на съезде - "как рабочие скажут,  так и
будет", а между прочим, по статистике - самый большой процент преступ-
ников всегда составляли рабочие, самые жестокие преступления совершали
они же... Мы-то тогда, конечно, о социологии не думали, просто понима-
ли, что рабочих много, и старались, чтобы они были за нас...

   Потом, когда я повзрослел,  у меня стал патроном Черкас Толя.  Тоже
вор в законе.  Но,  с моей точки зрения,  человек нехороший. Он унижал
людей,  часто бил ни за что... Это мне не нравилось, и мы с ним разош-
лись.  Нет, меня он не унижал никогда. Если бы он меня унизил, то умер
бы гораздо раньше. Я уже был тогда не тот...

   Вообще, скажу тебе,  что все авторитеты, кого я знал, это люди, ко-
торые никогда бы не пошли на убийство.  Мента убить было нельзя - даже
мента! За хулиганство можно было просто жизнью расплатиться. Собствен-
но, к нам и уголовный розыск относился адекватно. Правда, тогда не по-
явилось  еще управлений по борьбе с организованной преступностью - так
се и не было.  А в разрушении воровских законов были заинтересованы те
же, кому выгоден и нынешний беспредел...


ЖУЛИКИ ОНИ ВСЕ...

   - У меня были потерпевшие. Такие, как Анатолий Минц, как Захоржевс-
кий - друг маршала Говорова. Это - насосы, крупные спекулянты, которые
в общем-то жили и живут за счет пьющих.  Ни в одной стране мира, кроме
нашей, вы не купите так дешево у пьяницы драгоценную вещь. Вот мои по-
терпевшие и грабили таким образом людей, скапливали огромные ценности.
А я имел интерес оставить их без ценностей.

   Например, у  Захоржевского  был  орден  - "Большой крест Германии".
Всего было изготовлено 15 таких крестов - даже  Геринг  и  Гиммлер  не
имели  этих наград.  Я этот крест взял чисто - по 144-й статье.  Потом
он,  правда,  оказался на столе у генерала Михайлова в ГУВД (тогда  он
был вообще-то еще полковником...).  Продали меня, как это обычно быва-
ет.

   Или вот Минц.  Богатейший человек. Но я взял у него только две пап-
ки:  одна с орденами архимандрита Киевского, другая с монетами. До ос-
тальных ценностей - а их Минц накопил на миллионы - я  не  дотронулся.
Зачем обижать совсем-то? Поделись немного - и хватит. И Минц был живз-
доров,  пока на него сосулька не упала...  Я вот никогда ничего не на-
капливал...

   Что?.. Нет,  я не любуюсь собой. Просто сейчас, когда я вижу по те-
левизору,  как за бутылку пива девушку разрубили на куски, то понимаю,
что,  встав на свой путь,  я поступил правильно, на мне нет крови. Ко-
нечно,  обижаются на меня некоторые, но обида - она быстро проходит. У
этих  жуликов  продолжается нажива,  и они снова становятся жирными...
Настоящих-то коллекционеров у нас нет, у нас ведь невозможно коллекци-
онировать без спекуляции.

   Между нами говоря, я всю жизнь вредил, препятствовал вывозу из Рос-
сии живописи,  особенно большой,  хорошей... Вот последний раз промор-
гал:  из запасников Эрмитажа 32 полотна - XVII-XVIII века, голландцы и
фламандцы - были переправлены в Аргентину.  Я знал  Бориса  Борисовича
Пиотровского.  Между нами говоря, он уж не такой герой в золотых звез-
дах,  как его изображают.  Была у него секретарь,  в Америке она  сей-
час... М-да... Короче, он мог бы не допустить такого хищения. Но у них
же в Эрмитаже лет тридцать  не  устраивалась  ревизия!  Представляешь?
Тридцать  лет!  В запасники запускали вытирать пыль студентов,  а они,
бедненькие, крали там потихоньку, отдавали потом за литр пива. Да, все
это  я  хорошо  знаю и за слова свои отвечаю - обо всем этом не мог не
знать Пиотровский. Знал. Мне самому предлагали не раз вещи из запасни-
ков Эрмитажа, но я не покупал. У меня дома были только "честные" вещи.
Когда в 1976 году меня арестовали,  в ГУВД была "комната Алексеева", и
туда приводили коллекционеров, чтобы они там что-то опознали. А я кра-
деных вещей терпеть не могу!

   А из Эрмитажа вещи уходили...  Дочка главного реставратора Эрмитажа
это  организовывала.  Она уже выехала из страны,  да и реставратор по-
мер...  Нет, фамилии я тебе называть не буду, это не в моем стиле. Как
ты думаешь,  мог я противостоять главному реставратору?  Я уверен, что
половина полотен Эрмитажа сейчас - не подлинники... Нет, про историю с
"Данаей" я говорить не буду,  еще живы люди...  А вот эти 32 полотна -
громадной ценности,  государственного значения - сейчас  в  Аргентине.
Полотна все подписанные. В Эрмитаже еще лет двадцать можно воровать...

   Был такой Быстров Юра, по кличке Быструха, он сейчас живет в Герма-
нии, часто приезжал к Пиотровскому. Много чего получил: вазу мою, нап-
ример,  что от Гиля осталась. Гилю ее подарил Дзержинский, за находчи-
вость.  Степан Казимирович вез Ленина с Крупской,  увидел двух людей и
по  выправке  опознал  в них офицеров.  Предупредил Ленина и Крупскую,
чтобы они пригнулись.  А эти двое действительно стали стрелять. Вот за
то,  что Гиль по выправке офицеров опознал - теперь-то кого узнаешь по
этим сапогам гармошкой,  - Дзержинский и подарил ему  старинную  вазу.
Она потом попала в Эрмитаж,  а потом ее отдали Быстрову".  И не только
вазу!

   "Обидел" я как-то раз приятеля Пиотровского - академика. Жена у не-
го тоже академиком была,  в Ботаническом саду работала.  Этот академик
абсолютно бесчестным человеком был.  Похищал в Нижнем Тагиле малахит и
от  жадности  своей  продавал его вместе с породой.  Отсюда у него все
неприятности и пошли... Мое-то дело против него так и осталось нераск-
рытым. А вот потом его еще раз грабили, один человек тогда накинул его
жене шнурок на шею... Этот человек не так давно освободился - скоро он
умрет.  Он мой враг.  Приходил ко мне,  я ему денег дал, хоть он и мой
враг.  Так вот, когда у этих академиков брали сейф, там были некоторые
свидетельства против Пиотровского.  Жулики они все, царствие им небес-
ное...

   Или взять начальников крупных заводов, объединений - таких, как ЛО-
МО,  например! Я побывал в их квартирах - ценности просто неимоверные.
В Эрмитаже такого нет!

   Или вот мой приятель, Миша Монастырский... Умнейший, талантливейший
человек.  Дело по "Фаберже" слышал,  наверное?  Мишу до того, как умер
Брежнев, никто арестовать не мог, потому что он жил с дочкой одного из
членов Политбюро, часы его даже носил - они около полумиллиона стоили,
этот папаша в Политбюро с такими часами показываться боялся...

   Многие большие чины в ГУВД честностью тоже не отличаются. Правда, и
получают они до смешного мало.  Старший следователь,  проработавший 26
лет в милиции,  занимает пятерку до зарплаты у "моего" следователя! По
ГУВД майоры бегают с буханками хлеба под мышкой!  Это же смешно!  Сот-
рудники должны получать столько, сколько хватит хотя бы на житье!

   Долгие годы я дружил с Олегом Васильевичем Карповым,  бывшим замес-
тителем  председателя городского суда.  Знал и Ермакова - председателя
горсуда.  Они не подозревали,  что я уголовник,  мы встречались,  пили
вместе  - я знал все - от и до.  И однажды на похоронах сестры Карпова
мы с Ермаковым несли гроб,  и он мне жаловался, что ему не дают закон-
ной  пенсии.  И  я  помогал Ермакову пенсию эту получить - смех,  да и
только!  А Карпов этот 32 года работал на КГБ,  будучи зампредседателя
городского суда.  Так что можешь представить себе,  как все связано...
Он дела-то вел в основном комитетовские.  Однажды  ему  дали  дело  по
117-й статье,  и он его провалил, пил потом неделю с расстройства, а я
с ним пьянку поддерживал - чуть не заболел,  я ведь непьющий,  и меня,
как  ты понимаешь,  интересовало совсем другое.  У него орден Красного
Знамени - это все незаслуженно... По пьянке-то он много чего рассказы-
вал... И до сих пор у нас нормального суда нет.

   Недавно вот судили Костю и Лену - показывали даже в "Пятом колесе".
Они пытались ограбить коллекционера Шустера - есть такой, "крыса крем-
левская".  Очень богатый человек У него дед банкиром был,  а известный
художник Константин Маковский портрет этого деда писал.  Костя с Леной
попытались этого Шустера "опустить".  Я-то был в стороне... Был бы я в
деле - Шустер остался бы в лаптях,  а Костя с Леной - на  свободе.  Их
осудили по 146-й, а я до сих пор уверен, что 146-й там не было, писто-
лет-то у них был мой.  И лежал он в кармане,  они-то шли коллекционера
связывать, а не убивать...

   Но - советский суд и следствие - дело понятное.  У них все - не как
было,  а как "складывается".  Разве можно вот так - "складывается"?  У
меня после ареста обокрали квартиру.  Я, грешным делом, на милицию по-
думал - ключи-то у них! Тоже все "складывалось", пока в тюремной боль-
нице случайно Юрченко не встретил.  А кто бы мог подумать, что мы ког-
да-нибудь встретимся! Он мне и открыл глаза на того, кто это сделал...
Человека я этого знаю лет тридцать.  Он делал крупные работы,  искусс-
твоведа Хомутовского, например, брал. Работал, кстати, в паре с Улано-
вым,  племянником известной балерины...  А порядка у нас,  видно,  еще
долго не будет...


РОЗОВАЯ ПЛЕСЕНЬ

   - Сейчас уголовного мира нет. Посмотри, что творится, какой беспре-
дел.  Раньше в лагерях ну,  одного, ну, двух хулиганов встретить можно
было.  А сейчас 1800 человек в лагере,  из них 1200 сидят за хулиганс-
тво.  Развязность, наглость, какую свет не видел. Причины? Ты меня из-
вини,  но это большевизм.  Оттуда все пошло. Мне Гиль рассказывал, как
Ленин без колебаний подписывал приказы на расстрелы заложников,  вот и
повыбили всех... Корня нет... Иной раз в метро едешь по делу, на маши-
не-то нельзя - на лица смотришь,  и редко-редко хорошее лицо мелькнет.
Мое  окно  выходит в сквер,  там гуляют дети из детского сада.  Это же
просто ужас - матом ругаются,  дерутся.  Кем они вырастут? Рэкетирами,
дебилами, этими, у которых одна мечта - автомат достать?

   Мы когда  работали  - всегда сначала сидели,  думали:  как выкинуть
что-нибудь такое, чего милиция не ждет. Сейчас так не работают. Сейчас
все  преступники служили когда-то в Советской Армии и были там "отлич-
никами боевой и политической подготовки".  Мы  таких  всегда  называли
"розовая плесень".  Сейчас они себя показали во всей красе:  весь этот
рэкет - плесень,  настоящая плесень. Украсть, и то не могут, разве что
у старух.  Потому что у человека,  у которого есть настоящие деньги, -
особенно не поворуешь. У него же - сигнализация, стальные двери, соба-
ки... Тут голова нужна.

   Мы с женой называем всю эту молодежь "балкончиками".  Это после то-
го, как один с интеллигентным лицом парень убил своих родителей, огра-
бил, положил на балкон и пьянствовал себе спокойно на Новый год. И та-
ких "балкончиков" сейчас - миллионы.  Финансовые-то дела в государстве
плохи, отсюда и рэкет, и преступность.

   Раньше воровали только те, кому это по судьбе было положено. А сей-
час воруют все - за малым исключением.  Я не хочу тебя обидеть,  но не
воруют  те,  кому просто красть нечего.  Не воруют - так наколки дают.
Воровством-то это не назовешь,  по большому счету, у себя воруют-то. В
тюрьме сидит кто попало, сидят те, кто не сидеть должен, а работать. А
сейчас такой народ - сколько бы ни платили, работать не будут. По сво-
им  детям сужу.  Ктото должен работать,  кто-то воровать,  как в любой
нормальной стране.

   У меня есть приятель,  некто Туберман, я с ним не раз был в работах
- он сейчас в Нью-Йорке бани купил, рассказывал мне про тамошние дела.
Везде есть преступный мир.  Но он должен быть маленьким, а не поголов-
ным.  Это просто безобразие, настоящий хаос... И самое печальное - ни-
чего с этим не сделать. Никто хороших слов не понимает. Ни Малышев - я
не имею в виду Сашу...  Нет,  я имею в виду Сашу,  но не того;  ни Ми-
ша-Хохол - никто не поймет. Какие бы управления ни создавали, что бы в
"600 секундах" ни показывали - ничего не поможет. Только жестокость.

   Я пытался кое-что сделать.  Вот и,  когда Миша поехал на разборку с
чеченцами,  - я заменил ему пистолет, вместо боевого положил свой, га-
зовый. Все равно нашлись ухари, которые открыли огонь из автомата...

   В криминогенных  и милицейских кругах Петербурга известны два Алек-
сандра Малышева - один начальник убойного отдела ГУВД,  другой - авто-
ритет в бандитских кругах.

   Алексеев имеет  в виду Михаила Глущенко - известного питерского ли-
дера "тамбовской" группировки.

   Сейчас нет уголовного мира, а следовательно, нет и никаких законов.
О чем говорить, если в лагере само начальство хорошо относится к убий-
цам и очень плохо к мошенникам. Я за свою жизнь знал только двух умных
начальников лагеря. Остальные, несмотря на погоны, - дебилы, не читав-
шие ни Толстого,  ни Чехова,  ни Достоевского. Они в театре ни разу не
бывали.  Погоны-то им кто повесил? Родная партия. А думать не научила.
Мне-то всю жизнь приходилось - как тому крокодилу из мультфильма,  ко-
торый хотел девочку съесть,  повторять себе:  "Думай, думай, думай", -
чтобы как-то следователей обхитрить.  Они-то всю жизнь учились,  а я -
всю жизнь по тюрьмам...

   В Питер  сейчас  понаехали со всего Советского Союза бывшего - "ка-
занские",  "тамбовские",  "никольские" - кого только нет,  кошмар  ка-
кой-то.  И все хотят работу,  причем безразлично какую - мокрую или не
мокрую. Они же любого убьют не задумываясь. Между собой-то разобраться
не могут.  Если у Хохла вдруг появятся лишние ларьки, - Малышев их тут
же сожжет - пошлет.пацанов с факелами, лет по двенадцать-тринадцать...
Только силу и уважают, никак не мозги. Перед арестом вот приходили лю-
ди,  положили мне два пулемета под кровать.  Я десять дней был весь на
нервах. Зачем мне это нужно? Потом еще один мешок соломы принес, толь-
ко забрал - у меня обыск.  Вот смеху было бы, если бы я по наркоте по-
шел...  Я этого парня потом встречал в коридорах ГУВД,  оказалось, что
он на милицию работает...

   Я уж не знаю,  что тебе обо мне наговорили в  милиции,  но  я  даже
иногда  просто  автоматически  суюсь в разговоры,  которые у меня дома
происходят,  - общество у меня,  ты же понимаешь,  такое, что услышать
можно разнос. Слышу однажды разговор: "Надо забрать колье у старушки".
- "А если не отдаст?" - "А не отдаст - так ломиком ей по башке!". Я им
сразу сказал - вы что, с ума сошли? Разве так можно! Посоветовал вали-
дол с собой взять, телефон не обрезать - человек-то старый, вдруг пло-
хо станет.  Даже порекомендовал чай пить с потерпевшей...  И ни в коем
случае никакого насилия.  Старушка-то их сразу спросила: "Вы меня что,
убивать будете?" Они ей:  "Да нет,  что вы, что вы!" Старушка попроси-
лась в туалет,  подумала там, а потом и говорит: "А колье-то я племян-
нице в Москву отдала".  Обманула их старушка... Я не готовил это прес-
тупление и не контролировал его - это мне уже сейчас просто  нацепляют
внаглую за то,  что я посоветовал бабку не убивать! Зато и эти люди не
совершили тяжкого преступления.  За убийство 15 лет бы получили. А так
- пятерочку, отмучаются как-нибудь...

   Или вот:  приходил тут один урод - милиционеру голову отрезал, про-
сил посоветовать,  что теперь делать.  Ну, я посоветовал ему нож выки-
нуть. Заложить - принципы не позволяют, но я просто ненавижу таких лю-
дей, меня трясет от них.

   Такие вот дела.  Когда я смотрю на современный преступный мир,  мне
кажется,  что  Запад вскоре сам поставит перед нами железный занавес -
от страха перед нами, чтобы наш беспредел туда не перешел.


СИЛЬНАЯ РОССИЯ НИКОМУ НЕ НУЖНА...

   - Ты знаешь, я никогда не был националистом, но сейчас потихоньку в
него превратился.  Это удивительно:  я начинаю ненавидеть азербайджан-
цев, молдаван. Смотрю телевизор, планирую, чтобы сделал я, как уничто-
жил бы румын,  сунувшихся к нам.  Мне нравится новый командующий  14-й
Армией Лебедь - и по лицу, и по тому, что он говорит. Ну нельзя же все
отдавать, ведь вся Россия рассыпается... Это же для всех погибель.

   Я-то все равно скоро умру,  но вам жить так нельзя. Надо что-то де-
лать.  Я голосовал за Ельцина, но сейчас я бы свой голос ему не отдал.
Тогда,  правда, некого выбирать было, кроме него, да и сейчас-то неко-
го... Но ведь это Ельцин довел многих серьезных людей до того, что они
стали поддерживать человека, который сказал, что государства Казахстан
не было никогда,  а Украина будет существовать до тех пор, пока до нее
не дойдут наши танки.  Это - Жириновский.  У него каждое слово  -  как
кинжал,  как  говорит мой приятель Миша Монастырский.  Я Мише говорил,
что Жириновский - это страшно. Миша умнее в тысячу раз, а вот - за Жи-
риновского.

   Ельцин не проявляет жесткости. Как Николай II, который ничего хоро-
шего собой не представлял,  если ты читал.  Тоже жесткости не проявил,
когда  Россия гибла,  хотя обязан был офицерство возглавить.  Поэтому,
конечно,  зверство,  что семью его расстреляли,  но самого Николая  не
жалко.

   Ельцин -  он временный...  Горбачев - не отнимешь,  толчок дал пра-
вильный.  Развалить такое государство - это,  вообще, волшебником надо
быть.  Я знавал людей, которые с ним еще на комбайне работали. Говори-
ли, неплохой мужик...

   Не готовы мы оказались к демократии.  Нельзя ее было всем сразу да-
вать,  нужно  было сначала людей подготовить.  Вот поставь меня сейчас
королем Испании - не справлюсь, время нужно, чтобы подготовиться. Мое-
го сына вот только указом специальным можно заставить работать.  Прес-
се, может быть, и можно, и должно демократию дать, а остальным - рано.

   Можешь смеяться надо мной,  но я тебе скажу:  Россия  была  сильной
страной,  когда в ней был сильный уголовный мир. Сильный - это не зна-
чит разнузданный и дико жестокий.  Уголовный мир силен традициями, за-
конами  и авторитетами,  когда люди по понятиям живут.  Тогда баланс в
обществе не нарушается. Но сильная Россия никому не нужна - ни Англии,
ни Америке, ни Франции...


Я НИКОГДА НЕ ПЕРЕСТУПАЛ ПОРОГОВ...

   - Нравственные идеалы? Есть, конечно. Я никогда не переступал опре-
деленных порогов... Жизнь превратила меня в человека, который постоян-
но, надо - не надо, думает о разных делах. Я всегда вопрос ставил так:
можно  ли  забрать ценности без ущерба для потерпевшего?  Я никогда не
шел на дело,  если при этом могли быть жертвы, - мне никаких миллионов
не  надо через кровь.  Но и без дела сидеть не мог.  Дураком я себя не
считаю,  хотя ошибки совершал. Конечно, понимал, что и наказание может
последовать.  Но я же не шел на улицы грабить...  как эти - "отличники
политической подготовки". Дела подготавливал месяцами...

   Я принес людям немало добра - защищал их и на Колыме, и на Урале, и
в Сибири. В Иркутске я возглавил восстание осужденных - после подавле-
ния осудили меня одного,  дали 8 лет, 8 месяцев и 8 дней по статье 73,
часть  1:  "вооруженное сопротивление властям".  Я всегда шел первым и
никогда не бросал никого в беде.  Тогда, в зоне, мы захватили главного
судью областной выездной сессии - я с ним беседовал,  и мне в тот день
сняли 10 лет срока.  Но я не хотел от советской власти ничего и заста-
вил судью уничтожить определение по снятии срока.  Дело принципа. Я от
этой власти и сейчас ничего не хочу.

   Я люблю все красивое,  любил и женщин,  но мне не везло с ними.  За
всю жизнь я не встретил такую, о которой мечтал, - ласковую, красивую,
разбирающуюся в живописи.  Хорошая хозяйка?  Это меня мало интересова-
ло...  Моя жена - человек глубоко верующий,  и я не могу сказать,  что
нашел в ней все те качества,  которые искал.  Но она мне верна. Случа-
лись в мой жизни, конечно, и встречи с красивыми женщинами. Я, естест-
венно, был не такой, как сейчас. Я ведь всю жизнь не пил, не курил, не
кололся...

   Те, кто  знал  меня в молодости,  смогли бы узнать сейчас только по
глазам...

   На Колыме за восемь лет я ни разу спирта не выпил. Я был под Верхо-
янском  -  Оймякон,  мы там вольфрам добывали.  Температура - минус 70
градусов,  а нас все равно выводили на работы,  хотя после 50 градусов
запрещено было.  И всем давали по 100 граммов спирта. Я и его не выпи-
вал. Но и своим блатным собратьям не отдавал - делил по глоточку на 25
человек в бригаде.

   Даже сейчас,  когда  я уже лежал бальной,  ко мне приходили совето-
ваться - хотя бы вот по поводу приезда тех же чеченцев, которые хотели
отнять у нас биржу и качать миллионы к себе в Грозный.  Когда их чело-
век сто приехало на разборки,  в Шестом управлении  четверо  суток  не
спали. А чего не спали? Их брать нужно было на вокзале прямо, с оружи-
ем и с пулеметами,  кстати говоря.  Советовал я там кое-что...  А ведь
могло их и не четверо раненых уехать...  Стараемся как-то, чтобы крови
меньше лилось.

   Ты знаешь, я обречен. Рак обоих легких - и врачи от меня не скрыва-
ют, да я и сам по снимкам вижу. Мне осталось месяц-полтора от силы. Но
я готов - Бог дал. Бог взял. Я пропив такого, как с отцом - Бог дал, а
какой-то негодяй взял...

   Жаль, конечно,  что жизнь получилась такая,  готовился-то я в своей
семье к другому. Если бы меня тогда, в 1947-м, за молоко не посадили -
может  быть,  и стал бы художником.  Я живопись очень люблю,  особенно
фламандцев...  Ну а если бы сейчас предложили еще одну жизнь прожить -
наверное, в милиции бы работал. И был бы на месте Крамарова - не мень-
ше.  Я ведь наш мир досконально знаю.  Польза бы от меня была  громад-
ная...


ПРОЩАЛЬНОЕ ПИСЬМО

   После нашей встречи Горбатый прожил месяцев девять. Месяца за четы-
ре до смерти он прислал мне письмо, которое я привожу почти полностью,
убрав из него лишь некоторые имена по причинам,  которые,  я  надеюсь,
будут понятны читателям. "Добрый день!

   Давно хотел написать Вам, но после Вашей публикации в газете статьи
обо мне стало очень трудно отправлять письма. Видно кто-то чего-то бо-
ится.  Обо мне Вы написали все правильно, за исключением того, что на-
говорили Вам милиционеры.  Я,  например, никогда не вкладывал деньги в
конкурсы красоты и в фирму "Экобалт",  это такая чуть, что и не приду-
мать специально. То есть я знал, конечно, что там есть эти девушки, но
даже  никогда их в глаза не видел (все это придумано неким Самойловым,
заместителем начальника Пятого подотдела,  с тем что он  говорит  вам,
надо  быть очень осторожным,  уж поверьте мне).  Красавиц финансировал
некий Павел Григорьевич,  бывший ученый секретарь Абалкина. Он хороший
финансист,  но имел и имеет уйму врагов - то ли от большого ума, то ли
еще отчего. Недавно он вернулся из Англии, и вот вам результат - месяц
назад его арестовали,  и сейчас он сидит в КГБ,  там,  где до больницы
сидел и я. Жаль Павла Григорьевича, очень жаль.

   ...Они Вам сказали,  что из под меня посадили двадцать пять человек
- это полная ложь.  Я знаю не более пяти человек, и то, никогда не со-
вершал с ними преступлений.

   ... А что касается тех ваз,  то я купил их, не зная, что они краде-
ные.  Но как только мне сказали об этом, я постарался, чтобы их верну-
ли.  Остальное все придумывается за то,  что я не согласился оговорить
двух  заслуженных  офицеров из ГУВД.  Это не пустые слова.  Я хорошо и
многих знаю в КГБ,  и не я,  а они искали со мной встречи.  Телефоны и
адреса я сохраню в надежном месте...

   ...Несколько слов хотел добавить о бывшем шофере Ленина Гиле Степа-
не Казимировиче. До переезда правительства в Москву он жил в семье мо-
их родителей и был крестным отцом моей мамы.

   Любя мою маму, он доверил ей свои дневники, которые после ее смерти
10 ноября 1979 г. достались мне. Я читал их весьма бегло, потому что в
те времена мало кто интересовался политикой,  как сейчас. Дневники це-
лы, целы и письма тети Наташи, супруги Степана Казимировича. У них был
еще приемный сын,  бывший беспризорник, которого привел им Ленин и ко-
торого они воспитывали в память о Владимире Ильиче. Знаю, что он рабо-
тал в охране Кремля, пока у Гиля не начались неприятности со Сталиным.
Гиль отказался его возить после того,  как Сталин без его ведома пере-
редактировал его книгу "Шесть лет с Лениным". Спас Гиля Вышинский - он
взял его к себе.  Со слов Гиля я знаю очень много - от  текста  предс-
мертной записки Орджоникидзе и до таких вещей, которые до сих пор ник-
то не знает.  Да,  честно говоря,  нет желания и сил много писать. Мне
уже четыре раза отказали в изменении меры пресечения.  Зам.  прокурора
города Большаков давал слово меня освободить под подписку о  невыезде.
И слова своего не сдержал. Диву даешься - и это прокурор... Я-то всег-
да держу свои слова.  Сейчас в Дзержинском суде врачи  больницы  хода-
тайствуют  об  изменении меры пресечения.  Все зависит от председателя
суда (если суд независим, в чем я лично сомневаюсь)...

   ...Если можете,  помогите.  Я ничего не обещаю, но останусь призна-
тельным. С уважением Алексеев Юрий Васильевич".

   Горбатого так и не освободили,  и он умер в тюрьме, потому что сот-
рудники милиции опасались,  что он  подкупил  врачей  и  преувеличивал
серьезность  своей болезни.  Кроме того,  по данным милиции.  Горбатый
также грозил убить руководителя предварительного следствия.  Этот факт
Горбатый косвенно признавал в моем присутствии,  сказав:  "Ну, погоря-
чился я с той малявой.  Никто ее всерьез убивать не хотел.  Я в тот же
день отправил письмо, чтобы ничего такого не случилось".

   Похороны Горбатого прошли пышно.  К его могиле съехались все "слив-
ки" преступного мира Петербурга и даже те, которых сам Горбатый глубо-
ко презирал...

   Наверное, было  бы просто нечестно не предупредить читателей о сле-
дующем:  не стоит воспринимать изложенную выше информацию о ворах  как
полную и абсолютную истину в последней инстанции. Недавно мне довелось
беседовать с умнейшим специалистом из одного секретного  подразделения
МВД.  Он  занимается  исследованием мира воров более четырнадцати лет.
Так вот,  он сказал следующее:  "Дай Бог, если я хотя бы на одну треть
начал только сейчас понимать суть этого явления.  Людей,  которые хоть
что-то реально понимают в мире воров, - единицы..."

   Я думаю,  эти слова справедливы. Настоящие воры тщательно оберегают
свои секреты. В их мире люди и понятия - постоянные перевертыши, как в
детской игре:  "да" и "нет" не говорить,  "черное" и "белое" не  назы-
вать.  Так что прочитанное вами,  уважаемые читатели, - это лишь узкая
щелка в чуть приоткрытой двери в мир воровского "зазеркалья"...


Часть четвертая. ЗАГАДКА ПРИЗРАЧНОГО БАНДИТИЗМА

   ...Мы живем в интересное время, время стремительных перемен и мета-
морфоз.  Этому обстоятельству можно радоваться или огорчаться - ничего
не  изменится  от  отношения  обывателя к окружающей действительности.
"Интересное время" - это объективно сложившаяся реальность,  в которой
с  наименьшими  потерями  могут выжить лишь те,  кто попытается понять
внутреннюю логику происходящих в нашем обществе процессов  и  явлений.
Одним  из таких явлений,  безусловно,  стала российская организованная
преступность,  прошедшая в сжатые сроки от начала перестройки  длинный
кровавый  путь  становления и "мужания" внутри нашей страны и начавшая
уже всерьез присматриваться к нашим соседям - экономически более  раз-
витым странам.

   "Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними..." - почти вышло из
обращения еще несколько лет назад мелькавшее тут и там не  совсем  по-
нятное слово рэкетир,  его заменило родное и угрюмое бандит. Между тем
хорошо известно, что все лексические изменения в разговорном языке от-
ражают  прежде  всего  объективно происходящие в обществе процессы.  В
данном конкретном случае это свидетельствует о том,  что наши отечест-
венные  "гангстеры"  уже  выросли из "рэкетирских пеленок" и,  доживая
"бандитскую молодость", идут широкими шагами к "мафиозной зрелости"...

   И совсем не удивляет никого из нас,  живущих в  "интересное  время"
россиян,  что Москва и Петербург, например, превратились в некие подо-
бия Чикаго 30-х годов - со взрывами,  автоматными и пулеметными очере-
дями по ночам, с огромными взятками, которые берут государственные чи-
новники белым днем,  со страхом, который приходит на наши улицы вместе
с сиреневыми сумерками...

   Почему мы должны этому удивляться,  если с высоких трибун серьезные
политики говорят нам о том,  что через подобное уже прошли и Соединен-
ные Штаты,  и Италия с Францией, и еще Бог знает кто - и ничего, живут
же, притом живут неплохо.

     Кстати говоря, уже набившие оскомину аналогии с Соединенными Шта-
тами 30-х годов явно спекулятивны и не выдерживают никакой критики.  В
США в то веселое время были уже давно решены вопросы  собственности  и
притом законодательно зафиксированы.

   Удивляет скорее  другое.  Во  всех  цивилизованных странах в период
"интересного времени"  разгула  преступности  происходило  ужесточение
уголовного законодательства,  принимались срочные экстренные и чрезвы-
чайные меры, а у нас - наоборот, мы становимся свидетелями либерализа-
ции  законодательства прежде всего по отношению к представителям орга-
низованной преступности. Освобождение из-под ареста под огромные зало-
ги?  Угадайте-ка  с  трех  раз,  кто такие залоги может внести быстрее
всех? Опротестование содержания под стражей до суда - кто может позво-
лить себе нанять адвокатов,  способных выиграть такие процессы?  Ах, и
это все понятно?  Ну до чего ж догадливый народ российский - все пони-
мает,  сказать только не хочет.  Или не может?  Или говорит, но его не
слышат?  Или слышат, но культурно объясняют, что законы новые писать -
это не репу сажать и не на митингах орать.

   Правильно. Писать  законы  и конституции - дело сложное,  нервное и
неоднодневное,  особенно если толкают под локоть и бубнят в  уши  свое
мнение.  Но, может быть, попытаться тогда еще немного пожить по старым
законам? Раз уж они есть? Есть, например, в Уголовном кодексе РФ заме-
чательная статья за номером 77: бандитизм.

   "Организация вооруженных  банд с целью нападения на государственные
или общественные предприятия,  учреждения, организации либо на отдель-
ных лиц, а равно участие в таких бандах и совершаемых ими нападениях -
наказываются лишением свободы на срок от трех до пятнадцати лет с кон-
фискацией  имущества...  или  смертной  казнью с конфискацией имущест-
ва..."

   Именно это обстоятельство стало гарантией  того,  что  гангстерский
беспредел будет обуздан.  У нас же, в России, вопросы собственности не
решены до сих пор, они и не будут решены, пока ее делят.

   В комментариях к этой статье УК говорится, что для признания группы
лиц  бандой  достаточно,  если в ней участвуют два лица и если хотя бы
один из двух имеет оружие. Члены банды могут совершать различные прес-
тупления - хищения,  изнасилования и т.п., но все эти преступления ох-
ватываются составом бандитизма и дополнительной квалификации не требу-
ют.

   Казалось бы,  все  предельно  ясно.  Россия переполнена преступными
группировками,  которые в настоящее время уже превратились в высокоор-
ганизованные сообщества со строгой иерархией и дисциплиной, обладающие
высочайшей технической оснащенностью и вооружением (самое  современное
оружие  есть практически во всех группировках),  а также значительными
финансовыми возможностями. На эти сообщества работают высокопрофессио-
нальные юристы, бывшие и действующие сотрудники правоохранительных ор-
ганов,  политики и бизнесмены,  журналисты,  формирующие  общественное
мнение.

   Самым вопиющим примером может послужить чудоавтомат,  ставший осно-
ванием для ареста в Москве в  гостинице  "Минск"  Рафика  Багдасаряна,
больше известного под кличкой Сво.  Этот автомат последней модификации
с лазерным прицелом, стоящий на вооружении американских спецслужб, был
прислан  ему  из  США в подарок.  Сотрудники московской милиции вообще
раньше о таком оружии даже не слышали.

   Члены этих сообществ прекрасно отдают себе отчет в том,  что предс-
тавляет  собой их "деятельность" - в обиходе,  нисколько не смущаясь и
не комплексуя, они сами себя называют бандитами. Опасность таких сооб-
ществ как для отдельных граждан, так и для государства в целом очевид-
на.  Казалось бы,  суды должны быть завалены делами о бандитизме, ведь
во  всех  городских барах и ресторанах между бандитами не протолкнешь-
ся...  АН нет!  По всей России за 1993 г. едва наберется с десяток дел
по 77-й "расстрельной" статье. Наиболее же распространенной статьей УК
РФ,  применяемой к бандитам,  стала статья 148 (вымогательство - прес-
тупление,  которое,  кстати,  не относится к разряду тяжких). В чем же
дело?  В реальной жизни бандитизм существует,  и еще как. В приговорах
же судов можно увидеть лишь некий "признак бандитизма", который слоня-
ется по Матушке-России в не до конца материализованном виде.  Эксперты
из судейского корпуса полагают, что такой казус стал возможен благода-
ря "несложившейся судебной практике".  Нам же представляется, что при-
чина кроется скорее в том,  что правоохранительная система России дала
сбой. Важнейшими элементами правоохранительной системы являются органы
внутренних  дел,  органы  государственной безопасности,  прокуратура и
суд.  Только при нормальном взаимодействии всех этих элементов система
будет функционировать исправно.  Однако ни для кого уже не секрет, что
в последнее время  происходит  открытая  конфронтация  между  органами
внутренних дел и прокуратурой, с одной стороны, и народными судами - с
другой.

   Журналисты могут использоваться и открыто,  и втемную. Вообще, чет-
вертая  ветвь  власти точно так же подвержена коррупции,  как и первые
три. В последнее время активизация организованной преступности в отно-
шении  средств  массовой  информации резко усиливается.  Всем памятно,
например,  выступление в программе "600 секунд" небезызвестного в  Пе-
тербурге Артура.  Нонсенс той ситуации заключался не в том, что на эк-
ране появился один из лидеров  организованной  преступности  -  героем
журналистского  материала  может быть кто угодно.  Но тогда,  пожалуй,
впервые эфир государственного телевидения был  предоставлен  структуре
организованной  преступности  исключительно  для решения ее внутренних
проблем (за счет налогоплательщиков !).

   "Милиция посадит - суд освободит!" - интересно,  почему в последнее
время слова эти стали крылатыми в бандитских кругах?

   Приезжавшие в начале 1994 г.  оперативники из Рязани, где произошла
большая разборка с человеческими жертвами,  рассказывали: "У нас рабо-
тать тоже стало почти невозможно, прокуратура нас еще поддерживает, но
как только дела доходят до суда - их разваливают".

   Кстати, далеко не всегда освобождение идет на пользу  самим  банди-
там.  Например,  18 октября 1993 г. в собственной машине был застрелен
Айдар Гайфулин, один из лидеров "казанской" группировки. Это произошло
через  месяц  после  его освобождения судом.  Несколько ранее был убит
представитель "малышевской" группировки Грицкуль и тоже  спустя  месяц
после того, как был освобожден от уголовной ответственности (его пыта-
лись привлечь за хранение оружия,  но Грицкуль сказал,  что он  просто
нашел пистолет на улице).

   Как могло случиться,  что при неустанных обещаниях с высоких трибун
усилить борьбу с организованной преступностью в  Петербургском  регио-
нальном  управлении по борьбе с организованной преступностью в комнате
общей площадью 16 кв. м работают двадцать семь (!) оперативников - де-
ля  на  трех  оперов  один стол и проводя рабочие совещания где-то под
лестницей, стоя?

   Может быть,  власти не видят, не понимают реальной угрозы, нависшей
над  страной,  может быть,  они до сих пор тешат себя иллюзиями лишь о
"призраке бандитизма"?

   Предлагаемые очерки из истории (очень недавней) петербургского бан-
дитизма  имеют  простую  прикладную цель - показать,  как бандитизм на
протяжении всего нескольких лет превращался из призрака  в  реального,
живого монстра во плоти и крови. Мы решили выбрать Петербург в качест-
ве базового примера не случайно.  Мы уже писали,  что Питер, в отличие
от  Москвы,  ориентированной  в основном на воров в законе,  давно уже
считается бандитским городом.  Это произошло по  целому  ряду  причин.
После развала Союза Питер стал особенно притягательным для бандитов из
других регионов,  в том числе и из-за  ужесточения  правоохранительной
практики в этих самых "других регионах" - таких, как, например, Москва
или Татарстан.  По словам приезжих бандитов: "Москва зеркальной стала,
там  делать  нечего..." Произошел эффект зубной пасты - при нажатии на
тюбик она устремляется в  свободное  пространство.  Грустно,  но  этим
"свободным пространством" оказался наш с вами город...


ДЕДУШКА РУССКОГО РЭКЕТА

   ...Это были времена,  когда об организованной преступности вслух не
говорили.  Да  и,  наверное,  не  так много было оснований говорить об
этом. Да, были воры в законе. Были и отдельные бандиты (ветераны долж-
ны помнить,  например,  Сережу Сельского, который в 70-х годах просла-
вился тем, что отрубил голову своему конкуренту). Но... в тоталитарном
государстве  вообще  сложно говорить о системе организованной преступ-
ности, и прежде всего потому, что большинство функций насилия и грабе-
жа  по  отношению  к гражданам выполняло само государство.  Частная же
преступная система всегда заведомо обречена на поражение в  конкурент-
ной  борьбе  с государственной преступной системой.  Однако к середине
70-х годов государственная система начала дряхлеть.  Вот тогда  в  Ле-
нинграде  и  начала  восходить  звезда Владимира Феоктистова - дедушки
русского рэкета, как его впоследствии стали называть.

   Он родился в Воронеже, в семье военнослужащего и врача. Сразу после
окончания школы поступил в ЛИСИ,  но проучился там недолго.  Некоторое
время работал шофером.  В середине  60-х  годов  Феоктистов  занимался
по-мелкому  фарцовкой и валютными операциями,  за что и получил первый
срок.  Вернувшись после отсидки,  Феоктистов продолжал крутиться, ведя
при  этом довольно шумный и скандальный образ жизни - благо деньги бы-
ли. В начале 70-х он получил восемь месяцев за хулиганство в ресторане
гостиницы "Россия".

   Постепенно вокруг  Феоктистова  сформировался  устойчивый круг лиц,
ведущих одинаковый образ жизни.  Группа эта быстро  приобрела  извест-
ность  в  Ленинграде и обросла легендами в основном из-за учиняемых ею
скандалов в городских ресторанах и барах.  Ядро группы,  кроме  самого
Феоктистова, составляли Цветков (Бык), Ваня Капланян (Нахаленок) и По-
ляк. По некоторым источникам рядом с Феоктистовым часто также находил-
ся  Юрий Борисович Рэй (1947 года рождения),  замыкавший на себя моло-
дежь.  Когда Фека сел,  Рэй через некоторое время уехал в Канаду,  где
похищал  автомобили и аудиотехнику.  За что,  в конце концов,  попал в
тюрьму.  Позже вернулся в Россию,  где выступал "третейским судьей"  в
спорах между бандитами. Рэй всегда был негативно настроен по отношению
к этническим группировкам, за что его очень не любили дагестанцы-наем-
ники, которых Феоктистов иногда нанимал для решения некоторых вопросов
силовым путем.  Лидер этой бригады наемников Мага даже пытался органи-
зовать несколько покушений на Рэя.

     Евгений Цветков  имел  бурную  биографию,  он работал инспектором
уголовного розыска,  таксистом, был мастером по боксу, офицерам Воору-
женных  Сил и заведующим баней.  Сейчас вместе с дальним родственником
Феоктистова Ваней Капланяном в гостинице "Пулковская" продолжает "тру-
диться"  приемный сын Цветкова Дубровский.  Владимир Поляков (Поляк) -
ныне гражданин Германии. Вся же численность "феоктистовской" группы не
превышала ста человек.

   В группе  не было жесткой дисциплины и строгой иерархии - там,  где
много водки и женщин,  о дисциплине говорить не приходится. Да и вооб-
ще,  по нынешним временам, когда "господа бандиты" сначала стреляют, а
потом думают,  тех,  кто примыкал к Феоктистову, можно было бы назвать
людьми "тихими и богобоязненными". В то время "серым кардиналом" прес-
тупного мира в Питере некоторые считали Юрия Саликова,  нынче занимаю-
щегося  бизнесом  в Швеции.  Саликов светиться не любил,  но "работал"
много - торговал антиквариатом,  уходившим неведомыми путями за рубеж,
"курировал"  подпольные  джинсовые  фабрики.  У  Юрия  был родной брат
Игорь.  Саликов постоянно призывал бандитскую молодежь "быть реалиста-
ми",  постоянно  напоминал о том,  что "нужно много работать".  Они не
учиняли зверств,  работая в основном против тех, кто не пойдет в мили-
цию жаловаться, - барменов, поднимавшихся на недоливе пива пролетариа-
ту,  мелко ворующих администраторов гостиниц и официантов, проституток
и таксистов-отстойщиков.  Часто группа практиковала при отъеме денег у
клиента обычную шулерскую игру в карты. За ними не было кровавого сле-
да,  были  преимущественно  пьяные драки с синяками и выбитыми зубами.
Вершиной технической оснащенности группы стал  автомобиль  "Жигули"  с
"антирадаром".  Но  в  1980  г.  в журнале "Шпигель" была опубликована
статья о "русском мафиози" - Владимире Феоктистове. Слухи потрясли Ле-
нинград. Кто-то пустил "утку", что у Феоктистова есть даже своя фабри-
ка в ФРГ.  Говорят,  высокое партийное начальство в лице Григория  Ва-
сильевича  Романова  громко  орало по этому поводу на тогдашних высших
милицейских и кагэбэшных чинов Ленинграда.  Феоктистов был арестован и
получил 10 лет строгого режима - максимум,  что предусматривала статья
о мошенничестве - самая серьезная из всех,  что были вменены ему в ви-
ну.  И  уже  тоща прослеживалась устойчивая связь группы Феоктистова с
некоторыми довольно высокопоставленными офицерами милиции, которые от-
делались в то время просто увольнением из органов. Феоктистов пошел на
зону, на чем закончилась "увертюра петербургского бандитизма". На зоне
Фека был нарядчиком,  за что от него отвернулись многие профессиональ-
ные преступники и воры.

   Он вернулся в Ленинград в 1989 г. и оказался не готовым к тем пере-
менам,  которые  произошли в городе за время его отсутствия.  Подросла
новая, "талантливая молодежь", жившая уже по более жестоким и кровавым
законам,  чем он когда-то.  Время все убыстряло свой неумолимый бег, а
он оставался человеком из прошлого.  Имя его,  правда, было хорошо из-
вестно,  оно и давало ему какие-то дивиденды.  Что-то с прежних времен
было отложено на черный день,  его считали человеком богатым. Он сел в
"Пулковской",  выдал  дочку  за потомка великого нейрохирурга Бехтере-
ва...

     Кстати, сын великого русского нейрохирурга попадал в поле  зрения
милиции по подозрению в разбое. За недостаточностью доказательств уго-
ловное дело в отношении его было прекращено.

   Но время не приняло его.  Однажды "тамбовцы" жестоко избили его но-
гами. Избили его братья Рыбкины и Сергей Васильев. За то, что Фека по-
сягнул на девушку Сергея Васильева. Феоктистов всегда очень любил жен-
щин,  любил,  например,  в сауне окружить себя молоденькими девушками,
часто бесплатно пользовался проститутками,  что по понятиям  считалось
беспределом,  потому что девушка время тратила и прибыли не приносила.
Авторитет стал рушиться,  вскоре под арест попали почти все его старые
друзья и коллеги. Феоктистов скрылся на Североамериканском континенте,
но пробыл там недолго - не смог. Он был слишком "советским" для Амери-
ки.  Когда он вернулся - его арестовали. Кстати, после ареста Феоктис-
това долгое время его столик в "Пулковской" никто не занимал. Тяготев-
шие в то время к Феоктистову "воркутинские" после его посадки переклю-
чились на "тамбовцев".  Срок он получил небольшой и уже в начале  1995
г. снова оказался на свободе. Встретили его пышно, но все это было уже
мишурой.  Нельзя сказать, что сегодня Фека играет решающую или хотя бы
сколько-нибудь заметную роль в бандитском Петербурге, однако сотрудни-
ки РУОПа иногда задерживают его по старой памяти при облавах и рейдах.
При этих задержаниях Фека обычно просто "попадает под замес",  так как
привычкам своим он не изменил,  по-прежнему любит проводить  вечера  в
шикарных ресторанах в окружении барышень...


ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ КОЛИ-КАРАТЭ

   Волна "рэкетиров первого призыва" накрыла Ленинград в середине 80-х
годов, одновременно с началом перестройки и кооперативного движения. В
городе стало много богатых (по советским меркам) людей,  и, как следс-
твие, появились и те, кто хотел заставить их делиться. В тогдашний рэ-
кет шли люди с трудной судьбой - спортсмены с невостребованным  потен-
циалом, нравственно искалеченные войной афганцы - люди, которые счита-
ли, что то, что им "недодало" государство, нужно брать самим, не стес-
няясь в методах и средствах. Они работали просто и "по-домашнему", со-
вершая элементарные вымогательства при помощи бытовых  электронагрева-
тельных  приборов  - утюгов,  паяльников и кипятильников.  Их жертвами
становились кооператоры и проститутки,  спекулянты и валютчики, работ-
ники сферы обслуживания и просто заводские несуны.  Система только за-
рождалась,  разведка часто давала сбои,  поэтому в те времена  нередко
наезды совершались на людей,  назвать богатыми которых можно было лишь
с глубокого похмелья.

   "Новая волна" не брезговала и квартирными разбоями,  и грабежами на
авторынках.  Оружие  применялось крайне редко,  и это было из ряда вон
выходящим событием как для самих  бандитов  (только-только  начинающих
так себя называть), так и для правоохранительных органов. В те времена
больше всего ценилась физическая сила и умение вырубить  противника  с
одного  удара.  Жертвы рэкета зачастую ничего не получали взамен - ре-
альная охрана их предприятиям от других команд  стала  предоставляться
несколько позже.  Тогдашнее милицейское руководство неоднозначно отно-
силось к существованию бандитских рэкетирских группировок. Большинство
высоких  чинов  считало,  что  эти структуры не представляют серьезной
опасности для общества,  поскольку совершают посягательства в основном
в отношении лиц, извлекающих доходы неприемлемыми для коммунистической
идеологии методами. Кроме того, эти руководители были озабочены прежде
всего раскрытием зарегистрированных преступлений, а латентная (то есть
скрытая) преступность их практически не интересовала.

   Вот в такой обстановке и занял лидирующее  положение  в  Ленинграде
Николай Седюк,  больше известный под кличкой Коля-Каратэ.  Специалисты
считают,  что такого волевого, умного, решительного и жестокого лидера
в  Питере больше не было.  Колю-Каратэ еще часто называли Мини-Шварце-
неггером - при росте около 178 см он весил за 90 кг и не имел ни капли
жира.  Он не пил,  не курил, ел только отборную, "здоровую" пищу, тща-
тельно следил за своим весом,  посещал по три раза в наделю сауну. Не-
доучившись в одном из ленинградских технических вузов, Седюк стал зав-
сегдатаем клуба

     По некоторым данным,  в милиции вновь возрождается "палочная" от-
четность. Вновь на первый план выходит количество раскрытых преступле-
ний, количество оконченных уголовных дал. Вопрос о том, сколько же при
этом было нейтрализовано бандитов, отходит "а второй план.

   "Ринг", где  оттачивал свое мастерство в искусстве рукопашного боя.
Очевидцы рассказывали, что во время одной из разборок Седюк из положе-
ния  сидя  выпрыгнул метра на два,  сломал человеку руку и мягко,  как
кошка, вернулся на свое место. Один из его подельщиков рассказывал да-
же, что Коля-Каратэ умел наносить "энергетические удары" и владел при-
емами бесконтактного кунг-фу,  но это скорее всетаки можно  отнести  к
разряду мифотворчества.

   К 1987 г.  Николай Седюк вместе со своим братом по прозвищу Маккена
сколотил устойчивую группу,  достигавшую численности 100 бойцов (в  те
времена еще считали по бойцам,  а не по стрелкам, как сейчас). Идейным
вдохновителем братьев Седюков стал Владимир Семенович Голубев,  больше
известный под кличкой "Бармалей" Видными членами его команды были Олег
Мифтахутдинов-Микотадзе,  Гога Геворкян (Макси-Шварценеггер)  и  актер
Малого театра Аркадий Шалолашвили, снявшийся в 18 кинофильмах (послед-
няя роль Шалолашвили - главный герой в фильме "Остров погибших  кораб-
лей".  Когда он был арестован, за него ходатайствовали такие известные
люди, как Михай.

   Позже клуб "Ринг" станет базой известного питерского бандита Колес-
ника.

   "Бармалея" милиция  не  забывает  до сих пор.  В день его недавнего
бракосочетания с девятнадцатилетней особой к нему "в  гости"  нагрянул
5-й отдел РУОПа с СОБРом и сторожевыми собаками. Гости Дома Дружбы На-
родов,  где проходила свадьба,  были шокированы. Среди почетных гостей
было много иностранцев,  с российской стороны также были известные лю-
ди, например, Кирпич и многие другие.

   Банда братьев Седюков занималась своим преступным промыслом на дос-
таточно высоком интеллектуальном уровне. Они практиковали замысловатые
разводки с использованием некоторых членов банды втемную.  При  поста-
новке  таких разводок - чтобы запутать и одурачить терпилу - использо-
вались актерские и режиссерские способности Шалолашвили; и надо отдать
ему должное,  он их демонстрировал блестяще. На Седюка обратили внима-
ние московские и кавказские воры в законе -  что  свидетельствовало  о
достижении  этим представителем новой зарождающейся бандитской системы
в мире отечественной организованной преступности солидного веса и  ав-
торитета.  Колю-Каратэ  курировал известный московский вор в законе по
кличке Антибиотик.  (Кстати,  сразу после ареста Николая Седюка в 1987
г. Антибиотик внезапно умер от... болезни сердца. Многие серьезные лю-
ди,  узнав об этом,  понимающе хмыкали, но от комментариев воздержива-
лись.)

   Николай Седюк был хорошим семьянином, со своими, впрочем, страннос-
тями.  В частности,  он держал дома два чучела в милицейской форме, на
которых  отрабатывал  удары.  Он  был  по-настоящему богатым человеком
(например,  мог позволить себе купить шикарный дом на  Кавказе.  После
того как Седюка осудили, дом этот был конфискован, но на торги его так
и не выставили - боялись продавать...),  но ужасно, просто до неприли-
чия, прижимистым. Тот же Шалолашвили, любивший кутнуть и изобразить из
себя богатого аристократа,  неоднократно говорил Коле-Каратэ: "Купи ты
себе плащ нормальный, что ты ходишь в дырявых носках?!" Гога Геворкян,
широкая кавказская натура,  вспоминал однажды,  как  неловко  он  себя
чувствовал, когда Седюк начал скандалить с таксистом изза восьми копе-
ек сдачи,  на которые тогда можно было купить разве что  булочку.  Это
было  характерно  для  Седюка - он,  например,  имел привычку выбежать
"позвонить", когда нужно было рассчитываться в ресторане, предоставляя
эти  "мелочи"  своим друзьям.  Однажды поехав на разборки к кавказцам,
которые гостеприимно накрыли стол,  он потряс всех своей  способностью
жрать  "на халяву".  Из-за стола он еле вылез и,  отдуваясь,  признал:
"Чего-то я...  Это...  Переел".  А может быть,  именно прижимистость и
скрупулезность сделали Колю-Каратэ лидером N 1 в тогдашнем Ленинграде?
Седюка боялись.  Поговаривали, что за его командой есть и человеческие
жертвы,  но...  Много у нас чего говорят разного... Коля-Каратэ вместе
со своими ближайшими коллегами был арестован в  1987  г.,  в  расцвете
своего "величия",  когда ему платили даже легендарные братья Васильевы
(кстати, перелом в отношении к новым бандитским группировкам со сторо-
ны  высшего милицейского руководства Ленинграда произошел именно после
разоблачения команды братьев Васильевых,  орудовавших на  авторынке  и
буквально терроризировавших покупателей автомашин. Тогда стало очевид-
но,  что бандиты посягают не только на спекулянтов и разного рода под-
польных  дельцов,  но и на простых граждан,  годами копивших деньги на
приобретение машины).

   Группа Коли-Каратэ была первой в Питере, попытавшейся поставить на-
силие как способ добывания денег на "промышленно-поточную" основу.  Он
был талантливым организатором и очень сильным лидером.  В 1993 г. дол-
жен  был  закончиться его срок.  Незадолго до освобождения Коля-Каратэ
был застрелен на поселении "в ходе внутренних разборок". А может быть,
кто-то  очень  боялся его возвращения?..  Брат Коли-Каратэ - Александр
"Маккена" - жив, но особого влияния не имеет. Про него говорят, что он
начал злоупотреблять алкоголем и наркотиками и его часто видят в деше-
вых притонах вместе с братом одного очень известного российского  пев-
ца. Маккене до сих пор подносят стопочку-другую в центральных рестора-
нах в память о его брате.

   По сложившейся традиции, простые русские люди достаточно равнодушно
относятся к преступлениям, совершенным в отношении "богатых". Им стоит
помнить,  что каждый из них,  покупая пачку сигарет или бутылку  пива,
фактически  отдает свою часть денег бандитам,  контролирующим торговлю
или другую сферу услуг.  Что касается "автомобильного" бандитизма,  то
сейчас  в Петербурге крайне популярен наглый отъем машины у зазевавше-
гося частника, случайно поцарапавшего какой-нибудь "Ягуар".

   Это произошло 19 июля 1993 г. Находясь официально на поселении, Ни-
колай  Седюк  жил в Петербурге.  Он был убит тремя выстрелами в спину,
когда совершал пробежку по проспекту Энтузиастов.


ТАМБОВСКИЙ СЕЗОН

   Арест банды  Седюков  произвел шоковое впечатление на оставшихся на
свободе питерских бандитов - слишком неуязвимой  считалась  тогда  эта
группа.  В бандитской среде даже бытовало мнение, что арестовывать Се-
дюков приезжала специальная группа московского КГБ,  хотя эту операцию
подготовили  сотрудники  тогдашнего  5-го отдела питерского управления
уголовного розыска,  на базе которого было позднее создано Шестое  уп-
равление  ГУВД - "бабушка" современного РУОПа ("мамой" считается ОРБ).
Результатом этого шока стало то, что около года вокруг питерского бан-
дитского трона наблюдался некий вакуум. Но... Свято место, как извест-
но,  долго пусто не бывает. В 1988 г. на трон взобрался Владимир Кума-
рин.

   Владимир Сергеевич  Кумарин  родился в 1955 г.  в Мочкапском районе
Тамбовской области и приехал в Ленинград с трудовой книжкой колхозника
на руках.  Так же, как и Коля-Каратэ, Кумарин поступил в Технологичес-
кий институт холодильной промышленности и так же его не  закончил.  Он
некоторое  время  проработал  швейцаром  в  "Розе ветров" и барменом в
"Таллине".  "Взяв курс" на формирование своей собственной команды, Ку-
марин исходил из принципов землячества.  Бандитская жизнь скоротечна и
опасна,  поэтому нет ничего удивительного в том, что многие лидеры же-
лали  видеть  своими ближайшими помощниками земляков,  друзей детства,
родственников - словом,  тех,  кому можно больше доверять.  Поэтому не
случайно  "правой рукой" Кумарина стал Валерий Станиславович Дедовских
(заместитель по оперработе в мафии,  как его,  шутя,  называли свои же
коллеги).  Дедовских тоже коренной тамбовец, причем любопытно, что ро-
дился он в семье сотрудников милиции и, по слухам, мать его до сих пор
работает в УВД города Тамбова. Дедовских закончил Ленинградский инсти-
тут физической культуры им.  Лесгафта и последним местом его официаль-
ной  работы стала детско-юношеская спортивная шкала Красногвардейского
района,  где Валерий Станиславович преподавал бокс подрастающему поко-
лению. Он также был вышибалой в известных заведениях "Зурбаган" и "Ян-
тарный".

   В свое время Кумарин ходил в любимцах Николая Седюка  и  многому  у
него  научился,  по крайней мере до сих пор многие авторитеты считают,
что второго такого интригана,  как Кумарин,  в  бандитском  Петербурге
просто нет.

   Опираясь на земляков,  Владимир Кумарин в короткие сроки сумел соз-
дать широко известную в Питере организацию "тамбовских". Правда, пого-
варивали, что создать группировку помог Кумарину некто Гавриленков, по
прозвищу Степаныч,  бывший бармен из гостиницы "Советская".  При  этом
Степаныч,  будучи, по существу, сверхлидером, предпочитал оставаться в
тени...

   Строго говоря,  "Зурбаган" и "Янтарный" - это одно и то же  заведе-
ние,  ранее именовавшееся "Янтарный" и переименованное позже в "Зурба-
ган".  А вообще, в те времена "тамбовцы" собирались в кафе "Космос" на
Светлановском  проспекте,  в  пивных  на проспекте Науки и Гражданском
проспекте, в ресторане "Коелга".

   Степаныч, судя по виду,  - был человеком весьма серьезным. Информи-
рованные источники полагают,  что Кумарин, будучи человеком коммуника-
бельным,  жестким,  умным и предприимчивым,  сумел в своей команде до-
биться наиболее строгой дисциплины,  по сравнению с остальными группи-
ровками. "Тамбовские" имели систему жесткого общака, куда в определен-
ный  срок  все,  имеющие отношение к группировке,  должны были вносить
свои доли. Этот общак, однако, коренным образом отличался от воровских
общаков. "Тамбовцы" скидывали в общак лишь определенный процент от на-
житого,  тогда как воры должны складывать в общак все и получать  свое
лишь  из общака.  "Тамбовские" внесли свой вклад в развитие питерского
бандитизма.  Именно они начали в массовом порядке совершать наезды уже
не  на  теневиков,  а  на людей из легальных структур - представителей
различных кооперативов и товариществ.  Кумарин вел тогда исключительно
здоровый  образ жизни,  практически не употреблял алкоголя и не курил.
Будучи не очень высокого роста,  он,  лежа, легко выжимал штангу весом
110 кг.  К 1989 г.  численность группировки "тамбовских" уже достигала
нескольких сот человек.

   Естественно, далеко не все коллеги Кумарина имели тамбовское проис-
хождение. Но название группировке было дано по месту рождения основных
лидеров.

   Так, например,  один из лидеров "казанских"  -  коренной  питерский
гражданин по кличке Утюг,  бывший "тамбовский", кстати. В то время Ку-
марин, свидетельствует тот факт, что, когда он заходил в ресторан "Ко-
еяга" все присутствующие вставали. Когда представителей других группи-
ровок допрашивали сотрудники милиции, о "тамбовских" говорили исключи-
тельно шепотом,  делая страшные глаза. Однако постепенно в Питере бан-
диты из разных группировок начали пересекаться - в городе стало тесно.
Естественно,  конфликты  были неизбежны.  И вот в 1989 г.  в Девяткино
произошла историческая разборка,  в которой участвовали  представители
"тамбовских" и тех,  кого позже стали называть "малышевскими". На этой
разборке обе конфликтующие стороны продемонстрировали  наличие  у  них
оружия, в том числе и автоматов... Стрельбу тогда открыл Сергей Миска-
рев по кличке Бройлер.

   Тогда в Девяткино был убит известный бандит Федя Крымский. Тогда же
началось "восхождение" рядового до той поры "тамбовца" Михаила Глушен-
ко,  по кличке Хохол, который не побоялся пойти грудью на автомат... В
80-х годах Хохол был известен под кличкой Тренер и начинал на "галере"
(в Гостином дворе) - хорошо поставленным ударом "вырубал" тех,  кто по
наивности пытался продать ему дефицитные тогда американские джинсы.  А
джинсы забирал и перепродавал,  не мудрствуя лукаво, тем же "барыгам",
которых он презирал.

   Разборка в  Девяткино  переполнила  чашу терпения руководителей ле-
нинградской милиции. Началась целенаправленная разработка "тамбовцев",
которая осложнялась тем, что к тому времени группировка уже имела свою
контрразведку и агентуру в милицейской среде. Тем не менее в 1990 г. к
уголовной ответственности были привлечены 72 "тамбовца", в том числе и
сам Кумарин с ближайшим окружением: Валерием Дедовских, Вячеславом По-
роховником  и уголовным авторитетом Мирилошвили (кличка Кусо).  Факти-
чески это означало, что группировка уничтожена. Кумарину были предъяв-
лены обвинения в вымогательствах,  разбоях,  хулиганстве и самоуправс-
тве.  Но... Депо Кумарина слушалось в народном суде Ленинского района,
вел его судья Александр Парфенов.

   Перед заключительным заседанием на прокурора (женщину, кстати), ко-
торая поддерживала обвинение,  было совершено нападение - ей проломили
голову... Кумарин получил гораздо более мягкий приговор, чем того тре-
бовала прокурор. Адвокатом у Кумарина был некий господин Колкин, любо-
пытнейший человек,  проживающий ныне в США.  У Колкина некоторое время
личным шофером работал Валерий Дедовских... И еще одно любопытное сов-
падение:  после  того  как Владимир Кумарин получил четыре года общего
режима с конфискацией,  судью Алексацдра Парфенова видели  в  Сочи,  в
гостинице "Жемчужина",  где он,  видимо, отдыхал от трудного процесса.
Спустя еще некоторое время Парфенов сложил с себя судейские полномочия
и работает теперь адвокатом. Иногда он заходит к своим бывшим коллегам
и сочувственно цокает языком,  когда они говорят ему о своей маленькой
зарплате...

   Говорят, что  после посадки Кумарина Степаныч (Гавриленков) объявил
оставшимся на свободе "тамбовцам" большой сбор,  где выступил с  прог-
раммной речью,  в которой,  в частности,  сказал:  "Ребята,  надо быть
скромнее.  Зачем эти ежедневные сидения в кабаках,  к чему эти толстые
золотые  цепи  на ваших шеях,  для чего эти "наворочанные" "девятки" и
"восьмерки"? Это ведь все лишняя информация для ребят с Литейного. За-
чем вы им сами помогаете?  Скромнее нужно быть".  Так говорил Степаныч
закручинившимся "тамбовцам",  после чего досадливо махнул рукой, сел в
свой "толстозадый" "мерседес" и уехал.

   Еще в тюрьме Кумарину были созданы "тепличные" условия. 26 мая 1992
г.  он был переведен в исправительно-трудовую колонию "Обухове", а уже
в конце августа администрация колонии поставила вопрос о его досрочном
освобождении и направлении на химию - стройки народного хозяйства. По-
ложительную  характеристику  на  Кумарина написал его начальник отряда
старший лейтенант Феоктистов. Ее утвердил начальник колонии Павел Гур-
мисов,  хотя  его же собственный заместитель капитан Карасев категори-
чески возражал,  однако - машина завертелась. Кумарин прошел админист-
ративную и наблюдательную комиссии во Фрунзенском районе, которые нап-
равили ходатайство в суд о переводе Владимира Кумарина на стройки  на-
родного хозяйства. (Принципиально вопрос об отмене института "химии" в
России был тоща уже решен.  Официально "химия" была отменена  в  конце
1992 г.) Судья Фрунзенского районного суда Зябкин принимает решение об
освобождении Кумарина.  Спецпрокуратура опротестовывает  это  решение,
потому  что "осознавший" необходимость общественно полезного труда Ку-
марин нигде не работал, а в указанном в его характеристике месте рабо-
ты его даже не видели. Вторым поводом для опротестования стало то, что
наблюдательная комиссия заседала не в полном составе.  Глава админист-
рации  Фрунзенского  района удовлетворил протест прокуратуры,  но бук-
вально сразу же наблюдательная комиссия собралась  полностью  и  вновь
приняла решение,  способствующее освобождению Кумарина. Протесты выно-
сились и в городской суд,  но все без толку. В 1993 г. Кумарин был уже
в Петербурге. Долго на зонах сидят только "мужики"...

   Интересен финал этой истории.  Капитан Карасев, не согласившийся со
своим начальником,  был переведен с понижением в другую  колонию.  На-
чальника  отряда  старшего лейтенанта Феоктистова повысили в должности
до старшего инструктора политико-воспитательной работы.  Позже он  был
арестован по обвинению во взяточничестве. А Кумарин, говорят, частень-
ко наведывался в "Обухове" на шикарной иномарке...

   За все время,  пока лидеры и костяк "тамбовской" группировки сидели
в тюрьме,  их объекты в Питере никто не трогал, зная, что они рано или
поздно выйдут . Однако в 1993 г. по городу прокатилась целая

     В 1992 г.  в одной газетной статье среди прочих объектов я упомя-
нул некую фирму "Адель",  которая, по имевшейся у меня информации, по-
могла "тамбовцам" создать собственный банк. Вскоре я получил письмо от
генерального  директора акционерной холдинг-компании "Адель" гна Голу-
бева.  Г-н Голубев был глубоко возмущен упоминанием  о  контактах  его
фирмы с "тамбовцами" и писал о таких понятиях, как "деловая репутация"
и "права юридического лица",  требуя опровержения... А через год с не-
большим  г-н  Голубев  в офисе своей фирмы открыл огонь из автомата по
осточертевшим ему "тамбовцам". Вот ведь как иногда бывает! Ну а с бан-
ком (и не с одним) "тамбовцы" свои проблемы решили.

   Волна кровавых  разборок,  которую  информированные  круги напрямую
связывали с возвращением "тамбовцев" и с их стремлением  вернуть  себе
лидирующее положение в городе.  Молва приписывала им летние погромы на
рынках и множество иных преступлений.  "Тамбовцы" и сами несли потери.
В 1993 г.  были убиты Клементий,  Кувалда,  Гуняшин,  Звонник и многие
другие. Чудом избежал смерти после покушения на него Миша-Хохол. Может
быть, изза этого сам Кумарин предпочитал держаться в тени, хотя и про-
должал решать вопросы,  и,  по слухам, ему из США слал свои малявы сам
Япончик,  легендарный  вор  в  законе,  вынашивающий планы объединения
структур организованной преступности во  всероссийском  масштабе.  Эта
информация,  конечно, достаточно спорна, ведь Кумарин всегда отличался
своим негативным отношением к ворам в законе,  однако... Говорили ведь
про него, что он и черным бандитам противостоит, тем не менее "тамбов-
цы" использовали,  например, "чеченцев" в своих разводках. И более то-
го, есть мнение, что "чеченцев" в Питер привел именно Кумарин...

   Его местонахождение долгое время было загадкой,  потому что,  опять
же по слухам,  он скрывался от гонявшейся за ним по  пятам  загадочной
бригады  наемных убийц.  Кое-кто считал,  что слух этот - не более чем
пущенная самим Владимиром Кумариным дезинформация...

   Дезинформация - частое явление в бандитских кругах.  В  конце  1993
г.,  например, по Петербургу пронесся слух об убийстве Васи Тюменцева.
После его встречали - живым и невредимым.

   Тем не менее,  в мае 1994 г.  он стал появляться в публичных местах
(правда,  несколько  изменив свою внешность) и ездить по городу в рос-
кошном "мерседесе",  сделанном по специальному заказу. Кумарина видели
в шикарном петербургском казино "Конти", где он присутствовал на тота-
лизаторских кулачных боях.

   Однако позже стало ясно, что Кумарин опасался убийц не зря...


ЧЕЧЕНЦЫ

   В конце 1993 г.  впервые были опубликованы несколько глав "Бандитс-
кого Петербурга",  где упоминался некий Артур,  выступавший однажды  в
программе Александра Невзорова "600 секунд".  Чуть позже мы рассказали
нашим читателям об убийстве Артура Кжижевича,  одного из лидеров  "ка-
занской" группировки.

   Мы считали,  что Артур, выступавший в "Секундах", и Кжижевич - одно
лицо. Однако через несколько дней выяснилось, что, во-первых, "казанс-
кий" Артур (Кжижевич) остался жив, хоть и был тяжело ранен в своей ма-
шине, а во-вторых, Кжижевич в программе "600 секунд" не выступал...

   После нескольких весьма любопытных звонков в  редакцию  "Смены"  мы
попытались провести расследование странной ситуации с бандитами-тезка-
ми.  В ходе этого расследования мы получили совершенно неожиданную ин-
формацию, позволяющую хоть немного пролить свет на одну из самых зага-
дочных бандитских группировок в Петербурге - на чеченов...

   Загадки вокруг Чечни и чеченцев уходят  своими  корнями  в  далекое
прошлое  - в историю трагической и кровавой колониальной политики Рос-
сии на Кавказе и в покрытую мраком времен  историю  исламизации  этого
региона.  Мало кто знает,  что еще в XIX веке русская цензура наложила
жесткие ограничения на информацию по истории имамата Шамиля...

   Историю русско-чеченских взаимоотношений невозможно  осмыслить,  не
касаясь таких понятий, как "мусульманское сектантство", "мусульманские
братства-ордена" (тарикаты).  Дело в том,  что общества мусульманского
Востока всегда были глубоко структурированными. Наиболее же жестко ор-
ганизованными были те регионы,  на территории которых  протекала  дея-
тельность  мусульманских  братств-тарикатов.  В Чечне наиболее активно
были представлены два братства - "наджбандия" и "кадирия".

   С конца XIX века в Чечне становится наиболее мощным  тарикат  кади-
рия,  разбившийся  впоследствии на три основные ветви - кунта-хаджийс-
кую, батал-хаджийскую и бамат-хаджийскую. Батал-хаджийская ветвь тари-
ката культивировала джигитизм - лихость,  жесткую дисциплину, воинское
мастерство, замкнутую кастовость и насилие по отношению к врагам. Кун-
та-хаджийская ветвь, наоборот, культивировала ненасильственные методы.

   Во время Великой Отечественной войны именно члены батал-хаджийского
братства были обвинены в убийствах солдат и офицеров Красной  Армии  и
нападениях  на воинские склады...  Репрессирован же был весь чеченский
народ без разбора,  и кровь,  пролитая во время  этого  геноцида,  еще
слишком  свежа,  чтобы  попытаться спокойно и объективно разобраться в
случившемся...  Несомненно одно - для того чтобы выжить, чеченский на-
род  бил  вынужден  развить свою внутреннюю организованность до уровня
самого высокого среди всех народов Кавказа.

   Что касается структур мусульманских братств в Чечне,  то они сдела-
лись  еще  более замкнутыми,  а информация о них оказалась практически
недоступной.  В 50-е годы,  правда,  стало известно,  что у членов ба-
тал-хаджийского  братства  появилась  черная  касса,  в которую мюриды
(ученики, последователи) вносили обязательные пожертвования своим нас-
тавникам.  На  самом же деле эта черная касса стала общаком - денежным
фондом, из которого помогали заключенным, их семьям и т.д. Кроме того,
деньги из черной кассы шли на финансирование различных проектов,  нап-
равленных на усиление экономической,  а следовательно,  и политической
мощи братства...

   С начала  60-х  годов объективная информация о чеченцах и о процес-
сах,  развивающихся внутри чеченского общества,  становится еще  более
скудной, так как после смерти академика Орбели российское кавказоведе-
ние было практически ликвидировано,  была принята установка на приори-
тетное изучение Зарубежного Востока. Мотив простой - зачем изучать на-
ши регионы и республики,  если есть национальные кадры?  Зачем русским
изучать этнографию, культуру, языки и традиции народов советского Кав-
каза и Востока?..

   Последствия этой установки стали очевидны немедленно  после  начала
процесса развала Союза. Ситуация оказалась просто кошмарной. Все наро-
ды, входившие в империю, знали Россию отлично. Россия же такими знани-
ями в отношении этих народов не обладала...

   Передовые отряды  чеченцев,  основной  задачей которых было занятие
плацдармов в Москве,  появились в столице СССР в самом начале 80-х го-
дов.  Они  старались  не  привлекать к себе особого внимания милиции и
местных авторитетов. Нужно было успеть устроить как можно больше своих
людей в легальные структуры,  изучить обстановку,  обрасти связями.  В
"лимитной" Москве это было сделать нетрудно.  Резкий рост авторитета и
реальной силы московских "чечен" начинает происходить с конца 80-х го-
дов.  "Чечены" резко нарушают криминальный баланс столицы и "наезжают"
практически на все сферы деятельности местных группировок. Одновремен-
но идет освоение других крупных городов России и,  в  первую  очередь,
Петербурга. (В Питере тактика чеченцев ничем не отличается от московс-
кой.)

   Наоборот, чечены сразу начали создавать свою агентуру в  правоохра-
нительных органах и властных структурах.  И только потом началось под-
тягивание бригад для черновой работы по  "освоению"  Москвы.  В  конце
80-х  - начале 90-х годов шла настоящая война в Москве между "славяна-
ми" и чеченами.  Но с 1993 г. в Москве началось планомерное вытеснение
чеченов  из  столицы в другие города и регионы.  Некоторые специалисты
считают,  что в деле вытеснения чеченов из Москвы большую роль сыграло
правительство Москвы и лично Юрий Лужков.

   Сила "чеченов" заключается прежде всего в строжайшей иерархии и бе-
зоговорочном подчинении младших старшим.  Однако их структура не пира-
мидальна, а скорее в графическом изображении напоминает снежинку, лучи
которой - полуавтономные чеченские кланы-группы - сходятся к центру  -
совету старейшин. Старейшины (которые вовсе не обязательно должны быть
стариками) принимают стратегические решения  и  регулируют  внутренние
отношения между кланами.

   До недавнего времени казначеем черной кассы московских "чечен" счи-
тался некий Муса по кличке Старик.  27 ноября 1992 г.  он выступал  на
седьмом  этаже гостиницы "Украина" перед 150 главарями чеченских банд,
съехавшимися в Москву со всей страны. Старик настаивал на новых спосо-
бах работы,  на более жесткой координации деятельности чеченских групп
в России...

   Завербовать агентов в чеченской среде или внедрить к ним своего че-
ловека практически невозможно.  Жестокие к чужим, "чечены" жестоки и к
своим тоже. Особенно к тем из своих, на кого пала тень подозрения. Из-
вестны случаи,  когда "чечены" пытали своих же собратьев, - чтобы убе-
диться в правдивости последних.  Пытки "чечен" несут в себе  восточный
колорит - раскаленные ножи, отрезанные пальцы...

   Война в Чечне, естественно, внесла свои коррективы и в позиции "че-
ченов" в городах России.  Информация, изложенная ниже, была актуальной
до середины 1994 г.

   Возглавлявший в 1993 г. службу чеченской контрразведки в Москве не-
кий Ахмед имел в активе своей службы более пятисот квартир, используе-
мых  как явки и почтовые ящики.  Одним из наиболее известных чеченских
сходняков был ресторан "Каштан" на юго-западе Москвы.

   Условно московские "чечены" делились на три основных отряда - цент-
ральный, останкинский и южно-портовый.

   Центральный отряд под руководством Лечи Исламова контролировал ока-
ло трехсот фирм, проституцию в центральных отелях (мужскую и женскую),
а также рынки.

   Останкинский (лидер  - Мамуд Большой) контролировал перепродажу ме-
бели,  продуктов, компьютеров и обеспечивал поставку требуемых товаров
в Грозный.

   Банда, контролировавшая Южный порт, возглавлялась Николаем Сулейма-
новым,  по кличке Хоза, основное направление ее деятельности составлял
бизнес вокруг торговли автомобилями.

   Петербургские "чечены"  по численности безусловно уступали московс-
ким.  Это легко объяснимо - Петербург вообще меньше,  чем Москва, да и
осваиваться "чеченами" он стал несколько позже.  Однако в конце 80-х -
начале 90-х годов интерес "чеченов" к позициям в Петербурге резко воз-
растает,  потому что они справедливо начинают рассматривать наш город,
как ворота на Запад.

   В короткий период "чечены" Петербурга стремительно наращивают  свой
потенциал  и  становятся  одной из самых опасных и сильных группировок
города.  Не владея полной информацией по этому  сообществу,  мы  можем
назвать  лишь некоторые имена и клички чеченских авторитетов Петербур-
га: Руслан Балаев, Джапар, Ильяс, Паша, Бек, Артур, братья Куракаевы -
Магомет,  Адам и Ахмет, Ахмед, Муса, Рамадан, а также Руслан Большой и
Руслан Малый. Одним из базовых их предприятий было известное заведение
- "Рим".

   По жестокости, дерзости, оперативности и решительности "чечены" Пе-
тербурга могут сравниться,  пожалуй,  лишь с "тамбовским" сообществом.
"Чечены"  не  раз  заявляли,  что у них нет и не может быть стремления
взять под себя весь Петербург.  Как люди умные,  они понимают, что это
практически невозможно.  Поэтому до недавнего времени они стремились к
мирному сосуществованию со всеми другими бандитскими группировками го-
рода, исповедуя формулу: "Нет такого куска, который нельзя было бы по-
делить".  Как и другие сообщества организованной преступности в Петер-
бурге,  "чечены" имеют своих людей практически во всех властных струк-
турах города. (Кстати, если какая-либо группировка не имеет своего че-
ловека в конкретной структуре, где надо "решить вопрос", она может об-
ратиться к другой группировке,  у которой такой  человек  есть,  -  за
деньги или на бартерной основе.) По имеющейся у нас информации,  руко-
водитель одного из РУВД в 1993 г.  обращался к "чеченам" по поводу уг-
нанной у него машины,  и "чечены" машину ему нашли. Методы поиска были
самыми простыми - из того района,  где была украдена машина, похищался
человек,  "работающий по угонам". Его увозили за город и пытали до тех
пор,  пока он не говорил,  где машина или не называл человека, который
это знает...

   Структурная организация "чеченов" Петербурга примерно такая же, как
и в Москве. В центре - совет старейшин, от которого лучами отходят ко-
манды-кланы.  Приезжие "чечены" обязаны,  прежде чем "сделать" что-ни-
будь в Петербурге,  обратиться в совет старейшин, но это бывает, прав-
да,  не всегда.  (Так, в начале 1994 г. была задержана группа "чечен",
пытавшихся реализовать в Петербурге миллиард фальшивых рублей. Питерс-
кие старейшины в курс дела поставлены не были,  претензию по этому по-
воду они в мягкой форме передали задержанным.  Тем не менее  питерские
"чечены"  не  собирались отказывать в помощи своим приезжим собратьям.
По слухам,  для решения вопроса о попавшихся на  фальшивом  миллиарде,
требовалась точно такая же сумма,  но в настоящих,  не поддельных руб-
лях.  Решались же вопросы с арестованными в  России  "чеченами"  очень
просто - их могли передать,  например, правоохранительным органам Чеч-
ни.. Дальнейшие комментарии, видимо, не нужны.)

   Кстати говоря,  летом 1994 г. за попытку передать взятку прокурору,
занимавшемуся делом о "чеченском миллиарде", был арестован заместитель
начальника одного из отделов прокуратуры Петербурга Шеховцов. Незадол-
го  до этого прокурор города передавал автору этих строк свое возмуще-
ние по поводу предположения,  высказанного в газетной статье,  о  том,
что  у  чеченов  есть свои люди во всех (то есть и в прокуратуре тоже)
правоохранительных органах Питера.

   Когда братья Куракаевы были несколько лет назад задержаны милицией,
буквально на следующее утро из Грозного в Большой дом прибыл сотрудник
МВД ЧИАССР решал" вопросы. Гонец был крайне удивлен, когда ему сообщи-
ли, что решать вопросы он может на родине, а не в Питере. Судом братья
Куракаевы были оправданы,  так как потерпевший исчез.  Вскоре его труп
был обнаружен в городке Челябинск-70, висящим на березе.

   При возникновении серьезных конфликтов в городе,  когда встает воп-
рос о ликвидациях,  "чечены" Питера могут обратиться к "чеченам" Моск-
вы,  и те пошлют в Петербург киллеров. Те, кто живет непосредственно в
городе,  предпочитают не следить,  а если избежать этого не удается  -
немедленно покидают Петербург.

   Для понимания  структуры чеченской организации необходимо учитывать
следующее: в чеченских кланах-командах собственно чеченцами могут быть
лишь два-три человека, остальные же принадлежит к чеченскому сообщест-
ву и,  подчиняясь его законам, могут представлять любую национальность
- русских,  украинцев,  грузин,  евреев, кого угодно. Кстати говоря, в
этих кланах-командах чеченцы очень грамотно строят свою  "национальную
палитику" - будучи правоверными мусульманами,  они не акцентируют вни-
мания на этом,  а в случае необходимости могут даже нарушить некоторые
догмы (например,  выпить).  В группе того самого Артура, с которого мы
начали эту главу,  как раз и представлен почти полный "интернационал".
(В процессе работы над книгой я смог встретиться с этим человеком, од-
нако он,  к сожалению,  от интервью отказался.  Правда, и не возражал,
если бы я опубликовал то, что сумею узнать о нем сам.)

   Личность он довольно романтичная. Учился в специализированной шкале
в Грозном,  был секретарем комсомольской организации.  Закончил  музы-
кальную шкалу.  Активно занимался спортом. После школы поступил в инс-
титут.  В 1988 г. был арестован за вымогательство в отношении близкого
друга его отца. По одной из версий, Артур был подставлен теми, кто ко-
пал под его отца,  представителя известной в Чечне семьи...  В  общем,
история  была  чрезвычайно  шумная и описывалась подробно на страницах
газеты "Грозненский рабочий".  Несколько лет Артур провел на зоне, где
За свою независимость и склонность к одиночеству получил кличку Динго.
Именно как Динго он и известен в Петербурге. Артур-Динго входит в клан
Джапара  и является его помощником.  По слухам,  он закончил две шкалы
профессионалов-телохранителей и отлично стреляет из любого  вида  ору-
жия.  Главные  черты  характера - сдержанность,  холодная жестокость и
почтение к старикам.  Как и большинство чеченов,  - ревностно  следует
мусульманским догмам.  (В 1995 г. я получил информацию, что Артур убит
за то, что "слишком часто начал проявлять инициативу".) Тот же расклад
и в нескольких принадлежащих Динго фирмах - в них вообще нет ни одного
чеченца,  но называть эти фирмы "русскими" было бы просто смешно. "Че-
чены"  считают так:  что нужно баранам - должен решать пастух.  ("Если
пастух уснул, - бараны пойдут против ветра. Ветер всегда дует с поля и
несет в себе запахи более прекрасные, чем сама трава, потому что мечта
всегда прекраснее реальности...  Поэтому, придя на поле, бараны не ос-
тановятся, а пойдут дальше. Рано или поздно поле закончится, стихнет и
ветер. И бараны могут умереть с голоду, если их вовремя не найдет пас-
тух  и  не  вернет их на поле...") Считая себя пастухами,  "чечены" не
ставят себя выше других кавказцев Петербурга.  Однако по разным причи-
нам  брошенный в свое время "чеченами" же лозунг:  "Кавказцы - объеди-
няйтесь!", - реализован не был. Вообще сложность отношения с коллегами
характерна  для любой бандитской группировки Петербурга - "всем сложно
со всеми".

   Тем не менее "чечены" старались соблюсти мир в городе,  не  забывая
ни на минуту,  что при всем их весе и авторитете Петербург - город для
них чужой,  с чужими традициями и законами. Особенно актуальной задача
сохранения  мира в Петербурге стала после того,  как в Москве началась
открытая война русских группировок с "чеченами", где главным противни-
ком "чеченов" была "Крылатская" группировка.

   Понимая это, чечены "освоили" в большей степени не сам Питер, а об-
ласть, скупая пионерлагеря и турбазы для своих нужд. Их позиции доста-
точно  сильны  также в Новгородской и Псковской областях.  В Питере же
особый интерес чеченов был направлен на очень крупные банки, некоторые
фирмы-монополисты.

   (Кстати, выдвигавшийся  многими  журналистами тезис о том,  что че-
ченская мафия имеет непосредственное отношение к событиям 3-4  октября
1993 г., кажется нам несколько спорным. Наоборот, известно ироническое
отношение некоторых авторитетных "чеченов" Москвы и Петербурга к  Рус-
лану  Имрановичу:  "От народа оторвался,  потому все так и получилось.
Народ (то есть "чечены". - А.К.) конкретные вещи предлагал, - нет, ему
захотелось в "культуру" поиграть. Декабрист...".)

   В Москве к концу 1993 г. война между бандами дошла уже до того, что
чеченцев стали убивать просто за то,  что они чеченцы,  не вдаваясь  в
подробности - член преступных группировок,  не член... Стреляли просто
потому, что "черный".

   Труднее стало поддерживать мир и в Петербурге -  именно  из-за  че-
ченского влияния (может быть,  благодаря этому влиянию,  кстати, стало
возможным открыть в 1993 г. прямое железнодорожное сообщение Грозный -
Санкт-Петербург).

   Там, где больше одного сообщества,  - война неизбежна. Да и в одном
сообществе рано или поздно начинаются конфликты  из-за  дележки  пиро-
га...

   (Между прочим,  жестоко ошибаются те,  кто считает, что войны между
бандитскими сообществами не только не наносят вреда простым гражданам,
но,  наоборот, приносят пользу - бандиты друг друга убивают, в городе,
мал,  чище и спокойнее становится...  На место убитых бандитов  придут
другие - "свято место пусто не бывает". Любая война - это прежде всего
денежные расходы и убытки. Естественно, бандиты постараются переложить
свои военные расходы на бизнесменов,  которых они опекают.  Бизнесмены
же постараются отыграться на потребителе,  то есть на том самом обыва-
теле, которого бандитские войны якобы Не касаются. Касаются, к сожале-
нию, да еще как!..)

   "Чеченам" мир был более выгоден, чем, скажем, "тамбовцам". "Чечены"
понимали, что Питер - чужой им город. И если вспыхнет война - симпатии
населения будут не на их стороне. Да и вообще, война и бизнес не очень
хорошо сочетаемые понятия. С другой стороны, "чечены", несмотря на всю
свою жестокость,  никогда не убивали просто так,  от скуки. Они всегда
исповедовали  в  этом  вопросе принцип технологической достаточности -
идти на убийство только тогда,  когда это необходимо (другое дело, что
вопрос необходимости они рассматривают по-своему).

   Даже в конце января 1994 г.  баланс мира в Питере не был нарушен. В
ночь с 19 на 20 января неизвестными были расстреляны двое  чеченцев  -
студенты Лесотехнической академии - и их русский приятель.  Тяжело ра-
нены были и два случайных свидетеля...  Несмотря на это, чеченские ав-
торитеты смогли избежать войны. Многие события в бандитском Петербурге
начала и середины 1994 г.  тесно связаны с начавшейся в конце 1994  г.
войной в Чечне.  Эта глава нуждается в продолжении,  и хочется верить,
такая возможность скоро представится...


НЕПОНЯТКИ БАНДИТСКИХ ПОНЯТИЙ

   В реально сложившейся к концу 1993 г. в Петербурге обстановке, ког-
да деятельность большинства коммерческих структур идет под  патронажем
той или иной бандитской группировки, питерские бизнесмены, в общем-то,
могли бы даже смириться и приспособиться к такой ситуации  (переклады-
вая издержки на плечи потребителей),  но лишь при условии стабильности
этой ситуации, что невозможно в принципе, так как преступность, по оп-
ределению,  все время порождает новую преступность,  как деньги делают
новые деньги...

   Поэтому какими бы мирными ни  выглядели  отношения  бандитов  и  их
"подшефных" бизнесменов - между ними обязательно будут возникать (рано
или поздно) сильнейшие противоречия...

   Подтвердить неизбежность  возникновения  таких  противоречий  может
знакомство  (пусть даже весьма краткое) с бандитскими понятиями - сво-
еобразным сводом законов,  или, если хотите, кодексом поведения, - ко-
торые  приняты в Петербурге.  Вообще,  "понятия" - это чисто уголовный
воровской термин,  содержание которого в свое время было раскрыто  еще
Шаламовым в "Колымских рассказах". Новые бандиты наполнили этот термин
несколько обновленным содержанием.

   Жить по понятиям - это значит соблюдать в своей бандитской практике
неписаные Правила, принятые подавляющим большинством бандитской среды.
Необходимость выработки понятий возникла уже в конце 80-х годов, когда
стремительный  рост числа питерских команд привел к тому,  что они все
чаще и чаще начинали пересекаться на одних и тех же объектах. Возника-
ли кровавые конфликты, резко повысился риск... Выбор был небогат - ли-
бо жить постоянно в состоянии войны со всеми (на войне, заметим, долго
не живут),  либо стремиться все-таки к мирному сосуществованию.  Любое
мирное сосуществование должно строиться хоть на каких-то принципах.

   Например, при возникшем между двумя группировками  конфликте  из-за
какого-нибудь бизнесмена бандит обязан верить бандиту, что бы ни гово-
рил бизнесмен.  (Или,  по крайней мере,  делать вид, что верит.) Фирма
должна  платить тем бандитам,  которые нашли ее первыми.  Если доившие
фирму сели в тюрьму,  не по понятиям другим занять освободившееся мес-
то.  Зато кинуть,  то есть обмануть, обокрасть бизнесмена - своего или
чужого - абсолютно по понятиям.  Понятия запрещают обращение в милицию
в любых,  даже самых "пиковых",  ситуациях. Бандит не может предъявить
(предъявление,  или предъяви - это формальное обвинение,  которое либо
должно  быть снято,  либо доказано.  В последнем случае предъява может
быть поводом для компенсации в случае мирного разрешения проблемы  или
для  объявления  войны)  бандиту  криминал  (то есть обычную уголовную
практику - кражу,  мошенничество и т.д.),  пусть даже и совершенный  в
отношении бандита же.

   Предъявляться может  только беспредел.  Скажем,  если чужие бандиты
украли машину у какого-нибудь бизнесмена,  то бандиты,  курирующие его
фирму, не могут требовать у чужих вернуть ее назад.

   Но если  по  поводу  этой  машины  все-таки  была назначена встреча
представителей двух банд и одни бандиты вдруг ни с того ни с сего взя-
ли и перестреляли других,  - то это уже бесспорный беспредел,  который
предъявляется.  Предъявы делаются обязательно  гласно.  Зачастую,  они
формулируются  на  больших  сходняках,  или столах,  - то есть больших
встречах между руководителями группировок.

   На самом же деле переоценивать  значение  понятий  не  стоит,  хотя
знать их тем,  кто занимается бизнесом, не мешает. Понятия - это вовсе
не жесткие законы.  Да и вообще в России существует давняя практика  -
вырабатывать законы лишь для того, чтобы их нарушать. Существуют в Пи-
тере группировки,  которые вовсе отрицают любые понятия и живут просто
по здравому смыслу.  Те же,  которые формально блюдут понятия,  всегда
могут их забыть или перешагнуть через них, если это будет выгодно. По-
койный  ныне  бандит Швондер в свое время любил говорить,  что понятая
придуманы исключительно для "молодых",  - чтобы  держать  их  в  узде.
Кое-кто, наоборот, считает, что все понятия нужны для разводок бизнес-
менов...  В общем, понятия - это бандитские законы, которые они выпол-
няют тогда, когда им это нужно...

   Современный бандитизм  - это и образ жизни,  и профессия.  В каждой
профессии есть свой профессиональный жаргон,  своя терминология. Очень
важно четко понимать,  что обозначают хотя бы основные термины,  чтобы
не попасть в непонятки,  как говорят бандиты. Однажды между неким ком-
мерсантом и бандитом-куратором произошел любопытный разговор.

   Швондер примыкал  в свое время к группировке Гены Ростовского.  Сам
Швондер характеризовался в бандитских кругах как  "ходячий  гоп-стоп",
что  не  помешало  ему  получить  доверенность на ведение дел от одной
очень известной охранно-сыскной фирмы.  В 1993 г.  Швондер  пропал,  а
спустя несколько месяцев его труп всплыл в Неве...

   Коммерсант (нервно):

   - Слушай, на меня вчера наехали какие-то... Спросили, кому я плачу.
Я сказал,  что вам...  Бандит (непонимающе):  - Так это наезд был  или
пробивка Коммерсант (успокаивающе):  - Ну, до пробивки дело-то не дош-
ло,  просто наехали - культурно,  вежливо... (Бандит падает от хохота.
Занавес.) Итак,  что же такое наезд и пробивка?  Бандитские структуры,
естественно, заинтересованы в постоянном увеличении своих доходов. Для
этого есть,  как в сельском хозяйстве, интенсивный и экстенсивный спо-
собы.  Интенсивный способ - это, грубо говоря, повышение надоя с одной
и той же фирмы.  Экстенсивный - увеличение площадей или числа патрони-
руемых фирм.  Для того,  чтобы заполучить новую фирму,  есть несколько
способов, одним из которых является так называемая пробивка. Упрощенно
пробивка выглядит так:  экипаж бандитской машины просто заходит в  не-
давно  открывшееся  кафе или магазин и вежливо интересуется у хозяина,
кому он платит,  кто его охраняет.  Если хозяин  неосторожно  отвечает
"никому, никто", - значит платить он будет тем ребятам, которые его об
этом спросили.  Если хозяин говорит,  что платит таким-то и  таким-то,
посетители могут поверить на слово, а могут попросить назначить стрел-
ку (то есть встречу) с коллегами,  дабы убедиться -  хозяин  не  врет.
Пробивка  -  это  нормальный рабочий момент бандитской профессии,  как
правило, она проходит мирно. Пробитую точку (кафе, фирму, магазин) за-
носят  в  реестр  личного учета банды - либо как свою,  либо как чужую
(информация о коллегах лишней не бывает).

   Пробивки могут быть с наездами и без. Наезд - это способ психологи-
ческого,  а  иногда  и физического давления на бизнесмена - в основном
для стимуляции его искренности и деморализации. Кроме того, испуганный
наездом предприниматель может совершить какую-нибудь ошибку,  за кото-
рую,  по понятиям,  можно снять с него денег.  (Последнее время вместо
"снять"  бандиты  часто используют термин загрузить - загрузить на три
лимона.  Иногда встречается и такая конструкция: я его загрузил на три
лимона, а потом снял их.) Итак, пробивка - это мирный и вежливый визит
бандитов,  интересующихся, кому платит бизнесмен. Пробивка с наездом -
это все то же самое,  но с более глубокими эмоциями:  "Ну,  ты, падла,
крыса,  мышь!  Кому платишь,  гнида! Слышь, ты нам по жизни должен! Ты
понял, нет?!" и т.д. и т.п. Стоит ли говорить о том, что врать во вре-
мя пробивки,  мягко говоря,  чревато многими неприятностями...  Сейчас
читатель  вспомнит,  как хохотал бандит,  когда незадачливый бизнесмен
счел пробивку более крутой, чем наезд!

   Как уже говорилось выше,  пробивки обычно заканчиваются стрелками -
встречами представителей разных банд. В общем-то, бандитские стрелки -
это обычные свидания, если так можно выразиться.

   Стрелки не  принято  динамить.  Во-первых,  это  просто  невежливо,
во-вторых,  даст козыри "продинамленной" стороне.  Стрелки - тоже нор-
мальный рабочий момент в нелегкой бандитской работе. Большинство стре-
лок - мирные и очень скоротечные.  "Привет!" - "Привет" - "Такойто вам
платит?" - "Нам" - "О'кей,  пока!" - и все разъехались. Бывают стрелки
конфликтные,  когда одна из сторон считает,  что ее интересы ущемлены.
Такая стрелка может закончиться разборкой, то есть силовым конфликтом.
Поскольку  всегда  есть шанс нарваться на отмороженных (на беспредель-
ных,  жестоких, неумных и жадных коллег), стрелки обычно назначаются в
очень людных местах, где пользоваться оружием несколько затруднительно
(рынки,  кафе, магазины), либо, наоборот, - в местах глухих и уединен-
ных, куда каждая сторона может без лишней нервотрепки привезти оружие.
(Одно такое местечко есть на  Петроградской  стороне.  Называется  оно
очень "романтично" - "Кричи-не-кричи".) Разборка может закончиться ми-
ром,  а может стать началом затяжной войны. Как правило, войн пытаются
избежать все - не из-за страха,  а из-за больших материальных убытков,
которые являются прямым следствием любой войны.  Во время боевых дейс-
твий  чуть  ли  не  90  процентов карательных акций обрушивается не на
собственно бандитов,  а на патронируемые ими фирмы.  Соответственно  -
перекрываются денежные ручейки, текшие до этого в казну банды. Каждому
бизнесмену нужно очень хорошо представлять,  что такое так  называемые
разводки,  поскольку именно коммерсанты в первую очередь становятся их
жертвами.

   Разводка - это,  во сути дела, обман, мошенничество, которое вынуж-
дает разводимого поступить так, как надо разводящим. Как правило, цель
одна - деньги.  Примеры просты. По предварительному сговору, предполо-
жим,  с  "тамбовскими"  на  какую-нибудь "их" фирму нападают "чечены".
"Дай дэнэт,  зарэжим, никаких-тамбовских-мамбовских нэ боимся .." Биз-
несмен бросается к своим "тамбовцам" и, ломая руки, просит защитить от
супостатов.  "Тамбовцы" его успокаивают,  говорят,  что это их  прямая
обязанность,  что все решат - волноваться не стоит.  Однако после гра-
мотно отрежиссированной стрелки с "чеченами" (на стрелку могут взять и
бизнесмена,  - чтобы он видел, все "честно") "тамбовцы" озабоченно го-
ворят бизнесмену:  "Да...  Попал ты, друг, это - не люди. Это - полные
отморозки.  Выход один - гасишь.  Но за убийство - отдельная такса, мы
тебе обещали охранять, но не обещали убивать. Да и охранять обещали от
нормальных  бандитов,  а не от монстров..." Насмерть перепуганный биз-
несмен согласен на любые расходы - лишь бы избавили его от  "чеченов".
Следует живописная разборка - со стрельбой, с "кровавыми трупами". Все
это даже могут показать бизнесмену.  Потом,  когда он увозится с места
разборки,  "трупы", естественно, оживают и делят с "победителями" пре-
мию. А бизнесмен облегченно вздыхает и живет, гордясь своими "защитни-
ками", которые обеспечивают ему такую надежную крышу...

   Многие бизнесмены,  особенно из начинающих,  ошибочно полагают, что
крыша - это всего-навсего,  как сказал один хозяин кафе: "Когда у меня
есть бандиты, которым я плачу, чтобы другие бандиты меня не трогали".

   В этой фразе сразу три ошибки:  во-первых, бандиты не у бизнесмена,
а бизнесмен у бандитов. Вовторых, не он им платит, а они с него снима-
ют,  и  в-третьих,  то,  о чем говорил этот хозяин кафе - не крыша,  а
простейшая,  примитивнейшая форма протектората, своего рода предостав-
ление  "неофициальных полицейских услуг".  Зачастую при сотрудничестве
на этом уровне бандиты оставляют бизнесмену лишь номер связного  теле-
фона, по которому нужно звонить "в случае чего". Иногда в рамках этого
же уровня сотрудничества фирме оставляют одного-двух  бойцов  на  про-
корм,  фактически они выполняют функции сторожей и вахтеров, причем за
отдельную плату.  Толку с этих сторожей  немного,  древним  искусством
"комитатус"  (телохранитель) они не владеют и защитить могут разве что
от пьяных хулиганов.  От ограблений квартир, покушений, угонов автомо-
билей,  описанная выше защита не страхует абсолютно.  Стоимость такого
протектората в среднем 20-30 процентов наличными от прибыли  в  месяц.
Особо жадные бандиты поднимают цену до 40 процентов.  Следует помнить,
что в случае наездов и стрелок с другими группами, бандиты защищают не
фирму и его хозяина,  на которого им,  как правило,  наплевать, а свои
интересы, свои 20-30 процентов.

   Кое-кто из компетентных людей предполагает, что на такого рода раз-
водках  произошла в свое время смычка некоего Юрия-Комара с определен-
ными  представителями  органов  власти.  "Комаровские"  контролировали
Сестрорецк, Зеленогорск и Выборг.

   В конце 1993 г.  один богатый коммерсант, занимавший в прошлом дос-
таточно высокое положение в  государственной  промышленности,  доказал
милиционеру,  что если он передаст бандиту деньги из рук в руки, то на
всю жизнь окажется "данщиком",  - то есть будет платить дань этому рэ-
кетиру.  Другое  дело,  если  он "независимо" положит деньги на стол и
бандит получит их оттуда. Кроме того, коммерсант выплеснул на милицио-
нера весь набор понятий - начиная от крыши и кончая за язык прихватить
(устар. за базар ответишь).

   Настоящая крыша - это предоставление  фирме  полного  протектората,
можно сказать "режима наибольшего благоприятствования".  В этой ситуа-
ции бандиты контролируют поставки,  договора, соблюдение обязательства
контрагентами,  бандиты же пробивают кредиты для фирмы, иногда предос-
тавляют их сами,  находят заказчиков - в общем,  активно  способствуют
процветанию  фирмы.  Естественно,  такие крыши стоят дороже - до 50-70
процентов ежемесячно от прибыли фирмы.  При этом необходимо знать, что
зачастую  полная крыша не уменьшает,  а увеличивает степень риска биз-
несмена.  Во-первых, бандиты могут втянуть фирму в разные уголовно на-
казуемые комбинации,  во-вторых,  существует мнение, что волна убийств
банкиров и предпринимателей, прокатившаяся в прошлом году по России, -
следствие ничего иного,  как войны крыш.  (Скажем, две фирмы, у каждой
из которой есть крыша, имеют большой совместный контракт. Одна из фирм
по  не  зависящим  от нее так называемым форс-мажорным обстоятельствам
срывает поставки или проплату,  или еще как-то подводит вторую  фирму,
которая тоже в сбою очередь что-то кому-то должна. И этого кого-то со-
вершенно не волнуют частные проблемы частной фирмы.  В  дело  вступают
крыши,  и звучат выстрелы,  и льется кровь...  И происходит это часто,
потому что в современных условиях в России работать четко и  без  осе-
чек,  как зажигалка фирмы "Ронсон", не может ни одна фирма.) Ну и, на-
конец,  в-третьих,  в отношении бизнесмена,  получившего полную крышу,
бандиты  могут начать осуществлять операцию под условным названием вы-
ращивание кабанчика.  Эти уникальные операции, готовящиеся годами, ро-
дились в России.

   Существование и широкое развитие института крыш говорит о том,  что
они на сегодняшний момент объективно необходимы отечественному  бизне-
су.  Смешно  спорить  с очевидным - зачастую без крыши фирме просто не
встать на ноги.  Но, с другой стороны, встав на ноги под крышей, фирма
сужает свою базу социальной защиты,  - если чтото случается, в милицию
уже не пойдешь, поскольку может выплыть такое, что бизнесмен из потер-
певшего превратится в подозреваемого и обвиняемого...

   Кроме предоставления  крыши,  бандиты могут оказывать бизнесменам и
другие - разовые - услуги. Составлять полный перечень этих услуг - за-
нятие абсолютно бессмысленное,  потому что список этот будет бесконеч-
ным. Как сказал недавно один умный бандит: "Мы предоставляем любые ви-
ды услуг,  если нам это выгодно. То, что мы не будем делать за деньги,
- мы сделаем за большие деньги".  Также бессмысленно составлять прейс-
курант  цен  на услуги - цен" всегда зависит от клиента,  и на вопросы
бизнесменов, передаваемые через посредников: "Сколько может стоить та-
кая-то услуга?",  - бандиты передают обратно: "Нам надо на вас посмот-
реть".

   Более-менее установлены расценки на многотрудном поприще  выколачи-
вания долгов - с этими проблемами рано или поздно сталкиваются практи-
чески все бизнесмены (если одна фирма задолжала другой,  можно, конеч-
но,  обращаться  в арбитраж,  ко даже если арбитражи вынесет решение в
пользу истца, то пройдут годы, пока фирма получит свои деньги, превра-
тившиеся за это время в пыль).

   В бандитской среде есть поговорка:  "Когда долги не отдаются, - они
получаются".  Обычная бандитская практика - заставить вернуть долг  за
полдоли. Естественно, многие ситуации, связанные с вышибанием долга, -
это не что иное,  как описанные выше разводки. (Бандиты подводят одну,
свою,  фирму  к  другой.  Фирмы заключают между собой контракт.  Более
близкая к бандитам фирма не переводит другой  фирме  денег.  Обиженная
фирма обращается к бандитам с просьбой решить проблему, бандиты согла-
шаются. Поскольку проблемы на самом деле нет, деньги быстро переводят-
ся. А бандиты дербанят прибыль с людьми из своей фирмы.)

   С точки  зрения уголовного права силовые приемы при вышибании долга
квалифицируются по статье 200 УК РФ (самоуправство).  В пиковой ситуа-
ции вышибалы срок получат небольшой - год,  максимум два. Однако прак-
тика говорит о том,  что бандиты берутся за вышибание реальных  долгов
не очень охотно.  Опять-таки следует помнить, что в случае, когда бан-
диты берутся за возвращение долга, они работают не на бизнесмена, а на
себя.

   С другой стороны, любое обращение за нестандартными услугами к бан-
дитам - это "билет в один конец".  Совместный криминал сплачивает лишь
равных.  "Легальный" же человек, обратившись с криминальной просьбой к
бандитам, попадает в полную от них зависимость. (Не так давно один до-
вольно  известный в Петербурге чиновник очень обиделся на некоего жур-
налиста и решил обратиться к бандитам с  просьбой  проломить  "писаке"
голову. Бандиты записали на пленку разговор с заказчиком, дали ему эту
запись прослушать и спросили,  хочет ли он,  чтобы эта запись попала в
редакцию одной из петербургских газет...)

   На убийства,  особенно  на заказные,  питерские бандиты идут крайне
неохотно.  Как правило,  наемные убийцы - это особый клан,  на который
бандиты могут лишь вывести заказчика за комиссионные.  Стоимость услуг
профессионалов - от 4-5 тысяч долларов. Услуги дилетантов могут стоить
дешевле, но, по большому счету, обходятся дороже...

     Это в  кино  все легко и просто,  а в жизни вопрос убийства,  как
правило,  упирается в конкретного исполнителя.  Брать же на себя расс-
трельную статью никто особенно не хочет.  Однажды в некоей группировке
обсуждали беспредел одного зарвавшегося лидера. Молодые шумели, волно-
вались:  "Беспредел! Валить его, козла, надо!" Авторитет оборвал базар
одной фразой:  "Валить,  говорите?  Хорошо. А кто валить-то будет? Кто
больше всех горланил? Ты и будешь валить! Или передумал уже?!" И сидел
самый горластый тихо-тихо, "засунув язык в задницу" (извините за фоль-
клор).

   Услуги бывают  действительно самыми разными.  Например,  к бандитам
обращаются с просьбой навести порядок среди дворовой шпаны. Или утихо-
мирить буйных соседей-алкоголиков, или даже просто заставить дворников
подметать двор.  Одна известная петербургская банда помогала  избавить
детей  богатых родителей от пагубной привычки к алкоголю и наркотикам.
"Детишек" вывозили на отдаленный хуторок в Ленинградской области, били
каждый день и приучали к нелегкому крестьянскому труду. Еще более нес-
тандартная услуга была оказана в конце 1993 г. некоему крупному спеку-
лянту. По его просьбе бандиты "похитили" его жену и ребенка на неделю,
которую "безутешный" муж и отец провел в объятиях своей секретарши.

   В любом случае просить бандитов сделать чтото не совсем законное  -
это все равно,  что идти на охоту с волком, который может броситься на
дичь, а может - и на охотника. Впрочем, каждый сам выбирает свою судь-
бу...

   Если не заниматься самообманом,  приходится констатировать, что бо-
лее 90 процентов сектора частного бизнеса в России так или иначе  свя-
заны с миром бандитов или воров в законе.

   Произошло это по разным причинам, в том числе и потому, что бизнес-
мены и правоохранительные органы очень долго видели друг в друге  вра-
гов.  Кроме того,  в условиях совершенно свинской законодательной базы
современной России быстро и результативно решать вопросы могут  зачас-
тую лишь криминальные структуры.  Оттого и возник этот жутковатый сим-
биоз бизнеса и организованной преступности.

   Однако он не вечен.  Уже сегодня  многие  солидные  фирмы  начинают
чувствовать  объективные  неудобства от своей "отягощенности бандитиз-
мом":  западные партнеры порой не идут на контакт  с  такими  фирмами,
зная,  что они связаны с организованной преступностью (на Западе очень
берегут свою репутацию).

   Если мы идем к цивилизованному миру, то когда-нибудь придем и к за-
падной практике,  в которой крупные и мелкие предприниматели предпочи-
тают сотрудничать с полицией,  а не с криминальными  структурами.  Это
произойдет и у нас - в будущем.  А пока мы существуем в мире диком,  в
котором есть законы писаные, но не соблюдаемые, и неписаные - по кото-
рым  живут.  Эти  неписаные законы совсем необязательно принимать и уж
тем более не обязательно следовать им. Но знать их надо, чтобы не ока-
заться однажды с закрытыми глазами на краю обрыва...


БАНДИТСКАЯ ИМПЕРИЯ

   Третьим по счету лидером "Веся бандитского Петербурга"  стал  Алек-
сандр Иванович Малышев.  Родившийся в 1958 г.,  он не имел возможности
получить приличное образование,  потому что ухе в 1977 г.  был осужден
за  умышленное убийство.  Небольшой перерыв - и в 1984 г.  новый срок,
тоже за убийство,  но на этот раз за "неосторожное". Таким образом, из
трех  "состоявшихся" петербургских лидеров Малышев был самым необразо-
ванным - в отличи" от Кумарина и Седюка, у него лишь среднее образова-
ние. Что, конечно, нисколько не умаляло его природной сообразительнос-
ти,  хитрости и умения мыслить логически.  В юности Малышев  занимался
борьбой,  но каких-либо значительных результатов не добился и по своим
бойцовско-спортивным характеристикам тоже значительно уступал и  Кума-
рину, и Седюку.

   Вернувшись в  Ленинград  после  второй отсидки,  Малышев начал свою
карьеру швейцаром в одном из городских ресторанов.  В то время он  был
известен  в  достаточно  узком кругу уголовников средней руки и крими-
нально ориентированных спортсменов,  приходящих волонтерами  в  "армию
рэкета".  Несколько  позже Малышев начал "крутить наперстки" на Сенном
рынке.  Мало кто знает,  что в тот период бригадиром, которому Малышев
отдавал деньги,  был Владимир Кумарин, а сам будущий грозный Александр
Иванович носил трогательную кличку Малыш.

   Однако будучи человеком коммуникабельным,  опытным и  честолюбивым,
Малышев стал быстро подниматься и обрастать собственными подчиненными.
К моменту упоминавшейся выше разборки в Девяткино в 1989 г.  Александр
Малышев был уже достаточно известным и "серьезным" лидером.  После той
разборки бандитов накрыла волна арестов - были посажены почти все вид-
ные "тамбовцы" и такие одиозные личности из ближайшего окружения Малы-
шева,  как Стае Жареный,  Бройлер,  Слон,  Марадона и Герцог.  Видимо,
Александр  Иванович  не очень рассчитывал на стойкость своих коллег на
предварительном следствии,  потому что решил на время покинуть грешную
советскую землю.  Он вынырнул в Швеции,  откуда для усыпления бдитель-
ности милиции распространял слухи о своей трагической  гибели  в  бан-
дитской перестрелке. Дождавшись состоявшегося в 1991 г. осуждения сво-
их друзей и узнав, что какие-либо доказательства для привлечения его к
уголовной  ответственности отсутствуют,  Малышев вернулся в Ленинград.
Воспользовавшись тем,  что Кумарин по-прежнему находился в  тюрьме,  и
заручившись поддержкой бизнесменов криминального толка, Александр Ива-
нович призвал под свои знамена значительную  часть  обособленных  бан-
дитских  групп.  Малышев предложил им за долю от их промысла использо-
вать его авторитет и называться "малышевскими".  Фактически  это  было
выдачей "лицензий на рэкет".

     "Иных уж нет,  а те далече..." Весной 1995 г. в тюремной больнице
от передозировки наркотиков скончался Стае. Еще раньше погиб Марадона.
Горожане,  наверное, помнят скандал, связанный с попыткой друзей Мара-
доны поставить ему памятник в Петербурге у кинотеатра "Рубеж". Попытка
эта едва не увенчалась успехом...

   Осознав свою силу в организованности, эти группы в течение коротко-
го периода времени стали захватывать все новые и новые сферы влияния в
городе,  наезжая  уже не только на частный бизнес,  проституток и под-
польных дельцов-теневиков,  но и на государственные предприятия - нап-
ример, на некоторые крупные магазины системы госторговли, на руководи-
телей которых бандитам удалось собрать компрометирующий материал.  При
этом  бандиты  начали  использовать - и довольно эффективно - знания и
опыт известных адвокатов, экономистов, управленцев, сотрудников право-
охранительных органов,  как уволенных,  так и оставшихся на службе, но
вставших на путь прямого предательства.  В то время  все  общество,  а
следовательно,  и правоохранительные органы, потрясали социально-поли-
тические и экономические перемены, и бандиты умело использовали расте-
рянность и дезориентацию многих сотрудников.

   Грянувший в августе 1991 г.  "путч" и последовавшие за ним глобаль-
ные перемены в стране еще больше усилили неразбериху в  обществе,  но,
безусловно, дали мощный толчок развитию отечественного частного предп-
ринимательства,  а значит,  и паразитирующего на нем бандитизма.  Вода
стала достаточно мутной, чтобы ловить в ней самую крупную рыбу.

   В короткий  срок в Петербурге была создана настоящая бандитская им-
перия,  сфера деятельности которой распространялась не только  на  наш
город и Северо-Западный регион,  но и выходила в другие регионы России
и бывшего Союза,  а также за границу. В империю вошли следующие группы
и группировки:  "кудряшовская",  "казанская",  "пермская", "воркутинс-
кая",  "комаровская",  "тарасовская",  "колесниковская", остатки "там-
бовской",  "кемеровская", "северодвинская", "саранская", "ефимовская",
"красносельекая", "архангельская", "воронежская", "красноярская", "да-
гестанская",  "чеченская",  "азербайджанская", "улан-удинская" и целый
ряд других.  Численность активных боевиков в этих группировках-группах
колебалась от 50 до 250 в каждой. Группировки входили в империю откры-
то, легально, скрытной втемную, когда, например, рядовые бандиты, теша
себя смешными иллюзиями о "независимости" своей команды, даже и не до-
гадывались, что на самом деле работали на империю. Сам Александр Малы-
шев сидел гостинице "Пулковская",  которая была выбрана "рабочей рези-
денцией" для проведения в ней  столов,  или  сходняков  лидеров  самых
крупных питерских группировок.

     В начале 1990-х годов Малышев имел в "Пулковской" несколько рабо-
чих номеров и считал себя в ней полным хозяином.  В 1991 г.  произошел
забавный случай:  два "малышевских" бойца устроили дебош в ресторане и
попали в отделение милиции.  Через некоторое время выручать их приехал
Александр  Иванович с ящиком шампанского и водки.  Вопрос решили (было
ясно,  что свидетелей дебоша не будет). Провинившимся Малышев приказал
бежать  до  "Пулковской" бегом,  а сам поехал на машине.  Условие было
следующим:  прибегут позже, чем он приедет, - будут избиты. Бойцы при-
бежали одновременно с малышевской машиной, и все же были наказаны.

   На столах  решались  спорные вопросы о сферах влияния,  обсуждались
совместные операции и стратегия на будущее.

   Конечно, структура империи не была по-армейски жесткой и очевидной.
Более того, то и дело вспыхивали кровавые конфликты между представите-
лями различных группировок,  а то и внутри одной группировки. Но в ка-
ком  коллективе  не  бывает ссор и даже драк по самым разным поводам -
из-за неосторожно сказанного слова, из-за женщин, из-за интриг... Дру-
гое дело,  что в бандитской сфере конфликты заканчиваются более крова-
во, так на то они и бандиты, со "смолянками" их не спутаешь...

     По словам сотрудников милиции,  Малышев до ареста стал стационар-
ным бандитом,  то есть,  как правило, находился в каком-то излюбленном
месте в "Пулковской",  в офисе на Березовой аллее (комплекс бандитских
офисов на Каменном,  кстати, называют "Архипелаг"). Словно к г-ну Соб-
чаку,  к нему на прием приходили коммерсанты,  иных он, будто прокурор
города,  вызывал к себе на беседу, третьих к нему привозили... Некото-
рые солидные люди ожидали его часами,  намеревавшимся опоздать разъяс-
няли: "Знаешь, сколько час у Малышева стоит?".

   В 1993 г.  два молодых бандита из разных группировок,  поссорившись
из-за женщины,  решили стреляться на обрезах картечью под  Зеленогорс-
ком.  Чтобы разрешить конфликт миром, понадобилась специальная встреча
лидеров группировок.

   Общее количество боевиков в империи превысило две тысячи, более по-
ловины из них имели оружие.  (Именно с этого момента группировки стали
оцениваться по стрелкам, а не по бойцам.)

   Малышев в то время уже имея прочные деловые контакты с  Москвой,  в
частности,  с  вором в законе Витей-Калиной.  После того как в феврале
1992 г. Витя-Калина был убит, московским контактом Малышева стал лидер
"Крылатской" группировки Олег Романов (убит осенью 1994 года).

   Структура империи  позволила  выйти  на качественно новый уровень в
бандитском ремесле. От взыскания регулярной дани с коммерческих струк-
тур стало возможным перейти к требованию подлинных и мнимых неустоек с
одних предприятий в пользу других, контролируемых империей, или с чис-
то бандитских фирм.

   При этом осуществлялись сложные,  многоэтапные и длительные по вре-
мени разводки,  когда какая-либо группировка империи прямо или втемную
натравливалась на какого-нибудь предпринимателя,  а другая группировка
брала горемыку под защиту на условиях выплаты такой же или даже  боль-
шей, чем требовала первая группировка, суммы.

   На самом  деле  Олег Романов был жив-здоров и даже присутствовал на
процессе Малышева. В свое время информацию о его смерти я лично слышал
от одного очень серьезного бандита,  впрочем,  как ухе говорилось, де-
зинформация - нормальный ход в их кругах.

   Такими фирмами,  например,  стали конторы по вызову проституток  на
дом, некоторые кафе, сауны, пункты скупки цветных металлов.

   Сам Александр Иванович,  однако, почти ничего не делал своими рука-
ми,  а те боевики,  которых милиции удавалось привлекать к ответствен-
ности,  придерживались принципа омерты (то есть молчания) по известным
во всем мире причинам.

   Кстати, для осуществления разводок по описанной выше схеме  привле-
кались  в основном так называемые чернью группировки,  то есть группи-
ровки,  укомплектованные выходцами с Кавказа.  Это обстоятельство спо-
собствовало широкому распространению в Петербурге мифа о том,  что Ма-
лышев противостоит "черным", защищает от них город. В это поверили да-
же  некоторые  высокопоставленные  чиновники и сотрудники правоохрани-
тельных органов. (Тем более, "о полном контроле над горячими, любящими
беспредельничать южанами не могло быть и речи, в результате на низовом
бандитском уровне начались ожесточенные столкновения между  черными  и
белыми.  Человеческие  жертвы постоянно были как у кавказцев,  так и у
славян.)

   К началу 1992 г.  Малышев все больше начинает интересоваться реаль-
ным бизнесом - торговлей антиквариатом,  сферой общественного питания,
торговлей автомобилями,  игробизнесом.  Заработанные деньги нужно  ку-
да-то вкладывать, иначе деньги перестают быть деньгами. Капиталы пере-
водились за границу,  поговаривали даже, что на Кипре Малышев считался
обладателем  то  ли  платиновой,  то ли золотой кредитной карточки.  С
кипрскими коллегами, кстати, решались очень серьезные вопросы - напри-
мер,  взятие  под  контроль  одного из самых мощных петербургских бан-
ков... Проявился и конкретный интерес к шоу-бизнесу - один из фигуран-
тов, проходящих по уголовному делу фирмы "Планета", рассказывал о при-
частности Малышева к музыкальному центру Киселева.  Более того, сохра-
нились  документы,  согласно которым Александр Малышев и его ближайший
компаньон даже выезжали за границу именно как сотрудники  этого  музы-
кального  центра.  Кстати,  так  до конца и не стало понятным - на чьи
деньги проводились праздники "Виват,  Санкт-Петербург!" и "Белые  ночи
рок-н-ролла"...

     Далеко не всех жертв межгруппировочных конфликтов удается обнару-
жить.  Для сокрытия трупов практикуются, например, двойные захоронения
или  закатка в асфальт.  Поэтому установить точное количество погибших
бандитов не представляется возможным.

   Наряду с легальным бизнесом не забывался и бизнес чисто  криминаль-
ный - например,  постановка на поточное производство самодельных мало-
калиберных револьверов.  А в марте 1993 г. в Петербурге прошел большой
сходняк,  на котором, в частности, присутствовавшим в Питере азербайд-
жанцам "дозволили" самостоятельно заниматься  только  торговлей  сель-
хозпродуктами, а наркобизнес должен был контролироваться империей...

   При всем при этом в низовом и среднем звене бандитской империи зре-
ло серьезное недовольство Малышевым. Братва считала его менее справед-
ливым, чем (например, Кумарин. Малышева укоряли за то, что он недоста-
точно помогает бандитам на зоне, что общаковские деньги тратит на баб,
упрекали  его  в чрезмерном употреблении алкоголя и даже наркотиков...
Малышев начал всерьез опасаться покушений на свою жизнь, и основания к
тому были.

   Рядовые бандиты  полагали,  что  Александр  Иванович слишком сильно
оторвался от простых людей - бандитский авторитет Малышева сильно  по-
шатнулся, в среде же блатных он не пользовался авторитетом никогда..

   Развязка наступила в сентябре 1992 г.,  когда в региональное Управ-
ление по борьбе с организованной преступностью  поступили  сведения  о
том,  что  личная  группировка Малышева удерживает под охраной некоего
предпринимателя Дадонова, пытаясь получить от него права на распоряже-
ние  аккумулированными  им несколькими сотнями тысяч долларов США - на
эти деньги предполагалось закупить пиво для поставки в Россию. Дадонов
решил обратиться в милицию только потому,  что прекрасно понимал:  как
только он передаст права на деньги - последует его немедленная  ликви-
дация - за ненадобностью.  Вернее - за надобностью в мертвом виде, по-
тому что после смерти Дадонова лицам, финансировавшим пивной контракт,
предъявить претензии будет просто не к кому.

   Незадолго до  ареста Малышева известный лидер "казанских" Ноиль Ры-
жий,  проезжая в автомобиле мимо гостиницы "Пулковская" и увидев стоя-
щего  там  Александра  Малышева,  сказал с сожалением своему спутнику:
"Эх, хорошо стоит. Сейчас бы один автомат Калашникова". Примерно через
месяц Рыжий сам был застрелен у собственного дома.

   Тем не менее в 1992 г.  один малолетний (13 лет) вор пришел к Малы-
шеву со словами: "Александр Иванович, я принес вам долю...".

   Милиции удалось выкрасть Дадонова у  "малышевских"  таким  образом,
что  последние даже не заподозрили о его решении сотрудничать с право-
охранительными органами...  30 человек из числа  ближайшего  окружения
Малышева. Сам Малышев был взят в белом "Вольво" с незарегистрированным
кольтом в кармане,  который он носил,  видимо,  опасаясь покушений  на
свою жизнь...

   В ту  же  ночь  в одном из имперских офисов милиция освободила семь
захваченных 2 октября заложников и провела несколько десятков обысков.

   Дальнейшая работа по "малышевскому" делу,  которое, естественно, не
исчерпывалось эпизодом с Дадоновым, проходила в нестандартных для Рос-
сии условиях: некоторых из потерпевших круглосуточно охраняли автомат-
чики  из ОМОНа,  часть следственной группы была размещена на секретном
объекте ГУВД - для обеспечения ее безопасности.  Восьмимесячная работа
по  делу,  анализ  собранных доказательств,  в том числе и результатов
электронного наблюдения,  позволили следствию изменить  первоначальное
обвинение  привлеченным  к уголовной ответственности на более тяжкое -
"бандитизм". Квалификацию действии "малышевской" группировки по статье
77 УК РФ Генеральная Прокуратура России признала обоснованной.

   Сам Малышев говорил позже,  что он положил пистолет в карман, чтобы
сдать его в милицию. Однако в день его задержания за ним было установ-
лено наружное наблюдение: Малышев проезжал мимо десятков отделений ми-
лиции и не делал никаких попыток сдать оружие.

   Малышева с самого начала содержали в следственном изоляторе на Шпа-
лерной,  25, в "Кресты" он так и не попал, хотя ему там и готовили ши-
карную встречу. Известен тот факт, что для того, чтобы Александру Ива-
новичу сиделось более комфортно,  коммерческие структуры даже передали
в подарок изолятору некоторое количество цветных телевизоров...  Нужно
ли говорить, что с лицами, арестованными по "делу Малышева", с первого
дня работали лучшие адвокаты города? Снимем перед ними шляпу - они ра-
ботали и продолжают работать профессионально,  эффективно и качествен-
но. По новым законам каждый раз, когда следствие продлевается, адвокат
имеет  право опротестовывать в суде содержание под стражей своего под-
защитного. 25 августа 1993 г. народный суд Ленинского района под пред-
седательством судьи Елены Тарасовой удовлетворил ходатайство адвокатов
ближайших компаньонов Александра Малышева - Андрей Берлин и  Владислав
Кирпичев были выпущены на свободу под "подписку о невыезде".  Учитывая
биографии обвиняемой в бандитизме парочки,  это было достаточно стран-
ное решение .

   Основными аргументами для их освобождения стало состояние здоровья,
хорошее поведение в тюрьме и то,  что "...из предъявленных в суд доку-
ментов...  не  следует вывода об обоснованности предъявления обвинения
по статье 77 УК РФ (бандитизм)", - хотя есть четкие разъяснения плену-
ма  Верховного  Суда  России по вопросу рассмотрения в судах на местах
дел об обоснованности содержания под стражей во время  следствия,  где
точно  и ясно сказано:  суды не вправе входить в обсуждение вопросов о
виновности, они должны лишь оценивать правильность следственной проце-
дуры...

   Примечательно, что тогда же народный суд Ленинского района принима-
ет решение оставить Малышева в тюрьме,  хотя Малышев обвиняется в  со-
вершении  преступлений совместно с освобожденным Берлиным,  а Берлин -
соответственно с Малышевым... На свободе Берлин и Кирпичев дают много-
численные пресс-конференции, пишут статьи и книги, в которых "разобла-
чают" следствие и оперработников...

   Владислав Кирпичев провел в тюрьмах больше двух десятков лет.  Анд-
рей Берлин дважды попадал под следствие, однако судим не был - экспер-
тиза признавала его невменяемым и отправляла в "дурдом", где он, кста-
ти,  познакомился с Кирпичом. Позже диагнозы о психической неполноцен-
ности Берлина были признаны ошибочными.

   28 сентября 1993 г. тот же народный суд Ленинского района принимает
решение  освободить  проходящего по "малышевскому делу" мастера спорта
международного класса по боксу Ильдара Мустафина - с учетом его слабо-
го здоровья...

   Тем временем  сидящие в тюрьме бандиты получают отрадные весточки с
воли:  "Братва,  не бойтесь ментов,  сидите спокойно,  вопросы решают-
ся..."

   Однако в  ночь с 1 на 2 октября 1993 г.  сотрудники РУОПа вновь за-
держивают Владислава Кирпичева и с ним шестерых "коллег" - с  предъяв-
лением новых обвинений.  Во время задержания на квартире Кирпича отме-
чался день рождения его молодой жены - Татьяны. Пьяный Кирпичев страш-
но расстроился и заявил, грязно ругаясь матом, что он знал о своем за-
держании заранее - его,  мол,  предупредил об этом по телефону Валерий
Большаков  - первый заместитель прокурора города,  ранее получивший от
Кирпича взятку в размере 200 тысяч долларов США.  Цель достаточно оче-
видна:  вбить  клин  между  милицией и прокуратурой,  скомпрометировав
Большакова...

   14 октября вновь берется под стражу Ильдар Мустафин - ему  предъяв-
ляется дополнительное обвинение...

   13 октября  1993  г.  в народном суде Ленинского района должно было
слушаться дело об обоснованности содержания под стражей Александра Ма-
лышева. Без указания причин слушание дела было отложено на неделю. Лю-
бопытный факт - в бандитской среде Петербурга всю неделю с  13  по  20
октября  царило необыкновенное оживление по поводу ожидаемого освобож-
дения Малышева, был даже назначен банкет для его встречи... 20 октября
слушание  дела переносится на сутки по достаточно оригинальной причине
- "судье срочно понадобилось отлучиться домой..."

   21 октября у народного суда Ленинского района не было никого из ма-
лышевской  свиты  - каким-то образом они заранее узнали,  что слушание
снова не состоится. В этот день к зданию суда пришла лишь одна старин-
ная  приятельница  Малышева  - ей,  наверное,  хотелось просто на него
взглянуть...  Заседание было перенесено на 1 ноября. Однако 30 октября
председатель  народного  суда Ленинского района вообще отказался расс-
матривать в своем суде дело об изменении  меры  пресечения  Александру
Малышеву. Дело было передано в народный суд Калининского района, кото-
рый на выездном заседании в изоляторе на Шпалерной,  25, 1 ноября 1993
г. не удовлетворил ходатайство адвокатов Малышева.

   Однако настоящий "судебный апофигей" наступил 10 ноября,  когда на-
родный суд Ленинского района рассматривал дело об  обоснованности  со-
держания  под стражей Ришата Рахматулина,  также проходящего по "малы-
шевскому" делу и обвинявшегося в грабеже,  разбоях  и  вымогательстве.
Суд  даже не счел нужным уведомить о своем заседании надзирающего про-
курора горпрокуратуры Владимира Осипкина, поддерживающего обвинения по
фигурантам  "малышевского"  дела.  Вместо Осипкина прокуратуру на суде
представляла...  стажер районной прокуратуры,  человек, который просто
не  имел  возможности  нормально ознакомиться с материалами уголовного
дела... За освобождение Рахматулина ходатайствовали: Ассоциация боксе-
ров Санкт-Петербурга,  Российская Федерация французского бокса, коопе-
ратив "Тонус" и администрация...  тюрьмы.  Рахматулин был  освобожден.
Следователи,  ведущие его дело, узнали об этом лишь через десять дней,
когда им позвонил адвокат Рахматулина с просьбой вернуть  паспорт  его
клиента...  Что же касается надзирающего прокурора Владимира Осипкина,
то...  Прокуроров можно убирать из процесса по-разному. Можно проламы-
вать голову,  как это было в "процессе Кумарина". Можно скомпрометиро-
вать. А можно разыграть и более тонкую комбинацию, результатом которой
станет  изменение  штатного  расписания прокуратуры и опасный прокурор
останется без должности и полномочий.  Важен лишь конечный результат -
убрать сильного противника.

   Как ни странно,  Малышев, сидя в тюрьме, однажды даже выразил приз-
нательность сотрудникам милиции за свой арест. Александр Иванович счи-
тал, что его должны были убить к концу 1992 г. По его словам, за пери-
од с момента его задержания по октябрь 1993 г. в Петербурге было убито
35 бандитов из среднего и высшего руководящего звена.

   Что и произошло,  в конце концов: в начале 1995 г. Владимир Осипкин
был из прокуратуры уволен.

   Спустя немного времени после ареста  Малышев  начал  жаловаться  на
здоровье.  Его мучили боли в позвоночнике и кошмарные сны. Ему снились
бандиты, выстрелы, кровь... Интересно, а что еще ему могло сниться?..


ФЕРМА КАРАБАСА

   Вскоре после  выхода  первых глав "Бандитского Петербурга" заглянул
ко мне в редакцию один гражданин.  В целом положительно отозвавшись  о
моих очерках, он при этом посетовал на некоторые неточности в рассказе
об иерархической структуре петербургских банд. Глубокие познания визи-
тера в предмете нашей беседы,  его манеры,  одежда и речь не оставляли
сомнений в определении избранной им профессии.  Да он и не скрывал ее,
практически, с самого начала нашего знакомства. Гражданин представился
Карабасом, лидером одной из бандитских группировок Петербурга. Карабас
заверил,  что его визит не будет иметь никаких неприятных последствий:
он-де вызван исключительно благородными целями  -  помочь  журналистам
правдиво  рассказать читателям о таком интересном явлении,  как совре-
менный бандитизм.

     На самом деле,  конечно,  кличка у нашего гостя совсем другая. Но
одним из условий наших контактов было его полное инкогнито.  Почему мы
решили называть его именно Карабасом,  а не как-нибудь иначе, читатели
поймут из рассказанного ниже.

   - Поймите,  Андрей, - говорил Карабас уже в ресторане, где он пред-
ложил продолжить беседу.  - Пройдут годы, и все у нас в России устака-
нится.  Нынешние бандиты станут солидными предпринимателями, бизнесме-
нами,  может быть, даже издателями и меценатами. В мировой истории та-
кое уже было - в США.  Так вот,  в далеком будущем историкам наверняка
будет интересно знать - с чего,  с какого капитала  зарождались  могу-
щественные корпорации и финансовые империи. Откуда взять эти сведения?
В том числе и из старых книг и газет. Понимаете? О нас в будущем будут
судить и по тому,  что вы напишете сегодня. Это понимают не все из на-
шей среды, но те, кто понимает, безусловно, заинтересованы в объектив-
ной информации о нас...

   Карабас не шутил.  Он вертел в руках полупустой фужер,  смотрел ку-
да-то поверх моей головы и мыслями был далеко в "грядущем".  Я  усмех-
нулся, и Карабас вернулся в день сегодняшний.

   - Понимаю,  о чем вы подумали, - сказал он. - Нет, я не имею в виду
себя лично - не настолько я тщеславен.  Я говорю о всем явлении в  це-
лом.  Нынешний  бандитизм в России переходного периода от социализма к
капитализму - это не примитивная уголовщина,  в чем  пытаются  уверить
обывателей наши оппоненты из ментовки.  Это сложное и интересное соци-
ально-экономическое явление - между прочим объективное,  как любая ис-
торическая закономерность...  А что касается личностей... В США сейчас
вышла книга - "История американской преступности" - настоящий бестсел-
лер!  Не читали?  Я пришлю вам экземпляр...  Может быть,  когда-нибудь
нечто подобное выйдет и у нас - и это тоже  будет  безумно  интересно!
Вот только кто будет се писать?  Я лично опасаюсь однобокого, предвзя-
того подхода,  ведь большинство пишущих на криминальные темы  получают
информацию из милиции,  а се вряд ли можно назвать абсолютно объектив-
ной.  Нас часто изображают этакими тупыми монстрами,  которые выжигают
деньги из людей утюгами и паяльниками...

   И Карабас  пустился в долгие рассуждения,  суть которых сводилась к
тому, что все - люди, в том числе и бандиты, поэтому и среди них быва-
ют хорошие и плохие,  честные и подлые, трусливые и смелые, жестокие и
добрые,  жадные и щедрые. Карабас приводил многочисленные примеры, ко-
торые  должны  были  подтвердить его слова,  правда,  все примеры были
обезличенными,  там,  где нужно было назвать кличку или имя, он, с не-
большой паузой,  говорил один человек или другой человек. "Человеками"
Карабас называл исключительно бандитов,  говоря же о  бизнесменах,  он
употреблял словосочетания один барыга или другой барыга.

   Я начал  уже  немного уставать от разговора,  который на самом деле
был практически монологом,  как вдруг Карабас,  рассказывая о  методах
получения денег с должников, произнес следующее:

   - Лично я - против физической жестокости.  Всегда есть другие мето-
ды.  Например, моих должников никто не пытает и не мучает, если они не
могут отдать долг,  их просто доставляют в мое имение, где они отраба-
тывают то, что задолжали. На селе рабочие руки - большой дефицит.

   Я стал расспрашивать его об этом подробнее,  но Карабас  неожиданно
замкнулся, свернул беседу, и мы распрощались, договорившись о том, что
этот разговор будет не последним.

   Все последующие встречи я возвращался к теме Карабасовского  имения
и трудящихся там должников, но он особого энтузиазма не проявлял, пока
однажды, махнув рукой, не сказал в сердцах:

   - Да что ты прицепился ко мне с этой фермой?  Что да как... Поехали
со мной туда на выходные, сам все и увидишь!

   Может быть,  он сказал это погорячившись. Может быть, считая, что я
откажусь от поездки. Но я согласился. Правда, от момента его приглаше-
ния до самой поездки прошло почти полтора месяца - то у него возникали
срочные дела,  то барахлила машина,  то еще что-то.  Мне казалось, что
Карабас сам не рад тому,  что меня пригласил,  а время тянет, чтобы на
ферме его все успели привести в то состояние,  когда безопасно было бы
показать ее журналисту. Наконец он позвонил мне в одну из пятниц:

   - Завтра я еду на ферму. Поедешь? - Конечно!

   - Я  буду  у  твоего дома в шесть утра.  На следующее утро вишневый
"мерседес" стоял у моего подъезда.  Карабас сидел за рулем,  на пасса-
жирском сиденье расположилась красивая женщина.

   - Моя жена - Андрей, - представил он нас друг другу. Я спросил, да-
леко ли нам ехать.

   - Километров четыреста,  часа за четыре доедем.  - Это по  нашим-то
дорогам? Карабас хмыкнул.

   - Все ругают наши дороги,  а ругать надо наши машины,  - сказал он,
любовно поглаживая руль "мерседеса".

   Мы отправились в путь.  Когда проехали километров сто,  Карабас по-
вернулся ко мне и предложил: - Ты ляг, поспи. - Да я не хочу...

   - А ты все равно ляг,  - и я понял, что он не хочет, чтобы я запом-
нил дорогу. Машина поворачивала, петляла, негромко играл магнитофон...

   - Просыпайтесь,  подъезжаем, - потрясла меня за плечо супруга Кара-
баса. Я сел.

   Карабас обернулся  ко  мне,  потом высунул руку из окна и довольным
голосом сказал:

   - Кому принадлежат эти поля и леса? - и ответил сам себе: - Маркизу
Карабасу! А вот и мое имение.

   Имение Карабаса представляло собой хутор, стоящий на небольшой воз-
вышенности.  Очень большой дом, служебные постройки, баня, сад и прос-
торный загон для скота.  Вокруг дома проложена толстая стальная прово-
лока, к которой цепями были пристегнуты два огромных волкодава. Волко-
давам это позволяло ходить вокруг всего хутора.  Перед домом стоял не-
большой красный трактор.

   Из избы вышли четверо мужчин,  трое помоложе, а один - седой и кол-
ченогий.

   - Батюшки, приехали! А мы уж и не ждали! Радость-то какая! - запри-
читал колченогий.  В бурных проявлениях  его  "радости"  чувствовались
фальшь и испуг.

   - Режь барана,  - коротко бросил Карабас, проходя в избу. Молодые в
это время удерживали рычащих волкодавов.

   - Барашка-то нетрудно, сей момент, но, может быть, и не надо? Вече-
ром Иван лося подстрелил,  сейчас котлеток навертим,  печеночки поджа-
рим? А? Баньку, баньку-то истопить? - суетился колченогий.

   Карабас вопросительно глянул на меня и сказал: - Бани не надо, вре-
мени мало. А лося готовьте. Браконьерите?

   - Так, а что же, браконьерим? Он на нашей земле был. Иван его у са-
мой избы завалил...

   Все увиденное и услышанное живо напоминало кадры из какого-то полу-
забытого кинофильма - "барин приехал"!

   Изба была  большой  - как бы две просторные горницы,  в одной - три
кровати, в другой - пять. Чувствовалось, что женщин в избе практически
не бывает,  вроде бы и чисто, а нет того уюта, который создают за пол-
часа женские руки...

   - Ну вот, располагайся, - сказал Карабас, садясь за стол. - Это мое
имение. И все вокруг - докуда глаз хватает - моя земля. Фермерское хо-
зяйство.

   - А эти люди...  Это и есть должники? - Нет, это мои постоянные ра-
ботники.  Хромой-то,  кстати, раньше оперным певцом был, пока ему ноги
не перебили... Его туг ходить заново учили, от алкоголизма вылечили...
А Ваня,  который лося подстрелил, он раньше в Питере ночным "шашлычни-
ком" работал,  знаешь, на улицах стоят такие? Вот и он стоял так, пока
однажды "одного человека" собачиной не накормил.  Тот шашлык дожевал и
за будку по нужде завернул - а там собачья шкура лежит...  Теперь  вот
Ваня здесь...

   - А  какие  работы выполняют должники?  Они ведь люди городские,  к
сельскому труду не привыкшие...

   - Простейшие навыки они здесь  получают  быстро.  Уход  за  скотом,
вскапывание грядок - ничего сложного.

   - Родные,  близкие их не беспокоятся,  не ищут? - Они, как правило,
предупреждают родственников.  Перед ними выбор невеликий - либо прода-
вать все имущество, либо поработать здесь. - Бежать отсюда не пробова-
ли?  - Это невозможно. Отсюда не убежишь. - А в милицию никто не обра-
щался? - Мы с этим не сталкивались. - Ну а каков сам механизм списыва-
ния долга? Сколько должник может отработать в месяц? - Долларов 30-40.
Смотря как работает.  - Тридцать-сорок?! А если долг большой, ему что,
всю жизнь здесь горбатиться?

   - Так и должники-то кто?  Спекулянты  мелкие,  матрешечники,  фарца
разная... Ты думаешь, у них долги большие? У кого сотня баксов, у кого
двести.  А те у кого долги большие,  у них всегда можно  натурой  долг
взять. Да и зачем же бизнесмена от бизнеса надолго отрывать? Он перес-
танет бизнесменом быть. Другое дело, привезти его сюда для краткосроч-
ной изоляции, так у нас для этого своя темница есть, тюрьма подземная,
зинданчик. Пойдем покажу...

   Карабас откинул люк в полу - вниз уходила  деревянная  лестница.  -
Залезай, посмотри... Я начал спускаться. Погреб был довольно глубоким,
по крайней мере я мог в нем выпрямиться,  не боясь удариться  головой.
Оглядеться не успел - Карабас захлопнул люк, и я остался в полной тем-
ноте.  Стало как-то холодно и,  если честно, страшно. В голову полезли
разные нехорошие мысли. Но я успокаивал себя тем, что, видимо, Карабас
решил пошутить.  Пошутит и перестанет...  Стал ощупывать руками  стены
погреба.  В одном углу наткнулся на деревянный топчан. Провел рукой по
стене - звякнул металл. В стену, обшитую досками, была вбита цепь, за-
канчивающаяся металлическим ошейником...

   Люк наверху  открылся,  и показалось довольное лицо Карабаса.  - Ну
как, проникся?

   - Проникся... А где же сами должники-то? Сейчас есть кто-нибудь?

   Карабас огорченно вздохнул и развел руками:  - Сейчас,  как  назло,
нет никого.  Мы ведь не занимаемся захватом пленников для обслуживания
фермы.  Люди не всегда бывают должны.  У нас - то густо, то пусто. Ре-
корд был прошлой зимой - десять человек! Теснота была страшная, и эко-
номически невыгодно - их же всех кормить надо...  Ничего,  скоро новые
помещения построим...  Пока в стране инфляция, деньги нужно в сельское
хозяйство вкладывать. Продукты нужны людям всегда...

   Обедали молча, лосятина почему-то не лезла в горло. После еды стали
собираться обратно.  Минут тридцать Карабас что-то тихо говорил колче-
ногому, а тот подобострастно кивал.

   Волкодавы тоже получили свою порцию мяса,  они жрали сырую лосятину
жадно и быстро, лапы у них до самого брюха были забрызганы кровью...

   - Ну что,  вижу, не очень тебе моя ферма понравилась? - констатиро-
вал Карабас.

   - Неужели ты сам не понимаешь... Ведь эти должники, они просто ста-
новятся настоящими рабами... Дикость какая-то...

   - А Россия пока еще - дикая страна...  Да и их никто не заставлял в
долги влезать...  Эх,  Андрей,  рабство - это не факт сидения на цепи.
Рабство - это состояние души...

   Видимо, мои слова задели Карабаса,  потому что, садясь в машину, он
неожиданно сказал:

   - Между прочим,  некоторые сюда сами просились.  А некоторых  семьи
отдавали и еще деньги нам платили - чтобы мы их от наркотиков и пьянс-
тва отучили. И излечивали, кстати. Первый месяц били каждый день, что-
бы не выли, зато потом они в человеческий образ возвращались...

   "Мерседес" тронулся, и Карабас вновь предложил мне лечь поспать. Но
сон не шел, несмотря на сытный обед. Через пару часов езды Карабас ос-
тановился и предложил мне пересесть за руль - он засыпал. Жена его то-
же спала.  Глядя на них,  мирно спящих,  я пытался вызвать в себе  ка-
кое-то чувство гнева, но почему-то не мог. Вместо гнева ощущалась тос-
ка...

   Карабас был прав - не дороги надо ругать у нас,  а машины.  На ско-
рости  110  километров в час в "мерседесе" не чувствовалось толчков от
ухабов и ям, иногда казалось, что машина стоит на месте и мы не удаля-
емся от "Карабасовского имения".  Казалось, что вся наша страна чем-то
похожа на ферму Карабаса...


ДОЖИТЬ ДО РАССВЕТА

   После ареста  Малышева обстановка в "Бандитском Петербурге" чрезвы-
чайно накалилась. Бандиты теряли своих людей во внутренних разборках и
в продолжавшейся волне арестов.  Коекто даже пустил слух,  что посадки
вое новых и новых бандитов вызваны тем,  что "малышевские"  лидеры  их
сдают.  Осенью  1992  г.  в  бандитской среде Петербурга даже родилась
грустная поговорка: "Кого не посадили, - того дострелят". Одновременно
с  этим  Петербург стал объектом пристального внимания ориентированной
на воров в законе Москвы.  На состоявшемся в марте  1993  г.  московс-
ко-питерском  сходняке  москвичи  открыто  предложили  свои услуги для
"принятия знамени из ослабевших рук".  Выступивший  против  этой  идеи
Андрей  Берзин  по  кличке Беда был расстрелян из автомата спустя нес-
колько дней после сходняка - в лучших традициях  гангстерского  жанра.
Москвичи  поставили смотрящим по Питеру Кудряша,  а его заместителем -
Костю-Могилу.  Усилившийся натиск воров не принес мира. В 1993 г. были
осуществлены  покушения  чуть ли не на всех видных питерских бандитов.
Однако питерский бандитизм выжил и продолжал развиваться,  штурмуя все
новые и новые высоты. Этому в немалой степени способствовало возвраще-
ние в Петербург Владимира Кумарина.  В настоящее время уже можно гово-
рить о наличии в городе мощных, структурированных преступных сообществ
с коммерческими,  экспертными, разведывательными и контрразведыватель-
ными службами,  с прекрасной материально-технической базой,  со своими
политиками и рупорами. Схема сообщества упрощенно выглядит так: брига-
да  (5-10  человек),  звено (от 2 до 5 бригад),  группа (2-5 звеньев),
группировка (2-4 группы), сообщество (от 5 и более группировок). Осоз-
нают  себя  реально  членами  именно сообщества бандиты не ниже уровня
звеньевых.  Совершенно четко в Петербурге к началу 1994 г.  можно было
выделить  "тамбовско-воркутинское",  "азербайджанское",  "чеченское" и
"малышевское" сообщества.

   Известны факты,  когда к лидерам сообществ привозили уже не  только
бизнесменов, но и директоров крупнейших государственных предприятий, а
бандиты давали им заказы - а следовательно, работу и рабочие места.

   С начала 1993 г. бандитизм стал брать на себя функции регулирования
рынка,  который мы все вместе пытаемся построить. Установились прочные
контакты с зарубежными партнерами в Германии,  Венгрии,  Польше,  США,
Италии, Финляндии, Швеции и других странах. Разрабатываются и осущест-
вляются уникальные криминальные операции,  не имеющие аналогов в миро-
вой практике - и мы обязательно попытаемся рассказать об этих операци-
ях...

   А пока - вернемся к тому, с чего была начата четвертая часть книги.
Никакой загадки призрачного бандитизма не существует,  потому что бан-
дитизм давно перестал быть призраком.  Однако  существуют  чрезвычайно
влиятельные силы, заинтересованные либо в недооценке состояния органи-
зованной преступности в России,  либо в оценке  примитивной.  Грустно,
что весьма высокие должностные лица, как правило, воспринимают органи-
зованную преступность,  как просто рэкет,  а глав преступных сообществ
считают всего-навсего главными рэкетирами. Отсюда и убожество программ
по борьбе с организованной преступностью,  предложенных  большинством,
подавляющим большинством депутатов Государственной Думы. Как могло по-
лучиться,  что в проекте новой Конституции намного больше  места  было
уделено правам задержанных милицией - то есть потенциальных преступни-
ков,  чем правам жертв?  Предложить ограничить задержание граждан  без
ареста  с  72  часов  до 48 мог только человек совершенно незнакомый с
элементарной оперативноследственной практикой,  либо...  (За 48  часов
просто  физически не успеть оформить все необходимые бумаги и провести
все положенные мероприятия.  А если задержанный без документов  бандит
откажется  помочь  идентифицировать  свою личность под предлогом того,
что он,  скажем, зулус, и требует переводчика, - тогда его смело можно
выпускать  сразу,  в двое суток все необходимое не сможет сделать даже
Штирлиц.)

   В обществе еще не сложились условия для нормального  противостояния
организованной преступности - прежде всего потому,  что еще не сформи-
ровался средний класс - гарант стабильности  в  любом  государстве,  а
прослойка между элитой и люмпенами - это пока еще очень тонкий,  почти
"пограничный" слой...

   Тьма криминального беспредела накрыла нашу землю. Ее не надо боять-
ся, нужно просто спокойно и холодно сказать себе, что это так. Страх и
истерика,  а также самообман ничего не дадут;  кроме того,  по законам
природы,  чем больше сгущается тьма,  тем скорее и неизбежнее наступит
рассвет. Вот и нужно готовиться к этому рассвету - держаться, как дер-
жатся  десантники  в окружении,  - беречь патроны,  товарищей и себя и
ждать подхода основных сил,  удерживая занятые рубежи. Это очень важно
сейчас для всех порядочных людей.  Важно сохранить себя,  свою честь и
свой потенциал,  не скатиться в болото отчаяния, не продать свою душу,
не спиться от тоски и боли, не отупеть и не превратиться в разваливаю-
щийся от безволия и жалости к самому себе кусок дерьма. В общем, нужно
сжать зубы и выжить. Это не так легко, но и не невозможно. Нужно прос-
то дожить до рассвета...

   Июль 1992 - февраль 1994 г.


Часть пятая. ГОСУДАРСТВО В ГОСУДАРСТВЕ

   Наверное, эту книгу можно писать всю жизнь...  После выхода в сбор-
нике "Ловушка для умных" первых двух частей "Бандитского  Петербурга",
я получил много читательских откликов.  Как ни странно - и те, кто ру-
гал меня,  и те,  кто благодарил,  задавали мне один и тот же  вопрос:
"Зачем вы об этом пишете?  Для чего вам это надо?" Кто-то предполагал,
что я работаю на бандитов,  делаю им бесплатно рекламу, кто-то, наобо-
рот,  считал меня "ментовской прокладкой". Самое смешное заключается в
том,  что, работая над темой развития современной организованной прес-
тупности,  я  действительно получал неоднократные предложения пойти на
службу практически во все  правоохранительные  структуры.  Аналогичные
предложения высказывали и некоторые преступные группировки.  Один день
у меня был даже рекордным - за 24 часа я получил  два  приглашения  от
параллельных  правоохранительных структур и одно от бандитов.  От всех
этих предложений я отказался. Я пишу об истории развития петербургско-
го бандитизма потому,  что мне это интересно. Я надеюсь, что интересно
это будет и вам,  уважаемые читатели.  То,  что вы прочтете, - это уже
история,  потому что книга никогда не угонится по оперативности за га-
зетой или даже журналом.  А историю  надо  знать,  какой  бы  горькой,
страшной  и  позорной она ни была.  Потому что именно история помогает
правильно ориентироваться в событиях сегодняшнего, а иногда и завтраш-
него дня.


       * * * ...И если кто-нибудь даже Захочет,  чтоб было иначе, Бес-
сильный и неумелый,  Опустит слабые руки, Не зная, где сердце у спрута
И есть ли у спрута сердце...

   А. и Б. Стругацкие. Трудно быть богом.

   В борьбе с современной русской организованной  преступностью  хоте-
лось  бы видеть нс только самое борьбу в виде страшных пятнистых авто-
матчиков на дорогах,  но и какие-то победы.  Между тем с этими  самыми
победами дело обстоит далеко не так радужно, как с борьбой. И если не-
искушенный обыватель еще радуется кадрам почти ежедневной  видеохрони-
ки, показывающей, как в разных городах и весях нашей необъятной Родины
бритоголовых бандюганов снопами грузят в милицейские машины,  то очень
скоро этот же самый обыватель, видя, что в окружающей его действитель-
ности мало что меняется, может задать себе вопрос: "Как же так? Грузят
и грузят, а меньше их не становится... Куда же они деваются после пог-
рузки? Или, может быть, дело вовсе не в погрузке и даже не в тех, кого
грузят?.."

   К сожалению, даже на самом верху политического Олимпа России совре-
менную организованную преступность продолжают считать разросшимся  рэ-
кетом,  а  ее лидеров - главными рэкетирами.  Стоит ли говорить о том,
каковы будут результаты борьбы с противником,  которого, мягко говоря,
настолько  недооценивают?  При этом самое печальное заключается в том,
что организованная преступность не стоит на месте и не ждет:  когда же
государство  начнет  ее оценивать адекватно?  Она развивается,  причем
стремительно.  И если где-то в начале 1994 г.  можно было  говорить  о
том, что оргпреступность в своем развитии вышла на уровень высокоорга-
низованных преступных сообществ с  боевыми,  разведывательными,  конт-
рразведывательными,  коммерческими и аналитическими подразделениями на
суперсовременной материально-технической базе, то сегодня уже не будет
ошибкой признать,  что в России существует настоящее государство в го-
сударстве.

   У этого государства в государстве есть свои вооруженные силы и  по-
лиция (боевики преступных группировок), свои идеологи и политики (воры
в законе,  авторитеты и теневые авторитеты), свои экономисты и промыш-
ленники  (держатели общаков и их приумножатели,  и крупные бизнесмены,
сознательно работающие на организованную преступность)...

   При этом совершенно неправильно было бы рассуждать; кто важнее, кто
главнее - боевики или экономисты?  Государство в государстве - это как
человеческий организм,  в котором все взаимосвязано, и кто скажет, что
в нем важнее - мозг, печень или сердце?


ХУДОЙ МИР ЛУЧШЕ... ДЛЯ КОГО?

   Де-факто это государство в государстве уже признано - и  не  только
бизнесменами,  сталкивающимися  с  ним в своей деятельности постоянно.
Например,  газета "Известия" в 1993 г.  прямо заявила:  "Мафия - бесс-
мертна...  Однако  живучесть  криминальных структур вовсе не означает,
что с ними нельзя бороться,  либо ограничивать их  деятельность  путем
разумных компромиссов..." Каково?!  Бороться или, если борьба не полу-
чается,  - идти на "разумные компромиссы"...  И далее, в том же номере
"Известий",  об  опыте  первых переговоров с мафией рассказывает госу-
дарственный чиновник  -  полковник  милиции,  начальник  государствен-
но-правового управления мэрии Москвы Сергей Донцов.

   "Милые, интеллигентные люди. Как я узнал - воры в законе... Мне да-
ли понять,  совершенно четко... что никто не позволит просто так впус-
тить на Данилевский рынок какую-то новую структуру,  не спросив разре-
шения... Возникли и условия: ...возмещение легальных расходов, которые
понесла легальная структура,  арендовавшая рынок ранее... Сумма оказа-
лась солидной, но не устрашающей..." А далее г-н Донцов и вовсе выска-
зал  идею создания специальных (пусть секретных!) нормативных актов по
переговорам государства (в лице сотрудников  правоохранительных  орга-
нов) с организованной преступностью...

   Сказать тут нечего. В политике всегда было важно создать прецедент,
посмотреть на вызванную реакцию, а потом возвести прецедент в ранг за-
кона.

   Прецедент был создан.  Так стоит ли обывателю удивляться тому,  что
результаты борьбы с организованной преступностью ограничиваются  вяза-
нием рядовых бандитов?  Хорошо еще - вяжут пока... Весной 1994 г. один
крупнейший российский политический и государственный деятель  (профес-
сор права, между прочим) договорился до того, что предложил бороться с
организованными преступниками тем,  что отключать в их квартирах свет,
воду и газ...  Чтобы жилось им,  гадам, не сладко! Странно, что до сих
пор никто еще не предложил гадить  по  углам  в  мафиозных  квартирах,
скрытно в них проникая...

     Справедливости ради  отметим,  что  не все работники правоохрани-
тельных органов разделяют позицию г-на Донцова.  Некоторые считают та-
кую позицию просто предательством.

   Такие вот  заявления  государственных  деятелей - нечто новое,  это
расписка в собственном бессилии.  Государство может изучать криминаль-
ные структуры,  внедрять в них своих людей, но оно ни в коем случае не
должно ставить представителей преступных сообществ  с  собой  на  одну
доску.  Иначе  преступное  государство подомнет под себя официальное -
потому что стремление к власти безгранично и все "разумные  компромис-
сы"  рассматриваются  преступными  авторитетами лишь как временные ак-
ты... Курочка, как известно, клюет по зернышку.

   При этом характерно, что официальное государство постоянно деклари-
рует  свою решительную борьбу с преступностью.  Еще 12 февраля 1993 г.
Борис Ельцин провозгласил тотальное наступление на преступность,  "ко-
торая... стала прямой угрозой российским стратегическим интересам, на-
циональной безопасности".  "Тотальное наступление" почему-то  не  дало
"тотальных результатов",  и 14 июня 1994 г. Ельцин подписывает указ "О
неотложных мерах по защите населения от бандитизма и  иных  проявлений
организованной  преступности".  Указ  этот  вызвал недоумение у многих
юристов - ряд его положений,  мягко говоря,  с трудом  укладывается  в
провозглашенную концепцию правового государства...  Любопытно другое -
у организованной преступности он шока не вызвал,  потому что ее лидеры
поняли, что удар опять наносится по рядовым, по пехоте, которая всегда
была лишь расходным материалом, стружкой, образующейся от трения между
частями двух государственных механизмов - легального и подпольного...

   Один из  лидеров  оргпреступности в Петербурге так прокомментировал
Указ "6-14":  "Помнится, пик карманных краж в Лондоне пришелся как раз
на то время,  когда карманникам отрубали руки...  Народ собирался пос-
мотреть на казни, и карманники "работали" в возбужденной толпе... Жес-
токость может дать только ответную жестокость...  Да и вообще - мы уже
не бандиты.  Наверное,  нас можно называть гангстерами. Мы - цивилизо-
ванные  люди.  И  мы ничего не видим плохого в том,  что милиция будет
хватать разных отвязанных и отморозков,  которые носятся по  городу  с
автоматами и всех пугают жуткими прическами... Да и этим ведь нетрудно
волосы отрастить и стать похожими на нормальных  граждан.  Кого  тогда
хватать будут?.."

   Тема собственной  "цивилизованности" декларируется оргпреступностью
постоянно и прямо,  и через свои рупоры. То в разных газетах призывает
к сотрудничеству и союзничеству с лидерами и авторитетами Иосиф Кобзон
- человек респектабельный,  поющий песни душевные...  То в "Московских
ведомостях"  и  "Невском  времени" трибуну получает гражданин Кирпич -
бывший вор в законе,  проведший за решеткой времени больше, чем на во-
ле...  Общественное мнение постоянно, исподволь подталкивается к тому,
что, может, и действительно стоит сесть за стол переговоров с мафией -
глядишь,  все и сладится... При этом государственные деятели, деклари-
рующие свою приверженность к  некоей  абстрактной  борьбе  с  преступ-
ностью,  вызывают  своими ура-высказываниями реакцию отторжения у нор-
мального обывателя, просто компрометируют саму идею борьбы. Чего толь-
ко стоит, например, высказывание Анатолия Собчака летом 1994 г.: "Каж-
дый преступник, поднявший оружие, должен знать, что будет убит на мес-
те...  Это приоритетное направление в борьбе с организованной преступ-
ностью".  Сказано громко, звонко, вся беда в том, что пистолет и авто-
мат - совсем не главное оружие оргпреступности...  Ведь не огнестрель-
ным же оружием Александром Малышевым и Ко были получены шикарные офисы
в  красивых  зданиях на Каменном острове Петербурга,  именуемые в бан-
дитских кругах "Архипелагом"... Парадокс сложившейся ситуации заключа-
ется в том, что и до президентского Указа "6-14" была достаточная нор-
мативная база для борьбы с мафией. Статья 77 УК РФ "бандитизм" предус-
матривает  возможность  привлечения к уголовной ответственности членов
преступных сообществ разных уровней - от рядовых  до  руководителей...
Но нет процедуры ее применения.  Между тем именно процедура применения
обуславливает работу или несрабатывание любого закона,  указа или "то-
тального  наступления"...  Декларирование  Указа  может лишь возродить
разнарядки в органах,  предназначенных  для  борьбы  с  организованной
преступностью:  "...за  истекшие сутки задержано столько-то бандитов и
ликвидировано столько-то группировок..." Все это,  к сожалению, мы уже
"проходили"...

   Подпольное бандитско-воровское  государство рвется к своему призна-
нию де-юре.  Если это произойдет - последствия будут необратимыми, это
будет  означать полное поражение государства легального.  Даже сейчас,
находясь (хотя бы формально) в подполье,  организованная  преступность
успешно решает такие вопросы,  как,  например, кадровые перестановки в
различных государственных учреждениях.  Приведенные ниже схемы  вывода
из игры неудобных, откатанные мафией в условиях подполья на практичес-
ких примерах в Петербурге,  помогут понять,  какие возможности влияния
на  дела  государства  может  приобрести организованная преступность в
случае ее хотя бы частичной легализации.


ПОСОБИЕ ДЛЯ НЕГОДЯЕВ

   Предлагаемые схемы  нефизического  устранения опасных для организо-
ванной преступности противников -  не  плод  больного  воображения,  а
горькая реальность,  с которой приходилось сталкиваться тем, кто доби-
рался до нервных узлов "спрута". По сути дела, эти схемы - красиво за-
думанные и профессионально выполненные оперативные комбинации.  Ни для
кого не секрет,  что организованная преступность уже давно располагает
высококлассньми  профессионалами  из  числа  бывших и ныне действующих
сотрудников различных правоохранительных органов.  Профессионалы умеют
отрабатывать свой хлеб - тем более, если это хлеб с маслом...

               * * *

   Если проблемой  подпольного государства становится принципиальный и
умный опер, то его физическая ликвидация не даст нужного эффекта. Нао-
борот, его устранение может только подтвердить то, что он шел в нужном
направлении. Таких выводят из игры другими способами. Прежде всего фи-
гуранта  нужно тщательно изучить.  Хорошо,  если у него есть слабости,
если же их мало,  против него будут использованы его же сильные сторо-
ны. В подразделениях МВД постсоветской системы очень многое зависит от
"коэффициента личной преданности" подчиненного по отношению к  началь-
нику.  Часто,  правда,  эту самую личную преданность называют лизанием
задницы,  и уважающие себя профессионалы этим не увлекаются. На этом и
играет  агент влияния,  которому поручена комбинация.  Агент влияния -
это завербованный действующий сотрудник.  Не сразу, исподволь, намека-
ми,  он будет создавать у начальства общенегативное отношение к разра-
батываемому оперативнику. А что в России может быть хуже невзлюбившего
тебя начальства? Оно запросто подкинет оперу парочку глухарей (то есть
бесперспективных, нераскрываемых дел), да еще будет дергать каждую не-
делю, требуя отчета и результатов. Если все это происходит одновремен-
но с разработкой оперативной комбинации,  которая может быть ювелирной
по  изяществу задуманного,  - то конкретное воплощение этой комбинации
может быть просто топорным или вовсе не быть.  Опера могут  сорвать  с
разработки  и  приказом "совсем сверху" - из Москвы,  например.  Нужно
срочно лекцию где-нибудь прочитать.  Или прибыть на усиление в группу,
специально созданную для расследования чего-нибудь...  Был такой конк-
ретный случай в Москве,  когда со всей России насобирали классных опе-
ров (старших офицеров),  которые занимались канцелярской работой, в то
время как у них дома рассыпались,  как  карточные  домики,  уникальные
комбинации  -  они  ведь  требуют постоянного контроля и личного учас-
тия...  Ну и, естественно, будут постоянные попытки личной компромета-
ции.  Если  оперативник  хороший агентурист и постоянно встречается со
своими источниками - в ресторанах,  например,  - такую ситуацию  можно
попытаться  перевернуть,  намекнув,  что опер сам уже стал источником.
Если разрабатываемый не пьет - значит,  надо везде  говорить,  что  он
брезгует стакан поднять с товарищами по оружию...  Рано или поздно все
посеянное даст всходы.

        * * *

   Если нужно убрать поддерживающего обвинение прокурора из процесса -
то начинать лучше всего с кампании клеветы, доносов и заявлений на не-
го. Пока все проверят, ему так вымотают нервы, что он уже будет не бо-
ец.  Одновременно с этим можно создать атмосферу опосредованной угрозы
самому прокурору и членам его семьи,  постараться  спровоцировать  ка-
кой-нибудь скандал в людном месте,  выставить этого прокурора пьяницей
и хулиганом,  карьеристом и интриганом.  Подождав,  пока у объекта  не
начнут сдавать нервы, можно организовать его встречу в ресторане с од-
нокурсниками,  работающими юрисконсультами какихнибудь солидных  фирм.
Однокурсники за рюмкой поговорят с ним по душам,  посочувствуют, обри-
суют перспективы - жуткие в случае какого-нибудь прокола и неадекватно
мизерное поощрение в случае нормального доведения дела до конца. А по-
том однокурсники,  качая головой,  спросят:  "Старик, а оно тебе надо?
Кому и что ты хочешь доказать? За кого ты бьешься? Воевать нужно не за
идею, не в 17-м году живем... Воевать нужно за себя и свою семью, а не
за то, чтобы твоему начальству спасибо из Москвы сказали".

   И прокурор  может сломаться.  Может отказаться поддерживать обвине-
ние. Он не обязательно станет при этом коррумпированным прокурором, он
будет  просто  сломанным человеком.  Не стоит его презирать за это - у
каждого свой запас прочности...


              * * * Картина может быть и зеркально противоположной:  в
прокуратуре Петербурга до лета 1994 г. служил и делал успешную карьеру
некий прокурор Шеховцов.  Какие бы проступки он ни совершал, - все ему
почему-то сходило с рук.  Только за несколько месяцев одного  года  он
умудрился  затеять драку с коллегой на рабочем месте,  устроить пьяный
дебош в метро с матерными выкриками и размахиванием пистолетом, а так-
же,  видимо,  в  состоянии  глубокого душевного и финансового кризиса,
поставить на кон в казино "Адмирал" патроны от своего пистолета  Мака-
рова.  Несмотря на все эти художества,  Шеховцова почему-то повышают в
должности до заместителя начальника отдела, хотя в прокуратуре он про-
работал совсем недолго.  Финал его карьеры был совсем невеселым. Летом
1994 г.  он был задержан с поличным при попытке передать взятку  своей
коллеге  за  освобождение  некоего чеченского авторитета,  попавшего в
тюрьму в связи с шумным и интересным делом,  которое  в  петербургской
прессе  окрестили "делом чеченского миллиарда".  А какая могла бы быть
карьера!..

   Если в процессе изучения личности мешающего следователя будут уста-
новлены его слабость к спиртному или к женщинам (а лучше и к тому, и к
другим), то успех комбинации против него - вопрос времени. Вокруг сле-
дователя нужно создать нервную атмосферу, чтобы он как можно чаще сни-
мал стрессы выпивкой и женщинами.  Можно подвести к нему  какую-нибудь
проститутку,  лучше - венерическую больную. Если следователь женат, то
после того как он переспал с проституткой, а потом заразил жену, семья
его  почти  наверняка  распадется.  Пить  он станет еще больше - нужно
только, чтобы рядом были хорошие, душевные собутыльники, может быть, -
его  же однокурсники,  потому что не все после окончания юрфака идут в
милицию.  С похмелья следователь будет делать больше ошибок, а значит,
больше обоснованных жалоб пойдет его же начальству... Пьющие люди лег-
ко запутываются в долгах,  и обязательно должен быть приятель, который
все время будет одалживать...

   Когда увлечение  спиртным  перерастет в запои,  нужно всего-навсего
накачать следака до полного бесчувствия (лучше,  чтобы  его  при  этом
увидел  ктонибудь из его нормальных коллег),  украсть у него табельное
оружие и удостоверение и положить спать где-нибудь  на  лавочке...  Он
проснется уже не следователем, а так... дерьмом подзаборным. За утрату
оружия и удостоверения премии, как известно, не полагается...

               * * *

   С мешающим журналистом,  пытающимся работать по мафии, справиться и
вовсе не сложно.  "Борзописцы", как правило, не представляют всех тон-
костей оперативной игры,  но считают себя экспертами и  специалистами.
Их легко запутать и обмануть,  подставить, а потом вытащить из дерьма,
в которое они сами вляпались,  выступить в роли спасителя и благодете-
ля.  Если "писака" попался неблагодарный, нужно его дискредитировать в
глазах его же аудитории - и пусть пишет!  Ему уже никто не поверит,  и
весь  заряд его материалов уйдет в воздух.  Неплохо действует методика
распускания слухов:  дескать, этот принципиальный правдолюбец на самом
деле - стукач (лучше комитетовский, причем со стажем). А вербанули его
в свое время на чем-нибудь совсем грязном и позорном  -  допустим,  на
том,  что  он кого-то когда-то изнасиловал (лучше - несовершеннолетнюю
или несовершеннолетнего).  И вообще, ему на самом деле мафия платит, а
все его разоблачения - это не что иное, как реклама тех же бандитов, -
чем страшнее он о них пишет,  тем больше их боятся и тем больше у  них
смиренных жертв. Нужно, чтобы кто-нибудь из преступных авторитетов да-
же похвалил как-нибудь на не очень узкой  тусовке  журналиста:  "Знаю,
знаю...  Нормальный  парень...  С ним можно решать вопросы,  причем не
очень дорого".  Ну и, конечно, внимательно следить за самим разрабаты-
ваемым - использовать малейшие ошибки,  которых,  как известно, совсем
не бывает только у тех, кто совсем не работает.

           * * *

   Методы нефизического устранения противников могут  варьироваться  и
комбинироваться.  Самое неприятное заключается в том, что для проведе-
ния в жизнь своих целей оргпреступность очень  часто  использует  нор-
мальных людей,  управляя ими втемную - сверху или снизу.  Кстати,  еще
один опробованный способ вывода из игры - это выталкивание наверх, по-
вышение  в должности,  - но с уводом от конкретной проблемы.  Не стоит
рассматривать все рассказанное выше,  как просто страшилки.  Это нужно
знать.  Причем знать это нужно не только тем, кто изучает организован-
ную преступность или борется с ней. Знать это нужно обычным нормальным
гражданам - тем, кто создает общественное мнение. Если эти знания дой-
дут до вас - то, может быть, большую морально-психологическую поддерж-
ку получат те люди,  которые,  рискуя собой и своей судьбой,  пытаются
как-то сдержать усиление власти и влияния  преступного  государства  в
государстве.

   Большинство из  них знали,  на что шли,  и имея свои методы защиты,
хорошо представляют себе последствия проигрыша. Поэтому они не скулят,
не жалуются и не обижаются...

   Июль 1994 г.


УБИЙСТВО КАК СПОСОБ ВЕДЕНИЯ ДЕЛ

   ...Дверца машины была приоткрыта.  Пуля,  пущенная киллером, прошла
сквозь узкую щель и попала в шею сидевшего за рулем мужчины.  Он пова-
лился на бок,  распахивая дверцу,  и упал на асфальт рядом с автомоби-
лем. Толстая пачка стодолларовых купюр, которые он пересчитывал за се-
кунду до выстрела, веером рассыпалась рядом.

   Киллер подошел вплотную.  Двумя пулями в голову завершил дело. Нак-
лонился и забрал отстрелянные гильзы. Через секунду рядом с трупом ухе
никого не было.  Только легкий ветерок  разносил  по  пустынной  улице
светло-зеленые бумажки...

   Конечно, уголовные  дела разваливаются разными методами.  Например,
очень хорош метод организованного потока депутатских запросов в вышес-
тоящие  инстанции.  Чем  больше  проверок,  тем меньше желания будет у
конкретных исполнителей заниматься конкретным делом.


НАСТОЯЩИЕ КИЛЛЕРЫ НЕ ДАЮТ ИНТЕРВЬЮ

   Убийство как  явление  перестало  быть чем-то выдающимся.  Средства
массовой информации успевают реагировать лишь на суперубийства,  -  то
есть ликвидации крупных преступных авторитетов,  бизнесменов,  общест-
венных и государственных деятелей. По количеству материалов, опублико-
ванных на эту тему,  складывается впечатление,  что от наемных убийц в
России не протолкнуться. Причем подавляющее большинство киллеров гото-
вы  дать  интервью журналистам по скромной таксе от 20 до 200 долларов
за "сеанс", лениво шокируя читателей: "Знаете, в год я убиваю не боль-
ше двадцати человек..."

   Описанная ликвидация действительно имела место в 1993 г., но по ра-
ду причин мне не хотелось бы называть имя убитого.

   Немного статистики:  по данным начальника ГУУР МВД РФ Владимира Ко-
лесникова,  в 1993 г. в России было зарегистрировано 25 тысяч умышлен-
ных убийств.  В 1994 г.  эта цифра выросла уже до 32  тысяч.  Конечно,
трудно  сказать,  каков процент заказных убийств из общего числа умыш-
ленных убийств.  Владимир Колесников считает лишь,  что раскрываемость
заказных убийств в России на весну 1995 г. составляла 20-25 процентов.
Эти проценты вызывают некоторое сомнение, ведь в Петербурге, например,
в 1994 г. было раскрыто всего четыре заказных убийства.

   На самом же деле, при всем обилии крови на газетных страницах и те-
леэкранах,  ситуация не так проста.  Чтобы разобраться в ней,  следует
для  начала  как минимум провести четкую линию,  разделяющую настоящие
заказные убийства (которые правильнее было бы назвать ликвидациями)  и
обычные бытовые и полубытовые мокрухи.

   Один из серьезнейших авторитетов организованной преступности Петер-
бурга возмущался летом 1994 г.:

   - Все как с ума посходили:  слово "убьем" повторяют через предложе-
ние.  Причем самое смешное,  что в 99 процентах случаев за этим ничего
серьезного не стоит. Недавно какие-то уроды решили забрать наших прос-
титуток.  Господи,  сколько было пыли!  "Завалим, замочим, ствол в рот
вставим,  сто человек с автоматами приедет..." Их спокойно  выслушали,
немного побили дубинами и отвезли в один подвальчик, чтобы они там ос-
тыли.

   Потом по номерам машин пробили их адреса и приехали на  квартиру  к
старшему.  А там,  смех да и только,  жена с ребенком.  Мы ей говорим:
"Ради Бога,  не пугайтесь,  мы вас не тронем и квартиру громить не бу-
дем.  Просто передайте вашему мужу,  когда он вернется,  что он мудак.
Пусть серьезными словами не бросается - баловство это".
   К газетным  же  интервью  преступные  авторитеты  относятся и вовсе
скептически. Как сказал один из них, "на вопрос: "Убивал ли ты, а если
да, то сколько?", - может быть только один нормальный ответ: "Пошел ты
на..." Потому что,  ответил ли ты утвердительно или, наоборот, отрица-
тельно,  тебя все равно будут считать дураком.  А про все эти газетные
интервью с киллерами я тебе скажу так - их дают либо  сами  журналисты
друг дружке,  либо менты, либо пэтэушники какие-нибудь, которые по пь-
янке замочили кого-то случайно, а теперь считают себя наемными убийца-
ми.  Хотя,  как ты понимаешь,  никакие они не киллеры,  а просто срань
подзаборная..."

   Нормальный (то есть не сошедший с ума) профессионал никогда ни  при
каких  обстоятельствах не пойдет на контакт с прессой.  Ему это просто
не нужно. Даже при сохранении анонимности собеседника журналист стано-
вится носителем большого объема информации о нем: манера говорить, ин-
теллектуальный уровень, возраст, акцент, модуляция голоса - эта инфор-
мация позволяет идентифицировать человека.  А любой профессионал прек-
расно знает, что привязать конкретное лицо (которое к тому же называет
себя  убийцей) к какомунибудь трупу вовсе не так уж сложно.  Так зачем
же помогать милиции ловить себя?

   Добавим к вышесказанному только одно - серьезные люди лишь в крайне
редких случаях могут пойти на контакт с прессой для разговора о заказ-
ных убийствах, но целью этого разговора станет проведение своей опера-
тивной  комбинации,  чтобы  запутать тех,  кто интересуется какой-либо
конкретикой, или чтобы тонко перевести стрелки на мешающего или просто
удобного объекта.


...И ТОГДА "КЛАДУТ ШПАЛОЙ КРАЙНЕГО"

   Не так давно ко мне обратились за консультацией второе и третье ли-
цо из одной очень известной в Санкт-Петербурге фирмы.  Суть интересую-
щего их вопроса была анекдотична и трагична одновременно:  почему пре-
зидента нашей фирмы до сих пор не убили?  Я пытался осторожно расспро-
сить посетителей:  почему, собственно, они считают, что их президент -
потенциальный покойник. Бизнесмены удивленно переглянулись и ответили:
"Ну как же? Он - богатый человек, к тому же ворует, судя по всему... И
с  бандитами постоянно что-то решает...  Ведь таких обычно убивают,  а
вот он почему-то жив!"

   История эта весьма характерно передает общее дилетантское представ-
ление о том,  что волна заказных убийств, накрывшая Россию в последние
годы,  вызвана тем, что в стране появились богатые люди. На самом деле
заказные убийства происходят совсем по другим причинам.

   Заказное убийство,  или ликвидация, - очень старое явление, описан-
ное еще до нашей эры в древних китайских  трактатах.  Во  все  времена
глобальная причина ликвидации заключалась в том, что ликвидируемый ре-
ально  мешал  осуществлению  каких-либо  конкретных  планов  заказчика
убийства или мог помешать их осуществлению в будущем.

   Это могло касаться сферы политики,  бизнеса,  каких-то чисто личных
отношений и даже сферы искусства - например,  в Древнем Риме один поэт
нанял убийцу для устранения своего коллеги,  ревнуя к его популярности
.

   Феномен сегодняшней ситуации в России заключается в том, что многие
традиции  и методы чисто уголовной среды были привнесены в сферу моло-
дого отечественного предпринимательства.  Этого не могло не произойти.
Бизнес в посткоммунистической России развивался стремительно, постоян-
но обгоняя устаревшую законодательную базу.  В результате  большинство
бизнесменов были вынуждены постоянно нарушать закон (альтернатива была
проста - либо ты ведешь свой бизнес и постоянно что-то нарушаешь, либо
ты просто не ведешь бизнес).  В этой ситуации предприниматели, естест-
венно,  чувствовали свою полную незащищенность со стороны государства.
Но  какая-то  защита все равно была нужна,  и они пошли на вынужденный
симбиоз с бандитско-рэкетирскими группировками...

   Результат оказался страшным.  Практически стало  невозможным  вести
свое  дело  без учета интересов организованной преступности.  С другой
стороны,  организованная преступность в России вобрала в  себя  многие
элементы свободного предпринимательства.

     Что касается нашей отечественной истории, то в разговоре о заказ-
ных убийствах нельзя не вспомнить времена молодости Ярослава  Мудрого,
когда Святополк Окаянный фактически провел (правда, грубовато, грязно)
ликвидацию своих братьев - князей Бориса и Глеба, позже канонизирован-
ных православной церковью.

   Исследуя место  и  роль  заказных  убийств в системе организованной
преступности,  нужно четко сознавать:  они,  как  правило,  преследуют
цель, связанную с развитием "своего" бизнеса. Бандиты, впрочем, никог-
да не отказываются и от возможности легально заработать.  Если органи-
зованной преступности когда-нибудь станет выгодно заниматься легальным
бизнесом, то она может и полностью переключиться на него. Лучшим дока-
зательством этому служит тот факт, что в западных странах наши мафиози
с большим удовольствием открывают легальные фирмы.

   Поэтому и к заказным убийствам серьезная российская  организованная
преступность относится лишь как к одному из способов ведения дел,  ис-
поведуя старый принцип технологической достаточности. Иными словами: к
физическому устранению можно прибегать только в крайних случаях, когда
других средств и возможностей решить проблему нет.

   Какой бы крутой ни была мафия,  она всегда и везде предпочитает так
называемый беззаявочный материал,  - то есть латентные,  скрытые прес-
тупления, жертвы которых не пойдут в правоохранительные органы. Именно
этим,  а вовсе не извращенной жестокостью объясняются случаи утопления
трупов, закатывания их в асфальт, расчленения или растворения в кисло-
те.  Самые же профессиональные ликвидации вообще следует искать в ста-
тистике несчастных случаев:  автокатастроф типа "пьяный за рулем", бы-
товых поражений электротоком,  переломов оснований черепа в ванной.  К
этому же разделу "искусства убивать" относится инсценированное  самоу-
бийство.

   На явные открытые ликвидации идут лишь тогда, когда нет возможности
совершить латентные убийства, - например, когда жертва охраняется.

   Признавая заказное убийство  средством  ведения  бизнеса,  пусть  и
преступного,  легко прийти к выводу: человека убирают, как правило, не
за сделанное,  а за то,  что он мог бы сделать. Очень важно не спутать
причину и следствие.  Носителя компрометирующей информации имеет смысл
устранить не за то,  что он эту информацию получил,  а для того, чтобы
не передал кому-то.  Классический пример - ситуация,  в которую попали
некоторые российские банкиры.

   Бандитская фирма берет у такого банкира кредит под поставки,  пред-
положим,  колбасы из Эстонии в Россию. Контракт на колбасу липовый. Но
деньги конвертируются и уходят в Эстонию (обычно это происходит  через
длинную цепочку посредников).  Из Эстонии сообщают, что возник форсма-
жор - колбасы не будет. Деньги возвращаются в Россию наличкой или осе-
дают в каком-нибудь западном банке.  Операция закончена. Остается "по-
ложить шпалой крайнего, чтобы дорогу ментам закрыл". Крайний - это от-
ветственный за кредит,  выданный фирме, от которой остается лишь номер
телефона в коммуналке.  А все ревизии в банке упрутся в труп.  Мертвые
же, как известно, удивительные молчуны... Другой типовой пример - опе-
рация кабанчик. Представители организованной преступности долго, иног-
да годами, разрабатывают какого-нибудь бизнесмена, завоевывают его до-
верие.  Потом под некий контракт с зарубежными партнерами на счету его
фирмы аккумулируют гигантские суммы.  Они конвертируются и переводятся
в западный банк - счет на предьявителя.  Кабанчик откормлен,  подходит
время  его  забивать.  Претензии  всех партнеров могут быть адресованы
опять же лишь к трупу. (Нечто подобное пытались проделать с петербург-
ским предпринимателем Дадоновым.  Его спасло только то, что он осознал
свою дальнейшую надобность бандитам лишь в виде неодушевленной тушки и
обратился в милицию.)

   По данным Петербургкомстата,  в 1993 г. в России было зафиксировано
39960 самоубийств.  В том же году в Петербурге, по официальным данным,
покончили с собой 1182 человека.  Это страшные цифры. Не менее страшна
статистика пропавших без вести.  Под занавес 1994 г. по первому каналу
ТВ "Останкино" была названа леденящая кровь цифра: с начала приватиза-
ции квартир из Москвы бесследно исчезли 28  тысяч  квартировладельцев.
Многие из них,  предположительно, были убиты так называемой квартирной
мафией, но в списки убитых не попали (принцип прост: нет трупа - прак-
тически невозможно возбудить уголовного дела по убийству).

   И в том, и в другом случае ликвидация фигурантов оперативных комби-
наций произошла для пресечения будущих возможных шагов жертвы. Поэтому
один  из  самых  главных принципов выживаемости в современном жестоком
бизнесе звучит так: "Скинь с себя опасную информацию!" Ведь если пред-
полагаемая  жертва уже не является эксклюзивным хранителем "деликатной
информации" - ее уже нет смысла убивать.  Что касается убийств из мес-
ти... Месть - категория эмоциональная, а эмоции и бизнес плохо совмес-
тимы.

   Однако бывают исключения,  ибо,  как сказал Гете,  "суха, мой друг,
теория всегда,  а древо жизни пышно зеленеет". Одним из таких исключе-
ний было уже упоминавшееся убийство осенью 1993 г.  Сергея  Бейнешева,
который  занимался торговлей энергоносителями в Северо-Западном регио-
не.  Его фирма подпала под влияние "тамбовского" преступного сообщест-
ва, сам Бейнешев набрал критический объем информации, но его убийство,
которое произошло в ресторане "Океан",  назвать ликвидацией нельзя.  В
ситуации с Бейнешевым произошел так называемый эксцесс исполнителя,  в
результате чего в роли ликвидаторов выступили те,  кто должен был быть
заказчиком, - сами "тамбовцы". В итоге убийство было достаточно быстро
раскрыто.


КТО ТАКИЕ КИЛЛЕРЫ?

   В глазах добропорядочных граждан ликвидаторкиллер зачастую выглядит
широкоплечим стриженым молодцом, который разъезжает в малиновом пиджа-
ке на иномарке.  Не стоит путать просто бандитов с ликвидаторами. Сов-
ременный бандит - человек практически легальный.  Он может не скрывать
своего образа жизни,  адреса,  окружения.  На вопрос: "Чем вы, молодой
человек,  занимаетесь?",  - он легко ответит:  "Бандитствую  потихонь-
ку..." Ведь за абстрактный бандитизм не сажают,  нужны конкретные эпи-
зоды.

   С ликвидаторами дело обстоит иначе.  Киллер должен быть надежно за-
легендирован.  Никто и никогда не должен заподозрить в нем ликвидатора
по манерам,  выражению лица и образу жизни. Ликвидатор обязан быть не-
ярким,  незаметным,  растворяющимся в толпе. Никто и никогда не должен
ассоциировать исполнителя с заказчиком. По сути дела, наемный убийца -
это только придаток пистолета или автомата.  Один из признаков профес-
сиональной работы - оставленное на  месте  ликвидации  оружие  ("брось
оружие ментам - без него уходить легче"). Серьезные заказчики избавля-
ются,  в свою очередь, и от самих киллеров, как те - от оружия. Напри-
мер,  по слухам,  человек,  расстрелявший 1 июня 1994 г. "мерседес", в
котором ехал лидер "тамбовцев" Владимир Кумарин  (чудом  оставшийся  в
живых  после  множества операций и остановок сердца),  уже покоится на
дне одного из озер Ленинградской области.

   Еще одно расхожее мнение:  в ликвидаторы вербуют тех,  у кого  есть
опыт  интернациональных  и межнациональных войн.  Это далеко не всегда
так. Убийство на войне и ликвидация в мирном городе - это, как говорят
в Одессе,  две большие разницы.  Стреляя на войне в противника, солдат
выполняет легальные действия, он знает, что не совершает преступления.
Кроме того, у людей, прошедших войну и выживших, появляется некий сте-
реотип поведения в экстремальных ситуациях, который "входит в кровь" и
проявляется на уровне инстинкта. Этот стереотип очень трудно изменить,
а он далеко не всегда подходит для работы профессиональных  ликвидато-
ров. К тому же фронтовики, к сожалению, очень часто злоупотребляют ал-
коголем и наркотиками, что для профессионального наемного убийцы прос-
то недопустимо.  Да и война почти всегда так влияет на психику челове-
ка, что еще в течение долгого времени он способен на неадекватные, не-
ожиданные выходки. А непрогнозируемый киллер серьезным людям не нужен.
В киллеры идут чаще всего бывшие сотрудники спецподразделений правоох-
ранительных органов и министерства обороны. Самые же дорогие киллеры -
это бывшие мастера-биатлонисты,  способные вести  прицельный  огонь  в
движении.

   С другой стороны,  в ряде случаев убирали не самого киллера, а пос-
редника между ним и заказчиком. Таким образом, цепочка заказчик - пос-
редник - киллер прерывалась,  и шансов выйти на заказчика у милиции не
оставалось.  (Посредников,  кстати говоря, может быть несколько, и це-
почка в таких случаях становится более сложной.)

   По свидетельству информированных наблюдателей,  в последнее время в
индустрии заказных убийств наметились крайне любопытные  тенденции:  к
ликвидациям стали привлекать женщин и детей.  По хладнокровию они нис-
колько не уступают взрослым мужчинам.  К тому же от них никто не  ждет
пули или ножа.  Добавим, что женщин или детей легче убирать, когда за-
канчивается их "срок годности".

   Сомнительными представляются появившиеся в средствах  массовой  ин-
формации слухи о неких фирмах или синдикатах наемных убийц.  Такие ор-
ганизации достаточно просто вычислить и ликвидировать.  Киллер -  это,
как правило, одиночка. Срок его жизни находится в обратной зависимости
от его известности. Например, как только Владимир Кривулин (кличка Лю-
доед)  получил достаточно ограниченную известность в Москве как ликви-
датор, - он сам был уничтожен. Это произошло 27 марта 1993 г. в его же
собственной квартире. Любопытно, что на месте убийства исполнитель ос-
тавил автомат. Случай этот характерен, он показывает, что от професси-
онала не защищен даже профессионал.


СКОЛЬКО СТОИТ ЛИКВИДАЦИЯ

   Неизвестно, откуда взялась и кочует по разным  газетам  и  журналам
базовая цена контракта на убийство в 5-10 тысяч долларов.  Не исключе-
но, конечно, что кто-то кого-то и убивал за такие деньги. (Был случай,
когда  человека вообще зарезали из-за мороженой курицы.) Если же гово-
рить серьезно, сумма в 5-10 тысяч долларов как базовый средний гонорар
серьезного ликвидатора вызывает сомнения. И вот по каким соображениям.
Цена за услуги средней проститутки в каком-нибудь приличном  ресторане
Москвы в начале 1994 г.  достигала отметки 500 долларов.  Сомнительно,
чтобы стоял знак равенства между делами столь несопоставимыми по  пси-
хофизическим затратам: один раз среднепрофессионально убить или десять
раз среднепрофессионально переспать.

   Тем не менее в апреле 1995 г.  один весьма информированный  человек
рассказал мне,  что в Петербурге появился некий Диспетчер,  к которому
можно обратиться для заказа на убийство.

   К тому же в 1994 г.  по заключению ЮНЕСКО Москва признана самым до-
рогим городом Европы и третьим по стоимости жизни городом в мире (пос-
ле Токио и Осаки). Заметим, что на Западе гонорары за средние по серь-
езности ликвидации давно ушли за стотысячедолларовую отметку (эта циф-
ра фигурировала в конкретных раскрытых  уголовных  делах).  Почему  же
московский бифштекс может быть дороже парижского,  а заказное убийство
должно быть дешевле?

   Так что пока остается загадкой,  кто и сколько заплатил за исполне-
ние  убийства  директора студии музыкальных и развлекательных программ
телекомпании "Останкино"  Валерия  Куржиямского  (убит  в  собственном
подъезде 26 января 1993 г.,  Москва), Радика Ахмедшина (кличка Гитлер,
расстрелян 26 марта 1993 г.  на территории гостиничного комплекса "Из-
майлово",  Москва),  Владимира Кривулина (кличка Людоед, расстрелян 27
марта 1993 г.  в собственной квартире,  Москва), Бориса Якубовича, уп-
равляющего  филиалом  Инкомбанка  (убит  в подъезде своего дома 6 июля
1993 г.,  Петербург) и многих других, со дня смерти которых прошли уже
не дни, а годы.

   Но дело  не  только в гонорарах за исполнение.  В заказном убийстве
самый ответственный момент - не нажатие на курок,  а принятие решения.
Именно с этого момента начинается расчет сил и средств,  которые необ-
ходимо привлечь для реализации задуманного.

   Прежде всего, объект ликвидации необходимо изучить, узнать его рас-
порядок дня,  режим охраны, установить места, в которых он бывает наи-
более часто.  Одно дело, если человек, которого планируется убить, ез-
дит  на метро или на другом общественном транспорте.  Тогда можно при-
жаться к нему в толпе и ударить шилом в сердце. А потом еще склониться
над телом вместе с зеваками - надо же,  человеку плохо стало Или заст-
релить его в собственном подъезде - никто ничего не видел  и  не  слы-
шал...

   Но если объект опасается покушений и охраняется, его нужно выпасти,
устанавливая наружное наблюдение и вербуя осведомителей. Все это стоит
денег, и немалых.

   Следующая трата  -  оружие.  Выбор  его  зависит от предполагаемого
расстояния до жертвы,  от людности места покушения и от многих  других
факторов. Для исполнителей акции необходимы транспортные средства под-
хода и ухода с места ликвидации, квартиры до покушения и после, одежда
и грим, которые потом подлежат уничтожению...

   Конечный эффект  задуманной акции должен обязательно перекрыть зат-
раты, иначе она становится бессмысленной.

   Чем известнее кандидат в жертвы, тем выше гонорар ликвидатора, хотя
это  и не аксиома.  Можно найти и очень дешевых исполнителей,  которые
никакого отношения к профессионалам не имеют.  Стоит ли еще раз повто-
рять, что дешевые услуги дилетанта - в любых областях человеческой де-
ятельности - обходятся порой очень дорого...


НЕСКОЛЬКО СОВЕТОВ ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ЖЕРТВЕ

   По каким  признакам  можно  отличить профессиональную ликвидацию от
простого убийства?  Вопервых,  по оставленному на  месте  преступления
оружию (без него легче уходить,  как уже говорилось выше,  хотя иногда
оружие забирают,  чтобы использовать в дальнейшем для запутывания сле-
дов).  Во-вторых, по немаркированным патронам (в случае, если нет воз-
можности подобрать гильзы).  В-третьих,  по так называемым контрольным
выстрелам в голову жертвы... В этом смысле ликвидация, описанная в са-
мом начале главы,  - классическая:  киллер подобрал гильзы, но даже не
прикоснулся к деньгам. А сумма там была в несколько тысяч долларов.

   Защититься от профессионала тяжело. Даже служба безопасности прези-
дента Рейгана (а еще раньше Кеннеди) не смогла отвести от  подопечного
пулю.  Конечно,  если бизнесмен ощущает некую опасность,  можно нанять
телохранителей.  Но беда в том,  что телохранителей высокого класса  в
России пока крайне мало. Средний телохранитель может защитить в основ-
ном от хулиганов. К тому же бизнесмены, нанимающие телохранителей, за-
частую  превращают  их в своих слуг,  шоферов и наперсников,  отвлекая
разговорами или занимая их руки баранкой автомобиля или  поклажей.  На
самом  деле потенциально опасающийся покушений лучше всего может защи-
тить себя от них сам. Для этого он должен постоянно тщательно анализи-
ровать проходящую через него информацию, адекватно оценивать возникаю-
щие вокруг него ситуации и немедленно консультироваться со  специалис-
тами в случае развития ситуации в конфликтную сторону.  Многие бизнес-
мены ошибочно полагают,  что гарантией их выживаемости в нынешнем жес-
током мире может стать их крыша. Между тем это абсолютно не так. Крыша
- полный или частичный протекторат,  предоставляемый фирме бандитскими
структурами, дается, как правило, именно фирме, а не ее хозяину. Крыша
не может гарантированно защитить бизнесмена от ликвидации,  точно  так
же,  как не может предотвратить,  например, квартирную кражу - выстав-
лять постоянных охранников у  дверей  слишком  накладно.  Более  того,
именно  крыша может стать причиной самых разных неприятностей для биз-
несмена, а иногда и причиной его гибели.

   Рассмотрим простую ситуацию.  Две фирмы, обе под бандитскими крыша-
ми, заключают договор. Одна из сторон не может по форс-мажорным обсто-
ятельствам выполнить свои контрактные обязательства.  В дело  вступает
крыша пострадавшей фирмы. Если эта крыша не договаривается с другой, -
начинается война,  в которой обе стороны,  по существу,  бьются не  за
своих бизнесменов, а за свои проценты. Удары же в первую очередь нано-
сятся именно по фирмам,  по бизнесменам. Как уже говорилось, по мнению
одного  чрезвычайно  осведомленного эксперта,  прокатившаяся по России
волна загадочных ликвидаций банкиров и  предпринимателей  -  результат
ничего иного, как войны крыш,

   К сожалению,  в последнее время среди некоторых российских предпри-
нимателей возникла какаято истерическая мода  решать  любые  конфликты
силовыми способами. Чуть какая-то спорная ситуация - обращаются к бан-
дитам,  пытаясь через них нанять убийцу, чтобы разобраться с партнером
или контрагентом.  Самое смешное заключается в том,  что шансов нанять
убийцу у бизнесмена нет изначально. Бандиты, которым заказчик передает
деньги  для  ликвидатора,  могут  просто развести и этого бизнесмена -
забрать деньги себе и сказать,  например, что исполнитель был задержан
милицией в момент покушения...

   Если же заказ оказался реальным и ликвидация прошла успешно - стоит
помнить, что информация такого рода привяжет бизнесмена к его "партне-
рам" навсегда.  В бандитской среде есть любопытная поговорка: "Не уби-
вай, - и тебя не убьют".

   Постоянно растущее количество профессионально выполненных  ликвида-
ций свидетельствует о том, что на рынке возрастает спрос на такой, еще
совсем недавно экзотический для России "товар", как заказное убийство.
Это не свидетельствует о силе организованной преступности. Скорее нао-
борот,  это показывает как раз ее недостаточную организованность.  Это
свидетельство  того,  что и в преступной среде,  и в бизнесе возникает
все больше и больше неразрешенных конфликтов,  из которых можно  выйти
только через убийство.

   Изменить эту  ситуацию  кардинально  можно будет после того,  как в
России появится сбалансированная, работающая законодательная база, от-
вечающая потребностям времени.  Кроме того, необходимым условием пере-
мен является не укоренившееся еще в нашей  стране  понятие  репутации,
чистоты "лица", забота о своем достойном имидже. И, конечно, необходи-
ма экономическая и политическая стабилизация.  Только тогда российские
бизнесмены  смогут  выйти  из поглотившего их сегодня кровавого кошма-
ра...

   Август 1994 г.

   ВРЕМЯ СТРЕЛКОВ (Тамбовский сезон-2)

   "...Времена боксеров давно прошли.  С изобретением кольта все физи-
ческие данные уравнялись.

   А в Ленинграде - тем более. Если когда-то считались с боксерами, то
теперь каждый считается со стрелками..."

   Осень 1992 г.,  фрагмент показаний Александра Малышева, третьего по
счету лидера бандитского Петербурга.

   Первый день лета 1994 г. надолго запомнится представителям бандитс-
ких и коммерческих кругов Петербурга.

   В этот день в восемь утра на улице Ленсовета  были  расстреляны  из
пистолета "ТТ" в упор два представителя среднего звена одного из самых
известных и сильных в Питере преступных  сообществ  -  так  называемых
"тамбовских".  Четырьмя часами позже на улице Турку из автомата Калаш-
никова был расстрелян автомобиль "мерседес", в котором находился лидер
"тамбовских" Владимир Кумарин (Кум) с телохранителем...

   Уровень покушения  был чрезвычайно высоким.  Человек,  пол которого
официально установить так и не удалось (одни говорили,  что  это  была
женщина,  другие - мужчина, надевший длинный парик), буквально изреше-
тил Кумарина и его телохранителя из автомата. Я насчитал позже в кума-
ринском  "мерседесе",  раскуроченном  и перепачканном засохшей кровью,
двадцать восемь пулевых отверстий калибра  5,45.  Фактически  Кумарина
спас его телохранитель Виктор Гольман,  который прикрыл "принципала" в
последний момент своей жизни.  (Любопытно, что Виктор Гольман, в прош-
лом  морской пехотинец,  был легальным частным охранником из охранного
предприятия "Кобра",  которая имела лицензию ГУВД за N 020003 от 8 ап-
реля  1993  г.  После  скандального  покушения на Кумарина в отношении
странного предприятия "Кобра" была возбуждена проверка ГУВД,  которая,
конечно, сразу же выявила ряд недостатков в работе. Еще более любопыт-
но,  что в ходе этой проверки выяснилось,  что в мае 1994 г. в органах
милиции была информация о том,  что "Кобра" охраняет одного из лидеров
"тамбовской" преступной группировки.  С  руководителями  "Кобры"  была
проведена неофициальная беседа,  и они заявили, что их охранное предп-
риятие "расторгло договор с указанной фирмой".) Кумарин остался жив. С
ранениями  в голову,  живот,  грудь и руку он был доставлен в больницу
имени Костюшко,  где едва не скончался от потери крови. В бреду Влади-
мир Кумарин,  как любой нормальный человек, постоянно повторял: "Мама,
больно как, мама!" В тот же день, когда Кума привезли в больницу, нес-
колько десятков "тамбовцев" оцепили это медицинское учреждение и прак-
тически блокировали его.  Братва опасалась, что их лидера придут доби-
вать.  Все подступы к больнице были перекрыты. "Тамбовцы" мешали рабо-
тать врачам и медсестрам.  В конце концов, питерский РУОП был вынужден
провести  операцию  по разблокированию больницы.  В ходе этой операции
было задержано 60 человек "тамбовцев", у многих из которых было изъято
огнестрельное оружие. В последующие дни охрана Кумарина осуществлялась
менее драматично:  "тамбовцы" на этаже,  где находилась  палата  Кума,
мирно соседствовали с омоновцами,  было чтото трогательное в том,  как
они вместе смотрели мультфильмы в коридоре больницы по шикарному цвет-
ному  телевизору,  немедленно  доставленному братвой...  Несколько раз
поступали известия о клинической смерти Владимира Кумарина,  ему ампу-
тировали руку, около месяца он провел в коме. Но русские хирурги умеют
творить чудеса...  По некоторым данным,  их ювелирный труд не  остался
неоцененным.  В середине лета 1994 г. Владимир Кумарин был переправлен
для лечения сначала в Дюссельдорф, а потом в Швейцарию, где он намере-
вался "выхаркивать из легких накопившуюся там кровь". Чудесное возвра-
щение Кумарина практически с того света подняло  его  авторитет  среди
питерской братвы на небывалую высоту, особенно когда стало ясно, что с
головой у Кума все в порядке - несмотря на почти месячную кому.

   Почти сразу после покушения на Кумарина заявили о попытках их  лик-
видации  еще несколько известных людей из бандитских кругов Петербурга
- в частности представители "малышевских" - Бройлер  и  небезызвестный
Кирпич  (подробнее  о Кирпиче в четвертой части "Бандитского Петербур-
га",  в главе "Бандитская империя").  Кирпич заявлял, в том числе и со
страниц  газет,  что на его жизнь дважды покушались снайперы,  которые
промахивались каким-то странным образом, попадая то в стойку автомоби-
ля,  то в стену дома. Кроме того, Кирпич выдвинул версию о том, что за
всеми шумными покушениями 1993-1994 гг.  стоят менты,  которые, будучи
не в силах справиться с братвой легальными методами, начали устраивать
беспредел.  Однако многие другие лидеры бандитских кругов отнеслись  к
заявлениям Кирпича крайне скептически,  считая, что милиция никогда не
пойдет на несанкционированный отстрел бандитов хотя бы из страха перед
непременной утечкой информации.

   Через пару месяцев после попытки покушения на Кумарина по Петербур-
гу поползли слухи, что непосредственный исполнитель акции уже покоится
на  дне одного из озер Ленинградской области с тяжелой гирей на ноге и
что его якобы убрала та самая группировка,  которая больше  всех  была
заинтересована в устранении Кумарина.

   Конечно, у Кумарина были враги в бандитском мире Петербурга. Его не
любили воры и те питерские бандиты,  которые были ориентированы на во-
ров. Сам же Кумарин был сторонником мирного пути разрешения всех конф-
ликтов между питерской братвой.

   Против версии о том,  что Кумарина пыталась убрать одна из конкури-
рующих городских группировок,  говорит следующее: планируемое убийство
на уровне группировки  очень  трудно  скрыть,  обязательно  происходит
утечка информации. В этом случае бандитская ответка не заставляет себя
ждать.  Удары наносятся прежде всего по экономическим  объектам,  идут
страшные  финансовые  потери,  и все это прекрасно понимают.  С другой
стороны,  осенью 1993 г. "тамбовскими" был убит один из представителей
действительно серьезного бизнеса СанктПетербурга Сергей Бейнешев,  ко-
торый руководил торговлей энергоносителями всего региона. По обвинению
в  убийстве  Бейнешева  и причастности к совершению этого преступления
были арестованы крупнейшие авторитеты "тамбовского" сообщества Валерий
Ледовских, Александр Клименко, Андрей Сиваев и Игорь Черкасов. Милици-
ей был изъят пистолет иностранного производства с  лазерным  прицелом,
из которого Бейнешев получил от "тамбовцев" последний привет... Инфор-
мированные наблюдатели полагают,  что именно это убийство  переполнило
чашу терпения серьезных людей по отношению к "тамбовцам".

   Впрочем, кто его знает,  где заканчиваются бандиты и где начинается
мафия. И есть ли вообще эта граница...

   "Тамбовские" всегда считались одной из самых жестоких  группировок.
Этому способствовал имидж ее лидеров,  например,  г-н Ледовских в свое
время отличился тем,  что бил собственную жену  головой  о  трамвайные
рельсы.  Именно  "тамбовцам" приписывались погромы черных на различных
вещевых рынках Петербурга летом 1993 г. Никто из них, однако, так и не
был привлечен к уголовной ответственности. 1993 год стал годом настоя-
щего отстрела бандитов.  Их убивали десятками - и в Москве, и в Петер-
бурге.

   Не только самой жестокой,  но и самой жадной. Петербурге. Некоторые
информированные источники считают,  что ликвидации крупнейших бандитс-
ких и воровских авторитетов России - это не столько результат внутрен-
них разборок,  сколько следствие  стратегического  решения,  принятого
настоящей мафией.  В данном случае под мафией понимаются мощнейшие те-
невые и экономические структуры,  оставшиеся еще с номенклатурных вре-
мен. Тогда эти структуры контролировали промышленность и имели настоя-
щие деньги на государственном уровне.

   Август 1994 г.


МЕНТОВСКИЙ СИНДРОМ

   Они встречались  часто - вор в законе и бывший мент,  бывший офицер
уголовного розыска.  Свои встречи они не афишировали,  потому что вору
было западло говорить о делах пусть и с бывшим, но ментом. А мент при-
вык конспирировать почти все свои встречи. Свою бывшую работу он вспо-
минал часто, и ему казалось, что все это было сном... Уже почти полто-
ра года он руководил преступной бандитской группировкой,  в которую  в
основном входили бывшие сотрудники правоохранительных органов.

   Слово "мент"  в современном разговорном русском языке утратило свой
уничижительный оценок и стало синонимом американского жаргонизма "коп"
(полицейский).  Многие оперативники сами себя называют ментами, причем
с гордостью: "Мы - настоящие менты".

   Они устраивали друг друга,  делились полезной  информацией  и  даже
вместе разрабатывали операции.

   Их разговор был недолгим.  Под конец вор посмотрел на мента и серь-
езно сказал:

   - А ведь вообще-то ты - мент,  тебя бы,  по понятиям,  поиметь надо
было.

   Мент облокотился на багажник своего "мерседеса", закурил сигарету и
ответил: - А ты попробуй!

   Они посмотрели друг другу в глаза и после короткой паузы расхохота-
лись...

   Что такое ментовский синдром,  нам объяснил один старый опер. Может
быть, и сам термин придумал он же. "Ментовский синдром имеет две фазы.
На первой сотрудник милиции начинает в каждом человеке видеть преступ-
ника и злодея.  Первая фаза может пройти быстро и  безболезненно.  При
второй меняются понятия.  Бандиты и воры становятся понятнее,  ближе и
роднее, чем обычный законопослушный человек. На второй фазе мент начи-
нает чувствовать себя своим в мире сыщиков и воров.  А там,  где чувс-
твуешь себя своим,  всегда легко сменить роль. Или взять себе еще одну
роль "в нагрузку"...

   Переболеть второй фазой очень тяжело. Лекарство, в принципе, одно -
надо менять работу...  Вот только на какую? Тот, кто всю жизнь играл в
"полицейских и воров", умеет либо догонять, либо убегать..."

   Часть материалов для этой главы собиралась вместе с Михаилом Ивано-
вым, ныне главным редактором газеты "Петербург-Экспресс".


ЗА ЧТО ВОЮЕМ?

   Самое поразительное,  что  правоохранительная система все еще дейс-
твует. Тюрьмы переполнены, колонии не пустуют. При этом многие милици-
онеры попросту не понимают, из-за чего они горбатятся. Зарплата - тра-
диционно низкая, льготы на поверку - минимальные, работы - больше, чем
предусмотрено любыми разумными нормативами.  Один прославленный сыщик,
имя которого хорошо известно в преступных кругах,  летом 1992 г. с го-
речью подводил итоги своей службы:

   - У  меня иногда такое впечатление,  что мы попросту не нужны госу-
дарству. Мы обращаемся со своими проблемами во все мыслимые и немысли-
мые  инстанции,  выступаем в прессе - никакого толку.  Иногда приходит
мысль: а не напрасно ли я угробил жизнь на это?

   Объяснение тут одно:  призвание.  Известный факт: выходя на пенсию,
многие  опера  вскоре заканчивают свое земное существование.  Организм
привык работать в предельном режиме, сердце не выдерживает безделья...
Можно,  конечно, как и прежде, положиться на энтузиастов, но это то же
самое, что вообще закрыть глаза на проблемы.

           * * *

   Настоящий оперативник находчив и хитер,  вынослив и живуч, как кош-
ка.  Он  знает,  как угодить привередливому следователю и прокуратуре;
как ублажить своего начальника и обвести вокруг пальца чужого. На опе-
ративника жалуются все кому не лень.  Терпилы,  преступники,  прокуро-
ры...  Он всегда между двух огней и привык к самым невозможным и  фан-
тастическим требованиям. В недалеком прошлом, например, от него требо-
вали,  чтобы уровень преступности на его микроучастке строго соответс-
твовал  научным,  политически грамотным показателям.  Чтобы раскрывае-
мость была не ниже,  чем в прошлом году.  Существовал также закон  "Об
укрывательстве преступлений" - этот закон предусматривал суровое нака-
зание всякому оперу,  осмелившемуся сокрыть преступление (не зарегист-
рировать уголовное дело).  Одним словом - клещи!  С одной стороны, дай
статистику хорошую,  с другой - не смей преступления укрывать!  Слабые
не выдерживали,  но сильные закалялись.  Проработавшие благополучно не
один год превращались в таких бойцов,  которых не удивишь никаким при-
казом.  Надо поймать снежного человека?  Будет - со всеми официальными
показаниями, опознаниями, признаниями, очными ставками и прочим. Чтобы
опер  не  терял спортивно-боевую форму,  начальство выдумывало ему все
новые и новые поручения и задания.  Например, опер должен был раскрыть
определенное количество преступлений при помощи обратившихся в честную
веру преступников,  то есть попросту говоря - агентов. Поскольку чест-
ных  преступников  хронически  не  хватало,  оперативник находил норой
простой выход:  он сочинял их.  Так в делах появлялись,  скажем, некие
Федя  или  Кеша,  которые  благополучно кочевали из одной отчетности в
другую,  выполняя благородную задачу  в  деле  улучшения  показателей.
Кто-то  слишком  лихо  закрывал дела,  не успев вникнуть в их суть.  А
кто-то слишком рьяно за них брался,  выколачивая сведения  из  упрямых
урок недозволенными методами.  Сажая на скамью подсудимых других, опер
знал, что "никто не вечен под луной" и что все, грешные, под Богом хо-
дят.

   Злополучный кошелек,  который Жеглов положил в карман вора,  увы, -
атрибут розыскного искусства и по сей день. Кого винить в этом? Наивно
заблуждаются те,  кто считает,  будто между сыщиками и преступниками -
стена.  Нет,  всего лишь черта,  условленная законом.  Она может стать
стеной  для одних,  ее может не заметить в пылу работы другой;  третий
переступает ее намеренно,  хотя и не без сомнений.  Интересный факт: в
застойные  годы  в  тюрьму чаще садились офицеры.  Теперь львиную долю
осужденных составляют сержанты и рядовые. Факт безотрадный, ибо свиде-
тельствует он скорее о падших нравах сержантского состава, чем о высо-
ком моральном духе офицерства.  Переступить роковую черту можно  дейс-
твительно незаметно.  Во времена застоя, например, районное начальство
почти обязывало сотрудников ОБХСС заботиться о том,  чтобы дефициты из
подведомственных им магазинов уходили не только "налево", но и "напра-
во", то есть к заслуженным работникам милиции.

   Криминал? Вроде бы еще нет.  Директор магазина рад услужить  родной
власти,  купля-продажа производится по закону: по номиналу и с чеками.
Отовариваются достойные люди, которые в знак благодарности просто иск-
лючают  данный  магазин из сферы своих профессиональных интересов.  Но
тот же злополучный опер мог незаметно переступить черту: склонить сво-
его агента к активной деятельности, не понимая, что агент сам уже дав-
но использует своего патрона в корыстных целях.

   До поры до времени вое эти противоречия,  проблемы,  неразбериху  в
той или иной мере сглаживала и облагораживала Большая Идея. Когда Хру-
щев клялся на съезде, что через двадцать лет он пожмет руку последнему
преступнику,  -  это впечатляло.  Это заставляло позабыть на время и о
нищенской зарплате, и о глупости инструкций. Правоохранительная машина
работала исправно.  Нравственные приоритеты были достаточно ясно обоз-
начены. Преступник, попавшийся, скажем, на валютных операциях, мог на-
хамить сыщику, предложить ему взятку, но он никогда бы не позволил се-
бе заявить вслух,  на допросе,  что сыщик выполняет глупую,  никому не
нужную, да к тому же и малооплачиваемую работу...

   Нынче же взятки воспринимаются как откупное:  берите,  но только не
мешайте делать деньги.  Из перепродажи, из фальсифицированного спирто-
вого продукта, из меди, оружия, наркотиков... Закон? Ему не подчиняют-
ся даже президенты. Власть? Это еще нужно посмотреть, какая из них по-
бедит.  Собственность? Была ваша, - завтра станет нашей, а послезавтра
хоть потоп.  Бывшие деревенские парни, прошедшие армию и сменившие ар-
мейские  погоны  на  милицейские,  теряются в этом мутном водовороте в
считанные месяцы:  сегодня ты гоняешься за мафией, а завтра она вполне
официально  нанимает  тебя  в  качестве  охранника - тут у кого угодно
"крыша поедет". Да что там говорить про рядовых, если и среди офицеров
бродят настроения, которые можно выразить фразой: "За что воюем?"

   Один опер,  подводя  итоги  своему печальному прогнозу относительно
будущности Российского государства, выразился так:

   - Вопрос упирается в собственность. Пока не определятся собственни-
ки,  мы,  строго говоря,  не нужны ни мафии, ни властям. Идет грабеж и
дележ ничейного.  Лишь тогда понадобится  закон,  когда,  насосавшись,
собственники скажут: хватит! А теперь мы будем играть по правилам!


РОКИРОВКИ В РАЗНЫЕ СТОРОНЫ

   Мальчик был самым обыкновенным ребенком,  может быть, лишь чуть бо-
лее тихим и задумчивым, чем обычно бывают тинэйджеры. По вечерам любил
сидеть в своей комнатке у окна и смотреть на улицу, слушая плейер. Од-
нажды мальчик обратил внимание на то,  что к магазину, который был как
раз напротив окон его комнатки, часто подъезжают одни и те же машины -
по вечерам, после закрытая... Из машин что-то выгружали и быстро зано-
сили в магазин.  Мальчик пригляделся повнимательнев и понял,  что  это
"что-то" было не чем иным,  как оружием.  Он записал номер машины, по-
наблюдал за магазином еще пару дней,  фиксируя номера подъезжавших ав-
томобилей.

   Он был умным,  начитанным ребенком и понимал,  что тайно перевозить
оружие могут,  скорее всего,  бандиты...  А потом мальчик пошел в свое
отделение милиции и рассказал все,  что видел, офицеру - одному из ру-
ководителей отделения.

   Мальчик сделал все правильно. Он не мог знать, что этот офицер дав-
но  уже  был на долях с теми самыми бандитами,  которые выгружали ору-
жие...

   Через пару дней мальчик пропал.  Поиски были  результативными  -  в
пригородном  лесочке  через некоторое время изуродованный труп ребенка
был все-таки найден... (Любопытный нюанс - в ходе расследования убийс-
тва мальчика около шести человек брали на себя совершение преступления
и даже показывали в ходе следственных экспериментов, как именно убива-
ли. Во всех этих случаях розыскники сумели доказать самооговор.)

   Настоящего убийцу - непосредственного исполнителя - нашли, хотя по-
иск был чрезвычайно трудным.  Однако медицинская  экспертиза  признала
убийцу  больным  человеком,  в силу этого он не подлежал уголовной от-
ветственности,  а показания,  данные им,  не имели юридической силы...
Поэтому и офицер, сгубивший мальчика, продолжал работать в милиции. Он
уволился из органов совсем недавно.  Те офицеры-розыскники,  кто знал,
на чьей совести маленький труп,  ничего сделать не смогли. Знать - это
еще совсем не значит доказать...

   Эту грустную историю мы услышали от оперативников в одном из  каби-
нетов известного всем дома на Литейном, где мы попытались поговорить о
таком явлении,  как внутренняя милицейская коррупция  и  преступность.
Увы, страшная история убийства ребенка не слишком удивила нас. В ответ
мы предложили собеседникам историю, которую узнали, расследуя дело од-
ного крупного питерского бизнесмена, обратившегося к нам за помощью...

   Он представился  жертвой рэкета и коррумпированных правоохранитель-
ных органов одновременно. Попросил провести объективное расследование.
Мы согласились.  Мы смогли провести расследование до конца и,  как нам
кажется, теперь знаем правду. Но результаты этого расследования реали-
зации  не подлежали - установив фактуру,  мы не смогли собрать доказа-
тельства.  Многочисленные свидетели согласились говорить только в при-
ватном порядке - для удовлетворения нашего любопытства,  сразу же пре-
дупредив нас, что в "случае чего" - они откажутся от своих слов. Мы не
возьмем на себя ответственность осуждать этих людей. Слишком уж крутые
завязки были в этом деле - и мэрия, и милиция, и КГБ, и прокуратура...
Да и сама жертва где-то в середине расследования предстала в совершен-
но ином свете - пострадав от одних бандитов,  этот  бизнесмен  нанимал
других, чтобы отплатить обидчикам... Коротко же суть дела такова.

   Это было сугубо частное расследование, которое я с коллегами прово-
дил в свободное время.

   Некая крупная петербургская фирма заключает  контракт  с  серьезной
московской фирмой.  Из Петербурга в Москву переводятся большие деньги.
Москвичи срывают контракт и не отдают деньги. Питерский бизнесмен едет
в  столицу и безуспешно обивает пороги всех правоохранительных органи-
заций,  каких только можно.  Ему везде советуют обратиться в арбитраж,
где все вместе - жертвы и кидалы - умрут в бумажной могиле. Вернувшись
в Петербург,  бизнесмен с отчаяния бросается за помощью  к  "чеченам".
"Чечены"  оказываются более приветливыми.  Они выделяют двух способных
решить вопросы представителей, с которыми бизнесмен вновь едет в Моск-
ву. Если кто-то решил, что "чечены" в Москве стали стрелять и похищать
обидчиков,  то этот кто-то жестоко ошибается.  Горцы повели горемыку в
одно чрезвычайно солидное милицейское заведение, где проблема решилась
со сказочной быстротой. Большой милицейский чин (отдельного кабинета и
приемной  с  секретаршей  удостаиваются  лишь высшие милицейские чины)
предложил бизнесмену написать заявление на обидчиков, и через пару (!)
дней  деньги со счетов московской фирмы пошли в Петербург.  За вычетом
нескольких миллионов, которые милицейский чин порекомендовал потерпев-
шему перевести в хорошую фирму, находящуюся в хорошем городе Грозном.

   Видимо, потеря этих миллионов разбудила жабу,  дремавшую до поры на
груди у нашего бизнесмена. Жаба стала его душить.

   Он захотел получить от коварных москвичей и штрафные санкции.  Биз-
несмен  вспомнил об одном своем старом знакомом - старшем офицере быв-
шего Комитета государственной безопасности из Петербургского  управле-
ния.  Этот  офицер  вник в проблему и порекомендовал бизнесмену группу
коротко остриженных юристов,  которые хоть и не имели юридического об-
разования,  но  были  в состоянии решить любую проблему за деньги - за
долю малую. Себе офицер скромно назначил гонорар в пять миллионов руб-
лей (дело происходило в 1992 г.) за общее руководство. (Кстати говоря,
когда в ходе беседы с нами юристы узнали, сколько хотел получить коми-
тетчик,  возмутились они страшно. "Вот скотина! Послал нас под чеченс-
кие пули, даже не предупредив, ни прикрытия не дал, ни подстраховки...
И  за  все  труды  свои страшные - всего пять лимонов",  - так говорил
старший юрист, непосредственно контактировавший с офицером. Возмущение
свое  тогдашнее он сейчас подтвердить уже не сможет,  ибо вскоре после
того как мы прекратили работу по этому делу,  он покинул  наш  суетный
мир.)

   А получилось вот что.  В Москве питерские юристы столкнулись с "че-
ченами",  которые уже рассматривали фирму должников как  исключительно
свою суверенную кормушку.  На разборки обе банды приехали в Петербург,
где выяснились дополнительные спорные моменты - тесен мир.  Оказывает-
ся,  эти самые "чечены" доили еще одну фирму - созданную,  кстати, под
эгидой мэрии Петербурга (брали натурой, гуманитарной помощью, прямо со
склада).  А команда "юристов" вписалась и в эту разборку. Волны разбо-
рок между двумя бандами нещадно колотили бизнесмена.  Фирма  его  тихо
разваливалась.  Прослышав о нем,  как о терпиле безответном, его стали
похищать и совершенно посторонние бандиты,  требуя выкуп. (Самое любо-
пытное заключается в том,  что этот бизнесмен,  стравивший между собой
несколько группировок,  поссорившийся с милицией,  прокуратурой и ФСК,
остался жив и даже до сих пор занимается бизнесом.)

   Подсуетился и  некий  работник одной районной прокуратуры,  который
через свою жену, работавшую в дочерней фирме у того же бизнесмена, под
шумок  оттяпал у нашего героя автомашину (плюнув на отсутствие техпас-
порта,  кстати,  так и ездил на ней без документов). Когда мы спросили
бизнесмена, зачем он, по уши запутавшись в своих отношениях с бандита-
ми, обратился за помощью к нам, он, грустно вздохнув, ответил:

   - Сам не знаю.  В милицию я идти со своей правдой-маткой не мог - в
криминал  вляпался.  Но  как-то  насолить всем этим продажным конторам
очень хотелось.  Мне почему-то казалось,  что вы не будете так дотошно
изучать детали...  Ну а сейчас я и сам против публикации всей этой ис-
тории. Ничего я вам не говорил, ребята...

           * * *

   Вот две невыдуманные истории,  в центре которых -  коррумпированные
(или сросшиеся) работники правоохранительных органов.  И в обеих исто-
риях добро не торжествует в финале.  Злодеи не посажены в  темницу,  а
просто поменяли место работы.  (Герой второй истории уволился из УМБР.
Или его уволили.  По некоторым сведениям, честные коллеги бывшего офи-
цера все-таки "помогли" ему уйти, не сумев, правда, поймать за руку. В
таких ситуациях официальным органам сказать нечего:  не  пойман  -  не
вор.)

   Мы прекрасно понимаем,  какую деликатную и щекотливую тему поднима-
ем. Но замалчивать ее дольше нельзя.

   Когда оперативники,  рассказавшие нам историю про убитого мальчика,
узнали,  что  мы хотим изложить эту трагедию на страницах прессы,  они
долго нас отговаривали:

   - Об этом  писать  нельзя.  Во-первых,  у  нас  нет  доказательств.
Во-вторых,  люди будут бояться в милицию идти - заявлений от потерпев-
ших не дождешься. И так-то не очень идут, боятся. Ну и, в-третьих, ре-
бята,  публикацией  такой можно обидеть большое количество нормальных,
честных ментов, которые вам и нам в глаза плюнут и правы будут...

   - Но ведь это все было на самом деле?  - Было. Но это, наверное, не
для печати.  Эх, Россия! Страна азиатская! Неужели вечен этот наш удел
- доверительные разговоры только на ушко друг другу...

   Мы предлагаем откровенный разговор.  Поговорим о том,  о чем и  так
уже  говорят давно.  В Петербурге действуют целые банды,  состоящие из
бывших,  а иногда и действующих сотрудников милиции. Только официально
в Петербурге в 1992 г. было привлечено к уголовной ответственности бо-
лее 130 работников правоохранительных органов.  В Нью-Йорке, 1де прес-
тупность  намного выше,  чем у нас,  эта цифра стала бы сенсацией.  Мы
воспринимаем ее спокойно.

   - С моей точки зрения,  организованный характер  наша  преступность
приобрела  благодаря бывшим сотрудникам правоохранительных органов,  -
сказал в недавней беседе с нами один весьма крупный чин из  параллель-
ного ГУВД учреждения. - Блатные никогда бы не смогли создать такие за-
мечательно организованные структуры,  какие мы сейчас наблюдаем в бан-
дитском мире - со своей агентурой,  разведкой, контрразведкой и анали-
тическими подразделениями.  Нынешняя борьба с преступностью - это "вы-
кашивание пехоты"...  Знаете,  как на фронте:  рота вся полегла, но на
смену ей придут другие роты,  потому что целы генералы,  которые могут
отдать соответствующие приказы и распоряжения...

   - Неужели  ментовская  преступность  - результат демократизации об-
щества? - спросили мы одного из экспертов в ГУВД. Он подумал, вздохнул
и ответил:  - Те, кто сейчас садится в камеры, родились задолго до пе-
рестройки.  Те, кто не садится и не сядет никогда, - тоже. В июле 1992
года  была  обворована  квартира бывшего заместителя начальника нашего
ГУВД - генерала в отставке.  Когда я прочитал ориентировку на похищен-
ное,  мне стало дурно. Поинтересуйтесь, ребята, этим делом, прикиньте,
на какую зарплату можно купить все то, что вынесли из квартиры генера-
ла...  Сейчас,  конечно, больше беспредела, больше озлобленности в лю-
дях,  а менты - такие же люди, как и все... Больше путаницы и неразбе-
рихи,  больше возможностей... Но, между прочим, менты садились всегда.
И ментовские камеры в "Крестах", и зону ментовскую не год назад приду-
мали...


В МЕНТОВСКОЙ КАМЕРЕ

   В 1992 г. в Санкт-Петербурге к уголовной ответственности было прив-
лечено 137 сотрудников милиции,  77 из них - за грабежи, разбойные на-
падения и кражи. В мае 1993 г. в "Крестах" содержалось 69 арестантов -
сотрудники  милиции,  в основном сержантский состав.  Это значит,  что
около десяти камер в СИЗО на Арсенальной набережной  полностью  укомп-
лектованы теми,  кто по долгу своей службы должен был сажать в это за-
ведение других.

     Наш интерес удовлетворен не был. Сама ориентировка странным обра-
зом  "пропала" из компьютерных файлов.  А те,  на ком висит официально
этот глухарь,  устало посоветовали нам оставить генерала в покое и  не
искать неприятностей для себя и для других.

   ...Эта стандартная  крестовская камера площадью в восемь квадратных
метров, тем не менее, не совсем обычна. С известной далей условности и
иронии ее можно назвать элитарной. Здесь сидят всего шесть арестантов,
а не десять или тринадцать,  как в других: двое из них иностранцы, ос-
тальные четверо - бывшие сотрудники милиции.  Узнав, что к ним пожало-
вали корреспонденты,  арестанты гостеприимно уступают места на койках.
В камере душно;  на стене висит приемник. Меланхолично-грустная музыка
создает ощущение фальшивого уюта.  На обшарпанных стенах - вырезки  из
дешевых журналов.  Койки заправлены шерстяными одеялами; на тумбочке -
книги,  старые газеты... Арестанты - молодые мужчины - одеты по-домаш-
нему:  рейтузы,  футболки, войлочные тапочки. Вопреки нашим опасениям,
на разговор идут охотно и почти дружелюбно.  Некоторые сидят здесь уже
более полугода. За что? Не без юмора кто-то отвечает: - Мы коррумпиро-
ванные элементы! Бывший старший оперуполномоченный из области, сержант
охраны, еще один опер из района. Четвертый - интеллигентного вида муж-
чина, по возрасту самый старший - поясняет, что служил в МВД по канце-
лярской части.  Всех их единит одно: они горячо уверяют нас, что стра-
дают невинно.  Сержант охраны,  арестованный по делу Малышева в  числе
многих прочих, считает себя незаслуженно обиженным вдвойне. Во-первых,
потому,  что связал свою судьбу с милицией.  И во-вторых,  потому, что
его посадили, в то время как настоящие жулики гуляют на свободе.

   - Вот вы пишете: Малышев, Малышев, а он не такая уж крупная фигура.
Крупные воры заседают в правительстве. - А за что конкретно вы сидите?
-  За  то,  что охранял частную контору.  Они там что-то натворили,  а
крайним оказался я.

   - Меня попросили передать какие-то деньги,  - вступает  в  разговор
районный опер.  - Я передавал.  Меня арестовали:  взятка! Откуда я мог
знать?

   - Я понятия не имею,  за что сижу; обвиняют по 146-й. Сижу уже нес-
колько месяцев.  На допросы не вызывают. Предъявили обвинение, а дока-
зательств никаких. Разве это дело?

   "Интеллигент", слушающий товарищей с понимающей улыбкой,  веско до-
бавляет:

   - Понимаете,  у меня семья:  жена, дети. Я не убийца, не насильник.
Сижу здесь уже несколько месяцев.  За это время  никаких  следственных
действий в отношении меня не проводилось. Спрашивается, зачем это нуж-
но,  кому? Даром едим хлеб. Хотя бы работу какую-нибудь предоставляли:
тапочки шить,  например.  Коробочки клеить... Хотели потолок побелить,
предлагали - нельзя, и все тут.

   - У них тактика известная: парься, пока не расколешься. Расскажешь,
что требуется,  - изменят меру пресечения до суда.  Нет - будешь гнить
здесь год и больше. Вот и выбирай.

   Тема "незаконного" содержания под стражей настолько близка и  акту-
альна для арестантов, что в разговор вступают даже иностранцы.

   - У нас такого нет,  - решительно заявляет смуглый, усатый пакиста-
нец,  арестованный за нанесение тяжких телесных повреждений,  - Сажают
убийцу,  насильника. Остальные ждут решения суда. Только суд может ре-
шить: заключать человека Под стражу или нет. В вашей стране царит... -
пакистанец делает паузу и с удовольствием выговаривает выученные,  ве-
роятно, в "Крестах" слова: - Правовой беспредел!

   Ясно одно:  в предъявленных обвинениях ни зарубежные гости, ни наши
блюстители порядка сознаваться не намерены даже в сугубо частной бесе-
де.  Хотя на первый взгляд все они относятся к  своим  бедам  чересчур
спокойно  и  рассудительно - такое впечатление,  что все они чувствуют
себя проигравшими в той игре, правила которой они знали заранее.

   ОРБ - РУОП здесь поминают с легким матерком. Оно и понятно: коллеги
позаботились  в  свое  время,  чтобы некоторые из арестантов очутились
здесь.  Нам показалось, что, если бы это сделала прокуратура, арестан-
там было бы чуточку легче.

   - Вы тоже хороши, - угрюмо бросает оперативник из района. - Напише-
те что-нибудь про когонибудь, а нас потом вызывают на ковер: так мол и
так,  у  нас  тут творится такой беспредел,  что в газетах уже пишут -
прямо по именам называют главарей. Надо их, значит, упаковать. Вперед,
за дело! Опер всегда крайний, всегда виноват.

   Интересно, что,  несмотря на стопроцентную "невиновность", все чет-
веро свято убеждены:  на одну честную милицейскую  зарплату  содержать
семью по нынешним временам невозможно. Охранник вновь поминает систему
и начальство недобрым словом.

   - Ты сидишь сутками,  как проклятый,  не знаешь, уйдешь домой живым
или  нет  с  этого  поста,  а львиную долю процентов с оплаты получает
РУВД. Разве это справедливо? Приходится крутиться.

   Выясняется, что у одного - трое детей,  у другого - двое... Практи-
чески оставлены без средств к существованию.  Винить в этом можно кого
и что угодно:  ОРБ, прокуратуру, начальство, систему... Наконец, самих
себя. Беседа заканчивается на характерной ноте.

   - Вот погодите, - уверенно говорит охранник - будет очередной пере-
ворот, и вы сядете сюда, к нам. Что ж, от сумы да от тюрьмы, как гово-
рится...


ЧАС ОБОРОТНЯ

   Мы живем в такой стране,  где,  кажется, никого и ничем уже удивить
нельзя. Устали люди удивляться и возмущаться. Скандалы происходят каж-
дую неделю на самых высоких уровнях.  Реакция общества на новые разоб-
лачения  и срывание масок сейчас напоминает реакцию на удары долго из-
биваемого человека - отупев от боли,  он уже даже не вскрикивает и  не
пытается защищаться.

   В 1993-м  в  Петербурге к уголовной ответственности было привлечено
около 150 сотрудников правоохранительных органов.  В любой  нормальной
стране это вызвало бы бурю. У нас все тихо.

   Разные высокие начальники из правоохранительной системы открыто на-
чинают муссировать вопрос о том, что мафия может на определенном этапе
стать союзницей милиции в борьбе, например, с уличной преступностью.

   Вновь обсуждается всерьез тезис о том, что, ввиду малоэффективности
прямой борьбы с организованной преступностью, нужно "управлять" ею из-
нутри,  регулировать направления ее деятельности и стравливать группи-
ровки между собой.

   После убийства одного из крупнейших  московских  авторитетов  Отари
Квантришвили в апреле 1994 г. один из хорошо информированных столичных
источников осторожно намекнул нам:

   - Не удивлюсь,  если Отари убрали люди при погонах.  Удивлюсь, если
выяснится, что это не так...

   Голословные обвинения?  Возможно.  Но  вот слова другого источника,
питерского бандита,  ездившего летом 1994 г. в Москву на какие-то раз-
борки. За чашкой кофе в "Астории" он сказал:

   - В  Москве  уже совсем все головой поехали.  Там на разборки гене-
рал-майоры стали ездить - прямо в форме.  Решают вопросы.  Ты  веришь,
нет - я в первый раз себя почувствовал таким маленьким и глупым...

   Лихое наступило времечко - время оборотней.  Причем оборотней двой-
ных и тройных - давно ли на каждом бандитском сходняке орали, что пло-
хой бандит,  мол,  все лучше,  чем хороший мент? Тем более что хороший
мент - это мертвый мент...  А теперь уже никого из верхушки бандитской
братвы Питера не удивляет то, что, оказывается, братишек из конкуриру-
ющей или оборзевшей дружественной группировки можно тихо и чисто сдать
этим самым ментам - неважно каким,  плохим или хорошим.  А потом поцо-
кать на сходняке сочувственно и горестно,  повздыхать,  поохать:  "Эх,
каких  ребят  не уберегли.  Как же их так - с поличным-то.  Да еще и с
оружием..."

   А кое-кто и вообще сам в тюрьму садится - пересидеть смутное  время
кровавого кошмара: вы, мол, там на воле воюйте, убивайте друг друга, а
мы тут,  за решеточкой,  за дверями железными - тихо и  богобоязненно.
Тем  более,  что из тюрьмы все вопросы решаются ничуть не менее опера-
тивно, чем на воле.

   Может быть,  кто-то возразит,  скажет,  что нынешние бандиты просто
вынуждены  выкидывать  такие финты,  поскольку окружены со всех сторон
врагами,  а между своими они - честные... Кто-то скажет, что и те, кто
ушел  с высоких милицейских должностей в некие коммерческие структуры,
- тоже совершили честный поступок и строят теперь новую Россию - капи-
талистическую, причем такими же чистыми руками, как до этого социалис-
тическую.  Может быть.  Всякое бывало в России,  и никто уже ничему не
удивляется.

   Но вот вам,  уважаемые читатели, еще одна история-загадка, разгадки
на которую нет.  Пока. А может быть, и никогда не будет. Да и не столь
она важна - разгадка,  потому что давным-давно восточные мудрецы тонко
подметили, что вопрос иногда бывает гораздо важнее ответа.

   Жил да был в Питере (да и сейчас живет,  правда, в "Крестах") Нягин
Сергей Николаевич и занимал он некий пост в известном всем "синдикате"
господина Малышева.  В свое время господин Нягин делал дела еще с гос-
подином Владимировым,  памятным широкой публике по печально известному
делу фирмы "Планета".

   Узнал однажды Сергей Николаевич,  что в поселке Горелово,  где  он,
кстати, был прописан, осетины открыли кафе. Рассердился Сергей Никола-
евич на них за то,  что не платят они долю малую. И пришел он к осети-
нам и разговаривал с ними, и сказал: "Господь велел делиться". Не ска-
зать, чтобы осетины сильно обрадовались визиту господина Нягина, но не
признать  его правоту они не могли - действительно,  говорил Спаситель
такие мудрые слова.

   И стали осетины платить господину Нягину  дань.  Собирать  ее  было
удобно, потому что дом Сергея Николаевича стоял как раз рядом с кафе.

   Просто сказка сказывается, да не просто "дела делаются" - перестали
платить осетины. Не поверили в защиту нягинскую. И стали на них с уди-
вительной периодичностью - через трое суток - наезжать какие-то молод-
цы,  бить хозяев и выносить из кафе все,  что понравится.  А нравилась
молодцам в основном выпивка.  "Ну,  ясное дело,  - скажет читатель.  -
Бойцы нягинские уму-разуму их учили".  Скажет такое читатель и ошибет-
ся,  потому что были это никакие не нягинские бойцы,  а милиционеры из
Пушкинского учебного центра, и периодичность их появления - через трое
суток  -  объяснялась графиком дежурств и учебы.  Уставшие от ментов и
бандитов,  осетины опять-таки пошли в Управление по борьбе с организо-
ванной  преступностью и просили избавить от супостатов.  Добры молодцы
из РУОПа замыслили колоссальную операцию по поимке коллег - с наружным
наблюдением,  с  подставными  и понятыми,  с видеокамерой в нягинском,
кстати,  подъезде. Стали ждать злодеев. Точно по графику злодеи появи-
лись. "Сгорели менты", - скажет проницательный читатель, но опять оши-
бется.  На этот раз вместо милиционеров заявились как  раз  нягинские,
которые, как бы специально позируя перед видеокамерой, стали учинять в
кафе погром и выносить оттуда ящики со спиртным,  с шоколадом,  а один
тащил даже кассовый аппарат - ему сказали "взять кассу",  ну, он и по-
нял это буквально... Не знал парень, что касса - может означать выруч-
ку.

   И вот что интересно: то, что на осетинское кафе с упорством парано-
иков через три дня на четвертый по вечерам наезжают пушкинские милици-
онеры, знала в Горелове каждая собака. Это кафе - единственное заведе-
ние в селении,  где подавали спиртное,  - так  сказать,  центр  жизни.
Опять  же  все видели - то хозяева нормальными ходили,  а то вдруг - с
поломанными челюстями.  Титаническая операция РУОПа по поимке "оборот-
ней" секретной, честно говоря, не была - и не потому, что не хотели, а
потому, что скрыть подготовку к захвату в Горелове просто невозможно -
что скроешь в деревне? Тем более видеокамеру в нягинском подъезде.

   Как же  так  получилось,  что  вместо милиционеров в кафе появились
бандиты?  По старому принципу - одним деньги получать, другим "расход-
ным материалом" быть?  И почему в скором времени один из хозяев-осети-
нов пропал без вести, а другой был "успешно" закидан гранатами и расс-
трелян?..

   Ждите ответа.  Или  не  ждите,  потому  что ждать всегда трудно.  И
страшно.  Особенно в такой час,  который пробил сегодня над Россией. В
час оборотня...


СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ

   Говорить о причинах,  побуждающих нарушать закон тех,  кто  призван
его охранять, можно до бесконечности. Пожалуй, совсем не последним бу-
дет и то обстоятельство,  что сам закон плох и несовершенен. Возникаю-
щее неверие в собственные законы порождает правовой нигилизм и желание
переступить через то, что мешает работать,

   Но что нужно делать, чтобы уберечь от ментовского синдрома тех, кто
отдает себя делу борьбы с преступностью?

   По мнению одного нашего эксперта, за честность нужно платить. Чест-
ность дорого стоит.  Ведь высокая зарплата - это не только  устроенный
быт, что само по себе чрезвычайно важно. Высокая, достойная зарплата -
это еще и показатель того,  насколько ценен и дорог государству  конк-
ретный работник.

   А все остальное... Трудно придумать что-то новое.

   Полицейская коррупция существует везде, и многие страны имеют прек-
расный опыт решения этой проблемы.  Помните замечательный фильм  "Отк-
ройте,  полиция!", где Филипп Нуаре играл старого продажного французс-
кого полицейского?  Или другой фильм "Основной инстинкт",  из которого
мы с удивлением узнаем, что, оказывается, в каждом полицейском участке
США, в каждом отделе, работают полицейские-психологи. Служба эта чрез-
вычайно нужная и важная.  Ведь люди не железные, и у тех, кто работает
со страшными нагрузками, может попросту "поехать крыша". Психологи мо-
гут стать наблюдателями, теми, кто способен увидеть признаки синдрома,
провести профилактическую работу, спасти работника от него самого...

   А во что верить сейчас? Просто в людей. В тех, кто честно работает,
несмотря  ни  на  что,  из самых своих последних физических и душевных
сил.

   Когда мы спросили одного известного опера,  в чем  он  видит  смысл
своей работы, зная все то, что он знает, он улыбнулся и ответил:

   - Это философский вопрос. Все равно что спросить - в чем смысл жиз-
ни.  А смысл ее - в борьбе Добра и Зла.  Борьба эта идет везде,  в том
числе  и в душе каждого человека.  Я верю в Добро.  Зло не может вечно
побеждать - жизнь остановится. У нас в стране накоплено много Зла. Его
очень трудно победить.  Трудно,  но можно.  Нужно только не сдаваться.
Тогда мы все и увидим свет в конце тоннеля...

   Сентябрь 1993 - июль 1994 г.


БАНДИТ, КОТОРЫЙ ХОТЕЛ ВОЙТИ В ИСТОРИЮ (Портрет Карабаса)

   Антон владел небольшим хутором в нескольких часах езды на автомоби-
ле от Петербурга.  Когда он впервые показал его нам, то в шутку назвал
свое поместье замком маркиза Карабаса из известной сказки о Коте-в-са-
погах. И так же, как в сказке, этот хутор был фикцией, но в значитель-
но более серьезном смысле.

   Ферма Карабаса  (бандиты  с  удовольствием сами ухватились за новое
название) была важным объектом в той деятельности,  которой  занимался
Антон. Она была тайником для заложников, воспитательным заведением для
бандитов и базой для отмывания денег и торговли продуктами питания.

   История моего знакомства с главным героем этой  главы  изложена  во
второй части "Бандитского Петербурга", в главе "Ферма Карабаса". Летом
1993 г.  мы вместе со  шведским  журналистом  Малькольмом  Дикселиусом
приступили  к  съемкам документального фильма "Русская мафия".  В ходе
этих съемок бандит,  которого во второй части "Бандитского Петербурга"
я называл Карабасом,  а в этой - Антоном,  много раз беседовал с нами,
разрешив снимать свою группировку изнутри.  На основе  впечатлений  от
этих встреч и составлен предлагаемый вам, уважаемые читатели, портрет.

   Антон любил жить в деревне. У него был еще один хутор с семнадцатью
чистокровными лошадьми,  которых он демонстрировал нам с  нескрываемой
гордостью. Одевался Антон респектабельно - он давно отказался от кожа-
ных курток и предпочитал надевать за городом охотничий сюртук и  кепи,
словно английский помещик. Почти с такой же гордостью он показывал нам
и то,  что находилось за конюшней, - тюрьму на две камеры для похищен-
ных и заложников.

   - Такое должно быть у каждой банды, - говорил Антон. - Таких тюрем,
наверняка,  более сорока в Петербурге.  Нравственные принципы  нас  не
удерживают.  Если кто-то обманул бизнесмена,  которого мы защищаем, то
мы похищаем обидчика и держим его в камере,  пока он не заплатит,  или
берем кого-нибудь из его семьи, или уничтожаем его имущество.

   Антон был бандитом,  которому хотелось войти в историю.  И вовсе не
тем,  что он претендовал на звание самого крутого бандитского лидера в
Петербурге.  Он  даже не был подлинным лидером в своей группировке,  а
лишь временно "исполнял обязанности",  пока  настоящий  босс  сидел  в
тюрьме за вымогательство.  Да и группировка его не относилась ни к са-
мым крупным,  ни к самым богатым в Петербурге. (Раньше эта группировка
входила в империю Малышева,  а потом объявила себя независимой.  Антон
всеми силами старался удерживать ее от столкновения с другими бандита-
ми.)

   Чего на самом деле хотелось Антону, так это объяснить, что он дейс-
твует исключительно логично в той среде,  где обитает, и что организо-
ванная  преступность в переходный период от социализма к капитализму в
России стала "сложным и интересным социально-экономическим явлением...
исторически закономерным результатом..."

   Антон полагал,  что  толкование  закономерностей  этого  периода не
должно монопольно принадлежать милиции и криминалистам.

   - Сегодняшние читатели и будущие историки должны знать, как рассуж-
дает бандит, - заявлял он прямо, без всякой ложной скромности.

   Антону хотелось, чтобы окружающие воспринимали его как делового че-
ловека,  хотя и пользующегося примитивными и незаконными методами, но,
однако,  выполняющего  некую необходимую функцию в рыночной экономике.
Он даже не стеснялся продавать свои взгляды за деньги.  За  участие  в
фильме  "Русская мафия",  который снимался осенью 1993 г.,  он брал по
несколько сотен долларов за каждый отснятый эпизод. В то время ему бы-
ло около тридцати,  у него было круглое, чуть ребячливое лицо, уже за-
метное брюшко, испытующий взгляд и короткие, по бандитской моде, воло-
сы  (став начальником,  он начал их отращивать до более цивильной дли-
ны).  Он производил впечатление дергающегося,  несколько  напряженного
человека,  хотя говорил всегда спокойно и вдумчиво. На вопросы о своем
прошлом и о карьере в бандитском мире Антон отвечал  уклончиво.  Гово-
рил,  что  его родители были инженерами,  а сам он работал на заводе и
был обычным русским пареньком.  Но когда мы узнали его  поближе,  наше
впечатление о нем стало более сложным.  Его речь была грамотнее, чем у
обычного рабочего.  Он любил пофилософствовать на  темы,  связанные  с
развитием  общества и власти,  экономики и бизнеса.  С другой стороны,
разговаривая с подчиненными и  по  телефону,  он  бывал  краток  почти
по-военному  и  производил впечатление человека,  привыкшего принимать
решения.

   Рядовые бандиты считали, что он очень капризен. Антон действительно
взрывался  из-за мелочей и ругал своих людей даже в нашем присутствии.
Он чрезвычайно заботился о своем имидже,  а тщеславие было весьма  за-
метной чертой его характера.  Этим, наверное, и объяснялось то, что он
согласился встречаться с журналистами. Вместе с тем, в нем ясно ощуща-
лась потребность интеллектуального общения,  которого ему явно не хва-
тало в бандитской среде.  Антон был лишен образованной  интеллектуаль-
ности, необходимой в салонах русской интеллигенции, скорее он произво-
дил впечатление остроумного и лукавого самородка.

   В бандитском мире главная мера успеха - деньги.  Способности Антона
находить  новые  методы  заработка обеспечили ему в свое время успех в
группировке, которая стала ему родной.

   - Сначала речь шла о том,  чтобы находить фирмы, которым нужны кры-
ши.  Чем крупнее фирма, тем больше оборот и выше твой престиж в банде.
А потом я додумался до некоторых идей,  которые быстро себя оправдали.
Каких? Это коммерческая тайна.

   К осени 1993 г. группировка Антона обеспечивала крышу приблизитель-
но шестидесяти фирмам. Этого хватало, чтобы содержать банду примерно в
сто  человек.  Команда занималась и собственной полулегальной деятель-
ностью:  открывали свои киоски, торговали сельскохозяйственной продук-
цией, а также курировали проституцию и подпольно производили водку. На
самом деле это была вовсе не водка,  а разбавленный технический спирт,
разлитый  в  водочные  бутылки.  Производство было весьма примитивным:
разлив производился вручную на квартирах у людей, не входивших в груп-
пировку, а просто нуждающихся в приработке. Таких квартир у Антона бы-
ло несколько десятков.  Сам он отвечал за перевозку и продажу "водки",
которая контрабандным путем вывозилась в Эстонию.

   Антон очень  хотел  превратить  свою банду в фирму с международными
контактами и связями.  В 1993 г. под его крышей были совместные предп-
риятия с Нидерландами, Австрией, Швецией и Финляндией. Однако с иност-
ранными бизнесменами Антон не встречался,  потому что все переговоры с
организованной  преступностью в совместном предприятии всегда поручали
русским партнерам.

   Помимо водки в Эстонию,  Антон также  экспортировал  проституток  в
Финляндию  и Германию.  - Проституция - это отрасль,  которая дает нам
какие-то деньги. Это не такие уж большие деньги, но мы содержим на них
часть своих людей. У нас есть заказчики на Западе, которые имеют льви-
ную долю заработка,  а мы лишь отвечаем за то, чтобы девушки были дос-
тавлены по назначению. Потом они возвращаются и благодарят нас.

   У группировки  Антона  было  три так называемых отстойника в центре
Петербурга.  По сути дела,  это были обычные публичные дома, в которых
девицы работали по ночам. Проститутки, работавшие на группировку Анто-
на,  получали четвертую часть того,  что платил клиент, приблизительно
столько же шло сутенеру. Остальное уходило в общак.

   Вся деятельность  группировки,  естественно,  предполагала насилие.
Антон этого не отрицал,  но все время пытался объяснить его как  неиз-
бежное зло:

   - Я лично против физического насилия.  Всегда найдутся другие мето-
ды.  Есть люди,  которым нравится делать другим плохо. Мы же поступаем
так только в случае крайней необходимости.

   Однако эти  заявления противоречили его поведению.  Во время съемок
на ферме Карабаса мы видели,  как Антон спокойно наблюдал за одним  из
своих подчиненных,  когда тот избивал наемного работника-старика нога-
ми.  Старик был алкоголиком,  он украл и продал овцу, а деньги пропил.
Возможно,  тогда мы увидели Антона-моралиста. Он неоднократно деклари-
ровал свое презрение к алкоголикам и наркоманам.  В группировке  алко-
голь и наркотики были категорически запрещены.  Пойманные на нарушении
этого запрета молодые бандиты могли быть выгнаны из группировки.

   Более страшными преступлениями внутри банды считались кража у брат-
ков или из общака и предательство.

   - За такие проступки,  - говорил Антон,  - может быть очень строгое
наказание. - И даже смертная казнь? - Да, естественно, и смерть, - от-
ветил он, не моргнув.

   В принципе  Антон ничего не имел против стычек с другими группиров-
ками, но не любил их, потому что они всегда стоили больших денег.

   - Если нас вынуждают к боевым действиям,  то мы прибегаем и к  ним,
но такое бывает достаточно редко и только в крайних случаях.  Это эко-
номически невыгодно, потому что мы перестаем зарабатывать деньги и все
уходит на войну.

   Антон подразделял преступность в Петербурге на три категории: быто-
вые уголовники,  нормальные бандиты и беспредел. С бандитами из других
группировок в 90 процентах случаев удавалось разбираться мирным путем.
Однако, если какая-либо из сторон нарушала бандитские понятия, то мог-
ли быть и человеческие жертвы.

   - И  тогда побеждает сильнейший,  а у нас решает босс - по понятиям
нам жить или нет.

   Антон скептически относился к общим бандитским сходнякам  в  Петер-
бурге. К столу в гостинице "Пулковская", где проходили встречи лидеров
группировок, он отправлялся лишь "в силу необходим мости".

   - Мы - самостоятельная организация.  Мы не считаем,  что  необходим
специальный бандитский суд. Жить нужно по здравому смыслу. Мы пытаемся
разрешить все конфликты мирно, но своих денег не отдадим никому.

   Забавно, но Антон неоднократно сетовал  на  недействующую  правовую
систему:

   - Закон должен быть жестким и распространяться на всех без исключе-
ния.  Каждый человек решает сам,  как относиться к закону.  И в случае
его нарушения должен быть готов к наказанию. - А ты готов?

   - Готов,  но пусть меня сначала поймают.  Антон уже сидел в тюрьме,
он провел четыре месяца в предварительном заключении.  Потом уголовное
дело прекратили за недостаточностью улик.

   Антон считал,  что  действующую правоохранительную систему обмануть
очень легко.  То,  что его боссы попали в тюрьму, он объяснял тем, что
некий бизнесмен "заплатил ментам за их посадку".

   - Милиция вообще подкуплена на корню.  Честных очень мало. - А быв-
шие КГБ?

   - Эти знают еще меньше, чем милиция. Мы их всерьез не воспринимаем,
хотя у них больше технических средств, чем у милиции.

   Антон долго объяснял нам,  что организованная преступность и право-
охранительные органы играют в своеобразную игру,  где главный судья  -
сила и деньги.

   - В суде побеждает не справедливость,  а тот,  кому удается убедить
судей в своей правоте. А средства убеждения бывают разные.

   Антон защищал право бандитов на существование в том обществе, кото-
рое возникло в России после распада Советской империи.

   - Ничего такого никогда не было бы, если бы раньше, при так называ-
емом социализме, мы все на самом деле были равны. Но лозунг - "каждому
по потребностям" - был невыполним.  Единственное,  чего хочу я,  - это
надежности и благосостояния.  Я не хочу, чтобы мои дети жили в беспре-
дельной стране.  Я и сам не люблю нарушать закон.  Но сегодня в России
надо выбирать: если ты пытаешься заработать какие-то деньги, то должен
уметь  либо сам защитить себя,  либо просить защиты у кого-то другого.
Если ты убежден,  что защищен, - твое счастье, если нет, - тогда жизнь
дана тебе взаймы.  И тогда каждый новый день для тебя может стать пос-
ледним...

                * * *

   Карабас разорвал все контакты с нами так же неожиданно,  как в свое
время пошел на них. Впрочем, по сведениям из других источников, я слы-
шал, что дела у него идут в гору и он продолжает процветать. Последний
раз  я видел его случайно летом 1994 г.  Мы столкнулись в одной петер-
бургской тюрьме, куда он, видимо, пришел на свидание с кем-то из своих
коллег.  Он  еще  больше располнел и был похож в своем дорогом костюме
скорее на преуспевающего бизнесмена,  чем на бандита.  Мы  встретились
глазами, но здороваться не стали, а лишь обменялись кивками, как люди,
которые очень смутно помнят друг друга...


ЖИВОЙ ТОВАР

   Если проституция - самая древняя профессия на Земле, то получается,
что женское тело - самый древний товар?

   Интересно, кому первому пришла в голову мысль, что женское естество
можно продавать - Продавцу или Покупателю в той самой первой сделке на
заре времен?  Этого мы никогда не узнаем.  Но как бы там ни было  -  а
как-нибудь да было, - проституция возникла вместе с первобытнообщинным
строем,  окрепла в древних рабовладельческих  государствах,  выжила  в
жестокое время тоталитарного феодализма,  расцвела после первых буржу-
азных революций и отправилась широким шагом гулять  по  всем  странам,
строям и эпохам.

   Любопытно, что почти всегда и везде проституток осуждает обществен-
ная мораль и преследуют правоохранительные органы. Не менее любопытно,
однако,  что той же общественной моралью гораздо меньше осуждаются те,
кто пользуется услугами  проституток,  -  в  широком,  кстати  говоря,
спектре. Скажем, те же правоохранительные органы всех времен и народов
пользовались проститутками как агентами -  их  было  легче  вербовать,
контролировать,  использовать, и через них, конечно, проходило намного
больше информации, чем через добропорядочную домохозяйку.

   В нашей стране особый интерес к этой профессии вспыхнул  с  первыми
шагами перестройки.  В обрушившейся на обывателя информационной лавине
статей,  книг, теле- и кинофильмов об отечественных шлюхах доминировал
образ валютной интуристовской проститутки - очень сексапильной девушки
с непростой судьбой в непростое время.

   Вторая волна информационного бума вокруг проституток у нас на роди-
не относится к началу 90-х годов, когда появились первые конторы теле-
фонных девушек.

   Чуть ли не каждая порядочная газета считала своим  долгом  выделить
какому-нибудь сотруднику определенную сумму денег, чтобы он "вызвонил"
себе проститутку и взял у нее интервью.

   За всеми этими забавами несколько в тени остались  уличные  прости-
тутки - хотя именно они,  а не валютно-гостиничные и телефонные,  сос-
тавляют основной отряд корпуса шлюх (и не только в нашей стране, кста-
ти). Вторым, не совсем понятным, информационным пробелом стало практи-
ческое отсутствие упоминаний о тех, на кого проститутки работают, - то
есть в принципе обыватель знал, что у более-менее организованных прос-
титуток есть сутенеры...  И все. На сутенерах цепочка обычно и обрыва-
лась, что не давало возможности читателю в полной мере оценить масшта-
бы и обороты денежных масс в "бл...ких империях", контролируемых орга-
низованными преступными группировками...

           * * *

   ...Июнь, белая ночь,  Невский проспект. Моего спутника знакомые на-
зывают Винт,  он бригадир одной из питерских группировок.  Он проводит
для меня экскурсию под кодовым названием:  "В мире бл-.ского бизнеса".
Винту ведено отвечать на любые мои вопросы.  Приказы руководства,  как
известно, не обсуждают, и Винт ничего не спрашивает, но видно, что ре-
шение начальства ему непонятно и неприятно.

   - Ну что, начнем, пожалуй, с отстойника, - говорит Винт, сворачивая
на канал Грибоедова. - Отстойника?..

   - Ну да.  Отстойником называется квартира,  где собираются девушки,
которые у нас работают.  Они собираются там  к  определенному  часу  -
где-то к 23.00 - и ждут сутенеров.  А сутенер подъезжает, когда найдет
клиента.  Клиент получает девушку, расплачивается с сутенером и уезжа-
ет.  За девушкой через некоторое время заезжает охрана и возвращает ее
в отстойник...

   Мы заходим в типичный петербургский дворколодец.  Из окна  квартиры
на втором этаже доносится женский смех. Поднимаемся в отстойник. Квар-
тира больше всего напоминает расселенную коммуналку - ободранные  сте-
ны,  тусклый свет,  грязь. В маленькой комнатке на двух диванах рядком
сидят восемь девиц.  На вид им от семнадцати до двадцати  лет.  Увидев
Винта,  они замолкают.  Винт деловито их пересчитывает и спрашивает: -
Почему Марины нет?  - У нее ребенок заболел... Винт недовольно хмурит-
ся:

     Винт был одним из бригадиров в группировке АнтонаКарабаса.

   - Он у нее все время болеет!  Отдуваться за нее сами будете... Так,
девочки,  насчет фотографий - не забудьте, крайний срок - послезавтра!
Девушки молча кивают.  Мы выходим. - Что за фотографии? - спрашиваю. -
На загранпаспорт. Мы собираемся отправить пробную группу в Германию на
заработки.  Паспорта уже, считай, купили, там люди ждут. Девки вот тя-
нут, боятся. - Чего боятся?

   - Видишь ли, земля слухами полнится... Первыми вывозить проституток
за рубеж начали не мы, а "черные". Они там довольно жестоко с ними об-
ращались, загоняли в квартиру и заставляли трахаться практически зада-
ром. Нам это не нужно, мы, наоборот, хотим, чтобы девушки были заинте-
ресованы в работе,  но они пока боятся.  Хотя и знают, что в Питере мы
работаем честно. - Честно - это как?

   - Сейчас  женщина часа на два для клиента стоит около сорока тысяч.
Из этих сорока она получает на руки десять тысяч. Чуть больше получает
сутенер. Остальные берем мы, - а нам нужно оплачивать охрану, квартиру
и машины.  В месяц наша проститутка получает около двухсот  пятидесяти
тысяч рублей,  согласись,  что приличная сумма...  - Как вы подбираете
"кадры"? - Это задача сутенера или сутенерши. Обычно девчонки приводят
подруг,  знакомых...  Контингент  у нас самый разный,  но в основном -
учащиеся,  иногородние, общежитские. Беленькая, которая в углу сидела,
кстати, с четвертого курса Педагогического института. Медичек много. -
На что они деньги тратят?  - Бог их знает...  На тряпки да на водку, в
основном.  Пьют они,  как звери просто. Вообще, с моей точки зрения, в
проститутки может пойти лишь женщина с больной психикой или просто ду-
ра.  Гробят они себя. Но это их личное дело. Силком ни одну сюда мы не
тащили. Разные есть. Есть деловые, которые деньги на что-то копят, по-
том уезжают,  есть даже замужние.  Одна артистка была - мужу говорила,
что в ночную смену подрабатывает.

   - А у вас с ними отношения человеческие или рабочие?

   - Это как?  Если тебя интересует,  трахаемся мы с ними или нет, - я
тебе скажу,  что да,  трахаемся. Но за деньги, на общих основаниях, то
есть платим им их долю - десять тысяч.  Трахнуть проститутку бесплатно
- это западло.  Другое дело, если сама предложит. Или, скажем, вот для
тебя - можем бесплатно организовать.  Хочешь? Тебе же, наверное, инте-
ресно? Там есть большие мастерицы, я лично обучал...

   - Да нет, спасибо... Слушай, Винт, а кто клиенты у них? Сорок тысяч
сейчас деньги немалые - просто пьяницы их заплатить  не  могут.  Ну  а
бизнесмены солидные,  наверное,  что-нибудь поприличнее найти себе мо-
гут...

   - Клиенты разные.  В основном,  конечно, мужики загульные. Бандиты.
Кооператоры средней руки. Когда кто. Даже депутаты были.

   - А почему бы им, девушкам то есть, не работать без вас - независи-
мо. Цена-то такая же.

   - Те,  которые снимаются сами, больше рискуют, что их трахнут бесп-
латно,  изобьют,  что нарвутся на садиста-извращенца.  В общем,  риску
больше.  А мы своих бережем. Страшные разборки бывают, когда баб хотят
бесплатно отнять.  Или, скажем, был у нас случай - девчонки на садиста
нарвались.  Мы его нашли, искалечили, деньги отняли - вот наши девки и
знают, что мы за них заступимся, опятьтаки слух по городу идет...

   - А чем ваша система отличается от телефонных?

   - У телефонных риску больше. Они ведь не знают, кто с ними по теле-
фону разговаривает. А ведь статью за сводничество и организацию прито-
нов  еще  никто  не отменил.  А у нас...  - мы сразу клиента видим.  -
Сколько у вас таких квартир? - Четыре.

   - А сутенерских пунктов в городе?  - Три.  Причем один мы  делим  с
другой командой.  У них в той точке стоит один сутенер, а у нас - два.
Живем, кстати, мирно. Из-за территории не ссоримся.

   - И сколько денег получает организация в месяц?

   Винт насмешливо смотрит на меня. - Ну, ты даешь! Такие вопросы... Я
сам точно не знаю. Но больше десяти миллионов...

   Мы выходим  на Невский проспект.  Здесь один из сутенерских пунктов
Винта. В данном случае сутенер - женщина. Не заметив Винта, она подхо-
дит ко мне и спрашивает интимным голосом: - У вас не будет лишнего же-
тончика на метро? "Жетончик" - это что-то вроде местного пароля. Подо-
шедший Винт берет ее за руку. - Свои.

   Они отходят и о чем-то долго шепчутся. Возвращается Винт злой.

   - Вот сука. Придется экзекуцию устраивать. Нет, ты пойми, - он обо-
рачивается ко мне, - не хочет ехать в Германию. Ну так бы сразу и ска-
зала. А то она не хочет теперь, когда мы уже за ее паспорт свои деньги
заплатили. Интересное кино...

   - А кто такие сутенеры? Это члены вашей группировки?

   Винт закашливается сигаретным дымом.  - Ты что? К сутенерам отноше-
ние плохое.  Брезгливое. Как к кооператорам. Они по сути кооператоры и
есть. Барыги. Но - люди нужные. И работа у них нервная. Позавчера вот,
например,  одному нашему сутенеру и одному охраннику головы попробива-
ли.  А ведь говорили же тысячу раз - не стоять без дубин! Нарвались на
блатных, те хотели баб за так украсть...

   Мы наблюдаем  за  сутенершей  около часа.  За это время она находит
только одного клиента -  совершенно  пьяного  артиллерийского  майора.
Смот1реть на эту "нервную работу" довольно скучно. И противно.

   - Слушай,  Винт,  - спрашиваю я перед тем, как попрощаться. - А те-
бе-то самому не противно всем этим заниматься?

   - Как сказать...  Противно,  конечно...  Вообще,  это все  страшная
грязь,  но это - деньги.  И очень большие.  Которые станут еще больше.
Если нас не пересажают, - и Винт грустно улыбается...

                * * *

   В последнее время появились слухи,  что проституция будет  в  нашей
стране упорядочена.  Якобы готовится даже какой-то законопроект. Депу-
таты работают,  сексологи. По этому поводу проститутки, которые иногда
делятся со мной информацией, высказали любопытную мысль:

   - Если пишут закон о проституции, то просто обязаны с нами консуль-
тироваться и наше мнение учитывать...  Это же закон в  первую  очередь
для нас... Хотя... У нас законы неизвестно для кого пишутся...

   Июнь 1993 г.


НЕ ВЕРЬ, НЕ ЖАЛУЙСЯ И НЕ ПРОСИ

   8 декабря 1994 г.  в Петербурге в ресторане "Метрополь" в  торжест-
венной  обстановке открылся сходняк воров в законе и уголовных автори-
тетов,  съехавшихся в северную столицу из различных регионов России  и
Ближнего Зарубежья - всего более шестидесяти делегатов. Синие от тату-
ировок мужчины неплохо оттеняли красивых женщин,  платья  которых  пи-
кантно оттягивали золотые пуговицы.

   Поводом для  собрания  послужил день рождения известного сибирского
вора Петрухи (Петруха входил в ближайшее окружение Япончика,  а на мо-
мент  питерского сходняка находился в федеральном розыске за организа-
цию серии заказных убийств в Сибири).  Собравшимся было что  обсудить.
На сходняке предполагалось вести речь об интеграции петербургского ре-
гиона в сферу влияния представителей блатной идеи - с  учетом  сложив-
шейся обстановки. А обстановка эта весьма сложная.

   Напомним, что Петербург долгое время был,  если так можно выразить-
ся,  не воровским городом,  в отличие от, скажем, Москвы, где основные
тенденции  развития  организованной преступности традиционно определя-
лись ворами в законе,  генералами преступного мира, которых в столице,
по разным данным, действует от 200 до 250 человек. В Питере же истори-
чески сложилась ориентация на вторую, современную систему организован-
ной преступности - на бандитов из "новой волны", не признающей воровс-
ких законов, в лучшем случае лишь учитывающей их. В связи с этим коли-
чество  воров  в  законе в Петербурге в конце 80-х - начале 90-х годов
редко было большим, чем пять, да и особого влияния они не имели... Од-
нако  воровская  каста постоянно следила за событиями в СевероЗападном
регионе, понимая, что Петербург слишком лакомый кусок, чтобы так легко
от него отказаться...

     О борьбе  воров и бандитов более подробно рассказывалось в первой
части "Бандитского Петербурга", которая называется "Воровской венец".

   В октябре 1992 года милиция задерживает, а потом арестовывает Алек-
сандра  Малышева  - на тот момент императора бандитской империи Петер-
бурга,  в которую входили в общей  сложности  окало  двадцати  крупных
группировок. За решеткой оказываются и несколько лиц из ближайшего ок-
ружения Малышева.  Несмотря на то,  что многие из арестованных  вскоре
оказались на свободе ,  империя начинает разваливаться. Воры в законе,
и прежде всего московские,  тут же предлагают, как уже упоминалось, на
состоявшемся в марте 1993 г.  московско-питерском сходняке свои услуги
для "принятия знамени из ослабевших рук". Выступивший против этой идеи
питерский бандитский авторитет Андрей Берзин по прозвищу Беда был убит
через несколько дней после окончания сходняка.  Воры усилили натиск  и
летом  1993 г.  провели в Петербурге демонстративную коронацию некоего
казанского вора с погонялом (то есть прозвищем) Вася - и это при  том,
что в Питере коронаций не было с незапамятных времен. Но в этот момент
на авансцене петербургского театра организованных преступных  действий
вновь  появляется  после отсидки Владимир Кумарин - лидер "тамбовской"
группировки. Несмотря на то, что в городе всегда много говорили о неп-
римиримой вражде "тамбовских" и "малышевских", их цели, задачи и перс-
пективы во многом совпадали, поэтому к концу 1993 г. в Петербурге ста-
ло возможным констатировать выход бандитского направления организован-
ной преступности на новый уровень развития - в городе сложилось  "там-
бовскомалышевское" преступное сообщество, то есть мощная организация с
многочисленными "силовыми" структурами,  с надежными связями в органах
власти,  с информативной базой,  со своей разведкой,  контрразведкой и
аналитическими подразделениями.  Схема такого сообщества уже  описыва-
лась выше в главе "Дожить до рассвета".  Все это,  естественно, опира-
лось на серьезные  экономические  структуры.  Единственными  реальными
конкурентами  "тамбовско-малышевского" сообщества в Петербурге остава-
лись "чеченское" преступное сообщество и  организация  так  называемых
"казанских".

   Например, бывшего вора в законе Владислава Кирпичева, проведшего за
решеткой более 30 лет своей жизни, несмотря на предъявленные ему обви-
нения в совершении тяжких преступлений, таких, как бандитизм и вымога-
тельство, суд с упорством, достойным лучшего применения, несколько раз
выпускал из тюрьмы под подписку о невыезде.

   На последних  стоит остановиться подробнее.  "Казанское" преступное
сообщество выросло из молодежных банд Казани,  Набережных Челнов и не-
которых других городов Татарстана. Об этих молодежных бандах и их кро-
вавых разборках много писала советская пресса в середине  80-х  годов.
Для них были характерны гастрольные поездки в различные крупные города
России - прежде всего в Москву и Петербург.  Постепенно оседая в  этих
городах, "казанцы" не теряли связи друг с другом и с "исторической ро-
диной" и шаг за шагом становились одной из самых мощных преступных ор-
ганизаций России.  В Москве одним из наиболее известных представителей
"казанских" был некто Француз,  державший Арбат, - его убили в 1992 г.
В  Петербурге с конца 80-х основным лидером "казанских" становится Ма-
рат Абдурахманов, по прозвищу Мартин. Его опасались все. Мартин слыл в
Питере человеком страшным и непредсказуемым. Говорили, что он мог, си-
дя в ресторане,  улыбнуться собеседнику,  а потом разбить о его голову
бутылку... или сделать с ним еще кое-что похуже... Дважды отсидевший в
тюрьме,  Мартин никогда не ночевал две ночи подряд в одной  и  той  же
квартире, а найти его могли только особо доверенные лица и то по ради-
отелефону.

   "Казанцы" резко отличались от остальных группировок - и прежде все-
го тем,  что татары, составлявшие костяк их организации, могли входить
в другие группировки.  Действовавшие как бы автономно, различные кланы
"казанских" немедленно объединялись в случае возникновения общей опас-
ности или общей цели. В Петербурге "казанцы" входили в группировки Ма-
лышева,  Кумарина, Кудряшова и даже в "азербайджанское" преступное со-
общество.

   "Казанские" никогда не практиковали  культ  физической  силы,  как,
например,  "тамбовские".  "Зачем нам качаться,  если можно гранату ки-
нуть", - смеялись они и никогда не отказывали себе ни в спиртном, ни в
наркотиках,  предпочитая из последних кокаин.  Кстати, несмотря на это
(а ведь сказал пророк Аллаха:  "Воистину,  запрещено все,  что опьяня-
ет"), практически все "казанцы" считают себя правоверными мусульманами
и очень хорошо помнят свои исторические корни (до пятогоседьмого коле-
на).  В  этой организации широко распространена практика клятв на свя-
щенном Коране. В "казанском" сообществе реально действует принцип обе-
та  молчания,  практически  не  характерный для славянских группировок
(хотя и декларируемый  ими).  В  организации  "казанских"  чрезвычайно
быстро  и очень жестоко наказывают за невыполненное распоряжение стар-
шего. По слухам, именно из-за этого был убит в октябре 1992 г. один из
лидеров  петербургских "казанцев" Ноиль Хаматов (Рыжий).  После смерти
Рыжего его жена была обобрана буквально до нитки,  что косвенно свиде-
тельствует о ликвидации Хаматова своими. Для осуществления таких акций
у "казанских" существует целый отряд отморозков с реальными  медицинс-
кими справками, удостоверяющими их неполную психическую вменяемость.

   У Мартина  после его задержания,  о котором пойдет речь ниже,  была
изъята толстая золотая цепь с золотой же бляхой, усыпанной бриллианта-
ми. На бляхе были выгравированы изречения из Корана.

   "Казанцы" вообще  всегда  отличались особой жестокостью.  Полагают,
что именно они организовали в 1992 г.  расстрел Торжковского  рынка  в
Петербурге,  в  ходе которого несколько человек погибло и более десяти
было ранено.  Сама акция, по словам информированных людей, осуществля-
лась приезжей бригадой, которая в тот же вечер покинула город.

   Еще одним  существенным  отличием  "казанских"  от других питерских
бандитов является их четкая ориентация на воров в  законе.  Правда,  в
Питере  с  учетом реалий эта ориентация не особо афишировалась до поры
до времени, хотя общак организации "казанских" всегда действовал имен-
но по воровской модели (все нажитое - в общак,  и получать уже оттуда,
в отличие, например, от "тамбовского" общака, куда отчислялось не все,
а  проценты).  "Казанские" всегда были в гораздо большей степени,  чем
славянские питерские банды,  ориентированы на общеуголовные преступле-
ния,  такие, как квартирные кражи, разбои и грабежи, причем при подго-
товке и совершении таких  преступлений  практиковался  так  называемый
вахтовый  метод,  существенно осложнявший работу милиции.  Суть метода
заключается в том,  что разрабатывают и готовят преступления питерские
"казанцы",  а непосредственно совершают их приезжие бригады, которые в
тот же день скидывают нажитое в общак и покидают город.

   Базой "казанских" в Петербурге долгое время было известное  заведе-
ние, называющееся "Северное сияние". "Казанцы" всегда отличались непо-
нятной жестокостью по отношению к бизнесменам,  которым сами же давали
крышу.  Это вызывало удивление, например у "тамбовских", которые отзы-
вались о странных методах "казанцев" примерно так:  "Совсем отморожен-
ные,  своих же дербанят,  развиваться не дают". Однако несмотря на всю
кажущуюся внешнюю отмороженность,  назвать "казанцев"  недальновидными
или  неумными было бы категорически неверно.  Именно у "казанцев",  по
мнению информированных наблюдателей,  всегда были наиболее сильные по-
зиции в правоохранительных органах Петербурга...

     Кроме "Северного  сияния" известными сходняками "казанцев" в раз-
ное время были заведения "Сугроб" и "Шлотбург".

   Ко второй половине 1993 г. и "казанцы", и "тамбовские" включаются в
гонку  за главный приз - за контроль над сферой торговли энергоносите-
лями. Однако "тамбовские" совершают большую ошибку - в результате пло-
хо  организованного  убийства  одного  из виднейших бизнесменов в этой
сфере в Северо-Западном регионе Сергея Бейнешева часть верхушки  "там-
бовских" во главе с правой рукой Владимира Кумарина Валерием Ледовских
(Бабуин) оказывается за решеткой.  "Казанцы" усиливают натиск, попутно
ужесточая процесс консолидации своих рядов. Весной 1994 г. в Петербур-
ге убивают одного из авторитетов "казанских" Ноиля Исхакова - по  мне-
нию некоторых осведомленных экспертов его ликвидация была вызвана тем,
что покойный был сторонником мирных переговоров со всеми  представите-
лями оргпреступности Петербурга, считая, что "хлеба хватит всем", в то
время как его коллеги по сообществу,  наоборот,  полагали,  что "нужно
брать все и сразу". Примерно в то же время в ресторане "Шлотбург" уби-
вают видного экономиста "тамбовцев" Альберта.

   С начала лета 1994 г.  сложившийся в Петербурге паритет резко нару-
шается в пользу "казанцев" - 1 июня 1994 г.  происходит попытка ликви-
дации Владимира Кумарина (Кум). Кумарин остается в живых чудом, благо-
даря  своему  могучему  здоровью.  Пользуясь  пошатнувшимся положением
"тамбовских",  "казанцы" отбирают у них часть объектов (среди которых,
например,  сфера влияния на отель "Невский Палас").  А "тамбовцы" про-
должают нести потери - в начале ноября 1994 г. в Будапеште убивают еще
двух их авторитетов Андрея Сергеева (Анджей) и Алексея Косова...

   В сложившейся ситуации "казанским" не может реально противостоять в
Петербурге ни одно другое преступное сообщество.  Однако их триумф был
недолгим.  Сначала  в Петрозаводске арестовывают одного из авторитетов
"казанцев" Артура Кжижевича (чудом выжившего после покушения на него в
1993 г.),  а потом сотрудники Регионального управления по борьбе с ор-
ганизованной преступностью с середины ноября по начало декабря сажают,
практически,  всю  верхушку питерских "казанцев".  За решетку попадают
Мартин, Фантом, Афоня, Зозуля, Карп, Добряк и Поздняк. (Попозже за ре-
шетку попали и Салават Маленький со своей правой рукой Кочергой. Сала-
вату было предъявлено обвинение в бандитизме,  что вызвало шок в среде
"казанцев".) Многие планы и сделки "казанцев" оказались замороженными.
Впрочем, братва не верит, что Мартин сел надолго, но об этом чуть поз-
же... По одной из версий, чрезвычайные усилия по сливу "казанских" бы-
ли предприняты кругами, категорически несогласными с усилением их вли-
яния  именно в сфере контроля над торговлей энергоносителями.  Вообще,
борьба в этой сфере выходит на первое место в сегодняшней жизни  орга-
низованной  преступности России.  Бензиновый кризис,  пережитый осенью
1994 г. Москвой и некоторыми другими городами России, по оценке специ-
алистов,  является  прямым следствием этой борьбы.  А бороться есть за
что - речь идет о многомиллиардных долларовых оборотах.  Недооценивать
эту  ситуацию крайне опасно - ведь она уже влияет в целом на экономику
России,  а следовательно,  и на ее политику. Именно в этой мутной каше
могут отыскаться корни событий, потрясших Россию осенью 1994 г. Напри-
мер, по мнению одного аналитика, убийство в октябре 1994 г. журналиста
"Московского комсомольца" Дмитрия Холодова и последовавшая за этим ре-
акция общества и властных структур могли быть частью сложной,  профес-
сионально проведенной операции "отвлечения внимания" от чегото чрезвы-
чайно важного и серьезного, происходящего в сфере экономики...

     По имеющейся конфиденциальной информации Мартин,  попав в тюрьму,
пытался  вскрыть себе осколком стекла живот.  Скорее всего это была не
попытка самоубийства,  а примененный на практике тюремный способ попа-
дания на больничную койку.

   Вот в  такой сложной и неоднозначно оцениваемой обстановке и должен
был пройти 8 декабря 1994 г.  в Петербурге сходняк авторитетов и воров
в  законе в ресторане "Метрополь".  Согласитесь,  серьезным людям явно
было что серьезно обсудить. Однако планы их были грубо и бестактно по-
рушены милиционерами,  ввалившимися в ресторан в своих тяжелых сапогах
и с неласковыми собаками.  В прессцентре  ГУВД  Петербурга  отказались
комментировать  события  этого  вечера,  однако,  по словам работников
"Метрополя", омоновцы смогли задержать несколько десятков "очень влия-
тельных людей". Надежный источник сообщил, что у задержанных было изъ-
ято ценностей и ювелирных изделий на общую сумму в несколько  миллиар-
дов рублей.

   Впрочем, обольщаться по этому поводу не стоило.  Большинство их них
через короткое время оказались на свободе. Потому что задержанные были
действительно  серьезными людьми,  а не бритыми клоунами в подержанных
"мерседесах" с неработающими радиотелефонами в  руках,  которых  можно
задерживать снопами и вязанками,  рапортуя потом по телевизору о неви-
данных победах в святом деле борьбы с организованной преступностью и о
снижении общего роста преступности.  А происходит это потому, что рос-
сийские политики самых высших рангов и уровней как-то уж очень  упорно
не  желают понять достаточно простую аксиому:  организованная преступ-
ность в сегодняшней России - это совсем не только тупомордые  боевики,
а еще и экономика,  связанная,  естественно,  с политикой. Современная
организованная преступность - это широкомасштабный преступный  бизнес,
государство в государстве,  а боевики,  которых как ни хватай - меньше
не будет (благо народу в России много),  всего лишь стружка, расходный
материал, образующийся от, как уже ранее было сказано, трения механиз-
мов двух государственных систем - легальной и теневой...

   В условиях "непонимания" этой проблемы "наверху" в правоохранитель-
ных органах будет оставаться все меньше энтузиастов, способных реально
бороться с организованной преступностью,  потому что за эту борьбу, не
дающую немедленных победных показателей, они не получают ничего, кроме
головных болей и выговоров.

   По имеющейся конфиденциальной информации, "деловые круги" Петербур-
га  с декабря 1994 г.  стали предпринимать чрезвычайные меры для того,
чтобы в период конца 1994 - начала 1995 г. обеспечить выход на свободу
Александра  Малышева,  Валерия Дедовских и других представителей "там-
бовско-малышевского" сообщества.

   В прокуратуре Петербурга была проведена реорганизация,  очевидно, в
целях усиления борьбы с бандитизмом и организованной преступностью.  В
результате такой "реорганизации" сокращен отдел, занимавшийся надзором
за делами "малышевских", "тамбовских" и многих других. Прокурор, возг-
лавлявший этот отдел, был выведен за штат, а позже и уволен.

   Примерно в этот же период ряд депутатов Государственной думы, среди
которых был и Александр Невзоров, направляют ходатайство в Генеральную
прокуратуру с требованием рассмотреть дело незаконно содержащегося под
стражей  "коммерсанта"  Александра Малышева.  К этому добавить нечего.
Обычно в такой обстановке уголовные дела начинают разваливаться...

   Декабрь 1994 г.


Часть шестая. ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ЛЕГАЛИЗАЦИИ

   Один мой  знакомый,  прошедший  сложный жизненный путь и занимающий
ныне довольно высокий пост в ФСБ,  сказал мне  летом  1995  г.:  "Наши
проблемы  в  том,  что правила игры постоянно меняются - тот,  кто еще
вчера был однозначным преступником,  сегодня может стать видным членом
нового общества,  хотя и "авторитет", и деньги он добывал самым что ни
на есть уголовным путем. Появились какие-то "неписаные" правила, о ко-
торых  правоохранительные  органы должны "догадываться",  - а началось
все в эпоху "больших демократических перемен" - народу громко  крикну-
ли: " Обогащайтесь", а потом тихонько добавили - для некоторых: "Любым
путем..." Сегодня речь не идет  о  борьбе  с  организованной  преступ-
ностью, правоохранительные органы ее могут пока лишь фиксировать, если
быть до конца честным. Фиксировать и ждать, когда наступят другие вре-
мена. Потому что нынешнее время - это время великой легализации..."


БАНДИТСКО-ДЕПУТАТСКИЙ РОМАН

   7 апреля 1995 г.  примерно в 4 часа дня в Петербурге на Суворовском
проспекте около кафе "Грета" три бандитских автомобиля блокировали ма-
шину,  в которой находились сотрудники питерского РУОПа. Вспыхнула пе-
рестрелка, в результате которой от полученных ранений скончался офицер
РУОПа, старший лейтенант милиции Владимир Троценко.

   По оперативной информации машину руоповцев обстреляли бандиты, вхо-
дившие  в  так  называемое "казанское" преступное сообщество - одно из
самых сильных в Питере.  Ответ РУОПа был страшен, в течение нескольких
дней  в  городе  проводились рейды в основном по так называемым местам
концентрации преступных элементов,  в ходе которых было задержано нес-
колько сотен человек. Эта беспрецедентная по своим масштабам операция,
конечно, получила широкий резонанс. На РУОП посыпались жалобы и упреки
в необоснованных задержаниях и грубых,  некорректных действиях сотруд-
ников милиции.  Сразу после праздника Победы в Петербургском Городском
Собрании было решено заслушать руководство РУОПа и выслушать их ответы
на поступающие жалобы (а жалобы эти, кстати говоря, шли с самых разных
уровней,  в том числе и из Государственной Думы).  В ходе заслушивания
руководства Санкт-Петербургского РУОПа нам удалось зацепиться за некую
информацию, которая позволила провести свое расследование, давшее уди-
вительные результаты.

   Во время рейдов, проводимых руоповцами в барах, ресторанах и диско-
теках,  были  задержаны  несколько помощников депутата Государственной
Думы Александра Валентиновича Филатова. Но казус состоял не в том, что
помощники  члена фракции ЛДПР в Госдуме посещают рестораны и дискотеки
- на это, в конце концов, имеет право любой человек. Сотрудников мили-
ции удивило, если не сказать, поразило, то обстоятельство, что удосто-
верения помощников народного депутата предъявляли им люди хорошо  зна-
комые.  Причем знакомые настолько хорошо, что руоповцы сначала решили,
что предъявляемые удостоверения поддельные.  Однако,  как явствует  из
письма  депутата Филатова министру внутренних дел Ерину от 20 апреля N
943/2 "все удостоверения помощников депутата оформлены и выданы  отде-
лом кадров Думы ФС РФ по установленным правилам после необходимых фор-
мальностей, связанных с режимом работы в государственных учреждениях".
Далее господин Филатов выразил недоумение по поводу того,  что его по-
мощники были задержаны питерским РУОПом,  который  выполняет  несвойс-
твенные ему функции политической охранки.  Что же это за помощники де-
путата,  ставшие объектами переписки с министром внутренних дел?  Люди
эти действительно примелькались в Петербурге: Михаил Иванович Глущенко
- больше известен по прозвищу Хохол, помощник депутата Госдумы фракции
ЛДПР Александра Филатова, сам является членом ЛДПР, состоит в должнос-
ти советника по Санкт-Петербургу. Номер удостоверения 3344. Второй по-
мощник этого же депутата - Баскаков Александр Жанович,  ранее судимый,
хорошо известный в "тамбовском" сообществе,  номер удостоверения 3350.
Третий помощник депутата Филатова,  Андрей Алексеевич Рыбкин,  один из
знаменитых "братьев Рыбкиных",  широко известный в  бандитских  кругах
Петербурга,  номер удостоверения 3355. Четвертый помощник - некто Сев-
рюгин Олег Александрович,  ранее судимый,  проживает в городе  Рязани,
номер удостоверения 4039.

   Согласитесь, такая  странная  ориентация  в выборе своих помощников
депутатом Государственной Думы не может не вызывать  вопросов.  Потому
что  ни  один депутат к себе в помощники не берет человека с улицы.  И
вообще,  когда человек себе подбирает команду,  он, как правило, руко-
водствуется самым старым принципом, что "любовь должна быть взаимной".
Каждая сторона должна что-то получить. Достаточно понятно, что получи-
ли помощники в депутаты, перечисленные выше, - они подняли свою значи-
мость,  свой имидж, расширили круг своих возможностей. Что получает от
такого союза депутат,  можно только догадываться.  Но бесспорно одно -
подобный альянс дискредитирует власть и подрывает веру в нее у тех лю-
дей, которые эту власть избирали. Ни в одной цивилизованной стране ми-
ра депутат просто не мог бы позволить себе  иметь  помощниками  людей,
хорошо  известных в кругах организованной преступности.  Впрочем,  наш
депутатский корпус, пожалуй, уже ничем не удивит.

   2 февраля 1995 г.  сотрудники милиции обнаружили неподалеку от под-
московной  деревни Сарыбьево труп депутата Государственной Думы Сергея
Скорочкина,  члена фракции ЛДПР.  В свое время Скорочкин приобрел  из-
вестность после криминальной истории, случившейся 1 мая 1994 г., когда
он застрелил некоего гражданина Ираклия Шанидзе.  К уголовной  ответс-
твенности Скорочкина привлечь не смогли, потому что он пользовался де-
путатской неприкосновенностью.  По версии правоохранительных  органов,
Скорочкин был убит в результате криминальных разборок.

   Еще раньше,  26 апреля 1994 г., выстрелом из ружья был убит депутат
Государственной Думы Андрей Айдзердзис.  Сотрудники правоохранительных
органов  считают,  что  убийство этого депутата также стало следствием
чисто криминальных бандитских разборок. Однако каждый раз, когда мили-
ция или прокуратура пытается раскрутить какоелибо преступление и в хо-
де работы упираются в фигуру депутата,  расследование практически  за-
канчивается.  Депутаты  раз за разом голосуют за неизменность принципа
депутатской неприкосновенности. По данным Генеральной прокуратуры, об-
народованным  весной 1995 г.,  каждый второй депутат ушел от уголовной
ответственности.  Правоохранительные органы хотели бы задать ряд инте-
ресных  вопросов 334 народным избранникам,  почему реально к уголовной
ответственности было привлечено из них лишь шестнадцать.

   Да что депутаты,  если даже рядом с президентом  Ельциным  12  июня
1994 г.  был замечен трижды судимый уголовный авторитет Владимир Пода-
тев по прозвищу Пудель (член комиссии по правам человека  Общественной
палаты при президенте Российской Федерации). Процесс альянса властей с
авторитетами теневого государства в государстве принимает поистине ла-
винообразный  характер.  Помощником  депутата Гвоздарева в Петербурге,
например,  является некий господин Ефимов Александр Евгеньевич, больше
известный в определенных кругах Петербурга под кличкой Ефим.  Депутату
Невзорову помогает в нелегком законотворческом труде Руслан Артемьевич
Коляк, которого многие помнят по его сравнительно недавней деятельнос-
ти в гостинице "Пулковская". Может быть, мода такая у депутатов появи-
лась?  Не обходится и без курьезов,  страшноватых, правда. 10 мая 1995
г.  на проспекте Науки трое граждан попытались ограбить  кооперативный
ларек "Юнона", ранив продавщицу ножом в бедро и отобрав у нее тридцать
тысяч рублей. Наряд милиции сумел задержать одного из троих, двое дру-
гих скрылись.  Задержанный оказался неким гражданином Беляевьм Г.  В.,
помощником депутата Государственной Думы Марычева.  Так может не стоит
тогда удивляться тому,  что на самом деле все крики о борьбе с органи-
зованной преступностью и бандитизмом не более чем декларации,  направ-
ленные просто на одурачивание избирателей?  Может быть, не стоит удив-
ляться тому, что до сих пор в нашей стране не то что не применяется, а
даже не разработана единая антимафиозная политика, которая должна быть
направлена на борьбу с лидерами  организованной  преступности?  Именно
так  действуют  во  всем цивилизованном мире:  сильно и жестко бьют по
верхушке мафии,  разрушая ее экономические и политические связи и  го-
раздо более мягко относятся к низовому звену, оставляя им шанс на исп-
равление и сотрудничество с правоохранительными органами.  У  нас  все
наоборот:  по  верхушке не бьет никто,  хаотические удары правоохрани-
тельных органов направлены лишь по низовому  звену.  Какой  это  может
принести результат? Те рядовые бандиты, которые дойдут до суда и попа-
дут в зону, вряд ли вернутся из них нормальными людьми, и путь для них
будет открыт только один - обратно в банды.  А на момент, пока они си-
дят в лагерях (свято место пусто не бывает), им на замену будут рекру-
тироваться новые "быки".  Таким образом, сегодня наше государство само
занимается тем,  что объективно расширяет базу бандитских человеческих
ресурсов...

   И вот еще что интересно: если вернуться к помощникам депутата Фила-
това - Глущенко,  Баскакову, Севрюгину и Рыбкину, то в настоящее время
все запросы о них (так называемые тусовки) проходят чистыми, без поме-
ток о судимостях.  Говорят,  что это стало возможным благодаря мудрому
распоряжению министра внутренних дел о том, что эти сведения после оп-
ределенного времени должны из компьютеров убираться...

   Ходят слухи,  что в скором времени на повестку Государственной Думы
вновь  будет  вынесен  вопрос о пересмотре границ принципа депутатской
неприкосновенности.  Результаты голосования по этому вопросу  вряд  ли
кого удивят. Родина моя, куда же ты катишься?.. Не дает ответа...

   Май - июнь 1995 г.


ПОСЛЕСЛОВИЕ К СУДЕБНОМУ ПРОЦЕССУ

   День 12 сентября 1995 г. наверняка войдет в историю российского су-
дебного производства. В этот день петербургский судья Петр Холодов ог-
ласил приговор по знаменитому делу Малышева и его  компаньонов.  Время
рассудит,  будет ли эта дата позорной в истории судебной практики или,
наоборот,  навеки станет подтверждением того, что наш суд самый гуман-
ный и справедливый.

   Из досье:  Малышев Александр Иванович, 1958 года рождения, русский,
разведенный,  неработающий (в день задержания на вопрос:  "Где работа-
ешь?",  ответил:  "Вообще не работаю". На вопрос "Откуда берешь деньги
для существования",  дал ответ:  "В карты выигрываю, и добрые люди да-
ют".  На просьбу назвать имена этих "добрых людей" отреагировал с юмо-
ром:  "А они все безымянные".) Прописан в городе Пушкине на  Красноар-
мейской  улице.  Реально  на момент задержания проживал в двух номерах
гостиницы "Пулковская".  Дважды судим - в 1977 г. за умышленное убийс-
тво, в 1984 - за неосторожное.

   12 сентября 1995 г.  суд приговорил Малышева Александра Ивановича к
двум с половиной годам лишения свободы за незаконное хранение оружия и
освободил  под  аплодисменты адвокатов прямо в зале суда (с учетом уже
отбытого в ходе предварительного следствия заключения). Владислав Кир-
пичев,  бывший вор в законе и правая рука Малышева, был оправдан вчис-
тую.

   Итак, решение суда состоялось,  и любая попытка оспорить его  будет
напоминать плевок против ветра.  То,  что случилось, некоторыми средс-
твами массовой информации подавалось как  торжество  Справедливости  и
Закона.  Другими  -  как  сокрушительное поражение правоприменительной
системы.

   Любое поражение,  однако,  может обернуться победой,  если из  него
извлечь правильные выводы. Дело Малышева объективно высветило абсолют-
ную неготовность государства к процессам над крупными структурами  ор-
ганизованной преступности. В чем именно заключается эта неспособность?

   Напомним, что из привлекавшихся по делу Малышева и Ко 34 человек до
суда дошли только 23.  Сказалась новая практика российского суда - вы-
пускать под залог или под подписку о невыезде обвиняемых. В деле Малы-
шева такая практика стала настоящим бичом для следствия.  Так,  одного
из  ближайших подельников Малышева Владислава Кирпичева - бывшего вора
в законе по кличке Кирпич,  отсидевшего более 30 лет  своей  жизни  по
тюрьмам и лагерям - суд отпускал под подписку о невыезде трижды; мили-
ция с упорством параноиков его задерживала,  а суд с тем же  упорством
освобождал.

   Из досье:  Кирпичев Владислав Владимирович, 1937 года рождения, ле-
нинградец, первый срок получил в 1954 г. - за кражу приговорен к 4 го-
дам лишения свободы. В 1955 г. приговорен к 6 годам лишения свободы. В
1960 г. приговорен к 5 годам лишения свободы. В 1965 г. приговорен к 5
годам лишения свободы.  В 1972 г. приговорен к 7 годам лишения свободы
с конфискацией.  С 1972 по 1990 г. находился в различных тюремных пси-
хиатрических клиниках. В августе 1990 г. арестован по подозрению в со-
вершении квартирной кражи.  В июне 1991 арестован по обвинению в вымо-
гательстве. В октябре 1992 г. арестован по обвинению в вымогательстве.

   С начала 90-х годов Кирпичев становится "видным коммерсантом",  ви-
це-президентом многих коммерческих фирм.

   Освобождения под подписку не всем, правда, пошли впрок, четверо вы-
пущенных  "благонадежных" граждан были убиты до суда в ходе бандитских
разборок.  Несколько бросились в бега - в частности, Ришат Рахматулин,
мастер  спорта  по боксу (ранее судимый за убийство),  за освобождение
которого ходатайствовали Ассоциация  боксеров  Санкт-Петербурга,  Рос-
сийская ассоциация французского бокса,  кооператив "Тонус" и админист-
рация тюрьмы.  Другой серьезный фигурант малышевского дела Андрей Бер-
лин вскоре после освобождения под подписку о невыезде был похищен кон-
курирующей группировкой и посажен в подвал с мешком на голове и наруч-
никами  на  руках.  Забавно,  что освобождали его из плена те же самые
опера,  которые до этого Берлина задерживали. Позже он всплыл в Герма-
нии,  где был задержан немецкой полицией по подозрению в мошенничестве
и посажен в тюрьму Моабит...

   (Нет, все-таки интересно,  исходя из каких внутренних  убеждений  и
каких критериев положительной оценки личности исходили судьи, выпуская
из тюрьмы под подписки о невыезде таких славных парней, как Кирпичев и
Рахматулин.)

   Можно говорить что угодно, но такое "гуманное" отношение суда к лю-
дям, обвиняемым в бандитизме, не могло не воздействовать на свидетелей
по делу Малышева. Стоит ли удивляться тому, что практически все свиде-
тели на суде отказались от показаний,  даваемых ранее в ходе предвари-
тельного  следствия.  Есть  ли у кого-то моральное право осуждать этих
людей?

   В нашей стране программа защиты свидетелей отсутствует,  и ни о ка-
ком "изменении личности и места жительства" речи быть не может. В луч-
шем случае - выделяют пару омоновцев для  сопровождения  на  несколько
недель. А дальше - живи, как знаешь. Или не живи совсем - твои пробле-
мы.  Между прочим, в ходе процесса два главных свидетеля по Владиславу
Кирпичеву пропали без вести. Может быть, это, конечно, просто совпаде-
ние, но какое-то оно совсем уж нехорошее. Любопытная деталь - во время
процесса  некоторым  свидетелям  повестки  в суд доставлял сам Кирпич,
"выполняя поручение судьи". И еще о свидетелях: во многих странах есть
надежные  законодательные инструменты для расширения свидетельской ба-
зы. В Штатах, в частности, существует знаменитый "пакет Рико", соглас-
но которому член организованной преступной группы,  согласившийся дать
показания на подельников и главарей,  входит как бы в сделку  с  госу-
дарством  и становится свидетелем,  подпадая под федеральную программу
защиты свидетелей.  У нас же в следственной  практике  бытует  горькая
шутка:  "Чистосердечное  признание  облегчает  душу  и удлиняет срок".
Смешно ждать от людей того,  чтобы они во имя каких-то далеких и мифи-
ческих государственных интересов действовали бы во вред самим же себе.
Но у нас до сих пор ставка делается на каких-то полусумасшедших  энту-
зиастов.

   По оценке специалистов для обеспечения процесса, подобного процессу
Малышева,  необходимо было бы не менее тридцати оперов (что на  сегод-
няшний день,  конечно, представляется полной утопией), занимавшихся бы
только этим конкретным делом и больше ничем.  РУОПы, входя в структуры
МВД  на  местах,  вынуждены  ориентироваться  на показатели в борьбе с
преступностью и строят свою работу,  исходя из этих  показателей.  Это
безусловно странная практика. Никому ведь не приходит в голову сравни-
вать по показателям работу гинеколога  и  стоматолога?..  Деятельность
структуры,  занимающейся борьбой с организованной преступностью и осо-
бенно ее лидерами, оказывается заблокированной Его Величеством Показа-
телем.  К сожалению,  в сложившейся традиции те,  кто сегодня в России
занимаются вопросами организованной преступности и  ее  лидерами,  как
правило, оказываются в положении крайних. (Классическим примером этого
тезиса стало знаменитое дело Акопа Юзбашева,  банда которого была  за-
держана в июне 1993 г. под Москвой. Тогда на даче Юзбашева было задер-
жано более двух десятков бандитов,  изъято восемь автоматов, снайперс-
кая  винтовка,  более десятка гранат,  тротиловые шашки.  Некоторые из
изъятых стволов,  по утверждению специалистов из ФБР,  находились в то
время исключительно на вооружении натовских спецслужб. Итог дела Юзба-
шева для современной России представляется  абсолютно  закономерным  -
разрабатывавший его бывший начальник отдела по борьбе с лидерами прес-
тупной среды Управления по борьбе с организованной  преступностью  МВД
России Дмитрий Медведев отправлен на пенсию, а Акоп Юзбашев, до недав-
него времени скрывавшийся в Израиле, вернулся на родину.)

   В правоохранительных органах в последнее время стали панически  бо-
ятся громких,  так называемых,  "резонансных" дел и процессов. Слишком
часто и по абсолютно понятным всем причинам  расследования  заходят  в
тупик.  Такая практика,  сложившаяся в нашей стране, заставляет многих
нормальных следователей,  изначально не верящих в то, что им дадут до-
вести дело до конца,  работать не на результат,  а на то, чтобы "прик-
рыть бумагами задницу", - мол, у меня формально все нормально... Осуж-
дать  их  за  такую манеру работы - это все равно что требовать от ко-
го-то мученичества и подвижничества,  а также самоистязаний и постоян-
ного поста, будучи самому сытым и довольным.

   В деле Малышева сыщики так просили высокое начальство дать работать
им "по экономике", просили, умоляли, требовали, - а в это время у офи-
сов различных фирм на Каменном острове,  входивших в малышевскую импе-
рию (в бандитских кругах Питера эти офисы на Каменном называют  "Архи-
пелагом"), три дня горели костры - там жгли бумаги...

   На процессе  Малышева было много непонятного и в чем-то даже сенса-
ционного. Чего стоит, например, хотя бы одно только заявление прокуро-
ра  Яковлева  о том,  что подсудимые брали на себя некие функции госу-
дарства (в частности арбитражных органов) и выполняли их с успехом для
своих карманов. (Заметим, что характерной чертой любой мафиозной орга-
низации является как раз  взятие  на  себя  различных  государственных
функций.)  В  тот  день выступление прокурора стало настоящей сенсаци-
ей... После речи прокурора Яковлева адвокат Кирпичева госпожа Волосова
заметила: "Нам теперь и говорить-то почти нечего".

   Даже когда  у  Малышева отпали на суде все пункты обвинения,  кроме
незаконного хранения оружия, многих удивила мягкость приговора. Статья
218  УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до
пяти лет.  Малышев получил два с половиной - очевидно с  учетом  своей
незапятнанной репутации. (Шутки в сторону - разве стали бы за человека
с сомнительным прошлым ходатайствовать видные депутаты Государственной
Думы? А за Малышева стали.)

   Итак, суд закончился,  но вопросы по делу Малышева остаются. Скорее
всего на них в ближайшее время не будет дано ответа, и это - объектив-
ная закономерность.

   В нашей  стране  правоохранительная  система - это всего лишь часть
государства.  А государство закрывает глаза на то,  что за совершенные
преступления не присуждается адекватное наказание.  Что Малышев? В ок-
тябре 1993 г.  в Москве были убиты сотни людей, но никто, никто не по-
нес наказания. Чего уж тут удивляться?

   Октябрь 1995 г.


ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ЛЕГАЛИЗАЦИИ

   1995 г.  стал для питерского преступного мира по-настоящему "рубеж-
ным"  годом - годом "великой легализации".  В полной мере это высвети-
лось в ходе пропагандистской кампании перед состоявшимися  17  декабря
1995  г.  выборами в Госдуму,  о которой один известный политик сказал
так: "Дума может превратиться в прибежище для уголовников". Похоже, он
не ошибся...

   ...Судя по  посиневшим  от холода лицам,  эти двое поджидали меня у
петербургского Дома печати уже давно - парень и девушка лет  девятнад-
цати-двадцати, не больше. Видимо, моральное лидерство в этой паре при-
надлежало девушке, по крайней мере, разговор начала она:

   - Вы в "Комсомольской правде" работаете?  У нас к вам вот какое де-
ло.  Мы - "ларечники", вернее мы - студенты, но у нас есть свой ларек,
- она обернулась к своему спутнику,  словно ища поддержки. Парень кив-
нул,  и девушка продолжила:  - Вам не надо объяснять,  что такое "кры-
ша"?.. Очень хорошо. Так вот, наша "крыша" второй раз снимает с нас по
550 долларов.  Нет,  вы не подумайте,  что это какой-то наезд, у нас с
"крышей" очень хорошие отношения,  тем более,  что там парень, который
наш институт закончил.  Мы всегда жили очень мирно, никаких проблем не
было.  А в этот раз им самим даже неловко было деньги с  нас  снимать.
Они говорят, что все это идет на предвыборную кампанию...

   - Предвыборную  кампанию кого?  Девушка снова оглянулась на парня и
затараторила:

   - У нас в округе есть независимый депутат...  "Крыша" говорит,  что
это  деньги для него.  У него самого денег никаких нет,  он не коммер-
сант.  Это не только с нас снимали,  а со всех ларьков  в  округе.  Мы
подсчитали,  деньги сумасшедшие получаются - больше ста тысяч долларов
уже собрали.

   - Как фамилия этого кандидата в депутаты?  В разговор вступил  мол-
чавший до сих пор парень:

   - Извините, но никаких фамилий мы называть не будем, - вы понимаете
почему. - А что тогда вы хотите от "Комсомолки"? Парень пожал плечами:

   - Не знаю.  Может, вы какое-то расследование журналистское проведе-
те.  Мы сами за другого кандидата голосовать будем. Только думаем, что
победит все равно тот,  для которого с нас деньги снимали.  А к вам мы
просто решили для очистки совести прийти.  Противно это все.  А может,
мы вообще на выборы не пойдем.

   Парень решительно взял девушку за руку, и через мгновение они скры-
лись в толпе...

   Никто сегодня точно не скажет, сколько стоит избирательная компания
в нашей бедной стране.  Эксперты называют различные суммы от сотен ты-
сяч  долларов до миллионов.  Вычислить реальные цифры трудно,  а может
быть даже и невозможно,  потому что очень важную часть в суммах, кото-
рые  тратят  на  предвыборную  гонку самые разные блоки и объединения,
составляет никем не контролируемый "черный над". Он уходит прежде все-
го  в средства массовой информации,  и не на прямую рекламу,  а на так
называемую косвенную или скрытую.  Масштабы этого явления  переоценить
трудно.  Главный редактор самой крупной в Петербурге газеты "Санкт-Пе-
тербургские ведомости" Олег Кузин на вопрос о "черном нале" в  избира-
тельной кампании только рассмеялся:

   - Предлагают и еще как, - все, кому не лень. Кандидаты самых разных
мастей и ориентаций. Причем такие ходы находят, - романы можно писать.
И  друзей  детства выискивают,  и родственников,  и справа и слева,  и
сверху,  и снизу пытаются нажать...  Мне еще немного легче приходится,
чем коллегам, потому что моя газета - государственная. Мы и так отдали
20 полос бесплатно для печатания биографий кандидатов.  А в  остальной
прессе  просто кошмар какой-то творится.  Я же все-таки профессионал -
умею читать и то,  что между строк написано,  и то,  что за  строчками
стоит, тоже считать умею...

   Масштабы "черного нала" удручают. Ведь что такое "черный нал" - это
нигде официально не зарегистрированные суммы наличности,  которых  как
бы нет.  Как правило, происхождение такого "нала" либо откровенно кри-
минальное,  либо полукриминальное,  например,  это могут быть  деньги,
утаенные от налоговой инспекции. В налоговой полиции Петербурга вопрос
о "черном нале" в избирательной кампании 1995 г.  вызвал тяжелые вздо-
хи. А начальник прессцентра дал такой комментарий:

   - Мы, конечно, слышали о таком явлении, но поймите нас правильно, -
мы слишком много и долго говорили о своей деполитизации, поэтому рабо-
тать направленно по каким-то избирательным блокам и объединениям, опе-
рирующим "черным налом", мы не можем. Это мгновенно обострит и без то-
го накаленную политическую ситуацию.  А в принципе,  "черным налом" мы
занимаемся. В том числе и в очень крупных фирмах.

   Не стоит недооценивать опасность, заключенную в "черном нале" изби-
рательной кампании.  Люди, которые придут к власти на волне мутных де-
нег невнятного происхождения,  никогда уже не будут свободными сами, а
следовательно,  не смогут защитить законодательно свободу как общества
в целом,  так и отдельных его граждан. Вложенные деньги положено отра-
батывать...

   Ситуацию комментирует лидер одной из петербургских преступных груп-
пировок (по понятным причинам,  он пожелал,  чтобы его имя не упомина-
лось):

   - Лично я не настолько богат,  чтобы поддерживать какую-либо партию
или движение,  да, мне это и не нужно. У меня есть один знакомый депу-
тат,  которому  я время от времени помогаю.  И этого вполне достаточно
для моих личных нужд.  Но,  как ты понимаешь,  я не самый верхний уро-
вень,  я отстегиваю в общак,  а куда идут деньги оттуда, я могу только
догадываться,  но догадки свои предпочитаю держать при себе. Что каса-
ется истории,  которую ты рассказал об этих "обиженных" ларечниках, то
она достаточно реальна.  В Питере сейчас вообще денег нет, поэтому все
и скребут по сусекам.  Хотя, конечно, не факт, что те деньги пойдут на
избирательную кампанию.  Братва могла и скрысятить под шумок.  Вообще,
не надо этих депутатов переоценивать. Толку от них не так уж и много -
как от общественного адвоката.  Вот,  моего возьми, например. Реальной
помощи кот наплакал,  а денег жрет немерено. Но сейчас это, вроде как,
"по понятиям" стало. Типа моды такой у пацанов. У нас ведь все по "те-
мам" идет.  Раньше "тема" была - справки из психдиспансера для ментов-
ки, а теперь - ксивы помощников депутатов. Показывают все друг другу -
у кого круче.  С другой стороны,  а что плохого,  если и наши интересы
кто-то в парламенте будет представлять?  Это справедливо,  потому  что
парламент-то народный, а мы тоже народ.

   То, что новая Дума будет криминализирована еще больше, чем предыду-
щая,  похоже, ни у кого сомнений не вызывало. А стало быть, она сможет
легко побить жутковатый рекорд нынешней Думы - пять депутатских трупов
за два с небольшим года работы.  Разборки среди тех, кого выберут, не-
минуемы.  Но  еще  большие разборки уже сейчас можно спрогнозировать в
отношении тех,  кто в парламент не пройдет.  Деньги-то вложены, причем
деньги немалые.  И если та "лошадка",  на которую была сделана ставка,
придет к финишу среди аутсайдеров, значит деньги были выброшены на ве-
тер.  А  в среде организованной преступности деньги считать умеют и за
"попадалово" всегда спрашивают.  Так что избирательная гонка - 95  шла
не только за власть, но и за жизнь.

   Ситуацию комментирует офицер ФСБ (по понятным причинам он просил не
называть своего имени):

   - Лично меня что больше всего задевает,  - когда начнутся эти  раз-
борки и убийства,  спрашивать опять будут с нас - почему, мол, не дог-
лядели и не предотвратили.  А как,  интересно, нам доглядеть и предус-
мотреть,  если  у депутатов и кандидатов в депутаты статус неприкосно-
венности и разрабатывать их мы не имеем права?  Из пяти погибших депу-
татов нынешней Думы,  двое точно были убиты в ходе мафиозных разборок,
- и никакой неожиданностью это для нас не было.  Как мы,  скажи на ми-
лость,  сможем предотвращать,  если те,  кто придут в Думу,  пользуясь
поддержкой криминальных кругов, будут нам все время врать? Предположим
мы,  имея оперативную информацию о том,  что какомулибо депутату будет
грозить опасность,  начнем задавать ему неприятные вопросы, - он будет
давать такие ответы,  чтобы специально отвести нас в сторону.  А потом
очередной труп, а виноватые вроде как мы. Комедия какая-то получается,
ей-богу.

   В ходе  избирательной  кампании 1995 г.  никто никого не схватил за
руку,  в которой был зажат "черный нал".  Ну а те, кто прошли в парла-
мент,  будут  хвастаться  друг перед другом - у кого "крыша" круче.  В
конце концов Дума представленными в ней депутатами всего лишь  отразит
реальное состояние общества.

   Ситуацию комментирует  офицер  Регионального управления по борьбе с
организованной преступностью (по понятным причинам, просил не называть
свое имя):

   - Знаете, когда я в первый раз услышал про "депутатские крыши"? Два
года назад,  в 1993 г. И поскольку с тех времен не было сделано ничего
для того,  чтобы хоть как-то остановить экспансию организованной прес-
тупности,  то сейчас депутат без "крыши" - это уже редкость. Его можно
в  Красную книгу заносить.  Информации-то оперативной у нас много,  да
вот реализовать ее становится все сложнее и сложнее. Если мы настоящих
бандитов ловим, сажаем в тюрьму, а суд их потом фактически выпускает -
это тех бандитов,  на которых просто клейма негде ставить,  - то уж  с
депутатами,  как говорится,  сами понимаете.  В отношении новой Думы у
меня никаких иллюзий нет.  Сейчас уже редко можно встретить мало-маль-
ски серьезного бандита без своего "карманного" депутата...

             * * *

   Накануне предвыборной  кампании 1995 г.  Владимир Жириновский неод-
нократно заявлял,  что ЛДПР - самая чистая партия,  в которой нет тех,
кто сидел в тюрьмах или сидел в психушках.

   Владимир Вольфович, которого, кстати, в течение всего 1995 г. неод-
нократно видели в странных местах и странных кампаниях,  явно покривил
душой  -  либо умышленно,  либо добросовестно заблуждаясь относительно
биографий некоторых из своих сподвижников. В федеральном списке канди-
датов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской
Федерации, выдвинутом избирательным объединением "Либеральнодемократи-
ческая партия России",  есть имена людей, хорошо известных не только в
Петербурге, где они живут, но и за его пределами.

   За номером семь в "основном списке"  значился  Монастырский  Михаил
Львович,  директор  Санкт-Петербургской  Северо-Западной  строительной
кампании. За номером четыре (по Ленинградской области) проходил Михаил
Иванович  Глущенко,  вице-президент Петербургской ассоциации ветеранов
бокса. По 206-му Адмиралтейскому округу от ЛДПР баллотировался предсе-
датель профсоюза "Правда" Кирилл Иванович Садчиков.

   Биографии этих господ не просто интересны,  а даже экзотичны - воз-
можно, и господину Жириновскому что-то покажется новым и важным.

   Что касается Михаила Львовича Монастырского,  родившегося 10 ноября
1945 г.,  то о нем достаточно подробно рассказывал летом 1992 г.  уми-
равший от рака легких в тюремной больнице Юрий Васильевич  Алексеев  -
вор в законе,  известный под кличкой "Горбатый" (см.  часть "Воровской
венец", главу "Горбатый"). Неоднократно судимый господин Монастырский,
как видно,  оказался очень прозорливым и дальновидным человеком,  под-
держивая еще в самом начале 90-х годов не имевшего тогда значительного
политического веса Жириновского.

   Михаил Глущенко  также упоминался Горбатым,  который консультировал
одного из лидеров "тамбовской" группировки Мишу-Хохла,  в миру извест-
ного как Глущенко.  К информации о Хохле, изложенной в частях "Воровс-
кой венец" и "Загадка призрачного бандитизма",  стоит, пожалуй, приба-
вить еще немного:  в 1978 г. Михаил Иванович был судим в Казахстане по
статье 101 часть 3 УК КССР (изнасилование),  после прекращения уголов-
ного дела в связи с психическим заболеванием был направлен в специаль-
ную психбольницу, где пробыл четыре года. Привлекался к ответственнос-
ти в начале 90-х годов за незаконное ношение оружия.  Дело было, прав-
да, тогда передано в товарищеский суд...

   В партии Жириновского Глущенко оказался на ответственной  должности
советника по Санкт-Петербургу, возможно, именно его боксерское прошлое
так привлекло Владимира Вольфовича - с Глущенко у ЛДПР резко повышают-
ся  шансы  на победу в разборках с политическими оппонентами.  (Сам-то
Владимир Вольфович,  как известно,  нокаутирующим ударом не обладает -
ни  с Немцовым совладать не смог,  ни с Евгенией Тишковской.  А вызов,
посланный ему Борисом Федоровым - сразиться на боксерском ринге, - Жи-
риновский и вовсе проигнорировал.) Любопытный факт: буквально накануне
выборов, состоявшихся 17 декабря 1995 г., группа питерских журналистов
из  "Телевизионной  Службы Безопасности" решила отснять на видеокамеру
особняк Михаила Ивановича.  Съемки эти чуть было  не  закончились  для
журналистов  очень  печально  - на них с самыми серьезными намерениями
"наехали" пятеро граждан с характерной наружностью.  Журналистов выру-
чил лишь проезжавший мимо наряд РУОП.

   Кирилл Иванович Садчиков также хорошо знаком правоохранительным ор-
ганам, авторитетом и известностью он пользуется и среди "тамбовцев". В
1990 г.  его задержал наряд патрульно-постовой службы Ленинского РУВД.
При этом у гражданина Садчикова был изъят самодельный пистолет и  спи-
чечный коробок с марихуаной.  Вследствие нарушений УПК, допущенных при
изъятии наркотика,  обвинение по статье 224 ему не предъявлялось.  А в
конце 1990 г.  на территории автомагазина на Кубинской улице произошла
разборка между двумя преступными группировками. Ходили слухи, что одну
из  группировок тогда возглавлял Кирилл Иванович.  В ходе столкновения
два человека из "конкурирующей" фирмы получили ножевые  ранения,  один
погиб. По мнению следствия, ножевые ранения наносил опять же Садчиков,
однако уголовное дело было приостановлено прокуратурой Петербурга. А в
отношении  Садчикова было вынесено постановление о прекращении уголов-
ного преследования за недоказанностью вины.  Летом  1991  г.  Садчиков
вместе  со  своим братом были задержаны сотрудниками Фрунзенского РУВД
по подозрению в совершении грабежа на авторынке на улице Салова. Нако-
нец, летом того же года Кирилл Иванович вместе с еще одним гражданином
был задержан милицией в микроавтобусе с эстонскими номерами, ранее уг-
нанном из Швеции. При задержании в микроавтобусе были обнаружены обрез
автомата ППШ с глушителем, пистолет ЧЗТ и револьвер системы "наган".

   Вполне возможно,  что изложенные выше подробности из жизни "полити-
ческих деятелей" от ЛДПР сейчас,  наверное, многими уже не будут расс-
матриваться как компрометирующая информация.  Может быть, как раз нао-
борот, именно эта информация помогает жириновцам находить своего изби-
рателя.  В конце концов каждый народ достоин своего  правительства.  И
своего парламента.

                * * *

   P.S. 9  декабря  1995  г.  в Петербурге в результате автомобильного
столкновения погиб депутат Государственной Думы, лидер Христианско-де-
мократического  союза Виталий Савицкий,  став пятым по счету депутатом
Думы нынешнего созыва, умершим не своей смертью.

   Виталий Савицкий участвовал и в нынешней предвыборной гонке,  вече-
ром  в  субботу он возвращался домой после выступления на радио вместе
со своей помощницей Еленой Морозовой.  Депутат с помощницей  ехали  на
служебной "Волге", приписанной к гаражу мэрии (так называемому "конве-
йеру" - машины в этом гараже заказываются депутатами по мере необходи-
мости,  шоферы и автомобили могут быть каждый раз разные).  В этот раз
за рулем находился опытный 56-летний водитель с двадцатилетним стажем.
Следуя по Свердловской набережной,  машина, в которой находился Савиц-
кий,  сделала попытку свернуть налево на Феодосийскую улицу, но в этот
момент в правую переднюю дверцу "Волги" врезался трехсотый "мерседес",
которым управлял сотрудник охранного предприятия "Балтик-эскорт".  Са-
вицкий умер на месте происшествия не приходя в сознание, его помощница
и водитель были доставлены в больницу.  Милицию и врачей вызвал  води-
тель "мерседеса",  который,  как и его спутница, не пострадал при ава-
рии.  Хозяин "мерседеса" с места происшествия  не  скрывался.  Сначала
никто  из  помощников и коллег Савицкого не выдвигал версию о заказном
убийстве, полагая, что гибель депутата произошла в результате несчаст-
ного случая. Однако 12 декабря, в день похорон Савицкого (депутата по-
хоронили на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры),  его сорат-
ник  по партии Игорь Потапов сделал заявление,  мгновенно растиражиро-
ванное главными телекомпаниями страны.  В этом заявлении говорилось  о
том, что ряд странных обстоятельств заставляет предположить, что Вита-
лий Савицкий мог пасть жертвой "террористического убийства". Христиан-
ские демократы намерены привлечь к расследованию трагического инциден-
та независимых экспертов.  Что же это за странные обстоятельства, зас-
тавившие коллег погибшего депутата изменить первоначальное мнение?

   Во-первых, говорилось о том,  что водитель служебной "Волги" по не-
объяснимым причинам нарушил правила,  сделав левый поворот через двой-
ную сплошную линию.  Во-вторых,  коллеги Савицкого рассказали, что по-
койного уже обстреливали в Челябинске,  куда он ездил во время избира-
тельной кампании.  В-третьих,  стало известно,  что 13 декабря Виталий
Савицкий должен был встретиться с одним известным петербургским журна-
листом и передать ему некие материалы, которые могли скомпрометировать
кое-кого из соперников погибшего по предвыборной гонке. Ну и, наконец,
в-четвертых, за рулем злополучного "мерседеса" сидел не просто сотруд-
ник охранной фирмы, а хорошо известный в определенных кругах Петербур-
га Александр Иванович Ткаченко - обычно информированные эксперты,  ус-
лышав это имя, понимающе кивают и начинают говорить о "пермской" груп-
пировке,  одной из самых сильных в городе на Неве,  ориентированной на
авторитетных воров,  таких как Якутенок и Макар. Все это, плюс то, что
Савицкий всегда считался активным борцом с разными сектами, заполонив-
шими Россию, действительно может заставить задуматься. Однако в нынеш-
ней  истеричной  предвыборной обстановке вполне может сложиться ситуа-
ция,  когда в темной комнате начнут активно искать отсутствующую  нап-
рочь черную кошку.

   Да, действительно,  водитель "Волги" грубо нарушил правила,  однако
ничего необъяснимого в этом не было - в том месте  Свердловской  набе-
режной,  при повороте на Феодосийскую,  правила нарушаются десятки раз
на дню, если поблизости нет "гаишников". Это знает любой автолюбитель,
пользующийся этим маршрутом.  К тому же на момент аварии было уже тем-
но,  двойную сплошную полосу не было видно под грязным снегом. От зло-
получного  поворота  до  ближайшего  светофора  достаточно  далеко,  и
встречные машины могут набрать вполне приличную скорость. Водитель га-
ража мэрии скорее всего просто торопился.  Против версии теракта гово-
рит, кстати, и именно то обстоятельство, что в "мерседесе" сидел такой
серьезный человек,  как Ткаченко,  да еще не один, а с барышней. К за-
казным ликвидациям обычно привлекают менее известных людей, да и расс-
читать время под такой ювелирно-точный боковой удар под силу разве что
киношным суперменам уровня Рэмбо, Джеймса Бонда или Бэтмэна.

   Что касается того компромата,  который Савицкий якобы собирался  13
декабря передать журналисту питерской газеты, то его значение не пере-
оценивает даже сам журналист.

   Скорбь и горе коллег Савицкого понятны и вызывают уважение,  но  их
заявление  в  этих  обстоятельствах заставляет почему-то вспомнить и о
том, что в предвыборной гонке многие претенденты на депутатские кресла
пытаются  набрать  популярность  как  жертвы  мафиозных  преследований
(раньше беспроигрышной темой было преследование со стороны КГБ и  пар-
тийных структур).

   Мафия у нас в стране действительно есть, с этим никто не спорит. Но
трагедии,  в которых эта самая мафия,  как бы это помягче  выразиться,
"не при делах", в России еще случаются...

   Декабрь 1995 г.


БАНДИТСКИЕ ИТОГИ - 95

   В 1995 г.  преступные сообщества и группировки Петербурга жили пол-
нокровной  насыщенной  жизнью,  мало  обращая  внимание на уже даже не
смешные заверения властей об "активизации решительной борьбы с органи-
зованной преступностью". По данным ГУВД Санкт-Петербурга, только за 10
месяцев 1995 г.  было зарегистрировано более  пятисот  преступлений  с
применением огнестрельного оружия и взрывчатки и болев восьмисот умыш-
ленных убийств.  И не будем обманываться этими цифрами.  Далеко не все
выстрелы регистрируются милицией,  а многие жертвы бандитских разборок
лежат не найденными в болотах и озерах ленинградской области,  под ас-
фальтом на трассах и в других укромных местах,  числясь пропавшими без
вести.  Точное их число не знает никто,  но о размахе бизнеса заказных
ликвидаций в городе можно судить, например, по такому любопытному фак-
ту:  несколько информированных источников на полном серьезе говорили о
том, что в Петербурге появился некий Диспетчер, у которого при желании
по телефону можно заказать киллера...

   В 1995 г.  Питер стал выходить на особое место в жизни организован-
ной преступности в России. В кругах авторитетных экспертов стали пого-
варивать о том, что вскоре город на Неве может стать своеобразной сто-
лицей преступного мира. Этой тенденции способствуют два обстоятельства
- близость границ ("у нас рядом Чухня и прибалты-рыбоеды")  и  возмож-
ность делать "быстрые деньги". Нет, конечно, никто не собирается оспа-
ривать заслуги Москвы в нелегком деле развития отечественных мафиозных
структур,  но именно в 1995 г.  московские банды начали в массовом по-
рядке "прокручивать" свои деньги через Питер. Преступные диаспоры этих
двух городов стали все теснее замыкаться друг на друга, как Одесса-ма-
ма и Ростов-папа в свое время.

   Самой выгодной "темой", на которой преступные сообщества Петербурга
делали свой нелегкий бизнес,  стала торговля наркотиками. И это весьма
показательно, потому что еще в конце 1994 г. приоритет отдавался осво-
ению торговли энергоносителями, а до этого - цветными металлами. Дина-
мичность смены приоритетов в среде организованной преступности -  один
из главных показателей ее гигантского потенциала.

   В бандитском Петербурге конца 1995 г.,  по мнению экспертов,  бесс-
порное первое место занимало "казанское" преступное сообщество,  возг-
лавляемое Мартином,  Айратом,  Равилем Одноглазым и другими известными
лидерами. Марат Абдурахманов, по прозвищу Мартин, был, кстати, аресто-
ван в конце 1994 г.,  но под занавес года 1995-го освобожден нашим са-
мым гуманным в мире судом, который переквалифицировал ему обвинение со
статьи 77 УК РФ (бандитизм) на статью 200 УК РФ (самоуправство) - нес-
мотря на то, что прокурор, поддерживавший обвинение, требовал для Мар-
тина девять лет лишения свободы.  С "казанцами", вообще, произошла лю-
бопытная история - в апреле 1995 г. у них вышло столкновение с сотруд-
никами РУОПА,  в результате которого один офицер милиции погиб, а двое
получили ранения.  РУОП в ответ поставил "на уши" весь город, задержав
в разных ресторанах и дискотеках несколько сотен (!!!) бритых граждан,
что дало повод многим питерским СМИ  протрубить  о  "конце  казанского
ханства".  Однако победные реляции о том,  что "казанцы" разгромлены и
ликвидированы,  оказались,  мягко говоря, преувеличены - почти все за-
держанные  уже через несколько дней гуляли на свободе.  "Казанские" не
сдали ни одной из своих многочисленных позиций и в 1995 г. имели глав-
ную  долю  в сладком кокаиновом пироге Питера.  Кроме того они активно
работали в банковской сфере, имели интересы в торговле энергоносителя-
ми и,  конечно,  не чурались традиционных отраслей - рэкета,  контроля
над игробизнесом и проституцией и т.д.

   В затылок "казанцам" дышали знаменитые "тамбовцы", которые еще сов-
сем недавно были самым сильным преступным сообществом Петербурга.  Од-
нако с весны 1994 г. пошел планомерный отстрел членов этой организации
- никто не понес таких тяжелых потерь,  как "тамбовцы" - в 1994 г. по-
гибли Лобов,  Косов,  Сергеев,  Альберт, чудом выжил после покушения и
был  вынужден  уехать  за кордон Кумарин,  пули и ножи киллеров косили
"тамбовцев" десятками.  В 1995 г. эта невеселая тенденция продолжилась
- минувшим летом наемные убийцы расстреляли сначала Юрия Пуджу,  а по-
том и суперлидера и мозг "тамбовской" организации Николая  Гавриленко-
ва, больше известного под прозвищем Степаныч. Осенью пули настигли Ми-
хаила Бравве.  (Бравве умер уже в больнице,  когда появились шансы  на
его выздоровление.  "Тамбовцы" провели целое расследование обстоятель-
ств покушения на "Бравика" - результаты его подтвердили непричастность
к этому делу одного из "своих",  на которого первоначально грешили.) А
в конце декабря 1995 г.  была зарегистрирована  попытка  ликвидировать
Валерия Дедовских,  - Бабуина спас лишь тяжелый бронежилет,  в котором
он передвигался по городу.  Потери же среди рядовых бойцов даже  никто
не считал... Кроме того, группировка была обескровлена многочисленными
арестами среди лидеров среднего и высшего звена,  таких как  Дедовских
(Бабуин), Мерин, Спартак, Степа Ульяновский, Юра Всеволожский. Аресто-
ванные,  правда,  через некоторое время,  как правило,  оказывались на
свободе,  но даже кратковременная тюремная нервотрепка дезорганизовала
работу многих звеньев сообщества.

   (Кстати говоря, со сменой "лидера" в Питере некоторые эксперты свя-
зывают  череду непонятных убийств и смертей ряда официальных должност-
ных лиц.  Летом 1995 г.  были арестованы несколько  высокопоставленных
чиновников Управления таможни, а потом в Турции при загадочных обстоя-
тельствах умер и руководитель таможни Бобков, квартиру которого, между
прочим, пытались взорвать еще год назад. 2 октября пули наемного убий-
цы оборвали жизнь Председателя Балтийского  морского  пароходства  Лу-
щинского.  Версий  вокруг  этих  и других смертей было достаточно,  но
очень многие информированные наблюдатели сходились на том,  что и  та-
можня,  и БМП безусловно попадали в сферу самого пристального внимания
прорубающего окна на Запад отечественного организованного криминалите-
та.)

   В довершение всех бед, организация "тамбовцев" раскололась на четы-
ре направления:  вокруг Валерия Дедовских (обвиняемого в бандитизме  и
по сложившейся уже замечательной традиции выпущенного на свободу судом
под подписку о невыезде)  сконсолидировалась  "старая  гвардия".  Вася
Брянский  (бывший  Пластилин,  известный в свое время как "старший" по
контролю за проститутками в гостинице "Москва") собрал вокруг себя мо-
лодежь,  предпочитающую живую работу с людьми (разборки, разводки, рэ-
кет), люди Боба Кемеровского начали решать вопросы, связанные с нарко-
той,  а команда Степы Ульяновского,  тяготея, в принципе, к Ледовских,
занималась всем понемногу - давала крыши,  контролировала оптовые пос-
тавки леса... Общий лидер "тамбовских" - Владимир Кумарин - по-прежне-
му находился за границей, курсируя между Швейцарией и Германией. Гово-
рят, что после неудавшегося на него покушения летом 1994 г., когда Кум
потерял руку и почти месяц пролежал в коме,  он стал каким-то странным
и не всегда адекватным,  - чуть что начинал кричать, нервничать, отда-
вать приказы на ликвидации...  Некоторые соратники перестали его пони-
мать и поэтому не торопились выполнять слишком "крутые" распоряжения.

   12 сентября  1995 г.  свою большую победу отпраздновали те,  кого в
городе по традиции продолжают называть "малышевскими" -  в  этот  день
суд освободил из-под стражи арестованного 6 октября 1992 г. Александра
Ивановича Малышева и снял обвинение с ближайшего его соратника, бывше-
го вора в законе Владислава Кирпичева, который сейчас активно дает ин-
тервью журналистам в своем трехэтажном особняке с оранжереями и антик-
вариатом.  Справедливости ради следует отметить, что былую силу "малы-
шевцы" все же подрастеряли - часть братвы ушла в другие команды, неко-
торые  бизнесмены  отказались от сотрудничества с ними.  Сам Александр
Иванович,  по слухам,  намерен был поправить пошатнувшееся здоровье за
границей  (в  тюрьме у Малышева начала развиваться старая травма ноги,
приведшая,  в конечном итоге.  Бороду к инвалидности),  но свято место
пусто не бывает, готовность подхватить "выпавшее из рук знамя" выразил
некто Андрей Маленький (бывший  комсомольский  функционер)  вместе  со
своей правой рукой Джоном,  бывшим армейским офицером.  Говорят, что у
Малышева после освобождения состоялся весьма  напряженный  разговор  с
Малым, в ходе которого последний держался очень уверенно...

   Интересная тенденция  проявилась в очень серьезной еще пару лет на-
зад "воркутинской" преступной группировке.  Многие из ее лидеров стали
отходить  от прямого бандитизма,  склоняясь в сторону более легального
бизнеса.  Кстати говоря, эта тенденция была характерна и для некоторых
покойных "тамбовцев",  таких как Степаныч и Бравве. Они сами себя счи-
тали в большей степени уже бизнесменами,  прибегая к явному  криминалу
лишь  в  случае крайней нужды,  живя по принципу - чем ближе к закону,
тем лучше.  Такая тенденция не нравится подрастающему поколению банди-
тов,  которые, торопясь занять свое место под солнцем, требуют четкого
определения позиций:  "если ты из братвы, то живи по понятиям, если ты
- барыга, плати, как все"...

   "Пермские", напротив,  стали  еще  больше ориентироваться на старые
криминальные традиции,  на таких воров в законе, как Макар и Якутенок.
В последнее время, кстати, влияние воров в традиционно не воровском, в
отличие от Москвы,  Петербурге, существенно усилилось. Эксперты связы-
вают  эту  тенденцию  с возвращением из зон после отсидок первой волны
рэкетиров,  таких,  как легендарный Владимир Феоктистов. Воры в законе
обладают старыми навыками и традициями.  Они могут помогать налаживать
и держать "общаки", которые в современных условиях давно уже преврати-
лись  из  примитивных  черных  касс  в солидные финансово-коммерческие
предприятия. В сегодняшнем Петербурге работают такие видные представи-
тели воровской масти,  как грузин Шакро,  курд Дед Хасан, Петруха, Ма-
кар,  Дато,  Якутенок, Михо Слепой, Роланд, Гоча Беркадзе , Витя Блон-
дин, Андрей Хобот и многие другие. К концу 1995 г. их число перевалило
за двадцать,  что весьма необычно для города на Неве,  который  раньше
отвергал  воровскую идею.  Кстати,  именно с некоторыми появившимися в
Питере ворами специалисты связывают свой прогноз о скором  расцвете  в
городе китайской и корейской "мафий".  Объяснение простое - каждый ра-
ботает с теми, кому доверяет, а подтянувшиеся в Петербург воры-сибиря-
ки традиционно опирались на китайцев и корейцев.

   Все "этнические" группировки Петербурга,  сложившиеся в начале 90-х
годов,  выжили и продолжали развиваться. (Петербург, кстати стал в се-
редине  90-х годов настоящим "заповедником" для разных этнических фор-
мирований,  особенно кавказских.  Это  произошло  из-за  рада  причин:
во-первых,  в Москве получила мощную поддержку идея выдавливания этни-
ческой преступности из столицы и со стороны правительства Москвы, и со
стороны славянских группировок. Кавказцы начали в большей степени ори-
ентироваться на Питер и Северо-Западный регион,  пользуясь благодушием
местных  властей.  В  этом  регионе  этнические формирования действуют
очень осторожно, но наступательно, подготавливая себе новые плацдармы.
При этом особенно важно отметить, что этнические формирования традици-
онно ориентировались на воровские идеи - поэтому вполне очевиден  сле-
дующий прогноз: бандитский Петербург расслаивается на две части - одни
из бандитов уходят в коммерсанты (поближе к "Закону",  другие же будут
прибиваться  к  ворам.) Азербайджанцы по-прежнему контролировали рынки
Правобережья и некоторые отрасли торговли наркотиками. Питерские чече-
ны,  несмотря  на войну у себя на родине,  сохранили большинство своих
позиций.  Один из их главных лидеров Джапар,  даже сидя в тюрьме, про-
должал  руководить организацией.  Может быть,  чечены стали чуть менее
заметными,  стараясь не афишировать свою деятельность, но, объективно,
на них работают целые фирмы и предприятия, в которых с первого взгляда
ни одного чеченца и не найдешь.

     В конце 1995 г. Гоча Беркадзе был уличен в "крысятничестве" свои-
ми "соратниками" - ему "предъявили" утаивание доли и еще ряд действий,
несовместимых с воровскими понятиями. На состоявшемся в Питере воровс-
ком сходняке Гоче Беркадзе "дали по ушам", то есть "раскороновали". По
этой причине многие, входившие в его группировку, отвернулись от него.

   И, конечно,  весь 1995 г.  в Питере крутилось  огромное  количество
мелких беспредельных группировок,  чей век,  как правило,  не долог, и
которые не признают никаких законов.  Чертить карту влияний преступных
сообществ в Петербурге - занятие совершенно не реальное и наивное. Де-
ятельность преступных сообществ настолько переплетена и  взаимозависи-
ма, что иногда в одном и том же предприятии мирно сосуществовали став-
ленники даже откровенно враждебных группировок.  Скажем, какой-то объ-
ект  может считаться азербайджанским,  но часть денег уходит "тамбовс-
ким" и чеченам,  а в двух шагах  "на  долях"  работают  "казанские"  с
"пермскими", спокойно уживаясь с "ментами" и "комитетчиками".

   Кстати, о  последних.  В  1995 г.  в бурно развивающемся Петербурге
"институте крыш" отметилось кое-что новое.  Эти самые  крыши  стали  в
массовом  порядке предоставлять коммерсантам некоторые структуры мили-
ции и бывшего КГБ. Тенденция эта стала настолько мощной, что питерские
бандиты  серьезно  обеспокоились  и  стали  всерьез  говорить на своих
"сходняках" о том, что самая крутая мафия - это "комитетчики", которые
контролируют  все  и везде и обнаглели уже окончательно,  не стесняясь
предъявлять на "стрелках" ксивы. "Ментовские крыши" зачастую более на-
дежны  и  более  выгодны для бизнесменов - схема их возведения проста:
фирма заключает договор с  охранной  структурой,  учрежденной  бывшими
сотрудниками  какойлибо  спецслужбы.  Естественно,  что  эту  охранную
структуру поддерживают сотрудники действующие.  Такого рода "крыши"  в
Петербурге иногда называют "буферными".

   Главным результатом 1995 г.  стало окончательное формирование собс-
твенных новых криминальных традиций.  Эти традиции весьма  существенно
влияют на экономику, политику (появилось даже новое "понятие" - "депу-
татская крыша",  которое явило себя во всей красе в минувшей  выборной
кампании, когда среди кандидатов в депутаты в Госдуму было просто тес-
но от "тамбовских",  да и не только от них).  Традиции эти влияют даже
на моду и социальную сферу.

   Несмотря на  то,  что  нарисованная  картина  получилась достаточно
мрачной,  не стоит бояться приезжать в Питер. Жизнь здесь не страшнее,
чем  в любом другом городе России,  народ в основном тихий и богобояз-
ненный,  относящийся к преступным группировкам как к еще одной  разно-
видности многочисленных достопримечательностей Петербурга.

   Январь 1996 г.


Часть седьмая. ПИТЕРСКАЯ "КУНСТКАМЕРА"

   Питерская "Кунсткамера" - это своеобразная коллекция лиц и сюжетов,
не все из которых, конечно, напрямую связаны с миром питерского банди-
тизма. Но эти сюжеты и лица занятны, любопытны и, как мне кажется, они
передают  своеобразную атмосферу своего времени,  которая может помочь
читателю понять и некоторые тенденции развития организованной преступ-
ности  и борьбы с ней.  Предлагаемые очерки - лишь малая часть каллек-
ции, которая, как я надеюсь, будет пополняться...


СТРАСТИ ПО СТЕПАНЫЧУ

   30 июня  1995 г.  около II утра трое солидных мужчин перекуривали у
двух темно-синих иномарок, стоявших напротив дома N 189 по Московскому
проспекту в Петербурге.  Внешний вид куривших заставлял прохожих уско-
рять шаги,  чтобы побыстрее миновать эту группу, видно было и по маши-
нам  и  по одежде,  что это очень крутые и очень новые русские - то ли
бандиты,  то ли бизнесмены, да и кто их сейчас различит? А стало быть,
держаться от таких нужно подальше, не дай Бог им чем-то помешать. Меж-
ду тем неподалеку за сквером остановился мотоцикл,  в  седле  которого
сидели двое в масках. Автоматные очереди нарушили мирный перекур. Кил-
леры били прицельно - увидев,  что немолодому,  но еще очень  крепкому
мужчине - самому властному по виду в этой группе - пули попали в голо-
ву, они немедленно бросили оружие и на большой скорости стали уходить.
К брошенному автомату с матерным рычанием бросился мужик помоложе уби-
того, похожий на него так, как обычно похож младший брат на старшего -
вслед киллерам ударила очередь из их же оружия. Возможно, одна из пуль
и задела кого-то из убийц - милиция при осмотре обнаружила позже много
следов крови на асфальте на некотором удалении от места покушения; но,
может быть,  киллеры просто слили на дорогу "донорскую" кровь - иногда
так  поступают,  как  бы  заранее подготавливая себе алиби и сбивая со
следа милицию - оставляют на месте преступления кровь,  группа которой
не соответствует группе крови убийц...  Так погиб Николай Гавриленков,
больше известный в Питере по кличке-отчеству "Степаныч".  Говорят,  на
его изуродованный множественными пулевыми ранениями труп страшно смот-
реть было даже привыкшим ко многому сотрудникам  отдела  по  раскрытию
убийств...

   Николай Степанович Гавриленков родился 17 июня 1949 г. в городе Ве-
ликие Луки Псковской области.  В этом небольшом городе он начал  зани-
маться спортом, стал неплохим боксером и даже смог поступить в велико-
лукский филиал института физической культуры.

   Возможно, из него при другом раскладе и получился бы хороший тренер
или учитель,  нов 1975 г.  Николай получил 4 года за грабеж.  И судьба
его с этого момента уже была предопределена.

   Его карьера в Питере началась в начале 80-х, он работал сначала вы-
шибалой,  потом барменом и администратором в разных известных питейных
заведениях - в ресторане "Казбек", в "Розе ветров" (одновременно с Ку-
мариным),  в ресторане гостиницы "Советская".  Везде он делал деньги -
по тем временам неплохие.  В те годы, когда Степаныч трудился в пивном
зале,  только ленивый не заработал бы на недоливе пива трудящимся.  Но
ОБХСС "прихватить" его не удалось - у Степаныча на стойке рядом с пив-
ным  краном всегда гордо красовалась табличка "Дождитесь отстоя пены",
- а кто будет дожидаться этого отстоя в хмельном угаре? Гавриленков от
природы был хорошим организатором со всеми необходимыми качествами ли-
дера. Ему потребовалось совсем немного времени, чтобы сориентироваться
в  теневой  жизни  большого  города.  В те годы одной из самых сладких
"тем" в криминальном мире  Ленинграда  были  шулерские  "разводки"  на
"катранах" - подпольных игорных домах,  куда заманивали играть все тех
же барменов,  администраторов, официантов, "цеховиков" и других людей,
у  которых  водились деньги.  Жертва была обречена изначально - в этих
"катранах", иногда выглядевших как приют бомжей-алкоголиков, ставились
порой даже специальные системы зеркал, позволяющие контролировать кар-
ты "партнера".  Шулерское движение получило невиданный размах, - а ми-
лиция только разводила руками (в 1994 г.  начальник отдела ГУВД Петер-
бурга по борьбе с мошенничеством сказал мне,  что с конца 70-х годов в
Ленинграде  не  было возбуждено ни одного уголовного дела по карточным
мошенничествам - А.  К.). Появились целые бригады с четким разделением
труда - шулера целыми днями тренировались с колодами карт, превращаясь
в настоящих фокусников, у этих людей, как правило, на кончиках пальцев
была срезана кожа - для обострения чувствительности они холили и леле-
яли свои руки, как хирурги, никогда не садясь даже за руль автомобиля.
(Одним из самых известных карточных мошенников того периода был знаме-
нитый еврей "Машка",  ныне проживающий в ФРГ). По всему центру Ленинг-
рада  шулера  скупали  карточные колоды и наносили на карты только ими
одними различимый крап.  Это было не "пэтэушное" накаливание или поме-
чание рубашек карт авторучкой. Торец карты мог быть подскоблен бритвой
на десятые доли миллиметра,  например,  и только шулер  ощущал  своими
пальцами  эту карту в колоде.  Карты клались на разное время рубашками
вверх под сильную электролампу - и по разной степени выцветания рубаш-
ки,  неразличимой  простому  глазу шулер мог узнать достоинство карты.
Много было способов. А потом колода запечатывалась и отдавалась обрат-
но в магазин - через продавщицу, которая была "в доле". Когда "зазыва-
лы" вычисляли потенциальную жертву - игрока, - они "честно" вели его в
магазин  покупать  "новую"  колоду...  На "катранах" проигрывали целые
состояния - по сто тысяч рублей и  больше,  тогда  это  были  огромные
деньги.  Естественно,  не  все  хотели с ними расставаться.  Возникали
скандальные,  совершенно безобразные,  нервные ситуации,  и для  того,
чтобы "помочь" проигравшимся вовремя заплатить "долги чести", в Питере
стали формироваться из бывших спортсменов, в основном, особые команды,
которые  тогда назывались "насосами",  - потому что главной их задачей
было "высасывание" за долю денег из должника.

   Вот такой командой и руководил Степаныч.  Впрочем, он уже в те вре-
мена предпочитал не выпячиваться,  держаться в тени и ничего не делать
своими руками, стараясь не привлекать внимания милиции. Поэтому он был
гораздо менее заметен в криминальном мире,  чем скажем,  Володя-Север,
поставлявший Степанычу клиентов.  (В этом месте грех не упомянуть бли-
жайшую  связь Володи Севера - шикарную женщину Галю по кличке Помойка.
Она была женщиной с большой сексуальной привлекательностью, кличку за-
работала,  однако,  не за то, что была валютной проституткой, а за то,
что заведовала пунктом вторсырья,  а заодно  и  занималась  перекупкой
краденного.  Позже  Галя-Помойка прославилась тем,  что снялась в нес-
кольких порнофильмах в Италии.)

   Команда Степаныча умудрилась снимать деньги и с должников, и с тех,
кому они были должны.  Однажды некий официант, обслуживающий иностран-
цев, проиграл на "катране" три тысячи рублей в "коробок". Проспавшись,
"халдей" побежал жаловаться к Степанычу, дескать, его обманули. Степа-
ныч обещал разобраться,  но официант не знал, что он уже "заказан" те-
ми,  кому он проигрался. "Разобрался" Степаныч справедливо - официанту
была сделана "предъява", что он, мол, "подставил" Степаныча, поскольку
люди играли честно... В результате, за моральный ущерб с "халдея" было
взыскано не три тысячи, а пять.

   Кроме команды "насосов" у  Гавриленкова  была  команда  "трясунов",
обиравших пьяных в пивных залах.

   В середине  80-х самой сильной "командой" в городе была группировка
братьев Седюков,  Степаныч даже не пытался с ними конкурировать,  он и
Кумарину постоянно советовал держаться в тени. Арест Коли-Каратэ и его
банды только лишний раз убедил Гавриленкова в  правильности  выбранной
им  тактики.  Он старался работать только на "беззаявочном материале",
выстраивая сложные, многоэтапные комбинации. Классическим примером та-
кой "запутки" стала красивая история с фальшивым бриллиантом. Один че-
ловек понес продавать подпольному ювелиру бриллиант темного  происхож-
дения.  Тем не менее это был настоящий,  не фальшивый, дорогой камень.
Ювелир подменил камень на стекляшку и сказал,  что купить товар не мо-
жет - денег нет, мал. Когда через некоторое время у другого подпольно-
го ювелира выяснилось,  что у клиентов вместо камня - стекло, он пошел
к Степанычу за помощью. Николай "помог" ему, получив деньги и с ювели-
ра-обманщика,  и с продавца.  На самом же деле вся эта история была  с
самого начала смоделирована и подстроена Степанычем. Под Гавриленковым
ходила команда совершенно  "отмороженных"  спортсменов,  возглавляемых
Сергеем Лукошиным, "державшим" весь Невский проспект. (В 1988 г. Луко-
шин погиб в автокатастрофе,  налетев на "КамАЗ". Рядом с ним в автомо-
биле  сидел  известный Юра Воркутинский.  Команда "воркутинских" после
этой истории еще некоторое время работала в очень  тесном  контакте  с
"тамбовцами",  а  потом  стала постепенно отдаляться от них,  проявляя
тенденцию к легализации своего бизнеса.)

   Рядом с Николаем всегда был его младший брат -  Виктор,  правда,  у
него не было такого большого авторитета, как у старшего.

   (Видимо, это  некая  закономерность - скажем,  младший брат Николая
Седюка, здравствующий по сию пору Маккена, тоже не смог превзойти сво-
его старшего - Колю-Каратэ.)

   В это  время  в городе гремит имя Кумарина.  Степаныч знает гораздо
более узкий круг, однако сам Владимир Кумарин относился к Гавриленкову
по  крайней мере,  как к равному,  хотя говорили и так,  что Степаныч,
мол, "над Кумариным". Трудно сказать, как оно было на самом деле. Ско-
рее  всего Степаныч и Кум были просто неразрывным единым целым,  - и у
каждого были свои функции, сообразно способностям и наклонностям. Сте-
паныч всегда больше тяготел к торговле, к бизнесу, в этой сфере у него
были очень неплохие контакты.  Гавриленков был, пожалуй, одним из пер-
вых,  кто понял,  что нажитые деньги надо вкладывать в производство, и
не только понял,  но и сумел убедить в этом остальных "тамбовцев". Они
первыми стали открывать "кооперативы" и легализовывать свои деньги. От
других способов заработка,  правда, никто не отказывался - у Степаныча
была своя,  личная бригада так называемых "великолукских", которой ру-
ководили Андрей Сергеев (Анджей) и Алексей Косов - земляки Гавриленко-
ва, с которыми он познакомился по спорту. (Анджей, как и Косов, учился
в ЛИИЖТе,  он вошел в историю питерского бандитизма,  когда  в  начале
90-х  годов  на судебном процессе все проститутки,  которых он обирал,
отказались давать на него показания. Позже Анджей с Косовым попытались
влезть в наркобизнес, некоторые эксперты полагают, что именно это ста-
ло причиной ликвидации обоих осенью 1994 г.  в Будапеште.) Сергееву  и
Косову,  "опекавших" проституток,  Степаныч давал умные, нестандартные
советы - устанавливать за подопечными наблюдение, чтобы те не занижали
в  сговоре  с сутенером число клиентов.  Если проститутка и ее сутенер
ловились на обмане, - у них отбиралось все - в прямом смысле, оставля-
ли лишь диван в пустой квартире - как средство производства.  "Развед-
ка",  "скрытое наблюдение", кстати, были своеобразными пунктиками Сте-
паныча, мало кто знал, что у него почти во всех городских группировках
были "свои люди",  внедренные агенты, работали на Гавриленкова и "тех-
нари",  обеспечивавшие подслушивание интересующих его разговоров. Сте-
паныч любил быть в курсе происходящих в городе событий. Стоит ли гово-
рить о том,  что "свои люди" у него были в правоохранительных органах,
причем на очень высоком уровне?

   Воров Гавриленков не любил, также, как и Кумарин, считал их дармое-
дами  и  отказывался  платить  в их "общак".  (У "тамбовцев" была своя
"черная касса"). Но это - внешние проявления. Трудно сказать, что было
на  самом деле - любопытный факт:  Степаныч всегда был в очень хороших
отношениях с неким Мишей Резаным, армянином, несшим в 80-х годах в Пи-
тере знамя воровских традиций Кавказа. (Рядом с Резаным, кстати, всег-
да в то время был некий Кванч Бабаев.  Сейчас обоих уже нет в  Питере,
говорят,  Резаного  видели в Нью-Йорке незадолго до того,  как там был
арестован Япончик, с которым у Резаного якобы были очень хорошие отно-
шения). Степаныч всегда разговаривал с Резаным с подчеркнутым уважени-
ем.

   Кстати сказать,  братва конца 80-х - начала 90-х годов  мало  знала
Степаныча.  После  ареста Кумарина он старался еще больше уйти в тень,
сделаться незаметным.  На "сходняках" он почти не бывал, а если и при-
ходил,  то лицо его всегда прикрывал козырек кепки. Сыщики, допрашивая
разных задержанных бандитов об их сборищах и толковищах,  часто  тогда
натыкались в показаниях "братков на какую-то странную", полубесплотную
фигуру "парня в кепке":  "Там "взрослые" люди говорили - такой-то, та-
кой-то,  такой-то...  И еще один был - я его не знаю и лица не видел -
он все время в кепке сидел..."

   Закрывая козырьком кепки лицо,  Степаныч объяснял своему ближайшему
окружению, что он, мол, комплексует из-за ранней лысины.

   В начале 90-х Степаныч выдвинул новый лозунг:  "Чем ближе к закону,
тем безопаснее". Такой же лозунг, кстати говоря, взяла на вооружение в
свое время итальянская мафия,  но питерская братва, цепляясь за "поня-
тия",  в большинстве своем еще просто не доросла  тогда  до  понимания
всей глубины того, что предлагал Степаныч. В результате Степаныч почти
совсем перестал встречаться с братвой, разговаривая только с серьезны-
ми лидерами. Он постоянно работал над собой, стараясь придать и облику
своему,  и манере говорить некую респектабельность.  Надо сказать, это
ему  хорошо удавалось,  по свидетельству многих знавших Степаныча нор-
мальных людей,  он легко мог общаться на любые темы, производя впечат-
ление человека эрудированного и солидного. Его тестем, кстати, был ад-
мирал,  да и вообще,  знакомство со Степанычем водили многие очень из-
вестные люди... Слабостью Степаныча была новая обувь - он ее постоянно
менял,  говорят, что он еще когда-то давно прочитал где-то, что на За-
паде  серьезные люди,  оценивая человека,  смотрят прежде всего на его
ботинки.

   Детей у Гавриленкова не было,  поэтому нечастые часы досуга  он,  в
основном,  посвящал охоте,  которую любил страстно.  В начале 90-х это
был уже очень богатый человек.  Под окном его дома всегда стояла  "де-
вятка", - чтобы пешком не ходить к теплому гаражу, в котором дожидался
хозяина шикарный "джип".

   Особую популярность Степаныч приобрел у финских  бизнесменов,  взяв
многих  из них (в том числе и очень солидных и даже очень-очень солид-
ных) под свое крыло. Многие финны уже заранее знали, - если хочешь де-
лать  бизнес  в  Питере  - иди к Степанычу.  (Да и не только в Питере,
кстати говоря.  По всей России известно было, что с "чухонцев" - "там-
бовцы" получают, и на эту "территорию" другим ход был заказан.)

   Степаныч был очень серьезным, даже несколько мрачноватым человеком,
весьма подозрительным и недоверчивым. Если только он по одному из сво-
их многочисленных тайных каналов получал хоть малейший сигнал об опас-
ности - немедленно менял адрес или вообще старался уехать  из  России.
Почему  же  он все-таки не смог уберечься от пуль убийц?  Почему же не
сработала его "контрразведка",  о которой столько легенд  ходит  среди
питерской братвы? Кто, вообще, заказал это убийство, оставшееся до сих
пор, как во многих подобных случаях, нераскрытым? Версий по городу хо-
дит несколько.  По одной из них - "тамбовцы" стали стрелять в "тамбов-
цев",  когда вся организация распалась на несколько частей, "молодежь"
стала теснить "стариков",  переродившихся в бизнесменов... Другая вер-
сия увязывает отстрел "тамбовцев" с тем, что они полезли в наркобизнес
и торговлю энергосистемами.  Говорят о том, что часть "тамбовских" по-
гибли, как гранты несостоявшихся сделок. А еще приходилось мне слышать
и  такую трактовку его смерти:  якобы перед Играми Доброй Воли 1996 г.
должна была поступить в Петербург очень крупная  партия  сухих  вин  и
шампанского  - на какую-то астрономическую сумму.  "Тамбовцы" "кинули"
фирму,  поставлявшую вино.  А у этой фирмы "крышей" были бывшие "коми-
тетчики".  Так вот,  говорят,  что на сегодняшний момент все участники
того "кидка" мертвые,  кроме чудом выжившего  Кумарина...  Кто  сейчас
разберет,  - может, так все оно и было, а может, история эта - один из
многих мифов, рождаемых братвой...

   По странной иронии судьбы Степаныч, всю жизнь старавшийся держаться
в  тени,  прославился  после  своей гибели - на страницы самых крупных
российских газет выплеснулся скандал,  связанный с его похоронами. Ни-
колая  Гавриленкова  похоронили в святых пещерах Псково-Печерского Ус-
пенского монастыря,  основанного в XIII веке монахом Марком. В Печорс-
ких пещерах тела умерших избегают тления, поэтому гробы там не закапы-
ваются,  а ставятся в боковые ниши. В этих пещерах покоится прах пред-
ков Пушкина, Кутузова, Мусоргского, Татищева, Кропоткина и многих дру-
гих достойных и известных людей.  Издавна в стенах монастыря  хоронили
три категории людей:  монахов, воинов, погибших у монастырских стен, и
тех,  кто пожертвовал деньги на благое дело.  Кстати,  Степаныч лег  в
свою  святую  могилу совершенно законно:  примерно за год до гибели он
приехал в монастырь и познакомился с отцом Романом - настоятелем. Яко-
бы приезжал Гавриленков в Печорские пещеры покаяться в грехах,  и отец
Роман стал его крестным отцом. Тогда же Степаныч пожертвовал монастырю
300 млн.  рублей, договорившись с настоятелем, что тот "забронирует" в
пещерах места для братьев Николая,  Виктора и их матери.  Примерно  за
месяц до своей гибели Степаныч, будто предчувствуя ее, звонил отцу Ро-
ману, спрашивал, остается ли их договор в силе. Настоятель ответил ут-
вердительно.  Местная милиция считала, что отец Роман не догадывался о
прошлом Гавриленкова.  Может быть,  настоятель действительно настолько
был  наивен?  Тем не менее,  отец Роман ездил в Псков и заручался под-
держкой тамошних высших церковных чинов.

   Похороны Степаныча были достаточно скромными - относительно, конеч-
но.  Его  тяжеленный  гроб ручной выделки с трудом тащили десять дюжих
братков...

   Уже после похорон грянул скандал -  об  этих  похоронах  заговорила
пресса, и по Псковщине прокатилась волна митингов верующих, протестую-
щих против захоронения бандита в святом месте.

   Архимандрит отец Роман написал Патриарху Московскому  и  Всея  Руси
Алексию  прошение об освобождении от должности.  Патриарх удовлетворил
эту просьбу.  Говорят, что потом отец Роман якобы ездил к брату Степа-
ныча  Виктору  с  просьбой  разрешить перезахоронение и что Виктор это
предложение отверг,  сказав,  что "братва такого не  поймет".  Николай
Гавриленков был сложным,  безусловно неординарным человеком, сыгравшим
в истории бандитского Петербурга роль,  которую трудно переоценить. Он
сам сделал себя и свою жизнь.  Говорят,  что под конец жизни он многое
пересмотрел и все больше уходил от криминала в сторону легального биз-
неса...  Один  серьезный и очень информированный человек сказал вскоре
после смерти Степаныча такую фразу:  "Он был самым "загадочным тамбов-
цем", которого до конца так никто и не понял". Как бы там ни было, кем
бы ни был Степаныч - воевать с мертвыми и футболить их останки явно не
по-христиански.  Тем  более,  что сейчас уже со Степанычем разбирается
самый главный, Всевидящий и Неподкупный Судия...

   Январь 1996 г.


ЧЕРВОНЕЦ

   10 июля 1995 г. городской суд Петербурга приговорил к смертной каз-
ни Сергея Мадуева - бандита,  ставшего прототипом главных героев худо-
жественных  фильмов "Тюремный роман" и "Глухарь".  На момент вынесения
приговора ему было 39 лет,  и почти половину своей жизни он провел  за
решеткой.  О нем писали все самые крупные газеты. Он будоражил вообра-
жение, потому что был загадкой. В его жизни было всего слишком много -
и доброго, и злого. Поэтому задача, стоявшая перед судом - определить,
чего же все-таки в ней было больше: хорошего или плохого, - изначальна
была утопичной. На этом суде явно обозначились конфликты между правдой
и истиной,  свободой и волей,  а также справедливостью и  законностью.
Говорят,  что загадочность русской души как раз и заключается в борьбе
между такими понятиями, которые в остальных языках выражаются, вообще,
только  одним  словом.  Англичанину не объяснить,  в чем разница между
свободой и волей.  А для нас осознание этой разницы может стать траге-
дией всей жизни.

   Жизненный путь  Мадуева был определен тем,  что он родился на зоне.
Сын сосланного чеченца и кореянки,  - по документам он значился  русс-
ким. Первый раз сел в 1974 г., когда ему было 17 лет. Тогда он получил
восемь лет за разбои и грабежи.  Из них отсидел шесть. Но выйдя на во-
лю,  вернувшись в Казахстан, устроится работать не смог - никто не хо-
тел брать на работу бывшего зэка. Тогда Мадуев вместе с младшим братом
и старым приятелем начали гастролировать по всему Союзу. За четыре ме-
сяца они накрутили себе по пятнадцать лет лагерей.  В преступном  мире
Сергей Мадуев был известен под кличкой Червонец. Говорят, что "погоня-
ло" это он заработал за то, что, садясь в такси, будучи на воле, расп-
лачивался всегда десяткой,  не требуя сдачи - вне зависимости от того,
сколько набил счетчик. Он не был вором в законе и на втором своем сро-
ке  стал  нарядчиком в зоне - распределял других зэков по рабочим мес-
там. Сам Мадуев часто называл себя "вором вне закона". Для него и рам-
ки воровских понятий были слишком тесны.  После того, как его перевели
на поселение в Талды-Кургане, Червонец ушел в бега. Это было в декабре
1988 г.  За те тринадцать месяцев,  что он пробыл на свободе, он успел
столько,  что иногда не верится, будто все это смог совершить один че-
ловек.  С  новыми  подельниками он метался от Астрахани до Петербурга,
совершая убийства, разбои и грабежи. Говорят, его искала не только ми-
лиция,  но  и тбилисские и ташкентские воры,  приговорившие Червонца к
смерти за то, что он сумел украсть часть денег из их общаков. Если это
на самом деле так,  тогда не понятно,  как он сумел выжить в тюрьмах -
ведь воровские приговоры приводятся в исполнение даже  в  следственных
изоляторах. Мадуев не похож не обычного уголовника. Он начитан, у чего
острый проницательный ум,  своеобразное чувство  юмора,  поразительная
чистоплотность в одежде и непонятная алогичная склонность к, как гово-
рят сотрудники милиции,  немотивированным поступкам.  О нем ходит мно-
жество легенд, большая часть из которых, тем не менее, правдивы.

   Однажды он приехал в один южный городок - отдохнуть и развеяться. В
белом костюме и идеально начищенных ботинках Червонец направился в са-
мый лучший ресторан.  Официант за столик его не пустил:  "Мест нет". -
"Да мне только поужинать,  я с Севера приехал". - "Нету мест. К дирек-
тору обращайтесь". Пришла директор ресторана, сверкая золотыми зубами.
"Дорогая..." - обратился было к ней Червонец.  "Я тебе не  дорогая,  а
очень  дорогая,  - перебила она его.  - Не понял,  что ли,  нет мест!"
Поздним вечером того же дня,  собирая ценности в квартире  золотозубой
начальницы.  Червонец  легонько  постукивал стволом нагана ей по носу:
"Канарейка ты глупая,  я же всего-навсего пообедать хотел..." А вскоре
он  попался,  но сумел разоружить и посадить под замок целое отделение
милиции.  Мадуев мог накормить мороженым на улице целую ватагу ребяти-
шек, мог, отбирая у кооператора партию видеомагнитофонов, вернуть один
по просьбе беременной жены предпринимателя.  Но мог и стрелять в  жен-
щин, мог и оставлять за собой трупы детей.

   В июне 1989 г. банда Мадуева решила ограбить Романа Шалумова, круп-
ного кооператора в Ростовской области. Шалумов не хотел отдавать день-
ги и был застрелен на глазах у жены.  Женщину уволокли в дом и там за-
душили. Уходя, преступники подожгли дом, на втором этаже которого спал
маленький сын Шалумовых Миша,  погибший в огне. Правда, на суде Мадуев
говорил,  что не убивал никого из Шалумовых лично,  а если бы  знал  о
том, что в доме был ребенок, то сам вынес бы его из огня.

   Далее Мадуев  перебирается  в Петербург.  При ограблении семьи Юрих
стреляет пожилой женщине в спину.  Она через четыре месяца  умирает  в
больнице. На суде Мадуев скажет, что выстрел произошел случайно, он-де
подскользнулся на полу.

   В декабре 1989 г. Мадуев искал по всему Петербургу своего подельни-
ка.  Червонец нервничал и заскочил погреться в кафе "Ориент".  Швейцар
сделал ему замечание и попросил снять верхнюю одежду.  "Наглые" притя-
зания швейцара настолько взбесили Мадуева, что он выстрелил привратни-
ку сначала в грудь, потом в голову, затем взял со столика свои перчат-
ки и ушел. (Осенью 1995 г. один из лидеров бандитского мира в разгово-
ре со мной вспомнил этот эпизод и в частности сказал, что в кафе "Ори-
ент" все было не так просто.  Рядом со швейцаром должен был лечь и еще
один человек - ныне хорошо известный  в  определенных  кругах  Питера.
Этот человек потом поставил в церкви свечку, благодаря Бога за то, что
опоздал в "Ориент"...)

   Его взяли 8 января 1990 г.  на Ташкентском вокзале  в  поезде  Таш-
кент-Москва. Один из сотрудников милиции приковал Червонца наручниками
к своей руке. Но Мадуев свободной рукой выхватил гранату и зубами выр-
вал чеку,  попытавшись взять в заложники всю опергруппу. Это ему почти
удалось.  Но один из милиционеров выстрелил Мадуеву в руку,  сжимавшую
лимонку, а другой успел схватить гранату и выкинуть ее за дверь.

   Его стали  возить  по  следственным изоляторам разных городов,  так
сказать,  по "местам боевой славы" - география преступлений Мадуева  и
его  банды  была удивительно широка.  В Бутырках он сидел в одиночке в
коридоре смертников.  Через несколько месяцев в его камере нашли  нес-
колько десятков метров веревки и удавку. Он не скрывал своего стремле-
ния к побегу и тогда,  когда его перевели в  Петербург,  в  знаменитые
"Кресты". Начальнику тюрьмы Степану Демчуку Червонец заявил прямо:

   "Я от бабушки ушел,  я от дедушки ушел и отсюда уйду, причем вместе
с тобой выйду". Демчук не мог и представить, что находящийся постоянно
под усиленным наблюдением Червонец едва не выполнит свое обещание...

   Мадуеву помогла  в этом следователь прокуратуры по особо важным де-
лам Наталья Воронцова.  Она передала своему подследственному в  камеру
его же наган,  изъятый при задержании и приобщенный к делу. Именно эта
история и наделала столько шума,  вдохновляя журналистов,  писателей и
режиссеров.

   3 мая 1991 г.  Мадуев пытался бежать из "Крестов", взяв в заложники
одного офицера, выстрелив в живот другому. Бежать ему помешало то обс-
тоятельство, что Демчук, предупрежденный самим же Червонцем, придержал
в тюрьме пару автоматов (по закону в следственных изоляторах и тюрьмах
количество оружия строго ограничено).  Этими автоматами Мадуева и заг-
нали в угол, где его наган начал давать осечки.

   В этой истории очень много загадочного. Все как-то сразу поверили в
версию романтической любви. Но на самом деле никто не знает, что прои-
зошло между Мадуевым и Воронцовой.  Позже Червонец сказал,  что просто
пообещал Воронцовой денег.  То, что он сдал Воронцову, поубавило у ши-
рокой публики симпатий к нему. Но вот, что говорит сама Воронцова, уже
сидя на зоне:  "Меня вызвали,  сказали,  что случилось ЧП. Я сразу все
поняла.  Приехала в тюрьму...  Увидела его и не узнала...  Кусок мяса,
глаз  не видно.  Его спрашивают в очередной раз - кто дал пистолет?  А
он,  едва ворочая языком - не она". Потом он пытался бежать в сентябре
1994  -  подкупил  контролера следственного изолятора и получил с воли
нож,  отвертку и пистолет "ТТ" с глушителем.  (В декабре 1995 г.  один
солидный  коммерсант уверял меня,  что пистолет был передан Мадуеву от
некоего Джапара - главы чеченской группировки в Питере.  За  помощь  в
побеге Мадуев должен был якобы ликвидировать Сергея Мискарева,  больше
известного по прозвищу Бройлер,  у которого случился конфликт с  Сеней
Колпинским.  Когда побег не удался,  - Джапа" ра арестовали...  Версия
эта,  кстати, указывает на то, что Мадуев, сидя в тюрьме, не был чужим
человеком для бандитского Петербурга, а принимал ~в его жизни деятель-
ное участие.) Он уже почти выбрался из камеры,  когда его схватили ох-
ранники.  После этих художеств Червонца перевели в следственный изоля-
тор бывшего КГБ. Он грозился убежать и оттуда...

   На суде Мадуев держался спокойно,  спорил с судьей и адвокатами.  В
своем последнем слове он просил сохранить ему жизнь,  говоря, что гра-
бил людей не бедных, обираемых не оскорблял, не пытал и не бил. Черво-
нец говорил о любви к Родине, о своих золотых руках, которые еще могут
принести ей пользу.

   В Петербурге за процессом следил весь город. Питерские газеты отда-
вали под материалы об этом суде первые полосы. В некоторых статьях его
называли самым известным преступником России.  Конечно же, это преуве-
личение.  Самые известные преступники России пока еще на свободе. При-
говор ему читали в течение трех дней,  прерываясь по разным поводам. В
понедельник  10 июля 1995 г.  чтение приговора закончилось.  "Расстре-
лять". Червонец улыбнулся и сказал всем присутствовавшим в зале: "Спа-
сибо, всем удачи и счастья". По роковому стечению обстоятельств судьей
Червонца была женщина - Людмила Суханкина.

   Р.8. Процесс закончился,  но многие загадки и вопросы  вокруг  дела
Мадуева так и не дождались убедительных ответов. Во-первых, совершенно
не понятно,  куда делись огромные ценности, накопленные Червонцем. Сам
Мадуев  давал разные версии,  одна из которых свидетельствовала о том,
что сокровища свои он закопал на Смоленском кладбище, откуда потом они
были похищены следователем.  (Работники Генеральной прокуратуры Барсе-
гян и Прошкин,  занимавшиеся делом Мадуева,  категорически опровергали
сам  факт того,  что у Червонца могли быть спрятаны какие-то ценности:
"Значительная часть предметов и ценностей,  похищенных у  потерпевших,
была изъята еще в ходе следствия у самого Мадуева, у его соучастников,
у тех,  кто,  позарившись на дешевизну,  скупил награбленное.  Изъятое
возвращено владельцам. Довольно много Мадуев - любитель "красивой жиз-
ни" - потратил на себя.  Да и нелегально жить,  постоянно уносить ноги
после очередного преступления - не дешево... Но ведь и то, что накопил
Мадуев, не хранилось, не могло храниться в одном месте. Ведь он никог-
да не знал,  где будет завтра, где будет скрываться от правосудия. Так
что "огромные ценности",  накопленные Мадуевым,  это скорее всего миф,
создаваемый и раздуваемый досужими господами мифотворцами. Не будь это
мифом,  не пользовался бы Мадуев услугами защитника  по  назначению".)
Во-вторых,  почему дело Воронцовой, передавшей револьвер Мадуеву, вели
сотрудники бывшего КГБ, то есть поднадзорного прокуратуре органа, в то
время как делом этим должна была заниматься прокуратура либо республи-
канского,  либо союзного уровня?  В-третьих, почему бывший следователь
прокуратуры Воронцова начала отбывать наказание в общей колонии в Саб-
лино,  а не в специальной "ментовской" зоне в Нижнем Тагиле?  (Женской
"ментовской" зоны,  конечно, не существует, однако был специальный от-
ряд для женщин - бывших сотрудниц правоохранительных  органов.  В  это
отряд Воронцова почему-то не попала.) В-четвертых, почему приговор Ма-
дуеву читался так долго?  Поговаривают, что за несколько дней до проч-
тения  приговора Червонец заявил:  "Я не хочу услышать свой приговор в
пятницу".  Так и вышло,  он услышал его в понедельник.  Ну и, в-пятых,
Мадуев ли получил свой приговор?  (Около года назад некий старший сле-
дователь по особо важным делам,  который просил имени его не упоминать
ни в коем случае,  сказал мне по секрету: "Никто не знает - Мадуев это
или нет. Он еще на первом сроке не был идентифицирован".)

   Безусловно, Сергей Мадуев - очень интересная, сильная и незаурядная
личность. Несомненно и то, что он сын своего времени. В его судьбе от-
разилась изломанная судьба всей страны.  Червонец - волк-одиночка. Та-
ким волкам от людей всегда заслуженно доставались пули.  Так что,  на-
верное, смешно дискутировать на тему законности оглашенного приговора.
Но о справедливости нашего суда можно добавить пару строк.  В мае 1995
г.  по десять лет лишения свободы получили нелюди, которые сначала из-
насиловали  умственно отсталого мальчишку,  потом отрезали у него все,
что можно было отрезать, потом убили и закопали. На следующий день они
вернулись, вырыли тело из могилы и расчленили, а еще через день верну-
лись к могиле снова,  забрали голову убитого, чтобы похвастаться перед
товарищами.

   Законность и справедливость - вечный конфликт российского суда.

   Январь 1996 г.


ЗОЛОТАЯ ПУЛЯ

   В современном разговорном русском языке слово "пуля" имеет несколь-
ко значений.  Одно из них - переносное: обман, провокация, инсцениров-
ка...

   В конце 1991 г. группа питерских журналистов решила объединить уси-
лия, для того чтобы попробовать провести расследование ряда загадочных
историй,  о которых тогда много говорили в  Петербурге.  Так  возникло
Агентство  Расследований  "Смены" - сокращенно "АРС".  Первоначально в
эту группу вошли:  Александр Горшков, Александр Поздняков, Алексей Ра-
зоренов и я - Андрей Константинов. Каждый из нашей четверки отвечал за
"свою" тему, но в случае необходимости остальные подключались к работе
по сбору информации и опросу свидетелей.  Мне тогда "досталась" тема о
странном покушении на известного репортера Александра Невзорова, кото-
рое произошло 12 декабря 1990 г. в Ленинграде на пустыре у Суздальско-
го проспекта.  Это событие стало в свое время сенсацией - личные собо-
лезнования  Невзорову по поводу его ранения высказал тогда Генеральный
секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев...  Когда группа "АРС" начинала жур-
налистское расследование некоторых туманных обстоятельств ранения Нев-
зорова, - нами двигало всего лишь любопытство. Мы никак не могли тогда
предположить,  что  чем  дальше будет продвигаться расследование - тем
больше больших и малых тайн Петербурга окажутся свитыми  в  один  клу-
бок...


Версия Невзорова

   В первой декаде декабря 1990 г.  в редакцию "600  секунд"  позвонил
человек,  назвавшийся  бывшим врачом психоневрологического диспансера.
Он предложил Невзорову компрометирующие документы на председателя Лен-
горисполкома Александра Щелканова.  Эти документы якобы свидетельство-
вали о том,  что Щелканов - человек психически неполноценный, а следо-
вательно,  не  может занимать столь высокий пост.  Еще до этого звонка
Невзоров задумал сделать свой "Паноптикум" о Щелканове,  однако о  за-
мысле передачи знал очень ограниченный круг людей. Звонивший предложил
передать документы 12 декабря, но в этот день позвонил снова и сказал,
что заболел,  и поэтому документы передаст его сын, который выйдет гу-
лять с собакой.

   Вечером 12 декабря Невзоров в машине  режиссера  Михаила  Ермолова,
которую вел хозяин и в которой также находился оператор Дмитрий Логви-
ненко,  направились к месту встречи. Для встречи звонивший выбрал пус-
тырь напротив Суздальского проспекта.  Передача документов должна была
состояться в 23.30.  По  дороге  телевизионщики  заехали  в  гостиницу
"Спутник" - выпить кофе.  Кафе уже закрылось,  но для сотрудников "600
секунд" сделали исключение (позже работники кафе подтвердили этот факт
и сказали, что никаких странностей в поведении Невзорова не заметили).
Около 23.20 машина Ермолова прибыла к  пустырю.  Невзоров  выждал  ка-
кое-то время,  а потом пошел к деревьям,  стоящим недалеко от развалин
старого дома. Ермолов и Логвиненко остались в машине. Пустырь был без-
люден и плохо освещен.  Невзоров закурил и стал ждать мальчика с соба-
кой.  Несколько раз он свистел и звал:  "Мальчик, мальчик!" Потом, по-
вернувшись, увидел стоявшего прямо перед ним человека, который появил-
ся абсолютно бесшумно и неожиданно. Невзоров подумал, что это тот, кто
должен передать ему документы.  Мужчина протянул вперед руку, замотан-
ную белой тряпкой. Что-то твердое ткнуло телерепортера в плечо, и сра-
зу  же прозвучал приглушенный выстрел.  Невзорова от выстрела откинуло
назад, однако он с колен сумел выстрелить вдогонку убегающему к желез-
нодорожному  полотну мужчине из своего газового пистолета.  Потом под-
нялся и пошел к машине Ермолова, из которой уже выскочил оператор Лог-
виненко.  Ермолов оставался за рулем. Невзорова усадили в автомобиль и
повезли к одному из домов на улицу Жени  Егоровой,  откуда  Логвиненко
вызвал "скорую помощь".


"Скорая"

   Машина остановилась у дома N 5 по улице Жени  Егоровой.  Логвиненко
вошел в расположенную на первом этаже квартиру Кораблевых и,  предста-
вившись работником уголовного розыска,  потребовал телефон.  Позже  на
допросе  Логвиненко  сказал,  что  "скорую  помощь"  он  вызывал не по
"ноль-три",  а позвонил знакомому дежурному врачу  "скорой"  Владимиру
Манковичу,  дочь которого снимали в одном из сюжетов "600 секунд". Ми-
лицию якобы вызвал затем сам Манкович, узнав об огнестрельном ранении.
Работникам "скорой помощи" пострадавший вкратце описал суть происшест-
вия. Любопытно, что фельдшер Николай Водов в своих показаниях отметил,
что, по словам Невзорова, тот стрелял вдогонку нападавшему из газового
пистолета дважды.  Позже в деле везде фигурировал лишь  один  ответный
выстрел. Водов попытался поставить Невзорову капельницу, однако журна-
лист сказал: "Я не дам колоть, боюсь СПИДа". Водов так и не понял, где
же стреляли в телезвезду, думал, что где-то во дворе дома N 5 по улице
Жени Егоровой.  Чуть позже подъехала бригада реаниматоров,  которая  и
повезла раненного в клинику Военно-медицинской академии. По словам од-
ного из врачей реанимационной бригады, в академии их уже ждали коллеги
Невзорова.


Первый осмотр

   Милиция прибыла достаточно быстро.  Оставшийся у Кораблевых  Логви-
ненко показал дорогу к месту происшествия. Несмотря на темноту, начал-
ся первичный осмотр. Позже внимание следователя, который вел это дело,
привлек следующий факт: по словам сотрудников милиции, Логвиненко чет-
ко указал то место,  где стреляли в Невзорова, хотя, как утверждал сам
же Логвиненко,  от машины он не отходил и не мог видеть, где стоял его
коллега в момент выстрела. Кроме того, милиционеры заметили следы лег-
ковой  машины на самом пустыре.  Однако Логвиненко никакого интереса к
этим следам не проявил,  сказав, что они с Ермоловым на пустырь не за-
езжали.

   Позднее, когда  следователь  спросил  Логвиненко  о причинах такого
равнодушия к следам на пустыре,  оператор ответил, что следы эти нашел
именно он, а милиционеры их затоптали. Конечно, заслуживает внимания и
еще один факт - на место происшествия от ГУВД выехал следователь, спе-
циализирующийся по угонам автомобилей. При всем уважении к этому чело-
веку,  эксперты из прокуратуры отмечают,  что он не мог руководить ос-
мотром  с  должным профессионализмом - просто в силу своей специализа-
ции.  На месте происшествия найден окурок сигареты "Маг1Ього", которую
курил Невзоров,  и свернутый бинт. Во время следствия Невзоров заявил,
что бинт, возможно, принадлежит ему: несколько дней назад у него болел
палец, бинт мог заваляться в кармане, а потом, зацепленный вытаскивае-
мым газовым пистолетом,  выпасть. Обнаружили на пустыре и следы, кото-
рые  вели  к  железнодорожному полотну и предположительно принадлежали
стрелявшему мужчине.  С трех следов удалось сделать  гипсовые  слепки.
(Оперативниками  в  дальнейшем была проведена огромная работа,  однако
идентифицировать по слепкам обувь так и не удалось.  По данным  опера-
тивной проверки, обувь с такой подошвой у нас не производилась и через
официальные каналы не завозилась.) Больше  на  месте  происшествия  не
удалось обнаружить ничего.  Профессионалы,  расследующие покушение,  в
этой связи отмечали,  что места происшествий с таким  ничтожным  коли-
чеством следов никогда раньше не встречались в их практике.


Пустырь

   Во всех средствах массовой информации, в оперативных сводках ГУВД и
в  материалах уголовного дела место происшествия было названо пустырем
в районе улицы Жени Егоровой.  С тем же успехом можно было бы  назвать
его пустырем в районе Шувалово-Озерки. Если взглянуть на схему, то хо-
рошо видно,  что улицей Жени Егоровой на пустыре и не пахнет. Он огра-
ничен  Выборгским шоссе,  дорогой на Торфяное и железнодорожным полот-
ном,  идущим вдоль Суздальского проспекта. Почему же возникло название
"пустырь  в  районе  улицы Жени Егоровой"?  Первое объяснение - с этой
улицы вызывали "скорую" и милицию. Но есть еще одно объяснение. Невзо-
ров неоднократно бывал в гостях у своего коллеги, который жил в доме N
5 по Суздальскому проспекту,  то есть прямо напротив пустыря. Это обс-
тоятельство  само по себе несколько подмывает показания пострадавшего,
заявлявшего,  что он никогда раньше не бывал в том месте,  где на него
покушались.  Кроме  того,  проспект имеет довольно странную географию,
поэтому люди,  живущие,  например,  в доме N 5 по Суздальскому, обычно
объясняли,  как  к ним добраться,  следующим образом:  "Ехать нужно по
Суздальскому в сторону Жени Егоровой".  Такой  ориентир  Невзоров  мог
подсознательно перенести и на пустырь.

   В ходе журналистского расследования мы, кстати, проделали маленький
эксперимент:  зимой в ночное время на нанятой машине попытались  найти
этот пустырь.  Водитель,  живущий в том же районе,  потратил на поиски
около сорока минут.

   Из опросов многочисленных свидетелей следует,  что  сам  пустырь  в
зимнее  время  почти всегда безлюден.  Владельцы собак предпочитают их
выгуливать вечером по Суздальскому проспекту,  так как на пустыре  нет
каких-либо  источников света.  Любопытно,  что коллеги Невзорова Вадим
Медведев и Александр Борисоглебский,  побывавшие на пустыре на следую-
щий день после загадочного инцидента,  заявили, что найти этот пустырь
ночью практически невозможно,  если, конечно, не побывать там заранее.
Наконец,  есть еще одно немаловажное обстоятельство. К тому месту, где
стоял Невзоров, очень трудно подобраться незаметно: вокруг растут кус-
ты, и шум задеваемых веток должен был выдать идущего.

   Следствие

   Постановлением следователя  Марины  Бобровской  уголовное дело было
возбуждено "по факту" покушения.  Это означает,  что сам  пострадавший
никакого заявления не писал. Более того, Невзоров ясно дал понять, что
писать и не будет.

   Началась отработка различных версий - месть на почве профессиональ-
ной  деятельности или каких-нибудь личных отношений,  наконец - просто
маньяк-убийца.

   Одна любопытная версия умерла, практически не родившись. Невзоров в
присутствии Бэллы Курковой рассказал в приватной беседе министру печа-
ти Михаилу Полторанину о том, что на пустыре он должен был встретиться
с  офицером КГБ.  Полторанин эти слова моментально обнародовал.  В Ле-
нинградской прокуратуре все как-то сразу скисли,  представив себе  до-
вольно тяжелую перспективу - устанавливать всех офицеров КГБ,  с кото-
рыми мог встречаться Невзоров. Выручил сам пострадавший - по телевиде-
нию он сказал,  что Полторанин все напутал.  Но Полторанин вряд ли мог
что-то напутать.  Дело в том,  что в начале декабря 1990  г.  Невзоров
приезжал к тогдашнему начальнику управления КГБ по Ленинграду и облас-
ти Анатолию Куркову.  Разговор, в частности, шел о Щелканове. Невзоров
просил  Куркова предоставить документы о психическом заболевании пред-
седателя горисполкома.  Курков отказал. Однако свидетели сообщили, что
Невзоров, по его словам, якобы усмотрел в глазах Куркова страстное же-
лание выдать телевизионный компромат на Щелканова.  А через  несколько
дней прозвучал звонок с предложением предоставить эти самые документы.
(Документы, кстати говоря, так и не нашли. Хотя искали их тщательно, в
том  числе  и  оперативным путем.) Поэтому Невзоров вполне мог сказать
Полторанину, что шел встречаться с офицером КГБ. Другой вопрос - а был
ли сам звонок?

   Странное поведение оператора Логвиненко на пустыре во время первич-
ного осмотра,  показания Александра Борисоглебского и Вадима Медведева
дали следствию основания выдвинуть,  наряду с другими, и версию о воз-
можном "самостреле" или инсценировке покушения.  Возникла также версия
о несчастном случае из-за неосторожного обращения с оружием.

   Эти версии подкреплялись и тем обстоятельством, что Михаил Ермолов,
побывавший на следующий после покушения день на пустыре,  так же хоро-
шо,  как  и Логвиненко,  там ориентировался,  хотя ночью 12 декабря от
своей машины,  по его словам,  не отходил. В своих показаниях режиссер
Ермолов говорил о том, что, услышав выстрел, вначале на него вообще не
среагировал. Ермолов знал, что Невзоров любит оружие, поэтому мог про-
демонстрировать пистолет мальчику,  которого ждал. Кроме того, имелись
показания Александра Захватова - приятеля Невзорова, о том, как 13 де-
кабря Логвиненко демонстрировал Невзорову в клинике отснятый на пусты-
ре материал и рассказывал раненому коллеге, что с ним произошло.

   Ни одна из выдвинутых версий официального подтверждения не  получи-
ла.

   Свидетели меняли свои показания,  путались,  либо вовсе не являлись
на допросы. Сотрудники городской прокуратуры, занимавшиеся этим делом,
выражали  свое удивление тем,  что Невзоров отнюдь не торопился оказы-
вать помощь следствию, тормозя его собственными неявками.

   В июне 1991 г. дело о покушении на Александра Невзорова было приос-
тановлено, однако позднее оно было возобновлено.


Кто стрелял?

   Невзоров так описал стрелявшего:  это человек намного ниже его рос-
том,  с  неприятными горящими глазами,  у которого в лице было "что-то
белесое" - то ли светлые брови, то ли светлая челка. Правда, впоследс-
твии  это  описание  было слегка изменено:  по окончании следственного
эксперимента Невзоров уже говорил,  что нападавший был либо  одного  с
ним роста,  либо чуть-чуть ниже, но по крайней мере нисколько не выше.
Что он смог бы узнать этого человека - он похож на одного из  персона-
жей  "600  секунд".  А вот помочь в составлении фоторобота Невзоров не
смог.  Это дало повод редакции газеты "Невский проспект" предположить,
что стреляла в репортера какая-то женщина,  а репортер же из благород-
ных побуждений не стал описывать ее внешность.

   По результатам следственного эксперимента было определено положение
стрелявшего  и его жертвы.  Получалось,  что преступник стоял спиной к
освещенным окнам домов на Суздальском проспекте,  поэтому его лицо ос-
тавалось в тени. Следственные работники сомневались в том, что в таком
положении Невзоров смог бы разглядеть лицо неизвестного.


Экспертиза

   В отличии от сообщений многих изданий,  утверждавших,  что Невзоров
был чуть ли не смертельно ранен, в заключении судебно-медицинской экс-
пертизы говорилось о легких телесных повреждениях,  повлекших за собой
расстройство здоровья на срок более 6,  но менее 21 дня. Было установ-
лено,  что  раневой канал идет сверху вниз под небольшим углом.  Итак,
три варианта:  либо стрелявший был ростом намного выше Невзорова, либо
Невзоров в момент выстрела сидел или приседал,  либо неизвестный стре-
лял, неестественно вывернув руку, а не вытянув ее прямо вперед.

   Предположение, что Невзоров сидел в момент выстрела, укладывалось в
версию  неосторожного  обращения  с оружием.  Однако машина Ермолова в
связи с этим обстоятельством обследована не была. Далее экспертиза ус-
тановила, что выстрел производился в упор, через верхнюю кожаную курт-
ку пострадавшего.  Версию о случайном выстреле  во  время  засовывания
пистолета в наплечную кобуру пришлось отбросить.  Было определено, что
стреляли в Невзорова  из  короткоствольного  нарезного  огнестрельного
оружия малого калибра (6,5 мм или менее).  Характер металлических час-
тиц в канале раны позволил сделать вывод, что пуля, прошедшая навылет,
так называемая "золотая пуля",  то есть изготовленная из свинца с мед-
ным напылением.  Патроны с  такими  пулями,  как  правило,  используют
спортсмены  самого  высокого уровня,  занимающиеся стрелковым спортом,
причем спортсмены в основном зарубежные,  так как у нас такие  патроны
не производятся и не закупаются из-за чрезвычайно высокой цены.

   Можно ли  было  причинить ранение самому себе?  Судебно-медицинская
экспертиза ответила, что этот вопрос "методически обоснованно решается
только при наличии конкретного образца оружия". Оружие так и не нашли.


"Уличная операция"

   16 декабря 1990 г.  на пустыре была назначена так называемая "улич-
ная операция", или следственный эксперимент, в котором принимали учас-
тие все лица,  имеющие отношение к расследованию. Невзоров к тому вре-
мени уже вышел из клиники. Представители прокуратуры, КГБ, оперативни-
ки ГУВД,  эксперты,  фотографы,  понятые собрались в местном отделении
милиции и ждали прибытия Невзорова и генерала милиции Михаила Михайло-
ва,  которые должны были подъехать на генеральском "мерседесе". Однако
они запаздывали и появились примерно через час. Михайлов очень удивил-
ся,  что все присутствующие ждут их в отделении,  а не на месте проис-
шествия, где генерал с Невзоровым уже побывали. У всех собравшихся это
известие вызвало легкий шок: чистота эксперимента оказалась нарушенной
с самого начала. Прокурор-криминалист прокуратуры Санкт-Петербурга Ва-
лентина Корнилова, подтвердившая этот факт, также свидетельствует, что
во  время  эксперимента на месте происшествия присутствовал Андрей Ру-
лев, бывший следователь прокуратуры Октябрьского района, приятель Нев-
зорова. Вообще на пустыре скопилось большое количество лиц, не имевших
непосредственного отношения к расследованию. В ходе операции была при-
менена  лазерная  установка,  с  помощью которой определили траекторию
возможного полета пули. Пятнадцать солдат, используя металлоискатели и
лопаты,  тщательно обшарили пустырь,  но ни пули, ни гильз от газового
пистолета Невзорова не обнаружили. Гильзу из оружия стрелявшего не ис-
кали,  так как само оружие,  по показаниям Невзорова,  было замотано в
тряпки. Надо добавить, что в газовом пистолете, который Невзоров пере-
дал  Логвиненко  после своего ранения,  было всего три патрона - два в
обойме и один в стволе.  Это наводит на мысль о том, что, возможно, на
пустыре из него стреляли все-таки не один раз.

   Невзорова попросили  при  помощи  статиста продемонстрировать,  как
происходило само покушение.  Сначала он действительно выбрал  человека
намного ниже его ростом. Когда же тот подошел близко, Невзоров сказал,
что стрелявший все-таки был повыше,  и выбрал статиста примерно такого
же роста, что и сам. Это хорошо видно на фотографии, сделанной во вре-
мя "уличной операции".

   Здесь снова возник вопрос - почему все-таки раневой канал  шел  под
углом вниз? Невзоров объяснил это так: когда он почувствовал прикосно-
вение твердого предмета к плечу, то инстинктивно подался вперед на че-
ловека с оружием. Это достаточно странно, так как в подобных ситуациях
люди,  наоборот, инстинктивно отклоняются назад, даже от легкого толч-
ка.  Тогда  бы и раневой канал имел совершенно другое направление.  На
эксперименте проводился сравнительный отстрел оружия. По звуку выстре-
ла,  произведенного через старую шинель, Невзоров опознал марку писто-
лета,  который был в руке стрелявшего. По его словам, это был пистолет
ПСМ.


Оперативные разработки

   Оперативники ГУВД и УКГБ провели огромную работу,  опрашивая прожи-
вавших в районе пустыря людей.  Опросили даже машиниста поезда, проез-
жавшего мимо пустыря примерно в момент  покушения.  Результаты  опроса
подтвердили, что 12 декабря поздно вечером на пустыре были слышны один
или несколько хлопков,  напоминавших выстрелы.  Свидетель Бойцова, гу-
лявшая в тот вечер с собакой, утверждала, что примерно в 21.20 на "пя-
тачке",  где должна была состояться встреча Невзорова  с  неизвестным,
стояла машина, предположительно "Москвич" или "Жигули". Машина Ермоло-
ва находиться там в то время не могла.  Больше никто из опрошенных эту
машину  не  видел (однако вспомним показания милиционеров,  заметивших
следы колес во время первого осмотра).

   Так как Невзоров вспомнил,  что фамилия звонившего ему человека  то
ли Тихонов,  то ли Трофимов,  пришлось проверить всех людей с похожими
фамилиями,  проживавших в этом районе. Проверялись и мальчики, имеющие
собак,  и взрослые собачники.  Однако ожидаемого эффекта эта работа не
дала.

   Но в ходе этих проверок оперативники вышли на  автолюбителя  Андрея
Бочкарева,  проживающего на улице Жени Егоровой. В ночь покушения Боч-
карев выехал покататься на своей машине.  Во время, примерно соответс-
твующее  времени  покушения,  автомобиль  Андрея остановил неизвестный
мужчина,  попросивший подвезти его до  Московского  вокзала.  Пассажир
упорно молчал всю дорогу, не отвечал ни на один из вопросов. И хотя он
разместился на заднем сиденье,  Бочкарев его запомнил, сумел описать и
даже помог составить фоторобот мужчины. Оперативники сперва недоверчи-
во отнеслись к тому, что автолюбитель так хорошо запомнил неизвестного
пассажира,  однако  позже выяснилось,  что Бочкарев - старший помощник
капитана дальнего плавания и умеет концентрировать внимание.

   Предъявленный фоторобот Невзоров не опознал.


"Геростраты"

   На профессиональном  жаргоне следователей "геростратами" называются
люди, готовые взять на себя ответственность за преступление ради полу-
чения пусть скандальной, но славы. В процессе расследования истории на
пустыре так стали называть еще и людей,  которых пытались "герострата-
ми" сделать, то есть "повесить" на них покушения.

   Когда автор  "Паноптикума"  уехал в Литву снимать "наших",  к теле-
центру на Чапыгина, 6, пришел мужчина, который заявил на проходной ви-
деоинженеру Дроздовскому,  что стрелял в Невзорова. Дроздовский попро-
сил его подождать и побежал в редакцию "600 секунд".  Никого не  найдя
там, рассказал о визите в редакции "Факта" Наталье Козловой. Она спус-
тилась к мужчине и попросила подождать или прийти в другое  время.  Ни
Козлова, ни Дроздовский не попытались задержать странного посетителя и
не вызвали милицию.  По словам Дроздовского,  мужчина был  явно  пьян,
Козлова же утверждала, что он был абсолютно трезв.

   Невзоров, узнав о визите,  заявил, что знает этого человека, не бо-
ится его и что если бы он еще раз явился,  то просто отобрал бы у него
пистолет.

   Следующим кандидатом в террористы стал Илья Белов, приятель девушки
Юли,  работавшей на телевидении секретаршей.  Юля утверждает, что Илья
ревновал ее к Невзорову и угрожал в его адрес.  Кроме того. Юля видела
у Белова пистолет.  Илью "окунули" в камеру на трое суток.  По  словам
начальника  следственной части прокуратуры Санкт-Петербурга Олега Бли-
нова,  с самого начала было ясно, что молодой человек никакого отноше-
ния  к ранению Невзорова не имеет.  Тем не менее во время трехдневного
задержания Ильи были проведены комплексные оперативные  проверки.  Ре-
зультата они не дали.  Оказалось, что Юля видела у Белова газовый пис-
толет его приятеля,  который Илья позаимствовал, чтобы произвести впе-
чатление на даму сердца.  Цели своей он достиг, но результат несколько
превзошел его ожидания.

   Затем Невзоров на одном из митингов внезапно  опознал  стрелявшего.
Это опознание видели многие из бригады "600 секунд".  Позднее репортер
даже упоминал об этом человеке, не называя фамилии, во время выступле-
ния  перед рабочими Балтийского завода.  Выступление это было записано
Валерием Рубиным и опубликовано в газете "Литератор".  Опознанным ока-
зался помощник Александра Щелканова - Сергей Мишин, по приметам, кста-
ти, подходивший под описание, данное Невзоровым. Однако факт опознания
и даже фамилия Мишина в дело не попали,  потому что 19 августа 1991 г.
Невзорову было предложено дать показания на Мишина только после  пись-
менного уведомления об ответственности за дачу ложных показаний.  Опе-
ративная разработка Мишина практически не велась,  так как он был  по-
мощником  народного  депутата  СССР.  Мишин был очень удобной фигурой,
многие знали о его преданности Щелканову - следовательно,  у него  мог
быть  мотив  стрелять.  Опрошенный в ходе журналистского расследования
Александр Щелканов заявил в присутствии многих свидетелей,  что не по-
дозревал  о подготовке Невзоровым компрометирующего его "Паноптикума".
При этом Щелканов заметил,  что для него было более выгодным,  если бы
такой  "Паноптикум" вышел в эфир,  так как в этом случае можно было бы
подать на Невзорова в суд.

   Сергей Мишин чрезвычайно удивился,  когда узнал от журналистов, ве-
дущих  расследование,  о Невзоровском опознании.  По словам Мишина,  в
день покушения он находился в городе.  На следующий день его видели  в
чрезвычайно нервном состоянии.  Однако это может быть объяснено только
что прошедшим слухом об отставке Щелканова.  О замысле  "Паноптикума",
утверждает Мишин, он тоже не знал. Впрочем, был хорошо знаком с журна-
листкой "Ленинградской правды" Натальей Дубровской,  которая о "Паноп-
тикуме"  знала и которая за несколько дней до покушения опубликовала в
"Ленинградской правде" интервью с Невзоровым. Там же была помещена фо-
тография Невзорова в оптическом прицеле.  (Кстати,  в начале 1992 г. у
Дубровской, открывшей свое дело, первым заместителем работала жена Ми-
шина.)

   Когда дело было уже приостановлено, появились новые любопытные фак-
ты,  позволившие возобновить расследование. Оперативным путем было ус-
тановлено,  что один заключенный,  сидящий в "Крестах",  говорил своим
сокамерникам,  что средства массовой информации абсолютно  неправильно
трактовали версию нападения. На самом деле стрелял в телезвезду мастер
спорта по пулевой стрельбе, входивший в банду бывшего офицера Викторо-
вича, которая среди прочих дел занималась убийствами на заказ. Один из
членов этой банды вместе с руководителем независимой телекомпании яко-
бы сожительствовал с одной и той же женщиной,  работающей на телевиде-
нии. Мотивами нападения были ревность и просьба этой женщины отплатить
за обиду,  нанесенную ей Невзоровым. Некоему, выходившему из "Крестов"
на волю человеку,  бандиты дали поручение найти спрятанный за  городом
пистолет,  из которого якобы стреляли в Невзорова.  Однако "порученец"
быстро совершил новое преступление и опять сел в тюрьму.

   Оперативная отработка этой версии результатов не дала.  Поэтому  18
ноября 1991 г. дело было приостановлено во второй раз.

   Перечень "геростратов"  можно было бы и продолжить,  но остальные -
просто случайные и не совсем  нормальные  люди.  Объявился,  например,
один явно ненормальный человек, заявивший, что в Невзорова стрелял он,
но как именно - объяснить не смог. Всплывали и такие же липовые свиде-
тели. Один из них сообщил, что испражнялся в кустах на пустыре как раз
в момент покушения.  При проверке показаний этого свидетеля  ему  дали
оперативную кличку "засранец". Проверяли тем не менее и его показания,
но тщетно.


Психологическая "экспертиза"

   Пока шло  расследование,  в  газете  "Невский  проспект"  появилась
статья под названием "Вот пуля пролетела,  и - ага!".  Газета  писала:
"Самая невероятная и скандальная версия выстрела в Александра Невзоро-
ва 12 декабря 1990 г.  разгадана специалистами первых в СССР лаборато-
рии и кафедры политической психологии Ленинградского университета".

   Психологи сравнили  записи  "600 секунд" до 12 декабря и в сам день
покушения. Поведение тележурналиста, по их словам, ничем не отличалось
от поведения в прежних выпусках.  Но если Невзоров организовывал поку-
шение на себя сам,  то он, несомненно, должен был бы нервничать. Таким
образом психологи,  занимающиеся "научным сыском",  решили, что версия
об организации Невзоровым покушения на самого себя несостоятельна. Од-
нако  психологи  решили  на всякий случай подстраховаться,  упомянув о
том,  что 12 декабря выпуск "600 секунд" по непонятным причинам был на
45 секунд короче обычного.  Теоретически допускалось, что передача шла
не в прямом эфире, а в записи.

   В ходе журналистского расследования выяснилось,  что психологи Вла-
димир  Васильев и Александр Юрьев и их лаборатория,  располагающаяся в
бывшей даче Г.В.Романова,  неоднократно оказывали консультационные ус-
луги  передаче "600 секунд".  Поэтому говорить об абсолютной бесприст-
растности этих ученых мужей нужно с большой осторожностью. Вообще сама
эта лаборатория политической психологии - тема для отдельного исследо-
вания.  Несомненный интерес вызывают, например, обстоятельства выделе-
ния романовской дачи, которую хотели сначала отдать детскому саду, под
лабораторию,  где происходит тренинг крупных политических фигур, депу-
татов, бизнесменов. Кстати, перед такими тренингами проводились своего
рода тестирования, дающие весьма богатый материал об опрашиваемых.

   Ну и наконец корреспондент Людмила Шалыгина - это не кто  иной  как
Людмила  Щукина,  работавшая в свое время в пресс-центре Ленсовета,  а
потом перешедшая в редакцию "600 секунд".  Думается,  что,  заявляя со
страниц газеты о том, что "самая скандальная из версий выстрела 12 де-
кабря отвергнута", Людмила Щукина несколько поторопилась.


Свидетели

   Начиная собственное  расследование,  мы не особенно надеялись отко-
пать что-то там,  где не получили никаких результатов милиция,  КГБ  и
прокуратура. Но мы сделали ставку на том, что в корне изменилась ситу-
ация - в стране,  в городе,  в правоохранительных органах, да и внутри
"600 секунд".  Мы рассчитывали на то,  что заговорят свидетели.  И они
заговорили, правда, не сразу, не все и не обо всем, оставляя на всякий
случай кое-какую информацию "в загашнике" - до поры до времени.  Почти
все свидетели были измучены страхом сболтнуть что-то  лишнее,  страхом
перед  возможными последствиями.  Не стоит осуждать этих людей.  После
тарана 22 октября 1991 г.  грузовиком с поддельным номером машины быв-
шего  оператора  "600  секунд"  Дмитрия Логвиненко и нанесения ножевых
ударов бывшему директору  программы  Александру  Борисоглебскому,  они
вправе бояться и отказываться разговаривать с журналистами.

   Труднее всего было сдвинуть первый камень,  добиться первых расска-
зов.  Затем, когда очередной свидетель узнавал, сколько народу до него
согласилось с нами говорить,  ему было психологически легче давать по-
казания. Нам даже стали звонить и искать с нами встречи. Мы не успева-
ли "переваривать" полученную информацию.  С одними свидетелями беседо-
вали под диктофон, с другими использовали скрытую связь, третьих, осо-
бо  осторожных,  не записывали,  но беседовали при свидетелях.  Многие
просили не упоминать их имен,  и мы им это обещали.  Но доказательства
их бесед с нами у нас есть, они хранятся в надежном месте.

   В результате мы получили от свидетелей следующую информацию.  Алек-
сандр Невзоров задумал разыграть спектакль с покушением  на  себя  еще
месяцев за пять до выстрела на пустыре. Популярность "600 секунд" тог-
да начала падать, этому в немалой степени способствовала не очень кра-
сивая история, связанная с получением Невзоровым отдельной двухкомнат-
ной квартиры на улице Достоевского, о которой стали говорить в городе.
Квартиру  Невзорову предоставили по личным ходатайствам министра куль-
туры СССР Николая Губенко и первого секретаря обкома партии Бориса Ги-
даспова с долевым участием телерадиокомитета.  То есть эту квартиру не
получила семья журналистов, которая, может быть, не один год стояла на
очереди. Образ борца и страдальца за простой народ стал тускнеть. Это-
му же способствовали некоторые из интервью  ушедшей  из  "600  секунд"
Светланы Сорокиной, которая также несколько развенчала "героя". По по-
лученной нами информации,  в отношении Сорокиной задумывалось жестокое
и  циничное  преступление.  Однако некий солидный бизнесмен,  которого
просили "акцию организовать",  отказался это  сделать,  сказав:  "Кого
угодно, только не ее - слишком молода и красива".

   Для поднятия  имиджа нужно было что-то экстраординарное.  Среди об-
суждавшихся в окружении Невзорова планов покушения были самые  неверо-
ятные "киношные" варианты с мистическим налетом,  от которых отказыва-
лись из-за их полной несостоятельности - осталось бы много следов,  по
которым раскрыть спектакль не составило бы труда.

   По показаниям свидетелей, разрабатывать план "покушения" стал гене-
ральный спонсор "600 секунд" Юрий Шутов, "особо близкий" Невзорову че-
ловек, который, кстати, в ходе следствия не допрашивался. Незадолго до
"покушения" Невзоров привез из заграничной поездки патроны малого  ка-
либра с так называемыми "золотыми пулями".  Он считал,  что такие пули
гораздо безопаснее и стерильнее. Стрелять должны были из газового пис-
толета,  переделанного  под боевой путем удаления из дула рассекателя,
высверливания и нарезки ствола.  За несколько дней до самого  выстрела
Невзоров  дал  интервью корреспондентке "Ленинградской правды" Наталье
Дубровской.  Дубровская подтвердила,  что идею публикации в газете фо-
тографии  неистового  телековбоя  в оптическом прицеле она разработала
вместе с ним самим.

   После "покушения" началось затыкание ртов всем, кому можно, и унич-
тожение вещественных доказательств. Так, например, свидетели говорили,
что у супруги Невзорова Александры Аасмяэ дома была хлебница, пробитая
пулями  малого  калибра,  однако  изъять ее для экспертизы не удалось.
Свидетели утверждали, что и в самой редакции "600 секунд" неоднократно
производились выстрелы, следы от которых были потом частично уничтоже-
ны, а частично выданы за следы от стрельбы из арбалета и газового пис-
толета Борисоглебского,  который последний переделал так,  что из него
можно было стрелять металлическими шариками.

   По словам свидетелей, тайна "покушения" была известна многим, кото-
рые  предпочли ее не раскрывать,  а использовать для управления журна-
листом путем шантажа. Отсюда - и съемки "наших" в Прибалтике, и многое
другое.  История с "покушением" стала личной трагедией Александра Нев-
зорова,  во многом предопределившей дальнейшую деятельность  журналис-
та...

   Р.S. Расследуя обстоятельства "встречи на пустыре",  мы поняли, что
дело тут скорее не в самой личности Невзорова,  а в тех людях, которые
стояли и стоят за ним и которые используют его как прикрытие и как ру-
пор для пропаганды своих идей.

   После того, как результаты расследования были опубликованы в февра-
ле 1992 г.  в газете "Смена", в Петербурге, да и не только в нем, воз-
никло много шума, который, конечно, постепенно затих. Это было естест-
венно: люди не успевали "переваривать" новые скандалы, которые взрыва-
лись чуть ли не каждую неделю. Нельзя, правда, сказать, что правоохра-
нительные органы не проявили тогда никакого интереса к результатам на-
шего расследования - меня даже вызывали в  прокуратуру,  где  пытались
допросить на предмет того, каким образом я получил доступ к "секретным
делам" и т.д. В некоторых службах были проведены служебные расследова-
ния по фактам "утечки информации" - насколько мне известно,  результа-
тов эти расследования не дали...  А дело о ранении репортера Невзорова
12 декабря 1990 г. было успешно забыто.

   Тогда, в феврале 1992 г. мы никак не могли предполагать, что в ско-
ром времени Невзоров станет депутатом Государственной Думы и будет за-
ниматься законотворческой деятельностью на благо любимой Родины. Мы не
знали,  что буквально через несколько лет в  России  для  подавляющего
большинства  общественных,  политических  и  государственных  деятелей
отомрет за ненадобностью понятие "репутация",  а в  такие  слова,  как
"честность"  и "ответственность",  будет заложен новый смысл:  "как бы
ответственность" и "как бы честность". Мы еще очень многого не знали и
не предполагали тогда,  в феврале 92-го. И поэтому думали, что рассле-
дование будет продолжаться...

   Февраль 1992 - февраль 1996 г,


БИБЛИОФИЛ ДИМА

   Под занавес уходящего 1994 г.  в нашей стране грянул очередной уго-
ловный скандал с очень нехорошим псевдополитическим душком.

   20 декабря 1994 г.  в Москве был задержан заведующий 59-й юридичес-
кой  консультацией Межрегиональной коллегии адвокатов Дмитрий Якубовс-
кий.  Месяц спустя Дзержинский народный суд в Санкт-Петербурге признал
обоснованной  избранную  для  Якубовского меру пресечения - содержание
под стражей.  В этой сенсационной истории одно из  самых  удивительных
обстоятельств  то,  что официальные комментарии по поводу задержания и
ареста Дмитрия Якубовского долгое время были крайне  скупыми.  В  ходе
подготовки этого материала,  при сборе информации пришлось столкнуться
с  беспрецедентным  нежеланием  правоохранительных  органов,   ведущих
следствие  по  краже  рукописей из Российской национальной библиотеки,
контактировать с прессой. Мотивировка позиции следствия проста - неже-
лание  формировать  какое-либо общественное мнение по чисто уголовному
делу до суда.  Но известно, что если журналисту не дают информацию, то
он начинает брать ее сам, может быть, иногда даже спорными методами. В
ходе проведенного расследования использовались как официальные  источ-
ники (крайне скупые), так и свои собственные.

   Вокруг личности  "генерала  Димы" последние годы ходило немало слу-
хов.  Сначала с его именем были связаны  сенсационные  разоблачения  о
коррупции в западной группе войск.  Якубовский был руководителем рабо-
чей группы министерства обороны,  решавшей судьбу нашего военного иму-
щества в Германии.  По словам самого Якубовского, на эту должность его
назначил Дмитрий Язов,  который в ту пору был министром обороны  СССР.
Язов, однако, этот факт опроверг. Именно с той германской эпопеи его и
стали называть генералом.  Потому что генералы в западной группе войск
не верили,  что Якубовский человек в штатском.  Некая доля истины в их
сомнениях все-таки была.  Дмитрий Якубовский в свое время имел  звание
полковника  и  был заместителем директора ФАПСИ (Федеральное агентство
правительственной связи и информации, знающие люди понимают, насколько
крута эта структура).  16 июля 1992 г. Якубовскому было присвоено зва-
ние майора юстиции,  через пять дней - полковника,  а через два месяца
он этого звания был лишен.  Позже он должен был быть назначен советни-
ком правительства России - координатором различных  правоохранительных
органов, но это назначение не состоялось (по слухам, протежировал Яку-
бовскому сам Владимир Шумейко.  И все документы были уже подписаны, не
хватило одной подписи - Бориса Ельцина).  В 1993 г.  имя генерала Димы
замелькало вновь в средствах массовой информации,  на этот раз в связи
со скандалом вокруг некоей фирмы "Сиабеко".  После этого скандала Яку-
бовский выехал в Канаду, где женился на дочери эмигранта из Одессы Ма-
рине  Краснер (ее читатели могли видеть в видеоклипе Михаила Шуфутинс-
кого "Мариночка,  Марина"). Однако тихая спокойная жизнь в Канаде вряд
ли могла устроить Якубовского, варившегося в самой гуще российской по-
литики.  В 1994 году Якубовский возвращается в Россию и начинает рабо-
тать по основной специальности,  то есть адвокатом, представляющим ин-
тересы группы "Мост",  банка "Столичный" и десятка  других  российских
компаний. Офис его юридической консультации занимал шестой этаж в мос-
ковской гостинице "Метрополь".  Аренда офиса и содержание штата обслу-
живающего  персонала обходились в какие-то фантастические суммы денег,
а вот договора в юридических консультациях  с  такими  клиентами,  как
"Мост" и банк "Столичный",  удивляли буквально мизерными суммами гоно-
раров. Настолько мизерными, что их, пожалуй, можно было назвать просто
символичными. Кстати говоря, именно то, что Якубовский представлял ин-
терес группы "Мост",  позволило первоначально  некоторым  наблюдателям
увязать  его  задержание со скандалом,  происшедшим в конце 1994 г.  в
Москве у здания мэрии между охранниками группы "Мост" и службы  охраны
президента. Однако версия эта вряд ли может считаться основательной.

   Якубовскому было  предъявлено  обвинение в причастности к хищению в
ночь на 11 декабря 1994 г. из Российской национальной библиотеки 89-ти
манускриптов  XIII-XVIII веков,  общий вес которых составлял около ста
килограммов,  а приблизительная стоимость колебалась по разным оценкам
от ста до трехсот миллионов долларов.  (Вообще с рукописями, хранивши-
мися в различных библиотеках нашей страны,  было связано много  таинс-
твенных историй.

   Еще 3 марта 1871 г. в Императорской публичной библиотеке был задер-
жан баварский богослов, доктор философии, отец Алоизий Пихлер, который
умудрился украсть из библиотеки рукописи, стоимость которых в то время
оценивалась в 60 тысяч рублей. Сам Пихлер, похоже, был связан с иезуи-
тами,  а  украденные им рукописи предназначались,  по его собственному
признанию,  для отправки в Рим. Процесс по делу отца Пихлера был "спу-
щен на тормозах", а на суде присутствовали даже члены царской семьи...
В 1991-1992 гг.  интересом к древним рукописям была  продиктована  до-
вольно агрессивная многосерийная акция хасидов в Москве.  Хасиды еще в
1977 г.  умудрились странным образом провести операцию  по  вывозу  из
Польши части так называемой любавической библиотеки.  Что касается ру-
кописей, похищенных в конце 1994 г. из Российской национальной библио-
теки, то до сих пор не ясно, кому они предназначались и кто должен был
стать конечным их получателем.)

   Буквально через неделю после кражи Петербургское управление ФСК со-
общило,  что рукописи найдены и находятся в одном из сейфов ФСК, и что
задержаны несколько человек по подозрению в совершении этого  преступ-
ления.   Дальше   начинается  что-то  странное.  Дважды  ФСК  отменяло
пресс-конференции по поводу найденных рукописей,  в кулуарах говорили,
что отмены эти были вызваны возникшей необходимостью задержать еще од-
ного человека - организатора,  на которого дали показания те, кто дол-
жен был перевезти рукописи в Москву.  Курьерами были личный охранник и
шофер Дмитрия Якубовского. Кстати говоря, охранник когда-то был офице-
ром Девятого управления КГБ СССР. Очевидно, после того, как охранник и
шофер дали показания на Якубовского,  в Петербургском  управлении  ФСК
возникла растерянность - никто такого поворота событий не ожидал...

   Задержание Якубовского  произошло  20 декабря 1994 г.  в Москве,  в
15.30 окало бывшего здания ВЮЗИ.  По одной версии указания на задержа-
ние  генерала  Димы отдал чрезвычайно высокопоставленный чин в МВД РФ,
другие источники утверждают, что санкцию дал руководитель следственной
бригады из Петербурга. Задержание производил лично заместитель началь-
ника Главного управления по борьбе с  организованной  преступностью  и
некий  высокопоставленный  представитель  правоохранительных органов в
форме полковника милиции. Операция была произведена настолько красиво,
что  сначала ни Якубовский,  ни его охрана не поняли,  что происходит.
Позже охранники сказали, что не могли поверить в то, что такие высоко-
поставленные лица могут лично проводить задержание. Сам же Якубовский,
по свидетельству некоторых очевидцев,  немедленно  потребовал  связать
его  с исполняющим обязанности Генерального прокурора России Илюшенко.
Однако в этой просьбе ему было отказано,  и в тог же  день  Якубовский
был  переправлен в Петербург спецрейсом и в наручниках.  Из Москвы не-
медленно выехала бригада московских адвокатов во главе с Генрихом Пад-
ве.  Федеральная служба контрразведки, фактически раскрывшая кражу ру-
кописей из Российской национальной библиотеки,  передала дело в  мили-
цию,  так как кража не входит в компетенцию спецслужбы. Одновременно с
передачей дела в милицию в журналистские круги была запущена  информа-
ция, что раскрытие кражи удалось ФСК в основном благодаря хорошим тех-
ническим возможностям и законспирированной ранее агентуре. На самом же
деле никакого блестящего рас1срытия не было.  Били обычные честные лю-
ди, у которых на квартире останавливались граждане Израиля. Израильтя-
не  уехали,  оставив кое-какие вещи,  которые какие-то знакомые должны
были позже забрать. Случайно хозяева квартиры обнаружили в оставленных
вещах рукописи,  о краже которых постоянно говорили по телевизору. Хо-
зяева квартиры пошли в ГУВД,  но там в приемной была большая  очередь.
Тогда  они пошли туда,  где очереди не было - приемную УФСК.  А дальше
опять начинаются какие-то странности.  На квартире, где находились ру-
кописи,  была организована засада, задержавшая позже курьеров, прибыв-
ших за манускриптами.  Возникает вопрос,  зачем нужно было задерживать
курьеров,  если можно было элементарно позволить им забрать рукописи и
отследить полностью их дальнейший маршрут?  Возможно,  в этом случае у
следствия  не было бы необходимости ломать голову над многими вопроса-
ми.  (Некоторые сотрудники ФСК, правда, объясняли действия засады тем,
что  никто  не  решился бы взять на себя ответственность за проведение
операции по "контролируемой поставке" рукописей в  Москву.  Еще  более
непонятным в этой ситуации является то обстоятельство,  что мэр Петер-
бурга Собчак пообещал ходатайствовать о представлении офицеров УФСК  к
правительственным наградам. С точки зрения здравого смысла эти награды
должны были получить скорее люди,  добровольно обратившиеся к  власти,
которая  так грубо их подставила.) Одновременно с задержанием Якубовс-
кого был проведен обыск в его офисе,  занимавшем весь шестой этаж гос-
тиницы "Метрополь". Несмотря на то, что офис был окружен тремя кольца-
ми охраны,  среди которой были даже действующие сотрудники силовых ми-
нистерств (забавно, что Якубовский требовал от сотрудников милиции яв-
ляться для охраны его офиса непременно в сапогах и галифе, говорят, он
вообще всегда был фанатиком военной формы),  обыск был результативным.
Представители всех правоохранительных структур, имевшие причастность к
делу  Якубовского,  категорически  отрицали с самого начала какую-либо
политическую подоплеку в аресте  адвоката.  Более  того,  складывалось
впечатление, что именно обвинений в политическом характере дела право-
охранительные органы больше всего боялись.  Между тем, странности вок-
руг Якубовского продолжали происходить.  В январе 1995 г. по "Останки-
но" прошла трехсерийная продукция телекомпании  "ЮТУ"  "Три  мгновенья
лета".  Фильм был выдержан в духе "Семнадцати мгновений весны" с глав-
ным героем "генералом Димой",  вместо Штирлица. На протяжении трех се-
рий Якубовский надувал щеки и наводил тень на плетень.  Пожалуй, самым
большим откровением фильма была фраза некоего господина с закрытым ли-
цом о том,  что Якубовский является Посредником.  Да, именно так, Пос-
редником с большой буквы, но к этому мы вернемся чуть позже.

   В начале февраля 1995 г.  произошел новый всплеск  волнений  вокруг
дела Якубовского.  В Израиле полиция задержала шесть человек по подоз-
рению в причастности к краже рукописей из Российской национальной биб-
лиотеки.  Через  сутки  после задержания этой шестерки стало известно,
что среди них находятся супруги Виктор и Ирит Левдав, носившие ранее в
России  имена  Виктор и Светлана Лебедевы.  Чуть позже стало известно,
что Виктор Лебедев эмигрировал в Израиль  в  1989  г.,  а  Светлана  в
1993-м.  Просочилась и осторожная информация о том, что Виктор Лебедев
мог иметь какое-то отношение к краже из Публичной библиотеки,  (где он
работал в Отделе редких рукописей) в 1988 г. Между израильской полици-
ей и российскими правоохранительными органами прошли действенные пере-
говоры на уровне министерства иностранных дел, потому что между нашими
государствами не существует договора о правовой помощи.  И  ранее  уже
был прецедент, когда Израиль отказался от таковой помощи России. (Речь
идет об отказе в допросе Валерия Шляфмана, подозревавшегося в причаст-
ности  к убийству Игоря Талькова и эмигрировавшего позже в Израиль.) В
конце февраля 1995 г. два представителя правоохранительных органов Пе-
тербурга  -  следователь и оперативник - направляются в командировку в
Израиль.  Их командировка,  судя по откликам прессы,  была чрезвычайно
успешной.  Хотя сами они упорно отказывались отвечать на прямые вопро-
сы.  После того, как израильская полиция задержала вышеупомянутых шес-
терых, было задержано еще двое граждан Израиля, а потом еще двое. Вер-
нувшиеся сотрудники милиции отмечали,  что израильская полиция  охотно
идет на контакт и совместную работу. Скорее всего это вызвано тем, что
Израиль желает показать на международной арене свое "правовое лицо". А
случай с кражей рукописей из Петербурга для этого очень подходил.  Из-
раиль не желал,  чтобы его считали прибежищем для международных  прес-
тупников и авантюристов.

   Все это время и политики,  и журналисты,  и сотрудники правоохрани-
тельных органов были в постоянном напряжении: когда же Якубовский нач-
нет  "сливать компру" на высокопоставленных лиц?  А компромата у него,
судя по всему,  должно было быть предостаточно.  (Человек,  у которого
при  задержании сняли с руки платиновые часы - личный подарок Ельцина,
никак не может не знать большие и малые тайны "Московского двора".)

   Первыми не выдержали нервы у Шумейко.  2 февраля 1995 г. он заявил,
что Якубовский еще в 1992 г. по заданию Баранникова участвовал в изго-
товлении фальшивок для компрометации Шумейко. Якубовский тогда три ме-
сяца  работал у Шумейко внештатным советником.  Шумейко заявил,  что к
тому периоду относятся несколько документов, где его подпись была под-
делана на лазерной установке.  (Как стало известно из конфиденциальных
источников,  примерно в этот же период времени  г-н  Шумейко  зачем-то
сжег мебель, подаренную ему Якубовским. Говорят, эта мебель была очень
дорогой.) Однако,  по имеющейся информации, Якубовский никак на это не
отреагировал и оглашать якобы имеющийся у него компромат не торопился.
Видимо,  он предположил,  что обнародование какого-то компромата (если
таковой вообще у него был), может дорого ему обойтись. Что же касается
вопросов о Баранникове и Дунаеве, которые задавались Якубовскому в хо-
де следствия, то как нам удалось установить, такие вопросы Якубовскому
действительно задавались,  но как свидетелю, проходящему по совершенно
другим делам.  И задавали эти вопросы представители Генеральной проку-
ратуры, а не члены петербургской следственной бригады.

   Любопытно, что по мнению некоторых  информированных  источников  из
правоохранительных органов, никто специально Якубовского не разрабаты-
вал и его возникновение в чисто уголовном деле было  для  всех  полной
неожиданностью. Сгорел же Якубовский на собственной хитрости, так ска-
зать,  перехитрил сам себя.  Его страсть к конспирации сыграла  с  ним
злую шутку.  Слишком много людей с операцией с рукописями были задейс-
твованы "втемную".  Охранник и водитель, кстати, еще в Москве при сви-
детелях  должны были отпрашиваться у Якубовского,  якобы для перегонки
машины в какой-то другой город, - чтобы все слышали, что они едут не в
Петербург.  Любопытно,  что  охранник  и водитель были вскоре отпущены
следствием,  а официально было объявлено о том, что они - всегонавсего
свидетели...  По  делу был также допрошен в качестве свидетеля главный
редактор передачи "Момент истины", пресс-секретарь Якубовского Николай
Гульбинский.  По имевшейся у нас информации, которую следствие наотрез
отказалось комментировать,  Гульбинский мог ранее видеть человека, ко-
торый непосредственно похитил рукописи.

   Кто же  такой на самом деле Дмитрий Якубовский и почему вокруг него
ломается столько копий? Пожалуй, наиболее достоверной все-таки являет-
ся версия о том, что Якубовский занимал чрезвычайно важный пост - пост
Посредника.  Посредника между легальным государством и теневым  "госу-
дарством в государстве".  Если это на самом деле было так, то Якубовс-
кий действительно приобрел такие знания,  которые могут поставить  под
угрозу жизнь и карьеры очень многих влиятельных людей... Однако вполне
вероятна и другая версия,  согласно которой Якубовский - "мыльный  пу-
зырь",  этакий Хлестаков,  которого вдруг испугались разные чиновники,
которым было, что скрывать. Кстати, к этой второй версии склонялся ру-
ководитель следственной бригады Анатолий Алейников. Однажды после моих
настойчивых до неприличия вопросов, он не выдержал и сказал в сердцах:
"Слушайте,  подумайте сами, - если Якубовский такой крутой и имеет та-
кие связи, как все время пишут в прессе, - почему же он до сих пор си-
дит?  Где же высокие покровители?  Почему никто не "включит рычаги"? И
почему Якубовский не сливает "компру", которая у него якобы есть? Хотя
мне лично кажется, что ничего у него нет, кроме сплетен и слухов... Он
что - чего-то ждет?  Ну так совсем не та политическая ситуация - ждать
чего-то..." Весь 1995 г. Якубовский провел в "Крестах" в обычной каме-
ре,  в компании с еще  восемью  заключенными-уголовниками.  По  мнению
следствия - это были самые обычные условия содержания.

   Летом 1995 г. о томящемся в застенках "генерале Диме" пресса начала
потихоньку забывать. Но в конце сентября того же года о "деле Якубовс-
кого"  снова заговорили все средства массовой информации.  Поводом для
этого стало убийство в Петербурге адвоката Евгения Мельницкого...

   Утром 25 сентября 1995 г.  петербургский адвокат Евгений Мельницкий
вызвал к себе домой к 16.00 своего водителя. Водитель поднялся к двери
квартиры на Институтском проспекте и обнаружил,  что она  не  заперта.
Войдя в квартиру, водитель увидел, что адвокат Мельницкий лежит на по-
лу с перерезанным горлом,  не подавая признаков жизни.  Следов борьбы,
обыска или ограбления в квартире не было...

   Евгений Мельницкий  не  был суперизвестным петербургским адвокатом,
однако его гибель стала сенсацией.  В августе 1995 г. он был приглашен
принимать участие в защите Дмитрия Якубовского, подозреваемого в краже
рукописей из Российской национальной библиотеки, случившейся в ночь на
II декабря 1994 г.

   Сразу после  убийства  Мельницкого  в Петербург прибыл руководитель
адвокатской группы, защищающей Якубовского, Генрих Падва, который зая-
вил:  "Мы не можем утверждать, что убийство связано с нашим делом, од-
нако оснований для беспокойства у нас достаточно".  Сам  Дмитрий  Яку-
бовский,  находившийся в "Крестах",  потребовал встречи с временно ис-
полняющим на тот  момент  обязанности  Генерального  прокурора  России
Вильданом Узбековым.  Судя по всему, Дмитрий Якубовский прямо связывал
смерть Мельницкого со своим уголовным делом, потому что в своем письме
в генпрокуратуру заявил, что следующим трупом будет он сам.

   По ряду  средств  массовой информации прошли сенсационные намеки на
то, что у Покойного адвоката Мельницкого находились на руках некие бу-
маги,  в  которых  был "крутой" компромат на весьма высокопоставленных
лиц. Таким образом, общественное внимание было вновь приковано к одно-
му  из  самых  необычных  уголовных  дел в сегодняшней России - к делу
Дмитрия Якубовского.

   Каждый следователь знает,  что при  расследовании  преступления,  а
особенно убийства, необходимо учитывать любую версию, даже самую неве-
роятную.  Поэтому утверждение о том,  что убийство Евгения Мельницкого
связано с "делом Якубовского", не могло никого удивить. Удивило другое
- полное умолчание иных версий, к слову сказать, пожалуй, более реаль-
ных и правдоподобных. В самом деле: Мельницкий включился в защиту Яку-
бовского лишь за месяц с небольшим до своей гибели и уж никак  не  был
центровой  фигурой  в  команде  его адвокатов.  Его держали скорее "на
подхвате",  как человека,  который способен был грамотно и  оперативно
составлять бумаги и выполнять многочисленные юридические формальности.

   Как-то не очень верится, что Якубовский вдруг взял и решил передать
новому адвокату какой-то эксклюзивный компромат на высших  должностных
лиц страны.  Возможно, какие-то бумаги у Мельницкого и были, но скорее
всего не оригиналы,  а копии, убивать из-за которых, наверное, было бы
не очень логично.

   Как удалось  узнать из хорошо информированных источников,  потенци-
альная опасность могла грозить господину Мельницкому с разных  сторон.
Его считали квалифицированным специалистом и "хитрым юристом".  В 1988
г.  Евгений Мельницкий создал первый в Ленинграде юридический коопера-
тив,  в котором отношения между коллегами вскоре стали весьма далекими
от спокойных.  Многие отмечали,  что характер покойного  адвоката  был
достаточно вспыльчивыми конфликтным. Господин Мельницкий не был женат,
а на его квартире были найдены письма,  свидетельствующие о не  совсем
обычной  сексуальной ориентации покойного.  Это обстоятельство само по
себе никаким компроматом не является, ибо каждый человек волен устраи-
вать свою личную жизнь так, как ему нравится. Однако по некоторым дан-
ным, письма, найденные у Мельницкого, были написаны молодым человеком,
убитым в 1994 г. (то есть тогда, когда никакого "дела Якубовского" во-
обще не было) примерно таким же способом, как и адвокат Мельницкий.

   Версия ограбления,  не отвергаясь полностью,  представлялась доста-
точно  маловероятной,  потому  что в квартире адвоката было обнаружено
много золота и валюты.  Вопрос,  откуда  у  скромного  адвоката  могли
взяться такие ценности, приводит в сферу коммерческих интересов покой-
ного.  Здесь выясняется любопытная деталь.  Покойный был членом совета
директоров деревообрабатывающего завода им. Володарского. По некоторым
сведениям из конфиденциальных источников примерно за месяц  до  гибели
Мельницкого на руководство завода был совершен тихий "наезд" со сторо-
ны одной из питерских группировок с  предложениями  "наладить  вопросы
охраны". После этого события чуть ли не весь совет директоров предпри-
ятия подал в отставку,  причем бумаги почему-то писались именно  Мель-
ницкому.

   Не чужд  был покойный и политической деятельности:  20 сентября его
избрали председателем Окружной избирательной комиссии Северного  изби-
рательного округа N 209,  так что возможность теракта (а особенно учи-
тывая нагнетавшуюся в преддверии выборов истерию) отвергать было  нап-
рочь никак нельзя.

   Ну и, наконец, Евгений имел множество конфликтных интересов в своей
обычной адвокатской деятельности. В частности, он защищал интересы не-
коего господина Отса,  известного также в определенных сферах по проз-
вищу Тормоз,  которого незадолго до убийства адвоката объявили  в  ро-
зыск.  Однажды сотрудники питерского РУОПа,  получив информацию о том,
что Отс находится у себя на квартире, решили провести задержание и вы-
шибли  в  квартире  дверь,  но Отса не нашли (в квартире имелся черный
ход).  На место событий был вызван Мельницкий,  а вскоре петербургская
прокуратура завела уголовное дело на руководителя руоповской операции,
обвинив его в превышении служебных полномочий. Следуя формальной логи-
ке, и этот опер также мог точить на Мельницкого зуб и строить коварные
планы.

   Но все эти версии (а это не более чем версии, оговоримся сразу) за-
щитники  Якубовского  в различных средствах массовой информации (в том
числе и очень серьезных и уважаемых) как-то сразу отметали, намекая на
то,  что убийство Мельницкого было выгодно прежде всего тем, кто хотел
держать в тюрьме хорошего парня Диму Якубовского.  У Якубовского дейс-
твительно  были  большие связи не только в сферах российской политики,
но и в российской прессе.  Одним из самых больших друзей "генерала Ди-
мы" был известный российский журналист,  ведущий программы "Момент ис-
тины" - Андрей Караулов. Караулов и Якубовский - земляки, они оба учи-
лись в Болшево у одной и той же учительницы, которая однажды попросила
Андрея,  как старшего,  взять шефство над Димой.  Занятно, что одна из
ключевых  фигур  в так называемом "деле Якубовского" - шофер,  который
должен был перевезти похищенные из РНБ рукописи в Москву,  был сначала
шофером родного брата Дмитрия - Станислава (Станислав Якубовский и Ми-
хаил Хаттендорф - оба граждане Израиля,  в мае этого года были аресто-
ваны  швейцарской  полицией  по обвинению в отмывании денег и мошенни-
честве),  потом работал личным водителем Андрея Караулова и только по-
том начал возить Дмитрия.

   Имея хорошие связи в российской прессе,  можно любому чисто уголов-
ному делу придать политический оттенок.  Тех, кто защищал Якубовского,
упрекать за это нельзя - люди всего-навсего грамотно и достаточно про-
фессионально делали свою работу, используя такой мощный рычаг, как об-
щественное мнение.  В таких делах все средства хороши, но использовать
смерть коллеги как повод для дальнейшей "политизации" уголовного дела,
право слово, было как-то не совсем корректно.

   Впрочем, понятия о корректности и этике стали трактоваться широко в
нашей стране в последнее время.  Прав  тот,  кто  выиграет,  а  какими
средствами - вопрос десятый.  По имевшейся конфиденциальной информации
господин Якубовский даже собирался выставить свою кандидатуру на выбо-
рах  в  Государственную  Думу.  В случае победы он смог бы триумфально
выйти из тюрьмы, как это сделал в свое время господин Мавроди. Для то-
го,  чтобы стать зарегистрированным кандидатом в депутаты, Якубовскому
необходимо было собрать пять тысяч подписей избирателей.  В "Крестах",
где он томился, одновременно сидело более десяти тысяч человек, не ли-
шенных избирательных прав,  потому что "Кресты" - тюрьма предваритель-
ного заключения, там сидят не осужденные, а арестованные, которые име-
ют право избирать и быть избранными. Так что, шансы зарегистрироваться
у "генерала Димы" были самые реальные,  другое дело, что он не смог их
реализовать, хотя и пытался...

   Несколько слов о самом следствии. Незадолго до своей смерти адвокат
Евгений  Мельницкий  заявил,  что в "деле Якубовского" якобы наметился
перелом, потому что Верховный суд Израиля отказался выдать России лиц,
причастных  к  краже рукописей.  Заявление это кажется по меньшей мере
странным,  потому что такая позиция Израиля была известна следствию  с
самого  начала и она никак нс мешала плотному и плодотворному контакту
между полициями России и Израиля.

   Что касается заявления Якубовского о готовности отвечать на вопросы
лично Виладану Узбекову,  то последнему в тот момент,  в связи с наби-
равшим обороты скандалом вокруг фирмы "Балкар Трейдинг",  было  не  до
"генерала Димы" и его откровений.

   Ну и,  наконец, еще одна любопытная деталь: одним из доводов защит-
ников "генерала Димы" был такой - зачем ему,  богатому человеку,  была
нужна вся эта уголовная история с рукописями?  Между тем, никто не мо-
жет сказать,  что дела у Якубовского шли очень хорошо и его материаль-
ное  положение  было  блестящим...  А  стоили рукописи на черном рынке
столько, что эти деньги не помешали бы и очень богатому человеку...

   Октябрь 1995 г.


АВТОРИТЕТ БАТЯ

   Мало кто знает, что возрождение частной охраны и сыска в России на-
чалось именно в Петербурге,  точнее еще в Ленинграде.  Известное  мос-
ковское  агентство  "Алекс"  было создано в Москве в самом начале 90-х
как филиал ленинградского предприятия.  В принципе, у московских и пи-
терских частных детективов и охранников много общего - если в Москве в
защите Белого дома в августе 1991 года принимали активное участие сот-
рудники "Алекса", то в Питере Мариинский дворец защищали парни из мало
кому известной в те дни организации "Защита".

   Учрежденное 15 апреля 1991 года охранное  предприятие  "Защита"  за
четыре  года  превратилось  в  мощную  структуру с собственным учебным
центром,  выпустившим к сегодняшнему дню более  1200  высокопрофессио-
нальных  охранников.  В учебном центре "Защиты" преподают 8 дисциплин,
все преподаватели - бывшие и действующие сотрудники правоохранительных
органов.

   Сегодня много  спорят  о  том,  нужны или не нужны частные охранные
фирмы. Один из доводов тех, кто требует запретить деятельность частных
охранников, например такой: организованная преступность (а проще гово-
ря,  бандиты) пытаются легализоваться именно  через  учреждение  своих
собственных охранных предприятий.

   Довод этот, мягко говоря, спекулятивен. Не приходит же никому в го-
лову запретить милицию,  хотя только в Петербурге каждый  год  десятки
действующих  сотрудников  милиции привлекаются к уголовной ответствен-
ности за коррупцию и другие тяжкие преступления.  Наверное, все дело в
персоналиях, в конкретных людях, которые выполняют ту или иную работу.

   Президент ассоциации  охранных  предприятий  "Защита"  -  Александр
Снетков - личность в Питере легендарная. Двенадцать лет он прослужил в
особых группах захвата, на его счету более 360 задержаний опасных воо-
руженных преступников. Его редко называют по имени, чаще по прозвищу -
Батя. С виду неповоротливый, огромный - он один из лучших специалистов
рукопашного боя в городе. Про него рассказывают разные легенды: напри-
мер,  при  захвате самолета с братьями Овечкиными Батя должен был идти
первым. Но не пролез в самолетный люк. А в 1991 году во время неофици-
ального  боя  с руководителем группы захвата Берлинской полиции (немец
весил 190 кг и 7 лет учился боевым единоборствам в Японии) вышедший на
татами  в  рваных тренировочных штанах Батя просто нокаутировал своего
соперника,  которого немцы считали непобедимым.  Батя всегда  спокоен,
как танк. Сотрудники, проработавшие с ним годы, рассказывают, что лишь
считанные разы могут вспомнить отражение  эмоций  на  лице  Александра
Снеткова.  Наш разговор с Батей,  пожалуй, нельзя назвать интервью. Он
был больше похож на исповедь или на крик души.

   - Все нормальные мальчишки в детстве грезят о специальных  войсках,
не был исключением и я,  поэтому отслужил в армии в спортроте,  мне не
пришлось долго думать, куда устроиться работать. В 1979 году в питерс-
кой  милиции как раз создавался к Олимпиада отряд особого назначения -
для освобождения заложников,  охраны олимпийского  комитета,  захватов
террористов и т.д.  Ну и так получилось, что в этом отряде я был одним
из организаторов.  Тренировались мы круто.  Были у нас ребята, которые
могли  делать просто невероятные вещи,  например кульбит через военный
грузовик ЗИЛ с поражением мишени из автомата во время  прыжка.  Первое
свое задержание помню очень хорошо.  Мы как раз патрулировали Мурманс-
кую трассу,  дело было зимой, кидается прямо к нам под колеса "газика"
водитель грузовика, которого на трассе обстреляли из автомата. А у нас
в машине на трех человек один пистолет.  Но азарт взял, решили пресле-
довать своими силами.  Нашли по описанию водителя место,  где его обс-
треляли, а там окопчик вырыт и действительно гильзы автоматные лежат и
следы от окопчика к дачному поселку.  Пошли мы по следам к одной даче,
видим,  что из-под ставен закрытых свет выбивается и затворы  щелкают.
Вот, думаем, дураки, надо было подмогу вызывать. Но решили выиграть на
внезапности.  И задержали трех человек, это были не настоящие бандиты,
это  были пэтэушники,  "черные следопыты",  у которых был своеобразный
клуб по интересам. Они выкапывали оружие, немецкую форму и обстрелива-
ли  проезжающие машины.  Повязали мы их всех и стали оружие пересчиты-
вать, оказалось, захватили мы более 15 стволов, форму эсэсовскую, наг-
рады.  Ради хохмы нацепили все это, и когда в отделение милиции зашли,
там дежурный чуть под стол от ужаса не упал. Статьи тогда были про нас
в  газетах,  обещали к наградам представить.  Но как раз через два дня
после этого задержания, какие-то пьяные работяги пытались прямо от на-
шего общежития угнать наш же милицейский "газик".  Мы, конечно, выско-
чили и без рукоприкладства не обошлось.  А работяги эти потом и  гово-
рят:  "Ребята, отпустите нас, больше такого не будет никогда". Мы, ду-
раки, их отпустили, а они на нас в тот же день заявление накатали...

   Когда Олимпиада прошла,  собрали весь наш отряд  и  три  седовласых
полковника  объявили нам:  "Спасибо вам ребята,  но нужды в вас больше
нет. Есть в Москве "Альфа", а Питеру таких отрядов не положено". Обид-
но нам,  конечно,  было страшно. Мы же не ради денег работали, платили
нам те же 130 рублей,  как обычному постовому.  Мы работали  за  идею,
считали,  что  опасных преступников должны брать профессионалы.  А нам
предложили разбежаться по конвойным частям...  Много ребят  уволилось,
многие растворились в других службах.  Когда сейчас спрашивают, почему
так,  скажем,  странно иногда работает милиция -  я  всегда  вспоминаю
восьмидесятый  год,  когда профессионалы оказались не нужны.  А зачем?
Если было столько шапок и фуражек,  что ими можно было закидать  любую
проблему...

   Но прошло несколько лет и необходимость создания специальной труппы
в Питере возникла снова,  потому что пошла волна  захватов  самолетов,
тяжких преступлений,  и руководство дозрело до того,  что нужно что-то
делать. А я тогда служил в оперативном полку милиции и потихоньку тре-
нировался в одном подвальчике.  Был у нас в этом полку спортвзвод, где
я был старшим,  я туда и отбирал ребят,  через ринг,  естественно, где
проверял бойцовские качества. На основе этого спортивного взвода нача-
ли мы формировать новый специальный отряд.  Сразу столкнулись с безум-
ными проблемами, видно кто-то очень не хотел появление такой професси-
ональной группы...

   ...Халтурили, конечно - зарплата-то,  как у постового, а у всех же-
ны,  дети. Халтуры, конечно, вещь ненужная с точки зрения профессиона-
лизма,  потому что дни и часы,  предназначенные для отдыха,  нужно для
отдыха и использовать,  чтобы лучше выполнять поставленные задачи.  Но
ведь у нас в России,  сам знаешь как - не как лучше, а как положено. Я
лично  отработал  в  30 кабаках Питера,  вышибалой на воротах и нигде,
кстати,  ни разу не получил по башке.  Именно там, в кабаках появились
те контакты,  которые мне очень пригодились, когда я уже ушел из мили-
ции.  На наши халтуры закрывали глаза,  все понимали  несопоставимость
риска,  которому  мы подвергаемся каждый день и тех денег,  которые мы
получали.

   ... В августе 1991 года,  как ты помнишь, случился путч. Мариинский
дворец в самый острый момент защищало всего несколько человек, я был в
отпуске,  но сразу рванул туда и получил мандат, согласно которому все
должны были меня слушаться и оказывать полное содействие.  С этим ман-
датом пришел я в ОМОН, в котором народу почти не было - всех почему-то
по домам разогнали. Взял двух человек с автоматами и пошли мы защищать
Собчака и демократию.  Самое смешное,  что когда уже все утряслось, на
каждом углу вокруг Исаакиевской площади появилось по милиционеру, при-
чем офицеру. Вообще, очень много защитников демократии появилось.

   Отрицательные эмоции копились,  копились и решил я из милиции  ухо-
дить. А последней каплей послужила такая история: один большой бизнес-
мен долго уговаривал меня перейти к нему и наладить ему  службу  безо-
пасности.  Я ему ни да,  ни нет не отвечал, думал, а однажды прихожу в
ОМОН,  а начальник мне и говорит,  а что ты пришел, ты же уволен. Как,
говорю,  уволен?  Ну так, отвечает, приходил этот бизнесмен, просил за
тебя, сказал, что вы обо всем с ним договорились. Я просто остолбенел.
Говорю,  да какая разница,  кто приходил, я же ни рапорта не писал, ни
заявления, не спрашивал меня никто ни о чем. Что ж я вещь неодушевлен-
ная,  чтобы меня без моего желания кидали тудасюда.  Ну вот, добился я
того,  чтобы меня восстановили, а потом сразу сам и уволился. Не пове-
ришь, как увольнялся, всю ночь плакал. Мне на прощанье начальники ска-
зали,  спасибо за службу,  мы бы тебе дали,  конечно, орден, если б ты
хоть раз ранен был, а так - извини. Такая вот дурь. Представляешь, то,
что я за 12 лет постоянных задержаний особо  опасных  преступников  ни
одной пули не получил,  вроде как в этом же я и виноват. Хотя, с точки
зрения здравого смысла, это скорее свидетельствует о моем профессиона-
лизме,  не виноват я,  что пули не получил. От меня ни один преступник
не ушел,  я ни одной оплошности не сделал.  Да ладно,  что  тут  гово-
рить...

   Начали мы с ребятами в основном из бывших сотрудников милиции и аф-
ганцев создавать охранный бизнес. Тяжело было, страшно. Работа частно-
го охранника,  это ведь совсем не то,  что в милиции. Не только руками
приходилось действовать,  но и головой думать. Где-то дипломатом быть,
с бандитами какие-то вопросы мирно решать.  Они меня, конечно, все хо-
рошо знают.  Да,  я мент по масти, и воры в законе никогда не сядут со
мной за один стол, ну а бандиты - они же не всегда бандитами были. Бы-
ли когда-то нормальными спортсменами, были случаи, когда я их жен, де-
тей и любовниц спасал. Ну и уважали меня за то, что я хоть и работал в
ментовке,  но никогда за чужие спины не прятался.  К тому же друзей  у
меня много в милиции в разных службах осталось, которые, если надо, за
меня всегда горой встанут. И все это знают.

   Есть, конечно, такие, которые считают, что частная охрана и бандиты
-  одно и тоже.  Но говорить так могут только те,  кто в какой-то мере
заодно с бандитами.  Бизнесмену то ведь все равно с кем работать, лишь
бы была защищена его семья, лишь бы не звонили постоянно по телефону и
не требовали денег.  А государство у нас как бы может  такие  проблемы
решать, но почему-то не решает. А мы даем защиту бизнесменам, причем с
голыми руками - это у бандитов и пушки и техника,  лучше,  чем в мили-
ции. Сейчас много спорят об охранном бизнесе, я тебе скажу точно, если
нас закроют, на наши места просто придут бандиты и все. Мы ведь не бо-
ремся с преступностью,  у нас нет для этого ни сил, ни средств, ни за-
конов, как мы можем в ступить в активную борьбу. Мы делаем профилакти-
ку - как от гриппа.  Там где есть мы, туда бандиты уже не придут. Сле-
довательно, чем больше объектов мы защищаем, тем меньше социальная ба-
за у бандитов. Такая простая, казалось бы, арифметика.

   ... Но  если  честно сказать,  у меня все равно до сих пор тоска по
прежней работе.  Всю жизнь ведь нельзя помножить на кошелек - как иму-
щество накопишь,  думаешь уже не о деле, а о том, как это барахло сох-
ранить.  Для меня моя профессия была как хобби.  Я риск любил, я делал
нужное  дело.  Поэтому если бы запустить уже так нашу машину охранного
бизнеса, чтобы она сбоя не давала (я же за ребят, которые за мной пош-
ли,  отвечаю) - то и вернулся бы, наверное, в группу захвата. Мне ведь
много не надо - просто немного уважения к моему труду и  моей  профес-
сии. Деньги, конечно, вещь нужная, но мне хотелось бы приходить домой,
рассказывать жене про свои приключения и знать, что она мною гордится.

   Май 1995 г.


ПИОНЕР РОССИЙСКОГО КОМПЬЮТЕРНОГО ГАНГСТЕРИЗМА

   Летом 1995 года западный мир содрогнулся.  Выяснилось,  что выходцы
из дикой России умеют не только разбавлять бензин ослиной мочой,  но и
совершать самые высоко интеллектуальные преступления, которыми по пра-
ву считаются компьютерные мошенничества. Героем дня стал задержанный в
Англии  российский  гражданин Владимир Левин,  которого ФБР обвинило в
совершении десятков переводов со счетов американского  банка  СитиБанк
на общую сумму окало десяти миллионов долларов.  По версии американцев
Владимир Левин с помощниками переводили деньги в различные банки Изра-
иля,  США,  России,  Финляндии и Германии. Неизвестно, был ли Владимир
Левин самым первым российским взломщиком компьютерных  сетей  западных
банков.  Но прославился он на этом поприще среди наших соотечественни-
ков безусловно первым.  По некоторым данным в Англии его права предло-
жил защищать личный адвокат принцессы Дианы...

   Володя Левин родился 29 марта 1967 года в Ленинграде и спокойно жил
со своими родителями на Светлановском проспекте.  После школы,  как  и
все нормальные ребята попал в армию, служил в войсках химзащиты, вырос
до младшего сержанта,  а в 1987 году был даже награжден знаками "Гвар-
дия"  и  "Отличник Советской Армии".  Володя рос в нормальной интелли-
гентной семье инженера и врача,  поэтому ничего удивительного  в  том,
что он поступил на химический факультет "Техноложки",  не было. Володя
учился хорошо, но компьютеры не были его профилем. Поговаривали, что в
последние годы учебы Левина стали встречать в окружении крепких парней
с характерно бандитской внешностью - якобы уже в то время Володя  стал
одним из приближенных главы большой питерской преступной группировки.

   В конце  80-х  годов  в Ленинграде образовался кооператив "Стелит",
который занимался компьютерным обеспечением и составлением программ по
бухгалтерскому  учету.  Одним  из учредителей кооператива был Владимир
Левин.  Разработанная этим кооперативом программа Турбо-Сальдо до  сих
пор  работает  на многих предприятиях Петербурга,  а в свое время даже
взяла второе место на всероссийском конкурсе в Москве. К этому времени
Володя  сам начал активно интересоваться компьютерным программировани-
ем, а обучал его некто Леонид Глузман, о котором говорят, как о насто-
ящем компьютерном волшебнике.  (По слухам, информацию о том, как взла-
мывать компьютерные сети,  Левин приобрел в начале 1994  года  за  сто
долларов у профессионального хакера. Любопытно, что поймать Левина по-
мог якобы тоже хакер - один парень из Сан-Франциско,  которого в  свое
время  арестовали  по обвинению во взломе компьютерной банковской сети
все того же Сити-банка.)

   В 1991 году Владимир Левин стал одним из учредителей и  вице-прези-
дентом  АОЗТ "Сатурн",  которое возникло на базе кооператива "Стелит".
Офис фирмы переехал на Малую Морскую,  в центр  Петербурга.  "Сатурн",
как и положено нормальному российскому предприятию, начал с некоторого
времени заниматься помимо всего прочего и торговлей пивом  (конкретно,
хорошо  знакомым  петербуржцам пивом "Монарх"),  однако Владимир Левин
всегда занимался только компьютерами и  ценился  компаньонами  как  не
только классный программист, но и электронщик, имеющий навыки по сбор-
ке компьютерных технологий.  Коллеги Левина отмечали, что он легко сам
мог собрать сложный компьютер...

   В начале  1995  года Владимир Левин решает выехать из России в Анг-
лию,  где и был впоследствии арестован.  Любопытная деталь: английское
консульство действительно выдавало ему визу,  однако по конфиденциаль-
ным источникам информации, Левин не получал официально загранпаспорта,
с которым уехал в Великобританию.  Более того, сотрудники правоохрани-
тельных органов Петербурга обнаружили при обысках еще один  загранпас-
порт Левина, который остался в России. Ситуация с задержанием Владими-
ра Левина в Англии - стране,  в которой он не совершал ничего противо-
законного,  мягко говоря,  была необычной.  Российское следствие могло
лишь только предполагать,  что взломы компьютерных  сетей,  о  которых
идет  речь  в  обвинении ФБР,  происходили из офиса "Сатурна" на Малой
Морской.  ФБР начало вести сложные переговоры на предмет выдачи Влади-
мира  Левина  Соединенным  Штатам.  Американцы  считали,  что взломать
компьютерные сети,  которые проложены сразу по нескольким штатам - это
все равно,  что совершить обычное уголовное преступление прямо на тер-
ритории Америки.  Российские правоохранительные органы заняли по этому
вопросу свою позицию.  Они считали,  что если преступление совершалось
на территории России российским гражданином,  то он должен  однозначно
быть  передан  России.  Кстати  говоря,  шумиха вокруг самого крупного
компьютерного ограбления как всегда была сильно преувеличена.  Реально
со  счетов различных банков в разных странах было снято не более полу-
миллиона долларов.  (После того,  как сработала система защиты в сетях
Сити-банка,  все счета оказались заблокированными. Американцы дурачили
Левина,  позволяя ему осуществлять переводы несуществующих  денег,  то
есть  "гонять  воздух".  Однако четыреста тысяч долларов со счетов Си-
ти-банка все-таки исчезло.) Изначально российское следствие не считало
возможным говорить о том,  что Владимир Левин был одним из организато-
ров устойчивой преступной группы,  которая целенаправленно работала по
взломам  компьютерных сетей.  Тем не менее в Петербурге были задержаны
пятеро знакомых и коллег Левина на основании известного  указа  прези-
дента о борьбе с бандитизмом - на 30 суток. Самое любопытное, что фор-
мально Владимир Левин не мог считаться российским следствием даже  по-
дозреваемым, потому что для того, чтобы он стал подозреваемым, его на-
до было, по крайней мере, задержать. Следствие предполагалось долгим и
весьма необычным,  потому что герой сенсации сидел в одной стране, об-
винялся в другой и являлся гражданином третьей.

   Жесткая позиция ФБР,  требовавшего незамедлительной выдачи им Леви-
на,  возможно, была связана с настоящей истерией вокруг русской мафии,
вспыхнувшей в Америке после ареста в июне 1995 года Вячеслава Иванько-
ва по прозвищу Япончик. До этого, как известно, ФБР говорило о русской
мафии в Америке весьма скептически и имело  всего  несколько  реальных
уголовных дел,  в которых фигурировали выходцы из бывшего СССР. Амери-
канские полицейские, не привыкшие работать с жестким советским контин-
гентом, видимо полагали, что если нет заявлений от потерпевших, то нет
и самих преступлений.  Арест Япончика многое изменил. В ФБР стали отк-
рываться новые вакансии для офицеров, знающих русский язык, расширять-
ся штаты русского отдела.  В этой ситуации очень,  конечно, нужны были
конкретные дела и реальные победы,  одной из которых могло стать "Дело
Левина".

   Между тем,  для того,  чтобы "кинуть" западный банк вовсе не обяза-
тельно  быть  компьютерным  гением.  Проще и надежнее можно работать с
обычными кредитными картами,  типа  У18А,  Американ  экспресс.  Мастер
Кард.  Как стало известно,  СитиБанк,  который был "опущен" Владимиром
Левиным, принял эпохальное решение изъять все пластиковые карточки Ви-
за и Мастер Кард у российских клиентов.

   Тема мошенничеств  с кредитными картами появилась в России уже дос-
таточно давно,  еще в конце 80-х годов.  Сотрудники правоохранительных
органов  в массе своей тогда про пластиковые кредитные карты даже слы-
хом не слыхивали, поэтому в те золотые дни наши отечественные мошенни-
ки  могли делать целые состояния.  Схема была проста.  У какого-нибудь
иностранца кралась кредитная карга и какой-либо документ, удостоверяю-
щий личность. Потом в украденный паспорт вклеивалась фотография мошен-
ника,  он немного потренировавшись "расписываться" под фирмача начинал
гигантское турне по "Березкам" и другим валютным магазинам необъятного
Советского Союза.  Иностранец, обнаружив кражу, конечно, звонил в свой
банк  и  там  его  кредитную  карту  сразу же ставили в так называемый
стоп-лист,  но эти стол-листы доходили до России только  через  месяца
полтора-два,  а у продавщиц в "Березках" зачастую не было никакого же-
лания в этих бумажках копаться.  Фирмы несли гигантские убытки на тер-
ритории России, но предпочитали молчать, потому что между разными пла-
тежными системами началось очень острое  соперничество  за  российский
рынок.  Никто не хотел антирекламы.  Одним из первых дел на территории
России по мошенничествам с помощью кредитных карт стало знаменитое де-
ло Валерия Яськина: однажды в самом начале 90-х годов в Петербурге од-
на из продавщиц "Березки"  отказалась  обслужить  американца,  который
набрал  товара на уж очень большую сумму.  Американец начал скандалить
на ломанном русском языке и продавщица вызвала милицию.  Скандал  про-
должился в отделении, где к счастью, оказались трое офицеров из спецс-
лужбы уголовного розыска.  Американец бушевал и обещал  всех  уволить.
Милиционеры имели бледный вид и очень переживали до тех пор, пока один
из споров не сказал по-простому:  "Слушай ты,  козел,  у себя в Штатах
будешь полицейских увольнять,  а сейчас живо все из карманов на стол!"
Когда у "стопроцентного" американца был найден  советский  паспорт  на
имя Валерия Яськина,  то он как-то погрустнел и сказал на чистом русс-
ком языке:  "Ладно ребята,  кажется я попал.  Бля" Впоследствии Яськин
оказался Валерием Кузьмуком.  А для того, чтобы выкупить его у оперов,
из Москвы приезжали люди в буквальном смысле с  чемоданами  денег.  Но
сидеть Яськину-Кузьмуку все-таки пришлось.  Можно только предполагать,
что еще в начале 90-х годов русские мошенники умудрялись "кидать"  за-
падные  фирмы и банки прямо в России на сотни тысяч долларов.  (Однако
эта тема искусственно замалчивалась и, как говорят, не без участия са-
мих кинутых фирм,  которые были не заинтересованы в том, чтобы подвер-
галась сомнению их надежность - ради этого они были готовы  даже  тер-
петь колоссальные убытки.)

   Самое смешное, что в середине 90-х им стало работать еще легче. Те-
перь кредитные карты не нужно было красть у  иностранца.  Их  уже  мог
приобрести  и любой российский гражданин.  Для этого требовалось всего
ничего - сама карта стоила примерно 20 долларов и от 500 до 1500  дол-
ларов нужно было для открытия счета.  Мошенники получали несколько та-
ких карт на разные паспорта,  после чего уезжали,  скажем, в Германию.
Там  они шли в банки и начинали снимать по этой карте наличные деньги.
Проверка карты в Германии заключалась лишь в том,  что сама карта под-
линная  и  не находится в стопе.  А сколько денег на счету у клиента в
России выяснить сразу не удавалось. Выйдя из одного банка мошенник шел
на  другую улицу в другой банк,  а потом в третий и четвертый.  Осенью
1995 года один веселый парень наснимал таким образом за три дня  около
40 тысяч долларов и это,  конечно, не предел, потому что он оперировал
только одной кредитной картой.  А по оперативным данным некоторые  мо-
шеннические группы выезжали на Запад, имея по 7-8 кредитных карт и со-
ответственно паспортов к ним на брата.  Арифметика простая - за неделю
они  могли  "откэшировать" до полумиллиона долларов,  примерно столько
же,  сколько сняли со счетов разных банков возможные подельники Влади-
мира Левина.

   В конце 1995 года один весьма информированный источник уверял меня,
что в скором времени компьютерные взломы станут одной из  самых  расп-
ространенных  и любимых "тем" в мире организованной преступности Пите-
ра. А "дело Левина" было всего-навсего своеобразной "пробой пера".

   В общем, что говорить, богата талантами Матушка-Россия.

   Р. S.  Забавно, что в конце 1995 года прошел слух о том, что Влади-
миру Левину уже предложили работать на одну из известных западных кам-
паний. Говорили даже, что предложения эти исходили из самого Сити-бан-
ка...


ТЕРРОРИСТ ШМОНОВ

   7 ноября 1990 года в Москве на Красной площади шла  мирная  демонс-
трация  трудящихся,  выражавших свою поддержку партии и правительству.
Внезапно в колонне начался какой-то переполох, и грянули два выстрела.
В считанные секунды сотрудники "девятки" скрутили человека, пытавшего-
ся совершить неслыханное - застрелить Генерального секретаря  ЦК  КПСС
Михаила  Сергеевича Горбачева.  Человеком этим оказался Александр Ана-
тольевич Шмонов.  Бывший рабочий Ижорского завода. Долгое время Шмонов
был чуть ли не единственным настоящим, классическим террористом после-
военного периода нашей истории...

   ...Он сидит ссутулившись,  время от времени недоверчиво  поглядывая
на  диктофон.  В его лице и фигуре есть что-то трогательное.  Глядя на
него почему-то возникает ассоциация с несправедливо  обиженным  ребен-
ком.  Никакой агрессии или злобы он не проявляет,  на вопросы отвечает
спокойно,  тщательно подбирая слова. Может быть, это спокойствие и за-
медленная  речь  -  результат пятилетнего пребывания в психиатрической
больнице специального режима...

   - Ну, что о себе рассказать? Я был членом свободной демократической
партии России до 7 ноября 1990 года. Трижды меня арестовывали за расп-
ространение независимой печати.  У меня среднетехническое образование.
Я  имею  авторское  свидетельство  на  изобретение за номером 1652676.
Мысль застрелить Горбачева и Лукьянова у меня появилась месяцев за во-
семь до тех выстрелов на Красной площади.  Почему я хотел это сделать?
Я отвечу вам по пунктам.  Во-первых,  я считал Горбачева  виновным  за
убийства  мирных  людей  9 апреля 1989 года в Тбилиси и 20 января 1990
года в Баку. Вовторых, я считал, что Лукьянов тоже виноват, потому что
почти все важнейшие решения в стране принимались коллективно. В-треть-
их,  я считал, что Горбачев и Лукьянов совершили злодеяние перед нашим
народом, захватив власть в свои руки. В-четвертых, я полагал, что без-
наказанность порождает новые злодеяния. Ну, и в-пятых, в июне 1990 го-
да я направил письмо в Политбюро,  где предупреждал их,  что попытаюсь
их убить,  если до 1 сентября 1990 года они не организуют  всенародный
референдум,  на  который должны были быть вынесены вопросы о свободных
всенародных выборах руководства,  введении многопартийной системы, ры-
ночной экономики и т.д., всего тринадцать пунктов. Они, конечно, ниче-
го не выполнили.  Если бы выполнили,  я не стал бы им мстить. Письмо я
отправил не за своей подписью, а за псевдонимом. Оно до них дошло, по-
тому что на следствии мне его потом показывали.  Но до покушения  меня
по нему не вычислили. Я никаких признаков слежки за собой не обнаружи-
вал.  Готовиться к самому покушению я начал давно. Интуитивно еще года
за  три  до  этого  я  чувствовал,  что может возникнуть необходимость
отомстить, поэтому я вступил в общество охотников и рыболовов и приоб-
рел ружье. Стрелял я неплохо. В армии со ста метров я попадал в девят-
ку.  А у девятки диаметр 15 см.  А на Красной площади я стрелял  с  47
метров и целился в голову.  А голова у Горбачева диаметром больше, чем
15 см,  так что шансы у меня были...  Я тренировался в лесу, а потом 5
ноября поехал в Москву.  Ружье зарядил двумя пулями - правый ствол пу-
лей "полева",  левый пулей "спутник".  6 ноября приехал в Москву, снял
комнату в частном секторе.  Волновался, конечно, немного, понимал, что
могу погибнуть.  Но колебаний не было. 7 ноября я вместе с демонстран-
тами  прошел  по Красной площади и,  поравнявшись с мавзолеем,  достал
из-под пальто ружье и стал целиться в Горбачева. Но, видимо, целился я
слишком долго,  секунды две, наверное. Ко мне успел броситься сержант,
который направил стволы вверх.  Первая пуля ушла выше мавзолея. К сер-
жанту  подбежали другие охранники и развернули ружье в противоположную
от мавзолея сторону.  Так что вторая пуля попала в стену ГУМа.  Я ведь
как  хотел,  если  с первого выстрела Горбачев падает,  то я стреляю в
Лукьянова. Целиться надо было, конечно, побыстрее. Демонстранты-то мне
не  мешали  - а вот сержант успел.  Что творилось на мавзолее я уже не
видел,  потому что меня скрутили охранники.  Они меня не били,  просто
скрутили и все.  Потом меня повезли в Лефортово. Я там провел один ме-
сяц. Очень переживал, что не попал. Потом была психиатрическая экспер-
тиза, в которой участвовали семь профессоров. Из которых двое признали
меня вменяемым и психически здоровым,  а пятеро -  невменяемым.  Лично
для меня,  конечно,  лучше было,  что признали невменяемым, потому что
иначе могли бы расстрелять.  Но для дела лучше бы,  чтобы они признали
меня здоровым. Одно дело, если невменяемый пытался застрелить Горбаче-
ва и Лукьянова - люди расценят это, как выходку душевнобольного и все.
А если стрелял вменяемый,  то это месть за совершенные злодеяния. Дру-
гие властители уже бы боялись совершать зло.  Потому что, если нашелся
один,  кто покарал, то ведь может найтись и другой. Правда, у меня по-
мощников не было, хотя я и пытался их найти. Я клеил листовки с призы-
вами убивать членов и кандидатов в члены Политбюро.  Конкретно 7 марта
1990 года клеил.  Кстати говоря, ведь на суде мне предъявили обвинения
по  двум статьям - по ст.  66 (терракт) и по ст.  70 прим.  (публичный
призыв к террору). Так вот ст. 70 отпала. Суд признал, что улик недос-
таточно. Хотя я на следствии подробно рассказывал, что клеил, где кле-
ил,  каким клеем, подробно текст листовок пересказывал... А после суда
меня направили на принудительное психиатрическое лечение,  где я и на-
ходился до 7 июня 1995 года.  Условия там тяжелые, хуже, чем в тюрьме.
По  крайней  мере,  так  говорили  люди,  которые  сидели и там и там.
Во-первых,  в неволе сидишь.  Во-вторых,  все время уколы и  таблетки.
Многие уколы очень болезненные, просто мучительные. Аминазин - это еще
ничего,  есть гораздо более мучительные уколы... Там чувствуешь посто-
янное унижение.  В зоне ты хоть и повинен в преступлениях, но ты чело-
век.  На принудительном лечении ты, как животное. Бежать я не пытался.
Товарищи  по партии меня не забывали,  по Демократическому Союзу.  Они
мне передачи приносили и два раза организовывали  пикеты  у  больницы.
Люди вокруг меня относились ко мне по-разному:  процентов пять осужда-
ло, процентов 10 одобряло, а остальные никак своего мнения не высказы-
вали.  Через 4 года и 7 месяцев они решили,  что я вылечен и выпустили
меня.  Перемены, конечно, в стране большие произошли. Экономика рыноч-
ная наступила.  Адаптировался я нормально,  потому что,  в принципе, в
больнице читал газеты, радио слушал. Сейчас работу ищу. Наверное, сан-
техником пойду на стройку. Там 750 тыс. рублей в месяц платят. Это го-
раздо выше среднего.

   У меня жена была.  Она ничего не знала.  После того как я вышел, мы
виделись несколько раз. Я так понял, что она мой поступок не одобряет.
Родители тоже считают, что, наверное, не нужно было так поступать. А я
бы все равно повторил бы, если, конечно, в тех же условиях, когда бан-
да Политбюро захватила власть и убивала невинных людей.  Но сейчас все
изменилось.  Оснований  для террора и мести нет.  Нынешнее руководство
избрано всенародно и неповинно в злодеяниях.  В Чечне гибнет, конечно,
много  народу,  но  ведь  мы сами дали нашей власти полномочия,  и она
действует в рамках этих полномочий.  К Ельцину я отношусь гораздо луч-
ше, чем к Горбачеву, потому что он избран всенародно.

   Что вы говорите?  Злом зла не победить?  Но террор многие одобряют.
Канцлер ФРГ и немецкий парламент, например, одобрили покушение на Гит-
лера.  Да,  и  у  нас  многие  улицы были названы именами террористов.
Мстить за злодеяния нужно както. А как отомстить не нарушая законов? В
бога  я  не  верю.  Я  считаю себя не просто террористом,  а террорис-
том-мстителем.

   Да, конечно,  я знаю что произошло в Буденновске.  Но это не терро-
ризм. Вот и в энциклопедии написано, что террор - это убийство полити-
ческого противника. А статья в Уголовном кодексе говорит, что террор -
это убийство общественных и государственных деятелей.  А захват залож-
ников - это не террор,  это - просто уголовное преступление. Считаю ли
я,  что вошел в историю? Не знаю, наверное, нет. Будущее свое я с тер-
рором не связываю, потому что оснований для него сейчас нет.

   А Горбачева я считаю злодеем и нехорошим человеком.  И  пожелать  я
ему хочу одно - чтобы он постарался не совершать новые злодеяния...


МАРИИНСКОЕ ЗАКУЛИСЬЕ

   Скандалы бывают разными.  Одни взрываются подобно боевым  снарядам,
убивая и калеча своих фигурантов, другие похожи на новогодние хлопушки
- много шума, визга, смеха и цветного конфетти. Скандал, разразившийся
в Мариинском театре 29 сентября 1995 года, напоминал скорее взорвавшу-
юся бадью с дерьмом,  выплеснувшимся на то немногое, что еще составило
славу и гордость нашей страны - на русский балет.

   Напомним, о чем идет речь:  29 сентября 1995 года в собственном ка-
бинете в момент получения взятки, сотрудниками УБЭП с поличным был за-
держан  директор Мариинки Анатолий Мальков.  Взятку Малькову передавал
канадский импресарио, который заявил, что он был вынужден заплатить 10
тысяч   долларов  для  получения  контракта  на  гастроли  Мариинки  в
1996-1997 гг.  30 сентября перед началом спектакля в театре был задер-
жан  главный  балетмейстер Олег Виноградов.  Сотрудники УБЭПа считали,
что эпизод с канадским импресарио был далеко не единственным - на про-
тяжении  5-7  лет без "комиссионных" не подписывался ни один контракт.
Схема была проста: один брал деньги, другой подписывал документы. Сра-
зу  после задержания директора Мариинки и главного балетмейстера в Пе-
тербурге заговорили о принадлежащей Виноградову и Малькову недвижимос-
ти за рубежом и крупных счетах в иностранных банках. Несмотря на силь-
нейший общественный резонанс вокруг дела о взятках в Мариинке,  и  Ви-
ноградов и Мальков не были арестованы,  а лишь дали следствию подписки
о невыезде. В театре начала работать комиссия КРУ Минфина России.

   Люди, попадающие в скандалы, также ведут себя по-разному. Те, в ком
остались  еще  хоть какие-то обломки чести,  стреляются или по крайней
мере подают в отставку и бегут с глаз людских долой. Другие смотрят на
потрясенную общественность,  выкатив круглые невинные глаза,  при виде
которых вспоминается поговорка о божьей росе.

   4 октября 1995 года главный балетмейстер Мариинки устроил  собрание
балетной труппы театра, на котором заявил, что все случившееся с ним -
происки врагов и завистников. Чуть раньше, общаясь с журналистами, Ви-
ноградов категорически опроверг свою причастность к взятке, полученной
Мальковым.  Главный балетмейстер также заявил,  что никакой явки с по-
винной, о которой упоминается во многих средствах массовой информации,
он не писал и 142 тысяч долларов наличными оперативники у него не изы-
мали. И, вообще, ничего не было...

   Между тем,  для  труппы Мариинки разыгравшийся скандал не был такой
уж неожиданностью.  За 18 лет руководства Олега Виноградова,  в театре
сложилась, мягко говоря, не совсем здоровая атмосфера. Из труппы бежа-
ла одна звезда за другой - Любовь Кунакова и Татьяна Терехова, Наталья
Большакова и Вадим Гуляев,  Сергей Бережной и Маргарита Куллик,  Елена
Панкова и Владимир Ким - перечень этот можно продолжить. Те, кто оста-
лись,  вынуждены были мириться с "диктатурой" Виноградова. Конечно, не
раз и не два находились смельчаки,  бросавшие вызов Главному,  но  все
обвинения,  несогласия  упирались  в  неизвестно кем и на каком уровне
воздвигнутую стену,  надежно отгораживавшею Виноградова  от  возможных
"неприятностей". Но мириться - это не значит любить. И ползли по теат-
ру нехорошие слухи.  Надо сказать, что в мире богемы без слухов, спле-
тен и интриг никак нельзя,  это, так сказать, "закон жанра". Но слухи,
опять-таки,  бывают разными - добрыми и злыми,  веселыми и  грустными.
Слухи,  ходившие о главном балетмейстере,  назвать веселыми и добрыми,
ну, никак нельзя.

   Рассказывали, например,  что однажды,  когда Кировский балет выехал
на гастроли в США, Олег Виноградов вдруг пригласил нескольких артистов
на прием к себе на виллу.  Вилла была хорошая и большая,  но отнюдь не
величина строения больше всего поразила танцовщиков. Они буквально ах-
нули,  когда в одной из комнат виллы увидели вдруг старинный  гобелен,
некогда украшавший фойе Направника в Мариинке.  Перепутать с каким-ни-
будь другим этот гобелен было невозможно - танцовщики  его  помнили  с
детства.  Они не догадались вытащить из гобелена ниточку,  чтобы пере-
дать ее потом на экспертизу,  но один танцовщик  сфотографировался  на
фоне этого гобелена и до сих пор бережно хранит у себя фотографию.

   А за несколько лет до описываемого скандала,  когда театр собирался
на очередные гастроли,  из него чуть было не вывезли одну из хрусталь-
ных  люстр.  Она уже была упакована и готова к отправке,  когда кто-то
это заметил и поднял шум.  Шума тогда было много,  даже вроде  уволили
кого-то из рабочих сцены.

   Разное говорили об Олеге Виноградове. Рассказывали, что у него есть
тое-то "мастерская", в которой мало кто бывал, потому что на стенах ее
висит такой антиквариат, что смотреть на него попросту не безопасно. А
еще говорили,  что совершенно особые отношения связывают балетмейстера
и знаменитого преподобного Муна,  который специально "под Виноградова"
отстроил в Нью-Йорке целую балетную школу,  которой фактически руково-
дит жена Виноградова Елена.  По странному совпадению,  невестка препо-
добного Муна была тут же приглашена танцевать на сцене Мариинки. А по-
том театр, согласно контракту, должен был каждое рождество выезжать на
гастроли в Южную Корею.

   Виноградов проработал в театре 18 лет и поставил восемь спектаклей.
В 1995 году из этих восьми не шел ни один. Поговаривают, что к грянув-
шему скандалу приложил руку мэр Петербурга Анатолий  Собчак,  которому
не  понравилась собственническая позиция Олега Виноградова,  не позво-
лившего своим танцовщикам принять участие в проходившем прошлым  летом
в Петербурге балетном конкурсе "Майя".

   Всю осень 1995 года театр был в растерянности,  никто не знал,  что
будет с руководством, с гастролями, с труппой. Проблем накопилось мно-
го,  их надо было решать, но как? Несомненно было одно - брызги, поле-
тевшие от этого скандала,  еще долго нельзя будет оттереть с итак  уже
довольно потрепанного экс-белоснежного фрака русского балета...

   Р.S. В  начале  февраля  1996  года  один  знакомый  офицер из ГУВД
Санкт-Петербурга рассказал мне одну любопытную историю - по  его  сло-
вам, за Малькова и Виноградова начали ходатайствовать "ну очень крутые
люди". И однажды опер УБЭП, который вел дело о "мариинском закулисье",
вернувшись  от начальства,  достал из сейфа бутылку водки и в одиночку
выпил ее,  перемежая глотки лишь страшными матерными ругательствами...
Может быть,  так оно и было, а может быть, это всего лишь еще одна ми-
лицейская легенда...

   Февраль 1996 г.


Часть восьмая. ХРОНИКА ПИТЕРСКОГО "БЕСПРЕДЕЛА"

   Хроника питерского беспредела - своеобразная иллюстрация,  приложе-
ние к приведенным выше очеркам. Это - сухие факты, статистика "коммер-
ческих  убийств",  ликвидаций преступных авторитетов и "беспредельных"
преступлений, случившихся в Петербурге в 1993, 1994 и 1995 гг. Не пре-
тендуя на абсолютную полноту,  эта статистика,  тем не менее страшна и
показательна - а потому в особых комментариях не нуждается.

   1993 год

   3 января, Санкт-Петербург. Сергей Федин, член одной из банд, убит в
своей квартире выстрелом в голову.

   5 января, Санкт-Петербург. Два неизвестных бандита обстреляли такси
и убили И.Галевского, главного бухгалтера фирмы "Венеция".

   6 января,  Санкт-Петербург. Милиционер убит ударом ножа при попытке
задержать члена банды.

   15 января,  Санкт-Петербург. Взорван гриль-бар на Суворовском прос-
пекте.

   24 января,  Санкт-Петербург.  В парке им.  Челюскинцев ударом  ножа
убит работник ГАИ. Документы и оружие похищены.

   28 февраля,  Санкт-Петербург.  В  темном  подъезде на Туристической
улице обнаружен труп с двумя пулями в  голове;  убитый  принадлежал  к
азербайджанской банде.

   2 марта,  Санкт-Петербург. Перед кафе "Встреча" в своем "мерседесе"
неизвестным застрелен из автомата Андрей Берзин.  Бсрзин был  известен
как один из руководителей организованной преступности в городе.

   4 марта, Санкт-Петербург. Один из руководителей фирмы "Русский лес"
Андрей Лазарев найден убитым выстрелом в грудь у входа  в  собственный
дом.  Он только что возвратился из Лондона, где по поручению мэра про-
водил переговоры о закупке большого количества сахара.

   7 марта, Санкт-Петербург. На улице Руставели убиты три представите-
ля  казанской  банды:  Макаров,  Ефремчик и Калинцушкин.  Застрелены в
собственном автомобиле марки "тойота".

   10 марта,  Санкт-Петербург. Сергей Грахольский, член банды, получил
пули в голову и спину при переезде через железнодорожную линию по Ста-
роорловской улице.

   16 марта,  Санкт-Петербург.  На улице Верности убит  Олег  Гуняшин,
член тамбовской бавды. Он был застрелен неизвестными из автоматическо-
го оружия.

   9 апреля,  Санкт-Петербург. На шоссе в 25 километрах от города най-
дено тело Владимира Клементьева,  гражданина Франции, члена тамбовской
группировки. Он был застрелен, труп сожжен.

   10 апреля,  Санкт-Петербург.  Один из крупнейших коллекционеров ан-
тиквариата убит вместе со своей домработницей. Трупы расчленены.

   18 апреля,  Санкт-Петербург.  На  Зеленогорской улице застрелены из
пистолета двумя неизвестными члены грузинской банды Грлчаров  и  Кича-
лов.

   3 мая, Санкт-Петербург.

   Окало 22  часов  в  парадной  дома 73 по наб.  Фонтанки неизвестный
преступник двумя выстрелами из ПМ ранил Айвазяна,  преподавателя воен-
ного института физкультуры, который скончался в больнице.

   5 мая, Санкт-Петербург.

   Похищена двухлетняя дочь Фазиля Хамидуллина.  Отец работает в круп-
ной фирме. Потребован выкуп в 50 тысяч долларов.

   25 мая,  Санкт-Петербург.  На проспекте  Ветеранов  застрелен  Яков
Штейнберг, директор пивоваренного завода.

   27 мая, Санкт-Петербург. Неизвестный стреляет из пистолета в Корзу-
на, вице-директора электростанции в Санкт-Петербурге.

   3 июня,  Санкт-Петербург.  На улице Замшина неизвестными застрелены
два члена чеченской банды Беров и Мамеев.

   9 июня,  Санкт-Петербург. Попытка взрыва в кабаре "Невские звезды".
Бомба заложена в вентиляционную трубу. Жертв нет.

   21 июня, Санкт-Петербург. Погромы на трех рынках, направленные про-
тив торговцев с Кавказа. Тринадцать тяжелораненных. Милицией задержаны
двадцать два русских бандита. К ответственности никто не привлечен.

   6 июля, Санкт-Петербург. Покушение на директора торгового дома "Щ"?
- саж". Он был ранен ножом в своем подъезде.

   7 июля,  Санкт-Петербург. Борис Якубович, глава филиала Инкомбанка,
убит железным предметом перед своим домом.

   9 июля,  Санкт-Петербург. Взрыв бомбы в магазине по продаже автомо-
билей марки "BMW". Повреждено автомобилей на сумму 100 тысяч долларов.
Человеческих жертв нет.

   19 июля, Санкт-Петербург. Николай Седюк, известный как Коля-Каратэ,
убит тремя выстрелами в спину, когда он совершал пробежку по проспекту
Энтузиастов. Седюк - легендарный главарь гангстеров.

   29 июля,  Санкт-Петербург.  Взрыв бомбы в магазине,  принадлежавшем
заводу "Арсенал". Пострадавших нет.

   9 августа,  Санкт-Петербург. Пансионат "Дюны" обстрелян неизвестны-
ми.  Погибли двое прохожих и милиционер.  В пансионате находились дети
крупных бизнесменов.

   1 сентября,  Санкт-Петербург. На Малой Конюшенной улице неизвестный
застрелил Александра Панкреева,  председателя  правления  фирмы  "Пав-
ловск", когда тот садился в свой "вольво-940".

   30 сентября,  Санкт-Петербург.  Около  22  часов у дома N 69 по пр.
Просвещения трос преступников из автоматов убили Копылова  Ю.А.,  1948
года  рождения,  директора кооператива "Гая" и Шахова Д.М.,  1975 года
рождения, а также ранили Акрадзе Л.А" 1970 года рождения, рабочего то-
го же кооператива.

   2 октября,  Санкт-Петербург.  Глава фирмы "Санкт-Петербургский ком-
мерческий дом" Александр Нечаев и его личный охранник  Григорий  Горба
застрелены из автоматического оружия.

   8 октября, Санкт-Петербург. Основатель Торгового дома "Андреевский"
погиб, получив выстрел в голову.

   18 октября,  Санкт-Петербург. Айдар Гайфуллин, один из главарей ка-
занской банды, убит из пистолета на Большеохтинском пр. в своей "тойо-
те".

   18 октября,  Санкт-Петербург.  Похищена пятилетняя дочь бизнесмена.
Выкуп установлен в 17 тысяч долларов.

   20 октября,  Санкт-Петербург.  В  вестибюле  ресторана "Океан" убит
выстрелами из пистолетов семью бандитами тамбовской банды Сергей  Бей-
нешев, возглавлявший крупнейшую топливную фирму города.

   28 октября,  Санкт-Петербург. Около 22 часов у дома N 1 по ул. Кус-
тодиева неизвестный преступник из пистолета "ГТ"  убил  Звоника  В.И.,
1966  года рождения,  одного из лидеров преступной группировки.  Связь
Утюга. Звоник также, как и Утюг, бывший тамбовский, позднее перешедший
к казанским.

   4 ноября,  Санкт-Петербург.  Стреляли  в  гомосексуалистов в разных
частях города. По мнению милиции, это была разборка между бандой гомо-
сексуалистов и бандой Малышева.

   21 ноября, Санкт-Петербург. Трое азербайджанцев застрелены из авто-
матического оружия перед гостиницей "Прибалтийская".

   24 ноября, Санкт-Петербург. Неизвестный позвонил в квартиру Виктора
Новоселова, главы местной государственной иммиграционной службы. Когда
тот открыл дверь, ему дважды выстрелили в грудь, тяжело ранив.

   19 декабря,  Санкт-Петербург.  Около 3 часов напротив дома N 53  по
Планерной  ул.  в  лесном массиве возле автомашины "ВАЗ2108" с огнест-
рельным ранением головы обнаружен труп Михайлова,  члена ОПГ.  Машиной
управлял по доверенности.

   23 декабря,  Санкт-Петербург. Во дворе дома N 32, корп. 3 по Комен-
дантскому пр.  неизвестные преступники из огнестрельного оружия ранили
Гжежевича Артура 1961 года рождения, проживавшего ул. Пушкинская 19/5,
коммерческого директора АО "Спектр", члена ОПГ ("казанской").

   31 декабря, Санкт-Петербург. Магазин "Маркопицци", торгующий италь-
янской обувью, взорван в новогоднюю ночь.

   1994 год

   6 января 199 4 г.

   В Санкт-Петербурге около 19.00 в доме N 25 по ул. 8-ой Красноармей-
кой, кв.47, где проживает Лерович, взорвано НВУ. Выбиты двери. Постра-
давших нет.

   21 января 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  у  своей  автомашини "мерседес" с огнестрельным
ранением грудной клетки и головы обнаружен труп Каванова А.П.  - заве-
дующего  продовольственным  отделом  АО  "Аливект".  Убит из пистолета
"ТТ".

   29 января 1994 г.

   В Санкт-Петербурге на пустыре по Екатерининскому пр. со множествен-
ными ножевыми ранениями, переломанными конечностями, связанными руками
и ногами обнаружили труп Телегинова А.А.  Занимался частной коммерчес-
кой деятельностью.

   1 февраля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге неизвестный преступник нанес огнестрельное ране-
ние Бочкову В.И.  - директору АО "ДСК-З". Гильза импортного производс-
тва.

   3 февраля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  около  1  часа ночи на территории Сытного рынка
взорвано НВУв торговом киоске, принадлежащем Паку Владимиру Степанови-
чу, 1958 года рождения. Пострадавших нет, киоск разрушен.

   4 февраля 1994 г.

   В г.  Пушкине в своей квартире с черепно-мозговой травмой обнаружен
труп Василевского Н.С.  - нсработающего.  Похищен металлический ящик с
деньгами и ювелирными изделиями.

   10 февраля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге четверо неизвестных преступников из автоматичес-
кого оружия расстреляли автомашину "опель",  в  результате  чего  были
убиты находившиеся в салоне Соловьев и Кац, а также госпитализирован в
тяжелом состояниии Степанян А.В.  Соловьев и Кац принадлежали к  "там-
бовской" преступной группировке.

   13 февраля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  в  20.30  на  кооперативной стоянке N 14 по ул.
Тельмана в помещении для сторожей взорвано НВУ.  В  результате  взрыва
пострадали сторожа Лялков и Гордин,  которые с травмами госпитализиро-
ваны. Выезжало Невское РУВД.

   14 февраля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге на Среднеохтинскомпр. у дверей ресторана "У Пет-
ровича" взорвано НВУ.  Пострадавших нет. Выбита входная дверь, разбиты
стекла витрины. Выезжало Красногвардейское РУВД. По предположениям ми-
лиции, это был безоболочный снаряд.

   17 февраля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  в помещении фирмы "Ромас" с огнестрельным ране-
нием головы обнаружили труп Захаренкова  В.Б.  -  директора  указанной
фирмы. Стреляли из пистолета Макарова.

   18 февраля 1994 г.

   В г.  Колпино  около 7.00 по ул.  Пролетарской во дворе дома N 105,
кв.44, взорвано НВУ. Пострадавших нет. В результате взрыва выбиты окна
в кв.44, тое проживает г-н Мутев, директор фирмы "РСТ".

   22 февраля 1994 г.

   Окало семи часов на запасной лестнице дома N 35 по пр.  Просвещения
с огнестрельным ранением головы обнаружен труп Вартаняна, генерального
директора ТОО "Анюта" и кабаре "Невские звезды".

   10 марта 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  в своей квартире в ванной комнате со связанными
руками и ногами с признаками утопления обнаружен труп Логинова В.О.  -
директора АО "Барбара".

   12 марта 1994 г.

   В Санкт-Петербурге на Овощном рынке у станции метро "Проспект Боль-
шевиков" из пистолета "ТТ" трое неизвестных преступников убили  дирек-
тора рынка Цомартова X. К.

   14 марта 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  в  своей квартире с черепномозговой травмой был
обнаружен труп Кузовкина А.  С., занимавшегося частно-предприниматель-
сткой деятельностью -строительством дачных домиков. До 1991 г. работал
в ОБХСС Московского РУВД.

   15 марта 1994 г.

   В Санкт-Петербурге двое неизвестных преступников позвонили в  квар-
тиру N 133 дома N 29 корп. 3 по пр. Наставников и через открытую дверь
ранили из ПМ находящегося в гостях Иванова А.В.  - жителя Пскова, ком-
мерсанта.

   20 марта 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  на  верхней палубе плавучего отеля "Командор" с
ножевыми ранениями в области сердца обнаружен труп Ярового  Александра
- члена "тамбовской" преступной группировки.

   21 марта 1994 г.

   В Санкт-Петербурге на территории автостоянки по ул.  Шаврова,  7, с
огнестрельными ранениями обнаружен труп Дмитриева А.Н.  - замдиректора
МП "Юра". Стреляли из ПМ.

   22 марта 1994 г.

   В Санкт-Петербурге из воды р. Красная с признаками асфиксии со свя-
занными руками извлечен труп Лукконена Сергея. Принадлежал к "тамбовс-
кой" группировке.

   24 марта 1994 г.

   В Санкт-Петербурге из р.  Охта извлечен труп Нойесса Л.Б. - бывшего
работника Красногвардейского РВК, коммерсанта.

   30 марта 1994 г.

   В Санкт-Петербурге на лестничной площадке окало  своей  квартиры  с
огнестрельными  ранениями головы и грудной клетки обнаружен труп Дмит-
риева АА. - гевдиректора фирмы "Викорд". Стреляли из пистолета "ТТ".

   31 марта 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в парадной дома по Северному пр. с огнестрельны-
ми ранениями головы обнаружен труп Консва А.Г.  - директора АО "Союзт-
ранссервис". Стреляли из пистолета "ТТ".

   1 апреля 1994 г.

   В г.  Павловске окало 20 часов в доме N 3 по ул. Толмачева взорвано
НВУ.  Повреждена автомашина "ВАЗ-2102",  принадлежащая г-ну Пескишеву,
1954 года рождения, - директору магазина АОЗТ фирмы "Пышка". Проживает
в кв. N 18.

   2 апреля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  в своей квартире с огнестрельными ранениями го-
довы был обнаружен труп Кушнеренко Г.В.  - начальника планового отдела
АО "Адмиралтейская верфь".

   6 апреля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге неизвестные преступники из пистолета "ТТ" ранили
Лобова С .К.  - учредителя фирмы  "АФС",  находившегося  в  автомашине
"ВАЗ-2108" - лидера одной из преступных группировок, по некоторым све-
дениям правой руки Кумарина.

   7 апреля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в помещении АО "Ника" ("Никое"), с ножевым ране-
нием спины обнаружен труп Чапляна Д.А. - менеджера.

   8 апреля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  с  огнестрельными  ранениями  головы обнаружены
трупы жителей Казани Латынова Н.Г.  и Сантарова Т.Х.  Госпитализирован
также Хисматулин А.Р.  Все - члены "казанской" преступной группировки.
Стреляли из "ТТ".

   9 апреля 1994 г.

   Около 18.00 в Красном Селе неизвестный преступник вошел в помещение
кафе-бара по адресу:  Красногородская, 17, где из пистолета убил Кали-
ненковаА.А.,  1960 года рождения,  владельца бара.  Изъято 6 гильз и 6
пуль от "ТТ".

   12 апреля 1994 г.

   В Юго-Западном  округе  был смертельно ранен лидер грузинской прес-
тупной группировки Квижо Чиквадзе.

   13 апреля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в лифте дома с огнестрельными  ранениями  головы
был  обнаружен  труп  ГерманчукаД.Н.  - неработающего,  члена одной из
преступных группировок.

   14 апреля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в ресторане "Шлосбург"  на  Большеохтинском  пр.
выстрелами  из пистолетов и автоматов был убит лидер одной из преступ-
ных группировок Альберт Рижский.  Затем в Москве таким же способом был
убит коммерческий партнер Альберта.

   15 апреля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге около 5 утра взорвано НВУ в районе кв.  1 по Ис-
полкомовской ул. В указанной квартире проживает Бабков, 1948 года рож-
дения  -  начальник Северо-Западного Управления Государственного тамо-
женного контроля.  В результате взрыва выбиты двери в  пяти  квартирах
подъезда,  окна на лестнице, входная дверь подъезда. Пострадавших нет.
Выезжало Смольнинское УВД. Уголовное дело, статья 206 (запугивание).


16 апреля 1994г.

   В Санкт-Петербурге  во втором часу ночи у дома N 24 корп.  1 по пр.
Художников взорвано НВУ (скорее всего взрывпакет).  Выбиты два витрин-
ных стекла в аптеке, расположенной на первом этаже. Пострадавших нет.

   16 апреля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в 16.00 к" дворе дома,  кв.7,  по Манежному пер.
после взрыва предпавохительно гранаты с  разрывом  брюшной  полости  и
повреждением кистей рук обнаружен труп г-на Скобейды, 1938 года рожде-
ния,  завхоза фовда "Народный концерн".  Г-н Скобеда проживал  в  кв.4
указанного дома. Других пострадавших ист. Выезжало Дзержинское УВД. На
месте взрыва обнаружен рычаг от гранаты РГД-5.

   18 апреля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге около 1 часа ночи во дворе дома N 23 по ул.  За-
харьевской взорвано НВУ под автомашиной "Москвич-2141". Автомашина по-
лучила повреждения, в доме выбиты стекла на шести этажах. Пострадавших
нет.

   20 апреля 1994 г.

   Окало 22  часов  двое неизвестных преступников,  позвонив,  вошли в
квартиру дома N 24 по Бепгородской и из пистолетов убили Исаева  Х.З.,
1971  года рождения,  Шатаева И.Х.,  1972 года рождения,  и Ибрагимова
Р.У. Вое - жители Чечни.

   22 апреля 1994 г.

   В пос.  Волосово у кафе ДК "Родник" неизвестный взорвал НВУ. выбиты
стекла на двух этажах.  Выезжали сотрудники Волосовского УВД.  Постра-
давших нет.

   23апреля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге иа перекрестке улиц Бабушкина и Чернова во время
перестрелки между двумя группами лиц кавказской национальности,  нахо-
дившихся в иномарках,  получили огнестрельные ранения Гаджиев  А.Т.  -
председатель кооператива "Корчум" (умер в больнице) и Гадмалиев О.Г. -
председатель кооператива "Кардж".

   26апреля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в 20.50 у дома N 33, корп. 1 по ул. Бестужевской
неизвестный  преступник  с крыши дома сбросил НВУ на ноги Белобрагину,
1960 года рождения,  проживающего в кв. 15 указанного дома - директора
страховой компании "Альтернатива". Получил тяжелые осколочные ранения.
Калининское УВД обнаружило чеку и предохранительный рычаг "УГ гранаты.
Также ранен был Мещаряков А.Н. - директор АОЗТ "МП-10".

   28 апреля 1994 г..

   В Санкт-Петербурге  в  Приморском  парке  Победы напротив ресторана
"Восток" в воде пруда обнаружен упакованный в покрывало труп Дорофеева
С.В, - жителя Москвы, с огнестрельными ранениями и связанными руками и
ногами. Являлся членом малышевской преступной группировки.

   2 мая 1994 г.

   Неизвестный преступник в парадной дома по Морской наб. из пистолета
"ТГ" убил зам.  генерального директора АО "Лес" Исхакова Н.Г. - лидера
"казанской" преступной группировки.

   4 мая 1994 г.

   В Санкт-Петербурге около 4.00 неизвестный преступник бросил  НВУ  в
окно первого этажа кв.  N 12 дома N 18 по Каменоостровскому пр. Выбиты
стекла этого окна.  Пострадавших нет.  В квартире N 12 проживает некто
Феофанова,  1965 года рождения,  не работающая. Выезжало Петроградское
УВД.

   8 мая 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в парадной дома на ул.  Кораблестроителей с  ог-
нестрельными ранениями обнаружен труп Попова О.А.  - жителя Коми, пре-
зидента фирмы "МСУЗ-5". Стреляли из ИМ.

   10 мая 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в 24 часа во дворе дома N 40 по ул.  Воинова не-
известный  преступник  при помощи НВУ взорвал автомашину "фольксваген-
пассат", принадлежащую Михалевичу, 1954 года рождения, - коммерческому
директору АО "Невский простор".  В результате взрыва автомашина сгоре-
ла, выбито 20 оконных стекол в прилегающем здании. Пострадавших нет.

   10 мая 1994 г.

   В г.  Пушкине в вестибюле кафе "Тайву" неизвестный преступник взор-
вал  НВУ.  В  результате  взрыва пострадал посетитель кафе Венедиктов,
1969 года рождения, не работает. В тяжелом состоянии госпитализирован.
Выезжало Пушкинское УВД.

   12 мая 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  около  4.00 на лестничной площадке дома N 27 по
ул. Ново-Александровская неизвестный преступник взорвал НВУ. В резуль-
тате взрыва выбиты стекла в пяти этажах дома, повреждены двери квартир
N 3 и N 4. Пострадавших нет.

   18 мая 1994 г.

   В Санкт-Петербурге около 1 часа ночи неизвестный преступник зашел в
вестибюль кафе "Невские звезды" по ул. Бабушкина, 93, произвел 8 выст-
релов в находившихся там Глебова,  1954 года рождения, военнослужащего
Военно-морской  академии,  и неизвестного мужчину,  после чего взорвал
гранату и скрылся. Пострадавшие в тяжелом состоянии госпитализированы.

   18 моя 1994 г.

   В Санкт-Петербурге неизвестный преступник расстрелял двух посетите-
лей кафе "Невские звезды",  а затем бросил гранату и скрылся.  Постра-
давшие в тяжелом состоянии направлены в больницу.

   19 мая 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в 1 час ночи неизвестный преступник  через  окно
второго этажа бросил НВУ в помещение СП "Карун", Институтский пр., дом
N 21а.  В результате взрыва выбиты двери в кабинет директора СП и  два
оконных стекла. Пострадавших нет.

   24 мая 1994 г.

   В Санкт-Петербурге у дома N 15/30 по Серебристому бул.  неизвестные
преступники кавказских национальностей,  находясь в автомашине  потер-
певшего  "ВАЗ-2103",  выстрелами из ПМ и "ТГ" убили Пономарева Д.Ю.  и
ранили в руку пассажира Нарушавичуса - оба члены "тамбовской" преступ-
ной группировки.

   25 мая 1994 г.

   В Санкт-Петербурге около 23 часов в парадной дома N 4 по Серпуховс-
кой ул., кв. 7, неизвестный преступник взорвал НВУ. В результате взры-
ва повреждена металлическая дверь в квартиру,  в которой проживает Ру-
бинштейн,  1938 года рождения,  - директор АОЗТ "Медиамаркстингинтерн-
сйшнл". Пострадавших нет.

   26 мая 1994г.

   В Санкт-Петербурге  в  15.00  на  территории Ремонтно-механического
комбината хлебо-пекарной промышленности, ул. Митрофаньевская, дом N 4,
неизвестный преступник положил НВУ в автомашину "ГАЗ-21029", принадле-
жащий Виноградову, 1937 года рождения, - директору указанного предпри-
ятия.  НВУ заметил шофер, который попытался выбросить НВУ из автомаши-
ны, но произошел взрыв, в результате которого шофер Шредер получил ос-
колочные ранения головы и отрыв левой руки.

   29 мая 1994 г.

   В Санкт-Петербурге на ул. Жукова с огнестрельными ранениями грудной
клетки обнаружен труп Сергея Корзова (кличка Боксер) - члена "тамбовс-
кой" преступной группировки.

   29 мая 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в квартире N 71 дома N 3 по Тихорецкому пр.  об-
наружен труп Галашева  Г.В.  -  неработающего  (коммерсант,  снимавший
квартиРУ)-

   1 июня 1994 г.

   В Санкт-Петербурге на ул.  Турку средь бела дня бандиты расстреляли
автомашину "мерседес". В результате стрельбы водитель убит, а находив-
шийся  в  салоне Владимир Кумарин получил около двадцати огнестрельных
ранений и в критическом состоянии госпитализирован. Фамилия водителя -
Гольман В.Ю. (охранник АО "Кобра").

   1 июня 1994 г.

   В Санкт-Петербурге было возбуждено уголовное дело по факту умышлен-
ного убийства Андрея Басалаева и Владимира Шепелева - членов "тамбовс-
кой" преступной группировки.  Они были убиты из пистолета "ТТ" китайс-
кого производства возле одной из городских  автостоянок.  Оперативники
считают,  что это разборки между "тамбовской" и "казанской" группиров-
ками.

   7 июня 1994 г.

   В Санкт-Петербурге на лестничной площадке своего  дома  неизвестный
преступник  ранил из пистолета "ТТ" Соколова С.М.,  занимавшегося куп-
лей-продажей недвижимости.

   10 июня 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в квартире N 53 дома N 130 по пр.  Энгельса  че-
тырьмя  выстрелами  из неустановленного оружия двое неизвестных ранили
Чукина А.Н.  - члена "казанской"  преступной  группировки,  снимавшего
указанную квартиру,  и двумя выстрелами в голову убили Брандину В.М, -
официантку бара гостиницы "Астория".  Чулкин (в одном случае Чукин,  в
другом  Чулкин)  числился коммерческим агентом АО "ВНД" и имел загран-
паспорт на имя Воходного А.В.

   10 июня 1994 г.

   В Санкт-Петербурге около 9.00 в парадной дома N 1/1 по Поэтическому
бул.  на лестничной площадке второго этажа произошел взрыв НВУ.  В ре-
зультате взрыва пострадал находившийся на площадке Варлет,  1951  года
рождения, владелец СП"Варлет". Отправлен в больницу, где и скончался.

   16 июня 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  в  3.00  неизвестный преступник на окне первого
этажа охотничьего магазина АОЗТ  "Калибри"  "Оружейный  двор"  взорвал
НВУ. В результате взрыва выбиты решетка окна, стекла в окне жилого до-
ма напротив. Пострадавших нет.

   18 июня 1994 г.

   В Санкт-Петербурге у дома N 8 по Придорожной аллее в багажнике сож-
женой  автомашины "ВАЗ2101"с огнестрельными и ножевыми ранениями обна-
ружены трупы владельца автомашины Олифсренко Л.Е.  и Зенкина -  жителя
Саратовской области. Оба - члены одной из преступных группировок.

   23 июня 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в парадной дома N 61 по Бассейной ул.  неизвест-
ный преступник из пистолета "ТТ" ранил Зубрилову Е.М.  -  гендиректора
фирмы "Парфюм".

   24 июня 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  около  двух  часов  ночи неизвестный преступник
бросил НВУ в дверь магазина АОО "Ньютон" (кан.  Грибоедова, 46). В ре-
зультате взрыва выбиты стекла в 20 окнах. Пострадавших нет.

   24 июня 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  в  квартире  N 27 дома N 119 по пр.  Обуховской
обороны с ножевыми ранениями и черепно-мозговой травмой был  обнаружен
труп Хань-Чжень-Тая - гражданина Китая, директора фирмы "Хан-мир".

   7 июля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в 9.00 на автостоянке ул. Якорная, 5, двое неиз-
вестных повесили полиэтиленовый пакет на зеркало  автомашины  "мицуби-
си",  принадлежащей по доверенности Журавлеву, 1958 года рождения, ко-
торый подошел к автомашине,  снял мешок,  после этого произошел взрыв.
Журавлев от полученных ранений скончался в больнице.  По месту житель-
ства Журавлева изъят пистолет "ТТ" и 16 патронов.  Кличка Овца. Входил
в "казанское" преступное сообщество. По другим данным - "тамбовец".

   10 июля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге около 00 часов у дома N 7,  кор.  3 по ул.  Пио-
нерстроя Иванов, 1946 года рождения, проживающий в кв. N 176 этого до-
ма,  в своей автомашине "ВАЗ-21013" устанавливал самодельное противоу-
гонное устройство.  По неосторожности произошел взрыв.  Иванов получил
ранения рук. Других пострадавших нет.

   13 июля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в коридоре коммунальной квартиры на ул. Голикова
с огнестрельными ранениями в области сердца обнаружен  труп  Борисенко
Д.В. - члена малышевской преступной группировки.

   15 июля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в парадной дома N 90/1 по ул. Королева неизвест-
ный преступник из неустановленного оружия тяжело ранил Сетака  В.В.  -
директора ТОО "Дельта".

   15 июля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  в 20.00 на крыльце ДО "Союзконтракт",  ул.  Фа-
ворского,  12, неизвестный преступник взорвал НВУ. В результате взрыва
повреждено крыльцо,  выбиты стекла, взрывной волной в доме напротив по
Гражданскому пр., 18, выбито 75 стекол. Пострадавших нет.

   19 июля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге около 15.00 у гостиницы "Карелия", ул. Тухачевс-
кого, 27, у сторожевой будки платной стоянки СП "Клондайк" сторож Ско-
бов в результате неосторожного обращения взорвал самодельный пороховой
взрывпакет. Пострадавших нет. Красногвардейским УВД обнаружено большое
количество оружия.  Возбуждено уголовное дело, статья 218 У К. Судя по
всему сторожа этой стоянки хранили оружейный общак.

   20 июля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге на ул. Королева трое неизвестных преступников из
самодельного пистолета и пистолета "ТТ" произвели 6 выстрелов в Жукова
Ю.А.  -  жителя Азербайджана,  члена чеченской групНировки,  по кличке
Большой Руслан. Изъяты "ТТ", "маузер" с глушителем.

   20 июля 1994 г.

   В г.  Выборге в 2.45 неизвестный преступник бросил гранату  в  окно
магазина ТОО "Самира" по ул.  Сторожевая балка,  д.11. Повреждено зда-
ние, пострадавших нет.

   25 июля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге у себя в квартире со связанными  конечностями  и
ножевыми  ранениями  живота обнаружен труп Кузнецова П.Н.  - работника
Академии наук, занимавшегося изготовлением серебряных монет под стари-
ну, а также труп его сына Кузнецова О.П.

   27 июля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  в  парадной дома по ул.  Карпинского двое неиз-
вестных преступника смертельно ранили из пистолета "ТТ" Габараева С.Д.
- директора спортивне-оздоровительного комплекта "Олимп".

   30 июля 1994 г.

   В Санкт-Петербурге на пр.  Стачек был убит йице-президент Союза ди-
ректоров Ленинградской области.

   В январе в своей квартире был зверски избит бывший председатель об-
ластной  крестьянской  ассоциации "Содействие" Олег Харитонов.  Весной
преступники живьем закопали в землю женщинуфермера  за  отказ  платить
дань.

   4 августа 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  у себя в квартире после пожара с множественными
ножевыми ранениями обнаружены трупы Шелия С.Л.  -  директора  магазина
"Кубань" и ее дочери Шелия М.Н. - студентки института торговли.

   4 августа 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в подвале дома по ул. Римхжого-Корсакова обнару-
жен труп Балуева Ю.А. - председателя фирмы "Вояджер".

   17 августа 1994 г.

   Около 3 часов в парадной дома N 53, корп. 2 по Дунайскому пр. неиз-
вестный  из  пистолета "П" убил Мартыненко М.И.  и ранил Светлова Р.В.
Оба являлись членами "тамбовской" группировки.

   17 августа 1994 г.

   Около 17 часов в кв.  N 34 дома N 7 по утверждению Мякина с огнест-
рельным ранением головы обнаружены трупы Карповой И.Ю,  1971 года рож-
дения,  неработающей, и находившегося в гостях Еремина С.В., 1964 года
рождения,  директора охранной фирмы "Дельта-Цент", лидера так называе-
мой "северодвинской" преступной группировки.  Изъяты 2 гильзы 7,62 мм,
пистолет, выкидной нож, 58 патронов для "ТГ".

   26 августа 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в своей квартире на Захарьевской ул. с признака-
ми удушения были обнаружены трупы Быстрова О.В.  и его жены  Быстровой
ОД. Оба занимались частной торговлей книгами.

   26 августа 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  на  пустыре по Химическому пер.  в салоне своей
автомашины "мерседес-300" со множественными ножевыми ранениями грудной
клетки  обнаружен  труп  Купцова  А.С.  - члена малышевской преступной
группировки.

   7 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге у подъезда дома N 22, корп. 1 по ул. Кампшовской
неизвестные  преступники  из  ПМ убили Попкова Ю.Л.  - жителя Эстонии,
коммерсанта,  и ранили Сапова - хирурга больницы им. Вавилова. Связь с
убитыми в 1993 г. Гуняшиным и Горохольским.

   1 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в 00.40 в здании учебного корпуса "Перспектива",
ул.  Ушинского, 6, на окне первого этажа произошел взрыв. В результате
произошло  возгорание,  которое было ликвидировано.  При осмотре места
происшествия на окне обнаружена  5-литровая  канистра  с  бензином,  с
прикрепленной клейкой лентой тротиловой шашкой 2000 г, бикфордов шнур.
Пострадавших нет. Повреждено 5 окон.

   2 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге у дома N 9,  корп.  3 по ул.  Козлова двое неиз-
вестных из ПМ и "ТТ" убили Лобова С.К.  - гендиректора МГП "Алькорт" -
лидера организованной преступной группировки, Галисанова Р.Е. - охран-
ника Лобова, и ранили в руку Купачева А. В.

   5 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в 4.20 в доме N 11 по ул.  Бурцева на лестничной
площадке пятого этажа, кв. 20, где проживает Безменова, 1959 года рож-
дения,  - директор магазина N 3,  расположенного по ул. Черняховского,
16, неизвестный преступник взорвал НВУ Пострадавших нет. Выбиты стекла
на лестнице и дверь кв. N 5.

   9 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге напротив дома N 37 по Новосельской ул. на берегу
карьера с 8 огнестрельными ранениями тела обнаружен труп Хабелина Г.А.
- наркоман, член преступной груп пировки.

   9 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  около 5.00 в здании Цент рального конструкторс-
кого бюро "Машиностроение",  Красногвардейская пл., 1, в помещении ка-
меры  хранения  среди личных вещей сотрудников произошел взрыв.  В ре-
зультате взрыва выбито окно, 2 витринных стекла, повреждена перегород-
ка  смежного с камерой хранения пункта обмена валюты и ценных бумаг АО
"Рлингс инвест". Пострадавших нет.

   10 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в 23.00 в здании товарищества  "Форм",  располо-
женного в здании, арендованном еще семью предпринимательствами и това-
риществами по адресу:  Пролетарский пр.,  6, произошел взрыв НВУ. Пов-
реждены стекла, двери, мебель. Пострадавших нет.

   10 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге у дома N 15 по Университетской наб. из воды Невы
с рубленой раной головы извлечен труп неизвестного мужчины. Он оказал-
ся Ефимовым А.К. - жителем Гатчины, директором МП "Пролог".

   15 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  около  3.00  у  входной двери магазина "Одежда"
торговой фирмы "Фрунзенская",  ул.  Шверника,  д.10, корп. 1, взорвано
НВУ. Пострадавших нет. Выбито 108 стекол.

   17 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в 3.00 неизвестный преступник с крыши 9-этажного
дома N 40,  корп.2 по ул.  Есенина на веревке спустил НВУ до высоты  7
этажа,  где произошел взрыв, в результате которого выбиты стекла, пов-
реждена мебель в кв.  N 63. В квартире проживает г-н Утилов, 1948 года
рождения, - директор учебного центра "Перспектива".

   22 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в подъезде дома по Бородинской ул.,  13, в кото-
ром проживают супруги Басилашвили,  на г-жу Б.Куркову напали два моло-
дых  человека.  Они ударили ее по голове резиновой дубинкой и,  вырвав
сумочку, скрылись. В прессе появилось сообщение, что пострадавшая счи-
тает причастным к нападению А.Невзорова,  который якобы недавно заявил
о намерении занять ее кресло.

   24 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в багажнике автомашины  "ВМW"  с  огнестрельными
ранениями головы обнаружен труп Франтальева И.И.  - гражданина Швеции,
коммерсанта, а также в машине обнаружены документы на имя Стародубцева
- брата потерпевшего, члена "тамбовской" группировки.

   27 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  в подъезде дома на Светлановском пр.  с восемью
огнестрельными ранениями тела обнаружен труп Бойтенко И.Н.

   29 сентября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге около 4.00 у кооперативных ларей по  ул.  Народ-
ной, 68, взорвано НВУ. Пострадавших нет.

   1 октября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге на территории КАС "Северянка", ул. Серпуховская,
6, в гараже N 85 с огнестрельными ранениями шеи обнаружен труп Большу-
нова И.Б. - директора МП "Элитан".

   3 октября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в 22.30 во второй парадной дома N 40, корп. 2 по
ул. Есенина взорвано НВУ на первом этаже. В этот момент вошел г-н Ути-
лов - директор учебного центра "Перспектива". Пострадавших нет.

   8 октября 1994 г.

   Двое неизвестных  напали на г-на Нечаева - начальника отдела инфор-
мации ГТРК "Петербург - 5 канал". Нападавшие избили журналиста резино-
выми дубинками и скрылись на автомашине "Жигули". Потерпевший госпита-
лизирован с сотрясением мозга и множественными ушибами.

   12 октября 1994 г.

   В г.  Тосно около 18.00 на лестничной площадке дома N 23 по ул. Ле-
нина неизвестный преступник к ручке двери кв. N 53 подвесил НВУ, кото-
рое взорвалось в руках у Волковой - бухгалтера Тосненской  центральной
районной больницы.  Волкова получила термические ожоги. В подъезде вы-
биты стекла.

   19 октября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге напротив дома N 14 по дор. на Турухтанные остро-
ва  с  перерезанным  горлом  и ножевыми ранениями спины обнаружен труп
Смирнова М.В. - директора автостоянки.

   21 октября 1994 г.

   Около 23 часов в г. Ломоносове, дом N 3 корп. 2 по ул. Федюнинской,
неизвестный по неустановленной причине из пистолета "ТТ" и охотничьего
ружья обстрелял автомашину "ВАЗ-2106"  под  управлением  Балова  В.В.,
1961 года рождения. Пассажир Боровиков А.Н. с огнестрельными ранениями
грудной клетки скончался на месте.

   31 октября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге у себя в квартире с черепно-мозговой травмой об-
наружен труп Резника В.Г. - директора ИЧП "Кайраз".

   8 ноября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  неизвестный  преступник  с крыши бани спортбазы
"Спартаковец" несколькими выстрелами из  огнестрельного  оружия  ранил
Наклонова Д.Н. - директора фирмы "Виктор".

   8 ноября 1994 г.

   Около 21 часа у дома N 28 по ул. Ударников неизвестные, следовавшие
на автомашине "ВАЗ2106",  из пистолета произвели несколько выстрелов в
стоявшую автомашину "ВАЗ-2106" под управлением Бабаяна Г.Г. - зампред.
кооператива "Ниглис".  Бабаян со сквозным ранением грудной клетки гос-
питализирован.  Бабаян  А.А.  1961 года рождения,  рабочий кооператива
"Ниглис",  госпитализирован с аналогичным ранением.  Бабян О.А.,  1959
года рождения,  рабочий кооператива "Зарчис",  скончался в больнице от
сквозного ранения грудной клетки.

   23 ноября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге около 00.00 на  территории  больницы  Мечникова,
Пискаревский пр.,  47,  произошел взрыв НВУ. В результате взрыва погиб
Мохли Эльдин Ахмад Адель Фаузи Юсуф,  1964  года  рождения,  -  тренер
спорткомплекса "Прогресс" кооператива,  находящегося по адресу:  Бога-
тырский пр.,  дом N 30/2,  кв. N 224. Выезжало Красногвардейское РУВД.
Юсуф входил в "казанскую" преступную группировку.

   23 ноября 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  около  13.00  в доме N 75 по пр.  Просвещения у
стоявшей автомашины "ВМ\У320" при посадке  г-на  Игумнова,  1967  года
рождения, Залоева, 1967 года рождения, и Ивановой, 1973 года рождения,
(все неработающие) произошел взрыв НВУ.  Залоев и Ишумнов получили ра-
нения средней тяжести.  У них же при осмотре квартиры был изъят писто-
лет Макарова, 2 магазина и 16 патронов.

   2 декабря 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в парадной дома по ул.  Гаванской неизвестный  в
маске из пистолета с глушителем семью выстрелами нанес смертельные ра-
нения Мкояну М.И.  - директору АО "Гефест", и сквозные ранения рук его
знакомой Беловой Т.Н. - гендиректору АО "Норд-экспресс".

   3 декабря 1994 г.

   В Санкт-Петербурге   на   Пулковском   шоссе   в  своей  автомашине
"ВАЗ-21063" с огнестрельными ранениями головы обнаружен труп  Демидова
А.Н. - члена тамбовской преступной группировки.

   6 декабря 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  было совершено покушение на гендиректора охран-
но-сыскного агентства "Рубикон 5есип1у" Юрия Беляева.  Он  был  тяжело
ранен,  а  два  его телохранителя убиты.  Фамилии охранников - Кошелев
А.Ю. и Алов Д.Г. Знакомая Беляева Александрова Ж.В. пострадала. Беляев
Ю.М. - лидер Национально-патриотического движения.

   7 декабря 1994 г.

   В Санкт-Петербурге по ул. Б.Монетной в квартире дома N 24 с ножевы-
ми ранениями на теле обнаружены трупы супругов Касенкова Д.Д.  - авто-
мобильного коммерсанта и Касенковой Е.В.

   10 декабря 1994 г.

   В г. Тосно около 5 часов возле дома N 13 по ул. Победы в результате
взрыва НВУ оторвало бампер, поврежден капот автомашины "ВМW-730", при-
надлежащий г-ну Яблонскому, 1968 года рождения. Не работает, проживает
в кв. N 57 указанного дома. Пострадавших нет.

   В Санкт-Петербурге полностью выгорело трехэтажное здание  централь-
ного  офиса АО "Промстройбанк" (Невский пр.,  38).  Банку (не путать с
Промстройбанком России) нанесли ущерб в размере 10 млн. рублей. Причи-
на пожара не установлена.

   5 декабря 1994 г.

   В Санкт-Петербурге  на  лестничной  нлощадке дома N 2 по Гатчинской
ул. неизвестный преступник из огнестрельного оружия ранил Мухина С. В.

   20 декабря 1994 г.

   В Санкт-Петербурге на лестничной площадке дома N 21  по  ул.  Турку
неизвестный  преступник из огнестрельного оружия ранил Наумова С.В.  -
гендиректора АОЗТ "Н.С.".

   30 декабря 1994 г.

   В Санкт-Петербурге в доме N 7 по ул.  Салтыкова-Щедрина неизвестные
преступники  убили Тихомирова С.М.  - коммерческого директора АО "Бос-
ко".

   31 декабря 1994 г.

   В Санкт-Петербурге у дома N  184  по  Московскому  пр.  неизвестный
преступник из огнестрельного оружия ранил Николаева Н.Н.  - коммерчес-
кого директора АО "Люблис". 10 января 1995 г. Николаев был похищен не-
известными из клиники военно-полевой хирургии ВМА.

   1995 год

   7 января 1995 г.

   В Санкт-Петербурге в доме N 10 по ул. Руставелли с ножевыми ранени-
ями спины и шеи обнаружен труп Рощина А.Н.  - жителя Владивостока, ди-
ректора фирмы "Гелион".

   2 января 1995 г.

   В Санкт-Петербурге в доме N 51 по пр.  Науки после пожара обнаружен
труп Ткачева Г.В. - агента по недвижимости ДО "Невская перспектива".

   11 января 1995 г.

   В Санкт-Петербурге в салоне автомашины с огнестрельным ранением го-
ловы обнаружен труп Планда Д.А. - директора АОЗТ.

   19 января 1995 г.

   В Санкт-Петербурге  на пустыре у крематория на поле совхоза "Ручьи"
с огнестрельными ранениями головы  и  грудной  клетки  обнаружен  труп
Краскова Н.В. - директора ТОО "Глинт".

   27 января 1995 г.

   В Санкт-Петербурге в своей квартире на Невском пр.  с колото-резан-
ными ранами обнаружен труп Тарабрина И.Н. - бухгалтера ТОО "Радуга".

   30 января 1995 г.

   В Санкт-Петербурге в кв.  N 3 дома N 98, корп. 4 по ул. Седова трое
неизвестных  преступников,  пришедших вместе с Шкиредко А.В.  - членом
одной из преступных группировок,  из пистолета "ТТ" смертельно  ранили
его  и  скрылись.  Стрелял  мужчина  азиатской наружности по имени или
кличке Бек.  Потерпевший конфликтовал с членами т.н.  "троицкой" прес-
тупной группировки.

   1 февраля 1995 г.

   В Санкт-Петербурге  в парадной дома на пер.  Бойцова с открытой че-
репно-мозговой травмой и переломом костей  носа  обнаружен  труп  Алуф
М.Л.  - главного специалиста АО "Технохим". Потерпевший занимался воп-
росами акционирования и приватизации предприятий химической промышлен-
ности, а также был одним из учредителей АО "0нсга-премьер".

   13 февраля 1995 г.

   Около своего  дома  в  Санкт-Петербурге была убита из пистолета "П"
Елена Поликарпова - замначальника операционного отдела Мосбизнесбанка.

   21 февраля 1995 г.

   Около 9 часов в подъезде дома N 23 по ул. Подводника Кузьмина неиз-
вестный из "ТТ" пятью выстрелами убил Пила В.В" 1955 года рождения,  и
скрылся, бросив пистолет.

   17 марта 1995 г.

   В Санкт-Петербурге при исполнении служебных обязанностей  был  убит
старший инспектор ГАЙ, капитан милиции Валерий Тютин.

   21 марта 1995 г.

   Около 8 часов в комнате ВПХ Военно-медицинской академии неизвестный
из пистолета ПМ с глушителем двумя выстрелами нанес огнестрельное  ра-
нение головы и убил находящегося на излечении Загоева И.Д.,  1970 года
рождения. Дострелил.

   21 марта 1995 г.

   В 19 часов на территории НИИ "Гидроприбор",  Б.Сампсониевский  пр.,
24,  на  лестничной  площадке административного здания с огнестрельным
ранением головы обнаружен труп Ромектаева С.А. 1956 года рождения, ге-
нерального директора российскофинского СП "Атлас".  Материал направлен
надзирающему прокурору.  Изъят пистолет кустарного производства с зак-
линенным в затворе патроном.

   22 марта 1995 г.

   В Санкт-Петербурге  у дома N 88 по ул.  Седого с ножевыми ранениями
тела в торговом ларе обнаружен труп Агазаряна М.Т. - владельца ИЧП.

   6 апреля 1995 г.

   В Санкт-Петербурге выстрелами из пистолета "ТТ" был застрелен  зам-
директора охранной фирмы "Дельта-22" Сергей Пекуш.

   2 мая 1995 г.

   В Санкт-Петербурге  разбойному нападению подвергся филиал Государс-
твенного оптического института им.  Вавилова.  Преступники похитили 14
платиносодержащих тиглей, стоимостью свыше 7 млрд. руб.

   26 июня 1995 г.

   В Санкт-Петербурге был убит директор АОЗТ "Ситус" Юрий Пуджа. В не-
го было выпущено 10 пуль из пистолета "ТТ".  По данным милиции он  был
одним из лидеров среднего звена "тамбовской" группировки.

   30 июня 1995 г.

   В Санкт-Петербурге в результате перестрелки на Московском пр.  один
человек был убит и еще один получил ранение.  Согласно документам, по-
гибший  Николай  Гавриленков  являлся  коммерческим директором крупной
торговой компании "ОГГО".  По сведениям милиции,  этот человек был из-
вестен  под  прозвищем Степаныч.  Он был одним из лидеров "тамбовской"
преступной группировки. В то же время представитель "ОГГО" заявил, что
Гавриленков никогда не работал в компании.

   14 июля 1995 г.

   В Санкт-Петербурге  было ограблено отделение Сбербанка России (Пис-
каревский пр.).  Двое неизвестных в масках зашли в  операционный  зал.
Пригрозив кассиру предметом,  похожим на пистолет, они забрали из под-
вернувшегося под руку железного ящика 2496 долларов США и скрылись.

   28 июля 1995 г.

   В Санкт-Петербурге был убит президент Международной академии боевых
искусств,  основатель Федерации ханки-до России, президент Культурного
корейского центра Санкт-Петербурга и Центра боевых  искусств  Вячеслав
Цой.

   Депутат Госдумы РФ от фракции ЛДПР Юрий Кузнецов, в прошлом военный
моряк,  капитан 1 ранга. Нападавшие сломали Кузнецову предплечье левой
руки,  нанесли сильный удар в область темени. Депутат получил сотрясе-
ние мозга. В состоянии средней тяжести доставлен в больницу.

   19 сентября 1995 г.

   В Санкт-Петербурге неизвестный ограбил офис депутата Госдумы РФ  от
ЛДПР Юрия Кузнецова.  Нанесенный ущерб городская организация ЛДПР оце-
нила в 2,5 млн.  руб. Напомним, что в августе был избит Юрий Кузнецов,
а   3  сентября  разгрому  подвергся  офис  информационного  агентства
"Пресс55", с которым у ЛДПР заключен договор об информационном сотруд-
ничестве.

   21 сентября 1995 г.

   У дома  N  82 по пр.  Металлистов неизвестный преступник из огнест-
рельного оружия произвел  несколько  выстрелов  в  автомашину  "мерсе-
дес-280",  убив пассажирку Шибанову Е.Н., 1973 года рождения, и тяжело
ранив водителя Дудаева А.А., 1972 года рождения (осетин).

   26 сентября 1995 г.

   В Санкт-Петербурге был  убит  председатель  избирательной  комиссии
209-го избирательного округа Евгений Хмельницкий. Труп обнаружили чле-
ны комиссии,  приехавшие за печатью. Дверь в квартиру была открыта. На
свою последнюю должность Хмельницкий был назначен распоряжением мэра.

   29 сентября 1995 г.

   В Санкт-Петербурге  двое неизвестных под предлогом передачи списков
избирателей вошли в квартиру депутата Госдумы Николая Лысенко,  прожи-
вающего в доме N 86 по пр.  Космонавтов. Угрожая пистолетами, злоумыш-
ленники связали помощника депутата и секретаря и потребовали выдать им
документы Национально-Республиканской партии России.  Не добившись це-
ли, "гости" забрали списки избирателей с их подписями и дважды выстре-
лили в стену из пистолета "ТГ".

   2 октября 1995 г.

   В Санкт-Петербурге  оксяо  8 часов вечера в подъезде своего дома на
Ленинском пр.  был убит  председатель  совета  директоров  Балтийского
морского пароходства, директор Морского регистра Иван Лущинский.

   В августе Интерфакс сообщил о том, что просроченный долг БМП иност-
ранным кредиторам из Германии в 60  млн.  долларов  может  привести  к
аресту и продаже имущества пароходства с аукциона. БМП обязалось пога-
сить долги в оговоренные сроки.  Иван Лущинский принимал для этого все
меры.  Не исключено,  что его активность оказалась не по душе тем, кто
заинтересован прибрать БМП к своим рукам.  Обсуждается также "банковс-
кая  версия",  по  которой Лущинскому якобы предлагали перенести счета
БМП из Инкомбанка в какой-то другой,  но он отказался. Известно также,
что  Лущинский собирался выставлять свою кандидатуру на выборах в Гос-
думу по 206-му избирательному округу.

   5 октября 1995 г.  На углу Детской ул.  и Большого пр.  неизвестные
преступники,  проезжая  на автомашине "БМВ529",  выстрелами из огнест-
рельного оружия ранили Бравве Н.Ю.,  1961 года рождения, одного из ли-
деров  "тамбовской"  преступной группировки,  и Гаева А.С.,  охранника
Бравве,  который скончался в больнице.  Из салона изъяты два  автомата
АК-74,  калибра 5,45 мм.  Автомашина принадлежит жителю Минска Соловей
Д.Л. Позже Бравве скончался в больнице.

   6 октября 1995 г.

   Около 20.00 в парадной дома N 128 по пр.  Энгельса с пулевыми ране-
ниями различных частей тела обнаружены трупы Николаева И.В., 1971 года
рождения,  и Варламова А.Н.,  оба жители Казани, а также из квартиры N
128  указанного дома с огнестрельными ранениями различных частей тела,
в тяжелом состоянии госпитализированы Моторин А.  Г., 1970 года рожде-
ния,  проживавший: Деповский, 44 (общ), и Закиров Ш.Х., 1963 года рож-
дения,  житель Казани. С места происшествия изъято два АКС74, пистолет
"ТТ".

   II октября 1995 г.

   В Санкт-Петербурге  трое неизвестных в масках остановили автомашину
"РАФ",  принадлежащую ТОО "Сатем",  и,  угрожая пистолетами кассиру  и
трем сопровождающим ее сотрудникам, совершили хищение 145 млн. руб.

   21 октября 1995 г.

   В 21.25  в приемный покой больницы им.  Семашко (ул.  Госпитальная,
5/7) родственники доставили с огнестрельными ранениями головы и  груд-
ной клетки труп Нугаева И.М.,  1963 года рождения,  дагестанца, жителя
Ленобласти,  занимавшегося скупкой-продажей валюты у Апраксина  двора.
Труп был обнаружен у общежития Аграрного университета.

   23 октября 1995 г.

   В Санкт-Петербурге сработало НВУ, заложенное между двумя коммерчес-
кими ларями у дома N 59 по ул. Чайковского. В результате взрыва дефор-
мированы стены ларей и выбиты стекла соседнего дома. Пострадавших нет.

   3 ноября 1995 г.

   В Санкт-Петербурге  двое неизвестных в масках вырвали дипломат с 27
млн. 745 тыс. руб. из рук кассира одной из коммерческих фирм. Произош-
ло это у дома N 4 по ул.  2-ой Луч. После ограбления преступники выст-
релили по колесам автомашины "ГАЗ-24", принадлежавшей фирме, тем самым
избавив себя от преследования.

   10 ноября 1995 г.

   В 18 часов у дома N 2 по ул. Ворошилова неизвестный преступник про-
извел два выстрела по автомашине "ВАЗ-21053" под  управлением  Ярутова
В.В.,  1958 года рождения, гендиректора АОЗТ "Ниенмаш". Лобовое стекло
разбито. Пострадавших нет.

   16 ноября 1995 г.

   В Санкт-Петербурге в парадной дома N 43 по пр. М.Тореза тремя неиз-
вестными  преступниками  были  избиты выходивший из своей квартиры 69-
летний генеральный директор АО завод "Компрессор" Виктор Долгов и  его
водитель.  18 ноября в результате тяжелой черепно-мозговой травмы Вик-
тор Долгов скончался в больнице.  Версия: к погибшему обращались некие
представители  криминальных  структур  с требованиями продать им часть
акций завода. Долгов отказал.

   Версия 2:  На заводе идет распределение квартир,  вполне  вероятно,
что кто-то посчитал себя обиженным.  Несколько месяцев назад при похо-
жих обстоятельствах неизвестными были избиты начальник управления кад-
ров  и  социального  развития завода А.Вересков и начальник ОТЗ Э.Мар-
карьянц.

   22 ноября 1995 г.

   В Санкт-Петербурге в подъезде дома N 2 по ул. Чайковского обнаружен
труп  адвоката Международной коллегии Валерия Рамазанова.  Он был убит
тремя выстрелами в упор предположительно из ПМ.  Как стало известно, у
адвоката  были  неприятности в течение долгого периода.  Его земляки -
жители Закавказья - имели к нему претензии денежного характера.

   22 ноября 1995 г.

   Трое неизвестных пытались пройти в одну из палат на отделении гине-
кологии 2-й горбольницы.  Разрешения на посещение больных у них не бы-
ло,  поэтому сотрудники ВОХР "гостей" не пустили. "Разборка" у входа в
медучреждение  закончилась трагически.  Один из злоумышленников ударил
сотрудника межведомственной охраны Геннадия Пронина  ножом  в  сердце,
против  другого охранника нападавший использовал прием рукопашного боя
и завладел его пистолетом.  Из него бандит убил Вячеслава Тихомирова -
сотрудника ВОХР, полковника в отставке. Нападавшие скрылись на автома-
шине "БМВ-730", захватив с собой оружие.

   25 ноября 1995 г.

   Около 18 часов у дома N 7 по Звездной ул. неизвестный из неустанов-
ленного оружия выстрелом в голову убил Круглова А.А., 1971 года рожде-
ния,  директора АОЗТ "Гамма-си-эн". По месту жительства Круглова изъят
револьвер производства Бразилии.

   27 ноября 1995 г.

   В 00.15 во дворе дома N 79 по ул. Планерной с огнестрельным ранени-
ем головы обнаружен труп неизвестного мужчины,  на вид  около  35  лет
(Чистяков Ю.А., 1965 года рождения, неработающий бандит, находящийся в
розыске).

   3 декабря 1995 г.

   Около двух часов у дома N 62 по Свердловской наб. неизвестный прес-
тупник из "ТТ" произвел 7 выстрелов в Гаврисенко В.Н.,  1967 года рож-
дения,  неработающего,  который скончался в ВМА.  Член  организованной
преступной группировки.

   6 декабря 1995 г.

   Около 16  часов на территории станции техобслуживания с огнестрель-
ным ранением грудной клетки обнаружен труп  Дзбоева  Г.М.,  1960  года
рождения.

   9 декабря 1995 г.

   В Санкт-Петербурге  в результате автокатастрофы погиб лидер Христи-
анско-демократического союза Виталий Савицкий.  Соратники Савицкого по
ХДС считают,  что это было убийство, а естественность ДТП свидетельст-
вует лишь о том, что сделано это профессионально.

   14 декабря 1995 г.

   В 19 часов у запасного входа ДК "Невский" (пр.  Обуховской обороны,
32)  обнаружен  с огнестрельным ранением в голову труп Кравченко В.В.,
1973 года рождения,  и в шею - труп неизвестного мужчины 30 лет (Пиро-
гов Е.И" 1975 года рождения). Изъято 3 гильзы от пистолета "ТТ".

   19 декабря 1995 г.

   У дома N 47,  корп.  2 по пр. Наставников после пожара в автомашине
"форд-скорпио" (по данным  ИУ  ГУВД  автомашина  принадлежала  Глызину
В.П., 1959 года рождения), обнаружены обгоревшие трупы неустановленных
мужчины и женщины.

   21 декабря 1995 г.

   Четверо неизвестных преступников,  позвонив, вошли в кв. N 8 дома N
31,  корп.З по Севастопольской ул.,  где предположительно из пистолета
"ТТ" убили троих неизвестных и ранили Рахад В.М.,  1971 года рождения,
и Цуркана И.Г., 1953 года рождения (все - жители Молдовы).

   29 декабря 1995 г.

   Во дворе дома N 15 по пр. Энгельса в салоне своей автомашины "воль-
во-850" со слепым огнестрельным ранением головы обнаружен труп Янгуба-
ева Х.Х.,  1962 года рождения,  коммерческого директора АОЗТ "Борк". С
места происшествия изъяты пуля и две гильзы от ПМ.



   Константинов А.
   Бандитский Петербург-98.

   Изд. "ОЛМА-ПРЕСС", 1999 г.
   OCR Палек, 1999 г.


   Анонс

   "Бандитский  Петербург-98"  -  это  цикл  очерков,  посвященных   природе
российского бандитизма в его  становлении  и  развитии,  написанных  живо  и
увлекательно,  включающих  как  экскурсы  в  историю,  так  и   интервью   с
современными  "криминальными  персонажами".  А.  Константинов  демонстрирует
глубокое  знание  материала,  но  движет  им  не  просто  холодный   интерес
исследователя. Автор озабочен  создавшейся  в  нашем  обществе  ненормальной
ситуацией и пытается вместе с читателем найти способы выхода из нее.


   В отличие от  обычной  преступности,  противодействующей  государственным
институтам общества,  организованная  преступность,  наступая  на  общество,
использует эти институты в своих целях.
   Аулов Н. Н., начальник отдела по борьбе с преступными  сообществами  РУОП
по СПб и области при МВД РФ.


   Авторское предисловие

   Книга, которую Вы, Уважаемый Читатель, держите  сейчас  в  руках,  -  это
продолжение работы над темой "Бандитский Петербург", которую я начал  еще  в
1992 году. Эта книга - не гимн организованной  преступности  и  даже  не  ее
бытописание, это лишь попытка осознать то,  что  современная  организованная
преступность не  может  рассматриваться  как  чисто  криминальное  уголовное
явление. Она уже давно влияет на экономику, а следовательно, и на  политику,
причем не только на  региональном  уровне,  но  и  на  федеральном.  "Таковы
реалии", как любил  говаривать  Михаил  Горбачев.  Осознать  же  эти  реалии
необходимо активно действующим в новых условиях  людям  -  для  того,  чтобы
принять грамотные решения по тому или иному вопросу, надо  сначала  грамотно
изучить обстановку, а потом грамотно ее оценить. В противном случае  решения
будут приниматься вслепую.
   Петербург - мой родной город, я не просто его люблю, я им живу.  Поэтому,
когда я пишу название книги - "Бандитский  Петербург"  -  это,  конечно,  не
означает, что для меня весь Питер - бандитский. Просто я пишу лишь об  одной
сфере которая, к  сожалению,  все  же  присутствует  в  моем  городе.  Я  не
оправдываюсь перед Вами, Уважаемый  Читатель,  я  просто  отвечаю  тем,  кто
считает,  что  такие  книги,  как  "Бандитский  Петербург",  -  пишутся  для
очернительства  и  для  рекламы  лидерам  организованной   преступности.   Я
категорически не согласен с таким мнением и  считаю,  что  для  того,  чтобы
бороться с болезнью, нужно прежде всего попытаться  осознать  и  изучить  ее
симптомы.
   В предлагаемом Вам новом издании Вы, Уважаемый  Читатель,  найдете  много
нового материала - прежде всего, часть, которая называется "Бандитские итоги
конца 90-х"; ряд новых глав вошли в  часть,  которая  называется  "Питерская
Кунсткамера".  Существенно  дополнена  часть,  которая  называется  "Хроника
питерского  беспредела".  Я  хочу  выразить  огромную  признательность  всем
сотрудникам Агентства журналистских расследований, которые  помогали  мне  в
работе над новым изданием "Бандитского Петербурга". Наше Агентство  стало  в
марте 1998 года независимым средством массовой информации и, я надеюсь,  оно
будет работать и развиваться дальше.
   Я благодарен абсолютно всем экспертам, помогавшим мне в работе. Наверное,
назвать всех поименно просто невозможно, а кто-то, может быть, не хотел  бы,
чтобы это произошло. Кому-то, вероятно, это будет безразлично, потому что не
все из них дожили до выхода книги. Но я благодарен и живым, и мертвым.
   Мне бы хотелось, чтобы чтение "Бандитского Петербурга" не было  для  Вас,
Уважаемый Читатель, только развлечением, а принесло и какую-то  практическую
пользу. Я  надеюсь,  что  работа  над  "Бандитским  Петербургом"  еще  будет
продолжена.
   Андрей Константинов, ноябрь 1998 года,
   Санкт-Петербург


   Часть первая
   ИЗНАНКА СТОЛИЦЫ ИМПЕРИИ

   ... Много легенд  ходит  о  том,  как  был  основан  Петербург.  Говорят,
например, что когда 16 мая 1703 года  Петр  I  начал  копать  первый  ров  -
появился в небе над государем орел, которого сумел  подранить  выстрелом  из
ружья некий ефрейтор Одинцов. Петр развеселился,  счел  поимку  орла  добрым
предзнаменованием, перевязал птице лапы платком и посадил ее себе на руку...
Хорошее настроение не  покидало  царя  до  вечера,  когда  началось  большое
гуляние, сопровождаемое пушечной пальбой...
   Веселился царь, веселилось его "кумпанство", а по всей России известие  о
строительстве нового города вызывало проклятия и слезы.  Уже  к  осени  1703
года  на  строительство  Петербурга  было  согнано  около   двадцати   тысяч
"подкопщиков" - так в те времена называли землекопов. Однако через год Петр,
недовольный темпами строительства, велел сгонять на работы не  менее  сорока
тысяч человек ежегодно. Землекопы приходили к берегам Невы  минимум  на  два
месяца, работая от  рассвета  до  заката.  Учитывая  длинные  летние  дни  -
работали  они  почти  без  отдыха  и  умирали  сотнями  от  переутомления  и
недоедания. Цифры погибших при строительстве Петербурга  называют  разные  -
60, 80 и даже 100 тысяч человек, но на самом деле в то время умерших  просто
не считали. Естественно, люди бежали и с самого строительства, и  по  дороге
на него, - иногда в бегах числилась чуть ли не  третья  часть  всей  рабочей
силы, - поэтому решено было вести  рабочих  людей  (как  правило,  это  были
крестьяне со всей матушки-России) в Петербург закованными в  кандалы.  Кроме
того, на строительстве активно использовались  солдаты-дезертиры  и  пленные
шведы. Из-за всего этого, наверное, и ходят  до  нашего  времени  по  Питеру
мрачные легенды о том, что  стоит  он  на  костях  каторжников,  бандитов  и
разбойников, чьи неуспокоившиеся души продолжают творить в городе злые дела.
Некоторые из этих старых легенд были упомянуты в свое время Алексеем Толстым
в романе "Хождение по мукам": "Еще во времена Петра  I  дьячок  из  Троицкой
церкви, что и сейчас стоит близ Троицкого  моста,  спускаясь  с  колокольни,
впотьмах, увидел кикимору - худую бабу и простоволосую, - сильно испугался и
затем кричал в кабаке: "Петербургу, мол, быть пусту", - за что был  схвачен,
пытан в Тайной канцелярии и бит кнутом нещадно.
   Так с тех пор, должно быть, и повелось думать, что с Петербургом нечисто.
То "очевидцы" рассказывали, как  по  улице  Васильевского  острова  ехал  на
извозчике черт. То в полночь, в бурю и высокую воду,  сорвался  с  гранитной
скалы и скакал по камням  медный  император.  То  к  проезжающему  в  карете
тайному советнику липнул к стеклу и приставал мертвец  -  мертвый  чиновник.
Много таких россказней ходило по городу!"
   Между тем реальных разбойников и бандитов в России периода  строительства
Петербурга было  предостаточно.  Причем,  вопреки  часто  бытующему  мнению,
разбоем и воровством занимались отнюдь не только  беглые  крестьяне.  Еще  в
1694 году в Москве была  раскрыта  и  ликвидирована,  выражаясь  современным
языком, "бригада" братьев  Шереметьевых,  которые  вместе  с  князем  Иваном
Ухтомским,  Львом  и  Григорием  Ползиковым,  Леонтием  Шеншиным  и  другими
благородными господами приезжали "... средь бела дня к посадским  мужикам  и
дома их грабили, смертное убийство  чинили".  Кстати,  благородных  бандитов
наказывали совсем не так жестоко, как "подлый люд" - те же Шереметьевы  были
освобождены на поруки и переданию "для бережения" боярину Петру  Шереметьеву
- правда, с "казненными" (т.е, подрезанными) языками. Как все это напоминает
день сегодняшний, не правда ли, Читатель? Россия  меняется,  а  вот  повадки
российские... М-да... Чиновники конца XVII  века  были  коррумпированными  и
жадными не менее нынешних - в том же 1694 году некий Федор  Дашков  совершил
акт государственной измены и попытался бежать к  королю  Польши,  однако  на
границе его взяли, допросили и послали в кандалах в Москву  -  в  Посольский
приказ по подследственности, так сказать. В столице, однако,  Дашков  был...
освобожден, поскольку догадался дать думскому дьяку Емельяну Украинцеву  200
золотых... (В те времена это были огромные деньги. А в конце 1995 года  один
знакомый адвокат сказал мне по секрету: "Знаешь,  сколько  стоит  освободить
невиновного человека из тюрьмы? 8 тысяч долларов. Это  при  том,  что  судье
даже не нужно закон нарушать".) Коррупция и казнокрадство процветали на фоне
волны грабежей и разбоев,  захлестнувших  страну.  В  1705  году  знаменитый
прибылыцик Курбатов писал Петру I:  "В  городах  от  бургомистров  премногие
явились кражи вашей казны. Да повелит мне Ваше Величество в страх  прочим  о
самых воровству производителях учинить указ, да воспримут смерть, без страха
же исправить трудно". Обострение криминогенной ситуации одновременно снизу и
сверху, естественно, вынудило Петра лично озаботиться  "лучшим  устройством"
полиции.  Считается,  что  петербургская  полиция  возникла  одновременно  с
основанием города. Дело в том,  что  Петербург  был  заложен  на  территории
Ингерманландской провинции, которая отнюдь не считалась тихой.  В  то  время
около  берегов  Балтийского  моря  шатались  многочисленные  шайки  карелов,
совершавших разбой, грабежи и убийства. Эти банды  не  щадили  ни  пола,  ни
состояния, ни возраста. По некоторым  свидетельствам,  они  сдирали  кожу  с
живых людей, вырезали  внутренности,  забивали  в  пятки  гвозди.  Их  шайки
достигали численности 50-100 и даже 200 человек. Они состояли в основном  из
беглых холопов, бездомных горожан и обнищавших крестьян, но попадались среди
них и преступные потомки некогда славных родов. Ингерманландской  провинцией
управлял князь Меншиков, он и сосредоточил первоначально в своих  руках  всю
полицейскую власть. Светлейший был обязан: "и  по  городу  и  по  острогу  в
воротах, и по башням, и по стенам караулы держать неоплошно;  чтобы  караулы
были в указанных местах во дни и ночи беспрестанно,  чтобы  в  городе  нигде
разбою и татьбы, и душегубства и иного никакого воровства и корчмы, и  зерни
и табаку не было. А буде какие люди учинут красть и разбивать и  иным  каким
воровством воровать, велеть таких людей имать  и  расспрашивать,  и  по  них
сыскивать; и учинить им по соборному уложению, кто чего доведется".
   Петербург  строился  по  образцу  благоустроенных  европейских   городов,
предполагалось, что значительная масса населения будет жить на  сравнительно
небольшом пространстве. Поскольку население в  основном  состояло  из  людей
неблагонадежных,  потенциально  криминогенных,  новому  городу  нужна   была
сильная, энергичная, хорошо  дисциплинированная  полиция,  какой  в  русской
традиции не было. В древние времена на Руси община охраняла сама себя, позже
князья наделили полицейской, судебной и фискальной властью воевод и  тиунов,
которые объективно были не в состоянии защитить путников и купцов от разбоев
и  грабежей  на  дорогах  -  как   больших,   так   и   проселочных.   Потом
судебно-административными  центрами  в  России  стали  "Разбойный   приказ",
которому подчинялись губные старосты и целовальники, Земские дворы  и  избы,
Судебный приказ и Съезжие избы. Петр Великий учредил  Петербургскую  полицию
по образцу немецких городов. Во главе полицейского  управления  он  поставил
генерал-полицмейстера, подчиненного  Сенату.  Первым  генерал-полицмейстером
Петербурга  стал  зять  князя  Меньшикова  генерал-адъютант   португальского
происхождения Антон  Девиер.  От  Петра  Девиер  получил  инструкцию  из  13
пунктов, в которых царь сформулировал особо беспокоившие его  проблемы  -  в
частности,  Девиеру  предписывалось  пресечь  разбои  и   грабежи,   которые
случались среди бела дня даже на главных улицах. В город  на  Неве  со  всех
концов  государства  хлынули  воры  и  разбойники,  которые  растворялись  в
бесчисленных притонах и игорных домах. Их ловили, казнили, клеймили, бросали
в тюрьмы, высылали,  но  меньше  их  почемуто  не  становилось,  что  сильно
озадачивало Петра. Для "фильтрации" городских жителей царь  затеял  перепись
населения  столицы,  надзор  же  за  горожанами  был  поручен  старостам   и
десятским. Десятские обязаны были также выявлять  подозрительные  дома,  где
много  пили,  играли  в  азартные  игры,   а   также   занимались   "другими
похабствами".  О  таких  притонах  десятские   обязаны   были   доносить   в
Полицмейстерскую канцелярию. Однако вместо одного  закрытого  притона  через
несколько дней появлялись два новых. По свидетельству очевидца, в Петербурге
тогда по улицам и площадям постоянно  слонялись  "гулящие  люди",  основными
занятиями  которых  были  воровство,  пьянство  и  разгул.  Положение  стало
настолько серьезным, что в конце концов  на  всех  улицах  были  установлены
рогатки или шлагбаумы, которые  опускались  с  одиннадцати  часов  вечера  и
поднимались  лишь  на  рассвете.  В  этот  период  времени  беспрепятственно
пропускались лишь знатные персоны, команды солдат  и  врачи.  "Подлые  люди"
могли ходить ночью лишь в  случае  крайней  нужды  и  не  более  3  раз,  на
четвертый их брали под стражу. Фактически это очень  напоминало  современный
комендантский час. Однако, несмотря на все принимаемые  меры,  криминогенная
обстановка оставалась крайне серьезной. 22 февраля 1711  года  был  учрежден
правительственный Сенат, который почти сразу же издал указ  против  воров  и
разбойников, которых рекомендовалось вешать на том месте,  где  их  поймали.
(Сегодня подобные меры борьбы с преступностью предлагает возродить  господин
Жириновский, претендуя, видимо, на лавры Петра. Лидер ЛДПР, правда, упускает
из виду одно обстоятельство - как ни странно,  несмотря  на  всю  жестокость
полицейских мер, преступность при Петре неуклонно  росла...)  Для  выявления
злодеев Петр учредил государственную фискальную службу,  а  в  августе  1711
года некто старик Зотов взял на себя звание  государственного  фискала.  Так
закладывались в Петербурге традиции агентурной работы - именно в этой  сфере
русская полиция очень скоро стала одной из самых сильных в мире. Но все  это
еще  впереди,  а  тогда,  при  Петре,  в  России  настала  эпоха  настоящего
уголовного  "беспредела".  В  1710  году  появилась  шайка  некого   Гаврилы
Старченка,  численность  которой  доходила  до  60-70   человек.   Прекрасно
вооруженные, эти разбойники грабили монастыри, забирали лошадей у  крестьян,
предавая людей мучительной смерти - известны случаи, когда  шайка  Старченка
сжигала крестьян в печах, словно это были не живые люди,  а  дрова...  Часто
банды сколачивались  из  беглых  солдат,  хорошо  обученных  и  вооруженных,
бороться с такими формированиями было  чрезвычайно  тяжело  даже  регулярным
войскам. (И снова вспоминается день сегодняшний, - почти в каждой  серьезной
питерской  группировке  или  банде   есть   бывшие   сотрудники   спецслужб,
консультирующие "братков" или даже непосредственно участвующие в  совершении
преступлений.   На   банды   также   работают   и   действующие   сотрудники
правоприменительной  системы  -  стоит  ли  тогда  удивляться  столь   малой
эффективности так называемой борьбы с организованной преступностью.) В  1719
году в окрестностях Петербурга, под  Новгородом,  в  Можайском  и  Мещовском
уездах действовали шайки по 100-200 человек. Эти банды отличались прекрасной
дисциплиной, почти все разбойники имели верховых лошадей и умели действовать
в конном строю. Такие банды могли уже  захватывать  не  только  села,  но  и
города - в том же 1719 году разбойники ворвались  среди  бела  дня  в  город
Мещовск и освободили из тамошней тюрьмы своих "братков". Чем же было вызвано
такое резкое обострение криминогенной ситуации в Петровскую эпоху?  Говорят,
что в древнем Китае существовало проклятие: "Чтоб ты жил в  эпоху  перемен!"
Любые перемены в обществе, а тем более перемены кардинальные,  революционные
способствуют его криминализации, люди теряют почву под ногами и  уверенность
в завтрашнем дне,  рушатся  планы,  судьбы,  меняются  уклады  жизни.  Часто
теряются  привычные  источники  доходов,  но  обязательно  возникают   новые
расходы. Время становится динамичным, авантюрным, оно  выбирает  себе  новых
героев... Исторические параллели -  вещь,  безусловно,  опасная,  часто  ими
злоупотребляют и спекулируют - но, Уважаемый Читатель может  судить  сам,  -
разгул преступности в России, и в Петербурге в частности, повторится и после
революции 17-го года  и  после  перестроечно-демократических  преобразований
80-90-х годов уходящего столетия. Вывод получается любопытный - для расцвета
уголовщины важен сам факт серьезных перемен в обществе, само их  наличие,  а
не политическая направленность этих  перемен.  Кстати,  и  прогрессивные,  и
регрессивные     перемены      способствуют      установлению      атмосферы
чиновничье-административного "беспредела" - когда мы дойдем до времен  более
поздних, я надеюсь, что читатель сможет сам в этом убедиться...
   А пока вернемся в эпоху Петра. Чуть ли не самой большой проблемой на пути
реформ и нормального функционирования государственного управления стало  "ни
с чем не сравнимое закоренелое  и  безграничное  лихоимство  и  мздоимство".
Размах взяточничества и коррупции был таков, что  в  1714  году  Петр  издал
специальный указ: "А  кто  дерзнет  сне  (лихоимство)  учинить,  тот  весьма
жестоко на теле наказан, всего имения лишен, шельмован, или и смертию казнен
будет". (Я далек от того, чтобы сравнивать Петра I с Ельциным, однако в этом
месте нельзя не вспомнить знаменитый указ Бориса  Николаевича  "О  борьбе  с
коррупцией" - вызвавший в момент издания много шума, этот указ  был  успешно
"забыт" уже спустя год с небольшим.)
   Если уж сравнивать меры по борьбе с коррупцией в эпоху Петра и во времена
нынешние, то нельзя не признать, что Петр I действовал гораздо  решительнее,
чем первый российский президент. Царь-преобразователь  не  побоялся  казнить
подловленного  на  взятке  князя  Гагарина   и   некоторых   других   весьма
высокопоставленных чиновников, при Ельцине же возникла традиция не "сдавать"
людей  из  элиты.  Однако,  несмотря  на  казни,  каторгу  и  прочие   ужасы
правоприменительной системы начала  XVIII  века,  Петр  так  и  не  смог  ни
искоренить  лихоимство,  ни  обуздать  преступность...  Ну  а  после  смерти
великого царя воры и разбойники в новой столице и ее окрестностях еще долгие
годы творили свои черные дела и вовсе без опаски. В начале  тридцатых  годов
XVIII века, в царствование Анны Иоанновны, ситуация  настолько  обострилась,
что для розыска воров и убийц была создана специальная войсковая группа  под
командованием подполковника Реткина. Этот бравый подполковник только в  1732
году задержал 440 человек по подозрению в совершении различных преступлений.
Из этих задержанных двадцать были признаны убийцами и казнены, пятнадцать  -
ушли на вечную каторгу и сгинули там, восемьдесят пять воров получили кнут и
батоги, после чего их отпустили с  миром,  шестеро,  идентифицированных  как
дезертиры, были  отконвоированы  в  родные  части.  14  человек  умерло  под
караулом, не дождавшись разбирательства, - что свидетельствует  о  том,  что
условия предварительного заключения в те веселые времена были, прямо скажем,
не слишком комфортными... (Еще 10 из этой компании были "отосланы  к  суду",
их дальнейшая судьба неясна.) Но двести девяносто задержанных были оправданы
и   отпущены,   не   понеся   никакого   наказания   (кроме,    естественно,
предварительной отсидки). Эту цифру - двести девяносто из четырехсот сорока,
можно воспринимать двояко: с одной стороны,  она  свидетельствует  о  низкой
эффективности  усилий  "специального  отряда  быстрого  реагирования"   того
времени, а с другой - опровергает бытующий миф о том,  что  в  России,  мол,
спокон  веков  -  попал  в  тюрьму  -  значит,  преступник...  (Кстати,   об
эффективности СОБРов... После того как в начале  апреля  1995  года  членами
"казанского"  преступного  сообщества  был  убит  сотрудник  РУОПа   старший
лейтенант Троценко, СОБР и  РУОП,  поставив  на  уши  весь  город,  задержал
несколько  сотен  (!!!)  подозрительных  личностей.  Сколько   народу   было
"отметелено" при задержаниях,  сколько  побито  посуды  в  кабаках,  сколько
раздавлено пейджеров и радиотелефонов! А уже через несколько дней почти  все
(!)  задержанные  оказались  на  свободе.)  Ну   а   что   касается   отряда
подполковника  Реткина,  то  судя  по  всему,  результаты  его  деятельности
удовлетворяли высшие власти империи.  Бравый  рубака  гонялся  за  ворами  и
разбойниками еще несколько лет, неуклонно повышая свои  показатели:  в  1736
году его подчинен - ные схватили уже восемьсот  тридцать  пять  человек,  из
которых казнены были два,  сосланы  -  37,  выпороты  и  отпущены  -  157,21
дезертир был отправлен по месту службы, ну а  в  "предвариловке"  скончалось
26... Четыреста девяносто два человека  были  отпущены  со  словами  "ошибка
вышла, браток". А может быть, и вовсе безо всяких слов -  и  то  ладно,  что
отпустили... Правда, возникает еще одна мысль, когда  читаешь  замечательные
показатели  подполковника  Реткина:  а  не  дутые  ли   цифры   задержанных?
Статистика во все времена служила  благой  цели  успокоения  власть  имущих.
Сомнения такие возникают вот по какой причине - несмотря на  рейды  Реткина,
от разбойничьих шаек в окрестностях Петербурга настолько житья не стало, что
в  1735  году  Сенат,  заслушав  леденящий  душу   доклад   Полицмейстерской
канцелярии, постановил начать  вырубку  леса  от  Петербурга  до  Соснинской
пристани.  (Любопытный,   кстати,   факт   из   того   временидикие   лесные
разбойники... послали три письма фельдмаршалу Брюсу с требованиями  денег  и
обещаниями самых мрачных перспектив в случае отказа платить... Вот  оно  как
было-то, на фельдмаршалов "наезжали".) На  тридцать  сажен  по  обе  стороны
дороги на Новгород лес также подлежал вырубке, потому  что  чуть  ли  не  на
каждой  версте  поджидали  путников  угрюмые  воровские   компании.   Против
разбойничьих шаек, как правило, посылались войска, которые вовсе  не  всегда
выходили победителями из кровавых жестоких стычек. Наглость питерских  воров
дошла до того, что в 1740 году они убили часового в Петропавловской крепости
и украли несколько сот рублей (это была большая сумма в то  время)  казенных
денег.
   В 1741 году на престол взошла императрица Елизавета, -  "дщерь  Петрова".
Впрочем, "взошла", пожалуй, слово не совсем точное, скорее, она  силой  была
возведена на трон гвардией. Ну  а  поскольку  за  все  на  этом  свете  надо
платить, пришлось Елизавете во время своего  правления  закрывать  глаза  на
художества  своей  гвардии.  Офицеры,  сержанты  и  солдаты  при   Елизавете
вытворяли такое, что оторопь берет. Видно, твердо уверены  были  служивые  в
своей неподсудности и безнаказанности. Сведения о "беспределе"  армии  в  то
время дает  Соловьев:  "Чаще  всего  заводителями  беспорядков,  виновниками
преступлений  в  царствование  Елизаветы  являлись  люди  из  войска.  Сила,
даваемая оружием, вела грубых людей к тому, чтобы  пользоваться  этой  силой
против безоружных  сограждан".  Многое  стоит  за  этими  скупыми  строками.
Бесчинства  военных,  решивших,  что  пришло   время   насладиться   плодами
совершенного ими дворцового переворота, как правило, не доходило до  суда  -
по крайней мере в тех случаях,  когда  преступления  совершались  офицерами.
Военные грабили прямо на улицах, а в некоторых  ситуациях  не  стеснялись  и
вламываться в дома богатых купцов, вырезая целые семьи...  Да  и  не  только
купцы страдали - в самом начале царствования Елизаветы в Петербурге  караул,
которому было положено охранять дом графа Чернышева,  разграбил  этот  самый
дом и  убил  малороссийского  шляхтича  Лешинского,  пытавшегося  остановить
солдат...  В  те  времена  трактирщики  и  хозяева  постоялых  дворов  часто
вынуждены были бесплатно давать кров, пищу и вино людям со шпагами  -  такое
вот "мушкетерское" время наступило в России. Взамен  постояльцы  из  военных
давали трактирщикам своеобразную "крышу"  -  т,  е,  защищали  от  произвола
других вооруженных групп. Часто офицеры и солдаты, оставив  службу,  целиком
посвящали себя преступному промыслу. В 1750 году  была  разгромлена  крупная
шайка воров и разбойников, за которыми числились чудовищные  преступления  и
злодейства.  Когда  захваченные   преступники   начали   давать   показания,
выяснилось, что шайкой руководил отставной  прапорщик  Сабельников,  который
основал настоящую разбойничью базу со своей пристанью, с избами и тайниками,
со складами оружия. Сабельников лично разрабатывал все операции по разбойным
нападениям, подробно инструктировал своих подчиненных, отправлял их на дело,
с каждой акции брал себе долю,  а  иногда  и  сам  ездил  -  размяться,  так
сказать. (Ну как  тут  не  вспомнить  день  сегодняшний,  когда  большинство
"крестных  отцов"  современной  организованной  преступности  давно  уже  не
совершают преступления своими руками, а лишь "разрабатывают" их и  руководят
процессом - получая,  естественно,  свою  долю.  Правда,  время  от  времени
"понятия" требуют от некоторых из них что-то сделать и лично.  Говорят,  что
некоторые воры в законе, разъезжая на "мерседесах" и проживая в многоэтажных
особняках, раз в месяц спускаются в метро и на  глазах  у  своей  "пристяжи"
тащат кошельки с грошами из кармана какого-нибудь  работяги.  Такое  "личное
участие" сильно повышает авторитет в глазах окружения  и  свидетельствует  о
верности традициям.)
   И вот что любопытно: несмотря на то что Россия,  с  одной  стороны,  была
охвачена криминальным "беспределом", а с другой - произволом властей на всех
уровнях, в нашу страну "на ловлю счастья и чинов" ехали иностранцы  чуть  ли
не  со  всей  Европы.  И  ни  разбойники,  на  бандитствующая  гвардия,   ни
коррумпированные власти их не останавливали. Они приезжали  в  Россию  XVIII
века по тем же причинам, что и в 90-х годах XX столетия. Страх пред  ужасами
беспредельной непонятной страны отступал пред величиной возможного выигрыша.
Те иностранцы, которым повезло, становились в России генералами, адмиралами,
губернаторами... И  никто  не  знает,  сколько  искателей  счастья  навсегда
сгинуло в нашей стране.  Нет  такой  статистики.  Остались  только  слухи  и
страшные легенды. Говорят, что многие корчмы и постоялые дворы  на  дорогах,
идущих  от  Петербурга,  стояли  в  буквальном  смысле  на   костях   убитых
иностранцев. Как правило, их грабили и убивали не тогда,  когда  они  только
ехали в Россию - что возьмешь с голодранцев?  -  а  когда  они,  разбогатев,
возвращались домой. Такие  "хитрые"  постоялые  дворы  иногда  работали  как
настоящие "фабрики смерти" - в газете "Санкт-Петербургские ведомости" от  11
июля 1730 года встречаем такую вот информацию: "Некоторый Швеции  капитан  с
женою и четырьмя детьми и служанкою  из  России  в  свое  отечество  ехавший
недалеко от СанктПетербурга на границе  от  некоторого  корчемщика,  который
может у него какие деньги усмотрел, со всеми при нем бывшими убит и под избу
в яму брошен..."
   Кстати, такие разбойные трактиры и корчмы - достаточно давняя традиция  в
России, еще в былинах об Илье Муромце встречаются похожие сюжеты...
   Вообще в России середины XVIII века "уголовной"  столицей  все-таки  была
Москва, а не Петербург - вопервых, Питер был "моложе", не  успели  сложиться
традиции, во-вторых - сами преступники старались не очень "беспредельничать"
в Санкт-Петербурге, где по причине близости центральной  власти  проще  было
"попасть под замес". Была даже такая тенденция  -  совершив  преступления  в
Питере, немедленно бежать в Москву, там было и спрятаться легче, и  краденое
сбыть. В "златоглавой" же криминогенная обстановка была просто  кошмарной  -
один только знаменитый вор-сыщик Ванька-Каин  с  28  декабря  1741  года  по
ноябрь 1743 года сумел поймать 510 разбойников, воров, скупщиков  краденого,
фальшивомонетчиков  и  убийц,  среди  которых,  кстати,  было  и   несколько
питерских "гастролеров ".
   В 1748 году в Москве началась  настоящая  вакханалия  поджогов,  убийств,
разбоев и грабежей, это настолько испугало Елизавету Петровну  в  Петербурге
(она полагала, что поветрие может перекинуться  и  в  столицу),  что  вокруг
императорских дворцов на площадях выставлялись пикеты из гвардейских полков,
которые должны были вылавливать разных злодеев и разбойников, впрочем,  сама
Елизаветинская  гвардия,  как  уже  упоминалось  выше,   могла   бы   многим
разбойникам и злодеям дать фору...
   В самом Питере, как уже говорилось, было все же поспокойнее, зато  в  его
близких и дальних окрестностях разбойники "шуровали"  вовсю  -  в  Олонецкий
уезд специально для наведения порядка был  послан  отряд  поручика  Глотова,
которому  удалось  изловить  немало  лихих  людей.  От  захваченных  в  плен
разбойников удалось узнать, что в  глухом  Каргопольском  лесу  есть  у  них
своеобразная база - настоящий разбойный  стан.  Глотов  направил  было  туда
людей, чтобы выжечь преступное гнездо, но оказалось, что его уже опередили -
два молодых местных охотника, одному из которых было 17 лет, а  другому  20,
случайно натолкнулись в лесу на избушку, из которой  вышли  три  человека  и
пригласили их на огонек,  пообещав  убить,  если  не  примут  они  вежливого
приглашения. Войдя в избу, звероловы увидели целый арсенал - ружья, рогатины
- и поняли, куда попали. Разбойники меж тем тихонько совещались, как  бы  им
половчее убить охотников, чтобы  те  не  донесли  на  них  -  и  решили  они
провернуть все дело в бане, куда двое и отправились, чтобы ее  истопить.  На
третьего же, оставшегося в избе, прыгнул один из  юношей  и  заколол  ножом.
Схватив ружья, звероловы побежали к бане,  застрелили  одного  злодея  через
окно, а другого - когда  тот  в  дверь  выскочил.  Уходя,  молодые  охотники
спалили разбойный стан дотла - чтоб другим злодеям приюта не было... Сенат с
удовольствием заслушал это "приключенческое"  дело  и  постановил  отпустить
смелых юношей без наказания...
   В   Петербурге   между   тем   начинали   понемногу   расцветать    более
"интеллигентные"  виды  преступлений  -  аферы,   мошенничества,   карточное
шулерство, подделка официальных  документов.  К  1761  году  тайных  игорных
приютов, в которых орудовали шулера, стало настолько много, что потребовался
специальный высочайший указ о запрете играть в частных домах "... во  всякие
азартные игры, в карты, то есть в фаро, в квинтич и им подобные на деньги  и
вещи". Лишь в самых знатных дворянских домах можно было играть на  маленькие
суммы в ломбер, кадрилию и пикет, в контру и памфиль. Если полиция узнавала,
что где-то идет большая игра и хватала игроков на месте, то хозяева  дома  и
все игроки обязаны были заплатить штраф в размере  двух  годовых  жалований.
Деньги,  на  которые  шла  игра,  конфисковывались,  половина   этой   суммы
отдавалась  доносчику,  четверть  -  в  доход   полиции,   четверть   -   на
благоустройство  больниц  и  госпиталей.  Однако  эти  жесткие   меры   были
малоэффективны. (Шулерство и карточные "разводки" продолжали развиваться,  и
в XIX веке русская карточная  шулерская  школа  становится  одной  из  самых
авторитетных и уважаемых  в  Европе  -  многие  питерские  картежники  стали
настоящими преступными аристократами, разъезжая по многим странам.  Впрочем,
об этом будет рассказываться немного ниже.)
   В 1763 году на престол взошла Екатерина  II,  которой  досталось  трудное
наследство.  Вокруг  Петербурга  опять  было   неспокойно   -   в   основном
разбойничали беглые крестьяне, пробиравшиеся вместе с семьями в Лифляндию  и
Эстляндию. Они надеялись получить там волю и укрытие.  Но  по  постановлению
Сената на немецкий и финский язык был срочно переведен Указ  от  1754  года,
запрещавший укрывательство беглых, а затем этот  документ  был  направлен  в
балтийские провинции.
   Петербург  уже  приобретал  устойчивый  статус  "мошеннического   центра"
империи в отличие от более грубой  разбойно-воровской  Москвы.  Доходило  до
того, что мошеннические "разводки" стали проворачиваться  на  самом  высоком
уровне - в вышедшей в 1871 году книге юриста  файницкого  "Мошенничество  по
русскому праву" приводится такой забавный пример: "...  Когда  депутаты  ото
всех мест России съехались в Петербург  для  составления  уложения  законов,
некто Корольков, подделав пригласительные от комиссии повестки  на  25  июля
1767 года, разносил их депутатам и собирал за то  деньги..."  Надо  сказать,
что этот Корольков был фруктом достаточно ранним - лет ему в  ту  пору  было
всего-то восемнадцать. Приняв во внимание его молодость, шокированный  Сенат
приговорил головастого юношу к наказанию плетьми и ссылке в дальний гарнизон
солдатом... (К вопросую депутатах - нынешние наши законотворцы сами  "кинут"
кого угодно - ив первой "двухгодичной" Думе, и в избранной 17  декабря  1995
года народ подобрался, мягко говоря, пестрый. Характерно другое - уже тогда,
в далеком 1767 году, нашелся  в  Питере  парень,  который  смекнул,  что  на
депутатах можно делать неплохие деньги...)

   * * *

   XIX век начался в Петербурге довольно мрачно -
   11 марта 1801 года в Михайловском замке был убит император  Павел  I.  Он
был, безусловно, трагической фигурой в российской истории, его не любили - и
он остался в нашей памяти курносой карикатурой. Между тем он  вовсе  не  был
законченным идиотом - просто тяжелое детство и нелюбовь матери (Екатерины П)
не могли  не  наложить  на  его  личность  своеобразного  отпечатка.  О  нем
говорили, что он был вполне разумным человеком в больших делах и  смешным  и
страшным самодуром в малых... Он делал все как бы наперекор своей матери,  и
жуткая смерть его была предопределена.
   Если рассмотреть чисто, так сказать, уголовный аспект его гибели - то это
было обычное заказное убийство. В заговор был вовлечен наследник  -  будущий
император Александр  I,  который  неоднократно  обсуждал  с  графом  Паниным
возможность отречения Павла еще в ноябре 1800 года. Панин, правда, предлагал
не  убивать  императора,  Александр  с   пониманием   слушал   его   проекты
регентства... Но - и Панин, и Александр не могли не предполагать и убийства.
Они были  внутренне  к  нему  готовы  -  об  этом  свидетельствует  то,  что
впоследствии никто из убийц не был предан суду, они попали лишь  в  довольно
мягкую опалу: руководители заговора князь Зубов и граф  Пален  всего-навсего
были высланы в свои имения в Курляндии. У клана Зубовых были личные  причины
ненавидеть  Павла  -  Платон  Александрович,  как  известно,  был  фаворитом
Екатерины, и поэтому не мог не впасть в немилость у Павла, у братьев Платона
Валерьяна и Николая карьера также складывалась не самым  блестящим  образом.
Графа Палена Павел  также  неоднократно  оскорблял.  Бурлило  и  офицерство,
хорошо помнившее золотой век  Екатерины...  В  общем,  заговор  был  обычным
корыстным убийством, в котором все участники решали  свои  более  или  менее
крупные проблемы...
   Показательно другое. Для того чтобы убить Павла I, заговорщики не  смогли
найти толковых профессиональных исполнителей, им пришлось все делать  самим,
делать неумело и суетливо - это свидетельствует о  том,  что  в  те  времена
специальность профессионального киллера была чрезвычайно дефицитной.
   О предстоящем убийстве и перевороте знал чуть ли не весь Петербург  -  по
различным оценкам число заговорщиков колебалось от 30 до 70 человек, заговор
чуть было даже не раскрыла полиция...  Сначала  Павла  хотели  ликвидировать
после Пасхи, которая в том  году  выпадала  на  24  марта,  потом  срок  был
перенесен на 15 марта - день, когда был убит Юлий Цезарь. Но  все  случилось
ночью 11 марта. В этот вечер примерно 40  заговорщиков  ужинали  у  генерала
Талызина. После 11 вечера Пален уехал в  условленное  место,  где  его  ждал
князь Зубов, остальные офицеры начали  стягиваться  к  Михайловскому  замку.
Убийц вызвался провести флигель-адъютант Аргамаков - толпа, человек в 30-40,
ринулась по  винтовой  лестнице  замка  к  покоям  императора.  Один  гусар,
охранявший двери в спальню, был зарублен князем Яшвилем, другой -  сбежал...
Странно, что сам Павел не последовал его примеру - он вполне мог уйти тайным
ходом, ведущим в покои его любовницы, княгини Гагариной. Вместо этого  Павел
спрятался за ширму, и когда заговорщики ворвались,  они  не  нашли  Павла  в
спальне, но в этот момент из-за облаков  вышла  луна,  и  генерал  Бенингсен
увидел на ширме тень - курносый профиль императора... Платон Зубов  выступил
вперед и потребовал отречься - Павел отказался. Тогда генерал Николай  Зубов
сильно толкнул его, а Аргамаков  ударил  императора  рукояткой  пистолета  в
висок. Яшвиль и Мансуров (оба бывшие гвардейские офицеры,  выгнанные  Павлом
со службы) накинули жертве шарф на шею  и  стали  душить  его.  Павел  якобы
засунул руку под шарф, и чтобы заставить его  вытащить  ее  оттуда,  кому-то
пришлось даже стиснуть руками  мужское  достоинство  императора.  Когда  все
кончилось, в спальню вошел граф Пален, который якобы подслушивал  у  дверей.
(По  другой  версии  Николай  Зубов  ударил  императора  в   висок   золотой
табакеркой, камердинер Зубова прыгнул ногами  на  живот  упавшего  Павла,  а
офицер Измайловского полка Скарятин задушил уже бесчувственного царя его  же
собственным  шарфом.)  Любопытно,  что  во  дворце  тогда  дежурил  батальон
великого  князя  Александра  Павловича,  что  дало   ему   повод   лицемерно
воскликнуть: "Все взвалят на меня..."  Поговаривали,  правда,  что  к  этому
убийству были причастны и англичане. Версия эта  базировалась  на  том,  что
некая мадам Жеребцова (урожденная Зубова),  якобы  предсказала  убийство  11
марта в Берлине, а сразу после  того,  как  о  ликвидации  стало  достоверно
известно, отправилась в Англию и навестила там своего  старого  друга  лорда
Уитворда, который в течение многих лет был английским послом  в  Петербурге.
Якобы даже англичане передали  в  свое  время  Жеребцовой  миллион  золотом,
который она "забыла" отдать заговорщикам. А англичане, как  джентльмены,  не
стали спрашивать о дальнейшей судьбе денег. Но эта версия больше  похожа  на
легенду...
   Как бы там ни было, ликвидация Павла прошла успешно, убийцы  наказаны  не
были, но сам факт этого жуткого преступления поверг весь высший свет  России
на долгие годы в шок...
   (Мне приходилось не раз слышать от серьезных людей - научных работников -
о том, что в Михайловском замке  до  сих  пор  гуляет  привидение  убиенного
Павла. Говорят, это привидение мирное и  зла  людям,  работающим  сегодня  в
Инженерном замке, не делает.)
   ... Отечественная война 1812 года несколько ослабила  накал  криминальной
обстановки и  в  России  в  целом,  и  в  Петербурге  в  частности.  Правда,
партизанские крестьянские отряды, героически громившие французов, промышляли
иногда  -  "по  совместительству"  -  и  разбоями,  но  это   уже   издержки
партизанских движений всех времен и народов.  В  целом,  после  победоносной
войны ситуация в Питере долгое время остается  довольно  спокойной  -  есть,
правда, упоминание  о  поимке  в  1822  году  в  окрестностях  Питера  шайки
дезертиров-рекрутов,  возглавляемой  неким  крестьянином  Иваном   Ивановым,
который, по его собственному признанию, разбойничал с 13  лет,  переходя  из
деревни в деревню и  отбирая  у  селян  последнее,  но  назвать  этого  Ваню
выдающимся или даже скольконибудь значительным разбойником  просто  язык  не
поворачивается.  Его  шайка  занималась  мелким  сельским,  если  так  можно
выразиться, "бытовым" бандитизмом - в одном селе с кого-нибудь тулуп снимут,
в другом - провиант украдут, "холста  да  сукна  аршин  на  15-ть..."  Самым
большим  "кушем"  шайки  стало  ограбление  зажиточного  крестьянина   Акима
Яковлева, у которого Иванов с тремя подельниками посредством угроз и  побоев
"выдоили" 500 рублей, - а "засыпалась" вся эта компания дезертиров, как  раз
пропивая награбленное.
   Настоящий же расцвет преступного подполья  Петербурга  начался  где-то  в
пятидесятых годах прошлого века, когда  в  уголовной  среде  уже  совершенно
отчетливо прослеживается специализация и своеобразная иерархия. (И опять  же
-  расцвет  преступности  совпадает  с  эпохой  перемен   -   Александр   II
Освободитель, по злой иронии судьбы убитый в конце концов народовольцами, не
только дал крестьянам волю в 1861 году, но и провел целый ряд других  реформ
-  административную,  судебную,  военную.  Некоторые   историки   сравнивают
реформаторские заслуги Александра II с заслугами Петра I  -  по  степени  их
воздействия на Россию.)
   В 1855 в Петербурге начала свою кровавую деятельность "банда  душителей",
которые за год с небольшим совершили несколько десятков жутких преступлений.
Поздним пешеходам сзади на горло набрасывали  веревочные  петли,  душили,  а
потом раздевали догола уже бесчувственные тела. Несмотря на то что некоторых
из жертв злодеи "недодушивали"  до  конца  -  нарисовать  словесный  портрет
преступников никто не мог - душители всегда незаметно подкрадывались  сзади,
а потом жертва моментально теряла сознание. Поначалу шайка  эта  действовала
преимущественно на окраинах Петербурга (и даже в  Кронштадте),  но  в  конце
1856 - начале 1857 года душители уже вовсю работали в самом сердце Питера  -
на Семеновском плацу, у Обводного канала, на набережной Таракановки.
   Начальнику  петербургской  сыскной  полиции  Ивану  Дмитриевичу  Путилину
пришлось  прибегнуть  к  своему   излюбленному   приему   -   "подставе"   с
переодеваниями. Один чрезвычайно сильный полицейский был переодет в  женское
платье и изображал из себя торговку-чухонку, разъезжая  вечером  по  мрачным
питерским улицам. Под рогожами в  телеге  прятались  вооруженные  Путилин  и
унтер-офицер. И бандиты в конце  концов  клюнули.  Шайка,  как  впоследствии
оказалось,  состояла  из  бывших  солдат,  уволенных  в  запас,   и   просто
деклассированных элементов. История донесла до  нас  их  имена  -  Александр
Перфильев, Федор Иванов,  Калина  Еремеев,  Михаил  Поянен.  Такие  зверские
преступления, конечно, случались  все-таки  довольно  редко.  В  те  времена
практически каждое убийство, даже "бытовое", становилось газетной  сенсацией
и повергало общество в шок.  В  основном  процветало  все-таки  воровство  и
разного рода мошенничество.  Причем,  как  ни  странно,  женщины-преступницы
оставили в криминальной истории Петербурга даже  более  заметный  след,  чем
мужчины. Может быть, такой казус связан с тем, что в то время женщинам  было
намного труднее реализовать себя - в  основном  общество  отводило  им  роль
домохозяек. Не удовлетворяясь исполнением этих ролей,  барышни  с  "активной
жизненной  позицией"  пытались  найти  себе  дело  по  душе  -   становились
проститутками, мошенницами и воровками. (Кстати, о проституции -  во  второй
половине XIX века Петербург был довольнотаки развратным городом: в 1847 году
при министерстве внутренних дел  была  учреждена  комиссия,  по  надзору  за
бродячими женщинами. В 1852 году  в  списках  этой  комиссии  по  Петербургу
значилась 5381 женщина. В те  времена  основные  притоны  и  публичные  дома
располагались на Сенной площади, около Егерских  казарм  у  кабака  "Веселые
острова", на Песках, на Болотной улице, в Коломне, на Покровской улице и  на
Петербургской стороне. В 1853 году в Петербурге числилось 1378 проституток -
при том что население в Питере составляло в тот год 534 тысячи 721  человек.
Итого, на 381 жителя приходилась одна проститутка. К 1 января  1853  года  в
Питере было зарегистрировано 148 публичных  домов.  В  1868  году  публичных
домов было  145  и  16  тайных  притонов.  Только  поднадзорных  проституток
числилось 2081. В 80-е годы проституток в Питере было зарегистрировано более
шести тысяч. К 1900 году число  зарегистрированных  проституток  сократилось
вдвое,  зато  масштабы  уличной  проституции  достигли   головокружительного
размаха.  По  некоторым  оценкам,  на  улицы  Санкт-Петербурга   -   первого
города-миллионщика в северной  Европе  -  выплеснулось  тогда  до  50  тысяч
проституток.)
   Безусловной  королевой  преступного  мира  тех  времен  была   знаменитая
Сонька-Золотая Ручка. Она родилась в местечке Повонзки Варшавского уезда, но
именно Питеру обязана своим "становлением". Здесь она была судима, совершала
преступления и, стало быть, внесла свой заметный след в историю  Бандитского
Петербурга. Ее настоящее имя было ШейндляСура Лейбова Соломониак. Семейка  у
Шейндли была, прямо скажем, не особо законопослушной - Золотая Ручка росла в
среде, где скупка краденого, контрабанда,  сбыт  фальшивых  денег  считались
обычным делом. Ее старшая сестра Фейга тоже была  воровкой,  сменившей  трех
мужей, но до Соньки ей, конечно, было далеко.  В  1864  году  Шейндля  вышла
замуж в Варшаве за некоего Розенбада, родила от него дочь Суру-Ривку  и  тут
же бросила мужа, обокрав его на прощание. С неким рекрутом Рубинштейном  она
бежит в Россию, где и начинаются ее головокружительные  сексуально-уголовные
похождения. В январе 1866 года ее первый раз хватает полиция города Клина по
обвинению  в  краже  чемодана  у  юнкера   Горожанского,   с   которым   она
познакомилась в поезде. Сонька выкрутилась, сказав, что  чемодан  прихватила
по ошибке, и направилась в Петербург, где обчищала дачи аристократов  вместе
со своим любовником Михелем Бренером.  Именно  в  это  время  Золотая  Ручка
делает первые попытки создать целую бригаду воров, для чего привозит в Питер
известного вора Левита Сандановича. Судя по всему, именно в  Петербурге  был
изобретен знаменитый способ гостиничных краж, получивший название "С  добрым
утром". Метод был прост - красиво одетая, элегантная Сонька  останавливалась
в лучших отелях города, тщательно изучала планы номеров,  присматривалась  к
постояльцам... Надев войлочные туфли, она ранним  утром  проникала  в  номер
намеченной жертвы, начинала искать деньги и  драгоценности.  Если  постоялец
просыпался, Шейндля делала вид, что ошиблась номером,  смущалась,  краснела,
пускала в ход свои сексуальные чары - для дела могла и переспать с  жертвой,
причем  занималась  любовью  искренне  и,  что  называется,  с  выдумкой   и
огоньком...  Украденные  драгоценности  сбывались   ювелиру   Михайловскому,
который  переделывал  их   и   сбывал.   (Впоследствии   в   Питере   широко
распространится способ воровства с отвлечением жертвы на секс -  этот  метод
получит название "хипеса". "Хипесники"  обычно  работали  парами  -  женщина
приводила клиента к себе в комнату и ублажала его в кровати,  а  ее  партнер
("кот", следящий за интересами своей "кошки") шарил по карманам  оставленной
где-нибудь в прихожей одежды. "Кошки" -  хипесницы  часто  наживали  большие
деньги. Знаменитая питерская хипесница Марфушка  сумела  к  началу  XX  века
скопить солидный  капитал  в  90  000  рублей,  ее  коллега  Сонька-Синичка,
"работавшая" примерно в то же время, остановилась на сумме 25 000 и  открыла
модную мастерскую. Красавица-хипесница Петрушкина усовершенствовала метод  -
использовала дрессированных собачек для подачи лаем сигналов своему  "коту".
Попадались "хипесники" обычно из-за ссор во время дележа добычи -  обиженные
на своих партнеров "кошки" с чисто женской логикой часто "стучали" на  своих
поделыциков в полицию.)
   Однако вернемся к Соньке. В 1868 году она ненадолго уезжает  в  Динабург,
где выходит замуж за старого богатого еврея Шелома Школьника, однако  вскоре
бросает его ради своего любовника Михеля Бренера и его брата Абрама (похоже,
что Золотая Ручка спала одновременно с обоими братьями).  Вообще,  иной  раз
просто непонятно, как, ведя такую активную (чтоб не сказать сильнее) половую
жизнь, Сонька еще и находила в себе силы воровать - крепкая, судя по  всему,
была дама... В 1870 году Шейндля крупно  "засыпалась"  в  Петербурге  и  еле
успела сбежать  из  приемного  покоя  Литейной  части,  оставив  полицейским
изъятые вещи и деньги, - кстати,  с  полицией  она  "решала  вопросы"  часто
опять-таки "чисто  по-женски".  Поняв,  что  в  столице  она  уже  несколько
примелькалась, Золотая Ручка отправляется в большое  "международное  турне".
Она посещает чуть ли не все самые крупные города  Европы,  выдавая  себя  за
русскую аристократку - ей  это  не  сложно  было  сделать  -  она  прекрасно
одевалась и свободно владела немецким,  французским,  польским  языками  (не
считая, естественно, русского и идиша). Она знакомилась с  разными  богатыми
дураками и обворовывала их, когда они, утомленные сексом, засыпали,  а  если
клиент попадался очень крепкий или очень противный, усыпляла его специальным
порошком. В 1871 году она выходит замуж за известного железнодорожного  вора
Михеля Блювштейна -  румынского  подданного,  чьи  родители  жили  в  Одессе
(кстати, одесситкой Сонька никогда не  была,  но  в  этом  солнечном  городе
появлялась часто. Как, впрочем,  и  в  других  крупных  городах).  От  этого
замужества V  Золотой  Ручки  родилась  дочка  Табба,  но  сам  брак  вскоре
распался, потому что Блювштейн  постоянно  застукивал  жену  то  с  каким-то
бароном, то с графом, а то и просто с  приглянувшимся  нищим  офицериком,  с
которого и взять-то было нечего, что особенно раздражало супруга.
   Странно, что при всей интенсивности своих  похождений  Сонька  все  время
ускользала от полиции - позже, когда ее судили в конце 1880 года  в  Москве,
на процессе мелькнули показания одного  свидетеля,  из  которых  можно  было
понять,  что  в  свое  время  Шейндля  была  завербована  в  осведомители  и
откупалась от полиции тем, что "сдавала" своих  конкуренток  по  ремеслу.  В
1871 году ее ловит полиция в Лейпциге  и  передает  под  надзор  Российскому
посольству, но России такое "счастье" тоже даром не  нужно,  и  ее  поскорее
высылают за границу. В 1876 году она  попадается  в  Вене  вместе  со  своим
тамошним любовником Элиасом Венигером, ее обвиняют в краже 20 тысяч  талеров
в Лейпциге, но Сонька опять, очаровывая полицейских, ускользает,  заложив  в
столице  Австро-Венгрии  четыре  краденых  бриллианта...  Попав   вскоре   в
Краковскую тюрьму, она ухитряется обокрасть собственного адвоката,  но  срок
все-таки получает. Правда, смехотворный - 12  дней  лишения  свободы...  Она
вновь возвращается в Россию и "бомбит" лучшие отели Москвы, Питера,  Нижнего
Новгорода, Одессы, Астрахани, Витебска, Харькова,  Саратова,  Екатеринбурга,
Киева, Таганрога, Ростова-на-Дону, Риги... И всюду выходит  сухой  из  воды.
Сонька понемногу становится сентиментальной - однажды, войдя ранним утром  в
гостиничный номер, чтобы обобрать постояльца, она увидела спящего  в  одежде
молодого человека, рядом с которым лежал револьвер  и  письмо  к  матери,  в
котором он сообщал, что кончает с собой,  так  как  вскрылось  похищение  им
казенных 300 рублей, направленных семье для лечения больной сестры.  Золотая
Ручка тихонько вынула из ридикюля 500-рублевую ассигнацию,  положила  ее  на
револьвер и выскользнула из номера... В другой раз она вернула  5000  рублей
обокраденной ею же вдове бедного  чиновника,  у  которой  остались  сиротами
дети... Сонька сама очень любила своих дочек и тратила бешеные деньги на  их
образование сначала в России, а потом во Франции...
   Понемногу она старела, удача начинала ей изменять, к тому же ее очередной
роман с восемнадцатилетним красавцем вором-марвихером Володей Кочубчиком  (в
миру - Вольф Бромберг, известный тем, что воровскую карьеру начал с  8  лет,
ухитряясь обворовывать собратьев по профессии) был не очень счастливым - сам
Кочубчик бросил воровать, но нещадно эксплуатировал влюбившуюся в  него  без
памяти Соньку, требовал от нее  деньги,  став  капризным  и  раздражительным
альфонсом, проигрывавшим все "заработанное" Сонькой в карты.  Она  вынуждена
была все больше рисковать, нервничала,  а  расшатанные  нервы  всегда  очень
быстро сказываются на успехах людей "творческих" профессий... К тому же  она
стала слишком известной, ее узнавали  на  улице,  в  магазинах,  в  театрах.
Сначала такая популярность даже помогала ей  -  несколько  раз  восторженная
публика оттесняла от нее полицию, давая возможность скрыться, но  долго  так
продолжаться не могло - в 1880 году она вместе  с  Кочубчиком  попадается  в
Одессе, и в конце концов ее  вместе  с  многочисленными  бывшими  мужьями  и
любовниками судят в Москве (компания попала на  скамью  подсудимых  довольно
колоритная - чего  стоил  один  только  "временно  отпускной  рядовой  Шмуль
Боберман".) Вот как она выглядела тогда по  словам  очевидца:  "...  Шейндля
Блювштейн - женщина невысокого роста, лет 30. Она, если не красива теперь, а
только миловидна, симпатична, все-таки  надо  полагать  была  прехорошенькой
пикантной женщиной несколько лет назад. Округленные  формы  лица  с  немного
вздернутым, несколько широким носом, тонкие ровные брови, искрящиеся веселые
глаза темного цвета, пряди темных волос, опущенные  на  ровный,  кругловатый
лоб, невольно подкупают каждого в ее пользу.  Это  лицо,  немного  притертое
косметикой, румянами и белилами, изобличает в ней женщину вполне знакомую  с
туалетным делом. В костюме тоже проглядывается вкус и умение  одеваться.  На
ней серый арестантский халат,  но  прекрасно,  кокетливо  скроенный.  Из-под
рукавов халата выглядывают рукава черной шелковой кофточки, из-под  которой,
в  свою  очередь,  белеются  манжеты  безукоризненной  белизны,  отороченные
кружевцами. На руках черные  лайковые  перчатки,  щегольски  застегнутые  на
нескольких пуговицах. Когда халат распахивается, виден тончайший передник, с
карманами, гофренный на груди и внизу. На голове  белый,  обшитый  кружевами
платок, кокетливо сложенный  и  заколотый  у  подбородка.  Держит  она  себя
чрезвычайно покойно, уверенно и смело.  Видно,  что  ее  совсем  не  смущает
обстановка суда, она уже видала виды и  знает  все  это  прекрасно.  Поэтому
говорит бойко, смело и не смущается нисколько. Произношение довольно  чистое
и полное знакомство с русским языком..."
   Процесс был долгим и бурным. Несмотря  на  то  что  Сонька  отрицала  все
предъявленные ей обвинения, ее приговорили к лишению всех прав  состояния  и
ссылке  в  "отдаленные  места  Сибири"...  Ее   сообщников   приговорили   к
арестантским ротам на срок от  1  до  3  лет,  Кочубчик  получил  6  месяцев
"рабочего дома" (по выходу он стал состоятельным домовладельцем в  одном  из
южных городов России).
   В 1881 году Золотая Ручка находилась в Красноярском крае, но  летом  1885
года бежала из Сибири. Однако гуляла на воле она недолго - в декабре того же
года ее вновь арестовывают в Смоленске и судят. 30 июня 1886 года она  бежит
из смоленской тюрьмы вместе с надзирателем Михайловым,  которого  влюбила  в
себя... Через 4 месяца ее вновь  ловят...  Летом  1888  года  ее  отправляют
пароходом из Одессы на Сахалин -  в  Александровск-на-Сахалине,  откуда  она
вновь пытается бежать - через тайгу, переодевшись солдатом... Ее поймали  на
следующий же день, высекли розгами в Александровской тюрьме...  Два  года  и
восемь месяцев она носила ручные кандалы и содержалась в  одиночке.  В  1890
году Антон Павлович Чехов посетил Сахалин и даже заглянул в камеру к Золотой
Ручке: "Из сидящих в одиночных камерах особенно обращает  на  себя  внимание
известная Софья Блювштейн - Золотая Ручка, осужденная за побег из  Сибири  в
каторжные работы на три года. Это маленькая, худенькая, уже седеющая женщина
с помятым старушечьим лицом. На руках у нее кандалы; на  нарах  одна  только
шубейка из серой овчины, которая служит ей и теплою одеждой и постелью.  Она
ходит по своей камере из угла в угол, и кажется, что она  все  время  нюхает
воздух, как мышь в мышеловке, и выражение лица у нее мышиное. Глядя на  нее,
не верится,  что  еще  недавно  она  была  красива  до  такой  степени,  что
очаровывала своих тюремщиков, как  например  в  Смоленске,  где  надзиратель
помог ей бежать и сам бежал вместе с нею. На Сахалине она  в  первое  время,
как и все присылаемые сюда женщины, жила вне тюрьмы,  на  вольной  квартире;
она пробовала бежать и нарядилась для этого  солдатом,  но  была  задержана.
Пока  она  находилась  на  воле,  в  Александровском  посту  было  совершено
несколько преступлений: убили лавочника Никитина, украли у  поселенца  еврея
Юрковского 56 тысяч. Во всех этих преступлениях Золотая Ручка  подозревается
и обвиняется как прямая участница или пособница. Местная следственная власть
запутала ее и самое себя такою густой проволокой  всяких  несообразностей  и
ошибок, что из дела ее решительно ничего нельзя понять. Как бы то  ни  было,
56  тысяч  не  найдены  и  служат  пока  сюжетом  для  самых   разнообразных
фантастических рассказов".
   По освобождении она остается в Александровске на поселение, став хозяйкой
маленького  квасного  заведения.  Жила  она  с  неким  Николаем  Богдановым,
жестоким  рецидивистом.  По  привычке  постаревшая   Сонька   приторговывала
краденым, подпольно  торговала  водкой  и  пользовалась  у  местных  жителей
большим авторитетом, несмотря на то что многие  не  верили  в  то,  что  эта
изможденная жизнью женщина - настоящая Золотая Ручка... Ее  дочери,  ставшие
артистками оперетты,  отказались  от  матери.  Жить  былой  красавице  стало
невмоготу. Она решается на последний побег, но пройти сумела лишь  несколько
километров от Александровска. Конвойные  нашли  ее  лежащей  без  чувств  на
дороге. Через несколько дней Золотая Ручка умерла...
   О ней ходило масса слухов и легенд,  вышло  несколько  книг,  наполненных
вымыслами, а в 1915 году был снят первый русский многосерийный фильм-сериал,
весьма, впрочем, далекий от действительности.
   У Соньки было немалй последовательниц, которым также  присваивали  кличку
"Золотая Ручка". В начале 80-х годов в Петербурге начала  свою  деятельность
карманная воровка Анна Зильберштейн-красивая, ловкая и  интеллигентная,  она
была известна под псевдонимом Анютка-Ведьма. В конце концов  ее  схватили  и
сослали в Сибирь, откуда она вернулась еще достаточно молодой и  красивой  -
достаточно для  того,  чтобы  вскружить  голову  одному  весьма  богатому  и
знатному чиновнику, за которого Ведьма в конце концов  вышла  замуж  и  жила
довольно долго тихо и счастливо. Однако в начале XX века, после смерти мужа,
АнюткаВедьма вновь начала воровать в петербургских  театрах  -  видимо,  она
страдала клептоманией, потому что  муж  оставил  ей  большое  наследство.  В
последний раз полиция арестовала ее в 1902 году на Литейном  проспекте,  где
она, надев траур, пыталась затесаться  в  похоронную  процессию  -  хоронили
действительного статского советника Грейте,  а  неугомонная  Анна  шарила  в
скорбной толпе по карманам...
   Золотой Ручкой N 3 стала известная питерская авантюристка Ольга Зельдовна
Штейн - урожденная Сегалович. Она родилась в 1869 году в Стрежне и в 25 лет,
приняв лютеранство, вышла замуж за  профессора  петербургской  консерватории
немца Цабеля. Попав в  Петербург,  Ольга  быстро  превратилась  из  скромной
интеллигентной провинциалочки в шикарную столичную мотовку - состояние  мужа
было пущено по ветру, что, естественно, привело к разводу. В 1902  году  она
выходит замуж за очень крупного чиновника фон Штейна, чей чин соответствовал
генеральскому званию.  На  этот  раз  Ольга  принимает  православие,  сменив
отчество на Григорьевну.  Муж  оказался  тряпкой,  и  "генеральша"  начинает
"кучерявую  жизнь"  -  занимает  деньги,  оказывает  посреднические   услуги
"продавцам воздуха", сама торгует поддельными  полотнами  Рафаэля,  Рубенса,
камнями и золотом. К 1907 году она сумела провернуть около  20  афер,  среди
которых были и вовсе  экзотичные  для  того  времени.  В  частности,  Ольга,
самостоятельно научившись управлять автомобилем, угнала одну оставленную без
присмотра машину и заложила ее позже в ломбард. Судя  по  всему,  энергичная
"генеральша" была одной из первых в нашем городе утонщицей автомобилей  -  а
ведь ей уже было к тому времени за тридцать.
   В конце концов, несмотря на ходатайство  высоких  покровителей,  проделки
Ольги  Зельдовны  дошли  до  суда,  где  ей  было  предъявлено  обвинение  в
совершении  18  мошенничеств,  афер,  растрат  и  подлогов  -   определением
Санкт-Петербургской Судебной  Палаты  от  19  октября  1906  года  она  была
передана суду присяжных... Красавицу фон Штейн освободили под залог,  и  она
прилежно приходила на первые судебные заседания.  Однако  поняв,  что  дело,
мягко  выражаясь,  идет  к   осуждению,   "генеральша"   с   помощью   своих
защитников...  бежит  в  Америку  на  пароходе  (а  защитники,  естественно,
попадают на скамью подсудимых). В Соединенных Штатах  она,  однако,  пробыла
недолго - американское  правительство  арестовало  ее  и  выдало  обратно  в
Россию, где в 1908 году ее приговорили к 1 году и  4  месяцам  заключения...
Тюрьма Ольгу Зельдовну, естественно, не перевоспитала -  выйдя  на  свободу,
она выходит замуж  за  барона  фон  дер  ОстенСакена  и  с  прежним  задором
принимается за старое - начинает новые аферы. В 1915 году ее приговаривают к
5 годам тюрьмы, из которой ее освобождает революция... Бежать за кордон ей к
тому времени было не к кому и не с чем - "баронесса"  продолжает  свой  путь
мошенницы и аферистки - в 1919 году она попадает под Революционный трибунал,
который ее оправдывает за недостаточностью улик. Но уже в начале  1920  года
баронесса Штейн "кидает" некоего гражданина Ашарда, пообещав тому достать за
его драгоценности муку,  сахар  и  масло.  Ашард,  поняв,  что  его  надули,
обращается в 29 отделение милиции на Петроградской стороне - суд был  скорым
и    беспощадным    -    трибунал    приговорил     ее     к     пожизненным
общественно-принудительным работам... Однако в том же 1920  году  по  случаю
третьей годовщины Революции баронессе сократили срок до 5 лет, а в 1921 - до
трех. Она не отсидела и этого, - мадам, которой было уже за  50,  соблазнила
Павла Кротова, начальника Костромской исправительной  колонии,  где  "мотала
срок". Вместе с Кротовым Штейн бежит в Москву, где начинается новый виток ее
афер (снимем шляпу перед  этой  женщиной,  господа  читатели,  ей-богу,  она
вызывает невольное уважение своей несгибаемостью - фраза "не  стареют  душой
ветераны"  -  это  о  таких,  как  она)  -  на  угнанных  автомобилях  Ольга
ЗельдовнаГригорьевна разъезжает по Москве и собирает пожертвования в  пользу
голодающих. Но в начале 1923 года
   "московский  период"  заканчивается  -  Кротов  погибает  в  перестрелке,
прикрывая ее бегство от угрозыска, а схваченная  позже  баронесса  заявляет,
что начальник Костромской колонии был сумасшедшим, - он-де изнасиловал ее  и
против воли увез  в  Москву,  где  втянул  в  свои  преступные  махинации...
Баронессу  передали  на  поруки  петроградским  родственникам,   живущим   в
Шувалове, вскоре родственники пожалели о своем благородном поступке, обвинив
55-летнюю "баронессу-генеральшу" в краже у них денег. 23  ноября  1924  года
Ольга Штейн была приговорена  питерским  судом  к  1  году  лишения  свободы
условно... О дальнейшей ее судьбе - одни легенды и слухи. Одни рассказывают,
что "баронесса" вышла замуж за инвалида Красной Армии и  еще  в  30-х  годах
торговала кислой капустой на Сенном рынке, другие - что  она  окончила  свои
дни в  ссылке  на  Дальнем  Востоке,  обучая  новое  поколение  преступников
нелегкому ремеслу афериста... Вроде бы даже потом этой неординарной  женщине
с удивительным запасом жизненной энергии "воры в законе" поставили  памятник
на могиле - кто знает, как все было на самом деле...
   Однако вернемся  в  дореволюционный  Санкт-Петербург  -  столицу  Великой
Империи, чей преступный мир состоял, безусловно,  не  только  из  более  или
менее симпатичных особ женского пола. Как уже упоминалось выше, в  уголовной
среде  тогда  складывалась  четкая   иерархия   и   специализация   -   были
воры-аристократы, выходившие на международную арену (в революционный  период
все они эмигрировали за границу), и воры рангом пониже. К ворам-аристократам
относились  прежде  всего  карманники  -  марвихеры",  занимавшиеся  кражами
бумажников у солидных господ. В марвихере-аристократе трудно было с  первого
взгляда угадать преступника, наоборот, они, как - правило,  обладали  весьма
благообразной внешностью - выглядели как врачи или  адвокаты.  За  несколько
лет "работы" марвихер мог сколотить весьма приличное состояние. В Петербурге
в 80-х годах прошлого века гремело  имя  знаменитого  карманника  Александра
Макарова, по кличке Сашка-Пузан, который начал свою карьеру с 11 лет -  крал
платки у прохожих. Через 6-7 лет работы  его  авторитет  в  воровской  среде
поднялся на невиданную высоту, полиция никак не могла его поймать, поскольку
Пузан почти всех агентов знал в лицо. Сгубила Макарова водка, он стал сильно
пить  и  умер  от  скоротечной  чахотки  в  23  года  -  на  его   похоронах
присутствовал весь цвет питерской воровской аристократии.
   В начале 90-х годов прошлого столетия лидерство среди карманников  Питера
отдавали Александру Хомякову, сыну отставного поручика, за это, вероятно, он
и получил кличку Сашка-Офицер. У  Хомякова,  судя  по  всему,  склонность  к
дисциплине  и  строгой  субординации  была  заложена  в  генах  -  он  сумел
организовать достаточно крупную шайку карманников со штаб-квартирой в  одном
из питерских  притонов.  По  утрам,  после  обязательного  прочтения  газеты
"Тираж", Хомяков, как настоящий "рулевой", отдавал распоряжения -  кому  где
работать. Кстати, вторая его кличка как раз и  была  -  Сашка-Руль.  Похоже,
успехи команды Хомякова сильно  встревожили  конкурентов  -  его  "заложили"
полиции, и в 1893 году суд приговорил Офицера к ссылке в  арестантские  роты
на 3 года. Через год Хомяков бежал - очень уж хотел поквитаться с  тем,  кто
его выдал, но - доносчик, похоже, оказался пошустрее - в 1894  году  Офицера
нашли на  набережной  Обводного  канала  у  Сивковых  ворот  с  проломленной
головой...
   В эти же примерно годы "работали" в Питере супруги Требусы -  симпатичная
жена кокетничала с прохожими на улице, а муж шарил у  размечтавшихся  господ
по карманам. Забавно, что при этом Аарон Хаймович Требус умудрился  ни  разу
не попасться в полицию, в отличие от  своей  супруги,  которую  арестовывали
трижды. В конце XIX века чета Требусов решила больше не  искушать  судьбу  и
эмигрировала  в  Лондон,  где  занялась   виноторговлей   и   сдачей   внаем
меблированных комнат...
   Известен также в своих кругах был и марвихер
   Григорий Штейнлов, специализировавшийся  на  снятии  с  богатых  прохожих
драгоценностей и эмигрировавший вовремя в Берлин.
   Кстати, в  мещанской  питерской  среде  вор-карманник  считался  завидной
партией, таким женихам многие добропорядочные родители невесты всегда готовы
были предоставить квартиры для убежища. Постепенно  в  Петербурге  сложилась
целая система "блатных" квартир - в  основном  в  районе  Лиговки  и  Сенной
площади. Содержателей таких квартир называли "блатокаями" и очень  ценили  в
воровской среде.
   Отдельную воровскую касту составляли "шнифера" - воры, проникавшие  ночью
в магазины и выносившие из них товары на большие суммы денег.  К  "шниферам"
примыкали  "подводчики"  -  разработчики  операций  и  приемщики  воровского
товара. В 90-х годах XIX века в Петербурге одним из самых известных шниферов
был Гришка-Армянин, накопивший впоследствии достаточно  денег  для  открытия
своих рыбных промыслов.
   Квартирные воры делились на "громил" и "домушников".  Вся  разница  между
этими  двумя  категориями  заключалась  в  том,  что  "домушники"   работали
поодиночке, реже - парами, а "громилы" сбивались в достаточно многочисленные
шайки.
   Среди питерских "домушников" в  конце  прошлого  столетия  было  довольно
много "знаменитостей" - на Васильевском острове промышляла "сладкая парочка"
Константин Тележкин и Александр Тестов. Тележкин устраивался в богатые  дома
дворником  и  наводил  потом  Тестова  на  самые   перспективные   квартиры,
"производительность" у друзей была довольно высокой - 12  очищенных  квартир
за семь месяцев, - но  однажды  удача  им  изменила,  в  одной  квартире  их
застукала  полиция.   Преступники   сначала   было   забаррикадировались   и
приготовились к отчаянному сопротивлению, но  потом  передумали,  сдались  и
отправились осваивать Сибирь-матушку.
   На Петроградской стороне злодействовал еще более шустрый Ванька  Горошек,
он умудрялся "поставить" за месяц до 10 квартир. Горошка сгубила  страсть  к
хулиганству и дешевым театральным эффектам - он разбрасывал  в  обворованных
квартирах  дохлых  кошек,  собак  и  крыс.  (Возможно,  именно   с   Горошка
впоследствии  будет  брать  пример  знаменитая  послевоенная  банда  "Черная
кошка".) По этим следам Ваньку в конце концов и вычислили...
   В начале 90-х годов XIX века  начал  свою  карьеру  известный  "домушник"
Безруков, служивший в Пассаже приказчиком. Ему было всего 15 лет,  когда  он
качал залезать в магазинные форточки, пользуясь своим хрупким телосложением.
Безрукова неоднократно судили и ссылали в Сибирь,  но  он  с  необыкновенным
упорством возвращался в родной город и вновь принимался за любимое дело...
   Не менее  знаменитым  был  некто  Краюшкин,  он  происходил  из  семьи  с
"традициями" - его папа был достаточно авторитетным подводчиком. Краюшкинсын
служил в электротехнической военной школе и "домушничал" только в  нерабочее
время. Его часто приглашали как электрика в разные богатые квартиры  сделать
проводку  -  Краюшкин  как  следует  осматривался,  а  позднее  проникал   в
намеченную квартиру. За один только год он совершил около 50 краж. Попавшись
на пустяке, Краюшкин начал "косить" под  больного  и  сбежал  из  госпиталя.
Сразу же после побега он обворовал квартиру графа  Нирода  и  эмигрировал  в
Америку,  прислав  начальнику  уголовной  полиции  письмо  с  извинениями  и
просьбой не препятствовать его жене с дочкой приехать к нему  -  навсегда...
Жену никто, задерживать не стал.
   Воры крайне редко шли  на  убийства  и  насилие  -  исключения,  конечно,
бывали, ну так "в семье не без урода". В  1880  году  начал  свою  воровскую
карьеру сын титулярного советника Николай Митрофанов,  учившийся  сначала  в
коммерческом училище, а потом в техническом училище морского ведомства. Этот
хорошо образованный молодой человек в 1885 году был судим как  член  большой
воровской шайки. Отбыв наказание, Митрофанов  вернулся  летом  1887  года  в
Петербург и продолжил преступную  карьеру  -  "домушничал"  в  основном.  Но
однажды он  вознамерился  обокрасть  квартиру,  где  горничной  служила  его
любовница - Анастасия Сергеева, которая пыталась  помешать  своему  ухажеру.
Митрофанов перерезал Сергеевой  горло  столовым  ножом  и  обобрал  квартиру
дочиста... Его поймали и приговорили к 20 годам каторги.
   Однако в 1901 году Митрофанов бежал и вынырнул в Питере под видом бравого
казачьего офицера, чью грудь украшали два  Георгиевских  креста.  (Любопытно
вот что, - оказалось, что эти кресты  были  не  крадеными,  а  действительно
заслуженными Митрофановым во время "китайской войны", где он  отличился  под
псевдонимом "доброволец Николай".) Полиция  арестовала  его,  проникнув  под
видом водопроводчиков в квартиру его новой любовницы  -  мещанки  Утробиной.
Митрофанов  вновь  был  отправлен  на  Сахалин,  где   работал   часовщиком,
телефонистом и даже дирижером оркестра... Он несколько раз  пытался  бежать,
но его все время ловили, и в  конце  концов  Николай  Митрофанов  сгинул  на
каторге окончательно.
   Особняком в воровском сообществе стояли "городушники" - магазинные  воры,
"работавшие" прямо на глазах  продавцов  и  покупателей.  Дело  в  том,  что
"городушники" обычно не воровали  в  тех  городах,  где  жили  постоянно,  а
приезжали гастролировать - естественно, местные воры, хоть и вынуждены  были
считаться со своими иногородними собратьями, но все же особой  привязанности
к чужакам не испытывали и при удобном случае "капали" на них в полицию.
   24 октября 1900 года в Петербург прибыла шайка "городушников" из Варшавы,
возглавляемая опытным рецидивистом Валентием Буркевичем. При Буркевиче  были
три девушки - Констанция  Робак,  Антонина  Гурная  и  известная  варшавская
воровка Текла  Макаревич.  Вся  эта  команда  сначала  украла  два  бобровых
воротника в меховом магазине петербургского городского  головы  Лелякова  на
Большой Морской, а потом направилась в Гостиный двор в магазин золотых вещей
Митюревой,  где  при  попытке  украсть  футляр  с  дорогими  серьгами  воров
задержали и передали полиции. Большие срока тогда были редкостью - Буркевича
сослали на 4 года в арестантские роты, Гурная получила 3,5  года  тюрьмы,  а
Розбак отделалась 3 месяцами ареста... Особую  касту  составляли  конокрады,
которые, как ни странно,  были  наиболее  организованны  из  всех  категорий
воров.  За  ними  стояла  давняя  и  прочная  традиция.  Приемы   и   навыки
конокрадства начали складываться аж в XVII веке и передавались из  поколения
в поколение, что  позволило  организации  конокрадов  превратиться  в  некое
"государство в государстве". Эта воровская профессия была, пожалуй, одной из
самых рисковых в дореволюционной России - как правило, пойманных  конокрадов
убивали прямо на месте  крестьяне  и  извозчики,  для  которых  лошади  были
единственным средством заработать на пропитание. Конокрады одними из  первых
научились вовлекать в свою деятельность полицейских - для "прикрытия",  -  и
таких случаев известно множество. Их шайки состояли из  десятков  человек  с
четко распределенными обязанностями. Одни лошадей крали,  другие  меняли  им
внешность (перекрашивали  и  даже  надували  через  зад  в  т,  н.  "золотых
конторах"), третьи перепродавали, четвертые прикрывали... В Питере конокрады
базировались в районе Сенной  площади,  но  их  организация  была  настолько
хорошо законспирированной, что имена ее настоящих руководителей не дошли  до
наших времен...
   Отдельно   стоит    сказать    несколько    слов    о    профессиональных
картежниках-шулерах. Преступники этой категории происходили  в  основном  из
высших слоев петербургского  общества,  однако  с  широким  распространением
карточной игры стали открываться игорные дома и попроще,  чем  знаменитый  с
середины XIX века Петровский яхт-клуб, расположившийся сначала  на  Троицкой
улице, а потом в доме Елисеева  на  Невском.  Шулера  попадались  достаточно
часто, но до суда дело доходило редко -  срабатывали  связи,  да  и  жертвы,
скрывая свою страсть к игре, не особенно были  заинтересованы  в  скандалах.
Встречались среди шулеров и выходцы из простонародья. В  начале  XX  века  в
Петербурге жил известный всему шулерскому  миру  бывший  цирковой  борец  по
кличке Бугай, который  со  временем  открыл  собственное  игорное  заведение
вместе с неким бывшим лакеем-шулером, отзывавшимся на прозвище Дубовый  Нос.
(Традиции дореволюционных шулеров живы  и  ныне.  Подробнее  об  этом  будет
рассказано ниже, в разделе "Кунсткамера Петербурга",  в  главе  "Страсти  по
Степанычу".)
   Одних преступников сажали, но на смену  им  немедленно  приходили  новые.
Легенда гласит, что в начале  XX  века  питерские  воры  даже  создали  свою
"воровскую академию", в которой заслуженные "марвихеры"  обучали  мастерству
талантливую молодежь. Выпускной экзамен в этой академии сдать было  довольно
трудно - молодой вор должен был под присмотром наставника  вытащить  кошелек
из кармана выбранной жертвы, пересчитать  деньги  и  положить  обратно  так,
чтобы  прохожий  ничего  не  заметил...  А  молодежь  и  впрямь   подрастала
талантливая и, можно сказать, ищущая. В начале нашего столетия петербургская
полиция накрыла особую шайку "воров с пением"  -  в  организацию  входило  6
молодых карманников  в  возрасте  от  18  до  20  лет,  которые  завербовали
певца-куплетиста. За долю этот певец распевал перед толпой в садах,  парках,
притонах и трактирах  смешные  еврейские  куплеты,  а  вся  остальная  шайка
очищала карманы заслушавшейся публики... Другая молодежная шайка  промышляла
в Таврическом саду и состояла из девочек 14-15  лет  и  их  кавалеров,  чуть
постарше возрастом, известных полиции  по  кличкам  "Чудный  месяц",  Васька
Босоногий, Кит Китыч (преступная молодежь того времени вообще любила звучные
прозвища типа Ваньха-Карапузик, Сидор-С-Того-Света, Васька -  Черная  Метла,
Сергей - Мертвая Кровь и т, д.). Шайка эта называлась  "Гайдой"  и  работала
следующим образом - девочки крали и попрошайничали, а мальчики страховали. В
1903 году в 15-летнем возрасте начал свой трудный жизненный путь  знаменитый
питерский  карманный  вор  Григорий   Васильев,   известный   под   кличками
Гришка-Тряпичник  и  Гришка-Иголка.  Он  крал  и  при  царе-батюшке,  и  при
Временном правительстве, и при большевиках. К 1923 году он создал  небольшую
организацию воров и сам на "дело" уже не ходил, в основном лишь разрабатывал
кражи, которых на его "боевом счету" было больше тысячи...
   Одним  из  последних  заметных   событий   в   жизни   преступного   мира
дореволюционного Петербурга стал разгром полицией в 1913  году  шайки  Мовши
Пинхусовича  Шифа  -  владельца  ювелирного  магазина,  располагавшегося  на
Петроградской стороне по адресу Сытнинская,  дом  9.  Почтенный  ювелир  Шиф
организовал вокруг себя шайку  "громил"  и  "домушников"  человек  в  30,  у
которых  скупал  за  бесценок  краденое.  Мовша   Пинхусович   давал   своим
"подчиненным" воровской инструмент, планы квартир и подробные инструкции для
проведения краж. "Правой рукой" был его приказчик  Ноэм  Горель.  "Спалился"
Мовша Пинхусович глупо, как это  обычно  и  бывает,  -  его  выдал  один  из
"обидевшихся" мелких перекупщиков. На квартире Шифа, где после  удачных  дел
происходил дележ добычи и грандиозные попойки,  полиция  устроила  засаду  и
задержала 13 воров - никто из них при задержании  сопротивления  не  оказал,
тогда это было как-то не принято.
   В те далекие годы преступный мир и полиция относились друг к  другу,  как
правило,  с  уважением  (бывали,  конечно,  всякие  казусы  -  типа  такого,
например, - некий вор Руздижан зашел однажды в кабинет к приставу  попросить
о продлении паспорта, а уходя, прихватил с собой шкатулочку с семью тысячами
казенных денег) и  "беспредела"  друг  другу  не  устраивали  -  преступники
занимались  своим  ремеслом,  полиция  -  своим.  И  мало  кто   тогда   мог
предположить, что  буквально  через  несколько  лет  в  Петербурге  начнется
настоящая кровавая вакханалия сорвавшегося с цепи бандитизма...
   Ноябрь 1995 - февраль 1996 г.


   Часть вторая
   РОЖДЕННЫЕ РЕВОЛЮЦИЕЙ

   Революционный  кошмар   1917   года   способствовал   чудовищному   росту
преступности, - ничего  удивительного  в  этом  не  было,  в  эпоху  смут  и
социальнополитических потрясений на поверхность  всплывает  столько  грязной
пены,  что  автоматически   возникает   объективная   ситуация   наибольшего
благоприятствования для преступной среды.
   Непредвзято, спокойно, со свободных от  идеологии  позиций  криминогенная
обстановка того времени практически не изучена  до  сих  пор,  и  тому  есть
весьма понятные объяснения.
   Во-первых, и после февральской революции, и после Октябрьской последовали
массовые  амнистии,  причем  свободу  получали  как  "политические",  так  и
уголовники. Советская  власть,  например,  достаточно  долго  полагала,  что
уголовники   с   дореволюционным   стажем   -   это   меньшие   враги,   чем
контрреволюционеры, или вообще не враги, а "социально близкие",  "социальные
попутчики" на дороге в светлое будущее. Дело в том, что  еще  до  1917  года
политическое и уголовное  подполье  России  постоянно  пересекались  и  даже
помогали друг другу. Стоит вспомнить хотя бы  такой  пикантный  факт:  часть
бюджета большевиков составили деньги, добытые "эксами" -  т,  е,  банальными
грабежами и разбоями.  Разные  нелегальные  партии  активно  контачили  и  с
контрабандистами. Наконец, в тюрьмах и ссылках политические сидели бок о бок
с  уголовниками,  поэтому  поток  взаимомиграций  был,  конечно,  неизбежен.
Во-вторых, в революционном угаре было уничтожено много полицейских  архивов.
Удивляться этому обстоятельству тоже не  стоит  -  часто  офицеры  уголовной
полиции, не занимаясь специально разработкой политических, получали  тем  не
менее от своей агентуры любопытную информацию компрометирующего характера, в
том числе и о тех людях, которые в семнадцатом заняли большие посты -  один,
скажем, был кокаинистом, другой - пассивным педерастом, третий сам  был  "на
связи" с сыщиками, четвертый  участвовал  в  обмене  награбленных  денег  на
валюту... Всю эту "компру" нужно было как-то срочно уничтожить, поэтому были
сынициированы вспышки "народного гнева", от которых  загорались  полицейские
участки, и в благородном очистительном  пламени  исчезали,  порой  навсегда,
имена, клички, судимости...
   Уголовный мир раскололся -  часть  его  (малая)  действительно  пошла  на
службу советской власти,  другие  же  просто  поняли,  что  пришел  их  час.
Человеческая жизнь в Питере 17-го - начала 18-го года стоила сущие  пустяки,
преступная элита, специализирующаяся на сложных аферах,  покидала  город,  а
главными уголовными "темами" стали уличные разбои и "самочинки" - самочинные
обыски, производимые у зажиточных людей под прикрытием настоящих или,  чаще,
липовых чекистских удостоверений. ("Тема" эта будет жить  долго.  Самочинные
обыски в нашем городе были очень популярны в 70-х годах - трясли тех, кто  в
настоящую милицию потом не обращался, боясь резонных  вопросов  от  ОБХСС  -
откуда, мол, столько добрато накопили, граждане  потерпевшие...  Но  в  70-е
"самочинки" назывались уже по-другому - "разгонами".)
   Вот несколько цитат из одного только номера  "Красной  газеты"  -  от  23
февраля 1918 года:
   "... В трактир "Зверь" угол Апраксина переулка  и  Фонтанки  явились  два
неизвестных с самочинным обыском и стали требовать у посетителей денег...
   ... Вчера по  Дегтярной  улице  дом  39/41  разгромили  магазин  Петрова.
Похищено товару на 1190 рублей...
   ... По постановлению комиссии по борьбе с контрреволюцией грабители князь
Эболи и Франциска Бритте расстреляны за участие в целом ряде грабежей...
   ... Из комиссии были отправлены под конвоем: Браун, Алексеев,  Корольков,
Сержпуховский, задержанные за грабежи под видом обыска. По дороге  в  тюрьму
все они были расстреляны красноармейцами за попытку к бегству...
   ... Вчера с угла Сергиевской и Фонтанки доставлен в  Мариинскую  больницу
неизвестный без признаков жизни, расстрелянный за грабеж..."
   Из этих цитат видно, что  Питер  жил  в  те  дни  интересной,  насыщенной
жизнью.  Кстати,  уголовные   преступления   совершали   тогда   не   только
представители "взбесившегося охлоса", но и вполне приличные в прошлом люди -
24 мая 1918 года была раскрыта и ликвидирована банда  "самочинцев",  которой
руководил бывший полковник царской армии Погуляев-Демьянов. О количественном
составе  этой  компании  можно  судить  по  таким  впечатляющим  цифрам:  на
штаб-квартире у грабителей было изъято  27  винтовок,  94  револьвера  и  60
гранат...
   Таких, как этот  бывший  полковник,  в  уголовной  среде  стали  называть
"бывшими". Большинство из них  совершали  грабежи,  чтобы  добыть  денег  на
последующее пристойное существование в эмиграции,  кому-то  это  удалось,  а
кто-то навсегда влился в уголовный мир. Приток этой свежей крови существенно
обогатил бандитский Петербург того времени - "бывшие" были более образованы,
более развиты, чем уголовники дореволюционного периода.
   С другой стороны, за "царскими уголовниками"  были  традиции,  налаженные
каналы сбыта краденого и награбленного, налаженная  методика  "залеганий  на
дно" и т, д. Некоторые уважаемые эксперты считают,  что  именно  в  альянсах
"бывших" и старых профессиональных уголовников начал  формироваться  феномен
российской организованной преступности...
   Уличные разбои  стали  проходить  с  выдумкой  и  некой  чисто  питерской
изюминкой. В 1918 году в Петрограде появилась банда "живых покойников",  или
"попрыгунчиков". Деятельность этой команды приобрела такой размах,  что  она
даже нашла свое отражение в классической литературе - вот что пишет об  этой
банде Алексей Толстой в романе "1918 год" из знаменитой  трилогии  "Хождение
по мукам": "В  сумерки  на  Марсовом  поле  на  Дашу  наскочили  двое,  выше
человеческого роста, в развевающихся саванах. Должно быть, это были те самые
"попрыгунчики", которые, привязав  к  ногам  особые  пружины,  пугали  в  те
фантастические времена весь Петроград. Они заскрежетали, засвистали на Дашу.
Она упала. Они  сорвали  с  нее  пальто  и  запрыгали  через  Лебяжий  мост.
Некоторое время Даша лежала на земле. Хлестал дождь  порывами,  дико  шумели
голые липы в Летнем саду. За Фонтанкой протяжно  кто-то  кричал:  "Спасите!"
Ребенок ударял ножкой в животе Даши, просился в этот мир".
   Банду "попрыгунчиков"  возглавлял  некто  Иван  Бальгаузен,  уголовник  с
дореволюционным  стажем,  больше  известный  в  своей  среде   под   кличкой
"Ванька-Живой труп" (кстати, похожая кличка была еще до революции  у  одного
питерского грабителя, орудовавшего в районе нынешних  Пороховых;  его  звали
Павлушка-Покойник). Бальгаузен встретил Октябрьскую революцию с  пониманием:
тут же напялил матросскую форму  и  начал  "экспроприацию  экспроприаторов".
Однако "самочинами" в то  время  в  Петрограде  занималось  столько  разного
серьезного народу, что  конкуренция  в  этой  сфере  постепенно  становилась
опасной для жизни. А стрелять "Живой труп" не любил, хоть и приходилось  ему
порой обнажать  ствол.  К  1920  году  на  Бальгаузене  "висело"  всего  два
покойника (не живых, а самых настоящих мертвых), что по тем крутым  временам
было просто мелочью. У  Ваньки  был  приятель  -  запойный  умелец-жестянщик
Демидов, который в перерывах между загулами сделал страшные маски, ходули  и
пружины  с  креплениями.  Жуткие  "покойницкие"   саваны   сшила   любовница
Бальгаузена Мария Полевая, хорошо  известная  охтинской  шпане  под  кличкой
Манька-Соленая. Сама идея - пугать  суеверных  прохожих  до  полуобморочного
состояния, кстати, была не нова - еще до революции ходили  смутные  слухи  о
подобных ограблениях, но, безусловно, "заслуга" "Живого трупа" в том, что он
запустил методику на поток. "Численность"  "попрыгунчиков"  в  разное  время
колебалась от, пяти до двадцати человек, а возможно, нашлись и  подражатели,
так сказать, плагиаторы идеи. Так или иначе, но к марту 1920 года за "живыми
покойниками" числилось только зарегистрированных  эпизодов  более  сотни,  а
ведь многие жертвы в милицию или ЧК не обращались, боясь, что там  их  могут
вообще расстрелять, как социально чуждых.  Бедняков,  как  известно,  грабят
намного реже, чем людей более  или  менее  обеспеченных...  Получалось,  что
"попрыгунчики" ходили на разбой, как на работу,  -  не  часто,  согласитесь,
Уважаемый Читатель, встретишь такую преданность любимому делу!
   "Живые трупы" злодействовали до весны 1920 года - руки у; милиции до  них
долго не доходили ("попрыгунчики" редко применяли насилие в своей практике -
примерно лишь в одном из десяти  разбойных  нападений,  может,  именно  этим
объясняется такое долготерпение к ним чекистов). Но,  как  говорится,  всему
приходит конец, да и идея уже понемногу себя изжила... "Живой труп"  попался
на элементарную "подставку" - в излюбленных "рабочих" местах "попрыгунчиков"
- в районах, прилегающих к Смоленскому и Охтинскому кладбищу, а также  рядом
с Александро-Невской лаврой, - стали появляться какие-то поддатые мужики, то
ли мастеровые, то ли крестьяне, которые при  каждом  удобном  случае  громко
хвастались своими успешно провернутыми делишками, давшими  хороший  барыш...
Как правило, за плечами этих мужиков были туго набитые разной снедью  мешки.
Бальгаузен клюнул на эту "наколку",  но  когда  однажды  ночью  шайка,  дико
завывая по своему обыкновению,  накинулась  на  "мужиков"  -  заклинание  не
сработало. "Мужики" вместо того, чтобы описаться  от  ужаса,  достали  вдруг
наганы, и угрюмо попросили  налетчиков  поднять  руки  вверх...  С  "малины"
"попрыгунчиков", располагавшейся в доме N7 по Малоохтинскому проспекту, было
изъято 97 шуб и пальто, 127 костюмов и платьев, 37 золотых  колец,  и  много
другой всякой всячины...
   Суд над "попрыгунчиками" был скорым и  суровым.  Бальгаузена  и  Демидова
расстреляли, не приняв во  внимание  их  социальное  происхождение,  чувство
юмора и изобретательность... Что же касается  Маньки  Соленой,  то  говорят,
что, отсидев, она работала в ленинградском трамвае кондуктором...
   Гораздо  более  жестким  по  сравнению  с  Бальгаузеном  был   знаменитый
питерский бандит Иван Бедов по кличке Ванька-Белка, его уголовный стаж также
начался  еще  до   1917   года.   Белка   стал   одним   из   самых   первых
послереволюционных "самочинщиков". Вокруг  него  довольно  быстро  сложилась
шайка человек в 50, ядро  которой  составляли  десять  опытных  уголовников.
Обычно  они  под  видом  чекистов  или  агентов  угрозыска   вламывались   в
какую-нибудь богатую квартиру и изымали ценности, избивая или убивая  хозяев
в случае малейшего сопротивления. Иногда их наглость доходила до  того,  что
бандиты  оставляли  хозяевам  безграмотные  расписки-повестки,   в   которых
предлагали жертвам  явиться  для  дальнейшего  выяснения  всех  вопросов  на
Гороховую, 2, где в то время базировалось питерское  ЧК...  Банда  Белки  не
гнушалась грабить даже церкви, хотя позже, после арестов, многие из бандитов
требовали себе  священников  для  исповедей,  уверяя  милиционеров  в  своей
глубокой религиозности... Поскольку за  Белкой  и  его  людьми  тянулся  уже
достаточно густой кровавый след, за них принялись всерьез - к середине  1920
года многие кореша Белова уже сидели за решеткой, однако взять самого Ваньку
никак не удавалось. Говорили, что Белка, зная о том,  какая  охота  на  него
началась, стал предпринимать контрмеры. Его бандой занимался агент угрозыска
Александр  Скальберг,  который  считал,  что  сумел  завербовать  одного  из
ближайших сообщников Белова. Этот "завербованный" прислал однажды Скальбергу
записку, в которой приглашал на встречу в Таировом переулке  -  недалеко  от
Сенной, известной своими "малинами" и притонами. Скальберг пошел на  встречу
и нарвался на засаду - четыре бандита оглушили его, связали, пытали, а потом
убили,  разрубив  на  части...  Убийство  это  исполнила   личная   "бригада
ликвидаторов" Белки - Сергей Плотников, Григорий Фадеев, Василий Николаев  и
Александр Андреев по  кличке  Сашка-Баянист.  Коллеги  погибшего  Скальберга
сумели взять эту милую компанию почти сразу после убийства агента  угрозыска
- когда Скальберг пропал, товарищи  обнаружили  в  его  квартире  в  кармане
пиджака записку  с  приглашением  в  Таиров  переулок...  Эту  четверку  без
проволочек расстреляли, а между бандой  Белки  и  чекистами  началась  самая
настоящая война на истребление в стиле классического вестерна. Розыск  Белки
возглавил Иван Бодунов, о котором позже Юрий  Герман  напишет  повесть  "Наш
друг Иван Бодунов" - (еще позже режиссер Алексей Герман  снимет  по  мотивам
этой повести замечательный фильм "Мой друг Иван Лапшин"), Белов понимал, что
кольцо вокруг него начинает понемногу сжиматься, и решил  "лечь  на  дно"  в
одной из "малин" на Лиговке. Оттуда он продолжал  руководить  бандой,  давая
своим "подопечным" указания, а иногда и лично принимал  участие  в  "делах".
Всю осень 1920 года чекисты гонялись за бандой, несколько раз  им  удавалось
сесть ей на хвост и даже вступить в огневой контакт,  но  Белов  уходил.  За
осень 1920 и начало 1921 года в перестрелках  погибли  пять  милиционеров  и
четверо бандитов - среди них  приближенный  Белова  Антон  Косов  по  кличке
Тоська  Косой.  Банда  начинала  разваливаться.  Белка  понимал,  что  самое
разумное  в  сложившейся  ситуации  -  срочно  уходить  из  города,  но   он
рассчитывал на последний  "фартовый  куш",  ему  нужны  были  деньги,  чтобы
скрыться, а фарт все не выпадал... Ванька нервничал, пил запоем, все  больше
зверел... К весне 1921 года на  счету  его  банды  было  уже  двадцать  семь
убийств, восемнадцать раненых и больше двухсот краж, разбоев и грабежей... В
это время тезка бандита чекист  Бодунов  внедрялся  подряд  во  все  притоны
Сенной и Лиговки, выдавал себя за уголовника - с его  внешностью  и  знанием
"блатной музыки" задача была посильная. Бодунову повезло - в  одном  шалмане
он сумел-таки раздобыть адрес лежбища Белки - Литовский проспект, 102. Более
того, Бодунов узнал день, когда на этой "малине" должен был пройти воровской
"сходняк". Дом на Лиговке взяли под круглосуточное  наблюдение.  После  того
как вся банда собралась, притон оцепили... Погулять  как  следует  Белову  с
друзьями на этот раз не дали. Шалман решено  было  брать  штурмом.  Но  хоть
бандиты и были почти поголовно пьяны или  "под  кайфом"  -  "на  шухер"  они
поставить человека не забыли. Поэтому неожиданного  захвата  не  получилось.
Завязался настоящий бой, о  котором  долго  еще  вспоминали  потом  по  всем
питерским притонам: "Прогудело три гудочка и затихло вдали... А чекисты этой
ночкой на облаву пошли... Оцепили все кварталы, по малинам шелестят.  В  это
время слышно стало - где-то пули свистят... Как на нашей  на  малине  -  мой
пахан отдыхал... Ваня, Ванечка, роди-и-май... Звуки те он услыхал..."  Ну  и
гак далее. Белка с "братками", понимая, что терять ему нечего, отстреливался
с отчаянием обреченного, но его фарт уже кончился. В той  перестрелке  погиб
он сам, его жена и соучастница и еще десяток бандитов.  Со  стороны  милиции
погибло двое. После того  как  главари  были  перебиты,  остальные  уркаганы
сдались... Большинство из них были расстреляны по приговору суда...
   Как  интересно  иногда   распоряжается   человеческой   памятью   Судьба:
Ванька-Белка действовал еще до того,  как  стал  известен  в  Питере  Ленька
Пантелеев, и вроде даже похожие по методам  преступления  они  совершали,  и
смерть Белова по уголовным понятиям была вполне "героической",  но  вот  про
Леньку знают все, а Белову суждено было забвение, так же  как  и  сменившему
его на Олимпе бандитского Питера Лебедеву (этого  последнего,  кстати,  тоже
уничтожил Иван Бодунов). Прошу Уважаемого Читателя понять меня правильно - я
вовсе не призываю помнить и знать всех бандитов поименно,  но,  согласитесь,
трудно понять принцип избирательности народной памяти по отношению  к  своим
антигероям...
   Как  бы  ни  было,  но  именно  Ленька  Пантелеев  стал  на  долгие  годы
суперзвездой уголовного мира не только Питера, но и всей страны - после  его
смерти о нем будут слагать блатные песни, писать  книги  и  снимать  фильмы.
Хотя - знаменитостью  он  был  еще  при  жизни...  До  революции  Пантелеев,
(существует версия, что настоящая его фамилия  была  Пантелкин)  трудился  в
питерских  типографиях  и  вел  вполне  законопослушный  образ  жизни,   был
достаточно грамотным, начитанным человеком. Может быть, он так и  прожил  бы
жизнь тихую и незаметную, не случись в семнадцатом всего того, что  изменило
жизнь не только России, но и многих других стран и народов. Как только  была
образована Красная Армия, Пантелеев немедленно записался в нее  добровольцем
и отправился на Нарвский фронт. Воевал Ленька неплохо, умудрился  попасть  в
плен, бежать из него и снова сражался с  немцами  и  белыми.  Стихия  войны,
атмосфера риска, азарта, насилия, полностью захватила  Пантелеева,  и  ни  о
каком возвращении к прежней мирной специальности уже не могло быть  и  речи.
После демобилизации Ленька поступает на службу в ЧК (по  одной  версии  -  в
Петрограде, по другой - в транспортную ЧК Пскова), - легенда утверждает, что
принимал его на работу чуть ли не сам Дзержинский (что вполне может быть как
правдой,  так  и  результатом   последующего   мифотворчества).   Однако   в
"чрезвычайке" Пантелеев  надолго  не  задерживался,  ему  все  труднее  было
держать себя хоть в каких-то рамках. Сослуживцы начали подозревать Леньку  в
употреблении наркотиков,  потом  прошла  информация,  что  он  участвовал  в
нескольких самочинных "обысках", потом на  настоящем  обыске  куда-то  вдруг
пропала золотая безделушка, которую видели у Пантелеева в руках. В  принципе
никаких доказательств Ленькиной  вины  не  было,  но  кому  они  тогда  были
особенно нужны? Общая масса негативной  информации  о  Пантелееве  превысила
критическую отметку, и из ЧК его вышибли. Впрочем,  возможно,  что  основной
причиной  Ленькиного  увольнения   стали   не   криминальные   "грешки",   а
неспособность влиться в коллектив, обуздать свой нрав. У него уже тогда стал
явно проявляться "наполеоновский комплекс": на товарищей  своих  он  смотрел
как на быдло, разговаривал - "через губу" и  т,  д.  -  ну  кому  это  может
понравиться? Увольнение  стало  для  Пантелеева  настоящим  шоком,  он  ведь
планировал сделать в ЧК  карьеру.  Ленька  предпринимает  несколько  попыток
восстановиться  в  органах,  но  у  него  ничего  не  выходит,  и  вот   тут
оскорбленное самолюбие и авантюрность его натуры  не  оставляют  экс-чекисту
никакого  другого  пути,  кроме  как  в  банды  (Пантелеев   стал   как   бы
Ванькой-Каином наоборот - был в XVII веке в Москве  такой  гений  воровства,
предательства и сыска. Только Каин из воров подался в  сыщики,  а  Ленька  -
наоборот, но чудится мне в характере этих двух мерзавцев что-то общее. -  А.
К.).  Среди  знакомых  Пантелеева  был  опытный  уголовник  Белов,  который,
возможно, первым сумел разглядеть в Пантелееве необходимые для лидера  банды
черты характера. Впрочем, справедливости ради стоит  все  же  отметить,  что
бандитствовать отставной чекист начал не на следующий  же  после  увольнения
день - первый "официальный" свой налет Ленька совершает 4 марта  1922  года,
ограбив квартиру меховика Богачева в доме  30  по  улице  Плеханова  (бывшей
Казанской). Он все еще обходится без жертв, без  стрельбы  -  лишь  угрожает
оружием. 8 марта - новое ограбление, на этот раз квартиры врача, и -  видать
понравилась Пантелееву новая работа, потому что грабежи,  налеты,  разбои  с
его участием пошли один за другим. Помимо налетов на богатые квартиры банда,
в которую входило кроме Пантелеева еще человек десять бандитов  (Варкулевич,
Гавриков, Бедов, Рейнтон, Лысенков и др.), не брезгует и обычным, вульгарным
"гоп-стопом" - они раздевают ка улицах  припозднившихся  прохожих,  подадтых
посетителей ресторанов, игроков, покидающих игорные заведения...  Но  в  это
время  знаменитостью  Пантелеева  еще  никак   назвать   нельзя,   -   чтобы
"раскрутиться" и стать "звездой", нужно помимо прочего еще и время.  Поэтому
не совсем понятна странная история с рапортом, поступившим летом
   1922 года в питерское УТРО от бывшего  сотрудника  ЧК,  некоего  товарища
Васильева, который однажды в трамвае случайно  опознал  "известного  бандита
Пантелеева" и бросился  за  ним  в  погоню  проходными  дворами.  Такая  вот
возникает, мягко говоря, нестандартная ситуация - один бывший  чекист  средь
бела дня гонится за другим. Пантелеев несколько раз  стреляет  в  Васильева,
промахивается, выскакивает на набережную Фонтанки, натыкается на  начальника
охраны госбанка Чмутова. Пока Чмутов тянется  за  своим  оружием,  Пантелеев
двумя выстрелами убивает его и уходит проходными  дворами...  Что  при  этом
делает бывший чекист Васильев - неизвестно.  Повторяю,  "звезда"  Пантелеева
еще не взошла, все бремя "славы" еще впереди. Поговаривать о нем начали  как
раз после этой истории с Васильевым и Чмутовым. 26 июня 1922 года  Пантелеев
с Гавриковым и Беловым совершают налет на квартиру известного врача  Левина.
Бандиты,  переодетые  для  чего-то  матросами,  явились  к  нему  под  видом
пациентов, связали его и начали увлеченно искать в огромной квартире чем  бы
поживиться. В связи  с  неожиданным  приходом  жены  Левина  и  их  жилички,
налетчикам пришлось оторваться  ненадолго  от  этого  приятного  занятия,  -
женщины были связаны и сложены в ванную  комнату.  Налет  продолжался  более
двух часов. Усталые, но довольные, бандиты набили "изъятым" большую  корзину
и чемодан, вышли из дома, сели на извозчика и  скрылись.  Позже  выяснилось,
что навел бандитов на квартиру доктора его же  родной  племянничек.  Молодой
человек, надо признать, был довольно шустрым - при дележе  добычи  сумел  их
обмануть и забрать себе большую часть. (Этот Левин при  таких  задатках  мог
далеко пойти,  но  судя  по  тому,  что  в  дальнейшей  истории  бандитского
Петербурга он не просматривается,  ктото  его  остановил.  Видимо,  не  всем
нравилось, когда их "кидали". А вот через семьдесят с лишним  лет  в  Питере
станет знаменитостью другой  Левин  -  тот,  который  умудрился  при  помощи
компьютера, сидя в офисе на Большой Морской, похитить сумасшедшее количество
долларов  из  американского  Сити-банка.   Может,   эти   двое   Левиных   -
родственники? Тогда у "нашего" Левина есть хорошая "отмазка" для суда  -  не
отвечает же человек за тяжелую наследственность, в конце концов...)
   9 июля Пантелеев и К" наносят визит ювелиру из Гостиного двора  Аникееву,
проживавшему  в  доме  по  Чернышеву   переулку.   На   этот   раз   бандиты
представляются сотрудниками ГПУ, даже показывают фальшивый ордер  на  обыск.
14 июля по такой же схеме вычищается квартира доктора  Ишенса  в  Толмачевом
переулке. Банда Пантелеева знала, у кого можно  поживиться,  видимо,  Леньку
кто-то постоянно снабжал очень  ценной  информацией.  Ходили  слухи,  что  у
Пантелеева были "свои люди" в правоохранительных органах, и, как будет видно
ниже, эти слухи имели под собой кое-какие основания...
   25 августа на Марсовом поле Пантелеев и Гавриков ограбили трех пассажиров
извозчичьей  пролетки,  раздев  двух  мужчин  и  одну  женщину.  1  сентября
Пантелеев в одиночку раздевает на улице Толмачева  у-клуба  "Сплендид-Палас"
супружескую чету Николаевых. В эту же ночь в перестрелке  с  конным  отрядом
милиции товарища Никитина погиб правая рука Леньки - Белов.
   Постепенно Ленька  становится  героем  романтических  легенд  -  дескать,
Пантелеев грабит исключительно буржуев, скопивших  свои  богатства  за  счет
обмана и эксплуатации трудового  народа.  Образ  Леньки  рисуется  в  этаких
героических тонах - смелый,  аккуратный,  благородный  с  дамами.  К  Леньке
прочно прилипает кличка - Фартовый. Пантелеев и сам  стремился  походить  на
"благородного разбойника" - франтовато одевался, манерничал и  "гнал  понты"
на публике. 4 сентября в полдень Пантелеев и  Гавриков  остановили  на  углу
Морской и Почтамтского переулка артельщика  пожарного  телеграфа  Мануйлова,
переносившего чемодан с деньгами (снова чья-то блестящая "наводка" -  как-то
не верится, что ношение чемоданов с деньгами по улицам нашего  города  в  те
времена было  распространенным  явлением)...  После  удачного  дела  бандиты
решили обновить свой гардеробчик и направились в магазин на углу Невского  и
Желябова выбрать себе новую обувь. И - надо же такому случиться - с теми  же
намерениями в магазин зашел начальник 3-го отделения милиции товарищ Барзай,
который узнал Леньку. Началась пальба, Барзай был убит, но  этот  день,  так
хорошо начавшийся для Леньки, испортился окончательно. Неподалеку  оказалась
довольно большая групна чекистов (среди которых был,  кстати,  наш  с  Вами,
Уважаемый Читатель, старый знакомый  -  Иван  Бодунов).  После  ожесточенной
перестрелки бандитов удалось захватить живыми...
   Началось следствие, которое не было слишком долгим - уже в начале  ноября
дело передали в суд. 11 ноября питерские газеты вышли с первыми  отчетами  о
судебном заседании, но... в это время Пантелеев  был  уже  на  свободе.  Ему
помог бежать не фанатик-эсер,  как  это  изображалось  в  фильме  "Рожденные
революцией", а специально внедренный питерскими бандитами в тюрьму  человек.
В  ночь  с  10  на  11  ноября  1922  года  во  всей  тюрьме  вдруг  погасло
электричество. Пантелеев, Гавриков, Рейнтон (Сашка-Пан)  и  Лысенков  (Мишка
Корявый) вышли из  камер  и  спокойно  спустились  по  винтовой  лестнице  с
четвертого этажа, миновали главный пост,  прошли  в  комнату  для  свиданий,
выбили  там  стекло  в  окне,  выскочили  во  двор,  потом  перелезли  через
двухсаженную  стену  (и  все  это  -  вчетвером)   и   скрылись   никем   не
замеченными... (Странная история, не правда  ли,  Уважаемый  Читатель?  Если
учесть, что везде дежурили постовые... Даже если в тюрьме  и  была  одна-две
бандитских "внедренки" - остальные-то сотрудники не могли же все разом вдруг
ослепнуть и оглохнуть!)
   Вот тут уже вокруг имени Пантелеева начинается настоящий бум, весь  Питер
встает на уши, милиция и ЧК, естественно, тоже. А шайка Пантелеева  начинает
между тем снова раздевать  прохожих  на  улицах.  Сам  Фартовый  все  больше
нервничает, психует, налегает на наркотики и  водочку,  у  него  развивается
маниакальная подозрительность, его гложет предчувствие скорого  конца.  Один
он уже не ходит  -  в  притоны  и  рестораны  его  всегда  сопровождают  два
телохранителя.  В  карманах  тужурки  Пантелеева   всегда   два   взведенных
револьвера, он готов  стрелять  В  любого,  кто  вызывает  у  него  малейшее
сомнение (именно  так  погибли  инженер  Студенцов  и  его  жена,  -  Леньке
показалось, что Студенцов достает револьвер).
   9 декабря 1922 года Пантелеев и Гавриков попадают в  засаду  у  ресторана
"Донон". И вновь фартовому удается уйти - уже после успешного, казалось  бы,
задержания. Петроград уже просто бурлил слухами - люди в открытую  говорили,
что милиция - "в доле" с бандитами, что Пантелеев вообще неуловим. На стенах
питерских домов стали появляться издевательские надписи, типа: "До 10 вечера
шуба - ваша, а после 10 - наша!" Стоит ли говорить, что и  это  "творчество"
молва приписывала  Пантелееву,  хотя  он,  скорее  всего,  к  нему  никакого
отношения не имел. Леньке было не до шуточек,  он  хотел  одного  -  быстрее
сорвать какойнибудь крупный куш и уйти за кордон. Страх постепенно превратил
Пантелеева в полусумасшедшего, его стали бояться даже ближайшие  подельники.
Во  время  налетов  на  квартиры  Ленька  теперь  безжалостно   стреляет   в
беззащитных людей - видимо, убийствами он пытался заглушить свой собственный
ужас. (Особо зверским было убийство семьи профессора Романченко, проживавшей
в доме N 12 по улице Десятой роты  Измайловского  полка  -  там  расстреляли
всех, не пожалели даже собаку.)
   Между тем  правоохранительные  органы,  получив  информацию  о  намерении
Пантелеева уйти за кордон, поняли,  что  медлить  больше  нельзя.  В  местах
возможного появления Фартового были организованы засады (то ли 27, то ли  28
засад - для тех времен это более чем круто). Наиболее "перспективным" местом
считалась "хода" на углу канала Грибоедова и  Столярного  переулка,  которую
содержал некто Климанов, дальний родственник Леньки. В ночь  на  11  февраля
1923 Фартовый действительно пришел туда, но увидел сигнал тревоги - горшок с
геранью, видимо, его успела выставить на окно одна из сестер Леньки - то  ли
Вера, то ли Клавдия - их обеих тогда арестовали на этой ходе.  (Сестрички-то
были, кстати, еще те "штучки" - они вместе с Ленькой  иногда  участвовали  в
налетах.) Отстреливаясь, Пантелеев ушел и на этот раз, но запас его  везения
кончился.
   По агентурным каналам чекисты получили информацию о том, что в ночь на 13
февраля по адресу Лиговка, 10 состоится "сходвяк", на котором должен быть  и
Пантелеев.  (Этот  дом  до  революции   принадлежал   министру   двора   Его
Императорского Величества барону Фредериксу, который сам там, естественно не
жил, а сдавал его внаем. Репутация этого адреса была, прямо  скажем,  совсем
не "баронская" - в нем постоянно гудели  "притоны",  "малины"  и  т,  д.)  В
последний  момент  кто-то  из  чекистов  вспомнил,  что  у  Мишки  Корявого,
ускользнувшего   из   засады   у   Климанова   вместе   с   Ленькой,    есть
любовница-проститутка, некая Мицкевич, проживавшая по адресу  Можайская,  38
(этот район - от Загородного проспекта до Обводного - до революции назывался
Семенцами - из-за находившихся поблизости казарм  лейб-гвардии  Семеновского
полка. До революции  эти  места  считались  одними  из  самых  криминогенных
кварталов Питера).  На  всякий  случай  засаду  послали  и  к  Мицкевич,  но
поскольку Фартового ждали на Лиговке, на Можайскую отправили самого молодого
сотрудника - Ивана Брусько с двумя  преданными  красноармейцами.  По  закону
подлости Пантелеев,  проигнорировав  "сходняк"  в  доме  барона  Фредерикса,
явился как раз на Можайскую. Брусько и Пантелеев  выстрелили  друг  в  друга
почти одновременно, но фарт фартового закончился -  он  промахнулся,  а  вот
пуля молодого чекиста Вани оказалась смертельной... Мишку  Корявого  удалось
взять живым. В эту  же  ночь  на  Международном  проспекте  был  задержан  и
Александр Рейнтон, на улице 10-й роты Измайловского полка милиция арестовала
супругов Лежовых - наводчиков Пантелеева...
   Вот и вся история про банду Пантелеева. Питерцы не верили, что он убит, и
властям пришлось пойти на  беспрецедентный  шаг  -  выставить  его  труп  на
всеобщее обозрение. В воровской среде еще долго ходили  легенды  про  где-то
спрятанные клады Пантелеева... (В 90-х годах точно такие слухи будут  ходить
в Питере про  сокровища  бандита  Мадуева,  приговоренного  в  1995  году  к
расстрелу  и  прославившегося  своим  "тюремным  романом"  со   следователем
прокуратуры Натальей Воронцовой, передавшей преступнику в "Кресты" револьвер
для побега. Людям свойственно  верить  в  романтические  тайны,  но,  скорее
всего, и у Пантелеева, и у Мадуева никаких сокровищ остаться не могло - жить
в розыске, когда на  тебя  идет  настоящая  охота,  -  очень  дорого,  нужно
постоянно менять  жилье,  документы,  одежду,  платить  взятки,  платить  за
информацию, за оружие...)
   А одна легенда, связанная с Пантелеевым, дожила и до наших дней  -  якобы
где-то, то ли в ФСБ, то ли в милиции  в  каком-то  закрытом  музее  хранится
заспиртованная голова Фартового. Поверить в  это  трудно,  но  в  1995  году
автору довелось  услышать  эту  легенду  из  уст  одного  довольно  большого
милицейского чина. Более того, этот чин утверждал, что он лично ВИДЕЛ голову
Пантелеева.
   После ликвидации команды  Леньки  Пантелеева  питерский  бандитизм  пошел
понемногу на спад. Нет, конечно,  до  полной  стабилизации  было  еще  очень
далеко - грабежи, убийства, разбои продолжались, но - размах был уже не тот.
Продолжатели  традиций  Белки  и  Фартового  не  успевали,  что  называется,
"набирать вес". В конце весны 1923 года появилась было  в  Петрограде  банда
некоего Эмиля Карро, промышлявшая все теми же  "самочинками"  с  поддельными
ордерами Угрозыска,  но  уже  в  начале  июля  того  же  года  эта  команда,
состоявшая из  шести  человек,  была  взята  по  адресу  Мало-Царскосельский
проспект д. 36 кв. 73. Сам Эмиль пытался было оказать сопротивление  и  даже
вытащил револьвер - но все это было как-то  вяло,  неубедительно,  без  того
молодецкого задора, что отличал  бандитов  прежних  лет.  Менялось  время  -
менялись и уголовные  "темы".  В  моду  вновь  начали  входить  преступления
ненасильственного характера. НЭП оживил деловую  жизнь  в  городе,  у  людей
снова появились деньги - всплыли и мошенники с ворами. С  начала  1923  года
питерских любителей дешевых бриллиантов  начала  беспощадно  "кидать"  шайка
"фармазонов", возглавляемая неким Лебедевым. Принцип их работы был  прост  -
жертве где-нибудь на улице предлагалось купить бриллиант  по  очень  смешной
цене. Жертва оставляла фармазону денежный залог и отправлялась к ювелиру для
оценки - ювелир, естественно,  устанавливал,  что  бриллиант  изготовлен  из
хорошего  стекла,  а  мошенник  с  залогом  исчезал.  Шайка  Лебедева   была
достаточно крупной - в ней состояло более пятидесяти человек, но к  середине
лета 1923 года она практически полностью  была  ликвидирована.  Оживились  и
"городушники" - специалисты по кражам с магазинных прилавков,  среди  них  в
авторитете были воры старой закалки  -  некто  "Длинный"  и  Литов-Николаев,
откликавшийся, впрочем, на еще несколько фамилий.
   Поскольку  в  сейфах   разных   учреждений   стали   появляться   деньги,
активизировались и питерские "шнифера"  -  потрошители  питерских  шкафов  и
сейфов. Команда Григория Краузе  -  Петра  Севастьянова  только  с  июля  по
октябрь  1923  года  вскрыла  несгораемые  шкафы  в  десяти  государственных
учреждениях, похитив в общей сложности 168 425 рублей (сбытчиком краденого у
этой компании, кстати, был некто Юдель Левин - беда прямо с этими  Левиными,
ейбогу. - А. К.). В эту компанию входил знаменитый Георгий  Александров,  по
кличке Жоржик. Когда в  ноябре  1924  года  всю  шайку  арестовала  милиция,
Александров  начал  "косить"  под  душевнобольного  и   сумел   сбежать   из
психиатрической  больницы.  На  свободе  Жоржик  продолжал  с   маниакальным
упорством взламывать сейфы трестов и кооперативов. В мае 1925-го его с двумя
помощниками все-таки  удалось  задержать.  Параллельно  с  шайкой  Краузе  -
СевастьяноваАлександрова теми же в принципе  проблемами  занималась  команда
Морозова (кличка Кобел) - Галле (у  этого  помимо  "дополнительных"  фамилий
Дубровский, Бабичев,  Галкин  была  еще  достаточно  оригинальная  кличка  -
"Альфонс Доде"). Эта  дружная  семья  шниферов  базировалась  вокруг  пивной
"Кострома" на Крюковом канале,  хозяйкой  которой  была  Наталия  Бахвалова,
"женщина безусловно приятная во всех отношениях", а вдобавок еще и  надежная
скупщица краденого. Кроме того, в эту же воровскую "вязку" входили известный
гастролер из Москвы Ермаков (он же Изразцов, Притков и Тимофеев), Петров (по
кличке "Кирбалка"), Тихонов по кличке (ВаськаКозел),  Грицко  (Шурка-Матрос)
Запасной штаб-квартирой  этой  милейшей  компании  заведовал  старый  вор  и
скупщик  краденого  Кургузов,  откликавшийся  на  прозвище  Кузьмич.  Кстати
говоря, квартира этого Кузьмича,  находившаяся  недалеко  от  "Костромы"  на
Крюковом канале, была в то  время  одним  из  самых  крупных  пунктов  сбыта
краденого в Питере. Однако развернуться по-настоящему и эта шайка не  успела
- ее ликвидировали весной 1925 года. Тем временем в Питере подрастала новая,
"талантливая и перспективная" молодежь. На  Васильевском  острове  попытался
создать нечто вроде организации юных уголовников  некий  Алексей  Кустов  по
кличке "Кукла". "Куклой" его прозвали за чрезвычайно  миловидную  внешность,
он был таким хрупким и изящным, что его принимали за подростка не старше  12
лет, хотя Алешке было уже около 16. "Кукла" происходил из семьи  с  крепкими
уголовными корнями - его отец был расстрелян за грабеж еще в 1919 году.  Два
его  брата  были  опытными  рецидивистами,  сестренка  тоже  профессионально
занималась воровством. Когда Кустов оказался на улице, он не  растерялся,  а
принялся строить из детейбеспризорников настоящую  законспирированную  шайку
со строжайшей дисциплиной и четким разделением труда: одни  его  подчиненные
крали из домов, другие - из магазинов, третьи  -  шарили  по  карманам.  Для
поддержания  дисциплины  в  организации  "Кукла"  всегда  держал  при   себе
здоровенного  туповатого  амбала  по   кличке   "Комендант",   который,   не
задумываясь, избивал  "нарушителя"  по  Алешкиному  сигналу.  Позже  "Кукла"
подрастет и станет  достаточно  известным  и  авторитетным  взрослым  вором.
Похожая организация существовала и  на  Петроградской  стороне,  в  трущобах
беспризорников в районе Гатчинской улицы, и на Лиговке. Имена  юных  лидеров
Петроградской  затерялись,  а  литовской  шпаной  верховодили  такие   яркие
представители  "нового  поколения",  как   Володька-Зубоскал,   Сашка-Букса,
ВанькаКундра  и  Витька-Бобик.  Что  же  касается  действительно   серьезных
взрослых банд, то к середине 20-х годов  их  осталось  в  Ленинграде  совсем
немного - по крайней мере по сравнению с первыми лихими  послереволюционными
годами. Причин этому несколько: и  ужесточение  политики  карающих  органов,
приведшее к просто физическому уничтожению "цвета" питерского бандитизма,  и
эмиграция  тех,  кто  успел  скопить  хоть  какой-то  капиталец,   и   общая
переориентация преступного мира на менее насильственные преступления. Одними
из последних "могикан" классического питерского "огнестрельного"  бандитизма
стали братья Лопухины - Борис, Павел  и  Николай,  начавшие  свою  "карьеру"
летом 1924 года. Борис и Николай Лопухины в течение почти  всего  1925  года
грабили винные магазины, артельщиков и инкассаторов. В конце 1925  года  они
были схвачены, но 6  февраля  1926  года  Павел  Лопухин  напал  на  конвой,
сопровождавший братьев  в  тюрьму,  и  отбил  их,  убив  старшего  конвоира.
Несколько дней братья метались по городу, отстреливаясь от погонь, но вскоре
все  трое  были  вновь  схвачены.  По  приговору  суда  Бориса   и   Николая
расстреляли, а Павел получил 10 лет...
   Правоохранительные органы все усиливали нажим на криминогенные районы:  в
августе 1926 года  начался  разгром  литовской  шпаны,  получившей  название
"Чубаровского дела", - тогда были задержаны, а позднее расстреляны несколько
литовских  хулиганов,  изнасиловавших  девушку  в  саду  между  Лиговкой   и
Предтеченской.
   Лиговка еще пыталась как-то огрызаться, создав в начале 1927  года  "Союз
советских хулиганов" под предводительством некоего Дубинина - бандита старой
закалки. "Союз" угрожал  убийствами  и  поджогами  в  отместку  за  приговор
"чубаровцам", в эту "организацию" входило несколько  десятков  блатарей;  но
дисциплина у них была слабой, тягаться с окрепшей милицией они уже не могли.
Довольно быстро "Союз советских хулиганов" был разгромлен, и его члены  ушли
в лагеря...
   Наступило новое время - время тоталитарного государства, которое брало на
себя основные функции насилия по отношению к своим гражданам. Уголовный  мир
уже не мог конкурировать с безжалостной машиной  и  начинал  перестраиваться
Группировки "жетонов" и "урок" по всей стране сливались (мирно или  кроваво)
в шайки, базировавшиеся на новых "понятиях".
   Наступало время "воров в законе". Но это - отдельный  разговор  и  совсем
другая история...
   Январь 1996 г.


   Часть третья
   ВОРОВСКОЙ ВЕНЕЦ

   Для большинства добропорядочных обывателей понятия "вор" и "бандит"  если
и не абсолютно идентичны, то, во всяком случае, очень близки. Между тем  это
абсолютно не так. Более того, сферы интересов  бандитов  и  воров  постоянно
пересекаются,  и   между   ними   существуют   противоречия   непримиримого,
идеологического  характера,  которые  разрешаются  часто  путем  физического
устранения друг друга.  При  этом  четкого  разделения  мира  организованной
преступности  на  воровской  и  бандитский  нет.  Воры   и   бандиты   могут
сотрудничать, могут использовать друг друга открыто и втемную, и  все  же  -
это две идеологически разные системы; превалирование одной из них  в  каждом
конкретном регионе может  оказывать  свое  влияние  не  только  на  характер
криминогенной ситуации,  но  и  на  сферы  бизнеса,  экономики  и,  конечно,
политики.
   Петербург, например,  в  отличие,  скажем,  от  Москвы,  никогда  не  был
воровским городом. Воровские авторитеты, так называемые воры в законе,  если
и не отрицались в Питере в открытую, то, по крайней мере,  не  имели  такого
влияния, как в Москве или, допустим, в Сочи [1].  Так  было.  При  этом  обе
системы  организованной  преступности  испытывали   большие   трудности   от
внутренних  и  внешних  дестабилизирующих  факторов,  результатом  чего,   в
частности, стали серии успешных и  безуспешных  попыток  ликвидации  крупных
авторитетов в Москве и Петербурге.
   В Москве с начала 1992 по 1994 г.  были  убиты  такие  воры  в  законе  и
авторитеты, как  Витя-Калина,  Глобус,  Гитлер,  Сильвестр,  Михась,  Бабон,
братья Квантришвили, Федя Бешеный, Моня, Рембо, француз. В Петербурге прошли
успешные ликвидации Нойля Рыжего, Айдара  Гайфулина,  Коли-Каратэ,  Альберта
Рижского, Звонника, Андрея Верзина,  Клементия,  Кувалды,  Лобова  и  многих
других более мелких бандитов. Чудом остались живы  после  дерзких  и  хорошо
подготовленных покушений  на  их  жизнь  КостяМогила,  Миша-Хохол,  Бройлер,
Сергей Васильев, Владимир Кумарин.
   Эта кровавая статистика говорит о многом, и прежде  всего  -  о  все  еще
недостаточно высокой степени организованности обеих систем российского  мира
профессиональной преступности. Чем выше уровень организованности, тем больше
заинтересованности в стабильности, тем  меньше  кровавых  разборок  и  войн,
которые наносят прежде всего огромный экономический  ущерб  всем  враждующим
сторонам. Стабильность же в преступном мире  может  наступить  тогда,  когда
будет принята подавляющим большинством единая  идеология  и  единая  система
правил  и  законов,  регламентирующих  жизнь  и  "работу"   профессиональных
преступников.
   Наш сегодняшний интерес к миру воров  в  законе  далеко  не  случаен.  Из
разных источников идет к нам информация о резком усилении  влияния  воров  в
криминальном мире Петербурга, усилении настолько мощном,  что  не  исключена
возможность скорой переориентации нашего города из бандитского в  воровской.
А если таковая вероятность существует, то к этой переориентации  нужно  быть
готовым, потому что любые глобальные  изменения  в  какой-либо  одной  сфере
внутренней жизни города обязательно скажутся  на  других.  А  для  прогнозов
нужны знания. Итак, кто же они такие - воры в законе?


   Зазеркалье

   Мир воров устроен по своим законам, которые очень трудно понять  обычному
человеку.   Любопытный   факт   -   большинство   иностранных   журналистов,
интересовавшихся ворами в законе, так и не смогли понять, кто же они  такие.
Это, конечно, не случайно. Говоря о мире воров, нужно практически к  каждому
предложению добавлять словосочетание "как правило". Это мир, где  существуют
жесткие законы, которые тем не менее часто  нарушаются,  есть  свое  понятие
Добра и Зла, своя мораль. Это своеобразное "Зазеркалье", где нет  постоянных
величин, а внутреннюю логику может до конца осознать только "абориген".
   Понятие "вор в законе" - чисто российское [2]. Ничего похожего на  Западе
нет. Воры в  законе  -  это  определенная  категория  лиц,  профессиональных
уголовных преступников, которые культивируют  и  лелеют  традиции  и  законы
уголовного мира, перенося устои тюрьмы  и  зоны  на  уклад  своей  жизни  на
свободе [3]. Они - авторитеты,  которые  должны  безоговорочно  признаваться
всем  уголовным  миром.  Однако  чтобы  стать  вором  в  законе,  мало  быть
признанным авторитетом. Например, Александр Иванович Малышев  -  безусловный
авторитет не только в Петербурге, но и далеко за его  пределами,  однако  он
никогда не был вором в законе. Вор в законе  должен  отвечать  ряду  жестких
требований. Он обязан не работать, никогда не  служить  в  армии,  не  иметь
прописки и семьи, не окружать себя роскошью, не иметь оружия, не прибегать к
насилию и убийствам, кроме как в случае крайней необходимости [4].
   Кстати, в отношении к насилию как к  методу  решения  различных  проблем,
наверное, заключается принципиальное отличие между бандитами и ворами.  Если
бандиты большинство возникающих проблем привыкли решать  силовыми  методами,
калеча людей физически, то  воры  декларируют  свою  приверженность  методам
морально-психологического воздействия: "Не надо воспитывать молодежь ногами,
достаточно одной пощечины", "Покалечишь  человека,  -  он  потом  не  сможет
работать". Эти принципы, однако, вовсе  не  говорят  о  безобидности  воров.
Наоборот - в случае  обострения  возникшей  проблемы  до  критической  точки
используется,   как   правило,   один   выход   -   физическое    устранение
"человека-проблемы". "Нет человека - нет проблемы" - знакомо, не правда  ли?
И в то же время этот страшный  потенциал  не  расплескивается  по  пустякам.
Например, широко известный, можно сказать эталонный, вор в законе Дядя  Вася
Бузулуцкий (умерший в  Петербурге  несколько  лет  назад),  сидя  однажды  в
ресторане и увидев драку, немедленно бросился разнимать забияк. При этом сам
пострадал, но ничего не сделал своим обидчикам, хотя одного его  слова  было
бы достаточно  для  того,  чтобы  перерезать  половину  посетителей.  Другой
известный вор в законе - Горбатый, инструктируя  своих  "подчиненных"  перед
тем, как "поставить" очередную  богатую  квартиру,  не  только  запрещал  им
применять какое-либо насилие к жертвам, но и заставлял брать с собой на дело
валидол - на случай, если кому-то при расставании с ценностями станет плохо.
Когда Горбатый сам шел на дело, он мог даже пить чай со своей  жертвой,  при
этом утешал ее и  объяснял,  что  не  только  в  деньгах  счастье.  Бандитов
Горбатый не жаловал, называл  их  дебилами  и  розовой  плесенью.  Умирая  в
тюремной больнице от рака легких, он сказал автору этих  строк  удивительные
слова: "Сильный уголовный мир, с жесткой дисциплиной и внутренними законами,
возможен только в сильной стране. Но сильная Россия - никому не нужна..."
   Однако простое соблюдение перечисленных выше требований вовсе не дает еще
гарантии получения титула "вор в законе". Для  этого  еще  надо  пройти  так
называемую  коронацию.   Коронация   -   это,   может   быть,   даже   более
формализованное мероприятие, Чем раньше был прием в партию. Для  того  чтобы
пройти коронацию, необходимо получить как минимум две рекомендации от  воров
в законе. Потом по зонам, тюрьмам, городам  и  весям  рассылаются  малявы  -
воровские письма. В этих письмах  расспрашивают  о  кандидате  на  воровской
титул - не знает ли кто-нибудь какого-либо  компромата  на  "неофита".  Лишь
после полученных подтверждений на сходняке  в  зоне  или  на  воле  проходит
коронация [5]. Если по  каким-либо  причинам  кандидата  не  короновали,  он
называется  сухарем.  Как  правило,  отличительный  знак  вора  в  законе  -
вытатуированное  на  груди  сердце,   пронзенное   кинжалом.   Если   кто-то
некоронованный сделает себе такую татуировку, то жить ему останется  времени
ровно столько, сколько информация об этом будет идти до любого вора. Тот вор
в  законе,  который  по  каким-либо  причинам   отошел   отдел,   называется
отказником. Ярким примером отказника был как раз упомянутый  выше  Горбатый.
При этом он оставался авторитетом, потому что не завязал. Но он окружил себя
роскошью, имел квартиру, жену, детей и, самое главное,  -  не  участвовал  в
сходняках, то есть отошел от воровской жизни, короче  -  нарушил  почти  все
требования, предъявляемые к Правоверному вору  в  законе  [6].  Отказника  в
принципе могут убить. Завязавшего же вора в законе убить просто обязаны.
   Но... Был такой известный вор в законе, имевший  земного  кличек,  но  мы
будем называть его самой первой, еще детской - Босой. Он сел в тюрьму  в  15
лет и просидел в ней с тремя короткими перерывами до 46 лет.  У  Босого  был
трудовой стаж - четыре дня - к моменту его освобождения. Он сидел за разбой,
бандитизм, сопротивление властям, нанесение телесных повреждений  и  т.д.  В
зоне особого режима Босой чувствовал себя как дома. И вдруг  -  он  получает
письмо от матери, которая просит его приехать, чтобы она могла  увидеться  с
ним перед смертью. И Босой решил завязать. Приехал к  матери,  устроился  на
работу водителем грузовика Выдержал милицейский надзор. Женился.  И  получил
приглашение на воровской сходняк в Хабаровске. Не  ехать  туда  он  не  мог,
вернуться оттуда живым - шансов практически не было. Но он вернулся.  Почему
- никто не знает. Тем более - из Хабаровска, где  человека  зарезать  проще,
чем яичницу зажарить Эта история - лишь одна из  многих  загадок  воровского
"Зазеркалья". (В конце концов "загадка" разрешилась просто -  в  1995  г.  я
получил информацию о том, что Босой все-таки был ликвидирован.)
   Надо сказать, что эпоха  начавшихся  с  середины  80-х  годов  глобальных
перемен в нашем обществе затронула, естественно, и воровской мир.  Появились
тенденции, которых раньше никто не мог предугадать даже  в  горячечном  сне.
Венец вора в законе стало возможным купить за деньги,  -  правда,  за  очень
большие. В основном, такое могла себе позволить лишь шустрая молодежь из лиц
пресловутой "кавказской национальности" [7]. Конечно, это делалось не только
для того, чтобы потешить свое южное тщеславие. Воровской венец открывал путь
к деньгам неизмеримо большим, чем были потрачены на его приобретение.  Титул
давал  авторитет  и  право  быть  арбитром  в  разборках  между   различными
группировками За "арбитраж", как правило, платятся деньги, и немалые.  Часто
разборки моделируются искусственно, как говорится, "высасываются из пальца".
Такие ситуации называются разводками, они тоже  стоят  очень  дорого  Бывает
так, что вора в законе приглашают в какую-нибудь  группу  только  для  того,
чтобы  усилить  свое  собственное  влияние  Иногда,  кстати,  подобные  шаги
совершают и солидные коммерческие организации, но об этом пойдет  речь  ниже
Так что в покупке воровского звания, как и в покупке, скажем, места бармена,
мясника или милиционера (что особенно часто практиковалось опять же в  южных
республиках бывшего Союза), есть прямой экономический смысл.
   Правда, поговаривают, что многие из тех, кто купил-таки  заветный  венец,
долго попользоваться им не  успевали...  На  смену  ортодоксальным  ворам  в
законе стали  приходить  люди  новой  формации,  скептически  смотревшие  на
прежние   воровские   каноны.   Они   обладали   хорошими   организаторскими
способностями, хорошо одевались  и  были  энергичными,  вполне  современными
деловыми людьми
   Одним из  самых  ярких  представителей  этой  "новой  волны"  был  Виктор
Никифоров, по кличке Калина. Внешне он напоминал эстрадного певца Крылова  -
такой же полный, улыбчивый и немного смешной. По словам самого  Калины,  его
родным отцом был известный композитор Юлий Никифоров. Тяга к музыке, видимо,
была у Калины в генах Он был хорошо  знаком  с  Иосифом  Кобзоном,  который,
кстати, даже провожал Витю в последний путь, после того как в  феврале  1992
г. ему всадили в затылок две пули - у подъезда его собственного дома.
   Приемным же отцом Вити был известнейший вор в законе  по  кличке  Япончик
(ныне проживает в США) Мамой Калины была знаменитая Каля Васильевна -  очень
умная женщина, известная  в  преступном  мире  как  одна  из  первых  "леди"
подпольного бизнеса в 60-70-е соды.  В  те  времена  Каля  Васильевна  имела
тесные связи со знаменитым  разгонщиком  Монголом  (Геннадий  Кольцов,  ныне
покойный).
   Япончик, кстати, был  последним  авторитетом  "всея  Москвы".  После  его
отъезда в Штаты  бесконечные  междоусобицы  преступных  групп  не  позволяли
выбрать единого, всеми признаваемого лидера. Впрочем,  справедливости  ради,
нужно отметить, что стрельба в Москве случалась и при Япончике  [8].  Вторая
кличка этого человека менее известна - Ассирийский Зять. Япончик получил  ее
за то, что был женат на айсорке Лидии Айвазовне.
   Калина бесконечно нарушал воровские заповеди, при этом почему-то не теряя
авторитета. Он жил в роскоши, не чурался коммерции: в Москве  он,  например,
владел  целой  сетью  ресторанов,  сам  учредил  ресторан  "Аист",  в   Сочи
контролировал пляж  "Маяк",  в  Петербурге  делил  с  Александром  Малышевым
интересы в казино гостиницы  "Пулковская"  (кстати,  Калину  в  "Пулковской"
представлял Сергей Дорофеев  -  интереснейшая  личность,  известная  еще  во
времена Феоктистова) [9], имел отношение к фирме "Русский мех". На  заданный
ему однажды вопрос относительно того, что вор вроде как  не  должен  жить  в
роскоши, Калина ответил дословно  следующее:  "Что  я  -  дурак,  за  чердак
сидеть? ". Осенью 1991 г. в Киеве проходил сходняк [10] российских  воров  в
законе (сходняки, кстати, обычно проходят в ресторанах под видом свадеб или,
чаще, поминок - это удобно, так как, допустим, похороны  коллег  -  солидный
повод для общего сбора, к тому же нужно принять решение о  том,  кто  займет
место  усопшего,  ну  и  попутно  -  решить  назревшие  глобальные  проблемы
стратегического характера), принявший "судьбоносное"  решение  о  вытеснении
воров-кавказцев  [11]  с  исконно  славянских  земель.  Калина  же  как  раз
поддерживал теснейшие контакты с кавказцами, такими как хорошо  известный  в
Москве Сво - Рафик  Багдасарян.  Но  при  всем  при  том  он  был  носителем
воровской идеологии и всячески пропагандировал идею  воровского  "братства".
Идеология эта нужна не столько для самих воров, сколько для  так  называемых
овец, чтобы их стричь. Когда однажды на сходняке  в  Питере,  проходившем  в
конце 80-х годов в ресторане "Невский", Калина произнес тост:  "За  нас,  за
воров, за  наше  воровское  братство!  ",  тост,  конечно,  поддержали,  но,
расходясь, участники сходняка посмеивались: какое уж тут братство  -  каждый
хочет свое урвать, того и гляди от брата перо в бок  схлопочешь...  Впрочем,
все это мы уже тоже проходили - идеология с торжественными  ритуалами  нужна
прежде  всего  правителям,  чтобы  управлять  своими  подданными  -   лидеры
коммунистической  партии,   пропагандируя   пресловутый   моральный   кодекс
строителя коммунизма, как известно, редко отличались неприхотливостью в быту
и моральной щепетильностью... В воровском мире идет тщательно скрываемая  от
непосвященных   глаз   клановая   борьба.   Борьба   эта   объясняется    не
идеологическими противоречиями, а более просто и традиционно - стремлением к
власти,  к  теплому  месту  под  солнцем...  Другое  дело  -   "официальная"
мотивировка  очередной  ликвидации,  конечно,  она  будет  идеологизирована:
"Смерть изменнику!"
   Видимость личной скромности в быту нужна ворам в законе еще и потому, что
они являются собирателями,  держателями  и  приумножателями  так  называемых
рбщоков - воровских касс, средства от которых тратятся на  то,  чтобы  греть
зоны, помогать родным зеков, на встречу и обустройство откинувшихся, то есть
освободившихся, на адвокатов и информаторов. Если  хранитель  общака  начнет
жить на широкую ногу, у остальных волей-неволей  зашевелится  мысль.  "А  не
запускает ли он лапу в общак". Общаки - это святыни воровского Зазеркалья...
[12]
   Общаки есть в каждом регионе, иногда  они  бывают  совместными  -  как  в
случае  с  Петербургом  и  Москвой.  Ходили  слухи,  что  в  Москве   держат
центральный, всероссийский общак, сумма которого исчисляется миллиардами, но
так ли это на самом деле - неизвестно. Зазеркалье умеет хранить свои тайны..
Сколько всего в России воров в законе -  сказать  трудно.  Разные  источники
называют  цифры  от  140  до  800.  В  любом  случае  их  количества  вполне
достаточно, чтобы своей  деятельностью  оказывать  существенное  влияние  не
только на общую криминогенную  обстановку  в  стране,  но  и  на  экономику,
предпринимательство, культуру и политику.


   Воры и бандиты

   В самом начале 90-х годов в Петербурге случилась такая история.
   В магазине "Березка" стоял какой-то молодой бандит и любезничал со  своей
знакомой продавщицей. Вдруг он увидел вора, который взял блок  "Мальборо"  и
пошел к выходу "Стой, что ты делаешь!" - попытался  остановить  вора  бандит
"Что?! Ты вору хочешь запретить украсть?"  -  и  бандит  получил  заточку  в
сердце.
   Легенда эта как нельзя лучше передает отношения двух идеологически разных
систем современного российского мира профессиональной преступности,  которые
могут быть сравнимы с известной притчей о том, как черепаха перевозила  змею
через реку. Змее очень хотелось укусить черепаху, но  она  боялась  утонуть.
Черепахе очень хотелось нырнуть, но она боялась, что  змея  успеет  укусить.
Так они и плыли вместе...
   Воры не  любят  спортсменов  (так  они  называют  бандитов,  выросших  из
рэкета), которые зачастую не признают  воровских  авторитетов  и  не  желают
делиться, перекрывая таким образом ряд  потенциальных  каналов  в  воровские
общаки. Воров это не устраивает, и они  пытаются  изменить  в  ряде  городов
сложившуюся ситуацию, присылая туда своих  эмиссаров,  снабженных  малявами,
написанными иногда, как  первые  мандаты  в  годы  революции,  -  на  листке
ученической тетради.
   "... Ознакомиться с этой малявой всем достойным людям, принять к жизни  и
поставить в курс всех. Все достойные обязаны помогать в сборе общака (денег)
на воровские нужды. Все кооперативы обязаны платить определенную часть денег
в воровской общак.
   Все это должно контролироваться людьми из арестантского  мира,  но  ни  в
кием случае не спортсменами и не другими собаками...
   Если кто-то будет увиливать от сбора общака и ставить препятствия, то  мы
будем жестоко расправляться с такими гадами Спецбоевики угомонят любого..."
   Бандиты побаиваются воров потому, что перед каждым,  вполне  возможно,  в
недалеком будущем могут распахнуться ворота зоны В зонах же воровская власть
почти всегда сильнее бандитской, и любой дедок-туберкулезник может, выполняя
приказ авторитета, загнать заточку в крепкую  спортивную  спину.  Бандита  в
воровской зоне могут опустили", то есть сделать педерастом, и  такие  случаи
бывали...
   Вместе с тем воры -  люди  очень  "реальные",  они  отдают  только  такие
приказы,  которые  можно  выполнить.   Они   быстро   оценивают   объективно
сложившуюся  обстановку  и  предпочитают  компромисс  заведомому  проигрышу.
Известно, что живой всегда может подняться и взять реванш, мертвый же  такой
возможности лишен
   В  бандитском  мире  отношение  к  ворам  также  неоднозначное  Например,
крупнейший бандитский лидер "тамбовских" Кумарин всегда  относился  к  ворам
крайне отрицательно - "зачем дармоедов кормить?", однако  у  другого  лидера
той же "тамбовской" группировки Михаила Глушенко (Хохол) [13]  в  советниках
был Горбатый..
   Александр Малышев имел много общих интересов с покойным  Витей-Калиной  и
прекрасно с ним  сотрудничал  и  уживался.  Привечал  Александр  Иванович  и
старого дедушку Колю Черного, который хоть и был коронованным  вором,  но  в
Петербурге обладал, конечно, намного меньшим влиянием, чем Малышев
   Тем не менее советы Коли Черного всегда внимательно  выслушивались,  хотя
далеко не всегда выполнялись "Чудит старик, ну  и  пусть  чудит.  Зачем  его
обижать..." При этом, конечно, не забывалось, что в принципе  старик  и  сам
может обидеть кого захочет - зачем же будить лихо, пока оно тихо.
   Любопытно,  что,  хотя  в  Петербурге  живут   и   "работают"   несколько
коронованных воров в законе - таких как Дато, Макар, Якутенок, - смотрящим в
Петербурге  и  его  заместителем  московские  воры  утвердили  не  воров,  а
бандитов, правда "ориентированных" на воров. Ими  стали  в  начале  1993  г.
соответственно  Кудряш  и  Костя-Могила,   известный   своей   замечательной
гибкостью и дипломатическими способностями, умением со всеми ладить (что  не
спасло Могилу, однако, от налета летом 1993 г. на  его  офис  на  Варшавской
улице, который едва не стоил ему жизни) [14].
   Такое назначение, конечно, не случайно и показывает, что  воры  в  законе
оценивают реально сложившийся в Петербурге расклад сил.  Они  понимают,  что
кавалерийским наскоком здесь ничего не добьешься,  поэтому  наращивают  свое
присутствие в Питере медленно и постепенно. [15]
   Наращивание это нашло свое выражение в сходняке, прошедшем  в  Петербурге
весной 1993 г., и в летней (того же года) коронации, проведенной в одной  из
лучших гостиниц нашего города. Коронован был казанский вор по  кличке  Вася.
Этот последний факт особо примечателен, потому что коронаций в Петербурге не
было с незапамятных времен.
   Одновременно с этим  воры  ищут  союзников  даже  среди  таких  особняком
стоящих в Петербурге банд, как ментовские,  то  есть  возглавляемые  бывшими
сотрудниками  правоохранительных   органов,   которых   среднестатистические
питерские бандиты недолюбливают.
   Надо сказать, что у воров в законе, в  общем,  уважительное  отношение  к
сотрудникам милиции, но только к честным. "Мы свою  работу  делаем  -  менты
свою, но, в принципе, по одной жердочке ходим" - удивительное  подтверждение
действенности закона единства и борьбы противоположностей, не правда ли?
   К продажным же сотрудникам милиции, в том числе и к тем, кто работает  на
них самих,  воры  относятся  крайне  негативно,  испытывают  к  ним  чувство
брезгливости, ненавидят их, хотя никак это и не демонстрируют -  для  пользы
дела.
   Воры хотят "поставить" бандитов "под себя" и вряд ли  откажутся  от  этой
идеи, сколько бы времени ни длилась борьба.  Бандиты,  привыкшие  к  стычкам
типа "команда на команду", часто проигрывают при применении  ворами  тактики
физического  уничтожения  лидеров.  Вместе  с  тем  воры  оказывают   мощное
идеологическое  воздействие  на  выбранные  ими  "базовые"   группировки   -
например,  на  "казанскую",   которая   все   больше   и   больше   начинает
ориентироваться на воров. Тем не менее ответить на вопрос, кто в итоге будет
доминировать в Петербурге - воры или бандиты, так же сложно, как  определить
сильнейшего в гипотетической схватке слона и кита.
   Прогнозы в этой сфере делать чрезвычайно трудно, потому что  среди  самих
воров нет единства. Тщательно маскируемые разговорами о братстве,  конфликты
все же прорываются наружу; так, можно с уверенностью сказать о  серьезнейшем
противостоянии казанских и московских воров. С другой стороны, в  бандитском
мире тоже царит междоусобица, катализированная  общей  динамикой  перемен  в
нашем обществе, - очень  быстро  растет  молодежь,  буквально  "подпирающая"
снизу своих лидеров и радующаяся каждому новому "освободившемуся" месту,  но
не понимающая пока того, что  такая  же  крутая  молодежь  придет  и  им  на
смену...
   При  любых  обстоятельствах  внешние  и   внутренние   попытки   обуздать
криминальный беспредел будут успешными в случае соотнесения их  с  попытками
остановить  беспредел   законодательный,   экономический,   политический   и
нравственный. А все эти беспределы очень тесно взаимосвязаны.
   Скажем, известнейший петербургский банк  приглашает  в  1993  г.  к  себе
работать  Костю-Могилу  не  столько  из-за   нравственной   деградации   его
руководителей, сколько из-за реального понимания ими собственного бессилия в
условиях сложившейся законодательной базы. Что они могут сделать,  например,
тем, кто не возвращает  кредиты?  Обратиться  в  арбитраж,  который  вынесет
решение в их пользу, но не может вернуть кредит?
   Изучение и анализ тенденций и процессов, происходящих в мире  бандитов  и
воров, нужны далеко не только милиционерам, сидящим  в  своих  кабинетах  по
трое за одним  столом.  Разработка  подобных  программ  прежде  всего  нужна
политикам, экономистам и  бизнесменам,  потому  что  недооценка  или  просто
игнорирование такого важнейшего фактора нашего  общественного  бытия,  каким
стал сейчас "зазеркальный" криминальный мир,  не  позволит  этим  политикам,
экономистам и  бизнесменам  правильно  оценивать  сложившуюся  обстановку  и
принимать решения, "обреченные на успех".


   Горбатый

   Первый раз он украл в 15 лет. Тогда  он  еще  не  был  Горбатым.  Умер  в
тюремной больнице в возрасте 62 лет...
   Звали его Юрий Васильевич Алексеев, однако больше  известен  он  был  под
прозвищем Горбатый. Погоняло это получил за то, что умел имитировать горб  -
чтобы в случае чего милиция потом горбуна искала.  Использовал  и  накладной
горб.
   Семь раз приговаривали его к различным срокам. В общей сложности просидел
почти двадцать семь из своих шестидесяти двух. Прошел чуть ли не все  лагеря
от Колымы до западных границ.
   Трудно сказать, был ли Горбатым вором в законе, впоследствии отошедшим от
традиций, или же занимал в блатной иерархии  ступень  пониже.  Одни  говорят
так, другие - этак [16].
   Сейчас вообще стало трудно говорить о ком-либо - вор в законе он или нет.
Изменилось само понятие.
   В наше время всеобщего разрушения устоев  изменяется  и  статус  воров  в
законе, из-за чего - путаница и неразбериха. Дело доходит до того,  как  уже
было сказано, что высший воровской титул стало возможным просто купить.
   Горбатый был представителем старой воровской  школы.  За  этим  человеком
стоит целая эпоха уголовного мира. Работал он в  основном  по  антиквариату.
Кстати, в его визитной карточке так и было написано - "главный специалист по
антиквариату в Санкт-Петербурге". Как  рассказывают  сотрудники  милиции,  в
70-х  годах  Горбатый  входил  в  знаменитую  преступную   группу   "Хунта",
состоявшую из преступников-евреев, которые грабили евреев же, выезжавших  из
СССР.
   Одним  из  ближайших  его  друзей  был  Михаил  Монастырский,   иначе   -
Миша-Миллионер. Монастырский - человек почти легендарный,  организовавший  в
конце 70-х - начале 80-х годов поточное изготовление изделий "под Фаберже" с
последующей переправкой  их  за  границу.  Когда  Монастырского  арестовали,
экспертиза  не   смогла   назвать   фальшивыми   изделия,   выпущенные   его
организацией. Сейчас Монастырский имеет офис на  Адмиралтейской  набережной,
некоторые называют его одним из самых богатых людей Петербурга.
   Горбатый тоже был достаточно богатым  человеком,  о  чем  свидетельствует
хотя бы то, что  он,  раковый  больной,  три  года  держался  на  лекарстве,
которое,  по  оценке  врачей,  Не  все  "кремлевские"  пациенты  могли  себе
позволить.
   Юрий  Васильевич  прекрасно  разбирался  в  искусстве,  обладал  хорошей,
интеллигентной речью, был замечательным рассказчиком,  которого  можно  было
слушать часами. Он умер, оставив двух сыновей, один из которых сейчас  живет
в Швеции. А приемный сын его, между прочим, - журналист.
   По словам работников милиции, "из-под Горбатого" только за 1991-1992  гг,
было посажено пять преступных групп общей численностью более 25 человек.
   Он, несомненно, был неординарным человеком, знавшим много городских тайн.
Последний раз его арестовали в декабре 1991 г.
   Трудно сказать, почему он согласился говорить со мной. Может быть, просто
захотел чуть-чуть приоткрыть завесу над некоторыми теневыми сторонами  жизни
нашего города... Он умирал, знал это и хотел высказаться.
   Я беседовал с ним в тюремной больнице. Наши беседы,  пожалуй,  не  носили
характера  интервью  -  скорее  это   был   монолог,   изредка   прерываемый
вопросами...
   Говорят, многие коллеги Горбатого не понимали,  почему  он,  обеспеченный
человек, под конец своей жизни снова  пошел  на  "криминал".  Сам  он  якобы
отвечал на эти вопросы так: "Вам не понять. В этом - вся моя жизнь..."
   Мне трудно сказать, что в исповеди Горбатого, произвольно  скомпонованной
мною по тематическим главам, - правда, а что -  вымысел.  Его  судьба  стала
частью искореженной и изломанной истории нашей страны...
   Впрочем - судите сами [17].


   Тогда еще был уголовный мир

   - Я родился и вырос в нормальной семье. Был в школе отличником. В третьем
классе у меня еще  были  домашние  учителя,  я  уже  чертил  тушью,  рисовал
красивые  здания  Петербурга,  зная,  кстати,  при  этом,  кто   именно   из
архитекторов их строил. Начал изучать английский и немецкий языки.
   А потом - 37-й год, расстреляли отца. Он был главным  механиком  крупного
завода. С тех пор в нашей семье начались разные передряги...
   Мама вышла второй раз замуж за сына отца Иоанна Ярославского  -  епископа
Ярославля. Мама была очень красивой женщиной. Ее крестным отцом, кстати, был
личный шофер Ленина - Гиль Степан  Казимирович.  Он,  умирая,  оставил  маме
восемь тетрадей  воспоминаний.  Мама  была  крупным  банковским  работником,
хорошо  знала  семью  Орджоникидзе,  Рокоссовского.  Дед  мой   был   первым
комиссаром Адмиралтейства - хотя и беспартийным, как и Гиль...
   Д-да, так вот, потом  началась  блокада,  выехать  нам  не  дали  -  было
распоряжение нас не выпускать. В голод  я  не  воровал,  но  вся  обстановка
сложилась так, что в 1947 году  мы  всем  классом  в  школе  украли  дорогой
воротник, продали его и пропили потом - молоком. Всех пожурили, а  меня  как
сына врага народа - осудили. Я попал в детскую трудовую колонию в  Стрельце.
Там, где был когда-то корпус графа Зубова, а сейчас - школа милиции.
   Я был очень любопытным и впитывал в себя все устои и принципы того  мира,
как губка. Я вдруг ощутил себя среди людей. Дома  я  устал  от  политических
скандалов, от рассказов о том, кто в каком подвале  от  НКВД  отстреливался.
Мне все это не нравилось. А в колонии - совсем другие темы, и люди  были,  с
моей точки зрения, порядочные. Воры старого поколения рассказывали мне,  как
имели дела еще с "Торгсинами" [18], - все это было очень интересно.
   А после Стрельцы - новый срок, -  опять  же,  будучи  несовершеннолетним,
получил двадцать лет тюрьмы. У меня в  кармане  был  пистолет  -  офицерский
"Вальтер" - без обоймы, без патронов. Но разве им что-то докажешь? Они берут
справку, что пистолет пригоден к одиночным выстрелам, и  дают  тебе  разбой,
которого не было...
   Отправили меня на Северный Урал, в СевУралЛаг.  Тогда  не  было  режимов:
общих, усиленных, строгих - полосатых. Тогда были спецы. Мне зачли то, что я
сын расстрелянного, и отправили в спецлагерь. Ну а там были  просто  "сливки
общества" - дальше ехать некуда. Мне пришлось впервые показать  зубы,  иначе
бы я погиб.
   Из интеллигентного мальчика я  превратился  в  тигренка.  Люди-то  другие
гибли просто на глазах...
   Я вовремя сориентировался,  у  меня  появились  опекуны  -  люди  старого
поколения, очень старого. Тогда были еще какие-то рамки  поведения,  которые
ограждали от насилия, от унижения. Самого последнего человека в лагере ты не
имел  права  тронуть  пальцем.  Хулиганов   в   лагере   просто   не   было.
По-человечески вели себя... А потом я попал на бухту Ванино -  слышал  песню
такую, "Ванинский порт"? Оттуда ушел пароходом на Колыму. Там познакомился с
врачами, которые сидели по делу Горького. Они отнеслись ко мне  хорошо,  так
как я рассказал им про Гиля, а они его знали.
   Пытались,  правда,  и  меня  унижать  в  лагере.  Из-за   вражды   разных
группировок. Были суки, красные шапочки,  ломом  опоясанные.  Много  военных
было, - в  Якутии,  на  Колыме  они  в  основном  возглавляли  все  лагерные
восстания - снайперы, Герои Советского Союза. Я стоял за себя.  Я  -  против
убийств, но порой защищаться приходилось насмерть. Сам-то я  никогда  никого
не унижал - в нашей стране и так унижены все, поэтому унижать людей еще и  в
лагерной обстановке - это надо быть просто зверем... На Колыме тогда  правил
такой Иван Львов - вор в законе. Его боялись все, даже полумиллионная армия,
которая там стояла. Он был интеллигентным москвичом, не  ругался  матом,  не
курил. Возглавлял! Колыма подчинялась ему полностью.  Сейчас  его,  конечно,
нет в живых - убили... Я с ним кушал вместе, он что-то находил во мне, а я -
в нем. Он читал Достоевского, Толстого, Герцена, - а таких людей было  мало.
Они привили мне любовь к литературе...
   Иван Львов был моим наставником, я очень гордился дружбой с ним  и  очень
много от него взял. Он был очень умным человеком.
   Кстати, даже если кто-то по воровским законам  подлежал  уничтожению,  то
лагерный суд был гораздо лучше советского: это был суд присяжных, в  котором
принимали участие по 50-70 человек. Суд шел  несколько  дней,  и  даже  если
выносился смертный приговор, то приговоренному  в  течение  нескольких  дней
давали  возможность  покончить  с  собой.  И   приговоры   выносили   весьма
обоснованные. Например - приговор негодяю,  который  насиловал  мальчиков  и
своими деяниями возбуждал злобу в рабочей массе. А рабочая масса  -  это  же
большинство!
   Вот и Горбачев все кричал на съезде: "Как рабочие скажут, так и будет", а
между прочим, по статистике -  самый  большой  процент  преступников  всегда
составляли рабочие, самые жестокие преступления совершали  они  же...  Мы-то
тогда, конечно, о социологии не думали, просто понимали, что рабочих  много,
и старались, чтобы они были за нас...
   Потом, когда я повзрослел, у меня стал патроном
   Черкас Толя. Тоже  вор  в  законе.  Но,  с  моей  точки  зрения,  человек
нехороший. Он унижал людей, часто бил ни за что... Это мне не  нравилось,  и
мы с ним разошлись. Нет, меня он не унижал никогда. Если бы он меня  унизил,
то умер бы гораздо раньше. Я уже был тогда не тот...
   Вообще, скажу тебе, что все авторитеты, кого я знал,  это  люди,  которые
никогда бы не пошли на убийство. Мента убить было нельзя -  даже  мента!  За
хулиганство можно было просто  жизнью  расплатиться.  Собственно,  к  нам  и
уголовный  розыск  относился  адекватно.  Правда,  тогда  не  появилось  еще
управлений по борьбе с организованной преступностью - так борьбы и не  было.
А в разрушении воровских законов были заинтересованы те же, кому  выгоден  и
нынешний беспредел...


   Жулики они все...

   - У меня были потерпевшие. Такие как Анатолий Минц,  как  Захоржевский  -
Друг маршала Говорова. Это - насосы, крупные спекулянты, которые в  общем-то
жили и живут за счет пьющих. Ни в одной стране  мира,  кроме  нашей,  вы  не
купите так дешево у пьяницы драгоценную вещь. Вот мои потерпевшие и  грабили
таким образом людей, скапливали огромные ценности. А я имел интерес оставить
их без ценностей.
   Например, у Захоржевского был орден -  "Большой  крест  Германии".  Всего
было изготовлено 15 таких крестов - даже Геринг  и  Гиммлер  не  имели  этих
наград. Я этот крест взял  чисто  -  по  144-й  статье.  Потом  он,  правда,
оказался на столе у генерала Михайлова в ГУВД (тогда он  был  вообще-то  еще
полковником...). Продали меня, как это обычно бывает.
   Или вот Минц. Богатейший человек. Но я взял у него только две папки: одна
с орденами архимандрита Киевского, другая с монетами. До остальных ценностей
- а их Минц накопил на миллионы - я не дотронулся. Зачем обижать  совсем-то?
Поделись немного - и хватит. И Минц был жив-здоров, пока на него сосулька не
упала... Я вот никогда ничего не накапливал...
   Что?..  Нет,  я  не  любуюсь  собой.  Просто  сейчас,  когда  я  вижу  по
телевизору, как за бутылку пива девушку разрубили на куски, то понимаю, что,
встав на свой путь,  я  поступил  правильно,  на  мне  нет  крови.  Конечно,
обижаются на меня некоторые, но обида - она быстро проходит. У этих  жуликов
продолжается  нажива,  и  они  снова  становятся   жирными...   Настоящих-то
коллекционеров у нас  нет,  у  нас  ведь  невозможно  коллекционировать  без
спекуляции.
   Между нами говоря, я всю жизнь вредил,  препятствовал  вывозу  из  России
живописи, особенно большой,  хорошей...  Вот  последний  раз  проморгал:  из
запасников Эрмитажа 32 полотна - XVII-XVIII века, голландцы  и  фламандцы  -
были переправлены в Аргентину. Я знал Бориса Борисовича Пиотровского.  Между
нами говоря, он уж не такой герой в золотых  звездах,  как  его  изображают.
Была у него секретарь, в Америке она сейчас... М-да... Короче, он мог бы  не
допустить  такого  хищения.  Но  у  них  же  в  Эрмитаже  лет  тридцать   не
устраивалась ревизия! Представляешь? Тридцать  лет!  В  запасники  запускали
вытирать пыль студентов, а они, бедненькие, крали там  потихоньку,  отдавали
потом за литр пива. Да, все это я хорошо знаю и за слова свои отвечаю -  обо
всем этом не мог не знать Пиотровский. Знал. Мне самому  предлагали  не  раз
вещи из запасников Эрмитажа, но я  не  покупал.  У  меня  дома  были  только
"честные" вещи. Когда в 1976 году меня  арестовали,  в  ГУВД  была  "комната
Алексеева", и туда приводили коллекционеров, чтобы они там что-то  опознали.
А я краденых вещей терпеть не могу!,
   А из Эрмитажа вещи уходили... Дочка главного  реставратора  Эрмитажа  это
организовывала. Она уже выехала из страны, да и  реставратор  помер...  Нет,
фамилии я тебе называть не буду, это не в моем стиле. Как ты думаешь, мог  я
противостоять главному реставратору? Я уверен, что половина полотен Эрмитажа
сейчас - не подлинники... Нет, про историю с "Данаей" я  говорить  не  буду,
еще живы люди... А вот эти 32 полотна - громадной ценности, государственного
значения - сейчас в Аргентине. Полотна все подписанные. В Эрмитаже  еще  лет
двадцать можно воровать...
   Был такой Быстров Юра, по кличке Быструха, он сейчас  живет  в  Германии,
часто приезжал к Пиотровскому. Много чего получил: вазу мою,  например,  что
от Гиля осталась. Гилю  ее  подарил  Дзержинский,  за  находчивость.  Степан
Казимирович вез Ленина с Крупской, увидел двух людей и по выправке опознал в
них офицеров. Предупредил Ленина и Крупскую, чтобы  они  пригнулись.  А  эти
двое действительно стали стрелять. Вот за то, что Гиль по выправке  офицеров
опознал - теперь-то кого узнаешь по этим сапогам гармошкой, - Дзержинский  и
подарил ему старинную вазу. Она потом попала в Эрмитаж, а  потом  ее  отдали
Быстрову... И не только вазу!
   "Обидел" я как-то раз приятеля Пиотровского - академика. Жена у него тоже
академиком была, в  Ботаническом  саду  работала.  Этот  академик  абсолютно
бесчестным человеком был. Похищал в Нижнем  Тагиле  малахит  и  от  жадности
своей продавал его вместе с  породой.  Отсюда  у  него  все  неприятности  и
пошли... Мое-то дело против него так и осталось нераскрытым. А вот потом его
еще раз грабили, один человек тогда накинул его жене шнурок на  шею...  Этот
человек не так давно освободился - скоро он умрет. Он мой враг.
   Приходил ко мне, я ему денег дал, хоть он и мой враг. Так  вот,  когда  у
этих  академиков  брали  сейф,  там  были  некоторые  свидетельства   против
Пиотровского. Жулики они все, царствие им небесное...
   Или взять начальников крупных заводов,  объединений  -  таких  как  ЛОМО,
например! Я побывал в их квартирах - ценности просто неимоверные. В Эрмитаже
такого нет!
   Или вот  мой  приятель,  Миша  Монастырский...  Умнейший,  талантливейший
человек. Дело по "Фаберже" слышал, наверное? Мишу до того, как умер Брежнев,
никто арестовать не мог, потому  что  он  жил  с  дочкой  одного  из  членов
Политбюро, часы его даже носил, - они  около  полумиллиона  стоили,  -  этот
папаша в Политбюро с такими часами показываться боялся...
   Многие большие чины в ГУВД  честностью  тоже  не  отличаются.  Правда,  и
получают они до смешного мало. Старший следователь, проработавший 26  лет  в
милиции, занимает пятерку до зарплаты у "моего" следователя! По ГУВД  майоры
бегают с буханками хлеба  под  мышкой!  Это  же  смешно!  Сотрудники  должны
получать столько, сколько хватит хотя бы на житье!
   Долгие годы я дружил с Олегом Васильевичем Карловым, бывшим  заместителем
председателя городского суда. Знал и Ермакова - председателя горсуда. Они не
подозревали, что я уголовник, мы встречались, пили вместе - я знал все -  от
и до. И однажды на похоронах сестры Карлова мы с Ермаковым несли гроб, и  он
мне жаловался, что ему не дают законной пенсии. И я помогал Ермакову  пенсию
эту получить - смех да и только! А Карлов  этот  32  года  работал  на  КГБ,
будучи зампредседателя городского суда. Так что можешь представить себе, как
все связано... Он дела-то вел в основном  комитетовские.  Однажды  ему  дали
дело по 117-й статье, и он его провалил, пил потом неделю с расстройства,  а
я с ним пьянку поддерживал - чуть не заболел, я ведь непьющий, и  меня,  как
ты понимаешь, интересовало совсем другое. У него орден  Красного  Знамени  -
это все незаслуженно... По пьянке-то он много чего рассказывал... И  до  сих
пор у нас нормального суда нет.
   Недавно вот судили Костю и Лену - показывали даже в "Пятом  колесе".  Они
пытались ограбить коллекционера Шустера - есть такой,  "крыса  кремлевская".
Очень богатый человек.  У  него  дед  банкиром  был,  а  известный  художник
Константин Маковский портрет этого деда  писал.  Костя  с  Леной  попытались
этого Шустера "опустить". Я-то был в стороне... Был бы я  в  деле  -  Шустер
остался бы в лаптях, а Костя с Леной - на свободе. Их осудили по 146-й, а  я
до сих пор уверен, что 146-й там не было, пистолет-то у них был мой. И лежал
он в кармане, они-то шли коллекционера связывать, а не убивать...
   Но - советский суд и следствие - дело понятное. У них все - не как  было,
а как "складывается". Разве можно вот так -  "складывается"?  У  меня  после
ареста обокрали квартиру. Я, грешным делом, на милицию подумал - ключи-то  у
них! Тоже все "складывалось", пока в тюремной больнице случайно  Юрченко  не
встретил. А кто бы мог подумать, что мы когда-нибудь встретимся!  Он  мне  и
открыл глаза на того, кто это сделал... Человека я этого знаю лет  тридцать.
Он  делал  крупные  работы,  искусствоведа  Хомутовского,  например,   брал.
Работал, кстати, в паре с Улановым, племянником известной балерины...
   А порядка у нас, видно, еще долго не будет...


   Розовая плесень

   - Сейчас уголовного мира нет. Посмотри, что  творится,  какой  беспредел.
Раньше в лагерях ну, одного, ну, двух  хулиганов  встретить  можно  было.  А
сейчас 1800 человек в лагере, из них 1200 сидят за хулиганство. Развязность,
наглость, какую свет не видел. Причины? Ты меня извини, но  это  большевизм.
Оттуда все пошло. Мне Гиль рассказывал, как Ленин без  колебаний  подписывал
приказы на расстрелы заложников, вот и повыбили всех...  Корня  нет...  Иной
раз в метро едешь по делу,  на  машине-то  нельзя  -  на  лица  смотришь,  и
редко-редко хорошее лицо мелькнет. Мое окно выходит в сквер, там гуляют дети
из детского сада. Это же просто ужас -  матом  ругаются,  дерутся.  Кем  они
вырастут? Рэкетирами, дебилами, у которых одна мечта - автомат достать?
   Мы  когда  работали  -  всегда  сначала  сидели,  думали:  как   выкинуть
что-нибудь такое, чего милиция не ждет. Сейчас так не работают.  Сейчас  все
преступники служили когда-то в  Советской  Армии  и  были  там  "отличниками
боевой  и  политической  подготовки".  Мы  таких  всегда  называли  "розовая
плесень". Сейчас они себя показали во всей красе: весь этот рэкет - плесень,
настоящая плесень. Украсть, и то не могут, разве что у старух. Потому что  у
человека, у которого есть настоящие деньги, - особенно не поворуешь. У  него
же - сигнализация, стальные двери, собаки... Тут голова нужна.
   Мы с женой называем всю эту молодежь "балкончиками". Это после того,  как
один с интеллигентным лицом парень убил своих родителей, ограбил, положил на
балкон и пьянствовал себе спокойно на Новый год И таких "балкончиков" сейчас
- миллионы, финансовые-то дела  в  государстве  плохи,  отсюда  и  рэкет,  и
преступность.
   Раньше воровали только те, кому это по судьбе  было  положено.  А  сейчас
воруют все - за малым исключением. Я не хочу тебя обидеть, но не воруют  те,
кому просто красть нечего. Не воруют - так наколки дают.  Воровством-то  это
не назовешь, по большому счету, у себя воруют-то. В тюрьме сидит кто попало,
сидят те, кто не сидеть должен, а работать. А сейчас такой народ  -  сколько
бы ни платили, работать  не  будут.  По  своим  детям  сужу.  Кто-то  должен
работать, кто-то воровать, как в любой нормальной стране.
   У меня есть приятель, некто Туберман, я с ним не раз был в работах  -  он
сейчас в Нью-Йорке бани купил, рассказывал мне про тамошние дела Везде  есть
преступный мир. Но он должен быть маленьким, а  не  поголовным.  Это  просто
безобразие, настоящий хаос... И самое печальное - ничего с этим не  сделать.
Никто хороших слов не понимает. Ни Малышев - я не имею в виду  Сашу...  [19]
Нет, я имею в виду Сашу, но не того, ни Миша-Хохол [20] - никто  не  поймет.
Какие бы управления ни создавали, что бы в "600 секундах"  ни  показывали  -
ничего не поможет. Только жестокость
   Я пытался кое-что  сделать.  Вот  и  когда  Миша  поехал  на  разборку  с
чеченцами, - я заменил ему пистолет, вместо боевого положил  свой,  газовый.
Все равно нашлись ухари, которые открыли огонь из автомата...
   Сейчас нет уголовного мира, а следовательно, нет и никаких законов. О чем
говорить, если в лагере само начальство хорошо относится к убийцам  и  очень
плохо к мошенникам. Я за свою  жизнь  знал  только  двух  умных  начальников
лагеря. Остальные, несмотря на погоны, - дебилы, не читавшие ни Толстого, ни
Чехова, ни Достоевского. Они в театре ни разу  не  были.  Погоны-то  им  кто
повесил? Родная партия. А думать не научила. Мне-то всю жизнь приходилось  -
как тому крокодилу из мультфильма, который хотел девочку  съесть,  повторять
себе: "Думай, думай, думай", - чтобы как-то следователей  обхитрить.  Они-то
всю жизнь учились, а я - всю жизнь по тюрьмам...
   В Питер сейчас понаехали со всего Советского Союза бывшего - "казанские",
"тамбовские", "Никольские" - кого только нет, кошмар какой-то. И  все  хотят
работу, причем безразлично какую - мокрую или не мокрую. Они же любого убьют
не задумываясь. Между собой-то разобраться не  могут.  Если  у  Хохла  вдруг
появятся лишние ларьки, - Малышев их  тут  же  сожжет  -  пошлет  пацанов  с
факелами, лет по двенадцать-тринадцать...
   Только силу и уважают, никак не мозги.
   Перед арестом вот приходили люди, положили мне два пулемета под  кровать.
Я десять дней был весь на нервах. Зачем мне это нужно? Потом еще один  мешок
соломы [21] принес, только забрал - у меня обыск. Вот смеху было бы, если бы
я по наркоте пошел...  Я  этого  парня  потом  встречал  в  коридорах  ГУВД,
оказалось, что он на милицию работает...
   Я уж не знаю, что тебе обо мне наговорили в милиции,  но  я  даже  иногда
просто автоматически суюсь в разговоры, которые у меня  дома  происходят,  -
общество у меня, ты же понимаешь, такое, что услышать  можно  разное.  Слышу
однажды разговор: "Надо забрать колье у старушки". - "А если не  отдаст?"  -
"А не отдаст - так ломиком ей по башке! ". Я ац сразу сказал - вы что, с ума
сошли? Разве так можно!  Посоветовал  валидол  с  собой  взять,  телефон  не
обрезать - человек-то старый, вдруг плохо станет.  Даже  порекомендовал  чай
пить с потерпевшей... И ни в коем случае никакого  насилия.  Старушка-то  их
сразу спросила: "Вы меня что, убивать будете?" Они ей: "Да нет, что вы,  что
вы!" Она попросилась в туалет, подумала там, а потом и говорит: "А  колье-то
я племяннице в Москву отдала". Обманула их  старушка...  Я  не  готовил  это
преступление и не контролировал его - это мне уже сейчас  просто  нсщепляюпг
внаглую за то, что я посоветовал бабку  не  убивать!  Зато  и  эти  люди  не
совершили тяжкого преступления. За убийство 15 лет  бы  получили.  А  так  -
пятерочку, отмучаются как-нибудь...
   Или вот: приходил тут один урод  -  милиционеру  голову  отрезал,  просил
посоветовать, что  теперь  делать.  Ну,  я  посоветовал  ему  нож  выкинуть.
Заложить -  принципы  не  позволяют,  но  я  просто  ненавижу  таких  людей,
меня-трясет от них.
   Такие вот дела.  Когда  я  смотрю  на  современный  преступный  мир,  мне
кажется, что Запад вскоре сам поставит перед  нами  железный  занавес  -  от
страха перед нами, чтобы наш беспредел туда не перешел.


   Сильная Россия никому не нужна...

   - Ты знаешь, я никогда не был националистом, но сейчас потихоньку в  него
превратился. Это удивительно: я начинаю ненавидеть азербайджанцев, молдаван.
Смотрю телевизор, планирую,  что  бы  сделал  я,  как  уничтожил  бы  румын,
сунувшихся к нам. Мне нравится новый командующий 14-й армией Лебедь -  и  по
лицу, и по тому, что он говорит. Ну нельзя же все отдавать, ведь вся  Россия
рассыпается... Это же для всех погибель.
   Я-то все равно скоро умру, но вам жить так нельзя. Надо что-то делать.  Я
голосовал за Ельцина, но сейчас я бы свой голос ему не отдал. Тогда, правда,
некого выбирать было, кроме него. Да  и  сейчас-то  некого...  Но  ведь  это
Ельцин довел многих серьезных людей до  того,  что  они  стали  поддерживать
человека, который сказал, что  государства  Казахстан  не  было  никогда,  а
Украина будет существовать до тех пор, пока до нее не дойдут наши танки. Это
- Жириновский. У него каждое слово - как кинжал, как  говорит  мой  приятель
Миша Монастырский. Я Мише говорил, что Жириновский - это страшно. Миша умнее
в тысячу раз, а вот - за Жириновского.
   Ельцин не проявляет жесткости. Как Николай II,  который  ничего  хорошего
собой не представлял, если ты читал. Тоже жесткости не проявил, когда Россия
гибла, хотя обязан был офицерство возглавить Поэтому, конечно, зверство, что
семью его расстреляли, но самого Николая не жалко.
   Ельцин - он временный... Горбачев - не отнимешь, толчок  дал  правильный.
Развалить такое государство - это, вообще, волшебником надо быть.  Я  знавал
людей, которые с ним еще на комбайне работали. Говорили, неплохой мужик...
   Не готовы мы оказались к демократии. Нельзя ее было  всем  сразу  давать,
нужно было сначала  людей  подготовить.  Вот  поставь  меня  сейчас  королем
Испании - не справлюсь, время нужно, чтобы  подготовиться.  Моего  сына  вот
только указом специальным можно заставить работать. Прессе,  может  быть,  и
можно, и должно демократию дать, а остальным - рано
   Можешь смеяться надо мной, но я тебе скажу: Россия была сильной  страной,
когда в ней был сильный уголовный мир. Сильный - это не значит  разнузданный
и дико жестокий. Уголовный мир силен традициями,  законами  и  авторитетами,
когда люди ло понятиям живут. Тогда баланс  в  обществе  не  нарушается.  Но
сильная Россия никому не нужна - ни Англии, ни Америке, ни Франции...


   Я никогда не переступал порогов...

   -  Нравственные  идеалы?  Есть,  конечно.   Я   никогда   не   переступал
определенных порогов... Жизнь превратила меня в человека, который постоянно,
надо - не надо, думает о разных делах. Я всегда вопрос ставил так: можно  ли
забрать ценности без ущерба для потерпевшего? Я никогда не шел на дело, если
при этом могли быть жертвы, - мне никаких миллионов не надо через кровь.  Но
и без дела сидеть не мог. Дураком я себя не считаю, хотя ошибки совершал.
   Конечно, понимал, что и наказание может последовать. Но я же  не  шел  на
улицы  грабить...  как  эти  -  "отличники  политической  подготовки".  Дела
подготавливал месяцами...
   Я принес людям немало добра - защищал их и на
   Колыме, и на  Урале,  и  в  Сибири.  В  Иркутске  я  возглавил  восстание
осужденных - после подавления осудили меня одного, дали 8 лет, 8 месяцев и 8
дней по статье 73, часть 1: "вооруженное сопротивление  властям".  Я  всегда
шел первым и никогда не бросал никого в беде. Тогда, в  зоне,  мы  захватили
главного судью областной выездной сессии - я с ним беседовал, и  мне  в  тот
день сняли 10 лет срока. Но я не хотел от советской власти ничего и заставил
судью уничтожить определение по снятии  срока.  Дело  принципа.  Я  от  этой
власти и сейчас ничего не хочу.
   Я люблю все красивое, любил и женщин, но мне не  везло  с  ними.  За  всю
жизнь  я  не  встретил  такую,  о  которой  мечтал,  -  ласковую,  красивую,
разбирающуюся в живописи. Хорошая хозяйка? Это меня мало интересовало... Моя
жена - человек глубоко верующий, и я не могу сказать, что нашел в ней все те
качества, которые искал. Но она мне верна. Случались в мой жизни, конечно, и
встречи с красивыми женщинами. Я, естественно, был не такой, как  сейчас.  Я
ведь всю жизнь не пил, не курил, не кололся...
   Те, кто знал  меня  в  молодости,  смогли  бы  узнать  сейчас  только  по
глазам...
   На Колыме за восемь лет я ни разу спирта не выпил.
   Я был под Верхоянском - Оймякон, мы там вольфрам добывали. Температура  -
минус 70 градусов, а нас  все  равно  выводили  на  работы,  хотя  после  50
градусов запрещено было. И всем давали по 100 граммов спирта.  Я  и  его  не
выпивал. Но и своим блатным собратьям не отдавал - делил по глоточку  на  25
человек в бригаде.
   Даже сейчас, когда я уже лежал больной, ко мне приходили  советоваться  -
хотя бы вот по поводу приезда тех же чеченцев, которые хотели отнять  у  нас
биржу и качать миллионы к себе в Грозный. Когда их человек сто  приехало  на
разборки, в Шестом управлении четверо суток не спали. А чего  не  спали?  Их
брать нужно было на вокзале прямо, с оружием и с пулеметами, кстати  говоря.
Советовал я там кое-что... А ведь могло их и не  четверо  раненых  уехать...
Стараемся как-то, чтобы крови меньше лилось.
   Ты знаешь, я обречен. Рак обоих легких - и врачи от меня не скрывают,  да
я и сам по снимкам вижу. Мне осталось месяц-полтора от силы. Но  я  готов  -
Бог дал, Бог взял. Я против такого, как с  отцом,  -  Бог  дал,  а  какой-то
негодяй взял...
   Жаль, конечно, что жизнь получилась такая, готовился-то я в своей семье к
другому. Если бы меня тогда, в 1947-м, за молоко не посадили - может быть, и
стал бы художником. Я живопись очень люблю,  особенно  фламандцев...  Ну,  а
если бы сейчас предложили еще одну жизнь прожить - наверное,  в  милиции  бы
работал. И был бы на месте Крамарева [22]  -  не  меньше.  Я  ведь  наш  мир
досконально знаю. Польза бы от меня была громадная...


   Прощальное письмо

   После нашей встречи Горбатый прожил месяцев девять. Месяца за  четыре  до
смерти он прислал мне письмо, которое я привожу почти  полностью,  убрав  из
него лишь некоторые имена по причинам, которые,  я  надеюсь,  будут  понятны
читателям.
   "Добрый день!
   Давно хотел написать Вам, но после Вашей публикации в газете  статьи  обо
мне стало очень трудно отправлять письма. Видно, кто-то чего-то боится.  Обо
мне Вы написали все правильно,  за  исключением  того,  что  наговорили  Вам
милиционеры. Я, например, никогда не вкладывал деньги в конкурсы красоты и в
фирму "Экобалт", это такая чушь, что и не придумать специально.  То  есть  я
знал, конечно, что там есть эти девушки, но даже никогда их в глаза не видел
(все  это  придумано  неким  Самойловым,  заместителем   начальника   Пятого
подотдела, с тем что он говорит вам, надо быть очень осторожным, уж поверьте
мне). Красавиц финансировал некий Павел Григорьевич, бывший ученый секретарь
Абалкина. Он хороший финансист, но имел и имеет  уйму  врагов  -  то  ли  от
большого ума, то ли еще отчего. Недавно он вернулся из  Англии,  и  вот  вам
результат - месяц назад его арестовали, и сейчас он сидит в КГБ, там, где до
больницы сидел и я. Жаль Павла Григорьевича, очень жаль.
   ... Они Вам сказали, что из под меня посадили двадцать пять человек - это
полная ложь. Я знаю не более пяти человек, и то никогда не совершал  с  ними
преступлений
   ... А что касается тех ваз, то я купил их, не зная, что они краденые.  Но
как только мне сказали об этом, я постарался, чтобы  их  вернули.  Остальное
все придумывается за то, что я  не  согласился  оговорить  двух  заслуженных
офицеров из ГУВД. Это не пустые слова. Я хорошо и многих знаю в КГБ, и не я,
а они искали со мной  встречи.  Телефоны  и  адреса  я  сохраню  в  надежном
месте...
   ... Несколько слов хотел добавить о бывшем  шофере  Ленина  Гиле  Степане
Казимировиче. До переезда  правительства  в  Москву  он  жил  в  семье  моих
родителей и был крестным отцом моей мамы. Любя мою маму, он доверил ей  свои
дневники, которые после ее смерти 10 ноября 1979 г. достались мне.  Я  читал
их весьма бегло, потому что в те времена мало кто  интересовался  политикой,
как сейчас. Дневники целы,  целы  и  письма  тети  Наташи,  супруги  Степана
Казимировича. У них был еще  приемный  сын,  бывший  беспризорник,  которого
привел им Ленин и которого они воспитывали  в  память  о  Владимире  Ильиче.
Знаю, что он работал в охране Кремля, пока у Гиля не  начались  неприятности
со Сталиным. Гиль отказался его возить после того, как Сталин без его ведома
перередактировал его книгу "Шесть лет с Лениным". Спас Гиля Вышинский  -  он
взял его к себе. Со слов Гиля я знаю очень много -  от  текста  предсмертной
записки Орджоникидзе и до таких вещей, которые до сих пор  никто  не  знает.
Да, честно говоря, нет желания и сил  много  писать.  Мне  уже  четыре  раза
отказали в изменении меры пресечения Зам, прокурора города  Большаков  давал
слово меня освободить под подписку о невыезде. И слова  своего  не  сдержал.
Диву даешься - и это прокурор... Я-то  всегда  держу-свой  слова.  Сейчас  в
Дзержинском суде врачи больницы ходатайствуют об изменении меры  пресечения.
Все зависит от  председателя  суда  (если  суд  независим,  в  чем  я  лично
сомневаюсь)...
   ... Если можете, помогите. Я ничего не обещаю, но останусь признательным.
   С уважением, Алексеев Юрий Васильевич".
   Горбатого так и не освободили, и он умер в тюрьме, потому что  сотрудники
милиции опасались, что он подкупил врачей и преувеличивал серьезность  своей
болезни.  Кроме  того,  по  данным  милиции,  Горбатый  также  грозил  убить
руководителя  предварительного  следствия.  Этот  факт   Горбатый   косвенно
признавал в моем присутствии, сказав: "Ну,  погорячился  я  с  той  малявой.
Никто ее всерьез убивать не хотел. Я в тот же день  отправил  письмо,  чтобы
ничего такого не случилось".
   Похороны Горбатого прошли пышно. К  его  могиле  съехались  все  "сливки"
преступного  мира  Петербурга  и  даже  те,  которых  сам  Горбатый  глубоко
презирал...

   * * *

   Наверное, было бы просто нечестно не предупредить читателей о  следующем:
не стоит воспринимать изложенную  выше  информацию  о  ворах  как  полную  и
абсолютную истину в последней инстанции. Недавно мне довелось  беседовать  с
умнейшим специалистом из одного секретного подразделения МВД. Он  занимается
исследованием  мира  воров  более  четырнадцати  лет.  Так  вот,  он  сказал
следующее: "Дай Бог, если я хотя  бы  на  одну  треть  начал  только  сейчас
понимать суть этого явления. Людей, которые хоть что-то реально  понимают  в
мире воров, - единицы..."
   Я думаю, эти слова справедливы. Настоящие воры тщательно  оберегают  свои
секреты. В их мире люди и понятия - постоянные перевертыши,  как  в  детской
игре: "да" и "нет" "не говорить, "черное" и "белое"  не  называть.  Так  что
прочитанное вами,  уважаемые  читатели,  -  это  лишь  узкая  щелка  в  чуть
приоткрытой двери в мир воровского "Зазеркалья"...


   Часть четвертая
   ЗАГАДКА ПРИЗРАЧНОГО БАНДИТИЗМА

   ...  Мы  живем  в  интересное  время,  время  стремительных   перемен   и
метаморфоз. Этому обстоятельству можно радоваться или огорчаться - ничего не
изменится от отношения обывателя к окружающей действительности.  "Интересное
время" - это объективно сложившаяся  реальность,  в  которой  с  наименьшими
потерями могут выжить лишь  те,  кто  попытается  понять  внутреннюю  логику
происходящих в нашем обществе процессов и явлений. Одним  из  таких  явлений
безусловно стала российская организованная преступность, прошедшая в  сжатые
сроки от начала перестройки длинный кровавый путь  становления  и  "мужания"
внутри нашей страны и начавшая уже всерьез присматриваться к нашим соседям -
экономически более развитым странам.
   "Времена меняются, и мы меняемся вместе  с  ними..."  -  почти  вышло  из
обращения еще несколько лет назад мелькавшее тут и там  не  совсем  понятное
слово рэкетир, его заменило  родное  и  угрюмое  бандит.  Между  тем  хорошо
известно, что все лексические изменения в разговорном языке  суть  отражения
объективно происходящих в обществе процессов. В данном конкретном случае это
свидетельствует о том, что наши отечественные  "гангстеры"  уже  выросли  из
"рэкетирских пеленок"  и,  доживая  "бандитскую  молодость",  идут  широкими
шагами к "мафиозной зрелости"...
   И совсем не удивляет никого из нас, живущих в "интересное время" россиян,
что Москва и Петербург, например, превратились в некие подобия  Чикаго  30-х
годов - со  взрывами,  автоматными  и  пулеметными  очередями  по  ночам,  с
огромными взятками, которые берут государственные чиновники средь бела  дня,
со страхом, который приходит на наши улицы вместе с сиреневыми сумерками...
   Почему мы должны  этому  удивляться,  если  с  высоких  трибун  серьезные
политики говорят нам о том, что через  подобное  уже  прошли  и  Соединенные
Штаты, и Италия с Францией, и еще Бог знает кто - и ничего, живут же, притом
живут неплохо [23]. Удивляет, скорее, другое. Во всех цивилизованных странах
в период "интересного времени" разгула преступности происходило  ужесточение
уголовного законодательства, принимались срочные экстренные  и  чрезвычайные
меры,  а  у  нас  -  наоборот,  мы  становимся   свидетелями   либерализации
законодательства прежде всего по отношению к  представителям  организованной
преступности. Освобождение из-под ареста под огромные залоги? Угадайте-ка  с
трех раз,  кто  такие  залоги  может  внести  быстрее  всех?  Опротестование
содержания под стражей до суда - кто может позволить себе нанять  адвокатов,
способных выиграть такие процессы? Ах, и это  все  понятно?  Ну  до  чего  ж
догадливый народ российский - все понимает, сказать только не хочет. Или  не
может? Или говорит, но его не слышат? Или слышат,  но  культурно  объясняют,
что законы новые писать - это не репу сажать и не на митингах орать.
   Правильно.  Писать  законы  и  конституции  -  дело  сложное,  нервное  и
неоднодневное, особенно если толкают под локоть и бубнят в уши свое  мнение.
Но, может быть, попытаться тогда еще немного пожить по старым законам? Есть,
например, в  Уголовном  кодексе  РФ  замечательная  статья  за  номером  77:
бандитизм.
   "Организация вооруженных банд с целью нападения  на  государственные  или
общественные предприятия, учреждения, организации либо на отдельных  лиц,  а
равно участие в таких бандах и совершаемых  ими  нападениях  -  наказываются
лишением  свободы  на  срок  от  трех  до  пятнадцати  лет  с   конфискацией
имущества... или смертной казнью с конфискацией имущества..."
   В комментариях к этой статье УК говорится, что для признания  группы  лиц
бандой достаточно, если в ней участвуют два лица и если хотя бы один из двух
имеет оружие. Члены банды могут совершать различные преступления -  хищения,
изнасилования  и  т.п.,  но  все  эти  преступления  охватываются   составом
бандитизма и дополнительной квалификации не требуют.
   Казалось  бы,  все  предельно  ясно.   Россия   переполнена   преступными
группировками,   которые   в   настоящее   время    уже    превратились    в
высокоорганизованные  сообщества  со  строгой   иерархией   и   дисциплиной,
обладающие  высочайшей  технической  оснащенностью  и   вооружением   (самое
современное оружие есть практически во  всех  группировках)  [24],  а  также
значительными  финансовыми  возможностями.  На   эти   сообщества   работают
высокопрофессиональные   юристы,    бывшие    и    действующие    сотрудники
правоохранительных органов, политики и бизнесмены,  журналисты,  формирующие
общественное мнение [25].
   Члены этих сообществ прекрасно отдают себе отчет в том, что  представляет
собой их "деятельность" - в обиходе, нисколько не смущаясь и не  комплексуя,
они  сами  называют  себя  бандитами.  Опасность  таких  сообществ  как  для
отдельных граждан, так и для государства в целом очевидна. Казалось бы, суды
должны быть завалены делами о бандитизме, ведь во  всех  городских  барах  и
ресторанах между бандитами не протолкнешься... АН нет!  По  всей  России  за
1993 г. едва наберется с десяток дел по 77-й "расстрельной" статье. Наиболее
же распространенной статьей УК РФ, применяемой к бандитам, стала статья  148
(вымогательство - преступление, которое,  кстати,  не  относится  к  разряду
тяжких). В чем же дело? В реальной жизни бандитизм существует, и еще как.  В
приговорах же судов можно увидеть лишь некий "призрак  бандитизма",  который
слоняется по матушке-России в не до конца материализованном  виде.  Эксперты
из судейского корпуса полагают, что  такой  казус  стал  возможен  благодаря
"несложившейся  судебной  практике".  Нам  же  представляется,  что  причина
кроется, скорее, в том, что правоохранительная  система  России  дала  сбой.
Важнейшими элементами правоохранительной системы являются органы  внутренних
дел, органы государственной безопасности,  прокуратура  и  суд.  Только  при
нормальном взаимодействии всех этих элементов система будет  функционировать
исправно. Однако ни для кого уже не секрет, что в последнее время происходит
открытая конфронтация между органами внутренних дел и прокуратурой, с  одной
стороны, и народными судами - с другой [26].
   "Милиция посадит - суд освободит!" - интересно, почему в последнее  время
слова эти стали крылатыми в бандитских кругах? [27]
   Как могло случиться,  что  при  неустанных  обещаниях  с  высоких  трибун
усилить борьбу с организованной преступностью в  Петербургском  региональном
управлении по  борьбе  с  организованной  преступностью  двадцать  семь  (!)
оперативников работают в комнате общей площадью 16 кв,  и  -  деля  на  трех
оперов один стол и проводя рабочие совещания  где-то  под  лестницей,  стоя?
[28]
   Может быть, власти не видят, не понимают реальной  угрозы,  нависшей  над
страной, может быть, они до сих пор тешат себя иллюзиями  лишь  о  "призраке
бандитизма"?
   Предлагаемые очерки имеют простую цель - показать, как  этот  призрак  на
протяжении всего нескольких лет превращался в реального монстра из  плоти  и
крови. Мы решили выбрать Петербург в качестве базового примера не  случайно.
Мы уже писали, что Питер, в отличие от Москвы, ориентированной в основном на
воров в законе, давно уже считается бандитским  городом.  Это  произошло  по
целому ряду причин. После развала Союза Питер стал  особенно  притягательным
для  бандитов  из  других  регионов,  в  том  числе  и   из-за   ужесточения
правоохранительной практики в этих самых  "других  регионах"  -  таких  как,
например,  Москва  или  Татарстан.  По  словам  приезжих  бандитов:  "Москва
зеркальной стала, там делать нечего..." Произошел  эффект  тюбика  с  зубной
пастой - при нажатии на тюбик паста устремляется в свободное пространство и,
самое главное, обратно ее уже не  затолкать.  Грустно,  но  этим  "свободным
пространством" оказался наш с вами город...


   Дедушка русского рэкета

   ... Это были времена,  когда  об  организованной  преступности  вслух  не
говорили. Да и, наверное, не так много было оснований говорить об этом.  Да,
были и  воры  в  законе,  и  отдельные  бандиты  (ветераны  должны  помнить,
например, Сережу Сельского,  который  в  70-х  годах  прославился  тем,  что
отрубил голову своему конкуренту). Но... в тоталитарном  государстве  вообще
сложно говорить  о  системе  организованной  преступности,  и  прежде  всего
потому, что большинство функций насилия и грабежа по отношению  к  гражданам
выполняло само государство. Частная же преступная система всегда обречена на
поражение в  конкурентной  борьбе  с  государственной  преступной  системой.
Однако к середине 70-х годов государственная система  начала  дряхлеть.  Вот
тогда в Ленинграде и начала восходить звезда Владимира Феоктистова - дедушки
русского рэкета, как его впоследствии стали называть.
   Он родился в Воронеже, в  семье  военнослужащего  и  врача.  Сразу  после
окончания школы поступил в ЛИСИ, но проучился там недолго.  Некоторое  время
работал шофером. В  середине  60-х  годов  Феоктистов  занимался  по-мелкому
фарцовкой и валютными операциями, за что и получил первый  срок.  Вернувшись
после  отсидки,  продолжал  крутиться,  ведя  при  этом  довольно  шумный  и
скандальный образ жизни - благо деньги были. В начале 70-х он получил восемь
месяцев за хулиганство в ресторане гостиницы "Россия".
   Постепенно вокруг Феоктистова сформировался устойчивый круг лиц,  ведущих
одинаковый образ жизни. Группа эта быстро приобрела известность в Ленинграде
и обросла легендами в основном из-за  учиняемых  ею  скандалов  в  городских
ресторанах и  барах.  Ядро  группы,  кроме  самого  Феоктистова,  составляли
Цветков  (Бык),  Ваня  Капланян  (Нахаленок)  и  Поляк  [29].  По  некоторым
источникам, рядом с Феоктистовым часто также находился  Юрий  Борисович  Рэй
(1947 года рождения), замыкавший на себя молодежь. Когда Фека сел, Рэй через
некоторое время уехал в Канаду, где похищал автомобили  и  аудиотехнику.  За
что в конце концов попал в тюрьму. Позже вернулся  в  Россию,  где  выступал
"третейским судьей" в спорах между бандитами. Рэй  всегда  был  -  негативно
настроен по отношению к этническим группировкам, и за то его очень не любили
дагестанцы-наемники, которых Феоктистов иногда нанимал для решения некоторых
вопросов силовым путем. Лидер  этой  бригады  наемников  Мага  даже  пытался
организовать несколько покушений на Рэя.
   В группе не было жесткой дисциплины и строгой иерархии - там,  где  много
водки и женщин, о  дисциплине  говорить  не  приходится.  Да  и  вообще,  по
нынешним временам, когда "господа бандиты" сначала стреляют, а потом думают,
тех, кто примыкал к Феоктистову, можно было  бы  назвать  людьми  "тихими  и
богобоязненными". В то время "серым кардиналом" преступного  мира  в  Питере
некоторые считали Юрия Саликова,  нынче  занимающегося  бизнесом  в  Швеции.
Саликов светиться не любил, но "работал"  много  -  торговал  антиквариатом,
уходившим неведомыми  путями  за  рубеж,  "курировал"  подпольные  джинсовые
фабрики. У Юрия был родной брат Игорь. Саликов постоянно призывал бандитскую
молодежь "быть реалистами", постоянно напоминал  о  том,  что  "нужно  много
работать". Они не учиняли зверств, работая в основном  против  тех,  кто  не
пойдет в милицию жаловаться, -  барменов,  поднимавшихся  на  недоливе  пива
пролетариату,  мелко  ворующих  администраторов   гостиниц   и   официантов,
проституток и таксистов-ошстойщцхов. Часто группа  практиковала  при  отъеме
денег у клиента обычную шулерскую игру в карты. За ними  не  было  кровавого
следа - преимущественно пьяные драки с синяками и выбитыми зубами.  Вершиной
технической оснащенности группы стал автомобиль "Жигули" с "антирадаром". Но
в 1980 г. в журнале "Шпигель" была опубликована статья о "русском мафиози" -
Владимире Феоктистове. Слухи потрясли Ленинград. Кто-то пустил "утку", что у
Феоктистова есть  даже  своя  фабрика  в  ФРГ.  Говорят,  высокое  партийное
начальство в лице Григория Васильевича Романова громко орало по этому поводу
на тогдашних высших милицейских и кагэбэшных  чинов  Ленинграда.  Феоктистов
был  арестован  и  получил  10  лет  строгого   режима   -   максимум,   что
предусматривала статья о мошенничестве - самая серьезная из всех,  что  были
вменены ему в вину. И  уже  тогда  прослеживалась  устойчивая  связь  группы
Феоктистова с некоторыми  довольно  высокопоставленными  офицерами  милиции,
которые отделались в то время  просто  увольнением  из  органов.  Феоктистов
пошел на зону, - на этом кончается "увертюра петербургского бандитизма".  На
зоне Фека был нарядчиком, за что от него отвернулись многие профессиональные
преступники и воры.
   Он вернулся в Ленинград в 1989 г. и оказался не готовым к тем  переменам,
которые  произошли  в  городе  за  время  его  отсутствия.  Подросла  новая,
"талантливая молодежь", жившая уже по более жестоким и кровавым законам, чем
он когда-то. Время  все  убыстряло  свой  неумолимый  бег,  а  он  оставался
человеком из прошлого. Имя его, правда, было хорошо известно, оно  и  давало
ему какие-то дивиденды. Что-то с прежних  времен  было  отложено  на  черный
день, его считали человеком богатым. Он сел в "Пулковской", выдал  дочку  за
потомка великого нейрохирурга Бехтерева... [30]
   Но время не приняло его. Однажды "тамбовцы" жестоко  избили  его  ногами.
Избили его братья Рыбкины и Сергей Васильев. За то,  что  Фека  посягнул  на
девушку Сергея Васильева.  Феоктистов  всегда  очень  любил  женщин,  любил,
например, в сауне окружить  себя  молоденькими  девушками,  часто  бесплатно
пользовался проститутками, что по понятиям считалось беспределом, потому что
девушка время тратила и прибыли не приносила. Авторитет его стал рушиться, к
тому же вскоре под арест попали почти  все  его  старые  друзья  и  коллеги.
Феоктистов скрылся на Североамериканском континенте, но пробыл там недолго -
не прижился. Он был слишком "советским" для Америки. Когда он вернулся - его
арестовали. Кстати, после ареста  Феоктистова  долгое  время  его  столик  в
"Пулковской"  никто  не  занимал.  Тяготевшие  в  то  время  к   Феоктистову
"воркутинские" после его  посадки  переключились  на  "тамбовцев".  Срок  он
получил небольшой и  уже  в  начале  1995  г.  снова  оказался  на  свободе.
Встретили его пышно, но все  это  было  уже  мишурой.  Нельзя  сказать,  что
сегодня Фека играет решающую или хотя  бы  сколько-нибудь  заметную  роль  в
бандитском Петербурге, однако сотрудники РУОПа  иногда  задерживают  его  по
старой памяти при облавах и рейдах. При этих задержаниях Фека обычно  просто
"попадает под замес", так как привычкам своим  он  не  изменил,  по-прежнему
любит проводить вечера в шикарных ресторанах в окружении барышень... [31]


   Жизнь и смерть Коли-Каратэ

   Волна "рэкетиров первого призыва" накрыла Ленинград в середине 80-х годов
одновременно с началом перестройки и кооперативного движения. В городе стало
много богатых (по советским меркам) людей, и, как следствие, появились и те,
кто хотел заставить их делиться.  В  тогдашний  рэкет  шли  люди  с  трудной
судьбой   -   спортсмены   с   невостребованным   потенциалом,   нравственно
искалеченные войной  афганцы  -  люди,  которые  считали,  что  то,  что  им
"недодало"  государство,  нужно  брать  самим,  не  стесняясь  в  методах  и
средствах. Они  работали  просто  и  "по-домашнему",  совершая  элементарные
вымогательства при помощи бытовых электронагревательных приборов  -  утюгов,
паяльников  и  кипятильников.  Их   жертвами   становились   кооператоры   и
проститутки, спекулянты и валютчики, работники сферы обслуживания  и  просто
заводские несуны. Система только зарождалась, разведка  часто  давала  сбои,
поэтому в те времена нередко наезды совершались на  людей,  которых  назвать
богатыми можно было лишь с глубокого похмелья
   "Новая волна" не  брезговала  и  квартирными  разбоями,  и  грабежами  на
авторынках. Оружие  применялось  крайне  редко,  и  это  было  из  ряда  вон
выходящим событием как для самих бандитов (только-только начинающих так себя
называть), так и для правоохранительных органов. В те времена  больше  всего
ценилась физическая сила и умение вырубить противника с одного удара. Жертвы
рэкета зачастую ничего не получали взамен - реальная охрана их  предприятиям
от  других  команд  стала   предоставляться   несколько   позже.   Тогдашнее
милицейское руководство неоднозначно относилось к  существованию  бандитских
рэкетирских  группировок.  Большинство  высоких  чинов  считало,   что   эти
структуры  не  представляют  серьезной  опасности  для  общества,  поскольку
совершают посягательства в основном  в  отношении  лиц,  извлекающих  доходы
неприемлемыми для  коммунистической  идеологии  методами.  Кроме  того,  эти
руководители  были  озабочены  прежде  всего  раскрытием  зарегистрированных
преступлений, а латентная (то есть скрытая) преступность их  практически  не
интересовала [32].
   Вот в такой обстановке и занял лидирующее положение в Ленинграде  Николай
Седок, больше известный под кличкой Коля-Каратэ.  Специалисты  считают,  что
такого волевого, умного, решительного и жестокого лидера в Питере больше  не
было. Колю-Каратэ еще часто называли Мини-Шварценеггером - при  росте  около
178 см он весил за 90 кг и не имел ни капли жира. Он не пил,  не  курил,  ел
только отборную, "здоровую" пищу, тщательно следил за своим  весом,  посещал
по  три  раза  в  неделю  сауну.  Недоучившись  в  одном  из   ленинградских
технических вузов, Седюк стал завсегдатаем клуба "Ринг" [33], где  оттачивал
свое мастерство в искусстве рукопашного боя. Очевидцы рассказывали,  что  во
время одной из разборок Седюк из положения  сидя  выпрыгнул  метра  на  два,
сломал человеку руку и мягко, как кошка, вернулся на свое место. Один из его
подельщиков рассказывал даже, что Коля-Каратэ умел наносить  "энергетические
удары" и владел приемами бесконтактного кунг-фу, но  это,  скорее,  все-таки
можно отнести к разряду мифотворчества.
   К 1987 г. Николай Седюк  вместе  со  своим  братом  по  прозвищу  Маккена
сколотил устойчивую группу, достигавшую численности 100 бойцов (в те времена
еще считали по бойцам, а не по стрелком, как сейчас). Идейным  вдохновителем
братьев Седюков  стал  Владимир  Семенович  Голубев,  больше  известный  под
кличкой   Бармалей   [34].   Видными   членами   его   команды   были   Олег
Мифтахутдинов-Микотадзе, Гога Геворкян (Макси-Шварценеггер) и  актер  Малого
драматического  театра  Аркадий  Шалолашвили,  снявшийся  в  18  кинофильмах
(последняя роль Шалолашвили - в фильме "Остров погибших кораблей"). Когда он
был арестован, за него ходатайствовали  такие  известные  люди,  как  Михаил
Боярский и  Константин  Райкин.  Кстати,  остальные  бандиты  очень  уважали
Шалолашвили и называли его не иначе как Аркадий Палыч [35].
   Банда братьев Седюков занималась своим преступным промыслом на достаточно
высоком интеллектуальном уровне. Они практиковали  замысловатые  разводки  с
использованием некоторых членов банды втемную. При постановке таких разводок
-  чтобы  запутать  и  одурачить  терпилу  -  использовались   актерские   и
режиссерские способности Шалолашвили; и  надо  отдать  ему  должное,  он  их
демонстрировал блестяще. На Седюка обратили внимание московские и кавказские
воры в законе - что свидетельствовало о достижении этим представителем новой
зарождающейся  бандитской  системы  солидного  веса  и  авторитета  в   мире
отечественной организованной преступности. Колю-Каратэ  курировал  известный
московский вор в законе по кличке Антибиотик. (Кстати,  сразу  после  ареста
Николая Седюка в 1987 г.  Антибиотик  внезапно  умер  от...  болезни  сердца
Многие серьезные люди, узнав об этом, понимающе хмыкали, но от  комментариев
воздерживались.)
   Николай Седюк был хорошим семьянином, со своими, впрочем, странностями. В
частности, он держал  дома  два  чучела  в  милицейской  форме,  на  которых
отрабатывал удары. Он был по-настоящему  богатым  человеком  (например,  мог
позволить себе купить  шикарный  дом  на  Кавказе.  После  того  как  Седюка
осудили, дом этот был конфискован, но на торги его  так  и  не  выставили  -
боялись продавать...), но ужасно, просто до неприличия, прижимистым. Тот  же
Шалолашвили, любивший кутнуть и изобразить  из  себя  богатого  аристократа,
неоднократно говорил Коле-Каратэ: "Купи ты  себе  плащ  нормальный,  что  ты
ходишь в дырявых носках?!  ".  Гога  Геворкян,  широкая  кавказская  натура,
вспоминал однажды,  как  неловко  он  себя  чувствовал,  когда  Седюк  начал
скандалить с таксистом из-за восьми копеек сдачи,  на  которые  тогда  можно
было купить разве  что  булочку.  Это  было  характерно  для  Седюка  -  он,
например,   имел   привычку   выбежать   "позвонить",   когда   нужно   было
рассчитываться в ресторане, предоставляя эти "мелочи" своим друзьям. Однажды
поехав на разборки к кавказцам, которые гостеприимно накрыли стол, он потряс
всех своей способностью жрать "на халяву".  Из-за  стола  он  еле  вылез  и,
отдуваясь, признал:  "Чего-то  я.  Это...  Переел".  А  может  быть,  именно
прижимистость и скрупулезность сделали КолюКаратэ лидером N  1  в  тогдашнем
Ленинграде? Седюка  боялись.  Поговаривали,  что  за  его  командой  есть  и
человеческие жертвы, но... Много у нас чего говорят  разного...  Коля-Каратэ
вместе со своими ближайшими коллегами был арестован в 1987  г.,  в  расцвете
своего "величия",  когда  ему  платили  даже  легендарные  братья  Васильевы
(кстати, перелом в отношении к  новым  бандитским  группировкам  со  стороны
высшего  милицейского  руководства   Ленинграда   произошел   именно   после
разоблачения  команды  братьев  Васильевых,  орудовавших  на   авторынке   и
буквально терроризировавших покупателей автомашин. Тогда стало очевидно, что
бандиты посягают не только на спекулянтов и разного рода подпольных дельцов,
но и на простых граждан, годами копивших деньги на приобретение машины) [36]
   Группа Коли-Каратэ была первой в Питере, попытавшейся  поставить  насилие
как  способ  добывания  денег  на  "промышленно-поточную"  основу.  Он   был
талантливым организатором и очень сильным лидером.  В  1993  г.  должен  был
закончиться его срок Незадолго до освобождения Коля-Каратэ был застрелен  на
поселении [37] "в ходе внутренних разборок".  А  может  быть,  кто-то  очень
боялся его возвращения?.. Брат Коли-Каратэ - Александр "Маккена" -  жив,  но
особого влияния не имеет. Про него  говорят,  что  он  начал  злоупотреблять
алкоголем и наркотиками и его часто видят в дешевых притонах вместе с братом
одного очень известного российского  певца.  Маккене  до  сих  пор  подносят
стопочку-другую в центральных ресторанах в память о его брате.


   Тамбовский сезон

   Арест банды Седюков произвел шоковое впечатление на оставшихся на свободе
питерских бандитов -  слишком  неуязвимой  считалась  тогда  эта  группа.  В
бандитской среде даже бытовало мнение, что  арестовывать  Седюков  приезжала
специальная группа московского КГБ, хотя эту операцию подготовили сотрудники
тогдашнего 5-го отдела питерского управления  уголовного  розыска,  на  базе
которого  было  позднее  создано  Шестое   управление   ГУВД   -   "бабушка"
современного РУОПа ("мамой" считается ОРБ). Результатом этого шока стало то,
что около года вокруг питерского бандитского трона наблюдался некий  вакуум.
Но... Свято место, как известно, долго пусто не бывает. В 1988  г.  на  трон
взобрался Владимир Кумарин [38].
   Владимир  Сергеевич  Кумарин  родился  в  1955  г.  в  Мочкапском  районе
Тамбовской области и приехал в Ленинград с трудовой  книжкой  колхозника  на
руках. Так же как и Коля-Каратэ, Кумарин поступил в Технологический институт
холодильной промышленности и так же его  не  закончил.  Он  некоторое  время
проработал швейцаром в "Розе ветров" и барменом в "Таллине". "Взяв курс"  на
формирование  своей  собственной  команды,  Кумарин  исходил  из   принципов
землячества. Бандитская  жизнь  скоротечна  и  опасна,  поэтому  нет  ничего
удивительного в том, что  многие  лидеры  желали  видеть  своими  ближайшими
помощниками земляков, друзей детства,  родственников  -  словом,  тех,  кому
можно больше доверять. Поэтому не  случайно  "правой  рукой"  Кумарина  стал
Валерий Станиславович Ледовских (заместитель по оперработе в мафии, как его,
шутя, называли свои же коллеги). Ледовских тоже  коренной  тамбовец,  причем
любопытно, что родился он в семье сотрудников милиции и, по слухам, мать его
до сих пор работает в УВД города Тамбова. Ледовских  закончил  Ленинградский
институт  физической  культуры  им.  Лесгафта,  и   последним   местом   его
официальной    работы    стала     детско-юношеская     спортивная     школа
Красногвардейского  района,  где  Валерий  Станиславович   преподавал   бокс
подрастающему поколению. Он  также  был  вышибалой  в  известных  заведениях
"Зурбаган" и "Янтарный". [39]
   Опираясь на земляков, Владимир Кумарин в  короткие  сроки  сумел  создать
широко известную в Питере организацию  "тамбовских".  Правда,  поговаривали,
что создать  группировку  помог  Кумарину  некто  Гавриленков,  по  прозвищу
Степаныч, бывший бармен из гостиницы "Советская". При этом Степаныч,  будучи
по существу сверхлидером, предпочитал оставаться в тени... [40]
   Естественно,  далеко   не   все   коллеги   Кумарина   имели   тамбовское
происхождение. Но название группировке было дано по месту рождения  основных
лидеров" [41].
   Кумарин,   будучи   человеком   коммуникабельным,   жестким,   умным    и
предприимчивым, сумел добиться того,  что  дисциплина  в  его  команде  была
строже, чем в  других  группировках.  "Тамбовские"  имели  систему  жесткого
общака, куда в определенный  срок  все,  имеющие  отношение  к  группировке,
должны  были  вносить  свои  доли.  Этот  общак,  однако,  коренным  образом
отличался  от  воровских  общаков.  "Тамбовцы"  скидывали   в   общак   лишь
определенный процент от нажитого, тогда как воры должны складывать  в  общак
все и получать свое  лишь  из  общака.  "Тамбовские"  внесли  свой  вклад  в
развитие  питерского  бандитизма.  Именно  они  начали  в  массовом  порядке
совершать наезды уже не на теневиков, а на людей  из  легальных  структур  -
представителей различных  кооперативов  и  товариществ.  Кумарин  вел  тогда
исключительно здоровый образ жизни, практически не употреблял алкоголя и  не
курил. Будучи не очень высокого роста, он, лежа, легко выжимал штангу  весом
110 кг.  К  1989  г.  численность  группировки  "тамбовских"  уже  достигала
нескольких сот человек. О том, каким  авторитетом  пользовался  в  то  время
Кумарин,  свидетельствует  тот  факт,  что,  когда  он  заходил  в  ресторан
"Коелга",  все  присутствующие   вставали.   Когда   представителей   других
группировок  допрашивали  сотрудники  милиции,   о   "тамбовских"   говорили
исключительно шепотом, делая  страшные  глаза.  Однако  постепенно  интересы
разных группировок начали пересекаться - в городе стало тесно.  Естественно,
конфликты были неизбежны. И вот в 1989 г. в Девяткино произошла историческая
разборка, в которой участвовали представители "тамбовских" и тех, кого позже
стали называть "малышевскими". На этой разборке  обе  конфликтующие  стороны
продемонстрировали наличие у них оружия, в том числе и автоматов... Стрельбу
тогда открыл Сергей Мискарев по кличке Бройлер.
   Тогда в Девяткино был убит  известный  бандит  Федя  Крымский.  Тогда  же
началось "восхождение" рядового до той поры "тамбовца" Михаила Глущенко,  по
кличке Хохол, который не побоялся пойти грудью на  автомат...  [42]  В  80-х
годах Хохол был известен  под  кличкой  Тренер  и  начинал  на  "галере"  (в
Гостином дворе) - хорошо поставленным ударом "вырубал" тех, кто по наивности
пытался продать ему дефицитные тогда американские джинсы. А джинсы забирал и
перепродавал, не мудрствуя лукаво, тем же "барыгам", которых он презирал.
   Разборка   в   Девяткино   переполнила   чашу   терпения    руководителей
ленинградской милиции.  Началась  целенаправленная  разработка  "тамбовцев",
которая осложнялась тем, что к  тому  времени  группировка  уже  имела  свою
контрразведку и агентуру в милицейской среде. Тем  не  менее  в  1990  г.  к
уголовной ответственности были привлечены 72 "тамбовца", в том числе  и  сам
Кумарин  [43]  с  ближайшим  окружением:  Валерием   Ледовских,   Вячеславом
Пороховником и уголовным авторитетом Мирилошвили (кличка  Кусо).  Фактически
это  означало,  что  группировка  уничтожена.  Кумарину   были   предъявлены
обвинения в вымогательствах, разбоях,  хулиганстве  и  самоуправстве.  Но...
Дело Кумарина слушалось в народном суде Ленинского  района,  вел  его  судья
Александр Парфенов
   Перед заключительным заседанием на прокурора (женщину,  кстати),  которая
поддерживала обвинение, было совершено нападение -  ей  проломили  голову...
Кумарин получил гораздо  более  мягкий  приговор,  чем  требовала  прокурор.
Адвокатом у Кумарина  был  некий  господин  Колкин,  любопытнейший  человек,
проживающий ныне в США. У Колкина некоторое  время  личным  шофером  работал
Валерий Ледовских... И  еще  одно  любопытное  совпадение:  после  того  как
Владимир Кумарин получил четыре года общего  режима  с  конфискацией,  судью
Александра Парфенова видели в Сочи, в гостинице "Жемчужина", где он, видимо,
отдыхал от трудного процесса. Спустя еще некоторое время Парфенов  сложил  с
себя судейские полномочия и работает теперь адвокатом. Иногда он  заходит  к
своим бывшим коллегам и сочувственно цокает языком, когда они говорят ему  о
своей маленькой зарплате...
   Еще в тюрьме Кумарину были созданы "тепличные" условия. 26 мая 1992 г. он
был переведен в исправительно-трудовую колонию  "Обухове",  а  уже  в  конце
августа администрация колонии поставила вопрос о его досрочном  освобождении
и  направлении  на  химию  -  стройки  народного  хозяйства.   Положительную
характеристику на Кумарина написал его начальник  отряда  старший  лейтенант
Феоктистов.  Ее  утвердил  начальник  колонии  Павел  Гурмисов,   хотя   его
собственный заместитель капитан Карасев  категорически  возражал,  однако  -
машина  завертелась.  Кумарин  прошел  административную   и   наблюдательную
комиссии во Фрунзенском  районе,  которые  направили  ходатайство  в  суд  о
переводе Владимира Кумарина на стройки народного  хозяйства.  (Принципиально
вопрос об огласке института "химии" в России был тогда уже решен. Официально
"химия" была отменена в конце 1992 г.)  Судья  Фрунзенского  районного  суда
Зябкий  принимает  решение   об   освобождении   Кумарина.   Спецпрокуратура
опротестовывает  это  решение,   потому   что   "осознавший"   необходимость
общественно полезного труда Кумарин нигде не работал, а в  указанном  в  его
характеристике  месте  работы  его  даже  не  видели.  Вторым  поводом   для
опротестования стало то, что наблюдательная комиссия заседала  не  в  полном
составе.  Глава  администрации  Фрунзенского  района  удовлетворил   протест
прокуратуры,  но  буквально  сразу  же  наблюдательная  комиссия   собралась
полностью и вновь приняла  решение,  способствующее  освобождению  Кумарина.
Протесты выносились и в городской суд, но все без толку. В 1993  г.  Кумарин
был уже в Петербурге. Долго на зонах сидят только "мужики"...
   Интересен финал этой истории. Капитан Карасев, не согласившийся со  своим
начальником, был переведен с понижением в другую колонию. Начальника  отряда
старшего лейтенанта Феоктистова повысили в должности до старшего инструктора
политико-воспитательной работы. Позже  он  был  арестован  по  обвинению  во
взяточничестве. А Кумарин, говорят, частенько  наведывался  в  "Обухове"  на
шикарной иномарке...
   За все время, пока лидеры и  костяк  "тамбовской"  группировки  сидели  в
тюрьме, их объекты в Питере никто не трогал, зная, что они рано  или  поздно
выйдут [44]. Однако в 1993 г. по городу  прокатилась  целая  волна  кровавых
разборок, которую информированные круги напрямую  связывали  с  возвращением
"тамбовцев" и с их стремлением вернуть себе лидирующее положение  в  городе.
Молва приписывала им летние погромы на рынках и множество иных преступлений.
"Тамбовцы" и сами несли потери. В 1993 г.  были  убиты  Клементий,  Кувалда,
Гуняшин, Звонник и многие другие. Чудом избежал смерти  после  покушения  на
него Миша-Хохол. Может быть, из-за этого сам Кумарин предпочитал держаться в
тени, хотя и продолжал решать вопросы, и, по слухам, ему из  США  слал  свои
малявы сам Япончик, легендарный вор в законе, вынашивающий планы объединения
структур  организованной  преступности  во   всероссийском   масштабе.   Эта
информация, конечно, достаточно спорна, ведь Кумарин всегда отличался  своим
негативным отношением к ворам в законе, однако... Говорили  ведь  про  него,
что он и черным бандитам противостоит, тем не менее "тамбовцы" использовали,
например, "чеченцев" в своих разводках.  И  более  того,  есть  мнение,  что
"чеченцев" в Питер привел именно Кумарин...
   Его местонахождение долгое время было загадкой, потому что, опять  же  по
слухам, он скрывался от  гонявшейся  за  ним  по  пятам  загадочной  бригады
наемных убийц. Кое-кто считал, что слух этот - не более чем  пущенная  самим
Владимиром Кумариным дезинформация... [45]
   Тем не менее в мае 1994 г. он стал появляться в публичных местах (правда,
несколько  изменив  свою  внешность)  и  ездить  по   городу   в   роскошном
"мерседесе", сделанном по специальному заказу. Кумарина  видели  в  шикарном
петербургском  казино  "Конти",  где  он  присутствовал  на  тотализаторских
кулачных боях.
   Однако позже стало ясно, что Кумарин опасался убийц не зря...


   Чеченцы

   В конце 1993 г. впервые были  опубликованы  несколько  глав  "Бандитского
Петербурга", где упоминался некий Артур,  выступавший  однажды  в  программе
Александра Невзорова "600 секунд". Чуть позже мы рассказали нашим  читателям
об убийстве Артура Кжижевича, одного из лидеров "казанской" группировки.
   Мы считали, что Артур, выступавший в "Секундах", и Кжижевич - одно  лицо.
Однако через несколько дней выяснилось, что,  во-первых,  "казанский"  Артур
(Кжижевич) остался жив, хоть и был тяжело ранен в своей машине, а во-вторых,
Кжижевич в программе "600 секунд" не выступал...
   После  нескольких  весьма  любопытных  звонков  в  редакцию  "Смены"   мы
попытались провести расследование странной ситуации с  бандитами-тезками.  В
ходе этого расследования  мы  получили  совершенно  неожиданную  информацию,
позволяющую хоть немного пролить свет на одну из самых загадочных бандитских
группировок в Петербурге - на чеченов...
   Загадки вокруг Чечни и чеченцев уходят своими корнями в далекое прошлое -
в историю трагической и кровавой колониальной политики России на Кавказе и в
покрытую мраком времен историю исламизации этого региона.  Мало  кто  знает,
что  еще  в  XIX  веке  русская  цензура  наложила  жесткие  ограничения  на
информацию по истории имамата Шамиля...
   Историю русско-чеченских взаимоотношений невозможно осмыслить, не касаясь
таких   понятий,    как    "мусульманское    сектантство",    "мусульманские
братства-ордена" (тарикаты). Дело в том, что общества мусульманского Востока
всегда были глубоко структурированными, а  наиболее  жестко  организованными
были те регионы, на территории которых протекала деятельность  мусульманских
братств-тарикатов. В Чечне особенно активны были два братства - "наджбандия"
и "кадирия".
   С конца XIX века в Чечне  становится  наиболее  мощным  тарикат  кадирия,
разбившийся  впоследствии  на  три  основные   ветви   -   кунта-хаджийскую,
баталхаджийскую  и   бамат-хаджийскую.   Батал-хаджийская   ветвь   тариката
культивировала джигитизм - лихость, жесткую дисциплину, воинское мастерство,
замкнутую кастовость и насилие по отношению к врагам. Кунтахаджийская ветвь,
наоборот, культивировала ненасильственные методы.
   Во время  Великой  Отечественной  войны  именно  члены  батал-хаджийского
братства были обвинены  в  убийствах  солдат  и  офицеров  Красной  Армии  и
нападениях на воинские склады... Репрессирован же был весь  чеченский  народ
без разбора, и кровь, пролитая во время этого геноцида, еще  слишком  свежа,
чтобы  попытаться  спокойно  и  объективно  разобраться   в   случившемся...
Несомненно одно - для  того  чтобы  выжить,  чеченский  народ  был  вынужден
развить свою внутреннюю организованность до  самого  высокого  уровня  среди
всех народов Кавказа.
   Что касается структур мусульманских братств в Чечне, то они сделались еще
более замкнутыми, а информация о них  оказалась  практически  недоступной  В
50-е годы, правда, стало известно, что у членов  батал-хаджийского  братства
появилась черная касса, в которую мюриды  (ученики,  последователи)  вносили
обязательные пожертвования своим наставникам На самом  же  деле  эта  черная
касса стала общаком - денежным фондом, из которого помогали заключенным,  их
семьям и т, д. Кроме того, деньги из  черной  кассы  шли  на  финансирование
различных проектов, направленных на усиление экономической, а следовательно,
и политической мощи братства..
   С начала 60-х годов объективная информация  о  чеченцах  и  о  процессах,
развивающихся внутри чеченского общества, становится еще более скудной,  так
как после смерти академика Орбели российское кавказоведение было практически
ликвидировано ввиду установки на приоритетное изучение  Зарубежного  Востока
Мотив  простой  -  зачем  изучать  наши  регионы  и  республики,  если  есть
национальные кадры? Зачем русским  изучать  этнографию,  культуру,  языки  и
традиции народов советского Кавказа и Востока?
   Последствия  этой  установки  стали  очевидны  немедленно  после   начала
процесса развала Союза. Ситуация оказалась  просто  кошмарной.  Все  народы,
входившие в империю, знали Россию  отлично.  Россия  же  такими  знаниями  в
отношении этих народов не обладала...
   Передовые  отряды  чеченцев,  основной  задачей  которых   было   занятие
плацдармов в Москве, появились в столице СССР в самом начале 80-х годов. Они
старались  не  привлекать  к  себе  особого  внимания  милиции   и   местных
авторитетов [46]. Сначала им нужно было  устроить  как  можно  больше  своих
людей  в  легальные  структуры,  изучить  обстановку,  обрасти  связями.   В
"лимитной" Москве это было  сделать  нетрудно.  Авторитет  и  реальная  сила
московских "чечен" возрастает с конца 80-х  годов  "Чечены"  резко  нарушают
криминальный  баланс  столицы  и  "наезжают"  практически   на   все   сферы
деятельности местных группировок. Одновременно идет освоение других  крупных
городов России, и  в  первую  очередь  Петербурга.  У  "питерских"  чеченцев
тактика точно такая же, как у "московских".
   Сила  "чеченов"  заключается  прежде  всего  в  строжайшей   иерархии   и
безоговорочном  подчинении  младших  старшим.   Однако   их   структура   не
пирамидальна, а скорее, в графическом изображении напоминает снежинку,  лучи
которой - полуавтономные чеченские кланы-группы - сходятся к центру - совету
старейшин. Старейшины (которые вовсе не обязательно должны  быть  стариками)
принимают стратегические решения и  регулируют  внутренние  отношения  между
кланами.
   До недавнего времени казначеем черной кассы московских  "чечен"  считался
некий Муса по кличке Старик. 27 ноября 1992 г. он выступал на седьмом  этаже
гостиницы "Украина" перед  150  главарями  чеченских  банд,  съехавшимися  в
Москву со всей страны Старик настаивал на новых способах  работы,  на  более
жесткой координации деятельности чеченских групп в России... [47]
   Завербовать агентов в чеченской среде или внедрить к ним своего  человека
практически невозможно. Жестокие к чужим, "чечены" жестоки и  к  своим  тоже
Особенно к тем из своих, на кого  пала  тень  подозрения.  Известны  случаи,
когда "чечены" пытали своих же собратьев, - чтобы  убедиться  в  правдивости
последних. Пытки "чечен" несут в себе восточный колорит - раскаленные  ножи,
отрезанные пальцы...
   Возглавлявший в 1993 г. службу чеченской  контрразведки  в  Москве  некий
Ахмед имел в активе более пятисот квартир, используемых как явки и  почтовые
ящики. Одним из наиболее известных чеченских сходняков был ресторан "Каштан"
на юго-западе Москвы.
   Условно  московские  "чечены"  делились  на   три   основных   отряда   -
центральный, останкинский и южно-портовый.
   Центральный отряд под  руководством  Лечи  Исламова  контролировал  около
трехсот фирм, проституцию в центральных отелях (мужскую и женскую), а  также
рынки.
   Останкинский (лидер - Мамуд Большой)  контролировал  перепродажу  мебели,
продуктов, компьютеров и обеспечивал поставку требуемых товаров в Грозный.
   Банда, контролировавшая Южный порт, возглавлялась Николаем  Сулеймановым,
по кличке Хоза [48], основное направление ее деятельности  составлял  бизнес
вокруг торговли автомобилями.
   Петербургские "чечены" по численности безусловно уступали московским. Это
легко объяснимо - Петербург вообще меньше,  чем  Москва,  да  и  осваиваться
"чеченами" он стал несколько позже. Однако в конце 80-х - начале 90-х  годов
интерес "чеченов" к позициям в Петербурге резко возрастает, потому  что  они
справедливо начинают рассматривать наш город как ворота на Запад.
   В  короткий  период  "чечены"  Петербурга  стремительно  наращивают  свой
потенциал и становятся одной из самых опасных и сильных группировок  города.
Не владея полной информацией по этому  сообществу,  мы  можем  назвать  лишь
некоторые имена и клички чеченских авторитетов  Петербурга:  Руслан  Балаев,
Джапар, Ильяс, Паша, Бек, Артур, братья Куракаевы - Магомет, Адам  и  Ахмет,
Ахмед, Муса, Рамадан, а также  Руслан  Большой  и  Руслан  Малый.  Одним  из
базовых их предприятий было известное заведение - "Рим".
   По  жестокости,  дерзости,   оперативности   и   решительности   "чечены"
Петербурга могут  сравниться"  пожалуй,  лишь  с  "тамбовским"  сообществом.
"Чечены" не раз заявляли, что у них нет и не может быть стремления взять под
себя весь Петербург. Как люди  умные,  они  понимают,  что  это  практически
невозможно.  Поэтому  до  недавнего  времени  они   стремились   к   мирному
сосуществованию со всеми другими бандитскими группировками города, исповедуя
формулу "Нет такого куска, который нельзя было бы поделить".  Как  и  другие
сообщества  организованной  преступности,   "чечены"   имеют   своих   людей
практически во всех властных структурах  города.  (Кстати,  если  какая-либо
группировка не имеет  своего  человека  в  конкретной  структуре,  где  надо
"решить вопрос", она может обратиться к другой группировке, у которой  такой
человек есть, - за деньги или на  бартерной  основе.)  По  имеющейся  у  нас
информации, руководитель одного из РУВД в 1993 г. обращался к  "чеченам"  по
поводу угнанной у него машины, и "чечены" машину ему  нашли.  Методы  поиска
были самыми простыми - из того района, где была украдена  машина,  похищался
человек, "работающий по угонам". Его увозили за город и пытали до  тех  пор,
пока он не говорил,  где  машина,  или  не  называл  человека,  который  это
знает...
   Структурная организация "чеченов" Петербурга примерно такая же, как  и  в
Москве.  В  центре  -  совет   старейшин,   от   которого   лучами   отходят
команды-кланы.  Приезжие  "чечены"  прежде  чем   "сделать"   что-нибудь   в
Петербурге, обязаны обратиться в совет старейшин, но это бывает, правда,  не
всегда. (Так, в начале 1994 г. была  задержана  группа  "чечен",  пытавшихся
реализовать в Петербурге миллиард фальшивых рублей. Питерские  старейшины  в
курс дела поставлены не были, претензию по этому поводу они в  мягкой  форме
передали  задержанным.  Тем  не  менее  питерские  "чечены"  не   собирались
отказывать в помощи своим приезжим собратьям. По слухам, для решения вопроса
о попавшихся на фальшивом миллиарде требовалась точно такая же сумма,  но  в
настоящих, не поддельных рублях [49]. Решались же вопросы с арестованными  в
России  "чеченами"   очень   просто   -   их   могли   передать,   например,
правоохранительным органам Чечни... [50] Дальнейшие комментарии, видимо,  не
нужны.)
   При  возникновении  серьезных   конфликтов,   когда   встает   вопрос   о
ликвидациях, "чечены" Питера могут  обратиться  к  "чеченам"  Москвы,  и  те
пошлют в  Петербург  киллеров.  Те,  кто  живет  непосредственно  в  городе,
предпочитают не следить,  а  если  избежать  этого  не  удается,  немедленно
покидают Петербург.
   Для понимания структуры этой организации необходимо учитывать  следующее:
в чеченских кланах-командах собственно чеченцами  могут  быть  лишь  два-три
человека, остальные же принадлежат к чеченскому сообществу и подчиняясь  его
законам, могут  представлять  любую  национальность  -  русских,  украинцев,
грузин, евреев, кого угодно. Кстати говоря, в этих  кланах-командах  чеченцы
очень грамотно строят свою "национальную  политику"  -  будучи  правоверными
мусульманами, они не акцентируют на этом внимания и в  случае  необходимости
могут даже нарушить некоторые догмы (например, выпить). В группе того самого
Артура, с которого мы начали эту главу, как раз и представлен  почти  полный
"интернационал". (В процессе работы над книгой я  смог  встретиться  с  этим
человеком, однако он, к сожалению,  от  интервью  отказался.  Правда,  и  не
возражал, если бы я опубликовал то, что сумею узнать о нем сам.)
   Личность он довольно романтичная. Учился  в  специализированной  школе  в
Грозном, был  секретарем  комсомольской  организации.  Закончил  музыкальную
школу. Активно занимался спортом. После школы поступил в институт. В 1988 г.
был арестован за вымогательство в отношении  близкого  друга  его  отца.  По
одной из версий,  Артур  был  подставлен  теми,  кто  копал  под  его  отца,
представителя известной в Чечне семьи... В общем, история  была  чрезвычайно
шумная и описывалась подробно на  страницах  газеты  "Грозненский  рабочий".
Несколько лет Артур провел на зоне, где за свою независимость и склонность к
одиночеству  получил  кличку  Динго.  Именно  как  Динго  он  и  известен  в
Петербурге. Артур-Динго входит в клан Джапара и является его помощником.  По
слухам,  он  закончил  две  школы  профессионалов-телохранителей  и  отлично
стреляет из любого вида оружия.  Главные  черты  характера  -  сдержанность,
холодная жестокость и  почтение  к  старикам.  Как  и  большинство  чеченов,
ревностно следует мусульманским догмам. (В 1995 г. я получил информацию, что
Артур убит за то, что "слишком часто начал проявлять  инициативу".)  Тот  же
расклад и в нескольких принадлежащих Динго фирмах -  в  них  вообще  нет  ни
одного чеченца, но называть  эти  фирмы  "русскими"  было  смешно.  "Чечены"
считают так: что нужно баранам, должен решать пастух. ("Если  пастух  уснул,
бараны пойдут против ветра. Ветер всегда дует с поля и несет в  себе  запахи
более прекрасные,  чем  сама  трава,  потому  что  мечта  всегда  прекраснее
реальности... Поэтому, придя  на  поле,  бараны  не  остановятся,  а  пойдут
дальше. Рано или поздно поле закончится, стихнет и  ветер.  И  бараны  могут
умереть с голоду, если их вовремя не найдет пастух и не вернет их на поле...
") Считая себя пастухами, "чечены" не  ставят  себя  выше  других  кавказцев
Петербурга. Однако по разным причинам брошенный в свое время  "чеченами"  же
лозунг: "Кавказцы - объединяйтесь! ", - реализован не был. Вообще  сложность
отношений с коллегами характерна для любой бандитской группировки Петербурга
- "всем сложно со всеми".
   Тем не менее "чечены" старались сохранять мирные  отношения  с  остальным
питерскими группировками, не забывая ни на минуту, что при всем  их  весе  и
авторитете Петербург - город для них чужой, с чужими традициями и  законами.
Особенно актуальной задача сохранения мира в Петербурге  стала  после  того,
как в Москве началась открытая война русских группировок с  "чеченами",  где
главным противником "чеченов" была "крылатская" группировка.
   (Кстати, выдвигавшийся многими журналистами тезис о  том,  что  чеченская
мафия имеет непосредственное отношение  к  событиям  3-4  октября  1993  г.,
кажется нам несколько  спорным.  Наоборот,  известно  ироническое  отношение
некоторых авторитетных "чеченов" Москвы и Петербурга к  Руслану  Имрановичу:
"От народа оторвался, потому все так и получилось. Народ (то есть  "чечены".
- А. К.) конкретные вещи предлагал,  -  нет,  ему  захотелось  в  "культуру"
поиграть. Декабрист... ".)
   В Москве к концу 1993 г. война между  бандами  дошла  уже  до  того,  что
чеченцев стали убивать  просто  за  то,  что  они  чеченцы,  не  вдаваясь  в
подробности -  член  преступных  группировок,  не  член...  Стреляли  просто
потому, что "черный".
   Труднее стало поддерживать мир и в Петербурге - именно  из-за  чеченского
влияния (может  быть,  благодаря  этому  влиянию,  кстати,  стало  возможным
открыть   в   1993   г.   прямое   железнодорожное   сообщение   Грозный   -
Санкт-Петербург).
   Там, где больше одного сообщества,  -  война  неизбежна.  Да  и  в  одном
сообществе рано или поздно начинаются конфликты при дележке пирога...
   (Между прочим,  жестоко  ошибаются  те,  кто  считает,  что  войны  между
бандитскими сообществами не только не наносят вреда простым  гражданам,  но,
наоборот, приносят пользу - бандиты друг друга убивают, в городе, мол,  чище
и спокойнее становится... На место убитых бандитов придут  другие  -  "свято
место пусто не бывает". Любая война - это прежде всего  денежные  расходы  и
убытки. Естественно, бандиты постараются переложить свои военные расходы  на
бизнесменов, которых они опекают. Бизнесмены же  постараются  отыграться  на
потребителе, то есть на том самом обывателе, которого бандитские войны якобы
не касаются. Касаются, к сожалению, да еще как!.)
   "Чеченам" мир был  более  выгоден,  чем,  скажем,  "тамбовцам".  "Чечены"
понимали, что Питер - чужой им город [51]. И если вспыхнет война -  симпатии
населения будут не на их стороне. Да и  вообще,  война  и  бизнес  не  очень
хорошо сочетаемые понятия. С другой стороны, "чечены", несмотря на всю  свою
жестокость, никогда не убивали просто так, от скуки. Они всегда исповедовали
в этом вопросе принцип технологической  достаточности  -  идти  на  убийство
только тогда, когда это необходимо (другое дело,  что  вопрос  необходимости
они рассматривают по-своему).
   Даже в конце января 1994 г. баланс мира в Питере не был нарушен. В ночь с
19 на 20 января неизвестными  были  расстреляны  двое  чеченцев  -  студенты
Лесотехнической академии - и их русский приятель. Тяжело ранены были  и  два
случайных свидетеля... Несмотря на это, чеченские авторитеты смогли избежать
войны. Многие события в бандитском Петербурге  начала  и  середины  1994  г.
тесно связаны с начавшейся в  конце  1994  г.  войной  в  Чечне.  Эта  глава
нуждается в продолжении, и хочется верить,  такая  возможность  когда-нибудь
представится...


   Непонятки бандитских понятий

   В реально сложившейся к концу 1993  г.  в  Петербурге  обстановке,  когда
деятельность большинства коммерческих структур идет под патронажем  той  или
иной бандитской группировки, питерские бизнесмены,
   51. Понимая это, чечены "освоили" в  большей  степени  не  сам  Питер,  а
область, скупая пионерлагеря и турбазы для своих нужд Их позиции  достаточно
сильны также в Новгородской и Псковской областях В Питере же особый  интерес
чечены проявляли к очень крупным банкам и некоторым фирмам-монополистам.

в общем-то, могли бы даже смириться и приспособить-
ся к такой ситуации (перекладывая издержки на плечи
потребителей), но лишь при условии стабильности
этой ситуации, что невозможно в принципе, так как
преступность, по определению, все время порождает
новую преступность, как деньги делают новые деньги...
   Поэтому  какими  бы  мирными  ни  выглядели  отношения  бандитов   и   их
"подшефных" бизнесменов - между ними обязательно будут возникать  (рано  или
поздно) сильнейшие противоречия...
   Подтвердить   неизбежность   возникновения   таких   противоречий   может
знакомство  (пусть  даже  весьма  краткое)   с   бандитскими   понятиями   -
своеобразным сводом законов, или, если хотите, кодексом, поведения,  которые
приняты в Петербурге. Вообще, "понятия"  -  это  чисто  уголовный  воровской
термин, содержание которого в свое  время  было  раскрыто  еще  Шаламовым  в
"Колымских рассказах". Новые бандиты придали этому  термину  несколько  иное
значение.
   Жить ло понятиям - это  значит  соблюдать  в  своей  бандитской  практике
неписаные  правила,  принятые  подавляющим  большинством  бандитской  среды.
Необходимость выработки понятий возникла  уже  в  конце  80-х  годов,  когда
стремительный рост числа питерских команд привел к тому, что они все чаще  и
чаще начинали пересекаться на одних и тех же  объектах.  Возникали  кровавые
конфликты, резко повысился риск... Выбор был небогат - либо жить постоянно в
состоянии  войны  со  всеми  (на  войне,  заметим,  долго  не  живут),  либо
стремиться все-таки к мирному сосуществованию. Любое мирное  сосуществование
должно строиться хоть на каких-то принципах.
   Например,  при  возникшем  между  двумя  группировками  конфликте   из-за
какого-нибудь бизнесмена бандит обязан верить бандиту,  что  бы  ни  говорил
бизнесмен. (Или, по крайней мере,  делать  вид,  что  верит.)  Фирма  должна
платить тем бандитам, которые, нашли ее первыми. Если доившие фирму  сели  в
тюрьму, не по понятиям другим занять освободившееся место. Зато  кинуть,  то
есть обмануть, обокрасть бизнесмена -  своего  или  чужого  -  абсолютно  по
понятиям.  Понятия  запрещают  обращение  в  милицию  в  любых,  даже  самых
"пиковых",  ситуациях.  Бандит  не  может  предъявить   [предъявление,   или
предъяви, - это формальное обвинение, которое должно быть либо  снято,  либо
доказано. В последнем случае предъява может быть поводом для  компенсации  в
случае  мирного  разрешения  проблемы  или  для  объявления  войны)  бандиту
криминал (то есть обычную уголовную практику -  кражу,  мошенничество  и  т,
д.), пусть даже и совершенный в отношении бандита же.
   Предъявляться может только беспредел. Скажем, если чужие  бандиты  украли
машину у какого-нибудь бизнесмена, то  бандиты,  курирующие  его  фирму,  не
могут требовать у чужих вернуть ее назад.
   Но  если  по  поводу  этой  машины  все-таки   была   назначена   встреча
представителей двух банд и одни бандиты вдруг ни с того ни с  сего  взяли  и
перестреляли  других,  -  то   это   уже   бесспорный   беспредел,   который
предъявляется.  Предъяви   делаются   обязательно   гласно.   Зачастую   они
формулируются на больших сходняках, или столах, - то есть  больших  встречах
между руководителями группировок.
   На самом же деле переоценивать значение понятий не стоит, хотя  знать  их
тем, кто занимается бизнесом, не мешает. Понятия  -  это  вовсе  не  жесткие
законы. Да и вообще в  России  существует  давняя  практика  -  вырабатывать
законы лишь для того, чтобы их нарушать. Существуют  в  Питере  группировки,
которые вовсе отрицают любые понятия и живут просто по здравому  смыслу.  Те
же, которые формально блюдут понятия, всегда могут их забыть или перешагнуть
через них, если это будет выгодно. Покойный ныне бандит Швондер [52] в  свое
время любил говорить, что понятия придуманы исключительно для  "молодых",  -
чтобы держать их в узде. Кое-кто, наоборот, считает, что все  понятия  нужны
для разводок бизнесменов... В общем, понятия суть бандитские законы, которые
они выполняют тогда, когда им это нужно...
   Современный бандитизм  -  это  и  образ  жизни,  и  профессия.  В  каждой
профессии есть свой профессиональный жаргон, своя терминология. Очень  важно
четко понимать, что обозначают хотя бы основные термины, чтобы не попасть  в
непонятки,  как  говорят  бандиты.  Однажды  между  неким   коммерсантом   и
бандитом-куратором произошел любопытный разговор.
   Коммерсант (нервно);
   - Слушай, на меня вчера наехали какие-то... Спросили,  кому  я  плачу.  Я
сказал, что вам...
   Бандит (непонимающе);
   - Так это наезд был или пробивка?
   Коммерсант (успокаивающе);
   -  Ну,  до  пробивки  дело-то  не  дошло,  просто  наехали  -  культурно,
вежливо...
   (Бандит падает от хохота. Занавес.)
   Итак, что же такое наезд и пробивка?
   Бандитские структуры, естественно, заинтересованы в постоянном увеличении
своих доходов. Для этого есть,  как  в  сельском  хозяйстве,  интенсивный  и
экстенсивный способы. Интенсивный способ  -  это,  грубо  говоря,  повышение
надоя с одной и той же фирмы. Экстенсивный - увеличение площадей  или  числа
патронируемых фирм. Для того чтобы заполучить новую  фирму,  есть  несколько
способов, одним из  которых  является  так  называемая  пробивка.  Упрощенно
пробивха выглядит так: экипаж бандитской машины  просто  заходит  в  недавно
открывшееся кафе или магазин и  вежливо  интересуется  у  хозяина,  кому  он
платит, кто его охраняет. Если хозяин неосторожно отвечает
   "никому, никто" - значит, платить он будет тем ребятам,  которые  его  об
этом  спросили.  Если  хозяин  говорит,  что  платит  таким-то  и  таким-то,
посетители могут поверить на слово, а могут попросить назначить стрелку  (то
есть встречу) с коллегами, дабы убедиться - хозяин не врет. Пробивка  -  это
нормальный рабочий момент бандитской профессии, как  правило,  она  проходит
мирно. Пробитую точку (кафе, фирму, магазин) заносят в реестр личного  учета
банды - либо как свою, либо как  чужую  (информация  о  коллегах  лишней  не
бывает).
   Пробивки  могут  быть  с   наездами   и   без.   Наезд   -   это   способ
психологического, а иногда и физического давления на бизнесмена - в основном
для стимуляции его  искренности  и  деморализации.  Кроме  того,  испуганный
наездом предприниматель может совершить какую-нибудь ошибку, за которую,  по
понятиям, можно снять с него деньги. (Последнее время вместо "снять" бандиты
часто  используют  термин  загрузить  -  загрузить  на  три  лимона.  Иногда
встречается и такая конструкция: я его загрузил на три лимона, а потом  снял
их.) Итак, пробивка - это мирный и вежливый визит бандитов,  интересующихся,
кому платит бизнесмен. Пробивка с наездом - это все то же самое, но с  более
глубокими эмоциями: "Ну, ты, падла, крыса, мышь! Кому платишь, гнида! Слышь,
ты нам по жизни должен! Ты понял, нет?!" и т, д, и т, п. Стоит ли говорить о
том,  что  врать  во  время  пробивки,   мягко   говоря,   чревато   многими
неприятностями...  Сейчас  читатель  вспомнит,  как  хохотал  бандит,  когда
незадачливый бизнесмен счел пробивку более крутой, чем наезд!
   Как уже  говорилось  выше,  пробивки  обычно  заканчиваются  стрелками  -
встречами представителей разных банд. В общем-то, бандитские стрелки  -  это
обычные свидания, если так можно выразиться.
   Стрелки не принято динамить. Во-первых, это просто невежливо,  во-вторых,
дает козыри "продинамленной" стороне.  Стрелки  -  тоже  нормальный  рабочий
момент в нелегкой бандитской работе. Большинство стрелок -  мирные  и  очень
скоротечные. "Привет!" - "Привет!" -  "Такой-то  вам  платит?"  -  "Нам!"  -
"О'кей, пока!" - и все разъехались. Бывают стрелки конфликтные,  когда  одна
из сторон считает, что ее интересы ущемлены. Такая стрелка может закончиться
разборкой, то есть силовым конфликтом. Поскольку всегда есть шанс  нарваться
на отмороженных (на  беспредельных,  жестоких,  неумных  и  жадных  коллег),
стрелки обычно назначаются в очень людных местах, где  пользоваться  оружием
несколько затруднительно (рынки, кафе, магазины), либо, наоборот, - в местах
глухих и уединенных,  куда  каждая  сторона  может  без  лишней  нервотрепки
привезти  оружие.  (Одно  такое  местечко  есть  на  Петроградской  стороне.
Называется  оно  очень  "романтично"  -  "Кричи-не-кричи".)  Разборка  может
закончиться миром, а может стать началом затяжной войны. Как  правило,  войн
пытаются избежать все -  не  из-за  страха,  а  из-за  больших  материальных
убытков, которые являются прямым следствием любой  войны.  Во  время  боевых
действий чуть ли не  90  процентов  карательных  акций  обрушивается  не  на
собственно  бандитов,  а  на  патронируемые  ими  фирмы.  Соответственно   -
перекрываются денежные ручейки, текшие до этого в казну банды.
   Каждому  бизнесмену  нужно  очень  хорошо  представлять,  что  такое  так
называемые  разводки,  поскольку  именно  коммерсанты   в   первую   очередь
становятся их жертвами.
   Разводка - это, по сути дела,  обман,  мошенничество,  которое  вынуждает
разводимого поступить так, как надо разводящим. Как  правило,  цель  одна  -
деньги.  Примеры  просты.  По  предварительному  сговору,   предположим,   с
"тамбовскими" на какую-нибудь "их"  фирму  нападают  "чечены".  "Дай  дэнэг,
зарэжим, никаких тамбовских-мамбовских нэ боимся!.." Бизнесмен  бросается  к
своим "тамбовцам" и, ломая руки, просит защитить от  супостатов.  "Тамбовцы"
его успокаивают, говорят, что это их прямая обязанность,  что  все  решат  -
волноваться не стоит. Однако  после  грамотно  отрежиссированной  стрелки  с
"чеченами" (на стрелку могут взять и  бизнесмена,  -  чтобы  он  видел,  все
"честно") "тамбовцы" озабоченно говорят бизнесмену: "Да... Попал  ты,  друг,
это - не люди. Это - полные отморозки. Выход один - гасить. Но за убийство -
отдельная такса, мы тебе обещали охранять,  но  не  обещали  убивать.  Да  и
охранять обещали от нормальных  бандитов,  а  не  от  монстров..."  Насмерть
перепуганный бизнесмен согласен на любые расходы - лишь бы избавили  его  от
"чеченов".  Следует  живописная  разборка  -  со  стрельбой,  с   "кровавыми
трупами". Все это даже могут показать бизнесмену. Потом, когда он увозится с
места разборки, "трупы",  естественно,  оживают  и  делят  с  "победителями"
премию.  А  бизнесмен  облегченно   вздыхает   и   живет,   гордясь   своими
"защитниками", которые обеспечивают ему такую надежную крышу... [53]
   Многие бизнесмены,  особенно  из  начинающих,  придерживаются  ошибочного
мнения, которое удачно выразил хозяин одного кафе: "Крыша"  -  это  когда  у
меня есть бандиты, которым я плачу, чтобы другие бандиты  меня  не  трогали"
[54]
   В этой фразе сразу три ошибки: во-первых,  бандиты  не  у  бизнесмена,  а
бизнесмен у бандитов. Вовторых, не он им платит, а они  с  него  снимают,  и
в-третьих, то, о чем говорил этот хозяин кафе, -  не  крыша,  а  простейшая,
примитивнейшая форма протектората, своего рода предоставление "неофициальных
полицейских услуг". Зачастую  при  сотрудничестве  на  этом  уровне  бандиты
оставляют бизнесмену лишь номер связного телефона, по которому нужно звонить
"в случае чего". Иногда  в  рамках  этого  же  уровня  сотрудничества  фирме
оставляют одного-двух бойцов на прокорм, фактически  они  выполняют  функции
сторожей и вахтеров, причем  за  отдельную  плату.  Толку  с  этих  сторожей
немного, древним искусством "комитатус" (телохранитель)  они  не  владеют  и
защитить могут  разве  что  от  пьяных  хулиганов.  От  ограблений  квартир,
покушений, угонов автомобилей, описанная выше защита не страхует  абсолютно.
Стоимость такого протектората в среднем 20-30 процентов наличными от прибыли
в месяц. Особо жадные  бандиты  поднимают  цену  до  40  процентов.  Следует
помнить, что в случае наездов и стрелок с другими группами, бандиты защищают
не фирму и его хозяина, на которого  им,  как  правило,  наплевать,  а  свои
интересы, свои 20-30 процентов.
   Настоящая крыша - это предоставление фирме  полного  протектората,  можно
сказать "режима наибольшего благоприятствования". В  этой  ситуации  бандиты
контролируют поставки,  договора,  соблюдение  обязательства  контрагентами,
бандиты же пробивают  кредиты  для  фирмы,  иногда  предоставляют  их  сами,
находят заказчиков  -  в  общем,  активно  способствуют  процветанию  фирмы.
Естественно, такие крыши стоят дороже - до  50-70  процентов  ежемесячно  от
прибыли фирмы. При этом необходимо  знать,  что  зачастую  полная  крыша  не
уменьшает, а увеличивает степень риска бизнесмена. Во-первых, бандиты  могут
втянуть фирму в разные утоловно наказуемые комбинации, вовторых,  существует
мнение, что волна  убийств  банкиров  и  предпринимателей,  прокатившаяся  в
прошлом году по России, - следствие не чего иного, как войны крыш.  (Скажем,
две фирмы,  у  каждой  из  которой  есть  крыша,  имеют  большой  совместный
контракт. Одна из фирм по не зависящим от нее, так называемым  форсмажорным,
обстоятельствам срывает поставки  или  проплату,  или  еще  как-то  подводит
вторую фирму, которая тоже в свою очередь что-то  кому-то  должна.  И  этого
"кого-то" совершенно не волнуют  частные  проблемы  частной  фирмы.  В  дело
вступают крыши, и звучат выстрелы, и льется кровь... И происходит это часто,
потому что в современных условиях в России работать четко и без осечек,  как
зажигалка фирмы "Ронсон", не может ни одна фирма.) Ну и, наконец, в-третьих,
в отношении бизнесмена,  получившего  полную  крышу,  бандиты  могут  начать
осуществлять операцию под  условным  названием  выращивание  кабанчика.  Эти
уникальные операции, готовящиеся годами, родились в России [55].
   Существование и широкое развитие института крыш говорит о том, что они на
сегодняшний момент  объективно  необходимы  отечественному  бизнесу.  Смешно
спорить с очевидным - зачастую без крыши фирме просто не встать на ноги. Но,
с другой  стороны,  встав  на  ноги  под  крышей,  фирма  сужает  свою  базу
социальной защиты, - если  что-то  случается,  в  милицию  уже  не  пойдешь,
поскольку может выплыть такое, что бизнесмен из потерпевшего  превратится  в
подозреваемого и обвиняемого...
   Кроме предоставления крыши, бандиты могут оказывать бизнесменам и  другие
- разовые  -  услуги.  Составлять  полный  перечень  этих  услуг  -  занятие
абсолютно бессмысленное, потому что список  будет  бесконечным.  Как  сказал
недавно один умный бандит: "Мы предоставляем любые виды услуг, если нам  это
выгодно. То, что мы не будем делать за  деньги,  -  мы  сделаем  за  большие
деньги". Также бессмысленно составлять прейскурант  цен  на  услуги  -  цена
всегда зависит от клиента, и  на  вопросы  бизнесменов,  передаваемые  через
посредников: "Сколько может стоить такая-то услуга? ",  -  бандиты  передают
обратно: "Нам цадо на вас посмотреть".
   Более-менее установлены расценки на  многотрудном  поприще  выколачивания
долгов - с этими проблемами рано или  поздно  сталкиваются  практически  все
бизнесмены (если одна фирма задолжала другой, можно, конечно,  обращаться  в
арбитраж, но даже если арбитраж и вынесет решение в пользу истца, то пройдут
годы, пока фирма получит свои деньги, превратившиеся за это время в пыль).
   В бандитской среде есть  поговорка:  "Когда  долги  не  отдаются,  -  они
получаются".  Обычная  бандитская  практика  -  заставить  вернуть  долг  за
полдела. Естественно, многие ситуации, связанные с вышибанием долга,  -  это
не что иное, как описанные выше разводки. (Бандиты подводят одну свою, фирму
к другой. Фирмы заключают между собой контракт.  Более  близкая  к  бандитам
фирма не переводит другой фирме денег. Обиженная фирма обращается к бандитам
с просьбой решить проблему, бандиты соглашаются. Поскольку проблемы на самом
деле нет, деньги быстро переводятся. А бандиты дербанят прибыль с людьми  из
своей фирмы.)
   С точки зрения  уголовного  права  силовые  приемы  при  вышибании  долга
квалифицируются по статье 200 УК  РФ  (самоуправство).  В  пиковой  ситуации
вышибалы срок получат небольшой - год, максимум два. Однако практика говорит
о том, что бандиты берутся за вышибание реальных  долгов  не  очень  охотно.
Опятьтаки следует помнить, что в этом случае они работают не на  бизнесмена,
а на себя.
   С другой стороны, любое обращение за нестандартными услугами к бандитам -
это "билет в  один  конец".  Совместный  криминал  сплачивает  лишь  равных.
"Легальный" же человек, обратившись  с  криминальной  просьбой  к  бандитам,
попадает в полную от них зависимость. (Не так давно один довольно  известный
в  Петербурге  чиновник  очень  обиделся  на  некоего  журналиста  и   решил
обратиться к бандитам с просьбой проломить "писаке" голову. Бандиты записали
на пленку разговор с заказчиком, дали ему эту запись прослушать и  спросили,
хочет ли он, чтобы эта запись  попала  в  редакцию  одной  из  петербургских
газет...)
   На убийства, особенно на заказные, питерские бандиты идут крайне неохотно
[56]. Как правило, наемные убийцы - это  особый  клан,  на  который  бандиты
могут лишь вывести заказчика за комиссионные. Стоимость услуг профессионалов
- от 4-5 тысяч долларов. Услуги дилетантов  могут  стоить  дешевле,  но,  по
большому счету, обходятся дороже..
   Услуги  бывают  действительно  самыми  разными.  Например,   к   бандитам
обращаются с просьбой навести порядок среди дворовой шпаны. Или  утихомирить
буйных соседей-алкоголиков, или даже просто  заставить  дворников  подметать
двор. Одна известная петербургская банда  помогала  избавить  детей  богатых
родителей от пагубной привычки к алкоголю и наркотикам.  "Детишек"  вывозили
на отдаленный хуторок в Ленинградской области, били каждый день и приучали к
нелегкому крестьянскому труду. Еще более нестандартная услуга была оказана в
конце 1993 г. некоему крупному спекулянту. По его просьбе бандиты "похитили"
его жену и ребенка на неделю, которую  "безутешный"  муж  и  отец  провел  в
объятиях своей секретарши.
   В любом случае просить бандитов сделать что-то не совсем законное  -  это
все равно что идти на охоту с волком, который может  броситься  на  дичь,  а
может - и на охотника Впрочем, каждый сам выбирает свою судьбу..
   Если не заниматься самообманом, приходится констатировать, что  более  90
процентов сектора частного бизнеса в России так или иначе  связаны  с  миром
бандитов или воров в законе.
   Произошло это по разным причинам, в том числе и потому, что бизнесмены  и
правоохранительные органы очень долго видели  друг  в  друге  врагов.  Кроме
того, в условиях совершенно свинской законодательной базы современной России
быстро и результативно  решать  вопросы  могут  зачастую  лишь  криминальные
структуры. Оттого и возник этот жутковатый симбиоз бизнеса и  организованной
преступности.
   Однако  он  не  вечен.  Уже  сегодня  многие  солидные   фирмы   начинают
чувствовать объективные  неудобства  от  своей  "отягощенности  бандитизмом"
западные партнеры порой не идут на контакт с такими фирмами, зная,  что  они
связаны  с  организованной  преступностью  (на  Западе  очень  берегут  свою
репутацию).
   Если мы идем к цивилизованному миру, то когданибудь придем и  к  западной
практике,  в  которой  крупные   и   мелкие   предприниматели   предпочитают
сотрудничать с полицией, а не с криминальными структурами. Это произойдет  и
у нас - в будущем. А пока мы существуем в мире диком, в котором есть  законы
писаные, но не соблюдаемые, и неписаные - по которым  живут.  Эти  неписаные
законы совсем не обязательно принимать и уж  тем  более  не  обязательно  им
следовать. Но знать их надо, чтобы не оказаться однажды с закрытыми  глазами
на краю обрыва...

   Бандитская империя

   Третьим по счету лидером "Всея  бандитского  Петербурга"  стал  Александр
Иванович Малышев. Родившийся в 1958 г.,  он  не  имел  возможности  получить
приличное образование, потому что уже в 1977 г. был  осужден  за  умышленное
убийство. Небольшой перерыв - ив 1984 г. новый срок, тоже за убийство, но на
этот  раз  за  "неосторожное".  Таким  образом,   из   трех   "состоявшихся"
петербургских лидеров Малышев  был  самым  необразованным  -  в  отличие  от
Кумарина и Седюка, он не пошел дальше  средней  школы,  но  от  природы  был
наделен сообразительностью, хитростью и умением мыслить логически. В  юности
Малышев занимался борьбой, но каких-либо значительных результатов не добился
и по своим бойцовско-спортивным характеристикам тоже значительно  уступал  и
Кумарину, и Седюку.
   Вернувшись в Ленинград после второй отсидки, Малышев начал  свою  карьеру
швейцаром в одном из городских ресторанов. В то  время  он  был  известен  в
достаточно   узком   кругу   уголовников   средней   руки   и    криминально
ориентированных  спортсменов,  приходящих  волонтерами  в  "армию   рэкета".
Несколько позже Малышев начал "крутить наперстки" на Сенном рынке. Мало  кто
знает, что в тот период бригадиром, которому  Малышев  отдавал  деньги,  был
Владимир  Кумарин,  а  сам  будущий   грозный   Александр   Иванович   носил
трогательную кличку Малыш.
   Однако,  будучи  человеком  коммуникабельным,  опытным  и   честолюбивым,
Малышев стал быстро подниматься и  обрастать  собственными  подчияеяяылш.  К
моменту упоминавшейся выше разборки в Девяткино в 1989 г. Александр  Малышев
был уже достаточно известным  и  "серьезным"  лидером.  После  той  разборки
бандитов накрыла волна арестов - были посажены почти все видные "тамбовцы" и
такие одиозные личности из ближайшего окружения Малышева, как Стае  Жареный,
Бройлер, Слон, Марадона и Герцог [57]. Видимо, Александр Иванович  не  очень
рассчитывал на стойкость своих коллег на предварительном  следствии,  потому
что решил на время покинуть грешную советскую землю. Он вынырнул  в  Швеции,
откуда для  усыпления  бдительности  милиции  распространял  слухи  о  своей
трагической гибели в бандитской перестрелке. Дождавшись состоявшегося в 1991
г. осуждения  своих  друзей  и  узнав,  что  какие-либо  доказательства  для
привлечения его к уголовной ответственности отсутствуют, Малышев вернулся  в
Ленинград. Воспользовавшись тем, что Кумарин по-прежнему находился в тюрьме,
и заручившись поддержкой бизнесменов криминального толка, Александр Иванович
призвал под свои знамена значительную часть обособленных  бандитских  групп.
Малышев предложил им за долю от их промысла  использовать  его  авторитет  и
называться "малышевскими". Фактически это было выдачей "лицензий на рэкет".
   Осознав свою силу в организованности,  эти  группы  в  течение  короткого
периода времени стали захватывать все новые и новые сферы  влияния,  наезжая
уже не только на частный бизнес, проституток и подпольных дельцов-теневиков,
но и  на  государственные  предприятия  -  например,  на  некоторые  крупные
магазины системы госторговли,  на  руководителей  которых  бандитам  удалось
собрать компрометирующий материал. При этом бандиты начали использовать -  и
довольно эффективно  -  знания  и  опыт  известных  адвокатов,  экономистов,
управленцев, сотрудников правоохранительных органов, как  уволенных,  так  и
оставшихся на службе, но вставших на путь прямого предательства. В то  время
все  общество,  а  следовательно,  и  правоохранительные  органы,  потрясали
социально-политические   и   экономические   перемены,   и   бандиты   умело
использовали растерянность и дезориентацию многих сотрудников.
   Грянувший в августе 1991 г. "путч"  и  последовавшие  за  ним  глобальные
перемены в стране еще больше усилили неразбериху в обществе,  но  безусловно
дали мощный толчок развитию отечественного частного  предпринимательства,  а
значит, и паразитирующего на нем бандитизма. Вода стала  достаточно  мутной,
чтобы ловить в ней самую крупную рыбу.
   В  короткий  срок  была  создана  настоящая  бандитская  империя,   сфера
деятельности   которой   распространялась   не   только   на   Петербург   и
Северо-Западный регион, но и выходила в  другие  регионы  России  и  бывшего
Союза, а также за границу. В империю вошли следующие группы  и  группировки:
"кудряшовская",  "казанская",  "пермская",  "воркутинская",   "комаровская",
"тарасовская",  "колесниковская",   остатки   "тамбовской",   "кемеровская",
"северодвинская",     "саранская",      "ефимовская",      "красносельская",
"архангельская", "воронежская", "красноярская", "дагестанская", "чеченская",
"азербайджанская", "улан-удинская" и целый ряд других. Численность  активных
боевиков в этих группировках-группах колебалась  от  50  до  250  в  каждой.
Группировки входили в империю открыто, скрытно и "втемную", когда, например,
рядовые бандиты,  теша  себя  смешными  иллюзиями  о  "независимости"  своей
команды, даже и не догадывались, что на самом деле работали на империю.  Сам
Александр Малышев сел в гостинице "Пулковская" [58],  которая  была  выбрана
"рабочей резиденцией" для проведения в ней столов,  или  сходняков,  лидеров
самых крупных питерских группировок [59].
   На  столах  решались  спорные  вопросы  о  сферах  влияния,   обсуждались
совместные операции и стратегия на будущее.
   Конечно, структура империи не была по-армейски жесткой и очевидной. Более
того,  то  и  дело  вспыхивали  кровавые  конфликты  между   представителями
различных  группировок,  а  то  и  внутри  одной  группировки.  Но  в  каком
коллективе не бывает ссор и даже  драк  по  самым  разным  поводам  -  из-за
неосторожно сказанного слова, из-за женщин, из-за интриг... Другое дело, что
в бандитской сфере конфликты заканчиваются более кроваво, - так на то они  и
бандиты, со "смолянками" их не спутаешь... [60]
   Общее количество боевиков в империи превысило две тысячи, более  половины
из них имели оружие. (Именно с этого момента группировки  стали  оцениваться
по стрелкам, а не по бойцам.)
   Малышев в то время  уже  имел  прочные  деловые  контакты  с  Москвой,  в
частности с вором в законе Витей-Калиной. После того как в феврале  1992  г.
ВитяКалина был убит, московским контактом Малышева стал  лидер  "крылатской"
группировки Олег Романов [61].
   Структура империи позволила выйти  на  качественно  новый  уровень  -  от
взыскания регулярной дани с коммерческих структур стало возможным перейти  к
требованию подлинных и мнимых неустоек с одних предприятий в пользу  других,
контролируемых империей, или с чисто бандитских фирм [62].
   При этом осуществлялись сложные, многоэтапные  и  длительные  по  времени
разводки,  когда  какая-либо   группировка   империи   прямо   или   втемную
натравливалась на какого-нибудь предпринимателя, а другая группировка  брала
горемыку под защиту на условиях выплаты  такой  же  или  даже  большей,  чем
требовала первая группировка, суммы
   Сам Александр Иванович, однако, почти ничего не делал своими руками, а те
боевики,   которых   милиции   удавалось   привлекать   к   ответственности,
придерживались принципа омерты (то есть молчания) по известным во всем  мире
причинам
   Кстати, для осуществления разводок по описанной выше схеме привлекались в
основном  так  называемые   черные   группировки,   то   есть   группировки,
укомплектованные выходцами  с  Кавказа.  Это  обстоятельство  способствовало
широкому распространению мифа о  том,  что  Малышев  противостоит  "черным",
защищает от них город. В  это  поверили  даже  некоторые  высокопоставленные
чиновники и сотрудники правоохранительных органов (Тем более  что  о  полном
контроле над горячими, любящими беспредельничать южанами  не  могло  быть  и
речи. В  результате  на  низовом  бандитском  уровне  начались  ожесточенные
столкновения между черными и белыми. Потери в живой силе несли и кавказцы, и
славяне.) [63]
   К началу 1992 г. Малышев  все  больше  начинает  интересоваться  реальным
бизнесом - торговлей антиквариатом, сферой общественного питания,  торговлей
автомобилями, игробизнесом. Заработанные деньги  нужно  куда-то  вкладывать,
иначе  они  перестают  быть  деньгами.  Капиталы  переводились  за  границу,
поговаривали  даже,  что  на  Кипре  Малышев  считался  обладателем  то   ли
платиновой, то ли золотой кредитной карточки. С кипрскими коллегами, кстати,
решались очень серьезные вопросы - например, взятие под контроль  одного  из
самых мощных  петербургских  банков...  Проявился  и  конкретный  интерес  к
шоу-бизнесу - один  из  фигурантов,  проходящих  по  уголовному  делу  фирмы
"Планета",  рассказывал  о  причастности  Малышева  к  музыкальному   центру
Киселева Более  того,  сохранились  документы,  согласно  которым  Александр
Малышев и его ближайший  компаньон  даже  выезжали  за  границу  именно  как
сотрудники этого музыкального центра.  Кстати,  так  до  конца  и  не  стало
понятным - на чьи деньги проводились праздники  "Виват,  СанктПетербург!"  и
"Белые ночи рок-н-ролла".
   Наряду с легальным бизнесом не забывался и бизнес  чисто  криминальный  -
например постановка  на  поточное  производство  самодельных  малокалиберных
револьверов А в марте 1993  г.  в  Петербурге  прошел  большой  сходняк,  на
котором, в частности, азербайджанцам "дозволили"  самостоятельно  заниматься
только   торговлей   сельхозпродуктами,    а    наркобизнес    должен    был
контролироваться империей..
   При всем при этом в низовом и  среднем  звене  бандитской  империи  зрело
серьезное недовольство Малышевым. Братва считала его менее справедливым, чем
был, например, Кумарин Малышева укоряли за то, что он недостаточно  помогает
бандитам на зоне, что общаковские деньги  тратит  на  баб,  упрекали  его  в
чрезмерном употреблении алкоголя и даже наркотиков... Малышев начал  всерьез
опасаться покушений на свою жизнь, и основания к тому были [64].
   Рядовые бандиты полагали, что Александр Иванович слишком сильно оторвался
от простых людей - бандитский авторитет Малышева сильно пошатнулся, в  среде
же блатных он не пользовался авторитетом никогда... [65]
   Развязка наступила в сентябре 1992 г., когда в региональное Управление по
борьбе с организованной преступностью поступили сведения о том,  что  личная
группировка  Малышева  удерживает  под   охраной   некоего   предпринимателя
Дадонова, пытаясь получить от него права на распоряжение  саккумулированными
им несколькими сотнями тысяч долларов США -  на  эти  деньги  предполагалось
закупить пиво для поставки в Россию.  Дадонов  решил  обратиться  в  милицию
только потому, что прекрасно понимал как только он передаст права на  деньги
- последует его немедленная ликвидация  -  за  ненадобностью.  Вернее  -  за
надобностью  в  мертвом  виде,  потому  что  после  смерти  Дадонова  лицам,
финансировавшим пивной контракт, предъявить  претензии  будет  просто  не  к
кому.
   Милиции удалось выкрасть Дадонова  у  "малышевских"  таким  образом,  что
последние   даже   не   заподозрили   о   его   решении    сотрудничать    с
правоохранительными органами...
   6 октября  1992  г.  произошло  задержание  свыше  30  человек  из  числа
ближайшего окружения Малышева. Сам Малышев  был  взят  в  белом  "вольво"  с
незарегистрированным кольтом в кармане, который он носил, опасаясь,  видимо,
покушений на свою жизнь... [66]
   В ту же  ночь  в  одном  из  имперских  офисов  милиция  освободила  семь
захваченных 2 октября заложников и провела несколько десятков обысков.
   Дальнейшая  работа  по  "малышевскому"  делу,  которое,  естественно,  не
исчерпывалось эпизодом с Дадоновым, проходила  в  нестандартных  для  России
условиях: некоторых из потерпевших  круглосуточно  охраняли  автоматчики  из
ОМОНа, часть следственной группы была размещена на секретном объекте ГУВД  -
для обеспечения ее  безопасности.  Восьмимесячная  работа  по  делу,  анализ
собранных доказательств, в том числе и результатов электронного  наблюдения,
позволили  следствию  изменить  первоначальное  обвинение   привлеченным   к
уголовной  ответственности  на  более  тяжкое  -  "бандитизм".  Квалификацию
действий  "малышевской"  группировки  по  статье  77   УК   РФ   Генеральная
Прокуратура России признала обоснованной.
   Малышева с самого начала содержали в следственном изоляторе на Шпалерной,
25, в "Кресты" он так и не попал, хотя ему там и готовили шикарную  встречу,
- для того чтобы Александру Ивановичу сиделось более комфортно, коммерческие
структуры даже передали в подарок  изолятору  некоторое  количество  цветных
телевизоров... Нужно ли говорить,  что  с  лицами,  арестованными  по  "делу
Малышева", с первого дня работали лучшие адвокаты города? Снимем перед  ними
шляпу - они работали и продолжают  работать  профессионально,  эффективно  и
качественно. По новым законам  каждый  раз,  когда  следствие  продлевается,
адвокат имеет право опротестовывать в суде  содержание  под  стражей  своего
подзащитного.  25  августа  1993  г.  народный  суд  Ленинского  района  под
председательством судьи Елены Тарасовой удовлетворил  ходатайство  адвокатов
ближайших компаньонов  Александра  Малышева  -  Андрей  Берлин  и  Владислав
Кирпичев были выпущены  на  свободу  под  "подписку  о  невыезде".  Учитывая
биографии обвиняемых в бандитизме,  это  было  достаточно  странное  решение
[67].
   Основными аргументами  для  их  освобождения  стало  состояние  здоровья,
хорошее  поведение  в  тюрьме  и  то,  что  "...  из  предъявленных  в   суд
документов... не следует вывода об обоснованности предъявления обвинения  по
статье 77 УК  РФ  (бандитизм)",  -  хотя  есть  четкие  разъяснения  пленума
Верховного Суда России по вопросу рассмотрения в  судах  на  местах  дел  об
обоснованности содержания под стражей во время следствия, где точно  и  ясно
сказано: суды не вправе входить в  обсуждение  вопросов  о  виновности,  они
должны лишь оценивать правильность следственной процедуры...
   Примечательно, что тогда же  народный  суд  Ленинского  района  принимает
решение оставить Малышева в тюрьме, хотя  Малышев  обвиняется  в  совершении
преступлений совместно с освобожденным Берлиным, а Берлин - соответственно с
Малышевым...   На   свободе   Берлин   и   Кирпичев   дают    многочисленные
прессконференции, пишут статьи и книги, в которых "разоблачают" следствие  и
оперработников...
   28 сентября 1993 г. тот  же  народный  суд  Ленинского  района  принимает
решение  освободить  проходящего  по  "малышевскому  делу"  мастера   спорта
международного класса по боксу Ильдара Мустафина  -  с  учетом  его  слабого
здоровья...
   Тем временем сидящие в тюрьме бандиты получают отрадные весточки с  воли:
"Братва, не бойтесь ментов, сидите спокойно, вопросы решаются"
   Однако в ночь с 1 на 2 октября 1993 г. сотрудники РУОПа вновь задерживают
Владислава Кирпичева и с ним  шестерых  "коллег"  -  с  предъявлением  новых
обвинений. Во время задержания на квартире Кирпича отмечался  день  рождения
его молодой жены - Татьяны. Пьяный Кирпичев страшно  расстроился  и  заявил,
грязно ругаясь,  что  он  знал  о  своем  задержании  заранее  -  его,  мол,
предупредил об  этом  по  телефону  Валерий  Большаков,  первый  заместитель
прокурора города, ранее получивший от Кирпича взятку  в  размере  200  тысяч
долларов  США.  Цель  достаточно  очевидна:  вбить  клин  между  милицией  и
прокуратурой, скомпрометировав Большакова...
   14 октября вновь берется под стражу Ильдар Мустафин -  ему  предъявляется
дополнительное обвинение.
   13 октября  1993  г.  в  народном  суде  Ленинского  района  должно  было
слушаться дело об обоснованности содержания под стражей Александра Малышева.
Без указания причин слушание дела было отложено на неделю. Любопытный факт -
в бандитской среде Петербурга всю эту неделю (с 13  по  20  октября)  царило
необыкновенное оживление по поводу  ожидаемого  освобождения  Малышева,  был
даже назначен банкет для его встречи... 20 октября слушание дела переносится
на сутки по достаточно оригинальной причине  -  "судье  срочно  понадобилось
отлучиться домой..."
   21 октября возле здания народного суда Ленинского района не  было  никого
из малышевской свиты - каким-то образом они  заранее  узнали,  что  слушание
снова не состоится, - пришла лишь одна старинная приятельница Малышева - ей,
наверное, хотелось просто на него взглянуть... Заседание было перенесено  на
1 ноября Однако 30 октября председатель  народного  суда  Ленинского  района
вообще  отказался  рассматривать  в  своем  суде  дело  об  изменении   меры
пресечения  Александру  Малышеву,  оно  было   передано   в   народный   суд
Калининского района, который на выездном заседании в изоляторе на Шпалерной,
25,1 ноября 1993 г. не удовлетворил ходатайство адвокатов Малышева.
   Однако настоящий "судебный апофигей" наступил 10 ноября,  когда  народный
суд Ленинского района рассматривал дело  об  обоснованности  содержания  под
стражей Ришата Рахматулина,  также  проходящего  по  "малышевскому"  делу  и
обвинявшегося в грабеже, разбоях и вымогательстве. Суд даже не  счел  нужным
уведомить о своем заседании надзирающего прокурора горпрокуратуры  Владимира
Осипкина,  поддерживающего  обвинения  по  фигурантам  "малышевского"  дела.
Вместо  Осипкина  прокуратуру  на  суде  представляла...   стажер   районной
прокуратуры,  человек,  который  просто  не   имел   возможности   нормально
ознакомиться с материалами уголовного дела...  За  освобождение  Рахматулина
ходатайствовали: Ассоциация боксеров Санкт-Петербурга, Российская  Федерация
французского бокса, кооператив "Тонус" и администрация... тюрьмы. Рахматулин
был освобожден. Следователи, ведущие его дело, узнали  об  этом  лишь  через
десять дней, когда  им  позвонил  адвокат  Рахматулина  с  просьбой  вернуть
паспорт его клиента... Что  же  касается  надзирающего  прокурора  Владимира
Осипкина, то... Прокурора можно убирать из  процесса  поразному.  Ему  можно
проломить  голову,  как  это  было  в   "процессе   Кумарина".   Его   можно
скомпрометировать. А можно разыграть и более тонкую комбинацию,  результатом
которой станет изменение штатного расписания прокуратуры, и опасный прокурор
останется без должности и полномочий. Важен лишь конечный результат - убрать
сильного противника [68].
   Как  ни  странно,  Малышев,  сидя  в   тюрьме,   однажды   даже   выразил
признательность  сотрудникам  милиции  за  свой  арест.  Александр  Иванович
считал, что его должны были убить к концу 1992 г. По его словам, за период с
момента его задержания по  октябрь  1993  г.  в  Петербурге  было  убито  35
бандитов из среднего и высшего руководящего звена.
   Спустя немного времени после ареста Малышев начал жаловаться на здоровье.
Его мучили боли  в  позвоночнике  и  кошмарные  сны.  Ему  снились  бандиты,
выстрелы, кровь... Интересно, а что еще ему могло сниться?..


   Ферма Карабаса

   Вскоре после выхода первых глав "Бандитского Петербурга" заглянул ко  мне
в редакцию один гражданин. В целом положительно отозвавшись о моих  очерках,
он посетовал на некоторые неточности в рассказе об  иерархической  структуре
петербургских банд. Глубокие познания визитера в предмете нашей беседы,  его
манеры, одежда и речь не  оставляли  сомнений  в  определении  избранной  им
профессии. Да он  и  не  скрывал  ее  практически  с  самого  начала  нашего
знакомства.  Гражданин  представился  Карабасом  [69],  лидером   одной   из
бандитских группировок Петербурга. Карабас заверил, что его визит  не  будет
иметь   никаких   неприятных   последствий:   он-де   вызван   исключительно
благородными целями - помочь журналистам  правдиво  рассказать  читателям  о
таком интересном явлении, как современный бандитизм.
   - Поймите, Андрей, - говорил Карабас уже в ресторане,  где  он  предложил
продолжить беседу, - пройдут  годы,  и  все  у  нас  в  России  устаканится.
Нынешние бандиты станут  солидными  предпринимателями,  бизнесменами,  может
быть, даже издателями и меценатами. В мировой истории такое  уже  было  -  в
США. Так вот, в далеком будущем историкам наверняка будет интересно знать  -
с чего, с какого капитала зарождались могущественные корпорации и финансовые
империи. Откуда взять эти сведения? В том числе и из старых  книг  и  газет.
Понимаете? О нас в будущем будут судить и по тому, что вы напишете  сегодня.
Это понимают не  все  из  нашей  среды,  но  те,  кто  понимает,  безусловно
заинтересованы в объективной информации о нас...
   Карабас не шутил. Он вертел в руках  полупустой  фужер,  смотрел  куда-то
поверх моей головы и мыслями  был  далеко  в  "грядущем".  Я  усмехнулся,  и
Карабас вернулся в день сегодняшний.
   - Понимаю, о чем вы подумали, - сказал он. - Нет, я не имею в  виду  себя
лично - не настолько я тщеславен. Я говорю о всем явлении в целом.  Нынешний
бандитизм в России переходного периода от социализма к капитализму - это  не
примитивная уголовщина, в чем пытаются уверить обывателей наши оппоненты  из
ментовки. Это сложное и интересное социально-экономическое явление  -  между
прочим, объективное, как любая историческая закономерность... А что касается
личностей... В США сейчас вышла книга - "История американской  преступности"
- настоящий бестселлер! Не читали? Я пришлю  вам  экземпляр...  Может  быть,
когда-нибудь нечто подобное выйдет и у  нас  -  и  это  тоже  будет  безумно
интересно! Вот только кто будет ее  писать?  Я  лично  опасаюсь  однобокого,
предвзятого подхода, ведь большинство пишущих на криминальные темы  получают
информацию из милиции, а ее вряд ли можно назвать абсолютно объективной. Нас
часто изображают этакими тупыми монстрами, которые выжигают деньги из  людей
утюгами и паяльниками...
   И Карабас пустился в долгие рассуждения, суть которых сводилась  к  тому,
что все - люди, в том числе и бандиты, поэтому и среди них бывают хорошие  и
плохие, честные и подлые, трусливые и смелые, жестокие и  добрые,  жадные  и
щедрые.  Карабас  приводил  многочисленные  примеры,  которые  должны   были
подтвердить его слова, правда, там, где нужно было назвать кличку  или  имя,
он,  с  небольшой  паузой,  говорил:  один  человек  или   другой   человек.
"Человеками"  Карабас  называл   исключительно   бандитов,   говоря   же   о
бизнесменах, употреблял словосочетания один барыга или другой барыга.
   Я начал уже немного уставать от разговора,  который  на  самом  деле  был
практически монологом, как вдруг Карабас, рассказывая  о  методах  получения
денег с должников, произнес следующее:
   - Лично я - против физической  жестокости.  Всегда  есть  другие  методы.
Например, моих должников никто не пытает и не  мучает,  если  они  не  могут
отдать долг, их просто доставляют в мое имение, где они отрабатывают то, что
задолжали. На селе рабочие руки - большой дефицит.
   Я стал  расспрашивать  его  об  этом  подробнее,  но  Карабас  неожиданно
замкнулся, свернул беседу, и мы распрощались, договорившись о том, что  этот
разговор будет не последним.
   Все последующие встречи я возвращался  к  теме  Карабасовского  имения  и
трудящихся там  должников,  но  он  особого  энтузиазма  не  проявлял,  пока
однажды, махнув рукой, не сказал в сердцах:
   - Да что ты прицепился ко мне с этой фермой? Что  да  как...  Поехали  со
мной туда на выходные, сам все и увидишь!
   Может быть, он сказал  это  погорячившись.  Может  быть,  считая,  что  я
откажусь от поездки. Но я согласился. Правда, от момента его приглашения  до
самой поездки прошло почти полтора месяца -  то  у  него  возникали  срочные
дела, то барахлила машина, то еще что-то. Мне казалось, что Карабас  сам  не
рад тому, что меня пригласил, а время тянет, чтобы на его ферме  все  успели
привести в то состояние,  когда  можно  было  бы  без  опаски  пустить  туда
журналиста. Наконец он позвонил мне в одну из пятниц:
   - Завтра я еду на ферму. Поедешь?
   - Конечно!
   - Я буду у твоего дома в шесть утра.
   На следующее утро вишневый "мерседес" стоял  у  моего  подъезда.  Карабас
сидел за рулем, на сиденье рядом с ним расположилась красивая женщина.
   - Моя жена - Андрей, - представил он нас друг другу.
   Я спросил, далеко ли нам ехать.
   - Километров четыреста, часа за четыре доедем.
   - Это по нашим-то дорогам?
   Карабас хмыкнул.
   - Все ругают наши дороги, а ругать надо наши машины, - сказал он, любовно
поглаживая руль "мерседеса".
   Мы отправились в путь. Когда проехали километров сто, Карабас  повернулся
ко мне и предложил:
   - Ты ляг, поспи.
   - Да я не хочу...
   - А ты все равно ляг, - и я понял, что он  не  хочет,  чтобы  я  запомнил
дорогу. Машина поворачивала, петляла, негромко играл магнитофон...
   - Просыпайтесь, подъезжаем, - потрясла меня за плечо супруга Карабаса.
   Я сел.
   Карабас обернулся ко мне, потом высунул руку из окна и довольным  голосом
сказал:
   - Кому принадлежат эти поля и леса? -  и  ответил  сам  себе:  -  Маркизу
Карабасу! А вот и мое имение.
   Имение  Карабаса  представляло  собой   хутор,   стоящий   на   небольшой
возвышенности.  Очень  большой  дом,  служебные  постройки,  баня,   сад   и
просторный загон для скота. Вокруг дома натянута толстая стальная проволока,
к  которой  цепями  пристегнуты  два  огромных  волкодава.  Волкодавам   это
позволяло ходить вокруг всего хутора. Перед домом  стоял  небольшой  красный
трактор.
   Из избы вышли  четверо  мужчин,  трое  еще  не  старых  и  один  седой  и
колченогий.
   - Батюшки, приехали! А мы уж и не ждали! Радость-то какая!  -  запричитал
колченогий. В бурных проявлениях его "радости" чувствовались фальшь и испуг.
   - Режь барана, - коротко бросил Карабас, проходя в избу.  Молодые  в  это
время удерживали рычащих волкодавов.
   - Барашка-то нетрудно, сей момент, но, может быть,  и  не  надо?  Вечером
Иван лося подстрелил,  сейчас  котлеток  навертим,  печеночки  поджарим?  А?
Баньку, баньку-то истопить? - суетился колченогий.
   Карабас вопросительно взглянул на меня и сказал:
   - Бани не надо, времени мало. А лося готовьте. Браконьерите?
   - Почему это браконьерим? Он на нашей земле был. Иван его  у  самой  избы
завалил...
   Все  увиденное  и  услышанное  живо   напоминало   кадры   из   какого-то
полузабытого кинофильма - "барин приехал"!
   Изба была большой - как бы две просторные горницы, в одной - три кровати,
в другой - пять. Чувствовалось, что женщин в  избе  практически  не  бывает,
вроде бы и чисто, а нет  того  уюта,  который  создают  за  полчаса  женские
руки...
   - Ну вот, располагайся, - сказал Карабас,  садясь  за  стол.  -  Это  мое
имение. И  все  вокруг  -  докуда  глаз  хватает  -  моя  земля.  Фермерское
хозяйство.
   - А эти люди... Это и есть должники?
   - Нет, это мои постоянные работники. Хромой-то,  кстати,  раньше  оперным
певцом был, пока ему ноги не перебили... Его тут  ходить  заново  учили,  от
алкоголизма вылечили... А Ваня, который лося подстрелил, он раньше в  Питере
ночным "шашлычником" работал, знаешь, на улицах стоят такие? Вот и он  стоял
так, пока однажды  "одного  человека"  собачиной  не  накормил.  Тот  шашлык
дожевал и за будку по нужде завернул - а там собачья шкура  лежит...  Теперь
вот Ваня здесь...
   - А какие работы выполняют должники? Они ведь люди городские, к сельскому
труду не привыкшие...
   -  Простейшие  навыки  они  здесь  получают  быстро.  Уход   за   скотом,
вскапывание грядок - ничего сложного.
   - Родные, близкие их не беспокоятся, не ищут?
   -  Они,  как  правило,  предупреждают  родственников.  Перед  ними  выбор
невеликий - либо продавать все имущество, либо поработать здесь.
   - Бежать отсюда не пробовали?
   - Это невозможно. Отсюда не убежишь.
   - А в милицию никто не обращался?
   - Мы с этим не сталкивались.
   - Ну а  каков  сам  механизм  списывания  долга?  Сколько  должник  может
отработать в месяц?
   - Долларов 30-40. Смотря как работает.
   - Тридцать-сорок?!  А  если  долг  большой,  ему  что,  всю  жизнь  здесь
горбатиться?
   - Так и должники-то кто? Спекулянты мелкие, матрешечники, фарца разная...
Ты думаешь, у них долги большие? У кого сотня баксов, у кого двести. А те, у
кого долги большие, у них всегда можно натурой долг взять.  Да  и  зачем  же
бизнесмена от бизнеса надолго  отрывать?  Он  перестанет  бизнесменом  быть.
Другое дело, привезти его сюда для краткосрочной изоляции,  так  у  нас  для
этого своя темница есть, тюрьма подземная, зинданчик. Пойдем покажу...
   Карабас откинул люк в полу - вниз уходила деревянная лестница.
   - Залезай, посмотри...
   Я начал спускаться. Погреб был довольно глубоким, по крайней мере я мог в
нем выпрямиться, не боясь удариться головой. Оглядеться не успел  -  Карабас
захлопнул люк, и я остался в полной темноте. Стало как-то  холодно  и,  если
честно, страшно. В голову полезли разные нехорошие мысли.  Но  я  успокаивал
себя тем, что, видимо, Карабас решил пошутить. Пошутит и перестанет...  Стал
ощупывать руками стены погреба. В одном углу наткнулся на деревянный топчан.
Провел рукой по стене - звякнул металл. В стену, обшитую досками, была вбита
цепь, заканчивающаяся металлическим ошейником...
   Люк наверху открылся, и показалось довольное лицо Карабаса.
   - Ну как, проникся?
   - Проникся... А где же сами должники-то? Сейчас есть кто-нибудь?
   Карабас огорченно вздохнул и развел руками:
   - Сейчас, как назло, нет никого. Мы ведь не занимаемся захватом пленников
для обслуживания фермы. Люди не всегда бывают должны. У нас - то  густо,  то
пусто. Рекорд был прошлой зимой - десять человек! Теснота была  страшная,  и
экономически невыгодно - их же всех  кормить  надо...  Ничего,  скоро  новые
помещения построим... Пока  в  стране  инфляция,  деньги  нужно  в  сельское
хозяйство вкладывать. Продукты нужны людям всегда...
   Обедали молча, лосятина почему-то не  лезла  в  горло.  После  еды  стали
собираться обратно. Минут тридцать Карабас что-то тихо говорил  колченогому,
а тот подобострастно кивал.
   Волкодавы тоже получили свою порцию мяса, они жрали сырую лосятину  жадно
и быстро, лапы у них до самого брюха были забрызганы кровью...
   - Ну что, вижу, не очень тебе  моя  ферма  понравилась?  -  констатировал
Карабас.
   - Неужели ты сам не понимаешь... Ведь эти должники, они просто становятся
настоящими рабами... Дикость какая-то...
   - А Россия пока еще - дикая страна... Да и их никто не заставлял в  долги
влезать... Эх, Андрей, рабство - это не факт сидения на цепи. Рабство -  это
состояние души...
   Видимо, мои слова задели  Карабаса,  потому  что,  садясь  в  машину,  он
неожиданно сказал:
   - Между прочим, некоторые сюда сами просились. А некоторых семьи отдавали
и еще деньги нам платили - чтобы мы их от наркотиков и пьянства  отучили.  И
излечивали, кстати. Первый месяц били каждый день, чтобы не выли, зато потом
они в человеческий образ возвращались...
   "Мерседес" тронулся, и Карабас вновь предложил мне лечь поспать.  Но  сон
не шел, несмотря на сытный обед. Через пару часов езды Карабас остановился и
предложил мне пересесть за руль - он засыпал. Жена его тоже спала. Глядя  на
них, мирно спящих, я пытался вызвать  в  себе  какое-то  чувство  гнева,  но
почему-то не мог. Вместо гнева ощущалась тоска...
   Карабас был прав - не дороги надо ругать у нас, а машины. На скорости 110
километров в час в "мерседесе" не чувствовалось  толчков  от  ухабов  и  ям,
иногда  казалось,  что  машина  стоит  на  месте  и  мы  не   удаляемся   от
"Карабасовского имения". Казалось, что вся  наша  страна  чем-то  похожа  на
ферму Карабаса...


   Дожить до рассвета

   После ареста Малышева обстановка в  "бандитском  Петербурге"  чрезвычайно
накалилась.  Бандиты  теряли  своих  людей  во  внутренних  разборках  и   в
продолжавшейся волне арестов. Кое-кто даже  пустил  слух,  что  посадки  все
новых и новых бандитов вызваны  тем,  что  "малышевские"  лидеры  их  сдают.
Осенью  1992  г.  в  бандитской  среде  Петербурга  даже  родилась  грустная
поговорка: "Кого  не  посадили,  -  того  дострелят".  Одновременно  с  этим
Петербург стал объектом пристального внимания  ориентированной  на  воров  в
законе Москвы. На состоявшемся в марте 1993 г. московско-питерском  сходняке
москвичи открыто предложили свои услуги для "принятия знамени из  ослабевших
рук". Выступивший  против  этой  идеи  Андрей  Берзин  по  кличке  Беда  был
расстрелян из автомата спустя несколько  дней  после  сходняка  -  в  лучших
гангстерских традициях. Москвичи поставили смотрящим по  Питеру  Кудряша,  а
его заместителем - Костю-Могилу. Усилившийся натиск воров не принес мира.  В
1993 г. были осуществлены покушения чуть ли  не  на  всех  видных  питерских
бандитов. Однако питерский бандитизм выжил и продолжал развиваться,  штурмуя
все новые и новые высоты. Этому в немалой степени способствовало возвращение
в Петербург Владимира Кумарина. В  настоящее  время  уже  можно  говорить  о
наличии  в  городе  мощных,   структурированных   преступных   сообществ   с
коммерческими,  экспертными,  разведывательными   и   контрразведывательными
службами, с прекрасной материально-технической базой, со своими политиками и
рупорами. Схема сообщества упрощенно выглядит так: бригада  (5-10  человек),
звено (от 2 до 5 бригад), группа (2-5 звеньев),  группировка  (2-4  группы),
сообщество (от 5 и более группировок). Осознают себя реально членами  именно
сообщества бандиты не ниже уровня звеньевых. Совершенно четко в Петербурге к
началу   1994   г.    можно    было    выделить    "тамбовско-воркутинское",
"азербайджанское", "чеченское" и "малышевское" сообщества.
   Известны факты,  когда  к  лидерам  сообществ  привозили  уже  не  только
бизнесменов, но  и  директоров  крупнейших  государственных  предприятий,  а
бандиты давали им заказы - а следовательно, работу и рабочие места.
   С начала 1993 г. бандитизм  стал  брать  на  себя  функции  регулирования
рынка, который  мы  все  вместе  пытаемся  построить.  Установились  прочные
контакты с зарубежными партнерами в Германии, Венгрии, Польше, США,  Италии,
Финляндии,  Швеции  и  других  странах.  Разрабатываются  и   осуществляются
уникальные криминальные операции, не имеющие аналогов в мировой практике,  -
и мы обязательно попытаемся рассказать об этих операциях...
   А пока - вернемся к тому, с  чего  была  начата  четвертая  часть  книги.
Никакой загадки призрачного бандитизма не существует, потому  что  бандитизм
давно перестал быть призраком.  Однако  существуют  чрезвычайно  влиятельные
силы,  заинтересованные   либо   в   недооценке   состояния   организованной
преступности в России,  либо  в  оценке  примитивной.  Грустно,  что  весьма
высокие  должностные  лица  воспринимают  организованную  преступность,  как
просто рэкет, а глав Преступных  сообществ  считают  всего-навсего  главными
рэкетирами.  Отсюда  и  убожество  программ  по  борьбе   с   организованной
преступностью,    предложенных    подавляющим     большинством     депутатов
Государственной Думы. Как могло получиться, что в проекте новой  Конституции
намного  больше  места  уделено  правам  задержанных   милицией,   то   есть
потенциальных  преступников,  чем  правам   жертв?   Предложить   ограничить
задержание граждан  без  ареста  с  72  часов  до  48  Мог  только  человек,
совершенно  незнакомый  с  элементарной  оперативно-следственной  практикой,
либо... (За 48 часов просто физически не  успеть  оформить  все  необходимые
бумаги и  провести  все  положенные  мероприятия.  А  если  задержанный  без
документов  бандит  откажется  помочь  идентифицировать  свою  личность  под
предлогом того, что он, скажем, зулус, и требует переводчика,  -  тогда  его
смело можно выпускать сразу, в двое суток все необходимое не сможет  сделать
даже Штирлиц)
   В обществе  еще  не  сложились  условия  для  нормального  противостояния
организованной преступности - прежде всего потому, что еще не  сформировался
средний класс - гарант стабильности в любом государстве, а  прослойка  между
элитой и люмпенами - это пока еще очень тонкий, почти "пограничный" слой...
   Тьма криминального беспредела накрыла нашу землю.  Ее  не  надо  бояться,
нужно спокойно и холодно сказать себе, что это  так.  Страх  и  истерика,  а
также самообман ничего не дадут; кроме того, по законам природы, чем  больше
сгущается тьма, тем скорее  и  неизбежнее  наступит  рассвет.  Вот  и  нужно
готовиться  к  этому  рассвету  -  держаться,  как  держатся  десантники   в
окружении, - беречь патроны, товарищей и себя и ждать подхода основных  сил,
удерживая занятые рубежи. Это очень важно сейчас для всех порядочных  людей.
Важно сохранить себя, свою честь и свой потенциал,  не  скатиться  в  болото
отчаяния, не продать свою душу, не спиться от тоски и боли, не отупеть и  не
превратиться в разваливающийся от безволия и жалости  к  самому  себе  кусок
дерьма. В общем, нужно сжать зубы и попытаться выжить. Это не так легко,  но
и не невозможно. Нужно просто дожить до рассвета...
   Июль 1992 - февраль 1994 г.


   Часть пятая
   ГОСУДАРСТВО В ГОСУДАРСТВЕ

   Наверное, эту книгу можно писать всю жизнь...
   После  выхода  в  сборнике  "Ловушка  для  умных"  первых   двух   частей
"Бандитского Петербурга" я  получил  много  читательских  откликов.  Как  ни
странно - и те, кто ругал меня, и те, кто благодарил, задавали  мне  один  и
тот же вопрос: "Зачем вы об этом пишете? Для  чего  вам  это  надо?"  Кто-то
предполагал, что я работаю на бандитов, делаю им рекламу, кто-то,  наоборот,
считал меня "ментовской прокладкой". Самое смешное заключается в  том,  что,
работая  над  темой  развития  современной  организованной  преступности,  я
действительно получал неоднократные предложения пойти на службу  практически
во все правоохранительные структуры. Аналогичные предложения  высказывали  и
некоторые преступные группировки. Один день у меня был даже рекордным  -  за
24  часа  я  получил  два  приглашения  от  параллельных  правоохранительных
структур и одно от бандитов. От всех этих предложений я отказался. Я пишу об
истории развития петербургского бандитизма потому, что мне это интересно.  Я
надеюсь, что интересно это будет и  Вам,  Уважаемые  Читатели.  То,  что  вы
прочтете, - это уже  история,  потому  что  книга  никогда  не  утонится  по
оперативности за газетой или даже журналом. А историю надо знать,  какой  бы
горькой, страшной и позорной она ни была. Потому что именно история помогает
правильно ориентироваться в событиях сегодняшнего, а  иногда  и  завтрашнего
дня.

   ... И если кто-нибудь даже
   Захочет, чтоб было иначе,
   Бессильный и неумелый,
   Опустит слабые руки,
   Не зная, где сердце у спрута
   И есть ли у спрута сердце...
   А. и Б. Стругацкие "Трудно быть богом"

   В борьбе с современной русской организованной преступностью  хотелось  бы
видеть не только самое борьбу в  виде  страшных  пятнистых  автоматчиков  на
дорогах, но и какие-то победы.  Между  тем  с  этими  самыми  победами  дело
обстоит далеко не так радужно, как с борьбой. И если неискушенный  обыватель
еще радуется кадрам почти ежедневных  телерепортажей,  показывающих,  как  в
разных городах и  весях  нашей  необъятной  Родины  бритоголовых  бандюганов
снопами грузят в милицейские машины, то очень скоро этот же самый обыватель,
видя, что в окружающей его действительности мало что меняется, может  задать
себе вопрос: "Как же так? Грузят и грузят, а меньше их не становится... Куда
же они деваются после погрузки? Или, может быть, дело вовсе не в погрузке  и
даже не в тех, кого грузят?.."
   К сожалению, даже на самом верху политического Олимпа России  современную
организованную преступность продолжают считать  разросшимся  рэкетом,  а  ее
лидеров - главными  рэкетирами.  Стоит  ли  говорить  о  том,  каковы  будут
результаты  борьбы  с  противником,  которого,   мягко   говоря,   настолько
недооценивают?  При  этом   самое   печальное   заключается   в   том,   что
организованная  преступность  не  стоит  на  месте  и  не  ждет:  когда   же
государство  начнет  ее  оценивать  адекватно?   Она   развивается,   причем
стремительно. И если где-то в начале 1994 г. можно было говорить о том,  что
оргпреступность в  своем  развитии  вышла  на  уровень  высокоорганизованных
преступных сообществ с боевыми,  разведывательными,  контрразведывательными,
коммерческими   и   аналитическими   подразделениями   на   суперсовременной
материально-технической базе, то сегодня уже не будет ошибкой признать,  что
в России существует настоящее государство в государстве.
   У этого государства в государстве есть свои вооруженные  силы  и  полиция
(боевики преступных группировок), свои идеологи и политики (воры  в  законе,
авторитеты и теневые авторитеты), свои экономисты и промышленники (держатели
общаков  и  их  приумножатели,  а  также  крупные  бизнесмены,   сознательно
работающие на организованную преступность)...
   При этом совершенно неправильно  было  бы  рассуждать:  кто  важнее,  кто
главнее - боевики или  экономисты?  Государство  в  государстве  -  это  как
человеческий организм, в котором все взаимосвязано, и кто скажет, что в  нем
важнее - мозг, печень или сердце?


   Худой мир лучше... Для кого?

   Де-факто это государство  в  государстве  уже  признано  -  и  не  только
бизнесменами,  сталкивающимися  с  ним  в  своей   деятельности   постоянно.
Например, газета "Известия" в 1993 г. прямо заявила: "Мафия -  бессмертна...
Однако живучесть криминальных структур вовсе не означает, что с ними  нельзя
бороться, либо ограничивать их деятельность путем разумных  компромиссов..."
Каково?! Бороться или, если  борьба  не  получается,  -  идти  на  "разумные
компромиссы"... И далее,  в  том  же  номере  "Известий",  об  опыте  первых
переговоров с  мафией  рассказывает  государственный  чиновник  -  полковник
милиции, начальник государственно-правового управления мэрии  Москвы  Сергей
Донцов.
   "Милые, интеллигентные люди. Как я узнал -  воры  в  законе...  Мне  дали
понять, совершенно четко... что никто не позволит  просто  так  впустить  на
Даниловский  рынок  какую-то  новую  структуру,  не  спросив   разрешения...
Возникли и условия:  ...  возмещение  легальных  расходов,  которые  понесла
легальная структура, арендовавшая рынок ранее... Сумма  оказалась  солидной,
но не устрашающей..." А далее г-н Донцов  и  вовсе  высказал  идею  создания
специальных (пусть секретных!) нормативных актов по переговорам  государства
(в   лице   сотрудников   правоохранительных   органов)   с   организованной
преступностью... [70]
   Сказать тут нечего. В  политике  всегда  было  важно  создать  прецедент,
посмотреть на вызванную реакцию, а потом возвести его в ранг закона.
   Прецедент был  создан.  Так  стоит  ли  обывателю  удивляться  тому,  что
результаты борьбы с  организованной  преступностью  ограничиваются  вязанием
рядовых бандитов? Хорошо еще - вяжут пока... Весной 1994 г. один  крупнейший
российский политический и государственный деятель  (профессор  права,  между
прочим) договорился  до  того,  что  предложил  бороться  с  организованными
преступниками тем, что отключать в их квартирах свет, воду  и  газ...  Чтобы
жилось им, гадам, не сладко! Странно, что до сих пор никто еще не  предложил
гадить по углам в мафиозных квартирах, скрытно в них проникая...
   Такие вот заявления государственных деятелей - нечто новое, это  расписка
в собственном бессилии. Государство может  изучать  криминальные  структуры,
внедрять в них своих людей, но оно  ни  в  коем  случае  не  должно  ставить
представителей преступных сообществ с собой на одну доску. Иначе  преступное
государство подомнет под себя "легальное" - потому что стремление  к  власти
безгранично  и  все  "разумные  компромиссы"   рассматриваются   преступными
авторитетами лишь как временные акты...  Курочка,  как  известно,  клюет  по
зернышку.
   При этом характерно, что "легальное"  государство  постоянно  декларирует
свою решительную борьбу с преступностью. Еще 12 февраля 1993 г. Борис Ельцин
провозгласил тотальное наступление на преступность, "которая... стала прямой
угрозой российским  стратегическим  интересам,  национальной  безопасности".
"Тотальное наступление" почему-то не дало "тотальных результатов", и 14 июня
1994 г. Ельцин подписывает указ "О неотложных мерах по защите  населения  от
бандитизма и иных проявлений организованной преступности". Указ этот  вызвал
недоумение у многих юристов - ряд его  положений,  мягко  говоря,  с  трудом
укладывается в провозглашенную концепцию правового государства...  Любопытно
другое - у организованной преступности он шока  не  вызвал,  потому  что  ее
лидеры поняли, что удар опять  наносится  по  рядовым,  по  пехоте,  которая
всегда была лишь расходным  материалом,  стружкой,  образующейся  от  трения
между частями двух государственных механизмов - легального и подпольного...
   Один из лидеров оргпреступности в Петербурге  так  прокомментировал  Указ
"б-14": "Помнится, пик карманных краж в  Лондоне  пришелся  как  раз  на  то
время, когда карманникам отрубали  руки...  Народ  собирался  посмотреть  на
казни, и карманники "работали" в возбужденной толпе... Жестокость может дать
только ответную жестокость... Да и вообще - мы уже не бандиты. Наверное, нас
можно называть гангстерами. Мы - цивилизованные люди. И мы ничего  не  видим
плохого в том, что милиция будет хватать  разных  отвязанных  и  отморозков,
которые носятся по городу с автоматами и всех пугают  жуткими  прическами...
Да и этим ведь нетрудно волосы отрастить  и  стать  похожими  на  нормальных
граждан. Кого тогда хватать будут?.."
   Тема  собственной   "цивилизованности"   декларируется   оргпреступностью
постоянно и прямо, и через свои рупоры. То  в  разных  газетах  призывает  к
сотрудничеству и союзничеству с  лидерами  и  авторитетами  Иосиф  Кобзон  -
человек  респектабельный,  поющий  песни  душевные...   То   в   "Московских
ведомостях" и "Невском времени" трибуну получает гражданин Кирпич  -  бывший
вор  в  законе,  проведший  за  решеткой  времени  больше,  чем  на  воле...
Общественное  мнение  исподволь  подготавливают  к  тому,  что,   может,   и
действительно стоит сесть за стол переговоров с  мафией  -  глядишь,  все  и
сладится...   При   этом   государственные   деятели,   декларирующие   свою
приверженность к некоей абстрактной борьбе с преступностью, вызывают  своими
ура-высказываниями  реакцию  отторжения  у  нормального  обывателя,   просто
компрометируют саму идею борьбы. Чего только стоит,  например,  высказывание
Анатолия Собчака летом 1994 г.: "Каждый преступник, поднявший оружие, должен
знать, что будет убит на месте... Это приоритетное направление  в  борьбе  с
организованной преступностью". Сказано громко, звонко, вся беда в  том,  что
пистолет и автомат - совсем не главное оружие оргпреступности... Ведь  не  с
оружием же в руках Александр Малышев и Кш получили шикарные офисы в красивых
зданиях на  Каменном  острове  Петербурга,  именуемые  в  бандитских  кругах
"Архипелагом"... Парадокс сложившейся ситуации заключается в том, что  и  до
президентского Указа "б-14" была достаточная нормативная база для  борьбы  с
мафией. Статья 77 УК РФ "бандитизм" предусматривает возможность  привлечения
к уголовной ответственности членов преступных сообществ разных уровней -  от
рядовых до руководителей... Но нет процедуры ее применения. Между тем именно
процедура применения обусловливает работу или несрабатывание любого  закона,
указа  или  "тотального  наступления"...  Декларирование  Указа  может  лишь
возродить разнарядки в органах, предназначенных для борьбы с  организованной
преступностью: "...  за  истекшие  сутки  задержано  столько-то  бандитов  и
ликвидировано столько-то  группировок..."  Все  это,  к  сожалению,  мы  уже
"проходили"...
   Подпольное бандитско-воровское  государство  рвется  к  своему  признанию
де-юре. Если это произойдет -  последствия  будут  необратимыми,  это  будет
означать полное поражение государства легального. Уже сейчас, находясь (хотя
бы формально) в подполье, организованная преступность успешно  решает  такие
вопросы, как например  кадровые  перестановки  в  различных  государственных
учреждениях. Приведенные ниже схемы вывода  из  игры  неудобных,  обкатанные
мафией  в  условиях  подполья,  помогут  понять,  какое  влияние   на   дела
государства может оказать организованная преступность в случае  ее  хотя  бы
частичной легализации.


   Пособие для негодяев

   Предлагаемые схемы нефизического устранения  опасных  для  организованной
преступности  противников  -  не  плод  больного  воображения,   а   горькая
реальность, с которой приходилось сталкиваться тем, кто добирался до нервных
узлов "спрута". По сути  дела,  это  красиво  задуманные  и  профессионально
выполненные  оперативные  комбинации.   Ни   для   кого   не   секрет,   что
организованная   преступность   уже   давно   располагает    высококлассными
профессионалами из числа бывших и  ныне  действующих  сотрудников  различных
правоохранительных органов. Профессионалы умеют отрабатывать свой хлеб - тем
более если это хлеб с маслом...

   * * *

   Если проблемой подпольного государства становится принципиальный и  умный
опер, то его физическая ликвидация не даст нужного  эффекта.  Наоборот,  его
устранение может только подтвердить то, что он  шел  в  нужном  направлении.
Таких выводят из  игры  другими  способами.  Прежде  всего  фигуранта  нужно
тщательно изучить. Хорошо, если у него  есть  слабости,  если  же  их  мало,
против него будут использованы его же сильные стороны. В подразделениях  МВД
постсоветской  системы  очень  многое  зависит   от   "коэффициента   личной
преданности" подчиненного по отношению  к  начальнику.  Часто,  правда,  эту
самую  личную  преданность  называют  лизанием  задницы,  и  уважающие  себя
профессионалы этим не увлекаются. На этом и играет агент  влияния,  которому
поручена  комбинация.  Агент  влияния  -   это   завербованный   действующий
сотрудник. Не сразу, исподволь, намеками, он будет  создавать  у  начальства
общенегативное отношение к разрабатываемому оперативнику.  А  что  в  России
может быть хуже невзлюбившего тебя начальства? Оно запросто  подкинет  оперу
парочку глухарей (то есть бесперспективных, нераскрываемых дел) [71], да еще
будет дергать каждую неделю, требуя  отчета  и  результатов.  Если  все  это
происходит  одновременно  с   разработкой   этим   сотрудником   оперативной
комбинации, которая  может  быть  ювелирной  по  изяществу  задуманного,  то
конкретное воплощение этой комбинации может стать просто топорным или  вовсе
не быть. Опера могут сорвать с разработки и приказом "совсем  сверху"  -  из
Москвы, например. Нужно срочно лекцию где-нибудь прочитать. Или  прибыть  на
усиление в группу, специально созданную для расследования чего-нибудь... Был
такой конкретный случай в Москве, когда со всей России  насобирали  классных
оперов (старших офицеров), которые занимались  канцелярской  работой,  в  то
время  как  у  них  дома  рассыпались,  как  карточные  домики,   уникальные
комбинации - они ведь требуют постоянного контроля и личного  участия...  Ну
и,  естественно,  будут  постоянные  попытки  личной   компрометации.   Если
оперативник хороший агентурист и постоянно встречается со своими источниками
- в ресторанах, например, - такую  ситуацию  можно  попытаться  перевернуть,
намекнув, что опер сам уже стал источником. Если разрабатываемый не  пьет  -
значит, надо везде говорить, что он брезгует стакан поднять с товарищами  по
оружию... Рано или поздно все посеянное даст всходы.

   * * *

   Если нужно убрать из процесса  поддерживающего  обвинение  прокурора,  то
начинать лучше всего с кампании клеветы, доносов и заявлений на  него.  Пока
все проверят, ему так вымотают нервы, что он уже будет не боец. Одновременно
с этим можно создать атмосферу  опосредованной  угрозы  самому  прокурору  и
членам его семьи, постараться спровоцировать какойнибудь  скандал  в  людном
месте,  выставить  этого  прокурора  пьяницей  и  хулиганом,  карьеристом  и
интриганом.  Подождав,  пока  у  объекта  не  начнут  сдавать  нервы,  можно
организовать  его  встречу  в  ресторане   с   однокурсниками,   работающими
юрисконсультами каких-нибудь солидных фирм. Однокурсники за рюмкой поговорят
с ним по душам,  посочувствуют,  обрисуют  перспективы  -  жуткие  в  случае
какого-нибудь прокола и неадекватно мизерное поощрение в случае  нормального
доведения дела до конца.  А  потом  однокурсники,  качая  головой,  спросят:
"Старик, на кой черт тебе это надо? Кому и что ты хочешь доказать?  За  кого
ты бьешься? Воевать нужно не за идею, не в 17-м году живем... Воевать  нужно
за себя и свою семью, а не за то, чтобы твоему начальству спасибо из  Москвы
сказали".
   И прокурор может сломаться. Может отказаться поддерживать  обвинение.  Он
не обязательно станет при этом коррумпированным прокурором, он будет  просто
сломанным человеком. Не стоит его презирать за это - у  каждого  свой  запас
прочности... [72]

   * * *

   Если  в  процессе  изучения  личности  "неудобного"   следователя   будут
установлены его слабость к спиртному или к прекрасному полу  (а  лучше  и  к
тому, и к другому), то успех комбинации - вопрос времени. Вокруг следователя
нужно создать нервную атмосферу, чтобы он  как  можно  чаще  снимал  стрессы
выпивкой и женщинами. Можно подвести к нему какую-нибудь проститутку,  лучше
- венерическую больную.  Если  следователь  женат,  то  после  того  как  он
переспал с проституткой, а потом заразил жену,  семья  его  почти  наверняка
распадется. Пить он станет еще больше  -  нужно  только,  чтобы  рядом  были
хорошие, душевные собутыльники, может быть, его же однокурсники, потому  что
не все после окончания юрфака идут в милицию. С похмелья  следователь  будет
делать больше ошибок, а значит, больше  обоснованных  жалоб  пойдет  его  же
начальству... Пьющие люди легко запутываются в долгах, и обязательно  должен
быть приятель, который все время будет одалживать...
   Когда увлечение спиртным перерастет в запои, нужно всего-навсего накачать
следака до полного бесчувствия (лучше, чтобы его при этом увидел  кто-нибудь
из его коллег), украсть у него табельное оружие и удостоверение  и  положить
спать где-нибудь на лавочке... Он проснется уже не  следователем,  а  так...
дерьмом подзаборным. За утрату оружия и удостоверения премии, как  известно,
не полагается...

   * * *

   С мешающим журналистом, пытающимся работать по мафии, справиться и  вовсе
несложно.  "Борзописцы",  как  правило,  не  представляют   всех   тонкостей
оперативной игры, но считают  себя  экспертами  и  специалистами.  Их  легко
запутать и обмануть, подставить, а потом вытащить из дерьма, в  которое  они
сами вляпались, выступить в роли  спасителя  и  благодетеля.  Если  "писака"
попался неблагодарный, нужно его дискредитировать в глазах его же  аудитории
- и пусть пишет! Ему уже никто не поверит, и весь заряд его материалов уйдет
в воздух. Неплохо  действует  методика  распускания  слухов:  дескать,  этот
принципиальный правдолюбец на самом  деле  -  стукач  (лучше  комитетовский,
причем со стажем). А вербанули его в свое время на чем-нибудь совсем грязном
и позорном - допустим, на том, что он кого-то когда-то изнасиловал (лучше  -
несовершеннолетнюю или несовершеннолетнего). И вообще,  ему  на  самом  деле
мафия платит, а все его разоблачения - это не что иное, как реклама  тех  же
бандитов, - чем страшнее он о них пишет, тем больше их боятся и тем больше у
них смиренных жертв. Нужно, чтобы кто-нибудь из преступных авторитетов  даже
похвалил его как-нибудь на не очень узкой тусовке: "Знаю, знаю... Нормальный
парень... С ним можно  решать  вопросы,  причем  не  очень  дорого".  Ну  и,
конечно,  продолжать  внимательно  следить  за   самим   разрабатываемым   -
использовать малейшие ошибки, которых, как известно, совсем не бывает только
у тех, кто совсем не работает.
   Методы  нефизического  устранения  противников  могут   варьироваться   и
комбинироваться. Самое неприятное заключается в том, что  для  проведения  в
жизнь своих целей оргпреступность очень часто использует  нормальных  людей,
управляя ими втемную - сверху  или  снизу.  Кстати,  еще  один  опробованный
способ вывода из игры - это выталкивание наверх, повышение в должности, - но
с уводом от конкретной проблемы. Не  стоит  рассматривать  все  рассказанное
выше, как просто страшилки. Это нужно  знать.  Причем  знать  это  нужно  не
только тем, кто изучает организованную преступность или борется с ней. Знать
это нужно обычным нормальным  гражданам  -  тем,  кто  создает  общественное
мнение.  Если  эти  знания  дойдут  до  вас  -  то,  может   быть,   большую
морально-психологическую поддержку получат те люди, которые, рискуя собой  и
своей  судьбой,  пытаются  как-то  помешать  усилению   власти   преступного
государства в государстве [73].
   Большинство из них знали, на что шли, и, имея свои методы защиты,  хорошо
представляют себе последствия проигрыша. Поэтому они не скулят, не  жалуются
и не обижаются.
   Июль 1994 г.


   Убийство как способ веления дел

   ... Дверца машины была приоткрыта. Пуля, пущенная киллером, прошла сквозь
узкую щель и попала в шею сидевшего за рулем мужчины. Он повалился  на  бок,
распахивая дверцу, и упал на асфальт рядом
   Настоящие киллеры не дают интервью

   Убийство как явление перестало быть чем-то выдающимся. Средства  массовой
информации успевают реагировать лишь на суперубийства,  то  есть  ликвидации
крупных преступных авторитетов, бизнесменов, общественных и  государственных
деятелей  [75].  По  количеству  материалов,  опубликованных  на  эту  тему,
складывается впечатление, что от наемных убийц в  России  не  протолкнуться.
Причем подавляющее большинство киллеров готовы дать интервью журналистам  по
скромной таксе от 20 до 200 долларов за "сеанс", лениво  шокируя  читателей:
"Знаете, в год я убиваю не больше двадцати человек..."
   На самом  же  деле,  при  всем  обилии  крови  на  газетных  страницах  и
телеэкранах, ситуация не так проста. Чтобы разобраться в  ней,  следует  для
начала как минимум провести четкую  линию,  разделяющую  настоящие  заказные
убийства (которые правильнее было бы назвать ликвидациями) и обычные бытовые
и полубытовые мокрухи.
   Один из серьезнейших авторитетов организованной  преступности  Петербурга
возмущался летом 1994 г.:
   - Все как с ума посходили: слово  "убьем"  повторяют  через  предложение.
Причем самое смешное, что в 99 процентах случаев за этим  ничего  серьезного
не стоит. Недавно какие-то уроды решили забрать наших проституток.  Господи,
сколько было пыли! "Завалим, замочим, ствол в рот  вставим,  сто  человек  с
автоматами приедет..." Их спокойно  выслушали,  немного  побили  дубинами  и
отвезли в один подвальчик, чтобы они там  остыли.  Потом  по  номерам  машин
пробили их адреса и приехали на квартиру  к  старшему.  А  там,  смех  да  и
только, жена с ребенком. Мы ей говорим: "Ради Бога, не пугайтесь, мы вас  не
тронем и квартиру громить не будем. Просто передайте вашему мужу,  когда  он
вернется, что он мудак. Пусть серьезными словами не  бросается  -  баловство
это".
   К  газетным  же  интервью  преступные  авторитеты   относятся   и   вовсе
скептически. Как сказал один из них, "на вопрос: "Убивал ли ты, а  если  да,
то сколько? ", - может быть только один нормальный ответ: "Пошел  ты  на..."
Потому  что  неважно,  как  ты   ответил,   утвердительно   или,   наоборот,
отрицательно, - тебя все равно будут считать дураком. А про все эти газетные
интервью с киллерами я тебе скажу так - их дают либо  сами  журналисты  друг
дружке, либо менты, либо пэтэушники какие-нибудь, которые по пьянке замочили
кого-то случайно, а теперь считают себя  наемными  убийцами.  Хотя,  как  ты
понимаешь, никакие они не киллеры, а просто срань подзаборная..."
   Нормальный (то есть не сошедший с ума) профессионал никогда ни при  каких
обстоятельствах не пойдет на контакт с прессой. Ему  это  просто  не  нужно.
Даже при сохранении анонимности собеседника журналист  становится  носителем
большого объема информации о нем: манера говорить, интеллектуальный уровень,
возраст,   акцент,   модуляция   голоса   -   эта    информация    позволяет
идентифицировать  человека.  А  любой  профессионал  прекрасно  знает,   что
привязать конкретное лицо (которое  к  тому  же  называет  себя  убийцей)  к
какомунибудь трупу вовсе не так уж сложно. Так  зачем  же  помогать  милиции
ловить себя?
   Добавим к вышесказанному только одно -  серьезные  люди,  лишь  в  крайне
редких случаях могут пойти на контакт с прессой  для  разговора  о  заказных
убийствах, но целью этого  разговора  станет  проведение  своей  оперативной
комбинации, чтобы запугать тех, кто интересуется какой-либо конкретикой, или
чтобы тонко перевести стрелки на мешающего или просто удобного объекта.


   ... И тогда "кладут шпалой крайнего"

   Не так давно ко мне обратились за консультацией второе и третье  лицо  из
одной очень  известной  в  Санкт-Петербурге  фирмы.  Суть  интересующего  их
вопроса была анекдотична и трагична одновременно:  почему  президента  нашей
фирмы до сих пор не убили?  Я  пытался  осторожно  расспросить  посетителей:
почему, собственно, они считают, что их президент - потенциальный  покойник.
Бизнесмены удивленно переглянулись и ответили: "Ну  как  же?  Он  -  богатый
человек, к тому же ворует, судя по всему... И с бандитами  постоянно  что-то
решает... Ведь таких обычно убивают, а вот он почему-то жив!"
   История эта весьма точно характеризует общее дилетантское  представление,
что волна заказных убийств,  накрывшая  Россию  в  последние  годы,  вызвана
появлением  в  стране  богатых  людей.  На  самом  деле  заказные   убийства
происходят совсем по другим причинам.
   Заказное убийство, или ликвидация, - очень старое явление, описанное  еще
до нашей эры в  древних  китайских  трактатах.  Во  все  времена  глобальная
причина ликвидации  заключалась  в  том,  что  ликвидируемый  реально  мешал
осуществлению  каких-либо  конкретных  планов  заказчика  убийства  или  мог
помешать их осуществлению в будущем.
   Это  могло  касаться  сферы  политики,  бизнеса,  какихто  чисто   личных
отношений и даже сферы искусства - например в Древнем Риме один  поэт  нанял
убийцу для устранения своего коллеги, ревнуя к его популярности [76].
   Феномен сегодняшней ситуации в  России  заключается  в  том,  что  многие
традиции и методы чисто уголовной среды были  привнесены  в  сферу  молодого
отечественного предпринимательства. Этого не могло не  произойти.  Бизнес  в
посткоммунистической  России  развивался  стремительно,  постоянно   обгоняя
устаревшую законодательную базу. В результате большинство  бизнесменов  были
вынуждены постоянно нарушать закон  (альтернатива  была  проста  -  либо  ты
ведешь свой бизнес и постоянно что-то нарушаешь, либо ты  просто  не  ведешь
бизнес). В этой  ситуации  предприниматели,  естественно,  чувствовали  свою
полную незащищенность со стороны государства. Но какая-то защита  все  равно
была нужна, и они пошли  на  вынужденный  симбиоз  с  бандитско-рэкетирскими
группировками...
   Результат оказался страшным. Практически  стало  невозможным  вести  свое
дело без учета интересов  организованной  преступности.  С  другой  стороны,
организованная  преступность  в  России  вобрала  в  себя  многие   элементы
свободного предпринимательства.
   Исследуя  место  и  роль  заказных  убийств  в   системе   организованной
преступности,  нужно  четко  сознаватьони,  как  правило,  преследуют  цель,
связанную  с  развитием  "своего"  бизнеса.  Бандиты,  впрочем,  никогда  не
отказываются и  от  возможности  легально  заработать.  Если  организованной
преступности когда-нибудь станет выгодно заниматься легальным  бизнесом,  то
она может и полностью переключиться на него.  Лучшим  доказательством  этому
служит тот факт, что в западных странах наши мафиози с большим удовольствием
открывают легальные фирмы.
   Поэтому  и  к  заказным  убийствам  серьезная  российская  организованная
преступность относится лишь как к одному из способов ведения дел,  исповедуя
старый принцип технологической достаточности. Иными словами:  к  физическому
устранению можно прибегать только в крайних случаях, когда других средств  и
возможностей решить проблему нет.
   Какой бы крутой ни была  мафия,  она  всегда  и  везде  предпочитает  так
называемый беззаявочный материал, то есть латентные, скрытые,  преступления,
жертвы которых не пойдут в правоохранительные органы. Именно этим,  а  вовсе
не извращенной жестокостью объясняются случаи утопления трупов,  закатывания
их  в  асфальт,  расчленения   или   растворения   в   кислоте.   Самые   же
профессиональные ликвидации вообще следует искать  в  статистике  несчастных
случаев:  автокатастроф  типа   "пьяный   за   рулем",   бытовых   поражений
электротоком, переломов оснований  черепа  в  ванной.  К  этому  же  разделу
"искусства убивать" относится инсценированное самоубийство [77].
   На явные открытые ликвидации  идут  лишь  тогда,  когда  нет  возможности
совершить латентные убийства, - например, когда жертва охраняется.
   Признавая  заказное  убийство  средством   ведения   бизнеса,   пусть   и
преступного, легко прийти к выводу: человека убирают,  как  правило,  не  за
сделанное, а за то, что он мог бы сделать. Очень важно не спутать причину  и
следствие. Носителя компрометирующей информации имеет смысл устранить не  за
то, что он эту информацию получил, а для того,  чтобы  не  передал  кому-то.
Классический пример  -  ситуация,  в  которую  попали  некоторые  российские
банкиры.
   Бандитская фирма берет у такого банкира кредит под поставки, предположим,
колбасы из  Эстонии  в  Россию.  Контракт  на  колбасу  липовый.  Но  деньги
конвертируются и уходят в  Эстонию  (обычно  это  происходит  через  длинную
цепочку посредников). Из Эстонии сообщают, что возник форс-мажор  -  колбасы
не будет. Деньги возвращаются в Россию наличкой или оседают  в  каком-нибудь
западном банке. Операция  закончена.  Остается  "положить  шпалой  крайнего,
чтобы дорогу ментам закрыл". Крайний - это ответственный за кредит, выданный
фирме, от которой остается лишь номер телефона в коммуналке. А все ревизии в
банке упрутся в труп. Мертвые  же,  как  известно,  удивительные  молчуны...
Другой типичный пример -  операция  кабанчик.  Представители  организованной
преступности долго, иногда годами, разрабатывают  какого-нибудь  бизнесмена,
завоевывают его доверие. Потом под некий контракт с  зарубежными  партнерами
на счету его фирмы  аккумулируют  гигантские  суммы.  Они  конвертируются  и
переводятся в западный банк -  счет  на  предъявителя.  Кабанчик  откормлен,
подходит время его забивать. Претензии всех партнеров могут быть  адресованы
опять же лишь к трупу. (Нечто подобное пытались  проделать  с  петербургским
предпринимателем Дадоновым. Его  спасло  только  то,  что  он  осознал  свою
дальнейшую надобность бандитам лишь в виде неодушевленной тушки и  обратился
в милицию.)
   И в том, и в другом случае ликвидация фигурантов  оперативных  комбинаций
произошла для пресечения будущих возможных шагов  жертвы.  Поэтому  один  из
самых главных принципов выживаемости в современном жестоком  бизнесе  звучит
так: "Скинь с себя опасную информацию!" Ведь если предполагаемая жертва  уже
не является эксклюзивным хранителем "деликатной информации"  -  ее  уже  нет
смысла  убивать.  Что  касается  убийств  из  мести...  Месть  -   категория
эмоциональная, а эмоции и бизнес плохо совместимы.
   Однако бывают исключения, ибо, как сказал. Гете, "суха, мой друг,  теория
всегда, а древо жизни  пышно  зеленеет".  Одним  из  таких  исключений  было
убийство осенью  1993  г.  Сергея  Бейнешева,  который  занимался  торговлей
энергоносителями в Северо-Западном регионе. Его фирма  подпала  под  влияние
"тамбовского" преступного сообщества, сам Бейнешев набрал критический  объем
информации, но его убийство, которое произошло в ресторане "Океан",  назвать
ликвидацией нельзя. В ситуации с Бейнешевым произошел так называемый эксцесс
исполнителя, в результате чего в роли ликвидаторов выступили те, кто  должен
был быть заказчиком, - сами "тамбовцы". В  итоге  убийство  было  достаточно
быстро раскрыто.


   Кто такие киллеры?

   В  глазах  добропорядочных  граждан  ликвидаторкиллер  зачастую  выглядит
широкоплечим стриженым молодцом, который разъезжает в малиновом  пиджаке  на
иномарке. Не стоит  путать  просто  бандитов  с  ликвидаторами.  Современный
бандит - человек практически легальный. Он может не скрывать  своего  образа
жизни, адреса, окружения. На вопрос: "Чем вы, молодой человек,  занимаетесь?
", - он легко  ответит:  "Бандитствую  потихоньку..."  Ведь  за  абстрактный
бандитизм не сажают, нужны конкретные эпизоды.
   С  ликвидаторами  дело  обстоит  иначе.  Киллер   должен   быть   надежно
залегендирован. Никто и никогда не должен заподозрить в нем  ликвидатора  по
манерам, выражению лица и образу  жизни.  Ликвидатор  обязан  быть  неярким,
незаметным, растворяющимся в толпе. Никто и никогда не должен  ассоциировать
исполнителя с заказчиком. По сути дела, наемный убийца - это только придаток
пистолета  или  автомата.  Один  из  признаков  профессиональной  работы   -
оставленное на месте ликвидации оружие ("брось  оружие  ментам  -  без  него
уходить легче"). Серьезные заказчики избавляются, в свою очередь, и от самих
киллеров, как те - от оружия. Например, по слухам, человек, расстрелявший  1
июня 1994 г. "мерседес", в котором ехал лидер "тамбовцев"  Владимир  Кумарин
(чудом оставшийся в живых после множества операций и остановок сердца),  уже
покоится на дне одного из озер Ленинградской области [78].
   Еще одно расхожее мнение: в ликвидаторы вербуют тех,  у  кого  есть  опыт
интернациональных и межнациональных войн. Это далеко не всегда так. Убийство
на войне и ликвидация в мирном городе -  это,  как  говорят  в  Одессе,  две
большие разницы. Стреляя на войне в противника, солдат  выполняет  легальные
действия, он знает, что не совершает  преступления.  Кроме  того,  у  людей,
прошедших войну и выживших,  появляется  узнаваемый  стереотип  поведения  в
экстремальных ситуациях. Этот стереотип очень трудно изменить.  Таких  людей
легче "вычислить", поэтому использовать их в качестве ликвидаторов не всегда
удобно. К тому же,  фронтовики,  к  сожалению,  очень  часто  злоупотребляют
алкоголем и наркотиками, что для профессионального  наемного  убийцы  просто
недопустимо. Да и война почти всегда так влияет на психику человека, что еще
в течение долгого времени он способен на неадекватные, неожиданные  выходки.
А непрогнозируемый киллер серьезным людям не  нужен.  В  киллеры  идут  чаще
всего  бывшие  сотрудники  спецподразделений  правоохранительных  органов  и
министерства   обороны.   Самые   же   дорогие   киллеры   -   это    бывшие
мастера-биатлонисты, способные вести прицельный огонь в движении.
   По  свидетельству  информированных  наблюдателей,  в  последнее  время  в
индустрии  заказных  убийств  наметились  крайне  любопытные  тенденции,   к
ликвидациям стали привлекать женщин и детей. По хладнокровию  они  нисколько
не уступают взрослым мужчинам. К тому же, от них  никто  не  ждет  пули  или
ножа. Добавим, что женщин или детей легче убирать,  когда  заканчивается  их
"срок годности".
   Сомнительными представляются появившиеся в средствах массовой  информации
слухи о  неких  фирмах  или  синдикатах  наемных  убийц.  Такие  организации
достаточно просто вычислить и ликвидировать [79]. Киллер - это, как правило,
одиночка.  Срок  его  жизни  находится  в  обратной   зависимости   от   его
известности. Например, как только Владимир Кривулин (кличка Людоед)  получил
достаточно ограниченную известность в Москве как ликвидатор, -  он  сам  был
уничтожен. Это произошло 27 марта 1993 г. в  его  же  собственной  квартире.
Любопытно, что на месте убийства исполнитель оставил  автомат.  Случай  этот
характерен,  он  показывает,  что   от   профессионала   не   защищен   даже
профессионал.


   Сколько стоит ликвидация

   Неизвестно, откуда взялась и кочует по разным газетам и журналам  базовая
цена контракта на убийство в 5-10 тысяч долларов. Не исключено, конечно, что
кто-то кого-то и убивал за такие деньги. (Был случай, когда человека  вообще
зарезали из-за мороженой курицы.) Если же говорить серьезно,  сумма  в  5-10
тысяч долларов как базовый средний гонорар серьезного  ликвидатора  вызывает
сомнения. И вот по каким соображениям. Цена за услуги средней проститутки  в
какомнибудь приличном ресторане Москвы в начале 1994  г.  достигала  отметки
500 долларов. Сомнительно, чтобы стоял знак  равенства  между  делами  столь
несопоставимыми по психофизическим затратам: один раз  среднепрофессионально
убить или десять раз среднепрофессионально переспать.
   К тому же в 1994 г. по заключению ЮНЕСКО Москва  признана  самым  дорогим
городом Европы и третьим по стоимости жизни городом в мире  (после  Токио  и
Осаки). Заметим, что на Западе гонорары за средние по серьезности ликвидации
давно  ушли  за  стотысячедолларовую  отметку  (эта  цифра  фигурировала   в
конкретных раскрытых уголовных делах). Почему же мосТак  что  пока  остается
загадкой, кто и сколько заплатил за  исполнение  убийства  директора  студии
музыкальных и  развлекательных  программ  телекомпании  "Останкино"  Валерия
Куржиямского (убит в собственном подъезде 26 января 1993 г., Москва), Радика
Ахмедшина  (кличка  Гитлер,  расстрелян  26  марта  1993  г.  на  территории
гостиничного комплекса "Измайлово",  Москва),  Владимира  Кривулина  (кличка
Людоед, расстрелян 27 марта 1993 г. в собственной квартире, Москва),  Бориса
Якубовича, управляющего филиалом Инкомбанка (убит в подъезде своего  дома  6
июля 1993 г., Петербург) и многих других, со дня смерти которых  прошли  уже
не дни, а годы.
   Но дело не только в гонорарах за исполнение. В  заказном  убийстве  самый
ответственный момент - не нажатие на курок, а  принятие  решения.  Именно  с
этого момента начинается расчет сил и средств, которые  необходимо  привлечь
для реализации задуманного.
   Прежде всего, объект ликвидации необходимо изучить, узнать его распорядок
дня, режим охраны, установить места, в которых  он  бывает  наиболее  часто.
Одно дело если человек, которого планируется убить, ездит на  метро  или  на
другом общественном транспорте. Тогда можно  прижаться  к  нему  в  толпе  и
ударить шилом в сердце. А потом еще склониться над телом вместе с зеваками -
надо же, человеку плохо стало! Или застрелить его в собственном  подъезде  -
никто ничего не видел и не слышал..
   Но если объект опасается  покушений  и  охраняется,  его  нужно  выпасти,
устанавливая наружное наблюдение  и  вербуя  осведомителей.  Все  это  стоит
денег, и немалых.
   Следующая трата - оружие. Выбор его зависит от предполагаемого расстояния
до жертвы, от людности места покушения и  от  многих  других  факторов.  Для
исполнителей акции необходимы транспортные средства подхода и ухода с  места
ликвидации, квартиры до покушения и после,  одежда  и  грим,  которые  потом
подлежат уничтожению...
   Конечный эффект задуманной акции должен  обязательно  перекрыть  затраты,
иначе она становится бессмысленной.
   Чем известнее кандидат в жертвы, тем выше гонорар ликвидатора, хотя это и
не аксиома. Можно найти  и  очень  дешевых  исполнителей,  которые  никакого
отношения к профессионалам не имеют. Стоит ли еще раз повторять, что дешевые
услуги дилетанта - в любых областях человеческой  деятельности  -  обходятся
порой очень дорого...


   Несколько советов потенциальной жертве

   По каким признакам можно отличить профессиональную ликвидацию от простого
убийства? Во-первых, по оставленному на месте преступления оружию (без  него
легче уходить, как уже говорилось выше, хотя иногда оружие  забирают,  чтобы
использовать  в  дальнейшем   для   запутывания   следов).   Во-вторых,   по
немаркированным патронам (в случае, если нет возможности подобрать  гильзы).
В-третьих, по так называемым контрольным выстрелам в голову жертвы... В этом
смысле ликвидация, описанная в самом начале главы,  -  классическая.  киллер
подобрал гильзы, но даже не прикоснулся  к  деньгам.  А  сумма  там  была  в
несколько тысяч долларов.
   Защититься от профессионала тяжело. Даже служба  безопасности  президента
Рейгана (а еще раньше  Кеннеди)  не  смогла  отвести  от  подопечного  пулю.
Конечно,  если  бизнесмен  ощущает  некую   опасность,   он   может   нанять
телохранителей. Но беда в том, что телохранителей  высокого  класса,  таких,
которые могут защитить не только от хулиганов, в России пока крайне мало.  К
тому же бизнесмены зачастую превращают телохранителей в своих слуг,  шоферов
и наперсников, отвлекая разговорами или занимая их руки баранкой  автомобиля
или поклажей. На самом деле потенциально опасающийся покушений  лучше  всего
может защитить себя от них сам. Для  этого  он  должен  постоянно  тщательно
анализировать  проходящую  через  него   информацию,   адекватно   оценивать
возникающие  вокруг  него  ситуации  и   немедленно   консультироваться   со
специалистами в случае  развития  ситуации  в  конфликтную  сторону.  Многие
бизнесмены ошибочно полагают,  что  гарантией  их  выживаемости  в  нынешнем
жестоком мире может стать крыша. Между тем это абсолютно  не  так.  Крыша  -
полный  или  частичный  протекторат,   предоставляемый   фирме   бандитскими
структурами, дается, как правило, именно фирме, а не ее  хозяину.  Крыша  не
может гарантированно защитить бизнесмена от ликвидации, точно так же, как не
может предотвратить, например,  квартирную  кражу  -  выставлять  постоянных
охранников у дверей слишком накладно. Более того, именно крыша  может  стать
причиной самых разных неприятностей для бизнесмена, а иногда и причиной  его
гибели.
   Рассмотрим простую ситуацию. Две  фирмы,  обе  под  бандитскими  крышами,
заключают договор. Одна из сторон не может по форс-мажорным  обстоятельствам
выполнить свои контрактные обязательства. В дело вступает крыша пострадавшей
фирмы. Если эта крыша не договаривается с  другой,  -  начинается  война,  в
которой обе стороны, по существу, бьются не за своих бизнесменов, а за  свои
проценты.  Удары  же  в  первую  очередь  наносятся  именно  по  фирмам,  по
бизнесменам. Как уже говорилось, по мнению одного чрезвычайно осведомленного
эксперта, прокатившаяся по России волна  загадочных  ликвидации  банкиров  и
предпринимателей - результат не чего иного, как войны крыш.
   К   сожалению,   в   последнее   время   среди    некоторых    российских
предпринимателей возникла какая-то истерическая мода решать любые  конфликты
силовыми способами. Чуть какая-то спорная ситуация - обращаются к  бандитам,
пытаясь  через  них  нанять  убийцу,  чтобы  разобраться  с  партнером   или
контрагентом. Самое смешное заключается в том, что шансов нанять  киллера  у
бизнесмена нет изначально. Бандиты, которым  заказчик  передает  деньги  для
ликвидатора, могут просто развести и этого бизнесмена - забрать деньги  себе
и  сказать,  например,  что  исполнитель  был  задержан  милицией  в  момент
покушения...
   Если же заказ оказался реальным  и  ликвидация  прошла  успешно  -  стоит
помнить, что информация такого рода привяжет бизнесмена  к  его  "партнерам"
навсегда. В бандитской среде есть любопытная поговорка: "Не убивай, - и тебя
не убьют".
   Постоянно  растущее  количество  профессионально  выполненных  ликвидации
свидетельствует о том, что на рынке возрастает спрос на  такой,  еще  совсем
недавно экзотический для России  "товар",  как  заказное  убийство.  Это  не
говорит о силе организованной преступности, скорее, наоборот, показывает как
раз ее недостаточную организованность. Иначе говоря, это означает, что  и  в
преступной среде, и в бизнесе возникает все больше  и  больше  неразрешенных
конфликтов, из которых можно выйти только через убийство.
   Изменить эту ситуацию кардинально можно будет после того,  как  в  России
появится  сбалансированная,  работающая  законодательная  база,   отвечающая
потребностям времени. Кроме того, необходимым условием перемен  является  не
укоренившееся еще в нашей стране понятие репутации, чистоты "лица", забота о
своем достойном имидже. И конечно, необходима экономическая  и  политическая
стабилизация.  Только  тогда   российские   бизнесмены   смогут   выйти   из
поглотившего их сегодня кровавого кошмара...
   Август 1994 г.


   Время стрелков (Тамбовский сезон-2)

   "... Времена боксеров давно прошли. С изобретением кольта все  физические
данные уравнялись. А в Ленинграде - тем более.  Если  когда-то  считались  с
боксерами, то теперь каждый считается со стрелками..."
   Осень 1992 г., фрагмент показаний Александра Малышева, третьего по  счету
лидера бандитского Петербургаю

   Первый день лета 1994 г. надолго запомнится представителям  бандитских  и
коммерческих кругов Петербурга.
   В этот день  в  восемь  утра  на  улице  Ленсовета  были  расстреляны  из
пистолета ТТ в  упор  два  представителя  среднего  звена  одного  из  самых
известных  и  сильных  в  Питере  преступных  сообществ  -  так   называемых
"тамбовских". Четырьмя часами позже на улице Турку из  автомата  Калашникова
был расстрелян автомобиль "мерседес", в котором находился лидер "тамбовских"
Владимир Кумарин (Кум) с телохранителем...
   Уровень  покушения  был  чрезвычайно  высоким.  Человек,   пол   которого
официально установить так и не удалось (одни говорили, что это была женщина,
другие - мужчина, надевший длинный парик), буквально  изрешетил  Кумарина  и
его телохранителя из автомата. Я насчитал позже в  кумаринском  "мерседесе",
раскуроченном и  перепачканном  засохшей  кровью,  двадцать  восемь  пулевых
отверстий калибра 5,45. Фактически Кумарина спас  его  телохранитель  Виктор
Гольмай, который  прикрыл  "принципала"  в  последний  момент  своей  жизни.
(Любопытно, что Виктор Гольман, в прошлом морской пехотинец,  был  легальным
частным охранником охранного предприятия  "Кобра",  которая  имела  лицензию
ГУВД за N 020003 от  8  апреля  1993  г.  После  скандального  покушения  на
Кумарина в отношении странного предприятия "Кобра" была возбуждена  проверка
ГУВД, которая, конечно, сразу же выявила ряд недостатков в работе. Еще более
любопытно, что в ходе этой проверки выяснилось, что в мае 1994 г. в  органах
милиции была информация о  том,  что  "Кобра"  охраняет  одного  из  лидеров
"тамбовской" преступной группировки. С руководителями "Кобры" была проведена
неофициальная беседа, и они заявили, что их охранное предприятие  "расторгло
договор с указанной фирмой".) Кумарин остался жив.  С  ранениями  в  голову,
живот, грудь и руку он был доставлен в больницу имени Костюшко, где едва  не
скончался от потери крови. В бреду Владимир Кумарин,  как  любой  нормальный
человек, постоянно повторял: "Мама, больно как, мама!" В тот же день,  когда
Кума  привезли  в  больницу,  несколько  десятков  "тамбовцев"  оцепили  это
медицинское учреждение и практически блокировали его. Братва опасалась,  что
их  лидера  придут  добивать.  Все  подступы  к  больнице  были   перекрыты.
"Тамбовцы" мешали работать врачам и медсестрам.  В  конце  концов  питерский
РУОП был вынужден провести операцию по разблокированию больницы. В ходе этой
операции было задержано 60 человек "тамбовцев", у  многих  из  которых  было
изъято   огнестрельное   оружие.   В   последующие   дни   охрана   Кумарина
осуществлялась менее драматично: "тамбовцы" на этаже, где находилась  палата
Кума, мирно соседствовали с омоновцами, было что-то трогательное в том,  как
они вместе смотрели мультфильмы в коридоре больницы  по  шикарному  цветному
телевизору, немедленно  доставленному  братвой...  Несколько  раз  поступали
известия о клинической смерти Владимира  Кумарина,  ему  ампутировали  руку,
около месяца он провел в коме. Но русские хирурги умеют творить чудеса... По
некоторым данным, их ювелирный труд не остался неоцененным. В середине  лета
1994 г. Владимир Кумарин был переправлен для лечения сначала в  Дюссельдорф,
а потом в Швейцарию, где он намеревался "выхаркивать из легких  накопившуюся
там кровь". Чудесное возвращение Кумарина  -  практически  с  того  света  -
подняло его авторитет среди питерской братвы на небывалую  высоту,  особенно
когда стало ясно, что с головой у Кума все в порядке  -  несмотря  на  почти
месячную кому.
   Почти сразу после покушения на Кумарина заявили о попытках их  ликвидации
еще несколько известных людей из бандитских кругов Петербурга - в  частности
представители "малышевских" - Бройлер и небезызвестный Кирпич  (подробнее  о
Кирпиче в четвертой части  "Бандитского  Петербурга",  в  главе  "Бандитская
империя"). Кирпич заявлял, в том числе и со страниц газет, что на его  жизнь
дважды покушались снайперы, которые промахивались каким-то странным образом,
попадая то в стойку автомобиля, то в стену дома. Кроме того, Кирпич выдвинул
версию о том, что за всеми шумными покушениями 1993-1994  гг,  стоят  менты,
которые, будучи не в силах справиться с братвой легальными методами,  начали
устраивать  беспредел.  Однако  многие  другие  лидеры   бандитских   кругов
отнеслись к заявлениям  Кирпича  крайне  скептически,  считая,  что  милиция
никогда не пойдет на несанкционированный отстрел  бандитов,  -  хотя  бы  из
страха перед непременной утечкой информации.
   Через пару месяцев после попытки  покушения  на  Кумарина  по  Петербургу
поползли слухи, что непосредственный исполнитель акции уже покоится  на  дне
одного из озер Ленинградской области с тяжелой гирей на ноге и что его якобы
убрала та самая группировка,  которая  больше  всех  была  заинтересована  в
устранении Кумарина.
   Конечно, у Кумарина были враги  в  бандитском  мире  Петербурга.  Его  не
любили воры и те питерские бандиты, которые были ориентированы на воров. Сам
же Кумарин был сторонником мирного пути  разрешения  всех  конфликтов  между
питерской братвой.
   Против версии о том, что Кумарина пыталась убрать одна  из  конкурирующих
городских группировок, говорит следующее:  планируемое  убийство  на  уровне
группировки очень трудно скрыть, обязательно происходит утечка информации. В
этом случае ответка не заставляет себя ждать. Удары наносятся  прежде  всего
по экономическим объектам,  идут  страшные  финансовые  потери,  и  все  это
прекрасно понимают. С другой стороны, осенью 1993 г. "тамбовскими" был  убит
один из  представителей  действительно  серьезного  бизнеса  СанктПетербурга
Сергей Бейнешев, который руководил торговлей энергоносителями всего региона.
По  обвинению  в  убийстве  Бейнешева  и  причастности  к  совершению  этого
преступления были арестованы крупнейшие авторитеты "тамбовского"  сообщества
Валерий Ледовских, Александр  Клименко,  Андрей  Сиваев  и  Игорь  Черкасов.
Милицией был изъят пистолет иностранного производства с  лазерным  прицелом,
из  которого   Бейнешев   получил   от   "тамбовцев"   последний   привет...
Информированные наблюдатели полагают, что именно  это  убийство  переполнило
чашу терпения серьезных людей по отношению к "тамбовцам".
   Впрочем, кто его знает, где заканчиваются бандиты и где начинается мафия.
И есть ли вообще эта граница...
   "Тамбовские" всегда считались одной из самых жестоких  группировок  [80].
Этому способствовал имидж ее лидеров, например г-н Ледовских  в  свое  время
отличился тем, что бил собственную жену головой о трамвайные рельсы.  Именно
"тамбовцам"  приписывались  погромы  черных  на  различных  вещевых   рынках
Петербурга летом 1993 г. Никто из них, однако, так  и  не  был  привлечен  к
уголовной ответственности.
   1993 год стал годом настоящего отстрела бандитов. Их убивали десятками  -
ив Москве, и в Петербурге. Некоторые информированные источники считают,  что
ликвидации крупнейших бандитских и воровских авторитетов  России  -  это  не
столько результат внутренних  разборок,  сколько  следствие  стратегического
решения, принятого настоящей мафией. В данном случае под  мафией  понимаются
мощнейшие теневые и экономические структуры, оставшиеся еще с номенклатурных
времен. Тогда эти структуры контролировали промышленность и имели  настоящие
деньги на государственном уровне.
   Август 1994 г.


   Ментовский синдром [81]

   Они встречались часто -  вор  в  законе  и  бывший  мент,  бывший  офицер
уголовного розыска. Свои встречи они не афишировали, потому  что  вору  было
западло говорить о делах  пусть  и  с  бывшим,  но  ментом.  А  мент  привык
конспирировать почти все свои  встречи.  Свою  бывшую  работу  он  вспоминал
часто, и ему казалось, что все это было сном... Уже почти  полтора  года  он
руководил преступной бандитской группировкой, в которую в  основном  входили
бывшие сотрудники правоохранительных органов.
   Они устраивали друг друга, делились полезной информацией  и  даже  вместе
разрабатывали операции.
   Их разговор был недолгим. Под конец вор посмотрел  на  мента  и  серьезно
сказал:
   - А ведь вообще-то ты - мент, тебя бы, по понятиям, поиметь надо было.
   Мент облокотился на  багажник  своего  "мерседеса",  закурил  сигарету  и
ответил:
   - А ты попробуй!
   Они посмотрели друг другу в глаза и после короткой паузы расхохотались...
   Что такое ментовский синдром, нам [82] объяснил один старый  опер.  Может
быть, и сам термин придумал он же. "Ментовский синдром имеет  две  фазы.  На
первой сотрудник милиции начинает в каждом  человеке  видеть  преступника  и
злодея. Первая фаза может пройти быстро и безболезненно. При второй меняются
понятия. Бандиты и воры становятся понятнее, ближе  и  роднее,  чем  обычный
законопослушный человек. На второй фазе мент начинает чувствовать себя своим
в мире сыщиков и воров. А там,  где  чувствуешь  себя  своим,  всегда  легко
сменить роль. Или взять себе еще одну роль "в нагрузку"...
   Переболеть второй фазой очень тяжело. Лекарство в принципе  одно  -  надо
менять  работу...  Вот  только  на  какую?  Тот,  кто  всю  жизнь  играл   в
"полицейских и воров", умеет либо догонять, либо убегать..."


   За что воюем?

   Самое поразительное, что правоохранительная система  все  еще  действует.
Тюрьмы переполнены, колонии не пустуют. При этом многие милиционеры попросту
не понимают, из-за чего  они  горбатятся.  Зарплата  -  традиционно  низкая,
льготы на поверку - минимальные, работы - больше, чем  предусмотрено  любыми
разумными  нормативами.  Один  прославленный  сыщик,  имя  которого   хорошо
известно в преступных кругах, летом 1992 г. с горечью подводил  итоги  своей
службы:
   - У меня иногда такое впечатление, что мы попросту не нужны  государству.
Мы обращаемся со своими проблемами во все мыслимые и  немыслимые  инстанции,
выступаем в прессе - никакого толку. Иногда приходит мысль: а не напрасно ли
я угробил жизнь на это?
   Объяснение тут одно: призвание. Известный факт: выходя на пенсию,  многие
опера вскоре заканчивают свое земное существование. Организм привык работать
в предельном режиме, сердце не выдерживает безделья... Можно, конечно, как и
прежде, положиться на энтузиастов, но это то же самое,  что  вообще  закрыть
глаза на проблемы.

   * * *

   Настоящий оперативник находчив и хитер, вынослив и живуч  как  кошка.  Он
знает, как угодить привередливому следователю и  прокуратуре;  как  ублажить
своего начальника и обвести вокруг пальца чужого. На  оперативника  жалуются
все кому не лень. Терпилы, преступники, прокуроры... Он  всегда  между  двух
огней и привык к самым невозможным и фантастическим требованиям. В недалеком
прошлом, например, от него требовали,  чтобы  уровень  преступности  на  его
микроучастке   строго   соответствовал   научным,   политически    грамотным
показателям.  Чтобы  раскрываемость  была  не  ниже,  чем  в  прошлом  году.
Существовал также  закон  "Об  укрывательстве  преступлений"  -  этот  закон
предусматривал  суровое  наказание  всякому  оперу,  осмелившемуся   сокрыть
преступление (не зарегистрировать уголовное дело). Одним словом -  клещи!  С
одной стороны, дай статистику хорошую,  с  другой  -  не  смей  преступления
укрывать!  Слабые  не  выдерживали,  но  сильные  закалялись.  Проработавшие
благополучно не один год превращались в таких  бойцов,  которых  не  удивишь
никаким  приказом.  Надо  поймать  снежного  человека?  Будет  -  со   всеми
официальными  показаниями,  опознаниями,  признаниями,  очными  ставками   и
прочим. Чтобы опер не терял спортивно-боевую  форму,  начальство  выдумывало
ему все новые и  новые  поручения  и  задания.  Например,  опер  должен  был
раскрыть определенное количество  преступлений  при  помощи  обратившихся  в
честную веру преступников, то есть  попросту  говоря  -  агентов.  Поскольку
честных  преступников  хронически  не  хватало,  оперативник  находил  порой
простой выход: он сочинял их. Так в делах появлялись, скажем, некие Федя или
Кеша, которые благополучно кочевали из одной отчетности в  другую,  выполняя
благородную  задачу  в  деле  улучшения  показателей.  Кто-то  слишком  лихо
закрывал дела, не успев вникнуть в их суть. А кто-то слишком  рьяно  за  них
брался, выколачивая сведения из упрямых урок недозволенными методами.  Сажая
на скамью подсудимых других, опер знал, что "никто не вечен под луной" и что
все, грешные, под Богом ходят.
   Злополучный кошелек, который Жеглов положил в карман вора, увы, - атрибут
розыскного искусства и по сей день. Кого винить в этом? Наивно  заблуждаются
те, кто считает, будто между сыщиками и преступниками -  стена.  Нет,  всего
лишь черта, проведенная законом. Она может стать стеной для одних, ее  может
не заметить в пылу работы другой; третий переступает ее намеренно, хотя и не
без, сомнений. Интересный факт: в застойные  годы  в  тюрьму  чаще  садились
офицеры. Теперь львиную долю осужденных составляют сержанты и рядовые.  Факт
безотрадный, ибо свидетельствует он скорее  о  падении  нравов  сержантского
состава, чем о высоком моральном духе офицерства.  Переступить  черту  можно
действительно незаметно. Во времена застоя,  например,  районное  начальство
почти обязывало сотрудников  ОБХСС  заботиться  о  том,  чтобы  дефициты  из
подведомственных им магазинов уходили не только "налево", но и "направо", то
есть к заслуженным работникам милиции.
   Криминал? Вроде бы еще нет. Директор магазина рад услужить родной власти,
купля-продажа производится по закону: по номиналу и с чеками.  Отовариваются
достойные люди, которые в знак благодарности просто исключают данный магазин
из сферы своих профессиональных интересов. Но тот же  злополучный  опер  мог
незаметно переступить черту: склонять своего агента к активной деятельности,
не понимая, что агент сам уже давно использует своего  патрона  в  корыстных
целях.
   До поры до времени все эти противоречия, проблемы, неразбериху в той  или
иной мере сглаживала и облагораживала Большая Идея. Когда Хрущев  клялся  на
съезде, что через двадцать лет он пожмет руку последнему преступнику, -  это
впечатляло. Это заставляло позабыть на время и о  нищенской  зарплате,  и  о
глупости   инструкций.   Правоохранительная   машина   работала    исправно.
Нравственные  приоритеты  были  достаточно  ясно   обозначены.   Преступник,
попавшийся, скажем, на валютных операциях, мог нахамить  сыщику,  предложить
ему взятку, но он никогда бы не позволил себе заявить вслух, на допросе, что
сыщик выполняет глупую, никому не нужную, да к тому  же  и  малооплачиваемую
работу...
   Нынче же взятки воспринимаются как откупное: берите, но только не мешайте
делать деньги. Из перепродажи, из фальсифицированного  спиртового  продукта,
из меди, оружия, наркотиков... Закон? Ему не  подчиняются  даже  президенты.
Власть? Это еще нужно посмотреть, какая из них победит. Собственность?  Была
ваша, - завтра станет нашей, а послезавтра хоть  потоп.  Бывшие  деревенские
парни, прошедшие армию и сменившие армейские погоны на милицейские, теряются
в этом мутном водовороте в считанные месяцы: сегодня ты гоняешься за мафией,
а завтра она вполне официально нанимает тебя в качестве охранника  -  тут  у
кого угодно "крыша поедет". Да что там говорить про рядовых,  если  и  среди
офицеров отмечены настроения, которые можно выразить фразой: "За что воюем?"
   Один  опер,  подводя  итоги  своему  печальному   прогнозу   относительно
будущности Российского государства, выразился так:
   - Вопрос упирается в собственность. Пока не определятся собственники, мы,
строго говоря, не нужны ни мафии, ни властям. Идет грабеж и дележ ничейного.
Лишь тогда  понадобится  закон,  когда,  насосавшись,  собственники  скажут:
хватит! Теперь мы будем играть по правилам!


   Рокировки в разные стороны

   Мальчик был самым обыкновенным, может  быть,  лишь  чуть  более  тихим  и
задумчивым, чем обычно бывают тинэйджеры. По вечерам любил  сидеть  в  своей
комнатке у окна и смотреть на  улицу,  слушая  плейер.  Однажды  он  обратил
внимание на то, что к магазину,  который  был  как  раз  напротив  окон  его
комнатки, часто  подъезжают  одни  и  те  же  машины  -  по  вечерам,  после
закрытия... Из машин что-то выгружали и быстро заносили в  магазин.  Мальчик
пригляделся повнимательнее и понял, что это "что-то" было не чем  иным,  как
оружием. Он записал номер машины, понаблюдал за  магазином  еще  пару  дней,
фиксируя номера подъезжавших автомобилей.
   Он был умным, начитанным ребенком и понимал, что тайно перевозить  оружие
могут, скорее всего, бандиты... А  потом  мальчик  пошел  в  свое  отделение
милиции и рассказал все,  что  видел,  офицеру  -  одному  из  руководителей
отделения.
   Мальчик сделал все правильно. Он не мог знать, что этот офицер давно  уже
был на долях с теми самыми бандитами, которые выгружали оружие...
   Через  пару  дней  мальчик  пропал.  Поиски  были  результативными  -   в
пригородном лесочке через некоторое время  изуродованный  труп  ребенка  был
все-таки найден... (Любопытный нюанс - в ходе расследования  убийства  около
шести человек брали на себя совершение преступления и даже показывали в ходе
следственных  экспериментов,  как  именно  убивали.  Во  всех  этих  случаях
розыскники сумели доказать самооговор.)
   Настоящего убийцу - непосредственного исполнителя - все  же  нашли,  хотя
поиск был чрезвычайно трудным. Однако медицинская  экспертиза  признала  его
больным человеком, в силу этого он не подлежал уголовной ответственности,  а
показания, данные  им,  не  имели  юридической  силы...  Поэтому  и  офицер,
сгубивший мальчика, продолжал работать в милиции.  Он  уволился  из  органов
совсем недавно. Те офицеры-розыскники, кто знал, на чьей совести эта смерть,
ничего сделать не смогли. Знать - это еще совсем не значит доказать...
   Эту печальную историю мы услышали от оперативников в одном  из  кабинетов
известного всем дома на Литейном,  где  мы  попытались  поговорить  о  таком
явлении,  как  внутренняя  милицейская  коррупция   и   преступность.   Увы,
рассказанное не слишком нас удивило. В ответ мы предложили собеседникам свою
историю,  которую  узнали,  расследуя  дело   одного   крупного   питерского
бизнесмена, обратившегося к нам за помощью... [83]
   Он представился  жертвой  рэкета  и  коррумпированных  правоохранительных
органов  одновременно.  Попросил  провести  объективное  расследование.   Мы
согласились и, как нам кажется, теперь знаем  правду.  Но  результаты  нашей
работы не подлежали реализации - установив фактуру,  мы  не  смогли  собрать
доказательства.  Многочисленные  свидетели  согласились  говорить  только  в
приватном  порядке  -  для  удовлетворения  нашего  любопытства,  сразу   же
предупредив нас, что в "случае чего" - они откажутся от своих  слов.  Мы  не
считаем себя в праве осуждать этих людей. Слишком уж крутые завязки  были  в
этом деле - и мэрия, и милиция, и КГБ, и прокуратура...  Да  и  сама  жертва
где-то  в  середине  расследования  предстала  в  совершенно  ином  свете  -
пострадав от одних бандитов, этот бизнесмен нанимал других, чтобы  отплатить
обидчикам... Коротко же суть дела такова.
   Некая  крупная  петербургская  фирма  заключает  контракт   с   серьезной
московской фирмой.  Из  Петербурга  в  Москву  переводятся  большие  деньги.
Москвичи срывают контракт и не отдают деньги.  Питерский  бизнесмен  едет  в
столицу и безуспешно обивает  пороги  всех  правоохранительных  организаций,
каких только можно. Ему везде советуют обратиться в арбитраж, где все вместе
- жертвы и кидалы  -  умрут  в  бумажной  могиле.  Вернувшись  в  Петербург,
бизнесмен с отчаяния бросается за помощью к "чеченам". "Чечены"  оказываются
более   приветливыми.   Они   выделяют   двух   способных   решить   вопросы
представителей с которыми бизнесмен вновь едет в Москву. Если кто-то  решил,
что "чечены" в Москве стали стрелять и похищать обидчиков,  то  этот  кто-то
жестоко  ошибается.  Горцы  повели  горемыку  в  одно  чрезвычайно  солидное
милицейское заведение, где проблема решилась со сказочной быстротой. Большой
милицейский чин (отдельного кабинета и приемной с секретаршей  удостаиваются
лишь высшие милицейские чины) предложил  бизнесмену  написать  заявление  на
обидчиков, и через пару (!) дней деньги со счетов московской фирмы  пошли  в
Петербург.  За  вычетом  нескольких  миллионов,  которые   милицейский   чин
порекомендовал потерпевшему перевести в хорошую фирму, находящуюся в хорошем
городе Грозном.
   Видимо, потеря этих миллионов разбудила жабу, дремавшую до поры на  груди
у нашего бизнесмена. Жаба стала его душить.
   Он захотел получить от коварных москвичей и штрафные  санкции.  Бизнесмен
вспомнил об одном своем старом знакомом - старшем офицере  бывшего  Комитета
государственной безопасности из Петербургского управления. Этот офицер  вник
в проблему и порекомендовал бизнесмену группу коротко  остриженных  юристов,
которые хоть и не имели юридического образования, но были в состоянии решить
любую проблему за деньги - за  долю  малую.  Себе  офицер  скромно  назначил
гонорар в пять миллионов рублей  (дело  происходило  в  1992  г.)  за  общее
руководство. (Кстати говоря, когда в  ходе  беседы  с  нами  юристы  узнали,
сколько хотел получить комитетчик, возмутились они  страшно.  "Вот  скотина!
Послал нас под чеченские пули, даже не предупредив, ни прикрытия не дал,  ни
подстраховки... И за все наши труды - всего пять  лимонов",  -  так  говорил
старший юрист, непосредственно контактировавший с офицером. Возмущение  свое
тогдашнее он сейчас подтвердить уже не сможет, ибо вскоре после того как  мы
прекратили работу по этому делу, он покинул наш суетный мир.)
   А получилось вот что. В Москве питерские юристы столкнулись с "чеченами",
которые уже рассматривали фирму должников как исключительно свою  суверенную
кормушку. На  разборки  обе  банды  приехали  в  Петербург,  где  выяснились
дополнительные спорные моменты - тесен мир. Оказывается, эти самые  "чечены"
доили еще одну фирму - созданную, кстати, под эгидой мэрии Петербурга (брали
натурой, гуманитарной помощью, прямо со склада). А команда юристов вписалась
и в эту разборку.  Волны  разборок  между  двумя  бандами  нещадно  колотили
бизнесмена. Фирма его тихо разваливалась. Прослышав о  нем,  как  о  терпиле
безответном, его стали похищать и  совершенно  посторонние  бандиты,  требуя
выкуп. (Самое любопытное заключается в том, что этот  бизнесмен,  стравивший
между собой несколько группировок, поссорившийся с милицией, прокуратурой  и
ФСК, остался жив и даже до сих пор занимается бизнесом.)
   Подсуетился и некий работник одной районной  прокуратуры,  который  через
свою жену, работавшую в дочерней фирме  у  того  же  бизнесмена,  под  шумок
оттяпал у нашего героя автомашину (плюнув на отсутствие техпаспорта, кстати,
так и ездил на ней без документов). Когда мы спросили бизнесмена, зачем  он,
по уши запутавшись в своих отношениях с бандитами, обратился  за  помощью  к
нам, он, грустно вздохнув, ответил:
   - Сам не знаю. В милицию я  идти  со  своей  правдойматкой  не  мог  -  в
криминал вляпался. Но как-то насолить всем  этим  продажным  конторам  очень
хотелось. Мне почему-то казалось, что  вы  не  будете  так  дотошно  изучать
детали... Ну а сейчас я и сам против публикации всей этой истории. Ничего  я
вам не говорил, ребята...

   * * *

   Вот две невыдуманные истории, в центре которых  -  коррумпированные  (или
сросшиеся) работники правоохранительных органов. И в обеих историях добро не
торжествует в финале. Злодеи не посажены в темницу, а просто поменяли  место
работы. (Герой  второй  истории  уволился  из  УМБР.  Или  его  уволили.  По
некоторым сведениям, честные коллеги бывшего офицера все-таки "помогли"  ему
уйти, не сумев, правда, поймать  за  руку.  В  таких  ситуациях  официальным
органам сказать нечего: не пойман - не вор.)
   Мы прекрасно понимаем, какую деликатную и щекотливую тему  поднимаем.  Но
замалчивать ее дольше нельзя.
   Когда  оперативники,  рассказавшие  нам  историю  про  убитого  мальчика,
узнали, что  мы  хотим  сделать  ее  достоянием  гласности,  они  долго  нас
отговаривали:
   - Об этом писать нельзя. Во-первых, у нас нет  доказательств.  Во-вторых,
люди будут бояться в милицию идти - заявлений от потерпевших не дождешься. И
так-то не очень идут, боятся. Ну и,  в-третьих,  ребята,  публикацией  такой
можно обидеть большое количество нормальных, честных ментов, которые  вам  и
нам в глаза плюнут и правы будут...
   - Но ведь это все было на самом деле?
   - Было. Но это, наверное, не для печати.
   Эх, Россия! Страна азиатская! Неужели вечен этот наш удел - доверительные
разговоры только на ушко друг другу...
   Мы предлагаем откровенный разговор. Поговорим о том,  о  чем  и  так  уже
говорят давно. В Петербурге действуют целые банды, состоящие  из  бывших,  а
иногда и действующих сотрудников милиции. Только официально в  Петербурге  в
1992 г. было привлечено к уголовной  ответственности  более  137  работников
правоохранительных органов. В Нью-Йорке, где преступность намного выше,  чем
у нас, эта цифра стала бы сенсацией. Мы воспринимаем ее спокойно.
   -  С  моей  точки  зрения,  организованный  характер  наша   преступность
приобрела благодаря бывшим сотрудникам правоохранительных органов, -  сказал
в недавней беседе с нами один  весьма  крупный  чин  из  параллельного  ГУВД
учреждения. - Сами блатные никогда бы не смогли создать  такие  замечательно
организованные структуры, какие  мы  сейчас  наблюдаем  в  бандитском  мире.
Нынешняя борьба с преступностью - это "выкашивание пехоты"... Знаете, как на
фронте: рота вся полегла, но на смену ей придут другие роты, потому что целы
генералы, которые могут отдать соответствующие приказы и распоряжения...
   - Неужели ментовская преступность - результат демократизации общества?  -
спросили мы одного из экспертов в ГУВД.
   Он подумал, вздохнул и ответил:
   - Те, кто сейчас садится в камеры, родились задолго до  перестройки.  Те,
кто не садится и не сядет никогда, - тоже. В июле 1992 года была  обворована
квартира бывшего заместителя начальника нашего ГУВД - генерала  в  отставке.
Когда  я   прочитал   ориентировку   на   похищенное,   мне   стало   дурно.
Поинтересуйтесь, ребята, этим делом,  прикиньте,  на  какую  зарплату  можно
купить все то, что вынесли из квартиры  генерала...  [84]  Сейчас,  конечно,
больше беспредела, больше озлобленности в людях, а менты -  такие  же  люди,
как и все... Больше путаницы и неразберихи, больше возможностей... Но, между
прочим, менты садились всегда. И  ментовские  камеры  в  "Крестах",  и  зону
ментовскую не год назад придумали...


   В ментовской камере

   В 1992 г. в Санкт-Петербурге к уголовной ответственности было  привлечено
137 сотрудников милиции, 77 из них  -  за  грабежи,  разбойные  нападения  и
кражи. В мае 1993 г. в "Крестах"  содержалось  69  арестантов  -  сотрудники
милиции, в основном сержантский состав. Это значит, что около десяти камер в
СИЗО на Арсенальной набережной полностью укомплектованы теми, кто  по  долгу
своей службы должен был сажать в это заведение других.
   ... Эта стандартная  Крестовская  камера  площадью  в  восемь  квадратных
метров, тем не менее, не совсем обычна. С известной долей  иронии  ее  можно
назвать элитарной. Здесь сидят всего  шесть  арестантов,  а  не  десять  или
тринадцать, как в других: двое из них иностранцы, остальные четверо - бывшие
сотрудники милиции. Узнав, что к ним  пожаловали  корреспонденты,  арестанты
гостеприимно уступают места на  койках.  В  камере  душно;  на  стене  висит
приемник. Меланхолично-грустная музыка создает ощущение фальшивого уюта.  На
обшарпанных  стенах  -  вырезки  из  дешевых  журналов.   Койки   заправлены
шерстяными одеялами; на тумбочке  -  книги,  старые  газеты...  Арестанты  -
молодые мужчины - одеты по-домашнему: рейтузы, футболки, войлочные  тапочки.
Вопреки нашим  опасениям,  на  разговор  идут  охотно  и  почти  дружелюбно.
Некоторые сидят здесь уже более  полугода.  За  что?  Не  без  юмора  кто-то
отвечает:
   - Мы коррумпированные элементы!
   Бывший старший оперуполномоченный из области, сержант  охраны,  еще  один
опер из района. Четвертый - интеллигентного вида мужчина, по возрасту  самый
старший - поясняет, что служил в МВД по канцелярской части. Все  они  горячо
уверяют нас, что невиновны. Сержант охраны, арестованный по делу Малышева  в
числе многих прочих, считает себя незаслуженно обиженным вдвойне. Во-первых,
потому, что связал свою судьбу с милицией.  И  во-вторых,  потому,  что  его
посадили, в то время как настоящие жулики гуляют на свободе.
   - Вот вы пишете: Малышев, Малышев, а  он  не  такая  уж  крупная  фигура.
Крупные воры заседают в правительстве.
   - А за что конкретно вы сидите?
   - За то, что охранял частную контору. Они там что-то натворили, а крайним
оказался я.
   - Меня попросили передать какие-то деньги, - вступает в разговор районный
опер. - Я передавал. Меня арестовали: взятка! Откуда я мог знать?
   - Я понятия не имею, за что сижу; обвиняют по 146-й. Сижу  уже  несколько
месяцев. На допросы  не  вызывает.  Предъявили  обвинение,  а  доказательств
никаких. Разве это дело?
   "Интеллигент", слушающий товарищей с понимающей улыбкой, веско добавляет:
   - Понимаете, у меня семья: жена, дети. Я не убийца,  не  насильник.  Сижу
здесь уже несколько месяцев. За это время никаких  следственных  действий  в
отношении меня не проводилось. Спрашивается, зачем это  нужно,  кому?  Даром
едим хлеб. Хотя бы работу какуюнибудь предоставляли: тапочки шить, например.
Коробочки клеить... Хотели потолок побелить, предлагали - нельзя, и все тут.
   - У них тактика известная: парься, пока не расколешься.  Расскажешь,  что
требуется, - изменят меру пресечения до суда. Нет - будешь гнить здесь год и
больше. Вот и выбирай.
   Тема "незаконного" содержания под стражей настолько  близка  и  актуальна
для арестантов, что в разговор вступают даже иностранцы.
   - У нас такого нет, - решительно  заявляет  смуглый,  усатый  пакистанец,
арестованный за нанесение тяжких  телесных  повреждений.  -  Сажают  убийцу,
насильника. Остальные ждут решения суда. Только суд может решить:  заключать
человека под стражу или нет. В вашей стране  царит...  -  пакистанец  делает
паузу и с удовольствием выговаривает выученные, вероятно, в "Крестах" слова:
- Правовой беспредел!
   Ясно одно: в  предъявленных  обвинениях  ни  зарубежные  гости,  ни  наши
блюстители порядка сознаваться не намерены даже  в  сугубо  частной  беседе,
хотя  на  первый  взгляд  относятся  к  своим  бедам  чересчур  спокойно   и
рассудительно - такое впечатление, что все они чувствуют себя проигравшими в
той игре, правила которой они знали заранее.
   ОРБ - РУОП [85] здесь поминают с легким матерком Оно  и  понятно:  именно
коллеги позаботились в свое время, чтобы наши собеседники  оказались  здесь.
Нам показалось, что, если бы это сделала  прокуратура,  арестантам  было  бы
чуточку легче.
   - Вы тоже хороши, - угрюмо бросает  оперативник  из  района.  -  Напишете
что-нибудь про кого-нибудь, а нас потом вызывают на ковер: так, мол, и  так,
у нас тут творится такой беспредел, что в  газетах  уже  пишут  -  прямо  по
именам называют главарей. Надо их, значит, упаковать. Вперед, за дело!  Опер
всегда крайний, всегда виноват.
   Интересно, что, несмотря на  стопроцентную  "невиновность",  все  четверо
свято убеждены: на одну честную  милицейскую  зарплату  содержать  семью  по
нынешним временам невозможно. Охранник вновь поминает систему  и  начальство
недобрым словом.
   - Ты сидишь сутками, как проклятый, не знаешь, уйдешь домой живым или нет
с этого поста, а львиную долю процентов с оплаты получает  РУВД.  Разве  это
справедливо? Приходится крутиться.
   Выясняется, что у одного - трое детей, у другого  -  двое...  Практически
оставлены без средств к существованию. Винить в этом  можно  кого  и  что  р
угодно: ОРБ, прокуратуру, начальство, систему... Наконец, самих себя. Беседа
заканчивается на характерной ноте.
   - Вот погодите, - уверенно говорит охранник, - будет очередной переворот,
и вы сядете сюда, к нам.
   Что ж, от сумы да от тюрьмы, как говорится...


   Час оборотня

   Мы живем в такое время,  когда,  кажется,  никого  я  ничем  уже  удивить
нельзя. Устали  люди  удивляться  возмущаться.  Скандалы  происходят  каждую
неделю на самых высоких уровнях. Реакция общества на  новые  разоблачения  и
срывание масок сейчас напоминает реакцию на удары долго избиваемого человека
- отупев от боли, он уже даже не вскрикивает и не пытается защищаться.
   В 1993-м в Петербурге к уголовной ответственности было  привлечено  около
150 сотрудников правоохранительных органов. В любой  нормальной  стране  это
вызвало бы бурю. У нас все тихо.
   Разные высокие начальники из правоохранительной системы открыто  начинают
муссировать вопрос о том,  что  мафия  может  на  определенном  этапе  стать
союзницей милиции в борьбе, например, с уличной преступностью.
   Вновь обсуждается всерьез  тезис  о  том,  что,  ввиду  малоэффективности
прямой борьбы с организованной преступностью, нужно "управлять" ею  изнутри,
регулировать направления ее деятельности  и  стравливать  группировки  между
собой.
   После  убийства  одного  из  крупнейших  московских   авторитетов   Отари
Квантришвили в апреле 1994  г.  один  из  хорошо  информированных  столичных
источников осторожно намекнул нам:
   - Не удивлюсь,  если  Отари  убрали  люди  при  погонах.  Удивлюсь,  если
выяснится, что это не так...
   Голословные  обвинения?  Возможно.  Но  вот  слова   другого   источника,
питерского бандита, ездившего летом 1994 г. в Москву на  какие-то  разборки.
За чашкой кофе в "Астории" он сказал:
   - В Москве уже совсем все головой поехали. Там на разборки генерал-майоры
стали ездить - прямо в форме. Решают вопросы. Ты веришь, нет -  я  в  первый
раз себя почувствовал таким маленьким и глупым...
   Лихое наступило времечко - время оборотней. Причем  оборотней  двойных  и
тройных - давно ли на каждом бандитском сходняке орали, что  плохой  бандит,
мол, все лучше, чем хороший мент? Тем более что хороший мент -  это  мертвый
мент... А теперь уже  никто  из  верхушки  питерской  бандитской  братвы  не
остановится перед тем, чтобы тихо и чисто сдать этим самым ментам -  неважно
каким, плохим  или  хорошим  -  братишек  из  конкурирующей  или  оборзевшей
дружественной группировки. А потом на сходняке поцокать сочувственно языком,
повздыхать, поохать: "Эх, каких ребят  не  уберегли.  Как  же  их  так  -  с
поличнымто. Да еще и с оружием..."
   А кое-кто и вообще сам  в  тюрьму  садится  -  пересидеть  смутное  время
кровавого кошмара: вы, мол, там на воле воюйте, убивайте друг  друга,  а  мы
тут, за решеточкой, за дверями железными - тихо и богобоязненно.  Тем  более
что из тюрьмы все вопросы решаются ничуть не менее оперативно, чем на воле.
   Может  быть,  кто-то  возразит,  скажет,  что  нынешние  бандиты   просто
вынуждены выкидывать такие финты, поскольку окружены со всех сторон врагами,
а между своими они - честные... Кто-то скажет, что и те, кто ушел с  высоких
милицейских должностей в некие  коммерческие  структуры,  -  тоже  совершили
честный поступок и строят теперь новую Россию  -  капиталистическую,  причем
такими же чистыми руками, как до этого социалистическую. Может быть.  Всякое
бывало в России, и никто уже ничему не удивляется.
   Но вот Вам, Уважаемые Читатели, еще  одна  история-загадка,  разгадки  на
которую нет. Пока. А может быть, и никогда не будет. Да и не столь она важна
- разгадка, потому что давным-давно восточные мудрецы тонко  подметили,  что
вопрос иногда бывает гораздо важнее ответа.
   Жил да был в Питере (да и сейчас живет, правда, в "Крестах") Нягин Сергей
Николаевич, и занимал он некий пост в известном всем  "синдикате"  господина
Малышева.  В  свое  время  господин  Нягин  делал  дела  еще  с   господином
Владимировым, памятным широкой публике по  печально  известному  делу  фирмы
"Планета".
   Узнал однажды Сергей Николаевич, что в поселке Горелово, где он,  кстати,
был прописан, осетины открыли кафе. Рассердился Сергей Николаевич на них  за
то, что не платят они долю малую. И пришел он к осетинам, и  разговаривал  с
ними, и сказал: "Господь велел делиться". Не сказать, чтобы  осетины  сильно
обрадовались визиту господина Нягина, но не  признать  его  правоту  они  не
могли - действительно, говорил Спаситель такие мудрые слова.
   И стали осетины платить господину Нягину дань. Собирать ее  было  удобно,
потому что дом Сергея Николаевича стоял как раз рядом с кафе.
   Просто сказка сказывается, да  не  просто  "дела  делаются"  -  перестали
платить  осетины.  Не  поверили  в  защиту  нягинскую.  И  стали  на  них  с
удивительной периодичностью - через трое суток - наезжать какие-то  молодцы,
бить хозяев и выносить из кафе все, что понравится. А нравилась  молодцам  в
основном выпивка. "Ну, ясное дело,  -  скажет  читатель  -  Бойцы  нягинские
уму-разуму их учили". Скажет такое читатель и ошибется, потому что были  это
никакие не нягинские бойцы, а милиционеры из Пушкинского учебного центра,  и