Николай Псурцев. 
   Супермен. 
 
   Москва 1990 
 
   Часть первая
   20-26 июля
   Сегодня тихо и безветренно, покойно и солнечно  с  самого  утра.  Днем  в
каленом сизо-белом небе висели два-три облачка, дырявые, косматые, да  и  те
обречены были, растаяли к вечеру. А еще ночью шел дождь, злой и студеный.  И
вчера он шел, и позавчера. Тяжелый, он побил цветы, кустарник, издырявил,  а
затем и зацементировал  пляжи,  жестоко  разогнал  пригревшихся  отдыхающих,
выхолодил  прибрежную  кромку  моря,  изувечил  дороги  глубокими  обширными
лужами.
   И конечно, берег в этот день был пустынный и скучный, и не отливал  песок
золотом слепяще и весело, и не томилось в нем больше тепло, такое желанное и
уютное, был он серый и мокрый и утрамбованный почти до твердости заезженного
проселка. Все ждали, когда он размякнет, высушится. Когда это будет? К ночи?
Завтра?
   ...Вдоль пляжа неслась машина, ревела сердито, мощь свою выказывая. Ружин
гнал "Жигули" почти на предельной скорости. Неожиданно затормозил,  вывернул
вбок, так, чтобы закрутилась машина волчком,  веером  высекая  из-под  колес
мокрый песок, завертел восьмерки на полном ходу; подбадривая  себя  хриплыми
вскриками, вдруг врезался в воду, въехал как на  амфибии  по  самые  дверцы,
развернулся по дну, бешено вспенивая бегущие к берегу волны, и погнал  вдоль
пляжа, с шипеньем рассекая воду.
   Лера  охала,  вскрикивала,  то  и  дело  зажмуривалась  в  испуге,  вдруг
хваталась  за  руль,  а  при  резком  повороте  опрокидывалась  на   Ружина,
непроизвольно обнимая его.
   - Умница. Не надо скрывать своих потаенных  желаний,-  объявлял  Ружин  и
добавлял, веселясь: - Еще разок, пожалуйста,- и снова на предельной скорости
клал машину в вираж.
   Они не видели, как бесшумно, выключив мотор на  спуске,  катил  по  шоссе
вдоль пляжа  сине-желтый  милицейский  мотоцикл  с  коляской  и  со  старшим
сержантом в седле. Одной рукой старший  сержант  держался  за  руль,  другой
расстегивал шлем, стирал со лба пот.  Жарко,  а  старший  сержант  в  теплом
кителе, и галстук тугой петлей сжимает его  горло.  Приказали  позавчера  по
случаю дождей и холодов в кителе на смену заступать, а сегодня не  отменили,
вот  и  парится   старший   сержант,   не   смея   пуговку   расстегнуть   -
дисциплинированный, сознательный, примерный. Остановил он мотоцикл там,  где
кусты погуще, чтоб со стороны пляжа трудно заприметить его было, снял  шлем,
подправил влажные  короткие  волосы  и  принялся  бесстрастно  наблюдать  за
ружинскими кренделями.
   - Я больше не могу,- сказала Лера, мертво  вцепившись  в  сиденье.  Ружин
сделал очередной вираж, крутой, с рисковым креном.- Я умру, прямо  здесь.  И
тебя посадят. Убийца.
   - Меня оправдают,-  возразил  Ружин.-  Я  докажу,  что  ты  нимфоманка  и
садомазохистка. У нас этого не любят.
   - Дурак,- сказала Лера.
   - Хо-хо-хо,- отозвался Ружин.- Не любишь правду...
   - Я тебя ненавижу,- почти не разжимая губ, проговорила Лера.
   - Раз так,- Ружин пожал плечами,- я могу выйти.- Он  вдруг  бросил  руль,
открыл свою дверцу.
   Лера вцепилась в него, закричала испуганно:
   - Не надо, Сереженька!
   Ружин захлопнул дверцу, положил руки на руль, заметил удовлетворенно:
   - Значит, все-таки я тебе нужен?
   - Конечно же нет,- Лера отвернулась к окну, хмурясь.
   - Нет? - переспросил Ружин.
   - Нет,- подтвердила Лера.
   - Тогда смерть,- сказал Ружин.- Для обоих. Я давно  думал  об  этом.  Она
соединит нас навечно.- Он разогнался с ревом, мощно.-До скорого свидания!
   Машина неслась на темную, мокрую скалу, с острой верхушкой. Лицо у Ружина
недвижное, маска, глаза без выражения, прозрачные,  солнце  бьет  в  лобовое
стекло, и  стекло  оттого  белое,  будто  молоком  залитое.  Лера  закричала
истошно, обреченно. Высокий, звенящий голос сорвался на хрип.  Ружин  вдавил
педаль  тормоза.  Машина,  качнувшись,  застыла  перед  самой  скалой.  Лера
обхватила руками голову, сморщилась некрасиво, заплакала, тихо, безнадежно.
   - Ну зачем? - сказал Ружин скучно.- Зачем, а?
   ...Старший сержант сплюнул,  проследил  за  полетом  плевка,  внимательно
рассмотрел место падения, аккуратно засыпал плевок и,  обтерев  со  лба  пот
рукавом кителя, надел лежавшую в коляске фуражку.
   Лера достала сумку с  заднего  сиденья,  вынула  косметичку,  смотрясь  в
зеркальце, платком вытерла щеки,  промокнула  глаза,  выпятив  нижнюю  губу,
подула на них.
   - Ты за что-то мстишь мне? - спросила она.- За что? Ружин оживился.
   - Мщу,- кивнул он.-  За  тех  добрых  и  порядочных  парней,  которых  ты
совратила    и     обесчестила.-     Он     повысил     голос,     заговорил
торжественно-обличающе: - За тех, кто поверил тебе и которых ты обманула!  Я
мщу за поруганную честь, за отцов-одиночек...
   - Я не шучу,- перебила его Лера.
   - А я шучу,- ухмыльнулся  Ружин.-  Шучу,  понимаешь?  Я  веселый.  Ты  не
замечала?
   - Поехали,- сухо сказала Лера.
   - Поехали,- согласился Ружин.
   Машина тронулась и покатила к шоссе,  почти  к  тому  самому  месту,  где
хоронился старший сержант в кителе и с мотоциклом. Скрипуче пробуксовывая на
отлогом подъеме, автомобиль наконец  выбрался  на  шоссе.  Сержант  надвинул
фуражку на лоб,  перегнулся,  достал  из  коляски  жезл,  ударил  им,  будто
дубинкой,  несколько  раз  по  ладони  левой  руки  и  неторопливо   пошагал
навстречу. Когда машина была метрах в двадцати, он махнул жезлом.
   - Ну вот еще,- сказал Ружин и прибавил газу. Сержант невольно отпрыгнул в
сторону. Опомнившись, засвистел что есть силы, мелко подергивая  головой  от
напряжения.
   - Во соловей,- усмехнулся Ружин, взглянув в зеркальце заднего обзора.- Ща
фуражка слетит.
   - Кто придумал  эти  дурацкие  свистки?  -  сказала  Лера.-  Звук  у  них
неправильный,  истеричный,  безвкусный.  От  него  хочется  бежать,   а   не
останавливаться. Глупые люди. Вот если бы ГАИ флейты дали.
   - Или в крайнем случае горны,- заметил Ружин.
   - Нет, флейты лучше,- мотнула головой Лера.- Они нежнее, мелодичней...
   - А горны громче,- не отступал Ружин.- Их лучше слышно.
   - Дело не в громкости,- разозлилась Лера.- А дело в отношении к  людям...
Флейта  говорит:  "Остановитесь,  пожалуйста,  дорогой  товарищ,   к   моему
глубокому сожалению, я должен проверить у вас документы..." А  горн,  что  и
свисток: "Стоять! Документы давать! Всех расстрелять!"
   - Нет,- не согласился Ружин,- у горна  все-таки  звуковой  оттенок  более
уважительный и солидный,  чем  у  свистка...-  Он  взглянул  в  зеркальце  и
подивился: - Резво шпарит. Ну-ну,- сказал он и надавил на акселератор.
   Шоссе ушло в сторону  от  моря,  потянулось  в  гору,  вдалеке  замелькал
серпантин. Ружин уверенно и красиво  вписывался  в  повороты.  Сержант  стал
отставать. На втором витке он съехал с шоссе и двинул  напрямик,  по  грязи,
камням, мокрой траве. Мотоцикл  ревел,  буксовал,  выбрасывая  из-под  колес
комья мокрой земли  и  наконец  завалился  набок,  придавив  сержанту  ногу.
Сержант заорал, и лицо у него сделалось свекольным.
   Но вот, вдоволь наизвивавшись и набранившись, неразборчиво и невнятно, но
чрезвычайно грубо и зло,  сержант  выбрался  все-таки  из-под  мотоцикла  и,
держась за  фуражку,  спотыкаясь,  помчался  наверх,  к  шоссе.  Успел-таки.
Замызганный, свирепый выбежал на середину дорогу, расставил ноги,  расставил
руки, залился визгливым свистом, задрожал от победной радости.
   Лера, скривившись, закрыла  уши  руками,  а  Ружин  ухмыляясь,  метрах  в
двадцати от сержанта резко надавил на тормоз. Заскрипели  колодки,  зашипели
колеса, машину повело слегка юзом, и остановилась она возле самого сержанта.
Бампер уперся прямо ему в ноги. Ружин открыл дверь, но выходить не стал.
   - Угости сигареткой,- попросил он.
   - Что? - оторопел сержант.
   - Целый день за рулем,- Ружин помассировал шею.- А ни одной сигаретки так
и не выкурил. Хочется, понимаешь ли, до смерти...- Ружин удивленно уставился
на сержантовы галифе: - А чего грязный-то такой? - спросил сочувственно.
   - Документы! - вскипая, выцедил сержант.
   - Документы? Ну давай, показывай,- добродушно улыбнулся Ружин и  протянул
руку.
   - Твои документы! - сержант слабо шевельнул закаменевшими от злобы губами
и вдруг заорал: - Быстро! Давай быстро!
   Ружин вылез из машины, успокаивающе выставил ладони, зачастил бархатно: -
Тихо, тихо, тихо...- Извлек из кармана куртки документы, протянул  сержанту.
Тот  нетерпеливо  вырвал  их  и  стал  жадно   рассматривать,   одновременно
мстительно восклицая:
   - Въезд в заповедную зону! Неповиновение  работнику  милиции!  Превышение
скорости!.. Дорого заплатишь!
   - Сержант, сержант,- миролюбиво проговорил Ружин,- послушай, здесь  такое
дело...- Он наклонился к уху милиционера и что-то энергично зашептал. Шептал
долго. Лицо сержанта понемногу прояснилось, губы размягчились,  запунцовели,
он то и дело поглядывал сквозь стекло на Леру, наконец,  кивнул  головой,  и
тогда Ружин вынул из кармана сиреневую купюру и протянул  ее  сержанту,  тот
опять кивнул и положил деньги в карман. Получив документы,  Ружин  кинул  их
через открытое окно на сиденье, затем опять полез в куртку  и  вынул  оттуда
красную книжицу. Раскрыл ее, показал сержанту, представился:
   - Капитан милиции Ружин. Старший оперуполномоченный  уголовного  розыска.
Теперь твоя очередь,- Ружин протянул руку.- Документы.
   Удивительные порой процессы  происходят  в  человеческом  организме,  все
вроде уже дотошные врачи объяснили, ан нет,  все  равно  изумляешься,  когда
видишь, как лицо человека в мгновенье меняет цвет, как  в  мультфильме.  Был
сержант бурачковый, а стал сержант крахмальный, даже глаза обесцветились.
   - Нет,- сказал он.- Да,- сказал он.-  Хотя  нет,-  сказал  он.-  Хотя  не
знаю,- сказал он и стал тереть глаза, как  ребенок,  а  потом  сказал:  -  Я
больше не буду, простите,- а потом  сказал:  -  Я  не  местный,  и  в  армии
отличником боевой  и  политической  подготовки  был,  музыкальным  ансамблем
руководил, пользовался авторитетом...
   Ружин сунул удостоверение сержанта в карман, вскинул  голову,  проговорил
негромко, но весомо:
   - Такие, как ты, ввергают отечество в хаос. Такие, как  ты,  способствуют
хозяйственному развалу и моральному застою. Ты тот самый бракованный  винтик
в механизме, который мешает этому механизму нормально работать, а вам,  этим
винтикам, имя легион, вас сотни, тысячи, миллионы.
   - Десятки миллионов,- обиженно подсказала Лера из машины.
   -  Десятки  миллионов,-  подтвердил  Ружин.-  Такие,  как  ты,   позорят,
компрометируют, дискредитируют само звание -  советский  милиционер.-  Ружин
вытянул к небу указательный палец.- Это же высочайшее, это святейшее  звание
- советский милиционер... Ты зачем пошел в милицию? А? Чтобы форму получить?
Чтобы  деньги  получить?  Чтобы  власть  получить?  Чтобы  восполнить   свою
ущербность, неполноценность? Чтобы отомстить кому-то? Чтобы что-то  доказать
кому-то? Или чтобы избавить общество от мерзавцев и негодяев?
   Сержант какое-то время моргал, прикусывая губу, а потом ответил:
   - Эта... Чтобы избавить...
   Ружин просунул голову внутрь машины:
   - Он идиот,- сказал он Лере.- Открой бардачок. Достань листок бумаги.
   Ружин выпрямился, положил бумагу на капот, извлек из  нагрудного  кармана
ручку, подал ее сержанту.
   - Пиши,- сказал он.
   - Что? - обреченно спросил сержант.
   - Я продиктую.
   Сержант согнулся над капотом.
   - Начальнику управления внутренних дел..- диктовал Ру-жин.-  Я,  такой-то
такой-то, такого-то числа, в таком-то месте получил от  такого-то  владельца
автомашины такой-то деньги в сумме двадцати пяти рублей за  нарушение  своих
должностных обязанностей.- Сержант бросил писать и испуганно поднял голову.-
Пиши, пиши,- спокойно сказал Ружин.- Или можем разобраться прямо  сейчас,  в
управлении. Поехали,- предложил он.- Или об этом  будут  знать  только  я  и
свидетель,- он  указал  на  Леру.  Сержант  опустил  голову.-  За  нарушение
должностных обязанностей,- продолжил Ружин,-  кои  выражались  в  отсутствии
наказания  водителя  такого-то  за  въезд  в  заповедную  зону,   превышение
скорости, неповиновение работнику милиции. С красной строки. Я все  осознал.
И больше такого в  моей  профессиональной  практике  не  повторится.  Число,
подпись.
   Ружин все добросовестно прочитал,  кивнул,  сложил  бумагу,  сунул  ее  в
карман. Протянул руку, сказал коротко: - Деньги,- и деньги положил в карман,
а взамен отдал сержанту документы. Сел в машину.
   -  Бывай  здоров,-  сказал  на  прощанье.  Машина  тронулась,   и   Ружин
рассмеялся:
   - Как он вдумчиво мне внимал, ты видела?
   - Я видела, как ты упивался,- ответила Лера.
   - Ты несправедлива,- возразил Ружин.- Я работал. Авось  когда-нибудь  эта
бумажка и пригодится.- Он машинально посмотрел в зеркальце - на шоссе  сзади
никого не было - и опять заговорил: - Однажды старый еврей пришел  к  Гришке
Распутину и  дал  ему  сто  рублей.  "Зачем?"  -  удивился  Гришка.  "Может,
вспомнишь когда",- ответил еврей. Вот так.
   - Какой ты ушлый,- усмехнулась Лера. Ружин искоса посмотрел на женщину.
   - Дальновидный,- поправил он.
   ...Когда они въехали в город, стало смеркаться. Грустное время, и уже  не
день, и еще не вечер, и не ночь, так, не поймешь не  разберешь,  словно  вне
жизни существуешь в этот час, без опоры, без определенности, мысль не  может
ни за что зацепиться спасительное... Так не у всех, наверное. Да, конечно же
не у всех. А у Ружина так...
   Город  готовился  к  вечеру,  засветились  неоновые  буквы   на   отелях,
засветились окна в кафе и ресторанах.  Густо  потек  народ  с  пляжей.  Надо
быстро поужинать. И приодеться - для прогулок и развлечений.
   - Уже темно,- сказал Ружин.- Может, прямо к дому?
   - Нет,- ответила Лера.- Останови тут. Старухи в твоем дворе,  как  кошки.
Им что ночь, что день... Ружин притормозил. Лера вышла.
   - Через пять минут жду,- сказал Ружин ей вслед и мягко тронулся с места.
   В своем дворе  он  припарковал  машину,  вышел,  любезно  поздоровался  с
глазастыми старушками, поднялся на третий этаж,  вошел  в  квартиру,  закрыл
дверь, прислонился к ней спиной, с силой провел пальцами по  лицу,  зашел  в
ванную, включил свет, намочил под краном  руки,  опять  провел  ладонями  по
лицу, взглянул на себя в зеркало.
   - Зачем? - спросил он себя.- Зачем, а?
   В комнате он  снял  куртку,  бросил  ее  на  диван,  расстегнул  рубашку,
потянулся с усилием, взял сигарету, прикурил, массируя шею, подошел к  окну,
нагнулся, рассеянно вглядываясь в темный провал его, пробормотал  что-то  и,
неосторожно подавшись вперед, ткнулся лбом в стекло. Стекло  треснуло  сухо,
задрожало, глухо прогудев, и два крупных клинообразных куска  обвалились  со
звоном, раскололись между рамами.
   - А-а-а, черт! - взвыл  Ружин,  смахивая  кровь  со  лба.  Входная  дверь
распахнулась, вошла Лера, она бросила сумку и ключи на кресло и только после
этого заметила разбитое окно и кровь на лице у Ружина.  Подбежала,  заохала,
разглядывая;
   помчалась в ванную, принесла мокрое полотенце, стерла кровь...
   - Ерунда,- сказала.- Ссадина.
   Залепила ранку пластырем, провела прохладной ладонью по щеке  Ружина,  по
губам. Он улыбнулся, поцеловал ее пальцы.
   - Как не вовремя,- сказал он.- С такой мордой я распугаю весь ресторан.
   - Отлично,- смеясь, проговорила Лера.- Я хочу  поскорее  посмотреть,  как
это будет. Представляешь,- она  сделала  свирепое  лицо,  сдвинула  брови  и
выпятила челюсть,- ты входишь первый, со ссадиной. Крик ужаса, все срываются
с места и,  опрокидывая  столики,  мечутся  по  залу.  И  тут  появляюсь  я.
Удивление. Восторг. Обмороки.
   - Инфернальная парочка,- содрогнулся Ружин. Лера посмотрела на часы.
   - Пора собираться,- сказала она, держась  за  Ружина,  расстегнув  туфли,
небрежно скинула их и босая прошлепала в ванную.
   Ружин сел на мягкую квадратную кровать, покачался на ней несколько раз, с
веселым любопытством прислушиваясь к томным вздохам матраца, потом потянулся
к телефону, стоящему на тумбочке, набрал номер.
   - Это я,- сообщил  он,  когда  ему  ответили.-  Ну  как?..  Наверное,  он
дозвониться не может, вы там, балаболки, висите на  телефоне...  Ну  хорошо,
еще полчаса я дома, потом минут двадцать в дороге и примерно до часу буду  в
"Кипарисе", звони туда, спросишь метра, Михалыча, он позовет. Все.
   Шум воды в ванной стих. Появилась Лера. Она никак не могла  справиться  с
просторным и длинным ружинским халатом, он  волочился  по  полу,  путался  в
ногах. Сделав шаг, чуть не упала, хихикнула. Лоснящееся от крема  лицо  было
расслабленным, умиротворенным.
   - Хочется жить,- сказала она и добавила, подумав: -  Я  останусь  у  тебя
после ресторана. Плевать на все.
   - Я всегда верил в тебя,- сказал Ружин.-  И  не  ошибся.-  Он  поднялся.-
Какой костюм надеть?
   - Бежевый,- откликнулась Лера,- французский. Мой любимый.
   Ружин вышел из комнаты.
   Лера закрыла глаза, вздохнула глубоко,  решительно  подошла  к  телефону,
сняла трубку и вдруг заколебалась, потерла трубкой висок, посмотрела в окно.
Под черным небом насыщенной жизнью и электричеством волновался город.
   - Наймусь юнгой и уйду в Сингапур,- сказала Лера.- Там бананы.
   Она набрала номер, ласково заулыбалась трубке.
   - Мишенька, ты уже дома? -  тихо  спросила  Лера.-  Молодец.  Ты  у  меня
примерный. Есть суп, есть картофельные котлеты... А, уже поел... Ну, посиди,
почитай или поработай. Приду поздно, наверное, ночью... Не сердись.  На  мне
сейчас два индивидуала из Бельгии. Ленка заболела,  другого  переводчика  не
могли найти, как всегда, под руку попалась я, надо их проводить, а до  этого
покатать по ночному побережью. Программа... Ну, не сердись... Целую...
   Повесив трубку, невесело усмехнулась и сразу стала набирать другой номер.
   - Лёнечка,- нежно проговорила она.-  Слава  богу,  что  сам  подошел.  Ты
прости, мы увидеться не сможем. Надо побыть дома. Опять напряженка с  Мишей.
Он, по-моему, догадывается... Нет,  нет,  не  о  тебе,  вообще...  Злой,  по
телефону всем отвечает, что меня нет... Хорошо? Ну, до завтра.
   Ружин быстро и умело завязал перед зеркалом темно-бордовый узкий галстук,
поправил воротник рубашки, осторожно провел пальцами по аккуратно  уложенным
волосам, надел пиджак.
   В зеркале увидел Леру. Она стояла  на  пороге  комнаты  в  белом  платье,
коротком, почти прозрачном - тонкие ноги, длинные, золотистые от загара, рот
приоткрыт нарочито, с вызовом.
   - Я раньше никогда никуда не опаздывал,- сказал Ружин, не  оборачиваясь.-
Но, как появилась ты, я делаю это регулярно.
   Он снял пиджак, швырнул его в кресло,  не  отрывая  взгляда  от  женщины,
жадно рассматривал  ее  в  зеркале.  Она  вошла  в  комнату,  встала  рядом,
дурачась, чуть наклонилась, тряхнула головой, волосы закрыли  лицо,  густые,
ни глаз не различишь, ни губ.
   - А я тебя вижу,- сказала Лера, смеясь.
   Ружин неожиданно быстро притянул ее к себе, поцеловал.
   - Платье,- слабо выдохнула Лера.
   Ружин мял ее как  куклу,  судорожно  шарил  руками  по  телу.  Затем,  не
выпуская из объятий, настойчиво потянул женщину за собой  на  кровать.  Лера
покорилась.
   - Сейчас,- прерывисто зашептал Ружин.- Сейчас...- Он суетливо  развязывал
галстук...
   Затренькал телефон. Ружин расстегнул рубашку. Телефон звонил.
   - Идите вы к черту! - выругался Ружин и внезапно замер. -Минуту,-  сказал
он Лере, поднялся и взял трубку.- Да,- выдохнул нетерпеливо.- Позвонил-таки.
То, что надо. Когда? Где? Отлично. Через двадцать минут в управлении. Все.
   Он повернулся к Лере.
   - У нас в запасе десять минут.- И принялся расстегивать брюки.
   Лера резко и легко выпрямилась.
   - Все,- тихо и сдержанно сказала она.- Я ухожу.
   - Не дури,- засмеялся Ружин.- Десять минут тоже на дороге  не  валяются.-
Он опять обнял ее. Лера брезгливо отпрянула.
   - Пошел ты знаешь куда...-  она  встала,  нервными  движениями  поправила
платье.- Как вы мне все надоели, если б ты только знал...
   - И много нас?
   Лера нашла сумку, скомкав, побросала туда свои  джинсы,  рубашку,  белье,
осмотрелась - не забыла ли чего - и направилась к двери.
   - У меня же работа,- мягко заметил Ружин. Он приладил под  мышкой  пустую
кожаную кобуру от пистолета, надел пиджак, тоже вышел в прихожую.
   - Да разве в этом дело,-  Лера  усмехнулась  и  открыла  входную  дверь.-
Больше не звони.
   - Эй! Постой! - Ружин перестал улыбаться.- Брось! Не надо! -  Он  выбежал
на лестничную площадку, крикнул: - Ну прости ты меня! Прости!  -  и  тут  же
замолк, настороженно огляделся и шустро шмыгнул в квартиру.
 
   ...В управление приехал не переодевшись, как и  был  в  бежевом  костюме,
бордовом галстуке. Кивнул  дежурному,  с  кем-то  поздоровался  в  коридоре,
сильно и легко взбежал наверх, с ходу открыл дверь кабинета,  она  отлетела,
как от порыва ветра, ударилась о стену, задрожала, загудела глухо. Навстречу
ему поднялись двое молодых людей одного возраста, стройные, крепкие,  чем-то
похожие, по-современному одетые - джинсы, курточки.
   - Ты так красив, шеф,- восхитился Лахов.
   - Я бы влюбилась,- манерничая, проговорил Горохов.- Если б умела...
   Ружин невесело улыбнулся в ответ. Загремел ключами, открыл сейф.
   - Всю малину испортили, да? - сочувственно спросил Лахов.
   - Еще как,- Ружин достал из сейфа пистолет,  привычно  щелкнул  затвором,
вставил  обойму,  вложил  оружие  в  кобуру.-   Впору   запеть   "Ментовские
страдания". Ну что? - он посмотрел на сотрудников.- Погнали!
   "Рафик" несся по  городу.  На  нем  никаких  опознавательных  знаков,  ни
проблесковых маячков, и сирена не глушила пронзительными звуками и  тревогой
беспечный курортный народ. Кроме троих оперативников в автобусе  сидели  еще
трое сотрудников в форме.
   - Смешно,- сказал Лахов, глядя в окно.- Море ненавижу, а столько лет живу
здесь.
   - Уезжай,- лениво порекомендовал Горохов.
   - Уеду,- привычно легко отозвался Лахов.
   - А я его и не замечаю,- офицер в форме протянул всем сигареты.-  Вода  и
вода. Чего говорить? Нет, здесь хорошо. Я вон в Мурманске служил. Холодно.
   - Да, да, конечно,- согласно закивал Лахов.-  Надо  всегда  сравнивать  с
худшим.
   - Ты еще заплачь! - неожиданно резко  сказал  Ружин.  Все  посмотрели  на
него. Он затянулся и закашлялся, поперхнувшись дымом. Горохов  хватанул  его
по спине. Ружин громко ойкнул, но кашлять перестал. Офицер засмеялся.
   Автобус притерся к тротуару. Водитель выключил мотор. Стало тихо.
   -  Все  как  обычно,-  заговорил  Ружин.-  Поднимаемся,  звоним  условным
звонком...
   - А мы его знаем? - спросил офицер.
   - А то,- весело откликнулся Ружин.
   - Сыщикам слава! - офицер хлопнул в ладоши.
   - Понятых, естественно, надо,- продолжал Ружин.- Вы,- он  указал  пальцем
на одного из милиционеров,- организуйте, пожалуйста.
   Милиционер кивнул и вышел из автобуса.
   - Сколько их? - спросил офицер, надевая фуражку.- "Рафика" хватит?
   Ружин пожал плечами, сказал неопределенно:
   - Упакуем, чай не баре...
   - Ну, ладненько,- кивнул офицер.- Поработаем. Давно в деле не был. Заела,
понимаешь ли, канцелярия.
   - А кого не заела? - вздохнул Ружин  и  вытянул  средний  палец.-  Гляди,
мозоль от ручки.
   - А лучше бы от курка,-  с  деланным  тяжелым  хрипом  в  голосе  заметил
Горохов
   Офицер опять засмеялся. Все происходящее ему очень  нравилось.  В  стекло
постучали.  Милиционер   привел   понятых,   двух   настороженных   мужичков
пенсионного возраста.
   - Теперь быстро,- сказал  Ружин.  Оперативники  и  милиционеры  торопливо
пересекли двор, вошли в подъезд, застучали каблуками по  лестнице.  Лампочки
светили вполнакала, медно, да и то не на каждом этаже. Было холодно и  сыро,
словно и не на юге. Лахов поскользнулся, чуть не упал.
   - Вот дерьмо! - выругался.
   -  Дерьмо,-  негромко  засмеявшись,  подтвердил  Горохов  и  посветил  на
лестницу фонариком. Лахов шевельнул ноздрями и сморщился. Начал  старательно
о лестницу соскабливать неприятность с подошвы.
   - Потом,- толкнул его Ружин.
   Наконец поднялись. Встали  перед  дверью.  Дверь  обшарпанная,  давно  не
крашенная, но с тремя замками, добротными,  новыми.  Ружин  оглядел  коллег,
потянулся к звонку. Позвонил два раза длинно, три раза коротко. Не открывали
долго. Кто-то из милиционеров  вздохнул:  "О,  господи".  Но  вот  защелкали
замки, один, второй, третий. Дверь приоткрылась.  Ружин  сильно  толкнул  ее
ногой За дверью вскрикнули, и она открылась  больше  чем  наполовину.  Ружин
шагнул первым. Лахов тоже переступил порог и закашлялся.
   - Дурь,- определил Горохов и зажал нос.
   В темной  узкой  прихожей  кто-то  корчился  у  стены.  Видно,  тот,  кто
открывал. Ружин подтолкнул его вперед, чтобы не оставался за спинами. Парень
выругался, но заковылял покорно. По пути Ружин открыл дверь  в  ванную.  Там
горел  свет.  Голый  малый  тискал  голую  девчушку,   совсем   молоденькую,
беленькую, худую. Горохов дернул малого за руку, тот повернулся,  в  белесых
глазах  муть,  тупая  ухмылка.  Накачанный.  Девчонка  захохотала  и   стала
чесаться. Со всей силы. В кровь.  Кто-то  выскочил  в  коридор  из  комнаты,
грузный, растрепанный, потный. Разглядев погоны, крикнул:
   - Менты! - забегал шальными глазами в поисках выхода, мет-нулся к кухне.
   Ружин не останавливал его. Куда он денется, третий этаж.  Но  милиционеры
все-таки двинулись в сторону кухни. Ружин толкнул дверь в комнату. Теперь  и
он закашлялся. Дым, музыка, стол с закусками, от  двери  до  окна  "стенка",
дорогая, матовая. Ворсистый ковер на  полу,  не  наш  -  привозной,  ворс  с
пол-ладони, и совсем ни к месту  три  кровати  панцирные,  на  каждой  лежат
мальчишки, рты полуоткрыты, лица заостренные,  как  у  мертвецов,  на  столе
среди закусок шприцы, под подошвами хрустит - осколки  ампул.  На  бархатном
диване под роскошным абажуром торшера двое кавказцев, скорее всего  грузины,
небритые, мордатые, подняться нет сил, глядят сумрачно, пьяно. Один все-таки
сумел встать до того, как Ружин  к  нему  приблизился,  нетвердо,  но  резво
шагнул  к  низкому  шкафчику,  просунул  руку  между  ним  и  стеной,  вынул
двустволку, не целясь выстрелил, попал  в  потолок,  посыпалась  штукатурка.
Офицер присел, закрыв уши руками, фуражка упала с  его  головы,  покатилась.
Ружину  мешал  стол.  Через  него  до  парня  не  дотянуться,  а   тот   уже
прилаживался, целился.
   - Сука! - крикнул Ружин и с грохотом опрокинул на  него  тяжелый  стол  -
зазвенела посуда неожиданно мелодично, нежно,- затем ногой двинул его в пах,
отвел левой рукой стволы, а правой коротко ткнул в основание  носа.  Парень,
удивленный, упал. Теперь им занялись Горохов и Лахов. Ружин поднял  фуражку,
потряс офицера за плечо, отнял его руки от ушей, протянул фуражку, обронил:-
Не теряй.
   Дверь в кухню забаррикадировали изнутри. Милиционеры в два плеча пытались
освободить себе путь. На кухне истошно вопили:
   - Хрен вам, падлы! Хрен моржовый! Не взять  меня!  Не  взять!  Никого  не
взять!..
   - Хрен! Хрен! Хрен! - вторил ему еще один  голос,  молодой,  звенящий  от
напряжения, страха и собственной отваги.
   - С водицей уйду, примет она меня, холодная, чистая, и  понесет  в  своем
чреве навстречу счастью, любви и покою...  Из-под  двери  проворно  поползли
тонкие ручейки.
   - Воду на всю катушку включил, шизик,- переводя дыхание, усмехнулся  один
из милиционеров...
   - Пусти, пусти меня, водица! - вопил "шизик". Но вот  голос  стал  глуше,
послышалось бульканье...
   - А-а-а-а-а-а! - заорал молодой.
   - Давай! - выкрикнул Ружин, и втроем они навалились на дверь. Еще, еще...
Дверь подалась... Еще... Ружин протиснулся в щель. Дверь оказалась подпертой
буфетом, плитой, столом...
   Грузный лежал на полу, хрипел, изо рта  текла  вода.  Молодого  нигде  не
было. Ружин изумленно обвел глазами кухню. Увидел открытое  окно,  выглянул.
Под самым окном палисадник, кусты. В кустах кто-то шевелился. Вот  поднялся,
побежал, прихрамывая, худой, долговязый. Ружин покрутил головой.
   - Редкий паренек,- и сорвался к двери.
   Догонял бесшумно,  без  предупреждающих  окриков-люди  вокруг,  зачем  их
пугать. Паренек сначала не оборачивался, но  потом,  видно,  почуял  что-то,
обернулся, разом вычислил Ружина, заулыбался недобро, повернулся,  заковылял
навстречу, вынул из-за пазухи нож.  Вскрикнула  женщина,  несколько  человек
шарахнулись в стороны.
   - Зря,- с сожалением сказал Ружин.- Не надо было,- подошел  ближе,  вдруг
повернул голову вбок, словно увидел кого, махнул рукой, крикнул: - Давай!  -
Прием старый как мир, но действует. Паренек дернулся невольно вбок, а  Ружин
тем временем ударил ногой его по руке - нож вылетел,- потом перехватил руку,
взял на излом, завел за спину. Кто-то из прохожих подал Ружину нож.
   - Спасибо,- сказал он  и  повел  паренька  к  дому.  Офицер  бил  малого,
стрелявшего из  двустволки.  Тот  лежал  на  полу,  безумно  таращил  глаза,
вскрикивал, обильно брызгал слюной, а офицер пинал его как  футбольный  мяч,
хрипя,  матерясь,  умело...  Лахов  прихватил  офицера   поперек   туловища,
попытался оттащить в сторону, но  офицер,  литой,  чугунный,  отцепил  руки,
сбросил Лахова, оскалясь, и снова к лежащему. Один из милиционеров  стоял  у
двери завороженный, отрешенно глядел на мелькающие сапоги.
   - Рехнулся, подонок? - Ружин  оттолкнул  милиционера,  вошел  в  комнату.
Офицер был занят, он не услышал, опять слетела  фуражка,  опять  покатилась.
Ружин сплюнул. Вдвоем с Лаховым они заломили  офицеру  руки.  Он  неожиданно
покорился, сел на стул, протянутую Ружиным фуражку не взял, глянул только на
оперативника, не скрывая неприязни.
   В комнату заглянул загорелый  молодой  мужчина  в  белом  халате  -  врач
"Скорой помощи".
   - А вот и мы,- приветливо сообщил он.- Ну-с, кто  больной?  Ружин  жестом
показал на кровати.
   - Совсем дети,-  врач  вздохнул,  раскрывая  чемоданчик.  Ружин  вышел  в
коридор, распорядился:
   - Остальных в автобус.
   Паренек сидел в коридоре на полу, безмятежно курил.
   - Имя, отчество, фамилия? - Ружин  положил  ручку  на  стол,  неторопливо
поднял руки вверх, потянулся упруго, глаза сразу стали  сонными.-  Нанюхался
вчера вашей дряни,- он лениво посмотрел на сидящего напротив паренька.-  Всю
ночь птицы в окна бились, а за дверью кто-то стоял и ковырялся, гад, в замке
и ковырялся...
   - Мало нанюхались,- ухмыльнулся парень.- Кайф не словили. Кайф  классный,
чё больше хочешь, то и видишь...
   - И что ты видишь?
   - Да всякое...- парень помял пальцы, посмотрел в окно. Там солнце,  море,
женщины, девочки, все в ярком, красивые, всё это видно из окна.-  Всякое...-
повторил он.
   - Ну, ладно.- Ружин взял ручку.- Значит, как тебя? Колесов Алексей?
   - Андреевич,- подсказал Колесов.
   - Год рождения... Учишься, работаешь?
   - Учусь, пятьдесят второй интернат, десятый класс.
   - Вот как? Не  врешь?  -  Ружин  откинулся  на  спинку  стула,  пошевелил
бровями.
   Колесов засмеялся. Ружин улыбнулся ответно.
   - Феленко Александра Степановича знаешь?
   - А как же? Замдиректора. Зануда, бу, бу, бу-бу, бу, бу, и все  о  чем-то
заумном, высоком, уши вянут.
   - Понятно,- Ружин покачался на стуле, спросил: - Ну,  что  делать  будем,
Леша?
   - А что? - Колесов преданно вперился в Ружина.
   - Сажать тебя надо.
   - За что? - протянул Колесов, продолжая поедать Ружина глазами.
   Ружин вышел из-за стола, не спеша, улыбаясь, подошел к па-реньку,  сказал
ласково:
   - Сам знаешь! - И неожиданно двумя растопыренными пальцами ткнул Колесову
в преданные глаза. Пальцы не дошли до  лица  сантиметров  двух,  но  Колесов
испугался,  отпрянул,  взмахнул  руками,  не  удержал  равновесия,  свалился
навзничь вместе со стулом. Упал неуклюже, жалко. Ружин вздохнул, но  попытки
помочь не сделал, смотрел сверху, холодно, жестко, выстукивал ногой такт.
   Колесов встал  не  сразу.  Не  поднимая  головы,  раскорячась,  отполз  в
сторону, как краб. Прислонился спиной к стене возле окна. За окном,  далеко,
на набережной, играла музыка. Ружин сунул руки в карманы брюк,  прислушался,
затем внезапно  сделал  лихое  па,  крутанулся  на  одном  месте,  подмигнул
Колесову, наклонился, поднял  стул,  аккуратно  поставил  его  возле  стола,
обошел стол, сел на свое место. И вот теперь Колесов поднялся, молча,  глядя
перед собой в пустоту, выпрямился вдоль стены, сказал тихо:
   - Домой хочу.
   Без  стука  вошел  Рудаков,  начальник  уголовного   розыска,   опрятный,
добродушный,  с  мягким  морщинистым  лицом,  добрый  сказочник  Оле-Лукойе,
вставший под ружье по всеобщей мобилизации - Родина в опасности, воруют...
   - Колесов? - спросил доброжелательно. Тот кивнул.
   - Садись, что встал,-  махнул  рукой,  приглашая,  и  вполголоса  Ружину,
деловито: - Как беседа?
   Сам, демократично, взял стул от стены, устроился по-стариковски, поерзав,
хотя не старик еще, пятьдесят пять, но выглядит старше, и ему нравится это -
отец, дед, опекун. Колесов не сел, остался стоять.
   - Ну, стой, раз хочется,- разрешил Рудаков.- Ну,  так  хоть  посмотри  на
меня, чтоб я лицо твое  увидел.  Ну!  Глаза!  Дай  глаза  твои  разглядеть,-
повернулся к Ружину вопросительно,  тот  невинно  пожал  плечами.-  Боишься?
Боишься. Чуешь, какой взгляд у меня, куда хочешь проникнет, в любые потаенки
твои. Чуешь, поэтому и прячешь глаза. Да и бог с ним, я и так все  вижу,  по
рукам, по жилке, что на шее бьется, по испарине, что на лбу под  волосами...
Когда потреблять начал наркотик, в восьмом? В девятом?  В  десятом,  значит.
Кто дал? Ну? Одноклассники? Знакомый  на  пляже?  Сосед?..  Ладно,  неважно.
Сейчас у кого берешь? Другие вот сознаются, а ты  будешь  молчать,  тебе  по
полной катушке, им скостят...- Стул скрипнул, Рудаков опасливо схватился  за
стол, помял бумаги, сбросил ручку; кряхтя, сгорбился, переломился,  выставил
зад, брюки натянулись, нашарил ручку на полу, побагровевший, положил  ее  на
место, в глазах блеск, слеза от напряжения. Ружин старался не смотреть в его
сторону, не конфузить.
   Рудаков перевел дыхание, поморщился  -  не  от  усталости,  от  осознания
момента - непривычно, все сам, новый  стиль  работы,-  рекомендуют.  Ничего,
скоро  все  кончится.  Заулыбался,  папочка,  все  понимающий,   исполненный
простоты, благодушия, продолжил:
   - У меня сын есть. Взрослый уже. Когда маленький  был,  заболел.  Тяжело.
Операцию делали. Потом еще одну. Чтоб боли унять, наркотик давали. Долго. Он
привык. Галлюцинировать начал, меня не узнавал, в окно кидался... Я поседел,
сколько слез пролил. Понимаешь? Ты понимаешь? Сначала кайф,  а  потом  горе.
Понимаешь? Страшно. Твои сверстники гибнут. Ты гибнешь... Скажи, у кого брал
ширево? Ты не предаешь, спасаешь...
   Колесов молчал. Бездумно глядел перед собой, не двигаясь.
   - Как остальные? - одними губами спросил Ружин.  Рудаков  развел  руками,
встал, пошел к двери, задержался возле Колесова, мимоходом проговорил:
   - Красивый мальчик. Девчонок любишь, а?
   Дверь хлопнула. Ружин встал, стремительно подошел к Колесову, прижал  его
рукой к стене, крепко, кисть побелела, заговорил быстро, веско:
   - Забыл, как с ножичком шел на меня? А я  помню.  Отлично  помню.  Напал,
хотел убить. Никто не знает  об  этом,  кроме  тебя,  меня  и  свидетелей!..
Выбирай!..
   Подошел к двери, открыл, позвал милиционера:
   - В камеру.
   Ружин и Феленко шли по  набережной.  Асфальт  выбелен  солнцем,  каменные
парапеты седые от соли, каленые; кусты,  деревья  остро  контрастируют  и  с
асфальтом, и с парапетами - до боли в глазах -  изумрудные,  сочные.  Шумно.
Вокруг люди, шагу не сделаешь, чтобы не задеть кого-нибудь рукой.  На  пляже
еще гуще, но весело, смех, музыка.
   - Ты похудел,- сказал Ружин и добавил неопределенно: - По-моему.
   - Работа,-ответил Феленко. Лицо у него чистое,  сухое,  глаза  невеселые,
высокий, ростом с Ружина.- Здание ремонтируем. Беготня.
   - Не звонишь,- заметил Ружин.
   - Я же говорю - работа.
   - Мы виделись весной,- Ружин подумал и добавил неуверенно: - А  до  этого
осенью вроде. Хотя рядом все...
   - Не помню, когда загорал,-  Феленко  остановился,  поднял  ногу,  задрал
штанину.- Во какая нога белая, как вата, тьфу... Ружин потянул его за собой,
смеясь.
   - Ты всю жизнь белый, сколько тебя помню, со школы...
   - Подошли к турникету, возле  него  табличка  на  ножке  "Пляж  гостиницы
"Солнечная". Дежурный с повязкой, в кепочке, потный,  вислощекий,  расплылся
перед Ружиным, проводил взглядом, уже без улыбки.
   Феленко хмыкнул:
   - Я как-то в мае хотел пройти,  чуть  морду  не  набили.  Над  пляжем  на
набережной - кафе, столики под зонтиками, белые  стулья,  легкие,  с  резной
спинкой, все аккуратно, со вкусом -  салфетки,  бокалы.  Почти  все  столики
заняты. Слышится иностранная речь, и  не  только...  Много  рослых  ребят  с
простецкими, но холеными лицами,  девицы,  яркие,  модные.  Все  раскованны,
улыбаются. Подошел официант, кивнул Ружину, показал на стол. Сели.
   - Марину видишь? - спросил Феленко, устраиваясь.
   - Перезваниваемся,- неохотно ответил Ружин.- Иногда.
   - Как она?
   - Работу бросила. По субботам покер. Она в длинном платье, принимает. Муж
на черной "Волге". Как и мечтала.
   - Ничего не меняется,- Феленко вынул "Дымок".- Люблю "Дымок",- сказал.  И
демонстративно стал открывать пачку.
   - Не желаете? -  протянул  раскрытую  пачку  подошедшему  официанту.  Тот
оторопело глянул на него, покосился на Ружина,  справился-таки,  заулыбался:
много на свете чудаков, оригинальничают (в  таком  месте  "Дымок"),  вежливо
отказался, положил на стол меню.
   Ружин пошевелил в воздухе пальцами:
   - Убери. Принеси как всегда.
   - У меня старые штаны,- Феленко горестно  покачал  головой.-  Шестой  год
ношу, штопаные. Показать где?  -  и  с  деланной  грустью  добавил:  -  Все,
наверное, тут смотрят на меня, смеются. Тебя в  неловкое  положение  ставлю,
нет?
   Ружин, казалось,  не  слышал,  равнодушный,  расслабленный,  разглядывает
женщин, то и дело сдержанно кому-то кивает,  с  достоинством.  Отпил  глоток
"Боржоми", сказал:
   - Времени в обрез. Зачем звонил? Колесов? Защищать будешь? Характеристику
наверняка припас, просьбу директора. Так?
   - Ничего не меняется,- повторил Феленко, усмехнулся рассеянно.
   Подошел официант, принес заказ, расставил тарелки, улыбнулся, ушел.
   - Господи,- вздохнул Ружин.- Ты о чем?
   - Обо всем,- Феленко  развел  руки,  поглядел  по  сторонам.-  Обо  всем.
Кричим, много кричим, пишем, усиливаем. Но... все равно там одно,- он махнул
рукой в сторону общего пляжа,- здесь другое, там  одно,-он  показал  пальцем
вверх,-там,-палец его переместился к полу,-  другое.  Устал.  Сердце  болит.
Директор просил, поезжай, похлопочи, у тебя дружки там, надо парня выручать.
А я тебе  другое  скажу  -  сажай,  сажай,  Сережа,-  сжал  салфетку,  смял,
выкинул,- по самой по полной катушке. Он не плохой парень, не злой,  модный,
при деньгах,- Феленко повел подбородком.- Ему  все  разрешают,  директор  за
руку здоровается, по мускулистой шейке треплет,  в  кабинете  кофеек  с  ним
распивает... А вся наркота в интернате от него. Фактов  нет,  но  я  знаю...
Милиционера избил - пожурили....
   - Я не слышал,- насторожился Ружин.- Когда? Кто занимался?
   - Весной. Никто  не  занимался.  Директор.  Разобрались.  Милиционер  был
доволен.
   - Я поинтересуюсь.
   - Поинтересуйся,- согласился Феленко.-  Такие  как  Колесов,  развращают,
настраивают детей на анархию, на безответственность,  на  зло.  Посади  его,
Ружин.
   - Он сирота?
   - Сирота.
   - Богатые родственники?
   - Да.
   - Кто?
   - Разное говорят.
   - Хорошо. Все?
   - А как прояснится хоть что-нибудь с Колесовым, я буду валить  директора.
Продажная тварь. Хватит. Пора действовать. Начнем с малого...
   Кто-то окликнул Ружина, он  оглянулся,  тяжелый,  длиннорукий  парень,  в
просторных голубых штанах, в теннисной майке от Фреда Перри, черные  волосы,
влажные, зачесаны, блестят, на  руках  перстни,  один,  два,  три...  С  ним
девица, тонкая,  на  шпильках.  Ружин  встал,  пожал  протянутую  руку,  дал
потрепать себя по шее, по плечу.
   - Рад тебя видеть,- улыбнулся.
   - Позвоню,- сказал малый.- Дело есть. Не прогадаешь. Феленко  внимательно
посмотрел на Ружина, проговорил тихо, себе:
   - А потом и до тебя доберемся... Двурушник! Сытый двурушник!
   - Доедай,- садясь, Ружин все еще улыбался.- Пора.
   ...Темный двор, глухой. Колодец. Один только въезд, через арку.  В  конце
арки, на улице, все кажется белым от солнца, люди, деревья, дома и  "Волга",
что въезжала во двор. Въехала. Нет, совсем не белая, черная, строгая.  Мягко
остановилась возле сине-желтого милицейского  рафика.  Настороженно  подошли
дети, заглянули внутрь, без детского любопытства, внимательно, с  ожиданием.
Тихие дети, опрятные, не похожие на привычных - горластых, шебутных,  южных.
Открылась задняя дверца,  кряхтя,  вылез  Рудаков,  оправил  пиджак,  брюки,
только сейчас заметил детей, улыбнулся было добро, но  потом  улыбку  убрал,
некоторое время они разглядывали друг друга. Потом Рудаков пожал  плечами  и
зашагал к подъезду. Дети бесшумно разошлись кто куда, исчезли. Шофер  открыл
окно, крикнул вполголоса:
   - Эй!
   На третьем этаже дверь в одну из квартир была открыта. Рудаков вошел.  По
комнатам сновали люди. Увидев Рудакова, вытянулись,  поздоровались.  Рудаков
махнул рукой. Криминалист, перезарядив фотоаппарат, невесело усмехнулся:
   - Старика кондратий хватит, как узнает: иконы, пятнадцатый  век,  посуда,
раритеты...
   - Еще не сообщили? - спросил Рудаков.
   - Найти не можем. Где-то бегает.
   Рудаков прошел в комнату. На кровати  вытянулась  маленькая  женщина  лет
шестидесяти пяти, халат задрался, ноги  худые,  бледные,  в  выпуклых  синих
жилах, большие, не по размеру, тапочки. Рядом на полу, на  корточках  Ружин.
Поднял голову, вставать не стал, сказал:  -  Только-только  пришла  в  себя.
Сейчас разберемся.
   На голых руках женщины кровавые полосы.  Ружин  поймал  взгляд  Рудакова,
объяснил:
   - Связывали, проводом. Сначала  кулаком  в  переносицу,  потом  проводом.
Соседка увидела дверь открытой, сообщила.
   - Я в курсе,- Рудаков огляделся, взял стул, сел  рядом.  Женщина  открыла
глаза, поморгала.
   - Как вы себя чувствуете? - спросил Ружин.
   - Голова болит, руки...- с тихой тоской проговорила женщина.- Все болит,-
приподнялась на локтях с трудом, кривясь, спросила с тревогой: - Где Максим?
   Ружин взглянул на Рудакова, потом перевел взгляд на женщину:
   - Он давно ушел?
   - Вспомнила,- женщина с облегчением легла на подушки.- Он у Дазоева, тоже
коллекционера, антиквара, да, да, скоро придет, бедный.
   - Расскажите все подробно, сначала,- попросил Ружин.
   - Позвонили в  дверь,  я  открыла,  двое,  ударили  в  лицо.  Я  потеряла
сознание. Пришла  в  себя,  связана,  слышу  шум,  голоса,  во  рту  тряпка.
Открывать глаза не стала. Страшно. Перед уходом опять ударили.
   - Узнаете их?
   - Наверное, да...
   - Что они говорили?
   - Что брать, что не брать...
   - Что еще?
   - Не помню.
   - Вспоминайте, вспоминайте, что еще?
   - Не помню...
   - Надо, надо, надо... Как называли друг  друга?  Акцент?  Названия  улиц,
городов? Цифры какие-нибудь?
   - Не помню,  не  помню,-  женщина  сдавила  виски,  сморщилась,  замотала
головой.
   Рудаков остановил Ружина, придержал за руку, заметил категорично:
   - Хватит.
   Ружин встал, развел руками.
   - Один говорил про рейс на Тбилиси, дневной,- вдруг  спокойно  заговорила
женщина.- Мол, к шести буду дома и ищи ветра в поле.
   -  Приметы.-  Ружин  стремительно  нагнулся.-  Приметы!  ...Возле  здания
аэропорта - не большого и  не  маленького,  стекло,  бетон,  обычного  -  на
стоянке такси бранились пассажиры. Две толстые  женщины  пытались  влезть  в
машину впереди двух  обалдевших  от  жары,  крепких  низкорослых  мужичков,-
провинциалы, в растопыренных глазах  растерянность,  в  руках  по  чемодану,
озираются  ошалело,  но  стоят  насмерть,  закрывают  машину  грудью.   Бабы
побросали сумки и в драку,  за  волосы  мужичков.  Лахов  стоял  неподалеку,
наблюдал сначала с ухмылкой, потом нахмурился, хотел ринуться разнимать,  но
вовремя опомнился, огляделся, не  заметил  ли  кто  его  порыва.  Послышался
милицейский  свисток,  сквозь  толпу   пробирался   сержант.   Лахов   опять
ухмыльнулся, покачал головой, не спеша побрел к  зданию.  Вошел,  заметил  в
буфете у столика  Ружина  и  Рудакова,  кивнул  им  едва  заметно,  пошел  к
газетному киоску.
   - Как Колесов? - спросил Рудаков, отпивая кофе.
   - Расколется,- Ружин внимательно просматривал зал ожидания.
   - Сирота,- скорбно заметил Рудаков.- Болел в  детстве.  С  десяти  лет  в
школу пошел. Судьба нелегкая.
   - Откуда информация?
   - Я оперативник или нет?  -  Рудаков  отечески  заулыбался,  мол,  учись.
Добавил просто: - Отпускать его будем.
   Ружин забыл о зале, оторопело глянул на Рудакова.
   - Да, да,- сказал Рудаков.- При нем ничего не нашли. Ну, покурил  травку,
случайно. Верно? А что касается других, то за них он не в ответе.
   Ружин отрицательно мотнул головой:
   - Я же на квартиру не просто так пошел,  было  сообщение,  один  наркоман
рассказал, что на Юбилейной улице...
   - Знаю,- перебил его Рудаков.- Ну и что? - улыбнулся.
   - Нет,- сказал Ружин,- не пойдет. Он мне нужен. Он много знает.  Это  моя
работа.
   - И моя работа,- Рудаков положил ладонь на руку Ружина.-  И  моя.  Ничего
противоправного делать не надо. На нем же нет ничего. Хлопочут очень хорошие
люди. Сережа, в первый раз, что ли? Зачем нам ссориться?
   - Пока не расколется, не отдам  его,-  жестко  повторил  Ружин,  покрутил
головой медленно, весомо.
   - Тогда я отстраню тебя.- Рудаков  сделался  некрасивым,  за-морщинился.-
Прикажу.
   -  Не  отстраните,-  Ружин  посмотрел   в   глаза   Рудакову,   засмеялся
беззаботно.- Мы слишком много знаем друг о друге.
   Лахов у киоска уронил журнал. Ружин пробежал  глазами  по  залу,  толкнул
Рудакова,  показал   кивком.   Сутулый,   коротконогий   кавказец,   усатый,
насупленный, с чемоданом и сумкой,  подходил  к  регистрационной  стойке,  в
метре сзади шел губастый парень в "варенках", в  цветной  майке,  глазел  по
сторонам, посмеивался...
   - Тряхну стариной,- сказал Рудаков. Лицо у него было  злое,  отяжелевшее,
темное.
   Усатого взяли быстро и четко и почти незаметно для  пассажиров.  Ружин  и
Лахов подошли с боков, когда он ставил чемодан на  весы,  с  хрустом  завели
руки за спину, Ружин прижал ему горло сильными пальцами, чтоб не верещал.  А
вот  губастый  вырвался  у  Горохова   и   Рудакова,   кинулся   к   выходу,
поскользнулся,  упал,  когда  поднялся,   понял,   что   не   уйти,   принял
оборонительную стойку. Рудаков жестом остановил Горохова, пошел к  губастому
сам, выпрямясь, с усмешечкой, руки в карманах.
   - Это судьба, сынок,- сказал ласково.
   Губастый тряхнул руками, сплюнул, дернув лицом, уселся прямо на пол. Идти
отказался. До комнаты милиции его несли на руках.
   - Здорово,- сказал Ружин Рудакову, когда они поравнялись.- Я волновался.
   В комнате милиции вещи обыскали. Нашли краденые иконы, посуду. Все нашли.
А за  подкладкой  одного  из  чемоданов  обнаружили  еще  и  белый  порошок,
наркотики.
   - Грабеж перекроет по сроку статью о наркотике,- сказал Ружин губастому.-
Признавай не признавай, ну а ежели  поможешь  следствию,  скостишь  отсидку.
Думай.
   - Что надо? - сказал губастый.
   - Откуда порошок? - Ружин надорвал  один  пакетик,  попробовал  на  язык,
сплюнул.
   Губастый почесал щеку, розовую, нежную, волосы не растут, наконец  сказал
тихо, покосившись на кавказца, тот сидел  далеко,  повизгивал,  отнекивался,
занят собой был:
   - Улица Юбилейная, пятый дом, квартиру не  помню,  могу  показать.  Зовут
Лёша, молодой такой, красивый, высокий...
   Ружин повернулся к Рудакову, тот безразлично ковырял в зубах спичкой.
   - А? Что? - сказал, сделав вид, что в глубоких раздумьях обретался и  вот
только сейчас с трудом вернулся к реальности.
   - Порошок-то фирменный,- сказал Ружин и протянул Рудакову пакетик.
   - Ну, хорошо, разбирайтесь, разбирайтесь,- протянутый пакетик Рудаков  не
взял, посмотрел на часы, добавил: - Я в управление. Доложишь.
 
   ...Уже сумерки. Город в ожидании веселого вечера, а может быть,  и  ночи,
курортникам на работу не вставать, можно ложиться под утро. Веселые  пестрые
блики бежали по капоту  ружинской  машины.  Гирлянды  разноцветных  лампочек
висели прямо на деревьях,  тянулись  меж  фонарных  столбов.  Сюрприз  этого
сезона, знатоки рассказывают, что  не  хуже,  чем  в  Ницце...  Две  пестрые
симпатичные  девчонки  голосовали  на  самой  середине   шоссе,   радостные,
пьяно-ватые. Ружин не спеша объехал их, показал язык,  девчонки  захохотали,
погрозили  кулачками.  Увидев  указатель  "Гостиница  "Солнечная",   свернул
направо. Гостиница была видна еще на  шоссе,  огромный,  светящийся  изнутри
корабль, носом упирается в море, еще немного  -  и  покатится  со  стапелей.
Ружин подрулил к стоянке, махнул  дежурному  с  повязкой,  тот  указал,  где
встать.
   Швейцар  улыбнулся  добро,  еще  из-за   стеклянных   дверей,   продолжая
улыбаться, с почтением пожал протянутую руку, когда Ружин вошел.
   В холле тонко пахнет духами, зарубежными  сигаретами  и  кофе  -  дорогим
пахнет. Много женщин и  мужчин,  снуют,  сидят,  что-то  пьют,  болтают,  не
различишь, где наши, где ихние...
   Но вот несколько девиц  как  бы  невзначай  отвернулись,  увидев  Ружина,
какой-то малый, весь "вареный", жеманный,  оторвался  от  небольшой  пестрой
группки, спешно  засеменил  к  лестнице.  Ружин  усмехнулся:  не  надо  меня
бояться, у меня сегодня своих забот хватает. На  лифте  доехал  до  третьего
этажа, прошел в конец коридора, очутился в квадратной  комнате  с  креслами,
диванами, низким столиком. Навстречу поднялась женщина  с  ухоженным  лицом,
улыбнулась:
   - Проходите,- открыла тяжелую дубовую  дверь.  И  здесь  диваны,  кресла,
ковер, ворсистый, мягкий, просторно, у  огромного  окна  изящный  тонконогий
стол, не наш, не советский, чересчур игривый, не деловой. За столом  мужчина
лет сорока, лицо узкое, загорелое, короткая стрижка, с боков седина, светлый
костюм, черный галстук - Кадаев, директор  гостиницы.  Он  встал,  застегнул
пиджак, улыбнулся приветливо, протянул руку:
   - Здравствуйте, Сережа, рад,  что  не  отказали,  пришли.  Я  соскучился.
Суетишься, суетишься, а поболтать по душам и не с кем. Вы как спасение.
   - Спасибо,- сказал Ружин.
   - Садитесь. Кофе? Коньяк? Водка? Ружин покрутил головой.
   - Вы чем-то расстроены?
   Ружин пожал плечами, сказал неопределенно:
   - Работа.
   Кадаев подошел  к  стене,  открыл  бар,  вынул  початую  бутылку  чего-то
дорогого, налил в крохотную рюмку и повернулся к Ружину:
   - Я вот по утрам просыпаюсь, и страх  охватывает,  знаете,  прямо  пальцы
стынут, умирать скоро, а собой и не жил,  понимаете?  Собой,  нутром  своим,
душой своей, чтобы почувствовать, что живешь именно в данную минуту,  в  это
мгновение, и что жизнь - самое  замечательное,  что  может  быть.  Понимаете
меня?
   Ружин усмехнулся, закурил, не спросясь, затянулся, продекламировал:
   - Я хочу быть кумиром вселенной, я  хочу  ничего  не  хотеть...  Подавите
желания и ощутите жизнь. Способ один, других нет. Кадаев сделал глоток:
   - Чересчур за многое и за многих я в ответе - жена,  дети,  родственники,
друзья, постояльцы в конце концов. Допустим, я начну жить по большому счету,
а что будет с ними? Кстати, о друзьях...
   Ружин опять усмехнулся:
   - Легкая интеллектуальная разминка, а теперь о деле, верно? Так учил Дейл
Карнеги. Я правильно произношу? Кадаев засмеялся:
   - Я вас люблю, Сережа. Вы все понимаете.- Он  присел  на  краешек  стола,
запросто, по-свойски, улыбку убрал, заговорил доверительно: -  Да,  о  деле.
Вот какая штука. Вы на днях задержали одного мальчишку, дурак-несмышленыш.
   - Колесов?
   - Да. Он сирота. Тяжелое детство. Я принимаю в нем какое-то  участие.  Он
родственник одного моего близкого друга.
   - Кого?
   - Ах, Сережа, разве это имеет значение...- грустно улыбнулся Кадаев.
   - Втемную не играю,- Ружин затушил сигарету, встал.
   - Сыщик есть сыщик,- скорбно вздохнул Кадаев.- Брат жены Лавинского.
   - Директор "Югвино"?
   - Замечательный человек. Жена - красавица, молодая. Вы меня понимаете?  -
Кадаев положил Ружину руку на плечо, добавил, понизив голос: - Квартира,  на
которой вы задержали мальчишку,  ее.  Как  не  хотелось  бы,  Сережа,  чтобы
квартира фигурировала в документах.
   Ружин покрутил головой медленно, шея напряглась.
   - Вы же однажды помогли нам... мне,- вежливо настаивал Кадаев.-  Заткнули
глотку этой дуре, которая болтала, что я получал доход  с  проституток,  что
именно я-то и продаю их фирмачам. Забыли?
   - Ну, во-первых, вы мне симпатичны,- вновь садиться Ружин не стал, стоял,
глядя в окно, неожиданно безразличный.- Во-вторых, я не моралист и не считаю
проституцию большим злом. Но здесь наркотики, а это я  считаю  злом.  Кадаев
усмехнулся:
   - Дело, наверное, не только в симпатиях  и  убеждениях.-  Он  сделал  еще
глоток.- Были причины и другого характера, верно?
   - Нет,- весело  возразил  Ружин.-  Неверно.  Я  принял  от  вас  японскую
видеоустановку, тоже исходя из своих убеждений. Сыскная работа  незаслуженно
мало оплачивается в отличие от других видов человеческой  деятельности.-  Он
поклонился в сторону Кадаева.- Надо соблюдать пропорцию.
   Кадаев печально покачал головой, встал,  поставил  рюмку  в  бар,  сказал
сухо:
   - Мы можем обойтись и без вас. Это просто. Но я знаю, что вы  полезете  в
драку и на каком-то этапе успешно, вас ценят, у вас имя.  Значит,  война.  А
это создаст неудобство, я не люблю неудобства, я люблю комфорт.-  Он,  сузив
глаза, оценивающе посмотрел на Ружина.-  У  меня  есть  прелестный  домик  в
двадцати километрах отсюда, маленький, правда, но каменный, вокруг ни  души.
Предоставляю кредит.
   Ружин не  ответил,  опять  взглянул  в  окно,  оно  выходило  на  хоздвор
гостиницы,  увидел  подъехавшую  машину,  человека,  вылезающего   из   нее,
засмеялся неожиданно, повернулся к Кадаеву, сказал:
   - Я хочу ничего не хотеть...
   Развел руками и торопливо вышел. Направился  не  к  лифтам,  а  к  черной
лестнице, спешил. Внизу в дверях столкнулся с Рудаковым.  Тот  от  изумления
застыл.
   - А ведь я поверил поначалу, что у вас есть сын,- сказал Ружин,-  что  он
был наркоманом, что слезы вы лили, что маялись. Потом проверил. Нет, все  же
только  дочь,  одна  дочь,  благовоспитанная,  музыкант,  в   вашей   чистой
биографии. А жаль, что не было сына, жаль, что слезы не лили, не маялись...
   Не ожидая  ответа,  вышел.  В  машине  лег  грудью  на  руль,  проговорил
тоскливо:
   - Зачем? Зачем, а?
   ...Ружин и Колесов вышли во двор  управления,  встали  у  машины  Ружина.
Колесов  щурился  -  два  прожектора  ярко  освещали  двор,  у  гаражей  два
милиционера возились с мотоциклом, беззлобно ругались, подвывала  овчарка  в
вольере, протяжно, тоскливо. Колесов поежился, сделал  несколько  энергичных
движений,  разминаясь.  В  дверях  показались  Лахов  и   Горохов.   Горохов
остановился, посмотрел на горящее окно на третьем этаже, сказал, ни  к  кому
не обращаясь:
   - Сто третий, сто третий, как слышишь меня? Прием. На груди у  него,  под
курткой, глухо зашуршала рация, пробился низкий голос:
   - Слышу нормально. Порядок.
   Из окна высунулся мужчина в белой рубашке, крикнул:
   - Будь спокоен, не подведет!
   - Я тебе уже не верю,-  пробормотал  Горохов.-  Самоделкин...  Подойдя  к
машине, добавил, обращаясь к Ружину, обиженно, жалуясь:
   - На прошлой неделе это старье принимало "Маяк" вместо базы.
   - Разберемся,- пообещал Ружин, посмотрел на часы.- Все. Время.
   Прежде чем сесть в машину, Колесов сказал:
   - Еще одно условие...
   - Условие? - удивился Ружин.
   - Ну... просьба,- Колесов дернул щекой.- Мне надо выпить. Ломает...
   Ружин вздохнул, произнес искренне:
   - Несчастный мальчик. Посмотрим.- Он подтолкнул Колесова к дверце.
   В машине Колесов уточнил еще раз:
   - Сначала в "Кипарис". Он там бывает чаще всего.
   - Ох, шеф, глухой номер,- посетовал Горохов.- Он давно уже  где-нибудь...
тю-тю, в Барнауле водку пьет.
   - Нет,- возразил Колесов.- Он здесь. Он ничего не боится. Он говорил, что
его никто никогда не тронет, именно здесь не тронет.
   Ружин промолчал. Он смотрел на дорогу. Лицо его было злым, несколько  раз
вздернулась верхняя губа - нервно.
   - И к тому же парень не знает  ни  его  фамилии,  только  имя,  да  и  то
туфтовое наверняка - Альберт, ни телефона, ни  адреса,-  поддержал  Колесова
Лахов.- Тот сам его находил. Верно? - Он повернул  голову  к  Колесову.  Тот
кивнул, облизнул сухие губы, потер глаза, слезились.
   В  "Кипарисе"  обычный  галдеж,  сутолока,  пестрота.  Зал  полутемный  в
красно-фиолетовых  тонах,  музыка  негромкая,   официанты   быстрые,   много
иностранцев.  Посидели  за  угловым  столиком  минут  двадцать,  пили  кофе,
пепси-колу. Колесов умоляюще смотрел на Ружина:
   - Ну дайте хоть соточку...
   - Потом,- коротко ответил Ружин, посмотрел на  часы.-  К  полуночи  опять
сюда заедем.
   Другой ресторан - "Морской", цвета соответствующие, зал бирюзово-голубой,
пастельный, глаза отдыхают. На сцене варьете девушки в тельняшках  и  черных
клешеных юбочках, ноги длинные, стройные. Лахов залюбовался, не заметил, как
остальные поднялись в кабинет директора, спохватился, помчался по  ступеням.
В кабинете окно в  зал.  Виден  весь.  Директор  суетился,  предлагал  кофе,
коньяк, заглядывал в глаза. Колесов сглатывал слюну.
   - Потом,- опять сказал Ружин, и они двинулись дальше.
   На окраине города, на взгорке  среди  деревьев  грузинский  ресторан  под
открытым небом "Мцхета". Один зал под  навесом,  деревянные  дощатые  столы,
грубо сколоченные стулья, стилизация: несколько круглых столиков с  пеньками
вместо стульев прямо среди деревьев. Столики скрыты друг  от  друга  густыми
кустами, это затрудняет задачу. Машину поставили на стоянке, с трудом  нашли
место. Возбужденные голоса, грустная грузинская  мелодия,  музыканты  играют
прямо на улице, между крытой площадкой и  открытыми  столиками  в  полумраке
тенями снуют официанты, посетители, вокруг  ламп  слоится  тонкий  дымок  от
мангалов, сигарет... Ружин и Колесов прошли вдоль площадки,  потом  обратно.
Колесов крутил головой по сторонам.  Ружин  махнул  рукой  стоявшим  поодаль
Лахову  и  Горохову,  показывая,  что  они  с  Колесовым  идут  к   открытым
столикам... За одним громкая компания  перебивает  друг  друга  тостами,  за
другим две пары озираются с любопытством, за третьим две яркие  раскрашенные
девицы, три крепких парня. Парни вскинули  глаза,  посмотрели  трезво,  хотя
сидят, видно, давно, пьют, напитков на столе  в  избытке.  Колесов  поспешно
зашагал назад. Ружин догнал его, дернул за руку:
   - В чем дело?
   Колесов помял кадык, сглотнул:
   - Там... один из его горилл, самбист, Петя, Петруччо. Он узнал меня,  мне
кажется...
   - Какой? - Ружин спрашивал быстро, отрывисто.
   - Белобрысый, в полосатом свитере.
   - Та-а-ак,- протянул Ружин, спросил с надеждой: - А может, не узнал?
   Колесов пожал плечами:
   - Обычно он передавал мне порошок. Как не узнать...
   - Пошли,- Ружин потянул его за собой. Подойдя к оперативникам, сообщил:
   - Там один из его людей, белобрысый в полосатом свитере. Будем пасти.
   Ружин подтолкнул Колесова к Лахову:
   - Отведи его в машину и побудь с ним.
   - Но...- возмутился Лахов.
   - Давай, давай,- махнул рукой Ружин. Он был возбужден: начиналось дело.
   Расстроенный Лахов, взял Колесова под  локоть,  повел  вниз,  к  стоянке.
Ружин и Горохов не спеша, прогулочно, с флегматичными физиономиями двинулись
к открытым столикам. Музыка кончилась, оборвалась разом, только еще какие-то
мгновения ныла флейта, едва слышно, тоскливо, через  мгновенье  ее  заглушил
ресторанный шум, неровный и веселый.
   - Мы очень строгие,- сказал Горохов.- От нас дамы шарахаются.  Они  таких
не любят, давай улыбаться.
   Он обаятельно, белозубо заулыбался. Высокая девушка в белом узком платье,
идя навстречу, засмеялась ответно, прошла мимо,  оглянулась  несколько  раз.
Ружин расправил плечи, пошарил ишуще глазами по сторонам.  Зацепил  взглядом
группу из трех смеющихся мужчин. Те  покосились,  смех  оборвался,  вытянули
лица мрачно.  Через  несколько  шагов  оперативники  попали  в  круг  света,
растянули губы еще шире. Несколько танцующих  неподалеку  пар  остановились,
настороженно  уставились  на  них.  Продолжая  улыбаться,   Ружин   процедил
Горохову:
   - Ты идиот.
   Шагнул в темноту, сплюнул, вытащил сигарету.
   - Шеф, я хотел как лучше,- Горохов невинно растопырил глаза.- Чтоб мы  не
отличались от них...
   Опять послышался звук флейты. Ружин осмотрелся, музыкантов не было.
   - Ты слышал? - спросил он.
   - Что? - не понял Горохов.
   - Будто музыка... Показалось...- Ружин затянулся, потер висок.
   - Показалось,- повторил Горохов.
   За кустами кто-то громко выругался, истерично вскрикнула женщина, мужчина
опять выругался, заорал, что он кого-то убьет, послышался звук удара, возня,
опять женский вскрик.
   Ружин кинулся на звук, за ним Горохов. Около столика, где  недавно  сидел
Петруччо, дрались. Двое парней,  сцепившись,  катались  по  земле.  Одна  из
девиц,  вопя,  пыталась  их  расцепить.  Петруччо  нигде  не  было.   Что-то
неестественное было в этой драке, через секунду Ружин понял - парни  даже  и
не пытаются встать, словно им чрезвычайно нравится  вот  так  вот  обнявшись
кататься по траве.
   - Туфта,- бросил он Горохову и прямо через кусты ринулся к выходу.
   Полосатый пуловер Петруччо они увидели сразу,  как  только  выбрались  за
заборчик ресторана. Он, согнувшись, энергично  размахивая  руками,  несся  к
стоянке автомашин. Ружин и Горохов побежали  вслед.  Гравий  горстями  летел
из-под подошв. Их крепкие тренированные ноги оказались быстрей, Петруччо еще
возился с ключами возле дверцы, а оперативники  уже  влетели  на  территорию
стоянки. Ружин на ходу вынул пистолет.
   - Стоять! Не шевелиться!  -  крикнул  он  хрипло.  Петруччо  метнулся  за
машину, и через  мгновенье  раздался  выстрел.  Оперативники  повалились  на
асфальт. Еще выстрел, пуля шваркнула перед лицом Ружина. Он  перекатился  на
несколько метров, укрылся за колесом "Волги", крикнул громко:
   - Брось, Петруччо, бесполезно! У меня рация, уже перекрывают город...
   В ответ опять выстрел.
   - Ты дурак! - заорал Ружин.
   Горохов возился с рацией, Ружин слышал, как он повторял:
   - Сто третий, сто третий, как слышите меня?
   - Ну что? - нетерпеливо выкрикнул Ружин.
   - "Голос Америки",- жалобно ответил Горохов.
   - Что? - озлобился Ружин.
   - Вместо базы она принимает "Голос Америки", рассказывает о  демонстрации
отказников в Москве...- Горохов нервно хихикнул.
   Ружин ударил кулаком по асфальту и притворно заплакал, постанывая.
   - Завтра, рано-рано утром,- сказал он,- напишу рапорт. Министру. Он будет
слезный и горестный, он будет правдивый и поэтому нелицеприятный, он вызовет
раздражение и злобу, но я все равно напишу.
   - Правильно,- отозвался Горохов.- Наддай жару. Никто работать не хочет.
   - И про тебя напишу,- заявил Ружин.- Я многое знаю. А потом переведусь  в
участковые,  в   дальний   район,   там   море,   добрые   люди,   виноград,
курочки-хохлаточки...
   -  Про  меня  не  надо,  шеф,-  попросил  Горохов.-  Я   еще   молодой...
Перспективный...
   - Курочки-хохлаточки...- мечтательно проговорил Ружин.
   - А он не рванет с той стороны? - встревожился Горохов.
   - Там обрыв,- печально пояснил Ружин.-  Пусть  рванет,  и  рвет  себе,  и
рвет...
   Ружин услышал топот, подтянулся на руках, выглянул из-за колеса  -  вдоль
ряда машин бежал Лахов, в руке он держал пистолет.
   - Ложись! - гаркнул Ружин, и в то же  мгновение  грохнул  выстрел.  Лахов
рухнул с кряканьем, неуклюже, гулко  ударился  о  бампер  "Волги",  завыл  -
значит, живой. Он сделал движение - и опять  выстрел,  Лахов  застыл,  почти
умер.
   - Где Колесов?! - рявкнул Ружин.
   - В машине,- Лахов перевел дыхание, сплюнул.- Куда он денется?
   - С кем я работаю...- простонал Ружин.
   - Не стреляй, не  стреляй!  -  закричал  кто-то  с  той  стороны,  откуда
появился  Лахов.  Голос  звучал  тонко,  чрезвычайно  напряженно  и  оттого,
казалось,  сдавленно.-  Они  не  сделают   тебе   ничего   плохого!   Только
поговорят... Не стреляй!
   Но Петруччо все-таки выстрелил. Колесов закрутился волчком на месте, упал
ломанно,  по  частям,  медленно,  как  в  рапиде,  покатился   по   пыльному
асфальту...
   Какое-то  время  Ружин  наблюдал   за   ним   без   выражения,   как   за
курочками-хохлаточками, снующими в загоне, потом привстал, бросил  Горохову,
отрывисто, зло:
   - Прижми его выстрелами, чтоб не  смел  высунуться,  гад!  За  багажником
"Волги" он перескочил металлический заборчик,  мимоходом  оглядел  толпу  на
взгорке, у ресторана, музыка уже не играла, никто  не  шумел,  было  тихо...
Бегом обогнул стоянку и  очутился  у  обрыва,  вдоль  которого  расположился
длинный ряд машин. За одной из них прятался  Петруччо.  Ружин  прошел  вдоль
автомобилей еще несколько метров, бесшумно, крадучись. И, когда до  Петруччо
осталось  метров  двадцать,   свистнул,-   Горохов   принялся   беспорядочно
стрелять,- потом вскочил на капот одной из машин, едва  не  поскользнувшись,
перепрыгнул на крышу и, стремительно перескакивая с крыши на крышу, помчался
к Петруччо. Он  обвалился  на  него  всем  телом,  ухнув,  прижал  к  земле,
перехватил руку с пистолетом, расслабленную от неожиданности, саданул ее два
раза о металл машины, пистолет выпал. Ружин привстал, вынул оружие,  стволом
надавил Петруччо на испуганный, помутневший глаз, заорал яростно,  визгливо,
имитируя истерику:
   - Альберт, где Альберт?! Адрес? Адрес?.. Глаз вышибу!..  Петруччо  что-то
прохрюкал,  от  ужаса  почти  теряя  сознание,  захлебываясь  слюной,  потом
все-таки выговорил трудно различимой скороговоркой:
   - Ракитная, шесть, квартира восемь ..
   Ружин встал. Горохов надел на Петруччо наручники. Подошел Лахов, а за ним
и Колесов. Ружин с радостным удивлением вскинул брови.
   - В руку,- сказал Лахов мрачно.- Кость не задета.
   - Хорошо,- сказал Ружин, повернулся к Горохову: - Беги,  вызывай  группу,
дождемся их и на Ракитную...
   Рудаков сидел выпрямившись, словно школьник  на  первом  уроке.  Руки  на
столе, напряженные, жесткие, как деревяшки, пальцы  давят  плексиглас,  веки
тяжелые, смотрит поверх голов, не моргает,  сдерживаясь.  Напротив  него  на
стульях Ружин, Горохов, Лахов. Ружин устроился свободно, как за  праздничным
столом, уверенный, бесстрастно смотрел в окно. Горохов и Лахов нервничали  -
то кисти помнут, то поерзают, скрипя стульями.
   - Будем назначать служебное расследование,- наконец, заговорил  Рудаков.-
Ситуация безобразная. От кого, от кого, а  от  Ружина  не  ожидал.  Опытный,
грамотный, и такое дилетантство. Начальник управления  в  бешенстве.  Звонки
сыпятся со всех сторон.- Он  помолчал,  сжал  пальцы,  затекшие,  разминая.-
Значит, так. Первое. Неквалифицированно проведенное задержание,  стрельба  в
общественном месте, то есть угроза жизни третьим лицам. Второе -  преступная
халатность, ранение задержанного. Ко всему  прочему,  задержанного  вывозили
без согласования с руководством...
   Горохов и Лахов, плохо  скрывая  удивление,  посмотрели  на  Ружина.  Тот
пошевелил бровями, шутовски, усмехнулся.
   - Да, да,- продолжал Рудаков,- без согласования...  Третье  -  незаконное
задержание и арест Гарабова Альберта Александровича на Ракитной. Заподозрить
Гарабова в сбыте  наркотиков,-  Рудаков  развел  руками,  покрутил  головой,
удивляясь,- нелепость. Подняли пожилого  человека  с  постели,  растревожили
весь дом, уважаемый человек, заслуженный  юрист,  юрисконсульт  межколхозной
заготконторы...
   - Две машины, "Мерседес" и "Волга",- в том же тоне неожиданно подал голос
Ружин,- дача с подземным гаражом, пять сберкнижек на предъявителя.
   - Молчать! - побагровев,  крикнул  Рудаков,  хлопнул  ладонью  по  столу,
отдышался, вытер пот со лба белым  чистым  платком,  аккуратно  сложил  его,
разгладил  ладонями,  чуть  склонив   голову,   слабо   улыбнулся   чему-то,
посмотрелся в круглое зеркальце на подставке, которое стояло на столе  возле
лампы, поправил волосы, повернулся  влево,  вправо,  остался  доволен,  ясно
взглянул на сотрудников,  опять  заговорил:  -  Петруччо,  он  же,  судя  по
дактилоскопии, Боркин Алексей Васильевич, живший по подложным  документам  и
разыскиваемый за квартирные разбои в Нальчике и Таллинне.
   - Поэтому и стал палить, как бешеный,- тихо заметил Лахов.
   - Поэтому,- согласился Рудаков.- И еще  потому,  что  вы  вели  себя  как
первогодки...  Так  вот,  Боркин  отказался  от  показаний  на   допросе   у
следователя....
   Ружин подался вперед, сдвинул брови, следя за движением губ Рудакова.
   - ...Он пояснил, что назвал первый попавшийся адрес,  потому  что  думал,
что Ружин убьет его.
   - Чушь! - вскинулся Ружин.- Гарабова опознал Колесов.
   - В шоке,- улыбнулся Рудаков.- В состоянии нервного  расстройства...  Без
понятых, приватно. Ружин откинулся на спинку стула.
   - Вот так, значит,- сказал.- Я понял... Я все понял.
   - Давно пора,- отозвался Рудаков.- Но, естественно, версию о причастности
Гарабова мы тщательно проверим, у нас есть два дня... Ну а Колесова придется
выпустить и извиниться. Вы не  против?  -  не  скрывая  иронии,  спросил  он
Ружина.
   Ружин промолчал, дернул подбородком непроизвольно.
   - Оформляйте,- приказал Рудаков.-  И  с  сегодняшнего  дня  до  окончания
служебного  расследования  будете  работать  в  организационно-аналитическом
отделении. Все. Сейчас я буду сам допрашивать Гарабова.
   Оперативники вышли молча, не глядя друг на друга. По коридору  милиционер
вел задержанного, руки сцеплены сзади, утренняя щетина, холеное полное  лицо
осунулось, потемнело, но  в  узких  черных  глазах  ни  тени  подавленности,
напротив -  злая  усмешка.  На  Га-рабове  дорогой  светлый  костюм,  мягкие
мокасины, держится с достоинством  -  ни  дать  ни  взять  пожилой  ловелас,
спешащий поутру домой... Проходя мимо оперативников, замедлил шаг, глянул  в
упор на Ружина, сказал негромко, без выражения:
   - Я вас запомню.
   Ружин неожиданно оскалился, сделал шаг к Гарабову,  замахнулся  пятерней,
Горохов перехватил его руку, потянул на себя. Ружин  вырвался,  пошевелил  в
ярости губами, быстро пошел к  выходу.  А  Гарабов,  казалось,и  не  заметил
ничего.
   ...Ружин свернул направо, в сторону моря. Фары высветили "кирпич", он был
больших размеров, чем обычно, свежо фосфоресцирующий, по-видимому  постоянно
обновляемый, заботливо, любовно.  Через  несколько  метров  еще  один  знак,
прямоугольный щит на двух крепких ногах, всего  два  слова,  буквы  крупные,
стерильно белые: "Запретная зона". Не  проехав  и  километра,  Ружин  нагнал
"Волгу". Машина ехала солидно,  не  спеша,  поблескивая  полировкой  кузова,
заднее стекло затемнено.
   Ружин сморщился: чересчур  медленно,  он  такой  езды  не  любит,  но  по
асфальту не обгонишь, узко; мигнул фарами, пошел на обгон слева по траве, но
тут и "Волга" прибавила скорость, без усилий, запросто.  Ружин  чертыхнулся,
опять выехал  на  асфальт,  "Волга"  снова  притормозила,  Ружин  сплюнул  в
открытое окно, пристроился в хвост, поплелся.  Но  вот  наконец  цель  пути,
забор вдалеке, освещенные  ворота,  два  маленьких  прожектора  подсвечивают
створки с земли, ворота выкрашены в белое,  кажутся  невесомыми,  возле  них
двое мужчин в светлых костюмах, крепкие, высокие, с  гаишенскими  жезлами  в
руках. Перед "Волгой" ворота  бесшумно  открылись,  машина  проехала,  перед
Ружиным створки  сошлись,  пришлось  резко  тормозить.  Ружин,  сдерживаясь,
крепко  сжал  руль,  казалось,  разломит  его.  Подошел  один   из   мужчин,
большеголовый, бесцветный, стукнул жезлом по крыше. Ружин высунулся в  окно.
Мужчина сказал:
   - Вам сюда,- и указал жезлом в сторону от ворот. Ружин повернулся, увидел
импровизированную стоянку - несколько машин.
   - Я приглашен,- сказал Ружин.
   - Вам сюда,- повторил большеголовый.
   - А мне надо туда,- с нажимом проговорил Ружин и махнул рукой вперед.
   - Туда пешком,- бесстрастно произнес большеголовый.- А машину сюда.
   Ружин неожиданно выбросил руку, ткнул кулаком большеголовому в живот, тот
охнул, хватанул зубами воздух.
   - Живой,- засмеялся Ружин.- А то уж я подумал - говорящее дерево.
   Большеголовый замахнулся жезлом, но Ружин ловко вывернул  машину  направо
и, смеясь, покатил к стоянке.
   Когда он проходил через калитку, большеголовый даже не повернулся  в  его
сторону.
   Маленькими прожекторами освещался с земли и вход в большой,  трехэтажный,
по-южному белый особняк. На плоской крыше  мелькали  тени,  там  же  наверху
играла  музыка,  громко,  весело  -  оркестр.  На  широкой  многоступенчатой
лестнице, ведущей к распахнутым дверям, и  возле  лестницы,  и  дальше,  под
деревьями, густыми  раскидистыми,  небольшими  группками,  и  поодиночке,  и
парами стояли и расхаживали мужчины и женщины, одетые по-вечернему, ярко,  у
всех бокалы в руках,  пьют.  Ружина  узнали,  и  он  узнал  кое-кого,  кивал
сдержанно, пока шел. Его окликнули. Он повернулся. К  нему  спешила  молодая
женщина,  улыбающаяся,  в  огненно-красном   коротком   платье,   узком,   с
полукруглым глубоким  декольте.  Стучали  высокие  каблучки,  длинные  глаза
светились влажно. Остановилась, разглядела его со всех сторон.
   -  И  не  надеялась,-  сказала.-  Изумлена.  По  этому  поводу  я  закажу
фейерверк, искристый и пенистый как шампанское... Кстати, надо выпить. Какой
повод...- Она посмотрела по сторонам, пошевелила в воздухе пальчиками.- Мы в
течение года ежемесячно
   присылаем ему приглашения, а он  брезгует.  Своей  бывшей  любимой  женой
брезгует.- Она говорила чересчур быстро,  возбужденно.  Пьяна?  -  Как  тебя
угораздило на сей раз?
   Ружин пожал плечами, слабо улыбнулся, сказал тихо и скорбно.
   - Пришел звать тебя обратно домой. Хватит. Пора. Марина засмеялась,  чуть
запрокинула голову, взбила с боков длинные белые волосы,  протянула  к  нему
руки.
   - Ты прелесть. Как всегда красив и  остроумен.  Ружин  отступил  на  шаг,
проговорил еще более скорбно и печально:
   - Пусто без тебя. Везде. И в спальне, и в кухне, и на улицах, и в машине,
и солнце теперь другое, темное, и ночь холодная и враждебная...- Он  склонил
голову, уставился в землю, вздохнув.
   Марина опустила руки,  перестала  улыбаться,  провела  языком  по  губам,
всмотрелась в Ружина внимательней.
   - Если ты серьезно,- сказала она,- то лучше уходи.  Уходи  сейчас.  Прямо
сейчас поворачивайся и уходи...
   Ружин спрятал лицо в ладонях, дернул плечами, словно заплакал.
   - К черту! - кричала Марина.- Убирайся к черту! Не порть мне  жизнь  хоть
теперь! Я забыла о тебе и не хочу вспоминать!
   Они были довольно далеко от людей. Но громкий, низкий ее голос  услышали,
гости стали тревожно поворачиваться к ним.
   Ладони Ружина поползли вниз.  Лицо  открылось.  Он  смеялся,  искренне  и
весело, как давно не  смеялся.  Какое-то  время  Марина  смотрела  на  него,
порывисто дыша, пытаясь собраться с мыслями, потом процедила недобро:
   - Подонок! Я тебя ненавижу! Ненавижу!
   Она повернулась и, некрасиво ссутулившись, побрела к дому. Ружин, все еще
смеясь, прислонился спиной к дереву. Затем выдохнул шумно. Вместе с воздухом
вышел и смех. Весь. Без остатка. Он поднял правую руку, ударил себя  кулаком
в челюсть. Сильнее. Еще. Еще...
   Потом закурил, сделал несколько глубоких, жадных затяжек, бросил сигарету
и решительно направился к дому.
   В доме празднично, светло, как  днем,  все  двери  настежь,  в  громадной
прихожей  бархатная  мебель,  низкая,  стелющаяся,  причудливые  растения  в
кадках,  на  столиках  разноцветные  бутылки,  маленькие,  большие,   совсем
крохотные, возле гости, удовлетворенные улыбки, разговоры. В гостиной стол с
закусками, длинный, без стульев, подходи, бери, что хочешь, ешь, где хочешь,
фуршет, никаких ритуалов, свободно... В конце стола Ружин увидел Рудакова  с
толстенькой хохотушкой, пожилая, крашеная, молодится, жена.  Рудаков  провел
взглядом по Ружину невидяще,  повернулся  к  хохотушке,  засмеялся  деланно.
Ружин хмыкнул, неторопливо приблизился к Рудакову,  хлопнул  его  по  плечу,
сказал по-свойски, улыбчиво:
   - Привет,- подмигнул хохотушке, у той смех завяз в  горле,  Рудаков  стал
наливаться багровой тяжестью, а Ружин уже бодро шагал  к  лестнице,  ведущей
наверх...
   На квадратной, просторной крыше веранда, солярий, азотея,  по-разному  ее
можно назвать,  импровизированная  сцена,  музыканты,  одни  гости  танцуют,
другие любуются вечерним морем, прохаживаются,  вдыхая  солоноватый  воздух.
Веранда обильно освещается, и лица у людей  белые,  неживые,  с  прозрачными
глазами, с растянутыми в обаятельной улыбке губами.
   - Бог мой, какой сюрприз,- услышал Ружин голос, повернулся. К нему легким
шагом шел высокий мужчина с чистым правильным  лицом,  крепкий,  спортивный,
лет сорока - сорока пяти, протянул руку.- Искренне рад. Жаль, что  почти  не
видимся, а вы мне симпатичны, и я нисколько не ревную и не ревновал,  уверяю
вас. Все приглашения - это  моя  инициатива.  Мариночка  только  одобряет  и
подписывается. Так что в нашем доме вы желанный  гость.-  Он  по-приятельски
взял Ружина под руку, повел к плетеному столику в  углу  веранды,  заговорил
вполголоса, доверительно: - Знаете, есть категория людей, их ничтожно  мало,
с которыми просто можно поговорить, просто так, о всякой  глупости,  ерунде,
нелепице, и они поймут тебя, не рассмеются открыто или втайне,  не  разнесут
по  всему  свету,  что,  мол,  вот  этот  тип  такую   должность   занимает,
председатель исполкома, мэр,  а  какой-то  странный  -  о  любви,  о  добре,
потаенных души  порывах  беседы  ведет.  Бредит?  Вот  вы  как  раз  из  той
невероятно малой категории людей, мне так  кажется.  Приходите  чаще,  будем
говорить.
   Они подошли к столику. Копылов  сам  открыл  бутылку  с  джином,  плеснул
Ружину, себе, торжественно поднял стакан:
   - За вас!
   - Спасибо,- ответил Ружин. Пока пил, с  интересом  разглядывал  Копылова.
Копылов поставил стакан на столик, сжал Ружину локоть, сказал тепло:
   - Отдыхайте, развлекайтесь, в конце вечера я вас найду.
   - Юрий Алексеевич,- задержал его Ружин,- я  бы  хотел  посоветоваться,  и
именно сейчас. Уделите немного времени. Я вряд ли останусь до конца.
   - Хорошо,- сказал Копылов.- Через несколько  минут  я  буду  в  кабинете.
Спускайтесь туда. Это из прихожей направо по коридору.
   Копылов  быстрой,  ладной  походкой  направился  к   лестнице,   улыбался
налево-направо, строил веселые гримасы. На ступеньках он нечаянно столкнулся
с какой-то дамой в белом  коротком  платье.  Галантно  расшаркался,  шутейно
поцеловал руку, весь изогнувшись, сладкий, медовый, пожал руку ее  спутнику,
строго, с достоинством, рассмеялся, побежал вниз. Дама с мужчиной поднялись.
Это была Лера. Видимо, с мужем. Белобрысый, стройный  малый,  скованный,  не
частый гость на фуршетах. У Лерки  не  разбалуешься.  Интересно,  под  каким
соусом она  здесь?  Лера  оглянулась,  проводила  взглядом  Копылова.  Ружин
усмехнулся, вспоминая...
   Небольшое открытое кафе  на  набережной,  несколько  столиков,  навес  от
солнца и от дождя, за прилавком на вертелах  вертятся  румяные  куры,  видны
блестящие от пота, смуглые лица поваров. Вокруг шумно - гомонят  отдыхающие,
нетерпеливые, суетливые, горланят ошалевшие от моря и солнца дети.  Напротив
Ружина сидит мужчина с блеклым, болезненным лицом, он в рубашке с  короткими
рукавами и совсем не к месту в галстуке.
   - У Копылова есть любовница,- тихо говорит он и откусывает  кусок  белого
мяса.- Валерия  Парвенюк,  молодая,  красивая,  переводчица,  муж-инженер  в
порту,- мужчина усмехается.- Не  успел  Копылов  жениться  на  вашей  бывшей
супружнице и уже...
   - Что еще?! - обрывает его Ружин. Лицо у него бесстрастное, жесткое.
   Мужчина вытирает руки салфеткой, продолжает:
   - Встречаются, как правило, на Морской, шестнадцать, я их сам там  видел,
выходили из подъезда, вот квартира какая, не знаю. Обычно в среду и пятницу,
с четырех до шести...- он опять усмехнулся.- Здоровый бычок, на двух молодок
работает...
   Ружин встал, бросил деньги на стол, обронил, уходя:
   - Понадобишься, позвоню...
   Ружин  сидит  в  машине,  курит,  внимательно  поглядывает   на   подъезд
четырехэтажного  довоенного  дома  метрах  в  пятидесяти  впереди  от  себя.
Переулок тихий, тенистый. Кто-то высунулся в окно.  Женщина,  пышнотелая,  в
огромном халате,  крикнула  что-то,  мальчишка,  катающийся  на  велосипеде,
посмотрел наверх, помахал рукой. Из подъезда выходит Копылов и  Лера.  Ружин
напрягся,  вгляделся  пристальней.  Копылов   что-то   говорит   ей,   будто
оправдывается. Она не смотрит на него,  губы  плотно  сжаты.  Копылов  машет
рукой. Она одна идет по переулку. Копылов сворачивает в проход между домами.
Машину видимо, оставил на другой улице. Конспиратор.
   Ружин трогается с места, сначала едет медленно, бесшумно, крадучись. Лера
сворачивает в проулок, и тут Ружин не  церемонится,  давит  на  акселератор,
двигатель радостно поет, и автомобиль летит по  переулку.  Ружин  на  полном
ходу вписывается в проулок, настигает  женщину  и  только  в  метре  от  нее
тормозит, чуть вывернув руль  в  сторону.  Машина  двигается  этот  метр  по
инерции, шипя колесами, легко задевает крылом Леру и останавливается мертво.
Опасные игры, но все рассчитано до миллиметра. От неожиданного толчка
   Лера вскрикивает,  подается  вперед,  припадает  на  одно  колено.  Ружин
стремительно выскакивает из кабины, склоняется над ней.
   - Кретин,- цедит Лера, поднимаясь.
   - Болван,- соглашается Ружин, подавая ей руку.
   - Слепой, что ли? - Лера брезгливо отмахивается.
   - Ослеп,- разводит руками  Ружин  и  сокрушенно  качает  головой.-  Право
слово, ослеп. Такое нечасто увидишь, на фоне солнца, в контражуре, казалось,
Венера плывет обнаженная... Легкая, точеная, будоражащая...
   - Вы еще и наглец,- усмехается Лера и с невольным любопытством смотрит на
Ружина. Он улыбается широко, открыто, ну, просто само обаяние.
   -  Нисколько,-  говорит  он.-  Просто  восторженный  человек.  Люблю  все
красивое...
   - И дамский угодник,- добавляет Лера и тоже улыбается
   - Я хочу искупить свою вину за ваш испуг,-  говорит  он.-  Позвольте  вас
подвезти...
   Машина тормозит у  порта.  Ружин  записывает  телефон,  который  она  ему
диктует, потом целует ей руку, она выходит, сообщает на прощанье;
   - Завтра все утро я дома.
   Ружин некоторое время смотрит ей вслед, улыбается,  потом  поворачивается
назад, грозит кому-то кулаком, говорит удовлетворенно:
   - Ты у меня, а я у тебя, конспиратор.
   ...Лера наткнулась взглядом на  Ружина,  нахмурилась  на  мгновенье,  лоб
зашевелился,  съежился,  кивнула  равнодушно,   как   малознакомому,   чинно
направилась с мужем к  оркестру,  мужчины  оборачивались,  слишком  короткое
платье...
   Ружин спустился по лестнице, опять попал в гостиную. Рудакова и толстушки
здесь уже не было, у стола горячо  спорили  несколько  мужчин.  Ружин  узнал
прокурора. Прокурор приветственно помахал ему рукой. Он  свернул  в  коридор
справа от прихожей.  В  коридоре  полумрак,  горело  только  бра.  Несколько
дверей, за какой из них кабинет? За ближайшей дверью раздался  голос.  Ружин
невольно остановился.
   -Он ублюдок! Ублюдок! Ты слышишь?!-это была Марина.-Вышвырни его  отсюда!
Слышишь?!-она заплакала. Ружин  поморщился,  заторопился  сделать  несколько
шагов, заметил под следующей дверью полоску света, толкнул  дверь.  Кабинет.
Пустой. Темная мебель, дорогая, массивная, книги, много книг. Он  подошел  к
окну - там море, темное, тяжелое, густое...
   - Как вам мой дом? - Копылов плотно закрыл за собой дверь,  посмотрел  на
часы, остановился возле стола.
   - С размахом,- сказал Ружин.
   -  Неужто  осуждаете?  -  Копылов  поднял  брови.-  Напрасно.  Так  надо.
Представительствую. Один из самых  популярных  курортов  страны.  Делегации.
Иностранные гости. Надо показывать лучшие стороны. Кстати,  вы  знаете,  что
этот фуршет благотворительный. Да, да, не удивляйтесь. В ногу со временем. В
конце вечера разыграем лотерею. Дорогую, но престижную. Стоимость билетов до
пятисот рублей. Перестраиваемся. Время такое пришло.
   - У богатых свои привычки,- усмехнулся Ружин.
   -  Зачем  вы  так?  -  поморщился   Копылов.-   Смотрите   шире.   Только
невежественный обыватель думает, что жизнь у нас праздная и  богатая.  А  мы
представительствуем,  представительствуем.  Мы  -   лицо   общества,   самые
достойные. На нас смотрят, равняются. А разве  можно  равняться  на  убогих,
нищих?..
   - Блестящая логика,- восхитился Ружин.
   - Вы не согласны?
   - Это долгий разговор.
   - Ну хорошо, что у вас там? - неохотно сказал Копылов. Он взял  со  стола
отточенный толстый  карандаш,  рассеянно  оглядел  его,  положил  на  место,
подавил зевок, вздохнув.
   - Во. время рейда по наркоманам мы задержали некоего Колесова...
   - Я в курсе,- перебил его Копылов.
   - Колесов указал нам на Гарабова как  на  распространителя  наркотиков  в
городе... Я задержал его.
   -  Подняв  стрельбу,-  опять   перебил   Ружина   Копылов,-   и   нарушив
социалистическую законность...
   - Я за это отвечу, я уже отстранен от оперативной работы...  Речь  не  об
этом.  На  каком  основании  отпустили  Колесова  и   собираются   отпустить
Гарабова?
   - Начальник управления докладывал мне, что задержание  Гарабова  досадная
оплошность. Случайный наговор какого-то бандита.
   - Но Колесов опознал...
   - Колесов несмышленый мальчишка, напуганный камерой и допросами,  он  сам
сознает, что ошибся... Но причастность Гарабова проверят, обещаю  вам.  Хотя
человек он достойный, авторитетный...- Копылов подошел к Ружину,  улыбчивый,
мягкий, полуобнял его.- Ну а Колесова я знаю  лично,  глупый  мальчишка,  но
добрый, милый. Неужели вы хотите испортить  ему  жизнь  тюрьмой?  Он  только
озлобится,  превратится  в  настоящего  рецидивиста...  Я  сам  займусь  его
судьбой. Он ведь родственник моих друзей. Обещаю.
   Ружин отступил на шаг. высвобождаясь из рук  Копылова,  поежился,  как  с
холода вышел, зябко, неподдельно. Нервный был, злой, не мог сосредоточиться,
не знал, что хотел, чего ожидал. Все не так. Копылов смотрел на него весело,
снисходительно. Ружин отвернулся, взгляд  упал  на  застекленные  полки,  за
стеклами книги, перед ними фотографии, большие, маленькие, какие-то люди  на
них, мужчины, женщины, дети. А вот Копылов в теннисных шортах,  с  ракеткой,
держит под руку полного темноволосого мужчину. Знакомое лицо. Не может быть!
Гарабов! Ружин чувствовал, что Копылов  смотрит  ему  в  затылок,  обернулся
торопливо, вдруг страшно стало. Копылов стоял рядом, смотрел в  упор.  Потом
он вдруг развернулся, быстро пошел к столу, открыл ящик, сунул в него  руку,
не отрывая  глаз  от  Ружина,  пошарил  там.  Ружин  привычно  напружинился,
разминая кисти, пошевелил пальцами. Копылов наконец вынул руку. В  ней  были
фотографии.
   - У меня еще есть,- сказал он, усмехнувшись.- Не желаете  взглянуть?  Вот
мы с Гарабовым на пляже, вот на яхте... Мы  знакомы,  я  полгорода  знаю  по
работе, по делам...
   А Ружин  неожиданно  для  себя  расслабился,  рассмеялся,  свободно  тоже
перешел на "ты", спросил:
   - А фотографии голой Лерочки Парвенюк, которые ты делал на  Морской,  там
не завалялось?
   Копылов швырнул снимки на стол:
   - Пронюхал-таки, сыскарь чертов!  Дурак,  кто  тебе  поверит?  Развратная
девка, алкоголичка, она что хочешь наболтать может. Напугал, ох,  напугал...
Тупица, этим меня не возьмешь, на мне знаешь  какие  люди  завязаны,-Копылов
говорит прерывисто, задыхаясь от  негодования.-  Кто  ты  такой,  чтобы  мне
грозить?! Щенок, шантрапа, холоп! Раздавлю!..
   Ружин слушал молча, не шевелясь,  стылый,  заледеневший,  умереть  впору.
Плохо, все катится к черту, не за кого спрятаться, один. Сделал шаг к столу,
неуверенный, второй крепче, на третьем силу обрел - не все  потеряно,  встал
вплотную к столу, протянул руку. Копылов невольно отшатнулся,  загородившись
локтем. Ружин собрал снимки, аккуратно, в стопочку, все так же молча;  затем
к шкафу подошел, и ту, где Копылов с Гарабовым в  шортиках,  вынул,  тоже  к
стопочке присоединил, сунул в  карман,  направился  к  двери,  возле  самого
порога остановился, сказал тихо, себе:
   - Зачем? - вынул снимки, бросил их  на  пол.  Попорхав,  рассыпались  они
беспорядочно, неряшливо - мусор; потянул дверь на себя, вышел.
   Коридор.  Прихожая.  На  него   оборачивались,   смотрели   настороженно,
враждебно: незнакомый, нездешний, другой, теперь это  стало  видно  явно,  и
присматриваться особо не надо. Вышел на улицу, расслабил галстук, огляделся,
заметил мелькнувшее белое платье  среди  деревьев,  двинулся  туда.  Лера  с
каким-то рослым малым - не муж - пьют, смеются. Ружин подошел,  взял  ее  за
руку, сказал:
   - Пойдем.
   Малый оторопел, но смолчал, не шелохнулся,  инстинктивно  сообразил,  что
безопаснее не  встревать.  Лера  дернула  рукой,  но  вырваться  не  смогла,
выплеснулось шампанское из бокала, подчинилась, пошла,  посеменила  за  ним,
спотыкаясь, бокал выпал, покатился по  траве.  Возле  густых  черных  кустов
Ружин остановился, раздвинул их, сказал:
   - Не здесь,- потащил ее дальше.
   - Больно,- проговорила Лера плачуще. Вышли  на  пляж.  Ружин  заглянул  в
квадратную глухую кабинку, поморщился:
   - Не здесь.
   Через сотню метров отыскал подходящее место,  мягкий  рыхлый  песок,  еще
теплый от дневного солнца, с  трех  сторон  деревья,  низкие,  густые,  снял
пиджак, бросил перед собой, встал на колено, потянул женщину за  собой,  лег
рядом, стал целовать, жадно, задыхаясь.
   - Ты сильный, сладкий...- сдаваясь, бормотала Лера.
   Он сидел за столом у себя  в  кабинете,  что-то  писал,  необычно  громко
скрипела  ручка,  подходили  сотрудники,  что-то  говорили,   присаживались,
улыбались, хлопали по плечу, показывали какие-то  бумаги,  а  он  не  слышал
ничего, кивал и писал; одна страница, другая,  третья  и  на  всех  строчках
предложения из двух слов: "Я есть. Я есть. Я есть..."
   Ружин вошел в гостиничный вестибюль. Здесь ничего не меняется, все так же
заискивающе  застывает  в  полупоклоне  бесцветный  швейцар,   снуют   вечно
смеющиеся голосистые иностранцы, крутятся шустрые мальчики, строят  из  себя
благовоспитанных сеньор размалеванные девочки...
   Лифт поднял его  на  этаж.  В  коридоре  полумрак,  тишина,  спокойствие,
вдалеке глухо стрекочет машинка. В приемной навстречу  поднялась  миловидная
секретарша в чем-то узком, блестящем,  гибкая,  как  змейка,  что-то  хотела
сказать упреждающее, но Ружин уже открыл дверь. Кадаев резко вскинул голову.
Рядом с ним сидела светленькая девушка в белом  халате  и,  высунув  язычок,
подпиливала ему ногти на руке, маникюрша.
   - В чем дело? - сухо спросил он.
   - Маленький домик на побережье,-  сказал  Ружин,  разваливаясь  в  кресле
свободно, без стеснений.- Уютный, комфортабельный, вокруг ни  души,  тишина.
Это сейчас как раз то, что мне надо, устал.
   - Вы это о чем? - лениво  спросил  Кадаев  и  скупо  пошевелил  пальцами,
отсылая маникюршу.
   - О кредите.
   - Не понял... - лицо бесстрастное,  сонное,  проводил  взглядом  стянутую
халатом девушку, глаза оживились.
   - Я отпустил Колесова,- сообщил  Ружин.-  Как  и  договаривались.  Уговор
дороже денег.
   - Его отпустил закон,-  наставительно  заметил  Кадаев  и,  усмехнувшись,
добавил: - И Рудаков...
   - Но у меня есть человек, которому Колесов продавал...
   - Он опознал мальчика? - перебил Кадаев.
   - Нет. Но я знаю, что на него надавили, и я могу...
   - Вот видите,- опять  перебил  его  Кадаев  и  развел  руками,  улыбнулся
учтиво,  сочувственно:  -  Поздно.  Я  решил  оставить  домик  себе.  Чудное
местечко.- Посмотрел на часы, охнул, объявил вежливо: - Время. Спешу.
   - Машина уже  не  новая,  барахлит,  менять  надо,-  не  унимался  Ружин,
протянул руку, вопрошая, ерничая.
   Кадаев встал, застегнул пиджак. Открыл кейс, принялся складывать бумаги.
   - Квартирка тесная, жениться хочу,- Ружин обе руки протянул как нищий  на
паперти к проходящему отцу святому.- Особнячок бы о два этажа, как у вас...
   Кадаев надавил кнопку звонка к секретарше. Она вошла, ладная, мягкая.
   - Проводите товарища,- попросил Кадаев.- Он запамятовал, где выход.
   Ружин легко поднялся, разочарованно покачал головой, почесал затылок.
   - Вот так, за все хорошее,- сказал.- Вот она, монаршья благодарность. Вот
так.
   Шагнул к секретарше,  улыбнулся  обаятельно,  неожиданно  шлепнул  ее  по
блестящему заду, громко шепнул ей, оторопелой:
   - Позвоню, не переживай.- И, смеясь,  направился  к  двери.  Коридор  как
туннель черный, мрачный, сырой, никакого тепла, уюта,  как  раньше,  машинка
бьет звучно, жестко, тупо в  голове  отдаваясь.  Ружин  шел,  рукой  касаясь
стены, разбитый, вдруг стал опасаться, что упадет невзначай. Скверно.  Вышел
в вестибюль.  Здесь  светло,  шумно,  улыбки.  Осмотрелся.  Все  вымученным,
фальшивым показалось. Но все-таки  жизнь.  Взбодрился.  Среди  хаоса  звуков
различил музыку, веселую, бесшабашную. Это в ресторане. Уходить расхотелось.
За окнами мрачный, враждебный ветер, дома тоска. Зашагал к ресторану. Тепло.
Привычные запахи. На лицах отдохновение, плевать, что пьяное, ненастоящее. В
зале полумрак, серебристо-фиолетово поблескивают вертящиеся светильники  под
потолком. Подошел к стойке бара, взобрался на табурет. Бармен тут  как  тут.
Молодой, холеный, руки белые.
   - Отдыхаем? - спросил как родного.
   - Ищу истину.
   - А истина, как известно, в вине,- засмеялся бармен.
   - В коньяке,- уточнил Ружин.
   - Понял,- откликнулся бармен.
   Ружин выпил, жестом показал повторить. Посвежело  в  груди.  Все  ерунда.
Разберемся. Надо жить. Еще выпил. Совсем хорошо. Много интересных  женщин  в
зале. Просто россыпь. Такое не часто бывает. Надо воспользоваться. Расправил
плечи,  нацепил  насмешливую  полуулыбочку,  сразу  почувствовал,  заметили,
поглядывают игриво, кошечки. Можно выбирать.
   Зацепил взглядом одну. Хорошенькая. Носик короткий. Рот большой,  пухлый,
движения нежные,  естественные.  В  компании,  но  вроде  как  и  одна,  без
кавалера. То что надо. Сейчас музыка заиграет, и надо идти. Он  элегантно  и
проворно проберется между столиков, раскованный,  спортивный,  шагая,  будет
ловить ее взгляд, она непременно его заметит,  как  только  начнет  он  свой
путь,  и  будет  поглядывать  чуть  настороженно,  скрывая   любопытство   и
зарождающийся интерес... Его опередили, кто-то полный, черноволосый, в белом
костюме, с сытой самодовольной спиной, склонился над милой женщиной, толстые
ручки протянул, перстни сверкнули призывно, она замялась, улыбнулась  робко,
но все-таки встала, воспитанная, да и без кавалера к тому  же.  Черноволосый
выпрямился, повернулся боком, взяв женщину под локоток, и Ружин  узнал  его.
Гарабов. Уже на воле. Уже водку пьет.  Уже  на  молоденьких  девочек  потные
глазенки растопыривает. Когда они его отпустили, интересно? Днем? Под вечер?
Расторопные ребята... Гарабов привычно прижимал к себе женщину, терся о  нее
крепеньким  своим  кругляшом-животиком,  поедал  ее  сладкими   замутневшими
глазками. Женщина улыбалась вымученно, откидывала то и  дело  голову  назад,
когда Гарабов особо назойливо тянулся к ее шее мокрыми губами.  Может  быть,
все это было и не так. Может быть, Гарабов был сдержан, учтив и обаятелен  и
вальсировал легко и умело, как на занятиях в танцевальном классе,  пристойно
шутил и  не  делал  гнусных  предложений.  Но  Ружину  виделось  иначе,  вот
виделось, и все тут, а может, не просто виделось, а так оно и было на  самом
деле... Женщину он уже не замечал, не до  нее,  взгляд  держался  только  на
Гарабове, губы дергались нервно, и пальцы на руках ломило от холода.  Почему
так? Жарко же в зале. Музыка кончилась. Гарабов повел женщину к столику, все
так же под локоток, говорил что-то, глядя ей в ухо, совал  в  руки  какой-то
маленький белый сверточек, она покрутила головой, не  взяла,  села  наконец.
Ружин слез с табурета, кинул деньги на стойку. Бармен откликнулся тут же:
   - Нет, нет, за счет заведения. Как всегда.
   - Я не против,- ответил Ружин и сгреб бумажки. Он  вышел  в  вестибюль  и
увидел, как за Гарабовым закрылась дверь  туалета.  Ружин  двинулся  следом.
Возле умывальников сидел старик  швейцар.  Он  подавал  полотенце  тем,  кто
умывал руки, на тех, кто не умывал, а их было большинство, шипел матерно, но
тихо, под нос, нарывался уже пару  раз  на  крепкие  тычки  врагов  гигиены,
теперь осторожничал, но сдержаться не мог. Он  щербато  заулыбался,  завидев
Ружина, тот кивнул, сдвинув брови для устрашения, приказал:
   - Встань у двери. Никого  не  пускай.  Скажи,  вода  прорвалась.  Сплюнул
звучно, нетвердо прошел к кабинкам, прислушался, шагнул  к  крайней,  рванул
дверь на себя, она открылась, щеколда повисла на одном  тощеньком  гвоздике.
Гарабов, стоял спиной, мочился, вздрогнул, втянул голову в плечи.
   - Ты обещал запомнить меня,- скалясь, сказал Ружин.- Смотри. Я это или не
я?..
   Гарабов не поворачиваясь, застыл, волосок на голове не шевельнулся. Ружин
ухватил его за воротник замечательного импортного пиджака, с  силой  потянул
на себя, вытащил его, обмякшего, из кабинки, ширинка расстегнута, штаны  меж
ног намокли, жалкий. Гарабов заверещал высоко, срываясь:
   - Меня отпустили. Ваш начальник. Сказал, все кончено. Что вам надо?!
   - Ты зачем девушку мою трогал? - дружелюбно спросил Ружин.
   - Какую девушку? Я ничего не знаю.
   - С которой танцевал...
   - Я не знал, что она ваша...
   - Надо знать,- назидательно и строго произнес Ружин.- Надо было видеть...
Подошел бы и спросил. А я бы не разрешил.
   - Я не знал, я ничего не знал. Поверьте,- Гарабов приложил руки к груди.
   - Надо знать,- с пьяноватым упорством повторил Ружин.
   - Бред какой-то,- пробормотал Гарабов.
   - Оскорбляешь? - осведомился Ружин.
   - Что вы, что вы...- зачастил Гарабов.- Никогда.
   - Что ты ей предлагал? - спросил Ружин.
   - Ничего плохого. Встретиться... Но я же не знал.
   - Наркоту предлагал? - грозно навис над ним Ружин.
   - Бог с вами...
   - И ее, милую, чистую, втянуть хотел, как и Колесова, как и мальчишек  из
интерната... Дети ведь они ж...- Ружин  сокрушенно  потряс  головой.-  А  ты
им... Сволочь! Наркоту ей  предлагал!  Я  знаю!  -  заорал  он  и  оттолкнул
Гарабова от себя. Тот  сделал  два  неловких  шага,  споткнулся  и,  пытаясь
удержаться, угодил рукой в заполненный мочой писсуар. Достал платок, морщась
и отворачиваясь, вытер руку, платок кинул в угол.
   - Я вам все расскажу,- успокоившись,  проговорил  он.-  У  меня  уже  все
написано. Я покажу.
   Он полез во внутренний карман пиджака и  вынул  маленький  никелированный
подарочный пистолет.
   - А теперь руки на стену? - сказал он Ружину.- Ноги назад. Пьяный идиот!
   Ружин тряхнул головой, задышал  часто,  кровь  кислородом  наполняя,  как
некстати этот коньяк, стал поворачиваться медленно. Когда оказался  боком  к
Гарабову, резко выкинул правую ногу, вышиб пистолет пяткой,  той  же  пяткой
ткнул  Гарабова  в  грудь,  тот  шатнулся,  упал  на  кафельный  пол.  Начал
подниматься, но тут Ружин опять опрокинул его сильным ударом:
   - За мальчишек! - сказал он.
   Поднял Гарабова за плечи и опять в подбородок, коротко.
   - А это, чтоб знал,- есть Закон!
   Опять  схватил  его  в  охапку,  а  дальше...  все  произошедшее   дальше
вспоминается с трудом. Отпихнув швейцара, влетели в  туалет  молодые  парни,
двое, рубашки трещат на плечах, и умело, молча, только  посапывая,  повалили
Ружина, пнули в живот, раз,  другой,  третий,  потом  к  голове  кроссовками
литыми приложились, а потом Ружин потерял сознание и потому  уже  не  видел,
как в руку ему вложили никелированный пистолетик.
 
   Часть вторая
   1-3 ноября
   ...Ружин припарковал  машину.  Несколько  минут  не  выключал  двигатель,
сидел, греясь.  Автомобилей  на  стоянке  мало,  два-три,  усыпанные  стылой
осенней росой, с порожков и бамперов лениво падают капли, как  после  дождя.
Сонно вокруг, сыро. Раннее утро. Гостиница "Солнечная" поблекла,  стекла  не
блестят, мутные. Ружин наконец выбрался из машины, с трудом, кряхтя;  снимая
"дворники", задел плащом крыло, измазался бурой грязью - машина неухоженная,
потеряла цвет, вместо белой темно-серая - даже не заметил, поднял  воротник,
запахнул плащ, длинный, мятый, сутулясь, валко взбежал вверх по  ступенькам,
к набережной. На набережной скоро засеменил к решетчатой  калитке  открытого
кафе, в котором они как-то летом были с Феленко. Сквозь решетку  видно,  что
на открытой площадке столиков нет, но дальше крытый павильон.  И  из-за  его
двери доносится приглушенно музыка, над  дверью  надпись:  "Кафе  "Русалка".
Ружин дернул на себя решетчатую калитку. Бесполезно. Замок на цепи, грузный,
ржавый. Ружин потряс прутья, крикнул:
   - Эй!..- И еще: - Эй!..- И опять: - Эй!
   Из павильона вышел швейцар, старый знакомый, Ружину ручку  жал,  скалился
тогда летом... Не спеша приблизился, спросил, равнодушно жуя:
   - Чего надо?
   Ружин приветливо заулыбался, проговорил бодренько:
   - Ты чего, Степаныч, не узнаешь?
   - Чего надо? - повторил швейцар, облизнул сальные  губы,  проглотил,  что
жевал.
   -  Поесть  бы,-  Ружин  приблизил  лицо   к   решетке,   заулыбался   еще
приветливей.- В такую рань только у вас поесть-то и можно.
   Степаныч поморщился, когда Ружин дыхнул на него, сказал брезгливо:
   - Визитную карточку давай.
   - Степаныч, это же я, Ружин.
   - Вы пьяны,- сказал швейцар.
   - Это со вчерашнего,- сказал Ружин,  хихикнув.-  Набрался,  как  стервец,
башка трещит. Войди в положение.
   - Нет,- швейцар повернулся, двинулся обратно. Ружин протянул руку,  успел
ухватить Степаныча за воротник, подтянул к себе, выцедил зло:
   - Обнаглел, толстомордый! Открывай! А то припомню кой-чего, посажу!
   Швейцар с неожиданной ловкостью крутанулся на месте, вырвался, ощерился:
   - Не посадишь, гад! -взвизгнул.- Кончилось твое время! Теперь ты  дерьмо!
Тьфу! - сплюнул, затопал к павильону.
   Ружин вцепился в решетку, тряхнул  ее,  зазвенела  цепь,  забухал  замок,
заорал, багровея:
   - Прибью, мерзавец! Ты меня не знаешь, жирный  болван!  Я  тебя  достану!
Отбивные сделаю из  твоей  свинячьей  задницы!  И  сам  схаваю  под  водочку
холодную! Открывай! - голос сорвался, Ружин всхрипнул,  закашлялся,  кашляя,
все грозил кулаком. В дверях  кафе  показались  два  малых,  краснолицые,  с
борцовскими шеями, ковыряя в  зубах,  скучно  посмотрели  на  Ружина.  Ружин
сгорбился,  держась  за  горло,  кашель  все  еще  бил  его,  махнул  рукой,
повернулся  и  побрел  к  стоянке,  подрагивая  плечами.  Парни  и   швейцар
посмеялись и скрылись в кафе.
   ...Ружин опять гонял машину по пляжу,  как  тогда  летом.  Только  теперь
рядом ни Леры не было, которая так смешно жмурилась от страха и  повизгивала
тонко, как озябшая собачонка, и никого другого не было. Некому  было  сидеть
на соседнем сиденье. Вот так вышло. Песок был  смерзшийся,  темный,  как  по
асфальту неслась машина, с визгом завалилась на вираж,  с  жестким  шипеньем
взметала из-под колес влажные песчинки, крутилась волчком на месте  и  вдруг
срывалась стремительно, присев на мгновение на задние  колеса  аж  до  самых
бамперов.
   И на шоссе опять милицейский мотоцикл желтел, а возле него гаишник  курил
- но другой уже, не тот, который летом за Ружиным гонялся - постарше, позлее
- и с тяжелой непримиримостью взирал на ружинские выкрутасы.
   Ружин  заметил  его,  усмехнулся,  на  полном  ходу  выскочил  на  шоссе,
помчался, не сбавляя скорости. Гаишник прыгнул в седло, поспешно  затарахтел
следом, засвистел запоздало, прокричал что-то в рацию,  замахал  жезлом.  Но
куда там, Ружин уходил все  дальше  и  дальше.  Как  и  предшественник  его,
гаишник тоже наперерез помчался по выбоинам, по камням,  по  жухлой,  мокрой
траве. Грязи не было, и поэтому  мотоцикл  пробрался-таки;  ревя  и  буксуя,
выпрыгнул на шоссе, перегородил  дорогу  перед  самым  почти  носом  Ружина.
Милиционер соскочил с седла, подбежал к машине, придерживая  болтающуюся  на
боку рацию, постучал в закрытое окно. Ружин не реагировал, сонно  смотрел  в
окно, недвижный. Гаишник дернул на себя дверцу, и  Ружин  вывалился  наружу,
прямо на  асфальт,  вяло  перекатился  на  другой  бок,  забормотал  что-то.
Милиционер отпрянул опасливо.
   - Вот те на,- сказал, приглядевшись внимательней,  нагнулся,  принюхался,
добавил удовлетворенно: - Вдрызг, скотина.
   Ружин зашевелился, подполз к дверце,  держась  за  нее,  поднялся,  мутно
глянул на милиционера, заговорил невнятно:
   - Перед заходом солнца... слалом очень полезен, когда трамваи  не  ходят,
вот так, понял?.. Я за зубной щеткой еду, понял? Вот так...
   - Понятно, а как же,- сказал гаишник, кладя планшетку на  капот.-  Сейчас
мы почистим тебе зубки и без зубной щетки. Давай документы.
   Ружин хитро хихикнул и достал из кармана двадцать пять рублей.
   - Во мои... эти документы. Проверяй. Сержант сузил глаза,  нажал  тангенс
рации, проговорил в микрофон:
   - Сто второй, сто второй, докладываю,  владелец  автомобиля  ноль,  ноль,
шестьдесят восемь предлагает мне взятку в количестве двадцати  пяти  рублей.
Сильно пьян.
   Ружин с неожиданной резвостью прикрыл микрофон, заговорил, улыбаясь:
   - Ты чего, парень. Пошутил я. Я трезв, как стекло. Скучно просто,  вот  и
веселюсь. Извини, если что...
   - Документы! - губы у сержанта задрожали от напряжения и злости.
   - Да брось,  пошутил  я,-  Ружин  отступил  на  шаг,  занес  ногу,  чтобы
забраться в кабину.- Поеду я... Гаишник крикнул угрожающе:
   - Стоять! - для пущей острастки схватил Ружина за плечо, рванул на  себя,
да так сильно, что тот едва устоял на ногах.
   - Что ж ты делаешь?! - проговорил Ружин и  машинально,  не  отдавая  себе
отчета, коротко ткнул сержанта в живот, затем для надежности еще раз, так же
стремительно и коротко. Сержант согнулся, выкатил глаза. Ружин оттолкнул его
от машины. Милиционер не удержался, упал неуклюже. Ружин поморщился,  сел  в
кабину и тут  услышал  ноющий  голосок  сирены,  из-за  поворота  показалась
милицейская "Волга".
   - Идиот,- сказал себе Ружин и устало откинулся на спинку сиденья...
   - Ружин,- окликнул его дежурный из-за  барьера,  капитан  лет  за  сорок,
тихий, раздумчивый, когда говорит,  глядит  в  глаза,  что-то  ищет  там,  в
глазах. Это редкость, когда за барьером и ищет.  Ружину  он  понравился.  Он
вскочил, подошел поспешно, склонил голову выжидательно.
   - Ружин,- сказал капитан, почесав переносицу.- Мы вынуждены задержать вас
до выяснения обстоятельств.  Скоро  приедет  дознаватель,  я  уже  позвонил.
Сопротивление работнику милиции при исполнении - дело нехорошее, знаете ли.
   - Да пошутил я,- Ружин прижал ладони к груди.- Разыграть решил  сержанта.
Я сам  бывший  сотрудник,  начальник  отделения  отдела  уголовного  розыска
города. Вы должны знать меня.
   - Бывший,- вздохнул капитан.
   - Да что  вы,  ребята,-  Ружин  повернулся  к  трем  суровым  обветренным
офицерам ГАИ, стоявшим неподалеку, заулыбался просительно.- Все же свои...
   Офицеры не дрогнули, не тронуло сочувствие их  свекольные  лица.  Крепкие
ребята, сто лет им жить.
   - Были свои,- грустно заявил капитан и опять вздохнул.- Было время.  Была
работа. Все по-другому теперь, все по-другому.
   Иные дуют ветры, никакого благодушия, никакого кумовства, все - строго по
закону...- вытянул шею, сказал кому-то вбок: - Отведи его в третий  кабинет,
он пустой, пусть подождет.
   Откуда-то появился молоденький милиционер,  строго  указал  Ружину,  куда
идти. Уже у порога капитан остановил его:
   - Если желаете, можете позвонить,  сообщить,  что  вас  задержали,  а  то
искать будут.
   Ружин растерялся. Сообщить? Кому? Кто его будет искать? Даже смешно, и он
усмехнулся.
   - Если некому,- сказал капитан,-  тогда  идите.  Ружину  показалось,  что
желторотый милиционер хмыкнул.
   - Как так некому? - он круто повернулся.- Это  почему  же  некому?  -  он
возвратился к барьеру, шаг быстрый, уверенный, кивнул капитану: -  Спасибо,-
набрал номер, подождал.- Феленко? Ружин. Здравствуй.  Неподалеку  я  тут  от
тебя...
   В  кабинете  столы,  стулья,  грязно-желтые  в  трещинах,  с   нечищеными
металлическими бляшками на боках "МВД 1964 г.", давно срок износа  вышел,  а
все  служат,  бережливые  люди  у  нас,  экономные,  есть  чему  иностранцам
поучиться, холодный сейф  в  углу,  стены  голые,  на  окнах  занавески,  на
занавесках чернильные пятна, застиранные,  но  не  отмытые.  Безлико  здесь.
Никак. В окно сигануть хочется. Ружин раздвинул занавески, прижался  лбом  к
выстуженному осенью стеклу. Под  окном  на  лавке  сидел  маленький  пожилой
милиционер и строгал перочинным ножом палочку. Выстругает  одну  до  размера
спички, бросит под ноги, другую возьмет... Заскользил Ружин лбом по  стеклу,
вниз, скрипуче, ткнулся головой в руки, покоящиеся на подоконнике...
   Колыхнулись занавески, вздрогнуло стекло, Ружин поднял голову,  огляделся
рассеянно, лицо сонное, хотя и не спал вовсе, и не дремал  даже,  мерещилось
что-то зыбкое, причудливое. В проеме раскрытой двери увидел Феленко и за его
плечом еще кого-то в милицейской фуражке. Знакомое лицо,  тоже  обветренное,
огрубелое, как и у всех здесь. Ружин встал, растирая лоб, шагнул  навстречу.
Феленко протянул руку, сказал:
   - Все в порядке. Пошли,-  плащ  на  нем  короткий,  штопаный,  с  желтыми
пятнами от неумелой глажки.
   - Я приехал с трассы и услышал, как ваш приятель объясняется с дежурным,-
сказало знакомое лицо в милицейской фуражке.- Фамилию  я  вашу  тогда  летом
хорошо запомнил, крепко,- и лицо криво усмехнулось.
   Ружин, узнавая, покачал головой  -  тот  самый  старший  сержант-гаишник,
который гонялся летом за ними с Лерой и которого он заставил явку с повинной
на себя писать. Веселые были времена.
   - Я все уладил,- сказал сержант.- Считайте, что ничего не было.
   - Спасибо,- поблагодарил Ружин.- Хотя, наверное, не стоило  беспокоиться.
Я уже свыкся с мыслью, что я преступник, даже интересно. В  жизни  так  мало
интересного. Право, не стоило...
   - Не дури,- Феленко ухватил его за рукав, потянул за собой,  повернувшись
к  сержанту,  с  виноватой  улыбкой  объяснил:  -  Он  немного  не  в  себе,
перенервничал.
   - Я понимаю,- кивнул сержант.
   Дежурный встал, увидев Ружина, протянул руку через барьер, улыбаясь:
   - Рад, искренне рад,  что  все  обошлось.  Мы  были  не  правы.  Клеменко
покаялся, что все сочинил, лицо ему ваше не понравилось. Мы  его  накажем...
Друзья наших друзей - наши друзья.
   Ружин протянутой руки не заметил, погрозил пальцем.
   - Никакого благодушия,- сказал назидательно и важно зашагал к двери.
   - Перенервничал,- развел руками Феленко.
   Пока Ружин открывал машину, сержант топтался за его спиной.
   Ружин отворил дверцу, не спеша повернулся к нему.
   - Мы вроде теперь в расчете,-  осторожно  проговорил  сержант.-  Протокол
задержания, рапорт Клеменко у меня. Можем обменяться.
   -  Чудесный  ты  парень,  сержант,-  Ружин  сел  в  машину  привычно,   с
удовольствием.- Жить тебе при коммунизме. Позвони на днях, обменяемся.
   - Вот и все,- сказал Ружин, когда они отъехали.- Жалко.
   - Что все? - спросил Феленко.- Что жалко?
   - Теперь опять всем наплевать, в каком году я  родился,-  сказал  Ружин,-
какое у меня образование и что я могу  показать  по  существу  заданных  мне
вопросов...- последние слова произнес жестко, по-прокурорски, как на суде.
   - Не понял,- Феленко с подозрением покосился на Ружина.
   - А показать я могу много, до черта я могу показать, только  спросите  Но
теперь опять никто не спросит. Ты  знаешь,-  сказал  он,  глядя  на  дорогу,
улыбнулся отрешенно,- это кайф, когда кому-то интересно знать, кто ты. Вроде
как в детстве: играли в прятки, тебя не нашли,  забыли,  разбежались,  а  ты
сидишь один и вроде как нет тебя, вроде как и не родился еще, а потом раз  -
нашли, случайно, и счастье...
   Какое-то время ехали молча.
   -  Деловой  сержантик,-  Феленко  решил  сменить  тему.-  Пошушукался   с
дежурным, к начальству сбегал, вернулся,  опять  пошушукался  и  все  путем.
Приятель?
   - Почти родственник.
   Машина свернула под "кирпич", на  узкую  асфальтовую  дорожку.  По  бокам
деревца, черные, мокрые, асфальт тоже мокрый, испятнан лужами, и в  обочинах
вода, зеленая, томится, бродит. Вскоре  за  реденьким  перелеском  увиделись
здания, сначала одно,  белое,  с  серыми  подтеками,  буквой  "П",  типичное
школьное строение, затем поодаль, правее,  другое  -  одноэтажное,  длинное,
вроде казармы,  вокруг  голо,  бурая  трава,  вместо  деревьев  -  стенды  с
наглядной агитацией, длинная  мачта  с  флагом,  верхушка  покачивается  под
ветром. Флаг, как только что  выстиранная  простыня,  обвис,  съеженный,  не
шелохнется.
   - Сурово,- заметил Ружин.
   - Обыкновенно,- отозвался Феленко.- Это не санаторий. Это место, где люди
учатся жить,- помолчав, добавил негромко: - Где я их учу жить.
   Ружин поднял брови, но ничего не сказал.
   Обогнули школьное  здание,  въехали  во  двор.  Во  дворе  около  десятка
ребятишек  разных  возрастов  под  командой  чернявого  крепыша   занимались
зарядкой. Лица истомленные,  пот  по  щекам,  голые  ноги  в  грязи.  Крепыш
выкрикивает что-то коротко, как кнутом щелкает. Ружин  заметил  среди  ребят
двух девчонок. В глазах набухли слезы, но подчиняются.
   - Поздновато для зарядки.- Ружин посмотрел на часы.
   - Это не зарядка,- Феленко внимательно разглядывал детей.- Это наказание.
Я не сторонник внушений и экзекуций. Только спорт. Здоровее будут.
   - Ив чем они провинились? Изнасиловали учительницу? Подожгли интернат?
   Феленко пожал плечами:
   - Кто за что. Кто болтал на  уроке,  кто  без  команды  есть  начал,  кто
девчонок лапал...
   - Ты шутишь? - тихо сказал Ружин.
   - Я никогда не шучу,- Феленко открыл дверцу и вышел из машины.
   - Три-четыре! - скомандовал крепыш.
   - Добрый вечер, товарищ директор! - проскандировали ребята. Феленко  чуть
качнул головой.
   - На сегодня хватит,- обронил он.
   - Директор? - удивился Ружин, тоже выходя из машины.
   - Пока исполняющий обязанности,-  сказал  Феленко.-  Прежнего  на  пенсию
отправили.- Он ухмыльнулся.- Я отправил.
   Они сидели в комнате Феленко за квадратным столом.  Перед  каждым  стакан
чая, печенье, варенье  в  розетках,  алое,  прозрачное,  вкусное.  За  окном
сумерки, небо серое, низкое, давит. Задернуть бы  шторы  и  не  видеть  его.
Ружин встал, задернул.
   - Что? - спросил Феленко, повернувшись резко.
   - Включи свет.
   - А-а,- Феленко включил. Абажур зелено  засветился  изнутри,  старенький,
мягкий, с бахромой, кое-где щербинки.  Строго  в  комнате  и  скучно,  будто
временно здесь человек живет, хотя  это  его  дом  уже  столько  лет.  Шкаф,
кровать, тумбочка, стол, стулья. Все.
   - Останешься? - спросил Феленко.- На работу теперь тебе не спешить.
   - Останусь,- сказал Ружин.- А может, и вообще поживу.
   - Поживи,- согласился Феленко.- Полезно будет.
   - Кому? - спросил Ружин.
   Феленко задержал взгляд на Ружине, не ответил.
   - Встаю я рано. И тебя приучу,- он медленно  лил  кипяток  из  чайника  в
стакан, с рассеянной полуулыбкой наблюдал, как от  жаркой  влаги  запотевают
тонкие стеклянные стенки.- Рассвет встречаю на море. Каждый день.
   - Мазохист,- хмыкнул Ружин.
   - Жизнь катастрофически коротка. Сон - расточительство. И  наши  с  тобой
чаи - расточительство. И наша суета в ГАИ - расточительство... Немного  сна,
немного еды, и работа,  познание,  дальше,  дальше,  дальше...-  он  перевел
дыхание.- Без перерыва я вколачиваю в их податливые головки  знания,  каждый
час, каждую минуту, секунду. Не терять ни мгновения.  Я  выращу  качественно
новый отряд интеллектуалов, они перевернут страну.  Они  вышибут  мерзавцев,
лентяев, глупцов, они создадут...
   - А если,- прервал его Ружин,- а  если  кто-то  не  способен  или  кто-то
просто хочет подурачиться, поиграть, побеситься или сбежать с уроков в конце
концов...
   - Во двор! И приседать, приседать...- он  оборвал  себя,  прикрыл  глаза,
потер их пальцами, сильно, до красноты, поднялся, сказал с легкой  усмешкой:
- Не радуйся, не поймал.  Я  не  фанатик.  Просто  больно  смотреть  вокруг.
Пойдем, я покажу тебе комнату.
   В коридоре полумрак, тихо, бледные проемы  окон,  вздрагивающие  тени  на
стенах, на полу. Возле одного из окон Феленко задержался, замер.
   - Дрянь,- выцедил.
   - Ружин тоже посмотрел в окно, увидел вдалеке, у перелеска тонкую девичью
фигурку в светлом длинном плащике.
   - Ну и что? - спросил.
   - Левее,- подсказал Феленко.
   Ружин посмотрел левее. Различил высокий силуэт. Парень. Он приближался  к
девушке.
   - Колесов,- сказал Феленко.- Она, сучка, к нему ковыляет.
   - Ух ты,- отозвался Ружин, вгляделся внимательней.- Откуда он?
   - Из города,- Феленко повысил голос.- Я же сказал  ему,  ни  ногой  сюда,
бандит! И ее предупредил, увижу еще раз - выгоню! Сдохнет ведь под  забором,
проститутка!-Он круто развернулся, двинулся в обратную сторону, к выходу  из
школы, махнул Ружи-ну.- Пошли!
   Шли быстро, шумно, с хрустом давили гравий, потом шагали  по  траве,  она
скрипела  под  подошвами,  мокрая.  Ружин  поскользнулся,   упал   на   руки
тренированно, отряхиваясь, чертыхался, грязными ладонями еще больше испачкал
джинсы, свитер. Ветер резкий, впивается в глаза, холодно, тревожно.
   Девушка толкала Колесова: беги, мол, чего ждешь, дурачок.  Но  тот  стоял
недвижно, только кулаки сжал, то ли от холода, то  ли  от  злости  или  чтоб
смелости прибавить; прищурившись, смотрел неотрывно на приближающихся.
   - Когда ты пришла ко мне, голодная, в  слезах,  без  копейки  за  душой,-
Феленко вытянул длинный палец в  сторону  девушки,-  я  сказал  тебе:  живи,
работай. Я помогу. Я сделаю тебя чистой, светлой,  настоящей!..  Ты  станешь
человеком будущего! Только надо этого очень хотеть!
   - Я не хочу,- тихо сказала девушка. Ружин едва расслышал ее голос.
   - Что?! - Феленко отпустил палец.
   - Она сказала, что не хочет,- медленно, отчетливо проговорил Колесов,  он
разжал кулаки, обтер ладошки о куртку и снова сжал пальцы.
   -  Вон,-  спокойно  сказал  Феленко.-  Немедленно.-  Он  дернул  плечами,
пробормотал что-то, повернулся, зашагал к школе, сутулый, сникший, казалось,
он вымок и с него капает вода, с волос, с пальцев,  с  плаща.  Ружин  догнал
его.
   - Послушай,- попытался остановить за руку.- Так нельзя.  Куда  им  сейчас
идти? Поздно. Не сходи с ума. Они же дети...
   Феленко  вырвал  руку,  неприязненно,  брезгливо,  смотрел  перед   собой
отрешенно.
   - Грязь, грязь, везде грязь,- говорил невнятно  под  нос.-  Она  сильнее,
пока сильнее, но кто-то должен  начать,-  остановился  вдруг,  повернулся  к
Колесову и девушке, закричал,  не  сдерживась:  -  Чего  стоишь?!  Убирайся!
Собирай барахло и убирайся!
   Чай в стаканах еще дымился, и  варенье  по-прежнему  светилось  рубиново.
Тепло, хочется спать.
   Ружин надел плащ, завязал пояс. Феленко некоторое время молча смотрел  на
него, потом спросил:
   - Вернешься?
   Ружин не ответил, потянулся к столу, взял пачку сигарет, сунул в карман.
   - Ты ничего не  понял,-  сказал  Феленко.  Он  сел  на  кровать.  Строго,
по-солдатски выправленное одеяло встопорщилось.
   - Может быть,- Ружин пожал плечами.
   - Я от многого отрекся ради них,- с горечью проговорил Феленко.- И еще от
большего отрекусь.
   - Наверное,- сказал Ружин, он внимательно оглядел комнату,  не  забыл  ли
чего.
   - Чистота помыслов и взглядов не дается просто так,-  Феленко  безуспешно
пытался поймать взгляд Ружина.- За них нужно бороться, иной раз жестоко.
   - Тебе видней,- Ружин был уже у двери.
   - Ничего ты не понял,- Феленко тряхнул головой  -  Постой,-  он  выдвинул
ящик тумбочки, вынул деньги.- Здесь восемьдесят рублей Это  зарплата  Светы.
Она провалилась в институт, и я взял ее уборщицей.
   Ружин взял пачку, пересчитал.
   Повертел бумажки в руках, положил на стол. Феленко усмехнулся.
   Ружин  вышел.  Через  какое-то  время  за  окном  послышался  его  голос:
"Забирайтесь, ребята",- потом заработал двигатель, зашуршали шины по гравию,
и все  стихло.  Феленко  встал,  аккуратно  поправил  постель,  гладко,  без
морщинок, снял плащ, сел за стол, сделал глоток из стакана...
   - Здесь? - спросил Ружин, притормаживая.
   - Здесь,- сказала Света.- Останавливайтесь, ну что  же  вы?  Теперь  чуть
назад сдайте, вон к той кадке.
   - К какой кадке? - Ружин переключил скорость,  повернулся  назад.-  Я  ни
черта не вижу.
   Вокруг вязкая темнота, южная, хотя, если пообвыкнуть, приглядеться, можно
угадать силуэты заборов, деревьев за  ними,  кубики  домов  Кое-где  справа,
слева в окошках свет, тусклый, в  двух-трех  домах,  остальные  безжизненны,
слепы. Свет и в доме, который они искали. Он далеко, в сотне метров впереди,
левее, там много света и не только в окнах,  но  и  во  дворе,  яркие  лампы
отливают серебром и на деревьях в  саду,  и  слышится  музыка  со  двора,  и
плавная и мощная одновременно, знакомая - вальс.
   - Только бы сигнал она услышала,- сказала Света.
   - Какой сигнал? - не понял Ружин.
   Света приложила ко рту две сложенные горстками ладони  и  дунула  в  них.
Вытек странный ноющий звук, отдаленно напоминающий сирену.
   Ружин покрутил головой.
   - Как в фильме про разведчиков,- сказал он.
   - А мы и есть  разведчики,-  серьезно  ответила  девушка.  Она  выдохнула
решительно и открыла дверь. Ружин глядел ей вслед, пока  она  не  исчезла  в
темноте.
   - Симпатичная девушка,- сказал он.
   - Красивая,- не сразу отозвался Колесов.
   - Послушай,- произнес Ружин, не поворачиваясь.- А  ты  почему  тогда  под
пули бросился? Нас защищал? Совесть проснулась?
   - Себя защищал,- хмыкнул Колесов.- Если бы он вас тогда подстрелил, и мне
бы срок навесили. Наверное.
   - Ну, по крайней мере, честно,-  кивнул  Ружин.  Некоторое  время  сидели
молча, а потом Ружин сказал: - Пойду пройдусь.
   - Не надо, увидят,- возразил Колесов.
   - Я осторожно,- сказал Ружин, щелкнув замком.
   - Те два грузина, на квартире,- проговорил Колесов,- раздели меня донага,
проворно, веселясь, и я веселился, хорошую дозу себе вкатил. Но  когда  один
сзади пристроился и пыхтеть начал, вот тут кайф соскочил, не  весь,  но  мне
страшно стало, заледенел, закричал, вывернулся, одежду в охапку, и тут вы...
Я с тех пор на порошок смотреть не могу. Лицо мерзнет.
   Ружин ничего не ответил, кивнул, вылез из машины.
   Он пошел вдоль заборов, грязь чмокала под ногами,  дотронулся  до  досок,
они холодные, осклизлые, расставив руки, балансируя, как на канате, двинулся
по оставшейся полоске увядающей травы. Вальс приближался, щедрые  звуки  его
вселяли спокойствие, радость, Ружин умиротворенно заулыбался. И  вот  совсем
уже он близко, он шагнул к забору... На утрамбованной,  круглой,  просторной
площадке, сбоку от дома, под светом двух белых ламп кружилась  пара,  умело,
гибко, легко, он во фраке, стройный,  с  пышной  шевелюрой,  сосредоточенным
длинным  лицом,  она  в   бальном   платье,   открытом   (Ружин   поежился),
большеглазая, улыбчивая...
   Ружин уловил движение сбоку, напружинился и расслабился тут  же,  спросил
вполголоса:
   - Машину закрыл? Колесов протянул ключи.
   - Красиво,- сказал он, не отрывая глаз от пары.- Как в театре.
   - Ветер сильный,- заметил Ружин.- Как бы не  простудились,  глянь,  какая
шейка-то у ней тоненькая...
   - Это Светкина мать.
   - Мать ее! - Ружин покачал головой.
   Тут они услышали знакомый звук, ноющий, тонкий.  Переглянулись,  замерли.
Звук повторился, еще, еще...  Ружин  заметил,  что  женщина  тоже  различила
сигнал, она сузила глаза, приподняла подбородок, прислушиваясь. Партнер  еще
не  услышал  ничего.  Вот  женщина  оступилась,  танец  прервался,   женщина
засмеялась, что-то сказала, захромала к дому. Партнер ее продолжал кружиться
один, прикрыв глаза,- покой на лице, счастье. Ружин  видел,  как,  зайдя  за
дом, женщина перестала хромать,  постояла  с  полминуты,  обхватив  себя  за
плечи, осень все же, прислушиваясь и  оглядываясь  то  и  дело  опасливо,  и
решилась наконец,  засеменила  торопливо  по  асфальтовой  узкой  дорожке  к
забору, к калитке в заборе. Блестели глаза, переливались радужно блестки  на
платье, стучали каблучки меж выстуженных грядок - фея приусадебных  хозяйств
обходила свои владения...
   Партнер остановился  посреди  площадки,  раскинув  руки,  обнял  небо  со
звездами и луной и стайкой крикливых птиц, пролетающих над домом, и, потирая
ладони, меленько побежал к дому. У  крыльца  сунул  руку  под  лавку,  вынул
бутылку, пол-литровую, ополовиненную, огляделся, крякнул и  закрутил  винтом
жидкость в глотку...
   - Дуры,- сказал Колесов,  скривив  лицо.-  Все  же  слышно.  Голосишки-то
писклявые у обеих.
   - Он занят,- усмехнулся Ружин.- Не учует.
   Учуял. Сделал стойку, как спаниель на утку, повел  носом,  левее,  левее,
вот теперь горячо, ощерился, отшвырнул  бутылку  с  силой.  Высверкнула  она
дугой и приземлилась у забора совсем рядом с Ружиным и Колесовым.
   - "Лучистое", розовое...- прочитал Колесов.
   Кончился  вальс,  и  после  паузы  зазвучал  фокстрот...  Партнер  сделал
непроизвольно несколько па под музыку, фалды фрака взметнулись  по-ласточьи,
и, пригнувшись, смешно запрыгал к забору.
   - Ой-ей-ей,- только и сказал Колесов.
   -  Ой-ей-ей!  -  ответствовала  ему  Светкина  мать,  только   громче   и
безнадежней, сорвался голос, запетушил.
   - Ой-ей-ей! - вторила ей Светка жалобно и просяще. И вот  показались  они
трое среди грядок. Мужик во фраке волок мать и дочь за волосы к дому
   - Не  потерплю,-  кричал,-  непослушания!  -  И  матерился.Не  потерплю,-
кричал,- предательства! - И грозил смертью всем, кого знал, с кем  роднился,
с кем дружил и с кем еще познакомится  когда-нибудь...-  Говорил  же  тебе,-
кричал,- забудь ее, иначе все! Крышка! - И опять  матерился,  а  потом  стал
бить женщин. Сначала Светку хватанул по носу, и  та  свалилась  беззвучно  в
грядки, затем за  мать  ее  принялся,  основательно,  привычно,  умело.  Она
визжала, а он в рот ей, в рот...
   Колесов дернулся, всхрипнув, но Ружин удержал его, раздумывая,  стоит  ли
ввязываться.
   - Не могу-у-у-у! - выл Колесов, извивался судорожно, пытаясь  вырваться.-
Пусти, гад!
   Ружин цыкнул зубом, сплюнул, вздохнул, отпихнул Колесова  подальше,  чтоб
не опередил тот его, не наделал глупостей, и перемахнул через  забор,  одним
прыжком, ловко. Еще два прыжка, и он возле мужика, только руку протяни, и он
протянул, за волосы мужика, потом  по  почкам,  раз,  другой,  взвыл  мужик,
закатил глаза, а Ружин в  живот  ему,  но  не  попал,  опытный  мужик  бедро
подставил и тут же отработанно в зубы  Ружину.  Ружин  отпрянул,  попятился,
удивленный. Мужик в стойку встал, сопя  двинулся  на  Ружина.  Так  и  есть,
боксер, мать его... Ружин влево метнулся, мужик  за  ним  подался,  и  Ружин
ногой в пах ему, попал-таки, браво, мужик согнулся,  взрыкнув,  а  Ружин  по
глазам ему двумя ладонями, чтоб  ориентацию  потерял,  мужик  закрутился  на
месте, больно... Ружин перевел  дыхание,  огляделся,  возле  Светки  Колесов
склонился, матери ее нет нигде... Тут опять мужик на него двинулся, и  Ружин
опять его в пах.
   - Уйди от него, мразь! - услышал  он  сзади  истеричный  голос,  женский,
писклявый. Ружин обернулся вмиг и оторопел. В руках  Светкина  мать  держала
двустволку. Красивая, пылающая,  в  бальном  платье  длинном,  плечи  белые,
нежные, и черное тяжелое ружье от бедра, пустые  зрачки  стволов,  и  впрямь
только крови не хватает до истинной гармонии... Ружин дернулся в сторону,  и
тут выстрел, оглушающий,  мимо,  сзади  в  щепы  разнесло  доску  в  заборе.
Медвежьим жаканом бьет, милая барышня. Ружин вправо  теперь,  прыжком,  и  в
жухлую траву ничком,  второй  выстрел,  мимо,  теперь  яблонька  пострадала,
тихая, безвинная. Ружин вскочил рывком, теперь ружье отобрать надо...
   Она держала его в опущенной руке, смотрела перед собой  отрешенно,  потом
повела плечом, отпустила двустволку, брякнулось ружье на асфальт,  прогудели
пустые стволы, жар выдыхая... И вслед Светкина мать на  дорожку  опустилась,
обессиленно, обезволенно, как пластилиновая, заплакала сухо...
   - Мамочка! - взвилась Светка.- Не умирай! Вскочила разом с  грядок,  где,
придя в себя, лежала, хоронясь, голову руками  обхватив  как  при  бомбежке,
рванулась к матери. Ружин удержал ее, обвил рукой поперек туловища,  потянул
за собой к калитке, приговаривая:
   - Потом, потом, все потом...
   - Что потом? Когда потом?!-вырывалась Света.-Они уезжают завтра, насовсем
уезжают, слышишь ты, защитничек?! Пусти! - горланила, отбиваясь.- Пусти!
   А Ружин говорил ей что-то тихое и нежное на ухо, улыбался, целовал  ее  в
щеку, в нос, и она утихла, покорилась, повисла на его  руке,  побрела,  куда
повели. Колесов шел за ними, съеженный, напуганный.
   Ружин вел машину по пустой серой улочке, фонари горели вполнакала, скупо.
В салоне он был один, дымилась сигарета меж пальцев. Впереди из-за  поворота
вывернула машина. Точечки  фар  увеличивались.  Встречный  водитель  включил
дальний свет. Ружин поморщился и усмехнулся. Поравнявшись с Ружиным,  машина
притормозила.  Ружин  заметил  удивленное  лицо  водителя,   открытый   рот,
расхохотался. Не торопясь, проехал еще с полсотни метров и свернул  направо.
Эта улица повеселей, светлая, людей побольше, гуляют вольно. Завидев  машину
Ружина,  останавливаются,  разглядывают   с   удивлением,   кто-то   пальцем
показывает.
   - Держись! - крикнул Ружин кому-то в окно и  увеличил  скорость.  Вот  он
заметил справа на доме над открытой дверью три  светящиеся  буквы  "БАР",  а
возле двери человек десять ребят, пестрые,  галдят,  курят.  Тусовка.  Ружин
резко свернул вправо, прямо  на  тротуар,  проревел  двигателем  мощно,  для
солидности и под восторженные крики  ребят  притормозил  резко  возле  самой
двери, передок уперся в дверную раму.
   - Колесо прикатил! - завопил кто-то.
   - Хай-класс, чувак! - запрыгала, хлопая в  ладоши  какая-то  раскрашенная
девчонка. На крыше "Жигулей" гордо восседали Колесов и Света. Ружин курил  и
улыбался. Колесов осторожно ступил на  капот  и  спрыгнул  прямо  в  дверной
проем, следом спрыгнула Света. Колесов подхватил ее на руки, поцеловал, пока
ставил на пол. Ребята  обступили  машину.  Чья-то  "панковая",  с  волосяным
гребешком голова всунулась в салон.
   - Отец,- пискляво обратилась голова,- дай порулить. Ружин  открыл  дверь,
вышел, сказал писклявому:
   - Припаркуй у тротуара, ключи принесешь. Тусовка завопила. Ребята полезли
в машину.
   - Не боись, отец,- прогнусавил "панковый".- Я супердрайвер.
   Ружин  вздохнул,  махнул  рукой,  мол,  давай  отваливай.  Машина   резко
отскочила назад. Ружин покрутил головой - никакой ты  не  супердрайвер  -  и
вошел в бар.
   Колесов и Света уже оккупировали столик и болтали  налево-направо.  Ружин
сел. Грохнула музыка, он вздрогнул. После первых тактов  стал  оглядываться.
На площадке не протолкнуться, плотно, дымок не просочится. А  они  довольны,
прыгают, трутся друг о друга, потные, хохочут. За площадкой светится  стойка
бара, череда бутылок на полках. Соки. Культурно. Крепенькое небось  с  собой
приносят. Хотел  спросить  Колесова.  Обернулся.  Их  нет.  Танцуют.  Музыка
кончилась. Колесов, раскрасневшийся, подвел Свету  к  столику,  усадил,  сам
пошел куда-то в угол зала, с одним поговорил, с другим, пошептался с длинным
белобрысым, что-то взял у него, положил в карман. К белобрысому  еще  кто-то
подошел, тоже что-то взял у него, в карман  сунул,  потом  еще  один,  потом
белобрысого загородили.
   - Спасибо вам,- прокричала ему в ухо Света.
   - Что? - лроорал в ответ Ружин.
   - Спасибо вам,- повторила Света, опять приблизив к его уху теплые губы.
   - Не надо было,- Ружин морщился и крутил головой.- Зря. Жалею.
   Подошел Колесов. Сел. В руке тлела сигаретка. Он  порывисто  затягивался,
выдыхал, прикрыв глаза. Огонек  вспыхивал  необычно  ярко.  Ружин  покосился
подозрительно на сигаретку.
   - Я не об этом,-  Света  чуть  отстранилась,  проговорила  опять  громко,
стараясь перекрыть шум: - Спасибо, что вы есть вообще.
   А мелодия  оборвалась  в  этот  момент,  и  слова  ее  отчетливо  и  ясно
прозвучали в наступившей паузе.  Она  смутилась,  засмеялась  неестественно.
Колесов посмотрел на нее в упор, прищурился от  дыма,  усмехнулся  слабо,  с
деланным равнодушием  принялся  глядеть  по  сторонам.  Ружин  опять  увидел
белобрысого. Тот склонился над соседним столиком,  что-то  сунул  здоровому,
обритому наголо парню, пошел к  выходу.  Ружин  неторопливо  встал,  показал
Свете и Колесову жестом, мол, сейчас вернусь.
   Белобрысый вышел в узкое, темное  фойе,  заполненное  курящими  ребятами,
свернул за раздевалку. Ружин прошагал за ним.  Белобрысый  пил  воду  из-под
крана, большой, рукастый, обнял раковину, будто хотел оторвать ее и  уволочь
с собой. Ружин ухватил  его  за  волосы  и  включил  воду  на  полную  мощь.
Белобрысый завыл с клекотом, дернулся инстинктивно. Бесполезно. Ружин держал
его руку на изломе. Белобрысый закашлялся, и тогда Ружин потянул его  вверх,
отбросил к стене, прижал локтем подбородок, сказал, дыша в лицо:
   - Давай травку! Все, что есть, дерьмо!
   Белобрысый ошалело закрутил головой, зачастил:
   - Какая травка, какая травка? Не понимаю...
   - Сейчас поймешь,- улыбнулся Ружин и правой рукой полез к белобрысому  во
внутренний карман куртки, нащупал там что-то,  вынул,  посмотрел  удивленно,
бросил на пол, полез в другой карман, опять глянул на ладонь, вскинул брови,
нехотя отпустил парня, спросил недоуменно:
   - И ты этим торгуешь?
   - Дефицит,- белобрысый разминал руку, испуг сошел с его длинного,  сухого
лица.- Тем более фирменные. Наши презервативы ненадежные. А эти и для слонов
сгодятся.
   - Ах, ну да,- догадался Ружин.- СПИД.
   - Он самый,- подтвердил белобрысый.- Сначала вроде как всем  по  фигу,  а
теперь вот закопошились.
   - Извини,- Ружин коснулся его плеча.- Извини, ошибся.
   - Чего там,- отмахнулся парень,- бывает.
   Ружин повернулся к двери, прежде чем выйти, остановился.
   - А откуда ты их...- начал было, но оборвал  себя.-  Ладно,  бог  с  ним,
отдыхай.
   Ружин сел за стол, кивнул Колесову:
   - Дай затянуться.
   Колесов внимательно посмотрел на него, протянул остаток  сигареты.  Ружин
затянулся, раз, другой... Хмыкнул  удовлетворенно,  отдал  чинарик  обратно.
Колесов снисходительно усмехнулся.
   Света коснулась плеча Ружина.
   - Пойдемте потанцуем.
   - Да я так не могу,- Ружин дернулся несколько раз,  показав,  как  он  не
может.
   - А мы обычно,- сказала Света.- Здесь никто никого не неволит.
   На площадке он осторожно прижал ее к себе,  легкая,  податливая,  дыхание
шоколадом пахнет, лицо вдруг серьезное, сосредоточенное стало. Она словно со
стороны  на  себя  смотрела,  боясь  неверное  движение  сделать,  взглянуть
как-нибудь   не   так,   чересчур   нежно   или   чересчур   сердито,    или
притворно-равнодушно, или вообще никак. Нет, никак не смогла бы...
   - Отец умер, когда я еще маленькая была,- заговорила  Света.-  Мама  года
три ни с кем не общалась, ни подруг, ни знакомых, работа, дом, работа,  дом.
Но молодая ведь еще, красивая,  мужики  на  улице  оборачиваются,  пристают,
оттаяла, отошла... Два года назад этого Валеру отыскала, влюбилась  по  уши,
как дура, как девчонка, а он условие поставил, что если, мол, любит она его,
то жить они должны без меня, новую семью создавать, своих детей рожать, а со
мной встречаться раз в два месяца, и меня в интернат отдали, терпеть он меня
не может, а потом у них ребенок родился, а  Валерка  выпивает,  а  мать  его
любит, а завтра они уезжают к нему на родину, в Рязань, все к Москве  ближе,
он в Москву хочет А у меня больше никого нет... Я спать хочу...
   Ружин погладил ее по щеке, и она потерлась о ладонь ответно.
   - А Алексей? - спросил Ружин.
   - Алексей? - улыбнулась Света.- Это Алексей. С ним я не одна.
   А Ружин все гладил ее щеку.
   Колесов  все,  конечно,  видел,  хотя  и  делал  вид,  что   с   дружками
разговаривает и на площадку совсем не смотрит. Ружин понял это по его  лицу,
по глазам, когда к столику подходил. А за столиком "панковый"  сидел  и  еще
один паренек, рослый, голова бритая, на  темечке  серп  и  молот  нарисован.
"Панковый", ухмыляясь, ключи от машины протягивал:
   - Спасибо, отец, все путем, тусовка довольна.
   - Безмерно рад,-  сказал  Ружин.  Он  сел,  покосился  на  Колесова.  Тот
сосредоточенно смотрел в пустой стакан из-под сока, пальцы  облепили  стакан
плотно, белые от усилия, еще немного - и лопнет стакан, вопьются  осколки  в
ладонь, кровь потечет, струйки тонкие, быстрые, яркие...
   Нет, не лопнул. Отставил Колесов стакан, сказал, глаз не поднимая:
   - Я послезавтра в армию ухожу. Сбор в восемь ноль-ноль.
   - Ой! - вскрикнула Света и руку к шее поднесла, сжала ее пальцами.
   - Мы вот с ребятами,- Колесов кивнул на "панкового"  и  того,  который  с
серпом и молотом на темечке.- В Афганистан попросились. Берут.
   - Нет,- сказала Света.- Так не может быть.
   - Надо было что-то делать. Понимаете? - сказал тот, у кого серп  и  молот
на  темечке.-  Выйти  на  улицу  с  плакатом  "Нет  войне  в  Афганистане!"?
Бесполезно. Тогда уж лучше там... Там. Если я буду  хорошо  воевать,  может,
все это быстрее кончится? А?
   Колесов оторвал руку Светы от шеи с трудом, пальцы были как  железные,  а
она тогда зажала ладонями уши.
   - Читали про  наших  пленных  в  Пакистане?  -  "панковый"  повернулся  к
Ружину.- Захватили склад боеприпасов и взорвали себя вместе со складом. Я на
следующий день в военкомат пошел, у меня отсрочка была,  я  сказал,  что  не
хочу отсрочки... Нас тогда двадцать восемь человек пришло...
   - Я сейчас,- сказал Ружин, встал, пошел  быстро  в  сторону  бара,  шагал
напрямик,  через  площадку,  его  толкали,  кто-то  плюнул   вслед,   кто-то
выругался. Уселся на табурет, облокотился на стойку, увидел себя в  зеркале,
зеркала внутрь каждой полки с бутылками были вправлены, стал рожи корчить  и
так, и эдак, то  веселую,  то  плаксивую,  то  зверскую  делал.  Бармен  шею
вытянул, его разглядывая. Ру-жин попросил  сок,  выпил,  еще  попросил,  еще
выпил, закурил, пошел назад, опять его толкали и ругались в  спину.  Пришел,
опустился на стул молча. Света все так и сидела, сжав уши ладонями.  Колесов
поднялся, потянул Свету за собой,  она  подчинилась.  И  Ружин  поднялся,  и
ребята вслед. Ружин подал ребятам руку, побрел к выходу.
   Он остановился возле своего дома, повернулся  к  Колесову  и  Свете,  они
сидели обнявшись, как два зайца на льдине. Ружин протянул Колесову ключи.
   - Третий этаж, восьмая квартира,- объяснил он.-  Шуруйте.  Я  у  приятеля
переночую.
   Колесов взял  ключи  молча,  благодарно  кивнул,  вылез,  вытянул  Свету,
съеженную, безучастную, гладил ее по волосам, по плечу, пока к дому вел, она
шла смирно, руки вдоль тела опустив, кулачки сжаты, маленькие...
   Ружин тихо проехал вдоль дома, завернул за него, там гаражи,  пять-шесть,
остановил  машину  возле  гаражей,  разложил  сиденья,  завернулся  в  плащ,
устроился кое-как, мотор не выключал, холодно.
 
   Утро белое, безветренное, совсем не осеннее. Солнце слепит окна,  желтые,
острые клинья рассекают лестницу, перила, стены.  Ружин  надавил  на  кнопку
звонка, держал, пока не открыли. Колесов  в  трусах,  жилистый,  тонконогий,
одним глазом смотрит, не проснулся.
   - Подъем! - по-молодецки гаркнул Ружин.- Быстрый сбор  и  на  рынок.  Пир
готовить будем!
   ...Вроде  и  не  сезон,  а  рынок  многолюдный,  гомонливый,  будто   все
отдыхающие, что есть в городе, по утрам  здесь  собираются.  Да  и  местные,
видать, по привычке заглядывают: может, сегодня не так, как вчера, побогаче,
подешевле.
   Болтались втроем  вдоль  рядов.  Приценивались,  торговались.  Веселились
отчего-то. Потому что утро, наверное, потому что солнце, потому  что  завтра
день будет и послезавтра, и еще много, много дней будет...
   И Света улыбалась, не вымученно, легко, выспавшаяся,  умытая,  совсем  не
сравнить с той, какой вчера была. Ружин любовался ею.
   И помидоров купили, и огурцов,  и  капусты  квашеной,  фруктов  каких-то,
зелени, мяса.
   - Хватит, а? - дернул Ружина за рукав Колесов.- Уж больно поистратились.
   - Ерунда,- отмахнулся Ружин.- Я видео продал, деньги есть.- Повернулся  к
Свете: - Выбирай, девочка, что еще хочешь.
   - А еще,- сказала Света и в который раз уже стала  оглядывать  рынок.-  А
еще мы купим...
   - Стоп,- вдруг остановил ее Ружин.- Стойте, как стоите. Я сейчас.  В  мою
сторону не смотреть. Держи,- он протянул Колесову сумку и не спеша  двинулся
в сторону выхода.
   - Что-то случилось? - встревожилась Света.
   Колесов пожал плечами.
   Ружин замедлил шаг, свернул к одному из рядов,  возле  которого  особенно
густо столпились покупатели, попытался через головы посмотреть, что продают,
не вышло, с другой стороны зашел, и здесь народ копошится, опять  на  старое
место вернулся, на цыпочки поднялся, шею вытянул:
   - Почем? - спросил- Почем?
   И в тот же миг метнулся влево, резко, стремительно, прихватил  ка-кого-то
парня курчавого за запястье, сжал заученно ему пальцы, чтоб не вывалилось из
руки курчавого то, что он уже в ладони держал.  Обомлевший  парень  даже  не
пикнул, только губами шевелил и, растопырив глаза, глядел на Ружина, как  на
чудище заморское
   -  Гражданин!  -  громко  обратился  Ружин  к  низенькому  большеголовому
мужчине, который все никак не мог в толпу у прилавка втереться,  все  вертел
задом, вертел.- Повернитесь.
   Тот услышал, повернулся испуганно, а вместе с ним еще  несколько  человек
повернулись.
   - Ваше портмоне? - Ружин дернул парня за руку,  подтягивая  его  к  самым
глазам низенького.
   - Вроде мое,- низенький  опасливо  покосился  на  курчавого.  А  курчавый
оклемался уже, сплюнул, сказал беззлобно:
   - Козел...
   Низенький заискивающе улыбнулся:
   - А может, и не мое,- пожал плечами.
   - Ваше, ваше,- подтвердил Ружин.- В заднем кармане у вас лежало. Я видел.
Задний карман, чужой карман. Пошли в комнату милиции, здесь рядом.
   Комната милиции действительно рядом, в дальнем углу рынка, в одноэтажном,
куцем  зданьице  с  зарешеченными  окнами.  Здесь  тихо,   народ   сюда   не
заглядывает, уютный уголок, сонный. На двери мелом написано: "Милиция".
   Лейтенант, без фуражки, заспанный, плосколицый,  ел  дыню,  когда  Ружин,
курчавый и потерпевший  вошли  в  комнату.  Он  вздрогнул,  вскинул  голову,
сладкий сок вяло тек по подбородку.
   - Что? - спросил, повернулся к курчавому.- А ты чего?..-осекся.
   Оторвал  кусок  газеты,  вытер  губы,  подбородок,  щеки,  потянулся   за
фуражкой, надвинул ее глубоко, встал, проговорил, строго и требовательно:
   - В чем дело?
   - Карманная кража,- сказал Ружин и поднял  руку  курчавого  с  портмоне.-
Задержан с поличным. Мною.
   - Так,- произнес лейтенант, суетливо выбрался из-за стола, подошел ближе,
на портмоне взглянул, потом на курчавого, неодобрительно головой покачал:  -
Свидетели?
   - Меня и потерпевшего достаточно.
   - Жалко, нет свидетелей,- лейтенант почесал щеку.
   - Я свидетель,- повторил Ружин  с  нажимом.-  А  вот  потерпевший.  Этого
достаточно.
   - Чего достаточно, а чего недостаточно -  не  вам  решать,-  перебил  его
лейтенант.- Ну хорошо, пишите заявление, объяснения,- он  достал  бланки  из
ящика стола.
   Ружин отпустил курчавого,  тот  сразу  скинул  портмоне  на  пол.  Ружин,
усмехнувшись, поднял портмоне, положил аккуратно  на  стол,  подвинул  стул,
сел, принялся писать, потерпевший тоже уселся и тоже писать стал, вздыхая.
   ...Лейтенант взял у Ружина объяснение, прочитал.
   - Значит временно не работаете? - спросил.
   - Временно не работаю,- ответил Ружин.
   - Понятно,- сказал лейтенант.- Можете идти. Когда надо, вызовем.
   - Давно в городе служите? - в свою очередь поинтересовался Ружин.
   - Больше месяца. Из района перевели. А что? - насторожился лейтенант.
   - Нет, нет,- миролюбиво улыбнулся Ружин.-  Ничего.  Любопытствую  просто.
Всего доброго.
   Колесов и Света ждали его там, где он их оставил.
   - Здорово вы его! - восхитилась Света.- Раз, два и готово.
   - Очень не люблю, когда воруют,- заявил Ружин.
   - Не в бровь, а в глаз,- отметил Колесов.
   - Если воруешь, отвечай,- продолжал Ружин.
   - Гениально,- Колесов развел руками.- Я буду вашим биографом.
   ...Дверь, на которой написано мелом "Милиция", распахнулась, из нее вышел
потерпевший, вслед за ним лейтенант. Они  поулыбались  друг  другу,  вежливо
пожали  руки,  и  потерпевший  ушел.  Через  какое-то  время   дверь   снова
приоткрылась, из темноты высунулся лейтенант,  оглядел  внимательно  дворик,
затем пропустил вперед курчавого, подтолкнул его в спину, сказал вдогон:
   - Не попадайся, дурак! Курчавый засеменил прочь.
   Лейтенант вынул из  кармана  горсть  смятых  денег,  помял  их  пальцами,
сказал:
   - Тьфу! - а потом и действительно сплюнул.
   - Значит, так,- сказал  Ружин,  когда  они  подъехали  к  дому.-  Жарьте,
парьте, короче, готовьте стол. Он должен быть роскошным. Я вернусь к вечеру.
   Он остановил машину возле  четырехэтажного  белого  здания.  Над  фасадом
нервно трепыхался  красный  флаг.  Ружин  поднялся  по  ступенькам,  толкнул
массивную стеклянную дверь, сбоку  от  которой  висела  бордовая  стеклянная
доска: "Исполнительный комитет....
   Он поднялся по  широкой,  покрытой  ковром  лестнице,  прошел  по  тихим,
безлюдным коридорам, остановился перед дверью "Приемная", помассировал  шею,
выдохнул шумно и только после этого вошел.
   После полутемного коридора в приемной  ослепительно  светло.  День  щедро
сочится сквозь огромное, почти  во  всю  стену,  окно.  Ружин  сузил  глаза,
вскинул ладошку к бровям козырьком, пригляделся:  два  посетителя  сидят  на
стульях, ожидают  приема,  мужчина  и  женщина,  похожие,  бесцветные.  Лица
незнакомые, а может, и знакомые. Ружин кивнул на всякий  случай,  не  убирая
козырька, шагнул к секретарше - пожилая,  сухощавая,  старомодный  пучок  на
затылке,- сказал, кивнув на окно, доброжелательно:
   - Солярий. Загорать можно...
   - Что такое? - с  вызовом  проговорила  секретарша  и  расправила  плечи,
готовясь к отпору.
   - Мне к председателю,- ласково улыбнулся Ружин и  убрал  руку  от  глаз.-
Срочно.
   - Но у него...- начала секретарша.
   - Скажите, Ружин пришел, очень просит,- перебил ее Ружин.- Вы разве  меня
не узнаете?
   Секретарша нерешительно развела руками:
   - Я попробую.
   Она нажала на кнопку селектора, сказала в микрофон:
   - К вам Ружин.
   - Я занят,- ответил селектор голосом Копылова. Секретарша  посмотрела  на
Ружина, добавила, поморщившись:
   Ему очень срочно. Слышно  было,  как  Копылов  усмехнулся,  потом  сказал
небрежно:
   Подождет, не рассыплется.
   Ружин повел подбородком, растянул губы в резиновой улыбке, произнес тихо:
   - Так.- Шагнул в сторону двери, снова повторил: - Так.- И  еще  несколько
шагов сделал, взялся за ручку, приоткрыл дверь, потом  резко  захлопнул  ее,
быстро подошел к стульям, сел, уставился в окно,  что-то  напевая  себе  под
нос, будто ничего и не произошло.
   Море было тихое, гладкое, но по-осеннему темное, волны  грузно  шлепались
на песок. Ружин сидел на мокром, черном валуне, курил и наблюдал за одиноким
рыбаком. Его лодка покачивалась в полусотне метров от берега. Удочки торчали
с бортов. Рыбак то одну выдергивал, то другую, то  третью,  но  лишь  пустые
крючки выныривали из воды Но рыбак не отчаивался, он снова насаживал наживку
и закидывал леску в море, ждал какое-то время и  в  который  раз  выдергивал
удочки..  Ружин  помогал  ему,  в  унисон  взмахивая  руками,  подбадривающе
вскрикивал. Но бесполезно, крючки, как и прежде, оставались пустыми.
   Стол  был  уже  разорен  наполовину.  Все  сидели   сытые,   разомлевшие,
довольные, а Ружин, давясь от смеха, рассказывал анекдот:
   - Пятачок и Винни-Пух  нашли  бочонок  меда.  Пятачок  говорит,  нехорошо
лапами есть, я за ложками сбегаю. Прибегает, а бочонок уже пустой...-  Ружин
откинулся на спинку стула.- Я не могу... А бочонок пустой и Винни-Пух  рядом
лежит с огромным пузом.  А  Пятачок  и  говорит  обиженно:  "Что  ж  ты  мне
половину-то не оставил?"  А  Винни-Пух  ему  отвечает:  "Уйди,  свинья,  мне
муторно!.."
   Колесов улыбался вежливо, ну а Света хохотала громко и  отчаянно,  как  и
Ружин. Только смех ее чуть опаздывал. Как только Ружин начинал смеяться, тут
и она подхватывала, там где Ружин, там и она...
   Ружин отсмеялся  наконец,  встал,  включил  магнитофон  -  сладко  запели
итальянцы,- сказал:
   - Я сейчас,- и пошел на кухню.
   Он стоял у окна, курил, лицо усталое, темное. Он слышал, как вошла Света,
краем глаза уловил, что она стала рядом.
   - Я понимаю, что помочь вам ничем не могу,- тихо  сказала  она.-  Но  все
же... Мне очень больно, когда вы смеетесь вот так... Он повернулся все-таки.
Она поймала его  взгляд,  смотрела  долго,  потом  подняла  руку,  осторожно
провела пальцем по щеке, сказала шепотом:
   - Колется...
   Ружин притянул ее к себе, прижал, потянулся губами к ее глазам и  тут  же
тряхнул головой, сказал громко и весело:
   - Значит, так, дети мои, а теперь я вас вновь покидаю  до  утра.  У  меня
есть еще одно очень важное дело.
   Света отстранилась, улыбнулась слабо, но ответила так же громко и так  же
весело:
   - Мы будем вас ждать. Не  забудьте,  сбор  в  восемь  ноль-ноль.  Колесов
смотрел  рассеянно,  как  Ружин  топтался  в   коридоре,   надевая   куртку,
приглаживая волосы, а когда Ружин за порог ступил, махнул рукой тихо.
 
   ...Шоссе пустое, одна-две машины прошли навстречу, пока ехал, а  сзади  и
вовсе никого не было, никто не спешил  вслед,  лишь  темнота  сзади  вязкая,
городские огни исчезли уже из виду. Высветился знак поворота, Ружин  свернул
налево, и теперь фары уперлись в знакомый уже дюжий  щит  "Запретная  зона",
через мгновенье и щит шагнул в темноту. Ружин проехал еще с полсотни  метров
и  погасил  фары,  остановился,  чтобы  глаза  пообвыкли.   Едва   различимо
проступила серая змейка дороги, можно ехать. Как только  очертились  контуры
забора и дома за ним, притормозил, осторожно свернул в  сторону,  с  хрустом
въехал прямо в кустарник, остановился,  выключил  двигатель,  открыл  дверь,
шепотом чертыхаясь, вытянув руки перед собой, выбрался из кустарника. Дальше
направился пешком. Дойдя до забора, с полминуты стоял, прислушиваясь. Море и
ветер, и больше ничего, и дом безмолвный, непроницаемый, ни  огонька,  будто
брошенный.
   - Так,- сказал Ружин,  решившись,  ухватился  руками  за  кромку  забора,
подтянулся, перекинул ноги, спрыгнул бесшумно, помчался к дому стремительно,
с разбегу вспрыгнул на  карниз  окна  первого  этажа,  оттолкнулся  от  него
энергично, уцепился за основание балкона, секунды две висел, болтая  ногами,
затем сильным рывком закинул одну ногу на балкон, ухватился рукой за  перила
и вторую ногу закинул, а потом и весь  через  перила  перевалился.  Вовремя.
Отчаянно, срываясь на хрип, залаяла собака, совсем рядом, за  углом.  А  вот
она уже и под балконом, ревет так, что стекла  дрожат  на  балконной  двери.
Ружин постучался. Приложил руки к двери рупором, выкрикнул глухо:
   - Марина, это я, Ружин.  Открой!  Она  ведь  сейчас  балкон  отгрызет!  -
Распахнулись шторы, за ними Марина, белое пятно лица, белые пальцы  скользят
по стеклу, никак не найдут задвижку. Ружин видит, как  рот  ее  кривится  от
усилий.
   - Зачем? - говорит себе Ружин тоскливо.
   Но вот дверь открылась,  с  сухим  треском,  будто  отклеилась,  и  Ружин
проскользнул в комнату.
   - Марина Сергеевна,- раздался встревоженный голос снизу, из-под балкона.-
Что случилось?
   - Господи,- простонал Ружин.- Она еще и разговаривает.
   - Ты кретин,- процедила Марина - Это сторож,- и,  наполовину  высунувшись
из двери, прокричала: - Все в  порядке,  Валентин,  просто  душно  стало,  я
балкон открыла, а Пальме что-то не понравилось. Все в порядке.
   - Ну и слава богу,- отозвался Валентин и рявкнул на  собаку:  -  Замолчи,
дура, прибью!
   И собака замолчала понятливо, кто его знает, может, и вправду прибьет
   - Ты ненормальный,- Марина прижалась спиной к двери,- или опять набрался.
   - Даже в темноте ты красива,- сообщил Ружин.- И еще этот белый пеньюар
   Голубой,- машинально поправила Марина.
   - Это неважно,- заметил Ружин.
   - Что ты хочешь?
   За окном над  забором  загорелся  фонарь,  тускло,  медно.  А  потом  они
услышали, как сторож возвращался к дому, как выговаривал что-то собаке и как
та ворчала в ответ.
   - Тебя,- сказал Ружин, снимая куртку и вешая ее на стул.
   - Раньше надо было этого хотеть,- усмехнулась Марина.- Опомнился.
   - Я и раньше хотел,- Ружин остановился в двух шагах от женщины. В  глазах
его красновато отсвечивал фонарь.
   - Не замечала,- Марина обхватила плечи руками.- Ты  странно  смотришь  на
меня. Почему ты так смотришь?!
   - Конечно, не замечала,- Ружин сделал шаг.- А кого было  замечать?  Мента
поганого, не очень денежного, скучного, не светского,  ни  шикарного,  вечно
усталого?..
   И Ружин сделал еще шаг.
   - Не подходи! - Марина вжалась в стекло, вот-вот лопнет оно.- Я закричу!
   - Ну а сейчас все в порядке, да? - Ружин протянул руку, погладил  женщину
по плечу, по груди.- Все как хотела, да?
   - Я надену халат,- Марина осторожно ступила в сторону.
   - Не надо,- сказал он. Ружин удержал ее.
   - Я же совсем голая,- тихо проговорила Марина.
   - Не совсем,- не согласился  Ружин.-  На  тебе  пока  пеньюар.  Он  вдруг
протянул руки и прижал женщину к себе.
   - Уходи,- выдохнула Марина.- Сейчас приедет Копылов.
   - Он не приедет,- мягко возразил Ружин.- Сегодня он улетел в Ленинград. Я
знаю.
   Он наклонил голову и поцеловал Марину. Она ответила.
   - Как все плохо-то, Сереженька,- прошептала Марина.- Как все плохо...
   Ружин протянул руку к тумбочке, пальцы наткнулись на ключи от машины,  на
записную книжку, на какие-то бумажки, наконец нащупали часы. Ружин попытался
ухватить их в горсть, но они выскользнули из руки,  упали  на  пол,  кляцнув
коротко. Ружин чертыхнулся под нос, свесился с постели, стал  шарить  обеими
руками по полу.
   Рядом шевельнулась Марина.
   - Что случилось? - сонно спросила она.
   - Часы упали,- ответил Ружин.
   - Нашел?
   - Нет,- недовольно отозвался Ружин.- Как сгинули.
   - Позвать собаку? - Марина зевнула.
   - Не надо,- поспешно ответил Ружин.- Уже нашел. И дей ствительно, в  этот
миг пальцы коснулись часов.
   - Сколько? - спросила Марина.
   - Почти пять,- Ружин надел часы на руку.
   - Я так и не заснула,- сказала Марина.
   - Ты не одинока,- заверил ее Ружин.
   - Ты придешь еще? - осторожно поинтересовалась Марина
   - Не знаю,- после паузы ответил Ружин.- Не знаю...
   - По крайней мере честно...
   - Мои слова,- усмехнулся Ружин.
   - Что? - не поняла Марина.
   - Ты все время употребляешь мои выражения.
   - Ну, такое не забывается,- не скрывая иронии произнесла Марина.
   - Не злись,- попросил Ружин.
   Свет от фонаря шел скупой и зыбкий, и  пыльный  какой-то,  а  еще  фонарь
дрожал - от ветра, наверное, мелко-мелко, и казалось, все предметы в спальне
шевелятся и не просто шевелятся, а неотвратимо надвигаются на  постель  -  и
стулья, и кресла, и пуфики разномастные, и трельяж... Ружин тряхнул головой,
но мебель все равно шевелилась. А потом открылась балконная дверь, медленно,
плавно, будто кто тихонько подталкивал ее. Ружин  приподнялся,  вглядываясь.
Марина обхватила его,  прижалась,  вздрагивая.  Дверь  захлопнулась  рывком.
Сквозняк.
   - Я вчера был у Копылова,- заговорил Ружин.- Я сказал, что хочу  работать
на любой должности, в розыске. Это мое, понимаешь?
   Это единственное, что я умею и люблю делать. Это как наваждение. Где бы я
ни был, тут же я  вычленяю  воров,  фарцовщиков,  наркоманов,  гомиков...  Я
профессионал. Я устал без работы.
   Марина убрала руку с его груди,  села,  подогнув  колени  и  опершись  на
спинку кровати.
   - И что Копылов? - скучно спросила она.
   - Пообещал, что все решится положительно,-  ответил  Ружин  и  заметил  с
почти искренним воодушевлением: - Он совсем неплохой малый, твой муж.  Мы  с
ним мило поболтали, умен, эрудирован, болеет за город.. Вот так.
   - Значит, следствие прекратят? - осведомилась Марина.
   - Прекратят.
   - И суда не будет?
   - Не будет.
   - И тебе не грозит пять лет?
   - Не грозит.
   - И забудется то, что ты был арестован за покушение на убийство  Гарабова
и просидел в тюрьме два месяца?
   - Забудется.
   - И все потому, что ты теперь  будешь  паинькой  и  опять  станешь  верно
служить?
   - Потому что  буду  опять  верно...-  Ружин  осекся,  проговорил  зло,  с
нажимом: - Потому что хочу работать, потому что  не  могу  без  этой  работы
жить, потому что...
   - Врешь,- усмешливо перебила его Марина.- И мне врешь, и себе врешь. Но я
тебя понимаю. У тебя нет выбора. Понимаю.
   - Чушь, чушь, чушь! - замотал головой Ружин.-  Чушь!  -  он  вскинулся  с
постели, стал одеваться, быстро, суетливо, из карманов  со  звоном  сыпалась
мелочь.- Потому что я хочу работать! - прерывисто дыша, говорил он: - Потому
что я профессионал! Пусть они все, что угодно  делают  там  все,  а  я  буду
ловить жуликов, уголовников. Понимаешь? Уголовников!
   Он сорвал куртку со стула, ступил к окну, надевая  ее  на  ходу;  надевал
нервно,  дерганно,  раза  два  промахнулся  мимо  рукава,  на  третий   раз,
разозлившись,  втиснул  кулак  с  такой  силой,   что   материя   затрещала,
сопротивляясь. Привалился  к  балконной  двери,  стал  вертеть  ручки  двумя
руками, чтоб уж наверняка, и злился легкости, с какой они поддавались.
   И тут опять услышал, как  затрещала  куртка  на  плечах,  звук  показался
громким, долгим. Ружин нахмурился, замер, затем  стремительно  сорвал  ее  с
себя, вывернул  подкладкой  наружу,  принялся  внимательно  разглядывать  ее
сантиметр за сантиметром, когда добрался  взглядом  до  шва  вверху  рукава,
помял шов пальцами, нащупал что-то. Дырка. Надо же... Большая. Как  же  так?
Он сморщился, обиженно поджал губы. Проговорил, не поднимая головы:
   - Нитку с иголкой...
   Марина зашуршала за его спиной, а он все мял-мял  шов  пальцами  и  качал
головой сокрушенно. Марина протянула ему иголку со вдетой уже ниткой.
   - Что это? - спросил Ружин.
   - Нитка с иголкой,- тихо сказала Марина.
   - Зачем? - удивился Ружин.
   - ТЫ же просил,- Марина все еще тянула к нему руку.
   - Не помню,- сказал Ружин, съежив лоб,- не помню...  Он  не  спеша  надел
куртку, подошел к балконной двери,  легко  распахнул  ее,  сделал  еще  шаг,
перекинул ногу через перила балкона.
   - Сережа! Не надо! - сдавливая крик, проговорила Марина.- Я же  пошутила!
Я не хочу одна! Я все время одна! Я не хочу! Не хочу! Не хочу!..
   Она видела, как он добрался до забора, перемахнул его, как бесшумно бежал
по низкому, слоисто стелющемуся над увядающей травой туману.
 
   ...Двери в автобусах уже закрылись, но машины пока не  отъезжали,  дымили
скупо, грелись, ждали команды. Вокруг каждого автобуса, а  их  было  четыре,
родители, друзья, невесты, жены. Обступили так,  что  казалось  даже,  когда
сдвинутся машины с места, не пустят их, вцепятся  в  окна,  колеса,  впереди
встанут и не разрешат дальше ехать, все знают, куда они едут, все знают...
   Парни держатся достойно, браво улыбаются, острят, балабонят  горласто  из
окон, в который раз руки жмут и своим, и незнакомым. Колесов  тоже  старался
улыбаться широко и безмятежно. Ружин и Света видели его через стекло, он  не
вставал, не высовывался в опущенные фрамуги, просто сидел и улыбался, широко
и безмятежно. И Ружин губы растягивал и беззаботное, веселое лицо  делал,  и
Света тоже веселое лицо  делала,  только  у  нее  плохо  получалось,  как  у
танцоров-любителей к концу долгого выступления.
   Но вот команда. Вздрогнули машины,  заголосили  люди,  неожиданно  тонко,
безнадежно,- женщины. Один из офицеров яростно выругался в мегафон, и голоса
стихли, присмирели люди, и вправду, не на  похоронах  же.  Автобусы  уехали.
Стояли еще долго. Ружин и Света двинулись первыми.  Двор  призывного  пункта
был голым, чистым, серым и тоскливым,  после  отъезда  машин  это  увиделось
ясно, теперь хотелось скорей уйти отсюда.
   - Ружин, Сергей! - услышал Ружин низкий голос за спиной. Обернулся. К ним
спешил моложавый белобровый подполковник. Подойдя, он протянул руку,  сказал
радостно: - Сто лет тебя не видел! Как ты? Все обошлось?
   - Нормально,- Ружин пожал плечами.
   -  Может  быть,  лучше  было  бы  там,  а?  -  подполковник   нахмурился,
внимательно вглядываясь в Ружина.- Кто знает, где найдешь, где потеряешь, а?
Два раза тебе предлагали. Приехал бы героем.
   - Наверное,- пробормотал Ружин.
   - Я через неделю опять  туда,-  сказал  подполковник.-  Позвони.  Приходи
проводить...
   - Обязательно,- кивнул Ружин.- Я позвоню. Обязательно. Всю  дорогу  ехали
молча, не смотрели друг на друга, будто разругались, а теперь вот  поостыли,
но не смирились, ждут, кто первый начнет, чтобы опять в крик,  без  причины,
без злобы, а просто потому, что скверно, все, все не так, все  против  Когда
он случайно  коснулся  девушки,  она  вздрогнула,  а  он  одновременно  руку
отдернул, словно током по пальцам шибануло, он  пробормотал  "Извините"  или
еще что-то в этом роде, а она и вовсе не  ответила,  только  отодвинулась  к
двери ближе.
   Ружин подрулил к подъезду, притормозил, выходить первым не  стал,  сидел,
положив руки на руль.
   - Я заберу вещи,- сказала Света, не глядя на него.
   - Да-да, конечно,- согласился Ружин.
   Они вышли, все так же молча вошли в подъезд, поднялись по лестнице. Ружин
открыл  дверь,  пропустил  девушку   вперед,   остановился   на   мгновенье,
прищурился, потянул воздух носом,  шагнул  вперед,  мягко  отстранил  Свету,
приложил палец к губам. Она,  не  понимая,  насупила  брови,  хотела  что-то
сказать, но Ружин был быстрее, зажал ей рот ладонью, улыбнулся успокаивающе,
другой  рукой  по  волосам  погладил.  Света   расправила   лоб,   потерлась
непроизвольно об его руку Ружин подмигнул ей,  шагнул  к  двери  в  комнату,
открыл ее У окна на кресле сидела Лера, курила, ухоженная, яркая, в  пестром
коротком халатике, который намеренно не скрывал загорелых ног.
   - Наконец-то,- сказала она, длинно улыбаясь.- Я  чуть  не  заснула  А  ты
бродишь где-то, ранняя пташка.
   - Что случилось? - растерянно спросил Ружин.
   - Ничего не случилось,- обиженно ответила Лера.- Ты забыл как я люблю это
утром, когда ты еще сонный, теплый?..
   - Ой! -  вздохнула  за  спиной  Ружина  Света.  Ружин  обреченно  покачал
головой, устало провел рукой по лицу.
   - А это еще что за чудо? -  Лера  подалась  вперед,  притушила  сигарету,
встала, оглядела Свету, усмехнулась: -  Переквалифицировался  на  детей  или
предпочитаешь  теперь  заниматься  этим  втроем?  -  она   развязала   пояс,
встряхнула волосами.- Ну что ж, я согласна.
   Она намеренно медленно стянула с плеч халатик, и он бесшумно  упал  у  ее
ног.
   - Эффектно,- оценил Ружин и полез за сигаретами.- Но я вторую неделю полы
не мою. Жалко вещь.
   А потом он услышал  дробный  стук  каблучков  в  коридоре,  тяжелый  удар
входной двери, веселый невесомый звон цепочки.
   - Дура! - искренне и со вкусом заявил он Лере и ринулся к двери.
   Света была уже в конце улицы, когда  он  выскочил  из  подъезда,  бежала,
ссутулившись, прижав локотки  к  телу,  каблуки  то  и  дело  соскальзывали,
подгибались, и девушка, в испуге взмахивая  руками,  припадала  то  на  одну
ногу, то на другую. Ружин улыбнулся, по-молодецки присвистнул ей вдогонку  и
побежал следом.
   -  Стоп!  -  строго  скомандовал   он,   оказавшись   перед   Светой,   и
предупреждающе  вытянул  руки.  Она  замедлила  шаг,  побрела  обессиленная,
опустив голову.- Чего ты испугалась? - спросил  Ружин.-  Никогда  не  видела
женского тела? Оно точно такое же как у тебя. Хотя нет,- поправил он  себя.-
У тебя в миллион раз лучше.
   - Откуда вы знаете? - Света испуганно вскинула глаза. Ружин расхохотался.
Света дернула плечом и пошла быстрее.
   - Но я, наверное, опять  не  прав,-  Ружин  поравнялся  с  девушкой.-  Ты
ревнуешь.
   - Ну вот еще! - фыркнула Света.
   - Ревнуешь, ревнуешь,- подзадорил ее Ружин.
   - Было бы к кому,- возмутилась Света.- К  вашему  сведению,  у  нее  зубы
вставные.- Она энергично тряхнула головой.- Вот так!
   А Ружин снова расхохотался,  весело  ему  было  и  хорошо,  что  вот  так
искренне она возмущается и встряхивает головой, как ретивая молодая лошадка.
   - Да, да, да,- запальчиво проговорила Света.- Вот тут  два  и  тут.-  Она
поднесла палец ко рту и показала, где у Леры вставные зубы, и губы при  этом
свои нарочито широко растянула, чтобы Ружин мог видеть, какие  у  нее  зубки
ровные, гладенькие, и все свои, да еще головой повертела туда-сюда,  смотри,
мол, сравнивай.
   Ружин хохотал, не останавливаясь, и повторял сквозь смех:
   - Как заметила-то, а? Как заметила?
   Какое-то время Света смотрела  на  него  насупленно,  обиженно,  а  потом
хмыкнула неожиданно для себя, потом руку ко рту поднесла, подступающий  смех
сдерживая, но поздно, вздрогнули плечи, и она засмеялась вслед  за  Ружиным,
легко, без смущения, как давно не смеялась, как в детстве...
   - Я хочу есть,- сказал Ружин, отнимая ладони от щек. Я зверски хочу есть.
   - И я хочу есть,- переводя дыхание, заявила Света.- Только еще зверистей.
   - Как? Как? - не понял Ружин.
   Они неторопливо шли по ресторанному залу, круглому, пустому, разноцветные
скатерти, белые, голубые, красные, форсистые стулья, спинки  круто  выгнуты,
ножки тощие, ниточки, как лапки паучьи. Впереди метрдотель, в темном костюме
с бордовой  бабочкой,  высокий,  тонкорукий,  голова  чуть  назад  откинута,
вышагивает  как  манекенщик,  вольно,  слегка  подпрыгивая,  за  ним   Света
озирается со скрытым любопытством, а за ними Ружин,  руки  в  карманах,  вид
беспечный, но это напоказ, а самому не по себе, вроде как окрика ждет,  мол,
нельзя сюда, мол, кончилось твое время, в пельменной, мусорок,  похаваешь...
Но нет, вот остановился метрдотель, указал на стол, сказал вежливо:
   - Пожалуйста.- И при  этом  во  второй  раз  уже  на  Ружина  внимательно
посмотрел, глаза черные, словно подведенные,  брови  высокие,  будто  заново
нарисованные, и оттого взгляд у метрдотеля печально-скорбный, как у Пьеро.
   - Не узнаешь? - спросил Ружин, усаживаясь.
   - Почему не узнаю? - легко откликнулся метрдотель.- Узнаю. Как не узнать.
Гуляли славно, громко. Любимое место ваше было после "Солнечного". Так?
   - Так,- кивнул Ружин.- Все верно ты говоришь. Про мои дела слыхал?
   - Болтали что-то.
   - Мог бы и не пустить,- усмехнулся Ружин.- Почему пустил?
   - Кто знает, как жизнь повернется,- философски заметил метрдотель.-  Я  в
людях  разбираюсь.  Глаза  у  вас  не  потухшие,  устремленные,  на   борьбу
нацеленные.
   Ружин удивленно вскинул брови, покрутил головой, хмыкнул.
   - Пришли-ка официанта,- попросил он.- Я зверски хочу  есть,  а  вот  дама
моя,- он кивнул на Свету,- еще зверистей.
   - Что? Что? - наклонился метрдотель.
   - А она не  останется?  Уйдет?  -  осторожно  спросила  Света,  аккуратно
отрезая кусочек мяса.
   - Кто? - поинтересовался Ружин и разлил но фужерам минеральную воду.
   - Ну эта, которая с зубами...
   - А,- ухмыльнулся Ружин.- Конечно. Она же все поняла.
   - Насовсем уйдет? - Света,  не  поднимая  глаз,  сосредоточенно  кромсала
мясо.
   - Наверное,- Ружин пожал плечами.- А если и придет, мы ее не пустим.
   - Мы...- растерянно повторила Света.
   Ружин замер, фужер так и не донес до губ, но и смотрел он не на Свету,  а
куда-то за нее, поверх ее плеча, улыбался. Она медленно обернулась.
   Сбоку от эстрады темнела дверь, маленькая, неприметная, и возле нее стоял
Горохов, он придерживал дверь, чтобы она  не  закрылась,  и  что-то  говорил
неизвестно  кому,  тому,  кто  за  этой  самой  дверью  находился,   говорил
почтительно, тихо, чуть подавшись  вперед,  словно  вышколенный  официант  в
дорогом ресторане. Потом он мягко прикрыл дверь, повел плечами,  распрямился
и направился в  зал,  с  ленцой,  вразвалку,  другой  человек,  раскованный,
знающий себе цену, Ружин встал. Горохов уловил движение,  повернулся  в  его
сторону, застыл на полушаге, быстро обернулся назад, на дверь, потом по залу
глазами пробежался цепко, профессионально  и  только  после  этого  сотворил
улыбку на лице, приветливую, узнающую. Ружин усмехнулся.
   - Я рад тебя видеть,- сказал он.
   - Я тоже,- бодренько отозвался Горохов.
   - Не ври,- сказал Ружин.- Мне не надо врать. Я умный.
   - Я помню,- кивнул Горохов.- Помню.
   - И все равно я рад,- Ружин протянул руку. Горохов торопливо  пожал  ее.-
Как ребята? Все живы? Здоровы?
   - Да,- радостно ответил Горохов.- Все живы-здоровы.
   - Ну и замечательно.
   - Конечно. Это самое главное, когда все живы и здоровы...
   - Я вот тут завтракаю.- Ружин махнул рукой за спину.- Давно не бывал.
   - Да, здесь неплохо,- согласился Горохов.- Уютно. Кухня  хорошая.  Я  вот
тоже решил, дай, думаю, позавтракаю. Вкусно.
   - Уже уходишь?
   - Да не совсем,- поспешно откликнулся Горохов.- Еще кофе... Ружин увидел,
как неприметная дверка возле эстрады открылась и кто-то вышел из нее,  двое.
Ружин узнал Рудакова и прокурора Ситникова.
   - Не будет тебе кофе, Горохов,- сообщил он.  Горохов  оглянулся  и  опять
превратился в вышколенного официанта,  развернулся  суетливо,  плечи  упали,
подтаяли словно, голова вперед подалась, навстречу.
   - Что с тобой? -  искренне  удивился  Ружин.  Горохов  вздрогнул,  но  не
обернулся.
   - Не знаю, Серега,- сказал он тихо.- Не знаю! Что-то случилось, а  что  и
когда, не знаю. Жить, наверное, спокойно хочу. Два дня  назад  Рудаков  стал
начальником управления. Вот так.
   - Как же это?..- растерялся Ружин, он  похлопал  себя  по  карманам,  ища
сигареты, не нашел,  деревянно  повернулся,  сделал  шаг  в  сторону  своего
столика, не заметив стула,  стоящего  перед  ним,  споткнулся  о  ножку,  не
удержался и, вытянув руки, повалился на  сервировочный  столик,  уставленный
грудой тарелок и бокалов, тарелки посыпались на пол,  раскалываясь  с  сухим
треском, один за другим захлопали по паркету пузатые бокалы, и вилки потекли
со стола, и ножи,- серебряный водопад.
   - Кто это там? - поморщился Рудаков.-  Ружин?  Опять  пьяный?  Видите?  -
грустно сказал он прокурору.- Я был прав. Нечистоплотным людям  не  место  в
милиции.
   Они неторопливо направились к  выходу,  сбоку  мелко  семенил  Горохов  и
что-то вполголоса говорил, то и дело показывая  рукой  на  Ружина,  строгий,
непримиримый.
 
   ...Ветер дул порывами, то вдруг закручивал яростно  в  невесомые  воронки
песочную пыль, тонко обсыпавшую смерзшийся  уже  пляжный  песок,  выдавливал
снежно-белую пену "барашков" из черного  морского  нутра,  и  был  он  тогда
холодным и злым, хлестал по лицу мокро и  колко,  впивался  в  глаза,  мешал
дышать, остро выстуживая ноздри,  губы,  и  Света  кричала  тогда,  отчаянно
дергая Ружина за рукав: "Уйдем, уйдем! Мне холодно! Мне страшно! Я не  хочу!
Зачем?! Зачем?!"... То вдруг стихал мгновенно, разом, будто кто-то  выключил
его, не выдержав и в сердцах опустив рубильник, и оседала  грустно  песочная
пыль, не дали ей порезвиться, покуражиться вволю,  и  таяли  "барашки",  как
льдинки под летним солнцем, и предметы вокруг  приобретали  ясные  и  четкие
очертания, и цвет приобретали, виделись  уже  объемными  и  весомыми,  а  не
плоскими, призрачными, как минуту назад,  это  свою  природную  прозрачность
восстанавливал вычищенный влагой воздух...
   Ружин сидел на песке и рассеянно с тихой  полуулыбкой  смотрел  на  море.
Света рядом переминалась  с  ноги  на  ногу,  озябшая,  съеженная,  теребила
машинально его плечо, повторяла безнадежно:
   "Уйдем, уйдем..." Ружин посмотрел на часы.
   - Они уже в аэропорту,- определил он.- Шутят, веселятся, громко,  гораздо
громче, чем обычно, тайком ловят взгляды друг друга, может, кому-то  так  же
паршиво, как и мне, и я не один такой, трусливый и мерзкий  выродок...  Нет,
вон у этого на миг потемнели глаза, и у того, и  у  того...  Нет,  не  один,
значит, я не самый худший, значит, это норма... и я смогу, и я  сделаю  все,
что потребуется. Надо!Ружин потер руками лицо, посмотрел на ладони,  мокрые,
он  усмехнулся,  это  всего  лишь  водяная   пыль,   море.-   Помнишь   того
подполковника белобрового? Он правду сказал, мне два раза предлагали туда. И
два раза я находил причины, чтобы не ехать. Не потому, что видел, что  война
эта зряшная. Боялся. Если бы ты знала, как долго и упорно  я  ломал  голову,
чтобы найти эти причины. Здесь на нож с улыбочкой шел, а  туда  боялся.  Там
шансов больше, понимаешь? Понимаешь? Я был бравым  и  смелым  сыщиком,считал
себя элегантным, красивым парнем, правда, правда, а когда меня арестовали  и
я попал в камеру, понял, что я во все  это  играл  только,  играл  и  ничего
больше, я дрожал как  заяц,  когда  меня  вызывали  на  допрос,  я  перестал
бриться, мне было  совершенно  наплевать,  как  я  выгляжу,  мне,  наоборот,
хотелось быть маленьким,  страшненьким,  незаметным.-  Он  поднял  глаза  на
Свету, усмешку, презрение ожидал увидеть на ее лице, но нет, она будто и  не
слышала его, по-прежнему подрагивают посеревшие  ее  губы,  томится  прежняя
мольба в глазах, и бессильным голосом она повторяет:  "Уйдем,  мне  холодно,
холодно..."  Ружин  неожиданно  рассмеялся,  непринужденно,  искренне:  -  А
знаешь, чего я еще всегда боялся? Холода.  Обыкновенного  холода.  Я  всегда
боялся простудиться, до чертиков боялся простудиться. Не пил холодную  воду,
где бы ни был, закрывал окна и двери,  чтобы  не  было  сквозняков,  начинал
купаться в море только в июне, а заканчивал  в  начале  августа.  Интересно,
правда?
   Ружин вдруг быстро встал,  покопался  в  карманах  куртки,  не  глядя  на
девушку, протянул ей ключи, бросил отрывисто:
   - Уходи!
   - А ты? - потянулась к нему Света.
   Он оттолкнул ее и крикнул, зажмурив глаза:
   - Уходи!
   Света  невольно  попятилась  назад,  остановилась,  растерянная,  готовая
заплакать.
   - Я прошу тебя,- проговорил он, сдерживаясь.- Мне надо побыть одному.
   Она сделала несколько шагов  назад,  потом  повернулась  к  нему  спиной,
побрела, ссутулившись, вздрагивали плечи,  длинный  плащ  путался  в  ногах.
Ружин подождал, пока она отойдет  подальше,  скроется  за  деревьями,  курил
жадно, потом бросил сигарету, разделся, не  суетясь,  оставшись  в  плавках,
пробежался до кромки воды, остановился на секунду, выдохнул шумно и ступил в
воду.
   Он плыл быстро и уверенно. Все дальше, дальше.  Опять  задул  ветер,  тот
самый,  злой  и  колкий,  с  готовностью  вынырнули   "барашки",   понеслись
неудержимо друг за другом. "Давай! Давай!" - вскрикивал Ружин,  отфыркивался
и, истово вспенивая вязкую воду, короткими  сильными  гребками  толкал  себя
вперед.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.