Версия для печати

                            Эрл Стенли ГАРДНЕР

                              ПОЮЩАЯ ДЕВУШКА




                                    1

     Джордж Анклитас оценивающе посмотрел на Элен Робб, точно  также,  как
фермер оглядывает выставленный на продажу скот.
     - Черные чулки, - велел он.
     Элен кивнула.
     - Длинные черные чулки, - повторил  Джордж,  сопровождая  свои  слова
жестом, охватывающим и бедра.
     - Леотард [трико акробата или танцовщика], - вставил Хитрец Маркус.
     - Неважно, как они называются, - продолжал Джордж. -  Я  хочу,  чтобы
она надела те черные и блестящие, которые прекрасно облегают всю фигуру.
     - Да, это он, - кивнул Хитрец. - Леотард.
     - И юбочку, - давал указания Джордж, не сводя глаз с Элен.  -  Дюймов
на шесть выше колена. Небольшой белый передник. Ты сама знаешь, который  я
имею в виду: размером с носовой платок, обшитый по краям кружевом.
     - Сегодня - решающая ночь? - уточнил Хитрец.
     - Да, сегодня мы с ним разделаемся, - кивнул Джордж.
     - До конца?
     - Зачем останавливаться на середине?
     - Ты ему понравилась, - снова повернулся  Джордж  к  Элен.  -  Он  не
сводит с тебя глаз, когда ты появляешься в своем наряде  для  выступлений.
После каждого номера будешь хватать поднос и отправляться  в  зал.  Обходи
стол таким образом, чтобы он имел возможность тебя разглядывать,  отвлекай
его внимание, кроме тех случаев, когда я тебе просигнализирую.
     - Запомни сигнал, - заговорил Хитрец.  -  Джордж  проведет  рукой  по
волосам, словно пытаясь их пригладить.
     Джордж поднял ухоженную руку с маникюром к черным вьющимся волосам  и
продемонстрировал условный жест.
     - Когда заметишь сигнал, - объяснил Хитрец, - ты должна сразу же идти
к столику, однако, подходить сзади клиента. Уясни это.  Если  у  него  две
пары  или  три  карты  одного  достоинства,  ты  спрашиваешь:  "Вы  хотите
сигарету, мистер Эллис?". Не забудь, слово "вы" означает, что у  него  три
карты одного достоинства или меньше. Если  ты  просто  объявишь:  "Сигары,
сигареты", это означает полный дом [три карты  одного  достоинства  и  две
другого, например три дамы и  две  десятки  (покер)],  а  если  ты  дважды
повторишь  "Сигары,  сигареты"  это  означает  полный   дом,   где   карты
достоинством выше валета. Если произнесешь эту фразу один раз, то карты  у
него ниже валетов - например, три десятки и еще пара чего-нибудь.
     - А если у него флеш [пять карт одной масти (покер)] или четыре карты
одного достоинства, ты меняешь порядок и... - начал было Джордж.
     - Нет, - кратко ответила Элен Робб, в первый раз открыв рот.
     Оба мужчины недоуменно уставились на нее.
     - Я не пойду  на  подобное,  Джордж.  Я  спою  и  покажу  ножку,  как
требуется, но не стану помогать вам обманывать Хелмана Эллиса или  кого-то
еще.
     - Черта с два! -  взорвался  Джордж.  -  Не  забывай,  что  ты  здесь
работаешь! Я - хозяин этого заведения. Делай, что я тебе  приказываю.  Что
случилось? Влюбилась в него? - Джордж немного помолчал,  а  потом  добавил
менее грубым тоном: - От тебя это потребуется только, если я подам сигнал.
Не думаю, что до него дойдет, Элен. Простофиля и так уже наш.  Но  ты  ему
понравилась. Он любит тебя разглядывать. Это одна  из  причин,  почему  он
здесь  появляется.  Мы  его  ублажали  последнее   время:   он   чуть-чуть
проигрывал, потом мы давали ему выиграть, он опять  чуть-чуть  проигрывал.
Мы изучили его манеру игры. Однако, сегодня  вечером  планируется  участие
еще двух человек, что несколько осложнит игру.
     - Я не пойду на подобное, - повторила Элен Робб.
     - Да будь я проклят! - воскликнул Хитрец.
     Джордж отодвинул стул и встал. Его лицо исказила злость.  Он  глубоко
вдохнул воздух и внезапно улыбнулся.
     - Хорошо, милая, - сказал он. - Одевайся. Не хочешь - не надо. Просто
споешь. Забудь  о  сигналах.  Не  станем  никого  обманывать.  Сыграем  по
честному, не так ли, Хитрец?
     Маркуса несколько смутила такая резкая перемена в хозяине.
     - Ну... - пролепетал он. -  Да,  наверное...  Конечно,  если  ты  так
хочешь, Джордж. Мы и так его обыграем.
     - Несомненно, - подтвердил Анклитас. - Забудь о том, что мы говорили,
Элен. Иди одевайся. Помни про черные чулки.
     Элен Робб вышла из комнаты. Хитрец Маркус наблюдал за покачиванием ее
бедер, пока зеленые занавески в дальнем конце не  опустились  на  место  и
девушка не скрылась из виду.
     - Неплохой экстерьер, - заметил Джордж. -  Но  только  для  клиентов.
Приманка для сосунков.
     - Что, черт побери, ты задумал? - взорвался Хитрец. -  Мне  казалось,
что ты поставишь  ее  на  место.  Или  она  будет  выполнять  то,  что  ей
приказывают, или пусть пеняет на себя.
     - Тогда пришлось бы выбрать второй вариант, - ответил Анклитас, качая
головой. - Своевольная дамочка.
     - Ну и что? - не понял Маркус. - Кто хозяин этого заведения?
     - А вот что. Предположим, мы заставляем  Элен  сделать  то,  что  нам
требуется, выуживаем сегодня вечером пять штук у Хелмана Эллиса,  а  потом
эта дамочка отправляется к жене Эллиса и сообщает ей, что мы мухлевали. Ты
подумал, что произойдет в таком случае?
     - Продолжай, - попросил Хитрец.
     - Как только Элен Робб отказалась, с ней  покончено  -  решил  я  для
себя, - сообщил Джордж Анклитас. - Но зачем  работать  грубо?  Если  я  от
кого-то избавляюсь, я все делаю по-умному.
     - Что ты планируешь? - поинтересовался Хитрец.
     - Подставить ее, - сообщил Джордж с потемневшим  лицом.  -  Подстроим
все так, словно она что-то украла, а потом выставим ее  вон.  Скажем,  что
если она еще когда-либо появится в этих местах, то окажется  за  решеткой.
Дам ей денег на билет до Аризоны и предупрежу, что  если  она  не  покинет
пределы штата в течении двадцати четырех часов, я подам на нее в суд.  Она
слишком много  знает.  Нам  необходимо  ее  дискредитировать.  Помнишь  ту
красотку, которую мы подставили? Она все еще сидит.
     - Ты считаешь, что нам  удастся  надуть  Эллиса  без  сигналов?  -  с
сомнением в голосе спросил Хитрец.
     - Конечно, - ответил Джордж. - У нас ведь и раньше  такое  проходило,
не так ли?
     Хитрец кивнул кивнул.
     - Не волнуйся, - попытался успокоить его Джордж.
     - Я не волнуюсь. Я просто хочу быть уверенным.
     - В нашем деле это означает волнение, - заметил Джордж.



                                    2

     Делла Стрит, доверенная  секретарша  Перри  Мейсона,  остановилась  в
дверном проеме в конце прохода между личным кабинетом адвоката и приемной.
В уголках ее рта играла улыбка.
     Наконец, Мейсон почувствовал,  что  секретарша  стоит  неподвижно,  и
поднял голову от тома, который читал.
     - Ты всегда говоришь, что не любишь дела, в которые вовлечены фигуры,
- лукаво заметила Делла Стрит.
     - Ты права, - с серьезным  видом  ответил  Мейсон.  -  Я  предпочитаю
разбираться  с  драматическими   ситуациями,   где   есть   шанс   изучить
человеческие натуры. Я не хочу  заниматься  геометрией  перед  присяжными,
чертить что-то на доске, складывать и вычитать, умножать и делить.
     - А теперь нам  придется  включиться  в  дело,  в  которое  вовлечена
фигура, причем неплохая, должна заметить. Она ждет в приемной, -  сообщила
Делла Стрит.
     Мейсон покачал головой.
     - Мы и так загружены по горло, Делла. Ты же знаешь, что я терпеть  не
могу рутинные процессы. Я...
     Что-то в поведении секретарши заставило мозг  Мейсона  отреагировать,
хотя и с некоторым опозданием.
     - Ч_т_о_ там вовлечено в дело? - уточнил адвокат.
     - Прекрасная фигура.
     Мейсон отодвинул от себя книгу.
     - Одушевленная?
     - Очень даже живая, - засмеялась Делла Стрит.
     - Ты хочешь сказать, что она двигается? - улыбнулся Мейсон.
     - Ну, - задумчиво произнесла секретарша, - она колышется.
     - Плавно?
     - Обольстительно.
     - Возраст?
     - Двадцать четыре, двадцать пять, двадцать шесть.
     - А тело?
     - Великолепное.
     - Имя?
     - Элен Робб. В прошлом фотомодель,  теперь  певица  в  ночном  клубе,
совмещающая выступления с продажей сигар и сигарет.
     - Приглашай ее, - попросил Мейсон.
     - Она произведет на тебя впечатление, - предупредила Делла  Стрит.  -
Одета соответствующим образом.
     - Как и большинство женщин,  направляющихся  в  какую-то  контору,  -
заметил Мейсон.
     - В данном случае ты увидишь не тот наряд, что ожидаешь,  -  сообщила
Делла Стрит.
     Мейсон приложил пальцы левой руки к запястью правой и сосчитал пульс,
поглядывая на часы.
     - Сто двадцать восемь, - объявил он.  -  Учащенное  дыхание.  Ты  еще
долго  собираешься  держать  меня  в  напряжении,  Делла?  Ты   меня   уже
заинтриговала в достаточной степени. Так чего мы ждем?
     - Какой там у тебя пульс? - переспросила секретарша.
     - Сто двадцать восемь ударов в минуту.
     - Если ровно через пять секунд он не поднимется до ста  восьмидесяти,
ты можешь снижать мое жалованье.
     Делла Стрит исчезла и практически сразу же вернулась с Элен Робб.
     Мейсон вопросительно  посмотрел  на  решительную  молодую  женщину  в
длинном клетчатом пальто.
     - Мисс Робб, мистер  Мейсон,  -  представила  Делла  Стрит,  а  потом
добавила, обращаясь к Элен:  -  Снимите,  пожалуйста,  пальто  и  покажите
мистеру Мейсону то, что показывали мне.
     Элен Робб распахнула пальто, а руки Деллы Стрит за  воротник  стянули
его с плеч посетительницы.
     Экстравагантная Элен  робб  стояла  в  центре  комнаты  нисколько  не
смущаясь. На ней остались  облегающий  свитер,  юбка,  недоходившая  шести
дюймов до колен и черный леотард. Вокруг талии был круглой формы передник,
размером с носовой платок, украшенный по бокам тонким кружевом.
     У Мейсона невольно округлились глаза.
     - Мисс Робб выиграла конкурс красоты, где она выступала в купальнике,
- сообщила Делла  Стрит.  -  В  качестве  приза  она  получила  поездку  в
Голливуд, кинопробу и, в результате, определенную долю известности.
     - Кинопробу? - переспросил Мейсон.
     Элен Робб улыбнулась и объяснила:
     - Как часть  рекламной  компании.  Я  больше  ничего  не  слышала  от
киношников. Иногда мне кажется, что в камеру даже не заправляли пленку.
     - И путешествие в Калифорнию?
     - Оно состоялось. Правда, мне пришлось  ждать,  пока  в  каком-нибудь
самолете не  окажется  свободного  места.  Однако,  путешествие  оказалось
замечательным.  -  Девушка  помолчала  несколько  секунд,  а  потом  уныло
добавила: - Пока длилось.
     - А когда оно закончилось? - поинтересовался адвокат.
     - Примерно шесть месяцев назад.
     - Чем вы занимались с тех пор?
     - Разными вещами.
     - Последнее время она работала продавщицей сигарет и исполнительницей
новых песен в ночном клубе в Ровене, - сообщила Делла Стрит.
     - Ровена... - нахмурился Мейсон. - Небольшой городок, где...
     - Указом городских властей санкционированы азартные игры, если они не
противоречат  законам  штата,  -  добавила  Делла  Стрит.  -  Населения  и
территории едва  хватает,  чтобы  получить  статус  города.  Муниципальные
расходы покрываются благодаря игорным заведения и штрафам, взыскиваемым  с
неосторожных  туристов,  пытающихся  преодолеть   восемнадцать   кварталов
быстрее, чем позволяют установленные ограничения в скорости.
     - Полиция состоит из одного человека, -  продолжила  с  улыбкой  Элен
Робб. - Если он находится в восточном конце города, он считает за  правило
оштрафовать хотя бы одного человека, направляющегося на запад. В это время
в восточном  направлении  можно  мчаться  на  полной  скорости.  С  другой
стороны, если представитель  городской  службы  правопорядка  находится  в
западной части города,  то  собирающимся  на  восток  лучше  не  превышать
скорость черепахи. В противном случае они  определенно  лишаться  какой-то
суммы или получат вызов в суд.
     - Насколько я понял, этот  полицейский  абсолютно  беспристрастен,  -
пришел к выводу Мейсон.
     - Абсолютно, - подтвердила посетительница. - Он останавливает  одного
водителя, когда двигается с запада на восток, и одного - когда  с  востока
на запад. Больше сложно успеть на  местности,  ограниченной  восемнадцатью
кварталами.
     - Как я вижу, вы обладаете чувством юмора, - заметил Мейсон. -  Делла
устроила  великолепную  презентацию  главной  героини.  Теперь,  как   мне
кажется, вам пора сесть и рассказать, что вас беспокоит.
     Элен Робб легким  шагом  пересекла  кабинет,  опустилась  в  огромное
кожаное кресло, предназначенное для клиентов,  положила  ногу  на  ногу  и
улыбнулась Мейсону.
     - Я привыкла работать на публику, - сообщила посетительница.  -  Меня
так часто  рассматривает  большое  количество  людей,  что,  думаю,  я  не
постеснялась бы искупаться в огромном аквариуме на углу  Седьмой  стрит  и
Бродвея. Но, тем не  менее,  я  страшно  рассержена  и  возмущена,  мистер
Мейсон.
     - Почему же вы страшно рассержены и возмущены?
     - Пять месяцев назад я устроилась на работу к  Джорджу  Анклитасу,  -
начала Элен Робб. - Ему принадлежит небольшой  ночной  клуб  в  Ровене.  В
задней части имеется комната, где вполне легально играют в азартные игры.
     - И ваша трудовая деятельность там прекратилась?
     - Да, вчера вечером, причем внезапно.
     - Что произошло?
     - Джордж и его правая рука и приятель Хитрец Маркус...
     - Хитрец? - переспросил Мейсон.
     - Его настоящее имя - Уилтон Винслоу Маркус, однако,  все  зовут  его
Хитрецом.
     - Продолжайте, - попросил Мейсон.
     Адвокат обратил  внимание,  что  Делла  Стрит  стенографирует  каждое
слово, произносимое в кабинете.
     - Они хотели, чтобы я пошла на мошенничество, - заявила Элен Робб.  -
Они требовали, чтобы я подглядывала, какие карты  у  одного  из  клиентов,
которого они решили обжулить, и сигнализировала им.
     - Вы согласились?
     - Нет.
     - И что случилось?
     - Мне надо было предвидеть, какая реакция последует. Джордж опасен. У
него ужасный характер, он  пришел  в  ярость,  услышав  мой  отказ.  Затем
внезапно он глубоко вздохнул и лучезарно улыбнулся, как он умеет,  сказал,
что все в порядке, они справятся и без меня.
     - Справились?
     - Не знаю, я при этом уже не присутствовала.
     - Что произошло - с вами, я имею в виду? - решил выяснить Мейсон.
     - Джордж сообщил мне, что кассирша заболела и поэтому ушла  домой.  И
мне велели сесть за кассу и  не  исполнять  несколько  моих  номеров.  Ну,
оказалась недостача в размере ста двадцати долларов.
     - Пока вы сидели за кассой?
     - Да.
     - На самом деле недостача или...
     - На самом деле. Касса не сходилась.
     - Так что случилось с наличкой?
     - Если честно, мистер Мейсон, я не  знаю.  Я  думаю,  Джордж  проявил
ловкость рук, когда вместе со мной пересчитывал наличные  перед  тем,  как
мне сесть на место кассира. Джордж умеет очень быстро  действовать,  хитро
работает руками. Он умеет сдавать с низу колоды, подсунуть плохую карту. И
его практически невозможно в этом уличить. Я уверена,  что,  когда  Джордж
пересчитывал деньги в кассе, он у меня под носом увел несколько  купюр.  Я
знаю только, что, когда я собралась сдавать кассу, там оказалась недостача
в размере ста двадцати долларов.
     - Кто ее обнаружил?
     - Я.
     - И что вы сделали?
     - Немедленно сообщила ему. То есть я  попросила  одну  из  официанток
поставить его в известность. Он в тот момент играл в карты.
     - И в результате?
     - Он меня уволил. Я должна была получить зарплату - сто долларов.  Он
вручил мне сорок, заявив, что этого достаточно, чтобы уехать из города.  А
если я в течение двадцати  четырех  часов  не  покину  пределы  штата,  он
добьется ордера на мой арест. Он назвал меня воровкой и...
     - В чьем-нибудь присутствии? - перебил Мейсон.
     - Да, его могли слышать несколько человек. Он и  не  пытался  снизить
голос.
     - Вы знаете чьи-нибудь фамилии?
     - Например, Сейди Брадфорд.
     - Кто она такая?
     - Одна из девушек, которые выполняют различную работу. Иногда дежурит
в  туалете,  иногда  берет  на  себя  обязанности   гардеробщицы,   иногда
регистрирует постояльцев в мотеле.
     - В мотеле? - удивился Мейсон.
     - Да. Джорджу и Хитрецу принадлежат  в  городе  целых  два  квартала.
Мотель, казино, пруд с форелью, ночной клуб, бар, казино. У них  есть  как
современные  здания,  так  и  старые  строения.  Ночной  клуб,   например,
переделали  из  амбара.  Джордж  модернизировал  его,  добавил   кое-какие
пристройки, однако, постарался сохранить  атмосферу  давно  ушедших  дней.
Кстати, клуб известен, как "Большой амбар".
     - Сейди Брадфорд слышала, как он  называл  вас  воровкой?  -  уточнил
Мейсон.
     - Да.
     - Она согласится выступать свидетельницей?
     - Не знаю. Тут, скорее всего, на кон поставлен ее кусок хлеба.
     - Что произошло после того,  как  он  назвал  вас  воровкой  и  велел
выехать за пределы штата?
     - Я хотела пойти к своему шкафчику, чтобы переодеться, однако  Джордж
заявил, что все, находящееся в нем  -  доказательства.  Он  думал,  что  я
спрятала там деньги. Он вручил мне пальто и велел отправляться восвояси.
     - Своеобразный способ увольнения сотрудников, - заметил Мейсон.
     - Он сделал это с определенной целью.
     - Чтобы отомстить вам?
     - Частично. Последние несколько недель они играли  в  покер  с  Хелли
Эллисом. Его полное имя - Хелман, однако, большинство называет его  просто
Хелли.
     - Они хотели, чтобы  вы  сигнализировали  им,  какие  карты  у  этого
Хелмана Эллиса?
     - Все правильно. Вчера они решили обчистить его  по-крупному.  Джордж
испугался, что я могу кому-то рассказать, что они  от  меня  требовали.  В
таком случае у него возникнут неприятности.  Так  что  он  попытался  меня
дискредитировать, поставить под сомнение мою честность. Он дал мне  денег,
которых хватило бы на то, чтобы уехать из города. Он сказал, что  попросит
кого-нибудь собрать мои вещи и  отправить  чемодан  на  автобусный  вокзал
"Грейхаун" в Финиксе, Аризона. Я смогу их там забрать: чемодан  придет  на
мое имя.
     - А когда он будет освобождать ваш шкафчик? - спросил Мейсон.
     Элен Робб прямо встретилась взглядом с адвокатом.
     - Вы не  знаете  Джорджа.  Я  его  хорошо  изучила.  Когда  он  будет
освобождать мой шкафчик, он пригласит нескольких свидетелей и  все  увидят
пачку купюр.
     - Вы впервые сидели за кассой вчера вечером? - уточнил Мейсон.
     - Нет, и раньше приходилось.
     - А недостача когда-нибудь случалась?
     - Думаю, да, - сообщила она. - Только не с наличными. Я слышала,  как
Джордж жалуется, что прибыль не такая высокая, как  следовало  бы  ожидать
при таком количестве народу. Он  намекал,  что  кто-то  из  работников  не
пропускает все проданное через кассу. Он угрожал,  что  пригласит  частных
детективов и всем придется пройти проверку на детекторе лжи.
     - Насколько я понял,  он  не  пользуется  любовью  у  сотрудников,  -
заметил Мейсон.
     - В последнее время он не выигрывал конкурсов на  самого  популярного
работодателя, - сухо ответила Элен Робб.
     - И кто-то пытался его надуть?
     - Джордж так считает. Предполагаю, что, скорее всего, он прав.
     - А это лицо или лица могли что-то сделать с кассой?
     Посетительница покачала головой.
     - Хозяина, в основном, обманывают в  баре,  -  объяснила  она.  -  За
выпивку платят наличными, и если у стойки много  народу,  бармен  получает
деньги сразу же у четырех или пяти человек, выбивает чеки на разные  суммы
и никто его не  проверяет.  Например,  один  клиент  заказал  коктейль  за
семьдесят пять центов или доллар. Другой взял что-то за шестьдесят центов.
Третий угощает нескольких друзей и его счет  набегает  на  два  доллара  и
восемьдесят пять центов. Хороший бармен умеет точно рассчитать время таким
образом, что практически  все  стаканы  пустеют  одновременно.  Начинается
суета, несколько человек протягивают ему деньги с  разных  сторон.  Бармен
получает у всех причитающиеся  суммы,  отправляется  к  кассе  и  начинает
пробивать различные цифры. Если бармен умеет хорошо считать в  уме,  он  в
состоянии сложить все причитающиеся суммы и  пробить  окончательную  таким
образом, что она ровно на два доллара меньше истинной. Затем он точно дает
сдачу каждому покупателю. На дисплее кассы  выскакивают  различные  цифры,
сменяя  друг  друга  менее,  чем  через  секунду.  Никто  не  может  точно
определить, чей счет пробивается в данный момент.  Если  бармен  замечает,
что кто-то внимательно наблюдает за кассой, он  абсолютно  точен,  а  если
клиенты разговаривают и не смотрят в его сторону, он  обязательно  положит
пару долларов себе в карман. За вечер ему удается провернуть  подобное  от
десяти до двадцати раз.
     - Вам приходилось работать в баре?
     - Только не вчера вечером. Я сидела за главной  кассой.  У  меня  был
единственный  ключ  от  нее  -  по  крайней  мере,   предполагается,   что
единственный. Ко  мне  подходили  посетители  со  счетами  или  официантки
уточняли, сколько набежало на их  столиках.  Я  брала  деньги  и  выдавала
сдачу.
     - Вы могли положить себе сколько-то денег  себе  в  карман,  если  бы
захотели?
     - Это значительно сложнее, - объяснила она. -  Официантки  выписывают
счета под копирку. Эти  копии  подшиваются  в  определенную  папку,  когда
заканчивается смена. Теоретическим, касса должна  выдать  общий  доход  за
вечер,  который  равняется  сумме  цифр,  стоящих  под  всеми  выписанными
счетами, вместе взятыми. Но и тут можно сыграть себе в карман.
     - Каким образом?
     - Обдурить уходящего клиента.
     - Объясните, пожалуйста, - попросил Мейсон.
     - Посетители оплачивают счета в кассе. Например, счет выписан на  два
доллара и восемьдесят пять центов. Клиент вручает  вам  двадцатидолларовую
купюру. Вы притворяетесь, что усиленно складываете цифры на  счете,  потом
вдруг что-то случается с ключом кассы. Вы концентрируете свое внимание  на
нем. В конце концов, вы все-таки пробиваете два доллара и восемьдесят пять
центов. Практически не обращая внимания на  посетителя,  вы  вручаете  ему
пятнадцать центов, затем протягиваете две однодолларовые купюры,  достаете
пятерку, потом с минуту неотрывно смотрите на кассу. В девяти  случаях  из
десяти клиент кладет полученную сдачу  в  карман  и  уходит.  Если  же  он
начинает класть ее в карман, а потом резко останавливается, вы достаете из
кассы еще две пятерки и с улыбкой  вручаете  ему,  затем  снова  неотрывно
смотрите на кассу.
     - Похоже, вы знаете все уловки, - задумчиво сказал Мейсон.
     - Мне говорили о _н_е_к_о_т_о_р_ы_х_, - ответила она.
     - И вы поете?
     - Да.
     - Давайте послушаем.
     Она  откинула  назад  голову,  пропела  несколько  тактов  популярной
песенки, остановилась и заявила:
     - По утрам я обычно ощущаю сухость в горле. Я люблю петь, всегда была
музыкальной, однако, выступления в залах, полных табачного дыма, не  очень
хорошо влияют на голосовые связки.
     Мейсон кивнул, а потом внимательно посмотрел на лицо девушки.
     - Вам приходилось переживать и  взлеты,  и  падения,  не  так  ли?  -
спросил адвокат.
     - В основном, падения,  -  призналась  она.  -  Однако,  я  продолжаю
бороться. Наверное, вернусь к  работе  манекенщицы.  На  это  можно  жить,
однако, у манекенщицы нет будущего...
     -  Какое   положение   занимает   Джордж   Анклитас   в   Ровене?   -
поинтересовался Мейсон.
     -  Все  зависит  от  того,  кого  спросить  об  этом.  Мировой  судья
принадлежит ему с потрохами. У Джорджа есть  что-то  на  Майлза  Овертона,
начальника полиции.  Что  касается  официальных  кругов,  Джордж  занимает
высокое положение. Кое-кто из жителей его недолюбливает, но все перед  ним
пресмыкаются. Он силен.
     - Мы прервем напряженный день и нанесем визит  Джорджу  Анклитасу,  -
решил Мейсон. - Вы случайно не знаете его телефонный номер?
     - Ровена шестьсот девяносто четыре восемьдесят один.
     Мейсон кивнул Делле Стрит.
     - Свяжись с ним, Делла. Послушаем, что он скажет.
     Через несколько минут Делла Стрит дозвонилась до Джорджа Анклитаса  и
жестом показала адвокату, что интересующий его человек взял трубку.
     - Джордж Анклитас? - спросил Мейсон.
     - Да, - ответили на другом конце провода. - Кто вы? Что вы хотите?
     - Я - Перри Мейсон, адвокат.
     - Хорошо. Что вам от меня нужно?
     - Поговорить с вами.
     - О чем?
     - О вашей сотруднице.
     - Которой?
     - Элен Робб, певице.
     - Шлюха. И что там с ней?
     - Я еду к вам, чтобы встретиться лично, - заявил Мейсон. - На  дорогу
у меня уйдет где-то полчаса. Мисс Робб приедет вместе со мной.  Мне  нужны
все ее личные вещи и причитающиеся ей деньги,  остальные  детали  я  стану
обсуждать с вами уже не по телефону.
     - Хорошо. А теперь послушайте меня. Как только вы привезете сюда Элен
Робб, ее немедленно арестуют. Если она желает  следующие  шестьдесят  дней
провести за решеткой, то она отправляется по адресу. Передайте ей,  что  я
подготовлю ей торжественную встречу.
     - Прекрасно, а раз  уж  вы  планируете  торжественный  прием,  заодно
загляните в банк и снимите десять тысяч долларов.
     - Десять тысяч долларов! - воскликнул Анклитас. - Вы это о чем?
     - Я собираюсь предъявить вам  иск  от  имени  Элен  Робб  в  связи  с
дискредитацией личности, клеветническими заявлениями и ложным  обвинением.
Если вы приготовите десять тысяч  долларов  наличными,  я,  не  исключено,
посоветую мисс Робб  принять  у  вас  эту  сумму  в  качестве  компенсации
морального ущерба, а не обращаться в суд.
     - Черт побери! Что вы несете? - заорал Анклитас.
     - Я говорю о своих планах в отношении вас, - сообщил Мейсон и повесил
трубку.
     Адвокат посмотрел в полные удивления глаза Элен Робб.
     - Вы готовы? - спросил он.
     Девушка сделала глубокий вдох.
     - Никто никогда не разговаривал так с Джорджем Анклитасом, - сообщила
она. - Я еду вместе с вами.
     Мейсон повернулся к Делле Стрит.
     - Бери блокнот и карандаши, Делла, - велел он.



                                    3

     "Большой амбар" в Ровене  представлял  из  себя  двухэтажное  здание,
передняя часть которого напоминала вход в настоящий амбар.  Двойные  двери
были наполовину  приоткрыты.  К  перегородке,  расположенной  за  дверьми,
шириной не более двух футов, привязали несколько снопов, в результате чего
создавалось впечатление огромного амбара.
     Работал мотель, рядом у дороги светилась вывеска:  "Пруд  с  форелью.
Удочки и спиннинги сдаются на прокат. В продаже имеется приманка.  Никакие
лицензии не требуются".
     Мейсон припарковал машину, помог выйти Делле Стрит и Элен Робб, затем
отправился вместе с женщинами к открытой двери ночного клуба.
     После яркого солнечного света интерьер показался  им  погруженным  во
мрак. Искаженной формы тени падали от движущихся в помещении фигур.
     - Я - Майлз Овертон, начальник полиции Ровены, -  послышался  мужской
голос. - Кто вы такие?
     Элен Робб резко вдохнула воздух.
     - Где Джордж Анклитас? - спросил Мейсон.
     - Здесь, - последовал ответ.
     Джордж Анклитас с  воинственным  видом  прошел  вперед.  Его  глубоко
посаженные глаза блестели и злобно смотрели на Мейсона.
     - Я - Перри Мейсон, адвокат. Я представляю Элен Робб.  Вчера  вечером
вы выставили ее отсюда, не дав ей взять свои вещи. Во-первых, мы  намерены
отправиться к ее шкафчику и забрать ее одежду.
     - Хорошо, хорошо, - быстро заговорил Джордж. - Вы хотите пройти к  ее
шкафчику. Вот начальник полиции. Он обыщет шкафчик.
     - Без ордера на обыск он не будет этого делать.
     - Это вы так думаете, - возразил полицейский.  -  Когда  она  откроет
дверцу, я загляну внутрь. Этот клуб принадлежит Джорджу Анклитасу. Он  дал
мне разрешение обыскивать здесь любое место, какое я посчитаю нужным.
     - Шкафчик является собственностью моей клиентки, - заявил Мейсон.
     - У  нее  есть  документ,  подтверждающий  собственность?  -  спросил
Джордж.
     - Шкафчик был предоставлен ей для хранения вещей, - заметил Мейсон.
     - Пока она здесь работала. Больше она здесь не  работает.  Я  намерен
заглянуть в него. Я посмотрю, что в нем лежит. Готов поспорить, что в  нем
спрятаны деньги, украденные из кассы.
     - Вы хотите сказать, что вчера вечером она  взяла  деньги  из  кассы,
отправилась к шкафчику, отперла  его,  открыла  дверцу,  положила  деньги,
закрыла дверцу и заперла на замок? - уточнил Мейсон.
     - А куда бы она еще их дела? - ответил Анклитас вопросом на вопрос.
     В глазах Мейсона блеснул огонек.
     - В ваших словах есть смысл, - заявил адвокат,  обращаясь  к  хозяину
клуба.
     - Естественно, черт побери, в них есть смысл, - взорвался Анклитас.
     - У вас нет ключа от шкафчика? - поинтересовался Мейсон.
     - Почему он у меня должен быть?
     - Я  думал,  что  у  вас  имеется  ключ,  подходящий  к  замкам  всех
шкафчиков.
     - Подумайте получше.
     - То есть вы не можете открыть шкафчик? - сделал вывод Мейсон.
     - Конечно, нет. Я отдал ключ ей. Он у нее в сумочке. Я сам видел, как
она его туда положила.
     - И вам не удалось открыть ее шкафчик?
     - Нет. Как я мог его открыть? Ключ-то у нее.
     - Тогда каким образом вы  планировали  достать  из  него  ее  вещи  и
отправить их автобусом в Финикс, штат Аризона? - спросил Мейсон.
     Анклитас колебался несколько мгновений, а потом ответил:
     - Я собирался вызвать слесаря.
     - Не  разговаривай  с  ним,  Джордж.  Он  пытается  получить  у  тебя
признания, - сказал начальник полиции.
     - Во-первых, я намерен забрать вещи своей клиентки, - заявил  Мейсон.
- Я предупреждаю, что любая попытка обыскать ее вещи без ордера  на  обыск
будет рассматриваться, как противозаконное попрание прав моей клиентки.  Я
также требую извинений от мистера Анклитаса,  поскольку  он  обвинил  мисс
Робб в нечестности. Моя клиентка не признает подобное извинение в качестве
компенсации, но я предлагаю, чтобы оно все же прозвучало, так как в  таком
случае сумма взыскиваемых убытков будет меньше.
     Анклитас уже открыл было рот, чтобы что-то сказать, но его  остановил
Майлз Овертон.
     - Не кипятись, Джордж. Где Джебли?
     - Я тоже хотел бы это знать, - злобно ответил  Анклитас.  -  Я  велел
своему адвокату быть здесь. Если эта шлюха появилась с адвокатом, то и мой
адвокат должен присутствовать. Я...
     Открылась дверь. На какое-то  мгновение  в  находящееся  в  полумраке
помещение проник свет с улицы, выделив в дверном проеме толстую шею, плечи
футболиста и  копну  вьющихся  волос.  Дверь  закрылась  и  к  собравшимся
приблизился мужчина лет тридцати семи в очках в темной оправе, с  крупными
зубами и тяжелым взглядом глаз, не упускающих ни одной детали.
     - Это Джебли  Алтон,  городской  адвокат  Ровены,  -  объявил  Джордж
Анклитас. - Работа городским адвокатом не занимает все его время.  У  него
есть и частные клиенты. Я - один из них.
     Джордж повернулся к только что вошедшему мужчине.
     - Джеб, это Мейсон. Он - адвокат и...
     - П_е_р_р_и_ Мейсон?!
     Мейсон кивнул.
     Алтон мгновенно протянул руку.
     - Боже мой! - не верил он своим глазам. - Рад познакомиться  с  вами.
Видел вас несколько раз во Дворце Правосудия. Следил за развитием  событий
во многих делах, которые вы вели.
     Алтон крепко пожал руку Мейсона.
     - Ладно. Хватит восторгов,  -  снова  заговорил  Анклитас.  -  Мейсон
представляет вот эту женщину, которая пытается меня шантажировать и...
     - Не кипятись, Джордж, не кипятись, - перебил Алтон. - Давай не будем
торопиться.
     - Что ты меня останавливаешь? Я объясняю тебе, в чем дело.
     - Перри Мейсон - один из самых известных адвокатов по уголовным делам
в стране, - сообщил Алтон.
     -  Ну  и  что?  Он   представляет   бабу,   которая   пытается   меня
шантажировать. Она заявляет, что я обвинил ее в нечестности.
     - Джордж не стал  бы  делать  ничего  подобного,  -  улыбнулся  Алтон
Мейсону.
     Джебли Алтон повернулся к Делле Стрит, поклонился, а затем  посмотрел
на Элен Робб.
     - Так, так, - сказал он. - Продавщица сигар и сигарет.
     - Она самая, - подтвердил Джордж Анклитас.
     - То есть?
     - Она и заварила кашу.
     - У Джорджа в клубе давно уже  замечено  мелкое  воровство,  -  подал
голос  Майлз  Овертон.  -  Ему  много  раз  приходилось   сталкиваться   с
недостачей. Он просил меня провести расследование.
     Алтон скептически посмотрел на начальника полиции.
     - В законе о наложении ареста на имущество и изъятии имущества  очень
много  технических  аспектов,  -  сообщил  Алтон.  -   Последние   решения
Верховного Суда штата Калифорния и Верховного Суда Соединенных Штатов ни в
коей мере не облегчили ситуацию. Я займусь этим вопросом.
     Мейсон повернулся к Элен Робб.
     - У вас есть ключ от вашего шкафчика? - спросил он.
     Она кивнула.
     - Достаньте его.
     Она засунула руку под свитер, вынула крохотную сумочку, открыла ее  и
показала адвокату.
     - Пошли, - сказал Мейсон.
     Элен Робб указывала дорогу. За ней следовали Мейсон  и  Делла  Стрит,
потом начальник полиции. Джордж Анклитас уже сделал шаг вперед, но  Джебли
Алтон положил руку ему на плечо,  остановил  его  и  начал  что-то  быстро
говорить шепотом.
     Элен Робб проводила остальных в  комнату,  на  двери  которой  висела
табличка  "Служебное  помещение".  Следующий  дверной   проем   закрывался
занавеской, на которой значилось: "Женщины".  Элен  отодвинула  занавеску,
прошла внутрь и остановилась перед одним из шкафчиков.
     - Открывайте, - сказал Мейсон.
     Девушка вставила ключ в замок и открыла шкафчик.  Там  стоял  дешевый
чемодан, пара обуви, висели костюм и плащ.
     - Это все ваше? - уточнил Мейсон.
     Элен Робб кивнула.
     - Хотите упаковать все в чемодан?
     - Я привезла вещи в чемодане. Так и увезу.
     - Что-то еще у вас есть?
     - Да.
     - Где?
     - Нам, девушкам, предоставляется одно из зданий мотеля. Мы там  спим.
Что-то типа студенческого общежития. Мы живем  в  одной  комнате  с  Сейди
Брадфорд. Джордж не  позволил  мне  вчера  вечером  забрать  свои  вещи  и
фактически выставил меня на улицу.
     - Начинайте упаковывать вещи, - сказал Мейсон.
     Элен Робб вытащила чемодан из шкафчика и открыла.
     - Я считаю, что мисс Робб не требуется мужская  компания,  когда  она
будет переодеваться, - заметил  Мейсон.  -  Моя  секретарша,  мисс  Стрит,
подождет здесь и...
     Мейсона прервал удивленный возглас Элен Робб.
     - В чем дело? - спросил адвокат.
     Она инстинктивно попыталась захлопнуть крышку, но остановилась.
     - Давайте посмотрим, - предложил Мейсон.
     - Я тоже взгляну, - заявил начальник полиции, проталкиваясь вперед.
     - В чем дело? - повторил Мейсон.
     Элен  Робб  снова  открыла  чемодан  и  показала  рукой  на  одно  из
отделений, где за эластичную ленту, крепившуюся к внутренней обшивке, была
наскоро засунута пачка купюр.
     - Я забираю эти деньги, - сообщил окружающим Майлз Овертон.
     Мейсон сделал шаг  вперед  и  встал  таким  образом,  что  его  плечо
оказалось между полицейским и чемоданом.
     - Вначале мы их сосчитаем, - сказал адвокат.
     Обеспокоенная Элен Робб вопросительно посмотрела на Мейсона, а  потом
трясущимися пальцами пересчитала деньги.
     - Пятьсот шестьдесят восемь долларов, - объявила она.
     - Прекрасно, - ответил Мейсон. - Будем считать, что  Джордж  Анклитас
выплатил вам причитающуюся заработную плату и учтем их при объявлении иска
в связи с дискредитацией личности.
     Джордж Анклитас, тихо вошедший в комнату вместе с Джебли Алтоном, уже
собрался было что-то возразить,  но  тут  занавеску,  закрывающую  проход,
отдернули в сторону так резко, что почти  сорвали  с  карниза  кольца,  на
которых она держалась.
     - Дискредитация личности, ни больше, ни меньше, -  гневно  воскликнул
женский голос. - Говорил горшку котелок: уж больно  ты  черен,  дружок.  -
Женщина с ненавистью посмотрела на Элен Робб, затем повернулась к  Джорджу
Анклитасу. -  Но  я  пришла  сюда  не  за  тем,  чтобы  полюбоваться  этой
совратительницей чужих мужей, я пришла, чтобы встретиться с вами.  Что  за
игры вы тут ведете с моим мужем?
     - Миссис Эллис! - воскликнул Джордж Анклитас,  продвигаясь  вперед  и
дружелюбно улыбаясь. - Понимаете... то есть... мы еще не открылись. Ко мне
заглянуло несколько человек... Давайте я вас чем-нибудь угощу.
     Она проигнорировала протянутую руку и гневно продолжала:
     - Вы здесь жульничали и доили моего мужа. Я устала от этого.  Он  мне
признался, что вчера вы забрали у него шесть тысяч долларов. Мы  не  можем
позволить себе выбрасывать на ветер такие деньги.  Я  не  дам  вам  делать
дурака из моего мужа. Я хочу получить назад свои деньги.
     - Вы  хотите  получить  их  назад?!  -  удивленно  воскликнул  Джордж
Анклитас.
     - Вы меня слышали. Я хочу получить их назад.
     - Вчера ваш муж играл не в общем зале, миссис Эллис, -  успокаивающим
тоном заговорил Джордж. - Я не знаю, как закончилась  игра.  Наверное,  он
немного проиграл, но я даже не пытался сосчитать сколько.  Я  уверяю  вас,
что это была честная игра. Я сам принимал в ней участие. Если бы я вечером
играл с клиентами, а если  им  не  везло,  возвращал  бы  им  проигрыш  на
следующее утро, то мне очень скоро пришлось бы торговать на углу фруктами.
     Хозяин  клуба  засмеялся  собственной  шутке,   однако,   его   глаза
внимательно наблюдали за нежеланной посетительницей,  пытаясь  оценить  ее
настроение.
     - По-моему, это как раз ваше место, - заявила  миссис  Эллис.  -  Мне
нужны наши деньги. Их заработал мой муж, и я найду им  лучшее  применение,
чем передавать вам  в  вечное  пользование.  Я  не  позволю  вам,  дешевым
мошенникам, грабить нас. Вам это так просто не пройдет.
     - Надеюсь, что мне  не  потребуется  вас  арестовывать  за  нарушение
порядка, миссис Эллис, - вставил Майлз Овертон. - Если вы и  в  дальнейшем
будете  выступать  с  оскорбительными   заявлениями   подобного   рода   в
общественном месте, то мне придется принять меры по отношению к вам.
     - Вы! - рявкнула  миссис  Эллис.  -  Оплывшая  жиром  башка!  Тряпка!
Зазывала для этих чертовых игорных домов!  Джордж  Анклитас  купил  вас  с
потрохами. Вы и пискнуть не посмеете, если не получите от него разрешения.
Только мне, пожалуйста, не говорите, чего я могу, а чего не могу.
     - Вы кричите  и  используете  нецензурные  выражения  в  общественном
месте, - заметил полицейский.
     - Я еще не переходила к нецензурностям, - возразила  она,  -  но  уже
готова к этому. А когда действительно перейду, то для вас у меня  найдется
несколько едких прилагательных и пара существительных, которые удивят даже
вас... вас...
     - Минутку, - перебил Мейсон. - Не исключено, что я смогу вам помочь.
     - А вы кто такой? - с воинственным видом повернулась к Мейсону миссис
Эллис  и  начала  его  рассматривать.  -  Вы...  Я  где-то   видела   ваши
фотографии... Боже, да это же Перри Мейсон!
     Адвокат поклонился и обратился к разгневанной женщине:
     - Я думаю, вам лучше взять себя в руки, миссис Эллис.  Очевидно,  вам
ничего не удастся добиться,  если  вы  будете  продолжать  в  таком  духе.
Однако, если вы официально предъявите требование в письменном виде и через
адвоката, то, не исключено, это скорее принесет результат.
     - Что вы там несете? - с упреком в голосе обратился к Мейсону  Джордж
Анклитас. - Через какого адвоката? Вам,  так  же,  как  и  мне,  прекрасно
известно, что, если кто-то проигрывает деньги в карточной игре, их ему  не
вернуть.
     - Правда? - спросил Мейсон.
     Джордж Анклитас сардонически усмехнулся.
     -  Правда.  Даже  если  игра  велась  нечестно.  Он  был  вовлечен  в
незаконную деятельность и...
     - Осторожно, - перебил Джебли Алтон. - Давай сформулируем твою  мысль
несколько по-иному, Джордж.  Существуют  определенные  виды  деятельности,
противоречащие   государственной   политике   с   точки   зрения   закона.
Законодательство не удостаивает эти  виды  деятельности  чести  называться
законными предприятиями. Поэтому  суды  закрыты  для  лиц,  участвующих  в
подобной деятельности.
     - Не надо этих двусмысленных речей, -  прервал  Анклитас.  -  Следует
прямо заявить ей, что она и цента назад не получит.
     - Все правильно, миссис Эллис, - улыбнулся Алтон, обнажая зубы. -  Вы
прекрасно понимаете ситуацию. Человек не может вечером играть  в  азартную
игру, пытаясь выиграть деньги, а  затем  вернуться  на  следующий  день  с
заявлениями, что занимался незаконной деятельностью и  хочет  вернуть  то,
что проиграл. При  таком  положении  вещей,  каждый  бы  оставлял  у  себя
выигранное и приходил на следующий день за проигранным. А Джордж  Анклитас
занимается законным бизнесом и...
     - И они обдурили моего мужа,  -  заорала  миссис  Эллис.  -  Они  уже
выудили у него четыре тысячи долларов. Я была готова закрыть на это глаза.
Он обещал мне, что больше не станет играть, но вчера они вначале дали  ему
немного выиграть, и снова втянули. А потом принялись его обрабатывать.  Он
думал, что удача вернулась к нему и...
     - Вот в этом-то все и дело, -  пожал  плечами  Алтон.  -  Он  пытался
выиграть. Если бы он на самом  деле  выиграл,  он  положил  бы  полученные
деньги в карман, и вы были бы счастливы сегодня утром. Но он проиграл и...
     - И я хочу получить назад свои деньги. Игра велась нечестно.
     - Вы можете это доказать? - зловещим тоном спросил Джордж Анклитас.
     - Мне не требуется  никаких  доказательств.  _В_ы_  знаете,  что  она
велась нечестно. Все присутствующие это знают.  Вы  все  время  стараетесь
кого-нибудь обжулить. Не притворяйтесь идиотом.
     - Эти слова дают мне основания для возбуждения иска, - заметил Джордж
Анклитас. - Я посоветовал бы вам выбирать выражения миссис Эллис.
     - Хорошо, - ответила она, поднимая голос.  -  Я  знаю,  что  мой  муж
потерял около десяти тысяч долларов в этом заведении в  течение  последних
нескольких недель. Я не позволю кому бы то ни было обдирать  его  подобным
образом. Вы или возвращаете нам наши деньги, или...
     - Определенно нет! - твердо заявил хозяин ночного клуба. - Ваш муж не
получит назад и цента, а в связи с тем, что вы тут сейчас устроили,  я  не
позволю ему даже переступить порог моего заведения. Я прикажу человеку  на
входе не впускать его. Если бы  вы  пришли  ко  мне,  как  истинная  леди,
сказали бы, что не хотите, чтобы ваш муж играл в  азартные  игры,  он  уже
вчера не смог бы оказаться за столом. Но вы  не  проронили  ни  слова.  Он
приходил и уходил, как любой другой человек. Он играл. Кстати, он неплохой
игрок в покер. Он точно знает, что делает, однако, вчера удача отвернулась
от него. Вот и все. Но теперь вы  заявили,  что  возражаете  против  того,
чтобы он играл у нас.  Ваших  слов  для  меня  достаточно.  Мы  больше  не
позволим ему сесть за карточный стол.
     - Это справедливо, миссис Эллис, - добавил Джебли Алтон.  -  Если  вы
предупредили бы Джорджа Анклитаса, что возражаете  против  участия  вашего
мужа в азартных играх, Джордж не пустил бы его за стол. Мне  кажется,  что
вы ни разу  не  упомянули  Джорджу,  что  не  хотите,  чтобы  Хелли  здесь
появлялся. Ведь он прилагал все усилия,  чтобы  выиграть.  Вы  не  сможете
законным образом обратиться за помощью к суду и...
     Миссис Эллис резко повернулась к Мейсону.
     - Вы согласитесь вести дело против этих мошенников? - решила выяснить
она.
     Мейсон улыбнулся и покачал головой.
     - Это не моя специализация. К тому же, я в  настоящий  момент  сильно
загружен. Однако, я советую вам обратиться к адвокату.
     - Что вы пытаетесь ей сказать? - с упреком в  голосе  спросил  Джебли
Алтон. - Вы же прекрасно знаете, что адвокат ей не поможет. Нельзя вернуть
деньги, проигранные за карточным столом. Это один  из  самых  элементарных
пунктов закона.
     - Все правильно, Джеб, - подтвердил Джордж  Анклитас.  -  Пусть  этот
господин заткнется. Ему легко рассуждать, что адвокат в состоянии  вернуть
деньги, однако, сам он не смеет взяться за дело. Прижми его к ногтю,  если
он считает себя таким умным. Лично мне очень бы хотелось  посмотреть,  как
какой-нибудь хитрый адвокат вернет проигранные деньги.
     - У вас есть с собой ручка и блокнот? -  обратился  Мейсон  к  миссис
Эллис.
     Она несколько мгновений удивленно смотрела на него, а потом кивнула:
     - Да, у меня в сумочке.
     - Тогда записывайте. Скажете своему адвокату,  на  что  ссылаться.  И
вам, мистер Алтон, я тоже посоветую кое-что почитать по данному вопросу.
     - Я уже достаточно осведомлен на эту тему, - возразил Алтон. - Что вы
тут зубы нам заговариваете? Эллис  не  может  сидеть  вечер  за  карточным
столом, пытаясь выиграть, а потом заявляться к Джорджу и  требовать  назад
проигранное.
     -  Миссис  Эллис,  -  повернулся  Мейсоне  к  женщине,  -   запишите,
пожалуйста, на что вам ссылаться, и передайте  то,  что  я  скажу,  своему
адвокату. Не исключено, что вам это поможет. Понимаете,  миссис  Эллис,  в
законодательстве штата Калифорния есть несколько интересных моментов.  При
обычных условиях карточные долги вернуть  невозможно.  Поскольку  азартные
игры противоречат государственной политике, суды обычно оставляют  стороны
в том же положении, что находят. Однако, как вам объяснит ваш  адвокат,  в
штате Калифорния мы имеем такую вещь, как общее имущество  супругов  -  то
есть  собственность,  приобретенная  _п_о_с_л_е_  вступления  в   брак   в
результате совместных  усилий  как  мужа,  так  и  жены.  Распоряжается  и
управляет общим имуществом супругов муж. Предполагается, что в  различного
рода сделках его мнение является обязательным  для  жены.  Однако,  он  не
имеет  полномочий  раздавать  общее  имущество  или  проматывать  его  без
принятия во внимание интересов жены. Так  что  в  случае,  когда  ваш  муж
проиграл ваше общее имущество в азартной игре, вы имеете шанс вернуть его.
     - Что вы такое ей говорите? - сердито спросил Алтон.
     - Я советую ей записать, на какое дело  ссылаться.  Очень  интересный
судебный процесс - Ново против отель  "Дель  Рио".  Решение  было  принято
четвертого  мая  тысяча  девятьсот   пятьдесят   шестого   года.   О   нем
рассказывается  в  Сто  сорок  первом  Сборнике  судебных  решений   штата
калифорния,  часть  вторая,  страница  триста  четыре.  Вы  также   можете
посмотреть Двести девяносто пятый  Сборник  судебных  решений  западных  и
тихоокеанских штатов, часть вторая, страница пятьсот семьдесят шесть.  Там
говорится о том, что муж не имеет права играть в азартные игры,  ставя  на
кон общее имущество супругов. Жена имеет право вернуть проигранное мужем у
человека, выигравшего относящееся к общей собственности супругов.
     - Что, черт побери, вы несете? - взорвался Джебли Алтон.  -  Подобное
решение... Тогда все игорные дома закроются.
     - Я советую вам посмотреть это решение, - продолжал Мейсон.  -  Очень
любопытный пункт закона. Определенные виды азартных игр  точно  сойдут  на
нет.
     - Еще раз повторите,  пожалуйста,  номера  сборников  и  страницы,  -
попросила миссис Эллис.
     - Сто сорок первый Сборник судебных решений штата  Калифорния,  часть
вторая, страница триста четыре. Двести девяносто  пятый  Сборник  судебных
решений западных и тихоокеанских штатов, часть  вторая,  страница  пятьсот
семьдесят шесть. Посоветуйте  своему  адвокату  поинтересоваться  принятым
решением. - Мейсон повернулся к Джорджу Анклитасу. - Я буду решать  вопрос
о компенсации морального ущерба мисс Робб с вашим адвокатом. Вам  придется
выложить кругленькую сумму в связи с дискредитацией личности,  увольнением
без причины и в связи с тем, что вы выставили ее на улицу практически  без
одежды. Что касается вас,  миссис  Эллис,  я  посоветовал  бы  вам  нанять
адвоката, не проживающего в Ровене, а,  следовательно,  не  зависящего  от
местной  политической  машины  и  не  нуждающегося  здесь   ни   в   каких
привилегиях.
     - Если закон в самом деле  утверждает  то,  что  вы  нам  рассказали,
мистер Мейсон, - с чувством сказала миссис Эллис, - то жены смогут вернуть
то, что их мужья проигрывают в подобных заведениях. Я знаю дюжину женщин в
Ровене, которые сходят с ума от того, как действуют эти игорные дома.  Они
видят, как тают их банковские счета, а средства  с  них  перекочевывают  в
карманы людей, заправляющих притонами, подобными этому.
     - Ситуация имеет несколько вариантов разрешения, - заметил Мейсон.  -
Судебное решение, упомянутое мной, может привести  дело  к  далеко  идущим
последствиям. Не исключено,  что  ваш  адвокат  выступит  перед  одним  из
местных женских клубов с речью о калифорнийском праве и  управлении  общей
собственностью супругов.
     - Я у вас в неоплатном долгу, мистер Мейсон, - воскликнула женщина.
     - Не стоит благодарности.
     - Он рехнулся, - заявил Джордж Анклитас и повернулся к миссис  Эллис.
- Я не понимаю, зачем он пытался заморочить вам голову, но  я  точно  знаю
закон. Я уже давно  занимаюсь  игорным  делом  и...  -  Анклитас  внезапно
замолчал, заметив выражение  лица  Джебли  Алтона.  -  Что,  черт  побери,
случилось, Джеб? Ты что,  считаешь,  что  у  этой  идиотской  теории  есть
какие-нибудь  основания?  Я  точно  знаю  все  постановления,   касающиеся
игорного бизнеса.
     У Джебли Алтона был задумчивый вид.
     - Очевидно, упомянутое мистером Мейсоном дело как-то касалось  общего
имущества супругов. Возможно, в законе есть какая-то увертка...  Я  сейчас
же отправляюсь к себе в контору и пролистаю справочники.
     - Это, несомненно, пойдет вам на пользу. Чрезвычайно интересное дело,
- заметил Мейсон.
     Джордж Анклитас снова обратился к миссис Эллис:
     - Послушайте, миссис Эллис, давайте не будем ссориться.  Мой  адвокат
ознакомится с тем решением. Нет необходимости _в_а_м_ нанимать адвоката  и
совершенно ни к чему  приводить  кого-то  для  выступления  перед  женским
клубом. Это никому не нужно.
     Миссис Эллис хрипло рассмеялась.
     - Какое прекрасное совпадение! - воскликнула  она.  -  Следующие  три
месяца  я  отвечаю  за  программу  развлечений  в  женском  клубе  Ровены.
Очередное собрание, проводящееся раз в месяц, состоится через десять дней.
Я как раз ломала голову, что бы такое  придумать,  что  заинтересует  всех
присутствующих. Такая программа, несомненно, соберет всех членов клуба.  У
нас найдется несколько дюжин женщин, которые хотели бы узнать о положениях
закона,  касающихся  общей  собственности  супругов  в  связи  с   игорным
бизнесом.
     - А теперь, - поклонился Мейсон Джорджу  Анклитасу  и  его  адвокату,
стоящему с открытым ртом, - я думаю, что мы с Деллой  Стрит  отправимся  к
машине и подождем, пока  наша  клиентка  одевается.  Она  упакует  вещи  и
покинет это заведение, когда ей будет удобно. - Мейсон повернулся  к  Элен
Робб. - Я считаю, что у вас больше не возникнет здесь проблем.
     - А что делать с деньгами? - показала она на пачку купюр в чемодане.
     - Запомните сумму,  -  сказал  Мейсон.  -  Учтете  ее,  когда  мистер
Анклитас выплатит  вам  все  остальное.  Снимите  комнату  в  гостинице  и
сообщите мне, где вы остановились.
     - Они меня арестуют, как только вы уедете, - заявила Элен Робб.
     - Не думаю, - улыбнулся Мейсон. - Я считаю, что  к  вам  отнесутся  с
уважением. - Он повернулся к своей клиентке таким образом, что  другие  не
видели, как он подмигнул ей. - Понимаете, мисс Робб, я, в первую  очередь,
заинтересован  в  отправлении  правосудия  и  только  потом  в   получении
гонорара. Терпеть не могу, когда людей пинают просто потому,  что  они  не
обладают каким-либо влиянием. Если вы сами решите договориться с  мистером
Анклитасом, я не стану возражать.  Заключайте  любое  соглашение,  которое
посчитаете справедливым, и не беспокойтесь о моем гонораре. Я ничего с вас
не возьму. Если же, с другой стороны, ваши права ущемят каким-либо образом
или начнут угрожать, немедленно звоните мне.
     - Я не представляю, о  каком  урегулировании  вы  говорите,  -  начал
Джебли Алтон. - Что касается Элен Робб, ей и  так  удалось  слишком  легко
отделаться, а если она еще прихватит эти деньги...
     - Возвращайся в свою контору,  черт  побери,  -  перебил  его  Джордж
Анклитас, - и просмотри то  проклятое  решение.  Если  там  все  так,  как
утверждает Мейсон, нам придется кое-что предпринять, причем немедленно.
     - У вас, занятых игорным бизнесом, - заметил Мейсон, -  в  результате
того решения возникают довольно своеобразные проблемы.
     Мейсон подал руку Делле Стрит и они вместе покинули здание  "Большого
амбара".
     Адвокат открыл дверцу машины, помог сесть Делле Стрит,  а  потом  сам
уселся за руль.
     Мейсон несколько раз усмехнулся, когда они выезжали из Ровены.
     - Шеф, - обратилась к нему Делла Стрит благоговейным тоном, -  а  это
дело - Ново против отеля "Дель Рио" - в действительности устанавливает  те
положения закона, которые ты упоминал?
     Мейсон улыбнулся.
     - Сама загляни в Сборник судебных решений, Делла,  когда  вернемся  в
офис.  Доктрина  может  быть  ограничена  во  время   следующих   судебных
процессов, однако, в том деле Суд совершенно определенно указал на то, что
передача мужем общей собственности супругов, в качестве платежа карточного
долга, является, с точки зрения закона, недействительной без согласия жены
и без получения мужем соответствующей компенсации за переданное имущество.
Очень интересное решение. Представляю, какой резонанс оно вызовет в Ровене
после того, как какой-нибудь адвокат выступит там  с  докладом  о  пунктах
закона, касающихся общей собственности супругов, и зачитает им  упомянутое
мной решение. Не сомневаюсь, что  это  заседание  женского  клуба  соберет
полный зал.
     - Ты специально ушел и оставил Элен Робб, чтобы Анклитас предложил ей
компенсацию без передачи дела в суд? - уточнила Делла Стрит.
     - Я подумал, что при  сложившихся  обстоятельствах,  Джордж  Анклитас
может изменить свое отношение. Я не  удивлюсь,  если  он  также  достигнет
какой-то договоренности с миссис Эллис. По-моему, Делла, сегодняшнее  утро
нельзя считать прибыльным для Джорджа Анклитаса.
     - И не только для него, - заметила Делла Стрит. - Мы отсутствовали  в
конторе полдня, поднесли какому-то адвокату гонорар - и, скорее всего,  не
один - на блюдечке с золотой каемочкой и сделали его любимцем всех  женщин
Ровены. Мы выбросили из окна гонорар за дело Робб,  прибавь  к  этому  еще
расходы на бензин.
     - Знаю, - кивнул Мейсон. - Но ты только подумай  о  прекрасном  утре,
солнечном свете, свежем воздухе и восхитительном пейзаже.
     - В особенности, пейзаже, - двусмысленно сказала Делла Стрит.
     - И мне почему-то кажется, Делла,  что  вскоре  после  того,  как  мы
вернемся в офис, нам снова позвонит Элен Робб.
     - Захочет уточнить, на какую сумму соглашаться?
     - Что-то в этом роде, - подтвердил Мейсон.
     - А на сколько ей соглашаться?
     - На столько, сколько удастся вытянуть, - ответил Мейсон. - Думаю, мы
дали Джорджу Анклитасу хороший урок. Элен Робб получит должную компенсацию
за доставленные неудобства, когда ее выставили на улицу только в свитере и
в чулках.
     - По-моему, это ее не особо беспокоило, - заметила Делла Стрит. - Она
привыкла появляться на публике в полуобнаженном виде. И,  кстати,  ей  это
нравится.
     - Не продавай так дешево нашу клиентку, - пожурил Мейсон.
     - Если бы на ее месте оказался мужчина, ты  стал  бы  столько  делать
просто в интересах справедливости? - спросила Делла Стрит.
     Мейсон подумал с минуту, а потом встретился глазами с секретаршей.
     - Черт побери, нет, - признался он.
     - Леотард, - мечтательно произнесла Делла Стрит. -  Он,  конечно,  не
подходит для офиса, но, несомненно, может здорово помочь девушке.
     - Ты абсолютно права, - согласился Мейсон.



                                    4

     Мейсон открыл ключом дверь в свой кабинет.
     Делла Стрит раскладывала письма  по  пачкам.  Она  подняла  голову  и
улыбнулась.
     - Привет, Делла, - поздоровался адвокат. - Интересно, какие  авантюры
готовит нам сегодняшний день?
     - Надеюсь, что ничто не отвлечет  тебя  от  записки  в  суд  по  делу
Раусона и пачки писем, пришедших за последние два дня и  требующих  твоего
неотложного внимания.
     Мейсон опустился на крутящийся стул и вздохнул.
     - Предполагаю, что  невозможно  двигаться  по  жизни,  только  снимая
сливки, - заметил он. - Рано или  поздно  приходится  заниматься  рутинной
работой, выполнять  какие-то  обязанности.  Но  вчера,  Делла,  я  получил
истинное удовольствие. Какое приключение! Наверное, я  чувствую  себя  как
домохозяйка,  прекрасно   организовавшая   вечеринку.   Она   только   что
выпроводила довольных, улыбающихся гостей и зашла в кухню. Там в  раковине
она обнаружила гору грязной посуды.
     Мейсон еще раз вздохнул и взял папку с грифом "Срочно". Он открыл ее,
быстро пробежал глазами  первое  письмо  и  передал  его  Делле  Стрит  со
словами:
     - Телеграфируй ему, что я не  смогу  прилететь  в  Сан-Франциско  для
участия в деле.
     Делла Стрит слегка приподняла брови.
     - Знаю, - сказал Мейсон, - это неплохое  предложение,  однако,  я  не
хочу вести дело  на  пару  с  ним.  У  него  сложилась  репутация  слишком
ревностного  защитника  интересов  своих  клиентов,  в  особенности,   что
касается насчет представления свидетелей,  клянущихся  насчет  алиби.  Что
дальше, Делла?
     Зазвонил телефон. Делла Стрит подняла трубку и сказала:
     - Да, Герти? - Выслушав сообщение, она улыбнулась Мейсону:  -  Сливки
пока не закончились. В приемной сидит давешняя певица с длинными ногами  и
желает встретиться с тобой. Готова ждать все утро, только бы ты уделил  ей
несколько минут. Герти утверждает, что у нее расстроенный вид.
     - Конечно, я ее приму, - заявил Мейсон.
     - Герти, попроси ее подождать несколько минут, - сказала Делла  Стрит
в трубку. - Передай ей, что мистер Мейсон примет ее.
     Адвокат отодвинул пачку писем в сторону.
     - Я надеялась, что нам все-таки удастся разобраться с двумя  верхними
письмами, - вздохнула Делла Стрит. - Они требуют  немедленного  ответа.  -
Она помолчала, потом улыбнулась и добавила: - Скорее всего,  на  этот  раз
мисс Робб одета  подобающим  образом  -  так,  как  следует  появляться  в
адвокатской конторе.
     Мейсон усмехнулся.
     - В таком случае, сливки не окажутся очень густыми.
     - Что-то в этом роде, - согласилась Делла Стрит. - И восхитивший тебя
пейзаж не вызовет столько восторженных откликов, как в предыдущий раз.
     - Она тебе не понравилась, не так ли, Делла?
     - В ней есть положительные  моменты,  например,  кое-какие  формы,  -
заметила Делла Стрит.
     - Ты ее не одобряешь?
     - Что-то в ней такое, шеф... Если честно, я не могу четко определить,
что именно меня настораживает.
     - Что-то фальшивое?
     - Возникает  чувство,  что...  о,  не  знаю.  Она  привыкла  и  любит
выставлять себя напоказ. Природа одарила ее прекрасными ногами и  отличной
фигурой. Она их использует. У нее приятный голосок, но, в общем-то, в  нем
нет ничего особенного. Лучшее, что у нее имеется, это фигура.
     - Грудью пробивает себе дорогу?
     - Виляя бедрами, - добавила Делла Стрит. - Несомненно, что женщина  с
подобным телом, работающая в заведении, как у  Джорджа  Анклитаса,  знает,
что по чем и... Хотелось бы выяснить немного о ее прошлом и что  заставило
ее зарабатывать себе на жизнь именно таким способом.
     - Ты считаешь, что она прошла сквозь огонь, воду и медные трубы и все
перепробовала?
     - Только не преподавала в воскресной школе,  -  сухо  заметила  Делла
Стрит.
     - И ты предупреждаешь, чтобы меня не очаровывали стройные ножки  и  я
не сбился с правильного пути?
     - Не только ножки. У меня сложилось впечатление, что  она  специально
выставляет себя напоказ, чтобы добиться желаемого.
     - На этот раз она должна  быть  одета  подобающим  образом,  -  решил
Мейсон.
     - Возможно, но я готова поспорить, что у нее довольно глубокий  вырез
спереди  и  во  время  разговора  она  найдет  несколько  поводов,   чтобы
склониться пониже к твоему стулу.
     - Кашляни, пожалуйста, если она это сделает, - попросил Мейсон.
     - Зачем?
     - Чтобы я не  сбился  с  правильного  пути,  -  улыбнулся  Мейсон.  -
Приглашай ее, Делла, а потом снова займемся письмами.
     Делла Стрит кивнула, отправилась в приемную и через несколько  секунд
вернулась вместе с Элен Робб.
     На посетительнице была надета  юбка,  плотно  обтягивающая  бедра,  с
несколькими  складками  внизу,  которые  при  каждом  шаге  разлетались  в
стороны, демонстрируя коленки. Шелковая блузка подчеркивала высокую грудь.
Под самым низом глубокого треугольного выреза оказалась приколота  крупная
брошь.
     - О, мистер Мейсон!  -  импульсивно  воскликнула  Элен  Робб.  -  Мне
страшно неудобно, что я снова  отнимаю  ваше  время,  однако,  мне  крайне
необходим ваш совет.
     - Об урегулировании вопроса с Джорджем Анклитасом?
     Она слегка передернула плечами.
     - Джордж кроток, как ягненок, - сообщила Элен  Робб.  -  Никогда  его
таким не видела. Он поблагодарил меня, мистер Мейсон. Не поверите, он меня
поблагодарил.
     - За что? - не понял Мейсон.
     Адвокат показал клиентке на стул.
     Элен Робб села и практически сразу же положила ногу на ногу.
     - За то, что я показала ему, какой он негодяй. Он признался, что  все
всегда делают так, как он велит, и он к этому привык. Он часто ведет  себя
безжалостно по отношению к другим, но старается избавиться от этой  черты.
Он умолял меня не увольняться и поднял  мое  жалованье  на  двадцать  пять
долларов.
     - В неделю? - уточнил Мейсон.
     - В неделю, - подтвердила она.
     - И вы согласились остаться?
     - Пока.
     - То есть все вопросы с Джорджем Анклитасом урегулированы?
     Элен Робб кивнула.
     - Тогда почему вы хотели со мной встретиться?
     - Сложилась своеобразная ситуация с Эллисами.
     - Что же странного произошло?
     - Боюсь, что вы заварили кашу, мистер Мейсон.
     - В общем-то, это и было моей целью.
     - Здесь вне значительно  глубже,  чем  просто  вопрос  права,  мистер
Мейсон, - начала объяснять Элен Робб. - Между мистером Эллисом и его женой
существуют разногласия. Он считает, что она представит  его  скупердяем  и
трусом, если попробует вернуть проигранные им деньги.
     - Я попытался помочь вам, мисс Робб, потому, что, как я думаю, с вами
поступили несправедливо, - несколько раздраженно заметил Мейсон. - Однако,
я не в состоянии решать проблемы всего населения.
     Элен Робб поменяла положение на стуле таким образом, что оказалась на
самом краешке. Она  склонилась  вперед  и  положила  руку  на  подлокотник
вертящегося стула адвоката.
     - Мистер Мейсон, пожалуйста! - воскликнула она. -  Я  совсем  не  это
имела в виду.
     Делла Стрит кашлянула.
     Мейсон посмотрел на Элен Робб, потом взглянул на Деллу Стрит.
     - Продолжайте, мисс Робб, - попросил он.
     - Я так хочу, чтобы вы меня  правильно  поняли,  мистер  Мейсон...  Я
пришла к вам потому... ну, в общем, потому, что вы все  понимаете.  -  Она
вздохнула, выпрямилась на стуле, опустила глаза на колени, расправила юбку
большим и указательным пальцами и сообщила: - Хелли впал в раж.
     - Хелли?
     - Хелман Эллис.
     - Ах, да. И что он сделал?
     -  Послушайте,  мистер  Мейсон,  я  не  обольщаюсь  насчет  себя,   -
призналась Элен  Робб.  -  Я  выставляюсь  напоказ,  служу  приманкой  для
простофиль. У меня хорошая фигура, я это знаю,  и  предполагается,  что  я
покажу это и остальным. Это часть моей работы.
     - И Хелли, как вы его называете, заметил вас? - уточнил Мейсон.
     - Еще как! С самого начала. Вчера вечером  он...  Мистер  Мейсон,  он
спросил, не соглашусь ли я убежать вместе с ним. Он хочет  бросить  все  в
Ровене и начать заново.
     - Что вы ему ответили?
     - Сказала "нет".
     - И? - раздраженно спросил Мейсон.
     - Хорошо. Я перехожу к  сути.  Надин  Эллис  обратилась  к  адвокату,
некому мистеру Гоури. Вы его знаете?
     - Дарвин Гоури?
     - Дарвин К. Гоури, - подтвердила Элен Робб.
     - Слышал о нем. По-моему,  занимается,  в  основном,  бракоразводными
процессами.
     - Все правильно. Сегодня утром позвонил мистер Гоури, хотел  со  мной
переговорить. Он представился, как адвокат Надин. Конечно, я  решила,  что
это как-то связано с тем пунктом закона, который вы упоминали, но  я  даже
не могла представить, почему  он  хочет  встретиться  именно  со  мной.  Я
думала, что он пожелает увидеться с Джорджем.
     - И вы с ним встретились?
     - Да, - кивнула Элен Робб. - Оказалось, что он намерен  выпытывать  у
меня все насчет Хелли.
     - Собирает доказательства для развода?
     - Понятия не имею. Он расспрашивал меня о моих  отношениях  с  Хелли,
давно ли я его знаю, сколько раз он появлялся в клубе, обращал ли на  меня
внимание и... приставал ли ко мне.
     - И приставал?
     - Конечно.
     - Вы сказали это Гоури?
     - Нет.
     - Вы наврали?
     - Да, наврала.
     - Убедительно?
     - Надеюсь. Разве не предполагается, что  женщина...  Ведь  существует
что-то вроде этического кодекса о...
     - Профессиональных тайнах? - подсказал Мейсон.
     - Да, что-то в этом роде.
     - Не знаю, - ответил Мейсон. - Так зачем, все-таки, вы пришли ко мне?
     - Мне нужен ваш совет.
     - По какому вопросу?
     - Я хочу сходить к миссис Эллис и поговорить с ней.
     - О чем?
     - Объяснить ей, что она неправильно  думает  о  Хелмане  и  обо  мне.
Посоветовать ей не представляться идиоткой. У нее прекрасный муж и ей надо
за него держаться. Мне много раз приходилось  видеть,  как  женщины  из-за
пустяков разводятся со своими мужьями, а потом страшно жалеют об этом.
     - Приставание к другой женщине - это пустяк?
     - Конечно. Мужчины все одинаковые... то есть, почти все. И я даже  не
взгляну в сторону того, кто не делает подобного. Ведь  большинство  мужчин
не вкладывает в это никакого смысла. Просто нормальная реакция.
     - Вы намерены объяснить это миссис Эллис?
     - Ну, не совсем... ну... в общем, факты жизни и супружества.
     - А какие факты супружества  вы  имеете  в  виду?  -  решил  выяснить
Мейсон.
     - Мужчина предлагает женщине выйти за  него  замуж  потому,  что  ему
нравится ее общество. Пока он наслаждается ее обществом, он будет  жить  с
ней. Если он начал  ходить  на  сторону,  это  означает,  что  наслаждение
прекратилось.
     - А разве подобное не  происходит  со  временем  в  любом  случае?  -
спросил Мейсон.
     - Может произойти. Но дело  заключается  в  том,  чтобы  найти  новый
подход к мужчине. Однако, женщины часто начинают корить мужей за  то,  что
они ими пренебрегают, устали от них, тогда как женщины  отдали  им  лучшие
годы своей жизни и все в таком роде.
     - Похоже, вы  прекрасно  осведомлены  по  этому  вопросу,  -  заметил
Мейсон.
     - Прошла через подобное.
     - И неправильно сыграли?
     - Хуже вообще  представить  сложно,  -  призналась  она.  -  Потеряла
отличного мужчину. Если бы у меня хватило ума сделать так, чтобы он  хотел
идти домой!  Тогда  он  остался  бы  со  мной.  Однако,  вместо  этого,  я
превратила наш дом в ад и сама  толкнула  его  в  объятия  дешевой  шлюхи,
которая тут же его обработала.
     - Но потом он вернулся?
     Элен Робб покачала головой.
     - Почему нет?
     - Давайте не будем углубляться, - попросила она.
     - Хорошо. Что вы от меня хотите?
     - Как вы считаете, стоит ли  мне,  при  сложившихся  обстоятельствах,
идти к миссис Эллис и рассказывать ей... ну,  в  общем,  выкладывать  свои
карты на стол. Мне не нужен ее муж. Даже если  бы  он  оказался  свободен.
Он... он просто не нравится мне. Не в моем вкусе. Вот и все.
     - Но вы ему нравитесь?
     - Очевидно. - Она помолчала, а потом  добавила:  -  Как  и  девяноста
процентам других посетителей. В противном случае я не  продержалась  бы  в
клубе пять месяцев. Мне жаль Хелли. Я дала ему пару советов,  как  сестра.
Мне хотелось бы встретиться и с миссис Эллис. Я...
     Зазвонил телефон.
     Делла Стрит сняла трубку, послушала,  что  сказали  на  другом  конце
провода, закрыла рукой микрофон и обратилась к адвокату:
     - Спрашивают лично тебя, шеф.
     Мейсон приподнял брови в немом вопросе.
     - Мне перевести звонок на аппарат в библиотеке?
     - Нет, я поговорю здесь, - решил Мейсон. - Кто меня спрашивает?
     - Адвокат, - сообщила Делла Стрит.
     Что-то в поведении секретарши заставило Мейсона поколебаться.
     - Это?..
     Делла Стрит кивнула.
     - Ладно, все равно переговорю здесь. Выясним, что ему нужно. - Мейсон
поднял трубку с аппарата, стоявшего у него на письменном столе: - Алло!
     - Мистер Перри Мейсон? - уточнили на другом конце провода.
     - Да.
     - Это Дарвин К. Гоури, мистер Мейсон.
     - Да, мистер Гоури?
     - Я звоню вам от  имени  миссис  Хелман  Эллис,  вернее,  в  связи  с
вопросом, который вы вчера обсуждали с миссис Эллис.
     - Я могу вам как-нибудь помочь?
     - Вы вчера упомянули очень интересное дело,  мистер  Мейсон.  Я  буду
чувствовать себя виноватым, если соглашусь выступить перед женским  клубом
Ровены и получу причитающуюся вам благодарность. Вы не  желаете  составить
мне компанию? Несомненно, женщины  Ровены  поставят  вам  в  заслугу,  что
именно вы раскопали это решение.
     - Нет, я не стану там выступать, - ответил Мейсон. - Если вас  мучают
угрызения совести по этому поводу, то прекратите беспокоиться. Я  даю  вам
полную свободу действий. Расскажите им все, что посчитаете нужным. От  вас
не требуется упоминать мое имя.
     - Я нашел в Сборнике судебных решений это дело, -  сообщил  Гоури.  -
Очень своеобразное и логичное приложение права.  Вы  представляете,  какие
последствия нас ждут, если оно получит огласку? Хозяева игорных  заведений
останутся не у дел. Им тогда просто не справиться.
     - Я, наверное, несколько сгустил краски, потому что хотел  произвести
впечатление на Джорджа Анклитаса, - признался Мейсон. - Не исключено,  что
в случае апелляции, Верховный Суд  штата  или  Верховный  Суд  Соединенных
штатов отклонит это решение.
     - Понимаю, - сказал Гоури. - Однако, в настоящий момент оно  включено
в Сборник судебных решений штата Калифорния. Хозяев игорных заведений ждут
веселенькие деньки. Представляете, что  случится,  если  какой-то  женатый
человек отправится в  Лас-Вегас  и  проиграет  восемьдесят,  сто  или  сто
пятьдесят тысяч долларов из общего имущества супругов?
     - Не знаю, - несколько раздраженно ответил Мейсон. - Надо  пересекать
мост, когда к нему подойдешь. Кстати, Гоури, я специально веду  картотеку,
в которую вношу  необычные  решения.  Может,  когда-то  мне  придется  ими
воспользоваться. Однако,  я  не  вылезаю  из  кожи  вон,  чтобы  найти  им
применение. Предположим, человек стреляет в  другого  человека  и  наносит
смертельную рану, однако, до того момента, как жертва успевает отправиться
на тот свет, подходит еще один  человек  и  стреляет  в  того,  кто  лежит
смертельно раненый. Жертва умирает от второго выстрела. Кто в таком случае
виновен в убийстве?
     Гоури подумал с минуту, а потом ответил:
     - Оба.
     - Вы не правы, - возразил Мейсон. -  По  этому  поводу  было  принято
несколько хорошо обоснованных решений. Например, дело по обвинению Демпси,
рассматривавшееся в Арканзасе. Один человек воткнул нож в  сердце  жертвы,
второй нанес смертельный удар по голове. Последнего обвинили в убийстве.
     - Что?! - не поверил Гоури своим ушам.
     - Все правильно, - подтвердил Мейсон. - И, кстати, в  Калифорнии  еще
раньше приняли решение подобного рода.
     Гоури казался крайне возбужденным:
     - Послушайте, мистер Мейсон, я не  хочу  пользоваться  вашим  частным
архивом, но если вы продиктуете мне номера дел, я прямо сейчас  отправлюсь
в библиотеку. Вы меня страшно заинтересовали. Они у вас поблизости?
     - Минутку, Гоури, - попросил Мейсон и кивнул Делле Стрит.
     Делла Стрит открыла один из ящиков стола,  достала  картотеку,  нашла
нужную карточку и протянула Мейсону.
     - Записывайте, - обратился Мейсон к Гоури. - Читаю прямо с  карточки.
Дело по обвинению Демпси,  Восемьдесят  третий  Сборник  судебных  решений
штата Арканзас, страница восемьдесят один,  Сто  второй  Сборник  судебных
решений юго-западных штатов, страница семьсот четыре. Дело по обвинению Ах
Фата, Сорок восьмой Сборник судебных решений  штата  Калифорния,  страница
шестьдесят один. Дело по обвинению Дюку, Пятьдесят шестой Сборник судебных
решений штата  Техас,  страница  двести  четырнадцать,  Сто  девятнадцатый
сборник  судебных   решений   юго-западных   штатов,   страница   шестьсот
восемьдесят семь.
     - Да будь я проклят! - воскликнул Гоури.  -  Значит,  если  я  в  вас
выстрелю, а пока вы лежите и умираете, подойдет кто-то еще, тоже выстрелит
в вас, от чего вы мгновенно отправитесь  на  тот  свет,  то  я  оказываюсь
невиновен ни в каком преступлении?
     - Я не стал бы заходить так далеко, -  ответил  Мейсон.  -  Я  просто
утверждаю, что вас нельзя обвинить в убийстве - если только, конечно,  два
человека не работают по заранее совместно обдуманному плану или  оба  акта
явились результатом преступного сговора. В  таком  случае  оба  виновны  в
предумышленном убийстве первой степени. Однако, я считаю, что закон  четко
указывает, что если человек получает смертельное ранение, но пока остается
жив, а в этот момент появляется еще одно лицо, действующее  независимо  от
первого, нанесшего смертельное ранение, и совершает насилие, в  результате
которого наступает мгновенная смерть, то  в  убийстве  считается  виновным
второе  лицо.   Я   рассказал   вам   об   этом   пункте   закона,   чтобы
проиллюстрировать, что я вношу  в  свою  картотеку.  У  меня  полный  ящик
подобных решений, а этот случай с карточным долгом просто  оказался  одним
из них. Вы можете использовать его, как посчитаете необходимым. И, раз  уж
мы с вами коснулись этой темы, Гоури, я хочу заметить, что ваша  клиентка,
Надин Эллис, считает, что Элен Робб пытается разрушить семью и...
     - Совсем нет, - перебил Гоури. - Боюсь, что  у  мисс  Робб  сложилось
неверное впечатление. Я признаю, что задал ей несколько вопросов,  пытаясь
выяснить кое-что о Хелмане Эллисе. Если быть абсолютно откровенным,  я  не
представляю, что намерена предпринять  миссис  Эллис.  Несомненно,  мистер
Эллис так часто наведывался в "Большой амбар"  потому,  что  увлекся  Элен
Робб. Именно поэтому они и держат  там  эту  девушку.  Они  заставляют  ее
появляться в одежде, подчеркивающей все достоинства  ее  фигуры.  И,  надо
отдать должное, фигура у нее отличная.  Хелман  Эллис  оказался  полностью
очарован. Я не виню в этом  девушку.  Я  не  считаю,  что  она  занималась
надувательством, но, естественно, как адвокат миссис  Эллис,  я  хотел  бы
выяснить, что там делалось. Вы  можете  передать  своей  клиентке,  мистер
Мейсон, что я уверен, что она мне солгала. При сложившихся обстоятельствах
я ее не обвиняю, однако, если она станет сотрудничать с миссис Эллис, то я
уверен, что она найдет, что миссис Эллис - женщина широких взглядов и  все
прекрасно понимает.
     - На самом деле моя клиентка именно  это  и  планировала,  -  заметил
Мейсон. - Она думает прямо пойти к миссис Эллис  и  поговорить  с  ней  по
душам.
     - Прекрасная идея! - воскликнул Гоури.
     - У вас нет возражений, как у адвоката миссис Эллис?
     - Никаких.
     - Прекрасно. Готовьтесь к выступлению в женском клубе. А я  посоветую
своей клиентке в ближайшее время встретиться с миссис Эллис.
     Мейсон повесил трубку и повернулся к Элен Робб.
     - Послушайте, мисс Робб, почему бы вам не отправиться к миссис  Эллис
и не повторить ей то, что вы рассказали  мне?  Не  следует  слишком  много
рассуждать о ее  муже,  как  о  конкретном  представителе  мужского  рода,
наверное, лучше поговорит о проблемах брака в общем и целом.  Насколько  я
понял, вы сами много размышляли на эту тему.
     - Вы правы, - согласилась Элен Робб. - Я думала о них  на  протяжении
многих бессонных ночей и, поверьте мне, именно ночами, когда так  одиноко,
удается охватить все стороны проблемы. Наверное, в настоящий момент миссис
Эллис готова к мести, но гораздо лучше  чем-то  пожертвовать  и  сохранить
семью, чем бросаться неизвестно куда, получить какие-то алименты и  долгие
годы одиночества впридачу, когда остается только думать и проклинать  себя
за допущенные ошибки.
     - Прекрасно. Идите к миссис Эллис, а я вернусь к работе.
     Ее несколько оскорбило то, как он резко закончил разговор.
     - Теперь у меня есть деньги, мистер Мейсон, - сообщила Элен Робб. - Я
готова оплатить ваши услуги.
     Мейсон какое-то время колебался.
     - Пятьдесят долларов, - сказала Делла Стрит.
     Элен Робб открыла сумочку и достала  две  двадцатидолларовые  и  одну
десятидолларовую купюру.
     - Сюда, пожалуйста, - позвала Делла Стрит.  -  Я  сейчас  выпишу  вам
квитанцию.
     - Насколько я понимаю, вы можете позволить себе заплатить эту  сумму,
- заметил Мейсон. - Вы получили компенсацию за причиненный ущерб?
     - Подарок, мистер Мейсон. Это не компенсация. Чтобы я могла  оплатить
понесенные расходы в связи с этим делом и...
     - Вы подписывали что-нибудь? - перебил адвокат.
     Она покачала головой.
     - Джордж сказал, что ему достаточно моего слова.
     Мейсон кивнул.
     - Следуйте за мной, пожалуйста, - пригласила  Делла  Стрит,  указывая
дорогу в приемную. - Я сейчас подготовлю вам квитанцию.
     Когда Делла Стрит вернулась в кабинет адвоката, Мейсон снова  взял  в
руки пачку корреспонденции.
     - Ты не считаешь, что пятьдесят долларов многовато? - обратился он  к
секретарше.
     - Следовало взять с нее двести пятьдесят, -  возразила  Делла.  -  Ты
что, не осознаешь, что потерял полдня, утрясая ее проблемы, а потом у  нее
еще хватило наглости снова к нам заявиться? Ты еще вспомнишь мои слова: мы
не последний раз ее видели. Она положила на тебя глаз.
     - На меня? - удивился Мейсон.
     - На тебя, - подтвердила Делла Стрит. - Ты не отреагировал  так,  как
на нее обычно реагируют мужчины. Она  не  привыкла  к  этому.  Ты  обратил
внимание, как она наклонялась вперед и пристраивала  руку  на  подлокотник
твоего стула?
     - Обратил, - кивнул Мейсон.
     - Она именно этого и хотела. Поэтому и вела себя подобным образом.  И
еще кое-что. Она - прекрасная  стенографистка.  Пока  ты  разговаривал  по
телефону с Гоури, она стенографировала то, что ты с ним обсуждал.
     - Что?! - не поверил своим ушам Мейсон.
     - Именно так, - кивнула Делла Стрит.
     - Ты уверена, что она стенографировала?
     - Да, - твердо ответила Делла. - Я не видела кончик ее карандаша,  но
наблюдала за движением руки и плеча. По этому я в  состоянии  судить,  что
она прекрасная стенографистка и записала весь твой разговор с Гоури.
     - Так, вот это новость, - прищурил глаза Мейсон. - А как ты считаешь,
мистер Гоури позвонил  нам  случайно?  И  только  ли  совпадение,  что  он
позвонил именно тогда, когда здесь сидела Элен Робб?
     - Сомневаюсь, - ничего не выражающим тоном ответила Делла Стрит.



                                    5

     Мейсон открыл ключом дверь своего  кабинета  и  увидел  Пола  Дрейка,
главу "Детективного агентства Дрейка", заглянувшего к Делле Стрит, которая
угощала его кофе из кофеварки.
     - Привет, Перри, - поздоровался сыщик. - Делла только что  рассказала
мне о твоем деле в Ровене.
     - Да, интересная ситуация, - заметил Мейсон.
     - Ладно, я ухожу, вам надо работать. Просто заглянул, чтобы  принести
отчет по делу Финсли. Он у Деллы. Пока ничего больше выяснить не удалось.
     - Не убегай, Пол, - попросил Мейсон. - Давно тебя не  видел.  Сегодня
утром у меня нет ничего срочного.
     - Как раз наоборот, - возразила Делла Стрит. - Сегодня,  наконец,  ты
надиктуешь  ответы  на  письма,  которые  лежат  уже  несколько  дней.  До
свидания, Пол.
     - Меня выгоняют, - улыбнулся детектив. Он сделал  несколько  шагов  к
двери, остановился на полпути и повернулся к Мейсону: - Ты  разобрался  со
всеми делами в Ровене?
     - Да.
     - Там, конечно, полный бардак, - заметил Дрейк. -  Игорные  заведения
контролируют город. Это процветающее место - деньги текут из других  мест.
А этот Анклитас успел прославиться далеко за пределами Ровены.
     - Как так?
     - Мне о нем немного известно, но с ним, определенно, лучше  не  иметь
никаких дел. Он ведет нечестную игру. И  начальник  полиции,  и  городской
адвокат пляшут под его дудку. Не уверен, что ты помнишь, но год назад  все
газеты писали об одном судебном процессе.
     - С которым был связан Джордж Анклитас?
     - Да. Он предъявил обвинение девушке, работавшей у него, заявляя, что
она  воровала  из  кассы  деньги,  а  также  украла  револьвер.  Револьвер
обнаружили  у  нее.   Она   настаивала,   что   ее   подставили.   Провели
расследование. Девушка баловалась  марихуаной.  Такое  часто  случается  с
теми, кто работает в подобных заведениях. Полиция нашла марихуану вместе с
пропавшим револьвером у нее на квартире. Затем приятель  Джорджа,  местный
начальник полиции, снял у девушки отпечатки пальцев  и  раскопал  архивные
данные ФБР: оказалось, что она один раз  уже  была  осуждена  за  хранение
марихуаны.
     - И что произошло? - заинтересовался Мейсон.
     - Если я все правильно помню, ее посадили, однако, она сама выступила
с обвинениями, заявляя, что ее специально подставили Джордж Анклитас и его
партнер. Держи ухо востро, Перри, и помни,  что  этим  парням  принадлежит
весь город. Если у тебя возникли какие-то проблемы с Джорджем  Анклитасом,
не оставляй машину перед пожарным краном в Ровене,  а  то  отправишься  за
решетку на полгода. А если им удастся заловить тебя в таком месте, где нет
свидетелей, то они предъявят тебе обвинение в сопротивлении полицейскому и
покажут синяки у _т_е_б_я_ на лице, чтобы  доказать  обоснованность  своих
заявлений.
     - Очень мило, - заметил Мейсон.
     - Да, - кивнул Дрейк. - Ладно, Перри, я пошел. Продолжаю работать  по
делу Финсли. Надеюсь услышать что-нибудь определенное к  завтрашнему  дню.
Диктуй свои ответы на письма.
     - Спасибо, Пол, - улыбнулась Делла Стрит.
     - Люблю, когда он работает, - ответил Дрейк и вышел из кабинета.
     Мейсон вздохнул.
     - Дай выпить хотя бы чашечку кофе и выкурить  сигарету,  -  взмолился
он.
     - Хорошо, - согласилась Делла. - Только ответь на два верхних письма,
пока потягиваешь кофе и куришь.
     - Надсмотрщица на плантации!
     Делла Стрит приготовила блокнот для стенографирования и ответила:
     - Я рабыня, а не надсмотрщица. Итак, что ты намерен  сообщить  нашему
корреспонденту?
     На столе Деллы Стрит зазвонил телефон,  когда  они  успели  добраться
только до половины ответа.
     Секретарша сняла трубку.
     - Алло! - Выслушав, что сказали на том конце  провода,  она  прикрыла
микрофон рукой и сообщила Мейсону: - Твоя подружка.
     Адвокат приподнял брови в немом вопросе.
     - Элен Робб.
     - Мы уже и так потратили на нее много времени, - решил Мейсон. -  Она
не может появляться здесь, когда  ей  заблагорассудиться,  не  обговаривая
предварительно время. Пусть Герти объяснит ей, что я занят, что я принимаю
клиентов только по предварительной записи и... Лучше, скажи ей  все  сама,
Делла. Боюсь, она уже  перегнула  палку.  Придется  разложить  ей  все  по
полочкам, а то иначе нам, наверное, от нее не отделаться.
     - Не беспокойся, я ей все объясню, - заявила Делла Стрит.
     Она отодвинула стул и быстро вышла из кабинета. Мейсон  принялся  еще
раз перечитывать письмо, на которое диктовал ответ. Секунд через  тридцать
он начал раздраженно хмуриться.  Адвокат  положил  лист  бумаги  на  стол,
достал сигарету из серебряного портсигара и уже собрался ее зажечь,  когда
вернулась Делла Стрит.
     - Возможно, я была жестока и придирчива, - сообщила секретарша. -  На
этот раз она пришла с синяком под глазом.
     - А синяк откуда?
     - Дело рук Джорджа Анклитаса.
     Мейсон помрачнел.
     - Боюсь, что Анклитасу требуется хороший урок, - сказал он.
     - Я предполагала, что ты отреагируешь именно так.
     - Во что она одета?
     - Как и вчера. Не исключено, что снова наклонится  вперед  и  положит
руку на подлокотник твоего стула, но... Шеф,  мне  ее  жаль.  Ей  пришлось
многое вынести. И что поделаешь, если ей приходится зарабатывать  себе  на
жизнь, демонстрируя свои прелести? Кто-то подложил револьвер в ее вещи.
     - Револьвер? - переспросил Мейсон.
     Делла Стрит кивнула.
     - Итак, насколько я понял, ты не отправила ее восвояси,  -  пришел  к
выводу Мейсон.
     Делла Стрит покачала головой.
     - Я сказала, что, возможно, тебе удастся уделить ей несколько  минут,
однако, ты страшно занят сегодня утром и  принимаешь  клиентов  только  по
предварительной записи. Она очень расстроена.
     - Давай посмотрим на нее. Приглашай. Этот револьвер... Что-то тут  не
так. Пусть заходит, но предупреждаю тебя, Делла, на этот раз я пропущу  ее
через мясорубку.
     - Бедняжка очень расстроена, - повторила Делла Стрит.
     - Ты что-то больно быстро переменилась в своем  отношении  к  ней,  -
заметил Мейсон.
     - Да, - призналась Делла Стрит. -  Терпеть  не  могу,  когда  мужчины
пытаются демонстрировать свою силу, ставя фингалы под глазами  симпатичных
девушек. Надеюсь, что ты устроишь веселенькую жизнь этому Анклитасу.  Ведь
мисс Робб ничего не подписывала и,  в  общем-то,  никакого  урегулирования
вопроса не последовало, по  крайней  мере,  с  юридической  точки  зрения.
Думаю, что если заставить  Джорджа  выплатить  пять  тысяч  долларов,  это
послужит ему хорошим уроком.
     - Приглашай ее, - попросил Мейсон. - Меня заинтересовал револьвер.
     Делла Стрит вернулась в приемную и вскоре появилась  в  сопровождении
Элен Робб.
     Посетительница уныло улыбнулась.
     - Я сейчас просто красавица, - заметила она,  показывая  на  оплывший
глаз.
     - Давайте опустим вступления и сразу же перейдем к делу, -  предложил
Мейсон. - Что произошло?
     - Не знаю. Вчера вечером у Джорджа  было  отвратительное  настроение.
Что бы я ни говорила, он на меня рявкал, наконец, мое терпение лопнуло и я
заявила ему, что не обязана все это выслушивать. Вот тут он  по-настоящему
разошелся.
     - Что вы имеете в виду?
     -  Наверное,  адвокат  описал  бы  это,  как  нецензурные  выражения,
произносимые громким голосом и в вульгарной манере. Он сказал то, что я не
могу позволить говорить кому-либо в отношении себя. Я  дала  ему  пощечину
и... в результате получила синяк под глаз.
     - Никто не мешал вам упаковывать вещи?
     - Никто. Я спокойно  ушла,  поймала  такси  и  отправилась  в  другой
мотель.  Сегодня  утром  я  принялась  разбирать  чемодан  и...  в  общем,
заглянула внутрь и увидела револьвер.
     - Какой?
     Элен Робб открыла сумочку.
     - Вот он. Я практически уверена, что  это  -  один  из  тех,  которые
Джордж держит для защиты. У него их три или четыре  у  различных  кассовых
аппаратов. Они выглядят точно также, как эти. Что мне теперь делать?
     - Револьвер системы "Смит и Вессон" тридцать второго калибра номер  -
С четыреста восемьдесят восемь ноль  девять,  -  продиктовал  адвокат.  Он
посмотрел барабан и заявил: - Одного патрона не хватает. - Мейсон  положил
револьвер на свой письменный стол, через несколько секунд взял  в  руки  и
опустил в  правый  карман  пиджака.  -  Давайте  предположим,  что  кто-то
подбросил его к вам в чемодан. Когда это произошло - перед вашей стычкой с
Джорджем или после?
     - Перед, - уверенно ответила Элен Робб. - Как только он меня  ударил,
я сразу же отправилась к своему  шкафчику,  вынула  вещи,  потом  пошла  в
мотель и упаковала чемодан.
     - Джордж Анклитас мог побывать у вас  в  мотеле,  пока  вы  доставали
личные вещи из шкафчика?
     - Наверное, да, но почему-то я так не думаю. Не  знаю.  У  меня  есть
одна идея. Мне сложно это  объяснить,  мистер  Мейсон,  но  я  практически
уверена, что Джордж решил каким-то образом разорвать со мной  отношения  и
избавиться от меня. Все было тщательно спланировано  -  оставалось  только
привести в исполнение.
     - Вы встретились с миссис Эллис?
     - Я пыталась, но мне не удалось.
     - Что вы хотите сказать - пытались?
     - У них есть яхта. Я позвонила им домой и выяснила, что они  с  мужем
собрались в круиз.  Предполагалось,  что  она  находится  на  борту  яхты,
готовясь к плаванию.  Я  отправилась  к  яхте,  но  миссис  Эллис  там  не
оказалось.
     - Вы поднимались на борт?
     - Да. Я взяла ялик и погребла  к  яхте.  Я  обогнула  ее,  все  время
выкрикивая имя миссис Эллис. Затем я поднялась  на  борт.  Там  никого  не
было. Я обдумала ситуацию и решила, что, раз они собрались вместе в круиз,
то, скорее всего, отношения между ними налаживаются и лучше мне вообще  не
открывать рот.
     - Это происходило до вашей стычки с Джорджем?
     - О да, значительно раньше. Он врезал мне где-то часов в одиннадцать,
но, как мне кажется, он искал повод с  той  минуты,  как  я  заступила  на
работу.
     - В какое время у вас начинается смена?
     - В восемь.
     - Мисс Робб, вы учились на стенографистку?
     Она удивилась вопросу.
     - Да. А почему вы так решили?
     - Вчера вы стенографировали мой телефонный разговор.
     Она покраснела, смутилась и призналась:
     - Ну, да. Я... Вы говорили обо мне и... Вы разговаривали с  адвокатом
миссис Эллис, и мне просто хотелось иметь запись.
     - Вы упоминали, что были замужем.
     Она кивнула.
     - Хотите обсудить это?
     - Нет.
     - Вам пришлось через многое пройти?
     - Да. Мне двадцать четыре года. Я  считала  себя  умной.  Я  выиграла
конкурс красоты и думала, что стану  актрисой  в  Голливуде.  У  меня  был
прекрасный муж, но я воспринимала его, как  должное.  Когда  я  стала  ему
надоедать и он начал ходить налево, я в точности исполнила  роль  ревнивой
жены. Я все время критиковала его и превратила наш  дом  в  ад.  Я  просто
толкнула его в ее объятия. Я вам уже это рассказывала.
     - А потом? - поинтересовался Мейсон.
     - Мне стало на все наплевать. Я попыталась уехать подальше от всего и
ото всех, кого знала. Я выяснила, что хорошую работу стенографистки  найти
крайне сложно. Я устроилась гардеробщицей в "Зеленый лебедь".  Чаевые  там
были очень маленькие. Джордж положил на меня глаз и выяснил, что  я  люблю
петь.  Он  предложил  мне  неплохую  работу  с  постоянным  заработком   и
значительно большими  чаевыми,  которые  все  оставались  у  меня.  Мистер
Мейсон, ваше время дорого стоит. Если я стану  вам  пересказывать  историю
своей жизни, то мне придется заплатить вам значительно больше, чем я  могу
себе позволить.
     - У вас когда-либо были проблемы с законом?
     - Никогда.
     Мейсон кивнул Делле Стрит и обратился к посетительнице:
     -  Вам  придется  извинить  нас  с   мисс   Стрит,   но   мы   должны
конфиденциально сделать один телефонный звонок.
     Мейсон обошел свой письменный стол и открыл дверь в библиотеку. Делла
Стрит последовала за ним.
     - Ну? - спросила Делла Стрит.
     - Мне это не нравится, - признался Мейсон. - У  меня  такое  чувство,
что нам приготовили ловушку.
     - Элен Робб?
     - Джордж Анклитас.
     - Что случилось, как ты считаешь?
     -  Джордж  пришел  в  негодование,  когда  я  появился  в  Ровене   в
понедельник утром. Однако, он быстро  разобрался,  что  я  поймал  его  на
крючок и выражение недовольства или протесты ему не помогут,  так  что  он
воспользовался моей слабостью.
     - Слабостью? - не поняла секретарша.
     - Вот именно. Мне следовало представиться  видавшим  виды,  проженным
жизнью адвокатом и потребовать возмещения убытков от имени своей клиентки,
а затем выставить ей счет  на  тридцать  три  и  одну  треть  процента  за
оказанные услуги и добиться подписания соответствующих бумаг. Вместо этого
я позволил ей самой обговаривать условия с Джорджем Анклитасом,  ничего  с
нее не взял и отправился восвояси.  Вот  здесь  Анклитас  и  увидел  Богом
посланный шанс. Он начал ублажать мисс Робб. Он сказал ей, что  ему  очень
жаль, что все так получилось. Он уговорил ее остаться, а на самом  деле  в
это время уже планировал, как поставить ее в такое положение,  что  у  нее
начнутся сплошные проблемы, а если я постараюсь ей помочь, то они  и  меня
не минуют.
     - Револьвер?
     - Думаю, что вскоре он обвинит ее в том, что она  украла  оружие.  Не
исключено, что он и наркотики подложил в ее чемодан.
     - Так когда сработает подставленный Анклитасом капкан?  У  тебя  есть
идеи по этому поводу? - спросила Делла Стрит.
     - Когда я подам иск в суд от имени Элен Робб.
     - Ты намерен это сделать?
     - Конечно. Мне придется, чтобы защитить ее и самому не ударить  лицом
в грязь и спасти свою репутацию. Дело в том, Делла, что я заварил кашу,  в
результате  чего  могут  сильно  пострадать  интересы  владельцев  игорных
заведений.  Им  это  не  нравится.  Поэтому  они  постараются  как-то  мне
насолить. Элен Робб - это зацепка. Из ее рассказа можно сделать вывод, что
они очень тщательно разработали план, а затем Анклитас поставил ей  фингал
под глазом.
     - Вначале она дала ему пощечину, - заметила Делла Стрит.
     - Он довел ее до этого. - Адвокат молчал в задумчивости минуту, потом
сказал: - Делла, у  нас  в  сейфе  лежит  несколько  револьверов,  которые
остались от разных клиентов. Ты случайно не помнишь,  нет  ли  там  модели
"Смит и Вессон" тридцать восьмого калибра с длиной ствола два с  половиной
дюйма?
     - Уверена, что есть.
     - Достань его и принеси сюда.
     Делла Стрит отправилась к сейфу и вернулась  через  минуту  с  нужным
оружием.
     Адвокат открыл барабан, выковырял один патрон, вернул пустую  гильзу,
подошел к шкафу, где весела одежда, нажал на  спусковой  крючок,  заправил
барабан обратно, затем положил револьвер в левый карман пиджака и вернулся
в кабинет.
     - Простите, что заставил вас ждать, мисс Робб, - извинился Мейсон.
     - Ничего страшного.
     - Элен Робб - ваше настоящее имя или рабочий псевдоним?
     - Я отвечу так, мистер Мейсон: Элен Робб - это то имя, которое вы или
кто-либо когда-либо будет знать, оно  напоминает  мое  настоящее,  однако,
истинное я не намерена никому открывать. Мой муж стал крупным бизнесменом.
Мне не хотелось  бы  впутывать  его  имя  в...  в  ту  работу,  которой  я
занимаюсь.
     - Куда вы планируете податься? - поинтересовался Мейсон, закуривая.
     - Сяду на автобус в Аризону. Мне предложили работу в Финиксе.  Там  в
одном из ночных клубов работает моя знакомая. У них сейчас свободно  место
продавщицы сигар и сигарет, придется также иногда работать в гардеробе. Но
что мне делать с револьвером?
     Мейсон опустил руку в левый карман, достал револьвер,  подержал  его,
словно раздумывал - отдавать девушке или нет.
     - Мне не хочется, чтобы вы сдавали его в полицию,  -  наконец  сказал
он. - Мне кажется... Ну, я не знаю... лишних проблем никому  не  нужно.  -
Адвокат протянул оружие клиентке. - Наверное, вам  лучше  оставить  его  у
себя, Элен. Вы нам его показали и рассказали, как вы его нашли.
     - Положить его в сумочку?
     - Боже, нет. У вас же нет на него разрешения. Обратно в чемодан,  где
вы его обнаружили.
     - Но что мне с ним делать?
     - Оставьте его, как доказательство. А вы знаете, как  он  оказался  у
вас в чемодане?
     - Понятия не имею.
     - Вы сделали, что могли. Я подам иск и назову  Анклитаса  ответчиком.
Где вы остановились?
     - В мотеле "Прибрежный" в Коста-Месе, коттедж девятнадцать.
     - Возвращайтесь в мотель. Мне нужно знать, где  вы  находитесь.  Если
переедете, поставьте меня в известность.
     - Если вы планируете подавать иск, вам требуются еще деньги, -  снова
заговорила Элен Робб. - Вот...
     Мейсон покачал головой.
     - Никаких денег. По крайней мере, пока больше  ничего  не  случилось.
Хватит  того,  что  вы  заплатили.  Поберегите  то,  что   у   вас   есть.
Отправляйтесь в мотель и ждите. Кстати,  а  что  с  Хелманом  Эллисом?  Он
присутствовал во время вашей стычки с Джорджем?
     - Нет.
     - Вы сказали, что слышали, что они с женой собираются в круиз. Они на
самом деле отплыли?
     - Не знаю. Вчера вечером Хелли заходил в "Большой амбар"  перед  тем,
как я разругалась с Джорджем. Он сообщил, что жена оставила его  на  яхте.
Они опять что-то не поделили.
     - Не теряйте со мной связь, - попросил Мейсон. - Я  хочу  знать,  где
смогу найти вас в случае необходимости.
     Она импульсивно протянула ему руку.
     - Спасибо, мистер Мейсон. Никогда не забуду, что вы для меня сделали.
     - Возможно, я и сам не забуду, - заметил Мейсон.
     Делла Стрит  проводила  Элен  Робб  в  приемную,  пожала  ей  руку  и
вернулась в кабинет адвоката.
     - Ты поменял револьверы? - поинтересовалась она.
     - Поменял, - признался Мейсон.
     - Она догадалась?
     - Надеюсь, что нет. Думаю, что действовал не слишком грубо. А что  за
оружие я ей отдал, Делла? Откуда оно у нас?
     - В наших записях значится, что это револьвер системы "Смит и Вессон"
тридцать восьмого калибра, номер сто тридцать три триста  сорок  семь.  Ты
помнишь, к нам обращался Джордж Спенсер Рейнджер и просил,  чтобы  ты  его
представлял? Ты решил выяснить, есть ли у него оружие. Он ответил, что  не
расстается с револьвером, однако, у него нет разрешения, потому что оно не
требуется: его назначили заместителем шерифа в Аризоне. Ты сказал, что ему
лучше оставить оружие у нас в конторе. С тех пор револьвер лежит у нас.
     - Хорошо. Передай оставшийся револьвер  Полу  Дрейку.  Пусть  вначале
разузнает, на кого он зарегистрирован, а потом снесет Морису Халстеду,  ну
тому эксперту по баллистике, у которого Пол обычно консультируется.  Пусть
Халстед сделает несколько пробных выстрелов и сохранит пули, затем  вернет
револьвер нам. Ты положишь его в сейф. Когда Джордж  Анклитас  выступит  с
обвинением  против  Элен  Робб,  заявляя,  что  она  украла  один  из  его
револьверов, получит ордер на обыск ее вещей и найдет  у  нее  в  чемодане
оружие, он явно придет к выводу, что его план сработал.
     - А ты вырвешь коврик у него из-под ног? - уточнила Делла Стрит.
     - Вот именно.
     - А что будет с револьвером, который подложили в чемодан к Элен Робб?
     Мейсон улыбнулся.
     - Если Пол Дрейк выяснит,  что  он  зарегистрирован  на  имя  Джорджа
Анклитаса, то револьвер окажется у  него  в  клубе  и  никому  не  удастся
доказать, что он отсутствовал.
     - А это законно?
     - Не знаю ни одного закона, который бы запрещал возвращать  владельцу
его собственность, - ответил Мейсон.



                                    6

     Когда Делла  Стрит  вернулась  из  "Детективного  агентства  Дрейка",
оставив там револьвер, Мейсон попросил ее:
     - Свяжись, пожалуйста, с Гоури, Делла. Хочу  послушать,  в  каком  он
настроении сегодня утром.
     Делла Стрит набрала номер и кивнула Мейсону.
     Адвокат поднял трубку у себя на столе и сказал:
     - Добрый день, мистер Гоури. Говорит Перри Мейсон.
     - О, мистер Мейсон! Как дела?
     - Отлично. Мы с моей секретаршей хотели бы послушать ваше выступление
в женском клубе Ровены. Возможно, если мы придем  сами  по  себе,  нас  не
пустят, но если вы лично нас пригласите,  никаких  проблем  возникнуть  не
должно.
     Гоури медлил с ответом.
     - Вы меня слышите? - уточнил Мейсон.
     - Да. Пытаюсь собраться с мыслями.
     - И что с вашими мыслями? Почему вы не можете сразу ответить?
     - Я не буду выступать в Ровене.
     - Нет?
     - Нет.
     - Почему?
     - Во-первых, миссис Эллис не выполнила своего обещания.
     - Что вы имеете в виду?
     -  Я  должен  был  получить  гонорар  от  женского  клуба   за   свое
выступление, а также аванс за представление интересов самой миссис Эллис.
     - И она ничего не заплатила?
     - Ни цента. И я не могу до нее дозвониться. Ее нигде  нет.  Очевидно,
отправилась куда-то на яхте. При сложившихся  обстоятельствах  я  позвонил
президенту женского клуба Ровены и сказал, что  мое  выступление  придется
отложить.
     - Вот как?
     - Вот так, - ответил Гоури. - Вы должны меня понять,  мистер  Мейсон.
Адвокат не может бесплатно предоставлять свои услуги.
     - Понятно. Дайте мне знать, когда получите известие от миссис  Эллис,
- попросил Мейсон и повесил трубку.
     - Ты слушала, Делла? - повернулся он к секретарше.
     Она кивнула.
     - Наверное, в настоящий момент больше ничего  предпринять  нельзя,  -
сделал вывод Мейсон.
     - Кроме как ответить на письма. Мы с ними еще не закончили.
     Мейсон вздохнул, снова  взял  в  руки  пачку,  приготовленную  Деллой
Стрит, и диктовал ответы до конца дня.
     Практически перед закрытием раздался кодовый стук Пола Дрейка в дверь
кабинета.
     Делла Стрит встала со своего места и впустила детектива.
     Пол Дрейк вытянулся в большом  кожаном  кресле,  предназначенном  для
клиентов, и спросил:
     - Чем,  черт  побери,  ты  опять  занимался,  Перри?  Снова  подменил
револьверы?
     - Почему снова?
     - Не знаю, но как только ты оказываешься вовлеченным в дело, где есть
хоть какой-то пистолет или  револьвер,  ты  устраиваешь  азартную  игру  с
окружной прокуратурой и полицией.
     - Здесь что-то не так? - спросил Мейсон.
     - Все в порядке, если тебе удается выйти сухим из воды.
     - Но что послужило причиной таких глубокомысленных рассуждений?
     - Револьвер, который  ты  мне  передал  -  системы  "Смит  и  Вессон"
тридцать восьмого калибра,  номер  С  четыреста  восемьдесят  восемь  ноль
девять.
     - И что с ним?
     - Это один из четырех  револьверов,  купленных  в  один  день  У.  В.
Маркусом, полное имя - Уилтон Винслоу Маркус.  Предположительно,  является
компаньоном Джорджа Анклитаса в  ресторанном  деле  в  Ровене.  Рестораном
прикрывается игорный бизнес.
     - Разрешение на оружие имеется? - поинтересовался Мейсон.
     - Скорее всего, нет.  Начальник  полиции  пляшет  под  их  дудку.  Он
назначил их какими-то представителями службы правопорядка. Они  занимаются
"особыми" вопросами, что  позволяет  им  носить  оружие  без  официального
разрешения в письменной форме, а только благодаря полномочиям, что дает их
назначение на этот туманный пост.
     - Это один из четырех купленных револьверов?
     Дрейк кивнул.
     - Хорошо. Что еще?
     - Эксперт по баллистике сделал несколько пробных выстрелов,  а  потом
вставил недостающие патроны, чтобы их было столько же, как и тогда,  когда
ты передал револьвер мне, - отчитался сыщик.
     -  На  всех  пулях,  выпущенных  из   этого   револьвера   во   время
эксперимента, оставлены метки  для  дальнейшей  идентификации?  -  уточнил
Мейсон.
     Дрейк кивнул.
     - Прекрасно. Где револьвер?
     Детектив достал оружие из кармана и протянул Мейсону.
     - Будь осторожен, -  предупредил  Дрейк.  -  Не  впутайся  с  ним  во
что-нибудь.
     - Во что, например, Пол?
     - Черт побери, не представляю... Но, очевидно, ты считаешь, что  этот
револьвер использовался для совершения какого-нибудь преступления.
     - Откуда у тебя появилась подобная идея?
     - Тогда зачем ты попросил эксперта  по  баллистике  сделать  из  него
несколько пробных выстрелов?
     - Возможно, просто  хотел  соотнести  его  с  определенной  датой,  -
ответил Мейсон.
     - Что, черт побери, ты имеешь в виду? - не понял детектив.
     Мейсон открыл ящик своего  письменного  стола,  достал  оттуда  кусок
стальной проволоки, загнутой и заточенной на одном конце, и заявил:
     - Это приспособление, которое можно использовать для нанесения  меток
на сталь, Пол.
     Адвокат вставил кусок проволоки  в  дуло  револьвера,  несколько  раз
провел взад  и  вперед,  вынул,  снова  вставил  и  еще  сделал  несколько
движений, перемещая проволоку по внутренней части ствола.
     - Что ты задумал? - спросил Дрейк.
     - Если теперь выстрелить из этого оружия, то  вылетевшие  пули  будут
иметь несколько другие характеристики, чем  те,  что  получил  эксперт  по
баллистике во  время  эксперимента,  не  так  ли,  Пол?  Пули,  которые  в
дальнейшем вылетят из этого  ствола,  станут  отличаться  от  всех,  ранее
выпущенных из данного револьвера. Я прав, Пол?
     - Сделай для верности еще несколько меток на внутренней части ствола,
- посоветовал Дрейк.
     Мейсон снова вставил проволоку  внутрь  револьвера  и  несколько  раз
провел взад и вперед, царапая ствол.
     - Теперь как?
     - Думаю, что ты добился желаемого, - сообщил Дрейк.
     Мейсон открыл ящик стола и вернул проволоку на место.
     Дрейк в задумчивости посмотрел на него.
     - Ты в курсе, Перри, что существует закон, запрещающий  фальсификацию
и манипуляцию с доказательствами, - заметил сыщик.
     - Доказательствами чего?
     - Не представляю.
     Мейсон улыбнулся.
     - Мы не ясновидящие, Пол. Если  ты  решишь  придерживаться  подобного
отношения к миру, то не посмеешь ничего изменить в каком  бы  то  ни  было
предмете. Тогда не позволительно даже разрывать на части клочок  бумаги  и
выбрасывать его. Нельзя мыть  грязную  посуду.  Ты,  таким  образом,  тоже
модифицируешь   и   уничтожаешь   доказательства.    Предмет    становится
доказательством только  тогда,  когда  ты  знаешь  или  у  тебя  есть  все
основания считать, что он  каким-то  образом  соотносится  с  определенным
преступлением.
     - А у тебя нет никаких оснований считать, что  этот  револьвер  имеет
отношение к какому-либо преступлению?
     - Нет, - заявил Мейсон. - Я просто защищаю клиентку.
     - А это как раз защитит клиентку?
     - Может помочь. Я чувствую себя игроком, не ведающим, какие карты уже
участвовали в игре, и какие у  нас  козыри.  Однако,  мне  сдали  какие-то
карты. Не исключено, что плохие. Очень возможно, что самые  худшие.  Но  я
должен играть таким образом, чтобы выиграть тем, что у меня есть.
     - Не зная, какие карты уже участвовали в игре, и не зная козырей?
     - Все правильно, Пол.
     - Да, нелегкая задача. Я рад, что я не  адвокат.  Что-нибудь  еще  на
сегодня есть, Перри?
     - Пока нет.
     Дрейк  встал  с  кресла  и  ленивым  шагом  направился  к  двери.  Он
остановился у выхода и обернулся к Мейсону.
     - Это дело  в  Ровене  сулит  крупные  неприятности,  -  заметил  он.
Вовлечены большие деньги.
     - Ты прав, Пол, - кивнул Мейсон.
     Дрейк колебался несколько секунд, потом пожал плечами, открыл дверь и
вышел в коридор.
     Делла Стрит встретилась взглядом с адвокатом  и  приподняла  брови  в
немом вопросе.
     - Мы  знаем,  что  этот  револьвер  является  собственностью  Джорджа
Анклитаса, - сказал Мейсон. - Я хочу вернуть его в  ночной  клуб  Джорджа.
Нам придется...
     Адвоката прервал телефонный звонок.
     - Это Герти, - сказал Мейсон. - Послушай, что там, Делла.
     Секретарша сняла трубку.
     - Да, Герти? Минутку.
     Делла Стрит подняла глаза на Мейсона.
     - В приемной ждет мистер Хелман Эллис. Говорит,  что  ему  необходимо
как можно быстрее встретиться с тобой. Он понимает, что рабочий  день  уже
закончился, но очень просит, чтобы ты его немедленно принял.
     Мейсон минуту  колебался,  оценивая  сложившуюся  ситуацию,  а  потом
кивнул:
     - Я встречусь с ним. Приглашай его, Делла.
     - Я сейчас выйду, Герти, - сказала Делла Стрит в трубку и положила ее
на место.
     - Веди себя, как обычно, - сказал  Мейсон.  -  Запиши  имя,  фамилию,
адрес и номер телефона, по которому его можно найти.
     - Хорошо, шеф.
     Делла Стрит вышла в приемную.
     Через  несколько  минут  она  вернулась  в  сопровождении  мужчины  и
представила:
     - Мистер Мейсон. Мистер Эллис.
     Адвокат поднялся со своего места и пожал руку посетителю.
     Эллис оказался высоким мужчиной, моложе тридцати, с высокими скулами,
славянскими чертами лица, тонкими  вытянутыми  губами,  голубыми  глазами,
смотревшими прямо на собеседника. Его сильные  пальцы  крепко  сжали  руку
Мейсона.
     - Присаживайтесь, - предложил адвокат. - Чем могу быть вам полезен?
     - Не знаю, - ответил Эллис. - Зависит от ситуации.
     - Я представляю Элен Робб.
     - Именно поэтому я здесь, - сообщил Эллис.
     - Что вас беспокоит?
     - Моя жена.
     - Я не занимаюсь бракоразводными процессами, -  заявил  Мейсон.  -  Я
специализируюсь на ведение дел в суде,  в  основном,  уголовных.  Семейные
отношения, контракты и все в таком роде меня просто не интересует.
     - Моя жена собирается убить вашу клиентку, - сказал посетитель.
     Мейсон в удивлении приподнял брови.
     - Оснований для ревности у нее нет, - продолжал Эллис. - Но моя жена,
как мне кажется, временно лишилась рассудка.
     - Давайте уясним факты, -  предложил  Мейсон.  -  Вы  довольно  много
играли в покер в "Большом амбаре" и проиграли крупную сумму денег?
     - Все правильно.
     - Это не понравилось вашей жене?
     - Ни одной жене не понравилось бы,  если  бы  муж  проиграл  в  карты
крупную сумму денег, - заметил Эллис.
     - Элен Робб обращает на себя внимание в "Большом амбаре"?
     - Они  заставляют  ее  подавать  себя  так,  чтобы  на  нее  обращали
внимание, - поправил Хелман Эллис.
     - И вы ею заинтересовались?
     Эллис глубоко вдохнул воздух и заявил:
     - Мистер Мейсон, я ее люблю.
     - Но, тем не менее, утверждаете, что у вашей жены нет  оснований  для
ревности?
     - Я это сформулирую по-другому, мистер Мейсон. Я... я  держал  это  в
себе.
     - То есть вы думаете, что держали это в себе.
     - Что вы хотите сказать?
     - Жена обычно чувствует подобное,  -  объяснил  адвокат.  -  Если  вы
влюблены в Элен Робб, то не  сомневайтесь,  что  ваша  жена  очень  быстро
поняла, что за вашими частыми посещениями "Большого амбара"  стоит  что-то
еще, кроме желания сыграть в покер.
     - Она не представляет, что я  чувствую  на  самом  деле,  -  возразил
Эллис, - потому что  я  сам  только  недавно  осознал,  что  по-настоящему
влюбился.
     - Она поняла это раньше вас. В противном случае она не стала  бы  вас
ревновать.
     - Она всегда была ревнивой. Она ревнует меня к любой  женщине,  стоит
мне только дважды на нее взглянуть.
     - А вы на многих женщин смотрели дважды? - решил выяснить Мейсон.
     - Больше двух раз - практически ни на кого.
     - Ладно. Рассказывайте, что случилось.
     - Я знал, что  Надин,  моя  жена,  испытывает  сильный  эмоциональный
стресс. Я  проиграл  в  покер  какие-то  деньги,  я  могу  позволить  себе
проигрывать в карты. Затем она устроила сцену. Вот этого я  себе  не  могу
позволить - чтобы на меня  поставили  клеймо  человека,  уклоняющегося  от
уплаты карточных долгов. Мистер Мейсон,  если  Надин  подаст  иск  в  суд,
назвав  ответчиком  Джорджа  Анклитаса,  с  требованием  вернуть   деньги,
проигранные  мною  в  покер,  то  я  прославлюсь  от   тихоокеанского   до
атлантического побережья, как человек, отказывающийся от карточных долгов,
скряга, скупердяй и все в таком роде.
     - А если игра велась нечестно? - спросил Мейсон.
     -  Тогда   другое   дело.   Если,   конечно,   кто-то   в   состоянии
д_о_к_а_з_а_т_ь_, что она велась нечестно.
     - Хорошо. Что произошло? Давайте переходить к сути.
     - Я узнал, что моя жена устроила сцену в "Большом амбаре". Вы назвали
ей несколько судебных решений, описанных в каких-то  правовых  документах,
на которые она может ссылаться, чтобы вернуть  назад  деньги,  проигранные
мной в покер. Я выяснил, что она обратилась к адвокату и  наняла  его  для
подачи иска. Так что я заявил Надин, что нам надо поставить все точки  над
"i". Мы решили отправиться в круиз на моей яхте. Таким образом  нам  никто
не помешал бы. Мы вышли бы из гавани и попытались  все  уладить.  Нам  уже
приходилось делать подобное несколько раз за время нашего супружества -  в
периоды кризисов - и все урегулировалось к лучшему.
     - Вы давно женаты? - поинтересовался Мейсон.
     - Семь лет.
     - Хорошо. Продолжайте.
     - Мы вышли из дома и отправились на яхту. Мы  сказали  соседям,  что,
скорее всего, следующей ночью нас не будет, не  исключено,  что  две  ночи
подряд. Мы думали заночевать на яхте. Так как мы планировали ужинать  там,
то остановились, чтобы купить продукты. Практически сразу же  после  того,
как мы с Надин уехали, появилась Элен.  Она  хотела  переговорить  с  моей
женой. Сосед сообщил ей, что мы на яхте, так что Элен двинулась в  гавань,
взяла на прокат ялик и поплыла к тому месту, где  на  причале  стояла  моя
яхта. Она несколько раз обогнула  судно,  выкрикивая  имя  моей  жены.  Не
обнаружив никого на яхте, Элен села обратно  в  ялик  и  погребла  к  тому
месту, где брала его на прокат. Находясь на яхте, Элен обронила платок,  в
уголке которого вышито ее имя. Мы с Надин поднялись на борт, зашли в каюту
и... моя жена обнаружила платок  Элен.  Это  оказалось  последней  каплей.
Разразились гром и молнии. Моя жена  билась  в  истерике.  Она  отказалась
слушать какие-либо доводы. Конечно, тогда я  не  представлял,  как  платок
Элен оказался на яхте. Я решил, что  кто-то  специально  его  подкинул.  Я
попытался объяснить Надин, что  кто-то,  наверное,  специально  разработал
хитрый план, чтобы скомпрометировать меня. Возможно, это дело  рук  хозяев
ночного клуба, чтобы она перестала думать о том, как  вернуть  проигранные
мной в покер деньги, а переключилась на что-то другое.
     - И что произошло?
     - Надин пришла в ярость. Мистер Мейсон, она просто временно  лишилась
рассудка. Она схватила револьвер...
     - Какой револьвер? - перебил Мейсон.
     - У нас на яхте  хранится  револьвер  для  самообороны,  если  что-то
случится, пока мы находимся в море или ночуем на яхте, если  она  стоит  у
причала в гавани.
     - У вас есть при себе оружие?
     - Нет. Мы держим револьвер на яхте. Как я  считаю,  это  единственное
место, где он может нам когда-либо понадобиться. Насколько  мне  известно,
бывали случаи, когда на  яхты,  стоящие  у  причала  в  гавани,  врывались
грабители,  жестокие  молодые  бандиты,  поднимающиеся  на  борт  судна  и
творящие  всякие  зверства  -  связывающие  мужчин,   насилующие   женщин,
забирающие деньги и все в таком роде.
     - Что за оружие хранится у вас на яхте? - уточнил Мейсон.
     - Револьвер.
     - Какой системы?
     - "Смит и Вессон".
     - Откуда он у вас?
     - Это подарок.
     - От кого?
     - От Джорджа.
     - Джорджа Анклитаса?
     - Да.
     - Вы знаете номер этого револьвера?
     - Боже, конечно, нет!
     - А как так получилось, что Джордж подарил вам револьвер?
     - В течение нескольких недель мы с Джорджем находились в приятельских
отношениях. Я люблю играть в карты и... мы  играли  с  различным  исходом.
Иногда выигрывал я, иногда Джордж.  Мы  подружились.  Один  раз  я  увидел
револьвер, когда Джордж с  компаньоном  обсуждали  оружие.  Они  о  чем-то
спорили. Джордж объяснил, что он у  себя  в  клубе  держит  револьверы  на
случай, если появятся грабители. Тогда несколько человек из его  персонала
смогут взять их в руки. Я сказал ему,  что  собираюсь  приобрести  оружие,
чтобы оно постоянно лежало на яхте, так как совсем недавно прочитал о том,
как на борт одной яхты поднялись три молодых бандита, связали хозяина и...
В общем, Джордж протянул мне револьвер и сказал, что это подарок.
     - Где сейчас находится тот револьвер?
     - Я уже говорил вам. У Надин.
     - Хорошо. Она забрала его. Что произошло потом?
     - Она заявила, что не потерпит то,  что  я  назначаю  свидания  своей
любовнице на нашей яхте. Она возьмет правосудие в свои руки и убьет  Элен.
Последовала ужасная сцена. Я никогда не видел жену в таком состоянии.  Она
просто помешалась.
     - Что она сделала?
     - Села в ялик и погребла к берегу, оставив меня на яхте.
     - Вы возражали?
     - Конечно! Мистер Мейсон, если бы я только смог к ней приблизиться, я
бы повалил ее с ног и забрал револьвер, но она оказалась достаточно хитра.
Она держала меня на расстоянии и наводила оружие на меня. Она  пристрелила
бы меня, если бы я сделал неосторожное движение. Фактически, в тот  момент
у нее  была  мысль  убить  меня,  потом  Элен,  а  затем  покончить  жизнь
самоубийством.
     - Но зачем она оставила вас на борту яхты? - не понял Мейсон.
     - Она боялась, что я попытаюсь предупредить Элен.
     - Продолжайте, - попросил адвокат.
     - Это все, что мне известно. Она уплыла на ялике. Я оставался на яхте
где-то до половины десятого. Затем мне удалось привлечь внимание  компании
яхтсменов. Они доставили меня на берег.
     - А разве вы не могли завести двигатель яхты?
     - Нет. Надин забрала с собой ключи. Я  специально  установил  сложный
замок, чтобы грабителям  не  удалось  увести  яхту,  так  что  в  машинное
отделение  не  пробраться  без  ключа.  Наверное,  электрик  смог  бы  там
что-нибудь придумать, например, закоротить  провода  запорного  механизма,
однако, сам я не представляю, как это делается, да и вообще не уверен, что
это помогло бы. Я специально купил подобное устройство, чтобы никто не мог
украсть мою яхту или отправиться на ней  в  увеселительную  прогулку.  Это
небольшая яхта, мистер Мейсон  -  сорок  два  фута,  но  очень  дорогая  и
насыщенная всякими приспособлениями. Я потратил крупную сумму денег, чтобы
сделать ее уютной.
     - Итак, вы оказались на берегу в половине десятого. Что потом?
     - Я попытался найти жену, но у меня ничего не вышло. Я поехал к Элен,
но не хотел ее пугать. Я просто  посоветовал  ей  проявлять  осторожность,
сказав, что Надин вышла на тропу войны. Потом снова отправился  на  поиски
жены. Сегодня утром Надин  на  короткое  время  появлялась  дома  и  снова
угрожала мне. Она заявила, что Элен Робб  тайно  встречалась  со  мной  на
борту  яхты  и  она  намерена  это  доказать,  пригласив  специалистов  по
дактилоскопированию, чтобы те сняли отпечатки пальцев. Она  также  решила,
что именно в тот момент Элен ждала меня на яхте, и отправилась ее убивать.
     - И что вы сделали?
     - Ничего. Элен никогда не встречалась со мной на яхте.  Я  знал,  что
Надин не права, так что позволил ей уехать... Но я хочу, чтобы вы,  мистер
Мейсон, знали, что моя жена сейчас  находится  в  ужасном  состоянии,  она
готова пристрелить Элен Робб. Я прошу вас  принять  какие-то  шаги,  чтобы
защитить Элен.
     - Вы знали, что между  Элен  Робб  и  Джорджем  Анклитасом  произошла
размолвка?
     - Какая еще размолвка?
     - Он ее уволил и поставил ей фингал под глазом, - сказал Мейсон.
     - Что? - воскликнул Эллис, приподнимаясь с места.
     - Поставил ей фингал под глазом, - повторил Мейсон.
     - Я его убью за это. Грубый, невоспитанный, наглый, лживый...
     Эллис внезапно замолчал и поджал губы. Они вытянулись в узкую, прямую
линию.
     - От имени мисс Робб я  намерен  подать  иск,  -  сообщил  Мейсон,  -
называя  ответчиком  Джорджа  Анклитаса   и   несколько   его   приятелей,
компаньонов в разных предприятиях, требуя шесть тысяч долларов в  качестве
штрафных убытков и  компенсации  в  размере  полторы  тысячи  долларов  за
причиненные боль и страдания.
     - Мистер Мейсон, теперь я думаю,  что  та  игра  велась  нечестно,  -
заявил Эллис. - Я считаю... я считаю, что Элен может вам кое-что  об  этом
рассказать. Я хочу отомстить Джорджу Анклитасу. Если он ударил Элен, то  я
так его разукрашу, что он запомнит на всю жизнь. Я...
     - А как это будет смотреться, если  ваша  жена  подаст  на  развод  и
назовет имя Элен Робб, как женщины, из-за которой она намерена разводиться
с вами? - спросил Мейсон.
     На лице Эллиса появилось отчаяние.
     - Вам следует учитывать несколько моментов, - сухо заметил адвокат.
     - Послушайте, мистер Мейсон, я могу кое-что предпринять. Я... я готов
оплатить ваш гонорар за возбуждение дела против Джорджа.
     - А _э_т_о_ как отразится на бракоразводном процессе?
     Эллис помедлил, а потом сказал:
     - Ладно. Я проиграл около десяти тысяч долларов в  "Большом  амбаре".
Теперь я уверен, что игра велась нечестно. Если вы  согласитесь  выступить
моим адвокатом в этом деле и  вернете  деньги,  я  заплачу  вам  пятьдесят
процентов того, что удастся  получить  назад,  а  также  покрою  все  ваши
расходы. Нанимайте сыщиков, делайте все, что посчитаете нужным.
     - Скорее всего, я не имею права выступать в подобной роли, -  сообщил
Мейсон. - Я уже дал бесплатный совет вашей жене о том, как  вернуть  общую
собственность супругов, проигранную в азартной игре, независимо  от  того,
велась игра честно или нечестно.
     - Мистер Мейсон, неужели вы не понимаете, что, в таком случае,  будет
с моей репутацией? Я стану посмешищем...
     - Не думаю, - перебил адвокат. - Если  несколько  женщин  выступят  с
подобными исками, то у владельцев  игорных  заведений  появится  пища  для
размышлений, особенно у тех, кто ведет нечестную игру.
     - Как раз наоборот, - с чувством заявил Эллис. - Эффект  будет  прямо
противоположный,  мистер  Мейсон.  Те,  кто  придерживаются  правил  и  не
пытаются  обманывать  клиентов,  останутся  не  у   дел.   Если   появится
перспектива судебного процесса с женами,  требующими  проигранной  мужьями
общей собственности супругов, то честные владельцы  игорных  домов  решат,
что им не выжить в подобной ситуации и закроют дело. С другой стороны, те,
кто мошенничают в игре, останутся. Я  могу  сформулировать  это  несколько
по-другому: в деле останутся только нечестные владельцы игорных домов.
     - Да, в ваших словах есть разумное зерно, - согласился Мейсон.  -  Я,
конечно, не знаю, что произойдет, если факт, изложенный в упомянутом  мной
решении,  будет  представлен  на  рассмотрение   Верховного   Суда   штата
Калифорния или Верховного Суда соединенных  Штатов.  Однако,  в  настоящий
момент  это  новый  взгляд  на  закон  об  общей  собственности  супругов.
Интересное развитие аспекта права. Мне хотелось  бы  понаблюдать,  к  чему
приведет рассмотрение нескольких подобных дел в суде.
     - Я могу утверждать  только  одно,  -  заявил  Хелман  Эллис.  -  Вы,
несомненно, вставили палку в колесо игорного бизнеса Ровены. Джордж  готов
на  что  угодно,  только   бы   эта   информация   не   стала   достоянием
общественности. Наверное, вы в курсе, что  моя  жена  решила  организовать
выступление на эту тему в женском клубе и наняла адвоката по фамилии Гоури
для этой цели, но Джордж немедленно предложил ему взятку.
     Мейсон в удивлении приподнял брови.
     - Взятку? - переспросил он.
     - Конечно. Все было сделано очень хитро. Джордж не ходил  к  Гоури  с
деньгами, чтобы  только  тот  не  выступал  на  собрании,  но  у  адвоката
появилось несколько новых клиентов, которые принесут ему  неплохой  доход.
Они намекнули ему, что им совсем не понравится, если он вдруг  выступит  в
женском клубе Ровены и выскажет там определенные идеи об азартных играх  и
общей собственности супругов.
     - Сам Гоури заявил мне, что никак не может связаться с вашей женой, -
заметил Мейсон.
     - Да, он пытался до  нее  дозвониться,  но  только  для  того,  чтобы
сообщить ей, что придется отложить собрание, потому что он  не  сможет  на
нем выступить. Я предполагаю, что он также  намеревался  ей  сказать,  что
изучив упомянутое вами решение, он пришел к выводу, что  оно  недостаточно
обосновано.
     - А вам это откуда известно?
     - Я разговаривал с ним по телефону. Я передаю вам его мнение.
     - Хорошо. Я обдумаю все, что вы  мне  рассказали.  Если  вам  удастся
связаться с вашей женой, немедленно дайте мне знать, - попросил Мейсон.
     - Мистер Мейсон, скажите мне, а Элен сейчас  находится  в  безопасном
месте? Мне это необходимо знать. Вы гарантируете ее личную безопасность?
     - Я не могу гарантировать личную безопасность кому бы то ни  было,  -
ответил Мейсон.
     - А полиция?
     - И она тоже. Если бы полиция предоставляла  охрану  каждой  женщине,
которой  угрожает  ревнивая  жена,  то  не  осталось  бы   никого,   чтобы
регулировать уличное движение.
     - Но Элен находится в опасности! - воскликнул Эллис.
     - Возможно, - согласился адвокат. - Однако, она хорошо укрылась. Я не
собираюсь  пока  сообщать,  где  она  находится.  Я  благодарен   вам   за
предоставленную информацию. Вы должны понимать, мистер Эллис, что подобное
случается довольно часто. Возьмите любую газету, и вы найдете какую-нибудь
статью о том, как ревнивый муж отправился на квартиру жены, с которой  уже
развелся,  устроил  сцену,  застрелил   ее,   а   потом   покончил   жизнь
самоубийством. Или, например, женщина угрожала оставить  своего  мужа,  он
заявил, что,  если  она  не  хочет  жить  с  ним,  то  никому  другому  не
достанется, вытащил револьвер, застрелил ее, а потом сдался  властям.  Эти
эмоциональные преступления составляют большую часть  убийств,  однако,  на
одного  человека,  фактически  убитого   при   подобных   обстоятельствах,
приходится около тысячи,  подвергающихся  угрозам.  Полиция  просто  не  в
состоянии предоставить каждому охрану.
     - Вы так хладнокровно рассуждаете об этом, -  с  чувством  воскликнул
Эллис. - Элен Робб - красивая молодая женщина, умная, добрая. О,  я  знаю,
что ей пришлось уже много испытать за свою жизнь, но  по  сути  своей  она
чрезвычайно мила, очаровательна и... Я просто не могу допустить, чтобы моя
жена застрелила ее в припадке ревности.
     -  А  где  сейчас  находится  ваша   жена,   как   вы   считаете?   -
поинтересовался Мейсон.
     - Думаю, что в Аризоне. Прошел слух, что Элен  собирается  устроиться
на работу в одном из ночных клубов в Финиксе. У нее там какие-то связи.  Я
предполагаю, что Надин отправилась  туда.  Если  Элен  все  еще  здесь,  я
надеюсь, что Надин поехала в Аризону и, в таком случае, она остынет к тому
времени, когда вернется домой.
     - Ладно, посмотрим, что можно  предпринять,  -  сказал  Мейсон.  -  Я
постараюсь защитить свою клиентку, насколько позволяют мои возможности, но
вы должны понимать, что  стопроцентную  защиту  гарантировать  невозможно,
даже полиция не в состоянии сделать подобное.
     - Послушайте, мистер Мейсон, - обратился к нему Эллис, - если полиция
не в состоянии защитить ее, то ведь можно  нанять  частного  охранника.  Я
готов оплатить его услуги, независимо от того, сколько  они  стоят.  Пусть
это будут вооруженные телохранители, которые  станут  держать  ее  в  поле
зрения днем и ночью.
     - А _э_т_о_ как повлияет на бракоразводный процесс? - спросил Мейсон.
     Эллис обдумал слова Мейсона.
     - Наверное, я попал в капкан, - пришел к выводу  молодой  человек.  -
Однако, мистер Мейсон, я с полной  уверенностью  заявляю  вам,  что  вашей
клиентке и мне лично угрожает опасность.
     Мейсон кивнул.
     Хелман Эллис встал с кресла.
     Очевидно,  он  не  хотел  уходить,  однако,  Мейсон  тоже   поднялся,
показывая тем самым, что разговор окончен.
     Как только Эллис покинул кабинет, Мейсон повернулся к Делле Стрит.
     - Позвони, пожалуйста, Полу Дрейку, Делла, -  попросил  он.  -  Пусть
немедленно идет к нам, если он еще у себя в агентстве.
     Меньше, чем через минуту в дверь кабинета Мейсона послышался  кодовый
стук Дрейка.
     - Моя клиентка остановилась в мотеле  "Прибрежный"  в  Коста-Месе,  -
сообщил Мейсон. - Она зарегистрировалась под именем Элен  Робб.  Возможно,
ей угрожает опасность. Очевидно, ревнивая жена вышла на тропу войны и ищет
Элен, приготовив револьвер.
     - Нужен охранник? - спросил Дрейк.
     - Охранники - во множественном числе, - поправил Мейсон.  -  Два  или
больше. Однако, сама Элен Робб не должна о них ничего знать. Нужно,  чтобы
ты  следил  за  тем  местом,  где  она  остановилась.  Пусть   твои   люди
расположатся таким образом, чтобы видеть вход в здание,  в  котором  живет
Элен. Если об Элен Робб будет расспрашивать какая-то  женщина  или  просто
какая-то  похожая  женщина  появится  на  горизонте,  твоим  оперативникам
следует принять боевую готовность. Ревнивой жене на вид лет двадцать семь,
рыжеволосая,  стройная,  даже,  скорее,  худая.  Твои  сотрудники  обязаны
остановить ее под любым предлогом, а если окажется,  что  ее  зовут  Надин
Эллис - миссис Хелман Эллис - охрана должна принять меры.
     - Какие?
     - Зависит от обстоятельств. Отвлечь ее внимание и... в любом  случае,
не отпускать ее. Если эта женщина встретится с Элен Робб,  я  хочу,  чтобы
при этом присутствовал по крайней мере один  из  твоих  оперативников.  Он
должен обеспечить безопасность Элен Робб таким  образом,  чтобы  у  миссис
Эллис не появилось возможности достать револьвер  и  нажать  на  спусковой
крючок.
     - Понял,  -  кивнул  Дрейк.  -  Нам  частенько  приходится  выполнять
подобные   задания.   У   меня    есть    несколько    отличных    парней,
специализирующихся на охранных услугах. Однако, это довольно дорого стоит.
Как долго им предстоит работать?
     - Пока остается опасность для клиентки, - ответил Мейсон.
     - И долго она еще будет оставаться?
     - Пока не найдем миссис Эллис и не  выясним  побольше  о  сложившейся
ситуации.
     - Ладно. Я все организую, - пообещал Дрейк.
     После того, как детектив ушел, Мейсон повернулся к Делле Стрит.
     - Теперь нам необходимо  решить  проблему  с  револьвером,  -  заявил
адвокат.
     - Что ты имеешь в виду?
     - У Джорджа Анклитаса было четыре револьвера. Один он подарил.  Таким
образом, осталось три. Один из них оказался среди личных вещей Элен  Робб.
Предположительно, Джордж станет утверждать,  что  у  него  этот  револьвер
украли. Значит, у Анклитаса сейчас два револьвера.
     - К чему ты клонишь? - решила выяснить Делла Стрит.
     - Просто пытаюсь разобраться с револьверами, -  улыбнулся  Мейсон.  -
Обычно, когда я выступаю адвокатом, окружной прокурор обвиняет меня в том,
что я представляю дополнительное оружие, провожу с ними махинации и...
     - Это как раз то, что ты сделал в данном  случае,  -  заметила  Делла
Стрит.
     - Да, сделал. Представь, что случится после того, как Джордж Анклитас
"обнаружит", что у него украли один из револьверов и обвинит в краже  Элен
Робб. Он добьется выдачи ордера на  обыск  ее  вещей.  Полицейские  найдут
револьвер и Джордж официально предъявит обвинение. Дело передадут  в  суд.
Как только револьвер станут приобщать к делу в качестве доказательства,  я
попрошу зачитать номер  оружия.  Затем  мы  проверим  данные  регистрации,
выясним  номера  револьверов,  принадлежащих  Джорджу  Анклитасу,  и   тут
окажется, что револьвер, обнаруженный среди личных вещей Элен Робб  -  это
совсем не тот револьвер, что "украли" у Джорджа Анклитаса.
     - А потом? - улыбнулась Делла Стрит.
     - А потом мы предъявим еще один иск Джорджу Анклитасу.  Возможно,  на
какое-то время он прекратит оскорблять  женщин  и  ставить  им  синяки.  Я
надеюсь, что наш урок пойдет ему впрок.
     - Но, предположим, кто-то выяснит, что револьвер Анклитаса  находится
у нас в конторе? - спросила Делла Стрит.
     - Кто может такое подумать! - воскликнул Мейсон. - Я и  не  собираюсь
держать у себя никакие револьверы, принадлежащие Анклитасу. Я уже  говорил
тебе, что мы  вернем  оружие  владельцу,  как  только  выясним,  кто  этот
владелец.
     - Просто вручишь его ему? - уточнила Делла Стрит с горящими глазами.
     - Я сказал,  что  мы  _в_е_р_н_е_м_  оружие  владельцу,  -  улыбнулся
Мейсон.
     - Ты уже разработал план?
     - В баре внизу, продают  напитки,  в  которые  бросают  кусочки  льда
круглой формы с дырочкой в центре, сами льдинки имеют диаметр около  дюйма
и...
     - Продолжай, - попросила Делла Стрит, когда Мейсон внезапно  замолчал
и расхохотался.
     - Наверное, они  замораживают  этот  лед  вокруг  какой-то  трубочки.
Вставляют маленькую трубочку в трубку большего диаметра, заполняют  вторую
водой, замораживают, потом вынимают лед  и  разбивают  на  кусочки,  чтобы
положить в стаканы. Делла, спустись, пожалуйста, в бар и спроси, не  могут
ли они предоставить нам кусок такой ледяной трубки длиной...  Ну,  скажем,
дюймов двенадцать.
     Делла Стрит вопросительно посмотрела на адвоката, потом улыбнулась  и
сообщила:
     - Я пошла, шеф. Планируем заморозить доказательства?
     - Как раз  наоборот.  Попытаемся  растопить  суровое  сердце.  Также,
Делла, найди где-нибудь коробку от обуви и наполни ее искусственным льдом.
     Секретарша кивнула и выскользнула из кабинета.
     Мейсон принялся ходить из угла в угол.
     Делла Стрит вскоре вернулась, неся под мышкой коробку из-под обуви.
     - Все раздобыла? - поинтересовался адвокат.
     Она кивнула, опустила руку в коробку с искусственным льдом и  достала
продолговатый кусок льда цилиндрической формы длиной двенадцать дюймов.
     - Прекрасно. Сейчас проверим, - сказал Мейсон.
     Адвокат  приготовил  револьвер,  принесенный  Элен  Робб,  протолкнул
ледяную трубку сквозь спусковой механизм, а потом положил края  трубки  на
спинки двух стульев. Револьвер остался висеть на ней.
     - Отлично! - воскликнул адвокат.
     Он быстро вынул трубку и опустил ее обратно в коробку с искусственным
льдом.
     - Что теперь? - поинтересовалась Делла Стрит.
     - Отправляемся в Ровену.  Я  поставлю  машину  за  зданием  "Большого
амбара", перед мотелем. Ты  выйдешь  из  машины,  пройдешь  через  мотель,
вокруг бассейна и войдешь в "Большой амбар" через черный вход. Отправишься
в женский туалет и...
     - С коробкой из-под обуви под мышкой? - перебила Делла Стрит.
     Мейсон покачал головой.
     - С сумочкой, в которой будут лежать искусственный лед,  эта  ледяная
трубка и револьвер. Итак, ты заходишь в женский туалет и начинаешь  искать
место, куда бы спрятать револьвер - или где-то у потолка, чтобы  подвесить
его между двумя перегородками, или, предпочтительнее, под  раковиной,  где
проходят трубы, так чтобы его не было  видно  вообще.  Надеюсь,  что  тебе
удастся разместить концы ледяного стержня на трубах  -  один  на  той,  по
которой течет горячая вода, второй - где течет холодная.
     - А затем?
     - Через какое-то время, в зависимости от температуры, лед  растает  и
револьвер упадет на пол. Лед превратится в лужу воды, а револьвер окажется
на полу.
     - Они смогут каким-то образом связать его с нами?  -  уточнила  Делла
Стрит.
     - Если ты все сделаешь правильно, войдешь через черный вход,  пока  в
клубе еще мало посетителей,  никто  не  обратит  на  тебя  внимания.  Мне,
конечно, не  хочется  просить  тебя  об  этом,  Делла,  но  я  -  адвокат,
представляющий  интересы,  противоречащие  интересам  Джорджа   Анклитаса,
поэтому с моей стороны неэтично разговаривать с  ним,  если  при  этом  не
присутствует адвокат Джорджа. Если я появлюсь в "Большом амбаре", Анклитас
определенно изъявит желание побеседовать со мной. К тому же,  я  предпочел
бы, чтобы револьвер обнаружили именно в женском туалете.
     - Почему?
     - Потому что там есть дежурная и он расположен  недалеко  от  черного
входа, ведущего к мотелю. Ты просто заскочишь  туда,  подождешь,  пока  не
появится еще какая-нибудь женщина, спрячешь револьвер под раковиной,  дашь
дежурной двадцать пять центов и уйдешь. Присоединишься ко  мне  в  машине.
Сейчас заполним отверстие  в  середине  трубке  искусственным  льдом,  что
какое-то время не даст ей растаять. Когда револьвер  упадет  на  пол,  его
заметит или дежурная, или женщина, появившаяся в туалете  через  несколько
минут. Если нам повезет, то дежурная поклянется, что револьвер находится в
туалете не больше четырех или пяти минут.
     - А нас там уже не будет? - уточнила Делла Стрит.
     - К тому времени уже и след простынет.
     - Я совершаю таким образом какое-нибудь преступление?
     - Я уже объяснил тебе,  что  мы  возвращаем  собственность  истинному
владельцу. Это, наоборот, считается похвальным.
     - А как насчет укрывания доказательств?
     - Доказательств чего?
     - Кражи.
     - Я ничего не воровал, - заявил Мейсон.
     - А Элен Робб?
     - Она - наша клиентка.
     - Она - наша клиентка, - согласилась Делла Стрит, - но не стоит  ради
нее выворачиваться наизнанку. Она точно знает, с какой  стороны  бутерброд
намазан маслом и не позволит никому вручить ей кусок хлеба  без  масла  на
нем.
     Мейсон улыбнулся.
     - Ты хочешь сказать, что она, в случае необходимости, будет врать?
     - В особенности, своему адвокату, - сказала Делла  Стрит.  -  Мне  не
хотелось бы, шеф, чтобы ты из-за нее рисковал.
     Мейсон кивнул.
     - Именно поэтому я намерен вернуть оружие владельцу, - сказал он.
     - Что подумает Джордж Анклитас, когда ему сообщат, что этот револьвер
нашли в женском туалете?
     - Зависит от того, что он планирует.
     - Ты считаешь, что Анклитас планирует официально предъявить обвинение
в краже Элен Робб?
     Мейсон нахмурился.
     - Хотелось бы мне знать ответ  на  этот  вопрос,  Делла.  Узнав,  что
револьвер оказался в вещах Элен, я решил, что Анклитас намерен подать иск.
Но почему он еще ничего не предпринял? Он чего-то ждет. Чего?
     - Не исключено,  что  он  не  знает,  где  она  сейчас  находится,  -
предположила Делла Стрит.
     - Сомневаюсь. Причем меня беспокоит не только это.
     - Что еще?
     - Предположим, он ведет гораздо более сложную игру. Что тогда?
     - И задумал...
     - Я не представляю, что он задумал, - признался Мейсон. -  Однако,  я
хочу вернуть револьвер обратно  Анклитасу.  Подложить  в  женский  туалет.
Дежурная обязательно его обнаружит. Скорее  всего,  она  панически  боится
оружия. Начнется суматоха и... В общем,  Анклитас  узнает,  что  револьвер
опять у него. Конечно, он заподозрит тебя, Делла. И придет к  выводу,  что
слишком долго ждал: следовало раньше действовать  против  Элен  Робб.  Она
увидела револьвер у себя в чемодане и умудрилась вернуть его. Естественно,
Джордж придет в ярость.
     - Когда мы поедем туда? - поинтересовалась Делла Стрит.
     - Сходи сейчас в магазин на углу, где продают сумки, и  купи  кожаную
такого размера, в  которой  поместится  сухой  лед,  револьвер  и  ледяная
трубка, - попросил Мейсон. - И тогда тронемся в путь.



                                    7

     Мейсон остановил машину.
     - Все в порядке, Делла? - спросил он.
     Делла Стрит положила руку на ручку дверцы и ответила:
     - Все в порядке, шеф.
     - Послушай, Делла, нельзя исключать шанс, что что-то пойдет  не  так.
Если тебя поймают, немедленно вызывай меня. Я встану рядом с  тобой  и  мы
попытаемся выкрутиться. Я заявлю, что ты действовала по моему указанию,  и
мы  возвращаем  револьвер,  подложенный  в  вещи  нашей  клиентки.  А  там
посмотрим. Уясни это, Делла: я не хочу, чтобы ты принимала огонь на  себя.
Если ситуация складывается не в нашу пользу, ты просто выходишь из игры, а
я занимаю твое место и беру всю ответственность на себя. Ты поняла?
     Она колебалась несколько секунд, потом кивнула.
     - Ни в коем случае не бери ответственность на себя,  если  во  что-то
вляпаешься. Также нельзя  исключать  неприятности  у  меня:  вдруг  кто-то
заметит машину.  Я  намерен  объехать  квартал,  завернуть  в  переулок  и
включить фары. Если ты  увидишь,  что  фары  включены  -  все  в  порядке.
Выходишь и садишься в машину... Ты  их  заметишь,  если  встанешь  у  края
бассейна. Однако, если что-то не так, я выключу фары. Машина  останется  в
темноте. Если ты подойдешь к краю бассейна и увидишь, что фары  выключены,
не приближайся к машине. Ясно?
     - Как долго?
     - Пока я не включу фары. Тогда присоединяйся ко мне.
     - А если ты нее включишь их, например, в течение получаса?
     - При таких обстоятельствах  выбирайся  сама  на  автобусе  или  лови
попутную машину.
     - Хорошо, - сказала Делла Стрит. - Я пошла.
     Она  открыла  дверцу,  выскользнула  на  тротуар,   перешла   дорогу,
проследовала мимо входа в мотель и стала огибать бассейн.
     Мейсон объехал квартал,  завернул  в  переулок,  притормозил  у  того
места, откуда просматривалась часть бассейна, заглушил мотор,  но  оставил
фары включенными.
     Адвокат так внимательно следил за бассейном, что не обращал  никакого
внимания на зеркало заднего обзора и не заметил,  как  сзади  остановилась
машина.
     Из нее вышли двое мужчин и приблизились к автомобилю Мейсона.
     - Это тот адвокат, о котором я  тебе  рассказывал,  -  заметил  Майлз
Овертон, начальник полиции Ровены.
     Мейсон резко повернулся и поздоровался небрежным тоном:
     - Добрый вечер.
     - Хочу познакомить вас  со  своим  приятелем.  Мистер  Перри  Мейсон.
Мистер Ральстон Фенвик.
     Грузный мужчина с бычьей шеей и холодными зелеными глазами  расплылся
в улыбке  и  протянул  пухлую  руку,  на  которой  поблескивало  кольцо  с
бриллиантом.
     - Рад познакомиться с вами, мистер Мейсон.
     - Что вы здесь делаете? - спросил полицейский.
     - Припарковал машину, -  устало  ответил  Мейсон,  выключая  фары.  -
Осматриваю местность. Хочу составить карту.
     - Зачем? - не понял Майлз Овертон.
     - Моя клиентка намерена  подать  иск  Джорджу  Анклитасу  на  семь  с
половиной тысяч долларов. Или вы не слышали об этом?
     - Слышал, - ничего не выражающим тоном ответил полицейский.
     Фенвик слегка оттолкнул Овертона в сторону и  облокотился  на  машину
Мейсона, улыбаясь адвокату.
     - Я сам пытаюсь здесь  сориентироваться,  мистер  Мейсон,  -  сообщил
Фенвик. - Хочу  посмотреть  что  где  располагается.  А  затем  я  намерен
обратиться к вам.
     - Ко мне?
     - Конечно.
     - А почему вы вдруг заинтересовались мной? - решил выяснить Мейсон.
     -  Я  занимаюсь  связями  с  общественностью,  -  сообщил  Фенвик.  -
Представляю одну ассоциацию. Джордж Анклитас является ее членом.
     - И что это за ассоциация?
     Фенвик улыбнулся адвокату.
     - Название вам ничего не скажет, мистер Мейсон. Просто громкие слова.
Но, как мне кажется, нам с вами не стоит  ходить  кругами.  Я  могу  прямо
заявить вам, что ассоциация состоит из людей, занятых в игорном бизнесе.
     - Понятно, - заметил Мейсон.
     - У вас появились  несколько  странные  идеи  по  вопросам  права,  -
продолжал Фенвик. - У вас известная репутация, вы ловкий и хитрый адвокат,
поэтому ваши идеи могут нанести нам немалый ущерб.
     - Это не мои идеи, - возразил Мейсон, - а судов штата Калифорния.
     - Я так и понял, - кивнул Фенвик.
     Мейсон заметил, как Делла Стрит  быстрым  шагом  направилась  к  краю
бассейна.  Она  посмотрела  на  машину  и  сразу  же  заметила,  что  фары
выключены, а  Мейсон  разговаривает  с  двумя  мужчинами.  Девушка  обошла
бассейн и скрылась из виду.
     - Эта ассоциация очень сильна, мистер  Мейсон,  -  заявил  Фенвик.  -
Многие наши члены обладают  определенной  властью,  и  не  только  в  этом
округе. У нас есть люди, живущие  далеко  за  пределами  штата.  Например,
членами нашей ассоциации являются бизнесмены из Невады и...
     - Насколько я  понял,  вы  также  занимаетесь  правовым  обеспечением
игорного дела, не так ли? - спросил Мейсон.
     - Среди прочих вещей, - ответил Фенвик. - Многие хотели бы  запретить
азартные игры, но ведь тут нет ничего плохого. Это  выход  для  эмоций.  В
азартные игры играют все. Это  всемирное  увлечение.  Его  не  остановить.
Играют и преступники в тюрьмах, и члены любого клуба или общества, и  даже
великосветские дамы собираются на партию в бридж.  И  я  вам  еще  кое-что
расскажу, мистер Мейсон. Азартные игры -  это  прекрасный  бизнес.  Деньги
пускаются в оборот, люди общаются друг с  другом  и  это  идет  на  пользу
обществу. Например, возьмем Ровену. Вы не поверите, если узнаете,  сколько
денег поступает в казну города от  игорных  заведений.  Люди  приезжают  в
Ровену из окрестных мест и играют, оставляя здесь все свои деньги.
     - И, как я догадываюсь, владельцы игорных заведений редко оказываются
в проигрыше, - добавил Мейсон.
     Фенвик откинул голову назад и расхохотался.
     - Вы странный человек, мистер Мейсон! В этом  и  заключается  принцип
организованного ведения азартных игр. Клиент не хочет, чтобы посещение  им
подобных заведений оставалось безубыточным. Черт побери, если бы он  желал
любой ценой сохранить свои деньги, он сидел бы  дома.  Он  никогда  бы  не
пришел в игорный дом. Это философская база  азартных  игр.  Иногда  клиент
выигрывает - и получает прибыль.  А  владелец  игорного  заведения  всегда
получает прибыль. Все это знают. Владелец ведь не  так  просто  занимается
этим   делом.   Кто-то   проигрывает,   кто-то   выигрывает.   Большинство
проигрывает, но те, кто выигрывает, выигрывает  помногу.  Они  приходят  с
пятидесятью долларами, а уходят с пятьюстами или тысячей пятьсот. Вот  это
и  привлекает  людей.  Заставляет  колеса  крутиться.  С  другой  стороны,
владелец игорного заведения знает, что, даже если кто-то один  и  выиграет
тысячу пятьсот долларов раз в неделю, большинство участников  игры  только
вложат свои средства. Таким образом, владелец зарабатывает себе на  жизнь.
Поверьте, мистер Мейсон, игорное дело приносит обществу пользу.
     - Спорное мнение, - заметил Мейсон.
     - Теперь давайте поговорим о Ровене, - продолжал Фенвик. - Здесь  все
хорошо организовано, тихо, полиция  обо  всем  поставлена  в  известность.
Соблюдаются нормы правопорядка. Все чтут закон, не появляются  вооруженные
грабители с обрезами. Нет никаких проблем с гангстерами. Все работает, как
прекрасно смазанная машина. Люди,  подобные  Джорджу  Анклитасу,  исправно
платят налоги, причем большие налоги, хочу заметить.
     - Вы утверждаете, что игра в азартные игры идет на  пользу  обществу,
то есть людям, которые составляют это общество, - уточнил Мейсон.
     - Все правильно. Теперь вы уяснили, что я хотел до вас донести.
     - Тогда нет оснований не обратить внимание замужней  женщины  на  то,
что, хотя муж и управляет  общей  собственностью  супругов,  он  не  может
проигрывать ее в азартной игре. Если хозяину игорного заведения  досталась
часть общей собственности супругов, принадлежащая жене, он не имеет  права
оставлять ее у себя.
     Улыбка сошла с лица Фенвика.
     - Вы ставите все с ног на голову, мистер Мейсон. Вы все путаете. Я не
говорил ничего подобного. Мы так не считаем.  Во-первых,  я  уверен,  что,
если вы внимательно изучите соответствующие пункты закона,  вы  признаете,
что ошибаетесь. И, если честно,  я  предлагаю  вам  разобраться  с  данным
аспектом. Это займет определенное время. Вы - адвокат, мистер Мейсон, и  я
не хочу, чтобы вы занимались чем-либо бесплатно. Моей ассоциации требуется
здесь представитель, и мы желали бы нанять вас, чтобы консультировать  нас
по вопросам права. Одним из  первых  наших  поручений  будет  всестороннее
изучение всех решений, касающихся  азартных  игр.  На  это  уйдет,  как  я
предполагаю, где-то около года. Мы готовы заплатить аванс. Например, тысяч
пятнадцать долларов.
     Мейсон улыбнулся.
     - А я-то вам зачем, Фенвик? Ведь вы уже наняли Гоури.
     У Фенвика округлились глаза.
     - Откуда вы знаете? - спросил он.
     Мейсон продолжал улыбаться.
     - Ну... -  протянул  Фенвик.  -  Мы  взрослые  люди,  мистер  Мейсон.
Обдумайте мое предложение.
     Мейсон покачал головой.
     - У  меня  очень  много  работы  в  суде.  Другая  работа  меня  мало
интересует.
     - Но оказалось, что вы знаете такие пункты закона,  которые  вставили
палки в колеса нашей организации, - заметил Фенвик. -  Бог  мой,  они  мне
позвонили и велели мчаться сюда на всех парах. Я  отдыхал  в  Акапулько  с
очень миленькой, все понимающей особой. И вдруг -  на  тебе!  Мне  звонят.
Немедленно  на  самолет,  немедленно  в  Ровену,   поговори   с   Джорджем
Анклитасом, поговори с Перри Мейсоном, поговори с Дарвином Гоури, поговори
с миссис Хелман Эллис!
     - Очевидно, вы побили все рекорды скорости, - заметил Мейсон.
     - Да, быстро  обернулся.  В  случае  необходимости,  я  могу  подолгу
обходиться  без  сна.  -  Фенвик  поколебался  несколько   секунд,   потом
встретился взглядом с Мейсоном. - Да, я виделся с мистером Гоури.
     - А с миссис Эллис?
     - Ищу ее. Именно поэтому я все еще  здесь.  Не  можем  ее  разыскать.
Разругалась с мужем. Уехала на какое-то время.  Муж  считает,  что  она  в
Аризоне. Однако, она вернулась сегодня рано утром, поднялась  на  борт  их
яхты и уплыла куда-то.
     - Куда? - поинтересовался Мейсон.
     - Хотел бы я знать. Предполагаю, что в Энсенаду. Я послал в  Энсенаду
и Каталину своих людей. Как только там появится ее яхта, я сразу же прыгну
в самолет и отправлюсь на встречу с ней.  А  вам  я  собирался  звонить  в
контору  и  просить  меня  принять.  То,  что  вы  сами  появились  здесь,
сэкономило мне массу времени и лишних хлопот.
     - Насколько я понял, миссис Эллис кого-то искала в Аризоне, - заметил
Мейсон.
     - Да, но она там долго не задержалась:  интересовавшего  ее  лица  не
оказалось в том месте, где она рассчитывала. Кто-то  посоветовал  ей  туда
съездить. Разозленная, она вернулась назад, решив, что ее специально сбили
со следа.
     - А кто дал ей такой совет?
     - Не представляю. Я вообще в точности не знаю, что произошло.  Просто
слухи. Что-то говорят в одном месте, еще что-то упоминают в другом.
     Мейсон потянулся и зевнул.
     - Мистер Мейсон, я не адвокат,  -  продолжал  Фенвик.  -  Я  не  могу
ставить под сомнение вашу интерпретацию закона, но если, повторяю, если то
решение, что вы упомянули, выходит за рамки закона в общем  и  целом,  или
если проводилось повторное слушание по тому делу,  или  если  по  делу  не
подавалось апелляции в Верховный Суд штата, и это является отступлением от
обычной правовой доктрины, мне хотелось  бы,  чтобы  вы  первым  пришли  к
правильному  выводу.  Я  честно  заявляю  вам,  что  мы  наняли  несколько
дорогостоящих адвокатов,  которые  прямо  сейчас  заняты  изучением  этого
вопроса. Мы  получим  ответ  через  несколько  дней.  Конечно,  если  ваша
интерпретация закона окажется неправильной, мы предпочли бы, чтобы  именно
вы сообщили миссис Эллис о допущенной вами ошибке. Как я уже  говорил,  мы
готовы оплатить вашу работу и ваше время. Мы  не  допустим,  чтобы  вы  за
бесплатно рылись во всяких справочниках и  поднимали  горы  литературы.  Я
уполномочен передать вам пятнадцать  тысяч  долларов,  чтобы  вы  занялись
подробнейшим изучением упомянутого вами момента.
     На минуту воцарилось молчание.
     - Наличными, - добавил Фенвик.
     - Я слышал вас и в первый раз, - ответил Мейсон. - В настоящий момент
я занят. Я не в состоянии заниматься никакими исследованиями.
     Фенвик протянул пухлую руку.
     - Вы знаете мою позицию, мистер Мейсон. Обдумайте мое предложение. Но
если у вас нет времени, чтобы заняться глубоким  изучением  проблемы,  мои
коллеги в Ровене, несомненно,  не  сделают  ничего,  чтобы  нарушить  ваши
планы.
     - Другими словами, если я так занят, то почему бы  мне  не  сидеть  у
себя в конторе и не совать нос в чужие дела?
     - Что-то в этом роде, - усмехнулся Фенвик, пожимая руку адвокату.
     Майлз Овертон коснулся двумя  пальцами  края  шляпы  и  повернулся  к
полицейской  машине,  припаркованной  за   автомобилем   Мейсона.   Фенвик
присоединился к нему.  Завелся  мотор,  машина  проехала  мимо  Мейсона  и
завернула налево.
     Адвокат включил фары.
     Делла Стрит появилась у бассейна.
     Мейсон нажал на газ, выехал из переулка, пересек улицу и  притормозил
у края тротуара.
     Делла Стрит быстрым шагом направилась  к  машине,  открыла  дверцу  и
села.
     - Все в порядке? - поинтересовался Мейсон.
     - Да, - кивнула Делла Стрит. - Там была еще одна женщина. Когда она о
чем-то спросила дежурную, я принялась за работу. Сделала все так,  как  ты
велел: укрепила концы  палочки  на  трубах,  по  которым  идут  горячая  и
холодная вода. Револьвер можно заметить только если присесть на корточки.
     - Ладно, поехали.
     - Как я видела, ты с кем-то беседовал.
     - Да, с  начальником  местной  полиции  и  человеком,  представляющим
интересы хозяев игорных заведений, - сообщил Мейсон.
     - И что желают хозяева игорных заведений?  -  поинтересовалась  Делла
Стрит.
     - Нанять меня.  Считают,  что  я  очень  напряженно  работаю.  Готовы
оплатить наши расходы на поездку в Акапулько, только чтобы мы на некоторое
время сошли со сцены.
     - А что ты им ответил?
     - Что страшно занят.
     - И что теперь?
     - Теперь сматываемся из Ровены, - усмехнулся Мейсон. -  И  как  можно
скорее.



                                    8

     Во второй половине дня в четверг, когда Делла Стрит  отсутствовала  в
конторе, так как отправилась куда-то заданию Мейсона,  на  столе  адвоката
зазвонил телефон,  номер  которого  не  был  зарегистрирован  ни  в  одном
справочнике.
     Этот номер знали только три человека:  сам  адвокат,  его  доверенная
секретарша Делла Стрит и Пол Дрейк.  Понимая,  что  звонить  может  только
детектив, Мейсон отложил в сторону юридический справочник и взял трубку.
     - Да, Пол? Что случилось?
     - Перри, ты слышал что-нибудь от своей клиентки из Ровены? -  спросил
Дрейк голосом, в котором чувствовалось напряжение.
     - От Элен Робб?
     - Да.
     - Целый день от нее не поступало никаких известий, Пол. А в чем дело?
     - Тебе лучше с ней связаться, Перри.
     - Что-нибудь произошло?
     - Не уверен. Но кое-что могу тебе сообщить.
     - Стреляй!
     -  Миссис  Эллис  поднялась  на  борт  своей  яхты  и  отправилась  в
неизвестном направлении.
     - Знаю. Вчера я разговаривал с представителем игорных  заведений.  Он
специально послал своих людей в разные места, чтобы ждать  прибытия  яхты.
Он считал, что наиболее вероятными пунктами назначения являются Энсенада и
Каталина.
     - Так вот, слушай. Сегодня  утром  подводная  лодка,  проходившая  за
островом Каталина, заметила яхту в водах, куда гражданским судам  заходить
запрещено. Она дрейфовала, не имея  определенного  направления.  Подводная
лодка подала яхте сигнал, но никакого ответа не  последовало.  Тогда  было
принято решение подняться на борт. Обнаружили, что  дверь  каюты  заперта,
горючее закончилось, на яхте никого нет. Тогда тот человек, что  поднялся,
попытался открыть дверь каюты. Он сразу же понял, что что-то произошло.
     - Что например?
     - Убийство.
     - Продолжай, - попросил Мейсон.
     - Труп уже какое-то время находился в каюте. Это тело  миссис  Эллис.
Очевидно, она попыталась  защищаться.  Имеются  следы  борьбы.  Револьвер,
которым она определенно хотела воспользоваться, лежал рядом с ее рукой. Из
него выпущена  одна  пуля.  Револьвер  был  уже  приготовлен  для  второго
выстрела,  однако,  миссис  Эллис   не   представилось   возможности   его
произвести. В теле два пулевых ранения - оба в грудь. Любое из  них  можно
считать смертельным. Было обильное  кровотечение.  Внутрення  часть  каюты
представляет собой жуткое зрелище.  Что-то  связывает  Элен  Робб  с  этим
делом. Я не знаю ничего конкретного, но, насколько я понял, ее разыскивает
полиция. Она разослали  информацию  всем  постам  и  серьезно  взялись  за
поиски.
     - Что-нибудь еще? - поинтересовался Мейсон.
     - Это все.
     - Ладно, я займусь этим вопросом. Где ты сейчас находишься, Пол?
     - У себя в конторе.
     - Оставайся на месте. Пусть  рядом  с  тобой  дежурит  пара  надежных
оперативников. Твои охранники следят за мотелем?
     - Да.
     - Когда от них поступал последний отчет?
     - Час назад. Элен Робб находится у себя в комнате.
     - К ней кто-нибудь приходил?
     -  Чиста,  как  только  что  выпавший  снег,  если  тебя  интересует,
принимала ли она Хелмана Эллиса.
     - Да, именно это я и имел в виду, - подтвердил Мейсон.  -  Что-нибудь
еще есть?
     - Ничего.
     - Я сейчас отправляюсь к ней в мотель, -  сообщил  Мейсон.  -  Снимай
своих людей с задания. Если полиция обнаружит там частных  охранников,  то
возникнут лишние вопросы. Скорее всего, нам не захочется на них отвечать.
     - Ладно, все будет сделано, - пообещал Дрейк.
     Мейсон связался со своей приемной через переговорное устройство.
     - Герти, когда вернется Делла, попроси ее дождаться моего  звонка,  -
сказал адвокат. -  Мне  необходимо  срочно  уехать.  Отмени  все  встречи,
назначенные на следующие полтора часа.
     Мейсон  схватил  портфель,  надел  шляпу  и   отправился   в   мотель
"Прибрежный" в Коста-Месе. Он постучал в коттедж девятнадцать.
     - Кто там? - послышался голос Элен Робб.
     - Мейсон, - ответил адвокат.
     - О! - воскликнула она, помолчала несколько секунд, а потом добавила:
- Я не одета, мистер Мейсон.
     - Значит, одевайтесь. Это не просто визит вежливости.
     - Что-то случилось? - в ее голосе послышалось беспокойство.
     - Да, причем достаточно важное, чтобы заставить меня  лично  приехать
сюда.
     Элен Робб повернула ключ в замке.
     - Заходите, - пригласила она.
     Мейсон переступил через порог.
     - Не обращайте внимания на мой внешний вид, - попросила она.  -  Меня
это не очень смущает, если не беспокоит вас. Вы привезли  мне  на  подпись
какие-нибудь бумаги?
     - Привез, - кивнул Мейсон. - Мне нужно от вас две вещи.
     - Какие?
     - Подпишите исковое заявление и оденьтесь.
     - Что вначале?
     - Исковое заявление.
     Она опустилась на стул перед туалетным  столиком  с  зеркалом,  взяла
листы, которые протягивал ей Мейсон, и спросила:
     - Могу прямо подписывать?
     - Да. Вы подаете иск, называя ответчиками Джорджа Анклитаса и Уилтона
Маркуса, требуя компенсации в размере семи  с  половиной  тысяч  долларов.
Расписывайтесь,  одевайтесь,  а  потом  внимательно   прочитайте   исковое
заявление.
     Элен Робб поставила свою подпись, затем отодвинула стул.
     - Мы можем разговаривать, пока я одеваюсь, - заметила она.
     Мейсон колебался несколько секунд, а затем заявил:
     - Вам лучше не  знать,  в  чем  дело.  И  помните,  что  если  что-то
произойдет до того, как мы отсюда уедем, я приходил сюда только для  того,
чтобы вы подписали определенные бумаги.
     Элен  Робб  удивленно  посмотрела  на  адвоката  и  начала  аккуратно
натягивать чулки на свои длинные  ноги.  Потом  она  через  голову  надела
платье.
     - Вы о чем-то умалчиваете, - сказала она.
     - Элен, мне нужно точно знать одну вещь, - обратился к ней Мейсон.  -
Я хочу, чтобы вы сказали мне правду.
     - В чем дело?
     - У вас был роман с Хелманом Эллисом?
     - Почему вы спрашиваете?
     - Джордж Анклитас утверждает, что да. Его  компаньон  Хитрец  Маркус,
тоже.
     - Хитрец Маркус! - в гневе воскликнула она.  -  И  он  туда  же.  Как
только  я  появилась  в  "Большом  амбаре",  он  сразу  же  начал  ко  мне
приставать, намекая, что, если  я  хочу  остаться  на  работе  и  получить
большое жалование, мне следует сотрудничать с людьми, которые мне могут  в
этом помочь и...
     - Меня не интересует Хитрец Маркус, - перебил Мейсон. - Я  говорю  об
Эллисе.
     - Эллис... как мне кажется, он был мной... ну, очарован.
     - А вы? Вы давали ему повод? - настаивал Мейсон.
     - Старалась его поощрять какое-то время.  В  этом  заключалась  часть
моей работы. Я...
     В дверь постучали.
     Элен Робб удивленно посмотрела на Мейсона, а потом спросила:
     - Кто там?
     -  Полиция,  -  послышался  голос  лейтенанта  Трэгга.  -   Откройте,
пожалуйста. Нам хотелось бы задать вам несколько вопросов.
     - Ну вот, - сказал Мейсон.
     Элен Робб быстро застегнула пуговицы.
     Мейсон подошел к двери, открыл ее и улыбнулся Трэггу:
     - Как поживаете, лейтенант?
     - Вы?! - воскликнул Трэгг.
     - А вы кого ожидали здесь увидеть?
     Трэгг глубоко вздохнул.
     - Да, наверное, мне следовало предполагать, что вы  окажетесь  здесь.
Где Элен Робб?
     - Я - Элен Робб. В чем дело?
     Девушка сделала шаг вперед.
     Трэгг оценивающе осмотрел ее.
     - Вы знакомы с Хелманом Эллисом из Ровены? - спросил лейтенант.
     - Да. И что?
     - А с его женой, Надин?
     - Да.
     - У вас были какие-то проблемы с миссис Эллис?
     - Минутку, - перебил Мейсон. - До того, как вы завалите мою  клиентку
вопросами, давайте уясним, к чему вы клоните?
     - Не притворяйтесь, Мейсон. Вы не знаете в чем тут дело? Тогда  зачем
вы здесь, если не в курсе?
     - Подаю иск от имени мисс Робб, называя ответчиками Джорджа Анклитаса
и его компаньона, в связи с тем, что Анклитас поставил мисс Робб синяк под
глазом, выгнал ее на улицу в одной рабочей одежде, чуть ли не в чулках, не
позволив ей забрать свои вещи из шкафчика и комнаты в  мотеле.  Если  вас,
мистер Трэгг, интересуют все детали, я только что  подготовил  необходимые
документы у себя в конторе и привез их сюда на подпись мисс Робб.
     - Мы обыщем комнату, - заявил Трэгг.
     - А ордер у вас имеется?
     - Да. Вот взгляните.
     - А что вы ищите? - поинтересовался Мейсон.
     - Орудие убийства, если вам это неизвестно.
     - А кого убили? - спросил Мейсон.
     Трэгг улыбнулся и покачал головой.
     - Послушайте, - заявила Элен Робб. - Вам не удастся...
     - Замолчите, Элен, - приказал Мейсон. - Говорить буду я.
     - Это вам так кажется, - ответил Трэгг. - Вы нас покидаете.
     - Только после того, как вы закончите обыск.
     -  Осмотри  тут  все,  -  приказал  Трэгг  полицейскому  в  штатском,
приехавшему вместе с ним.
     Лейтенант опустился на кровать и перевел взгляд  с  Мейсона  на  Элен
Робб.
     - Вам, несомненно, повезло, мисс Робб, что мы  застали  здесь  вашего
адвоката. А теперь давайте взглянем  на  бумаги,  которые  вы  только  что
подписали.
     Мейсон открыл портфель, вынул исковое заявление и протянул Трэггу.
     - Пожалуйста, господин лейтенант.
     Трэгг внимательно изучил подпись Элен Робб.
     - П_о_х_о_ж_е_, что она только что их подписала, - заметил лейтенант.
- Не исключено, что...
     - Лейтенант, - позвал полицейский в штатском.
     Трэгг повернулся.
     - Сюда.
     Трэгг встал и уставился на револьвер в чемодане.
     - Так, так! - воскликнул он. - Что это такое?
     - Я не знаю, -  ответила  Элен  Робб.  -  Это  револьвер,  который  я
обнаружила среди своих вещей после того, как уехала из  заведения  Джорджа
Анклитаса.
     - А когда вы оттуда уехали?
     - Во вторник вечером.
     - И вы обнаружили его среди своих вещей сегодня утром?
     - Да.
     - И что сделали?
     -  Давайте  не  будем  отвечать  ни  на  какие   вопросы   касательно
револьвера,  -  заявил  Мейсон.  -  Вначале  необходимо  выяснить,  почему
лейтенант Трэгг так им заинтересовался.
     - Потому что это револьвер тридцать восьмого калибра системы "Смит  и
Вессон". Мне необходимо знать о нем все.
     - Моя клиентка обнаружила его среди своих вещей и рассказала  мне  об
этом, как только нашла его. Я посоветовал ей оставить оружие там, где  оно
находилось.
     - Она ничего о нем не знала - о том, откуда он взялся или еще что-то?
Это не ее револьвер?
     - Все правильно. Она просто нашла его у себя  в  чемодане.  Очевидно,
кто-то подложил его туда.
     - Очень мило, - саркастически заметил Трэгг. - Как повезло Элен Робб,
что у нее есть  адвокат,  представляющий  ее  интересы.  Какое  счастливое
совпадение, что вы оказались здесь.
     - Так почему этот револьвер так важен? - настаивал Мейсон.
     - Мы расскажем вам об этом немного позднее, - сказал Трэгг.
     - Тогда разрешите мне дать вам совет, - обратился к нему Мейсон. - Не
высовывайте свою шею слишком далеко, Трэгг, и не делайте никаких заявлений
об этом револьвере, пока вы не знаете точно, о чем говорите.
     - Что вы имеете в виду?
     - Я думаю, что вы вскоре обнаружите,  что  этот  револьвер  не  имеет
абсолютно никакого отношения к вашему делу.
     - Что означает - абсолютно никакого значения?
     - Именно это и означает. Я не могу раскладывать вам все по  полочкам.
Я просто даю вам лично дружеский совет, господин лейтенант.
     - Спасибо, - сказал Трэгг. - Наверное, я не удержался бы  на  работе,
если бы не ваши дружеские советы лично мне, мистер Мейсон.
     -  Это  может   оказаться   значительно   более   важным,   чем   вам
представляется в настоящий момент.
     - Почему? Что вам известно?
     - Пока очень  мало.  Однако,  не  исключено,  что  больше,  чем  моей
клиентке.
     - А следует ли что-то скрывать от клиентки? -  саркастически  заметил
Трэгг.
     - Возможно, это в интересах всех замешанных в  дело  лиц,  -  ответил
Мейсон.
     - Мисс Робб, не возражаете ли вы  против  того,  чтобы  я  снял  ваши
отпечатки пальцев и сравнил их  с  кое-какими  фотографиями?  -  обратился
Трэгг к клиентке Мейсона.
     Элен Робб вопросительно посмотрела на адвоката.
     - Пусть снимает, - сказал Мейсон.
     Трэгг открыл чемоданчик, который принес с собой,  достал  оттуда  все
необходимое для снятия отпечатков пальцев, снял  отпечатки  Элен  Робб,  а
потом принялся внимательно их изучать при помощи увеличительного стекла.
     Через какое-то время Трэгг поинтересовался у Элен Робб:
     - Вам известно,  что  у  Хелмана  Эллиса  есть  яхта  под  называнием
"Гладиатор"?
     Она кивнула.
     - Вам приходилось бывать на борту этой яхты?
     - Да.
     - Когда вы поднимались туда последний раз?
     - Ранним вечером во вторник.
     - В какое время?
     - Не знаю. Где-то... Начинало темнеть.
     - Что вы там делали?
     - Искала миссис Эллис.
     - Нашли?
     - На борту никого не оказалось. Я узнала, что они с мужем собрались в
круиз. Я хотела поймать ее перед отплытием.
     - Почему вы горели желанием увидеться с нею?
     - Чтобы поговорить.
     - О чем?
     - О разных вещах. О... если честно, я планировала обсудить с  ней  ее
мужа.
     - Зачем вам было обсуждать с ней ее мужа?
     - Я думаю, что она стала ревновать его ко мне.
     - Почему?
     - Я работала в "Большом амбаре", а ее муж Хелман проводил  там  много
времени.
     - И вы с ним разговаривали?
     - В "Большом амбаре"?
     - Да.
     - Конечно, разговаривала. Это составляло  часть  моей  работы.  Чтобы
клиенты были довольны.
     - А миссис Эллис подобное не нравилось?
     - Если честно, я не знаю. Я  слышала,  что  она  ревнует,  и  поэтому
хотела с ней встретиться.
     - Почему?
     -  Чтобы  объяснить  ей,  что  для  ревности  нет  абсолютно  никаких
оснований.
     - И вы отправились на борт яхты?
     - Да.
     - И взяли с собой этот револьвер?
     - Нет.
     - Нет?
     - Нет. Определенно нет. Я отправилась туда  до  того,  как  револьвер
подкинули мне в чемодан.
     - Откуда вы знаете?
     - Ну, я... Я отправилась туда до  того,  как  нашла  револьвер  среди
своих вещей.
     - Вот так-то оно лучше. Вы знаете,  когда  он  оказался  среди  ваших
вещей?
     - Нет, точно не знаю.
     - И в тот вечер вы покинули "Большой амбар"?
     - Позднее, да.
     - И вы не встретились на яхте с миссис Эллис?
     - Нет.
     - А с мистером Эллисом вы виделись в тот вечер?
     - Позднее. Незадолго до столкновения с Джорджем Анклитасом.
     - Вы сообщили ему, что разыскивали его жену?
     - Он сказал мне, что его жена ищет меня, а я ответила, что у нее  нет
абсолютно никаких оснований для ревности.
     - Как отреагировал Хелман?
     - Он объяснил, что  у  его  жены  иногда  случаются  безосновательные
приступы ревности. Тогда на нее не действуют никакие  доводы  разума.  Они
вместе собрались отправиться в круиз, но она села в ялик и уплыла, оставив
его на яхте.
     - Когда?
     - Вечером во вторник.
     - Вы с ним также разговаривали в тот вечер?
     - Минутку, лейтенант, - перебил  Мейсон.  -  Мне  кажется,  что  этот
допрос зашел уже слишком далеко.
     - Хорошо, - весело ответил Трэгг. - У меня к мисс Робб остался  всего
один вопрос. Вы когда-либо заходили в каюту на яхте Эллисов "Гладиатор"?
     - Когда-либо?
     - Когда-либо, - подтвердил Трэгг.
     - Нет.
     - Вы знаете эту яхту?
     - Да.
     - Вы поднимались на борт?
     - Ну, да... один раз с Хелманом, когда он мне ее показывал.
     - Вы тогда заходили в каюту?
     - Я... возможно.
     - Когда это происходило?
     - О, какое-то время тому назад.
     - Когда?
     - Две недели назад.
     - Вы убили Надин Эллис, когда находились на яхте?
     - Убила ли я Надин Эллис?! О чем вы говорите?
     - Об убийстве, - ответил Трэгг. - Вы видели ее в среду и убили?
     - Боже праведный, нет! Я не... Почему? Она... Вы хотите сказать,  что
ее...
     - Теперь послушайте меня, Элен,  -  обратился  к  ней  Мейсон.  -  Не
отвечайте ни на какие вопросы. Вы сделали лейтенанту Трэггу очень четкое и
прямое заявление. У него нет никаких оснований оказывать на вас  давление,
проводить перекрестный допрос или применять в отношении вас так называемую
третью степень  ["третья  степень"  -  интенсивный  допрос  с  применением
активного  психологического  воздействия,  психического  или   физического
насилия].  Однако,  если  лейтенант  Трэгг  хочет,  чтобы   вы   куда-либо
сопроводили его, поезжайте с ним.  Не  делайте  _н_и_к_а_к_и_х_  заявлений
н_и _п_р_и _к_а_к_и_х_  обстоятельствах. Не  говорите  ни  слова  об  этом
деле, о ваших отношениях с Джорджем Анклитасом, об иске, который я намерен
подать, и вообще ни о чем, если меня нет рядом и я не велел вам отвечать.
     - Достаточно, Мейсон, - перебил лейтенант Трэгг. -  Вы  уже  сказали,
что хотели. Можете уезжать. Вам был предоставлен шанс дать объяснения, что
помогло бы мисс Робб избежать  скандальной  известности.  Но,  в  связи  с
вашими указаниям, ей придется проследовать вместе  со  мной  в  Управление
полиции.
     - Отлично. Она поедет с вами. И как долго вы намерены держать ее там?
     - Пока не сделаем из этого револьвера несколько пробных  выстрелов  и
не сравним пули с теми, что извлечены из тела миссис Эллис.
     - Вперед. Поезжайте с ним, мисс Робб, - велел Мейсон.  -  Не  делайте
никаких заявлений газетным репортерам. Ни с кем не разговаривайте.  Просто
закройте рот и молчите. Вы уже достаточно сказали. Когда  лейтенант  Трэгг
объявит вам, что вы можете идти, свяжитесь со мной.
     - Вы имели в виду _е_с_л_и_, а не _к_о_г_д_а_, - заметил Трэгг.
     - Вы снова  не  поняли  меня,  господин  лейтенант.  Я  имел  в  виду
к_о_г_д_а_. Я сказал когда и имел в виду _к_о_г_д_а_.



                                    9

     Мейсон ходил из угла в угол своего кабинета и время от времени бросал
замечания внимательно слушавшей его Делле Стрит.
     Секретарша понимала, что адвокат просто думает вслух.  Она  прекрасно
изучила характер своего шефа и использовала эти знания, чтобы облегчить  и
ускорить его мыслительный процесс. Временами она  кивала  головой,  иногда
просто внимательно слушала, периодически вставляла вопрос.
     Не прерывая движения по кабинету, Мейсон заметил:
     -  Возможно,  это  объясняет,  почему  они  не  подняли  шума  насчет
револьвера.
     - Кто?
     - Джордж Анклитас, - ответил Мейсон. - Он постарался свалить вину  на
Элен Робб, однако, это оказалась не просто кража оружия.
     - Следовательно, он знал, что совершено убийство.
     - Да.
     - Откуда?
     - Есть только  один  ответ:  он  сам  убил  ее.  Застрелил  из  этого
револьвера, а потом подложил его в чемодан Элен Робб.
     - Значит, миссис Эллис убили до того, как  револьвер  оказался  среди
вещей Элен?
     - Должно быть так.
     Адвокат замолчал на какое-то время. Через несколько минут Делла Стрит
решила поинтересоваться:
     - Тогда в каком положении оказываемся мы, шеф?
     Мейсон резко остановился, щелкнул пальцами и воскликнул:
     - Черт побери!
     Делла Стрит приподняла брови.
     - Вот этот аспект я просто упустил, - признался Мейсон. -  Я  слишком
увлекся, пытаясь разобраться с убийством и как мне лучшим образом защитить
нашу клиентку.
     - Но теперь-то ты подумаешь над этим аспектом?
     - Я уже начал, только мне не  очень  нравится  то,  что  идет  мне  в
голову.
     - Почему?
     - Пока револьвер оставался просто предметом, украденным  у  какого-то
лица,  у  нас  имелось  полное  право  вернуть  его  законному  владельцу,
например,  по  месту  работы,  однако,  если  оружие   становится   важным
доказательством...
     Мейсон внезапно замолчал и снова начал ходить  из  угла  в  угол.  По
выражению его  лица  сразу  же  становилось  понятно,  что  он  напряженно
размышляет.
     - А разве нашим долгом не является сообщить полиции о всех  имеющихся
доказательствах? - спросила Делла Стрит.
     Мейсон кивнул, а потом добавил:
     - Но нашим долгом также является защита интересов наших клиентов.
     -  Если  доказательства   попали   к   ней   _п_о_с_л_е_   совершения
преступления...
     - А полиция в это поверит, Делла?
     - Ну...
     Теперь пришел черед Деллы Стрит  прерваться  на  полуслове  и  начать
напряженно размышлять.
     - Вот именно, - сказал Мейсон. - Мы оказываемся в  крайне  неприятной
ситуации.
     - Я могу взять всю ответственность на себя? - обратилась Делла  Стрит
к адвокату. - Ведь, фактически, именно я отнесла револьвер обратно.
     - Ты действовала по моему указанию. Не дури. Я взялся за это дело,  и
если речь зайдет о какой-то ответственности, я _в_с_ю_ ее возьму на  себя.
Ты поняла?
     - Факты говорят  сами  за  себя,  -  возразила  Делла  Стрит.  -  _Я_
подбросила револьвер в "Большой амбар".
     - Нет, Делла, ответственность ляжет  на  мои  плечи.  Уясни  это.  Не
пытайся впутываться  из-за  чувства  преданности.  Черт  побери!  Проблема
заключается в том... Я не знаю. А, если, предположим, что она нам наврала?
     - Кто?
     - Наша клиентка.
     - Наврала?
     - Нельзя исключать подобный вариант. Она - молодая женщина,  которой,
наверняка, неоднократно приходилось быстро соображать, пытаясь выкрутиться
из разных щекотливых ситуаций. Она знает, что почем и,  несомненно,  четко
уяснила,  что  сама  о  себе  не  побеспокоишься  -  никто   о   тебе   не
побеспокоится. Это правило выживания в том мире, где она вращается.
     - Значит, она украла револьвер в  "Большом  амбаре",  отправилась  на
яхту, встретилась там с Надин Эллис и застрелила ее, - сделала вывод Делла
Стрит. - Потом она заявилась к нам в контору,  вручила  тебе  револьвер  и
рассказала сказку о том, как обнаружила его у себя в чемодане.
     - Вот именно, - подтвердил Мейсон.
     - А все это время миссис Эллис, вернее уже ее труп, лежал на яхте?
     - Тогда каким образом яхта заплыла  за  остров  Каталину?  -  спросил
Мейсон.
     Делла Стрит задумалась, а потом решила выяснить у адвоката:
     - Яхта  стояла  у  причала  в  гавани  после  того,  как  ты  обменял
револьверы?
     - Должно быть, Делла, - улыбнулся  Мейсон,  -  и  этот  факт  нанесет
жестокий удар ниже пояса как окружному прокурору Гамильтону Бергеру, так и
лейтенанту Артуру Трэггу. Этот факт, Делла, снимает вину с нашей клиентки,
точно также, как и с нас.
     - О каком ударе ниже пояса ты говоришь? - уточнила Делла Стрит.
     - Представители окружной прокуратуры обнаружили револьвер среди вещей
нашей клиентки. Они определенно считают,  что  это  орудие  убийства,  уже
готовят материалы для предоставления в суде,  отослали  пули,  послужившие
причиной смерти, в отдел баллистики. И тут они вдруг узнают, что эти  пули
выпущены совсем из другого револьвера.
     - В таком случае из какого револьвера они выпущены на самом деле?
     Мейсон потер подбородок кончиками пальцев.
     - Хотелось бы мне знать ответ на  этот  вопрос,  -  признался  он.  -
Представляется маловероятным, что они вылетели из того револьвера, что  мы
вернули в "Большой амбар"... но если вдруг окажется, что  из  него...  Да,
Делла, тогда мы попадем в пренеприятнейшую ситуацию.
     - Что нам придется сделать?
     - Черт побери, не представляю. Если я не пророню ни слова, то, скорее
всего, окажусь виновным в сокрытии улик, не  исключено,  что  соучастником
после  события  преступления  в  деле  об  убийстве  -  если  пользоваться
юридической терминологией.
     - А если ты отправишься в полицию и все им откроешь?
     - Если я расскажу полиции все, как было на самом  деле,  они  мне  не
поверят. Они решат,  что  я  разработал  хитрую  систему,  чтобы  запутать
правоохранительные органы и сбить их  со  следа.  И,  в  любом  случае,  я
оказываюсь в неприятном положении,  потому  что,  обратясь  в  полицию,  я
предам интересы своей клиентки.
     - Кодекс чести заставляет тебя сохранять конфиденциальными все факты,
связанные с ее делом?
     - Возможно, нет. Строго говоря,  конфиденциальные  сообщения  клиента
адвокату  довольно  ограничены.  Технически   адвокат   обязан   сохранять
конфиденциальными  сообщения  клиента  в  довольно   узких   рамках.   Это
сообщения, предоставляемые адвокату и необходимые для того, чтобы защищать
интересы клиента. Это техническое правило. На практике оно было расширено.
Что касается меня лично, я  лучше  дам  отрубить  себе  руку,  чем  предам
клиента. Если я соглашаюсь  кого-то  представлять,  я  делаю  все  честно,
преданно и эффективно. Я всегда верю тому, что говорит клиент, и  действую
соответственно, чтобы наилучшим образом защитить интересы клиента.
     - Однако, ты допускаешь, что клиент  может  тебе  врать?  -  уточнила
Делла Стрит.
     - Да, допускаю, - признался Мейсон.
     -  А  сейчас,  насколько  я  понимаю,  мы  ничего  не   в   состоянии
предпринять,  пока  полиция  не  получит  отчет   из   отдела   баллистики
относительно пуль, извлеченных из тела миссис Эллис.
     - Все правильно, - кивнул Мейсон. - После того, как они выяснят,  что
пули, послужившие причиной смерти миссис Эллис, не вылетали из  имеющегося
у полиции револьвера,  встает  вопрос,  выпущены  ли  они  из  револьвера,
который мы взяли у Элен Робб? Если нет, наша совесть чиста,  если  да,  мы
оказываемся в пренеприятнейшем положении.
     - А как мы можем это узнать? - поинтересовалась Делла Стрит.
     - К счастью, я попросил Пола Дрейка сходить к эксперту по баллистике,
чтобы тот сделал  из  револьвера,  оказавшегося  у  Элен  Робб,  несколько
пробных выстрелов. Пули, полученные в результате эксперимента, остались  у
нас.  Полу  Дрейку,  наверняка,   удастся   раздобыть   фотографии   пуль,
послуживших причиной смерти. В таком случае мы сравним их с  имеющимися  у
нас. Это, конечно, не лучший способ, но  при  сложившихся  обстоятельствах
пойдет и он. Другими  словами,  мы  сможем  точно  определить,  что  пули,
полученные в результате эксперимента, не совпадают с пулями,  послужившими
причиной смерти. Однако, если нам покажется,  что  они  совпадают,  полной
уверенности быть не может, только то, что очень велика вероятность, что  и
те, и другие пули вылетели из одного револьвера.
     - А потом?
     - Перейдем мост, появившийся перед нами,  -  ответил  Мейсон.  -  Пол
должен вскоре...
     Слова адвоката прервал кодовый стук детектива.  Мейсон  кивнул  Делле
Стрит, она встала со своего места и впустила Дрейка.
     - Привет, Пол, - поздоровался Мейсон. - Что нового?
     - Терпеть не могу появляться с дурными вестями, - признался детектив.
Если в Отделе баллистики выяснили, что Надин Эллис убили пулей, выпущенной
из револьвера, который полиция нашла среди вещей Элен Робб в мотеле, то  у
твоей клиентки нет и одного шанса из ста.
     - А если пули не совпадут? - спросил Мейсон.
     - Скорее всего, у полиции  уже  разработана  версия,  где  Элен  Робб
отводится роль убийцы, - заметил Дрейк, - однако, скорее всего, там не все
убедительно обосновано.
     - Не понимаю, какие у них есть доказательства, - нахмурился Мейсон.
     - Естественно, мне они об этом ничего не сообщили, - ответил Дрейк. -
Конечно, мне удалось услышать кое-что, крутясь  вокруг  Управления,  и  из
этого можно сделать вывод, что они уверены, что у них неоспоримая  версия.
И, несомненно,  после  того,  как  эксперты  по  баллистике  покажут,  что
причиной смерти Надин Эллис  послужила  пуля,  выпущенная  из  револьвера,
найденного у Элен Робб, ни ты, ни какой  другой  адвокат  не  в  состоянии
защитить Элен. Доказательства, представленные  Отделом  баллистики,  решат
дело.
     - Хорошо, Пол. У меня есть для тебя одно конфиденциальное  сообщение.
Пули не совпадут. А теперь принимайся за  работу,  учитывая  этот  аспект.
Посмотрим, что покажет твое расследование.
     - Ты хочешь сказать, что пули выпущены  не  из  этого  револьвера?  -
уточнил Дрейк.
     - Не из этого.
     - Ты уверен, Перри?
     - Абсолютно.
     -  Это  меняет  дело.  Но  послушай,  Перри,  ты   не   можешь   быть
а_б_с_о_л_ю_т_н_о_ уверен. Ты  никогда  не  знаешь,  говорит  тебе  клиент
правду или врет.  В  особенности,  девушка,  подобная  Элен  Робб.  Она  в
состоянии лгать очень убедительно.  Она  явно  мастерица  пускать  пыль  в
глаза.
     - Никто не пускает мне пыль в глаза,  -  заявил  Мейсон.  -  Пули  не
совпадут, Пол.
     - Это уже что-то. Тогда мы, по крайней мере, можем быть уверены  хоть
в чем-то. Окружной прокурор получает сокрушительный нокаут.
     - Значит, получает.
     Дрейк задумался.
     - Такая уверенность могла появиться у тебя,  Перри,  только  в  одном
случае?
     - Что ты имеешь в виду?
     Дрейк молчал.
     - Ну? - подбодрил Мейсон.
     -  Если  ты  опять  провернул  свой  знаменитый   трюк   с   подменой
револьверов, а я давал Халстеду  орудие  убийства...  В  таком  случае,  я
выхожу из игры. Я не могу позволить себе забираться так далеко.
     - Никто тебя об этом не просит, Пол.
     - Мне придется рассказать, что мне известно.
     - Когда?
     -  Как  только  я  узнаю,  что  это  имеет  значение  для   раскрытия
преступления.
     - Давай оставим эту тему, - предложил Мейсон.
     - Я не сомкну глаз сегодня ночью, - признался Дрейк.
     - Прими снотворное.
     - Оно не поможет. Боже праведный, Перри,  ты  представляешь,  что  ты
делаешь?
     - Меня волнует не то, что я делаю, а то, что уже  сделал,  -  ответил
Мейсон.
     - А мне теперь что делать? - решил выяснить Дрейк.
     - Подожди, пока не будешь абсолютно уверен.
     - Морис  Халстед  тоже  начнет  задумываться,  как  только  прочитает
газеты, - заметил Дрейк.
     - Пусть задумывается, Пол.
     Зазвонил телефон.
     Делла Стрит сняла трубку, послушала и повернулась к детективу:
     - Тебя, Пол.
     - Значит, пришел отчет из Отдела  баллистики,  -  решил  Дрейк.  -  Я
сказал у себя в агентстве, чтобы сразу же позвонили мне сюда,  как  только
он поступит, но не беспокоили в других случаях. -  Дрейк  взял  трубку.  -
Алло!.. Так... Они уверены? А  вероятность  ошибки?..  М-да,  интересно...
Хорошо, через несколько минут я вернусь в контору. Пока. -  Дрейк  положил
трубку на место, удивленно  посмотрел  на  Мейсона  и  поинтересовался:  -
Почему, черт побери, ты был так уверен, Перри, что пули не совпадут?
     - Считай меня ясновидящим или экстрасенсом, Пол, - улыбнулся Мейсон.
     - Тогда тебе стоит выбросить магический кристалл и попробовать гадать
на кофейной гуще. Пули, послужившие причиной смерти Надин Эллис,  вылетели
из револьвера, найденного у Элен Робб, когда полиция арестовала ее.



                                    10

     Донован Фразер, относительно  новый  и  слишком  ретивый  заместитель
окружного прокурора, встал со своего места.
     - Мы намерены показать, - начал он свою  вступительную  речь,  -  что
обвиняемая по этому делу, Элен Робб, пыталась  разрушить  семью  погибшей,
Надин  Эллис,  что  в  результате,  естественно,  привело  к   трениям   и
разногласиям между двумя  женщинами.  Обвиняемая  тайно  и  с  преступными
намерениями взошла на борт яхты, принадлежащей  мистеру  и  миссис  Эллис,
зная, что там находится миссис Эллис, выпустила две пули в миссис Эллис, а
затем, удостоверившись, что  соперница  мертва,  направила  яхту  в  море,
завела мотор в надежде на несчастный случай и на то, что  судно  подобного
рода затеряется в море и утонет вместе со зловещей пассажиркой.  Мы  также
намерены показать, что из  револьвера,  обнаруженного  у  обвиняемой  Элен
Робб, были выпущены пули, послужившие  причиной  смерти  Надин  Эллис.  Мы
также хотим попросить передать дело для рассмотрения в Суд Присяжных.
     Судья Стантон Кейзер задумчиво  посмотрел  сверху  вниз  на  молодого
заместителя окружного прокурора.
     - На предварительном слушании от вас не требуется вступительная речь,
господин обвинитель, - заметил он.  -  Насколько  я  понимаю  наше  право,
предварительное слушание  предназначено  для  того,  чтобы  показать,  что
совершено преступление и есть достаточно оснований  полагать,  что  именно
обвиняемая совершила это преступление.
     - Да, Ваша Честь, - согласился Фразер. - Но в виду  хорошо  известной
тактики адвоката защиты, который всегда пытается представить  свою  версию
во время предварительного слушания, я считаю, что мне  следовало  сообщить
Высокому Суду, что намерено сделать обвинение.
     - Выполняйте свою работу, независимо от тактики  адвоката  защиты,  -
велел судья Кейзер. - Просто представляйте имеющиеся у вас доказательства.
Приглашайте своего первого свидетеля.
     Фразер вызвал для дачи показаний капитана катера береговой охраны.
     - Вам знакома яхта "Гладиатор"? - задал Фразер первый вопрос.
     - Да.
     - Вы смотрели регистрационные документы  в  архиве  береговой  охраны
касательно владельца яхты "Гладиатор"?
     - Да, сэр.
     - Кто является зарегистрированным владельцем яхты?
     - Хелман Эллис.
     - Вы видели эту яхту в четверг одиннадцатого числа текущего месяца?
     - Да, сэр.
     - Объясните, пожалуйста, при каких обстоятельствах?
     - Военные моряки поставили нас в известность  о  том,  что  эта  яхта
дрейфует без определенного направления  с  убитой  женщиной  на  борту.  Я
связался с ФБР и коронером. Мне приказали отправиться  на  яхту  вместе  с
доктором Андовером Калвертом, представителем конторы шерифа и агентом ФБР.
Нам пришлось какое-то время подождать прибытия названных мной  лиц.  Затем
мы полетели на Каталину, сели в патрульный катер  и  на  высокой  скорости
поплыли к  тому  месту,  где  обнаружили  яхту.  Мы  осмотрели  яхту.  Мне
рассказывать о том, что мы обнаружили?
     - Да, в общем и целом.
     - Горючее на яхте кончилось. Она  дрейфовала  в  водах,  используемых
исключительно  военно-морскими  силами.  Небольшим   судам   категорически
запрещается  входить  в  этот  район.  В  каюте  лежал  труп  женщины.  Мы
сфотографировали его.
     - У вас с собой эти фотографии?
     - Да.
     - Мне хотелось бы, чтобы эти снимки были приобщены к делу в  качестве
вещественного доказательства, - заявил Донован Фразер.
     - У меня нет возражений, - сказал Мейсон.
     - Хорошо, - они приобщены к делу в качестве доказательств со  стороны
обвинения, - постановил судья Кейзер. - Сколько у вас фотографий, господин
заместитель окружного прокурора?
     - Семь.
     - Это будут доказательства со стороны  обвинения  "А-один",  "А-два",
"А-три", "А-четыре", "А-пять", "А-шесть" и "А-семь". Продолжайте.
     - Что вы сделали? - снова обратился Фразер к свидетелю.
     - Закончив осмотр яхты, мы привязали ее тросом к катеру,  на  котором
прибыли сами и доставили в порт.
     - Вы можете проводить перекрестный  допрос,  -  повернулся  Фразер  к
Мейсону.
     Мейсон встал со своего места и подошел к свидетелю.
     - Вы давно служите в береговой охране, господин  капитан?  -  спросил
адвокат.
     - Около двадцати лет.
     - Вы хорошо знаете воды южной Калифорнии?
     - Да.
     - А воды, где была обнаружена яхта?
     - Этот участок не так хорошо - только в общих чертах.  Большую  часть
работы мы выполняем значительно ближе к берегу.
     - Я понимаю. Однако, в общем и целом, вы  знаете  те  воды,  и  очень
хорошо знаете воды между береговой линией и  тем  местом,  где  обнаружили
яхту?
     - Да, сэр.
     - Яхту нашли с обратной стороны острова Каталина, не так ли?
     - Да, сэр.
     - А теперь, господин капитан, скажите, каковы шансы  того,  что  яхта
лишь с мертвой женщиной на  борту  и  никем  более  стартовала  из  гавани
Лос-Анджелеса или  яхт-клуба  "Круизы  по  глубоководным  морям"  рядом  с
городом Лонг-Бич, когда рулевое управление было установлено таким образом,
чтобы яхта шла по прямому курсу, прибыла к тому месту, где ее  нашли,  без
какого-либо происшествия - не привлекая внимания из-за того,  что  она  не
соблюдала правила навигации или не включала огни -  предполагая,  господин
капитан, что на  борту  не  находилось  живого  человека,  а  только  труп
женщины?
     - При обычных условиях я сказал бы, что шансы очень  малы,  -  заявил
свидетель. - Однако, в настоящем случае  мы  имеем  дело  с  установленным
фактом. Независимо от того, какой процент  вероятности  можно  определить,
яхта сделала именно это.
     - Минутку, Ваша Честь, - встал со своего места Фразер. -  Я  не  вижу
смысла в подобных вопросах. Я не понимаю, чего добивается адвокат защиты.
     - Перекрестный допрос ведется в рамках законности,  -  ответил  судья
Кейзер. - В  любом  случае,  на  вопрос  получен  ответ.  Он  останется  в
протоколе.
     - Каков запас хода яхты? - спросил Мейсон. -  Если  бак  был  полным,
сколько могла бы пройти яхта?
     - Мы не знаем, полным ли был бак, - заметил Фразер.
     - Это перекрестный допрос, - сказал судья Кейзер.  -  Адвокат  защиты
имеет право  спрашивать  что  угодно  относительно  яхты.  Суд  откровенно
признает, что мы также заинтересованы в этом. Это важный аспект  дела.  По
крайней мере, так представляется Суду.
     - Запас хода варьируется в зависимости от  ветра,  прилива,  погодных
условий, однако, при полном баке... яхта могла бы зайти дальше  тех  мест,
где была обнаружена.
     - Значит, вы предполагаете, что яхта стартовала  не  с  полным  баком
горючего, не так ли?
     - Да.
     - На яхте имеется некое приспособление, помогающее яхте следовать  по
определенному курсу?
     - Все правильно. Существует  несколько  различных  типов  механизмов,
которые помогают  яхте  придерживаться  определенного  курса.  Есть  очень
сложные,  с  использованием  компаса,  когда  по  нему  задается  курс   и
регулировка осуществляется автоматически. Однако, имеются и очень  простые
приспособления, которые только помогают судну держать  прямой  курс  после
того, как направление было задано вручную.
     - Предположим, что вы находились на яхте в Лонг-Бич и  хотели,  чтобы
она шла к той точке,  где  ее  обнаружили  военные  моряки.  Возможно  ли,
используя имеющийся на этой яхте механизм, установить курс таким  образом,
чтобы она шла в том направлении, пока оставалось горючее.
     - Я думаю, что такое возможно, потому что именно так и было.
     - Если бы яхта стартовала со своего обычного  места  у  причала,  она
прошла бы насквозь остров Каталину, чтобы прибыть  на  то  место,  где  ее
обнаружили, не так ли?
     - Совсем необязательно.
     - Что вы хотите сказать?
     - Вероятность того, что яхта шла по морю и ее  не  заметило  ни  одно
судно мала, но она существует. После того, как закончилось  горючее,  яхта
могла обогнуть остров с запада  и  продрейфовать  до  той  точки,  где  ее
обнаружили.
     - Вы считаете, что яхта совершила подобное путешествие?
     - Уверен.
     - Значит, вы думаете, что убийца не остался на борту после того,  как
яхта ушла со своего обычного места у причала?
     - Только если он не феноменальный пловец.
     Судья Кейзер нахмурился, так как в зале суда послышался смех.
     -  Каковы  шансы  того,  что  яхта  совершила  это  путешествие   без
столкновения, без того, чтобы ветер и приливы не сбили ее с  курса  и  она
осталась в целости и сохранности?
     - После того, как курс был установлен таким образом,  чтобы  обогнуть
остров Каталину, яхту уже ничто не могло остановить.
     - Кроме обычного движения, как небольших судов, например?
     - Да.
     - А это движение - значительный фактор?
     - Зависит от обстоятельств. От того, в какое время  стартовала  яхта,
от условий.
     - А огни на яхте были включены или выключены?
     - Выключены.
     - Это означает, что яхта путешествовала в дневное время?
     - Или так, или она нарушила правила навигации.
     - А если бы обнаружили, что яхта нарушает правила навигации, то  были
бы предприняты определенные меры?
     - Да.
     - Яхту нашли в водах, в которые запрещен вход гражданским судам?
     - Да.
     - А военно-морской флот обычно использует радар с  целью  обнаружения
небольших суденышек, которые могли в них зайти?
     - Думаю, да.
     - Следовательно, если лицо, которое установило курс и отправило  яхту
из гавани, хотело, чтобы она пропала, исчезла в никуда, то оно  навряд  ли
избрало бы именно это место?
     - Если это лицо знало, в какие воды запрещен вход гражданским судам.
     - А это именно такие воды?
     - Да, сэр.
     - И если лицо хотело, чтобы яхта ушла  в  никуда  и  бак  был  бы  до
предела заполнен топливом, то яхта проплыла бы значительно дальше, чем  та
точка, где ее обнаружили?
     - Да, сэр. В зависимости от курса и от того, в каком состоянии убийца
обнаружил бак. Скорее всего, он или она побоялись заполнять бак  с  трупом
на борту. А если преступление  было  совершено  ночью,  то  и  возможности
заполнить его практически не представлялось.
     - Спасибо, - поблагодарил Мейсон. - Это все.
     - Я хотел бы пригласить доктора Андовера Калверта, - объявил  Донован
Фразер.
     -  Доктору  Калверту   нет   необходимости   рассказывать   о   своей
квалификации, это можно сразу отметить в протоколе, при условии,  что  мне
предоставят возможность перекрестного допроса по ней, - заявил  Мейсон.  -
Господин заместитель окружного прокурора, переходите прямо  к  техническим
вопросам.
     Фразер удивленно взглянул на Мейсона.
     - Вы согласны с тем, что доктор Калверт является практикующим врачом,
работает  в  конторе  коронера,  должным   образом   квалифицирован,   как
патологоанатом, и считается специалистом по судебной медицине?
     - Да, при условии, что я смогу проводить перекрестный допрос по  этим
аспектам, - ответил Мейсон. - Я признаю его квалификацию в общем и  целом,
оставляя за собой право перекрестного допроса.
     - Прекрасно. Примите присягу, доктор Калверт, - обратился к свидетелю
Фразер.
     Доктор Калверт поднял правую руку, принял присягу и занял место  дачи
свидетельских показаний.
     - Вы взошли на борт яхты "Гладиатор" в четверг,  одиннадцатого  числа
текущего месяца, не так ли?
     - Да.
     - В открытом море?
     - Да, сэр.
     - Что вы обнаружили?
     - Дверь каюты, которая была заперта  изнутри  на  замок  с  пружиной,
взломало какое-то  лицо  до  нашего  появления  на  месте.  Насколько  мне
известно, это сделал кто-то из военных  моряков,  которые  поднимались  на
яхту до уведомления береговой охраны.
     - Продолжайте, - попросил Фразер. - Что вы обнаружили в каюте?
     - Труп женщины лет  двадцати  восьми.  Труп  уже  начал  разлагаться,
поэтому я пришел к выводу, что она мертва где-то от  двадцати  четырех  до
сорока восьми часов. Женщина лежала на спине на полу  каюты.  Рядом  с  ее
правой рукой валялись открытая  сумочка  и  взведенный  револьвер  системы
"Смит и Вессон".  Из  револьвера  уже  выстрелили  несколько  раз  и  его,
очевидно, взвели для второго выстрела.
     - Вы нашли пулю, выпущенную из этого револьвера?
     - Мы нашли  _к_а_к_у_ю_-_т_о_  пулю  в  деревянной  обшивке  рядом  с
дверью. Насколько мне известно, ее передали в Отдел баллистики и  эксперты
пришли к заключению, что она выпущена из того  револьвера,  что  лежал  на
полу рядом с женщиной.
     - В дальнейшем вы провели вскрытие трупа?
     - Да, сэр.
     - Что вы обнаружили?
     - Я обнаружил, что она умерла от пулевого ранения. В грудь вошли  две
пули. Одна чуть выше  сердца,  другая  сбоку  от  него.  Расстояние  между
входными отверстиями  составляет  не  более  полутора  дюймов.  Траектории
полета пуль, в общем и целом, шли параллельно.
     - Отверстия оказались сквозные или пули все еще  находились  в  теле,
когда вы производили вскрытие?
     - Одна пуля отклонилась и застряла в кости. Вторая  прошла  насквозь.
Ее обнаружили в одежде усопшей.
     - Эти пули, по вашему мнению, послужили причиной смерти?
     - Да.
     - Вы можете проводить перекрестный  допрос,  -  повернулся  Фразер  к
Мейсону.
     Мейсон встал со своего места  и  подошел  к  свидетелю.  Он  дружески
улыбнулся ему и спросил:
     - Вы извлекли из тела погибшей две пули, доктор?
     - Да.
     - Которая из них нанесла смертельное ранение?
     - Обе.
     - Которая послужила причиной смерти?
     - Могла и та, и другая.
     - Простите, доктор, но я не спрашиваю о том, что они  _м_о_г_л_и_.  Я
спрашиваю, которая _п_о_с_л_у_ж_и_л_а_ причиной смерти.
     - Они обе нанесли смертельные ранения.
     - Вы утверждаете, что обе пули послужили причиной смерти?
     - Да.
     - Вы утверждаете, что человек может умереть дважды?
     - Я не это имел в виду.
     - Тогда что вы имели в виду?
     - Каждая из этих пуль могла послужить причиной смерти.
     - Как далеко они располагались друг от друга?
     - Входные отверстия находились на расстоянии полтора дюйма.
     - Которая пуля вошла в тело первой?
     - Я не знаю.
     - Смерть наступила мгновенно?
     - Что вы подразумеваете под словом "мгновенно"?
     - А вы что?
     - Если я говорю мгновенно - это означает моментально.
     - Какая-либо из этих пуль привела к мгновенной смерти?
     - Они моментально нанесли смертельные ранения.
     - Сколько времени прошло после нанесения первого ранения до смерти?
     - Не знаю. Не больше нескольких минут.
     - Не исключено, что пять минут?
     - Возможно.
     - Десять?
     - Возможно.
     - Пятнадцать?
     - Маловероятно. Фактически, я считаю, смерть наступила через две  или
три минуты.
     - Которая пуля послужила причиной смерти?
     - О, Ваша Честь, - вскочил  на  ноги  Фразер.  -  Я  возражаю  против
подобного перекрестного допроса. Эти  вопросы  уже  задавались  и  на  них
получены ответы.
     - Вопросы задавались, но ответы на них не получены, - заметил Мейсон.
     -  Более  того,  это   несущественно,   не   допустимо   в   качестве
доказательства и не имеет отношения к делу. Это не играет никакой роли.
     - Я хотел бы услышать  ответ  адвоката  защиты,  считает  ли  он  эти
моменты относящимися к делу и важными для раскрытия какого-либо аспекта, -
заявил судья Кейзер.
     - Я считаю, что крайне важно определить, как умерла жертва, когда она
умерла и что послужило причиной смерти. Я думаю,  что  это  существенно  в
любом деле об убийстве, - ответил Мейсон.
     - Но если нападавший выпустил в тело усопшей две пули, какое значение
имеет то, которая пуля первой вошла в тело и какая рана послужила причиной
смерти? - поинтересовался судья Кейзер.
     - А откуда _н_а_м_ известно, что нападавший стрелял дважды? - ответил
Мейсон вопросом на вопрос.
     Судья Кейзер удивленно посмотрел на Мейсона.
     - Вы намекаете на то, что было два нападавших?
     - Откровенно говоря, я не знаю.  В  настоящий  момент,  как  адвокат,
представляющий интересы обвиняемой, я имею право выяснить все факты дела.
     - Возражение отклоняется, - постановил судья Кейзер.
     - Я хочу сделать заявление Высокому Суду и представителям  сторон,  -
сердитым тоном начал доктор Калверт. - Из трупа извлечены две  пули.  Одна
из них фактически задела  часть  сердца.  Я  считаю,  что  она  привела  к
практически мгновенной смерти. Вторая пуля слегка отклонилась  влево.  Она
не задела сердце, но,  тем  не  менее,  привела  бы  к  смерти  в  течение
нескольких минут... Это мое мнение.
     - Хорошо. Давайте назовем пулю, которая не задела сердце, пуля  номер
один, а пулю, задевшую его, -  пуля  номер  два,  -  предложил  Мейсон.  -
Которая вошла в тело первой?
     - Я не знаю.
     - Это несущественно, не допустимо  в  качестве  доказательства  и  не
имеет отношения к  делу,  -  закричал  Фразер.  -  Адвокат  защиты  просто
хватается за соломинку, пытаясь делать упор на технических аспектах.
     Судья Кейзер покачал головой.
     - Я считаю, что поднят  очень  интересный  вопрос.  Я  не  знаю,  что
покажут другие  доказательства,  но  если  адвокат  защиты  проводит  этот
перекрестный  допрос  с  определенной  целью,  то   несправедливо   лишать
обвиняемую подобного права. Поэтому я отклоняю возражение.
     - Которая пуля послужила причиной смерти, доктор?
     - Я не знаю.  Все  зависит  от  последовательности,  в  которой  пули
входили в тело.
     - Если пуля номер два вошла первой, а пуля номер  один  -  через  три
минуты, можно предполагать, что пулю номер один выпустили  уже  в  мертвое
тело, не так ли?
     - Если вы вообще хотите выступать с подобными предположениями, то да,
именно так.
     - Если первой вошла пуля номер  один,  то  как  быстро  наступила  бы
смерть?
     - Я считаю, что через три-пять минут.
     - Но могла и через десять минут?
     - Да.
     - Теперь предположим, что первой в тело  вошла  пуля  номер  один,  и
практически сразу же после этого в усопшую выпустили  пулю  номер  два.  В
таком случае причиной смерти послужила пуля номер два?
     - При указанных вами условиях - да.
     - И пуля номер один, и пуля номер два были извлечены из тела?
     - Да, я лично извлек их.
     - И что вы с ними сделали?
     - Передал их Александру Редфилду, эксперту по баллистике.
     - Что вы сказали ему, когда передавали пули?
     - Что это пули, извлеченные из тела Надин Эллис.
     - К тому времени тело уже идентифицировали?
     - Да. И я сделал соответствующее заявление мистеру Редфилду.
     - Вы отдали ему обе пули?
     - Да.
     - Вы нанесли на них какие-то метки?
     - Да, практически незаметные.
     - Чтобы вы могли их идентифицировать?
     - Да.
     - Я предполагаю, что представители  окружной  прокуратуры  имеют  при
себе  эти  пули  и  они  вскоре  будут  приобщены  к   делу   в   качестве
доказательств. Я считаю, что  доктору  Калверту  следует  идентифицировать
пули в настоящий момент.
     - Мы идентифицируем их через свидетеля Редфилда, - заявил  Фразер.  -
Он даст показания о том, что они получены от доктора Калверта.
     - Мне хотелось бы связать все звенья  цепи,  -  сказал  Мейсон.  -  Я
считаю, что у меня есть на это право.
     - Ваша Честь, - гневно закричал Фразер,  -  меня  предупреждали,  что
адвокат станет использовать именно такую тактику уверток и отхода от темы.
Это только предварительные слушания.  Я  не  намерен  устраивать  из  него
событие года.
     - Никто и не устраивает из него событие года, - возразил Мейсон. -  Я
просто прошу свидетеля представить  пули,  упомянутые  им  во  время  дачи
показаний. Он заявил, что извлек их из тела Надин Эллис. Я хочу посмотреть
на эти пули.
     - Я считаю, что адвокат защиты действует в рамках предоставленных ему
прав, - сказал судья Кейзер. - Вы, несомненно,  планируете  приобщить  эти
пули к делу в течение следующих  нескольких  минут,  господин  заместитель
окружного прокурора?
     - Да,  планирую.  Однако,  я  хочу  представлять  свою  версию  таким
образом, как считаю нужным, и мне не требуются советы  адвоката  защиты  о
том, что и когда делать.
     - Хватит, - приказал судья Кейзер. - Это не играет никакой роли. Если
пули у вас с собой, почему бы их не приобщить к  делу?  Есть  ли  какие-то
причины, по которым вы не можете или не хотите их представить?
     - Нет, Ваша Честь.
     - Тогда пусть свидетель их идентифицирует.
     Фразер с недовольным видом повернулся к Александру Редфилду, эксперту
по баллистике, сидевшему прямо  за  ним,  и  взял  у  Редфилда  стеклянную
пробирку. Заместитель окружного прокурора пошел к месту дачи  показаний  и
протянул пробирку свидетелю.
     - Вот две пули, доктор, - обратился к нему  Фразер.  -  Я  прошу  вас
взглянуть на них и сказать, эти ли пули вы извлекли из тела усопшей?
     Доктор Калверт достал из кармана увеличительное стекло, осмотрел пули
сквозь пробирку, затем кивнул и заявил:
     - Да, это те пули. На них обеих стоят мои метки.
     - Что это за метки? Где они стоят? - поинтересовался Мейсон.
     - Я предпочел бы сохранить это в тайне. Это крохотные метки,  которые
я  ставлю  на  пули,  извлекаемые  мной   из   тел   в   процессе   работы
патологоанатомом, чтобы мне их в дальнейшем идентифицировать.
     -  Значит,  вы  используете  одну  и  ту  же  метку  на  всех  пулях,
извлекаемых вами из тел? - уточнил Мейсон.
     - Все правильно.
     - Почему?
     -  Чтобы  идентифицировать  их.  Чтобы  не  путать   их   с   пулями,
извлекаемыми другими патологоанатомами.
     - Понятно. То есть вы ставите одну и ту же метку на  все  извлекаемые
вами пули, не так ли?
     - Да, так. Я уже говорил это.
     -  Сколько  пуль  вы  извлекаете  из  тел  в  течение   года   работы
патологоанатомом?
     -  Я  не  знаю.  Это  не  фиксированное  число.  Оно  варьируется   в
зависимости от количества произведенных мной вскрытий, количества убийств,
где причиной смерти послужила пуля, и некоторых других факторов.
     - Пятьдесят пуль в год?
     - Нет, сэр.
     - Двадцать пять?
     - Иногда получается двадцать пять. Но  я  бы  не  называл  эту  цифру
средней.
     - Двенадцать?
     - Думаю, да.
     - И вы в состоянии идентифицировать эти пули только  благодаря  своей
секретной метке?
     - Все правильно. Мне этого достаточно для идентификации.
     - Вам, возможно, достаточно,  доктор,  но,  насколько  я  понимаю,  в
настоящий момент эти пули идентифицированы просто  как  пули,  извлеченные
вами из какого-то тела, а не пули, извлеченные вами из тела Надин Эллис.
     - Я знаю, что это те пули.
     - Откуда.
     - По внешнему виду, форме калибру.
     - Тогда зачем вам было ставить на них свою метку?
     - Чтобы не произошло ошибки.
     - Такую же метку, как вы ставите, в среднем, на дюжину пуль в год,  а
иногда и на двадцать пять пуль в год?
     - О, Ваша Честь, - встал со своего места Фразер. - Прозвучал  спорный
вопрос. К тому же, его уже задавали и на него получен  ответ.  Это  просто
попытка оказать давление на свидетеля.
     Судья Кейзер внимательно посмотрел на  Мейсона,  затем  повернулся  к
доктору и поинтересовался у свидетеля:
     - А вы ставите на пули какую-то метку или прикрепляете  что-то  вроде
ярлыка, чтобы определить, что пули извлечены из конкретного тела?
     - Я передал их Александру Редфилду, - сообщил доктор Калверт.  -  Они
находились в пробирке, на которой стоял номер.  То  есть  к  пробирке  был
приклеен кусочек бумаги с номером дела, под которым оно значится  во  всех
документах. Такой номер на пробирке означает, что это пули, извлеченные из
трупа,  который  относится  к  конкретному  делу,  а   следовательно,   из
конкретного тела.
     - Но, как я вижу  сейчас  к  пробирке  ничего  не  приклеено,  только
прикреплена бирка, - заметил судья Кейзер.
     -  Данные  на  бирке  написаны  рукой  мистера  Редфилда,  -   сказал
свидетель. - Того кусочка бумаги с номером на ней больше нет.
     - Продолжайте перекрестный допрос, мистер Мейсон, -  обратился  судья
Кейзер  к  адвокату  защиты.  -  Однако,  я  хотел  бы  обратить  внимание
заместителя окружного прокурора, что перед тем, как приобщить эти  пули  к
делу в качестве доказательств, их следует более прямо связать с ним.
     - Я именно это и планирую, - ответил Фразер,  -  если,  конечно,  мне
предоставят такую возможность.
     - Вам будут предоставлены все  возможности,  -  резким  тоном  сказал
судья Кейзер. - Продолжайте, мистер Мейсон.
     - Предположим, это пули, извлеченные вами  из  тела  Надин  Эллис,  -
снова обратился Мейсон к свидетелю. - Какая из них первой вошла в тело?
     - Я уже говорил вам, что не знаю.
     - Я по иному сформулирую вопрос. Мы ссылались на них, как пуля  номер
один и пуля номер два. Которая из них пуля номер  один,  а  которая  номер
два?
     - Я не знаю.
     - Вы не знаете?
     - Нет.
     - Вы никаким образом не маркировали пули, чтобы отличить их  друг  от
друга?
     - Конечно, нет. Обе пули извлечены из тела Надин Эллис. Они обе могли
послужить причиной смерти. Вернее, или одна, или другая послужили причиной
смерти. Я поместил их в пробирку, приклеил к ней бумажку с  номером  дела,
по-моему, "С -  сто  двадцать  два",  и  лично  передал  пробирку  мистеру
Редфилду.
     Редфилд, улыбаясь, поднялся на ноги,  уже  собрался  что-то  сказать,
затем передумал и сел.
     - Другими словами,  доктор,  -  снова  заговорил  Мейсон,  -  пулевые
ранения в теле  Надин  Эллис,  показывают,  что  одно  ранение,  где  пуля
фактически задела сердце, привело к практически мгновенной смерти.  Вторая
пуля нанесла ранение, которое привело бы, в любом случае, к  смерти  через
несколько минут. Вы можете сказать, какая из пуль нанесла какое ранение?
     - Я не предпринимал попыток различить пули или держать их отдельно, -
признался доктор Калверт. - Они одного и  того  же  калибра,  выпущены  из
одного и того же оружия. Однако, я хочу заметить, что  пуля  номер  два  -
которая  задела  сердце  -   застряла   в   кости   и   каким-то   образом
деформировалась, ударившись о позвоночник. Сейчас я смотрю на эти  пули  в
пробирке и вижу, что одна из них несколько расплющена. Из сказанного  мной
следует, что есть все основания полагать, что именно эта пуля и есть  пуля
номер два - та, что задела сердце.
     - Вы исследовали траекторию каждой пули? Я имею  в  виду  прохождение
пули по телу? - поинтересовался Мейсон.
     - Да, я исследовал прохождение одной пули от  входного  отверстия  до
сердца, а второй - от входного отверстия через один из главных кровеносных
сосудов.  Однако,  я  хочу  заявить,  что  я  не  смог  исследовать   пути
прохождения  пуль  раздельно  друг  от  друга,  потому  что   они   слегка
пересеклись. К тому же, мою работу осложнило разложение, уже начавшееся  к
моменту  обнаружения  тела.   Гниение   делает   практически   невозможным
проследить всю траекторию движения пуль по телу.
     - И вы не в состоянии утверждать, какая из этих пуль первой  вошла  в
тело?
     - Не в состоянии, - подтвердил доктор Калверт. Он немного помедлил, а
потом в негодовании добавил: - Потому что я  врач,  мистер  Мейсон,  а  не
шаман.
     - И вы с уверенностью не можете говорить, что  вы  извлекли  из  тела
миссис Эллис именно эти пули, - невозмутимо продолжил Мейсон. - Вы  только
можете с определенностью утверждать, что  это  пули,  извлеченные  вами  в
процессе вашей работы патологоанатомом?
     - Я извлек эти пули из тела миссис  Эллис  и  передал  их  Александру
Редфилду вечером двенадцатого числа, - заявил доктор Калверт.
     - Спасибо, - поблагодарил Мейсон. - Это все.
     - У меня нет больше вопросов, - объявил Донован Фразер. -  Вы  можете
покинуть свидетельскую  ложу,  доктор.  Я  приглашаю  Александра  Редфилда
занять место дачи показаний.
     Редфилд прошел в свидетельскую ложу с легкой улыбкой на губах.
     - Вас зовут Александр Редфилд, вы являетесь служащим  нашего  округа,
работаете  в  качестве  эксперта  по  баллистике  и  занимаетесь  научными
исследованиями? - начал задавать вопросы Фразер.
     - Совершенно верно, - подтвердил Редфилд.
     - Вы знакомы с доктором  Андовером  Калвертом,  свидетелем,  дававшим
показания перед вами?
     - Да.
     - Вы виделись с  ним  в  нашем  округе  двенадцатого  числа  текущего
месяца?
     - Да.
     - Вы разговаривали с доктором Калвертом двенадцатого  числа  текущего
месяца?
     - Да.
     - Доктор  Калверт  передавал  вам  какие-либо  предметы  двенадцатого
числа?
     - Да.
     - Что это были за предметы?
     - Две пули.
     - И что вы сделали с этими пулями, мистер Редфилд?
     - Поместил их в пробирку, запечатал  пробирку  и  маркировал  ее  для
идентификации. Затем я запер пробирку в сейфе у себя в кабинете.
     - Вы сравнивали эти пули с пулями, полученными во время эксперимента?
     - Не двенадцатого числа.
     - А когда?
     - Позднее мне передали револьвер и велели сравнить имеющиеся  пули  с
пулями, выпущенными из того револьвера во время эксперимента.
     - И что это был за револьвер?
     - Системы "Смит и Вессон" со стволом длиной два с половиной дюйма.
     - Вы знаете его номер?
     - Да. Сто тридцать три триста сорок семь.
     - У вас с собой этот револьвер?
     - Да.
     - Представьте его, пожалуйста.
     Редфилд опустил руку в портфель и достал револьвер.
     - Я прошу приобщить этот револьвер к делу в качестве  доказательства,
- обратился Фразер к судье.
     -   Револьвер   приобщается   к   делу   в   качестве   вещественного
доказательства "Б" со стороны обвинения, - постановил судья Кейзер.
     - Итак, вы получили две пули от доктора Калверта. У вас с  собой  эти
пули?
     - Я только что передал их вам.
     - Вот они. Это те же самые пули, что дал вам доктор Калверт?
     - Те же самые.
     - Откуда вы знаете?
     - Они находились у меня с тех пор, как мне дал их доктор Калверт.
     - Они все время оставались в пробирке?
     - Нет, сэр. Я  время  от  времени  доставал  их  из  пробирки,  чтобы
провести сравнения и сделать фотографии.
     - Пули какое-то время находились не у вас?
     - Нет, сэр. Они находились у меня  с  тех  пор,  как  доктор  Калверт
передал их мне, и до тех пор, как я отдал их вам несколько минут назад.
     - Я  прошу  приобщить  эти  пули  к  делу  в  качестве  вещественного
доказательства "В" со стороны обвинения, - обратился Фразер к судье.
     - Обе пули как одно вещественное доказательство? - уточнил Мейсон.
     - Они находятся в одной пробирке.
     - Я предлагаю приобщить их к делу, как  отдельные  доказательства,  -
заявил Мейсон. - Я вижу,  что  одна  пуля  несколько  сплющена,  очевидно,
потому, что ударилась о что-то твердое. Удар  определенно  происходил  под
углом, и стороны пули оказались несколько  деформированы.  У  второй  пули
никаких изменений формы не наблюдается. Я предлагаю  приобщить  сплющенную
пулю  к  делу,  как  вещественное  доказательство  "В-один"   со   стороны
обвинения, а неиспорченную пулю - как вещественное доказательство "В-два".
Для ускорения ведения судебного процесса, я сразу же заявляю, что согласен
на приобщение этих пуль  к  делу  в  качестве  доказательства  со  стороны
обвинения.
     - Прекрасно. Пули приобщаются к делу, как вещественные доказательства
"В-один" и "В-два"  со  стороны  обвинения,  -  сказал  Фразер.  Он  снова
повернулся к свидетелю: - Вы сделали несколько пробных выстрелов из  этого
револьвера, вещественного доказательства "Б" со стороны обвинения?
     - Да.
     - И сравнили пули, полученные в результате  эксперимента,  с  пулями,
приобщенными к делу в качестве вещественного доказательства "В" со стороны
обвинения?
     - Да.
     - И что вы обнаружили?
     - Пули выпущены из этого револьвера, - сообщил Редфилд.  -  Я  сделал
фотографию    через    микроскоп,    которая    показывает    определенные
характеристики.
     - Пожалуйста, представьте эту фотографию.
     Редфилд достал из портфеля снимок.
     -  Я  прошу  приобщить  эту  фотографию  к  делу,  как   вещественное
доказательство "Г" со стороны обвинения, - обратился Фразер к судье.
     - Никаких возражений, - сказал Мейсон.
     - Вы можете проводить перекрестный  допрос,  -  повернулся  Фразер  к
Мейсону.
     Редфилду уже неоднократно в прошлом приходилось  становиться  жертвой
перекрестного  допроса  Мейсона.  Он  медленно  повернулся  к  адвокату  и
осмотрел его оценивающим взглядом, потом  поудобнее  устроился  на  стуле,
предназначенном для свидетелей. По его лицу сразу же становилось  понятно,
что он намерен взвешенно отвечать  на  каждый  вопрос,  чтобы  не  попасть
впросак и не сделать лишних признаний.
     - Вы представили только одну фотографию, - заметил Мейсон, -  однако,
к делу приобщены две пули.
     - На фотографии изображена пуля, приобщенная к делу, как вещественное
доказательство  "В-2",  -  сообщил  Редфилд.  -  Так   как   вторая   пуля
деформирована, в данном случае  было  бы  значительно  сложнее  сравнивать
бороздки. Я не фотографировал деформированную пулю.
     - И вы абсолютно уверены в том,  что  пули  выпущены  из  револьвера,
приобщенного к делу в качестве вещественного доказательства "Б" со стороны
обвинения?
     -  Да...  Минутку.   Я   не   производил   тщательного   исследования
деформированной пули. Я обследовал неповрежденную пулю  и  сфотографировал
ее. Нет никаких сомнений: она выпущена из револьвера, приобщенного к  делу
в качестве доказательства "Б".
     - Вы предположили, что обе пули выпущены из одного револьвера?
     - Совершенно верно.
     - Но вы это не проверяли?
     -  Я  не  проверял  деформированную  пулю  также  тщательно,  как   и
недеформированную.
     - Так вы проверяли ее или нет?
     - Минутку, мистер Мейсон. Если уж вы хотите быть абсолютно точным,  я
не могу поклясться, что я тщательнейшим образом исследовал обе эти пули. Я
проверил неповрежденную пулю,  а  что  касается  деформированной  пули,  я
определил, что она одного калибра с другой  пулей,  имеет  тот  же  вес  и
выпущена из револьвера системы "Смит и Вессон". Подобное  довольно  просто
определяется. Однако, что  касается  бороздок,  оставленных  на  пулях,  я
исследовал   только    пулю,    идентифицированную,    как    вещественное
доказательство "В-2" со стороны обвинения.
     - Мистер Мейсон, -  обратился  к  адвокату  защиты  судья  Кейзер,  -
давайте будем реалистичны. Поднятый вами вопрос имеет какое-то значение?
     - Нет, Ваша Честь, - закричал Фразер. - Это очередной маневр адвоката
защиты, которыми он так прославился.
     - Я могу выступить? - тихим голосом спросил Мейсон.
     - Конечно, - ответил судья Кейзер. - Мой вопрос адресован вам.
     - Я считаю,  что  это  _ч_р_е_з_в_ы_ч_а_й_н_о_  важный  момент,  Ваша
Честь. Я надеюсь доказать, что, если пулю из  револьвера,  приобщенного  к
делу в качестве доказательства, выпустили  в  тело  Надин  Эллис,  то  уже
п_о_с_л_е_  того, как Надин Эллис была мертва. Моей  клиентке  предъявлено
обвинение в убийстве. Убийство - это незаконное лишение человека  жизни  с
заранее обдуманным злым умыслом. Если пулю из этого револьвера выпустили в
тело Надин Эллис после  того,  как  она  была  мертва,  то  моя  клиентка,
бесспорно,  невиновна  в  убийстве.  Доказательства,   в   таком   случае,
показывают, что она выпустила пулю в мертвое тело.
     - Чушь, - с чувством воскликнул заместитель окружного прокурора. - На
предварительном слушании от нас требуется лишь доказать, что  Надин  Эллис
убили, и что  пули,  извлеченные  из  ее  тела,  выпущены  из  револьвера,
найденного у обвиняемой.
     - Пока доказано, что только одна пуля, - заметил Мейсон.
     -  Я  согласен,  что  эксперту  по  баллистике  Александру   Редфилду
следовало идентифицировать обе пули, - признал Фразер. - Однако,  одна  из
них оказалась деформирована, но поскольку, очевидно, что они  выпущены  из
одного револьвера, он  ограничился  тщательным  исследованием  лишь  одной
пули.  Так  как  на  предварительном  слушании  от  нас  требуется  только
показать, что совершено преступление и есть достаточно оснований полагать,
что его совершила обвиняемая, мы готовы приобщить к делу этот револьвер  и
одну пулю, тщательно исследованную экспертом  по  баллистике,  и  на  этом
закончить объяснение нашей версии.
     - Минутку, - сказал судья  Кейзер.  -  При  обычных  обстоятельствах,
насколько известно Суду, защита не  представляет  доказательств  во  время
предварительного слушания, а если и представляет, то Суд их не  учитывает,
если только эти доказательства не оправдывают  обвиняемого  безоговорочно.
Конфликтные  доказательства  следует  представлять  в  Высшем  Суде  перед
присяжными. Если обвинение подготовило версию, не опровергнутую надлежащим
образом данными показаниями, то  этого  достаточно  для  Суда.  Однако,  в
настоящем  случае  мы  столкнулись  с  ситуацией,  когда  молодой  женщине
придется провести в тюрьме довольно длительный период времени,  пока  дело
не  будет  передано  для  рассмотрения  в  Суд  Присяжных.  Пострадает  ее
репутация и она получит колоссальный моральный ущерб - рану, которая долго
не заживет. Настоящий  Суд  не  намерен  подвергать  эту  молодую  женщину
подобным испытаниям просто  потому,  что  технические  правила  проведения
предварительного слушания позволяют подобное. Если мистер Мейсон  заверяет
Суд, что он считает, что пуля была выпущена из револьвера, приобщенного  к
делу в качестве  вещественного  доказательства,  только  после  того,  как
наступила смерть, то Суд обязывает  мистера  Редфилда  провести  такое  же
тщательное исследование второй пули, как и первой, и  удостовериться,  что
она выпущена из того же револьвера.
     - У нас нет возражений, - заявил Фразер. - Однако,  я  хочу  обратить
внимание  Высокого  Суда,  что  это   приведет   только   к   отсрочке   и
дополнительной  популярности  адвоката,   благодаря   стараниям   газетных
репортеров, чего, кстати, и добивается мистер Мейсон.
     - Хватит, - перебил судья Мейсон. - Я не позволю защите  и  обвинению
переходить  на  личности.  А  если  вы,  господин  заместитель   окружного
прокурора, уж так обеспокоены этим  вопросом,  то  я  хочу  обратить  ваше
внимание на то, что вина за отсрочку ложится на ваши плечи. Доказательства
должны тщательнейшим образом исследоваться и  справедливо  представляться.
Мистер  Редфилд,  сколько  вам  потребуется   времени,   чтобы   осмотреть
деформированную пулю должным образом и  определить,  выпущена  ли  она  из
револьвера, приобщенного к делу в качестве доказательства "Б", или нет?
     Редфилд помедлил несколько секунд, а потом заявил:
     - Я сейчас работаю над очень срочным делом. Мне пришлось  прерваться,
чтобы  прийти  в  зал  суда  для  дачи  показаний.  Я   обещаю   закончить
исследование во второй половине  дня.  Боюсь,  что  раньше  мне  никак  не
успеть.
     - Слушание откладывается до половины четвертого, -  постановил  судья
Кейзер. - Пожалуйста, постарайтесь подготовить интересующую нас информацию
к этому времени, мистер Редфилд. Если вы не успеете, мы  отложим  слушание
до завтрашнего утра. Однако,  мне  хотелось  бы  закончить  с  этим  делом
сегодня. Я считаю, что вопрос с пулей  чрезвычайно  важен.  Мистер  Фразер
имеет достаточные доказательства того, что револьвер, приобщенный к делу в
качестве доказательства "Б" обнаружили у обвиняемой? В этом нет сомнений?
     - Никаких, Ваша честь, - ответил Фразер.
     - Слушание  откладывается  до  пятнадцати  часов  тридцати  минут,  -
объявил  судья  Кейзер.  -  Свидетель  Редфилд  вернется   в   зал   суда,
представители  сторон  и  обвиняемая  обязаны  присутствовать.  Обвиняемая
остается под стражей.
     Элен Робб схватила Мейсона за рукав.
     - Мистер Мейсон, как так... Они все сошли с ума! Я не  убивала  Надин
Эллис. Я вообще не стреляла ни из какого револьвера. Я...
     - Не открывайте рот, -  перебил  ее  Мейсон.  -  Не  делайте  никаких
заявлений. Не исключено, что газетные репортеры постараются что-то  у  вас
выудить. Полиция может снова начать вас допрашивать  об  этом  револьвере.
Молчите, не отвечайте ни на какие вопросы. И только не врите мне.
     - Я вам не вру.
     - Но врали.
     Она покачала головой.
     - Если кто-то и стрелял из этого револьвера в  Надин  Эллис,  то  это
произошло до того, как он оказался у меня.
     Мейсон внимательно посмотрел на молодую женщину.  Она  встретилась  с
ним взглядом.
     - Клянусь вам, - сказала Элен Робб.
     - Если вы мне  лжете,  то  ситуация  может  оказаться  гораздо  более
серьезной, чем вы предполагаете.
     Мейсон кивнул женщине-полицейскому, которая увела Элен  Робб.  Мейсон
вместе с Деллой Стрит вышел из зала суда.



                                    11

     Мейсон, Делла Стрит  и  Пол  Дрейк  отправились  в  небольшой  уютный
ресторанчик, где они обычно обедали, если в зале слушалось дело, в котором
участвовал Мейсон.
     - Я тебя не понимаю, Перри, - заявил Пол Дрейк. -  Я  тебе  с  самого
начала говорил, что твоя клиентка - не девочка в беленьком платьице  и  не
ангел, спустившийся с небес. Она определенно тебе наврала.
     - Все гораздо серьезнее, чем ты думаешь, Пол, - сказал Мейсон.
     - Что ты имеешь в виду?
     - Открою тебе один секрет, Пол.  Если  убийство  совершили  из  этого
револьвера, то я сам в нем замешан.
     - В чем? - не понял Дрейк.
     - В убийстве.
     - Ты?! - в неверии воскликнул сыщик.
     -  Это  можно  назвать  соучастием  после  события  преступления  или
сокрытием улик. Однако, я просто не  верю,  что  этот  револьвер  послужил
орудием убийства.
     - Но  ведь  послужил  же,  -  заметил  Дрейк.  -  Доказательства  это
подтверждают.
     По выражению лица Мейсона было понятно, что он  сконцентрировался  на
своих мыслях. Он не обратил внимания на слова Дрейка или даже  не  услышал
их.
     Сыщик повернулся к Делле Стрит и заметил:
     - Чего-то я не понимаю. Я неоднократно становился свидетелем, как  он
катается по тонкому льду, правда, не переступая рамок  закона,  но  таким,
как сейчас мне видеть его не приходилось.
     Делла Стрит покачала  головой,  предупреждая  Дрейка,  что  лучше  не
развивать эту тему.
     - А  что  стало  с  револьвером,  который  ты  мне  давал,  Перри?  -
поинтересовался Дрейк.  -  С  тем,  что  зарегистрирован  на  имя  Джорджа
Анклитаса.
     - Не задавай  лишних  вопросов,  Пол,  -  ответил  Мейсон.  -  Обедай
спокойно.
     Официант принес их заказы. Мейсон молча принялся за еду.
     - Спасибо за обед, Перри, - поблагодарил Дрейк, отодвигая тарелку.  -
Наши совместные посещения ресторанов иногда бывают и более веселыми.
     Мейсон что-то пробурчал себе под нос в ответ на слова детектива.
     - Пошел работать, - сказал Дрейк, вставая.
     Делла Стрит заботливо посмотрела на  Мейсона,  уже  собралась  что-то
сказать, но воздержалась.
     Словно прочитав ее мысли, адвокат произнес:
     - Я знаю, что ты волнуешься. Я думаю о  том,  не  подготовил  ли  нам
окружной прокурор хитрый капкан и не захожу ли я прямо  в  него?  Или  они
считают дело практически решенным и их ничто не беспокоит?
     Делла Стрит покачала головой:
     - У Гамильтона Бергера,  конечно,  есть  недостатки,  однако,  полным
дураком его не назовешь. Он  никогда  не  посчитает  практически  решенным
дело, где ты представляешь обвиняемую.
     - Однако, он отправил  этого  Донована  Фразера  одного  вести  дело.
Фразер молод, рвется в бой, но он еще  не  набрался  опыта  выступлений  в
суде. Он хочет заработать репутацию и ведет  себя  несколько  воинственно,
чем не грешит тот, кто уже лет пять занимается  судебной  практикой.  Меня
мучает вопрос: почему Гамильтон Бергер  послал  именно  этого,  неопытного
заместителя противостоять мне? У него есть  несколько  ветеранов  судебных
сражений, отличных юристов, прекрасно знающих свое дело.
     - А Фразер что, плохой юрист?
     - Думаю, что хороший, но суть-то в том, что у  него  практически  нет
опыта, а в  нашем  деле  есть  масса  вещей,  которые  приходят  только  с
практикой.
     - Именно поэтому ты считаешь, что Гамильтон  Бергер  подготовил  тебе
какую-то ловушку? - уточнила Делла Стрит.
     -  Это  одна  из  причин.  Больше  всего  меня  беспокоит   то,   что
подготавливая представление  своей  версии,  они,  кажется,  очень  многое
восприняли, как должное, а такое окружному прокурору не свойственно.
     - Объясни, пожалуйста, поподробнее, - попросила Делла Стрит.
     - Например, револьвер, который они обнаружили  у  Элен  Робб,  -  это
просто какой-то револьвер. Очевидно, они даже не  старались  выяснить,  на
чье имя он зарегистрирован. Мне такое просто не понятно.
     - Но они нашли его у Элен,  а  пули,  выпущенные  из  него  во  время
эксперимента, совпали, по крайней мере  с  одной  пулей,  из  трупа  Надин
Эллис. На месте окружного прокурора я  просто  пригласила  бы  кого-то  из
своих замов, кто свободен в настоящий момент, и заявила  ему:  "Вот  дело,
которое невозможно проиграть. Независимо от того,  что  противную  сторону
представляет Перри Мейсон, ничто не удержит судью от того, чтобы  передать
дело в Суд Присяжных на основании имеющихся доказательств".
     Мейсон кивнул.
     - Ну? - подбодрила Делла Стрит.
     -  Согласен,  однако,  у  меня  все  равно  есть  чувство,  что   они
подготовили какую-то ловушку. Трудно представить, чтобы  они  не  пытались
выяснить по заводскому номеру, кому принадлежит этот револьвер. А  если...
если они в состоянии доказать, что он находился у меня... Что тогда?
     - Ты в капкане, - ответила Делла Стрит.
     - Именно это я и думаю, - кивнул адвокат.
     - А, может, в таком  случае  лучше  изобразить  в  суде  справедливое
негодование,  заявить,  что  кто-то  соответствующим   образом   обработал
доказательства, подменил пули, убийство нельзя было совершить револьвером,
найденным у Элен Робб, потому что ты лично вручил ей этот револьвер  после
того, как она уже поднималась на борт яхты?
     - А мы-то откуда знаем, что после?
     - Но она... Понятно.
     - Другими словами, представим,  что  Элен  исключительно  хитра.  Она
пришла к нам в контору и рассказала байку о том, как отправилась на яхту в
поисках Надин Эллис, не  нашла  ее,  разругалась  с  Джорджем  Анклитасом,
покинула  "Большой  амбар",  обнаружила  револьвер  среди  своих  вещей  и
спросила у меня, что с ним делать. Тогда Надин Эллис еще оставалась  жива.
Эта версия и вызвала у меня симпатию. Потом Элен  отправилась  на  яхту  и
убила Надин Эллис.
     - Неужели она могла совершить подобное? - воскликнула Делла Стрит.  -
А время у нее было? Вспомни, она ведь практически все время находилась под
наблюдением, потому что ты велел Полу Дрейку послать к ней охранников.  Ты
считал, что ей угрожает опасность.
     - Я сейчас стараюсь воспроизвести все в памяти, - сообщил  Мейсон.  -
Оставался какой-то промежуток времени между тем моментом, как она вышла из
нашего офиса до того, как охранники заступили на работу. Она за это  время
успела бы съездить на яхту и пристрелить Надин Эллис.  Кто  она  -  хитрая
маленькая стервочка, пытающаяся меня использовать,  или  жертва  какого-то
дьявольского плана? А если кто-то ее подставляет, то как, черт побери, они
все это осуществили? Что известно Гамильтону Бергеру? Он  протягивает  мне
веревку, чтобы  я  сам  себе  накинул  петлю?  Каковы  мои  обязанности  в
сложившейся ситуации в виду того, что я должен представлять свою  клиентку
и не раскрывать доказательства, противоречащие ее интересам?
     - Список вопросов получается слишком длинным, - заметила Делла Стрит.
     - И очень многое зависит от того, удастся  ли  нам  найти  правильные
ответы.
     - Итак, что нам теперь делать?
     - Садимся в машину и отправляемся в любом направлении - туда, где нас
никто не узнает, не станет задавать вопросов, вручать повестки  о  явке  в
суд или  какие-нибудь  другие  документы  до  половины  четвертого.  Затем
возвращаемся во Дворец Правосудия и, чтобы там  ни  происходило,  пытаемся
затянуть слушание, чтобы не принимать никаких решений  пока  заседание  не
закроется. Тогда у нас останется время до  утра,  чтобы  разработать  план
действий.
     Делла Стрит кивнула и отодвинула стул.
     - А если, - добавил Мейсон, - когда мы вернемся в зал суда в половине
четвертого, мы застанем там мистера Гамильтона Бергера, то мы точно  будем
знать, что нам на самом деле подготовили капкан, а я в него попался.



                                    12

     Мейсон специально вошел в зал суда за несколько  секунд  до  половины
четвертого, и ни минутой раньше.
     Бейлиф, наблюдавший за стрелками  часов  и  уже  начавший  хмуриться,
нажал на кнопку, давая сигнал судье Кейзеру, что  все  готово  для  начала
слушания.
     Один из газетных репортеров подбежал к адвокату со словами:
     - Мистер Мейсон! Мистер Мейсон!..
     Бейлиф стукнул молоточком.
     - Встать! Суд идет.
     Мейсон проследовал  мимо  газетных  репортеров  и  остановился  перед
флагом Соединенных Штатов. Судья Кейзер занял свое место.
     - Суд хотел бы  разобраться  с  этим  делом  сегодня,  если  подобное
представляется  возможным,  -  заявил  судья  Кейзер.  -  Мистер   Редфилд
находится в зале и готов снова занять место дачи показаний?
     - Да, Ваша Честь, - ответил Фразер, поглядывая в сторону комнаты, где
свидетели обычно ждут вызова в зал суда.
     Дверь  отворилась  и  появился  Александр  Редфилд  в   сопровождении
окружного прокурора Гамильтона Бергера.
     Мейсон отметил про себя важность присутствия в суде Бергера,  однако,
его лицо не изменило выражения.
     Судья Кейзер страшно удивился.
     - Вы лично решили принять участие в деле, господин окружной прокурор?
- спросил он.
     - Да, Ваша Честь, - кивнул Гамильтон Бергер.
     Судья уже собрался было что-то сказать, однако передумал и повернулся
к Редфилду.
     - Мистер Редфилд, у вас была возможность исследовать  вторую  пулю  и
сравнить ее с пулями, полученными в результате эксперимента при  выстрелах
из револьвера, приобщенного к делу в качестве вещественного доказательства
"В" со стороны обвинения. С вашей точки зрения, как эксперта, выпущена  ли
вторая пуля из этого револьвера?
     - Нет, - заявил Александр Редфилд.
     Судья Кейзер не смог сдержать возгласа удивления:
     - Что?! - закричал он.
     Редфилд покачал головой.
     - Пуля выпущена не из этого оружия. Из  револьвера  системы  "Смит  и
Вессон" тридцать восьмого калибра, но не из того, что приобщен  к  делу  в
качестве доказательства "Б".
     - Но та, которую вы исследовали с самого начала,  выпущена  из  этого
револьвера?
     - Совершенно верно. Пуля, приобщенная к делу в качестве вещественного
доказательства "В-один", выпущена не из этого револьвера, а "В-два"  -  из
него. Следует учитывать, что мы сами присвоили пулям номера один и два,  и
эти номера использовались доктором  Калвертом  во  время  дачи  показаний.
Однако, номера один и два не означают, что пули обязательно попали в  тело
в такой последовательности. К сожалению, пуля, о  которой  доктор  Калверт
говорил, как о пуле номер  один,  приобщена  к  делу,  как  доказательство
"В-два", а пуля, о которой он говорил, как о пуле номер два,  приобщена  к
делу, как доказательство "В-один". Чтобы избежать дальнейшей  путаницы,  я
хотел бы ссылаться на них по тем номерам, по которым они приобщены к  делу
в качестве доказательств.
     Судья Кейзер провел рукой по  голове,  посмотрел  на  Бергера  сверху
вниз, а потом перевел взгляд на Мейсона.
     - Желает ли кто-то из представителей сторон выступить с заявлением?
     Мейсон покачал головой.
     - У нас нет заявлений  в  настоящий  момент,  Ваша  Честь,  -  сказал
Гамильтон Бергер.
     - Минутку, - произнес судья  Кейзер.  -  Давайте  будем  практичными,
господин  окружной   прокурор.   К   настоящему   моменту   доказательства
безошибочно показывают, что совершено преступление. Есть доказательства  -
или может, вернее сказать, были - подтверждающие, что обвиняемая виновна в
совершении этого преступления. То, что на утреннем  слушании  мы  называли
орудием убийства, найдено среди ее вещей. Однако, теперь мы столкнулись  с
весьма странными обстоятельствами. Из-за  того,  что  тело  обнаружили  по
прошествии значительного промежутка  времени  после  совершения  убийства,
труп начал разлагаться. В связи с этим для патологоанатома  представляется
невозможным определить, какая из пуль первой вошла в тело. И та, и  другая
пули могли послужить причиной смерти. Также патологоанатом не в  состоянии
зафиксировать интервал между вхождением  в  тело  первой  и  второй  пуль.
Адвокат  намекал  на  то,  что  он  намерен   строить   свою   защиту   на
предположении, что одна из пуль попала в  тело  значительно  позднее,  чем
другая, так что смерть могла наступить перед тем,  как  в  теле  оказалась
вторая пуля.
     - Я понимаю, Ваша Честь, - сказал Гамильтон Бергер.
     - Я предполагаю, что, с точки зрения обвинения, данный пункт является
несущественным, поскольку в настоящий момент дело  рассматривается  только
на предварительном слушании  и  имеется  достаточно  доказательств,  чтобы
связать  обвиняемую  с  совершением  преступления  и  передать  дело   для
рассмотрения в Суд Присяжных.  С  точки  зрения  закона  подобная  позиция
полностью оправдана. Однако, с практической точки зрения, Суду хотелось бы
прояснить этот момент. Это  неприятная  обязанность  Суда  передавать  для
рассмотрения  в  Суд  Присяжных  дело,  где  обвиняемой  является  молодая
женщина, зная, что промежуток между этими  двумя  процессами  ей  придется
провести в тюрьме, что, несомненно, оставит неизгладимый след. Поэтому Суд
хотел бы, по крайней  мере,  для  личного  сведения,  прояснить  ситуацию.
Однако, если обвинение настаивает, что мы обязаны немедленно передать дело
для рассмотрения в Суд Присяжных, мы будем вынуждены согласиться с мнением
окружной прокуратуры.
     Мейсон встал со своего места и почтительно обратился к судье Кейзеру:
     - Я надеюсь, Суд не  станет  препятствовать  защите  в  представлении
доказательств?
     - Конечно, нет, - ответил судья Кейзер, - однако, давайте реалистично
подходить к делу. С косвенными уликами,  имеющимися  у  нас,  револьвером,
который, по крайней мере, может  быть  орудием  убийства,  обнаруженным  у
обвиняемой,  вы   навряд   ли   вправе   утверждать,   что   доказательств
недостаточно, чтобы считать, что ваша клиентка совершила это преступление.
Независимо от того,  что  вы  намерены  представить,  перечисленного  мной
вполне хватит, чтобы передать дело на рассмотрение в Суд Присяжных.
     - Я не согласен, Ваша Честь, - заявил Мейсон.
     - Я хотел бы выступить по данному вопросу, - с достоинством  поднялся
со своего места Гамильтон Бергер.
     - Конечно, господин окружной прокурор, - согласился судья  Кейзер,  -
хотя, как мне кажется, теперь мы уже слушаем мистера Мейсона.
     - Мы еще не закончили с выдвижением нашей версии, -  сказал  окружной
прокурор. -  Мы  не  намерены  опираться  только  лишь  на  уже  имеющиеся
доказательства  и  на  предположения,  указанные   Судом.   Мы   планируем
представить еще кое-какие улики.
     - Правда? - удивился судья Кейзер.
     Гамильтон Бергер кивнул.
     Судья Кейзер откинулся назад на своем стуле.
     - Прекрасно. Суд с готовностью выслушает  то,  что  вы  намерены  нам
представить. Я надеялся, что еще какие-то доказательства будут  приведены.
Именно поэтому я откладывал заседание, чтобы выслушать  показания  мистера
Редфилда. Продолжайте, господин окружной прокурор.
     - Если  не  ошибаюсь,  мистер  Мейсон  проводил  перекрестный  допрос
свидетеля, - заметил Гамильтон Бергер.
     - Все правильно, - подтвердил судья Кейзер. - Мистер  Мейсон,  у  вас
есть еще вопросы к свидетелю?
     - Да, несколько.
     - В таком случае, - обратился к судье Гамильтон  Бергер,  -  я  прошу
Высокий Суд  разрешить  мистеру  Редфилду  временно  покинуть  место  дачи
показаний, чтобы пригласить другого свидетеля, который, как я предполагаю,
даст определенные показания касательно револьвера, приобщенного к  делу  в
качестве  вещественного  доказательства  "Б".  Таким  образом,  мы  сможем
прояснить ряд моментов. Эти показания мне хотелось бы  представить  именно
сегодня.
     - У меня нет  возражений,  -  заявил  Мейсон.  -  Я  также  предпочту
отложить перекрестный  допрос  мистера  Редфилда  до  того,  как  господин
окружной прокурор представит дополнительные доказательства.
     - Хорошо. Приглашайте своего следующего свидетеля, господин  окружной
прокурор, - приказал судья Кейзер.
     - Мистер Дарвин К. Гоури, - вызвал Гамильтон Бергер.
     Полицейский открыл дверь в комнату, в  которой  свидетели  дожидались
вызова в зал суда. Гоури вошел в зал.
     - Пройдите вперед и примите присягу, мистер Гоури, - велел  Гамильтон
Бергер.
     Гоури поднял правую руку.
     - На протяжении последних нескольких  лет  и  в  настоящее  время  вы
являетесь адвокатом, практикующим в судах нашего штата?
     - Совершенно верно.
     - Знакомы ли вы с Перри Мейсоном, адвокатом защиты?
     - Да.
     - Говорили ли вы с  мистером  Мейсоном  по  телефону  девятого  числа
текущего месяца?
     - Да.
     - Рассказывал  ли  вам  мистер  Мейсон  во  время  того  разговора  о
некоторых необычных решениях в делах об убийствах?
     - Да.
     - Передайте, пожалуйста, суть разговора, - попросил Гамильтон Бергер.
     - Минутку, - перебил судья Кейзер. -  Возражений  со  стороны  защиты
нет, однако, Суд не видит здесь ни какой связи со слушаемым делом.
     - Я намерен показать связь, - заявил Гамильтон Бергер.  -  Это  очень
важный момент версии обвинения.
     -  На  _п_р_е_д_в_а_р_и_т_е_л_ь_н_о_м_  слушании?  -  уточнил   судья
Кейзер.
     - Да,  Ваша  Честь,  -  подтвердил  окружной  прокурор.  -  Не  желая
переходить на личности, я, как один из тех, кто служит  правосудию,  готов
заявить, что в прошлом мне неоднократно  приходилось  сталкиваться  с  тем
фактом, что адвокат защиты выходил далеко за рамки  приличия,  представляя
клиентов, обвиненных в совершении каких-то  преступлений.  Я  сейчас  хочу
сообщить Высокому Суду, что  в  некоторых  из  тех  случаев  провелось  бы
должное расследование и были  бы  приняты  дисциплинарные  меры,  если  бы
только не происходили крайне драматичные и эффектные развития событий и не
выяснялось, что в совершениях преступлений  обвиняли  не  тех  людей.  При
указанных обстоятельствах,  мы  приходили  к  решению,  что  расследование
проводить не стоит.  Однако,  те  доказательства,  что  у  нас  имеются  в
настоящее время, показывают или, по крайней мере,  приводят  к  выводам  о
том, что произошло. Мы считаем эти доказательства  настолько  же  важными,
как и доказательства, связывающие обвиняемую с совершением преступления. Я
заявляю, что до того, как  мы  закончим  представление  доказательств,  мы
безошибочно покажем связь,  которая  вовлекает  адвоката  защиты,  не  как
адвоката, использующего неэтичные методы,  а  как  реального  сообщника  -
соучастника после события преступления.
     - Минутку, - перебил судья Кейзер. - Несомненно, что ваши слова будут
освещены в прессе и получат широкую огласку.  Суд  считает,  что  не  было
необходимости говорить подобное в настоящее время.
     - Я просто хотел, чтобы Высокий Суд уяснил мою  позицию,  -  возразил
Гамильтон Бергер.
     - Прекрасно. Заявление сделано и отменить его невозможно. Если бы Суд
догадался, что вы собираетесь сказать,  Суд  вмешался  бы  и  предотвратил
подобное.  Мы  спрашивали  вас  лишь  о   том,   относятся   ли   к   делу
доказательства, которые вы намерены представить.
     - Они имеют отношение к делу. Я просто хотел показать Высокому  Суду,
как мы планируем все связать.
     - Приступайте к представлению ваших доказательств, -  приказал  судья
Кейзер. - Однако, я предупреждаю вас, господин окружной  прокурор,  что  в
случае, если доказательства, о которых вы говорили, не дотянут  до  вашего
заявления,  мы  посчитаем  его  ненадлежащим  образом  действий  или  даже
неуважением к Суду.
     - Я прекрасно осознаю все возможные  варианты  развития  ситуации,  -
сообщил Гамильтон Бергер. - Я знал, что говорил. Я  очень  хорошо  подумал
перед тем, как выступить с подобным заявлением. Если я не докажу  то,  что
намерен, я готов ответить за неуважение к Суду.
     - Хорошо. Начинайте.
     Гамильтон Бергер повернулся к свидетелю.
     - Вы записывали разговор с Перри Мейсоном?
     - Да, сэр.
     - Почему?
     -  Потому  что  разговор  оказался  крайне  необычным  и  чрезвычайно
интересным для адвоката.
     - Передайте, пожалуйста, его суть.
     - Мистер Мейсон поведал мне о нескольких вопросах  права,  совершенно
нестандартных, которые ему приходилось время от времени изучать.
     - О каких конкретно вопросах права шла речь?
     - Тема всплыла потому, что мистер Мейсон подсказал моей клиентке, что
общее имущество супругов, проигранное  в  азартной  игре  одним  супругом,
может быть возвращено другим  супругом  и,  таким  образом,  восстановлена
общая собственность. Это очень  необычное  судебное  решение,  и  я  хотел
удостовериться, правильно ли я понял мистера Мейсона.
     - Вы говорили еще о чем-нибудь? - уточнил Гамильтон Бергер.
     - Да.
     - Пожалуйста, перескажите, о чем вы еще говорили?
     - Мистер Мейсон заверил меня, что я абсолютно правильно его понял,  и
подтвердил описанный им аспект права, а  именно  решение,  устанавливающее
удивительное трактование закона об азартных играх.
     - А потом?
     - Он сообщил мне, что у  него  имеется  целая  картотека,  в  которой
собраны необычные судебные решения.
     - Он говорил что-нибудь об убийствах?
     - Да. Неоднократно принимались  решения  о  том,  что,  если  человек
стреляет в жертву и полученное в  результате  ранение  обязательно  должно
привести к смерти, но до того, как смерть фактически наступает, появляется
второе лицо и тоже стреляет  в  жертву,  что  незамедлительно  приводит  к
смерти последней, то первый человек считается невиновным в убийстве.
     - Мистер Мейсон назвал вам номера решений?
     - Да. Я их записал, потому что информация мистера Мейсона меня  очень
заинтересовала.
     - Вы в состоянии сообщить нам время и дату разговора?
     - Да, потому что у меня  в  конторе  принято  записывать  номера,  по
которым я звоню, и продолжительность разговора.  Я  выяснил,  что  слишком
много консультирую клиентов по  телефону  и  не  взимаю  с  них  стоимость
разговора, а поэтому...
     - Нас это не касается, - перебил Гамильтон Бергер. - Я спрашиваю  вас
о точном времени и точной дате разговора с мистером Мейсоном. Вы ответили,
что в состоянии их назвать. Так сделайте это.
     - Я позвонил мистеру Мейсону в девять тридцать утром  девятого  числа
текущего месяца.
     - Пожалуйста,  перечислите  номера  решений,  которые  мистер  Мейсон
упомянул тогда, - попросил Гамильтон Бергер.
     - Дело по  обвинению  Демпси,  Восемьдесят  третий  Сборник  судебных
решений штата Арканзас, страница  восемьдесят  один,  Сто  второй  Сборник
судебных решений юго-западных штатов, страница  семьсот  четыре.  Дело  по
обвинению  Ах  Фата,  Сорок  восьмой  Сборник   судебных   решений   штата
Калифорния, страница шестьдесят один. Дело по  обвинению  Дюку,  Пятьдесят
шестой Сборник судебных решений штата Техас, страница двести четырнадцать,
Сто девятнадцатый сборник судебных решений юго-западных  штатов,  страница
шестьсот восемьдесят семь.
     - Вы можете проводить перекрестный  допрос,  -  повернулся  Гамильтон
Бергер к Мейсону.
     - Откуда вы знали, что разговариваете по  телефону  именно  со  мной,
мистер Гоури?
     - Я позвонил по номеру вашей конторы, я попросил  ответившую  женщину
соединить меня с мистером Мейсоном, и вы взяли трубку.
     - Вы узнали мой голос?
     - Тогда нет. До того момента я не слышал вашего голоса. С тех пор мне
приходилось слышать ваш голос, и я знаю, что именно вы разговаривали тогда
со мной пор телефону.
     - Вы не знаете, где я находился, когда отвечал вам - то есть, в  моем
личном кабинете, в приемной, в библиотеке?
     - Нет, сэр.
     - Вы не знаете, находился ли я тогда в одиночестве или вместе со мной
кто-то был?
     - Нет, сэр.
     - Это все. У меня больше нет вопросов, - объявил Мейсон.
     - Приглашайте своего следующего свидетеля, - обратился судья Кейзер к
Гамильтону Бергеру.
     - Мой следующий свидетель - лейтенант Трэгг.
     Лейтенант показался  из  комнаты,  где  свидетели  обычно  дожидаются
вызова в зал суда, и занял место дачи показаний.
     - Вы арестовали обвиняемую в четверг,  одиннадцатого  числа  текущего
месяца, господин лейтенант?
     - Да.
     - У вас был ордер на обыск?
     - Да.
     - Вы нашли у нее револьвер?
     - Да.
     - Опишите его, пожалуйста, - попросил Гамильтон Бергер.
     - Револьвер системы "Смит и Вессон", тридцать восьмого калибра, длина
ствола два с половиной дюйма, вороненая  сталь,  номер  сто  тридцать  три
триста сорок семь.
     -  Посмотрите,  пожалуйста,  вещественное  доказательство  "Б".   Вам
приходилось когда-либо раньше видеть этот револьвер?
     - Да. Именно его я обнаружил у обвиняемой.
     - Вы нашли у нее какие-либо бумаги?
     -   Да.   Заполненный   блокнот   для   стенографирования.   Я   умею
расшифровывать подобные записи. Там  говорилось  следующее:  "Убийство  не
доказать, если используются два револьвера и оба наносят смертельные раны,
но в разное время. Дело по обвинению Демпси,  Восемьдесят  третий  Сборник
судебных решений штата Арканзас, страница  восемьдесят  один,  Сто  второй
Сборник судебных решений юго-западных  штатов,  страница  семьсот  четыре.
Дело по обвинению Ах Фата, Сорок восьмой Сборник  судебных  решений  штата
Калифорния, страница шестьдесят один. Дело по  обвинению  Дюку,  Пятьдесят
шестой Сборник судебных решений штата Техас, страница двести четырнадцать,
Сто девятнадцатый сборник судебных решений юго-западных  штатов,  страница
шестьсот восемьдесят семь."
     -  Я  прошу  приобщить  этот   блокнот   в   качестве   вещественного
доказательства "Ж" со стороны обвинения, -  обратился  к  судье  Гамильтон
Бергер. - Я хочу оставить  буквы  "Д"  и  "Е"  для  других  доказательств,
связанных с оружием, такой порядок  кажется  мне  наиболее  правильным.  Я
вскоре покажу, что записи в блокноте сделаны почерком обвиняемой.
     - Никаких возражений, - сказал Мейсон.
     - Вы можете  проводить  перекрестный  допрос,  -  обратился  окружной
прокурор к адвокату.
     - У меня нет вопросов.
     -  Я  приглашаю  Лоринга  Кроудера  в  качестве   своего   следующего
свидетеля, - объявил Гамильтон Бергер.
     Снова открылась  дверь  в  комнату  для  свидетелей  и  в  зал  вошел
полноватый мужчина холеного  вида  лет  сорока.  Он  поднял  руку,  принял
присягу и занял место дачи свидетельских показаний.
     -  Вас  зовут  Лоринг  Кроудер,  -  начал  Гамильтон  Бергер.  -   Вы
занимаетесь розничной торговлей спиртными напитками, не так ли?
     - Совершенно верно.
     - Посмотрите, пожалуйста, на револьвер,  вещественное  доказательство
"Б" со стороны обвинения, номер сто тридцать  три  триста  сорок  семь,  -
попросил окружной прокурор. - Вам доводилось видеть его когда-либо раньше?
     Кроудер взял револьвер в руки, повертел, взглянул на него и спросил:
     - Я могу заглянуть в свою записную книжку?
     - Да, если вы  вначале  объясните  нам  зачем,  -  ответил  Гамильтон
Бергер.
     - Я заносил в свою записную книжку номер револьвера, купленного  мной
в магазине "Военное снаряжение и спортовары" в Валливью.
     - Проверьте номер по записной книжке, - велел окружной прокурор.
     Кроудер достал книжку из кармана и сверил  номер  оружия  с  номером,
записанным в ней.
     - Это тот револьвер, - сообщил он. - Я купил его  в  упомянутом  мной
месте где-то два с половиной года  назад,  чтобы  держать  его  у  себя  в
магазине.
     - Что вы с ним сделали?
     - Примерно год назад отдал другу.
     - Назовите его имя.
     - Джорджу Спенсеру Рейнджеру. У мистера Рейнджера  возникли  проблемы
с...
     - Нас это не интересует, -  перебил  Гамильтон  Бергер.  -  Я  просто
пытаюсь выяснить, кому принадлежит револьвер и у кого он  хранился.  Итак,
вы передали его Джорджу Спенсеру Рейнджеру?
     - Именно так.
     - Это был подарок или вы предоставили его только на какое-то время?
     - Только на время.
     - Мистер Рейнджер вернул вам револьвер?
     - Нет, сэр. Он сообщил мне, что отдал его...
     - Неважно, что он вам сообщил. Это показания с чужих слов, -  перебил
Гамильтон Бергер. - Я спросил, вернул ли он вам оружие?
     - Нет, сэр.
     - Это все, - объявил окружной прокурор.  -  Вы  можете  приступать  к
перекрестному допросу, мистер Мейсон.
     - У меня нет вопросов.
     - Я хотел бы пригласить Джорджа Спенсер Рейнджера в  качестве  своего
следующего свидетеля, - сказал Гамильтон Бергер.
     Из комнаты свидетелей в зал вошел высокий худой мужчина лет сорока, с
копной темных волос и густыми черными бровями.
     - Пожалуйста, поднимите правую руку и примите  присягу,  -  обратился
Гамильтон Бергер к Рейнджеру.
     Джордж Спенсер Рейнджер продиктовал секретарю суда свое полное имя  и
адрес, занял место дачи показаний и повернулся к судье Кейзеру.
     - Я хочу сделать заявление о том, что  нахожусь  здесь  против  своей
воли. Полицейский вручил мне повестку о явке в суд и насильно доставил под
стражей  во  Дворец  Правосудия.  У  меня  нет  никакого  желания   давать
показания.
     - В настоящее время это не  играет  никакой  роли,  -  ответил  судья
Кейзер. - Вас привезли сюда потому, что ваше  присутствие  необходимо  для
решения дела. Вы здесь в качестве свидетеля. Ваш гражданский долг  -  дать
показания.
     - Я  обращаю  внимание  Высокого  Суда  на  то,  что  этот  свидетель
враждебно настроен, - заявил Гамильтон Бергер.  -  Мне  придется  задавать
наводящие вопросы.
     - Начинайте допрос, - велел судья Кейзер. -  Мы  определим  отношение
этого свидетеля и необходимость наводящих  вопросов  по  мере  продвижения
вперед и поступления возражений противной стороны.
     - Вы знакомы с Лорингом  Кроудером?  -  спросил  Рейнджера  Гамильтон
Бергер.
     - Да, сэр.
     - Давал ли вам Лоринг  Кроудер  револьвер  системы  "Смит  и  Вессон"
какое-то время тому назад?
     Свидетель подумал, а потом кивнул:
     - Да.
     - Вы вернули этот револьвер мистеру Кроудеру?
     - Нет.
     - Где он сейчас находится?
     - Я не знаю.
     - Что вы с ним сделали?
     - Я... отдал его.
     - Кому?
     - Мой адвокат сказал, что будет лучше, если  я  оставлю  револьвер  у
него.
     - Кто ваш адвокат?
     Свидетель колебался.
     - Кто? - настаивал Гамильтон Бергер.  -  Это  несложно  проверить  по
протоколам судебных заседаний. Перри Мейсон, не так ли?
     - Да.
     - А теперь, пожалуйста, посмотрите на вещественное доказательство "Б"
со стороны обвинения -  револьвер  системы  "Смит  и  Вессон",  номер  сто
тридцать три триста сорок семь. Это именно тот револьвер?
     - Я не знаю, - ответил Рейнджер, только бегло взглянув на револьвер.
     - Внимательно  посмотрите  на  него,  -  велел  Гамильтон  Бергер.  -
Покрутите в руках.
     Свидетель протянул руку, взял револьвер, изучил его, а  потом  вернул
Гамильтону Бергеру со словами:
     - Я все равно не знаю.
     - Хорошо, я по-иному сформулирую вопрос, - снова заговорил  Гамильтон
Бергер. - Вы получили какой-то револьвер у Лоринга Кроудера?
     - Да.
     - И  вы  передали  полученный  у  Лоринга  Кроудера  револьвер  Перри
Мейсону?
     - Да.
     - Давно?
     - Месяцев шесть назад, когда решалось мое дело.
     - Перри Мейсон вернул его вам?
     - Нет.
     - Вы в последний раз видели тот револьвер, когда передавали его Перри
Мейсону?
     - Да.
     - И вы передали  ему  тот  же  револьвер,  что  получили  от  Лоринга
Кроудера?
     - Да.
     - В револьвере, который вы только что держали в руках, есть что-либо,
что отличает его от того револьвера, что вам передал Лоринг Кроудер?
     - Я не помню. Я не помню, как выглядел тот револьвер.
     - Это может быть тот же револьвер?
     - Да.
     - Я закончил с этим  свидетелем,  -  повернулся  Гамильтон  Бергер  к
Мейсону.
     - У меня нет вопросов.
     - А теперь  я  хотел  бы  пригласить  мистера  Хелмана  Эллиса,  мужа
погибшей, - объявил окружной прокурор.
     Снова открылась дверь комнаты  свидетелей  и  в  зале  суда  появился
Хелман Эллис.
     Он посмотрел на Элен Робб, быстро отвел глаза, принял присягу и занял
место дачи свидетельских показаний.
     - Вас зовут Хелман Эллис? - обратился к свидетелю Гамильтон Бергер. -
Вы были мужем Надин Эллис? Она была вашей женой на момент смерти?
     - Да.
     - Вы являетесь владельцем яхты  "Гладиатор",  на  которой  обнаружили
труп Надин Эллис?
     - Да.
     - Когда вы в последний раз видели свою жену живой?
     - Очень бегло ранним утром в среду, десятого числа текущего месяца.
     - Где она находилась?
     - У нас дома. А потом я в последний раз увидел ее в машине.
     - Где?
     - У нас дома, в Ровене, в гараже.
     - Вы разговаривали с ней?
     - Совсем чуть-чуть.
     - Передайте, пожалуйста, суть разговора.
     - Я сказал, что хочу объяснить ей определенные  вещи.  Она  ответила,
что никакие объяснения не  помогут,  ситуация  дошла  до  той  точки,  где
разговоры уже ни к чему не приведут.
     - А потом?
     - Я попытался с ней все уладить, но понял, что ничего не  получается.
Я старался отобрать у нее револьвер. Она заявила, что намерена  развестись
со мной.
     - В какое время происходил разговор?
     - Еще не было шести.
     - Объясните, пожалуйста,  сложившуюся  к  тому  моменту  ситуацию,  -
попросил Гамильтон Бергер.
     - В предыдущий вечер, то есть во вторник, я планировал отправиться  в
круиз на нашей яхте. Надин собиралась сопровождать  меня.  Мы  поругались.
Она направила на меня револьвер и оставила меня на  яхте.  Надин  заявила,
что едет в Аризону, чтобы убить "мою любовницу". Я сумел попасть на  берег
только в половине десятого. После того, как я  предупредил  Элен  Робб,  я
отправился домой и тихо вошел. Я лег спать на диван,  не  раздеваясь.  Моя
жена своим ключом открыла дверь и появилась в доме примерно  без  четверти
шесть утра. Она ездила на нашей машине. Она оставила двигатель работающим,
пока за чем-то заходила в свою комнату. Я последовал за ней к машине.  Она
заявила, что я попытался убедить ее в том, что "моя любовница", обвиняемая
по этому делу, отправилась в Аризону, с единственной целью сбить Надин  со
следа. Надин сказала, что теперь знает, где в это  время  находилась  Элен
Робб. Она обвинила меня в том, что я  провел  ночь  вместе  с  обвиняемой.
Надин утверждала, что Элен Робб отправилась на нашу яхту,  считая,  что  я
там. Надин  планировала  побить  Элен  Робб  рукояткой  револьвера,  чтобы
навсегда изуродовать ее.
     - Что вы ответили вашей жене?
     - Ничего. Я никогда не встречался с обвиняемой на нашей яхте. Я знал,
что моя жена пошла по ложному следу и не на того человека обрушивает  свой
гнев. Я позволил ей уехать, потому  что  решил,  что  она,  скорее  всего,
успокоится и поймет, что ошибалась. Она также заявила мне, что  собирается
пригласить специалиста по дактилоскопии, чтобы снять отпечатки  пальцев  в
каюте на яхте и выяснить, появлялась ли там  обвиняемая.  Так  как  я  был
уверен, что там нет никаких отпечатков обвиняемой, я  подумал,  что  лучше
дать моей жене сделать то, что она задумала. Таким образом, она  убедилась
бы, что ее подозрения безосновательны.
     - Что произошло дальше?
     - Надин уехала.
     - Она направлялась на вашу яхту?
     - Да.
     - Вы больше не видели ее живой?
     - Нет.
     - Вы можете проводить  перекрестный  допрос,  -  обратился  Гамильтон
Бергер к Мейсону.
     - Позднее в среду вы заходили ко мне в контору? - начал Мейсон.
     - Да.
     - И рассказали мне о стычке на яхте?
     - Да.
     - И о последующей встрече с вашей женой?
     - Да.
     - У меня все, - объявил Мейсон.
     - Минутку, - сказал Гамильтон Бергер. - Я хочу задать  еще  несколько
вопросов. - Окружной  прокурор  встал  со  своего  места  и  повернулся  к
свидетелю. - Вы искали свою яхту позднее, в среду, десятого числа?
     - Да.
     - В какое время?
     - Около полудня.
     - Она стояла на своем обычном месте у причала?
     - Нет, сэр. Ее там не было.
     - Когда вы видели ее в следующий раз?
     - Когда ее привезли назад на буксире.
     - Где вы в следующий раз видели свою жену?
     - В морге.
     - А теперь посмотрите, пожалуйста, на револьвер,  найденный  рядом  с
рукой вашей жены, когда ее тело обнаружили на яхте.  Внешне  он  идентичен
револьверу, приобщенному к делу в  качестве  вещественного  доказательства
"Б" со стороны обвинения, номер сто тридцать три триста сорок семь. Мне не
нравится ссылаться на эти револьверы по номерам, поэтому я  буду  называть
револьвер, найденный в каюте у вас на яхте, "револьвер Эллиса", потому что
вы, как я думаю, признаете, что являлись его владельцем.
     - Да, сэр. Этот револьвер дал мне Джордж Анклитас, -  сообщил  Хелман
Эллис.
     - Что вы с ним сделали? Вы носили его при себе?
     - Нет, сэр. Я держал его на борту яхты для защиты.
     - Ваша жена знала, что он там хранится?
     - Да.
     - Где он обычно лежал?
     - В одном из ящичков в каюте.
     - Вам известно, находился ли он у вашей жены во вторник? Вы  имели  в
виду этот револьвер, когда говорили о том, что ваша жена направила на  вас
оружие?
     - Да, сэр.
     - Я прошу  отметить  этот  револьвер  для  идентификации  в  качестве
вещественного  доказательства  "Д"  со  стороны  обвинения,  -   обратился
Гамильтон Бергер к судье Кейзеру. - В настоящий момент  мы  не  предлагаем
приобщить его к делу в качестве вещественного доказательства,  потому  что
вначале необходимо провести  его  точную  идентификацию,  как  револьвера,
найденного в каюте яхты "Гладиатор".
     - Хорошо. Револьвер только отмечается для идентификации, - постановил
судья Кейзер.
     - В настоящее время, как мне кажется, у меня больше нет  вопросов,  -
заявил Гамильтон Бергер. - Однако, я вижу, что приближается время закрытия
судебного заседания. В зале  находится  мой  следующий  свидетель,  Джордж
Анклитас. Ему вручили повестку о  явке  в  суд.  Он  -  бизнесмен,  хозяин
предприятия  в  Ровене,  которое  включает  в  себя  несколько  заведений,
подчиняющихся одному руководству - мотель, пруд с форелью, бассейн, ночной
клуб и салон, где ведется  игра  в  азартные  игры,  разрешенные  законом.
Мистеру Анклитасу сложно выкроить время, чтобы оставить  дела.  Поэтому  я
прошу позволения у Высокого Суда  пригласить  в  настоящее  время  мистера
Анклитаса занять место дачи показаний, а мистера Хелмана  Эллиса  покинуть
свидетельскую ложу. Показания мистера Анклитаса не отнимут много  времени.
Таким образом, он освободится сегодня,  и  ему  не  придется  возвращаться
завтра в зал суда.
     Судья Кейзер вопросительно посмотрел на Мейсона.
     - У защиты есть какие-нибудь возражения? - поинтересовался он.
     - Никаких, - ответил Мейсон. - Я согласен.
     - В таком случае я приглашаю  Джорджа  Анклитаса  занять  место  дачи
показаний, - объявил Гамильтон Бергер.
     Открылась дверь в комнату для свидетелей и Джордж Анклитас  показался
в зале.
     Покинувший свидетельскую ложу Хелман Эллис ободряюще  улыбнулся  Элен
Робб, проходя мимо того места, где она сидела рядом с Мейсоном.
     Джордж Анклитас высоко держал голову. Он прошел в свидетельскую ложу,
словно солдат на параде, повернулся чуть ли не по-военному, поднял  правую
руку, принял присягу и опустился на стул.
     - Вас  зовут  Джордж  Анклитас?  Вы  являетесь  одним  из  владельцев
"Большого амбара" в Ровене, не так ли? - обратился к  свидетелю  Гамильтон
Бергер.
     - Да, сэр.
     - Вы знакомы с обвиняемой?
     - Да, сэр.
     - Она у вас работала?
     - Да, сэр.
     - Как долго?
     - Где-то четыре или пять месяцев.
     - В чем заключались ее обязанности?
     -  Она  пела  песни,  продавала  сигары  и  сигареты  и,   в   случае
необходимости, выполняла еще какие-то мелкие поручения.
     - Когда она прекратила у вас работать?
     - Вечером девятого.
     - Почему?
     - Я ее уволил.
     - Почему?
     - Это только предварительное слушание, - заметил судья Кейзер. - Если
вы не свяжете то, о чем сейчас спрашиваете свидетеля, я не вижу,  как  эти
показания относятся к делу, в особенности в виду того, что в ответе  может
присутствовать оценка обвиняемой враждебно настроенным свидетелем.
     - Эти показания относятся к делу, - возразил Гамильтон Бергер. - И  я
намерен связать их в дальнейшем, Ваша Честь.
     - У защиты нет возражений, - поднялся со своего места Мейсон. - Пусть
свидетель отвечает.
     - Отвечайте, - велел Гамильтон Бергер.
     - Она принесла моему заведению скандальную  известность.  Она  завела
роман с Хелманом Эллисом, а миссис Эллис собралась...
     - Минутку,  минутку,  -  перебил  судья  Кейзер.  -  Это  определенно
показания, основанные на слухах.
     -  Я  думаю,  что  это  выводы  свидетеля,   основанные   на   личных
наблюдениях, - заметил Гамильтон Бергер.
     - Я все равно считаю, что это  показания,  основанные  на  слухах,  -
настаивал судья Кейзер. - Сейчас я сам намерен  задать  мистеру  Анклитасу
несколько вопросов. Откуда вам известно, что  обвиняемая  завела  роман  с
Хелманом Эллисом?
     - Потому что я их поймал.
     - Вы их поймали? - переспросил судья Кейзер.
     - Ну, они обнимались.
     - А почему вы утверждаете, что об этом знала миссис Эллис?
     - Потому что она устроила сцену обвиняемой.
     - Вы при ней присутствовали?
     - Да.
     Судья Кейзер удивленно посмотрел на Мейсона.
     - Хорошо, - наконец сказал судья, хмуря лоб. - Продолжайте,  господин
окружной прокурор.
     - Вы давали револьвер Хелману Эллису?
     - Да.
     - Какой?
     - Системы "Смит и Вессон", тридцать восьмого калибра, с длиной ствола
два с половиной дюйма.
     - Посмотрите, пожалуйста, на револьвер, отмеченный для идентификации,
как  вещественное  доказательство  "Д"  со  стороны  обвинения.  Это   тот
револьвер?
     Анклитас взглянул на револьвер и ответил:
     - Да.
     - Как давно вы дали оружие Хелману Эллису?
     - Примерно шесть недель назад.
     - Вы можете проводить  перекрестный  допрос,  -  обратился  Гамильтон
Бергер к Мейсону.
     - Перед тем, как переходить к перекрестному допросу,  Ваша  Честь,  -
сказал Мейсон, - мне хотелось бы  выяснить,  делались  ли  из  револьвера,
отмеченного для идентификации,  как  вещественное  доказательство  "Д"  со
стороны обвинения, пробные выстрелы и сравнивались ли  полученные  пули  с
пулей номер один один, послужившей причиной смерти и извлеченной  из  тела
погибшей?
     - Логичный вопрос, - заметил судья Кейзер и повернулся  к  Гамильтону
Бергеру. - Их сравнивали, господин окружной прокурор?
     - Конечно, нет, - резким тоном ответил Гамильтон Бергер.
     - Почему нет? - поинтересовался судья.
     - А с какой стати? Из этого револьвера, доказательства "Д",  стреляли
в нападавшего. Пуля, вылетевшая  из  него,  засела  в  деревянной  обшивке
каюты. Из него выстрелили лишь один раз.
     - Тем  не  менее,  в  виду  того,  что  теперь  у  нас  имеется  одна
необъясненная пуля, - заговорил судья Кейзер, - поскольку  пока  мы  не  в
состоянии утверждать, из какого револьвера она  выпущена,  я  считаю,  что
этот револьвер необходимо передать в  Отдел  баллистики.  Вы  должны  были
сделать это, как само собой разумеющееся.
     - В то время мы считали, что обе пули, обнаруженные в теле  погибшей,
выпущены   из   револьвера,   найденного   у   обвиняемой,   вещественного
доказательства "Б", - попытался оправдаться Гамильтон Бергер.
     - Я понимаю, - кивнул судья Кейзер,  -  однако,  теперь,  несомненно,
следует провести сравнение пуль из этого револьвера, доказательства "Д", с
неопознанной пулей, той, что оказалась несколько деформирована.
     - Да, Ваша Честь.
     - Очевидно, нам не удастся до конца разобраться с этим делом сегодня.
Я прошу Отдел баллистики провести необходимые эксперименты и сравнить пули
до начала завтрашнего заседания, - заявил судья Кейзер.
     - Да, Ваша Честь.
     - А теперь приступайте к  перекрестному  допросу,  мистер  Мейсон,  -
приказал судья Кейзер.
     - У вас произошла стычка с обвиняемой перед тем, как вы ее уволили? -
обратился Мейсон к свидетелю.
     - Я не знаю, что вы имеете в виду  под  словом  "стычка",  -  ответил
Джордж Анклитас. - Она меня атаковала.
     - Каким образом?
     - Пыталась меня ударить и поцарапать.
     - И вы ударили ее?
     - Я защищался.
     - И вы ударили ее?
     - Я говорю вам, что защищался.
     - И вы ударили ее?
     - Что мне оставалось делать? Позволить ей поцарапать  мое  лицо?  Мне
это совсем ни к чему.
     - И вы ударили ее?
     - Ладно, я ударил ее! - заорал Джордж Анклитас.
     - Спасибо, - спокойно сказал Мейсон. -  Насколько  мне  известно,  вы
ударили ее в глаз, не так ли?
     - Я не знаю, куда. Врезал ей один раз.
     - Вы видели у нее синяк под глазом?
     - Видел.
     - И вам предъявлен иск на сумму семь с половиной  тысяч  долларов  за
нанесение физического и морального ущерба в связи  с  этим  нападением  на
обвиняемую?
     - Я возражаю, Ваша Честь, - встал со своего места Гамильтон Бергер. -
Перекрестный  допрос  ведется  не  должным  образом.  Это   несущественно,
недопустимо в качестве доказательства и не имеет отношения к делу.
     Явно  заинтересовавшийся  судья  Кейзер   склонился   вперед,   чтобы
повнимательнее рассмотреть Джорджа Анклитаса.
     - Возражение отклоняется, - решил он. - Это показывает пристрастность
свидетеля.
     - Отвечайте на вопрос, - приказал Мейсон.
     - Да, мне предъявлен иск. Иск может предъявить любой адвокат. Но  она
еще ничего не получила и не получит.
     - И вы намерены сделать все возможное, чтобы она ничего не получила?
     - Вы абсолютно правы. Вы подготовили этот иск с  единственной  целью,
мистер Мейсон, вы надеялись, что я пойду на компромисс.  У  меня  для  вас
новость: вы не получите ни цента.
     - И поэтому я вам не нравлюсь? - уточнил Мейсон.
     - Раз уж вы задали этот вопрос, а я нахожусь под присягой, я  заявляю
вам, что терпеть вас не могу. Я вас ненавижу до мозга костей.
     - Вы только раз взглянули на револьвер  и  дали  показания,  что  это
именно тот револьвер, который вы  подарили  Хелману  Эллису,  -  продолжил
Мейсон.
     - Все правильно.
     - Вы не смотрели на номер оружия?
     - Мне это не требуется. Я знаю этот револьвер.
     - Что вы о нем знаете?
     - Мой партнер купил четыре револьвера, - объяснил Джордж Анклитас.  -
Все сразу. В магазине "Охота и рыболовство" в Ровене. Он принес их  в  наш
ночной клуб и передал мне.
     - Вы знаете их номера?
     - Зачем мне их номера? -  высокомерно  спросил  Анклитас.  -  Еще  не
хватало, чтобы я держал в голове их номера.
     - Все револьверы одинаковые?
     - Да. Мы сделали специальный заказ.
     - А ваш партнер отправился в магазин и забрал их?
     - Я сделал заказ, потом мне позвонил владелец магазина и сообщил, что
револьверы присланы. Я послал за ними Хитреца Маркуса.
     - Все четыре револьвера выглядят одинаково?
     - Да.
     - Тогда как вы можете утверждать, что это тот револьвер,  который  вы
передали Хелману Эллису? Каким образом вы отличаете его от трех остальных,
не взглянув на номер?
     - Потому что я знаю этот револьвер.
     - Что вы о нем знаете? Какие у него отличительные черты?  Что  именно
отличает его от других револьверов? - настаивал Мейсон.
     - Например, у этого револьвера у дула имеется небольшая царапина.
     - Что-то еще?
     - Не думаю.
     - Где находятся еще три револьвера?
     - У меня.
     - Где у вас?
     - Естественно, там, где я работаю. Я не ношу их  с  собой  -  один  в
кармане  брюк,  другой  -  в  кармане  пиджака,  -  саркастически  заметил
Анклитас.
     - Как я вижу, приближается время окончания слушаний  дел  в  суде,  -
заметил Мейсон, обращаясь к судье Кейзеру. - Я хотел  бы  попросить  этого
свидетеля вернуться для дачи показаний завтра утром и принести с собой  те
револьверы.
     Разгневанный Гамильтон Бергер вскочил на ноги.
     - Перри Мейсон опять начинает выкидывать  свои  штучки,  Ваша  Честь.
Установленным фактом является то, что, как только обвиняемого представляет
мистер Мейсон, адвокат начинает неизвестно откуда доставать  все  новые  и
новые револьверы. Они оказываются  замешанными  в  дело,  он  играет  ими,
словно фокусник, и путает всех и вся. Те три револьвера Джорджа  Анклитаса
имеют не больше отношения к делу, чем револьверы, выставленные на  продажу
в магазине "Охота и рыболовство" в Ровене.
     - Я склонен согласиться с господином окружным прокурором,  -  объявил
судья Кейзер. - Я не понимаю, какое отношение они имеют к слушанию дела.
     - Свидетель идентифицировал револьвер, переданный им Хелману  Эллису,
заявив, что у того револьвера имеется царапина дула, - объяснил Мейсон.  -
Других отличительных черт у него нет.
     -  При  сложившихся  обстоятельствах  этого  достаточно,  -  возразил
Гамильтон Бергер.
     Мейсон  взял  револьвер  и  сразу  же  сунул  его  в  руки  окружного
прокурора.
     - Если вы так считаете, то,  пожалуйста,  покажите  Суду,  где  здесь
царапина у дула, - обратился адвокат к Гамильтону Бергеру.
     - Сами показывайте! - заорал окружной прокурор. - Я  не  позволю  вам
отдавать мне приказы!
     - Тогда, возможно, нам следует попросить об этом свидетеля,  -  решил
Мейсон. - Я предложил вам сделать это  только  потому,  что  вы  абсолютно
уверены, что одной этой метки хватит для идентификации. Сейчас  я  передам
револьвер мистеру Анклитасу и попрошу его указать на  царапину.  -  Мейсон
повернулся  к  свидетелю.  -   Мистер   Анклитас,   пожалуйста,   покиньте
свидетельскую ложу, подойдите сюда и покажите Суду и окружному  прокурору,
где находится царапина, о которой вы говорили, - попросил адвокат.
     - Достаточно, если он покажет метку Суду, - заявил Гамильтон  Бергер.
- Окружному прокурору не надо ничего показывать. Окружной прокурор  и  так
знает, что это за револьвер. Однако, окружной прокурор хотел  бы  обратить
внимание Высокого Суда на то, что следует проявлять максимум  осторожности
и не упускать из виду эти револьверы, чтобы бирки, указывающие  какие  это
вещественные доказательства, не поменяли местами.  В  настоящий  момент  в
дело  вовлечены  два  револьвера,  и  если  предоставить  адвокату  защиты
малейшую возможность...
     - Замолчите, - холодным тоном перебил  судья  Кейзер.  -  У  вас  нет
повода для подобных заявлений, мистер Бергер. Свидетель, пройдите вперед и
покажите Суду ту царапину, о которой вы говорили.
     Анклитас покинул свидетельскую ложу и направился к судье.
     - У дула есть место, где поцарапан металл, - начал он. - У нас возник
спор, достаточно ли крепка пилка для ногтей, чтобы порезать  металл,  и  я
провел пилкой по стволу. Я...
     Джордж Анклитас внезапно замолчал, еще раз  посмотрел  на  револьвер,
перевернул его, поднес поближе к свету и заявил:
     - Наверное, она стерлась. Это была неглубокая царапина на стали.
     Судья Кейзер склонился вперед.
     - Но я не вижу ни одного места, где вообще могла быть  хоть  какая-то
царапина, - заметил судья.
     - И я тоже, - признался Анклитас.
     - И тем не менее, это единственная метка, на которую вы ссылались для
идентификации  револьвера.  Вы  поклялись  под  присягой,  что   это   тот
револьвер, который вы передали Хелману Эллису, - сказал Мейсон.
     - Но его нашли на  "Гладиаторе",  не  так  ли?  -  воскликнул  Джордж
Анклитас.
     - Вопрос в том, как _в_ы_ можете быть уверены в том, что это  и  есть
тот револьвер, - заметил Мейсон.
     Анклитас еще и еще раз поворачивал револьвер разными сторонами.
     - Ну, я просто уверен, что это он, - наконец сказал  свидетель.  -  Я
знаю, что это тот револьвер, но... Я не вижу метку, оставленную пилкой для
ногтей на стволе.
     - Если я правильно вас понял, мистер Анклитас, вы одновременно купили
четыре револьвера, не так ли? - обратился Мейсон к свидетелю.
     - Да.
     - И один из них передали Хелману Эллису?
     - Я это уже говорил полдюжины раз.
     - И имел место спор, оставит ли обычная пилка  для  ногтей  метку  на
стали?
     - Да, сэр.
     - И заключалось пари?
     - Да, сэр.
     - С кем?
     - С моим партнером, Хитрецом Маркусом.
     - На какую сумму?
     - Пятьдесят долларов.
     - Вы помните, как вообще возник этот вопрос?
     - О, Ваша Честь, - перебил Гамильтон Бергер, - это несущественно,  не
допустимо  в  качестве  доказательства  и  не  имеет  отношения  к   делу.
Перекрестный допрос ведется не  должным  образом.  Адвокат  явно  пытается
растянуть слушание, надеясь,  что  за  вечер  ему  удастся  придумать  еще
какие-нибудь вопросы мистеру Анклитасу. Я уже  обращал  внимание  Высокого
Суда на то, что мистеру Анклитасу неудобно...
     - У нас есть еще  несколько  минут,  господин  окружной  прокурор,  -
перебил судья  Кейзер.  -  Поставлен  вопрос  идентификации  оружия.  Этот
свидетель заявил, что может опознать его только по метке,  оставленной  на
стволе пилкой для ногтей. Я считаю, что адвокат защиты действует в  рамках
допустимого. Возражение отклоняется. Отвечайте на вопрос, мистер Анклитас.
     - Ну, мы разговорились о различных типах  оружия  и  коснулись  наших
четырех револьверов. Я предложил  поставить  на  них  какие-нибудь  метки,
чтобы можно было отличать их друг от друга  не  только  по  номерам.  И  я
подумал, что неплохо сделать царапины на каждом из них: одну на одном, две
на втором, три на третьем  и  четыре  на  четвертом.  Хитрец  Маркус,  мой
партнер, согласился, что это неплохая идея, однако, у  нас  под  рукой  не
было никакого инструмента, которым можно было бы нанести  метки.  Тогда  я
сказал, что надо сходить в парикмахерскую и  попросить  у  них  пилку  для
ногтей. Маркус ответил, что  она  недостаточно  твердая,  чтобы  оставлять
метки на стали. Мы с ним поспорили на пятьдесят долларов.
     - И что дальше?
     - Мы взяли один из револьверов и отправились с ним в  парикмахерскую.
Там нам дали пилку. Я сделал царапину у дула и получил у Хитреца пятьдесят
баксов.
     - А вы нанесли метки на все четыре револьвера? - уточнил Мейсон.
     - Нет. Маркус страшно разозлился, проиграв пари,  и  обвинил  меня  в
том, что я предварительно сам экспериментировал с пилкой, а  только  после
этого поспорил с ним.
     - Вы заявили, что  передали  Хелману  Эллису  револьвер,  на  котором
имеется царапина, не так ли?
     - Я думал, что это тот.
     - При каких обстоятельствах вы передали ему револьвер?
     - Получив пятьдесят долларов, я  понес  револьвер  обратно  к  стойке
бара. Он обычно хранится  там,  рядом  с  кассой,  чтобы  в  случае,  если
ворвутся грабители, мы могли бы защититься. Хелман Эллис стоял  у  бара  и
увидел меня с револьвером. Он решил  выяснить,  не  стараюсь  ли  я  таким
образом получить деньги с какого-нибудь клиента, отказывающегося  платить,
или что-то в этом роде. Он пошутил на эту тему, потом мы поговорили о том,
о сем, он сказал, что револьвер  ему  очень  понравился,  ну  и,  в  конце
концов, я его ему подарил. Я посчитал, что мне следует это сделать, потому
что Хелман Эллис стал постоянным клиентом и... я не скрываю, что хотел его
как-то ублажить.
     - Почему? - поинтересовался Мейсон.
     - Потому что я получаю  прибыль  от  посетителей,  -  злобно  ответил
Анклитас.
     -  Значит,  вы  уверены,  что  передали  Хелману  Эллису  именно  тот
револьвер, на котором пилкой для ногтей оставлена царапина?
     - Да, уверен.
     - Однако, вы не нашли никакой  метки  на  стволе  револьвера,  сейчас
находящегося в суде. Поэтому вы, вероятно, желаете изменить свои показания
касательно револьвера, переданного Хелману Эллису?
     - Я ничего  не  меняю,  -  угрюмо  заявил  Джордж  Анклитас.  -  Этот
револьвер нашли на яхте Эллиса, а, следовательно, это тот револьвер, что я
дал Эллису.
     - Но на стволе нет отличительной метки.
     - Она могла стереться.
     - Больше вы ни по чему не в состоянии идентифицировать оружие?
     - Только по внешнему виду.
     - Когда вы давали показания, вашим единственным обоснованием...
     - Ваша Честь, - перебил Гамильтон Бергер, - этот вопрос уже задавался
дюжину раз. На него получен ответ. Свидетель высказал свое мнение.  Теперь
нам известны факты. Мы ничего не добьемся, если позволим  адвокату  защиты
продолжать этот спор с мистером Анклитасом. Я...
     В зал суда быстрым шагом вошел один из помощников Гамильтона Бергера,
подошел сзади к окружному прокурору и потянул его за рукав.
     Бергер  повернулся  с  раздраженным  видом,  заметил  выражение  лица
помощника и обратился к судье Кейзеру:
     - Прошу прощения, Ваша Честь. Разрешите  мне  переговорить  со  своим
человеком. Явно произошло что-то важное.
     Гамильтон Бергер начал шепотом совещаться с  помощником.  Вначале  на
лице окружного прокурора появилось недоверие, потом удивление и,  наконец,
начала медленно расплываться улыбка.
     Он кивнул помощнику и снова обратился к Суду:
     - Имело место чрезвычайно важное развитие событий в слушаемом деле. Я
намерен пригласить мистера Мейсона в качестве своего следующего свидетеля.
     - Вы не можете этого сделать, - возразил судья Кейзер, однако, увидев
выражение лица Гамильтона Бергера, добавил: -  Если  только  не  требуется
прояснения какого-то факта адвокатом защиты. Но, определенно, для адвоката
защиты вряд ли подходит роль свидетеля,  дающего  показания  против  своей
клиентки.
     - Я объясню свое пожелание, Ваша Честь.  Какое-то  время  тому  назад
представитель мистера Мейсона  передал  один  револьвер  Морису  Халстеду,
очень компетентному  специалисту  по  баллистике.  Его  попросили  сделать
несколько пробных выстрелов из этого револьвера. Когда встал вопрос о том,
что две  пули,  извлеченные  из  тела  Надин  Эллис,  выпущены  из  разных
револьверов, мистер Халстед связался с  окружной  прокуратурой  и  заявил,
что, хотя он не желает портить  отношения  со  своими  клиентами,  тем  не
менее, он  не  может  скрывать  доказательства.  Он  обратился  к  мистеру
Редфилду, который уже выступал как свидетель  по  слушаемому  делу,  чтобы
проверить пули, выпущенные во время того  эксперимента,  провести  который
мистера Халстеда просил представитель мистера Мейсона. Мистер  Халстед  не
хотел, чтобы мистер Редфилд предавал  дело  огласке,  если  окажется,  что
пули, выпущенные  мистером  Халстедом  во  время  эксперимента,  не  имеют
никакого отношения к убийству. Если же, наоборот, они совпадут с одной  из
пуль,   послуживших   причиной   смерти,   а,   следовательно,    являются
доказательствами,  Морис  Халстед  не  желает  ставить  себя  в   уязвимое
положение, укрывая улики в деле об убийстве. - Бергер повернулся к Мейсону
и многозначительно добавил: - К сожалению, не все придерживаются  подобных
норм поведения.
     Заинтересовавшийся судья Кейзер склонился вперед.
     - Пожалуйста, продолжайте, господин окружной прокурор, - попросил он.
- Только не переходите на личности. Обращайтесь  со  всеми  заявлениями  к
Суду, поскольку процесс ведется в отсутствие присяжных.
     -  Пули,  выпущенные  во  время  эксперимента  Морисом  Халстедом  из
револьвера, переданного ему  Перри  Мейсоном,  безоговорочно  совпадают  с
пулей, которую мы называем "пуля номер два" и которую мы  ранее  не  могли
идентифицировать,  -  продолжал  Гамильтон  Бергер.  -  У  нас   сложилась
следующая ситуация, Ваша Честь. Похоже,  что  одну  из  пуль,  послуживших
причиной смерти, выпустили из револьвера, находившегося у  Перри  Мейсона.
Вторая  пуля,  которая  могла  быть  выпущена  после  наступления  смерти,
вылетела из револьвера,  также  находившегося  у  мистера  Мейсона.  Вывод
очевиден. Обвиняемая пришла к мистеру Мейсону с револьвером,  из  которого
она застрелила Надин Эллис. Я не буду в настоящий момент  выступать  ни  с
какими  обвинениями,  однако,  револьвер  таинственным   образом   куда-то
перекочевал от обвиняемой, а у нее оказался другой револьвер,  который  ей
мог вручить только ее адвокат. И он, не исключено, посоветовал  мисс  Робб
вернуться на место преступления и выстрелить во второй раз в тело  жертвы.
Это произошло после того, как адвокат так тщательно изучил  закон  о  двух
лицах,  выпускающих  в  тело  жертвы  по  пуле,  обе  из  которых  наносят
смертельное ранение. Одно дело, если  адвокат  советует,  что  предпринять
лицу, обвиненному в совершении преступления, и пытается защитить  интересы
этого  клиента,  однако,  совсем  другое  дело,  если  адвокат  становится
соучастником убийства. На мистера Мейсона и раньше падало  подозрение,  но
на этот раз обстоятельства сложились таким образом, что доказательства...
     - Достаточно, господин окружной прокурор, - перебил судья  Кейзер.  -
Не смейте делать никаких заявлений относительно адвоката защиты. Если  вам
есть что показать конфликтной комиссии Ассоциации адвокатов, сделайте это.
Если вы желаете вручить мистеру Мейсону повестку о явке в  суд,  чтобы  он
предстал перед Большим Жюри  и  Большое  Жюри  расследовало,  является  ли
адвокат соучастником после события преступления, у вас  также  имеется  на
это право. Однако, во время настоящего слушания вы ограничены  обсуждением
уместности, значимости и необходимости  доказательств.  Правда,  сделанное
вами заявление - это достаточное основание, чтобы разрешить вам пригласить
мистера Мейсона в качестве свидетеля. Мистер Мейсон, примите  присягу.  Вы
будете выступать свидетелем со стороны обвинения.
     - Минутку,  Ваша  Честь,  -  обратился  к  судье  Мейсон  с  каменным
выражением лица. -  Независимо  от  того,  что  желает  доказать  окружной
прокурор, допрашивая меня, остается в силе тот  факт,  что  я  представляю
обвиняемую по этому делу и имею  право  вести  его  в  должной  манере.  В
настоящий  момент  я  провожу  перекрестный   допрос   свидетеля   Джорджа
Анклитаса.  Этого  свидетеля  окружной  прокурор  пригласил  вне  очереди,
заявив, что  мистер  Анклитас  является  очень  занятым  человеком  и  ему
неудобно возвращаться в зал суда завтра. Я настаиваю  на  том,  чтобы  мне
безотлагательно  разрешили  продолжить   перекрестный   допрос   свидетеля
Анклитаса.
     - А я считаю, что это просто уловка, чтобы выиграть время,  -  гневно
заявил  Гамильтон  Бергер.  -  Адвокат  фактически  закончил  перекрестный
допрос. Если он что-либо и спросит  у  этого  свидетеля,  то  эти  вопросы
окажутся повторением уже прозвучавших.
     -  Мне  кажется,  что  перекрестный  допрос  подошел  к   логическому
завершению, - высказал свое мнение судья Кейзер. - Суд  заявляет,  что  не
позволит искусственно растягивать его. Однако, адвокат, несомненно,  имеет
право закончить допрос свидетеля. Мистер Анклитас оказался  в  месте  дачи
показаний  с  нарушением  порядка  вызова  свидетелей,  так  как  господин
окружной прокурор заявил, что мистеру Анклитасу будет сложно  вернуться  в
зал суда завтра. Адвокат защиты имеет право  закончить  свой  перекрестный
допрос этого свидетеля до приглашения следующего,  в  особенности  в  виду
того, что мистера Анклитаса пригласили выступить вне  очереди  по  просьбе
окружного прокурора.
     Гамильтон Бергер с недовольным видом согласился со  словами  Кейзера,
однако, добавил:
     - Я  требую,  чтобы  перекрестный  допрос  велся  в  строгих  рамках,
допускаемых законом, и не использовался для растягивания слушания.
     - Естественно, - ответил судья Кейзер. - Продолжайте, мистер Мейсон.
     - Вы уверены в том, что переданный вами Хелману  Эллису  револьвер  -
это тот  револьвер,  который  вы  лично  пометили  пилкой  для  ногтей?  -
обратился Мейсон к Джорджу Анклитасу.
     - Я возражаю, - встал с места Гамильтон Бергер.  -  Этот  вопрос  уже
задавался и на него получен ответ. Перекрестный допрос ведется не  должным
образом.
     - Возражение принимается, - постановил судья Кейзер.
     - Когда вы в последний раз видели этот револьвер до того, как вам его
вручил окружной прокурор?
     - Я возражаю. Этот вопрос уже задавался  и  на  него  получен  ответ.
Перекрестный допрос ведется не должным образом.
     - Возражение отклоняется.
     - Отвечайте, - велел Мейсон Джорджу Анклитасу.
     - Когда я передал его Хелману Эллису.
     - Вы считаете, что это тот же револьвер?
     - Я возражаю. Это повторение. Вопрос уже задавался и на него  получен
ответ.
     - Возражение принимается.
     - Вы не знаете номера четырех револьверов, которые вы купили?
     - Я возражаю, - закричал Гамильтон Бергер. -  Это  несущественно,  не
допустимо  в  качестве  доказательства  и  не  имеет  отношения  к   делу.
Перекрестный допрос ведется не должным образом. Этот вопрос уже  задавался
и на него получен ответ.
     - Возражение принимается, - постановил судья Кейзер.
     - Знаете ли вы в настоящий момент, или знали  ли  вы  в  тот  момент,
когда передавали револьвер Хелману Эллису, номер оружия?
     -  Я  возражаю.  Это   несущественно,   не   допустимо   в   качестве
доказательства и не имеет отношения к делу. Перекрестный допрос ведется не
должным образом.
     - Возражение отклоняется.
     - Нет, я  не  знал  номер  конкретно  того  револьвера,  -  признался
Анклитас. - Я на него не  смотрел.  Я  уже  рассказал  вам  все,  что  мне
известно. Я просто отдал ему револьвер. Вот и все.
     - Вы осматривали три оставшихся у вас револьвера?
     - Я возражаю, - закричал  Гамильтон  Бергер.  -  Перекрестный  допрос
ведется не должным образом.
     - Возражение отклоняется, - заявил Джордж Анклитас.
     - Я прошу вас внимательно осмотреть оставшиеся у вас  три  револьвера
до завтрашнего утра, - обратился Мейсон к свидетелю. - Проверьте,  нет  ли
на одном из них метки на стволе - царапины, оставленной пилкой для ногтей,
как вы описали.
     - Это только предложение адвоката защиты, - заметил Гамильтон Бергер.
- И совсем необязательно действовать в соответствии с ним. Я  считаю,  что
этот свидетель уже представил все доказательства, что мог.
     - Однако, последовательность  событий  могла  спутаться  в  голове  у
свидетеля, - заметил судья Кейзер. - Я считаю,  что  установленным  фактом
является то, что он передал Хелману  Эллису  _к_а_к_о_й_-_т_о_  револьвер.
Револьвер, найденный рядом с телом Надин Эллис - это один из  револьверов,
проданных Джорджу Анклитасу или его партнеру, Уилтону Маркусу. На  Суд  не
произвели впечатления  все  эти  вопросы  о  метке  на  стволе.  Очевидно,
свидетель сделал  вполне  естественную  ошибку  насчет  последовательности
событий и, если  не  будет  представлена  значимость  этой  метки  и  всех
вопросов, связанных с ней, которую Суд к настоящему моменту не уловил,  то
мы  готовы  заявить,  что  для  нас  не  играет  никакой  роли  отсутствие
какой-либо метки на стволе револьвера, находящегося в зале  суда.  Однако,
если выяснится, что  на  стволе  одного  из  трех  оставшихся  револьверов
имеется царапина, то  это  несколько  прояснит  ситуацию  и  покажет,  что
свидетель допустил ошибку. Однако, Суд не  понимает,  как  это  влияет  на
рассматриваемые на данном слушании вопросы. Возможно, конечно, это заложит
основание для допроса свидетеля Анклитаса в Суде Присяжных.
     - А теперь  я  хочу  прояснить  ситуацию  со  всеми  купленными  вами
револьверами, - снова обратился Мейсон к свидетелю. - Вы приобрели  четыре
револьвера. Где хранился каждый из них?
     - Ваша Честь, я могу выступить с  возражением?  -  спросил  Гамильтон
Бергер. - Перекрестный допрос ведется не должным  образом.  Если  адвокату
защиты разрешат допрашивать этого свидетеля о местонахождении  каждого  из
револьверов, о том, откуда свидетель знает, что они в  определенное  время
находились в определенном месте и все в  таком  роде,  то  слушание  будет
продолжаться бесконечно. Совершенно очевидно,  что  адвокат  только  тянет
время, а его практически не остается.  У  нас  всего  несколько  минут  до
окончания слушания.
     -  Тем  не  менее,  хотя  Суд  и  намерен  строго  соблюдать  правила
представления доказательств и ведения перекрестного  допроса,  -  возразил
судья Кейзер, - мы не станем лишать обвиняемую ее прав просто потому,  что
сложилась такая ситуация, когда  адвокат  защиты  пытается  тянуть  время,
чтобы подготовиться. Суд хочет обратить внимание  окружного  прокурора  на
тот факт, что если бы он пригласил мистера Мейсона для дачи показаний,  не
делая  никакого  заявления,  то,  скорее  всего,  окружному  прокурору  не
пришлось быв жаловаться на то, что он называет растягиванием времени.
     - Я думал, что вправе сразу же пригласить его, - признался  Гамильтон
Бергер сконфуженно. - Я забыл, что технически он не закончил  перекрестный
допрос Джорджа Анклитаса.
     - Это ваша ошибка, - холодно заметил судья  Кейзер.  -  А  не  ошибка
Суда.  Мы  хотим,  чтобы  слушание  велось  честно  и  справедливо.  Ввиду
заявлений, сделанных окружным  прокурором,  Суд  признает,  что  косвенные
улики создают чрезвычайно сложную ситуацию. Мы  также  заявляем,  что  Суд
намерен  докопаться  до  корней  этого  дела.   Мы   позволим   продолжить
перекрестный допрос этого свидетеля в рамках разумного, однако,  не  дадим
его растягивать только затем, чтобы отложить слушание. Теперь Суд пришел к
мнению, что, если возникнет необходимость объявить  вечерний  перерыв,  мы
проведем сегодня еще одно заседание поздним вечером, чтобы  разобраться  с
этим делом сегодня. Мистер Мейсон, продолжайте перекрестный допрос мистера
Анклитаса. Возражение отклоняется. Свидетель, отвечайте на вопрос.
     - Я прошу секретаря суда зачитать вопрос, - сказал Мейсон.
     Секретарь зачитал последний вопрос Мейсона из протокола:
     - "А теперь я  хочу  прояснить  ситуацию  со  всеми  купленными  вами
револьверами. Вы приобрели четыре револьвера. Где хранился каждый из них?"
     - Один рядом с кассой в баре, - сообщил Джордж Анклитас. - Второй - у
стойки регистрации в мотеле, третий - в комнате,  где  играют  в  азартные
игры.
     - А четвертый?
     - Это запасной. Я обычно брал его с собой, если возвращался  домой  с
деньгами. Иногда не брал. Он просто находился  в  ночном  клубе.  Так,  на
всякий случай. Поэтому я и отдал его Эллису.
     - Вы пытались как-то отличить револьверы? - поинтересовался Мейсон. -
На них самих или на кобурах имелись какие-то  метки  или  бирки  или  хоть
что-нибудь?
     - У нас нет ни одной кобуры.  Револьверы  лежат  там,  где  сотрудник
может их сразу схватить в случае необходимости.
     - И вы даже не пробовали маркировать их? Чтобы  можно  было  отличить
один от другого?
     - Один раз мы подумали поставить на них метки - я  вам  об  этом  уже
рассказывал. Но потом мы изменили решение.
     -  На  протяжении  последнего  месяца  у  вас  возникали   какие-либо
проблемы, связанные с местонахождением этих  револьверов?  Например,  было
сложно найти один из них? Какая-нибудь путаница за последний месяц?
     - Никакой, - ответил Анклитас.
     - Было ли, чтобы один из револьверов оказался в необычном месте?
     - Я, по крайней мере, об этом не знаю.
     - Вы заявили, что иногда брали один из револьверов домой, если  несли
крупную сумму денег.
     - Все правильно.
     - Кто-либо еще брал с собой револьвер при подобных обстоятельствах?
     - Мой партнер, Хитрец Маркус.
     - Кто-то еще?
     - Никто... Минутку. Одна  из  гардеробщиц  иногда  ночует  в  доме  у
матери. Когда ей приходилось возвращаться поздно ночью, она несколько  раз
брала с собой револьвер. Я пресек это, как только узнал.
     - То есть она держала револьвер при себе во время работы?
     - Нет, нет. Ей нужно ехать к матери на автобусе, и, заканчивая смену,
это где-то в  два  часа  ночи,  она  опасается  идти  шесть  кварталов  до
автобусной остановки и стоять там. Она  обычно  рассчитывает  время  таким
образом, чтобы как раз подоспеть к последнему автобусу, однако, боится его
пропустить, поэтому выходит раньше и ждет его. Иногда автобус  опаздывает.
Однажды ночью ей пришлось столкнуться с эксгибиционистом и... В общем, она
стала класть один из револьверов себе в сумочку.
     - Но вас она не предупреждала об этом?
     - Нет.
     - Тогда откуда вы узнали, что она берет оружие с собой?
     - Она оставила сумочку в туалете. Дежурная не знала, чья это сумочка,
и принесла мне. Я открыл ее, чтобы выяснить, нет ли там каких  документов,
понял, что сумочка принадлежит гардеробщице и  увидел  там  револьвер.  По
виду он очень походил на наши. Я вызвал гардеробщицу  к  себе  и  спросил,
откуда у нее оружие. Она призналась, что брала  револьвер,  хранящийся  за
стойкой бара у кассы.
     - И вы положили этому конец?
     - Конечно.  Во-первых,  у  нее  нет  разрешения  на  ношение  оружия.
Во-вторых, предположим, к нам ворвались бы вооруженные  грабители,  бармен
протянул бы руку за револьвером, а его не оказалось бы на месте?
     - Но она возвращала его на место, когда брала?
     - Я возражаю, - встал со своего места Гамильтон Бергер. - Для  ответа
на этот вопрос требуется вывод свидетеля.  Это  показания,  основанные  на
слухах. Перекрестный допрос ведется не должным образом. Это несущественно,
не допустимо в качестве доказательства и не имеет отношения к делу.
     - Возражение принимается, - постановил судья Кейзер.
     - Назовите имя девушки, бравшей револьвер, - попросил Мейсон.
     - Это гардеробщица.
     - Назовите ее имя.
     - Сейди Брадфорд.
     - Вы давали этот револьвер Хелману Эллису при свидетелях?
     - Присутствовал только мой партнер, Хитрец Маркус.
     - И вы заявили, что Хитрец Маркус тоже иногда брал домой один из этих
револьверов?
     - Я возражаю, - сказал Гамильтон Бергер. - Этот вопрос уже  задавался
и на него получен ответ.
     - Возражение принимается, - постановил судья Кейзер.
     - И,  кроме  одной  метки  на  стволе  револьвера,  который,  как  вы
считаете, вы вручили Хелману Эллису, ни на одном из револьверов нет  меток
для идентификации, не так ли?
     - Я возражаю,  -  закричал  окружной  прокурор.  -  Этот  вопрос  уже
задавался и на него получен  ответ.  Это  несущественно,  не  допустимо  в
качестве доказательства и не имеет отношения к делу.  Перекрестный  допрос
ведется не должным образом.
     - Возражение принимается.
     Мейсон посмотрел на часы.
     - У меня больше нет вопросов к этому свидетелю, - объявил адвокат.
     Гамильтон Бергер тут же вскочил на ноги.
     - Я приглашаю мистера Перри Мейсона в качестве  следующего  свидетеля
со стороны обвинения.
     - Займите место дачи  показаний,  мистер  Мейсон,  -  приказал  судья
Кейзер.
     - Минутку, Ваша Честь. Как мне кажется, окружной  прокурор  забыл,  а
Суд, возможно, упустил из виду тот факт, что, когда Джордж Анклитас  занял
свидетельскую ложу по просьбе окружного прокурора, который хотел  избавить
мистера Анклитаса от появления в зале суда в  последующие  дни,  показания
давал Хелман Эллис.
     - Я закончил допрос мистера Эллиса, - заявил Гамильтон Бергер.
     - В протоколе это не отмечено, - возразил Мейсон.  -  Если  секретарь
суда откроет свои записи на том месте, то прочитает, что вы сказали, что в
тот момент, _к_а_к _в_а_м _к_а_з_а_л_о_с_ь_, у вас больше не было вопросов
к свидетелю.
     - Хорошо, я сейчас заявляю, что я закончил допрос свидетеля Эллиса  и
приглашаю мистера Мейсона занять место дачи показаний.
     - Минутку, минутку, - запротестовал адвокат.  -  Я  еще  не  проводил
повторного перекрестного допроса. Если вы закончили повторный допрос,  как
выставившая сторона, я хочу провести перекрестный.
     - Вам не о чем его спрашивать, - взорвался Гамильтон Бергер.  -  Все,
что он заявил во время повторного допроса мной, как выставившей  стороной,
это то, что Джордж Анклитас вручил ему револьвер, и  Хелман  Эллис  держал
этот револьвер на яхте.
     - Я хочу провести перекрестный допрос по этому  поводу,  -  настаивал
Мейсон.
     - А я хочу, чтобы вы заняли место дачи показаний, пока вам не удалось
состряпать себе алиби, - заорал Гамильтон Бергер.
     - Вы хотите лишить меня  моего  права  провести  перекрестный  допрос
мистера Эллиса? - уточнил Мейсон.
     Гамильтон Бергер сделал глубокий вдох.
     - Хорошо. Я прошу  вычеркнуть  из  протокола  все  показания  мистера
Хелмана Эллиса, - заявил Гамильтон Бергер. - Я снимаю его, как свидетеля.
     - Я с этим не согласен, - возразил Мейсон.
     - Почему?
     - Потому что я хочу провести перекрестный допрос мистера Эллиса.
     Окружной прокурор злобно посмотрел на Мейсона.
     - Слушание продолжается дольше  обычного,  мистер  Бергер,  -  сказал
судья. - К этому часу оно  уже,  как  правило,  заканчивается.  Я  понимаю
позицию  обвинения,  однако,  адвокат   защиты   имеет   право   проводить
перекрестный допрос всех свидетелей, выставленных обвинением. Поскольку  у
меня лично на ближайшее время назначено несколько встреч и имеются  другие
обязанности, кроме председательствования  на  данном  слушании,  а  также,
насколько мне известно, у  ряда  работников  суда  есть  свои  дела,  я  в
настоящий  момент  прекращаю  заседание,  но  объявляю,  что   оно   будет
продолжено сегодня в восемь часов вечера. Проведем вечернее  заседание.  Я
думаю, что при  сложившихся  обстоятельствах,  обвинение  имеет  право  на
скорейшее завершение дела.
     - Защита возражает, - встал со своего места Мейсон.  -  Это  неудобно
лично мне. Я также считаю, что обвиняемую лишают ее прав.
     Судья Кейзер покачал головой.
     - Я не позволю, чтобы какие-либо  технические  аспекты  помешали  нам
завершить это дело. Объявляется перерыв до восьми часов вечера. Все  лица,
которым вручались повестки о явке в суд,  должны  снова  присутствовать  в
зале. Объявляю заседание закрытым.



                                    13

     Мейсон, нахмурившись, ходил из угла в угол своего кабинета.
     Делла Стрит сидела рядом с  кофеваркой.  На  письменном  столе  столе
лежал открытый бумажный пакет с жареными пирожками.
     Время от времени Мейсон останавливался, делал  несколько  глотков  из
чашки и откусывал кусок пирожка.
     - Тебе  следовало  бы  съесть  что-нибудь  более  существенное,  -  с
беспокойством заметила Делла Стрит. - Давай я сбегаю  вниз  в  ресторан  и
принесу тебе бутерброд с ветчиной или гамбургер или...
     Мейсон жестом попросил ее замолчать и снова принялся ходить из угла в
угол.
     Где-то через минуту он с отсутствующим видом поблагодарил секретаршу:
     - Спасибо, Делла.
     Еще через несколько минут адвокат добавил:
     - Мне надо подумать.
     - Я могу тебе помочь, задавая вопросы, - предложила Делла Стрит.
     - Попытайся, -  согласился  Мейсон.  -  Нет,  минутку.  Вопросы  буду
задавать я. А ты на них отвечай. Давай попробуем выяснить, удастся ли  мне
определить, что здесь не так.
     Секретарша кивнула.
     Мейсон резко повернулся и встал напротив нее, широко расставив ноги и
расправив  плечи.  Он  выглядел  так,  как  во  время  допроса   враждебно
настроенного свидетеля.
     - Револьвер, оказавшийся среди вещей Элен Робб, был заперт  у  нас  в
сейфе с того момента, как Элен покинула нашу контору, и до тех  пор,  пока
мы не вернули его Анклитасу, с одним исключением - когда Дрейк  носил  его
эксперту по баллистике. Как могла пуля из того револьвера оказаться в теле
Надин Эллис, если Элен Робб не стреляла в нее из этого револьвера?
     - Она могла  оказаться  в  теле  Надин  Эллис  только  если  ее  туда
выпустила Элен Робб, - заявила Делла Стрит. -  К  сожалению,  шеф,  пришло
время, когда тебе придется выбросить за борт свою клиентку. Она  совершила
убийство и наврала тебе.
     - Я достал из сейфа другой револьвер, - продолжал Мейсон,  словно  не
слышал то, что сказала  Делла  Стрит,  -  револьвер,  который  мы  назовем
револьвером Лоринга Кроудера. Элен Робб положила его  к  себе  в  сумочку.
Пулю из этого револьвера тоже обнаружили в теле Надин Эллис.  А  она  туда
как попала?
     - Ее выпустили из револьвера Лоринга Кроудера - вот так и  попала,  -
ответила Делла Стрит, а потом быстро добавила: -  Не  думай,  шеф,  что  я
пытаюсь острить. Просто метки на  пуле  определенно  показывают,  что  она
вылетела из револьвера Лоринга Кроудера.
     - Хорошо, пуля вылетела из револьвера Лоринга Кроудера, -  согласился
Мейсон. - А кто из него стрелял?
     - Элен Робб.
     - Одна вещь известна нам, как факт, - заявил Мейсон. -  Это  то,  что
пули попали в тело в разное время. Возможно, одна  последовала  за  другой
через значительный промежуток времени. Скорее всего, несколько  часов.  Мы
это знаем. Полиция и окружной прокурор - нет. Это наше преимущество.
     - Почему это преимущество? - не поняла Делла Стрит.
     - Потому, что мы знаем кое-что о  последовательности.  Нам  известно,
что пулю из револьвера Кроудера, наверняка, выпустили уже в мертвую  Надин
Эллис. Если это доказано, Делла, то я не связан ни  с  чем,  кроме  как  с
пособничеством кому-то, кто выстрелил в мертвое тело. Это не тянет больше,
чем на мисдиминор [категория наименее опасных преступлений,  граничащих  с
административными   правонарушениями].   Правда,   надо   проверить.   Но,
определенно, не лишение человека жизни и даже не попытка  лишить  человека
жизни.
     Делла Стрит кивнула.
     - С другой стороны, - продолжал Мейсон, - я подорвался на собственной
мине - или  попал  в  подставленную  мной  же  ловушку,  как  тебе  больше
нравится. Я в последнее время много рассуждал о всяких необычных решениях,
в частности о том, что человек не виновен  в  убийстве,  если  он  наносит
другому лицу смертельное ранение, а потом, пока другое лицо еще не  успело
отправиться на тот свет, еще один человек стреляет в жертву, в  результате
чего она мгновенно умирает от второй пули.  Я,  естественно,  предполагаю,
что первого  человека  можно  обвинить  в  нападении  с  целью  совершения
убийства. Однако, поскольку эти решения раскопал я, никто не поверит тому,
что я стану говорить. Убийство произошло практически сразу же после  того,
как я начал о них рассуждать. Все выглядит так, словно я постарался спасти
клиентку,  пытаясь   надуть   всех   на   законном   основании   и   путая
доказательства.
     - Элен Робб сидела у нас в конторе, когда ты разговаривал с  Дарвином
Гоури, адвокатом Надин Эллис, - заметила Делла Стрит. - Она  слышала,  как
ты объяснял  Гоури  тонкие  различия,  упомянутые  в  этих  решениях.  Она
стенографировала твои слова. Ты не давал ей  никаких  советов.  Ты  просто
объяснял Гоури, какие решения имели место. Предположим, что  Элен  Робб  -
очень умная и хитрая молодая женщина. Она убила Надин Эллис из револьвера,
который, как она  утверждает,  обнаружила  среди  своих  вещей.  Когда  ты
поменял револьверы, она  сразу  же  это  поняла  и  воспользовалась  твоей
попыткой помочь ей. Элен взяла револьвер Кроудера, переданный тобой вместо
того, с которым она  пришла  к  нам  в  контору,  отправилась  на  яхту  и
выпустила вторую пулю в тело Надин Эллис.
     Мейсон внезапно щелкнул пальцами.
     - Возможно,  мы  поставили  временной  фактор  с  ног  на  голову,  -
воскликнул он.
     - Как так? - удивилась Делла Стрит.
     - Предположим, что пулю из  револьвера  Анклитаса  выпустили  в  тело
Надин Эллис _п_о_с_л_е_ пули из револьвера Кроудера?
     - Такого не может быть.
     - Почему?
     - Потому что он оставался запертым у нас в сейфе после того,  как  ты
дал Элен Робб револьвер Кроудера.
     - С тем револьвером связан один  подозрительный  момент,  который  мы
просмотрели. Мы отвезли его в ночной клуб Анклитаса и подбросили в женский
туалет.
     К Деллы Стрит от возбуждения загорелись глаза.
     - Так, меняем порядок пулевых ранений, - воскликнула  она.  -  Первая
пуля выпущена  из  револьвера  Кроудера.  Тогда  вторая  -  из  револьвера
Анклитаса.
     Мейсон кивнул.
     - Значит, _п_о_с_л_е_  того,  как  мы  вернули  револьвер  в  женский
туалет, Джордж Анклитас взял его, отправился на  яхту  и  выпустил  вторую
пулю в мертвое тело Надин Эллис?
     Мейсон опять кивнул.
     - Именно поэтому он ничего не сказал о том,  что  нашел  револьвер  в
туалете, - продолжала Делла Стрит. - Значит, он догадался, что произошло.
     - А что потом? - спросил Мейсон.
     - Элен Робб убила Надин Эллис из твоего револьвера.
     - Но если твоя теория правильная, - заметил Мейсон, - то Надин  Эллис
убили из револьвера Кроудера, а не револьвера Анклитаса.
     - Хорошо, не будем выяснять, откуда Джордж Анклитас узнал, что  Надин
Эллис мертва. Но у него имелись свои собственные причины взять  револьвер,
отправиться на яхту и выпустить пулю в мертвое тело миссис Эллис.
     - Минутку, - перебил Мейсон. - Ты говоришь, что он отправился на яхту
и выстрелил. Не забывай то, что нам известно  про  яхту:  к  тому  времени
горючее закончилось, баки вообще заполнялись перед тем, как Хелман Эллис с
женой собрались в круиз, вспомни, где обнаружили яхту, следовательно,  она
уже продолжительное время находилась в море. Для  Джорджа  Анклитаса  было
просто физически  невозможно  взять  револьвер  после  того,  как  мы  его
вернули, найти яхту и выстрелить в труп. Даже если бы он это  сделало,  на
пуле остались бы следы, потому что я испортил ствол проволокой. Редфилд не
мог их не заметить.
     Энтузиазм Деллы Стрит внезапно пропал.
     - Тогда все произошло гораздо раньше. И это дело рук нашей клиентки.
     Мейсон покачал головой.
     - Я все еще борюсь за нее, Делла.
     - Она - камень у тебя на шее, - заявила Делла Стрит. - Лучше обрезать
веревку и начать плыть к берегу. Ты хотел ей помочь, полагая,  что  Джордж
Анклитас подбросил револьвер в ее вещи и планирует  обвинить  ее  в  краже
оружия. Ты хотел его наказать.
     Мейсон кивнул.
     - Да, я думал наказать Анклитаса в столь драматичной манере, чтобы он
навсегда запомнил этот урок. Ты видишь, к чему привела  моя  нестандартная
тактика.
     - Но разве ты не можешь объяснить,  что  ты  пытался  сделать,  когда
окажешься в месте дачи показаний?
     - Конечно, я могу это объяснить, но кто мне поверит? Не забывай,  что
я утверждал незадолго до убийства, что если два отдельно действующих  лица
выстрелили в жертву, в убийстве виновен стрелявший последним, при условии,
что первый выстрел не привел к мгновенной смерти жертвы. Косвенные  улики,
несомненно, показывают, что Элен Робб пришла ко мне, призналась, что убила
Надин Эллис, я велел ей отдать  мне  орудие  убийства,  вручил  ей  другой
револьвер и посоветовал выпустить еще одну пулю  в  тело  Надин  Эллис.  Я
объяснил  ей,  что  намерен  применить  хитрую  тактику  защиты.  Затем  я
отправился в ночной клуб Джорджа Анклитаса и подбросил револьвер  туда,  в
надежде, что возникнет суматоха, когда его обнаружат,  и,  таким  образом,
Джордж окажется вовлеченным в убийство.
     - Так что ты собираешься делать? - поинтересовалась Делла Стрит.
     - Не представляю,  -  признался  Мейсон.  -  Единственное,  что  могу
заявить с полной уверенностью - я продолжу борьбу и не намерен выбрасывать
свою клиентку за борт.
     - Даже для того, чтобы спасти свою шкуру?
     Мейсон покачал головой.
     - Тебя лишат права адвокатской практики.
     - В таком случае мне придется заняться чем-нибудь другим. Я не предам
клиентку. Точка.
     - И не собираешься открывать истинные факты?
     - Мне придется пересказывать факты в свидетельской ложе. Однако, я ни
слова ни скажу  о  том,  что  мне  говорила  клиентка,  потому  что  любые
сообщения клиента адвокату  конфиденциальны.  Это  распространяется  и  на
тебя, как на мою секретаршу. Они не имеют права требовать, чтобы я  открыл
то, что мне говорила клиентка, и какие советы я ей давал.
     - Но они могут спросить тебя, менял ли ты револьверы, не так ли?
     - Вот здесь я и попался. Я имею  право  не  отвечать  только  на  том
основании, что мои слова могут быть вменены мне в вину.
     - А почему бы и нет? Они ведь не в состоянии ничего  доказать,  кроме
как через умозаключения.
     В дверь кабинета Мейсона, выходящую прямо в общий коридор, послышался
кодовый стук Пола Дрейка. Мейсон кивнул Делле Стрит.
     - Впусти Пола, пожалуйста, - попросил  адвокат.  -  Узнаем,  что  ему
удалось выяснить.
     Делла Стрит открыла дверь.
     Сыщик выглядел так же  печально,  как  игрок  в  покер,  которому  не
удалось собрать стрит [карты, подобранные подряд по достоинству  (покер)].
Пол Дрейк  быстро  оценил  ситуацию,  поздоровался,  подошел  к  бумажному
пакету, достал пирожок и взял протянутую секретаршей чашку кофе.
     - Ну? - спросил Мейсон.
     Дрейк покачал головой.
     - Это тупик, Перри.
     - Что тебе известно?
     - На этот раз у тебя оказалась клиентка, которая  тебе  наврала.  Она
вляпалась по самую свою симпатичную шейку и еще тебя потянула за собой.
     - Почему ты так решил?
     - Она связана с этим Эллисом. А Анклитас говорит правду.
     - Продолжай, - попросил Мейсон, когда  Пол  Дрейк  замолчал,  пытаясь
подобрать нужные слова.
     - Ты помнишь, Перри, как Элен Робб заявилась к тебе после  того,  как
Джордж Анклитас выставил ее из "Большого амбара" с фингалом под глазом?
     Мейсон кивнул.
     - Она тебе заявила, что отправилась на такси в мотель "Прибрежный", а
ты посоветовал ей опять вернуться туда, не так ли?
     - Именно так, - подтвердил Мейсон.
     -  Когда  она  в  первый  раз  ездила  в  мотель  "Прибрежный",   она
встречалась там с Хелманом Эллисом, - сообщил Дрейк.
     Мейсон снова принялся ходить из угла в угол.
     - Как долго там находился Эллис? - спросил он наконец.
     - Примерно с полчаса.
     Внезапно Мейсон покачал головой.
     - Это еще не означает, что моя клиентка наврала.  Это  означает,  что
Хелман Эллис следовал за ней.
     - Он не следовал за ней. Он приехал раньше ее, - поправил детектив.
     - Что?
     - Все правильно.
     - Откуда ты знаешь?
     - Мой оперативник разговаривал с хозяином мотеля. После  ареста  Элен
Робб хозяин мотеля начал вспоминать, что происходило у него на территории.
Он задумался над тем, виновна ли  Элен  Робб  на  самом  деле  или  кто-то
пытается подставить  честную  девушку.  Естественно,  его  интересует  все
происходящее, потому что оно каким-то образом связано с  его  мотелем.  До
того, как Элен Робб появилась  во  вторник  вечером,  к  мотелю  подъехала
машина, покружила по территории, а затем уехала обратно,  словно  водитель
кого-то   искал.   Вначале   хозяин    решил,    что    водитель    думает
зарегистрироваться и снять комнату, так что, когда  машина  сбавляла  ход,
хозяин записал в блокнот ее номер.
     - Номер автомашины? - переспросил Мейсон.
     - Вот именно, - кивнул Дрейк. -  Ты  же  знаешь,  что  требуется  при
регистрации в мотеле. Записываешь в книгу свою  фамилию,  адрес,  марку  и
номер машины. Девять из десяти забывают внести  номер  машины,  а  хозяину
приходится выходить на улицу и записывать его, поэтому,  чтобы  не  бегать
несколько раз за ночь, он всегда держит под рукой  блокнот,  куда  заносит
номера машин, появляющихся на территории. Над крыльцом здания,  в  котором
расположена контора, висит очень яркий фонарь,  который  отлично  освещает
подъезжающие автомобили. Хозяин автоматически заносит  в  блокнот  номера,
чтобы потом не выходить на улицу, если постояльцы забыли записать номер. А
если они дают ложный номер, он это сразу же замечает и уже с осторожностью
относится к этому клиенту.
     - Продолжай, - попросил Мейсон.
     - Ну вот. Хозяин записал номер подъехавшей машины,  однако,  водитель
не стал заходить в контору, а покружил по территории, выехал и припарковал
машину. Хозяин мотеля вырвал лист из  блокнота,  скомкал  и  уже  собрался
выкинуть в мусорную корзину, но тут решил, что, не исключено, что  мужчина
поджидает свою подругу, поэтому он расправил лист и положил в ящик  стола.
Примерно через десять минут появилась Элен Робб на  такси.  Хозяин  мотеля
зарегистрировал ее и предоставил номер.
     - Хозяин видел, как Эллис присоединился к Элен Робб?
     - Нет, но заметил, как тот выходил из машины и отправился  в  мотель,
очевидно, к кому-то в гости. Хозяин предположил, что к девушке,  прибывшей
в одиночестве.
     - И что предпринял хозяин мотеля? - поинтересовался Мейсон.
     - Ничего, - ответил Дрейк. - Мотели - это не школы благородных девиц,
и хозяин не вправе проверять мужчин, посещающих молодых женщин. Если бы он
только попытался, то очень быстро разорился бы,  выплачивая  по  искам  за
моральный ущерб. Мотель не продержался бы и двух недель. Хозяева  подобных
заведений принимают все это в порядке вещей. Они  следят  только  за  тем,
чтобы не было излишнего  шума,  люди  не  мешали  соседям  и  не  селились
проститутки, пристающие к мужчинам. Но даже  в  последнем  случае  хозяева
проявляют осторожность. Однако, они могут распознать подобных клиенток  по
внешнему виду и те, практически всегда работают парами.
     - Ладно, Пол, переходи к сути. Настолько все плохо?
     - Отвратительно. И самое худшее то, что все это обнаружил мой парень.
     - Что ты имеешь в виду?
     - Он пытался раскопать что-нибудь,  что  нам  поможет,  отправился  к
хозяину мотеля, начал расспрашивать его об Элен  Робб.  Понимаешь,  Перри,
охранники заступили на работу  только  на  второй  день  ее  проживания  в
мотеле, и, если какие-то махинации и имели место,  то  их  осуществили  до
появления моих ребят. Так что мой оперативник начал расспрашивать  хозяина
о том, что сопутствовало регистрации Элен Робб, что произошло сразу  после
этого, приходил ли кто-нибудь к ней и все в таком  роде.  Хозяин  вспомнил
этого мужчину и...
     - Он его хорошо рассмотрел? - перебил Мейсон.
     - Очевидно. Мужчина прошел как раз под фонарем, что висит  на  здании
конторы. Хозяин его в точности  описал.  Это,  несомненно,  Хелман  Эллис.
Более  того,  после  разговора  с  моим  человеком,  хозяин  вспомнил  про
скомканный листок бумаги из блокнота с номером машины, который  положил  в
ящик стола. Хозяин засомневался, там ли он еще, потому что складывал в тот
же ящик какие-то папки и расписания. Листок оказался под  всеми  бумагами.
Тут нам немного повезло.
     - Каким образом? - не понял Мейсон.
     - Мой парень притворился, что этот случай не играет  особой  роли,  и
ему удалось завладеть нужным кусочком бумаги. Мы проверили  номер  машины.
Она принадлежит Хелману Эллису.
     - Негодяйка! - воскликнула Делла Стрит. - Так нас надула.
     - Она клялась и божилась, что между нею и Эллисом ничего  нет  и  что
она не виделась с ним во вторник вечером, после столкновения с Анклитасом,
- сказал Мейсон.
     - Насколько я понимаю, ты оказываешься в затруднительном положении, -
сухо заметил Дрейк.
     - Да уж, дальше некуда, - признался Мейсон. - Теперь  я  точно  знаю,
что клиентка мне наврала, и становлюсь соучастником.
     - Перри,  ты  что,  в  самом  деле  подменил  револьверы?  -  спросил
детектив.
     - Мне не требуются репетиции, Пол.
     - Что ты имеешь в виду?
     - Гамильтон Бергер засыплет меня вопросами, и мне придется  приложить
немало усилий, чтобы на них ответить. Если хочешь знать, что произошло  на
самом деле, послушай, что буду говорить в свидетельской ложе.
     - Если ты их подменил, то убийство совершили в период между...
     Мейсон внезапно щелкнул пальцами.
     - Минутку, Пол. Что там у нас с временным фактором?
     - Ты это о чем?
     - У нас в регистрационной книге отмечено, в  какое  время  Элен  Робб
ушла из нашей конторы. Я открою тебе следующее, Пол. Если  в  Надин  Эллис
выпустили  пулю  из  револьвера,  который  был  у  Элен  Робб,  когда   ее
арестовали, то стреляли в период между временем ухода Элен Робб от меня  и
ее появлением в мотеле "Прибрежный". Давай-ка проверим временной фактор.
     - А какая от этого польза? - не понял Пол Дрейк. - Тебе известно, что
возможность у нее была. Следовательно, времени  оказалось  достаточно  для
убийства, потому что она отправилась на яхту и  выпустила  пулю  из  этого
револьвера - если окружной прокурор разработал верную версию и ты подменил
револьверы. А, насколько я понимаю, именно это и произошло.
     - Принимай любую теорию, которая тебе нравится, - сказал Мейсон. -  Я
не делаю никаких признаний - по крайней мере, пока.
     - Я могу сообщить тебе время, когда она зарегистрировалась в мотеле -
без десяти двенадцать во вторник вечером.
     Мейсон повернулся к Делле Стрит.
     - Принеси, пожалуйста, книгу учета  посетителей.  Давай  проверим,  в
какое время она от нас ушла.
     Делла Стрит нашла нужную дату и, пробежав глазами страницу, сообщила:
     - Элен Робб появилась у нас в девять двадцать утром в среду, десятого
числа, а ушла в девять сорок пять.
     - Миссис Эллис была жива в среду  утром.  Ее  видел  муж,  -  заметил
Мейсон.
     - Элен Робб не  могла  совершить  преступление  после  семи  в  среду
вечером, - сказал Дрейк, - потому что тогда на работу заступили охранники.
Она постоянно находилась под наблюдением.  Более  того,  она  подъехала  к
мотелю на такси во вторник вечером, в среду утром она  исчезла  так  рано,
что хозяин ее не видел. Предположительно, она  отправилась  на  автобусную
остановку и помчалась к тебе в контору. Из  твоей  конторы  она  опять  на
автобусе вернулась в Коста-Месу. Мы все проверили по  времени,  посмотрели
расписание автобусов. Нет  сомнений  в  том,  что  она  приехала  назад  в
Коста-Месу. Хозяин гостиницы уверен, что она не покидала мотель во  второй
половине дня в среду. Затем на дежурство заступили мои люди. Значит,  Элен
Робб застрелила миссис Эллис на яхте между шестью утра в среду, когда,  по
имеющимся  доказательствам,  миссис  Эллис  отправилась  на  яхту,  и  тем
временем, когда Элен села в автобус, направляясь к тебе, Перри.
     - При условии, что она ездила на автобусе, - заметил  Мейсон.  -  Она
ведь могла взять такси, остановиться в яхт-клубе,  совершить  убийство,  а
потом опять на такси поехать ко мне.
     - Десять против одного, Перри, что она именно это и сделала, -  решил
Дрейк.  -  Гамильтон  Бергер  представит  водителей  такси,   которые   ее
идентифицируют.
     У Мейсона был задумчивый вид.
     - Твои оперативники наблюдали за мотелем, - обратился он к сыщику.  -
Они охраняли Элен Робб от тех, кто пытался бы каким-то  образом  причинить
ей вред, но за ней самой никто не следил.
     - В коттедже, где она жила,  только  один  выход,  Перри.  Мои  парни
следили, чтобы не заходил кто-то подозрительный, но они также  смотрели  и
кто выходит.
     - На твоих людей можно безоговорочно положиться?
     - Я послал своих лучших парней.
     - И они записывали, кто когда уходил и кто когда приходил?
     - Разумеется.
     - Они не оставляли пост ни на минуту?
     - Конечно, нет. Я отправил на задание двоих парней.  Когда  один  шел
звонить с отчетом или припудрить  нос,  второй  обязательно  оставался  на
месте. Ты сказал мне, чтобы за мотелем  следили  двадцать  четыре  часа  в
сутки - и за ним следили все двадцать четыре часа.
     - А когда я туда поехал, я велел тебе отпустить охранников.
     - Ты сказал мне снять их с задания, но к тому  времени  миссис  Эллис
уже убили. Я их отозвал незадолго до того, как арестовали Элен Робб.  -  В
уголках рта Дрейка появилась легкая  улыбка.  -  Не  исключено,  что  тебе
удастся запутать Гамильтона Бергера с временным фактором, но...
     Детектив замолчал, не окончив фразы, и пожал плечами.
     - Вот именно, Пол. Ты столкнулся с  тем,  что  доказательства  должны
представляться математическим путем. Пулю выпустили  из  того  револьвера.
Если я ей его дал, она выстрелила из него после того, как получила  его  у
меня.  И  ей  требовалось  время,  независимо  от  того,  _к_о_г_д_а_  она
стреляла.
     - Но если Надин Эллис была мертва, когда в ее тело  выпустили  вторую
пулю,  то  преступление  заключается  только  в  осквернении  трупа.   Это
мисдиминор, - заметил Дрейк.
     - Ты забываешь об осложнениях, - напомнил Мейсон. - Если  она  знала,
где находится тело, и отправилась, чтобы выпустить в него вторую пулю,  то
именно она совершила преступление и воспользовалась  техническим  аспектом
права, который я обсуждал по телефону в ее присутствии. - Мейсон посмотрел
на часы, вздохнул и заявил: -  День  заканчивается,  Пол.  Пора  ехать  во
Дворец Правосудия, чтобы успеть к восьми часам. Пока я нахожу вопросы  для
Хелмана Эллиса, я в  состоянии  оттягивать  заключительный  удар,  но  как
только я закончу перекрестный допрос, Гамильтон Бергер вызовет  меня,  как
свидетеля - и тогда мне конец. Самое худшее то,  что  судья  Кейзер  точно
знает, что поставлено на кон, и  не  намерен  разрешать  мне  зря  тратить
время. Мне придется использовать всю свою смекалку, чтобы как-то растянуть
дело, пока я не придумаю, как избежать появления в свидетельской ложе.
     Мейсон помог Делле Стрит надеть пальто и выключил свет.
     Выходя, Пол Дрейк заметил:
     - Теперь я знаю, что чувствует приговоренный к смерти, когда  за  ним
приходят в день казни  и  ведут  последние  несколько  метров  до  газовой
камеры.
     - Незабываемые ощущения, - грустно усмехнулась Делла Стрит.
     Мейсон, казалось, не слышал их. Его глаза смотрели в никуда, когда он
шел к лифту в таком же ровном ритме, как ходил из угла в угол.



                                    14

     Появившись  из  своего  кабинета,  судья   Кейзер   сурово   осмотрел
заполненный до отказа зал. Когда он опустился на стул, бейлиф объявил:
     - Прошу садиться.
     - Ваша Честь, - обратился к  судье  Кейзеру  Гамильтон  Бергер,  -  в
соответствии  с  достигнутым  пониманием  и  требованием  защиты,   Джордж
Анклитас принес три револьвера, обычно хранящиеся  у  него  на  работе.  Я
заявляю Высокому Суду,  что  один  из  этих  револьверов  является  важным
доказательством в слушаемом деле, потому что теперь  оказывается,  что  из
него была выпущена вторая пуля, извлеченная из тела Надин Эллис. Поскольку
дело рассматривается в отсутствие присяжных, я  намерен  описать  Высокому
Суду некоторые  факты,  связанные  с  револьверами.  Среди  доказательств,
приобщенных к делу, мы имеем револьвер,  найденный  на  яхте  "Гладиатор".
Этот револьвер купил партнер Джорджа Анклитаса, а Джордж Анклитас  передал
его Хелману Эллису. Мы называем его  револьвер  Эллиса.  Это  вещественное
доказательство "Д" со стороны обвинения. У нас  также  имеется  револьвер,
вещественное доказательство "Б" со стороны  обвинения,  найденный  у  Элен
Робб. Я прошу занести в протокол, что во время перерыва в слушании эксперт
по  вопросам  баллистики  Александр  Редфилд  сделал   несколько   пробных
выстрелов из всех трех револьверов, находящихся  в  собственности  Джорджа
Анклитаса. Мы пошли на это с целью защиты наших  интересов.  Общеизвестным
фактом является то, что когда мистер Мейсон выступает адвокатом  человека,
обвиненного в убийстве, он так вертит всяким оружием, что Суд, свидетели и
сами вещественные доказательства оказываются запутанными. Нам не  хотелось
бы, чтобы подобное произошло в нашем случае.  Теперь  я  заявляю,  что,  к
удивлению обвинения, выяснилось, что  из  одного  из  револьверов  Джорджа
Анклитаса _б_ы_л_а_ выпущена пуля, извлеченная из тела  Надин  Эллис.  Она
приобщена к делу, как вещественное доказательство  "В-один".  Несмотря  на
то, что внутренняя часть ствола испорчена, мы в  состоянии  доказать,  что
это  тот  же  револьвер,  что  давался  Морису  Халстеду  для   проведения
экспериментов, что револьвер находился у мистера  Мейсона,  а  Пол  Дрейк,
детектив которого обычно нанимает Мейсон,  передал  его  Морису  Халстеду.
Таким образом, у нас имеются три револьвера, которые или уже  вовлечены  в
дело, или будут в него вовлечены. Остаются еще два, которые никоим боком к
делу не относятся.  Я  прошу  Высокий  Суд  издать  приказ,  освобождающий
Джорджа  Анклитаса  от  дальнейшего  присутствия  в  суде   и   от   любых
обязанностей в связи с приказом Дуцес Тэкум [Duces tecum - приказ о явке в
Суд с документами, перечисленными в приказе (лат.)] защиты, в котором  шла
речь о том, чтобы Джордж Анклитас доставил в суд это оружие. У  нас  здесь
три револьвера. Я предлагаю принять меры, чтобы они ни в  коем  случае  не
перепутались, держались отдельно  друг  от  друга  и  были  описаны  таким
образом, чтобы не возникло  неразберихи.  Я  против  того,  чтобы  к  делу
приобщались еще какие-либо револьверы. Я выступаю с этим заявлением, чтобы
описать Высокому Суду сложившуюся ситуацию и в  связи  с  просьбой  издать
приказ, освобождающий Джорджа Анклитаса от дальнейшего присутствия в  зале
и разрешающий вынести два револьвера,  не  имеющих  никакого  отношения  к
делу, из зала суда.
     - Минутку, - сказал судья Кейзер. - Суду хотелось  бы  уточнить  одну
вещь.   На   револьвере,   из   которого   вылетела   пуля,   вещественное
доказательство "В-один", имеется отметка на стволе, нанесенная пилкой  для
ногтей?
     - Да, Ваша Честь, - кивнул Гамильтон Бергер. - Однако, я считаю,  что
это не мог быть револьвер, переданный Джорджем Анклитасом Хелману  Эллису.
Нет сомнений,  что  Джордж  Анклитас  стал  жертвой  естественной  ошибки,
заявляя, что царапина от пилке для ногтей оставлена на револьвере, который
он дал Хелману Эллису. У нас имеются доказательства в  подтверждение  моих
слов. Хелман Эллис прекрасно помнит ситуацию. Я планирую показать, задавая
ему вопросы, что именно произошло. Я объявлял, что  закончил  его  допрос,
чтобы пригласить мистера Мейсона для дачи показаний, но  поскольку  мистер
Мейсон отказался вычеркнуть из протокола все показания Хелмана  Эллиса,  и
мистер Эллис в настоящий момент присутствует  в  зале  суда  -  он  просто
покинул свидетельскую ложу, чтобы ее мог занять Джордж Анклитас - я  желаю
заново вызвать мистера Хелмана Эллиса.
     Судья Кейзер многозначительно посмотрел на Мейсона.
     - Поскольку сейчас проводится только  предварительное  слушание,  Суд
постановил провести вечернее заседание, чтобы  разобраться  с  этим  делом
сегодня. Мы, естественно,  не  намерены  разрешать  представителям  сторон
занимать время, задавая вопросы с целью просто что-либо разузнать. Вопросы
и ответы должны находиться в строгих рамках  представления  доказательств.
Начинайте, мистер Бергер. Мистер Эллис, вернитесь в место дачи показаний.
     Гамильтон Бергер посмотрел на часы, потом на собравшихся  зрителей  и
армию газетных репортеров, победно улыбнулся и обратился к Хелману Эллису:
     - Мистер Эллис, вы помните при каких обстоятельствах мистер  Анклитас
передал вам револьвер?
     - Очень хорошо помню.
     - Опишите их нам, пожалуйста.
     - Мистер Анклитас и его партнер Хитрец Маркус поспорили о револьвере.
Я не в состоянии точно передать суть спора, потому что  не  знаю,  как  он
возник, но я видел, как Хитрец Маркус заплатил Джорджу Анклитасу пятьдесят
долларов. В этот момент мистер Анклитас  держал  в  руках  револьвер.  Мне
страшно понравилось это оружие, и я сказал, что собираюсь тоже  приобрести
что-то для защиты. В это время Хитрец, то есть мистер Маркус, опустил руку
и вынул из-под стойки еще один  револьвер,  идентичный  тому,  что  держал
мистер Анклитас, и сказал что-то вроде: "У нас достаточно револьверов.  Мы
можем ему один подарить" Мистер Маркус  протянул  мне  револьвер,  который
достал из-под стойки, а Джордж Анклитас подтвердил, что они дарят его мне.
Таким образом,  мне  вручили  не  тот  револьвер,  который  держал  мистер
Анклитас, вернувшись из парикмахерской, где они пилкой  наносили  на  него
метку, а тот, что мистер Маркус достал из-под стойки.
     Гамильтон Бергер кивнул и повернулся к Суду.
     - Мне кажется, Ваша Честь, что теперь  мы  все  объяснили,  -  заявил
окружной прокурор. - У меня больше нет вопросов.
     - Вы намерены проводить перекрестный допрос? - поинтересовался  судья
Кейзер у Мейсона.
     - Да, Ваша Честь.
     - Пожалуйста,  примите  к  сведению,  что  Суд  предоставит  вам  все
возможности, в разумных пределах, для  проведения  перекрестного  допроса,
однако, мы не потерпим тактику, нацеленную на то, чтобы растянуть время, и
вопросы, заданные не по существу, а только лишь для того,  чтобы  добиться
отсрочки в принятии решений.
     Мейсон поклонился судье и повернулся к свидетелю.
     - Вы влюблены в обвиняемую? - спросил он.
     - Нет, сэр.
     - Вы когда-либо были влюблены в нее?
     -  Я  возражаю,  -  встал  со  своего  места  Гамильтон   Бергер.   -
Перекрестный допрос ведется не должным образом.
     - Возражение отклоняется, - постановил судья Кейзер.
     - Думаю, что какое-то время я был в нее  влюблен.  По  крайней  мере,
очарован ею.
     - Это правда, что ваша жена выяснила, что вы очарованы обвиняемой?
     - Я возражаю. Перекрестный допрос ведется не должным образом, - снова
перебил Гамильтон Бергер.
     - Свидетели, представленные  обвинением,  заявили,  что  имела  место
сцена между Элен Робб и Надин Эллис. Я  имею  право  расспросить  об  этом
свидетеля.
     - Да, мы представляли, что такая стычка  имела  место,  -  подтвердил
Гамильтон Бергер. -  У  адвоката  защиты  было  право  допросить  _т_о_г_о
свидетеля, который о  ней  рассказывал.  Однако,  _э_т_о_т_  свидетель  не
говорил ничего подобного, а, следовательно, перекрестный допрос ведется не
должным образом.
     - Вопрос допустим для того, чтобы показать пристрастность  свидетеля,
- заметил судья Кейзер.
     - То,  что  имело  место  в  прошлом,  не  показывает  пристрастности
свидетеля, - возразил Гамильтон Бергер. - То, что  жена  свидетеля  начала
ревновать, также не показывает  его  пристрастности.  Вопрос  в  том,  что
думает свидетель в настоящий  момент.  Его  отношение  к  обвиняемой.  Его
мысли.  Его  чувства.  Его  мнение.  Его  предубежденность.   Или   полное
отсутствие предвзятости и предубежденности.
     -  Я  считаю,  Ваша  Честь,  -  обратился  к  судье  Мейсон,  -   что
единственный верный путь показать все, перечисленное окружным  прокурором,
это  представить,  какие  отношения  существовали  между   сторонами,   не
спрашивая свидетеля, что он чувствует.
     - Вы правы,  -  согласился  судья  Кейзер.  -  Однако,  я  не  допущу
представления стычки между обвиняемой и погибшей через перекрестный допрос
этого свидетеля в настоящий момент.
     - В таком случае, я перефразирую вопрос. - Мейсон снова повернулся  к
свидетелю. - Присутствовали ли вы и участвовали ли вы в стычке в то время,
когда она имела место между вашей женой и Элен Робб по поводу вас и  когда
ваша жена выступила с обвинениями?
     - У меня то же самое возражение, - заявил Гамильтон Бергер.
     - Этот вопрос допустим, - решил судья Кейзер.
     -  Вопрос   предполагает   факт,   не   представленный   в   качестве
доказательства, - заметил Гамильтон Бергер.
     - Это доказательство, представленное хотя и не самим  свидетелем,  но
свидетелем, выставленным вами же, господин окружной  прокурор.  Возражение
отклоняется. Мистер Эллис, отвечайте на вопрос.
     - Я в ней не участвовал, - сообщил Эллис.
     - Вы виделись с обвиняемой восьмого числа текущего  месяца?  -  решил
выяснить Мейсон.
     - Да, сэр.
     - В "Большом амбаре", где она работала?
     - Да, сэр.
     - Вы присутствовали в момент ее увольнения во вторник, девятого числа
текущего месяца?
     - Нет, сэр.
     - Вы виделись с ней в тот вечер, после того, как ее уволили?
     - Я видел ее до того, как ее уволили.
     - Я задал другой вопрос.  Вы  виделись  с  ней  после  того,  как  ее
уволили?
     - Я... я не помню.
     - Возможно, я в состоянии освежить вашу память, -  сказал  Мейсон.  -
Обвиняемая отправилась в мотель "Прибрежный" в Коста-Месе. Вы тоже поехали
туда?
     - Да, все правильно.
     - И виделись там с ней?
     - Очень короткое время.
     - Когда вы видели ее в следующий раз?
     - Я не  помню.  Я  думаю...  По-моему,  только  после  того,  как  ее
арестовали.
     - Вы не помните?
     - Я не могу утверждать с полной уверенностью.
     - Значит, вы не в состоянии вспомнить, виделись  ли  вы  с  девушкой,
которой были очарованы?
     - Конечно, я виделся с ней, но после того, как ее  арестовали.  Я  не
помню. Я виделся с ней столько раз, что мне сложно воспроизвести в  памяти
их все.
     - Вы помните, что виделись с ней в мотеле "Прибрежный"?
     - Да, сэр.
     - Вечером во вторник, девятого числа текущего месяца?
     - Да, сэр.
     - Как долго вы находились вместе с ней?
     - Минут десять или пятнадцать.
     - Куда вы отправились после встречи с обвиняемой?
     - Я возражаю, -  встал  со  своего  места  Гамильтон  Бергер.  -  Это
несущественно, не допустимо в качестве доказательства и не имеет отношения
к делу. Это судебный процесс не над выступающим свидетелем.
     - У меня есть право проверить его память.
     - Вы проверяете его память по вопросам, не имеющим никакого отношения
к делу, - заметил Гамильтон Бергер. - Если вы намерены  проследить  каждое
перемещение этого свидетеля со вторника, девятого числа, до того  момента,
когда обнаружили тело его жены, то нам придется оставаться в зале суда всю
ночь,  разбираясь  с  тем,  что  никоим  образом  не  влияет  на  аспекты,
рассматриваемые на настоящем слушании.
     - Возражение принимается, - постановил судья Кейзер.
     - Ваша жена говорила вам о сообщении своего адвоката касательно  двух
пуль,  выпускаемых  в  тело  жертвы  двумя  разными  людьми,  действующими
независимо друг от друга, и о том, что в убийстве виновен второй  человек,
если смерть наступила мгновенно от  ранения,  нанесенного  им?  -  спросил
Мейсон Хелмана Эллиса.
     - Я возражаю, -  встал  со  своего  места  Гамильтон  Бергер.  -  Это
несущественно, не допустимо в качестве доказательства и не имеет отношения
к делу. Это показания с чужих слов. Перекрестный допрос ведется не должным
образом.
     - Возражение принимается, - постановил судья Кейзер.
     - Вы посещали "Большой амбар" во  вторник,  девятого  числа  текущего
месяца?
     - Да.
     - Завладели ли вы в то  время  одним  из  револьверов,  хранящихся  в
"Большом амбаре"? Не забывайте, что в настоящий момент вы  находитесь  под
присягой.
     - Что вы имеете в виду под словами "завладел ли я"?
     - Я спрашиваю вас о том, договаривались ли вы с Сейди Брадфорд о том,
чтобы он взяла один из револьверов и передала вам?
     - Минутку, Ваша Честь, - перебил Гамильтон Бергер. -  Это  зашло  уже
слишком далеко. Перекрестный допрос ведется не должным образом. Я...
     Судья Кейзер подался вперед, внимательно наблюдая  за  лицом  Хелмана
Эллиса. Внезапно судья заявил:
     - Нет, пожалуй, он ведется правильно. Суду хотелось бы услышать ответ
на поставленный вопрос. Так да или нет, мистер Эллис?
     Свидетель еще раз поменял положение на стуле, облизал губы языком  и,
наконец, признался:
     - Да.
     - И вы убили свою жену из этого револьвера?  -  продолжал  Мейсон.  -
Потом  вы  договорились  с  Сейди  Брадфорд,  чтобы  она  подбросила  этот
револьвер обвиняемой, пока Элен Робб находилась в  туалете.  В  дальнейшем
обвиняемая сообщила вам, что проконсультировалась со мной. Утром  в  среду
вы осмотрели револьвер, находившийся среди вещей Элен Робб, и поняли,  что
это не то  оружие,  что  вы  подложили.  Поэтому  вы  украдкой  взяли  тот
револьвер, что находился среди вещей обвиняемой в  среду,  отправились  на
яхту и выпустили вторую пулю в мертвое тело своей  жены.  Затем  вы  тайно
вернули револьвер в чемодан Элен Робб. Вы успели все это провернуть  таким
образом, что она даже не догадалась о том, что произошло, до того  как  на
пост заступили охранники, нанятые для защиты обвиняемой. Все это время  вы
заверяли Элен Робб в своей любви и привязанности, обещали жениться на ней,
как только утрясутся все формальности, однако, брали с нее слово, что  она
будет молчать о ваших планах, не так ли?
     - Ваша  Честь,  Ваша  Честь,  -  закричал  Гамильтон  Бергер.  -  Это
полнейший  абсурд.  Это  фантастичная,  нелепая,  противоречащая  здравому
смыслу идея, разработанная  адвокатом  защиты,  чтобы  спасти  собственную
шкуру. Это...
     - Это несомненно вопрос,  показывающий  пристрастность  свидетеля,  -
перебил  судья  Кейзер   тихим   ровным   голосом.   -   При   сложившихся
обстоятельствах я его разрешаю. Свидетель, отвечайте.
     - Нет, - сказал Хелман Эллис побелевшими губами.
     Внезапно в дальнем конце зала возник какой-то шум.
     Вперед целенаправленно продвигалась молодая женщина.
     - Я теперь все поняла, - заявила она. - Он сделал все именно так!  Он
меня использовал. Хотел чужими руками  жар  загрести.  Я  хочу  сдаться  и
представить доказательства.
     Бейлиф постучал молоточком, призывая к тишине.
     Один из полицейски вскочил с места, чтобы остановить женщину, однако,
судья Кейзер жестом попросил пропустить ее.
     - Тихо! - приказал судья Кейзер и  обратился  к  женщине:  -  Кто  вы
такая?
     - Сейди Брадфорд, гардеробщица, - сообщила она. - Теперь я,  наконец,
поняла, что он сделал. Он использовал меня, как сообщницу.
     Судья Кейзер посмотрел на Мейсона. Удивление в глазах судьи сменилось
восхищением.
     - Суд откладывает заседание  до  десяти  часов  завтрашнего  утра,  -
объявил судья Кейзер. - Я предлагаю окружному прокурору принять все  меры,
чтобы разобраться со сложившейся ситуацией до продолжения заседания.
     - Я  настаиваю  на  том,  чтобы  вызвать  Перри  Мейсона  в  качестве
свидетеля сегодня вечером в связи с тем, что его показания необходимы  для
предварительного слушания, - возразил Гамильтон Бергер.
     Судья Кейзер улыбнулся ему.
     - Мне кажется, господин окружной прокурор, что после того, как вы все
обдумаете,  вы  будете  рады,  что  не  пригласили   мистера   Мейсона   в
свидетельскую ложу. Заседание объявляется закрытым.
     Судья Кейзер встал со своего места и покинул зал.
     Мейсон продолжал стоять. По  выражению  его  лица  не  представлялось
возможным определить, о чем он думает.
     К нему бросились газетные  репортеры  и  начали  засыпать  вопросами.
Защелкали вспышки фотоаппаратов.
     - Никаких комментариев, - сказал адвокат. - Я воздержусь от заявлений
до десяти часов завтрашнего утра.



                                    15

     Усталый Гамильтон Бергер встал со своего места и, не обращая внимания
на заполненный зал, повернулся к судье Кейзеру.
     - Обвинение объявляет о прекращении дела против Элен Робб  и  считает
своим долгом сообщить Суду, что Хелман Эллис во всем признался и  подписал
заявление. Он увлекся Элен Робб, но также одновременно у него было роман с
Сейди Брадфорд, работающей гардеробщицей и  дежурной  в  женском  туалете.
Эллис - авантюрист и сердцеед, он не интересовался больше своей женой. Это
правда, что Джордж Анклитас дал Хелману Эллису револьвер. Оружие хранилось
дома у Эллиса. В соответствии с признанием самого Эллиса, он  похитил  еще
один револьвер из "Большого амбара" - тот, что лежал за стойкой  бара  для
защиты на случай появления  вооруженных  грабителей.  Вечером  во  вторник
Хелман Эллис застрелил свою жену именно из  этого  револьвера,  когда  они
находились на борту яхты "Гладиатор". Чтобы представить все таким образом,
словно его жена пыталась  обороняться  от  нападавшего,  он  выстрелил  из
револьвера, подаренного ему  Джорджем  Анклитасом,  в  деревянную  обшивку
каюты, затем снова взвел курок и оставил револьвер рядом  с  правой  рукой
убитой им жены. Затем Хелман Эллис  вернулся  в  "Большой  амбар",  увидел
обвиняемую, а также  свою  подружку  Сейди  Брадфорд.  Он  уговорил  Сейди
Брадфорд подложить орудие убийства в вещи Элен Робб, в  надежде,  что  оно
там и останется и его найдет полиция. Сейди Брадфорд и понятия  не  имела,
что совершено убийство. Эллис объяснил ей, что, подбросив револьвер в вещи
обвиняемой, можно добиться ее увольнения, и таким образом Эллис закончит с
ней роман. Позднее Хелман Эллис узнал от Сейди Брадфорд, что  стычка  Элен
Робб с Джорджем Анклитасом  закончилась  ее  увольнением,  что  Элен  Робб
позвонила в мотель "Прибрежный", чтобы  заказать  номер  и  планирует  там
переночевать. Хелман Эллис незамедлительно поехал в мотель, подождал Элен,
а затем, клянясь ей в привязанности и желании  помочь,  вначале  убедился,
что револьвер на самом деле находится среди ее вещей, а потом взял слово с
Элен Робб, что она ни при каких обстоятельствах  никому  не  откроет,  что
виделась с ним в тот вечер и что между ними что-то было.  После  этого,  в
соответствии с его признанием, которое нам следует  принимать,  как  факт,
Хелман Эллис поехал прямо в  яхт-клуб,  отвязал  яхту  и  направил  ее  по
течению, а потом, когда ее уже отнесло достаточно далеко,  чтобы  никто  в
клубе не услышал, что она ушла, включил  двигатель.  Он  отогнал  судно  к
острову Каталина, а утренним самолетом вернулся домой. Хелман Эллис  знал,
что Элен Робб планирует проконсультироваться  с  Перри  Мейсоном,  поэтому
решил обязательно встретиться с ней после ее визита к адвокату. Он посадил
ее на автобус в Коста-Месу, а по пути к остановке попросил рассказать все,
что было в кабинете Перри Мейсона.  Когда  Элен  Робб  сообщила  ему,  что
Мейсон велел ей оставить оружие у себя и ничего не предпринимать по  этому
поводу, у Эллиса возникли подозрения, и  он  попросил  Элен  показать  ему
револьвер,  лежавший  у  нее  в  сумочке.  Теперь  мы  подходим  к   очень
интересному  моменту  признания  Хелмана  Эллиса,  по   поводу   действия,
придуманного, чтобы полностью сбить с толку следователей.  На  револьвере,
подаренном Хелману Эллису Джорджем Анклитасом, не было никаких царапин  на
стволе, но на револьвере, которым воспользовался Эллис для убийства  своей
жены и который подбросил в вещи Элен Робб, такая метка имелась.  У  Эллиса
возникло подозрение, что, не  исключено,  Мейсон,  пытаясь  защитить  свою
клиентку,  подменил  револьверы  и  передал  ей  другое  оружие.  Осмотрев
револьвер из сумочки Элен, он убедился в своей правоте,  так  как  на  том
револьвере на стволе не оказалось никаких меток. Эллис сказал  Элен  Робб,
что опасно ездить в автобусе с револьвером в сумочке, потому что ее  могут
арестовать за ношение оружия. Несомненно,  мистер  Мейсон  дал  ей  верный
совет о том, что следует вернуть револьвер туда, где  она  его  нашла,  но
лучше, если она не повезет его в мотель сама, так как у нее  нет  на  него
разрешения. Эллис предложил доставить револьвер в  мотель,  а  тогда  Элен
вернет его в чемодан. И Эллис снова убедил ее в необходимости не открывать
кому-либо, что он участвует в ее делах и заинтересован в ней. Затем Хелман
Эллис заявил Элен Робб, что у него имеются  кое-какие  неотложные  дела  и
оставил ее на автобусной остановке, а сам поехал в аэропорт, где  взял  на
прокат самолет. У него имеется лицензия  летчика.  Он  полетел  на  остров
Каталина, нашел яхту, открыл каюту, выпустил вторую пулю,  теперь  уже  из
другого револьвера, в мертвое тело своей жены, запер каюту, отогнал яхту к
противоположному берегу острова, привязал ее к скале,  развернул  носом  в
море, завел двигатель, сошел с  яхты,  отвязал  веревку  и  позволил  яхте
уплыть в открытый океан.  Затем  он  вернулся  к  арендованному  самолету,
прилетел обратно в Лос-Анджелес, пришел в контору к Перри Мейсону и убедил
адвоката в том, что Элен Робб находится в опасности, так как  Надин  Эллис
намерена ее убить. Хелман Эллис предполагал,  что,  по  всей  вероятности,
Мейсон наймет охранников, чтобы защитить свою клиентку. После этого Хелман
Эллис поехал в мотель "Прибрежный" и попал на территорию  через  переулок,
проходящий сзади, так, чтобы его не заметил хозяин. Он объяснил Элен Робб,
что оказал ей огромную услугу, привезя револьвер подобным образом, однако,
она не должна ни в коем случае открывать кому-либо его связь с этим делом.
Он клялся ей в любви и привязанности и обещал жениться на ней, как  только
ему  удастся  уговорить  жену  согласиться  на  развод.  И,  опять  же   в
соответствии с его признанием, которому, как мне кажется, следует  верить,
Эллис не знал о существовании закрытой для гражданских судов зоны рядом  с
островом Каталина. Он думал, что яхта  уйдет  в  открытый  океан,  горючее
закончится, а потом яхта затонет во время  какого-нибудь  шторма.  Однако,
если ее кто-то обнаружит, то в теле  жены  окажется  пуля,  выпущенная  из
револьвера, находящегося у Элен Робб.  Организовав  преступление  подобным
образом, он не сомневался, что обеспечил себе  надежное  алиби.  Это  суть
признания Хелмана Эллиса. Я посчитал своим долгом  пересказать  его  Суду,
так как в настоящее время мы прекращаем дело против Элен Робб.  Она  стала
жертвой хитрого  плана,  поэтому  я  хотел,  чтобы  истинные  факты  стали
достоянием общественности.
     Судья Кейзер задумчиво посмотрел на Гамильтона Бергера, потом перевел
взгляд на Мейсона.
     - Суд все равно не  понимает,  каким  образом  револьвер,  изначально
подброшенный обвиняемой, снова оказался у Джорджа Анклитаса,  -  признался
судья.
     - Сейди Брадфорд, работая дежурной в женском туалете, обнаружила этот
револьвер там на полу, - сообщил Гамильтон  Бергер.  -  Она  на  несколько
минут выходила из помещения, чтобы поговорить  с  Хелманом  Эллисом.  Мисс
Брадфорд уверена, что Хелман Эллис  подбросил  его  туда,  а  она,  открыв
дверь, откинула его под раковину. Она точно знает, что револьвера на  полу
не было, когда она уходила. За этот период  туалетом  не  пользовалась  ни
одна женщина. Когда мисс Брадфорд вернулась  после  разговора  с  Хелманом
Эллисом, револьвер лежал под раковиной.  Мисс  Брадфорд  подобрала  его  и
вернула под стойку бара, думая, что таким образом она выполняет  пожелание
Хелмана Эллиса. Приводит в недоумение то, что,  признавшись  в  совершении
убийства, Хелман  Эллис  продолжает  настаивать,  что  он  не  подбрасывал
револьвер в туалет. Однако, при сложившихся обстоятельствах, в виду  того,
что в этом помещении нет окон и в него ведет единственная дверь,  рядом  с
которой находилась свидетельница Сейди Брадфорд, я считаю, что по какой-то
причине, которую я на сегодняшний день не понимаю, Хелман Эллис продолжает
лгать насчет револьвера. Единственное, что я могу предположить -  это  то,
что он старается впутать в это дело Перри Мейсона, адвоката защиты. Теперь
очевидно, что Мейсон действовал нетрадиционно, однако, это нельзя  считать
незаконным. Ему сообщили, что в чемодан обвиняемой  подбросили  револьвер,
он попросил сделать из оружия несколько пробных выстрелов и  передал  пули
для проверки эксперту по баллистике. Наверное, это было его правом.
     - Я могу выступить, Ваша Честь? - обратился к судье Мейсон.
     - Конечно, мистер Мейсон.
     - Когда Элен Робб пришла ко мне  в  контору  и  заявила,  что  кто-то
подбросил ей  в  чемодан  револьвер,  я  решил,  что  мне  необходимо  его
осмотреть. Я считал, что вправе это сделать, поскольку в тот момент  ничто
не указывало на совершение преступления. Я заменил  револьвер  на  другой,
хранившийся у меня в конторе, таким образом, чтобы моя  клиентка  даже  не
догадалась об этом. Я думаю, что адвокат,  уверенный  в  том,  что  кто-то
пытается каким-то образом подставить его клиента, подбрасывая ему  в  вещи
украденную собственность, имеет право принять такие меры, чтобы  в  случае
обыска  вещей  клиента  с  целью  обнаружения  украденной   собственности,
найденное имущество не являлось тем, что было  преднамеренно  подложено  в
вещи клиента.
     - Что ж, - заметил судья Кейзер, - Суд согласен с вами в этом,  хотя,
конечно,  такая  процедура  является  несколько  нестандартной.  Обычно  в
подобных случаях заявляют в полицию.
     - В  зависимости  от  обстоятельств,  иногда  приходится  действовать
безотлагательно, - заметил Мейсон.
     - Однако, что касается всего  остального,  манипуляций  с  оружием  и
факта, что убийство  совершено  револьвером,  подброшенным  в  вещи  вашей
клиентки,  как  вы  объясняете  последующие  события,  мистер  Мейсон?   -
поинтересовался судья Кейзер.
     - Я не думаю, что я должен их объяснять. Я добился  оправдания  своей
клиентки, я представил истинного убийцу. Даже  если  мои  методы  являются
нетрадиционными, они, по крайней мере, оказались эффективными.
     Судья Кейзер улыбнулся.
     Раскрасневшийся Гамильтон Бергер встал со своего места и обратился  к
судье:
     - Ваша Честь, если  бы  у  Мейсона  была  хоть  какая-то  возможность
оказаться связанным с возвратом этого револьвера в "Большой амбар",  я  бы
по-другому отнесся к этому делу. При сложившихся обстоятельствах,  я  имею
только заявление убийцы и его сообщницы. Однако, из слов  Сейди  Брадфорд,
ставшей  теперь  свидетельницей  со  стороны   обвинения,   следует,   что
невозможно даже представить, что Мейсон вернул  револьвер  туда,  где  его
нашли. Я  считаю,  что  Хелман  Эллис  ненавидит  Перри  Мейсона  смертной
ненавистью,  потому  что   адвокат   помешал   осуществлению   так   хитро
разработанного  плана  убийства  жены.  Каким-то  образом  Эллис  завладел
револьвером и подбросил  его  в  женский  туалет,  надеясь  впутать  Перри
Мейсона. Совершенно очевидно,  что  Мейсон,  действовавший  нетрадиционно,
хотя и не противозаконно, не  намерен  предавать  гласности  то,  что  ему
конфиденциально  сообщила  его  клиентка.  Поскольку   выставленные   мною
свидетели утверждают, что револьвер находился у Эллиса и он вернул  его  в
"Большой амбар", единственным свидетелем против Мейсона является настоящий
убийца, испытывающий ненависть  к  адвокату.  Поскольку  клиентка  мистера
Мейсона оказалась невиновна, я уверен, что теперь невозможно открыть  дело
против Мейсона. Даже если бы я пошел на это, то поставил бы  под  сомнение
честность одной из свидетельниц со стороны обвинения и ослабил свою версию
дела против  Хелмана  Эллиса,  который,  кстати,  теперь  отказывается  от
сделанного  признания,  настаивая,   что   оно   было   вырвано   у   него
принудительным образом и через обещание неприкосновенности.
     - Если  теперь  окружной  прокурор  заявляет,  что  я  никак  не  мог
подбросить револьвер в  женский  туалет,  я,  естественно,  не  стану  это
оспаривать, - заметил Мейсон.
     Судья Кейзер задумался на какое-то время, потом покачал головой.
     - Сложившаяся ситуация ставит Суд в тупик, - признался он.  -  Однако
очевидно, что в виду обстоятельств, раскрытых окружным прокурором, тактика
адвоката  использованная  для  защиты   своей   клиентки,   которая,   как
выяснилось,  непричастна  к  убийству,  привела  не  только  к  оправданию
невинного человека, но и к обнаружению и  аресту  виновного.  Суду  больше
ничего не остается, как закрыть  дело  против  Элен  Робб,  освободить  ее
из-под стражи и объявить заседание закрытым.
     Судья Кейзер поднялся со своего места, направился к себе  в  кабинет,
остановился на полпути, задумчиво  посмотрел  на  Перри  Мейсона,  покачал
головой и вышел из зала суда.
     Гамильтона Бергера  окружили  журналисты,  желающие  выяснить  детали
признания Эллиса, поэтому окружному прокурору не представилось возможности
обменяться комментариями с  Мейсоном.  Адвокат  воспользовался  суматохой,
подмигнул Делле Стрит, и они вместе поспешили выйти из зала суда.
     - Как  ты  догадался?  -  поинтересовалась  Делла  Стрит,  когда  они
спускались в лифте.
     - Это единственное, что могло произойти, - объяснил Мейсон.  -  После
получения у меня револьвера, у Элен  Робб  просто  не  оставалось  времени
найти яхту, выпустить пулю  в  тело  Надин  Эллис  и  вернуться  в  мотель
"Прибрежный". Вспомни, что Дрейк проследил ее передвижения  от  автобусной
остановки до мотеля. Яхту с телом Надин Эллис пустили в море в два захода.
Это был, опять же, единственно  возможный  вариант.  Во-первых,  ее  ночью
отогнали в бухту острова Каталина, а потом, на втором этапе,  направили  в
море. Такой круиз, как мне представлялось, мог быть осуществлен  только  с
остановкой на острове Каталина. Совершенно  очевидно,  что  Элен  Робб  не
имела возможности два раза появляться на острове. Более того, я догадался,
что револьвер, найденный рядом с правой рукой Надин  Эллис,  оказался  там
уже после того, как миссис Эллис убили. Из него выпустили одну пулю, и он,
взведенный, валялся рядом с телом. Если  ты  пытаешься  сделать  несколько
максимально точных  выстрелов,  используя  самовзводящийся  револьвер,  ты
отводишь назад затвор, чтобы механизм срабатывал лишь  благодаря  простому
нажатию на курок. Однако,  если  ты  хочешь  стрелять  быстро  на  близком
расстоянии, то у тебя просто нет времени вручную  взводить  механизм.  При
обстоятельствах,  которые  могли  иметь  место  в  каюте,   представлялось
практически невозможным, что  револьвер  смогли  взвести  полностью  после
первого выстрела.  Именно  поэтому  я  заподозрил,  что  револьвер  просто
подбросили, а пуля, оказавшаяся в деревянной обшивке, выпущена для  отвода
глаз. После того, как я понял, что первой в тело Надин Эллис вошла пуля из
револьвера Джорджа Анклитаса, все было просто. Это  означало,  что  миссис
Эллис уже отправилась на тот свет к тому времени, как я вручил  Элен  Робб
второй револьвер. Яхту, определенно, отогнали к острову Каталине до  того,
как Элен Робб появилась у меня в конторе. Это означало, что  Хелман  Эллис
наврал о разговоре с женой в среду утром.  В  семье  Эллисов  только  одна
машина. Доказательства показывали, что Хелман приезжал  в  мотель  к  Элен
Робб ночью во вторник, следовательно, это  исключало  возможность  поездки
миссис Эллис  в  Финикс  во  вторник  вечером.  Начав  размышлять  в  этом
направлении, я понял, что случилось.
     - Но как ты догадался, что первой в тело Надин Эллис  вошла  пуля  из
револьвера Анклитаса? - спросила Делла Стрит.
     - Потому что я испортил ствол изнутри перед тем,  как  избавиться  от
него, а на пуле, извлеченной из тела миссис Эллис,  не  оказалось  никаких
следов, которые, несомненно,  присутствовали  бы,  если  б  из  револьвера
выстрелили после того, как я поводил в нем проволокой.
     - Да, на этот раз ты уже стоял спиной  к  стенке,  -  заметила  Делла
Стрит. - Хоть это научит тебя в будущем не рисковать из-за своих клиентов?
     Мейсон улыбнулся и покачал головой.
     - Это научит меня искусству концентрироваться. Мне ни разу в жизни не
приходилось думать так напряженно и так быстро,  как  с  момента  закрытия
заседания во второй половине вечера до того момента, когда я задал Хелману
Эллису  ключевой  вопрос  во  время  перекрестного  допроса  на   вечернем
заседании. Выходя из зала суда я чувствовал себя так, словно  меня  только
что пропустили через соковыжималку.
     Делла Стрит с восхищением посмотрела на Мейсона.
     - И на протяжении всего процесса ты ни разу не поколебался в верности
своей клиентке, несмотря на то, что был практически уверен, что  она  тебе
наврала?
     Мейсон вздохнул.
     - Делла, если я когда-нибудь начну  колебаться  в  верности  клиенту,
сделай мне одолжение. Закрой контору, раздобудь какое-нибудь средство  для
удаления краски и сотри слово "Адвокат" с двери приемной.