Версия для печати

        Сергей Сидорский. Власть оружия

---------------------------------------------------------------
 © Copyright Сергей Сидорский, 1997-1998
 Любое коммерческое использование этого текста допустимо только
с разрешения автора.

 роман
---------------------------------------------------------------

        ГЛАВА 1. Суббота, 11 октября 1997 года - 2 часа ночи

     Военная база "Пропан". Северо-западный регион России.

     Дождь  шел уже второй день, и было незаметно, что он  скоро закончится.
Более  того, сегодня он сопровождался порывистым ветром,  то и дело мелькали
молнии, и по всему чувствовалось приближение грозы.
     Часовой стоял  под  козырьком ветхого дощатого здания КПП  и, глядя  на
дорогу, курил сигарету. Минуту  назад  ему послышался шум  мотора.  Но такой
ночью  могло  послышаться все, что  угодно.  К тому  же откуда  в этой глуши
взяться машине? Последний раз он видел здесь машину три месяца назад,  когда
на базу вдруг заявилась инспекционная проверка. Тогда он тоже был в карауле.
И действовал согласно уставу: заставил прибывших генералов лечь в грязь. Что
они только не  грозились с ним сделать! Но часовой знал, что может сделать с
ним старшина, если узнает,  что он действовал не по уставу. И это пугало его
гораздо больше. Часовой выстрелил в воздух, а когда и после этого кое-кто из
них не подчинился, едва  не  открыл огонь на  поражение. К  счастью, вовремя
прибежал начальник караула и неприятностей удалось избежать.
     Неожиданно впереди мелькнул свет фар. Часовой швырнул сигарету в грязь.
Судя по габаритным огням, машина  была просто огромной. Каким ветром ее сюда
занесло?  Ведь до города больше  сорока  километров. Часовой  снял автомат с
предохранителя и с отчаянием  подумал, ну почему все это происходит именно с
ним?
     Подпрыгивая  на  ухабах  и  пробуксовывая  в  грязи,  машина   медленно
подползала к  воротам КПП. Прикрывая от света глаза руками, часовой вышел ей
навстречу и сделал знак остановиться. Тонкая струйка воды стекла с  капюшона
на его лицо, но он не решился ее убрать.
     В  салоне  машины  сидело  двое.  Водитель,  он  же  Техник, -  высокий
светловолосый  парень с усыпанным  веснушками лицом  и его  спутник - хмурый
сосредоточенный мужчина лет сорока, к которому блондин обращался "Менеджер".
     Подобное обращение не было случайным. Каждый из них выбрал  себе имя из
тех, что предложил Консультант. О своих настоящих именах они на время должны
были забыть.
     Заметив часового, водитель занервничал,  и Менеджер положил руку ему на
плечо.
     -  Успокойся. Разговаривать с ним буду я, - он расстегнул  полы плаща и
снял  автомат с  предохранителя.  -  Что  бы  ни  случилось  -  ни во что не
вмешивайся. Ты понял?
     Водитель молча кивнул. При всем желании он не смог бы ничего сделать. В
отличие от  того же Менеджера оружия у него не было, да и пользоваться им он
не умел.
     Машина остановилась. Менеджер еще раз похлопал Техника по  плечу, затем
спрыгнул на землю и,  разбрызгивая ногами грязь, направился  к  КПП. При его
приближении часовой снял автомат с плеча и клацнул затвором.
     - Стой! Кто идет?
     Голос его звучал нервно и напряженно. Менеджер с  усмешкой подумал, что
парень  явно  готов напустить в штаны.  Господи! И как таким детям  доверяют
оружие? С другой стороны, если бы на базе были профессионалы - ему  бы здесь
делать было нечего.
     Менеджер остановился и вытер лицо.
     - Дерьмовая погода, солдат. Ты не находишь?
     - Пароль?! - рявкнул часовой.
     -  Чудак! Откуда я  могу его  знать? Разве вас не предупредили  о нашем
появлении?
     -  Нет, меня  никто ни  о чем  не предупреждал,  -  в  голосе  часового
послышалось  сомнение,  а  значит,  контакт  был  установлен. Менеджер  едва
заметно расслабился.
     - Ну, так свяжись с кем следует! Я подожду.
     Часовой посмотрел на него долгим пристальным взглядом, затем сделал два
шага в сторону и включил рацию.
     - Товарищ капитан, здесь какая-то машина и...
     Сквозь шум помех до Менеджера долетел чей-то голос:
     - Чухнин? Это ты, мать твою?!  Ты что, забыл,  как следует обращаться?!
Какая на хрен машина?! Что ты там несешь?!
     Часовой посмотрел на Менеджера, затем на машину.
     - Рефрижератор. С красным крестом.
     Менеджер  незаметно  убрал  в  сторону  выпиравший  из-под  полы  плаща
автомат.
     -  В  рефрижераторе  гуманитарный  груз   для  центральной  клинической
больницы. Там оборудования на несколько миллионов долларов. Мэр распорядился
оставить его на выходные на военной базе, чтобы не разворовали.
     Часовой снова поднес к губам рацию.
     На  время  помехи практически прекратились, и голос капитана  прозвучал
особенно четко:
     -  Как назло нет связи с городом! Сейчас  я  пришлю Хоменко.  Пусть  на
месте во всем разберется.
     - Кто такой Хоменко? - спросил Менеджер, когда часовой выключил рацию и
спрятал ее в карман.
     - Прапорщик. Старшина, - часовой  добавил  еще несколько сочных  слов и
сплюнул.
     Менеджер понимающе улыбнулся и, скрестив на груди руки, стал ждать.
     Спустя несколько  минут послышались приближавшиеся шаги и в поле зрения
показался  высокий, крепко сбитый мужчина  в  плащ-палатке. В правой руке он
держал  пистолет  "ТТ", а  в левой  - электрический фонарик.  Он  подошел  к
Менеджеру и потребовал документы. Тот протянул  паспорт  и  документацию  на
машину.  Паспорт был  выдан  на имя Потапова  Федора Игоревича, а  документы
оформлены на межгосударственный  фонд "Медицина". Разумеется,  все документы
были фальшивыми. Впрочем, сейчас  Менеджер мог бы спокойно  показать  и свой
настоящий  паспорт.  Очень  скоро   и  часовой,  и   прапорщик   в  качестве
потенциальных свидетелей перестанут представлять собой всякую угрозу.
     - Я не вижу распоряжения мэра, - холодно  заметил Хоменко, просматривая
бумаги.
     - Его нет,  - Менеджер развел руками.  - Очевидно, он  собирался сам до
вас дозвониться.
     - По крайней мере, мог бы послать с вами сопровождающего!
     - В любом случае этот вопрос не ко мне!
     Прапорщик внимательно изучил  паспорт,  пролистал документы на  машину,
затем направил луч света в лицо Менеджеру и неожиданно спросил:
     - Что у вас под плащом?
     Менеджер едва не  выдал себя.  Каким образом он  усмотрел автомат? И не
потребует ли его показать? Как тогда объяснить, почему к автомату прикреплен
глушитель?
     - А вы как думаете?  - голос  Менеджера  стал хриплым от  волнения,  но
прапорщик этого не заметил.
     - Автомат или пистолет-автомат.
     - Автомат. "Узи".
     Хоменко кивнул, но подозрительность его не уменьшилась.
     - Документы на оружие в порядке?
     - Разумеется.
     -  Могу  я  на  них взглянуть?  -  прапорщик  сунул фонарик в карман  и
протянул  левую  руку. Правая при этом  чуть  приподнялась, и дуло пистолета
смотрело теперь Менеджеру прямо в лицо.
     - Да, пожалуйста.
     Менеджер с трудом подавил желание решить вопрос  пулей и воздал должное
предусмотрительности Консультанта.
     Прапорщик повертел  перед лицом корочку, выданную в недрах МВД России и
заверенную гербовой печатью.
     - В любом случае я не могу пропустить вас с оружием на базу!
     Это  меняло весь план действий, но,  по крайней мере,  к этому Менеджер
был готов.
     - Да, я понимаю.
     - Могу я осмотреть груз?
     -  Груз  опломбирован  в  Германии. Если мы  его вскроем, наверху может
подняться  большая буча.  Вы хотя бы  представляете,  что  это  оборудование
значит для вашего города? - Слово "вашего" Менеджер подчеркнул.
     Прапорщик  ничего  не ответил,  а лишь  окинул Менеджера подозрительным
взглядом, затем связался по рации с капитаном. Тот, судя по всему, собирался
связаться  с  кем-то  еще,  но Менеджер сильно  сомневался,  что  у него это
получится.  Во всяком  случае, до  сих пор Консультант не ошибался ни  разу.
Если он сказал, что  связи с городом не будет, значит, скорее всего, так оно
и есть.
     Спустя несколько минут рация снова заработала.
     -  Ладно.  Пропусти груз за ворота, - распорядился  капитан. - Пусть он
там и остается. И прикажи Чухнину, чтобы хорошенько за ним присматривал.
     - Не нравится  мне все это, Андрей, -  заметил прапорщик, и Менеджер на
этот раз  действительно едва не нажал  на спусковой крючок. Не хватало  еще,
чтобы он все испортил.
     - А мне, думаешь, нравится? - отозвался капитан. - Но я  не  могу ни  с
кем связаться.  Телефон  не работает, да  и рация  что-то  барахлит. На всех
наших  частотах сплошная каша.  Может,  из-за грозы? Пришли к  Чухнину двоих
людей,  и пусть они  не  спускают с машины глаз! Это все, что  я могу сейчас
сделать.
     -  Слушаюсь! - прапорщик  повернулся к Менеджеру. - Прикажите  водителю
выйти из машины!
     Менеджер  сделал  своему  спутнику знак рукой, и тот  тут  же выпрыгнул
наружу. Затем, словно только сейчас обнаружив, что идет дождь, просунул руку
в  салон  машины  и  достал  плащ.  Под  пристальным  взглядом прапорщика  и
убийственным - Менеджера, он стал торопливо одеваться.
     -  Подними руки, - распорядился Хоменко, и водитель  послушно  выполнил
приказание.
     Не обнаружив оружия, прапорщик повернулся к часовому и коротко бросил:
     - Присмотри за ними, а я пока осмотрю машину.
     Он забрался  в салон, но  оружия не обнаружил и там. На приборном щитке
была закреплена  карта с указанным маршрутом следования  машины из Германии.
Прапорщик  снова выбрался наружу и  осмотрел фургон,  который был  заперт на
замок и опечатан. Прапорщик приложил ухо к стенке и прислушался. Сначала ему
показалось, что он уловил какой-то звук, но не исключено, что причиной этого
стал порыв ветра. Хоменко  наклонился и осветил покрытое толстым слоем грязи
днище машины.
     - И что вы рассчитываете там увидеть? - спросил Менеджер с едва скрытым
сарказмом, но прапорщик никак на это не отреагировал.
     Наблюдая  за  его  действиями,  Менеджер  чувствовал  все  возрастающую
тревогу. Хоменко явно что-то учуял, и проще всего его было бы сейчас убрать.
Но  Консультант  категорически  запретил  поднимать шум,  если будет хотя бы
малейшая  возможность  этого  избежать.  Наконец,  прапорщик  выпрямился   и
повернулся к нему.
     - Когда вы планируете вернуться за машиной?
     - Думаю,  в  понедельник утром. Может быть, во вторник. Сейчас от  меня
уже ничего не зависит.
     - Хорошо. Вы оставайтесь здесь. Думаю, водитель и один справится. Слева
есть небольшая площадка - там пусть и оставит машину.
     Техник сел за руль и осторожно тронул машину с места. Часовой перекинул
автомат через плечо и стал открывать ворота.
     -  С вами можно будет как-то  связаться? - прапорщик снова  обратился к
Менеджеру. - В случае если что-то случится.
     - Скорее всего,  мы остановимся в ближайшей  гостинице. А почему должно
что-то случиться?
     - Всякое может быть. Как вы думаете добираться до города?
     - Пешком. К утру как-нибудь дойдем.
     - К сожалению, я не могу предложить вам остаться.
     - Я понимаю.
     Часовой распахнул ворота. Машина медленно въехала на  территорию базы и
остановилась. Водитель заглушил мотор и выбрался  наружу. Менеджер  дождался
его возвращения, и они вдвоем направились в сторону города.
     Прапорщик посмотрел вслед быстро удалявшимся фигурам, затем сделал знак
часовому закрывать ворота.




















        ГЛАВА 2. Суббота, 11 октября - 3 часа ночи.

     Люк в днище машины бесшумно  приоткрылся, и из него вынырнул  маленький
худой человек,  одетый  во все  черное и вооруженный ножом  и автоматом.  Он
незаметно проскользнул  к КПП и там на мгновение замер. Часовой  стоял возле
самых ворот и курил сигарету. Двое  других  сидели в  здании  КПП и играли в
карты. Человек в черном,  который выбрал  себе имя  Волонтер, достал  нож  и
шагнул к охраннику. Вероятно, тот услышал его шаги и обернулся. Волонтер, не
раздумывая,  метнул  нож.  Лезвие  со свистом рассекло воздух  и  воткнулось
часовому в  шею. Часовой  неуклюже  взмахнул  руками, сделал несколько шагов
вперед и рухнул  лицом в грязь. Волонтер склонился над ним  и, перевернув на
спину, выдернул нож, затем вытер лезвие  и направился к  зданию КПП.  Прежде
чем войти внутрь,  заглянул в окно. Часовые встали и настороженно к  чему-то
прислушивались.  Автоматы в руках обоих  были подняты. Ударом  ноги Волонтер
распахнул  дверь  и  расстрелял  часовых  одной длинной  очередью. При  этом
глушитель практически полностью погасил звуки выстрелов.
     Волонтер  включил  фонарик  и  положил  его на ворота,  затем подошел к
машине, открыл  замок  и  сорвал  печать.  На землю  один  за  другим  стали
выпрыгивать  вооруженные  люди. Они образовали  три  группы,  которые  молча
разошлись   в  разные  стороны.   Возле  КПП   остались  только  Волонтер  и
Консультант. Минуту спустя к ним присоединились Менеджер и Техник.

     Стрелок  и Охотник  направились к  вышке.  Пятнадцатиметровое  бетонное
сооружение  посреди базы  было  освещено  ярким  светом.  Усыпанные  гравием
подступы  к вышке  не давали  никакой возможности  пройти к  ней  незаметно.
Стрелок остановился в отдалении, выбирая  место для стрельбы.  Охотник пошел
дальше.
     Часовой  услышал скрип гравия и,  перегнувшись через перила,  посмотрел
вниз.
     - Это ты,  Прохор? - спросил он, рассмотрев  сквозь густую пелену дождя
плащ и  перекинутый  через плечо  автомат. -  Старшина голову оторвет,  если
узнает, что ты самовольно покинул пост!
     Стрелок поймал часового  в  перекрестье  прицела  и нажал на  спусковой
крючок.  Раздался  негромкий хлопок,  часовой  дернулся и медленно завалился
вниз. Тут  же  рядом  с ним оказался Охотник. Он склонился  над  неподвижным
телом, затем повернулся  в  сторону  Стрелка и поднял  вверх  руку.  Стрелок
достал рацию и передал на КПП короткое сообщение.

     Профессор  несколько  раз моргнул  и  провел  рукой  по  глазам. Зря он
послушался  совета Консультанта и надел контактные линзы. Был  ли тому виной
дождь  или  что-то  еще, но  он  практически ничего не  видел. Очки  гораздо
надежнее,  хотя  целиться в  них  не так  удобно. Его целью  был  часовой  с
северной стороны базы, но  пока  Профессор видел лишь его размытые  контуры.
Гарантировать  в  таких условиях точность попадания он бы не стал. Профессор
зажмурился  и снова  попробовал  поймать часового  в перекрестье  прицела. И
снова у него ничего не получилось. Слева раздался негромкий свист. Президент
явно  терял терпение  и торопил его.  Им предстояло еще  убрать  часового  с
северо-западной стороны,  и на  все это было выделено пять минут. Уже прошло
три, а Профессор никак не мог совладать со своими нервами. Он достал носовой
платок, тщательно протер оптический прицел и припал к нему другим глазом. Но
и этим  он видел  ничуть не лучше.  Президент снова  издал негромкий  свист.
Часовой  также  услышал его  и  стал нервно  оглядываться, затем потянулся к
рации. Заметив его движение,  Профессор нажал на курок и почти тут же понял,
что  промахнулся. Понял  это  и Президент.  С его стороны  ударила  короткая
очередь. Часовой сложился пополам и осел в траву.
     - Спасибо, - выдохнул Профессор.
     Президент  как-то  странно  посмотрел  на  него  и  кивнул  в   сторону
следующего объекта.
     - У нас осталось меньше минуты.
     - Можешь быть спокоен: на этот раз я сделаю все как надо!
     Профессор  опустил голову, вынул  контактные линзы и бросил их в грязь,
затем достал из кармана очки и водрузил их себе на нос.
     - Можешь быть спокоен, - повторил он.
     Они  практически  бегом  пересекли  поросшую  густой  травой  площадку,
разделявшую оба  объекта.  Заметив часового, Профессор опустился на колено и
припал  к  прицелу,  затем  плавно  спустил курок.  За  его спиной Президент
оценил,  насколько удачным был выстрел, бросил взгляд  на  часы и  поднес  к
губам рацию.

     Третья  группа двигалась по направлению к казарме. В ее состав  входило
три человека: Режиссер, Продюсер и Директор. На всех троих были темные плащи
с капюшонами, а в руках короткоствольные автоматы.
     Начальник караула  в звании  капитана,  который выполнял также  функции
дежурного  по части, сидел в небольшом ярко освещенном  помещении у входа  в
казарму.
     Продюсер первым  ворвался  в  комнату и ударом ноги отбросил начальника
караула  на  пол.  Тот  попробовал  встать  и дотянуться  до  пистолета,  но
пропустил еще один удар.
     Режиссер и Директор стали громить оборудование.
     - Сколько человек на базе? Отвечай! Быстро! - Продюсер поднял автомат.
     - Но я не... - начал капитан, и Продюсер выстрелил ему в ногу.
     Капитан закричал, но взгляд Продюсера заставил его замолчать.
     -   У  тебя  есть  одна  минута,  чтобы  собраться  с  мыслями.  Других
предупреждений не будет. Никаких игр! Вопрос - ответ! Вопрос - ответ! Ты все
понял?!
     Капитан нервно кивнул. Лицо его исказилось от боли и покрылось холодным
потом.
     - Сколько человек на базе? - повторил Продюсер.
     - Семнадцать солдат и два офицера, не считая меня.
     - Где они?
     - В казарме.
     - Все? - Продюсер повел автоматом. - А караул?
     - На посту еще шесть человек. Это все. Клянусь!
     - А разве я  сказал,  что не верю? - Продюсер снова нажал на  спусковой
крючок, затем оттолкнул тело капитана ногой.
     - Девятнадцать человек, - отчетливо произнес он.
     Режиссер и Директор ворвались в казарму.  Застигнутый врасплох дежурный
солдат потянулся к штык-ножу, и Режиссер решил не рисковать. Он выстрелил из
пистолета капитана практически в упор, и солдата отбросило далеко в сторону.
     В  это  время  Директор  включил  верхнее  освещение  и  вышел на центр
казармы.
     -  Внимание!  - объявил  он и несколько  раз  хлопнул в ладоши.  - База
захвачена  террористами. Просьба  всем  военнослужащим  собраться  в  центре
казармы. На сборы ровно тридцать секунд. В противном случае - расстрел.
     Поднявшиеся крики  Режиссер пресек выстрелами  в воздух  из  пистолета.
Едва ли выстрелы из автомата с глушителем произвели бы нужное впечатление.
     Наконец посреди  казармы выстроился ряд военнослужащих. Кое-кто  из них
успел надеть одежду,  но большинство  было  в одном  белье. Директор  прошел
вдоль строя.
     - Шестнадцать человек. Где еще двое?
     Ответом ему было  молчание. Директор поднял  автомат  и расстрелял двух
крайних солдат.
     - Мне повторить вопрос или в этом нет необходимости?
     Один солдат вышел из туалета, а другой  выполз из-под кровати. Директор
снова повел автоматом и выпустил две короткие очереди.
     - А теперь все в бомбоубежище! Тридцать секунд!
     Когда  в  расположенном  в  конце  казармы  бомбоубежище  исчезла спина
последнего  солдата,  Директор захлопнул  дверь и запер ее  на  замок, затем
включил рацию.

     Консультант посмотрел на часы.
     Семнадцать минут.  Пока все  идет  по плану.  Он выключил рацию, собрал
разложенные на столе карточки с обозначением объектов, затем чиркнул спичкой
и  поджег.  После того  как  огонь превратил карточки  в  пепел, Консультант
поднял голову и в упор посмотрел на Техника.
     - Теперь все зависит только от тебя.
























        ГЛАВА 3. Понедельник, 13 октября - 9 часов утра

     Стройный,  подтянутый мужчина в безукоризненном черном костюме поднялся
из-за стола  и  внимательно  оглядел  собравшихся.  Еще  три  года назад  он
старался  не замечать ничьих лиц, но сегодня ситуация в корне изменилась. Он
чувствовал в себе достаточно сил, чтобы выдержать любой взгляд. За это время
он  не  просто  окреп и приобрел  необходимое  влияние.  Он стал  человеком,
которого даже  за спиной предпочитали называть по имени-отчеству. А ведь ему
не было еще и сорока!
     Герман Олегович Дотов стал мэром во  многом благодаря своей обаятельной
внешности и удачному стечению  обстоятельств. Многие предрекали  ему быстрое
падение,  но он  сумел не просто удержаться, но и значительно  укрепить свою
власть. Все ключевые посты города занимали его ставленники или люди, близкие
ему  по духу. Дотов слыл человеком независимым, справедливым и обязательным.
И всячески поддерживал этот имидж.
     В помещении находилось четверо  его  заместителей, а также руководители
МВД, гарнизона и местного отделения ФСБ.
     -  Сообщение  получено  два часа  назад, -  ровным, хорошо поставленным
голосом  произнес Дотов.  - Требования террористов нам пока неизвестны. Зато
известно  точное количество  трупов и  заложников.  Если  не  ошибаюсь,  оно
примерно равное? - вопрос был адресован начальнику гарнизона Никонорову.
     - Двенадцать на  шестнадцать,  - не поднимая головы, произнес тот. - Но
эти данные уточняются.
     -  Круто,  - заметил первый заместитель мэра Юрий  Борисович Свистых  -
молодой энергичный мужчина, откровенно копировавший стиль и манеры шефа. - А
может, и  с ними так же?  Что там у нас припасено  на этот случай?  А, Семен
Георгиевич?
     Начальник гарнизона,  который  был  едва  ли  не вдвое старше  Свистых,
поднял седую голову и взглянул на него серыми выцветшими глазами.
     - Мы  можем  задействовать авиацию,  и  через  пару часов  от  базы  не
останется и следа!
     - Ну-ну, Семен  Георгиевич! Зачем же так  сразу! -  вступил в  разговор
генерал-майор милиции Пустырский. - Юрий Борисович пошутил,  а  ты уж и  уши
развесил!
     -  Кто пошутил? - Свистых в упор посмотрел на Пустырского, и тот нехотя
отвел взгляд.
     - Мы взяли базу в двойное  кольцо, - Никоноров посмотрел на свои  руки,
затем на  поверхность стола.  - И  теперь можем стереть  террористов  с лица
земли. Но можем и не стирать. Все зависит от того, какое решение вы примите.
     -  Если  бы  проблему  можно было  решить  подобным  образом, я  бы  не
задумываясь  дал  вам свое согласие,  - Дотов  опустился  в  кресло и что-то
пометил  в  своем  блокноте.  -  Но  речь также идет о  жизни заложников.  О
человеческой жизни!
     Его  голос эмоционально  дрогнул,  но ни  на  кого из  присутствовавших
особого впечатления это не произвело, и Дотов решил изменить тему.
     - У кого есть на этот счет какие-либо соображения? - сухо спросил он.
     - Если террористы не выдвигали пока никаких требований, то, может быть,
стоит  самим  вступить  с ними  в  контакт?  -  предложил  советник мэра  по
экономическим вопросам Петр Лаврентьевич Нистюк -  невысокий  худой старик с
практически   лысой   головой   и   черепаховыми  очками.   За   исключением
представителей силовых  структур, он  был едва ли не единственным  в команде
мэра,  кому  уже  перевалило  за  сорок.  А  если  быть  более точным  -  за
шестьдесят.
     - Но не воспримут ли они это как признак слабости?
     - Не воспримут. Если разговаривать с ними с позиции силы.
     - Каким образом  террористам удалось захватить базу? - спросил  Савелий
Прохорович  Радужинский,  который  возглавлял  в мэрии правовой  отдел.  - И
почему они захватили именно ее, а не, скажем, дворец искусств или стадион?
     -  А действительно, Семен Григорьевич, что  их  так  привлекло в  вашей
базе? - спросил мэр.
     Никоноров достал носовой платок и промокнул лоб.
     - Пока я не готов ответить на этот вопрос. В моем  подчинении находится
свыше сорока военных объектов, и я не могу так сразу...
     -  Семен Григорьевич! -  резко оборвал  его Дотов. -  Мы  с вами не  на
партактиве. Давайте прямо и по существу!
     - Я распоряжусь подготовить все необходимые документы...
     - Что на базе?! - рявкнул мэр и стукнул кулаком по столу.
     Никоноров так и не осмелился поднять взгляд.
     - Химическое  оружие.  Мы планировали  его  уничтожить  еще  в  третьем
квартале прошлого года, но все снова уперлось в финансирование. Вы же знаете
наши проблемы...
     - Какие еще проблемы?! Почему вы только сейчас заговорили об этом?
     - Я  говорю  об  этом  везде и  всегда! Нет  денег.  Даже  на  зарплату
военнослужащим. Не говоря уже...
     Мэр нахмурился, и Никоноров замолчал.
     - Будем  исходить из худшего. Допустим, террористы знают  о том, что на
базе находится химическое оружие. Как они могут им распорядиться?
     - Никак. Химическое оружие  есть химическое оружие. И этим все сказано.
Едва  ли  они  рискнут  к нему  даже  притронуться.  Если, конечно,  они  не
самоубийцы.
     -  А  если это какие-нибудь религиозные  фанатики? -  заметил Александр
Александрович Груша  - второй заместитель мэра. -  Вы представляете, чем это
может закончиться?
     - Какие меры безопасности вами приняты? - спросил Дотов.
     - Как я уже говорил, мы  взяли базу в двойное кольцо.  Осталось  только
согласовать  с  Львом Иосифовичем, - Никоноров  кивнул  в сторону начальника
МВД,  -  совместные  действия на  случай  штурма.  Если,  конечно,  подобное
распоряжение поступит.
     Дотов в очередной раз оглядел всех присутствующих.
     -  О  штурме  пока  говорить  слишком  рано.  Но  дополнительные   меры
безопасности необходимо принять!
     - Я отдам соответствующие указания.
     - Кроме того, через два часа я должен знать об этой базе все. Ее точное
местонахождение, количество  террористов, их  вооружение, планы,  намерения.
Было бы  неплохо  также  выяснить, с кем мы  имеем  дело. С  уголовниками, с
профессиональными террористами  или с  кем-то  еще. В этом я рассчитываю  на
вашу помощь,  Павел Игнатьевич, - Дотов в  упор посмотрел  на полковника ФСБ
Львова.
     - Слушаюсь, - негромко отозвался тот.
     - Но это не  все. Я  хочу, чтобы эти люди поняли, что они затеяли и чем
это может для них закончиться!
     -  Нужна демонстрация силы, - подхватил Свистых. - Шандарахнуть по  ним
из  какой-нибудь  пушки!  Чтобы  мало  не  показалось!  Что  скажите,  Семен
Георгиевич?
     Никоноров терпеливо вздохнул.
     -   Разумеется,  я  могу  шандарахнуть.  Но  и  для   этого  мне  нужно
соответствующее распоряжение.
     Свистых посмотрел на мэра.
     - Уважим старика, Герман Олегович?
     Но Дотов словно и не расслышал его вопроса.
     - И чтобы ни одна живая душа не знала об этом! - с нажимом произнес он.
- Ни одна  живая душа! Мне не нужно  международного скандала. Мы в состоянии
решить  проблему собственными силами! Все. Все свободны!  - мэр  откинулся в
кресле и устало прикрыл глаза.








        ГЛАВА 4. Суббота, 11 октября - 4 часа утра.

     Консультант  знал,  что в любом деле бывают  подъемы  и спады,  а удачи
всегда  чередуются с  неудачами. Но он и предположить не мог,  что  проблемы
начнутся практически сразу. Не предвидел этого и компьютер.
     Гений составил  специальную программу. Вся операция шаг за  шагом  была
просчитана и разобрана. Все  ее  слабые  места  определены. Но  в  начале их
просто не должно было быть. Так считал компьютер, и так считал он сам.
     Что же случилось? Что?
     Техник должен  был  выходить  на  связь через каждые  десять-пятнадцать
минут и поначалу  исправно это делал. Но вдруг что-то произошло. Он не вышел
на связь ни через десять, ни через двадцать минут. Ни даже спустя полчаса. А
это было уже дурным предзнаменованием. Разумеется, что-то  могло  случится с
рацией,  но  Консультант в  это не  верил.  Несмотря  на  жестокий  дождь  и
практически беспрерывные грозовые разряды.
     Последний  сигнал он  получил  со стороны третьего объекта. Куда  затем
направился Техник, знал только он сам.
     Консультант достал  из  кармана непочатую пачку сигарет, нервно  сорвал
обертку и закурил.
     Он должен был  выделить ему сопровождающего. Должен был, но не выделил.
Не  хотел,  чтобы  кто-нибудь,  кроме  Техника, знал, где будут  установлены
взрыватели. Это был допустимый риск. Но он себя не оправдал...
     Волонтер почувствовал, что что-то  произошло, и с тревогой посмотрел на
Менеджера.
     Консультант встал и прошелся по комнате, на ходу щелкнул рацией.
     - Продюсер, я хочу,  чтобы ты проверил личный состав базы. Возможно, ты
упустил кого-то из виду.
     - Это исключено... - начал Продюсер, но Консультант резко его перебил:
     - Связь через три минуты, - и отключил рацию.
     - Проблемы?  - настороженно спросил  Менеджер, но Консультант ничего не
ответил.
     - Что-то серьезное? - не отступал Менеджер.
     - Думаю, да, - Консультант затушил сигарету, но тут же закурил новую.
     Через минуту ожила рация.
     - Из  поля зрения выпал один  человек,  -  голос  Продюсера  дрожал.  -
Прапорщик  Хоменко.  Не знаю,  как это произошло. Я...  Я должен был сам все
проверить, но...
     - В казарме пусть остается Директор, - перебил  его Консультант. - Ты и
Режиссер немедленно  отправляйтесь к  третьему объекту. Действовать согласно
схеме тринадцать. Позже к вам присоединятся Волонтер, Менеджер и Охотник.
     Менеджер встал и перехватил автомат.
     - Я не ослышался? Ты говорил о чертовой дюжине? У нас неприятности?
     - Исчез Техник. Вы должны его разыскать. И как можно скорее!
     Менеджер и Волонтер переглянулись и без слов исчезли за дверью.
     Консультант выключил верхний свет и снял автомат с предохранителя.
     Они поняли  правильно. Если он отпустил Волонтера, который выполнял при
нем функции телохранителя,  значит, случилось что-то чрезвычайное. Но они не
знали  о  той роли,  которую  он отвел в операции Технику.  Не  могли знать.
Каждый из них выполнял только свою задачу.
     О стекло с новой силой стал хлестать  дождь. Погода совсем испортилась.
Консультант  подумал   об  этом  с  неприязнью,  хотя  целых  три  недели  с
нетерпением ждал этого момента.
     Он  затушил сигарету.  С  улицы  тлеющий огонек  представлял  идеальную
мишень.
     Неожиданно ожила рация.
     - Мы нашли Техника,  - говорил  Менеджер. - Он мертв. Кто-то уложил его
выстрелом в голову. Судя по всему, стреляли в упор.
     Консультант почувствовал, как оборвалось сердце. Это напоминало провал.
Он говорил себе, что  это может  случится,  но  в  то же время сам в это  не
верил.
     - При нем есть дипломат?
     - Да, есть.
     -  Возьми  его  и  немедленно  возвращайся.  Нет,  постой!  Пусть  тебя
сопровождает  Волонтер.  Трое  других  пусть  займутся  поиском... -  он  на
мгновение запнулся, пытаясь найти нужное слово, - убийцы.
     Консультант выключил рацию и прислушался. Только ли ему показалось, или
с улицы действительно донеслись шаги?
     Он посмотрел  в окно. За  стеклом мелькнула чья-то  тень. Впрочем, тень
могло  отбросить и дерево. Консультант направил автомат на дверь и  застыл в
ожидании.
     Через пять минут вернулись Менеджер и Волонтер. Впервые  Консультант не
узнал крадущихся шагов Волонтера,  и едва  не встретил вошедших очередью.  К
счастью, в темноте никто из них не заметил страха, мелькнувшего на его лице.
     -  Оставьте  дипломат  здесь  и  осмотрите  прилегающую  территорию,  -
распорядился Консультант. - Я слышал шаги.
     Волонтер  вытащил нож и бесшумно исчез  за дверью. Менеджер, прежде чем
выйти, внимательно посмотрел на Консультанта.
     - Возьми себя  в руки, - негромко произнес он. - Ни к чему, чтобы парни
видели тебя в таком состоянии!
     Консультант сжал губы и ничего не ответил.
     Спустя минуту с улицы донеслись выстрелы, а затем топот ног.
     Консультант  выждал еще  пару  минут,  затем достал  сотовый телефон  и
набрал известный только ему номер. Засечь его звонок не могли. Официально ни
его  телефон, ни телефон Гения  ни к  одной линии связи  подключены не были,
хотя и имели необходимые для работы защитные пароли.
     В трубке послышался щелчок.
     - Сбой в программе двенадцать, - Консультант с трудом узнал собственный
голос. - Техник мертв. Установлено три файла.
     Повисла  долгая  пауза.  Консультант  решил,   что  собеседник  его  не
расслышал, и хотел уже все повторить, когда тот заговорил:
     -  Этого  мало. Чтобы  программа работала,  необходимо по меньшей  мере
пять. И ты это хорошо знаешь.
     - Я могу попробовать установить оставшиеся файлы сам.
     - Это невозможно!
     - В таком случае, это может сделать кто-то из моих людей!
     - Так у тебя скоро совсем никого не останется.
     - Ты  можешь объяснить мне все по телефону! - Консультант почувствовал,
что начинает терять самообладание.
     - Это невозможно, - терпеливо повторил все тот же голос.
     - Черт побери! Что же нам тогда делать? Не  отменять же из-за этого всю
операцию?
     - Ты сказал, что три файла Техник все-таки успел установить?
     - Да. Только три из запланированных шестнадцати!
     -  Перезвони  мне  через двадцать минут. Я  посоветуюсь с  компьютером.
Возможно, еще не все потеряно.
     Гения  выдавал  голос.  Естественно,  все  потеряно.  Они  неоднократно
просчитывали варианты.  Для того,  чтобы  шансы были приемлемыми, нужно  как
минимум пять взрывателей.
     Консультант  отключил  телефон,  и  тут  же  заработала  рация. Говорил
Менеджер.
     - Мы загнали его в шестой блок. Ранен Режиссер.
     - Серьезно?
     - Не думаю. Что делать с  клиентом? По моим  расчетам, у  него осталось
два патрона.
     - Что у него?
     - Пистолет. Но если мы не хотим потерять еще двоих, в  лоб его лучше не
брать: за его спиной склад с оружием.
     - Что ты предлагаешь?
     - Ничего. Ты - Консультант.
     - В таком случае, пусть им займется Профессор!
     - Не думаю, что это самое лучшее решение...
     -  Пусть им займется  Профессор! - Консультант несколько повысил голос.
Он  знал, что Менеджеру  это не  понравится, но  - черт  с ним! - как-нибудь
проглотит.
     По крайней мере в Профессоре он был уверен.























        ГЛАВА 5. Понедельник, 13 октября - 10 часов утра.

     Андрей  Дмитриевич   Трущенко  в  очередной   раз  прослушал  запись  с
автоответчика  и  медленно  опустился в  кресло. Его  осунувшееся лицо вдруг
как-то  сразу  посветлело,  а  в  глазах  появился несвойственный им  блеск.
Выходные он провел на  даче в лесу, где не было даже  телефона, и до сих пор
ничего не знал.  Не знал,  что  впервые за последнее время  ему  улыбнулась,
наконец, удача!
     В комнату вошла жена, но он нетерпеливым движением ее отослал. Позже он
обязательно  с ней  всем  поделится.  Но не  сейчас.  Сейчас  он должен  сам
хорошенько все обдумать. В уголках его губ  появилась усмешка. Он просто  не
мог в это поверить. Мэр сам вколачивал гвоздь в крышку своего гроба!
     Три  года  назад Трущенко  сделал  все, чтобы  победить  на выборах. Из
столицы пригласил известных политиков, консультантов. Устроил шоу с участием
популярных  певцов и  музыкантов.  Все  социологи, аналитики  в  один  голос
предсказывали ему  победу. И вдруг откуда ни возьмись вылез этот жалкий тип.
Именно жалкий:  без роду, без племени. Ни денег, ни связей у него не было, и
никто  всерьез его  просто  не воспринимал. Нуль. Больше, чем  нуль! Нуль  в
квадрате, в кубе! А какую ахинею он нес с трибуны! Обещал,  что к концу года
среднемесячная зарплата превысит тысячу долларов, а цены на товары останутся
прежними. Обещал каждому дать работу, снизить квартплату, навести порядок на
улицах города. Подобной бредятины Трущенко уже давно не приходилось слышать.
Но  эта  "бредятина"  подействовала,  и  Дотов  набрал  семьдесят  процентов
голосов. Пока суть да дело, Дотова еще не поздно было убрать. Но они слишком
долго раскачивались,  и убрать его уже не  было  никакой возможности.  Дотов
всюду  посадил  своих людей, а  кто  все-таки  удержался на  своем  месте  -
поспешил заявить о своей лояльности.
     Трущенко уволил  к чертовой матери всех аналитиков  и  теперь полагался
только на себя, на свой  нюх. И этот нюх ему  подсказывал, что это его шанс.
Дотову нужно просто немного помочь - и кресло мэра вскоре станет вакантно.
     Вошел секретарь: лопоухий молодой человек с невзрачным  бледным  лицом.
Для всех  без исключения он был "Слава". Без подсказки Трущенко едва ли смог
бы  даже вспомнить его  фамилию. Хотя в свое  время именно он  вытащил парня
из-за  границы.  Тот работал секретарем в посольстве и  знал семь или восемь
иностранных  языков.  Плюс  ко всему  увлекался  восточными  единоборствами.
Других интересов у  него не  было,  но  для  Трущенко и  этого  было  вполне
достаточно. По виду Славу можно было  принять за аспиранта или даже студента
старшего курса. Но  впечатление это  было  обманчивым. Черный  не черный, но
какой-то там пояс у него точно был.  И Трущенко уже имел  возможность в этом
убедиться. Кроме того, секретарь был немногословен, и это качество нравилось
Трущенко едва ли не больше всех остальных.
     - Вызови ко мне Зорина и Потапчука, - распорядился Трущенко и пересел к
электрическому  камину.  В  квартире было  холодно, а  домработница  вовремя
включить камин не догадалась. Или не захотела. Что,  впрочем, одно и то  же.
Давно бы  следовало  ее уволить,  да  жена всячески этому  противится. Нужно
будет выяснить, почему.  Трущенко снова  поднял взгляд  на  секретаря.  -  И
принеси чего-нибудь выпить!
     Секретарь беззвучно исчез.
     Трущенко поскреб отросшую за два дня щетину и вытянул ноги. В последнее
время они что-то стали мерзнуть. Да и он сам  уже едва ли мог бы окунуться в
прорубь, как делал это в бытность первым секретарем горкома партии.
     Три года назад он потерпел  сокрушительное поражение, но знал, что рано
или  поздно у него  будет  шанс отыграться.  И вот теперь  его терпение было
вознаграждено.  Но  ему  одному свалить  Дотова  будет  не  под  силу. Нужны
союзники. А где их взять, если Дотов  их всех  кого кнутом,  а кого пряником
переманил к себе?
     Вернулся  секретарь  с  бутылкой  французского  коньяка.  Трущенко  сам
откупорил бутылку.
     - Выпьешь со мной?
     - Вы же знаете, Андрей Дмитриевич, я не пью, - возразил секретарь.
     -  Садись,  - Трущенко  махнул рукой на свободное кресло и наполнил две
рюмки. - В ногах правды нет.
     Трущенко  опрокинул стопку  в рот  и  тут  же налил  новую.  После чего
отпустил   секретаря,   который   так  и  не   притронулся  к  своей  рюмке.
Минуту-другую Трущенко о чем-то думал, затем взял телефон и по памяти набрал
многозначный московский номер. Трубку сняли после первого же гудка.
     - Ну,  привет,  что ли, - пробасил  Трущенко.  - Давненько я  не слыхал
твоего  голоса!  Сколько  ж прошло лет?  Восемь? Нет, девять.  А у тебя даже
телефон не изменился!  Что  "постой"?  Ну, да, Трущенко. Кто же еще? А я вот
тебя, Иван  Ильич,  сразу  узнал!  Да ладно,  не  извиняйся!  Неплохо.  Живу
деревенским затворником. Никуда не езжу, никого не вижу. Как кто? Плюшкин? А
это еще  кто такой? Мэр..?  Хороший  мэр. Молодой.  Да  нет,  я  не  брюзжу.
Действительно, человек старается, хочет как лучше. Ну, да, Ленин тоже хотел,
- он  засмеялся  и снова наполнил рюмку. - Времена были  другие, а  главное:
люди. Да нет, я ничего этим не хочу сказать. Чего звоню? Да вот, вспомнил...
Ладно-ладно! Есть дело, есть! Надоело на пенсии прозябать. Пора, думаю, и  о
гражданском  долге вспомнить.  Что..?  Какой  еще гражданский долг..? Пользу
обществу  принести.  По  мере  сил  и  возможностей,  так сказать.  Вот-вот!
Возможности-то,  они у  всех разные. Даст Бог, и  ты свой  кабинет покинешь.
Ну-ну! От сумы  да  от тюрьмы не зарекайся! Вот придут коммунисты... Как кто
мы? - в тон собеседнику Трущенко снова засмеялся. - Ты вот мне  скажи, кто у
тебя сейчас висит? На стене, где же еще? Только честно! Кому положено, тот и
висит? Верно? Небось, не  Елизавета Вторая? Да  нет,  никаких просьб. Просто
звоню. Хотел узнать, на месте ли, можно ли в случае чего на тебя положиться.
Не буду  тебе больше мешать.  Да говорю же, ничего не случилось!  А над моим
предложением ты все же подумай! Как над каким предложением..? Стареешь, Иван
Ильич, стареешь. Хватка уже не та. О чем мы  только что с тобой  говорили? О
долге?  В  самую  точку!  -  Трущенко  захохотал.  - Вот о нем и  подумай! И
перезвони! Мой телефон ты знаешь.
     Он медленно опустил трубку и  резко  обернулся.  За его  спиной  стояла
супруга.
     - Чего тебе? - с неожиданным раздражением спросил он.
     - Что-то случилось, Андрюша? - участливо спросила она.
     Господи! Как  он  ненавидел, когда она разговаривала с ним таким тоном:
тоном учительницы, заставшей своего ученика за чем-то неприличным. "Расскажи
мне, как это произошло. Возможно, я смогу тебе чем-то помочь".
     - Ничего. А  что могло случиться?  -  он постарался взять себя в  руки.
Спорить с ней не имело никакого смысла.
     - Мне показалось, ты звонил Ивану Ильичу, -  она посмотрела ему прямо в
глаза, и солгать он не решился.
     - Ну, звонил. Что с того?
     - Ты не разговаривал с ним целую вечность!
     Еще одно  замечание  в  ее духе. В духе всезнающей мамочки. К  тому же,
произнесла она эту фразу с едва скрытым упреком, и Трущенко взорвался:
     - Какая разница,  с  кем и когда я разговаривал?! Сколько можно  совать
нос в мои дела?!
     -   Надеюсь,   ты  не  собираешься  ввязываться   во  все  эти  игры  с
террористами? - все так же не повышая голоса спросила она.
     Этого следовало ожидать.  Естественно, она уже все знала. Как же иначе?
Так  было  всегда. И  так  будет.  Однажды  он  имел неосторожность  завести
любовницу. Они встречались два раза. На третий раз в кровати его ждала жена.
"Мне  кажется,  любовница для человека  твоего возраста  -  непозволительная
роскошь", - сказала она, и больше они к этой теме не возвращались.
     Трущенко вздохнул.
     - Ко мне сейчас должны прийти люди. Пожалуйста, Даша, оставь меня.
     -  Я  только хочу предупредить тебя: Дотов сейчас  силен как никогда. И
если у тебя вдруг что-то не получится, он уничтожит и тебя,  и твой банк.  И
не тешь себя надеждой, что ты сможешь устоять: у него  в руках  власть, и он
знает, как ею распорядиться.
     Она все-таки  испортила ему настроение, и когда пришли Зорин и Потапчук
-управляющие его банком, Трущенко не был уверен, стоит ли даже начинать этот
разговор.
     Его  заместители  напоминали   близнецов:  розовощекие,  пышнотелые,  в
безукоризненных костюмах  от  известных модельеров,  с неизменными  сотовыми
телефонами в руках. По их сияющим физиономиям Трущенко понял, что им уже все
известно.  Не  нужно  было  быть провидцем, чтобы  прочесть  их мысли.  Если
удастся обосноваться в мэрии, весь банковский сектор они  поспешат подчинить
себе.  Для  тех,  кто знает, как  это сделать  - не  такая уж и неразрешимая
задача. Главное здесь в первое время не высовываться,  чтобы не нарваться на
пулю  снайпера. А так риск того стоит.  За пару  лет вполне можно обеспечить
себе спокойную старость. Но и на большее, правда, рассчитывать глупо.
     - Андрей  Дмитриевич! - с порога закричал Зорин и бросился пожимать ему
руку.  Для  Трущенко  это  всегда  было испытанием.  Стараясь не  выказывать
брезгливости, он ответил на вялое рукопожатие и махнул своим заместителям на
кресла.
     - Присаживайтесь. Что будете пить? - с его стороны это было своего рода
местью. Оба заместителя  проповедовали  здоровый  образ жизни и  по  утрам в
окружении  телохранителей   бегали  на  зарядку.  Все  с  теми  же  сотовыми
телефонами в руках.
     - Спасибо,  Андрей Дмитриевич,  ничего, -  ответил Зорин. Улыбка на его
лице несколько поблекла.
     Трущенко окинул его  хмурым взглядом  и в очередной раз  наполнил  свою
рюмку.
     - В таком случае, я один.
     Зорин и Потапчук переглянулись.
     - Возможно,  Андрей  Дмитриевич, вы  еще не знаете... - начал Зорин, но
Трущенко его оборвал.
     -  Знаю, -  сказал он.  -  Но устраивать по  этому  поводу  всенародные
гуляния не рекомендую. Прежде нужно  реально  оценить наши шансы. И  вообще,
есть ли они.
     - Конечно, есть, Андрей Дмитриевич!
     - Не перебивай! Я хочу, чтобы вы подготовили мне аналитическую справку.
В процентах и рублях. Во сколько это нам обойдется и каковы шансы  на успех.
Если вопросов больше нет - можете быть свободны.
     Зорин и Потапчук снова переглянулись.
     - Андрей Дмитриевич...
     Трущенко приподнялся и включил камин на полную мощность.
     - Ноги  в последнее  время стали  мерзнуть.  Думаю, не  сменить ли  мне
климатический пояс и не перебраться куда-нибудь на юг?
     - Думаю, прежде всего вам нужно сменить кабинет,  -  осторожно  заметил
Потапчук.
     Трущенко усмехнулся. Льстецов он не любил, но тех, кто умел это делать,
неизменно приближал к себе.
     - То, что мэр решил шум вокруг террористов не поднимать  - нам на руку.
Будет время выяснить, что это за люди, чего они хотят.
     - По моим данным никаких  требований террористы  пока не выдвигали,  но
всю базу уже залили кровью.
     - Да? -  Трущенко нахмурился. - В таком случае, небольшой шум в  прессе
по этому поводу не помешает.
     - Но ни одна газета без санкции мэра подобный материал не опубликует! -
возразил Зорин.
     - Ну, разумеется. А  как же  иначе? Вот пусть кто-нибудь и  обратится к
нему за санкцией! А мы подождем, что он ответит.







        ГЛАВА 6. Суббота, 11 октября - 5 часов утра.

     Он снова промахнулся. Прежде такого с ним никогда не случалось.  Он и в
группу-то попал во многом благодаря  тому, что никогда не промахивался. Тот,
в кого он стрелял, мгновенно  отшатнулся от  окна и впечатление  было такое,
словно пуля все-таки достигла цели. Но Профессор  знал, что это не  так.  Он
всегда  безошибочно угадывал,  насколько  удачным был выстрел.  В  последний
момент  у него  дрогнула рука,  и пуля  ушла  чуть в  сторону.  Он  не видел
оставленного  ею следа,  но мог бы поклясться, что  несколькими сантиметрами
выше окна появилась внушительная дыра. Должна появиться.
     -  Отличный  выстрел, Проф! - кто-то хлопнул  его  по плечу. Он даже не
видел  кто:  Режиссер  или  Продюсер.   Скорее  всего,  Продюсер,  поскольку
Режиссеру было не до того, а Охотник лежал впереди него.
     Позиция была просто  идеальной для выстрела. Он отчетливо видел  голову
жертвы. Как он мог промахнуться? Как?
     Но если он все-таки попал? Ведь Продюсер, кажется, нисколько в  этом не
сомневается.  Конечно,  рассмотреть  что-либо в  серой  предрассветной  мгле
практически невозможно, но...
     В этом легко убедиться. Достаточно только встать и подойти к блоку.
     По очкам,  оставляя размывы,  текла  вода.  Профессор  с трудом подавил
желание сорвать  очки и  швырнуть  их в  грязь. Что от  этого изменится?  Он
просто станет слеп и беспомощен. Как тогда, в горах.
     Не стоило ввязываться во все это. Это не его жизнь.
     Разумеется, главной  причиной  того, почему он  присоединился к группе,
были  деньги.  Два  миллиона  долларов.  Достаточно   большая  сумма,  чтобы
ввязаться и  не  в  такую авантюру. А в том, что это авантюра,  лично у него
никаких сомнений не было. Как бы Консультант это ни называл. До сегодняшнего
дня никого из этих людей Профессор не  видел.  Знал  только, что  в операции
принимает  участие  двенадцать  человек,  а  также  их   клички.  Совершенно
идиотские клички, если хотите знать его мнение.
     - Ладно,  парни, пора возвращаться, - Продюсер  перекинул автомат через
плечо  и встал в полный рост. Профессор едва  не закричал, чтобы он не делал
этого,  но ничего не  произошло. Ни малейшего движения со  стороны блока, ни
тем более выстрела.
     А может, все дело в его  мнительности?  Он промахнулся один раз и ждал,
что промахнется второй?
     - Надо бы  взглянуть, как он там, - осторожно заметил  Охотник. Он даже
не  повернул  голову,   а,   растянувшись  на  мокрой   траве,   внимательно
всматривался в темноту.
     - На что смотреть? Ты  слышал, что сказал  Консультант? Проф просто  не
способен промахнуться! Так что не будем терять зря времени!
     Профессор  поднялся   последним.  Он  никак  не  мог  принять  решения.
Признаться в том, что  не уверен, насколько удачным был выстрел? После того,
что он только что услышал? И тем самым подставить Консультанта? Но если тот,
в кого он стрелял, все-таки остался жив, что тогда?
     - В чем дело, Проф? - окликнул его Продюсер.
     - Ничего, все нормально,  - Профессор не узнал  собственного голоса. Он
так и не отважился  взглянуть правде в глаза. Господи!  Неужели он всю жизнь
так и останется трусом?

     Идея отправиться в горы принадлежала ему. К тому времени он  был знаком
с  Ниной  уже  достаточно  долго, чтобы  решиться на  этот шаг. До  того  он
путешествовал  лишь  вместе с друзьями.  Он был преподавателем математики  в
школе, а она -  студенткой,  проходившей  там  практику. Он был  безнадежным
закоренелым холостяком, а она... Она приковывала всеобщее внимание. Они были
настолько разными, что многие просто недоумевали,  что свело их вместе. Он -
неуклюжий,  угловатый,  с  огромными  очками-линзами  на  глазах,  и  она  -
красивая,   высокая,   стройная.  Тем  не  менее,   он  чувствовал,  что  ей
действительно хорошо с ним. И первые  два дня ничто  не могло поколебать его
убеждения. А на третий появились они.
     Их  было трое. На первый взгляд абсолютно  нормальные  парни. Ровесники
Нины,  но значительно младше  его. По крайней мере лет на десять-двенадцать.
Они  вышли на  поляну  и, заметив костер, подошли  к  нему.  Один  из парней
заговорил  с Ниной.  Антону  это не понравилось, но он промолчал. Затем  они
подсели к костру. Нина  угостила  их чаем и  бутербродами.  О себе  парни не
говорили, все  больше  расспрашивали. Так они просидели до  позднего вечера.
Слава  Богу,  Нина  сама  сказала  им,  что  пора  и  честь  знать. Антон не
спрашивал, где они собираются ночевать. В любом  случае, в  свою палатку  он
приглашать их не собирался. Парни попрощались и куда-то ушли. Антон вздохнул
с  облегчением. Но ночью  они вернулись.  О том, что произошло потом,  Антон
старался  не   вспоминать.  Его  основательно   избили.  Он  практически  не
сопротивлялся. Трудно сопротивляться,  когда ты  совсем ничего не видишь.  А
они позаботились  об  этом, сразу сорвав с него очки. Затем  его привязали к
дереву  и  занялись  Ниной. До  сих пор  в его  ушах стоял  ее крик. Жуткий,
пронзительный крик, обращенный к нему. Что он мог сделать? Нина  была рядом,
но он даже не видел ее. В ответ он также стал  кричать. И кричал до тех пор,
пока кто-то из парней не подошел к  нему и не ударил головой о ствол дерева.
Он  пришел  в себя рано утром и  почти сутки потратил на то, чтобы развязать
веревки. В город он  спустился один. Нину он больше никогда не видел. Вообще
никогда.  Он  мог  лишь  догадываться  о  ее  судьбе.  С тех  пор,  как  они
расстались,  он  все время  думал об этом. Порой ему казалось,  что  было бы
лучше, если бы он знал, что же произошло на самом деле. То, что рисовало ему
воображение, лишало его покоя и сна.
     Он нашел  их  спустя  полгода.  Присмотрелся  и  убил  всех троих. Убил
совершенно  спокойно,  не  испытывая  ни  малейших  колебаний или  угрызений
совести. Первого - когда тот выходил  из подъезда собственного дома, второго
- когда тот садился  в машину, а третьего - прямо в  его квартире.  При этом
всякий  раз  стрелял  из дома  напротив,  используя  винтовку  с  оптическим
прицелом. Милиция его так и не нашла, хотя, насколько ему известно, искала и
очень  усердно. Искала наемного киллера с характерным почерком.  Зато  нашли
другие. Те, кто в  свое время  посодействовали  в  приобретении оружия.  Ему
предложили  заработать два миллиона. Он попросил  на размышление три  дня  и
согласился.  Был ли  у него выбор?  Он не  задумывался над  этим. Зато точно
знал, что если бы у него появились деньги, то он смог бы, наконец, уехать из
города. Навсегда.

     - Проф,  с  тобой все в порядке? - Продюсер остановился  и настороженно
посмотрел на него. - Выглядишь ты как-то странно.
     - Я просто задумался.
     - О том, как потратить деньги?
     Профессор  сбросил капюшон и подставил лицо  струям дождя.  Он не видел
своих компаньонов и был только рад этому.
     - Нет, я думал о том, попал ли я.
     -  Ладно, ладно!  - Продюсер  ударил  Профессора по плечу, и  тот  едва
устоял на ногах. - Можешь считать, что тебе удалось меня напугать!
     Мужчины  дружно  рассмеялись,  а  затем,   обменявшись   рукопожатиями,
направились каждый к своему "объекту".












        ГЛАВА 7. Суббота, 11 октября - 4 часа утра.

     То, что эта стерва за ним шпионит,  Максим понял уже давно. Сначала  ее
удивило, почему он взял отпуск не летом, как все люди, а в середине октября,
а затем  унюхала, что у него появился сотовый телефон. "Максушка, милый, это
то, о чем  я  думаю?" Он  едва  не разбил ее  идиотские  очки,  которые  она
высмотрела в  каком-то своем журнале и тут же поспешила купить.  "Не  правда
ли, они  мне  необыкновенно идут?" У этой безмозглой дуры, оказывается, было
еще  и чувство  юмора! Он соврал ей. Сказал,  что  телефон его друга,  и тот
одолжил  его ему на время. "Зачем?" Ну, естественно! Естественно, она задала
ему  этот вопрос!  "Мне должны  звонить. Мы  готовим  совместную программу с
группой  альпинистов.  У  них  база в  горах.  Как  ты  понимаешь,  там  нет
телефона-автомата."  Она несколько раз  кивнула, как  будто  понимала, о чем
речь. "Но разве ты не в отпуске?" Он сказал, что никак не мог отказаться, но
ей не следует волноваться: это не  займет  много времени.  "Ты слишком много
работаешь".  Даже здесь она  не  была особенно оригинальна  и лишь повторяла
слова  своей мамочки. Он  вдруг отчетливо  услышал  хруст бараньей  кости на
зубах ее отца. Покрытый толстым слоем жира палец указывает на него. "Парень,
ты  просто не представляешь, какое сокровище тебе досталось!" Теперь он  это
хорошо представлял. "Тебе  не  следует  ее  обижать. Я  знаю, мужчины иногда
могут позволить  себе  некоторую вольность, - он  посмотрел  на свои пудовые
кулаки, затем  на  жену. - Но с моей дочерью ничего подобного не произойдет.
Слава Богу, у нее есть отец, который может о ней позаботиться!" Максим тогда
не успел ничего ответить. Вмешалась  их старшая дочь - перезрелая девица лет
двадцати семи, то и дело щипавшая его под столом. "Я думаю, Максиму не нужно
этого объяснять,  -  она многозначительно  посмотрела  на него.  -  Надеюсь,
теперь ты будешь чаще бывать у нас?"
     Наверное, ему следовало  уехать на  время, но тогда жена  наверняка  бы
поинтересовалась,  откуда  у  него  деньги   на  поездку.   Или,  еще  хуже,
потребовала  бы  взять ее с  собой.  От одной мысли об этом ему стало плохо.
Когда он получит свою долю,  то первым делом наймет киллера и  отделается от
нее. Господи! Как он ее ненавидит! Она исковеркала всю его жизнь!
     - Ты не спишь, милый? -  Татьяна сладко  зевнула  и накрыла  его правой
рукой.  От  ее  тела  исходил  сладковатый запах  духов и  пота. Он задержал
дыхание и осторожно высвободился.
     - Нет, солнышко.
     Господи! Сколько он будет  издеваться над собой? Хотя бы раз  сказал ей
прямо  в  глаза  все,  что  он о ней думает! Интересно, как бы  она  на  это
отреагировала? Скорее  всего,  это стало бы  для нее  настоящим откровением.
Однажды подруга Татьяны  вскользь заметила, что  со  стороны кажется,  будто
Максим  ее не любит.  Татьяна  на это лишь рассмеялась, а  Максим понял, что
должен лучше скрывать свои чувства.
     -  С  тобой все  в порядке? Мне показалось,  что ты слишком долго был в
ванной?
     - Со мной все в порядке, - терпеливо ответил он.
     -  Хорошо-хорошо, не  раздражайся, - она  повернулась  к нему  спиной и
натянула на себя одеяло. Тем не менее ее мясистые розовые  ягодицы оказались
открыты. Он поправил одеяло, и она пробормотала сквозь сон:
     - Спасибо, милый. Ты такой внимательный.
     Максим лег на спину  и уставился в потолок. Как он мог на ней жениться?
Как? Неужели он не видел, что она собой представляет? Разумеется, шесть  лет
назад  она  была совершенно другой. Но ведь  были  еще  ее сестра и мать, на
которых она теперь стала столь похожа! Или к поспешному принятию решения его
подтолкнула ее квартира,  которая сразу после  регистрации брака должна была
стать их?
     Татьяна  снова повернулась к нему лицом и забросила на  него ногу.  Это
прикосновение напомнило ему о ее сестре. Однажды после целого ряда неудачных
попыток  ей все-таки удалось  затащить  его в постель. При  этом  ей даже не
пришлось  прилагать  чрезмерных  усилий.  Ему  было  интересно  ощутить вкус
измены. Правда, вкус этот оказался не совсем таким, на какой он рассчитывал.
     Максим отстранился от жены и переместился на край постели.
     В любом случае, сейчас уже  изменить ничего нельзя. О разводе не  может
быть и речи. Ее отец как-то вскользь заметил, что его дочь не шлюха, которой
можно попользоваться и передать другому. Если  уж  женился, то  и неси  свой
крест.  Максим не  стал  спрашивать,  что  будет,  если  он  все-таки  решит
развестись. Как-то  парня,  который  имел  неосторожность  связаться  с  его
старшей дочерью, а потом бросил, нашли с переломанными ногами. Поговаривали,
что он еще легко отделался.
     Татьяна накрыла его своей рукой.
     - Если ты  не спишь, то  тогда,  может быть,  займемся чем-нибудь более
интересным, чем созерцание потолка?
     Максим сказал, что неважно себя чувствует. Это была  еще одна  причина,
по  которой он  больше не мог  с  ней жить. Секс  с  ней стал  отвратителен.
Естественно,  она выразила  ему  свое  неудовольствие.  Он действительно  не
помнил,  когда  последний раз был  с  ней  близок.  В свое  время  она  даже
заподозрила, что он  завел любовницу, и пожаловалась отцу. Максим заметил за
собой  слежку и,  возможно, впервые за свою  жизнь высказал жене  претензии.
Татьяна  пожала плечами и  сказала,  что если  он  чист,  то  ему  не о  чем
беспокоиться.
     Любовницу он завел позже. Так же как и он, она работала программистом в
банке  и  ничего  особенного  собой не  представляла.  Вероятно, он даже  не
обратил бы на нее внимание, если бы однажды она не отпустила шпильку в адрес
его жены. Он сделал ей замечание, но после работы проводил домой.
     -  Я поговорю с  отцом, чтобы  он подыскал для  тебя врача. Так  больше
продолжаться  не может,  - Татьяна демонстративно отвернулась. Одеяло  снова
задралось, обнажив пышные ляжки.
     "Я немного  располнела  после родов." Он сказал, что любит ее и  такой.
"Правда?" Она обняла  его и  расцеловала.  Тогда он не  понимал,  почему она
задала этот вопрос. Сейчас же, по  прошествии четырех лет, он  уже ясно знал
ответ. То, что с ней произошло, - надолго, если не навсегда. Разумеется, она
могла похудеть, но для этого  ей бы пришлось приложить чрезмерные усилия. Но
раз он  любит ее и такой,  какова она  есть, то  к чему ненужные жертвы?  Со
временем    она    стала   курить.   "Говорят,   это   позволяет    сбросить
килограмм-другой". Черт побери, даже  на  это он не нашел  что ответить!  По
крайней мере, мог бы сказать, что  не выносит запаха табака.  Кстати говоря,
под "родами" она понимала аборт.  Интересно, сколько  их  было  в  ее жизни?
Когда же речь зашла о  ребенке, Татьяна сказала, что пока не думала об этом.
Он  мог бы спросить ее, а способна ли она вообще думать?  Но снова предпочел
промолчать.
     Наверное, если бы он был чуть смелее,  то в один прекрасный день все бы
ей высказал. Но он знал и  то, что этот  день  никогда не наступит. Конечно,
если не произойдет чуда, и он не получит два миллиона.
     Максим посмотрел на часы. Он обещал Консультанту во всем разобраться  и
перезвонить. Но  если  он включит  сейчас  компьютер, то  Татьяна  наверняка
что-то  заподозрит. Между тем двадцать минут уже давно прошли.  Он посмотрел
на жену и осторожно встал с постели. Как ни странно, на этот раз она даже не
спросила, куда он идет.















        ГЛАВА 8. Суббота, 11 октября - 5 часов утра.

     Хоменко приподнялся и снова прильнул к окну. Они уходили. Он просто  не
мог в это поверить. Либо их  снайпер слеп, либо здесь что-то не так. Но и на
ловушку это не похоже. Когда  он отстреливался, они жались к земле, а сейчас
шли в полный рост. Но если они так уверены, что  он мертв, то почему в  этом
не убедились?
     Кто они? Террористы или обычные  бандиты? И зачем они проникли на базу?
Оружия здесь нет.  Если не считать двух десятков автоматов и трех пулеметов.
Но для такого уровня акции это  просто несерьезно. Их собственное вооружение
стоило намного дороже. В том, что нападавших могло заинтересовать химическое
оружие,  он также сомневался. Нужно быть сумасшедшим, чтобы с ним связаться.
Одно неосторожное  движение - и шансов на то, чтобы выжить, практически нет.
А у  этих  людей  он не заметил  даже  противогазов. В таком  случае, что их
привело сюда? Что?
     Он  поборол желание выстрелить им в спину. С  такого  расстояния  легко
промахнуться, а у него осталось всего два патрона. В отличие от них. Судя по
всему, недостатка в патронах они не испытывали. Они загнали его в блок и под
прикрытием шквального огня попытались до него добраться. Он ответил им  лишь
однажды. И эта единственная пуля сразу же охладила их  пыл.  Затем  появился
снайпер. Хоменко  заметил его только тогда,  когда прямо  перед  его глазами
окно вдруг взорвалось фонтаном огненных брызг. В первое  мгновение  он  даже
решил, что  пуля все-таки  достигла  цели.  Лицо  стало липким от  крови. Но
вскоре убедился, что кровь шла лишь из многочисленных порезов.
     Хоменко  поплотнее закутался в плащ. Можно сказать, ему просто повезло,
что он остался жив. После того  как на базу прибыла машина, он стал обходить
посты, а затем заглянул на  четвертый блок, где хранилось химическое оружие.
Уже  находясь  там,  он услышал  выстрелы,  которые  доносились  со  стороны
казармы. Его худшие  опасения подтвердились. Это было вооруженное нападение.
Он никогда не  думал, что это может произойти, а когда  произошло, просто не
мог в это поверить.
     В  любом  случае, дальше здесь оставаться опасно.  Если бы  у него было
оружие... Когда он увидел блондина, то выстрелил в  него, не задумываясь. Он
уже  успел убедиться, что эти  парни слов  на  ветер  не бросают  и стреляют
практически сразу. Чем он хуже  них? Оружия у блондина не оказалось,  и  это
было по меньшей мере  странно. То, что он имел дело с террористами, сомнений
не  оставляло.  В таком  случае,  почему  один из них  оказался  невооружен?
Хоменко даже почувствовал некоторое сожаление по поводу его смерти.
     Несколько минут он размышлял, что должен  делать теперь. Конечно, можно
попытаться  покинуть базу,  но  если этот вариант  вполне устроит и  его,  и
террористов,  то  оставшихся в живых  солдат -  едва  ли. На  роль "крепкого
орешка"  он не претендовал. Одно дело -  учить  уму-разуму  солдат  и совсем
другое  - противостоять вооруженным до  зубов бандитам. Если бы у него  была
рация, он мог бы попытаться связаться с городом.  Правда, рация есть на КПП,
но, как  он уже успел заметить,  КПП хорошо охраняется. Один из  террористов
едва не  проткнул  его  ножом,  когда он пытался  перебраться  через  забор.
Выручила реакция. Он выбил нож и бросился бежать.
     Внезапно   послышались  приближающиеся  шаги.   Хоменко  приподнялся  и
выглянул в окно, но за сплошной  пеленой  дождя ничего не  увидел. Очевидно,
бандиты решили вернуться и удостовериться в  его смерти. Он  отполз в угол и
затаился.  Если  они  войдут, он дорого  продаст свою жизнь. Правда, бандиты
могут решить, что  рисковать  не имеет  смысла, и бросить внутрь гранату. Но
ведь  до сих  пор  они  почему-то  этого не сделали? А  значит,  либо  хотят
избежать шума, либо вооружены только автоматами.
     Прошло несколько долгих минут,  но шагов больше слышно не было. Хоменко
снова  подполз  к  окну. Чертов  дождь! Из-за  него совсем ничего  не видно.
Понимая, что это  связано с риском,  Хоменко все-таки высунулся наружу. Едва
ли  они устроили  засаду. Это  совершенно бессмысленно. Если  они  ушли,  то
должны быть уверены в его смерти или как минимум в том, что он ранен. Скорее
всего, их  просто что-то задержало.  Все что  угодно. Но  ему это только  на
руку. Им не удастся застать его врасплох.  Он  подался еще  немного вперед и
сбросил  с  головы капюшон,  чтобы  лучше видеть.  Внезапно прямо  перед ним
мелькнула  вспышка, но  прежде  чем он успел  услышать  выстрел,  боль вдруг
пронзила его голову, и он провалился в черную пустоту.

     На  этот раз  у него все  получилось как  надо. Он отчетливо видел, как
пуля попала  военному в  голову и  отбросила его внутрь здания.  Сколько сил
отнял у него этот выстрел!  Профессор посмотрел на свои  руки.  Они  заметно
дрожали.  Он  даже  боялся  представить, что  бы  было,  если  бы  он  опять
промахнулся. Тогда бы точно пришлось вызывать подмогу,  а значит, объяснять,
почему  он  решил вернуться.  А он был далеко не  уверен, что его объяснения
будут приняты.
     И  все-таки он нашел в себе мужество  повернуть назад. Хотя далось  ему
это  решение   с  огромным  трудом.  Профессор  боялся  опоздать,  а  потому
практически бежал, раз за  разом  повторяя  себе, что должен довести начатое
дело до конца.  Но  чего  он  действительно боялся, так  это того,  что  тот
человек выбрался из укрытия и теперь  ждет его там. Ждет, чтобы расправиться
с ним точно так же,  как до этого с Техником. Разумеется,  это маловероятно.
Никто  в  здравом  уме не станет  столь  спешно  покидать  укрытие, опасаясь
засады. Но Профессор понимал и то, что в данной ситуации только профессионал
станет руководствоваться разумом или логикой. Он слегка пошумел, затем лег и
приготовился к выстрелу. Если он  правильно  рассчитал,  военный обязательно
должен высунуться. И он высунулся. Правда,  Профессор  едва не прозевал этот
момент. Дождь заливал очки. Когда же он решил их протереть, в оконном проеме
появилась тень. Профессор едва не поторопился с выстрелом, но, тем не менее,
заставил себя  успокоиться, тщательно прицелился,  задержал дыхание и плавно
нажал на курок. Выстрел  был образцово-показательным.  Он давно уже  так  не
стрелял.
     Теперь  нужно убедиться, что он действительно не промахнулся. Возможно,
это  и лишнее,  но  зато оградит его  от случайности. Он забросил  на  спину
винтовку и встал. И в этот момент ожила рация.
     - Проф, это Президент. Черт побери! Где ты пропадаешь?
     Профессор постарался взять себя в  руки и щелкнул рацией.  Никто из них
не должен знать, где он. Никто.
     - Да, Президент, я слушаю.
     - Нет, это я слушаю! Какого хрена ты оставил "объект"?!
     - Ты не можешь подождать пару минут?
     - Каких пару минут? Тебя нет минимум полчаса!
     Профессор посмотрел на часы. Действительно, он совсем перестал обращать
внимание на время. И пока он лихорадочно пытался что-либо  придумать, как-то
объяснить свое отсутствие, в разговор вмешался Консультант:
     - Вы что, с ума сошли? Немедленно прекратите всякие переговоры в эфире!
     - Хорошо,  я иду, - буркнул Профессор и выключил рацию. Затем посмотрел
на блок. В конце концов, какова вероятность того, что он промахнулся?

















        ГЛАВА 9. Понедельник, 13 октября - 11 часов утра.

     Дотов сидел в уютном кожаном кресле, склонившись над письменным столом,
и  работал. В последнее время  ему приходилось много работать. Он  стремился
быть  в  курсе  всех дел,  и через его руки  проходили ежедневно десятки, а,
порой, и сотни всевозможных документов.  Одни он удостаивал лишь мимолетного
взгляда и  бросал в корзину, другие - вынужден был перечитывать многократно,
прежде чем ему  становился понятен смысл, третьи - откладывал для секретаря,
который позднее сортировал их по своему усмотрению.  Дотов любил свою работу
и считал, что никто не сможет справиться с ней лучше, чем он. Разумеется, он
не Господь Бог, и ему еще многое предстоит сделать. Но время, чтобы добиться
большего, у него есть.
     К  сожалению, он остался один на один со  своими  проблемами.  Нет-нет,
речь идет не о друзьях или союзниках! Как раз в них он недостатка никогда не
испытывал. Речь о семье. Еще совсем недавно он чувствовал поддержку жены, но
сейчас она  ясно дала ему понять, чтобы он на  нее  больше  не  рассчитывал.
Трудно сказать,  с  чем  это связано.  Однажды она  обронила,  что не желает
исполнять при нем роль первой леди, а предпочитает оставаться  просто женой.
А затем заявила, что и роль жены мэра ее не устраивает, поскольку она теряет
мужа.  Что ж,  возможно,  она  в  чем-то  права.  В последнее  время он  был
перегружен  работой  и  возвращался  домой не раньше  десяти-одиннадцати. Он
забыл,  когда  в последний раз  был  близок с ней. С другой стороны,  за всю
совместную жизнь он  ни разу ей  не изменил. Просто... Просто они уже далеко
не дети. Разумеется, он не намерен ставить крест на  своих с ней отношениях,
но иногда на первое место выходят другие интересы. Странно, что она этого не
понимает.
     Мысленно Дотов то и дело возвращался к террористам. Как получилось, что
они появились  именно на его территории? Не  говорит ли  это о том,  что они
считают его слабым  противником?  Что  ж, ему  не раз приходилось доказывать
обратное.
     Внезапно неприятный холодок пробежал по его спине. Это было незнакомое,
точнее,  прочно забытое чувство.  Уже  давно, очень  давно  он не  испытывал
ничего  подобного. Дотов  прислушался  к  себе.  Нет,  он не ошибся. Это был
страх. Именно страх.
     Герман Олегович Дотов привык доверять своей интуиции. И на этот раз она
предупреждала его об опасности. Серьезной опасности.
     Террористы  появились некстати. Очень некстати. В  тот момент, когда он
пытался  закрепить  свою  власть, а  значит, плодил и преумножал врагов. Еще
вчера это  казалось  ему  абсолютно неизбежным, но  сегодня...  Сегодня  все
изменилось.  Террористы нарушили  баланс  сил.  Достаточно  ему сделать один
неверный  шаг  -  и  многие, очень многие  его союзники  переметнутся к  его
врагам, а враги поспешат вцепиться ему в глотку.
     Жаль.  Ему  не  хватило  всего  каких-то  трех-четырех  месяцев,  чтобы
завершить начатое. С другой стороны, ничего  страшного пока не произошло. Он
может попытаться использовать  террористов в своих  целях. И  еще: теперь  у
него  есть  прекрасный повод продемонстрировать  силу. Многие мечтали  бы  о
такой возможности!
     Дотов вышел из-за стола и прошелся по кабинету.
     Вот только плохо, что  на базе  хранится химическое оружие. Это создает
возможности   для   шантажа.  Прежде   всего   политического.   Нужно  будет
предупредить редакторов газет,  чтобы  избегали  даже  затрагивать эту тему.
Хотя бы в первое  время. Но нет никакой гарантии,  что  это  его  требование
будет выполнено. Особенно, если в дело будут пущены деньги. А в том, что это
произойдет, Дотов  нисколько  не сомневался.  Значит,  он должен действовать
быстро. Быстро и решительно.

     "Главное -  не спешить,  - в  сотый раз  повторил себе  Никоноров. - Не
спешить и не высовываться. Любой неосторожный  шаг в данной  ситуации чреват
скорой  отставкой. Пока  не  будет четкого приказа действовать или  пока  не
найдется  сумасшедший, который рискнет взять ответственность  на себя, он не
ударит палец о палец".
     "Волга", в которой  находился  Семен  Георгиевич Никоноров,  мчалась  в
сторону  военной  базы.   Вокруг  простирался  унылый  серый  пейзаж.  Дождь
практически прекратился, но небо по-прежнему было закрыто свинцовыми тучами.
Семен  Георгиевич откинулся на спинку  сиденья  и плотнее закутался в старую
генеральскую  шинель.  В следующий раз  нужно  будет  взять с  собой  машину
сопровождения,  -  подумал  он.  Прежде  всего,  в  целях  безопасности.  От
заложника  в  генеральских  погонах террористы  наверняка бы не  отказались.
Кроме того,  дорога  здесь просто ужасная. Никоноров  бросил  взгляд на свои
туфли  и попытался представить, как  он  будет  выталкивать  машину, если та
вдруг застрянет.
     В город они приехали вместе с Пустырским, но после совещания у мэра Лев
Иосифович направился к себе в управление и на базу  обещал вернуться  только
вечером. Интересно, какие дела могут быть у него в городе, если мэр ясно дал
понять, чтобы они все силы сосредоточили сейчас на террористах?
     Никоноров  закурил сигарету и слегка опустил стекло, чтобы  дым выходил
наружу.
     - Товарищ  генерал-лейтенант, - внезапно обратился  к нему  водитель. -
Через  триста  метров  блок  пост. Я  должен снизить  скорость  до  двадцати
километров в час.
     - Значит, снижай, - недовольно заметил Никоноров.
     - Но  прямо перед постом  огромная  лужа, и  если я снижу  скорость, мы
вполне можем в ней застрять!
     - Значит, проезжай лужу на полной скорости!
     - Но в таком случае, часовой может в нас выстрелить!
     Никоноров нахмурился.
     - Он что, не знает генеральской машины?
     - Но таков ваш личный приказ! Проверять все машины без исключения!
     - Хорошо, в таком случае остановись и предупреди его.
     - Слушаюсь, - водитель  резко затормозил, и Никоноров  едва  не  пробил
головой лобовое стекло.  Сигарета упала ему на колени  и  прожгла  в  шинели
дыру.
     Никоноров зло выругался.
     - Он требует, чтобы вы вышли! - снова раздался голос водителя.
     - Кто требует?
     - Часовой.
     Никоноров уже  с  трудом владел собой. Он приоткрыл дверцу, но заметив,
что под ногами грязь, снова ее захлопнул.
     - Неужели ты сам не можешь с ним разобраться?
     Водитель  снова что-то  закричал часовому, но тот,  судя по всему,  был
непреклонен.  Никоноров распахнул дверцу и высунулся  наружу. Но в  какой-то
момент его  нога соскользнула, и  он  полетел в грязь.  Водитель  помог  ему
подняться. Никоноров резко его  оттолкнул и бросил  на часового убийственный
взгляд. Но сказать ничего не успел.
     - Не могли бы вы подойти немного поближе? -  произнес часовой виноватым
тоном. - Видите ли, у меня плохое зрение, и я вовсе не уверен, что вы именно
тот, за кого себя выдаете!














        ГЛАВА 10. Понедельник, 13 октября - 11 часов утра.

     Александр Александрович Груша подошел к краю  бассейна  и потрогал воду
ногой. Поморщился, но вслух ничего  не сказал. Затем отступил на два  шага и
нырнул. Вверх взметнулся фонтан брызг.  Секунд через двадцать Груша появился
на поверхности и  встряхнул  копной  густых темных волос.  Волосы  были  его
гордостью. Далеко не каждый мужчина может похвастаться идеальной прической в
пятьдесят пять  лет. А он мог. Даром он  что ли, три раза в  неделю  посещал
атлетический зал,  а  также бассейн с  сауной, и еще два раза - массажиста и
косметолога.  К  жизни  Александр  Александрович  относился   с  философской
невозмутимостью  и,  порой,  когда   позволяло  время,  мог  позволить  себе
час-другой дневного сна. Укорять его за это никто не решался. Трудно укорять
человека, который может размазать  вас по стенке одной левой рукой.  В мэрии
Александр Александрович  считался человеком уравновешенным и  спокойным,  но
скорым на  расправу.  Одного из своих подчиненных, уличенного во мздоимстве,
он просто  взял и выбросил в окно, а уже потом поинтересовался у секретарши,
на каком этаже находится их офис.
     У бортика бассейна, закутавшись  в  махровый халат, стоял генерал-майор
милиции Лев Иосифович Пустырский.
     - Боюсь представить, что бы сказал Герман Олегович,  если бы узнал, как
мы выполняем его распоряжение!
     -  А  ты  не  представляй! Ты  кто: генерал-майор  или прапорщик? Тебе,
дорогой мой, пора научиться и самому отдавать приказы!
     Пустырский посмотрел на  Грушу снизу вверх.  В  уверенности заместителя
мэра что-то было. Неужели он разжился на своего шефа компроматом?
     -  Ну, чего топчешься? Боишься, что  вода  холодная?  Не беспокойся,  я
распорядился, чтобы ее для твоих стариковских костей немного подогрели!
     - Так уж и стариковских, - ворчливо заметил Пустырский, сбрасывая халат
и забираясь в  воду.  - А  что это я больше посетителей  не вижу? Или  время
такое?
     - Вот именно время! Да ладно, ладно, не смотри на меня так! Никого я не
выгонял. Хотя мог бы. Мог! Но я просто взял и выкупил время.  Не хватало еще
нам плавать в  обществе  сопливых юнцов  и  их смазливых подружек.  А другой
публики в это время дня тут и не бывает.
     - Зачем ты  вообще потащил меня в бассейн?  - Пустырский оттолкнулся от
бортика и поплыл.
     -  Ты же  сам  попросил  меня о  встрече. А где еще  мы  можем спокойно
поговорить? Не у  меня же в кабинете? Как-то  ради интереса проверил  его на
наличие "жучков". Так насчитал целых семнадцать штук! Само собой, трогать не
стал. Пусть стоят. И мне, и им спокойней.
     - Кому им? Уж не на меня ли ты, случаем, намекаешь?
     -  Да  ради  Бога!  Ты  же  меня  и  так  знаешь  как  облупленного!  А
"доброжелателей" хватает.  Всем угодить невозможно. Кто-то стремится собрать
на  меня компромат, а  кто-то  по  наивности пытается  выведать какой-нибудь
секрет. Словом, каждый занимается своим делом. А поговорить можно и в другом
месте. Здесь, например.
     Пустырский какое-то время плыл молча, затем вдруг решительно произнес:
     - Этот сученок начинает мне действовать на нервы!
     -  Это ты  о ком?  -  Груша, казалось, нисколько не  удивился заявлению
собеседника.
     - Ладно,  не делай  вид, что не понимаешь! - Пустырский поморщился. - О
Свистых. О ком же еще?
     - Не  знаю,  чего ты  на  него взъелся.  Нормальный  парень. Разве  что
молодой, горячий. Сказал как-то, что  мэра,  случись что,  будет защищать на
танке. Не знаю, правда,  откуда у  него такая  уверенность. Он  и в армии-то
никогда не служил.
     Пустырский засмеялся.
     - Кто ж ему даст танк?
     - Я бы не дал. А вот мэр - кто его знает?
     - Трущенко таких людей за пушечный выстрел не подпускал к власти!
     -  А  чего это ты вдруг о нем  вспомнил? -  Груша подозрительно сощурил
глаза. - В свое время он проиграл мэру пятьдесят процентов голосов.
     Они достигли бортика и повернули назад.
     - Тогда была одна ситуация - сейчас другая.
     -  В   самом  деле?  И   что   же  изменилось   с  тех  пор?  Последний
социологический  опрос показал преимущество мэра над ближайшими конкурентами
более чем в три раза!
     - Ты же сам знаешь, чего стоят эти опросы и кто их финансирует. А народ
голосует либо чувствами, либо так, как ему  скажут.  А  какие чувства у него
остались к мэру?
     - Ну, это ты зря! Ясное дело,  все его любить не могут.  Да и нужна  ли
она ему,  эта всеобщая любовь?  Главное:  свое  дело он твердо знает. Хочешь
жить и работать на его территории - принимай его правила  игры. Не хочешь  -
убирайся к чертовой матери! Россия большая.
     - Что это за правила такие? Было две независимые газеты - и те закрыл.
     - Нормальные правила. Демократические.
     -  Последние распоряжения мэра даже у  меня вызывают недоумение. Почему
он  решил, что о  захвате террористами базы лучше промолчать? Ведь  рано или
поздно все равно все выйдет наружу!
     - Его тоже можно понять. Вполне благополучный регион - и вдруг такое! К
тому же не известно, какие требования выдвинут террористы.
     - С террористами вообще не нужно разговаривать! Иначе зачем нам все эти
"альфы" и "омеги"?
     -  Это  с   какой  стороны  посмотреть.   Порой   хочешь-не  хочешь,  а
разговаривать приходится.
     - Дотов просто боится за свой рейтинг!
     -  И это  тоже.  Его политическая карьера  только начинается. Плох  тот
политик, который не мечтает стать президентом!
     - К тебе это тоже относится?
     Груша подплыл к бортику и, отжавшись на руках, выбрался из бассейна.
     - Ко мне - нет. Я привык быть на вторых ролях.
     - Но ведь стать первым ты бы не отказался?
     -  Разве  что  замом,  - Груша поднял полотенце и  стал  вытираться.  -
Пожалуй, на сегодня хватит. Теперь в сауну, а потом...
     - Только без меня! - возразил Пустырский, выходя из воды по лестнице. -
Особенно что касается "потом"!
     - О чем это ты подумал? - с усмешкой спросил Груша.
     - Да так, ни о чем. Так ты подумаешь над моим предложением?
     - А как же! Такое предложение просто нельзя оставить без внимания!
     В его голосе послышалась двусмысленность, и Пустырский замер.
     - Надеюсь, этот разговор останется между нами?
     Груша отшвырнул полотенце и стал одеваться.
     На лицо Пустырского легла тень.
     - Ты не ответил на мой вопрос!
     - А  что тут  отвечать?  Не  думаешь  же  ты,  что я  побегу  обо  всем
докладывать мэру? Так он и без того знает, в какую сторону ты смотришь!
     Пустырский облегченно вздохнул.
     - Я позвоню тебе!
     Груша набросил на плечи рубашку и стал застегивать пуговицы.
     - Не думаю, что  это  удачная идея.  Хотя...  -  он неопределенно пожал
плечами.









        ГЛАВА 11. Суббота, 11 октября - 5 часов утра.

     Волонтер  сидел  на стуле возле  двери, положив  на  колени автомат,  и
устало  смотрел  прямо перед  собой. Консультант  нервно  ходил по  комнате.
Что-то шло  не  так, хотя  Волонтер и не понимал, что именно. Да,  кое-какие
проблемы у  них  действительно появились,  но они быстро  с ними справились.
Впрочем, для Консультанта свойственно все драматизировать.
     Они познакомились  на  каком-то  шоу.  Волонтера  часто  приглашали  на
мероприятия  такого рода,  где нужно  разбить головой десяток  кирпичей  или
эффектно  помахать саблей.  И хотя его тошнило от всего этого, он всякий раз
соглашался. Другого  способа зарабатывать себе на жизнь  он просто  не знал.
Разумеется,  ему многократно предлагали  работу  "по специальности",  но  он
неизменно отвечал отказом.  В противном случае ему бы пришлось отказаться от
возможности  профессионально  заниматься  своим  делом,  а  также  от  права
распоряжаться самим собой.
     В последнее время  он стал также  работать в ночных клубах. Платили там
гораздо  лучше, но их атмосфера вызывала у  него отвращение.  Он выступал на
небольшой  сцене,   окруженный   со  всех   сторон  столиками  с   публикой.
Демонстрировать  свое искусство в таких условиях  было чрезвычайно трудно, а
потому он просто показывал то, что от него ждали: метал ножи на точность или
филигранно крутил над головой саблю. Заканчивалось это, как правило, одним и
тем же. Какой-нибудь бандит или бизнесмен предлагал ему сразиться  с ним, но
чаще  выставлял  вместо  себя  своего  телохранителя.  Обычно  телохранитель
оказывался  в  два  раза  его  выше  и  гораздо сильнее  физически. Впрочем,
принципиального   значения   это  не  имело.  Лишь   однажды   ему   попался
действительно  достойный  противник,  но  чаще  всего  люди   этого   склада
представляли  собой лишь  рельефную  гору  мышц. С этой "горой"  можно  было
делать все,  что  угодно.  И он  делал.  Но,  как  ни странно, хозяевам  это
нравилось. После этого ему в очередной раз предлагали работу, от  которой он
в  очередной  раз отказывался. Случались и конфликты. Иной раз телохранитель
хватался за оружие, и тогда Волонтер действовал жестко и решительно.
     В  тот  день  все  могло закончиться  гораздо хуже. Какой-то  тип, явно
бывший  боксер, использовал все  мыслимые приемы, чтобы  его достать, и,  не
добившись  успеха, решился  на  крайний шаг. В  очередной  раз оказавшись на
полу, он дал понять, что бой закончился, и протянул Волонтеру руку. Волонтер
принял ее. И в этот  момент  парень попытался  ударить его ножом. Дальнейшие
действия Волонтера были  чисто  рефлекторными. Рука, в которой телохранитель
держал  нож,  треснула, как  сухая  ветка. На сцену  тут же  ринулись друзья
боксера. Волонтер поднял  саблю  и стал вращать ее вокруг себя.  В ответ вся
компания  выхватила   пистолеты.  Одному  Богу  известно,  чем  бы  все  это
закончилось, если бы не появился Консультант. Он схватил Волонтера за руку и
помог выбраться из зала. Так началось их знакомство. Собственно, назвать это
знакомством довольно трудно. Они перебросились  лишь  парой  фраз, при  этом
Консультант даже  не назвал своего имени, но зато успел предложить Волонтеру
заработать   два  миллиона  долларов.  Сначала  Волонтер  не  воспринял  это
предложение всерьез. Но когда Консультант спустя две недели появился  снова,
Волонтер  уже  знал, зачем  он пришел. Разговор был трудным, особенно, когда
стало  ясно, что  операция предстоит отнюдь не миротворческая. Тем не менее,
Волонтер согласился.  Он  решил, что  пришло время что-то  менять, а второго
такого шанса может больше и не представиться.
     Раздался  короткий  зуммер,  и  Волонтер  вздрогнул. Консультант достал
сотовый  телефон  и отошел в  дальний  угол.  Он  явно  не хотел, чтобы  его
слышали, но не услышать его было просто невозможно.
     - Ты должен  был перезвонить через двадцать минут, - зло произнес он. -
А  прошло уже  почти полтора часа! Меня  не  интересует твоя программа..!  В
таком случае  ты должен был просто  набрать  номер  и все объяснить!  Ладно,
хватит оправдываться! Ты все выяснил?
     Какое-то время Консультант молча слушал, затем произнес:
     - Хорошо. Раз ничего другого не остается, ты объяснишь все мне, и я сам
попробую  установить  недостающие файлы. Нет ничего невозможного! - он снова
надолго замолчал. - О Господи! Зачем все было так усложнять? Я знаю, что это
не твоя вина. Но где ты выкопал такого специалиста?
     - Что случилось? - в комнату вошел Менеджер.
     Консультант бросил на  него быстрый взгляд, отключил телефон и медленно
обернулся.
     - Не знаю, нужно ли вам это знать.
     На  памяти  Волонтера  в  голосе  Консультанта  впервые  звучала  такая
неуверенность. Судя по всему, почувствовал это и Менеджер.
     - Думаю, нужно, - твердо произнес он.
     -  Хорошо, - Консультант посмотрел на  свои руки и спрятал их в карманы
плаща. - Техник должен был установить по всей базе шестнадцать мин, но успел
установить только  три. Согласно  нашей  программе, для общего  успеха нужно
минимум пять.
     - А почему нельзя установить остальные?
     -  Гений снабдил мины  хитроумными  ловушками, о  которых  знал  только
Техник. Сделал он это  на тот случай, если мины вдруг  кто-то  обнаружит или
среди нас окажется предатель. Подойдите сюда, - Консультант кивнул в сторону
стоявшего на  столе  дипломата.  -  Вот все  оставшиеся  мины. Но  пока  они
совершенно бесполезны.
     Консультант распахнул  дипломат  и взял в  руки одну мину. Размером она
была с мужской кулак. Консультант открыл маленькую крышечку и  повернул мину
так, чтобы видели все остальные.
     - Здесь пять или шесть проводов. Все они разного цвета. Одни  из них не
несут никакой функции, другие активизируют взрыватель.  Если  замкнуть не те
провода, мина  может взорваться прямо  у вас в  руках. Но  если  все сделать
правильно,  мина,   как   мы   и  планировали,  будет  взорвана   только  по
радиосигналу.
     -  Так  в  чем  проблема?  Пусть  Гений скажет,  какие  провода следует
соединить!
     - В некоторых минах провода соединяются иначе.
     - Черт побери! Чья это идея? - раздраженно бросил Менеджер.  -  Неужели
нельзя было просто подготовить мины, а затем установить?
     - Можно. Но если бы их обнаружили, наши шансы на спасение были бы равны
нулю.  А  так  при определенных  обстоятельствах  мы  сможем  диктовать свои
условия даже в критической для нас ситуации.
     -  Но  их и  сейчас могут обнаружить, а  затем  вывезти  куда-нибудь  и
взорвать!
     - Во-первых, обнаружить их довольно сложно. Техник устанавливал мины по
своему усмотрению,  а  сейчас  он мертв. А, во-вторых, вывезти их не успеют.
Мины  взрываются при помощи радиосигнала. Через определенное время я  должен
подтверждать, что  все идет как надо.  Если я  вдруг  не позвоню, мины будут
взрываться через каждые двадцать минут.
     - Как я посмотрю, у тебя все продумано!
     - Да, все. Мы  не предвидели только быстрой смерти Техника. Он не успел
довести дело  до конца.  Возможно,  в этом есть и  моя  вина.  Мне следовало
выделить ему  сопровождающего.  Но в  таком случае,  о том,  где установлены
мины, знало бы уже двое. А это значительно уменьшало наши шансы.
     - Что же нам теперь делать? Разъезжаться по домам? - в голосе Менеджера
послышалась злая ирония, но Консультант никак на это не отреагировал.
     -  Три  мины  все-таки установлены.  Пусть  это  и не  дает  нам полной
гарантии на успех, но наши шансы все еще высоки.
     Менеджер посмотрел на Волонтера, затем на Консультанта.
     - Меня интересуют только мои миллионы. Что касается всего  остального -
это твои проблемы. Ты - босс.
     - Ты получишь свои деньги!
     - Да уж, будет лучше, если я их получу, - Менеджер перехватил автомат и
вышел в дождь.



        ГЛАВА 12. Суббота, 11 октября - 6 часов утра.

     Менеджер понимал,  что  выглядит  в  глазах Консультанта и Волонтера не
самым лучшим образом, но поделать с собой ничего не мог. Он  поставил на эту
акцию все и не мог позволить, чтобы она так глупо провалилась.
     В отличие от остальных членов группы, его знакомство с Консультантом не
было  случайным.  Они  просто  обязаны  были встретиться. Консультант  искал
человека, способного оплатить все предварительные расходы. А они ни много ни
мало обошлись Менеджеру в семьдесят тысяч  долларов. Разумеется, эта сумма -
ничто  по сравнению с  тем,  что  он  должен получить. Но  именно  эта сумма
отделяла его теперь от нищеты.
     Менеджер  держал бар на перекрестке  дорог. И  хотя  бар  приносил  ему
немалый доход,  он уже подумывал о том, чтобы его продать. Постоянные ссоры,
скандалы, а  то  и  откровенная поножовщина стали для бара  нормой. В  штате
числилось  трое охранников,  но  и они не  могли  ничего сделать. Нельзя  же
постоянно ввязываться в драки?
     Каким  ветром  туда  занесло  Консультанта,  Менеджер  не  представлял.
Возможно,  кто-то  ему  подсказал, где найти нужного человека,  но,  скорее,
Консультант  просто  знал,  где  искать. В  тот день  Менеджер сам  стоял за
стойкой. Накануне кто-то избил его  бармена, и  тот  попросил отгул. Хорошо,
если этот отгул не закончится просьбой о расчете. Найти нового бармена будет
очень непросто. Консультант взобрался  на табурет и оглядел  зал. Если у вас
есть  чувство  самосохранения, вы уберетесь отсюда после первой же рюмки или
воздержитесь  даже от  нее. Менеджер знал свою публику  и знал, какие эмоции
она способна вызывать.
     - Что будете пить? - спросил он, но Консультант лишь покачал головой.
     - Ничего, - и снова осмотрелся. - Это ваш обычный контингент?
     Менеджер равнодушно пожал плечами.
     - Лучше такой, чем вообще никакого!
     Консультант чуть наклонил голову.
     - А у вас никогда не было мысли закрыть этот бар  к  чертовой матери  и
больше здесь не появляться?
     Менеджер  не любил, когда с  ним  разговаривали на  эту тему. Чего  зря
трепаться?  Другой работы нет  и пока  не предвидится. Он  отошел  обслужить
очередного  клиента, но спустя минуту  что-то  заставило его снова подойти к
Консультанту.
     - Как вы понимаете, я ведь не просто так затеял этот разговор, - как ни
в чем ни бывало продолжал тот.
     Менеджер приготовил кофе и поставил его перед Консультантом.
     - Выпейте. У меня лучший кофе в городе.
     -  Спасибо, -  Консультант  сделал  осторожный  глоток,  словно  боялся
обжечься. - Действительно вкусно.
     Менеджер  улыбнулся.  Как  ни  глупо  это  звучит,  но ему  понравилась
похвала. Тем более, что ему не часто приходилось их слышать.
     В этот  момент  в бар  вошел  тип,  известный здесь под  кличкой  Хлыщ.
Большинство посетителей знало также,  что Хлыщ имеет три судимости  и все за
разбойное   нападение.   Хлыщ  неспешно  пересек  бар  и   уселся  рядом   с
Консультантом.  Сначала  он делал вид, что  не  замечает его,  затем  слегка
повернул голову и презрительно бросил:
     - А это еще что за гой?
     Менеджер посмотрел  на Консультанта. Любой  другой на  его  месте  либо
поспешил  бы  убраться,  либо  подыскал  бы  какой-нибудь  достойный  ответ.
Консультант не сделал ни  того, ни другого.  Он лишь еще  ближе наклонился к
Менеджеру и произнес:
     - Я хочу, чтобы вы подумали над моими словами. Не очень весело провести
всю жизнь в обществе таких вот! - он кивнул в сторону Хлыща.
     От неожиданности Хлыщ вытаращил глаза и заревел на весь бар:
     - Что ты сказал?!
     Менеджер посмотрел Хлыщу прямо в глаза и угрожающе произнес:
     - Убавь-ка громкость, парень, или я помогу тебе это сделать!
     Как  ни  странно,  Хлыщ  замолчал.  Словно ничего  и  не  произошло, он
опрокинул в рот рюмку водки и направился к одному из столиков.
     - Они всегда вас так слушаются? - спросил Консультант.
     -  Кого-то  же они  должны  слушаться, - спокойно  ответил Менеджер.  -
Продолжай.
     - Мне нужны деньги. Семьдесят тысяч долларов.
     Менеджер сделал вид, что не удивился.
     - Под какой процент?
     Консультант пожевал губами.
     - У меня есть неплохой проект, который позволит...
     Менеджер тут  же потерял к разговору  всякий  интерес. За его  короткую
жизнь в бизнесе он слышал о  сотнях, если  не о тысячах разных  проектов, но
большинство из них не стоили и выеденного яйца.
     - Меня не интересуют ничьи проекты! - отрезал он.
     Консультант  понимающе  кивнул и более удобно устроился на  табурете. К
концу вечера Менеджер уже принял решение. Но объявлять его не спешил. Прежде
он хотел навести о Консультанте кое-какие справки.
     Они встретились через три дня.
     - Я  принимаю  твое  предложение,  -  сказал  Менеджер.  - Но  с  одним
условием: ты посвящаешь меня во все детали плана!
     Консультант покачал головой,  и по  тому,  как он это  сделал, Менеджер
понял, что настаивать не имеет смысла.
     - Если мы действительно хотим получить эти  деньги,  будет лучше,  если
обо всем будет знать только один человек - я.
     - Но где гарантия, что я получу свои деньги?
     - Я могу предоставить единственную гарантию - свое слово!
     Менеджер молча кивнул. Он уже  выяснил, что  слово  этого парня чего-то
стоит.



                     ГЛАВА 13. Понедельник, 13 октября - 2 часа дня.

     Банк  "Платиновые ресурсы" по всем  признакам  считался  банком средней
руки: небольшой уставной фонд, незначительные оборотные средства,  да и само
помещение, в котором он располагался, было более чем  скромным. Таких банков
на  территории России сейчас уже даже не сотни, а  тысячи.  На  большее банк
"Платиновые  ресурсы"  и  не  претендовал.  В  то  время,  как многие  банки
образовывали союзы, вступали в различные консорциумы, он неизменно оставался
в стороне. Впрочем, на его благополучии это никак не отражалось.
     Центральное хранилище банка располагалось в полуподвальном помещении за
трехметровым  слоем бетона. В него  вела  всего одна-единственная дверь,  но
охранялась  она  по последнему  слову  техники.  За более  чем  десятилетнюю
историю банка хранилище пытались ограбить лишь однажды. Трущенко лично ходил
посмотреть на того сумасшедшего. В  конце  концов, не  каждый день встретишь
человека, который с  противотанковой  гранатой  и  пистолетом "ТТ"  пытается
преодолеть многочисленные электронные ловушки.
     Помимо первого, банк имел  еще одно хранилище, которое располагалось на
глубине трехэтажного  дома и о существовании которого знали лишь  пятеро,  а
доступ имели и вовсе только двое: управляющий банком и главный бухгалтер. Но
главный  бухгалтер  умер  два  года назад, а  еще  трое,  хотя и  продолжали
здравствовать, дорогу к банку давно забыли.
     Из  кабинета управляющего  непосредственно  к  хранилищу  вел лифт,  но
Андрей  Дмитриевич  Трущенко   предпочитал  проделывать  весь  путь  пешком.
Коридоры  и лестницы  здесь никогда не убирались,  но даже самый придирчивый
глаз  не смог бы  обнаружить пыли. Помещения были герметичными, а циркуляция
воздуха осуществлялась через  специальные  фильтры. Трущенко чувствовал себя
здесь человеком, которому в этой  жизни доступно все. Коридоры были освещены
равномерным неярким светом. Ни один звук не проникал сюда с улицы. На многих
подобная  тишина  действует  угнетающе,  но  не  на   него.  Он  находил  ее
успокаивающей.
     Внезапно путь оборвался. Если хранилище тайное, то и вход в него должен
быть  обязательно  тайным.  И  если  охрану нельзя доверить  людям, остается
только  довериться  технике.  Прямо  посреди  коридора  возвышалась  гладкая
железобетонная дверь, по цвету и по форме напоминавшая шахматную доску. Кому
пришла в голову подобная идея,  Трущенко не знал.  Возможно, шахматная доска
означала вызов, но пока никто не  отважился  его принять.  Андрей Дмитриевич
накрыл  ладонью одну из клеток, и в стене  что-то щелкнуло. Он выждал  ровно
пять  секунд и произнес  ключевое слово.  Дверь бесшумно отошла  в  сторону.
Банкир переступил порог, и оказался  в узком прохладном  помещении. Дверь за
его спиной  тут  же  закрылась.  Несколько секунд ничего не  происходило. Но
Трущенко  чувствовал,  как  десятки, сотни  датчиков  ощупывают  его.  Затем
вспыхнул свет.  На  этот раз  перед ним было самая  обычная  дверь  с  самым
обычным замком.  И если первую  дверь оборудовала  одна  всемирно  известная
фирма, то  на  вторую  дверь  замок  устанавливал один не  менее  знаменитый
медвежатник. Разумеется,  знаменитый в  своем  кругу. Он утверждал,  что  из
известных  ему людей открыть  эту дверь не сможет никто. К счастью, Трущенко
пока не пришлось убедиться в справедливости его слов.
     Прямо  за дверью находилось  хранилище.  Достаточно  просторное светлое
помещение,  в котором имелось все: платина, золото, алмазы, различные валюты
и ценные бумаги.  На какую конкретно сумму, Трущенко не знал. Может, оно и к
лучшему. Ни к чему, чтобы душой овладевали цифры. Такие цифры.
     Каждая  страна  имеет свой  золотой запас. И  каждый  банк,  по  мнению
Трущенко,  должен  иметь  нечто  подобное.  Правда,  деньги,  которые  здесь
хранились, не имели к нему ни малейшего отношения. Но он уже давно привык их
считать своими. В конце  концов,  специфика банков в том  и заключается, что
они  хранят деньги клиентов, но  распоряжаются ими, как своими собственными.
Трущенко  даже стал забывать, как  эти  деньги к  нему попали. В  свое время
раздался  звонок  от  одного  высокопоставленного  лица,  и  Трущенко   было
предложено  возглавить банк.  Разумеется,  он  согласился.  В  то  время  не
согласиться означало бы навечно поставить крест на своей карьере. Вскоре ему
показали и сам банк, который оборудовала одна известная швейцарская фирма. А
еще спустя какое-то время туда привезли деньги. Всю ночь двое людей, которые
за  всю  свою жизнь  едва  ли держали  что-нибудь  тяжелее  папки для бумаг,
сносили их  в подвал. Принимал деньги бухгалтер. Он же был единственным, кто
знал точную сумму. Прошло уже немало времени, но никто никогда ни словом, ни
полсловом не обмолвился Трущенко об этих  деньгах. Те  трое, вели себя  так,
будто никаких денег в природе просто не существует. Почему они  "заморозили"
деньги,  а не пустили их  в  оборот  или,  на  худой  конец,  не  положили в
какой-нибудь  западный банк, так и  осталось для него тайной. Хотя кое-какие
мысли на этот счет у него  были. Возможно,  это и было чем-то вроде золотого
запаса,  который всегда лежит  под  рукой и которым  в  любой  момент  можно
воспользоваться.  Но   тогда  почему  до   сих  пор   они  ни  разу   им  не
воспользовались?
     Иногда Трущенко думал, что будет с этими деньгами, если он вдруг умрет.
Скорее всего, они  так и останутся здесь лежать. Сначала он хотел употребить
слово "тлеть", затем понял, что оно неуместно. Те, кто создал это хранилище,
позаботились о  том,  чтобы  влажность  и температура воздуха  здесь  всегда
соответствовали норме.
     Трущенко снял со  стеллажа стопку акций одной крупной арабской нефтяной
компании,  пролистал  и  швырнул на пол. Затем  раскрыл принесенный с  собой
дипломат и стал наполнять его пачками стодолларовых купюр. Пора этим деньгам
начать  выполнять свое предназначение.  Ведь если он правильно понял, именно
для  этого они и здесь и  оказались. Эти деньги должны помочь  вернуть людям
власть.  Тем,  кто  ее потерял.  Точнее,  тем,  у  кого ее  отняли. Лишь  на
мгновение его  охватило сомнение. Да, был, был и в то время  у него  соблазн
прихватить  эти  деньги  или  хотя бы  их  часть и  скрыться, но  что-то его
остановило. И лишь позднее он осознал, что именно. Никто не предупредил его,
что он не должен их трогать. А это могло означать только одно: они сочли это
лишним, а значит, были абсолютно уверены, что он не осмелится этого сделать.
И он не осмелился. Хотя с этими деньгами мог бы изменить  внешность,  купить
остров,  город, страну,  нанять  бесчисленное количество  охранников. Но  он
знал,  что  на остров всегда  может упасть атомная бомба, а среди охранников
вполне может  отыскаться тот, кто всю жизнь мечтал ударить  хозяина  ножом в
спину.
     И еще был  вопрос, который также его занимал. Что, если кто-то все-таки
проникнет в хранилище, как  он сообщит им об этом? Вывесит над  банком белый
флаг или даст объявление в газету?  Почему они не подумали об этом? Не может
быть, чтобы  в такой  степени полагались на крепость бронированных замков! У
него  был  возможный ответ, но  этот ответ его пугал. Не исключено,  что они
постоянно держат ситуацию под контролем. Означает ли это, что за ним следят?
Тогда почему за все десять лет он ни разу не заметил за собой слежки?
     Трущенко покинул хранилище, и  в этот момент заработал радиотелефон. На
миг у него оборвалось  сердце и  мелькнула мысль: "Господи! Как быстро!"  Он
даже  стал  мысленно   оправдываться,   затем  онемевшей   рукой  извлек  из
внутреннего кармана телефон. Звонила секретарша.
     - К вам Прокуроров,  - сообщила она. - Он не записан, но сказал, что вы
его ждете.
     -  Сейчас иду, - бросил  Трущенко и только  потом поймал себя на мысли,
что  для  этой дуры  находится в своем кабинете.  -  Я  хочу сказать, сейчас
выйду. Пусть подождет.
     - Да, Андрей Дмитриевич.
     Он  отключил  телефон  и  стал  подниматься  по   ступенькам.  Дипломат
непривычно оттягивал руку.







        ГЛАВА 14. Суббота, 11 октября - 6 часов утра.

     Стрелок стоял,  опираясь на перила вышки,  и  смотрел, как  на размытую
дождем землю  падают первые  лучи восходящего солнца. Позади  него, подобрав
под себя  ноги и  закутавшись в  плащ, спал Охотник. Как мог он  спать после
всего, что произошло, Стрелок просто не  представлял. Его  самого до сих пор
била дрожь. В конце концов, далеко не каждый день приходится убивать  людей.
Нет,  он не  испытывал сожаления по поводу случившегося,  но и привыкнуть  к
этому еще  не успел. И надеялся, что привыкать  не  придется.  Конечно, если
Консультант  сдержит  слово,  и он  получит обещанных  два миллиона. Мысль о
деньгах снова напомнила ему о том, как он здесь оказался.
     В  тот  день он допоздна завозился  с  машиной  одного  своего клиента.
"Драный  сучий  потрох",  - как выразился  о нем  Главный, и  Стрелок мог бы
расписаться  под каждым  его словом. Это был уже новый тип  "новых русских".
Одет он был с  иголочки,  а в его речи  не  было привычного хамства. Но зато
было ледяное презрение.  Презрение  ко всем им. "Я хочу, чтобы вы посмотрели
мою  машину."  "Что  с ней?"  "Не знаю.  Да,  откровенно  говоря,  меня  это
нисколько не интересует. Но с ней что-то не так." "Что именно?" "Я же говорю
вам: не  знаю." Главный кивнул и стал искать кого-то взглядом. Стрелок сразу
понял, что  выходные  отменяются.  Он  только  спросил: "Сколько?",  и новый
"новый русский" одарил его всепонимающий улыбкой. Тогда Стрелок никак на это
не  отреагировал, а просто развернулся  и ушел домой. Главный позвонил через
час. Ему даже не пришлось его долго уговаривать. Стрелок по привычке сказал:
"O. K.", cобрал вещи и отправился на работу.
     Он возился с машиной  уже  примерно час, когда появилась она. Наверняка
бывшая   фотомодель.   Длинные   ноги,   едва  прикрытые  юбкой,   и   белая
полупрозрачная блузка.  Даже  сейчас Стрелок  не  смог  бы ответить, было ли
случайностью, что  она появилась именно в тот момент, когда  он забрался под
машину.  "Здесь  есть кто-нибудь?" - спросила  она. Он вынужден был высунуть
голову и отозваться. "Я зашла спросить, как  скоро будет готова моя машина."
Стрелок внимательно оглядел ее, стараясь остаться равнодушным. А равнодушным
остаться  было  очень  сложно:  снизу она  казалась  практически обнаженной.
"Какая  машина? - вопросом  на вопрос ответил он. "Вот эта", - она постучала
по полированной поверхности "мерседеса" накрашенным ногтем. "Разве это  ваша
машина?" Он не знал, куда  девать взгляд. "Да, моя. Или, если хотите,  моего
мужа. Но, согласитесь,  это одно и то же."  "Боюсь,  не  раньше  завтрашнего
утра", - ответил он. "Но  машина  нужна мне  прямо  сейчас!" Стрелок покачал
головой: "Это невозможно", - и вернулся к прерванному занятию.  "Нет  ничего
невозможного!"  - тоном  капризной  девочки  заявила  она.  На  этот раз  он
промолчал.  Характер она  может  показывать своему мужу. "Ну, пожалуйста", -
она  опустилась  на корточки рядом  с ним, и  его поразила происшедшая в ней
перемена. - "Мне очень нужно." "Я просто физически  не успею все сделать", -
пояснил  он, но она лишь досадливо отмахнулась. "Ну, конечно же,  успеете! Я
подожду". Она  уселась у него на виду и даже не одернула юбку. Он крутил эти
чертовы  гайки,  то  и дело бросая взгляд  на  ее  ноги. Как  назло,  работа
окончательно  застопорилась.  Вскоре  девушка несколько изменила  положение,
откинула голову и задремала. Юбка  задралась,  и теперь его  взору предстали
миниатюрные  розовые  трусики. Стрелок  выбрался из-под  машины,  подошел  к
девушке и разбудил. Она мгновенно открыла глаза, непринужденно оправила юбку
и внимательно посмотрела на  него. "Вы  закончили?" Черт побери! Он даже  не
нашел,  что ответить,  а просто развернулся и снова направился к машине.  "С
вами все  в  порядке?"  -  спросила  она.  "Работы  осталось  еще  минут  на
двадцать", -  пробурчал он.  Она улыбнулась. Он схватил  гаечный  ключ и все
двадцать минут думал о  том, что она собой представляет.  Просто  невозможно
быть шлюхой  и так  улыбаться, но в то же время... "Эй, вы не  заснули?" Она
снова была рядом. От нее пахло  телом  и духами. "Я  попросил  вас подождать
двадцать  минут", -  досадливо ответил он.  "Но  двадцать  минут  уже  давно
прошли", - возразила она. Стрелок  отложил  ключ и  заглянул ей в глаза. "Вы
потратили уже так  много времени. Не проще  ли было взять  такси?" "Нет,  не
проще. Ночью я не поеду в лес даже с таксистом." "В лес?" - невольно спросил
он и тут  же прикусил  язык. -  "Извините, я не должен был спрашивать вас об
этом." Она  рассмеялась.  "В лесу находится наша дача. И  выходные мы всегда
проводим  именно там. Обычно  с  работы  меня  отвозит  муж,  но сегодня  он
позвонил и сказал,  что не сможет приехать. У  них какая-то  презентация или
что-то в этом роде. Так готова машина или нет?"  Стрелок вытер руки. "Да, вы
вполне можете ехать." Она наклонилась и быстро его поцеловала. "Спасибо." Он
смотрел  на то, как она садится в машину, захлопывает  дверцу и выезжает  из
гаража, затем вдруг дает  задний ход и, опустив боковое стекло,  спрашивает:
"Могу  я  попросить  вас  об  одной  услуге...  Простите,  как  вас  зовут?"
"Александр".  "...Саша.  Не  могли  бы  вы  отвезти меня на дачу?  Затем  вы
вернетесь на  машине  в  город.  Ни  к  чему, чтобы  мой  муж знал,  что  вы
управились за два часа. Будет лучше, если вы отдадите ему машину завтра, или
еще лучше  - послезавтра." Стрелок согласился. В конце  концов,  он заслужил
эти деньги. В  машине она сидела прямо и смотрела только на дорогу. Он тоже.
Уже в лесу  она вдруг  закурила сигарету и  спросила,  не  возражает ли  он.
Стрелок сказал, что  нисколько.  Она улыбнулась  и,  наконец, представилась:
"Наташа". Стрелок сказал, что его имя  она уже знает. Через  несколько минут
они были  на  даче. Из дома она позвонила по сотовому телефону мужу. До  сих
пор он слово в слово помнит их разговор. "Это я, милый." "Привет. Как дела?"
"Ты скоро заканчиваешь?"  "Не знаю. Ничего  определенного."  Затем где-то  в
отдалении послышался  женский голос: "Кто  это?"  и сухой ответ: "Жена." "Ты
устал? У  тебя нервный  голос." "Конечно. Ты же знаешь все эти презентации."
"Ты приедешь  завтра?" "Пока  не знаю.  Извини, мне  нужно идти."  "Подожди.
Ты...  Ты любишь  меня?"  "Господи!  Ната,  что  это вдруг на  тебя  нашло?"
"Любишь?" "Да,  люблю." Он даже не пытался  скрыть раздражения. "Надеюсь,  у
тебя  все?"  "Я  тебя тоже люблю, милый."  И  снова едва  различимый женский
голос: "Что ты  делаешь?  Она  же все слышит!" и  приглушенный  ответ: "Ну и
пусть.  Если  она не дура,  то уже давно обо всем догадывается." И стон: "О,
Господи, Федор! Еще! Еще!" "Извини, Ната. Меня зовет босс",  - голос мужчины
стал прерывистым. -  "Встретимся в  понедельник."  "Хорошо, милый." Короткие
гудки.
     "Спасибо,  что  подвезли", -  Наташа повернулась и  протянула ему  свою
руку.  Стрелок  осторожно ответил  на рукопожатие,  глядя ей  прямо в глаза.
Неужели она совсем ничего не понимает? "Ваш муж..."  Нервная улыбка исказила
ее лицо: "Я похожа  на законченную идиотку?" "Зачем тогда  вы с ним живете?"
"Не знаю." Она едва не упала. Он поддержал ее и отвел  к дивану. "Вам  нужно
ехать", -  прошептала она. Он  нашел бар  и налил ей хорошую порцию коньяка.
"Выпейте."  "Нет, не нужно. Идите."  Он дошел до двери, когда она неожиданно
спросила:  "Вы  не хотите  остаться?"  Стрелок сказал,  что не  уверен.  Она
засмеялась и презрительно бросила: "Вот потому-то я с ним и живу. Он хотя бы
в чем-то  бывает уверен!"  Стрелок вернулся к дивану. Она уже выпила коньяк,
глаза ее блестели. Он  сел рядом  и что-то сказал. Какую-то глупость. Наташа
молча прильнула к нему.
     Затем она лежала у него  на  плече и плакала. Он не пытался ее утешить.
Едва ли она в этом нуждалась. "Он меняет женщин, как перчатки", - неожиданно
произнесла  она. Слез больше не было.  - "Утром одна, вечером  другая. Между
нами все  давно  кончено." Стрелок снова сказал, что в таком  случае  лучший
выход  - это  развод. Наташа лишь  покачала головой: "Он никогда  на это  не
согласится. А  я уже просто не могу так жить. Если  в ближайшее время ничего
не изменится  - я  покончу с собой." Он  видел,  что она  не шутит, а потому
постарался  уйти от этой темы. "Почему он не даст тебе развод?"  "Потому что
все, что он  имеет, принадлежит  мне." "Но  после  развода имущество делится
пополам.  Он не будет бедствовать." "Нет, согласно брачному договору,  он не
может претендовать на мое имущество. Но хватит об этом!" Она снова привлекла
его к себе.
     С этого дня  в  его  жизни все изменилось.  Он  понял,  что  безнадежно
влюблен. Они встречались два-три раза в неделю, но затем без  всякой видимой
причины  встречи  прекратились.   По  ее  инициативе.  Он  звонил,  требовал
объяснений, но она уходила от ответа. Пока однажды все не началось сначала.
     Она лежит на спине и  курит.  У нее усталое, нервное лицо. Заметно, что
последние  дни дались ей нелегко. Он сидит на постели и смотрит на нее, не в
состоянии оторвать глаз.
     "Мне надоела такая жизнь!" -  бросает она.  -  "У меня  нет ни мужа, ни
любовника.  Никого".  Он  в  очередной  раз   говорит,  что  любит  ее.  Она
переворачивается  на бок и  начинает смотреть  в окно. "Скоро. Очень скоро я
приму  окончательное  решение."  Не  нужно иметь пять  пядей во  лбу,  чтобы
понять, о каком решении она говорит.
     Проходят дни. Вереница дней.  Муж незримой стеной стоит между ними. Она
все время говорит о нем.
     "Не понимаю,  чего ему не хватает? Может быть, его не устраивает  секс?
Но мне  кажется, в постели я кое-что умею."  Она произнесла  это просто, без
тени кривляния или стеснения. И снова он не мог  не  признать правдивости ее
слов. Судя  по всему, за ее плечами бурная жизнь.  И он ревновал ее  к  этой
жизни. "Если хочешь, я поговорю с твоим мужем. В конце концов, мы можем дать
ему откупные." Она засмеялась.  "Если он поймет, что я  завела любовника, то
оставит меня ни с чем! В договоре есть пункт, в  котором ясно сказано, что в
случае  моей измены  он может..." "Но  ведь он  уже давно  тебе изменяет!" -
закричал он. "Насчет мужа там ничего не  сказано", - спокойно возразила она.
И вот это спокойствие буквально вывело его  из себя. "Не смей даже подходить
к нему", - бросила она. - "Если я узнаю, что ты это  сделал, мы расстанемся.
Навсегда."
     Она долго дулась. Он тоже выдерживал характер. В итоге она первой пошла
навстречу. Он счел это своей маленькой победой.
     "Знаешь, а  ведь  я могла  бы  выйти за  тебя замуж." Да,  все началось
именно с этой фразы. Он приподнялся на локте и  заглянул  ей в лицо. "Что ты
сказала?" Она улыбнулась. "Неужели ты так ничего и не понял? Я люблю  тебя."
"Я  заставлю  его дать  тебе развод!"  -  взорвался он. "Нет, ты не сделаешь
этого. Ты не сможешь с ним бороться!" "Смогу!" Она покачала  головой: "Нет."
"В таком случае, я убью его!" Она улыбнулась. "Ну вот, мы и нашли выход."
     Он  не спал всю ночь. Конечно, она  шутила. Он - нет. Уже тогда он стал
обдумывать,  как  это  сделать.  И  когда  все  уже  было  готово,  появился
Консультант. Во время  их  первой  встречи  он  показался  Стрелку  каким-то
нервным и неуверенным  в себе. Но очень скоро  он понял, что это впечатление
было обманчивым.  "Привет, малыш", - сказал  Консультант, хотя был ненамного
старше его.  "Я хочу тебе кое-что  показать." "Не сегодня." "Именно сегодня,
малыш!"  Стрелок придал голосу твердость: "Нет!" Консультант покачал головой
и, глядя мимо него в распахнутое окно,  спросил: "Ты ее сильно любишь?" "Это
касается только меня и  ее!" "Нет, это касается еще одного человека."  "Кого
же? Вас?" "Мимо, малыш." "В таком случае, ее мужа?" "Нет. Речь идет совсем о
другом человеке." Именно в этот момент Стрелок почувствовал тревогу. Сначала
смутную, едва  различимую, но которая затем стала терзать его душу. "Пойдем.
Не  будем терять зря  времени." Консультант направился  к  выходу, и Стрелок
послушно последовал за ним.  Консультант подошел к светлому  "БМВ"  и  занял
место  водителя. "Садись  в  машину." Стрелок не двинулся  с места. "Куда мы
едем?" "Садись, не бойся." "Я не боюсь", - раздраженно ответил Стрелок, хотя
на  самом деле  смертельно  боялся.  Боялся,  что  муж Наташи  решил нанести
упреждающий удар. Но в машину он  все-таки сел. Раз  уж решил ехать -  нужно
ехать. Они выехали за город и теперь мчались по незнакомой ему дороге. Но он
быстро сумел сориентироваться. "Мы едем на дачу Наташи?" Консультант даже не
повернул в его сторону голову. "Да, но  будет лучше, если ты воздержишься на
время от вопросов."
     Они не  доехали до дачи  метров пятьдесят. Консультант заглушил мотор и
вышел из машины. "Не  буду тебе  мешать. Надеюсь только, что ты не наделаешь
глупостей."  "О  чем  вы?"  Консультант молча  включил приемник  и захлопнул
дверцу.
     Стрелок  также   хотел   покинуть   машину,   когда   послышался   звук
приближающихся шагов. Он сразу понял, кому они принадлежат.  А  в  следующую
секунду пришло прозрение. Они  напичкали  дом подслушивающей аппаратурой. Но
зачем? Шаги  стихи. "Ты  слишком много  куришь." Голос резанул слух. Никаких
сомнений - это она.  С кем она разговаривает? С мужем?  Но он должен  быть у
себя  в офисе! "Тебя это не  касается!" Говорил мужчина  с неприятным низким
голосом.  "Но, милый, кого  это  может касаться, если  не меня?" "Я  сказал:
закрой пасть!" Стрелок зажмурил глаза. Эта фраза  была  подобна оплеухе,  но
Наташа никак на  нее не отреагировала. "Что с  тобой? Почему ты злишься?"  -
ласково спросила она. "Не строй из себя непроходимую идиотку! Если этот твой
хмырь  не  завалит Гоголя, у  меня,  а следовательно, и у тебя будут большие
неприятности!"  "Зачем  ты  меня  пугаешь?"   "Ну  что   ты,  детка.  Просто
предупреждаю. Мы и  так потеряли  слишком много времени!" "Но я  должна была
действовать осторожно. Не могла  же я просто предложить ему убить мужа?" "Но
ведь потом  смогла?" "Это была его  личная  инициатива.  Я лишь  немного его
подтолкнула.  Он ни  о  чем не  догадывается." "Ты  у меня  умница,  детка."
Стрелок  услышал  хлопок.  Не нужно было иметь много фантазии, чтобы понять,
что он значил. "Скоро твой ненаглядный станет трупом и  тогда..."  "Ты бы не
загадывал так  далеко.  Мой муж  не  так прост, как кажется." "Ладно. Хватит
трепаться." Послышался звук срываемой одежды  и  протестующий голос  Наташи:
"Но я не могу  сейчас!"  Мужчина  грубо  прервал ее:  "Ладно, плевать! Ты же
знаешь:  вид крови  меня только заводит."  Стрелок  протянул руку и выключил
приемник.  Вернулся Консультант. "Надеюсь,  ты не  жалеешь,  что  поехал  со
мной?" "Я убью ее!" -  прошептал Стрелок. Лицо его напоминало маску. "И чего
ты этим добьешься?" "Неважно." Консультант сел за руль и ободряюще  похлопал
его по плечу. "В жизни бывают и не такие разочарования. Выше  голову! У меня
есть  к тебе  предложение,  которое  позволит  на  время  отвлечься от всего
этого."
















        ГЛАВА 15. Суббота, 11 октября - 6 часов утра.

     Охотник приоткрыл  глаза и посмотрел  Стрелку в спину. Он надеялся, что
тот  сочтет его спящим.  Надеялся, потому что в противном случае им пришлось
бы как-то общаться. А это непросто,  когда знаешь  человека только по имени.
Но главная  причина была  не  в  этом. Ему  нужно время,  чтобы освоиться со
смертью сына.
     Он  едва не  выдал  себя,  когда  увидел, как Миша усаживается  за руль
рефрижератора.  "Как  ты  здесь  оказался?" -  прошипел  Охотник,  когда  на
мгновение они оказались  одни. "Мне нужны деньги,  отец."  Более  идиотского
ответа  он  не мог  и  придумать! "Тебя не устраивала твоя  работа?  Семьсот
долларов  в  месяц,  уважение  людей  -  тебе  этого мало?" "Мало,  отец. И,
пожалуйста,  закончим  на этом."  Охотник с  трудом удержался,  чтобы его не
ударить. "Как ты здесь оказался?" "Я узнал, что Консультант готовит какую-то
акцию и ищет людей..." "Не лги!" Охотник прекрасно  понимал, что Консультант
не стал  бы  делать  ничего подобного.  В чем  в чем,  а в осторожности  ему
отказать было никак нельзя. Каждый его шаг был тщательно выверен. Всех людей
он  подбирал  лично  в соответствии  со  своими  планами.  Невольно  Охотник
вспомнил их первую встречу.
     Он немного выпил. В последнее время он мог себе это позволить. Когда ты
остаешься совсем  один, жизнь  нередко утрачивает  всякий смысл.  Год  назад
умерла его жена,  старший сын женился и переехал в другой город, а с младшим
он  никогда  не  находил общего  языка. С работы  его  уволили по сокращению
штатов. Хорошо хоть не  за пьянство, а  то  как  он смог бы смотреть людям в
глаза? Все, что  у  него осталось  -  это ружье. Иногда он  выбирался в  лес
поохотиться  с  кем-нибудь  из  старых  друзей,  хотя  и  их у  него  теперь
практически не осталось. Он не заметил, как  провалился ногой в яму и  упал.
Кто-то  протянул  ему руку и помог подняться.  "Что,  штормит,  отец?" "Есть
немного",  -  буркнул  Охотник,  пытаясь  рассмотреть  стоявшего  перед  ним
человека,  но в  полумраке заметил  лишь  темную  полоску  усов  и белозубую
улыбку. Что-то  в  этой  улыбке ему не  понравилось. Он отстранился и  пошел
дальше. Консультант  без  труда  догнал  его. Должно быть,  со  стороны  они
представляли странную  пару: совершенно  пьяный  старик  и  элегантно одетый
мужчина.  "Я провожу  вас."  "Ты  считаешь,  я сам не  найду  дорогу домой?"
Охотник говорил намеренно грубо, но Консультант словно  и не замечал  этого.
"Я не хочу, чтобы вы  еще раз упали."  Что ж,  не  хочешь, так  не хочешь. И
Охотник снова упал. На этот раз намеренно, прямо  в грязь, а, подымаясь, как
следует  выпачкал  Консультанта.  Но  тот  даже  не  поморщился,  и  это  не
понравилось Охотнику еще больше.
     Спустя два  дня они снова встретились. На первый взгляд их встреча была
случайной, но Охотник уже  давно  не верил  в случайности. "Ну, и чего ты от
меня хочешь?" - просто спросил он. Консультант улыбнулся. "Чем  мне нравится
ваше поколение, так это своей прямолинейностью." "Я могу сказать, чем мне не
нравится ваше поколение. Или  не стоит?"  Улыбка Консультанта чуть поблекла.
"Не стоит." "Так зачем я тебе понадобился?" "Это правда, что  говорят  о вас
люди?" Охотник сощурил глаза. "Смотря что говорят." "Что вы с трехсот метров
можете попасть белке в глаз." Охотник почесал трехдневную  щетину. Лесть ему
нравилась,  но  за ней явно что-то было. "А если и правда,  что с того?"  "Я
хочу предложить  вам  работу." "Ну, предложи. А там  посмотрим." Консультант
махнул в сторону бара. "Как насчет того, чтобы что-нибудь выпить?" "Что ж ты
за  хозяин, если сам спаиваешь  своих работников?"  Они  рассмеялись,  затем
Консультант обнял Охотника как  своего  старого знакомого и увлек в  сторону
бара. "Прежде  всего  я хотел  бы поговорить с  вами о заработке." Вот этими
чертовыми деньгами он его и купил. Деньгами и еще лестью.
     Охотник пошевелился, но Стрелок даже не повернул в  его сторону голову.
Интересно, о чем он думает? Как потратить деньги?
     С Мишей они успели обменяться еще парой фраз. И, как ни странно, первым
заговорил именно  сын.  "Видишь ли, отец, у меня не было другого выхода. Мне
нужны  эти  деньги,  чтобы отдать  долг." "И  большой  долг?" "Триста тысяч.
Долларов." Сначала Охотник просто не мог в это поверить.  "Но откуда? Я хочу
сказать, когда ты успел столько  задолжать?" "Я проиграл, отец." "Проиграл?"
"Да, в карты",  - он развел руками.  - "Даже не  знаю, как  это получилось."
"Тебя просто подставили. Но кто? Неужели Консультант? Зачем  ты  ему нужен?"
"Не знаю, отец.  Но  после  того, как  я  отдам долг, у  меня  еще останется
полтора миллиона." "И  что ты намерен с ними делать?" "А ты,  отец?" Охотник
посмотрел  на  свои  руки.  "Я  собирался  построить  дом.  Дом,  в  котором
когда-нибудь соберутся  все  наши."  "Кто "наши", отец?"  "Ты, я,  Андрей со
своей  семьей..." "Отец,  мне не хочется лишать  тебя иллюзий..." "Вот  и не
лишай!" - отрезал тот зло.  В этот момент к  машине подошел  Консультант. "О
чем  спорите?" "Ни  о чем",  - буркнул Охотник.  "В таком случае, по местам!
Через десять минут выезжаем!"
     Охотник тяжело вздохнул. Он только что потерял сына, но даже не мог  ни
с кем этим  поделиться.  Для его  компаньонов смерть  человека  - всего лишь
прекрасная  возможность  заработать  четверть  миллиона долларов.  Он бы  не
удивился, если бы к  концу они и вовсе перестреляли друг друга.  Себя он  не
жалел,  а  вот  сына...  Если бы  он только  был уверен  в том,  что  именно
Консультант организовал тот проигрыш! В любом случае, за Консультантом нужно
присматривать. Если человек сумел  спланировать такую операцию, то наверняка
в рукаве он еще что-нибудь прячет.
     Откуда-то  справа донеслись шаги. Охотник поднял взгляд  на Стрелка, но
тот, похоже, ничего не слышал. Охотник встал и подошел к краю  вышки.  Дождь
не  прекращался  ни на минуту,  и рассмотреть,  что  творилось  внизу,  было
практически невозможно.
     - В чем дело, старик? - неожиданно спросил Стрелок.
     Охотника  неприятно  резануло слово  "старик", но  он никак  на  это не
отреагировал.
     - Мне кажется, я слышал шаги.
     - "Кажется", или "слышал"?
     - И то, и другое. Направь-ка прожектор немного левее!
     Стрелок нехотя подчинился. Охотник мог бы  поклясться, что видел, как в
полосе света мелькнула тень и тут же исчезла.  Кто это? Кто-то из своих?  Но
почему он прячется?
     - Ты видел..? - начал Охотник, но Стрелок резко его перебил:
     - Ничего я не видел! И хватит тебе... Можешь спать дальше!
     Охотник неодобрительно покосился на него и включил рацию.
     - Консультант, это Охотник. Я только что видел человека. В ста шагах от
вышки.
     - Ты уверен?
     - Вполне.
     Консультант приглушенно выругался.
     - Хорошо. Пусть  Стрелок спустится вниз, а ты прикрой  его  сверху. Все
тщательно проверьте. Если будут проблемы - немедленно свяжитесь со мной.
     Едва Охотник отключил рацию, Стрелок бросился на него и прижал к стене.
     - Я же ясно тебе сказал, чтобы ты не делал этого! Сказал или нет?
     Неуловимым движением Охотник сбросил его руки.
     - Побереги нервы, парень!
     - Нервы?! - зло выдохнул тот. - Что же ты не захотел сам спуститься?
     - Ты слышал, что сказал Консультант.
     - Плевать мне на то, что  он сказал! Если ты что-то там  увидел - сам и
выясняй!
     - Хорошо, - Охотник набросил на голову капюшон, подошел к краю лестницы
и там на мгновение задержался. Стрелок с усмешкой смотрел на него. Нет, этот
парень не был трусом. Но что-то с ним было не так - это точно.










        ГЛАВА 16. Суббота, 11 октября - 6 часов утра.

     Гений узнал, что  кто-то наводит  о нем  справки, примерно за неделю до
того, как появился Консультант. Сначала он не придал этому особого значения.
Однажды  папочка  его жены  уже нанимал  людей следить за  ним. Что  ж, если
кому-то это доставляет такое  удовольствие - он всегда  готов вывернуть свое
белье наизнанку. Но затем Гению сообщили, что кто-то всерьез заинтересовался
его  профессиональными  способностями. Сначала  он  решил,  что речь идет  о
возможном  продвижении по службе или даже о выгодном предложении со стороны.
Но никаких предложений не  поступало, и на  смену  благодушию  пришел страх.
Что, если им  стало  известно,  что  он  несколько  подчистил  счета  банка?
Разумеется, сумма была  просто несерьезной.  Каких-то  шесть  тысяч.  С  его
способностями он мог бы  украсть миллион, и никто бы этого не заметил. Ну, а
потом появился  Консультант. Лишь месяц  спустя Гений  узнал,  что  человек,
наводивший о нем справки, и Консультант - одно и то же лицо.
     Во  время   их  первой  встречи  Консультант  явно  пытался  произвести
впечатление.  Он  пригласил  Гения  в  дорогой  ресторан.  Действительно,  в
дорогой.  Чтобы  расплатиться  за  один  только   ужин,  Гению  пришлось  бы
расстаться с половиной своей зарплаты.  А  он всегда  считал,  что  получает
совсем не мало. За столом разговор вертелся в основном  вокруг компьютеров и
тех возможностей, которые они предоставляют. Поскольку перед ним сидел явный
дилетант, Гений ужинал в предвкушении новой высокооплачиваемой работы.
     - Я хочу, чтобы ты помог мне в разработке одной программы, - неожиданно
произнес Консультант.
     - То есть вы хотите предложить мне работу?
     Консультант медленно покачал головой.
     - Не совсем.
     Тогда Гений отказался. Просто отказался, сославшись на занятость.
     Консультант на время прекратил есть и в упор посмотрел на него.
     - Если я правильно понял, тебя интересуют деньги. Так вот: я заплачу.
     - Сколько? - вяло поинтересовался Гений.
     - Мне бы не хотелось пока говорить об этом.
     - И все же!
     - Давай подойдем к этому вопросу иначе. Какая сумма тебя бы устроила?
     Гений задумался.
     - Все зависит от того, насколько сложной окажется работа.
     - Будем исходить из того, что  работа окажется не только сложной, но  и
займет много времени.
     Гений вдруг почувствовал, что угодил в ловко  расставленные сети. Какую
бы сумму он  ни  назвал,  она обязательно  будет либо слишком большой,  либо
слишком маленькой.
     - В  таком случае, полагаю, речь должна идти о трех тысячах долларов, -
наконец,  выдохнул он. Сумма намного превышала все  его предыдущие гонорары,
но тогда, по крайней мере, он знал, о чем идет речь.
     Консультант положил ему руку на плечо и слегка сжал.
     - Не  стану скрывать, программа, о которой мы говорим, мне очень нужна,
а программиста твоей квалификации найти очень и очень сложно.
     - Значит, вас не устраивает сумма? - насторожился Гений.
     -  Напротив, напротив, -  задумчиво пробормотал  Консультант. - Я готов
заплатить больше. Намного больше. Вот только... - он замолчал.
     - Что?
     - Поговорим  об  этом в  другой  раз.  А сейчас,  если  не  возражаешь,
вернемся к ужину.
     Консультант рассчитал все  верно. За  ту неделю, пока они не  виделись,
слово "намного" превратило  его из человека в счетную  машину. Плюс ко всему
он впервые серьезно задумался о разводе.
     Никогда еще он  не ждал звонка с таким нетерпением. А когда Консультант
позвонил, едва совладал со своими нервами. К счастью, тот заговорил первым.
     -  Сумма, которую я готов заплатить, ровно в тысячу раз превышает ту, о
которой мы говорили в прошлый раз.
     Гений решил, что ослышался.
     - А о какой сумме мы говорили в прошлый раз? - с трудом вымолвил он.
     - Именно о той, о которой ты думаешь. Встретимся через час.
     Гений  едва  не  отказался  от  встречи.  Ясно, что  Консультант что-то
задумал. Возможно, хочет с его помощью ограбить банк. Нет, на это он никогда
не пойдет. Но если речь действительно идет о трех миллионах долларов?
     На встречу он все-таки  пришел,  но держался настороженно.  Консультант
сразу это почувствовал.
     - Мне нужна программа. Серьезная программа.
     - Чтобы ограбить банк?
     Консультант  нервно рассмеялся. И только  тогда Гений  заметил,  что он
напряжен ничуть не меньше его самого.
     -  Думаю,  если  бы кто-то из  нас и  решился  на  этот шаг, то  вполне
обошелся бы без компании другого. Все гораздо  проще и одновременно сложней.
Я хочу захватить военную базу и уйти оттуда  живым. Именно  для этого мне  и
нужна твоя помощь.
     - Вы шутите?
     - Конечно, шучу. И поэтому предлагаю  тебе  партнерство  и три миллиона
долларов.
     Гений надолго  задумался. А  когда  заговорил,  первый вопрос  оказался
неожиданным и для него самого.
     - А где гарантия, что я получу свои деньги? - спросил он.
     Консультант с явным облегчением вздохнул.
     - Ты их получишь, не сомневайся!
     И Гений, как ни странно, сразу поверил этому человеку.

     Кто-то положил  руки  ему  на плечи, и  Максим мгновенно  открыл глаза.
Компьютер работал в режиме энергосбережения. Максим коснулся рукой "мыши", и
экран  вспыхнул,  высветив программу,  которую он разрабатывал.  Неужели  он
заснул?
     - Милый, ты совсем не бережешь себя!
     Максим  вздрогнул,  услышав за  спиной голос жены. По тому, как она это
сказала, он  понял, в  каком она настроении.  Ее руки  стали  недвусмысленно
массировать его плечи. Он попробовал отстраниться, но она не позволила.
     -  Расслабься.  Когда целыми  днями сидишь за  компьютером,  образуется
застой крови.  Не  удивительно, что  после  этого ты меня игнорируешь.  Или,
может быть, дело не только в этом?
     - Нет, что ты! Просто я...
     Она стала снимать с него пижаму.
     - Подними руки!
     - Таня!
     - Делай, что я сказала! - она слегка  повысила голос. - Я  ведь  могу и
приревновать тебя к твоему компьютеру.
     - Не говори глупостей!
     Она наклонилась и стала целовать его в шею.
     - Не заметно, что тебе это очень нравится,  - прошептала она и  укусила
его за мочку уха. Он вскрикнул и с трудом удержался, чтобы ее не ударить.
     - Таня, я не могу.
     - Я знаю. Но если ты  сам не можешь ничего сделать, то по  крайней мере
не мешай мне!
     Она обошла  стул и опустилась перед ним на  колени. Ее руки  скользнули
под его бедра и стали стаскивать брюки.
     Он  постарался  думать  о  чем-то  отвлеченном, но ей все-таки  удалось
добиться своего. Заметив его реакцию, она улыбнулась.
     - Ну, вот видишь, твоя девочка  знает, что делает. Будем считать, что с
врачом я несколько погорячилась.
     - Танюша, пожалуйста, у меня впереди трудный день!
     - У меня тоже. Как и остаток ночи.
     В следующую секунду она стояла перед ним абсолютно голая.
     - Привет!  А  вот и я, -  пробормотала  она  с затуманенными от желания
глазами.
     - Привет, - он попытался улыбнуться.
     Татьяна шагнула к нему и впилась в его губы.
     -  В чем  дело, милый? Тебе  не нравится, как я это  делаю? -  ее бедра
буквально вдавливали его в стул.
     -  Ну,  что ты!  Просто  я не могу вот так...  Может  быть,  вернемся в
постель? - предложил он, надеясь, что по пути сможет что-нибудь придумать.
     -  Не  говори глупостей!  - она снова  захватила губами его  рот. -  О,
милый! Это так восхитительно!  Если ты и дальше будешь игнорировать меня,  я
заведу любовника!
     Господи! Да он бы поставил тому парню свечку!
     - Ты не возражаешь, если я помогу себе руками?
     Естественно, он не возражал. Лишь бы она поскорее убралась отсюда.
     Татьяна  запрокинула  голову, и,  судя  по всему,  он перестал  для нее
существовать.  Через  минуту она  встала, набросила на плечи  халат  и молча
вышла из комнаты. На мгновение он даже почувствовал к ней жалость. Все могло
бы быть совсем иначе, если бы она сама предложила ему развод.
     Гений  посмотрел на  часы  и  заставил себя  сосредоточиться. Он должен
пересмотреть программу и перезвонить Консультанту.







        ГЛАВА 17. Понедельник, 13 октября - 2 часа дня.

     Юрий Борисович  Свистых покинул  кабинет мэра  и, тихонько насвистывая,
направился к себе. Вчера он наконец сумел подобрать ключ к личной секретарше
шефа, а сегодня уже назначил свидание  адвокату из правового отдела. Адвокат
была невысокой, худощавой, с  мальчишеской стрижкой.  Свистых всегда считал,
что  это  не  его  тип  женщины,  но  встретившись  с  ней  взглядом,  решил
пересмотреть  свою  точку  зрения.  На  настроение  Свистых  не повлиял даже
разнос,  который учинил мэр своим приближенным. Дотова тоже  можно понять: с
момента утреннего заседания прошло  полдня, а информации  насчет террористов
больше  не  стало. Но это уже вопрос не  к  нему, а к  руководителям силовых
ведомств. Из его собственного кабинета  навстречу  Свистых вышла длинноногая
сексапильная секретарша.  Правда,  кроме  сексапильности и  длинных ног,  ей
больше  совершенно  нечем было похвастаться,  но  Свистых  считал,  что  для
секретарши и  этого вполне достаточно. До нее  здесь  работала старая  дева,
державшая все в строгости и порядке. И если насчет порядка Свистых ничего не
имел  против, то насчет всего  остального  у него  была несколько иная точка
зрения. Именно  поэтому он поспешил от нее избавиться  и,  не без содействия
мэра, перевел в правовой отдел. Старой перечнице именно там и  место.  Новая
секретарша правильно понимала свои обязанности. Уже в первый рабочий день он
попросил ее остаться и более подробно объяснил,  какие именно обязанности ей
следует исполнять в первую очередь.
     - Марина, - он догнал ее несколькими широкими  шагами.  - Мне  никто не
звонил?
     - Нет, Юрий Борисович. Я оставила всю документацию по террористам у вас
на столе.
     Он сделал суровое  выражение лица. Каких-то полчаса  назад  он объяснил
ей, что слово "террористы" должно навсегда исчезнуть из ее лексикона.
     - О каких террористах ты говоришь?
     Девушка округлила глаза.
     - О тех, что захватили базу. А разве... Я опять что-то напутала?
     В такие минуты  Свистых жалел, что избавился от прежней секретарши. Ей,
по крайней мере, не пришлось бы объяснять все дважды.
     - Герман  Олегович просил никому ни слова не говорить о террористах, и,
кажется, я уже упоминал об этом!
     - Но вы же не Герман Олегович! - она капризно надула губки.
     Свистых с трудом удержался,  чтобы не хлопнуть ее по ягодицам. Глядя на
нее, просто невозможно было думать о деле.
     - Куда ты направляешься?
     Она сделала кокетливое па.
     - Вам обязательно нужно все знать?
     Он решил позвонить  вечером  жене и сказать, что  сегодня задержится на
работе. Тем более, что повод для этого был более чем значимый.
     - Заглянешь ко мне после шести!
     Секретарша многообещающе улыбнулась.
     - Как скажете, Юрий Борисович.
     Свистых  вошел в  кабинет, открыл бар, надежно  укрытый  от посторонних
глаз  полным собранием сочинений Владимира Ильича Ленина, и плеснул  себе на
два пальца коньяку. После  чего устроился в кресле и придвинул к себе стопку
бумаг. Его внимание  привлек  конверт без штампа, но  с  весьма оригинальной
маркой, на которой была изображена практически голая дева, лихо взмахивающая
правой  ногой.  Свистых  повертел конверт  в руках, затем осторожно  вскрыл.
Внутри  него  оказалась  фотография и письмо.  На  фотографии Юрий Борисович
обнимал голую полногрудую девицу.  Как там бишь ее имя? Само собой, он также
был абсолютно голый. Свистых на мгновение закрыл глаза. Ему всегда казалось,
что  личная жизнь каждого - это личная жизнь каждого и никакое вмешательство
извне  недопустимо. Но в данном  случае... Он развернул письмо. "Милый  Юрий
Борисович!  Несколько дней назад мне стало известно, что вы увлеклись  одной
молодой  особой.  Разумеется,  в  вашем  возрасте  это  вполне  объяснимо  и
простительно. Но не  бросает  ли  это  тень на вашу репутацию? Ведь в  нашем
ханжеском обществе  далеко не всегда  люди понимают все правильно. Почему-то
принято  считать, что если  человек занимает столь ответственный пост, то он
обязательно должен быть примерным семьянином. К сожалению, этот предрассудок
все еще жив. Пока мне  не известна реакция вашей жены на эту фотографию. Но,
возможно, уже в самое ближайшее время я найду минутку заглянуть к ней, если,
конечно,  к  тому времени  мы не  договоримся  и  не  сочтем, что  вовсе  не
обязательно беспокоить ее по такому пустяку. Подумайте над моими  словами  и
позвоните в течение дня по  указанному  внизу телефону. Р. S.  Не  пытайтесь
выяснить,  кому принадлежит  этот телефон.  Во-первых, в  этом  нет никакого
смысла, а, во-вторых, это может быть неверно истолковано."
     А  ведь он чувствовал,  что с этой девицей  что-то  не  так,  и, тем не
менее,  не  удержался от соблазна затащить ее в постель! Хотя, объективности
ради нужно  сказать,  что  заслуга в этом принадлежала исключительно ей. Она
перехватила его на стоянке и попросила подвести  домой, затем  пригласила на
чашку кофе. О дальнейшем лучше всяких слов говорит фотография.
     Итак,  шантаж. Почитывая  на  досуге  Чейза, он  всегда поражался,  как
неправдоподобно легко разного рода  обыватели  попадают  в  ловушки,  и  был
уверен, что уж  с ним-то ничего подобного не  случится. Разумеется, его жене
прекрасно  известно, что  он  время от  времени  ей  изменяет,  но  как  она
отнесется к фотографиям? Он лишь на мгновение вспомнил, чем они занимались и
какие фотографии  из  всего этого могли  получиться.  А он-то  считал, что у
девицы просто разыгралось воображение!
     Но какой смысл во всем  этом? Если  уж  шантажировать, то какого-нибудь
банкира, а не чиновника, пусть и занимающего достаточно высокий пост.
     Не связано  ли это  каким-нибудь образом  с террористами? Правда,  базу
захватили в  субботу, а фотографии сделали недели за две до  этого. Конечно,
фотограф  мог  знать о  готовящейся  акции.  Но  как  увязать террористов  и
шантажиста?
     А  если попробовать откровенно поговорить с женой? Нет, если она увидит
эти фотографии, взывать к ее рассудку будет бесполезно. Наверняка произойдет
скандал,  шумный   развод  с   комментариями  на  страницах  газет,  и  даже
заступничество Германа Олеговича не поможет. Да и захочет ли он вмешиваться?
На карьере можно будет смело поставить крест.
     Свистых вызвал секретаршу и указал на конверт.
     - Я хочу знать, каким образом это здесь оказалось?
     - Что это? - секретарша перегнулась через стул и нависла над ним полной
грудью.  Разумеется,  она   уже  успела  обрызгаться   его  любимыми  духами
"Tentations".
     - Вот это! - на этот раз он не обратил на ее уловку никакого внимания и
швырнул конверт ей прямо в лицо.
     -  Я... Я не знаю, Юрий Борисович.  Когда я принесла  бумаги,  никакого
конверта не было.
     - Ты выходила из приемной?
     -  Разве что  на минутку. К  Лидочке  из сто  семнадцатой.  Мы... - она
замолчала под его тяжелым взглядом. - Вы..? Вы меня уволите?
     Свистых заставил себя успокоиться. Это его ошибка. Они все  равно нашли
бы возможность передать ему этот конверт.
     - Входил ли кто-нибудь ко мне в кабинет в последние полчаса?
     - Как будто нет.
     - "Как будто" или "нет"?! - снова взорвался он.
     - Нет, я никого не видела. А что в этом конверте?
     - Ничего. Все, можешь быть свободна!
     - Но  Юра... Если это как-то связано со мной...  Я  хочу сказать, что я
здесь совершенно не при чем.
     - Не заставляй меня повторять дважды!
     Он дождался,  пока  за ней  закроется дверь, затем встал и направился к
бару.




        ГЛАВА 18. Понедельник, 13 октября - 3 часа дня.

     Впервые  за  последние  десять  лет  Трущенко воспользовался лифтом. Он
вошел в залитую мягким  светом кабину и  нажал на  кнопку третьего этажа. На
мгновение ему показалось, что в  системе что-то не сработало и  лифт остался
на прежнем месте,  но уже в  следующую секунду створки  лифта разъехались, и
банкир оказался у себя в кабинете. Точнее, в небольшой комнатке, примыкавшей
к кабинету, но отделенной от него специальной дверью-шкафом в духе шпионских
романов.  Трущенко повернул ручку двери и прошел к столу. Усевшись в кресло,
положил  перед  собой  дипломат  и  открыл  крышку.  Окинув  взглядом  пачки
стодолларовых купюр,  он  отсчитал  десять  и убрал  их в ящик  стола, затем
закрыл дипломат  и поставил его рядом с креслом. Зазвонил телефон внутренней
связи,  но Трущенко не  отреагировал. Он встал,  неспеша  пересек кабинет  и
остановился  перед  телевизором.  Взял  пульт  дистанционного  управления  и
направил  его  на дверь. Нажал в определенном порядке две  кнопки, и  замок,
автоматически блокировавший  дверь на время, пока он  находился в хранилище,
бесшумно открылся. Трущенко вернулся за стол и снял трубку.
     - Нина, Прокуроров еще здесь? Пусть войдет.
     Прокуроров оказался  высоким темноволосым мужчиной  с легкой  сединой в
висках.  Правда,  общее  впечатление  несколько  портили  глаза,  смотревшие
холодно и жестко. Таким взглядом, по мнению Трущенко, может обладать убийца,
но никак не журналист.
     Несколько  секунд  мужчины   оценивающе  смотрели  друг  друга.  Первым
заговорил Трущенко.
     - Прошу прощения,  Роман Васильевич, что заставил вас ждать. Звонил мой
старый друг из Лос-Анджелеса, и прервать разговор было неудобно.
     - Ничего страшного.
     - Присаживайтесь, - Трущенко кивнул гостю на  кресло. - Если позволите,
сразу перейдем к делу. Поскольку заочно мы с вами хорошо знакомы, нет смысла
ходить вокруг да около.
     - Думаю, вы правы,  - Прокуроров откинулся на спинку кресла и сложил на
груди руки.  Мало кто  знал, что в свое  время он сыграл едва ли не  главную
роль  в   том,  что  Дотов  был  избран  мэром  города.  Несколько  газетных
материалов, вызвавших целый шквал полемики и сенсационных разоблачений, были
подготовлены при его непосредственном участии.
     Трущенко  достал  из  стола  лист бумаги, пробежал  по  нему глазами  и
положил перед Прокуроровым.  Прокуроров подался вперед, посмотрел сначала на
лист, затем на банкира.
     - Что это?
     - Сумма, которую  вам заплатили за серию материалов обо мне. Любопытно,
кто  выложил такие  деньги,  ведь у Дотова в тот момент не было за душой  ни
копейки?
     Прокуроров неопределенно пожал плечами и спрятал листок в карман.
     - Всегда найдется человек, готовый сделать одолжение  другому человеку.
Если позволите, я просмотрю это дома.
     - Двадцать тысяч долларов. Вам действительно заплатили такую сумму, или
мои осведомители лгут?
     - И что вы хотите от меня услышать?
     - Но ведь в ваших материалах не было ни слова правды!
     - А вы думаете, людей интересует правда?
     Трущенко улыбнулся.
     - Ну вот, лед, наконец, тронулся!
     Прокуроров пожал плечами.
     - Иногда можно написать, что человек всю свою жизнь воровал, но  это не
вызовет  ни у  кого ни  малейшего  интереса - в этой стране  все воруют.  Но
иногда достаточно только  упомянуть, что Иван Петрович лишь собирался что-то
украсть у Петра Ивановича - и это вызовет невиданный резонанс.
     - И все зависит..?
     - Как говорил один мой знакомый фотограф: все зависит от освещения.
     Трущенко понимающе кивнул.
     - Помнится, в одном из  репортажей  вы написали, что в  суд  Советского
района поступило дело, по которому я прохожу в качестве потерпевшего... - он
широко улыбнулся. - В изнасиловании.
     - Извините, но я этого не помню.
     - Ну, конечно, разве можно все упомнить!
     Глаза Прокуророва вдруг превратились в щелки.
     - В этом вы, безусловно, правы.
     - Но я  на вас не  в  обиде! Это три года  назад  я  мог  бы вас самого
превратить в потерпевшего, а сейчас...
     - Может быть, мои слова покажутся вам излишне резкими, но мне абсолютно
все равно, обижаетесь вы на меня или нет.
     - Почему?
     Прокуроров в очередной раз пожал плечами.
     -  Я занимаюсь своей работой двадцать  лет.  За это  время  я привык не
относится слишком серьезно к заявлениям людей. А вот к своей работе я всегда
отношусь очень и очень серьезно. Любой, даже самый посредственный материал я
должен  сделать понятным и интересным. И я делаю это. В противном случае как
журналист  я  перестану  вызывать  интерес,  а,  следовательно,   моя  семья
останется без средств к существованию.
     - Надеюсь, сейчас ваша семья не бедствует?
     - Спасибо, нет. Не понимаю, чем вызвана ваша ирония?
     -  То  есть  для  вас  не  имеет значения,  чья  фамилия  упоминается в
материале: моя или, скажем, Дотова?
     - Абсолютно.
     - И вас не пугает, что человек, о котором вы пишете, может расправиться
с вами?
     -  Угрозы - обычное явление в моей  профессии, но дальше них  дело, как
правило, не идет. К тому же, я и сам опасен.
     Трущенко задумчиво постучал ручкой по крышке стола.
     - Я хочу предложить вам работу.
     - Да?
     - Я смотрю, это предложение не стало для вас неожиданным!
     - Вы правы. Если бы вы хотели со мной  "расправиться", то едва ли стали
бы приглашать меня к себе в кабинет. Так что,  откровенно  говоря,  я ожидал
чего-то подобного.
     - Я попробую продолжить вашу мысль. Если вы все-таки пришли, значит, вы
готовы со мной сотрудничать.
     Впервые за  время разговора на лице Прокуророва появилось некое подобие
улыбки.
     - Речь, как я понимаю, идет о Дотове?
     - О нем, родимом.
     - Мне нужна отправная точка.
     -  Она  есть.  В субботу  террористы  захватили  военную базу,  которая
расположена всего в сорока километрах  от города. По моим сведениям, на базе
хранится химическое оружие.  Никаких требований террористы не выдвигали,  но
уже залили  всю базу  кровью. Мэр  пока выжидает и всеми силами пытается  не
дать этой информации распространиться.
     - Есть несколько проблем, решить которые необходимо в первую очередь. Я
должен знать, в какой газете или газетах вы планируете разместить материалы,
поскольку у каждой свой круг читателей, а следовательно, и различный уровень
восприятия. Это первое. И второе: мой гонорар.
     -  Газеты пусть  вас  не  волнуют  - это  мои проблемы. Пишите так, как
сочтете нужным. А гонорар... Какая сумма вас бы устроила?
     Лицо Прокуророва стало каменным.
     - Я  хочу, чтобы сумму назвали вы сами, а я уже буду  думать, принимать
ваше предложение или нет.
     Трущенко кивнул, но ответил далеко не сразу.
     - Двести тысяч, - он  бросил на Прокуророва быстрый взгляд, но  на  его
лице  не отразилось  никаких эмоций.  -  Половина  суммы  сейчас, половина -
потом. Но ни один человек не должен знать, что вы работаете на меня.
     - Разумеется. Все непредвиденные расходы будут оплачены отдельно или из
общей суммы? Я хочу сказать, что, возможно, мне  придется  покупать какую-то
информацию.
     - А разве вы не все выдумываете?
     Прокуроров вопросительно изогнул брови.
     -  Шучу,  шучу, -  Трущенко рассмеялся. - Мне  казалось,  у  журналиста
обязательно должно быть чувство юмора. Разумеется, отдельно.
     Прокуроров кивнул.
     - Настроены вы весьма серьезно!
     Трущенко встал и выложил на стол деньги.
     - Я лишь хочу вернуть то, что у меня отняли!
     - Разумеется, - Прокуроров взял деньги. - И последний вопрос по срокам.
     - Считайте, что кампания уже началась.
     - В таком случае, не будем терять зря времени, - Прокуроров встал и, не
прощаясь, направился к выходу.
     Трущенко  проводил  его  взглядом,  затем достал блокнот и  раскрыл  на
последней странице. В  длинном списке  имен журналист  занимал третье место.
Трущенко  что-то  пометил напротив его  фамилии  и  снова  спрятал блокнот в
карман.







        ГЛАВА 19. Суббота, 11 октября - 6 часов утра.

     Режиссер сидел на солдатской  кровати,  подложив под  спину  подушку, и
прислушивался к мерному  шуму дождя.  Продюсер и Директор негромко о  чем-то
спорили, но он не вмешивался в их разговор. Рана в плече саднила, но в целом
боль  вполне можно было терпеть.  Наверное,  все-таки стоило прислушаться  к
совету  Продюсера  и сделать укол противостолбнячной  сыворотки, но,  как ни
глупо это звучит, он с детства боялся уколов.
     Артему  было пять с половиной лет, когда  он  приехал вместе с мамой на
отдых в  деревню.  Это было его  последнее  лето перед школой.  Раньше  мама
всегда оставляла его  с бабушкой  и  дедушкой, но в тот год  она развелась с
отцом и могла уделить  ему  больше внимания. Об  отце  у Артема не  осталось
вообще  никаких воспоминаний.  Наверное,  потому,  что  и отец  у  него  был
никакой.  Рядом с домом текла речка,  и они с дедом часто ловили там  раков.
Тогда  еще в речке  водились раки и был жив дед. Артем  любил  деда. От него
всегда пахло табаком и сеном. Именно так, по его мнению, и должно пахнуть от
настоящего мужчины.
     А  потом появилась Нелли. Так  звали  девочку с  золотыми волосами. Они
подружились и часто играли вместе. Правда, и мать, и дед часто предупреждали
его, чтобы он  был с ней осторожен, да и сама девочка часто говорила ему  об
этом. Артем обещал  быть  осторожным, но кто может выполнять свои обещания в
пять лет?
     Они играли в игру, которую Артем придумал сам. Смысл игры был  довольно
прост. Они сломя голову носились по двору, пытаясь догнать друг друга. Потом
Нелли упала. Артем обратил внимание на то, что она стала прихрамывать,  а на
ее ноге образовался темно-синий отек.
     "Посмотри, у  тебя на ноге волдырь",  - сказал он. "Это не волдырь. Это
опухоль",  - возразила Нелли. -  "Мама мне говорила,  что если у меня  будет
что-нибудь  подобное, чтобы я немедленно шла к ней." Артем представил, какая
скукотища настанет, если Нелли уйдет домой. "Да нет же, я знаю. Это волдырь.
У  меня  у  самого  был  на  прошлой  неделе  похожий.  Его нужно чем-нибудь
проткнуть. Только и всего." Девочка доверчиво посмотрела на него.  "Правда?"
"Ясное дело. Жди  меня  здесь. Я мигом."  Он  сбегал домой  и принес иголку.
"Закрой глаза.  Я сделаю тебе укол."  Нелли  подчинилась.  Артем  нагнулся и
ткнул иголкой  в самую середину отека. В  лицо ему ударила струя  крови.  Он
закричал, а  Нелли  потеряла сознание. Прибежала его мать.  Девочку увезли в
больницу, и они больше никогда не  встречались.  Артем почему-то решил,  что
Нелли умерла, но  спросить маму, так ли это, не  решился. Лишь несколько лет
спустя он узнал,  что у девочки было какое-то  редкое  заболевание, одним из
признаков  которого была  плохая свертываемость крови. Тогда же  он  спросил
маму, не знает ли она, жива ли Нелли. Мама взъерошила ему волосы и спросила,
почему его это интересует. Он равнодушно ответил, что просто вспомнил о ней.
Если бы она только знала,  чего стоило ему это  равнодушие! "Не знаю, малыш.
Но Нелли серьезно больна. Такие люди долго  не живут." Он мужественно кивнул
и убежал к  себе. Оставшись один, Артем проплакал всю ночь. А утром поклялся
себе, что когда вырастет, то обязательно станет врачом и найдет лекарство от
всех болезней.
     Все  началось вскоре после того  случая. В их классе делали прививки, и
Артем вдруг почувствовал, что не сможет этого вынести. Никто не заставит его
сделать укол. С тех пор прошло тридцать лет, но ничего  не изменилось. С тех
самых пор, как он сделал "укол" Нелли.
     В двенадцать он сломал ногу. Врач, накладывавший гипс, хотел ввести ему
обезболивающее, но Артем  сумел  его убедить,  что у  него ничего не  болит.
Можно только  представить, чего ему  это  стоило! В  пятнадцать ему вырезали
аппендицит, и даже присутствие главврача не смогло  поколебать его решимости
отказаться от обезболивающих уколов.
     Шло время. От Нелли в памяти  остались  только золотые косички  и страх
перед уколами.
     Режиссер обратил внимание, что в казарме вдруг наступила полная тишина,
и поднял голову: Продюсер и Директор настороженно смотрели на него.
     - Как ты, старик? - спросил Продюсер.
     - Нормально, - ответил Режиссер и прикрыл глаза. - Нормально.
     Режиссер  не знал,  каким образом на него вышел Консультант,  а он  сам
никогда  об  этом  не  говорил.  Их встреча  произошла  в старой школе,  где
Режиссер  преподавал  в начальных классах. Сначала он  решил,  что перед ним
отец одного  из его учеников, но Консультант быстро развеял его сомнения. "У
меня к вам  есть деловое предложение." "Какое?" "Я слышал от одного из ваших
друзей о том, что вы мечтаете заработать  миллион долларов." "В самом деле?"
Удивление Режиссера  было  довольно искренним. В  последний  раз  он делился
своими планами быстрого обогащения, когда еще сам учился  в школе. С тех пор
ничего не  изменилось.  Он  по-прежнему  мечтал заработать много  денег,  но
понимал,  что  сделать  это практически невозможно. Консультант  внимательно
изучал его лицо. "Я не спрашиваю, для каких целей  вам  нужны эти деньги - я
предлагаю  вам  их.  Более  того,  я  предлагаю  вам два миллиона."  На этом
разговор и  закончился.  Режиссер  решил,  что  перед  ним  сумасшедший.  Но
Консультант добился главного: посеял  в  его  душе  сомнение.  Два  миллиона
долларов. На эти деньги он мог бы перестроить больницу в своем родном городе
и, возможно, часть денег потратить на школу.
     Следующая их  встреча состоялась  спустя неделю.  "Вы подумали над моим
предложением?"  "Каким  предложением?"  - удивился  Режиссер. "Два  миллиона
долларов. Но эти деньги нужно еще заработать." "Как заработать?" Консультант
сказал, как  именно,  и Режиссер лишь рассмеялся.  Тем не менее,  спустя два
месяца  они были уже вместе. Это походило на испытание. Если он выдержит его
- значит, имеет полное право  распоряжаться  этими деньгами.  Если нет - его
смерть будет расплатой за смерть Нелли.
     Режиссер  резко открыл  глаза.  Только ли ему  показалось,  или с улицы
действительно донеслись выстрелы? Он посмотрел на Продюсера и Директора, но,
судя по всему, они ничего не слышали.
     Режиссер встал  и застегнул плащ. Сидеть  в  казарме и прислушиваться к
себе было невыносимо.
     - Ты куда? - настороженно спросил Директор.
     - Пойду пройдусь.
     - Ты бы лучше поспал, пока есть время!
     Режиссер ничего не ответил.
     - Как твоя рука? - спросил Директор, когда он уже достиг двери.
     Режиссер  остановился. Неужели  непонятно,  что он  не хочет ни  с  кем
разговаривать? Ни о прошлом, ни о  будущем, ни о настоящем. Тем не менее, он
заставил себя ответить: "нормально" и толкнул дверь.
     Режиссер  не понимал, почему Консультант остановил свой выбор именно на
нем. Да, за  его  спиной была армия  и служба  в  спецназе,  но  сейчас  его
подготовка  оставляла  желать  лучшего.  Пожалуй, единственное, в  чем он не
утратил навыка - это стрельба. Но  в данной ситуации делать акцент только на
стрельбу было по меньшей мере глупо.
     Режиссер вышел в дождь и машинально перехватил автомат. Откуда-то слева
доносились частые приглушенные хлопки. Кто-то из  группы стрелял из автомата
с глушителем. Сначала Режиссер хотел вернуться в казарму, но затем передумал
и побежал на выстрелы.














        ГЛАВА 20. Суббота, 11 октября - 6 часов утра.

     Этот  дождь,  которого по непонятной  причине  так жаждал  Консультант,
действовал ему  на нервы. Несмотря на теплый непромокаемый плащ с капюшоном,
вода  проникала  повсюду:  за шиворот,  в уши,  глаза, нос. Судя  по  всему,
ботинки в скором времени также собирались дать течь.
     Президент  сидел на земле,  низко опустив голову и  зажав автомат между
коленей.  Невыносимо  хотелось  курить. Но  в  таких  условиях  курить  было
невозможно. Из всей группы, как он успел заметить, курило два,  от  силы три
человека, но именно ему выпал пост,  где совершенно негде было  укрыться, а,
следовательно, и выкурить сигарету. Он приглушенно выругался и посмотрел, не
идет ли Профессор. Господи! Ну и партнер ему  достался! Сначала с трех шагов
не может попасть в часового, а затем шастает неизвестно где.
     Президент все-таки закурил сигарету, но она  тут же погасла, оставив во
рту неприятный кислый запах. Он с раздражением швырнул ее на землю и встал.
     Консультант  утверждал,  что  вся  операция займет  одну, максимум  две
недели. Неужели он всерьез  считает, что кто-то сможет высидеть в этой грязи
целых четырнадцать дней?  Во всяком  случае, на него  пусть не рассчитывает!
При первой же возможности он выскажет ему все,  что об этом думает. Хотя, по
большому счету,  претензии надо предъявлять самому  себе. Точнее, той шлюхе,
которая втянула его в эту авантюру.
     Президент   понятия   не  имел,  каким   образом  она  познакомилась  с
Консультантом,  но  в тот день он сразу почувствовал,  что что-то произошло.
"Мне надоело постоянно во всем нуждаться!" - вместо приветствия заявила она.
Он влепил  ей увесистую  пощечину, и она отлетела к входной двери.  Обычно в
таких случаях она начинала  крушить посуду  и обвинять его во  всех смертных
грехах, но в тот раз лишь, сжав губы, пристально посмотрела на него. "Пришло
время что-то менять. Если этого не сделаешь ты - сделаю  я." Он хотел уйти в
свою комнату, но она схватила его  за руку и закричала:  " Можешь ты хотя бы
один раз в жизни меня выслушать?!" Он ответил, что от нее пахнет спиртным, и
попытался вырваться, но она резко выбросила вперед руку  и  ударила его.  Он
ожидал  чего угодно,  только  не  этого.  Секунду  или  две  он  пребывал  в
оцепенении, затем  стал снимать с пояса ремень. "Только ударь!" -  завизжала
она. - И больше никогда меня не увидишь!" Он с  усмешкой  посмотрел на  нее.
Сколько раз она произносила эти слова! "Раздевайся. Ни к чему пачкать одежду
кровью."  Он стал медленно приближаться к ней,  а она - пятиться к стене. Ее
глаза превратились в  щелки. "Я  хочу предложить тебе  настоящую работу.  Ты
ведь сам  как-то  хвастался, что тебе приходилось убивать людей!"  Он замер.
"Что   ты  несешь?"  Она   стала  сбивчиво  излагать  ему  свой  разговор  с
Консультантом. Сначала он решил, что она сошла с  ума, но  затем  его мнение
стало  меняться.  Что-то  во  всем  этом было. Риск, конечно, огромный, но и
шансы начать нормальную жизнь достаточно велики. Тогда он не сказал ни "да",
ни "нет". А через неделю сам  встретился с  Консультантом. В чем в чем, а  в
силе  убеждения,  тому  отказать  было никак нельзя. Сколько самых различных
предложений пришлось  выслушать  Президенту за свою жизнь, и  большинство из
них не стоили  и выеденного яйца. Но в предложении Консультанта что-то было.
Он попросил на размышление неделю.
     Определенные опасения оставались  у  него только относительно жены. Она
вполне могла разболтать об их  планах. Но раз уже решил  начать новую жизнь,
то  и  начинать  ее нужно  с чистого  листа.  Однажды  ее нашли  в  овраге с
перерезанным горлом. К счастью, на момент убийства у него оказалось алиби.
     Президент   осмотрелся.   Профессора   по-прежнему   не   было   видно.
Воспользоваться  рацией? Но  Консультант  запретил  им выходить  в  эфир без
крайней на то необходимости.
     В  последнее  время он совсем не  вспоминал о жене, хотя они  и прожили
вместе более шести лет.  До  замужества  она была настоящей  красавицей,  но
затем стала баловаться наркотиками, и от былой красоты не  осталось и следа.
Впервые он увидел  ее на конкурсе  красоты. Она  была в  числе  финалисток и
имела все шансы  стать победительницей. Но не попала даже в число  призеров.
Президент был возмущен решением жюри  и закатил скандал. Разумеется, Надежда
не могла  этого  не  заметить.  Так  они  и  познакомились, а  месяц  спустя
поженились.  По мнению  окружающих,  они  были  великолепной парой.  Он  был
подстать ей: высокий, стройный, с великолепной фигурой. Идиллия продолжалась
два месяца, затем начались будни. Он занялся поисками  работы, которая могла
бы отвечать  их  требованиям. Но такую работу  найти  было трудно,  и  тогда
Надежда,  несмотря на его протесты, устроилась в модельное агентство. Деньги
она зарабатывала  немалые,  но тот образ  жизни, который  она вела,  был для
Президента   абсолютно   неприемлем.   Многочисленные  друзья,  презентации,
выставки, ночные телефонные звонки,  и практически  полное отсутствие личной
жизни. Возвращалась Надежда  обычно  далеко  заполночь, а  то и вовсе утром.
Президент стал подозревать, что она ему изменяет.  Начались ссоры, скандалы.
Денег по-прежнему ни на что не хватало, а тут еще Президент выяснил, что она
принимает наркотики. Между ними состоялся первый серьезный разговор. Надежда
призналась,  что иногда действительно  может себе это  позволить,  но только
потому, что иначе  просто не в состоянии выдержать сумасшедших нагрузок. Тем
не менее, она обещала ему прекратить. А еще через месяц ее выгнали с работы.
Она  плакала у  него  на  плече  и  во всем  обвиняла  директора  агентства.
"Господи! Да если бы он хотел просто со мной переспать, в конце концов я бы,
возможно, и  согласилась. Но  он  требовал от меня невозможного!" Что именно
требовал  от  нее  директор,  Президент  отправился  выяснять  в  агентство.
Навстречу ему вышел  маленький сухонький старичок  с  женственными манерами.
"Надежда Павловна?"  -  печально  изрек он.  - "Разумеется,  разумеется, она
очаровательна.  Но  мы  не  можем  держать  на  работе  человека,  настолько
зависимого  от  наркотиков.  Вы  понимаете,  о  чем  я?  Прежде  всего,  это
отрицательно сказывается на  других." "Но моя жена сказала, что уже давно не
принимает  наркотиков!"  "Она действительно  вам  это  сказала?"  - директор
вытащил из  кармана носовой  платок и промокнул  лицо.  -  "Интересно. Очень
интересно." Президент не видел  в этом ничего интересного и прямо сказал  об
этом.  "Те  требования,  которые  мы предъявляем  к Надежде  Павловне, четко
оговорены  в контракте. Ничего сверх того  мы не требуем." "Совсем  ничего?"
"Что вы хотите этим сказать?"
     "Я разговаривал с директором агентства." "Да?" - она сидела на диване и
листала  какой-то журнал.  -  "И  что  он тебе  сказал?" "Что ты  принимаешь
наркотики и систематически нарушаешь условия контракта." "И ты ему, конечно,
поверил?" Он  сомневался  в  ее  искренности  ровно  до  этой  фразы. Фразы,
прозвучавшей  с откровенной издевкой. "Да,  я  поверил  ему, а не тебе,  " -
спокойно ответил он. Она понимающе улыбнулась, отложила журнал и направилась
в ванную. Впервые за их совместную жизнь  он не справился с нервами и ударил
ее  в спину. Она упала лицом на пол. Он  склонился над  ней и  зло произнес:
"Отныне ты  не высунешь и носа из дома без моего разрешения. Ты все поняла?"
Она плюнула ему в лицо. Он снял ремень  и основательно ее высек. Сначала она
грозилась подать на развод, затем - в суд, а затем лишь лежала и плакала.
     Они  не разговаривали две недели. Надежда первой пошла  на  контакт. "Я
благодарна тебе  за  то,  что  ты это сделал."  Он обнял ее и поцеловал. "Не
волнуйся, я  заработаю на нас обоих." Сначала она пыталась что-то  готовить,
стирать белье и даже заговорила о ребенке. Он не замечал, чтобы она страдала
от  отсутствия наркотиков. Единственной  проблемой,  которую  ему так  и  не
удалось разрешить,  были деньги.  Он  устроился на  вторую работу, но что-то
сразу  изменилось  в их отношениях. А  однажды  он застал  дома  незнакомого
мужчину. Меньше всего тот походил на  любовника.  Президент  вышвырнул его в
окно,  а  жену отвез  в  больницу.  Она  вернулась через три недели. "Милый,
Господи,  как  ты меня терпишь?"  Он  решил,  что еще не  поздно  начать все
сначала.
     Иногда  к ним заходил молодой врач. Он проявлял слишком большое участие
в  судьбе Надежды,  и  в  душу  Президента снова  закрались  подозрения.  Он
поговорил с врачом и попросил его на время воздержаться от визитов. В тот же
день Надежда закатила ему истерику. Президент снова воспользовался ремнем, и
жена призналась, что врач продает  ей лекарства. Он поинтересовался, как она
с ним  расплачивается,  но  не  получил ответа.  В тот же  день врача  нашли
мертвым.
     Кто-то из друзей  спросил  его, почему он  до сих  пор живет  с  ней, и
Президент не  нашел, что ответить. Но затем с  каждой последующей ссорой или
изменой уже сам стал задавать себе этот вопрос.
     Со  временем все как  будто  нормализовалось.  Но  именно в  тот момент
Президент понял, что  между  ними все  уже  кончено.  Ну,  а потом  появился
Консультант. Нет, он не жалел о том, что убил ее.







        ГЛАВА 21. Понедельник, 13 октября - 2 часа дня.

     Савелий  Прохорович Радужинский был младшим сыном в многодетной  семье,
и, как следствие,  ему  все всегда  доставалось в третью, если  не четвертую
очередь: одежда, сладости, родительское внимание. Родители постоянно ощущали
нехватку денег и  часто сорились из-за  этого. Деньги. Это слово он научился
произносить  едва   ли  не  раньше  всех  остальных,   и  именно  это  слово
впоследствии стало смыслом его существования. Уже в раннем детстве он твердо
усвоил, что рассчитывать в этой жизни  может только  на свои силы. Но это не
поколебало его уверенности в том, что он обязательно добьется успеха. У него
оказались  задатки  великолепного  художника,  и Савелий  не  щадя  сил стал
заниматься  живописью.  В  пятнадцать  лет  за  его  плечами  уже  были  две
персональные выставки  и  пристальное  внимание  специалистов.  Но денег это
приносило мало. Все изменилось в одночасье. Савелий увидел фильм,  где некий
адвокат  за  один  только  успешно  проведенный процесс  получил в  качестве
гонорара миллион долларов.
     Именно  эта  картина:  адвокат, сидевший с  полным дипломатом  денег на
заднем  сидении  собственного лимузина,  и повлияла на его судьбу. Он  решил
стать  юристом.  Но  действительность  оказалась  подобна  холодному   душу.
Уголовные дела не только не приносили  больших денег, но и грозили подорвать
здоровье. Радужинский решил оставить адвокатскую практику.
     Вскоре  в  городе начались выборы  мэра. Интуиция  не подвела  его.  Он
примкнул к команде Дотова и вскоре занял один из ключевых постов в городской
администрации.  Все  документы  проходили  через  его руки.  Этим  следовало
воспользоваться, и он воспользовался.
     Продается  участок земли в центре города, и  к нему  проявляет  интерес
один из  московских  банков. Прекрасно!  Радужинский покупает  этот  участок
через  подставных  лиц, а  затем  продает  по более  высокой  цене.  Прибыль
составила  двадцать  семь  тысяч  долларов. Немного. Но это  только  начало.
Фирма,  заключившая  с  мэрией подряд,  заканчивает  строительство дома  для
многодетных семей.  В  распоряжение мэрии  выделяется  пять  квартир.  Путем
нехитрой комбинации Радужинскому удается получить для своей семьи квартиру и
тут же ее продать. Чистая прибыль составила восемьдесят семь тысяч долларов.
Располагая самой  разнообразной информацией  и зная,  как  ею распорядиться,
Радужинский довольно быстро добился финансового успеха.
     Разумеется,  порой  ему   приходилось  рисковать,  и  рисковать   очень
серьезно. Но, во-первых, риск того стоил, а,  во-вторых,  он был всего  лишь
винтиком  в  целой  системе и в случае, если бы с ним что-то случилось,  для
других  это бы тоже означало конец пути.  Нет,  Радужинский не утруждал себя
компроматом. Это было рискованно  и могло привести к самому непредсказуемому
результату, но  и  того,  что он  знал,  было  более  чем достаточно,  чтобы
чувствовать себя в безопасности.
     Сообщение о  террористах  прозвучало  как гром среди  ясного  неба. Мэр
занервничал, хотя и старался ничем этого не выдать. Возможно, именно поэтому
он  и приказал придержать пока эту информацию. Не  самое мудрое  решение. Но
как сказать ему об этом? Критику Дотов просто не воспринимал.
     Радужинский стал механически перебирать  бумаги на столе,  и его взгляд
упал на  три желтых листа, выглядывавших  из-под папки. Он не  любил цветной
бумаги, и его секретарь знал об этом. В таком случае, кто положил  их сюда и
зачем?
     Радужинский  вытянул  листы  кончиками  пальцев,  и  в  его  груди  все
оборвалось. Вне всякого сомнения, это были копии документов, с которыми  ему
совсем недавно пришлось  работать. Как юрист он проделал все безукоризненно.
Ни  одна комиссия не усмотрела  бы  в них ни  единого  изъяна. Под  все была
подведена  основательная правовая  база. А эти  три  странички,  которые  он
сейчас держал в своих руках и которые раскрывали, каким образом эта правовая
база была подведена,  он сжег сам, лично. Никаких  копий не существовало. Но
тогда что он держит сейчас в своих руках?
     Савелий Прохорович достал  из кармана  носовой платок и промокнул  лоб.
Затем водрузил на нос очки.
     Это походило на катастрофу. Или на шантаж.
     Внезапно   зазвонил   телефон.   Радужинский  вздрогнул   и  побледнел.
Минуту-другую он гипнотизировал телефон взглядом, затем откинулся в кресле и
закрыл глаза.
     В кабинет заглянул секретарь.
     - Звонят по вашему личному номеру, Савелий Прохорович. Вы сами ответите
или мне сказать, что вас нет?
     - Спасибо,  Миша, я сам, - он сделал нетерпеливое  движение, приказывая
секретарю исчезнуть. Еще не  известно, что они предпримут, если он откажется
идти на  контакт.  Как юрист,  он  хорошо  понимал,  что  налицо  не  просто
должностное преступление. При  желании  под  все  это  легко  можно подвести
уголовную статью. Он лишь на мгновение представил себя на скамье подсудимых,
и его бросило в холодный пот. Рука сама потянулась к телефону.
     - Савелий Прохорович?
     Он вдруг почувствовал, что не может ответить. Горло сжали спазмы.
     - Савелий Прохорович? - нетерпеливо повторили на другом конце линии.
     Радужинский  судорожно сглотнул.  От напряжения  на  глаза  навернулись
слезы.
     - Да, я слушаю.
     - Вы уже ознакомились с бумагами?
     - Кто это говорит?
     Радужинский  испугался   собственной  смелости.  Хотя  в   принципе  он
действует правильно. Нужно дать им понять, что запугать его не удастся.
     -  Как,  разве вы меня не  узнали? Это  Зорин. Николай Николаевич. Банк
"Платиновые ресурсы".
     Радужинский вздохнул. Шантажисты так не работают.
     - Извините, Николай Николаевич, не узнал.
     - Значит, богатым буду, -  засмеялся Зорин. -  Как у вас  со  временем?
Может, встретимся, поговорим.
     - Боюсь, сегодня никак не получится. Дела.
     - А как же насчет бумаг?
     Радужинский насторожился.
     - Каких бумаг?
     - Тех, что лежат сейчас перед вами.
     -  Я не  знаю,  о  каких бумагах  вы говорите... -  под  левой лопаткой
Савелия Прохоровича болезненно кольнуло.
     - Их легко узнать. Они желтого цвета. Я подожду, пока вы ознакомитесь с
ними, и перезвоню.
     - Но я все еще не совсем понимаю...
     - Значит, вы  уже их прочли? И каковы ваши соображения? - голос  Зорина
мгновенно изменился: стал более требовательным, жестким.
     Радужинский  лихорадочно просчитывал  варианты. Наверняка  его  телефон
прослушивается. Если  попытаться вызвать Зорина  на откровенный  разговор...
Шантаж  - это тоже уголовная  статья.  Шансы могут уравняться.  Нет, слишком
рискованно. Упаси Боже, если эта информация станет известна кому-то еще!
     Судя по всему, Зорин придерживался того же мнения.
     -  Эти  документы, Савелий Прохорович, могут серьезно повлиять  на вашу
судьбу. Вы согласны? Предлагаю  встретиться в семь  возле здания  банка. Нам
ведь есть о чем поговорить, не так ли?
     Радужинский обреченно вздохнул.
     - Хорошо. Я приду.
     Но Зорин предпочел, чтобы последнее слово осталось за ним:
     - И, пожалуйста, воздержитесь от необдуманных поступков!







        ГЛАВА 22. Суббота, 11 октября - 6 часов утра.

     Консультант  никогда не  вспоминал  о прошлом и  старался  не  думать о
будущем.  Если все получится, как он задумал,  прошлое останется в прошлом -
связь с  ним навсегда прервется. Если же его  постигнет неудача - будущего у
него просто не будет.
     Решение далось ему с огромным трудом. Примерно год он  вынашивал  план.
Еще  полгода  ушло  на  подготовительную  работу.  Он  раздобыл  карту базы,
внимательно изучил месторасположение постов и складов и  подступы  к  ним. В
соответствии с этим определил необходимое количество людей,  которых следует
привлечь к операции, и  составил  план. После чего пролистал горы литературы
по психологии и только после этого стал  подбирать людей. На  каждое место у
него было  по три-четыре кандидата. Наибольшее беспокойство вызывала у  него
казарма.  Именно поэтому  он  и  определил на  эту позицию  профессиональных
военных.
     Консультанту  приходилось   действовать  крайне  осторожно,   чтобы  не
привлекать  к себе внимание. Пожалуй, именно это и было  самым сложным.  Его
активность  не  осталась незамеченной, и определенные круги проявили к  нему
интерес.  Однажды  у   него  в  квартире  появился  какой-то   тип,  который
предупредил,  что  если Консультант  хочет действовать на его территории, то
обязан заручиться  его поддержкой. Под этим подразумевалось, что Консультант
должен  рассказать ему  о  том,  что он задумал. Консультант был вынужден на
время уехать из города и подождать, пока о нем забудут.
     Настоящей удачей стала для него встреча с Гением. После разговора с ним
Консультант пересмотрел  свой план. Но как и все  гении, Гений был абсолютно
непредсказуем, и  изменить его  было  невозможно.  Чего  только  стоили  его
отношения  с женой! И  хотя Гений  ничего не говорил  о своих  проблемах, не
заметить  их было  нельзя. Консультант даже подумывал  о том, чтобы избавить
его от жены, но в итоге решил, что будет лучше, если все останется как есть.
     В детали плана  был  посвящен  только Гений. И то  только  потому,  что
принимал  в   его  разработке  самое  непосредственное   участие.  Остальные
участники операции ничего друг о друге не знали и встретились только в самый
последний момент. По мнению  Консультанта,  это должно было  оградить их  от
случайностей.  Впрочем,  одну  осечку  он  все-таки допустил, но, к  счастью
никто,  кроме  него,  этого  не  заметил. Если  интуиции  его не обманывает,
Охотник и Техник оказались  отцом  и сыном. Слишком заметно было их  внешнее
сходство, а окончательно Консультант уверился в этом после того как встретил
их беседующих  возле фургона. Но сейчас, после  смерти Техника, он предпочел
умолчать об этом. Еще не известно, как к этому отнесется Охотник. А заменить
его будет некем.
     В  целом  Консультант был уверен в успехе  операции. И,  надо заметить,
основания для  этого у него  были  более  чем  серьезные. Каждый шаг, каждое
действие были скрупулезно просчитаны. Не поколебала его уверенности и смерть
Техника. Немного выбила из колеи  - и только. Гораздо хуже то, что Техник не
успел установить все мины. Но и это еще  ничего не значит. В конечном  итоге
все будет  определять  то,  как он проведет  переговоры.  Консультант хорошо
представлял, кто  именно будет ему  противостоять. Предварительно он навел о
Дотове кое-какие справки. Человек  с непомерными амбициями и ярко выраженной
склонностью  к авторитарным методам правления.  Консультанта такое положение
вещей вполне устраивало. Тем более, Дотов будет стремиться сохранить власть,
а,  следовательно, разрешить вопрос, не привлекая  излишнего внимания. Кроме
того, едва ли он выпустит  нити  переговоров из своих  рук, что немаловажно,
учитывая, что чем больше  людей, тем больше и  мнений.  Конечно, Дотов может
попытаться  решить вопрос  силой. Но поскольку на  базе  хранится химическое
оружие, это все-таки маловероятно. Слишком велик риск вообще все потерять.
     Первые  волнения, связанные со штурмом,  прошли. Теперь база находилась
под их полным  контролем.  Если бы не чересчур  долгое ожидание (а они почти
две  недели ждали,  пока пойдут  дожди),  многих  неожиданностей,  возможно,
удалось бы избежать. Прежде всего, это связано с Хоменко. Дождь же был нужен
Консультанту для  того, чтобы  обосновать отсутствие связи базы с городом, о
чем они с Гением  и позаботились. По крайней мере, в первое  время это ни  у
кого не должно было вызвать подозрений. И, как оказалось, - не вызвало.
     Наверное, многих проблем удалось бы избежать и в том случае, если бы  у
них было чуть лучше вооружение.  Но на деньги, которые предоставил Менеджер,
удалось  приобрести только самое необходимое. Привлекать же к операции лиц с
"серьезными"   деньгами  Консультанту  не  хотелось.  "Серьезные"  деньги  и
"серьезное"  оружие находятся  в руках  "серьезных"  людей,  и их  интересы,
зачастую,  пересекаются.  Следовательно,  и  предсказать результат  в  таком
случае невозможно. А Консультант стремился именно к предсказуемости.
     Еще одной проблемой было  то, как распорядиться  деньгами, которые  они
рассчитывали получить. Ни  один банк ни внутри  страны, ни за рубежом  их не
примет. Консультант ожидал в этом вопросе помощи Гения, но вскоре понял, что
решать его придется ему самому. Впрочем, решение у  него уже было. И  по его
глубокому убеждению, должно было принести успех.














        ГЛАВА 23. Понедельник, 13 октября - 3 часа дня.

     К  заданию,  которое  ему  предстояло   выполнить,  управляющий  банком
"Платиновые ресурсы" Валентин Андреевич Потапчук отнесся как к малоприятной,
но  неизбежной обязанности. Правда, его несколько  смущало то, что  Трущенко
запретил  ему брать с собой телохранителей.  Последних два года  Потапчук не
расставался с ними ни на минуту и сейчас испытывал некоторый дискомфорт. Тем
не  менее, особых причин для волнения как будто не  было. В  конце концов, у
него на руках все карты.
     Потапчук  вошел  в  здание мэрии  и осмотрелся. Скоро, очень  скоро  он
станет здесь полноправным  хозяином и первое, что  он сделает  - это ремонт.
То,  что было  хорошо  десять, пятнадцать лет  назад, сейчас  вызывает  лишь
усмешку.  Претенциозный,  отделанный  мрамором  холл напоминает морг.  Нужно
заменить все на  современные тона, сделать более ярким освещение и  добавить
зелени.  Он  перевел взгляд на искусственную пальму, из-за  которой появился
милиционер.
     - Вы к кому, гражданин?
     Потапчук  не сразу понял, что вопрос адресуется именно ему. Дело в том,
что  в  последний  раз с ним так  разговаривали  лет восемь  назад, когда он
только  начинал свою карьеру. Сейчас же к  нему обращались  исключительно по
имени-отчеству. В крайнем случае, по фамилии. И то с обязательной приставкой
"Mr." или "господин".
     - К Александру Александровичу Груше. Мне назначено.
     Визит должен быть внезапным, иначе от него мало толку.
     Он поймал себя на мысли, что отвык общаться с "народом". Обычно за него
это делал один из телохранителей.
     Милиционер придвинул к нему телефон.
     - Пожалуйста, позвоните и получите подтверждение.
     Потапчук с  некоторой растерянностью  снял  трубку  и стал  накручивать
диск. В другом месте он решил бы вопрос просто: деньгами. Но здесь это может
быть неверно истолковано.
     Потапчук  покосился на милиционера. Тот наблюдал за ним с настороженным
вниманием.
     Наконец, трубку сняли.
     - Александр Александрович?
     -  Да, я,  - голос  говорившего  почему-то напомнил  Потапчуку  морской
прибой.
     - Это Потапчук вас беспокоит.
     - Кто?!
     Телефонная трубка едва не выпала  из рук банкира. Что он в конце концов
себе позволяет? Зачем так орать?
     - Потапчук, -  уже менее уверенно повторил  он.  - Я  к  вам по личному
делу.
     -  Я принимаю только по  предварительной записи. Позвоните  секретарю и
запишитесь!
     - Но мне необходимо встретиться с вами именно сегодня!
     По   крайней  мере  этой  своей  фразой  он  остался  доволен.  Немного
загадочный, а главное: многозначительный тон сделал свое дело.
     - Хорошо. Передайте трубку дежурному!
     - Вас, - Потапчук снисходительно улыбнулся.
     - Это что еще там у тебя за тип?! -  долетели до Потапчука слова Груши.
- Ты что, не можешь сам с ним разобраться?
     Потапчук почувствовал, что краснеет. Как он смеет...
     - Не знаю, Александр  Александрович,  он не  представился, - милиционер
бросил на Потапчука злой взгляд.
     - Так потребуй паспорт! Мне что, нужно тебя учить?
     Дежурный опустил трубку.
     - Гражданин, пожалуйста, предъявите паспорт!
     Потапчук почувствовал, как на него медленно,  но неотвратимо накатывает
бешенство.
     - Что?!
     - У вас что, гражданин, плохо со слухом? Предъявите паспорт!
     Потапчук  едва не сорвался, но, представив  реакцию  Трущенко в случае,
если он вернется ни с чем, взял себя в руки.
     - Вот, пожалуйста.
     - Потапчук Валентин Андреевич. Тысяча девятьсот пятьдесят девятого года
рождения,  -  прочитал   милиционер  и  тщательно   сличил   фотокарточку  с
оригиналом.
     Потапчук понял,  что  он  сделает прежде  всего, когда Трущенко  станет
мэром. Он уберет к чертовой матери эту пальму, а главное: этот пост.
     - Ну?!
     - Что, "ну", гражданин?
     - Могу я идти или нет?
     - Конечно, можете. Я вас не держу.
     Милиционер вернул  паспорт,  и  Потапчук  стал  неспеша подниматься  по
лестнице.
     - Эй, гражданин, вы куда? - настиг его окрик дежурного.
     Потапчук заставил себя успокоиться.
     - Я ведь уже, кажется, говорил вам, куда направляюсь?
     - Мне тоже кажется,  что вы слышали: Александр Александрович  принимает
только по предварительной записи!
     Потапчук вынужден был вернуться.
     - Но мне необходимо с ним встретиться именно сегодня!
     - В любом случае этот вопрос не ко мне.
     Потапчук   решил  рискнуть.   В   его   распахнутой  ладони   появилась
стодолларовая купюра.  Милиционер  посмотрел  сначала  на нее,  затем на  ее
обладателя.
     - Можете попробовать перезвонить.
     К первой купюре добавилась вторая.
     Милиционер нахмурился.
     - Ну, я не знаю...
     Вопрос решила третья купюра.

     Александр  Александрович  Груша  сидел за столом и  с задумчивым  видом
смотрел в окно, когда в кабинет постучали.
     - Войдите! - крикнул он и перевел взгляд на дверь.
     Дверь тут  же распахнулась, и  на пороге  возник круглолицый  невысокий
мужчина.
     С минуту они пристально изучали друг друга. Груша отметил про себя, что
на  незнакомце костюм за  семьсот долларов, а  Потапчук  -  что один галстук
государственного служащего тянет минимум на пятьсот.
     - Чем  могу  служить? -  спросил  Груша, пытаясь прервать  затянувшуюся
паузу, и поправил уже упомянутый галстук.
     Потапчук кивнул.
     -   Меня  зовут  Валентин  Андреевич  Потапчук.  Я  управляющий  банком
"Платиновые ресурсы".
     - Какие ресурсы?
     - Платиновые.
     Александр Александрович кивнул и откинулся на спинку стула.
     - Итак, чем  могу служить? Мне кажется, прежде я никогда не имел дел  с
вашим банком.
     Потапчук осторожно прикрыл за собой дверь и подошел к столу.
     - Я хочу, чтобы вы ознакомились вот с этим.
     Второй заместитель мэра посмотрел сначала на бумаги, затем на банкира.
     - И что это?
     - Прочтите, - спокойно ответил Потапчук.
     По-видимому, такая перспектива отнюдь не прельщала заместителя мэра, но
что-то  в  интонации  собеседника  заставило  его  все  же  уделить  бумагам
несколько минут.
     - Ну и..? - наконец, произнес он.
     - Что "ну и"? - спросил Потапчук. Он  никак  не ожидал такой реакции от
человека, которому только что фактически предъявили обвинение в коррупции.
     - Что все это значит?
     - И вы не сделали пока для себя никаких выводов?
     Груша  медленно встал и вышел  из-за стола, затем сделал Потапчуку знак
следовать  за  собой  и  направился к  двери.  Они  вышли в  коридор.  Груша
огляделся,  потом  вдруг  стремительно шагнул вперед,  схватил Потапчука  за
лацканы пиджака и прижал к стене.
     - Давай, быстро колись! Кто тебя послал и зачем?
     Потапчук  попробовал  вырваться, но Груша усилил  захват, и  в какой-то
момент банкир почувствовал, что его ноги оторвались от пола.
     - Даю тебе полминуты. Затем вызываю милицию.
     - Но тем самым вы сделаете хуже себе.
     -  Ты  действительно  так считаешь? - Груша улыбнулся, и от этой улыбки
Потапчуку стало не по себе.
     - В  твоих  бумагах  написано,  что  я  украл  три  миллиона  долларов.
Допустим, тебе удастся это доказать, и я сяду в тюрьму.  Допустим. Допустить
ведь можно все, что угодно, даже самое невероятное, не  так ли? Но что после
этого станет с тобой? Еще ни один человек не причинял мне зло безнаказанно.
     -  Я лишь  выполнял приказ,  - голова Потапчука болталась  из стороны в
сторону. Почему его никто  не предупредил, что придется  иметь  дело с таким
зверем?
     - Чей?
     - Трущенко, - Слава Богу, шеф не говорил ему, что он должен молчать!
     Груша ослабил хватку, и Потапчук съехал вдоль стены на пол.
     - В самом деле? Вот, значит,  какие  игры  затеял Андрей  Дмитриевич! И
Пустырский совсем недавно вспоминал о нем! И чего же он от меня хочет?
     - Он не сказал, - Потапчук торопливо приводил  себя в порядок. - Просил
лишь передать вам эти бумаги и посмотреть, какова будет ваша реакция.
     Груша нахмурился.
     - Ну, мою реакцию ты уже видел. Что дальше?
     - Он сказал, что сам позвонит вам.
     Груша кивнул и распахнул дверь в свой кабинет.
     - Что ж, буду с нетерпением ждать его звонка!
     Если  интуиция Потапчука не  обманывала, ничего  хорошего этот разговор
Трущенко не сулил.
























        ГЛАВА 24. Суббота, 11 октября - 6 часов утра.

     Дождь хлестал его по лицу, лишая остатков сил, но он упрямо продвигался
вперед. За последние  десять минут он едва ли прополз  больше сорока метров,
но  было удивительно,  что  он вообще  мог  двигаться,  что он  выжил. Хотя,
наверное,  это  вопрос  не  к  нему.  И даже не к  снайперу, который  в него
стрелял.  Хоменко  приподнялся на руках, пытаясь  сориентироваться.  До  КПП
оставалось еще метров пятьдесят-семьдесят. Там он заметил машину. Их машину.
Если ему удастся ее завести, он сможет покинуть базу.
     Хоменко старался не думать о том,  насколько серьезное ранение получил.
Но если он может ползти - едва ли оно слишком серьезное.
     Наконец, он  достиг  машины  и  несколько  минут лежал  неподвижно.  Со
стороны КПП доносился оживленный разговор.  Если  он правильно понял, у  них
появились проблемы. Хоменко улыбнулся. Они еще не знают, что такое настоящие
проблемы. Но очень скоро узнают. Он позаботится об этом.
     Хоменко приподнялся и попробовал открыть дверцу. Она поддалась с легким
щелчком. Он замер, затем потянул дверцу на себя и ввалился внутрь. Несколько
секунд он не мог даже пошевелиться, потом поджал ноги и прикрыл дверь.
     Теперь  нужно  завести мотор,  развернуться и протаранить ворота.  Пара
пустяков.
     Он  провел  рукой по  панели управления. Ключ был в замке зажигания. По
крайней мере,  в  этом ему  улыбнулась  удача. Хоменко лег на спину и стащил
плащ, затем сел за руль и положил рядом с собой пистолет.
     Жаль, что кроме  пистолета, у него нет другого  оружия. Немного шума не
помешало  бы. Но,  возможно,  что-нибудь  найдется в фургоне,  где прятались
террористы?  Он взял пистолет и выскользнул в дождь. Одежда  мгновенно стала
мокрой, но он не  обратил на это никакого внимания. Фургон оказался  заперт.
Наверняка  внутри  что-то есть.  Иначе  зачем  его  запирать?  Потратить два
последних патрона и  сбить  замок? Но  сколько  у  него будет времени на то,
чтобы хотя бы просто осмотреть фургон?
     Внезапно у него за спиной послышались шаги. Хоменко метнулся под колеса
рефрижератора  и  замер. Шаги смолкли  с  другой стороны машины, и  раздался
глухой встревоженный голос:
     - Кто здесь?
     Используя  колеса как  прикрытие,  Хоменко  стал осторожно отползать  в
сторону кабины.  Вероятно,  нападавший  заметил его движение и  дал короткую
очередь. Хоменко,  не раздумывая, выстрелил в ответ. Террорист упал,  и  его
автомат снова заработал.  Но  Хоменко был уже рядом  с кабиной.  В следующее
мгновение он вскочил и запрыгнул  внутрь. Две секунды потребовалось  на  то,
чтобы завести мотор и выжать газ. С глухим ревом машина рванулась вперед. Он
притормозил, затем дал задний ход, пытаясь развернуться.
     Из здания КПП  выбежали двое с автоматами, и по корпусу  машины тут  же
застучали  пули.  Хоменко  пригнулся и  бросил  машину вперед. Но  ничего не
произошло: колеса забуксовали. Он дал задний  ход  и снова выжал газ. Машина
стала раскачиваться, но  не тронулась с места. Он  резко  убрал руль вправо,
затем влево, и в следующее мгновение машина, наконец, выбралась из грязи. По
лобовому стеклу застучал град пуль. Хоменко вывернул руль в сторону дороги и
упал на сиденье. Теперь пули стучали  справа, и он рискнул  выглянуть. И тут
же был  вынужден затормозить: машина ехала  вглубь базы. Господи! Как он мог
так ошибиться? Как? Он снова дал  задний  ход и стал выкручивать руль влево,
пытаясь развернуться. Раздался один негромкий хлопок, затем второй, и машина
осела  на оба  передних  колеса. Хоменко  снова  нажал на газ. Возможно, ему
удастся развернуться в глубине базы.
     Дорога была просто ужасной. Машину то и дело заносило, и он боялся, что
в любой момент она может перевернуться.
     В  зеркало  заднего  вида  Хоменко  заметил,  что его преследуют  двое.
Значит, третий остался на КПП.
     Внезапно  прямо перед ним мелькнула вспышка выстрела.  Судя по всему, в
дело снова вступил снайпер, и стрелял он на этот раз прямо с дороги.  Что ж,
тем хуже для него. Хоменко пригнулся, но ноги с педали газа не убрал.
     Машину  тут  же повело в сторону. Он вцепился обеими руками  в руль, но
этого оказалось недостаточно. Машина наклонилась, затем съехала в овраг и на
полном ходу устремилась  к деревянному складу. Хоменко закрыл лицо руками. В
следующую секунду машина врезалась в ворота склада и смяла их.  А уже внутри
завалилась  на бок.  Террористы прекратили преследование, вероятно, опасаясь
взрыва. Не  было  слышно и  выстрелов.  Хоменко  выбил ногой стекло в дверце
машины  и  выбрался наружу.  Судя  по булькающему звуку,  из  машины вытекал
бензин.
     Сначала Хоменко  хотел бежать, затем понял, что станет  легкой добычей.
Но и оставаться внутри было опасно. Склад был пустой, и  укрыться в нем было
совершенно негде. Хоменко снова подумал о фургоне. Правда, тратить последний
патрон на замок ему не хотелось. Он огляделся и заметил в  углу склада  лом.
Двумя  ударами Хоменко  сбил  замок  и  забрался внутрь.  То, что он увидел,
повергло его в настоящий шок: фургон был пуст.
     Снаружи послышались голоса, но входить внутрь склада никто не спешил.
     Хоменко сунул пистолет  в  карман, перехватил  лом  и  стал отступать к
дальнему концу склада.  Можно попытаться выломать одну-две доски и выбраться
наружу. Если  они не  сразу  заметят его  бегство, у него будет как  минимум
несколько минут форы. Внезапно  лом выскользнул у него  рук.  Хоменко замер,
потом  пластом  рухнул на пол. Практически тут  же со всех сторон  застучали
автоматные  очереди. Стены склада стали напоминать  решето. Хоменко отполз к
машине и затаился.
     Прошло несколько  долгих  минут.  С  улицы  время от  времени  долетали
голоса, но попытки войти в склад по-прежнему никто не предпринимал.
     Хоменко чувствовал, что  силы медленно  покидают его. Через час-полтора
он будет уже не в состоянии оказать никакого сопротивления.  Не этого ли они
добиваются? Хоменко сжал пистолет и пополз в противоположном направлении - к
выходу. Едва ли они ожидают его появления там. Судя по автоматным выстрелам,
они  рассредоточились.  Если  ему  повезет,  он  сможет  уложить  одного  из
террористов  и захватить его автомат.  Тогда уже будет совсем другой расклад
сил.  Совсем.  В  этот  момент  снова  застучали  автоматные очереди,  затем
откуда-то  сверху долетел  шум. Похоже, кто-то из  них  забрался  на  крышу.
Значит, они решили достать его сверху? Ну-ну!
     Интересно, знают ли они, что у него остался всего один патрон? Едва ли,
иначе вели бы себя совсем иначе.
     Соблюдая все меры предосторожности, Хоменко выглянул наружу.
     Справа от него стоял какой-то тип и нервно вертел головой. Так, похоже,
он  один.  Но  до него  метров  десять-двенадцать.  Если  атаковать  отсюда,
остальные  могут  успеть  прийти ему  на  помощь.  Нужно подобраться  к нему
поближе. Хоменко перехватил пистолет, вжался в грязь и медленно двинулся ему
навстречу.
     Охранник задрал голову и посмотрел на крышу.
     - Что там, Волонтер, видно что-нибудь?
     Теперь  их  разделяло от  силы пять  метров. Хоменко поднял  пистолет и
тщательно прицелился. Осталось только плавно спустить курок.
     Но прежде, чем он  успел это сделать, все вокруг  вдруг содрогнулось от
взрыва.











        ГЛАВА 25. Суббота, 11 октября - 6 часов утра.

     Продюсер так  для себя и  не решил, кто  же  из  них сделал первый  шаг
навстречу: он или Консультант.
     В  тот день  он заглянул к  своему  старому  другу Алексею Петренко,  с
которым вместе служил  в Бирме. Петренко  представлял собой жалкой  зрелище:
больное  отечное лицо, очевидные для постороннего  провалы в памяти. Причину
понять было несложно: алкоголизм.
     Петренко  выглядел  возбужденным.  Ему  явно  не  терпелось  поделиться
какой-то новостью, и Продюсер предоставил ему такую возможность.
     -  Мы  встретились  с  ним   на  остановке  автобуса.  Он  представился
Консультантом и предложил мне поучаствовать в одном деле.
     - Вот так сразу и предложил? Может, прежде хотя бы поинтересовался, как
тебя зовут?
     Петренко потер лоб. Он явно терял нить рассказа.
     - Он сказал, что кое-что слышал обо мне.
     - Ну, разумеется, - Продюсер кивнул. - Сказка про белого бычка.
     - Нет, на самом деле. Он сказал, что знает, что мне довелось  воевать в
нескольких горячих точках и даже  в каких именно. Не  знаю, насколько хорошо
он разбирается в военной тактике,  но план, который он мне изложил, выглядит
заманчиво.
     Продюсер   скептически  поинтересовался  деталями  плана.   Петренко  с
энтузиазмом  изложил  все, что услышал от Консультанта.  Продюсер задумался.
Что-то во  всем  этом  было.  Немного смущало  только  то,  что  Консультант
остановил свой  выбор именно на Петренко. Не проще ли было дать объявление в
газету?  С другой стороны, план тщательно продуман, в  нем нет  слабых мест.
Разумеется, они есть, должны быть, но  при первом знакомстве не бросаются  в
глаза. А  это уже  хороший признак. В таком  случае, можно ли допустить, что
человек,   который   составлял  план,  столь  небрежно   отнесся  к  подбору
исполнителей? Вернувшись домой, Продюсер позвонил  Консультанту, но тот даже
не стал  с  ним разговаривать. Возможно,  кого-то это  и  остановило  бы, но
Продюсер  лишь  повторно  набрал номер.  Он знал,  в чем  заключалась ошибка
Консультанта. Каким-то образом ему  стало известно о  репутации Петренко. Но
репутацию тот  приобрел  в  далеком  прошлом,  а  сейчас  представлял  собой
заурядного алкоголика.
     - Мне нужен Консультант, - повторил Продюсер, когда трубку сняли.
     - Черт  побери!  Если это шутка, то неудачная! -  раздраженно отозвался
его собеседник. - Здесь нет никакого советника!
     - Консультанта, - поправил его Продюсер.
     - Какая разница! - на линии снова послышались гудки.
     Продюсер почувствовал, что закипает. Да, его заинтересовал этот проект,
но Консультанта  он должен интересовать ничуть  не меньше. А  в том, что его
собеседник  и Консультант  -  одно и то же  лицо, у  него  не  было  никаких
сомнений. Продюсер в очередной раз набрал номер.
     -  Послушай, козел, если ты еще раз повесишь  трубку... - начал он,  но
мужчина резко его перебил:
     - Так уж и козел?
     Продюсер  замер.  Что-то  в  интонации  собеседника заставило  его  это
сделать. В конце концов, что он о нем знает?
     - Я только что разговаривал с Лешей Петренко, - наконец, произнес он. -
Когда-то мы вместе служили.
     - А сейчас?
     Вопрос оказался для него неожиданным.
     - Что сейчас?
     - Что вас сейчас связывает?
     Продюсер  посмотрел  на  себя  в  зеркало.  Трехдневная щетина, красные
воспаленные глаза.
     - Сейчас мы вместе пьем.
     Консультант тихо рассмеялся.
     - Хорошо. Вы пьете. Что дальше?
     - Он рассказал мне о вашем плане.
     Консультант   не   стал   спрашивать,   каком   плане,   а   лишь  сухо
поинтересовался:
     - И это побудило вас позвонить мне среди ночи?
     Продюсер невольно посмотрел на часы.
     -  Да,  пожалуй,  вы правы. Три часа ночи не самое подходящее для этого
время.
     - Но раз вы уже позвонили, то продолжайте. Что вы хотели рассказать мне
о Петренко?
     Продюсер откашлялся.
     - Едва ли он сможет вам помочь.
     - Почему вы так решили?
     - Потому, что я знаю! Сейчас он не в состоянии помочь даже самому себе.
     Несколько  секунд  Консультант молчал,  затем спросил  тихим вкрадчивым
голосом:
     - Вы позвонили мне, чтобы сообщить только это?
     - Я готов его заменить. На тех же условиях.
     - Понимаю. Но сейчас мне  трудно  принять  решение.  Давайте  перенесем
разговор на утро. Я перезвоню вам после восьми, и мы условимся о встрече.
     -  Я не понимаю, зачем откладывать... - начал  Продюсер, но Консультант
уже повесил трубку.
     На  встречу Продюсер пришел вместе  с  Директором. Когда-то  они вместе
воевали  в  Никарагуа,  а  вторично  встретились  совсем  недавно,  во время
конфликта в  Таджикистане. Продюсер устроился на скамейке, а Директор отошел
от него метров на двадцать. Вскоре появился и  Консультант.  Продюсер  узнал
его по описанию Петренко.
     - Это  вы мне звонили? -  спросил Консультант.  Правую руку он держал в
кармане плаща, но Продюсер сразу определил, что оружия у него нет.
     Продюсер кивнул.
     - Да, я.
     - Вас трудно узнать, Виктор. Вы сильно изменились  за  последнее время:
похудели, отрастили усы.
     - Откуда вы знаете, как меня зовут? - стараясь не выказывать удивления,
спросил Продюсер.
     Консультант улыбнулся.
     - Я знаю всех друзей Алексея.
     - Если вы наводили о нем справки, то должны были выяснить, что он собой
представляет.
     - Разумеется, я это выяснил. Даже его любимую марку сигарет.
     - Боюсь, вы несколько ошиблись в своих расчетах.
     - Я редко ошибаюсь!
     Продюсер покачал головой.
     - Но не в этот раз!
     Консультант снова улыбнулся.
     - Жаль, если это действительно так. Очень жаль.
     - Насколько реальна сумма, о которой вы говорили?
     - Вполне реальна. Могу вас заверить.
     Продюсер вздохнул.
     - За такие деньги я готов отправиться хоть в пасть к черту!
     - Так уж и к черту? - с уже знакомой интонацией спросил Консультант.
     По спине Продюсера пробежал неприятный холодок.
     - Ну, вы же понимаете: это лишь сравнение.
     - Понимаю.
     - Кроме того, я бы хотел, чтобы в операции участвовал еще один человек.
     - Вадим? Он где-то рядом?
     Именно  эта  фраза  заставила  Продюсера  снова  задуматься  над   тем,
насколько случайна их встреча.
     - Разумеется. И держит вас на мушке.
     Впервые за время их  знакомства Продюсер позволил  себе  улыбнуться, но
ответной улыбки не получил.
     - А вы считаете, вас никто не держит? - просто спросил Консультант.
     - Хорошо, - Продюсер сжал губы. - Каково ваше решение?
     - Я не могу сообщить его сейчас. Позвоните мне завтра утром.
     - Хотите меня проверить?
     Консультант пожал плечами.
     -  Это самое  малое, что  я могу сделать.  Вы  должны меня понять. Всех
людей  в группу я подбирал  сам, а, следовательно, именно я отвечаю за успех
операции. Если  что-то случится, отвечать  придется также мне. Я должен быть
уверен в своих людях. Речь, как вы понимаете,  идет о полном подчинении. Это
не пустые слова.
     Продюсер кивнул.
     - Я тоже считаю, что командовать должен кто-то один.
     Консультант пристально посмотрел на него.
     - Но с вашим другом надо что-то делать. Я имею в виду Алексея.
     Той  же  ночью  Продюсер  нанес  визит  Петренко.  Чтобы не  привлекать
внимание соседей, он  не стал звонить в дверь,  а  воспользовался  отмычкой.
Петренко встретил его в прихожей. На лице его застыл испуг.
     - Виктор, ты?!
     Продюсер вошел в квартиру и осмотрелся.
     - Ты один?
     - Да, а в чем дело?
     Петренко явно что-то почувствовал  и  метнулся  в сторону, но  Продюсер
мгновенно оказался рядом и вогнал ему в грудь нож.







        ГЛАВА 26. Понедельник, 13 октября - 4 часа дня.

     Прежде  чем  покинуть  служебную машину советник  мэра по экономическим
вопросам, Петр Лаврентьевич Нистюк огляделся и торопливо  юркнул в маленькую
неприметную  дверь в  стене старого  двухэтажного  дома  на окраине  города.
Навстречу ему вышел президент банка "Платиновые ресурсы".
     Комната, в  которой  они встретились,  была обставлена  скромно, но  со
вкусом. Разумеется, в соответствии со вкусом Андрея Дмитриевича Трущенко.
     - Рад, что вы приняли мое приглашение и нашли время заглянуть ко мне, -
улыбаясь,  произнес  Трущенко  и сделал  движение,  словно  собирался  сжать
Нистюка в объятиях.
     Петр  Лаврентьевич невольно  подался  назад  и  также  выдавил  из себя
улыбку.
     - Вы же знаете, Андрей Дмитриевич, мое к вам отношение. Но, голубчик, к
чему такая спешка? В мэрии сейчас Бог знает что творится! Если хватятся, что
меня нет - у меня могут быть большие неприятности.
     Трущенко отмахнулся  от предполагаемых  неприятностей  Нистюка,  как от
чего-то несущественного, и протянул ему для рукопожатия руку.
     - Выпьете что-нибудь?
     Нистюк затряс головой.
     - Не приведи Господи! Если Герман Олегович узнает, что я  пью в рабочее
время...
     Трущенко хмыкнул, и Нистюк испуганно замолчал.
     - Как продвигаются руководимые вами экономические реформы?
     - Вы же знаете, Андрей Дмитриевич: реформы всегда идут трудно, - Нистюк
бросил на Трущенко быстрый взгляд и вытер лицо носовым платком.
     -  Ну, да,  конечно,  -  Трущенко  опустился  в кресло и движением руки
предложил экономисту сесть рядом.
     Несколько секунд они внимательно изучали друг друга. Точнее,  изучал  в
основном  Трущенко,  а  Нистюк  безуспешно  пытался  выдержать  его  взгляд.
Наконец, Трущенко произнес:
     -  Я хочу знать, Петр Лаврентьевич, насколько  далеко простираются ваши
амбиции?
     - Ну, в моем возрасте  какие уже могут быть  амбиции... - начал Нистюк,
но Трущенко резко его перебил:
     - И все же!
     Нистюк  посмотрел  на  золотые  часы,  стоявшие  на книжной  полке,  на
антикварную мебель, на бриллиантовые запонки в манжетах банкира.
     - Советник мэра по экономическим вопросам звучит, конечно, гордо, но...
     -  Я хочу предложить вам должность первого  заместителя  мэра,  а также
пост управляющего моим банком.
     -  Но,  согласно  указу президента, совмещать  государственную службу и
коммерческую деятельность запрещено!
     Трущенко улыбнулся экономисту мягкой доверительной улыбкой.
     - Милый мой Лаврентий Павлович...
     - Петр Лаврентьевич, - осторожно поправил его Нистюк.
     Улыбка Трущенко стала еще шире.
     - Ну да, конечно: Петр  Лаврентьевич. Думаю, этот вопрос легко уладить.
Меня же интересует ваше отношение в принципе.
     Нистюк вытер обильно струившийся по лицу пот.
     -  Видите ли, Андрей Дмитриевич, -  начал он. - Я  с  большим уважением
отношусь  к вам  и  к любому  предложению, которое  от  вас исходит, но я не
совсем понимаю...
     Трущенко ободрительно кивнул.
     - Я  понимаю,  что  вы  не  понимаете. Но  ведь интуиция  вам наверняка
подсказывает, о чем речь, не так ли?
     - Вы рассчитываете баллотироваться на пост мэра на ближайших выборах?
     Трущенко откинулся в кресле и захохотал.
     - А вы шутник, Петр Лаврентьевич! - он погрозил ему пальцем.
     По лицу Нистюка скользнула нервная улыбка и тут же пропала.
     - В таком случае...
     -   Ладно,   -   оборвал   его  Трущенко.  -  Не  будем   переигрывать!
Прослушивающей аппаратуры здесь нет и  быть не  может, если,  конечно, вы не
привезли ее с собой. А, Петр Лаврентьевич?
     Лицо экономиста приняло бледно-розовый оттенок.
     - Как вы могли такое обо мне подумать?
     - В таком случае, будем  говорить прямо: я думаю занять пост мэра уже в
ближайшем будущем и рассчитываю в этом на вашу помощь.
     - Но я не совсем понимаю, чем могу вам помочь.
     - Можете. Успех любой  операции зависит от количества союзников. Чем их
больше, тем проще взять власть. Вы согласны?
     - Но позиции Дотова необычайно сильны! Он держит в своих руках средства
массовой  информации, все его ближайшее окружение - люди давно проверенные и
зарекомендовавшие себя...
     - Кто, например? - оборвал его Трущенко.
     - Например, Свистых.
     -  Вы  правы,  Юрий Борисович  Свистых не  однажды  заявлял,  что готов
защищать мэра с оружием  в руках. Но, во-первых,  никто этого  самого оружия
ему не даст, а, во-вторых, и у  него  есть слабая сторона  - женщины.  Глупо
этим не воспользоваться, не так ли?
     - Я просто не знаю, что и сказать.
     -  Более  того,  слабая  сторона  есть у  каждого.  Один злоупотребляет
спиртным, другой не может устоять перед соблазном запустить руку в городской
бюджет, третий - увлекается мальчиками.
     Нистюк покраснел. Трущенко  явно дал понять, что ему  многое известно о
его  личной жизни. Но  гомосексуализм  уже  давно не преследуется законом. К
тому же...
     - Я сказал первое, что мне пришло в голову, но ведь наверняка мои слова
вызвали у вас определенные ассоциации?
     Нистюк  передернул плечами.  "Первое,  что пришло  в  голову!"  Как же,
расскажите это птичкам, многоуважаемый Андрей Дмитриевич!
     - Мне бы хотелось узнать, как вы рассчитываете всем этим распорядиться?
     - Дотов допустил серьезную ошибку, когда приказал придержать информацию
о  террористах.  Люди должны  знать, что происходит в их городе, тем  более,
когда  это  напрямую связано  с их безопасностью! Вы можете представить, что
произойдет, если террористы воспользуются химическим оружием?
     - Я  точно знаю, что произойдет,  если донести  это  известие до  масс:
паника!
     - Значит, с вашей точки зрения поступок Дотова оправдан?
     - Я этого не сказал. Но и однозначного решения здесь, по-видимому, нет.
     -   Вот  видите:   однозначного  решения  нет,  но   Дотов  не   желает
посоветоваться по  этому вопросу даже со  своими ближайшими помощниками! Вот
это-то,  мой дорогой друг, и называется авторитарным методом правления! Чему
нас в таком случае учит история?
     Нистюк заставил себя улыбнуться.
     - А разве история нас чему-нибудь учит?
     Трущенко буквально захлебнулся  смехом, но смех этот показался  Нистюку
чересчур искусственным.
     -  В чем-то  вы, безусловно, правы. Избиратели ждут  от мэра конкретных
результатов,  и их  чаще всего не  волнует, какими  методами  эти результаты
достигнуты. Но как раз результатами Дотов и не может похвастаться!
     - Я  бы позволил себе  с вами не согласиться! Например, валовой прирост
за последние полгода превысил...
     - Пожалуйста,  не соглашайтесь! В отличие от того же Дотова я  не стану
затыкать  вам глотку  или  хватать за  загривок и вышвыривать на  улицу! Эти
методы были хороши для тридцать седьмого  года, но в наше  время тюрьмой уже
никого не запугаешь!
     - Но Герман Олегович пока никого не бросал в тюрьму!
     - Вот именно "пока"! И давайте закроем эту тему. Что представляет собой
Дотов, и вы,  и я  хорошо знаем!  Такого человека  нельзя  было  за пушечный
выстрел  подпускать  к власти! Но  раз уж он ее  получил, мы найдем законный
способ его этой  власти  лишить! Уже  в  самое ближайшее время  мы планируем
опубликовать  серию  материалов,  которые  должны  подготовить  общественное
мнение к отставке Дотова. И это только начало!
     Нистюк нервно заерзал в кресле.
     - Разумеется, Герман Олегович - не газетный магнат, но пока в его силах
остановить любой материал, - при этих словах Трущенко нахмурился. - Я говорю
это вовсе не для того, чтобы  показать ваше бессилие, Андрей Дмитриевич. Мне
важно понять, на каком поле вы рассчитываете его переиграть.
     - На всех!
     - Все это слишком абстрактно...
     - Иными словами, вы хотите гарантий? - Трущенко сощурил  глаза. - Лучше
синица в руках, чем журавль в небе. Я правильно вас понимаю?
     Нистюк слабо улыбнулся.
     - Откровенно говоря, меня пугает не столько тюрьма, сколько перспектива
остаться без работы.
     Трущенко встал, и Нистюк поспешил сделать то же самое.
     -  Если вы обещаете последовательно отстаивать мои интересы, я могу вам
твердо пообещать, что без работы  вы не останетесь. Как  минимум,  должность
управляющего банком  вам гарантирована.  И  это не  примитивная  попытка вас
купить. Это реальная оценка вас как специалиста.
     На щеках Нистюка появился слабый румянец.
     - В таком случае, я принимаю ваше предложение.
     Трущенко шагнул вперед и обнял Нистюка за полечи.
     - Уверен, вы не пожалеете о своем решении!
     К сожалению, Нистюк такой уверенности не испытывал.



        ГЛАВА 27. Суббота, 11 октября - 7 часов утра.

     Консультант  стоял  возле  огня и  смотрел на то,  как догорает  склад.
Смерть Волонтера стала для него настоящим потрясением. Все произошло слишком
стремительно, и  он не  успел  ничего сделать. Волонтер  сорвался с  места и
забрался  на  крышу, рассчитывая достать эту тварь  сверху, но в этот момент
прогремел взрыв.
     - Предусмотреть всего невозможно, - произнес за его спиной Менеджер.  -
Но не слишком ли много неожиданностей?
     Консультант ничего не ответил.
     - Ты разговаривал с Гением?
     -  Нет.  Но  независимо  от  того,  что   он  скажет,  я  не  собираюсь
отказываться от своих планов!
     - Даже если будешь вынужден положить половину людей?
     - Даже в этом случае. Каждый из них знал, на что шел!
     Менеджер подцепил ногой кусок доски и швырнул в огонь.
     - Тебе не следовало отпускать от себя Волонтера. Хотя бы из соображений
собственной безопасности.
     Консультант резко обернулся.
     - Что ты хочешь этим сказать?
     Менеджер передернул плечами.
     -   Через   пару  дней   здесь  будут   все   мыслимые   и   немыслимые
спецподразделения,  и  устоять  против  них,  даже   психологически,   будет
практически  невозможно.  С  Волонтером  наши шансы были бы  выше...  Глупая
смерть!
     Консультант кивнул в сторону пожарища.
     - Вы нашли этого..?
     - Нет. Судя по всему, он погиб вместе с  Волонтером.  Нет смысла дольше
здесь  оставаться. Зарево  от  пожара  может  привлечь  чье-нибудь внимание.
Каждый должен вернуться на свой пост.
     - Да, конечно.
     - Я распоряжусь?
     Казалось, Консультант даже не расслышал его вопроса. Опустив плечи,  он
направился вокруг склада. Поколебавшись, Менеджер пошел вслед за ним.
     -  Как ты собираешься выпутываться из всего  этого? Не пора ли раскрыть
свои карты?
     Консультант бросил на него быстрый взгляд.
     - Мы  ведь  договорились: либо вы доверяете  мне, либо нет. Третьего не
дано.
     -  Разумеется,  я  тебе  доверяю,  но...  Допустим,  они  выполнят твои
требования и заплатят деньги. С  этим более-менее ясно. Вопрос в другом: как
ты собираешься затем уйти от преследования?! Не рассчитываешь же ты на самом
деле, что они позволят это сделать?
     - Раньше ты не задавал этот вопрос!
     - Раньше твои позиции были куда менее  уязвимы. Но сейчас, после смерти
Техника и Волонтера, мне кажется, я вправе спросить тебя об этом!
     - А если я откажусь отвечать?
     Менеджер отвел взгляд.
     - Заставить тебя никто не может.
     Консультант вздохнул.
     - Что изменилось с тех, как мы потеряли двоих человек?
     - Мы не должны были их потерять!
     -  Компьютер определил максимально возможное  отклонение от нормы - три
процента.
     - И во сколько процентов ты оцениваешь жизнь людей?
     -  Значит,  теперь  ты так  ставишь  вопрос? - раздраженно отреагировал
Консультант.
     -  Я  просто  пытаюсь  понять,  каковы наши шансы.  В  свете  последних
событий.
     - Ничуть не хуже, чем в самом начале операции!
     - Мне уже начинает казаться, что я зря ввязался во все это!
     - Не беспокойся: ты получишь свои деньги!
     -  Но  я  не уверен, что смогу когда-нибудь  ими воспользоваться.  Ведь
деньги, наверняка, будут засвечены.  С ними нас всех сразу  возьмут. Куда бы
мы ни подались.
     - Я ведь уже, кажется, говорил, что решил эту проблему.
     -  Да. И  раньше  такой ответ  меня вполне  устраивал.  Но  сегодня  мы
потеряли двоих людей. Я ничего не  хочу сказать, но если  завтра мы потеряем
тебя, что  тогда? Даже если мы и  получим деньги - мы  никогда не сможем ими
распорядиться.
     - Если вы потеряете меня - каждому из вас придется решать  эту проблему
самостоятельно. Если  же все пойдет как надо - решать  буду  я.  Таковы были
условия договора, и я не собираюсь сейчас что-либо менять.
     - Не самая приятная перспектива!
     -  Ничего  другого  я  предложить  не  могу.  Хотя  бы  из  соображений
собственной безопасности!
     - Камень, как я понимаю, в мой огород?
     Консультант пожал плечами и включил рацию.
     - Внимание! Всем отойти на свои  позиции! Связь через каждые пятнадцать
минут.
     Менеджер забросил автомат за спину и сунул руки в карманы.
     - А может, пока не поздно, стоит все бросить и уйти. Что скажешь?
     - А как же твои деньги?
     - Черт с ними, с  деньгами! Когда речь идет о жизни и смерти - выбирать
не приходится!
     Консультант усмехнулся.
     - Не знаю,  какой ответ ты ожидаешь услышать. Я ведь уже сказал, что не
собираюсь отказываться от своих планов.
     - Потом отказываться будет уже поздно!
     - Если ты беспокоишься из-за денег...
     Менеджер с сомнением покачал головой.
     - Слишком плохо все начинается! Слишком плохо.
     - Может быть. Но  плохое рано или поздно заканчивается. Впрочем,  как и
хорошее. Но по мне лучше плохое начало и хороший конец, чем наоборот.
     - А ты не думаешь, что  плохое начало  предвещает только то, что дальше
будет еще хуже?
     - Нет, я так не думаю. В любом случае, все зависит только от нас.
     - А что говорит на этот счет твой компьютер?
     - Пока о плане знаю только я - у нас всегда есть шанс выбраться!
     -  Что ж, может,  в этом и есть смысл.  По  крайней мере, в этом случае
можно  быть  уверенным,  что никто  не  сделает глупости.  Когда  обстановка
накаляется, всегда появляется соблазн решить свои  проблемы  за счет других.
Остается только надеяться, что ты избежишь этого! - Менеджер задержал взгляд
на лице Консультанта. - Почему ты молчишь?
     По губам Консультанта скользнула жесткая, абсолютно не свойственная ему
улыбка.
     - Потому  что  сейчас уже  слишком поздно  задавать  этот  вопрос.  Мне
казалось, ты и сам должен понимать это.













        ГЛАВА 28. Понедельник, 13 октября - 6 часов вечера.

     Полковник Львов стоял перед Дотовым по стойке "смирно" и излагал то,  о
чем Герман  Олегович уже  и  сам догадывался: вокруг  его людей  наблюдается
какая-то  странная возня. Пожалуй,  во всей этой истории его удивляло только
одно: почему никто из подчиненных до сих пор не доложил ему об этом.
     -  По  моим данным, -  продолжал  Львов,  - Инициативу  проявляют  люди
Трущенко. Во всяком  случае, в  поле моего  зрения попал  управляющий банком
"Платиновые ресурсы" Валентин Андреевич Потапчук.
     - В самом деле? - Дотов откинулся  в кресле  и сложил на груди руки. На
его лице появилась слабая улыбка. - Как мило!  Значит, задумалась о реванше,
старая калоша?
     -  Пока мне  трудно  сказать,  с чем  именно  это связано,  - осторожно
заметил Львов. - Но не исключено, что дело именно в этом.
     - В этом,  Павел Игнатьевич, в этом! Можете не сомневаться! С  него уже
труха сыплется, а  он  все туда же! Мало ему проблем  с собственным  банком!
Может,  налоговую  инспекцию на  него  натравить?  Пусть  поищут  неучтенное
золотишко.
     - Как скажете.
     - Скажу, скажу! У меня и без того проблем хватает, чтобы отвлекаться на
старую грымзу!
     - У Андрея Дмитриевича очень влиятельные покровители. Кое-кому в Москве
может не понравится...
     -  В  самом  деле? -  перебил  его  Дотов.  -  И  что  же  мне  теперь:
расстроиться или сразу подать в отставку?
     - С такими людьми, как Трущенко, следует обращаться крайне осторожно.
     Дотов подался вперед и пристально посмотрел на Львова.
     - Хорошо, я это учту. Но мне важно знать, на чьей стороне вы?
     Львов без труда выдержал взгляд мэра.
     -  На  вашей, Герман Олегович. Я считаю,  что  политику  сейчас  должны
определять молодые, энергичные люди.
     Дотов с явным облегчением откинулся в кресле.
     - Да вы садитесь, Павел Игнатьевич, садитесь!
     - Спасибо, - Львов опустился на стул.
     -   Как  вы   думаете,  активность   Трущенко  никак   не   связана   с
террористическим актом?
     -  Мы  рассматриваем  эту  версию.   Не  исключено,  что   такая  связь
существует.
     - Но насколько она, по-вашему, реальна?
     - Я привык относиться к такого рода совпадениям серьезно.
     - А не может  ли Трущенко  быть связан с террористами  напрямую?  Иначе
говоря, не он ли их финансирует?
     Львов задумался.
     -  Я бы сказал,  такая  связь маловероятна. Скорее,  Андрей  Дмитриевич
просто пытается воспользоваться благоприятным моментом.
     - Вы считаете его серьезным противником?
     - В сложившейся ситуации - да.
     - Ну так измените ситуацию! - Дотов стукнул кулаком по столу и встал. -
Это ведь в ваших силах?
     - Разумеется, мы можем принять некоторые меры...
     -  Хватит!  -  крикнул  Дотов.  -  Говорите  нормальным языком!  Что вы
намерены делать?
     - Полагаю, прежде всего  следует дать понять Трущенко, что о его планах
стало известно. Затем предложить свернуть свою деятельность.
     - И вы думаете, он на это пойдет?
     - При определенном давлении - безусловно.
     -  Хорошо,  - Дотов  снова  опустился  в кресло.  -  Значит, Трущенко я
поручаю вам. Теперь, что касается террористов.
     -  По  нашим  оценкам,  их около  десяти  человек.  Сказать более точно
затруднительно, поскольку некоторые скрываются в здании казармы. И  именно в
казарме они держат заложников. Ни  на какие  контакты они  пока не идут. Мне
трудно сказать, с чем  это связано. Лица террористов рассмотреть не удалось.
По территории базы они передвигаются исключительно в масках.
     - Ну, а как они обращаются  к  друг  другу?  Надеюсь,  вы прослушиваете
эфир?
     -  В  эфир  они  практически  не  выходят. Мы перехватили  только  одно
короткое сообщение, в котором фигурирует некто Консультант.
     - А вы уверены, что перехватили то, что нужно?
     -  Вполне. Более того: с  нашей  стороны все  готово к штурму. Осталось
только отдать приказ.
     - Могут ли в этом случае быть жертвы?
     Львов кивнул.
     - Разумеется. Жертвы могут быть в любом случае.
     Дотов нахмурился.
     - Пожалуйста, не говорите об этом так просто. Что с химическим оружием?
     - По нашим сведениям,  оно хранится  в четвертом и  двенадцатом блоках.
Сейчас за ними ведется усиленное наблюдение.
     - Можно ли проникнуть на базу и отрезать террористов от него?
     - В дневное время суток - затруднительно, но в ночное - вполне реально.
     Дотов встал и прошелся по комнате.
     - А если попробовать перестрелять их по одному?
     -  Боюсь, это было  бы не самым  разумным решением. У них в руках жизни
заложников.
     - В таком случае, что вы ждете от меня?
     -  Прежде  всего  необходимо  установить  с  террористами  контакт.  Не
известно, рискнут ли они воспользоваться  химическим оружием,  но  если  это
произойдет, последствия могут быть катастрофическими.
     - Значит, вы предлагаете не спешить?
     - Можно сказать и так.
     - Хорошо, подождем еще немного. Держите меня в курсе событий и в случае
изменения  ситуации  - немедленно  информируйте!  Если меня  не окажется  на
работе - звоните домой. В любое время дня и ночи.
     - Слушаюсь, - Львов встал и вышел из комнаты.
     Зазвонил телефон внутренней связи. Дотов снял трубку.
     -  К вам журналист,  Герман  Олегович,  - послышался растерянный  голос
секретаря. - Я сказал, что  вы никого  не принимаете, но он  утверждает, что
ему назначено. Правда, у меня на это счет нет никаких...
     - Как его фамилия? - оборвал секретаря Дотов.
     -   Прокуроров   Роман  Васильевич.   Он   не   сказал,   какую  газету
представляет...
     Где-то в  глубине  сознания  Дотова прозвучал сигнал тревоги. Во  время
предвыборной  кампании  Прокуроров  активно  его  поддерживал, но делал  это
исключительно  из-за денег.  Более беспринципного человека Дотову  встречать
еще не приходилось. Что привело его сюда на этот раз?
     - Хорошо, - Дотов откашлялся. - Пусть войдет.














        ГЛАВА 29. Суббота, 11 октября - 7 часов утра.

     Гений сидел  перед экраном  компьютера и нервно  стучал по клавишам. Он
менял уже третью  позицию, но всякий раз на мониторе вспыхивали одни и те же
цифры: 13 процентов.  Таковы  были их  шансы. Гений держал  руку на  сотовом
телефоне,  но звонить  Консультанту пока не решался.  Тринадцать  процентов.
Господи! Как  быстро  могут разрушиться любые планы!  В ванной шумела вода -
жена  принимала  душ.  Если  сегодня  она уйдет, у  него  будет  возможность
спокойно все обдумать. Возможно, ему удастся  найти какую-нибудь лазейку. Не
может  быть, чтобы  все было так  безнадежно! Они  столько готовились к этой
акции. Сотни, тысячи раз просчитывали каждое действие, каждый шаг! Техник не
должен  был погибнуть сразу. Но он мертв,  и все расчеты не стоят  сейчас  и
выеденного яйца. Шум  в ванной прекратился. Теперь  жена ходила из комнаты в
комнату, что-то  весело  напевая. Гений заставил себя сосредоточиться. Ей не
удастся отвлечь его внимание.  Скоро, очень скоро  он вычеркнет ее  из своей
жизни раз и навсегда. Она исчезнет, как дурной сон, как затянувшийся кошмар.
В ту же секунду предмет его мыслей заглянул в комнату.
     - Милый, я приготовила тебе кофе.
     Он едва не сорвался. Оставит она его когда-нибудь в покое или нет?
     - Максушка, ты меня слышишь?
     Он с трудом повернул голову.
     - Спасибо, я не хочу.
     - Что же мне теперь с ним делать? Ты же знаешь, я не пью кофе по утрам.
     - Вылей в раковину!
     Она никак не отреагировала на его слова.
     - Вечером мы идем в гости к моим родителям. Отец будет рад тебя видеть.
     А уж как будет рада видеть его ее сестра!
     Он взял себя в руки. Ни к чему, чтобы жена видела, что  с ним что-то не
так.
     -  Извини,  но,  боюсь,  сегодня  ничего не получится.  Тебе  следовало
заранее предупредить меня об этом. У меня слишком много работы.
     - Но я уже обещала  родителям! А кроме того, мне  казалось, ты сейчас в
отпуске!
     Ну, конечно, она все-таки не удержалась, чтобы снова его не упрекнуть!
     - Я должен закончить работу, - терпеливо пояснил он.
     -  Разумеется, должен!  Но  хотя бы  раз ты  бы вспомнил  о своем долге
передо мной! - она вышла, хлопнув дверью.
     Он запер дверь на замок и снова сел за компьютер. Нужно что-то изменить
в исходных данных, иначе...
     В дверь постучали.
     - Что на этот раз? - раздраженно ответил он.
     - Звонит мой отец, - сказала Татьяна. - Он хочет с тобой поговорить.
     Гений  встал, опрокинув стул,  и  несколько секунд смотрел прямо  перед
собой, стараясь успокоиться.
     - Сейчас.
     В этот момент зазвонил сотовый телефон.
     Гений выругался.
     - Скажи отцу, что я перезвоню ему позже.
     - Сам скажи! Я оставлю трубку под дверью.
     Стерва.
     Он включил сотовый телефон.
     - Я слушаю.
     -  Нет,  это я слушаю!  -  закричал Консультант. - Что  происходит?  Ты
должен был перезвонить мне уже полчаса назад!
     - У меня произошел сбой...
     - Черт побери! Какой сбой?! Ты мог просто набрать мой номер и объяснить
ситуацию.
     - Извини.
     - К черту извинения! Что с нашей программой? Она будет работать?
     - Трудно сказать. Мне нужно время, чтобы во всем разобраться.
     - Отложи все дела в сторону и займись этим!
     - Именно это я и собираюсь сделать.
     -  Хорошо. Держи  меня  в  курсе событий.  Связь  через каждые тридцать
минут.  Да, и  вот  еще  что...  Когда  будешь  перенастраивать программу  -
вычеркни Волонтера.
     Консультант отключился,  но  Гений  еще какое-то  время  держал телефон
возле уха. Они  потеряли Волонтера? Он не  ослышался? Господи! Что у них там
такое происходит?
     Жена действительно  оставила телефон возле  двери. Он нагнулся  и  снял
трубку.
     - Я слушаю, Александр Александрович.
     - Я уж думал, Татьяна забыла тебя позвать!
     Гений представил ее папочку.  Нет,  сейчас он не  тычет  в  его сторону
жирным  пальцем. Скорее всего, он полулежит в  своем кресле и пьет кофе  или
просматривает утренние газеты.
     - Извините, я был занят и сказал Тане,  что перезвоню. Странно, что она
вам не передала.
     - Эти женщины вечно что-нибудь напутают! Со  временем ты  привыкнешь  к
этому. Главное,  чтобы вы не ссорились. Татьяна  у  меня  девочка особенная.
Надеюсь, ты не обижаешь ее?
     - Ну, что вы, Александр Александрович!
     - Значит,  не  забыл еще наш давешний разговор? - он тихо рассмеялся. -
Но я звоню по другому поводу. Таня сказала тебе, что сегодня у нас годовщина
свадьбы? Тридцать два года. Конечно, это  не пятьдесят,  но тем не менее. Мы
ждем вас к ужину.
     - Спасибо, Александр Александрович.
     Теперь уже он точно не мог отказаться.
     Из спальни показалась Татьяна и стала за ним наблюдать.
     Он закончил разговор и протянул ей трубку.
     - Милый, - она обвила его шею руками и прижалась к нему всем телом.
     Господи! Может она думать о чем-нибудь еще?
     - Таня, пожалуйста, - он попытался отстраниться.
     Она поцеловала его в губы.
     - Максушка, я должна тебе кое-что сказать. Возможно, сейчас  и не самое
подходящее для этого время, но... У нас будет ребенок.
     - Ты с ума сошла! - он оттолкнул ее от себя.
     - Я ожидала от тебя иной реакции! - улыбка сошла с ее лица. - Я думала,
ты обрадуешься.
     - Скажи, что ты пошутила, - Гений  пристально всматривался в ее лицо. -
Ты ведь пошутила, не так ли?
     - Милый, но я не понимаю...
     - Черт побери! Что же здесь непонятного?
     - Максушка, я уверена, с  этого дня у нас  все будет  хорошо. Я обещаю,
что буду следить за собой. Дело ведь в этом? Я знаю. Я немного располнела за
последнее  время, но  инструктор  по  шейпингу сказал, что  я  быстро  смогу
похудеть, если буду регулярно заниматься спортом.
     - Таня, но я никак не  ожидал...  Просто... Для меня  это действительно
полная неожиданность.
     -  Иди сюда, -  она  увлекла его с  спальню.  - Мы начнем  новую жизнь.
Главное, что мы по-прежнему любим друг друга.
     Он не  нашел  в  себе сил сопротивляться,  переступил  порог  спальни и
замер.  Кровать была украшена  гирляндами,  а  над изголовьем  летел аист  с
младенцем в клюве.
     -  Скоро нам  нельзя  будет этим заниматься. Так  что  мы должны ценить
момент.
     Он сделал последнюю попытку отстраниться.
     - Таня, нам нужно подготовиться к встрече с твоими родителями.
     - До вечера еще далеко, - прошептала она.
     Гений с отчаянием подумал, что все кончено.





                     ГЛАВА 30. Суббота, 11 октября - 7 часов утра.

     Взрывной волной Хоменко  вдавило в землю,  но уже мгновением  спустя он
поднял  голову  и  осмотрелся.  Блок  пылал. Воздух был  наполнен треском  и
шипением мокрого дерева. Террорист, в  которого он целился, лежал на  боку и
стонал. К нему со  всех ног бежали двое  других.  Хоменко стал  отползать  в
сторону.  Для террористов  в момент взрыва  он должен  был находиться внутри
здания, а значит, они  едва  ли станут  его  искать и у него есть  шанс уйти
незамеченным.  Но нельзя  терять  ни  минуты. Он стал  двигаться  быстрее, а
спустя  какое-то  время  встал,  но  идти  не  смог.  Несмотря  на  огромную
физическую  нагрузку,  от холода  его  стал бить  озноб.  Хоменко попробовал
растереть  тело,  но  это  не  принесло  ощутимого  результата.  Вскоре,  он
окончательно выбился из сил и, уткнувшись лицом в  грязь, замер. Нужно  быть
реалистом:  у  него нет  ни  единого шанса  добраться до города.  Значит, не
остается ничего другого, как остаться на базе. В компании с террористами. Но
сможет ли он с пистолетом, в котором, к тому же, остался только один патрон,
устоять  против  автоматов?  Глупый   вопрос.  Конечно,   можно   попытаться
воспользоваться химическим оружием, но, откровенно говоря, Хоменко испытывал
перед ним почти  суеверный страх. В итоге  он направился в сторону  казармы.
Справа от  нее была небольшая пристройка, в  которой размещалась  солдатская
столовая.  Хоменко  надеялся, что  сможет  найти  там  сухую одежду  и  еду.
Примерно через полчаса он достиг  цели,  но прежде  чем войти  внутрь, долго
лежал и всматривался, нет ли ловушки. Затем подполз к двери и, бросив взгляд
на окна  казармы, скользнул  внутрь. Дождь тут  же смыл за  ним  все  следы.
Оказавшись  внутри,  Хоменко  первым делом  стащил  с себя  одежду  и  надел
солдатское х/б, после  чего умылся  и отправился на поиски  еды.  Кладовая с
продовольствием  оказалась  заперта, и  открыть ее,  не поднимая шума,  было
невозможно. К счастью, он нашел в кухне буханку хлеба  и, запивая водой, всю
съел. Тут же на него навалилась усталость, он сел спиной к стене, так, чтобы
видеть входную дверь, и провалился в сон.
     Хоменко проснулся спустя два часа и какое-то время не мог понять ни что
с  ним, ни где он находится. За окном по-прежнему шел  дождь, а  на улице не
было  заметно  никакого движения. Он медленно встал и  подошел к  двери. Она
оказалась незаперта. Господи! Всего минуту назад его можно было взять голыми
руками! Он закрыл замок и прошел к зеркалу. Все лицо  было покрыто ранами, а
с правой  стороны головы  практически не осталось волос.  Сейчас он выглядел
как его дед на фотографии, оставшейся со времен войны.  После того, как едва
не сгорел  в  танке.  Внезапно Хоменко  почувствовал злость. Что ж, если они
этого так хотят, он готов принять их правила игры.
     Хоменко  нагнулся, поднял с пола  кусок  грязи и провел им  сначала  по
правой, а затем по левой  стороне  лица.  Именно  так в  теперь  уже далеком
детстве он настраивался  на жестокую и беспощадную войну с терроризировавшей
округу подростковой бандой.  Войну, ставка  в  которой  была  та  же, что  и
теперь: жизнь. Тогда он вышел  из нее победителем, но признаться в этом смог
только шесть лет спустя. Сначала мать не поверила, когда он сказал, что убил
Койота.  "То  был несчастный случай,"  -  пробормотала  она. Разумеется, все
выглядело,  как  несчастный  случай.  Он  устроил ловушку,  отвечающую  всем
требованиям  военной тактики.  Под рукой  у него были десятки,  сотни  томов
военных  книг и энциклопедий.  Его  отец был бы доволен.  К сожалению, он не
дожил  до того дня. Самолет,  которым он управлял,  был сбит  в самом начале
войны  во  Вьетнаме.  В семье  Хоменко все  мужчины  были  профессиональными
военными.
     Впервые они  оказались  к  лицом  к  лицу: главарь банды и восьмилетний
мальчик. Под  ними было  девять этажей  возводившегося  дома, а единственный
путь к отступлению был  отрезан. Валера  сам  вставил замок и  запер  дверь.
Койот не был  трусом, но  и  мужественным его назвать было никак  нельзя. Он
подошел  к  проему  в  стене и  тут  же отпрянул.  "Что  все  это значит?" -
прохрипел он тихим, незнакомым Валере голосом. Сначала он просто не поверил,
когда мальчик,  который был едва  ли не  вдвое младше него,  признался,  что
именно он устроил  ловушку, и спросил: "Зачем?" "Чтобы убить тебя", - просто
ответил  тот.  Койот  рассмеялся.  "Ладно, малыш, пошутил  и  хватит! Открой
дверь!"  Валера   покачал  головой.   "Я  ведь  предупреждал   тебя."  Койот
стремительно бросился на него. В его руке мелькнул нож. Валера легко  ушел в
сторону.  Койот повторил  попытку -  и  снова неудачно. Он потерял на  собой
контроль. Валера мог  бы просто  столкнуть его вниз. У него не  раз и не два
была такая  возможность. Но  он  твердо  решил, что зло должно быть наказано
иным  способом. Когда Койот  сделал  очередной  выпад,  Валера  нанес  удар,
которому  его научил  отец.  Сейчас, по прошествии тридцати  лет, он едва ли
смог бы его повторить, но тогда он сломал Койоту шею, а  затем столкнул труп
с площадки  девятого этажа.  Никто бы не  поверил,  что восьмилетний мальчик
способен сделать это. Никто и не поверил, хотя многие видели, как он выходил
со стройки. Когда  тело  Койота  было  найдено,  все  решили, что  произошел
несчастный случай.
     Мать потребовала, чтобы он ушел из дома. Она не захотела даже выслушать
его объяснений.  Для  нее  он  был  обычным  убийцей. Валера не осуждал  ее.
Женщинам никогда не  понять  логику войны. Он  пытался поступить  в  военное
училище,  но  не  прошел по  конкурсу и  попал в  армию.  Затем  была  школа
прапорщиков и служба на севере. Всего полгода, как его перевели в эту часть.
Поначалу все шло довольно гладко. Он быстро  вписался в коллектив. Некоторые
проблемы  были только с солдатами.  Хоменко  попытался  навести  порядок, но
неожиданно натолкнулся на сильное противодействие, которое позднее перешло в
противостояние. Противостояние двух конкретных людей: его и одного  солдата.
Тогда он и предположить не мог, чем все это может закончиться.
     Солдата  звали,  как  и  его -  Валера.  Но  на этом общее  между  ними
заканчивалось.  Солдат ненавидел  все,  что  так  или иначе было  связано  с
армией, но главное: он ненавидел  военных. На  это можно было бы не обращать
внимания,  если  бы  он не  стремился выставлять  свою  ненависть на  показ.
Хоменко  игнорировал   его  ровно  столько,  сколько  позволяло   нормальное
человеческое терпение. Затем между ними состоялся обстоятельный разговор, но
понимания они так и не нашли. Более  того, солдат расценил его попытки пойти
на  контакт  как  слабость.  В итоге все обернулось  трагедией. Их отношения
накалились  до  такой  степени,  за которой  неминуемо должен  был произойти
взрыв. И вот однажды солдата нашли мертвым. По официальной версии он похитил
у  дежурного  офицера пистолет и покончил с собой.  На самом деле между ними
состоялась  дуэль.  По  всем  правилам  военной  этики.  Отсутствовали  лишь
секунданты.  Хоменко  выпало стрелять первым, и  он не  промахнулся. Если бы
первым выпало стрелять солдату - у прапорщика не было бы  ни единого  шанса.
Солдат стрелял едва ли не лучше всех в части.
     Хоменко  встретил солдата в  коридоре  и  сказал,  что им пора выяснить
отношения.  Солдат  не возражал.  Но  когда  речь  зашла о  дуэли,  едва  не
отказался. Это  было видно  по его лицу. Возможно,  именно этого и добивался
Хоменко. Акценты расставлены и понятно, кто из них в большей степени достоин
презрения. Солдат, кажется, также понял это, и принял вызов.
     Уже позднее Хоменко пришел к выводу, что убил солдата из  страха. Но не
столько из страха снова увидеть презрительную улыбку на его лице, сколько из
страха перед разоблачением.
     Хоменко нагнулся  и поднял еще один ком  грязи, поднес его  к  лицу, но
внезапно отдернул руку и швырнул грязь в свое отражение.















        ГЛАВА 31. Понедельник, 13 октября - 7 часов вечера.

     Вячеслав  Орлов - секретарь и  переводчик  Трущенко -  вошел  в подъезд
своего  дома,  достал  из почтового  ящика  газеты  и  направился  к  лифту.
Мгновением спустя его окликнули:
     - Эй ты, шляпа!
     Слава  обернулся.  Но  не  столько  потому,  что   у  него  на   голове
действительно  была  шляпа,  сколько  из-за   откровенной  угрозы  в  голосе
говорившего.
     На   него,   недобро  хмурясь,  смотрели   три  откровенно   бандитских
физиономии. Впереди стоял блондин с заклеенным лейкопластырем  носом, а чуть
сзади, справа и слева от него - практически квадратные близнецы.
     -  Подь  сюда!  -  распорядился блондин  и для  большей  убедительности
поманил его пальцем.
     - Зачем? - спросил Слава.
     Троица понимающе переглянулась.
     - Да ты не боись!  Никто тебя бить  не собирается.  Ну,  давай,  шевели
ходунами!
     Слава приблизился к незнакомцам на несколько шагов и остановился.
     Блондин окинул его оценивающим взглядом.
     - Что читаешь, шляпа?
     - Газеты.
     Все трое дружно захохотали.
     - Вот что,  хохмач, - начал блондин. - Я буду краток. Мой шеф недоволен
твоим  шефом.  А когда мой шеф чем-то недоволен, он  начинает  сердиться.  А
когда он сердится, то всем, кто его окружает,  жизнь начинает казаться серой
и безысходной.  А поскольку  я также вхожу  в его окружение и не люблю серой
жизни, то...
     - Нельзя ли еще короче? - перебил его Слава.
     Троица снова переглянулась.
     -  Ну,  шляпа, ты  даешь!  - с  невольным  восхищением произнес  правый
квадратный.
     Блондин потрепал себя за мочку уха.
     - Можно.  Почему ж  нельзя?  Так  вот, передай  своему шефу,  чтобы  он
маленько подал назад.
     - А не то?
     - Что "не то"? - не понял блондин.
     - Что будет, если он не подаст назад?
     Троица в очередной раз переглянулась.
     - Он у тебя что, волнорез? - спросил блондин.
     - В какой-то  степени, - спокойно ответил Слава. - Все зависит от того,
что считать волнами.
     - Нет, малый, ты полный отпад! - с чувством произнес левый квадратный.
     -  Понятно,   -  блондин  поскреб  выбритый  наголо  затылок.  -   Тебя
интересует, что станет с твоим шефом или с тобой?
     Слава равнодушно пожал плечами.
     - Давайте начнем с меня.
     -  Ну,  тебя  мы  маленько  поучим.  Чтобы  впредь  имел  большую  силу
убеждения.
     - А с шефом?
     - Кто его знает? Здесь уже от нас ничего не зависит. Что прикажут, то и
сделаем. Нужно будет - поучим, не нужно - уроем. Ну как, удовлетворил я твое
любопытство или нет?
     - Более-менее, -  Слава  обернулся, чтобы  уйти, и в этот момент на его
плечо легла тяжелая рука.
     -  Нет,  шляпа,  ты  меня  поражаешь!   С  тобой  разговаривают,  а  ты
поворачиваешься к людям спиной. Нехорошо.
     Слава бросил взгляд на часы.
     - У меня мало времени.
     - Значит, ты научился ценить  свое  время? -  блондин покачал  головой,
затем  вдруг  резко  схватил Славу за полы  плаща и  притянул к  себе. - Так
почему же ты, сука, считаешь, что мы не ценим свое?!
     Неуловимым движением Слава убрал руки  блондина. Не  было ни ударов, ни
красивых  приемов  - ничего. Просто  вдруг  руки  бандита словно  сами собой
повисли вдоль туловища.
     - Совсем забыл спросить: как зовут вашего шефа?
     - Ты че, морда, несешь?!
     Слава легко сблокировал  удар,  от  которого,  по  глубокому  убеждению
блондина, не было не то что блока - вообще никакой защиты.
     - Мне повторить вопрос?
     - Серый,  ты...  -  предостерегающе начал  за  спиной  блондина  правый
квадратный, но тот уже сломя голову бросился вперед.
     Слава ушел в сторону и помог  бандиту врезаться в стену. И хотя блондин
успел выставить руки -  это лишь незначительно смягчило удар. С тихим стоном
он съехал вдоль стены на пол, где и остался лежать.
     Правый квадратный попятился.
     - Черный? - сглотнув, спросил он. - Что ж ты сразу не сказал?
     Слава ничего не ответил, но квадратному это и не требовалось.
     -  Давай, Колян, цепляй Серого и сматываемся, -  обратился  он к своему
напарнику.
     - А этот как  же? - недоуменно спросил тот и кивнул в сторону Славы.  -
Ты же слышал, что сказал шеф!
     - А никак, - правый подхватил стонущего блондина под мышки и поднял.
     Левый, похоже, никак не мог сообразить, что происходит.
     - Васюн, ты чего? - спросил он.
     Правый  бросил на левого  выразительный  взгляд и  потащил  блондина  к
входной двери.
     - Уходим!
     Левый недоуменно посмотрел им вслед, затем снова повернулся к Славе.
     - Крутой, что ли?
     Слава пожал плечами и направился к своей квартире.
     Левый одним прыжком догнал  его  и,  схватив за плечо, развернул. Слава
перехватил летящий ему в голову кулак и с неожиданной злостью бросил:
     - Когда надо - могу быть и крутым!
     Последнее, что успел  заметить  левый - это стремительно приближавшийся
ему навстречу цементный пол.






















        ГЛАВА 32. Понедельник, 13 октября - 7 часов вечера.

     Николай Николаевич Зорин - управляющий банком "Платиновые ресурсы"  - в
сопровождении  трех телохранителей  подъехал к  собственному дому.  Один  из
телохранителей  тут  же покинул машину и  вошел  в подъезд,  а  двое  других
помогли  Зорину   выйти.  Николай  Николаевич  расправил  затекшую  спину  и
потянулся за сотовым телефоном.
     - Лапушка, я уже здесь, - по традиции сообщил он жене.
     На третьем этаже  современного тринадцатиэтажного дома вспыхнул свет, и
"лапушка"  -  высокая  рыжеволосая   женщина  в  полупрозрачном  пеньюаре  -
выглянула в окно.
     - Как  прошел день,  котик?  - она  помахала ему рукой и  послала целую
серию воздушных поцелуев.
     Оба телохранителя посмотрели на нее.
     - Великолепно! Я скучал о тебе.
     -  Я  также  скучала о  тебе, милый!  Подымайся  скорее.  Сегодня Клара
приготовила  фантастический обед!  Сам  знаешь:  для  нашей домработницы это
большая редкость.
     - Спасибо, уже иду!
     Внезапно голос жены изменился, и она почти прокричала:
     - Осторожно! Мне кажется, эта машина едет на вас!
     Зорин стремительно обернулся. Действительно, прямо на них с потушенными
фарами мчался "джип". Как и  положено, первыми  среагировали  телохранители.
Один из  них резко  оттолкнул Зорина в сторону, а второй, выхватив пистолет,
открыл  беглый огонь.  Первые  три  пули срикошетили  от лобового  стекла, и
телохранитель стал стрелять по колесам.
     "Лапушка" пронзительно закричала.
     "Джип" резко  ушел влево, и из его  окон  ударила  автоматная  очередь.
Прикрывавший Зорина телохранитель сложился пополам и упал на  асфальт, а сам
Зорин  с несвойственной  для него прытью бросился  к  подъезду.  В это время
оттуда выскочил третий телохранитель и  также открыл огонь.  Зорин почему-то
решил, что телохранитель стреляет по нему, и плюхнулся в грязь.
     "Джип" развернулся и снова устремился на  Зорина.  Третий телохранитель
подскочил  к банкиру и помог подняться. В тот  же момент откуда-то сверху по
"джипу" ударила автоматная  очередь -  очевидно,  кто-то из  соседей  Зорина
решил  вмешаться. "Джип" завилял  и  на полной  скорости  умчался в  сторону
города.
     Зорин с совершенно потрясенным видом посмотрел ему вслед.
     - Милый, с тобой все в порядке? - на этот раз прямо из окна, без помощи
сотового телефона, прокричала "лапушка".
     -  Кажется,  на этот  раз обошлось,  - Зорин поднял голову, рассчитывая
увидеть, кому он обязан  своим спасением,  но все  окна были закрыты. Банкир
отряхнул грязь и повернулся к телохранителям. - Что с Владом?
     -  Ранен в живот. Я вызвал скорую, - ответил  телохранитель, который до
этого входил в дом.
     - Хорошо, оставайся с ним, а мы с Павлом поднимемся в квартиру, - Зорин
кивнул второму телохранителю, и они направились к подъезду.
     От  былого  прекрасного настроения  банкира  не  осталось  и  следа. Он
накричал на жену, когда она недостаточно расторопно помогла ему  снять плащ,
отказался  от чудесного обеда, приготовленного домработницей, и направился к
себе в кабинет. Сопровождавший  его  телохранитель  безмолвно последовал  за
ним. Зорин открыл бар, налил стакан водки и уселся за стол. Несколько секунд
он с задумчивым видом  созерцал картину известного кубиста,  купленную им на
аукционе в Сотби. На картине  был изображен черный  квадрат.  Пожалуй, Зорин
мог  бы  нарисовать  квадрат ничуть  не  хуже,  но едва  ли нашелся бы такой
безумец, который бы согласился заплатить за него восемьсот тысяч долларов. А
Зорину пришлось расстаться именно  с такой  суммой. И  все ради  того, чтобы
пустить  пыль в  глаза своему  лондонскому коллеге. Банкир тяжело вздохнул и
проглотил водку, затем потянулся к телефону. Но телефон зазвонил прежде, чем
он успел снять трубку.
     - Николай Николаевич? - бархатным голосом осведомился звонивший.
     -  Да, я,  - Зорин насторожился  и включил  запись разговора. Тут же на
цифровом табло вспыхнул номер неизвестного банкиру абонента.
     - Только что на вас  произошло покушение. Вы  остались живы, но это  не
должно вводить вас в заблуждение. При желании вас вполне могли убить. Просто
на этот раз мы ограничились одним  лишь предупреждением.  Занимайтесь своими
делами и не вмешивайтесь в чужие. Вы все поняли?
     Движением руки банкир отослал телохранителя и запер дверь.
     - С кем я разговариваю?
     Собеседник Зорина рассмеялся.
     - Милый мой Николай Николаевич! Что  изменится от того, узнаете  вы мое
имя или  нет?  Главное, чтобы  до  вас  ясно дошла  суть мною сказанного.  И
запомните: второго предупреждения не будет.
     - Но я не понимаю, что вы имеете в виду!
     - Что  ж, я поясню. Сегодня днем вы встречались с Савелием Прохоровичем
Радужинским.  Вам не  следовало  этого  делать.  Разумеется,  вы можете  мне
возразить, что  вы действовали не по своей инициативе, но  суть  от этого не
меняется. Поговорите со своим шефом, объясните ситуацию. У вас молодая жена.
Что с ней будет, если вас вдруг не станет?
     Как  раз,  что  будет  с  женой  в  случае  его  смерти,  Зорин  хорошо
представлял. Прежде  всего  она снова выйдет замуж, а на  время,  пока будет
носить траур, заведет любовника. На этом ход его мыслей был прерван.
     - Вы меня слушаете?
     - Да, конечно.
     - Главное, чтобы вы поняли: никто не пытается вас запугать. Все слишком
серьезно, чтобы тратить на это время. Один ваш промах - и мы вынуждены будем
вас убрать.
     Сразу  вслед  за  этим  трубку повесили. Но практически  тут же телефон
снова  зазвонил.  На  цифровом  табло  вспыхнул  номер Валентина  Андреевича
Потапчука.
     -  Нет, Коля, как это  тебе нравится?! - закричал  Потапчук, едва Зорин
снял трубку. - Только что какие-то ублюдки взорвали мою машину! Счастье еще,
что  я не успел  в  нее  сесть! Ты можешь  себе  это представить?!  В центре
города, при огромном скоплении народа!  Ты, случайно, не знаешь, что все это
значит?!
     Зорин откашлялся.
     - Валя, пусть тебя не пугают  мои  слова,  но, кажется, я действительно
это  знаю.  Возможно,  я повторяю:  возможно,  за  всем этим  стоит мэр.  Мы
занялись его людьми...
     -  Что  ты  несешь?!  Дотов  никогда  не  станет   пользоваться  такими
сомнительными методами...
     -  Разумеется, не он сам подложил в  твою машину бомбу.  Но, думаю, все
это сделано с его ведома и согласия.
     - И все равно я не могу поверить...
     -  Двадцать минут  назад  на меня также произошло  покушение,  а  затем
позвонил неизвестный и потребовал, чтобы мы оставили людей мэра в покое.
     - И что теперь ты намерен делать?
     -  Для  начала  все  хорошенько  обдумать.  А  потом  позвонить  Андрею
Дмитриевичу. Все не так просто, как кажется.
     -  Ты  знаешь,  после  визита  к  Груше   у  меня  сложилось  такое  же
впечатление.








        ГЛАВА 33. Суббота, 11 октября - 12 часов дня.

     Сразу после взрыва Профессор  направился  в шестой  блок.  Это казалось
невероятным, но, похоже, что человек,  в  которого  он стрелял, остался жив.
Его опасения подтвердились - трупа в блоке  не оказалось. Профессор вернулся
к  уже  догоравшему складу. Все  решили, что  прапорщик  погиб  в  огне,  но
Профессор  в  это  не верил. Он  обошел вокруг склада,  внимательно осмотрел
землю и  вскоре  обнаружил то, что искал: кто-то  полз в сторону  от склада.
Следы  уходили в направлении казармы. Рука Профессора потянулась к рации. Но
он поспешно ее убрал. Если он сообщит о своем открытии, то возникнет слишком
много вопросов, ответить на которые будет очень непросто. Кроме того, теперь
это  его личное  дело.  Незачем  вмешивать  в  него  посторонних.  Профессор
перехватил  ружье  и направился  по  следу.  Примерно  через  триста  метров
показалась  казарма,  но  след  стал  уходить  вправо,  в сторону  небольшой
пристройки.  Профессор осмотрелся  и  занял позицию,  с  которой  мог видеть
входную дверь и окна пристройки, в оставаясь то же время незамеченным, затем
припал к оптическому прицелу.  Не  известно, сколько  ему придется ждать, но
едва ли ожидание будет слишком долгим. И на этот раз он не промахнется.

     Продюсер  отступил от окна  и  повернулся к Директору, который сидел за
столом и изучал план военной базы.
     - Что за здание там, напротив?
     -  Столовая.  Хочешь  сходить и посмотреть, не осталось  ли там  ли там
чего-нибудь съестного?
     - Нет. Мне кажется, внутри кто-то есть.
     Директор нахмурился.
     - Тебе показалось, или ты действительно кого-то видел?
     Продюсер раздраженно мотнул головой.
     - Сейчас ни в чем нельзя быть уверенным.  Все время идет этот проклятый
дождь!
     - По крайней мере  тебе  не  приходится мокнуть под ним, как Профессору
или Президенту!
     - Дело не в дожде, а в том, что я видел. Мне показалось, что за стеклом
мелькнуло чье-то лицо.
     - Хорошо. Тебе показалось, что мелькнуло чье-то лицо. Что дальше?
     - А если тот парень остался жив?
     Директор пожал плечами.
     - Ты же сам понимаешь: допустить можно все, что угодно.
     - Это нужно проверить!
     -  Вот ты  и проверь!  И возьми с собой Режиссера. Может  быть, это его
немного развлечет. Он должен быть где-то возле казармы.
     Продюсер  подхватил  автомат  и  молча  направился  к выходу.  Директор
проводил его задумчивым взглядом и вернулся к изучению плана.

     Хоменко  вскочил и прислушался. Нет,  шум дождя не смог его обмануть. К
столовой определенно  кто-то  шел.  Хоменко  скользнул  к  окну  и осторожно
выглянул  наружу.  С глубоко  надвинутыми  на головы капюшонами  к  столовой
приближались  двое  террористов.  У  обоих  в руках  были автоматы.  Хоменко
отпрянул от окна. Через минуту они будут здесь. Принять бой - нереально,  но
и уничтожить следы своего  пребывания в столовой уже нет времени. Выход один
-  бежать. Но как далеко он сможет  уйти? С другой стороны, возможно, они не
знают, что он здесь, и  у  него  есть шанс остаться  незамеченным.  Он  стал
нервно оглядываться  в поисках укрытия, и в этот момент по крыльцу застучали
шаги.

     Заметив Продюсера и Режиссера, Профессор слегка повернул голову. Он уже
хотел   было  их  окликнуть,  но  в  последний  момент   сдержался.  Что  им
понадобилось в  столовой?  Краем  глаза Профессор уловил движение  в  правом
окне, но нажать на курок не успел: человек тут же отпрянул вглубь здания.
     Продюсер и Режиссер подошли к  входной двери  и,  немного повозившись с
замком, открыли дверь. Профессор замер, но ничего  не произошло. Они вошли в
дом.  Профессор  по-пластунски  стал  отползать  влево.  Не  исключено,  что
прапорщик воспользуется черным ходом. Что ж, он будет ждать его там.

     Хоменко подумал о  черном ходе, но воспользоваться им  не рискнул. Если
террористы  решили  выманить его наружу,  то там его  наверняка  будет ждать
засада.  Но и укрыться в столовой совершенно негде. Небольшая кухня, комната
отдыха,  кладовая и туалет. Внезапно ему показалось, что  он нашел выход. Он
быстро прошел в кухню, забрался в котел и накрыл себя крышкой.

     Опытным  взглядом  Продюсер  сразу  определил, что  в  столовой  кто-то
недавно  побывал. Он сделал  знак Режиссеру оставаться у  входа,  а сам стал
неспеша  обходить  помещение.  Черный  ход  оказался  заперт на задвижку,  а
значит,  человек, которого  они ищут,  все  еще  здесь. Продюсер  перехватил
автомат и  двинулся по коридору. Он бросил взгляд в  сторону комнаты отдыха,
но, как  и предполагал, там никого  не оказалось. Дальше кладовая и  туалет.
Кладовая заперта.  Продюсер  стремительно  развернулся и выпустил  по  двери
туалета  крест  на крест две длинные очереди,  затем распахнул дверь  ногой.
Пусто. Он  прошел немного  вперед. Внезапно со  стороны кухни  долетел  звон
разбитого  стекла  и  пистолетный  выстрел.  Продюсер  резко  развернулся  и
бросился туда.

     Профессор услышал автоматные очереди и невольно почувствовал сожаление.
Его  опередили.  Ему  следовало действовать более решительно.  Мгновение  он
раздумывал,  уйти  незамеченным  или  остаться.  Конечно,  могут  возникнуть
вопросы,  как и почему он здесь  оказался,  но всегда  можно найти  разумное
объяснение. Профессор поколебался,  затем встал и  направился к столовой.  В
этот момент  заработала рация. Он совсем забыл о Президенте! Наверное, тот с
ума  сходит, пытаясь  понять,  куда  запропастился его  напарник.  Профессор
достал рацию, но ответить не успел. В оконном  проеме появилась человеческая
фигура.   Профессор  инстинктивно  вскинул   винтовку,  но  прапорщик  успел
выстрелить на мгновение раньше.

     Хоменко выпрыгнул  в окно  и в два  прыжка  оказался  возле террориста.
Одного  взгляда ему  оказалось достаточно,  чтобы  понять,  что  тот  мертв.
Прапорщик подхватил винтовку и, перекатившись в сторону, выстрелил в сторону
окна. Рядом с ним  тут же ударила автоматная очередь. Хоменко стал отползать
за  камень, за  которым,  очевидно, и  прятался террорист. Откуда-то  справа
застучал еще один автомат. Хоменко выстрелил  наугад  и притаился за камнем.
Нужно действовать. Если он  задержится здесь, у них будет шанс  обойти его с
тыла. Он стал отползать, но автоматные очереди заставили его снова вжаться в
землю.   Ничего,  главное  не  спешить.  Вскоре  выстрелы  из  правого  окна
прекратились, а  из  левого  стали  звучать  реже. Террористы  явно  берегли
патроны. Хоменко решил  этим воспользоваться и возобновил движение. Короткая
очередь выбила  из камня искры, но не  остановила прапорщика. Более того, он
успел прицелиться  и  выстрелить в ответ.  Это должно несколько  остудить их
пыл. Внезапно он  услышал  топот ног  и слегка повернул  голову. Так и есть.
Один террорист бежал со стороны  казармы, другой - по дороге. Отсчет времени
пошел на секунды. Не обращая  внимания на  выстрелы, Хоменко стал  торопливо
отползать в сторону, затем вскочил и, петляя,  побежал. Прямо у его ног пули
подняли  фонтан брызг.  Он нырнул вперед  и,  перекувыркнувшись  в  воздухе,
приземлился на  ноги.  Прямо  за казармой, за  небольшой  сопкой, расположен
двенадцатый блок.  Он  сделан  по  типу  бомбоубежища  -  там  вполне  можно
укрыться.  Хоменко  увеличил  скорость.  Выстрелы  позади  него  практически
прекратились.  Дорога пошла  под  уклон,  и  для террористов он  практически
перестал быть виден.

     Продюсер с криком отшатнулся  от  окна.  Пуля попала в раму  и отколола
щепку, которая вонзилась ему в скулу под глазом. Он глухо выругался, включил
рацию  и передал сообщение. Через минуту  они зажмут этого сукиного  сына  в
тиски, и тогда у него не  останется ни единого шанса. Непонятно только,  как
здесь оказался Профессор? Если он знал о прапорщике, то почему никому ничего
не  сказал?  Режиссер  попросил паузу, чтобы сменить магазин. Продюсер снова
выглянул  в  окно и стал стрелять короткими очередями.  Голова прапорщика на
мгновение  показалась  над камнем, но Продюсер среагировал с  опозданием  и,
выпущенная  им  очередь  ушла мимо.  Внезапно прапорщик  вскочил и  побежал.
Сейчас он  представлял собой  идеальную  мишень. Продюсер  поднял автомат  и
прицелился. Но Режиссер на мгновение его опередил. Его очередь легла прямо у
ног прапорщика, и тот, не раздумывая,  нырнул вперед. Но  практически тут же
вскочил  и, петляя,  побежал  дальше.  Продюсер  крикнул  Режиссеру,  и  они
выбежали из столовой. Появился Директор и стал махать им рукой.
     -  Скорее!  Он уходит  в сторону двенадцатого блока,  а  там химическое
оружие.
     Через минуту к ним присоединился Стрелок, и вчетвером они побежали вниз
по  дороге. А уже перевалив через сопку, поняли,  что догнать прапорщика нет
ни  единого  шанса.  Тот  достиг блока, выстрелом из  винтовки сбил  замок и
скрылся внутри.
     - Он сам  себя загнал  в ловушку, - подвел итог  Директор.  - Нам нужно
только захлопнуть  дверь. Этот бункер остался со времен войны. Там три метра
бетона и две тридцатисантиметровые железные двери. Войти туда мы не  сможем,
но и он выйти оттуда - тоже.











        ГЛАВА 34. Понедельник, 13 октября - 7 часов вечера.

     Дотов посмотрел вслед неспешно направлявшемуся к  выходу Прокуророву  и
задумчиво забарабанил пальцами  по столу. Как он и предполагал, этот человек
может создать серьезные  проблемы.  Фактически, он уже сам по себе проблема,
которую необходимо каким-то образом разрешить. И самое печальное: ни купить,
ни запугать  его не удалось. Дотов предложил ему за молчание неплохие деньги
- десять тысяч  долларов, но губы Прокуророва лишь изобразили  презрительную
усмешку.  Интересно,  сколько  заплатил  ему Трущенко?  Конечно, банкир есть
банкир,  но где вы видели  банкира, который  без раздумий расстанется даже с
такой суммой?  Затем Дотов  как  бы  вскользь  коснулся  гибели  журналиста,
который  расследовал  финансовые махинации  властьпридержащих,  и  напомнил,
насколько рискованной может быть эта профессия. Прокуроров сразу  оживился и
спросил, что еще Дотову известно о том случае. Разумеется, Прокуророву  было
глубоко  наплевать на своего погибшего коллегу, он  лишь хотел показать, что
запугать его не удастся. Дотов был вынужден  уйти со столь скользкой тропки,
но   почти  тут  же  Прокуроров  вывел  его  на  другую.  Разговор  зашел  о
террористах. Дотов ждал  этого, и, тем  не  менее,  такой поворот  разговора
оказался  для  него   неожиданным.  А  главное:  он  понял,  что  отпираться
совершенно бессмысленно. Все, что ему было известно, - было известно и этому
вшивому журналистишке. Дотов напомнил  Прокуророву о прежнем сотрудничестве,
а также о том, какие деньги были на него потрачены. Но в ответ заслужил лишь
еще  одну   презрительную  усмешку.  Сейчас  Прокуророва  интересовали  лишь
террористы и то, почему  общественность до сих пор  ничего о них не знает. У
Дотова отпали последние сомнения: журналист отрабатывал чьи-то деньги. Тогда
мэр использовал свой последний шанс: предложил Прокуророву должность в своем
аппарате.  Тот сказал, что обязательно подумает над  этим,  но только  после
того, как сделает серию материалов о террористах. Продолжать  разговор после
этого  стало совершенно бессмысленно,  но Дотов, тем  не  менее, попытался и
спросил  журналиста,  чего  тот  добивается.  "Правды".  Ответ вызвал у мэра
приступ  истерического  смеха. "Какой  правды?"  - спросил он, и теперь  уже
засмеялся Прокуроров. По крайней мере, они понимали друг друга.
     Дотов  перестал барабанить пальцами по столу и потянулся  за телефоном.
Номер, который он набрал, не фигурировал ни  в одном телефонном справочнике.
"У меня проблемы", - произнес мэр, когда на другом конце линии сняли трубку,
и тут же повесил свою.

     Генерал-лейтенант  Никоноров  нервно  мерил шагами служебный кабинет  и
пытался  оценить ситуацию. С  одной  стороны,  он, как  армейский генерал, в
подчинении  которого   находилась   захваченная  террористами  база,  жаждал
действий, с другой, - понимал, что в  случае неудачи все огрехи  обязательно
спишут на него. Кроме того, попытка немедленно атаковать террористов едва ли
придется  по  душе Трущенко,  с  которым  у  него  издавна  сложились теплые
приятельские отношения  и который  еще вполне  может занять кресло мэра.  Но
промедление на руку  террористам.  Они могут  расценить  это  как  слабость.
Мнение  же  Никонорова  было  однозначным: сначала  нужно продемонстрировать
силу, а уже потом - вступать с террористами в переговоры. И вести их нужно с
позиции силы. Будь  его воля,  он эту  силу уже давно бы  продемонстрировал.
Благо, демонстрировать было  что. Армия хотя  и  лишилась прежней  бюджетной
подпитки, на голодном пайке пока не  сидела. Но  окончательное решение может
принять только  мэр. Почему же  он медлит? Ведь тем самым  действует на руку
Трущенко. Может, оно и к счастью. Только ведь и при  нем служебное положение
Никонорова  в  лучшем  случае  не  изменится,  а  в  худшем...  Политические
потрясения всегда  чреваты осложнениями. Кто знает, удастся ли ему сохранить
за собой прежнее место? А Лев Иосифович Пустырский уже намекал, что Трущенко
ждет  от него  поддержки.  Значит,  уже очень  скоро  Никоноров  может  быть
поставлен в  такие  условия,  когда  придется  сделать выбор.  Если  открыто
поддержать  Трущенко,  а  власть сумеет сохранить за  собой  Дотов,  значит,
впереди  отставка.  Принять  сторону  Дотова  -  означает  потерять  доверие
Трущенко.  Но  отставка  грозит  также  и  в  случае  неудачной  операции  с
террористами. А  судя по  тому, как операция начинается,  такой исход вполне
вероятен.  И дело здесь  не только  в  заложниках. Гораздо больше Никонорова
беспокоило химическое оружие.  Если террористы решат им воспользоваться, это
может вызвать волну политической истерии со всех сторон.

     Савелий  Прохорович  Радужинский,  как  никто другой  знал,  что  такое
конфликт интересов. Особенно политических интересов. В таких ситуациях  люди
становятся  пешками,  которыми  все,  кто имеет  доступ  к  рычагам  власти,
начинают двигать  как попало. Чтобы  уцелеть  в таких условиях,  нужно  либо
гнуться в сторону  ветра (а ветер,  как известно, часто меняет направление),
либо принять сторону  сильного и всячески  доказывать ему свою лояльность. К
сожалению,  в  данной  ситуации Радужинский  не мог  определить,  кто же  из
конфликтующих сторон  сильнее.  Дотов обладает реальной властью. Трущенко же
силен  именно  тем, что  находится  к власти  в оппозиции. Кроме того, в его
руках сосредоточены огромные  финансовые возможности, его  нельзя обвинить в
коррупции,  и  он  совершает  гораздо  меньше тактических  ошибок. С  другой
стороны,  Дотов пока  на  вершине  пирамиды, чувствует  свою силу  и еще  не
известно,  как он  себя поведет в  случае,  когда власть начнет ускользать у
него  из  рук.  Нет,  спешить с окончательными  выводами  пока  рано.  Время
покажет, как станут развиваться события.
     Радужинский поднял голову и посмотрел на часы,  установленные прямо под
вывеской банка "Платиновые  ресурсы". Зорин опаздывал на встречу  уже  более
чем на пятнадцать минут. В обычных условиях  Радужинский уже давно бы ушел и
больше бы никогда  не пошел на контакт с этим человеком. Но в том-то и дело,
что условия были необычными.
     Ясно, что атаку на  позиции Дотова Трущенко готовил уже давно и, скорее
всего,  просто ждал подходящего момента. Такой  момент наступил, когда стало
известно о захвате террористами  базы. Едва  ли  здесь речь  идет о  простом
совпадении. Возможно, даже между двумя  этими событиями существует связь. Но
без   убедительных  доказательств   проводить  подобные  параллели   опасно.
Насколько  велика  вероятность  того, что  Трущенко  связан с  террористами?
Во-первых,  он  мог  финансировать  операцию.  Во-вторых,  террористы  могли
заручиться его поддержкой. И, наконец, в-третьих, ему могло  быть  известно,
что такая операция готовится.
     Радужинский заметил, что через стеклянную дверь банка его рассматривает
дежурный милиционер, и отошел слегка в сторону. Ни к чему, чтобы он запомнил
его лицо.
     Конечно, можно обо  всем откровенно рассказать Дотову, но в сложившейся
ситуации едва ли приходится рассчитывать на взаимопонимание.
     Ждать больше не имело смысла. Радужинский в последний раз бросил взгляд
на часы и направился к стоянке такси.









        ГЛАВА 35. Суббота, 11 октября - 2 часа дня.

     К двум часам  Консультант звонил  Гению уже по меньшей мере раз восемь,
и, судя по его голосу, обстановка на базе  складывалась из  рук вон плохо. А
после  того, как Консультант как  бы вскользь упомянул о смерти  Профессора,
Гений понял, что  "из рук вон плохо" - это еще не совсем точное определение.
Гений и сам стал близок к панике. Сесть за компьютер ему так и не удалось и,
как следствие, ничего нового сообщить он  не  мог. Жена все время  крутилась
рядом и  несла  какую-то чушь  насчет  их  будущего ребенка и того,  как они
теперь будут жить. Гений отвечал однозначно, пытаясь хотя бы в уме прикинуть
вероятностное развитие  событий.  Сбой произошел  в  самой основе.  Согласно
плану, они  должны  были сразу после начала переговоров несколькими взрывами
подтолкнуть власти  к  нужному решению. Но поскольку  необходимое количество
взрывателей установлено не было, следовательно, и речи не могло  идти о том,
чтобы  взрывать мины  без  достаточных  на  то  оснований. Гений решил,  что
оттягивать разговор больше не имеет смысла, и сам позвонил Консультанту.
     -  Как  ты знаешь, для  того, чтобы программа  работала, необходимо  по
меньшей мере пять взрывателей, - начал он, но Консультант тут же раздраженно
его перебил:
     - Этот вопрос  мы обсуждали  уже несчетное количество раз и нет  смысла
снова к нему возвращаться!
     - Но  пять -  это критическая цифра, - стараясь не выказывать волнения,
продолжал  Гений. - Скорее  всего, уже после  двух-трех  взрывов власти либо
примут ваши требования, либо попытаются вас нейтрализовать.
     - Черт побери! Что значит это твое "или - или"? По всем нашим расчетам,
они должны их принять!
     - Я  уверен, они так  и сделают, - заявил Гений, хотя  с  некоторых пор
стал  испытывать по этому поводу серьезные сомнения. Слишком многое пошло не
так  уже  в самом начале операции. - Все будет зависеть  только от тебя.  От
того, как ты поведешь переговоры.
     - Все, что будет зависеть от меня, я сделаю. Но что думает на этот счет
твой компьютер?
     -  Я внес изменения в программу.  Вероятность  успеха в  этом  случае -
шестьдесят  семь процентов, -  солгал Гений.  Ни  к чему,  чтобы они  знали,
каковы в действительности их шансы.
     Консультант облегченно вздохнул.
     - Я хочу знать, что с планом отхода.
     - Никаких изменений вносить в него не имеет смысла. Все, что  следовало
обсудить, мы уже обсудили.
     - Хорошо. Надеюсь, хотя бы здесь нас не ждет никаких неожиданностей.
     - И я надеюсь. Удачи!

     Консультант отключил телефон и повернулся к Менеджеру, на лице которого
застыло напряженное выражение.
     - Что все это значит? - спросил Менеджер.
     - Только то, что еще далеко не все потеряно. Теперь все зависит от нас.
По расчетам Гения трех взрывателей нам вполне хватит.
     Напряжение на лице Менеджера стало чуть менее заметным, но полностью не
исчезло.
     - Раньше у него были другие расчеты!
     - Раньше мы планировали  произвести сразу  несколько взрывов, но теперь
от этого придется отказаться.
     - Как это отразится на всей операции?
     - Никак. Во всяком случае,  я  надеюсь, что  никак, - добавил он  после
непродолжительной паузы. - Что с нашей головной болью?
     - Парни замуровали этого ублюдка в бункере. Я лично все проверил. Выйти
оттуда он не сможет.
     - А как насчет черного хода?
     -  Если верить  плану,  никакого черного хода там  нет. Правда,  бункер
буквально  набит  химическим  оружием, но  мне слабо  верится,  что  Хоменко
рискнет им воспользоваться.
     - В таком случае, можно взять небольшую паузу, - Консультант  закурил и
предложил Менеджеру, но тот отказался.
     - Мы потеряли троих человек, и еще один  ранен. Теперь придется сделать
перестановки.   Президенту  нужен  напарник.   Предлагаю  отправить  к  нему
Директора.
     - Что ж, не имею ничего против.
     Менеджер  щелкнул  рацией  и  отдал короткое  распоряжение, затем опять
обратился к Консультанту:
     - Ты абсолютно уверен в Гении?
     Консультант ответил ему вопросительным взглядом.
     -  Мы  все сейчас зависим  от него, - пояснил свою  мысль Менеджер. - И
если с ним вдруг что-то случится или он решит изменить правила игры...
     - Да, я в  нем  вполне уверен. Насколько  вообще можно быть уверенным в
другом человеке.

     Директор молча встал, надел плащ и направился к выходу из казармы.
     -  Тебе  не кажется, что функции  Консультанта постепенно  переходят  к
Менеджеру? - спросил Продюсер.
     Директор остановился.
     -  Мне  не  известно,  какое  влияние  Менеджер способен  оказывать  на
Консультанта, но едва ли  оно  слишком  значительное.  Менеджер финансировал
операцию  и только.  Предварительную часть  операции провел  Консультант,  и
провел блестяще. Сейчас он немного выбит  из  колеи.  Но это  еще ничего  не
значит,  - Директор поплотнее застегнул плащ и толкнул  дверь. - Так что,  я
думаю, спешишь с выводами не стоит.
     - Но если Менеджер попытается прибрать власть в свои руки?
     - Вот тогда и будем решать, - Директор шагнул в дождь,  и  дверь за его
спиной захлопнулась.
     Продюсер повернулся, ища взглядом Режиссера.
     - Теперь мы остались вдвоем... Что с тобой?
     - Да так, ерунда, -  сквозь зубы произнес Режиссер. - Немного лихорадит
и только.
     Он  лежал  на кровати,  укутанный в  одеяло,  с мокрым лицом  и  синими
трясущимися губами.
     Продюсер расстегнул плащ, снял с пояса флягу и отвинтил крышку.
     - Вот, выпей!
     - Что это?
     - Спирт. Не хватало еще, чтобы ты заболел. Как твоя рана?
     - Да я уж и забыл про нее!
     Продюсер нахмурился и покачал головой.
     - Если будет хуже - примешь антибиотики!
     Режиссер кивнул и сделал несколько осторожных глотков.
     - Пока есть время - можешь поспать, - предложил Продюсер.
     -  Спасибо,  -  Режиссер  слабо  улыбнулся  и прикрыл глаза.  Продюсер,
напротив, лишь сильнее нахмурился.












        ГЛАВА 36. Понедельник, 13 октября - 9 часов вечера.

     Андрей Дмитриевич Трущенко сидел в уютной  тишине своего кабинета и пил
фруктовый чай с медом. Откровенно говоря, фруктовый чай  он терпеть  не мог,
но жена Андрея  Дмитриевича считала, что такой  чай полезен  для здоровья, а
Трущенко старался без необходимости с ней не спорить.
     После разговора со своими управляющими Трущенко пребывал  в приподнятом
настроении. Реакция мэра  оказалась именно такой, на какую он и рассчитывал:
Дотов показал  зубы.  Было  бы  гораздо  хуже, если бы  он  оставил действия
банкира без внимания.
     В кабинет заглянула жена и забрала чашку.
     -  Хочешь еще  что-нибудь? - спросила  она,  остановившись  у  него  за
спиной.
     - Нет, спасибо, - Трущенко похлопал ее по руке и улыбнулся.
     - Может быть, еще чашечку чая?
     - Нет, спасибо, - терпеливо повторил он, но на повторную улыбку его уже
не хватило.
     Едва за женой закрылась дверь, он открыл бар и налил себе стопку водки.
Затем привычным движением  отправил  водку в  рот и откинулся в кресле. Тело
охватила приятная истома.
     Теперь,  когда  окончательно стало ясно, что Дотов просто так власть не
отдаст, стоило подумать и об охране. Конечно, можно  обратиться за помощью к
начальнику отдела безопасности банка, но Трущенко предпочитал взять людей со
стороны, из  другого города. Чтобы у Дотова не  было ни единого шанса как-то
повлиять  на  них.  Дополнительную  охрану  придется  дать  также  Зорину  и
Потапчуку.  Единственный,  кто  не вызывал беспокойства, - Прокуроров. Такие
люди умеют постоять за себя в любой ситуации. Даже если против них ополчится
целая  система.  Кроме  того, они  умеют наносить ответные удары.  И  всегда
делают это внезапно и безжалостно.
     Зазвонил  телефон, но Трущенко  никак  на это не отреагировал.  Ответит
жена. Она умеет это делать гораздо лучше него. Во время прошлых выборов мэра
его пытались запугать, но жена быстро отбила охоту делать это по телефону.
     К  сожалению,  пока  нет никакой  информации по  террористам.  Было  бы
неплохо  узнать, что  они  задумали. Тогда  и  действия  мэра стали бы более
предсказуемыми.
     В кабинет снова заглянула жена.
     - Андрюша,  тебя, - вид  ее  был  немного растерянный. Нечасто  за свою
жизнь  Андрей Дмитриевич  видел  жену в  таком состоянии.  Очевидно,  она не
узнала звонившего,  но и  отказать ему  в разговоре по  какой-то  причине не
смогла.
     Трущенко протянул руку и  снял  трубку. Скорее всего, звонит  кто-то из
давних друзей или знакомых.
     - Андрей Дмитриевич?
     -  Да,  - где-то он уже  слышал  этот голос. Мягкий, интеллигентный, но
дружеским его назвать никак нельзя.
     - Извините, что звоню так поздно.
     А  ведь  сукин сын  даже  не  представился!  Видно, решил, что Трущенко
должен сразу его узнать.
     - Ничего страшного. Я - сова. А совы, как известно...
     Незнакомец холодно его перебил:
     - Нам стало известно, что вы воспользовались деньгами, которые оставили
у вас на хранение!
     На мгновение Трущенко показалось, что остановилось  сердце.  Он  не мог
сделать  ни вдоха,  ни выдоха, а когда к  нему  снова вернулась  способность
дышать, с  левой стороны груди появилась острая боль. Трущенко приподнялся и
слегка помассировал грудь, затем сунул под язык таблетку валидола.
     -  Нам  непонятен мотив, которым вы руководствовались. Никогда раньше у
нас не возникало сомнений в  вашей порядочности.  Именно поэтому прежде, чем
делать какие-то выводы, мы решили поговорить с вами.
     А Трущенко в свою очередь решил, что лучше сказать правду.
     - Я... Я  знаю, что  не  должен был этого  делать. Но...  Мне нужны эти
деньги, чтобы побороться за пост мэра.
     -  А  не  рано  ли вы  начинаете  предвыборную  кампанию?  Выборы  мэра
состоятся  только через два года.  К тому же,  на предвыборную  кампанию вам
вполне хватит собственных средств.
     Значит, о террористах им ничего не известно. Тогда откуда они  знают  о
том, что он  взял деньги? Скорее  всего,  в хранилище  установлены  какие-то
датчики  или микрофоны. Трудно поверить, что Прокуроров может  быть связан с
этими людьми. Никто  другой с деньгами пока не соприкасался, а  сам Трущенко
никому о них не говорил.
     - Сейчас я не могу воспользоваться банковскими деньгами. Об этом тут же
станет известно,  и может вызвать нежелательный резонанс.  Поверьте, позже я
обязательно верну все, что взял.
     - Какую сумму вы рассчитываете истратить?
     - Думаю, где-нибудь...
     - Пожалуйста, говорите по существу! Подслушать нас никто не может.
     - Миллион-полтора долларов, - выдохнул Трущенко.
     Пауза.
     - Не стану скрывать, мы  бы не возражали, чтобы вы заняли этот пост. Но
из  центра мы не можем объективно оценить  ситуацию.  Надеюсь,  вы  способны
сделать это лучше.
     - У меня есть все шансы, чтобы победить!
     -  Не будем  сейчас  говорить  о  ваших шансах.  Но  если  ваши  усилия
оправдают  себя - мы будем  рады. К сожалению, далеко  не  всегда все решают
деньги. Постарайтесь не забывать об этом!
     - В данном случае мне не хватает только их!
     - Что  ж, вы можете ими воспользоваться. Но должны будете отчитаться за
каждый потраченный рубль.
     - Если вы во мне сомневаетесь...
     -  Пожалуйста,  не перебивайте меня! Если бы мы в  вас  сомневались, то
решили  бы эту  проблему  иначе. Но мой звонок вызван именно тем, что причин
для недоверия у нас нет. Более того: вы можете рассчитывать на нашу помощь.
     - Спасибо. Я докажу...
     - Давайте без патетики, Андрей  Дмитриевич! Я перезвоню вам в субботу в
это же время. Будьте любезны, подготовьте короткое сообщение. До свидания!
     Трущенко  дождался, пока собеседник повесит трубку, и лишь после  этого
повесил свою. В кабинет тут же вошла жена.
     - Кто это был?
     Трущенко  понял,  что  она  слышала  весь  разговор   по  параллельному
телефону.
     - Знакомый.
     - О каких деньгах вы говорили? Ты что-то скрываешь от меня?!
     - Ради Бога, Даша! К чему этот...
     - Но эти деньги... Откуда они?
     Трущенко поерзал  в  кресле и достал  еще одну таблетку валидола, но на
жену это не произвело никакого впечатления.
     - Если бы ты меньше пил, то не было бы проблем с сердцем! Мне повторить
свой вопрос?
     Трущенко понял, что проиграл. Он устало махнул жене  в сторону кресла и
начал  свой  рассказ. Она лишь однажды  перебила его,  чтобы уточнить, какую
именно сумму он принял на хранение.
     - И ты взял их деньги? - спросила она, когда он закончил свой рассказ.
     - Да,  взял.  Они  десять лет  ничем  не  напоминали о себе, и  я  даже
предположить не мог...
     - А должен был! Должен!
     -  Да,  наверное, -  Трущенко  пожал  плечами.  -  Но,  к счастью,  все
обернулось как нельзя лучше!
     Она с сомнением покачала головой.




                     ГЛАВА 37. Суббота, 11 октября - 6 часов вечера.

     Едва  оказавшись  в  бункере,  он  упал  на  ступеньки  и покатился  по
лестнице,  которая  круто,  почти отвесно,  уходила  вниз.  Террористы могли
появиться  в  любую  секунду, а  для  того,  чтобы  его  нейтрализовать,  им
достаточно  будет бросить  внутрь  гранату  или дать  очередь  из  автомата.
Достигнув  конца   лестницы,  Хоменко  вскочил   и,   перехватив   винтовку,
приготовился стрелять. Он не знал,  сколько патронов у него осталось, но был
уверен, что  в  любом  случае  дорого продаст свою  жизнь. К  его удивлению,
террористы явно медлили. Хоменко поймал в перекрестье прицела дверную щель и
замер  в ожидании первой  цели.  Но ее не  было. Внезапно дверь качнулась, а
потом  с  лязгом  захлопнулась.  В ту  же  секунду  Хоменко накрыла  густая,
непроницаемая мгла.
     Осознание  того, что он  оказался  в ловушке, пришло  далеко  не сразу.
Какое-то  время Хоменко лежал,  готовый  в любой  момент  открыть огонь.  Но
ничего  не происходило. Постепенно он стал  различать  предметы вокруг себя.
Серые цементные  стены и такой же  цементный пол.  Пахло  пылью  и плесенью.
Хоменко почувствовал, что замерз, и встал.  Винтовка в его руках по-прежнему
смотрела в сторону двери. Он отступил на два шага  и  бросил взгляд  налево,
затем направо. Что, если они решили обойти его с тыла? Но ничего рассмотреть
было нельзя,  а  есть  ли  в  бункере  второй  вход,  он  не  знал.  Хоменко
прислушался. В помещении стояла полная, абсолютная тишина, и даже о том, что
снаружи идет  дождь, можно было только догадываться. Хоменко  поднял с  пола
камень  и бросил его в  направлении двери.  Раздался негромкий металлический
звук.  Но никакой реакции со стороны террористов не  последовало.  Если  они
решили проверить его терпение, он готов к этому.  Хоменко опустился на пол и
положил винтовку себе на колени.
     Прошло,  вероятно,  не  менее двух  часов,  прежде  чем он  понял,  что
террористы отказались от мысли немедленно выбить его отсюда. Что ж, если они
попытаются открыть дверь, он обязательно это услышит. А сидеть и ждать, пока
они соизволят это сделать, не имеет никакого смысла. Хоменко встал и занялся
осмотром  помещения. Делать это приходилось  практически на ощупь. Он  решил
проверить, нельзя ли включить свет. Справа по коридору он обнаружил тумблер,
вокруг которого  змеились  ряды кабелей, но ни один выключатель не  работал.
Хоменко  стал продвигаться вперед.  Через  минуту он  натолкнулся  на дверь,
распахнув  которую,  оказался  в помещении,  до отказа набитом  ящиками.  На
первый взгляд, это были самые обыкновенные ящики, но Хоменко без труда узнал
их. Первым его побуждением было немедленно бежать отсюда, но он подавил  это
желание. Возможно, за этими  бесконечными рядами с  химическим оружием  есть
второй  выход.  Хоменко обошел  помещение по  периметру, но двери  нигде  не
обнаружил.  Однажды  рука его натолкнулась на что-то, что он определил,  как
переговорное устройство, но оно  не работало. Это натолкнуло его  на мысль о
телефоне.  Хоменко  вернулся  в   входной  двери  и   исследовал  бункер   в
противоположном  направлении.   Он  обнаружил  несколько  небольших  комнат,
большинство из которых было забито ящиками, а также рядами снарядов, начинка
которых  имела  всю  ту же смертоносную химическую основу. Телефона нигде не
оказалось.
     Хоменко   вернулся  к  входной  двери  и,  соблюдая   необходимые  меры
предосторожности,  попытался  ее открыть.  Как он  и  ожидал,  она оказалась
заперта снаружи. Но  это еще  не  дает  ему  гарантии  безопасности. Хоменко
решил, что нужно попытаться подпереть дверь  изнутри. Его мысль остановилась
на ящиках со снарядами, но он тут же ее отбросил. О том, чтобы поднять ящик,
не могло быть и речи. Тогда он подумал об отдельных снарядах,  но прежде чем
их  переносить, тщательно вымерял шагами  расстояние  до входной двери.  Ему
пришлось  подавить страх, прежде чем он рискнул поднять первый снаряд. К его
удивлению, снаряд  оказался очень тяжелым. Хоменко  более удобно  перехватил
его и медленно двинулся вперед.  Он боялся представить, что произойдет, если
снаряд вдруг выпадет у него из  рук.  Все обошлось,  но эта  мысль неотвязно
преследовала его, пока он носил снаряды. Он сделал по меньшей  мере тридцать
ходок  и перекрыл весь  проход. Теперь,  если террористы ворвутся в  бункер,
снаряды обязательно остановят их. Хотя бы на время.
     Внезапно  дало о  себе знать чувство голода,  но  он заставил  себя  не
думать о еде.
     Хоменко  спустился в  бункер  и прошел в одну из небольших комнат,  где
было значительно теплее, чем в более  просторных помещениях. Там он забрался
в узкое  пространство между  ящиками, соорудил  нечто  подобное  на  ложе  и
практически сразу уснул.
     Он проснулся от какой-то навязчивой мысли, которая не давала ему покоя.
Он  думал  о  чем-то  перед  тем,  как  уснуть.  Но  о  чем? О  переговорном
устройстве. Но оно давно не работает, в этом нет никаких сомнений. К тому же
с кем он может  связаться?  С  террористами?  И  это  огромное  переплетение
кабелей  возле  распределительного щита...  Хоменко резко  вскочил, едва  не
опрокинув ящик.  Среди  них  вполне  может быть  телефонный кабель.  Но  как
определить это в полной темноте? Он должен успокоиться. Это его шанс. Он  не
имеет  права им  не воспользоваться. Если террористы  задержатся на базе, он
попросту умрет  от  голода. Но даже если они и  покинут  базу,  нет  никакой
гарантии, что его сразу освободят.
     Хоменко  прошел  к распределительному  щиту  и нащупал  пучок  кабелей.
Возможно,  ему показалось, но среди  них действительно  был  телефонный.  Он
бросился  в центральный  склад  и стал  искать  переговорное  устройство. От
напряжения  его трясло.  Он стал водить руками по стенам,  но  переговорного
устройства нигде не было. Хоменко почти отчаялся, когда наконец наткнулся на
него.  Следующим движением  он  сорвал  переговорное устройство  со  стены и
бросился к тумблеру. Теперь очередь  заняться кабелем.  Хоменко опустился на
пол и положил переговорное устройство справа от себя, затем протянул руки  и
стал  перебирать  кабели.  Он  проделал это  трижды,  прежде  чем  пришел  к
окончательному выводу, что держит в руках именно телефонный. И хотя сомнения
все еще оставались,  Хоменко решительно стал разъединять его. Ничего острого
у него  под рукой  не оказалось, поэтому пришлось  действовать зубами. Через
несколько минут ему  удалось оголить проводку. Настала очередь переговорного
устройства.  Хоменко  зачистил  два  проводка  и  соединил  их  с телефонным
кабелем. И  испытал нечто подобное  на шок. У него получилось! Из  микрофона
доносился  едва различимый  шум  работающей линии.  Но  тут перед ним встала
проблема, от которой он едва не впал в отчаяние. Он не мог набрать номер!
     Хоменко опустил переговорное устройство на пол и стал нервно ходить  по
коридору.  Должен быть какой-то  выход!  Он снова склонился на  переговорным
устройством  и  разъединил  провода.  Затем  стал быстро  то  соединять,  то
разъединять  их. Десять соединений - пауза, еще  два - и  сомкнуть контакты.
Если он ничего не напутал - это номер милиции: 02.
     Какое-то время на линии сохранялся лишь глухой монотонный шум, но вдруг
прорвался резкий мужской голос:
     - Диспетчер слушает. Говорите!
     Хоменко склонился над микрофоном, но от волнения  не смог произнести ни
слова.
     - Говорите! - нетерпеливо повторил диспетчер.
     Хоменко  стал сбивчиво объяснять,  что  на базу напали  террористы,  но
диспетчер практически тут же его прервал:
     - Вы бы не могли говорить в трубку? Я вас совсем не слышу!
     Хоменко приблизил микрофон ко рту и стал кричать:
     - С  вами  разговаривает  прапорщик  Хоменко. Сегодня ночью  террористы
захватили военную базу "Пропан"...
     - Что захватили? - перебил его диспетчер.
     - Военную базу "Пропан"! Она находится в тридцати километрах от города.
     Пауза. Диспетчер явно обдумывал его слова.
     - Не могли бы вы оставить свой номер? Вам перезвонят.
     - У меня нет телефона!
     - Тогда откуда вы звоните?
     Хоменко  вдруг  почувствовал  злость.  К  чему  эти идиотские  вопросы?
Неужели он неясно все объяснил? Или они считают, что это розыгрыш?
     - Хорошо. Записывайте: 555-555!
     - Повторите, пожалуйста, две последние цифры.
     -  Черт  побери!  Военная база  "Пропан"! Неужели это  для  вас  плохой
ориентир?
     - Прекратите кричать! Иначе я повешу трубку!
     Хоменко заставил себя успокоиться.
     - Их  по меньшей мере  семь-восемь человек, и  они прекрасно вооружены.
Кроме того, не исключено, что держат в заложниках нескольких солдат.
     - Откуда вам все это известно?
     - Господи!  Я думал,  вы  и сами  уже  догадались: я звоню вам  с базы!
Террористы заперли меня в двенадцатом блоке. Еще его называют бункером.
     - Значит, вы звоните из бункера?
     - Какая разница,  откуда  я  звоню?!  Главное,  чтобы  вы  поняли суть:
террористы...
     - Да, да, я уже слышал про террористов.
     От растерянности Хоменко замолчал. Замолчал и диспетчер.
     - Я рассчитываю на вашу помощь, - наконец, произнес прапорщик.
     - Да-да,  конечно.  Но ваша информация нуждается в проверке. Я пришлю к
вам дежурную машину. Где, вы говорите, находится база?
     - Черт побери! Неужели вы еще не поняли...
     - Все  я прекрасно  понял:  террористы, военная  база, а  ваша  фамилия
Хопенко.
     - Меня зовут Хоменко, и я не понимаю...
     -  Вот если  не понимаете, то лучше помолчите! Вам перезвонят в течение
часа, - и диспетчер повесил трубку.






        ГЛАВА 38. Понедельник, 13 октября - 9 часов вечера.

     Белая "волга"  въехала  в арку старого пятиэтажного дома и остановилась
возле подъезда. Водитель поставил машину на  сигнализацию и вошел в дом. Тут
же  рядом с машиной  появилось трое  парней.  Одеты они  были  в  однотипные
спортивные костюмы и держали в руках железные прутья. Обступив машину с трех
сторон,  они обрушили  на  нее град ударов.  Сработала  сигнализация,  но на
парней  это  не произвело никакого  впечатления.  Они  молча  выбили стекла,
разбили  фары и помяли кузов машины, после чего побросали прутья  на землю и
скрылись в арке.
     Водитель  "волги" достиг третьего этажа, когда сработала  сигнализация.
Он  бросился по  ступенькам вниз,  но  проход ему  перекрыли двое  парней  в
кожаных куртках.
     - Куда-то спешишь, дядя? - спросил один из них.
     - Там... Я поставил машину на сигнализацию...
     Парни переглянулись.
     - Я же говорил, это его машина, - вступил в  разговор второй. - Точнее,
была его машина. Ты зря спешишь, дядя! Теперь от нее мало что осталось.
     Мужчина стал отступать, а двое парней - подниматься ему навстречу.
     -  Но самое  печальное (печальное  для тебя,  дядя!), что  через десять
минут ты мало чем будешь отличаться от своей машины.
     - Но я же ничего вам не сделал!
     Парни снова переглянулись.
     -  Ты уж  не обессудь, дядя, - работа такая.  Учим жизни  дураков вроде
тебя. Тебе что сказали? Не высовывайся. А ты что сделал?
     - Но я даже не понимаю, о чем вы говорите!
     - Если не понимаешь - тем более дурак!
     Мужчина  развернулся  и  бросился  вверх  по  ступенькам. Дверь  в  его
квартиру оказалась распахнута  настежь. Он вбежал внутрь и замер. В квартире
царил полный  разгром.  Мебель была  опрокинута  и разбита, а  стены  и  пол
забрызганы краской.
     Позади  водителя остановился один из преследователей и положил  ему  на
плечо руку.
     - Ну, что, дядя, теперь ты все понял?
     Мужчина обернулся и недоуменно посмотрел на него.
     - Дураков учат, - пояснил парень и без замаха ударил водителя кулаком в
голову.

     Спустя  полчаса  недалеко  от   мэрии  встретились  двое  и  обменялись
информацией о случившемся. У обоих на лицах были удовлетворенные улыбки.

     На лице Романа Васильевича Прокуророва также играла улыбка. Он наблюдал
за развитием  событий со  стороны, но вмешиваться не  спешил. Именно этому и
учит журналистская профессия: не  вмешиваться,  что бы ни  происходило. Даже
если  разбивают твою машину, ломают твою мебель и устраивают  охоту на  тебя
самого.  В некоторой степени  все  именно  так  и  происходило. Но  лишь  "в
некоторой степени". Прокуроров  знал,  что на него планируется нападение,  и
был готов к этому.  Во-первых,  он  достаточно  ясно дал понять Дотову,  что
материал  о  террористах  пойдет  в  печать уже  завтра,  а это должно  было
подтолкнуть мэра к решительным действиям. Во-вторых, информация  о возможном
нападении поступила также и от личного осведомителя Прокуророва.
     Он уже видел первую полосу газет: "Журналист чудом избежал  бандитского
нападения. Есть ли связь между  этим  событием и  нападением террористов  на
военную  базу?".  И  ниже  более  мелким  шрифтом  рассказ  о   террористах,
получивших доступ к  химическому оружию, и о нежелании  властей донести  эту
информацию до людей. А также рассказ о  мужестве журналиста, не побоявшегося
бросить вызов  властьпридержащим.  Тем  самым  он  убьет  одновременно  двух
зайцев:  повысит свой  собственный  рейтинг,  что  в  будущем  позволит  ему
рассчитывать  на   аналогичную  работу,  и   выполнит  поручение   Трущенко.
Разумеется,  это  только  начало.  В  ближайшее  время  он подготовит  серию
материалов о террористах. Придется действовать быстро. Через день-другой это
информация может не стоить и выеденного яйца.
     То, что  фактически  это была  провокация,  Прокуророва  совершенно  не
волновало. Он не спрашивал  себя,  имеет  ли право ставить  под удар другого
человека.  Главное, это  позволяло ему достичь поставленной цели и на  время
дезориентировать противника.
     Причин, почему Прокуроров остановил свой выбор  именно  на  Лоскуткове,
было две. Во-первых, Лоскутков - дальний  родственник мэра, и  это  послужит
Дотову  хорошим  напоминанием,  что  игры  с  огнем  опасны  не  только  для
окружающих,  но  и  для того,  кто  держит в  руках  спички.  А,  во-вторых,
Лоскутков внешне немного напоминал Прокуророва.  Разумеется,  сходство  было
довольно незначительным: рост, комплекция,  цвет волос  -  но  большего и не
требовалось. Едва  ли бандитам  дадут его фотографию.  Скорее всего,  просто
укажут номер машины или дома.
     Лоскутков работал автослесарем, и  Прокуроров  попросил его  посмотреть
машину, а затем пригнать ее по своему домашнему адресу. А чтобы у Лоскуткова
не возникло никаких сомнений, Прокуроров  показал ему документы  на машину и
паспорт. Вполне естественно,  Лоскутков согласился.  Чем это  обернулось для
него,  Прокуроров  хорошо  видел.  Нет, он  не  испытывал  жалости  к  этому
человеку. За свою жизнь в журналистике он видел гораздо более страшные сцены
и научился относиться к ним если и не  равнодушно, то, во всяком случае, без
душевного  трепета.  Что  же  касается  машины  и  обстановки  квартиры,  то
Прокуроров был уверен, что Трущенко с радостью возместит все убытки.
     Теперь  какое-то время придется  от всех скрываться. В  том числе  и от
друзей.  Опыт подсказывал Прокуророву,  что когда речь  идет о деньгах или о
власти, нельзя доверять никому. На этот случай он купил квартиру,  о которой
не  знали  даже самые  близкие  ему  люди. Найти  его  там будет практически
невозможно.   Кроме   того,  он  постарается  изменить  внешность.  Ему  уже
приходилось  это делать.  В  зависимости от  обстоятельств он  вполне  может
сыграть роль старика или бизнесмена. Все, что для этого  необходимо, у  него
есть. Конечно, он не  настолько хороший актер, чтобы его не могли узнать. Но
он и не ставит  перед собой такой  цели. Главное, чтобы  его не могли узнать
случайно.
     К  подъезду с включенной сиреной подъехала  милицейская машина, а сразу
вслед за ней  - карета "скорой помощи". Оставаться здесь дальше было опасно.
Скоро  здесь  будет  полно  народу  и,  если кто-нибудь его  заметит,  могут
возникнуть вопросы.
     Прокуроров развернулся и поспешил к арке.

     Дотов вздрогнул, когда зазвонил телефон, и невольно  посмотрел на часы.
Затем осторожно снял трубку.
     - Ваша  проблема  решена,  - не дожидаясь,  пока ему ответят,  произнес
ровный мужской голос.
     Дотов  не стал  ни благодарить собеседника, ни тем более спрашивать,  о
какой   проблеме  идет  речь,  а  просто   повесил  трубку.   После  чего  с
нехарактерной для него нервозностью сложил бумаги и стал собираться домой.














        ГЛАВА 39. Суббота, 11 октября - 8 часов вечера.

     Встречать появившуюся милицейскую машину вышел Менеджер.
     - Капитан Потапов, - козырнул он и наклонился к окошку водителя. -  Чем
могу служить?
     В   салоне  машины  сидели   двое:   пожилой   полный   водитель,  явно
предпенсионного возраста, и молодой смуглолицый лейтенант. Менеджер заметил,
что водитель сунул руку в карман, и поправил под плащом автомат.
     - Лейтенант Игнатенко. Мы получили сигнал...
     - Какой еще сигнал?! - грубо  оборвал его Менеджер. - Давай, лейтенант,
короче! У нас тут проблемы, и времени на болтовню у меня нет.
     - Кто-то сообщил, что базу захватили террористы...
     - Кто  захватил?!  Ты  можешь говорить громче?!  - Менеджер  наклонился
ближе к водителю и положил палец на спусковой крючок.  Все,  все шло не так,
как предсказывал Консультант!
     - Террористы, - лейтенант откашлялся и отвел взгляд.
     - Как это понимать? По-вашему, и я террорист? Ты хотя бы представляешь,
что это за база? Без спецдопуска я не пропущу туда даже министра обороны, не
говоря уже о вас! Химического оружия, которое здесь хранится, вполне хватит,
чтобы развязать третью мировую войну. И не просто  развязать, а выйти из нее
победителем!
     - Но мы получили сигнал...
     - Вы всегда так реагируете на  идиотские сигналы?  У  нас здесь хватает
своих проблем. Сегодня ночью кто-то  поджег склад. Пока не известно, была ли
утечка  ядовитых газов.  Но,  по  большому счету,  сейчас это  уже не играет
никакой роли. Если утечка произошла - можно сказать, мы все уже трупы!
     Оба милиционера заметно побледнели.
     -  Мы  только  хотели убедиться, что  у вас  все нормально,  -  заметил
водитель.
     Менеджер пронзил его убийственным взглядом.
     - Да уж, парни, у нас здесь все нормально!
     - Ну, вы же понимаете, что я хотел сказать.
     - Нет, не понимаю! И не хочу понимать! - Менеджер снова козырнул. - Рад
был познакомиться!
     - Ладно, не  будем  отнимать у  вас  время,  - лейтенант приподнялся  и
сделал знак водителю, который тут же достал руку из кармана.
     Менеджер весь напрягся, но рука водителя  оказалась пуста. Он  повернул
ключ в замке зажигания и кивнул в сторону базы.
     - Я слышал, у вас есть там какой-то бункер, оставшийся со времен войны.
     Менеджер замер. Насколько случайным был вопрос?
     - У нас  здесь  есть  все.  Все для  того,  чтобы свернуть орбиту  этой
планеты к чертовой матери!
     - Этот парень утверждал, что звонил оттуда!
     Менеджер  все  еще   не  знал,   какое   решение  принять.   Лейтенант,
сощурившись, смотрел на него.
     - Не знаю, кто и с какой целью вам позвонил, но на шутку это не похоже.
Бункер  до отказа  набит  химическим оружием.  Впрочем, если  хотите, я могу
устроить вам по нему экскурсию. Но безопасность не гарантирую. Туда лет пять
уже никто не спускался, и никто не знает, в каком состоянии сейчас находится
оружие.
     Лейтенант нервно улыбнулся.
     - А крыс там нет?
     - Парень, там может быть все, что угодно! Если хотя бы один из снарядов
разбился, там могут быть даже крысы-мутанты.
     Улыбка на лице лейтенанта превратилась в гримасу.
     - Что скажешь, босс? - обратился он к своему спутнику.
     Тот пожал плечами.
     - Откровенно говоря, крысы меня не пугают. Ну что, пойдем?
     Вопрос был адресован Менеджеру.
     Менеджер заколебался, затем покачал головой.
     - Нет. Приказ командира части никого из посторонних на базу не пускать!
     - Что ж ты так: сначала приглашаешь, а потом отказываешь?
     Менеджер едва  не  нажал  на  спусковой крючок.  Водитель  явно  что-то
заподозрил. Но Консультант просил  не  поднимать шума, если  будет  хотя  бы
малейшая возможность этого избежать.
     - Да кто  ж  знал, что вы такие  отчаянные парни?! - Менеджер подмигнул
лейтенанту, и они рассмеялись.
     Водитель покачал головой, но настаивать не стал.

     Менеджер  проводил  взглядом  отъезжавшую  машину и  вернулся  на  КПП.
Консультант нервно мерил шагами комнату.
     - Ну, что там?
     - Кажется,  обошлось. Но с  этой тварью в бункере надо  что-то  делать.
Судя по всему, именно ему мы обязаны этим визитом.
     - Неужели он нашел там телефон?
     - Похоже на то. А значит, этот визит едва ли будет последним.
     Консультант пнул стоявший посреди комнаты стул, и тот отлетел к стене.
     - Господи! Ну почему все начинает рушиться из-за какой-то мелочи?!
     - Чаще всего именно так и происходит, - Менеджер подошел  к окну и стал
смотреть  на дождь.  -  Можно, конечно,  попытаться выбить его оттуда, но  в
бункере химическое оружие, и никто не знает, как оно обернет...
     Менеджер   замолчал   на   полуслове,   а   затем  резко  повернулся  к
Консультанту:
     - Мне кажется, я знаю, как его достать!

     Едва база скрылась из вида, водитель остановил машину и выключил фары.
     Лейтенант нервно заерзал на месте.
     -  Мне  кажется, ты  выбрал не самое удачное место для  остановки. Если
все, о чем говорил капитан, правда, нам лучше поскорее убраться отсюда.
     - А ты уверен, что он говорил правду?
     Лейтенант непонимающе уставился на него.
     - Что ты этим хочешь сказать?
     - Тебе ничего не показалось странным?
     -  Я не уверен. Но  капитан... У него  было какое-то странное выражение
лица, когда ты упомянул о бункере.
     Водитель кивнул и включил рацию.
     -  Мне тоже  так  показалось. А когда  кажется  двоим... Ивановский?  -
произнес он  в рацию. - Проверь, служит ли на базе "Пропан" капитан Потапов.
Хорошо, я пожду.
     Лейтенант побледнел.
     - Черт побери! Не думаешь же ты, что мы разговаривали с террористом?
     Водитель улыбнулся.
     - Что, немного не по себе?

















        ГЛАВА 40. Суббота, 11 октября - 9 часов вечера.

     Они спорили уже почти полчаса и могли продолжать бесконечно долго.
     -  Нет,  я не пойду  на  это!  - Консультант упрямо  покачал головой. -
Слишком велик риск.  Если Хоменко окажется в безвыходной  ситуации, то может
взорвать склад.
     - Мы пустим  воду, и, пока она будет натекать, он будет биться за  свою
жизнь, - возразил Менеджер. - А потом у него просто не останется шансов.
     - У него могут сдать нервы и тогда...
     - До сих пор он не раз доказывал, что с нервами у него все в порядке!
     Консультант встал и прошелся по комнате.
     - А если попробовать отсечь телефонную линию?
     - Каким образом? Кабель пролегает глубоко под землей.  Говорю  тебе: мы
должны просто пустить...
     - Нет!  - оборвал  его  Консультант.  -  Это мое последнее  слово. Этот
парень замурован и сейчас не представляет для  нас никакой опасности. Пока у
него есть шанс оттуда выбраться, химическое оружие он трогать не будет. А  к
нападению извне мы должны быть готовы.
     - Но  благодаря  ему войска могут появиться здесь на пару дней  раньше,
чем мы рассчитывали!
     - Что ж, на ситуацию это существенно не повлияет.
     -  Черт  побери! Твой план трещит  по всем  швам,  но даже сейчас ты не
хочешь прислушаться к моему совету!
     - Командовать операцией должен кто-то один. И раньше ты, как будто, был
с этим согласен!
     - Раньше, но не сейчас!
     - Что же изменилось с тех пор?
     - Черт побери! И ты еще спрашиваешь, что изменилось?! Мы потеряли троих
людей, еще один ранен.  Вместо запланированных шестнадцати Техник  установил
только три взрывателя. И после этого ты еще спрашиваешь, что изменилось?!
     Консультант нахмурился.
     - К  потерям  мы должны быть готовы. Со взрывателями вопрос  уже решен.
Никаких других сложностей в данный момент я не вижу.
     - Но они будут! Вот увидишь: обязательно будут!

     Гений сидел за столом и лениво ковырял вилкой в тарелке. По правую руку
от него сидела жена, а по левую - ее сестра  и мать. Отец семейства в гордом
одиночестве  восседал  напротив.  Впрочем,  одиночество  это  было,  скорее,
вынужденным.  Форма стола не  позволяла  разместиться там кому-то еще.  Ужин
продолжался уже в течение нескольких часов, и было не заметно,  что он скоро
закончится.
     Гений почувствовал, как рука Татьяниной сестры легла ему на колено.
     - В последнее время ты  стал забывать нас, -  пытаясь  заглянуть ему  в
глаза, проворковала она.
     - В последнее время у меня было слишком много работы! - отрезал он.
     - Но  ведь сейчас ты в отпуске,  не так ли?  Надеюсь,  теперь ты будешь
чаще бывать у нас?
     - Надя, оставь моего мужа в покое! - неожиданно резко сказала Татьяна.
     Гений бросил на нее мимолетный взгляд. Неужели она знает о их связи?
     -  Девочки,  не  ссорьтесь,  - сказала  мать,  и  это была  едва ли  не
единственная реплика, которую она произнесла за весь вечер.
     - Как дела у тебя на работе? - не поднимая головы, спросил тесть.
     - Неплохо, Александр Александрович, - вяло отозвался Гений.
     - Если будут какие-нибудь проблемы,  скажешь  мне. Мы вместе что-нибудь
придумаем.
     - Спасибо.
     - Над чем ты сейчас работаешь? - рука Надежды по-прежнему оставалась на
его колене, и убрать ее он не решался.
     - Едва ли это тебе о чем-нибудь скажет, - буркнул он.
     - И все же!
     -  Надя! - Татьяна пронзила сестру  злобным взглядом. - Оставь Макса  в
покое!
     - В самом деле? - вызывающе парировала та.
     Отец семейства приподнял  голову, но только для того, чтобы в очередной
раз наполнить свою тарелку.
     -  Давно  собираюсь у тебя спросить: нравится ли  тебе  твоя  работа? -
вопрос был адресован запеченному в тесте угрю.
     - В принципе, я ей доволен, - ответил Максим.
     - Ну, а зарплата тебя устраивает?
     - Мне еще не доводилось встречать человека,  которого бы устраивала его
зарплата!
     -  Нужно  будет поговорить с Трущенко, чтобы он подыскал для тебя место
получше!
     - Вы знаете Андрея Дмитриевича?
     - Естественно,  я его знаю. А что тебя удивляет?  - на этот раз  вопрос
был адресован жареному фазану.
     Гений пожал плечами.
     - Просто вы никогда не говорили, что знаете президента банка, в котором
я работаю.
     - Я много чего не говорил, - тесть придвинул к  себе блюдо  с фазаном и
стал работать ножом. - Пока не говорил. Всему  свое время. Так вот, я думаю,
твое  время пришло! Пора тебе выбиваться в люди. Коммерческий  банк  -  это,
конечно, неплохо, но не настолько, чтобы не видеть других перспектив!
     - Простите, Александр Александрович, но не совсем вас понимаю.
     Рука Надежды стала поглаживать его колено, и Гений нервно дернул ногой.
     Александр Александрович Груша бросил на старшую дочь мимолетный взгляд.
     - Надя, передай мне, пожалуйста, соль!
     Соль стояла от нее по правую руку, и чтобы достать ее, Надежде пришлось
отпустить  колено Максима. Гений  посмотрел  на  тестя, пытаясь  определить,
насколько случайной была  его просьба, но Александр Александрович, казалось,
был целиком поглощен фазаном.
     - Ты ешь, ешь, а то такое впечатление, будто моя дочь тебя не кормит! -
наконец, произнес он.
     - Ну, что вы, Александр Александрович!
     - Попробуй фазана. Его подарил мне  на юбилей мэр. Ума  не приложу, где
он его достал!
     - Да я уже наелся, спасибо.
     - Ну,  как знаешь, -  тесть откупорил  бутылку французского  коньяка  и
наполнил  четыре  рюмки.  До  этого  момента они  выпили  только  по  бокалу
шампанского.  - Тебе  не предлагаю,  -  он выразительно посмотрел на младшую
дочь, и жена Максима залилась краской.
     -  Боже!  - ахнула  Надежда.  -  Неужели  я  скоро стану  тетей?  И эту
потрясающую новость я, как всегда, узнаю последней?!
     - Заткнись! - процедила Татьяна.
     - Так вот,  что касается перспектив, -  тесть приподнял рюмку,  а затем
опрокинул ее в рот. -  У меня  в отношении тебя есть кое-какие планы, но для
того, чтобы они  осуществились,  необходимо, чтобы  ты занял  в своем  банке
должность повыше обычного клерка.
     Гений подумал о трех миллионах, которые обещал ему Консультант, и хмуро
произнес:
     - Не знаю, что и сказать, Александр Александрович.
     Тесть небрежно отмахнулся и в очередной раз наполнил рюмки.
     - Вот и  не говори! Мне твоя благодарность ни к чему! Главное, чтобы вы
с Татьяной не ссорились. Я хочу, чтобы ты это хорошенько запомнил!
     - Да, Александр Александрович.
     - Папа! - осуждающе произнесла Татьяна и прижалась к мужу. - С  чего ты
взял, что мы с Максом ссоримся?
     - А то  в вашем  возрасте  дури в  голове  слишком  много! - не обращая
внимания на реплику дочери, продолжал Груша. -  Впрочем, я  не имею  в виду,
Макс, тебя конкретно.
     Гений поймал себя на мысли,  что снова едва не произнес: "Да, Александр
Александрович", и заставил себя сосредоточиться на разговоре.
     -   Сейчас   компьютерные  технологии  получили  широкий   импульс,   а
специалистов  катастрофически   не   хватает.  Я   имею   в  виду   классных
специалистов. Ты ведь у нас классный специалист, не так ли?
     - Даже не знаю.
     -  Зато я знаю! Наводил кое-какие  справки.  Кое-кто даже называет тебя
компьютерным гением!
     При  этих  словах  Максим  вздрогнул, но  никто, к  счастью,  этого  не
заметил.
     - Вот  я и  хочу предложить тебе  работу. Для  начала  будешь  получать
долларов  шестьсот в месяц, а там  уже  все будет зависеть  только от  тебя.
Будешь справляться, я лично проконтролирую, чтобы тебе повысили зарплату. Не
будешь...  - он пожал  плечами.  - Пока ты  член нашей  семьи - с голода  не
умрешь.
     Не  дожидаясь  ответа,  Груша смял жирными  пальцами пучок  салфеток  и
встал. -  Пойду немного  вздремну. - А ты, Макс,  подумай над моими словами!
Время еще есть.
     - Хорошо, Александр Александрович.
     - Если  ты уже поел, я могла бы показать тебе свою коллекцию бабочек, -
предложила Надежда.
     - Извини, сестренка, но у нас с Максом на вечер несколько иные планы, -
ответила Татьяна с очевидной двусмысленностью в голосе.



        ГЛАВА 41. Вторник, 14 октября - 2 часа ночи.

     Впервые   за  последние  десять  лет  Савелий  Прохорович   Радужинский
проснулся  посреди ночи и, несмотря  на все  усилия, так и не  смог заснуть.
Рядом спокойно спала жена, а  где-то в глубине дома тикали часы. Радужинский
встал, набросил на плечи халат и вышел из  спальни. Жена заворочалась, но не
проснулась. Он прошел в кухню, достал  из тайника сигареты (для  жены он уже
восемь лет как  бросил эту пагубную привычку), распахнул форточку и закурил.
За  окном  моросил надоедливый  осенний  дождь.  Савелий  Прохорович  сделал
несколько торопливых  затяжек  и выбросил окурок в  окно.  Если  утром  жена
почувствует  запах  дыма,  скандала не  избежать.  В  свое  время он  сделал
глупость и клятвенно пообещал ей, что бросит курить. Причину,  почему он это
сделал, Радужинский уже даже не помнил.  Кажется, по ночам его стал донимать
кашель, а жена жаловалась на неприятный запах в квартире.  Но, скорее всего,
дело все-таки было в детях. Внезапно закурила их старшая дочь, а сразу вслед
за ней - сын. По крайней мере польза от того, что он бросил курить,  была. С
тех  пор к сигаретам дети больше не  прикасались. А, возможно,  просто стали
лучше их прятать.
     Радужинский  подошел  к плите и поставил чайник на огонь. Даст Бог, еще
все  обойдется. Можно принять  предложение  Трущенко, а на  деле  отстаивать
интересы Дотова. Вопрос в том, нужно ли в таком случае ставить в известность
мэра? Нет, пожалуй, делать этого не стоит, иначе мэр  вполне может отправить
его в отставку. Правда, перспектива оказаться в отставке Радужинского ничуть
не страшила. Страшило другое: то, что его приемник может начать раскручивать
его дело и со временем выяснит то, что выяснил  Трущенко. А чем это чревато,
Радужинский  хорошо представлял. Разумеется, можно уехать за границу. Но еще
не  известно, как отнесется к этому жена. Опять же, другая  жизнь, хлопоты с
переездом.  Да и за границей его вполне могут найти. Лучше уж остаться здесь
и попытаться удержать ситуацию под контролем. Радужинский вздохнул и закурил
новую сигарету.

     В два  часа  ночи Юрий Борисович  Свистых вдруг обнаружил, что страдает
бессонницей. Не помогли ни  снотворное,  ни бараны. Снотворного он проглотил
едва  ли  не  полпачки  и в  конце  концов  испугался,  что может вообще  не
проснуться,  а  подсчет  баранов  закончил  на седьмой тысяче,  но результат
оказался аналогичным. Это открытие неприятно поразило его. Значит, утром  он
наверняка будет ужасно выглядеть (а  он  всегда  выглядит ужасно,  когда как
следует  не  выспится), и  у  жены  могут  возникнуть к  нему  вопросы. Юрий
Борисович  покосился  на  безмятежно спавшую супругу. Как  обычно, она спала
обнаженной, а одеяло сбилось у нее в ногах. Высокая длинноногая блондинка  с
потрясающей  внешностью и  фигурой. Свистых всегда  мечтал  о такой жене, но
сейчас отнюдь не был уверен, что  получил именно то, что  хотел. Жена твердо
держала все  семейные нити  в  своих  руках. О  каждом шаге ему  приходилось
отчитываться,  любые  финансовые  траты  обосновывать.  Своеобразной  формой
протеста   стали  его   многочисленные  любовные   связи.  Впрочем,  особого
впечатления  на жену это не производило. Более  того, она старательно делала
вид, что  ничего не знает.  Настолько старательно, что у Свистых не было  ни
малейших сомнений, что ей все  известно.  Тем не менее, он не питал  иллюзий
относительно  того,  какова  будет ее реакция в  случае, если фотографии, те
фотографии, попадут к ней в руки.
     По телефону, который оставил  ему  шантажист, он  так  и  не  позвонил.
Разумеется, ничего страшного в  этом  нет. Скорее всего, ему позвонят  еще и
сообщат о  последнем предупреждении,  затем о самом  последнем. К сожалению,
долго играть  в эти игры не  удастся. Рано или поздно  терпение  шантажистов
лопнет, и фотографии окажутся у жены. Вопрос в том, сколько у него времени?
     Свистых встал с кровати и направился в ванную.  Говорят, от  бессонницы
помогает  сексуальная разрядка. Он тщательно  прикрыл за собой  дверь (упаси
Боже, если  жена  застанет  его за этим в  ванной!) и  разделся. Но  никаких
сексуальных позывов не  испытал.  С гримасой отчаяния на лице он забрался на
табуретку и достал из-за шкафа пачку порнографических журналов. Он пролистал
примерно половину, когда вдруг поймал себя на мысли,  что ожидаемого эффекта
снова не  произошло. В душу  Свистых  закрался страх. Господи!  Что, если он
теперь на всю жизнь останется импотентом?

     Герман Олегович  Дотов  принял перед сном  горячую  ванну, выпил  рюмку
коньяку  и  лег  в постель  с  твердой  уверенностью,  что, несмотря  на все
перипетии  минувшего дня, ему удастся хорошо выспаться.  Но  его надеждам не
суждено  было  сбыться.  В  два часа ночи его поднял  с постели  настойчивый
телефонный  звонок.  С  тревогой в  душе  Дотов  снял  трубку. Звонил  Семен
Георгиевич Никоноров.
     -  Они  выдвинули   требования!  -  без  предисловий  начал   начальник
гарнизона.
     - Кто они? - спросил Дотов, пытаясь стряхнуть с себя остатки сна.
     -  Террористы.  Час  назад  я  разговаривал  с ними. Они  настаивают на
встрече с вами!
     -  Давайте,  Семен  Георгиевич, по  порядку, - Дотов встал с  постели и
вышел  из спальни.  Незачем,  чтобы жена  слышала их  разговор.  -  Начнем с
требований.
     - Основное их  требование - тридцать миллионов долларов. Об условиях их
передачи они  сообщат  позднее.  На  то, чтобы собрать  деньги, они дают нам
неполных два дня. Если к десяти часам пятнадцатого  октября деньги  не будут
собраны,  они  угрожают  начать  взрывать  мины,   которые,  по  их  словам,
разбросаны по всей базе. Мины с дистанционным управлением. Не исключено, что
одна  или даже несколько таких мин находятся на складе с химическим оружием.
О последствиях в таком  случае говорить не приходится. Мины будут взрываться
через  каждые полчаса после истечения срока. Ни о  каких переносах сроков не
может быть и речи. Это вкратце.
     - Что с заложниками?
     -  О них  не было  сказано  ни  слова.  Сам  я  старался этой  темы  не
затрагивать.  Незачем  давать террористам лишний козырь. Но  мне показалось,
что  акцент они  делают все  же  на мины. Если  взорвать склад с  химическим
оружием - в заложниках может оказаться не пять-шесть человек, а весь город.
     Несколько секунд Дотов обдумывал услышанное.
     -  Насколько, по-вашему, серьезны их  угрозы? -  наконец, хмуро спросил
он.
     - Они  загнаны в  угол, терять  им нечего.  Возможно,  в чем-то  они  и
блефуют, но в целом представляют серьезную опасность.
     - А если попытаться их уничтожить? Это-то вполне в ваших силах.
     - Остается вопрос с заложниками.
     -  Ну  да,  конечно,  -  раздраженно  заметил  Дотов.  -  Все  думают о
заложниках, кроме меня!
     - Я  этого не говорил, -  спокойно возразил Никоноров. - Кроме того, по
словам  террористов,  с  человеком,  у  которого  в  руках  находится  пульт
управления и которого нет на базе, они связываются каждые  пятнадцать минут.
Если  в течении  получаса  они  не выйдут  на  связь,  он  взорвет все  мины
одновременно.
     - Неужели за полчаса вы не сумеете найти и обезвредить несколько мин?
     -  Если  мины  устанавливал   профессионал,  сделать  это  будет  очень
непросто.
     - Но шанс все-таки есть?
     -  Шанс  всегда  есть,  Герман  Олегович.   Но  риск  в  данном  случае
значительно выше! Кроме того,  в нашем распоряжении этого  времени не будет.
Несколько минут уйдет на нейтрализацию террористов.
     Дотов задумался.
     - Можно попытаться вынудить их указать местонахождение мин!
     -   Террористы   утверждают,   что  на  этот  случай  у   них   кое-что
предусмотрено.
     - Что именно?
     - Они  не стали об этом  говорить. Но  если  следовать здравой  логике,
такое вполне возможно.
     - В таком случае, нужно найти человека, с которым они связываются!
     - Мы пытаемся это сделать. Но пока безуспешно.
     - А существует ли он вообще?
     -  Я не могу  ответить  на этот вопрос. Но в данной  ситуации  исходить
следует из худшего.
     - Каким образом они поддерживают связь?
     - Пока не известно. Но телефонные линии и радиоэфир мы прослушиваем.
     - Ладно! Что дальше?
     - Что  касается их требования встретиться  с вами,  то я  ясно  дал  им
понять, что решение можете принять только вы сами.
     -  Хорошо. Я  встречусь  с  ними  утром. Вы  сможете гарантировать  мне
безопасность?
     - Разумеется, Герман Олегович.
     - В таком случае, в девять я жду вас с докладом у себя. Подумайте,  что
можно сделать. И сообщите Львову и Пустырскому.
     - Они в курсе.
     - В таком случае, спокойной ночи!
     - Спокойной ночи, Герман Олегович!
     Дотов повесил  трубку и, опустившись  на  стул, обхватил голову руками.
Тридцать миллионов! В принципе,  можно обратиться за помощью к банкирам. Тем
более, велика вероятность, что эти деньги он им вернет. Наивно полагать, что
террористам дадут просто  так уйти. Но  даже  если это  им и удастся, деньги
обязательно  укажут на их  след. С другой  стороны,  это может быть  на руку
Трущенко. Нет, здесь определенно  есть  над  чем подумать.  Можно,  конечно,
подключить к решению проблемы центральные власти, но пока его не вынудят это
сделать, он  на это не пойдет.  Мэр должен  уметь показать свою силу,  а  не
слабость.











        ГЛАВА 42. Воскресение, 12 октября - 9 часов утра.

     Он лежал на крутом берегу реки, раскинув руки и подставив лицо палящему
солнцу. Не было сил  ни двинуться, ни хотя бы просто закрыться от его лучей.
Внезапно откуда-то сверху  раздался  приглушенный  гул.  Земля  задрожала. С
обрыва к его  ногам  скатилось  несколько небольших  камушков. Он  приподнял
голову и посмотрел вверх.  Наверное, ему  следовало  уйти,  но он  предпочел
остаться. Гул нарастал. Лежавший рядом  с  ним коротконогий толстяк  встал и
сказал,  что  пора убираться отсюда, пока не поздно. Он хотел спросить,  что
значит "пока не поздно",  но очевидный страх в голосе коротышки удержал его.
Он проводил  толстяка насмешливым взглядом и надел солнцезащитные очки. Жара
усиливалась. Он перевернулся на живот и подставил солнцу спину. "Ничего себе
погодка!" -  заметила  непонятно  каким  образом  оказавшаяся  рядом  с  ним
блондинка  в бикини. Он удостоил  ее мимолетного взгляда и снова надел очки.
Блондинка презрительно  фыркнула  и исчезла.  "Ты что,  крутой, в  натуре?!"
Господи! Оставят  они  его, наконец,  в покое?! Рядом с  ним, опустившись на
корточки,  сидел  бритоголовый юнец. Казалось, он состоял из одних мышц. "Ты
что,  крутой,  в натуре?!"  -  тупо повторил  он.  Лежащий  на  песке устало
вздохнул. От его дыхания юнец заколыхался  и растаял в  воздухе. Гул заметно
усилился.  Пляж наполнился топотом убегающих ног. "Ты  так  и  будешь  здесь
лежать?"  -  вопрос  прозвучал  ниоткуда и со всех  сторон одновременно.  Он
ничего не ответил. "По крайней мере, мог бы убраться с дороги!" - недовольно
заметила толпа. Он заслонился от нее руками.  Жара донимала  его значительно
больше.  Он  приподнялся,  рассчитывая  окунуться  в  воде,  и  только тогда
обнаружил, что река давно высохла, а ее дно растрескалось. Гул за его спиной
превратился  в  рокот.  Он  обернулся. Вулкан  ожил.  Он успел подумать, что
минуту назад там не было никакого вулкана, когда навстречу ему,  сминая  все
на своем пути, устремилась лава. Он осознал опасность, которая ему угрожает,
и бросился бежать. Но уже в следующую секунду лава накрыла его.
     Консультант мгновенно открыл  глаза и огляделся.  Менеджер стоял  возле
окна и смотрел вверх.
     - К нам гости, - произнес он, заметив, что Консультант проснулся.
     Консультант  сел  и вытер  мокрое от  пота лицо. Он спал прямо на полу,
положив под голову вещмешок.
     - Который час?
     - Девять. Двадцать минут назад  прилетел военный вертолет и до сих  пор
кружит над базой.
     - Тебе нужно было сразу меня разбудить!
     - Зачем? Ничего ведь не происходит. А ты и так спал от  силы два  часа.
Хотя само  появление  вертолета настораживает. Я  распорядился, чтобы  парни
усилили внимание.
     Консультант встал  и подошел к окну. Вертолет "МИ-8" с бортовым номером
676  пролетел  над вышкой, сделал разворот и ушел в  направлении  следующего
поста. Но уже через две минуты вернулся.
     - Он ищет часовых, - заметил Менеджер. - Нужно было предупредить парней
на этот случай.
     - Сейчас уже поздно что-либо менять.  Надеюсь, они  решат,  что часовые
просто спрятались от дождя.
     Вертолет  заложил  вираж  и,  снизив  высоту,  пролетел  над  сгоревшим
складом.
     -  Надеюсь,  ты  понимаешь, с чем  связано  его  появление?  -  спросил
Менеджер.
     Консультант ответил ему хмурым взглядом.
     - Мы ведь, кажется, уже закрыли эту тему?
     Менеджер пожал плечами.
     - Просто я хочу,  чтобы ты не питал  иллюзий  относительно того, что за
этим может или, скорее, должно последовать!
     Вертолет покружил  над  базой  еще  несколько минут и улетел  в сторону
города. А спустя полчаса к базе были стянуты войска специального назначения.

     Гений  проснулся с  твердой  уверенностью,  что  с женой  нужно  что-то
делать.  Последние два дня  она не отходила от него ни на шаг, и возможности
сесть за компьютер у него практически не было. Консультант не звонил. Трудно
сказать,  с  чем это  было  связано.  Обычно он был  пунктуален  и  требовал
пунктуальности  от других. Гений  закрылся  в  ванной, пустил воду  и достал
сотовый телефон. Но едва он стал набирать номер, дверная ручка повернулась.
     - Максушка, милый,  - раздался из-за двери  голос жены. - Впусти  меня,
пожалуйста!
     Он сунул  телефон в кипу  грязного белья  и  открыл дверь. Жена вошла в
ванную и повисла у него на шее.
     - Глупый! Ты  же сейчас  в  отпуске. Вовсе не обязательно вставать  так
рано. Пойдем, я приготовила для нас кое-что интересное!
     То  же самое она говорила вчера.  Под "интересным" она  понимала долгий
изматывающий секс и  бесконечную болтовню о том, как  они  теперь будут жить
втроем.
     - Мне нужно работать, - даже не пытаясь скрыть раздражения, буркнул он.
     - Твоя  работа может немного подождать! - капризно возразила Татьяна. -
Именно  так  она  разговаривала с ним лет  пять назад,  когда  была способна
оказывать на  него какое-то  влияние. Неужели она считает, что все еще можно
изменить?
     - Ну же!
     Гений  вышел из ванной и поплелся за ней в спальню. Он чувствовал  себя
растоптанным  и  униженным.  Ничего, когда-нибудь  она  обязательно  за  все
ответит!
     На  столе  стояла  бутылка  шампанского   и  коробка   конфет.  Татьяна
плюхнулась на кровать, закурила сигарету и ткнула ей в сторону шампанского.
     -  Через две недели  годовщина  нашей свадьбы. Надеюсь,  ты не забыл об
этом? Я жду от тебя подарка!
     Он  посмотрел  на  конфеты,  затем  на  жену.  Ночная  рубашка  на  ней
задралась, обнажив пышные  ляжки.  "Коробка шоколадных конфет". Кажется, так
назывался  один  из  рассказов  Агаты  Кристи.  Коробка  начиненных мышьяком
шоколадных конфет. Это будет для нее самым лучшим подарком.
     - Хорошо, а что мы будем отмечать сегодня? -  едко спросил он, но жена,
казалось, ничего не заметила. Впрочем, его это ничуть  не удивило.  Она была
неспособна вообще что-либо замечать.
     - Подай мне, пожалуйста, пепельницу!
     Он выполнил ее просьбу, на  мгновение задержав пепельницу  в руке. Один
хороший удар и...
     - Я бы хотела, чтобы  ты провел эти  дни со  мной. Я ведь  не так часто
тебя о чем-то прошу. Мы могли бы вместе сходить в театр или кино.
     Он  выронил  пепельницу  на кровать  и  пристально посмотрел  на  жену,
пытаясь понять, насколько серьезно она говорит.
     - Это невозможно!
     -  Милый,  нет  ничего невозможного! - Татьяна  легла  на живот и стала
болтать в воздухе ногами. Наверняка, она подсмотрела эту позу в каком-нибудь
своем идиотском журнале. Через мгновение ее ягодицы оказались открыты. - Иди
сюда! И захвати бокалы с шампанским.
     Он открыл шампанское, наполнил  бокалы  и  опустился  рядом  с  ней  на
кровать.
     - У меня слишком много работы. К тому же, я обещал...
     -  Обещания тем и  хороши, что  их  никогда не поздно забрать назад!  -
наставительным тоном сказала она.
     Максим разогнал дым рукой.
     - К черту! Я не хочу потерять работу!
     - Ты в любом случае ее потеряешь. Ведь отец ясно  сказал,  что забирает
тебя к себе.
     -  Он ясно сказал, что сделает это только после того,  как я продвинусь
по службе у себя в банке!
     - Но он имел в виду...
     - Меня не интересует, что он имел в виду! Я слышал, что он сказал!
     - Пожалуйста, не раздражайся! Я лучше знаю своего отца.
     Максим выпил шампанское и поставил бокал на стол.
     - Извини, мне нужно идти работать.
     Татьяна затушила сигарету и положила голову ему на колени.
     - Удели мне хотя бы немного своего времени.
     - Немного - это сколько?
     Она перевернулась на спину и посмотрела на него, сощурив глаза.
     - Немного - это и есть немного.
     - Таня, ты не понимаешь...
     - А ты считаешь, что  я обязательно должна  все понимать? Хорошо. После
обеда я отпущу тебя к твоему компьютеру. Ты доволен?
     - Таня!
     - Это  мое  последнее  слово! Кстати,  со следующей  недели я собираюсь
начать посещать бассейн и сауну. Ты не хочешь ко мне присоединиться?
     Его  взгляд  снова упал на  пепельницу. Нет, у  него никогда  не хватит
мужества сделать это.
     - Боюсь, ничего не получится. У меня много работы.
     Она небрежно взмахнула рукой.
     - Да перестать ты все время думать о работе! Подумай наконец и обо мне!
О своем будущем ребенке!
     Он едва не убил ее за эти слова, но вслух сказал:
     - Я постоянно думаю о вас.
     Ее улыбка стала томной, и она скользнула в его объятия.
     - В таком случае докажи это!







        ГЛАВА 43. Вторник, 14 октября - 8 часов утра.

     Очередной  рабочий  день  Андрея Дмитриевича Трущенко  начался в четыре
часа  утра.  К  семи  он  уже  заключил три контракта  на  общую сумму свыше
шестнадцати миллионов долларов, отправил девять факсов и  столько же принял.
В семь жена принесла ему кофе и свежую прессу. Он отложил все деловые бумаги
и раскрыл "Утренний вестник" - именно эта  газета должна  была  опубликовать
материал  Прокуророва.  Заголовок   занимал  полполосы:  "Террор.   Кровавый
рассвет." Трущенко бегло  просмотрел  статью. Да, Прокуроров не зря считался
специалистом в своем деле. Все необходимые выводы были  сделаны, все акценты
расставлены.  После прочтения статьи в сознании  обывателя должен включиться
сигнал тревоги.  Кто  нами  правит?  Может  ли  этот  человек  предотвратить
надвигающуюся беду? А беда вот она, рядом. Террористы захватили военную базу
с химическим оружием, и никому не  известно, как они могут им распорядиться.
Журналист подробно  описал свой разговор с  мэром,  а также  то,  что вскоре
после этого  разговора его пытались  убить. Но бандиты ошиблись, и пострадал
другой  человек. По нелепому  стечению обстоятельств  - дальний  родственник
мэра. По ходу рассказа несколько раз упоминался Трущенко. Нет, Прокуроров не
опускался до примитивных сравнений типа: "Посмотрите как раньше  было хорошо
при Трущенко,  и как сейчас плохо при Дотове",  но  в  итоге именно к такому
выводу должен был прийти читатель.
     В конце статьи  главный редактор рассказал  о давлении, которое оказали
властные  структуры,  стремясь  помешать  публикации  статьи,  о  коллективе
редакции,  не  побоявшемся   возможных  репрессий,  и  о  мужестве  главного
редактора  в частности,  которого  не остановили  ни  откровенные угрозы, ни
психологический  прессинг, оказываемый  на  его  семью. Трущенко  улыбнулся.
Мужество редактора стоило  ему двадцати  тысяч  долларов. Кроме того, многим
сотрудникам газеты были выделены телохранители.
     Трущенко  отложил газету и взял кофе.  Завтра  материал  о  террористах
появится еще  в  ряде  газет. После этого  подключатся радио и  телевидение.
Через неделю Дотов не будет  представлять никакой опасности. Те, кто сегодня
еще колеблются, завтра поспешат заявить о  своей лояльности.  Кое-что в этом
плане может сделать и центр. Тот же Иван Ильич,  о котором он совсем недавно
вспоминал. Правда, пока он четко не уяснит ситуацию, вмешиваться не  станет.
В любом случае, отсчет идет уже даже не на недели, а на дни.

     Дотов скомкал газету и швырнул ее в урну. Его лицо исказилось от гнева.
Сука! Продажная сука! Три года назад Прокуроров  буквально размазал Трущенко
по асфальту. Целая серия газетных  публикаций в одночасье превратила некогда
популярного  человека в  рядового пенсионера, пусть и  владельца  банка,  от
которого  отвернулись  даже  его  близкие  (к  сожалению, не  вкладчики).  В
выражениях  Прокуроров  тогда особенно не  церемонился.  "Мы должны очистить
город от  маразма!"  "Политику  должны  делать молодые  гетеросексуалы, а не
выжившие из ума  гомосексуалисты!" "Читателя нужно  ткнуть носом  во все это
дерьмо!  Только тогда  может  быть  хоть  какая-то  польза!"  - кричал  он и
изображал  из себя Геракла,  решившего в  одиночку очистить авгиевы конюшни.
Ничего  не  скажешь, имя  Прокуроров тогда  себе  сделал. Именно поэтому  он
представляет  сейчас  такую  опасность.  Дотов поднял газету и  посмотрел на
тираж. Двести тысяч экземпляров! И это-то при обычном тираже не более десяти
тысяч! Нужно что-то немедленно предпринять! Арестовать тираж, изъять номера,
поступившие  в  продажу,  уволить  главного редактора,  возбудить  уголовное
дело...   Дотов   заставил  себя  успокоиться.   Кое-кто  заплатит  за  это.
Обязательно заплатит!
     Зазвонил телефон внутренней связи.
     - Я же велел ни с кем меня не соединять! - по крайней мере на секретаре
Дотов мог сорвать свою злость.
     - Звонит Прокуроров, - спокойно ответил тот.
     Значит, и секретарь уже успел прочитать эту вшивую газетенку!
     - Хорошо. Соедини!
     -  Доброе  утро,  Герман  Олегович, - раздался чуть  сладковатый  голос
Прокуророва. Продажная сука!  Сидит,  небось,  с диктофоном  и ждет, что  он
сорвется. Но он не доставит ему такого удовольствия!
     - Не  могу  поверить,  Роман  Васильевич! После  всего,  что вы обо мне
написали, вы еще желаете мне доброго  утра? А мне-то казалось, что, в лучшем
случае, вы хотите моей смерти. Ну, а в худшем...
     -  Значит,  вы уже  успели  ознакомиться  со  статьей?  -  перебил  его
Прокуроров.
     Дотов взял со стола фломастер и сломал в руке.
     - Разумеется, Роман Васильевич, разумеется!
     - Да, возможно, не все изложенные в  ней  факты  абсолютно  достоверны,
но...
     - Извините,  но  мне трудно согласиться  с  вами. Ложь  сама по себе не
является фактом!
     -  То, что  террористы  захватили военную  базу,  на  которой  хранится
химическое  оружие,  по-вашему,  ложь?  Или,  может  быть,  ложь -  зверское
избиение человека, которого бандиты приняли за меня? И, может быть, никто не
запугивал сотрудников газеты?
     - Не хотите ли вы тем самым сказать, что я как-то связан со всем этим?
     -  Упаси Боже! Я не провожу никаких параллелей! Я лишь перечисляю факты
в их последовательности!
     Дотов снова напомнил себе, что должен держать себя в руках.
     - Но вы перечисляете их излишне тенденциозно!
     -  Ну,  вам  ли  обвинять меня в  тенденциозности! В  конце  концов,  я
предложил  вам выбор:  или вы  откровенно отвечаете на все мои вопросы,  и я
излагаю в статье также  и вашу точку зрения, или в ней будет отражена только
моя позиция. Позиция человека, которого волнует судьба города!
     У  Дотова  отпали  последние  сомнения:  Прокуроров  записывал  все  на
магнитофон.
     -  По-вашему,  я  не  переживаю  за  судьбу  города?  -  придав  голосу
драматический оттенок, спросил он.
     - Ваши последние решения заставляют меня так думать!
     Неужели  Прокуроров не  заметил откровенного сарказма в его словах? Или
он уже настолько вошел в роль, что вообще ничего не замечает?
     - Далеко не все решения могут  быть очевидны! Существует такое понятие,
как целесообразность...
     Дотов прикусил  язык, но  было  уже слишком  поздно. Прокуроров  тут же
ухватился за это слово.
     - В  этом вы безусловно  правы!  Именно целесообразностью диктуются все
ваши  последние  решения!  Замалчивание  кровавого  террористического  акта,
утаивание  правдивой  информации! Насколько реальна  химическая  угроза  для
нашего города? Почему никто не говорит об этом? Вы ведь не станете отрицать,
что такая угроза существует?
     Сука! Продажная бумажная сука! Попадись ты мне в руки!
     - О какой-либо  угрозе говорить преждевременно! Мы  держим ситуацию под
контролем. Предоставьте профессионалам заниматься своим делом и не путайтесь
у них под ногами!
     - А что будет с теми, кто "путается"? - вызывающе спросил Прокуроров. -
Что "профессионалы" намерены делать с ними?
     - Что вы хотите этим сказать? - в тон ему ответил мэр.
     - Я спрашиваю, что будет с теми, кто имеет свою точку зрения и пытается
донести ее до людей?
     - Подобными разговорами вы действуете лишь на руку террористам!
     - На руку террористам действуете вы, когда пытаетесь утаивать правду от
людей! Если существует  реальная угроза взрыва, не следует ли честно сказать
об этом?
     - Нет, не  следует! Потому  что  в  противном случае  это может вызвать
панику, последствия которой могут быть просто катастрофическими!
     -  Почему бы вам  здесь снова не употребить  свое излюбленное словечко:
"целесообразность"? Поговорим, насколько целесообразна вообще жизнь людей?
     Пальцы Дотова, в которых он держал трубку, побелели.
     - Вы играете словами!
     - А вы играете жизнью и смертью людей!
     Дотов вздохнул.
     - Должен предупредить  вас, Роман Васильевич, что публикацией статьи, а
также  распространением  порочащей   меня  информации,   вы  нарушили  сразу
несколько статей уголовного кодекса, и я...
     - Следует ли это понимать как угрозу? - тут же отреагировал Прокуроров.
     - Именно  так, дражайший Роман  Васильевич, это  и  следует понимать! -
руки Дотова дрожали. Он уже практически не владел собой.
     На другом конце линии Прокуроров удовлетворенно хмыкнул.
     - Кажется, нам удалось  расставить акценты.  Теперь  ясно, что вы собой
представляете.  Как  человек и как мэр. Не  буду вам больше мешать. Вам ведь
нужно  время, чтобы освободить  место  для своего  приемника! Для  человека,
который не станет затевать всех этих грязных игр!
     - Могу я узнать, имеете ли вы в виду кого-нибудь конкретно?
     - Хотите узнать, не имею ли я в виду себя?
     - Вы ведь прекрасно знаете, кого я имею в виду!
     - В самом  деле? - в голосе Прокуророва послышался неприкрытый сарказм.
-  Расскажем  народу  старую  сказочку   о  том,  как   продажный  журналист
отрабатывает деньги мафии?
     Дотов громыхнул телефоном о стол.
     - А что, разве дело обстоит иначе?!
     - Well, my friend, you're  heard  everything  yourself,  - на этот  раз
Прокуроров обращался  явно к кому-то другому, поскольку не мог не знать, что
Дотов  знанием  иностранных  языков  не   обременен.  После  чего  в  трубке
послышался щелчок, и связь прервалась.




        ГЛАВА 44. Воскресение - 12 октября - 10 часов утра.

     Хоменко  сидел,  прислонившись к ящикам с  оружием.  Сил практически не
осталось.  Чувство голода заглушало все остальные, даже боль. Последних  три
часа он шаг за шагом обследовал бункер, пока окончательно  не  убедился, что
второго  выхода  нет. Как  ни странно, он испытал  облегчение.  Теперь стало
окончательно ясно, что выбраться отсюда без посторонней помощи он не сможет,
но,  с   другой  стороны,  и  террористы  не  смогут  проникнуть   в  бункер
незамеченными.
     Почему именно  ему  суждено было встать на пути  у террористов? На роль
"крепкого орешка" он не претендовал, а  просто бился за свою жизнь. Впрочем,
сейчас, запертый в  бункере,  никакой реальной угрозы для  террористов он не
представлял. Можно, конечно, попытаться взорвать склад с оружием. Но едва ли
это будет разумным решением.
     Хоменко снова  и снова пытался дозвониться по  02, а затем и  по другим
номерам,  но всякий раз безрезультатно.  Лишь однажды на  другом конце линии
сняли трубку,  но  связь была просто  ужасной, и он  не разобрал ни  единого
слова. Хоменко не знал, приняли ли его сигнал и стоит ли ждать помощи.
     Час  назад  послышался  шум  вертолета.  Но  Хоменко  не   спешил  себя
обнадеживать.  Даже  если присутствие террористов на базе  и обнаружено, это
еще ничего не значит. Выбить их будет не так-то просто.
     Время шло томительно медленно. Хоменко пытался  как-то  себя занять, но
все закончилось воспоминаниями, о которых хотелось поскорее забыть.
     Он сидел и ждал. Ничего другого ему просто не оставалось.

     Охотник оторвал взгляд от бинокля и повернулся к Стрелку.
     -  Их по  меньшей мере  человек тридцать-сорок. Если они сейчас  начнут
штурм - я не дам за наши жизни и ломаного гроша!
     Стрелок тут же щелкнул рацией.
     - Консультант, у нас гости. Человек тридцать-сорок. Судя по оснащению -
спецформирования.
     - Я все вижу, - подчеркнуто спокойно ответил Консультант. - Действовать
согласно плану. И никаких переговоров в эфире!
     Стрелок выключил рацию и посмотрел на Охотника. Тот пожал плечами.
     - Согласно плану, мы прежде  всего  должны надеть маски, - он опустился
на  дно  вышки  и  натянул  на голову шапочку  с вырезами  для носа и  глаз.
Поколебавшись, Стрелок сделал то же самое.
     - Но теперь у них  не будет  никаких сомнений относительно  того, с кем
они имеют дело!
     - Судя по тому, что они  здесь появились, все сомнения у них уже  давно
отпали, - Охотник снова поднес к глазам бинокль.
     Стрелок раскрыл вещмешок и достал несколько гранат.
     -  Консультант утверждал, что едва ли  они сразу отважатся на  штурм! -
нервно заметил он.
     Охотник бросил на своего партнера быстрый взгляд, затем поднял винтовку
и протер оптический прицел.
     - Вот мы это сейчас и проверим!

     Президент заметил движение справа  от себя  и плавно  нажал  на  курок.
Очередь  сбила  листву   с  кустарника  и  заставила  человека,  пытавшегося
проскользнуть в дыру  в ограждении,  отпрянуть  назад. Президент  прижался к
земле,  ожидая  ответных  выстрелов,  но  их  не  последовало.  Что  ж,  это
обнадеживающий факт.
     Пока Профессор искал свою смерть, он осмотрел территорию, прилегающую к
посту. Наиболее  уязвимой выглядела позиция возле ограждения. В двух  местах
оно  оказалось  разрушено   и  заросло  кустарником.   Президент  присмотрел
небольшое  углубление  в  земле и  устроил там  свой  пост.  Слева  от  него
расположился  Директор. Его  присутствие вселяло  в  Президента уверенность.
Даже по тому, как Директор обращался с оружием, было видно, что он настоящий
профессионал.
     Президент  положил  перед  собой  несколько  гранат  и   дополнительные
магазины  к  автомату. Если  начнется  штурм,  то  потом будет  не до этого.
Впрочем,  Консультант считал  вероятность штурма  мизерной. Но Президент уже
успел убедиться, что далеко не все идет так, как предсказывал Консультант.
     Директор поднял руку, привлекая  его внимание. Президент тут же вскинул
автомат, но Директор покачал головой. Плохо, что они заранее не условились о
знаках. Директор  ткнул пальцем в сторону неба и сделал  рукой  вращательное
движение. Президент приподнял голову и увидел, что  со стороны  леса к  базе
стремительно приближается вертолет.  Директор сложил крестом руки и дополнил
это движением головы, показывая, что стрелять не надо. Президент  знал,  что
на такой случай  у них кое-что  припасено. Вертолет пролетел прямо над ними.
Со  своего места Президент мог  даже рассмотреть лицо  пилота. На  мгновение
Президент  замер,  опасаясь, что с  вертолета откроют  огонь,  но  ничего не
произошло. Вертолет сделал круг и ушел в сторону казармы, затем пролетел над
вышкой и над КПП. Судя по всему, пилоту было прекрасно известно расположение
постов на базе.
     Заработала рация.
     - Всем внимание! - говорил Консультант. - В случае  штурма  - программа
номер один!
     Что означает эта  программа, Президент  не имел ни  малейшего  понятия.
Значит,  Консультант, скорее всего,  говорит  это для  чужих ушей.  Судя  по
реакции Директора, он не ошибся. Внезапно Президента охватил страх. Ведь при
нынешней технологии вооружений достаточно нескольких секунд,  чтобы  стереть
их с лица земли. Но  он  тут  же  заставил себя успокоиться. Прямо у него за
спиной  склад с химическим оружием.  Нападавшие  не  могут  не знать, к чему
может привести  даже одна случайная пуля. Может быть, поэтому они до сих пор
и не  стреляют? Невыносимо захотелось  курить.  Он поерзал на месте и бросил
взгляд  в  сторону  Директора.  Тот поднял  бинокль  и  рассматривал заросли
кустарника.  А  может,  плюнуть на все  и  закурить? Президент  потянулся за
сигаретами,  когда откуда-то справа  раздался одиночный винтовочный выстрел.
Судя  по всему, дал знать о себе  Охотник. Выстрелов в ответ не последовало.
Чего  они  ждут?  Президент  снова поднял  автомат.  Прошло несколько долгих
минут. Вода практически заполнила выемку, в  которой он находился. Президент
немного разогнал ее рукой. Если  бы не специальная одежда, он  уже давно  бы
умер  от холода.  Почему  молчит  Консультант?  Может быть, им  удалось  его
"выключить"?  От одной этой мысли Президенту стало не по себе.  Едва  ли  им
удастся  уйти  с базы  без  него.  Неожиданно вспомнился  рассказ  приятеля,
который утверждал, что во  время штурма спецподразделения  нередко применяют
парализующие  газы. Человек на  время  превращается  в статую и уже не может
ничего поделать, даже покончить с  собой.  Тогда  он посчитал  это  досужими
вымыслами, но  сейчас поймал себя на  мысли,  что готов поверить во все, что
угодно.  Президент снова  посмотрел  на  Директора  и едва не  вскрикнул  от
удивления.  Судя по  всему,  тот  задремал:  голова  опущена на руки,  глаза
закрыты. А вдруг им удалось его убить? Почему, в таком  случае, он не слышал
выстрелов? Президент попытался  привлечь к себе внимание, но  Директор никак
не реагировал. Президент  почувствовал,  что на него  накатывает  паника. Он
щелкнул   рацией,  но  успел  произнести   одно-единственное  слово,   когда
Консультант грубо его прервал: "Повторяю: никаких разговоров в эфире!"













        ГЛАВА 45. Вторник, 14 октября - 9 часов утра.

     Секретаря Трущенко он рассчитывал  убить ударом ножа  в живот.  Судя по
тому,  что  о  нем  рассказывали,  этот вариант  был  наиболее  оптимальным.
Вообще-то Илья  предпочел  бы иметь в  руках  автомат  или, на  худой конец,
пистолет, но босс распорядился,  чтобы в дело был пущен именно нож. Трущенко
должен  ясно  понять,  кто  ему  противостоит  и  чем  это  может  для  него
закончиться.
     Илья ждал  его  почти час  и уже начал волноваться, когда Орлов наконец
вышел из дома. Самый что ни на есть мальчишка. Худой, невзрачный. Не хватает
только очков. А, может, он просто стесняется их носить? Трудно поверить, что
он  способен оказать сопротивление. Илья  поравнялся  с ним и какое-то время
шел рядом. Несколько раз проверил,  легко ли выходит нож, и стал сближаться.
Теперь их разделяло не более пяти метров. Наконец, он его окликнул:
     -  Молодой человек!  Это не вы уронили? - левой  рукой  Илья протягивал
книгу, а  правой  уже  готовился  нанести  удар. Как он и ожидал,  секретарь
поднял  правую  руку. Инстинктивно. Илья  сделал  стремительный  шаг вперед,
одновременно  вынимая  нож.  Но   потом  произошло  необъяснимое.  Его  рука
натолкнулась на препятствие  и ушла вниз. В то же время резкая боль пронзила
кисть, и нож  выпал из ослабевших пальцев. Илья нагнулся, чтобы его поднять,
и оказался  прижатым к земле.  Превозмогая  боль, он попытался вырваться, но
Орлов нанес ему короткий удар в шею.
     Казалось, все было кончено.
     Слава поднялся. Из толпы  на него смотрело несколько настороженных лиц,
но большинство людей молча шло мимо. Внезапно откуда-то справа (Слава мог бы
поклясться,  что  всего секунду  назад  там  никого не было) к нему бросился
какой-то тип с перевязанной щекой.
     - Вас не ранили? Позвольте, я вам помогу!
     Слава  резко ушел в сторону, и  тип  пролетел мимо.  Но уже  мгновением
спустя развернулся. В  его руке мелькнул пистолет.  Не раздумывая, он трижды
нажал на курок, но  в том месте, куда он целил, Славы уже не было. Пули ушли
в толпу, и  оттуда  раздался пронзительный  крик. Улица  мгновенно опустела.
Бандит нервно повел пистолетом  из стороны в сторону.  Опережая его  на долю
секунды,  Слава  сместился вправо, затем  влево,  нырнул  вниз и  неуловимым
движением  сделал  "ножницы".  Бандит рухнул  на  асфальт,  но  пистолета не
выпустил. Где-то совсем рядом послышался вой сирен. Не меняя положения тела,
Слава  ударом  ноги  отправил  бандита  в глубокий нокаут,  вскочил и  бегом
покинул место событий.

     Петр Лаврентьевич Нистюк чувствовал  себя полностью обессиленным. После
бессонной  ночи  (такой  ночи!)  его  тело разламывалось и  требовало покоя.
Нистюк тяжело повернулся на правый бок, взял с  тумбочки очки, нацепил их на
нос и  бросил взгляд на часы. Господи! Начало десятого! У него есть максимум
двадцать минут на то, чтобы позавтракать и привести себя в порядок. Он встал
с  кровати  и  затопал в  ванную. Включив горячую воду, забрался под  душ  и
опустился на маленькую скамеечку. В спине что-то  хрустнуло. Он помассировал
ее  правой  рукой, а  левой  подрегулировал  воду.  Теперь  шел  практически
кипяток.
     Какое  это  все-таки  счастье хотя бы  на одну  ночь почувствовать себя
двадцатилетним! Нет-нет, Петр Лаврентьевич нисколько не  обольщался  на свой
счет!  Но иногда в  жизни  просто  происходит  что-то необъяснимое.  Молодые
влюбляются в стариков и наоборот. Красавицы выходят замуж за уродов, а уроды
находят себе красивых жен. Упаси  Боже! Он  не проводит никаких  параллелей!
Но... Почему бы и нет?
     Он познакомился  с  Сашей  в клубе. Обычном клубе, где собирались такие
же,  как и  он. И  первое, что ему бросилось в глаза - это великолепное тело
молодого  человека.  Тело  атлета. Кроме того, выяснилось, что у него все  в
порядке  с мозгами. А  это уже было  чем-то необычным. Они выпили по  бокалу
шампанского, и Нистюк пригласил Сашу к себе домой. О дальнейшем он не  мог и
не хотел  вспоминать. Это было как  взрыв, как  приступ неизлечимой болезни.
Ничего подобного он не испытывал уже  много лет. После таких ночей люди либо
круто меняют свою жизнь, либо навсегда  разрывают  подобную связь. Но Нистюк
отнюдь не  был уверен,  как собирается поступить. В таких случаях спешить не
стоит.
     Петр Лаврентьевич встал, взял с полки массажер и  прошелся  им по всему
телу. Если бы он  принял предложение Трущенко, то  смог  бы лучше следить за
собой. Посещать бассейн, сауну, тренажерный  зал.  Много ли  нужно  времени,
чтобы нарастить  мышцы? Неделя,  две? Он провел ладонью по практически лысой
голове  и разочарованно  вздохнул. С другой стороны, волосы  так  быстро  не
отрастишь. Хотя сейчас и полно всяких  там препаратов, Нистюк им не очень-то
доверял. Иначе с чего бы на улицах было  столько лысых? А вот сменить оправу
вполне в его силах.  Более  того, он может и вовсе избавиться от очков, если
сделает  себе  контактные линзы. Лет на пять он  сразу  помолодеет. Как  там
сложится дальше - жизнь  покажет.  Главное  -  начать. Сейчас и в шестьдесят
многие люди  выглядят как сорокалетние. Значит ли это, что у него просто нет
другого выхода,  кроме  как  принять  предложение Трущенко?  Нистюк пару раз
взмахнул руками и едва не закричал от боли в пояснице. Он снова опустился на
скамейку.  Что  же  все-таки  привлекло  в  нем Сашу?  Неужели  одна  только
возможность выговориться и излить душу?
     В конце концов, когда у тебя есть деньги, многие твои недостатки просто
не замечают.  Интересно, дружит ли со спортом Трущенко? Или эта мысль никому
не приходит в  голову?  Нистюк  вспомнил  золотые  часы, которые  стояли  на
книжной полке в квартире Трущенко, антикварную мебель, бриллиантовые запонки
в  манжетах  банкира. Насколько серьезно  предложение  Трущенко  занять пост
управляющего банком? Или это всего лишь уловка, чтобы переманить его на свою
сторону?  Петр  Лаврентьевич  надеялся,  что это  реальная  оценка  его  как
специалиста, но умом понимал,  что дело,  скорее всего,  в грядущем переделе
власти.  С другой стороны,  какая Трущенко  от него  польза?  Гораздо важнее
заручиться  поддержкой  Свистых, Груши,  Радужинского. Или  это как  раз тот
случай,  когда  не брезгают  и  малым?  Нистюк  выключил  воду,  закутался в
полотенце и вернулся  в комнату. Здесь еще  сохранялся запах  туалетной воды
его  гостя.  Петр  Лаврентьевич  минуту-другую  задумчиво  взирал на  смятую
постель, затем отбросил полотенце в сторону и стал одеваться.
     На завтрак он приготовил себе омлет и кофе. И вдруг совершенно некстати
подумал:  "Интересно,  а  что сейчас  ест Трущенко?".  Наверняка  что-нибудь
соизмеримое с его  доходами. Например,  свежую  осетрину  или кальмаров. Или
что-нибудь  еще более экзотическое? Нистюк не раз слышал, что банкиры вполне
могут  себе  это  позволить.  Заказать  самолетом  завтрак  из  малазийского
ресторана или свежие персики  из  Боливии. Господи!  А растут  ли там вообще
персики?  Нистюк подавился кофе и закашлялся. Затем бросил  взгляд на часы и
вскочил. К омлету он так и не притронулся.



















        ГЛАВА 46. Вторник, 14 октября - 10 часов утра.

     Дотов  устало   оглядел  всех   присутствующих.   После   разговора   с
Прокуроровым он никак  не  мог  прийти в  себя. И дело  даже не  в том,  что
журналисту  удалось  опубликовать  статью.  Гораздо больше  Дотова беспокоил
иностранец, к которому обратился в конце разговора Прокуроров. Скорее всего,
это также какой-нибудь журналист. Не хватало еще, чтобы они установили возле
военной базы  телекамеры и  начали вещать на весь мир! Нужно найти  обоих. И
прежде  всего  иностранца.  Сделать  это будет  не так уж  и  сложно.  Нужно
выяснить, какие журналисты за  последнее время приезжали  в город. Разговор,
как будто, шел на немецком. Вот и нужно начать с немцев.
     Пресекая поднявшийся шум, Дотов вышел из-за стола.
     -  Итак,  всем вам  известны требования, которые  выдвинули террористы.
Прошу каждого высказаться по этому поводу.
     Взгляд Дотова  остановился  на  Свистых,  и тот  медленно встал.  После
бессонной  ночи Свистых чувствовал  себя  не  самым  лучшим  образом. Голова
раскалывалась, под глазами набухли мешки. Увидев, в каком он состоянии, жена
пообещала устроить вечером "разбор полетов". Что это может быть за "разбор",
Свистых  хорошо  представлял. Дай-то  Бог, чтобы  все закончилось  банальной
истерикой.
     - Какие здесь  могут  быть соображения? - произнес он. - Либо  платить,
либо не платить. Третьего не дано.
     - Что предлагаешь конкретно ты?
     - А что, мы уже приступили к голосованию?
     Мэр  нахмурился.  Нечасто   ему   доводилось  видеть   своего   первого
заместителя в таком состоянии.
     - Мне повторить свой вопрос? - жестко произнес он.
     - Думаю,  платить  ни в  коем случае  нельзя!  Есть  известное правило:
заплатишь террористам сегодня, завтра они появятся снова.
     В зале поднялся шум, и Дотов громыхнул кулаком по столу.
     - Возможность высказаться будет у каждого!
     - Я только хочу напомнить, что в руках террористов оказалось химическое
оружие! - крикнул с  места  Нистюк.  -  Поэтому  категорический отказ  здесь
неприемлем!
     - Хорошо. Что предлагаете вы?
     Нистюк встал, одернув лацканы пиджака.
     - Нужно продолжать переговоры. Возможно, террористов устроит и  меньшая
сумма.
     -  А кто-нибудь вообще может ответить: много они запросили или мало?  -
неожиданно спросил  Груша,  чем  несколько  разрядил обстановку. Послышались
даже приглушенные смешки.
     - Не  знаю,  как  для  Международного Валютного Фонда, а для городского
бюджета эта сумма неподъемная! - ответил Радужинский.
     -  Тем более,  нужно  торговаться!  -  продолжал  Нистюк.  -  Объяснить
террористам, что их требования слишком высоки и...
     -  Хорошо,  Петр Лаврентьевич, - перебил его  Дотов.  - Мы вас  поняли.
Пожалуйста, Александр Александрович!
     Груша какое-то время молчал.
     -  Я  согласен  с Петром Лаврентьевичем. Не  все  решают деньги. Прежде
всего, нужно трезво оценить  угрозу, которая исходит  от  террористов. Упаси
Боже, если им удастся отравить  целый  город! Ни о каких  тридцати миллионах
тогда можно будет и не вспоминать. Убытки будут исчисляться миллиардами!
     - Нельзя ли конкретнее, - недовольно заметил Дотов.
     -  Я  предлагаю  использовать  любой  шанс  для  того,  чтобы  избежать
трагедии. И в случае, если ничего другого не останется - заплатить деньги.
     Снова поднялся шум.
     - Легко сказать:  заплатить деньги! - прокричал Радужинский. - А где их
взять?
     -  В  случае  необходимости  можно подключить к  решению этого  вопроса
центральные власти.
     - А где гарантия,  что  террористы  не  взорвут  базу  после  того, как
получат  деньги? - спросил  Нистюк. - Хотя бы  ради того, чтобы отвлечь наше
внимание. Они ведь не могут не понимать, что просто так им не уйти!
     - Разумеется, такую возможность исключать нельзя. Над  этим вопросом мы
будем думать.
     - Скажите, Герман Олегович, удалось ли выяснить что-нибудь относительно
личностей преступников?
     - Пока нет.
     - А то, каким образом они захватили базу?
     - Давайте обо всем по порядку, - Дотов вернулся в  кресло. - Сейчас уже
не  имеет значения, каким  образом террористы  захватили  базу. Я  не имею в
виду: кто из военнослужащих допустил ошибку, а почему такое в принципе могло
произойти. Вопрос  в  другом:  как  далеко  мы  можем  идти  на компромисс с
террористами, и нельзя ли решить этот вопрос как-то иначе?
     - Как, например? - спросил Нистюк.
     Дотов оглядел всех собравшихся.
     - Например, с помощью силы!
     - Но в ответ террористы могут взорвать базу! - напомнил Нистюк.
     Больше никто не произнес ни слова.
     - Что ж, ваш ответ я уже услышал. Нет  смысла  даже ставить этот вопрос
на голосование. Как я понимаю, все здесь присутствующие за компромисс?
     - Разумный компромисс, - поправил мэра Радужинский.
     - Конечно, - Дотов  холодно  улыбнулся.  -  Разумный  компромисс! Мы им
деньги, а в ответ они гарантируют не взрывать базу. Правильно я вас понимаю?
     Все промолчали.
     -  Но  почему-то вы  все  забыли, что во  время захвата базы были убиты
люди! Что же, получается, идти на компромисс с убийцами?
     - Это вынужденная мера, - осторожно заметил Радужинский. - Кроме  того,
мы ведь не гарантируем им амнистию.
     - Но  если бы они поставили перед вами такое условие, вы были бы готовы
его принять?
     - Ну, зачем  же так,  Герман Олегович... -  начал Груша, но Дотов резко
его перебил:
     - Вы все должны понимать, что террористы также жаждут  компромисса!  Их
цель - вовсе не самоубийство, а деньги. Но пока я мэр - они их не получат!
     Из всех собравшихся никто не произнес ни звука.
     Дотов, кажется, был удовлетворен достигнутым эффектом.
     - Но это не значит, что я отказываюсь  принять предложенные мне правила
игры!
     Большинство присутствующих испустили вздох облегчения.
     - А правила таковы, что в них нет никаких правил, - продолжал  Дотов. -
Через  два  часа  я намерен  лично  встретиться с  террористами.  Порой  мне
кажется,  что  тридцать миллионов  -  не  такие уж и большие  деньги,  чтобы
отказать себе в удовольствии посмотреть, как они сумеют ими распорядиться!












        ГЛАВА 47. Воскресение, 12 октября - 12 часов дня.

     Гений  потратил  почти  два часа  на  поиски телефона,  пока совершенно
случайно не обнаружил его в ванной. Господи! Он совершенно не помнил, когда,
а  главное, зачем его там оставил! Перетрясая кучу грязного белья, он  вдруг
увидел,  как телефон выскальзывает  из  складок пижамы и летит на пол. Гений
проявил чудеса эквилибристики,  пытаясь  поймать  его,  но  при  этом  задел
зеркало с полочкой,  уставленной  косметикой  жены.  Зеркало  качнулось и, к
ужасу Гения, упало на пол  и  разлетелось на  множество осколков. Мгновением
спустя в ванную ворвалась жена.
     - Что случилось..? - начала она и замолчала. К  сожалению, Гений не мог
видеть  ее лица,  поскольку  лежал на  спине, закрыв  глаза  и  стараясь  по
возможности не дышать.
     -  Макс... - тревожно произнесла Татьяна. - Макс, почему  ты молчишь? С
тобой все в порядке?!
     Естественно, с ним  было  далеко  не все  в порядке. Во всяком  случае,
Гений делал все возможное, чтобы у жены возникло именно такое впечатление. А
то,  что  она  обратила  внимание  не  на  косметику,  а  на  него,  вселяло
определенную надежду, что все еще может обойтись.
     - Макс!  - в ее голосе был  уже не просто испуг, а  отчаяние.  Отчаяние
женщины,  минуту назад потерявшей мужа  и отца  своего будущего  ребенка.  -
Макс, умоляю тебя, скажи хотя бы слово!
     Но  Гений  молчал.  Может  быть,  впервые  за  свою  жизнь  он  получал
удовольствие от молчания.
     А дальше произошло то, чего от своей жены  Гений никак  не  ожидал. Она
грохнулась  в  обморок. Именно грохнулась,  а не упала.  Гений  содрогнулся,
услышав стук  головы  о  цементный  пол,  и тут  же открыл  глаза. Его жена,
напротив,  их закрыла.  Гений бросился к ней  и  схватил  за  руку,  пытаясь
нащупать пульс. Пульса не было! Господи!  Если с ней что-нибудь случится, ее
папочка наверняка решит, что он приложил к  этому руку! Иначе говоря, вполне
может  обвинить  его в убийстве. Чем это  может для него  закончиться, Гений
боялся даже представить. Теперь уже он был близок к панике.
     -  Танюша, милая, очнись! -  Гений  похлопал  жену по  щекам,  а  затем
подхватил под мышки и попытался вытащить из ванной,  но не смог сдвинуть и с
места. - Таня! - Он побрызгал на  нее водой,  но ожидаемого эффекта снова не
произошло.
     Гений бросился в комнату, чтобы  вызвать  "скорую", и в  этот  момент в
дверь позвонили.
     Зеркало  треснуло. Точнее, разлетелось  на  сотни мелких  кусков. Более
дурной приметы трудно и придумать. Гений с отчаянием уставился на жену, ноги
которой обличающе торчали из ванной.
     - Таня!
     Никакой реакции.
     - Таня!
     Дверной звонок пронзительно заверещал.
     На плохо гнущихся ногах Гений подошел к двери и открыл замок. На пороге
возникла сестра Татьяны.
     - Здравствую,  котик, - проворковала она и  чмокнула Гения в щеку. -  А
где наша..? - и вдруг испуганно замолчала. - Что... Что-нибудь случилось?
     Гений мрачно кивнул.
     - Таня... Там... - он махнул в сторону ванной.
     - По крайней мере она жива?
     Гений пожал плечами.
     Надежда  посмотрела  на  него   как  на  потенциального  убийцу,  затем
решительно  отстранила  и прошла  к  ванной.  Одним движением она подхватила
сестру и перенесла в комнату.
     - Ничего страшного. Всего лишь обморок, - заявила она после тщательного
осмотра пострадавшей. - От этого еще никто не умирал. Ты вызвал "скорую"?
     Гений покачал головой.
     -  В таком  случае  вызови  и  прими  успокоительное.  На  тебя страшно
смотреть!
     Гений побрел в  кухню, нашел аптечку  и вытряс на  ладонь три  таблетки
аспирина. Он  уже не  помнил, зачем сюда пришел. Голова у  него как будто не
болела.
     -  Вот  ты  где!  -  в  кухню  вошла  Надежда.  В  ее  глазах  появился
подозрительный блеск. В Гения закралось нехорошее предчувствие.
     - С Таней все в порядке?
     - Не совсем. Судя по всему, у нее сотрясение мозга.
     - Я... Я  пойду  к  ней,  - Гений сделал робкую попытку проскользнуть в
дверь, но Надежда без труда ее пресекла.
     - Не стоит. Я сказала, что ты  пережил шок и  тебе нужно побыть одному.
Или я не права?
     Блеск в глазах Надежды стал более заметным.
     -   Но  со  мной  уже  все  в  порядке,  а  Татьяна  нуждается  в  моем
присутствии...
     - Ей сейчас лучше побыть одной! - отрезала Надежда.
     - Но, может быть...
     - И  еще... Тебе звонил какой-то консультант. Я сказала, что ты  сейчас
занят и чтобы он перезвонил попозже.
     Гений издал стон отчаяния и схватился за сердце.
     - Что ты сказала?!
     - Господи! Котик! Да на тебе лица нет! - она подхватила его  под руку и
увлекла в спальню. - Тебе нужно прилечь.
     Он нехотя подчинился. В одном она была абсолютна права. Такими  темпами
ему недалеко до инфаркта.
     Она уложила его в постель и присела рядом с ним на кровать.
     - Я... Я хочу знать, как там Таня. Ты сходи к ней.
     Надежда похлопала его по руке и заботливо поправила одеяло.
     - С ней все в порядке. Гораздо больше меня беспокоишь ты!
     - Я? - Гений слабо улыбнулся.
     - Да, ты. После  того, как это произошло, - Надежда густо покраснела  и
бросила  взгляд  в  сторону  двери,  - ты  стал  избегать меня.  Я просто  в
отчаянии! Уже хотела идти к отцу. Может быть, он сможет мне как-то помочь.
     -  Я... -  Гений  откашлялся.  -  Я вовсе  тебя  не избегал.  Просто  в
последнее время у меня было много работы.
     - Правда?
     Энтузиазм, с которым она это произнесла, вызвал у Гения нервную дрожь.
     - Кроме того, я чувствую себя таким уставшим, - поспешно добавил он.
     - Дело только в этом или в чем-то еще?
     - Клянусь тебе: никаких других причин просто не существует!
     Надежда слегка понизила голос:
     - Я знаю один прекрасный способ, как избавить мужчину от усталости.
     - Нет, Надя, нет! - умоляюще прошептал Гений.
     Надежда нахмурилась.
     - Ты ведь не хочешь, чтобы я поделилась своими проблемами с сестрой?
     - Надя, я не уверен...
     Она накрыла его губы рукой.
     -  Ты  слишком часто  говоришь  "нет". Теперь я хочу  для  разнообразия
услышать "да".
     Гений понял, что его песенка спета.









        ГЛАВА 48. Вторник, 14 октября - 8 часов утра.

     Впервые  за последние  шесть  лет  Зорин  был  вынужден  отказаться  от
пробежки. Когда  в  комнату  в спортивном  костюме и с  зонтиком под  мышкой
заглянул телохранитель, он  лишь устало мотнул  головой  и  знаком велел ему
выйти.  Никогда  еще  им  до  такой  степени  не  овладевал  страх. Конечно,
специфика  его работы  допускала угрозы,  но  что  бы  вот так,  у  подъезда
собственного  дома по  нему стреляли  из автомата... Что  бы  там ни говорил
Трущенко, приступать сейчас к переделу власти - равносильно самоубийству.  А
ведь быть управляющим банка не так и плохо. Конечно, так уж устроен человек,
что  ему всегда  хочется  большего,  но надо  все-таки  учитывать  специфику
ситуации.  Придя  к  такому  выводу,  Зорин  направился  в  кухню,  где жена
колдовала  над приготовлением завтрака:  варила в турке кофе и нарезала  для
тостов хлеб.
     - Разве ты не на пробежке? - спросила она и убрала с лица прядь волос.
     Зорин  невольно  залюбовался  женой,  на которой  был  только  короткий
полупрозрачный пеньюар. Если  бы  не  посторонние люди в  доме, он бы вполне
одобрял  то, как она одевается, а так... Зорин тут же себя  одернул. Он не о
том думает! Его лицо стало печальным. Приподнявшись на цыпочки, он поцеловал
жену в губы.
     - Мне что-то нездоровится, дорогая.
     "Дорогая" потрепала его по волосам и кивнула в сторону стола.
     - Присаживайся. Завтрак скоро будет готов.
     Зорин с отвращением покачал головой.
     - Извини, но я не могу сейчас думать о еде.
     Жена с тревогой посмотрела на него.
     - Ты, случайно, не заболел?
     Зорин  подумал, что болезнь сейчас была  бы весьма кстати, но  едва  ли
Трущенко позволит ему отлеживаться в постели.
     - Меня, скорее, беспокоит тот инцидент...
     - Какой инцидент, милый?
     Он с подозрением посмотрел на нее.
     - Вчера в меня стреляли! - с легким раздражением напомнил он.
     - Ах, это! - она улыбнулась. - Я думала, ты уже обо всем забыл! В конце
концов, в банкиров стреляют чуть ли не каждый день!
     Зорин нахмурился.
     - В банкиров - может быть, но не в твоего мужа!
     -  Милый,  не хочешь ли  ты  тем самым  сказать, что я  мечтаю  от тебя
избавиться?  - она  потрепала его  за  щеку.  -  Может  быть,  и киллеров  я
подослала?
     Эта мысль показалась ему не такой уж и глупой, но он  предпочел пока ее
не развивать.
     - Пожалуй, я все-таки выпью кофе.
     - Вот так-то лучше! Может быть, и парочку тостов?
     - Значит, ты пошутила?
     Жена  обхватила его  за  шею, и он буквально  задохнулся  в аромате  ее
духов.
     - Милый, когда я захочу от тебя избавиться, ты первый узнаешь об этом!

     Валентин  Андреевич   Потапчук  нервно  мерил  шагами  комнату.   После
разговора  с  Грушей  и особенно после вчерашнего покушения он был  близок к
панике. Стадию страха он преодолел поздно ночью,  когда понял, что не сможет
заснуть. Он перебрал в уме все  возможные варианты развития событий и пришел
к выводу, что Трущенко едва ли отступится от намеченной цели, а Дотов - едва
ли  эту цель, точнее,  власть, отдаст. В  результате налицо  реальная угроза
оказаться между двух огней. Уцелеть в такой ситуации практически невозможно.
Потапчук  лихорадочно искал выход, но  его не было. Первое, что ему пришло в
голову - заболеть. Но Трущенко может расценить это как трусость и вышвырнуть
его из  банка.  Второе -  отправиться в длительную заграничную командировку.
Но, во-первых, никаких  командировок  в обозримом будущем не предвидится, а,
во-вторых,  -  никто  его  туда  не  отправит.  Остается  только уповать  на
пресловутое русское  "авось". А это означает, все  время ходить под прицелом
снайпера  и  делать вид, что ничего  не происходит.  Да,  Андрей  Дмитриевич
обещал выделить ему дополнительную охрану. Только ведь кому от этого  легче?
Разве что самому Трущенко.
     Потапчук прошел в  кухню и раскрыл холодильник.  Когда он нервничал,  у
него  всегда повышался  аппетит. Вот  и сейчас  он  достал  консервированную
печень  трески и  сделал несколько  бутербродов,  после чего налил  в стакан
томатного  сока  и  уселся за стол. Интересно,  что  думает  по этому поводу
Зорин?  Потапчук  уже  хотел  набрать  его  номер,  но  в  последний  момент
удержался. В случае, если он все же решит остановиться на версии с болезнью,
этот звонок  потом  может  сильно  ему навредить.  Потапчук бросил взгляд на
часы,  отметив, что пора собираться на  работу.  А если попробовать  сломать
руку  или ногу? Да,  это больно, но, по крайней  мере, он останется  жив. Он
доел  бутерброды и снова раскрыл холодильник. В  последнее время  у  него не
было возможности даже  заглянуть в магазин. Смахнув с верхней  полки остатки
охотничьей  колбасы  и  банку консервированных  овощей,  Потапчук вернулся к
столу. Хорошо, он согласен  сломать руку,  но  как  это сделать практически?
Попросить телохранителя?  Охотничья колбаса  быстро  закончилась.  Все,  что
осталось  в холодильнике - кусок красной  рыбы, но после  нее сильно хочется
пить.  Потапчук  снова посмотрел на часы. У  него осталось  не  более десяти
минут, чтобы  принять  решение. Ах,  если  бы  зазвонил  телефон и  голос  с
иностранным акцентом (все равно каким!) предложил ему немедленно выехать  за
границу! Он бы  согласился отправиться даже в Африку. Да что Африка! В любой
уголок  земного  шара,  где  не стреляют и  где  есть более-менее  приличная
гостиница! Голод все еще давал о себе знать. Потапчук с печалью посмотрел на
практически  пустой холодильник  и  тяжело  вздохнул.  Может  быть,  послать
телохранителя в ближайший магазин?
     Внезапно зазвонил телефон. Потапчук  вздрогнул. Кто бы это мог быть? Он
снял трубку и, стараясь подражать голосу телохранителя, грозно произнес:
     - Слушаю.
     -  Валентин  Андреевич?   -  осведомился   мужской   голос  с   сильным
прибалтийским  акцентом. - Это ваши партнеры из банка "Платина Балтики"  вас
беспокоят -  Вацлавас Вицкявичус. Извините, что звоню  вам  домой, но дело в
том,  что  произошло  непредвиденное:  акции   производственно-коммерческого
предприятия "Левый уголь"  за последнее время сильно упали, а  поскольку эта
компания обладает сорока процентами акций нашего банка...
     То,  что  говорил  голос  с иностранным  акцентом дальше,  Потапчук  не
слушал. Свершилось! Все-таки есть  на свете справедливость! Завтра, нет, уже
сегодня он вылетает в Прибалтику!
     - Валентин Андреевич, вы меня слушаете?
     - Ну,  конечно, дорогой вы мой!  - полным энтузиазма голосом воскликнул
Потапчук.
     - Возможно, вы меня не так поняли? У  нас крупные неприятности, которые
грозят обернуться для банка крахом.
     - Не существует проблем, которые невозможно было бы решить! - энергично
возразил Потапчук.
     - Вы так думаете? - с сомнением в голосе спросил Вицкявичус.
     - Я не думаю - я знаю! Вам позвонят и сообщат о времени моего приезда!
     Потапчук  повесил  трубку  и  снова  распахнул  холодильник. Что ж,  на
крайний случай сгодится и красная рыба.









        ГЛАВА 49. Вторник, 14 октября - 11 часов утра.

     - Полагаю, тебе знакомы  такие  понятия,  как "компьютерные технологии"
или "информационные войны"?  - Трущенко мерно ходил по комнате, заложив руки
за  спину. - Одно  понятие  неразрывно  связано с  другим. Первое в  большей
степени положительное, второе -  отрицательное. Чтобы не отстать от века, мы
вынуждены  использовать  в  своей  работе  новейшее  оборудование,  зачастую
довольно слабо представляя все его плюсы и минусы. Ясно одно: информационные
сети  нуждаются  в  современной мощной защите.  В  противном  случае  всегда
существует возможность, что в них проникнет кто-то чужой, - Трущенко подошел
к окну и стал смотреть на улицу. - Несколько дней назад  в один из  филиалов
нашего  банка  проник  неизвестный.   Была  осуществлена  попытка  перевести
семнадцать миллионов  долларов  на  счет  одного  американского  банка.  Нам
удалось  пресечь акцию только в  самый последний момент. Мне не хотелось бы,
чтобы  подобное  повторилось,  -  Трущенко  вернулся  за  стол   и   раскрыл
ежедневник.  -  Мне  подготовили  несколько  статей  по  этой  проблеме,  их
необходимо  перевести  на  русский.  Но это не  все.  С завтрашнего  дня  ты
поступаешь в полное распоряжение одного компьютерного гения. К сожалению, он
довольно поверхностно  знает  английский.  Ты  поможешь  ему в  его  работе.
Неважно,  сколько  это займет времени.  Главное - результат. После  этого мы
попробуем создать свою собственную систему защиты, - Трущенко оторвал взгляд
от бумаг  и  впервые  за  все  время  посмотрел  на  секретаря. -  Ты  плохо
выглядишь. Что-нибудь случилось?
     -  Ничего серьезного, - секретарь опустил  голову и  стал смотреть себе
под ноги. - Ничего такого, с чем я бы не мог справиться.
     Трущенко едва заметно нахмурился.
     - Если хочешь, я распоряжусь, чтобы тебе выделили охрану.
     - Спасибо, Андрей Дмитриевич, не стоит.
     - Хорошо, - Трущенко кивнул. - Надеюсь, это никак не связано с тем, что
ты работаешь на меня?
     Секретарь помедлил с ответом.
     - Н-нет, не думаю.
     - В таком случае, продолжим.

     Свистых сидел в  кресле, положив  ноги  на  стол, и небрежно  перебирал
фотографии. На этот раз здесь было на что посмотреть. В конверте, который он
обнаружил утром у себя  в кабинете,  их набралось на  целый альбом. Господи!
Такое  впечатление,  будто за  ним  следили  в течение  нескольких  месяцев!
Блондинки  и брюнетки, высокие  и  не  очень,  красавицы и просто "чертовски
сексуальные штучки".  Все-таки со вкусом у него все в порядке. Многих лиц он
уже даже не помнил  и сейчас как бы заново  знакомился с  ними.  Вне всякого
сомнения,  фотографии  делал  профессионал.  За  исключением   трех-четырех,
качество было просто изумительным!
     К фотографиям  прилагалось письмо.  Свистых  аккуратно  его  развернул.
Возможно,  он все-таки обратится в милицию,  и тогда отпечатки пальцев будут
как нельзя кстати.
     "Милый Юрий Борисович! С огорчением должен констатировать, что вы так и
не прислушались к голосу рассудка. Напрасно я весь вечер ждал вашего звонка.
Разумеется,  вы  вправе  выбирать.  Возможно,  вы  решились  на  откровенный
разговор с женой.  Что  ж, тем  самым  вы  лишаете  меня возможности  первым
рассказать ей правду  о  вас. Но ведь не исключено, что вы просто забыли мне
позвонить? Что ж,  я  надеюсь на ваше благоразумие  и по-прежнему жду от вас
звонка. P. S. Полагаю, нет смысла напоминать, что это ваш последний шанс?"
     Свистых  смял письмо  и швырнул в корзину.  И лишь потом вспомнил,  что
собирался сохранить его в качестве улики.
     Если они думают,  что им удастся его запугать... Он вышел из-за стола и
размашистым шагом подошел  к бару. По крайней мере, их действия не стали для
него  неожиданными.  Правда,   письмо   пришло  несколько  раньше,   чем  он
рассчитывал,  но... Свистых налил  в  бокал  виски и  залпом  выпил.  Ничего
страшного не произошло. Если  они так этого хотят - он позвонит.  И  запишет
разговор  на магнитофон. Интересно, какие после  этого они станут писать ему
письма? Настроение  Свистых неуловимо изменилось. Он снял трубку  и нажал на
кнопку внутренней связи.
     - Мариночка, документы по террористам готовы?
     - Какие документы? - недоуменно отозвалась секретарша.
     - Такие документы, - многозначительно ответил он.

     Савелий Прохорович Радужинский просмотрел бумаги, которые принес ему на
подпись секретарь, затем откинулся в кресле и стал задумчиво протирать очки.
Его руки слегка дрожали - он всегда чувствовал волнение, когда речь заходила
о деньгах. В данном случае речь шла о двадцати тысячах долларов. Разумеется,
сумма не  настолько значительная,  чтобы  подвергать  себя серьезному риску.
Особенно сейчас. Но... Почему бы и нет? Ведь все, что от него требуется, это
наложить  запрещающую  резолюцию.  Зацепиться  за   какой-нибудь   пустяк  и
отправить   документ  на  доработку.  Благо  таких  "пустяков"   здесь  было
предостаточно. Пока  документ  будет  дорабатываться, другая фирма  проведет
операцию, о которой упоминается в документе.  Десять процентов от полученной
суммы  - его.  И, тем не менее, Савелий Прохорович колебался. Если они взяли
его "под колпак", им может стать известно об этом его шаге. Более того, этот
документ мог попасть  к нему  неслучайно.  С другой  стороны, зачем все  так
усложнять?  Того,  чем они  располагают,  более  чем  достаточно, чтобы  его
уничтожить.
     Радужинский надел  очки и  снова стал перечитывать документ. Затем взял
ручку и в двух местах  перечеркнул текст. Но в тот момент, когда  он  сделал
это, рука его снова задрожала. Да, он ясно дал понять о своей лояльности. Но
почему тогда не звонит Зорин?
     Радужинский вытащил из  стола верхний  ящик и засунул  в образовавшуюся
нишу руку. Где-то там он в незапамятные времена хранил сигареты. Так и есть.
Его  пальцы  что-то  нащупали,  и  он   с  явным  облегчением  достал  пачку
"Marlboro".  Савелий Прохорович  снова  снял  очки,  положил  их  в  футляр,
повернул кресло в сторону окна и закурил сигарету.
     Вряд ли это проверка. Какой смысл им его проверять? К тому же он всегда
может убедительно  обосновать, почему  не пропустил тот или  иной  документ.
Правда, едва ли в этом возникнет необходимость. А  деньги никогда лишними не
бывают. Тем более, что не известно, как  дальше сложится жизнь.  Особенно  в
свете последних событий. Если Дотов уйдет в отставку, нет никакой  гарантии,
что ему удастся сохранить за собой прежнее место.
     Он повернулся к  столу и  вызвал  по телефону  секретаря. А  когда  тот
появился, швырнул документ ему в лицо.
     - Я хочу, чтобы вы унесли это юридическое безобразие! И в следующий раз
думайте, прежде чем что-то приносить мне на подпись!

















        ГЛАВА 50. Воскресенье, 12 октября - 4 часа дня.

     Наступившее затишье не предвещало ничего хорошего. Менеджер сидел возле
окна и следил за дорогой. Консультант беспокойно сновал по комнате и думал о
том,  что он  сделает  с Гением,  когда тот попадет  к нему в руки. Согласно
договоренности, Гений должен был выходить на связь через  каждые полчаса, но
за время операции позвонил  лишь дважды. Несколько раз с ним  связывался сам
Консультант, но в последний раз к телефону подошла женщина. От неожиданности
Консультант растерялся и назвал  ей свое имя. Он не оправдывал себя, но если
бы с Гением что-то  случилось, шансов выбраться  с базы у них бы практически
не было.  К  счастью, женщина  сказала,  что Гений просто занят. О чем  этот
сукин  сын думает?! Чем он сейчас  может  быть занят?!  Консультант заставил
себя успокоиться. Раздражение ни к чему хорошему не приведет.
     Раздался  негромкий  зуммер.  Консультант  вздохнул с  облегчением,  но
отвечать не спешил. Менеджер недоуменно посмотрел на него.
     - Сейчас не самое  подходящее время  для  воспитания. Объяснишь ему все
при встрече.
     Консультант кивнул и включил телефон:
     - Да, я слушаю.
     -  Это  Гений,  -  даже по  телефону  было слышно, что Гения  буквально
распирает от энтузиазма. - Извини, что звоню только сейчас...
     - Ничего страшного. Но я рад, что  у тебя появилась свободная минутка и
ты вспомнил о нас!
     - Моей вины  в этом никакой  нет. Я сделал все, что мог. Обещаю: больше
никаких неожиданностей! К тому же,  я избавился от них обеих, - доверительно
сообщил Гений.
     - Обеих?
     - Моей жены и ее сестрицы. Они едва не свели меня с ума! Из-за них я не
мог сесть за компьютер. Теперь жена минимум неделю проведет в больнице, а ее
сестра через пару  часов уезжает  из города. Черт побери! Как только  мне ни
пришлось выкручиваться, чтобы отказаться идти ее провожать!
     - Кого провожать? Что ты несешь?
     - Сестру моей жены. Ты  бы только ее видел! С некоторых пор она решила,
что  способна оказывать на меня влияние. Никто не спорит, я сам позволил  ей
так считать, но...
     - Какое она имеет ко всему этому отношение?
     - Вот я и пытаюсь тебе это объяснить. Однажды я сделал глупость и...
     - Гений, помолчи минутку. Меня не интересует ни твоя жена, ни тем более
ее сестра. Это твои проблемы. Что с программой?
     - С ней все в порядке. Я  только что ее снова  проверил. Правда,  из-за
дождя есть небольшие проблемы с изображением.
     - Какие проблемы? Ты видишь расположение спецназа?
     -  Разумеется. Они  все  у меня здесь как на ладони. Если ты выйдешь на
улицу, то  можешь помахать мне рукой. К сожалению, я  не смогу ответить тебе
тем же. А проблемы в периодически возникающих на экране помехах.
     - Их можно устранить?
     - А можно ли устранить дождь?
     - Это не  шоу,  малыш! -  жестко произнес  Консультант. - Цена малейшей
ошибки - жизнь!
     - Я понимаю.
     - Этого мало. Посмотри внимательно на  экран.  Ты видишь, как вооружены
эти парни. Если поступит приказ, они сомнут нас за пару минут!
     - О'К, Консультант! Чем я могу помочь?
     - Следи за их перемещениями. В случае малейшего изменения тут же выходи
на связь. Мы должны успеть принять контрмеры. Что с программой прогноза?
     - Именно ею я сейчас и занят. Как только она будет готова, я немедленно
дам вам знать.
     - Поторопись.  В твоем распоряжении осталось не так уж и много времени.
Если ничего не произойдет,  мы будем отходить  в ночь со среды на четверг. И
не забудь о взрывателях!
     - Я же сказал: больше никаких отклонений!
     Консультант помолчал.
     - Гений...
     - Да?
     - Мы рассчитываем на тебя!
     - Это я  уже слышал, - беззаботно  парировал  тот. - Позаботься  о моих
миллионах!
     - Сукин ты сын!
     - Я - программист! - поправил его Гений, и связь прервалась.

     Хоменко пришел в себя на цементном полу.  Затылок раскалывался от боли.
Только что он стоял возле распределительного щита, потом что-то произошло...
Стоп! Что произошло? Хоменко уже знал  ответ, но не сразу  сумел себе в этом
признаться. Он потерял сознание. Это случилось внезапно, и он не смог ничего
поделать.
     Хоменко сел и прислушался к себе. Он чувствовал  себя не лучше, но и не
хуже, чем обычно. Тем не менее, с ним было что-то не так. Ноги  стали терять
чувствительность. Он слегка помассировал их, затем встал и прошелся  из угла
в угол. Все в порядке. Они просто  затекли.  Возможно, он неудачно упал  или
слишком долго пролежал на холодном полу. Но в мозгу непрерывно звучал сигнал
тревоги. Хоменко попытался  сесть  и едва не  упал. Господи! Что с  ним?  Он
оперся руками о стену. Ноги  дрожали. Прежде всего нужно успокоиться. Ничего
страшного не произошло. Хоменко поймал себя на том, что принюхивается. Могла
ли произойти  утечка  газов? От  некоторых химических  веществ  вполне может
наступить  паралич.  Нет,  никакого  запаха  он  не  чувствовал. Но  все  ли
химические  газы имеют  запах? Он  кое-как  доковылял до  ящиков с оружием и
взобрался  на  них.  С ногами  все будет  в  порядке.  Его  стало  трясти. К
сожалению,  никакой  одежды в бункере он не обнаружил. Раньше он согревался,
постоянно  двигаясь, но  сейчас боялся  даже пошевелиться. Может быть,  чуть
позже, когда  ноги  опять  обретут  чувствительность.  А  если нет?  Хоменко
запретил себе  вообще  думать о них. Но тогда о чем? О террористах?  То, как
долго ему здесь оставаться, зависит только от них.  Если он почувствует себя
совсем плохо, то вполне  может  взорвать оружие.  Странно,  что ему пришла в
голову  эта  мысль.  Прежде он никогда  не  думал  о  самоубийстве. С другой
стороны, от взрыва  могут пострадать не только враги. Хорошо, он подумает об
этом, если ему действительно станет плохо. Он ущипнул себя за ногу, проверяя
чувствительность,  и  едва  не вскрикнул от боли. Все будет  в порядке.  Нет
никаких причин, почему должно быть иначе.



















        ГЛАВА 51. Вторник, 14 октября - 12 часов дня.

     Прокуроров  удовлетворенно  оглядел  себя  в  зеркало: узнать  его было
практически невозможно. Нет,  никаких  усов и темных очков,  которые сами по
себе  привлекают внимание,  он не  использовал. Накладки под  плащом сделали
фигуру сутулой,  а  специальный состав прибавил седины  на висках. С помощью
цветных контактных линз глаза приобрели другой  цвет, а бакенбарды  изменили
овал лица. Грим лежал безупречно. И  последний нюанс - вставные челюсти. Они
также  повлияли  на форму лица,  а,  кроме того,  до неузнаваемости изменили
голос.
     Прокуроров посмотрел  на  часы  и в очередной  раз  напомнил себе,  что
должен  спешить.  Час назад от своего осведомителя он  узнал,  что появилась
новая   информация  о  Дотове.  Осведомитель   назвал  ее  сенсационной,  но
Прокуроров в это не  верил.  Скорее всего, речь идет о финансовых махинациях
или злоупотреблении  властью.  Никого этим  уже  не удивишь.  Однако  нельзя
исключать и  такой  возможности,  что к  нему  в руки  попадет действительно
что-то стоящее. Единственная  проблема:  на месте  встречи  его вполне может
ждать засада. Опыт подсказывал Прокуророву, что в критические моменты нельзя
доверять  никому.  Именно  поэтому  он  и  уделил   столь  большое  внимание
маскировке.
     Прежде чем отправиться на встречу, Прокуроров какое-то  время бродил по
улицам.  Порой  он  заговаривал с незнакомыми людьми, но  никакой  особенной
реакции  с их стороны  не заметил.  Значит, с  гримом все  в  порядке  и его
внешний вид ни у кого не вызывает подозрений.
     Прокуроров верил в интуицию, но на этот раз она молчала. В таком случае
следует быть вдвойне осторожным. Он вышел на  прилегающую  к  месту  встречи
улицу и пошел по ней. До назначенного времени оставалось  менее  трех минут,
но он не спешил.
     Человек, который его ожидал, стоял у входа в продуктовый магазин. Людей
в это время дня там практически не было. Прокуроров поднялся по ступенькам и
уже хотел заговорить, но  что-то  его остановило. Возможно, сработала именно
интуиция.  Осведомитель  бросил на него  равнодушный  взгляд  и  снова  стал
смотреть  на  улицу. Прокуроров  вошел в  магазин  и неспеша  стал заполнять
корзину.  Как  бы он  поступил, если бы решил  устроить здесь засаду? Прежде
всего, обязательно бы поставил  людей, которые  бы следили за осведомителем.
Такие люди могут  находиться как на  улице, так и в магазине. Вот, например,
сейчас они вполне  могут следить за  ним в телекамеру.  Даже не  поворачивая
головы, Прокуроров мог с уверенность  сказать, что  телекамера направлена на
него.  Журналист взял  с  полки  баночку  кофе, посмотрел на  цену,  покачал
головой  и  поставил  назад,   затем  спокойно  закончил  обход  магазина  и
направился к кассе. Главное - не спешить и не суетиться. Вычислить его никто
не  сможет.  Он  молча  поставил  перед  кассиром  корзину  и  потянулся  за
бумажником.
     - Вам упаковать?
     Он молча кивнул.
     Прокуроров дождался, пока  кассир сложит  продукты  в пакет и  вышел на
улицу. Осведомитель стоял на прежнем месте, хотя Прокуроров опаздывал уже на
пятнадцать минут. Никогда раньше он не стал бы так рисковать. А значит, либо
это  действительно  ловушка,  либо  сообщить он  намерен что-то  чрезвычайно
важное. Прокуроров посмотрел на осведомителя  (именно так и должен поступить
обычный  прохожий)  и стал спускаться по лестнице. Теперь важно не допустить
ошибки.  За  ним  вполне  может  увязаться "хвост".  Прокуроров  перешел  на
противоположную сторону  улицы, мимоходом бросив  взгляд в витрину. Интуиция
его не подвела.  На  некотором расстоянии  за  ним следовал невысокий полный
мужчина. Прокуроров примерно квартал  прошел пешком, потом взял такси.  Едва
ли они послали за ним более одного  человека. "Хвост" также остановил такси.
Прокуроров  бросил взгляд в зеркало заднего  вида и улыбнулся. Ему нравилось
отсекать "хвосты".

     Трущенко вышел из-за стола и энергично потряс Груше руку.
     -  Александр  Александрович!  Вот уж  кого не  ожидал  увидеть!  Какими
судьбами? Хотите оформить кредит или взять ссуду?
     Груша снисходительно улыбнулся и опустился в предложенное ему кресло.
     - Под какой процент?
     - Для особых клиентов и условия особые!
     Груша лишь устало махнул рукой.
     -  Знаем мы  эти ваши "особые условия"! Но поговорим об  этом  в другой
раз! Сейчас же я зашел обсудить ваше последнее предложение...
     -  А  разве я сделал  вам какое-то  предложение? -  Трущенко  удивленно
приподнял брови.
     -  Не  будем  лукавить,  -  Груша забросил ногу на ногу и откинулся  на
спинку кресла. - От вашего имени со мной разговаривал Потапчук.
     - Неужели? Почему же он мне ничего не сказал?
     Груша поморщился.
     - Мне подождать, пока вы с ним переговорите?
     - Нет-нет, что вы! Полагаю, вы и сами быстро введете меня в курс дела.
     - У вас что, комната набита прослушивающей аппаратурой, или вы боитесь,
что я принес ее с собой?
     Трущенко негромко рассмеялся.
     - Если вы пришли просить у меня работу, то вынужден вас огорчить - я не
смогу вас принять.
     - Почему? - прямо спросил Груша.
     - Видите ли, клиенты требуют более тактичного обращения.
     -  Но  в  данный  момент я разговариваю с вами, а  не с  какими-то  там
клиентами!
     Трущенко озадаченно потер переносицу.
     - Определенная логика в этом, безусловно, есть, но...
     -  Я  не могу обещать  вам свою помощь,  но  зато  могу  твердо обещать
содействие, - перебил Груша. - Разумеется, при определенных условиях.
     - Каких  именно? - спросил Трущенко, тщетно пытаясь понять точный смысл
только что услышанной фразы.
     - В вашем банке работает мой зять.  Кажется, каким-то клерком.  Я хочу,
чтобы вы помогли ему.  Тем  более,  насколько  мне известно, он этого вполне
заслуживает.
     - Как его фамилия?
     - Лапшенков. Максим Лапшенков. Сейчас он в отпуске.
     Судя по выражению лица Трущенко, это имя ему ни о чем не говорило.
     - Что я могу для него сделать?
     -  Дать возможность проявить  себя.  Большего от  вас  и не  требуется.
Парень он с головой.
     - Хорошо.  Когда  выйдет из  отпуска, пусть зайдет  ко  мне. Думаю,  мы
уладим этот вопрос.
     Груша кивнул и стал подыматься.
     - Другого ответа я от вас и не ожидал услышать!
     Трущенко сдержанно кашлянул.
     - Александр Александрович...
     - Да? -  теперь  уже  Груша  удивленно вскинул брови и чуть раздраженно
добавил: - Что-нибудь еще?
     -  Что касается вашего обещания  оказать содействие...  Вы бы  не могли
пояснить, какой смысл вы вкладываете в эту фразу?
     Груша улыбнулся и стал застегивать плащ.
     - Милый мой Андрей Дмитриевич! Неужели вы считаете, что все в этом мире
имеет точный смысл?








        ГЛАВА 52. Воскресение, 12 октября - 8 часов вечера.

     Операцией по захвату террористов руководил полковник ФСБ  Львов. Им  же
были  подобраны исполнители. Руководители остальных силовых подразделений  -
Никоноров  и  Пустырский  - против  операции  не возражали.  Мэр  в  связи с
дефицитом времени в известность поставлен не был.
     После  установления точного месторасположения террористов был составлен
план. Основной  удар  планировалось нанести по  расположению  террористов  в
районе   казармы,  отвлекающие  удары   -  по  первому   и  шестому  постам:
соответственно КПП и северо-западному  направлению.  Причем  удар по шестому
посту был скорректирован с учетом расположения склада с химическим оружием.
     Штурм начался  без одной минуты восемь. Около сорока  человек атаковали
базу одновременно с трех сторон. Огневым ударом  с  вертолета была буквально
сметена вышка. Затем начался штурм  КПП и шестого поста в районе разрушенной
стены. Завязалась ожесточенная перестрелка. В это же время основная  ударная
группа  приступила  к  захвату  казармы.  И  тут  произошло  непредвиденное:
спецназовцы, атаковавшие казарму, напоролись на плотный заградительный огонь
и отступили. Повторная атака ни к  чему не привела. Тут же был  задействован
запасной  вариант. В тыл террористам  двумя вертолетами был выброшен десант.
Но в месте приземления вертолеты  ждала засада. Потери были просто ужасными.
Погибло не менее двадцати человек, один вертолет был выведен из строя. Львов
был вынужден отдать команду об отступлении.
     Подводя итоги штурма, Львов был краток. Террористом удалось предугадать
все  перемещения  спецназа.  О  случайности  в   таком  случае  говорить  не
приходится.  Объяснений  этому может  быть  только  два.  Первое: им  просто
невероятно повезло, а второе: среди осаждавших террористы имеют информатора.
Присутствующие при разговоре начальники подразделений впали в ступор.

     Гений позвонил без двадцати восемь.
     -  Судя  по  всему, намечается  штурм!  -  буквально  прокричал  он.  -
Программа прогнозирует атаку в районе казармы. Под удар попадают также КПП и
северо-западный пост.
     -  Ты  можешь  указать точное  число спецназавцев и  их перемещения?  -
спокойно спросил Консультант.
     - Разумеется. Восемь человек сосредоточено возле КПП, примерно  столько
же   -   в  районе  северо-западного   поста,  еще   двадцать-двадцать  пять
направляются в сторону казармы.  Кроме того, приведены  в  боевую готовность
два вертолета. В один погружаются десантники.
     - Где можно ждать их появления?
     - Пока я  не могу  ответить на этот вопрос. Может быть, через несколько
минут.
     - Постарайся не затягивать. Что еще?
     -  По оценке программы, штурм  может  начаться через  двадцать-двадцать
пять минут. Кроме того, возле второго вертолета колдуют техники. Если зрение
меня не обманывает, они устанавливают ракеты.
     - Не прерывай связь, - Консультант щелкнул  рацией и раскрыл план базы.
-  Всем  внимание! Казарма  - вариант три-восемь, шестой  пост - аналогично,
вышка - пять-девять. Связь через двадцать-тридцать минут. Подтвердите прием.
     Консультант выслушал ответы и, отключив рацию, повернулся к Менеджеру:
     - Как думаешь: отобьемся?
     - Почему бы и нет? - невозмутимо ответил тот.

     Стрелок  принял  сообщение Консультанта и  стал торопливо  спускаться с
вышки.  Следом  за  ним  заспешил  Охотник.  Команда  "пять-девять" означала
немедленную   смену  позиции,   а   "три-восемь"  -  предполагаемую   атаку.
Консультант  даже   указал  время,  когда   это   может   произойти:   через
двадцать-тридцать минут.
     Они окопались метрах в  пятидесяти от  вышки. Ждать  пришлось  недолго.
Вертолет появился через пятнадцать минут. Стрелок тут же вжался в землю и не
видел,  как ракетный залп снес вышку. Вверх  взметнулся столб пламени. Затем
начался штурм. Это  был ад.  Стрелок и Охотник  находились  в  гораздо более
выигрышной  позиции,  чем  нападавшие,  а,  кроме того,  были  готовы  к  их
появлению,  и,  тем  не  менее,  им пришлось  туго. Сам бой  длился не более
пятнадцати минут, но, казалось, прошла целая вечность, прежде чем нападавшие
отступили.

     Дым  медленно  оседал.  Директор  сидел на  земле,  положив  на  колени
автомат.  В  ушах звенело. Господи! Оказывается,  он уже  успел  забыть, что
такое  настоящий бой! Если бы Консультант  не  предупредил о штурме заранее,
они все,  вероятно, сейчас были бы  мертвы.  Атака была невероятно мощной, и
только  прекрасная  координация  действий Консультантом  позволила  отразить
штурм. Во время боя он несколько раз отдавал настолько точные команды, что у
Директора невольно закралась мысль, что ему заранее  все известно.  Впрочем,
судя по  действиям противника,  тот и  сам не знал, как поступит в следующую
минуту. С другой стороны, что-то здесь было не так.  Когда двое спецназавцев
зашли к Директору с тыла, Консультант тут же предупредил его об этом. Видеть
он их не мог. К тому же в этот момент и сам вел бой.
     Директор оглянулся и поискал взглядом Президента. Он должен быть где-то
рядом.  Они  перекликались  буквально  за  несколько  секунд  до  того,  как
прозвучал  последний  выстрел. Но тогда почему до сих  пор он не  дал о себе
знать? Директор встал и отправился на его поиски.
     Президент лежал лицом  вниз. Предчувствуя  недоброе, Директор  коснулся
его плеча, а затем осторожно перевернул. Правая рука Президента описала круг
и  стукнулась  о  землю. Именно этот  стук  и  привел  Директора в  чувство.
Президент был мертв. В этом  не было никаких сомнений. Пуля попала ему прямо
между глаз.

     Сразу после боя Продюсеру пришлось буквально волоком тащить Режиссера в
казарму.  Тот прекрасно держался во время штурма, но вскоре после  него осел
на землю и больше не вставал.
     Продюсер  уложил  Режиссера на кровать и  заметил, что  тот  болезненно
сморщился.
     - Давай, я тебя перевяжу, - предложил он.
     Режиссер покачал головой.
     - Не стоит. В этом нет никакого смысла.
     Продюсер непонимающе уставился на него.
     - Что значит "нет никакого смысла"?
     Режиссер закашлялся. Его лицо стало белым, а на губах выступила кровь.
     -  Не думай  об этом, -  он  попытался вытереть  кровь  рукой, но  лишь
размазал ее по щеке.
     - Что значит "нет смысла"?! - закричал Продюсер.
     -  Наверное,  мне  не  следует  этого говорить,  но... - Режиссер отвел
взгляд. -  У меня  началось  заражение крови.  Сейчас  уже  поздно  что-либо
делать.
     - Но почему?! Ты ввел противостолбнячную сыворотку?
     - Нет.
     - Почему?
     - Мне трудно тебе это объяснить.
     - Ты забыл это сделать? Да?! Я должен был тебе об этом напомнить!
     - Дело не в этом.
     - А в чем же тогда?! - голос Продюсера снова сорвался на крик.
     - Во мне,  - Режиссер напротив говорил совершенно спокойно. - Я не ввел
ее потому... Просто я не смог этого сделать.
     - Но почему? Решил таким образом свести счеты с жизнью?
     - Нет.
     - Просто "нет"? Больше ты ничего не хочешь сказать?
     - Мне больше нечего сказать.
     - Но ты скоро умрешь! Это-то ты не можешь не понимать!
     - Не думай об этом, - устало повторил Режиссер.
     Продюсер едва не ударил его за это.
     - О чем мне, в  таком случае,  думать?!  О чем?!  Может  быть, об  этих
проклятых деньгах?!
     Режиссер промолчал.
     - Ты-то ведь о них больше не думаешь! Ведь не думаешь, не так ли?
     - Нет, не думаю, - подтвердил Режиссер.
     - А я вот, представь себе, думаю! Как думаю и о том,  что кто-то должен
довести начатое до конца!
     - У вас еще достаточно людей.
     В этот момент заработала рация.
     -  Консультант,  -  произнес  Директор и, хотя тот  тут  же  потребовал
прекратить разговоры в эфире, закончил: - Убит Президент.


















        ГЛАВА 53. Воскресение, 12 октября - 8 часов вечера.

     Поначалу Гений не подозревал, что вышел  на спутник-шпион. В тот момент
его  занимала  исключительно  проблема  подключения  домашнего компьютера  к
системе   Интернет.   Располагая   спутниковой   антенной,   компьютером   и
трансивером, Гений  искал нужный  спутник.  Изменяя  положение  антенны,  он
находил  очередной  спутник,  а   с  помощью  трансивера,   подключенного  к
компьютеру, добивался получения цифрового сигнала на мониторе. Спутник-шпион
был  пятым  или  шестым  по  счету,  который  ему  удалось обнаружить. Гений
настроил  трансивер, и, когда  сигнал  достиг  должного  уровня,  на  экране
компьютера появилось сообщение  на  английском: "Система  готова к получению
информации. Введите ваш пароль".
     Дальше  Гений занялся тем, за  что  и  получил  свое прозвище.  Методом
направленного перебора  он подобрал пароль и  проник в систему  спутникового
компьютера. Технология эта на первый взгляд  чрезвычайно  проста. Но лишь на
первый  взгляд.  Гений ввел  первые  пришедшие ему в голову цифры и подождал
ответа. Если набранные  цифры  абсолютно  неверны, ответ следует практически
сразу, но если хотя бы  одна из цифр окажется правильной - ответ последует с
небольшой паузой. Вся  суть в том, чтобы уметь различить  эту паузу. По мере
того, как увеличивается число правильных цифр, паузы становятся все длиннее.
Обычно каждый такой компьютер имеет программу, блокирующую попытки подобрать
пароль. Но в  данном  случае компьютер никак не отреагировал,  из чего Гений
сделал  вывод,  что контроль осуществляется с земли,  но по какой-то причине
его вторжения не заметили. В итоге Гению  удалось подобрать пароль и войти в
систему.  На  экране   компьютера   появилась   графическая   информация   -
бессмысленная комбинация цифр и знаков. Гений составил специальную программу
просмотра  графики   и  обнаружил,  что  нашел  что-то  не  то.  Он  получил
наблюдательное устройство, а не канал связи. На экране компьютера  появилась
неподвижная карта  его  родного города.  Тем не  менее, Гений  решил довести
начатое  дело до конца и посмотреть, что из всего этого получится. Он изучил
язык чужого компьютера и начал задавать  команды на  этом языке. В  итоге он
получил  возможность  сдвигать картинку города вправо-влево  и вверх-вниз, а
также ее увеличивать. Вскоре ему стало  окончательно ясно, что  он обнаружил
спутник слежения.
     Гений поднял всю имеющуюся в компьютере информацию и пришел  к  выводу,
что по какой-то причине владельцы спутника потеряли с ним связь еще пять лет
назад.  Но тогда каким  образом  ему  самому удалось установить с ним связь?
Возможно,  причина  кроется  в  расстоянии.  Спутник  следит  за  конкретным
объектом, а расстояние от него до тех же  Соединенных Штатов, откуда, скорее
всего,  он и  был  запущен,  значительно больше.  Не исключено также, что на
спутнике произошла серьезная авария и армия просто списала его, поскольку по
всем расчетам он должен был вскоре упасть.
     Так  или  иначе,  но  Гений получил  в  единоличное  пользование  целый
спутник. Он составил для него ряд новых программ, и теперь уже  никто другой
не  мог  проникнуть  в систему. Не выходя из квартиры, Гений мог следить  за
любым объектом  не  только  в черте  города, но и далеко  за его  пределами.
Причем не имело никакого значения, был день  или глубокая ночь. Просто ночью
автоматически  включалось  инфракрасное  изображение.  Перемещения людей, их
лица были видны достаточно  ясно. При необходимости объект можно многократно
увеличить или, напротив, уменьшить.
     Позднее  по просьбе  Консультанта  Гений составил специальную программу
прогноза. Теперь  он получил возможность  не  только следить за тем или иным
объектом, но и просчитывать вероятностные пути его передвижения.
     Во время  боя Гений впервые увидел  систему в  работе.  При этом  он не
только отслеживал любые перемещения спецназа, но и просчитывал  возможные их
шаги  в  дальнейшем,  о  чем  тут же  информировал  Консультанта. Во  многом
благодаря именно ему террористам и удалось выиграть тот бой. А Гений получил
лишнее подтверждение, что операция может увенчаться успехом.

     Хоменко с надеждой прислушивался к  звукам боя. Он не ожидал, что армия
отважится  атаковать террористов  на территории базы -  слишком  велик  риск
взорвать химическое  оружие  - но  раз уж это произошло...  Сейчас, когда он
чувствовал  себя так  плохо,  каждая  минута могла стать решающей.  Господи!
Только бы у них все получилось!
     Внезапно  эхо близкого взрыва  всколыхнуло бункер, и кое-где посыпались
на  пол  снаряды. Хоменко  встал,  но  тут  же  вынужден был  сесть  -  ноги
по-прежнему отказывались ему повиноваться.  Откуда-то справа донеслось тихое
шипение. Сначала  Хоменко не придал этому звуку значения, но потом его вдруг
словно пронзило током. Он приподнялся и посмотрел вниз. Но ничего не увидел.
Тьма скрывала все, что  находилось  от него дальше чем на полметра.  Хоменко
замер и прислушался. Никаких  сомнений  - звук доносился с  того  места, где
только что  упали снаряды. На какое-то время страх парализовал его. Господи!
У него не будет ни единого шанса, если... Но даже себе он не смог признаться
в своих подозрениях.
     Канонада  на  улице  заметно  усилилась.  Прямо  над  бункером пролетел
вертолет. Бой был в самом разгаре. Жаль, он не может в нем участвовать.
     Хоменко снова прислушался к  шипящему звуку. Что, если один из снарядов
треснул? Но это маловероятно. Скорее всего, прорвало трубопровод или...
     Он почувствовал запах газа. Или дело лишь в самовнушении?
     Химические газы стелятся  вдоль  пола.  Если бы ему удалось найти место
повыше,  он  смог бы от них укрыться.  Хоменко подумал о лестнице. Но сейчас
ему будет нелегко туда добраться.  С другой стороны,  здесь его  точно  ждет
смерть. Он  встал  с ящика. Правой ноги он почти  не чувствовал,  да и левая
была не намного лучше. Он  стал медленно продвигаться к выходу,  когда в нос
ему ударил резкий  запах газа. Хоменко задержал дыхание. Скорее... Он должен
скорее преодолеть этот барьер. Он сделал слишком широкий шаг и упал. Страшно
было  ощущать  собственную  беспомощность. Хоменко встал на колени и пополз.
Легкие  были  готовы  разорваться от  нехватки воздуха.  Он  натянул на  нос
гимнастерку  и  сделал  глубокий вдох. Почувствовал  головокружение,  но  не
остановился. Еще несколько метров - снова вдох. Еще...
     Внезапно  стрельба  на  улице  прекратилась.  Слишком внезапно.  Ничего
хорошего это не предвещало.
     Он совсем  немного  не дополз  до  лестницы  и  упал, потеряв сознание.
Примерно через пять минут клубы густого белого дыма накрыли его.

























        ГЛАВА 54. Вторник, 14 октября - 2 часа дня.

     Дотов  уселся  на  заднее  сидение  "волги"  и  бросил  взгляд  на  уже
находившегося в салоне Львова.
     - И как, по-вашему, я должен на это реагировать?
     - Простите, Герман  Олегович, но я не совсем вас понимаю. Вы не хотите,
чтобы я вас сопровождал?
     - Почему я узнаю о штурме  от террористов?! - Дотов  захлопнул дверцу и
приказал водителю: - В мэрию!
     Колона  из шести  автомобилей  в  сопровождении  двух  автобусов  ОМОНа
тронулась с места.
     - К сожалению,  я не успел вас предупредить... -  начал Львов, но Дотов
резко его оборвал:
     - О штурме, который произошел два дня назад?  Ну-ну! Сколько  людей  вы
там положили?
     -  Мне  показалось, что ваше  решение о замалчивании  террористического
акта  оказалось  тоже  не самым удачным! Во всяком случае, ваши враги  умело
этим воспользовались!
     Дотов бросил на Львова колючий взгляд.
     - С каких это пор вы причисляете себя к моим врагам?
     -  Странно, что  из  моих  слов вы  сделали такой  вывод. Я  лишь хотел
сказать,  что  каждый   может   допустить  ошибку.   Кроме  того,  кое-какие
обстоятельства, связанные с террористами, показались мне довольно... - Львов
выдержал паузу. - Темными.
     - Какие именно?
     -  Во  время  штурма  террористы  словно   заранее  знали,   как  будут
действовать мои люди.
     - Ну, если они действовали по шаблону...
     -  Нет, дело не  в этом.  О  плане было  известно  только  троим:  мне,
Никонорову  и  Пустырскому. Упаси  Боже!  Я  никого не обвиняю,  но... Вывод
напрашивается сам собой.
     - А вы не сгущаете краски?
     - Отнюдь. У террористов слишком мало людей, чтобы перекрыть все подходы
к базе, но стоило только моим людям  предпринять вылазку или атаку,  как там
их уже обязательно ждала засада.  Согласитесь, это  наводит  на определенные
размышления?
     -  Да,  наверное. Думаете,  кто-то из  тех двоих может  быть  связан  с
террористами?
     -   Нет,   это  все-таки  маловероятно.   Но  есть   Трущенко,  который
заинтересован в вашем поражении.
     - Значит, Трущенко, - Дотов задумался.
     -  Какое впечатление  произвел  на  вас главарь террористов? -  спросил
Львов.
     -  Трудно  сказать,  - мэр  пожал  плечами. -  Пожалуй, никакого.  Хотя
держался он довольно уверенно. И еще... Мне показалось, он не блефовал.
     - Значит, вы решили принять требования террористов?
     - Я решил принять их правила игры! А  это не одно и  то же. Кроме того,
как я уже говорил, они играют без правил. Я  дам им деньги. Может быть, дам.
Все равно они никогда не сумеют ими воспользоваться!
     -  Но тридцать  миллионов - это огромная сумма! Где  вы  планируете  ее
взять?
     - Там, где они есть!  В банках. Только в банках! Я уже разослал письма,
в которых попросил банкиров скинуться по миллиончику. Не разорятся!
     -  Террористы  выдвигали  какие-нибудь  требования  относительно  того,
какими должны быть деньги?
     - Купюры по сто долларов. Три тысячи пачек!
     - Да, немало, - согласился Львов.
     -  Кроме  того,  террористы  потребовали  машину. Не вертолет, а именно
машину! Интересно, как далеко они рассчитывают на ней уйти?
     - Возможно, они намерены взять с собой заложников.
     -  Разумеется!  Но  мы  условились, что через  сорок километров  они их
выпустят. Правда, в  ответ  я  вынужден  был пообещать,  что  их  не  станут
преследовать.
     - Вы верите террористам?
     - А если я скажу, что верю им в большей степени, чем вам, вы обидитесь?
     - Да, наверное.
     - В таком случае, чтобы  вас  утешить, я скажу, что не доверяю им ни на
грош!  Хотя и  не  сомневаюсь,  что  при  определенных  обстоятельствах  они
способны  держать  слово. Кроме того, я обещал  их  не преследовать,  но  не
обещал запрещать делать это кому-то другому!
     - Понятно,  - Львов  кивнул.  -  Плюс ко всему их  машина вполне  может
оказаться неисправной!
     - Нет. Иначе они взорвут базу!
     - Они могут взорвать ее в любом случае!
     - Нет, если я сдержу слово.
     - Вы  верите в  слово террориста?  - с  нескрываемым сарказмом  спросил
Львов.
     - Именно, - серьезно ответил Дотов.

     - Почему ты ее не бросишь? - секретарша лежала на рабочем столе Свистых
и болтала ногами в воздухе. В левой  руке  она держала дымящуюся сигарету, а
правой теребила волосы первого заместителя мэра.
     -  Кого? -  устало  спросил  тот. Его  взгляд неожиданно задержался  на
полном собрании  сочинений  В.И. Ленина.  Когда-то  на эти  книги  никто  не
обратил  бы внимание, но сейчас  они  невольно приковывали  взгляд.  Свистых
решил, что в самое ближайшее  время  нужно будет  заменить их  на что-нибудь
более нейтральное. Например, на юридическую литературу. По крайней мере есть
гарантия, что к ней никто не притронется.
     - Не делай вид, что не понимаешь меня!
     - Хорошо. Я ее брошу. Что дальше?
     -  Дальше? - она выпустила ему в лицо струю  дыма.  -  Дальше ты можешь
жениться на мне!
     Свистых тяжело вздохнул. Как быстро все может измениться! Еще пару дней
назад он бы тут же  поставил секретаршу  на место,  но сейчас  был  способен
только вздыхать.
     - Хорошо. Я женюсь на тебе. Что дальше?
     - Мы нарожаем детей и будем их растить!
     - Хорошо. Мы нарожаем детей и будем их растить. Что дальше?
     - Ты просто не в духе!
     - Странно, что ты это заметила!
     - Это все из-за террористов?
     Свистых встал и подошел к книжной полке.
     - Ты бы не могла одеться? Сюда в любой может кто-то войти!
     - Полчаса назад ты умолял меня об обратном!
     - Марина!
     - Хорошо, - секретарша встала и, виляя бедрами, натянула трусики. -  Ты
удовлетворен?
     - Этого мало!
     - Тебе всегда всего мало! - недовольно заметила она.
     Свистых  снял с полки несколько томов Ленина и швырнул их на пол, затем
открыл бар. Секретарша тут же оказалась у него за спиной.
     - Мне, пожалуйста, из вон той бутылочки!
     -  Это скипидар, - не оборачиваясь, бросил Свистых  и налил себе полную
рюмку коньяку.
     - Фи, противный! - она стукнула его кулаком по плечу.
     И замашки у нее точно как у дешевой шлюхи. Завтра он вышвырнет ее вон.
     Она обвила его шею руками.
     - Котик, ну почему ты такой сердитый?
     Вот потому он  до сих пор и не развелся с женой.  Да, время  от времени
она устраивает ему скандалы, но, по крайней мере, не называет "котиком".
     Он убрал руки секретарши и обернулся.
     - Оденься!
     - А стоит ли? - ее руки заскользили по его телу,  и он впервые за  свою
жизнь едва не ударил женщину.
     - Оденься, - сухо повторил он.
     На ее лице появилась гримаса то ли презрения, то ли брезгливости.
     - Я тебе все-таки не шлюха, чтобы ты так со мной разговаривал!
     Свистых налил себе новую порцию коньяку и вернулся за стол.
     - Какие документы за последнее время ты получила по террористам?
     Секретарша натянула через голову платье и расправила складки.
     - Какая же ты все-таки сволочь!
     - Можешь считать себя уволенной! - удовлетворенно произнес он.
     - За аморальное поведение?
     - Я думаю, эта статья подойдет тебе в самый раз!















        ГЛАВА 55. Вторник, 14 октября - 3 часа дня.

     Консультант  проследил  за тем,  как сопровождавший  мэра  эскорт машин
отъехал от КПП, и повернулся к Менеджеру.
     -  А ведь все  вышло  по-моему!  Ничего  другого  им  сейчас просто  не
остается - они вынуждены будут принять наши условия!
     -  Поживем -  увидим!  - Менеджер явно  не  разделял его  энтузиазма. -
Неужели ты ему веришь?
     - А ты - нет?
     - Я - нет. Мэр - политик. Пообещать он может все, что угодно. Он сказал
тебе, что не будет тебя преследовать. Он  и не станет этого делать, а просто
пошлет своих людей.
     - Ты придираешься к словам! Важна суть!
     - Для тебя - может быть, но не для него. Ему этого вполне хватит, чтобы
оправдать себя в собственных глазах. И в чужих тоже.
     - Что же ты мне сразу ничего не сказал?
     - А что бы после этого изменилось?
     - Ну, не знаю. Возможно, я потребовал бы с него честное слово!
     -  И  он  бы  тебе его охотно  дал,  а все  свои  последующие  действия
оправдывал тем, что с убийцей никто не станет играть по правилам.
     - Я - убийца?
     Менеджер  усмехнулся и  посмотрел  на дорогу. На  сколько хватало глаз,
повсюду была видна военная техника и солдаты в камуфляжной форме.
     - А для кого, по-твоему, они собрали здесь целую армию? Ты думаешь, они
дадут нам возможность спокойно уйти?
     Консультант усмехнулся.
     - Поверь мне: это проще простого!
     - Если не ошибаюсь, то же самое ты говорил в отношении всей операции?
     - Не ошибаешься!
     - Что я могу на это  ответить? Что я не разделяю твоей уверенности? Так
ты и сам это прекрасно знаешь. Особенно после того, что произошло.
     - Да, но...
     - Кроме того, деньги. Как ты планируешь ими распорядиться? Ни один банк
в мире, ни одно лицо не захочет  иметь с  ними дело! Это-то ты не  можешь не
понимать! А едва ты начнешь ими пользоваться - твои дни сочтены.
     - На этот счет я кое-что придумал.
     - "Кое-что" я уже слышал. А теперь хочу услышать, что именно.
     - Всему свое время!
     - В этом ты абсолютно прав. И мне кажется, это время пришло!
     Консультант покачал головой.
     - Ты ошибаешься.
     - Если ты боишься, что нас могут подслушать...
     - Как раз этого я боюсь меньше всего!
     - Чего же тогда?
     - Того, что ты можешь все испортить.
     Менеджер нахмурился.
     - Каким образом?
     - Тем, что сочтешь  мой план  слишком простым,  а потому  обреченным на
провал. Но я-то знаю, что он сработает. Ты получишь свои деньги!
     - В принципе, я готов в это поверить. Но меня волнует другое. Что, если
им удастся тебя убить? Что тогда нам  делать с деньгами? Законсервировать на
неопределенный срок?
     - Во всяком случае, это было бы неплохим выходом из положения!
     - Мне кажется,  сейчас  не  время шутить. Я готов внимательно выслушать
даже твой слишком  простой план.  Особого  выбора, как ты понимаешь,  у меня
нет.
     -  Извини.  Но  свой ответ  я уже дал.  И  никто не заставит  меня  его
изменить.
     Менеджер в упор посмотрел на Консультанта.
     - Я не  понимаю тебя. Ты не боишься,  что нас могут услышать, и, тем не
менее, скрываешь все от меня!
     - Я ведь уже, кажется, пояснил, в чем здесь дело, - невозмутимо ответил
Консультант.
     - В том, что твой план может показаться мне слишком простым, и я...
     - Совершенно верно.
     Менеджер посмотрел на Консультанта долгим пристальным взглядом.
     - Знаешь, чего я боюсь больше всего? Что у тебя нет никакого плана!

     Андрей Дмитриевич Трущенко, не скрывая брезгливости,  повертел  в руках
тонкий листок бумаги и швырнул его через стол в управляющего.
     - Что это?
     Николай Николаевич Зорин промокнул выступивший на лице пот, лихорадочно
нацепил  очки  и  поднес  листок  к  глазам.  Впрочем,  текст,  который  там
содержался, Зорин знал практически наизусть, поскольку именно  он час  назад
получил его по  факсу.  В  дипломатичной  форме мэр  предлагал  всем  банкам
скинуться по  миллиончику и таким  образом  решить  возникшую перед  городом
проблему.
     - Это факс, Андрей Дмитриевич.
     - Да я и сам вижу, что  факс! Я спрашиваю, как это понимать?  Это  что,
неудачная шутка, первоапрельский розыгрыш или что-то еще?! - голос  Трущенко
клокотал от ярости.
     Зорин выдавил из себя блеклую улыбку.
     - Полагаю, это не совсем шутка.
     - Точнее,  совсем не шутка! Надеюсь, вы уже  отправили Дотову достойный
ответ?!
     Нервным  движением  Зорин расслабил  узел  галстука.  Как  он завидовал
Потапчуку,  который сейчас упаковывал чемоданы для поездки в  Прибалтику! Он
согласился бы отправиться  даже к черту на кулички, лишь бы не сидеть сейчас
в банке!
     - Видите ли, Андрей Дмитриевич... Дело в том,  что... Словом, пока я не
успел этого сделать.
     - Так сделайте, черт возьми! И не заставляйте меня повторять дважды!
     -  Хорошо, Андрей  Дмитриевич,  - Зорин уже  собирался  выскользнуть из
кабинета, но голос Трущенко заставил его замереть.
     - Не вижу в этом ничего хорошего! Но это так, к слову.  У меня есть для
вас еще одно поручение.
     Зорин  мысленно перекрестился.  Что  это может быть  за  поручение,  он
хорошо представлял.
     - Мне  нужно  передать  Прокуророву  кое-какие  бумаги,  но  по  вполне
понятным причинам я не могу сейчас с ним встречаться.
     Ну, конечно! И Зорину об этих причинах было хорошо известно. Во-первых,
на Прокуророва  сейчас  объявлена  охота,  а во-вторых, и самого Трущенко за
дверью вполне может дожидаться киллер.
     - Можно отправить посыльного... -  начал  Зорин, но Трущенко резко  его
перебил:
     - Что вы несете?! Хотите подставить человека под пули?
     Зорин  снова  потянулся  за носовым платком.  А  его, значит,  под пули
можно?
     - А разве существует угроза..?
     - Вы что,  не читали  его статью? Господи! Да о ней говорит весь город!
"Кровавый рассвет". Или закат. Не помню точно.
     - Читал, но...
     - Прокуроров невероятно рискует. Вы же знаете,  как криминализирована у
нас власть! Если его кто-нибудь случайно заметит  -  можно считать, он труп!
Возьмите мою машину и немедленно отправляйтесь по указанному здесь адресу, -
Трущенко швырнул через стол сложенный вчетверо листок бумаги и  откинулся  в
кресле.
     - Но я не умею водить машину... - На  мгновение в душе Зорина вспыхнула
надежда, но Трущенко тут же ее затушил.
     - Возьмите моего шофера. И закончим этот разговор! Да, и вот еще что...
Не удивляйтесь, если к  вам  в  машину сядет беременная женщина  или  слепой
старик!
     - Старик или  беременная  женщина, - пробормотал  Зорин.  -  Они  также
должны будут встретиться с Прокуроровым?
     - Черт побери! Как вы не поймете! Это и будет сам Прокуроров!
     Зорин закивал головой и  снова попытался  выскользнуть за  дверь. Слава
Богу, о телохранителях не  было  сказано  ни слова!  Он  посадит их со  всех
сторон, и если нападавшие вдруг откроют огонь из автоматов...
     - Николай Николаевич, минутку!
     У  Зорина  подкосились   ноги.  Если  Трущенко   обратился  к  нему  по
имени-отчеству, значит, дело совсем плохо.
     - Телохранителей лучше с  собой не брать. Мало ли что. Ни к чему, чтобы
они видели, с кем вы встречаетесь.
















        ГЛАВА 56. Вторник, 14 октября - 3 часа дня.

     Статья  называлась   "Эпоха   террора.  Бегство  от  действительности".
Все-таки  они   успели  опубликовать   ее  в  дневном   выпуске  "Вестника".
Прокуророву пришлось спешить, потому язык статьи был далеко не безупречен, а
само повествование - несколько скомкано. Впрочем, едва ли кто-нибудь обратит
на  это внимание.  Гораздо  важнее  содержание  статьи.  Рассказ  о кровавых
событиях  воскресной ночи и  реальной  угрозе погрузить  город в  химический
коллапс.  Рассказ  получился действительно  страшным.  Особенно  производили
впечатление  ракетный  удар  по объекту,  расположенному  всего в пятидесяти
метрах от склада  с химическим оружием, и расстрел  вертолета  террористами.
Десятки трупов и  тысячи возможных жертв.  Кто-то  должен за  это ответить -
главный  лейтмотив  статьи.  К  сожалению,  нет  никаких   фотографий,  хотя
Прокуроров  и  предлагал  редактору  использовать  фото  из  архива. Но  тот
испугался, что его могут обвинить в фальсификации, и от картинок отказался.
     В  вечернем  номере,  если  ничего   не  произойдет,  появится   статья
Прокуророва  о коррупции. Он должен четко донести до читателя главную мысль:
мэр и  его ближайшее окружение ни перед чем ни остановятся, чтобы удержаться
у власти.  Даже если возникнет реальная угроза  химического террора. Если  и
после этого рейтинг Дотова не снизится - он съест свою шляпу.
     Прокуроров раскрыл официальную газету. Ну, конечно, на него вылили ушат
грязи  и   даже  возбудили  уголовное  дело.  Интересно,  по  какой  статье?
Придворные  писаки  почему-то  не  удосужились   это   указать.  Разумеется,
вспомнили  и  о том, что прежде он активно сотрудничал  с  нынешней властью.
Задали вопрос: "Что же  заставило его переметнуться к своим прежним врагам?"
Ответили банально: деньги. Словом, они основательно переворошили его грязное
белье.  "Надеюсь, это доставило  вам удовольствие",  -  с  усмешкой  подумал
Прокуроров. Он отправил обе газеты  в  мусорную корзину и направился вниз по
улице. Примерно  через  триста метров будет перекресток. За ним  - небольшой
скверик. Там он и должен встретиться с Зориным,  который передаст документы,
подтверждающие,  что  вся  команда  мэра  погрязла  во  взяточничестве  и  в
коррупции. Прокуроров  бросил взгляд на часы и  прибавил шагу.  На  этот раз
встречу  назначил  он  сам,   и  угрозы  подцепить  "хвост"  практически  не
существовало.

     Семен  Георгиевич  Никоноров  наполнил  два  бокала  чешским  пивом,  а
образовавшуюся  пенистую  шапку  щедро   полил  водкой   "Финляндия".  Затем
пододвинул  один бокал  Льву  Иосифовичу  Пустырскому, а  сам  взял  другой.
Пустырский с тоской посмотрел в сторону окна, за которым шел дождь, и тяжело
вздохнул:
     - Вот увидишь: все закончится нашей отставкой!
     - Типун тебе на язык! - проворчал Никоноров и погрузил нос в пиво.
     -  Вот  увидишь,  - Пустырский сдул  пену  и  двумя  большими  глотками
опорожнил полбокала.
     - Не стоило нам связываться со Львовым, - Никоноров порылся в кармане и
выложил на стол пачку "Кэмела".
     - Да уж, втянул он нас в историю, - хмуро ответил Пустырский.
     - И ведь  обрати внимание: от мэра теперь не отходит ни на шаг. Боится,
что мы раскроем ему глаза на то, что произошло на самом деле.
     - А что Дотов? Все равно он скорее поверит Львову, чем нам.
     -  И Трущенко что-то не звонит. Может, ждет, пока  мы сами сделаем  шаг
ему навстречу?
     - Да уж, нужно что-то решать! -  Никоноров закурил сигарету и откинулся
на спинку стула. - А ты как думаешь?
     - По поводу чего? - Пустырский допил пиво и также закурил сигарету.
     - Да все того же! Нужно, наконец, определиться.
     - Да я уж давно  определился! Построю дом где-нибудь за  городом и буду
растить внуков. Чем бы ни закончилась эта история с  террористами - отставки
нам не избежать.
     Никоноров молча покачал головой и снова наполнил бокалы.
     - Что ж ты меня не зовешь к себе  присоединиться? - спросил он, когда и
эти бокалы были выпиты.
     - Пиво у тебя хорошее. И где только такое достаешь!
     - Внуков вот только у меня нет! И хотя дело это наживное, пожалуй, рано
мне все таки об отставке думать. Как ты считаешь?
     - А тут думай - не думай, от нас уже ничего не зависит! Дотов свою игру
ведет, Трущенко - свою.
     - А если нам попробовать начать свою?
     Пустырский замер. Разговор явно пошел не по тому руслу.
     - Что ты этим хочешь сказать?
     - Да  есть  тут  у  меня кое-какие  мыслишки...  -  загадочно  произнес
Никоноров.
     - Ты бы держал их лучше при себе!
     - Так ведь ты сам говоришь: мы ничего не теряем!
     Пустырский бросил взгляд в сторону двери.
     - Давай-ка лучше поговорим о пиве!

     "Жизнь,  как лотерея: кому-то  везет, кому-то  нет", - думал  Потапчук,
наблюдая за Зориным. После разговора  с Трущенко тот был  сам не свой и даже
не  хотел отвечать на расспросы. Впрочем, Потапчук его не осуждал, поскольку
хорошо знал, о чем шел разговор в кабинете президента банка. Дело в том, что
на  свидание с  Прокуроровым  Трущенко сначала хотел послать его. К счастью,
ситуация с банком "Платина  Балтики" требовала  немедленного его присутствия
на месте. Трущенко дал "добро" на вылет, и Потапчук паковал чемоданы. А если
быть более точным:  собирал все  необходимые документы. Билет на самолет был
уже заказан, вопрос с  визой  -  решен. Оставалось только заскочить  домой и
попрощаться с женой.
     Внезапно Зорин оказался рядом.
     - Послушай, Валентин, ты бы не мог отправить за меня факс? Я спешу.
     - Нет вопросов! Что за факс?
     - В мэрию. Относительно денег.
     - Каких денег? - Потапчук заподозрил неладное.
     - Там на столе  лежит факс  - в  нем все сказано. А возникнут вопросы -
обратишься к секретарю Андрея Дмитриевича. Он в курсе.
     Потапчук бросил взгляд на часы.
     - Что же я  здесь с тобой стою! Я же на самолет опаздываю! Извини, Ник,
попроси кого-нибудь другого. Увидимся через пару дней! - Потапчук бросился к
двери, но прежде чем выйти, обернулся: - Тебе что-нибудь привезти из Латвии?






















        ГЛАВА 57. Вторник, 14 октября - 5 часов дня.

     Прошло почти двое суток с момента боя. За это время террористы потеряли
еще  двоих: покончил с собой  Режиссер и был убит пулей снайпера Стрелок.  В
ответ Консультант приказал расстрелять двух заложников, и практически тут же
стрельба со стороны осаждавших прекратилась.
     Еще трижды спецназ пытался проникнуть на территорию базы, но всякий раз
получал  отпор. Причем  не помогли ни замысловатые отвлекающие  маневры,  ни
различные тактические ухищрения. Это дало  Львову повод заговорить о наличии
среди   осаждавших   высокопоставленного   информатора.  Прочем   на   слове
"высокопоставленного"  Львов  сделал особый упор. Никоноров и Пустырский тут
же заявили в ответ, что подобные высказывания требуют комментариев, но Львов
от  комментариев  отказался, подчеркнув, что комментировать здесь нечего - и
так все ясно. После чего собрал свое ближайшее окружение и уехал на доклад к
мэру.

     Киллера  звали Гоблин. Это  был крупный угловатый мужчина  лет сорока с
длинными мускулистыми  руками и грубым, словно вытесанным из камня лицом. До
того как стать киллером он несколько лет работал вышибалой  в баре, и за все
это время  там  не произошло  ни одного  мало-мальски  серьезного инцидента.
Всех,  у кого  чесались кулаки, Гоблин просто  вышвыривал на улицу, при этом
иногда  забывая, где находится  дверь и что бар расположен на третьем этаже.
Однажды подобным  образом он вышвырнул из бара  одного из  "отцов города", а
следом - его многочисленных телохранителей, после  чего "отец" предложил ему
сменить  работу.  Такой поворот Гоблина  вполне устраивал. Теперь он получал
действительно   неплохую  зарплату   плюс  премиальные,   в  зависимости  от
выполненной работы. А без работы он никогда долго не оставался.
     У  Гоблина  было  два  пристрастия: он  любил хорошо  поесть и провести
несколько  часов в обществе проститутки. Поесть он любил всегда, а страсть к
проституткам  приобрел работая в баре. Во-первых, с проститутками можно было
особенно  не церемониться,  а,  во-вторых, в отличие  от  обычных женщин,  с
которыми его сводила судьба,  они, по  крайней мере, пытались доставить  ему
удовольствие  и   при  этом  ничего  не  требовали  в  замен.  Кроме  денег,
разумеется.
     Гоблин  бросил взгляд на часы  и  прибавил шагу. Перед  ним не  ставили
конкретной цели убить  журналиста. Если не  останется другого выхода - тогда
да.  Гораздо  важнее захватить  его живым. Кое-кто был  готов отдать многое,
чтобы  побеседовать  с ним  с глазу  на глаз. Но журналист был осторожен. Из
первой  ловушки  он  легко  ушел.  Именно  поэтому  и подключили  к операции
Гоблина.  Он  всегда  действовал  в  одиночку,  и  действовал  с  неизменной
эффективностью.  Кроме  того,  несмотря на запоминающуюся  внешность, Гоблин
практически всегда оставался незамеченным.  Он сам объяснял подобный феномен
довольно  просто: трудно свидетельствовать против человека, один внешний вид
которого вызывает нервную дрожь.
     Бордовый "опель" стоял  прямо за  перекрестком. В салоне  машины сидели
двое: личный  водитель Трущенко и управляющий  банком  "Платиновые  ресурсы"
Зорин.  Значит, скоро  появится  и Прокуроров.  Гоблина предупредили  о  его
склонности к перевоплощению, поэтому, чтобы не прозевать  журналиста, киллер
держался  рядом. Он позволит  Прокуророву  сесть в машину и нырнет  вслед за
ним. Едва ли кто-то из них успеет оказать сопротивление.
     Водитель  "опеля" посмотрел  на часы,  затем  завел  двигатель.  Гоблин
насторожился и незаметно осмотрелся. Прокуророва  по-прежнему нигде не  было
видно. В пределах видимости крутился только какой-то дряхлый старик. Неужели
они  отменили  встречу?   Непроизвольно  Гоблин  сделал  несколько  шагов  в
направлении машины. В этот момент Зорин распахнул дверцу и закричал:
     - Скорее, Роман Васильевич! Чего же вы ждете?
     Гоблин  и  сам не  понимал, чего он, собственно, ждет. Он  запрыгнул на
заднее сидение, думая, как поудобней огреть водителя, но Зорин его опередил,
сунув в руки папку с бумагами.
     - Того, что здесь  находится, вполне хватит, чтобы посадить всю команду
мэра.  И можете мне  поверить, Роман  Васильевич, -  при этом Зорин похлопал
Гоблина  по  руке  и  усмехнулся.   -  Если  вы  сумеете  как  следует  этим
распорядиться  - сидеть  им придется  долго! - Зорин повернулся к водителю и
коротко бросил: - Миша, гони!
     Машина сорвалась с места, и Гоблина отбросило на спинку сидения.
     -  В вашей идее замаскироваться под  бандита определенно что-то есть, -
произнес  Зорин, рассматривая  киллера  в  зеркало заднего  вида.  -  Андрей
Дмитриевич предупреждал меня, что вы можете принять образ беременной женщины
или даже старика, но я...
     Старик! Ну, конечно, как  он сразу не догадался! То-то ему показалось в
том старике что-то смутно знакомое.
     - Остановите машину! - закричал Гоблин.
     -  Не  сейчас,  Роман  Васильевич!  За  нами увязался  "хвост".  Видите
серебристый "мерседес"? Мне кажется, он уже давно следует за нами.
     - Черт побери!  Я  что, не  ясно  сказал?! - заорал Гоблин и  попытался
достать Зорина своим коронным апперкотом.
     В этот момент машина заложила  крутой вираж, и Гоблин, взмахнув руками,
отлетел  к  левой  дверце.  От  столкновения дверца распахнулась,  и  Гоблин
наполовину вылетел наружу.
     - Тормози! -  в  ужасе закричал Зорин  водителю. Машина клюнула  носом,
дверца  отлетела назад и основательно огрела Гоблина по  голове. Следовавший
сзади "мерседес" не ожидал такого поворота событий и ударил "опель". Гоблина
швырнуло вперед, и он вылетел из машины под колеса ехавшего по второй полосе
"КАМАЗа".  "КАМАЗ"  затормозил,  но  слишком  поздно.  Папка  с  документами
вылетела  из  рук Гоблина, тесемка лопнула, и  бумаги  стали разлетаться  по
асфальту.

     Прокуроров покачал головой. Боже! Какие дети! Неужели они действительно
рассчитывают поймать его таким примитивным  способом? Как ни  пытался Гоблин
напустить на себя беззаботный вид,  он без труда его вычислил. И  дело здесь
не во внешности. Прокуроров,  как  никто другой,  знал, что  внешность часто
бывает обманчивой. Дело в  поведении человека. В  его стремлении любой ценой
остаться незамеченным. Непонятно только, зачем Зорин впустил его в машину.
     Прокуроров  поправил  парик  с  седыми волосами и, припадая  на трость,
заковылял  вглубь парка. Жаль,  конечно, что документы  не попали  к  нему в
руки, но особой трагедии из  этого  делать  не  стоит.  Все разоблачительные
статьи в той  или иной степени одинаковы.  В памяти  его компьютера  имелось
даже  несколько готовых  форм с  небольшими пробелами для конкретных фактов.
Что ж, на этот раз придется ограничиться общими словами и тем, что уже и так
известно. Правда,  при  умелом ракурсе всегда можно создать элемент новизны.
Снова выходить  на связь с  Трущенко опасно. Очевидно,  они прослушивают все
его телефоны. Прокуроров незаметно огляделся и, убедившись, что рядом никого
нет, стащил  с  головы парик и забросил  далеко в кусты трость. Затем достал
носовой платок  и тщательно  высморкался, стирая при  этом специальный крем,
создававший   видимость  морщин.  Следующим   движением  Прокуроров   сорвал
воротник-накидку,  и пальто превратилось  в  плащ. Узнать  его  теперь  было
невозможно. Старик  исчез, а на его месте  появился молодой мужчина. Правда,
сейчас он намного больше напоминал самого себя, но риск того стоил.
     Прокуроров  вышел  с  противоположной  стороны  парка  и  на  мгновение
задержался,  чтобы  перевязать  шнурок.  Цепким взглядом он  тут же выхватил
стоявшие у тротуара машины.  В первой - синем "жигули" - сидело двое мужчин,
а  во  второй -  белом "пежо" -  женщина. Но это еще ни  о  чем не говорило.
Угроза могла исходить откуда угодно. Прокуроров подошел к "пежо". Мужчины  в
"жигули"  переглянулись.  Для  Прокуророва  этого оказалось  достаточно.  Он
наклонился  к  женщине,  стараясь  при  этом  заслонить ее от мужчин, и мило
улыбнулся:
     - Вы не подбросите меня до метро? Я заплачу.
     Она не успела ничего ответить. Лишь приоткрыла рот, и он тут же выпусти
ей в лицо струю газа.
     - Спасибо,  вы очень  любезны,  -  он  придержал  женщину  и  помог  ей
откинуться на спинку кресла, затем занял место водителя. Ключи были в  замке
зажигания.
     Прокуроров   поправил   зеркало  заднего  вида   и   пристегнул  ремень
безопасности. Мужчины в  "жигули"  заволновались. Прокуроров  спокойно завел
двигатель и  влился в поток транспорта. "Жигули" тут же последовало за  ним.
"Боже! Какие дети!"  - с разочарованием подумал Прокуроров. - "Ничему-то они
не учатся".






















        ГЛАВА 58. Вторник, 14 октября - 7 часов вечера.

     Трущенко никак не ожидал подобной реакции от своего  близкого друга. Во
всяком  случае, он считал  его своим другом. До недавнего времени. В прошлом
их связывало много общего, но,  видно, все  изменилось  с тех  пор, как  они
виделись  в  последний  раз.   Уже  один  телефонный   разговор  должен  был
насторожить  Трущенко. Иван Ильич говорил с ним довольно холодно, а, значит,
не верил, что сила на его стороне. А по традиции Иван Ильич  всегда принимал
сторону сильного. Что же или, скорее, кто заставил  его сделать такой вывод?
Дотов?  Но   Дотов  человек  случайный,  едва  ли  у  него   есть  серьезные
покровители, разве  что  из  криминальных структур. Но подобные  покровители
есть сейчас едва ли не у каждого. Неужели он ошибся? Может быть, именно этим
и объясняется то,  что  информация  о  террористах  не просочилась  пока  за
пределы города?
     Беспокоило  Трущенко  еще  одно  обстоятельство.  По непроверенным пока
данным большинство  банков  согласилось выплатить Дотову  миллион  долларов.
Беспокойство внушало не  столько то,  что  террористы  получат  эти  деньги,
сколько то, что банкиры решили  принять требования мэра. Это могло  означать
только одно: они по-прежнему уверены в силе Дотова. И Трущенко не знал,  как
эту  уверенность поколебать.  Правда, есть еще  Прокуроров.  Но если две его
публикации  не  смогли изменить мнение  банкиров, новые  публикации  едва ли
принесут ощутимый результат. Нужно  немедленно  что-то предпринять.  Но что?
Трущенко нервно  мерил  шагами кабинет. Прежде всего, нужно  собрать  вокруг
себя всех тех, кому еще можно доверять. Пока не поздно,  следует отозвать из
поездки Потапчука.  С проблемами "Платины Балтики"  вполне может  справиться
кто-то  рангом помельче. Далее: немедленно  возобновить контакты с ближайшим
окружением Дотова...
     Но если он все-таки  проиграет? Трущенко был настолько уверен в успехе,
что никогда прежде не задавал  себе этот  вопрос. Действительно, что  будет,
если он проиграет? Едва ли Дотов позволит ему жить и работать в городе. А он
даже не  позаботился о запасном  плацдарме! Кроме того,  у него на  хранении
находятся их деньги. Если  он внезапно исчезнет,  они могут неправильно  это
истолковать.
     Зазвонил телефон, и Трущенко поспешно снял трубку.
     -  Это  Зорин,  Андрей  Дмитриевич,  -  управляющий говорил сломленным,
надтреснутым голосом, и Трущенко сразу почувствовал беспокойство.
     - Что случилось, Николай Николаевич?
     -  У  меня  для  вас  неприятные  новости.  Я  звоню  из  морга.  Погиб
Прокуроров!
     У Трущенко подкосились ноги, и он без сил опустился в кресло.
     - Его убили?
     - Не совсем... Это... Это был несчастный случай.
     Трущенко медленно повесил трубку. Если даже Зорин  поверил в несчастный
случай, значит дело дрянь.

     Дотов дочитал  газету и положил ее перед  собой. Впервые  за  последнее
время статья Прокуророва не вызвала в нем абсолютно никаких эмоций. Написано
было довольно посредственно,  а  что касается фактов...  В одном Прокуророву
отказать было нельзя: он обладал  хваткой. Вцепившись противнику в горло, он
уже  ни при каких обстоятельствах его  не отпускал. Непонятно только, откуда
такая упрямость? Неужели причина только в  деньгах? Дотову хотелось верить в
это,  но он понимал, что деньги  едва ли играют здесь решающую роль. Скорее,
дело  все-таки  в  принципах. Прокуроров  доказывает всем  и  каждому,  что,
несмотря ни на  что, он  обязательно выполнит свою  работу.  А  значит,  и в
будущем  без  куска  хлеба  не  останется.  Теоретически Дотов  с  уважением
относился  к таким людям, но  в данном случае дело касалось лично его. Упаси
Боже,  если  Прокуророву  станет  известно о сделке,  которую он заключил  с
террористами!  Эта сделка занимала  все его  мысли. Тридцать  миллионов!  Он
предложит террористам двадцать.  Глядя на пачки стодолларовых купюр,  они не
смогут отказаться.  Двадцать все-таки  лучше,  чем  ничего. А он  просто  не
оставит им  выбора. Или  - или.  Десять  миллионов останутся  лежать в  этом
кабинете. Он заберет их позже и переправит в Швейцарию. Это совсем несложно,
если  знаешь,  как  это сделать.  А Дотов  знал.  Там он положит  деньги  на
номерной  счет. Проблем возникнуть не должно. Он знаком  с директором одного
небольшого  банка,  который  с  радостью  окажет  ему  такого  рода  услугу.
Останется только дождаться  выборов и проиграть Трущенко  в  честной борьбе.
После этого можно смело паковать чемоданы и уезжать. Разумеется,  речь будет
идти о командировке или работе. Нужно действовать осторожно. Никто не должен
усомниться в причинах его отъезда. А значит, никто не может быть  посвящен в
его тайну. Даже близкие.
     Десять миллионов долларов. Странно, но  он ничего  не чувствовал, когда
думал об  этой сумме. Но  хорошо  понимал,  что эти деньги позволят ему жить
так, как он сочтет нужным.
     Остается только  решить вопрос  с террористами. Они  должны  исчезнуть.
Полагаться в этом  вопросе можно только на  Львова. После провала  штурма он
жаждет  реванша.  Нужно предоставить  ему  такую  возможность.  Но  с  одним
условием: никто из террористов не должен остаться в живых. Никто.

     Петр Лаврентьевич  Нистюк  бросил  взгляд  на часы  и  стал  складывать
бумаги. Рабочий день  уже давно  закончился, но он  не  спешил уходить.  Его
мысли  витали  вокруг предложения  Трущенко. Перспектива получить  должность
управляющего  банком "Платиновые ресурсы" выглядела привлекательно,  гораздо
более  привлекательно,  чем   должность   советника  мэра  по  экономическим
вопросам. Но как к этому  назначению отнесется Дотов? Не  расценит ли он это
как  предательство,   вне   зависимости   от   того,  насколько   это  будет
соответствовать  действительности? Тем более, еще  не известно,  что  именно
потребует от него Трущенко. Действовать  же против Дотова при любом раскладе
сил  смертельно опасно.  С другой  стороны, и  Трущенко нельзя сбрасывать со
счетов. Неразумно отказываться  от союза с ним, еще хуже попасть в число его
врагов. Но  насколько  реальны  шансы  Трущенко  побороться за  кресло мэра?
Дотов, конечно, не пользуется  тем влиянием, что раньше, но уже одно то, что
банкиры с готовностью откликнулись на его просьбу, говорит о многом.
     Нистюк откинулся в кресле и положил перед собой  чистый лист  бумаги. С
одной  стороны он нарисовал Дотова,  с  другой -  Трущенко и  методично стал
выписывать плюсы  и минусы сотрудничества с каждым из них. После тщательного
подсчета получилось,  что их шансы примерно  равны.  Может  быть,  у  Дотова
несколько выше, все-таки  именно он  обладает  сейчас реальной  властью.  Но
"реальную  власть"  Дотова  уравновешивают  деньги  Трущенко.  Нистюк провел
носовым платком по практически лысой голове и стал задумчиво протирать очки.






















        ГЛАВА 59. Вторник, 14 октября - 7 часов вечера.

     Александр  Александрович  Груша вилкой  подцепил со сковороды жарящуюся
отбивную и бросил себе на тарелку.
     -  Пока от  вас  чего-нибудь  дождешься,  можно  умереть  с  голода!  -
недовольно заметил он.
     Стоявшая у плиты старшая дочь возразила:
     - Но мясо еще не готово, отец!
     Груша небрежно взмахнул рукой и уселся за стол.
     - Пора бы тебе уже изучить мои вкусы! Я люблю есть с кровью!
     - Что ж, приятного аппетита, отец!
     - Спасибо. Как твои отношения с Владом?
     Надежда отвернулась к плите.
     - Никак.
     - Что значит никак?  -  прорычал  Александр  Александрович, вгрызаясь в
мясо.
     - Он мне не нравится.
     - Мало ли кто мне не нравится! Тебе давно пора выйти замуж!
     - Конечно, отец. Но не могу же я выйти замуж за первого встречного?
     - Влад не первый встречный, а директор крупного магазина!
     - Но он старше меня почти  в два раза, а, кроме того,  он такой нудный.
Ничего, кроме денег, его не интересует.
     - А что, по-твоему, должно интересовать настоящего мужчину?
     - Ну, не знаю. Жена, дети. Я бы хотела себе такого мужа, как у Татьяны.
     Груша поперхнулся и сильно закашлялся.
     - Макса? Вы что, обе с ума сошли?  Что  вы нашли в этой тряпке?!  Он же
вообще ни на что не способен! Не в состоянии даже прокормить  жену.  К  тому
же, довел ее до больничной койки!
     - То был несчастный случай!
     Груша поморщился.
     -  Знаю  я  эти несчастные случаи!  Жена то с  лестницы  упадет, то  на
скорости из машины вывалится...
     - Кроме того, Макс не тряпка, а настоящий мужчина! С ним  интересно. Ты
бы видел, как он разбирается в компьютерах!
     - Это я уже слышал.
     -  И   если  хочешь  знать,  он  гораздо  симпатичнее  всех  директоров
магазинов, вместе взятых!
     -  Этот  хлюпик?  -  Груша  подозрительно  сощурился. -  Ты  что-то  не
договариваешь!
     - Ну, что ты, отец! - Надежда покраснела. - Просто я...
     В этот  момент зазвонил телефон.  Груша сделал дочери знак замолчать  и
снял трубку.
     - Это  Никоноров, Александр Александрович! Извините,  что  беспокою вас
дома, но  ни Германа Олеговича, ни Свистых мне найти не удалось. Мы получили
данные   радиоперехвата.   Ничего   существенного.   За   исключением   имен
террористов. Одного из них зовут Консультант, а второго Гений.
     - Это все?
     - Пока все.
     - Ладно, я передам, - Груша повесил трубку и повернулся к дочери. - Так
на чем мы остановились?
     Надежда стояла с отрешенным видом.
     - Он сказал "Консультант"?
     - И Гений. Дальше что?
     - Не знаю, но мне кажется...
     - Я спрашиваю, это весь ужин или у тебя есть еще что-нибудь?!
     - Может быть, ты хочешь еще одну отбивную?
     -  Ну,  если  тебе  не  жалко отцовские  зубы,  - Груша  удовлетворенно
откинулся на спинку стула и налил себе томатного сока.
     Надежда поставила перед ним новую тарелку и задумчиво произнесла:
     - Максу однажды звонил какой-то Консультант.
     - Ну и что?
     - А то, что Макса иногда называют Гением!

     Юрий  Борисович  Свистых пододвинул  к  себе телефон и  набрал домашний
номер.
     -  Это  я,  Леночка,  - произнес он, когда на другом конце  линии сняли
трубку. Он  старался  придать  голосу  уставшие  нотки,  но на жену  это  не
произвело никакого впечатления.
     - Ну, естественно, кто же еще! - раздраженно отозвалась она. - Когда ты
собираешься ехать домой?
     -  Извини, но, боюсь,  сегодня я  вынужден  буду  остаться  на  работе.
Накопилось много дел. К тому же...
     - А твоя секретарша?
     - Что моя секретарша? - Свистых насторожился.
     -  Она  тоже останется  на  работе?  Ты ведь не  собираешься заниматься
своими делами один?
     - Не понимаю, что ты хочешь этим сказать!
     -  Ах,  не понимаешь! Как зовут эту  глупую мартышку, чью  фотографию я
нашла в почтовом ящике?!
     Свистых поспешно отодвинул трубку от уха.
     - Лена... Зачем же так кричать?
     - Мне повторить свой вопрос, или ты сам откровенно все расскажешь?!
     - Но, дорогая, я не понимаю тебя. Мне нечего рассказывать.
     -  Как зовут  эту  шлюху,  чью  голую  задницу  я  вот  уже  битый  час
рассматриваю?!
     У Свистых оборвалось сердце. Неужели они осуществили свою угрозу?
     - Я... Я не знаю, о ком ты говоришь...
     - Значит, их у тебя несколько?!
     - Кого, Лена?
     - Прекрати строить из  себя идиота! - он услышал шум бьющейся  посуды и
вздрогнул. Судя по звуку, разлетелось что-то довольно крупное.
     - Леночка, милая...
     - Боже!  Теперь придется  менять обои! Что же ты  не  предупредил,  что
насыпал в свою китайскую вазу какой-то гадости?
     Он не ослышался? Эта неврастеничка разбила  его любимую китайскую вазу?
Две  тысячи  долларов  осыпались  вдоль  стены  только  потому,  что  ей  не
понравилась какая-то там фотография?!
     - Лена, не сходи с ума! Я понятия не имею, о чем ты говоришь!
     - Не  имеешь? - снова звук, заставивший Свистых пожалеть, что он вообще
подошел  к  телефону. - А  чья это довольная физиономия выглядывает из-за...
Из-за этой красавицы?
     - Какой  красавицы,  Лена? - Свистых уже ничего не понимал. - Что там у
тебя за фотография? Ты уверена, что это не подделка?
     - Абсолютно! Уж скорее, это ты подделка! Грубая подделка под настоящего
мужчину!
     - Я не подделка! - возмущенно воскликнул Свистых.
     - Не смей мне возражать! Мне лучше знать!
     - Лена, поверь, твои подозрения абсолютно беспочвенны! Ну,  может быть,
когда-то до знакомства с тобой я...
     - И как  я это сразу не поняла! - снова этот  странный звук. Интересно,
что  она разбила  на этот раз? -  Такая  же подделка, как твоя  видеокамера!
Япония! Как же! На всех деталях написано "Тайвань".
     -  Каких деталях?!  Клара,  не  трогай,  пожалуйста,  видеокамеру!  Она
стоит...
     -  Поздно, мой  милый! Думать об этом надо было раньше, когда ты строил
глазки этой смазливой кукле!
     - Ты разбила видеокамеру?
     -  Сейчас  я  еще  что-нибудь  разобью, если ты  немедленно не приедешь
домой!
     - Уже еду, дорогая!
     -  Эту...  Эту  дрянь ты  тоже называл  "дорогой"? - сквозь  слезы жены
Свистых снова услышал грохот бьющейся посуды.
     - Ну, что  ты, милая! - тут же  поспешил  возразить  он.  -  Постарайся
успокоиться. Я уверен: это всего лишь недоразумение или чья-то глупая шутка.
Через двадцать минут я буду дома, и мы спокойно во всем разберемся!
     - Я...  Я  не  верю  тебе! -  рыдая,  воскликнула  она, заглушая грохот
падающей мебели.
     Свистых  схватился за сердце. Боже! Осталось  ли  там  хоть  что-нибудь
целое?
     - Это  моя ошибка!  Тебя просто невозможно  изменить. Ты...  Ты ведь  и
дальше будешь звонить этим своим шлюхам?
     Ответить Свистых не успел. Если слух его  не обманывал, последнее,  что
сделала жена - это разбила о стену телефон.

















        ГЛАВА 60. Вторник, 14 октября - 8 часов вечера.

     Весело насвистывая, Потапчук подошел  к стойке администратора. Господи!
Сколько страхов ему пришлось пережить, пока он добирался до аэропорта! Возле
дома его ждала засада, а в  машину снова подложили бомбу. К счастью,  засаду
спугнули  телохранители,  а  в машину по ошибке сел  кто-то  из  сотрудников
банка.  Пока не удалось выяснить, кто  именно. И уже  едва ли  удастся -  от
бедняги почти ничего не осталось.  Впрочем, Трущенко  обещал  компенсировать
стоимость  машины.  А  уже  возле  аэропорта  дорогу ему преградили какие-то
бандиты. Но  ждали они, как выяснилось, кого-то другого. Слава Богу,  теперь
все позади! В  здании  аэровокзала  Потапчук чувствовал себя  уверенно,  тем
более, что трое телохранителей не отходили от него ни на шаг.
     Потапчук наклонился  к  окошку администратора,  и  на его круглом  лице
появилась улыбка.
     - На мое имя заказан билет на Ригу.
     - Как вас зовут? - спросила администратор, вежливо улыбнувшись в ответ.
     - Потапчук Валентин Андреевич. А вас?
     Она сделала строгое выражение лица и указала на табличку, прикрепленную
к груди.
     Улыбка девушки пробудила в банкире давно забытые чувства.
     -  Вероника! - нараспев  произнес  он. -  Какое  чудесное  имя!  Что вы
делаете сегодня вечером?
     Позади Потапчука раздалось вежливое покашливание.
     - Валентин Андреевич, сегодня вечером вас не будет в городе, - напомнил
телохранитель.
     - Ах, да! В таком случае, что вы делаете... -  банкир сощурил один глаз
и стал что-то быстро подчитывать в уме.
     - К сожалению, никакого билета нет! - произнесла администратор.
     Потапчук раскрыл рот, но не смог произнести ни слова.
     - Как это нет? - наконец, выдохнул он. - Этого не может быть!
     -  Ох, простите! Кажется, я не туда посмотрела. Обычно мы кладем билеты
вот в эту папку...
     Она говорила что-то еще, но Потапчук больше не слушал. Господи! Он лишь
на  мгновение представил,  что придется  возвращаться в банк, и ему едва  не
стало плохо.
     - Вы меня слушаете? - администратор пристально смотрела на него.
     - Да-да, конечно! И очень внимательно, - он снова расплылся в улыбке.
     - Ваш билет  аннулирован, - она бросила взгляд  на часы. - Десять минут
назад.
     - Как аннулирован? - улыбка банкира погасла. - Кем?
     Впрочем, он уже  и сам догадывался, кто мог это сделать:  Трущенко.  Но
едва ли здесь обошлось без вмешательства Зорина. А Потапчук считал его своим
другом! Ничего, он в долгу не останется!
     Потапчук достал носовой платок и высморкался. Десять минут! Это звучит,
как издевательство.  Если бы  он  поспешил,  Трущенко ничего бы уже  не смог
сделать!
     -  Мне очень жаль, но это действительно так.  Здесь также написано, что
вам  необходимо   немедленно  связаться  с  президентом  банка   "Платиновые
ресурсы".
     -  Что-нибудь  случилось,  Валентин  Андреевич?   -  спросил   один  из
телохранителей.
     "Что-нибудь случилось"! Значит, это теперь так называется?
     Он  бросил  взгляд  на  листок,  который  держала  в руках  девушка,  и
повернулся к телохранителю:
     - Мы едем в банк.
     - В банк?
     - Я  что, должен повторять дважды?! - рявкнул  Потапчук, и на мгновение
ему стало лучше. - Подгоните машину!

     Савелий  Прохорович  Радужинский  повертел   в  руках  желтую  папку  и
аккуратно  положил  ее  перед  собой.   Он  должен  соблюдать  осторожность.
Компрометирующие материалы появились  день назад аналогичным образом. В  тот
раз он также отлучился всего на несколько минут. Никто посторонний в кабинет
не входил, и никто не выходил. Но тогда каким образом эта папка сюда попала?
Случайность  полностью  исключается.  В  конце  концов,  его  кабинет  -  не
проходной двор. Кроме того, он  ненавидит цветную бумагу,  и всем это хорошо
известно. Следовательно,  это  может означать только одно:  им удалось найти
подход к секретарю.
     Радужинский снял очки и тщательно вытер лицо. В висках шумело.
     Что в папке? Неужели они решили его добить? Ведь он достаточно ясно дал
понять, что  готов к сотрудничеству. Никак иначе расценить то, что он пришел
вчера к банку, нельзя. С  другой  стороны, он так и не дождался  Зорина.  Не
допустил ли он тем самым ошибку?
     Радужинский  слегка  помассировал  лоб  и  снова  надел   очки.  Гадать
бессмысленно. В  папке может  быть  все,  что угодно. Даже мина. Он и должен
действовать  так, как будто  там лежит  мина. Глубоко  вздохнув, Радужинский
развязал тесемку и осторожно раскрыл папку.
     Сверху  лежала  фотография Прокуророва. Точнее, не одного  Прокуророва.
Рядом с ним была запечатлена женщина. Обнаженная женщина. В принципе, ничего
особенного  в  этом  не было  бы,  если бы не  одно  обстоятельство: возраст
женщины. По фотографии ей было минимум семьдесят.
     Радужинский почувствовал, что у  него подскочило давление. Он отодвинул
папку и попытался расслабиться. Кто бы мог подумать, что у Прокуророва такие
вкусы?!  Но,  возможно,  появление  этой  фотографии  имеет какой-то  смысл?
Радужинский  стал  торопливо перебирать бумаги. Десятки,  сотни  вырезок  из
газет, фотографии, рисунки, письма, копии документов и расписок. Боже!  Кому
понадобилось собирать все это? И каким образом все это попало к нему?
     Первым побуждением Радужинского было схватить папку и бежать к мэру, но
он заставил себя успокоиться. Не нужно  спешить. Прежде  следует  попытаться
понять, что все это значит. Он откинулся  на спинку стула, расслабил галстук
и стал неспеша перебирать бумаги. Вот Прокуроров рядом с другой  старухой, а
здесь  - с маленьким  мальчиком. Теперь письма. Прокуроров слезно умоляет  о
встрече какую-то Аннушку. Боже! Радужинский  почувствовал  дурноту. К письму
прилагалась фотография этой самой Аннушки. На вид ей уже давно перевалило за
девяносто.
     На этом  отражение  личной жизни  Прокуророва заканчивалось.  Далее шли
документы,  неопровержимо  свидетельствующие,  откуда  брались  сенсационные
разоблачения. Шантаж,  угрозы, вымогательство -  в ход  шло все. Боже! А это
что?  Радужинского  вдруг  охватил  неудержимый  хохот.  То-то  ему казалась
фамилия   Прокуророва  чересчур   говорящей!   Если   фотокопия  метрики  не
обманывает, настоящая фамилия  Прокуророва  - Рогулько. Господи! Радужинский
буквально захлебнулся  от  смеха. Пожалуй,  человека с  такой фамилией можно
смело поставить в один ряд с Неуважай-Корыто и Плюшкиным.
     Отсмеявшись, Радужинский вышел из-за стола и, торопливо  сложив бумаги,
направился к мэру.
















        ГЛАВА 61. Вторник, 14 октября - 9 часов вечера.

     Компьютер работал в  системе  энергосбережения. По экрану плыли цветные
волны, глядя на которые невыносимо хотелось спать.
     Гений  полулежал  в  кресле  и  пил кофе,  но  желаемого  тонизирующего
действия не чувствовал. Это была уже четвертая чашка за последних два часа и
по  меньшей  мере  тридцатая за день. Накануне  он  провел  бессонную  ночь.
Спецназ то и дело предпринимал попытки штурма, и Гению приходилось все время
быть начеку. У Консультанта осталось всего четверо людей, и он был просто не
в состоянии  перекрыть все пути вторжения. А это, судя по всему, было только
начало. Предстоящая ночь грозила превратиться в  настоящий кошмар.  Гений же
клевал носом уже  сейчас и просто не представлял, что будет  через несколько
часов.  Ему  следовало бы  поспать, но после  того  как  был  убит  Стрелок,
Консультант настоятельно просил его  не  делать этого. Впрочем,  в последнее
время Консультант постоянно его о чем-то просил. Как бы ни не хотелось Гению
в  этом признаваться, но, похоже,  у Консультанта стали сдавать нервы. А это
было  плохим  признаком.  От  того, насколько  удачно  Консультант  проведет
переговоры, зависит успех операции.
     Гений  наклонился  к  компьютеру  и  щелкнул  "мышью".  Экран вспыхнул,
высветив  военную  базу.  Ничего  существенного   за  последние  полчаса  не
произошло. Гений встал, подошел к окну  и открыл  форточку. Свежий воздух на
время прогнал сонливость. Но лишь на время.
     Завтра. Все закончится завтра.
     Порой это напоминало ему компьютерную  игру. Здесь - свои, там - чужие.
Чужих надо  уничтожить, чтобы они не уничтожили своих. Чем больше  насилия и
крови, тем меньше хочется спать.
     Раздался  негромкий  зуммер. Сначала Гений по привычке щелкнул  сотовым
телефоном и  лишь потом сообразил, что звонит домашний. Кто бы это мог быть?
Жена? Он снял трубку.
     - Как там наш Гений? - послышался добродушно-раскатистый голос тестя.
     Вопрос прозвучал  полушутливо, но  что-то в  интонации  Груши заставило
Гения насторожиться.
     - Спасибо, Александр Александрович, хорошо.
     - Не скучаешь по Татьяне?
     -  Откровенно  говоря,  мне  просто некогда скучать.  Накопилось  много
работы.
     - А разве ты сейчас не в отпуске?
     - В отпуске. Но я должен к четвергу все закончить.
     - Я разговаривал о тебе с Трущенко.  Он обещал подыскать для тебя более
достойное место.  Когда  выйдешь из отпуска, подойди к  нему. Да, и  вот еще
что... Ты случайно не знаком с Консультантом?
     Гений хорошо понимал, что ни в коем  случае не должен тянуть с ответом,
что пауза  говорит  не в  его  пользу, но  ничего  не мог  с собой поделать.
Слишком внезапным был удар.
     - Нет, Александр Александрович, - наконец, выдохнул он. - А  почему  вы
меня об этом спрашиваете?
     - Да так, подумал, что ты мог о нем слышать.
     - Нет, я ничего о нем не слышал. А кто это?
     -  Террорист.  Ну,  да  ведь  у  тебя не  может  быть  ничего общего  с
террористами, не так ли?
     - Да, наверное.
     У Гения отпали последние сомнения - Груше стало что-то известно.
     На экране  компьютера пошли изменения,  но Гений стоял возле двери и не
мог видеть, какие именно.
     - Извините, Александр Александрович, мне нужно работать.
     - Ты  там не умираешь  с голода?  Если  хочешь,  я  пришлю Надежду. Она
что-нибудь приготовит.
     - Не знаю, что и сказать. В принципе, я и один неплохо справляюсь.
     - Ну, как знаешь, -  Груша повесил трубку, и Гений тут же повесил свою.
Затем выдернул шнур из  розетки и бросился к  компьютеру.  По экрану  ползла
бегущая строка. Сработала программа прогноза. Спецназ готовился к очередному
штурму.

     Зазвонил телефон, который обычно давал знать о себе не чаще одного-двух
раз в год.  По виду это был самый  обычный телефон,  но его  звуковой сигнал
нельзя было спутать ни  с каким другим. Пользоваться им разрешалось только в
особых случаях, а о его существовании знал  узкий круг избранных. Именно  по
этому телефону звонили люди, которые оставили у него на хранение деньги. Кто
может звонить на этот раз, Трущенко  боялся  даже представить. Тем не менее,
он поспешно снял трубку.
     - Это Прокуроров.
     - Кто?  - по спине Трущенко  пробежал неприятный холодок.  Плохо, когда
тебя начинают беспокоить  мертвецы. И вдвойне плохо, когда это происходит не
ночью,  а  днем,  да  еще по  телефону,  номер  которого  им знать никак  не
полагается. Трущенко отодвинул  трубку  от уха и наскоро перекрестился левой
рукой.
     -  Как  поживаете,  Роман Васильевич? -  бодро произнес он и лишь тогда
осознал, насколько глупо звучат в данной ситуации эти слова.
     - Спасибо, хорошо, -  поблагодарил Прокуроров.  -  К сожалению,  мне не
удалось встретиться с  вашим человеком.  Похоже, он принял  за  меня кого-то
другого.
     - А у кого сейчас документы?
     - Во всяком случае, не у меня.
     - Хорошо. Я распоряжусь, чтобы для вас сделали копии!
     - Сейчас это уже ни к чему!  Я приготовил для Дотова сюрприз.  Если  он
сработает, то  вызовет  грандиозный  скандал.  Дотов  просто  будет вынужден
подать в отставку!
     -  И  когда  нам следует  ждать  результатов?  -  с  сомнением  спросил
Трущенко. Опыт подсказывал  ему,  что  скандал  -  это  еще не  повод, чтобы
уходить в отставку.
     - Думаю, уже завтра. В крайнем случае, через несколько дней.
     Трущенко  вздохнул.  Обычно,  когда речь шла о нескольких  днях,  ждать
результатов скоро не приходилось. Впрочем, этого  следовало ожидать.  Нельзя
строить планы, рассчитывая только на одного человека. Даже если этот человек
гений.
     -  Кроме того, Андрей Дмитриевич,  мне нужны деньги.  Я понес кое-какие
непредвиденные расходы.
     - Хорошо. Сколько?
     -  Тридцать тысяч.  Думаю, именно в такую сумму обойдется  ремонт  моей
квартиры.
     - Ах, да! Я же читал вашу статью! Надеюсь, вы не сильно расстроены всем
случившимся?
     - Нет, не очень. Так я могу на вас рассчитывать?
     -  Разумеется. Я-то поначалу решил, что  с  вашей стороны это... Как бы
поточнее сказать... Что-то вроде художественного вымысла.
     - А с моей новой статьей вы уже успели ознакомиться?
     - Нет. Пока нет.
     - Вот там я  позволил  себе некоторую вольность. А в  предыдущей статье
все правда - от первого до последнего слова.
     - Ну, да, конечно, - задумчиво пробормотал Трущенко. - А чем вы удивили
нас в своей новой статье?
     - Подробностями  из  личной  жизни  мэра. Знаете, в тихом  омуте  черти
водятся!
     Трущенко  снова  почувствовал   неприятный   холодок.  С  чего  бы  это
Прокуроров вдруг заговорил о черте?
     - Людям будет  интересно узнать, какие именно презервативы предпочитает
мэр, сколько  любовниц было  у него за  минувший год и как относится к этому
его жена.
     - И как она относится?
     Прокуроров хрипло рассмеялся.
     - А вы поставьте себя на ее место!
     В ответ Трущенко издал приглушенный смешок. Ставить себя на место чужих
жен ему пока не приходилось.
     - Кстати, вам известно, что мэр принял требования террористов?
     - Нет. А в чем суть этих требований?
     - Тридцать миллионов долларов. Наличными.
     - Он с ума сошел!
     - Не скажите! Что-то во всем этом есть. Но вот что?
     - Откуда Дотов планирует взять эти деньги?
     - Он уже разослал банкам письма с просьбой о помощи.
     - И какова реакция банков?
     - Как ни странно, в большинстве своем положительная.
     - Ничего странного в этом нет.  Они  наверняка рассчитывают вернуть эти
деньги. И  плюс к этому получить  определенные дивиденды. Что ж, придется их
разочаровать.
     - Хотелось бы, - неуверенно произнес Трущенко.
     -   Вы   сомневаетесь  в  силе  печатного  слова?  -  Прокуроров  снова
рассмеялся. - Извините, я должен бежать.
     - Последний вопрос, Роман  Васильевич: откуда вам  известен номер моего
телефона? Этого телефона.
     Прокуроров ответил с непонятной многозначительностью:
     -  У  каждого  из нас есть свои маленькие  секреты. Не  так ли,  Андрей
Дмитриевич?
     Трущенко  медленно  опустил  трубку  и  уставился  прямо  перед  собой.
Разумеется, секреты  есть у  каждого. Но, черт  побери,  что  он  этим хотел
сказать?!





        ГЛАВА 62. Вторник, 14 октября - 9 часов вечера.

     Дотов одну  за другой просмотрел  бумаги, лежавшие в папке, и поднял на
Радужинского  вопросительный взгляд. Прочесть  по его лицу, что он обо  всем
этом думает, было не возможно.
     - Как это к вам попало?
     Радужинский нервно поправил галстук.
     - Не знаю, Герман Олегович. Полчаса назад я обнаружил эту папку у  себя
на столе.
     - Что говорит по этому поводу ваш секретарь?
     - Он понятия не имеет, кто и зачем ее там оставил.
     - Так, - Дотов откинулся в кресле. - Что касается того, зачем  ее у вас
оставили,  то  ответ здесь более-менее очевиден. Меня больше интересует, кто
это сделал? Если кто-то из врагов Трущенко или Прокуророва, то тогда  почему
эту папку не принесли прямо ко мне?
     - Трудно сказать. Возможно, человек, который это сделал, хотел остаться
в тени. К тому же, он не мог не понимать, что рано  или поздно эти документы
все равно попадут к вам.
     - Но они могли попасть ко мне слишком поздно! А то и вообще не попасть.
Ведь для Трущенко они представляют не меньший интерес, не так ли?
     - Не думаете  же вы, Герман Олегович,  что я был способен передать  эти
бумаги Трущенко? - запинаясь, пробормотал Радужинский.
     - Почему бы и нет?
     - Потому что по отношению к  вам это напоминало бы предательство!  А  я
все-таки ваш человек.
     Дотов пристально посмотрел на Радужинского и улыбнулся.
     -  Спасибо,  Савелий  Прохорович,   спасибо!  Поверьте,  я  ценю   вашу
искренность!
     Радужинский  покраснел. Только ли ему послышалось, или в голосе  Дотова
действительно прозвучала ирония?
     - Думаю, эти материалы следует передать в прокуратуру. Там найдут,  как
ими распорядиться!
     - Но, милый мой Савелий Прохорович! Вы, как юрист, должны понимать, что
для  возбуждения уголовного дела этого явно  не  достаточно! Да,  здесь есть
кое-какие документы, где Прокуроров фактически предстает  в роли вымогателя,
но доказать это будет очень и очень сложно.  А  другие факты лишь раскрывают
его человеческую сущность.
     - Я так не считаю. Всего этого вполне достаточно, чтобы привлечь его  к
уголовной ответственности!
     - Давайте не будем дискутировать на эту тему! - раздраженно оборвал его
Дотов. - Эта папка останется у меня. Ведь вы ее мне принесли, не так ли?
     -  Да, конечно,  -  Радужинский  был  разочарован. Он никак  не  ожидал
подобной  реакции  со стороны  своего шефа. Теперь он даже жалел, что  сразу
направился к  нему. Возможно, Трущенко эти бумаги заинтересовали бы  гораздо
больше. Но, с другой стороны,  Дотов вполне мог  устроить  ему  проверку  на
лояльность. Придет - значит, свой человек, нет - значит, нет.
     -  Есть  гораздо  более  простой  и вместе с тем действенный способ,  -
продолжал Дотов. - Мы передадим эти бумаги в прессу. Что скажете?
     Радужинский едва не  сказал, то,  что он  на  самом деле  думает:  "Это
безумие! Бумаги требуют тщательной проверки!". Но взгляд Дотова заставил его
воздержаться от этого шага.
     - По-моему, неплохая мысль, - пробормотал он.
     Дотов улыбнулся.
     - Вынужден вас поправить: это единственная правильная мысль!

     Генерал-лейтенант Никоноров неспеша пересек комнату и остановился возле
карты военной базы, затем, не глядя, ткнул в нее указкой.
     -  Основной  удар  мы  нанесем  по  седьмому  и  четырнадцатому  блоку.
Отвлекающие  удары  - по  КПП и  казарме, после  чего  зажмем террористов  в
кольцо, и следующим ударом покончим с ними!
     - Но в ответ они могут убить заложников! - заметил Пустырский.
     - Заложников они могут убить  в  любом случае! -  раздраженно  возразил
Никоноров. - Не сидеть же нам из-за этого сложа руки?
     - Но ты забываешь о том, что все предыдущие  удары террористы без труда
предугадывали!
     - А ты забываешь о том, что мы  наконец-то избавились от общества этого
паршивца! - Никоноров кивнул в сторону двери.
     Пустырский заерзал в кресле.
     -  Не  подозреваешь же  ты  на  самом  деле,  что именно  Львов доносил
террористам?
     -  Если он может подозревать нас, то почему я не могу? К тому же кто-то
действительно сообщал  террористам о  каждом нашем шаге. Если ни  ты, ни я к
этому не причастны, то тогда кто же?
     - По-моему, ты спешишь с выводами. Возможно...
     - О том, что  возможно,  а что нет, мы можем  с тобой дискутировать  до
бесконечности! Нужно действовать! Таким образом мы сразу убьем двух  зайцев!
Если операция увенчается успехом, Дотов волей-неволей вынужден будет закрыть
глаза на то, что мы действовали без его ведома, а если проиграем - подставим
Дотова и тем самым поможем Трущенко прийти к власти. И в первом, и во втором
случаях наши шансы остаться при своем достаточно высоки. В  отличие от того,
если мы будем сидеть сложа руки.
     - Ох,  не знаю, что и сказать! -  пробормотал  Пустырский. - Так-то оно
так. Вот только не покидают меня сомнения.
     Никоноров небрежно махнул рукой.
     -  Меня тоже они не покидают! Как же без этого! Только в случае чего мы
всегда  сможем оправдаться. Была провокация  со стороны террористов. Или они
пытались пойти на прорыв. Да мало ли что можно придумать! В крайнем  случае,
отделаемся отставкой. А в нашем положении, как  ни крути, отставки все равно
не избежать!
     Пустырский покачал головой.
     - Как сказать, как сказать!  Перемен никто не любит. Может,  еще все  и
обойдется.
     Никоноров пожал плечами.
     - В любом  случае,  я уже отдал  соответствующий  приказ. Все готово  к
штурму.

     Николай    Николаевич    Зорин,   поддерживаемый    с   обеих    сторон
телохранителями,  вышел  из  лифта и  направился  к  своей  квартире.  После
нескольких безуспешных попыток открыть дверь он передал ключ телохранителю.
     - Похоже, эти  твари испортили мне замок! Попробуй, Паша, может, у тебя
что-нибудь получится.
     Телохранитель вставил ключ в замочную скважину и открыл дверь.
     - Проходите, Николай Николаевич!
     Зорин  бросил   на  телохранителя   удивленный   взгляд,  затем  тяжело
переступил порог и, не раздеваясь, направился в кухню.
     Жена Зорина выглянула из спальни и настороженно посмотрела на него.
     - Милый, с тобой все в порядке?
     -  Все хорошо, - при этом "милого"  слегка качнуло, и, чтобы не упасть,
он вцепился  в плечо телохранителя. - Занимайся своими делами,  солнышко!  Я
выпью кофе и спать.
     - Ты не хочешь ужинать? - что-то в поведении супруга насторожило ее.
     - Спасибо, я уже поужинал,  - Зорин вошел в кухню и плюхнулся на  стул.
Телохранитель помог ему снять плащ.
     Через  секунду в  кухне  возникла жена.  Как обычно, на ней был  только
полупрозрачный пеньюар, но на этот раз Зорин не обратил на это внимания.
     - Интересно, где?
     - Что "где", дорогая?
     - Где ты успел поужинать?
     - В буфете, милая. Перехватил на скорую руку.
     Супруга Зорина  бросила  на  телохранителей выразительный взгляд, и  те
поспешили ретироваться.
     - Значит, в буфете? Так-так! Пока я,  как дура,  стою здесь у плиты, ты
где-то там развлекаешься и еще отказываешься есть то, что я приготовила?!
     - Милая, у меня болит голова. Поговорим в другой раз.
     - А больше у тебя ничего не болит?
     Зорин издал стон отчаяния и обхватил голову руками.
     - У меня все болит! Ты просто не представляешь, в каких условиях сейчас
приходится  работать!  Трущенко  фактически  самоустранился от дел, Потапчук
сбежал, как крыса с тонущего корабля, и вся нагрузка легла на мои плечи!
     - Ах ты, бедненький! И с горя ты решил напиться?
     - Я  выпил совсем немного.  Всего  две  рюмки. Просто  я плохо переношу
алкоголь. Ты же знаешь.
     - Зачем же ты пил?
     - Если бы ты  видела столько насилия  и крови, сколько довелось  видеть
мне за последние дни, ты бы не задавала подобных вопросов!
     -  Но ты  ведь  сам  выбрал  свой  стиль  жизни!  На  что же  ты теперь
жалуешься?
     - На свою судьбу! А сейчас дай мне побыть одному!
     Жена Зорина придвинула к себе стул и села.
     - Дорогой  мой, когда  ты  женился на  мне, ты  постоянно  твердил, что
умираешь от одиночества. Так вот, я не позволю тебе умереть!
     Зорин издал нервный смешок.
     - Хорошо, я согласен съесть все, что ты приготовила. Ты удовлетворена?
     -  Нет, вы только посмотрите на него! Он  делает мне одолжение тем, что
соглашается съесть мою еду! - жена Зорина сложила руки и возвела их к небу.
     - Я могу и не есть, - оскорбленно заметил Зорин.
     -  Естественно, ты можешь и  не есть! Ничего другого я  и не ожидала от
тебя услышать!  Что еще можно услышать от  мужчины,  который  позволяет себе
разговаривать с женой подобным тоном!
     - А каким тоном я должен с тобой разговаривать?
     Она посмотрела на него взглядом, полным сочувствия.
     - Бедняга! К шестидесяти годам ты, наконец, задался этим вопросом?
     - Мне нет и сорока! - резонно возразил Зорин.
     - Не имеет никакого значения, сколько тебе лет!
     - Как это не имеет? А что, в таком случае, имеет?
     - Моя жизнь. Я не позволю тебе ее ломать!
     - И в чем, интересно, это проявляется?
     - Я вынуждена стоять у плиты,  сама мыть посуду и еще выслушивать после
этого от мужа, что ему не нравится моя еда!
     - Я не сказал, что мне не нравится твоя еда!
     - Хорошо, ты это не сказал. Почему же тогда ты отказываешься ее есть?
     - Мне кажется, я уже ответил на твой вопрос!
     -  Это  обычные  отговорки! Наверняка домработница уже успела тебе  обо
всем  доложить!  Но,  уходя,  эта  идиотка даже  не  предупредила меня,  как
пользоваться плитой!
     - Но  это же  твоя  плита,  а не  ее. Кому, как  не тебе, знать, как ей
пользоваться?
     -  Ты повторяешь ее слова! И после этого ты  еще будешь утверждать, что
не разговаривал с ней?
     - Какая разница, разговаривал я с ней или нет?
     - Вот видишь! Ты сам косвенно признал мою правоту!
     - Твою правоту... - Зорин  уже ничего не понимал. - Умоляю, скажи, ради
чего, собственно, ты затеяла весь этот разговор?
     - Зачем? - она пристально посмотрела на  него  и вдруг расплакалась.  -
Боже! И после этого я еще живу с  этим человеком? Ты же совсем  не понимаешь
меня! Совсем! - она вскочила и выбежала из комнаты, хлопнув дверью.
     Зорин  проводил  жену  задумчивым взглядом, затем  встал  и заглянул  в
духовку. В глубине ее лежала черная, как ночь, утка.

        ГЛАВА 63. Вторник, 14 октября - 10 часов вечера.

     По возвращении домой  Петр Лаврентьевич  Нистюк принял душ и  поужинал,
затем забрался в кровать с томиком  Борхеса  в руках. С некоторых пор Борхес
стал его любимым писателем,  хотя он многого и не  понимал в нем.  Произошло
это  вскоре после того,  как  Нистюк прочитал  несколько романов современных
авторов. Так уж получилось, что после них к нему в руки попал именно Борхес.
Если бы  это были Сартр или Камю, или даже Джойс, наверное, он полюбил бы  и
их.
     В девять позвонил Саша. Сначала Нистюк несказанно обрадовался,  услышав
его голос, но вскоре чувство радости уступило место настороженности, а затем
и вовсе страху. Как он  понял,  Саша  впутался в какую-то  темную историю  и
просил  о помощи.  Нистюк медлил с ответом. Какую  помощь  он может оказать?
Едва ли он уже на что-то способен.
     Саша был на грани срыва, и это нельзя было не почувствовать.
     - Поймите, Петр Лаврентьевич, если бы мне было к  кому обратиться, я бы
никогда вам не позвонил!
     -  Во-первых,  не  выкай  и  не  называй  меня  по  имени-отчеству!  А,
во-вторых, почему бы тебе и не обратиться ко мне?
     На другом конце линии Саша заплакал.
     - Спасибо! Я знал, что вы мне обязательно поможете!
     В  Нистюке на  мгновение шевельнулась  жалость,  но  тут  же  сменилась
чувством самосохранения. А это чувство ему подсказывало, что лучше ни во что
не вмешиваться.
     - Ну, я пока еще ничего не обещал, - робко возразил он.
     - Пожалуйста,  Петр Лаврентьевич! Если вы можете мне помочь -  сделайте
это. Когда-нибудь я обязательно с вами рассчитаюсь!
     Нистюк надолго  задумался. Прежде всего, он так и не услышал, что же от
него  требуется. Если схватиться  с  кем-либо не на жизнь,  а на смерть, то,
пожалуй, здесь от него мало  пользы. И Саша не  может  этого не понимать.  А
если дело  в  деньгах, то, увы, за свою  жизнь он так  ничего  и  не скопил.
Получается, он ничем не может помочь молодому человеку.
     -  Ну, что, старый педрила, ты еще долго собираешься думать?! - вторгся
в разговор грубый мужской голос.
     У Нистюка перехватило дыхание и похолодело внутри.
     - Я... Я... Я просто...
     - Не просто, милый, не просто! Либо ты через десять минут приезжаешь за
этим парнем и привозишь бабки, либо...
     - Простите, привозишь что?
     Собеседник Нистюка на время лишился дара речи.
     - Ты что,  старый козел,  так ничего и не понял?! Бабки!  Десять  тысяч
баксов, долларов, зеленых! Усек?
     - Но у меня нет таких денег!
     - Так что же ты отнимаешь время у деловых людей? Давай, Федор, кончай с
нашим гостем! - обратился голос к кому-то еще.
     - Нет! Пожалуйста! - закричал Нистюк.
     - Что "нет", дурила?
     - Не убивайте его!
     -  А кто сказал,  что  мы  собираемся его  убить? Он  сам  умрет.  Свой
смертью.
     - Но у меня нет таких денег!
     - Друзей у тебя тоже нет?
     Друзей? Ну, конечно!  Как он сам  об этом не  подумал!  Он  одолжит эти
деньги у Трущенко. В счет будущего гонорара.
     - Два дня. Дайте мне только два дня!
     - А что изменится  за  эти два дня?  Если  ты надумал поиграть с нами в
кошки-мышки...
     - Я знаю, где взять деньги!
     -  Да?  - собеседник Нистюка помолчал.  - Ладно, сутки мы, так и  быть,
тебе дадим. Но если завтра вечером деньги не будут у меня..!
     Он не закончил фразу, но Нистюку этого и не требовалось.
     - Думаю, я успею.
     - Вот и  славненько! Но смотри: теперь ты с этим парнем в одной связке.
Если что не так - оба пойдете ко дну!
     - Пойдете куда?  - пробормотал  Нистюк, но его  собеседник  уже повесил
трубку.
     Трясущимися руками Нистюк набрал номер Трущенко. Только бы он был дома!
Только бы он...
     - Слушаю!
     Нистюк  сосчитал до пяти и постарался успокоиться. Когда  он заговорил,
его голос обрел прежнюю уверенность.
     - Андрей Дмитриевич? Это Нистюк вас беспокоит. Ничего, что так  поздно?
Я подумал над  вашим предложением и нахожу  его очень заманчивым. Думаю, нам
надо встретиться и обговорить детали.
     -  Хорошо.  Сейчас  я  посмотрю,  когда у  меня  есть на  это время,  -
послышался  шелест переворачиваемой  бумаги. -  Так, завтра в... Нет, завтра
ничего не получится. Может быть, послезавтра?
     - Нет-нет! Я бы хотел встретиться с вами именно завтра! В любое удобное
для вас время.
     - В удобное для меня время,  - пробормотал  Трущенко.  Снова послышался
шелест бумаги. - К сожалению, Петр Лаврентьевич, со временем у  меня большие
проблемы. Весь день расписан буквально по минутам. А в чем дело? Может быть,
мы решим ваш вопрос по телефону?
     - Боюсь, это не телефонный разговор.
     - Если вы беспокоитесь, что нас могут услышать...
     -  И  это  тоже,  но...  Когда  смотришь  человеку  в  глаза,  разговор
складывается как-то иначе.
     - Вы меня пугаете! - Трущенко натужно рассмеялся. - Ну, хорошо! В шесть
утра вас устроит? Другого времени у меня просто нет.
     В  голове  Нистюка снова  прозвучал голос  того  телефонного  чудовища:
"Теперь вы  в  одной связке!  Если что-то  не  так  - оба  пойдете ко  дну!"
Господи! Он согласился бы встретиться с Трущенко и ночью!
     - Да, конечно. Я встаю очень рано.
     - Договорились! - Трущенко  повесил  трубку и удовлетворенно улыбнулся.
Затем раскрыл блокнот и поставил напротив фамилии Нистюка жирную "птичку".

     Его снова ждали.  Наверное, он сделал глупость, не поговорив откровенно
обо  всем  с Андреем  Дмитриевичем.  Но  ему всегда казалось,  что  он сам в
состоянии справиться со своими  проблемами. Даже если эти проблемы произошли
не по его вине.
     Их было двое. Еще двоих он заметил  на улице. Сначала он  принял их  за
обычную  шпану, но теперь понял, что они ждали именно его. Значит, отступать
назад нет никакого смысла.
     Переступив  порог подъезда, Слава резко ушел в сторону и выключил свет.
Тут же в то место, где он только  что стоял, ударило  несколько  пуль. Слава
нащупал рукой справа от себя дверь в подвал и попытался ее открыть. Заперто!
Он отстранился,  ударом ноги выбил дверь и бросился  по ступенькам  вниз. За
ним тут же  застучали  шаги. Он  опережал  нападавших на пять-шесть  секунд.
Именно  за  это  время  он  и  должен принять  решение.  Подвал  -  длинное,
пеналообразное помещение  со множеством каморок  -  заканчивался тупиком. Ни
окон,  ни второго  выхода в нем  не было. Слава  быстро  вернулся к двери  и
замер.  Первый из нападавших  появился в дверном  проеме и мгновением  позже
нарвался на его кулак. После чего, как подкошенный, рухнул на цементный пол.
Второй успел остановиться и выпустил по Славе автоматную очередь. Слава упал
на пол и перекатился в сторону. Послышались приближающиеся шаги. Очевидно, к
нападавшим подоспела помощь. Слава стал отступать вглубь помещения.
     Бандиты  включили  свет  и  вошли  в  подвал.  У  двоих  в  руках  были
короткоствольные  автоматы, у  третьего -  пистолет. Четвертый, по-прежнему,
лежал  на полу.  Один из бандитов склонился над ним и приложил руку к сонной
артерии. Затем произнес: "Жить будет!"
     Слава  скользнул  в   единственное  незапертое  помещение,  заполненное
картошкой и стеклянными банками.
     Бандиты приближались, проверяя  по  пути  все  двери. У  комнатушки,  в
которую вошел Слава,  один  задержался, а  двое других продолжили свой путь.
Через минуту они  закончили обход помещения и вернулись к  незапертой двери.
Колебались они  недолго. Один из них распахнул дверь ударом ноги и буквально
изрешетил  узкую каморку пулями. Картошка осыпалась, и из-под нее  показался
рукав Славиной куртки.
     -  Мальчишка! -  презрительно произнес автоматчик  и повернулся,  чтобы
что-то сказать своим напарникам. И именно поэтому не заметил,  как откуда-то
сверху  к нему  стремительно  метнулась  тень.  Удар  двумя ногами  в голову
отбросил автоматчика на  двух других бандитов. Один из  них от неожиданности
уронил пистолет,  а  другой  просто не успел  воспользоваться своим оружием.
Слава перекувыркнулся в воздухе и добил единственного оставшегося  стоять на
ногах  бандита  ребром ладони  в  шею, а  зашевелившегося  было  автоматчика
оглушил ударом ноги.











        ГЛАВА 64. Вторник, 14 октября - 11 часов вечера.

     У  изголовья  просторной  старинной  кровати  горел  торшер.  Александр
Александрович Груша полулежал в кольце мягкого света и пытался читать книгу.
Именно пытался,  потому  что его  мысли  то  и дело отвлекались от сюжета  и
переносились  к  телефонному  разговору  с Максом. До этого разговора мнение
Александра  Александровича  о  зяте  было  однозначным:  тряпка,  о  которую
вытирают ноги все  кому не  лень. Но,  похоже, что-то он не доглядел в  этом
парне.  Если  интуиция  его  не обманывает (а  Груша привык  доверять  своей
интуиции), Макс  каким-то образом  связан  с  террористами.  Какой из  этого
следует вывод? Прежде  всего,  он  страшно рискует. Если операция закончится
провалом (а чаще всего  именно так и  происходит),  ему  грозит...  Впрочем,
принципиального значения это иметь уже  не будет. Мало Гению не покажется, а
своим  близким  он  жизнь испортит.  "Девочки,  наверняка,  расстроятся",  -
подумал Груша, но тут же прогнал эту мысль. Прежде всего, это ударит по нему
самому.  Едва ли ему удастся  сохранить  за собой пост в мэрии. Кроме  того,
получается, что Макс теперь преступник. С  другой стороны, до  тех пор, пока
это не доказано, называть  его  преступником как-то  глупо.  Ну,  и наконец,
деньги.  Если память  Грушу  не  обманывает  (а  до  сих  пор  он никогда не
жаловался на свою память), террористы запросили тридцать миллионов долларов.
И,  судя  по   всему,  у  них  есть  неплохие  шансы  получить  эти  деньги.
Следовательно, какая-то часть этой суммы - Гения. По сообщением, террористов
на базе не более десяти. Значит, по меньшей мере по три миллиона на каждого.
Немало. А если кто-нибудь из них погибнет, то и  больше. Груша  окончательно
утратил интерес  к  роману и отложил его на туалетный  столик.  Три миллиона
долларов!  Если  бы  эти   деньги  попали  к  нему,  он  бы  знал,  как  ими
распорядиться.
     Предположим, террористам удастся уйти  с базы. Это будет сокрушительный
удар по позициям Дотова. Едва ли он  сумеет после этого оправиться. Реальный
кандидат  на  его  место только  один  - Трущенко. И именно Трущенко  больше
других  заинтересован  в  том,   чтобы  террористы  ушли  с  базы  целыми  и
невредимыми. Допустим, Александр Александрович предложит Дотову свои услуги.
В таком случае,  одним  выстрелом  он убьет сразу четырех зайцев! Во-первых,
позволит Гению получить деньги. А деньги Гения  - одновременно  и деньги его
жены, а, следовательно, в какой-то степени и его, Груши. Во-вторых, сохранит
за  собой место  в  мэрии.  В-третьих, расчистит Трущенко путь к  власти. И,
наконец, в четвертых, поможет дочери не потерять мужа.
     Груша отбросил одеяло и встал.  Нужно немедленно  связаться с Трущенко.
Жена вопросительно посмотрела на него, но он лишь  коротко бросил:  "Спи"  и
вышел из комнаты.

     Звонок, которого  Прокуроров ждал  с  таким  нетерпением, прозвучал без
десяти двенадцать.  Да,  он был вынужден довериться случайному человеку,  но
риск  того  стоил. Поскольку  именно от  того,  какие  новости  ему сообщат,
зависят его дальнейшие действия.
     Дотов  все-таки проглотил  наживку!  Всю подборку  документов,  которую
Прокуроров готовил с особой тщательностью на протяжении последних нескольких
месяцев,  а затем  подбросил в кабинет  Радужинского, он  принял  за  чистую
монету.   И  это  при   том,   что   ни  один  документ  не   соответствовал
действительности!  Да, на первый  взгляд,  все фотографии и  документы  были
подлинными, но лишь на первый взгляд. Пройти даже самую  скромную экспертизу
у них  не было ни единого шанса. Но Дотов, ослепленный яростью, даже не стал
проверять документы, а просто отдал распоряжение  к их публикации. Именно на
это  и  рассчитывал  Прокуроров.  Фотографии  он  монтировал  в  собственной
фотомастерской,  письма переписывал  из книг и  журналов, меняя лишь  имена,
подделывал  собственную  подпись, составлял  фиктивные договоры.  Он  должен
показать не только то, что власть способна на грязные провокации, но  и  то,
что эти провокации даже как следует не подготовлены.
     После того как  документы  будут опубликованы, Прокуроров  поднимет шум
вокруг  своего  имени.  Шум будет  тем более  действенным,  что накануне был
опубликован материал Прокуророва о коррупции в коридорах  власти. Добавить к
этому покушение на его жизнь - и образ героя начнет формироваться. На каждый
опубликованный  материал   у  него  будет   убедительное   опровержение.  Вы
утверждаете,  что  на  этой фотографии  я  изображен  в обществе престарелой
женщины? А знаете ли вы,  кто  эта женщина?  Жена миллиардера Теодоратиса! А
много ли у  Прокуророва  было шансов  сойтись с ней,  если  она  никогда  не
покидала Грецию, а  он - пределы своей страны? К тому  же, взгляните  на эту
фотографию.  Она  вам ни  о чем  не  говорит?  Старушка  в  обществе  своего
дражайшего  супруга  у  себя  на  вилле.  Фото  из журнала  "Шпигель".  Мужа
вырезали, а  на его место  прилепили Прокуророва.  Это нельзя  даже  назвать
"грубой  работой"!  Вы  утверждаете,  что  моя  фамилия  Рогулько  и  готовы
приложить в подтверждение этого метрику.  Но  посмотрите: на фотокопии можно
увидеть кончики  чьих-то  пальцев, держащих  бумагу, прикрывающую  настоящую
фамилию.  А  вот и настоящая метрика. И после этого вы еще сомневаетесь, что
все  остальные документы такая  же подделка? Кроме того, за клевету он может
подать в суд. Он организует процесс века! Дотова  это убьет. Иначе и быть не
может. Трущенко? Трущенко можно вертеть, как угодно.  Конечно, легкомысленно
погружаться  в мечтания, но  почему бы и нет? Кто знает,  возможно, именно у
него в итоге и окажутся наиболее реальные шансы занять пост мэра?

     Несмотря  на  поздний  час,  в  кабинете  мэра  горел  свет.  Суетились
секретари, и сновали по коридору вооруженные омоновцы.
     Дотов был полностью удовлетворен результатами переговоров  с банкирами.
Все-таки  ему  удалось  убедить  их дать  деньги.  Откликнулись  даже  самые
несговорчивые, за  исключением Трущенко.  Но ничего  удивительного в этом не
было. Дотов был готов к подобному результату. Бизнесмены предпочитает жить с
властью в мире. Так было всегда и так будет. Деньги должны будут доставить в
мэрию к восьми часам утра.
     Прежде чем отправиться домой, Дотов еще раз встретился со Львовым.
     -  Я  хочу,  Павел  Игнатьевич,  чтобы вы  четко  уяснили  ситуацию.  Я
по-прежнему твердо намерен сдержать свое слово. Террористы получат  деньги и
беспрепятственно покинут базу. Более того,  их  никто не станет преследовать
на  протяжении  сорока километров, - Дотов  пристально  посмотрел  Львову  в
глаза.  - Но затем я хочу,  чтобы от них ничего  не  осталось. Вы понимаете?
Вообще  ничего!  Мне  не  нужны  показательные  суды и  тому подобная  чушь!
Террористы должны исчезнуть, и вместе с ними должны исчезнуть все проблемы.
     - Хорошо, Герман Олегович. Мы можем взорвать машину. Но как же деньги?
     -  Меня  не  интересуют  деньги!  Меня  тревожит судьба города  и  своя
собственная судьба. Если террористов не остановить, нас всех ждет незавидная
участь. К тому же это послужит дурным примером для других. Люди должны четко
уяснить: власти нельзя диктовать свои условия. Даже с позиции силы.
     - Думаю, вы правы. И, мне кажется, я знаю, как это сделать.
     - У вас есть время подумать до утра. Неважно, что это  будет: взрыв или
извержение вулкана. Главное, чтобы террористы  исчезли. В  семь я жду вас  у
себя.
     Львов развернулся и стремительно вышел из кабинета.















        ГЛАВА 65. Среда, 15 октября - 2 часа ночи.

     Консультанта  разбудил  грохот взрыва.  Он приподнялся  и  настороженно
посмотрел на Менеджера.
     - Похоже, началось, - бросил тот и занял место  для  стрельбы. - Ты еще
не изменил свое мнение относительно мэра? Или считаешь, что они стянули сюда
армию без его санкции?
     Консультант провел ладонями по лицу и сел.
     - Который час?
     - Два. Гений, как всегда, точен. Если  его предсказания и  дальше будут
так сбываться, пожалуй, я поверю в прорицателей.
     - Он всего лишь Гений.
     - Ну, да. Именно это я и хотел сказать.
     Вся территория базы была залита ярким светом.  В воздухе, освещая землю
прожекторами,  появились  вертолеты. Со стороны казармы застучали автоматные
очереди. Ворота КПП протаранил танк, и с его башни заработал пулемет. Справа
и  слева  от танка  появились автоматчики.  На  ангар,  в котором  прятались
террористы,  обрушился  град  пуль.  Консультант  был  готов к штурму, но  в
какой-то момент и ему стало страшно. Ничего подобного до сих пор не было.
     Тут же зазвонил телефон. Голос Гения был на удивление спокоен:
     - Все идет так, как я  и  предсказывал.  Основные силы  они стягивают в
район седьмого  и четырнадцатого  блоков. То, что вы  видите - лишь  бледное
подобие атаки. Через пару минут они возьмутся за вас всерьез.
     - Спасибо за предупреждение. Чего нам ждать?
     -  Как я  уже говорил,  ничего  хорошего. По-моему,  подготовились  они
основательно. Вам остается просто делать свою работу.
     - Может, взорвать мины?
     - Что это даст? На эти взрывы никто не обратит внимания. Одним меньше -
одним больше. Какая разница?
     - Что же нам, в таком случае, делать?
     - Думаю, прежде всего вам нужно ясно дать им  понять, что их маневры не
являются  для  вас неожиданностью.  Может  быть,  стоит  намекнуть,  что  вы
подумываете, не взорвать ли склад с химическим оружием.
     - Но как это сделать практически?
     -  Ну, не  мне же  тебя учить?  Сообщи по  рации, что  объекты  семь  и
четырнадцать готовы к приему гостей. Или что-нибудь в этом роде.
     - А если они не поверят?
     -  В том, что они вас прослушивают,  нет никаких сомнений. Но даже если
они  и  не поверят, что вы  способны осуществить угрозу, уже одно то, что вы
знаете места их атаки, должно их насторожить.
     Менеджер повернулся к Консультанту и раздраженно прокричал:
     - Хватит болтать! Мне нужна помощь!
     Консультант  закончил разговор  и бросил взгляд  наружу.  Их  окружали.
Выстрелы раздавались теперь одновременно со всех сторон.
     - Гений по-прежнему утверждает, что ничего страшного  не  происходит? -
не скрывая сарказма прокричал Менеджер.

     Охотник поймал в перекрестье прицела бегущего солдата и плавно нажал на
курок. Солдат споткнулся на полушаге и рухнул лицом в грязь. Охотник на долю
секунды  задержал  на нем  свой взгляд  и стал искать  новую цель. Он должен
довести  начатое  до  конца. Ради сына.  Ради  самого  себя. В  поле  зрения
Охотника  попал  очередной  солдат.  Опасливо  озираясь,  он  выглянул из-за
укрытия и, чтобы лучше видеть, сбросил с головы капюшон. Охотник увидел  его
лицо. Бледное, с рыжими веснушками. На мгновение Охотнику показалось, что он
узнал своего сына. Он задержал палец  на спусковом  крючке, и  солдат  успел
спрятаться. Охотник  опустил винтовку и провел  ладонями по лицу. Он  должен
успокоиться. Ни к чему хорошему это не приведет. Его сын мертв. Мертв!
     Охотник  снова поднял  винтовку  и стал искать  цель. Уже  знакомый ему
солдат вскочил на ноги и одним броском преодолел несколько метров. Теперь их
разделяло не более  двадцати шагов. Во всяком случае, волосы у солдата точно
такие же,  как и у его сына.  Тот  же разрез глаз, нос... Ничего  этого нет!
Нет! Он  нажал на спусковой крючок, и в тот же момент все смешалось. Охотник
окончательно  поверил в то, что перед ним его сын. "Миша!"  -  закричал он и
встал в  полный рост.  И  тут же автоматная очередь буквально  разрезала его
пополам.

     На  подготовку  всей  акции   у   Директора  было  не  более  получаса.
Консультант  сообщил,  чтобы  он  действовал  по  плану  три-одиннадцать,  и
отключился.  Уточнять, что  он хотел этим сказать, не имело смысла. Директор
оставил свой пост и направился к седьмому блоку. Именно по нему по прогнозам
Гения и должен был прийтись главный удар.
     Седьмой  блок  представлял   собой  автомобильный  гараж   и  несколько
небольших  пристроек  справа и  слева от него. Вертолеты  могли приземлиться
только  на небольшой площадке непосредственно перед гаражом.  Наземный  удар
Директор практически исключал - исчезнет элемент внезапности.
     Директор выкатил из  гаража две бочки бензина и залил  им всю площадку.
Оставалось только ждать.
     Примерно  через  пятнадцать  минут  после  начала  стрельбы   появились
вертолеты.  Они  пролетели над  гаражом и,  сделав  полукруг, опустились  на
площадку.  Директор дождался,  когда  в вертолетах открылись дверцы и  стали
выпрыгивать солдаты,  затем поджег бензин  и что было  сил  бросился  прочь.
Мгновением спустя огненный смерч  накрыл оба  вертолета, и чудовищный  взрыв
потряс землю.

     Дважды над  Продюсером пролетал  вертолет, но ракетного  удара так и не
последовало.  Все-таки  нападавшие не  забывали,  что  в  казарме  находятся
заложники.  В третий раз, когда вертолет поравнялся с ним, Продюсер полоснул
по кабине из автомата. В конце концов,  это не игры - пора бы им это понять.
Вертолет резко ушел вправо и больше в пределах видимости не появлялся.
     Атаки с  земли особой опасности для Продюсера не представляли. Патронов
у него было в избытке, а умения атакующим явно недоставало. Гораздо  труднее
приходилось  Менеджеру  и  Консультанту.  Со  стороны КПП  долетали  раскаты
взрывов,  а  автоматный  огонь  не прекращался  ни на  секунду. Но помочь им
Продюсер  ничем  не  мог.  Консультант  поставил перед ним вполне конкретную
задачу, и по мере сил он ее выполнял.
     Внезапно  на востоке небо  озарила  яркая  вспышка, а мгновением спустя
докатился раскатистый взрыв.
     Вскоре после этого звуки боя стали затухать, и войска отошли за пределы
базы.



















        ГЛАВА 66. Среда, 15 октября - 3 часа ночи.

     Никоноров не мог оправиться от удара. Его лицо было пепельно-серым, а в
глазах стояли растерянность и страх.
     - Этого просто не может  быть, -  бормотал он, глядя мимо Пустырского в
сторону полыхавшей базы. - Два вертолета! Тридцать человек личного состава!
     - Надеюсь, ты не подозреваешь  меня? - прямо спросил Пустырский. - Ведь
о готовившейся акции до самого последнего момента знали только мы двое!
     -  Нет.  Конечно,  нет!  Но,  черт побери,  что все это значит?!  Каким
образом террористам стало о ней известно?
     - Возможно, им просто... повезло.
     - Нет, о везении  речь  может  идти один  раз,  другой.  А затем  нужно
говорить о закономерности!
     - Речь и идет о закономерности. Пока здесь был Львов, все именно  так и
обстояло.  А  сейчас  террористам  просто повезло.  Да  и  мы  вполне  могли
допустить ошибку, и они догадались, куда будет нанесен главный удар. Но ведь
от ошибки никто не застрахован, не так ли?
     - Ты действительно так считаешь или просто пытаешься меня утешить?
     -  Я  лишь  пытаюсь  найти разумное  объяснение случившемуся. Меня  моя
версия вполне устраивает. В любом случае, теперь уже ничего не  изменишь.  К
тому же, в какой-то степени мы были готовы к подобному результату.
     - Готовы? - ошеломленно пробормотал Никоноров.
     - Ну, как  же! Ты ведь сам сказал, что провал операции как нельзя лучше
отвечает интересам Трущенко.
     - Да, наверное... Я... Я просто забыл о нем.
     Пустырский щелкнул кнопкой радиотелефона.
     - Надеюсь, он не забыл о нас!

     Услышав телефонный звонок, Дотов бросил взгляд на часы, осторожно встал
с кровати и направился к выходу из спальни.
     - Что-нибудь случилось? - встревожено спросила за его спиной жена.
     -  Ничего.  Спи.  Скорее  всего,  это  с  работы,  -   стараясь  скрыть
раздражение,   бросил  он.   Меньше  всего  ему   хотелось  сейчас   с   ней
разговаривать.
     Жена  откинулась на  подушку и  до самого подбородка натянула  на  себя
одеяло.
     - Ты слишком много работаешь, милый!
     - Спи! - Дотов прикрыл за собой дверь и вышел в кухню.
     Прежде чем снять трубку, он выпил полстакана воды. Ничего хорошего этот
звонок не предвещает.
     - Да, я слушаю, - по крайней мере, ему удалось справиться  с волнением.
Голос звучал твердо и властно.
     - Это Львов, Герман Олегович. Извините, что беспокою так поздно.
     - Скорее, уж рано. Надеюсь, у вас есть на то причины?
     - Да, конечно.  Час назад Никоноров  и  Пустырский совместными усилиями
пытались выбить террористов с базы.
     Дотов  почувствовал, как оборвалось сердце.  Он слишком  рано поверил в
реальность своих планов.
     - И чем... - он судорожно сглотнул. - Чем это закончилось?
     -  Тем,  чем  и должно  было  закончиться. Они напоролись  на  засаду и
потеряли два вертолета с  личным  составом. А это по  меньшей мере пятьдесят
человек!
     - Что с террористами? Они по-прежнему на базе?
     - Разумеется. Террористы  по-прежнему на  базе, и  по-прежнему у них  в
руках  химическое  оружие. Остается только надеяться, что они не рискнут  им
воспользоваться.  Фактически  Никоноров и Пустырский  вас  подставили.  Ведь
террористы  наверняка решат, что они  действовали с вашего ведома. С  другой
стороны, нет никакой гарантии, что именно этого они и не добивались.
     - Что вы хотите этим сказать?
     -  Все наши неудачи на руку Трущенко. Кстати говоря, вскоре после акции
Пустырский  звонил ему домой. К  сожалению, содержание их  разговора мне  не
известно.  Мы  запеленговали  их  слишком поздно. Но  догадаться,  о чем они
говорили, мне думается, несложно.
     - Что ж, Павел Игнатьевич, спасибо за звонок.
     -   Не  стоит,  Герман   Олегович.   Что  касается   вашего  последнего
распоряжения...
     - Не по телефону!
     -  Да,  конечно.  Я  только хотел  сказать, что  обо  всем позаботился.
Террористов будет ждать неприятный сюрприз.

     Звонок Пустырского лишний раз убедил Трущенко, что  спешить  с выводами
не  стоит  никогда. Всего несколько часов назад ему казалось, что  его планы
рушатся, но прошло совсем немного времени - и все изменилось. Фактически вся
команда Дотова уже заверила его в своем сотрудничестве. Он даже пожалел, что
отозвал из поездки  в Прибалтику Потапчука.  Кто  знает, возможно, сейчас он
там нужнее. Трущенко снял телефонную трубку, повертел в руках и, несмотря на
поздний час, все-таки решил позвонить. Судя  по тому, что трубку сняли после
первого же гудка, в квартире Потапчука не спали. Ответил заплаканный женский
голос.
     -  Пригласите,   пожалуйста,  к   телефону   Валентина  Андреевича,   -
предчувствуя недоброе, попросил Трущенко.
     Женский голос тут же разразился рыданиями.
     - Андрей  Дмитриевич?  Простите, не  сразу вас  узнала.  Валя не  может
сейчас подойти к телефону. Два часа назад его увезла "скорая".
     Все-таки они до него добрались!
     - А что случилось?
     - Он  вернулся из аэропорта в совершенно растрепанных чувствах. Сказал,
что  срыв  поездки  в  Прибалтику  может  обернуться  для   банка  настоящей
катастрофой.  Предположил   даже,  что  это  какая-то  провокация.   Пытался
дозвониться до вас, но не смог. Затем поужинал и направился в  свою комнату.
А спустя какое-то время раздался его крик. Я и двое телохранителей прибежали
в его комнату, выломали дверь. Вероятно, Валентин хотел встать с кровати, но
поскользнулся  и неудачно  упал.  В  итоге - перелом  запястья. Кто  бы  мог
подумать! Все это произошло фактически на ровном месте!
     Трущенко не сумел сдержать вздох облегчения.
     - Вы же знаете: в жизни и не такое бывает. А как он сейчас?
     - Только  что звонил  из больницы. Ему наложили гипс,  и  с  минуты  на
минуту я ожидаю его возвращения домой.
     - Что ж, прекрасно! То есть я хочу сказать, что глубоко вам сочувствую.
В таком  случае,  в  Латвию  отправится  Зорин, а Валентин  Андреевич  пусть
немного отдохнет. Поможет мне в банке. Кстати, наверное, мне следовало сразу
об этом спросить: надеюсь, он не собирается на больничный?

















        ГЛАВА 67. Среда, 15 октября - 7 часов утра.

     Мэр  слушал Львова с  задумчивым видом. За несколько минут  до  прихода
полковника  ФСБ  секретарь  принес  свежую  прессу. Дотов  успел  ее  только
просмотреть, но что-то  в ней ему не понравилось. Документы, которые передал
Радужинский, были опубликованы, но  что-то в них было  не так  - это  точно.
Кроме  того, мысли  Дотова  занимали деньги. В  данный момент Нистюк и Груша
принимали первые поступления в соседнем кабинете.
     -  Вам  понятно,  Герман  Олегович? - спросил Львов. -  Или  я  слишком
усложняю?
     Дотов нахмурился и потер лоб.
     - Дело, скорее,  не в вас,  а во мне. Сегодня  я что-то туго соображаю.
Если вас не затруднит, повторите еще раз.
     Львов кивнул.
     - Действует  мина довольно просто.  Взрыватель устанавливается на общую
фактическую массу.  После того, как  террористы сядут  в машину,  посылается
радиосигнал,  который  зафиксирует  исходный  вес.  Если  хотя  бы  один  из
террористов  покинет  машину  или,  напротив,  кто-то  в  нее  сядет,  масса
изменится и взрыватель  автоматически сработает. Шансы на то,  что кто-то из
них останется жив, практически равны нулю.
     - Неплохо, совсем неплохо, - рассеянно пробормотал Дотов. - Пожалуйста,
продолжайте.
     -  Вероятность того,  что  террористы обнаружат  мину,  крайне мала. Но
все-таки она есть. На  тот случай, если  это произойдет,  я отдал  приказ во
время штурма стрелять на поражение.
     -  Разрешите,  Герман Олегович, -  в кабинет  заглянул Груша,  и  Львов
замолчал. - Вот документы, представленные банками. Вы должны ознакомиться  с
ними и расписаться.
     - Спасибо, Павел Игнатьевич. Я все понял. Можете идти.
     Дотов проводил Львова взглядом и повернулся к Груше.
     - Что с деньгами, Александр Александрович?
     - На данный момент доставлено только двенадцать миллионов. Но время еще
есть.
     - Хорошо. Проследите, чтобы все было оформлено, как положено. Да, и вот
еще что! Постарайтесь, чтобы к деньгам имело доступ как можно меньше людей!
     Едва  за Грушей  закрылась дверь,  Дотов  тут же достал  газеты. Бросив
беглый  взгляд  на  "официальную"  прессу,  мэр раскрыл  "Утренний вестник".
Статья Прокуророва, как обычно, занимала всю первую полосу. Но на  этот  раз
не она привлекла внимание Дотова, а небольшая заметка редактора газеты.
     "Как нам стало известно из  достоверных источников,  Дотов  и  компания
(вот,  значит,  как  они  теперь его  называют!)  готовят провокацию  против
известного  журналиста  Романа Васильевича Прокуророва. Их цель  -  очернить
доброе имя  журналиста, унизить  его в глазах  людей.  Для  этого в  спешном
порядке состряпана дезинформация самого  низкого пошиба. В  ней вы встретите
весь  пропагандистский  набор времен Геббельса: откровенную ложь,  сплетни и
слухи, а также фотоподделки. Сегодня мы публикуем одну из таких  фотографий.
Если присмотреться,  на ней отчетливо видны  пальцы человека,  прикрывающего
настоящую  фамилию   журналиста.   Скорее  всего,  подобные   фотографии   и
соответствующие им материалы появятся в  печати уже в самое ближайшее время.
Но  вне  зависимости  от  того,  появятся  они  или  нет,  Роман  Васильевич
Прокуроров  намерен защищать свои честь  и достоинство в  суде. Мы надеемся,
что телевидение  и центральная пресса не  оставят этот факт без внимания.  О
том,   как  будут  развиваться  события  в  дальнейшем,  "Утренний  вестник"
обязательно проинформирует своих читателей."
     Дотов заглянул на последнюю страницу.  По сравнению с предыдущими днями
тираж газеты увеличился почти вдвое.
     Он смял  и  швырнул  газету  на  пол.  Теперь  понятно,  кто  подбросил
документы  в  кабинет  Радужинского,  а  также,  кто  является  их  истинным
"автором"!  Какие  цели  Прокуроров  преследует,  тоже  достаточно очевидно.
Власть! Совсем не для Трущенко он  старается. И как  только старый идиот  до
сих пор этого не понял?!
     Дотов придвинул к себе телефон и нервно набрал номер Трущенко.
     - Доброе утро, Андрей Дмитриевич! Ничего,  что  беспокою  так рано? Ну,
разумеется,  разумеется!  Кто  же в  наше время просто  так  звонит? Я  хочу
предложить вам сделку.
     - Сделку? - Трущенко насторожился. - Какую сделку?
     - Вы отдаете мне Прокуророва, а я  в свою  очередь гарантирую  вам, что
через несколько  месяцев назначу новые выборы. А там  в честной  борьбе мы и
определим, кто из нас более достоин занять кресло мэра.
     -  Ваше  предложение для  меня несколько неожиданно.  К  тому же,  я не
совсем понимаю, что значит это ваше "отдаете мне Прокуророва".
     -  Вы  думаете,  сейчас  он  на вашей  стороне?  Это  не так. Раскройте
"Утренний вестник", и вы сразу поймете, какую игру он ведет.
     -  Я  уже просмотрел  эту  газету.  По-моему, все  поднятые ей  темы на
сегодняшний день более чем актуальны.
     - Но, судя по всему, вы не заметили  главного:  Прокуроров нацелился на
кресло мэра. Иначе зачем ему подымать скандал вокруг своего имени?
     -  Мне  кажется,  это  абсолютно нормальная реакция человека,  которого
столь грубо и примитивно подставили! Я имею в виду ваши газетенки.
     - Черт побери! Я не имею к этим фотографиям никакого отношения!
     - То есть вы хотите сказать, что их опубликовали без вашего ведома? - в
голосе Трущенко послышался откровенный сарказм.
     - Нет, - твердо произнес мэр. - Я дал добро на их публикацию. Но сделал
это в  порыве  несдержанности.  Сейчас я  уже  жалею  об  этом.  Прежде  чем
публиковать материалы, их  нужно было  проверить.  А также  выяснить, кто их
настоящий  автор.  Я  этого  не  сделал,  и это моя единственная ошибка.  Но
теперь, мне  кажется, я знаю "автора". Скажите, откуда Прокуроров мог узнать
о содержании материалов до их публикации?
     - А вы считаете, что  подобную информацию можно удержать в секрете?  Не
забывайте, в какое время мы живем!
     - Не нужно все так усложнять, дорогой мой Андрей Дмитриевич! Прокуроров
начал свою игру. Завтра он обольет помоями  уже вас (а, согласитесь, к этому
ему ни привыкать!) и  останется  в гордом одиночестве перед креслом  мэра. Я
просто боюсь представить, к чему это может привести!
     Трущенко надолго задумался.
     - Единственное, что я могу вам обещать: это  то, что непременно подумаю
над вашими словами.
     -  Подумайте,  Андрей Дмитриевич, подумайте! Но, боюсь,  что времени на
принятие решения у вас уже практически не осталось.


















        ГЛАВА 68. Среда, 15 октября - 8 часов утра.

     Александр  Александрович  Груша  лихорадочно  искал  выход.  То, что он
случайно услышал в кабинете мэра, потрясло его до глубины души. Оказывается,
Дотов решил  взорвать  машину с террористами! Не остановило его и то,  что в
машине наверняка будут  лежать деньги. Тридцать  миллионов  долларов!  Нужно
быть сумасшедшим,  чтобы не попытаться эти деньги спасти!  Но Дотов не похож
на сумасшедшего. Совсем не похож. В чем же тогда дело? Возможно, он решил не
отдавать эти деньги террористам?  Но, в таком случае, они  просто не сядут в
машину.  А  если  вместо  денег  в  мешках  будут  "куклы"?  Мало  вероятно.
Террористы без труда это  выяснят. Что же тогда? Зачем Дотову избавляться от
террористов? Так избавляются только от  неугодных свидетелей.  Но свидетелей
чего? Может быть,  террористы  и Дотов  работают  в одной  связке?  Безумная
мысль. Но Александр Александрович  привык в этой жизни ничему не удивляться.
С  другой  стороны, с трудом верится, что Дотов пойдет на подобный шаг. Есть
гораздо  более спокойные  способы делать деньги. Но совершенно очевидно, что
Дотов  что-то  задумал. Хорошо, а если  он  решил отдать  террористам только
часть денег? Тогда многое, если не все, объясняется. У террористов просто не
будет выхода. Либо они принимают его правила игры, либо их всех ждет смерть.
Впрочем, смерть их ждет в любом случае. Дотову ни к чему свидетели.
     Нужно  попытаться  предупредить  зятя. Выйти из мэрии в  ближайших пару
часов вряд ли удастся, а позже в этом уже не  будет  никакого смысла. В том,
что  его  телефоны  прослушиваются,  Груша  нисколько  не сомневался. Можно,
конечно, позвонить из холла, но это будет выглядеть подозрительно. Значит, в
любом случае, звонить придется из своего кабинета. Груша набрал номер Гения,
но  к  телефону никто не подходил.  Александр Александрович нажал на рычаг и
снова набрал  номер. Неужели Гений отключил телефон? И в  этот момент трубку
сняли.
     - Да? - Груша с трудом узнал голос зятя.
     - Макс? Я не разбудил?
     -  Нет, Александр Александрович.  Я был в  ванной  и просто  не  слышал
звонка.
     - Как Татьяна? Встречался с ней?
     - Нет. Пока нет. Может быть, вечером. С утра у меня много работы.
     -  Понятно, - Груша  помолчал,  а  затем заговорил,  тщательно подбирая
слова: - Как навестишь  - позвони мне. Кстати, ты как-то упоминал, что  твои
друзья ищут машину?
     - Какие  друзья,  Александр Александрович? -  в голосе Гения  отчетливо
прозвучал испуг.
     Груша про себя трехэтажно  выругался. Идиот! Неужели  он не может лучше
скрывать свои чувства?!
     -  Ладно, ладно, не  притворяйся,  что не понимаешь меня!  Я слышал ваш
последний разговор.
     - Но я действительно не...
     - Так вот, я знаю, что они договорились с одним парнем.  Но, можешь мне
поверить, - эта машина никуда не годится.
     - Не годится?
     -  Зачем  мне  тебя  обманывать? Знаешь,  что  обычно говорят  в  таких
случаях? Сесть-то они в нее сядут, а вот в том, что им удастся из нее выйти,
я откровенно сомневаюсь.
     - Да, Александр Александрович. Мне кажется, я вас понимаю.
     - Вот и умница! Позвони  им. Только не откладывай.  Времени практически
не осталось.

     Двое  сотрудников  ФСБ,  прослушивающих   разговоры  из  здания  мэрии,
переглянулись.
     - Звонок из кабинета Груши. Но я не уверен, его ли это голос?
     - Его,  его, можешь  не сомневаться!  Ты  заметил номер, по которому он
звонил?
     - Нет, но это можно легко выяснить.
     - Займись этим! А я - на доклад к Львову.

     Тридцать миллионов разместились в трех  объемных прорезиненных пакетах.
На каждом из них стояла восковая печать, а также значились росписи Нистюка и
Груши.  Дотов  опустился в  кресло,  придвинул  к  себе  ближайший  пакет  и
осторожно,  стараясь  не  производить  шума  (нет  никакой гарантии, что его
кабинет не прослушивается), его вскрыл. Затем выложил  на  стол  деньги. Они
заняли примерно четверть стола. Немало, но и немного. Откровенно  говоря, он
рассчитывал,  что  они  займут   больше  места.  Все-таки  десять  миллионов
долларов.
     Дотов  подошел к  книжной  полке  и снял несколько  книг,  а  свободное
пространство заставил книгами из второго ряда. Затем сложил  из книг стопку,
аналогичную  той,  что  представляли  собой  деньги.  После  чего  аккуратно
заполнил книгами пустой  пакет. Гораздо больше беспокойства  вызывала у него
печать,  но  Дотову  удалось   аккуратно  приклеить  ее   на  место.  Теперь
определить,  вскрывался  пакет или нет, было практически  невозможно.  Дотов
положил  пакет  рядом  с  двумя  другими  и  достал  из  шкафчика  дипломат,
аналогичный тому, с которым его  ежедневно видели на работе. Если  деньги не
поместятся в  один дипломат,  он  воспользуется  вторым.  Но  едва  он  стал
перекладывать  деньги,  в дверь постучали. На мгновение  у Дотова оборвалось
сердце. Впрочем, он тут же взял себя в руки.  Догадаться по шуму, чем он тут
занят,  было  невозможно,   а  в  том,  что  здесь  могут  быть  установлены
видеокамеры,  он откровенно сомневался. Но даже если и так, он всегда сможет
объяснить, для чего ему понадобилось перекладывать деньги.
     Стук повторился.
     -  Кто там? - раздраженно спросил  Дотов.  Десять минут  назад он лично
проинструктировал трех охранников, чтобы они никого и близко не подпускали к
двери в его кабинет.
     - Это Львов, Герман Олегович!
     Дотов  огляделся, затем, не найдя другого выхода, сорвал с окна штору и
накрыл ею стол. После чего открыл дверь.
     - Что-нибудь случилось? - спросил он.
     - Кажется, мы выявили информатора террористов, - Львов бросил взгляд на
стол, затем на окно. - Кто бы вы думали им оказался?
     - Я  что,  должен угадать  с  трех  попыток? - раздраженно отреагировал
Дотов.
     - Извините... Это ваш второй заместитель Груша.
     Дотов поморщился.
     - Чушь!
     - Но у нас есть неопровержимые доказательства!
     - Знаю  я эти ваши  "неопровержимые доказательства"!  Записали, небось,
какой-нибудь его  разговор, который  можно трактовать  так или иначе.  Вижу,
вижу, что угадал!  Все, можете быть свободны! Меня сейчас мало занимают ваши
версии. Я и сам могу придумать их с десяток. Кроме того, Груше я доверяю как
самому себе!
     Львов, явно в расстроенных чувствах, выскочил из  кабинета. Дотов запер
за ним дверь и вернулся к столу.
     Значит, Груша?  Что  ж,  по  крайней  мере,  это  не явилось  для  него
неожиданностью. В какой-то степени Груше повезло. Если бы Дотов согласился с
выводами  Львова,   ему  пришлось  бы  прослушать  запись,  затем  выслушать
объяснения сторон, но на все это у него не было времени.
     Дотов  снял штору.  Несколько  пачек упали  на пол, но  он  не стал  их
подымать.  В  любом случае,  в  один дипломат все не вместится.  Он  откинул
крышку  и  аккуратно,  стараясь  не  оставлять  свободного  места,  заполнил
дипломат.  На столе  осталось  чуть меньше  половины.  Дотов  принес  второй
дипломат  и  сложил оставшиеся деньги в  него. Потом отнес оба  дипломата  в
шкаф. Он мог бы запереть их в сейфе, но это скорее вызовет подозрение.  А  в
шкафу у него достаточно надежный замок.
     Закончив  работу,  Дотов  посмотрел  на часы.  Что ж, у  него  осталось
немного времени, чтобы еще раз все основательно обдумать.

     Дверь открыл один из телохранителей.
     - Валентин Андреевич, вас! - крикнул он из прихожей.
     "Интересно, кто бы это мог быть", - подумал Потапчук,  выходя навстречу
гостю.
     В шикарном  черном  костюме и  крахмальной  белой рубашке с бабочкой  в
квартиру впорхнул Зорин. Именно "впорхнул", а не вошел, - определил для себя
хозяин. В одной  руке  Зорин  держал букет цветов,  а  в  другой  -  бутылку
французского шампанского.
     -  Что  за  праздник?  -  убитым  голосом поинтересовался  Потапчук  и,
поправляя перевязь на правой руке, болезненно сморщился.
     - Это ты по поводу чего? - спросил Зорин.
     Потапчук кивнул в сторону цветов и шампанского.
     - Ах, это! - Зорин  вручил цветы  одному  телохранителю, а шампанское -
другому. - Да  вот, узнал о несчастье, которое с тобой приключилось, и решил
навестить.
     "Ну, да,  конечно, так я тебе сразу и  поверил!" - подумал  Потапчук  и
небрежно бросил:
     - Что ж, раздевайся и проходи в комнату.
     - Извини, я тороплюсь, - Зорин посмотрел на часы.
     Потапчук печально кивнул.
     - В банк? Представляю, что там сейчас творится!
     -  Да,  обстановка не  самая  благоприятная.  Кто-то ночью поджег  дачу
Андрея Дмитриевича и расстрелял из автомата окна управления банка. Да ты  не
волнуйся: в твоем кабинете стекла уже вставили! Кроме того, снова  напали на
секретаря Трущенко. Но парень сумел  отбиться. Ты же знаешь, у него какой-то
там пояс. А я тороплюсь на самолет. После того, как ты  сломал руку,  Андрей
Дмитриевич решил послать в Прибалтику меня.
     Потапчук испытал что-то вроде удара.
     - Но только вчера он отозвал меня из поездки!
     - Андрей Дмитриевич понял, что несколько погорячился. Проблемы "Платины
Балтики" тоже ведь нужно кому-то решать!
     Потапчук кивнул.
     - Да, наверное. Значит, Андрей Дмитриевич остался совсем один.
     - Ну, он рассчитывает на тебя! По-моему, он этого никогда и не скрывал.
     -  На  меня?  - Потапчука  вдруг  охватили дурные  предчувствия.  Уж не
погорячился ли он с рукой? В конце концов, писать  ему не придется. Господи!
Ну, почему он не сломал ногу?
     - Разве сестра не передала тебе его просьбу?
     Дурные предчувствия Потапчука стали обретать реальную форму.
     - Какую просьбу?
     - Приехать  сегодня в  банк пораньше. То-то  я  смотрю,  ты еще даже не
переоделся!
     - Переоделся? - безжизненным голосом повторил Потапчук.
     -  Ладно, не буду тебе  мешать! - Зорин сделал  знак сопровождавшим его
телохранителям и "выплыл" за дверь.
     Потапчук  прислонился  к  стене  и  закрыл глаза.  Дурные  предчувствия
полностью материализовались.
















        ГЛАВА 69. Среда, 15 октября - 10 часов утра.

     Дотов в сопровождении трех омоновцев, у каждого из которых в руках было
по мешку, подошел к  практически разрушенному  зданию  КПП и  остановился. С
противоположной стороны появились две фигуры в плащах и масках. Дотов сделал
омоновцам знак, и те положили  мешки на землю. После чего  отступили мэру за
спину.
     Несколько секунд обе стороны сохраняли молчание.
     - Здесь деньги, - наконец, произнес Дотов и кивнул в  сторону мешков. -
У ворот КПП стоит машина. Теперь я хочу услышать, когда вы намерены покинуть
базу?
     -  Сегодня ночью, - ответил Консультант. - Если,  конечно, вы выполните
все наши требования.
     - Нет! Меня это не устраивает. Я даю вам на сборы два часа. Ни  минутой
больше!
     - Не понимаю, к чему такая спешка! - раздраженно отозвался Консультант.
- Несколько часов ничего не решают!
     - Таково мое условие. В противном случае я ничего не гарантирую.
     Консультант задумался, затем кивнул.
     - Хорошо. Через два  часа мы отсюда уедем. Но  я хочу еще раз услышать,
что вы обещаете не преследовать нас.
     - Разумеется! Но через сорок  километров мое  слово утрачивает силу. Не
забывайте об этом!
     Мэр сделал движение рукой, и омоновцы отошли на несколько шагов.
     -  Прежде чем мы расстанемся, я бы хотел переговорить с вами с глазу на
глаз.
     Консультант посмотрел на Менеджера, и тот, нехотя, отступил.
     - Здесь двадцать миллионов. Не перебивайте! В одном мешке  лежат книги,
в двух других - деньги. Пересчитывать их нет надобности. Я собрал всю сумму,
которую вы  требовали, но при здравом размышлении решил, что с вас хватит  и
двадцати.
     - А куда пойдут остальные десять?
     - Вы  же не  глупый  человек. Сами  догадайтесь. Своими  стараниями  вы
фактически  лишили  меня  власти.  Должен   же  я   получить  хоть  какую-то
компенсацию?
     - Десять миллионов?
     - Почему бы и нет?
     Консультант пожал плечами.
     - Получается, что вы как бы вступаете к нам в долю?
     - Не болтайте чепухи! Итак, вы согласны или нет?
     - Вы не оставили мне выбора! И все же, к чему такая спешка?
     Мэр нахмурился.
     - В двенадцать приземляется самолет, на котором прибудут телевизионщики
из  Москвы. Вам  понравится  перспектива  оказаться  заснятым  для программы
новостей? У вас будет возможность появиться на  телеэкране,  передать привет
родным и...
     - Хорошо, я согласен, - перебил его Консультант.
     - В таком случае: по рукам? - Дотов шагнул вперед и протянул террористу
руку, но Консультант руки не подал.
     - По рукам! - сухо произнес он.
     Дотов резко развернулся и  направился к машине, но Консультант негромко
его окликнул:
     - Вы не будете возражать, если я попрошу вас об одной услуге?
     Мэр поморщился и посмотрел на часы.
     - У меня мало времени!
     - Доставьте мне удовольствие: прокатитесь кружок на машине,  которую вы
для нас приготовили!
     Дотов колебался  лишь мгновение, затем пожал плечами и подошел к синему
"жигули". Усевшись за руль, он завел двигатель и проехал несколько метров.
     - Достаточно?
     - Вполне. Но если я попрошу вас заменить машину?
     Мэр вышел, хлопнув дверцей.
     - В таком случае, вам придется убираться отсюда пешком! И помните:  два
часа, и ни минутой больше!
     Консультант промолчал.

     Прокуроров  чувствовал  беспокойство.   Сильное   беспокойство.  Ничего
подобного  с ним прежде не случалось. Это  могло означать  только  одно: его
"вычислили".  Как? Это  другой  вопрос. В принципе,  он сделал  единственный
промах  (вынужденный промах, - поправил он себя), когда  позвонил приятелю в
типографию.  Очевидно, тому стало известно, что его ищут и что за его голову
назначена награда.
     Прокуроров быстро оделся и подошел  к  окну. Скорее всего, отсчет пошел
уже  даже не на минуты. Во  дворе стояло три машины. Две из них  Прокуророву
прежде видеть не доводилось. Разумеется,  это еще ничего не значит. Но глупо
не  доверять  интуиции. Стратегию отхода  на  этот случай он  разработал уже
давно. Первым  делом  журналист разбросал по  комнате  одежду. Важно создать
видимость  того,  что  он  собирался  в  сумасшедшей  спешке.  Потом немного
эксцентрики:  опрокинутый стул,  стол, откинутый  в сторону ковер. Наверняка
это  собьет  преследователей с толку.  Побывал ли здесь  кто-то после  него?
Прокуроров  прошел  к двери  и заглянул  в  "глазок".  Никого. Он подошел  к
старому платяному шкафу и пошарил рукой вверху. Нащупав  небольшой рычаг, он
повернул  его в  сторону, затем толкнул заднюю  стенку  шкафа.  Она ушла  из
зажимов,  и Прокуроров без  труда  ее вынул. Прямо за стенкой была кирпичная
стена. Обычная  кирпичная стена. Нет, даже сейчас он не мог обнаружить здесь
двери.  Практически на ощупь он вставил  ключ.  Дверь открылась бесшумно. Он
шагнул в полную темноту и  оказался в  небольшой узкой  комнатке. За входной
дверью  послышался неясный  шум.  Прокуроров  улыбнулся.  Он привык доверять
своей интуиции. Маленький штрих! Он вышел из шкафа  и осторожно снял дверную
цепочку.  В глазок смотреть ни в коем случае нельзя! Они могут заметить, что
в квартире  кто-то находится. Прокуроров  быстро  вернулся в шкаф, аккуратно
прикрыл за  собой дверцы и шагнул в  потайную комнату. После чего вставил на
место заднюю стенку и закрепил ее с помощью зажимов. Потом закрыл дверь.
     Теперь можно смело включать свет. Маленькая, примерно два на  три метра
комнатка  была  обита  толстым  слоем  изоляционного материала.  Здесь можно
прыгать и даже негромко разговаривать - наружу не прорвется ни звука.
     Прокуроров подошел к небольшому бару, налил себе на  два пальца виски и
опустился  в  мягкое  кресло. Люди утратили  чувство  романтики.  Кто теперь
помнит  про потайные комнаты?  Всем подавай погони,  перестрелки. Он щелкнул
пультом  дистанционного  управления  и  включил  телевизор.  Даже  если  они
отключат электричество во всем  подъезде, без света  он не останется. Нет, у
него нет  собственной  электростанции, он просто  перекинул провода с другой
линии. Интересно,  что происходит сейчас  в квартире? Пока  они  не заметили
камеры,  он может  на это взглянуть. Он  нажал "ввод", и на экране появилась
входная дверь. Теперь комната.  Ах, вы уже здесь! Двое, нет трое. Социальный
статус   ясен  с   первого  взгляда.  Интересно,  о  чем  они   между  собой
разговаривают? Прокуроров прибавил звук и поднял бокал.
     - Этого просто не может быть! Двадцать минут назад он был здесь! - явно
оправдываясь, кричал низкорослый со  свернутым на  бок носом бандит и  между
делом громил мебель.
     - Где "здесь"?! - ревел второй  бандит,  размахивая перед носом первого
автоматом.
     -  Из  подъезда  никто не выходил!  Только какой-то  старик. Может,  он
спрятался в подвале или у соседей?
     - В подвале его нет. У соседей тоже... Так,  говоришь, старик?  Кретин!
Это наверняка был он!
     - Откуда же я мог это знать?
     - Но тебя ведь ясно сказали, что он мастер  изменять внешность! Сегодня
он может сыграть беременную бабу, а завтра - слепого старика. Ты что, не мог
потрясти его за бороду?
     - Но у него не было бороды! К тому же, он был не слепой.
     - Идиот! Да даже если бы там был младенец, ты обязан был его проверить!
     - Вот гад! Знал бы - убил! Нужно поджечь квартиру!
     "А вот этого я вам не советую!" - покачал  головой Прокуроров, но к его
мнению не прислушались.
     -  Тащи  бензин!  -  поддержал  эту мысль  до того сохранявший молчание
третий.
     Прокуроров  нажал  на  другую  кнопку,  и  в  квартире  вдруг  заиграла
похоронная  музыка.  Бандиты отреагировали  на нее  по-разному.  Один  сразу
бросился к  входной  двери, второй стал  палить  из  автомата,  а третий,  к
немалому удивлению журналиста, заплакал.
     Прокуроров допил  виски, затем прошел  к  бару, чтобы налить себе новую
порцию, а когда вернулся, в квартире уже никого не было.

     Среди  сопровождавших  мэра  на  военную   базу  не  было  его  первого
заместителя Свистых. Дело в том, что какое-то время Юрий  Борисович решил не
показываться на люди. Ведь даже огромные, размером с чайные блюдца, очки  не
могли скрыть синяк под его правым глазом, а также три  огромных шрама от лба
до подбородка.
     Секретарша не стала никуда жаловаться, а сразу  направилась к его жене.
Обе   женщины  довольно   быстро  нашли  общий  язык.   Трусики  секретарши,
представленные  в качестве вещественного доказательства его измены,  Свистых
презрительно швырнул  через  всю  комнату.  Как  выяснилось,  это  было  его
тактической ошибкой. До  этого  никогда не  опускавшаяся до  рукоприкладства
жена наградила его увесистой пощечиной. Второй ошибкой Свистых было то,  что
он  попробовал защищаться.  Не  в физическом плане, нет.  Просто он упрекнул
жену в  холодности  и тем самым как бы  обосновал неизбежность своих  измен.
Жена  это расценила  как вызов  и  высказала все,  что  о  нем думает  как о
сексуальном партнере. Ее мнение, надо  заметить,  было крайне низким. И  тут
Свистых допустил третью  и, пожалуй, главную ошибку.  Он призвал в свидетели
своей мужественности секретаршу. О последующих событиях Свистых вспоминал  с
трудом.  Кажется, его  чем-то огрели, а затем заставили рассказать обо  всех
"обесчещенных"  им женщинах.  Он  попытался  отшутиться  и  именно  тогда  и
заработал три страшных шрама. "Признание" было записано на магнитофон. Зачем
им это  понадобилось Свистых  понял только на утро, когда  у него в кабинете
появился  адвокат,  заявивший,  что будет  представлять  интересы его жены в
суде.  А  пришел он затем, чтобы  попытаться решить вопрос мирным  путем.  В
обмен  на  кассету  с его  признаниями Свистых  предлагалось  отказаться  от
претензий на квартиру, дачу, машину, а также всех денежных и иных сбережений
в  пользу своей дражайшей  супруги. Свистых лишился  дара речи.  Пожалуйста,
пусть  его  разоблачают, но на эти условия  он  никогда  не пойдет!  Адвокат
настоятельно рекомендовал ему подумать.  Свистых сказал, что думать здесь не
над чем, и вышвырнул адвоката вон. Но всего спустя час Юрий Борисович уже не
был уверен в правильности  своего поступка. Все-таки грязное белье далеко не
всегда полезно выставлять на всеобщее обозрение. А если он откажется принять
условия жены, этого, судя по всему, не избежать. В  этой связи проблема, чью
сторону принять:  Дотова или Трущенко, как-то сразу отошла на второй план, и
вскоре он о ней уже даже не вспоминал.










        ГЛАВА 70. Среда, 15 октября - 10 часов утра.

     Николай Николаевич  Зорин бросил взгляд  на  часы и  нервно  заерзал  в
кресле.  С минуты  на  минуту должны  были объявить посадку на его рейс.  Но
вместо  того, чтобы почувствовать облегчение, в его  душу стал закрадываться
страх. Всего несколько часов назад он был готов отдать многое  только за то,
чтобы просто покинуть город, но сейчас эта мысль уже не казалась  ему  такой
привлекательной. Дело в том, что он до смерти  боялся летать самолетами. Все
авиакатастрофы, о которых он  когда-либо слышал,  тут  же всплыли  у него  в
памяти. Каждая воздушная яма грозила ему инфарктом. Чтобы как-то  отвлечься,
Зорин раскрыл книгу и вдруг с ужасом обнаружил, что жена сунула ему в дорогу
"Аэропорт" Хейли.  На  обложке в  облаке огня и дыма был изображен  падающий
самолет.  Банкир  повернулся  к  телохранителю  и,  пытаясь  придать  голосу
твердость (что, впрочем, ему не совсем удалось), спросил:
     - А что, Паша, какова вероятность того, что мой самолет может упасть?
     Телохранитель охотно поддержал разговор:
     - Не более одного процента. В последнее время самолеты падают не так уж
и  часто. Но,  сами понимаете, без этого не обходится. Техническое состояние
большинства из них оставляет желать лучшего. Помнится, недавно сообщали...
     Николай  Николаевич снова  заерзал  в кресле.  Ему  нужно было выйти  в
туалет.  Но что  подумает  о нем  телохранитель? За последних полчаса он уже
трижды туда наведывался.
     - Летчики пытались что-то сделать, - продолжал телохранитель. - Но  что
можно сделать, если у тебя не работает ни один двигатель?
     Один  процент! С его удачливостью вполне  хватит и этого. Ему следовало
отказаться  от  поездки  или отправиться  к месту назначения поездом.  Но он
просто боялся обратиться с подобным предложением к Трущенко.
     -  В  общем,  из  двухсот  человек  не  выжил  никто,  -  телохранитель
удовлетворенно вздохнул. - Или еще был случай...
     Зорин вымучено улыбнулся.
     - Странно, что до сих пор не объявили посадку!
     - Я выясню, в чем дело? - тут же вызвался телохранитель.
     Зорин кивнул.
     - И поскорее возвращайся!
     Он  проводил телохранителя  взглядом и  практически  бегом  бросился  в
туалет. Но тут же заставил  себя перейти на шаг.  Господи! Что  о нем  могут
подумать?
     Телохранитель вернулся через несколько минут.
     - Час  назад в аэропорт  позвонил неизвестный и сообщил, что в  самолет
заложена бомба. Но на вашем месте, Николай Николаевич,  я бы не беспокоился.
Скорее всего, это просто чья-то глупая шутка.
     Зорин зажмурил глаза. А ведь он ожидал чего-то подобного! Что-то  такое
обязательно должно было произойти! Конечно, он  может не лететь этим рейсом,
но еще не известно, когда  будет  следующий. Реакцию Трущенко в  этом случае
представить нетрудно.
     -  Начинается  посадка  на  рейс  номер  шестьсот  шестьдесят  шесть...
Улетающих просьба...
     Зорин никак не отреагировал на объявление диктора.
     -  Ваш  рейс, -  напомнил  телохранитель.  -  Значит,  никакой бомбы  в
самолете не оказалось!
     - Или ее попросту не нашли, - пробормотал Зорин. - Если вообще искали!
     Он встал и, опустив плечи, направился к пункту таможенного контроля. Но
на полпути задержался, достал сотовый телефон и позвонил жене.
     - Лапушка, это я. Нет, пока еще в аэропорту. Почему звоню? Просто хотел
услышать твой голос. Кто знает, доведется ли нам еще когда-нибудь... - Зорин
вдруг  поймал  себя  на  мысли,  что  телохранитель слышит  их  разговор,  и
замолчал.
     -  Что-нибудь случилось?  - встревожено спросила  жена.  -  Ты говоришь
таким тоном, словно навсегда прощаешься со мной!
     -  Нет-нет, милая!  Я только хотел  сказать,  что в этом чертовом банке
столько проблем,  что  я просто  не знаю,  как быстро  с ними  управлюсь. Не
исключено, что на это уйдет уйма времени!
     Жена облегченно вздохнула. Или это ему лишь показалось?
     - Не преувеличивай! В худшем  случае это займет неделю, а в лучшем - ты
вернешься уже завтра.
     Зорин вздрогнул.  Боже, как он об этом не подумал! Ведь назад ему также
придется   лететь  самолетом!   А,   значит,   один  процент   автоматически
превращается в два!
     -  Милый,  почему ты  молчишь? Если тебя что-то  тревожит, всегда лучше
составить завещание. Черкни пару строк и передай телохранителю. Об остальном
позабочусь я.
     Зорин покосился на телохранителя.
     - Спасибо,  милая.  Наверное,  мне самому  стоило об этом  подумать.  Я
перезвоню тебе позже.

     С  мертвенной бледностью  на  лице  Потапчук  переступил порог банка  и
направился к лифту. Количество охранников,  и  без того заполнивших коридоры
банка,  в последнее  время  резко увеличилось. Впрочем, по мнению Потапчука,
большинство из них напоминали, скорее, вооруженных до зубов бандитов. Трудно
сказать, как бы  он  себя  чувствовал, если  бы  его  не  сопровождали  трое
телохранителей.  Потапчук  подошел к  своему кабинету и  взялся  за  дверную
ручку.  Затем  отступил  в сторону  и  пропустил  вперед телохранителя.  Как
оказалось, в кабинете за время его отсутствия ничего  не изменилось,  и было
непонятно,  солгал Зорин насчет  обстрела или нет.  Спросить  же об  этом  у
телохранителей Потапчук не отважился,  но на  всякий случай  решил держаться
подальше от окон.
     -  Ну-с, что у  нас на  сегодня? -  он  сел  в  кресло  и  посмотрел на
застывшего у двери секретаря. Затем сделал знак телохранителям выйти.
     - Пришел  ответ на письмо, которое Николай Николаевич отправил накануне
в мэрию. Вам его зачитать?
     - Нет-нет, не  стоит! Позже я сам  с ним ознакомлюсь! - Потапчук хорошо
представлял, что это может быть за письмо.
     -  Кроме того,  звонили из налоговой полиции. Андрей Дмитриевич поручил
вам разобраться с ними.
     На лице Потапчука выступил холодный пот. Господи! Только этого  ему еще
и не хватало!
     -  Что  касается текущих  дел,  -  продолжал  секретарь.  -  То  Андрей
Дмитриевич хочет вас видеть в два часа с докладом по реорганизации  филиалов
банка за рубежом.
     Потапчука бросило в жар. Теперь ему придется отдуваться еще и за это! К
тому  же,  подготовить  такой  доклад всего  за  несколько  часов  абсолютно
нереально, и Трущенко не может этого не понимать. Черт побери! Что это может
означать?
     - Да, совсем упустил из  вида, - секретарь  пролистал бумаги и протянул
одну Потапчуку. - Это повестка из прокуратуры. Вас  вызывают завтра к девяти
часам к следователю Звереву.
     Потапчук  даже не стал спрашивать зачем.  И так все предельно ясно. Как
там было у древних?  Человека,  принесшего  дурную весть,  убивали.  В таком
случае, что  он  должен  сделать  с  секретарем,  который  принес ему  сразу
несколько дурных вестей?
     -  У  меня  все, - секретарь  сложил  бумаги  и  посмотрел  на  банкира
преданными глазами. - Если я могу вам быть чем-нибудь полезен...
     - Можете, - Потапчук резким движением ослабил узел галстука. - Избавьте
меня от вашего присутствия... Навсегда!






        ГЛАВА 71. Среда, 15 октября - 11 часов утра.

     - Я не верю ни  единому его  слову! - с жаром заявил Менеджер. - Машина
заминирована! И плевать,  что твои приборы ничего не  показывают! Гений ясно
сказал, чтобы мы не садились в эти "жигули"!
     - Во-первых, непонятно, откуда ему  это известно.  Сам  он  так  ничего
толком и  не  объяснил.  А,  во-вторых,  у нас  просто  нет другого  выхода.
Вчетвером мы  здесь долго  не продержимся.  К  тому же,  едва ли они взорвут
машину, пока в ней находятся деньги! - возразил Консультант.
     - Почему  бы и нет?  Дотову ни  к  чему  свидетели. А свою  долю он уже
получил!
     Консультант вздохнул.
     - По  большому  счету, я с тобой согласен. Но  выбирать не  приходится.
Пешком нам отсюда не уйти. Придется рискнуть.
     - Черт побери! Это и есть твой гениальный план?!
     -  Если  машина  не  взорвалась,  когда  в  нее сел  Дотов, значит, они
намерены взорвать ее с помощью радиосигнала. Мы можем попытаться этот сигнал
заблокировать.
     - Каким образом?
     - Нужно посоветоваться с Гением.
     - Я и без Гения отвечу на твой вопрос: это невозможно!
     -  Значит, у  нас  есть только один выход: покинуть машину до того, как
они решат ее взорвать!
     - Хорошо. Но как это сделать практически?
     - Не знаю. Пока не знаю. Надеюсь, Гений что-нибудь придумает.
     Менеджер опустился на землю и положил себе на колени автомат.
     - Ты твердо решил заложников с собой не брать?
     Консультант какое-то время молчал.
     -  Если  Дотов решил  от нас избавиться, едва  ли  его остановит  такой
пустяк, как заложники. А с ними мы будем связаны по рукам и ногам.
     - По крайней мере, с ними у нас есть шанс прорваться!
     - Не думаю. Дотов обещал не преследовать нас сорок  километров. Едва ли
он рискнет нарушить свое слово. К тому же, не следует сбрасывать со счетов и
мины, которые Техник успел установить.  Значит, какой-то шанс у нас все-таки
есть.

     Гений  пробежал  пальцами  по клавиатуре.  На компьютере,  сменяя  одна
другую, замелькали картинки. Первый, второй, третий квадрат - заблокированы,
четвертый, пятый,  шестой  - тоже.  Седьмой,  восьмой...  Неужели им удалось
перекрыть все дороги? Он увеличил картинку. Вооруженные группы располагались
через  каждые  триста-четыреста  метров.  Консультант  просил их  вывести  в
квадрат восемнадцать. И хотя к этому  квадрату вело несколько дорог, все они
были перекрыты.  Гений задал программе прогноза задачу  просчитать  варианты
отхода.  Через минуту на экране  вспыхнула надпись: "Варианты отсутствуют!".
Что ж, придется действовать наудачу. Гений снова включил изображение военной
базы и метр за метром стал изучать опоясывающую ее дорогу.

     Трущенко  сидел  в хранилище собственного банка и, глядя на  окружавшие
его сотни миллионов  долларов,  думал  о том, что мог бы совершенно спокойно
один выполнить  требования террористов.  Тем самым он  бы значительно поднял
свой рейтинг,  террористы бы убрались с базы, Дотов сел  бы в лужу, а он сам
въехал в  город  на белом коне. Почему  эта  мысль  не  пришла ему  в голову
раньше? Если бы ему удалось занять  кресло мэра, он вернул бы эти деньги уже
в  первые полтора-два года. Разумеется, без какого-либо ущерба  для  бюджета
города.  А  так Андрею  Дмитриевичу  пришлось связаться с Прокуроровым. Надо
признаться,  своей  активностью журналист  его  несколько  напугал.  Слишком
энергично  он взялся за дело.  Во времена Трущенко так не работали. Конечно,
он поступил не очень порядочно, выдав журналиста Дотову, но еще не известно,
как  на его месте  поступил бы  Прокуроров. К тому  же,  старые долги  нужно
отдавать. Ведь  в свое  время именно Прокуроров  помешал  ему  занять кресло
мэра.
     Трущенко посмотрел на часы. Пора возвращаться. В полдвенадцатого должен
прийти  Нистюк. Конечно, он  сделал глупость, пообещав советнику мэра кресло
управляющего,  но  теперь  уже  ничего не  поделаешь: слово нужно держать. В
противном случае, может пойти дурная слава. Значит, Зорину придется  уйти. К
несчастью, Потапчук сломал руку. Трущенко  предпочел бы избавиться от  него,
но в данной ситуации это выглядело бы  не совсем этично... Минутку! А почему
бы  Зорину  не предложить кресло президента банка,  раз уж он сам собирается
стать мэром?

     Савелий Прохорович Радужинский с совершенно убитым видом читал у себя в
кабинете утреннюю прессу. В последний  раз  он занимался подобным делом  лет
восемь назад. Обычно у него  никогда не хватало на  это времени,  но сегодня
газеты  передал  ему сам  мэр. И уже  очень скоро Савелий Прохорович  понял,
почему Дотов  это сделал. Но ведь решение о публикации принимал не он! Более
того,  он  настоятельно  требовал,   чтобы  документы  были  отправлены   на
экспертизу! Дотову не удастся сделать из него козла отпущения!
     Впрочем, на эту проблему можно взглянуть и с другой стороны. В том, что
Дотов  себя  скомпрометировал,  есть  не  только  его  вина,  но и  заслуга.
Радужинский  полистал  записную книжку,  разыскивая телефон  Трущенко, затем
снял трубку и набрал номер.

     Александр Александрович Груша  почувствовал к себе пристальное внимание
вскоре   после   того  злополучного   звонка.   Но  надо  заметить,  особого
беспокойства   по   этому  поводу  не  испытал.  Судьба  Дотова   фактически
предопределена, а, значит, предопределена и судьба Львова. Кроме того, в чем
его можно обвинить?  В том,  что он позвонил своему зятю и  поинтересовался,
купили  ли  его друзья  машину? Смешно! Правда, несколько  настораживало  то
обстоятельство,  что Дотов  не  пригласил  его с  собой  на  базу.  С другой
стороны,  не  пригласил  - и слава Богу! Еще не  известно, чем  эта  поездка
закончится.

     Разговор с Трущенко  Никонорова разочаровал. Он никак  не  ожидал,  что
банкир  отнесется  к  его  словам  с  таким пренебрежением. "Два  вертолета?
Тридцать  человек  личного  состава?  И  все  это ради  чего? Чтобы показать
беспомощность Дотова? Так все  это  и так видят! Извините, Семен Георгиевич,
но обсуждать здесь, по-моему, нечего!"
     Пустырский все понял без слов.
     - Я же говорил: перемены ничего хорошего не сулят, - лишь хмуро заметил
он.


















        ГЛАВА 72. Среда, 15 октября - 12 часов дня.

     Консультант сел за руль и поправил зеркало заднего вида, затем закрепил
на  приборной  панели карту, всю испещренную понятными только ему надписями.
По  договоренности точно такая  же  карта  должна была лежать  сейчас  перед
Гением.  Справа от  Консультанта разместился Директор, на заднем  сидении  -
Менеджер и Продюсер. За исключением Консультанта, у всех террористов в руках
были автоматы и несколько гранат.
     -  Ну  вот,  дело  сделано!  -  заметил  Директор.  -  Осталось  только
благополучно добраться домой.
     - Не пристегивайтесь! - распорядился Консультант. - На тот случай, если
придется  быстро  покинуть   машину,   -   он  поправил   сотовый   телефон,
прикрепленный возле уха и обмотанный толстым слоем материи - для того, чтобы
телефон  не заметили  с улицы  и не  услышали переговоров в случае,  если  в
машине находится прослушивающее устройство. - Гений, мы начинаем!
     - Не беспокойтесь ни о чем! - бодро заявил тот. - Доверьтесь папочке!
     - Поехали, папочка!
     Консультант тронул машину с места и на минимальной скорости  подъехал к
воротам, справа и слева от которых, образуя коридор, стояла военная техника.
     Консультант чуть прибавил газу и направился к лесу.
     - Сейчас вас ведут по меньшей мере  шесть машин, - произнес Гений. - Но
это не проблема: мы их без труда отсечем! Карта перед тобой?
     - Да.
     - Направляйся к квадрату пять. А я пока порасспрошу компьютер,  что они
задумали.
     - Только не долго!
     - Шесть секунд!
     Консультант незаметно  осмотрелся.  По  дороге  вслед за  ними тянулась
длинная вереница машин. Он слегка увеличил скорость и произнес:
     - Гений, шесть секунд уже давно прошли!
     -  Как я понимаю, нас  интересует  квадрат  восемнадцать? - откликнулся
тот.
     - Ты правильно понимаешь.
     - Прямо я туда вывести вас не могу!
     - Главное, чтобы ты нас туда вывел и поскорее!
     - В таком случае, прибавь газу! На пересечении  квадратов одиннадцать и
шестнадцать  вас  будет  ждать блокпост.  Его  можно объехать  по  четвертой
дороге.
     Консультант бросил взгляд на карту и резко повернул руль вправо. Машина
сползла в едва различимую колею. Колеса погрузились в жидкую грязь.
     - Эй, Гений, мы, случайно, не в болото едем?
     -  Не беспокойтесь:  впереди  вполне  приличная  дорога. Примерно через
триста метров будет развилка - свернете направо.
     -  Гений,  - Консультант  понизил голос. - Как по-твоему,  у  нас  есть
шансы?
     - Господи! Стал бы я тратить на вас время, если бы считал иначе!

     Дотов  с  напряженным  выражением  лица слушал переговоры, которые  вел
Львов.
     - Четвертый, это седьмой! Их кто-то ведет.
     - Каким образом?
     - По рации или как-то еще.  Я  слышу переговоры.  Но  слышимость  очень
плохая, к  тому  же они  общаются  в  закодированной  форме.  Вместо дорог и
направлений употребляют квадраты и номера.
     - Можно выяснить, что обозначает тот или иной квадрат?
     -   Нет.   Судя   по    всему,   они   обозначены    без   определенной
последовательности.
     - Не отпускайте их!
     - Слушаюсь!
     - Четвертый, это третий! Они свернули с главной  дороги и углубляются в
лес. Следовать за  ними и дальше, не привлекая к  себе внимание, практически
невозможно. Нужен вертолет.
     - Хорошо, третий, я распоряжусь.
     - Четвертый, это  шестой! Мы глушим  их радиосигнал,  но  пока никакого
результата. Консультант по-прежнему что-то бормочет себе под нос.
     - Пусть бормочет! Осталось двадцать километров.

     - Гений!
     - Я слушаю.
     - Как с преследованием?
     - Все по-прежнему. Но пусть  это вас не тревожит. Я подготовил для  них
кое-какой сюрприз.  Эй! Не прозевай дорогу! Я же сказал,  чтобы  ты повернул
здесь направо!
     Консультант резко вывернул руль.
     - Ты действительно так хорошо нас видишь?
     - Я даже вижу,  что ты выглядишь так, будто у тебя  болит зуб.  Прибавь
газу! Сейчас будет участок голой местности, и с вертолета вас могут засечь!
     - Про вертолет ты раньше ничего не говорил!
     -  Разве? Как же  без вертолета! Ну, ничего страшного! Он вас пока даже
не обнаружил.
     - Гений, мы проехали уже двадцать  километров. У нас в  запасе осталась
ровно половина. У меня есть подозрение, что мина  установлена на километраж.
Как только счетчик преодолеет цифру сорок - нас разнесет на куски.
     - Да, неприятная перспектива!
     - Подумай лучше, как нам ее избежать!
     - До восемнадцатого  квадрата осталось километров десять,  но  если  по
окружным дорогам - около двадцати. Так что особых проблем я не вижу.

     - Четвертый, я восьмой!
     - Слушаю.
     - Они  ушли с  главной дороги  и  теперь  углубляются в  лес. Мы  можем
потерять их из вида.
     - Ничего страшного. В их распоряжении осталось всего десять минут.

     - Гений, у меня дурные предчувствия!
     - И что мне теперь: выключить компьютер?
     Консультант рассмеялся.
     - Ты умеешь поднять настроение!
     - Следи за дорогой!  Сейчас будет  очередная развилка. На ней повернешь
налево, затем жми все время  прямо. На  пересечении седьмой  и восьмой дорог
развернешься в обратном направлении и триста метров проедешь по бурелому.
     - А ты уверен, что там можно проехать?
     Гений помолчал.
     - Боюсь, у вас просто нет другого выхода.














        ГЛАВА 73. Среда, 15 октября - 12 часов 30 минут.

     Он задвинул  очки далеко на  лоб и  несколько секунд с силой массировал
лицо. Несколько бессонных ночей и постоянное перенапряжение  не прошли даром
-  глаза невыносимо болели. Он уже просто не мог смотреть на  экран. К горлу
то и дело подкатывала тошнота. Скольких  сил ему  стоило сохранять  бодрость
голоса в  разговоре с Консультантом! К  счастью, Консультант не видел  того,
что видел он  - иначе  у него давно опустились бы руки.  Их загнали в мешок,
выхода  из которого не было. Впрочем, на что-то же Консультант рассчитывает,
если так упорно пробивается к восемнадцатому квадрату?
     Гений снова надел очки. Все от него зависящее он сделал.
     - Здесь остановись. Теперь триста метров прямо, потом...
     - Все, Гений, эти метры последние! - Консультант говорил с трудом. - До
сорока километров останется только две сотни. Я не хочу рисковать.
     - Понимаю.  Посмотри на  карту.  Ты сейчас  находишься  на  пересечении
четвертой и двенадцатой дорог. Восемнадцатый квадрат чуть левее.
     - Спасибо. Отдохни. Связь через пять минут.
     Зазвонил  телефон.  Гений отодвинул  аппарат от  себя.  Не  сейчас.  Но
телефон продолжал звонить с пугающей настойчивостью, и Гений снял трубку.
     - Макс? Это Александр Александрович!
     - Да, я узнал.
     - Что решили твои друзья насчет машины?
     - Они решили ее взять.
     - Значит... Значит, они сейчас в ней?
     Гений бросил взгляд на часы.
     - Да, пока в ней.
     Голос Груши сорвался на крик:
     - Они ни в коем случае не должны из нее выходить!
     Гению передалось беспокойство Груши.
     - Почему?
     - Взрыватель  установлен  на общую фактическую  массу.  Как только  она
изменится - произойдет взрыв!
     Гений вдруг почувствовал, что все кончено. Он слегка повернул голову, и
в   этот   момент  на  экране  вспыхнул  и   стал   разрастаться  гигантский
огненно-черный клуб дыма.
     -  Немедленно свяжись с ними! - продолжал кричать Груша. -  Ты слышишь:
немедленно...
     - Боюсь, уже поздно, - произнес Гений и повесил трубку.

     Кто-то  обрушился  на  него  сверху  и  подмял  под  себя.  Консультант
попытался вырваться и встать, но его с силой прижали к земле.
     - Лежи! - прохрипел Менеджер.
     Мгновением спустя прогремел взрыв. По земле застучали осколки. Менеджер
приглушенно  вскрикнул, и его хватка ослабла. Консультант выполз из-под него
и  перевернулся.  Все вокруг пылало. От машины  ничего  не  осталось. Совсем
ничего. Даже остова.
     Менеджер  пошевелился  и  открыл  глаза.  Все  его  тело  было  покрыто
многочисленными ранами.
     - Вот и все! Немного не дотянули до финала.
     Консультант склонился над ним, лихорадочно срывая упаковку с бинта.
     - Господи! Как же так?! Ты же закрыл меня?
     - Не суетись, - прошептал Менеджер. - А  главное: не благодари! Терпеть
не могу сюсюканья! Я просто  услышал, что эта штука начала свой отсчет...  В
принципе, ты рассчитал все верно. Нам просто немного не повезло. Жаль денег!
Двадцать миллионов. Тебе не следовало оставлять их в багажнике!
     - Не думай о деньгах!
     -  Ты  прав. После того,  как  они  сгорели,  думать о них уже не имеет
никакого смысла!
     - Они не сгорели!
     -  Что  ты  сказал? -  Менеджер  приподнялся,  но тут же  снова упал. -
Впрочем, какая разница?
     - Я спрятал их на базе. Не беспокойся, их никто не найдет!
     Менеджер улыбнулся.
     - Значит, ты еще не оставил мысли когда-нибудь ими воспользоваться?
     - Господи! Конечно, нет!
     -  Вот  этим ты  мне  всегда и  нравился! Все уже  давно  поставили  на
операции крест, и только ты один считал иначе!
     - Не я один. Мы все!
     - И где сейчас все? То-то и оно! Впрочем, я тебя ни в  чем не виню. Нам
просто немного не повезло.
     Послышался звук приближавшихся сирен. Консультант огляделся.
     - Ты не думай, я тебя  долго не  задержу, - голос  Менеджера становился
все тише и тише. - Ответь только: ты действительно рассчитываешь выбраться?
     - Да, у меня есть мысль, как это сделать.
     Менеджер снова улыбнулся.
     - Я верю: у тебя все получится. Не может не получиться!
     - Спасибо! Спасибо за все!
     Менеджер слегка сжал руку Консультанта и закрыл глаза. Затем его пальцы
разжались, и рука безвольно скользнула вдоль тела.

     Дотов быстро шел к автомобилю. Мина сработала.  Шансов на  то, что хотя
бы один из террористов остался жив, практически нет. Его остановил Львов.
     - Герман Олегович! Мы выяснили, кому звонил Груша! Прикажете...
     Дотов лишь небрежно отмахнулся.
     - Потом!
     К  КПП  подъехал автобус  с  надписью  "телевидение", и  из  него стали
выпрыгивать люди.  Внимание  Дотова  привлек человек с микрофоном  в  руках,
расположившийся  перед  телекамерой. Указывая  то  в  сторону  Дотова, то  в
сторону  разрушенных  ворот КПП,  он  что-то  оживленно  объяснял  невидимым
собеседникам.
     Дотов распахнул дверцу и сел в машину. Он хорошо представлял, что может
говорить о нем Прокуроров.