Версия для печати

Автор: Александр Бондарь 
Название: "Альфонс" 
Дата написания: 1991, 1999 гг.. 
Источник: 
URL: http://www.inscroll.com/gad/DetektivOnLine/Al'fons.htm 
Детектив On Line (http://www.inscroll.com/gad/DetektivOnLine/TitlePage.htm) 
Contact E-mail: alex@inscroll.com 
   Альфонс.
 
   Григорию Петровичу Климову
   от автора - читателя-почитателя.
 
 
   Солнце пекло жутко.  И  мысли  в  голове  -  всё  какие-то  расплывчатые,
тяжёлые. До самого горизонта - совершенно чистое небо. Не  видно  ни  одного
облачка, даже крохотного. На автобусной остановке, засунув руки  в  карманы,
стоял невысокий парень - рыжий и взлохмаченный,  лет  17-ти  на  вид.  Сразу
можно было подумать, что он ждёт автобуса. Но  автобусы  проходили  один  за
другим.  Молодой  человек  встречал  их  и  провожал  всё  тем  же   неживым
отсутствующим взглядом.
   Когда ему надоедало так неподвижно стоять, он прохаживался взад и вперёд.
Но - недолго. Потом опускал голову и опять погружался в свои  чёрные  пустые
мысли.
   Молодой человек никого не ждал и никуда не ехал. Ему некуда было ехать  и
некого было ждать. Cнующие взад и вперёд прохожие не обращали на него  ровно
никакого внимания. Только  иногда,  разве,  девушка  какая-нибудь  окидывала
молодого человека заинтересованным взглядом.  Ему  теперь  было  всё  равно.
Солнечные лучи приятно дурманили мозг, развозило. Молодой человек понимал  -
лучше бы отойти в сторону. Чувствовал он себя, как в парной,  и  уходить  не
хотелось.
   Окончив десятый  класс,  Андрей  Маслин  приехал  в  Москву  поступать  в
университет. Никаких особенных талантов  за  ним  не  числилось,  но  учился
Андрей всегда аккуратно. Он был из тех отличников, кому не составляет  труда
сделать на <пять> контрольную или  же  перекатать  откуда-нибудь  сочинение,
снова  на  <пять>.  Но  там,  где  нужно  проявить  смекалку  или  фантазию,
начинаются трудности. Советская система образования культивировала такой тип
учеников. Именно они побеждали  на  разного  рода  конкурсах  и  олимпиадах,
считались гордостью своей школы, становились в итоге золотыми и серебрянными
медалистами, чтобы после осесть в каком-нибудь тараканьем НИИ, о котором  ни
одна душа не знает, чем именно там занимаются.
   Уровень высшего образования в СССР всегда был невысоким, и  не  такая  уж
большая разница, что заканчивать - МГУ или какой-нибудь  краснодарский  вуз.
Довольно много серьёзных интеллектуалов в советское  время  вышло  из  среды
недоучек, усиленно занимающихся самообразованием. Проблема была в другом.  В
восьмидесятые годы изменили закон о призыве в армию,  и  студенческий  билет
большинства вузов перестал быть надёжной защитой от страшной военкоматовской
повестки.
   Именно поэтому Андрея не устраивал Краснодар,  поэтому  он  отправился  в
далёкую и непонятную Москву.
   Здесь ему сначала понравилось. Не очень чтобы, но так  -  на  <четвёрку>.
Москва выглядела бурлящей и хаотичной. И ещё старинной и претенциозной - как
исторический центр Краснодара, разросшийся до жутко громадных размеров.
   На каждом  шагу  висели  листовки.  Они  звали  бороться  с  опостылевшей
властью. Модным был вид трёхцветного знамени. И  ещё:  имя  Бориса  Ельцина,
тогда ещё - популиста.
   Андрей шёл по улице быстро, не оглядываясь. Трёхцветное знамя  посмотреть
можно было и в Краснодаре - на углу Красной и Чапаева (краснодарском Арбате,
как прозвали это место жители города),  где  собирались  тамошние  демократы
(без кавычек пока ещё), и где каждые субботу-воскресенье можно было услышать
объяснения  в  нелюбви  к  власти.  Андрея  больше  интересовали  московские
магазины. Не Париж, конечно, но и не Краснодар тоже.
   Много денег у Андрея не было. Он больше  ходил  и  смотрел.  Облизывался.
Когда-нибудь он сможет всё это купить. Обязательно  сможет.  Не  зря  же  он
вообще  родился.  Советский  человек  до  крайности  ориентирован   на   всё
материальное, вещественное. Причиной тому,  наверное,  всегдашняя  советская
бедность,  разбавленная  циничной  официозной  пропагандой  с   обязательным
осуждением западного <эксплуататорского общества> и постоянными  разговорами
о растущем благосостоянии.
   А вот в университет Андрея не взяли. Документы приняли, а самого  срезали
на первом же экзамене. Экзамен был по математике. Андрей смог решить  только
две задачки из предложенных  пяти.  Экзаменаторша,  высохшая  пожилая  дама,
снисходительно смотрела на абитуриента,  потом  спросила,  сколько,  по  его
мнению, он  заслужил.  Андрей  ничего  не  ответил.  А  что  было  отвечать?
<Единицу>, наверное.  Преподавательница  вывела  на  бумаге  снисходительную
<двойку>.
   Андрей опять прошёлся по университету. Снова  проглотил  слюну.  Cолидные
университетские  стены,  с  развешанными  везде  бородатыми   портретами   и
характерным  запахом.  Развязные  болтливые  студенты  с  сумками,   строгие
преподаватели с книгами. Андрей прощался мысленно с этим пейзажем,  прощался
до следующего года.
   Вернувшись в Краснодар, он помыкался  какое-то  время  без  денег  и  без
работы. Страна начинала другую жизнь, несоветскую, но пока ещё  и  непонятно
какую. На каждом шагу  вырастали  кооперативные  ларьки  с  разложенным  там
пёстрым  разнокалиберным  барахлом,  открывались  частные  кафе-забегаловки,
видеозалы предлагали посмотреть американский боевик, недоступный  ранее.  Но
всё это требовало денег. А денег не было.
   Походив и осмотревшись, Андрей отправился на фабрику. Здесь платили мало,
но платили. Замызганного вида рабочие колотили ящики с  утра  и  до  вечера.
Когда близко не было видно начальника, воровато оглядывались и разливали  по
стаканам водку. Самых неподвижных  клали  после  где-нибудь  между  ящиками.
Периодически попадались. Пузатый дядя-начальник в  таких  случаях  изображал
гнев, взывал к совести. Но никого не увольнял. Ограничивался порицанием.
   Андрей водку не пил. Отказывался. Понимал, что если начнёт -  это  станет
для него концом. Идя домой с фабрики с тяжёлым чувством  рассматривал  сытую
уверенную физиономию владельца  какого-нибудь  ларька.  Со  злостью  в  душе
отмечал, что тот - явно  нерусский.  Думал,  с  какой  радостью  он,  Андрей
схватил бы торговца и протащил носом  по  тротуару.  Он  начинал  не  любить
жизнь. Он начинал не любить людей.
   Засыпая, Андрей слышал удары - как молотки колотят по шляпкам гвоздей. Он
переворачивался и мучительно выбирал позу, чтобы  перестать  слышать  это  и
наконец уснуть.
   Однако, год был  позади.  Андрей  опять  паковал  чемоданы,  собираясь  в
Москву. На душе скребла муть. Предчувствие неудачи. Андрей  знал,  что  если
прогорит теперь, следующий раз прийдётся нескоро. После двух лет...
   Советская армия.  Андрей  ненавидел  это  звукосочетание.  Самые  мерзкие
ассоциации возникали в мозгу. Озверевшая морда ублюдка-<дедушки>,  пинающего
его сапогами. Чьи-то зловонные портянки, которые надо выстирать, иначе будут
макать головой в унитаз...
   Андрею казалось, что он готов лучше - в бега, пусть  его  ловит  милиция.
Даже тюрьма не представлялась такой мрачной и беспросветной.
   И снова Андрей приехал в Москву. Столица выглядела всё той же - ко  всему
равнодушной, бессмысленно суетящейся. Никому до него  здесь  не  было  дела.
Андрей понимал, что он лишний. И не только в Москве, а вообще - в жизни.
   В этом сплошном зверском круговороте Андрей не находил своего  места.  И,
наверное, вообще всё зря. Зря он родился.
   Снова университет. Андрей опять идёт по этому коридору. Он узнаёт  стены,
узнаёт  портреты  вокруг.  Андрея  не  узнаёт  никто.  Он  тут   не   нужен,
неинтересен.
   Потом опять - аудитория.  Сонный  преподаватель  скучно  глядит  на  него
сквозь очки. Глядит так, как если бы глядел на муху.
   И если в тот раз  Андрей  подавал  документы  на  механико-математический
факультет, то сейчас, подумав и сделав выводы, подал на  филологический.  Он
слышал,  что  тут  постоянные  недоборы.  Первый  экзамен  -  русский  язык.
Преподаватель глядит на Андрея, ждёт, когда тот начнёт говорить.  Но  Андрей
молчит.  У  него  хоровод  в  мозгах.  Все  эти  суффиксы   с   приставками,
сложноподчинённые и сложносочинённые предложения  -  всё  перемешалось,  всё
перепуталось.  Андрей  добросовестно  занимался,  просиживал  за  книгами  и
тетрадями все вечера. Он был уверен, что ответ на вопрос знает. Надо  только
собраться, сконцентрироваться...
   Солнце било в окно. Какие-то дети бежали куда-то  по  улице.  Троллейбус.
Деревья... Андрей не знал, что отвечать. Он молчал.
   Преподаватель скучно постучал  по  столу  ручкой,  перелистал  что-то.  И
Андрей услышал другой вопрос. Это - конец. Даже если он  ответит  правильно,
выше <тройки> уже не поставят. Конец.
   Андрей не смог ничего ответить. Снова закружился яростный хоровод мыслей.
Опять - троллейбус в окне, дети на улице... Преподаватель развёл руками.
   Андрей на него не обиделся. Что тот, и правда, мог сделать?
   Опять он брёл через шумный университетский коридор. Всё - тоже самое, как
год назад.
   А потом долго стоял на улице, на солнцепёке, не в состоянии  очухаться  и
прийти в себя.
 
   Из этого  состояния  Андрея  вывел  голос,  женский  голос,  прозвучавший
откуда-то из-за спины. - Эй, мальчик! Он сразу не понял,  что  обращаются  к
нему. Как-то  машинально,  не  задумываясь,  обернулся.  И  увидел  женщину,
темноволосую приятного вида. Джинсы - <фирма>. Ковбойская  рубашка.  На  вид
незнакомке было лет, может, 35. Женщины, которым по столько, обычно скрывают
свой возраст... Она мило и очаровательно улыбнулась. Подошла ближе.
   - Добрый день, - сказала женщина. - Меня зовут Надя. Я работаю в агенстве
фотомоделей. Мы ищем людей, и, ты знаешь...
   Андрей стоял, как оглушенный. Он не понимал ничего. - ...я увидела  тебя,
и сразу cтало ясно: вот -  кто  нам  нужен.  Мы  хорошо  платим.  Если  тебе
интересно это, - Надя достала из  сумочки  блокнот  и  быстро  черкнула  там
что-то, - позвони, когда захочешь.
   Она вырвала листок и сунула его Андрею. До встречи,  -  сказала,  убегая.
Андрей  проводил  её  ошарашенным  взглядом.  Молодая  женщина   залезла   в
<иномарку>, припаркованную на другой  стороне  улице.  Андрей  посмотрел  на
листок в руке. Потом опять туда, где только что стояла <иномарка>. Машины не
было уже. Укатила. Что всё это значит?.. Бред какой-то.
   Однако встреча со странной незнакомкой отвлекла его, вывела из  состояния
оцепенения. Андрей огляделся. Что он здесь делает, на этой улице? Надо идти.
Но куда?.. Наверное, в общежитие. По крайней мере собрать  вещи.  Пара  дней
есть ещё. За два дня не выселят. А потом? Может, лучше сразу  -  на  вокзал,
покупать билет?
   Андрею  опять  сделалось  нехорошо.  Мутная   тяжёлая   волна   подкатила
откуда-то, взяла за горло. Он побрёл прямо по улице,  точно  не  зная,  куда
идёт.
   Вокруг кипела своя, холодная суетливая  жизнь.  Всё  было  занято  собою,
только собою. Жизнь, которая бежала вокруг, состояла из огромного  множества
мельчайших деталей. Каждая среди них дышала бездушием и пустотой.
   Андрей опять почувствовал в  себе  накат  жуткой  агрессивной  злобы.  Он
оглядывался и начинал ненавидеть всё то, что  попадалась  сейчас  на  глаза.
Андрей ненавидел эту большую просторную улицу, ненавидел  машины,  ненавидел
дома,   ненавидел   людей,   спешащих   куда-то.   Ненависть    расширялась,
увеличивалась  в  размерах,  так  что  Андрею  уже  стало   душно.   Ужасной
несправедливостью казалось происходящее. Этот большой самодовольный и  очень
жестокий город для него, Андрея, не нашёл в себе места. И самое  страшное  -
никому не было до этого дела. Жизнь текла так, словно ничего, вообще  ничего
не произошло.
   Проходя по улице, Андрей увидел  небольшое  кафе.  Столики  располагались
прямо  на  улице.  Какие-то  люди  неспеша  пили  кофе.  Андрею   захотелось
расслабиться, взять сто грамм, отойти от своих проблем. Пересчитал деньги  в
кармане. Чашку кофе и сто грамм водки он может себе позволить.
 
Прошло часа полтора, наверное. Андрей не смотрел на часы. Водку он выпил. Кофе - тоже. Хотелось ещё, но Андрей опасался за свой кошелёк. 
   Мысли то и дело возвращали его к странной незнакомке. Что всё это значит?
Им, якобы, нужны фотомодели, и он подоходит. Якобы. Андрей достал из кармана
листок, пробежал его глазами. <Надя>. И - номер  телефона.  Андрей  повертел
листок в пальцах, хотел сунуть обратно в карман... А что, если позвонить ей?
Что он теряет?
   Андрей поднялся и двинул к ближайшему телефону-автомату. Бросил  монетку,
набрал номер. Вначале он слышал  гудки.  Длинные,  предостерегающие.  Андрею
стало не по себе. Что-то странное, неестественное было во  всём.  -  Алё.  -
Услышал он женский голос. - А... алё... - Да, слушаю. - Можно мне говорить с
Надей? - Я - Надя. - Меня  зовут...  меня  зовут  Андрей.  -  Андрей?  -  Вы
разговаривали со мной на улице может... часа два назад. - На улице? Она  уже
забыла его.
   - Вы  говорили  мне  насчёт  фотомоделей...  -  Часа  два  назад?  Помню!
Здравствуй, Андрей. Очень приятно, что ты позвонил. Хочешь встретиться?
   - А... а что это за работа?
   -  Фотомодель.  Мы  снимаем  рекламные  ролики  для   телевидения.   Тебя
интересует оплата? Это уже на месте, по договорённости. Хочешь  встретиться?
Я могу прямо сейчас. Если ты, конечно, не занят. - Я?... Нет, не занят. Куда
нужно ехать?
   - Ты на машине? На метро?
   Андрей замялся.
   - Я? На метро.
   - <Новокузнецкая>. Это - станция. Сможешь быть там через...
   Пауза.
   -... час?
   - Через час? Буду.
   Андрей понятия не имел, где <Новокузнецкая>. Но  ничего  страшного  -  он
отыщет.
   - Значит, договорились. До встречи.  Андрей  послушал  гудки  и  медленно
положил трубку. Всё это очень странно - что происходит сейчас с  ним.  Очень
странно.
 
   На станции <Новокузнецкая> Андрей был через пятьдесят пять минут. Он чуть
не заблудился в  лабиринтах  московского  метрополитена  и  даже  отъехал  в
сторону.
   Протолкавшись сквозь густую толпу,  Андрей  выбрался  наружу.  Здесь  всё
кишело  людьми.  Продавали  газеты  -  что-то  круто  антисоветское.  Андрей
огляделся. Он увидел  <иномарку>  на  другой  стороне  улице.  Рядом  стояла
молодая женщина - та, которая назвалась Надей.
   Андрею сделалось чуть неудобно - получилось,  что  она  пришла  первой  и
ждала его. Надя заметила Андрея не сразу - пока  тот  переходил  улицу,  она
рассеянно  разглядывала  магазинную  витрину.  Андрей  подошёл  ближе.  Надя
развернулась резко и, увидев его, широко улыбнулась.
   - Здравствуй, Андрей. - Сказала она. - Очень рада, что ты пришёл.
   - Здравствуйте.
   - Садись в машину. - Надя раскрыла дверцу и уселась сама.
   Располагаясь в мягком удобном кресле, Андрей отметил богатую и  вызывающе
мещанскую обстановку салона. Впереди, рядом с  рулём,  он  увидел  кассетный
магнитофон. Вверху, на цепочке, болталась миниатюрная колода карт. Всё  было
супераккуратно, вылизано; всё блестело. Взгляд Андрея задержался на картах.
   Надя отметила это и улыбнулась.
   - Карты - наша жизнь, - сказала она спокойно. - Мы садимся играть,  когда
рождаемся. И играем всё время. А один раз проигрываем. И это уже насовсем.
   Андрей внимательно на неё посмотрел.
   - Вообще-то, я заканчивала философский факультет  МГУ,  -  Надя  виновата
улыбнулась, - но это не имеет никакого отношения к моей сегодняшней работе.
   Потом она глянула на Андрея.
   - А ты? Наверное, только школу закончил?
   - Я в МГУ поступать пытался. Два раза.
   - Не поступил? - Нет. - А в армии? Не был? - Надя открыла ящик  и  начала
искать там кассету. Андрея аж передёрнуло - до того спокойно  она  спросила.
<Тебя бы туда> - зло подумал Андрей. -  Нет,  -  ответил  он  коротко.  Надя
уловила тон, с каким это было  cказано.  Она  вспомнила  недавнюю  статью  в
московской газете.  Новобранец  застрелил  <деда>,  изнасиловавшего  его.  А
заодно - ещё троих своих  <товарищей>.  Теперь  его  ждал  трибунал.  Газета
пыталась заступиться за подследственного  и  привлекла  сюда  ещё  несколько
правозащитных деятелей. Но какой-то сановный генерал или, может,  полковник,
ответил важно, что это - внутриармейское дело и  разберутся  там  сами.  Без
прессы.
   - Не хочешь служить? - Спросила Надя всё так же спокойно.
   - Не хочу.
   - Правильно. Нечего делать там.
   Андрей повернулся и внимательно смотрел на неё.
   - А как быть?
   - Есть способы. - Что, например? - Ты - москвич? - Надя  повернула  руль.
Потом взяла кассету. - Нет. - Откуда ты? - Из Краснодара. - Тогда  оставайся
в Москве. - Щёлкнув кнопочкой, Надя открыла кассетник. - Но  у  меня,  ведь,
нет прописки. - Андрей развёл руками. - Если будешь у нас работать -  вопрос
с пропиской решим. Снова Андрей внимательно, с интересом, смотрел  на  Надю.
Что всё это значит?
   Детство Андрея прошло в  атмосфере  тихой  интеллигентной  провинциальной
семьи. Жизнь, которую он не знал и которую не  понимал,  научила  его  всего
бояться. Андрею было хорошо известно, что нельзя пить с попутчиком в  поезде
(даже чай) - не заметишь, как булькнет  в  стакане  снотворная  таблетка,  а
проснёшься уже без чемоданов и без бумажника.  Нельзя  никак  идти  домой  к
незнакомому мужику - педерастов-маньяков полно кругом. И не заметишь, как  в
ход пойдёт всё та же таблетка, а потом с тебя тихо спустят штаны. С женщиной
незнакомой тоже нельзя связываться - гонорея, сифилис, а тут ещё и СПИД...
   Но  больше  всего  пугает  то,  чего  нельзя  объяснить,  понять.  Андрею
казалось:  ему  предлагают  халяву.  А  ничего  бесплатного  не  бывает.  За
бесплатное платишь два раза. Это Андрей тоже знал.
   Машина остановилась, и он увидел вывеску какого-то явно недешёвого и явно
элитного заведения.
   - Выходи. - Сказала Надя. - Пошли.
   Андрей послушно отстегнул ремень. Что всё  это  значит?  Зачем  они  сюда
приехали?
   - Я хочу тебя угостить. - Голос у Нади  прозвучал  так  мягко  и  так  по
кошачьи, что все возражения сразу же отметались.
   Когда вошли внутрь, Андрей почувствовал себя  ещё  неуютнее.  Здоровенная
стойка с кучей бутылок и надменным барменом посередине.  В  помещении  царил
полумрак. Между столиками плавали официантки. Андрей вспомнил,  где  он  уже
видел всё это - в западных фильмах.
   - Что ты будешь пить?  -  Спросила  Надя  тем  же  самым  кошачьим  своим
голосом.
   - Я... я не знаю. - Андрей развёл руками. Он в самом  деле  не  знал.  Из
спиртного ему пить приходилось только вино, водку и пиво.
   - Ты не хочешь попробовать кока-колу с ромом?
   - Кока-колу с ромом?
   Кока-колу Андрей несколько раз пил, а про ром он читал в книжках.
   - Этот коктейль пользуется успехом  на  Карибах,  -  продолжала  Надя.  -
Попробуй, тебе понравится.
   Официантка принесла два бокала. Себе Надя взяла джин с лимонадом.
   - Вообще-то, это пьют с тоником, - объяснила она, - но тоник я не  люблю.
Горький.
   Андрей  смотрел  на  свой  бокал,  где  плавали  кусочки  льда,   торчала
тростинка, а сбоку громоздился сочащийся ломтик лимона. Он не решался  пить.
Надя подняла бокал и сказала тихо, почти прошептала:
   - За тебя.
   Коктейль Андрею понравился. После нескольких глотков он почувствовал себя
свободнее. Напряжение отпускало потихоньку.
   - Вы были на Карибах? - Спросил Андрей.
   - Рядышком - в Мексике. Я там отдыхала.
   Это - опять что-то новое, неведомое ещё. Он знал, что отдыхают обычно  на
берегу Чёрного Моря, где самое крутое местечко - Сочи. Элита расслабляется в
Крыму или в Юрмале. Андрей никогда не слышал,  чтобы  кто-нибудь  отдыхал  в
Мексике.
   - Там хорошо? - Спросил он осторожно. Хотя, зачем спрашивать?  Понятно  и
так.
   - Классно, - ответила Надя, таинственно улыбнувшись.
   Андрею вдруг стало как-то очень легко. Ему казалось, что  знает  он  Надю
страшно давно - с самого детства. Она поставила свой бокал на стол.
   - Расскажи мне теперь о себе. Я хочу послушать.
   Андрей виновато пожал плечами. Что  рассказывать?  Он  привык  стесняться
своей биографии, где не было ровно ничего  хоть  сколько-нибудь  необычного.
Родился. Ходил в детский сад, а потом в школу. Всё  было  серо  и  буднично.
Скучный унылый двор с  загаженным  лифтом,  соседскими  хулиганами  и  вечно
праздными бабушками на лавочке у подъезда. Школа с занудами-учителями, вечно
бубнящими что-то заученное и бессмысленное. Одноклассники, которые  ругались
матом, дрались, играли на значки в школьном  сортире  и  втихоря  показывали
друг другу невесть откуда взявшиеся мутные копии порнографических снимков. А
ещё  мёртвый  Ленин,  возвышающийся  посередине  двора  школы.  Он   смотрел
бессмысленным взглядом куда-то. Ленину не было дела до того, что происходило
вокруг. Зимой падал снег, и засыпал идолище.  Ленин  становился  грузином  с
характерной горбинкой на носу. У него появлялись меховой воротник и дурацкая
шапочка. Школьники  тихо  глумились,  глядя  в  окно.  Но  Ленину  было  всё
безразлично.
   Андрей пожал плечами. Что, в самом деле, рассказывать?
   - Ты пытался поступить в МГУ? На какой факультет?
   - На механико-математический в первый раз, а потом - на филологический.
   - И без толку? - Без толку. -  Советские  вузы  на  деньгах  сидят.  Надо
заплатить, чтобы поступить. Андрей кивнул.
   - Надо, наверное.
   - А вы... вы платили, когда поступали туда?
   Надя улыбнулась.
   - Обращайся ко мне на <ты>. Я ещё не такая старая.
   Потом добавила:
   - Я не платила. Иногда так бывает.
   Надя повертела в пальцах свой бокал и внимательно посмотрела на Андрея:
   - Ты когда-нибудь был с женщиной в постели?
   Андрею сделалось не по себе от её такого взгляда. И показалось,  что  он,
вдруг, стал прозрачным, и  Надя  видит  насквозь.  Каждую  отдельную  мысль.
Сказать неправду нельзя. Никак нельзя.
   И, всё-таки, Андрей соврал:
   - Был, да.
   Надя покровительственно улыбнулась:
   - И как? Понравилось?
   Тут уже Андрей не выдержал. Ему было до того неловко, что...
   - А вам... а  тебе?  Зачем  ты  меня  об  этом  спрашиваешь?  Надя  опять
улыбнулась:
   - Не обижайся. Ты - большой и хороший мальчик.
   Андрей, вдруг, увидел, что рука её лежит у него на колене. Надя  смотрела
прямо в глаза. Что-то гипнотизирующее было в этом.
   - А я тебе нравлюсь?.. Как женщина?
   Андрея слегка стукнуло током. Разряд пробежал по всему телу и,  наверное,
передался Наде. Она чуть-чуть  вздрогнула  и  улыбнулась.  Это  была  улыбка
здоровой красивой самки. Андрей понял, что именно женщину он и воспринимал в
ней. С самого начала - как только увидел. Поэтому  не  знал,  что  отвечать.
Отвечать было нечего. Андрей промолчал.
 
   Он проснулся первым. Смотрел на спящую Надю и думал о том, что, всё-таки,
Надя старше его вдвое. Это неестественно, неправильно - так, как случилось у
них. Выпил Андрей вчера немного и чувствовал себя нормально. Он  разглядывал
комнату.  На  стенке,  прямо  напротив  Андрея,   висела   картина:   что-то
шизофренически-постмодернистское.  Он  вглядывался.   Круги,   треугольники,
пятна. Казалось, художник изобразил там ни то  свою  головную  боль,  ни  то
похмелье.  А,  может,  болезненность  ощущений  во  время  припадка?  Андрей
продолжал смотреть... Нет, чтобы понять это, надо сначала сойти с ума.
   Обстановка в комнате была не  то,  чтобы  бедная  -  богатая  скорее,  но
унылая. Сосредоточиться не на  чем.  Андрей  рассматривал  мебель,  пока  не
сделалось скучно. Потом смотрел на Надю. Та продолжала спокойно  спать.  <И,
всё-таки, красивая, - думал Андрей. - Очень красивая.>
 
   Когда он умылся, Надя уже  сидела  за  столом.  Андрей  увидел  аккуратно
разложенные на тарелке бутерброды с красной икрой. Чайник на  плите  начинал
закипать.
   - Садись.
   Надя  достала  чашку  из   сушилки.   Андрей   внимательно   рассматривал
бутерброды. Икра, разложенная горками, приковала его взгляд.  Ни  то,  чтобы
Андрей очень любил её. Просто, это  было  из  совсем  другой  жизни.  Андрей
только  один  раз  ел  икру:  в   пионерском   лагере,   на   какой-то   там
коммунистический праздник.
   Чай аппетитно забулькал в его  чашке  и  изошёлся  своим  ароматом.  Надя
уселась напротив.
   - Сколько тебе сахара?
   Андрей пожал плечами.
   - Две ложки.
   - Нам надо поговорить. Очень серьёзно.
   Надя всыпала сахар себе, потом - Андрею.
   - Тебе понравилось то, что было у нас ночью? Понравилось?
   Она медленно размешивала чай. Андрей пожал плечами.
   - Ну... да. Вобщем, понравилось.
   Странный вопрос.
   - Это будет твоей работой.  -  Надя  тихонечко,  одними  зубами  откусила
бутерброд. - Постоянной работой. За нормальные деньги. Согласен?
   Андрей рассматривал стол, икру, чайник. Он не понимал.
   - В каком смысле? - Ты будешь делать это за деньги. -  С  тобой?  -  Нет.
Туман начал потихоньку рассеиваться. Но только - совсем потихоньку.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Моя работа, то, чем я занимаюсь  -  это  бизнес.  <Женский  Клуб>.  Там
собираются женщины, у кого хватает денег. Элита. Будешь их развлекать.
   - Элита?
   Андрей уже насовсем отвлёкся мыслями от еды. Мужская проституция  -  вот,
чем ему предлагают заняться. Но... какой выбор? Возвращаться в  Краснодар  и
оттуда прямиком в армию?
   - Я согласен. - Сказал Андрей совершенно спокойно. Даже сам  удивился.  А
почему, собственно, он должен отказываться? Да и не хотелось вообще  думать.
Не хотелось решать.
   - Надя внимательно смотрела на него.
   - Ты точно согласен? Потому что, если так: вечером едешь в Клуб.  Сегодня
вечером.
   - Хорошо. - Андрей снова кивнул. А какие у него варианты?
   Надя дожёвывала бутерброд. Андрей потрогал чашку, прикоснулся губами,  но
чай был горячим. Он  опять  посмотрел  на  икру.  Интересно,  а  что  скажут
родители,  когда  узнают?  Но,  ведь,  они  не  узнают.  А  если   случайно?
Кто-нибудь?..  Андрей  взял  пальцами  бутерброд.  Икра  не  показалась  ему
вкусной.
 
   Помещение,  где  располагался   <Женский   Клуб>,   раньше   принадлежало
диско-бару. Потом его  взяла  в  аренду  некая  частная  фирма.  Сейчас  тут
формально  ничего  не  находилось.  Фирма  исправно  выплачивала,  что  было
положено. Ещё Надя сказала, что  она  тут  -  неглавная.  А  кто  главнее  -
неважно. Важно, чтобы Андрей держал язык за зубами. - Всё, что происходит  -
очень приватно. - Говорила Надя, пока они ехали. - Дело не в том, что  мы  -
бандиты. Просто, среди  наших  клиентов  есть  известные  люди.  Или  чьи-то
родственники. Если информация о том, что такой  клуб  есть,  выйдет  наружу,
плохо будет всем. Поэтому надо молчать. Андрей глядел, как суетится за окном
Москва. - И ещё одно. Я ещё не гарантирую, что мы берём тебя. Всё зависит от
наших клиентов. Ты им должен понравиться.
   Она повернула руль, и машина попала в какой-то совсем небольшой переулок.
Андрей увидел церковь. Маленькую церковь. Она почернела, нахмурилась. Андрею
вдруг показалось, что церковь плачет... Глупость  какая.  Разве  дома  могут
плакать? Разве они хоть что-нибудь могут чувствовать?
   - Понравиться им нужно обязательно. - Это продолжала разговор Надя. - Мне
ты понравился.
 
   Войдя внутрь, они сразу же  очутились  в  здоровенном  просторном  холле.
Андрей увидел стойку в углу. Там в ряд стояли бутылки с яркими этикетками.
   - Каждый вечер происходит что-то вроде ужина. Потом все  расслабляются...
Ты это увидишь.
   По центру зала  располагался  большой  продолговатый  стол,  обставленный
стульями. Андрей ничего не понимал в древесине, но ему показалось,  что  всё
тут - из каких-то дорогих пород дерева. Обстановка  имела  аристократический
вид. Может быть, просто вид.
   Потом Надя с Андреем поднялись по лестнице  наверх.  Здесь  шёл  коридор,
вдоль которого располагалось несколько дверей.
   - Иногда нашим клиентам требуется уединиться. - Сказала Надя. - Пойдём, я
хочу, чтобы ты всё посмотрел.
   Они заглядывали в каждую из комнат по очереди. Вид везде  был  достаточно
однообразным. Шикарного вида кровати, стульчики, похожие на те, что стоят  в
Эрмитаже, тумбочки - ни то под девятнадцатый, ни то под  восемнадцатый  век.
По лицу у Нади заскользила брезгливая усмешка.
   - Советская элита не создала ничего своего. - Сказала она.  -  Приходится
подражать тому, про что читал в школьных учебниках, тому, о чём с осуждением
рассказывали учителя.
   Когда все комнаты остались позади, Надя повернулась к Андрею:
   - Есть вопросы? - Спросила она.
   Андрей задумался. Вопросов было так много, что он  не  знал,  с  которого
начать.
   - Нету, - сказал Андрей.
   - Пошли вниз.
   Надя подвела его к бару.
   - Водка, пиво, джин, ром, вино. Что будешь?
   Андрей подумал, что Надя очень точно угадала его желание.
   - Водку.
   Надя взяла стаканчик и нацедила пятьдесят грамм.
   - Больше?
   Андрей кивнул. Надя выцедила сто. Андрей взял  стакан  в  руки.  Смотрел,
разглядывая, на прозрачную, чуток вязковатую жидкость. Потом выпил залпом.
 
   Первой, кого увидел Андрей, была  Настя.  Длинноволосая  брюнетка,  очень
красивая,  в  тёмнокорчневых  джинсах  и  светлой  блузке.  Настя  не   была
клиенткой. Она приехала откуда-то из средней  полосы  и  училась  где-то  на
четвёртом курсе (Надя назвала вуз, но Андрей быстро забыл).  В  Клубе  Настя
подрабатывала официанткой и уборщицей. Повара  не  было.  Еду  заказывали  в
"Праге". Привозила Настя - она  специально  для  этого  прошла  водительские
курсы и получила  права.  Машину  Настя  брала  у  Нади.  Сейчас  она  бегло
скользнула взглядом по Андрею - так, как если бы он был частью мебели.
   - Подобрали уже?
   Надя сделала вид, что не услышала вопроса. - Сегодня все будут.  На  семь
человек сделай. Настя кивнула. Потом  ещё  раз  мимоходом  оглядела  Андрея.
Столько неподдельной ненависти, столько незамечающего презрения прочитал  он
в этих глазах... Андрей смотрел в спину удаляющейся Насте.  Он  ненавидел  в
ней всё. Ненавидел, как ткань джинсов обтягивает не слишком  большие  бёдра.
Ненавидел, как  сквозь  белую  рубашку  просматриваются  очертания  лифчика.
Ненавидел, как пучок красивых чёрных волос покачивается сзади.  Андрей  сжал
зубы, проглотил слюну. Потом отвернулся.
 
- Его зовут Андрей, - сказала Надя. - А это - Газель. 
Андрей знал уже, что все клинты в Клубе не имеют имён. Только прозвища - каждый при вступлении в Клуб называет себя как-нибудь. Кроме Газели здесь были - Принцесса, Маркиза, Диана и Анаконда. Во всём этом наборе полёта фантазии не чувствовалось. Вот, только, что такое Анаконда, Андрей не знал. Что-то змеинное. 
   - Очень, очень приятно. - Газель жадно и пристально  оглядела  Андрея.  -
Действительно, очень приятно. - Она облизнула губы. Это была пожёванная  уже
дама лет сорока, в длинном платье. Светловолосая, коротко  подстриженная.  С
огромными, испуганными глазами.
   Потом Андрей увидел, как дверь снова открылась. Там показались сразу  две
женщины. Брюнетка в короткой юбке и прозрачной блузке без рукавов. Другая  -
рыжая, веснушчатая, длинноволосая. Она была в шлёпанцах на  босу  ногу  и  в
длинной цветастой юбке. На вид обеим - под сорок.
   Улыбаясь, женщины подошли ближе.
   - Добрый вечер, Надюша. - Сказала рыжая, внимательно разглядывая  Андрея.
- Какой красивенький мальчик. Просто прелесть...
   - Это - Андрей, - представила его Надя. - А это - Анаконда.
   Рыжая опять улыбнулась. Что-то хищное показалось Андрею в этой улыбке.
   - Познакомься также и с Принцессой.
   Андрей неуверенно кивнул. Принцесса широко улыбнулась. Потом он глянул на
Анаконду и... Неужели она самая? Андрей поверить не мог. Елена  Максимова  -
известная телеведущая.  Лет  десять  назад,  когда  Максимова-Анаконда  вела
"Спокойной ночи, малыши!", Андрей в постель идти не хотел без  обязательного
ежевечернего "спокойной ночи, ребята" от доброй и сказочно-обаятельной  тёти
Лены. Сейчас Максимова была не та уже - годы берут своё. Но что-то  хорошее,
искреннее, по прежнему сочилось из её глаз, улыбки.
   - Узнал. - Рыжая Анаконда загадочно смотрела на  растерянного  Андрея.  -
Что сделаешь? Известность...
   Она отвернулась и пошла вглубь комнаты.
   Последними явились Маркиза с Дианой. Они  тоже  пришли  парочкой.  Андрея
ждало  новое  потрясение.  Диана  оказалась  известной   актрисой   Евгенией
Понамарёвой, которую он помнил хорошо  по  ещё  старым,  застойным  фильмам.
Особенно правдоподобно  у  Понамарёвой  получался  образ  честной  советской
девушки - студентки, комсомолки и активистки. Что-то ужасно праведное, почти
христиански праведное, было в её глазах, облике. Режиссёры не доверяли Диане
главных ролей. Обычно она фигурировала на заднем  плане  и  по  ходу  фильма
должна  была  произнести  что-нибудь  правильное,   плакатное,   лозунговое.
Настоящая карьера Дианы Понамарёвой началась недавно только. В прошлом  году
на  экранах  страны  появился  фильм,  где  Понамарёва   сыграла   стареющую
проститутку. Фильм понравился критикам, и его даже повезли  на  какой-то  из
европейских  кинофестивалей.  Писали  также  и  о  замужестве  актрисы.   Её
избранником оказался преуспевающий делец - шоу-мен  и  продавец  всего,  что
плохо лежит.
   Андрей оглядывался, пережёвывал впечатления. "Это, вот, настоящая Москва,
- подумал он. - Не те люди, что на улице." Маркиза с Дианой,  расположившись
в углу, курили. Андрею показалось странным - какими взглядами они  при  этом
обменивались. Диана обсосала фильтр своей  сигареты  и  предложила  сигарету
Диане. Та аккуратно взяла её  в  рот,  зажмурившись  от  наслаждения.  Потом
увидела, что Андрей смотрит и улыбнулась. Появилась Настя. Она  была  всё  в
той же одежде - сорочке и джинсах. Выражение  лица  у  Насти  было  сухим  и
неприветливым. Андрею это показалось странным. Всё-таки,  она  тут  -  всего
лишь прислуга. Настя принесла листок с текстом, напечатанным на машинке. Это
было меню. Что отметил Андрей - Настя явно почиталась здесь пустым местом, и
лицо её никого не интересовало. Все бегло просмотрели меню.
   - Красная икра есть? - Сухо спросила Диана. - Чёрную терпеть не  могу.  В
прошлом году отравилась ей и блевала потом. Думала - сдохну.
   - Красная есть. - Спокойно и без интереса ответила Настя.
   - Сделай мне пару бутербродов. И водки <Посольской>, моей любимой.
   - Сколько водки?
   - Пока не нажрусь.
   Газель взяла салат из клубники и ананасов с кофейным ликёром.
   - Что-нибудь попить?
   - Бокал шампанского, полусладкого. И ещё чашку кофе.  Кофе  -  чёрное,  с
сахаром.
   Настя  быстро  записывала.  Андрей  отчётливо  понял:  она  ненавидит   и
презирает здесь всех. А все, кто есть  тут,  точно  также  презирают  Настю.
Просто - презирают. Без ненависти. Как можно ненавидеть того, кого нет?
   Маркиза взяла блинчики с шампиньонами и  клубнику  в  шоколаде.  Анаконда
сказала, что не голодна. Одного бутерброда с чёрной  икрой  и  чашки  чаю  с
жасмином и без сахара  будет  достаточно.  Принцесса  попросила  креветки  с
рисом.
   Когда подошла очередь Нади, та даже не стала смотреть в меню.
   - Кофе. - Быстро сказала она. - Просто чёрный кофе.
   На лице у Нади было  ясно  написано,  что  ей  сейчас  не  до  кулинарных
излишеств. Надины мысли  заняты  совсем  другим.  Андрей  вздрогнул:  увидел
вдруг, что лицо Насти повёрнуто прямо к нему. Та смотрела вроде бы прямо  на
Андрея, но словно его не видела. В тусклых пустых глазах Насти совсем ничего
не отражалось. Андрей потерялся. Он, двумя руками, неловко взял меню.  Глаза
забегали по непонятным строчками. Какие-то страшные иноземные блюда мелькали
там. Что делать? Заказать  салат  из  маринованных  осьминогов?  Или  мидии,
приготовленные в соке киви? Это, наверное, стоит больше, чем он за всю жизнь
заработал. Андрей глянул на Настю. В неживых  глазах  её  мелькнуло  злобное
торжество.
   В этот момент Надя пришла на помощь. Подойдя ближе, она взяла меню.
   - Ты ел когда-нибудь котлету по-киевски?
   - Нет.
   - Попробуй,  тебе  понравится.  -  Сказала  Надя  быстро  и  без  всякого
интереса. Потом окинула взглядом  Настю.  -  Котлету  по-киевски  с  пюре  и
салатом. - Будешь чай? - Спросила у Андрея.
   - Буду.
   - С лимоном? С ромом? С молоком? Со сли...
   - Просто чай. - Резко и уже раздражённо приказала Надя.
   Настя быстро кивнула.  Андрей  искоса,  исподтишка  разглядел  её,  когда
Настя, шевеля задом, уходила на кухню. <В Краснодаре, -  подумал  он,  -  на
улице, сука, я раздавил бы тебя одной пятернёй.>
 
   Беседа текла и спокойно и очень неспешно.  Анаконда  рассказывала  свежие
сплетни из жизни <телезвёзд>. В основном, очень грязные. Выпив  свой  чай  и
съев бутерброд, она попросила стакан водки. И - солёный огурец  на  закуску.
Со скучным лицом смотрела в ту сторону,  куда  только  что  скрылась  Настя.
Прекратила разговор. Все тоже молчали.
   Настя  принесла  холодный  запотевший  стакан  и  огурец  на  блюдце.   С
презрением в глазах поставила всё это на стол  перед  Анакондой.  Та  залпом
махнула водку.  Глаза  у  Елены  сделались  большими  и  после  опять  стали
маленькими. Она взяла двумя пальцами огурец, напряжённо понюхала его -  так,
словно хотела втянуть в себя. Потом погрузила в рот и зажевала.
   - Это - неправда, - сказала Анаконда набитым ртом, повернувшись к Андрею,
- будто евреи не пьют водку. Мы всё пьём.
   Затем она вернулась к своим рассказам. Анаконда увлеклась.  Она  говорила
путано и не очень понятно. Перепрыгивала с одного на другое,  повторяла  уже
рассказанное.  Время  от  времени  оборачивалась  назад,  туда,   где,   как
предполагалось, стояла Настя. Щёлкала ей двумя пальцами.
   - Эй, ты! Водки! Галопом!
   Настя появлялась с новым стаканом и с новым огурцом на блюдце, сохраняя в
глазах всё то же холодно-равнодушное презрение. Рассказы Максимовой-Анаконды
становились  всё  грязнее,  персонажи  их   делались   всё   отвратительнее.
Отчётливее и яснее проступала та неприязнь, которую  испытывала  Анаконда  к
своим коллегам с телестудии. Особенно ненавидела она  тех,  кто  моложе.  По
словам Максимовой - наглых, пронырливых, подлых  и  самодовольных  бездарей.
После четвёртого стакана Анаконда прочно перешла на мат.  Такой  отборной  и
грязной ругани Андрей не слышал даже в цеху краснодарской фабрики. По  лицам
собравшихся,  он  понял,  что  всем  надоело.  Но  настроена  Анаконда  была
агрессивно и зло. Никто не хотел связываться.
   Она, повернувшись, прищёлкнула пальцами по адресу  Насти.  Та  не  успела
среагировать.
   -  Блядь  недоделанная!  -  Заорала  Максимова  так  злобно,  что  Андрей
поёжился. - Я к кому, гадина, обращаюсь?!
   Настя появилась, подошла к Максимовой-Анаконде.  Андрей  с  настороженным
любопытством  вглядывался  в  её   лицо.   Он   ожидал   увидеть   страх   и
растерянность... Нет. Ничего похожего. Глаза у  Насти  были  такими,  как  и
всегда - сухо-презрительными.  Видимо,  подобное  обращение  для  неё  стало
привычным. Максимова схватила стакан водки и разом  опрокинула  его  себе  в
рот. Закусить не успела.  Пошатнулась,  закрыла  глаза  и  рухнула  лицом  в
скатерть - между двумя терелками.
   - Наконец-то, подруга. - Диана зажгла сигарету. - Освободила нас от себя.
   Принцесса скучно посмотрела на спящую Максимову-Анаконду.
   - Лена не сказала главного. Её не утвердили ведущей <Песня не расстанется
с тобой>. Лена  хотела  очень.  Хлебное  место.  Популярная  передача.  Куча
начинающих, которые хотят чего-нибудь там спеть.  Каждый  бабки  отваливает.
Лене уже обещали, что это место - её.  Но  тут  возникла  Танька  Скворцова,
которая отсосала у кого-то там в редакции музыкальных программ. А Лене прямо
сказали - ты так не умеешь миньет делать. И старая к тому же.
   - Девушки. - Это была Газель. - Что вы там  разную  хрень  пережёвываете.
Посмотрите, какой у нас появился хорошенький мальчик. - Она облизнула губы.
   Газель сидела рядом с Андреем и теперь  пододвинулась  к  нему  вплотную.
Погладила его аккуратно по голове, как если бы он  был  собачкой.  Все  тоже
уставились на Андрея. Глаза женщин сделались масляными,  по  губам  побежали
улыбки. Андрей внутренне съёжился. Он почувствовал себя молодой и  неопытной
девушкой в компании подвыпивших мужиков.
   - Тебя Андрей зовут? - Ласково спросила Газель.
   - Да, Андрей.
   - Андрей... - Повторила Газель, как если бы выговоривала название чего-то
сладкого и аппетитного. Облизнула губы. - Андрей...
   Она положила руку ему на колено. Погладила. Андрей почувствовал, как  ток
пробежал по телу.
   - Какой ты пугливенький. - Газель улыбнулась и погладила его снова. Опять
облизнула губы.
   И тут Андрея словно облили холодной  водой.  Он  увидел  лицо  на  другой
стороне зала. Лицо Насти.  Та,  судорожно  раскрыв  глаза  и  не  отрываясь,
смотрела на Андрея. Ледяная  волна  нахлынула  откуда-то  сверху,  поглотила
собой. На него никогда ещё не смотрели вот так...  Андрей  вздрогнул.  Настя
тоже вздрогнула. И быстро отвернулась.
 
 
После второго стакана водки Андрей почувствовал себя свободнее, естественнее. Ему даже начинали нравится его новые приятельницы. Временами оглядывался на Надю. Та покровительственно улыбалась. Всё идёт так, как нужно, - шептал Андрею внутренний голос. И с каждым новым глотком голос этот делался всё уверенее. 
   - Не хочешь  нюхнуть?  -  Газель  предложила  Андрею  бумажный  листок  с
насыпанным на него белого цвета порошком. - Это - хороший кокаин, не  бойся.
Не та гадость, что тебе на улице продадут.
   Андрей с интересом посмотрел на порошок, потом -  на  Газель.  Он  всегда
слышал о наркотиках только плохое. И только плохое привык думать о тех,  кто
нюхает-глотает-вдыхает-колется... Но тут нашло что-то. Андрей взял  бумажку,
поднёс её к губам. Пальцы у него  задрожали.  Порошок  чуть  не  рассыпался.
Газель улыбнулась.
   - Давай, смелее.
   Андрей прикоснулся ноздрёю к  порошку,  пошевелил  его.  Потом  медленно,
осторожно втянул внутрь.
 
   Проснулся Андрей поздно. Он чувствовал себя как тряпка для пола,  которую
изо всей силы выкрутили, а после ещё потоптались ногами.  Андрей  огляделся.
Это была небольшая  комната  -  его  комната.  Со  стены  смотрел  выцветший
Бельмондо, такой же ненастоящий, как и всё вокруг. Андрей смотрел  на  него,
пока не надоело. Потом перевёл взгляд на пейзаж - не то и из Венеции, не  то
из Сицилии. Пейзаж тоже приелся.
   Андрей  вспоминал  подробности  вчерашнего  вечера.  Точнее,  ночи.   Всё
представлялось теперь очень мутно, расплывчато. Он помнил, что здесь, в  его
комнате, побывала толпа. Состоявшая  из  четырёх  клиенток  Клуба.  Анаконда
осталась лежать на полу, в холле. Андрею не хотелось  ворошить  подробности.
Он приподнялся, сел на кровать. В  таком  только  положении  увидел  себя  в
небольшом зеркале... Неприятно.
   В дверь кто-то постучал снуружи.  Андрей  быстро  поднялся,  открыл.  Там
стояла Надя. Она улыбнулась.
   - Доброе утро, - сказала. - Могу я войти?
   - Конечно. - Андрей нерешительно отошёл в сторону.
   Надя подошла к окну.
   - Всё было  отлично.  Я  говорила  с  каждой.  Никто  не  жаловался.  Все
довольны.
   Андрей пожал плечами, потом присел на кровать.
   - Можешь отдохнуть. У тебя есть время до вечера.
   Она развернулась и, уходя, положила на столик несколько крупных купюр.
   - Это - аванс. Позже получишь ещё.
   Надя вышла, и дверь за ней тихо закрылась.
 
   Днём Андрей сходил на переговорный пункт и позвонил домой,  в  Краснодар.
Он всё придумал уже по дороге. В университет не поступил, но нашёл в  Москве
работу - в кооперативе грузчиком.  Довольно  тяжёло,  но  денежно.  А  помог
устроиться парень, с которым Андрей делил комнату в общежитии, когда  сдавал
экзамены в МГУ. Как насчёт армии? Там видно будет. По крайней  мере,  деньги
на тротуаре не валяются.
   Всё это Андрей прокрутил у себя в  голове  несколько  раз,  пока  ехал  в
метро. Вроде бы, выглядит аккуратно. Без явных помарок.
   На переговорном пункте он ждал почти час. Ни то турок, ни то араб,  плохо
говорящий по-русски, пытался объяснить, что не  разговаривал  ни  минуты,  и
автомат не по делу съел все его монетки. Молодая и  симпатичная  диспетчерша
раздражённо ему отвечала. Какой-то парень в интеллигентном костюме подошёл к
кассе. Диспетчерша уточнила его фамилию. Потом сказала:  <Вам  -  Лондон>  и
назвала номер кабины. Парень наклонился к ней с видом сообщника и, по детски
улыбаясь, попросил:
   - Объявите по радио, пожалуйста.
   - Лондон. - Сухим  неинтересным  голосом  заговорила  девушка.  -  Кабина
номер...
   У Андрея чуть поднялось настроение. <Умеют же люди радоваться ерунде>,  -
подумал он, заходя в свою кабинку. Ещё раз перебрав в уме всё то, что  будет
сейчас  говорить,  Андрей  снял  трубку  и  вытащил  из  кармана   несколько
пятнадцатикопеечных монеток.
 
   Вечер начался, как  обычно.  Максимова-Анаконда  жрала  водку.  Остальные
закусывали, слушая её и молча переглядываясь.
   - Мой дедушка, - рассказывала Елена, - работал  в  ЧК  всю  жизнь.  Когда
началась революция, он был сапожником.  Это  сейчас  демократы  брешут,  что
хорошо при царе жили. А дедушка  говорил  -  плохо.  Антесемитизм  страшный.
Дедушка хотел в Москву  или  в  Санкт-Петербург,  а  ему  не  давали.  Черта
оседлости. Думал в православие перейти, но  боялся  соседей.  Ещё,  говорил,
подкараулят ночью... Ну её, с Москвой. У них,  в  этом  городе  был  случай:
еврея одного православного хасиды местные, бритвой...  А  потом  -  суд.  Их
оправдали - все газеты были за хасидов...
   Анаконда залпом опрокинула полстакана.
   - Как только революция началась, дедушка - сразу в Москву.  В  ЧК  пошёл.
Говорит им, хочу уничтожать врагов  трудового  народа.  Это  сейчас,  -  она
налила ещё полстакана, - брешут демократы, что ЧК невинных людей  убивала...
Врагов было полно. На каждом шагу  -  враг.  Дедушка  говорил  -  счастливое
время.  Получил  кожанку   и   наган.   И   каждый   день   -   человек   по
пятнадцать-двадцать. Дедушка очень любил в рот из пистолета. Это он при  мне
болтал друзьям своим, когда в упад нажирался.  Много  раз  болтал.  Говорит,
любил, чтобы юноши были  -  длинноногие,  стройные,  голубоглазые,  высокие,
блондины чтобы... Говорит, вкладываю пистолет в рот,  а  сам  чувствую  -  в
штанах шевелится. Один раз попробовал: одной рукой за пистолет, а другой - в
штаны... Здорово, говорит! Засекли один раз. Взыскание сделали.  Недостойно,
сказали, ведёшь себя для бойца революции. Попросили, чтобы больше  не  делал
так.
   Опрокинув стакан, Анаконда захрустела его огурцом. Потом перевела дух.  И
продолжала опять.
   - А когда закончилась революция, дедушке скучно  стало.  Он  застрелиться
хотел, но не решился. Повесился тогда. Верёвка не  выдержала.  А  потом  ему
говорят: надо товарища  Троцкого  и  генеральные,  Сталин  нам  не  годится.
Дедушка так обрадовался... Даже пить бросил, побрился, помыл голову и костюм
новый купил.  Ему  дали  наган.  Дедушка  должен  был  председателя  горкома
грохнуть. Но тут кто-то  донёс.  В  самый  последний  момент...  -  Анаконда
приподняла стакан и сделала несколько глотков. Сунула  в  рот  огурец.  -  К
дедушке пришли ночью. Увезли в воронке. В НКВД ему  половину  зубов  выбили.
Иголки горячие загоняли под ногти. Яйца табуреткой отдавливали.  Дедушка  им
всех своих перечислил. Кого знал. А заодно - соседей  и  родственников.  Ему
повезло тогда. Двадцать пять дали. А остальным:  через  одного  -  расстрел.
Дедушка просидел на Севере до пятьдесят шестого, пока Хрущёв  не  освободил.
Реабилитировали, как  незаконно  репрессированного...  Когда  его  хоронили,
ордена несли на подушечках, - она сладко заулыбалась, - речи читали, пионеры
отдавали салют, улицу  назвали  дедушкиным  именем...  Сейчас  переименовать
хотят. Демократы... - Максимова выругалась по мужски и с такой  неподдельной
искренней злобой, что Андрей испытал к ней даже какое-то уважение. Хотя весь
остальной рассказ вызвал только мурашки.
   Максимова допила водку и начала оседать. Язык её как  то  резко  сделался
заплетающимся. Максимовой, явно хотелось рассказать  что-то  ещё  из  своего
архива, но она сама уже не знала -  что.  Водка  вылилась  мимо  тарелки  на
скатерть, огурец  полетел  вниз.  Спустя  пару  минут  Анаконда  уже  сладко
дремала, расположившись между стульями.
   Газель видела, что услышанное произвело на Андрея неслабое впечатление.
   - Мы это всё в сто первый раз послушали. - Спокойно сказала она.  -  Лена
слишком быстро пила. Обычно Анаконда наша успевает рассказать ещё,  как  дед
этот мертвецов трахал и как пробовал мертвечину есть.  -  Газель  отхлебнула
кофе и повертела в пальцах пирожное.
   И тут взгляды всех обратились опять к  Масксимовой.  Анаконда  неподвижно
лежала на полу, а вокруг неё расплывалась теперь неприятно пахнущее пятно. -
Безобразие. - Громко  сказала  Диана.  -  Настя,  тварь!  Где  ты,  скотина,
шляешься? Настя появилась, не глядя ни на кого.
   - Унеси это. - Приказала Диана, ткнув указательным пальцем.
   То, что последовало дальше, заставило  Андрея  сморщиться.  Ничего  более
позорного, ничего  более  унизительного  для  женщины-самки  видеть  ему  не
приходилось. Настя, тяжело упираясь, волочила безжизненную Анаконду за  ноги
- так, как если бы та была  вещью,  предметом.  Андрей  подумал,  что,  вот,
сейчас Настя, пожалуй, сполна расчиталась с Максимовой за вчерашнее.
 
   Газель ласково и очень-очень осторожно потрогала Андрея за ногу, поползла
вверх.
   - Ты знаешь, что когда женщина хочет мужчину, она потеет?
   Газель вытерла  пальцами  лоб,  потом  медленно  облизнула  губы.  Андрей
поёжился. Пошли. - Тихо сказала Газель.  Почти  прошептала.  Андрей  покорно
поднялся.
   - Знаешь, некоторые люди брезгуют целоваться. Они говорят, что  неприятно
брать в рот чью-то слюну. -  Газель  разговаривала,  когда  они  поднимались
наверх. - Я не понимаю таких людей. Очень люблю слюну. У каждого человека  -
свой вкус, и это - вкус его слюны.
   Андрей осторожно и с интересом посмотрел на Газель. У меня  есть  большая
коллекция. Газель толкнула дверь и первой вошла в комнату.
   - Пузырьки. В каждом - слюна мужчины или женщины. Всех, с кем я  когда-то
спала. - Она сентиментально  пожала  плечами.  -  С  человеком  когда-нибудь
расстаёшься... А потом хочется вспомнить его. Пузырьки  эти  я  замораживаю.
Хранятся они долго. Иногда открываю коллекцию... Полижу кого-нибудь.
   Газель достала из сумочки пузырёк.
   - Пожалуйста, Андрей. Сделай немножко.
   Андрей внимательно смотрел ей в  глаза,  потом  также  внимательно  -  на
пузырёк. Он вдруг почувствовал тошноту: представилось, как спустя много  лет
стареющая Газель станет надлизывать пузырёк  с  его  замороженной...  Андрей
быстро взял шклянку.  Несколько  раз  сплюнул.  Потом  отодвинул  пузырёк  в
сторону - чтобы на глаза не попадался. И  тут  он  увидел  свёрток,  который
Газель достала из сумочки. Она развернула всё и  положила  на  кровать.  Это
была школьная форма. Девчоночья.
   Газель скромно улыбнулась и облизнула губы.
   - Я хочу, чтобы ты это надел. - Сказала она.
   Андрей отошёл назад.
   - Зачем?
   - Ты не хочешь?
   ...Не хочет? Андрей вспомнил пачку купюр, которую сегодня утром ему  дала
Надя. Сколько там было?.. Андрей ещё раз оглядел наряд... Конечно, он хочет.
Деньги  дают  благополучие,  сытость,   независимость,   власть   над   себе
подобными... Хочет, конечно.
   Андрей натянул колготки, пролез в платье.  Газель  помогла  ему  завязать
фартук. Потом отошла назад. Придирчиво оглядела.
   - Красавица ты моя... Можно, я буду называть тебя Светой?
   Конечно, можно.
   Газель достала из сумочки помаду, тушь, гель и ещё что-то. Полчаса у  неё
заняло на  всё.  Газель  больше  не  интересовалась  мнением  Андрея  насчёт
происходящего. Перед собой она видела только куклу.
   Газель, когда закончила, взяла зеркальце и дала Андрею полюбоваться.  Тот
не узнал себя: на кровати  сидела  густонакрашенная  девчонка,  на  морде  у
которой ясно читалось: сейчас ей займутся. Газель облизала губы.
   - Светочка. - Прошептала она, наклонившись. - Хорошая моя.
   Андрей закрыл глаза.
 
   Когда всё кончилось, Андрей приподнялся.
   - Можно мне переодеться? - Спросил он спокойно.
   - Подожди. - Газель  аккуратно  погладила  Андрея  по  руке.  -  Подожди,
Светочка. Подожди, мой котёночек.
   Дверь открылась. Андрей увидел Настю. Та остановилась, оглядела его. Губы
Насти искривила жёсткая злая усмешка. Андрей поперхнулся  от  ярости.  Настя
почувствовала это. Она усмехнулась.
   - Дверью ошиблась. - Бросила Настя, выходя.
   - Скотина подлая. - Это подала голос Газель. -  Другой  раз  ошибёшься  -
мордой по полу проедешься.
   Настя не ответила, тихо вышла. Андрею стало чуть легче.  Он  ждал,  когда
разрешат, наконец, переодеться. <А почему Света? - Вдруг подумал  он.  -  Не
Таня. Не Лена... Наверное, старая Газелина подружка. Вместе в школе учились.
Газель хотела её, но стыдилась признаться, что лесбиянка. Скорей всего,  так
и было.>
   - Света - это кто? - Спросил Андрей, вдруг, сам не зная зачем.
   Он, обернувшись, увидел,  как  Газель  заулыбалась  стеснительно  -  так,
словно её поймали на чём-то глубоко интимном.
   - Света - это я. - Сказала Газель тихонько. - Я сама.
   Андрей продолжал, не понимая, смотреть  на  неё.  И  Газель-Света  начала
объяснять:
   - Видишь ли, я всегда считала,  что  очень  сексуальна.  И  у  меня  была
фантазия - переспать с самой собою. Странная фантазия, правда? В школе ещё я
любила одеваться по сексуальнее или раздеваться совсем, а потом смотреть  на
себя в зеркало. Как тот мальчик, Нарцисс. Читал про него?
   Андрей покачал головой. - Есть такая книжка. Называется <Метаморфозы>. Её
написал Овидий, древний римлянин. Там несколько разных историй. Одна  -  про
Нарцисса. Он был очень красивый. Многие девочки  и  многие  мальчики  хотели
Нарцисса. Но тот был гордый. Считал, что  никто  из  них  не  достоин.  Одна
богиня влюбилась в этого красавчика. Но Нарцисс её тоже отверг. Тогда богиня
сказала: <И ты полюбишь того, кто отвергнет твою любовь>. Так  и  случилось.
Нарцисс увидел своё отражение в речке. Сначала не понял, что это -  он  сам.
Признался в любви красивому мальчику. Хотел его  поцеловать...  и  поцеловал
воду. От горя Нарцисс умер. А богиня превратила его в цветок, который так  и
называется - нарцисс... Я тоже, как он. Всегда мечтала встретить  девочку  -
копия похожую на меня... и переспать с ней. Вот. Газель смущённо  посмотрела
в пол.
   - Очень жалела всегда,  что  родители  не  родили  мне  двойняшку.  Очень
жалела.
   Она посмотрела на Андрея:
   - Ты всё поняла, Светочка?
 
   Андрею нравилась Пушкинская  улица.  Он  и  сам  не  знал  -  чем.  Чтобы
успокоиться, собрать в порядок мысли Андрей приходил сюда и  часами  бродил.
Сначала вниз, потом вверх. Бессмысленная каждодневная суета, в которую здесь
погружено  всё  и  вся,  отвлекала  от  собственных  невесёлых  размышлений.
Становилась спокойнее. ...Прошло несколько дней. Ничего особенно  нового  не
случилось. Анаконда всё также жрала  водку  и  засыпала  в  тарелке.  Андрея
обычно уводила наверх Газель. Он привык уже к  девчоночьей  школьной  форме,
колготкам и обращению <Светочка>. У Андрея появилось новое хобби. Он  считал
деньги. Всё то, что заработал. Складывал купюры в  одну  кучу.  Перемешивал.
Потом начинал считать. Когда это надоедало, Андрей сортировал  их.  Бумажкам
каждого достоинства  он  отводил  свою  кучку.  Запоминал,  сколько  у  него
десяток,  трёшек,  пятёрок.  Когда  приелось  и  это  занятие,  Андрей  стал
заучивать их номера. Но сухие мёртвые цифры не развлекали. Тогда он принялся
давать  имена  купюрам.  Васи  и  лены,  гриши  и   оли,   валеры   и   тани
перекладывались из одной  кучки  в  другую,  радуясь  новичкам,  прибывавшим
ежевечерне. Андрей разговаривал  с  ними.  Ему  казалось:  деньги  отвечают.
Андрею было интересно понять, как купюры  относятся  друг  к  другу.  Любят?
Ненавидят?..
   Андрей их любил. Денежные бумажки заменяли ему друзей, родных,  девчонку.
Он мог сидеть над ними часами, не  замечая,  как  день  за  окном  сменяется
глубокой ночью.
 
   Проснувшись как всегда поздно, Андрей без дела слонялся туда и  сюда.  Он
услышал, как вода шумит на кухне. Подойдя ближе, увидел Надю с Настей.
   - Сделаешь мне чай с ромом. Принесёшь в комнату. Сахару - как обычно, две
ложки.
   Отдав распоряжения, Надя  быстро  вышла.  Она  не  обратила  внимания  на
Андрея, поднялась на верх. В раковине зажурчала вода.
   Интересно глянуть, как там эта  подлючка  хозяиничает.  Неслышно  ступая,
Андрей подошёл ближе... Ему не хотелось лишний раз обращать на себя  Настино
внимание. Но то, что он увидел, заставило Андрея  застыть  на  месте.  Настя
тяжело сплюнула в чашку. Тут  же  взяла  ложечку  и  принялась  размешивать,
уничтожая   следы   преступления.   На   лице    у    неё    Андрей    видел
сосредоточенно-деловитое выражение: безо всяких  сомнений,  Настя  полностью
отдавала себе отчёт в том, что сейчас делает. Он сделал  несколько  кошачьих
шагов.
   - Ещё раз харкни. - Сказал Андрей  очень  спокойно.  -  Главное  размешай
хорошо. Она не почувствует.
   ...Если бы мускулистый советский рабочий с плаката на улице зашёл сюда, к
Насте на кухню, и сказал бы, что тоже  хочет  чаю  с  ромом,  на  Настю  это
произвело  бы  сейчас   меньшее   впечатление.   Она   стояла   неподвижная,
ошарашенная,  придавленная.  Глазами,  застывшими,  как  у  лягушки,   Настя
смотрела на Андрея. Тот подумал, что, вот, сейчас она уронит чашку. Так  это
бывает в фильмах. Но - нет, не уронила. Тихо поставила на стол.
   Андрей подошёл ближе.
   - И часто ты так делаешь? Для всех или только для Нади? А для меня? Тоже?
   Настя не отвечала. Неподвижные зрачки её смотрели на Андрея.  Она  сейчас
точно напоминала лягушку в пруду.
   - Интересно, - Андрей показал деланно-равнодушный вид, - как Надя к этому
отнесётся? Сразу тебя убьёт или нет?
   Он отвернулся.
   - Ладно, пойду скажу ей. Это будет забавно. А ты тут подожди. Она сама  к
тебе спустится.
   - Нет! - Вырвалось у Насти. Ни то короткий выкрик, ни то хрип. - Нет!  Не
говори ей!
   Андрей повернулся опять.
   - Не говорить?  Почему?  Ты  знаешь,  что  случится?  Что?  Скажи  -  мне
интересно.
   - Не говори!
   Андрей быстро подошёл к Насте. Закрыл дверь на защёлку.
   - Поднимай юбку, быстро!
   Лицо у Насти сделалось белым.
   Андрей улыбнулся ей доброй детской улыбкой.
   - Ты хочешь, чтобы я сказал?
   Потом подошёл вплотную. Настя, вдруг, схватила кухонный нож.  Взмах  -  и
кровь побежала у Андрея по руке. Он закусил губу. Посмотрел,  как  несколько
капель упало на пол.
   - Так, значит...
   Резким движением Андрей перехватил нож. Одной рукой он схватил  Настю  за
волосы. Другой - приложил ей лезвие к горлу. Настя смотрела на него большими
квадратными глазами. Андрей с силой сжал пальцы, в  которых  держал  Настины
волосы. Потянул на себя. Настя скрипнула зубами. На губах её выступила капля
крови.
   - Ну, что, самочка? Нравится? - Спросил Андрей.
   Потом аккуратно  провёл  по  коже  лезвием.  Настя  испуганно  дёрнулась.
Капелька крови сбежала вниз, на воротник сорочки. Андрей улыбнулся.
   - Теперь мы уже почти в расчёте. Почти.
   Он развернул Настю, ткнул её лицом в раковину, продолжая  держать  нож  у
горла.
   ...Всё заняло  у  него  четыре  минуты.  Андрей  бросил  нож  на  пол  и,
удовлетворённо хмыкая, поправил штаны.
   - Будешь меня знать.
   Настя, обернувшись, смотрела на него.  Такою  Андрей  её  ещё  не  видел.
Волосы разлохматились, лицо покраснело, кровь продолжала стекать из ранки на
шее, пачкая белоснежно-белую сорочку... Но не это поразило сейчас Андрея, не
это... В глазах у красивой, затравленной, уничтоженной  самки,  он  прочитал
такую боль, такую обиду, что понял, вдруг: эту обиду мог нанести только  тот
человек - единственный, ближе которого уже не бывает.
   Андрей проглотил слюну. Он сразу всё понял. Понял презрительное отношение
Насти к нему. Понял её насмешки-издёвки.  Понял  короткие  взгляды  мельком.
Понял всё. Понял и то, также, что теперь поздно что-нибудь поправлять. Настя
стала смертельным врагом. На всю жизнь.
   - Харкнешь в стакан мне, - сказал  Андрей,  -  живой  не  останешься.  Не
веришь - можешь попробовать.
   Настя присела  на  пол.  Опустила  голову.  Всё  её  тело  затряслось  от
беззвучных рыданий. Андрею стало нестерпимо жаль Настю. Просить о  прощении?
Упасть на колени? Рыдать вместе с ней? Тяжёлый комок подступил к горлу.
   Он повернулся и  быстро  вышел.  Оказавшись  в  холле,  увидел  Надю.  Та
спускалась по лестнице вниз.
   - Что эта дрянь там  возится?  -  Услышал  Андрей  беззлобное,  а  скорее
усталое. - Я же её по русски просила...
   Тут зазвонил телефон,  и  Надя,  выругавшись  неприлично,  направилась  в
другую комнату. Андрей вышел на воздух. Он уже знал, куда поедет сейчас - на
Пушкинскую улицу.
 
   Взад и вперёд -  как  обычно.  На  Пушкинской  удице  никогда  ничего  не
меняется. Меняются люди, вывески в магазинах,  но  дома  остаются  прежними.
Дома - это главное.
   Прогулявшись, Андрей завернул на  переговорный  пункт.  Пришла  в  голову
мысль: может, съездить в Краснодар на недельку? Надя отпустит. Наверное.
   Он думал о самом разном, когда в ожидании глядел в  окно  и  рассматривал
прохожих. Но то, что услышал от  матери,  вывело  из  равновесия  полностью.
Оказалось, неделю назад пришли две повестки из военкомата, и мать забыла  об
этом сказать по телефону, когда разговаривали в прошлый раз,  а  вчера  были
посетители: участковый и двое  в  зелёном  -  военкоматовские  работники.  У
Андрея потемнело в глазах. Он уже не очень внимательно слушал то,  что  мать
говорила дальше. Что-то там насчёт  уголовного  дела.  Мать  просила  Андрея
вернуться, как можно быстрее - идти с повинной в милицию и в военкомат. Пока
не поздно. Андрей пробурчал, что - да, вернётся. И положил трубку.
   Он теперь чувствовал острую необходимость опять прогуляться по Пушкинской
- попробовать привести в порядок мысли. Андрей вышел из  здания.  Огляделся.
Улица жила своей, только своей, ко всему безразличной жизнью.  Андрей  опять
испытал острую тугую ненависть к этим домам, людям, машинам. Ведь этой улице
наплевать, что его хотят посадить за решётку. Андрей находится сейчас  между
казармой и нарами; и, положа руку на  сердце,  он  не  знал,  что  страшнее.
Однако некому было пожаловаться. Совсем некому.
   Прошёл час, наверное. Андрей уже утомился. Надоело бесцельно  бродить  по
улице. В конце концов решил: надо идти на вокзал и брать билет. Это сейчас -
самое умное. А что ещё? Что другое? Оставаться в Москве?
   ...На  Курском  вокзале   везде   были   очереди.   Андрей   топтался   в
нерешительности. Рассматривал женщин с потными лицами  и  большими  тяжёлыми
сумками. Прислушивался к  говору  с  ярко  выраженным  кавказским  акцентом.
Разглядывал   строгие   буквы   железнодорожного   расписания.    Потом-таки
примостился к очереди.
   Простоял минут пять, пытаясь собрать все те мысли, что роем  кружились  в
голове, уложить их до кучи... Захотелось выпить.
   Андрей оставил очередь и направился в ближайшее кафе -  прямо  здесь,  на
вокзале. Он взял сто грамм водки и залпом,  с  размаху,  высушил.  Сразу  же
стало легче. Мысли успокоились, перестали роиться, построились, как  солдаты
- в один ряд.
   Андрей взял бутылку пива  и  устроился  в  углу,  за  столиком.  Грязный,
скрюченный  дедушка  ходил  по  кафе  и  собирал   бутылки.   Для   верности
просматривал урны. Бутылки с остатками пива и лимонада хватал быстро: словно
боялся - отнимут. Попробовал унести бутыль,  где  было  на  донышке  немного
уксуса, выставленного к шашлыку. Дедушка схватил её одним  движением  и  уже
почти погрузил в свою  бездонную  сумку,  но  на  него  успели  прикрикнуть.
Дедушка вернул бутылку. Он несколько раз прошёл мимо  Андрея,  прикидывая  -
оставит ли тот на столе бутылку из под своего  пива  или,  может,  унесёт  с
собой. В былые годы безденежья Андрей так бы и  поступил.  Но  -  к  хорошей
жизни привыкаешь скорее, чем к плохой.
   Он допил пиво и повертел бутылку в руке, медленно поставил  её  в  центре
стола. Решение пришло, наконец... Всё. Деньги, разложенные, рассортированные
кучками, деньги, которых день ото дня становилось больше и больше. Деньги.
   Андрей поднялся из-за стола. Бутылка его тут  же  перескочила  в  большую
просторную сумку проворного дедушки.  Быстрыми  шагами  Андрей  двигался  по
направлению к станции метро.
   Будь, что будет. Он остаётся в Москве.
 
   Андрею всё-таки было малость не по  себе.  Не  давали  покоя  приставучие
противные мысли. Перед глазами маячили  грязные  нары  и  тяжёлые  сумрачные
физиономии уголовников. Он налил сам себе водки, уже прийдя в  Клуб.  Выпил.
Стало лучше.
   Андрей со страхом ожидал появления Насти. Как она будет  смотреть  теперь
на него? А, вдруг, он перестарался? Вдруг, Настя уже  была  в  милиции?..  И
здесь - нары. 117-ая статья. Насильников в тюрьме опускают. Андрей слышал об
этом. Зэки проделывают с  ними  всё  то  же:  лицом  в  нары  и...  Лагерная
справедливость. Сначала - ты. Теперь - тебя.
   Настя выглядела по обычному. Разительных перемен Андрей  не  увидел.  Она
причесалась, припудрилась, покрыв толстым слоем пудры ранку на шее так,  что
та сделалась почти совсем не видна. Настя смотрела  на  всех  своим  обычным
холодно-презрительным  взглядом.  И  только,  когда  зрачки  её  задержались
чуточку на Андрее...  Настя  смотрела  на  него,  как  если  бы  Андрей  был
выбеленной стеной, пустым местом. Он невольно поёжился. Опять  пожалел,  что
всё это так вышло. Правда, стало почему-то ясно,  что  в  милицию  Настя  не
заявила. Но теперь Андрей уже не испытывал жалости. Он испытывал страх.
 
   - Значит, зовут тебя Андрей. - Анаконда-Максимова кивнула.
   Андрей тоже кивнул. Максимова залпом допила неразбавленный  виски.  Потом
встала из-за стола. - Пошли, Андрей. Пошли. Они поднялись  наверх.  Анаконда
молчала, думала о чём-то своём. Наконец, когда дверь раскрылась, Андрей тихо
замер на  месте.  Посмотрел  на  Анаконду.  Та  улыбнулась.  Заходи.  Андрей
оглядывался. На стенах везде висели  портреты  Троцкого  и  Ленина.  Большие
красные полотнища с белыми буквами: <Железной рукой загоним  человечество  к
счастью!>,   <Пролетарии   всех   стран   соединяйтесь!>,   <Ты    записался
добровольцем?>,  <Вся  власть  Советам!>,  <Грабь  награбленное!>,  <Красный
террор!>. Кроваво-алые знамёна были повсюду.
   Андрей  внимательно  смотрел  на  Анаконду.  Вспомнились  рассказы  о  её
дедушке-чекисте. Та снова улыбнулась. Потом достала свёрток, что  лежал  под
кроватью. Быстро оделась. Андрей разглядывал комиссаршу в  кожанке,  красном
платке и с маузером.
   - Я тебя  буду  расстреливать.  -  Сказала  Анаконда  спокойно.  -  Когда
выстрелю - падай. И не шевелись. Хорошо? Игра такая.
   Андрей  согласно  кивнул.  Лицо  у  Максимой  побагровело,  вдруг.  Глаза
задрожали от ненависти. Андрей даже испугался.
   - Контра! - Закричала она. - Сволочь белогвардейская! Становись к стенке,
гад! Молись, гад!
   Андрей видел, что зрачки её сделались огромными. Анаконда подняла маузер.
Прицелилась.
   -  Что,  гад!?  Трясёшься!?  Пришла   твоя   смерть!   Это   -   приговор
революционного народа! Молись, сволочь! Молись, гадина!
   Анаконда прицелилась ещё лучше.
   - Именем революции  ты  будешь  расстрелян,  как  заговорщик,  патриот  и
монархист!.. Открывай рот,  гад!  Сволочь  белогвардейская!  Враг  трудового
народа!
   Андрей уже  почувствовал  между  зубами  железо.  Рука  Анаконды  дрожала
яростно.
   - Русская сволочь! Гоево отродие!
   Она нажала курок. Выстрела не  было  -  только  щелчок.  Но  здесь  -  по
сценарию, Андрей должен был падать. И он упал.
   Анаконда смотрела на него долго и с ненавистью. Потом, прицелившись,  ещё
несколько раз щёлкнула курком.
   - Закрой глаза. - Сказала негромко.
   Андрей закрыл. Потом приоткрыл опять. Анаконда спрятала маузер  и  вынула
из кармана пузырёк. Андрей почувствовал неприятное мокрое ощущение на груди,
на животе, на лбу.  Запахло  чем-то  сырым,  животным.  <Неужели,  настоящая
кровь? - Подумал он.> Было похоже на то. Андрей закрыл глаза опять. Потом он
почувствовал, что его обнимают, целуют, тискают. Андрей чуть-чуть  приоткрыл
глаза. Анаконда, зажмурившись от удовольствия,  слизывала  кровь  у  него  с
рубашки. Андрей тоже зажмурился - от отвращения.
 
   Умиротворённая Анаконда всё в том же, комиссарском своём костюме,  лежала
на кровати. По губам её была размазана  кровь.  Андрей  спустился  вниз.  Он
хотел идти в ванную - замываться. Но тут его окликнули.
   - Андрей!
   Он обернулся. Это была Диана.
   - Андрюша. Хороший мальчик.
   Диана быстро подошла к нему. Посмотри в окно.  Глянь,  какой  дождь.  Она
подвела к окну Андрея.  Тот  выглянул.  Там,  за  окном,  хлестал  настоящий
июльский ливень. Сплошные тяжёлые струи били о тротуар. Казалось,  улица  за
окном решила вымыться, принять душ.
   - Как это сексуально! - Пробормотала Диана. - Открою тебе секрет. Я очень
люблю мужчин в мокрой одежде.  Это  так  возбудительно!  -  Она  внимательно
посмотрела на Андрея. - Беги! Скорее! Пока дождь не перестал!
   Андрей вышел на улицу. Водяные  струи  сразу  же  охлестали  его.  Андрей
почувствовал,  как  одежда  намокла,   потяжелела.   Он   оглянулся.   Диана
внимательно смотрела на него из двери. По её напряжённому лицу Андрей  понял
- занята Диана тем, за что родители, бывает, наказывают своих отпрысков.
   Постояв так минут пять, он зашёл  обратно.  Снял  мокрую  рубашку.  Диана
подползла к  Андрею,  погладила  его  кожу,  потёрлась  щекой.  Потом  стала
расстёгивать брюки.  Андрей  смотрел  на  неё,  смотрел,  как  Диана  тяжело
задышала от страсти, желания... Ему, вдруг, отчётливо захотелось  её  убить.
Одним ударом...
   Диана закончила быстро. Она вытерла губы, облизалась. Обессиленная, легла
на пол.
   Андрей шёл в ванную.
   - Андрюшенька, мальчик мой. Лапочка.
   Принцесса подошла к нему ближе. Обняла, пощупала.
   - Давай, мой хорошенький, давай.
   Андрей бросил рубашку в угол. Принцесса отвела его в одну из комнат,  где
Андрей увидел на полу большую баранью шкуру.
   - Одевай, лапочка. Одевай.
   Андрей нацепил шкуру на себя. - Становись на чевереньки.  Будь  барашком.
Хорошеньким барашком. Здесь  были  дырки  для  глаз,  и  Андрей  видел,  как
Принцесса начала поглаживать мех, радостно и по детски  улыбаясь  при  этом.
Потом подлезла снизу... Принцесса  мяла  его,  теребила,  говорила  ласковые
хорошие слова, и, наконец, Андрей понял, что своё дело он сделал уже.
   Принцесса легла на пол, растирая губы. Андрей встал и быстро высвободился
из душной бараньей шкуры.
   В коридоре он увидел Маркизу. <Час от часу...  >  -  подумал  Андрей.  Та
спокойно, с улыбкой, оглядела его. Посмотрела на часы.
   - Знаю, что ты устал. - Сказала Маркиза спокойно и деловито.  -  Я  займу
минут пятнадцать, не больше. Идём.
   Она завела Андрея в одну из соседних комнат. Здесь был полумрак,  большой
гроб и много свечей. Андрей устал удивляться. Интересно только было - в  чём
состоит новая роль.
   - Раздевайся. - Сказала Маркиза. - Совсем раздевайся... И ложись в гроб.
   Андрей сложил на полу одежду. Устроился в большом холодном гробу.
   -  Лежи  тихо.  Старайся  не  дышать.  А  если  дыши,  то  -   тихонечко,
незаметно... И закрой глаза. Представь, что ты умер. Насовсем умер.
   ...Маркиза стояла у гроба, разглядывая Андрея. Тот чуть приоткрыл  глаза,
увидел лицо её, отражающееся в колеблющемся пламени  свечек.  <Интересно,  -
думал Андрей, - долго так?>
   Маркиза наконец наклонилась, присела, обхватила руками гроб.
   - О дорогой мой! - Закричала она. - Любимый мой!  Как  я  буду  жить  без
тебя! Ты умер! Умер и уже не воскреснешь! Что же мне делать?!
   Маркиза протянула руки, стиснула Андрея.
   - Ты мёртвый теперь! Мёртвый!
   Потом... Андрей решил, что физических сил его не хватит уже... Но Маркиза
старалась  за  двоих.  Когда  всё  кончилось,  она  облизалась   и   глядела
пристально, сосредоточенно. Андрей поднялся, вылез из гроба. Нацепил на себя
грязную, мокрую одежду. Маркиза залезла в гроб сама и улеглась там,  вытянув
руки. - Как хорошо быть мёртвой! Какая  благодать!  Лежишь  себе,  лежишь...
Вечность лежишь, другую лежишь... Не задерживаясь, Андрей  закрыл  за  собой
дверь.
 
Дни текли - один за другим. Похожие, одинаковые дни. Андрей начал привыкать уже к новой своей жизни. Газель наряжала его в колготки и девчоночью школьную форму, Анаконда расстреливала по приговору ЧК и трудового народа, Диана выгоняла под дождь и заставляла принимать душ в одежде, Принцесса одевала в барашка, а Маркиза уладывала в большой металлический гроб. 
   ...Андрей почувствовал наконец, что не может больше. Немного ещё -  и  он
тронется. Андрей складывал деньги, считал их. Но радовали они всё  меньше  и
меньше. Ему надоело уже придумывать имена купюрам. Наоборот, Андрей приходил
в ресторан, выпивал там, обедал. А когда наступало вримя расплачиваться,  он
ложил на стол презрительно смятые купюры - с таким точно чувством, как будто
освобождался от грязи. Чем больше денег - тем меньше они радуют. Печальная и
пародоксальная истина.
   В конце концов Андрей понял: он не выдерживает. По ночам снились странные
сны, посещали непонятные жуткие мысли. Всё опротивело. Клуб, его  обитатели,
каждовечерние извращёные развлечения их. Надоела Москва. Ибо ассоциировалась
всё с тем же мерзостным Клубом.
   И наконец настал день - Андрей пришёл к Наде. Та сидела в удобном  кресле
и пила кофе, прочитывая сегодняшний <Московский Комсомолец>.
   - Надя, - начал Андрей без предисловий, - мне надоело. Хочу уйти.
   На лице у Нади не появилось ничего. Совсем ничего. Она, как будто,  ждала
этого. Надя убрала газету, отодвинула чашку. Насовсем уйти? - Насовсем. Надя
подумала немного, потом развела руками:
   - Дело твоё. Сам решай. Я только одно скажу. Последнее. Сколько тебе  тут
платят? Будешь получать в полтора раза больше. Но - без торгов. Не  нравится
- как хочешь.
   Она опять взяла в руки газету. Разговор был закончен.
   Андрей вышел на улицу. <В полтора раза больше... >  Он  присел  прямо  на
тротуар. <В полтора раза больше... > <В полтора раза... > Андрей  останется.
Потерпит ещё. А там - там видно будет.
 
   Вечер этот начался, как обычно. Анаконда хлестала водку и в очередной раз
рассказывала про своего дедушку. Остальные закусывали и лениво, без интереса
слушали её. Газель пристроилась к Андрею. Она тихонько  поглаживала  его  по
колену.
   - Светочка, радость моя, - прошептала Газель,  облизнувшись,  -  когда  я
смотрю на тебя - кажется, что смотрю на старую свою фотографию.
   - Потаскуха недоделанная! - Это взревела Анаконда.
   К ней подошла Настя.
   - Я не говорила тебе, сука, что водку замароживают?!
   - Она замороженная... -  сказала  Настя  спокойно,  только  голос  у  неё
чуть-чуть дрогнул.
   - Замороженная, проститутка...
   С размаху Максимова плеснула Насте водку в  лицо.  Та  вытерлась.  Андрею
показалось,  что,  кроме  обычного  презрения  в  глазах  у  Насти  блеснула
ненависть. Может быть, просто показалось. Андрей приподнялся.  Ему  тягостно
было всё это видеть.  Андрей  никогда  не  увлекался  Фрейдом,  но  интуиция
подсказывала: чекистско-комиссарские сексуальные развлечения Анаконды  и  её
агрессивность по отношению к Насте - одного происхождения. Захотелось  выйти
на воздух.
   - Куда ты, Светочка? - Сонно спросила Газель.
   - Сейчас, я на секунду.
   Закрыв за собой  входную  дверь,  Андрей  огляделся.  На  дома,  тротуар,
деревья. Ему показалось, вдруг, что всё вокруг и сверху  хочет  предупредить
об  опасности...  Странное,  неприятное  ощущение.  Хотя  Андрей,  казалось,
догадывался. Знакомый, очень знакомый пейзаж, но... И  тротуар,  и  дома,  и
деревья...  Андрей  посмотрел  выше,  вгляделся  в  ярко  оранжевую   полосу
заката...
   - Это - смерть, - вдруг сказал он очень негромко,  сам  не  зная  к  кому
обращается. - Смерть. - Что? Что, Светочка? Андрей  вздрогнул  и  обернулся.
Сзади стояла Газель. - Ничего. - Пойдём, Светочка.  Как  только  они  вошли,
Андрей увидел Настю с подносом в  руке.  Настя  принесла  Максимовой  миску,
лейкопластырь и бритву. Рядом уже лежал довольно  большой  кусок  хлеба.  По
тому,  как  напряглись  лица  у  всех  участников  трапезы,  Андрей   понял:
происходит что-то из ряда вон выходящее. Они с Газелью сели на  свои  места.
Андрей не сводил  взгляд  с  Максимовой.  Ему  казалось  пугающим  -  какими
неестественно крупными стали  её  зрачки.  Анаконда  взяла  бритву,  подняла
рукав... Р-раз  -  и  полоска  показалась  на  её  руке.  Максимова-Анаконда
внимательно смотрела, как кровь ручейком  стекает  в  миску.  Андрей  ощутил
мурашки по спине. Газель  взяла  бутылку  водки  и  быстро  набухала  полный
стакан. Протянула его Андрею.
   - Пей, Светочка.
   Анаконда нацедила  почти  полную  миску.  Потом  проворно  заклеила  рану
пластырем. Взяла кусок хлеба. Раздавила  его.  Выкрошила  всё  в  выцеженную
кровь. Андрей протянул руку и пощупал стакан с  мороженной  водкой.  Горячим
холодом обожгло  пальцы.  Анаконда  размешивала  ложкой  кровь  с  кусочками
размякшего хлеба. Смотрела она всё так же внимательно-сосредоточенно,  боясь
оторвать взгляд. Потом начала есть. Все остальные, кто был тут,  глядели  на
эту трапезу спокойно, но с интересом.  Они  явно  уже  видели  подобное,  но
привыкнуть до конца не могли.
   Кровь стекала у Максимовой по губам, тяжёлыми каплями  падала  на  чистую
скатерть. Андрей, продолжая глядеть, поднял стакан и залпом высушил.
 
   Уже было за полночь. Надя допила  чай.  Она  сидела  в  своей  комнате  и
пролистывала  свежие  газеты.  Надоело  наконец.  Надя  отодвинула  чашку  и
посмотрела на часы. Все уже разошлись, наверное.  Надо  проверить.  И  можно
идти домой.
   Она спустилась вниз. Вода шумела на кухне. Надя заглянула туда.  Настя  с
холодным и злым лицом мыла посуду.
   В холле никого не было. Надя прошлась из конца в конец,  оглядела  всё  и
опять поднялась на второй этаж. Она постучала  в  одну  из  комнат.  Тишина.
Приотворила тихонько. Никого нет. Другую комнату. Следующую. Привычная  уже,
каждодневная процедура. Надя делала это машинально, думая совсем о другом...
Открывая предпоследнюю дверь, она, вдруг, что-то почувствовала. Надя сама не
поняла - что. Запах или просто...
   Кровать была залита кровью. Пол, стены - всё вымазано. Надя сразу  поняла
- это именно кровь. Но остальное всё доходило уже постепенно.
   Неподвижная кровавая туша - на кровати,  посередине.  Надя  сделала  шаг,
всмотрелась. В стороне, на полу,  лежало  то,  что  было  когда-то  головой.
Какие-то мерзкие отвратительные кусочки валялись там и тут. Наде показалось,
что всё это зашевелилось. Она захотела крикнуть, но  спазмы  сдавили  горло.
Стены, потолок заплясали перед глазами, запрыгали. Надя  хрипнула,  схватила
ручку двери и, потеряв равновесие, тяжело рухнула на пол.
 
Когда она открыла глаза, первое, что увидела над собой - лицо Андрея. Тот смотрел на Надю неподвижными пустыми зрачками. 
- Что это? Что это такое? - Голос у Андрея задрожал. - Кто это сделал? 
Надя приподнялась, глянула опять на обезображенный труп, и её стошнило. Надя схватилась рукою за дверь. Андрей стоял рядом. Он тупо глядел в пол. 
   - Пошли отсюда.
   Шатаясь, Надя доковыляла до коридора. Андрей - следом.
   - Вызвать милицию? - Предложил он.
   - Милицию?.. - Надя замолкла, потом помотала головой. - Не надо  милицию.
Разберёмся.
   Она зашла в ванную, закрыла за собой дверь.  Андрей  услышал  оттуда  шум
воды.
 
- И что ты об этом думаешь? 
Надя раздавила докуренную сигарету о пепельницу. Миша Сорокин - её бывший сокурсник и любовник когдатошний теперь работал опером в МУРе. На следующее же утро Надя позвонила ему и сказала, что им надо срочно встретиться, намекнув - дело светит заработком. Миша всегда рад был помочь, особенно, когда небескорыстно. Он даже отложил для этого кое-какие свои дела. Сейчас они сидели в кафе, и Миша внимательно слушал Надю. Они давно не виделись. Не звонили друг другу и не встречались никак. Не было не причины, ни желания. 
   - Почерк психа. - Сказал Миша, отодвигая чашку. - Это то, что можно сразу
сказать. Убить - убил, но зачем отрезать голову, уши, пальцы?
   Надя поёжилась. Достала ещё одну сигарету.
   - Кошмар. То, что произошло. В  голове  не  укладывается.  -  Она  нервно
повела плечами несколько раз, потом, наклонив голову, заглянула Мише прямо в
глаза. - Ты, знаешь, сколько нервов, сколько всего  мне  стоило  это?  Клуб.
Ведь идея была моя. Только моя. Никто  не  хотел  верить.  Говорили,  что  я
начиталась Фрейда.
   - Причём тут Фрейд? - Миша не понял.
   -  Понимаешь,  есть  масса  людей  с  разными  отклонениями   в   области
сексуальности. Грубо говоря, тебе нравится -  с  женщиной,  а  другому  -  с
мужиком. Кому-то - с собакой. У  очень  многих  людей  сексуальные  фантазии
таковы, что реализовать их крайне трудно. Людей  с  необычными  сексуальными
фантазиями - около половины, каждый второй. Необычными - я имею в виду... не
так, как должно быть: мужчина и женщина, мужчина сверху... Ну, ты понимаешь,
что я имею в виду...
   - Думаю, что понимаю. - Миша серьёзно кивнул.
   - То, что уже есть - только начало. Клубу не больше года,  ведь.  И  вот,
теперь из-за этого... из-за этого всё может рухнуть, закончиться. Мне иногда
кажется, что уже рухнуло, и спасти ничего не удастся. Конец. Ведь, я понятия
не имею, кто такая эта - Газель. Не знаю даже её имени. Может,  она  -  жена
министра или члена правительства. И скоро весь КГБ будет на ногах.
   - Её труп исчезнет. - Спокойно сказал  Миша.  Это  -  без  проблем.  Надо
только начинать действовать прямо сейчас.
   Он аккуратно отпил кофе и поставил чашку на стол.
   - Сколько человек знает об убийстве?
   - Кроме меня только этот парень - Андрей. Вроде бы, никто больше...
   - Газель не  появится  больше  в  Клубе.  Она  насовсем  исчезнет.  Своим
клиенткам, если спросят, скажешь, что понятия не имеешь - что с ней...
   Надя кивнула.
   - Всё сделаю, как ты скажешь. С оплатой тоже...
   Она достала конверт из сумочки, положила его на стол.
   - Это - аванс.
   Миша приоткрыл конверт и быстренько глянул внутрь. Удовлетворённо кивнул.
Миша среди женщин считался красавчиком.  Высокий  стройный  брюнет,  коротко
подстриженный. Надя и сейчас чувствовала потерю. Это, ведь,  не  она  его  -
Миша бросил Надю. Ей тогда очень хотелось отомстить, но как - Надя не знала.
Разве могло ей прийти в голову, что через два года они встретятся?  При  вот
таких вот обстоятельствах.
   - Поехали, - сказал он, вставая и пряча конверт в карман. - Сначала -  на
Петровку. Надо будет захватить  кое-что.  Потом  к  тебе.  Я  хочу  поискать
вначале:  нет  ли  отпечатков.  После  разберёмся  с  телом.  Оно  бесследно
исчезнет.
   Миша самодовольно улыбнулся.
   - Никакой КГБ не найдёт.
   Когда выходили из кафе, он бросил недовольный взгляд  на  парня-кавказца,
сидящего в лотке за прилавком.  Миша  покачал  головой.  -  Придуковатая  мы
нация. Надо  ли  было  столько  народов  завоёвывать,  чтобы  потом  на  них
работать?
 
   Когда они приехали в Клуб, здесь никого не было.  Настя  ещё  не  пришла.
Надя сразу же провела Мишу на второй этаж. У той самой  двери  остановилась.
Открыла дверь.
   - Ты заходи. - Сказала спокойно. Мне... не хочется.
   Миша не стал спорить. Он вошёл внутрь. Огляделся.
   - Ты знаешь..., - сказал Миша громко - так, чтобы Надя в  коридоре  могла
его слышать, - я много чего видел. Но такого - нет ещё...
   - Я пойду приготовлю кофе. - Ответила Надя без выражения. - Ты  занимайся
пока отпечатками.
   Она, не задерживаясь, спустилась вниз. Зайдя на кухню, глянула  на  часы.
Настя будет часа через три. Если, только, ей не прийдёт в  голову  заявиться
раньше... Надя поёжилась. Не хотелось бы этого. Она залила воду в  чайник  и
принялась ждать. Подниматься наверх, к Мише, у Нади  не  было  ни  малейшего
желания. Она засыпала кофе в кофеварку.  Достала  из  холодильника  ветчину,
масло, хлеб. Пока вода разогревалась, Надя сделала несколько бутербродов. По
её замыслу масло должно было оттаять,  а  кофе  немного  остыть  к  Мишиному
приходу. Но Надя не расчитала. Миша закончил гороаздо скорее.
   - Всё. - Сказал он, заходя на  кухню.  -  Отпечатков  -  куча.  Но  пойди
разберись теперь - где чьи. Я снял некоторые  образцы.  Теперь  надо  срочно
разобраться с телом.
   - Нужна моя помощь? - Надя не отрывала глаз от чайника.
   - Да. Немного. Я упакую всё, а потом вместе спустим это вниз.  -  Хорошо.
Давай перекусим побыстрому. - Надя бросила взгляд на часы. - У нас ещё  есть
немного времени.
 
Вадика Петровского Миша знал полтора года. Вадик работал заместителем директора одного из московских крематориев. Он прочно висел у Миши на крючке. Миша располагал доказательствами, что Вадик организовывал бесследное уничтожение трупов - тех, кто кончился в мафиозных разборках. Сажать Вадика он не стал. Решил - пригодится. 
   И вот, наступил тот самый момент. Миша позвонил Вадику прямо из Клуба. Не
вникая в детали, коротко объяснил, в чём  суть.  Теперь  он  ехал  на  своём
<Москвиче>, в багажнике которого располагался пакет с останками Газели.
   Всё заняло не больше, чем полтора часа. Вадик всё  сделал  аккуратно;  не
задавал никаких, даже самых общих, вопросов. Пакет с пеплом Миша получил  на
руки. Расплачиваясь, он достал неколько купюр из конверта, который ему  дала
Надя. Но решил не жадничать. Отдал Вадику всё.
   Миша остановил свой <Москвич> на набережной. Спустился к  воде.  Какие-то
кошки зашкреблись внутри. Миша отогнал их. Суеверно перекрестился и  высыпал
всё в мутную стоячую воду.
   Скомкав пустой пакет и засунув его в  ближайшую  урну,  Миша  вернулся  к
своему <Москвичу>.
   Так состоялись похороны несчастной Газели.
 
Андрей снова прохаживался по Пушкинской. То, что случилось, произвело на него самое тягостное впечатление. Утром Андрей заявил Наде, что больше не может оставаться в Клубе и в Москве тоже. Уезжает сегодня же. Если билета до Краснодара не будет, поедет через Ростов - на перекладных. Армейская казарма, тюрьма за уклонение - всё, что угодно. Надя не отпускала его. Просила остаться ещё на несколько дней. Говорила, что заплатит за каждый день вдвойне. Когда это не помогло, начала угрожать. В конце концов Андрей сдался. 
Сейчас он шёл по Пушкинской улице и смотрел вокруг. Но всё это выглядело отвратительным, мерзким. Всё было перемазано кровью, всё угрожало смертью ему самому. 
 
   Когда Миша вернулся в Клуб, здесь  уже  были  Настя  и  Андрей.  Настя  и
интересом его оглядела. Миша поднялся наверх, где и нашёл Надю.
   - Всё. - Сказал он. - Газель навсегда исчезла. Теперь мне надо поговорить
с Андреем этим, с Настей, со всеми, кто тут...
   Надя задумалась.
   - Я разговоривала сегодня  с  Андреем.  Он  хотел  уехать.  Я  пригрозила
немного...
   - У меня есть ряд идей. Во первых, Андрею надо будет сказать как  есть  -
насчёт меня. Он всё равно догадается, если не совсем придурок.  Потом  нужно
будет остаться здесь на вечер. Представишь меня им,  как  временно  нанятого
охранника.
   Надя рассеянно огляделась. Она  соображала.  Это  подходит.  Но  задавать
вопросы ты им не сможешь... - Обойдёмся пока без вопросов. - Миша присел  на
кровать. - Для начала хочу просто посмотреть на них.
   Надя кивнула.
   - Хорошо.
   - И объясни мне ещё один момент. Где ты берёшь клиентов? Газель -  откуда
появилась?
   - Сама пришла. Я ничего не знаю о ней.  Первыми  были  Лена  Максимова  -
Анаконда и Принцесса. С Леной мы раньше жили в одном дворе. Это  она  подала
мне идею Клуба. Потом появилась Газель. Сказала, что услышала  про  Клуб  от
знакомых. Мы, в общем-то, секрета большого не делаем...  А  потом  появились
Диана с Маркизой. Диана - известная актрисса, Евгения Понамарёва. Ты мог  её
в кино видеть.
   Миша поморщился.
   - Знакомое что-то. Я наши фильмы не смотрю.
   Он поднялся. Глянул на часы.
   - Ладно. Начнём. Пойду познакомлюсь в Настей.
 
   На кухне журчала вода. Опустив голову, Настя сосредоточенно мыла  что-то.
Она, казалось, не слышала, как Миша вошёл.
   -  Привет!  -  Весело  сказал  он.  Настя  подняла   приподняла   голову,
настороженно оглядела гостя. Но ничего не ответила.
   - Я уже знаю, - продолжал Миша, - тебя Настей зовут. - Я у Нади спросил -
что это за девушка такая симпатичная...
   Взгляд у Насти чуть оттаял. Она явно сделала усилие, чтобы не улыбнуться.
   - Я буду вас охранять. - Миша с деловым  видом  достал  из  кармана  свой
пистолет, взвёл курок и положил на стол.
   Настя уставилась на оружие. Миша улыбнулся.
   - Не бойся. Я не бандит. Я - Миша. Буду здесь охранником. С  сегодняшнего
дня. Попить есть чего-нибудь?
   Не дожидаясь ответа, он полез в холодильник.  Достал  оттуда  банку  пива
<Хейнекен>.
   - Спрячь пистолет. - Сказала вдруг Настя очень  спокойно.  -  Здесь  одни
психи. Кто-нибудь кого-нибудь пристрелит.
   Миша замер от неожиданности.  Потом,  щёлкнув  крышкой,  открыл  пиво.  -
Почему ты так говоришь? Настя не  отвечала.  Она  продолжала  сосредоточенно
мыть стаканы. Миша посмотрел на свой пистолет, потом - на Настю.
   - Тебе разрешили пиво на халяву брать? - Вдруг сказала Настя, глядя  себе
в раковину.
   Миша осёкся. Не знал  что  ответить.  Вначале  хотел  сказать  что-нибудь
резкое. Но не стал. Он улыбнулся миролюбиво.
   - Разрешили.
   В этот момент из холла послышались голоса. Миша быстро схватил  пистолет,
сунул его в карман. <Значит тут - одни психи. - Сказал он  себе,  выходя  из
кухни>.
 
   - Надо поговорить.
   Андрей обернулся. Надя взяла его за руку. - Пойдём.
   В холле уже сидели Анаконда с Принцессой. Они пили кофе, лениво  обсуждая
что-то совершенно неинтересное. Скоро заявятся Диана и Маркиза.  Времени  на
разговор с Андреем - совсем немного. Надя поднялась вместе с ним наверх, где
их уже ждал Миша. Увидев его, Андрей вздрогнул.
   - Я - не охранник, - сказал Миша спокойно. - Я работаю в МУРе. Здесь меня
интересует: найти того, кто убил Газель.
   Андрей испуганно отошёл назад.
   - Вы... вы думаете.. я её убил? Миша покачал головой.
   - Я не знаю. - Сказал он честно.
   Потом присел на кровать.
   - Расскажи мне о всех этих женщинах. О каждой. Подробно.
   Надя примостилась на стуле в углу. Андрей  отошёл  в  сторону.  Посмотрел
вниз, в окно. Потом - на  Мишу,  на  Надю.  И  начал  рассказывать.  Всё  по
порядку.  О  Газели,  об  Анаконде,  о  Диане  и  о  Принцессе  с  Маркизой.
Рассказывал, как есть. Не смущаясь и не опуская  детали.  Надя  слушала  без
выражения. В её пустых глазах Андрей не мог разобрать не малейшего намёка на
эмоцию или на интерес. Казалось, Надя всё это давно знает.
   Миша - наоборот. Хотя и старался поддерживать имидж  крутого  сыщика,  но
чувствовал он себя школьником, впервые узнающем совершенно невероятные  вещи
- вещи, о которых он и не подозревал. Век живи -  век  учись.  Сегодня  Миша
понял, как мало ему всё-таки  известно  о  природе  человеческого  двуногого
существа.
 
   Отхлебнув чай, Анаконда сделала недовольную физиономию и поставила  чашку
на стол.
   - Где эта недоделанная? - Сказала она как бы не зло, а скорее устало.
   Появилась Настя. Она невидящими холодными глазами смотрела на Анаконду.
   Та оглядела Настю так, словно бы увидела  её  сегодня  впервые.  Глаза  у
Анаконды стали добрыми, домашними.
   - Почему ты такая калечная? - Спросила она.  -  Твой  отец,  когда  мамку
дрючил - он, что, бухой был? Или обкуренный? Или это  мать  твою  в  детстве
головой об угол нечаянно шмякнули?
   Все, кто был в комнате, сидели с видом, глубоко посторонним. Они  изучали
скатерть, стены, содержимое своих  тарелок.  Кроме  Миши.  <За  такое  можно
убить. - Подумал он, разглядывая бутылку пепси-колы, которую держал в  руке.
- Я бы убил.> Сидел Миша не за столом - на стуле в углу. По-человечески  ему
стало очень жаль Настю. В другой ситуации Миша обязательно бы  вступился.  В
другой ситуации. Но не в этой.
   - Сколько ложек сахара ты положила в чай? - Спросила Анаконда.
   - Две. - Очень спокойно ответила Настя.
   - Вылить тебе это в морду? - Анаконда задумчиво повертела чашку в руке. -
Здесь не больше, чем полторы ложки.
   Настя ничего не ответила, но на всякий случай сделала шаг назад. Анаконда
поставила чашку на стол.
   - Унеси. Выплесни в унитаз.
   Настя послушно взяла чашку и понесла  её  прочь.  Миша  провожал  девушку
взглядом.
   - В унитаз. - Громко сказала Максимова. - Не в раковину.
   Настя молча свернула в другой коридор. Миша увидел, как  Диана  поднялась
из-за стола и, улыбаясь, пошла к нему. Миша напрягся, приподнялся  чуть-чуть
на стуле. Диана подошла ближе и погладила его по голове, как  если  бы  Миша
был котёнком.
   - Какой хорошенький мальчик. - Сказала она. - Красивенький какой.
   Миша внимательно смотрел на поддатую, немолодую уже женщину. Диана села к
нему на колени.
   - У тебя и пистолет есть?
   Миша невольно улыбнулся.
   - Не показывай! Я страшная трусиха. От одного вида оружия могу  упасть  в
обморок.
   Миша и так бы не показал. Пистолет  он  оставил  в  ящике  стола  Надиной
комнаты. Сейчас в голове пробежала тревожная мысль. Комната-то  не  заперта.
Мало ли!
   Диана пошатнулась и, падая, обхватила молодого  человека  за  шею.  Двумя
руками. Горячо задышала ему в лицо. Пахло от неё  спиртным  и  ещё  какой-то
пищей, которую Диана жевала только-что.
   - У ты, мой рыцарь... красавец мой... д'Артаньян...
   Диана ещё крепче прижалась к нему.
   - Пойдём, пойдём наверх.
   <Ладно, пойдём.  -  Подумал  Миша,  вставая.  -  Но  только  в  барана  я
наряжаться не буду. И в гроб со свечами тоже не лягу.>
   Направились они в Надину комнату. Всю дорогу дама висла на Мише, ноги  её
заплетались. В комнате, улучив момент, когда Диана отвернулась, Миша  открыл
ящик. Пистолет лежал на своём месте. Он вынул его и быстрым движением  сунул
под  кровать.  <Здесь  одни  психи.  -  Опять  вспомнились  слова  Насти.  -
Кто-нибудь кого-нибудь пристрелит.> Кто-нибудь кого-нибудь.
 
   В комнате Максимовой-Анаконды Андрей увидел всё тот же прежний репертуар.
<Вся власть Советам!>. <Железной рукой загоним человечество к счастью!>. <Ты
записался  добровольцем?>.   <Красный   террор!>.   <Грабь   награбленное!>.
Портреты: Ленин и Троцкий. Теперь ещё добавились Маркс с Энгельсом.
   Максимова достала свёрток: кожанку и сапоги.
   - Сегодня ты будешь комиссаром. - Сказала она.
   Андрей не спорил. Он покорно натянул сапоги, надел кожанку. Застегнулся.
   Максимова стала перед ним на колени.
   - Не убивай! - Закричала она, падая  на  пол  и  обнимая  ноги  Андрея  в
суровых кожанных сапогах. - Не убивай! Жить хочу!
   - Это приговор народа. - Уверенно сказал Андрей. Он успел заучить  текст.
Слово в слово.
   - Я молодая! У меня дети маленькие! Не убивай!
   - Народ приговорил тебя.
   - Не хочу умирать! Жить хочу!
   - Ты будешь расстреляна именем революции.
   Андрей  поднял  маузер,  взвёл  курок.  Анаконда   взяла   дуло   губами.
Зажмурилась...
   От удара выстрела задребезжали стёкла. Андрей выронил пистолет. Он не мог
поверить в то, что произошло. Неподвижное тело лежало посреди пола. Всё было
залито кровью. Андрей  видел,  как  пустые  зрачки  смотрят  неподвижно  под
потолок. Максимова была мертва.
   Андрей быстро вышел. В холле он увидел Надю. Та курила,  сидя  в  кресле.
Встретившись глазами с Андреем,  Надя  застыла,  выронила  сигарету.  Андрей
смотрел неё страшным, неживым  взглядом.  Отшвырнув  кресло,  Надя  взбежала
наверх. Андрей стоял в коридоре в своей чекистской кожанке и  этих  дурацких
бессмысленных сапогах. Надя отпихнула его, вбежала в комнату...
   - Кто? - Прохрипела она. - Кто?.. Что случилось?
   - Пистолет... - Андрей смотрел в угол.  Он  задыхался,  речь  давалась  с
трудом. - Пистолет. Я нажал на курок... Он  был  заряжен...  Кто-то  вставил
патрон...
   Надя схватила Андрея, рывком запихнула его в комнату. Отправилась  искать
Мишу. Впрочем, искать его было не нужно. Надя снизу видела, как они с Дианой
заходили в её комнату. Она быстро направилась туда. И столкнулась с Мишей  в
дверях.
   - Максимова. - Сказала Надя. - Её убили. Только-что.
   Миша побледнел.
   - Как!?
   - Андрей стрелял ей в рот из маузера. Кто-то вставил туда патрон.
   Они быстро шли по  коридору.  Миша  догонял  Надю,  продолжая  заправлять
рубашку в брюки. В комнате они застали Андрея. Он сидел на кровати, глядя  в
угол. При их появлении даже не пошевелился. Миша посмотрел на труп,  подошёл
ближе. Потом наклонился, подобрал пистолет с пола. Прочитал надпись. <От  Ф.
Э. Дзержинского лично, бойцу революции... >. Миша раскрыл обойму.  Там  было
пусто, но он сразу увидел: внутренность пистолета  переделана  так,  что  из
него можно стрелять более современными патронами... Значит, это - не  просто
семейная реликвия,  память  о  покойном  дедушке.  Из  этого  пистолета  уже
стреляли.
   Неприятная догадка посетила Мишу. Он положил маузер на пол и быстро вышел
в коридор. Вернулся в Надину комнату. Диана мирно  спала.  Из  под  простыни
торчали её босые  пятки.  Тихонько,  стараясь  не  шуметь,  Миша  присел  на
корточки и полез рукой под  кровать.  Нащупал  свой  пистолет.  Приподнялся,
подошёл ближе к окну, раскрыл обойму.
   Было темно. Только луна краешком заглядывала в окно с  улицы,  высвечивая
слабые очертания предметов. И всё-таки, Миша увидел:  в  обойме  не  хватало
одного патрона.
 
   Это было хмурое, неприятное утро. Миша с Надей пили кофе на кухне.  Настя
ещё не пришла - появится позже. Наверху дремала Принцесса. Она, как и Диана,
перепила с вечера. Диана поднялась ни свет, ни заря и отправилась  домой.  А
Принцесса осталась досматривать свои сны.
   - Два трупа. - Надя взяла аккуратно чашку и медленно  отхлебнула.  -  Два
трупа.
   Выглядела она ужасно: круги пол глазами, на  лице  -  следы  бессоницы  и
сигарет. Миша налил себе  кофе,  положил  сахар,  размешал  ложечкой.  Потом
повертел сигарету в пальцах.
   - Почему-то каждый раз умирает именно та  клиентка,  которая  остаётся  с
Андреем.
   Надя посмотрела на него.
   - И что ты этим хочешь сказать?
   Миша достал зажигалку, прикурил.
   - Похоже на одно из двух: либо это Андрей... либо...
   - Что?
   - Ты знаешь историю  Клеопатры?  Есть  легенда,  что  она  обезглавливала
наутро каждого мужчину, с которым проводила ночь.
   Надя поставила чашку на стол.
   - И...
   - Я боюсь, среди твоих появилась такая вот клеопатра. Но она  убивает  не
любовника, а соперницу. Тигрячья ревность.
   Миша замолчал. Он отхлебнул кофе. Надя  стряхнула  пепел  от  сигареты  в
большую и уже полную смятых окурков пепельницу.
   - У нас осталось их три...
   - Ты хочешь сказать, ещё две ночи и мы наверняка узнаем?
   Надя зло посмотрела него.
   - Не передёргивай! - Миша раздражённо вспыхнул. Хотя, вдруг,  понял,  что
Надя права: именно это он и имел в виду. И  в  самом  деле.  У  неё-то  есть
сейчас право злиться. А у него?
   Они услышали стук сверху,  очень  похожий  на  шаги.  Но  шаги  неровные,
пьяные. Оба смолкли. Миша курил. Надя  пила  кофе.  Ждали,  когда  Принцесса
спустится.
   Миша сделал громче радио.
   - ...Государственный Комитет по Чрезвычайному Положению...
   Они оба вслушались. - Это ещё что? Миша потушил сигарету,  с  подозрением
скосился на радиоприёмник.
   - ...чрезвычайное положение объявлено...
   - Переворот. - Сказал он спокойно. - Военный.
   Дверь приоткрылась, появилась Принцесса.  Взбитые,  растрёпанные  волосы,
припухшее лицо, покрасневший нос. На принцессу она совсем  не  была  похожа.
Огляделась. Увидела чайник и кофеварку.
   - Кофе хочу. - Сказала Принцесса. И тут же бухнулась рядом на стул.
   Надя поднялась, налила кофе.
   - Сколько сахара?
   Принцесса,  казалось,  не  поняла  вопроса.  Она  без  всякого  выражения
смотрела на скатерть. Надя положила две ложки. Принцесса взяла чашку  обеими
руками  и  долго-долго  на  неё  смотрела.  Миша  понял,  что  разговора  не
получится. Он поднялся.
   - Пошёл я. Вечером буду.
   Тут Принцесса начала просыпаться. Она заинтересованно слушала радио.
   Когда Миша уже выходил, он, вдруг, услышал:
   - Порядок наведут... Давно пора было...
   Миша обернулся, посмотрел на Принцессу,  но  та  уже  начала  сползать  в
кресле. Надя приподнялась. Посмотрела вниз.  Принцесса  расположилась  между
стульями. На столе осталась стоять чашка кофе, которое Принцесса  так  и  не
успела попробовать.
 
   Первым делом Миша съездил к Вадику. Платить было  нечем.  Миша  пообещал,
что заплатит позже. Вадик не стал спорить. По дороге Миша  боялся  нарваться
на какой-нибудь патруль, милицейский или военный - могли  проверить  машину.
Но пронесло. Патрулей он не встретил.
   А вот, на обратном пути попалась  череда  ползущих  по  тротуару  танков.
Притормозил. Понял, что ехать придётся в объезд. Но от  останков  несчастной
Максимовой  можно  прямо  сейчас  избавиться.   Миша   увидел,   как   танки
остановились на улице. Какие-то люди из  прохожих  подошли.  Что-то  кричали
высунувшемуся из  башни  танкисту.  Тот  отвечал.  Миша  поторопился.  Может
начаться стрельба - ему это совсем не светит. Пакет с пеплом Миша схватил  в
охапку, спустился к воде.
   Огляделся ещё раз на тех людей, что спорили  с  танкистом.  Посмотрел  на
воду. Перекрестился наспех и опустошил пакет. Который выбросил следом. Опять
перекрестился. После чего, не задерживаясь, вернулся к машине.
 
   - Честно говоря, ситуация не очень для меня простая. -  Бодровский  пожал
плечами и потёр нос пальцем. - Обычно клинты рассказывают мне всё о себе,  я
задаю им вопросы... В вашем случае могу только нагаворить общих вещей. -  Он
снова пожал плечами. - Трудно выносить какой-то вердикт, не видя человека  в
лицо.
   Макса Бодровского Мише рекомендовали, как  одного  из  лучших  психологов
Москвы.   Максу   было   под   пятьдесят.    Темноволосый,    неопределённой
национальности, в очках и с бородкой, внешне он соответствовал своему имиджу
полупризнанного полулегала. Из под очков смотрели умные пронзительные глаза,
в которых Миша пытался разглядеть что-то, но  не  мог.  Глаза  эти  смотрели
внутрь него самого.
   Бодровский был известен более-менее и до перестройки, но известен  скорее
в узком кругу. Официальные власти его  не  жаловали.  Идеи  Макса  считались
реакционными и буржуазными. Журналы отказывались печатать его статьи... Хотя
большие люди  из  больших  кабинетов  наведывались  проконсультироваться.  В
квартире Макса Бодровского, заставленной  книгами  и  обсаженной  цветами  в
горшках, они сразу же становились маленькими и беспомощными со своими  очень
деликатными и часто странными проблемами.
   Миша  заплатил  за  визит.  Он  рассказал  насколько  мог  подробно  свою
ситуацию. Сейчас ждал, что ему ответит Макс.
   Тот ещё больше откинулся в кресле. Прикрыл глаза. Вид у него был - как  у
человека, который знает всё и про всех. Но только сказать ленится.
   - Твоя подруга решилась на довольно-таки рискованный эксперимент.
   Бодровский погладил одним пальцем бородку.
   - Видите ли, люди обычно недооценивают разного рода странности в  половой
сфере. Всё это гораздо хуже. Не совсем обычные  сексуальные  фантазии  могут
свидетельствовать о психических болезнях. Вот,  Фрейд.  Он  довольно  плотно
этим занимался. Например, гомосексуальность. Обычно, голубых считают эдакими
безобидными чудаками. Но тут всё гораздо  сложнее.  Гомосексуальность  часто
связана с патологической агрессивностью. - Макс  поднялся  в  своём  кресле.
Прошёлся по комнате. - Наполеон. Ленин. Гитлер. Сталин. Нерон. Наполеон спал
со своим родным братом. Ленин был бабником, потому что всё  время  мечтал  о
мужчинах. Правда, побыл несколько раз с Зиновьевым. Гитлер в молодости  имел
гомосексуальные романы. Сталина выгнали за мужеложство из семинарии, где  он
учился. В своей биографии Сталин  потом  написал,  что  -  за  революционную
деятельность, но это - явная неправда. С большевиками он познакомился только
в тюрьме, где сидел за бандитизм. Нерон кастрировал своего слугу, назвал его
Поппеей и пользовал, как женщину. Поппеей звали жену  Нерона,  которая  была
иудеянка и уговаривала  Нерона  резать  христиан,  а  когда  надоело,  Нерон
приказал её саму зарезать.
   - Разве Ленин был голубым? - Спросил Миша.
   - В июле 17-го Ленин после неудачного восстания бежал вместе с Зиновьевым
в Финляндию.
   Макс снисходительно улыбнулся.
   - Советские историки пишут, что Ленин был загримирован  и  в  парике.  Им
неудобно написать, что это был женский парик. И платье тоже... А  потом  они
вдвоём  прятались...  Ленин  имел  повышенную  слабость  к  женщинам.  А   у
донжуанов, как правило, не всё в  порядке  в  психосексуальной  сфере.  Либо
подавленная голубизна, либо подавленный эдипов комплекс.
   Макс снова пожал плечами.
   - В этом  нет  ничего  особенного.  Комплекс  власти.  Почитайте  Фрейда.
Революционер Че Гевара тоже был геем. И Фидель Кастро -  также,  как  и  его
брат Рауль. А жена Фиделя - лесбиянка. После революции  на  Кубе  она  лично
расстреливала людей. Нравилось... Фиделя, кстати, кастрировали.  По  приказу
Батисты, когда взяли в плен. Батиста знал, где комплекс власти прячется.
   Макс Бодровский обратно сел в кресло.
   - Комплекс власти - частный случай. Ещё  есть  комплекс  самоуничтожения.
Например, Гитлер. Он был евреем на четверть, гомосексуалистом и сумасшедшим.
Когда пришёл к  власти,  уничтожал,  соответственно,  евреев,  сумасшеших  и
гомосексуалистов. Всех, в ком находил  себя  самого.  Есть  целые  поколения
самоубийц. Хеммингуэй, например. Его  отец  тоже  покончил  с  собой.  Потом
Айхман - начальник Гестапо.  Крещённый  еврей.  Гитлер  его  взял  прямо  из
сумасшедшего дома и поручил разобраться  с  <еврейским  вопросом>.  А  после
войны Айхман прятался от Моссада. Его  поймали  и  отвезли  в  Израиль,  где
повесили. И знаете, что Айхман сказал на эшафоте? - Макс ласково  улыбнулся.
- Он сказал: <Вешайте. Ещё одним жидом будет меньше>. А кто помогал Эйхману?
Гейдрих, отец у которого был чистым евреем, а мать еврейкой наполовину. Или,
вот, ещё один - Майковский. Военный преступник. Полусумасшеший. В Бабьем Яру
лично  расстрелял  из  пулемёта  несколько  тысяч  евреев.  Сам  был  евреем
наполовину. Его тоже потом Моссад ловил. Самые страшные  антисемиты,  это  -
люди с еврейской кровью. Комплекс самоуничтожения.
   Макс виновато пожал плечами.
   - А Наполеон? - Миша заинтересовался.
   -  Наполеон,  когда  был  в   ссылке,   приказывал   расстреливать   кур.
Обыкновенных кур. Расстреливать. Просто - не мог без убийств. Для  него  это
было,  как  жить,  как  дышать.  Агрессия  происходит  обычно   из   половых
извращений. Что такое агрессия? Неизрасходованная энергия. А половой импульс
- он очень мощный. Самый мудрый народ  древности,  евреи,  поняли  опасность
таких людей. Геев побивали камнями. Позже, в средние  века,  это  продолжила
инквизиция. Я лично думаю,  что  инквизиторы  под  видом  ведьм  и  еретиков
отыскивали и уничтожали социально опасных сумасшедших. В  первую  очередь  -
гомосексуалистов. Обычно принято ругать инквизиторов. Но, вот, в Испании они
уничтожили почти двадцать тысяч человек. Это - за  четыреста  лет.  А  когда
инквизиции не стало, через двести лет произошла французская  революция,  где
за пять лет казнили полмиллиона. А  какая  это  была  революция?  Масонская.
Масонские ложи в то  время  работали  чем-то  вроде  гомосексуальных  клубов
знакомств. Геи становились их членами, знакомились, заводили романы. А между
делом организовывали заговоры и революции.
   - Интересно, - Миша улыбнулся, -  но,  ведь,  на  Западе  сегодня  геи  в
почёте.
   -  Естественно.  Любой  американский  психиатр  сейчас  вам  скажет,  что
голубизна - вещь нормальная. А что вы  хотите,  если  геи  в  правительствах
сидят, ворочают монополиями?.. В любом случае: у кого  деньги  -  у  того  и
власть. И в том числе - власть над умами. Запад  заканчивается,  -  уверенно
сказал Макс. - Демократия - это маложизнеспособная структура. Она была уже -
у дикарей. Там вождя всем племенем выбирали.  Но  постепенно  отказались  от
этого... Вы знаете, - он потёр переносицу  двумя  пальцами.  -  Наши  учёные
как-то сделали одно очень любопытное  открытие.  Они  обратили  внимание  на
странную  закономерность.  У   разных   племён   Сибири,   у   которых   ещё
первобытнообщинный строй тогда был, вождями и шаманами почему-то обязательно
становились люди, не совсем нормальные -  с  психическими  отклонениями.  То
есть, всё племя нормальное, а вождь - или шизофреник или параноик. Объяснить
почему? Очень просто. Вы когда-нибудь видели по  телевизору,  как  несколько
качков-санитаров  не  могут  справиться  с  одним  хилым   психом?   Безумие
удесятеряет его силы. Тоже - и в политике. Президентами и премьер-министрами
неизбежно становятся люди с психическими проблемами. Нормальный  человек  не
может с ними конкурировать в борьбе за власть. У него  нет  шансов.  Поэтому
предки  наши  придумали  монархию.  Следующим  правителем   становится   сын
предыдущего. Это отсекает случайных людей. Посмотрите,  кто  правит  сегодня
Америкой и Советским Союзом - двумя супердержавами. Горбачёв и  Буш.  Оба  -
масоны. А что такое масонство? Сточная канава цивилизации.  Так  исторически
сложилось, что туда  стекал  сор  -  полусумасшедшие,  гомосексуалисты...  -
Мрачную картину вы нарисовали. - Миша посмотрел в пол. - Но что мне  делать?
- Рассказывайте. - Макс потянулся в кресле. - Рассказывайте по порядку.
 
<Интересно, - думал Миша, - когда рулил свою машину обратно в Клуб, - нами, что, правят сумасшедшие, и уже давно правят? - Миша повернул руль.> А что это, собственно, меняет в его жизни? Вообще ничего. 
   Часы показывали половину третьего. Время в запасе ещё  есть.  Он  включил
радио. Начал крутить ручку, но  везде  играла  музыка.  Миша  догадывался  -
почему. Он продолжал искать и наткнулся в конце концов на что-то  говорящее.
Эта была какая-то независимая радиостанция. Диктор с возмущением  говорил  о
ГКЧП, о перевороте.
   - Мы решили спросить москвичей - что  они  думают  об  этих  событиях.  -
Сказал диктор.
   Миша решил заехать в муровский тир  -  пострелять  из  своего  пистолета.
Психофизическая     тренировка.     Помогает     сконцентрировать     мысль,
сосредоточиться. Мише, по крайней мере, помогает.
   - Хватит  нам  жить  по  ленинским  принципам!  Уже  семьдесят  миллионов
угрохали! - Это возмущался рабочий с какого-то подмосковного завода.
   Потом дали голос ни то врачу, ни то учителю:
   - Коммунисты должны понять: их время закончилось...
   - Говорят, что Горбачёв арестован. Пусть покажут нам Горбачёва! Это - наш
президент! Мы не хотим этих... из ГКЧП!
   Миша уже почти приехал. Как раз дали голос священнику. Тот не стал делать
громких  заявлений.  Сказал  несколько  общих  фраз.   -   Конечно,   власть
коммунистов - это была  власть  безбожников.  Разрушенные  храмы,  множество
верующих было растрелянно, посажено в тюрьмы, лагеря. Но самое страшное,  вы
знаете: народ приучили ко  греху.  Грех  стал  нормой.  Изменилось  сознание
людей. Вы понимаете, когда человек согрешит один раз, другой, то он не может
уже остановиться. Грех  становится  частью  его  самого.  А  маленький  грех
рождает большой грех. Начав с одного маленького  греха,  человек  постепенно
втягивается.   Как   курение.   У   курильщика    никотин    включается    в
жизнедеятельность организма, и тот уже не  может  бросить:  чувствует  -  не
хватает чего-то. Также точно и грех...
   Миша остановил машину и выключил радио.
 
   - Ну чё? Готов?
   Коля Федотов пожевал сигарету, сунул руки в карманы.
   Миша приподнял заряженный пистолет.
   - Не дёргайся. -  Коля  подошёл  ближе.  Не  вынимая  изо  рта  сигарету,
выпустил дым. -  Прям  погнал  куда-то.  Что  является  базовым  компонентом
результативной стрельбы в любых условиях? Отвечай спокойно, медленно.
   -  Базовым  компонентом,  -   Миша   опустил   дуло,   -   обеспечивающим
результативную стрельбу в любых условиях, является согласованное  выполнение
таких элементов, как нажатие на спусковой крючок, охват рукоятки пистолета и
фиксация лучезапястного сустава.
   - Чему соответствует первая опорная точка? -  Коля  взял  двумя  пальцами
сигарету, внимательно посмотрел на неё.
   -  Моменту  осознования  правильного  захвата   рукоятки   пистолета,   -
выговаривал Миша. Вторая опорная точка? - Наводка оружия  и  предварительная
обработка спускового крючка. - Третья точка?
   -  Контроль  за  удержанием  <ровной  мушки>   и   согласованием   работы
указательного пальца с фиксированием кисти руки.
   - Четвёртая?
   - Контроль действий после выстрела.
   - Теперь поехали. - Коля сбил пепел, потом сунул сигарету в рот. - Всё  -
вслух. Думаешь только то, что говоришь. Остальное - на хер.
   - Скобу на палец посадил, - начал Миша. - Рукоятку облепил.
   Он медленно приподнимал руку с пистолетом.
   - Ладно, Онегин. Чё замолчал? Дальше чеши.
   - Свободный ход и палец - <Стоп>.
   Пистолет прилепился к руке, прирос - не отвалится. Теперь пистолет и рука
- одно. Нельзя думать: <А, вдруг не попаду в мишень?> Не попадёшь - и хрен с
ней! Главное  сейчас  -  собраться,  полностью  сконцентрироваться  на  этих
опорных точках, выполнить аккуратно все  базовые  движения.  А  результат  -
последнее.
   - Пальцем жму, кисть держу, - заговорил Миша. - Пальцем жму, кисть держу.
Пальцем жму, кисть держу...
   Громыхнул выстрел. Миша опустил пистолет. Куда я попал? - Спросил он. - А
тебе не один хер? - Ответил Коля. - Куда выстрелил - туда  и  попал.  Поехал
дальше.
 
   Ехал из тира Миша уже совсем в  другом  настроении.  Мозги  вернулись  на
место. Снова можно соображать.
   Остановившись у светофора, он замер, как мумия. Кто это? Кто там сидит  в
кафе за столиком?  Неужели...  неужели  Диана?  Сидит  одна.  Миша  подумал,
посоображал, потом, решившись, отвёл машину в сторону, постовил её  напротив
какого-то ресторана. Грозный кавказец появился тут же. Качая пузом, он очень
недружелюбно оглядел Мишу.  Тот  показал  удостоверение.  Кавказец  подобрел
сразу и куда-то  исчез.  Миша,  заперев  машину,  деловито-блатной  походкой
направился к столикам и зонтам открытого летнего кафе.
   - Хорошая погода, - сказал он,  оказавшись  у  дианиного  столика  и  тут
увидел откупоренную и на четверть  высушенную  бутылку  армянского  коньяка.
<Ага, - понял он. - Пьянствуем тут себе.>
   Диана подняла голову, оглядела Мишу, и по  лицу  её  побежала  счастливая
улыбка.
   - Добрый вечер, молодой человек, добрый вечер.
   Миша уселся за столик. Потом сразу же встал. Пойду -  возьму  себе  кофе.
Неудобно просто так сидеть. Он вернулся с кофе через несколько минут.  Диана
внимательно на него смотрела. <Хорошо она нарезалась> - подумал Миша.
   - Ты не знаешь случайно, - спросила Диана,  -  почему  наша  жизнь  такая
мерзкая? Я сегодня проснулась и думаю: выброситься из окна или нет?  Думала,
думала и решила. Брошу монетку. Если выпадет герб - прыгаю. Другая сторона -
иду пить коньяк.
   - Герб выпал. - Предположил Миша.
   Диана покачала головой.
   - Выпал не герб.
   - Но ты всё равно пьёшь коньяк.
   - Я пью коньяк.
   - Разумное решение. Прыгнуть из окна и потом можно. А, вот,  коньяка  уже
выпьешь.
   - А я представила себе, как лежу на дороге. Мозги по тротуару...
   Миша сочувственно покачал головой. А про себя подумал. <Наскребла  Надюха
клиентов...  сливки  общества.  Как  они  ещё  до  сих  пор  друг  друга  не
попередушили?> На другой  стороне  улицы  появилась  аккуратно  одетые  двое
молодых людей и девушка. Они раздавали прохожим брошюрки. Те брали, быстро и
не слишком заинтересованно  просматривали.  После  совали  в  карман  и  шли
дальше.
   - Баптисты. - Сказала Диана. - В Бога верят. А я - нет. Не верю. То  есть
верю, что Его нет.  Даже,  знаю,  что  нет.  Как-то  раз  решила  проверить.
Сказала: <Если Ты есть, сделай так, чтобы прямо сейчас... > Ерунду  какую-то
попросила - уже не помню что. Просто хотела проверить, убедиться хотела... -
Она пожала плечами. - И - ничего. Тогда-то я  и  поняла,  что  нет  никакого
Бога. Хотя иногда всё равно страшно. Один раз приснилось, что будто попала в
ад. Прямо ад настоящий. Сатана на меня смотрит. Глаза у него большие такие и
злые очень. Говорит: <Ты к нам  надолго.  Навсегда.>  Потом  говорит:  <Тебе
когда-нибудь палец обжигали? Теперь обожгут всё тело. И  будут  жечь  долго.
Мучилась когда-нибудь? Сколько? Секунду? Две? А чтобы пять минут? А  десять?
Попробуешь час, два, сутки попробуешь. Ты не знаешь ещё, что такое вечность.
Это - не час, и даже не день, не год и не  столетие.  Любой  период  времени
вообрази: вечность всегда дольше.>
   Диана плеснула себе коньяка и залпом выпила.
   - Ничего хорошего нет в этой жизни. Совсем ничего хорошего. Я поездила по
разным странам: везде тоже самое. Хорошего ничего нет.
   Тем временем молодые люди, что раздавали брошюрки, подошли ближе.
   - Вы что-нибудь  знаете  об  Иисусе  Христе?  -  Спросила  девушка  из-за
оградки-заборчика.
   Диана медленно покачала головой. Девушка  протянула  ей  брошюрку.  Диана
взяла, посмотрела суровым взглядом, и  потом,  вдруг,  чиркнула  зажигалкой.
Проповедники оторопели. Пламя побежало по книжной обложке. Диана внимательно
смотрела, как огонь поедает бумагу.
   - Вы будете гореть точно также. - Вдруг  очень  спокойно  сказал  молодой
человек. Пошли. Не связывайся. - Девушка  взял  его  за  рукав.  -  Что  они
хорошего видят в жизни?  -  Спросила  Диана,  глядя  на  уходящих  по  улице
проповедников. - Ради чего всё? И сейчас не живут и потом не воскреснут.
   Миша посмотрел себе под ноги. Потом - на часы. Пожалуй, ему пора в  Клуб.
Пожалуй, пора. Он поднялся. Увидемся в  Клубе.  -  Сказал  Миша.  -  Сегодня
вечером.
 
Миша нашёл Надю на кухне. Та пила кофе и напряжённо о чём-то думала. Ему, вдруг, стало жалко её. Он не знал, что сказать и как. Пожал плечами. 
   - Надя. - Миша уселся напротив неё. - Бросила бы ты это всё...
   Она подняла голову. Посмотрела на Мишу внимательно. Взгляд её прояснился.
   - Бросила бы всё это. Твои клиенты - больные люди. Им психиатр нужен.  Ты
не можешь отвечать за них - они сами за  себя  не  отвечают.  Это  -  только
начало проблем. Всё ещё впереди... Поверь мне.
   - Это - бизнес, Миша, - спокойно сказала  Надя.  -  Обыкновенный  бизнес.
Надо что-то вкладывать и чем-то рисковать. Такие законы. Чем крупнее  ставка
- тем больше выигрыш.
   - Но ты ставишь жизнь. - Миша смотрел на неё, пытаясь поймать в глазах  у
Нади волнение или страх. Не увидел ни того, ни другого.
   - Отлично. - Надя пожала плечами. - Значит, и выигрыш будет солидный.
   <А она - симпатичная, - подумал Миша, разглядывая Надино лицо,  волосы...
- Красивая, даже.>
   Надя прочитала эту  мысль.  Ей  стало  очень  грустно.  Всё-таки,  уходят
безвозвратно некоторые вещи, и их не вернуть. Хотя бы  и  хотелось...  Надя,
вдруг, поняла, что  если  Миша  её  попросит  опять,  но  только...  другими
словами, то она, наверное, согласится.
   И Миша явно хотел сказать что-то ещё, может - то самое, но  тут  в  холле
увидел Андрея. Тот только что пришёл.
   - Андрей - первый твой... работник? - Спросил Миша негромко.
   Надя покачала головой.
   - Второй. До него один был.
   - Второй? - Миша заинтересовался. - А первый? Что с ним случилось?
   Надя встала со стула, подошла к плите.
   - Самоубийство.
   - Чего? - Миша выпрямился. - Чего он сделал?
   - Перерезал вены бритвой.
   - Это давно было?
   - Месяца полтора назад.
   - Где произошло всё? Здесь, в Клубе?
   - В комнате, на втором этаже. Утром я нашла его. На кровати. Бритва рядом
на полу лежит.
   Говорила всё это Надя очень спокойно, без каких-нибудь эмоций.
   Миша встал с места, подошёл к ней ближе.
   - А ты уверена, что он - сам себя, что его не убили?
   Надя обернулась. Зрачки её холодно блеснули.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Кто был этот парень? Как его звали?
   - Игорь. Лимитчик. Без прописки сидел, от милиции прятался.
   - Ты не думаешь, что этого Игоря убил тот же, кто Анаконду и Газель?..
   Надя внимательно посмотрела в пол.
   - Я боюсь, - Миша глянул в окно, - в твоей компании затесался маньяк.  Он
(точнее, она) будет убивать, пока не остановят. Похоже, уже трое на счету.
   - У тебя есть идеи?
   Идей не было.
 
   Андрей опять оказался на Пушкинской. Снова он поднимался снизу наверх. Но
это улица, обладающая каким-то  необычным  магнитическим  действием  уже  не
успокаивала его, не  утешала.  Как  и  вчера.  Где-то  в  стороне  громыхали
гусеницами жуткие танки. Но Андрею не было дела ни до чего. Ужас  надвигался
теперь отовсюду. Смерть, поселившаяся совсем рядом,  уже  не  хотела  никуда
уходить. Андрея не отпускала мысль, что следующим умрёт он.
 
   Прийдя в Клуб, Миша сразу  же  пошёл  на  кухню,  где  увидел  Настю.  Та
сосредоточенно что-то шкребла в мойке. Мишу она, будто, и не  заметила.  Был
уже вечер, и в холле сидели Диана и Принцесса -  совершенно  трезвая.  Миша,
подойдя к холодильнику,  взял  банку  пива.  Нарочито  громко  позвенел  там
бутылками.
   Настя поёжилась.
   - Вчера ты сказала - не оставляй пистолет. Кто-то  кого-то  застрелит.  -
Миша открыл банку. - Что ты имела в виду?
   Настя обернулась, посмотрела на  него  внимательно,  потом  снова  ткнула
взгляд в раковину.
   - Кого-нибудь застрелили?
   Миша отпил полбанки и, помолчав, вышел.
 
   Вечер шёл к своему концу. Но всё было как-то не так: не так, как  обычно,
не так, как привыкли все. Беспокойная Анаконда задавала тон. Вчера ещё  этим
её обществом тяготились, а сегодня явно не хватало чего-то.  Маркиза,  выпив
водки, сказала, что она солидарна с ГКЧП, так как <давно надо  было  навести
порядок>. Надя молчала. Принцесса смотрела в стакан.
   - Нельзя это быдло выпускать на улицу,  -  Маркиза  опрокинула  ещё  одну
стопку. - В стойле их надо держать, как скотину держат.
   - Танками! - Уверенно выдавила из себя Принцесса, не отрываясь от  своего
стакана. - Танками!
   Диана подобрала почти пустую бутылку и вытряхнула остатки  водки  себе  в
рот. Потом встала и, шатаясь, подошла к Мише. Тот напрягся. Это сейчас никак
не входило в его планы. Диана обняла Мишу, погладила его по голове.
   - Идём. - Произнесла она требовательно.
   Миша  поднялся.  Что  делать?  Пока  шли  наверх,  Диана  молчала.   Миша
напряжённо соображал. Может вырубить её аккуратно? Наутро она уже ничего  не
будет помнить. Он скажет Диане, что они весело и приятно провели  ночь...  А
если вспомнит? Проблем будет ещё больше.
   В комнате Диана сразу же  начала  раздеваться.  Миша  отошёл  в  сторону,
смотрел на неё. Диана стащила с себя длинное платье.  Неловко  зашаталась  и
упала на кровать.
   - Подожди меня. Я сейчас вернусь.
   Миша быстро вышел в  соседнюю  ванную  комнату.  Открыл  воду.  Защёлкнул
задвижку и присел на пол. Всё! Теперь - ждать.
   ...Минуты текли медленно. Миша смотрел на часы.
   - Ну чё ты там? - Услышал он пьяный голос. - Утонул?
   - Сейчас! - Отозвался Миша. - Сейчас прийду!
   Он сидел на холодном полу  и  смотрел  на  луну  в  окне.  Опять  потекли
минуты... Пять... Десять... Миша приглушил воду... Тишина.
   Аккуратно, стараясь не издать ни единого скрипа, он приоткрыл дверь...
   Диана храпела.
 
   Внизу Миша увидел Маркизу с Принцессой. Рядом сидел Андрей. В  стороне  -
Надя. Она  быстро  встала,  увидев  Мишу.  Подошла  к  нему.  Глаза  у  Нади
возбуждённо горели.
   - Идём. Быстро.
   Миша отправился следом за  ней  на  кухню.  Что  это  значит?  Он  сразу,
почему-то, подумал: Надя на что-то решилась - на  что-то  жуткое.  Насти  на
кухне не было, и Надя быстро закрыла дверь. Потом  подошла  к  холодильнику,
вытащила из морозилки бутыль мороженной водки. Плеснула в  стакан  и  залпом
выпила.
   Миша шагнул ближе и взял Надю за руку.
   - Что с тобой?
   - Я знаю, что делать. - Спокойно сказала Надя, подняв на  него  глаза.  -
Эту ночь с Андреем проведу я.
   Миша отошёл назад, сунул руки в карманы.
   - Понимаешь, что ты рискуешь?
   Надя кивнула.
   - Понимаю. Но у меня нет выбора. Ты будешь стоять за дверью. Пистолет при
тебе?
   - Да.
   - Держи наготове.
   Миша опустил голову. Как быть? Попробовать остановить её?... Но надо  ли?
Надя - взрослый человек. Сама отвечает за то, что делает.
   - Как ты хочешь. - Миша кивнул. - Пошли.
   Выйдя  из  кухни,  Надя  сразу  направилась   к   большому   столу.   Она
демонстративно казалась более пьяной, чем на самом  деле.  Подойдя  сзади  к
Андрею, обхватила его за шею руками.
   - Этой ночью ты - мой. - Прошептала Надя так, что услышали  и  Маркиза  с
Принцессой, котрые сидели рядом. - Идём.
   Потом виновато глянула на клиенток.
   - Я украду его у вас. Но только на одну ночь.
   Андрей покорно поднялся. Надя  улыбнулась.  Принцесса  с  Маркизой  молча
глядели, как те поднимались вверх  по  лестнице.  Миша  подождал  немного  и
двинул следом. Он видел, в какую из  комнат  вошли  Надя  и  Андрей.  Оттуда
доносились нечёткие голоса, которых Миша не разбирал. Потом стало тихо. Миша
отошёл в сторону. Он стоял в тени и мог видеть почти весь  коридор.  Его  не
видел никто. Миша  достал  пистолет,  раскрыл  обойму.  Взвёл  курок.  Снова
прислушался... Тихо. Только за окном машина пробежала по  пустой  улице.  Он
ждал, терпеливо ждал... Какие-то шорохи, странные  звуки...  Миша  напрягся.
Кто-то крадётся по коридору из темноты?..  Нет,  ему  показалось.  Никто  не
крадётся.
   ...Но что-то упрямо не давало покоя. Какая-то мелочь, деталь, которую  он
упустил... Что? Может быть, фраза? Жест? Взгляд? Что? Миша сосредоточился...
Звёзды перемигивались за окном, луна смотрела на него сверху... И, вдруг, он
вспомнил: грех, совершённый один раз, рождает другой грех - больший. Кто это
сказал? Священник по радио. Странно, ведь Миша никогда не считал  себя  хоть
сколько-нибудь религиозным человеком, а  сейчас...  Ему  сделалось  холодно.
Вспомнились рассказ Нади об Игоре сегодня утром, об Игоре, который  покончил
с собой... Миша всё понял. Всё. С самого  начала.  Но  -  раньше...  как  он
раньше не догадался? Миша схватил пистолет,  подошёл  ближе  и  ударом  ноги
высадил дверь... И сразу увидел, что опоздал. Андрей сидел  на  кровати,  на
корточках. В темноте он был похож на  громадную  обезьяну.  Миша  уставился:
распластанное неподвижное тело  лежало  поверх  простыни.  Всё  было  залито
кровью. Он сделал усилие над собой и прицелился. Андрей  спокойно  посмотрел
на врага. Миша ещё раз глянул на Надю и проглотил жуткий комок  в  горле.  И
тут Андрей с размаху полоснул его бритвой.  Миша  успел  отскочить,  и  удар
пришёлся по руке. Андрей бросился в коридор. Миша выстрелил, но пуля ударила
в дверь, тяжело закачавшуюся на своих петлях.  Он  понял,  что  промахнулся.
Прижимая рукой рану, Миша выбежал из комнаты. Потом - к лестнице. Он  увидел
Андрея, убегающего через холл. Когда тот оказался уже у  самой  двери,  Миша
выбросил вперёд руку. Четыре раза вздрогнул  пистолет,  и  Андрей,  чтоб  не
упасть, ухватился за дверь. Миша прицелился... поздно -  противник  его  уже
был снуружи.
   Преодолев лестницу, он оказался в холле. Здесь  не  было  никого.  Видно,
Принцесса с Маркизой ушли домой. Держа пистолет  наготове,  Миша  подошёл  к
двери. Подождав немного, тихо толкнул её.
   Андрея он заметил  поздно.  Взмах  бритвы,  и  Миша  присел  на  пол.  Он
почувствовал, как  рубашка  на  животе  сделалась  мокрой,  липкой.  Андрей,
шатаясь, уходил прочь. Миша попробовал сделать  шаг  и  тут  же  скатился  с
лестницы. Приподнялся и сделал прицельный выстрел  в  тяжело  пошатывающийся
силуэт. Андрей рухнул на землю.
   ...Миша открыл глаза. Он видел большое, усыпанное малюсенькими  звёздами,
небо над самой своей головой  и  чувствовал,  тупую  горячую  боль,  которая
сдавливала, поднималась выше  и  выше.  Сознание  затуманивалось.  Откуда-то
рядом послышался шорох: Андрей был ещё жив, но подняться не мог. Миша  хотел
закричать, позвать на  помощь.  Открыл  рот,  но  ничего  не  услышал.  Силы
покидали его. Он закрыл глаза.
 
Туапсе-Индюк-Краснодар-Торонто, 
1991, 1999 гг..