Версия для печати

   Эллери Квин.
   Санаторий смерти.

OCR Красно


перевод А. В. Перцев

1.

При взгляде на прекрасную усадьбу в колониальном стиле, которая на
протяжении целого века была гордостью Спьютен Дайвил, никто бы не подумал,
что в ее стенах может разыграться трагедия. Наоборот, все здесь, кажется,
так и дышало покоем, все было солидным и надежным - и небольшая площадь
перед колоннадой у входа, и разбитый с размахом, ухоженный газон, и два
могучих дуба перед домом, темная листва которых оттеняла белизну фасада,
сверкающего на июльском солнце. Место, выбранное для дома, - на гребне
холма, в окружении великолепного сада и зелени газонов, откуда открывался
вид на луга, леса и еще дальше, на широкое русло Гудзона - говорило о
склонности его первого хозяина к уединению. Все было бы просто прекрасно,
если бы спокойную красоту усадьбы и ее окрестностей не портило новшество:
на фасаде дома были приляпаны красные неоновые буквы, которые призваны были
привлекать своим светом проезжающих мимо водителей:

"Храм здоровья Джона Брауна".

Означенный Джон Браун купил имение несколько лет назад, и считал, как
видно, что реклама была для него важнее, чем слава человека с хорошим
вкусом. Из его журналов, распространявшихся по всей стране, - "Совершенное
тело", "Идеальные формы" и "Здоровое питание Брауна" - явствовало, что
красота зависит исключительно от пропорций тела, а потому может быть
приобретена только благодаря разработанному Брауном комплексу
гимнастических упражнений и предписанной им диете. Глубокая вера Брауна в
силу рекламы подвигла его поставить у входа в усадьбу статую - Джон Браун в
натуральную величину, в спортивных брюках в обтяжку! Больше того. Он
позаботился, чтобы его пышногрудая загорелая ассистентка, Корнелия Маллинз,
проводила свои уроки гимнастики на свежем воздухе и исключительно на южной
террасе дома, то есть там, где ее тоже могли наблюдать все, кто проезжает
мимо. То, что ее ученики рекрутировались исключительно из числа мужчин с
толстыми бумажниками и такими же толстыми животами, а также из числа дам,
которые судорожно пытались избавиться от последствий чрезмерного увлечения
пирожками и шоколадными конфетами, ничуть не портило впечатления -
наоборот, даже подчеркивало ее красоту.

Однако вскоре интересы любопытствующей публики изменились - вместо того,
чтобы развлекаться созерцанием гимнастических уроков, она принялась жадно
глазеть сквозь решетку на виллу, ожидая очередных сенсаций. На дороге
против дома останавливалась одна машина за другой, и пассажиры, высовываясь
из окон, возбужденно указывали на санаторий Джона Брауна.

- Вон та комната на втором этаже! Как раз над тем местом, где стоит
полицейский. Там и нашли труп! Какой-то юнец, широко раскрыв глаза,
прошептал:

- Правда, жутко, а? Но уж мистер Квин то поймает убийцу.

Еще утром 23 июля все было как обычно. Мужская половина обитателей
санатория продолжала спать, достаточно вкусив виски накануне вечером. Дамы
вышли к завтраку и накладывали на свои тарелки горкой мармелад со шведского
стола. Солнце вовсю светило на зеленые газоны и на бассейн, облицованный
голубым кафелем. Лучи его пробивались сквозь листву огромных дубов и
рисовали причудливые узоры на ослепительно белом фасаде дома. Один из этих
лучей проник сквозь кованую железную решетку на окне второго этажа, упал на
рентгеновский снимок, отразился от него и осветил хмурое лицо врача,
который держал этот снимок в руках.

- Нет ни малейшего сомнения, доктор Роджерс, - сказал он сухо, протягивая
снимок одному из своих двух коллег, которые стояли с ним в кабинете Джона
Брауна. - Бесспорная злокачественная опухоль, которая прогрессирует.
Метастазы уже проникли в сердце и легкие. Операция была бы просто убийством.

- Да, мой диагноз такой же, - сказал Джим Роджерс. - Просто я оказался в
неловком положении, поймите. Я уже несколько лет работаю врачом здесь, в
санатории. Когда Джон Браун пригласил меня, пришлось оставить практику. И
теперь он не принимает меня всерьез. Как, впрочем, и всех окружающих его.

- Ах, так это вы пишете медицинские статьи в его журналах?

Роджерс кивнул.

- Да, а он подписывается под ними. Но речь сейчас не о том. Он просто не
верит ни одному моему слову. Один бог знает, сколько я потратил трудов,
убеждая его сходить на рентген. Видите ли, человеческое тело - его идеал.
Он так и молится на него. Одна мысль, что он, возможно, заболел, повергает
его в ужас. Браун - божество для самого себя. А его тело - воплощение этого
божества. Я еще ни разу не видел человека, который бы столь отдавался
страсти самолюбования.

Роджерс посмотрел вначале на доктора Гендерсона, а затем на человека с
седой бородкой справа от него.

- Вы согласны с моими словами, Гартен? Доктор Гартен пожал плечами и
улыбнулся.

- Мраморная статуя на террасе, пожалуй, подтверждает вашу правоту.

- Статуя? Скажете тоже! - Лицо Роджерса вытянулось. - Каменный идол! Вон,
глядите, еще один такой же.

Он жестом пригласил обоих коллег пройти на другой конец комнаты.

Там, справа в стене, была ниша, а в нише - покрашенная в телесный цвет
гипсовая фигура.

Доктор Гартен в задумчивости погладил бороду.

- Нельзя упрекать его за то, что он гордится своим телом. У него
действительно фигура как у Гермеса.

- Он не доверяет скульпторам и велел сделать гипсовые слепки со своего
тела, - раздраженно сказал Роджерс. - Это - копия мраморной статуи, которая
стоит у входа.

- М-да, недолго осталось бедняге любоваться своим телом, - сказал Гендерсон
и вернулся в кабинет. - Я думаю, что он не протянет больше шести недель.

- Как он воспримет такое известие? - задумчиво спросил Гартен. - Он хотя бы
догадывается, что его ждет?

- В том-то и трагедия, - нахмурившись ответил Роджерс. - Его не обманешь,
он слишком хорошо разбирается в медицине. Мне страшно даже подумать, что
ему придется перенести. И при этом он до сих пор выглядит совершенно
здоровым.

- И как же он отреагировал, когда вы ему сообщили диагноз?

- Он пришел в неистовство. Я с трудом уложил его в постель. Если вы,
господа, подтвердите диагноз, он будет смотреть на вас как на личных врагов.

- Это мы сможем перенести, - философски заметил Гартен. - А вот что
касается лечения... Конечно, можно продлить его жизнь на несколько дней,
ну, на несколько недель, но...

Врач поколебался, а затем быстро закончил предложение:

-...Но было бы милосерднее не слишком мучить его.

- Нам сейчас надо поговорить с ним? - спросил Гендерсон и кивнул в сторону
закрытой двери спальни.

- Если вы не против, сделайте это без меня, - сказал Роджерс. - Я поговорю
с ним после. Там его жена. Она в курсе. Я ее информировал.

Гендерсон кивнул и пошел в спальню. Его коллега двинулся за ним. Несколько
секунд спустя они исчезли за дверью.

Джим Роджерс подпер руками подбородок и хмуро уставился на рентгеновский
снимок, который положил на письменный стол Джона Брауна. Если бы он тогда,
десять лет назад, не оставил научную работу, сегодня, в свои тридцать с
небольшим, он мог бы сделать себе имя. Но он принял предложение Брауна и
стал санаторным врачом в "Храме здоровья", где ум его практически остался
невостребованным. Воображаемые болезни тучных клиентов его интересовали
мало, а бесконечные статьи, которые приходилось писать для журналов Брауна,
давно наскучили. Он, правда, старался писать их на должном уровне, с
научной строгостью и точностью, но они все равно были предназначены для
массы закормленных, ленивых и изнеженных людей, а не для коллег по
профессии.

У доктора Роджерса был высокий лоб, темные глаза и слегка заостренный
подбородок, который друзья считали чувственным, а недруги -
свидетельствующим о слабоволии. Вначале ему казалось, что он вот-вот бросит
работу в "Храме здоровья" и снова вернется в науку, но потом в нем
возобладал фаталист и приспособленец. Он остался в санатории, по-прежнему
писал скучные статьи, слушал излияния пациентов и пил больше, чем следовало
бы.

Вдруг Джим так резко отодвинул от себя рентгеновский снимок, как будто тот
опротивел ему, и беспокойно обвел взглядом кабинет. Кабинет, как, впрочем,
и все, к чему имел отношение Браун, казался напыщенным и рассчитанным на
внешний эффект, как декорация. Здесь стоял огромный, сразу бросающийся в
глаза письменный стол с пресс-папье, массивной чернильницей из агата, рядом
с которой под острым углом торчала зеленая ручка, закрепленная в
специальной подставке. Перед чернильницей. лежало шесть журналов - ровно,
как по шнурку, и строго параллельно. Да теперь вот еще - рентгеновский
снимок. Ковер на полу, под ногами у Джима, был мягким и толстым. У стен, на
половину их высоты, стояли стеллажи для книг, уставленные внушительными
ценными томами, к которым Браун не прикасался с того дня, когда он купил
всю эту библиотеку целиком у одного из своих клиентов; над стеллажами
висели картины, изображающие греческих богов и богинь. Темно-коричневые
бархатные шторы в сочетании с велюровой обивкой кресел и дивана усиливали
гнетущее впечатление.

Джим подошел к нише в стене и повернул выключатель. Зажглись мощные лампы,
и статуя Джона Брауна предстала перед ним, купаясь в электрическом свете.
Джим с некоторой неприязнью посмотрел на мускулистые руки, мощный затылок,
широкую грудь и прекрасной формы ноги. Он выключил свет и вернулся за
письменный стол. Стоя за ним, он не сводил взгляда с двери в спальню и
продолжал стоять в этой позе до тех пор, пока Гендерсон и Гартен не
появились, наконец, снова, тихо затворив за собой дверь.

- Вот и все, - сказал доктор Гартен. - Мне остается только сказать, что
мужество этого человека оставляет более сильное впечатление, чем его манеры.

- И не мудрено, раз он считает нас троих в какой-то степени повинными в его
болезни, - заметил доктор Гендерсон. Он помолчал, пожал плечами и подал
Джиму руку.

- С таким пациентом я вам не завидую, - сказал он, улыбаясь.

- Благодарю вас за визит, - сказал им Джим и распрощался с обоими. - Я
сделаю все, чтобы отвлечь его от мыслей о болезни.

- Это, пожалуй, единственное, что вам остается, - ответил Гартен, идя к
выходу вслед за Гендерсоном. - Да. Ну, всего вам хорошего.

Джим подождал, пока машина с коллегами отъедет от дома, затем решительно
подошел к двери в спальню. Твердо взялся за ручку и вошел.

Джон Браун, голова которого покоилась на подушке, встретил Роджерса долгим
взглядом. Рядом с кроватью сидела его жена, незаметное создание лет
пятидесяти. Она поглядела на Роджерса глазами, полными слез.

- О, Джим, - всхлипнула она.

- Вон! - фыркнул в гневе Браун. - Вон отсюда, Роджерс. Вы принесли уже
достаточно бед. Поскольку я практически уже мертв, ваши услуги больше мне
не требуются. Я увольняю вас.

- Мистер Браун, вам нельзя волноваться, волнение гибельно для вас.

- Вон, я сказал!

- Я хочу сообщить вам нечто очень важное, мистер Браун...

Браун указал на дверь:

- Вон отсюда!

Капля пота выступила у него на лбу, скатилась по щеке и, блеснув, исчезла в
уголке рта.

Роджерс, поджав губы, повернулся и вышел из комнаты.

- Ах, Джон! - Миссис Браун закрыла лицо руками и безудержно зарыдала. - Так
нельзя.

- Прекрати выть! - резко бросил Браун. - Ты этим ничего не изменишь. Мне
объявлен смертный приговор, но не воображай, что Джон Браун - трус. Сейчас
не время причитать, сейчас пора действовать.

- Что ты имеешь в виду, Джон? - робко спросила она и вытерла слезы
крохотным платочком. - Ты, верно, хочешь, чтобы я разыскала Барбару?

Он дернулся, будто от удара. Его налитые кровью глаза гневно сверкнули.

- Барбару! - крикнул он хрипло. - Отстань от меня с Барбарой! Я не желаю ни
видеть ее, ни слышать о ней. Она для меня просто не существует - поняла?

- Но, Джон, ведь это твоя родная дочь, твой единственный ребенок, -
прошептала миссис Браун. - Невозможно же так. Мы должны разыскать ее. Она
должна вернуться.

- Чушь! С тех пор, как Барбара покинула этот дом, она прекратила быть моей
дочерью. Она знала, что делает, пусть теперь расхлебывает.

- Но, Джон, ведь это ты, в сущности, толкнул ее на этот шаг, - осмелилась
возразить миссис Браун.

- Я ее на это толкнул? Да я только запретил ей выходить замуж за этого
шарлатана Роджерса, знахаря и костолома! Я только сказал ей - брось этого
пьяницу, ему нужно только твое наследство. И ты называешь это - выгнать из
дому?

- Но, Джон, ты же сам ввел его в дом. Ты же сам говорил, что он -
многообещающий молодой человек, который очень ценен для тебя...

- Что касается его работы, то он справляется со своими обязанностями, иначе
я давно вышвырнул бы его в сточную канаву, где ему, собственно, и место. Но
при чем здесь это? Если Барбара оказалась такой дурой, что втюрилась в это
ничтожество, при чем здесь я? Почему я должен отвечать за все - только
потому, что взял его на работу? Лидия, одумайся, что ты говоришь!

Браун откинулся на подушки.

- Хватит меня упрекать, - сказал он, немного смягчившись. - Хотя бы
сейчас... Затем помолчал и добавил:

- Смерти я не боюсь. Я верил в здоровье тела - это была моя жизнь и моя
религия. Сейчас это уже все в прошлом - и жизнь, и вера. Бог показал мне,
что я позволил увлечь себя ложью. Бесполезной и ничего не стоящей ложью.

Миссис Браун снова начала всхлипывать. Муж обнял ее за плечи и стал
поглаживать, успокаивая.

- А сейчас оставь меня одного, милая моя. Мне надо о многом подумать. Иди
сейчас. Иди.

Он сел на край кровати и уставился на ковер под ногами.

Она увидела, что муж, как это уже частенько бывало, в мыслях своих далек и
от нее, и от Барбары. Он ушел в себя и снова думает о каких-то своих
проблемах, в которые никогда не посвящал ее. На нее нахлынула волна
одиночества.

Миссис Браун поднялась и торопливо, не оглянувшись на мужа, вышла из
комнаты.

- У меня есть, кстати, ваша последняя книга - как насчет того, чтобы
надписать ее?

Сержант Велье, здоровенный парень с длинными руками и ногами, с грудью
гориллы, поглядел на Эллери Квина, который удобно расположился в
сержантовом кресле.

- Кто там сидит у отца? - спросил Эллери Квин, не отвечая на просьбу
сержанта, и кивнул на дверь, застекленную матовым стеклом, черными буквами
по которому было выведено: "Инспектор Ричард Квин".

- Одна мышка, - ответил Велье. - Такая маленькая-маленькая.

Эллери задумчиво поглядел на широкое мужественное лицо Велье.

- Mus musculus[1]? - осведомился он.

- Что ещё за "мус"? - переспросил Велье. - Нет, такая небольшая, похожая на
мышку дама в годах. Вы надпишете мне книгу?

- Как ее зовут?

- Что? Ах, да... Миссис Браун.

Сержант Велье выдвинул ящик своего письменного стола, достал оттуда книгу в
темно-зеленом льняном переплете, на котором красовалось название "Новейшие
приключения Эллери Квина".

Эллери Квин полистал ее.

- Интересно узнать, как она к вам попала.

- Как это - как? Купил в магазине у Брентано, - сказал сержант, отвинчивая
колпачок авторучки.

- А где суперобложка?

- Выбросил. Впрочем, к чему эти расспросы? Лучше подпишите. Вот здесь.

- Странное дело, - проговорил Эллери. - Страницы сброшюрованы неровно,
некоторые даже не разрезаны. Первые экземпляры часто выходят такими, и
издательство рассылает их обычно как пробные, без суперобложек, в том числе
- автору. Естественно, в продажу в таком виде они не поступают.

- Я не понимаю, куда вы клоните, - отвечал на это Велье. - Я не разбираюсь
в таких вещах.

- Мне почему-то вспомнилось, что мой пробный экземпляр куда-то пропал.

На лице сержанта отразилась оскорбленная невинность.

- Уж не намекаете ли вы, что... Но Эллери вдруг резко сменил тему.

- Погоди-ка, а какая это миссис Браун там сидит? - спросил он и указал
большим пальцем на дверь отцовского кабинета за спиной.

- Супруга Джона Брауна.

- Жена этого деятеля, который занимается физической культурой?

- Совершенно верно. - Велье все еще протягивал Эллери авторучку.

- Велье, мне нужен новый замысел для детектива - и срочно. Мой издатель...
Вот что. У меня есть предложение к вам...

- Обычное? - нахмурился Велье.

- Верно.

Сержант поколебался с минуту.

- Ну, хорошо, - сказал он и пожал плечами, массивными, как у Геркулеса. -
Но смотрите, чтобы ваш отец вас не засек!

Эллери взял авторучку и открыл первую страницу книги, в то же время
перегибаясь через стол и включая переговорное устройство, соединенное с
кабинетом отца. Пока он писал "С наилучшими пожеланиями Велье от Эллери",
из селектора раздавался жалобный писк посетительницы:

- Зовут ее Барбарой, инспектор Квин. Два месяца назад она ушла из дома...
два месяца и шесть дней, семнадцатого мая.

- А почему?

Эллери узнал голос отца, отметив, что на службе он сильно отличается от
домашнего. Дома отец говорил в нос, иронизируя и подтрунивая над
домочадцами.

- Я ведь уже объясняла вам. Мистер Браун всегда держал ее в строгости.
Он... Он немного самодур, а она - девушка современная. Я...

- Да, да, это я понял. Но каков был непосредственный повод? Я имею в виду -
почему она ушла именно семнадцатого мая, а не шестнадцатого, скажем, или не
двадцатого?

После некоторого колебания миссис Браун ответила:

- Потому что моя, дочь в этот день сообщила ему, что хочет выйти замуж за
доктора Роджерса.

- Вот, значит, как. А почему тогда мистер Браун не выставил доктора, вместо
того, чтобы терять дочь?

- Он не мог сделать этого, инспектор. Мой муж, если можно так выразиться,
делал ставку на доктора как на специалиста. Он был просто незаменим для
санатория.

- Ах, вот как... - Чувствовалось, что ответ не слишком убедил инспектора.

Велье наклонился к Эллери и прошептал:

- Прошу вас, выключите эту штуку. Если он узнает, нам не поздоровится!

Эллери только отмахнулся.

- Вы привезли с собой фото дочери, миссис Браун?

- У меня, на беду, больше нет ни одной ее карточки. Муж велел уничтожить
все, что напоминало ему о дочери - даже все ее платья.

Голос миссис Браун стал тише.

- Он не оставил ни одной фотокарточки.

- Может, вы знаете адрес фотографа, у которого она снималась?

- Не могу вспомнить...

- А список вещей, которые она взяла с собой, вы сделали полный?

На какое-то время в кабинете воцарилась тишина - видимо, миссис Браун
просто кивнула в ответ, а отец принялся перечитывать список. Эллери стал
черкать на листке, воспользовавшись паузой. "Глава I. Исчезла наследница.
Обзор семейной жизни в "Храме здоровья"! Псевдомедицинская атмосфера и
лица, склонные к ипохондрии. Примечание: ни одного фото исчезнувшей, но
есть подробный словесный портрет. Далее..."

Голос отца, снова раздавшийся из селектора, заставил его прекратить записи.

- Проверим еще разок приметы девушки. Итак, возраст 21 год. Рост - 1 м 65
см. В.ес - 53 кг. Каштановые, вьющиеся волосы. Низкий, грудной голос.
Здоровый цвет лица. Симпатичная. Хм. Да, не так уж много, миссис Браун, но
мы сделаем все, что сможем.

- И позаботьтесь, ради бога, о том, чтобы мой муж ни в коем случае не
узнал, что я обращалась к вам. Ладно, инспектор? Как я уже говорила, он...

Голос ее стал тише, и ничего нельзя было разобрать.

- Он...

Поскольку беседа явно подошла к концу, Эллери выключил переговорное
устройство, схватил шляпу и распахнул дверь в коридор, где обычно ждали
посетители.

- Спасибо за сюжет, - бросил он на ходу и усмехнулся. - У меня теперь есть
готовая первая глава.

Когда инспектор Квин через несколько минут вышел в коридор, сын его сидел
на стуле в прихожей, сдвинув на затылок шляпу, и читал газету настолько
углубленно, что даже не сразу заметил отца, провожавшего к выходу даму.

Инспектор, раскрыв перед ней дверь и попрощавшись, подошел к сыну.

- Вот так да! Что это привело тебя к нам в управление? Может, я смогу тебе
чем-нибудь помочь?

Инспектор Квин был невысоким человеком с быстрыми движениями, которые
делали его чем-то похожим на птицу. Сержант Велье однажды сказал Эллери:

- Ваш отец напоминает птицу лысуху, но при этом чертовски быстр. Ему,
конечно, изрядно досталось в жизни, но скажу тебе, парень, он раздал в
ответ минимум в два раза больше плюх!

То, что сержант почитал своего шефа, было известно всем на Центр-стрит. И
при этом нельзя было представить себе большей противоположности: маленький,
изысканный, но необычайно подвижный человек с седой бородкой клинышком и
безгранично преданный ему великан-сержант.

- Привет, папа!

Эллери зевнул, встал и бросил газету на стул.

- Да, у меня тут была к тебе одна просьба, но все уже уладилось само собой.
Он поглядел на часы.

- О, мне, оказывается, давно пора бежать. И он ретировался столь
стремительно, что отец не успел даже слова сказать в ответ.

Инспектор почесал в затылке и повернулся к сержанту Велье.

- Эл - хитрый парень, - сказал он, ухмыляясь. - Думает, что способен
провести своего старика! Мне непонятно одно - что ему нужно от миссис Браун?

Выбежав в холл, Эллери успел заметить, как миссис Браун вошла в лифт. Он
бросился вниз по лестнице и догнал ее в тот миг, когда шофер в униформе
помогал ей сесть в шикарный лимузин. Эллери снял шляпу и заглянул в окно
машины, пользуясь тем, что стекло было опущено.

- О, миссис Браун! - запыхавшись, сказал он. - Мой отец, инспектор Квин,
забыл задать вам еще один вопрос.

- Значит, вы, видимо, мистер Эллери Квин? - сказала она. - Очень рада с
вами познакомиться, искренне рада. Что же еще хотел узнать ваш отец, мистер
Квин?

- Доктор Роджерс ведь все еще живет в "Храме здоровья"? Или нет?

- Конечно. Я же сказала ему.

Она немного растерянно посмотрела на Эллери.

- Разумеется, разумеется, - быстро сказал Эллери. - Отец только хотел
знать, есть ли у него еще частная практика? Больные вне санатория?

- Нет, мистер Квин. На это у него просто не хватило бы времени. Вы тоже
займетесь этим делом? Я имею в виду - будете лично участвовать в поисках?
Сделайте одолжение. Мне было бы намного спокойнее.

Эллери, казалось, раздумывает.

- Знаете, миссис Браун, поживем - увидим.

И сделал шоферу знак трогаться.

На глазах у миссис Браун выступили слезы, когда она кивнула ему на
прощание. Затем она откинулась на спинку сиденья, и машина поехала.

Мистер Квин долго смотрел ей вслед.

3.

Барбара Браун стояла у окна на втором этаже красного кирпичного дома и
глядела на улицу, где резвились трое мальчишек. Неподалеку от них поставил
свою тележку продавец фруктов и громко расхваливал свои до блеска
отполированные яблоки. Из окна напротив высунулась женщина и сердито
закричала:

- Фрэнки! Фрэнки!

Один из мальчишек поднял голову.

- Мам, можно я еще погуляю?

За спиной у Барбары раздался оглушительный треск пишущей машинки. Она
оглянулась, посмотрела на свою подругу Никки Портер и снова стала созерцать
жизнь улицы.

Она любила Никки, восхищалась ею и была ей очень благодарна. Она просто не
знала, что и делала бы без Никки. Девушки были очень похожи, даже внешне.
Ровесницы, одинакового роста, стройные, одинакового цвета глаза и волосы.
Может, Никки будет посимпатичнее, мужественно призналась себе Барбара. К
тому же она более энергична и импульсивна. Никогда не знаешь, что Никки
выкинет в следующую минуту. Вот она, Барбара, натура совершенно не
импульсивная. Более терпеливая, но зато и более решительная, настойчивая.
Решение уйти из дома было, например, не плодом минутного настроения, а
итогом долгих раздумий. Она не могла оставаться дома, отец сделал бы ее
жизнь адом. И все только потому, что она полюбила. Полюбила Джима Роджерса.
И Джим полюбил ее тожё^ она знала это. Вот только мама-Бедная мама!

Барбара вздохнула.

А Никки - умница. Когда она, Барбара, заболела, сначала простудилась, а
потом схватила желтуху - надо же, именно желтуху! - что бы с ней сталось,
если бы не Никки? Ведь с постели встать она не могла! С Никки они тогда
были едва знакомы. Но она не оставила в беде. Она способна сделать для
человека все. Никки - смелая. Она не позволяет себе падать духом и начинает
все сначала в который раз, хотя никто так и не хочет покупать ее рассказы.
Никки во что бы то ни стало хочет стать писательницей. Бедняжка Никки.
Храбрая Никки.

Шум за спиной заставил ее обернуться. Никки выдернула страничку из машинки
и разорвала ее на мелкие клочки, которые отправила в стоящую рядом с ней
корзину для бумаг.

- Никки? В чем дело?

Никки со сверкающим взором поднялась из-за машинки.

- Никак не могу отвязаться от этого наглеца.

- Какого еще наглеца?

- От этого надутого щелкопера - от Эллери Квина! Знаешь, что сказал мне
сегодня утром издатель?

- Что же?

- Он сказал, что я заимствую свои идеи из книг Эллери Квина. Что я
занимаюсь плагиатом! Он сказал, что мне надо хотя бы разок написать о
чем-то, что я пережила сама. И этот ничтожный карлик осмеливается говорить
мне такие слова прямо в лицо!

- - Может, ты и в самом деле неосознанно испытываешь какое-то влияние
Эллери Квина, - сказала Барбара, пытаясь успокоить подругу. - В конце
концов, ты ведь все время читала его книги.

- Теперь еще и ты туда же! - Никки гневно отбросила локоны со лба. -
Неужели я могу отвечать за ошибки молодости? Сейчас я уже взрослая и могу
понять, что за дрянь он написал. Пожалуйста, я готова признать, что этот
человек какое-то время действительно отравлял мою душу. Но за последние два
года я сумела выйти из-под его влияния. Сейчас он просто отвратителен мне.

- Но если ты выбрасываешь в корзину плоды своего творчества, то при чем
здесь мистер Квин? - осведомилась Барбара.

Темные глаза Никки стали еще темней.

- Я как раз собиралась написать новый детективный рассказ, который хотела
назвать "Дом на дороге". Место действия - наполовину развалившаяся хижина
на краю трентонских болот. Но тут мне пришло в голову, что этот Квин уже
успел состряпать что-то в этом духе - под названием "Дом на полдороге". Мне
следовало бы помнить об этом: если уж используешь атмосферу болота, спорить
не приходится - Эллери Квин сделал это раньше.

Барбаре удалось спрятать улыбку.

- Наверное, это я тебе мешаю. Пойду полежу, врач мне все равно прописал
постельный режим.

- Ты мне вообще не мешаешь, - возразила Никки. - Это только... А, все
едино! Как ты себя чувствуешь, Барби?

Она окинула подругу испытующим взглядом.

- Просто прекрасно. Могу рвать с корнем деревья. Джим так заботится обо
мне. Он просто золото.

- И нормальный цвет лица к тебе возвращается наконец, - констатировала
Никки. - Но Джим прав - надо долечиться, не торопись вставать. Я открою ему
дверь, когда он придет. Вот, а теперь пойди, ляг.

Когда Барбара закрыла за собой дверь, Никки вставила новый лист в машинку.
Затем какое-то время сидела неподвижно, уставившись на клавиши. Только игра
ее лица выдавала, насколько напряженно она раздумывает. Наконец, ее,
кажется, посетило вдохновение. Она выпрямила спину и напечатала сверху на
листе:


   НИККИ ПОРТЕР "ТАИНА ВОСТОЧНОГО КОВРА"
Не успела она закончить заголовок, как в дверь постучали. Она встала,
отодвинула щеколду и распахнула дверь.

- А, это вы, Джим. Барбара все глаза проглядела, высматривая вас в окно.

- Как у вас дела, Никки, сокровище мое? И Барбара тоже уже в полном здравии?

Доктор Роджерс вошел, и Никки -закрыла за ним дверь.

- Барбара свежа как фиалка. Она ждет вас.

И Никки указала на дверь спальни.

После этого она вернулась за машинку. Не успела она снова уставиться на
страницу, на которой не было ничего, кроме заголовка, как Джим в
поразительно короткое время появился снова и тщательно затворил за собой
дверь.

- Никки, - сказал он тихо и подавленно. - Я... Я просто не смог сказать ей
об этом. Может, скажу завтра или послезавтра, когда она немного соберется с
силами. Да это, впрочем, и не так спешно. У меня плохая новость для нее. Ее
отец болен. У него рак. Ему осталось жить всего несколько недель.

- Какой ужас!

Никки прижала ладошку ко рту и в растерянности поглядела на него.

- Я должен убедить Барбару вернуться домой. Правда, ее отец не изменил
своего мнения - даже сейчас, когда оказался на краю могилы. Даже не
верится, что человек может быть таким... таким черствым.

- Тогда ей нельзя возвращаться, - прошептала Никки. - Представьте себе
только - он в гневе, да еще на смертном одре... Нет, это было бы слишком
жестоко.

- Я, собственно, думаю так же. Но вы должны понять и меня. Я не могу взять
на себя ответственность и не сказать ей ничего. Мой долг - убедить ее
вернуться, но я очень надеюсь, что она не сделает этого. Отец ее - самый
твердолобый тип из всех, которых мне доводилось встречать.

- Она и не поедет домой, - твердо сказала Никки.

- Будем надеяться. Я приду завтра, как только освобожусь.

И снова Никки села за свою печатную машинку, однако мысли ее были весьма
далеки от нового детективного рассказа. Она знала, что подруга страдает -
из-за своей любви к Джиму. Она страдает молча, пытаясь не подавать вида.
Нельзя подвергать ее дополнительным мучениям. А если Джим скажет миссис
Браун, где Барбара...

Никки сама не знала, сколько она просидела так, погрузившись в раздумья.

Стук в дверь вывел ее из этого состояния. Она вдруг испугалась. Кто бы это
мор- быть? Стук повторился.

Она подбежала к спальне и шепнула:

- Барби, там кто-то пришел. Лежи тихо и не шевелись.

По испуганному взгляду подруги Никки догадалась, что та поняла все. Тогда
она на цыпочках подошла к двери и спросила:

- Кто там?

- Из газовой компании. Мне хотелось бы снять показания счетчика, - раздался
бодрый голос.

Она приоткрыла дверь, но из предосторожности поставила ногу так, чтобы
оставалась только маленькая щель. Молодой человек, который был виден в эту
щель, мало походил на газовщика. Во всяком случае, ей еще не доводилось
видеть газовщика в серых фланелевых брюках и твидовой куртке. Когда она
захотела закрыть дверь, та не подалась, и Никки поняла, почему: мешал
начищенный до блеска носок ботинка, засунутый в щель. Навалившись на дверь
всем телом, она попыталась придавить ногу пришельцу. Сейчас она покажет
наглецу! Тут она почувствовала, что медленно, однако неумолимо движется
вместе с дверью внутрь квартиры. Когда мужчина вошел, он ухмыльнулся ей с
высоты своего роста. Ухмылка вышла не то чтобы угрожающей или дерзкой, а
как бы даже шаловливой, и это разъярило ее еще больше.

- Ну вот что, - пискнула она, переводя дыхание, и отступила на шаг. - Если
вы не уберетесь сейчас же, я расцарапаю вам физиономию!

- Этакая маленькая дикая кошка, да?

Он снова усмехнулся.

Несмотря на весь свой гнев, она вынуждена была признать, что у незнакомца
на редкость внимательные серые глаза, красивое открытое лицо, каштановые
волнистые волосы, широкие плечи, хорошие зубы, да и улыбается он довольно
мило... Ну ничего, это у него как рукой снимет, стоит ему познакомиться с
ее ногтями!

- Ну что, уходите или нет? - угрожающе спросила она и продемонстрировала
свои коготки.

- Нет, - ответил он и двинулся дальше в комнату. Никки не сдвинулась ни на
пядь. Она грозно подняла

руки. При виде ее красных наманикюренных ногтей он

снова широко улыбнулся.

- Кто вы такой, собственно? - возмутилась она.

- Я - частный детектив, - сказал Эллери Квин, не моргнув глазом. - Хватит
играть в прятки, мисс Браун. Я вас застукал.

4.

Как только лимузин миссис Браун отъехал от полицейского управления, Эллери
Квин связался с таксистом Пинки, который, кроме своего исключительного
шоферского дарования, обладал способностью следовать за людьми незаметно
для них. Дав Пинки инструкции, Эллери вернулся в квартиру на Западной 76
улице, которую занимал с отцом. В третьем часу зазвонил телефон. Пинки
сообщил, что ему повезло. Он проследил доктора Роджерса от "Храма здоровья"
до Форт-Стрит, где тот припарковал свою машину. Затем Роджерс пешком дошел
до Уэйверли Плейс и при этом все время оглядывался, не следят ли за ним.
Пинки дал Эллери точный адрес дома. Эллери попросил его подождать там и
пулей вылетел из дому. Когда он некоторое время спустя приехал на
Форт-стрит, Роджерс уже выходил из подъезда. Но Пинки смог установить, что
Роджерс звонил на втором этаже в дверь некоей мисс Никки Портер. Довольно
усмехнувшись, Эллери вручил ему десятидолларовую банкноту и поднялся по
лестнице.

И вот сейчас, проникнув в квартиру несмотря на выставленный заслон, он с
удовольствием созерцал стоящую перед ним девушку. Каштановые, вьющиеся
волосы. Темные глаза, темные густые ресницы. Размер ноги небольшой. И
симпатичная - безусловно симпатичная! Здоровый цвет лица... Раз доктор
Роджерс не имел практики в городе, значит ходил не к больной, а по личному
делу. Кроме того, Пинки заметил, что он постоянно озирался. Значит,, хотел
скрыть, куда идет.

- Вы частный детектив! - жалобно воскликнула Никки.

- Если можно так выразиться, - милостиво сказал Эллери. - Мисс Браун, ваша
мать поручила мне отыскать вас и доставить домой.

Мысли у Никки смешались. Вот как! Значит, он принял ее за Барбару. Во
всяком случае, они теперь знают, где скрывается Барбара.

- А как вы нашли Бар... Как вы нашли меня? - спросила она.

Черт, чуть было не проговорилась.

- Это я расскажу вам позднее, мисс Браун. Как насчет того, чтобы вам
побыстрей собраться?

- А к чему такая спешка?

Никки подумала, что Барбару нужно спасать во что бы то ни стало. Разве она
сможет сама отделаться от такого настырного тона?!

- Нам надо покинуть этот дом до того, как сюда придет полиция.

- Полиция? - Никки совсем упала духом.

- Она может явиться сюда с минуты на минуту. Вам будет определенно приятнее
уехать отсюда со мной, чем а сопровождении целой толпы полицейских. Только
подумайте, какой поднимется шум - набегут газетные репортеры, фотографы! Их
хлебом не кормя - подай что-нибудь в скандальном духе. Словом, собирайте
вещи, да поторопитесь.

- Как это ужасно!

Казалось, последний аргумент окончательно сломил сопротивление девушки, и
она, наконец, дала себя убедить.

- Что ж, если все действительно обстоит так... Но прошу вас - присядьте.
Я... Я сейчас вернусь.

Никки а полном замешательстве указала ему на кресло и исчезла в спальне,
закрыв за собой дверь.

- Барби, - шепнула она подруге, - они разнюхали, где ты прячешься. Сейчас
появится полиция.

- О, Никки, что же мне делать? Я не пойду с ними. - Губы Барбары затряслись.

- Т-с, не так громко. Человек, который там пришел, считает, что я - это ты.
Я пойду с ним, а как только мы уйдем, ты позвони Джиму - пусть заберет тебя
отсюда. Но тебе придется поторопиться я успеть, пока я его отвлекаю. Сиди и
не шевелись, пока мы не уйдем. Когда уйдем, собирай все свои вещи.

Говоря все это шепотом, Никки не переставала укладывать чемодан.

Эллери Квин, несмотря на предложение Никки, так и не присел, а стал с
любопытством разглядывать комнату, разгуливая по ней. На книжной полке он
обнаружил энциклопедический словарь, несколько справочников, учебник
английского языка, "Маленькие эссе" Джорджа Сантаяны, затем, к своему
необычайному удивлению, огромный том "Анатомии человека" и в дополнение ко
всему дюжину томов Эллери Квина. На листе, вставленном в машинку, он
прочел: "Никки Портер. Тайна восточного ковра". Рядом со столом лежала
целая стопа начисто перепечатанных рукописей. На каждой из них красовалась
резолюция - "Не подойдет". Наложены эти резолюции были самыми разными
издателями. Эллери взял верхнюю и прочел: "Тайна шляпы с пером". Раскрыл
рукопись на середине. Первое же предложение, попавшее ему на глаза,
гласило: "Поистине, это был Гарри Мактавиш, кто все хорошо знал".

Эллери машинально зачеркнул "поистине" и написал сверху "действительно".
Дочитав страницу до конца, он стал тихо хихикать, и продолжал хихикать до
самого возвращения Никки с чемоданом в руках.

- Что это тут вас так рассмешило? - осведомилась она, быстро закрывая за
собой дверь спальни. Эллери положил рукопись на место.

- Мисс Браун, - сказал он торжественно, - я хотел бы дать вам один добрый
совет: вы богаты, вот и развлекайтесь со своими миллионами, но предоставьте
писать детективные романы людям, которые знают толк в этом деле.

- О, да вы, выходит, крупный знаток литературы! - издевательским тоном
произнесла Никки. Эллери с огорчением посмотрел на нее.

- Прошу прощения, если обидел вас. Впрочем, нам пора.

На "кадиллаке" Эллери Квина они поехали в северном направлении. Эллери
несколько раз пытался завязать разговор, но Никки упорно отмалчивалась,
пока они не доехали до Двадцать первой улицы.

Здесь любопытство взяло верх, и она спросила, правда, еще продолжая дуться:

- Вот вы там сунули свой нос в мою работу. И чем же вам так не понравились
мои детективные рассказы?

- Не могу сказать, чтобы они были уж очень плохи. Просто меня всегда
забавляет, когда я вижу людей, которые пишут такие вещи. Я ведь тоже из их
числа.

- В самом деле? - На сей раз Никки была заинтригована не на шутку. - И что
же, удается что-нибудь продать?

- Все, что ни напишу.. Она поглядела на него почти благоговейно.

- На самом деле я больше писатель, чем детектив, - признался Эллери. -
Главным образом по этой причине я и поднял вас из вашей берлоги.

- Это мне непонятно, - сказала она удивленно.

- Я хотел познакомиться с вами, а также с вашим отцом.

- А почему?

- Если говорить честно, с меня не слазит издатель. Он хочет получить от
меня новую книгу. И я сейчас пытаюсь поймать вдохновение, найти замысел,
идею книги. А лучшие идеи для своих книг я черпаю прямо из жизни. Это
делает их гораздо более реалистичными.

Никки хмыкнула.

- Именно на эту тему мне сегодня утром прочитал проповедь и высокочтимый
издатель. Он мне прямо в лицо заявил, что свои идеи я краду у Эллери Квина.
Что за надутый писака, ты скажи!

- Не понимаю, почему вы называете его надутым писакой. Я считаю, он прав.
Рассказы надо писать на основе собственного жизненного опыта.

- Я имела в виду вовсе не редактора, а этого Эллери Квина.

Эллери взглянул на нее.

- А его-то за что вы так? - спросил он с усмешкой, а затем снова стал
смотреть вперед на дорогу,

- Потому что он придумал такую чушь! Его даже бросило в жар от этой оценки.

- Судя по количеству его книг у вас на полке, эту чушь вы читаете не без
удовольствия!

- Этот Эллери Квин уже преследует меня во сне, - с горечью сказала она. -
Давайте лучше не будем больше говорить о нем.

Она помолчала несколько секунд, а затем спросила:

- И что же, вы считаете, что это потянет на сюжет для романа - то, что
Бар... что я ушла из дому?

- Разумеется.

Признание о том, что он преследует кого-то даже во сне, позабавило Эллери.

- Кабы не так, я не стал бы городить весь этот огород. Сбежавшая
наследница, непримиримый отец, отчаявшаяся мать и жених, который
разрывается между долгом и чувством - чем вам не начало для романа?

- Мне кажется, вы не сознаете, насколько это бестактно с вашей стороны.

- Будете смотреть на все со своей колокольни - никогда не напишете ничего
стоящего. Нужно сохранять полнейшую объективность и отбрасывать прочь все
личное. Уж не думаете ли вы, что я прямо возьму и вставлю в свою книгу
что-то про вас и про вашего отца? Такие приемы к лицу газетным репортерам,
а я как-никак романист. Что меня интересует - так это причины и следствия,
человеческие реакции и слабости, ключевые черты характера. А как люди
подают себя, меня не интересует - все это только маска, чисто внешняя
сторона дела.

Больше ни один из них не сказал ни слова. "Кадиллак" пересек по мосту
Гудзон, свернул с автострады и поднялся по крутому въезду в Спьютен Дайвил.

Только тут Никки нарушила молчание и хмуро заявила:

- Я это сделаю, пожалуй.

- Что именно?

- То, что вы предлагаете. Напишу историю Барбары Браун.

Эллери усмехнулся. Они тем временем въезжали под широкую арку "Храма
здоровья". Эллери поехал по дорожке, которая перед домом описывала эллипс.
Тут он увидел, что в доме два подъезда, разделенные двумя или тремя окнами.
Кроме того, ему бросилось в глаза, что два окна на втором этаже забраны
стальными решетками.

- К какому подъезду, мисс Браун? - спросил он. Никки ответила без
колебаний, поскольку Барбара все подробно описала ей.

- Справа - общий вход в санаторий, там должно быть открыто. Я не взяла свой
ключ от левого подъезда, когда уходила. Этим левым входом обычно пользуется
только наша семья.

Эллери остановил машину, вышел, взял багаж Никки с заднего сиденья и открыл
ей дверцу.

- Большое спасибо, - сказала она, выходя и берясь за ручку своего чемодана.
Но он не отпускал чемодан.

- Вы не хотите представить меня своему отцу?

- Наверное, сейчас не самый лучший момент для этого.

- Я тоже подумал, что это лучше было бы сделать сегодня вечером. И пусть
вас не беспокоят проблемы с полицией. Я позвоню своему отцу и сообщу, что
вы уже вернулись домой.

- Вашему отцу?

- Да, инспектору Квину.

Она в полной растерянности уставилась на него.

- Вы хотите сказать, что... Что вы - Эллери Квин?

- Вот именно.

Он снова усмехнулся.

- Но я прощаю вам все сказанное обо мне. Можно мне заехать еще раз сегодня
вечером?

Еще несколько секунд она не могла произнести ни слова. Только молча
смотрела на него, сверкая глазами.

- Я никогда в жизни не желаю видеть вас больше, слышите, вы, аферист и
обманщик!

Она вырвала у него свой чемодан, бросилась бежать через сквер и исчезла в
доме - в "Храме здоровья" Джона Брауна, где уже начала разыгрываться
трагедия.

5.

В тот момент, когда Никки вошла в "Храм здоровья", в спальне у Джона Брауна
на втором этаже собрался целый совет. Браун в прескверном настроении,
одетый в пижаму и красный домашний халат, на ногах - лакированные домашние
туфли, сидел за столом странной формы, напоминающей человеческую почку,
рядом с зарешеченным окном своей спальни и энергично жестикулировал,
размахивая ножом для разрезания бумаг, отделанная бриллиантами рукоятка
которого так и сверкала на послеполуденном солнце.

Жена его, оробев, забилась в самый дальний угол. Джим Роджерс с мрачным
видом глядел в окно.

Адвокат Брауна, тощий лысый мужчина с вечно озабоченной физиономией, нервно
и бесцельно перебирал пачку бумаг. С каждым его движением, казалось, с носа
все больше и больше съезжало пенсне.

Рокки Тейлор, менеджер по рекламе, в легкомысленном костюме, ярко-желтом
галстуке, с кольцом на пальце, в котором красовался огромных размеров
фальшивый бриллиант, похоже, относился ко всем собравшимся с легким
презрением - за исключением, впрочем, мисс Корнелии Маллинз, статной
белокурой тренерши по гимнастике. Время от времени он метал в ее сторону
восхищенные взоры.

Единственным, кто, по всей видимости, либо сохранял полное безразличие в
обстановке общей нервозности, либо подчеркнуто не желал ничего замечать,
был Амос - старик со впалыми щеками, в совершенно истрепанной одежде. Его
бледное как мел лицо было изрезано густой сеткой темных морщин; глаза с
несколько лихорадочным блеском бездумно уставились в потолок. Грязным
пальцем, под сломанным ногтем которого осталась земля, он поглаживал по
клюву взъерошенного, видавшего виды ворона, примостившегося у него на плече.

Джон Браун сделал паузу и теперь изучал выражение лиц окружающих - как на
них подействовали его слова?

- Итак, повторю еще раз, - продолжал он. - Я верил в то, что проповедовал.
Тело и здоровье всегда были для меня превыше всего. Опираясь на эту веру, я
и основал "Храм здоровья", который способствовал телесному процветанию
многих и многих людей. А сейчас... сейчас я вынужден констатировать, что
мое собственное тело больно. Оно поражено раком. Выходит, я ввел в
заблуждение и себя, и многие сотни людей. Этому надо положить конец.
Предприятие не должно попасть в руки какого-нибудь проходимца, который
только и знал бы, что выкачивать из него прибыль. Нет!

Он грохнул кулаком по столу.

- Санаторий закрывается!

Джим Роджерс повернулся от окна и посмотрел на своего работодателя.

- Вы что, говорите это вполне серьезно, мистер Браун? Закрыть ваши фабрики
диетических продуктов и магазины? И "Храм здоровья"? Разве не они привели к
процветанию вашу семью?

-: Мою семью? Какая забота о ней! Браун скривил губы в горькой усмешке.

- Скажите уж лучше прямо, что у вас на уме - хочу, мол, жениться на
Барбаре, чтобы заполучить ваши денежки.

Джим лишь ценой огромного усилия сохранил самообладание.

- Я уже дал вам, наверное, лучшее доказательство того, что вы ошибаетесь в
своих предположениях - я ведь не женился на Барбаре. Я не желаю, чтобы кто
бы то ни был приписывал мне такие намерения.

Закари, адвокат, деликатно кашлянул.

- До сих пор я был уверен, что санаторием в случае вашей кончины будет
заведовать миссис Браун, - сказал он и снова стал нервно перебирать свои
бумаги.

- Ив результате вы сможете огребать бешеные деньги, обводя мою жену вокруг
пальца, - ядовито откликнулся Браун.

- А что с рекламой по радио и телевидению? Контракты будут в силе еще год,
нам придется платить за это, независимо от того, будем мы давать рекламу
или нет.

Браун подался вперед, опершись на столик в форме почки.

- Мертвым реклама не требуется, - сказал он и рассмеялся.

Миссис Браун начала тихо плакать.

Корнелия Маллинз подошла к Джону Брауну и погладила его по руке.

- Доверьтесь природе, друг мой, - сказала она мягко. - Пойдемте на солнце,
оно придаст вам силы.

Хмурое лицо Брауна смягчилось было, но затем он решительно покачал головой.

- Против рентгеновских снимков не помогает никакая природа, Корнелия.

Старый Амос вдруг зашевелился. Все еще глядя в потолок, он пробормотал: .

- Посреди жизни все мы охвачены смертью... Миссис Браун зарыдала громче.

- Бедный старина Амос, - ласково сказал Джон Браун. - Я уже о тебе
позаботился - тебя увезут жить в приют для престарелых.

- Нет! - закричал старик в ужасе. - Я не поеду туда!

Он, хромая, побежал к двери. Ворон, вцепившись в его плечо, колыхался при
каждом шаге.

Дверь захлопнулась.

Корнелия еще раз положила свою руку на руку Брауна.

- Джон, а почему бы нам не продолжить все как прежде, когда ты руководил
нами?

- Она права, - поддержал ее Закари, быстро подняв глаза от бумаг.

- Конечно, права, - поддакнул Рокки Тейлор. - Ведь вы же всегда наставляли
нас - выполняйте свою работу так, будто это ваше собственное предприятие, и
оно на самом деле станет вашим, если мне первому суждено будет уйти от вас.

- В этом духе я и составил ваше завещание, - вставил адвокат.

- Это завещание больше не имеет силы, - медленно сказал Браун, старательно
выговаривая каждое слово. - Я составил новое, по которому оставляю все
своей жене.

И он указал ножом для разрезания бумаг на листок, который лежал перед ним.

- И Барбара в нем не упомянута? - спросил Джим Роджерс.

- Совершенно верно.

- Как хорошо! Наконец-то я смогу жениться на ней. Браун бросил на Джима
взгляд, полный ненависти, но предпочел оставить эту реплику без ответа.

- Я собрал всех, пока еще жив, чтобы объявить - я вас вычеркнул из своего
завещания. Я не мог отказать себе в такой радости - поглядеть на ваши
физиономии при этом известии.

- Но почему же? - спросила Корнелия со слезами на глазах. - После всего,
что мы для вас сделали?

Закари еле успел поймать пенсне, наконец соскользнувшее с носа.

- Это просто невероятно, - пробормотал он. - Просто уму непостижимо. Мистер
Браун, пожалуйста, подумайте еще раз...

Рокки Тейлор встал, закусил губу.

- Успех фирмы "Браун Энтерпрайз Инкорпорейтед" объясняется главным образом
развернутой мною рекламной кампанией. Но для меня не является
неожиданностью эта ваша специфическая манера выражать благодарность людям.
Пойдем, Корнелия, нам здесь больше делать нечего.

Не удостоив Брауна взглядом, Корнелия встала и вышла из комнаты вслед за
Рокки Тейлором.

Джон Браун обмакнул ручку в чернильницу и положил рядом с листом бумаги,
который был весь исписан его почерком. Затем отодвинул стул и тоже встал.

С ухмылкой он сказал Джиму Роджерсу:

- Поскольку вы не упоминаетесь в этом завещании, можете подписать его как
свидетель, по крайней мере.

- С удовольствием, - ответил Джим и поставил под листком свою подпись.

- То же касается и вас, Закари.

Закари вскочил, уронив все свои бумаги. Совсем растерявшись, он нагнулся,
собрал их и только после этого подошел к столу. Сел, поправил свое пенсне и
поставил свою подпись пониже подписи Джима.

- Пожалуйста, - сказал он. - Мне все равно, если такова ваша благодарность
за мою многолетнюю работу у вас.

- Я. благодарю вас от всей души еще раз, - насмешливо сказал Браун. - А
теперь, пожалуйста, оставьте меня.

Поглядел на свою жену, которая, сгорбившись, сидела в углу, и сказал:

- Это касается и тебя, Лидия. Я хочу побыть один.

6.

Еще когда Никки ехала с Эллери к "Храму здоровья", она думала, что станет
делать в санатории. Теперь она приступила к исполнению своих планов.

Она открыла дверь и вошла в просторное фойе. Справа от нее были
регистрационные стойки. Здесь принимали пациентов в дни заезда в санаторий.
На одной из стоек стояла табличка с именем "Мисс Норрис". За ней, у пульта
за телефоном восседал дежурный администратор - симпатичная девушка,
ровесница Никки. Наискосок за ней была дверь какого-то кабинета.

"Закари, менеджер" - разобрала Никки с некоторым трудом.

Девушка за стойкой подняла на нее глаза.

- Я слушаю вас.

- Мы договорились встретиться с доктором Роджерсом.

- Как вас зовут?

- Никки Портер.

- Сожалею, мисс Портер, но доктор Роджерс сейчас как раз находится на
совещании у мистера Брауна. Может, вы подождете в его кабинете?

- Благодарю вас.

Никки последовала за девушкой на второй этаж, в кабинет Роджерса.

- Вот иллюстрированные журналы, мисс Портер, если желаете полистать. Доктор
Роджерс наверняка скоро придет.

С этими словами мисс Норрис удалилась.

Ннкки подождала несколько минут, затем открыла дверь и выглянула в коридор.
И с одной, и с другой стороны в коридор выходило множество дверей. На самой
внушительной из них висела табличка: "Джон Браун, президент". Никки
вернулась в кабинет Роджерса, опустилась в кожаное кресло и взяла журнал, с
обложки которого ей улыбалась загорелая амазонка в купальнике.

И в этот миг Никки услыхала крик - громкий, истерический крик. Кто кричал -
мужчина или женщина - было не разобрать. Крик стал громче, и она уловила
слова:

- Посреди жизни...

По спине у Никки пробежал холодок. Она испуганно бросилась к двери.

Дверь напротив распахнулась, и человек в каких-то лохмотьях шумно вывалился
в коридор. Глаза его дико блуждали, длинные волосы спутались. А на плече
сидела огромная черная птица. Человек заковылял по пустынному коридору,
вопя: "Посреди жизни мы охвачены смертью!"

Потом все опять стихло.

Никки не знала, что подумать. Странный дом - дом, в котором родилась
Барбара. Комната напротив - явно кабинет мистера Брауна. Но администратор
сказала, что Джим Роджерс сейчас у него на совещании. А из-за двери,
которая была полуоткрыта, не доносилось ни звука.

Никки подошла к двери на цыпочках и осторожно заглянула в комнату. Та
представляла собой то ли библиотеку, то ли рабочий кабинет. В ней не было
ни души. Взгляд Никки упал вначале на огромный письменный стол и мягкие
бархатные шторы. Все оставляло впечатление необыкновенной роскоши. Но зачем
же решетки на окнах? Светило солнце, и тень от решетки лежала на письменном
столе, разделяя его на квадраты.

Она ступила на толстый ковер. Странно, почему этот старик выскочил в таком
возбуждении? Кто-нибудь, должно быть, его напугал, но кто? Откуда он мог
выйти? Из двери слева или вон оттуда, справа?

Она подбежала к нише в стене, заглянула туда и отшатнулась, увидев статую.
Та была совсем как живая. Никки шагнула к ней и потрогала пальцем. Это,
должно быть, мистер Браун собственной персоной. И неудивительно тогда, что
Барбара...

В нише не было никаких дверей, значит, этот оборванец появился с другой
стороны.

Она тихо пересекла комнату и приложила ухо к противоположной двери.

- И Барбара в нем не упомянута?

Никки разволновалась, узнав голос Джима. У нее было такое чувство, будто
она слушает диалог из какого-то кинофильма, не видя экрана.

- Совершенно верно.

- Хорошо. Наконец-то я смогу жениться на ней. - Это опять сказал Джим.

Затем что-то произнес голос потише, но слов разобрать не удалось. Только
понятно было - кто-то негодует. Снова неразборчивые голоса.

-...Но для меня не является неожиданностью эта ваша специфическая манера
выражать благодарность людям. Пойдем, Корнелия, нам здесь больше делать
нечего.

Никки шмыгнула в нишу. Она, едва успела втиснуться за статую, стоявшую в
ней, как дверь спальни распахнулась. Затем захлопнулась вновь, и мужской
голос проговорил:

- Вот так подарочек. Что ж ты сидела, сложа руки и молчала, Конни?

- Я сделала все, что могла.

- Может быть. Но такую хорошую работу нам быстро не найти. Ничего, я еще
поборюсь. Дай мне немножко времени, и мне что-нибудь придет в голову. Идей
у меня всегда в достатке - иначе на моей работе и нельзя, в конце-то
концов. Подожди чуток, что-нибудь придумаю.

- Времени вот только у нас не так много, Рокки.

- Значит, откладывать нет смысла. Пойдем куда-нибудь и обсудим это дело.

Никки услышала приглушенные шаги по ковру, а затем стук каблуков в
коридоре. Потом снова все стихло. Она подождала еще немножко, вышла из-за
статуи и снова заняла свой пост подслушивания у дверей.

- Я благодарю вас от всей души еще раз, - услышала она чей-то голос. - А
теперь, пожалуйста, оставьте меня. Это касается и тебя, Лидия.

Ники во второй раз шмыгнула в нишу. Почти в тот же миг дверь распахнулась.

- Я не хотел бы, чтобы мне мешали. Пожалуйста, Лидия, позаботься об этом.

Никки забилась между стеной и статуей. Из кабинета вышел человек в домашнем
халате. За ним появились Джим и пожилая седая женщина. Это, видимо, Лидия.
Конечно! Это Джим и родители Барбары. А напыщенный тощий коротышка -
наверняка адвокат Закари. Мистер Браун так торопился выставить всех из
кабинета, что даже подтолкнул жену в спину.

Затем закрыл дверь в коридор и повернул ключ в замке. Господь небесный, он
даже вынул ключ и взял с собой!

Когда Браун обернулся, Никки быстро убрала голову. Через несколько секунд
она отважилась выглянуть снова. Браун как раз открывал дверь напротив ниши.
Она успела увидеть за этой дверью кровать. Значит, там спальня Брауна...
Дверь за ним закрылась.

На какой-то миг Никки обуяла паника. Что теперь делать? Если стучать в ту
дверь, которая выходит в коридор, сбежится вся прислуга. К тому же ее все
равно не смогут открыть, потому что заперто на ключ. А если постучать в
спальню, как, ради всего святого, она объяснит мистеру Брауну свое
присутствие в кабинете! Он вызовет полицию, и ее арестуют за незаконное
вторжение, а быть может, по подозрению в воровстве! С мистера Брауна
станется, он человек буйный. А если еще и выяснится, что она подруга
Барбары... Никки даже застонала. Нет, она не выдаст Барбару. Но что же
делать?

Она окинула взором кабинет. Дверей было только две: одна - в коридор,
другая - в спальню Брауна. Окна зарешечены. Подойдя к ним и обследовав, она
констатировала, что концы решеток плотно заделаны в бетон. Что же делать?
Что бы сделал Эллери Квин, если он такой умный? Наверно, сел бы за стол и
начал писать книгу о происходящем, с горькой усмешкой подумала она. Он ведь
берет свои сюжеты прямо из жизни.

Никки даже фыркнула от негодования. Но тут ей пришла мысль, от которой она
снова воспрянула духом. А почему бы ей самой не написать обо всем этом?
Взять и записать все, что произошло. Тогда можно просто зайти к мистеру
Брауну и сказать, что она писательница. В конце концов, мистер Квин тоже
запросто заявился к ней, потому что искал сюжет для очередного романа. Да,
пожалуй, следует приниматься за работу.

Она открыла верхний ящик письменного стола, нашла там бумагу, шариковую
авторучку и уселась за стол.

"НИККИ ПОРТЕР. ДЕВУШКА В ЗАПАДНЕ" - начертила она на самом верху листа,
откинулась на спинку кресла и погрузилась в раздумье.

Она еще продолжала искать начальную фразу, как вдруг раздался звонок. Это,
без сомнения, звонил телефон, и звонил он в спальне. Почему никто не берет
трубку? Ну, конечно! Да потому, что он уже ушел оттуда. Вышел через другую
дверь. Вот молодец! Наконец она сможет отсюда выбраться!

Она схватила со стола лист бумаги с заголовком и на цыпочках подкралась к
двери в спальню. За ней не было слышно никакого движения, только продолжал
надрываться телефон. Очень-очень осторожно она надавила на ручку двери. В
комнате было пусто. В стене напротив Никки увидела две двери. Она двинулась
к ним, стараясь шагать неслышно. Но вдруг замерла и зажала ладошкой рот.

Из-за стола высовывалась нога.

Выглядела она как-то необычно, может быть, потому, что на лаковой домашней
туфле вовсю играло солнце.

От ужаса у нее перехватило горло. Она подошла на шаг ближе. И увидела руку!
Мужскую руку... А еще - кровь! Повсюду кровь! На руке, на халате! И на
ковре. О... У него перерезано горло!

Никки пришлось опереться на стол, чтобы не упасть - ноги стали ватными. Она
закрыла глаза рукой.

Да, он был мертв. Мистер Джон Браун, отец Барбары, был мертв. Кровь...
Может, ему можно еще помочь? Нет, слишком поздно. Надо уходить отсюда.
Быстрее, быстрее! Сделав над собой отчаянное усилие, Никки подбежала к
одной из двух дверей, которые увидела в спальне. Но тут остановилась и
замерла.

Отпечатки пальцев! Нельзя, нельзя оставлять отпечатки пальцев! Чертов
телефон, почему не перестает трезвонить? Господи, хоть бы минуту тишины,
чтобы подумать спокойно! Только не оставлять отпечатков пальцев... Это -
главное. Никто не должен знать, что она была здесь. Никки обернула носовым
платком ручку двери и нажала на нее. За ней оказался стенной шкаф! Только
пальто и костюмы! Выхода нет!

Она бросилась ко второй двери и тоже обернула ручку платком.

Там оказалась ванная. Белый кафель. На окнах - решетки. Выбраться
невозможно.

Ей стало душно. Она схватилась за горло и бросилась назад, судорожно глотая
воздух. В комнате ей снова пришлось опереться на стол, чтобы не упасть.

Она оказалась в западне. Взаперти вместе с трупом. Ключ! Где ключ? У Брауна
в кармане, наверное. Нет, она ни за что не осмелится достать его оттуда.
Она просто не сможет еще раз вынести эту ужасную картину. Невозможно...

Слезы навернулись у нее на глаза.

Ради Бога, только не раскисать теперь! Нельзя раскисать. Нужно... Но что
это? Какой-то ключ на столе. Господи, только бы он подошел к двери в
коридор!

7.

Весьма довольный собой, Эллери Квин снова поехал в город, высадив девушку у
"Храма здоровья". Ему всегда доставляло удовольствие опередить отца хотя бы
на миг. Чтобы поставить своего Старика в известность, он остановился у
придорожной закусочной неподалеку от 230-й улицы.

Там он набрал номер СП 7-3100 и потребовал инспектора Квина.

- Папа?

- А, это ты, мой мальчик. Ну, что там у тебя стряслось?

- Так, ничего особенного. Я только подумал, что тебе будет интересно знать.

- Что же именно?

- То, что Барбара Браун снова вернулась в лоно семьи.

- Как ты сказал? Кто-кто?

- Ну ты же знаешь - эта исчезнувшая юная особа, которую ты ищешь.

- Я вообще не понимаю, о чем ты говоришь.

- Мне кажется, я выражаюсь вполне ясно и недвусмысленно, но если непонятно,
попробую повторить еще раз: я только что имел удовольствие отвезти мисс
Браун к родителям.

- Ах, вот как? - проворчал инспектор Квин.

- Сожалею необыкновенно, папа, но дело обстоит именно так.

Инспектор вдруг расхохотался.

- Мисс Барбара Браун в данный момент находится здесь, у меня в кабинете.
Девушка, которую ты увез в "Храм здоровья", - это некая Никки Портер,
подруга мисс Браун.

Эллери Квин снисходительно вздохнул в трубку.

- Отец, кто бы там у тебя ни сидел - не позволяй себя разыгрывать. Никки
Портер - это просто литературный псевдоним Барбары Браун.

- Ерунда! Эта мисс Портер воображает, что может писать детективные
рассказы; точно так же, как и ты. Я сейчас сам отвезу мисс Браун домой.
Велье нашел ее несколько минут назад в муниципалитете, где она как раз
собиралась регистрировать брак с Джимом Роджерсом.

На какое-то мгновение у Эллери пропал дар речи.

- Ах, вот как? - только и смог он сказать.

- Я велел проследить за тобой, когда ты столь внезапно появился здесь, сын
мой. Ты совершенно верно определил адрес, только перепутал девушек. Мисс
Браун жила вместе с мисс Портер.

- О! - Эллери проглотил и это.

- Тем не менее благодарю тебя, сын, за помощь полиции. Мы всегда
приветствуем посильную помощь граждан. И еще одно...

- Давай, давай. Я снесу все.

- Я только хотел сказать тебе - когда у тебя будет сын и тебе выдастся
случай убедиться в его хитроумии, ты поймешь, насколько я сейчас горжусь
тобой.

Он повесил трубку.

Эллери снова сел в машину и направился в "Храм здоровья". Он остановился на
красный сигнал светофора и думал, как его провели. И кто! Девчонка!

Зажегся зеленый. Эллери сердито нажал на газ. На предельной скорости он
влетел в Спьютен Дайвил, взял подъем и остановился у второго входа в дом.

Войдя, он огляделся в пустом холле, где обычно принимали отдыхающих в
санаторий, а затем быстро поднялся на второй этаж. На второй двери справа
была табличка: "Доктор Джеймс Роджерс". Он вошел без стука. В кабинете и
соседней с ним комнате было пусто. Эллери огляделся. На полу стояли
покрытые простыней носилки. По стенам были развешаны стеклянные шкафчики со
множеством сверкающих инструментов. Чуть дальше стояли два кресла из
легкого металла и несколько операционных светильников.

Он снова вышел в коридор, и в ту же секунду услышал, как кто-то тихонько
пытается отпереть изнутри дверь напротив. Он быстро отступил и скрылся за
приоткрытой дверью в кабинет Роджерса. Дверь в коридоре открылась и
закрылась снова. Раздались тихие шаги, и...

Никки влетела в кабинет Роджерса и схватила свой чемодан, оставленный там.
В этот же миг она заметила Эллери.

- Это вы! - жалобно воскликнула она.

- Да, я, мисс Никки Портер, - мрачно ответил Эллери. - Неужели вы думаете,
что смогли убедить меня, будто вы - Барбара Браун? Что здесь произошло?

- О, мистер Квин, тут произошло такое, такое... Он увидел, что девушка
дрожит и белая, как мел.

- Что вы имеете в виду? - резко спросил он.

- Он мертв, мистер Квин! Он мертв! Эллери не шевельнулся.

- Кто мертв?

- Мистер Браун!

- А вы откуда знаете?

- Я видела его. Это ужасно. Везде кровь!

- Где?

- Там. - Она указала на противоположную дверь.

- Почему вы отпирали дверь? Почему вы закрывались гам на замок?

- Это вовсе не я. Это он сам закрылся. Эллери взял чемодан, а другой рукой
сжал локоть девушки.

- Пойдем, покажете мне. Они пересекли коридор.

- Где он?

Девушка кивнула на дверь спальни. Он потянул ее за собой. Поставил чемодан
около кровати и распорядился:

- Стойте здесь.

Сам подошел к столику в форме почки и, наклонившись, поглядел на
неподвижное тело. Встал на колени рядом с трупом, внимательно осмотрел
горло, халат, покрытый пятнами ржавого цвета, и пальцы руки, совершенно
белые и слегка скрюченные. Джон Браун был мертв - вне всякого сомнения.

Он встал снова и окинул одним взглядом всю комнату: пол, шкаф и стол,
кровать, стены. Открыл дверь стенного шкафа, отодвинул в сторону костюмы и
простучал стенку за ними. В ванной комнате внимательно обследовал решетку
на окне. Вернулся в спальню. И здесь тоже осмотрел прутья решетки на окне и
даже потряс их. Потом простучал все четыре стены. Поднял ковер, присел и
ощупал половицы. Наконец встал и вернулся в кабинет.

- Идите сюда, - позвал он Никки. - Да не забудьте свой чемодан.

Никки повиновалась. Ее волнение немного улеглось. Его манера обходиться с
вещами бесстрастно, уверенно и ничего не упуская - как-то ее успокоила.
Никки наблюдала, как он бесшумно и быстро передвигался по комнате. От его
глаз, казалось, не укроется никакая мелочь.

В конце концов он остановился перед ней, и в его глазах была все та же
беспощадная беспристрастность.

- Расскажите мне обо всем, что здесь произошло. Постарайтесь быть точной.
Все, что произошло, - с того момента, как вы вошли в дом.

Она начала рассказывать, сперва запинаясь, но потом почувствовала все
большую уверенность в себе и заговорила бойчей. Закончив говорить,
протянула Эллери листок, на котором хотела писать свой рассказ.

Он взглянул на него и сунул в карман.

- "Девушка в западне"! Да уж, на сей раз вы попали прямо в яблочко.

- Что вы хотите этим сказать? - спросила она потрясенно.

- Кто-то перерезал Джону Брауну шейную артерию, как видно - ножом.
Единственный выход из спальни -. через этот кабинет. А из кабинета тоже
один-единственный выход - через дверь в коридор, которая была заперта
вплоть до того момента, когда вы ее отперли снова.

- Это верно, - робко согласилась она.

- Нож или что там было использовано - отсутствует. Тем самым ясно, что это
убийство, а не самоубийство. Никого, кроме вас, не было здесь в тот момент,
когда был убит Браун. Какой вы из этого делаете вывод?

- Во всяком случае, из этого никак не следует, что я убила его и куда-то
спрятала нож, - ответила она.

Она побледнела, но выдержала его взгляд не моргнув глазом.

- Я делаю такой вывод, потому что я не убивала его, - если вы сомневаетесь
в этом.

- Полиция, во всяком случае, сомневаться не будет, - спокойно заметил он.

- А какой же мотив для убийства у меня был? - Эта ее фраза прозвучала
ничуть не испуганно. Скорее, сердито и чуточку иронично. - Я сегодня видела
этого человека в первый раз в жизни.

- Что касается мотивов, то предоставьте найти их прокурору. У него к этому
сущий талант. К примеру, он мог бы прийти к заключению, что вы решили
отомстить за подругу.

Ее глаза сверкнули.

- А вы что, думаете так же?

- Нет, я так не думаю. Я только говорю вам, как ко всему этому отнесется
полиция. У полицейских, знаете ли, совершенно специфичная манера мышления.
Я писатель, а не полицейский. А мы, писательская братия, не торопимся
выносить суждения, потому что знаем - факты иной раз могут лгать гораздо
убедительнее, чем люди. Мы, щелкоперы, принадлежим к той разновидности
чудаков, которые полагаются на свой инстинкт. Вот что я вам скажу. А сейчас
давайте сматываться отсюда, пока нас не застукал Старик.

- Старик?

- Да, инспектор Квин. Он уже едет сюда с Барбарой и Джимом Роджерсом.

Эллери вытер поверхность стола и подлокотники кресла своим носовым платком.

- Вы здесь дотрагивались еще до чего-нибудь?

- Нет, - сказала она. - Но не будет ли лучше, если я останусь здесь и все
объясню?

- Что вы собираетесь объяснять? Милая моя, сматывайте удочки, и чем
быстрее, тем лучше!

Он потянул ее за руку к выходу.

- Дайте мне ваш чемодан.

Они побежали по коридору к черной лестнице. Спустившись по ней до середины,
Эллери остановился и замер, прислушиваясь. Затем они тихо двинулись дальше.
Черный ход был открыт. Здесь дом отделяла от улицы только легкая рама с
сеткой от мух. Эллери осторожно выглянул наружу. Рядом со въездом он увидел
бетонную дорожку. Метров через сорок она уходила в лес через проем в живой
изгороди высотой по плечо человеку среднего роста.

- Сейчас будьте осторожны, - сказал он. - Идите нормальным шагом, ни в коем
случае не бегите. Когда выйдете за изгородь, пригнитесь, чтобы вас не было
видно.

Никем не замеченные, они дошли до проема и, пригнувшись, пробежали вдоль
живой изгороди, пока она не перешла в заросли бирючины на северной опушке
леса. Здесь бетонная дорожка кончилась и началась песчаная тропка, которая
петляла среди деревьев. Несколько сот метров они так и бежали по ней друг
за другом. Затем тропинка превратилась в две: одна пошла на запад, к
оврагу, который выходил к реке, другая - на восток, в направлении Ган Хилл
Авеню. Эллери Квин повернул к востоку, туда, где вдали слышался шум машин
на шоссе.

Когда они вышли на Ган Хилл Авеню, он остановился и достал из бумажника
визитку. Нацарапал на ней пару строк и протянул Никки.

- Здесь адрес моей квартиры, - пояснил он. - Я написал несколько слов Анни,
нашей экономке, - она позаботится о вас. Вот. А сейчас садитесь в первое же
такси, которое поймаете, и езжайте туда. И сидите, не высовывая носа за
дверь.

- Но почему бы мне не... Он перебил ее.

- Это единственное место, где вас не будет искать полиция. К тому же оно
явно уютнее, чем камера в женской тюрьме.

- Надеюсь, вы лучше знаете, что делать, - неуверенно проговорила Никки.

- Разумеется, - заверил он. - Я даже сознаю при этом, что меня могут счесть
пособником убийцы. Но что мне остается? Ведь это я впутал вас в эту историю.

Никки глядела на него, широко раскрыв глаза.

- Но что же вы будете делать? Куда вы сейчас?

- Назад, в санаторий.

Он широко зашагал назад по дороге, по которой они только что пришли, и
скоро скрылся в тени деревьев.

8.

Вновь оказавшись в "Храме здоровья", Эллери поднялся в кабинет Брауна. Он
как раз открывал его дверь, когда внизу, в холле, раздался голос отца.
Тогда Эллери подошел к лестнице и, перегнувшись через перила, стал
наблюдать, как миссис Браун, обливаясь слезами, обнимает девушку с
каштановыми волосами - без сомнения, свою дочь Барбару.

- Ах, дитя мое, я так рада, так рада, - причитала она.

В дверях, возвышаясь над инспектором, будто гора, стоял сержант Велье,
вертел в руках свою серую фетровую шляпу и благостно ухмылялся. Ни дать ни
взять - Санта Клаус, который пришел с подарком, подумал Эллери.

Инспектор деликатно кашлянул.

- Миссис Браун, я дал вашей дочери обещание - если она поедет домой, я
попытаюсь поговорить с ее отцом и, если удастся, помирить их.

- Спасибо вам, инспектор. Огромное, огромное спасибо.

Миссис Браун с трудом оторвалась от Барбары.

- Мне, правда, неловко вмешивать посторонних в наши семейные дела, но мой
муж болен... И к тому же он довольно упрям...

- Будет лучше, если я поговорю с ним наедине, - сказал инспектор.

- Конечно. Он у себя в комнате, наверху, на втором этаже. Вторая дверь
справа от лестницы. Не знаю, инспектор, что и делать. Как бы уладить все
это.

Эллери Квин бесшумно скрылся за дверью в кабинете Брауна. Едва он сел за
огромный письменный стол, в дверь постучали,

- Войдите.

Дверь открылась.!

- О, а ты тут что делаешь? - осведомился инспектор Квин. - Ты-то здесь при
чем?

- Жду тебя, - ответил Эллери тоном послушного сына. - Мне сказали по
телефону, что едешь сюда.

- А тебе какое дело? - проворчал инспектор. - Я хочу поговорить с Джоном
Брауном.

- Тебя ждет крупное разочарование.

- Не беспокойся, со мной-то он будет разговаривать.

- Даже несмотря на то, что у него перерезана глотка?

- Что ты сказал? - Инспектору показалось, что он ослышался.

- Кто-то перерезал ему горло, - пояснил Эллери. - Он мертв-мертвехонек.
Лежит вон там.

Он указал на дверь спальни.

- О боже ты мой, - сказал инспектор Квин и пошел поглядеть.

Некоторое время он осматривал безжизненное тело, затем окинул взором
комнату.

- Чем перерезано горло - не нашел?

- Нет. Ни ножа, ни бритвы. Ничего даже похожего.

- Значит, убийство?

- Сильно смахивает на то, папа.

Инспектор снял трубку телефона, позвонил в управление и отдал краткие
распоряжения. Положив трубку, он обернулся к Эллери и нахмурил лоб.

- А ты, собственно, что здесь делаешь?

- Ищу эту девицу - Никки Портер.

- И зачем тебе она?

- Хочу свернуть ей шею.

- Хм. Может быть, ты расскажешь мне, наконец, что тебе известно обо всей
этой истории?

Эллери чистосердечно рассказал обо всем, что знал, опустив только то
обстоятельство, что Никки одна находилась в запертых комнатах, где
произошло убийство. Он ограничился рассказом о том, как искал ее и, не
найдя в комнате доктора Роджерса, заглянул в комнаты Брауна, где обнаружил
того с перерезанной глоткой. А поскольку знал, что отец уже едет сюда, не
стал поднимать тревогу до его появления, но решил занять пост у дверей
кабинета, за письменным столом, чтобы в комнаты никого не пускать.

- Скверная история, - проворчал инспектор Квин. Потом вышел на лестницу и
крикнул сердито:

- Велье! Сейчас же поднимайтесь наверх! Есть работа.

Детективы, эксперты по отпечаткам пальцев, фотографы приехали, исполнили
свои функции и отбыли снова. Затем в "Храме здоровья" появился доктор
Сэмюэль Праути, полицейский врач. Праути был старинным другом инспектора.
Па работе он обыкновенно был сумрачен и саркастичен. Он постоянно - и с
полным на то основанием! - жаловался на обилие вскрытии, а потому
расценивал каждое убийство как личное оскорбление и посягательство на свой
досуг.

В пять часов вечера он, тяжело ступая, вошел в спальню Брауна, кисло кивнул
инспектору и сержанту Велье, не заметил Эллери и склонился над трупом
Брауна.

- Не понимаю, зачем вы вытащили меня сюда, - накинулся он на инспектора,
едва взглянув на тело.

- Хватит брюзжать. Принимайся за работу, - ответствовал тот невозмутимо.

- Нет, это просто невозможно: только соберешься в первый раз в жизни
вовремя уйти с работы домой - и на тебе, обязательно прикончат
какого-нибудь дурня!

Праути сунул в зубы изжеванный конец сигарного окурка и еще раз поглядел на
труп.

- Перерезана глотка. Рана шейной артерии. До свидания.

- Так легко вы от меня не отделаетесь.

- Да тут и слепой увидит, что этот тип умер от потери крови - а вам
понадобилось тащить меня ради этого в Спьютен Дайвил.

- Как давно наступила смерть? Праути ощупал конечности трупа и исследовал
лужицу крови.

- Примерно два часа назад. Взглянул на часы и добавил:

- Что-то около трех. Инспектор повернулся к Эллери.

- А когда ты появился здесь, Эл?

- Чуть позже. В три пятнадцать, я бы сказал. Праути поглядел на Эллери -
так, будто заметил его только сейчас.

- Вам придется произвести вскрытие, Сэм, - сказал инспектор.

- Зачем, ради всего на свете? - возопил Праути. - Ведь даже слепому видно...

- Это убийство. Требуется вскрытие, - твердо сказал инспектор.

- Матерь божья! - жалобно всплеснул руками Пра-ути. - За кого вы меня
считаете? Я вам что, супермен - работать день и ночь?

- Я хотел бы, чтобы вы поискали яд. Может быть, кто-то попотчевал его
предварительно мышьяком и только потом шутки ради перерезал глотку.

- Ночью-то я уж во всяком случае работать не буду. Этот номер не пройдет.
Завтра утром приду на работу и мы вернемся к этому вопросу.

- На этот раз дело спешное, Сэм.

- На этот раз! А когда оно у вас не спешное, хотел бы я знать? Все! На
сегодняшний вечер, во всяком случае, я договорился играть в покер. Билл и
Джерри за последнюю неделю нагрели меня на шестнадцать долларов, и я
намерен нынче вернуть свое - нравится это вам или нет.

- Тогда рано утром, - попросил инспектор Квин. Праути только хмыкнул.

- Вот вам разрешение на перевозку тела, - сказал он.

- Мы отправим его чуть позднее. Я хотел бы оставить труп здесь на время
допроса - для пущего психологического эффекта.

- Как хотите. Я, во всяком случае, отчаливаю, - ответил Праути и затопал к
двери.

В шесть часов Корнелия Маллинз, Рокки Тейлор и Закари сидели в спальне
Брауна. Эллери Квин стоял у окна и созерцал окружающий пейзаж. Сержант
Белье прислонился к двери в кабинет. Инспектор Квин сел за столик в форме
почки. На полу рядом с кроватью стояли носилки. На них лежало тело,
покрытое большой простыней. Инспектор строго посмотрел на троицу
приглашенных им. Каждый из этой троицы, по его мнению, имел для убийства
Брауна не только мотив, но и удобную возможность.

Все трое в этот момент выглядели растерянными и предельно усталыми -
инспектор взялся за них основательно. Закари никак не мог найти место своим
рукам и сейчас занимался скручиванием в трубочку листа бумаги. Корнелия не
сводила глаз с Рокки Тейлора, который вертел на пальце кольцо с фальшивым
бриллиантом и старательно избегал ее взгляда.

- Как мне сообщила миссис Браун, - сказал инспектор, - ее муж днем составил
новое завещание и, кроме того, выразил намерение закрыть свое предприятие.

- Никто с этим не спорит, - поспешил сказать Закари.

- Значит, вы не будете оспаривать и тот факт, что только вам на руку было
исчезновение нового завещания, из-за чего волей-неволей в силу бы снова
вступило старое? Другими словами - вы, все трое, сидящие здесь, упоминались
в старом завещании, найденном мистером Закари в сейфе в кабинете мистера
Брауна, тогда как по новому завещанию вы все, так сказать, лишались
наследства. И это новое завещание, на радость вам, нигде нельзя найти! Так
же, как и орудие убийства!

Все продолжали молчать.

- Вернемся к вашим алиби. Мистер Закари, вы утверждаете, что были внизу, у
себя в кабинете. Делали расчеты. Да?

Закари кивнул.

- Совершенно верно.

- Но вы че можете назвать никого, кто бы мог подтвердить это ваше
показание, - продолжал инспектор. - А вы, мистер Тейлор и мисс Маллинз, вы,
покинув эту комнату, значит, отправились на прогулку?

- Да, вдоль реки, - кивнул Рокки Тейлор.

- Но никого не видели во время прогулки и вас тоже никто не видел?

- - Можете иронизировать, но это сущая правда! - заявила Корнелия Маллинз и
нервно откинула белокурую прядь со лба.

- Конечно, конечно. Скажите, а как давно, собственно, вы обручены?

- Обручены? Ах, вот вы о чем... Уже несколько лет.

- У меня на данный момент вроде бы все. Ах, да, чуть не забыл - никто без
моего специального разрешения не должен покидать дом и прилегающую к нему
территорию.

Они вышли из спальни в кабинет, и там инспектор знаком подозвал ожидающего
его Джима Роджерса.

- Доктор Роджерс, - начал он, дождавшись, пока Велье закроет дверь. -
Дежурный администратор сообщила мне, что сегодня днем некая мисс Портер. -
мисс Никки Портер - разыскивала вас. Почему вы не сказали мне об этом?

- Я же не видел ее, - ответил Роджерс. - Когда вы допрашивали меня, я еще
ничего об этом не знал; мисс Браун рассказала мне обо всем только в
муниципалитете - я имею в виду сцену, которая разыгралась у Никки на
квартире.

- Ага, - сказал инспектор Квин. - Ну что же, тогда вроде бы все.

И приказал Велье:

- Позовите мисс Норрис, пусть поднимется. Когда администратор вошла в
комнату, она бросила

боязливый взгляд на то, что лежало на носилках под

простыней, и быстро отвела глаза.

- Мисс Норрис, скажите - когда та юная дама, которая хотела поговорить с
доктором Роджерсом, снова покинула этот дом?

- Я не знаю, сэр. Я не видела, как она уходила.

- Вам не кажется странным, что она ушла, не поставив вас в известность об
этом?

- Нет, сэр. Я часто отхожу со своего места. Меня все время зовут то туда,
то сюда. И через некоторое время после того, как она пришла, меня позвала к
себе миссис Браун.

Эллери Квин по-прежнему делал вид, что поглощен созерцанием пейзажа за
окном, а сам следил за ходом допроса, не пропуская ни слова. Интересно,
сколько еще отец намерен обсуждать эту тему?

- А что хотела от вас миссис Браун?

- Она сказала мне, что мистер Браун велел ему не мешать. Это ужасно, сэр.
Мистера Брауна что - закололи?

- Нет. Кто-то перерезал ему горло ножом или еще чем-то острым.

Она ойкнула и отшатнулась. Затем взглянула на стол и немного подошла к нему.

- Его нет, - прошептала она. - Неужели это им?

- О чем вы?

- О ноже для разрезания бумаг.

- О каком ноже?

- Здесь, на столе, у мистера Брауна всегда лежал нож. Он вскрывал им
конверты и пакеты, когда приходила почта.

- И как он выглядел, этот нож?

- Такой маленький и очень острый. Ручка отделана бриллиантами. Я думаю,
старинной венецианской или флорентийской работы - что-то итальянское,
словом. Может, он лежит в ящике стола?

- Его там нет, мисс Норрис. Спасибо вам большое, вы очень нам помогли.

- Велье! - сказал инспектор, когда девушка вышла, - спросите-ка миссис
Браун, не вспомнит ли она что-нибудь об этом ножике для бумаг. Я имею в
виду, не видела ли она его сегодня днем, когда тут все были в сборе. А
потом позвоните в управление. Пусть объявят общий розыск мисс Никки Портер.

- Папа! - Эллери, глядевший в окно, повернулся к инспектору, едва сержант
вышел.

- Посмотри-ка!

Инспектор подошел к окну и встал рядом с сыном. Метрах в двухстах от дома,
у самой опушки леса, старый Амос усердна копал глубокую яму. Он уже был
виден из нее только по пояс, но энергично продолжал свое занятие.

- Что там делает этот субъект? - удивленно спросил инспектор.

- Пойдем поглядим, - предложил Эллери.

- Давай сходим.

- Привет! Как вас зовут? - спросил инспектор, когда они остановились рядом
с ямой.

Старик в лохмотьях даже не удостоил их взглядом. Одна лопата за другой
вылетали из ямы, и куча земли рядом с ней постепенно росла. С плеча
старика, громко захлопав крыльями, взлетел ворон, сел на клен по соседству
и закаркал.

- Амос, - ответил, наконец, старик.

- Вы здесь работаете? - продолжал расспросы инспектор.

- Без труда не вытянешь и рыбки из пруда, - пробормотал Амос, не прекращая
своего занятия.

- Карр, карр, - раздалось у них над головами.

- Это что, ваша живность?

- Джозеф - мой друг, мой единственный друг. Джозефом его звать.

Ком земли упал на ботинок Эллери. Из глины блеснуло что-то желтое. Он
нагнулся и поднял осколок фарфоровой вазы.

- Вам известно, что мистер Браун мертв? - спросил инспектор.

- Все приходит и уходит, приходит и уходит, - монотонно пробубнил Амос.

Эллери отбросил осколок к стволу клена.

- Зачем вам, собственно, такая глубокая яма? - спросил он.

- Это будет могила.

- Для кого же?

- Земля - моя мать.

Инспектор Квин подал Эллери знак возвращаться.

На обратном пути он сказал:

- Старик немного не в себе, но я думаю, что не настолько сумасшедший, как
представляется. Надо будет поглядывать за ним.

Эллери обернулся. Ворон слетел с дерева и взял фарфоровый осколок в клюв.

Сержант Велье уже спешил им навстречу.

- Она говорит, что нож для бумаг сегодня еще днем лежал на письменном
столе, - взволнованно сообщил он. - Я думаю, его укокошила эта девчонка.

- Миссис Браун уверена в этом?

- Совершенно уверена. Сказала, что мистер Браун все время вертел его в
руках.

- Вы распорядились, чтобы увезли труп?

- Да, инспектор. Приехали санитары, я отдал им разрешение на перевозку с
подписью и сказал, что теперь они могут его забирать.

Легкие на помине, из дома вышли двое мужчин с носилками, покрытыми
простыней, и погрузили их в санитарную машину.

- Это чтобы старина Праути не расслаблялся без работы, - ухмыльнулся Велье.

- Вот что, сын мой, - сказал инспектор Квин, когда машина уехала. - Сейчас
мы с Велье опять поедем в управление. К ужину я дома не буду. Сообщи Анни,
ладно?

- Ты, значит, сейчас примешься за розыск мисс Портер? - осведомился Эллери
Квин.

- Верно. До завтрашнего утра мы должны ее найти. Велье открыл инспектору
дверцу, а затем сам втиснулся за руль. Его нога сорок шестой размера
надавила на стартер.

- У вас же так здорово получалось находить мисс Портер, - ухмыльнулся он. -
Что бы вам не попытаться еще разок?

- Хватит меня подначивать, - сокрушенно сказал Эллери. - Я сам знаю, какого
дурака свалял.

- Во всяком случае, больше не хватай не тех девиц, - засмеялся инспектор. -
Еще какая-нибудь из них вдруг да окажется замужем. И с ревнивым мужем!

Эллери предпочел ничего не отвечать. Нахмурившись, он сел в свою машину.

Нет, он просто дурак. Каждый, мало-мальски здравомыслящий человек поймет,
что убить Брауна могла только Никки. Все указывает на нее. Из комнаты
Брауна не было никакого другого выхода - никакой потайной двери - только
та, которая выходила в коридор из его кабинета и была на запоре. Это так.
Но он видел глаза Никки - темные, полные страха. Это были глаза невинного
человека. Черт побери еще раз! Из-за этих глаз он и оказался в дураках. Вот
и увяз сейчас по самые уши и вынужден доказывать, что чудеса тоже
случаются. Все проще пареной репы. Осталось всего лишь выяснить, кто убил
Джона Брауна, и как именно он его убил. В этом-то "как" и есть главная
загвоздка. Да еще время поджимает. Когда отец увидит Никки у них в
квартире...

- Мистер Эллери Квин, - сказал он громко, трогаясь с места. - Вы
совершенный оболтус. Вас, как видно, в детстве купали в чересчур горячей
воде.

- Карр! Карр! - донеслось до Эллери и ему показалось, что это непотребный
ворон глумится над ним. - Карр!

9.

В самом начале пятого Никки позвонила в дверь квартиры Квинов на Западной
87-й улице. Седовласая бдительная Анни - повариха, горничная и экономка в
одном лице - открыла ей и подвергла ее внимательному осмотру.

- Мистер Квин сказал, чтобы я подождала его здесь, - известила Никки. Анни
кашлянула.

- Полагаю, вы имеете в виду мистера Эллери Квина?

И поглядела на девушку проницательнее.

- Да.

Никки покраснела и протянула ей визитку Эллери.

- Входите, - сказала Анни, смиряясь. - Мистер Эл-лери пишет тут -
"подождать в моем кабинете".

Анни выпятила губу и принялась запирать за Никки дверь.

Никки огляделась. Сразу напротив входной двери была большая гостиная.
Обставлена достаточно уютно, однако в ней царила такая чистота, что это
просто угнетало и действовало на нервы. Было видно, что каждой из вещей
отведено строго определенное место. Пепельницы стояли как новенькие. Было
бы просто непростительной дерзостью осквернить их своим окурком. На
полированном письменном столе, где сверкала начищенная старомодная лампа,
не было ни единой пылинки. Ковер коричнево-розовых тонов можно было хоть
сейчас фотографировать для рекламы лучших в мире пылесосов. Прямо против
кушетки, подушки на которой были заботливо выхлопаны и взбиты Анни,
находилась дверь в спальню инспектора Квина. Рядом с кушеткой - раздвижная
дверь в столовую. За ней располагались кладовая и кухня, как Никки
определила по урчанию холодильника. Проходя мимо, она успела мельком
заметить ряды начищенных до блеска алюминиевых кастрюль и сковородок.

Кабинет Эллери Квина находился в самом конце коридора. Никки открыла дверь
- и обомлела.

В кабинете стоял просто немыслимый беспорядок. Все было прокурено насквозь.
Стол у окна завален рукописями, журналами, газетами, карандашами,
старательными резинками и курительными трубками. Картину дополняли
несколько пепельниц, полных окурков, галстук, домашняя туфля, три
колокольчика и одно большое ботало из тех, что в Индии вешают на слонов,
три пробки от бутылок, водруженных друг на друга наподобие Пизанской башни,
а также пишущая машинка, составляющая центр композиции. При виде этого
кавардака Анни оскорбилась до глубины души.

- Мистер Эллери не велит ни до чего дотрагиваться в своем кабинете, -
пояснила она, наморщив нос и открывая окно. - Попробуем, конечно, немного
проветрить, но едва ли это поможет. Тут надо убирать капитально.

Она сердито посмотрела на переполненные пепельницы.

- Даже окурки не разрешает выбрасывать. Когда пепельницы у него
наполняются, он опорожняет их вон в ту вазу на полу.

Она указала на голубую фарфоровую вазу, из которой торчали две трости,
карниз для шторы и кусок свинцовой трубы (все эти вещи напоминали хозяину о
давно раскрытом убийстве). Пока Никки озиралась, Анни поспешила закрыть
дверь в спальню, всем своим видом показывая, что пришельцам женского пола
непозволительно проникать взором в эту святая святых. Затем сняла с полки
книгу и протянула ее Никки.

- Вот, если хотите пока почитать. Это последнее произведение мистера
Эллери, - гордо и значительно произнесла она. - А если понадобится еще
что-то, зовите меня.

- Спасибо, - сказала Никки.

Вдруг Анни наклонилась к ней, глаза ее заблестели, в них не осталось ни
следа от былого недовольства.

- Все-таки нет ничего лучше хорошего убийства, правда, мисс?

Внутри у Никки все оборвалось.

- Вы разве не находите? - не отставала Анни.

- О да, конечно. Само собой.

- Я просто никогда не могу догадаться, кто убийца. Спорим, вы тоже не
догадаетесь, кто там убил, - она указала на книгу у Никки в руке. - Ну,
ладно, мне пора за работу.

И она вышла из кабинета.

Никки принялась оглядывать комнату. Эллери Квин, как видно, был не мастак
попадать скомканными листами в урну. Весь пол вокруг нее был усеян
бумажными шариками. За письменным столом стояло удобное кресло с откидной
спинкой, опущенной до предела. Никки заключила из этого, что Эллери любит,
размышляя, класть ноги на письменный стол. На поручне кресла она обнаружила
множество каких-то маленьких белых штучек. Судя по всему, Эллери имел
привычку разрезать ершики для чистки трубок и делать из них маленькие
фигурки зверушек. Та, которую Никки взяла в руки, изображала оленя.
Приглядевшись к остальным, она узнала обезьяну, слона и свинью. Из-под
пишущей машинки торчали ножницы. Она покачала головой и присоединила оленя
к остальному зверинцу.

Так вот, значит, как проводит тут время мистер Эллери Квин! У нее было
такое ощущение, что он просто сгреб все на столе в сторону, чтобы
расчистить место для пишущей машинки. Странные создания - мужчины! Как он
может терпеть такой беспорядок?

Никки собрала все пепельницы и отнесла их к подоконнику. Выглянув из окна и
убедившись, что ее никто не видит, она быстро вытряхнула их содержимое во
двор.

Затем убрала с кушетки поношенную фетровую шляпу, села и открыла книгу.
Прочитав заголовок, вздохнула - ну что за необычайный человек?..

Убийство Джона Брауна отодвинулось куда-то далеко-далеко...

Эллери вернулся домой в четверть восьмого.

- Анни! - крикнул он. - Где вы укрылись, о прекрасная Аннабель Ли?

Анни, шаркая ногами, поспешила ему навстречу.

- Наконец-то, мистер Эллери! Очень вовремя.

- А что случилось, Анни?

Ноздри Анни подрагивали - верный признак того, что она сердится.

- Пришла ли мисс Портер?

- Я проводила эту юную даму в вашу берлогу, как вы и написали. Но почему
нельзя было позвонить мне заранее, чтобы я поставила в печь жаркое к вашему
приходу? Теперь уже поздно это делать. Есть только яйца и ветчина, и я даже
слушать не стану претензии инспектора.

Эллери Квин улыбнулся.

- Отец не приедет к ужину, а я уже поел.

- Ах, вы уже поели? А я уже разбила яйца! Славные у вас манеры, ничего не
скажешь!

- Анни, отец, я вижу, был прав.

- Что вы имеете в виду, мистер Эллери?

- Он сказал, что вы чересчур много поработали в последнее время, очень
устали, и вам надо чуточку отдохнуть. Он просто настаивает, чтобы вы ушли в
отпуск.

- Но ведь я всего полгода как была в отпуске! - запротестовала Анни.

- Не имеет значения. Отец велел, чтобы уже завтра утром вас здесь не было.
И послезавтра и через три дня. Отдых пойдет вам на пользу.

Эллери извлек из бумажника несколько купюр и чуть ли не насильно всучил их
Анни.

- Ну вот еще! Зачем? - в великом смущении проговорила Анни.

- Здесь плата за неделю. И всю эту неделю мы не желаем вас видеть, Анни.
Словом, отдохните на славу.

- Невиданное дело! - сказала Анни, но уже улыбаясь.

- Все, и чтоб духу вашего здесь не было! Марш прямо сейчас.

- Но ведь яйца, мистер Эллери...

- Это уже моя забота.

Всего через несколько минут, отведенных Анни на переодевание, Эллери
выставил ее за дверь и запер за ней. После чего вздохнул с облегчением и
пошел к себе в кабинет.

И замер на пороге. Положив под голову его голубой домашний халат и уронив
на пол его последнюю книгу, Никки Портер спала на кушетке сном праведницы.
Бежевая соломенная шляпка была надвинута на один глаз. Другой глаз сразу
широко раскрылся, стоило Эллери войти в комнату.

- Приветствую вас, о мой герой! - Она села. - Без вас время тянулось столь
медленно.

- Вы устали? - спросил он сочувственно.

- Нет, - отмахнулась она. - Просто стала читать вашу последнюю книгу, и она
подействовала на меня что твое снотворное. Мухи на лету засыпают - какая
скука! Впрочем, какие новости?

- Никаких, если не считать, что объявили общий розыск одной страшно
остроумной девицы с каштановыми волосами и курносым носом, - любезным тоном
сказал он.

Он ожидал, что при этом известии она как-то выдаст свой страх. Но она лишь
спокойно поглядела на часы.

- Ничего удивительного, потому что уже почти полвосьмого.

- Не понимаю! - Эллери сел в кресло за письменным столом, положил на него
ноги и принялся качать носком правого ботинка. - Что значит - ничего
удивительного?

- Ничего удивительного, что я нервничаю и расстроилась. Ведь у меня после
завтрака маковой росинки во рту не было.

- У меня тоже.

- И что вы намерены делать?

- Если вы не против, можно поджарить тосты и сварить кофе. А к нему яичницу.

- Готовить придется мне? - спросила она с ужасом. Эллери Квин глянул на нее
с любопытством.

- Вот как? Вы что же, не умеете готовить?

- Разумеется, нет. Я же писательница, а не повариха.

- Ну что же, может, это даже к лучшему.

- Что вы хотите этим сказать?

- Хочу сказать - хорошо, что вы не умеете готовить. Если бы оказалось, что
вы умеете готовить так же, как писать детективы...

Он засмеялся.

- Вы, собственно, всегда сидите в такой неудобной позе - ноги выше головы?
- осведомилась она ледяным тоном.

- Лучше всего класть ноги на каминную решетку, - задумчиво сказал Эллери. -
Но в этой комнате, к несчастью, камин отсутствует. Не будете ли вы так
любезны и не передадите ли мне мою трубку? Такую, с покусанным мундштуком.
Она лежит где-то там, на столе.

- Вы скажете, наконец, Анни, чтобы она принесла что-нибудь поесть, или мне
придется идти самой? - спросила она, вставая.

- Вы и в самом деле так проголодались? - спросил он удивленно.

- Я умираю от голода!

- Милая вы моя, ума не приложу, что же нам делать? Ведь Анни у нас больше
не работает!

- Как так? Я думала, она у вас постоянно!

- Я только что дал ей отпуск на неделю.

- Почему? - спросила Никки и проницательно посмотрела на него.

- Чтобы от нее отделаться. Иначе она рассказала бы все отцу.

- Уж не хотите ли вы сказать, что ваш отец тоже живет в этой квартире?

Никки побледнела как мел.

- Естественно. Эта квартира принадлежит ему.

- Но ведь... Но ведь он...

- Не стоит так волноваться. Он вас не найдет.

Эллери прицелился указательным пальцем в дверь, ведущую в спальню, согнул и
отвел назад большой палец, как будто это боек пистолета, и произвел спуск.

- Я спрячу вас вон там.

- Не спрячете, - сказала она твердо и поправила шляпку, - Потому что я
немедленно ухожу отсюда.

- В самом деле? Тогда я советую вам сразу взять такси и ехать до угла
Шестой и Гринвичской улиц. Там женская тюрьма и, говорят, в ней славно
готовят. Для яичницы они берут самое наилучшее обезжиренное молоко, так что
сохраните фигуру.

- Для яичницы! - простонала Никки. - Боже мой, какая я голодная!

Эллери Квин встал и крепко взял Никки за локоть.

- Сейчас вы пойдете со мной и будете вести себя как послушная маленькая
девочка. И пока я не выпутаюсь из той дурацкой ситуации, в которой оказался
благодаря вам, даже носа из дома не высунете. Ясно?

В кухне Никки села на низенькую табуреточку и стала наблюдать голодными
глазами, как Эллери берет большой кусок масла, бросает его на сковородку и
держит над газом. Когда масло приобрело золотисто-коричневый оттенок, он
вылил на сковородку яйца, которые Анни уже размешала мутовкой и в которые
он предварительно добавил полстакана сливок.

- Желаете яичницу просто с салом или еще и с колбасой? - спросил он,
открывая печь и зажигая гриль.

- Лучше с колбасой.

Он достал из холодильника шесть свиных колбасок, шесть кусочков свиного
сала и положил все это на гриль.

- Вот, - сказал он и вставил два ломтика белого хлеба в тостер. - Смотрите
и запоминайте.

- И что я должна делать?

- Когда они выскочат из. тостера, выньте их, намажьте маслом и заложите
туда следующие два кусочка хлеба. Или вы не знаете, как намазывать масло на
тосты?

Она даже не удостоила его взглядом.

Эллери извлек из холодильника несколько стеклянных баночек и поставил их на
кухонный стол. Никки повернула их этикетками к себе, чтобы прочесть, что на
них написано.

- Джем, земляничный мармелад и мед. Мистер Квин, у вас, кажется, есть и
некоторые положительные стороны.

- Что вы желаете на десерт? Сливы или финики со сливками?

Потом они сидели до половины одиннадцатого в кабинете Эллери и говорили об
убийстве Брауна, о детективных историях вообще, о том, как Никки лучше
спрятаться от полиции, о международной политике и о прочих приключениях
Эллери. Тут Эллери услышал, как открывается входная дверь. Он быстро
затолкал Никки вместе с ее чемоданом в спальню и застучал что было сил по
клавишам пишущей машинки. В коридоре раздались шаги, и к нему в кабинет
вошел инспектор, сопровождаемый сержантом Велье.

- Все еще трудишься? - спросил он сына.

- - Как же так? Выходит, вы все еще не нашли эту Портер? - иронически
осведомился Велье. - Ты погляди! А я-то думал, вы каждый вечер хватаете
убийц пачками.

- - Мы найдем эту девицу, не беспокойтесь, - проворчал инспектор. - Что,
Анни покормила тебя приличным ужином, сын?

- Нет. Я сам пожарил себе пару яиц. Анни поехала в Огайо - в Вапакопету.

- Куда-куда? - пораженно спросил инспектор.

- В Вапакопету, пап. Ну ты же знаешь - это на юго-западе. Штат Огайо.

- Ты что, опять водишь меня за нос?

- Да нет же! Там у Анни родня. Они прислали телеграмму, чтобы Анни срочно
ехала домой. Ее двоюродная бабушка Аманда больна.

- Выходит, нам придется есть где-нибудь в городе. Черт бы подрал эту
многочисленную родню и пылкие родственные чувства!

Инспектор был по-настоящему расстроен.

- Ничего, уже все улажено. Анни нашла себе замену на время. Вроде бы
хорошая повариха. Завтра явится.

Эллери Квин специально сказал это погромче, чтобы слышала Никки.

- Во всяком случае, Анни говорит, что она - большая мастерица стряпать
йоркширский пудинг.

- В самом деле? - Инспектор даже облизнулся. - Ну что же, если Анни кого
рекомендует, значит есть за что. Настоящий йоркширский пудинг?

- Э, - сказал сержант Велье и запустил свою шляпу так, что она спланировала
на кушетку. - Вы, кажись, что-то говорили насчет бутылочки пива, шеф?

- Пиво стоит в холодильнике, - явно успокоенный услышанным, ответил
инспектор Квин. - Возьмите там бутылочку, да принесите еще одну Эллери. Он
составит вам компанию. Он - сова. А я пойду лягу. Завтра опять рано
вставать. Мы закинули сети - как ты красиво выражаешься в своих романах -
на эту Портер. К утру ждем улова. Кроме того, Сэм Праути сделает вскрытие
рано утром.

Эллери Квин даже присвистнул.

- Как тебе удалось такое чудо?

- Я сказал ему, что у Браунов околел осел, видимо, отравлен каким-то ядом.
Нужно исследовать. А рапорт по Брауну с меня требуют к восьми утра. Я
специально оторвал его от покера, чтобы он метал громы и молнии. Но потом
посулил, что если он до восьми предоставит мне результаты вскрытия Брауна,
я устрою, чтобы ослом занимался не он, а ветеринар.

- Ваш отец сегодня и вправду в ударе, Эллери, - сказал сержант Велье. - Ну,
ладно, пойду принесу вам пивка.

Его массивная фигура исчезла за дверью на кухне.

- В таком случае, желаю спокойной ночи, - сказал инспектор и поднялся.

- Спокойной ночи, папа.

Эллери уставился на клавиши своей печатной машинки. Неожиданное появление
Велье путало все карты. Обычно сержант не был склонен к долгим беседам, но
по вечерам, с кружкой пива в руке... как знать... И почему он так долго не
возвращается? Неужели заблудился в квартире, которую знает как свои пять
пальцев?

Эллери Квин закончил печатать предложение, столь спешно начатое перед
приходом отца и сержанта.

Тут Велье снова возник в дверях, держа в руках черный лакированный поднос,
на котором стояли две кружки, миска с солеными крендельками и огромный
кувшин с крышкой.

- Что это у вас там? - удивленно спросил Эллери.

- Я слил туда пиво из шести бутылок, - радостно заулыбался великан. - Ведь
что такое бутылка? Так, только горло смочить. Давайте-ка, убирайте все это
дело в сторону.

Эллери Квин расчистил место для подноса на столе.

- Но мне еще надо работать, - запротестовал он слабо.

- А, ерунда. Запишете все, что надо, завтра. Почему бы вам для разнообразия
не встать разок утром, а?

Велье поставил поднос на стол и налил из кувшина две кружки. Поднялась
густая пена, и Велье положил на край своей кружки указательный палец.

- Во, так не выльется, - пояснил он со счастливой улыбкой. - Знаете,
Эллери, у меня все в полном порядке!

- Да уж вижу, - хмуро отозвался Эллери.

- Дело об убийстве Брауна уже практически раскрыто.

- Вот как?

Велье уселся на кушетку, потянулся за кружкой, наполовину осушил ее и
повертел в рука'"

- Его убила эта девица.

- Какая? Та пикантная блондинка-физкультурница?

- Да нет. Эта Портер.

- В самом деле? А как вам удалось выяснить?

- Следующим образом. Вы же знаете, что Никки Портер - подружка Барбары
Браун. Вот она заявилась к ней и поняла, что полиция ищет Барбару. Девицы -
они мигом соображают. Барбара терпеть не может своих стариков - весь этот
идиотский культ здоровья сидит у нее в печенках. Старик тоже ненавидит свою
дочь. Значит, они решили, что полиция села им на хвост, чтобы вернуть
Барбару домой. И решили использовать свой шанс.

Сержант снова отхлебнул пива.

- Козлом отпущения они решили сделать вас, - и, конечно, ни в коем разе
нельзя винить вас за это, Эллери, - великодушно заметил он. - Эта Портер,
значит, поехала с вами, спряталась за статуей в нише и выждала удобный
момент.

- Откуда вы знаете? - спросил Эллери Квин.

- Потому что на статуе сзади мы нашли целую дюжину отпечатков пальцев этой
девицы.

- Дальше.

- То, что она спряталась за статуей, доказывает преднамеренность ее
действий. Она выждала, пока все уйдут из брауновскои спальни, выбралась из
своей засады, схватила с письменного стола нож для разрезания бумаг и
перерезала Брауну горло.

- У вас буйная фантазия, сержант.

- А чего здесь фантастического? На столике в спальне мы тоже нашли
отпечатки ее пальцев. Чем же это еще объяснить, мистер Квин?

Мистер Квин даже не попытался найти другого объяснения. Он тупо уставился
на пепельницу, наполовину полную окурков. Значит, они нашли отпечатки ее
пальцев на статуе и на столе в спальне. Большой-то письменный стол он
вытер. А что Никки дотрагивалась до стола в спальне, она не сказала. Она
сказала только, что бралась за дверную ручку, обернув ее платком, и вот
тебе, пожалуйста, новость... Да. Она, конечно, подслушивает сейчас под
дверью и слышит каждое слово.

- Похоже, вы и в самом деле нашли там кое-что, Велье, - согласился Эллери..

Только во втором часу ночи сержант Велье, наконец, отправился восвояси.
Эллери Квин был совершенно измотан. Но у него было такое чувство, что Никки
сейчас требуется моральная поддержка. Она, должно быть, умирает со страху.
Он подошел к спальне и тихонько постучал. Никакого ответа. Он постучал чуть
громче. Подождал, нажал на ручку, открыл дверь и в лунном свете увидел
Никки, которая мирно спала, укрывшись покрывалом. На подушке разметались ее
темные волосы. Он тихо-тихо затворил дверь. Ну и нервы у этой девочки!

Он задумчиво потер подбородок. А почему бы ей, собственно, не спать? Он и
сам устал, как собака. Он снял куртку, галстук и повесил на спинку кресла у
письменного стола. Сел на кушетку, снял туфли и расстегнул рубаху. Взял
домашний халат, сделал из него некоторое подобие подушки и сунул под голову.

Бедняжка. Она оказалась черт знает в каком положении. Хуже не бывает. Он
сам, впрочем, тоже. Ему придется совершить невозможное! Никки и мухи
обидеть не могла! Чтобы понять это; достаточно хоть раз заглянуть ей в
глаза - такие испуганные... Длинные пушистые ресницы. Глаза невинного
человека.

10.

Эллери Квин открыл глаза. В комнату светило солнце, а инспектор Квин, в
кальсонах, на цыпочках, крался через кабинет к закрытой двери в спальню.

- Отец! - что было силы крикнул Эллери и подскочил с кушетки.

Инспектор Квин, который как раз взялся за ручку двери, вздрогнул так, будто
ему выстрелили в спину. Помазок для бритья выпал у него из рук в вазу, куда
Эллери обыкновенно вытряхивал окурки из пепельниц. Широко раскрыв глаза,
инспектор обернулся.

- Ты что, ошалел? Чего вопишь, будто тебя режут?

- Прости, папа. Это я со сна. Еще не проснулся.

- Я и не хотел тебя разбудить. Ты думаешь, если ты спросонья, у тебя есть
основания так орать на людей?

- Мне, наверное, приснился кошмар, пап.

- И вообще, что с тобой происходит? Почему ты не разделся по-человечески и
не лег в постель? И такой нервный...

- Велье засиделся допоздна. А потом я еще решил дописать пару строк и
прилег подумать. И заснул, видимо.

Инспектор, наконец, выудил из вазы свой помазок.

- Словом, Эллери, ты мог бы завести себе привычки получше, - сказал он,
покачав головой, и отряхнул с помазка пепел.

- Прости, папа. Погоди-ка, - Эллери, заметив, что отец снова делает попытку
войти в спальню, бросился к нему и взял под руку.

- Что тебе еще нужно?

- Скажи, который час?

- Без пяти восемь. Я проспал.

- Ты уже знаешь результаты вскрытия?

- Конечно, нет. Отпусти меня.

- Ты не откажешь мне в одной просьбе? - Эллери не отпускал руку отца и
потихоньку уводил его от двери.

- Не откажу, если смогу.

- Позвони мне сразу же, когда будет готово заключение. Меня очень
интересует это дело.

- Договорились. Позвоню. Но пусти же меня, наконец. Что ты в меня вцепился?

- Тебе что-то надо, пап?

- Да. Я...

Взгляд инспектора упал на кружки и кувшин.

- Это что, вы столько выпили вчера?

- Да. Я уже думал, что Велье останется здесь навеки.

- Тогда лучше ложись и поспи еще немного. Я только хотел позаимствовать у
тебя лезвие для бритвы.

Инспектор внезапным движением освободился из объятий Эллери и оказался у
двери, - не успел тот и глазом моргнуть. Оцепенев от ужаса, Эллери
наблюдал, как отец входит в спальню. Он даже застонал, опустился на кушетку
и схватился за голову. Вот сейчас бомба взорвется... Вот сейчас... Он ждал
первого удивленного возгласа отца. Тот, конечно, почувствует себя
оскорбленным. Возмутится. А потом грянет настоящая буря. Он обвинит сына в
гнусном предательстве, в сговоре с преступницей и даже в соучастии в
убийстве. Какой скандал... Сын инспектора Квина...

Эллери услышал, как открылась дверь в ванную позади его спальни, и почти
тут же закрылась снова. Инспектор, держа в руке лезвие в синей обертке,
снова вышел в кабинет. Эллери, раскрыв рот от удивления, взирал, как отец
направляется к себе.

- Полежи еще немного, Эллери, - посоветовал ему отец, остановившись в
дверях. - У тебя просто ошалелый вид. Ты явно недоспал.

Не успел отец выйти в коридор, как Эллери бросился в спальню. Никки нигде
нет. Кровать заправлена. Все в безупречном порядке. Он распахнул двери
стенного шкафа. Никого. Он остановился у кровати, лихорадочно размышляя.

Конечно, она сбежала ночью. Решила сделать его козлом отпущения. Велье был
прав. Каким дураком он оказался!

- Пет!

Эллери за что-то зацепился и поглядел вниз.

- Пет!

Маленькая рука с ярко-красными наманикюренными ногтями появилась из-под
кровати и схватила его за штаны.

- Все в порядке? - шепнула Никки. Он поспешил закрыть дверь в спальню.

- Да.

Никки вылезла из-под кровати. Она надела его белую шелковую пижаму, в
которой спокойно могли поместиться по меньшей мере две девушки ее размеров.
Эллери засмеялся.

- Что тут смешного? - спросила она, выволакивая из-под кровати свой чемодан.

- Поглядите в зеркало - поймете.

- Поглядите-ка лучше сами. Вы что, бросили бриться? Настоящий кактус.

- Советую вам переодеться, - сказал он. - Я дам знать, когда отец уйдет из
дому.

Выйдя в коридор, Эллери к удивлению своему услыхал в гостиной голос доктора
Праути.

- Ха! Ну я просто не мог отказать себе в удовольствии лично сообщить вам
эту новость и поглядеть на выражение вашего лица. Я специально приехал.

В гостиной Эллери застал не только полицейского врача, но и сержанта Велье.
Велье, пребывая в некотором смущении, поглядывал на шефа, который стоял
перед ним в нижней рубахе и брюках со свисающими подтяжками. Физиономия
Праути, наоборот, выражала что угодно, только не смущение. Казалось, он в
первый раз в жизни веселился от всей души, хохоча во все горло и закидывая
при этом голову.

- Ха! Ха!Ха!

- Прекратите ваши глупые смешки, - сказал инспектор раздраженно, - и
расскажите мне толком, что показало вскрытие.

- Инспектор! - с трудом перевел дыхание Праути. - Вы не будете иметь ничего
против, если я буду называть вас инспектором, инспектор? Или будете? Итак,
инспектор, я специально приехал сюда, чтобы сообщить вам эту новость лично.
Значит, на вилле у Браунов отравился осел, да? Это, случайно, были не вы? А?

Инспектор повернулся к сержанту.

- Он что, пьян?

У Велье был такой вид, будто он вот-вот разрыдается.

- Нет, сэр. Неприятная история, сэр.

- Послушайте, инспектор Квин, - продолжал Праути. - Я сегодня встал в шесть
утра, проклиная все на свете. Я потащился в морг. Я натянул халат,
резиновые перчатки и велел своим людям везти каталку с трупом. Они привезли
ее, покрытую простыней. Каталка всю ночь простояла в холодильнике. Я снимаю
простыню, и что же вижу, инспектор? Что открывается моему пораженному взору?

Праути сделал эффектную паузу.

- Ну, короче, что же вы там увидели? Говорите же!

- Статую! Гипсовую статую! Ха! Ха! Ха!

- Секундочку, - перебил его инспектор Квин. - Я что-то ничего не пойму из
того, что он тут говорит.

- Дик, друг мой, как вас провели! Велье говорит, что это гипсовая статуя
Брауна, которая стояла в нише у его кабинета.

Инспектор Квин повернулся к сержанту.

- Это правда? - спросил он спокойно.

Велье побледнел как мел, откашлялся и сказал:

- Так точно, сэр. Я глазам своим не поверил, но все именно так, как говорит
доктор. Я сейчас же позвонил в санаторий. Флинт еще дежурит там. Он
говорит, что статуя из ниши исчезла, - разумеется, раз она лежит в морге.
Один бог ведает, куда делся труп.

- Но...

На целую минуту в комнате воцарилось молчание.

Затем инспектор спросил:

- Вы на машине?

- Так точно, сэр.

- Я сейчас буду готов.

Не удостаивая Праути взглядом, инспектор Квин быстро вышел из комнаты.

- Я просто подумал, что вам будет приятно услышать эту историю от меня, -
крикнул Праути ему вслед.

У себя в кабинете Эллери повязал галстук - пришлось обойтись без зеркала.
Затем застегнул не на те пуговицы жилет и как раз собирался надеть поверх
него куртку, но тут дверь спальни отворилась, и Никки высунула голову в
кабинет.

- Все в порядке? - прошептала она.

- Отец уйдет через несколько минут, - ответил Эллери торопливо. - Я,
впрочем, тоже.

- А что делать мне?

- Убрать в квартире. Заказать необходимые продукты. Пусть запишут все на
наш счет. Вы - новая повариха. Ужин в семь. Но чтобы секунда в секунду.

- Что там случилось, Эллери? Нашли убийцу? Эллери второпях схватил шляпу.

- Нет. Потеряли труп.

11.

Оставив свою машину у въезда за "Храмом здоровья", Эллери Квин пошел прямо
к "могиле", которую Амос выкопал на опушке леса. Яма была уже в метр
глубиной, а куча земли рядом - по плечо, если стоять на дне. Минула
половина девятого, однако Амос еще не принимался за работу. Лопата торчала
из рыхлой земли в ожидании, когда он придет и продолжит свои зловещие
приготовления.

Из лесу доносилось веселое чириканье птиц, временами заглушаемое громким
карканьем ворона.

В мыслях Эллери снова вернулся к убийству. Джона Брауна убил кто-то из тех,
кто жил и работал в санатории, ведь когда произошло похищение трупа,
посторонних в доме не было. Причем похищение могло произойти в очень
короткий промежуток времени, когда отец отправил сержанта Велье к миссис
Браун, чтобы тот узнал, видела ли она нож для разрезания бумаг на столе в
спальне у мужа. А Эллери и инспектор в этот момент пошли к лесу беседовать
с Амосом, который рыл свою яму. В спальне никого не было десять -
двенадцать минут, не больше, а потом пришли санитары из морга, чтобы
забрать тело. В этот промежуток времени кто-то и украл труп, а вместо него
положил на носилки гипсовую статую, накрыв ее простыней. Цель очевидна: не
допустить вскрытия. Но что убийца сделал с трупом? Внизу в холле у входной
двери все время дежурил полицейский. От Велье Эллери знал, что детектив
Флинт не покидал кабинет Брауна. Значит, труп должен быть где-то в доме или
рядом с ним.

Эллери Квин схватил лопату и раскидал кучу земли у ямы.

Трупа под ней не было.

- Карр, карр... карр, карр...

Крик ворона раздался прямо над головой Эллери.

Он поднял глаза. Высоко над ним ворон чертил круги в небе. Затем взмахнул
несколько раз крыльями и прянул вниз, описывая крутую спираль, подхватился
прямо над Эллери, опустился мягко на ветку клена и стал раскачиваться на
ней.

Это внезапное появление черной птицы среди ясного неба показалось Эллери
чем-то вроде знамения, а сама птица - значительно больше вороны, почти три
четверти метра величиной, с блестящими черными перьями, отливающими зеленым
и красным, - чуть ли не воплощением злого духа.

Эллери глядел вверх и размышлял, что в этой птице такого зловещего. Почему
ее привыкли считать вестницей грядущего несчастья? Черные ее перья,
напоминающие траур? Или громкое карканье? Люди суеверные считают, что ворон
накликает беду и сваливают на него все мыслимые и немыслимые несчастья. А
ведь ворон, в сущности, существо мирное и дружелюбное. По крайней мере, вот
этот. Тут черная птица, кажется, начала проявлять к Эллери ответный
интерес. Черные глаза зачарованно взирали на золотой колпачок авторучки,
который торчал из нагрудного кармана Эллери.

- Привет, Джозеф! - крикнул Эллери черной птице, задрав голову. - Где твой
хозяин? Почему ты не сидишь на плече у Амоса?

Он улыбнулся и вдруг посерьезнел.

Странно. Даже более чем странно. Еще секунду назад из трубы дома не было
никакого дыма, а сейчас уже поднимался густой черный столб.

Чтобы избавиться от трупа, его нужно либо закопать, либо...

Эллери Квин побежал к дому.

Черный ход - тот самый, с сеткой от мух, - открыт. За ним была дверь в
подвал. Он осторожно закрыл ее за собой и пошел вниз по лестнице, в темноте
держась за стену.

Спустившись, он увидел, как в самом конце подвала играют красные блики. Он
тихонько подкрался и заглянул за угол.

Перед открытой печью на корточках сидел лысый адвокат Закари.

По комнате плясали тени, и лицо его казалось в призрачном свете каким-то
потусторонним. Пламя отражалось в стеклах его пенсне, и они мерцали во
тьме, будто посылая какие-то таинственные сигналы.

Он взял кочергу и пошурудил в печке, довольно ухмыляясь при этом. Потом
отложил кочергу и закрыл дверцу.

Стало темно. Воцарилась полная тишина.

Закари зажег спичку и, прикрыв ее рукой, пошел прямо на Эллери.

Эллери прижался к стене и замер. Закари медленно приближался. В слабом
свете спички лицо его походило на белую маску. Вот он всего в нескольких
шагах. Вот проходит мимо. Вот вышел в коридор и пошел быстрее. Торопливо
поднимается по лестнице. На верхней ступеньке остановился и замер, явно
прислушиваясь. Затем открыл дверь в подвал и быстро закрыл за собой.

Эллери бросился к печке, открыл дверцу и заглянул туда. Потом схватил
кочергу и начал лихорадочно, как сумасшедший, вытаскивать из пламени
тлеющие книги.

Десять минут спустя он вышел из подвала так же бесшумно, как и вошел. Под
мышкой он держал узел из мешковины, откуда шел сильный запах.

Некем не замеченный, он вышел из дома через черный ход, поспешил к своей
машине, открыл багажник, поместил туда сверток, запер и направился назад, к
дому. Только он собрался распахнуть дверь, как услышал наверху грохот -
похоже, кто-то уронил тяжелый деревянный ящик. Он остановился и прислушался.

Раздался хриплый голос Рокки Тейлора:

- Черт, да он тяжелый какой!

- Тихо! С ума сошел? Там в кабинете дежурит полицейский!

Это уже сказала Корнелия Маллинз.

- Будем выносить его. Решайся. Сейчас или никогда.

- Пока поставим его здесь. Ты будешь смотреть, не пойдет ли кто сверху, а я
пока подгоню "караван". 0'кей! А сейчас давай, берись.

Эллери. Квин перебежал через дорожку и спрятался за живой изгородью. Отсюда
была хорошо видна сетчатая дверь черного хода. Несколько минут спустя за
ней появились Рокки Тейлор и белокурая Корнелия Маллинз. Они тащили большой
контейнер - примерно метр в ширину и столько же в высоту. Кряхтя, они
поставили его в подъезде. Корнелия устало опустилась на контейнер. Рокки
открыл сетчатую дверь и выглянул.

- Там стоит машина, - сказал он. - Не знаешь, чья?

- Плевать, чья, - отозвалась Корнелия. - Давай, пошевеливайся! Марш!

Рокки, убедившись, что за ним никто не наблюдает, побежал к гаражу -
бывшему сараю, ныне выкрашенному красной краской. Он стоял в конце дорожки,
метрах в сорока от дома.

Эллери видел, как он открыл ворота гаража, подпер их камнем и исчез внутри.
Мгновение спустя заработал мотор, и выехал "караван". Рокки Тейлор подогнал
его задней дверью к подъезду и выскочил, не выключая зажигания.

На двери машины Эллери разглядел надпись - "Храм здоровья Брауна", а под
ней мелкими буквами - "Безупречное тело". По прочтении этой надписи он
как-то по-новому посмотрел на тяжелый контейнер, который Рокки Тейлор и
Корнелия Маллинз сейчас вместе вытаскивали из дому. Контейнер сразу
увиделся ему как-то в ином свете. Он был, без сомнения, очень тяжел. Рокки
вытер пот со лба. Они взялись снова и подтащили контейнер к машине. Рокки
опять достал носовой платок.

- - Ты не можешь пошевеливаться быстрее? - подстегнула его Корнелия, и
поглядела презрительно. - Бог мой, ну что ты за слабак! Давай, давно пора
выбираться с этим из дома. Старуха и так уже что-то подозревает.

- Дай хоть чуточку дух перевести, - слабо запротестовал Рокки. - Как ты
думаешь, почему она тебя уволила?

- Старуха всегда меня терпеть не могла. А сейчас, после смерти мужа, она
ведет себя как вдовствующая королева. Ей надоело быть серой мышкой, и она
принялась всем распоряжаться. Хватит прохлаждаться, давай грузить!

Рокки Тейлор открыл заднюю дверь машины.

- Давай попробуем. Раз, два!

Каждый из них взялся за ручки контейнера. Жилы на шее у Рокки напряглись,
лицо побагровело. С него снова ручьями потек пот. Но им все-таки удалось
поднять контейнер в "караван". Они уперлись в него разом, задвинули
подальше и закрыли дверь.

12.

- А теперь жми! - обычно столь спокойный голос Корнелии даже зазвенел от
волнения. - Попадемся - пиши пропало.

Из своего укрытия Эллери наблюдал, как очаровательная блондинка-тренер
подталкивает обессилевшего от нервного напряжения Рокки. Тот уныло уселся
за руль, включил первую передачу и тронулся. Но не успел он проехать и
метра, как ударил по тормозам.

- Полиция! - прохрипел он сразу осипшим голосом. - Корни, гляди, там
полиция!

Эллери тоже поглядел в указанном направлении и узнал машину отца. Велье
подлетел наперерез "каравану" и встал, перегородив ему выезд. Инспектор,
который сидел рядом с сержантом, не спеша выбрался из машины.

- Что тут, собственно, происходит? - сердито спросил он. - Куда это вы
собрались?

- Я только хотел отвезти мисс Маллинз на вокзал, - ответил Тейлор и
облизнул пересохшие губы.

- Напрасно, - сказал инспектор. - Выходите из машины.

Велье обошел "караван", нагнулся, просунул руку в открытое окно и выдернул
ключ зажигания. Тейлор вышел и принялся почесывать в затылке.

- Что там в машине сзади? - осведомился инспектор.

- Багаж мисс Маллинз, - нервно ответил Рокки. Инспектор открыл заднюю дверь.

- Давай-ка, Тейлор, - скомандовал он, - доставайте и открывайте. Помогите
ему чуток, Велье.

Велье отстранил Тейлора, засунул в машину обе руки, схватил контейнер и
извлек его с такой легкостью, будто это была коробка для шляпки.

- Открывайте! - предложил он Тейлору.

- Вы не имеете права... - начала было Корнелия, но под взглядом инспектора
осеклась.

Рокки достал связку ключей, нашел среди них нужный, засунул в замочную
скважину и...

- Так-так. Значит, это багаж мисс Маллинз, но ключ от него вы носите при
себе. Примечательно, - сказал инспектор.

Он погладил свои седые усы и перевел свой проницательный взгляд с Тейлора
на Корнелию, а с нее - на контейнер.

Рокки Тейлор предпочел не возражать и не оправдываться. Он молча открыл
замок и поднял крышку.

Инспектор Квин и сержант Велье заглянули в контейнер. Не успели они
обменяться удивленными взглядами, как дверь черного хода у них за спиной
хлопнула. К ним стремительно приближалась миссис Браун.

- Мисс Маллинз, - сказала она ледяным голосом, - я вас уволила уже час
назад и попросила немедленно покинуть мой дом. Почему вы все еще здесь?

- Сожалею, миссис Браун, но покинуть этот дом не вправе никто, - вмешался
инспектор. - Запрет распространяется на всех без исключения.

- О, простите. - Миссис Браун вдруг снова стала тихой и скромной. - Я не
знала...

Она заглянула в контейнер и обомлела.

- Да, но... Но...

Больше она ничего не смогла выдавить из себя.

Корнелия, которая хмуро наблюдала эту сцену, отвела глаза.

Миссис Браун запустила руки в чемодан и извлекла оттуда аппарат "Горное
солнце", очень дорогой ультрафиолетовый облучатель. В контейнере были и
другие медицинские приборы и лампы - на солидную сумму.

- Как все это оказалось у вас в багаже? - прошипела миссис Браун,
поворачиваясь к Корнелии Маллинз.

- Эти приборы подарил мне мистер Браун, - насупившись, ответила та.

- Быть того не может! Вы лжете. Вы воровка!

- Они - мои, и нужны мне для санатория, который я открою, - упорствовала
Корнелия.

- Вы сейчас же отнесете все это туда, где взяли, или я велю арестовать вас.

Миссис Браун повернулась и направилась к дому.

- Вот ведьма, - пробормотала Корнелия. - Не может же она...

- Вы оба сейчас вернетесь в дом, - приказал инспектор. - И без моего
специального разрешения больше не отправитесь даже на прогулку.

Они повиновались беспрекословно. В дверях им встретился Джим Роджерс.

- С добрым утром, инспектор! - издалека крикнул он. - Привет, сержант! Есть
что-то новое? Что показало вскрытие?

- Труп похитили, - сказал инспектор. Роджерс захлопал глазами.

- Похитили? Вы хотите сказать, что кто-то взломал морг и...

- Нет, он был похищен еще здесь, в этом доме.

- Но ведь я своими глазами видел, как его увозили отсюда.

- Нам тоже показалось, что мы это видели, - возразил инспектор.

Вдруг лицо его вытянулось - он заметил, что у двери черного хода стоит
Барбара.

- Простите, мисс Браун, что вам тоже пришлось услышать это. Я не хотел
говорить, чтобы не доставлять вам и вашей матери лишних страданий.

- Какой ужас! Но как, как могло произойти такое? Лицо Барбары стало
пепельно-серым.

- Мы как раз расследуем это. Роджерс, который по-прежнему стоял у главного
входа, теперь тоже увидел Барбару и подошел к ней.

- Кстати, инспектор, вы уже нашли Никки Портер? - вдруг спросила Барбара.
Он покачал головой.

- Пока нет.

- Но разве это не лучшее доказательство ее невиновности? Ведь она ни за что
на свете не могла пойти на такое. Похитить тело покойного...

Инспектор только пожал плечами.

- Если вы арестуете ее, я найду ей лучшего адвоката, какого только смогу, -
сказала Барбара.

- Ваша преданность подруге просто поразительна, мисс Браун.

Барбара и Джим Роджерс вернулись в дом.

- Пойдем, Велье, - сказал инспектор. - Я хотел бы еще переговорить с
Флинтом.

Он тоже направился было к подъезду.

- Отец!

Инспектор обернулся.

Из-за живой изгороди вышел Эллери Квин.

- У тебя, кажется, просто талант все время появляться там же, где я, -
сказал инспектор, нахмурившись. Велье усмехнулся.

- Как в игральном автомате: бросишь монетку, нажмешь на кнопку - и выскочит
наш мистер Эллери, - сказал он.

- Я подумал, что вы, наверное, хотите знать, где труп, - сказал Эллери и
закурил сигарету.

- А что, ты знаешь? - Инспектор Квин удивленно посмотрел на сына.

- Знаю - это сильно сказано. Но предполагаю, где он может быть, - признался
Эллери.

- Хм. Ты и твои предположения нам уже знакомы.

- Пойдем, посмотрим, прав я или пет.

Когда они вошли в кабинет Брауна, навстречу им поднялся Флинт - детектив в
штатском, который нес здесь охрану.

- Только что звонили из управления, инспектор, - скучным голосом доложил он.

- И что же?

- Закари, Корнелия Маллинз, Тейлор и Роджерс ранее под судом не были.
Маллинз прежде была танцовщицей, а Тейлор - агентом по распространению
прессы.

- Есть что-то новое про эту Портер?

- Нет, сэр.

Инспектор обернулся к Эллери.

- Итак, Эллери, давай поглядим, на что ты способен.

Эллери вошел в спальню. Инспектор и Велье последовали за ним. Эллери
подошел к стенному шкафу и распахнул дверь.

Там, прямо под аккуратно развешанными на плечиках костюмами, лежало голое
тело Джона Брауна.

Лицо инспектора просветлело. Велье озадаченно склонился над трупом.

- Значит, ты догадался, Эл? - проговорил инспектор Квин. - Наверное,
потому, что нормальному человеку здесь и в голову бы не пришло искать.

- Ха! Ха! - засмеялся сержант Велье, подражая доктору Праути.

Эллери улыбнулся.

- Тебе кажется невероятным, что труп может быть спрятан здесь, только
потому, что ты думаешь, будто убийца обязательно должен знать - полиция
сразу же начнет шарить по всем шкафам и кладовкам. Но ведь это и
единственное место, где убийца мог спрятать тело - кроме ванной, конечно.
Однако он совершенно верно предположил, что в комнатах оставят
круглосуточный пост и тот, кто будет дежурить, рано или поздно обязательно
зайдет в ванную. А открывать стенной шкаф дежурному незачем, тем более что
во время обыска его уже осмотрели. Труп был похищен вчера во второй
половине дня, причем это могло произойти только в те десять - двенадцать
минут, когда никого не было в комнате. Но в доме, тем не менее, было полно
полицейских. Если бы убийца стал вытаскивать тело из комнат Брауна, его
непременно заметили бы. Убийца у нас отчаянный, но он не совсем еще потерял
голову. Он хотел не допустить вскрытия и сделал единственно возможное, что
было в его силах.

- Но почему? Ведь он должен был догадаться, что мы рано или поздно найдем
тело. Чего он этим достиг?

- Это - следующая проблема, над которой нам еще предстоит подумать.

Эллери Квин полузакрыл глаза и отвернулся.

- Известите доктора Праути - для него есть работа! - сказал инспектор
Белье, и в его глазах появились озорные огоньки. - Пусть немедленно
приезжает с машиной из анатомички.

И во взгляде Велье тоже появилось нечто вроде злорадства.

- Привет, док! - сказал он минуту спустя по телефону. - Мы тут нашли
кое-что ваше...

В двенадцатом часу доктор Праути вошел в дом в сопровождении шофера и
санитара в белом халате, которые несли носилки.

- Что, обязательно потребовалось мое личное присутствие? - проворчал он.

- Прошлый раз ваши люди увезли статую вместо трупа, - вежливо улыбнулся
инспектор Квин. - Я подумал, что на этот раз вам будет лучше самому
приглядеть за погрузкой.

- Вы хотите сказать, что это ваши люди отдали моим статую вместо трупа, -
поправил его Праути. - Я, конечно, могу себе представить, насколько вы
стали осторожней и предусмотрительней после такой истории. Ну хорошо, Квин,
положитесь теперь во всем на доктора Праути, и у вас больше не будет
никаких забот. На этот раз мы возьмем с собой действительно труп, будьте
уверены.

Немного спустя в коридоре появилась небольшая процессия. Шофер нес носилки
спереди, санитар - сзади. За ними следовал Праути, далее шествовали
инспектор Квин и Эллери, а сзади топал Велье. Они медленно спускались по
широкой лестнице. Когда процессия пересекла холл, Велье забежал вперед,
чтобы открыть дверь. Из дома вышли все вместе. Перед ними стояла санитарная
машина из морга с гостеприимно распахнутой задней дверью. Носилки засунули
внутрь и дверь закрыли.

В ту же секунду машина взревела мотором и сорвалась с места.:

- Эй, стоп! Куда! - закричал инспектор. - Стой! Санитарный автомобиль
повернул по дорожке и стремительно выехал за ворота.

- Гром и молния! - завопил доктор Праути. - Носилки, труп, машина - все
украли разом! Этот тип действует наверняка!

13.

Эллери сел за обеденный стол напротив отца и с нетерпением стал искоса
поглядывать на дверь кухни. Оттуда шел какой-то едкий запах - вроде того,
который бывает, когда осенью жгут листья. Он успел обменяться с Никки парой
слов и знал, что жарить мясо она не решилась. Ей показалось, что будет
проще потушить мясо в духовке. Кроме того, она купила несколько консервных
банок с супом и овощным салатом. Тем не менее ужин запаздывал уже на
тридцать минут. К тому же Никки явно переложила в суп уорчестерского соуса,
перца, тмина, базилика и еще всякой всячины, чтобы было не заметно, что он
из консервов.

Инспектор пребывал в скверном расположении духа. Его вызвал начальник и
сказал ему много неприятных слов. Злая шутка с подменой трупа была сама по
себе достаточно отвратительная. Но то, что он позволил после нее увести
из-под носа санитарную машину с трупом, - уже ни в какие ворота не лезло.
Кроме нагоняя, были и неприятности помельче, тоже досадные. Вор, который
был, без сомнения, и убийцей, похитил ключи от их служебной машины, которые
оставались в замке, - инспектор и Велье заметили это, когда подбежали к
ней, намереваясь пуститься в погоню. Кроме того, он перерезал телефонный
кабель в санатории. Это обнаружил Праути, когда хотел позвонить в полицию и
поставить всех на ноги. А когда Эллери обежал вокруг дома и сел в свой
"кадиллак", тот не захотел заводиться. Преступник и здесь потрудился на
совесть. Настроение инспектора не улучшали и реплики Эллери, который не
уставал восхищаться дерзостью преступника, его основательностью и
хладнокровием, а также от всей души потешался, наблюдая гнев инспектора и
полицейского врача.

Инспектор Квин мрачно поглядел на часы в столовой.

- Без двенадцати восемь, - проворчал он. - Эта новая повариха непунктуальна.

- Еще не освоилась на нашей кухне, - предположил Эллери.

- Она слишком симпатичная, чтобы быть настоящей поварихой, - сказал
инспектор и бросил проницательный взгляд на сына.

- В самом деле? Я как-то не заметил, - с невинным видом отозвался Эллери.

А на кухне все шло через пень-колоду.

Никки потянула носом. Что-то явно пригорало. Поглядев на плиту, она
констатировала, что из духовки поднимается сизый дымок. Она торопливо
бросила пустые консервные банки в мусорное ведро под мойкой и открыла
дверцу духовки. Чад, который повалил оттуда, заставил ее закашляться. Она
быстро выключила газ и стала дуть туда. Но чем больше она дула, тем выше
поднимались огоньки пламени над аппетитным сочным мясом.

Никки подбежала к водопроводному крану, намочила тряпку для мытья посуды и
набросила ее на пламя. Ее тут же обрызгало мельчайшими капельками жира, и
она почувствовала, будто в кожу ее вонзились сотни раскаленных иголочек.
Она закрыла дверцу и стала ждать, а когда снова решилась открыть ее с
массой предосторожностей, огонь уже потух.

Она извлекла тряпку. От мяса по-прежнему поднимался едкий чад. Длинной
вилкой она наколола его, достала и бросила в мойку, пустив горячую воду.
Затем она вытерла кусок мяса чистым кухонным полотенцем п положила на
поднос подгоревшей стороной вниз.

Созерцая взыскательным взглядом свое произведение, она вдруг услышала сзади
такой звук, будто лопнула петарда от фейерверка: вода в горшке, куда она
поставила разогревать банку с зеленым горошком на гарнир, давно выкипела, и
банку разорвало.

Никки с трудом удержала слезы. Ведь она и без того перенервничала сегодня
за день. Ужасная ситуация, в которой она оказалась, мучила ее гораздо
больше, чем она показывала перед Эллери. Хотя она сама знала, что
невиновна, - кто, кроме Эллери, поверит в это? По закону, она подлежала
розыску и допросу, - поскольку скрылась. И когда ее найдут - а это рано или
поздно произойдет - тогда... Да, тогда ее отправят в тюрьму. И начнутся
бесконечные допросы. Один за другим. Она попыталась вспомнить, что читала в
детективных романах про такие ситуации. Интересно, сразу же ее оденут как
всех арестантов? Об этом обязательно надо спросить Эллери. Если он увидит
ее в этой полосатой робе - ужасно!

Словом, это был отвратительный день, а тут еще это подгоревшее мясо, эти
угли на сковородке, от которых до сих пор так воняет!

В столовой Эллери сказал:

- Не убивайся так, пап. Лучше кушай свой суп. Инспектор все еще не
успокоился.

- Это, по-твоему, суп? Не убивайся. Сначала нам подменяют труп. Только мы
его удачно находим, как его у нас снова крадут вместе с носилками и
санитарной машиной. Тебе легко говорить - не горячись. Попробуй тут не
горячиться. Кроме того, сколько еще мы должны, собственно, ждать второе,
как ты думаешь?

- Послушай, пап. Ты настолько выбит из колеи похищением трупа, что не
способен трезво оценить все дело.

- Ты думаешь? А хоть бы и так. Зато уж шеф растолковал мне и объяснил все,
как есть. Ткнул меня носом!

- Похищение проясняет, по крайней мере, одну сторону дела, - невозмутимо
продолжал Эллери. - Оно говорит о том, что какие-то из планов убийцы мы
основательно расстроили. Назовем его, к примеру, мистером X. Мистер Х
вынужден теперь принимать решения в спешке. В сам день убийства ему не
удалось избавиться от трупа: не смог ни уничтожить его, ни спрятать так,
чтобы никто не нашел. Ему пришлось выигрывать время, чтобы разработать и
осуществить новые планы. Только по этой причине он и подменил труп - сделал
то, что показалось нам совершенно бессмысленным и глупым. Но Х тянул время
не зря: у него возник план, как ему вывезти труп из дома. Он предоставляет
полиции забрать тело и даже погрузить в машину, на которой затем и увозит.

- Не бог весть какие новости. Будто я сам всего этого не знаю, - проворчал
инспектор.

- Прошу прощения, папа, но я сомневаюсь, что ты делаешь из этого
необходимые выводы.

- Которые, конечно же, напрашиваются сами собой?

- Вот именно. Пусть убийца действует гениально - положение его было и
остается трудным. Избавиться от трупа так, чтобы его ни в коем случае не
нашли, не так-то легко. Надо либо зарыть его, либо утопить, либо сжечь. В
первом случае нужно время, чтобы выкопать достаточно глубокую яму; во
втором случае надо найти груз и достаточно глубокий водоем, а в третьем
требуется печь, горючее, время, и чтобы никто не мешал. Так как Х не имеет
ни одного из этих необходимых условий, ему пришлось перепрятать труп, и
снова ненадолго. На все остальное у него просто не было времени.

- Почему это не было времени? Я бы сказал, что прошедших девяти часов более
чем достаточно.

- Ты не учел, что Х принадлежит к числу постоянных обитателей "Храма
здоровья". Значит, он должен был вернуться туда после угона машины раньше,
чем вы заметите его отсутствие.

- Эта малышка Портер, наверное, симпатичная? - вдруг осведомился инспектор
Квин и в упор посмотрел на сына.

- Так, ничего. А что?

- Да просто ты из кожи вон лезешь, чтобы изобразить ее невинным ягненком.

Как раз в это время вошла Никки, держа в каждой руке по блюду. Услышав свое
имя, она невольно замерла, и дверь, которая была на пружине, ударила ее
сзади.

- Ох, - вырвалось у Никки. Инспектор обернулся к ней.

- В чем дело? Что... Да, а как вас зовут, собственно?

- Ни... Нелли, инспектор Квин. Инспектор снова повернулся к сыну.

- Кажется, ты упускаешь из виду, что она могла действовать и не в одиночку.
Предположим, к примеру, что она и Барбара Браун - сообщницы. Тогда все ее
поведение предстает совсем в ином свете, а?

Никки, которая подошла к столу и стояла за спиной у инспектора, лихорадочно
вспоминала, с какой стороны положено подавать горячее. Справа или слева?
Наконец она зашла справа, оказавшись между инспектором и Эллери, рассудив,
что подаст одному справа, а другому - слева и по крайней мере наполовину
застрахует себя от ошибки.

- Эта Никки Портер родом из Рочестера, - продолжал тем временем инспектор.
- Завтра утром мы получим ее фотографию и дадим в газеты. И тогда она будет
у нас в руках, не пройдет и нескольких часов.

Никки уставилась на инспектора широко раскрытыми глазами.

- Что? - спросил тот и поднял на нее взгляд.

- Я... Я только хотела спросить, не будете ли вы... вы...

- Ну хорошо, хорошо, Нелли. - Инспектор с нетерпением поглядел к себе в
тарелку. - И что же это такое, позвольте осведомиться?

- Антрекот, сэр, - робко ответила Никки.

Она поспешила скрыться на кухне.

Инспектор взял вилку и вонзил ее в свой кусок мяса. Понюхал его и,
повертев, оглядел со всех сторон. Глаза у него полезли на лоб. Он скомкал
салфетку и в сердцах швырнул ее на стол. Затем отодвинул стул и встал.

В дверях он ненадолго остановился, чтобы объявить Эллери, который, как
истинный мужчина, жевал свое мясо, что пойдет поесть куда-нибудь в ресторан.

- И будь добр, позаботься о том, чтобы этой девицы у нас в доме уже и духу
не было, когда я вернусь назад, - сказал он напоследок в сердцах.

Минуту спустя хлопнула дверь.

- О, Никки! - воскликнул Эллери.

Никки осторожно высунула голову в столовую.

- Боюсь, что из поварих вы уволены, - простонал он.

14.

Когда инспектор в половине одиннадцатого вернулся домой, Никки уже была
тщательно спрятана в стенном шкафу в спальне Эллери.

- Девица собрала манатки? - осведомился отец.

- Да. Уже и след простыл, - ответил Эллери.

- Хорошо. Придется есть в ресторане, пока не вернется Анни. Все, я
отправляюсь на боковую.

- Спокойной ночи, папа.

В половине второго ночи в кабинете Эллери еще горел свет. Эллери лежал на
кушетке, поместив ноги на специально подставленный журнальный столик. За
эти несколько часов он еще раз прокрутил в своей голове все, что ему было
известно по делу об убийстве Брауна. Но какую бы версию он ни выстраивал,
все упиралось в одно: убийца не имел никакой возможности уйти из комнат
Брауна так, чтобы его не заметила Никки. А это, в свою очередь, приводило к
одному-единственному выводу: Никки Портер покрывала убийцу! Но кого, кроме
Барбары, она знала настолько хорошо, чтобы покрывать? А у Барбары было
железное алиби - в момент убийства она вместе с Джимом Роджерсом находилась
в кабинете у инспектора Квина.

Вдруг Эллери вздрогнул. Дверь в его спальню стала медленно-медленно
открываться. Оказалось, это всего лишь пришла Никки. Она надела его пижаму
и вдобавок завернулась в его синий фланелевый халат. Рукава свисали, как у
Пьеро.

- Эллери, я увидела, что у вас еще свет... Я не могу заснуть. Я так боюсь.
Завтра они получат мою фотографию - что вы тогда скажете отцу?

- Даже не хочу и думать об этом, - признался Эллери.

Никки повесила голову.

- Прошу вас, расскажите мне, что произошло, когда труп украли во второй
раз? - попросила она.

- Минут двадцать все бегали и суетились - совершенно бестолково. Отец и
Велье кинулись к своей машине, потом отец закричал Праути, чтобы тот
позвонил в управление и поднял тревогу. Сам я попытался завести свой
"кадиллак". Он не заводился. И "караван" тоже. Тогда отец крикнул Велье,
чтобы тот бежал на Ган Хилл Авеню и хватал первую же машину, какая
попадется. Велье бросился выполнять приказ. Мы видели, что санитарная
машина поехала в северном направлении - можно было организовать
преследование. В этот момент Праути вернулся и сообщил, что телефонный
кабель перерезан. Это вывело моего Старика из некоторой растерянности. Я
даже не подозревал, что он способен на такую прыть. Он помчался искать
телефон-автомат в окрестностях и бросился в конце концов вслед за Велье.
Велье в конечном итоге кого-то остановил, но санитарной машины уже и след
простыл.

- А что делали тем временем эти типы из морга?

- - Скалили зубы и отпускали идиотские шуточки. Что им еще оставалось?

- А вы? Что сделали вы?

- Я починил свою машину. Но было уже слишком поздно.

- А что потом?

- Спустя двадцать минут после этого скандального происшествия отец принялся
за обитателей дома. Он стал выяснять, где кто находился. Миссис Браун от
переживаний слегла, и Барбара дежурила у ее постели. Корнелия Маллинз
лежала в гамаке у бассейна и спала. С Рокки Тейлором она поссорилась. Тот
копался в своей машине в гараже. Джим Роджерс стоял рядом со старым Амосом
и наблюдал, как тот роет свою яму. Как он заявил, его заботило психическое
здоровье старика. Закари утверждал, что работал у себя в кабинете с
бухгалтерскими документами, но его показания никто не может подтвердить.
Он, конечно, внушает подозрения, потому что пытался сжечь самые важные
бухгалтерские книги.

- В самом деле? - с надеждой спросила Никки. - А вы откуда знаете?

- Потому что наблюдал за ним нынче утром. Мне удалось вытащить
бухгалтерские книги из печки, они только слегка обгорели.

- А почему он хотел их сжечь?

- Вероятно, затем, чтобы скрыть подделки. Отец направил спасенные мной
журналы в управление. Там ими займутся опытные бухгалтеры-ревизоры. Но
Закари об этом не подозревает.

- Ах, Эллери, только бы им удалось схватить убийцу раньше, чем...

- Если они теперь вцепятся в эти бухгалтерские книги, они определенно
никого не найдут. Может, обнаружат мотив убийства - это да. Ну и что с
того? Одного только мотива мало, чтобы признать кого-то убийцей. Нет, ключ
к разгадке убийства - в спальне Джона Брауна.

Эллери потянулся и зевнул.

- У меня в голове совершенная пустота.

- Но, Эллери, у нас же еще столько времени до утра" Что же нам... Что же
нам делать?

- Прежде всего - выспаться.

- Выспаться?

- Я так долго думал, что у меня уже ссохлись мозги. Может, если я посплю
пару часов, они снова будут на что-то годны. Как только начнет светать, я
поеду в санаторий. Разгадка должна быть где-то там. Хватило бы только ума
ее разгадать. Это наш последний шанс, Никки Портер, так что марш отсюда и
не сметь мешать мне спать!

Он протянул руку за спину и стал нащупывать выключатель.

- Я еду с вами, - твердо заявила она.

- Не говорите глупостей.

- Я и не говорю глупостей. Я еду тоже. Я была в комнате Брауна, когда он
был убит. Может, у меня выпали из памяти какие-то обстоятельства. В конце
концов, именно меня запрут в кутузку, если мы не найдем убийцу. Вы не
имеете права не брать меня с собой.

- Чушь, - сказал Эллери и выключил свет. - Сейчас же отправляйтесь в
постель.

- Отправляюсь, - заверила Никки из темноты. - Но с вами поеду все равно.

15.

Дальний свет фар вырвал из тьмы опушку леса, когда Эллери свернул с Ган
Хилл Авеню и поехал в гору. Сразу после поворота он потушил фары и сбавил
скорость. Слева показался въезд в "Храм здоровья". Клочья тумана окружили
машину, колыхаясь в каком-то призрачном танце.

- Почему вы не въезжаете? - прошептала Никки, когда они миновали ворота, и
сама удивилась: почему она шепчет?

- Никто не должен знать, что мы здесь, - пояснил Эллери. - Мы проедем по
старой дороге, по которой я отправил вас убегать в прошлый раз.

Метрах в ста на шоссе выходил проселок. Некоторое время они тряслись по
камням и ухабам, потом выехали на просеку. Эллери сдал назад, поставив
машину так, чтобы ее не было видно за густым ельником.

- Теперь пешком, - сказал он, заглушил мотор и вынул ключ из замка.

Они вышли из машины. Эллери посветил фонариком, и они нашли проселок,
который шел через лес прямо к дому.

Им показалось, что они идут по туннелю - настолько плотно смыкались кроны
деревьев над головой, настолько было вокруг темно и душно. Луч света от
фонаря освещал дорогу лишь на несколько шагов вперед. Кусты и деревья
отбрасывали зловещие тени.

Вдруг где-то слева от них хрустнула ветка. Они замерли и прислушались. С
далекой реки донесся гудок парохода, шедшего сквозь туман. Ему отозвался
другой. Снова где-то хрустнуло.

Эллери выключил фонарь. Он слышал, как часто дышит Никки. Чтобы подбодрить,
он взял ее за локоть.

Совсем рядом зашуршала листва. Снова тишина. И вдруг кто-то пробежал прямо
по ногам у Никки. Она едва удержалась, чтобы не вскрикнуть.

Эллери сжал ее руку.

- Белка, - шепнул он и включил фонарик снопа. Луч света пересекла летучая
мышь. За ней последовала другая. Стремительно вычерчивая зигзаги, она
бросилась во тьму, и в следующий миг пронеслась у самой щеки Никки, едва не
задев. Никки стиснула зубы, чтобы не закричать, и вцепилась в Эллери.

- Быстрей отсюда, - шепнула она ему на ухо.

В напряженном молчании, вслушиваясь в темноту и постоянно ожидая чего-то,
они двинулись дальше. Ни один не сказал об этом, но оба были уверены, что в
лесу они не одни.

Когда они, наконец, дошли до бетонной дорожки, которая шла вдоль живой
изгороди, Эллери, к великому удивлению Никки, свернул не в сторону дома, а
к опушке леса, прямо через газон. Там он остановился перед большой кучей
земли и посветил фонарем в яму.

Никки оторопела.

- Эллери, что это?

- Полубезумный Амос выкопал здесь могилу. Эллери направил луч фонаря на
кучу земли, из которой все еще торчала лопата.

- Могилу?!

- Тес! - Эллери повернулся и стал смотреть на дом, который мрачной тенью
выделялся на фоне неба, подсвеченного красноватыми огнями Манхэттена.

- Пойдем, - сказал он и потянул ее за собой к центральному входу в дом.

Он выключил фонарик, и они прошли напрямик по газону. Сквозь стеклянную
дверь, которая вела в вестибюль, был виден огонек. Они на цыпочках
перебежали площадь перед домом, и Эллери тихо постучал в дверь.

- Полицейский, который тут дежурит, впустит нас, - шепнул он.

Но никто не отозвался на его стук.

Он постучал еще раз. Когда и на этот раз никто не отозвался, он подошел к
окну и заглянул в вестибюль.

На кресле за столом дежурного администратора сидел полицейский. Голова его
упала на стол, а вытянутые вперед руки почти доставали до телефонного
пульта. На большом листе бумаги рядом с его головой расплылось темное
пятно, в котором тускло отражался свет лампы под потолком.

Окно было приоткрыто. Эллери велел парализованной ужасом Никки оставаться
на месте, а сам поднял раму доверху, занес ногу через подоконник и забрался
в дом. Секунду он смотрел на широкую спину полицейского, затем перевел
взгляд на руки, бессильно лежащие на столе, и на все то, что на этом столе
было.

Он наклонился и потормошил полицейского. Слабый стон был ему ответом. Он
потормошил сильнее. Полицейский приподнялся, что-то пробурчал себе под нос
и снова упал на стол. Эллери сильно потряс его за плечо.

- Эй, Джерри, просыпайся!

- Да-да? - пробормотал Джерри, не поднимая головы.

- Что случилось?

Эллери снова потряс его.

Полицейский медленно пришел в себя, оторвал голову от стола и поглядел на
Эллери налитыми кровью глазами. Затем сконфуженно посмотрел на пустую
бутылку из-под виски, которая лежала на столе, на два стакана, стоявшие на
телефонном пульте, и поднял глаза на Эллери.

Эллери усмехнулся.

Полицейский встряхнулся и попытался окончательно прийти в себя.

- Мистер Квин!

- С добрым утром, - сказал Эллери.

- Значит, и в самом деле я заснул... Не пойму только, как это могло
получиться...

- Сколько же вы выпили?

- Две рюмки, - сказал Джерри и нахмурился. - Всего две рюмки. И чтобы от
двух рюмок совершенно отключиться? Положим, я не слишком привык пить, но
тем не менее... Кто бы мог подумать, всего от двух рюмок...

- Однако бутылка пуста, - перебил его Эллери и указал на нее.

- В ней и оставалось совсем немного, когда он ее принес. Мы выпили по две
рюмки каждый. Парень, видать, вылакал ее на две трети сам; видок у него был
соответствующий, когда он пришел сюда.

- О ком вы говорите? О Флинте?

- Ну да! Как же! Флинт никогда не стал бы пить на службе, да и я не
притрагиваюсь к бутылке, разве что выпью пару рюмок на рождество - и все.

- Я вижу, - сказал Эллери.

- Послушайте, мистер Квин, вы ведь не расскажете про все отцу? Честное
слово, я выпил не больше двух рюмок, да и то лишь для того, чтобы успокоить
этого парня. Он так наклюкался, что ему слова поперек нельзя было сказать.

- Чем вы тут занимались, это исключительно ваше дело. И я ни минуты не
сомневаюсь, что вы делали только то, что было необходимо по службе. Но кто
же это был? Кого вам пришлось успокаивать?

Джерри благодарно посмотрел на него и вздохнул с облегчением.

- Доктор. Доктор Роджерс. Я думал, он шею себе свернет, когда наблюдал, как
он спускается по лестнице. Он сказал, что больше не вынесет всего этого, и
если не найдет никого, с кем можно выпить, то просто свихнется.

- И когда это было?

Полицейский поглядел на свои массивные никелированные часы.

- Примерно час назад.

Эллери открыл дверь и кивнул Никки. Та уже слегка оправилась от
перенесенных страхов. Джерри поглядел на нее, потом на Эллери.

- Это мой секретарь, - представил Эллери. - Мисс Нелли Снодграсс.

Никки натянуто улыбнулась.

- Рада познакомиться с вами.

- Взаимно, мисс Снодграсс.

- Нелли, - сказал Эллери, - вы будете ждать здесь, в обществе дежурного
Джерри Райана. Я сейчас вернусь.

Он тихо пошел вверх по лестнице.

У Флинта, который охранял кабинет, он узнал, кто из обитателей дома какую
комнату занимает. Затем пошел к комнате Джима Роджерса. Храп доктора был
слышен даже в коридоре. Он тихо открыл дверь, пересек комнату и посветил
фонарем на кровать. Джим лежал навзничь и храпел, открыв рот. Он не
открывал глаз даже тогда, когда луч фонаря упал ему на лицо. В комнате
сильно пахло виски. Эллери Квин снова вышел в коридор. В конце его были
комнаты Рокки Тейлора и Корнелии Маллинз. Обе двери были не заперты.
Вначале он вошел в комнату Рокки, затем - в комнату Корнелии. Обе пусты,
постели не тронуты.

Он быстро спустился по черной лестнице и вышел на улицу через дверь с
сеткой. Заглянув в гараж, он констатировал, что машина Рокки Тейлора
исчезла.

Он обежал дом, вошел через главный вход в холл, открыл там дверь с надписью
"Клод Л. Закари", быстро прошел через кабинет и заглянул в спальню позади
него. Секунду спустя вышел и сказал:

- Джерри, немедленно звоните инспектору Квину. Мисс Маллинз и мистер Тейлор
смотали удочки. Они уехали на машине Тейлора. Мистер Закари, похоже,
удалился пешком. Он был осторожен, как всегда, и поэтому решил покинуть дом
через окно.

16.

Эллери Квин стоял у окна спальни Джона Брауна и смотрел сквозь стальную
решетку. Восходящее солнце отражалось в спокойных водах Гудзона. С ветвей
старого клена у самого окна доносилось дружное чириканье целой воробьиной
стаи. Но Эллери не обращал никакого внимания ни на золотые лучи, ни на
птичий щебет. Он не обратил внимания и на бойкую малиновку, которая быстро
склевала червячка на газоне и улетела. Погруженный в свои мысли, он потушил
свою сигарету о каменный подоконник, выбросил ее в окно и взял в руки
маленькое черное птичье перо. Все еще во власти раздумий, он провел пером
по запястью.

Пока Джерри докладывал инспектору об исчезновении Закари, Тейлора и
Корнелии Маллинз, Эллери еще раз обошел все комнаты, вплоть до комнат
миссис Браун и ее дочери Барбары. Он осмотрел подвал и даже кладовые. Он
еще раз простучал стены в спальне Брауна и ванной, обшарил стенной шкаф, в
котором был спрятан труп. Он обследовал все - кровать, пол, решетку на
окне...

Разгадка должна быть. Ведь убийца как-то сделал это. Но как? Бедная Никки.
Он ничем не может ей помочь. Как дорого ей придется заплатить! Потому что
он был слеп! И глуп. Ничтожество! Жалкий червяк! Червяк... Червяк?!

Он застыл, как вкопанный. Глаза его сощурились. Он вдруг ощутил, будто с
его глаз спала какая-то пелена, и сразу увидел рассвет над рекой,
сопровождаемый воробьиным концертом.

Он обернулся.

Никки спала в брауновском кресле-качалке. Длинные ресницы покоились на
бледных щеках. Он на цыпочках подкрался к ней и пощекотал птичьим перышком
в носу.

Она открыла глаза.

- Эллери! Я... Мне приснился сон. Такой страшный!

- Может быть, я совершенно сошел с ума, - перебил он ее, - но у меня,
кажется, есть идея. Подождите здесь. Не сходите с этого места.

И он торопливо вышел из комнаты. Несколько минут спустя вернулся, держа в
руках большую кварцевую лампу, пристроил ее у окна и включил. На ковер упал
овал света.

- Примерно здесь он лежал, - бормотал Эллери себе под нос. - И правая его
рука была где-то здесь. Нет, вот здесь.

Он указал на ковер, недалеко от пятна крови, которое все еще было хорошо
видно.

- Умер он около трех. Три часа по летнему времени, будем считать - два.
Значит, солнце уже стояло довольно высоко. Лучи падали вот так...

Он поставил лампу так, чтобы ее свет падал на то место, где когда-то лежала
рука покойного.

Никки, которая не понимала ничего, смотрела на его действия со все
возрастающим скепсисом.

- Уж не хотите ли вы- сказать, что мистер Браун умер от солнечного удара? -
спросила она в конце концов.

-...Примерно под этим углом, - продолжал бормотать Эллери, не обращая
внимания на замечания Никки. Он еще подвинул лампу, но так, что овал света
на ковре остался на прежнем месте. А потом вдруг сказал:

- Ну-ка, давайте сюда свои часы.

В совершенной растерянности она расстегнула блестящий браслет и протянула
часы Эллери. Тот посмотрел на сверкающие камешки на браслете.

- Должно выйти, - сказал он. - Спасибо. Может быть, вы получите их назад, а
может, и нет.

- Я заплатила за них целых два с половиной доллара!

- Тогда не жалко.

Эллери положил часы в самую середину зайчика от лампы на ковре и отошел.
Стекло часов на браслете и камешки так и искрились.

- Великолепно, лучше и быть не может.

Он схватил Никки за руку и потащил в кабинет.

- Пойдем, мы должны спрятаться. За дверью он остановился.

- А сейчас - тихо! - скомандовал он и встал так, чтобы ему были видны часы
на ковре. - Не шевелитесь, что бы ни произошло.

- Что вы тут делаете? - осведомился Флинт и подошел к ним.

- Тес! Оставайтесь там, где стоите. И не шевелитесь!

Хотя Никки и не понимала, что задумал Эллери, она стала ждать с еще большим
нетерпением, чем он. Никки подняла на него глаза. Эллери неотрывно смотрел
на окно брауновской спальни.

Ожидание продолжалось. Кроме чириканья воробьев за окном, тиканья часов на
стене в кабинете у Брауна да тяжелого дыхания детектива Флинта, ничего не
было слышно.

Тик-так, тик-так. Прошла минута. Две. Три минуты. Вдруг воробьи смолкли как
по команде. Воцарилась какая-то неестественная тишина. Затем они услышали,
как вспорхнула и улетела разом вся воробьиная стайка. Снова тишина. Только
часы неутомимо продолжали свое "тик-так". В тот миг, когда стихло
чириканье, затаил дыхание и Флинт.

"Если сейчас еще и прекратят тикать часы, я закричу", - подумала Никки.

Тик-так, тик-так.

И тут это произошло.

Издали донесся шум мощных крыльев, со свистом рассекавших воздух. Он
разорвал тишину и стал приближаться.

Никки схватилась за ручку двери, чтобы не упасть. Она тоже, как
зачарованная, не смогла отвести глаз от окна.

Вот пугающий шум крыльев уже рядом, уже совсем близко. Вот эти крылья
забили по ту сторону железной решетки на окне, задевая за ее прутья. Вот в
подоконник вцепились две сильные лапы. Шум крыльев стих. Воцарилась тишина.

Между прутьев появился клюв, потом - вся черная птичья голова. Ворон
старого Амоса огляделся, протиснулся сквозь решетку и стал степенно
прохаживаться по подоконнику. Поискался в своих перьях и задрал голову.

- Карр! Карр! - раздался его триумфальный крик. - Карр!

Он жадно смотрел на часы. Так и пожирал их взглядом.

Не сводя с блестящей вещи своих глаз-бусинок, он прыгнул на стол, взмахнул
крыльями и опустился на пол. Поглядывая направо и налево, ворон стал
приближаться к часам. Затем вытянул шею и поддел клювом часы. Те описали в
воздухе сверкающую дугу и упали в полуметре на ковер. С проворством кошки
ворон снова подскочил к ним. На этот раз он схватил часы когтями, как будто
это была какая-то живность, пытающаяся от него убежать.

- Карр! Карр!

Часы снова оказались у ворона в клюве. Он взмахнул крыльями и взлетел на
подоконник. Затем пролез сквозь решетку и сразу же прянул в воздух.

Эллери бросился к окну. Никки и Флинт - за ним. Ворон описывал круги в
небе, все шире и шире. Вдруг он камнем ринулся вниз, подхватился и сел,
хлопая крыльями, на узловатый ствол старого дерева. И пропал, словно по
волшебству.

- С ума сойти можно! - только и смог сказать Флинт.

Никки вцепилась в руку Эллери.

- Глядите, - в крайнем волнении шепнула она. - Вон они! Они едут сюда!

Эллери Квин увидел, как в гору, направляясь к дому, поднимается машина. За
рулем сидит Велье, рядом с ним - инспектор. Вот машина въехала на небольшую
площадь перед домом. Эллери схватил Никки за локоть, потянул к выходу из
кабинета и дальше - по коридору к черной лестнице.

- Бегите, Никки, - подтолкнул он ее в спину, открыв сетчатую дверь. - Вас
не должны найти здесь. Бегите к моей машине и ждите меня там. Я приду, как
только смогу.

Никки побежала. Она побежала, пригибаясь, вдоль живой изгороди из буков и
исчезла под сенью леса - навстречу новой беде, гораздо худшей, чем все уже
пережитые.

17.

Подождав, когда Никки исчезнет с глаз, Эллери Квин поспешил вернуться в
дом. Он даже побежал по коридору и поспел к главному входу как раз тогда,
когда машина инспектора остановилась.

- Доброе утро, отец! - радостно приветствовал он отца и открыл ему дверцу.

Инспектор, нахмурившись, вышел.

- Эллери, - сказал он, - я думал, ты еще дома и спишь. Мне не нравится, что
ты вертишься везде, где я ни появлюсь. У меня и без того хлопот по горло.

- Ты имеешь в виду массовое бегство подозреваемых?

- Вот именно. - Инспектор достал платок и издал носом трубный звук. - Двоих
полицейских, разумеется, было мало, чтобы устеречь такую массу
подозреваемых. Здесь нужна целая рота.

- Не ломай над этим голову, пап. Ты распорядился, чтобы начали их розыск, и
больше ничего не сможешь сделать при данных обстоятельствах. Есть дело
поважнее: я разгадал загадку убийства Брауна.

- Что ты сделал? - Инспектор изумленно и недоверчиво посмотрел на сына.

- Моя следующая книга будет называться "Труп доктора Брауна".

Сержант Велье тем временем с трудом выбрался из тесной для него машины и
подошел к ним.

- Ха! - сказал он, подражая доктору Праути. - Ха!

- Ты, наверное, шутишь, Эллери!

- Ничуть не шучу, милый папа! Пойдем! И он в сопровождении инспектора и
сержанта двинулся через газон к старому клену.

Тут Эллери остановился и поднял голову. Над ним шумела листва огромного
дерева. На приличной высоте от ствола отходили два кривых сука, а над ними
зияло дупло.

Эллери снял куртку и бросил на траву. Затем подпрыгнул и схватился за
толстый сук внизу. Тот затрещал, но выдержал. Эллери подтянулся и достал
следующую ветку.

- Он вполне бы мог выступать в цирке, - заметил Велье. - У вас весьма
одаренный сын, инспектор. Инспектор Квин молча стоял, задрав голову.

- Что ты, собственно, задумал, Эллери? - наконец спросил он.

Эллери уже засунул руку в дупло, и сразу вытащил ее, держа на ладони два
каких-то блестящих предмета и дюжину черных перьев.

- Не сходите с места, Велье, - крикнул Эллери сержанту, который стоял прямо
под ним. - Я буду сбрасывать все, что достану, прямо в ваш разинутый рот.

Велье отскочил в сторону. Ему под ноги упали две крышки от пивных бутылок.
Когда он нагнулся, чтобы их подобрать, рядом упали пинцет, желтый карандаш
и сережка с нефритом.

Инспектор, усмехаясь, снова поднял голову.

- У тебя хорошо выходит, сынок. Теперь еще достань оттуда живого кролика и
заканчивай свой фокус. Пора за работу.

Но Эллери уже рассматривал что-то другое, извлеченное им из дупла. Он-
положил это в карман брюк и снова засунул руку в отверстие.

- Что ты там нашел? - осведомился инспектор.

- Часики ценой в два с половиной доллара, которые хотел бы вернуть
владелице. Эй, Велье, ловите!

Вниз полетела нитка пестрого жемчуга, затем черепаховый гребень в форме
полумесяца, украшенный бриллиантами.

Джерри Райан, который наблюдал за всеми троими с площади перед домом,
поспешил подойти к клену.

- Что делает там наверху мистер Квин? - спросил он Велье.

- Бедняга не в себе. Мается дурью.

Эллери уже рассматривал очередной предмет, извлеченный им. Те, кто стояли
внизу, разглядели только, что это что-то блестящее.

Вдруг листва клена пришла в движение. Хлопая крыльями, на сук рядом с
головой Эллери грузно опустился ворон и стал пристально разглядывать
предмет в его руках.

- Карр! Карр! - сердито закричал он.

- Не волнуйся так, Джозеф, - сказал Эллери и погладил птицу по голове.

- Карр! Карр! - только и сказал в ответ ворон, уклонившись от ласки Эллери.

- Что это у тебя? - осведомился инспектор. Эллери продемонстрировал ему то,
что было у него в руках.

- Нож для разрезания бумаг, - объявил он. - Говоря точнее, тот самый нож,
которым Джон Браун перерезал себе горло. Вот, ловите, да поосторожнее, он
острый!

Эллери бросил нож вниз. Тот воткнулся в землю. Сверкающая рукоятка торчала
прямо у ног Велье.

- Но как он попал в дупло? - удивленно спросил инспектор Квин.

- Вороны, как известно, отличаются воровскими наклонностями, - пояснил
Эллери, который, стоя на суку, прислонился поудобнее к стволу и сложил руки
на затылке. - И особенно они любят все блестящее. Джозеф... - он снова
погладил птицу по голове, - не исключение. Он и утащил нож после того, как
Браун перерезал им себе глотку. Его привлекла сверкающая рукоятка. Джозеф
протиснулся через решетку на окне и совершил бесстыдную кражу.

- А что, это вполне возможно! - воскликнул Велье. - Тогда, выходит, Браун
покончил с собой? И, значит, не было никакого убийцы? А что, вполне
возможно!

- Слезай, Эллери! - крикнул инспектор. - А то я сверну себе шею, глядя на
тебя.

- Сейчас, пап.

Эллери последний раз засунул руку в Джозефово дупло. Он вынул оттуда
конверт, запечатанный красным воском, к которому сейчас приклеился желтый
фарфоровый осколок. На конверте было написано: "Последняя воля Джона
Брауна".

- Что это там такое желтое, Эллери? - скучающим тоном спросил Велье.

- Черт, просто глазам своим не верю! - воскликнул Райан.

Велье сердито взглянул на него. Эллери засмеялся.

- Это тот желтый осколок, который выкопал Амос. Честное слово, пап, я тебя
не разыгрываю.

Он бросил осколок вниз.

- Но Браун тем не менее был убит. И я знаю, кто это сделал. Убийцей был...

Райан поднял желтый осколок и недоверчиво стал его разглядывать.

- Что вы там сказали про старого Амоса? У него уже не все дома. Он совсем
рехнулся. Подбежал сейчас ко мне и схватил за руку. Видели бы вы, какие у
него были при этом глаза! Совершенно безумные. Он сказал, что кто-то украл
его лопату и он не может закончить могилу.

- Когда это было? - встревоженно спросил Эллери.

- Да минут пять тому назад. Он просто бредит. Потащил меня к могиле и стал
кричать, что видел, как из кучи земли высунулась рука. Это вы взяли его
лопату, мистер Квин?

Эллери Квин белкой слетел с дерева и схватил Джерри Райана за плечо.

- А лопата была здесь или нет?! - воскликнул он.

- О чем вы, мистер Квин? Конечно, никакой лопаты не было. Я же говорю, что
у старика галлюцинации. Он побежал в лес искать вора.

- Значит, убийца сейчас тоже в лесу, - сказал взволнованно Эллери. "И
Никки... Никки", - подумал он. Он сам отправил Никки в лес - прямо в руки
убийцы. Эллери стремительно повернулся к отцу.

- Папа, поезжайте сейчас же с Велье по старой дороге, которая идет через
лес. Она кончается через несколько сот метров, выходя на Ган Хилл Авеню. И
держите револьверы наготове.

Затем обернулся к Райану.

- А вы идите вниз, к железной дороге. Потом вдоль нее, к северу, пока не
выйдете на проселок, который идет по дну оврага. Все! Убийца от нас никуда
не денется. Ради бога, поторопитесь.

- Но, Эл! - запротестовал инспектор. - Если Браун сам покончил с собой...

-.Да, сам, но тем не менее он был убит. Убийцей

его был-Издали вдруг донесся крик, и все четверо застыли на

месте. Крик донесся вроде бы со стороны оврага. Эллери Квин стремительно
рванулся к лесу.

- Давай, садись в машину, отец, и трогай! - крикнул он на бегу.

18.

Никки, расставшись с Эллери, побежала вдоль живой ограды из буков с такой
быстротой, будто за ней гнался сам черт. Только оказавшись в лесу, который
скрыл ее от дома, она наконец замедлила шаг.

Хотя она понимала, что инспектор приехал в санаторий вовсе не в поисках ее,
она, тем не менее, настолько испугалась при его появлении, что до нее так и
не дошел смысл увиденной сцены - как прилетел ворон и унес ее часы с
браслеткой. Только сейчас она стала понимать, что все это значило.

Вот, значит, как исчез нож для бумаг - его унесла эта ужасная птица!
Выходит, что... Ну конечно! Кроме самого Брауна, у него в спальне никого не
было! В конце концов, оттуда был только один выход - через кабинет, и если
бы там был убийца, она бы его увидела. Значит, мистер Браун покончил жизнь
самоубийством. Вот все и выяснилось!

Она с облегчением вздохнула. Зачем, спрашивается, бежала? Как смешно! Ей
нечего бояться. Они найдут нож там, куда его притащил ворон, - вероятно, на
каком-нибудь дереве. Какая отвратительная все-таки птица. И как умен
Эллери. Как он только додумался до этого? Какая великолепная идея!

Во всяком случае, ей нечего бояться. Она теперь совершенно свободна.
Свободна, как Джозеф. Ей не надо больше скрываться, испытывая эту тяжесть
на душе. Не надо везде выискивать глаза, за ней следящие, и ожидать, что на
тебя в любой момент укажут пальцем - вот она, это она сделала!

Воздух был свеж и приятен. Теплые, яркие лучи солнца наискось пронизывали
листву тополей. А как она боялась в этом лесу ночью! В этом прекрасном,
таком приветливом лесу, полном веселых белочек, скачущих по ветвям. Такой
же зверек пробежал ей по ноге ночью и испугался, должно быть, больше, чем
она. Летучие мыши, разумеется, не так милы. Какая-нибудь из н-их вполне
могла запутаться в волосах. Но они сейчас спят, наверное, вися где-нибудь
на ветках. А может, они живут в пещерах? Какая, впрочем, разница?

Она громко рассмеялась.

О, как зелен и свеж лес, и какая приятная прохлада в нем рано утром! Надо
же, а она прошлой ночью вообразила, что кто-то наблюдает за ней и Эллери в
этом лесу!

Она медленно шла по извилистой лесной дороге, глядя под ноги, чтоб не
споткнуться о корни. Наклонилась, чтобы сорвать белый цветок. У него
оказался просто замечательный запах.

Да, Эллери... По крайней мере, она никогда больше - да, да, никогда! - не
будет считать его глупцом.

Она дошла до старой дороги. Днем до нее, казалось, идти вдвое ближе, чем
ночью. Тут было просто необычайно красиво. О! Белочка!

- Иди сюда, дурашка, не бойся. Я сейчас найду тебе орешек!

Зверек встал на задние лапки, недоверчиво поглядел на нее и отбежал чуть
подальше.

Никки пошла за ним.

- Ну иди же сюда. Я тебя не обижу.

Белка легко запрыгнула на сук и вмиг исчезла в ветвях.

Никки побежала вокруг дерева. И вдруг остановилась, как вкопанная.

Машина. Санитарная.

Прямо на старом лесном проселке. Странно. Что тут, в овраге, делать
санитарной машине?

Она подошла ближе.

И в самом деле санитарная машина, судя по всему. Но почему у нее в кузове
нет окон? И где водитель? Он, наверное, забуксовал здесь и пошел за
помощью. Да, видимо, так оно и есть. Вон у дерева стоит лопата. Наверняка
шофер застрял и хотел обкопать колеса. Никки посмотрела на пустые сиденья
рядом с водителем, обошла машину сзади и остановилась.

Да, здесь кто-то копал, но не около задних колес. Они стояли на твердом.
Рядом с дорогой кто-то выкопал глубокую яму в мягкой лесной земле - метра
полтора в длину и довольно глубокую.

И задняя дверь машины открыта. Ей стало страшно, но какая-то сила, которой
она не могла противиться, заставила заглянуть внутрь фургона. Она заглянула
- и у нее перехватило дыхание. Во рту и в горле появилась противная
сухость...

Она не могла оторвать взгляда от того, что там лежало, - совершенно белое
лицо, застывшее в неестественной позе тело, скрюченные пальцы!

Ужас! Ужас! Но она не могла отвести глаз. Она просто оцепенела.

Ей захотелось крикнуть, но она не смогла. "Если я не закричу сейчас, я
сойду с ума", - подумала она. Но все тело было как парализованное и
совершенно не повиновалось. "Надо закричать... Иначе я сойду с ума..."

Но ведь кричит же кто-то? Она? Нет. Это эхо. Сотни голосов, полных ужаса,
разносятся по оврагу, а почему же не может крикнуть она?

Она знала, что теперь будет с ней. Но это случилось не сразу... Сильные
пальцы сомкнулись у нее на горле и стали сжиматься. Медленно, неотвратимо,
как будто железный обруч. У нее померк свет перед глазами. И белое лицо
трупа пропало тоже. Все завертелось вокруг, быстрее, быстрее...

Она уже лежала на земле. Кто-то бросил ее лицом в мох, заломил руки и
тяжело надавил коленом на спину.

Все перед ней вертелось быстрей, быстрей и наступала все большая тьма.
Глухая тьма...

Надо только быстро записать это, пока не забылось. Да, нужно всегда все
записывать сразу же. Но ей нечем записать. И не на чем. Попросить ручку у
Эллери? Нет, не годится... Но чем же еще записать... Чем...

19.

Эллери Квин, который что было сил бежал по извилистой лесной тропинке,
услыхал, как взревел мотор. Через тридцать секунд он выскочил на старый
проселок и смог заглянуть в овраг, откуда донесся крик. На земле остались
следы колес. А неподалеку, прямо на дороге, лежала соломенная шляпка Никки.
Эллери обвел все вокруг совершенно диким взглядом.

Метрах в двухстах от него в направлении Ган Хилл Авеню уезжала санитарная
машина.

Он побежал следом, и расстояние даже стало поне-многу сокращаться, - по
лесной дороге, разбитой и ухабистой, машина не могла ехать быстро. Но он
все же понял, что дальше бежать нет смысла; раньше, чем он догонит,
"скорая" выедет на хорошую дорогу.

Благодарение богу, что.. он оставил свою машину в лесу, да еще и
развернулся.

Он бросился за руль, завел мотор и включил сцепление. "Кадиллак" рванулся
вперед, прыгая на ухабах. Эллери вовремя выехал к опушке: он успел увидеть,
как санитарная машина повернула на Ган Хилл Авеню и понеслась в северном
направлении. Когда он сам вырулил на асфальт, отрыв был метров пятьсот. За
спиной завывала сирена. В зеркале заднего вида он разглядел служебную
машину отца, которая тоже включилась в погоню. Но хватит ли у нее скорости?
Эллери надавил на сигнал большим пальцем и больше не отпускал его. Бросил
взгляд на спидометр. Да. Если внезапно придется поворачивать, может
занести. Но пока впереди - длинный отрезок прямого шоссе. Сто двадцать. Сто
двадцать пять!

Впереди поворот! По тормозам! Сильнее! Сто. Девяносто. Восемьдесят.

Снова поворот, но не такой крутой. Эллери прибавил газу.

Еще поворот. Потом длинная прямая.

Он поднажал.

Там впереди мост! Санитарная машина пронеслась по нему, и спустя какие-то
секунды по нему прогрохотали колеса "кадиллака" Эллери. Новый вираж, и
довольно крутой. "Скорая" вдруг исчезла из виду, но он услышал визг
тормозов и шин на повороте. Когда Эллери снова выехал на прямую, он увидел,
что "скорая" свернула направо и быстро удаляется по проселку.

Эллери утопил педаль тормоза до полу, но "кадиллак" все равно протащило
мимо съезда с шоссе. Он сдал назад, повернул и продолжил погоню. Глянув в
зеркало, он убедился, что машина отца следует за ними. Она как раз
появилась из-за поворота. За рулем сидел Велье. Эллери услышал вой сирены и
понял, что теперь они тоже свернут направо.

Санитарная машина тем временем снова оторвалась. Прошло три бесконечных
минуты, пока Эллери снова не увидел ее перед собой. Эллери вынужден был
признать, что тот, кто был в ней за рулем, выбрал единственно верную
тактику. На шоссе санитарная машина не имела никаких шансов уйти от
"кадиллака" Эллери. Но здесь, по проселку, им обоим придется ехать
медленно, чтобы не свернуть себе шею. Семьдесят километров в час -
скорость, с которой они ехали сейчас, - уже была здесь весьма опасной.
Эллери пытался разгадать планы того, за кем гнался. Тот оторвался настолько
далеко, что Эллери рисковал потерять его из виду. И если ему удастся в
какой-нибудь из таких моментов свернуть, можно и проскочить мимо...

Но вот, наконец, снова прямая. "Скорая" уже почти проехала ее и сейчас
опять скроется за поворотом. Эллери выжал газ до отказа, а у поворота стал
притормаживать. Поворот оказался гораздо круче, чем он ожидал. Ему пришлось
даже вытянуть ручной тормоз, чтобы не выбросило в кювет. В какой-то миг он
испугался, что не справится с машиной. Ему все же ценой невероятного
напряжения удалось удержать "кадиллак" на дороге, хотя машину сильно
заносило.

К ужасу своему Эллери вдруг увидел, что ему тут же предстоит такой же
крутой поворот налево. Заднее колесо "кадиллака" на какую-то долю секунды
зависло над придорожной канавой, но "кадиллак" на двух колесах вышел из
поворота.

В то же мгновение он увидел санитарную машину: та врезалась в телеграфный
столб у дороги и сползла в канаву.

Эллери проскочил мимо метров на тридцать, прежде, чем сумел остановиться.
Он выскочил и побежал к месту аварии. За рулем никого не было. Он поглядел
в канаву, думая, что шофер и Никки вылетели при ударе и лежат там. Нет.

Шофер, видимо, побежал вон в тот лесок справа. Но где же Никки? Не потащил
же он ее с собой?! Эллери интересовала сейчас только Никки. На шофера было
наплевать.

Никки! Никки!

Вдруг Эллери услышал, как взревел мотор. Его "кадиллак" сорвался с места и
понесся по дороге.

В ту же секунду послышалась сирена. Из-за поворота вылетел автомобиль отца.

Дико жестикулируя, Эллери показал на удаляющийся "кадиллак". Он успел
разглядеть хмурое лицо Велье, увидел по глазам отца, что тот понял все. Они
даже не притормозили. Но где Никки?! Он вдруг догадался, побежал назад к
санитарной машине и рывком открыл заднюю дверь.

Рядом с трупом Джона Брауна лежала Никки Портер.

Он поднял девушку, не подающую признаков жизни, на руки и осторожно опустил
на траву. Дрожащими руками стал искать пульс.

20.

Никки медленно приходила в себя.

- Никки! - От облегчения Эллери громко засмеялся. - Никки... Вы меня до
смерти перепугали. Та, ничего не понимая, смотрела на него.

- Где я? Как я здесь оказалась?

Эллери в двух словах объяснил.

Она огляделась и увидела санитарную машину.

- Все вышло так быстро, Эллери. Он душил меня, и я, видимо, потеряла
сознание.:

- Как вы себя чувствуете сейчас? Никки зажмурилась и осторожно пошевелила
руками и ногами по очереди.

- Вроде ничего, - ответила она удивленно. - Нет, в самом деле, все в
порядке.

Она попыталась встать, и Эллери поддержал ее.

- Смотрите, я уже могу стоять сама, - сказала она, слегка пошатываясь, и
добавила уже более твердым голосом: - Нет, в самом деле, вам вовсе ни к
чему делать такое виноватое лицо. В конце концов, ведь это не вы пытались
меня задушить.

Хотя она все еще была бледна, силы, кажется, возвращались к ней.

- Слава богу, что вы живы, - сказал он пылко и сам удивился тому, как
странно звучит его голос.

- Все вышло так быстро, Эллери. Я даже не поняла, кто это был.

- Сейчас это не имеет значения. Попробуйте, сможете ли вы идти.

- Конечно! Могу даже бежать. Я всего лишь ненадолго потеряла сознание, вот
и все.

Она оттолкнула его руку, перебралась через канаву и, улыбаясь, поглядела на
него с другой ее стороны.

- Вам помочь форсировать канаву, мистер Квин? Эллери усмехнулся в ответ.

- Вон едет машина, - сказал он, бросив взгляд на дорогу. - Она может
подвезти нас до города.

Около полудня Эллери Квин и Никки Портер вошли в здание полицейского
управления. В коридорчике перед кабинетом отца Эллери велел Никки присесть
и постучал в дверь Велье.

- О, это вы, Эллери, - сказал Велье и вышел в коридор.

- Разрешите представить вам одну мою хорошую знакомую - мисс Нелли
Снодграсс, - сказал Эллери.

- Весьма рад, мисс... - Белье, как видно, не разобрал фамилию.

- Что новенького? - осведомился Эллери.

- Тело Брауна наконец-то оказалось в морге, и Праути сейчас занимается им.

- А еще?

- Кто угнал санитарный автомобиль и вашу машину, мы все еще не знаем, но
узнаем скоро. Ваш отец хотел вам сам рассказать всю историю, так что лучше
спросите его.

- Я не любопытен, - ответил Эллери. - Вы доложите отцу, что я здесь?

- Разумеется. - Велье исчез за дверью отцовского кабинета. Немного спустя
появился снова и сделал Эллери приглашающий жест.

Инспектор был в самом приятном расположении духа.

- Да, этот тип нас славно поводил за собой, - радостно засмеялся он.

- Можно сказать и так, - согласился Эллери. - Из сказанного Велье я делаю
вывод, что он опять ушел от вас?

- Не совсем. - Инспектор потеребил седой ус. - Твой "кадиллак" чертовски
быстро ездит. Вернее, ездил.

- Что ты хочешь этим сказать? - спросил Эллери и даже привстал.

Инспектор улыбнулся.

- Он, собственно, был застрахован?

- Конечно.

- Ну, тогда можешь не переживать.

- Это что, шутка?

- Вовсе нет. Все очень серьезно, даже трагично. Убийца вообразил, что
сможет уйти на твоей машине. Он помчался по Со Милл Ривер Парквей. А потом
стал жать на всю железку. По Готорнскому кольцу он поехал против движения -
Велье за ним. Меня чуть удар не хватил. Затем на ста сорока километрах в
час мы помчались по автостраде на Бронкс. Я вдруг глянул на приборы - у нас
оставались считанные литры бензина. И я крикнул Велье, чтоб он выжал из
машины все, что можно. Когда мы сблизились метров на сто, я высунулся в
окно и стал стрелять по правому заднему колесу, С третьего раза я попал.
"Кадиллак" сначала ударился справа о бровку, как будто за рулем пьяный. Он
доехал как раз до середины моста, а потом ударился в ограждение,
перевернулся и упал в воду.

- Я такого еще никогда в жизни не видел, - перебил Велье, который не
скрывал своего возбуждения. - Он перевернулся в воздухе, очень медленно,
как будто в кино с замедленной съемкой. А потом грохнулся в воду так, будто
из пушки бабахнуло!

- Да. Вот это я и хотел сообщить тебе, Эллери, - сказал инспектор. - Убийца
и твоя машина лежат сейчас на солидной глубине. Разумеется, если их еще не
выудили.

- И ты, значит, не знаешь, кто сидел за рулем? - улыбаясь, спросил Эллери.

- Это мы узнаем, когда они вытащат "кадиллак", то есть с минуты на минуту,
- ответил инспектор.

- Я могу тебе сказать это прямо сейчас, - заявил Эллери.

- Думаете, угадаете? - ехидно осведомился Велье.

- Тихо, Велье, - попросил его инспектор. - Давай послушаем, что он нам
скажет.

- Массу интересного, - усмехнулся Эллери. - Самое примечательное во всей
этой истории - то, как отчаянно убийца пытался не допустить, чтобы труп
попал в анатомический театр. Тут может быть только одно объяснение: он не
хотел вскрытия.

- Это для нас не откровение, - перебил его Велье. - И кроме того, почему вы
говорите о каком-то убийце? Ведь Браун сам покончил с собой.

- Ну хорошо. А почему тот, кто похищал труп, пытался не допустить вскрытия?
- спросил Эллери. - Потому что при вскрытии обнаружилось бы что-то сильно
компрометирующее его. А что это могло быть?

- Да, вот именно - что? - переспросил инспектор.

- А именно то, что...

В кабинет с шумом ворвался доктор Праути.

- Ха! - закричал он. - Ха! Значит, вы все время гонялись за убийцей,
которого не существует! Совершенно неоспоримый случай самоубийства. Я
убедился в этом сразу же, как только узнал, что нашли нож. Я бы мог вам
сразу это определить, просто хотя бы разок поработать без спешки - почему я
один должен всю жизнь вкалывать, как каторжный? Браун умер от потери крови,
потому что была перерезана шейная артерия. Больше нет абсолютно никаких
причин для смерти - никакого яда, никакого...

- Вот именно, - сказал Эллери. - Никакого рака. Метастазы отсутствуют.

У доктора Праути от удивления отвисла нижняя челюсть.

- Да... Но вы-то откуда знаете?

- Именно затем, чтобы на вскрытии не выяснилось, что у Брауна не было
никакого рака, и был похищен труп. Это - единственно логичное объяснение.
Иными словами, это убийство - хотя метод и был практически уникален.

Убийца сообщил Брауну, что тот болен раком и что его ждет ужасный конец. Он
ненавидел Брауна и знал его, как облупленного. Он знал, что Браун,
исповедовавший сущий культ собственного тела, скорее убьет себя сразу, чем
будет умирать медленно, становясь все более немощным. Таким образом, он
вынудил Брауна покончить с собой. Перед нами психологическое убийство.
Умно, а?

Зазвонил телефон. Инспектор Квин снял трубку и поднес к уху. Несколько
секунд спустя положил ее снова.

- Ты прав, сын, - сказал он мрачно. - Они достали машину и труп.

- Глядите-ка, - продолжил Эллери. - Рентгеновские снимки доказали не только
Брауну, но и врачам, привлеченным для консилиума, что это рак в
прогрессирующей стадии. Но эти снимки были фальсифицированы. Вернее, они
сами, конечно, были подлинными, но это были снимки не Брауна, а кого-то
другого, кто на самом деле болел раком. Убийца намеренно подменил снимки.
Человеком, который проделал это, был доктор Джим Роджерс, и его труп,
видимо, вытащили из воды. Правда, отец?

- Правда, инспектор? - спросил и Ведье. Инспектор Квин кивнул.

- А сейчас, может быть, ты расскажешь нам, как ты догадался, что ворон
украл нож и спрятал в дупле?

- Просто я нашел на подоконнике перо ворона. А из окна я увидел, как
малиновка поймала червяка и унесла его в клюве. Тут мне почему-то
вспомнилось, как ворон бросился на желтый фарфоровый осколок, который
выкопал Амос. Кроме того, он очень интересовался золотым колпачком моей
авторучки.

Снова зазвонил телефон. Инспектор, послушав, сказал:

- Нет, вы можете отпускать Рокки Тейлора и эту Маллииз, или, вернее, будет
сказать, мистера и миссис Тейлор, а Закари - ни в коем случае. Он в розыске
в связи с подлогом... Сорок тысяч?

Инспектор даже присвистнул:

- - Не так плохо. - И положил трубку.

- Они взяли Рокки и Корнелию в муниципалитете. Те как раз поженились. А
Закари хотел смотаться в Чикаго. Наши люди арестовали его на вокзале. У
него с собой было сорок тысяч долларов наличными - явно это деньги, которые
он украл путем подлогов у Брауна. Из тех книг, которые он хотел сжечь,
явствует, что он на протяжении нескольких лет выделывал умопомрачительные
комбинации. Вот. Стало быть, дело закончено полностью, за исключением
одного...

Он повернулся к сержанту.

- Велье, позаботьтесь о том, чтобы отменили розыск мисс Никки Портер.

- Значит, мисс Портер тебе больше не нужна, пап? - лениво поинтересовался
Эллери.

- Признаю, что ты был прав, сын мой. Этой девушке нам предъявить нечего.

- Даже два сожженных антрекота?,

- Что ты имеешь в виду, Эллери? - кустистые брови инспектора полезли на лоб,

- - Да так. Просто шутка, пап, - сказал Эллери. Он вышел в коридор и вручил
Никки ее часы.

- Возвращаю вам это, - торжественно провозгласил он. - Сейчас вернусь.

Снова входя в кабинет, он намеренно оставил дверь нараспашку. Инспектор
удивленно посмотрел на Никки.

- А что тут делает Нелли? - проворчал он. - Я же сказал тебе, чтобы и духу
ее не было.

- Она пришла просить тебя, чтобы ты дал ей шанс попытаться еще раз.

По глазам инспектора стало ясно, что он что-то понял. Он бросил на сына
острый взгляд и начал рыться в почте; Через пару секунд он уже нашел то,
что искал. Он вскрыл конверт со штемпелем Рочестера и извлек оттуда фото
Никки Портер.

- Ага, - сказал он в конце концов. - Вот, значит, до чего дошло. Мой сын,
плоть моя и, кровь, укрывает у меня в квартире подлежащую, розыску особу.
То-то ты; был такой нервный, тогда утром. И спал на кушетке. Эллери, если
бы ты не был уже взрослым, я бы дал тебе затрещину.

- Я бы с удовольствием поглядел на это, - сказал доктор Праути.

Рот сержанта Велье так и остался открытым.

- И это называется благодарностью за все! - печально промолвил Эллери. - Я
сделал все, чтобы ты не стал посмешищем и не арестовал не того, кого надо.
И что же? Такова твоя благодарность!

Он вздохнул.

- Ну, ладно, папа, не будем больше об этом. До вечера. И не забудь - мы
ужинаем не дома!

На этот раз он тщательно закрыл за собой дверь.

21

Эллери Квин не называл Никки так долго имя убийцы, потому что ждал
доказательств виновности доктора Роджерса. Он сознавал, что такое известие,
учитывая ее дружбу с Барбарой, будет для нее ударом.

После того, как он рассказал ей, наконец, все и они вместе быстро зашагали
по Центрстрит, он заметил:

- Я догадываюсь, что у тебя на душе, Никки. Но было бы гораздо хуже, если
бы Барбара успела выйти за него замуж прежде, чем все открылось. Надо
смотреть на все происшедшее с той точки зрения, что многого удалось
избежать. Когда у нее пройдет нервный шок, она будет только благодарна.

Никки была того же мнения.

- В конце концов, любой убийца все равно становится психопатом, - продолжал
Эллери. - Он, может, на самом деле любил ее, а может, и нет. Этого мы
никогда не узнаем.

Девушка кивнула, не поднимая глаз. Она взяла Эллери под руку и шла, глядя
себе под ноги.

- Я допускаю, что скверное обращение Брауна со своей родной дочерью
повлияло на план Роджерса и ускорило его созревание. Самое отвратительное в
этом деле - то, что речь здесь идет о преднамеренном деянии. Он убил Брауна
не в приступе гнева, а хладнокровно продумал это самоубийство-убийство.
Барбара может быть благодарна. Такой конец для всех - наилучший. Если бы
его схватили и он предстал перед судом, насколько ужаснее, это было бы для
вашей подруги!

Эллери остановил такси, помог сесть Никки, сел сам и дал шоферу адрес
квартиры Квинов.

- А чего это ради мы едем к вам? - осведомилась Никки.

- Чтобы забрать ваш чемодан. Или вы уже забыли о нем? Заберем, и я отвезу
вас домой.

Эллери отпер дверь квартиры. Никки последовала за ним по коридору в его
кабинет.

Она задумчиво оглядела неубранную комнату, затем подошла к письменному
столу и вытянула кусок велосипедной камеры, торчавшей между страниц его
рукописи.

- Зачем вам это? - спросила она.

- Сам не знаю, - ответил он растерянно. - Так, на память об одном старом
деле. Пусть лежит. Она ведь никому не мешает.

- Вот ваша трубка, - сказала она и извлекла ее из туфли, лежащей рядом с
пишущей машинкой. - Она что, такая вкусная, что вы прогрызли ее почти
насквозь?

Эллери, казалось, пропустил этот вопрос мимо ушей. Он в задумчивости
уставился на синюю напольную вазу.

Никки озабоченно огляделась и вздохнула.

- Просто невероятно, какой беспорядок. Эллери вдруг выпрямился и посмотрел
на нее.

- Никки?

- Да?

- Что вы намерены делать сейчас? Никки продолжала стоять, потупив глаза.

- Снова примусь за свою работу, - наконец тихо ответила она.

- Что за работа? - удивленно спросил Эллери.

- Я начала писать новую книгу.

- В самом деле? Что за книга?

- Криминальный роман.

- Отлично, - улыбнулся он. - А когда же вы его начали?

- Когда ждала вас.

- Вы имеете в виду - в коридоре, в управлении?

- Совершенно верно.

- Покажите-ка.

Она протянула ему лист бумаги, весь исписанный ее мелким почерком.

Эллери прочитал:

"Мистер Эллери Квин сидел за своим массивным письменным столом. Стены его
кабинета были заставлена дорогими книгами в столь же ценных переплетах. На
письменном столе, рядом с громадным томом, в который он как раз углубился,
стояло самое необходимое - только три телефонных аппарата, диктограф и
радио.

- Вы, наверное, имеете в виду диктофон? - спросил, улыбаясь, Эллерн.

Никки усмехнулась.

- Я все равно их не различаю.

Эллери продолжал чтение:

"В это утро - одетый, как обычно, в свежевыглаженный халат - мистер Квин
углубился в "Новый Органон" Френсиса Бэкона в кожаном переплете - первое
издание 1620 года. На тонком аристократическом носу Эллери Квина
красовалось пенсне..."

- Только не пенсне, ради бога! Неужели меня обязательно надо выставлять
таким старомодным типом? Никки критически оглядела его.

- Зато оно бы пошло вам, - сказала она наконец. "А! - пробормотал Эллери
Квин, затянувшись длинной черной сигарой..."

Эллери возмущенно отложил листок.

- Никогда в жизни не курил сигар. Только сигареты или трубку, но...

- Но, Эллери, - возразила ему Никки, широко раскрыв глаза. - Уж не думаете
ли вы, что люди действительно хотят знать, как вы живете на самом деле?

Эллери заглянул в ее темные глаза. Ничего удивительного, что он ради нее
пустился на все эти глупости.

- Никки?

- Да?

Он взял ее за руки.

- Никки, я... Он запнулся.

- Что, Эллери?

Она стала дышать чаще; но глаза оставались очень-очень серьезными. Какие
они были большие! Какие темные! Прекрасные глаза. Просто чудо.

- Я знаю, что не вправе спрашивать...

- Да?

- Не станете ли...

- Да?

- Не станете ли вы моей...

- Да? Да, Эллери?

- Не станете ли вы моей... секретаршей?

                      --------------------------------

[1] Мышка-мышонок (лат.).

                      --------------------------------