Версия для печати

   Эдгар УОЛЛЕС
   ПОХИЩЕННАЯ КАРТИНА

  Главный следователь Скотланд-Ярда Питер Дауэс был для своей должность
сравнительно молод. Еще ни разу не потерял он найденный след, хотя сам
Питер не любил говорить о своих подвигах.
  Если его что-то и увлекало, так это преступления с какой-нибудь
запутанной загадкой. Все необычное, странное и таинственное вызывало в нем
живейший интерес, и больше всего на свете он сожалел, что ему не пришлось
заниматься ни одним из множества дел Джейн Четыре Квадрата.
  Но вот после кражи в доме лорда Клейторпа Питеру Дауэсу было приказано
найти и арестовать эту девушку-преступницу.
  После изучения таинственного дела лорда Клейторпа Питер вернулся в
Скотланд-Ярд и доложил начальнику отдела:
  - Насколько я понимаю, деятельность этой женщины началась около года
назад. Она всегда обворовывала не простых людей, которых все обкрадывают, а
богачей, владельцев огромных состояний, и, как я понимаю, состояний,
нажитых в результате различных махинаций в горной промышленности.
  - Куда же она девает деньги?- полюбопытствовал начальник отдела.
  - Это и есть самая странная штука во всем деле,- ответил Дауэс.- Я почти
уверен, что она дает большие суммы денег различным благотворительным
заведениям. После ограбления Льюинштейна, например, большие ясли в
лондонском Ист-Энде получили от анонимного благодетеля четыре тысячи
фунтов. В то же время еще четыре тысячи были подарены одной из больниц
Вест-Энда. После ограбления Тальбота три тысячи фунтов, то есть почти
столько же, сколько было украдено, какой-то неизвестный пожертвовал
родильному дому Вест-Энда. Думаю, что в основе всех этих преступлений лежит
донкихотское желание помочь бедным за счет чересчур богатых. В конце концов
мы наверняка выйдем на кого-то, кто хорошо знает положение в этих
больницах.
  - Великолепно,- сухо сказал шеф,- однако нас не интересуют ее в высшей
степени похвальные намерения. Для нас она просто воровка.
  - Не просто воровка,- тихо заметил Питер.- Она самый умный преступник из
тех, с кем мне довелось иметь дело за все время работы в Скотланд-Ярде. А
это единственное, чего я всегда боялся и с чем так хотел встретиться,-
преступник, у которого мозги на месте.
  - Кто-нибудь видел эту женщину?
  - И да, и нет,- ответил Питер Дауэс.- Это звучит таинственно, но на самом
деле все очень просто. Те люди, которые видели ее, не смогут узнать ее во
второй раз. Льюинштейн видел ее, и Клейторп видел, но ее лицо скрывала
вуаль. Самое трудное - узнать, кто будет ее следующей жертвой. Даже если
она грабит только очень богатых, у нее есть выбор: таких у нас сорок тысяч.
Очевидно, всех защитить невозможно...- Он замялся.
  - Да?- сказал шеф.
  - Но тщательное изучение ее методов,- продолжил Дауэс,- помогло мне найти
кандидатов на следующее ограбление. Этот человек должен быть очень богат,
мало того, он должен выставлять свое богатство напоказ. В конце концов я
выбрал четырех: Грегори Смита, Карла Свейсса, мистера Томаса Скотта и Джона
Трессера. Я склоняюсь к тому, что она охотится за Трессером. Видите ли,
Трессер сделал огромное состояние отнюдь не самым честным путем; к тому же
он никогда не упускает возможности похвастаться своим богатством. Это он
купил дом графа Хаслемера и его коллекцию картин; вы наверняка помните - об
этом писали газеты.
  Шеф кивнул.
  - Там есть замечательная картина Ромни, не так ли?
  - Да, и скорее всего она-то и будет похищена,- ответил Дауэс.- Трессеру,
конечно, все равно - что картина, что газовая плита. Он считает картину
Ромни замечательной только потому, что ему другие об этом сказали. Кроме
того, он частенько делится с журналистами своими взглядами на
благотворительность - он говорит, что не потратил ни пенни ни на одно
общественное заведение и никогда никому не давал ни цента, не надеясь
получить обратно по меньшей мере столько же. Это должно раззадорить Джейн;
вдобавок о художественной ценности и денежной стоимости картины так много
писали, что, по-моему, соблазн для нее должен быть просто непреодолимым.

  Встретиться и побеседовать с мистером Трессером было очень трудно.
Многочисленные заботы в лондонском Сити занимали все его время с раннего
утра до позднего вечера. Наконец Питеру удалось поймать нувориша в
отдельном кабинете ресторана Ритц-Карлтон, где тот обедал. Мультимиллионер
оказался плотным человеком с рыжими волосами, чисто выбритой верхней губой
и холодными голубыми глазами.
  Магическая сила удостоверения Скотланд-Ярда помогла Питеру Дауэсу пройти
в кабинет.
  - Садитесь, садитесь,- торопливо проговорил мистер Трессер.- В чем дело?
  Питер объяснил, что его привело, и собеседник выслушал его так же
внимательно, как он выслушивал деловые предложения.
  - Я наслышан об этой Джейн,- весело сказал мистер Трессер.- Но, даю
слово, со мной у нее ничего не выйдет.
  - Однако, насколько я помню, вы разрешаете посетителям осматривать вашу
коллекцию.
  - Верно,- сказал мистер Трессер,- но каждый, кто хочет посмотреть
картины, должен записаться в книгу посетителей, а сами картины охраняются.
  - А где находится картина ночью - на стене?- спросил Питер, и мистер
Трессер рассмеялся.
  - Вы считаете меня дураком? - сказал он.- Нет, на ночь ее переносят в
специальную комнату-сейф.
  Питер Дауэс не разделял уверенности своего собеседника в эффективности
замков и запоров. Он знал, что Джейн Четыре Квадрата отличается и умом, и
ловкостью, и отправился в дом графа Хасдемера, находившийся неподалеку от
Беркли-сквер.
  Получив разрешение на посещение, Питер записался в книгу посетителей,
показав свое удостоверение человеку, который явно был детективом, и прошел
в длинный зал галереи. На стене висела картина Ромни- прекрасный образец
работы настера.
  Питер был один в галерее. Меньше всего его интересовали картины. Он
быстро осмотрел всю комнату. Она была длинной и узкой. В нее вела одна
дверь - та, через которую он вошел, а окна в обоих концах комнаты были
ограждены толстыми стальными решетками с густой проволочной сеткой. Через
них проникнуть в комнату или выбраться из нее было невозможно. На окнах не
было занавесок, за которыми мог бы спрятаться злоумышленник. Чтобы защитить
картины от солнечных лучей, днем сверху опускались шторы.
  Питер вышел из зала, прошел мимо охранников, которые внимательно его
осмотрели. Он убедился, что, если Джейн Четыре Квадрата вздумает грабить
мистера Трессера, ей будет нелегко. Вернувшись в Скотланд-Ярд, он занялся
текущими делами у себя в кабинете. Потом вышел перекусить. Вернулся Питер в
кабинет в три часа и уже было выбросил Джейн Четыре Квадрата из головы,
когда зазвонил служебный телефон.
  - Вы не могли бы зайти ко мне сейчас? - спросил голос в трубке, и Дауэс
помчался по длинному коридору в кабинет шефа.
  - Ну, что же, Дауэс, вам не пришлось долго ждать,- услышал он вместо
приветствия.
  - Что вы имеете в виду?
  - Драгоценную картину украли,- сказал шеф. И Питеру оставалось только
удивленно развести руками.
  - Когда это случилось?
  - Полчаса назад. Вам лучше отправиться на Беркли-сквер и разобраться во
всем на месте.
  Две минуты спустя маленькая двухместная машина Питера пробиралась по
запруженным улицам Лондона, а еще через десять минут он был во дворце и
опрашивал возбужденных служащих галерен. Удалось узнать ему не много.
  Четверть третьего во дворце появился старик в тяжелой шубе, закутанный до
самого носа, и попросил разрешения осмотреть портретную галерею. Он
назвался Томасом Смитом.
  Он был знатоком творчества Ромни, и ему очень хотелось поговорить. Он
заговаривал со всеми служащими и каждому был готов рассказать о своей
долгой жизни в искусстве и о своих достоинствах искусствоведа. Короче, это
был типичный зануда, с которыми служащим галереи часто приходится иметь
дело. Они очень быстро пресекли его попытки вступить в длинную беседу и
провели его в картинную галерею.
  - Он был один в зале? - спросил Питер.
  - Да, сэр.
  - Кто-нибудь заходил вместе с ним?
  - Нет, сэр.
  Питер кивнул.
  - Разумеется, его разговорчивость могла быть преднамеренной, всего лишь
средством, чтобы распугать служащих.
  - Что было дальше?
  - Человек вошел в зал, и люди видели, как он стоял перед картиной Ромни,
поглощенный ее созерцанием.
  Служащие, видевшие это, клянутся, что в это время картина Ромни была на
месте в своей раме.
  Почти сразу же после того, как служащие заглянули в галерею, старик вышел
оттуда, разговаривая сам с собой о мастерстве художника. Когда он вышел из
зала в холл, туда же с улицы вошла девочка и попросила разрешения пройти в
галерею. Она записалась в книге посетителей как Элен Коль.
  - Как она выглядела? - спросил Питер.
  - О, совсем ребенок,- неуверенно сказал служащий,- девочка, и все.
  Очевидно, девочка вошла в зал в тот самый момент, когда старик выходил из
него,- он повернулся и посмотрел на нее, а потом пошел через холл к выходу.
Но, не доходя до двери, он вытащил носовой платок, и из его кармана
вывалилось примерно с полдюжины серебряных монет, которые рассыпались по
мраморному полу холла. Служащие помогли ему собрать деньги. Он поблагодарил
их, не переставая разговаривать с самим собой,- очевидно, его мысли были
еще- заняты картиной,- и, наконец, ушел.
  Едва он покинул дворец, как девочка вышла из галереи и спросила:
  - А где здесь картина Ромни?
  - В центре зала, прямо напротив двери,- сказали ей.
  - Но там нет картины - сказала она,- там только пустая рама и какая-то
забавная черная наклейка с четырьмя квадратами.
  Служащие бросились взад, и точно - картина исчезла! На ее месте, или,
точнее говоря, на стене за рамой, в которой висела картина, был знак Джейн
Четыре Квадрата.
  Служащие, судя по всему, не растерялись. Один из них тут же пошел к
телефону и позвонил в ближайшее отделение полиции, а другой отправился на
поиски старика. Однако все попытки обнаружить его оказались тщетными.
Констебль, стоящий на посту на углу Беркли-сквер, видел, как тот сел в
такси и уехал, но он не запомнил номера машины.
  - А девочка?- спросил Питер.
  - О, она просто ушла,- сказал служащий,- она побыла тут некоторое время,
а потом ушла. Ее адрес записан в книге посетителей. У нее не было никакой
возможности вынести картину, никакой,- энергично заявил служащий.- На ней
был летний костюмчик с коротенькой юбочкой, и ей некуда было спрятать такой
большой холст.
  Питер пошел осмотреть раму. Он огляделся и внимательно осмотрел комнату,
но ничего не заметил, кроме большой скрепки, лежавшей прямо под рамой.
Такими скрепками обычно скрепляют банкноты в банке. И ничего больше.
  Мистер Трессер очень спокойно отнесся к пропаже. Только увидев в газетах
детальное описание происшествия, он, казалось, осознал ценность похищенного
и предложил награду тому, кто найдет и вернет ему картину.
  Пропавшая картина стала главной темой разговоров в обществе. Газеты
писали о ней, занимая целые страницы умозрительными построениями самых
талантливых молодых детективов-любителей. Все специалисты в области
раскрытия преступлений собирались на месте происшествия и обменивались
сложными и оригинальными теориями, которые могли бы представить большой
интерес для думающего читателя.
  Вооружившись двумя адресами из книги посетителей- адресами старика и
девочки, Питер потратил вторую половину дня на небольшое расследование, в
результате которого он обнаружил только то, что по этим адресам ни невинную
девочку, ни образованнейшего мистера Смита никто не знал.
  Когда Питер явился к начальнику с докладом, у него уже сложилось ясное
представление о том, как было совершено преступление.
  - Старик был прикрытием, - сказал он.- Его послали, чтобы он вызвал
подозрение и чтобы служащие не спускали с него глаз. Он намеренно надоедал
всем длинными монологами по искусству, чтобы от него держались подальше.
Входя в зал, он знал, что его громоздкие одежды вызовут подозрение служащих
и за ним будут следить. Потом он вышел из зала - время выхода было выбрано
великолепно - в тот самый момент, когда туда вошел ребенок. План был
чудесный. Деньги рассыпаны, чтобы привлечь внимание всех служащих к себе.
Наверное, именно в этот момент картина была вырезана из рамы и спрятана.
Где она спрятана или как-девочка ее вынесла, остается загадкой. Служащие
абсолютно уверены, что она не могла спрятать картину на себе, и мой
эксперимент с толстым холстом того же размера показывает, что картина
должна была выпирать и не заметить этого невозможно.
  - А кто была эта девочка?
  - Джейн Четыре Квадрата! - коротко сказал Питер.
  - Не может быть!
  Питер улыбнулся.
  - Молоденькой девушке легче некуда казаться еще моложе. Короткая юбка,
косички- вот и все. В уме Джейн Четыре Квадрата не откажешь.
  - Минуту,- сказал начальник отдела,- не могла ли она передать картину
через окно?
  Питер покачал годовой.
  - Я подумал об этом,- сказал он,- но все окна были закрыты, а кроме того,
они снаружи затянуты металлической сеткой, так что этим путем избавиться от
картины невозможно. Нет, она каким-то образом вынесла картину под самым
носом у служащих. Потом она вышла и невинно заявила, что не может найти
картину Ромни. Конечно же, все ринулись в зал галереи. Минуты три никто не
обращал внимания на этого "ребенка".
  - Как вы думаете, среди служащих был соучастник?
  - Вполне возможно,- сказал Питеры- Но каждый из них имеет хорошую
репутацию. Все они женаты и ни в чем предосудительном не замечены.
  - А что она будет делать с картиной, она же не сможет от нее избавиться?
  - Она хочет получить вознаграждение,- с улыбкой сказал Питер.- Знаете,
шеф, она заставила меня поломать голову. Я еще не могу сказать, что Джейн у
меня в руках, но мне почему-то кажется, что я ее поймаю.
  - Вознаграждение,- повторил начальник отдела.- Сумма довольно приличная.
Но вы наверняка возьмете ее, когда она будет передавать картину.
  - Никогда, - ответил Питер и, вынув из кармана телеграмму, положил ее на
стол перед шефом. Она гласила:

  "Картина Ромни будет возвращена при условии, если мистер Трессер возьмет
на себя обязательство выплатить пять, тысяч фунтов детской больнице Грейт
Пантон Стрит. Картина вернется на свое место тогда, когда он подпишет
обязательство выплатить эту сумму.
                                                Джейн".

  - А что говорит Трессер?
  - Трессер согласен,- ответил Питер,- и уже известят об этом секретаря
больницы Грейт Пэнтон Стрит. Многие газеты сообщают об этом.
  В тот же день в три часа пополудни пришла другая телеграмма, адресованная
на этот раз Питеру Дауэсу. Это его обеспокоило: девушка была прекрасно
информирована и даже знала, что именно он ведет это дело.

  "Я верну картину владельцу сегодня в восемь часов вечера. Будьте в
картинной галерее и примите все меры предосторожности. А то я снова улизну.
                                        Джейн Четыре Квадрата".

  Телеграмма была отправлена с главного почтамта.
  Питер Дауэс учел все возможное и невозможное, и если Джейн Четыре
Квадрата не окажется за решеткой, то это будет не его вина, хотя поймать
Джейн у него не было ни малейшей надежды.
  В мрачном холле дома мистера Трессера собралась небольшая группа людей.
  Там были: Дауэс и два его помощника-детектива, сам мистер Тресеер (он
посасывал большую сигару и волновался, казалось, меньше всех остальных),
трое служащих галереи и представитель больницы Грейт Пэнтон Стрит.
  - Вы думаете, она явится сюда лично?- спросил мистер Трессер.- Я не прочь
поглядеть на эту Джейн. Она, правда, надула меня, но я не желаю ей зла.
  - В моем распоряжении находится -особый отряд полиции,- сказал Питер,- и
детективы наблюдают за всеми улицами в округе, но я не могу обещать вам
ничего захватывающего. Это слишком скользкая особа для нас.
  Часы на соседней церкви пробили восемь. Но Джейн Четыре Квадрата не
появлялась. Пять минут спустя раздался звонок, и Питер Дауэс открыл дверь.
Мальчик-почтальон принес телеграмму.
  Питер взял конверт и вскрыл его, внимательно прочел послание и засмеялся
безнадежным восхищенным смехом.
  - И все-таки ей удалось,- сказал он.
  - Что вы хотите сказать? - спросил мистер Трессер.
  - Пойдемте,- сказал Питер.
  Он повел их в картинную галерею. На стене висела пустая рама, и за ней
виднелся наполовину содранный знак Джейн Четыре Квадрата. Он прошел прямо к
одному из окон в конце зала.
  - Картина здесь,- сказал он,- она никогда не покидала этого зала.
  Он поднял руну и потянул за шнурок- штора медленно опустилась. У
собравшихся вырвался вздох удивления. Вместе со шторой разворачивалась
приколотая к ней пропавшая картина Ромни.
  - Я должен был догадаться об этом, когда увидел скрепку,- сказал Питер.-
Ей пришлось действовать быстро. Она вырезала картину, перенесла ее в конец
зала, опустила штору, прикрепила верхние концы картины к шторе и снова
подняла ее.
  Никому и в голову не пришло опустить эту проклятую штуку!

Перевел с английского
А. ПАТРИКЕЕВ.