Версия для печати

ЭЛЛЕРИ КВИН. РАСПЛАТА ДЬЯВОЛА.
(перевод с английского)


ОТ АВТОРА

Мне стало известно, что некоторые люди с большим эгоизмом и маленькой
совестью мучаются своим сходством с персонажами этого романа.

Следовательно, я чувствую себя обязанным предупредить, что все описанное
на этих страницах является плодом воображения.

Автор заявляет, что все сходство с реальными людьми получилось чисто
случайно и он не имел никакого намерения вывести кого-то в этом романе.

Эллери Квин.

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    1. Много шума из-за ничего.

    Голливуд, подобно сказочной стране Оз, имеет свои странные
особенности. Здесь перед Рождеством деревья пускают свои листки под
девяностоградусным солнцем. Здесь ярко освещены рестораны, а дамы в
субботу вечером ходят по бульварам в брюках и норковых шубках. Утренние
газеты стоят 5 центов, а вечерние - 2 цента. Люди стоят в очередях. Все,
что случается в Голливуде, считается более интересным, чем такое же
событие в Цинцинатти или Джерси.
    Так, когда лопнул "Огиппи Ваббл", волновались все, а не только
держатели акций, и за одну ночь это слово стало известным повсюду. Это не
преуменьшение. Огиппи устоял на ногах, несмотря на катастрофу. Пока же
дело не дошло до суда, адвокат Анатоль Руиг готовился к борьбе. В это
удивительное время долговязый сын Солли Спета строчил статьи в
"Лос-Анжелос Индепендент", несчастные держатели акций выли у ворот
"Сан-Суси", за которыми сам Солли Спет невозмутимо пересчитывал миллионы.
    Это было диагностической ошибкой, иначе Солли никогда бы не приехал в
Калифорнию. Врачи рекомендовали ему этот климат, гольф, солнечные ванны.
Сначала Солли не собирался что-либо делать. Но то ли горы повлияли, то ли
солнце, которое ему рекомендовали врачи, так или иначе, он принялся
умножать свой капитал. Итак, Соломон Спет поднялся, прикрыл свою наготу и
начал оглядываться. И нашел он Риса Джардена и маленького Анатоля Руига. И
из всех его владений его выбор пал на известную "Огиппи-Гидро-Электрик
Девелопмент". В то же время Солли встретил и Винни Мун, но его интерес к
Мун носил скорее эстетический характер, чем коммерческий, но это другая
часть истории. Солли всегда обращал внимание на искусство. Винни стала его
протеже и уверяла всех, что все началось с родства душ.
    Организация и развитие "Огиппи-Гидро-Электрик" началась в те дни,
когда тяжелая индустрия была в упадке из-за законов, принятых в
Вашингтоне. Но Солли был умен. Тем не менее, он не мог добиться успеха без
помощи Риса Джардена, который играл важную роль в местных промышленных
кругах. Рис, этот первокласный яхтсмен, гимнаст, игрок в гольф и
коллекционер спортивных принадлежностей, был необходим Солли по разным
причинам. У него был дополнительный капитал, он носил магическое
имя - Джарден, и не занимался ничем, кроме большого бизнеса.
    Когда "Огиппи" перекочевала со страниц финансовых вестников на страницы
дела, которое вело Лос-Анжелосское Центральное детективное бюро, этим
крайне заинтересовался Фитцжеральд, одноклассник Риса Джардена /Гарвард,
1908 год/ и начальник Вальтера Спета. Но удовлетворить свое любопытство
оказалось крайне тяжело. За Винни Мун был ее шимпанзе и старый итальянский
рапирист, за спиной которого стояли тысячи потенциальных убийств, и Фитцу
ничего не оставалось, как довольствоваться обычной информацией.
    Конечно, каждый газетчик в Лос-Анжелосе рад обыскать своих собратьев
по перу. "Ред Индиан", например, нашла где-то фотографию Риса Джардена,
победителя соревнований по гольфу в 1928 году, чем повергла соперников в
уныние.
    Лучше всего при описании материалов о людях прибегать к помощи
сравнений и статистики. Он понимал, что для Голливуда это большое дело.
Рис Джарден происходил из Виргинии, из одной старинной семьи. Эти семьи
так же традиционно богаты, как и традиционно богаты традициями. Солли Спет
появился на свет в Нью-Йорке. Вальтер Спет, который явился результатом
кочевого инстинкта отца, родился в чикагской больнице, где умерла его
мать. Винни Мун крестила его в маленькой церквушке в Южной Дакоте. Анатоль
Руиг родился в Вене, но эту ошибку он быстро исправил. Он содержал бар в
Канзас-Сити, потом владел аттракционами в Голливуде. Пинк приехал из
Флатбуча, Бруклин.
    Любой репортер, даже Фитцжеральд, вызывает гнев у джентльменов. Фитц
был бостонским ирландцем и пристрастен к правде и виски. Мистер Эллери
Квин родился на Западной 87-й стрит и развлекал себя различными
головоломками.
    Единственным бесхитростным человеком, замешанным в этом деле была дочь
Риса Джардена - Валери.
    - Я не думаю, - сказал Вальтер Спет, когда впервые встретил ее во время
игры в поло в Беверли-Хиллс, - что кто-нибудь действительно здесь родился.
    - Что, хотите поговорить со мной? - спросила Валери, очищая апельсин.
    - Но почему Голливуд? - настаивал Вальтер, разглядывая ее с ног до
головы.
    - Не смотрите на меня так! - с раздражением произнесла мисс Джарден и
крикнула: - Смотрите-ка на этих наездников! Эй, Пинк, что у вас за кляча?
- и она взмахнула рукой с апельсином.
    Первый наездник, молодой парень с длинными ногами, ехал на коричневом
пони. Рядом ехал рыжий веснушчатый парень с широкими плечами.
    - О, понял, - сказал Вальтер. - Первый - отец, а второй - Пинк.
    - Детектив, - заметила Вал. - А как вы узнали?
    - Слово "рыжеволосый" близко по смыслу к имени Пинк. А кто такой этот
Пинк?
    - А что?
    - Ваш друг?
    - А вам-то что? Видит меня всего три минуты и уже вмешивается в мои
личные дела! А что будет дальше?
    - Прошу прощения, если я вам надоел...
    - Пока нет, - улыбнулась Вал. - Идите сюда, мальчик.
    Вальтер вздохнул. Современные женщины пугали его. Единственная
женщина, которую он знал, была мисс Титус, которая давала ему уроки и
укладывала в постель. Вальтер снова оглядел мисс Джарден с ног до головы и
решил, что он начнет изучать женщин с нее.
    - Ваш отец ужасно молодо выглядит, не так ли? - сказал он.
    - А это плохо? Витамины, упражнения. Папа увлекается спортом, а этот
Пинк тоже феномен, мистер Спет. Умеет играть в любую игру, кроме того, он
на диете. Вегетарианец...
    - Очень интересно. А вы?
    - О, боже, конечно, нет! Я плотоядная.
    - Я тоже люблю вкусно поесть.
    - Ну! Тогда вы можете пригласить меня сегодня пообедать.
    - Ну... это... будет прекрасно... - пробормотал Вальтер. Он с
отчаянием подумал, что не знает, о чем будет с ней разговаривать. - Э...
он похож на вашего брата, я имею в виду, если бы у вас был брат, то он был
бы...
    - А я как папина старшая сестра, - трагическим голосом промолвила Вал.
    - Если будете продолжать в том же духе, то сойдете за молодую
супружескую пару, - он вновь осмотрел ее с ног до головы.
    - Вы положительно ясновидящий, мистер Спет! Но если вы будете так
пялиться на меня, мне придется зашиться в мешок.
    - Я ни о чем плохом не думаю, - заявил Вальтер и подумал, что у нее
великолепная фигура.
    - В чем дело? - резко спросила Вал. - У меня что-то не в порядке, да?
    - Киношники явно вас недооценивают.
    - Да? Ханк Гринберг снимает тигров в Бронксе?
    - Вы фотогеничны. У вас нос, как у Мирны Лой, а ваши глаза и рот
напоминают мне...
    - Мистер Спет, - пробормотала она.
    - ... мою маму, - закончил Вальтер - К тому же, у меня есть ее фото.
Так как они к вам относятся, мисс?
    - Никак. Они бегают за мной по пятам, но я все время гоню их.
    - Почему?
    - В кино у меня не будет успеха.
    - Какая ерунда! - горячо проговорил Вальтер. - Держу пари, что из вас
получится настоящая актриса.
    - Чушь. Видите ли, я родилась здесь, в Голливуде, и это удручает меня.
Потом, я ненавижу эти конюшни и жизнь на колесах, хотя я не привязана к
дому. Надеюсь, вы меня понимаете?
    - Вы думаете, я дурак? - проворчал Вальтер, чьи уши становились все
краснее и краснее.
    - О, дорогой, простите меня, - извинилась Вал. - Но я люблю все
настоящее, а в кино приходится целоваться вот так! Смотрите! - она крепко
обняла его и с показной страстью поцеловала в губы. - Вот видите, так
целуются в кино, изображая страсть. А когда я целую, так уж целую.
    - Как вы проводите свое время? - поспешил переменить тему Вальтер.
    - Пытаюсь веселиться.
    - Я знаю, чем можно вас занять.
    - О, боже, - простонала Вал. - еще один реформатор! Послушайте, мой
худой и голодный друг. Папа и я живем просто и не мешаем жить друг другу.
У нас случайно есть деньги и мы тратим их, как можем.
    - Вы из тех людей, - горестно произнес Вальтер, - которые устраивают
революции.
    Вал изумленно уставилась на него и рассмеялась.
    - Мистер Спет, я вас недооценила. Какой живой ум! Могу вам признаться,
что мы еще устраиваем итальянские забастовки.
    - И это вы называете весельем...
    - Ох и дам тебе в рожу! - учащенно дыша произнесла Валери.
    - Все вы такие, - закричал Вальтер, - экономические роялисты!
    - Вы только подумайте, что вы говорите! И вы еще собираетесь читать
мне лекции? Я слышала о вашем отце и о вса... Вы пиявки-кровопийцы, обжоры
на теле политики!
    - О, нет, - насупился Вальтер. - О моем отце можете говорить, что
угодно, но я сам зарабатываю себе на жизнь.
    - Да ну? - огрызнулась Вал. - Вы рэкетир?
    - Я рисую. Карикатурист в газете.
    - Вот это работа для мужчин. Да, сэр! Завтра же посмотрю в газетах все
картинки про маленького Билла.
    - Зачем?
    - Мистер Спет, ваше остроумие ставит меня в тупик!
    - Я рисую политические карикатуры для "Лос-Анжелос-Индепендент"! - завопил
Вальтер.
    - Коммунист!
    - О, боже мой! - закричал Вальтер, размахивая длинными руками, и
убежал.
    Валери довольно улыбнулась. Он очень молод и похож на Гарри Купера.
Она осмотрела свой рот в зеркале и решила, что скоро снова встретится с
мистером Вальтером Спетом.
    - Скоро увидимся! - крикнула она ему вслед. - Обязательно встретимся!


    2. Красавица "Сан-Суси".

    Шли дни, и Вальтер Спет безнадежно думал, что Валери Джарден решила
сделать его жизнь невыносимой. Он понимал, что мисс Джарден красавица, и
это еще больше раздражало его. Вальтер боролся с собой днем и ночью. Он
даже окунулся в ночную жизнь Голливуда, посещая ночные варьете с красивыми
женщинами. Но все это привело к одному - его еще больше тянуло к Валери.
    Будучи совершенно слепым относительно устройства женщин, ему и голову
не приходило, что мисс Джарден испытывает тоже самое. Но Рис Джарден
разбирался в этом лучше его, поскольку он был не только физическим отцом,
но и на шестьдесят процентов заменял мать.
    - Я нашел прошлой ночью мокрый платок на террасе. В чем дело, молодая
леди? - поинтересовался он как-то утром, когда Пинк терзал его тело на
гимнастическом столе.
    - Ни в чем, - буркнула Валери и машинально схватилась за сумочку.
    - Ерунда! - заявил Пинк, массируя хозяина. - Опять была борьба с этим
чокнутым грубияном.
    - Молчите, Пинк, - прервал его хозяин. - Разве человек не может
частным образом поговорить со своей дочерью?
    - Если этот неопытный юнец снова назовет вас тунеядкой, Вал, - пробормотал
Пинк, - я выбью ему все зубы.
    - Вы подслушали, Пинк! - негодующе закричала Вал. - Это черт знает
что!
    - А что мне еще оставалось делать, если вы кричали?
    Вал посмотрела на него и схватила гантели.
    - Я бы на вашем месте, Пинк, не стал бы слушать, - сказал Рис.
    - Лучше бы они целовались.
    - Пинк, вы настоящая вошь! - закричала Вал поднимая гантели.
    - А что делать, моя кошечка? - спросил Рис. - Пинк любит пошутить.
    - Она его приветствует как хористка, - сообщил Пинк, - то есть целует...
    - Очень интересно, - Рис закрыл глаза.
    Вал швырнула в Пинка гантель, которую тот легко поймал, продолжая
массировать хозяина. Вал уселась на пол и стал причитать:
    - Я могу принимать своих друзей, как хочу.
    - Он хороший парень, - подтвердил отец.
    - Он баран! - заверещала Вал, вскакивая на ноги. - Он и его
"социальное сознание"... Меня тошнит от него!
    - Ну, этого я не знаю, - признался Пинк. - Но в этот что-то есть.
    - Заткнитесь, Пинк!
    - Объяснить, что я имею в виду? - произнес Пинк. - Ладно, не буду. Я
живу на жалование. Повернитесь, Рис.
    Рис повернулся, и Пинк продолжил массаж.
    - Вал, вы скоро увидите мальчика?
    - Я достаточно взрослая, чтобы решать дела без вмешательства, - холодно проронила она и убежала.
    А Вальтер был проблемой. Иногда он шалил как ребенок, и иногда был
очень мрачен. Однажды он пытался ее поцеловать, а в другой раз обратился к
ней по фамилии. И все потому, что она не интересовалась рабочим движением
и не знала ничего путного. Правда, она умела ухаживать за цыплятами.
Обвинение в этом с его стороны особенно обижало ее, потому что она
действительно страстно любила цыплят.
    Ситуация осложнялась тем, что Соломон Спет и ее отец стали вместе
заниматься делом. Рис Джарден наконец занялся делом после этих великолепных
ленивых лет! Вал не могла понять, почему ей не нравится румяный Солли. Эти
скучные совещания с юристами - особенно с этим сопливым Руигом - раздражали ее. К тому же, Рис забросил свою яхту, гольф и поло. Он едва
выкраивал время для шведских упражнений с Пинком. Но это еще было не
самое худшее.


    Это случилось после подписания контрактов в "Сан-Суси".
    "Сан-Суси" был построен в беззаботные золотые времена. Он занимал
полдюжины акров среди голливудских холмов и был обнесен от туристов и
торговцев десятифутовым забором. Внутри тоже был частокол, но уже не из
досок, а из королевских пальм. Там находилось четыре жилища под черепицей,
оштукатуренных и покрытых стеклом. Четыре дома располагались по кругу,
террасы выходили в одну сторону, где находился бассейн, окруженный
деревьями.
    Рис Джарден купил один из домов, потому что его владелец, старый
знакомый Риса, почти разорился. Правда, это тому не помогло, и владелец
застрелился. Валери считала это место ужасным, но в их бунгало на Малибу
всегда было полно народа и она считала что здесь ей будет спокойней.
Второй дом занимал Денди Динмонтс, киноактер, чье соседство было не очень
приятным, пока он не женился на дочери английского пэра. К счастью, ей
не понравилась местная знать и она почти не жила в этом доме.
    Третий дом снимал иностранный кинорежиссер. Он был неплохим человеком,
но виски любил не меньше кино и его доконала белая горячка. Четвертый дом
вообще никто не занимал. Он стоял пустым, пока его не занял Солли Спет,
чтобы, как сказал Валери ее отец, "быть ближе к твоему очаровательному и
ценному папе". А когда в этот дом въехал Солли, то и невыносимый Вальтер
оказался тут как тут.
    Вот это была загвоздка! Здесь появился Вальтер. Противоречивое
создание... Он не должен жить здесь. Фактически, он жил в Лос-Анжелосе,
пока его отец не снял Сан-Суси. По идеям Вальтера, Спеты вообще никогда не
должны жить здесь. И все-таки Вальтер отделен от нее лишь персиковыми
деревьями. Этот карикатурист в любой момент может увидеть ее в бассейне...
И к ней еще ходили Томми, Двай и Джо... И она уже не так рассердилась,
когда он захотел ее поцеловать. А он оправдывался, что это "животная
страсть".
    А когда Винни Мун стала жить в доме Спета в качестве протеже, стало
совсем нехорошо.


    Валери у себя в комнате призналась Рокси, своей китайской горничной:
    - Вы знаете, что? - разъяренно говорила она.
    - Да? - Рокси расчесывала ей волосы.
    - Это фантастично. Я люблю это животное, чтобы его черти забрали!
    А Вальтер в это время подлизывался к сторожу Франку, чтобы тот
открыл ему ворота для его машины. Потом у ворот стала
собираться толпа, и Вальтер понял, как много людей было связано с "Огиппи".
Проезжая через ворота, Вальтер слышал крики и смущался. Он не отважился
смотреть на этих людей, и остановил свою шестицилиндровую машину около
дома Джарденов. Там уже стояло около дюжины машин. У него была надежда,
что у Валери будет хорошее настроение. Он нашел ее в саду в обществе
молодых людей и дам.
    - А вас нам только и не хватало, - мрачно промолвила Валери. - Вальтер
Спет, если вы скажете хоть слово о голодающих шахтерах, я начну кричать!
    - Послушайте, - хихикнула какая-то молодая леди, - Амос снова здесь.
    - Это пророк, который размахивает оружием?
    - До свидания, Вал, - сказал Томми. - Скоро увидимся.
    - Вал, - пробурчал Вальтер, - я хочу с тобой поговорить.
    - Почему бы и нет? - мягко произнесла она, после чего улыбнулась. - Только не порть мою компанию. В чем дело, Вальтер?
    - Да так, мой Нейрон, - смущенно проговорил Вальтер.
    - Говори же!
    - Все пропало. Вода вышла из берегов. Вся долина Огайо и часть долины
Миссисиппи затоплены. Может быть, "Огиппи" еще устоит, но не наверняка.
    Валери ощутила холодок пробежавший по спине.
    - Очень плохо? - прошептала она.
    - Большие убытки.
    - Бедный папа... - она сняла панаму и стала теребить ее в руках.
Вальтер украдкой посматривал на нее.
    - Может быть, все еще обойдется, - стал ее успокаивать он. - Все это
ерунда...
    - Это твой отец виноват! - закричала Вал, нахлобучив на него шляпу.
    - Правда? - спросил Вальтер.
    - Прости, дорогой. Я знаю, как ты ненавидишь его дела, - она положила
голову ему на грудь. - О, Вальтер, что же мы теперь будем делать?
    - Эй, ты намочишь мой галстук. - Вальтер поцеловал ее волосы.
    Вал отошла от него, вытерла глаза и убежала.
    Он услышал, как она звонким голосом созывает своих друзей. Вальтер
решил, что такие перемены бывают только в кино и романах Томаса Гарди. Он
не спеша последовал за ней. Они нашли Риса Джардена возле дома, мрачно
расхаживающего по террасе. Пинк с беспокойством смотрел на хозяина.
    - А, вот ты где, - сказал ее отец и сел на скамейку. - Иди сюда,
кошечка. Что, твои гости разбежались?
    - О, папа! - воскликнула Вал, подбежала к отцу и обняла его за шею. По
навесу забарабанил дождь.
    - Ну, Вальтер, - произнес Рис, - из тебя вышел хороший пророк. Но даже
ты не мог предвидеть потопа.
    Вальтер уселся в кресло, а Пинк принес напитки.
    - Что нибудь осталось? - поинтересовался Вал.
    - Не смотри на меня так трагически.
    - Ну а все-таки?
    - Ну, раз ты настаиваешь, - улыбнулся Рис, - то скажу тебе, что ничего
не осталось. Наш актив опустел.
    - Значит, именно поэтому ты был против моего приема сегодня? - воскликнул Вал. - Все это лишняя трата денег.
    - Я никогда не думал, что доживу до такого дня, - вмешался Пинк, - когда Вал начнет думать о бунгало.
    - Мы вернемся в Малибу? - с трудом спросила Вал.
    - Не волнуйся, кошечка...
    - Значит, и дом тоже?
    - Он же тебе никогда не нравился.
    - Дорогой, значит ты бросишь яхтклуб, гольф и пойдешь работать?
    - Мы сможем кое-что получить от обстановки и других вещей...
    - И отпустим Рокси и мисс Томпсон?
    - Нет, Вал.
    - Да. И Пинк уйдет от нас...
    - Чушь... - буркнул Пинк.
    Вал немного успокоилась.
    - Я знаю, что мои карикатуры, направленные против кампаний, не помогут,
- неловко сказал Вальтер. - Вы понимаете, мистер Джарден... газетчики не
могут...
    Джарден рассмеялся.
    - Вшиво получилось, - заметил Пинк. - Этот старик мог бы спасти
Огиппи. Только не захотел. Тут нужен закон.
    - Если бы я послушался вашего совета, а не совета вашего отца, все
было бы в порядке, - вновь рассмеялся Джарден.
    - Что вы имеете в виду, Пинк? - медленно произнес Вальтер.
    Пинк взмахнул руками.
    - Он прибрал к рукам...
    - Мой отец прибрал к рукам?
    - Успокойся, Пинк, - сказал Рис.
    - Одну минуту. Я имею право знать!
    - Это не столь важно, Вальтер. Забудь об этом.
    - Забудьте вашу бабушку! - заорал Пинк. - Расскажите-ка ему об этой
возне со Спетом.
    Джарден пожал плечами.
    - Знаешь, Вальтер, твой отец и я были равноправными партнерами. Как
только он вошел в дело, он создал семь корпораций, прежде чем
правительство запретило это, и оставил себе сорок девять процентов акций.
    - Да? - прочти простонал Вальтер.
    - Не надо, пап, - произнесла Вал, глядя на Вальтера.
    - Продолжайте, мистер Джарден.
    - Я ничего об этом не знал, так как доверял твоему отцу и Руигу
полностью. Руиг посоветовал мне держать все эти акции. Однако, твой отец
через агентов тайно продал все акции, и теперь акционеры требуют все
назад.
    - Понял, - побледнел Вальтер. - И он... я верил...
    - Свои деньги он получит, - проворчал Пинк. - А мы...
    - Вы тоже потеряли деньги?
    Рис поморщился.
    - Боюсь, я втянул своих друзей, которые мне доверяли.
    - Простите меня, - проговорил Вальтер. Он встал и торопливо шагнул
прямо под дождь.
    - Вальтер! - закричала Вал. - Вернись! - она бросилась за ним.
    - Иди назад, - сказал Вальтер, не оборачиваясь.
    - Нет!
    - Это мое дело. Иди назад.
    - И мое, - сказала Вал. - Я иду с тобой.
    Она взяла его под руку и они направились к дому Спета. И вот уже Вал
нервно расхаживает по террасе этого дома.
    - Вальтер, не делай ничего такого... - прошептала она, но он уже
скрылся за стеклянной дверью отцовского кабинета.
    Соломон Спет сидел за овальным столом и, покачивая головой, смотрел на
толпу репортеров.
    - Успокойтесь, джентльмены! - сказал он.
    - Но как насчет этого наводнения?
    - Что вы собираетесь делать?
    - Где обещанное вами заявление?
    - Я дам вам только это, - Солли достал лист бумаги и положил его на
стол. Репортеры успокоились. - Вследствие катастрофы на Огайо и долине
Миссисиппи наше оборудование разрушено. На восстановление
гидроэлектростанции потребуются миллионы. Боюсь, что мы остановим свои заводы,
джентльмены.
    Наступила зловещая тишина.
    - Это большая неудача, джентльмены, - добавил Солли.
    - Но ведь это означает потерю кучи долларов вложений! - воскликнул
какой-то репортер.
    - Но что мы можем предпринять против стихии? На все воля Божья, - Солли поднял руки к небесам.
    Репортеры даже не заметили Вальтера, остановившегося у двери. Его губы
были плотно сжаты. Репортеры проходили мимо него, как мимо пустого места.
Его отец углубился в бумаги.
    Винни Мун бродила по кабинету с неопределенной улыбкой. Джо-Джо,
шимпанзе Винни, прыгал возле камина.
    На террасе терпеливо ждала Вал. Луна освещала ее фигурку и странная
тень шевелилась на стене.
    - О, здесь Вальтер! - закричала Мун. Вал вздрогнула и подумала, что
Вальтер не станет разговаривать с отцом, а если и станет, то лишь потому,
что она, Валери, стоит тут и Вальтер знает это.
    - Валли, дорогой, как это ужасно, вода затопила этих людей. Знаешь,
это было похоже на шторм. Я просил Солли, твоего отца, вызвать полицию...
    - Прекратите! - крикнул Вальтер.
    - Почему, Вальтер?
    Солли поднял голову над столом.
    - Выйди, Винни, - проронил он.
    - Конечно, папочка, вы должны поговорить без свидетелей...
    Вал смотрела в кабинет сквозь стеклянную дверь.
    "И все из-за вещей", - думала она.
    Винни поймала шимпанзе и покинула кабинет.
    ВЕЩИ! ВЕЩИ!
    Вальтер шагнул вперед, остановился перед отцом и, глядя ему прямо в
лицо, сказал:
    - Ты жесток.
    Соломон Спет привстал в кресле, но тут же опустился.
    - Ты не должен разговаривать со мной подобным тоном!
    - Ты очень жесток!
    Румянец на щеках Солли стал ярче.
    - Спроси государственного прокурора США. В этом деле нет ничего
противозаконного.
    - О, я уверен в этом, раз Руиг приложил к этому руку, но ты не стал от
этого менее жестоким.
    - Если ты еще раз скажешь это... - начал отец и неожиданно улыбнулся.
- Ба! Да ты возбужден! Я прощаю тебе. Хочешь выпить?
    - Мне не нужно твое прощение! - рявкнул Вальтер.
    "Вальтер! Вальтер!" - отчаянно подумала Вал.
    - Прежде чем разразился потоп, правительство сделало подкоп под...
    - Послушай, - прервал его Вальтер, - сколько денег ты сделал на этом
деле?
    - Не так много, - улыбнулся отец. - Джарден тоже мог сделать деньги,
но он предпочел держать акции при себе.
    - Ты заставил эту крысу Руига посоветовать ему держать акции!
    - Кто тебе это сказал? - прошипел Солли. - Докажи это... Пусть он
докажет.
    - Мало того, что ты обманул народ, так ты еще обманул и своего
партнера!
    - Если это сказал Джарден, он лжет!
    Вал сжала зубы.
    "Какой негодяй! - подумал она. - Если бы только он не был отцом Вальтера!"
    - Джарден разорен и ты это знаешь!
    Странная улыбка показалась на лице Солли.
    - Ну и что? Это правда? Тебе это сказал Джарден?
    Вал ощутила бешено бьющееся сердце в груди. На лице Вальтера она
увидела изумление. Что имеет в виду этот человек? Неужели возможно, что...
    - Факт остается фактом. Ты получил миллионы на том, что разорило
держателей твоих акций.
    - Они тоже могли их продать, - заметил Спет.
    - Почему ты бросаешь теперь заводы? Ты можешь снова поставить их на ноги.
    - Чушь? Ты понятия не имеешь обо всем этом.
    - Ты должен вернуть эти миллионы тем, кому они принадлежат по
нравственным идеалам и по праву. Ты обязан снова восстановить "Огиппи" после
спада наводнения.
    Спет забарабанил пальцами по столу.
    - С тех пор, как в 1934 году власти приняли закон о компаниях... Да, в
1934 году.
    - Проклятый закон!
    - Во всяком случае, со временем все утрясется. Правда, снова придется
прибегнуть к инвестициям, а моих денег не достаточно. Ты даже не
представляешь, что случилось.
    - Ты нажил эти грязные миллионы на Джардене и других людях! И твоя
моральная обязанность вернуть им вложения.
    - Ты - дурак! - грубо заявил Солли. - Уходи! Когда придешь в себя,
тогда поговорим.
    Глядя с террасы на лицо Вальтера, Валери ощутила беспокойство. Если бы
она только посмела зайти туда...
    Вальтер наклонился над столом и схватив бумаги, бросил их в огонь.
    - Выслушай меня, - произнес он. Солли спокойно сидел на своем месте. - Я прощу тебе твою жестокость, обман Джардена и ложь мне, но ты должен
сделать одну вещь.
    - Вальтер, не волнуй меня! - прошептал Солли.
    - Ты спасешь заводы!
    - Нет!
    - Мне не повезло, что я ношу твою фамилию, - хрипло проговорил
Вальтер. - Ты разорил отца женщины, на которой я хочу жениться. Ты понял
меня?
    - Что, что? - воскликнул Солли. - Жениться на дочери Джардена?
    - Ты слышал, что я сказал!
    - Нет! Нет! Нет! - закричал Солли, размахивая пальцем перед
    Вал отошла на край террасы и присела прямо под дождем. Ей хотелось
плакать и смеяться одновременно.
    - Дорогой мой идиот, - прошептала она. - Ну скажи, скажи ему, Вальтер.
    - Ты думаешь, что я ни на что не способен? - закричал Вальтер. - И это
после всего, что ты натворил? Что ты обо мне думаешь?
    "Вот это да, - Вал сидела, раскрыв рот от изумления. - Второй Дон
Кихот! Никогда не поймешь: то ли он сошел с ума, то ли вполне нормальный
человек".
    В кабинете наступила тишина. Соломон Спет встал из-за стола, прошелся
немного, потом подошел к столу и открыл ящик. Затем он бросил на стол
несколько газетных вырезок.
    - Даже тогда, когда эти акции падали, ты рисовал эти грязные
карикатуры для красных оборванцев! Я стараюсь для тебя, а как ты меня
выставляешь...
    - Не тебя, а вонючую систему, за которую ты стоишь!
    - Крыса, хищник, волк, акула, спрут!
    - Если я еще...
    Солли собрал вырезки и бросил их в огонь.
    - Я дал тебе все! Я позволил тебе заниматься тем, чем ты хотел! Ты
должен бросить этот зверинец! Предупреждаю тебя, Вальтер! Если ты не
прекратишь все это...
    - Верни деньги заводам, - напряженно проговорил Вальтер.
    - Если ты не выбросишь смешную идею о женитьбе на этой нищей...
    - На следующей неделе...
    - Ты женишься на богатой.
    - Ты думаешь о собственной династии? Вы ошибаетесь, ваше величество!
    - Клянусь богом, Вальтер! - рявкнул Спет и неожиданно замолчал. Их
глаза встретились. Солли резко схватил телефонную трубку. - Руиг! Дай мне
Руига, дура! - Спет посмотрел на сына. - Я тебе покажу! Руиг? Стой, не
трещи! Руиг, немедленно ко мне с двумя свидетелями... Зачем? Составить
новое завещание, вот зачем! - Он хлопнул трубку на аппарат.
    - Ты думаешь, - засмеялся Вальтер, - что нанес мне моральный удар?
    - Ты никогда не получишь моих денег, проклятый!
    Вальтер направился к стеклянной двери. Вал стояла на террасе, но он
неожиданно повернулся и подошел к другой двери, открыв ее. За дверью
стояла Винни Мун, и на ее лице блуждала улыбка. Вальтер резко посмотрел на
нее, и нежданная свидетельница исчезла. Спет сел на свое место. Вал
онемела. Вальтер исчез. Через несколько минут он вернулся. В одной руке он
нес саквояж, в другой держал этюдник.
    - Завтра я заберу другое барахло, - обратился он к отцу. Отец ничего
не ответил. - Это еще не конец, - продолжал Вальтер. - Ты вернешь эти
деньги людям, понял? Я сам их верну. Я еще не знаю, как я это сделаю, но,
клянусь Богом, я сделаю это!
    Солли Спет неподвижно сидел за столом. Вальтер вышел на террасу и
толкнул кончиком этюдника Вал в плечо.
    - Вал, ты пустишь меня переночевать? Я не хочу оставаться здесь до
завтра.
    Вал крепко обняла его.
    - Вальтер, дорогой, женись на мне.
    Она почувствовала, как он вздрогнул.
    - Я лучше буду жить с тобой в грехе, - весело произнес он.
    - Вальтер, дорогой, я схожу с ума по тебе. Меня не заботит то, что
сделал твой отец. Мы вдвоем понесем нашу ношу. Забудь о случившемся...
    - Пойдем поскорее, - продолжал веселиться Вальтер, - а то ты растаешь
под дождем, как сухарик.
    Руки Вал разжались.
    - Но, Вальтер, я прошу тебя жениться на мне.
    - Нет, Вал, - мягко промолвил он.
    - Но Вальтер!
    - Пока нет, - сказал Вальтер и в его голосе было что-то такое, что
заставило ее содрогнуться.

    3. План отъезда...

    Великое наводнение к середине ночи добралось и до "Сан-Суси". И
Вальтер, и Вал, и Винни Мун с Джо-Джо, и Пинк, и Рис Джарден сидели на
крыше и слушали, как внизу сердито шумит вода. Неожиданно луна осветила
фигуру Соломона Спета, затем она снова ушла за облака. Наконец, начало
светать, но ничего, кроме воды, Вал не заметила. Наступал серый день, и
кругом была одна вода. Затем вода немного спала и они смогли вернуться в
дом.
    Вал сидела за туалетным столиком и мрачно смотрела в зеркало.
    - Ты скоро, кошечка? Бекон подгорает, - постучал к ней Рис.
    - Папа! Ты не должен готовить завтрак, - кинулась она к отцу. - Я
мигом все приготовлю.
    - Я рад, кошечка, что ты становишься самостоятельной.
    - Ты был на кухне?
    - Там Пинк, из него может получиться повар.
    - Не стоит его мучить, я сама могу готовить.
    - Тебе нет нужды толкаться у плиты, Вал. Мы еще в состоянии сделать
это сами.
    - Да, пока были деньги! - фыркнула Вал. - Так что у нас сейчас с
финансами?
    Он пожал плечами.
    - Я получу хорошую цену за Малибу, но этого мало.
    - А что предлагают за яхту?
    - Форменный грабеж!
    Вал чмокнула его в подбородок.
    - Не беспокойся, дорогой, я покажу тебе чудеса экономии.
    Но когда Вал осталась одна, она выглядела одноногой сороконожкой с
костылями. Расстаться с этими прекрасными вещами - все равно, что
ампутировать руку. Тосты и бекон она благополучно сожгла, яйца
переварила, а кофе выкипело. Но Рис уверял, что никогда в жизни так вкусно
не завтракал. Правда, самым съедобным оказался апельсиновый сок. Вальтер
был прав - она беспомощное существо. Это навело ее на размышления о
Вальтере. Даже после ухода отца она не переставала думать о нем.
    Позже стало еще хуже. Стали приходить аукционеры и составлять список
обстановки и предметов искусства. Они облепили дом подобно муравьям. Потом
начались телефонные звонки. Телефон звонил не умолкая. Спрашивали о
продаже яхты, репортеры умоляли об интервью, а юристы разговаривали о
делах. Рис лично отвечал на звонки, а Пинк ходил на ним как преданный
пес.
    Валери, предоставленная сама себе, не знала, чем заняться. Делать ей
было нечего и она слонялась возле незнакомых людей. Со стен снимали
картины, подсчитывали столовое серебро. Она тронула маленькую фарфоровую
вазу, которую Рис подарил жене в Шанхае, куда они попали во время медового
месяца. Вал трогала книги, смотрела картины и, наконец, остановилась перед
старым пианино, на котором училась играть.
    А проклятый Вальтер даже не позвонил! Она сменила уже два носовых
платка, вытирая слезы. Отец же весело рассказывал ей об обстановке в "Ла
Салле", который рекомендовал им Вальтер, и где он сам снял номер. Как
ужасно там жить! Да, согласился Рис, и трудно. Да, сказала Вал, тесный
пятикомнатный номер отеля им не подходит. Вал нашла Пинка в гимнастическом
зале. Он разбирал там мячи для гольфа, клюшки и другие спортивные
атрибуты.
    - О, Пинк, - жалобно заворковала она. - В "Ла Салле" действительно
ужасно! Там плохо, да?
    - Да. Подробности узнай у Мибс.
    - А кто такая Мибс?
    - Мибс Остин, моя приятельница.
    - Пинк!
    Пинк покраснел и пробормотал:
    - Она работает здесь телефонисткой. Она будет заботиться о тебе.
    - Я не сомневаюсь, что она хорошая... Вальтер тоже живет там.
    - И я тоже... Я занимаю нечто вроде телефонной будки.
    - Не надо, Пинк.
    - Но должен же я где-то жить?
    - О, Пинк, дорогой.
    - Во всяком случае, кто-то должен готовить? Ты не можешь. А Рис умеет
делать лишь испанский омлет.
    - Но, Пинк...
    - Кроме того, ему нужно делать шведские упражнения. А ты не сможешь
делать ему массаж.
    - Но, Пинк, - забеспокоилась Вал, - ты же знаешь, что у нас теперь нет
денег...
    - А кто сказал что-нибудь о деньгах! - рявкнул Пинк. - Марш отсюда,
пустышка, и не мешай мне работать!
    - Но как ты будешь... Я имею в виду, у тебя есть какие-нибудь планы?
    Пинк печально вздохнул.
    - Я собрался открыть нечто вроде санатория и выкачивать с помощью
массажа деньги из слабаков-актеров. Но...
    - О, Пинк! Мне жаль, что ты потерял все деньги!
    - У меня есть связи, не беспокойся. Я всегда смогу работать в кино экспертом,
то есть дублировать тех, кто не умеет играть в гольф, играя чемпиона мира
по этому виду спорта.
    - Пинк, что ты подумаешь, если я тебя поцелую?
    - Оставь свои поцелуи для этого голубого мальчика, - грубо прорычал
Пинк. - И убирайся! - но лицо его прояснилось.
    - Ты злостный мошенник, дорогой Пинк, - улыбаясь Вал и поцеловала его.


    Аукционист прокашлялся.
    - А теперь, леди джентльмены, несколько объявлений, прежде чем
начнется торг. Как вы знаете, это непринудительный торг. Мистер Рис
Джарден в последний момент может взять назад свое решение. Если вы будете
так добры и посмотрите в каталог...
    Вал сидела рядом с отцом в переднем ряду и вся дрожала. Она не смела
поднять голову.
    - ... шестидесятифутовая яхта "Валери" продана вчера частным
порядком...
    Вальтер тоже находился здесь. Сидел рядом, трус! Он обязан был хоть
что-нибудь сказать ей, но Вальтер вел себя весьма странно. Он не смотрел
на нее и был очень бледен...
    - ... под номером 126 - коллекция из 422 спортивных нео-гравюр. Номер
152 - коллекция ручного оружия. Номер 153 - коллекция средневековых копий.
Должен с благодарностью сообщить вам, по поручению мистера Джардена, что
он дарит коллекцию спортивных нео-гравюр публичной библиотеке Лос-Анжелоса.
    Раздались аплодисменты, правда быстро умолкнувшие. Вал почувствовала,
что у нее трясется голова.
    - Насколько я понимаю, наконечники он передает музею, - прошептал
мужской голос сзади Вал.
    - Должно быть, он разорен в пух и прах, - прошептал женский голос.
    - Да? Возможно...
    - Тс-с-с... Что это там?
    Руки Вал сжали колени. Она слышала тяжелое дыхание отца. Люди такие
свиньи! Хищники! Прибежали на падаль! Даже Руиг приперся на аукцион.
    - Также не будет продаваться объявленный под номером 73 спортивный
инвентарь: клюшки для гольфа, мячи, теннисные ракетки и тому подобное.
    Она почувствовала, что отец удивлен.
    - Нет, папа, это не ошибка, - промолвила она.
    - Но я же включил их...
    - Я отменила распродажу, - сообщила Вал. - Ты не должен лишаться всего
сразу.
    Он нашел ее руку и сжал.
    - Все остальное будет продано за предложенную цену. Все вещи в
прекрасном состоянии. Предметы искусства и антикварные вещи прошли
соответствующую экспертизу. Каждая вещь отмечена в ваших каталогах...
    - Началось, - вырвалось у Вал.
    Это хуже, чем она думала. Гораздо хуже. О, Вальтер, почему ты не сел
рядом со мной и не взял меня за руку!?
    - Предмет номер один, - нараспев протянул аукционист, - сервиз
китайского фарфора 1787 года с нью-йоркскими знаками, редкая антикварная
подборка, двести предметов, историческая ценность. Начинаю с 5000
долларов. Итак, 5000 долларов!
    - Две тысячи долларов, - сказал бледный как мертвец мужчина, в котором
без труда чувствовался коллекционер.
    Аукционист простонал.
    - Джентльмены! Джентльмены! Сервиз гораздо худшего качества несколько
лет назад был продан за 7000...
    - Две пятьсот, - произнес чей-то холодный, грубый голос.
    - Три тысячи, - сказал мертвец.
    - Три пятьсот, - поднял планку грубиян.
    - Четыре тысячи, - вмешался Анатоль Руиг.
    - Пять! Кто скажет пять тысяч?
    - Четыре пятьсот, - оживился грубиян.
    - Четыре пятьсот. Кто больше. Пять! Вы, сэр? Мистер Руиг? Четыре
пятьсот - раз, четыре пятьсот - два, четыре пятьсот - три! Продано
джентльмену за 4500 долларов.
    Грабеж! - мысленно воскликнула Валери. - Этот сервиз принадлежал их
семье. Он стоил много-много тысяч. Грабеж! Вал стала искать обладателя
этого грубого, хриплого голоса. Этот худощавый молодой человек с черной
бородой и в пенсне. Вал сразу же отвернулась от него.
    Номер два. Вал услышала стук молотка аукциониста. Рис сидел прямо, не
сгибаясь. Шум голосов... Потом, когда шум утих, она услышала, что
бородатый молодой человек снова выиграл. Это животное купило мамин костюм.
    Номер три. История повторилась. Снова торг. Руиг, кажется испытывает
страсть к антикварным вещам. Вальтер Спет тыкал рукой в спину бородатого
молодого человека и что-то говорил.
    - Номер четыре...
    - Номер пять...
    - Номер шесть...
    - Номер семь...
    - Все сфабриковано! - возмутился кто-то во весь голос. - Он не дает
говорить другим!
    - Спокойно! Пожалуйста! Леди и Джентльмены!
    - Это не аукцион, а монолог!
    Трое мужчин вскочили с мест и направились к выходу. Анатоль Руиг
выглядел злодеем из пьесы. Мрачный мертвец тоже встал и ушел. Вал
испуганно посмотрела вокруг себя. Рис назидательно нахмурился.
    - Номер восемь...
    - Номер девять...
    - Номер десять...
    - Я!
    - И я!
    Бородатый закашлялся.
    - Обычная учтивость заставляет меня предупредить тех, кто не хочет
довольствоваться ролью зрителей.
    - Прошу прощения, сэр... - начал аукционист, которому не понравились
эти слова.
    - Я хочу добавить, - сказал бородатый, - что мы можем поберечь ваши
голосовые связки, если вы посмотрите фактам в лицо.
    - Фактам? - в замешательстве спросил аукционист.
    - Фактам, - лениво произнес бородатый, - что я намерен купить все
предметы этого аукциона, не взирая на оппонентов, - и он снова уселся на
свое место, приятно улыбаясь.
    - Кто это? - пробормотал Рис.
    - Ты не знаешь? - шепнула Вал. - Я не могу понять...
    - Это в высшей степени незаконно, - пробормотал аукционист.
    - Фактически, я готов заплатить мистеру Джардену всю сумму сразу по
каталогу, - сказал с места бородач.
    - Сговор! - завопил мужчина позади Валери.
    - Верно! - поддержали его с другого конца. - Это все трюки Джардена!
    - Он блефует!
    - Он нанял этого типа для себя!
    - Леди и джентльмены... - начал Рис, но ему не позволили ничего
сказать.
    - Заткнись, негодяй! - закричала какая-то дама.
    - Нет, нет, ничего подобного, - запротестовал бородатый молодой
человек. - Вы ошибаетесь!
    - Возьмите свои слова обратно! - накинулась Вал на даму.
    - Офицер! - заорал аукционист. - Очистите помещение!
    Когда спокойствие было восстановлено, Вал подошла к бородатому.
    - Вот видите, что вы натворили!
    - Да, да, - смутился он, - я не предвидел волнение масс... Мистер
Джарден, если не ошибаюсь? Мое предложение было вполне серьезным...
    - И испортило аукцион, - недовольно проворчал аукционист, который
рассчитывал на солидную сумму комиссионных.
    - Я действительно под влиянием порыва и у меня не было времени
поговорить с вами раньше, мистер Джарден.
    - Мы еще поговорим об этом, - перебил его Джарден и трое мужчин
склонились над столом.
    Анатоль Руиг встал, взял шляпу и спокойно направился к выходу.
    Молодой человек был хорошим торговцем. В пять минут совершенно
мистифицированный Джарден согласился на все его предложения и аукционист
сел писать акт, а молодой бородач вытащил из кармана такую пачку новых
тысячедолларовых банкнот, что удивленная Вал только смогла пробормотать:
"Экономический роялист!"
    - Это чтобы избежать возни с чеками, - хрипло произнес молодой
человек. - А теперь, если не возражаете, я отдам распоряжение своим людям.
Он вышел, но сразу же вернулся с группой мускулистых джентльменов в
фартуках. Он прошептал им какие-то инструкции, они осмотрели и без
разговоров принялись за работу.
    - Кто он? - спросил ПИнк, глядя на бородача.
    - Спекулянт! - рявкнула Вал. Она тут же вспомнила о Вальтере и
повернулась в его сторону. - Хэлло.
    - Хэлло.
    Молчание.
    - Тебе не стыдно? - поинтересовалась Вал.
    - Да.
    Что можно сделать с подобным созданием? Она попыталась вырвать из его
рук конверт, но он удержал его.
    - Вот ты где! - раздался чей-то бас.
    - Хэлло, Фитц. Здравствуй. Как дела?
    Фитцжеральд сел, тяжело дыша.
    - Паршиво, - сказал он. - Я думал, что Калифорния разрушит мои
хворобы, но черт побери, мне стало хуже. - Он прожил здесь уже больше
десяти лет, но каждый день жаловался на свои болезни. - Где картинки?
    - Какие?
    - Вчерашние - сегодняшние - завтрашние. Ты думаешь, что я плачу тебе
за красивые глазки? Тут поднялась вся грязь с "Огиппи", а ты ничего не дал.
    - Я был занят.
    - А я уже целую неделю не видел карикатур. Послушай, Вальтер... Скажи,
что ты тут делаешь?
    - Как будто не знаешь, длинноухий болван.
    - Я слышал, что тут была небольшая паника.
    - Ничего интересного для твоего горбатого носа.
    Фитц был грузным ирландцем с бровями, как птичьи гнезда, из которых
торчали два блестящих глаза.
    - Хэлло, Рис, жаль что так случилось.
    - Ничего, обойдется, - произнес Рис. - Это не смертельно.
    - Хотя и не очень приятно, - Фитц бросил взгляд на бородатого молодого
человека, который холодно наблюдал за своими людьми. - А кто покупатель?
Хэлло, Валери.
    Бородатый повернулся в их сторону и Фитц уставился на него.
    - Хэлло, мистер Фитцжеральд, - пробормотала Валери, но он не обратил
на нее внимания и направился к бородатому.
    - Эй! Да я вас знаю.
    - Да? - вежливо спросил молодой человек.
    - Вас зовут Квин, не так ли? Эллери Квин!
    - Какая проницательность! - восхитился молодой человек.
    Фитц схватил Риса за руку.
    - Вы знаете, кто купил ваши вещи, рис? Эллери Квин, выдающийся ум! - но выдающийся ум не обращал на него внимания.
    - Теперь все это не приятно, - вздохнул Квин.
    - Я - Фитцжеральд из "Индепендент", - торопливо сказал Фитц, хватая
Квина за руку.
    - Вы - осел.
    - Что!?
    - Неужели вы думаете, что если бы я хотел быть узнанным, то стал бы
дожидаться вашего появления?
    - Так для этого у вас щетка на лице?
    - Не только... У меня была легкая сыпь несколько месяцев тому назад,
возможно, аллергия. Теперь она прошла, но мне понравилось носить бороду.
    - У меня тоже сплошные болезни. Кстати, а что с вашим голосом? У вас
болят голосовые связки?
    - Все очень просто, мой дорогой Ватсон. В тот момент, когда я угодил в
вашей Калифорнии под дождь прямо у поезда, у меня начался ларингит.
Сейчас я должен был лежать в постели.
    - Почему же вы не лежите? Какое-нибудь дело? Что вы делаете в
Голливуде? Где вы взяли деньги? Женились ли вы и где ваше любовное гнездышко?
    - Если это интервью, то учтите, что я плохо слышу.
    - А как насчет удовлетворения простого человеческого любопытства?
    - Я тут не по делу. Меня просто пригласили в Голливуд писать сценарий,
хотя мне это не нравится, потому что я не умею их писать. Я пока не женат.
    - Одну минутку! Зачем вы купили вещи Джардена?
    Но Квин молча направился к выходу.
    - До свиданья, мистер Фитцжеральд, - произнес Квин, садясь в машину. - Рад, что повидал вас.


    Джардены, Вальтер и Пинк стояли в опустевшей квартире.
    - Э-э-э... машины уехали? - тихо спросила Вал. - И... все... уехали?
Все увезли?
    - Да Вал.
    - Тогда я думаю...
    - Пошли отсюда, - сказал Пинк, - не то я закричу.
    Они медленно обошли пустой дом все вместе, как осужденные преступники.
На улице Вал сорвала несколько роз.
    - Ну, все, - весело произнес Рис. - Я попрощался со всем этим. Думаю,
мы не плохо тут пожили, кошечка. - Он нежно обнял ее.
    - Все люди должны иметь чувство юмора, - заметил Пинк. - Выше голову,
пустышка.
    - Все в порядке, - прошептала Вал. - Конечно, немного странно...
    - Пойдем, - тихо сказал Вальтер.
    Он пошел впереди всех и остановился возле ворот у почтового ящика.
Руки его были засунуты в карманы пальто. Он не оглядывался. За воротами
толпились люди. Они шумели, но при виде их шум стих. Франк располагался
перед воротами возле двух машин. Вал ощущала непонятную слабость.
    "Как во время французской революции, - подумала Вал, - толпа собралась
у гильотины".
    Франк открыл дверцу небольшого "седана" Джардена.
    - Жаль, мистер Джарден, очень жаль, - пробормотал он.
    Рис, влезая в машину, зацепился правым карманом за дверную ручку и его
верблюжье пальто порвалось.
    - Вы порвали пальто, Рис, - сообщил Пинк.
    Но Рис не обратил на это никакого внимания. Валери уселась рядом с
отцом, избегая смотреть на Вальтера. Пинк сел сзади.
    - Очень жаль, сер, - снова повторил Франк.
    - Возьмите это, Франк, - Рис протянул ему ассигнацию. - Разделите это
с Валевски. Прощайте.
    - Благодарю, сэр!
    - Ну что, - улыбнулся Рис. - Вперед?
    - Здесь было прекрасно, папа, - вздохнула Вал.
    - Как насчет Ол Леви или Дерби?
    - Лучше поскорее уехать, - забеспокоился Пинк, - пока толпа не
возжаждала крови.
    Рис включил зажигание, и Вал обернулась назад. Вальтер медленно
усаживался в свою двухместную машину. Затем он вылез и посмотрел в сторону
своего дома. Там стоял Соломон Спет. Он махал рукой и что-то кричал, но
голоса его не было слышно. Не обращая на него внимания, Вальтер вновь влез
в машину.
    "Как в дурном сне, - подумала Вал. - Для всех нас..."
    Они медленно поехали сквозь расступающуюся толпу. Вал смотрела прямо
вперед, как Мария Антуанетта.


    4. ...и внезапная смерть.

    После ленча Пинк сказал, что ему надо на Мелроуз, и Джарден высадил его
возле студии.
    - Теперь мы можем ехать к себе, - произнес Рис, когда Пинк ушел.
    - Почему бы и нет? - улыбнулась Вал.
    Сейчас она чувствовала себя лучше, особенно после доброй порции шерри
и цыплят по-кавказски. Ложкой дегтя в бочке меда был Вальтер. Он
неожиданно покинул их в мрачном настроении. Пока они ехали, Вал все время
размышляла о нем. Она определенно хотела бы сделать что-нибудь с
Вальтером, так больше не может продолжаться. Конечно, он сделал глупость,
отказавшись жениться на ней. Все это глупо и опасно, если учесть его ссору
с отцом.
    - Вот мы и приехали, - доложил Рис.
    Вал взглянула в окошко. Они находились на площади возле бедлама,
именуемого "Ла Салле".
    - Припарковать тут машину - большая проблема, - сказал Рис.
    - Да, - согласилась Вал.
    Наконец, Рис нашел место возле самого тротуара и поставил туда машину.
Глядя друг на друга и касаясь плечами, они вошли в отель.
    - Вы, вероятно, Джардены, не так ли? - осведомилась маленькая
блондинка, глядя на них. - Пинк звонил мне насчет вас. Я Мибс Остин.
    - Хэлло, Мибс, - проронила Вал, разглядывая вестибюль.
    - Ни о чем не беспокойтесь, - проговорила мисс Остин и сняла с головы
наушники. - Я отведу вас наверх. Там Фанни убирает сейчас ваш номер.
    - Я уверена, что нам тут понравится, - улыбнулась Вал.
    - Ваши вещи тоже здесь, - сообщила Мибс. - Я сама проследила за ними.
Они ничего не разбили.
    - Вещи? - удивилась Вал. - Какие вещи? А-а-а... вы имеете в виду
чемоданы? Спасибо, Мибс. Мы ужасно благодарны вам за все.
    Лифт едва дотянул до третьего этажа. Здесь номера на тридцать долларов
в месяц дешевле.
    "Чемоданы? Кто сказал про чемоданы?" - мисс Остин посмотрела им вслед.
    Рис вставил ключ и медленно повернул его. Дверь номера 3-С открылась.
Вал медленно вошла внутрь.
    - О!
    Псевдо-современной мебели не было. Не было ничего, столь характерного
для отелей. Вместо этого комнаты были уставлены вещами, которые
мускулистые джентльмены под командой Эллери Квина уносили с аукциона.
    - Будь я проклят, если меня не одурачили? - растерянно пробормотал
Джарден. Он бросил свое пальто на собственную софу и сел в собственное
кресло.
    Вал кинулась к телефону.
    - Мибс! Кто доставил сюда эту обстановку? Я имею ввиду, откуда она...
    - Так это не те вещи? Но он сказал...
    - Кто сказал?
    - Один из тех, кто притащил их сюда. Он сказал, что они получили
приказ доставить всю обстановку сюда.
    - О! - пробормотала Вал. - А кто приказал?
    - Джентльмен из номера 4-F. Как его? Это мистер Спет. Да, мисс
Джарден, это приказал мистер Спет.
    - Хэлло! - произнес Вальтер, стоя в дверях.
    Вал швырнула трубку и бросилась к нему.
    - Вальтер, ты дьявол! - воскликнула она и, заплакав, кинулась в
спальню.
    - Так это ты? - изумился Рис.
    - Все, - сказал Вальтер. - Я имею ввиду, что все это мы впихнули в
пять жалких комнат. А вот квитанция со склада на остальные вещи.
    - Квитанция? - странным голосом произнес Рис.
    - Остальное я сдал на хранение.
    Рис рассмеялся и хлопнул Вальтера по спине.
    - Боюсь, что все случившееся сегодня слишком запутано для моего
примитивного ума. А кто этот Квин, кто он такой?
    Вальтер снял пальто, шляпу и положил на софу.
    - Прекрасный парень! Приехал сюда писать киносценарии. Хороший
писатель и непревзойденный детектив. Мы вместе жили в общежитии в
Нью-Йорке. Я и попросил его действовать в качестве моего уполномоченного.
Он хорошо справился с делом, не так ли?
    - Но к чему это, Вальтер? - мягко осведомился Рис.
    Вальтер нахмурился.
    - Ну... я знаю... каково вам сейчас. Деньги вы не примите, так что
приберегите ваши аргументы на будущее.
    Рис встал и подошел к окну. Немного постояв у окна, он открыл его. С
улицы донесся какой-то шум. Рис закрыл окно и повернулся к Вальтеру.
    - Это очень приятно, Вальтер. Но я не могу так просто принять это.
Кроме того, Вал сообщила мне, что твой отец собирается изменить завещание.
    - У меня есть деньги от дедушки.
    Рис печально улыбнулся.
    - Сегодня слишком поздно, Вальтер, но завтра я внесу на твой счет...
    - Забудьте об этом.
    - Вальтер, ты ставишь меня в ужасно неловкое положение.
    Они молча посмотрели друг на друга.
    - Эй, свинья! Ты мог бы зайти ко мне и успокоить, - раздался из
спальни голос Вал.
    Вальтер глупо усмехнулся.
    - Я думаю, что мне следует пройтись по свежему воздуху, - пробурчал
Рис. Он схватил шляпу и вышел из номера.
    Вальтер зашел в спальню.
    Чуть позже раздался телефонный звонок и Вал вышла в гостиную,
поправляя волосы. Следы ее слез уже исчезли. За ней следовал встрепанный
Вальтер с глупым видом.
    - Да, - сказала Вал в трубку. - Одну минутку. Это тебя, Вальтер.
Телефонистка хочет знать, здесь ли ты.
    - Хэлло, - буркнул он в трубку, все еще сохраняя дурацкий вид. По мере
того, как он слушал, вид его становился все мрачнее.
    - Хорошо, - наконец, произнес он. - Я приду, - и он повесил трубку
телефона.
    - Что случилось? - заволновалась Вал.
    Вальтер быстро схватил платяное пальто и шляпу.
    - Это отец, - сообщил он.
    - Не ходи, Вальтер, - холодно проронила она Вал.
    - Я должен разобраться с ним раз и навсегда.
    - Пожалуйста, Вальтер, - обняла его Вал.
    - Подожди меня, - попросил он. - Я вернусь через полчаса и мы поедем к
Килшайру обедать. - И он ушел.
    Вал долго стояла в нерешительности. Старый, неугасимый страх снова
овладел ею. Она схватила пальто и выбежала в фойе. Там она в растерянности
остановилась, не зная, что предпринять дальше. Она держала пальто и
смотрела на него. Это было пальто Вальтера! По ошибке он взял пальто Риса.
У них были одинаковые пальто из верблюжьей шерсти, одного цвета и размера.
Когда она вернулась к себе и хотела положить пальто на место, что-то
тяжелое ударило ее по ноге. Вал нагнулась и подняла черный блестящий
автоматический пистолет.
    От неожиданности она вздрогнула. После некоторого колебания Вал
сунула пистолет назад в карман пальто, бессознательно радуясь, что эту
сцену не видел отец. Потом, она осторожно, как ядовитого скорпиона, взяла
пистолет двумя пальчиками и сунула в дальний ящик своего бюро в спальне.
Сердце ее сильно забилось. Пистолет... Вальтер... Вал так испугалась, что села
на постель. Ноги ее дрожали, и стоять она не могла. У Вальтера никогда не
было оружия. Вальтер ненавидел оружие, ненавидел войну, ненавидел нищету
и несправедливость... Наконец, она встала и стала распаковывать вещи,
стараясь ни о чем не думать.
    Через десять минут вернулся Рис. Он курил сигару и был холоден.
    - А где Вальтер?
    - Вальтера вызвал отец.
    - А-а-а... А куда мне сунуть шляпу?
    - В фойе есть комната, глупенький. И там теперь всегда будут твои
вещи.
    Джарден усмехнулся, повесил шляпу и пошел распаковывать свои вещи в
спальню. К половине шестого все было кончено, вещи развешаны и все
расставлено по местам.
    - Интересно, где Вальтер? - забеспокоилась Вал.
    - Его нет всего полчаса.
    Вал сжала губки.
    - Он сказал... пойду подожду в вестибюле.
    - Снова идет дождь, - сообщил Рис из своей комнаты. - Вал, это не мое
пальто.
    - Твое взял Вальтер по ошибке.
    Джарден надел твидовое пальто и они снова спустились вниз по лестнице,
не надеясь на лифт... "Вальтер почему-то задерживается", - подумала Вал и
взглянула на часы. Тридцать пять шестого...
    - Я позвоню ему, - нервно проворчала Вал.
    Рис присел возле дочери.
    - Не стоит беспокоиться, кошечка, - заявил он и развернул газету. На
первой странице он обнаружил свою фотографию и отшвырнул газету в сторону.
    - Соедините меня с домом Соломона Спета, - тихо сказала Вал. - Хилкрест 2411.
    Мибс взялась за аппарат.
    - Хилкрест 2411... Позвоните по этому адресу... Позовите мистера
Вальтера Спета... Прекрасно... Это вы, мистер Спет? Мистер Вальтер Спет?
Мистер Вальтер Спет? Да, я узнала ваш голос... Мистер Спет, вас вызывает
мисс Джарден... Говорите мисс Джарден.
    - Вальтер! - закричала она в трубку. - Что случилось? Ты же сказал...
    - Вал, - прошептал Вальтер. - Сейчас у меня нет времени... Случилось
нечто ужасное... очень ужасное...
    - Да, Вальтер.
    - Жди меня в "Ла Салле", - как-то странно проговорил он. - Я приеду,
как только смогу. - Голос его дрогнул. - Вал, пожалуйста, никому не говори
об этом разговоре. Никому!
    - Да, Вальтер, - прошептала она. Услышав щелчок, она повесила трубку.
- Подождем немного...
    В половине седьмого она произнесла хриплым голосом:
    - Я не могу больше ждать. Он просил меня никому не говорить... У него
неприятности...
    - Но, кошечка...
    - Что-то ужасное, - прошептала Вал. - Так сказал Вальтер. Очень
ужасное...
    Отец серьезно посмотрел на дочь.
    - Хорошо, Вал, едем туда.
    Рис вел машину со скоростью 50 миль в час. Вал молчала. Вскоре их
машина замерла у ворот "Сан-Суси". Тут они поняли, что действительно
что-то случилось. Толпы у ворот уже не было, зато стояло несколько темных
автомашин.
    - Я же говорила, что случилось что-то ужасное...
    Ворота им открыл полисмен. Ночного сторожа Валевски видно не было, а у
почтового ящика находился еще один полицейский.
    - Что случилось, офицер? - осведомился Рис. - Я - Джарден.
    - Вот как? Подождите минутку.
    Один из полисменов что-то шепнул другому и тот направился к домику,
стоящему неподалеку от ворот. Из домика вышел Валевски и кивнул им.
    Полисмен сел в их машину и Рис покатил к дому Соломона Спета. В дверях
дома их встретили трое в штатском.
    Самый высокий из них кивнул и пригласил войти. В окружении этой тройки
они прошли через весь дом. По дороге они прошли мимо Винни Мун, которая
сидела на лестнице, обнимая Джо-Джо. В кабинете Соломона толпилось много
народа. Мужчины с фотоаппаратами, с лампами-вспышками, с карандашами, с
бутылками и склянками. Воздух был сизым от табачного дыма. Вальтер тоже
находился здесь. Он сидел возле отцовского стола, за которым сидел крупный
мужчина. Вальтер казался бледным и подавленным. Грубая повязка вокруг его
головы пропиталась кровью.
    - Вальтер! - захотела кинуться в нему Вал, но высокий мужчина удержал
ее на месте. Щемящий холодок сжал ее сердце. Все было отчетливо видно.
Сизый дым... голова Вальтера, качающаяся из стороны в сторону. Как
сигнал... Или предупреждение... Вал почувствовала себя плохо и
прислонилась к стене.
    - Вы мисс Джарден? - резко спросил высокий мужчина.
    - Да, не буду отпираться. Что за идиотский вопрос?
    - Моя фамилия Глюк. Я инспектор уголовного розыска.
    - Здравствуйте, - почему-то произнесла она. Это абсурдно, но разум
отказывался ей служить.
    - Вы приехали за Вальтером Спетом?
    - Инспектор... - начал Рис, но Глюк нахмурился.
    - Да, - сказала Валери. - Да, конечно. Почему бы и нет? Мы собирались
вместе пообедать, заглянули в его номер, но Вальтера там не оказалось. И
мы решили, что он может находиться у отца и приехали сюда...
    - Понятно, - проронил Глюк.
    Вал показалось, что Вальтер одобрительно кивнул ей. Странно... Она не
должна терять голову, скоро все выяснится. Глюк - хорошее имя.
    - Это правда, инспектор, - заявил Рис. - Моя дочь сказала вам... Могу
я знать, что тут случилось?
    - А вы не знаете?
    - Прошу прощения за свое невежество.
    - Наш отдел не занимается мелким воровством, - сухо проговорил
инспектор. Он кивнул головой и группа мужчин, стоявших возле камина,
расступилась.
    В углу на полу сидел мертвый мужчина, как ребенок подогнувший под себя
ноги. На его сером габардиновом жакете виднелась красная, рваная рана.
Рана, нанесенная ножом. Вал вскрикнула и вцепилась руками в пальто отца.
    Репортер за столом громко кричал в телефон:
    - Бенни! Ради всего святого, переписать или нет? Да... Божье дело...
Да не треп это... Нет! Божье дело... Солли Спета прикончили!


    ЧАСТЬ ВТОРАЯ

    5. Джентльмен или тигр.

    Сердце Риса дрогнуло. Вал подняла голову и посмотрела отцу в лицо.
    - Пальто... - прошептал он.
    - Пальто, - громко повторила Вал. Пальто? Пальто ее отца!
    В помещении царил бедлам. Инспектор Глюк разглядывал Вальтера.
    Вальтер неподвижно сидел за столом отца. Покойного отца... Его шляпа
лежала на столе слева от него. Но он был без пальто. На столе пальто тоже
не было. И в кресле позади Вальтера пальто тоже не наблюдалось. Пальто
Риса из верблюжьей шерсти отсутствовало. Пальто Риса, которое Вальтер по
ошибке взял в "Ла Салле", пальто отца. По ошибке... Где оно?
    Вал больше не испытывала страха перед убитым. Она должна быть твердой.
Пальто... Пальто Риса... Это очень важно... Очень страшно... Они осторожно
оглядели кабинет. Пальто нигде не было видно. Где оно? Что с ним сделал
Вальтер? Джардены на дюйм сдвинулись в сторону. Необходимо собрать всю
волю. Надо собраться, думала Вал. Это убийство. Ум должен быть ясным.
    - Выгоните отсюда репортера, - приказал Глюк.
    Служащие полиции уже начали потихоньку исчезать. Помещение понемножку
пустело. В комнату вошел высокий молодой гигант с черным саквояжем в руке.
    - Вот труп, доктор. Осмотрите его, пожалуйста. - Врач опустился на
колени возле трупа. Детективы молча смотрели на него.
    - Снимите с них отпечатки, Паппас, - приказал Глюк.
    - Отпечатки? - медленно проговорил Рис. - А вам не кажется, инспектор,
что вы чересчур торопитесь?
    - Никаких возражений, мистер Джарден! - резко произнес Глюк.
    Рис умолк. Дактилоскопист не торопясь подошел к нему. Инспектор Глюк в
замешательстве кашлянул.
    - Это обычное дело, - проронил он. - Рутина. Видите сколько у нас уже
снято, - инспектор показал пачку снятых дактилокарт.
    - Возможно, мои здесь тоже есть, - заметил Рис.
    - Да?
    - Я был тут утром.
    - Вот как? Тогда я сниму с вас показания. Паппас!
    Паппас снял с Риса отпечатки. Вал наблюдала, как сильные пальцы ее
отца оставляли чернильные следы на бумаге. Потом взяли ее руки.
Прикосновения этого человека были липкими и холодными, как у рыбы. Внутри
нее все было посвящено решению главной задачи-загадки. Где папино пальто?
Куда задевал его Вальтер?
    Врач отошел от трупа и, осмотревшись, подошел к телефону.
    - В чем дело? - заинтересовался инспектор Глюк.
    - Точно не знаю, - пробурчал врач и сказал в трубку: - Что-то
странное... Центральную лабораторию. Химика... Бронсон? Это я, Польк. Я
нашел кое-что для тебя в деле этого Спета... Да, да, только побыстрее. - Он положил трубку и торопливо вернулся к трупу, как будто тот мог убежать.
    - Я думаю... - начал Глюк, когда хриплый возглас "Хэлло" прервал его.
    Все повернулись. В дверях стоял бородатый молодой человек и серьезно
смотрел на открывшуюся перед ним сцену. Сердце Вал вздрогнуло. Бородатый
был в пальто из верблюжьей шерсти. Но дырки возле правого кармана не было.
    - Потом, - заявил Глюк.
    - А почему не сейчас? - льстиво осведомился бородатый и шагнул в
комнату, разглядывая повязку на голове Вальтера.
    - Это он, - сообщил детектив из-за спины Квина, - забрал сегодня все
вещи Джардена.
    Глюк резко посмотрел на бородача.
    - Это Квин, инспектор, - подтвердил Вальтер. - Он действовал в качестве
моего уполномоченного на аукционе и купил все вещи Риса Джардена. Он не
имеет к этому никакого отношения.
    - Не имеет? - усомнился Глюк.
    - Фактически, он детектив, - Вальтер смотрел в сторону. - Иди, Квин,
увидимся позже.
    - Квин, Квин... - бормотал Глюк. - Вы родственник Дика Квина из
нью-йоркской полиции?
    - Его сын, - улыбнулся Эллери. - Мне можно остаться?
    - Я слышал о вас, - проворчал Глюк. - Кто убил Солли Спета, Квин? Вы
можете избавить нас от неприятностей.
    - О, - Эллери скорчил гримасу. - Прости, Вальтер, очень сожалею.
    - Все в порядке, Квин. Иди, позже увидимся, - повторил Вальтер.
    - Хорошо, Фил, продолжаем, - произнес Глюк. - Рассказывайте, Спет.
    Вал сжала кулачки. О, Вальтер, что же случилось? Вальтер смотрел на
Квина, тот смотрел в сторону и ничуть не волновался.
    - Мой отец позвонил мне в "Ла Салле" около пяти часов, - уныло
проговорил Вальтер. - Он сказал, что он дома и хочет меня видеть.
    - Зачем?
    - Он не сказал. Я приехал сюда в своей машине. Дорогу я выбрал через
холмы и поэтому задержался минут на десять. Ну, я приехал сюда, поставил
машину, а кто-то сзади ударил меня по голове. Вот и все.
    - Мы нашли Спета без сознания, когда прибыли сюда, - пояснил Глюк. - Он лежал рядом с машиной. И вы не вставали?
    - Я же сказал вам, что со мной случилось.
    - Почему вы остановились на углу возле входа, а не въехали внутрь?
    - Толпа... Я полагал, что лучше пройти незаметно. Я не хотел, чтобы
меня узнали. Моя фамилия Спет, инспектор.
    - Там не было никакой толпы. После полудня здесь не было ни души, так
сказал мне ночной сторож.
    - Этого я не знал.
    - Так вас стукнули по голове около половины шестого?
    - Примерно.
    - Как вы думаете, кто мог это сделать?
    - Откуда я могу это знать? - закричал Вальтер, и в это же самое время
не сводил с Вал какого-то странного взгляда.
    Вал провела носком туфли по шелковому индийскому ковру. Он даже не
вышел из машины. На него напали раньше, чем он вышел из машины. Так он
сказал. Он хочет, чтобы полиция в это поверила. Но Вал точно знала, что он
выходил из машины, ведь она разговаривала с ним по телефону. Он находился
на другом конце линии: Хилкрест 2411, это номер его телефона, точнее номер
телефона отца. Все верно, это был Вальтер. Вал знает его голос лучше...
лучше чем... ВАЛЬТЕР БЫЛ В ДОМЕ. Она внимательно изучала
ковер. В этом доме. Она знает этот кабинет, где лежит мертвым отец
Вальтера. Лежит...
    - Вы приехали без пальто, Спет? - осведомился инспектор, не сводя с
него глаз.
    - Что? - вздрогнул Вальтер. - Ах, пальто! Нет, я не ношу пальто,
инспектор, - и он снова взглянул на Вал и на ее отца.
    "Я знаю! - думала Вал. - Он спрятал его. Он не хочет вмешивать ее отца
в это дело. Вальтер, дорогой... Он лжет! Он солгал в одном, значит, он
лжет и в другом. Где пальто? Что он сделал с пальто?"
    Рука Риса легонько дернула ее за куртку. Она посмотрела на отца. Рис
был бледен. Его губы были крепко сжаты и он едва качал головой.
    - Мне можно сесть? - сдержанно спросила Вал. - Или это относится к
третьей степени?
    Глюк равнодушно махнул рукой, и Вал села в кресло, осмотревшись по
сторонам. Квин с симпатией и одобрением смотрел на нее. Но в его улыбке
было что-то такое, что заставило ее опустить голову и смотреть в камин. Им
необходимо быть осторожными и наблюдать за каждым своим шагом. И не
ошибаться! Тут что-то напоминает ловушку, какая-то фальшивая обстановка...
Валери никогда не попадала в ловушку, но ей казалось, что она может понять
это чувство.
    - Есть какой-нибудь ключ к преступлению, инспектор? - поинтересовался
Квин.
    - Возле того места, где Спет остановил машину, следы какого-то
человека. Не так ли, Спет?
    Вальтер бессмысленно смотрел на инспектора.
    - Он не может знать этого, - заявил Квин.
    - Конечно, конечно, - согласился Глюк. - Мак-Магон, приведите сюда
Руига и Валевски.
    В комнату мелкими шагами вошел Анатоль Руиг. Вал издала смешок. Она
впервые заметила, что Руиг носил ботинки с высоким каблуком, как ковбой.
Интересно, носит ли он корсет? Теперь Вал была в этом уверена. О, пальто,
пальто! Руиг обвел взглядом собравшихся и остановил свой взор на Квине.
    - Очень плохо, Вальтер, - сказал он. - Очень плохо, мистер Джарден, - быстро добавил он. - Очень плохо, мисс Джарден. Очень плохо...
    Вал сжала губы и посмотрела на Валевски. Испуган... Все испуганы.
Валевски был пожилым человеком с седой головой. Его красивые глаза
слезились.
    - Теперь мы все запишем, - проговорил Глюк, обращаясь к Руигу, но
глядя на Валевски.
    Юрист громко кашлянул.
    - Слишком, слишком плохо... Я приехал сюда в начале седьмого. Ворота
открыл Валевски. Я сказал ему, что у меня назначена встреча с мистером
Спетом.
    - Да?
    - Мой дорогой инспектор! Валевски звонил в дом по телефону из
сторожки.
    - Допустим... Валевски, а что делали вы?
    Старик задрожал.
    - Я ничего не знаю. Я ничего не делал. Я ничего не видел.
    - Вы или не вы звонили в дом Спета?
    - Да, сэр! Я сделал это! Но никто не ответил.
    - Можно мне задать один глупый вопрос? - осведомился Эллери. - Где
были слуги? Должны же быть слуги во всем этом великолепии! - мягко добавил
он.
    - Пожалуйста, скажу, - произнес инспектор. - Если хотите знать, Спет
всех их выгнал на прошлой неделе. Теперь...
    - Вот как? Странно... Зачем он это сделал?
    - О, ради Бога, - раздраженно ответил инспектор. - Он получил
несколько угрожающих писем после дела с "Огиппи" и пожаловался в полицию.
Районный сыщик узнал всего за полчаса, что письма написал его собственный
шофер-филиппинец по имени Квитал. Спет был так напуган, что прогнал всех
слуг и решил никого не брать.
    - Экономия на жаловании, - пробормотал Квин. - А где сейчас этот
мистер Квитал?
    - В тюрьме, - усмехнулся Глюк. - Сидит уже неделю. Так что случилось
после того, как вам не ответили на звонок, Валевски?
    - Я сказал это мистеру Руигу. Но сказал, что мистер Спет должен
находиться дома, - все еще дрожа, промямлил старик. - Я сказал, что он
неделю не выходил из дома, потом я впустил мистера Руига.
    - Спет звонил мне утром, - услужливо произнес Руиг. - Он позвал меня,
поэтому когда он не ответил на звонок, я понял, что что-то случилось. И я
настоял, чтобы он пошел со мной. Что и сделал этот добрый человек. И мы
обнаружили... ну, как вы знаете, я известил полицию.
    - Он сидел на полу, - губы старика побледнели, - и выглядел таким
удивленным, что я подумал...
    - Кстати, мистер Руиг, - сказал Квин, глядя на инспектора с
извиняющейся улыбкой, - зачем вы договорились о сегодняшней встрече?
    - Еще одно изменение завещания, - сообщил Руиг.
    - Еще одно? - изумился Глюк.
    - Ну, да. В прошлый понедельник, да, ровно неделю назад, мистер Спет
вызвал меня и двух моих помощников и я составил новое завещание, которое
он подписал в присутствии помощников. По этому завещанию, - Руиг вновь
откашлялся, - сын мистера Спета лишался наследства.
    - Вот как? - тревожно буркнул Глюк. - Вы знали об этом, Спет?
    - Мы поссорились, - устало произнес Вальтер. - Из-за "Огиппи"... Руигу
он звонил при мне.
    - В чью пользу было составлено завещание неделю назад?
    - В пользу протеже мистера Спета мисс Мун. Он оставил ей все свое
состояние.
    - Тогда что он хотел изменить сегодня?
    Руиг потер подбородок.
    - Точно сказать не могу. Все, что я знаю, так это то, что он хотел
изменить завещание. Но когда я сюда прибыл, было уже слишком поздно.
    - Выходит, состояние Спета официально переходит к Винни, - нахмурился
инспектор Глюк. - Его ухлопали до того, как он смог изменить завещание...
В чем дело, Джерри?
    - Здесь этот парень Франк.
    - Пусть войдет.
    В помещение вошел взволнованный однорукий привратник.
    - Я - Эзертон Ф-франк и мне ничего неизвестно.
    - В шесть часов, - быстро проговорил Валевски. - Так что вы понимаете,
что я ничего не мог знать.
    - В шесть часов, - пробормотал Франк, рассматривая свои стоптанные
ботинки.
    Вальтер сидел прямо, уставившись на однорукого. Вал заметила, что руки
Вальтера судорожно дергаются.
    "Боится, - с горечью подумала Вал. - Так ты просто трус, а на словах
смелый. Ты боишься, что Франк видел тебя. Он должен был видеть тебя, если
только ты не перелез через забор... перелез через забор... - Вал закрыла
глаза. - Зачем Вальтеру лезть через забор?"
    - Послушайте, Франк, - мягко промолвил Глюк. - Вы - важная фигура в
этом деле. Вам что-нибудь известно?
    - Мне? - переспросил Франк, закрывая глаза.
    - Да. В "Сан-Суси" только один вход, и вы весь день просидели там на
страже, так?
    - Да, конечно.
    - Так что вы знаете, кто входил и выходил в течение дня. Поэтому,
старина, вы можете нам помочь.
    - Да?
    - Подумайте... Кто входил или выходил?
    Франк свел брови вместе.
    - Сейчас подумаю. Мистера Спета я не видел весь день... Вы имеете в
виду после аукциона? - неожиданно спросил он.
    - Да.
    - После аукциона... Так, толпа начала расходиться. Так, копы были там.
Потом выехала мисс Мун. Обратно она вернулась в четыре часа. Видимо, была
в магазине, я видел пакеты. Ее тетя миссис Мун уехала в Палм-Спрингс. Она
еще не вернулась?
    - Нет, - сообщил Глюк.
    - Дальше... - Франк задумчиво потер подбородок. - Думаю, что все...
Нет! - он умолк с очень испуганным видом. - Я имею в виду... я полагаю...
    - Что вы имеете в виду и что полагаете? - ласково осведомился Глюк.
    Франк покосился на дверь. Вальтер еще больше выпрямился в кресле. У
Вал перехватило дыхание...
    - Ну... - промямлил Франк.
    - Кто-то еще приходил сегодня! - рявкнул инспектор. - Кто это был? - Франк испуганно съежился. - Вы хотите, чтобы я задержал вас как свидетеля?
    - Н-н-нет, сэр, - задрожал всем телом Франк. - Это был он. Около
половины шестого.
    - Кто?
    Франк ткнул пальцем в сторону Риса Джардена.
    - Нет! - закричала Вал, вскакивая с кресла.
    - Ну, этот дядя просто с ума сошел, - изумился Рис.
    - Помолчите! У вас еще будет время поговорить, - заявил Глюк. - Вы
уверены в этом, Франк?
    Привратник принялся нервно крутить пуговицу.
    - Я... я сидел в будке и читал газету. Да. Читал газету. Потом я
услышал шаги и вышел посмотреть, кто это. К дому мистера Спета шел мистер
Джарден.
    - Стоп! - сказал Глюк. - Так ворота вы оставили незапертыми?
    - Нет, сэр, нет. Но у мистера Джардена есть ключ от ворот. В
"Сан-Суси" все имели ключи. Поэтому он мог войти.
    - А машина осталась на улице?
    - Я не видел никакой машины.
    - Это шутка, - произнес побледневший Рис.
    Инспектор сурово взглянул на него и Рис смолк.
    - Кстати, - вмешался Эллери, - если вы вышли из своей будки, Франк,
как вы можете быть уверенным, что это был мистер Джарден?
    - Это был мистер Джарден, - упрямо повторил Франк.
    - Не можете ли вы поподробнее рассказать, почему вы узнали мистера
Джардена? Вы видели его в лицо?
    - Больше я здесь не останусь! - завопила Вал.
    - Вы будете здесь! - гаркнул Глюк. - Ну, Франк!
    - Я не видел его в лицо, - признался дрожащий Франк. - Но я узнал его
по его пальто. У него пальто из верблюжьей шерсти. Я узнал его.
    Вальтер медленно откинулся на спинку кресла. Вал с ненавистью
посмотрела на него.
    - Вот как, - с изумлением произнес Эллери. - Но в Голливуде каждый
второй мужчина носит пальто из верблюжьей шерсти. Я тоже ношу такое
пальто. А вы уверены, Франк, что это был не я? Я ношу тот же размер, что и
мистер Джарден.
    В глазах Франка промелькнула злость.
    - Но ваше пальто не разорвано.
    - О! - сказал Эллери.
    Физиономия инспектора прояснилась.
    - Разорвано, Франк?
    - Да, сэр. Сегодня, когда мистер Джарден уезжал после аукциона, он
зацепился за ручку двери и порвал правый карман.
    - Мне кажется, что вы сказали, что видели только спину человека, - заметил Эллери.
    - Он шел медленно, - пробормотал Франк, - как будто о чем-то
задумался. Руки он держал за спиной под пальто и я видел рваный карман.
Поэтому я решил, что это был мистер Джарден.
    - Что и требовалось доказать, - буркнул Эллери.
    - Я даже громко окликнул его, но он не обернулся. Потом я вернулся к
себе. Похоже, что он не слышал меня.
    - Я настаиваю... - начала Вал, но ее речь прервал вошедший
полицейский.
    - Посмотрите, что я нашел, - и он показал узкую полоску материала из
верблюжьей шерсти.
    - Где? - осведомился Глюк.
    - На верхушке забора. Там в одном месте придвинута скамейка.
    Инспектор Глюк жадно схватил лоскут.
    - Он уже был оторван, - проворчал он, - а потом оторвался совсем,
зацепившись за забор. - Он холодно уставился на Риса. - Мистер Джарден, а
где ваше пальто из верблюжьей шерсти?
    В комнате наступила мрачная тишина. Самым лучшим было бы сейчас для
Вальтера объяснить, что он взял по ошибке пальто Риса и что из этого
вышло... Но Вальтер продолжал молча сидеть в своем кресле. Вал со всей
ясностью все поняла. Он не мог рассказать об этом, потому что ему пришлось
бы признаться, что он солгал во всем остальном. Теперь стало ясно, что
Франк принял его за Джардена. Что делать? Что? Куда задевал Вальтер
пальто? Почему он заставляет полицию думать, что это был Рис Джарден?
    Даже не глядя на отца, Вал поняла, что он думает о том же самом. Как
легко было сказать:
    - Послушайте, инспектор, Вальтер Спет по ошибке взял мое пальто и
Франк принял его за меня. А я пришел без пальто. И не знаю, где оно.
Спросите об этом у Вальтера.
    Но Рис промолчал. Он ничего не сказал. Ничего... Вал тоже ничего не
могла сказать.
    "Почему ты молчишь, Вальтер? Почему?"
    - Так вы ответите на вопрос, мистер Джарден? - сухо повторил вопрос
инспектор. - Ладно, мистер Джарден. Скажите, Франк, кроме мисс Мун и
мистера Джардена, кто-нибудь проходил там после аукциона?
    - Нет, сэр.
    - Валевски, когда вы сменили Франка, был ли мистер Руиг единственным,
кто прошел при вас? Труп мистера Спета нашли только вы двое?
    - Все верно, сэр.
    Глюк махнул рукой, и привратники удалились.
    - Давайте сюда эту Мун, - приказал инспектор.
    В голове Вал лихорадочно билась единственная мысль. Она пыталась
избавиться от нее, но мысль упорно возвращалась.
    "ВАЛЬТЕР, ЭТО ТЫ УБИЛ СВОЕГО ОТЦА?"

    6. У д а р и о т р а ж е н и е у д а р а.

    Винни Мун горько плакала. Она понуро стояла в дверях и вытирала глаза
черным платком.
    "Быстрая работа, - подумал Эллери. - Уже в трауре".
    У Квина была привычка наблюдать за поведением людей. Сейчас он заметил
метаморфозу, происшедшую с Анатолем Руигом. Мистер Руиг, который все время
держал себя сдержанно, при появлении мисс Мун неожиданно заволновался. Он
кинулся к ней, взял ее за руку, прошептал что-то успокаивающее и к
изумлению Квина, галантно усадил в кресло, встав позади нее. Человек,
защищающий красоту от клеветы и оскорблений.
    Квин тут же подумал, что Руиг оказал особое внимание мисс Мун в связи
с завещанием Солли Спета.
    Мисс Мун вновь начала всхлипывать.
    - Все в порядке, успокойтесь, - сказал инспектор Глюк. - Я вас долго не
задержу, а потом можете плакать сколько угодно. Кто убил мистера Спета?
    - Я знаю, кто это сделал! - закричала она и уставилась на Риса
Джардена.
    - Вы имеете в виду мистера Джардена?
    Новая опасность заставила Вал вздрогнуть. Вот только лошади не
хватало! Но она заставила себя промолчать, потому что у нее просто не
было больше сил.
    - Да, - мисс Мун вытерла слезы. - Он ничего не сделал, но все время
тевзал бедного, довогого Солли. Ничего! На пвошлой неделе...
    - Винни, - зло произнес Вальтер, - заткни свой капкан!
    "Теперь он скажет", - подумала Вал.
    - Это же твой отец, - яростно заявила она. - Нет, Вальтев Спет, ты
знаешь, что это пвавда. В пвошлый понедельник он и Солли ужасно вугались
из-за фабвик и всего! И даже сегодня утвом он снова был тут и угвожал
ему...
    - Угрожал ему, - удовлетворенно повторил Глюк.
    - Он сказал, что повесит его! Он сказал, что развежет его на куски!
Он сказал, что Солли жестокий! Больше я ничего не слышала...
    - Вероятно, она подслушивала у двери, - предположил Рис. - Да,
инспектор, это правда. Мы поссорились, но...
    - А правда, что вы поссорились потому, что Спет разрушил "Огиппи"?
    - Да, и он разорил меня, но...
    - Вы потеряли все, мистер Джарден?
    - Да.
    - Солли превратил вас в бедняка.
    - Но он разорил и тысячи других!
    - Брось болтать, Рис, нечего обезьянничать, - послышался знакомый
голос и в комнату вошел Пинк.
    - О, Пинк! - крикнула Вал и схватила его за руки.
    - Не волнуйтесь, инспектор, это мой друг, - сообщил Рис.
    - Послушайте, вы! - рявкнул Пинк на Глюка. - Я не уверен, что вы не
съели за завтраком бомбу. Если вы утверждаете, что это сделал Рис, то вы
отъявленный лжец, - он потрепал Вал за волосы. - Я бы пришел раньше, но я
слишком поздно узнал у Мибс, что вы здесь.
    - Все в порядке, Пинк, - тихо произнес Рис.
    Пинк замолчал. Инспектор Глюк подозрительно уставился на Пинка.
    - Вы спортсмен, мистер Джарден?
    - Если вы имеете в виду...
    - Вы были победителем чемпионата по гольфу, вы первоклассный стрелок
из пистолета, вы победили этого Пинка на состязаниях по стрельбе из лука
весной этого года. Вот видите, мне все про вас известно.
    - Эх, да это же ваша работа, - холодно проронил Рис.
    - Вы будете защищаться?
    - Да.
    Глюк кивнул.
    - Мне отлично известно, что вы один из лучших фехтовальщиков в Штатах.
    - Ну и что?
    - Он даже пытался учить Солли! - взвизгнула Мун. - Он все ввемя
пытался заставить его заниматься этим!
    - Вот как? - произнес инспектор.
    Он повернулся и уставился на стену, на которой располагалась коллекция
оружия. Два серебряных дуэльных пистолета, длинноствольное ружье ХVIII
века, аркебуза, различные ножи, стилеты, кортики, мечи, рапиры и сабли.
Над всем этим висела секира - такими вооружались в ХIII веке. Рядом на
стене виднелась узкая светлая полоска, как будто раньше там что-то
находилось.
    - Исчезло! - завизжала Винни.
    - Гм-м... - нахмурился Глюк.
    - В четыре часа он был еще на месте!
    - Это было, когда вы в последний раз видели мистера Спета, мисс Мун?
    - Да, когда я вернулась из магазина...
    - Один вопрос, - пробормотал Квин. - Что делала красавица Мун между
четырьмя часами и временем мистера Спета, когда время для него исчезло?
    - Я была в своем будуаре и примеряла халаты! - закричала она. - Как вы
смеете?
    - И вы ничего не слышали?
    - Если вы мне скажете по какому праву... - вмешался Руиг.
    - Послушайте, Квин! - рявкнул Глюк. - Вы сделаете мне огромное
одолжение, если будете держать свой длинный нос подальше отсюда!
    - Извините, - сказал Эллери.
    - Теперь, - холодно проронил Глюк, - посмотрим, что за штука тут
висела.
    Инспектор направился к камину с видом фокусника, который покажет
сейчас что-то интересное. Поставив стул на стул, он забрался наверх. На
стенке висела маленькая бронзовая табличка с надписью.
    - Итальянская рапира ХVII века, - прочел он вслух. Все промолчали.
Рис сидел неподвижно, положив руки на колени. - Фактически, леди и
джентльмены, - продолжал Глюк, - Солли Спет был убит этой исчезнувшей
рапирой. Мои люди обыскали весь дом и не нашли ее. Похоже, что убийца
Солли снял рапиру со стены, усадил его в угол и проткнул его рапирой.
    - Это объясняет все, - холодно заметил Квин.
    Инспектор резко повернулся к нему.
    - Послушайте, вы... - потом он неожиданно повернулся к Джардену. - А
вы не пытались сегодня обучать Солли вашим трюкам?
    Джарден очаровательно улыбнулся, и Вал почувствовала прилив гордости
за отца.
    - Франк утверждает, что вы были единственным человеком, который был
здесь сегодня, - заявил Глюк. - К тому же мы нашли клок от вашего пальто,
а скоро мы найдем и само пальто. Это я вам обещаю.
    - Я и сам был бы рад увидеть его, - произнес Рис.
    - И в течение сегодняшнего дня у вас было с покойным, по крайней мере,
две ссоры.
    - Вы еще не в курсе, что утром у меня также была ссора с Солли. Он был
у меня в гимнастическом зале до того, как я уехал.
    Вал изумленно уставилась на отца: она ничего не знала об этом факте.
    - Благодарю за подсказку, - проговорил инспектор. - Но вам лучше
хранить подобные факты у себя в голове. У вас достаточно сильный мотив для
убийства, Джарден. Он разорил вас. И мне известно, что вы уговаривали его
не разрушать дела с "Огиппи". Наконец, вы отлично владеете холодным оружием,
а именно им был убит Солли Спет. Вы могли усыпить его бдительность под
предлогом демонстрирования нового приема.
    - И он ничего не предпринял, чтобы отразить удар? - улыбнулся Джарден.
    Они смотрели друг на друга через комнату.
    - Я вам вот что скажу, Джарден. Если вы добровольно признаетесь в
убийстве, я приложу все силы, чтобы защитить вас. Мы легко сможем сказать,
что вы убили его при самозащите.
    - Прекрасно! - усмехнулся Рис. - И это я должен буду заявить перед
жюри? И они будут убеждены, что только так я избавился от неминуемой
смерти?
    - Конечно! А что еще вы сможете сказать?
    - Папа! - выкрикнула Вал.
    - Я скажу, что невиновен, а вы можете убираться к дьяволу.
    - Как вам угодно, - инспектор повернулся к доктору. - Ну, док, вы
закончили?
    Доктор Польк выпрямился и поправил рукава пиджака. Детективы отошли в
сторону и Вал заметила, что труп прикрыт газетами.
    - Подробности покажет вскрытие! - резко заявил доктор. - А пока я могу
сообщить следующее: рана нанесена колющим оружием, ширина раны - полдюйма,
оружие прошло мимо сердца. Я бы сказал, что рана могла быть получена от
исчезнувшей рапиры, хотя бы предпочел сперва взглянуть на нее, чем
утверждать это.
    - А что насчет времени смерти? - поинтересовался Глюк.
    - Совпадает с показаниями часов!
    - Часов? - удивился Квин.
    - Да, - раздраженно произнес инспектор. - Его рука ударилась об стену,
когда он повалился в угол, а осколки стекла от часов мы обнаружили на
полу. Стрелки показывают 5.32.
    Рис Джарден хихикнул. Глюк удивленно уставился на него. Но Вал знала,
почему засмеялся ее отец. Она сама была готова расхохотаться в истерике.
Волна облегчения пробежала по ее манящему телу. Соломон Спет был убит в
5.32, а именно в это время Рис Джарден вместе с ней входил в лифт отеля
"Ла Салле". 5.32... Теперь Рис спасен! Такое алиби - самое лучшее, что
можно придумать. Но Вальтер... для Вальтера это плохо. В 5.35 - и Мибс
Остин сможет это подтвердить - Вал звонила из вестибюля отеля Вальтеру.
Мибс сама разговаривала с ним и узнала его голос. Если инспектор начнет
спрашивать ее и она все расскажет, расскажет, что Вальтер в это время был
там... Вал посмотрела в лицо Вальтеру и отвернулась к окну. На его
физиономии отражалась такая мука, что она обо всем забыла. Ей хотелось
взять его за руку и успокоить. Он тоже вспомнил этот звонок.
    "Вальтер! - мысленно закричала она. - Почему ты лжешь? Что ты
скрываешь?"
    В помещение стремительно вошел высокий мужчина с саквояжем.
    - Бронсон! - обрадовался Польк. - Рад вашему приходу. Я хочу, чтобы вы
осмотрели труп.
    Судебный химик торопливо направился к трупу. Детективы обступили его
со всех сторон.
    - Можете идти домой, - грубо сказал Глюк Вальтеру. - А может, вы хотите
остаться здесь?
    - Нет, - ответил Вальтер, не двигаясь. - Нет. - Он торопливо встал,
схватил шляпу и бросился бежать к выходу. На Джарденов он даже не
взглянул.
    - Вы тоже можете идти, мисс Мун и мистер Руиг.
    - А как насчет того чтобы утопиться, инспектор? - поинтересовался
Пинк.
    - А нельзя ли мне с отцом остаться, инспектор? - осведомилась Вал,
глядя на дверь, куда убежал Вальтер. Она закрыла глаза, чтобы не видеть,
как Руиг почтительным взглядом провожает мисс Мун.
    - Нет.
    Вал вздохнула. Инспектор подошел к группе в углу. Квин с любопытством
заглянул через его плечо: Солли Спета снова раскрыли. Химик стоял на
коленях возле трупа и внимательно рассматривал коричневые края раны.
Дважды он прислонялся носом к самой ране и принюхивался. Медленно покачав
головой, он посмотрел на доктора Полька.
    - Это патока, - пробормотал он.
    - Так я и думал, - заметил Польк. - Кажется, не только рана, но и
часть пиджака в патоке.
    - Патока... - повторил инспектор Глюк. - Что за чертовщина? Скажите...
Стоп, покажите мне!
    Эллери погладил бороду и проговорил:
    - Простите, инспектор, патока? Интересно... Доктор, вы сказали, что
сердце не задето?
    Доктор с любопытством посмотрел на него и ответил:
    - Да.
    Эллери взял Глюка за плечи и отвел в сторону, а сам подошел поближе.
    - Скажите, а рана достаточно смертельна?
    - Разве он не умер!? - разозлился Глюк.
    - Несмотря на некоторые сомнения, это факт. Но мне не ясно от чего. Ну,
доктор?
    - Трудно сказать, - нахмурился Польк. - Крови не так много. Скажем, за
час или два он, может быть, и умер бы от потери крови без медицинской
помощи. Все это определенно странно.
    - Настолько странно, - заявил Эллери, - что я хотел бы иметь анализ
этой патоки, сделанный мистером Бронсоном.
    - Зачем? - зарычал Глюк.
    - Патока и физическое состояние раны показывают, что лезвие рапиры
было чем-то смазано. Зачем смазывают ее конец? Патока - вязкое вещество,
ее могли использовать в качестве склеивающего материала.
    - Понимаю, понимаю... - пробормотал Польк. - Я не думал об этом, но
определенные указания...
    - Что-что? - не понял инспектор.
    - Это лишь предположение, - улыбнулся Эллери, - но я думаю, что если
мистер Бронсон исследует патоку на наличие яда, я имею в виду твердый яд,
то я думаю, что он что-нибудь обнаружит.
    - Яд... - проворчал Глюк и уставился на Эллери.
    Химик осторожно соскреб немного патоки на предметное стекло. Затем он
раскрыл саквояж и принялся за работу.
    Патока... яд... Вал, раскрыв глаза, следила за его умелыми руками.
    - У меня получился цианистый калий, - наконец, объявил Бронсон. - Я
уверен в результате анализа. Конечно, в лаборатории я еще раз проверю свое
заключение и выдам официальную справку.
    - Цианид! - воскликнул Польк. - Вот это да!
    - Цианид в виде пудры, - уточнил Бронсон, - именно поэтому его смешали
с патокой. Белые кристаллики смешались с патокой и удерживались на ране.
    - Внутримышечное проникновение и паралич, - пробормотал доктор. - Смерть наступает через несколько минут, и он умер задолго до поглощения
всего яда. Достаточно было лезвию оцарапать кожу и... смерть была
безболезненной.
    - Может быть, кто-нибудь поздравит меня? - вздохнул Эллери.
    - Вы полагаете, мы никогда не имели дела с цианидом? - раздраженно
спросил Глюк.
    - Имели, но боюсь, что в данном случае вам бы не повезло, - вмешался
Бронсон, укладывая инструменты. - Цианид используется в сотнях случаях.
Для производства фильмов, в качестве средства против сельскохозяйственных
вредителей, и такой порошок вы можете приобрести в любом магазине.
    - Вздор! - возразил Глюк. Он был разочарован. - Ну все, док, можете
забрать его отсюда. И постарайтесь не задерживаться с вашим заключением.
    Эллери прошелся по комнате: его что-то беспокоило.
    - Доктор, - неожиданно произнес он, когда Польк собрался уже уходить.
- При этих условиях можно считать показания часов временем смерти Спета?
    - Да. Человек умер от отравления цианидом, а не от ранения рапирой,
сразу же после нанесения удара. По местным условиям и по сохранности
трупа, можно сказать, что удар получен им в 5.30, а смерть наступила в
5.32, и он упал. Хорошая работа, мистер Квин.
    - Неплохая, - вздохнул Эллери.
    - Вы будете расследовать это дело?
    - Во враждебной атмосфере трудно работать. Благодарю вас, доктор
Польк.
    Доктор и Бронсон ушли.
    - Может быть, мы теперь уйдем? - спросила Вал.
    - Когда я вам скажу! - заорал Глюк и повернулся к Эллери. - А что вы
делаете теперь?
    Эллери двинул кресло к камину и пытался усадить в него труп.
    - Пытаюсь найти ответы на три вопроса.
    - Послушайте, Квин...
    - Во-первых, почему ваш убийца воспользовался этим странным оружием?
    - Черт побери, а я откуда знаю? Послу...
    Эллери встал в кресло и уставился на стену.
    - Почему он воспользовался одним из французских дуэльных мечей?
    - Не знаю! - завопил Глюк. - И если вы достаточно...
    - Взгляните-ка на этот пыльный след на стене. Человек не смог бы
достать эту рапиру, не встав на что-либо. Но зачем тащить кресло, чтобы
взять рапиру ХVII века, когда достаточно стоя на полу протянуть руку и
достать французский дуэльный меч ХIХ века?
    - Для непредумышленного убийства это весьма странно, - проговорил Рис
Джарден.
    - Кто вам сказал? - осведомился Глюк.
    - А кто говорит, что убийство непредумышленное? - отозвался Эллери. - Нет, мистер Джарден... Или убийца снял рапиру и смазал ее патокой с
цианидом непосредственно перед совершением убийства, или он смазал конец
рапиры задолго до совершения преступления. Но в любом случае, теперь можно
сказать, что если убийца подготовил эту адскую смесь, убийство было
обдумано заранее.
    Инспектор недовольно поджал губы.
    - У меня нет привычки устраивать обсуждение дел, которые я расследую,
- заявил он. - Достаточно...
    - От вас пахнет селедкой, - неприязненно произнес Пинк, глядя на
Глюка.
    - И тогда, - сказал Квин, не обращая внимания на слова инспектора, - возникает мой второй вопрос. Зачем убийца вообще смазал оружие ядом?
    - Зачем? - завопил Глюк. - Вот так вопрос! Да просто для уверенности,
что тот умрет!
    - Вы думаете, что это сделал сопляк? Вы считаете, что человека
невозможно убить обыкновенным ножом?
    Инспектор уставился на бородатого молодого человека. Глюк всегда
презирал любителей. Однако, этот парень задает толковые вопросы. Но
пересилить себя он не смог.
    - Я не собираюсь расследовать дело вместе с парнем, который пишет
детективные романы! Ваш отец может позволять это, но тут не Нью-Йорк! Я
не хочу, чтобы вы лезли в мое дело!
    - Вы желаете, чтобы я держался подальше? - осведомился Квин.
    - Да. Убирайтесь отсюда!
    - Никогда не думал, что столкнусь с подобным голливудским
гостеприимством!
    - Мак, вышвырни отсюда этого длинноносого!
    - Стойте, Мак, я сам уйду, - Эллери подошел к Джарденам и громко
сказал: - Этот человек - идиот! И он в состоянии засадить вас в тюрьму,
мистер Джарден.
    - Жаль, что вы покидаете нас, мистер Квин, - вздохнул Рис. - Я
предпочитаю ваше общество, а не его.
    - Спасибо за первое доброе слово в Голливуде. До свидания, мисс
Джарден... Советую вам обоим взять юриста, - подойдя к двери, он
обернулся. - Но только не мистера Руига. - Он поморщился.
    - Уберетесь вы наконец или нет? - закричал Глюк.
    - О да, инспектор. Но я забыл упомянуть о третьем вопросе. Вы помните,
что я говорил о трех вопросах? - Мак мрачно направился к нему. - Одну
минутку, Мак. Обязан вас предупредить, что я хорошо владею джиу-джитсу.
Так вот, инспектор. Допустим, что ваш эксцентричный убийца встал на стул и
достал рапиру, допустим, что он смазал острие патокой и цианидом,
допустим, что он хладнокровно отправил на тот свет мистера Спета. Но
зачем ему понадобилось утаскивать эту штуку с собой? А?
    Инспектор Глюк остолбенел.
    - Вот видите, инспектор, что бывает, когда окостевает орган, который у
других называется мозгами? - шутливо осведомился Эллери и ушел.


    7. Верблюд, который ходит как человек.

    Вал едва стояла на ногах, когда они возвращались в "Ла Салле". Не
помогло даже шерри, она только и думала о постели.
    "Сейчас сразу лягу спать, а утром проснусь и окажется, что ничего
этого не было".
    После ухода мистера Квина инспектор Глюк начал допрашивать Риса так
грубо, что Вал и Пинк возмутились. Двое детективов увели Пинка, который
стал оскорблять инспектора. Позже они нашли его у ворот, где он стоял в
окружении представителей прессы Лос-Анжелоса. Пинк грыз ногти и рассуждал
вслух громовым голосом. Он почему-то успокаивал репортеров и уговаривал их
не поддаваться "этому подонку".
    Размышляя об инспекторе Глюке, Вал пришла в бешенство. Эта инфузория
ведет дело, хотя нет, пожалуй, инфузория умнее инспектора. Она продолжала думать о
происшедшем: партнеры по Огиппи, компания, крах, ссоры Риса со Спетом, его
встреча у них дома, оружие на стене. Ее отец, который имел алиби, вернее
мог иметь, но не имел. И все из-за Вальтера! Вальтер...
    - Надо что-нибудь скушать, - сказал Пинк.
    - Я не хочу, - вяло промолвила Вал.
    - Если бы я не уходил в эту студию, - печально вздохнул Пинк. - Мне
нельзя было вас покидать, капиталисты.
    - Ой, Пинк, - поморщилась Вал, - не знаю, что бы мы без тебя делали.
    - Ты бы наверняка умерла с голоду.
    Место Мибс Остин за пультом занял ночной клерк, старый толстый
мужчина. Они вошли в вестибюль и по лестнице поднялись наверх. Вал шла
сзади и поэтому удивилась, почему мужчины, открыв дверь, не вошли, а
смотрят внутрь. Она приблизилась и все сразу поняла.
    В гостиной на ручке кресла сидел Вальтер. Шляпа на затылке, глаза
смотрят в одну сторону.
    Они стояли и смотрели на него, - а он - на них. Голова его
раскачивалась из стороны в сторону, как будто шея не могла выдержать такую
непомерную тяжесть.
    - Воняет, - буркнул Пинк, пошмыгав носом и отправился открывать окна.
    Рис осторожно прикрыл за собой дверь.
    - Ну? - промолвила Вал. - Как ты сюда попал?
    Вальтер облизал губы.
    - Ш-ш-ш... Я вжял ключ... на штоле, - прошипел он.
    - Ну? - повторила Вал. - Может быть, ты мне что-нибудь скажешь,
Вальтер?
    - Что?
    - Сам знаешь, - прошептала Вал. - Обо всем, что случилось после
полудня.
    - Обо всем? - воинственно произнес Вальтер. - Все в порядке.
    Вал прикрыла глаза.
    - Вальтер, я дала тебе шанс. Ты должен все рассказать. Что случилось
сегодня? Почему, - она открыла глаза и закричала, - почему ты лжешь?
    Вальтер сжал губы.
    - Не твое дело.
    Вал приблизилась к нему и дважды дала ему по шее. Он попытался встать,
но бессильно плюхнулся в кресло.
    - Ты пьян! Трус! Хиляк! Не хочу тебя больше видеть!
    Вал убежала в спальню и заперла за собой дверь.
    - Я сам поговорю с ним! - заявил Пинк.
    Рис спокойно сидел на софе. Пинк схватил Вальтера за воротник и
приподнял над креслом. Тот судорожно глотал воздух, пытаясь высвободиться,
но Пинк спокойно понес его в ванную комнату. Рис слышал шум льющейся воды
и бормотанье голосов. Когда Вальтер вновь появился в гостиной, с него
стекала вода. Пинк кинул ему полотенце, и Вальтер принялся вытираться.
Пинк вышел.
    - Выпей, сопляк! - рявкнул вернувшийся Пинк и поставил перед Вальтером
стакан томатного сока, после чего снова вышел.
    - Я спущусь вниз за сигарами, - сказал Рис. - Извини, Вальтер.
    Вальтер ничего не ответил. Рис встал и вышел из номера, оставив
Вальтера в одиночестве. Пинк в это время гремел на кухне посудой. Вальтер
встал и стукнул в дверь спальни Вал.
    - Вал! - чуть слышно позвал он.
    Ответа не последовало. Вальтер нажал на ручку и дверь открылась. Он
вошел в спальню и закрыл за собой дверь. Вал лежала одетая на кровати,
глядя на картину Ван Гога на противоположной стороне стены.
    - Вал...
    - Уходи!
    Вальтер подошел поближе и остановился, положив руку на ее бедро.
    - Да, я пьяный, Вал. Не гони меня. Я люблю тебя, Вал.
    - Убери руку!
    - Я люблю тебя, Вал.
    - Хорош способ показывать мне свою любовь, - сухо проронила она.
    - Хорошо, Вал, хорошо. Я пьян, - и он направился к двери. Вал видела,
как он медленно зашагал к двери. Она вскочила с постели и подбежала к
двери, загородив ему дорогу.
    - Я пьян.
    - Ты не ответил мне. Почему ты солгал инспектору Глюку? Ты же был в
доме в 5.35!
    - Да, - шепнул Вальтер.
    - Вальтер! - сердце ее упало. Она схватилась за дверь, чтобы не
упасть. Вал вспомнила, что в бюро среди ее вещей лежит его пистолет. - Вальтер, - прошептала она. - Я должна знать. Ты убил своего отца?
    Вальтер молчал. Его язык беспрестанно облизывал пересохшие губы.
    - Я пойду, - пробормотал он.
    - Вальтер!
    - До свидания! - удивительно резко бросил он.
    - Вот как! - закричала Вал. Бросившись к бюро, она открыла ящик и
достала пистолет. - Может быть, ты скажешь, где ты взял эту штучку?
    - Выпал из кармана? - презрительно осведомился он. - Или ты сама его
вытащила? Ерунда! - он взял пистолет и сунул в карман. - Угроза...
угрожающие письма... дюжины писем... Сын человека, который разорил тысячи
людей. Поэтому я приобрел пистолет. - Он опустил руки. - Я люблю тебя, но
это мое личное дело.
    Нет, это не Вальтер. Не тот Вальтер, которого она знала. Или это он?
Иногда события показывают человека в истинном свете.
    - Из-за тебя инспектор думает, что это мой отец был сегодня в
"Сан-Суси"! - закричала она. - Почему ты не сказал, что это тебя видел
Франк?
    - Прости, Вал. Не задавай мне никаких вопросов. Никаких вопросов, Вал.
    - Почему я должна тебе верить? Почему? После того, что ты сделал! И я
не должна задавать тебе вопросов, когда твое молчание впутало моего отца в
это дело? - она схватила его за плечи и положила голову ему на грудь. - О,
Вальтер! - зарыдала она. - Мне все равно, что ты сделал, но только будь
честным со мной. Доверься мне! Почему ты мне не доверяешь?
    - Я был в доме отца, - он попытался справиться с непослушным языком.
- Если я скажу тебе... ты поймешь меня, Вал?
    - Глюк подозревает моего отца. Одно твое слово могло отвести от него
подозрения, но ты предпочел спасти свою шкуру.
    Наконец, Вальтер успокоился. Он открыл рот, хотел что-то сказать, но
передумал.
    - Можешь идти, - отпустила его Вал.
    Он не знал, не мог знать, что у Риса было алиби.
    - Хорошо, - тихо сказал он.
    Теперь он никогда не узнает! Если бы она сказала ему, как легко он бы
себя почувствовал! Рис по-настоящему не находится в опасности, и Вальтер
должен защищать себя. Когда он протрезвеет, она ему все выскажет. Вал
знала, что ей можно доверять.
    - Твой секрет будет в безопасности, - горестно вымолвила она. - Ну?
Говори!
    Вальтер схватился за воротник, как будто тот душил его, потом открыл
дверь и вышел в гостиную. Немного задержавшись в ней, он вышел из номера,
забыв шляпу. Вал схватила шляпу, выскочила за ним в коридор и швырнула
шляпу ему в догонку.
    - Пинк, я голодна, - сказала Вал, зайдя на кухню. - Что ты тут
готовишь?
    Пинк торопливо сунул что-то в карман и быстро проговорил:
    - Ничего.
    - Что ты спрятал? Покажи.
    - Ничего, говорю тебе.
    Она сунула руку в его карман. Пинк попытался вырваться, но Вал уже
вытянула оттуда чековую книжку.
    - О, извини, Пинк, я не думала... - она бросила взгляд на книжку и
обнаружила, что она выписана на имя Риса Джардена.
    - Папа решил вернуть деньги Вальтеру, - сказала она и умолкла. - Но
это же другой банк, Пинк. Пасифик Коастел, банк Спета.
    - Не суйся не в свое дело, пустышка, - он начал перекладывать фасоль
на сковородку. - Не смотри туда! - рявкнул он, заметив, что Вал собралась
открыть книжку.
    Но Вал уже открыла ее. Там был депозитный лист. Глаза ее широко
раскрылись. Не может быть! Ошибка! Нет, цифры как будто верные: 5.000.000.
Она схватила Пинка за руку.
    - Где ты взял это? Пинк, скажи мне правду!
    - Это случилось утром, - произнес Пинк, отводя взгляд в сторону. - В
небольшом гимнастическом зале "Сан-Суси". Я упаковывал клюшки для гольфа и
среди мячей нашел вот это, в кармане сафьянового мешка.
    - Об этом надо молчать, - пробормотала Вал. - Что будет... Люди
скажут, что папа не разорен, а просто скрыл деньги.
    Пинк возбужденно забегал по кухне.
    - Я не знал, что делать с этим. Потом решил отдать в музей, но
машинально сунул себе в карман.
    - Спасибо, Пинк, - она сунула книжку в карман Пинка, но тут же вынула
ее и стала рассматривать.
    Хлопнула дверь.
    - Вал! - позвал Рис.
    Ему никто не ответил и он зашел на кухню.
    - О, как вкусно пахнет! - восхитился он, снимая шляпу. - Снова зарядил
дождь, - тут он умолк, заметив книжку. - Это Вальтера? - он переводил
взгляд с одного лица на другое. - Почему вы молчите?
    - Нет, - ответила Вал.
    Рис уселся на табуретку и закурил сигару.
    - Не волнуйся, кошечка, я наблюдал за ним. Он что-то скрывает, это
правда, но это не то, что ты думаешь. Вальтер молчалив в таких делах,
надеется только на себя и не о чем не распространяется. Я изучил его и
уверен, что он не способен на подлость. Я не могу ошибиться в нем,
дорогая.
    - Хотела бы я знать, что не ошибаюсь в тебе, - равнодушно вымолвила
Вал.
    - Вал! - он удивленно уставился на дочь. - Пинк, что все это означает?
Что случилось?
    - А ты не знаешь? - проворчал Пинк.
    - Я знаю только одно - вы оба играете в какие-то детские игры, но вы
давно уже не дети.
    Вал толкнула в его сторону чековую книжку. Он не взял ее, продолжая
смотреть на них. В конце концов, щеки его стали бледнеть. Рис медленно
взял чековую книжку, изумленно увидел свое имя, открыл ее, посмотрел на
цифры, дату и подпись кассира...
    - Что это? - ровным голосом спросил он. - Не смотрите же на меня так!
Пинк, ты что-то знаешь об этом. Где ты ее взял?
    - Это не мое дело, - пожал плечами Пинк.
    - Я спрашиваю, где ты ее взял?
    Пинк развел руками.
    - Проклятье! Что тебе от меня нужно? Эту книжку с пятимиллионным
депозитом я обнаружил сегодня утром в твоей спортивной сумке.
    Рис взял одной рукой книжку, другой - сигару, и начал прохаживаться по
кухне. Его лоб прорезали глубокие морщины. Бледность сменилась румянцем
гнева.
    - Я никогда не думал, что ты на такое способен, Рис, - с горечью
проворчал Пинк.
    Рис застыл на месте.
    - Я сейчас лопну от злости, - сказал он, - хотя и не собираюсь
выслушивать порицания. Это слишком дурно выглядит, но я ничего не могу
сказать. - Пинк побледнел. - Я ничего не знаю об этом депозите. У меня
никогда не было счета в банке Спета. Эти пять миллионов не мои. Вы
понимаете это или нет?
    Вал ощутила великий стыд и издала вопль от волнения. Пинк тоже был
хорош. Сейчас он смущенно ерошил волосы.
    Рис снова открыл книжку и еще раз внимательно изучил дату и подпись на
депозите.
    - Пинк, где я был в прошлую среду?
    - Мы находились на яхте и плыли на Лонг Бич, чтобы показать ее тому
апатичному парню, который отказался ее купить.
    - Мы уехали в шесть утра и вернулись поздно ночью, так?
    - Да.
    Рис швырнул книжку на стол.
    - Посмотри число. Депозит внесен в прошлую среду.
    Пинк схватил книжку, посмотрел в нее и ничего не сказал. Затем он
несколько раз проверил дату, как будто не верил своим глазам.
    - Прости меня, папа, - насупилась Вал, обняв отца.
    Наступило длительное молчание, которое прервал Рис.
    - Это мог сделать только Спет. Утром он был у меня в гимнастическом
зале, как я уже сообщил Глюку. Вероятно, он и засунул ее туда.
    - Боже мой, но зачем? - воскликнул Пинк. - Кто же дарит пять миллионов
баксов? Думаю...
    - Теперь я все понимаю, - прервал его Рис и выбросил сигару. - Раньше
я никогда тебе этого не говорил, но когда началась эта путаница с Огиппи,
я сразу понял, чем это пахнет и посоветовался с бухгалтером.
    - Я думаю... - вновь робко начал Пинк.
    Рис снова перебил его, зашагав по кухне.
    - Я обнаружил, что наш друг Солли, напичканный Руигом, имел собственный
интерес в этом деле. Он выпустил план продажи акций, где была указана
липовая сумма. Внешне все было в порядке, но деньги он взял себе.
    - Он всегда был вором, - сказала Вал.
    - Точно, - поддержал ее Пинк.
    - Использование почты в подобных целях - серьезное преступление, Пинк.
Если бы правительство узнало об этом, Спет сел бы в тюрьму.
    - Но почему же ты его не разоблачил? - прохрипел Пинк.
    - В то время имелся шанс добиться успеха. Но позже, когда наступила
катастрофа, я грозил засадить его в тюрьму, если он не восстановит
положение, - Рис пожал плечами. - Он тоже стал угрожать мне, заявив, что
испортит мою репутацию и я никогда не смогу заниматься бизнесом. "Заводы
это не спасет", сказал он. А этот депозит и есть ответ на мои угрозы.
    - Но пять миллионов долларов!
    - Он был деловым человеком, - сухо проронил Рис. - Спет понимал, что
десять процентов от пятидесяти миллионов не такая уж большая цена за
спасение от тюрьмы.
    - Крыса! - злобно воскликнул Пинк. - Как это порядочные люди терпят
таких крыс?
    - На меня это бросает тень, - нахмурился Рис. - Я не могу взять эти
деньги - они не мои. Однако, если бы я надумал спасать Огиппи, все равно
никто не поверил бы в эту историю. Аукцион, мое разорение... Я не могу их
держать и не могу выбросить. Необходимо подумать, что тут можно сделать.
    - Да, - пробормотал Пинк, - мы подумаем, что тут можно сделать.
    Рис, тяжело ступая, вышел из кухни. Пинк принялся поджаривать еду.
    - Что-то мне не хочется есть. Я тоже пойду, - промолвила Вал.
    - Боже мой! - послышался странный голос Риса. Ужас в его голосе
поразил Вал.
    - Папа! - закричала она и бросилась к отцу.
    Рис включил свет. Дверь, ведущая из коридора в уборную, была открыта.
На полу уборной валялись два предмета. Одним из них была рапира с длинной
ручкой и с кровавыми пятнами. Другим предметом было свернутое в клубок
рыжевато-коричневое пальто...


    8. Гордость Риса.

    - Твое пальто... - чуть не задохнулась Вал. - Твое пальто! Орудие
убийства!
    Рис схватил рапиру за рукоятку и стал ее рассматривать. Да, это была
та самая итальянская рапира, которая висела в кабинете Солли. В этом не
было ни малейших сомнений.
    - Не трогай ее и даже не прикасайся, - прошептала Вал. - Она же
отравлена. Ты можешь оцарапаться и...
    - Убери ее, - произнес Пинк. - Нет, сюда. Нам необходимо избавиться от
нее, Рис.
    Но Рис продолжал держать рапиру в руках, осматривая ее аккуратные
детали как ребенок, впервые увидевший незнакомый интересный предмет. Пинк
схватил пальто и развернул его: это было пальто Риса. В этом тоже не было
никаких сомнений. Возле правого кармана была дырка и вырвана узкая длинная
полоска.
    - Смотрите! - воскликнула Вал.
    Грудь пальто была чем-то измазана. Теперь это стало твердым и
покрылось коркой. Красные пятна засохшей крови заметно выделялись.
    - Хотел бы я знать, какой черт принес сюда эти вещи, - возбужденно
произнес Рис.
    Перед глазами Вал предстал Вальтер на ручке кресла. Он взял служебный
ключ и проник сюда, пока они возвращались после допроса Глюка.
    - Вальтер... - простонала она.
    Рис быстро взглянул на дочь.
    - Не спеши с выводами, Вал, не спеши. Давайте сядем и все как следует
обдумаем, - он продолжал держать в руке рапиру, так как не знал, что с ней
делать.
    - Рис, надо избавиться от этой штуки, - сказал Пинк. - Все это слишком
рискованно... слишком...
    И в этот момент раздался стук в дверь. Это было настолько неожиданно,
театрально и смешно, что Вал на самом деле рассмеялась. Сперва она
смеялась чуть слышно, но затем смех начал одолевать ее и, наконец, она
рассмеялась как ненормальная.
    Пинк схватил Вал в охапку и зажал ей рот.
    - Заткнись! - зашипел он. - Рис, если ты не можешь выкинуть это
барахло, то хотя бы спрячь куда-нибудь. Эй! Одну минутку! - крикнул он в
сторону двери.
    - Откройте! - завопил из-за двери инспектор Глюк.
    - П-п-а-а-п-п-а, - пролепетала Вал. - Инспектор! В окно! Сюда! Они не
найдут... не должны найти.
    Рис смертельно побледнел.
    - Откройте, Джарден, или я взломаю дверь! - надрывался Глюк.
    - Ради бога, папа! - шептала Вал.
    - Нет, - Рис отрицательно качнул головой. - В этом есть что-то
неизбежное. Его предупредили, и он должен найти это. Нет, Вал. Пинк,
открой дверь этому мудозвону.
    - Не кудахтай, Рис!
    - Открой им...
    Вал застыла на месте. Пинк с хмурым видом подошел к двери. Рис взял
пальто, рапиру и отнес их на софу в гостиную.
    В номер ворвались полисмены во главе с инспектором Глюком.
    - Ордер на обыск! - он сунул Рису бумажку и остановился в дверях
гостиной.
    - Вам нужны эти вещи? - осведомился Рис, показывая на софу, после чего
сел в кресло, скрестив руки на груди.
    Инспектор кинулся к софе, его подчиненные остались в двери.
    - Ага... - только и сказал инспектор.
    - Полагаю, вам не стоит говорить, что мы только что обнаружили это в
уборной?
    Глюк ничего не ответил. Ленивым жестом он взял пальто и принялся
изучать его поверхность. Затем он махнул полисменам и двое из них
принялись заворачивать в бумагу пальто и рапиру.
    - Он сказал правду, - безнадежно-унылым голосом произнес Пинк. - Послушайте, инспектор, не будьте болваном. Выслушайте нас и поверьте. Мы
только что нашли эти вещи, все трое. Кто-то их подбросил. Вы не можете...
    - Ну, в этом может быть что-то есть, мистер Пинкус, - развеселился
Глюк.
    - Пинк, - поправил его Пинк.
    - Окружной прокурор Лос-Анжелоса получил анонимное уведомление о
кое-чем подозрительном в ваших апартаментах. Звонили из Вестерн-Юнион, а
дальше мы проследить не смогли, - как бы между прочим говорил он. Потом
он кивнул и двое сыщиков последовали за ним осматривать комнаты. Рис
поднялся и направился в ванную.
    - Сидеть! - приказал детектив у двери.
    Рис посмотрел на него и сел.
    - Хэлло! - откуда-то из коридора раздался чей-то голос. Пинк
направился к двери. Детектив попытался его остановить. Одно движение
локтем - и детектив со стоном схватился за низ живота. Пинк спокойно вышел в
коридор. Неподалеку от двери стояли еще два детектива, и еще пять человек
рассыпались по всему коридору.
    - Хэлло! - сказал тот же голос. Пинк обернулся и увидел Фитцжеральда.
    - Не впускать, - заявил детектив у двери.
    Фитц сунул голову в номер и бегло взглянул на Вал и Риса.
    - Я кое-что узнал в Управлении, - сказал он. - Дело дрянь.
    - Вы слышали, что вам сказали, - проронил Пинк. Фитц шагнул вперед. - Убирайтесь к черту.
    Детектив у двери закрыл глаза. Фитц все же сделал шаг вперед.
    - Рис! - позвал Фитц. - Я хочу поговорить с вами. Это серьезно, Рис.
Может быть, я смогу вам дать верный совет.
    Пинк схватил Фитцжеральда за грудь и одним рывком выставил его в
коридор. Детектив у двери стоял с закрытыми глазами. Детективы в коридоре
даже не шелохнулись.
    - Вам дать в зубы или вы уйдете тихо и спокойно, как подобает
маленькому человечку? - деловито поинтересовался Пинк.
    Фитц рассмеялся и взмахнул кулаком, пытаясь ударить Пинка в лицо. Тот
легко ушел от удара, но Фитца не тронул. Фитц был пьян и дышал перегаром
прямо в лицо Пинку. Пинк развернул Фитца в сторону лифта и дал коленом под
зад. Фитц помчался вперед и упал в руки детективов.
    Вал растерянно бродила по гостиной. Потом она села у ног отца на пол.
    - Я не думаю, что у нас много времени, - тихо сказал Рис. - Выслушай
меня, Вал.
    - Да, папа.
    - Скоро вернется Глюк, - он покосился на детектива в дверях. - Может
быть через пять минут, а может через час будет подписан ордер на мой
арест.
    Вал вздрогнула.
    - Но они не могут сделать этого. Ты не должен этого допускать. Ты же
ни в чем не виноват.
    - Вал, слушай, - Рис наклонился к ее уху. - Прошу тебя об одном.
Полиция и другие не должны знать об моем алиби. Понимаешь, никто! Мне
лично ничего не грозит, так как Остин в любой момент подтвердит мое алиби.
Я находился в вестибюле "Ла Салле" во время убийства Солли. Понимаешь?
    - Да.
    - И есть одна очень важная причина, кошечка, по которой я должен
позволить Глюку арестовать себя... Тише, Вал, детектив не должен слышать.
    - Я не... я не могу.
    - Кажется, мне грозит опасность, - зашептал Рис и взял дочку за плечи.
- Я все время думаю об этом. Кто-то запланировал подбросить к нам рапиру и
пальто и навести на след инспектора. КТО-ТО, КТО ХОЧЕТ ОБВИНИТЬ МЕНЯ В УБИЙСТВЕ!
    - Нет! - запротестовала Вал. - Нет! Нет!
    - Думаю, что это именно так, Вал. Это единственное разумное
объяснение. И это означает, что кто-то ненавидел не только Спета, но и
меня. Спета он прикончил, а меня решил подвести под это убийство и, тем
самым, отомстить мне.
    - Нет!
    - Да, кошечка. И если я докажу свое алиби, то полиция отпустит меня.
Что тогда случится? Маньяк захочет довести свою месть до конца и ему
придется убить меня. Один раз он совершил убийство, так почему бы ему не
сделать этого еще раз?
    "В этом что-то есть, - подумала Вал. - Все это так запутано, что в
этом трудно разобраться".
    - В тюрьме я буду в безопасности. Там для меня безопаснее, чем на
свободе... Есть и другая причина: Вальтер. Если я предъявлю свое алиби, то
Вальтера тут же обвинят в убийстве отца. "Снова Вальтер, - подумала Вал. - Эх, Вальтер, Вальтер!" - Полиция решит, что он прикончил отца из-за
лишения его наследства. Они узнают, что он носил мое пальто. Они узнают,
что он находился в доме в момент преступления. Вот почему они не должны
знать о моем алиби.
    - Но как же...
    - Ты еще не поняла, кошечка? - терпеливо сказал он. - Мое алиби
зависит от показаний Остин. Она может сказать, что видела меня в вестибюле
отеля во время совершения убийства. Это верно и хорошо. НО ОНА МОЖЕТ
СКАЗАТЬ И ТО, ЧТО ТЫ РАЗГОВАРИВАЛА С ВАЛЬТЕРОМ. Остин обязательно
расскажет об этом на допросе, поэтому не надо, чтобы ее допрашивали.
    - Нет, я не позволю тебе делать этот шаг. Ты сообщишь им о своем
алиби. Почему ты решил жертвовать собой?
    - Вальтер не убивал своего отца, Вал. Он вообще никого не убивал. Я
не нуждаюсь в защите, а он нуждается. Неужели ты этого не понимаешь?
    - Понимаю, но все меньше и меньше.
    Рис снова наклонился к дочке.
    - Вал ты должна доверять мне и моему опыту, - вал вздрогнула. - Есть
еще одно. Мне кажется, у меня есть ключ к этому делу. Пока я буду отдыхать
в тюрьме, вы с Вальтером найдете этот ключ. Понимаешь? Вы найдете убийцу
Спета, прежде чем я сообщу о своем алиби. Вал, слушай! Только сегодня
утром...
    - Все в порядке, Джарден, - в номере возник инспектор Глюк.
    Вал вскочила, Рис выпрямился.
    - Уже? - улыбнулся он.
    - Дактилоскопист утверждает, что на рапире имеются ваши отпечатки, - довольно проговорил инспектор. - Вам это интересно? На пальто есть пятна
крови. Бронсон, которого вы знаете, сообщил, что кончик рапиры смазан
смесью патоки с цианидом, и там тоже есть пятна крови. Вы что-то хотите
сказать, мистер Джарден?
    - Пинк, дай, пожалуйста, мое пальто и шляпу, - попросил Рис.
    Пинк, как слепой, вышел из номера. Рис обнял Вал.
    - Увидимся завтра, - шепнул он. - Код старый. Помнишь? Может быть, нам
не удастся поговорить. До свидания, Вал. Поговори с Остин сегодня ночью.
    - До свидания, папа, - пролепетала Вал.
    - Пинк, позаботься о Вал.
    Рис поцеловал холодную щечку дочери. Пинк издал неопределенный звук и
помог Рису надеть пальто.
    - Пошли! - сказал Глюк.
    Два детектива взяли Риса под руки и повели к выходу. Пинк стоял
посреди гостиной и озирался по сторонам. Вал молча наблюдала, как уводят
ее отца.
    Он же невиновен! У него есть алиби! Тюрьма... камера... отпечатки
пальцев... репортеры... сторожа... суд... убийство... Что делать с
Вальтером? Сказать ему? Если она не скажет... нет, необходимо подождать.
Вальтер или папа? Папа или Вальтер? Нет, так не годится, это не выбор. Я
же говорю вам, что он не делал этого. У него алиби. Стоп! Остановитесь!
    Но вся группа уже зашла в лифт, который начал медленный спуск... в
тюрьму!


    ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

    9. Дама прессы.

    Всю ночь понедельника Валери не спала. В апартаментах было темно,
холодно и полно всяких шепчущихся голосов. До самого рассвета она лежала в
постели с открытыми глазами, и лишь под утро задремала. В семь утра
постучал Пинк, и она молнией выскочила к нему. Когда чуть позже Вал вышла
одетая в старую спортивную форму, завтрак стоял на столе. Ели они молча.
Потом она мыла посуду, а Пинк изучал утренние газеты. Затем Вал также
взялась за газеты. Статьи были выдержаны в грубых тонах. Газеты считали
Риса Джардена Врагом Общества Номер Один.
    "Спортсмен арестован в качестве свидетеля. Арест по ордеру Ван Эвери.
Партнер Спета отказывается говорить... Рис Джарден, 49 лет, бывший
миллионер и видный гражданин Голливуда, находится в лос-анжелосской
тюрьме. Он арестован как свидетель по делу о сенсационном убийстве
Соломона Спета, который был партнером Джардена в небезызвестной
"Огиппи-Гидро-Электрик-Девелопмент"... "
    Вал отбросила газету и возмущенно заявила:
    - Я не могу читать эту белиберду!
    - Почему он молчит!? -удивился Пинк. - Только и сказал, что он
невиновен.
    Раздался звонок. Дверь открыл Пинк. Долго продержаться ему не удалось.
Толпа репортеров смяла его, как щепку. Вал заскочила в ванную и заперла
дверь.
    - Вон! - рявкнул Пинк. - Вон отсюда, вонючки! Паразиты
капиталистической прессы! Убирайтесь к дьяволу, импотенты!
    - Где здесь уборная, в которой обнаружили рапиру? Где лежало пальто?
Мисс Джарден! Как насчет вашего заявления : "Дочь летит на защиту своего
отца"? Пинкус, мальчик мой... послушайте...
    Наконец Пинку удалось избавиться от назойливых клопов.
    - Это ужасно! - простонала Вал.
    Она вышла из ванной, но на нее тут же налетел репортер, притаившийся
на кухне. Вал с диким воплем кинулась назад.
    - Ах ты, трехглазая жопа! - Пинк был вне себя. - Ах ты, крыса! - он
схватил репортера в охапку и вышвырнул его в коридор, не взирая на
энергичные протесты.
    Вал осторожно выглянула из ванной.
    - Уже все, Пинк?
    - Все, - мрачно проронил Пинк, - если только никто из них не забрался
в унитаз.
    - Я уйду отсюда! - в истерике закричала Вал, напяливая первую
попавшуюся шляпку.
    - Стой! Куда ты пойдешь? - встревожился Пинк.
    - Не знаю.
    Пинк проводил ее вниз. В вестибюле репортеры осаждали телефонный щит и
мисс Остин, которая находилась на дежурстве. Пинк набросился на них, как
на врагов. Он громко предупредил ее, чтобы она держала язык за зубами,
если не хочет вообще лишиться его. Пока он боролся с репортерами и
отвлекал их внимание, Вал удалось незаметно выскользнуть на улицу.
    Она воспользовалась "седаном" Риса и, чтобы успокоиться, долго ездила
по городу. На побережье у моря было спокойно и ласково светило солнце.
Когда поздно вечером она вернулась в Голливуд, она уже знала, что ей надо
предпринять.
    В среду утренние газеты принесли новости. Инспектор Глюк решил после
долгого совещания с окружным прокурором Ван Эвери, начальником полиции,
шефом детективов и шефом Управления внутренних дел обвинить Риса Джардена
в преднамеренном убийстве Соломона Спета.
    Вал промчалась в машине десять миль возле Хай-стрит. Отсюда до тюрьмы
десять шагов. Но туда она не пошла. Вместо этого Вал повернула к
юго-востоку, пересекла Бродвей и повернула на юг к Спрингс. Наконец, она
остановилась перед мрачным зданием. Одно мгновение она колебалась, но
потом вошла внутрь. Лифт поднял ее на пятый этаж.
    - Я хочу видеть главного редактора, - сказала она клерку.
    - Как доложить?
    - Валери Джарден.
    - Минутку, - засуетился клерк и схватился за телефон. Через десять
секунд дверь открылась.
    - Входите, Вал, - пригласил ее Фитцжеральд.
    Он провел ее в кабинет, где в дальнем углу трудился еще один человек.
Вот как? Вальтер снова работает!
    - Садитесь, Вал, - проронил Фитц. - Сигарету? Выпивку? Что желаете?
    - Фитц, - промолвила Вал, опускаясь в кресло, - сколько у вас денег?
    - У меня? - изумился ирландец. - Я ведь тоже покупал акции Огиппи.
Сколько вам нужно? Я постараюсь для вас достать.
    - Я пришла сюда не для этого, - Валери посмотрела ему прямо в глаза. - Фитц, мне нужна работа.
    Фитц поднял брови.
    - Если вы сошли с ума, Вал...
    - Я ведь теперь особый человек, не так ли? - улыбнулась она.
    - То есть?
    - Дочь человека, обвиненного в убийстве, имя которого не сходит с
первых страниц газет.
    Фитц неловко поерзал в кресле и направился к окну. Затем он повернулся
и вновь плюхнулся в кресло.
    - Слушаю вас.
    Вал широко улыбнулась.
    - Я не могу добывать, вернее описывать новости. У вас для этого
достаточно людей, умеющих это делать. Но с другой стороны, я могу
предоставить вам такую информацию, которую вы без моей помощи никогда не
получите.
    Фитц нажал кнопку.
    - Билл, я не хочу, чтобы мне мешали, - усевшись поудобнее, он
продолжил: - Я вас слушаю.
    - Итак, я дочь обвиняемого. Уже одно это увеличит тираж.
    - Выходит, вы тоже заинтересованы в повышении тиража моей газеты? - ухмыльнулся Фитц.
    - Во-вторых, я буду в состоянии предсказать шаги защиты еще до того,
как дело попадет в суд.
    - Да, - признал Фитц, - это вы можете.
    - В-третьих, у меня будет внутренняя информация, которую не выкопает
ни одна газета вообще. - Фитц принялся крутить нож для бумаги. - И,
наконец, вы просто можете поиграть на обыкновенном человеческом интересе:
богатая девушка потеряла свои деньги и работает, чтобы защитить честь
отца. Одну минуту, дорогой, - быстро сказала она, заметив, что Фитц
собирается что-то возразить. - Я не филантроп, и хотя это вызывает у меня
тошноту, от денег не откажусь.
    - Ого... - пробормотал ирландец, - и сколько же?
    - Тысячу долларов за заметку, - храбро сказала Вал.
    - Ого!
    - Мне нужны деньги, Фитц. Если не дадите вы, дадут другие газеты.
    - Имейте сердце, Вал! Заметка в день! Это может тянуться целую
вечность!
    Вал встала.
    - Я знаю, о чем вы думаете. Они арестовали моего отца, а я буду
предлагать обыкновенные заметки о человеке, который сидит в тюрьме. Если
вы так думаете, Фитц, вы ошибаетесь.
    - На что вы намекаете?
    - Вы верите в виновность моего отца?
    - Конечно, нет, - искренне ответил Фитц.
    - Я утверждаю, что он невиновен.
    Вал пошла к выходу. Фитц бросился за ней.
    - Не спешите! Вы имеете в виду, что...
    - Я имею в виду, что у меня есть ключ, который приведет к реальному
преступнику.
    - У вас!? - изумился Фитц. - Послушайте, Вал, сядьте в кресло.
Расскажите все старому Фитцу и после этого я, старый друг вашего отца...
    - Я получу свою тысячу долларов за заметку?
    - Нет сомнений!
    - И вы позволите мне вести работу своим собственным путем?
    - Все, что хотите!
    - Никаких вопросов и я работаю одна?
    - Это нечестно! Откуда я узнаю, что вы меня не надуваете?
    - Или соглашайтесь, или я ухожу, мистер Фитц.
    - У вас странные желания, Вал.
    - До свидания, мистер Фитцжеральд!
    - Да подождите же! Послушайте, Вал! У вас же нет никакого опыта. Вы
можете нарваться на неприятности.
    - Не беспокойтесь об этом.
    - Или вы погубите прекрасную информацию. Позвольте. я прикреплю к вам
пару мужчин, так будет спокойнее и мне, и вам.
    - Я не хочу, чтобы за мной шпионили, - нахмурилась Вал.
    - Одну минуту, Вал. Я даю вам слово, что все будет честно. Вы не
сможете одна вести это дело. Вам сможет помочь хороший мужчина, который не
станет трепаться и знает свое дело.
    Вал задумалась. Пожалуй, в этом отношении Фитц прав. Она понятия не
имеет, куда может привести расследование. Опытный репортер поможет,
подскажет и физически защитит в случае опасности.
    - Хорошо, Фитц, - наконец, согласилась она.
    - Отлично! - обрадовался ирландец. - Возвращайтесь одна в два часа,
мой человек будет уже готов. Мы дадим вам корреспондентское удостоверение,
оформим платежную ведомость и все будет в порядке. ВЫ уверены, что у вас
что-то есть?
    - Вы сами в этом убедитесь.
    Уверена ли она? Вал даже не знала, что такой ключ существует.
    - Уходите отсюда, - простонал Фитц.
    У выхода ее ждал Вальтер. Она хотела пройти мимо, но он загородил ей
дорогу.
    - Я хочу с тобой поговорить, - сказал он.
    - Пожалуйста...
    - Вал!
    Она холодно посмотрела на него.
    - Если ты должен поговорить, то говори, но здесь я аудиенцию не дам.
Проводи меня в холл.
    Он взял ее под руку, и она внимательно посмотрела на него. Вальтер
осунулся, под глазами синели круги, как будто он болен или не спал
несколько ночей подряд. Возле лифта они остановились.
    - Я прочел про арест Риса, и это удручает меня. Ты не дала мне времени
обдумать...
    - Пожалуйста, кто тебе мешает?
    - Не волнуйся. Пока я не могу тебе объяснить...
    - Плохая привычка - не объяснять. Ты задерживаешь меня, Вальтер. Я
спешу.
    - Прости меня за тот вечер. Я просто был пьян. Вал, если ты только
немножко веришь мне...
    - Ты знаешь, что кто-то подбросил к нам рапиру и папино пальто? Или
это был ты?
    - И ты веришь, что это сделал я? - прошептал он.
    Вал была безжалостна: обстоятельства заставляли.
    - Да, - буркнула она.
    - Подожди...
    - Ах, да! Ведь ты тоже здесь работаешь. Я провожу собственное
расследование. Думаю, тебе надо это знать.
    Вальтер побледнел.
    - Вал! Зачем?
    - Суды и адвокаты стоят дорого.
    - Но у тебя есть деньги, которые я вам дал. Я имею в виду...
    - Это другое дело, но мы не можем их принять. Я напишу папе, чтобы он
вернул тебе все.
    - Я не хочу этого! О, проклятье! Не делай того, что может привести...
что может принести тебе...
    - Да? - пробормотала Вал. Вальтер молча облизывал губы. - Да? - снова
сказала она.
    Вальтер промолчал. Она нажала кнопку лифта. Его дверь медленно
отворилась, и Вал вошла внутрь. Вальтер остался снаружи.

    10. Рождение репортера - звезды.

    Фитц постучал в дверь приемной Магна Студиос, открыл дверь и обратился
к человеку за столом:
    - Хэлло, Боб, Эллери Квин здесь?
    - Удивительно, но кто это такой?
    - Это Эллери Квин.
    - Квин... Квин... Он тут работает?
    - Кажется, его сюда пригласили.
    - А, да, писатель. Он в 25-й комнате. Одну минутку, я сейчас позвоню,
- и он взял трубку.
    Фитц сунул сигару в рот Бобу.
    - Держи, клоун.
    И направился через проходную на улицу. Он миновал несколько строений и
подошел к двухэтажному зданию под красной крышей. Номер 25 находился в
нем. Он прошел через террасу и очутился в великолепной комнате с не менее
великолепным столом. В комнате висел великолепный ковер, были великолепные
дра-при, а на стенах располагались великолепные картины. На столе стояла
открытая пишущая машинка, а возле стола красовалось кресло. В машинке
торчал лист бумаги. Фитц приблизился и прочел следующее:
    "Если случится чудо и кто-нибудь посетит келью отшельника, пусть
знает, что я нахожусь у Самого Великого Ламы сценарного отдела студии
Магна Пикчюрес Сеймура А. Хаггера и показываю ему часть своей пьесы. Ради
бога, подождите меня.
    Эллери Квин."
    Фитц усмехнулся и направился назад. Проходя по террасе, он заметил у
окна джентльмена в костюме для игры в поло. Человек этот крепко спал,
вероятно, тоже поджидая Эллери. Фитц вернулся в административное здание.
Открыв дверь, он заглянул в приемную. За тремя большими столами сидели три
красивых молодых женщины и чистили ногти. По приемной беспокойно
прохаживался человек с желтой папкой с надписью "Результат А".
    - Да? - проронила одна из женщин, не глядя на Фитца.
    Но Фитц не стал ничего объяснять и юркнул в дверь с табличкой "Личный
кабинет". В огромном, наподобие трона, кресле сидел пухлый мужчина с
редкими волосиками и мягкими манерами. Здесь царила та же обстановка, что
и в комнате 25, но более великолепная. И сам мистер Хаггер был
великолепен. И кажется, он хотел, чтобы все видели, как он счастлив.
Напротив него сидел бородатый маньяк с багровой физиономией и размахивал
руками.
    - Если вы хоть на минутку успокоитесь, мистер Квин, - проговорил
Хаггер, - я вам... - Он уставился на вошедшего Фитца.
    - Будь я проклят, если успокоюсь! - рявкнул Эллери. - Я хочу знать,
почему я не могу видеть Батчера?
    - Я же вам сказал, мистер Квин. Он весьма темпераментный, этот мистер
Батчер, и бережет свое здоровье. Спокойствие, только спокойствие, вас же
никто не торопит.
    - Черт побери! - закричал Квин. - Я хочу, чтобы меня торопили. Я хочу
работать день и ночь! Я хочу слышать человеческий голос! Я хочу
разговаривать о погоде! Для чего вы сюда меня вызвали?
    - Прошу прощения, - включился в разговор Фитц.
    - Хэлло, - произнес Квин.
    - Да? - нетерпеливо спросил мистер Хаггер.
    Эллери махнул рукой.
    - Мистер Хаггер - мистер Фитцжеральд. Он из "Индепендент".
    - Репортер! - Хаггер снова стал счастливым. - Берите сигару, мистер
Фитцжеральд. Может быть, вы будете так добры и подождете немного в
приемной, пока мы с мистером Квином...
    - Благодарю, я подожду здесь, - мягко сказал Фитц и потянулся за
сигарой. - В чем дело, умница?
    - Безобразие! - снова закричал Квин. - Они вызвали меня сюда, чтобы я
писал сценарии. В 24 часа они вытянули меня из Нью-Йорка. Не дали мне
собрать вещи и притащили сюда. Здесь дали уютную комнату, кучу карандашей,
машинку, красавицу-стенографистку, которая мне не нужна даже в постели. И
как ты думаешь, что случилось?
    - Понятия не имею, - сказал Фитц.
    - Я торчу тут и жду, когда, наконец, он созовет совещание с Его
Лордством Джеком Батчером, для которого я буду писать сценарий. И знаешь
что? Вот уже две недели мне никто ничего не говорит. Я пытаюсь его
поймать, а он убегает.
    - Мистер Квин не понимает, что в Голливуде все делается иначе, чем в
других местах, - проговорил Хаггер. - У мистера Батчера свой метод.
    - Вот как? - воскликнул Квин. - Ну-ка, расскажите мне об этом, Ваше
Величество. Ваш гений целыми днями играет в гольф, а по ночам, подобно
инженю, крутится с Бонни Стюарт. Вы знаете об этом?
    - Пойдем со мной, - предложил Фитц, - я куплю тебе выпивку.
    - Да, да, идите, - обрадовался мистер Хаггер. - Вам надо успокоиться,
мистер Квин. Твердо уверен, что в ближайшее время мистер Батчер с вами
свяжется.
    - Если я надену женскую юбку. Вы и ваш мистер Батчер беситесь с жира,
- пробурчал Эллери и пошел за Фитцем.
    После третьей порции виски с содовой Фитц заметил:
    - Вот теперь ты говоришь собственным голосом.
    - Если бы не этот дурацкий контракт, я бы первым поездом укатил в
Санта-Фе.
    - Стоит ли переживать из-за пустяков?
    - Стоит, стоит. Дай-ка мне бутылку. Ты пришел ко мне по делу Спета?
    Фитц кивнул.
    - В чем дело?
    - Ты знаешь, что Риса Джардена обвиняют в убийстве Спета?
    - Газеты я читаю. Это единственная вещь, вернее дело, которым бы я
хотел заняться.
    - Ты видел его дочь Валери?
    - Экономически бесполезна, но красива.
    - Утром она посетила меня и попросила работу. Я дал ей.
    - Прекрасный поступок с твоей стороны, - отозвался Эллери и про себя
удивился, что стало с деньгами Вальтера, но промолчал.
    - Это еще не все. Рис и я вместе грызли науки в Гарварде. Но он не
сентиментален. Валери пришла с деловым предложением. Она кое-что продает,
а я покупаю.
    - Ты полагаешь, что Джарден убил Спета? - неожиданно осведомился Эллери.
    - Откуда мне знать? Во всяком случае, она утверждает, что у нее
кое-что есть. Что-то вроде ключа. Что именно она не сказала, но я думаю,
что в этом что-то есть. Ежедневно она будет печатать рассказы и тем
временем расследовать тайну.
    - А как влезть в это дело мне?
    - Не говори ничего, пока не выслушаешь меня до конца. У меня есть одна
идея...
    - В данном положении их должно быть больше, - усмехнулся Квин.
    - Я сказал ей, что прикреплю к ней опытного человека, который будет ей
помогать, - после небольшой паузы Фитц добавил: - Этим человеком будешь
ты.
    - С чего ты взял, что она будет со мной работать? Особенно после того,
как ты проболтался обо мне в понедельник в "Сан-Суси".
    - Она не должна знать, что ты детектив, - пробормотал Фитц.
    - О, ты хочешь, чтобы я за ней шпионил?
    - Послушай, Квин, если бы я этого хотел, то я прикрепил к ней своего
человека. Но ей необходим человек, знакомый с убийством. Она должна думать
о партнере только как о репортере. Я не хочу ее пугать.
    - Но я не репортер, и она меня знает.
    - Ну, она не отличит репортера от другого человека. А насколько хорошо
она тебя знает?
    - Она видела меня дважды.
    - Ну, это мы можем исправить.
    - Что ты имеешь в виду? - встревожился Квин.
    - Измени внешность. Ты же говорил, что обычно бороду не носишь, вот и
сбрей ее. Она тебя ни за что не узнает.
    - А разве у меня плохая борода?
    - Нет, но это довольно старомодно. Побрейся, и тебя никто не узнает.
Даже голос изменится, ты ведь уже перестал хрипеть.
    - Гм... - задумался Эллери. - Ты хочешь, чтобы я был около мисс
Джарден и выяснил, что ей известно, и помог освободить ее отца, если он
невиновен?
    - Да.
    - Ты считаешь его виновным?
    - Разбирайся в этом сам.
    Эллери сделал глоток спиртного.
    - Есть другие возражения. Я с трудом сойду за лос-анжелосского
репортера. Меня же никто не видел.
    - Ты недавно приехал с запада.
    - Я не знаю жаргона, привычек и...
    - Да боже мой! Прочти сам, что ты написал о репортерах в своих
романах. Поверь мне, что репортер ничем не отличается от других людей. И
привычки у них такие же. О городе все есть в справочнике. Лос - Анжелос
занимает 442 квадратных мили и по площади самый большой город штатов.
    - Согласен. А как насчет имени?
    - Проклятье! Все верно, Эллери.
    - Селлери...
    - Пиллори...
    - Хиллари! А как дальше? Квин...
    - Кинг! Тут все ясно. Ведь квин означает королева, а кинг - это
король.
    - Великолепно! Хиллари Кинг.
    - Ну вот и все, - вздохнул Фитц, поднимаясь.
    - Одну минутку! А как с финансовой стороной дела?
    - Ты тоже меня шантажируешь? - воскликнул Фитц.
    - Работаю я задаром, собака, - усмехнулся Эллери.
    - Почему?
    - Потому что мне платят господа Хаггер и Батчер. Потому что дело Спета
поможет мне убить свободное время. Потому что мне нравится помогать людям.
И, наконец, потому что я уже не раз утирал нос этим идиотам из полиции.
Но есть еще и расходы по ведению дела.
    - Ты идеалист, братец. Будь в два часа у меня в кабинете.


    11. КАРТЫ ПОД СТОЛОМ.

    Когда Вал вышла из здания "Лос-Анжелос Индепендент", она торопливо
зашла в магазин, несколько минут провела там, также торопливо вышла и
направилась в городскую тюрьму. Ее появление там вызвало переполох.
    Человек в форме заставил ее показать содержимое свертков и был крайне
разочарован, не обнаружив в них пистолетов или по меньшей мере веревочной
лестницы.
    - А что у вас в сумочке? - поинтересовался он.
    - Бомба!
    Он заглянул в сумочку, но ничего криминального и там не нашел. Другой мужчина в форме
провел ее по коридорам к камере, где сидел ее отец. Вал старательно
запоминала путь.
    Наконец, надзиратель отворил дверь камеры.
    - К вам дочь, - сообщил он.
    Рис изумленно взглянул на Вал, бросился к ней и крепко обнял.
    - Пойдем, Джо, пусть они побудут одни, - обратился сопровождающий к
надзирателю.
    - Хорошо, Грэди, - ответил надзиратель и, выйдя из камеры, закрыл
дверь.
    - Не думаю, что они... - начала Вал.
    - Дорогая, - Рис подвел ее к койке и сел рядом с ней. Затем он сдвинул
в сторону засаленные карты, а она встала и положила свертки на стол. - Ну,
как ты там, моя кошечка?
    - Как ты, папа? Тебе тут нравится? - улыбнулась Вал.
    - Я думаю, что те, кому удалось опубликовать мемуары о тюрьме,
несколько правы. Здесь идеальное место для отдыха делового человека.
    - Я думаю, эти двое... - вновь начала Вал.
    - Жаль, что здесь нет хороших карт, - перебил он ее.
    - Я принесла тебе новую колоду, - заметила Вал, разворачивая пакет.
Она внезапно поняла, что отец избегает серьезного разговора, опасаясь
подслушивания. Вал взглянула на отца, и тот указал ей на стену соседней
камеры. Вероятно, там сидел кто-то с микрофоном!
    - Спасибо, дорогая, - Рис взял из рук дочери новую колоду карт с
ярко-голубой рубашкой. - А это что? Сигары?
    - Я купила тебе самые длинные. Так лучше, правда?
    - Ты просто молодец, - он убрал старые карты и принялся раскладывать
новые. - Я начинаю думать, что ты скупила все на свете. Я в заточении уже
тридцать шесть часов, но ко мне еще никто не заглядывал.
    - Я хотела вчера, но они не разрешили.
    - Плохо... Слушай, забери с собой эти старые карты и выбрось, - Рис
сунул ей в сумку старую колоду.
    - Они что-нибудь делают с тобой?
    - Ничего, кроме допросов?
    - Допросов?
    - Ничего страшного. Тебе надо встретиться с Ван Эвери. Очаровательный
парень. Он мне нравится куда больше, чем этот людоед Глюк.
    За стеной кошачьими шагами бродил человек. Обмануть его? Вал
неожиданно поцеловала отца. Они немного помолчали, потом Вал громко
проговорила:
    - Я хочу тебе кое-что сказать.
    Рис предупреждающе посмотрел на нее.
    - Я получила работу у Фитца.
    - Работу?
    Она передала ему свой разговор с Фитцжеральдом.
    -Это даст нам деньги, папа. Ты не думаешь, что мы должны вернуть те,
другие деньги?
    - Да, конечно, - он понимал, о каких деньгах идет речь, хотя имя
Вальтера упомянуто не было. - Но не теперь, это может подождать.
Естественно, я не хочу их трогать.
    - Конечно, - Вал встала. Возвращение денег поднимет все вопросы, хотя
симпатию Вальтера к Рису лучше хранить в секрете. Ради Вальтера... Ради
Вальтера! Все, все делается ради Вальтера! - Что я еще могу для тебя
сделать, папа?
    - У меня все есть. Больше ничего не надо.
    Они молча посмотрели друг на друга, и Вал вновь поцеловала отца, после
чего встала.
    - Позже я увижу тебя еще, - торопливо произнесла она, подошла к двери
и стала стучать, чтобы ее выпустили.
    Она не прошла и двухсот шагов по Ферст-стрит, как ощутила, что за ней
следят. Внезапно остановившись, Вал стала рассматривать себя в зеркало, и
убедилась в своей догадке. По другой стороне улицы медленно катил "седан"
с двумя мужчинами. Ну что ж, пусть едут. Она села в свою машину и началось
путешествие по городу. "Седан" все время шел сзади. Теперь Вал знала, что
делать. Она увеличила скорость. Уилшар, Хайленд, Ферд, Беверли, Мелроуз,
Санта Моника, Сансет... Наконец, она резко затормозила перед отелем "Ла
Салле". Поставив машину на место, Вал направилась в свой номер. Там было
пусто. Походив по комнатам, она приблизилась к окну. Мужчины все еще
сидели в машине и курили.
    Вал вернулась в гостиную, взяла сумочку, вынула старую колоду карт и
швырнула на пол. Усевшись на пол, она принялась сортировать карты: пики,
трефы, бубны, черви... Взяв трефы, Вал стала раскладывать их по порядку - туз, король, дама, валет, и так до двойки. Затем она повторила то же самое
и с остальными мастями. Когда и с этим было покончено, Вал взяла
тринадцать пиковых карт, потом все черви, бубны и трефы. Собрав всю
колоду, она разложила карты рубашками вверх и внимательно осмотрела каждую
карту. Все верно! На каждой карте были точки и черточки. Как телеграфный
код. В детстве она часто играла с отцом в эту игру. Подойдя снова к окну,
она посмотрела на улицу. Машина стояла на том же месте. Вернувшись к
картам, она стала читать письмо отца на картах.
    "СС звонил АР понед звал неотлож делу меж 5 и 5.30 вечера".
    Вал поднялась и уселась в кресло. СС - это Соломон Спет. АР - Анатоль
Руиг. Значит, Соломон Спет звонил в понедельник Анатолю Руигу и велел
тому придти по неотложному делу между пятью и пятью тридцатью вечера. Это
уже ключ! В понедельник утром Рис находился в кабинете Спета. Вероятно, во
время его пребывания там и последовал этот звонок Руигу.
    Между пятью и пятью тридцатью! Вал сжала руки. Что сказал Руиг Глюку?
Да... он появился в "Сан-Суси" в начале седьмого. Должно быть это правда,
иначе Валевский сказал бы, что он лжет. Если Валевский не... Вал
нахмурилась. Спет приказал своему юристу прибыть между пятью и пятью
тридцатью, а Руиг прибыл позже. Это нуждается в объяснении. Кроме того,
прибыл ли Руиг в назначенное время и видел ли его Франк? Если Франк не...
    Вал собрала карты и сунула их в столик с косметическими
принадлежностями. Затем она приняла душ и переоделась. Ровно в два часа
дня она вошла в кабинет Фитцжеральда.
    - Привет, шеф, - промолвила она.
    - Хватит валять дурака! - огрызнулся он.
    Кроме Фитцжеральда в кабинете находился худой симпатичный молодой
человек с гладко выбритым лицом. Фитц внимательно разглядывал этого
молодого человека, но не лицо, а костюм. На молодом человеке были надеты
широкие бесформенные брюки неопределенного цвета и яркий спортивный пиджак
Фитца. Далее следовали желтые грубые ботинки и красно-голубые носки. На
голове сидела рыжевато-коричневая шляпа. Его глаза скрывались за очками с
темными стеклами.
    - Хиллари Кинг, - представился этот призрак, - демон города и его
окрестностей. Ты доволен, Фитц?
    - Боже мой, - простонал Фитц, - это издевательство!
    - В чем дело? Что тебе не нравится?
    - Боже мой, что это за раскраска? Ты знаешь, на кого похож?
    - Защитная окраска, - серьезно заметил Эллери.
    - Да, да, увидел бы тебя твой отец!
    - Можно мне сесть? - спросила ВАл.
    - Да, конечно, - ответил Фитц. - Только не пугайся, Вал. Это Хиллари
Кинг, человек, о котором я тебе говорил. Он в городе человек новый и
полагает, что все одеваются здесь подобно Кларку Гейблу. Кинг, это мисс
Валери Джарден.
    - Здравствуйте, - Вал пыталась не рассмеяться.
    - Привет, - Эллери приподнял шляпу, но тут же вспомнил, что в кино
репортеры никогда шляп не снимают и снова нахлобучил ее.
    - Я решил не привлекать к работе местных кадров, Вал, - заявил Фитц.
- Твоего спутника никто не должен знать, а Кинг прибыл из ... э...
Эвансвилля. Он хорошо знает работу полиции.
    Вал уставилась на нового коллегу, выглядевшего полным идиотом. Хотя ей
показалось, что где-то она его видела, но ничего вспомнить так и не
сумела.
    - Вот ваши полномочия, Вал, - Фитц протянул ей удостоверение. - А вот
ваши - Кинг.
    - Этот джентльмен из Эвансвилля знает, в чем будет заключаться его
работа? - осведомилась Вал.
    - Конечно, - произнес Эллери. - Фитц мне все сказал. Буду охранять вас
и давать советы вашему отцу, так что не беспокойтесь, бэби.
    - А как насчет морали у этого джентльмена?
    - У меня? О, я практически бесполый, - благодушно произнес Эллери.
    - Я лишь хотела выяснить, что вы станете делать, если возникнут
какие-нибудь неприятности.
    - Их не будет, - заявил Фитц.
    - Первый мой рассказ будет готов к печати вечером, - сообщила Вал.
    - Можете не трудиться, Вал, - усмехнулся Фитц. - Для газеты все уже
есть. Все написано.
    - Что?
    - Не волнуйтесь, все будет в порядке. У меня есть люди, которые
отлично знают, как заинтересовать публику. Вы получите деньги и полосу.
    - Но я не понимаю...
    - Часть вашей для меня ценности состоит в вашем имени. О писанине не
беспокойтесь. Следуйте за своим ключом, Вал, и если возникнет что-то
особенное, сразу же звоните мне. Остальное я сделаю сам.
    - Мистер Кинг, - обратилась Вал к призраку. - Для кого вы работаете,
для Фитца или для меня?
    - Разумеется для вас, всегда для вас.
    - Эй! - воскликнул Фитц.
    - Тогда нам надо обсудить ряд вопросов, - улыбнулась Вал. - пойдемте,
мистер Кинг, и займемся делом.


    12. Дела анатоля.

    - Первое, чего я страстно желаю, - сказал Хиллари Кинг, когда они
вышли из редакции, - так это позавтракать. Вы уже ели?
    - Нет. Сейчас нам необходимо обсудить важный вопрос.
    - Это может подождать. Большинство вещей на свете всегда могут
подождать. Что вы можете предложить?
    Вал пожала плечами.
    - Раз вы незнакомы с городом, вам может понравиться кафе "Эль Пассо".
    - Название звучит так, как будто кафе находится за сотни миль от
города.
    - Оно в самом центре города, - засмеялась Вал. - Мы можем добраться
туда пешком.
    Эллери вежливо взял ее под руку, и они медленно направились к центру
города, не обращая внимания на черный "седан", медленно тащившийся за
ними. Они заняли в кафе отдельный столик, и Вал сделала заказ. Кинг с
интересом разглядывал мексиканское кафе и всем восхищался. Вал добродушно
над ним посмеивалась. Он нравился ей. Потом они ели, а он развлекал ее
подобно опытному дипломату и нравился ей все больше и больше. И только
после этого они перешли к серьезным делам. Но прежде чем она поняла это
сама, он уже и так между делом все из нее вытянул. Незаметно для себя, она
рассказала ему все о себе, о Рисе Джардене, о Пинке, Винни Мун, Солли
Спете и Вальтере. Эллери задавал ей невинные вопросы, которые порой даже
удивляли ее своей наивностью, а потом оказалось, что она рассказала этому
человеку все, что вообще знала об этом деле. Только самое важное - алиби
Риса, пальто, которое надел Вальтер и факт пребывания Вальтера в доме отца
в момент преступления - удалось ей скрыть от Кинга.
    Эллери расплатился по счету и они вышли из кафе.
    - Куда теперь? - поинтересовался он.
    - К Руигу.
    - А зачем?
    - У меня есть основания полагать, что он был у Солли между пятью и
пятью тридцатью, хотя инспектору Глюку он сообщил, что пришел в начале
седьмого. Вы не разболтаете?
    - Все, что вы сказали, умрет в моей голове. А вы верите, что это
правда? Он и в самом деле мог явиться поздно на деловое свидание.
    - Будем надеяться, что нет, - мрачно произнесла Вал. - Пойдем к нему.
Его контора отсюда недалеко.
    Они прошли еще немного, и тут Эллери вдруг сказал:
    - Не волнуйтесь, за нами следят.
    - О... Большой черный "седан"?
    Эллери поднял брови.
    - Я не думал, что вы его заметили. Это обычная полицейская машина.
    - Они следят за мной с самого утра.
    - Гм... это не все.
    - Что вы имеете в виду?
    - Нет, нет не оглядывайтесь! Есть кое-что и другое - человек. Я раза
два видел его. Он увязался за нами, как собака.
    - Что же делать? - запаниковала Вал.
    - Идти не спеша вперед, - широко улыбнулся Эллери. - Я не думаю, что
негодяй попытается убить вас при свидетелях.
    Вал шагала рядом с ним и радовалась, что Фитц дал ей такого хорошего
парня, как этот Хиллари Кинг. Но облегченно вздохнула она лишь тогда,
когда они вошли в древнее здание прокуратуры, где также располагалась
адвокатура. Вал направилась прямо к лифту, но Эллери попросил ее немного
подождать и остановился у двери. Он заметил, как остановился на другой
стороне улицы черный "седан", но человека, шедшего за ними, не увидел. Или
тот успел спрятаться или прекратил слежку.


    Контора мистера Руига была такая же, как и он сам - маленькая,
аккуратная и обманчивая. Вероятно, мистер Руиг не доверял своим клиентам.
За телефонным щитом сидела мрачная девушка, возле - несколько клерков. У стены
расположились полки с книгами.
    - Какой приятный сюрприз! - воскликнул великий человек, кидаясь им
навстречу. - Мне очень жаль вашего отца, мисс Джарден! Что я могу для вас
сделать? Если вам нужен совет, я к вашим услугам, хотя и не занимаюсь
уголовными делами. Я всегда был другом вашего отца. - Он с изумлением
уставился на Эллери.
    - Мистер Руиг - мистер Кинг! - резко представила их друг другу Вал и
села в кресло. - Надеюсь, мистер Руиг, вы не забудете, что со мной мистер
Кинг. Он мой товарищ и добровольно вызвался мне помогать.
    - Ну что вы, что вы! - воскликнул Руиг. - Зачем же вам еще друг? - вероятно, костюм Кинга успокоил его и он больше не обращал на него
внимания.
    - Я пришла по делу, - твердо проговорила Вал. - Здесь я не как дочь
Риса Джардена, а как представитель "Лос-Анжелос Индепендент", понятно?
    - Ну и ну! С каких это пор, мисс Джарден? Как это неожиданно...
    - С сегодняшнего утра. Моему отцу и мне нужны деньги и это
единственный известный мне путь их добычи.
    - Фитцжеральд молодец, - одобрительно улыбнулся Руиг. - Сердце,
открытое всем.
    - Теперь насчет работы. Есть что-нибудь с вашей стороны, что можно
считать новостью?
    - С моей стороны? - усмехнулся юрист. - Это звучит профессионально, я
бы сказал. Что вы хотите услышать? О, вы, конечно, имеете в виду
завещание. Конечно, я предъявил их для проверки. Но с документами всегда
возникают определенные технические трудности.
    - Я полагаю, Винни в отчаянии от свалившихся не нее пятидесяти
миллионов?
    - Я могу обидеться на такое замечание, мисс Джарден.
    - Отчего же?
    - Я имею в виду пренебрежительное отношение к мисс Мун, - он сложил на
животе ручки и неожиданно улыбнулся. - Я скажу вам, что сделаю. Полагаю,
что я смогу помочь вам начать карьеру репортера. Но тогда вы должны
снисходительнее относиться к Анатолю Руигу.
    Кинг развалился в кресле и с интересом рассматривал комнату Руига.
Нет, Руиг ничего не делал от чистого сердца.
    - Я собираюсь сегодня пригласить на конференцию представителей прессы,
но поскольку вы ужу пришли, то я сообщу вам исключительные новости. Это
убедит даже Фитцжеральда. Вы знаете, - он закашлялся и сделал глоток воды
из бронзового графина на столе, - после его смерти мисс Мун потеряла дорогого
друга. Он был немногим из ее друзей. Самый дорогой друг.
    - Мягко сказано, - проронила Вал.
    - Я всегда восхищался мисс Мун, так сказать, юридический сухарь
восхищается красотой. Ха-ха-ха! Но после смерти Солли все становится
возможным. Боюсь, что я имею преимущества в глазах дорогой Винни при этих
печальных обстоятельствах. - Он снова закашлялся. - Одним словом, мисс
Винни согласилась стать моей женой.
    Вал ощутила одновременно изумление и тошноту. Спета еще не похоронили,
а этот тип уже спешит воспользоваться своим преимуществом.
    - Если бы я был на вашем месте, уважаемая Вал, - сказал Кинг, - я бы
немедленно сообщил об этом по телефону вашему редактору.
    - Разве я не сказал, что удивлю вас, - улыбнулся Руиг.
    - Да, да, - вздохнула Вал. - Мне можно воспользоваться вашим
телефоном? А когда вы женитесь? Я имею в виду...
    Легкая тень проскользнула по румяным щечкам Руига.
    - Очевидно, придется соблюсти некоторые приличия. Я не могу назвать
точную дату. НЕ будет даже формальной помолвки. Только... как бы это
сказать... ну вы понимаете. Звоните, пожалуйста.
    Пока Вал разговаривала по телефону, Кинг о чем-то задумался. Такое
заявление мистера Руига несомненно не вызовет к нему прилива любви со
стороны граждан, чьи деньги попадут к нему в результате этого брачного
альянса.
    - Проклятье! - буркнула Вал в телефонную трубку. - Не сейчас, мистер
Фитц. Дайте мне... - Она сжала губки. - Дайте мне Вальтера Спета...
Вальтер? Это Вал. Нет... записывай, Вальтер. Мистер Руиг только что мне
сообщил, что собирается жениться на мисс Мун. Дата неизвестна... Вальтер!
- она дунула в трубку, но Вальтер уже не слушал ее.
    - А теперь, - произнес Руиг, как бы желая продолжить беседу.
    - Есть кое-что другое, - прервала его Вал.
    - Другое? - удивился Руиг.
    - Меня интересует кое-что насчет убийства.
    - Понедельник? Да?
    - Вы сказали, - склонилась к нему Вал, - что пришли в "Сан-Суси" в
понедельник после шести часов, так?
    - Ну, конечно, моя дорогая, - изумился он этому вопросу.
    "Он отказывается признаться или это правда?"
    - А в какое время вас пригласил к себе Спет?
    - Между пятью и пятью тридцатью, - спокойно сказал Руиг.
    Эллери внимательно наблюдал за Руигом: никаких колебаний.
    - Но вы же сказали, что прибыли после шести?
    - Да.
    - Значит, вы опоздали? Вы не явились в назначенное время?
    Анатоль Руиг улыбнулся.
    - Ну, был я там между пятью и пятью тридцатью, - признался он. - А вы
откуда знаете? - неожиданно спросил он.
    Вал крепко сжала сумочку, пытаясь скрыть волнение. Что касалось Кинга,
то он все понял. Руиг был стреляным воробьем в вопросах и ответах. Если
ему задали вопрос о точном времени прибывания в доме Спета, значит у Вал
были веские основания задавать такой вопрос. А если у нее есть основания,
возможно, что есть и доказательства. А что есть доказательство, он
понимал. Понимал, что правда в этом вопросе лучше, чем вымысел.
    - Ладно, - промолвила Вал. - Когда же вы явились в "сан-Суси"?
    - Ровно в пять пятнадцать.
    - Почему вы не сообщили об этом инспектору Глюку?
    - Он не спрашивал меня о времени встречи, а я сказал, что прибыл после
шести, и это тоже было правдой. Потому что это было во второй раз, когда я
туда явился, а не первый.
    - Второстепенный ответ, - заметил Кинг.
    - Это законный ответ, - покосился на него Руиг. - Инспектор больше ни
о чем не спросил.
    - Мое дорогое дитя, - вздохнул Руиг. - Когда вы станете старше, а это
все-таки когда-нибудь случится, вы никогда не станете торопиться с
выводами. Действительно, я подъехал к дому в четверть шестого, но это
вовсе не означает, что я входил в дом.
    - О-о-о... - издала звук Вал.
    - А-а-а... - поддержал девушку Кинг.
    - Франка не было на своем месте, - продолжал юрист. - Вы можете
спросить его об этом еще раз. И я почувствовал себя неловко. В понедельник
я не сказал ему об этом, а если бы сказал позже, то вызвал бы у него
сомнения в моей памяти. Однако, теперь я думаю, что ему все же надо об
этом сказать.
    "Вы ничего не забыли, - подумал Кинг. - И даже сейчас не хотите, чтобы
инспектор Глюк знал об этом. Вы блефуете".
    - Нет, - проговорила Вал, - не говорите, пожалуйста. Держите пока этот
факт в секрете.
    - Но это же нарушение закона! - запротестовал Руиг.
    - Знаю, но это может пригодиться папе, если его станут судить. Не
понимаете? Тогда они не будут уверены, что он единственный, кто был там.
    - Вы действуете, как настоящий адвокат, - похвалил ее Руиг. - Я
подумаю об этом... Нет, я ничего не скажу. Дружба есть дружба. Я ничего не
скажу, пока вы этого не пожелаете.
    "Действуй, друг".
    - Спасибо, - поднялась Вал. - Э... Хиллари, пойдем.
    - Ну что ж, - произнес Хиллари-Эллери, с трудом вытаскивая ноги из-под
неудобного кресла.
    Едва он вышел, как в кабинет Руига ворвался Вальтер Спет. Он был без
шляпы и задыхался, как будто бежал всю дорогу.
    - Это правда насчет Вини и вас?
    - Что?
    Вальтер стукнул кулаком по столу.
    - Так вот каковы ваши игры! - зло воскликнул он. - Хорошо, Руиг, я
тоже ухожу.
    - О чем вы хотели со мной поговорить? - резко осведомился Руиг.
    - Вас не удовлетворяют те сотни тысяч, которые вы нажили благодаря
моему отцу на ваших махинациях с "Огиппи". Теперь он умер и вы желаете
отхватить все деньги. И даже готовы жениться на этой бессердечной дуре!
    - Вон! - завопил Руиг. - Вон отсюда!
    - Понимаю, я все понимаю. В деле с завещанием что-то не то.
    - Ваш отец мог сделать с завещанием все, что угодно. Он был вполне
дееспособен, - заявил Руиг.
    - Но я помешаю вам. Я возьму отличного юриста и мы опротестуем
завещание. Вам никогда не удастся воспользоваться деньгами отца.
    - Ваш отец мог вполне самостоятельно распоряжаться своей
собственностью, а в таких случаях родственники редко остаются довольными.
Вы сами уберетесь, или мне позвать клерков, чтобы вас отсюда вышвырнули?
    Вальтер улыбнулся.
    - Значит, борьба? Клянусь Богом, Руиг, у меня чешутся руки. - И он
ушел, не глядя на Вал.
    - До свидания! - крикнула вслед Вальтеру Вал.
    После их ухода Руиг долго еще сидел за столом. Он крепко задумался.
Фактически, мистер Руиг был наполовину утопленником, как сказал бы мистер
Кинг.

    13.  Винни Пух и все-все-все...

    - Снова этот парень, - шепнул Эллери, когда они вышли на улицу.
    - Где?
    - Где-то сзади нас. Я великолепно ощущаю такие вещи. Где стоит ваша
машина?
    - О-около Хилла.
    - Идите впереди, я пойду сзади. Может быть, нам удастся его поймать.
    Нервно оглядываясь, Вал перешла на другую сторону улицы и услышала за
своей спиной крик. Она резко обернулась и увидела, что мистер Кинг борется
с широкоплечим мужчиной, чье рычание можно было бы услышать на другом
конце города.
    - Стойте! - закричала она и кинулась к дерущимся, схватив Кинга за
руку. - Стойте, Пинк! Мистер Кинг, это же Пинк!
    - Я готов остановиться, - тяжело дыша и вытирая нос рукавом,
пробормотал Кинг. - Это какой-то дикий кот!
    - Кто этот парень? - орал Пинк. - Что он с тобой делает, Вал? Я удавлю
его.
    - Не будь ослом, - раздраженно произнесла Вал. - Пойдем отсюда
быстрее, иначе примчится полиция.
    Возле них и в самом деле остановился черный "седан" с двумя
пассажирами. Взглянув на машину, она кинулась бежать по направлению к
Хилл-стрит, где припарковала свою машину.
    - Ты - идиот, - проворчала Вал, управляя машиной. - Разве ты не
заметил, что за нами следят?
    - Откуда я знал, - потупился Пинк. - Этот молодчик выглядел
подозрительно, а Рис приказал мне тебя охранять.
    - Не оправдывайся. Это мистер Кинг, мой приятель. Он помогает мне в
работе.
    - В работе!? - глаза Пинка полезли на лоб.
    Вал рассказала ему обо всем случившемся, включая и разговор с Ругом.
    - Вот как! - вновь изумился Пинк. - Я знаю, почему Руиг был в
"Сан-Суси" в понедельник в пять пятнадцать.
    - Да?
    - Я не много сунул туда нос, - гордо проговорил Пинк. - я подумал, что
Руиг может что-нибудь скрыть от нас и утром был возле его конторы. Я
видел, как он с двумя своими гориллами садился в машину в половине пятого.
    - Беру свои слова обратно, - извинилась Вал.
    - Вы молодец, Пинк, - заявил Эллери. - Отличная работа! Руиг понял,
что ей кое-что известно и поэтому правдиво ответил на ее вопрос.
    - Полагаю, что у нас действительно кое-что есть, - задумчиво
пробормотала Вал. Она нахмурилась, посмотрела назад и повернула машину в
сторону.
    - Куда ты нас везешь? - поинтересовался Пинк.
    - В "Сан-Суси". Хочу потолковать с Франком. И мне просто не терпится
взять интервью у нашей ненаглядной Винни. Проклятая Винни Пух!


    Возле будки сторожа с закрытыми глазами сидел детектив. Сам Франк
подметал аллею. Услышав гудок машины, детектив открыл глаза и быстро
подошел к воротам.
    - Вы останетесь там, - сказал он. - Есть приказ - никого не впускать.
    - О, лейтенант, - улыбнулась ему Вал, - мы не бу...
    - Я не лейтенант и не пущу вас сюда!
    Эллери толкнул ее в бок.
    - Не забывайте, что вы подставляете могущественную прессу, - прошептал он.
    - Верно, а я и забыла! - она вытащила редакционное удостоверение. - Эй, капитан, я из газеты. Взгляните-ка!
    Детектив долго и придирчиво изучал ее удостоверение.
    - Хорошо. Вас я впущу, а эта парочка останется здесь.
    - Я тоже из газеты, - Кинг протянул свое удостоверение. - А вам, Пинк,
придется побыть тут одному.
    - Ну уж нет! - возмутился Пинк. - Я буду там, где и она.
    - Вы останетесь здесь! - резко заявил детектив, и Пинку пришлось
подчинится.
    - Эй, Франк, подойдите сюда! - крикнула Вал. Однорукий садовник
удивленно уставился на девушку, а детектив нахмурился. - Интервью, - улыбнулась она. Франк подошел поближе. Эллери лениво прохаживался рядом,
но его газа шарили по местности. Вокруг никого не было. - Франк, - резко
сказала Вал, когда они отошли от ворот, - вы определенно солгали в
понедельник!
    - Я, мисс Джарден? - побледнел Франк. - Я не лгал.
    - Разве? А кто сообщил инспектору Глюку, что никого, кроме мисс Мун и
человека в пальто моего отца, не было здесь после аукциона до прихода
Валевского?
    - Конечно, сказал. Видит бог, что это правда.
    - Вы богохульствуете! Вас же не было тут у ворот в понедельник и вы
знаете это.
    Сторож побледнел еще больше.
    - Я... я не был? - задрожал он, отошел в сторону и громко сказал: - Я
был тут! Был!
    - Подойдите-ка сюда! - разозлился Вал. - Где вы находились в четверть
шестого?
    Сторож изумился и искоса посмотрел на детектива.
    - Не говорите так громко, мисс Джарден. В этом нет ничего плохого, я
только...
    - Говорите! - властно произнес Эллери. - Вы были у ворот в это время
или нет?
    - Я лишь зашел на чашечку кофе к Джиму Динеру. Это тут неподалеку. Я
был ужасно голоден, так как всегда опаздываю на обед, и со мной...
    - Когда это было? - взволнованно осведомилась Вал.
    - А вы никому не скажете? Я подошел к Джиму после пяти часов, примерно
в десять минут шестого, а вернулся ровно в половине шестого.
    - Ворота оставались запертыми? - уточнил Эллери.
    - Да, сэр, я их запер. Я никогда не оставляю их открытыми.
    - Двадцать минут, - вздохнула Вал. - Это означает, что любой мог...
Франк, никому об этом ни слова, вы понимаете?
    - О, мисс, конечно ни слова. Я никому ничего не скажу. Если об этом
узнают, то я потеряя работу. Я делал это не больше двух раз... Я бедный
человек, мисс Джарден.
    - Ладно, занимайтесь своим делом, Франк, - сказал Кинг и, взяв Вал за
руку, повел ее к дому Спета.
    Вал торопливо шла рядом с ним, пытаясь разобраться в новых фактах.
    - Ну и лжец этот Руиг, - наконец, промолвила она. - Приехал сюда в
пять пятнадцать, как он утверждает, не смог пройти через ворота и уехал,
вернувшись сюда же в начале седьмого. Это просто невероятно! Если бы вы
знали Солли Спета! Он не любил ждать, и Руиг отлично это знал. О, Руиг не
мог уехать назад. - Эллери молча слушал девушку. - Вы знаете, о чем я
подумала? - прошептала Вал.
    - Конечно! - Эллери закурил сигарету. - Вы думали, что когда мистер
Руиг подъехал сюда и обнаружил, что ворота заперты, но не охраняются, он
просто перелез через забор и направился к дому Спета.
    - Точно!
    - Я присоединяюсь к вашему мнению, - Эллери выпустил струйку дыма.
    - Значит, он все-таки был в доме между пятью и пятью тридцатью!
    - Это только версия, - охладил ее пыл Эллери.
    - Я уверена, что он был в доме. Машину он мог оставить на улице в
стороне от "Сан-Суси", и никто, в том числе и Франк, не мог ее видеть.
Потом он опять перелез через забор, то есть вышел тем же путем, что и
зашел, - Вал уставилась на Эллери. - Но если это так, то значит... значит
он...
    - Может, нам лучше побеседовать с очаровательной будущей
новобрачной? - предложил Кинг.
    Дверь им открыла сама мисс Мун.
    - Вы тоже боитесь держать слуг? - заинтересовалась Вал.
    - Что вам нужно? - вспыхнула мисс Мун.
    - Мы хотим войти, - заявила Вал и, отодвинув плечом мисс Мун,
направилась прямиком в кабинет. Мисс Мун уставилась на Кинга, а тот с
извиняющейся улыбкой взял ее за руки.
    - Я пойду после вас, мисс Мун.
    Она тоже направилась в кабинет, а он пошел за ней следом.
    - Што это внасит? - закричала мисс Мун. - Вы не имеете пвава! Это
шастный дом!
    - Мистер Кинг - мисс Мун, - представила их Вал, небрежно махнув
рукой. - Мы не отнимем у вас много времени.
    - Я не разговавиваю с убийцами!
    - Ну и не разговавивайте, - передразнила ее девушка. - Я так и напишу в
газету. Да, дорогая, я работаю в "Лос-Анжелос Индепендент". Все, что мне
нужно, так это узнать, правду ли говорят про вас с Анатолем Руигом?
    Винни побледнела и драматически вскинула руки.
    - Я с ума сойду! - завизжала она. - Я гововила этому гадкому
мальчику... говорила Анатолю, штобы он девжал язык за зубами. Вы уже
втовая. Один реповтев из вашей газеты уже был у меня.
    - Так выходите вы замуж за Анатоля или нет?
    - Я ничего больше не скажу, особенно вам!
    - Может быть, от вас у нее не будет секретов, мистер Кинг, - вздохнула
Вал. - Что вы скажете о ее внешности и манерах?
    - Мисс Мун, - начал Кинг, приготовив бумагу и карандаш, делая вид, что
собирается записывать. - Мисс Мун, что вы собираетесь делать с
пятьюдесятью миллионами долларов, которые остались вам от Солли Спета?
    - Скажу вам ничего не скрывая, - хихикнула мисс Мун. - Я буду
покупать, покупать, покупать. Пвосто удивительно, как много дают магазины
в кведит, когда вы стали наследницей, - она презрительно оглядела Вал с
ног до головы.
    - А ваша тетя тоже покупает, покупает, покупает? - осведомился
Эллери-Хиллари.
    - Моей тети здесь нет, - сообщила мисс Мун. - Она отсюда уехала.
    - А когда вы ожидаете ее возвращения?
    - Никогда! Она бвосила меня в час моего говя и может не возвращаться.
    - Вероятно, она ничего не знала о пятидесяти миллионах, - съязвила
Вал. - Спасибо, дорогая мисс Мун. Надеюсь, что ваш новый жемчуг задушит
вас. - Она направилась к выходу. Эллери заспешил за ней следом.
    За дверью кабинета он резко схватил Вал за руку и прижал ее к стенке.
    - Что это на вас нашло? - прошептала Вал.
    Эллери качнул головой и ничего не ответил. Вал проследила за
направлением его взгляда. Мисс Мун резво бродила по кабинету, сбрасывая с
себя одежду. Оставшись обнаженной, она, виляя бедрами, поднялась вверх по
лестнице. Эллери схватил девушку за руку и снова втянул в кабинет.
    - Вот и все, - зашептал он, закрывая дверь кабинета. - Теперь можно
провести рекогносцировку, и никто об этом не узнает.
    - А зачем?
    - Молчите! Здесь велся весь допрос? Садитесь в кресло, а я немного
поработаю.
    - Вы весьма странный репортер, - нахмурилась Вал.
    - Я сам начинаю так думать, а теперь заткнитесь, дорогая.
    Вал заткнулась и села в кресло, наблюдая за мистером Кингом. То, что
она увидела, потрясло ее. Кинг улегся на место, где лежал Солли Спет и
принялся все обнюхивать. Девушка даже слышала его сопение. Затем он
поднялся и принялся осматривать стену над альковом, после чего подошел с
стене над камином. Качнув головой, он уселся в кресло Солли Спета и
задумался, поглядывая на часы.
    - Очень впечатляющее действие, но моему примитивному уму оно ничего не
говорит, - заметила девушка.
    - Как позвонить в будку сторожа? - спросил он.
    - Наберите один-четыре.
    Он набрал номер.
    - Это опять репортер. Сейчас уже шестой час. Валевский должен быть на
месте. Он пришел?
    - Ну и что из этого? - грубо ответил детектив.
    - Передайте ему трубку. А как вас зовут?
    - Давид Гринберг... Послушай, парень, если...
    - Я запомню это, Дэви, а теперь дай трубку Валевскому, - он стал
ждать, бормоча себе под нос: - Полнейшие идиоты. Если в комнате и был
какой-то след, так они его уничтожили... Валевский? Я репортер. Вы
помните, как в понедельник в начале седьмого через ворота проехал мистер
Руиг?
    - Да, сэр, - послышался дрожащий голос.
    - Он был один в машине или с ним были еще два человека? - Вал
подпрыгнула в кресле и кинулась к Кингу, чтобы выслушать ответ.
    - Нет, сэр, он был один.
    - Благодарю вас, - Эллери повесил трубку. Вал в недоумении смотрела на
него. Он встал и спросил: - Куда идет эта дверь? На террасу? Нам
необходимо подышать свежи воздухом.
    Сена, выходившая на террасу, была целиком стеклянная. На террасе было
пусто. Эллери галантно усадил девушку в кресло.
    - Я полагаю, мой храбрый коллега, - улыбнулся он ей, - что мы выведем
вашего Руига на чистую воду.
    - Он был один, когда вернулся назад, как сказал Валевский.
    - Совершенно верно. Теперь посмотрим, что мы имеем. Пинк выяснил, что
в половине пятого Руиг садился в машину с двумя помощниками. Это совпадает
с тем, что он говорил о написанном на прошлой неделе завещания Спета, в
котором он лишал наследства Вальтера. Он сказал, что были свидетели
этого.
    - Откуда вы это знаете? - удивилась Вал. - Вас не было, когда он
рассказывал об этом инспектору.
    - Я... я... прочел об этом в газетах. Дальше... От конторы Руига до
"Сан-Суси" добрых сорок минут езды в час пик. Так что возможно, что он
сказал правду, когда сообщил, что был у "Сан-Суси" в пять пятнадцать в
понедельник. Запомните, он был с двумя помощниками. Он заявил, что сюда не
заходил, а сразу же уехал назад и вернулся в начале седьмого. Почему?
Вероятно, на попав сюда в пять пятнадцать, он должен был вернуться назад,
чтобы подписать завещание Спета. Но когда он вернулся, с ним не оказалось
его помощников! О чем это вам говорит?
    - Понятия не имею, - нахмурилась Вал.
    - Вероятно потому, что он больше в них не нуждался. Но зачем он
привозил их в первый раз? В качестве свидетелей нового завещания. Выходит,
если после шести они ему уже не были нужны, то, как мне кажется, они свою
задачу выполнили до шести часов. Иначе говоря, они присутствовали при
подписании нового завещания между пятью пятнадцатью, когда Руиг заявился
сюда впервые, и пятью с половиной часами, когда умер Спет. А точнее, он
умер в пять тридцать две.
    - Новое завещание? - воскликнула девушка. - О, боже! Тогда это
означает, что...
    - Ш-ш-ш! Не надо, чтобы об этом знала Мун. Мы не знаем точно, как все
это случилось и что сказано в завещании, но мы можем быть уверены, что
Спет перед смертью подписал новое завещание и, что Руиг со своим людьми
находились в этом кабинете приблизительно в период убийства.
    Вал задумалась: звучит логично и все объясняет. Любое новое завещание
лишает Винни Мун гигантского наследства. Когда же на сцену выступил
Вальтер? Нашел ли он новое завещание? Защищает ли он Винни Мун? Какую
роль во всем этом играет елейный малыш Руиг?
    - Что это? - резко вскочил Эллери.
    - Что? - испугалась Вал.
    Эллери указал ей направление. В пятидесяти ярдах от них прямо за
прудом находилась терраса бывшего дома Джарденов. Что-то мерцало там в
лучах заходящего солнца.
    - Понятия не имею, - призналась Вал. - Там терраса нашего бывшего
дома. Но мы ничего там не оставили, кроме одного или двух стульев.
    - Надо взглянуть.
    Они тихо спустились с террасы и принялись осторожно подкрадываться к
бывшему дому Джарденов, бесшумно раздвигая кусты. Над террасой висел тент,
но солнце все же освещало площадь в несколько дюймов шириной в глубине
террасы. На самой террасе они обнаружили источник мерцания, лежавший на
столе. Это был старый бинокль.
    - Фу, какая ерунда! - разочарованно промолвила Вал. - Всего - навсего
старый бинокль.
    - Стойте! - приказал Эллери. - Не прикасайтесь к столу! - он аккуратно
стал исследовать поверхность стола. - Вы хотите сказать, что бинокль
оставили вы?
    - Ну, да. У него разбита одна из линз.
    - Так вы оставляли его на этом столе или нет?
    - Конечно, нет, - удивилась Вал. - Его здесь не было. Папа любил
смотреть бега и держал дома несколько биноклей, а этот мы оставили тут в
доме.
    - Где вы его оставили?
    - В куче хлама в зале.
    - Тогда как он сюда попал?
    - Не знаю, - искренне призналась Вал. - Но какое это имеет значение?
    Эллери ничего не ответил. Он стал осматривать дверь, ведшую в кабинет.
Дверь была чуть приоткрыта.
    - Странно, - пробормотала Вал, подходя к двери. - Все было заперто,
когда мы уезжали отсюда. Если только сюда не приезжал хозяин, пока нас не
было.
    - Если вы внимательно посмотрите, то заметите, что замки взломаны.
Вряд ли хозяин стал поступать таким образом.
    - О! - неожиданно воскликнула Вал, указывая на стол. - Чьи-то следы!
    Она осторожно подошла к столу. Эллери улыбался. Поверхность стола была
покрыта пылью. Казалось, что пыль располагалась двумя слоями. Вал
внимательно вглядывалась в два овальных пятна. Они были сделаны на первом
слое пыли, а сверху их прикрывал второй слой. Один след был больше другого
и отстояли они друг от друга всего в нескольких дюймах.
    - Проклятые дожди, - нахмурился Эллери. - Стол частично находится под
крышей и можно было бы определить отпечатки пальцев.
    - А эти следы похожи на следы пальцев, - возбудилась девушка. - Это - большой палец, а это мизинец.
    - Да, и они уже покрылись пылью. Дождь частично смыл следы, но на
первом слое пыли кое-что заметно, - он достал платок и осторожно взял в
руки бинокль. - Бинокль и эти следы появились одновременно. - Осмотрев
бинокль, он завернул его в платок и сунул в карман.
    Вал возбужденно бегала по террасе.
    - Все понятно! Во время убийства было светло и кто-то стоял и
наблюдал, как происходило убийство. В бинокль увидеть это легче легкого.
Выходит, был свидетель убийства!
    - Великолепная версия, - согласился Эллери. - Вы заметили очень важную
вещь, бэби. - Он вновь уткнулся в следы на столе.
    - Значит, кому-то известно, кто прикончил Солли Спета. Тому, кто видел!
    - Похоже на правду, - Эллери осмотрелся. - Вы сказали, что оставили
кучу хлама. А где этот зал?
    - Несколько дверей отсюда, - пробурчала Вал, не осознавая, что
говорит. - Пойдемте, я покажу. - Она провела его в пустой гимнастический
зал. - Вот, - проронила она, открывая дверь.
    Эллери вошел внутрь и бегло исследовал кучу выброшенных вещей. Ничего
интересного здесь не было и он собирался отправиться назад на террасу,
когда его взгляд упал на маленький чулан в стене. Дверь была закрыта, но
не заперта. Подойдя к чулану, он открыл дверь. На вешалке стояла гиря. Он
удивленно посмотрел на нее, взял в руку и подбросил.
    - Странно, очень странно, - пробормотал он, глядя на кучу хлама в
зале.
    - В чем дело? - не поняла его Вал.
    - Гиря... Обычно ими пользуются, но двумя сразу. Почему вы взяли с
собой только одну?
    - Одну? - переспросила Вал. - Но мы их вовсе не брали. Обе оставались
здесь.
    - Вот как! Тогда одна из них исчезла.
    Вал удивленно взглянула на него и пожала плечами. Эллери положил гирю
на место и прикрыл дверь чулана.
    - И еще одно, - сказала Вал, когда они вернулись на террасу. - Человек, который наблюдал в бинокль и оставил эти следы, имеет на левой
руке всего два пальца. Ведь это след левой руки?
    - Да.
    - Два пальца!
    - Кстати, я думаю, - улыбнулся Эллери, что вам надо позвонить в
полицию.
    - Зачем?
    - Сообщить им о нашей находке. Глюк совершил небрежность, не осмотрев
ваш дом.
    - Ой! Бинокль исчез! - воскликнула девушка.
    - Он у меня в кармане. Его я тоже оставлю на столе. Срочно звоните
Глюку. Он должен прислать дактилоскописта, если, конечно, остались
отпечатки.
    Они вернулись на террасу дома Спета. Эллери остался на террасе, а Вал
пошла позвонить в кабинет. Эллери слышал, как она просила подозвать Глюка.
Затем он впал в раздумья по поводу этих следов. Его мысли прервал странный
звук, и он пулей влетел в кабинет.
    - В чем дело? Что случилось? - он с тревогой уставился на побледневшую
Вал.
    - Это Вальтер, - пробормотала она. - Всегда Вальтер... Что бы ни
случилось, всегда Вальтер. Вы знаете, я говорила вам об этом. Это тот,
который ворвался в кабинет Руига.
    - Ну и что?
    - Инспектор Глюк только что мне сообщил... - она вздрогнула и
закуталась в пальто. - Он сказал, что ВАльтер Спет освободил моего отца.
Вальтер освободил папу! - Вал захихикала, потом хихиканье перешло в смех.
- Он только что признался Глюку, что это он был в папином пальто в
понедельник и что это его видел Франк... О, Вальтер!
    Девушка закрыла лицо руками. Эллери отвел ее руки и взглянул прямо в
лицо.
    - Пойдем отсюда! - приказал он.

    14. Гроза над Глюком.

    Вал выглядела настолько озабоченной, что Эллери сам уселся за руль ее
машины. Она сидела и просто смотрела вперед, и он никак не мог понять,
замерзла ли она или дрожит от эмоционального перевозбуждения. Ее тело не
шевелилось даже на крутых поворотах.
    Узнав последние новости, Пинк раскрыл рот от изумления и не закрывал
его всю дорогу до здания Управления полиции. Как только машина
остановилась, Вал бросилась внутрь здания, и пока чиновник в приемной
разговаривал по телефону, она в нетерпении бродила по помещению. Наконец,
чиновник кивнул, и она открыла дверь кабинета инспектора Глюка. Возле
большого стола инспектора, вытянув ноги, расположился Вальтер. В кабинете
находились двое - инспектор Глюк и худощавый джентльмен неопределенного
возраста. Он сидел в кресле и вертел в руках элегантную трость. Глюк
выглядел мрачным и встревоженным, а худой мужчина был спокоен, правда
глаза его цинично блестели.
    - Хэлло, - усмехнулся Вальтер. - Вал примчалась на помощь.
    - О, Вальтер, - она подошла к нему и положила руки на плечи.
    - Что такое? - сухо осведомился Глюк. - Вы что, находитесь у себя
дома? Что вам нужно, Кинг?
    - Вам сообщил мое имя парень из черного "седана"? - поинтересовался
Кинг, он же Эллери.
    - Убирайтесь отсюда! Репортерам тут не место.
    - Хорошо, - равнодушно согласился Эллери. - Я случайно зашел сюда,
ведь я везу в газету полученную информацию.
    - Какую информацию?
    - Если бы вы поменьше тратили время на допросы невинных людей и
получше бы осмотрели "Сан-Суси", вы бы обнаружили то же самое, что и я.
Пойдем отсюда, Пинк.
    - Одну минутку, - улыбнулся "скелет". - Я думаю, Глюк, что вы можете
обойтись без ссор. Меня зовут Ван Эвери. Так вы говорите, что возвращаетесь
из "Сан-Суси"?
    - А, окружной прокурор... - они вежливо осмотрели друг друга. - Да, я
иду оттуда, но хотел бы подождать тут Спета.
    Ван Эвери посмотрел на Глюка.
    - Хорошо, - буркнул Глюк. - Ну, Спет...
    - Подождите, - заторопилась Вал. - Вальтер, я хочу...
    - В этом нет смысла, Вал.
    - Вальтер, пожалуйста!
    Он покачал головой.
    - Я сказал вам, инспектор, что не попал в понедельник в "Сан-Суси".
Это не так, я заходил туда. У меня есть ключ от ворот. Франк читал газету
и я зашел...
    - И он видел вашу спину и подумал, что вы - Рис Джарден, потому что на
вас было было его пальто. Это вы уже говорили, - раздраженно проговорил
Глюк. - Ответьте мне на несколько вопросов. Выходит, вас не ударили по
голове, когда вы были в машине?
    - Нет, на меня напали после...
    - Вальтер! - Вал прикрыла ему рот ладошкой. Он качнул головой и отвел
руку. - Инспектор, я хочу с ним поговорить.
    - Позволь мне рассказать все, Вал, - мягко сказал Вальтер.
    Глюк вновь переглянулся с Ван Эвери. Наконец, он махнул рукой и Вал,
схватив Вальтера за руку, оттащила его в дальний угол. Большие уши
инспектора направились в их сторону. Пинк зло посмотрел на Глюка и тот
смущенно отвернулся. Вал охватила руками шею Вальтера и приблизила свой
рот к его уху. Лица Вал они не видели, но физиономия Вальтера была на
виду. По мере того, как Вал что-то ему шептала, лицо Вальтера становилось
все спокойней и спокойней. Как только она кончила шептать, он крепко
поцеловал ее в губы и, обнявшись, они вернулись к столу.
    - Я хочу видеть Риса Джардена! - твердо заявил Вальтер.
    - Джардена? - изумился Глюк. - Зачем?
    - Это не ваше дело. Я хочу с ним поговорить.
    - Прекратите болтать чепуху!
    - Я не буду говорить до тех пор, пока не увижу Риса Джардена.
    - Вы пришли сюда по своей воле, - разозлился инспектор, - и хотели нам
кое-что рассказать. Выкладывайте свою историю и поживее!
    - Я думаю, - спокойно проворчал прокурор, - что не случится ничего
страшного, если мистер Спет отложит свой рассказ до прихода мистера
Джардена. Если он хочет его видеть, то почему бы вам его не вызвать,
инспектор?
    Глюк открыл рот, закрыл его, снова открыл и опять закрыл. Глаза его
заблестели.
    - Хорошо, я скажу вам, что сделаю. Вы отправитесь в тюрьму!
    Вал судорожно вцепилась в Вальтера.
    - Нет, - возразил Вальтер. - Приведите его сюда.
    - Послушайте! - рявкнул Глюк. - Или вы пойдете туда, или...
    - Сюда, - упрямо стоял на своем Вальтер.
    Глюк молча переводил взгляд с Вальтера на прокурора и обратно. Потом
он подошел к столу и поднял трубку.
    - Боли, приведи ко мне в кабинет Джардена.
    Вал молча торжествовала. Вальтер улыбался.
    Рис Джарден возник в кабинете в сопровождении двух детективов. Он
щурился, как будто его внезапно вытащили из темноты на божий свет.
Остановившись, он кратко поздоровался с Вал и Вальтером. Остальных он
будто и не заметил.
    - Да? - обратился он к Глюку.
    Детективы покинули кабинет.
    - Одну минутку, - Глюк быстро подошел к прокурору, наклонился и стал
что-то вполголоса ему говорить. Эллери прошелся по кабинету, надел на
затылок шляпу и уселся за стол Глюка.
    - Джарден, - сказал Глюк, - Вальтер Спет явился сюда с рассказом, но
прежде чем он начнет рассказывать, он желает переговорить лично с вами.
    - Рассказ? - Рис уставился на Вальтера.
    - Он заявил, что он был тем самым человеком, которого видели в вашем
пальто в понедельник.
    - Он сказал это сейчас?
    - Конечно, - дружелюбным голосом произнес Глюк. - Это важное заявление
меняет очень многое, но мы не хотим, чтобы все запуталось. Полагаю, что
вам троим лучше поговорить, а потом мы все сядем и как нормальные люди обо
всем побеседуем.
    - Мне буквально нечего вам сказать, - произнес Рис.
    - Папа, - обратилась к нему Вал, - и он посмотел на нее.
    - Вот еще что вам скажу, - продолжил Глюк. - Мы оставим вас тут и
уйдем. Когда вы наговоритесь, нажмите на эту кнопку. - Он кивну Ван Эвери
и вышел
    Эллери закурил и с аппетитом выпустил струю дыма, продолжая сидеть за
столом Глюка.
    - Если вы не возражаете, - вежливо произнес Вальтер, - то мы поговорим
в одной из соседних комнат. - Он встал и подошел к дверям ведущим из
кабинета и открыл одну из них. Заглянув сначала в одну, потом в другую,
он, наконец, сделал выбор и позвал Вал с отцом.
    Уши инспектора покраснели, однако, он спокойно сказал:
    - Хорошо, пусть будет эта комната.
    Рис подошел к Вальтеру и они втроем уединились в соседнем помещении.
    - Почему бы вам, джентльмены, не подождать снаружи, - проговорил
прокурор. - Инспектор и я...
    - Ладно, - Эллери встал. - Пойдем, Пинк. - Он направился к двери, в
которую вышел инспектор. Пинк последовал за ним, и они очутились в
маленькой комнатке. В ней имелось четыре стены, три стула и один стол.
Эллери громко хлопнул дверью. В следующий момент он возился с ящиками
стола.
    - Ясно, как стекло, - заявил Эллери. - Глюк хотел, сидя здесь,
подслушать беседу. Вот диктофон, а так как это та самая комната... - Пинк
услышал щелчок.
    - Мы сможем что-нибудь услышать? - раздался голос прокурора. Пинк
обалдело уставился на Эллери.
    - Ни черта, - проворчал Пинк.
    - Я насмотрелся на эти штучки, - ухмыльнулся Эллери. - Давай послушаем
их болтовню.
    - Впервые встречаю такого умного репортера, - пробормотал Пинк. Эллери
вновь ухмыльнулся.
    Они услышали шум шагов Глюка.
    - Не знаю, что будет дальше, Ван... Странное дело.
    - Не глупите, Глюк, - отозвался прокурор. - Да, это необычное
расследование. Фактически, я начинаю думать, что мы совершили ошибку.
    - Какую?
    - Эти секретные переговоры между тройкой, о которых мы ничего не
узнаем. А пока мы обо всем узнаем, я боюсь...
    - Чего боитесь?
    - Что мы будем медленно ползти к цели. Я не представлю Джардена перед
судом, пока не свяжу его узлом.
    Снова послышались шаги, и наступила тишина.
    - Проклятье! - послышался голос инспектора. - Они говорят так тихо,
что из-за двери не слышно ни звука.
    - Не волнуйтесь, Глюк. Кстати, кто такой этот Кинг?
    - Репортер от Фитца. В городе он недавно.
    - Что-то они долго разговаривают.
    - Придумывают, что сказать.
    - Ладно, пусть поболтают.
    - Сегодня мои люди обнаружили банковский счет Джардена, о котором мы
ничего не знали.
    - А я думал, что он разорен!
    - Я тоже. Меня ослепил этот аукцион. Но у него есть пять миллионов в
старом банке Спета. Так что аукцион - одна видимость.
    - Пять миллионов!
    - Положено в среду на текущий счет.
    - Но какой в этом смысл, Ван?
    - Не знаю. Во всяком случае, сегодня у меня был частный сыщик, который
немного поработал на Джардена. Правда, после смерти Спета он решил, что
стоит немного разговориться.
    - Вот как!
    - Он утверждает, что нашел доказательства мошенничества Спета с "Огиппи"
и сообщил об этом на прошлой неделе Джардену.
    - Да? - изумился Глюк.
    - Джарден был разозлен, угрожал разоблачить Спета, шантажировал его.
Спет отвалил ему пять миллионов, чтобы заткнуть рот. Джарден решил, что
этого мало, тогда Спет предложил десять. Пару раз у них были крупные
ссоры, потому-то Джарден и прихлопнул его.
    - Проклятый Лжец! - Пинк сжал кулаки. - Лжец с большой буквы!
    - Тихо! - прошипел Эллери.
    - Может, сказать об этом ударе Вальтеру Спету? - предложил Глюк.
    - Не знаю.
    - Спет и девчонка втюрились в друг друга. Он - намертво.
    - Тогда понятно, почему они действуют заодно. Значит, связать их
вместе в этом деле.
    - Может быть, - с надеждой в голосе произнес Глюк, - они повесят друг
на друга показания, когда придется худо.
    - Тут есть еще и пять миллионов, - напомнил прокурор после небольшой
паузы. - В глазах людей это здорово повредит Джардену. Пока они
поддерживали его, считая, что он пал жертвой жадности Спета, но если мы
представим на суде доказательство о пятимиллионном вкладе, то повернем
общественное мнение против него...
    - Неплохо придумано, Ван. Тихо, они идут!
    - Конец связи, - Эллери выключил диктофон.
    - Ублюдки! - взорвался Пинк.
    - Пинк, вы знали об этих пяти миллионах?
    - Я обнаружил чековую книжку в мешке для гольфа Риса, когда утром
укладывал вещи. Эге!
    - Что такое? - невинно осведомился Эллери.
    - Вы задаете слишком много вопросов.
    - Я же на вашей стороне, Пинк. Что сказал Рис?
    - Ну ... в понедельник утром он поклялся, что ничего об этом не знал.
А я ему верю!
    - Конечно, Пинк, конечно!
    - Он напомнил мне, что в прошлую среду, когда был сделан вклад в
банке, он и я были на яхте, пытаясь продать ее одному парню на Лонг Бич.
Выходит, что с книжкой какое-то мошенничество.
    - Это Спет... - задумчиво проговорил Эллери.
    - Рис тоже так сказал.
    - Э... Пинк, у вас имеется какая-нибудь идея насчет того, о чем это
там разговаривают Джардены и Спет?
    - Они ничего мне не говорили. Это не мое дело, и не ваше.
    - Но я хочу им помочь, Пинк.
    Пинк намотал на кулак красно-голубой галстук Эллери.
    - Послушай, морда, прекрати или я тебя покалечу.
    - Ладно, ладно, - пробормотал Эллери. - Пойдем лучше посмотрим, чем
кончилась их конференция.
    В кабинете инспектора Глюка Джардены и Вальтер Спет стояли рядом,
плечом к плечу, как будто готовились сообща встретить неведомую опасность.
    - Ну что? - нетерпеливо воскликнул Глюк.
    - Вы слышали, что я говорил, - заявил Вальтер.
    Глюк застыл на месте. Прокурор встал.
    - Послушайте, Спет, - строго произнес он. - Вы не уйдете отсюда, пока
не расскажете все, что знаете.
    - Я помню, что говорил. Я лгал.
    - Зачем?
    Вальтер обнял Вал.
    - Рис Джарден - отец моей невесты.
    - Вы думали, что я поверю вам в том, что вы были на месте
преступления, хотя вас там не было, только по сентиментальным причинам,
побудившим вас сказать это? Нет, так бывает лишь в книгах.
    - А я неисправимый романтик.
    - В таком случае вы отсюда не уйдете! - пообещал Глюк.
    - Не стоит его задерживать, - улыбнулся Рис. - Вальтер - донкихотствующий
молодой болван. Естественно, я не могу позволить ему
жертвовать собой ради меня...
    - Значит, вы признаетесь в убийстве Спета? - закричал прокурор.
    - Ничего подобного, Ван Эвери, - холодно проронил Рис. - Я не сказал
ничего, кроме того, что говорил раньше. Но я не желаю, чтобы у Вальтера
из-за меня были неприятности. Все это касается только меня и никого более.
    Прокурор поджал губы. Джардены и Вальтер не сдвинулись с места. Потом
инспектор Глюк подошел к двери, приоткрыл ее и приказал: - Отведите
Джардена в его камеру. - Что касается Вас, - обратился он к Вальтеру, - то
если вы еще раз выкинете подобный трюк, я привлеку вас к ответственности.
    Двое детективов увели Риса. Пинк схватил свою шляпу и кинулся за ними.
Вальтер и Вал направились к выходу. Эллери не торопясь последовал за ними.
    - Эй, Кинг! - крикнул Глюк. - Выбросьте из головы вашу информацию.
    - Вы не думаете, что надо ее обсудить? Мы должны обсудить мою
информацию.
    - Кто это мы? Чего это вы мелете?
    - Вы бы ничего не потеряли, если бы позволили мне сотрудничать с вами,
- пробормотал Эллери.
    - Будь я проклят! - изумился Глюк.
    - Позвольте этому человеку высказаться, - сказал прокурор. - Мне
нравится его внешний вид. Как на вас повлияло отречение Спета, Кинг?
    - Он лжец! - зло воскликнул Глюк.
    - Наоборот, - возразил ему Эллери. - Он сказал сущую правду. Он
солгал, когда взял свое признание обратно. Если вы спросите меня, ребята,
я вам скажу, что вы дальше от разрешения этого дела, чем находились в
понедельник.
    - Продолжайте, - окружной прокурор внимательно смотрел на Кинга.
    - Фактов мало, но я убежден, что Вальтер Спет был в пальто Джардена и
был в кабинете отца в понедельник, чтобы поговорить о мрачном деле.
    - Как тут все запутано, - произнес Глюк. - Боже мой, а тут еще сговор
этой тройки!
    - Послушайте, инспектор, - неожиданно спросил Эллери, - ваши ребята
внимательно осматривали "Сан-Суси"?
    - Конечно.
    - Тогда как они упустили это? - Эллери достал из кармана бинокль,
завернутый в платок.
    - Откуда? - прохрипел инспектор.
    - Кто-то находился на террасе виллы Джарденов и наблюдал оттуда за
кабинетом Спета. Кто бы это ни был, он оставил отпечатки большого пальца и
мизинца на столе. Вам надо разобраться с этим столом.
    - Да, конечно, - сразу согласился Глюк.
    - И с биноклем.
    - И с биноклем...
    - Я решил все проверить с самого начала, - нахмурился Эллери. - Вчера
я обшарил все, пытаясь найти место, где Вальтер Спет оставил свою машину и
получил удар. Это было в южной стороне, возле канавы?
    - Да.
    - Канаву обыскивали?
    - Канаву? Ну, это...
    - Если бы я был на вашем месте, - пробормотал Эллери, - я бы, конечно,
не стал бы этого делать. Но я был самим собой и дважды ее осмотрел.
    - Ладно, посмотрим, - снова согласился инспектор Глюк.
    Эллери зевнул.
    - До свидания, - попрощался он и ушел.
    Глюк хмуро сел за стол.
    - Пусть это будет вам хорошим уроком, - заявил окружной прокурор.


    15. Земная лекция.

    В четверг утром Вал ворвалась в кабинет Фитца, размахивая вечерним
выпуском газеты за среду.
    - Кто за это ответит? - гневно спросила она.
    - Если это Кинг, - послышался из-за двери голос Вальтера, - то пусть
побережется.
    - Для вас есть что-нибудь святое? - закричала Вал.
    - Пусти, я тоже войду, - отталкивал Пинк Вальтера.
    - Прекратите! - буркнул Эллери.
    - Закройте дверь! - приказал Фитц.
    - Вы чем-то раздражены? - поинтересовался Эллери.
    - Это... признание Вальтера... отречение...
    - Это неправда? - спросил Эллери.
    - Что случилось? - заинтересовался Фитц.
    - Я ухожу отсюда! - завопила Вал.
    - Ох, и врезал бы я вам, - пообещал Пинк.
    - Тоном пониже, - заметил Эллери. - Когда вы научитесь держать себя в
руках?
    Вал взглянула на Вальтера. Вальтер подарил ей ответный взгляд. Пинк
смотрел на них обоих. Наконец, все трое сели на стулья. Эллери вылез из-за
стола Фитца и прошелся мимо них, кидая на них пытливые взгляды.
    - Я не знаю, где вы были оба вчера вечером, - наконец, проговорил
Эллери, - но я убежден, что ваше идиотское старание самим раскрыть
преступление идет на пользу только настоящему убийце.
    - Если всякий дурак, вроде вас... - огрызнулась Вал, но не закончила фразы.
    - Вроде Глюка и Ван Эвери, так или нет? - Вал и Вальтер переглянулись.
- Боже мой, вам больше нечем заняться? Что вы молчите!? Может быть, вам
снова предоставить возможность поговорить наедине, а?
    - А что тут такого, что мы пытаемся раскрыть преступление? - вызывающе
осведомилась Вал.
    - Пусть он болтает, Вал, - заявил Вальтер. - Не обращай на него внимания.
    Эллери кинул острый взгляд на Вальтера.
    - Красота! Детишки в лесу! Может быть, вы воображаете себя хи-менами
и боретесь с Черным Роджером из-за атомного пистолета? Так или нет?
    - Все это очень интересно, - парировал Вальтер, - но мне надо идти
работать. - Пошли, Вал.
    - Сидеть! Что вы делаете? Вы знаете, что надо делать? Вы знаете, куда
надо смотреть? Отвечайте! - они молчали. - Тогда я вам вот что скажу. Вы
помогаете мистеру Анатолю Руигу.
    - Руигу? - насупилась Вал.
    - Мы? - брови Вальтера поползли наверх.
    - Вы помните, что я сказал вам вчера о Руиге и завещании? - Вал
кивнула головой. - Мы пришли к заключению, что Руиг лжет, что он впервые
попал в "Сан-Суси" в 5.15 незадолго до смерти Спета и что его люди были
свидетелями подписания нового завещания.
    - Что, что!? - воскликнул Вальтер.
    - Вальтер... - заныла Вал, - я забыла тебе сказать.
    - Все получает Мун и прежде чем остыло тело твоего отца, Вальтер, Руиг
объявляет, что они собираются пожениться. Почему? Это вам ясно?
    - Все понятно, - с отвращением в голосе произнес Пинк. - Он жаждет
прибрать к рукам деньги, которые на нее свалились. Это понятно каждому
дураку.
    - Все понятно... - с иронией проговорил Эллери. - Любой дурак может
понять, почему он хочет жениться на ней. А может ли понять любой дурак,
почему ОНА хочет выйти за НЕГО замуж?
    - Я никогда об этом не задумывалась, - призналась Вал. - Это правда.
ТАК ПОЧЕМУ ОНА ХОЧЕТ ВЫЙТИ ЗА НЕГО ЗАМУЖ?
    - Для брака нужны три причины, - сухо продолжил Эллери. - Первое,
деньги. Но пятьдесят миллионов принадлежат ей, а не ему. Второе - тоже,
что и первое. Возможно, что человек не знает, что ему делать с деньгами.
Но мисс Мун на мой вопрос, что делать с деньгами, ответила четко и ясно.
Но посмотрите на нашего друга Руига! Вы верите, что женщина может
воспылать к нему столь романтическим чувством?
    Вальтер вскочил с места и забегал по комнате.
    - В этом я не разбираюсь, - признался Пинк. - Но посмотрите на меня и
скажите, что может подумать обо мне женщина?
    - Заткнись, питекантроп! - рявкнул Фитц.
    - Единственное объяснение заключается в том, что мисс Мун знает, что
ее наследство в пятьдесят миллионов долларов ЗАВИСИТ ОТ РУИГА. Если
Руиг может контролировать ее наследство, если только от него
зависит, дать ей деньги или нет, тогда понятно ее желание стать его женой.
    - Мы всем расскажем о новом завещании! - закричала Вал.
    - Все верно. Мы пришли к выводу, что Спет успел перед смертью
подписать новое завещание, а РУИГ ЕГО УТАИЛ.
    - Вот скотина, - буркнул Вальтер, - вот вонючка!
    - Руиг несомненно пошел к Винни и сообщил ей, что только от него
сейчас зависит дать ей деньги или нет. Если она выйдет за него, то
уничтожит последнее завещание, если же нет, то она не получит ни цента.
    - О, он держит это завещание над ее головой! - воскликнул Вальтер. - Но он не может пока его уничтожить, во всяком случае, до их свадьбы или
как это там называется.
    - А она не выйдет за него замуж, пока не утвердят ее права на
наследство, - добавил Вальтер.
    - Возникают весьма интересные вопросы, - пробормотал Эллери. - Например, когда точно Вальтер покинул дом отца? До убийства или после?
    - Вы имеете в виду...
    - Ничего, - Эллери пожал плечами. - Но Руиг определенно представляет
себе, что попал в трудное положение. Обнаружение нового завещания полиция
истолкует как мотив для убийства Спета. Спрятанное завещание означает для
него двадцать пять миллионов. Полагаю, что он выжидает удобного момента и
старается себя обезопасить.
    - Наверняка он не держит это завещание у себя, - задумчиво произнес
Вальтер.
    - Тогда как мы его найдем? - осведомилась Вал.
    - Мы должны его обмануть, - решил Фитц. - И в то же время он не должен
ни секунды подозревать, что кто-то знает о его новом завещании.
    - С другой стороны, - кивнул Эллери, - чем скорее раскроется убийство,
тем скорее он его уничтожит.
    - Итак, - сказал Фитц, уставившись на Пинка, - мы должны хранить все это
в глубочайшей тайне. Я не напечатаю ни строчки, а вы обязаны держать язык
за зубами даже во сне.
    - Да, - поддержал его Эллери, - к этому нас обязывает стратегия.
Уязвимое место Руига в несравненной Винни. Следовательно, нам необходимо
над ней поработать.
    - Как?
    - Все зависит от того, как много успел рассказать ей Руиг. Не похоже,
чтобы он стал показывать ей новое завещание. Если в этом нет
необходимости, он не будет держать его у себя ни лишней секунды. Мы должны
исходить из того, что Винни его не видела. Дальше... Если мы сможем
каким-то образом довести до ее ушей, что малыш Анатоль лжет ей, что такого
завещания вообще не существовало, что он придумал все это, чтобы жениться
на ней и присвоить пятьдесят миллионов, то как поступит Винни?
    - Захочет посмотреть на завещание! - наконец, поняла Вал.
    - Правильно. А Руиг должен ей его показать, иначе он рискует потерять
все. Когда же он это сделает - появимся мы.
    - Умно, - кратко сказал Вальтер.
    - А сделать это мы поручим Вальтеру. Она хорошо его знает, и как мне
кажется, любит его.
    - Я тоже так думаю, - покраснел Вальтер.
    Вал упорно рассматривала свои ногти.
    - Тем временем, мы подготовим все для работы на научной основе. Иначе
ничего не получится.
    - Верно, - поддержал это Фитц. - Я могу достать диктофон. Мы поставим
его в доме, а провода протащим в пустой дом Джарденов.
    - Отличная идея! - глаза Вал засверкали от волнения. - А мы будем
слушать на другом конце.
    - Я тоже играю с вами в эту игру, - заявил Пинк. - Слушайте, парни, я
имел дело с электричеством и умею работать с такими машинами. И я...
    В кабинете разыгралось веселье. Эллери вытащил из ящика Фитца виски.
Фитц принялся писать записки знакомым, чтобы достать диктофон. А Вал
наставляла Вальтера, что говорить Винни, чтобы та ничего не подозревала.
    - Помни!
    - Не беспокойся, милая.
    - Вальтер, иди, бедненький, рисовать свои карикатуры, а мне надо по
кое-каким делать. Сейчас тут начнется пьянка.
    - А ты куда?
    - Пойду проведаю папу.
    - А я пойду порисую.
    Наконец, Вальтер, Вал и Пинк разошлись по своим делам. Фитц и Эллери
Квин остались одни. Эллери сунул пустую бутылку в стол и тоже собрался
уходить.
    - Мир - это прекрасно, - пробурчал ему в след Фитц, разглядывая на
свет стакан с шотландским виски.


    16. Поиски наблюдательного пункта.

    Эллери догнал Вал на улице.
    - Можно мне пойти с вами?
    Вал резко остановилась.
    - Нет!
    - Это невежливо.
    - Послушайте, мистер Кинг, - разозлилась она. - Мы высоко ценим все,
что вы делаете, но есть кое-что, что я желаю сделать сама... Не
сердитесь... Я хочу повидать отца.
    - У меня шкура носорога, дорогая, и я никогда не сержусь, - Эллери
взял ее за руку.
    Вал беспомощно пошла рядом с ним. Если бы только она могла убежать от
него! Он воистину вездесущ и слишком много знает. Кинг отлично разобрался
в поведении Руига. Кстати, он может узнать, что Вальтер...
    Их провели в камеру Риса без всяких препятствий, и надзиратель тут же
ушел. Рис неодобрительно покосился на незнакомца, но промолчал. Он
поцеловал Вал и пожал руку мистеру "Кингу", когда тот был ему представлен.
Сев к столу, Рис сложил карты.
    - Не понимаю в чем дело, - мрачно улыбнулся он, - но мои друзья Глюк и
Ван Эвери совсем забыли про меня. Как вы думаете, чем это вызвано?
    - Они всегда плохо относятся к заключенным, которые счастливы, - заметил Эллери. - А вам тут не плохо, да и дела идут хорошо.
    - Да, тут недурно. Кормят три раза в день. Идеальное местечко, не
хватает лишь одного.
    - Папа, - сказала Вал.
    - Ты чем-то расстроена, кошечка?
    Они сидели и разговаривали о пустяках. Эллери курил сигарету, а Рис - сигару. Затем Вал открыла сумочку и вытащила платок. Вытерев нос, она
сунула платок в сумочку, закрыла ее, снова открыла и опять закрыла. Эллери
отвернулся. Он понял, что что-то должно случиться. Вал поцеловала отца,
Рис пожал Эллери руку и они вышли. Эллери недоуменно раздумывал, почему
Вал взяла со стола отца карты, а на их место положила другую колоду. К
чему бы это?
    - Я хочу, чтобы вы поменьше за мной ходили, мистер Кинг.
    - Не выйдет.
    - Я сердита на вас. Не знаю, зачем вы за мной ходите, но уверяю вас,
что вы напрасно тратите время.
    - Вы мне нравитесь, - печально вздохнул Эллери. - И я хочу вас почаще
видеть. Почему вы считаете это тратой времени?
    - Мне это не нравится. Если вы не перестанете за мной следить, то я
все скажу Фитцу, предупреждаю вас! - она быстро пошла вперед.
    Эллери некоторое время смотрел ей вслед.
    Когда Вал ехала в своей машине по Ферст-стрит, за ней катила маленькая
двухместная зеленая машина. Вал припарковала автомобиль и зашла в "Ла
Салле", но там ее уже поджидал мистер Кинг.
    - Вы протухший червяк! - заявила она и вошла в телефонную кабинку.
Мибс Остин издали поприветствовала ее и махнула рукой. Вал подошла к ней и
спросила: - Да, Мибс?
    - Мистер Спет оставил вам записку, - Мибс вскрыла конверт и протянула
его Вал.
    Эллери торопливо кинулся в телефонную будку.
    - Фитцжеральд? Фитц! Это Кинг, - скороговоркой проговорил он. - У меня
нет времени для объяснений. Ты должен мне помочь.
    - Чем?
    - Через пять минут позвони Вал Джарден в "Ла Салле".
    - Зачем?
    - Некогда объяснять! Позвони ей и скажи, чтобы она немедленно явилась
в редакцию.
    - Но зачем?
    - Откуда я знаю? Сделай это! Я хочу, чтобы ее здесь не было.
    - Ладно.
    Эллери повесил трубку и вышел из кабины. Приблизившись к столу, он
осведомился у дежурной:
    - Куда пошла мисс Джарден?
    - А зачем вам это знать? - вмешалась Мибс.
    - Мы вместе работаем.
    - Мисс Джарден поднялась в номер.
    Эллери демонстративно пересек вестибюль, но направился не к лифту, а к
черному входу, где вышел в небольшой дворик. Там он задрал голову и стал
искать окна номера Джарденов. Еще полминуты, и он сориентировался. Эллери
торопливо подошел к пожарной лестнице, дотянулся до перекладины и
осторожно поднялся на третий этаж. Подкравшись к окну гостиной, он
осторожно заглянул внутрь. Вал сидела на софе и вытаскивала карты. Затем
она принялась их раскладывать, но в это время зазвонил телефон. Она встала
и взяла трубку, держа карты в свободной руке.
    - Зачем? - услышал Эллери ее приятный голосок.
    - Нет, Фитц, это невозможно... Да, да... Хорошо, я сейчас приеду.
    Вал повесила трубку и сунула карты в ящик стола. Эллери облегченно
вздохнул. Чуть погодя он услышал захлопнувшуюся дверь. Немного помедлив,
он пробрался через окно в гостиную. Достав карты, он придвинул кресло к
столу, и стал их разглядывать. Очень быстро он заметил на рубашке карт
какие-то черточки и точки, сделанные карандашом. Так вот в чем дело.
Старый карточный код! Эллери усмехнулся и принялся раскладывать карты по
мастям. Затем он разложил каждую масть по старшинству, разложил карты на
столе и прочел послание Риса.
    "Беспокоюсь сможешь ли продолжить пусть ДТ молчит".
    Эллери стремительно растасовал карты, чтобы Вал ничего не заметила.
Ведь она еще не успела их разложить: ее позвали к телефону. Он видел это.
ДТ... ДТ... странно... Что это означает? Детектив? Детектив... Что имел в
виду Джарден? Может быть, у него есть частный детектив? Или он имел в
виду джентльмена, который называет себя Хиллари Кинг? Эллери надолго
задумался. Нет, на это непохоже. Он посмотрел по сторонам и заметил на
софе белый конверт. На нем было нацарапано карандашом "В. Джарден". Эллери
заглянул в конверт: там лежала записка для Вал.
    "Кнопка! Пинк достал дикто и мы установили его в "Суси". Нас никто не
видел. Будем надеяться, что все сойдет. Дорогая, я люблю ТЕБЯ, я ЛЮБЛЮ
тебя.
    Вальтер".
    В конце записки была начертана буква "Х". Эллери знал, что в любовных
письмах это означает "целую".
    Положив все на свои места, Эллери еще раз осмотрел номер и выскользнул
в окно.
    Вал возвратилась в "Ла Салле" не скоро.
    - Что случилось, мисс Джарден? - поинтересовалась Мибс.
    - Вы слышали, Мибс? - вздохнула Вал. - ничего нового... Мистер
Фитцжеральд услышал от кого-то, что моего отца отпустили, и требовал от
меня подробностей. Но что я могла сказать?
    Эллери, который скрывался в музыкальном углу вестибюля, довольно
улыбался. Конечно, слабо придумано, но Фитцу было трудно на ходу
придумать что-нибудь поумнее. Эллери продолжал прятаться, пока Вал шла к
лифту, и лишь потом стал красться за ней. Вот она у двери... вот входит в
номер... подходит к столу... достает карты... Так! Теперь она разложила
карты и читает послание от отца. Эллери быстро спустился вниз. Сейчас
будет звонок. И верно, на щитке послышался звонок.
    - Что? - он услышал голос Мибс. - Хорошо, мисс Джарден. Все будет в
порядке. - Мибс вышла из-за стола и произнесла: - Мистер Макс! Посмотрите
здесь немного, мне необходимо ненадолго отойти. - Она вышла из-за
распределительного пульта и направилась к лифту.
    Дежурная телефонистка... ДТ... Так вот в чем дело! Значит, речь шла о
Мибс Остин! Значит, это она должна молчать? Эллери закурил сигарету и
вышел на улицу. Он уже влез в зеленую машину, когда рядом остановилась еще
одна двухместная машина. Из нее вылез Вальтер Спет.
    - Хэлло! - Вальтер был возбужден. - Кинг, все вышло на славу.
    - Рад за вас.
    - Это было очень легко сделать. На дежурстве был только один детектив,
и мы с Пинком спокойно прошли туда. Винни дома не оказалось, и все
удалось.
    - Вы установили диктофон?
    - Да, и заодно пару микрофонов: в гостиной и в комнате Винни. Диктофон
находится в кабинете, а провода мы провели в виллу Джарденов.
    - А где сейчас Пинк?
    - Остался в доме Джарденов.
    - Когда вы собираетесь взяться за Винни?
    - Вечером.
    - Подождите до восьми часов, и я тоже приду послушать.
    - Ладно, - и Вальтер заторопился в "Ла Салле".


    17. Будильники и рассуждения

    Эллери вошел в кабинет Фитца и схватился за трубку одного из пяти
телефонов, стоящих на столе.
    - Позовите инспектора Глюка, пожалуйста.
    - Зачем? - поинтересовался Фитц.
    - Глюк? Вас беспокоит Хиллари Кинг.
    - В чем дело?
    - Вас можно попросить об одном деле, но чтобы вы сохранили его в тайне?
    - Попытайтесь...
    - Узнайте обо всех телефонных разговорах в "Ла Салле" в понедельник
около пяти часов. Точнее, о разговорах из "Ла Салле".
    - А зачем вам это?
    - Этого я и сам еще не знаю. Действуйте через управляющего, но пусть
он об этом не болтает. Главное внимание обратите на девушку по имени Мибс
Остин, но она ничего не должна подозревать.
    - Понимаю, - произнес инспектор.
    - Вы выяснили что-нибудь насчет отпечатков пальцев на столе и бинокле?
    - Дождь смыл все следы. Спасибо, Кинг.
    - Может быть, Глюк мне поможет, - заявил Эллери, кладя трубку. Затем
он уселся на место Фитца, а тот вытащил из ящика бутылку и два стакана. - Ну, Фитц, воображение начинает приносить спелые плоды.
    - Ты хуже, чем Госдепартамент! Ты молчишь, как они.
    - Позволь мне немного подумать.
    - Мне нужны свежие новости, а не размышления, - нахмурился Фитц. - Хватит валять дурака!
    - О, ты мне кое-что напомнил, - и Эллери снова ухватился за один из
телефонов. - Мне студию Магна... Пожалуйста, мистера Джека Батчера.
    - Зачем тебе Батчер? - удивился Фитц.
    - Просто так... Батчер? Хэлло, Батчер? Черт возьми, мне не нужен его
секретарь! Мне нужен сам Батчер. Маленький Наполеон, гений вашей
студии... - Эллери почему-то волновался. - Моя дорогая юная леди, разве вы
не понимаете по-английски? В таком случае странно, что вас держат на этой
работе! - Эллери бросил трубку на рычаг, чуть его не сломав. Затем он
надвинул шляпу на глаза и стал думать. Фитц тем временем снова наполнил
стаканы.
    Когда Эллери покидал редакцию газеты, Фитц шел за ним следом и
бормотал себе под нос, что раз его репортеры не сообщают ему новости, то
он сам отправится на их поиски.
    Инспектора Глюка они нашли в кабинете. Там было темно, а сам инспектор
в задумчивости стоял у окна.
    - Что это значит, Кинг? - рявкнул он и тут же смутился, заметив Фитца.
- А-а-а... Фитц...
    - Вы любите лаять на луну? - осведомился Фитц и уселся в кресло Глюка.
    - Спокойно, инспектор, - сказал Эллери. - Что вы узнали?
    - Мы узнали, что из "Ла Салле" в понедельник был звонок в Хилкрест 2411!
    - Номер Спета, - с благоговением произнес Фитц. Затем он встал, но тут
же сел.
    - Откуда звонили?
    - Из номера Джарденов.
    - Вот как! - возбудился Фитц и чуть не свалился на пол.
    - Да, я рад, что узнал об этом, - заявил Глюк.
    Но Эллери все это ничуть не смутило.
    - Инспектор, не хотите ли вы продолжить игру?
    - Что я должен делать?
    - Скажите Рису Джардену, что обвинение против него снимается.
    - Что!? - Глюк тоже чуть не упал на пол. - Вы полагаете, что я сошел с ума?
    Фитц замер в кресле.
    - Действуйте, Глюк. Вы меня неверно поняли. Не освобождайте его, а
просто скажите, что обвинение снимается. Я хочу знать, как он на это
отреагирует.
    - Черт побери, - пробормотал инспектор и направился отдавать
приказание.
    Риса Джардена доставили в кабинет Глюка примерно через двадцать минут.
Инспектор был один.
    - У меня для вас новость, Джарден, - резко произнес инспектор.
    - Что ж, выслушаем вашу новость, - улыбнулся Рис.
    - Мы с Ван Эвери пришли к выводу, что ошиблись насчет вас.
    - Ошиблись? - Рис настолько удивился, что не знал, что сказать.
    - Мы только что кончили обсуждать ваше дело и пришли к выводу, что
необходимо снять с вас обвинение. Вы будете выпущены на свободу, как
только будут соблюдены необходимые формальности.
    - Инспектор... у меня к вам необычная просьба.
    - Какая?
    - Не снимайте обвинения.
    - Вы хотите остаться в камере? - изумился Глюк.
    - Я не могу вам всего объяснить, но на это имеются определенные
причины.
    Инспектор аж раскрыл рот, затем качнул головой и открыл дверь. Два
детектива тотчас же увели Джардена обратно. После этого Глюк отворил дверь
одной из комнат и в кабинете возникли Эллери и Фитц.
    - Вы верите в это? - поинтересовался инспектор.
    - Да, - проронил Фитц.
    - Клянусь, что я впервые встречаю человека, который жаждет, чтобы его
держали в тюрьме по обвинению в убийстве!
    - Все ясно, - удовлетворенно произнес Эллери. - Это я и хотел
выяснить. Телефонный звонок в 5.35 в понедельник из "Ла Салле" плюс
поведение Риса Джардена - все это проясняет для меня эту историю.
    - А для меня все это китайская грамота.
    - Почему Джарден так старается остаться в тюрьме? Почему он хочет,
чтобы его обвинили в убийстве?
    Фитц понимающе скорчил физиономию.
    - Боже мой! - завопил он. - Джарден вне игры!
    - Вне игры? - побледнел инспектор.
    - Конечно, - подтвердил Эллери. - Возможно, у него железное алиби. Я
узнал, что он предупредил дочь, чтобы та велела Мибс Остин держать язык за
зубами. Если этот телефонный звонок в 5.35 был сделан самим Рисом или его
дочерью в присутствии самого Риса Джардена и это известно дежурной
телефонистке, то все мгновенно проясняется.
    Глюк выглядел так, как будто только что покинул пределы больницы после
многомесячного лечения.
    - Это правда, - пробормотал он. - Но странно, что ему пришлось
предупреждать дочь о молчании.
    - А ведь верно, - сказал Фитц. - Какого черта ему понадобилось держать
в секрете свое алиби? Непонятно..
    - Все станет ясно, - стал объяснять Эллери, - если предположить, что
он хочет защитить кого-то другого. - Присутствующие изумленно уставились
на него. - Разве вы этого не понимаете? Он подставил себя под удар, а
другой человек находится пока вне подозрений. Я говорю о Вальтере Спете.
Джарден защищает именно его.
    - Спет! - воскликнул инспектор.
    - Конечно. Разве Вальтер не признался вчера, что это он был в пальто
Джардена и что именно его видел Франк? Он уже готов был все рассказать,
когда возникла Вал Джарден и заткнула ему рот. А после их совещания
Вальтер отказался от своего признания. Это означает, что Вальтер не знал
об алиби Джардена, пока они ему об этом не сообщили. Да, об этом он не
знал... Поэтому он старался защищать Джардена, по крайней мере, он думал,
что защищает.
    - От чего? - осведомился Фитц.
    - Не знаю, - Эллери нахмурился, стараясь добраться до истины, но та
пока еще ускользала от него. - Ясно, что они молчат, чтобы защитить
Вальтера.
    - От чего? - упрямо настаивал Фитц.
    - Это известно одному Богу, а я не знаю. Если бы эти идиоты все
сказали! В одном я уверен; хотя они и считают, что защищают Вальтера,
однако его положение незавидное. Они кажется думают, что он здорово увяз в
этом деле. С другой стороны, Джарден не стал бы действовать вопреки
здравому смыслу.
    - Хм... Спет... - вновь пробормотал инспектор.
    Фитц все это время качал головой.
    - Да, Спет! - разозлился на них Эллери. - Почему бы вам не спросить, с
кем разговаривала Вал Джарден в 5.35 в доме Спета?
    - Черт возьми! Вы полагаете, что это был Вальтер?
    - А кто же еще? Я уверен, что Вальтер в это время находился в доме
отца и что Джардены знают это!
    - Если он там был, - воскликнул Глюк, - значит, он попал туда через
три минуты после убийства! Может быть, он и не был в комнате, но все равно
должен кое-что знать. Это он, а не Джарден был на территории виллы во
время убийства. Он надел пальто Джардена, а потом мы нашли это пальто со
следами человеческой крови. - Он прищурился и добавил: - И еще одно...
Если он прикончил своего старика, тогда ему стоит свалить вину на
Джардена.
    - Лошадиный навоз, - проворчал Фитц.
    - Разве я не отпустил его в понедельник раньше, чем Джарденов? Разве
он не мог вернуться в "Ла Салле" и спрятать пальто и рапиру в номере
Джарденов? Кроме этого, а я раньше не сообщил вам об этом, на рапире
обнаружены отпечатки пальцев не только Риса Джардена, но и Вальтера Спета.
Отпечатки на оружии!
    - Что!? - в свою очередь удивился Эллери.
    - Я не понимаю, чему вы удивляетесь, - смущенно проговорил инспектор
Глюк.
    - Отпечатки пальцев Вальтера на рапире... - пробормотал Эллери.
    - Во всяком случае, в этом деле есть мотив - лишение наследства. И он
всегда не ладил с отцом, - инспектор довольно потер руки. - Все ясно,
ребята. Все, что нужно Ван Эвери, так это парочку хороших свидетелей.
    - Прошу прощения! - выпалил Фитц и кинулся к выходу.
    - Ты куда? - кинулся за ним Эллери.
    - Из этого можно сделать для газеты хорошенькую сенсацию.
    - Фитц! - свирепо прорычал Эллери. - Если ты напечатаешь хоть слово из
того, что услышал здесь, то... - Эллери что-то прошептал на ухо Фитцу. Тот
сделал воинственный вид, перешедший в удивление. Затем он тоже нахмурился.
Эллери хлопнул его по спине и снова усадил в кресло.


    В восемь часов вечера в дом Джарденов в "Сан-Суси" начали
прокрадываться призраки. От обычных призраков они отличались своей
материальностью. Призраки потихоньку расположились в бывшем кабинете Риса
Джардена. От электрического фонаря на полу на стенах появились причудливые
тени. Главным действующим лицом был Пинк. На его ушах висели наушники, а
перед ним стоял маленький аппарат. Рядом находились несколько консервных
банок - пустых и полных. Высокая худая тень, принадлежавшая призраку по
имени Квин, прилепилась к одной из стен и смешалась с тенью человека по
имени Фитцжеральд. Возле тени Пинка находился призрак женщины с длинными
волосами.
    - Ш-ш-ш... - внезапно прошипел Пинк. - Они пришли!
    Эллери и Фитц кинулись к Пинку, но их успела опередить Вал. Одни
наушники взял себе Фитц, а Эллери присел рядом с Вал и они стали слушать.
    В наушниках послышался дверной скрип, потом чьи-то шаги и, наконец,
раздался голос Винни Мун:
    - Сюда, дорогой Валли, мы тут одни.
    - Зараза Винни! - со злостью шепнула Вал.
    - А ты уверена, что нас никто не подслушивает? - отозвался голос
Вальтера. Глотка у Вал мгновенно пересохла. Ей показалось, что Вальтер
разговаривает с Мун обольщающим голосом.
    - Здесь ни души, дорогой. Ко мне никто не приходит, и я тут
одна-одиношенька на всем белом свете.
    - Я не могу здесь долго быть, Винни. Никто не должен знать, что я сюда
приходил, поэтому мне надо спешить.
    - Что ты хотел мне сказать? - испуганно промолвила Винни.
    - Ты веришь, что я твой друг?
    - Не знаю, дорогой, ты никогда не выказывал мне...
    - Я твой друг и поэтому хочу раскрыть тебе глаза на эту вонючую крысу!
    - Я ничего не понимаю.
    - У меня есть свои шпионы, Винни, и я хорошо разобрался в деле,
которое ты обсуждала с Руигом.
    - О! - прошептала Винни.
    - Я в курсе, что сказал тебе Руиг о последнем завещании. Он сказал,
что если ты не выйдешь за него замуж, то он предъявит новое завещание и ты
не получишь ни цента из пятидесяти миллионов долларов.
    - Вальтер! Откуда ты это знаешь?
    Призраки затаили дыхание.
    - Тихо! - зашипел Пинк.
    - Молодец! - сказала Вал.
    - Заткнитесь, пожалуйста! - рявкнул Фитц.
    - Ну, пожалуйста... - взмолился Эллери.
    - ... понимаешь, откуда я все узнал. Я ненавижу Руига и знаю, что ты
тоже его ненавидишь. Винни, он хочет тебя одурачить. - Она молчала. - Он
лжет, Винни. Он хочет заставить тебя выйти за него замуж и разделить с
ним 50 миллионов.
    - Вальтер... ты хочешь сказать, что он все это... все это...
    - Да, - мягко прошептал Вальтер. - Ведь ты же не видела этого нового
завещания, так?
    - Н-нет.
    - Так чем он это докажет? Слушай, Винни, забудь этого мерзавца, пошли
его к черту. Мы с тобой можем договориться обо всем сами, или даже может
быть... - голос его дрогнул, как будто он что-то прошептал ей на ушко.
    Вал всхлипнула и достала платок.
    Остальные не шевелились. Вскоре Вальтер сказал, что ему пора уходить.
Призраки услышали шум шагов и хлопанье двери.
    - Ушел! - закричала Вал.
    - Все в порядке, - вздохнул Пинк.
    - Тихо, - сказал Квин. - Посмотрим, что произойдет дальше. Если я
правильно раскусил эту бэби, то сейчас она будет звонить ему.
    Они замолчали и стали прислушиваться дальше. Прошло две минуты. Потом
они услышали шум открывающейся двери. Открылась дверь кабинета или какая
другая дверь - этого они определить не могли. Шаги стихли. Прошло долгих
пять минут. Щелчок раздался в их ушах весьма неожиданно.
    - Дежурная! - это был голос Винни, злой и сердитый.
    - Будь я проклят, - пробурчал Эллери. Достав из кармана фляжку, он
сделал несколько порядочных глотков.
    - Вуиг? Анатоль Вуиг? Вуиг! Это Винни! Ты хотел меня обмануть и я это
знаю... Да! Почему это я должна делиться с тобой деньгами? Я не выйду за
тебя замуж! - наступило молчание, как будто Руиг что-то терпеливо ей
втолковывал. - Не обманывай меня! Я не вевю, что было еще одно завещание.
Я его не видела. Я подумала, что ты лжец и обманщик!... А если даже оно и
было, то почему ты мне его не показал? Да, да, покажи! И никаких твоих
дувацких шуток! Я отлично знаю почевк Солли! И никаких фотокопий... Ты
пвинесешь его сюда... Ничего с тобой не случится... Не выйдет, мистев
Вуиг, я из Миссуви... Завтва в тви часа я буду ждать тебя в этом доме...
Да!
    Затем они услышали шум от положенной на рычаг трубки.
    - Посмотрим, что из этого получится, - вздохнул Эллери. - Надеюсь, что
я умный парень.
    - А если Руиг обманет? - полюбопытствовала Вал, обращаясь к Эллери.
    - Не совсем... Почему он не принес его сюда прямо сейчас - это ясно.
Если бы он смог, то прилетел бы на крыльях.
    - Почему же? - не понял Фитц.
    - Вероятно, он хранит его в банковском сейфе, - пояснил Эллери. - Завтра он сможет его оттуда забрать. В чем я уверен, так это в том, что
Руиг прибудет сюда точно по расписанию.
    - Пвоклятый маленький обманщик! - услышали они голос Винни.


    18. Похищение тента.

    В пятницу утром Вал проснулась от настойчивых звонков. Кто-то звонил в
дверь. Вскочив с постели, она набросила на себя замшевый халат и помчалась
к двери через гостиную. Это мог быть Вальтер, она надеялась, что это он.
Почти всю ночь они провели вместе за разговорами про любовь и все время
пили шерри. И между глотками и поцелуями у них не было времени поговорить
о более серьезных вещах. Вал подумала, что не стоит представать перед
Вальтером непричесанной и без косметики, но потом вспомнила, что Рис
уверял ее, что без косметики она выглядит лучше и открыла дверь.
    - О, это вы, Мибс! Что случилось?
    Мибс с трудом ввалилась в коридор и прислонилась к стене, прижав руки
к сердцу.
    - Закройте дверь... - прошептала она, - закройте дверь...
    Вал закрыла дверь и осведомилась:
    - Что случилось?
    - Подождите... я ... приду... в себя, - ответила девушка с трудом
переводя дыхание.
    - Бедняжка! Заходите и садитесь. Что с вами?
    Мибс с трудом уселась в кресло и пролепетала, с неохотой разжимая
побелевшие губы:
    - Мисс Джарден, я напугана до смерти.
    - Ерунда! - отозвалась Вал, тоже садясь в кресло. - Почему? Расскажите
все по порядку. Чем я могу вам помочь?
    - Да... тут... только... - она жалобно посмотрела на Вал, - за мной
следят.
    - О! - удивилась Вал.
    - Если бы Пинк был здесь, он бы знал, как поступить. Где он? Куда он
исчез?
    - Пинк занят особой работой. Расскажите мне все по порядку.
    Мибс тяжело вздохнула.
    - Я волнуюсь с самого понедельника, с тех пор, как вы мне сообщили о
разговоре с мистером Спетом... Вчера я была в магазине и мне показалось,
что кто-то за мной следил, когда я туда шла... И обратно тоже. Я подумала,
что это какой-то голливудский бездельник, но я его не видела. Вечером это
случилось опять, когда я шла домой. И сейчас, утром, когда я направлялась
на работу... Кто-то следит за мной, мисс Джарден!
    Вал задумалась. Она попыталась сосредоточиться, но мысли разбегались.
Если за Мибс следят, это значит, что... Может быть, кто-то действительно...
    - Успокойтесь, Мибс, - только она и сказала.
    - Я так боюсь... я... - девушка была на грани истерики.
    Вал подошла ближе к ней и прижала к груди.
    - У вас есть семья, Мибс?
    - Нет! - закричала Мибс. - Я одна, у меня есть только Пинк. Я приехала
сюда из Сент-Лу и живу тут всего два года. ПИнк мой единственный друг.
    - Хм... Мибс, не думайте, что мы дадим вас в обиду, - девушка
зарыдала. - Я скажу вам, что мы сделаем. Вы останетесь у меня на несколько
дней, пока все не уляжется. Я здесь одна и вы можете спать в спальне отца.
Или, если желаете, вместе со мной...
    - Правда?
    - Конечно, и ничего не бойтесь. Вам даже нет необходимости
возвращаться за своими вещами. Я вам дам все необходимое и...
    - А кушать я тоже буду здесь?
    - Да. Вот вам ключ и вы можете спокойно приходить сюда, когда
захотите, а внизу вам ничего не сделают.
    - Правда? - всхлипнула Мибс.
    - Все уладится, успокойтесь.
    Мибс улыбнулась сквозь слезы.
    - Вытрите глазки, - Вал провела ее в туалет, где девушка стала
проводить себя в порядок.


    - Я скажу, почему вас вызвал, - обратился Глюк к Эллери. Он стоял
возле сейфа в своем кабинете.
    - Что нибудь новенькое? - быстро спросил Эллери.
    - Нет, пока нет ничего такого, чтобы могло вас заинтересовать. Так,
мелочи... - инспектор открыл сейф и вытащил оттуда что-то завернутое в
газету. Эта вещь по форме походила на бутылку. - Вот что мы нашли по
вашей подсказке, так что мы вам многим обязаны, мистер Кинг.
    - Что это? - живо осведомился Эллери.
    Глюк начал осторожно разматывать газету. - Мы обыскали всю канаву и
нашли это в грязи.
    Это была гиря.
    - Следы крови? - поинтересовался Эллери.
    - Нет.
    - Отпечатки пальцев?
    - Несколько старых: Риса и ЕГО дочери. Что заставило вас обратить внимание
на канаву? - сухо спросил инспектор.
    - Да, так, второстепенные мыслишки. Вы обнаружили там еще что-нибудь?
    - Ничего.
    Эллери сокрушенно покачал головой.


    Он оставил свою машину возле ворот "Сан-Суси", что сильно удивило
Франка. Детектив у ворот приветствовал его неожиданно тепло. Но Эллери,
не обращая внимания, зашагал к дому Спета. Сейчас он испытывал какое-то
опустошение, как будто бродил по городу с приведениями. Неторопливо
покачивая головой, он размышлял о деле. Все запуталось, основной лейтмотив
отсутствовал, и его обнаружение было первостепенным делом. Он обошел по
кругу дом Спета, внимательно осматривая ряды стройных пальм. Поднявшись на
террасу, он уселся в кресло и задумался, опустив голову на руки.
    Его заставил поднять голову чей-то свист. В дверях дома Спета стояла
Вал. Он улыбнулся ей и кивнул головой. Она ловко спрыгнула с террасы и
подошла к нему, испуганно шепча:
    - Она же вас увидит! Вы что, с ума сошли!
    - Пока нет, - запротестовал Эллери. - Винни собирается набить свой
желудок и готовит себе еду. Это сообщил детектив у ворот.
    - Вы прошли через ворота? - встревожилась Вал.
    - А что тут плохого? - невинно поинтересовался Эллери. - Вы нашли
другой путь?
    - Я перелезла через забор! - разозлилась Вал. - Вы допускаете ошибки,
мистер Кинг. Если Руиг узнает...
    - Не узнает.
    - Почему вы так уверены? - подозрительно осведомилась Вал.
    - Тише, не мешайте мне сосредоточиться.
    Вал с сомнением посмотрела на него и уселась в кресло. Он положил руки
ей на плечи. Она в замешательстве уставилась на него. Очень странный
человек... Сосредоточиться? Может быть, он просто захотел вздремнуть?
    - Лучше уйти отсюда, - предложила она. - Если вы хотите спать, можете
присоединиться к Пинку. Сейчас он спит. Пойдемте, пока не вернулась Винни
и не застала вас тут.
    - И оставить это уютное кресло? - пробормотал Эллери. - Нет.
    - Вы ненормальный! - раздраженно произнесла Вал.
    Эллери прищурясь посмотрел наверх и внезапно вскочил с кресла.
    - Что с вами? - испугалась Вал.
    Стоял полдень, и солнце освещало все вокруг. Эллери встал и, задрав
голову, принялся рассматривать тент над головой. На тенте ярко сияла
золотистая полоска. Встав на кресло, он стал ее внимательно изучать.
    - Что вы нашли в этом интересного? - спросила Вал. - Вы странное
создание. Это всего-навсего разрез в тенте.
    Эллери спрыгнул с кресла и улыбнулся.
    - Я ощутил на глазах вспышку света. Ну что, пойдем дорогая? Или вы
пойдете одна?
    Эллери вновь плюхнулся в кресло. Вал махнула рукой и убежала в сад. Он
смотрел ей вслед. Девушка пробежала мимо кустов и деревьев и вскоре ее
стройная фигурка исчезла из поля зрения. Эллери продолжал сидеть в уютном
кресле на террасе дома Спета. Где-то трещали цикады, шелестели листьями
пальмы. Вокруг царила удивительная тишина и ни души в пределах зрения. Он
вновь залез на кресло и снова уставился на прорезь в тенте. Тент был
разукрашен полосами и разрез был почти параллелен желтой и зеленой
полосам.
    - Всего полдюйма длины, - пробормотал Эллери.
    Достав из кармана перочинный нож, он собрался сделать в тенте еще один
надрез, когда заметил что-то такое, что заставило его отказаться от своего
намерения. В каменной стене дома, которая являлась наружной стеной
кабинета, он обнаружил свежую зарубку. Он посмотрел на зарубку и перевел
взгляд на щель в тенте. Зарубка на камне находилась довольно высоко над
землей, а разрез в тенте находился прямо над головой. Что-то откололо кусочек
камня от стены. Разрез явно выше, чем щербинка на камне. Щель находилась
от зарубки всего в четырех дюймах. Четыре дюйма! Пробормотав про себя
что-то неопределенное, Эллери безжалостно вырезал в тенте прямоугольный
кусок примерно в пять квадратных дюймов. Затем он осторожно взял кусок
тента. При свете через отверстие ему показалось, что края разреза
золотисто-коричневого цвета. Коричневая патока... Патока... Патока или
цианистый калий?
    "Итак, - сказал про себя мистер Хиллари-Эллери Кинг-Квин, - вопрос
заключается в том, рапира ли оставила след патоки на этом разрезе или
нет?"
    Осмотрев вырезанный кусок тента, он осторожно свернул его в трубочку
и, обернув носовым платком, спрятал в карман. Затем он не торопясь сошел с
террасы и углубился в кусты.


    - Ну, Бронсон? - спросил Эллери.
    Химик утвердительно кивнул.
    - Патока и цианистый калий, - произнес он. - Я слышал о вас, Кинг,
здесь в Управлении. Где вы добыли этот кусок холста?
    - Если вы хотите сообщить об этом Глюку, - усмехнулся Эллери, забирая
кусок тента, - то не стоит утруждаться. Скоро я сам сообщу ему об этом.
    - Но, послушайте... - начал Бронсон.
    До свидания! Сегодня отличный денек, не правда ли?


    19. Блондинка в охапке дров.

    Валери прошла через вестибюль "Ла Салле" и сразу же заметила, что на
месте мисс Мибс Остин за телефонным распределителем сидит сам управляющий,
невысокий темный мужчина. Она решила, что Мибс наверху и, вздохнув,
направилась к лифту. Бедняжка так напугана. Если бы она на самом деле
знала, что над ней нависло!
    Подойдя к двери своего номера , она открыла его.
    - Мибс, вы здесь? - двери со стуком захлопнулась. Ответа не
последовало. - Мибс! - Вал зашла в гостиную. Там было пусто и тихо. - Мибс! - она кинулась в спальню отца, затем в свою спальню, на кухню и в
ванную... Мибс нигде не было. Вал выскочила из номера и кинулась вниз в
вестибюль. - Где мисс Мибс? - закричала она.
    Управляющий сдвинул наушники.
    - Ну, я думаю...
    - Где она?
    - Не знаю, - ответил управляющий. - Разве вы не знаете, где она?
    - Вы дурак! - завизжала Вал. - Если бы я это знала, зачем бы я стала
вас спрашивать? Где она? Отвечайте!
    - Разве не вы позвонили ей час назад? Я сам соединял.
    - Что, что? Она сказала вам, что это я звонила?
    - Ну, да. Она заявила, что вы ей позвонили и попросили ее встретить на
углу Кахуэнда и Сансет по очень важному делу. Поэтому я естественно...
    Вал тяжело оперлась о стол.
    - О, да, спасибо, - она с трудом добралась до дивана и села под
пальмой. Звонок... Но она вообще не собиралась никому звонить. Ужас!
Кто-то позвонил мисс Мибс под ее именем, и условился о встрече!
    Разозленный управляющий нацепил вновь наушники и сел за щит. Вал была
готова расхохотаться. Еще сердится! А Мибс - дура! Поднявшись с дивана,
она поспешила в телефонную кабинку.
    - Вальтера Спета, - попросила она, когда ее соединили с редакцией.
    - Спет слушает, - услышала она голос Вальтера.
    - Вальтер! Случилось нечто ужасное.
    - В чем дело, дорогая? Это Винни с Руигом...
    - Нет! Мибс! Остин Мибс... она... она исчезла.
    Вальтер свистнул.
    - Исчезла? Ты же говорила, что она согласится... Я имею в виду, что
она хотела оставаться у тебя.
    - Ты ничего не понял. Кто-то... кто-то позвонил ей по телефону час
назад от моего имени и назначил свидание на углу Кахуэнда и Сансет. Но
я... я не звонила ей!
    - Ого! Жди меня, сейчас приеду.
    Вал повесила трубку и направилась в номер ждать Вальтера. Она ощущала
себя дряхлой и ужасно противной старухой.
    Вальтер возник в номере через полчаса. Она впустила его в номер и
тщательно закрыла за ним дверь. Они вошли в гостиную и Вальтер сел. Вал
подошла к окну и машинально посмотрела на улицу. Затем она подошла к столу
и передвинула вазу на несколько дюймом в сторону. Вальтер молчал.
    - Ты думаешь, - прошептала она, - ты думаешь, что она...
    Вальтер вскочил и прошелся по комнате.
    - Что мне непонятно, так это как эта маленькая дурочка могла клюнуть
на такую дешевку. Черт побери, ведь она знает твой голос.
    - Плохо знает, я слишком мало с ней разговаривала.
    - Проклятая дура!
    - Вальтер! - Вал заломила руки к потолку. - Она может быть... может
быть, ее...
    Вальтер вновь сел спрятал лицо в руки.
    - Вальтер... - простонала она.
    - Что?
    - Вальтер...
    Но это было правдой. Их план, их безумный план оставить Вальтера в
тени... За это может заплатить жизнью совершенно невинный человек.
    - Ты думаешь, что ее... Вальтер...
    - Что бы ни случилось, нам необходимо действовать. Кто-то узнал об
алиби твоего отца и решил разрушить его, убрав эту девушку. - Голос его
дрогнул. - Я просто не могу понять такую жестокость! Как можно так
ненавидеть человека!
    - Это наша вина, Вальтер! - прошептала Валери.
    Вальтер подошел к ней и нежно обнял.
    - Послушай, Вал, - он приподнял ее подбородок, - пора кончать этот
бардак. Мы - убогие неудачники, и как могильные черви пытаемся уклониться от
того, что сильнее нас.
    - Не нас, - выкрикнула Вал, - а тебя!
    - Ты и так уж слишком много для меня сделали ты и Рис. А мы, тем
временем, позволили погибнуть невинному человеку.
    - Как мы могли бросить ее при таких обстоятельствах! - отчаянно
воскликнула Вал.
    - Не надо кричать, Вал, - мягко проговорил Вальтер. - Во-первых,
необходимо сообщить полиции об ее исчезновении. - Вал утвердительно
кивнула и зарыдала. - Вполне вероятно, что уже поздно, но, может быть, она
еще жива.
    - Но тогда придется сообщить им о тебе.
    - Ерунда! - улыбнулся он.
    - Нет, Вальтер, - она уткнулась ему в грудь головой.
    - Если я этого не сделаю, то что буде с твоим отцом? Вспомни, ведь с
исчезновением Мибс у него уже алиби. У него нет алиби, ты это понимаешь?
    - Это ужасно, милый! Как все это ужасно!
    - А теперь пойдем и скажем инспектору Глюку всю правду.
    - Но ведь он сразу же тебя арестует. Он скажет, что ты убил своего отца!
    Он поцеловал ее в кончик носа.
    - Я говорил тебе когда-нибудь, что ты самая красивая?
    - Я не пущу тебя!
    - А о том, что думаю о тебе каждую ночь?
    Вальтер или Рис... Рис или Вальтер... В голове Вал все смещалось, и
она беспомощно опустила руки.


    ЧАСТЬ ПЯТАЯ

    20. Все, кроме правды.

    Вальтер подошел к телефону и попросил соединить его с Управлением
полиции. Он терпеливо ждал, находясь к девушке спиной. Его высокая фигура
выглядела сейчас сутулой. Вал взглянула на постель. Она хотела бы уснуть и
спать несколько месяцев подряд. Наконец, Вальтер заговорил с инспектором
Глюком. Он рассказал ему об исчезновении Мибс Остин, о фальшивом
телефонном звонке от имени Вал, и о встрече на углу двух улиц. Что ему еще
оставалось делать?
    - Пошли Вал.
    - Сейчас...
    Всю дорогу они молчали. Да и о чем им было разговаривать? Перед
глазами Вал все время стояла жалкая физиономия Мибс.
    Глюк принял их в своем кабинете. Показания приготовились записывать
два полицейских стенографа. Окружной прокурор Ван Эвери сидел в углу важно
и молчаливо.
    - Вы нашли? - резко осведомился Вальтер.
    - Пока мы еще работаем, - ответил инспектор. - Что заставляет вас
думать, что девушку похитили?
    - Она располагала определенной информацией, которая не по душе убийце
моего отца.
    Глюк улыбнулся.
    - Присаживайтесь, мисс Джарден. Вы хотите подкинуть нам еще одну
версию, мистер Спет? Давайте, но побыстрее.
    - Понимаю. Я рад, что сейчас вы все узнаете...
    Какой-то шорох в соседней комнате заставил его замолчать. Дверь резко
распахнулась и в кабинет влетел Рис Джарден. На его руках повисли два
детектива.
    - Вальтер! - закричал Рис. - Это обман! Девушку вообще никто не
похищал! Глюк ее...
    - Упрямец! - зло воскликнул прокурор. - Очень плохо, Глюк.
    - Папа! - Вал кинулась к отцу. Детективы отпустили Риса.
    - Так вы хотели меня обмануть? - возмутился Вальтер.
    Инспектор подал знак и в кабинет впустили Мибс Остин. Глаза ее были
красными. Она опустила голову и ни на кого не смотрела. Внезапно она
разрыдалась.
    - Это все хитрый трюк, Вальтер, чтобы заставить тебя заговорить. Алиби
обнаружил этот репортер Кинг...
    - Кинг? - закричала Вал. - Скотина! А я-то все думала, чего это он
суетится?
    - Он все сообщил Глюку и инспектор устроил "похищение", чтобы ты
заговорил.
    - Хватит болтать! - приказал Глюк. - Плохая работа, не спорю, но эта
девушка нам кое-что сообщила. Хотите выслушать ее рассказ, мистер Спет?
    - О, мисс Джарден, - всхлипнула Мибс, - Я ничего не могла сделать. Они
заставили кого-то позвонить мне... Я подумала, что у вас неприятности и
побежала...
    - Все в порядке, Мибс, - успокоила ее Вал. - Я рада, что вы в
безопасности.
    - Он привели меня сюда и заставили все рассказать. Я была так
напугана, что не знала, что делать. Они заставили меня сказать...
    - Одну минуту, - прервал ее Вальтер. - Если вы знаете об алиби Риса
Джардена, инспектор, то поняли, что он невиновен.
    - Я свободный человек, Вальтер, - просто сказал Рис.
    - Тогда я ничего не понимаю.
    - Мисс Остин сообщила мне, - проговорил инспектор, - что она
разговаривала с вами по телефону в 5.35 в понедельник и что вы
разговаривали из дома вашего отца. Это происходило через три минуты после
убийства.
    - Вот вам мой совет, молодой человек, - послышался из угла кабинета
голос прокурора. - Признайтесь во всем, и вам станет легче, поверьте моему
опыту.
    Вальтер зло посмотрел на него и засунул руки в карманы. Вид его был
мрачным. Стенографы приготовили карандаши. Но в этот миг дверь отворилась
и в кабинете возник Хиллари Кинг. Он тяжело дышал, как будто всю дорогу
ему пришлось бежать. В его руке был сверток неопределенной формы, который
был завернут в коричневую бумагу. Остановившись посреди кабинета, он обвел
присутствующих взглядом.
    - Действие третье, сцена вторая! - торжественно объявил он. - Кто тут
что говорит?
    - Это не займет много времени, - так же торжественно заявил инспектор.
- Спет готов признаться.
    - Вот как!?
    - Я? - пробормотал Вальтер. - Нет.
    - Что!? - взорвался Глюк. - Снова?
    - Я молчал лишь потому, что ничего не знал об алиби Риса и думал, что
защищаю его...
    - Если ты не знал об алиби, то что заставляло тебя думать, что именно
Джарден прикончил твоего отца? - осведомился Эллери.
    Вальтер не обратил никакого внимания на его вопрос.
    - Сегодня, когда я узнал, что мисс Мибс Остин в опасности, я решил все
рассказать. А теперь, катитесь все к черту!
    - И это все? - спросил инспектор.
    - Я буду говорить лишь в присутствии моего адвоката, - решительно
заявил Вальтер.
    - Ты заставляешь меня делать необычную работу, Вальтер, - произнес
Эллери. - Глюк, время не ждет, уже два часа.
    Глюк хмуро посмотрел на него. Прокурор вылез из угла. Эллери
размахивая перед их носом пакетом.
    - Хорошо, - сказал Глюк, - у нас еще будет время заняться Спетом. А
пока надо заняться малышом Руигом.
    - Руигом? - Вал посмотрела на Эллери, который почему-то смутился. - Вы
сказали им? Знаете, кто вы? Подлый предатель!
    Глюк кивнул двум детективам, и они встали по обе стороны от Вальтера.
    - Вам, Спет, придется подождать Руига. Я вас предупреждал. В моем
кармане лежат два ордера на арест: один на ваше имя, а другой на имя
Руига. Лично я подозреваю вас, Но Кинг отдает предпочтение Руигу.
    - Пойдемте, - пробурчал Эллери. - Не надо заставлять нас ждать
владельцев пятидесяти миллионов.
    Инспектор Глюк устроил их появление в "Сан-Суси" с артистическим
блеском. Анатоль Руиг, который находился под негласным надзором полиции,
еще не появился. Но перед ними стояла задача возникнуть незаметно для
мисс Винни Мун. В дальнем углу забора была предусмотрительно проделана
дыра. Они бесшумно проникли через нее в сад и направились в бывший дом
Джардена. Их нельзя было увидеть из дома Спета. Пинк спал и был весьма
удивлен, когда его разбудила такая странная компания. Он вскочил и с
глупым видом приготовился к драке, но никто не обратил на него никакого
внимания. Обидевшись на такое поведение, он закурил. Заметив, что Глюк
нацепил наушники, Пинк стал задавать вопросы, на которые никто и не думал
отвечать. Сначала он даже и не заметил Риса Джардена, а когда увидел,
сигарета выпала из его рта и он кинулся к нему. Люди Глюка, получив
указания, тихо испарились в саду. Эллери уселся в кресло и спокойно
закурил. Рис прислонился к стене, Пинк стал рядом с ним. Все молчали. Глюк
молча смотрел на часы: 2.20...2.25...3.00... В наушниках стояла такая же
тишина. Глюк вопросительно уставился на Эллери. 3.05...
    - Пришел!
    Все кинулись к нему, вслушиваясь в звуки, доносившиеся из наушников.
    Звук отворяемой двери...
    - Они в кабинете Спета, - прошептал Эллери, глядя через стеклянную
стену.
    Послышался голос Анатоля Руига:
    - Это ужасно, Винни.
    - Не дувачьте меня, Анатоль Вуиг! - холодно промолвила Винни. - Если
вы пвинесли завещание, покажите.
    - Вы дура!
    - Откуда я знаю, что вы говорите мне пвавду? Вы сказали, что не нашли
этого Фванка на месте, а я не вевю этому.
    - Вот как? - раздраженно произнес юрист. - Я думал, что мы обо всем
договорились. Мои два помощника были здесь со мной ровно в 5.15. Я знал,
что Спет не выносит опозданий. Они помогли мне перелезть через забор и
последовали за мной. Я видела Спета, и он подписал это новое завещание в
присутствии свидетелей, а потом мы ушли.
    - Да, - послышался возбужденный голосок Винни. - А если это пвавда, то
откуда мне знать, что вы и ваши гангстеры его не убили?
    - Не острите, - разозлился Руиг. - Я не могу находиться здесь больше
пяти минут. Он подписал завещание, и я вышел отсюда в 5.30. Ворота были
закрыты, так что пришлось снова лезть через стену. Когда я отсюда уходил,
Спет бы еще жив.
    - Тогда зачем вы вевнулись? Вы пвишли сюда после шести часов.
    - Так велел Спет. У него было ко мне еще одно дело. Он сказал, что
ждет Вальтера и хочет поговорить с ним наедине.
    Глюк с улыбкой посмотрел на Эллери и перевел взгляд на Вальтера. Вал
инстинктивно схватила его за руку. Вальтер побледнел.
    - Я думаю, что все это ложь, - заявила Винни.
    - Ради бога, я вытащил его из стола Спета, когда мы обнаружили тело
вместе с дураком Валевским. Я сделал это под самым его носом, а он так и
ничего не заметил.
    - Ну так покажите мне его, если вы такой умный! Не гововите ничего,
только покажите.
    - Одну минуту. Что заставило вас думать, что я лгу?
    - Отойдите от меня! У меня есть собственные мозги.
    - Мозги? Ну, это вы переборщили! - наступила тишина. - Это не твоя
идея, дура! А ну-ка скажи мне, кто тебя надоумил?
    - Если хочешь знать, - испуганно промолвила Винни, - то меня
пведупведил Вальтев Спет.
    - Он тебя обманул! - завопил Руиг.
    Потом там что-то случилось. В наушниках послышался какой-то шум и
треск.
    - Бежим туда! - воскликнул Глюк.
    Но Эллери уже мчался к дому Спета. Все бросились за ним.
    Растерянный Руиг стоял с поднятыми руками перед двумя детективами.
Винни лежала в широком кресле Солли Спета. Возле нее тоже находился
детектив.
    - Возьмите это, - один из детективов протянул Глюку пакет. - Он
пытался его порвать.
    Глюк нервно схватил пакет. Достав оттуда лист бумаги, он принялся его
быстро читать. Прокурор торопливо вошел в кабинет.
    - А, Руиг, рад видеть вас в таком положении. Ну что там, инспектор?
    - Мистер Кинг прав, - заявил он, изучив содержимое документа. - Все
это скучно. Но боюсь, Спет, что это завещание несколько запоздало для вас,
чтобы сделать богатым.
    - Оно... - начала Вал и сразу же смолкла.
    - Оно составлено по всем правилам и оставляет все состояние Вальтеру
Спету.
    Винни вскочила с кресла и завизжала:
    - Ложь! Солли оставил все мне!
    - Вам немножечко не повезло, мисс Мун!
    - Но я истватила тысячи доллавов в магазинах! - она упала в кресло и
злобно уставилась на Вал. - Теперь все деньги получит эта ковотышка!
    Ван Эвери пожал плечами.
    - Это дает нам все, что нам требовалось, - проговорил Глюк. - Теперь
ясен и мотив... А заявление Руига, что Солли сказал ему, что ждет сына...
    - Я все скажу! - заволновался Руиг. - Забудьте об этом деле и
подтвержу, что видел Вальтера Спета.
    - Да, Спет был здесь, - инспектор не обращал на Руига никакого
внимания. - Это нам известно из показаний мисс Остин. Его отец показал ему
новое завещание и хотел помириться с ним, но негодяй все же ухлопал своего
отца.
    - Нет! - закричала Вал.
    - Инспектор, ради Бога, не говорите глупостей, - проговорил Рис. - Мальчик не убивал отца. Вальтер, расскажи ему, что случилось... Он поверит
тебе... Должен поверить!
    - Он может говорить все, что хочет, - холодно произнес Глюк. - У меня
на плечах тоже имеется голова со всем ее содержимым. Мы обнаружили
отпечатки его пальцев на рапире и он сам признался, что был в вашем
пальто, мистер Джарден. На этом пальто есть пятна крови, и у Вальтера
Спета имелась возможность подбросить все вам в номер.
    Винни, видя, что никто не обращает на нее внимания, попыталась
выскользнуть из кабинета, но детектив схватил ее за руку и усадил обратно
в кресло.
    Побледневший Вальтер беспомощно развел руками.
    - Я полагаю, что отрицание ни к чему не приведет, - вздохнул он. - Но
хочу предупредить вас, инспектор, и вас, Ван Эвери, что вас ожидают
неприятные неожиданности. Вы не знаете и четверти того, что произошло в
этой комнате в прошлый понедельник. Вы даже не знаете правды о...
    - Нет, - раздался ворчливый голос. Все обернулись и удивленно
взглянули на Эллери. - Это вы ничего не знаете, Вальтер. После всех
беспокойств, что вы мне доставили, мой дорогой, и после ненужного
умалчивания фактов, вам не удалось отнять у меня славу, которую я
заслуживаю.
    - Кинг, вы сошли с ума? Не вмешивайтесь в это дело! - крикнул Глюк.
    - Мои замечания касаются и вас двоих, - также раздраженно продолжил
Эллери, глядя на Риса и его дочь.
    - Кинг! - угрожающе прорычал инспектор.
    - Спокойнее... Вальтер, ты знаешь, кто убил твоего отца? - Вальтер
пожал плечами. - Вы знаете, кто убил Спета, Джарден? А вы, Вал.
    - Я не разговариваю с недоделанными предателями!
    Эллери покосился на длинный предмет в коричневой бумаге, который он
держал в руках. Затем он подошел к стеклянной двери, открыл ее и вышел на
террасу.
    - Идите-ка все сюда, - пригласил он присутствующих.


    21. Шутка Кинга.

    Голос его прозвучал так властно, что все без колебаний выскочили на
террасу. Эллери спокойно ждал. Некоторые уселись на низкие перила, а
остальные встали возле стены. На всех лицах читалось неудовлетворенное
любопытство. Вал и Рис смотрели на него с надеждой. Винни, Пинк и
детективы с изумлением, инспектор Глюк - выжидающе. Этой же позиции
придерживался и Ван Эвери, а Руиг и Вальтер глядели на него с горечью.
    Над ними раскинулось голубое небо. Тихо шелестели деревья. В небе
пролетал красный гидроплан. Во всей обстановке чувствовалось что-то
странное и потустороннее. Время как будто остановилось. Эллери вытащил из
кармана тряпку и показал ее собравшимся.
    - Это кусок холста, который я сегодня отрезал от тента, - он кивнул на
прямоугольный вырез, из которого на террасу попадало солнце. - В этом
куске вы видите щель, разрез, прорезь, назовите это как угодно. Надрез
ровный и идет параллельно желтой и зеленой полосам. Концы надреза на
солнце отливают золотисто-коричневатым оттенком. Это следы патоки, - Глюк
и Ван Эвери подошли к нему ближе. - Нет, - сухо предупредил Эллери, - не
дотрагивайтесь до него. Эта тряпочка вроде головы Медузы Горгоны и
неосторожное прикосновение превратит вас в прах. Я давал ее великолепному
парню Бронсону на анализ и исследование, которые подтвердили, что края
разреза смазаны тем же составом, что и было обнаружено на трупе: патока с
цианистым калием.
    - Разрешите посмотреть, - возбужденно сказал Глюк. - Этот разрез
похож...
    - Он полдюйма длины.
    - Такой же разрез был сделан и в груди Солли Спета!
    - И тот же самый яд, - растерянно пробормотал окружной прокурор Ван
Эвери.
    - Это означает, что разрез был сделан в тенте той же самой рапирой,
которой прикончили Спета, - произнес инспектор. Он внимательно посмотрел
на кусок холста. Затем он пододвинул кресло, влез на него и стал изучать
отверстие в тенте. - Но как эта чертова рапира могла туда попасть? Если
патока находится сверху холста, значит и рапирой его поразили сверху через
холст. Какая глупость!
    - Это не глупость, - возразил Эллери. - Этого просто не было.
    - Подождите, - Глюк сошел с террасы и посмотрел на дом со стороны. - Рапиру могли бросить из окна.
    - Идите сюда, инспектор, - вздохнул Эллери. Глюк подошел к нему без
ненужных возражений. Эллери встал на кресло и протянул руку. - Посмотрите
сюда... Видите? На стене свежая щербинка. Для нее выбрано любопытное
местечко, не так ли? Примерно на уровне головы высокого мужчины. Могла ли
эта штука возникнуть случайно?
    - Ну, ну? - Глюк посмотрел на него с нетерпением.
    - Теперь посмотрите на щербинку в стене и на расположение разреза на
тенте. Расстояние в четыре дюйма... И разрез несколько выше, чем
щербинка, чуть выше. Они находятся на одной линии, поняли? Острый
предмет, который имел полдюйма ширины прорезал тент и оцарапал стену. Если
бы рапира падала из окна, то естественно, что царапина была бы
вертикальной. Но поскольку линия, соединяющая разрез на тенте и щербинку
на теневой стороне стены почти параллельны, значит острый предмет был
направлен горизонтально полу. Всем ясно?
    Он спрыгнул вниз и дал инспектору в руку кусок тента. Тот крутил его в
руке, не зная, что с ним делать.
    - Я пока что ничего не уловил, Кинг.
    - Надо пользоваться извилинами, братец. Станет ли кто-нибудь стоять
или лежать на тенте только для того, чтобы швырнуть рапиру параллельно
тенту, чтобы сделать в нем разрез и сделать царапину в стене?
    - Это чушь, - медленно проговорил Ван Эвери.
    - Согласен. Абсолютная чушь! Но мы немного уклонились в сторону.
Полосы на тенте идут от вершины к низу, а разрез параллелен цветным
полоскам. Щербинка лежит немного ниже разреза, но на одной прямой.
Следовательно, в каком направлении было направлено оружие?
    - Через воздух прямо к террасе, - пробормотал Ван Эвери.
    - Рапира через воздух? - Эллери приподнял брови.
    - Нет, только не рапира, - заявил Глюк. - Скажем, нож. Да, кто-то
швырнул нож!
    Во всяком случае, не рапира, - усмехнулся Эллери. - Вы согласны, что
это абсурд полагать, что кто-то стоя на земле кидал рапиру через тент?
Хорошо... Значит, этот тент проткнула не рапира. Но что-то такое было и
это совпадает с характером поражения нанесенного Спету, с ядом, которым он
был отравлен, и с размерами раны.
    - Вы имеете ввиду, что его вообще не убивали рапирой!? - воскликнул
Глюк.
    - Как красноречиво вы это сказали, инспектор, - Глюк широко раскрыл
рот. Все с каким-то мистическим ужасом слушали Эллери. - Теперь нам
известна одна важная вещь! Какое-то оружие, как показал нам прокурор,
летело к террасе. Откуда именно?
    - Из сада, - подсказал Пинк.
    - Из бассейна, - подсказал Глюк.
    - А что находится позади бассейна?
    - Бывшая вилла Джарденов.
    - Или терраса бывшего дома Джарденов, которая находится как раз
напротив этой...
    - Эй! - раздался голос Фитцжеральда. - Вы что, ребенка ждете? Что тут
случилось? О, и Руиг здесь.
    - Фитц! Рад приветствовать тебя, - сказал Эллери. - Ты вовремя явился.
Инспектор, вы можете очистить террасу?
    - Очистить?
    - О-чи-стить, - по слогам произнес Эллери. - Это слово означает, что
все обязаны покинуть террасу. Пинк, вы мне нужны.
    Пинк смущенно подошел к нему. Эллери снял с кресла кожаное сиденье и,
поставив его на стол, прислонил к стене террасы. Затем, держа в одной руке
странный сверток, Эллери взял свободной рукой Пинка за руку и повел его от
террасы, что-то тихо ему нашептывая. Пинк послушно шел за ним, кивая
головой. Когда они проходили мимо бассейна к террасе виллы Джарденов,
Эллери остановился и обернулся назад.
    - Эй, вы! - крикнул он. - Убирайтесь с террасы!
    Все торопливо покинули террасу. Затем все столпились возле дома,
наблюдая за двумя мужчинами, которые направлялись к террасе дома
Джарденов. Наконец, Эллери остановился, развернул пакет и протянул Пинку
какую-то вещь. Пинк кивнул и взял эту вещь в правую руку, проделав после
этого какое-то движение левой рукой. Послышался странный звук, в воздухе
что-то блеснуло и хлопнуло в кожаное сидение на террасе Спета, отколов при
этом кусочек стены, к которой было прислонено сиденье.
    - Черт возьми! - простонал инспектор.
    Пинк усмехнулся, когда Эллери одобрительно похлопал его по плечу. Он
гордо нес лук и стрелы, направляясь к террасе дома Спета. Эллери вбежал на
террасу и вытащил из сиденья стрелу. - Отличный выстрел, Пинк! Лучше, чем
стрелял кто-то в понедельник.
    Все снова собрались на террасе.
    - Стрела? - недоверчиво пробормотал Ван Эвери.
    - Это единственно возможный ответ. Заодно он отвечает и на вопрос,
зачем было надо отравлять оружие, - Эллери закурил. - Если оружием
убийства была рапира, то применение яда было бы бессмысленным.
Единственной целью смазки кончика оружия ядом было убийство Спета.
Использование в качестве оружия стрелы да еще с расстояния в пятьдесят
ярдов - это не шутка. Опытный стрелок должен быть уверенный в том, что попадет в
цель с пятидесяти ярдов, но уверенности в том, что выстрел окажется
смертельным, у него быть не может. Но смазав кончик стрелы ядом, убийца
получает уверенность в смертельном исходе. Нет, Спет не был убит рапирой!
Он стоял на террасе и убийца выпустил в него две стрелы с террасы дома
Джарденов. Две отравленных стрелы... Первая прошла мимо цели и поразила
тент, вторая же угодила в сердце Солли Спета.
    - Но как вы можете быть полностью уверены, что это была обязательно
стрела? - заупрямился Ван Эвери. - В том, что сказал инспектор насчет
ножа, тоже есть доля истины. Убийца мог стоять в саду и метнуть в цель два
ножа. Эта теория тоже все объясняет.
    - Вы не правы. Спет был убит из лука, и я могу это доказать. Пинк,
дайте мне эту перчатку, - Пинк стянул с руки что-то что-то кожаное. - Немало пришлось мне побегать в поисках лука и стрел, - усмехнулся Эллери,
- а когда я их нашел, торговец дал мне и это. Смотрите.
    Он протянул перчатку Глюку. Это была странная перчатка: на ней было
всего три пальца. Три средних пальца были защищены кожей, оставляя другие
два открытыми. Кожаная полоска крепко обтягивала запястье.
    - Вы помните два отпечатка пальцев на столе в доме Джарденов? Именно
большой палец и мизинец... Слишком необычно для человека иметь только два
этих пальца. Мисс Джарден даже решила, что это двупалый человек. Но
вспомнив о стрелке из лука в подобной перчатке, я уверяю вас, что все
сомнения сразу же исчезнут.
    - Хм-м... - неопределенно промычал инспектор, а Эллери продолжал,
обращаясь к присутствующим.
    - Кто-то носящий такую перчатку находился на террасе дома Джарденов, а
раз так, то орудием убийства был лук со стрелами.
    - Все это слишком таинственно, - прошептал Вальтер.
    - Таинственно? - заорал Фитц. - Это колоссально! Говорите, мы вас
слушаем, Кинг!
    - Боюсь, что мой рассказ расстроит многих, - мрачно усмехнулся Эллери.
В ответ было только молчание. - Вальтер...
    Вальтер нехотя поднял голову.
    - Когда вы в понедельник вошли в кабинет отца в пальто Джардена, вы не
нашли его в этой комнате. Он был на террасе со стрелой в груди. Вторая
стрела висела на тенте. Вы вытащили стрелу из груди отца и сняли стрелу с
тента, потом вы внесли тело в кабинет и посадили в углу возле камина, где
его позднее и обнаружили. Часы, вероятно, разбились, когда ваш отец упал
на террасе. Остальное вы сделали сами. Но зачем вам это понадобилось?
    Вальтер молча развел руками, и Эллери продолжил:
    - Вы хотели показать, что ваш отец был убит рапирой, потому-что вы и
подыскивали такое оружие, которое подходило бы к размеру раны на груди.
Вам пришлось остановить свой выбор на итальянской рапире. Стрелы и рапиру
вы вынуждены были захватить с собой, иначе опытный эксперт сразу бы все
раскусил. А пока вы все это тут проделывали, стрелок из лука наблюдал за
вами в бинокль через стеклянную стенку террасы.
    Вальтер смело посмотрел на Эллери.
    - Почему вы хотели, чтобы все подумали, будто убийство совершенно
рапирой? По одной простой причине... Вы не хотели, чтобы все узнали, что
вашего отца прикончили из лука! Но что в этом плохого? Здесь мог быть
только один ответ. Стрелы могли впутать в это дело кого-то, кого вы
хотели защитить. А кого вы пытаетесь защитить с понедельника? Вашего
будущего тестя. - Физиономия Риса судорожно дернулось. - Две эти стрелы
принадлежали Джардену, или могли быть приписаны ему, и вы это знали. Я
вспомнил, что в каталоге на аукционе значилось, что коллекция
средневекового оружия поступила в дар музею. Эти стрелы, несомненно,
представляли историческую ценность, и все сразу узнали бы имя их
владельца. Поэтому вы взяли стрелы с собой и сделали так, чтобы думали,
будто вашего отца убили рапирой. Хотя сами вы предполагали, что вашего
отца убил Джарден. Ведь он был победителем на соревновании лучников
прошлой весной в Калифорнии, так?
    - Но зачем ему понадобилось покрывать этого человека, Кинг? - жалобно
спросил Глюк.
    - Если вы вспомните, что его отец разорил тысячи людей, в том числе и
Джардена, а убийцей он считал отца девушки, на которой хотел жениться, то
вы сами ответите на свой вопрос.
    - Вы имеете в виду, - нахмурился Ван Эвери, - что Джарден действительно...
    - Я только сказал, о чем думает Вальтер, - возразил ему
Эллери, - поскольку сам он признаться не желает. Я прав, Вальтер?
    - Да! - изумился Вальтер. - Я сразу же узнал две эти стрелы из
коллекции Риса. Конечно, кто-то их украл, но в том, что они принадлежат
Рису, не было никаких сомнений.
    - Это стальные японские стрелы ХIV века, - сообщил Джарден. - Как и
многие средневековые раритеты, они разукрашены различными знаками и их
очень легко идентифицировать. Вальтер сказал мне об этом. Кем бы ни
оказался этот убийца-маньяк, он украл стрелы, чтобы меня обвинили в
убийстве Солли Спета. Я бы с наслаждением прикончил убийцу своими
собственными руками.
    - Я не мог рассказать об этом, - признался Вальтер, - поэтому что мой
рассказ мог бы повредить Рису. Я не знал об алиби.
    - А мы молчали! - закричала Вал. - Мы молчали, потому что знали, что
Вальтер находился в этом доме во время убийства, и мы думали, что ... О,
Вальтер, мистер Кинг знал, что ты этого не делал!
    - Не все сразу, - растерялся Глюк. - Откуда я знаю, что мистер Джарден
сам не воспользовался своими стрелами? Может быть, он произвел с террасы
выстрелы и вернулся 5.35 к звонку?
    - Он не мог и не делал этого, - вежливо возразил Эллери. - Разрешите
мне продолжить мой рассказ. Вальтер покинул этот дом со стрелами и
рапирой. За ним последовал убийца, который незаметно напал на него и
ударил гирей по голове. Неужели вам это непонятно? Гирю же убийца бросил
в канаву, где ее нашли чуть позже.
    - Но зачем ему вообще понадобилось бить Вальтера гирей по голове? - удивился Фитц.
    - Он хотел вернуть стрелы назад. Вальтер разрушал план этого убийцы.
План убийства Солли Спета и обвинения в этом убийстве Джардена. Убийца
хотел вернуть стрелы и уйти со сцены, пока Вальтер валяется без сознания.
Но уйти сразу он не смог, вероятно потому, что не смог найти стрелы.
    - Я уже выкинул стрелы в канаву, - уточнил Вальтер, - когда он стукнул
меня.
    - Да, все так и было! И это удивило меня. Но у вас не хватило времени
выкинуть рапиру и пальто Джардена. Поэтому наш друг - лучник взял пальто,
испачкал его кровью из вашей головы, затем намазал своей дьявольской
смесью рапиру, и подбросил все это в номер Джардена. И все получилось, как
он хотел.
    Инспектор беспомощно развел руками.
    - Теперь обвинение против Джардена было куда более эффектным, чем
раньше, - Эллери вытащил изо рта сигарету. - Вы спрашивали меня,
инспектор, как я могу быть уверенным, что Вальтер не убивал своего отца, - холодно проронил он. - Теперь я вам отвечу. Да по одной простой причине!
Вальтер человек праворукий, а лучник левша.
    - С чего вы это взяли? - презрительно осведомился Глюк.
    - Это факт. В стрельбе из лука, как и в других видах спорта, человек
преимущественно пользуется более развитой рукой. Праворукий человек
натягивает тетиву правой рукой, а левша поступает наоборот. И перчатку
носит на соответствующей руке... На какой руке у убийце была перчатка?
    - На левой! - выкрикнула Вал. - Я помню, что мы уже разговаривали об
этом.
    - Да, на столе были отпечатки большого пальца и мизинца левой, а не
правой руки. Значит, перчатка была надета на левую руку. Убийца левша! А
Вальтер, не левша.
    Вальтер качнул головой и улыбнулся. Лицо Вал прояснилось.
    - Теперь позвольте я покажу вам маленький фокус, - Эллери вы пустил
изо рта клуб дыма. - Что нам известно об убийце? Первое, что он отличный
стрелок из лука. Попасть с пятидесяти ярдов в сердце человека даже после
первого неудачного выстрела - все это требует большого мастерства. Второе:
он левша. Третье, и самое важное, ОН ЗНАЛ, ЧТО ПАЛЬТО ДЖАРДЕНА БЫЛО ПОРВАНО.
    - Я не понял, не понял! - разволновался инспектор Глюк.
    - Он взял у Вальтера Спета пальто и сразу понял, что оно принадлежит
Рису Джардену. Почему? Потому что он хорошо знал пальто Джардена. Ведь
точно такое же пальто носил и Вальтер. В городе многие носят такое же
пальто. Меток на пальто нет, но было все-таки одно отличие. Пальто
Джардена имело порванное место. Значит, лучник узнал пальто Джардена
именно по порванному месту. А это случилось в тот же день. Поэтому он
должен был знать, что именно было порвано на пальто Джардена, то есть должен
был при этом присутствовать. Четвертое и очень деликатное дело. - Эллери
смущенно улыбнулся. - Убийца, использовав для удара гирю, должен был
хорошо знать, где именно в доме Джардена они находятся. Всем понятно?
    - Попросите у мистера Кинга, чтобы он повторил все это еще один раз, - попросил Ван Эвери инспектора Глюка.
    - Повторите еще раз, - Глюк и сам ничего не понимал.
    Эллери вздохнул.
    - Проследим за нашим другом лучником. Он видел, что Вальтер вышел из
дома со стрелами и с рапирой. Убийце были нужны эти стрелы. Что делать?
Лично против Вальтера он ничего не имел. Кровь Вальтера ему не нужна.
Достаточно удара по голове - и все будет в порядке. Но что использовать в
качестве дубинки? Мы знаем, что он использовал гирю. Это значит, что он с
террасы направился в бывший гимнастический зал, открыл чулан и взял там
гирю. ЧТО ЗАСТАВИЛО ЕГО НАПРАВИТЬСЯ В ГИМНАСТИЧЕСКИЙ ЗАЛ? Ведь в доме
много комнат, где можно было бы
поискать подходящий для этого предмет. Даже если он сразу же случайно
попал в гимнастический зал, он бы там ничего не обнаружил, кроме кучи
хлама. Мисс Джарден сообщила мне, что когда они покидали дом, дверь чулана
была заперта. Но когда убийца открывал запертую дверь чулана, он знал, что
в нем находится. ОН ЗНАЛ, ЧТО ТАМ ЕСТЬ ДВЕ ГИРИ! ДВЕ! - Эллери отшвырнул
сигарету в сторону. - Я думаю всего этого достаточно
для описания настоящего преступника. Кто подходит под все четыре пункта,
которые я назвал?
    Наступила зловещая тишина.
    - Кто отличный лучник-левша, кто знал, что пальто Риса Джардена
порвано и что в закрытом чулане находятся гири?
    Все инстинктивно сбились в кучу. Пинк неожиданно рассмеялся.
    - Это я, - представился он.
    Инспектор Глюк посмотрел на Эллери с плохо скрытым торжеством.
    - Это же хороший парень, - сказал он. - Что вы скажете?
    - Да, Пинк, это вы, - подтвердил Эллери.
    - Нет! - воскликнула Вал и схватила Вальтера за руку. - Нет!
    - Да! - подтвердил Эллери. - Я знаю, что он великолепный лучник.
Кстати, инспектор, вы же сами сказали об этом вчера. Кроме того, он только
что продемонстрировал нам свое мастерство. Что он левша, вы тоже только
что видели. Он был одним из тех пятерых, кто знал о порванном пальто
Джардена, и одним из трех, кто знал, что в чулане гимнастического зала
остались гири. С точки зрения стрельбы из лука был еще и Джарден, у
которого есть алиби. С точки зрения порванного пальто, было еще четыре
свидетеля - Джарден, Валери, Вальтер и сторож Франк. Джарден и дочь имеют
алиби. Вальтер - праворукий, а у Франка вообще одна рука, что исключает
возможность стрельбы из лука. Что касается гирь, то кроме Пинка об этом
знали лишь Джардены. Пинк единственный, кто удовлетворяет всем четырем
пунктам, и только он мог стать убийцей Солли Спета, - Эллери вздохнул. - Вот и все, уважаемый инспектор. Моя работа закончена.
    Во время этого монолога никто не пошевельнулся, как и после того, как
Эллери замолчал. Пинк неожиданно совершил большой прыжок в сторону и
побежал в сторону от террасы. В пятнадцати футах от нее, он заправил в лук
стрелу и прицелился прямо в Эллери Квина.
    - Не двигайтесь! - приказал он. - Никто не должен двигаться!
    Все ошеломленно замерли на своих местах. Картина была абсурдной: ярко
светило солнце, и под его лучами готовилось еще одно убийство.
    - Вы, конечно, можете застрелить меня из пистолета, - заявил Пинк, - но этот парень все равно получит свое. Он ловко меня одурачил, но это
не пойдет ему на пользу.
    Несмотря на детский тон такого заявления никто не смеялся. Рыжие
волосы Пинка пламенели на солнце, он твердо стоял на земле и натягивал
тетиву. Квин же напрягал ум, стараясь найти выход из создавшегося
положения.
    - Пинк, - вмешалась Валери и сделала шаг вперед.
    - Ни с места, Вал, - произнес Пинк, не смотря ей в глаза.
    - Пинк, - снова повторила она и побледнела.
    Вальтер инстинктивно пошел за ней.
    - Вальтер, стой на месте, - промолвила она. - Тебя он убьет, а меня не
тронет.
    И она медленно сделала еще несколько мелких шажков.
    - Вал, вернись! - закричал Пинк. - Клянусь тебе...
    - Нет, Пинк, - спокойно возразила она очень медленно направляясь к
нему. Ее движения напоминали кошачьи, она как бы подкрадывалась к
жертве. - Не надо, Пинк. - После некоторой паузы, она добавила: - Я понимаю, с
тобой произошло что-то странное, ведь ты же не преступник. Ты мог случайно
убить Спета, но я понимаю, что для этого у тебя есть веская причина. Пинк,
ты в душе... - пот покрыл лоб Пинка, он задрожал. Вал кинулась к нему и
схватила лук. - Пинк!
    Пинк упал на газон и зарыдал.
    Потом, когда потрясенного Пинка увезла полицейская машина, Эллери
нашел в кабинете Спета небольшой бар. Достав бутылочку ликера, он налил
себе целый стакан и выпил. Затем он подошел к Вал и поцеловал ее в кончик
уха.
    - Только как женщину, - сказал он.
    Вал плакала на руках Вальтера. Рис сидел словно пьяный, казалось, что
он постарел на тысячу лет.
    - Вы спасли мне жизнь, - чуть улыбнулся Эллери, отходя от переживаний.
    Вал продолжала плакать. Вальтер многозначительно посмотрел на Эллери,
отвел Вал в угол и посадил к себе на колени. Она крепко прижалась к нему
всем телом.
    - Пинк... он был... я не могу... поверить.
    - Все будет в порядке, дорогая, - шептал ей на ухо Вальтер. - Мы
освободим его. Здесь его не посмеет приговорить ни одно жюри.
    - О, Вальтер...
    Эллери снова приложился к бутылке. Глюк что-то сказал детективам, и
Руига и Винни увели. Ван Эвери и Фитц ошалело мотали головами, как горные
козлы.
    - Кинг, я не знаю как... - начал Глюк.
    Эллери наполнил еще один стакан.
    - Кто Кок-Робина убил? - пропел он.

        Кто Кок-Робина убил?
        - Я, - отозвался воробей.
        Из лука я своей стрелой
        Кок-Робина убил.

    - Я чувствую себя заново родившимся! - воскликнул он. - Я не поседел,
мистер Джарден?
    - Мистер Кинг, - пробормотал Рис Джарден, вставая.
    - Да?
    - Есть одна вещь, в которую я никогда не поверю, - дрожащим голосом
произнес Рис. - Я никогда не поверю, что Пинк хотел подвести меня под
убийство Солли Спета. Я не могу в нем ошибаться. Пинк был моим другом, я
относился к нему, как к члену семьи. Этого не может быть, мистер Кинг!
    - Послушайте, - вздохнул Эллери. - Друг может стать еще большим
врагом, чем настоящий враг. Он был вашим другом, а вы - его. Вы
посоветовали ему вложить все сбережения в "Огиппи". Когда эта спекуляция
лопнула, он был зол на Спета, а поскольку он считал вас тоже жертвой, то
оставался вашим другом. Но в понедельник утром обнаружил среди ваших вещей
чековую книжку на пять миллионов. И как после этого вы могли оставаться
его другом? И если бы он спросил вас об этом, вы бы все объяснили и все бы
уладилось, но Пинк - примитивная душа. Он не стал задавать никаких
вопросов. В его глазах вы стали рядом со Спетом - два негодяя, которые
лишили его последних сбережений. Тогда-то он и задумал свой план. Ведь ему
поручили передать коллекцию оружия в музей? Ну, вот он и взял из нее две
стрелы.
    - Но ведь потом он так за нас беспокоился! - воскликнула Вал.
    - Согласен. Когда в понедельник вечером вы ему все объяснили, он сразу
понял, что наделал, но было уже поздно. Он уже ничего не мог сделать, ведь
время назад не возвратишь. Пинк не мог признаться, что несколько минут
назад позвонил в полицию, пока Вал и Вальтер находились в спальне.
Возможно, что он звонил из вестибюля. И ему оставалось лишь сидеть и ждать
дальнейшего развития событий.
    Эллери повернулся и увидел возле себя Вал и Вальтера. Девушка держала
в руках платочек и выглядела уже спокойнее.
    - Как я могу отблагодарить вас, мистер Кинг? Никто из нас... Но если...
    - Вы чувствуете себя уже лучше, Вал?
    Девушка промолчала.
    - Может быть кое-кого заинтересует, - сказал Вальтер, - что мы решили
сделать с деньгами отца?
    - Я знаю что, - ответил Эллери. - Вы отдадите все деньги на
восстановление "Огиппи".
    - Откуда вы знаете? - удивилась Вал.
    - Потому что вы оба дураки, - улыбнулся Эллери.
    - Кстати, - встрепенулся Рис, - это напомнило мне, что эти пять
миллионов принадлежат тебе Вальтер. Я...
    - Ничего подобного, - улыбнулся Вальтер. - Надеюсь, что вы найдете
себе лучшего партнера по бизнесу, чем мой отец.
    - Послушайте, - неожиданно возник Глюк. - У меня есть работа, и я хочу
спросить мистера Кинга...
    - Кинга? - внезапно переспросил Вальтер. - Позвольте, инспектор, мне
немножко пошутить.
    - Мне сейчас не до шуток. Кинг, я хочу знать...
    Вальтер достал из ящика стола газету и показал Глюку.
    - Что? Это Кинг... Нет, мне некогда читать статьи.
    - Да вы прочтите, что написано под фотографией.
    - Боже мой! Да это же тот самый...
    - Вот именно, - подтвердил Вальтер, - это сам Квин.
    - Мистер Квин? - Вал широко раскрыла глаза. - Так вы все знали с
понедельника?
    - Будь я проклят! - изумленно проворчал Рис.
    Смущенный Эллери Квин схватился за телефон.
    - Магна? Соедините меня с мистером Джеком Батчером, - немного
помолчав, он извиняющимся тоном произнес: - Мне пришлось замаскироваться
потому, что очень хотелось поработать над этим делом... Хэлло, Батчер?...
Кто?... - Он нахмурился. - Послушайте, милая... это Эллери Квин... А мне
нужен Батчер!... Он там?... Давайте его! - он повернулся к Вал. - Можете
себе представить, я наконец-то до него дозвонился... Да? - зло рявкнул он.
- Вы еще не можете меня принять? Так вот что я вам скажу, мистер Батчер...
- но линию уже разъединили.
    - Хм... Квин, - сказал инспектор, - я хочу извиниться перед вами... Я
имею в виду, что вы были превосходны в этом деле.
    - Пустое! - Эллери небрежно махнул рукой.
    - Я беру назад свои слова... А как насчет того, чтобы встретиться с
начальником полиции?
    - Он останется у меня, - твердо заявил Вальтер. - Это точно!
    - Подождите, - произнес Квин. - Вы благодарны мне, инспектор?
    - Да.
    - И можете сделать все, что я попрошу?
    - Что угодно!
    - Например, банкет в бассейне?
    - Пожалуйста.
    - Остановите движение в городе.
    - Хоть сейчас.
    - А можете устроить встречу с губернатором штата?
    - Хоть с самим президентом! С кем угодно!
    - Тогда знаете что, - с отчаянием в голосе проговорил Эллери, - помогите мне встретиться с Батчером.