Версия для печати

   Сергей Еринец
   Спиной к спине

   Роман


Рассказывает о разоблачении одной из операций международной
мафии,проводимой на территории России, осуществленной совместно
сотрудниками российской и западной спецслужб.
 Выпущен издательством "ЭКСМО"в 1996 году общим тиражом 50 000 экз.



Пролог

	Человек в темном костюме вышел из ресторана "Бэмазаль дагим" на освещенную
вечерними огнями улицу Тель-Авива и, бросив взгляд по сторонам, махнул
рукой. Черный "Понтиак" плавно тронулся с места и медленно подкатил ко
входу.

	В дверях ресторана показалась пара: приземистый полноватый мужчина в
дорогом черном костюме в обнимку с высокой стройной девушкой с золотистыми
волосами.

	Телохранитель открыл заднюю дверь лимузина. Девушка, оторвавшись от своего
спутника, но опираясь на его руку, юркнула в машину. Он задержался, ожидая,
пока она поудобнее устроится в просторном салоне автомобиля, но этого
мгновенья оказалось достаточно для того, чтобы получить целую порцию пуль.

	Неизвестный в маске, неожиданно появившийся из-за машины, успел разрядить
обойму, изрешетив человека в дорогом костюме и двух его телохранителей.
Решив, что дело сделано, он укатил на притормозившей рядом с ним машине.

	Девушка билась в истерике на кожаных сиденьях. Из ресторана опасливо
высовывались любопытные посетители.

	Вдруг лежавший рядом с лимузином человек в черном костюме пошевелился. Это
заметил испуганный водитель, который, открыв дверь, но не вылезая из
машины, растерянно обозревал кровавую картину. Увидев, что хозяин жив, он
сначала было бросился к нему, но затем устремился ко входу в ресторан,
отчаянно крича:

	- Врача! Скорее врача!

	Плачущая девушка, выбравшись из машины, склонилась над раненым и гладила
его по лысоватой голове...



	Моше Раз очнулся лишь на восьмой день в комнате своей шикарной виллы в
Кессарии, специально оборудованной под реабилитационную палату. Сиделка,
заметившая, что пациент открыл глаза, нажала на кнопку вызова доктора.

	- Позовите моего брата Аслана. - с трудом прошептал раненный, обращаясь к
появившемуся врачу.

	- Сделайте это, - кивнул доктор сиделке, вопросительно смотревшей на него.

	В палату осторожно вошел человек плотной комплекции с такой же как у брата
лысоватой головой и приблизился к раненому.

	- Вместо меня поедешь ты! Дело должно быть завершено. Иди! - только и
сказал Моше Раз, после чего закрыл глаза.







Глава 1

	Московский поезд подходил к городу. Пассажиры сдавали проводнице белье,
упаковывали вещи. Дети, сдружившиеся за полтора суток, бегали по вагону из
купе в купе. Вся эта суматоха не касалась двух молодых людей. Каждому из
них было на вид не больше двадцати пяти. 	Высокие, широкоплечие, с отличной
спортивной, а, может быть, и военной, выправкой, они спокойно стояли в
коридоре и смотрели в окно. К ним присоединился пожилой человек с
орденскими планками на пиджаке.

	- Едем вместе от самой Москвы, - начал он разговор, - а все не удавалось
спросить: военные?

	- Нет, отец, демобилизовались уже с полгода как, теперь - студенты, -
ответил один из них.

	- А сейчас на море, погреться?

	- Точно.

	- Сами из Москвы?

	- Оттуда.

	- А в каких войсках служили?

	- В десантных.

	- Значит, попрыгать пришлось? - уважительно интересовался ветеран.

	- Было.

	- Да-а-а... А остановиться-то есть где? - неожиданно сменил тему попутчик.
- В наш город впервые? Раньше, вообще, на Азовском море бывали? - засыпал
он вопросами.

	- Есть у нас, вроде бы, один адресок... Да и что нам нужно? Две койки...

	- Какая улица, не помните?

	- Курортная, кажется.

	- Курортная? Это близко от моря... Вообще-то, город у нас хороший. Не
Сочи, конечно, и не Ялта. Но море теплое. А погода в этом году - жарче не
было, самое настоящее пекло.

	- Саша! - из купе выглянула пожилая женщина. - Ну где же ты? Помоги
застегнуть чемодан!

	- Иду! Ну, ребятки, желаю хорошо отдохнуть!... - заспешил ветеран.

	- Спасибо, отец.



	Прибывших уже поджидала плотная толпа сдающих жилье:

	- Есть комната на двоих, пять минут до моря...

	- С детьми не сдаю... Не сдаю...

	- У меня частный сектор...

	Протиснувшись сквозь кольцо людей, ребята перешли железнодорожные пути и
по пыльным, раскаленным от жары улицам города углубились в район
индивидуальной застройки с одно-двухэтажными домиками, окруженными
фруктовыми садами и виноградниками.

	Довольно быстро разыскав нужную улицу и дом, подошли к калитке.

	- Хозяева! - крикнул один из них, тот, что вел разговор в поезде с пожилым
человеком. - Хозяева!

	На дорожке появилась невысокая, болезненного вида женщина лет пятидесяти.

	- Говорят, вы комнату сдаете? - обратился к ней молодой человек. Мы с
приятелем не пьем, водить никого не будем, целый день на море...

	- Есть у меня одна комнатка, - не очень уверенно начала женщина, - правда,
жильцы съехали только сегодня... Прибраться еще не успела. Думала к
завтрашнему поезду выйти... Но, коль уж пришли, заходите, посмотрите,
устроит ли вас?

	Она открыла калитку и провела их к маленькому домику, скорее подходящему
для детской площадки, чем для жилья. В нем едва помещались две кровати,
разделенные узким проходом и тумбочкой. Небольшое окошко почти совсем не
пропускало света, так как было заплетено виноградом и загорожено стоявшим
рядом строением, также напоминающим голубятню. Правда, была еще наполовину
застекленная дверь с задернутой шторкой.

	- Это, конечно, не Хилтон, - проговорил все тот же парень, обращаясь к
другу, но жили и похуже.

	- Пять долларов с койки... В рублях можно, конечно, - не очень уверенно
запросила женщина. И добавила:

	- До моря - десять минут.

	- Годится! - коротко кивнул до того все время молчавший молодой человек.

	- Тогда я сейчас приберу, сменю белье, - засуетилась хозяйка, - Вон кухня,
можно готовить. Чайник, кастрюли... Тут живет семья с ребенком, а здесь муж
с женою... - показывала она на почти одинаковые домики, выходившие дверями
на открытую веранду-кухню, обставленную большим столом и лавками,
перекрытую навесом и заплетенную виноградом.

	- Мы сейчас бросим вещи и сбегаем на море, а часика через два вернемся,
хорошо? - предложил один из молодых людей.

	- Да делайте, что хотите. Отдыхайте... Как зовут-то вас, ребята?

	- Андрей, - представился разговорчивый. - А моего друга зовут Марком.

	- Ну, а меня - Анной Петровной.

	- Очень приятно. Анна Петровна, - продолжал Андрей, - мы хотим здесь
побыть дней десять-двенадцать, а понравится - и больше. Заплатить,
наверное, лучше вперед?

	- Придете с моря - и договоримся.

	- Отлично.

	Они бросили свои большие спортивные сумки в домик и пошли к калитке.

	- А как до моря дойти, знаете? - окликнула их Анна Петровна.

	- Найдем!

	- Сейчас направо к вокзалу, потом налево вдоль забора, через пути... Так к
морю и выйдете.

	- Спасибо!



	Они грелись на солнышке - крепкие ребята, с отличными спортивными
фигурами, с развитыми, но не чересчур, мускулами, одного роста, как будто
специально подобранные в пару. Их можно было бы принять за
братьев-близнецов, если бы не совершенно разные типы лица. Андрей -
светловолосый, светлоглазый, Марк - скорее южного типа: темные волосы,
черные глаза. Что еще их делало похожими, так это спокойный, уверенный,
волевой взгляд.

	- Хорошо! - блаженно проговорил Андрей.

	- Да-а-а. - Так бы и лежал здесь целый день.

	- А как же девушки, а? Неужели не интересуют?

	- Намекаешь, что инициативу знакомства ты хочешь уступить мне?

	- Разумеется, - ответил Марк, говоривший с чуть заметным акцентом, - это
твой профиль. Пока ты будешь кружить голову местной красавице, я буду вести
тихие задушевные разговоры с Анной Петровной. Кстати, ты должен дать
телеграмму дяде.

	- Пойдем вечером в город - дадим. А пока давай отдыхать!





	Андрей перед зеркалом на общей веранде завязывал галстук.

	- А что, Анна Петровна, развлеченья в вашем городе есть? Кинотеатры,
дискотеки... Рестораны? - подсказал ей он.

	- Есть, дорогие, кооперативные... или, как их там...Да еще "Кристалл" в
самом центре... Там еще, это... танцуют девчонки в чем мать родила...
Молодым нравится, а нам, кто постарше...

	- Варьете?

	- Да, да, варьете. Поет еще там одна, будь она неладна!

	- Что так? - удивленно спросил Андрей. А Марк, услышав разговор, вышел из
домика.

	- Развратная она. Компании водит. Честного человека оклеветала. И в нашу
семью горе пришло... - вдруг заплакала она и, безнадежно махнув рукой, ушла
в дом.

	Марк вопросительно взглянул на друга.

	- Расстроилась женщина, - констатировал Андрей.

	- Ну ладно, пойдем, а? - поторопил его друг.

	- И вы будьте осторожны! - услышали они голос Анны Петровны, уже выходя из
калитки. - Неспокойный у нас город. Всякое может случиться! Ох,
неспокойный...

	- Не волнуйтесь, Анна Петровна, - ответил Андрей. И негромко добавил: нам
не привыкать!





	В ресторан "Кристалл" они попали сразу же, никакой очереди не было. Этот
тихий курортный городок на Азовском море был облюбован в основном семейными
курортниками с маленькими детьми из-за теплого моря и относительно дешевых
фруктов. Поэтому за соседними столиками сидели по большей части местные
жители - молодые ребята в кожанках, несмотря на жаркий вечер,
размалеванные, под стать им, девицы, да торгующие везде и всюду, даже на
местных базарах, граждане южных республик.

	Соответственным был и класс заведения. Покрытые бурыми пятнами от жира и
розовыми - от вина, с хлебными крошками, давно уже не белые скатерти.
Разностильная сервировка, скудный выбор блюд и наглые официанты.

	Свет погас. Началось представление варьете. На сцену одна за другой
выбежали полуобнаженные девицы, вызвавшие восторг зала. Они исполнили три
или четыре небрежно заученных танца и под аплодисменты удалились. Их
сменила красивая девушка в черном, строгого стиля, платье.

	Зазвучала мелодичная музыка.

	- Как поет!? - удивился Андрей.

	- Для провинции - высокий класс, - согласился Марк. - И песня
оригинальная, а?

	Андрей согласно кивнул. Но восторга в зале песня не вызвала. Зато когда
зазвучали шлягеры, исполненные певицей тоже очень хорошо, поднялся гвалт,
свист. На сцену полетели деньги.

	- Видел что-нибудь подобное? - рассмеялся Андрей, - По-моему, они
насмотрелись старых американских фильмов про ковбоев.

	Несколько раз в зал заглядывал наряд милиции, но публика на стражей
порядка даже не обращала внимания. Представление варьете закончилось самым
настоящим стриптизом: девицы кордебалета по очереди сбросили тонкие полоски
материи, заменяющие бюстгальтеры, а солистка в свете импульсной лампы
скинула и трусики ко всеобщему ликованию зала.

	Андрей подозвал неулыбчивого неучтивого официанта:

	- Скажи-ка, как зовут вашу певицу?

	- Какую?

	- Что, у вас есть еще кто-нибудь?

	- Елена Шведова, - неохотно ответил тот.

	- А познакомиться с ней можно?

	- А рожа не треснет? - вдруг нагло ощерился официант.

	- Какой любезный! - усмехнулся Андрей, - Видно давно не расписывали твою
"жалобную книгу"? - спросил он, указывая на лицо, - Я могу тебе помочь,
пойдем? - И он приподнялся со стула.

	- Спокойно, - вмешался Марк. Он достал бумажник, вытащил оттуда
двадцатидолларовую банкноту и протянул ее официанту:

	- Я думаю, всегда можно договориться, а? Официант покрутил бумажку,
видимо, раздумывая, брать или нет, потом нехотя засунул деньги в карман.

	- Ну, если вы такие "крутые" ребята, - с презрительной усмешкой сказал он,
- делайте ваш заказ.

	- Я тебя спрашивал, как с ней познакомиться? - твердо повторил Андрей.

	- У нас это не проходит. Но я ей передам, что оч-ч-е-нь "крутые" ребята
хотят познакомиться.

	- Я буду ждать ее в баре! - бросил ему вдогонку Андрей.

	- Наглый малый, - отметил Марк, - но кто мы для него? Мелкота, вырвавшаяся
к морю и решившая шикануть на полную катушку. И он прав, а?

	- Если ночью не приду, встретимся завтра на море, - сказал ему на прощанье
друг.

	- Давай. Успеха, Дон Жуан!

	Андрей встал из-за стола и спустился по лестнице на первый этаж в бар.





	Он сидел у стойки. Вокруг в полумраке примостились парочки, за столиками
восседали изрядно выпившие молодые люди.

	- Что будем пить? - спросил бармен.

	- "Порто-ронко"!

	- Что? - не понял он.

- По-моему, у меня вполне нормальная дикция:

"Порто-ронко"! - повторил Андрей.

	- А что это такое?

	- Куда я попал?! Здесь не знают, что такое "Порто-ронко"! - издевался
Андрей, чуть повысив голос, чем сразу привлек к себе внимание.

	- Не шуми, а то вылетишь за дверь! - спокойно сказал бармен, - Вот
карточка, выбирай отсюда, а не хочешь - проваливай! - И отошел к другим
клиентам.

	В это время в бар вошел официант из ресторана с певицей и указал ей на
Андрея.

	- Вы хотели меня видеть? - спросила она. - Зачем?

	- Вы прекрасно поете... Могу я чем-нибудь вас угостить?

	- Вы для этого хотели меня видеть? Я не пью с незнакомыми людьми, -
отрезала она.

	- Так давайте познакомимся! Андрей! - Он встал с табурета.

	- У меня нет ни желания, ни времени. Я устала и хочу домой. Здесь полно
девиц, с которыми можно познакомиться. - Она повернулась, чтобы уйти.

	- Я журналист, пишу об искусстве. Мне стало интересно, как вы с вашим
талантом могли оказаться в этом ресторане?!

	- За это платят деньги! Еще есть вопросы? Или интервью можно считать
законченным?

	- Мне показалось, вы профессиональная певица. У вас хорошая школа. Вы
учились в Москве?

	- Я действительно очень устала... Кроме того, это совсем не интересно... Я
пойду домой.

	- Можно мне вас проводить? - уже другим тоном спросил он.

	- Ни к чему! Я дойду сама. Я живу недалеко.

	- Уже ночь...

	- Не первая и не последняя...

	- Лена, не поймите меня превратно, я только хотел поговорить о вас, о
вашем творчестве... - как бы оправдывался Андрей, выходя вслед за нею из
бара на улицу.

	- Мое творчество закончилось два года назад, когда меня занесло в этот
город. Я вам ничем не могу помочь...

	- И все-таки я вас провожу!

	Лена лишь пожала плечами. А он заметил, как из бара следом за ними
вывалилась стайка молодых людей.





	- Ваша первая песня совсем не вписывается в репертуар этого заведения, -
говорил Андрей, шагая по пустынным, неосвещенным улицам города.

	- Я пела для себя. Эту песню написал несколько лет назад тогда еще
молодой, а теперь уже известный композитор Юрий Веретенов. Специально для
меня, - усмехнулась девушка. - Но вот я здесь, а он ...

	- А вы бы хотели вернуться в столицу?

	- И стать Аллой Пугачевой? Это мечты для шестнадцатилетних. Я-то прекрасно
знаю, как становятся звездами, какой для этого нужен талант!

	- Почему - Пугачевой? Еленой Шведовой!

	- Вы это серьезно? Вы серьезно считаете, что талант имеет значение?! Я не
о Пугачевой говорю. Да он меньше всего нужен... И вообще, чуть подумав,
добавила она, - мне из этого города уже не выбраться...

	- Почему?

	- А вот это не для журналиста... И потом, мы уже пришли. Они остановились
у темного подъезда обычной блочной пятиэтажки.

	- Спасибо, что проводили, за добрые слова, - искренне поблагодарила
девушка.

	- Я провожу вас до квартиры, - предложил Андрей, заметив в темноте
подъезда еле приметный огонек, который тут же погас.

	Он открыл скрипучую дверь и первым вошел в темноту. Тут же в лицо ему
ударил луч фонаря, на мгновенье ослепив.

	- Салют, кореш! Хорошо отдыхаешь?

	Андрей стоял в окружении четверых подвыпивших парней. Его испуганная
спутница вжалась в угол тесного подъезда. Он почувствовал давление острого
предмета в спину. Прямо перед ним один из парней, видимо старший, тот, что
вел разговор, крутил милицейскую дубинку, другой играл финкой.

	- Здравствуйте, - спокойно ответил Андрей.

	- Здравствуй! Здравствуй!..

	- Что, нравится девочка?

	- Ну, допустим.

	- Ты не нукай! Дешевка! Хочешь с ней погулять, плати!

	- А вы что, братья ей, что ли, чтобы выкуп брать?

	- Все люди - братья!

	- Договоримся, если не дорого...

	- За такую-то сучку! ... - один из них схватил девушку за подбородок.

	Она вскрикнула.

	- Полегче, браток! - строго предупредил Андрей.

	- Давай бумажник, часы... И быстрее! - скомандовал их старший.

	- Ну и цены у вас, ребята! Так дело не пойдет!

	- А так?! - сказал старший и взмахнул дубинкой. Но удар, нацеленный в
голову, не попал по назначению. Дубинка лишь разрезала воздух и вдруг
вылетела из рук нападавшего. Это Андрей, сделав короткий нырок влево, двумя
руками отвел руку соперника, захватил его кисть и тут же вывернул ее вместе
со всей рукой за спину. Обезвредив его, он прикрылся им как щитом. Раздался
крик, и в следующее мгновение грабитель со сломанной рукой вылетел на
улицу, протаранив головой дверь. Отведя блоком левой руки руку с финкой
второго нападавшего, он резким коротким прямым ударом правой в голову
нейтрализовал и его. Тут же ушел нырком от удара кастетом и ударил локтем в
открывшуюся спину. Затем простым толчком ступни под коленный сгиб усадил
его на колени. После короткого удара ногой в шею, тот врезался головой в
бетонную стену и потерял сознание.

	Андрей остался один на один с четвертым, вооруженным ножом.

	- Может, сам бросишь эту игрушку? - предложил он.

	- Сука, ты труп! - закричал тот в ответ.

	- Ты еще и ругаться умеешь?! - усмехнулся Андрей. 	Он сделал шаг вперед.
Выброшенную навстречу ему руку с ножом он сначала перехватил левой ладонью,
затем, подхватив правой, чуть встряхнул, а затем уже выпрямленную - чуть
поддал своей левой под локтевым сгибом соперника. Тот вскрикнул, рука его
вышла из суставной сумки и повисла плетью. А мощный короткий удар в челюсть
докончил дело.

	- Веселые ребята! - проговорил Андрей, переводя дух, - И часто они так
балуются?

	- Идемте отсюда. Быстрее! - испуганно взмолилась Лена. - Это я вовсем
виновата.

	- Вы? Почему? - удивился Андрей, направляясь из подъезда за ней на улицу.

	- Вы не знаете, что вы наделали!

	- Так вы или я? - усмехнулся он.

	- Теперь они нас найдут и отплатят за все, - обреченно говорила она. - Это
страшные люди.

	- Кто, эта шпана? Да они будут обходить ваш подъезд стороной, за два
квартала!

	- Это не шпана! Не шпана! Вы ведь ничего не знаете про этот город!

	- Ничего, - согласился он. - Ну так расскажите!







Глава 2

	Расплатившись с официантом, Марк ушел из ресторана почти сразу же после
того, как Андрей спустился в бар. Он еще прошелся немного по вечернему
городу, вышел к морю на опустевший пляж и с удовольствием, скинув влажную
от духоты рубашку, искупался в теплой воде.

	В хозяйских окнах еще горел свет, когда Марк, стараясь не шуметь, наливал
на кухне чайник и ставил его на плиту. Соседи же по скворечникам, видимо,
спали.

	На веранде появилась Анна Петровна.

	- А, Марк, уже пришли?

	- Да вот, чайку хочу попить, присоединяйтесь, Анна Петровна! И мужа
зовите, если не спит!

	- К нам мой брат зашел... - замялась хозяйка, - Так что лучше вы
заходите... И друга своего зовите.

	- Ну вот, - засмеялся Марк, - хотел вас пригласить, да сам в гости и
напросился! Удобно, а?

	- Удобно. Удобно...

	- Ну, спасибо. С удовольствием зайду. А вот друга моего нет. Знаете,
девушек много, а он парень симпатичный...

	- А сами-то что?

	- Я домосед, лучше с вами посижу... Мы тут, кстати, из Москвы захватили
кое-чего...

	Он зашел в домик, вытащил из сумки бутылку "Московской" и направился в
хозяйский дом.





	- Хорошая рыбка у вас, Анна Петровна, - хвалил Марк, пробуя нарезанную
толстыми ломтями севрюгу и осетрину. - Не в магазине, небойсь, берете, а?

	- Да вот, Фима, Ефим Петрович, бывает, значит, в колхозе или, как там
сейчас?.. Тэ-о-о, какое-то... На трудодни получает. Когда и подрыбачит еще.

	- Понятно. Хорошая рыба! - нахваливал Марк, - Что-то мы плохо пьем! -
говорил он, поглядывая на мужчин, чувствовавших себя скованно за столом с
молодым московским гостем.

	- Еще по одной, а?

	Они пожали плечами. Марк разлил водку в пустые стопки хозяев.

	- За ваш приезд! - пригубила винца и Анна Петровна.

	- За хороший отдых! За вас! - добавил Марк.





	- ...Ну вот, - продолжал рассказ Ефим Петрович, - машина остановилась, а
оттудова выстрел. Ранило его в нерв какой-то. Два месяца в больнице лежал,
так и не смог встать. В коляске он, инвалидом остался.

Пенсию платят.

	- Бедный мой племянничек! - утирая слезы, причитала Анна Петровна.

	- А с браконьерами, ну с теми, которых он, как вы говорите, в ту ночь
поймал и которые ему угрожали, что с ними сделали? - спросил Марк.

	- А ничего! Пришел утром начальник милицейский, Власенко, отпустил их всех
под расписку какую-то. Потом, значит, оказался протокол неправильно
составлен. А рыбы всего килограммов сто... Куда остальная, до полтонны,
девалась - не известно, как бы и не было вовсе. Вот и отделались они
штрафом. И сейчас гуляют по морю.

	- Но с выстрелом-то как же, а? - удивился Марк.

	- Кто это сделал - не установили. Те, кто угрожал, в это время за
решеткой, понятно, сидели. Так никого и не нашли...

	- ...Потому как не хотели искать, - заключил Григорий Васильевич, муж
хозяйки, - Все они дружки друг дружке. Милицию всю кормят, прокурора,
судью... Всю власть. Мы в район, значит, писали. Комиссия приехала,
почитай, все полковники были. Так они, первым делом на пикник укатили.
Водка, видать, рекой лилась. Нарушений, понятное дело, не нашли. А весь
город знает, как Дзюба с дружками веселится. Дзюба - это тот, которого
наш-то племянник не раз на незаконной ловле "брал". Он и угрожал
расправиться... - пояснял хозяин. - Так вот когда Дзюба веселится, весь
город ходуном ходит. В гаражах в ихних в карты на миллионы играют...

	- Может, народ немножко преувеличивает? - предположил Марк, - знаете,
любят иногда... прибавить, а?

	- Ничего я не прибавляю! - обиделся Григорий Васильевич, - Они моего
племянника инвалидом сделали! Да у кого угодно спросите! Все их банду
знают! И то, что данью товарищества обложили... Подавай им не севрюжью, а
осетровую икру! А начальник-то отдела милицейского, Власенко, дом какой
построил! И машину новую купил!

	- Так ведь он, наверное, много получает... - предположил Марк.

	- От браконьеров он все получает!

	- Не пойман - не вор! - напомнил Марк.

	- Так кто его ловить-то будет?! - снова вступил в разговор Ефим Петрович,
- Вот Бродин, лейтенант, был там один. Ловил их. Так уволили его, да еще
дело завели, будто изнасиловать он хотел... тут одну. Певичку из
"Кристалла"...

	- Не мог он этого сделать! - категорично заявил Григорий Васильевич.

	- Не мог! - поддержал его Ефим Петрович.

	- А она? - проронил Марк.

	- Что, она? - удивился Ефим Петрович. - Известно, кто в этих
барах-ресторанах работает. Заплатили ей, вот и оклеветала честного человека.

	- У него ведь семья, дети... - сетовала Анна Петровна.

	- А в Москву писали? - спросил Марк.

	- Москва - она далеко. Москвы - ее на всех не хватит! - обиженно
проговорил Ефим Петрович.

	- Да-а-а. - протянул Марк.





	Лена задернула шторы на окне маленькой кухоньки. Набрала в чайник воды и
поставила его на плиту.

	- Подруга уехала к родителям. Просила присмотреть за домом, - рассказывала
она Андрею, расположившемуся на табуретке у стола. - Может, здесь они не
сразу нас найдут.

	- Лен, так почему вы считаете, что они вообще должны нас искать?

	- Это не шпана. Это бандиты, способные на все. Однажды они мне... уже
продемонстрировали это. А потом...

	- Что?

	- Они заставили меня оклеветать порядочного человека... Милиционера,
который боролся с браконьерами... Я не знаю, с чем это связано... Но это
так.

	- Именно они? Те самые, что напали на нас сегодня?

	- Да. Я узнала их... Но был еще один, старший...

	- Расскажите, Лена. Это может быть очень важно!

	- Хотите написать? - горько усмехнулась она. - Молодой журналист поехал в
отпуск, а привезет захватывающий очерк о браконьерах, провинциальной певице
и продажной милиции?

	- Почему бы и нет, если это поможет?

	- А что будет с нами? Здесь, вдалеке от Москвы, в этом маленьком курортном
городе, где отдыхают только пышнотелые мамаши со своими раскормленными
детишками из таких же провинциальных, пыльных, скучных, вонючих городов. Я
совсем не героиня, я боюсь! После того, что я увидела однажды... я руки на
себя наложить хотела... Да вот, не смогла...

	- Послушайте, Лена, я обещаю вам, что без вашего согласия не появится ни
строчки... Но я должен знать правду... И тогда, как это ни покажется вам
странным, я, может быть, сумею вам помочь!

	Девушка сделала несколько судорожных глотков чая. Руки, сжимавшие чашку,
дрожали.

	- Однажды ко мне в гримерную пришел человек, - начала она рассказ, -
По-моему, я видела его несколько раз до этого в ресторане, возможно, кто-то
даже специально показывал мне его. Он сказал: "Ты актриса, тебе ничего не
стоит сыграть нужную мне роль. Мы тебе заплатим!" Я не понимала, чего он
хочет от меня. Он объяснил: "Ты должна прийти к лейтенанту Бродину в
кабинет и разыграть попытку изнасилования. Разорви платье, поцарапай его и
себя... И не советую отказываться. Тобой и так недовольны..." Я, конечно,
возмутилась, стала выгонять его. А он, уходя, пригрозил: "Смотри! Даю три
дня... И не вздумай обращаться в милицию..."

	- Я испугалась, конечно, - продолжала девушка, - но не делать же, как он
сказал, в самом деле! За два года я здесь насмотрелась на многое: пьяные
драки в ресторане, поножовщина. Видела, как дают и берут взятки, чаевые,
привыкла к приставаниям. Ребята, - официанты, бармены,

оркестранты - они, в общем, неплохие. У них просто свой мир, со своими
законами, кодексом чести... Они обирают пьяных, обсчитывают, приторговывают
девочками, но они честны со своими, даже по-своему добры... Прошло три дня.
Я откатала программу, вышла из ресторана, пошла домой. Ночь, как сегодня,
вокруг никого. Вдруг рядом, как в детективе, остановилась машина и эти
четверо схватили меня и впихнули на заднее сиденье. Пластырем стянули рот,
завязали глаза и повезли. По дороге лапали меня... Освободили в каком-то
подвале. Передо мной сидел тот же

человек, который приходил в гримерную. Я, кажется, навсегда запомнила это
красноватое, обветренное лицо, маленькие, узкие, злые глаза...

	»Три дня прошло, - сказал он, - ты ничего не сделала. Думаешь, мы будем с
тобой шутки шутить? Привяжите ее!ј Меня усадили на стул и привязали к нему.
»Тащите девчонку!ј - распорядился тот человек. И в комнату ввели связанную
девушку. Я никогда ее раньше не видела. От страха она вся дрожала... Я
поняла тогда, что значит - "расширенные от ужаса глаза" ... Наверное, у
меня были такие же... Дальше - страшно вспомнить...

	- Если вам трудно, Лена, не рассказывайте... - сказал Андрей.

	- Я хочу, чтобы вы поняли меня... "Начинайте!" - скомандовал главный. Двое
схватили ее, - продолжала рассказ Лена, - и начали с диким смехом рвать на
ней платье. Она не могла даже кричать и сопротивляться. Потом, обнаженную,
повалили на большой, обитый железом стол, а запястья рук и ног прикрутили
веревками к ножкам стола. Так она лежала - распятая, свесив ноги к полу, а
эти садисты по очереди насиловали ее. Первым был их главарь... Он еще при
этом тушил окурок сигареты ей о грудь, шею, живот, ноги... Ее крик мне
часто снится по ночам... И они, в черном... Звери!

	- В черном? - переспросил Андрей.

	- Да, они были в какой-то форме, как железнодорожники... Какие-то
петлицы... Она потеряла сознание, ее окатили водой. Тот, кто приходил ко
мне, стал бить ее... какой-то особой плеткой... Она уже не могла кричать,
только стонала. После этого, этот садист... - Лена собралась с силами и
продолжала, - достал зажигалку и, когда девушку вновь привели в сознание,
стал ей подпаливать ... волосы... Вы понимаете, где? Потом ее унесли. Что с
ней стало, я не знаю. А этот садист сказал мне: "Место свободно. Хочешь
попробовать? Нет? Тогда завтра же делай, что тебе велено. И не вздумай
сбежать из города или пойти в милицию! Все равно поймаем, а смерть
покажется тебе счастьем по сравнению с тем, что мы с тобой сделаем! Я тебе
уже говорил: тобой недовольны!"

	- Меня высадили в центре города, - продолжала Лена свой рассказ. - Я еле
дотащилась домой. Хотела покончить с собой. И не смогла... А на следующий
день с утра пошла в милицию и разыграла мерзкую сцену... Внушила себе, что
это всего лишь спектакль, и мне надо сыграть роль. Я ведь училась когда-то
в театральном... Через день в гримерной нашла конверт с сотней долларов. Я
не потратила ни цента из этих денег... Больше я этих гадов не видела,
думала, что все кончилось... И вот!

	- Лена, вы должны были понимать, что это только начало. Ведь должен быть
суд! А вы - пострадавшая ... жертва...

	- Я как-то не думала об этом... - удивленно призналась девушка. - Должен
быть суд? Что же теперь делать?

	- Положение веселое, - подытожил Андрей, - все это, скорее, похоже на
западный боевик.

	- Вы мне не верите?

	- Конечно, верю. Чтобы придумать такое, надо быть Агатой Кристи!

	- А если все же пойти в милицию? - спросила девушка.

	- Надо подумать...Уж слишком нагло действуют, ничего не боятся... Неужели
все дело в браконьерстве, в икре?

	- Не знаю.

	- А что значит - "тобой недовольны", - спросил Андрей. - Кто вами
недоволен? Чем?

	- Представления не имею.

	- Подумайте!

	- Думала уже не раз. Не могу понять, - ответила она.

	- Вы кого-то обидели? Кому-то отказали? Простите, возможно, здесь что-то
интимное... Но это ключ ко всему... Чье-то ухаживание... В ресторане...

	- Мне многие предлагали... Сами понимаете, какого сорта были предложения...

	- Ну, может быть, была любовь, потом расставание... Простите, я пытаюсь
понять.

	- Любовь! Расставание! - горько усмехнулась девушка, - Все это было, но в
другой жизни.

	- И все же? Расскажите.

	- Нет, не то. Это было еще в Москве. Я - студентка театрального училища.
Он - композитор. У меня первая любовь... А для него - обычный роман. Ушла
из училища, поступила в другое, стала учиться на певицу... Надоела ему
довольно быстро. Бросила учиться. Родители устроили скандал. А тут
предложение - гастроли на юге. Так и попала сюда. Осталась, не могла
вернуться...

	- Это он написал песню?

	- Да.

	- Все еще любите его?

	- Ненавижу!





	- ...Значит, из-за икры убивают людей? - спросил Марк. Он все еще пил чай
у Анны Петровны.

	- Из-за нее, - ответил Ефим Петрович.

	- А куда ж ее девают, а?

	- Куда? В рестораны сдают. А, может, еще куда, мало ли...

	- В "Кристалл", например?

	- Вот этого не знаю, врать не буду.

	- Что-то ваш друг долго не возвращается, - забеспокоилась Анна Петровна.

	- Пустяки, вернется, - уверил ее Марк. Он взглянул на часы. -
Действительно, уже поздно. Пора спать. Спасибо вам за чай, за угощение! - И
встал из-за стола.

	- Наговорили вам страстей... Вы отдыхать приехали... - извинялась Анна
Петровна, провожая постояльца. - Да, - замялась хозяйка, - Хотела
полюбопытствовать. Где вы раньше-то жили? Вроде бы по-русски хорошо
говорите, но какойто у вас акцент...

	- Я всю жизнь прожил в Душанбе, знаете такой город в Таджикистане... А
учиться поехал в Москву, там и подружился с Андреем. Ну, спокойной ночи!

	- И вам спокойной ночи.

	Он зашел к себе в домик, взял зубную щетку, мыльницу, полотенце, в углу
двора умылся перед умывальником, почистил зубы, вернулся и лег на кровать.
Еще раз мысленно прокрутил весь сегодняшний день, особенно последнюю беседу
у хозяйки. "Ничего себе, курортный городок!" - подумал он и спокойно заснул.







Глава 3

	- Какого черта они ввязались в драку? - орал высокий, крепкий,
представительный мужчина лет пятидесяти, одетый в адидасовский спортивный
костюм. Он гневно расхаживал по небольшому кабинету, отделанному деревом,
основное пространство которого занимал огромный письменный стол под
старину. Перед ним, опустив голову, стоял невысокий кряжистый мужчина лет
сорока с обветренным красноватым лицом.

	- Дзюба, ты им что говорил? Передать ей поручение? Так чего они тогда
позарились на мелочь! Платишь им мало? Все себе хапаешь!.. Нечего было
трогать парня! Проводил бы и ушел. Кстати, откуда он взялся?

	- Курортник, - сквозь зубы проговорил Дзюба.

	- Откуда знаешь?

	- Видно.

	- Видно! - передразнил он. - А если мент?

	- Какой мент?! Не похож! Да и знал бы ты!

	- Знал! А если напрямую из Москвы?

	- Почему, напрямую?

	- Почему, почему!.. Значит, так, - проговорил хозяин кабинета уже другим -
спокойным, повелительным тоном. - Пойдешь в кабак, расспросишь, кто его
видел, что и как.

	- А девка?

	- Девкой я займусь сам.

	- А с ним что делать?

	- Ничего. Отделал твою шпану как надо! Мне работы меньше. Впредь: увидят
его - на другую сторону улицы и - ходу. Никакой самодеятельности. А вообще,
- он подумал немного, - пусть-ка ложатся на дно. Прошвырнутся
куда-нибудь... Иди!

	Дзюба беспрекословно удалился.

	- Шпана, - раздраженно проговорил хозяин, потом подошел к столу, снял
телефонную трубку, набрал номер.

	- Алло! Алло! - коверкая голос прокричал он, - Вера? Вера! Не туда попал?
- И положил трубку.

	Он продолжал расхаживать по кабинету пока не зазвучал звонок.

	- Да? Ты? Звонил. Слушай. Давно благодарность не получал? А внеочередное
звание? Не сердись! Хочу тебе сдать четверых... Кого? Да ты их ищешь, за
ними угон автомобиля и избиение водителя... Доказательства? Это уж твое
дело. Состряпай отпечатки, не мне тебя учить... Они возьмут на себя. А
потом проведи обыск у одного браконьера, в гараже у него что-нибудь
интересное найдешь наверняка. Пусть годика полтора посидят, им пойдет на
пользу. ...Нет, они лишнего брать на себя не станут, им не с руки... Кто?
Записывай фамилии и адреса...





	На пляже стоял многоголосый гомон. Особенно ыделялась украинская речь.
Дети плескались в мелководье у берега, строили крепости из песка. Родители
резались в карты. На все лады звучали радиоприемники и магнитофоны.

	Чуть в стороне, в тени деревьев, лежал, закрыв глаза, Марк. Под головой -
свернутые джинсы, рубаха, рядом - местные газеты.

	- Неплохо проводите время, молодой человек! - услышал он голос Андрея. Не
открывая глаз, ответил:

	- А, Дон Жуан! Усталый, но довольный!

	- Просто чрезвычайно довольный! - безо всякого энтузиазма проговорил
Андрей, раздеваясь и укладываясь рядом.

	- Как девушка? Оправдала твои надежды, а? Извини за интимный вопрос...

	- Даже больше, чем ты думаешь!

	- Уже интересно!

	- Рассказать? - спросил Андрей.

	- Подробности внебрачной ночи можешь опустить.

	- Тогда ничего не останется...

	- О том, как это происходит между мужчиной и женщиной, я в общих чертах
знаю... - пошутил Марк.

	- Ты, я вижу, очень весело настроен. С чего бы? Чай у нашей хозяйки был
очень вкусный?

	- Ты хочешь мне испортить настроение, а? Валяй!

	- Ну, спать, как ты правильно догадался, мне не пришлось...

	- У тебя, дорогой, были другие цели.

	- Но, я думаю, и тебе больше не придется, - пообещал Андрей.

	- Что, ты нашел и мне подружку? - открыл глаза его друг.

	- Лучше. Друзей, и не одного, а, по крайней мере, четверых.

	- Да? Я вообще-то не по этому делу... Ну, ладно, пойдем искупаемся, потом
расскажешь.





	Друзья лежали в воде у самого берега. Небольшие волны окатывали их.

	- Значит, ее заставили оклеветать этого милиционера? - переспросил Марк.

	- Да.

	- И ты ей веришь, а?

	- Вопрос на засыпку! Она актриса... Сыграв роль жертвы изнасилования, она
могла подготовить что-нибудь и для меня.

	- А как сыграл роль журналиста ты?

	- Рецензии в местных газетах еще не читал.

	- Сплошной театр! Ну, а руки-то шпане ломал по-настоящему или как? -
усмехнулся Марк.

	- Я думаю, их роль им не очень понравилась.

	- Значит, журналист?

	- Должен же я был познакомиться с девушкой?

	- Ну, выдал бы себя за композитора! - предложил Марк, - что-нибудь сочинил
бы для нее!

	- Не-е-е, композитор - это ты. Играл свои сочинения на нервах стариков.

	- По-моему, мы влезли в эту историю по уши и с ходу! - уже серьезно сказал
Марк. - И выбраться из нее можно, залезая только вглубь.

	- Ты прав. Что будем делать? Может, нам ближе познакомиться с этими
мальчиками?

	- Ты думаешь, у них остались глубокие чувства к тебе?

	- Я привязался к ним! - объяснил Андрей.

	- Все-таки, мне кажется, ты переоцениваешь свою неотразимость, а? Если им
кто-то и был нужен, то, скорее, девушка, - размышлял Марк. - Не исключено,
конечно, что это был спектакль для тебя, цели которого я, правда, не пойму.
Возможно, они решили проверить, не московский ли ты мент. Больно уж ты
настойчиво хотел с ней познакомиться...

	- Разве я похож на мента, да еще московского? - усмехнулся Андрей.

	- Но на журналиста ты тоже не похож, даже на провинциального.

	- Я похож на десантника, что и показал на деле. А журналист я -
начинающий, только учусь. Думаю, стоит рассказать об этом девушке.

	- Ну да! О тяжелых годах без женской ласки... О войне в Карабахе...
Проронить скупую мужскую слезу... Это правильно. А я буду лежать на пряже.
Третий - лишний, а?

	- Не радуйся! У нее есть подружка. Правда, она сейчас в отъезде, но скоро
должна приехать!

	- Нет, эти страсти не для меня. Я уж и так чуть не потерял друга. Дядя
говорил: случайные знакомства до добра не доведут! Придется мне
присматривать за вами потихоньку. Ты уж извини! - добавил Марк.





	- Я позвонила на работу и сказала, что заболела, взяла больничный, -
рассказывала Лена Шведова Андрею, когда он вернулся после встречи с другом.
- Они огорчились, конечно...

	- Хорошо. Но взаперти всю жизнь не просидишь!

	- Что же делать?

	- Ехать в Москву, - заявил Андрей, - к родителям. Но сначала надо
постараться вспомнить, кто вами недоволен, кого вы обидели.

	- Я не знаю. Я думала об этом целый день.

	- Лена, этот человек, судя по всему, очень могущественный, сильный, он
уверен, что может все. И это, видимо, правда. Поэтому он не терпит, когда у
него что-то не получается. Он может все купить: женщину, например. Или
заставить ее. Но это - не интересно, потому что просто. Ему нужно то, что
не покупается, любовь, преклонение, талант...

	- Талант... - повторила она. - Нет, вряд ли...

	- Что "вряд ли"?

	- Да нет, пустяк.

	- Говорите, говорите! - потребовал он.

	- Однажды весь наш ансамбль попросили выступить на вечере в одном
кооперативном кафе. Я не могла, сейчас не помню по какой причине. Ко мне
подходил сам директор этого заведения, предлагал хорошие деньги, долларов
по сто за вечер. Но я отказалась. Он тогда еще сказал: "Ты делаешь большую
ошибку!". Наши там играли. Остались довольны.

	- Так. А для кого был вечер? Чей-то юбилей? - заинтересовался он.

	- Не знаю.

	- Узнать у кого-то можно?

	- Моя подруга - танцовщица варьете, это ее дом. Она была там. Рассказывала
потом что-то такое странное, мол, так никого и не увидела... А пела вместо
меня певица будто бы из самой Москвы. Все переговоры велись через директора.

	- Что, и публику не видела подруга? - уточнял Андрей.

	- Ну... видела шлюшек каких-то, но не местных, классом повыше... А мужчин
- нет. Да, - вспомнила Лена, - она слышала, что говорили, вроде бы,
по-иностранному...

	- Лена, а что это за кафе такое?

	- На проспекте. Называется "Мыс".

	- "Мыс"? - переспросил он.

	- Да.

	- А вы там бывали?

	- Нет. Мне и "Кристалла" хватает...

	- Так... Пожалуй, будет лучше всего, если я возьму вам билет на Москву.
Посажу в поезд. Гастроли пора заканчивать.

	- Но ведь мне надо хотя бы уволиться... Получить деньги, трудовую...
Собрать вещи. Я не могу так сразу...

	- Только сразу. А в квартиру вам не стоит возвращаться.

	- А вы?

	- Я остаюсь.

	- Но ведь вы в опасности не меньше, чем я.

	- Лена, я вас обманул, - признался Андрей, - я не журналист, а только
студент журфака МГУ. Начинал учиться. Призвали в армию. Служил в
Карабахе... Недавно демобилизовался. Приехал отдохнуть на море и вижу:
война. Такая же, как там. А, может, еще хуже! Ну, а воевать - я умею, мирно
жить - разучился... Видимо, придется подождать, пока закончится эта война.

	- А она закончится?

	- Все войны когда-нибудь кончаются.

	- Но не все люди до этого доживают...

	- Значит, не судьба... - заключил он.





	Такси лихо подлетело к зданию железнодорожного вокзала в тот самый момент,
когда провожающих уже попросили выйти из вагонов. Открылась передняя дверь,
из нее вылез Андрей. Он чуть замешкался, незаметно оглядываясь по сторонам,
потом бросил взгляд на входную дверь здания. Из нее выходил Марк. Не глядя
на друга, он подошел к расположенному рядом газетному киоску. Только тогда
Андрей открыл заднюю дверь и помог выйти из машины Лене. Они заспешили к
поезду. Ему пришлось подсаживать девушку на подножку уже отходящего
состава, выслушивать ругань проводницы, не желающей сажать пассажира из
другого вагона. На прощанье он помахал ей рукой, проводил взглядом поезд, и
возвратился к такси, где уже удобно расположился Марк.

	- На Центральный проспект, - распорядился Андрей, и, обращаясь к Марку,
сказал: - Почему бы нам не перекусить?

	- Верно.

	Машина притормозила возле красочной вывески кафе.

	- Поэтическое название - "Мыс". Какая здесь кухня, интересно? - подумал
вслух Андрей.

	- Ты бы не отказался от осетрины, севрюжки, отведал бы икорки, а?

	Они вошли в приоткрытую дверь заведения и окунулись в полумрак. Витая
лестница, подсвечиваемая откуда-то снизу, вела в подвальный этаж. Красный
облицовочный кирпич, чеканка на стенах, мягкий розовый

свет, небольшой, человек на десять, гардероб с пустыми вешалками, дверь,
задрапированная бархатными бордовыми шторами. Навстречу им вышел огромный
детина в белой рубашке с бабочкой. Закрывая собою вход в зал, из которого
лилась приятная музыка, он прорычал:

	- Обслуживание по предварительным заказам. Мест нет.

	- Очень кушать хочется! - объяснил Андрей.

	- Мест нет! - повторил детина, который даже рядом с высокими, крепкими
ребятами выглядел великаном, человеком-горой.

	- Очень хочется кушать! - настаивал Андрей, доставая бумажник.
Продемонстрировав многочисленные ассигнации, он вытащил десятидолларовую
банкноту и протянул ее туше.

	- Мест нет. - последовал ответ.

	- А если поискать? - подсказал Андрей, добавляя еще одну.

	- Мест нет.

	- Нет? - И в руках оказалась еще »двадцаткај.

	- Мест нет.

	- Совсем? - У Андрея в руке появилась полусотенная банкнота.

	- Мест нет. - Без раздумья последовал ответ.

	- На завтра можно заказать, а? - вмешался Марк.

	- Заказы принимаются на месяц вперед.

	- Отлично, - обрадовался Марк. - Примите заказ на следующий месяц.

	- Заказы будут приниматься в последний день этого месяца по телефону.

	- А, может, все-таки можно? - уже со смехом спросил Андрей, протягивая
парню две пятидесяти долларовые купюры, и с удовлетворением наблюдая, каких
трудов верзиле стоит отказ.

	- Тогда хотя бы мельком взглянуть на интерьерчик? - проговорил Андрей и
попытался чуть отодвинуть парня от двери. Но тот стоял, как скала, закрывая
проход.

	- Мило побеседовали! - заключил Андрей. - Тебя как зовут?

	- Что? - не понимает тот.

	- Это ты, что ли, Мыс?

	- Что?

	- Мыс, спрашиваю, ты?

	- Что? - все также бессмысленно откликался верзила.

	- Это в честь тебя назвали этот гадюшник?

	- Что?

	- Нет, ты не мыс, ты - Дуб, вот как должен называться этот вонюшник.

	- Что?

	- Ну ты интеллектуал!

	- Что?

	- Он дебил, - объяснил Андрей другу, явно пытаясь вывести парня из себя.

	- Что? - чуть более раздраженно повторил тот.

	- Ладно, пошли, - предложил Марк Андрею. - Все ясно.





	Поезд раскачивался на рельсах. Лена расслабленно сидела на диване и
блаженно подремывала под аккомпанемент неспешного разговора двух пожилых
людей, возвращавшихся вместе с внучкой после отдыха в Москву. Страх и
напряжение последнего времени спали. А череда длинных, похожих один на
другой дней, которая длилась целых два года, казалась теперь глупой
ошибкой, сном. "Для чего? От кого я бежала? От людей, которые любят меня?
Смысл жизни которых был только в том, чтобы вырастить, выучить дочку? Как
они радовались, когда я поступила в театральное училище, хотя не считали
это профессией! А он? Мелкий, самовлюбленный, изнеженный... Как я могла
полюбить такого? Да и любовь ли это была? Зачем надо было уезжать? Чтобы
доказать ему, себе? Что? Господи, какая дура!"..

	Ее мысли прервал звук открывающейся двери. В проеме стояли два милиционера.

	Попрошу ваши документы! - обратился один из них к пассажирам.

	- Билеты мы сдали... - растерялся пожилой человек.

	- Паспорта, пожалуйста, - пояснил младший лейтенант. Лена, еще не
осознавая причины охватившего ее волнения,

нервно шарила в сумочке.

	- Гражданка, ваш паспорт! - поторопил ее офицер, возвращая документы ее
соседям.

	- Шведова Елена Николаевна, - прочитал милиционер. - Вы-то нам и нужны.
Пройдемте с нами, Елена Николаевна.

	- А что случилось? - похолодела она.

	- Мы вам все объясним.

	Лена почувствовала, что не может встать, ноги не держали ее, голова
кружилась.

	- Мне нужно в Москву... - вяло пыталась объяснить она.

	Они прошли один вагон, перешли в следующий, затем еще один и еще.
Остановились в тамбуре.

	- Сейчас будет полустанок, передай начальнику поезда: пусть при тормозит,
- приказал младший лейтенант сержанту. Тот удалился. - Нехорошо получается,
Елена Николаевна: вы проходите по делу об изнасиловании. Ваc вызывают
повесткой в суд. Вы не являетесь. Приходится разыскивать вас, - наставлял
ее милиционер. - По месту работы объясняют - больна. А вы - в Москву едете.

	- По-моему, я имею на это право, - слабо защищалась девушка.

	- Это, по-вашему.

	Поезд замедлил ход. Проводница, ругаясь про себя, открыла дверь, сбросила
ступени. Выходить пришлось почти на ходу. Ее поместили в маленькой камере
для задержанных в вокзальном отделении транспортной милиции. В другой,
соседней, что-то неразборчиво пел пьяный. Она села на жесткую скамью, и
отчаяние охватило ее.





	- Выходите, - услышала она голос и лязг железного засова. Оказывается, она
заснула. - Перед ней стоял капитан милиции, за ним еще трое. - Выходите!

	- Нет! Я никуда не пойду! - закричала она. - Не пойду!

	- Помогите ей! - приказал начальник. Двое вошли в камеру, подхватили ее
под руки.

	- Не пойду! Не трогайте меня! - извивалась она. - Нет! Нет!

	Ее протащили по цементному полу к самому выходу из здания. На дворе
чернела ночь. Ярко светила луна. У подъезда стояла милицейская "Волга".
Девушку впихнули на заднее сиденье, по бокам сели двое.

	Перед тем, как занять свое место рядом с водителем, капитан полушепотом
сказал младшему лейтенанту:

	- Проследи, чтоб никаких протоколов и прочей глупости не осталось! И
вообще, никакой девушки здесь не было!

	- Есть! - последовал короткий ответ.





	Было десять часов утра, когда Андрей, отстояв большую очередь на местном
телеграфе, наконец подошел к окошечку корреспонденций до востребования.

	- На фамилию Блинова есть что-нибудь? - поинтересовался он.

	- Блинов? - переспросила женщина и стала листать бланки.

	- Блинов? Андрей Давидович? Есть телеграмма. - Мельком взглянув на
протянутый паспорт, она отдала бумагу с текстом.

	Отойдя чуть в сторону, он развернул ее. Печатные буквы сообщали: "Фрукты
испортились дороге Дядя".









Глава 4

	Дверь открылась. В помещение проник свет. Это была просто лампочка в
коридоре, но ей показалось, что ворвалось солнце. После многих часов,
проведенных в сыром, холодном бетонном подвале в кромешной темноте, когда
казалось, что сходишь с ума, свет был не признаком жизни, а лишь
продолжением страшного фантасмагорического сна.

	- Выходи, куколка, - услыхала она голос и увидела двух ухмыляющихся парней.

	Лена поднялась с холодного пола. Все тело ломило, каждое движение
причиняло боль.

	- Замерзла? Сейчас мы тебя согреем, - загоготал один.

	- Девочка, что надо! - добавил другой и сладострастно провел ладонью по ее
груди.

	Лену привели в уже знакомую ей комнату, с тем же большим железным столом.
В кресле развалился тот же, знакомый ей истязатель.

	- Привет, - весело приветствовал он ее, - вот мы и встретились. Ты плохо
себя вела, так что придется тебе пройти через стол. Ребята, - обратился он
к своим подручным, - устройте-ка ее поудобней!

	С диким хохотом принялись они срывать с нее одежду. На пол летели обрывки
платья. С особенным ожесточением рвали они бюстгальтер и трусики. Потом
завалили ее на стол и привязали веревками.

	- Готова, шеф, - доложил один.

	- Девочка, что надо... - загоготал другой. Прямо в лицо ей бил свет
лампочки, висевшей на потолке. Перед глазами пошли разноцветные круги, но
на своих мучителей она смотреть не могла. От осознания того, что сейчас
произойдет, из глаз тихо полились слезы. Лена стала чуть

слышно подвывать - началась истерика.

	- Ну что, сначала поговорим? - предложил Дзюба. - Где ты подцепила того
парня, что отделал моих ребят?

	- Она не отвечает, шеф, - обрадованно сообщил один из подручных.

	- А ты заставь ее!

	- Хорошо, шеф! А как?

	- Как хочешь.

	Парень стал расстегивать штаны.

	- Да не спеши ты так, а то не донесешь!

	Дикий хохот был ответом на его шутку.

	- Подумай, как еще понравиться девушке! - наставительно пояснил главарь.

	Подручный задумался, а потом сильно ущипнул Лену за сосок. Она вскрикнула.
Все стало реальным.

	- Откуда появился парень?

	- Мы познакомились в ресторане... - Лена сама удивилась своему голосу.

	- Кто он? Как зовут? Откуда?

	- Андрей. Из Москвы. Студент МГУ. Бывший десантник. Служил в Карабахе...

	- Фамилия?

	- Не знаю... - Сжалась она.

	- Попробуй еще! - скомандовал старший подручному. Парень снова ущипнул ее
за грудь. Она закричала.

	- Я не знаю!

	- Ты какой-то однообразный и совсем не нравишься девушке! - заключил
Дзюба, все также спокойно сидевший в кресле.

	- Можно я, шеф? - попросил другой парень.

	- Давай.

	Тот вытащил нож, нажал на кнопку. Из торца вылетело лезвие. Он с вопросом
посмотрел на шефа. Тот молчал. Тогда подручный заточенной стороной ножа
медленно провел ей по груди. Она закричала. Из полоски под соском потекла
кровь.

	- Девочка, что надо... - загоготал он.

	- Ты ей нравишься, продолжай! - оживился шеф.



	В тупике за станцией Марк разыскал в поезде проводницу вагона, в котором
ехала Лена.

	- Значит, вы точно помните, что ее сняла милиция? - уточнял он.

	- Говорю, точно, что я, слепая? - сердилась она. - Два милиционера...
Потом еще поезд притормозил на разъезде, видимо, они и сошли.

	- А вы документы у них спросили, а?

	- Чего? Документы? У милиции? Ты чего? Перегрелся на солнце?

	- Наверное, а? - ответил он.

	- А она тебе кто? - уже другим тоном спросила проводница.

	- Знакомая.

	- А! Знакомая! - ухмыльнулась она, - еще найдешь себе такую знакомую. Вон
их сейчас тут - целый пляж!





	Стоя перед окошком дежурного управления внутренних дел, Андрей никак не
мог добиться фамилии следователя, ведущего дело о попытке изнасилования
гражданки Шведовой.

	После долгого изучения его документов, вопросов - где временно прописан?
когда приехал? на сколько дней? а вы ей кто? зачем хотите видеть? - и
уяснив, наконец, что обращающийся хочет сообщить кое-какие дополнительные
факты, дежурный сообщил: "Капитан Титов. Но его сейчас нет".

	После полуторачасового ожидания, Андрей все-таки открыл дверь под номером
205 и сел перед следователем.

	- Что вы можете сообщить по делу? - обратился к нему капитан.

	- Я хотел бы говорить в присутствии самой Елены Шведовой.

	- Вы знакомы, Андрей Давидович? - удивился Титов, разглядывая штамп о
прописке в паспорте Андрея. - Давно?

	- Три дня.

	- А когда было изнасилование... вернее, попытка, знаете?

	- Приблизительно.

	- Тогда не понимаю, что вы можете прояснить.

	- Я прошу пригласить Шведову и устроить нам, как это называется, очную
ставку? - настаивал Андрей.

	- Пока я не вижу необходимости в этом, - улыбнулся капитан.

	- На Шведову было совершено покушение.

	- Когда? - оживился следователь.

	- 27 июля. В 23 часа, когда она возвращалась домой.

	- Расскажите подробнее.

	- Их было четверо. Они поджидали нас в подъезде. Следили еще от ресторана.
Пришлось защищаться. У двоих, видимо, сломаны руки, поищите их в больнице.
Они были вооружены.

	- Вы смогли справиться с четырьмя вооруженными мужчинами?

	- Я служил в десантных войсках.

	- Понятно... - в раздумье проговорил следователь. - Почему не обратились в
милицию сразу?

	- Подумали - просто хулиганы... Но когда она пропала...

	- Пропала? - встрепенулся капитан.

	- Пропала, - подтвердил Андрей.

	- Когда?

	- Уехала в Москву, но не приехала.

	- Откуда вы знаете?

	- Она должна была дать телеграмму...

	- Телеграмму? - облегченно вздохнул следователь, - что вы мне голову
морочите вашими историями! - разозлился он. - Видите, телеграмму она ему не
дала! А кто вы такой, чтоб вам давать телеграмму?

	- ...А сняла ее с поезда, между прочим, милиция,- закончил, наконец, фразу
Андрей.

	- Милиция? - уставился на него Титов. - Ну-ка, давайте сначала и
подробнее...





	- Так я и знал, - заключил Марк, выслушав рассказ своего друга. - Ну вы
составили хотя бы фотороботы этих четверых, а?

	- Пытались. Но я действительно плохо их разглядел. А в поезде были явно не
они, ты же сам расспрашивал проводницу.

	- Конечно, не они. Я еще был и на разъезде. Так вот, милиция там никого не
задерживала!

	- Да? - ничуть не удивившись, скорее автоматически, спросил Андрей.

	- Со мной не стали даже разговаривать, как ты понимаешь. Ответили лишь,
что ночью на разъезде с поезда никого не снимали. Правда, билетный кассир,
милая женщина, рассказала, что в тот день на станции было много милиции, но
не местной.

	- Если ее действительно нет в КПЗ управления, а, я думаю, они не стали бы
устраивать весь этот маскарад, - размышлял Андрей, - сбываются наши самые
худшие предположения.

	- Значит, они испугались нашего вмешательства в эту историю. Видимо, в тот
вечер они действительно хотели просто что-то передать ей или еще раз
припугнуть, чтобы вела себя разумно. Следствие заканчивается, скоро суд.
Она должна давать показания... И тут неожиданно нариcовываешься ты...

	- Очень вовремя.

	- Вот именно, а затем она и вообще исчезает. Они начинают волноваться: в
чем дело? Кто ты? Не сболтнула ли она лишнего? Находят ее в поезде, увозят
к себе...

	- И пропускают через стол... - заканчивает Андрей за друга.

	- Возможно. Но она ничего не знает о тебе. Они это быстро поймут, а
значит, в живых она пока останется. Им нужно будет убедиться, что мы, - обо
мне они легко узнают от Анны Петровны - им не опасны. А Лена у них будет в
качестве заложницы.

	- Теперь нам надо решить для себя, опасны ли мы им? - размышлял Андрей, -
Умываем руки или...

	- Ты же знаешь ответ, - сказал Марк. - Они не захотят ставить под угрозу
суд без веских на то оснований. А какие у них основания. Мы - дилетанты,
бывшие десантники... Лопухи, верящие в краснознаменную милицию... Придурки,
почувствовавшие себя суперменами... И таких опасаться? В крайнем случае,
можно убрать... Тем более, драчуны, сами лезут на рожон... Все это
зафиксировано с твоих же слов в протоколе следователя. Пожалуй, мы с тобой
правильно решили больше не возвращаться в скворечник к Анне Петровне. Нами
будут интересоваться, она скажет: вещи оставили и пропали. И очень хорошо,
пусть поищут! А пока - наш ход, а?

	- Тем более, нам нужна не их браконьерская икра, нам нужна девушка - живая
и невредимая... - проговорил Андрей.

	- Да, желательно - невредимая... - со вздохом повторил Марк. - Так, что мы
имеем? Кафе? Таинственного юбиляра?

	- Моих знакомых мальчиков, - напомнил Андрей, - если они, конечно, не
махнули куда-нибудь отдыхать... В Москву, к примеру.

	- Давай-ка выпьем чайку, а? - предложил Марк и поставил чайник на плитку
на кухне в домике лениной подруги.





	- Послушай, - говорил по телефону из кабинета, отделанного деревом, его
хозяин, высокий, представительный мужчина в спортивном костюме, - пошли-ка
запрос в Москву, кто он такой? Как фамилия, ты говоришь: Блинов? Ты же
можешь по своим каналам быстро справиться.

	Выслушав ответ, он нетерпеливо прокричал в трубку:

	- Мне нужно узнать только одно - действительно ли он тот, за кого себя
выдает? Ведь тебя могли не поставить в известность, присылая из Москвы
человека. Кстати, узнай-ка заодно, один ли он здесь?

	Видимо, не очень довольный ответом, хозяин кабинета раздраженно сказал:

	- И вообще, учти, дело серьезное. Мы все завязаны. Мне нужна ясность в
самое ближайшее время.





	Марк вошел в калитку, прошел по дорожке к домику, постучал условным стуком
в дверь.

	- Привет! - встретил его друг. - Какие новости?

	- Кое-что есть. Два парня сидят под забором у Анны Петровны и старательно
делают вид, что пьют.

	- Двое?

	- Именно. Хотя, ты прав, если бы их было трое, все-таки больше походило бы
на правду.

	- Что еще?

	- У "Мыса" сплошной штиль, - рассказывал Марк, - за целый день - никого.
Правда, несколько человек пытались-таки, видимо, как и мы, перекусить там,
но у них, естественно, ничего не получилось. Тогда мне надоело торчать на
проспекте, я решил погулять по переулкам и вышел к черному ходу. Там уже
было интереснее: шмыгали разные личности, дважды подъезжала машина.
Разгружали нечто в картонных ящиках и увозили в них же.

	- Что-то вроде перевалочного пункта?

	- Может быть. Надо нам вечерком наведаться туда. Слушай, - вдруг переменил
тему Марк, - может, покормишь? Время ужинать, а?

	- Я думал, ты угостился в "Мысе"...





	Они сидели на лавочке на вечернем проспекте. Только что закончился
последний сеанс в кинотеатре. Люди разбрелись по домам. Неоновым светом
горели вывески магазинов и кафе. Дверь в "Мыс" все также была чуть
приоткрыта, чем и попыталась воспользоваться компания курортников,
вывалившаяся из кинотеатра. Но и они вынуждены были покинуть
негостеприимное заведение. Постепенно проспект опустел, провинциальный
городок засыпал.

	- Да, это не Рио-де-Жанейро!.. - заключил Андрей. - Хотел бы я посмотреть
хоть на одного счастливчика, записавшегося в этот "Мыс", пусть и на месяц
вперед. Пора проверить их книгу предварительной записи?

	- И заодно, бухгалтерского учета... - добавил Марк. - А вообще, это не
Сочи, не Ялта, иностранцев тут нет. Выгодней использовать заведение как
прикрытие, чем действительно устраивать ресторан, а?

	- Навестим нашего друга? Представляю, как он обрадуется!

	Друзья перешли через дорогу. Зашли в дверь, спустились вниз по ступенькам.
Холл был пуст, звучала тихая приятная музыка. Но тут же открылась дверь из
зала, и вышел их старый знакомый - верзила в бабочке.

	- Привет, Мыс! - весело поздоровался Андрей, - угостишь чем-нибудь? -
спросил он, направляясь к двери. Но гигант перегородил дорогу: "Мест нет!"

	- Да ладно тебе! Мы эти сказки уже слышали! - Андрей протянул руку к
двери, но ее отвел гигант. Андрей же без замаха правой мгновенно ударил его
в открывшееся солнечное сплетение, затем левой туда же и, наконец, локтем.
Глаза швейцара полезли из орбит, но он еще стоял. Следующий удар ребром
ладони по сонной артерии лишил его сознания и сил. Он завалился на руки
друзьям.

	Они усадили его на ступеньки лестницы и аккуратно прислонили к стене.
Потом открыли дверь зала.

	Он был пуст. С десяток столиков поблескивали полировкой в свете, льющемся
с экрана цветного телевизора, установленного на стойке бара, да еще горела
лампочка на панели магнитофона в нише стены.

	Миновав зал и кухню, такую же темную и пустую, ребята вышли в коридор. В
конце его луч фонарика в руке Андрея осветил лестницу и наверху над нею -
обитую железом дверь, закрытую на два мощных засова.

	- Наверное, выход на улицу в переулок, - предположил Марк.

	- Этот друг сейчас очухается, надо спешить, - напомнил Андрей.

	- Посвети, а! - попросил Марк и достал из кармана связку ключей разной
формы.

	В темном коридоре луч от фонаря сфокусировался на замочной скважине обитой
железом двери. Марк стал по очереди пробовать ключи. Наконец один из них
провернулся в замке и дверь подалась. Они проникли внутрь.

	Холодильные камеры занимали почти весь периметр большой комнаты. Посредине
- большой железный разделочный стол. Марк открыл дверцы одного из
морозильников. Там стояли бидоны из-под молока. Он откинул крышку
ближайшего - икра.

	Запустив в бидон руку, Андрей зачерпнул горстью икру, посмотрел, давая
стечь черной маслянистой массе, слизнул с пальцев маленькие липкие черные
крупинки:

	- Рекомендую, вкусная!

	Марк открыл другой бидон.

	- Тоже икра, а?! - сказал он, с чуть заметной досадой.

	- А ты что хотел найти, наркотики? - усмехнулся Андрей.

	- Не отказался бы. Так, смотрим другие шкафы и уходим!

	- Стойте на месте! - вдруг раздался голос, вспыхнул свет. На пороге
комнаты стоял пришедший в себя верзила с электрошоковой дубинкой в руках.

	- Молодому человеку показалось мало, - прокомментировал происходящее
Андрей и небрежно сделал несколько шагов к гиганту.

	- Стойте на месте! - вновь зарычал амбал.

	Отвлекая внимание на себя, Марк шагнул вперед. Рука с дубинкой
переместилась в его направлении, послышался треск и из наконечника вылетела
короткая яркая дуга. Но разряд не достиг цели.

	В этот момент Андрей нанес ногой удар гиганту в голову, и следом еще один,
и еще. "Мыс" упал.

	- А ты, оказывается, жестокий. - ухмыльнулся Марк. - Третий раз был
лишним, а?

	- Может, расспросим его кое о чем? - предложил Андрей.

	- Не успеем. Он наверняка уже сообщил своим.

	- Верно! Тогда - ходу!

	Они выбежали в коридор, затем через черный ход - в переулок. Он был пуст.

	Море штормило. Но ребята разделись и долго плавали в волнах.





	- Что? - кричал в трубку человек в спортивном костюме. - Их было двое?
Откуда взялся второй? Приехали вместе? Ты узнал, кто они такие?
Действительно, студенты? Ты думаешь, если они менты, им трудно было
составить правдоподобную легенду?!

	Он долго и с явным нетерпением выслушивал какие-то объяснения, а потом, не
выдержав, зло сказал:

	- Ладно. Узнавай! Но быстрее. Если они ищут девку, они ее найдут... - и
бросил трубку.

	- Значит так, Дзюба, - человек в спортивном костюме обратился к тому, кто
сидел перед ним на диване. - Это ты заварил всю кашу. Твои же козлы
нарвались на этих двух... Девку, видимо, придется убирать. Теперь не до
суда. А завтра приезжают гости! Если окажется, что эти двое - менты...

	- Не паникуй! Простые сопляки, насмотрелись по видаку фильмов, захотелось
поиграть в частных детективов. Давай, пугну их как следует, а то и просто
кончу...

	- Я вот что подумал...

	- Что?

	- А если они не менты, но и не сопляки?

	- А кто?

	- Кто?! Хотел бы я знать, кто...

	- Думаешь, конкуренты?!









Глава 5

	Марк и Андрей ехали на такси по проспекту. Через бульвар на другой стороне
улицы, там, где раньше был ресторан "Мыс", виднелась часть выгоревшего
дома. Красивая вывеска с названием, покореженная огнем, болталась над
дверью. Пустые глазницы окон, обгоревшие балки...

	- Что это там случилось? - поинтересовался Андрей у водителя.

	- Где? А, это... Ресторан тут один вчера сожгли. Ночью милиции было,
пожарных! Какие-то бандиты сторожа избили, облили все бензином и подожгли.
Говорят, рэкетиры. В отместку за то, что отказывались дань им платить.
Милиция, вроде бы составила фотороботы, а вот отпечатков, говорят, нет.
Работали профессионалы, но не местные, заезжие, чтоб труднее было найти.
Говорят, сейчас убить человека - пятьсот долларей стоит. Приезжают вот
такие гастролеры, перо в спину, и в тот же день - домой. Где их найдешь!
Наверное, молодцы эти уже далеко.

	- Наверное, - согласился Марк. - Тормозните-ка у рынка. Спасибо. - Он
расплатился.

	- Так, нанесение телесных повреждений, поджог, - перечислял Андрей,
проходя между рыночными рядами. - Лет на пять-семь потянет.

	- Года на три, учитывая заслуги, смелость и героизм, проявленные при
выполнении интернационального долга. - поправил Марк.

	- На ноги поставят всю милицию. У нас, максимум, два дня.

	- Да, учитывая, что ищет не только милиция. Квартиру лениной подруги
вычислить несложно. Что ж, отдать нас милиции в их положении самое
правильное. Я бы на их месте рассуждал так: если они, то есть мы, менты, то
ничего доказать не сможем, фактов у нас нет. Девушку уничтожат. Если же мы
- любители, то спокойно влетаем на пару-тройку лет за решетку, Лену
заставят дать показания на суде - и все у них в порядке.

	- Есть еще третий вариант, - спокойно заметил Андрей.

	- Есть. Именно поэтому они, судя по всему, захотят сначала поговорить с
нами, а потом уже отдавать милиции.

	- Я предлагаю им в этом помочь.

	- Дзюба? - спросил Марк.

	- Да. - кивнул его друг. - Его адресок я помню наизусть.





	- Людей с их фамилиями в списках студентов журфака МГУ было несколько. Но
это не они.

	- Так... Ошибки быть не может? Значит, менты! - уверенно сказал Дзюба.

	- Что? - раздраженно вспылил человек в спортивном костюме. - Ты что,
ментов за дураков держишь? Да они бы там в Москве такую легенду состряпали,
комар бы носу не подточил!

	- Так, ты думаешь, это ребята »Большогој?

	- Или Мухамеда.

	- Ты что? - испугался Дзюба. - Не похоже. Зачем им тогда девчонка нужна?
Они пришли бы прямо ко мне.

	- А что ты знаешь?

	- Тебя.

	- Им нужен не я. Им нужны контакты.

	- Ты уверен? А если все же - менты?

	- Не могли они, понимаешь, не могли они подставить своих людей! -
взорвался человек в спортивном костюме. - Слушай меня внимательно: их нужно
взять! Всех своих людей поставь на ноги. Они нам нужны раньше, чем до них
доберется милиция. А там видно будет. Уж мы их заставим говорить.





	"Нива", освещая фарами темную улицу, подъехала к воротам. Дзюба вышел из
машины. Вдруг кто-то подскочил сзади, последовал удар, и бесчувственное
тело быстро затолкали обратно в машину.

	- Поехали, - бросил Андрей, усаживаясь на сиденье рядом с "выключенным"
Дзюбой.

	Марк дал задний ход, развернул машину. Они остановились на пустыре, рядом
шумело море. Дзюба приходил в себя, покручивал головой.

	- Как отдыхалось? - вежливо спросил Андрей. - Голова не болит?

	- Кто вы такие? - пробурчал Дзюба.

	- Ну, это тебе известно. - ответил Андрей.

	- Что вам нужно?

	- Где девушка? - спросил Марк.

	- Не знаю никакой девушки.

	- Если ты нам будешь морочить голову, мы тебе ее открутим, понял? - сказал
Андрей.

	- Где девушка? - повторил вопрос Марк.

	- В надежном месте. Если вы мне что-нибудь сделаете, ее пришьют. -
увереннее заговорил Дзюба.

	- А на кой она нам нужна?! - вдруг рассмеялся Андрей, Марк тоже сдержано
улыбнулся. - Мы хотим встретиться с боссом.

	- С каким боссом? Я никого не знаю.

	- Сейчас я буду ломать тебе затылочную кость, - предупредил Андрей. - Это
очень больно...

	- Я не знаю, где он. Я связываюсь с ним только по телефону.

	- Вот и свяжись, голубь! - попросил Андрей.

	- Сейчас?

	- Сейчас. Только еще один вопрос, когда повезете товар и как?

	- Какой товар?

	- Ну не икру же! Ее можешь оставить себе на закуску. Ты, видимо, лучше
понимаешь на языке жестов! - сказал Андрей и ударил Дзюбу в живот.

	- Я не знаю ни о каком товаре... - отдышавшись проговорил он.

	- Не знаешь? - Андрей медленно демонстративно сложил пальцы в кулак.

	- Я действительно не знаю. Что-то такое есть... Мое дело только доставить
коробки, куда следует. А про икру я могу рассказать все.

	- Говори, - согласился Андрей.





	"Нива" остановилась на центральном проспекте города рядом с телефонной
будкой.

	- Все спокойно, - сказал Андрей, посмотрев по сторонам на пустынную темную
улицу.

	- Пошли, - скомандовал Марк.

	Втроем они вышли из машины и подошли к телефону-автомату.

	- Набирай.

	Дзюба стал поворачивать диск.

	- Не отвечает. - сказал он. - Наверное, уже домой уехал.

	- Повтори телефон быстро, пять раз подряд. Ну! - скомандовал Андрей.

	- 24-31-25, 24-31-25, 24-31-25, 24-31-25, 24-31-25...

	- Ладно, набирай еще.

	- Его нет.

	- Ладно, позвонишь завтра. Но если ты финтишь, смотри.

	Они вернулись к машине. Марк пропустил Андрея и Дзюбу на заднее сиденье,
затем стал усаживаться сам на место водителя.

	В это время из тени выехал велосипедист. Поравнявшись с машиной, он
притормозил, ударил рукой в перчатке по боковому заднему стеклу и в
образовавшийся проем бросил небольшой сверток.

	Затем велосипедист приподнялся в стремени и резко стартанул. Мгновение - и
он скрылся в переулке.

	- Прыгай! - закричал что есть силы Андрей, обращаясь к Марку.

	Марк рванул дверцу и выпрыгнул на асфальт, перевернулся и сделал еще
прыжок, как можно дальше от машины. В тот же миг раздался взрыв. Машина,
подпрыгнув, мгновенно превратилась в пылающий факел. 	Марк поднялся. На
тротуаре рядом с отлетевшей и покореженной дверью лежал Андрей. Марк
бросился к другу, откинул дверь, придавившую Андрею ногу, и осторожно
перевернул его на спину.

	Андрей открыл глаза:

	- Это иллюстрация к вопросу о неудобстве машин с тремя дверями. -
проговорил он.

	- Шутник, - обрадованно огрызнулся Марк. - Все цело, а?

	- По крайней мере, все на месте.

	- Встать можешь?

	- Попробую.

	Марк помог другу подняться. Кроме разорванной штанины, которая была вся в
крови, да изодранной, в саже, рубашки, у Андрея все было нормально.

	- Один - ноль в его пользу, - сказал Андрей, глядя на пылающую машину.

	- Интересно только, кто он, а? - добавил Марк.

	Вдалеке замелькали огни пожарной машины.

	- В этих маленьких городках и милиция, наверное, приезжает быстро!
Давай-ка поскорее, в переулок...





	Ребята сидели в небольшой кухоньке в доме, где жила подруга Лены. Внешне
дом производил нежилое впечатление. Специально подвешенное на окно кухни
одеяло не давало пробиться на улицу ни единому лучу света.

	Обработав йодом рану на ноге Андрея, Марк забинтовал ее. Благо, домашняя
аптечка оказалась неплохой.

	- Если бы здесь удалось еще найти штаны и рубашку! - мечтательно
проговорил Андрей.

	- Эта не самая большая наша потеря, а? Итог намного хуже: Дзюбы - нет,
девушки - нет, "Мыса" - нет... Все концы оборваны. Нас разыскивает милиция.
И теперь на ноги поставят всех. Дело представят так, что это мы взорвали
машину. Просто устроили Чикаго в тихом городке.

	- Вернуться с пустыми руками нам никак нельзя, дядя нас не поймет.

	- Надо что-то придумать. Но завтра. Сейчас давай спать, а?

	Ребята расположились в одной из двух комнат этого небольшого дома. Но
заснуть не успели.

	- Дверь! - вдруг прошептал Марк.

	- Слышу!

	В дверном замке кто-то пытался провернуть ключ. Марк вскочил с дивана и
тихо пробежал на кухню ко входу. Он встал так, чтобы распахнутая дверь
прикрывала его. Андрей же скрылся за дверью комнаты. Марк осторожно
отключил кнопку блокиратора в замке и тут же ключ повернулся. Дверь
приоткрылась, рука нащупала выключатель. Свет ярко вспыхнул, и в комнату
вошла девушка с чемоданом в руке и сумкой на плече.

	Марк быстро прикрыл дверь и тут же мягко зажал девушке рот. Она дернулась,
глаза расширились от ужаса. В тот же миг она услышала шепот Марка ей в ухо.

	- Тс-с! Мы друзья Лены! Мы друзья!

	Перед ней появился Андрей с перевязанной ногой.

	- Ира, не бойтесь, - наставительно произнес он, - Не бойтесь. Лена дала
нам ключи.

	Марк отпустил девушку, но она продолжала стоять, не в силах произнести ни
слова.

	- С приездом! - проговорил Андрей. - Мы вас, честно говоря, не ждали. Лена
сказала, что вы вернетесь только через неделю.

	- Я... я... я решила приехать раньше. - выдавила из себя Ира. - Кто вы
такие? Зачем вы здесь?

	- Не волнуйтесь, - успокаивал ее Андрей, - Сейчас мы вам все объясним.





	- Ой, ребята, как вы меня испугали! - уже придя в себя и даже чуть
кокетничая, говорила Ира.

	Андрей разливал в чашки чай.

	- Значит, вас ищут?

	- И милиция, и те, кто похитил Лену, - подтвердил Марк.

	- Вы думаете, что сможете ей помочь?

	- Попробуем. И рассчитываем на вашу помощь.

	- Я-то что могу?

	- Ира, вы местная и можете знать какие-то подробности. То, без чего мы
едва ли выйдем на их след.

	- Я ничего не знаю.

	- Не спешите. Подумайте, - продолжал Марк, -Например, Лена говорила, что
вы как-то были в ресторане "Мыс". Вспомните этот вечер. Кто там был,
знакомые лица, может быть, какая-то реплика, а?

	- "Мыс"? Да, был такой вечер. Я только плохо помню. Мы выступали... Но
никого в зале не видели...

	- Как это "никого не видели"? - переспросил Андрей.

	- Никого. В зале было темно... Освещение такое. Видны одни силуэты...
Только несколько девушек... не местных... я видела в туалете... Да еще
того, кто с нами договаривался, наверное, директора этого ресторана.

	Ребята переглянулись.

	- Может быть, вы помните его фамилию или имя? - с надеждой спросил Андрей.

	- Нет, я его не знала, да больше никогда и не видела... Был еще один -
здоровый такой, прямо гигант, он стоял в дверях, наверное, швейцар. Ну,
сновали у входа разные личности, что-то типа охраны, накаченные, шеи
толстые. А в зале?.. Как будто, никого... Хотя, нет, постойте, кто-то был,
был... Я столкнулись с ним случайно... у туалета. Его лицо, оно еще мне
показалось знакомым. Как будто я где-то его видела... Может, в
"Кристалле"... Или еще где-то... Как-то странно... Что-то я еще тогда
подумала... Знакомый очень, или актер какой... Я его точно видела до этого:
то ли по телевизору, то ли в газете... Нет, не могу...

	- Ну ладно, не мучайтесь, - успокоил ее Марк, - Вы вспомните, обязательно,
я уверен. А сейчас давайте спать. Только к вам еще одна просьба: сходите
завтра на вокзал, в камеру хранения, а? - Андрей бросил вопросительный
взгляд на друга. - Я вам завтра скажу код. Там сумка с кое-какими вещами.

	- Конечно схожу, - сразу согласилась Ира.

	- Спокойной ночи! - пожелали девушке ребята и пошли в комнату.

	- Мы должны ей доверять. У нас просто нет другого выхода. - объяснил Марк
свой поступок. - Нам все равно на вокзале показываться нельзя!





	- Тебе здесь не Чикаго! - кричал подполковник милиции на человека в
спортивном костюме. - Я отвечаю за порядок в городе! Сначала поджог, потом
взрыв машины! Уже из области звонят: что у вас там происходит. Ты хочешь,
чтоб меня сняли? Ну тогда и вам крышка!..

	Они стояли у кромки моря, на пустынном пляже. Невдалеке - две машины:
сине-желтая - милицейская и белая "Волги". Рядом, прохаживаясь, курили
милиционер, видимо, шофер и трое атлетически сложенных парней.

	- Ты все сказал? - спокойно поинтересовался человек в спортивном костюме.

	- Все. - уже нормальным голосом ответил подполковник.

	- Тогда ответь мне: ты уверен, что в машине был только один труп? Сгореть
они не могли?

	- Нет. Только один, на заднем сиденье.

	- Неужели они успели выпрыгнуть?

	- А твои люди ничего не напутали?

	- Нет. Вы ищете их?

	- Розыск объявлен. К квартирной хозяйке они не возвращались, правда, их
вещей там тоже не оказалось. Все наряды имеют фотографии. Просьбу к
населению о помощи, со снимками, опубликовала газета.

	- Видел. Как ты думаешь, где они сейчас?

	- Черт их знает! Смотаться они не могут? Железнодорожный и автовокзал
контролируются. На дорогах посты... Кстати, таксиста что их подвозил, мы
нашли.

	- И что?

	- А ничего. Посадил недалеко от моря, высадил у рынка... Но если они еще в
городе, то через день-два мы их возьмем. Деться им все равно некуда.

	- Но первым говорить с ними буду я, понял? Понадобится, уберешь при
попытке к бегству...

	- Знаешь, мне это не нравится... - начал было подполковник. Но под жестким
взглядом собеседника, осекся. - Ну, если будет нужно... Кто они, как ты
думаешь? - задал он вопрос.

	- Это я, дорогой, у тебя хотел бы узнать.

	- Их пальцы в картотеке не числятся. Значит, новички.

	- Ничего себе новички - выскочить за секунду до взрыва!

	- Зачем вообще их нужно было взрывать? - вновь возмутился милиционер.

	- Я не знал, что они были с Дзюбой. Я хотел убрать только его. Сам знаешь,
очень уж он наследил. Да и мог вывести на меня. А исполнитель, он не совсем
в себе, - человек в спортивном костюме покрутил пальцем у виска, - думать
не привык, все сделал, как приказали. Интересно, успел ли Дзюба что-нибудь
им рассказать? Не пришлось бы сворачивать все дело!

	- Не паникуй! Возьмем их!

	- Возьмете? Сомневаюсь... Я больше полагаюсь на то, что долго сидеть в
подполье они не будут. Теперь я уверен, что им нужна организация. Их
прислали, чтобы пригрозить, а затем прибрать все дело к рукам. Или
заставить делиться. Так что, думаю, они обязательно объявятся сами.

	- Кто, по-твоему, за ними?

	- Если б я знал!..

	- А что было известно о товаре Дзюбе?

	- Ничего, он занимался икрой. И думал, что все дело в ней. Ну, конечно,
строил догадки, но не больше. А товар, кстати, готов к отправке. Впрочем,
пока мы не знаем, сколько их на самом деле, рисковать нельзя. А то сначала
был один, затем появился другой, возможно, еще кто-то отсиживается в тени.
И, как назло, приезжают гости.

	- Когда?

	- Скоро.

	- Ты не доверяешь мне?

	- Я не доверяю никому. Даже себе.





	Ира шла по улице к вокзалу. Старалась выглядеть беззаботной, но все же,
время от времени, посматривала по сторонам и внутренне была напряжена. Ее
путь пролегал через площадь, на которой с давнишних, еще перестроечных
времен сохранилась "Доска почета передовиков соцсоревнования города". С тех
пор на ней так и висели выцветшие, покореженные, но прикрепленные
"насмерть" фотографии. Ира, как и все, миновала "Доску почета", даже не
взглянув на нее. Вошла в здание вокзала.

	Увидев двух милиционеров, прохаживающихся по залу маленького вокзала, она
растерялась, хотела было повернуть назад, но, взяв себя в руки - "Я же не
ворую, в конце концов" - пошла к ячейкам камеры хранения.

	Она вспоминала, что говорил ей Марк: "Ничего не бойтесь, ведь ищут нас, а
не вас. Про сумку никто не знает. Если же вас вдруг все же спросят, что там
внутри, хотя этого не будет, - скажете..."

	Она помнила вещи, которые он перечислил ей, но вдруг там что-либо еще? И
кто они, эти симпатичные ребята? Действительно ли те, за кого себя выдают?
Но Лена, и правда, похищена. Ира звонила в "Кристалл". И первое, о чем ее
спросили, не знает ли она, куда подевалась Шведова... Но почему же их ищет
милиция, может быть, есть за что? Правда, милиции она уже давно не
доверяла. И если ей хотелось кому-нибудь в этой жизни поверить, то скорей
уж этим молодым, симпатичным, сильным парням.

	Ира подошла к ячейке под номером 53. Дрожащей рукой набрала нужный код, и
дверца поддалась. Внутри стояла обычная спортивная сумка. Она подхватила ее
и чуть не бросилась бежать. Но все же сообразила, что поспешностью только
привлечет внимание к себе.

	Как можно спокойней она вышла из здания вокзала, пересекла площадь и
ровным шагом пошла по бульвару. И тут от нервного напряжения силы вдруг
совсем оставили ее, ноги подкосились.Перед глазами шли круги. В
полуобмороке девушка опустилась на ближайшую скамейку.

	Через минуту-другую она начала приходить в себя. Несколько раз глубоко
вздохнула и огляделась. Прямо перед ней стояла в запустении "Доска почета".
Взгляд Иры автоматически скользнул по фотографиям, как вдруг... Она снова
похолодела. Во втором ряду с четвертой фотографии

слева на нее, улыбаясь, смотрел человек, с которым она столкнулась у
туалета в ресторане "Мыс". "Он! Точно, он!"

	Со скамейки она не могла разобрать подпись под снимком. Пришлось встать и
подойти поближе. "Николай Иванович Говорун. Директор рыбокомбината". Живя в
этом городе, она чуть ли не каждый день слышала о нем, видела его снимки в
местной газете, хоть и никогда до того памятного вечера не встречалась с
ним лицом к лицу.

	Ира заспешила домой. Она сделала даже больше, чем обещала.







Глава 6

	Белая "Волга" подкатила к массивным железным воротам. На бетонном заборе
красовалась вывеска: "Пансионат рыбокомбината". Из проходной, выложенной
облицовочным кирпичом, появился охранник, одетый в фирменную форму ВОХР.

	Он посмотрел на номерные знаки машины, подошел к шоферу.

	- Вот гостей привез с московского рейса, - сообщил водитель директорской
машины.

	Охранник, внимательно оглядев пассажиров, кивнул и вернулся обратно в
проходную. Он нажал кнопку, ворота медленно, словно нехотя, раздвинулись.

	Машина въехала на ухоженную территорию и подкатила к четырехэтажному
зданию оригинальной архитектуры, с симпатичными балконами и огромными
арочными окнами. На стоянке уже были припаркованы три "Волги".

	Пассажиры вышли из машины и проследовали к массивным дубовым дверям,
которые вели в украшенный чучелами птиц и зверей холл с огромным камином.

	- Добро пожаловать, господа! - поднялся из-за стойки портье пожилой
мужчина. - Ваши ключи. Третий этаж. - Он выдал каждому из приехавших по
ключу на тяжелом брелке. - Пожалуйста, в лифт! Желаю хорошо отдохнуть!

	Гости поднялись в лифте на этаж, холл которого был украшен большими
пальмами и экзотическими растениями в огромных кадках. Посредине стояла
мягкая кожаная мебель, журнальный стол и цветной японский телевизор.

	- Мы в соседней комнате, шеф! - проговорил один из гостей своему
представительному спутнику. И они разошлись.

	Высокий моложавый человек в роговых очках толкнул дверь своего номера -
она была открыта - и вошел в знакомый интерьер. Аппартаменты состояли как
бы из трех отдельных комнат, соединяющихся в одну, метров в 45-50: гостиная
с кожаной мебелью, письменным столом, цветным телевизором; спальня с
великолепным гарнитуром, основным элементом которого была огромная кровать;
подсобное помещение с холодильником, в серванте дорогой сервиз, хрустальные
рюмки и бокалы; и, наконец, раздельный санузел - с терракотовой ванной и
биде.

	Бросив дипломат на кровать, он привычно открыл холодильник, прекрасно
зная, что найдет там бутылку своего любимого джина, баночки с тоником и
закуску: икру, балык, несколько видов колбас и копченностей, лимон и
маслины.

	Выпив полстакана разбавленного джина, он быстро рассовал белье из
дипломата в стенку, положил зубную щетку и бритвенный прибор на зеркальную
подставку в ванной, сменил строгий костюм на джинсы и цветастую рубаху и
вышел в коридор.





	Горячий воздух парилки сначала обжег его, но уже через несколько секунд он
сидел на полке рядом с другими гостями. Всего в этот раз их собралось
шестеро, считая двух переводчиков. Директор комбината Говорун представил
гостям вошедшего: президент коммерческого банка "Обновление" из Москвы
Николаев Александр Петрович.

	- Как вам нравится русская баня, господа? - поинтересовался хозяин.

	- Господин Перейрос говорит, - начал один из переводчиков с сильным
акцентом, - что он впервые в баня. Ему это напоминает родину, но там не так
сильно жарко.

	- Господину Разу нравится. Но он бы хотел уже закончить. - перевел другой
на чистом русском языке.

	- Тогда обмоемся? - предложил Говорун, слез с полка и затрусил к двери.
Все тронулись вслед за ним. Он прошел-пробежал по застекленному матовым
стеклом коридору к двери. Распахнул ее и оказался на ступенях, спускающихся
в море. Он прыгнул, тут же вынырнул и, крякая от восторга, поплыл. Гости
последовали примеру хозяина. Потом, постояв под обжигающими струями душа,
они уселись, завернувшись в простыни, на мягкие диваны в комнате,
примыкающей к парной. Стены украшала чеканка и резьба по дереву.

	Говорун нажал на неприметную кнопку электрического звонка, и вкомнату
почти вплыла высокая, стройная, яркая девица в халатике-мини, одетом на
голое тело. На подносе она несла копченую рыбу и банки с пивом.

	- Спасибо, Валечка, пока иди, - отпустил ее Говорун. - Хороша русская
красавица? А массаж как делает!





	Выйдя в очередной раз из парной, постояв под душем и утолив жажду пивом,
Говорун скомандовал:

	- На массаж, мужики! Он нажал кнопку звонка, и в комнате снова появилась
Валечка.

	- Девочки готовы? - спросил директор. Она кивнула. - Тогда проводи всех по
кабинетам.

	- Пожалуйста! - пригласила девушка и пошла вперед, зазывно виляя
обнаженными бедрами. Она подводила каждого гостя к двери с табличкой
"массажный кабинет" и приглашала войти.

	Президент банка подгадал так, чтоб оказаться последним и войти в кабинет к
самой Вале, которая, по отзывам, была лучшей массажисткой.

	- Ложитесь на кушетку, - обвораживающим голосом проговорила Валя, помогая
несколько смущенному "пациенту" избавиться от простыни.

	Посредине белой комнаты стоял специальный стол для лечебного массажа с
регулирующейся подъемным механизмом высотой. Банкир лег животом на
белоснежную простыню. Валя чуть приподняла кровать, и ее мягкие руки
коснулись его спины.

	Он постанывал от удовольствия, особенно когда ее руки начали опускаться со
спины ниже и ниже к ногам.

	- А теперь повернемся на спину, - словно пропела массажистка.

	Он, чуть смущаясь, как бы нехотя, стал переворачиваться, прекрасно зная,
что будет дальше.

	- Хорошо, - ободрила она, - Вот так, - мягкими, нежными руками начала
поглаживать грудь. Постепенно ее руки опускались все ниже и ниже, он не мог
побороть стон.

	Затем Валя резко опустила стол, перебросила через него ногу, отчего ее, и
без того короткий, халатик задрался, обнажив все ее прелести. Стоя над
мужчиной на коленях, девица сбросила халатик с плеч, обнажив полные налитые
груди.

	- А теперь давай займемся главной процедурой! - предложила она.





	Машина двигалась в полной темноте с выключенными фарами.

	- Приехали, а? - спросил Марк, притормаживая и указывая вперед на
видневшиеся вдали ворота, освещенные мощными фонарями.

	- Сворачивай!

	Марк газанул и медленно поехал, выбирая место, где можно было бы
углубиться в лес. Наконец удалось найти большой промежуток между деревьями.
Свернув, ребята внимательно смотрели, чтобы не врезаться в дерево. Ветки
кустарников скребли по корпусу и по стеклам.

	- Мне жаль ее хозяина, - проронил Андрей, когда машина буквально уперлась
в густую полосу ельника.

	Парни вышли из машины.

	- Пошарю в багажнике, может что и пригодится, - решил Андрей. - Вынув
связку ключей, выбрал один из них - странной формы, всунул в замок,
повернул, и багажник открылся. Достав фонарик, он принялся изучать
содержимое. Внимание его привлекли длинный синтетический трос для
буксировки, монтировка, отвертка.

	- Готов? - поинтересовался он, глядя, как Марк забрасывает машину
срезанными ветками.

	- Идем. Они пробирались к пансионату по лесу параллельно шоссе. Ветки
стегали по одежде, по голове, приходилось то и дело уворачиваться, защищая
лицо. Наконец вышли к забору, как и хотели, намного правее ворот. Забор был
сплошной, бетонный, около трех метров высотой.

	Андрей присел, подставил Марку сомкнутые руки, тот встал на них ногой,
затем перебрался на плечи, опираясь на ограду. Когда Андрей поднялся, Марк
оказался чуть выше забора и заглянул внутрь. По всему периметру, на сколько
мог охватить взгляд, забор и пространство перед ним освещали сильные
фонари, прикрепленные на штангах через каждые пять метров к внутренней
стороне забора. Между ними была протянута в три слоя колючая проволока и,
судя по изоляторам на штангах, она находилась под напряжением. Всю
территорию, дорогу, причал, берег также освещали мощные фонари, так что
укрыться было практически негде. Марк заметил и людей, прогуливающихся по
парку и сильно смахивающих на охрану.

	- Спускай! - шепнул он другу, а очутившись на земле, сказал:

	- Этот пансионатик охраняют не хуже, чем стратегический объект.

	- Морем? - выслушав его, предложил Андрей.

	- Боюсь, со стороны моря полно таких же сюрпризов - сеток вдоль берега,
решеток... По крайней мере, я уже ничему не удивлюсь.

	- Что будем делать?

	- Что делать? - задумчиво повторил Марк. - Ты давно не играл в Тарзана,
знаешь такую детскую игру, а?

	- Предпочитаю классики.

	- Не переживай, я тебя научу. Нам нужно найти хорошее дерево и сук, на
который можно прикрепить трос.

	Они долго ходили вдоль забора, разыскивая подходящее место, и наконец
нашли. Марк забрался высоко по стволу, потом перелез на сук, который
немного нависал над забором, и пополз по нему. Под его тяжестью сук
прогнулся и стал раскачиваться, но ему удалось на конце закрепить трос.

	Затем он встал на площадку - разветвление трех толстых стволов. Шепнув:
"До встречи в пансионате", оттолкнулся от ствола и, поджав ноги, чтобы не
задеть проволоку, взлетел над забором. В точке максимальной амплитуды, он
разжал руки и полетел вниз.

	Марк приземлился в полуприсяде точно на носки, лишь чуть подстраховав себя
руками, и тут же прижался к земле. Вокруг все было спокойно. Почти тотчас
же он увидел силуэт, промелькнувший над забором, и рядом так же уверенно
приземлился Андрей.

	- Добро пожаловать в пансионат рыбокомбината! - поприветствовал Марк друга.

	- А отдыхающие сюда, интересно, также попадают? - задал вопрос Андрей.

	- Давай посмотрим, что здесь за контингент, а? Короткими перебежками через
освещенные зоны они приблизились к зданию пансионата и застыли, прижавшись
к стене. Мимо проследовали два охранника.

	- Черт, - ругнулся Андрей, - ты видишь, кто это? "Железнодорожники"!

	- Форма? - догадался Марк.

	- Конечно, - прошептал его напарник, - Лена говорила, что люди, которые
пытали, были одеты в странную форму, как железнодорожники...

	- Не исключено, что она здесь.

	Они крались вдоль здания, пробуя не открыты ли окна первого этажа.
Обогнули весь дом, но так и не нашли.

	- Продолжим игру в Тарзана? - предложил Марк.

	Андрей кивнул, присел. Его напарник вновь, как и у забора, встал ногой на
руки, перебрался на плечи. Андрей выпрямился. Марк ухватился руками за
декоративную железную решетку, ограждающую балкон на втором этаже,
подтянулся и уцепился за перила.

	- Давай! - шепнул он.

	Андрей чуть подпрыгнул и повис на его ногах, затем медленно,
перехватываясь, стал лезть по ним, как по канату. "Лишь бы выдержала
рубашка", подумал он, карабкаясь по телу напарника. Наконец и он смог
уцепиться за железное ограждение лоджии. В следующее мгновение, он уже был
на балконе и помогал своему другу.

	- Слушай, мы вполне можем выступать с этим номером в цирке! - прошептал он
Марку, когда тот оказался на балконе.

	- Я не люблю аплодисментов. Надеюсь, и здесь их не будет.

	Они заглянули через балконную дверь в комнату. Темно. Попробовали, не
открыта ли она.

	- Продолжим аттракцион? - предложил Андрей.

	- Придется, а!

	На этот раз уже Марк пользовался напарником для подъема на следующий этаж,
с лоджии на лоджию. И вновь через пару минут они были на балконе. Теперь им
повезло. Одна из фрамуг оказалась открытой. Андрей подсадил друга, и Марк
влез в узкое отверстие. Пробалансировав на животе, занимая удобную позицию,
он затем оттолкнулся руками и ввалился в комнату с высоты двух метров.
Приземлившись на руки, он мягко перевернулся через голову, чуть задев
кресло.

	Замер. Убедившись, что в холле и на всем этаже спокойно, он встал и открыл
дверь на балкон.

	- Все-таки нам определенно везет... - проговорил, входя Андрей. - Как
будто бы все спят.

	- Тьфу-тьфу... Давай начнем с подвала, - предложил Марк, - Если девушка
здесь, то уж наверняка не в одной из этих комнат.

	Они стали осторожно спускаться по чуть освещенной лестнице. На часах, как
по привычке отметил Андрей, было 1.15.

	Благополучно добравшись до первого этажа, они еще с лестницы увидели, что
портье спит, положив голову на стойку.

	- Где здесь может быть лестница в подвал? - прошептал Андрей.

	- Скорее всего в комнате за спиной портье. Но давай сначала проверим
коридоры.

	Мягко, по-кошачьи, ступая, они двинулись в разные стороны. Малейший скрип
застеленного ковром паркета мог разбудить портье, и тогда бы пришлось
нейтрализовывать его, что не входило в их планы. Их не должны обнаружить.
По крайней мере, сейчас.

	Обследование коридоров ничего не дало. Слева были столовая и бар, справа -
запасной выход.

	Проскальзывая мимо спящего портье в дверь за его спиной, они увидели два
монитора, вмонтированных в стойку. На них телекамеры транслировали две
картинки: подъезд к воротам комплекса и подход к зданию. Они очутились в
небольшом коридоре, дверь из которого вела в комнату вахтера, а лестница -
вниз, в подвал.

	Спустившись, они попытались обследовать комнаты, расположенные по обе
стороны подвального коридора. Но все они оказались запертыми. Внимание их
сразу же привлекла металлическая дверь одной из комнат.

	- Откроем? - предложил Андрей.

	- Не исключено, что она на сигнализации. Внимательное изучение стены
вокруг и пары замков в самой двери ничего не дало.

	- Рискнем, а? - решил Марк, доставая связку ключей и отмычек.

	Одну из них он вставил в скважину. Провернул раз-другой. Следующий замок
был сложнее, но в конце-концов удалось открыть и его.

	- С богом! - проговорил Марк, в надежде на то, что дверь без сигнализации.
Он распахнул ее и сразу глянул на внутреннюю поверхность дверной рамы.
Контакты были.

	- Ну вот и все. Сейчас они будут здесь! - Они вбежали в темную комнату,
включили фонарь и прикрыли дверь. На внутренней стороне ее оказался засов.
Молниеносно они задвинули его.

	- Теперь у нас есть немного времени, - все также спокойно проговорил Марк.
- Давай посмотрим , что здесь. - Он направил луч фонаря на стену. - Включи
свет! Теперь все равно.

	Ярко вспыхнула лампа. Одну из стен комнаты занимал большой пульт, на
котором были расположены шесть мониторов и столько же видеомагнитофонов, а
также другая сложная техника. На одном из магнитофонов горела лампочка, и
он издавал негромкий шорох.

	- Замкнутая телесеть? Кабельное телевидение? - Андрей подошел к пульту,
посмотрел на кнопки и клавиши, потом нажал несколько из них.

Осветился экран. Они увидели полутемную комнату. Горел ночник. Он бросал
отсвет на кровать, на которой виднелись очертания двух тел в незамысловатой
позе.

	- Можно приблизить? - спросил Марк.

	- Тебе не знакома эта техника? - усмехнулся Андрей.

	Марк, бросив взгляд на пульт, взял в руки джойстик и попробовал поработать
ручкой. Изображение сначала ушло, затем приблизилось. Лица стали достаточно
различимы.

	- Ты узнаешь, кто это? - спросил Андрей.

	- Да. Это он! - Марк переключил кнопки на пульте и на экране появился
другой номер и другие персонажи. - Знаешь, кто это?

	- Догадываюсь. Слушай, а что-то стражей не слышно, дверь не ломают.

	- Дай бог, если сигнализация отключена, - проговорил Марк.

	Он по очереди включал мониторы. На них одна за другой появлялись комнаты с
гостями. И все они занимались одним и тем же, но каждый по-своему.

	- А хозяин-то где? - спросил Андрей.

	Марк нажал на кнопки, засветился еще один экран. Комната была пуста, но
свет горел.

	- Попробуем магнитофон. - Марк нажал на кнопку одного. Ничего. Другого - и
на экране появилась запись какого-то совещания, проходившего в большой
комнате за отдично сервированным столом.

	- Знакомые все лица, а! - обрадовался Марк.

	- Так-так... - Интересное кино!

	- Да, неплохой документик! - согласился Марк. - А чем заняты другие?
Посмотрим, а?

	И вдруг они замерли. На экране появилась сцена пытки Лены.

	- Выключи! - наконец выговорил Андрей. - Экран погас. - Она должна быть
где-то здесь, - чуть ли не выкрикнул Андрей.

	- Не обязательно, - остудил его друг. - Ее могли просто привезти. В
конце-концов, ее уже может не быть... здесь.

	- Хозяин этого заведения - маньяк! - проговорил Андрей.

	- Не исключено! - спокойно согласился Марк, - Но важнее другое: ты
понимаешь, чего стоят все эти записи? Этими кассетами Говорун может держать
всех в руках! Здесь оборудования на несколько сотен тысяч долларов. В этом
сейфе, - он похлопал по металлической стенке огромного железного шкафа, -
"ключики" ко многим интересным фактам.

	- Это обвинения против них! - добавил Андрей, - Главное, чтобы он не успел
все это уничтожить!

	И вдруг на одном из экранов появился сам Говорун. Он вошел в комнату,
видимо, из туалета, снял свой любимый тренировочный костюм и начал
одеваться. Они услышали тихий стук в дверь.

	- Прибавь громкость! - попросил Андрей. Марк повернул ручку.

	- Войди! - отозвался Говорун.

	- Машина готова! - сказал вошедший охранник в форме ВОХР.

	- Все спокойно? - спросил Говорун.

	- Да. Охрана усилена. Все на ногах. На территорию и в дом проникнуть
невозможно.

	- Хотелось бы верить! Как гости?

	- Все в своих комнатах. Пашут!

	- Хорошо. Значит, так. Подготовьте катер, утром мы поедем на стройку. Там
все спокойно?

	- Да.

	- Девчонка?

	- Что ей будет?!

	- Да уж я надеюсь! Чтоб пальцем ее никто не трогал. Узнаю, что лапали -
убью! ... Мне она еще нужна. Понял?

	Охранник утвердительно кивнул. Говорун выдвинул ящик письменного стола, и
в руках у него блеснул пистолет. Он проверил обойму, передернул затвор,
поставил его на предохранитель. Засунув пистолет за пояс, накинул куртку:

	- Еду! - и вместе с охранником вышел из комнаты.

	- Интересное кино! - проговорил Андрей. - Значит так, приведи все в
первозданный вид. Быстро! Он может сюда зайти!

	- Не думаю. Таймер стоит на три часа. Ровно в это время магнитофон
отключится сам.

	Марк стал нажимать на кнопки. Экраны погасли.

	- Пошли! - сказал Андрей. Они погасили свет. Прислушались. Тихо.

	Чуть приоткрыли дверь. Коридор был пуст.

	- Куда он собрался, а? - прошептал Марк.

	Ребята бесшумно побежали по коридору. Вот и лестница. Как будто - никого.
Несколько шагов через три ступеньки и они наверху, в коридорчике. Только
дверь отделяла их от охранника-портье.

	- Сюда! - прошептал Марк, и резко распахнул дверь в комнату отдыха
вахтера. Темно. Пусто. Марк бросился к окну, распахнув занавески, глянул на
улицу. Потом потихоньку отодвинул щеколды окна. Стараясь не издать ни
звука, он открыл узкую фрамугу, глянул на улицу и перебросил ногу,
захватившись руками за раму, на мгновенье повис и спрыгнул. Приник к земле,
бросил взгляд по сторонам и метнулся в темноту, под крону дерева.

	Следом появился Андрей. Стараясь передвигаться в тени, они обогнули дом и
увидели перед входом "Жигули", шестую модель. Около нее стоял охранник.

	- Его еще нет! Это шанс! - шепнул Марк, - Я подберусь поближе, ты попробуй
отвлечь охранника. Я хочу прогуляться с ним. Уходи морем. Встретимся на
пляже.Если что, связь через Дядю.

	Они быстро пожали друг другу руки. Марк скользнул к углу дома и замер там.
Андрей рукой раскопал землю, слепил из нее ком и бросил его в крону дерева,
которое росло метрах в пятидесяти по дороге от охранника. Ком развалился,
земля посыпалась по веткам и листьям. Охранник вскинул голову, вытащил
пистолет. В руках у него оказалось и переговорное устройство. Мгновение он
думал, поднимать ли тревогу, потом опустил рацию и осторожно двинулся к
дереву сам. Марк прыжком достиг машины. Заготовленной заранее отмычкой
мгновенно открыл багажник и юркнул в него, прикрыв за собой.

	Буквально следом распахнулась дверь и на улицу вышел Говорун. Охранник
двинулся к нему. Говорун подошел к машине, открыл дверцу, намереваясь
садиться, потом вдруг глянул на багажник, подошел и захлопнул его. Марк
одними зубами выругался.

	- Поехал, - сказал Говорун. - Следите тут.

	- Есть, - последовал по-военному четкий ответ. Машина тронулась.







Глава 7

	"Жигули" ехали по переулку. С двух сторон - заборы, за ними дома частного
сектора. Наконец Говорун остановил машину у высокого сплошного деревянного
забора, с деревянными же воротами. Он выбрался из машины, подошел к
калитке, нажал на кнопку звонка.

	Через минуту калитка приоткрылась. В проеме стоял мощный мужчина и
испытывающе смотрел на него.

	- Не узнаешь, открывай ворота! - проговорил Говорун.

	Чуть больше приоткрыв калитку, верзила посмотрел на улицу и, видимо,
ничего подозрительного не заметив, подобострастно сказал:

	- Он уже заждался вас, шеф.

	Говорун вошел, протянул ключи от машины великану. Калитка закрылась.
Первый охранник и появившийся откуда-то новый помощник - совсем еще молодой
парень - распахнули ворота. Старший подошел к машине, открыл дверцу, глянул
внутрь. Потом сел за руль и вогнал машину во двор. Ворота закрыли.

	- Смотри здесь, - приказал первый своему напарнику и пошел к дому.

	Говорун вошел в обычный старый дом, обставленный простой поношенной
мебелью. За столом, покрытым цветастой клеенкой, сидел еще один хмурый
охранник. Он почти машинально листал толстый цветной журнал с голыми
красотками на каждой странице.

	- Развлекаешься? - проходя мимо, бросил ему Говорун. Он прошел в соседнюю
комнату, отбросил ногой половик и открыл крышку люка в подвал. Щелкнул
выключатель, зажглась лампочка, осветив лестницу вниз.

	Говорун стал спускаться. Оказавшись в тесном подвале-погребе - с кадками,
банками консервов, сушеными грибами, он прикрыл за собой люк, потом прошел
в темный угол к стеллажу, на котором лежало какое-то тряпье, веревки,
ржавые инструменты. Нажав на потайную пружину, он надавил на стеллаж, тот
подался назад, освободив узкий проход в туннель. Взяв с того же стеллажа
фонарь, он прошел метров пятьдесят по довольно сырому, выложенному из
бетонных блоков проходу. Наконец Говорун уперся в стену и нажал кнопку
звонка. Через некоторое время стена поднялась, и он оказался в большом
подвале. Там его поджидал еще один страж. Он кивнул Говоруну и сказал:

	- Все в порядке, шеф.

	Они поднялись по железной лестнице с прочными, удобными перилами и
оказались в небольшой комнате, видимо, подсобке.

	Дальше - дверь, коридор, но уже, в отличие от первого дома, ухоженный,
отделанный вагонкой, застеленный красивой дорожкой, еще дальше -
двухстворчатая дубовая дверь с витражами и, наконец, гостиная.

	Большая комната также была отделана деревом. Дорогой, под старину,
импортный гарнитур из цельного дерева, мягкая мебель, обитая натуральной
кожей. Импортный телевизор, видеомагнитофон. Невысокого роста

человек средних лет, с испитым лицом и военной выправкой поднялся при виде
входящего Говоруна.

	- Рад тебя видеть, - сказал он, опуская на стол опорожненный бокал из-под
водки. Рядом на столе стояла закуска и начатая бутылка "Столичной".

	- Привет милиции. - ответил Говорун, по-хозяйски сбрасывая куртку.

	Они пожали друг другу руки.

	- Надеюсь, дорога была не очень утомительной? - проговорил милиционер.

	Говорун, словно не слыша, заметил:

	- Кончай пить, поздно... Садись. Рассказывай, как дела.

	Они сели на диван.

	- Блинова с приятелем ищем. Должны взять.

	- Ты понимаешь, что упустил их и после всего этого тебя надо убрать? -
спокойно спросил Говорун.

	- Понимаю.

	- Ты понимаешь, что этим ты подставил под удар не только все дело, но и
наших партнеров, наконец, меня? Ты понимаешь, что не можешь отсюда уйти!?

	- Понимаю, - начать дрожать начальник милиции.

	- Хорошо, - Говорун встал. - Так и поступим. - Он подошел к секретеру,
открыл его, достал небольшой флакончик с таблетками, стряхнул одну из них в
кружечку и поднес гостю.

	- Пей! Это безболезненно.

	- Н-н-е мо-о-гу! - взмолился тот.

	- Пей!

	- Я все налажу! Здесь все будет спокойно!

	- Возьми ее! - Говорун дал ему таблетку. Подполковник завернул ее в
платок. - Даю тебе 24 часа, чтобы привести все в норму. Если не сможешь,
выпей сам. Не сделаешь, будет хуже. Понял?

	- Понял.

	- Теперь скажи, удалось узнать, кто эти парни?..





	Охранник гулял возле машины. Все было тихо. Вдруг он услышал стук.
"Откуда?" - подумал он. Еще стук. "Багажник?" - мелькнуло у него в голове.
Он вытащил пистолет и медленно двинулся к машине. Стук продолжался. Подойдя
вплотную, он осторожно, левой рукой, вставил ключ и повернул его в замке.
Крышка поднялась...

	Сильный удар ногой по руке выбил у охранника пистолет, молниеносный
повторный удар в голову отшвырнул его от машины. Мгновение - и Марк был уже
на земле перед ним. Не давая опомниться, ударил ногой в

живот, затем - в голову. Охранник потерял сознание. Марк подтянул его к
машине. Запихнув бесчувственное тело в багажник, закрыл его. Ключи
прихватил с собой. Пошарив по земле, он поднял пистолет, повертел его в
руках, как бы раздумывая - брать или не брать, и сунул за пояс.
Оглядевшись, парень скользнул в темноту, к дому.

	До дома Марк добрался благополучно. Подкравшись к окну, и заглянув в него,
он увидел двух здоровых молодцов, игравших в карты. Скользнул вдоль дома к
другому окну. Темно. К следующему - темно. Так ему пришлось обогнуть весь
дом, но ни Говоруна, ни кого-нибудь еще он не нашел. Секунду постояв в
раздумье, с пистолетом в руке Марк вошел в дом.

	- Ребята! Это не вы обронили, а? - непринужденно спросил он двух
охранников, появившись в дверях и поигрывая пистолетом. Они обалдело
уставились на него. Он подошел ближе к столу.

	- А где Говорун? - продолжал Марк. - Мы с ним приехали вместе, но он
раньше вышел.

	Они все еще удивленно молчали.

	- Ну, что тут у вас? Подвал? Тайный ход в Турцию? А? Вы что, глухие? Или
немые? А звук выстрела, как, услышите? - проговорил он, передергивая затвор.

	- Услышим, - ответил один из них. - Тебе чего нужно?

	- Я, по-моему, внятно спросил: мужики, где Говорун, а?

	- Это кто?

	- О! Вы не знакомы? Вас даже не представили? За кого же вас здесь держат?!
Ну так, куда он подевался?

	Охранники переглянулись и не отвечали.

	- Так, ребята. Мне надоело задавать вопросы, я - человек неразговорчивый,
теперь я хочу послушать вас! - проговорил он, наставив пистолет на одного
из них, того, что все время молчал. - Учти! У этого пистолета мягкий спуск,
я могу и не рассчитать нажатие. Палец уже поехал!

	- Там, - ответил тот, указывая на дверь в коридор.

	- Там - это где?

	- Там люк.

	- Молодец, понимаешь! - похвалил Марк, - а теперь держите эту игрушку. Он
бросил пистолет на пол. Мгновенно тот, что первый заговорил с Марком,
вскочил на ноги и сунул руку за пояс. Но опережая его движение, Марк левой
ногой нанес ему удар в голову. Охранник отлетел и завалился в угол. Тут же
Марк ударил сидевшего ребром ладони по переносице. Тот упал вместе со
стулом. Марк же бросился к первому, ударил ногой по руке не позволив ему
достать пистолет. Тогда охранник попытался сделать подсечку, кругообразным
движением ножа, который успел выхватить из кармана и держал в левой руке,
стараясь подбить ноги Марка. Но тот ловко перескочил, а в следующее
мгновение уже заломил руку лежащему сопернику, прижав его коленями к полу,
а свободной рукой за волосы задрав голову. Тот хрипел.

	- Нехорошо! - проговорил Марк. - Вы первые начали, ребята. Я думал
продолжить наш завязавшийся разговор, отдал пистолет, а вы! Нехорошо! -
закончил он и резко ударил ребром ладони ему по шее.

	Затем он связал им руки их собственными ремнями, разрядил пистолеты и
пошел искать люк. Довольно быстро он сообразил откинуть половик и открыл
крышку. Но под полом было все черно. Тыча рукой в стену, нащупал
выключатель. Загорелась лампочка, и Марк спустился в подвал.

	- Так! Непонятно! - проговорил он вслух. Он обшарил полки и стены подвала,
но хода не нашел.

	Марк хотел уже вылезть, когда крышка люка вдруг захлопнулась над ним. На
ней стоял старик в нижнем белье, видимо, проснувшийся из-за шума и только
вставший с постели.





	В комнате продолжали беседовать Говорун и подполковник.

	- Значит, ты думаешь, что это наши конкуренты?

	- Да.

	- Но тогда какой смысл во всей их... э.. деятельности?

	- Они хотят добраться до товара, до всей организации.

	- Что ж, может быть, может быть...

	Зазвонил телефон. Говорун снял трубку.

	- Да, да, понял... Нет, пусть побудет у вас... Приведите все в порядок...
Да... Именно так... Мы заканчиваем... Хорошо.

	Он положил трубку, потом внимательно посмотрел в глаза подполковнику.

	- А это не твои фокусы! Не ведешь ли ты двойной игры?

	- Нет. Зачем мне?! - заволновался тот. - Я бы не стал.

	- Ты ведь прилично имеешь! Живешь широко, к сожалению, не всегда
осторожно... Я ведь все знаю... Но ты - мужик с головой, должен понимать,
что лучше тебе быть на своем месте, чем не быть вообще!

	- Я понимаю...

	- Ну вот и хорошо... Итак, у тебя 24 часа. Если ты не найдешь тех двоих,
то не забудь - таблетка у тебя есть. Я бы хотел, чтобы ты продолжал
работать... Но незаменимых нет... Ладно?

	- Да, хорошо. - Подполковник встал, поднялся и хозяин, протянув гостю руку
для пожатия.

	Милиционер пожал ее и повернулся уходить. В дверях его уже поджидал
провожатый.

	Вместе с ним он вылез из подвала соседнего дома, пройдя через коридор,
вышел на улицу. Там один из охранников, стараясь оставаться в тени,
протянул полковнику его оружие и ключи от машины. Двое других в

это время открыли ворота. Начальник управления внутренних дел сел в машину,
завел ее и выехал на улицу.





	Андрей выбрался с территории пансионата морем. Берег охранялся особенно
тщательно. Бетонный забор переходил на пляж и выдавался метров на десять в
море. Всю отлично освещенную прибрежную полосу контролировали три поста,
находящиеся на двух причалах, и пляже пансионата. Дождавшись, когда патруль
из двух человек, прогуливающихся вдоль отлично освещенного берега, зашел за
пирс, по которому прогуливались еще двое, Андрей ящерицей проскользнул от
декоративного бордюра до пирса и вошел в воду. Он плыл под водой, лишь
изредка выныривая на несколько секунд, чтобы сделать вдох. Наконец ему
удалось выбраться из освещенной полосы. Он проплыл еще метров пятьдесят
вдоль темного берега и, выйдя из воды, углубился в лес. Скоро он нашел и
машину. Освободил ее от веток.

	Больше всего Андрей опасался по дороге к городу встретить патруль ГАИ. Но
удача сопутствовала ему. Предварительно стерев отпечатки пальцев лежавшей в
машине тряпкой, он оставил автомобиль в нескольких кварталах от дома Иры.

	Покружив вокруг и не обнаружив слежки, Андрей перебрался через забор и
постучал в ставню условным стуком.

	Ира приоткрыла заднюю дверь.

	- Кто там?

	- Андрей.

	- Господи, наконец-то! Входи! - пригласила она парня в дом. Увидев, что он
с ног до головы мокрый, девушка невольно рассмеялась:

	- У тебя не было с собой плавок?

	- Что-то в этом роде...

	- А где Марк?

	- Хотел бы я знать, где он... Как твои дела?

	- Сегодня приходили из милиции. И еще какой-то тип, будто проверял газ, -
рассказала она, протягивая ему полотенце и свой домашний халат.

	- Ясно, - бросил он, снимая рубашку. Андрей переодевался, нимало не
смущаясь девушки. Правда, он стоял спиной к ней. И она поневоле
залюбовалась стройной фигурой и рельефной мускулатурой Андрея.

	- Ты голоден?

	- Да съел бы чего-нибудь?

	- Я приготовлю... - обрадовалась она предлогу уйти.





	Он появился на кухне в халате. На столе стоял ужин: яичница с помидорами,
лук, редиска и огурцы - кучкой, тарелка с черным хлебом. На плите кипел
чайник.

	- Смотри-ка, впору... - рассмеялась Ира, слыша, как потрескивает по швам
ее халат при малейших движениях широких плеч Андрея. Ткань чуть прикрывала
мощные бедра, а руки в узких коротких рукавах казались особенно сильными.

	- Да, халатик, что надо.

	- Давай одежду! Постираю...

	- Спасибо, стирать не надо, мне через пару часов уходить. Да и все уже
почти сухое, - он глянул под потолок, там были натянуты бельевые веревки, -
я развешу одежду вот здесь, над плитой. Зажги все комфорки.

	Покончив с этим, Андрей сел за стол. Уплетая яичницу, он спросил:

	- Слушай, а где здесь можно достать лодку? Желательно, моторку...

	- Моторку? У моего дяди есть... Здесь у многих лодки...

	- У дяди? Дядя - это хорошо... Он у тебя, случайно, работает не на
рыбозаводе?

	- Работал. Сейчас на пенсии.

	- И лодка у него на ходу? - расспрашивал он, почти машинально разглядывая
девушку. "А она очень симпатичная... - отметил он про себя. - Даже сейчас,
ненакрашенная... В другое бы время..."

	- Да, вроде бы... Рыбалит дядька помаленьку, - ответила Ира. И поняв его
потайные мысли, не отвела взгляда.

	"Черт возьми, - подумал Андрей, - не сейчас же!" И первым прекратил игру.

	- Спасибо, - поблагодарил он.

	- Еще чаю?

	- Нет. Спасибо. Он встал. Она поневоле бросила взгляд на крепкие ноги,
сильные бедра, почти не прикрытые халатом, так что мгновениями мелькали его
голые ягодицы.

	"Совсем сошла с ума! - одернула она себя и отвела взгляд. - А в постели
он, видимо, хорош!"

	- Да, как же дядя? - возвратился Андрей к разговору, - мне бы повидаться с
ним... Можешь отвести меня к нему часов в пять?

	- В пять? - она взглянула на часы. - 3.10. - В пять? Давай попробуем, он
обычно рано встает.

	- Отлично. Иди поспи. Я разбужу тебя через полтора часа.

	- А ты?

	- И я вздремну!







Глава 8

	В комнату, где сидел Говорун, ввели Марка. Он был в наручниках,
застегнутых за спиной, ноги же опутывала веревка. Так, чтобы можно было
идти самому, но делать лишь короткий шаг. Его сопровождали двое с
нацеленными пистолетами.

	- Это еще зачем? - повернувшись к нему лицом и криво улыбнувшись, удивился
Говорун, указывая взглядом на веревку.

	- На всякий случай... Чтоб не размахивал ногами...

	- Ну, садись, герой! - предложил директор. Марку подставили стул.

	- Расскажи, кто ты такой, что здесь делаешь? - Я ищу девушку, которую ваши
молодцы сняли с поезда и спрятали.

	- Она неправильно себя вела... И, думается мне, это ты и твой друг
виноваты в этом. Что скажешь?

	- Верните девушку, и разойдемся!

	- Я подумаю... Но кто ты все-таки такой?

	- Никто... Студент... Приехал отдохнуть на море...

	- Эту версию я уже знаю. Но кое-что не сходится... Мои люди проверяли...
Так, откуда вы и зачем появились в этих краях?

	- Ну, если вы узнали, что мы - не мы, дальнейшее нетрудно угадать...

	- Вам нужен товар? Вам нужна организация? Кто за вами? Кто-то из деловых?
Ну?

	- Это новая структура, вы о ней не знаете, но тем не менее, она уже
заявила о себе. Отвоеваны рынки, нужен товар...

	- Кто руководит? Где расположена?

	- Эту информацию я не уполномочен сообщать.

	- Понятно. Ты, наверное, знаешь, что тебя ждет...

	Марк утвердительно кивнул.

	- Ты проиграл. Твой напарник скоро тоже будет у нас... Я предлагаю тебе
подумать, что лучше - геройская смерть или достойная жизнь, достойная ваших
способностей. Например, руководить нашей разведкой и контрразведкой.

	- Интересное предложение! - кивнул Марк. - Но я уже работаю на фирму и
расчета мне никто не давал.

	- Хорошо, ты сделал выбор... Нам нужно, чтобы ты заговорил. По собственной
воле - ты отказался. Придется тебя заставить. И хотя я не уверен в успехе,
но, сам понимаешь, должен попробовать. Заберите его и... развяжите ему
язык! Но не перестарайтесь. Пока он мне еще нужен.

	Марка отвели в подвал, но уже в другой, пристегнули наручниками к трубе,
которая проходила у него над головой.

	Один из палачей размахнулся и ударил его рукой в живот, еще и еще...

	- А-а-а, - застонал Марк, - сердце... - прошептал он и обвис.

	- Что с ним? - испугался тот, что бил.

	- Не знаю. Сердце...

	- Черт! Что делать? Пощупай ему пульс! - приказал он другому. Тот подошел,
вытянул руку и поискал пульс...

	- Не слышу. Надо его снять.

	Они отстегнули наручники от трубы, тело безжизненно рухнуло на бетонный
пол. Мертвецкая бледность покрывала лицо.

	- Пульс не прощупывается... Зрачки расширены... - проговорил старший из
них. Он прислонил голову к груди Марка, там, где сердце, и пытался
послушать.

	- Ну?

	- Не слышу.

	- Сдох?

	- Не знаю... Давай поднимем его наверх.

	Они выволокли тело из подвала, положили на кровать.

	- Зови шефа!

	В комнату вошел Говорун:

	- Идиоты! Я же сказал - осторожней!

	- Мы ничего не успели... - оправдывался старший, - я только ударил раз, он
застонал: "сердце" и отключился.

	- А парень оказался не так уж и силен... - размышлял вслух директор
комбината, я переоценил его. Он нащупал пульс:

	- Слабый, редкий... Но жив. Ладно. Пусть полежит. Если через час не придет
в себя - уберите... совсем! Но чтоб никаких следов, ясно? А мне нужно
ехать...





	Андрей наблюдал с дерева в бинокль за тем, как Говорун показывает гостям
строящийся новый комплекс рыбокомбината, примерно километрах в двух от
пансионата.

	- Кроме того, мы здесь мы собираемся оборудовать новую лабораторию, -
рассказывал директор, - Она будет намного производительнее нынешней.
Строительство идет полным ходом. Но главное - мы ждем от вас помощи,
господа, в поставках необходимого оборудования...

	Они еще немного походили по стройке, затем сели в катер, взявший курс на
пансионат.

	"А Говорун хитер", - подумал Андрей. Вохровцы, которых на стройке было не
меньше пяти человек, конечно же, не нужны в таком количестве для охраны
стройплощадки. Поэтому, завидев катер с делегацией, все,

кроме одного, спрятались. Сейчас же они вновь появились и, как жуки - в
своих черных рубашках, расползлись по берегу и пристани, вокруг стройки.

	"Что же они охраняют? Железобетонные блоки? Арматуру? ... Оборудование в
ящиках?... Нет, Лена здесь! Больше ей негде быть! Но и для ее охраны
хватило бы двоих.

	Тщательно проследив маршруты охранников, Андрей слез с дерева и стал
пробираться на площадку.

	Одного из "черных" ему пришлось "снять"на самых подходах к стройке. Тот
вышел проверить, нет ли кого за забором, рядом с воротами. Прыжок, захват,
пережатие сонной артерии. Кляп в рот, ремень стянул руки за спиной. Все
заняло пару минут.

	"Один" - отметил про себя Андрей.

	Второго он убрал у самого входа в уже возведенное, но не отделанное, без
оконных рам здание. И этого также пришлось связать, оттащить подальше и
разбить его рацию. Самая сложная задача была впереди: трое у берега. Их он
решил не оставлять на потом, опасаясь, что где-то в доме могут оказаться
еще люди Говоруна.

	Один сидел на пирсе-пристани у лодок. Двое монотонно и размеренно
прохаживались по берегу. Он появился перед ними неожиданно в то время,
когда они отошли на максимальное расстояние от пирса, невидимые для своего
товарища из-за сложенных высокими штабелями досок и других стройматериалов.

	- Привет, ребята! - бросил Андрей. И не дав им опомниться, нанес одному из
них удар ногой в голову. Тот не успел среагировать - удар достиг цели.
"Черный" упал. С разворота Андрей наметил удар в голову второму, но в
последней фазе присев, ударил под колено. И этот противник не успел
среагировать: вскрикнув, с переломанной ногой упал на землю. Андрей
бросился на него, не давая возможности выхватить оружие, но тот,
скорчившись от боли, видимо, об этом и не помышлял. Разоружив его, Андрей
нацелил пистолет на первого охранника, который никак не мог прийти в себя и
только крутил головой, находясь в глубоком нокауте. Связать их было делом
нескольких минут.

	Прячась между строительными блоками, кирпичом и арматурой, Андрей пересек
участок и подкрался к пирсу.

	- Руки вверх! Сидеть на месте! - заорал он, бегом приближаясь к охраннику,
держа в вытянутых руках пистолет. - Руки! Быстро!

	Он был уже в трех метрах, когда охранник вскочил, выхватывая из кобуры
пистолет. Андрей мог выстрелить, но он бросился охраннику в ноги. Раздался
выстрел. Пуля ударилась о бетон.

	Андрею не хватило полметра, чтобы навалиться на ноги "черному", но
вытянутой рукой он сумел ухватить его за ногу и дернуть. Благодаря этому,
вторая пуля ушла в море. Прыжком Андрей навалился на охранника и оглушил,
ударив его рукояткой пистолета. Совершенно бесчувственного, он и этого
связал и запер в сторожке.

	Войдя в коробку недостроенного дома, Андрей нашел лестницу, ведущую в
подвал, спустился. Железная массивная дверь, какие обычно устанавливают на
входе в бомбоубежища, была закрыта. Андрей увидел небольшой переговорный
пульт, вделанный в стену. Он нажал на кнопку вызова.

	- Кто? - услышал он. - Пароль?

	- Какой пароль? - истеричным голосом закричал Андрей, - вокруг менты,
стрельба, Говорун ранен, приказал мне разобраться с девкой. Открывай!...
Открывай, сука, скорее!

	Андрей замер... "Пройдет или нет!? - Наверняка у того, за стеной, есть
связь с пансионатом. Стоит только позвонить, и... без взрывчатки дверь уже
не открыть".

	Он услышал жужжание, щелчок. И вот дверь приоткрылась. Он потянул ее на
себя и бросился внутрь.

	Прямо в грудь ему смотрело дуло пистолета.

	- Стоять! - услышал он и замер. - Ты кто?

	- Кой черт, кто? - выкрикнул он. - Там менты, - чуть развернувшись в
сторону двери и показывая рукой, прокричал он. - Бегут сюда! - Спиной он
пошел на охранника. Тот на мгновение замешкался, видимо, не зная, что
предпринять. И секундного замешательства хватило Андрею, чтобы с разворота
ударить ногой по руке и выбить пистолет. Затем молниеносным движением он
уложил охранника на бетонный пол. Связав и этого, последнего, он выволок
его на лестницу.

	Андрей задраил дверь, мысленно поблагодарив Говоруна и его архитектора за
предусмотрительность. Это действительно было бомбоубежище с внутренними
железными переборками, как в подлодке, с собственной автономной системой
вентиляции, освещения и связи.

	Переходя из отсека в отсек в поисках девушки, он видел стерильную чистоту
помещений, лабораторное оборудование, автоклавы, печи, вытяжные шкафы,
другие приспособления. Он проводил пальцем по столам, как бы проверяя,
давно ли стирали пыль, а потом внимательно разглядывал его, даже нюхал и
пробовал на вкус. И был явно неудовлетворен. Но вот он сделал пробу на
весах, внимательно пригляделся, лизнул языком. И радостно стукнул кулаком
по столу.

	Девушку он нашел в одном из дальних отсеков. Она напоминала дикого,
затравленного, отчаявшегося зверька. В лохмотьях, почти нагая, босиком, она
при появлении Андрея вжалась в угол и тихо заплакала, отчего все ее тело
начало вздрагивать и сотрясаться.

	- Лена! Это я, Андрей, - с трудом преодолевая волнение проговорил он.
Комок стоял у него в горле. - Не бойся! Это я!

	Он обнял девушку, и гладил по плечам, пока ее не перестало трясти от
испуга. Найдя в углу драное одеяло, Андрей укрыл им ее полунагое тело.

	- Все хорошо! Все хорошо! Все кончилось! - приговаривал он, поглаживая ее
по спутанным волосам и понимая, что на самом деле до конца еще далеко.

	...В два помещения он проникнуть так и не смог. Они закрывались на кодовые
замки, подобрать комбинации было почти невозможно, но он теперь точно знал,
что там должно быть.

	- Один-один! - громко сказал он.





	Марка вновь ввели в гостиную, посадили на стул. Он был бледен, с
осунувшимся лицом.

	- А ты не так силен, как старался казаться! - сказал Говорун.

	Марк неопределенно пожал плечами.

	- Теперь у нас есть возможность проверить твоего друга. Он у нас!

	Марк не отреагировал.

	- Ты видишь, что задача вами не выполнена. Вы проиграли. Значит, смерть?

	- Все там будем рано или поздно, а? - онемевшими губами прошептал Марк.

	- Но ведь это глупо! Я уважаю чужие принципы, но во всем должен быть
смысл. Он был в твоем молчании, пока твой друг мог действовать. Но теперь и
он у нас. Твоя смерть становится глупой! Не находишь?

	- Возможно...

	- Тогда зачем? Мне нужно знать одно: кто за тобой, где? И это логично.
Против меня начали войну, я вынужден защищаться. "На войне, как на войне".

	Марк молчал.

	- Мы больше не будем тебя ... применять к тебе силу, мы поступим
по-другому. Приведем сюда вашу девицу и будем при вас вытягивать из нее
жилы... Как? Как при этом с твоими принципами? А потом, когда она умрет,
возьмем на улице - любую, первую встречную... Как?

	- А где мой напарник, а? - перебил его Марк.

	- У нас. - ответил Говорун.

	- Где?

	- В другом месте.

	- Я хочу убедиться в этом.

	- Логично, ты начинаешь мыслить. Мне это уже нравится.

	- Так, как насчет доказательств?

	- Его голова, отделенная от туловища, тебя устроит? - зло спросил его
директор. Он уже начинал терять терпение.

	- Вполне, - как ни в чем ни бывало, спокойно ответил Марк.

	- Хорошо. Ты ее получишь... - Говорун подошел еще ближе.

	- А может, лучше начать с разговора по телефону? - так же спокойно спросил
Марк, - Вам хлопот меньше, а?

	- Здесь условия ставлю я! - еле сдерживаясь, проговорил шеф.

	Зазвонил телефон.

	- Я сейчас выйду, поговорю по телефону, а когда вернусь - хочу услышать от
тебя ответ. Больше у тебя времени не будет, - предупредил Говорун и вышел.
В соседней комнате трезвонил спаренный телефон.

	- Что? Что?! Как это получилось?! Как?! - заревел он, - Я не знаю, как ты
это сделаешь, но их надо выкурить оттуда, понял? Убей их, полковник! Что?
Не можешь? Бункер?... Так...

	И после некоторого раздумья:

	- Слушай меня внимательно! Слушай, я говорю! Позвони ему туда, слышишь? И
предложи обмен. Обмен! Мы освобождаем их приятеля, даем ему машину, он
заезжает за ними и забирает их... Или что-то в этом роде... Можно
обговорить...Какой приятель? Тот самый. Он у нас!.. Как? Так! Так вот -
обмен! Пригрози им, что взорвешь бункер, а мы нарежем на кусочки его
приятеля... Короче, говори, что хочешь, но их нужно выкурить оттуда. Само
собой, после этого они должны замолчать навсегда. Все!

	Говорун положил трубку. Как ни в чем ни бывало он вернулся в комнату:

	- Так ты что-нибудь решил?

	- Я согласен, - прошептал Марк чуть слышно.

	- Что? - не понял шеф.

	- Я согласен. - еще тише проговорил Марк.

	- Что? - Говорун подошел ближе и стоял уже на расстоянии вытянутой ноги,
при желании Марк мог его достать, но он все также расслабленно сидел, с
закинутыми за спинку стула руками в наручниках.

	- Я согласен, - повторил Марк все также невнятно.

	- Громче! - не расслышал шеф и подался чуть вперед, наклонив корпус.

	- Я согласен, - вдруг прокричал Марк, что есть силы.

	- Хорошо, - довольно ухмыльнулся шеф и повернулся к нему спиной.

	В ту же секунду Марк вдруг резко, двумя ногами ударил ему под коленные
сгибы. Подрубленный шеф осел на пол, завалившись спиной в ноги Марка. А тот
мгновенно накинул ему на шею веревку, которой были опутаны его лодыжки,
сделал оборот правой, так что удавка перетянула шею, и одновременно
завалился со стулом на спину, под прикрытие стоявшего чуть сзади
журнального стола, тем самым сократив зону обстрела.

	- Оружие на пол! - резко закричал он, - оружие на пол! Задушу! - он стянул
ногами смертельную петлю. Говорун захрипел, округлились глаза, высунулся
изо рта язык. - Оружие на пол! Быстро! - он чуть отпустил удавку. - Скажи
им, чтобы выполняли мои приказы. Мне терять нечего. Я погибну, но и ты
пойдешь со мной.

	- Выполняйте, - прохрипел Говорун.

	- Слышите, быстро! - прокричал Марк. - Не вздумайте стрелять. Одним
выстрелом вам меня не убить, а ему тогда - конец! - И для острастки сдавил
директору горло.

	Охранники побросали пистолеты!

	- Теперь тащите сюда старика! Нет, старуху! - приказал он. - Быстро!

	Один из них бросился вон из комнаты, другой остался стоять. Марк чуть
перевел дух. Ноги растягивали веревку, плотно обхватившую горло Говоруна.

	В комнату вошла перепуганная бабка, и с ней еще двое охранников.

	- Дайте ей ключ от наручников! Дайте ей ключ от наручников! - прокричал
он. - А вы, двое, оружие на пол, быстро. Я сказал, быстро... - и услышал,
как один за другим упали пистолеты.

	Бабке протянули ключ.

	- Пусть подойдет и откроет. И без глупостей, я смерти не боюсь! А его
успею прикончить... Лучше не дури, бабуся! А ты, умник, брось финку, а!

	Бабка испуганно приблизилась к нему. Несколько томительных минут прошло,
пока она сумела справиться с замком. Марк облегченно вздохнул, ведь у нее в
халате вполне мог быть спрятан нож. И тогда, кто знает, успел бы он
задушить Говоруна, чтоб не так скучно было отправляться к праотцам. Но,
видимо, он правильно рассчитал, бабка была не способна на убийство, а у
охранников не хватило смелости и ума, выдержки и спокойствия, чтобы
поторговаться, выдумать, к примеру, ее отсутствие. Да и мало ли что можно
было придумать в их ситуации. Он бы из нее вышел. Но ведь он был отлично
подготовленным профессионалом. "Десантник", - ухмыльнулся он про себя.

	Размяв руки, он быстро обшарил Говоруна, который оказался без оружия,
затем еще раз продемонстрировав силу захвата, отчего Говорун снова
захрипел, скомандовал:

	- Теперь ногой, ногой толкните мне пистолет! И нож!

	Охранники не двигались.

	- Я что, непонятно выразился, а? - он опять сжал горло их шефу. Его хрип
образумил их. Пистолет проехал по полу и оказался в руках Марка. Он
проверил обойму, передернул затвор, спустил его с предохранителя.

	- Теперь приготовьте машину, подгоните ее прямо к дому и оставьте ворота
открытыми. И без глупостей.

	Двое пошли выполнять приказ, а Марк тем временем, приставив пистолет к
голове их шефа перерезал веревку на одной ноге, затем на другой.

	Марк оттянул пленного в угол, с тем, чтобы ограничить зону обстрела, чтобы
и выстрел из окна не застиг его врасплох.

	- Машина готова, - проговорил один из охранников, входя в комнату.

	- Хорошо. Всем стать у той стены. Чтобы никого не оставалось в доме и на
улице! - скомандовал он, - Малейшее лишнее движение - и я разнесу ему
череп. Выполняйте! Заходите, бросайте оружие!

	Пять охранников выстроились у стены, с ними дед и бабка.

	- Все? - спросил Марк.

	- Все, - последовал ответ.

	- Если не так, вы его видите в последний раз. Пошли! - скомандовал он
Говоруну. Приподняв его и, используя как щит, Марк потянул директора за
собой.

	Так миновали они коридор и вышли на крыльцо. Внимательно глянув по
сторонам, Марк спустился со ступенек во двор, таща за собой директора,
который уже немного пришел в себя и стал кое-что понимать.

	Они подошли к машине спереди, со стороны пассажира. Марк открыл дверь и
первым полез, держа пистолет у головы Говоруна.

	- Нам предстоит небольшая прогулка! А куда, ты сейчас скажешь, -
проговорил он, усаживаясь на место водителя. Одной рукой он завел машину,
переложив пистолет в левую руку, включил скорость, и держа директора на
прицеле, спросил:

	- Где товар, а?

	Тот молчал.

	- Вы очень любите логику, как я понял? - иронично спросил Марк. - Так вот,
теперь проиграли вы. Если сейчас я не узнаю, где товар, я застрелю вас, и
при этом выполню - наполовину, но выполню - свое задание, уничтожив
организатора. Вас просто не станет. Если вы говорите мне, где товар, я
забираю его, а вам оставляю жизнь. При этом я также выполню только половину
задания, но у вас остается жизнь. Мне все равно, но, по-моему, второй
вариант предпочтительней.

	- Гарантии?

	- Какие гарантии?

	- Узнав, где товар, ты ведь можешь выполнить и вторую половину своего
задания - убить меня?

	- Логично. Так вот здесь условия уже ставлю я. Мое слово! Я узнаю, где
товар, еду туда, проверяю и забираю его. Вы остаетесь. Единственное
неудобство, вам придется проделать этот путь в багажнике. Но это не так
страшно, могу сказать по опыту.

	- Согласен.

	- Отлично! Один-один! - довольно поговорил Марк. - Где товар, а?







Глава 9

	"Жигуленок" с Марком за рулем подъехал к проходной рыбного завода. Он
вышел из машины, оставив ключи в замке зажигания. Проходя через крутящийся
турникет, он совершенно не обратил внимания на вопрос вохровца:

	- Пропуск, гражданин. Пропуск!

	Выйдя на большой двор комбината, Марк сразу увидел рефрижератор "КАМАЗ",
стоящий на площадке.

	Несмотря на крики: "Стой! Стой, тебе говорят!" - охранника, выбежавшего из
проходной, он подошел к машине, открыл кабину и влез на сиденье. Ему даже
не пришлось использовать отмычку: в замке зажигания торчал ключ. Он завел
мотор и дал газ. Бежавший навстречу охранник, отскочил от многотонной
машины, набирающей скорость.

	- Куда ты? Стой! - все еще кричал он, видя как "КАМАЗ" легко протаранил
железные ворота завода и выехал с территории.

	Марк наддавал полный газ, не обращая внимания на редкие светофоры, ведя
огромную машину на большой скорости к границе города. Он выскочил на
трассу, никак не отреагировав на отмашку гаишника, дежурившего на посту.

	В зеркало заднего вида Марк видел, как сорвался с места милицейский
"Жигуленок", как засверкали его мигалки.

	Стрелка спидометра неумолимо двигалась к цифре 100. Гигантская машина
обгоняла легковушки, с испугу отлетающие в сторону, на обочину.

	Марк представил себе карту, которую он внимательно изучал еще в Москве, и
понял, что сейчас должен быть нужный ему поворот. И действительно, через
двести метров он резко крутанул руль вправо, так, что многометровая машина
чуть не завалилась на бок, и выскочил на грунтовую дорогу. Проехав еще пару
километров, он выжал до отказа педаль тормоза. Машина с визгом
остановилась, проделав длинную борозду.

	Марк подхватил ломик и вылез из кабины. Сорвав пломбы на дверях
рефрижератора, поддел крюк, повернул задвижку и открыл холодильник.

	В кузове стояли картонные коробки. Он влез в кузов, открыл коробку. В ней
лежали аккуратно сложенные банки с икрой производства местного завода.
Схватив из картонного гнезда одну из них, Марк начал открывать ее.
Притертая крышка поддавалась с трудом.

	В банке, икринка к икринке, лежала икра. Скинув ее на пол, открыл еще
банку - и вновь вывалил ее содержимое на пол. И еще одну... Небольшая горка
икры, образовавшаяся на полу, выделила сок. Вскрыв другую коробку, он
проделал все в том же порядке. Везде была икра. И ничего больше.

	- Два-один, - проговорил Марк, отрешенно стоя в кузове рефрижератора.

	Он не обратил внимания даже на то, как с сиреной подъехала милицейская
машина, не услышал голоса:

	- Руки вверх! Стоять на месте!

	Под дулом пистолета он выбрался из машины. Молодой сержант с силой сжимал
пистолет.

	- Руки на машину! - скомандовал он. - Ноги в стороны!

	Марк безразлично подчинился. Сержант подошел к нему ближе и левой -
свободной рукой - стал обшаривать его.

	- Ой, щекотно! - засмеялся Марк. Ой! Ой! - он задрожал всем телом. Ой,
умру!

	- Ты чего? Что? - растерялся сержант.

	- Ой! Ой! - гоготал Марк, сотрясаясь всем телом. Он уже снял руки с
машины, чуть сдвинул ноги и вдруг, мгновенно развернувшись, вывернул руку с
оружием. Пистолет упал, за ним на земле оказался сержант.

	- Извини, а! - проговорил, наклонившись, Марк. - Ты действовал правильно.

	Подняв пистолет, он сел в машину, включил сирену и помчался в город.

	Рация, настроенная им на открытую волну, разнесла в эфир его спокойный и
отчетливый вызов:

- Племянник вызывает дядю!.. Племянник вызывает дядю!..





	Андрей и Лена сидели в одной из комнат бомбоубежища. Перед Андреем на
столе стояло переговорное устройство, телефон и телевизор.

	- Я уже устал повторять: все твои угрозы меня совершенно не трогают.
Попробуй взорвать дверь! Только входи первым, у меня есть чем тебя
встретить. Твои ребята дали мне попользоваться, хотя я люблю обходиться без
оружия. А потом, те две комнаты, закрытые на электронные замки... У меня
кое-что есть с собой, чтобы уничтожить все, что там находится. Ты меня
понимаешь?

	- У нас твой друг!

	- Я уже слышал... Если он вам так нравится, оставьте его себе на память. Я
без него не скучаю. Нам тут весело вдвоем, правда, Лена? - он похлопал ее
по плечу, она чуть улыбнулась, - и нам совсем не нужен третий... А когда он
вам надоест, мы, так и быть, подумаем: принять ли его в свою компанию...

	- Предлагаю тебе в последний раз: мы даем ему машину, он подъезжает к
бункеру, вы выходите и уезжаете, куда хотите... С оружием...

	- Мне не все нравится в твоих предложениях. И мне надоело говорить тебе об
этом. Видишь ли, я не решаю такие вопросы один, дайте моему напарнику
возможность поговорить со мной. И мы решим.

	- Ну, смотри, пожалеешь... Я из него все жилы вытяну! Дверь мы взорвем, а
вас...

	- Он мне надоел... - сказал Андрей и отключил переговорное устройство.

	- А если Марк действительно у них? И они... мучают его? - предположила
Лена. - Это ужасно...

	- У них его нет! А если и был, то сам пришел, подыграл. И я догадываюсь,
зачем. Но теперь его нет, это точно, иначе они давно дали бы ему
возможность поговорить. Ведь он - их последний шанс...

	- А если его... уже нет... Совсем.

	- Это я даже не хочу обсуждать.

	- Они могут взорвать дверь?

	- Бьюсь об заклад, они этого не сделают. Пожалеют! В этих комнатах -
миллионы долларов. А кроме того, у нас есть, чем их встретить.

	- Я больше не могу... Эти стены, этот ужас... Если он повторится... Я не
вынесу... - заплакала девушка.

	- Потерпи. Потерпи еще немного, - успокаивал он Лену, поглаживая по
голове, - Сегодня все кончится...

	- Я уже не верю...





	Марк подлетел на милицейском "Жигуленке" прямо к воротам дома Говоруна,
туда, откуда недавно уехал вместе с директором, выскочил из машины и,
перемахнув через забор, бросился к дому. Оттуда выбежал один из знакомых
уже ему охранников. В руках у него была канистра. Увидев

Марка, он бросил ее и направился навстречу.

	- Вернулся! Сам вернулся, - воскликнул он.

	- Уйди с дороги! - спокойно сказал Марк. - Мне нужен шеф.

	- А ты попробуй, обойди меня! Давай, попробуй, - подзадоривал тот,
ухмыляясь.

	Марк спокойно шел на него.

	- Давай, давай, покажи, что ты можешь. Но учти, я был чемпионом республики
по каратэ... - говорил охранник, маня его рукой.

	- Лучше б ты им и остался, а?.. - ответил Марк, подходя почти вплотную.

	В это мгновение чемпион с разворота в прыжке нацелил ему удар ногой в
голову, но Марк молниеносно "нырнул" под ногу, также ушел он и от
повторного удара, и от третьего. А в тот момент, когда опорная нога
противника стала на землю, он в полуприсяде нанес ему удар ногой под колено
и с разворота, не вставая, другой ногой подсек ему ноги. Противник упал на
землю.

	- Это не спортивно!... - простонал он, поджимая сломанную ногу.

	- А ты разве еще не понял, что мы не на татаме! - бросил Марк и вбежал в
открытую дверь.

	Дом был пуст. Через черный ход он выскочил в сад и увидел невысокую
калитку в дальнем конце забора. Из нее с соседнего участка ему навстречу
кинулись два охранника с пистолетами.

	Бросившись в длинном кувырке на землю, Марк оказался между ними и резким
одновременным ударом обеих рук под коленные сгибы - сбил противников с ног.
Вскочил и бросился дальше. Продравшись сквозь колючие кусты, он оказался на
пустынном пляже. Увидел, как от небольшого причала оттолкнули лодку.
Взревел мотор. Мощный глиссер, набирая обороты, вышел в море. Через
мгновение Марк был на причале. Прыгнув в брошенную моторку, дернул за шнур
- раз, два... Двигатель завелся лишь с третьего захода. Началась погоня.

	Марк понимал, что догнать быстроходный глиссер на обычной моторке
невозможно, но вопреки всему увеличивал и увеличивал обороты. Вдруг мотор
словно поперхнулся, чихнул и заглох.

	- Черт! - выругался Марк, и стукнул кулаком по мотору - 3:1. А лодка по
инерции проплыла несколько метров и стала тихо дрейфовать по ветру.

	И тут он услышал характерный шум, - рев мотора военного вертолета, и
похожий на стрекот огромного кузнечика "голос" пропеллера, рассекающего
воздух. Оглянувшись, он увидел, как над берегом в сторону моря летят один
за другим два вертолета.

	- Вот и конец, а? - устало выговорил он и расслаблено вытянулся в лодке.

	Один из вертолетов, сделав плавный круг, завис над лодкой, другой,
пролетев над уходящим в море глиссером, сделал несколько заходов перед ним,
давая понять, что необходимо остановиться. Но в катере не отреагировали.

	Сверху дали предупредительную очередь из крупнокалиберного пулемета. Пули
густо ложились в метре от кормы.

	Понимая,что уйти не удастся, на глиссере заглушили мотор.





	Два военных вертолета, зависли над стройкой, выбирая место для посадки.
Внизу, между штабелями стройматериалов бегали подручные Говоруна в форме
ВОХР.

	Из приземлившихся машин высыпали бойцы в пятнистых комбинезонах, в черных
масках, закрывающих лицо, с вырезом для рта и глаз. Они без труда
разоружали застигнутых врасплох боевиков.

	Четверо, отделившись от других бойцов, бросились в недостроенное здание,
бегом спустились в подвал, на ходу сбив с ног двух вохровцев и полковника
милиции.

	К переговорному устройству у двери подошел высокого роста человек и нажал
кнопку вызова.

	- Я внимательно слушаю! - раздался голос Андрея.

	- Открывай дверь! - строго сказал человек.

	- Кто это? - после секундного молчания задал вопрос Андрей.

	- Дядя, - был короткий ответ. Дверь распахнулась, и человек, снимая каску,
вошел в помещение бомбоубежища. Из работающего в шлеме в селекторном режиме
переговорного устройства слышались голоса.

	- Ну, здравствуй, племянник, - улыбнувшись, сказал он, пожимая руку
Андрея. - Как отдохнули?

	- Как и приказывали: спина к спине! - ответил Андрей.

	- А что с Марком? - спросил Андрей, одновременно здороваясь с другими
бойцами, вошедшими с командиром.

	- Что? - переспросил "дядя". - Загорает на солнышке, в лодке посреди моря.
Сейчас будет здесь. Ну, показывайте, что за фрукты вы пообещали мне?

	- Вот! - указал Андрей на запертые металлические двери.

	- Понятно. Ребята, займитесь! - дал он команду.

	- Есть! Бойцы из специальных рюкзаков извлекли небольшие взрывпакеты,
быстро установили их на стене и на петлях дверей, соединили проводками.
Взрывы прозвучали одновременно, высадив часть стены и основательно
покорежив металл.

	Они вошли в помещение. Там стояли картонные ящики. В них Андрей обнаружил
банки от икры с этикетками местного завода. Открыв одну из них, они увидели
целлофановые пакеты с белым порошком. Надорвав пакет, Андрей взял порошок
на палец и попробовал языком. Потом протянул пакет командиру.

	- Лена! - позвал Андрей девушку, появившуюся в дверях. - Весь сыр-бор вот
из-за этого! - он указал на коробки и пакет, - а совсем не из-за икры.
Икра, это так - мелочь, побочный промысел и прикрытие. Основной товар -
наркотики! Здесь, в этом бункере, из сырца, который привозили аж из далекой
Колумбии, производилось чистое зелье - кокаин. А потом его под видом икры
переправляли в разные города, в том числе и за границу.

	- Я не помешал? - послышался голос. В комнату вошел Марк в сопровождении
двух бойцов. Он обнялся с Андреем, пожал руку командиру.

	- Значит, товар был у тебя, а? - спросил он Андрея.

	- А Говорун? - спросил тот друга.

	- У меня! - Они рассмеялись.

	- Ну, а гости теперь у меня, - подыграл им командир.





	В доме Ирины в гостиной сидели четверо: двое ребят и две девушки.

	- Ну теперь, когда вы знаете все, остается только поблагодарить вас за
помощь. - Андрей встал и подошел к девушкам. - И вас, Ира, и вас, Лена.
Спасибо! Хотя, честно скажу, сначала, в Москве, Лена, мы предполагали, что
вы с ними заодно.

	- Я понимаю.

	- Сейчас за дело возьмутся следователи, - продолжал он. Прибыла
специальная бригада из Москвы. Вам придется давать показания... Вы
понимаете...

	- За клевету? - опустив голову, спросила Лена.

	- И за это - тоже. Но как меня заверили, помощь в этом деле, конечно,
будет учтена. А нам пора.

	- Уже? - одновременно спросили девушки и смущенно рассмеялись.

	- Да.

	- Жаль. Вот так расстанемся и больше не увидимся? Никогда? - вздохнула Ира.

	- Можно еще один вопрос? - спросила Лена, - Нет, два.

	- Конечно.

	- Кто вы? И как, вообще, узнали про наркотики?

	- Кто мы? - Андрей улыбнулся. - Он действительно Марк, я - Андрей. А
фамилии... Вы уж извините, не положены нам фамилии... Как узнали о
наркотиках... Длинная это история... Началась она за много километров
отсюда, на другом континенте, а продолжилась анекдотично, на первый взгляд,
у нас. Один вор, обыкновенный мелкий воришка, увел из камеры хранения на
вокзале сумку, в которой была банка икры. Он очень обрадовался и принес ее,
как ни странно, домой. Вечером, сели семьей ужинать, жена напекла блинов,
открыли банку, а там... Хорошо, у него ума хватило прийти к нам, в ФСБ.
Банку положили на место, но за нею почему-то никто не пришел. Вот так
дорога привела в ваш город. Наши коллеги имели кое-какие факты о махинациях
с икрой... Наслышаны были о ваших подвигах, Лена. У нашего начальства
возникла мысль послать людей из Москвы...







Эпилог

	Кортеж машин из трех черных "Волг" с голубыми маяками на крышах, подкатил
к двухэтажному коттеджу, стоящему в сосновом бору.

	Навстречу приехавшим из дома появилось несколько человек. После короткого
приветствия и рукопожатий, мужчины вошли в дом. Они расположились на
диванах вокруг журнального стола в большой, обставленной до-

рогой красивой мебелью, комнате.

	- Я хотел бы поздравить всех нас, господа, с успешным завершением первой
совместной операции спецслужб двух дружественных государств: России и
Израиля. - Говоривший моложавый мужчина в строгом костюме, сделал паузу с
тем, чтобы переводчик успел перевести. - Я думаю, не ошибусь, если скажу,
что впереди нас ждет много совместной работы. Ведь сегодня стало совершенно
ясным, что только совместными усилиями, в тесной координации, мы сможем
бороться с таким злом, как распространение наркотиков. Сегодня мы имеем на
руках факты того, что Израиль и Россия выбраны перевалочными пунктами
колумбийской наркомафии для проникновения как на старые рынки сбыта в
Европу, так и на новый рынок - в Россию. Совместными усилиями мы сумели
разрушить довольно толково разработанную операцию, суть которой состояла в
том, чтобы доставлять через Израиль кокаин-сырец в Россию. Здесь в хорошо
оборудованной заводской лаборатории получать чистый кокаин. Затем,
запаковав его в банки из-под черной икры, отправлять его на экспорт в
Европу. А полученные за это деньги отмывать через российские и израильские
банки. Один канал перекрыт, но очевидно, что это только начало.

	- ...Я бы хотел поблагодарить наших израильских коллег прежде всего за то,
что они не просто предоставили нам информацию о приходе партии сырья для
наркотиков, но и за то, что работали в тесном контакте на всех этапах
операции. Особенно мне бы хотелось отметить высокий профессионализм офицера
"Моссад" Марка Зараховича, работавшего, как говорится, спина к спине с
офицером российской контрразведки Андреем Таманским. Благодаря их умелым
действиям мы смогли не только обезвредить крупную преступную группировку,
ниточки которой нам в России еще предстоит распутать, пресечь контрабанду
крупнейшей партии наркотиков, но и захватить всех главных участников
операции, начиная от импортеров из Колумбии, посредников из Израиля и
распространителей из Европы. Спасибо, господа, за сотрудничество.

	Слово взял невысокий седой человек, сидевший на противоположной стороне
дивана. Он говорил на иврите:

	- Господа, от имени правительства Израиля я бы хотел поблагодарить вас за
успешное проведение этой операции. Нам бы также хотелось отметить высокий
профессионализм российских коллег. Особенно мне хотелось бы выразить вам
благодарность за возможность проведения на вашей территории совместной
операции с участием нашего офицера. Мы считаем это проявлением высокого
доверия. Мы благодарим вас также за передачу в руки нашего правосудия
гражданина Израиля, одного из главарей мафии Аслана Раза, совершившего
преступления и против вашей страны. Мы уверены, что в ходе следствия мы
будем также взаимодействовать, как и во время проведения самой операции.

	- Господа, я приглашаю вас пройти в соседнюю комнату на маленький фуршет,
- поднявшись, пригласил российский представитель.

	Мужчины встали вслед за ним. Распахнулись высокие дубовые двери и
представители двух всемогущих ведомств увидели впечатляющую картину:
посреди большой комнаты был накрыт стол. Его оккупировали Андрей и Марк.
	Застигнутые врасплох, они замерли с бутербродами у рта, густо намазанными
захваченным трофеем - черной икрой, с опорожненными хрустальными рюмками,
запотевшими от экспортной "Столичной".


                                 К О НИЕИЦ