Версия для печати

   Жан Рэй
   Город великого страха


   Перевел с французского Аркадий Григорьев.
   Журнальный вариант


   Сможет ли это краткое вступление развеять вековой мрак?
Много ли в нем откровений, дабы осветить путь охотнику за
тайнами? И какую роль сыграл в трагедии Ингершама "Великий
Страх", который более пяти веков правил за кулисами истории
Англии?
   Вторая половина XIV века.
   Чосер заканчивает некоторые из своих чудесных
"Кентерберийских рассказов", добивается славы, богатства,
почестей, но, будучи учеником Уиклифа, без всякой выгоды для
себя борется за проведение церковной реформы, накануне
которой стоит Европа. В Англии вспыхивают беспорядки. В
них замешаны лорд-мэр Лондона и его ближайший соратник
Чосер. Гвардейцы регента собираются схватить писателя, но
он скрывается, ищет убежища в Голландии, во Фландрии, в
Ганнегау. Тяжело переживая разлуку с родиной, Чосер тайком
возвращается в Англию и первую ночь проводит в своем любимом
городке Саутворке.
   Его будят странные шорохи, и он выглядывает в окно.
   По темной улице бредет толпа бледных безмолвных людей,
несущих горящие факелы. Они принимаются возводить из тумана
и лунного света стены мрачной тюрьмы.
   Чосер догадывается, что эти создания возвещают ему скорую
потерю свободы.
   Резкий голос разрывает ночную тишь и произносит
незнакомое имя - Уот Тайлер.
   ...Чосер отбывает тяжкое заключение в Тауэре и остается в
полном неведении по поводу Уота Тайлера и ужасного бунта
1640 года, которое он, сам того не ведая, подготовил за три
века до его начала.
   После выхода из тюрьмы ему возвращаются все почести, и в
своем лесном убежище вблизи Вудстока Чосер рассказывает о
пророческом видении и нарекает призрачных строителей тюрем
именем "Существа..."

   Сто лет спустя, в канун 1500 года, орды оголодавших,
измученных лихорадкой людей бредут из Каледонии, усыпая
трупами путь от Балмораля до Дамфри. Они не грабят, не
попрошайничают... они тащатся из последних сил, падают и
умирают с криком: "Существа идут! Существа..."
   Горцы Шевиота покидают свои дома из дубовых бревен и
присоединяются к беглецам, вестникам скорого прихода ужасных
"существ"...
   Кто они, эти "существа"? Об этом не знает никто, и
вестники Великого Страха умирают, не раскрыв своей тайны.

   1610 год. Мэр города Карлейля готовится принять у себя
друзей и знатных людей округи.
   Стоит чудесный осенний вечер; по улицам под звуки флейт
следует кортеж с фонарями.
   Все усаживаются за стол, разливают по бокалам
португальские и испанские вина. Кортеж исчезает, последние
отблески фонарей тают в синих вечерних" сумерках.
   И вдруг раздается ужасающий вопль: "Существа идут!"
   Потрясая факелами и вилами, бегут люди! Доносятся крики:
"К воротам! К воротам!"
   "Существа" не появляются, окрестности, залитые лунным
светом, пусты, но триста жителей города, и среди них семь
гостей мэра, умирают от страха.
   Никто и никогда не узнает, почему.

   1770 год. Безрадостный город Престон. Таким он пребывал
до наших дней и таким Он пребудет, наверное, до скончания
веков. Жизнь в городе идет размеренная и спокойная. Жители
его, пуритане, обладают здравым смыслом, практичны, любят
деньги и ненавидят все, что относится к фантазиям.
   Однажды, в воскресенье, когда двери и окна закрыты, ибо
люди молятся, распевают гимны и читают библейские тексты,
начинают звонить все колокола набожного города.
   "Существа" явились!"
   С высоких стен города видны убегающие в поля люди;
лодочники Риббла, яростно гребя веслами, спешат к городу.
   Мэр Сэдвик Эванс высылает вооруженных людей навстречу
возможному врагу.
   К вечеру в город возвращается лишь половина людей.
   Что произошло? Никто не знает... Пришел Великий Страх.

   Может, таинственный ужас и безмолвные нападения невидимок
по сей день случаются в Англии?
   В ледяных водах Лох-Несса живут неведомые чудовища.
Джек-потрошитель по-прежнему держит Лондон в страхе. На
шотландских пустошах в лунном свете и поныне пляшут лешие,
заманивая путников в глубокие пропасти и озера.
   Все так же в полночь ноет баньши, дух смерти, а по Тауэру
бродят окровавленные призраки.
   И не поселился ли ужас, полноправный гражданин городов и
селений Англии, в Ингершаме, дабы дергать своими призрачными
руками за веревочки, управляющие движением
людей-марионеток?..

                           I

            СИДНЕЙ ТЕРЕНС, ИЛИ СИГМА ТРИГГС

   Сидней Теренс Триггс никогда не был настоящим
полицейским.
   Его отец, Томас Триггс, служил лесничим во владениях сэра
Бруди и в своих отеческих мечтах прочил сыну славную и
благородную карьеру воина.
   В Олдершоте о Сиднее Теренсе Триггсе сохранилась добрая
память. Это был учтивый и любезный юноша, которым помыкал
всякий кому не лень, несмотря на его богатырское сложение и
недюжинную физическую силу.
   Он служил в Рочестерском гвардейском полку, но полковник
Эрроу, пузатый бочонок, до краев налитый виски, не любил его
и отравлял жизнь всяческими придирками.
   После окончания армейской службы Триггс, благодаря
протекции сэра Бруди, получил место в столичной полиции и
десять месяцев регулировал движение на Олд Форд Роуд, самом
спокойном перекрестке Боу, совершая одну ошибку за другой.
   Сэр Бруди вмешался в его судьбу в тот самый момент, когда
начальники настоятельно советовали Триггсу открыть торговлю
либо бакалейными товарами, либо французскими винами. Юного
здоровяка отправили в самый захудалый полицейский участок
Ротерхайта - участок щ 2 по Суон Лэйн. К счастью, его
почерку могли позавидовать лучшие каллиграфы Чартерхауза, и
ему было поручено переписывать рапорты, месячные отчеты и
вести скромную административную переписку с участком щ 1.
   В низших полицейских кругах его именовали Сигмой Триггс.
   Ему стукнуло пятьдесят, когда была учреждена почетная
должность квартального секретаря.
   Суперинтендант наткнулся в административных архивах на
рекомендацию сэра Бруди двадцатилетней давности и назначил
на эту должность Сиднея Теренса Триггса.
   Триггс занимал темный, заросший сажей кабинетик. И этот
загончик, пропитанный запахами мастики для печатей, бурого
угля, дымящегося в железной печурке, и пота самого Сигмы
Триггса, стал свидетелем единственных в его жизни
приключений. Их было два.
   Однажды утром, когда Триггс только-только приступил к
несению службы, два "бобби" привели к нему симпатягу
пьянчужку, на которого наткнулись в соседнем складе и
который нагло отказался подчиниться строгому приказу
блюстителей порядка - немедленно очистить помещение.
   - Мистер Триггс, - сказал один из полицейских, - сержант
Баккет очень занят и просит вас записать приметы этого типа.
   В просьбе не было ничего необычного. Полицейским
участкам Ротерхайта было предписано заносить в карточки
приметы всех бродяг и проходимцев, которыми кишел речной
квартал, на случай возможной кампании по его оздоровлению.
   Сигма Триггс приступил к порученной ему работе.
   Обычно чиновники этой службы не проявляют особого рвения,
и в описаниях портретов, которые никто никогда не читает,
фигурируют отметки: "носы средние", "лица овальные",
"особых примет нет".
   Но Сигма Триггс вложил в работу всю страсть неофита. Он
тщательно описал хитрющее лицо пьяницы, с помощью лупы
рассмотрел крохотный у-образный шрам над левым глазом и даже
извлек из забвения старую линейку с деревянными подвижными
рейками для измерения преступников.
   Бродяга поначалу с большой охотой подчинялся и даже с
долей юмора комментировал ухищрения Триггса, но затем
принялся взирать на его действия с беспокойством. Он
пустился в пространные и путаные объяснения по поводу своего
необычного шрама.
   - Только не пишите, кэп, что он от рождения; я заработал
его в Пуле, когда грохнулся на причале, и при моем падении
присутствовало два или три почтенных джентльмена, они могли
бы засвидетельствовать это под присягой...
   Подобная велеречивость пьяницы показалась Сигме странной.
   Он совершенно поразил Гэмфри Баккета, испросив разрешения
отлучиться на несколько часов и оставить под замком
человека, чьи приметы только что записывал.
   В первый и последний раз в своей жизни Сигма Триггс
взошел по широким ступеням Скотленд-Ярда.
   Он бродил из кабинета в кабинет, терпеливо сносил
насмешки судебных приставов, пробудил нездоровое любопытство
часовых и наконец, истекая потом, проник в архивный отдел.
   Два часа спустя, с трудом переводя дыхание, он ворвался в
полицейский участок на Суон Лэйн, потребовал стакан воды и
заявил Гэмфри Баккету, смотрящему на него круглыми, словно
блюдца, глазами:
   - Так вот, сержант! Тип, приметы которого я записывал, -
Банки Смокер, убийца Барнеса, и его разыскивают уже целых
семь лет. Я нашел в архивах Скотленд-Ярда его портрет - на
нем хорошо виден шрамик в форме "у".
   Банни Смокера судили и повесили; его последние снова
относились к Сигме Триггсу, которого он обозвал грязным
сыщиком, доносчиком и наемным убийцей.
   Перед тем, как ступить на роковой люк, он поклялся
вернуться из загробного мира, дабы пугать по ночам Сигму
Триггса. Сигма получил премию в сто фунтов от полиции и
вознаграждение в пятьсот фунтов от родственников жертвы
Смокера. Он тут же положил сию солидную сумму на свой
довольно круглый банковский счет, ибо отличался не столько
бережливостью, сколько скуповатостью.
   Второе происшествие не принесло Сигме Триггсу ни новых
лавров, ни новых капиталов.
   Однажды вечером, когда он с обычным прилежанием
раскладывал перья, линейки и карандаши и мечтал о вечернем
гроге, в соседнем помещении раздался ужасающий грохот.
Стены сотрясались от ударов тяжелых предметов, на пол падали
стулья, слышались громкие вопли и проклятья.
   Триггс бросился на помощь.
   Гэмфри Баккет лежал на полу, а какой-то субъект пытался
расколоть головой сержанта каминную решетку.
   Сигма бросился на бандита и ударил его, но тот оказался и
увертливей, и сильнее.
   Триггс почувствовал, как железная рука сдавила ему шею,
он попытался освободиться, но получил сильнейший удар в
подбородок и рухнул на пол.
   Когда Баккет пришел в себя, он первым делом поблагодарил
своего секретаря.
   - Клянусь Господом, Сигма, без вашего вмешательства этот
негодяй вполне мог заставить администрацию столичной полиции
раскошелиться на перворазрядные похороны полицейского,
погибшего при исполнении. Мне повезло, но повезло и Майку
Слупу.
   - Майк Слуп, фальшивомонетчик?
   - Собственной персоной, малыш. Королевская добыча для
полицейского участка щ 2, на долю которого успех выпадает не
так уж часто, и боюсь, что нам его теперь не изловить.
   Так и случилось. Схватить Майка Слупа не удалось, и
Сигме Триггсу пришлось примириться с полученным ударом в
подбородок без всякой надежды вернуть долг обидчику.

   Тридцать лет честной и лояльной службы давали Триггсу
право на пенсию, но он не очень стремился выходить в
отставку, ибо до той суммы, которую ему хотелось иметь,
сажая в огороде капусту, недоставало еще нескольких сот
фунтов.
   "Ну что ж, еще пять лет в Ротерхайте, - сказал он себе, -
и я достигну того, к чему стремился".
   Но он достиг желаемого уже через шесть месяцев.
   В возрасте восьмидесяти лет в своем владении в Ингершаме
скончался сэр Бруди, не забывший в завещании о своем
протеже.
   Кроме двух тысяч пятисот фунтов, он отказал ему
прекрасный домик на центральной площади Ингершама, выразив
желание, чтобы дорогой Сидней Теренс Триггс поселился в нем.
   Сигма вышел в отставку, тщательно проверив, дают ли его
ценные бумаги и пенсия максимальную ренту, нашел итог
удовлетворительным и без сожаления и радости решил покинуть
Ротерхайт.
   Гэмфри Баккет вручил ему подарок - свой любимый малайский
кастет - и произнес:
   - В знак дружбы и в память о дне, когда ты спас мою
голову.
   - Я напишу вам! - пообещал Сигма.
   И действительно, он написал один раз...
   Но не будем забегать вперед...

   Последние двадцать лет пребывания в Лондоне Триггс жил у
вдовы Кроппинс на Марден-стрит в квартире из трех мрачных
комнатушек.
   Эта дама, знававшая лучшие дни, гадала женщинам квартала
и тем самым округляла свои тощие доходы.
   Она предсказывала будущее на игральных картах, на
гадальных картах, на кофейной гуще, на часах с подсвечниками
эпохи короля Генриха, утверждала, что умеет гадать, бросая
землю, хвасталась, что по прямой линии происходит от
знаменитой Ред Никсон, снискавшей себе громкую славу
прорицательницы в начале прошлого века, и что до сих пор
хранит некоторые из ужасных тайн своей прапрародительницы.
   В тот день, когда в Пентонвильской тюрьме повесили Банни
Смокера, миссис Кроппинс опрокинула во время гадания лампу,
и огонь опалил три карты из ее гадальной колоды.
   В этом происшествии она усмотрела предзнаменование.
   Гадальные карты остались немыми, и она прибегла к гаданию
с помощью земли. Горсть песка, собранная в полночь на
могильном холмике и брошенная на стол, образовала необычные
фигуры, поведавшие ей, что ее дом посетит призрак. Миссис
Кроппинс тут же начертала древесным углем на всех западных
стенах комнат магическую пентаграмму, ибо нет ничего
страшнее ее для грешных душ, избегших геенны огненной.
   Сигма Триггс отказался от защитной эмблемы, но не потому,
что не верил в тайный культ, основанный на глупейшем из
предрассудков, просто пентаграмма, нарисованная древесным
углем, оскорбляла его эстетические вкусы.
   Вооружившись тряпкой, он решительно стер ее со стены.
   Ночью его сон был прерван тремя глухими ударами по
изголовью кровати, и в лунном луче, проходившем через
неплотно закрытые шторы, Сигма увидел странный маятник,
качающийся перед люстрой.
   Он схватил трость, с помощью которой гонял крыс, и
принялся безуспешно сражаться с туманной тенью, болтавшейся
в трех футах от пола.
   Триггс ничего не сказал миссис Кроппинс, но понял, что
Банни Смокер сдержал свою страшную клятву.
   Ему хотелось испросить совета у своего друга Гэмфри
Баккета, но тот был занят. Начальство упрекало его в побеге
Майка Слупа и требовало блистательного реванша.
   И Триггс понимал, что столь занятого полицейского не
могли волновать истории с призраками.
   Проведя еще два раунда тщетной борьбы с болтающимся около
люстры призраком, он поспешно уложил чемоданы, твердо
отклонил предложение миссис Кроппинс организовать прощальный
ужин, заплатил ей за три месяца вперед, прибавил к этой
сумме королевские чаевые для единственной грязнули служанки
и погрузился в дилижанс, следующий в Ингершам - городок,
которого не коснулся железнодорожный прогресс и который
вовсе не сожалел о подобной забывчивости.

   Ингершам больше походил на деревню во Фландрии, чем на
маленький городок Миддлсекса или Суррея.
   Крохотные окошечки домов были затянуты зеленым муслином;
бакалейные лавочки освещались керосиновыми лампами и
свечами; малочисленные таверны с низкими потолками из
каледонского дуба пропахли кислым элем и невыдержанным
ромом.
   Встаньте на главной площади лицом к западу и внимательно
оглядите стоящие перед вами уютные домики и магазинчики.
   "Галантерейная торговля" сестер Памкинс, где, кроме
грубых тканей и жестких шнурков, продают ментоловые и
анисовые конфетки и шоколадки в фантиках; злые языки
утверждают, что женской части клиентуры подают сладкие
ликеры.
   Мясная лавка Фримантла, известная своими паштетами из
телятины и ветчины, седлом барашка, нашпигованным салом, а
также розовыми миддлэндскими колбасками, приятно пахнущими
черным перцем, тимьяном и майораном.
   Булочная-кондитерская весельчака Ревинуса,
общепризнанного мастера по части изготовления пудингов,
кексов, сдоб, ватрушек, бисквитных пирожных с кремом, вафель
с корицей и итальянских марципанов с фисташками.
   Затем взгляд останавливается на большом доме с
нескончаемым фасадом, по которому идут двадцать пять
сводчатых окон. Дом принадлежит мэру Ингершама, почтенному
мистеру Чедберну.
   "Торговая Галерея Кобвела" устроена, по словам ее
владельца мистера Грегори Кобвела, на манер больших
магазинов Лондона и Парижа, где продают все подряд, а
особенно пыль, которой пропитаны груды уцененных товаров.
   Аптека мистера Теобальда Пайкрофта, от которой на всю
округу разит валерьянкой, чей запах манит к себе всех
местных кошек и котов.
   На аптеке Пайкрофта обрывается цепочка фасадов и
начинается зеленое царство сумрачного и мокрого парка, малой
части обширных владений покойного сэра Бруди.
   Дом, который унаследовал Сигма Триггс, располагался на
другой стороне площади, напротив этих богатых зданий.
   За домом присматривали Снипграссы, старая супружеская
чета, занимавшая крохотный домик в глубине сада и считавшая
свою судьбу вполне устроенной.
   Они заявили, что с радостью поступят на службу к мистеру
Триггсу, дабы не покидать мест, ставших дорогими для их
бесхитростных душ.
   "Наконец-то, - сказал себе Триггс, удобно устраиваясь в
глубоком вольтеровском кресле и набивая трубку крупно
нарезанным табаком, - наконец-то я впервые в жизни нахожусь
в собственном доме".
   Сигма решил жить отшельником, не зная, что маленький
провинциальный городок зачастую решает по-своему.
   Вскоре его спокойствие было нарушено визитами; мэр
пригласил его к себе в ратушу, принял в своем кабинете под
вымышленным административным предлогом и, узнав, что Триггс
служил в столичной полиции, тут же назвал суперинтендантом.
   - Бывший суперинтендант Скотленд-Ярда... Великая честь
для Ингершама.
   В душе каждого смертного тлеет искорка тщеславия. Сигма
Триггс не был исключением и получил от лестных слов
удовольствие. Через неделю он мог запросто посещать, с
поводом или без оного, ратушу, а также большой и богатый дом
мистера Чедберна.
   Затем сердце пожилого одиночки покорил аптекарь Пайкрофт,
прислав ему эликсир от кашля собственной рецептуры - ведь он
слыхал, что мистер Триггс, знаменитый детектив из
Скотленд-Ярда, покашливает.
   Сигма Триггс вовсе не кашлял, но почувствовал себя
польщенным и, нанеся визит мистеру Пайкрофту, стал его
другом.
   Когда он шествовал по тротуару, три сестры Памкинс
выходили на порог своего галантерейного магазина, учтиво
приседали перед ним и награждали его еще более учтивыми
улыбками.
   Фримантл без всяких церемоний затащил его к себе отведать
колбасок, а весельчак Ревинус напомнил ему, как они в
детстве ловили щеглят в парке сэра Бруди.
   Даже мистер Кобвел, в котором Триггс усмотрел сходство с
препротивнейшим мистером Сквирсом, снискавшим всеобщую
ненависть школьным учителем из Грета Бридж, оказался на деле
любезным человеком, охотно показавшим ему свой запыленный
магазин и угостившим стаканом тутового вина, пахнущего
долгоносиком...
   С ним здоровались все, величая кто "капитаном", кто
"инспектором".
   "Теперь-то мы будем спать спокойно, ведь в наших краях
появился такой человек", - говорили одни, а другие верили их
словам.
   Увы...

   Мы познакомились со знатными людьми Ингершама; однако не
следует забывать и о его скромных гражданах.
   Тем более что Сигма Триггс искренне привязался к одному
из них, тихому мистеру Эбенезеру Дуву, служащему ратуши.
   Мистер Эбенезер Дув не был бесполезным человеком, более
того, он был человеком незаменимым, ибо неустанно трудился,
возрождая былую славу Ингершама.
   В одной своей брошюре он на ста двадцати страницах
изложил комментарии к коммунальным счетам по приему и
содержанию Оливера Кромвеля и его приспешников, а также к их
расходам на отправление правосудия.
   Он отыскал двенадцать страничек шуточной пьески, счел,
что она принадлежит перу Вена Джонсона, собственноручно
окончил ее, создав тем самым солидное произведение на
двухстах страницах, исписанных убористым почерком.
   Найдя в одной из гостиничных записей, что Соути целых
восемь дней прожил в ныне исчезнувшем постоялом дворе "У
Чэтхэмского герба", он подписал этим известным именем семь
крохотных анонимных поэм, написанных зелеными чернилами в
старом альбоме для стихов, извлеченном из коммунальных
архивов.
   Мистер Дув, которому администрация и лично мистер Чедберн
выплачивали скромное вознаграждение, прирабатывал написанием
ходатайств для вечных просителей королевских и прочих
милостей, составлением протестов и рекламаций
налогоплательщиков, обиженных налоговым управлением, а также
сочинением нежных посланий для влюбленных с соблюдением всех
правил орфографии и привлечением витиеватых фраз.
   Одно из таких посланий случайно попало в руки Сигмы
Триггса; его стиль показался ему претенциозным и даже
смешным, но его поразил тонкий почерк и гармоническое
сочетание слов и интервалов между ними.
   Триггс не находил себе места, пока не познакомился с этим
человеком, в котором сразу приметил хороший вкус и большой
талант.
   Дув открыл ему, что имеет образчик почерка самого Уильяма
Чикенброкера, бывшего королевского каллиграфа, который
переписал часть "Истории Англии" Смолетта.
   Этого оказалось достаточно для установления в кратчайший
срок теснейших уз дружбы, построенной на взаимном уважении
друг к другу.
   Вскоре Эбенезер Дув стал своим человеком в доме Триггса,
и его принимали с большим удовольствием.
   Дув и Триггс, сблизившиеся на почве общей любви к
красивому письму, открыли в себе и общий вкус к рагу из
ягненка с луком, лимонному грогу и пивному пуншу.
   И вот однажды, в час откровений, мистер Дув поведал
своему новому другу большой секрет.
   - Я бы никому не доверился. Уважаемый мистер Чедберн
смертельно обозлился бы на меня, половина жителей Ингершама
сочла бы меня лжецом, если не сумасшедшим, а вторая половина
лишилась бы аппетита.
   - Ах так! - воскликнул Триггс. - Неужели все так
серьезно?
   - Серьезно? Хм... Для меня, который читал и
комментировал Шекспира, слова Гамлета "И в небе, и в земле
сокрыто больше, чем снится вашей философии..." стали
девизом. Вам понятно?
   - Ну... конечно, - ответил Сигма Триггс, хотя ровным
счетом ничего не понимал.
   - Вы известный детектив и, будучи таковым, должны
занимать позицию умного и недоверчивого человека.
   - Конечно, конечно, - поспешил ответить Сигма, все меньше
и меньше понимая, куда клонит почтенный старец. Бледные
руки общественного писателя слегка вздрогнули.
   - Доверяюсь вам, мистер Триггс. По ратуше бродит
привидение!
   Бывший секретарь полицейского участка в Ротерхайте
закашлялся, засунув чубук своей трубки слишком далеко в
глотку.
   - Б... Быть того не может! - выдавил он, - и глаза его
налились слезами.
   - Однако все обстоит именно так! - заявил мистер Дув.
   - Не может быть! - с еще большей твердостью повторил
Триггс.
   Но в душе обозвал себя лгуном; он вспомнил о веревке,
качавшейся в его квартире на Марден-стрит.

                        II

         МИСТЕР ДУВ РАССКАЗЫВАЕТ СВОИ ИСТОРИИ

   Однажды вечером, попивая особенно удавшийся грог и
наслаждаясь ароматным дымом голландского табака, Триггс
поведал Дуву историю Банни Смокера, сообщил о страхах миссис
Кроппинс, о пентаграмме и, наконец, о зловещем качающемся
призраке.
   Эбенезер Дув не стал смеяться над ним и долго размышлял,
глубоко затягиваясь своей трубкой.
   - Следует поразмыслить... Да, да, поразмыслить.
   И только неделю спустя, после интереснейшей беседы о
влиянии некоторых готических букв на каллиграфическое
оформление церемониальных государственных актов, Дув вдруг
сказал:
   - Дорогой Триггс, я уверен, вы не страдаете
галлюцинациями. К счастью, ими не страдаю и я. Невозможно
дать так называемое рациональное объяснение некоторым
явлениям, которые вызывают безграничное удивление, а иногда
самый настоящий животный страх.
   Хочу вам рассказать, в свою очередь, одну подлинную
историю. Истинность ее подтверждается тем, что я сам
пережил сие приключение, и воспоминание о нем навечно
запечатлелось в сокровеннейших уголках моей души.
   Говорят, что любой уважающий себя англичанин раз в жизни
готов поверить в привидения, но я знаю многих наших
соотечественников, которые с глубочайшим неверием относятся
к потустороннему миру.
   Они заблуждаются, и я во всеуслышание заявляю об этом. Я
говорил вам о привидении, бродящем по ратуше, а сегодня
поведаю иную историю и постараюсь, чтобы вы услышали не
сухой пересказ о делах минувших дней, а ощутили дыхание
истины.
   ...При этих словах Сигма Триггс вздрогнул; ему вполне
хватало своего собственного призрака, и он втайне надеялся,
что мистер Дув развеет его страхи, как легкий дым.
   Эбенезер Дув продолжал:
   - Некогда мне случилось заблудиться в тумане. Таких
туманов не бывает в Лондоне даже в период смога.
   Забыл вам сообщить, что проживал тогда в Ирландии, на
берегах Шеннова. Весь тот день я провел в городке с
богатейшим историческим прошлым, тщетно разыскивая
манускрипты каллиграфов XVIII века, написанные разноцветными
чернилами, а с наступлением вечера рассчитывал вернуться в
Лимерик.
   В моем распоряжении был плохонький велосипедик с
растянутой цепью. Однако, соблюдая некоторые
предосторожности, я бы спокойно проделал обратное
путешествие, не поднимись этот проклятый туман.
   Гнусная велосипедная цепь, по-видимому, заключила пакт с
дьяволом - как только туман рассеялся, она соскочила.
   Пришлось идти пешком и толкать велосипед перед собой.
   Я обратил внимание, что следую по травянистой дорожке,
вьющейся по мокрой пустоши, на которой кое-где произрастали
дубы и карликовые бирючины.
   Просветление оказалось кратковременным - темно-серый
горизонт затянули тяжелые черные тучи, поднялся порывистый
ветер, и вскоре полил ужасающий дождь.
   В полумиле от меня высился заросший травой холм, и я
направился к нему, чтобы осмотреть окрестности и с Божьей
помощью найти укрытие для своей промокшей до мозга костей
персоны.
   Нюх меня не подвел, я действительно заметил убежище.
   Неподалеку высился двухэтажный деревянный дом с небольшим
запущенным садом и железной кованой решеткой, преграждавшей
путь к нему.
   Сквозь шумную завесу дождя я разглядел отблеск огня в
одном из окон первого этажа, и это пламя стало для меня
призывным светом маяка.
   Толкая перед собой упрямый велосипед, я добрался до
решетки в тот момент, когда сильнейший раскат грома расколол
небо.
   Тщетно пытался я нащупать кнопку или рукоятку звонка - их
не было, но стоило мне толкнуть калитку, как она
распахнулась.
   Шагах в тридцати от меня плясало пламя, бросая красные
блики и разгоняя окружающие тени. Я подошел к окну, чтобы
рассмотреть комнату, но увидел лишь высокий камин, где
весело пылали сухой тростник и сушняк. Остальная часть
комнаты была погружена во мрак.
   И хотя, я насквозь промок и над моей головой громыхала
гроза, я не мог не соблюсти правил приличия и постучал в
запыленное стекло.
   Ожидание показалось мне долгим, потом я услышал шум
шагов, дверь отворилась, на мгновение выглянула бледная
голова.
   - Разрешите войти? - спросил я.
   Голова исчезла, но дверь осталась открытой.
   Дождь полил с новой силой, и я, волоча за собой
велосипед, вбежал в коридор.
   Через открытую дверь комнаты я видел, как на стенах
плясали красные отсветы пламени.
   Стены были в запущенном состоянии - широкие трещины
разбегались по отслоившейся штукатурке, испещренной
серебристыми следами улиток. Я прислонил велосипед к стене
и решительно вошел в комнату.
   Она была грязна и пуста, но рядом с камином стояло
великолепное кресло, обтянутое испанской кожей. Оно манило
к себе, и я устроился в нем, поставив ноги на изъеденную
ржавчиной решетку и протянув озябшие руки к огню.
   Я не услышал, как появился хозяин дома.
   Рядом со мной стояло самое странное существо, которое мне
когда-либо доводилось видеть - тощий старик, в котором
непонятно как теплилась жизнь. На нем был ниспадавший до
пола длинный сюртук, а его узловатые прозрачные руки
сложились словно для молитвы.
   Но самой странной частью его облика была голова -
совершенно лысая и с необычайно бледным лицом. Я боялся
заглянуть ему в глаза, ибо на таком лице они должны были
внушать ужас.
   Но глаза оставались сомкнутыми, и я понял, что человек
слеп.
   - Отсюда до Дублина далеко, - тихо произнес он, и по его
тону я угадал хорошо воспитанного человека.
   - Я направляюсь в Лимерик, а не в Дублин, - ответил я
недоумевая.
   Мой ответ, казалось, удивил его.
   - Прошу простить меня.
   Он расцепил запястья, и длинная рука мелькнула у меня
перед лицом. Я почувствовал его пальцы у себя на шее, он
ощупал ее и с ужасом отдернул руку. Странное и тягостное
прикосновение! Словно меня коснулось ледяное дыхание ветра,
а не живая плоть.
   - Вы сели в кресло.
   - Может, мне встать?
   - Нет, нет, но, когда наступит ночь, будет разумнее
пересесть на одну из скамеек.
   Он повернулся, подошел к шкафчику с неплотно закрытыми
дверцами, достал оттуда бутылку и поставил ее на стол.
   - Угощайтесь.
   Затем направился к двери, открыл ее, и я больше его не
видел.
   Содержимое бутылки манило меня, и я с удовольствием
осушил добрую половину.
   Затем, сморенный хмельным напитком, теплом огня и
усталостью, заснул в уютном кресле.
   Среди ночи я проснулся.
   Огонь еще город, и, хотя пламя угасало, света было
достаточно, чтобы видеть комнату. Она была пуста, однако
сон мой прервался от сильного удара и боли.
   Я вспомнил о бутылке и протянул к ней руку, но она без
всяких видимых причин отлетела в сторону и с грохотом
разлетелась на куски, ударившись об пол.
   Я вжался в кресло, но меня схватили за шею и вышвырнули
на середину комнаты, словно я весил не больше кролика.
   Кресло заскрипело, послышался глубокий довольный вздох.
   Я чувствовал себя оскорбленным и направился к креслу,
намереваясь вновь занять его.
   Но в кресле уже кто-то сидел. И этот кто-то, хотя и
оставался невидимым, тут же доказал мне свое присутствие.
   Меня схватили, встряхнули и отбросили прямо к двери.
   Я не стал ждать продолжения. Охваченный безотчетным
ужасом, я ринулся в коридор, схватил велосипед и выскочил на
улицу.
   На рассвете я был уже в Лимерике и поведал обо всшм
своему другу доктору О'Нейлу.
   - Я знаю этот дом, - промолвил доктор. - Он принадлежал
семейству Керне и покинут уже добрых пять лет.
   - А огонь, кресло, вино и бледный человек!
   - Слепец, которого вы описали, мне известен. Это старый
слуга Кернсов, Джозеф Сумброэ, но он умер пять лет тому
назад. Последний из Кернсов свернул на дурную дорожку.
Этот громила двухметрового роста и медвежьей силы отяготил
свою совесть ужасными убийствами. Вчера его повесили.
   Я молчал, онемев от ужаса, а доктор продолжал:
   - Кажется, я понимаю ваше странное ночное приключение.
"Отсюда до Дублина далеко", - сказал вам старый слуга. Он
принял вас за Джеймса Кернса, последнего из его хозяев.
   - Разве это объяснение! - возмутился я.
   - Конечно, нет, но я не могу предложить иного. Можете
смеяться и считать меня болтливым стариком - тень старого
слуги поджидает тень своего хозяина в его доме. Вернувшись
в дом, сия свирепая тень находит вас в своем любимом кресле
- и поступает с вами, как вы этого заслуживаете.
   Мистер Дув помолчал и закончил:
   - Вот, собственно говоря, вся моя история.
   Триггса охватило возмущение.
   - Послушайте, мистер Дув, вы, несомненно, докопались до
истины и узнали, что призрачный слуга оказался обманщиком,
который опоил вас вином с наркотиками, и вам приснился
ужасный кошмар.
   Старец отрицательно покачал головой.
   - Увы, мой друг, в вас сидит детектив! Я ничего не
нашел, я все, что сказал доктор О'Нейл, мне кажется истиной.
   Однако я поступил, как разумный человек, следующий
здравым законам логики. Запасшись рекомендацией доктора, я
в тот же день съездил в Дублин, и мне показали труп
преступника.
   Это было ужасное создание, и служители морга с
отвращением отворачивались от него.
   - А, дом? - с трудом выдавил из себя Триггс.
   - Здесь передо мной возник непреодолимый барьер. В ту
ужасную ночь молния ударила в дом и дотла спалила его.
   - Черт подери! - проворчал Триггс.
   Мистер Дув допил грог и вновь набил трубку.
   - Могу только повторить слова нашего великого Вилли:
   "И в небе, и в земле сокрыто больше..."

   Предмет разговора был на некоторое время забыт; к нему
вернулся Сигма Триггс, хотя в душе поклялся никогда этого не
делать.
   - Повешенные любят возвращаться на землю, - сказал он,
усаживаясь за стол.
   Мистер Дув ответил с привычной серьезностью.
   - Я считаю себя книголюбом. О! Не столь серьезным, ибо
у меня не хватает средств, но у одного лавочника с
Патерностер Роу я как-то наткнулся на прелюбопытнейший
трактат, напечатанный у Ривза и написанный анонимным
автором, который подписался Адельберт с тремя звездочками.
Не окажись на его полях свидетельств и цитат, я счел бы
книжицу гнусной литературной подделкой.
   Свидетельства заслуживали доверия, а примечания
показались мне правдивыми.
   Изложив множество мрачных примеров о более или менее
злостных призраках мучеников, а особенно висельников, автор
писал:
   "Можно сказать, что после виселицы эти жертвы правосудия
продолжают вести некое подобие жизни, посвящая свои силы
делу мести лицам, отправившим их на эшафот.
   Они являются во сне своим судьям и полицейским,
изловившим их. Они могут появиться даже днем, когда их
жертвы бодрствуют.
   И многие сошли с ума или предпочли самоубийство,
расставшись с наполненной кошмарами жизнью.
   Некоторые из них умерли таинственной смертью, и там
действовала преступная рука из потустороннего мира".
   - Ну и ну! - с трудом вымолвил Сигма Триггс.
   - Если хотите, я перескажу вам историю судьи Крейшенка,
случившуюся в Ливерпуле в 1840 году.
   - Приступайте! - храбро согласился Триггс, хотя сердце у
него ушло в пятки.
   - Итак, вспомним, как писал сей Адельберт с тремя
звездочками.
   Хармон Крейшенк заслуженно считал себя справедливым и
строгим судьей. Верша правосудие, он не знал жалости.
   Однажды ему пришлось судить юного Уильяма Бербанка,
который в пьяной драке прикончил своего приятеля.
   Хармон Крейшенк возложил на голову черную шапочку и
бесстрастным голосом зачитал приговор:
   - Повесить за шею до тех пор, пока не умрет, - и, еле
шевеля сухими губами, добавил: - и пусть Бог сжалится над
вашей заблудшей душой!
   Юный Бербанк вперил в него горящий взор:
   - А над вашей душой Бог никогда не сжалится, клянусь в
этом.
   Убийца без страха взошел на эшафот, и судья забыл о нем.
Но ненадолго. Однажды утром Хармон Крейшенк собирался выйти
из дома. Одевался он всегда безупречно и, бросив последний
взгляд в зеркало, вдруг увидел качающуюся в глубине зеркала
веревку.
   Он обернулся, думая, что увидел отражение, но не тут-то
было - веревка болталась лишь в зеркале.
   На следующий день, в тот же час, он снова увидел веревку,
на этот раз с петлей на конце.
   Хармон Крейшенк решил, что страдает галлюцинациями, и
обратился к известному психиатру, который порекомендовал ему
отдых, свежий воздух, физические упражнения и
соответствующий режим.
   Две недели все зеркала в доме исправно отражали то, что
им положено отражать, а затем призрачная веревка появилась
вновь.
   Теперь ее петля лежала на плечах отражения Крейшенка.
   Несколько недель все оставалось спокойным, а затем
наступила скорая и ужасная развязка.
   Когда Крейшенк посмотрел в зеркало, привычное окружение
растворилось в глубине Зазеркалья. Поднялся белый дым и
образовался густой туман.
   Он медленно рассеялся, и судья увидел узкий тюремный двор
с виселицей.
   Палач завязал осужденному руки за спиной и положил ладонь
на рычаг рокового люка.
   Вскрикнув, Крейшенк хотел было убежать - в призрачной
фигуре палача он узнал Уильяма Бербанка, а в человеке,
осужденном на позорную смерть, самого себя.
   Он не успел сделать ни одного движения. Люк открылся, и
его двойник повис в пустоте.
   Хармона Крейшенка нашли бездыханным у зеркала, в котором
отражался привычный мир. Он был удавлен, и на его шее
виднелся след пеньковой веревки.

   Свои истории Эбенезер Дув рассказывал прекрасным летним
вечером, и, хотя не было ни тумана, ни дождя, ни ветра,
Триггс чувствовал себя неуютно.
   Мысли о приведениях не покинули его и утром, несмотря на
яркое солнце и голубое небо.
   Триггсу не сиделось на месте. С трудом дыша, он ходил
взад и вперед по своей громадной гостиной, занимавшей
большую часть бельэтажа.
   Через окна, выходящие в сад, Триггс стал рассматривать
площадь, разделенную надвое полосой дымящегося асфальта.
Ужасающая жара приковала толстяка Ревинуса к порогу его
дома. Ратуша золотилась, словно вкуснейший паштет, вынутый
из горячей печи, а фасады домов окрасились в винный цвет.
   И вдруг Сигма зажмурился от болезненного удара по глазам
- его ослепил солнечный лучик, вырвавшийся из глубин
"Галереи Кобвела".
   - Ох, уж эта провинция! - пробурчал он. - Каждый
развлекается, как может... Этот идиот Кобвел только и
знает, что пускать зайчики в глаза порядочным людям!
   Сигма и не подозревал о существовании теории подсознания,
и его собственное подсознание осталось немым.
   Ну что могло быть ужасного в этой детской игре, в этом
солнечном зайчике, на мгновение ослепившем его?

                         III

           БЛИКИ СОЛНЕЧНОГО И ЛУННОГО СВЕТА

   Когда мистер Грегори Кобвел утверждал, что его "Галерея"
устроена на манер больших магазинов Лондона и Парижа, ему
никто не противоречил. Жители Ингершама, врожденные
домоседы, не любили Лондона, а Парижа и вовсе не знали. Их
вполне устраивал и сам магазин, и его организация - при
достаточном терпении всегда можно было отыскать нужную вещь,
будь то роговая расческа, фарфоровая мыльница, аршин плюша,
косилка или трогательные открытки с образом Святого
Валентина.
   Мистер Кобвел и руководил своим торговым заведением,
набитым товаром, словно брюхо сытого питона, и обслуживал
покупателей, ибо к персоналу магазина нельзя было отнести ни
миссис Чиснатт, которая три раза в неделю тратила пару часов
на видимость уборки, ни прекрасную Сьюзен Саммерли.
   Мистер Кобвел был крохотным сухоньким человечком с
тусклыми серыми глазами, страдавшим воспалением век.
Несмотря на слабое сердце, он не прекращал муравьиной суеты,
беспрерывно переставляя с места на место и перекладывая с
полки на полку пыльное барахло.
   Его отец, архитектор, разбогател, понастроив множество
лачуг на, пустырях Хаундсдитча и Миллуолла, а Грегори Кобвел
мечтал присоединить к богатству и славу.
   Он посещал рисовальную школу в Кенсингтоне и прославился,
сочинив оскорбительный пасквиль, порочащий память великого
Рена, и малопонятные комментарии к Витрувию.
   Когда фортуна отвернулась от юного фанфарона, крохи
отцовского состояния позволили ему заняться торговлей в
мирном и тихом Ингершаме.
   Он осел в городке, жил в полном одиночестве и оставался
закоренелым холостяком, несмотря на явные авансы некоторых
местных дам. Он был вежлив и услужлив, хотя и смотрел на
своих клиентов свысока, прочих людей совершенно не замечал,
в душе ненавидя их и завидуя всем.
   В этом зачерствелом сердце теплилось нежное чувство лишь
к одному странному существу - мисс Сьюзен Саммерли.
   Так ее окрестил Кобвел, ибо это стройное элегантное
создание имени не имело, поскольку никому, кроме Грегори
Кобвела, и в голову бы не пришло давать ей таковое.
   Он наткнулся на нее в заднем помещении лавки старьевщика
в Чипсайде, где за гроши покупал заложенное барахло. В тот
день на ней были зеленая туника, проеденная молью, и
сандалии из красного драпа. Он приобрел мисс Сьюзен с ее
туникой и сандалиями всего за восемнадцать шиллингов.
   Сьюзен Саммерли, манекен, изготовленный из дерева и
воска, несколько раз выставлялась в ярмарочном балагане со
зловещей табличкой на шее: "Гнусная убийца Перси,
зарубившая топором мужа и двух детей".
   Если верить слухам, в бедняжке совсем не наблюдалось
сходства с кровавой убийцей, это был просто манекен из
одного модного магазина Мэйфера, который потерпел крах.
   Мистер Кобвел сделал ее немой наперсницей своих тайн.
   В долгие часы безделья он беседовал с ней, не требуя
ответов:
   - Итак, мы утверждали, мисс Сьюзен, что Рев... Как? Ах!
Ах! Я вижу, куда вы клоните! Нет, нет и нет! Не
продолжайте, вы идете по ложному пути. Национальная слава?
Вы говорите о Вестминстере и прочих ужасах из камня, которые
позорят страну. Не хочу вас слушать, мисс Саммерли.
Видите, я затыкаю уши. Такое умное и утонченное существо,
как вы, не должно становиться жертвой подобных заблуждений!
Поверьте, я глубоко сожалею об этом! Согласитесь, улыбнись
мне судьба...
   В конце концов, мисс Сьюзен Саммерли соглашалась со всем,
что утверждал Грегори Кобвел, и между ними царило самое
сердечное согласие.
   Крохотный великий человек иногда печально вздыхал,
вспоминая, что торгует сахарными щипцами и мисками, но
быстро утешался, думая о "Великой галерее Искусств Кобвела",
которая размещалась позади его магазина в просторном зале.
   Туда вела лестница из шести ступенек, покрытая ковром.
Зеленые занавеси и грязно-желтые витражи придавали ей
сходство с моргом. И стоило переступить порог галереи, как
это впечатление усиливалось, ибо зал пропах клопами,
древесным жучком, пережаренным луком, нафталином и мочой.
   Но вы забывали об этой вони, бросив взгляд на
ослепительное убожество сего печального музея, удручающей
безысходности которого не замечал лишь сам мистер Грегори
Кобвел.
   И хотя он приобрел свои экспонаты по бросовой цене,
Кобвел считал подлинниками развешанные по стенам убогие
репродукции французских живописцев - все эти Верне, Арпиньи,
Энгры, Фантен-Латуры (персонажам последнего вернули
приличие, облачив в плотные одежды); в вечном полумраке
прозябали поддельные гобелены, фальшивый севрский фарфор,
изготовленный в Бельгии мустьерский фаянс и, словно покрытая
изморозью, стеклянная посуда.
   Он с бесконечной нежностью взирал на варварские
скульптурные группы, которые считал вышедшими из-под резца
Пигаля и Пюже, и даже самих Торвальдсена и Родена.
   В каждом уголке, словно бесценные сокровища, прятались
абсурдные, гротескные изделия, раскрашенные во все цвета
радуги - непристойные фетиши заморских островов,
гримасничающие святые Испании в изъеденных молью одеяниях,
фигуры, напоминающие о Брюгге, Флоренции или Каппакадокии, -
безумное скопище скучнейших предметов, по которым, не
останавливаясь, скользил равнодушный глаз.
   Дрожащей рукой Кобвел ласкал, будто не имеющие цены
раритеты, эти грубые поделки, найденные по случаю и
обреченные на уценку с момента их появления на свет. Когда
он стоял, созерцая унылую белизну дриад из искусственного
мрамора, стыдливо прячущихся во мраке ниш, его душа начинала
стесняться от непонятной языческой набожности.
   Он отказывался продавать выполненный из крашеного гипса
макет Дархэмского собора. А на видное место; рядом с
застывшей маской неизвестного диумвира, водрузил миниатюрный
дромон из разноцветного дерева.
   - Мисс Саммерли, - торжественно восклицал он, будучи в
особо меланхолическом настроении, - Лондон не признал меня,
а я не хочу признавать Лондон. О, я вижу, куда вы клоните,
мой распрекрасный друг! Вы считаете, что после моей смерти
сии бесценные сокровища заполнят какую-нибудь залу
Британского Музея, а на двери ее, обитой железом, начертают
"Коллекция Грегори Кобвела". Ну, нет! Этого не будет!
Неблагодарный город никогда не удостоится чести лицезреть
эту красоту!
   Он ни разу не открыл своей посмертной воли, а мисс Сьюзен
ни разу не проявила любопытства.

   Грегори Кобвел в одиночестве съел свой завтрак - салат из
портулака и жареного лука, изготовленный в запущенном
закутке, который гордо именовался "офисом", выпил каплю
любимого бодрящего напитка - смеси джина с анисовкой и в
почтительном безмолвии постоял перед потемневшим полотном
кисти непризнанного гения. Затем покинул "Галерею искусств"
и уселся перед широкой витриной магазина, выходившей на
главную площадь, совершенно безлюдную в этот час, ибо вдова
Пилкартер, дремавшая в плетеном кресле на пороге своего
дома, за человека не считалась.
   На фоне кабачка, где возчики ожидали, когда спадет жара,
чтобы продолжить свой путь, вырисовывался приземистый силуэт
телеги, нагруженной блоками белого камня.
   - Камень из Фовея, - заявил мистер Кобвел. - Он ничего
не стоит, ибо мягок и ломок.
   Он призвал в свидетели невозмутимую мисс Саммерли, чья
сверкающая нагота была прикрыта голубой мантией, придававшей
ей некоторое высокомерие.
   Мистер Кобвел ухмыльнулся.
   - Прекрасная и высокомерная дама, мне кажется, вы снова
ошибаетесь. Я призываю на помощь оптику.
   Он взял с полки большой бинокль и навел его на телегу.
   - Камень из Аппер-Кингстона, моя прелесть... Эх! Есть
ли на сей многострадальной земле гений, могущий использовать
эти камни по назначению? В нашей ратуше из него возведены
две самые красивые башни.
   Мрачно-презрительная ратуша относилась к тем редким
архитектурным творениям, которые признавал нетерпимый мистер
Кобвел.
   Он часто рассматривал в подзорную трубу ее циклопическую
кладку, вздыхал и говорил, что только сие здание примиряло
его с навязанным ему судьбой существованием.
   Забыв о телеге, он принялся разглядывать величественный
фасад.
   - Прекрасная работа, мне следовало жить в ту эпоху
величия.
   Вдруг он слегка подпрыгнул.
   - О! Вы только подумайте, мисс Сьюзен, отныне никто не
посмеет утверждать, что муниципальные служащие ведут
праздную жизнь. Я вижу движение позади вон того крохотного
окошечка, на котором никогда не останавливаю свой взор, ибо
оно лишь портит красоту камня.
   Он тщательно отрегулировал резкость бинокля и принялся
наблюдать.
   - Что я говорил, мисс Саммерли! Где же моя солнечная
дразнилка?
   Солнечную дразнилку он изобрел сам, чему по-детски
радовался. Этот небольшой оптический аппарат состоял из
линз и параболического зеркала и позволял посылать на
далекие расстояния солнечные зайчики, слепившие нечаянных
прохожих.
   - Глядите, мисс Сьюзен. Одной рукой я направляю бинокль
на окошко, а другой посылаю туда же солнечный лучик из
дразнилки. Вам ясно?
   Мисс Саммерли промолчала, и Кобвел счел нужным дать
дополнительные объяснения.
   - Усиленный свет позволит мне заглянуть в комнату, а
затем я награжу слишком усердного чиновника солнечной
оплеухой. Раз, два, три...
   - Ох!
   Он испустил крик ужаса.
   Солнечная дразнилка дрогнула в руках человека, и
неуправляемый солнечный луч ударил по глазам Сигмы Триггса.
   У Грегори Кобвела пропала всяческая охота продолжать
любимую забаву. Он выронил дорогой бинокль, удалился в
глубь магазина, рухнул на ступеньки лестницы, ведущей в
"Галерею искусств", охватил голову руками и принялся
размышлять.
   Некоторое время спустя он перенес в галерею мисс
Саммерли, установил ее перед одной из ниш, а сам уселся на
плюшевый диванчик, позади которого торчала засохшая пальма.
   Прошло несколько часов, пока он снова не стал рассуждать
вслух.
   Солнце медленно клонилось к западу, и его лучи золотили
крыши домов на главной площади.
   Наступал мирный час сумерек. Маленький мост, соединявший
травянистые берега Грини, превратился в толстую темную
черту, на которой китайской тенью вырисовывался рыбак,
ловящий плотву.
   - Мисс Сьюзен, - пробормотал Кобвел, - вы ведь тоже
видели!
   Он поднял голову, и его испуганные глаза забегали между
Сьюзен и прочими неподвижными фигурами, которые не
заслуживали права быть доверенными липами.
   - Я не вынесу тяжести сей тайны! - простонал Кобвел. -
А вы как считаете, мисс Сьюзен?
   Мысли дамы в голубой мантии были сообщены ему неким
неведомым путем, и он продолжил:
   - Из Лондона прибыл детектив. Говорят, весьма умелый.
Такие вещи касаются не только меня. Что?
   Фигура мисс Сьюзен незримо растворялась в зеленоватом
сумраке галереи.
   - А вдруг он приехал именно из-за этого... Ах, мисс
Саммерли, на этот раз, вы, кажется, абсолютно правы!.. Да,
я пойду к нему... Это мой долг! Вы действительно считаете,
что это мой долг? Я вам верю, не убойтесь.
   Мирные вечерние шорохи почти не проникали в "Большую
Галерею Кобвела", где ночь уже вступала в свои права. Вдали
слышались детские голоса, привносившие малую толику радости
в этот угасающий день.
   Они напомнили Грегори Кобвелу давно ушедшие годы,
беззаботные часы полного счастья в саду Вуд Роуда.
   - Я не смогу уснуть и обрести душевный покой, - захныкал
он. - Вы слышите, мисс Сьюзен? Я должен немедленно
отправиться к мистеру Триггсу! Но никто не должен видеть
меня. Пусть стемнеет, совсем стемнеет.
   Эта решение успокоило его. Он встал, закрыл двери,
ставив, затем вернулся в галерею, освещенную лампой, и вновь
уселся перед мисс Саммерли.
   - Когда стемнеет... станет совсем темно, я обязательно
пойду, даю вам слово!
   Было темно, а лампа, в которую он забыл подлить масла,
быстро гасла; это его мало беспокоило, ибо над деревьями
сада взошла луна, и ее свет просачивался сквозь занавеси.
Мисс Сьюзен Саммерли словно закуталась в серебристое сияние,
и этот тончайший феерический наряд радовал мистера Кобвела.
   - Нет, нет, - бормотал он, - не думайте, что я изменил
своему решению. Я подожду еще немного, совсем чуть-чуть,
уверяю вас. Жаль, что придется будить мистера Триггса, но,
право, детективам Скотленд-Ярда не привыкать к этаким мелким
неприятностям... Мисс Сьюзен...
   Он не окончил тирады, обращенной к молчаливой подруге, и
с ужасом уставился на нее.
   Свет и тени подчеркивали нежные округлости ее фигуры, но
они вдруг стали живыми. Зеленая занавеска, пропускавшая
лунный свет, вздулась, как парус, словно окно распахнулось
от дуновения ветерка. Но Кобвел знал, что оно закрыто.
   - Мисс Сьюзен...
   Ошибки быть не могло - колыхалась не только занавеска, в
движение пришла дама в голубой мантии. Только что она
стояла лицом к нему, а теперь взору предстал ее суровый
профиль.
   В голову ему пришла глупая мысль - ведь за время своей
карьеры мисс Сьюзен выступала и в роли "Миссис Перси,
гнусной убийцы".
   Почему вдруг вернулось бессмысленное прошлое?
   Дважды, пытаясь спасти ускользающий разум, мистер Кобвел
простонал:
   - А ошибка не в счет!
   Потом он вскрикнул, и то был единственный пронзительный
вопль, в котором сквозили ужас и надежда на чью-то случайную
помощь извне.
   Как ни странно, но крик был услышан, и услышал его
сержант Лэммл, единственный констебль, блюститель порядка в
Ингершаме.
   В этот момент он стоял на тротуаре перед "Большой
Галереей Кобвела" и глядел в сторону Грини, где надеялся
сегодняшней ночью изловить браконьера.
   Крик не повторился, и Лэммл пожал мощными плечами:
   - Опять кошки!
   А мистер Кобвел закричал снова, увидев топор.
   То был его последний призыв в этом мире.

   Мисс Чиснатт вошла, как обычно, через садовую калитку.
Она заварила чай в офисе и позвонила в большой медный
колокольчик, который будил, и звал к завтраку ее хозяина.
   Ответа не последовало. Она поднялась на второй этаж,
вошла в пустую спальню, увидела несмятую постель, наткнулась
на мистера Грегори Кобвела в "Галерее искусств" и тут же
завопила, ибо, как она позже поведала всему городку, "вид он
имел ужасный, а глаза его почти вылезли из орбит".
   Через десять минут мэр Чедберн, аптекарь Пайкрофт и
сержант Лэммл стояли перед трупом.
   Еще спустя десять минут явился старый доктор Купер, по
пятам которого шел мистер Сигма Триггс.
   В особо серьезных случаях мэр имел право на месте
назначать одного или нескольких помощников констебля, и
мистер Чедберн назначил таковым бывшего полицейского
секретаря.
   - Я склоняюсь к мнению, что смерть наступила естественным
образом, - заявил Купер, - но окончательный диагноз сообщу
только после вскрытия.
   - Естественная смерть... Ну, конечно! - пробормотал
мистер Триггс, уже мечтавший снять с себя будущую
ответственность.
   - Вид у него странный, - задумчиво произнес сержант Лэммл
и принялся сосать карандаш.
   - Слабое сердце, - вставил аптекарь Пайкрофт. - Я иногда
продавал ему сердечные капли.
   - Интересно, куда он так смотрит, - пробормотал сержант
Лэммл. - Вернее, куда он смотрел перед смертью?
   - На ту картонную ведьму, - проворчала миссис Чиснатт, не
упустив счастливой возможности вставить словцо. - Он только
и смотрел на эту бесстыжую девку. Когда-нибудь небо должно
было его покарать.
   - А я ведь слышал его крик, - как бы в раздумье продолжал
Лэммл. - Не сомневаюсь, что кричал он.
   - Что такое? - осведомился мистер Чедберн.
   Карандаш сержанта проследовал изо рта в волосы.
   - Трудно сказать. Сначала мне показалось, что выкрикнули
имя. Слышалось Гала... Гала... Галантин; странно как-то,
студень здесь ни при чем. Потом раздался вопль, и все
стихло.
   - Он смотрел на манекен, - тихо проговорил доктор Купер.
- Мне не часто приходилось видеть выражение такого ужаса на
лице мертвеца.
   - Без дьявола здесь не обошлось, - снова вмешалась в
разговор миссис Чиснатт. - И в этом нет ничего
удивительного.
   - А можно умереть от страха? - спросил мистер Чедберн.
   - Конечно, если у человека слабое сердце, - ответил
мистер Пайкрофт.
   - Окно открыто, - заметил Сигма Триггс.
   - Такого никогда не случалось! - взвизгнула миссис
Чиснатт.
   - Ему не хватало воздуха, и он решил подышать, -
ухмыльнулся аптекарь. - Не так ли, доктор?
   - Мда... безусловно, - согласился врач.
   Сержант Лэммл обошел магазин, вернулся с биноклем в руках
и сообщил:
   - Он валялся у витрины.
   - Дорогая вещь, - вставил Триггс. - Удивительно, что он
его бросил.
   - Там же валялось и это, - продолжал сержант, протянув
ему солнечную дразнилку.
   Мистер Триггс осмотрел крохотный аппарат и в раздумье
покачал головой.
   - Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться,
каким целям служит эта вещь, - назидательно произнес он. -
Грегори Кобвел забавлялся, посылая солнечные зайчики в глаза
прохожим. Черт подери!.. Бедняга даже до меня добрался
вчера во второй половине дня.
   - Несчастное взрослое дитя! - громко произнес мистер
Чедберн.
   - И все же у него не все были дома, - с горечью сказала
миссис Чиснатт. - Вы только подумайте, он выбрал себе эту
грошовую куклу вместо настоящего божьего создания, ведущего
праведную жизнь и имеющего незапятнанную репутацию.
   - Вскрытие покажет, - решительно подвел итог дискуссии
доктор Купер.
   В заключении говорилось о естественной смерти,
наступившей от эмболии.
   Двенадцать честных и лояльных граждан, члены жюри,
собрались в красивейшей зале ратуши и вынесли свой вердикт,
а потом угощались за счет муниципалитета портвейном и
печеньем.
   Дело Грегори Кобвела было закрыто.
   В тот же вечер Сигма Триггс и Эбенезер Дув с удобством
разместились в уютных креслах перед громадными бокалами с
холодным пуншем и раскурили свои трубки.
   - Теперь мой черед рассказывать истории, - начал Сигма
Триггс и в мельчайших деталях пересказал трагические
события, благодаря которым он несколько часов исполнял
обязанности почетного констебля.
   - Подумайте только, этот толстый разиня Лэммл слышал его
крик "Галантин!" Смешно. Почему студень, а не окорок или
сосиска?
   Мистер Дув извлек изо рта трубку и начертал его в воздухе
некие кабалистические знаки.
   - Кобвел учился на архитектора, мечтал об известности и
обладал обширными познаниями в мифологии.
   - И какова же роль этой мифологии - Боже, до чего трудное
слово - во всей случившейся истории? - осведомился Сигма
Триггс.
   - Он крикнул не Галантин, а Галатея, - заявил мистер Дув.
   - Галатея? Не знаю такой...
   - Так звали статую, в которую боги вдохнули жизнь.
   - Статуя, которая ожила... - медленно пробормотал мистер
Триггс. Он больше не смеялся.
   - Итак, мой дорогой Триггс, историю придется рассказывать
мне. - Старый каллиграф отпил добрый глоток пунша и щелчком
сбил пепел с трубки. - Во времена античных богов жил на
острове Кипр молодой талантливый скульптор по имени
Пигмалион...

                         IV

              ЧАЕПИТИЕ У СЕСТЕР ПАМКИНС

   Над галантерейным магазином сестер Памкинс имелась
вывеска "У королевы Анны" - деревянное панно, на котором
красовался лик дамы со старинной прической на английский
манер, и в даме этой совершенно не замечалось сходства с
книжными изображениями Анны Стюарт и Анны Киевской. Даже
искушенный знаток геральдики с трудом объяснил бы
присутствие орленка без клюва и лап в углу картины, а тем,
кто проявил бы излишнее любопытство, сестры Памкинс ответили
бы, что вывеска уже находилась на своем месте, когда они
купили торговлю у предыдущего владельца.
   Три сестры Памкинс, жеманные дамы с желтым цветом лица,
всегда одетые в строгие платья из сюра, расшитого
стеклярусом, пользовались солидной репутацией и считались
богатыми. Их дела процветали.
   В тот вторник величественная Патриция, старшая из сестер,
подбирала разноцветные шелка для вышивок миссис Пилкартер,
которую пригласили на традиционное чаепитие.
   - Уокер! - позвала она. - Уокер... Где же носит черт
эту тупую девицу, коли она не отвечает на мой зов?
   Служанка, молоденькая бледная девушка с голубыми глазами,
звалась Молли Снагг, но мисс Памкинс, беря еш в услужение,
нарекла Молли Уокер, с тем чтобы к ней, как в знатных домах,
обращались по фамилии.
   Молли Снагг явилась без спешки, вытирая руки передником.
   - Уокер, - строго произнесла мисс Патриция, - я вам
запретила носить в доме эту мятую шляпку после вручения вам
кружевного чепца.
   - Вручения! А стоимость его из моего жалованья вычли. Я
могла бы обойтись и без чепца, - возразила Молли.
   - Молчать! - гневно воскликнула хозяйка. - Я не
потерплю никаких возражений. Вы помните, что сегодня
вторник?
   - А как же, у меня на кухне тоже висит календарь, -
ответила Молли.
   - Ну раз вы уж такая ученая, то должны знать, сегодня на
наше чаепитие явятся наши приятельницы.
   - Что им подать?
   - Савойское печенье, по три - штучки на человека, фунт
фламандского медового пирога с пряностями, баночку
абрикосового джема и вазочку апельсинового мармелада с
леденцовым сахаром. Поставьте на стол графинчик с вишневым
бренди и бутылочку мятного эликсира. Затем наши гостьи, а
также уважаемый мистер Дув отужинают.
   - Осталось холодное седло барашка, горчичный салат из
селедки и молок, шотландский сыр и мягкий хлеб, -
перечислила Молли.
   Мисс Патриция на мгновение задумалась.
   - Постойте, Уокер! Сходите-ка, пожалуй, к Фримантлу и
купите голубиного паштета.
   - Неужели? - переспросила служанка.
   - Неужели, моя дорогая! И оставьте этот наглый тон,
который не приличествует людям вашего положения. Накрывая
на стол, не забудьте поставить еще один прибор. Мы
пригласили к ужину почтенного мистера Сиднея Теренса
Триггса.
   - Боже! - воскликнула служанка. - Детектива из Лондона!
   - И не забудьте, Уокер, поставить красное велюровое
кресло слева от камина для леди Хоннибингл.
   - Где уж забыть!
   Это было святейшей традицией дома в дни приемов. Уютное
кресло из утрехтского велюра ставилось рядом с каминной
решеткой независимо от того, разжигался или не разжигался
огонь в очаге, но оно всегда оставалось пустым.
   Молли Снагг ни разу не довелось лицезреть леди
Хоннибингл, но люди, приходившие на чаепития сестер Памкинс,
не переставали говорить о ней.
   Служанка, которая прибыла из Кингстона три года тому
назад, не могла не осведомиться о столь высокопоставленной
персоне.
   Аптекарь Пайкрофт таинственно ухмыльнулся и ответил, что
сия знатная дама иногда пользуется его услугами, но не мог
или не хотел сказать, где она живет.
   Мясник Фримантл, человек грубый и неприветливый,
пробормотал:
   - А, леди Хоннибингл! Оставьте меня в покое, это не мое
дело. Спросите у своих хозяек. Им-то известно больше, чем
мне. А весельчак Ревинус рассмеялся ей прямо в лицо.
   - Я ей не продал и крошки сухарика, моя милая. Но, если
вас раздирает любопытство, могу вам сообщить, что во времена
моей молодости в веселом квартале Уоппинг проживала некая
Хоннибингл. Правда, она была не леди, а торговала вразнос
устрицами и маринованной семгой. Быть может, речь идет о
ней или об одной из ее семерых сестер.
   Художник Сламбот предложил ей купить портрет леди,
исполненный его собственной рукой.
   Молли решила обратиться к служащим мэрии, но мисс
Патриция проведала про ее любопытство. Последовал бурный
разговор с угрозами увольнения, и служанка поклялась не
говорить ни слова о незримой леди, кроме как по поводу
приема.
   Однако кое-какие мысли у нее возникли. В глубине
необъятного парка сэра Бруди, на окраине лиственной рощи,
стояла престранная постройка - двухэтажный павильон с
окнами, зашторенными бархатом гранатового цвета.
   Однажды, гуляя с рассыльным из соседней округи, Молли
оказалась в окрестностях этого домика.
   Вдруг перед ними возник лесничий, бесцеремонно изгнавший
их из запретных владений; с этого момента Молли уверилась,
что лесной домик служил приютом дли леди Хоинибингл.
   - Предупредите моих сестер, - приказала мисс Памкинс, -
что пора оставить свои повседневные занятия и приступать к
туалету.
   Дебора и Руфь Памкинс пересчитывали в заднем помещении
катушки с нитками, укладывали булавки, мотали шерсть и
шнуровку.
   Молли не любила Дебору, женщину зловредную и мстительную,
но ее влекло к мисс Руфь, младшей из сестер Памкинс, которая
выглядела бы красивой, не одевайся она по устаревшей моде.
   И пока средняя сестра, блея овечкой, поднималась по
лестнице в свою комнату, Молли успела шепнуть на ухо Руфи:
   - Вы знаете, мисс Руфь, детектив из Лондона сегодня
ужинает у нас!
   - А он придет? - с сомнением спросила Руфь и скорчила
гримаску. - Говорят, полицейские не очень общительные люди.
   - Я его видела, - возразила Молли Снагг. - Он мне
кажется ласковым и добрым, а с сержантом Лэммлем его и
сравнить нельзя, у того только и на уме, что надеть на вас
наручники.
   - Быть может, он расскажет нам, что приключилось с бедным
мистером Кобвелом, - печально сказала Руфь Памкинс.
   - Приключилось?
   - Конечно, и только он это знает. Лондонские полицейские
знают все тайны.
   - Может, я спрошу у него... - начала было Молли.
   - Что, моя милая?
   - А ничего, мисс Руфь! - спохватилась служанка, и щеки
ее чуть порозовели.
   Она подумала о леди Хоннибингл, но не осмелилась
открыться даже Руфи.
   За несколько минут до того, как часы пробили четыре часа,
в гостиную величественно вплыла мисс Патриция, она уткнулась
носом в стекло и рявкнула:
   - Миссис Пилкартер закрывает свою лавочку и готовится
перейти площадь! Дебора, Руфь, спускайтесь!
   Через несколько минут все общество было в полном составе
- сестры Памкинс, миссис Пилкартер, уморительная старая дева
мисс Эллен Хесслоп, величественная вдова дорожного
инспектора миссис Бабси и вертлявая низкорослая дама по
имени Бетси Сойер, которая немного красилась.
   - Мои дорогие дамы, - жеманно начала мисс Патриция и с
улыбкой обвела взором лица присутствующих, - будем ли мы
ждать прихода леди Хоннибингл? Она не отличается
пунктуальностью.
   Все дамы единодушно согласились подождать невидимую леди
Хоннибингл до того, как пробьет полпятого.
   Могло ли быть возмущено великое и нерушимое спокойствие
сего забытого временем мирка событиями, происшедшими в
чуждых безмятежному Ингершаму сферах? Какой зловредный
прорицатель осмелился бы предсказать, что город в ближайшем
будущем попадет во власть великих страхов и что трагической
прелюдией этому оказалась кончина мистера Кобвела? Но не
будем забегать вперед.
   Кукушка возвестила половину пятого, и Молли Снагг внесла
горячий чай.
   Сестры Памкинс ели мало; миссис Пилкартер потребовала
стаканчик вишневого бренди перед второй чашкой чая; мисс
Эллен с виноватым видом грызла одно печенье за другим; мисс
Сойер пробовала все подряд, утверждая, что ест не больше
пташки, но в конце концов побила все рекорды, хотя и сидела
рядом с грузной вдовой Бабси, почти не скрывавшей своего
чревоугодия.
   Разговор не клеился... Все ждали ужина и уважаемого
мистера Дува, чтобы дать волю своим языкам.
   С кухни доносился шум и струился аромат жаренной в сале
картошки кружочками, любимого лакомства мистера Дува.
   Разговор вертелся вокруг мелких новостей истекшей недели,
которые были в мгновение ока обсуждены, рассмотрены и,
получили надлежащие оценки, согласно тому, как понимали
справедливость эти дамы.
   О покойном мистере Кобвеле почти не говорили - только
пожалели его, воздали хвалу его добродетелям, со скорбью
перечислили его мелкие прегрешения, безоговорочно осудили
злобствующую миссис Чиснатт, которая, забыв о приличиях,
чернила память усопшего, и под конец с таинственным и
знающим видом заявили, что мистер Триггс из Скотленд-Ярда
еще скажет свое последнее слово...
   Когда семь раз прозвучало звонкое "ку-ку", Молли Снагг,
то и дело выходившая на порог дома, ворвалась в гостиную с
криком:
   - Идут, оба!
   Мистер Дув представил своего приятеля, и все дамы
немедленно прониклись добрыми чувствами к тому, кого за
глаза величали "его знаменитый друг детектив".
   Подали ужин. Еда была превосходной - Молли Снагг
превзошла себя, а голубиный паштет оказался вне конкуренции.
   Во время десерта мисс Патриция настояла на том, чтобы
мужчины закурили, и поставила перед ними коробку из
лакированного кедра с превосходными сигарами.
   - А теперь, - сказала миссис Бабси, чье лицо совершенно
побагровело от возлияний, - теперь слово детективу из
Лондона.
   И Сигме Триггсу пришлось расплатиться за трапезу. В
конце концов скрывать ему было нечего: все, о чем он мог
рассказать, за исключением некоторых второстепенных деталей,
уже давно стало темой пересудов местных жителей.
   Его сухой сдержанный рассказ не мог захватить аудиторию,
но дамы восхищенно шептали друг другу, что он изложил факты
с ясностью и точностью, достойной бывшего служащего
столичной полиции.
   А Триггс говорил и ощущал непонятные угрызения совести.
Ему было неприятно тревожить покой мертвеца ради забавы
охочих до сплетен дам.
   До сих пор перед его взором стоял бедняга, умерший от
таинственного ужаса среди убогих декораций, единственного
утешения его тщеславной мечты.
   Он вкратце пересказывал события трагического утра и не
мог забыть жалкого апофеоза поддельной красоты, составлявшей
все счастье покойного, от наяд из облупившегося гипса до
помпезных будд, задрапированных в тяжелые ткани.
   - Итак, - подвел итог мистер Дув, - следует допустить,
что бедняга Кобвел умер от страха. Происшествие не является
уникальным. Вспомните о сэре Ангерсоле с Бауэри Роуд.
Сколько чернил пролили писаки с Флйт-стрит по этому поводу!
   - Конечно, конечно, - согласился Сигма Триггс, хотя
абсолютно ничего не помнил.
   - Сэр Ангерсол был прекрасным рисовальщиком и, если мне
не изменяет память, сотрудничал в нескольких вечерних
газетах. Однажды ему в голову пришла фантазия сделать
рисунок с подписью: "Так я представляю себе
Джека-потрошителя".
   Какой ужас! Наверное, рукой Ангерсола водил сам дьявол,
и художник понял это, ибо засунул рисунок в самый дальний
ящик стола с тем, чтобы утром уничтожить его.
   Ночью он проснулся от шума открывающегося окна.
   Ангерсол зажег свет, увидел прижавшееся к стеклу ужасное
лицо созданного им самим чудовища, вперившего в него
свирепый тигриный взгляд, позвал на помощь и потерял
сознание.
   - Галлюцинация! - сухо произнес Триггс.
   - Ничуть не бывало, - тихо возразил мистер Дув. - Слуги
сэра Ангерсола бросились в сад, преследуя ужасного
пришельца, и прикончили его двумя выстрелами.
   Два констебля и инспектор перевезли труп в ближайший
полицейский участок, откуда он таинственным образом исчез.
   Сэр Ангерсол скончался через несколько часов, и врачи
сочли, что он умер от страха.
   - Чиснатт - прошу прощения у дам и господ за упоминание
имени особы столь низкого происхождения, - вмешалась миссис
Бабси, - рассказывает всем и вся, что бедный мистер Кобвел
лежал, устремив полный ужаса взгляд на всем известную
дурацкую куклу из воска.
   - Долго же она пугала его, - не преминула съехидничать
мисс Сойер.
   И тут Сигма Триггс, не подозревая ни о чем, как говорят,
дал маху. Он не имел в виду ничего дурного, и, не выпей в
этот вечер чуть больше положенного, промолчал бы.
   - Мистер Чедберн, мэр, доверительно рассказал мне, что
эта восковая фигура некогда изображала на ярмарке ужасную
убийцу Перси. За время службы в полиции мне частенько
случалось листать альбом с описаниями преступлений и
портретами преступников, один экземпляр которого обязательно
имеется в каждом полицейском участке. Так вот, могу вам
сообщить, что сходство с убийцей Перси удивительное,
особенно в профиль!
   - О Боже! - простонала мисс Руфь Памкинс, поднося руку к
сердцу. - Чему же верить, мистер Триггс?
   - Ничему, мисс Памкинс, совершенно ничему. Все может
оказаться ничего не значащим совпадением. Так часто
случается. Вот, например...
   Он улыбнулся, будучи в полной уверенности, что его слова
заинтригуют присутствующих дам, особенно хозяек дома.
   - С самого первого дня в Ингершаме я часто задавал себе
вопрос, почему ваша вывеска "У королевы Анны" притягивает
мой взгляд. И я нашел сходство изображенного лика с
портретом некоей знатной лондонской дамы, за которой полиция
охотилась добрых десять лет. Проигравшись в пух и прах, она
вернула с лихвой свои убытки, с потрясающей ловкостью грабя
плохо охраняемые ювелирные магазины.
   - Боже правый! - воскликнула мисс Патриция, а мисс
Дебора была на грани обморока.
   - И что же стало со столь гнусной преступницей? -
спросила мисс Сойер.
   Мистер Триггс пожал плечами.
   - Вы, наверное, не знаете, уважаемые дамы, что полицию
мало интересует судьба тех, кого она передала в руки
правосудия.
   У нее нашлись заступники среди влиятельных лиц. Воровка
предстала перед судом под чужим именем, ибо следовало
уберечь от грязи ее собственное, весьма почтенное имя.
Психиатры изложили со свидетельского места массу теорий,
касающихся клептомании. Дама отделалась легким наказанием и
исчезла с горизонта. Никто не стал искать ее сообщников, а
они у нее были, и довольно ловкие...
   Мистер Триггс умолк, довольный произведенным эффектом.
   Мисс Патриция еле слышным голосом заявила, что завтра же
снимет вывеску, и все, в том числе и Триггс, хором выразили
несогласие с таким решением.
   Стоило ли принимать так близко к сердцу совершенно
случайное сходство?
   Разошлись они поздно.
   Мисс Сойер, приподняв полы своего платья из красивой
полосатой ткани, проворковала "Доброй ночи" мистеру Триггсу
и выразила надежду на скорую встречу.
   Мисс Руфь протянула ему горячую ладонь, и он задержал ее
в руке дольше положенного; заметив, что Дебора исподлобья
наблюдает за ней, она резко вырвала руку и отвернулась, не
сказав ни слова.
   - Триггс, вы произвели впечатление на дам, а особенно на
мисс Руфь Памкинс. - Мистер Дув пересекал с Триггсом тихую
главную площадь.
   Триггс возблагодарил темноту, мешавшую мистеру Дуву
увидеть, как пунцовый цвет заливает его щеки.
   - Хм... хм... - промычал он и расстался со старцем, чьи
глаза оказались слишком зоркими, несмотря на дымчатые стекла
очков.

   Событие, вторично потрясшее Ингершам, произошло через
несколько дней после дружеского чаепития.
   Исчезли сестры Памкинс!
   Проснувшись в то утро, Молли Снагг нашла в доме полнейший
беспорядок: из ящиков и шкафов пропали все ценности, в
открытом сейфе валялись только ненужные бумажки, куда-то
делись лучшие платья.
   После некоторых колебаний мистер Чедберн велел произвести
следствие, хотя ничто не указывало на преступные дела.
   Расследование не дало результатов; сестры не нанимали
экипажа, и на ближайших железнодорожных станциях не были
замечены путешественники, отвечающие приметам сестер.
   Покой мистера Триггса оказался нарушенным еще одним
событием - исчезла и вывеска с портретом королевы Анны. Но
какие выводы можно было сделать по поводу столь странной
пропажи?
   Он открылся мистеру Дуву. Выкурив две трубки, мистер Дув
ответил:
   - Думаю, полезно расспросить некоего Билла Блоксона.
Кстати, загляните в календарь и скажите, в котором часу
восходит луна.
   - Луна... А она-то здесь при чем? - воскликнул
окончательно ошарашенный мистер Триггс.
   - И все же посмотрите, - настойчиво повторил Дув.
   Луна всходила очень поздно: едва поднимаясь над
горизонтом, она тут же опускалась обратно, вполне
удовлетворенная своим кратковременным явлением миру.
   - Прекрасно! Вам не хочется совершить прогулку около
полуночи? Погода стоит отменная.
   В названный час мистер Дув в сопровождении мистера
Триггса направился к Грини.
   Полуночники обогнули мостик и пошли по полю вдоль речки и
парка сэра Бруди.
   - А вот и Блоксон! - вдруг сказал мистер Дув.
   Мистер Триггс увидел лодку, стоявшую поперек Грини, а
потом различил тень, бросавшую в ведро серебристых рыбешек.
   - Рыбная ловля приносит свои плоды, - усмехнулся старый
писец, - и завтра многие ингершамцы будут лакомиться
дешевыми карпиками и лещами, ибо следует отдать должное
Биллу Блоксону, он не грабитель, хотя и браконьер.
   Мистер Дув решительно направился в сторону лодки и позвал
человека по имени.
   - Билл, идите-ка сюда. Мне не хочется мочить ноги.
   - Меня что, зацапали? - спросил Блоксон, не проявляя
особых эмоций. - Я заплачу штраф. Ах, незадача!..
Лондонский детектив. Слишком много чести за трех несчастных
лещей!
   - Вам ничего не придется платить, Билл, - продолжал
мистер Дув. - Напротив, вас угостят стаканчиком рома.
   - Что же вам надо? Детективы не каждый день проявляют
этакую щедрость.
   - Посмотрим, - загадочно произнес мистер Дув. - Идите
сюда, Билл! Часик разговора, кварта старого рома, добрая
трубка, и возвращайтесь ловить рыбку.
   - Ну ладно, иду.
   Обратный путь к дому Триггса они совершили в полном
молчании.
   Усевшись в уютное кресло, с трубкой в одной руке и
стаканом рома в другой, Блоксон, не сомневаясь, что его
совесть чиста, улыбнулся.
   - Думаю, вы желаете сделать заказ на крупную партию
рыбки, - начал он. - У меня есть на примете хорошая щука,
фунтов на восемь. Вам подойдет?
   Билл был здоровенным парнем с веселым лицом и смешливыми
голубыми глазами.
   - Ваше предложение мы обсудим потом, - перебил его мистер
Дув, - а пока повторите-ка то, что вам сообщила Молли Снагг.
   Улыбка сбежала с лица Билла Блоксона.
   - Если вы хотите доставить неприятности девочке, я ничего
не скажу, - проворчал он. - Она ни в чем не виновата, даю
вам слово!
   - А кто утверждает обратное? - возразил мистер Дув. - Я
слышал, вы собираетесь пожениться.
   - Что правда, то правда, - гордо сказал браконьер.
   - Женщина, которая навсегда связывает свою судьбу с
любимым мужчиной, ничего от него не скрывает, - назидательно
произнес старец. - Итак, мы вас слушаем, Билл.
   Блоксон кивнул и затянулся трубкой.
   - Если вы говорите об исчезновении трех обезьян,
простите, я исключаю мисс Руфь, она добрая душа, мне сказать
нечего, ибо Молли ничего не знает.
   - Я склонен вам верить, - согласился мистер Дув, - но
присутствующий здесь мистер Триггс разузнал, что она кое-что
утаила от следствия.
   Блоксон недружелюбно глянул на великого человека из
Лондона.
   - Ох уж эти детективы! - проворчал он. - Не люди, а
демоны.
   Триггс молчал и яростно курил трубку; он ничего не
понимал и в душе проклинал своего друга.
   - Мистер Триггс, - продолжал мистер Дув, - желает
защитить Молли Снагг.
   Демоном был, как видно, мистер Дув, ибо он попал в самую
точку.
   В голубых глазах Билла Блоксона сверкнула искорка
радости.
   - Правда? Ну, это совсем меняет дело. Если Молли ничего
не сказала, то только от страха.
   - А кого она боится? - живо спросил мистер Триггс.
   Блоксон испуганно оглянулся и тихим голосом произнес:
   - Ее... Кого же еще... Леди Хоннибингл!

   И Билл Блоксон заговорил.
   Случалось, что Молли Снагг мучила бессонница, и тогда она
вспоминала о своем женихе, который по ночам в одиночестве
ловил рыбу в Грини.
   Сестры Памкинс всегда отличались крепким сном. Правда,
иногда Молли слышала, как ворочается в постели Руфь, но
служанка относилась к самой молодой из хозяек иначе, чем к
другим, и совершенно не боялась ее.
   В такие ночи Молли тайно покидала свой приют под крышей
и, зная, какие ступеньки скрипят и потрескивают, бесшумно
выбиралась на улицу.
   Через четверть часа она оказывалась на берегу Грини или в
лодке Блоксона, и пару часов они нежно ворковали, строя
планы на будущее.
   В тот памятный вечер ее чудесная ночная беседа оказалась
короче обычной, поскольку начал накрапывать дождик.
   Она бегом возвратилась в магазин "У королевы Анны", с
привычной осторожностью отворила и затворила дверь,
остановилась в темном коридоре и прислушалась.
   Со второго этажа доносилось шумное сопение мисс Патриции.
   Молли с облегчением вздохнула и ужом скользнула к
лестнице, чьи массивные формы угадывались в темноте.
   Ей надо было пройти мимо двери желтой гостиной.
   Дверь, как обычно, была закрыта, но в ней светилось
маленькое пятнышко - замочная скважина.
   Служанка застыла на месте, то ли от удивления, то ли от
ужаса. Но любопытство, свойственное всем дочерям Евы,
пересилило страхи; она наклонилась и заглянула в скважину.
   Поле зрения было небольшим, и в него попадала опаловая
   луна одной из ламп. Она еле светила, и свет от нее падал
на вечно пустое кресло леди Хоннибингл.
   Молли покачнулась, словно от удара.
   Кресло красного велюра не было пустым: в нем сидела
женщина с застывшим восковым лицом, которое обрамляли
тяжелые черные кудри. На корсаже ее сверкали драгоценности.
   Молли никогда не встречала этой женщины, но ее сердце
томительно заныло при виде глаз незнакомки, устремленных на
дверь с выражением холодной жестокости; еще немного, и
девушка поклялась бы, что этот горящий зеленым пламенем взор
вот-вот пронзит стены и обнаружит ее присутствие.
   Не помня себя, она бегом добралась до своей комнаты и
закрылась на тройной оборот ключа.
   Наутро она не решилась открыться своим хозяйкам; но Руфь,
заметив подавленное состояние служанки, с мягкостью
попыталась расспросить ее.
   - Ничего, мисс Памкинс, ничего, я немного
разнервничалась, - пробормотала Молли, - Наверное, будет
гроза.
   Руфь не стала настаивать, но вечером наткнулась на
служанку, рыдавшую, уткнувшись лицом в передник.
   - Успокойтесь, Молли, - прошептала Руфь, погладив ее по
волосам.
   И Молли, которую тяготила ее тайна и которая боялась
новой ужасной ночи, доверилась Руфи Памкинс.
   - Я видела леди Хоннибингл!
   Лицо Руфи окаменело.
   - Я видела ее в полночь, она сидела в своем красном
кресле.
   Руфь промолвила: "О Боже!" - и удалилась.
   Вечером разразилась гроза. Она длилась большую часть
ночи, поэтому Молли Снагг не пошла на встречу со своим
женихом, а с раннего вечера заперлась в своей комнате.
Вскоре она заснула, и всю ночь ее мучили кошмары. Наутро
оказалось, что сестры Памкинс исчезли. Билл Блоксон выбил
трубку: - Вот что мне рассказала Молли, и, клянусь, больше
она ничего не знает.
   - Билл, - спросил мистер Триггс, ожидавший другого конца,
- хм... появление, хм... этой женщины в кресле и
исчезновение сестер... что вы об этом думаете?
   Мистер Триггс заикался, будучи явно не в своей тарелке,
но Блоксон ничего не заметил.
   - Коли желаете знать мое мнение, это - привидение. Я
родился здесь и не знаю никакой леди Хоннибингд ни в
Ингершаме, ни в округе. Сестры Памкинс говорили о ней и
верили в нее. Вот привидение и явилось.
   - Чушь! - воскликнул мистер Триггс.
   - Вовсе нет. - Мистер Дув был слишком серьезен. - Наш
друг Билл выдвинул гипотезу, которую можно защищать перед
любым физическим либо философским обществом. Но в данном
случае я не согласен с ней, хотя вам, мой дорогой Триггс,
еще придется встретиться с подлинным привидением.
   Все более и более недовольный Сигма проворчал:
   - Злые дела легче всего объяснить вмешательством дьявола
и призраков - они без зазрения совести конкурируют с
полицией. Хотелось бы поискать в другом месте или не искать
вовсе.
   Коли сестры Памкинс удрали, увидев одно из своих
созданий, они могли бы окружить свой отъезд меньшей тайной и
оставить в покое вывеску.
   - В ту ночь, - сообщил Билл Блоксон, - разразилась такая
гроза, что многие дубы разнесло в щепки, дождь лил до самой
зари, и по фасаду дома сестер Памкинс вода струилась
потоками, но квадрат, который раньше прикрывала вывеска,
остался сухим. Значит, ее сняли ранним утром, и сняли не
сестры, поскольку они скрылись ночью.
   Но это вряд ли имеет какое-либо значение...

                      V

             УЖАС БРОДИТ ПО ПЕЛЛИ

   "Наполеона "господином" не величают".
   Таков был девиз мэра Ингершама, который не только
разрешал своим подчиненным называть себя просто Чедберн, но
даже хмурился, если они обращались к нему иначе.
   Мэр был человек громадного роста - шесть футов и
несколько дюймов. Его массивная голова сидела на широченных
квадратных плечах, а под безупречным костюмом из плотного
сукна перекатывались мышцы борца.
   В маленьком городке он олицетворял закон, закон
феодального владыки, но такое положение дел устраивало всех,
ибо его можно было выразить в нескольких словах: тишина,
спокойствие и нетерпимость к возмутителям спокойствия!
   Странная смерть мистера Кобвела шокировала мэра, словно
оскорбление нанесли его собственной персоне; исчезновение же
сестер Памкинс повергло его в холодный гнев.
   - Сержант Ричард Лэммл!
   Когда Чедберн прибавлял имя к фамилии и званию, констебль
Ингершама знал, что надвигается буря.
   - Постарайтесь вдолбить женщине по имени Чиснатт, что ей
придется покинуть развалюху, которую она арендует у
муниципалитета, не платя ни гроша, если она не замкнет на
замок свою гадючью пасть, и что у нее есть все шансы не
найти жилища на всей территории Ингершама. Это во-первых.
   Если коммунальные службы пересмотрят право на пенсию
миссис Бабси, сия болтливая матрона узнает, что ей положена
лишь треть суммы, которую она получает каждые три месяца.
Мне не хотелось бы прибегать к подобным мерам, но если
некоторые высказывания, рожденные бурным воображением сей
дамы, не прекратятся... Это во- вторых.
   Мисс Сойер должна сразу и без экивоков понять, что моя
любимая пословица: "Слово - серебро, а молчание - золото".
Она поймет, ибо не лишена ни ума, ни сообразительности. Это
в-третьих.
   Брачный контракт Билла Блоксона и мисс Снагг готов и
будет вручен им без всякой оплаты. На пустоши Пелли имеется
небольшая нежилая ферма, а поблизости пруд, который, как
говорят, кишмя кишит рыбой; отдел муниципальных владений
получил приказ подготовить арендный договор сроком на девять
лет на имя Блоксона; стоимость аренды- три фунта в год
вместе с налогами.
   - Черт подери, - вставил сержант, - это недорого.
   - Вы верно подметили, сержант Ричард Лэммл, это совсем
недорого. Кстати, предупредите официальным путем вдову
Пилкартер, что я даю ей отсрочку в уплате штрафа в
шестнадцать фунтов и восемь шиллингов, назначенного ей по
статье незаконной продажи табака и спиртных напитков. Даю
отсрочку, но не аннулирую штраф.
   - Прекрасно, это называется "надеть намордник"!
   - Идите, Лэммл!
   Гроза миновала.
   Сержант шагнул к двери, но через порог переступить не
решился.
   - Обязан вам доложить, господин мэр, - быстро проговорил
он, - вчера в ратуше вновь объявилось привидение.
   Как ни странно, но Чедберн не рассердился; он поудобней
устроился в своем большом кожаном кресле, вытащил из коробки
черную сигару, медленно раскурил ее и спросил вполголоса:
   - Где же?
   - Оно стояло перед стеклянным закутком мистера Дува.
   - А мистер Дув?
   - Его лампа горела, он перестал работать, положил на стол
свое перо и стал смотреть на привидение.
   - Дальше!
   - Я удалился, мне надо было закончить ежевечерний обход
помещений. Привидение обогнало меня около кабинета записи
актов гражданского состояния и пересекло внутренний дворик.
Оно меня не видело.
   - Ладно, - вздохнув, промолвил мэр. - Я поручил мистеру
Дуву вступить с ним в переговоры; ему это не удалось.
Привидение совершенно равнодушно ко всему. Ба! Оно никому
не мешает... До свидания, Лэммл.
   Когда Чедберн остался в одиночестве, выражение
безмятежности исчезло с его лица, и лоб мэра прорезали
глубокие морщины.
   - Чтоб он к дьяволу провалился, проклятый призрак, и без
него забот по горло.
   Чедберн взял акустическую трубку со свистком и издал
сигнал.
   - Пригласите мистера Дува! Но сначала принесите на
подпись бумаги.
   Через несколько мгновений в кабинет вошла девушка в
роговых очках и поставила перед мэром плетеную корзинку с
тонкой пачкой бумаг.
   - Здравствуйте, мисс Чемсен. Как ваши дела? Лечение
свежим воздухом пошло на пользу?
   Девушка покраснела и замялась.
   - Мы возвращаемся в город, - сказала она после долгого
молчания.
   Мэр с удивлением взглянул на нее.
   - Мы предоставили вам чудесный коттедж.
   Мисс Чемсен опустила голову, как нашкодивший ребенок, и
жалобно произнесла:
   - Сестра не хочет там оставаться, и служанка грозится
покинуть нас.
   Чедберн еле сдержал гневный жест, потом ласково сказал:
   - Ну-ну, малышка, расскажи-ка мне, что там у вас не
ладится.
   Весь облик девушки выражал отчаяние.
   - Я ничего не знаю. Люди боятся. Не спрашивайте меня,
ни они, ни я не можем ничего объяснить, господин мэр. Пелли
- очаровательное место, цветы среди диких трав, пьянящий
аромат шиповника, птицы, кролики. Но когда наступает вечер,
ночь!
   - Вечер, ночь? - повторил Чедберн. - И тогда?..
   Мисс Чемсен заломила белые худые руки.
   - О, не сердитесь на меня, я больше ничего не могу
сказать! Неизвестно почему, на вас нападает страх. Может,
существуют незримые ужасы, которые в определенный момент
становятся явью? Вы будете отрицать, господин мэр, но,
клянусь вам, я верю в это.
   - Дитя мое, - произнес Чедберн с доброй улыбкой, - когда
нервы подводят бедных смертных, последние не стесняются в
выражениях.
   Назовите мне факт, дайте реальное доказательство, и я
постараюсь помочь вам. А пока хочу сделать кое-что для вас
и ваших близких. Нам повезло - среди нас живет детектив из
Скотленд-Ярда; говорят, он очень способный. Конечно, трудно
наводить его на несуществующий след, требовать, чтобы он
надел наручники на невидимку. Но ради вашего спокойствия я
попрошу его заняться этим делом.
   Мисс Чемсен сцепила ладони, и в ее глазах появились слезы
признательности.
   - О, господин мэр, вы слишком добры!
   - Доброта никогда не бывает излишней, моя милая, и не
благодарите меня. Боюсь, почтенному мистеру Триггсу
придется приложить немало усилий, чтобы изловить Ужас
собственной персоной. А пока не заставляйте ждать мистера
Дува, я слышу его шаги.
   Дув вошел, держа в руках толстую папку.
   - Рисунки очень хороши, - начал он, - но не стану
утверждать, что превосходны. Вестминстерское аббатство
изображено штрихами, без теней и рельефности, нет, это не
искусство.
   - Хорошо, хорошо, - примирительно ответил Чедберн, - я не
требую от вас большего. Я ценю в рисунке четкость,
правильность и законченность линий. А в настоящем искусстве
ничего не смыслю; следует простить мне сей недостаток.
   Мистер Дув молча покачал головой и застыл в позе
подчиненного, ожидающего указаний от своего начальника.
   - А как поживает привидение? - вдруг спросил мэр.
   - Оно совсем не изменилось, - спокойно ответил мистер
Дув, - и, думаю, никогда не изменится, так как существует в
измерений, откуда время изгнано. Вчера вечером оно
остановилось перед большим стеклом моего кабинета, и я
посмотрел на него.
   - Что сообщают по его поводу архивы?
   - Незадолго до отбытия Кромвеля был арестован один из
граждан Ингершама, почтенный Джеймс Доббинс. Он громогласно
заявлял о своей невиновности - не знаю, что ему
инкриминировали, - но умер на эшафоте и, как многие
казненные поклялся вернуться на место своих, мук.
   Я думал, что Доббинс сдержал свою клятву, но наткнулся в
архивах на два прекрасно исполненных портрета мученика. Он
не носил ни рясы-капуцина, ни шапочки, ни бороды; это был
упитанный человек с поросячьим личиком.
   По нашей ратуше бродит призрак другого человека, а не
Джеймса Доббинса. К счастью, история Ингершама бедна
преступлениями и преступниками. Но лет сто тому назад
торговец по имени Джо Блексмит прикончил дубиной на крыльце
ратуши стражника, преграждавшего ему путь алебардой.
   Блексмит сбежал в Лондон и исчез. Быть может, его
отягощенная грехами душа, избежав человеческого правосудия,
оплачивает долги на месте своего преступления?
   - Не знаю и потому спрашиваю вас, - ухмыльнулся Чедберн.
   - Блексмит косил и ужасно хромал, кроме того, был рыжим,
за что и подучил прозвище Красный Джо. Он не похож на наше
привидение.
   - Хватит! - приказал мэр. - Забудем о загадочном
персонаже до того дня, пока он сам о себе не расскажет.
Кстати, мисс Чемсен вам ничего не говорила?
   - Она обо всем рассказала, - ответил мистер Дув.
   - Что вы думаете по этому поводу?
   Старый писец покачал головой.
   - Похоже на таинственные "существа" прошлых веков.
   Чедберн вскипел:
   - Это не объяснение. Дув, а я жду от вас именно
такового. Вернее, от вашего друга Триггса. Его следует
заинтересовать случаем мисс Чемсен. Пусть он погостит
денек-другой у нее в коттедже. Сестра нашей сослуживицы в
совершенстве освоила искусство кулинарий, и вашему другу ни
о чем не придется сожалеть, если он любит полакомиться.
   Мистер Дув согласился побеседовать с Сигмой Триггсом.

   - В ближайшее солнечное воскресенье мистер Триггс
разместился в "Красных Буках".
   Коттедж получил свое название из-за полдюжины чудесных
деревьев, золотистая сень которых укрывала домик от палящего
солнца.
   Лавиния Чемсен и ее сестра приняли его, словно принца.
   Даже старая Тилли Бансби, их служанка, в честь
лондонского детектива, "который, конечно, наведет порядок",
отложила церемонию сдачи передника на несколько дней.
   - Триггс мучился, спрашивая себя, какой же порядок он
будет наводить, но вслух ничего не говорил, ибо доверие дам
льстило ему.
   Сестры Чемсен заранее осведомились у мистера Дува о
вкусах и привычках его знаменитого друга.
   Дув ничего не знал, но обладал достаточно богатым
воображением, чтобы их придумать. А посему мистер Триггс
был усажен за стол, где стояли ^всяческие яства: щучьи
тефтели, каплун, фаршированный белыми грибами (мистер Триггс
смертельно боялся грибов), говяжий пудинг (столь
неудобоваримое блюдо мало подходило для капризного желудка
мистера Триггса) и пирог с творогом (мистер Триггс ненавидел
его).
   Он отыгрался на десерте, состоявшем из лимонного суфле,
ананасного компота и превосходного французского вина.
   После сиесты, которую украсили чудесные сигары, дар
мистера Чедберна, и которую пришлось устроить из-за адской
жары, мистер Триггс сообщил, что желает совершить небольшую
разведывательную прогулку.
   Под ярким солнцем Пелли громадная живописная пустошь с
малоплодородными пастбищами - показалась ему совершенно
лишенной каких-либо тайн. Он шел, ни о чем не думая, срубал
тростью квадратные стебли коричника, кривился от горького
запаха буквицы, росшей по берегам анемичного ручья,
рассеянно следил за беспорядочным полетом хищника которого
преследовала стая разъяренных воробьев.
   "Интересно, где же прячутся "существа"?" - твердил он про
себя, даже не представляя, о каких существах идет речь.
   Гуляя по Пелли, он заметил, что она не столь безобидна,
как кажется на первый взгляд: складки местности, вьющиеся
дорожки, ныряющие в глубокие ямы, выглядели настоящими
ловушками.
   Из одной впадины поднималась тонкая струйка дыма, и
Триггс удивился, что нашли люди, решившие развести огонь в
подобный день.
   Через четверть часа он добрался до табора цыган. Их было
человек пятнадцать - мужчин, женщин я детей, толпившихся
около двух убогих кибиток.
   На костре из сушняка с шипением жарился, распространяя
вокруг залах падали, кусок мяса, над которым колдовала
скрюченная старуха.
   Предводитель племени учтиво ответил на вопросы Сигмы
Триггса.
   Им было запрещено находиться на территории Суррея, но в
одной миле отсюда проходила граница Миддлсекса, и они
остановились здесь из-за наличия воды и тени.
   Он не станет чинить им неприятностей? Они надеялись, что
нет; ибо были бедны! Их, словно прокаженных, гнали
отовсюду, хотя они никому не причиняли зла и не трогали
чужого добра.
   Они дрессировали прусаков, насекомых противных и не столь
послушных, как блохи, и зарабатывали жалкие гроши, показывая
их успехи прохожим. Если их превосходительство пожелают,
посмотреть, ему все покажут бесплатно.
   Какой-то мальчуган выпустил на широкую картонку семь или
восемь этих глянцевых насекомых, и те начали бегать по
кругу, делать кульбиты на соломинках и вертеться.
   Триггс заметил, что дрессировщик пользовался длинной
стальной иглой, нагретой в пламени свечи, чем и подчинял
насекомых своей воле. Он не стал протестовать против
подобной жестокости, ибо питал отвращение к прусакам, в то
время как нищета цыган его равнодушным не оставляла.
   - Вы могли бы пройти через Ингершам, - сказал Триггс, - и
собрать там немного денег. Я поговорю с мэром, надеюсь, он
разрешит вам краткое пребывание в городе.
   Цыган смущенно почесал подбородок.
   - Я... Мы предпочитаем перебраться в Миддлсекс.
   - До ближайшего городка этого графства миль десять, а
Ингершам в двух шагах, - возразил Триггс.
   Остальные цыгане подошли поближе и с беспокойством
прислушивались к беседе; наконец, одна из женщин осмелилась
вмешаться в беседу:
   - Мы не хотим идти в Ингершам.
   Предводитель подтвердил ее слова:
   - Сэр, мы действительно не хотим туда заходить.
   - Правда? - искренне удивился детектив. - А почему?
   - Ингершам - проклятый город, - с неохотой сказал
предводитель. - В нем поселился дьявол.
   - Ну-ну, - Сигма вытащил из кармана горсть монет, -
объяснитесь.
   - Э! - ответил ему собеседник. - Я все сказал: дьявол
есть дьявол.
   - Мы бедны, как церковные крысы, - выкрикнула одна из
женщин резким голосом, - но это не мешает нам любить наших
детей, и мы не хотим видеть, как они умирают от страха!
   - Мы застряли на этой проклятой Пелли, - проворчал
предводитель, - но ночью нас уже здесь не будет.
   Триггс опустил пару шиллингов в пустую ладонь цыгана и
жестом показал, что ждет продолжения.
   - Сэр, даже вам не следует здесь оставаться, после захода
солнца надо опасаться встречи с Быком.
   - Быком?
   - Вы не из местных? И ничего не знаете?
   Триггс подтвердил, что он приезжий.
   - Вы знаете мэра, сурового Чедберна? Не говорите ему о
нашем разговоре, - умоляюще произнес цыган. - Он
рассвирепеет и постарается наделать нам кучу неприятностей.
Мэр не любит, когда говорят о Великом Страхе Ингершама.
   - Бык... Великий Страх... - недоуменно повторил Триггс.
   - Страх есть страх, и его не объяснить, - продолжил
цыган. - Мне кажется, каждый чувствует приближение дьявола;
Бык - кошмарный зверь, призрак, у него бычья голова, он
изрыгает огонь, рога у него с молодое дерево, а глаза...
глаза...
   Молодая цыганка собрала детишек вокруг себя, словно
наседка, и Триггс заметил, что, несмотря на грязь, они были
прелестны, как амурчики.
   - Они могут умереть от голода, такова их судьба, но я не
хочу, чтобы им, как кроликам, пускали кровь всякие чудовища!
Никогда! - Она с ненавистью погрозила далеким башням
ратуши, чьи золотые конусы горели в лучах жаркого солнца.
   Раздав множество мелких монет, Триггс направился к
"Красным Букам", спрашивая себя, что же он, собственно
говоря, узнал.

   После чая с сандвичами и кексами, которые примирили
Триггса с его желудком, мисс Лавиния Чемсен предложила гостю
послушать музыку в ее "святилище".
   Триггс с трудом подавил в себе желание взбунтоваться - он
любил только военные марши и с тревогой подумал, что дым его
трубки не очень-то подходит к атмосфере "святилища" мисс
Лавинии.
   Однако нашел в себе силы улыбнуться и сказать, что
восхищен.
   - Как вы находите мой маленький музей? - жеманно
спросила мисс Лавиния, когда они прошли в "святилище".
   Слово "музей" поразило Триггса, ибо в памяти его тут же
возникла унылая галерея Кобвела. Он ответил:
   - Вы мне кажетесь поклонницей искусств и античности. Вот
и бедняга Кобвел...
   В глазах девушки показались слезы.
   - Вы верно сказали "бедняга", мистер Триггс, - печально
молвила она. - Мы его очень любили, мистер Кобвел всегда
делал нам скидку.
   - Он умер престраннейшим образом.
   Мисс Лавиния вздрогнула.
   - О да! Я спрашиваю себя...
   Она умолкла и отвернулась, но гость проявил
настойчивость:
   - Вы что-то хотели сказать, мисс Чемсен?
   - Говорят, он умер от страха. Что же могло ужаснуть его
до такой степени? Человек он был мирный и спокойный, ему
нельзя было отказать в некоторой практической сметке,
несмотря на неумеренную страсть к старым вещам; по правде
говоря, я разделяла с ним его тяготения к античности. Но...
умоляю вас, мистер Триггс, не повторяйте моих слов мистеру
Чедберну.
   - Вы мне ничего не сказали, мисс Чемсен, - мягко возразил
Сигма.
   - А что я могу сказать, коли, ничего не знаю. Но
господин мэр сердится, когда об этом говорят.
   "Чедберн, - подумал Триггс, - любит, чтобы люди держали
рот на замке, когда речь идет о спокойствии городка".
   - Я вам сыграю...
   Пианино издавало меланхолические звуки, которые едва не
усыпили гостя. Наконец, мисс Лавиния звучным аккордом
завершила игру.
   - Наступает вечер, - сказала она. - С вашего места видна
Венера - прямо над вершиной итальянского тополя. Я называю
веранду "святилищем" не из-за прелестных вещичек и
нескольких музыкальных инструментов, а за вечерние красоты,
которыми любуюсь отсюда. Я вижу, как на пустошь опускаются
первые тени, как из-за песчаных дюн Миддлсекса восходит
луна, как становятся синими, а потом черными золотые
кустарники, как падает ночь. Может, приказать Тилли
принести лампу, мистер Триггс?
   Он сообразил, что утвердительный ответ огорчит хозяйку, и
заявил, что с большей радостью будет наслаждаться сумерками.
   - Ах, какое счастье вы мне доставляете! - воскликнула
девушка. - Скоро, когда запад окрасится в
акварельно-розовый цвет, над домом пролетит козодой. Тилли
говорит, что он приносит несчастье, но я не верю этому. Вы
слышали песню про козодоя? Я перевела ее с немецкого,
послушайте.

      Феи ночные ему подарили
      Мягкие крылья, бесшумные крылья.
      Но за какие грехи и разбои
      Вором зовут его и козодоем?
      Что же украл он? Лунные блики,
      Юрких лягушек звонкие клики;
      Звезд серебро, золотые рассветы -
      Чтоб в зобу звенели, как монеты!

   Ах, мистер Триггс...
   Ночь пала на землю; детектив даже удивился, как быстро
растворилась в полной темноте пустошь, и пришел в
замешательство, почувствовав на своей руке ладонь мисс
Чемсен.
   Она была влажной, и Триггс ощутил сладковатый запах ее
пота.
   - Не проговоритесь, - шепнула девушка, совершенно
невидимая в темноте, - никогда не проговоритесь мистеру
Чедберну, что я пишу стихи. Он не любит и не понимает
подобных вещей. Увы, это заурядный человек.
   По стенам скользнул желтый отсвет, и появилась Тилли
Бансби с керосиновой лампой в руке.
   - Не сидите в темноте, - проворчала она, - темнота
притягивает нечистую силу. Скажите, мисс Лавиния, а куда
подевалась мисс Дороги?
   Мисс Чемсен вскрикнула от ужаса.
   - Как, Дороги нет дома? Она опять ушла на пустошь.
Боже, когда-нибудь с ней обязательно приключится несчастье!
   - Какая опасность может подстерегать ее на Пелли? -
вмешался в разговор мистер Триггс. - Ну, заблудится или
свалится в канаву.
   - Нет опасности! - вскричала" старая Тилли. - Хотелось
бы посмотреть на вас, уважаемый сэр! Уже не в первый раз
мисс Дороти...
   - Замолчите, Тилли!
   - Хорошо, хорошо, молчу, тем более что меня здесь никто
не слушает. Поступайте как хотите, мои красавицы, но завтра
же я покину этот дом и, клянусь своей доброй репутацией,
ногой не ступлю больше на эту чертову пустошь.
   Вдруг Лавиния протянула дрожащую руку к стеклам.
   - Что это?.. По пустоши словно бегут огоньки?
   Тилли заорала от ужаса.
   - Люди, лошади... Они там... Существа!
   Триггс выскочил на крыльцо и с удивлением воззрился на
странный спектакль.
   Три смолистых факела горели рыжим пламенем и бросали
зловещие отсветы на группу людей в лохмотьях с корзинами и
посохами в руках. Они тащились за двумя скрипучими
кибитками, Которые с трудом влекли тощие клячи.
   - Не бойтесь, - воскликнул детектив, - это цыгане! Они
стояли в долине и направляются в Миддлсекс! Я им скажу пару
слов.
   Предводитель, шедший во главе процессии, узнал его.
   - Мы уходим, - прокричал он, - здесь плохо!.. Уходите с
нами!
   - Что случилось? - спросил детектив.
   - Дети видели Быка! - крикнула одна из женщин. - Он
хотел унести мою крошку Типпи!
   - И "существа" идут! - поддержала ее другая. - Мы их
чувствуем... Там "существа"! Надо уходить!
   - Сэр, - сказал на прощание человек с головой хищника. -
Я вас предупредил, поскольку вы щедры и добры. Ничего
больше я добавить не могу. Мы уходим!
   Они двинулись дальше. Триггс, ошеломленный больше, чем
сам признавался себе, смотрел, как тает во тьме пламя их
факелов. Вскоре они скрылись из глаз.
   - Дороги! О, Дороги! - рыдала мисс Лавиния. - Я боюсь
за нее!
   И туг тишину разорвал пронзительный вопль.
   - Это Дороти! - закричала Лавиния, падая на колени. -
Боже! Защити ее!
   Триггс с тревогой огляделся. Он жалел, что не захватил
оружия. К счастью, среди смешных безделушек он углядел
тяжеленную трость из чашкового дерева, обвязанную розовым
бантом, схватил ее, сдернул шелковую ленту и потребовал
фонарь.
   Тилли дала ему небольшой кучерской фонарь с огарком
свечи.
   - Не двигайтесь с места, - приказал детектив испуганным
женщинам. - Крик раздался в направлении, противоположном
тому, куда ушли цыгане. Я пошел.
   Он не сделал и двадцати шагов по пустоши, как ему
показалось, что он очутился в пустоте; лампа почти не
помогала, ибо ее бледный свет рисовал только желтый кружочек
света у ног.
   Но боги услышали его безмолвную молитву: далекие дюны
Миддлсекса зазолотились. Всходила луна.
   Мрак немного рассеялся, и Триггс стал различать
треугольники карликовых хвойных деревьев и темные массивы
черной калины, но тут раздался новый истерический вопль, за
которым последовало ужасающее рычание.
   - Бык! - пробормотал Триггс, и у него в висках заломило,
словно от ледяного компресса.
   Рог полумесяца выглянул из-за вершины дюны, и Сигма
увидел чудовище, застывшее шагах в двадцати от него.
   Оно вырисовывалось на фоне луны неправдоподобно
взъерошенной тенью.
   Триггс различил громадную бычью морду с рогами,
вонзающимися в небо, толстая кожа мощными складками спадала
вниз, две толстенных человеческих руки сжимали стонущее
тело.
   Окажись у Триггса револьвер, он всадил бы в чудовищную
тень всю обойму, ибо был плохим стрелком; но у него в руках
было оружие, которым он владел виртуозно, - палка.
   Мистер Триггс навострился в упражнениях с палкой на
обязательных курсах оборонительной гимнастики и даже был
отмечен наградой.
   Быстро примерившись, он бросился вперед.
   Когда чудовище заметило его, у него уже не было времени
на нападение. Оно заняло оборонительную позицию, опустило
рога, уронило в траву свою добычу и вытянуло вперед
громадные черные кулаки.
   Сокрушительный удар в бедро, резкий тычок острием в живот
и сильнейший удар по морде тут же сломили сопротивление
ужасного чудовища.
   Испуская жалобные крики, оно попыталось убежать, но
Триггс не желал упускай. Его.
   - Сдавайся! - закричал он.
   Существо неловкой трусцой ковыляло к рощице, надеясь
скрыться от преследователя.
   Триггс настиг его, когда бычья морда с рогами сползла на
мощное плечо.
   Трость описала широкую дугу, и чудовище рухнуло на землю.
Луна взошла над дюной, словно желая разделить с детективом
сладость победы.
   - Ну, бандюга! - закричал Триггс. - Покажи-ка мне свою
грязную рожу; а то получишь еще!
   Он яростно потрясал палкой, а его жертва жалобно стонала.
   Ногой Сигма откинул в сторону осклизлую коровью шкуру.
   - Боже мой, я где-то видел это лицо, - проворчал он,
склоняясь над толстяком, по лбу которого текла кровь.
   - Не притворяйтесь мертвецом, дружок. У вас такой же
крепкий череп, как и у быка, с чьей помощью вы пугали людей!
Встать!
   - Не бейте меня больше. Я сдаюсь, - простонал голос.
   - И правильно делаете! Встать! Идите вперед... и не
вздумайте ничего выкидывать, а то получите пулю.
   - Ради бога, не стреляйте! Я иду... Ох, как вы меня
избили!
   Триггс сложил руки рупором и позвал:
   - Сюда, мисс Чемсен! Сюда, Тилли Бансби!
   Вскоре на пороге "Красных Буков" появилось два огонька.
   - Мисс Дороти здесь!
   Мисс Дороги уже встала на ноги, но говорить не могла и
показывала на свое распухшее горло.
   - О! Он хотел вас задушить? - вскричал Триггс. - Его
песенка спета!
   Последнее слово в ночном приключении осталось за Тилли
Бансби.
   Преодолев ужас, она подошла к побежденному, который,
опустив голову, стоял и ожидал приказа своего победителя.
   - Фримантл! - крикнула она. - Мясник! Каналья, а мы к
тому же его клиенты.
   И она влепила ему пощечину.

   Мистер Чедберн, старый доктор Купер и Сигма Триггс сидели
в громадном кабинете мэра. Мэр держал речь:
   - Поздравляю вас, мистер Триггс. Кстати, я и не ожидал
ничего иного от бывшего инспектора Скотленд-Ярда.
   - Хм, - с неловким видом начал Триггс, - я не...
благодарю вас, мистер Чедберн.
   - Престо Чедберн, - прервал его мэр, - но я собрал вас не
только ради того, чтобы воздать вам хвалу. Благодаря вам
ужаса Пелли больше не существует. Вы пришли и победили.
Фримантл развлекался, разыгрывая людей таким ужасным
способом...
   - Простите, - тихим голосом вмешался в его речь Триггс, -
мисс Дороги Чемсен едва не лишилась жизни, следы на ее шее
хорошо видны. Все это заставляет меня думать, что бандит
был жесток и по отношению к цыганским детишкам, которые с
табором проходили по Пелли.
   Мистер Чедберн жестом отбросил его аргументы.
   - Прежде всего, этим бродягам запрещено останавливаться
на Пелли и даже просто пересекать ее; кроме того, жалобы не
поступали и преступление зарегистрировано не было. Этому
негодяю Фримантлу нет никаких извинений, но я берегу
репутацию Ингершама и спокойствие его обитателей. Стоит
заговорить о происшествии, как на город налетит ядовитая
стая лондонских репортеров. Я не желаю их нашествия.
   - Им будет трудно помешать, - заметил Триггс,
   - А вот и нет, Триггс. Я заткну рот своим людям; они
меня знают и понимают, что в моих руках имеется немало
средств заставить молчать самых болтливых.
   - Мне кажется, подобное дело замять нелегко, - заявил
Триггс. - Я, со своей стороны, не смогу этого сделать,
господин мэр, поскольку вы послали меня туда в качестве
помощника констебля.
   - А кто собирается замять дело? - воскликнул мэр. -
Напротив, оно получит свое завершение в полном согласии с
законом и нормами правосудия. Доктор Купер
освидетельствовав Фримантла и вынес заключение: полная
невменяемость субъекта. Через час его отвезут в сумасшедший
дом, где он и будет отныне пребывать.
   - Действительно, - кротко сказал доктор Купер. - Мое
заключение будет подтверждено дипломированным психиатром.
Перед лицом подобных фактов судебное разбирательство
прекращается, как, впрочем, и следствие по данному делу.
   Все было ясно и понятно, и мистеру Триггсу не оставалось
ничего иного, как уступить.
   Когда мэр протянул ему чек, он заколебался:
   - Не знаю, должен ли принимать его.
   - Это ваш гонорар, - сказал мистер Чедберн. - Повторяю,
вы положили конец ужасу, от которого страдали все. Вы
великий мастер своего дела, мистер Триггс!
   Триггс удалился, смущенный н довольный.
   Днем он получил громадный букет роз и поэтический альбом,
на первой странице которого красовалась "Песнь о козодое" с
эпиграфом: "Моему спасителю - великому детективу Триггсу".
   К альбому был приложен тщательно завязанный пакет.
Триггс нашел в нем питолу с новыми струнами; на визитной
карточке, прикрепленной к грифу, было начертано: "Да
воспоет она ваше счастье и вашу славу!"
   Мистер Триггс вздохнул; он вновь ощутил резкий запах пота
влажной руки мисс Лавинии Чемсен и, неизвестно почему,
вспомнил таинственно исчезнувшую мисс Руфь Памкинс.
   Вечером он по-царски принимал своего приятеле Дува. И
вместо обычного грога они пили во славу победного дня
французское вино.
   - Сегодня утром, - заявил Триггс, наполняя бокалы, -
мистер Чедберн сказал мне, что я покончил с ужасом Пелли...
Так вот, Дув! Я не верю в это. Жалкий безумец Фримантл не
мог быть воплощением Великого Страха, по крайней мере полным
его воплощением.
   Мистер Дув курил и хранил молчание.
   И тогда мистер Триггс понял, что он не так уж доволен
самим собой.

                         VI

      МИСТЕР ДУВ СНОВА РАССКАЗЫВАЕТ СВОИ ИСТОРИИ

   Мистер Триггс стал великим человеком Ингершама.
   Конечно, никто открыто не говорил о Фримантле, о
таинственных ужасах Пелли, но втихомолку все восхваляли
заслуги человека из Скотленд-Ярда, с лихвой оплатившего свой
долг признательности покойному сэру Бруди.
   Когда Триггс шел по улице, все шляпы я шапки взлетали над
головами в приливе энтузиазма, и, кажется, только энергичное
вмешательство самого мистера Чедберна избавило его от шумных
ночных серенад при фонарях.
   Отовсюду сыпались приглашение на обеды, чаи, на партии в
вист, и миссис Снипграсс каждый день с гордостью опорожняла
почтовый ящик, набитый восторженными посланиями.
   Мистер Триггс вежливо отклонял все предложения либо
оставлял их без ответа, но по настоянию мистера Дува принял
одно предложение мистера Пайкрофта, аптекаря.
   И сделал это не без удовольствия. Его детские
воспоминания были довольно смутными, ибо еще малым ребенком
его отправили за счет доброго мистера Бруди в дальний
пансионат; во время единственных каникул, проведенных в
Ингершаме, он частенько забредал в аптеку, владельцем
которой в ту эпоху был мягкий, приветливый старичок,
передавший дело мистеру Пайкрофту после женитьбы последнего
на единственной дочери аптекаря.
   Мистер Триггс еще помнил бледную красивую девчушку со
светло-голубыми глазами.
   Войдя в Эту старенькую деревенскую аптеку, мистер Триггс
совершил волнующее путешествие в прошлое, узнав запахи и
формы далекого детства.
   Пайкрофт принял гостей в голландской столовой, похожей на
уютную кают-компанию.
   - Мистер Триггс, - торжественно произнес аптекарь, - заяц
из басни почтенного Лафонтена предавался в своем логове
бесплодным мечтаниям, ибо у него не было иных дел. Житель
же маленького городка следит за своим соседом, болтает,
делится своими воспоминаниями и ест - у него тоже нет
занятий. Чаще всего его болтовня приятна, а еда вкусна. И
посему предлагаю продолжить приятную беседу за вкусной едой.
   Так и произошло - в ценной посуде были поданы отличные
блюда.
   - Отведайте этих жаренных на вертеле раков из Грини,
мистер Триггс. Нет, эта сочная птица не гусенок и не фазан,
а павлин. Лучшей дичи не сыскать, но не следует его
фаршировать трюфелями.
   Конечно, жаль негодяя Фримантла, но ему не было равных в
изготовлении паштета из телятины и окорока, и я уверен, что
простофиля, который заменил его в надежде жениться на
глупейшей миссис Фримантл, если она овдовеет, и в подметки
ему не годится по части кулинарии. Но это не причина
забывать о паштете, я изготовил его собственными руками. Он
вам нравится? Я очень рад. А напитки... Если я вам скажу,
что готовлю их сам по рецептам великого Распая?
   Вечер начинался превосходно, но на чистом небе оставалось
одно облачко, которое мистер Триггс поспешил бесхитростно
развеять.
   - Я знавал вашу супругу, - сказал детектив.
   - Вот как? - пробормотал аптекарь, и губы его задрожали.
   - Тогда ей было лет семь или восемь, да и мне не больше!
   - Бедняжка Ингрид! Она была красива... Ее нордическое
очарование происходило от матери, шведки. Как я ее любил,
мистер Триггс. Но она никогда не отличалась крепким
здоровьем и простудилась - в Ингершаме ужасные зимы. Ее
стал мучить кашель... Лондонские специалисты посоветовали
долгое пребывание в Швейцарии. Она не вернулась, мистер
Триггс. Она спит на крохотном кладбище в Анодине под сенью
громадных сосен...
   Мистер Дув ловко сменил тему разговора.
   - Предлагаю выпить за успех нашего друга Триггса. Думаю,
детективы Скотленд-Ярда позавидовал" бы столь полному и
решительному успеху, с каким он уничтожил ужас Пелли.
   - Э... - промычал Сигма, - я, право, не заслуживаю...
   - Некогда, - продолжил мистер Дув, - я знавал в Лондоне
знаменитого Мепла Репингтона. - Это имя вам что-нибудь
говорит, мистер Триггс?
   - Конечно, - солгал мистер Триггс.
   - Джентльмены, вы любите детективные истории?
   И Триггс, и Пайкрофт любили их.
   - В те времена, - начал мистер Дув, - я состоял членом
некоего довольно известного лондонского литературного клуба.
О, не смотрите на меня такими глазами - я исполнял в нем
функции переписчика, не более.
   Однажды Мепл Репингтон поручил мне работу, с которой я
успешно справился, и в знак признательности рассказал одно
из своих приключений, историю, весьма позабавившую меня.
   Я перескажу ее вам в том виде, как услышал сам.
   Итак, передаю слово мистеру Репингтону.

   Мои родители прочили мне преподавательскую деятельность,
и, кажется, я слыл прилежным учеником. Но, добившись всех
возможных званий и дипломов, я понял, что карьера
преподавателя слишком трудна, и решил зарабатывать на хлеб
насущный на ином поприще.
   Один из литераторов той эпохи оказал мне протекцию,
помогли и друзья. Я дебютировал в журналистике, вернее, в
литературе.
   Скажу, сразу, у меня, по мнению издателей и ответственных
секретарей, не было ни стиля, ни воображения.
   Однако один из этих почтенных людей заказал роман, чтобы
дать мне немного подзаработать.
   Еженедельник, для которого следовало выполнить заказ,
назывался "Уикли Тейлс" и платил по пенни за строчку, что
казалось мне сказочным гонораром.
   Мне предоставили право самому выбрать сюжет при условии,
что он окажется занимательным и читатель найдет в нем
достаточное количество ужасов, чтобы подрожать от страха.
   Я оказался в большем затруднении, чем казалось. Прошла
неделя, но вдохновение отказывалось посетить меня.
   В то время я жил в тесной квартирке из двух комнат на
старой улочке около Ковент-Гардена. Соседние комнаты
занимал старый отставной военный, майор Уил, человек доброго
сердца, который считал своим долгом поднимать дух всех и
каждого.
   Он частенько приглашал меня выкурить трубку и отведать
виски, которое ему присылали из самого сердца Шотландии.
   Подметив мою озабоченность, Уил спросил о ее причинах с
привычной снисходительной прямотой.
   Я не делал тайны из своих забот и рассказал историю
заказанного романа, который "не шел".
   - Дело необычное, и я ничего в нем не смыслю. Кроме
Вальтера Скотта и Диккенса, я ничего не читал и думаю,
превзойти этих гениев никому не удастся; все остальные книги
- дрянь.
   Однако могу вам указать путь, хотя не могу утверждать,
что он наилучший.
   Как вы относитесь к истории сумасшедшего? Ибо полковник
Крафтон - сумасшедший, хотя был в свое время одним из самых
блестящих кавалерийских офицеров.
   Хотите повидать его? Когда-то мы дружили и продолжаем
обмениваться новогодними открытками с пожеланиями здоровья и
счастья.
   Крафтон живет бобылем в Сток-Ньюингтоне; нанесите ему
визит от моего имени. Только не проговоритесь, что
собираетесь писать истории, избрав его в качестве главного
героя. А не то он вас прикончит.
   Вы любите лубочные картинки?
   - Странный вопрос, майор... Но отвечу откровенно: я их
обожаю!
   - В таком случае вы спасены в глазах полковника Крафтона,
ибо у него лучшая в мире коллекция лубков. Он отдал большие
деньги за множество этих бесхитростных рисунков, поскольку
богат и может удовлетворить все свои прихоти.
   - Спасибо... Но что за странности у вашего полковника?
   Майор Уил с огорченным видом пососал чубук своей трубки.
   - Мой старый друг ведет войну с привидением,
происхождения которого я не знаю.
   Поезжайте к нему, наговорите кучу любезностей от моего
имени, скажите, что желаете ознакомиться с его коллекцией
лубков, а если он ее вам покажет, не жалейте ни похвал, ни
восхищенных слов. Остальное придет само собой.
   Меня покорила идея Уила, и на следующий день я отбыл в
Сток-Ньюингтон. В те дни то была деревня с чудесными
травянистыми лугами, лесом и очаровательными древними
трактирами.
   Я отобедал в одном из них под вывеской "У веселого
возчика":
   Я съел омлет с ветчиной, проглотил большой кусок
творожного суфле, выпил пузатую кружку пенистого эля и
попросил трактирщика указать мне дорогу к дому полковника
Крафтона.
   Бравый хозяин едва не выронил глиняную трубку.
   - Молодой человек, я надеюсь, вы прибыли в Сток-Ньюингтон
не для того, чтобы вас забросали поленьями.
   Я, по-видимому, скорчил ужасную гримасу, ибо он тут же
добавил:
   - Именно такой прием ждет вас у полковника Крафтона, коли
ваше лицо придется ему не по вкусу, а так случается со
всяким, кто звонит в его дверь.
   - Он что - сумасшедший или негодяй?
   Трактирщик нерешительно покачал головой.
   - Ни то, ни другое. Я считаю его ученым человеком, и он
жертвует муниципалитету крупные суммы денег для бедных. Но
он не любит общения с людьми, однако так было не всегда.
   - Будьте любезны, расскажите мне его историю.
   - Охотно, хотя многого сообщить не могу. Десять лет тому
назад, выйдя в отставку, он купил себе старый красивый дом
на окраине деревни.
   По натуре своей он не был довольно общительным, но не
выглядел и дикарем, каким стал сейчас. Он посещал трактир
два раза в неделю, по понедельникам и четвергам, избрав
забытое посетителями заведение "У старого фонаря", которое
содержал старик Сандерсон со своей дочерью Берилл.
   Через год после приезда полковника в Сток-Ньюингтон
старый Сандерсон помер, и Берилл осталась одна-одинешенька
во главе отягощенного долгами трактира без клиентов.
   Берилл нельзя было назвать красавицей, но выглядела она
свежей и приятной; более того, поведения она была
безупречного.
   Крафтон предложил ей вступить в брак, и она без колебаний
согласилась.
   Два года супруги жили отшельниками, но были счастливы.
   Поэтому всех поразило известие, что Берилл сбежала в
Лондон с молоденьким студентом, проводившим каникулы в
Сток-Ньюингтоне.
   С той поры Крафтон заперся у себя в доме, выгнал служанку
и взял ведение хозяйства на себя.
   Мне сдается, крах супружеской жизни помутил его разум,
превратив этого человека в мизантропа чистейшей воды.
   Вот, сэр, все, что я могу вам сообщить о полковнике
Крафтоне, и, согласитесь, история его банальна, хотя и
причинила множество неприятностей старому нелюдиму.
   - Ба! - воскликнул я. - У меня превосходная
рекомендация, и я, пожалуй, рискну своей спиной!
   Дом бывшего военного стоял у коммунального луга, вдалеке
от других жилищ.
   Фасад старого дома был приятен глазу и выделялся ярким
архитектурным стилем.
   Стояла редкостная жара, и воздух гудел, словно в печи
булочника.
   Я дернул за ручку и услышал переливчатый звон в глубине
гулкого коридора. Дверь распахнулась только после третьего
звонка.
   На пороге возник хозяин с тростью из индийского
тростника.
   - Кто вы такой и что вам надо? - враждебно пробурчал он.
- Вы не похожи на торговца вразнос или коммивояжера, однако
дергаете звонок, как сии невоспитанные и невежливые
индивидуумы.
   - Я от майора Уила.
   В полковнике Крафтоне не было ничего ужасного. Напротив,
он выглядел маленьким упитанным человечком, и только на
донышке голубых глаз его кукольно-розового личика таилось
некое беспокойство.
   Услышав имя майора Уила, он подобрел:
   - Уил - истинный джентльмен и не станет понапрасну
беспокоить меня. Войдите, сэр.
   Мы прошли по широкому, уложенному плитами коридору в
гостиную, сверкавшую чистотой.
   - Предлагаю вам освежиться, - сказал полковник привычным
командирским тоном, - но вам придется пить в одиночестве, я
почти законченный трезвенник.
   Он вышел и несколько минут спустя вернулся с длинной
бутылкой рейнвейнского и старинным хрустальным бокалом.
   Холодное вино оказалось превосходным.
   Полковник осведомился о цели моего визита.
   Я пустился в пространные восхваления Снежных лубочных
картинок и сказал, что горю желанием ознакомиться с его
коллекцией.
   - Лубочная картинка, - начал Крафтон печальным тоном, -
единственное, что навевает воспоминание о былых людях.
Взору понимающего человека, - хотя я не могу причислить себя
к оным, они открывают новый мир. Я же всего-навсего старый
маньяк, коллекционер, раб собственной страсти.
   Через час я уже сидел за столом моего нового друга перед
коллекцией прелестных картинок, забыв о цели своего визита.
Я готов был поклясться, что явился, дабы насладиться чудными
наивными миниатюрами.
   Среди них встречалось много редких и, несомненно, весьма
дорогих рисунков небольшого размера, раскрашенных кисточкой.
Тут же лежали миниатюры с гротескными фигурами карликов и
большими видами Нюренберга. Похождения Мальчика с пальчик и
Золушки чередовались с грозными набегами Людоеда и с
невероятной историей Сахарной головы.
   Наступил вечер, и я подумывал, как найти предлог для
прощания, но погода решила за меня. Когда я встал из-за
стола, с сожалением отложив в сторону ярко раскрашенную
серию рисунков с приключениями злосчастного сиротки,
раздался сильнейший удар грома.
   - Я не могу вас отпустить, - сказал Крафтон. - Вы не
морж и не утка и живым до рыночной площади не доберетесь. К
тому же сообщение с Лондоном уже прекратилось. Могу
предложить вам гостеприимство одинокого человека. Вы
согласны?
   Я с признательностью принял приглашение.
   Гроза то стихала, то принималась бушевать с новой силой;
дождь превратился в ревущий водопад.
   - Комната, куда привел меня хозяин, выглядела очень
уютной. Фламандские сундуки сверкали всеми цветами радуги.
Над камином из черного мрамора с белыми прожилками висела
картина Жерара Доу.
   Холодный ужин, поданный на драгоценном голландском
сервизе из фаянса, состоял из больших ломтей копченой
ветчины, рыбы в маринаде, нежного овечьего сыра и
засахаренных фруктов.
   Наш разговор перешел от лубочных рисунков к военным
приключениям. Полковник говорил, не скрывая своей радости.
   - Поймите меня, мой друг, - он уже величал меня другом, -
поймите меня... Я молчу целыми месяцами, а сегодня упиваюсь
словами - у меня недержание речи! По такому поводу я
отступлю от строгих правив воздержания. Как вы относитесь к
араковому пуншу? Я выпью капельку вместе с вами.
   - Гроза ушла к югу, и дождь перестал стучаться в закрытые
ставни.
   Я глянул на массивные фламандские часы и удивился столь
позднему часу.
   - Без двадцати час. Как бежит время, полковник!
   Мои слова оказали неожиданное действие.
   Крафтон с дрожью положил трубку, сбросил испуганный
взгляд на пожелтевший циферблат и простонал:
   - Без двадцати час! Вы сказали, без двадцати час!
   - Конечно, - ответил я. - Когда беседуешь о столь
интересных вещах и попиваешь столь чудесный напиток...
   - Бога ради, - воскликнул он, - не покидайте меня...
Скажите, мой друг, который час показывают стрелки?
   Он позеленел от страха, и по его подбородку стекала
струйка слюны.
   - Ну что вы, полковник, минутная стрелка ползет к сорок
пятой минуте. Скоро будет без четверти час!
   Крафтон издал вопль ужаса.
   - Почему же я не сплю в сей поздний час? - крикнул он.
- В этом замешаны адские силы. Который час?
   - Без четверти час, полковник... Уже бьет три четверти!
   - Проклятие! - захрипел он. - Вот она!
   Дрожащим пальцем он указал на темный угол комнаты и
повторил:
   - Вот она! Вот она!
   Я ничего не видел, но странное недомогание стеснило мне
грудь.
   - Тень... Тень, являющаяся без четверти час... Вы
видите ее?
   Я поглядел туда, куда он указывал пальцем, но ничего
необычного не увидел.
   Он опустил голову и забормотал:
   - Конечно, вам ее не увидеть. Она так легка, так
субтильна, эта тень. Но вы можете слышать ее.
   - Ваша тень шумит?
   - Стучит. Призрак, который ужасно стучит.
   - Я прислушался и ощутил, как на меня начинает накатывать
беспричинный животный страх.
   Издалека доносились глухие стуки, равномерно отбивавшие
какой-то гнетущий дьявольский ритм.
   Я растерянно смотрел по сторонам и не мог понять, откуда
идет этот угрожающий стук.
   Звуки то раздавались рядом и дребезжали, как надтреснутый
колокол, то удалялись, как быстрый конский топот, потом
возвращались обратно и походили на хлопанье перепончатых
крыльев невидимых летучих мышей.
   - Откуда этот шум? - нервно прошептал я.
   Полковник поднял на меня остекленевший взгляд.
   - Это стучит тень.
   - Где? - с отчаянием воскликнул я.
   - Пойдем и посмотрим, - вдруг с твердостью сказал он,
схватил лампу и двинулся по коридору впереди меня.
   Звуки стали почти неразличимыми и словно растворились в
воздухе, будто чьи-то неуверенные руки постукивали по
потолку.
   Я сказал об этом хозяину, и тот, подняв голову,
прислушался.
   - Нет! Они доносятся из-под пола, из погреба.
Прислушайтесь!
   Из мрака погреба, дверь которого отворил подполковник,
доносился стук деревянного молотка, обернутого тряпицей.
   - Пошли, - приказал он.
   Звуки становились все внятней, и я, сам не знаю почему,
боялся подойти к месту, где они рождались.
   Вдруг Крафтон распахнул дощатую дверь, и я увидел
просторный винный погреб с рядами бутылок.
   Он поднял лампу к потолку и копотью начертал на своде
круг.
   - Она стучит! Боже, как она стучит!
   - Кто... кто она?
   - Тень! Всегда без четверти час. Она всегда стучит в
это время, а я сплю и не слышу ее, ибо хочу спать и не
слышать. А этой ночью вы заставили меня бодрствовать,
проклятое вы существо!
   Я глянул на него - он был отвратителен.
   Глаза покраснели, и в них вспыхивали яростные огоньки.
Открыв рот, он обнажил желтые кривые зубы с огромными
клыками. Неужели передо мной мягкий, доброжелательный
человек, любитель нежных лубочных картинок?
   - Грязный шпион! - закричал Крафтон и поднял руку. С
невыразимым ужасом я увидел, что его кулак сжимает ручку
громадной сечки, заточенной словно бритва.
   - Скотина!
   Лезвие просвистело у самого моего носа, и во все стороны
полетели осколки бутылок - в погребе запахло портвейном и
ромом.
   И тут, как ни странно, ко мне вернулось самообладание: я
перестал страшиться невидимки.
   - Полковник, - спокойно сказал я, - нам мало одной тени,
являющейся без четверти час?
   Он замер и тихо опустил сечку, зловещие огоньки померкли
в его глазах.
   Лампа упала и погасла, но, к счастью, не взорвалась.
   Несколько минут я стоял в непроницаемом мраке. Тишина
была полной: прекратились все стуки.
   Я чиркнул спичкой и увидел мертвого полковника Крафтона,
распростертого на плитах погреба...
   Не помню, как добрался до трактира "У веселого возчика",
а утром вернулся в дом полковника с судебными чиновниками, и
врач констатировал, что Крафтон умер от разрыва аневризмы.
   - Разройте пол погреба, - сказал я полицейскому офицеру.
   - Зачем?
   - Чтобы извлечь труп миссис Крафтон, убитой мужем
несколько лет назад в приступе ревности.
   Труп с рубленой раной на голове был найден.
   Я рассказал странную и мрачную историю об ударах,
звучавших в ночи, и врач, который не выглядел дураком,
покачал головой.
   - Я понимаю вас, мистер Репингтон, Вы слышали биение
сердца преступника, усиленное его собственным ужасом от
содеянного без четверти час, когда он и совершил свое
преступление. Случай исключительно редкий, но не
единственный в анналах медицинского факультета. Боже, что
выстрадал этот человек!
   - Однако, - прервал я, - не это навело меня на мысль о
возможной виновности полковника Крафтона... Быть может,
доктор, я удивлю вас, сказав, что вечером и во время ночной
беседы меня одолевал смутный страх.
   - Инстинктивный?
   - Вовсе нет, дедуктивный... и он происходил от лубочных
картинок, мысль о которых не оставляла меня.
   - Объяснитесь, - потребовал врач.
   - Я никогда не видел такой полной коллекции, как у
полковника Крафтона. В ней имелись все сказки, кроме самой
известной истории, о которой знает любой малыш.
   - А именно?
   - Истории Синей Бороды! Муж-убийца напоминал Крафтону о
его собственном преступлении. Эта странная лакуна заставила
работать мою мысль, и задолго до рокового часа я начал
догадываться...
   Мепл Репингтон добавил, что это печальное приключение
положило конец его литературной карьере, открыв ему путь в
полицию.
   - Чертов Репингтон, я не знал об этом его приключении, -
произнес мистер Триггс, присовокупив свой голос к выдумке и
простительному греху сочинительства.
   - Мистер Пайкрофт пробормотал:
   - Они пили араковый пунш. Если хотите, я вам приготовлю
такой же.

   Мистер Триггс обсуждал с миссис Снипграсс меню обеда,
которым хотел отблагодарить мистера Пайкрофта, когда явился
мистер Дув. Новость, сообщенная им, - была ошеломляющей.
   - Мистер Пайкрофт умер, он принял такую дозу цианистого
калия, что от лето несет миндалем, как от итальянского
марципана. Мистер Чедберн собрал жюри и поручил передать
вам, что вы включены в него. Это займет у вас несколько
минут, ибо самоубийство не вызывает никаких - сомнений, а
вам вручат вознаграждение в шесть шиллингов и пять пенсов.
   - Почему он это сделал? - вскричал мистер Триггс.
   - А с каких пор доискиваются причин событий, происходящих
в Ингершаме? - ответил вопросом на вопрос мистер Дув.
   - Я так хотел узнать рецепт аракового пунша, - печально
произнес Триггс. - Мне положительно не везет.

                          VII

                    СТРАСТЬ РЕВИНУСА

   Трагическая кончина аптекаря Пайкрофта стала темой устной
хроники, и слава мистера Триггса несколько потускнела. Он
не стал жаловаться, напротив, обрадовался этому, ибо знал,
что не заслуживает ее. И чем больше он размышлял о тайне
Пелли, тем яснее понимал, что пленение мясника Фримантла
ничего не разъяснило.
   Самоубийство Пайкрофта, причину которого он пытался
разгадать, вызвало у него состояние угнетенности, быстро
переросшее в глубочайшую меланхолию.
   Не желая ни с кем встречаться, он сидел дома, курил одну
трубку за другой и листал толстенные тома Диккенса.
   Несколько раз в день его взгляд обегал залитую солнцем
главную площадь, и он шептал:
   - Кобвел умер от страха... его сосед Пайкрофт покончил с
собой... сестры Памкинс исчезли... Фримантл в сумасшедшем
доме. Черт подери, остались лишь кондитер Ревинус и мэр
Чедберн - только их дома пока еще не раскрыли своих тайн...
   В среду, в ярмарочный день, разразилась гроза.
   Рыночная торговля прошла без привычного оживления; многие
торговцы, напуганные тропической жарой, даже не стали
разбивать свои палатки. Кроме того, в округе свирепствовала
коровья чума, и многие скотоводы не явились на рынок.
   Миссис Снипграсс, подавая чай с кексом, сообщила, что
свиньи и бараны тоже поражены болезнью и их нельзя ни
продавать, ни есть.
   - Сдается мне, на Ингершам обрушилось несчастье, -
сказала в заключение славная женщина, - а когда разразится
гроза, станет еще хуже.
   Мистер Триггс посмотрел на голубое небо и с сомнением
покачал головой.
   - У нас дома превосходный барометр, - продолжала
служанка. - Снипграсс говорит, что ртуть так и падает в
трубке.
   После четырех часов люди на площади подняли головы к
небу, а палатки точильщиков и ножеторговцев из Шеффилда,
стоявшие неподалеку от ратуши, вздулись колоколами.
   С башни ратуши донеслось шесть размеренных ударов -
служитель торопил с закрытием ярмарки.
   Мистер Триггс набил трубку и уселся перед окном гостиной.
   Посещай он почаще "галерею искусств" Кобвела, отныне
закрытую навсегда, он мог бы провести некоторую параллель
между поддельной "Грозой" Рейсдаля, красовавшейся в галерее
на почетном месте, и мрачной картиной, разворачивающейся
перед ним.
   Вихри пыли поднимались позади домов, и площадь стала
сценой удивительной игры света и тени.
   Триггс увидел старого Тобиаша, свечника, который вышел из
своей лавочки с черпаком в руке и замахал руками.
   Тобиаш торговал заговоренными свечами от молнии и града и
зазывал покупателей.
   Звучно упали громадные капли, несколько градин ударило по
стеклам, взвыл порывистый ветер.
   В пять часов площадь опустела, двери закрылись,
опустились ставни, но буря еще не началась.
   Громадные подвижные тени сливались с общим
серо-коричневым сумраком. Триггс ощутил странную
угнетенность, затем и настоящую тоску; он позвонил
Снипграссам.
   Ответа не последовало - звонок тренькал в прихожей на
первом этаже, но прислуга скорее всего удалилась в свой
домик в глубине сада.
   Сумрак сгустился, небо почернело, словно наступило
солнечное затмение; желтое пламя пробегало по конькам крыш,
а на громоотводах ратуши зажглись огни Святого Эльма. Вдруг
мистер Триггс ощутил чье-то присутствие. Его взгляд упал на
блестящую дверную ручку. Это была старинная крепкая ручка в
виде лебединой шеи, и надо было иметь недюжинную силу, чтобы
повернуть ее.
   Ручка медленно поворачивалась - кто-то давил на нее
снаружи.
   - Кто там? - Мистер Триггс с трудом поднялся, сжимая в
руке трость, выругался, и крепкая брань вернула ему все его
самообладание.
   Он бросился к приоткрытой двери и резко распахнул ее,
потрясая тростью.
   В то же мгновение его ослепила ярчайшая молния, за
которой последовал оглушительный раскат грома.
   Триггс отшатнулся, прикрыв рукой ослепшие глаза, но успел
различить длинную белую руку, сжимавшую тонкое лезвие,
блеснувшее в голубой вспышке молнии.
   Он инстинктивно метнул свою трость и услышал
пронзительный вопль.
   Еще несколько мгновений Триггс оставался во власти
колебаний; молнии и раскаты грома были столь мощными, что
бедняга оцепенел. Когда же он справился с минутной
слабостью и ринулся в коридор, тот оказался пустым, только
гулкое эхо грома перекатывалось по нему.
   Дверь на улицу была распахнута настежь.
   - Боже! - воскликнул Триггс. - У меня дома и среди бела
дня!
   Правда, белый день выглядел скорее темным вечером, но он
успел заметить зыбкую и быструю тень, уносимую бурей.
   - Ну нет! От меня так просто не удерешь!
   Триггс нахлобучил на голову фуражку, плясавшую в воздухе
словно громадный лист, и бросился в погоню за тенью.
   Его большое тело принимало на себя встречный поток
воздуха, а хрупкая фигурка таинственного агрессора словно не
замечала ветра.
   Бывший полицейский явно отставал, а бежавший впереди
силуэт все больше и больше растворялся в окружающем мраке.
   - Хоть бы молния сверкнула, - пробурчал Триггс, - я бы
простил ей ее недавнее пособничество!
   Молния словно услыхала его мольбу, и яркая вспышка
осветила все вокруг. Силуэт жался к фасаду булочной
Ревинуса; Сигма различил длинный темный плащ и капюшон,
полностью скрывавший крохотную головку.
   - Черт подери! - крикнул он, - Женщина!
   Мрак снова окутал главную площадь, но Триггс, хотя и
потрясенный неожиданным открытием, обрел уверенность в
победе.
   За стеклянной дверью булочной трепетало слабенькое пламя,
и Сигма узнал огонек освещенной свечи.
   Пламя исчезло и появилось вновь - силуэт на мгновение
заслонил его.
   - На этот раз ты у меня в руках! - заорал Триггс,
бросаясь к двери.
   Он услышал шум сдвигаемых ящиков, затем дверь заднего
помещения отворилась, и стало светло.
   Свет шел от большой лампы с радужным колпаком и падал на
приземистую фигуру Ревинуса, с удивлением и недоумением
смотревшего на нежданного визитера.
   - Ну и ну... в такую-то погоду... - начал было толстяк
булочник. - Клянусь своим колпаком, это же мистер Триггс!
Не могу сказать, что вас занес попутный ветер!
   Но Сигме было не до шуток.
   - Ревинус, у вас в доме женщина. Кто она?
   - Женщина?
   В голосе булочника сквозил ужас.
   Триггс хотел войти в заднее помещение, но Ревинус
решительно преградил ему дорогу.
   - Триггс, вы этого не сделаете!
   - Именем закона приказываю пропустить меня! - рявкнул
детектив.
   Раздался новый крик - крик испуганной женщины. Хлопнула
дверь, и до Триггса донесся удаляющийся топот.
   - Ревинус, не превращайтесь в сообщника преступления! -
крикнул Сигма, тщетно пытаясь оттолкнуть булочника.
   - Преступления... Какого преступления? - выдохнул
толстяк. - Триггс, вы сошли с ума или пьяны!
   - Вы дадите мне пройти?
   - Нет, - крикнул толстяк, - вам не пройти!
   Триггс и не думал вступать в борьбу с атлетически
сложенным булочником, так как таинственная незнакомка успела
скрыться через заднюю дверь булочной, выходившую в проулок.
   - Ревинус! - сказал он строгим тоном. - Завтра наступит
день, и вам придется ответить за ваше поведение.
   - У меня нет поводов бояться вас и закона, - спокойно
ответил булочник. - Однако позвольте заметить, мистер
Триггс, что я считал вас джентльменом!
   Странные слова в устах человека, которого завтра придется
обвинить в сообщничестве при покушении на убийство. Триггс
размышлял над этими словами по дороге домой, сгибаясь под
порывом ветра и с трудом уклоняясь от свистевшей вокруг
шрапнели из камешков и черепиц.

   Проснувшись, Триггс вспомнил прежде всего не о Ревинусе и
его таинственной сообщнице, а о последней истории Дува.
   На город изливался проливной дождь, заполняя воздух ревом
свирепо бурлящих вод.
   Миссис Снипграсс, принесшая чай ему в постель, вошла без
стука.
   - Случилось большое несчастье, - объявила она.
   - Какое? - пробурчал Триггс, которому уже стали порядком
надоедать сыпавшиеся как из рога изобилия беды.
   - Ночью прорвало плотину, и дыра в ней достигает мили,
сэр... Грини вышла из берегов. Теперь это не безобидный
ручей, а настоящая река. Гляньте в окно.
   - О небеса! - прошептал Триггс. - Совсем как в истории
Дува.
   Там, где вчера расстилалась обширная зеленая Пелли,
виднелась серая бесконечность бурной воды.
   - Говорят, в низких местах глубина достигает пятнадцати
футов, - сообщила миссис Снипграсс.
   Триггс завтракал медленно и вяло, с трудом собираясь с
мыслями.
   От дождя и ветра главная площадь превратилась в мрачную
водную пустыню, которую никто не решался пересечь; булочная
Ревинуса была закрыта, и в ней не чувствовалось никаких
признаков жизни.
   "Подождем просветления", - подумал Триггс. Но к часу дня
дождь и ветер усилились, вновь перейдя в бурю.
   Когда миссис Снипграсс собиралась пригласить Триггса к
ленчу, раздался звонок.
   - Проклятие! Кто, если только он не рыба, может выходить
в такую погоду? - воскликнула она.
   Нежданным гостем оказался Билл Блоксон; на нем были
прорезиненный плащ, высокие резиновые сапоги, а на голове -
шляпа-зюйдвестка.
   - А, Билл! - обрадовался Триггс. - Прежде всего выпейте
стаканчик рома.
   Лицо гостя оставалось озабоченным.
   - Вы, наверное, приплыли в лодке?
   - Вы правы, мистер Триггс, - ответил рыбак. - На нас
обрушилось настоящее бедствие. Залиты огромные площади
земли. К счастью, наша ферма стоит на возвышенности, иначе
мы бы уже плавали среди лещей и угрей.
   Он с видимым удовольствием выпил стакан рома.
   - У меня печальная новость, - сказал он. - Думаю,
бедняги добирались до "Красных Буков", когда началось
наводнение. Только не понимаю, зачем им понадобилось
пускаться в путь ночью и в такой ливень!
   - О ком вы говорите? - вскричал Триггс.
   - Вы еще не видели мистера Чедберна? - спросил Блоксон.
   - С какой стати?
   - А! Тогда мне понятно ваше неведение. Так вот, мистер
Триггс, я привез в город останки мисс Дороги Чемсен и
булочника Ревинуса. Они запутались в ветвях ивы в низине,
на дороге, ведущей в "Красные Буки".
   - Проклятие! - вскричал Триггс.
   - Вы правы, сэр, - с грустью подтвердил рыбак. - Опять
пойдут скандальные сплетни, если только мистер Чедберн не
пресечет их.
   - Сплетни?
   - А как же? Втихую все говорили об этом, но я не поощрял
злые языки. Она - девушка, - а Ревинус - вдовец". Я не
вижу в этом ничего предосудительного.
   - О чем вы говорите?
   -Я часто бываю на природе ночью и многое замечаю, но не
считаю нужным заводить пересуды.
   - Значит, мисс Дороги и "Ревинус...
   - Они тайно встречались вот уже три года. По вечерам она
частенько приходила к нему, а когда в "Красных Буках" никого
не бывало, в гости ходил он. Я-то понимаю влюбленных. Будь
это моя Молли, я тоже рискнул бы пуститься в такую бурю,
чтобы обнять и поцеловать ее! Но повторяю, если мистер
Чедберн не стукнет кулаком по столу, этот проклятый городок
Ингершам закипит от сплетен!

   Они замолчали...
   Билл Блоксон мрачно смотрел на мокрую серую площадь.
Мистер Триггс зло курил, и трубка, словно раздуваемая
кузнечными мехами, жгла ему пальцы.
   - Билл! Ужас Пелли. Говорят, я покончил с ним,
разоблачив этого негодяя Фримантла... А как вы считаете?
   - Нет, сэр, я так не считаю.
   - Значит, - прошептал Триггс, - ужас...
   - Минуточку, сэр... Разве вы отделяете ужас Пелли от
Великого Страха Ингершама?
   - О Боже! - воскликнул Триггс. - Разве он существует?
   - Существует, - заявил Блоксон решительным тоном. - Он,
извините меня за выражение, которое я слышал от мистера
Дува, носит сложный характер. Я-то мог бы дать ему имя. Но
следует заметить, что даже это имя не поможет объяснить
происходящее. Боже, как мне трудно высказаться так, чтобы
меня поняли.
   - Ну, - подбодрил его Триггс, - чье имя?
   - Леди Флоренс Хоннибингл!
   - Как? - воскликнул Сигма. - Если я не ошибаюсь, вы
сами, Билл, утверждали, что это всего-навсего миф...
вымышленное создание. Если вы что-то знаете...
   Блоксон покачал головой.
   - Нет, я обещал Молли не соваться в эти дела, но однажды
помогу рассеять туман, который пока скрывает от ваших глаз
причину всех событий.
   Блоксон удалился, с силой пожав руку Триггса, посеяв в
его душе неуверенность и повергнув его в глубокие раздумья.

   К вечеру этого ужасного дня Триггс снова оказался во
власти страха, который изредка поднимается из глубины веков.
   Дождь стал менее сильным. Вода лилась с монотонным
шорохом; по небу неслись черные тучи.
   Здания на той стороне площади растворились во мраке;
только на втором этаже особняка мэра мягким розовым светом
светилось несколько окон.
   Снипграсс пришел зажечь лампы, по пятам за ним следовала
супруга.
   - Хозяин, - произнес он смущенно, - моя жена и я хотели
бы попросить вашего разрешения....
   - Остаться с вами, - закончила миссис Снипграсс боязливо.
- Мы вам не помешаем, а тихонечко посидим в уголке.
   - Пожалуйста, - ответил Триггс, - располагайтесь.
Однако...
   - Нам не хочется оставаться одним в глубине сада, -
разъяснил старый Снипграсс, бросая на Сигму умоляющий
взгляд. - В такие вечера людям лучше быть вместе. Не
случись той дурацкой истории, сэр, я бы побился об заклад,
что миссис Пилкартер попросила бы у вас убежища на несколько
часов.
   - Но почему? - настаивал Сигма. - Конечно, вечер не из
приятных, но этим не объяснить желания быть на людях.
   - Мы боимся, - просто сказала миссис Снипграсс. -
Глядите, сэр, старый Тобиаш убегает из своей лавочки с
пачкой свечей под мышкой; он направляется в таверну, чего
никогда не делает. А вот появились мистер Гриддл, мисс
Масслоп! А вот толстуха Бабси и все семейство Тинни!
   Растерянный Триггс смотрел, как люди пересекали площадь,
направляясь к скромной таверне с приветливо светящимися
окнами.
   - Они идут в "Серебряную митру", где есть фонограф, -
объяснила миссис Снипграсс.
   - Бегут! Даже толстая индюшка Бабси! - вымолвил,
заикаясь, Триггс. - Что помутило разум этих людей?
   - Сегодня вечером, наверное, явятся "существа", -
прошептала миссис Снипграсс.
   - "Существа"! - вскричал Триггс. - Объясните, кто такие
эти "существа"?
   - Мы не знаем, - тихо ответила служанка. - Мы их никогда
не видели, но о них говорили наши отцы и наши деды, и они
очень боялись, сэр.
   - Призраки? - вздрогнув, спросил Триггс.
   Ответа он не получил. Снипграсс задвинул тяжелые шторы
из бархата с золотыми кистями. Триггс в последний раз
бросил взгляд на опустевшую площадь и вдруг увидел громадное
бледное лицо, искаженное гримасой.
   Когда шторы скрыли улицу, он облегченно вздохнул.

   - Звонят!
   Супруги Снипграсс, в молчании застывшие на низеньких
стульях около камина, с криком вскочили на ноги.
   Звонок дернули с такой силой, что дом наполнился
металлическим грохотом.
   - Сэр! - взмолилась старушка. - Не заставляйте нас
открывать! Клянусь, за дверью никого нет. Никого..." Кроме
ужасных "существ", которые бродят в ночи под дождем. Нет,
не ходите туда!
   - Не ходите! - присоединился к ее мольбам муж.
   - Оставайтесь здесь! - зарычал Триггс. - Я иду!
   Он взял одну из ламп и, подняв ее над головой, как факел,
ринулся в темноту коридора.
   - Боже, храни его! - заплакала служанка.
   - Кто там? - закричал Триггс, решив, что успеет
запустить лампой в возможного врага.
   Он открыл сотрясавшуюся под градом ударов дверь, и его
лицо враз стало мокрым от дождя.
   На пороге высился громадный силуэт, с которого ручьями
стекала вода.
   - Инспектор Триггс! Наконец-то!
   - Господин мэр! - воскликнул Триггс, радуясь, что видит
человека во плоти там, где ожидал узреть туманное и мрачное
видение.
   - Инспектор Триггс, - сурово сказал мистер Чедберн, -
приказываю оказать мне помощь. Следуйте за мной в ратушу,
где совершено ужасное преступление. Только что убит
Эбенезер Дув.

                         VIII

                  ВНУТРИ ПЕНТАГРАММЫ

   Ратушу и дом Триггса разделяли всего шестьдесят ярдов, но
детективу они показались долгим, мучительным путем сквозь
мрак и холод.
   "Эбенезер Дув убит".
   Эти слова звучали в ушах похоронным звоном, словно
доносившимся с высоких башен, утонувших в, ночи и дожде.
   Чедберн держал Триггса под руку и тянул за собой; на
крыльце ратуши он проворчал:
   - Да не дрожите вы так, черт вас подери!
   Но Триггс продолжал дрожать, как осиновый лист в бурю.
Он немного успокоился, нащупав во внутреннем кармане кастет,
подарок любимого Гемфри Баккета.
   В глубине коридора, где зловеще выл ветер, на черном
бархате тьмы желтел квадрат света.
   - Там, - сказал Чедберн, увлекая его за собой. - Там
кабинетик Дува. Я разрешал ему работать допоздна.
   - Как... как он? - заикаясь, спросил Триггс.
   - Ему раскроили череп кочергой. Он умер мгновенно.
   Достигнув конца коридора, они оказались в большой круглой
зале с витражами в высоких узких окнах; с огромной картины,
изображавшей баталию, глядели окровавленные лица
агонизирующих и страдающих людей.
   - Там! - указал Чедберн.
   Триггс очутился перед застекленным закутком, где горела
белая фарфоровая лампа с плоским фитилем, освещавшая тело
бедняги Дува. На листе веленевой бумаги лежала, словно
защищая его, красивая, цвета слоновой кости, рука мертвеца.
   Триггс отвел глаза от ужасной глубокой раны и
непроизвольно залюбовался каллиграфическими строчками,
последними, которые начертала в жизни длань Эбенезера Дува,
его единственного друга в Ингершаме. Он машинально прочел
их и покраснел.
   - Лихо... не правда ли? - ухмыльнулся мэр. - Кто бы
мог думать, что наш бедный лукавец тайно переводит сонеты
Аретино? Но оставим это, инспектор. Что вы думаете о столь
ужасном деле?
   - Что? - переспросил Триггс, вздрогнув, будто его
пробудили от глубокого сна. - Я думаю... Что я должен
думать? Кто мог совершить столь подлый поступок? Бедняга
Дув! Следует предупредить полицию!
   - Мне кажется, вы ее и представляете! - рявкнул Чедберн.
   Триггс запротестовал:
   - Нет, я не полицейский, вернее, уже не полицейский.
Более того, я не в состоянии вести следствие по этому делу.
Следует предупредить Скотленд-Ярд. Это единственное, что я
могу посоветовать.
   - Стоп! - Чедберн взял Триггса за плечо. - Стоп,
Триггс! Представим себе, что мы на острове и помощи нам
ждать неоткуда. Из-за глупого презрения к прогрессу, о
котором я сейчас искренне сожалею, у нас нет ни телеграфа,
ни быстрых средств передвижения. Курьер, посланный в
дождливую ночь, прибудет в Лондон на заре, но курьера еще
следует отыскать. А я, запомните это, хочу изловить сие
гнусное создание, совершившее подлое преступление, до
наступления дня!
   - А как вам это удастся? - воскликнул Триггс.
   - Странный вопрос для полицейского, - ухмыльнулся мэр, -
Но это не имеет значения - нас будет двое, ибо я прошу вашей
помощи. Как вы объясните это?
   Мэр указал пальцем на белые линии, начертанные на полу и
выделявшиеся в свете лампы.
   - Уф... - пробормотал Триггс. - Мне кажется, да, я
уверен, это пентаграмма.
   - Великое оружие магов. Вы смыслите в оккультных науках,
мистер Триггс?
   - Нет, но эта фигура и ее смысл мне знакомы. Она служит,
чтобы отгонять... привидения.
   - Либо пленять их. Убежден, Триггс, наш друг Дув решил
сыграть злую шутку с привидением ратуши и заманить его в
ловушку.
   - Привидение ратуши, - повторил Триггс. - Он мне о нем
однажды говорил.
   - Выть может, он вам сказал также, что сей настырный
призрак весьма реален; у меня есть собственные мысли на его
счет. Смейтесь, если хотите, Триггс, но подождите зари.
Этой ночью я буду действовать и заявляю вам без обиняков,
что призрак отомстил за расставленную ловушку.
   - И убил мистера Дува?
   - Почему бы и нет?
   - Что вы собираетесь делать? - спросил Триггс, растеряв
последние силы и мысли.
   - Покончить с привидением! Если завтра ваши друзья из
Скотленд-Ярда решат работать по-своему. Бог им в помощь, но
сегодня ночью я беру дело в свои руки. Следуйте за мной в
мой кабинет.
   Триггс был сломлен. Он бросил на труп мистера Дува
последний взгляд, в котором смешались ужас и отчаяние, и
покорно последовал за мэром.
   Просторный кабинет, куда он вошел, напоминал своей
строгой обстановкой исповедальню. Единственный семисвечник
с горящими свечами безуспешно боролся с окружающим мраком.
   И мрак происходил не только от ночной тьмы, но и от общей
атмосферы и самих вещей, стоявших в кабинете, - бледно-серых
обоев, плотных штор на оконных витражах, панелей из красного
дуба. Мрак таился между двумя громадными кожаными креслами,
плотным туманом накрывал стол, беззвучно изливался из
огромного зеркала, в котором" дрожал отблеск семи свечей.
   - Триггс, - заявил Чедберн, - заприте двери на тройной
оборот ключа и задвиньте засов. Потом тщательно осмотрите
комнату. Убедитесь, что здесь нет тайных ходов - даю вам
слово; их нет. Затем проверьте, не прячется ли кто за
шторами, осмотрите запоры окон.
   Сигма подчинился, даже не спросив, чем вызвано данное
распоряжение. Осмотр занял некоторое время, и Триггс
успокоился, собравшись с мыслями и избавившись от
лихорадочного состояния.
   Несмотря на ледяной взгляд Чедберна, восседавшего в своем
кресле, он даже заглянул под стол и передвинул тяжелое
пресс-папье из нейзильбера; прижимавшее пачку чистых листов.
   - Камин перекрывается железной заслонкой во избежание
сквозняков, - разъяснил мэр. - Там тоже нет выхода. Вы
понимаете, к чему я клоню?
   - Хм, да... то есть более или менее, - проворчал Триггс.
   - Сюда никто не может проникнуть, если только этот кто-то
не пройдет сквозь дверь из крепкого дуба, или окна, закрытые
тяжелыми ставнями, или стены немалой толщины.
   - Конечно!
   - И, однако, - продолжал мэр, понизив голос, - я кое-кого
жду, и этот кто-то, которому наплевать на подобные преграды,
есть убийца Дува.
   - Призрак! - с ужасом вскрикнул Триггс.
   - Он самый, Триггс, - рявкнул Чедберн, - и я его схвачу!
Гляньте себе под ноги!
   Детектив увидел белые линии, разбегающиеся по паркету и
исчезающие в темноте.
   - Магическая пентаграмма!
   - Она самая... Думаю, окажусь счастливее покойного
бедняги Дува и поймаю в нее преступное привидение.
   - Если оно не прикончит нас, - машинально возразил
Триггс.
   - Если оно не прикончит нас, - эхом отозвался Чедберн.
   С тяжелым вздохом Триггс рухнул в другое кресло;
некоторое время он думал, что его втянули в какой-то
шарлатанский спектакль и вскоре бывшие коллеги будут до
упаду смеяться над ним, но постепенно атмосфера начала
действовать на него, и он принялся ждать привидение.
   - Почему мы должны ожидать молча, Триггс, - тихо произнес
Чедберн. - Жалко, у меня здесь нет ни портвейна, ни виски;
можете курить свою трубку, если она с вами. И поболтаем,
если вы не против.
   В голове у Триггса не было никаких мыслей, он произнес
несколько слов и умолк; тогда заговорил Чедберн.
   Говорил он складно, но Триггса его повествование
интересовало не больше, чем рассуждения о романском стиле;
он остался равнодушен и сожалел, что больше никогда не
услышит занимательных таинственных историй из уст своего
друга.
   - Дув рассказывал прелюбопытнейшие истории, - сказал
Триггс, - и всегда попадал в самую точку. Но более всего я
ценил в нем его чудесную руку... Какой почерк, какая
каллиграфия, мистер Чедберн! Редко в одном веке живут два
подобных художника. Но он был скромным человеком... Думаю,
возьмись он за гравюру, он добился бы и славы, и богатства.
Он утверждал, что не занимается гравюрой, но я однажды
заметил у него на руке пятна от кислоты. "Э, святоша Дув, -
сказал я ему, - бьюсь об заклад, вы тайком занимаетесь
чудесным искусством гравюры!"
   Триггс не мог остановиться:
   - А в другой раз я буквально оскорбил его. Я заявил:
"Дув, будь в ваших чудесных руках тигриные, а не цыплячьи
мышцы, годные разве на то, чтобы поднести ложку ко рту, я бы
отправил вас к моему бывшему шефу Гэмфри Баккету".
   Он удивленно глянул на меня и попросил объясниться.
   "Я в свое время познакомился с одним проходимцем -
вернее, с его рукой, которая чуть не свернула мне шею, как
цыпленку. И этот проходимец - самый умелый гравер на всем
острове, он с бесподобной ловкостью имитирует филигранный
рисунок банкнот, хотя Английский Банк не просит его об
этом". Ах! Дув страшно оскорбился, и мне пришлось
извиниться.
   Свечи быстро догорали; одна из них, таявшая быстрее
других, погасла.
   - Мистер Триггс, - предложил мэр, - если мы не хотим
остаться в темноте, следует экономить свет. Я не запасся
другими свечами.
   Они оставили гореть лишь два огарка, и Триггс решил, что
нет особой разницы между полной темнотой, о которой с
опасением говорил мэр, и оставшимся светом. Он еле различал
приземистую громаду кресла Чедберна и густую шевелюру мэра,
на которую падал отблеск света.
   - Предположим, призрак явится и не сможет выйти за
пределы магической пентаграммы, а дальше... Нельзя же
схватить привидение, - сказал Триггс, к которому постепенно
стал возвращаться здравый смысл. - Нас поднимут на смех.
   - Если людям из Скотленд-Ярда придет в голову разыскивать
виновных, они найдут, кого схватить, - усмехнулся мэр. - А
я пока придерживаюсь своих планов.
   Сквозь вой ветра Триггс расслышал далекий перезвон
башенных курантов.
   - Мистер Чедберн?
   - Просто Чедберн, Триггс.
   - Я не признаю такое обращение, - возразил Сигма. - Мне
оно кажется грубым и невежливым, а потому, нравится вам или
нет, я буду вас величать по-прежнему - сэр.
   Вы сказали, что несчастный Дув переводил сонет Аретино.
Я не знаю, что это значит. До сегодняшнего дня я такого
имени не слыхал, но вы говорили о переводе. Меня удивило
отсутствие текста, которым он должен был пользоваться...
   - Неужели? - спросил мэр. - Разве его не было?
   - Нет, не было, - твердо заявил детектив. - На каком
языке писал этот ваш Аретино?
   - Конечно, на итальянском!
   - Значит, речь действительно идет о переводе, но текст
оригинала отсутствовал. Это во-первых...
   - Продолжайте, Триггс.
   - Дув являлся прекрасным каллиграфом. Я видел перо,
выпавшее из его руки... - С каких пор, мистер Чедберн,
такой каллиграф, каким был покойный мистер Дув, пользуется
для письма на веленевой бумаге не Вудстоком, а иным пером?
   - Что? - вскричал мистер Чедберн. - Я вас не понимаю.
   - Господин мэр, строчки были написаны пером Вудсток. Я
разбираюсь в этом. А чернила! Медленно сохнущие чернила,
которые становятся блестяще-черными, когда высыхают.
   - Знай я, куда вы клоните, мистер Триггс...
   - А вот куда, мистер Чедберн. Мистер Дув писал нечто
другое, когда его убили, писал другим пером, другими
чернилами и не на веленевой бумаге.
   - И что?
   - Убийцу заинтересовало написанное, поэтому он забрал
текст и заменил его другим, написанным дней пять-шесть тому
назад! Привидения так не поступают, хотя я мало осведомлен
о нравах и обычаях этих существ.
   - Мистер Триггс, - медленно произнес мэр Ингершама, - вы
слишком скромны, утверждая, что вы не детектив.
   Триггс молчал, прислушиваясь к бою курантов. Вдруг он
ощутил чье-то присутствие и во мраке увидел фигуру,
двигавшуюся по направлению к нему.
   - Мистер Чедберн, сюда кто-то вошел!
   Мэр не двигался и не - отвечал. Одна из свечей вспыхнула
ярким высоким пламенем.
   Триггс увидел белый силуэт, висящий футах в шести над
ним, а из мрака выплывало лицо, искаженное ужасной гримасой.
   Он закричал... Призрачная рука схватила его за затылок.
   В глазах Сигмы запрыгали искры; он хотел было позвать
Чедберна на помощь, но крик ужаса застрял у него в горле.
   Он приподнялся, поскользнулся и упал, но ему удалось
вырваться из лап невидимки.
   Триггс с воплем вскочил на ноги, махая руками, бросился к
камину и схватил подсвечник.
   Пять огоньков вспыхнули ярким светом и залили всю
комнату...

   Констебль Ричард Лэммл с предосторожностями переступил
белую линию пентаграммы и с видимым отвращением склонился
над трупом.
   - Раскроен череп, как у мистера Дува... Боже, какое
несчастье, это же наш мэр, мистер Чедберн!
   По щекам его потекли слезы.
   Триггс, застывший словно статуя, бессмысленно уставился
на останки мэра, распростертого в центре магической фигуры.
   - Как это случилось, инспектор? - жалобно спросил Лэммл,
устремив безнадежный взор в сторону Триггса.
   - Я предупрежу Скотленд-Ярд, - шумно вздохнув, ответил
Триггс. - Найдите мне человека, который быстрее всех
доберется до Лондона.
   Письмо повез Билл Блоксон.
   Оно было адресовано Гэмфри Баккету в полицейский участок
щ 2 в Ротерхайте, но Триггс еще не знал, что его бывшего
шефа только-только назначили главным инспектором
Скотленд-Ярда и он возглавил бригаду розыска преступников.

                          IX

                28 ДНЕЙ МИСТЕРА БАККЕТА

   - У Триггса очень крепкое здоровье, несмотря на возраст,
но он едва не умер, - сказал доктор Купер. - Теперь
опасность миновала. Лихорадка окончательно спадет до
наступления ночи.
   - Гм, не представляю себе, чтобы Триггс умер от какой-то
несчастной лихорадки, - с сомнением произнес инспектор
Баккет.
   - Вы правы, но его чуть не задушили, вернее, чуть не
сломали позвоночник. Боже, ну и ручищи у этого
таинственного убийцы.
   Баккет, ворча, согласился; вот уже три дня он сидел у
изголовья Триггса, который в бреду рассказывал странные и
ужасные вещи.
   В дверь тихо постучали, и в дверной проем просунула
голову старая Снипграсс.
   - Пришел Билл Блоксон. Он хочет видеть господина
полицейского из Лондона.
   Билл Блоксон вошел, теребя в руках фуражку.
   - Я нашел, сэр...
   - А, очень хорошо.
   Она утонула в низине, на дороге, ведущей к границам
Миддлсекса, где ее застало наводнение. Она умерла несколько
дней назад и выглядит не лучшим образом.
   - Положите ее в подвал ратуши и снесите туда весь
имеющийся лед; надо сделать нечто вроде ледника.
   Билл удалился, обещая выполнить порученное дело.

   Старый Купер оказался неплохим прорицателем, ибо в
сумерки Триггс проснулся и слабым голосом заявил, что
голоден.
   Когда он узнал Гэмфри Баккета, губы его задрожали.
   - А из Скотленд-Ярда приехали? - спросил он.
   - Не приехали, - ответил его бывший шеф, - я прибыл один.
Уже месяц, как я служу в Скотленд-Ярде, Сигма.
   Триггс закрыл глаза.
   - Боже, я ужасно рад! Я не должен был никогда...
Понимаете меня, шеф?
   - Конечно. А теперь, мой милый Триггс, выпейте чашку
бульона, съешьте кусочек курятинки и отдохните.
   - Я хочу говорить.
   - О дожде и солнце, Сигма Тау, хотя до хорошей погоды в
этом скверном городишке еще далеко. ~ Серьезные дела
отложим на завтра.
   Когда Триггс успокоился, он стал настаивать, и Баккету
пришлось уступить.
   - У вас всегда, была чудесная память, Триггс; надеюсь,
она вас не подведет, поскольку мы в ней очень нуждаемся.
   - Я не опущу ни одной детали, ни одной, слышите меня шеф?
   Триггс говорил допоздна, и Баккету пришлось прервать его
речи.
   - Продолжим завтра, - приказал он.
   - И снова Триггс говорил до позднего вечера. Он устал,
но выглядел успокоенным.
   - Я рассказал все, шеф.
   - Превосходно, Сигма Тау. Теперь мой черед рассказывать.
Когда я сообщил своим начальникам об Ингершаме, они мне дали
карт-бланш и разрешили провести расследование в одиночку,
настояв на некоторой сдержанности.
   - Неужели?.. Довольно редкое решение.
   - Верно, мой милый, но позже вы все поймете и одобрите
подобные меры. А пока лежите спокойно, ешьте, пейте, курите
трубку и читайте Диккенса. Это - самое лучшее
успокоительное. Я получил четыре недели отпуска. На
завершение дела мне столько времени не понадобится, но
хотелось бы заодно и отдохнуть.
   Триггс вздохнул. Через час, набивши трубку, он с
увлечением принялся за "Николаса Никльби".

   - Сигма Тау, вы слыхали о Фрейде и психоанализе?
   - Никогда, шеф.
   - Тогда на эту тему распространяться не будем; я и сам
многого не понимаю, но одна из аксиом, сей высокоученой
теории гласит: в основе многих самых отчаянных преступлений
лежит страх.
   - Вот как? - удивился Триггс. - Чтобы заявить или
понять такое, не надо быть великим ученым.
   - Быть может... Теперь перенесемся в Ингершам я
рассмотрим его невроз.
   - Что? Ужасно непонятное слово.
   - Этот невроз характерен для всех крохотных провинциальных
городишек; не скажу, что он носит особый характера Ингершаме,
но не будем забегать вперед. Чем занимаются жители маленького
городка? Едят, пьют, сплетничают, суют нос в дела соседа,
ненавидят пришельцев и все, что может нарушить покой,
необходимый для правильного пищеварения и приятных пересудов.
   Причиной такого беспокойства, Триггс, является невроз
маленького городка, а здесь невроз - синоним страха.
   И вот в один прекрасный день в этаком маленьком городке
селится полицейский.
   - Не полицейский, - проворчал Триггс, - а отставной
квартальный секретарь.
   - В глазах всех добрых людей все же полицейский. А так
как слово "ружье" напоминает о слове "патрон" и наоборот, то
слово "полицейский" ассоциируется с преступлением и
расследованием. Зачем он прибыл? Вот какой вопрос начали
задавать в Ингершаме.
   Баккет встал и уставился на дома, стоявшие по другую
сторону площади.
   - И вот инспектор Триггс, а вас здесь величают именно
так, селится на главной площади. Он разглядывает дома, на
которые я смотрю сейчас: значит, первыми задают себе этот
вопрос именно обитатели этих домов. И они же первыми
начинают волноваться.
   - По какой причине? - спросил Триггс.
   - Мы дойдем до этого, Сигма Тау, но я не стану описывать
события в хронологическом порядке, когда стану раскрывать
тайны, нарушившие спокойствие Ингершама, ведь с некоторых
тайн завеса еще не снята. Мне не составляет труда снять ее,
не из любви к искусству я кое-что оставлю на закуску.
Посмотрите на угловой дом - дом аптекаря Пайкрофта.
Аптекарь первым признает вас, пытается заручиться вашим
доверием, доверием лондонского полицейского, и проникнуть в
ваш замысел, а он считает его опасным.
   - Опасным? Почему?
   - Вечер проходит приятнейшим образом, и Пайкрофт начинает
успокаиваться, но Дув приступает к рассказу одной из своих
историй. Ох уж эти историй Дува, какую роль сыграли они в
провинциальной трагедии и что натворили бы еще, не вмешайся
в дело парка со своими ножницами!
   - История детектива Репингтона...
   - Который существовал лишь в воображении Дува!
   - Быть того не может!.. А я подтвердил, что знал этого
великого человека, - жалобно промолвил Триггс.
   - Большой беды в том нет. Напротив. В свою очередь, вы
вспомнили об ужасном и действительном преступлении, о деле
доктора Кривлена.
   Пайкрофту этого оказалось достаточно. Он покончил с
собой.
   - Но зачем? Я так и не понял, почему он покончил жизнь
самоубийством.
   - Сегодня утром я исследовал погреб старой аптеки;
пришлось копать, поднимать плиты... Там находились останки
миссис Пайкрофт.
   Сигма застонал от ужаса и огорчения.
   - Он узнал себя в преступниках - вымышленном полковнике
Крафтоне и подлинном докторе Криппене, о которых вы говорили
с Дувом. Пайкрофт счел, что вы оба расставили ему тончайшую
ловушку, и сам совершил над собой правосудие.
   После продолжительного молчания Гэмфри Баккет продолжал:
   - У каждого в жизни есть тайна, у одних преступная, у
других просто житейская, и лишь несколько жителей Ингершама
без страха приняли лондонского полицейского, который, как
считалось, явился разоблачать тайны, могущие нарушить
извечное спокойствие. Вам ясно, Сигма Тау? Вот где кроется
причина Великого Страха Ингершама.

   - Пелли быстро освобождается от разлившихся вод, - сказал
Баккет.
   - И разъяснится еще одна тайна? - лукаво спросил Триггс.
   - Если только история Фримантла, этого чудища, вас
удовлетворила полностью, - ответил Гэмфри, платя ему той же
монетой - иронией.
   - Нет, ни в коем случае, - униженно промямлил Триггс.
   - В сущности, трагическая история Фримантла и его соседа
Ревинуса есть история сиамских близнецов. Оба любили Дороги
Чемсен... Не стану утверждать, что дама не вела двойной
игры, но Ревинус - вдовец, а Фримантл женат, тогда как мисс
Чемсен прежде всего хотелось иметь мужа. Поэтому она и
связала свои надежды с весельчаком Ревинусом. Они окружают
свою связь тайной, совершенно необходимой в условиях
маленького городка. Фримантл, человек грубоватый и начисто
лишенный воображения, решил прибегнуть к жалкому маскараду,
завершению которого вы способствовали!
   - Но воображение у него все-таки было, - запротестовал
Триггс. - Ведь он выдумал чудовище Пелли, и оно царило в
течение многих лет, наводя ужас на всю округу.
   - Вы в это верите? А если я сообщу вам, что в ночь,
когда ваша ловкость во владении палкой восторжествовала над
ним, бедняга Фримантл впервые в жизни изображал ужасный
персонаж Быка?
   - Как?
   - Связь Ревинуса с Дороги Чемсен началась не вчера. И,
как все робкие, ревнивые люди, особенно если они находятся
во власти провинциальных условностей, он выслеживал парочку,
мучил себя зрелищем их счастья. Фримантл проводил долгие
ночи, наблюдая за "Красными Буками", с предосторожностями
разыскивал во тьме пустоши влюбленных, искавших уединения.
   И во время своих ночных бдений он столкнулся с Быком,
терроризировавшим обитателей Пелли и бродяг в том числе.
   - А! - прошептал Триггс. - Вот в чем дело...
   - Я отыскал цыган. Они разбили свой табор на границе
Миддлсекса, там, где остановились воды разлива. Мне удалось
завоевать их доверие. Бедным людям приходилось платить
ужасную дань чудовищу Пелли, кравшему и убивавшему их детей!
   - Боже, они мне ничего не сказали.
   - Они боялись Чедберна, - ответил Баккет. - Мэр
Ингершама не хотел никакой огласки.
   - Ужасно! Надо сделать что-нибудь! - воскликнул Триггс.
   - Пойдемте, - пригласил его бывший шеф.

   Светя фонарем, оба полицейских спустились по спиральной
лестнице, ведущей в подземелье ингершамской ратуши.

   Триггс с трудом сдерживал дрожь, чувствуя тьму и сырость;
со сводов сыпался мелкий ледяной дождь; во тьме слабо
фосфоресцировали таинственные символы; напуганные светом и
людьми, грызуны с отвратительным писком разбегались по своим
углам.
   Баккет толкнул какую-то дверцу, и из нее пахнуло холодом.
Свет фонаря заиграл на блестящих глыбах, в которых Триггс
узнал блоки льда.
   - Что это? - с удивлением спросил он.
   - Импровизированный морг, - ответил Баккет.
   Триггс различил маленькое сжавшееся тело, лежавшее на
плитах пола.
   - Попробуйте ее опознать, - тихо сказал Баккет, направляя
луч фонаря на неподвижное тело.
   Триггс увидел зеленовато-белое лицо с пустыми глазами и
странными черными кудрями.
   - Я не знаю ее, - пробормотал он. - Хотя погодите,
Баккет, мне все же сдается... Я сказал бы, королева Анна!
Тот странный портрет, служивший вывеской магазина сестер
Памкинс!
   Баккет осветил труп и медленно произнес:
   - Леди Флоренс Хоннибингл.
   Триггс вскрикнул и вцепился в руку своего друга, умоляя
покончить с этим кошмаром.
   Гэмфри Баккет наклонился над покойницей и резко дернул за
черные букли; Триггс услышал треск рвущейся материи и увидел
в руках шефа парик.
   - Гляньте еще раз.
   Не поддержи Баккет Триггса, тот бы рухнул на миниатюрный
ледник.
   Он узнал Дебору Памкинс.

   - Пейте! Пейте этот грог. Слишком горячо? Ничего,
Триггс, вам нужно именно такое укрепляющее средство, чтобы
прийти в себя и выслушать рассказ об этом чудовище.
   Сигма стал послушнее ребенка; грог обжигал, из глаз
катились слезы, но ему стало легче.
   - И все же, Сигма Тау, - нервно рассмеялся Гэмфри Баккет,
- вы и есть подлинный победитель ужаса Пелли.
   - Я ничего не понимаю! - жалобно простонал бедняга.
   - А кто, как не С. Т. Триггс, рассказал на традиционной
встрече добрых соседей, и не без содействия несравненного
мистера Дува, историю о знатной даме, совершившей
преступление и удивительно похожей на королеву Анну с
вывески гостеприимного дома?
   - Это был я? - захныкал Триггс. - Но разве мог я
знать...
   - Дабы не огорчать благородное семейство, ее имя никогда
не называлось. И только карточка в секретных архивах
Скотленд-Ярда напоминает о леди Хоннибингл. По истечении
срока наказания эту отвратительную бабу передали в
семейство, которое поручилось за ее поведение. Увы! Она
осталась преступницей, превратившись из воровки в
кровопийцу, и с помощью страха Ингершама и мании мэра все
скрывать начала творить свои преступления.
   - Ее семья, - простонал Триггс, - ее сестры...
   - Нет, ее надзирательницы. Сигма Тау. Дамы Памкинс не
сестры гнусной леди. Но вы понимаете, почему они скрылись,
услышав вашу болтовню? И почему исчезла вывеска, являвшаяся
портретом одной из ее прабабок, которая передала ей как свою
внешность, так и свои отвратительные инстинкты?
   - Руфь Памкинс, - выдохнул Триггс, но Баккет прервал его.
   - Еще не все сказано, - заявил он. - Не убивайтесь сверх
меры, Сигма Тау.
   Последний воздел к небу дрожащие руки.
   - Вывеску сняли на заре...
   - Ну и что?
   - Не знаю... Мне трудно выразить свою мысль. Я не
думаю, что дамы уехали далеко.
   - Не так уж плохо, старина, но всему свое время, как
говаривали наши предки. И здесь следует извиниться перед
памятью Дороги Чемсен; вы едва не оказались несправедливым к
ней, обвинив в покушении на вашу персону. Подлинная
виновница покоится на плитах импровизированного морга,
который мы только что покинули; вы понимаете, что у нее были
все основания покончить со столь опасным человеком, как вы.
   - Но Руфь? - продолжал настаивав незадачливый
полицейский.
   - Еще не все сказано, Сигма Тау!

   - Загляните в календарь и скажите, когда над Ингершамом
взойдет луна.
   - Точно в одиннадцать тридцать.
   - Обрекаю вас, Триггс, на бодрствование.
   - Мы отправимся на Пелли... - нерешительно начал Сигма,
и в голосе его не чувствовалось энтузиазма.
   - Вовсе нет, мы не покинем пределов главной площади. Мы
отправимся на выяснение тайны Кобвела.
   Триггс пересчитал на пальцах: тайна Пайкрофта, тайна
Фримантла, тайна Ревинуса, тайна сестер Памкинс - все они
растаяли словно снежные бабы под солнцем.
   - У нас осталось два убийства, - тихим голосом подытожил
он.
   - И кое-какие пустячки... Когда появится наша
приятельница-луна? В одиннадцать тридцать? Следует немного
подождать, я заказал спектакль на традиционный час - на
полночь. Время - лучший целитель, говорят деревенские
жители, и вскоре солнце согреет своими лучами славный
городок Ингершам, - сказал Гэмфри.
   - Лишенный всех своих тайн, - с сожалением добавил
Триггс, осушая кружку эля, - а станет ли он счастливей?
   - Они были бы менее счастливы, не останься у них
привидение ратуши.
   - Опять? - воскликнул Триггс.
   - И навсегда, Сигма Тау.
   Триггс, казалось, с интересом погрузился в изучение
твердых зеленых горошков в своей тарелке, а также банки с
пикулями и горки сухого печенья.
   - Куда же мы идем сегодня ночью? - с трудом выдавил он.
   - В "Галерею Искусств", где Грегори Кобвел умер от
страха. Я хочу познакомить вас с той страшной вещью,
которая вызвала его смерть.
   - А как мы попадем к Кобвелу? - встревожился Триггс. -
Ведь мы не можем прибегнуть к взлому, а ордера на...
   - Тю-тю-тю... не будем кипятиться. Я знал, что
уважаемая миссис Чиснатт имела дубликаты некоторых ключей.
Я нанес ей дружеский визит и забрал их. Когда я уходил, она
заклинала меня опасаться Сьюзен Саммерли, дьяволицы,
изготовленной из папье-маше, а не из доброго воска.
   - Глупости! - проворчал Триггс.
   - Не думаю, - серьезно ответил его бывший шеф.
   "Великая Галерея Искусств" не изменилась; лишь из-под ног
полицейских поднялось пыли больше, чем когда-то поднималось
из-под ног покойного Кобвела.
   Они уселись на плюшевый диванчик, и Баккет погасил
карманный фонарик. Было достаточно светло. Поднималась
луна, и шторы налились зловещим зеленоватым светом.
   Триггс заметил, что манекен Сьюзен Саммерли, по-прежнему
задрапированный в голубую мантию, находился на том же месте
и его устрашающая тень становилась все отчетливей.
   - Полночь!
   Башенные куранты медленно отбили роковой час.
   Триггс вздрогнул и посмотрел в сторону окна: шторы
медленно вздувались.
   - Окно открылось! - прошептал он.
   Баккет пожатием руки принудил его к молчанию.
   В трех шагах от них стояла Сьюзен Саммерли. Она медленно
поднимала руку, сжимавшую топор!
   Баккет не шевелился, но чувствовалось, что он внимательно
следит за малейшим жестом призрачного воскового чудовища.
   Триггс попятился, хрипя от страха.
   - Ни слова, что бы вы ни увидели, - шепнул Баккет и зажег
свет.
   Сьюзен Саммерли стояла рядом, занося топор для
смертельного удара.
   Но... Триггс до крови закусил губу, чтобы не нарушить
приказа своего шефа. В желтом свете он увидел бледную маску
с закрытыми глазами и искривленным ртом, на которой блестели
бисеринки пота.
   - Ничего не предпринимайте, - еле слышно шепнул Баккет, -
она не нанесет удара... она не может этого сделать. Дадим
ей возможность спокойно удалиться!
   Страшная фигура действительно отступила к окну и исчезла
за шторами. И тогда Сигма Триггс увидел манекен, спокойно
стоявший на своем месте с невинной улыбкой на устах.
   - Вы узнали ее? - спросил Баккет.
   - Лавиния Чемсен! - простонал Триггс.
   - Вот почему Кобвел умер от страха. И если бы я не знал,
что сердце у вас крепче, чем у несчастного владельца
"Великой Галереи", я бы не подверг вас такому испытанию.
   - Но мне это ни о чем не говорит. Напротив!
   - Ба! Вы не такой уж профан и понимаете, что мисс Чемсен
страдает лунатизмом и очень восприимчива к гипнозу.
   Затворите окно, Триггс, и закройте задвижку, хотя нам
нечего бояться повторного визита странного существа.
Зажгите свечи в этом подсвечнике, и поболтаем в свое
удовольствие. Я открою вам престранный механизм драмы,
приведшей к смерти Грегори Кобвела, вызвавший еще одну
смерть, механизм, который приведет нас к разгадке последних
тайн Ингершама.

   - Следите за ходом моего повествования.
   В тот памятный жаркий и солнечный день Грегори Кобвел
развлекался тем, что пускал солнечные зайчики.
   Лучик попал в окошечко некоего закутка ратуши, которое до
сего времени не привлекало внимания антиквара.
   Он увидел там нечто необычное и захотел рассмотреть все
повнимательней. Поэтому взял мощный бинокль и увидел то,
из-за чего ему пришлось умереть!
   Станок, стол, рисующая рука и пачка фальшивых банкнот - в
ратуше Ингершама Грегори Кобвел наткнулся на мастерскую
фальшивомонетчиков.
   Кобвел - человек честный, но преступная рука принадлежала
другу, который часто навещал его дом, разделял его вкус к
коллекционированию и к которому он испытывал смутную
нежность.
   - Лавиния Чемсен!
   - В ратуше, стало известно, что их увидели.
   И Кобвел был обречен.
   Среди ночи перед ним возникла Лавиния Чемсен, одетая в
темную мантию, с топором в руке, и вызвала у Кобвела приступ
ужаса.
   Его убил страх...
   - Иначе его убил бы топор Лавинии Чемсен! - воскликнул
Триггс.
   - Нет, - медленно продолжал Баккет. - Нет, она бы его не
убила, она не смогла бы этого сделать. Лавиния Чемсен не
преступница! Скажем так, страх наилучшим образом послужил
целям преступления... И я спросил себя, не предусмотрел ли
все это чей-то дьявольский ум!

   - Сигма Тау!
   - Слушаю вас, шеф.
   - Конечно, Лавиния Чемсен принимала участие в преступных
работах, проходивших в закутках древней ратуши. В глазах
закона она сообщница преступления, но я склонен преуменьшить
ее вину. На бедняжку оказывалось губительное воздействие, и
это снимает с нее львиную долю ответственности. Теперь
вспомните о двух маленьких ожогах кислотой...
   - На руках Дува, - простонал Триггс. - О, я понял. Этот
великий художник был одновременно великим злоумышленником:
он гравировал фальшивые банкноты! Преступник, таинственный
негодяй, сеявший ужас своими безумными историями, - добряк
мистер Дув!!!
   - Однако его убили!
   - Конечно... Соучастник избавился от него.
   - Перед вашим взором сверкает топор мисс Лавинии, Триггс,
и мешает вам разглядеть истину. Рисовал и гравировал
действительно Дув, но он и не подозревал о преступном
назначении своих тончайших работ.
   Ловкий человек может с легкостью заказать граверу части
общего рисунка, а затем комбинировать и объединять их по
своему усмотрению. Так и произошло.
   Однако Дув не относился к наивным людям, и, когда вы
довольно крепко подшутили над ним, обозвав
фальшивомонетчиком, ему открылась часть истины. Он решил
изложить свою историю на бумаге.
   Произошло неизбежное: негодяй, околдовавший мисс Чемсен
и, по-видимому, прибегавший к гипнозу, чтобы превратить ее в
свою рабу, застиг его в момент сочинения исповеди.
   Он убил его, а остальное довершили вы, - Сигма Тау!
   - Он убил его... Но в конце концов вы же не станете
обвинять призрак в том, что он гипнотизирует девушек и
совершает убийства, - с яростью возразил Триггс.
   - Вы по-прежнему не желаете отказываться от своего
призрака, старина. Зачем ломать комедию?
   - Комедию? - задохнулся от негодования Триггс.
   - Комедию, - твердо повторил Гэмфри Баккет.

   - Вы запираетесь в кабинете с мэром Ингершама. Кого вы
ждали? Вернее, кого ждал мистер Чедберн? Вы молчите,
Триггс, тогда скажу я: Чедберн ждал привидение. С
последним полуночным ударом мог явиться призрак ратуши. И
тогда вы, С. Т. Триггс; бывший служащий столичной полиции,
под присягой заявили бы, что видели его. Вы не осмелились
бы отрицать перед инспекторами Скотленд-Ярда существование
странного привидения. А если к тому же мэр заявил, что
уверен в его виновности, вы не осмелились бы ему перечить!
   Не возмущайтесь, Триггс, вы не смогли бы поступить иначе,
тем более что в вашей жизни уже есть один призрак - призрак
повешенного Смокера!
   Не стану утверждать, что бедняга Дув не поддерживал в вас
подобные верования, приводя в пример сомнительные или
сочиненные истории. У вас предрасположенность к вере в
привидения, и Чедберн знал это.
   Вы ждали призрака... и рассказывали истории. И тогда
некто, кто и так косо смотрел на прибытие бывшего
полицейского в Ингершам, кто перебрал в мозгу все варианты
относительно цели вашего приезда, кто считал вас то
никчемным, то опасным детективом, принял вас за талантливого
полицейского, явившегося для расследования тайн, и решил с
вами покончить.
   Вы увидели ужасное лицо, выплывающее из мрака, ощутили на
своем затылке железную руку...
   И вспомнили...
   Вспомнили о другой руке, которая чуть не свернула шею нам
обоим.
   Вы вспомнили, Триггс. Более того, вы узнали преступную
руку, руку Майка Слупа!!!
   Триггс встал и несколько торжественно произнес:
   - Инспектор Баккет, арестуйте меня!
   - Как я могу арестовать честного и смелого человека,
который находился в состоянии самообороны?
   Я не могу арестовать человека, спасшего мне жизнь.
   Я не могу арестовать человека, избавившего общество от
Майка Слупа, закоренелого преступника, даже если для этого
ему пришлось прикончить некоего мистера Чедберна, мэра
Ингершама.
   Более того, Сигма Тау, в Ингершаме, откуда окончательно
изгнан страх, я никого не буду арестовывать.
   И мои начальники будут согласны с моими решениями.

   - Сигма Тау!
   - Слушаю вас, шеф.
   - О чем вы думаете?
   - О Лавинии Чемсен, шеф! Вы действительно верите, что
Чедберн внушал ей столь преступные мысли? Я думал, такое
встречается только в романах.
   - Хм, это не так, к сожалению, такое встречается и в
жизни! Чедберн, вернее Майк Слуп, был весьма сильной
личностью.
   Думаю, он держал Лавинию Чемсен с помощью чувств -
бедняжка любила его, а посему его власть над ней сильно
увеличивалась. Но люди, действующие под гипнозом,
преступлений не совершают.
   Поэтому, как я уже говорил, Лавиния не могла совершить
убийства, но Майк Слуп знал, что Грегори Кобвела достаточно
сильно напугать.
   Баккет вскочил на ноги, словно ему надоело говорить об
ужасах.
   - День прекрасен, Сигма Тау. Мне хочется совершить
прогулку вдоль Грини, которая наконец вернулась в свое
русло.
   Они прошли вдоль парка Бруди и, оказавшись у решетки,
встретили идущего с рыбной ловли Билла Блоксона с корзиной в
руках.
   - Рыбка в сетке, Билл? - со смехом спросил Баккет.
   - И две в верше, сэр.
   Парень подмигнул и удалился в отличном настроении.
   - Почему же он не достает их из верши? - спросил Триггс.
   - Потому что его не интересует некоторая разновидность
рыб, - ответил Гэмфри, отворяя калитку.
   Они вошли в пустынный парк, где яростно спорили сойки и
звонко свистели дрозды.
   - Смотрите, - произнес Триггс, - красный домик открыт. Я
бы сказал, что в нем живут.
   Они подошли к двери, и она распахнулась перед ними.
   - Входите, господа!
   Перед Триггсом стояли смущенно улыбающиеся дамы.
   - Мисс Патриция... Мисс Руфь...
   - Ну, ну. Сигма Тау, пора сорвать последние завесы с
тайны, и вы поймете, почему следует оставить незапятнанной
печальную память леди Хоннибингл.
   Она была внучкой вашего благодетеля, сэра Бруди, а сестры
Памкинс большую часть жизни преданно служили ему, пытаясь
наставить ее на путь истинный. И не стоит сердиться на них,
Сигма Тау, если это им не всегда удавалось.
   Но Триггс уже ничего не слышал; он увлеченно шептался с
Руфью Памкинс, чьи щеки приятно порозовели.
   - Ну ладно, - проворчал Гэмфри, - готов поставить сто
против одного, что приключение закончится, как у Тима
Линкинуотера и мисс Ла-Криви.
   Мисс Патриция вопросительно взглянула на него.
   - Это из "Николаев Никльби"! - разъяснил Баккет.
   - А могу ли я вас спросить, мистер Баккет, чем кончилось
это приключение?
   - Свадьбой...
   - Это действительно приключение, - серьезно подтвердила
мисс Патриция, - но неизвестно, конец его или начало.

                      * * *

   - А я, - проворчал Гэмфри Баккет, оказавшись один в
парке, где еще сильнее стрекотали сойки, - как я завершу
свой рапорт?! Вдруг в один прекрасный день он попадет на
глаза какому-нибудь парню, сочинителю историй? Дувы еще не
перевелись на белом свете...

                           Х

             ОДИНОКИЙ СУМРАЧНЫЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

   Ветер забвения развеял декорации и персонажей нашего
повествования, лишив их дыхания жизни. Время иначе не
поступает, да и рассказчик тоже.
   Устав от тайн, спит Ингершам. К нему вернулся глубокий
сон без кошмаров. В высокой башне ратуши начинают хрипеть
все колесики курантов, собираясь отбивать полночь - самую
тяжкую повинность суток.
   По крышам скользит луна, а тысячи звезд превращают Грини
в ночное зеркало.
   Двенадцать ударов... В основе вечных законов лежит
традиция.
   Сквозь витражи просачиваются лунные лучики, и по плитам
коридора рассыпаются серебряные монетки бликов. Из сумрака
возникает безмолвная, фигура и входит в луч серебристого
света. И рясы, и колпак, и длинная борода придают лицу
важность и торжественность. Сей одинокий джентльмен не
вызовет у вас страха при столкновении с ним.
   Однако это призрак, подлинный призрак, который обитал и
будет обитать в Ингершаме, не вмешиваясь в людские драмы.
   Он проходит сквозь закрытые двери и каменные стены, ибо
субстанция его тонка и таинственна.
   Ровным шагом, не похожим ни на змеиное скольжение, ни на
человечью походку, он пересекает Залу Защитника бедняков,
где было решено предать позорной смерти роялистов. Он не
обращает внимания на строгие ряды стульев, навечно
запомнивших роковой сеанс правосудия. Он входит в богатый,
кабинет, где на паркете еще виднеется пятно крови мистера
Чедберна; его не трогает сие зловещее свидетельство.
   Он проходит через застекленный кабинетик мистера Дува, не
склонившись с интересом над каллиграфическими строками, а
когда идет по круглой заде, откуда в мир вылетали обманчивые
бабочки фальшивых банкнот, он даже не останавливается.
   Ему безразлично все: ни радости, ни горести человеческие
не трогают его.
   Каков же смысл бродящего в ночи призрака? И есть ли он,
этот смысл?
   Безграничная Мудрость, которую равным образом интересует
и жизнь ничтожного клеща, и трепет травинки, и гибель целого
мира, отвела ли она призраку свою роль?
   Встреча с теми, кто умер, относится к странной
привилегии, в которой сия Мудрость отказывает живым, а если
она иногда и происходит, то только по упущению того же
самого Божества, не так ли? Может ли Божество забывать?
   Носят ли законы абсолютный характер?
   Эйнштейновская теория, как кислота, разъела эвклидову
безмятежность; поляризация нарушает лучистый кодекс оптики;
равенство уровней жидкости в сообщающихся сосудах
опровергнуто капиллярами, а ученые мужи, пытаясь скрыть свое
невежество, создали из подручных материалов катализ.
   Церкви скруглили острые углы Божьего законодательства.
Из аксиом, сформулированных Богом, человек вывел свои
собственные следствия.
   В законе ночи могли образоваться трещины, и в них
проскользнули призраки.
   Мы превратили Природу в истину, обожествили ее, а она
кишит миражами и ложью. Ба, слова, одни слова!.. Эх,
Шекспир!
   Формы или силы, что-то приходит на смену мертвым, но эти
формы не подчиняются нашим законам, и вряд ли уравнении
помогут нам рассчитать могущество ночных форм.
   Призрак есть.
   Он бродит, приходит и уходит.
   Поет петух, он исчезает.
   Традиция.