Версия для печати

                            Владимир БЕЗЫМЯННЫЙ

                                  НИРВАНА



                     "Профессиональный колдун с мировым именем  из  Москвы
                высылает рецепты тибетских монахов: вывод  камней,  песка,
                лечение гайморита, геморроя, облысения,  импотенции,  сах.
                диабета,  зрения  (вкл.  катаракту).   Лунный   календарь,
                ясновидение,  снятие  любого  колдовства,   белая   магия,
                лечебные молитвы. Гарантия - 100%".
                                                                  Из газет

     Мертвая девушка лежала на  спине,  глядя  в  потолок  остановившимися
глазами.  Кровь  пропитала  ковер,  свернулась,  и   на   середине   ковра
образовалось бурое пятно, очертаниями напоминавшее Гренландию. Нож вспорол
брюшину, и разверстая рана зияла. Зрелище было не для слабонервных.
     Кто это сделал - гадать не приходилось.  Отброшенный  к  стене  тремя
пулями из маленького "вальтера" в углу комнаты скорчился молодой  человек,
почти юноша. Четвертая засела в стене -  на  нежно-розовых  обоях  темнела
крупная точка.
     - И ведь он, гад, и пробыл-то в  квартире  минут  двадцать  всего,  -
сокрушался вахтер. - Я здесь скоро уже пятнадцать лет - с тех пор, как  на
пенсию вышел, и никогда даже прищепки бельевой не  пропало.  У  нас  народ
обстоятельный живет, серьезный...
     Павел Михайлович Строкач ругнулся про себя. В квартире два  трупа,  а
этот чертов отставник вкручивает ему про прищепки. Серьезный народ!  В  их
городе, типичном для ближнего Подмосковья, дом этот был  известен  всем  и
каждому. Раньше его величали "Дворянским гнездом", теперь  же,  когда  все
чины  и  звания  смешались,  здесь  можно  было  встретить  и   удачливого
коммерсанта, и дельца, и просто темную личность без определенных  занятий.
Именно этот словоохотливый привратник и обнаружил преступление,  и  вызвал
милицию,  и  постарался  избежать  огласки,  и  обеспечил   охрану   места
происшествия. Сейчас он шел бодрым и пружинистым  шагом  перед  Строкачом,
задерживаясь на  мгновение  на  площадках  и  продолжая  сыпать  полезными
сведениями. Строкач слушал его вполуха, поглядывая по сторонам.
     Широкая лестница сияла безукоризненной чистотой. На этот  счет  здесь
все было в порядке, и потому незакрытый  шпингалет  окна  между  вторым  и
третьим этажом немедленно бросился охочему  до  мелочей  майору  в  глаза.
Аккуратно, с  помощью  носового  платка,  он  взялся  за  него.  Шпингалет
повернулся мягко, бесшумно, однако вахтер услышал - приостановился, бросил
короткий недовольный взгляд.
     Вот и четвертый этаж - последний. Справа осталась черная дерматиновая
дверь с выпуклым глазком, за нею исходила визгливым лаем собачонка.
     - Сюда! - сказал  вахтер,  и  они  переступили  порог,  оказавшись  в
небольшой прихожей. - Повезло вам со свидетелем, товарищ  майор.  Кабы  не
я...
     Строкач подумал, что это и в самом деле  так.  Обреутов  был  из  тех
очевидцев и понятых, которые готовы вывалить  перед  следователем  грязное
белье всех, кого им приходилось знать на своем веку. Довольно противно, но
небесполезно.
     Владимир  Лукич  Обреутов,  майор  внутренних  войск  в  отставке,  -
невысокий, полный, туго накачанный  жизненной  энергией,  главными  своими
достоинствами почитал привычку к  порядку  и  лояльность  по  отношению  к
начальству. Он и Строкача "ел глазами" и даже "тянулся" перед ним.
     - У меня все как на ладони, Павел Михайлович. Мышь  не  проскочит.  -
Они беседовали в гостиной, большой комнате с выходом в просторную  лоджию.
- Сыщик этот, Усольцев,  проследовал  в  девять  ноль  пять.  Сказал,  что
приглашен к Минской. Я хотя и знаю его, но  удостоверение  проверил.  Тоже
мне, птица - частный детектив! - Обреутов презрительно  сощурился.  -  Нас
ведь инструктируют, что в районе происходит, кто в  какой  должности,  кто
новый появился, да и сам я привык кое-что подмечать. А Валерия  -  она  со
всякими людьми водилась. Конечно, и работа у нее такая, а все-таки надо бы
с разбором, глядишь - и не было бы  беды.  Валерия  ведь  молоденькая,  но
собой видная, из хорошей  семьи.  Ну,  это  сами  видите,  дом  в  прошлом
обкомовский, не кто попало жил.
     - У вас все? - на всякий случай спросил Строкач.
     - О жильцах. Вы знаете, товарищ майор, завсектором с  третьего  этажа
уехал, а вселился туда некий Теличко. Новая экономика. Делец.
     - А что? Плох жилец?
     - Плох не плох, а вот не наш, и все тут. С  бывшими  секретарями  все
понятно - что и откуда, как-никак семьдесят лет страной  правили.  А  эти?
Все на продажу. Если раньше  золотишком  приторговывали,  то  теперь  чего
только не гонят через границу! Тут тебе и медь, и вольфрам,  и  скандий...
Прямо таблица Менделеева.
     -  Он  что,  имеет  отношение  к  производству  цветных  металлов?  -
заинтересовался Строкач.
     - Да не знаю я, толком не поймешь. Гордый! Бизнес у  него,  понимаете
ли. Обыкновенный ворюга! Мало, что ли,  таких  у  меня  пересидело?  Я  их
насквозь вижу. Вот бы кого пощупать, он  сейчас  дома,  отдыхает.  Жена  с
сыном  в  отъезде,  утром  девку  выпроводил  -  и   на   бок.   Президент
агропромышленной фирмы!.. Ну, да  я  разболтался...  Значит,  говорит  мне
Усольцев: "Дело у меня минут на десять. Назначено, Минская  ждет".  Ну,  у
меня все по часам. Двадцать минут прошло, я  забеспокоился.  Знаем,  какие
нынче гости... Но на что он рассчитывал? Я ведь знал, что он здесь. Убрать
меня? Так я ему не девчонка... - голос отставника дрогнул.
     Гостиная была уютной - старинная горка в  углу,  справа  у  окна  под
потолок - веерная пальма. От нее вдоль стены до  угла  протянулся  книжный
стеллаж.
     - Из Прибалтики лет пять назад стенку эту привезли. Неделю  собирали,
- отреагировал на взгляд майора всезнающий Обреутов. - У них  и  так  было
книжек невпроворот, но вот - в порядок библиотеку привели. Это в  аккурат,
когда  они  дом  отстроили,  старую  мебель  туда   позабирали,   и   сами
переселились. А квартиру и все новое - дочке.  Девушка  Валерия  умная,  с
характером. Как и родители, журналистка. Только те восхваляли, а ее  дело,
как нынче говорят, - конструктивная критика. Оно, конечно, на всем готовом
легко ниспровергать, когда не нужно кланяться за кусок хлеба. А, да не мое
это дело. Мои взгляды - это мои взгляды.
     Строкач знал, что настоящие, детальные допросы еще  впереди,  и  хотя
действующие лица разыгравшейся трагедии были налицо,  вопросов  оставалось
уйма. Покинув вахтера, майор прошел в спальню, где и развернулись события.
     Маленький "вальтер" из руки девушки  уже  перекочевал  в  пластиковый
пакет эксперта.  Вечно  брюзжащий  Лев  Борисович  возился  с  отпечатками
пальцев. Уже прозвучал его знаменитый афоризм, что  даже  если  преступник
будет беспечен, как гармонист на  посиделках,  то  из  десятка  отпечатков
удается идентифицировать только один. Все это Строкач знал наизусть,  знал
он также и то, что  опыт  старого  эксперта  практически  всегда  позволял
отыскать тот самый единственный из десяти.
     Двухкомнатная  квартира  была   чистой,   обставленной   без   особых
претензий. Светлая недорогая мебель, песочного  цвета  обои  на  стенах  в
гостиной. Простота, уют, какая-то легкость.
     Не то было в спальне.
     Необъятная "арабская" двуспальная  кровать,  накрытая  атласным,  без
морщинки,  покрывалом,  осталась  нетронутой.  Тяжелые   бархатные   шторы
полузадернуты, но света достаточно, чтобы видеть детали  -  тело  девушки,
угрюмое  пятно  на  ковре,  изумленно  распахнутые  глаза  парня.   Взгляд
устремлен в просвет между шторами.
     Короткая стрижка, хороший рост, атлетическое  сложение,  классический
двубортный костюм - все это, даже не знай Строкач  о  содержимом  карманов
Усольцева, позволяло предположить, что  покойный  из  тех,  кто  связан  с
рэкетом в его наиболее "элегантной" форме. Газовый пистолет  за  поясом  и
банковская упаковка сторублевок. Однако это  опровергалось  удостоверением
частного детектива во внутреннем кармане пиджака, из  которого  следовало,
что гражданин Усольцев Алексей Георгиевич,  двадцати  семи  лет  от  роду,
работал по контракту в сыскном агентстве "Волекс" и имел право производить
в установленном  порядке  расследования  и  "иные  действия,  связанные  с
поручениями обратившихся к нему клиентов. Что ж, Строкачу в  его  практике
приходилось встречать и более расплывчатые определения.  Правда,  нечасто.
Кстати, подумал майор, расследования на свой страх и риск не  возбраняется
проводить любому гражданину, только в рамках закона.
     Несмотря  на  свои  двадцать  три  года,  Валерия  Анатольевна   была
разборчивой особой. Об этом свидетельствовал ее гардероб  -  простые  вещи
очень недешевых европейских фирм. Проблем с наличностью у девушки, судя по
всему, не было.
     Любопытно,  что  бандероль  на  пачке  сторублевок,  обнаруженной   в
саквояже тончайшей  желтой  кожи,  в  точности  совпадала  с  таковой  же,
находившейся  в  кармане  Усольцева:  "12  июля  ....  года.   Октябрьский
Промстройбанк. Кассир Иванова И.И."
     Немного дорогих украшений - строгих,  безукоризненно  подобранных.  И
бумаги -  множество  заметок  самого  различного  содержания  на  клочках,
блокноты и стандартные листы для машинописи, испещренные рваными абзацами,
фразами,  отдельными  словами,  а   чаще   именами,   схемами,   значками,
малопонятными символами.
     Майор и не рассчитывал, что  все  это  мгновенно  прояснит  ситуацию.
Бумаги он из своих рук выпускать не собирался, и внимательное  чтение  еще
только предстояло. Что ж, профессия журналиста - не из  самых  безопасных.
Конечно, девушка молода и красива, и все, что случилось, может и не  иметь
отношения к журналистским делам. Убийство из  ревности?  Смешно!  За  годы
работы он убедился, что мотивы, как правило, одни и те же. Почти всегда  -
это деньги, реже - страх, и только один раз  -  месть,  после  невероятной
дозы водки. И если любовницу убивают, то чаще всего тогда, когда она стала
препятствием на пути к деньгам или карьере.
     На ограбление все это и  вовсе  не  походило.  Ценности  остались  на
месте, да  и  кто  бы  рискнул  грабить,  предъявив  перед  тем  служебное
удостоверение вахтеру?
     Четыре этажа, на каждом - три квартиры, всего двенадцать. Не такое уж
широкое поле для розыска. Квартира этажом ниже - пуста, хозяева укатили на
отдых. Она на сигнализации, и на пульт уже  неделю  не  поступает  никаких
сигналов.
     Квартира напротив. Выпученный панорамный  глазок.  Из-под  него,  как
лапки  клеща,  торчат  короткие  металлические  усики.   Строкачу   всегда
казалось, что в такой глазок обязательно кто-то следит за  ним,  и  он  не
ошибся.
     Дверь отворилась почти сразу. В  проеме  стояла  седая,  коротконогая
грузная старуха. Коротко остриженные волосы кисточками торчали над  ушами,
что вкупе с крючковатым носом довершало сходство с разбуженной  среди  дня
совой.  Желтые,  пронзительные  глаза   помаргивали,   а   рот   оставался
приоткрытым, словно "сове" не хватало воздуха.
     В комнате визгливым лаем заливалась собачонка. Впрочем,  "сова"  была
опрятна, одета не без элегантности, разве что чуть  старомодно.  Помедлив,
она с достоинством сказала низким густым голосом:
     - Заходите, прошу вас, -  посторонившись,  она  сделала  приглашающий
жест. Строкач шагнул в прихожую,  слегка  зацепив  плечом  высокую  резную
тумбочку, покрытую накрахмаленной кружевной салфеткой.
     -  Не  боитесь  впускать  чужих  в  дом?  -  майор  почему-то   сразу
почувствовал расположение к пожилой даме. Было в ней что-то... Он  поискал
слово, но не нашел.
     - А к вам это не имеет отношения. Я ведь жизнь  прожила,  много  чего
повидала. Да и чего мне бояться? Сокровищ не накопили,  а  мебель,  -  она
обвела  жестом  старинные  многопудовые   кресла,   -   кому   это   может
понадобиться?
     Она  выжидательно  умолкла,  искоса  поглядывая  на  майора.  Строкач
кое-что уже знал о ней и о ее сыне.
     - Так или иначе, Мария Сигизмундовна, я хотел бы представиться...
     - Бог с вами! - старая дама отмахнулась. -  У  вас  же  все  на  лице
написано. Как минимум, капитан - ведь верно?
     - Майор. Майор Строкач Павел Михайлович, с вашего позволения.
     Строкач обежал взглядом большую комнату, заставленную резной  мебелью
черного дерева. В  углах  помещались  высокие,  едва  не  по  плечо,  вазы
голубого фарфора, между  ними  -  инкрустированный  перламутром  ломберный
столик на гнутых ножках. Слепо мерцал темный экран  небольшого  телевизора
"Сони". Левую  стену  почти  полностью  перекрывал  толстый  ковер  мягких
пастельных тонов. На нем, в метре друг от друга,  висели  морской  кортик,
ятаган и небольшое, причудливой формы ружье.
     - Кремневое, - уловив взгляд Строкача, кивнула женщина.
     Казалось, ее движение  отразилось  в  до  блеска  натертом  затейливо
выложенном паркете. Строкач с удовольствием заглянул в  живые,  светящиеся
умом глаза собеседницы.
     -  Великолепие,  конечно.  Подлинная  старина.  Кстати,   а   Дмитрий
Дмитриевич дома?
     - Куда там! С утра в клинике. Он редко бывает днем. По выходным, да и
то через раз. А оружие - это не Дима,  еще  покойный  муж  собирал.  Скоро
тридцать лет, как его не стало. Ну,  да  все  там  будем...  А  красота  -
остается, это так.  Какие  мастера  работали,  душу  вкладывали!  Нынешним
трудно понять - прагматики: трезвость, расчет в первую голову.  А  человек
должен бежать от  этого,  стремиться  жить  сердцем,  подчиняться  первому
движению души. Увы, приходится признать, что наше поколение было в гораздо
большей степени идеалистами... Так  что  сегодня,  в  трезвую  и  холодную
эпоху, нам остается одно - наши дети. В них наше  достояние,  наша  жизнь.
Дима... он ведь радость несет людям.  -  Она  с  гордостью  посмотрела  на
фотографию на стене в простой деревянной рамке, глаза ее затуманились.
     Высокий, чуть лысоватый мужчина в белом  халате  держал  перед  собой
пухлую книгу с иероглифами  на  обложке.  Проницательным  мягким  взглядом
мужчина смотрел, казалось, сквозь книгу в лицо кому-то незримому - доброму
собеседнику, понимающему слушателю.
     Лицо его было одухотворенным, словно у вдохновенного проповедника.
     Дмитрий Дмитриевич Хотынцев-Ланда был в городе  широко  известен.  По
слухам, многие обязаны были ему если не полным исцелением,  то  улучшением
состояния, а уж семейные и иные психологические проблемы доктор щелкал как
орехи. Обычно прием велся в клубе завода  "Металлист",  и  развешанные  по
городу афиши и  рекламные  объявления  в  прессе  не  уставали  напоминать
обывателю об этом.
     Не забывал Дмитрий Дмитриевич и  о  здоровых:  кажется,  речь  шла  о
занятиях какой-то разновидностью йоги, о совершенствовании  тела  и  духа.
Впрочем, сам Строкач был  еще  недостаточно  совершенен,  чтобы  различать
нюансы высших учений о тонких космических энергиях. Хватило бы времени для
решения земных проблем! Так и сейчас -  нельзя  было  дать  следу  остыть,
нужна была зацепка, ниточка...
     - Итак, никого, кто бы заходил сегодня к Минской,  вы  не  видели?  -
Строкач повторил вопрос для порядка, уже собираясь уходить.
     Женщина перебила его - вопрос прозвучал уже трижды.
     - Ну я бы с удовольствием, Павел Михайлович, но,  увы,  выхожу  очень
редко. Этажом ниже живет подруга, видимся  раз  в  день,  когда  гуляем  с
собаками. Она и сейчас внизу, на скамейке, я из окна видела. Она  для  вас
клад - все знает, все видит.  Ее  легко  узнать  -  Октябрина  Владленовна
видная женщина, в молодости красавица была - заглядение.
     Женщину у подъезда  Строкач  приметил.  Стройная  для  своих  лет,  с
тяжелой каштановой  косой  с  проседью  и  спокойными  величавыми  чертами
северорусского типа.
     Но с нею сейчас должен был работать лейтенант Родюков, а Строкач  уже
звонил в третью квартиру четвертого этажа, дверь которой  располагалась  у
последних ступеней лестницы.
     Дверь  стремительно  распахнулась.  На  пороге  стояла  ослепительная
голубоглазая блондинка во всеоружии неполных  двадцати  лет.  На  лице  ее
блуждала тревожная улыбка.
     "Наверное, уже знает, что случилось, -  подумал  Строкач.  -  Почему?
Ведь вахтер уверяет, что никому ничего не сообщал".
     - Мы могли бы поговорить и здесь, - сказал майор, отрекомендовавшись,
- но вопрос серьезный, потребуется время. Ваша соседка убита.
     Взгляд  девушки  заметался   по   соседским   дверям,   вопросительно
остановился на майоре.
     "Значит, все-таки не знает. Тогда почему испуг?"  Впрочем,  он  знал,
что странности в поведении женщины могут объясняться даже микроскопическим
пятнышком на любимой блузке или попавшимся на глаза постороннему предметом
туалета.
     Но пока еще не было  оснований  для  выводов.  Квартира  была  точной
копией той, которую только что покинул Строкач. Те же три комнаты, но  они
казались куда меньше: вдоль стен вплотную теснилась дорогая мебель,  центр
комнаты поглотил огромный округлый стол. Все блестело -  свинцовые  стекла
шкафов, масса бронзовых ручек и инкрустаций, тускло лоснился велюр обивки.
     Строкач погрузился в кресло, вопросительно поглядывая на девушку,  но
та никак не реагировала, поглощенная своими переживаниями.
     - Вот, Светлана Евгеньевна, вы уже знаете, что произошла трагедия. Не
буду сейчас вдаваться в  детали,  мне  хотелось  бы  выслушать  вас.  Были
произведены четыре выстрела. Неужели вы ничего не слышали?
     Девушка отрешенно опустилась в  кресло,  достала  сигарету  из  белой
пачки, лежащей рядом с бронзовой пепельницей в виде перевернутой на  спину
черепахи, покатала ее в  ладонях.  Эти  сигареты  Строкач  видел  впервые.
Золотые рельефные  литеры,  седоватый  джентльмен  на  фоне  Белого  дома.
"Картер".
     Перехватив взгляд майора, девушка нервным движением придвинула к нему
сигареты, пепельницу. Однако Строкач отказался.
     - Нет-нет, благодарю вас. Не стоит.
     Внезапно девушка вышла из оцепенения.
     - Я не слышала выстрелов. У нас стены едва  ли  не  метровые.  А  что
случилось, какая соседка?
     "Но отчего эта тревога? Тьфу ты, да что это я?  В  соседней  квартире
убийство, а я гадаю, почему девчонка обеспокоена".
     - Убита ваша соседка, Валерия Минская.
     - Лера? Это ограбление? Но как же?.. - девушка буквально окаменела, в
глазах ее застыл страх.
     - Мы выясняем. Так как же насчет выстрелов?
     Неожиданно напряжение спало, уступив смятению.
     - Леру убили... Но я же точно ничего не слышала!
     Если бы в квартире у Дим Димыча - тогда да, могло быть слышно. Это же
за двумя стенами... Вы спросите у старухи,  она  должна  была...  Она  все
видит! Чуть собака залает, она к дверям - и в глазок...
     Строкач, поколебавшись, спросил:
     - Скажите, Светлана, вы одна дома? - Девушка вскинула  голову.  Майор
настаивал: - Мне  это  нужно  знать  определенно.  Думаю,  вы  верно  меня
поймете.
     - То есть, вы хотите... обыск? - голос девушки звучал устало.
     -  Ну,  обычно  обыскивают,  имея  санкцию  прокурора,  и  уж   тогда
разрешения никто не спрашивает. Но я глубоко убежден,  что  честных  людей
все это не касается. Просто я хотел бы осмотреть вашу квартиру.
     - Как вам угодно. Мне-то что, в конце концов?!  -  Светлана  даже  не
сделала попытки приподняться в кресле.
     На это Строкач согласиться не мог.
     - Ни в коем случае, Светлана Евгеньевна. Ведь не думаете же вы, что я
действительно собираюсь обыскивать ваш дом. Пройдемся по комнатам, и,  как
радушная хозяйка, вы мне все покажете. Буду вам бесконечно  признателен  и
надеюсь, вы не станете возражать.
     -  А  если  стану?  -  на  вопрос  это  уже  не  походило.   Девушка,
стремительно поднявшись, направилась в другую комнату.
     - Здесь кабинет отца. Прошу. Можете даже заглянуть в документы...
     Строкач протестующе выставил ладони, всем  видом  давая  понять,  что
такое ему и в голову не могло прийти. Евгений Турчин занимал высокий пост,
и вмешательства в свою деятельность заведомо не потерпел бы.
     Строкач ни  на  что  особенно  и  не  рассчитывал,  осматривая  жилье
Турчиных. В кабинете спрятаться было негде, так же - в  спальне  родителей
Светланы. Не миновал  Строкач  и  кухню,  ванную  и  санузел,  заглянул  в
кладовую, порадовавшись, что по крайней мере эта семья вполне в  состоянии
прожить год на автономном питании.
     Перед  последней  дверью  Светлана  остановилась  в  нерешительности.
Строкач же, напротив, оживился.
     - Вы убеждены, что вам необходимо осматривать также и мою спальню?  -
не дождавшись ответа, девушка кивнула сама себе:  -  Ах  да,  конечно,  вы
убеждены. Что ж, пожалуйста.
     Дверь мягко откатилась в сторону,  одновременно  проясняя  кое-что  в
поведении Светланы.
     Большая хрустальная пепельница с десятком окурков, смятая пачка  того
же "Картера".  На  половине  окурков  -  следы  помады,  у  других  фильтр
раздавлен характерным крепким прикусом.
     Пепельница стояла на компактном сервировочном столике, рядом с ней  -
блюдце с несколькими дольками лимона, початая плитка  шоколада  и  большая
хрустальная рюмка, испачканная той же помадой, что и на губах  у  девушки.
Откупоренная бутылка коньяка пряталась на нижней полке столика.
     Бросив оценивающий взгляд на едва прибранную  постель,  майор  сделал
два коротких шага в комнату, отодвинул дверцу бара под  лампой  с  розовым
абажуром. Перед строем разнообразных  бутылок  там  стояла  вторая  рюмка,
такая же, как и на столике. На ее донце виднелись остатки коньяка.
     Строкач с осторожностью взял ее, прихватив двумя пальцами за донце  и
за верхний ободок.
     - Это чтобы отпечатки  пальцев  не  стереть?  -  насмешливо  спросила
девушка.
     - Так точно, Светлана Евгеньевна. Не вижу повода для иронии.  Кстати,
если ваш друг не имеет отношения  к  случившемуся,  то  зачем  со  мной  в
кошки-мышки играть? Может, пришла пора знакомиться?
     - Воля ваша, только я вам заявляю: никого здесь нет, хоть  все  вверх
дном переверните.
     - Ну, до этого дело не дойдет. Все обычным путем:  понятые,  обыск  в
соответствии со стандартной процедурой...
     Все еще продолжая говорить, Строкач заглянул  и  на  балкон,  сунулся
было и в недра объемистого шкафа, и под кровать в спальне.
     -  Вы  забыли  на  антресоли  взобраться!  -  голос  девушки   звучал
откровенно вызывающе, от былого смущения не осталось и следа. Однако майор
предпочел заниматься делом и последовал  совету.  Из  кладовой  он  извлек
замеченную там стремянку, взобрался на нее - и  ему  не  открылось  ничего
нового. Все так  же  громоздились  коробки  с  итальянскими  макаронами  и
консервными банками, припорошенными пылью.
     Строкач аккуратно сложил лестницу, вернул ее на место  и  двинулся  к
выходу. В прихожей бросил:
     - Что же тут смешного, Светлана Евгеньевна?  Убита  молодая  девушка,
ваша соседка. А я, вместо того, чтобы дело делать, с вами в прятки  играю.
Вернее, вы со мной.
     - Да ведь вы сами начали. Ну, был у меня приятель вчера вечером, ушел
еще до двенадцати. Я же не должна это втолковывать кому попало...
     - И вы с вечера так и не убирали?
     - Нет, не убирала! - голос Светланы стал  мечтательным,  зазвенел.  -
Вам, наверное, трудно это представить: лежала и думала  о  нем.  В  полном
одиночестве. Родители ко мне вообще не заходят. Папаша у нас - фигура, ему
не до меня, лишь бы все тихо, без скандала. При них я  никого  позвать  не
могу, но они в эти дни на даче, вечером будут. Папа  с  мамой  молодцы,  в
любом случае позвонят, предупредят, что возвращаются. Чтобы без эксцессов.
Демократия! У нас в  подъезде  теперь  сплошь  демократы,  за  исключением
одного буржуа...
     - Это кто же такой будет? - осведомился Строкач.
     - Есть тут такой - Николай Васильевич.  Здоровенный  мужик.  Иномарки
тасует, как карты. Вот кто знает, чего хочет. Политика вся эта ему - тьфу!
"Света, вас на край света подвезти?" Была бы  свободна  -  и  поехала  бы.
Люблю сильных людей. А того, кто у меня был, впутывать не дам.  Если  есть
нужда - передам, чтобы пришел к вам. У него свои проблемы,  но,  может,  и
явится.
     - Может? Даже если погибла женщина?
     - Ну, он-то уж точно ни при чем. Он  и  мухи  не  обидит.  Исповедует
принцип - все живое имеет права на жизнь.
     Павел был совершенно в этом не убежден, хотя против кавалера Светланы
Турчиной ничего не имел.
     Теперь - этажом ниже, здесь улов может оказаться побогаче.
     Звонок испустил мелодичную трель, и сейчас  же  за  дверью  взорвался
оглушительный собачий брех. С четвертого  этажа  отозвались  -  визгливее,
заливистее.
     Дама, появившаяся на пороге,  занимала  весь  проем  и  казалась  еще
внушительнее, чем на улице. "Величественная  особа",  -  отметил  Строкач.
Позади,  в  полусвете  прихожей  мелькнуло  веснушчатое  лицо   лейтенанта
Родюкова. На нем было написано откровенное страдание.
     - А, Игорь, привет. Ты уже здесь? - Строкач как бы удивился.
     Родюков отреагировал верно:
     - Да, Павел Михайлович. Проходите. Октябрина Владленовна - свидетель,
о котором можно только мечтать.
     - Ох, это просто ужасно! - дама охотно двинулась по второму кругу.  -
Такая молодая, красивая! Я, конечно, далеко  не  все  в  ее  журналистской
работе принимала. Но в каждом монастыре свой устав. И в нашей молодости мы
тоже живо интересовались политикой, общественной жизнью, но у нас, что  ни
говори, была цель, идеалы. Да и быт был чище, нравственнее.  Некогда  было
подолгу задумываться о себе. Вся жизнь - борьба, стремление, и  вот  -  на
старости лет одиночество. Даже детей не удосужились завести...  Помрешь  -
никто и не  вспомнит,  въедет  сюда  какой-нибудь  воротила,  вроде  этого
Теличко...
     Пространные излияния  Октябрины  Владленовны  следовало  направить  в
нужное русло. Строкач спросил:
     -  Если  не  ошибаюсь,  вы  и  сегодня  с  утра   гуляли,   Октябрина
Владленовна?
     - Да, вышла в девять, как обычно. Я ведь уже говорила  лейтенанту.  С
девяти до половины десятого я полчаса гуляю с Риком, но не больше - устаю.
Этот  молодец  довольно  шустрый,  -  она  кивнула  на  лохматого   рыжего
кокер-спаниеля, уже принимавшегося за штанину майора. - Герой! Ох, что  же
это мы в коридоре стоим? Идемте в комнаты, - спохватилась женщина.
     - Прошу прощения, но у нас очень туго со временем. В  другой  раз  мы
непременно побеседуем обстоятельно...
     - Да-да, я понимаю.  Так  вот,  что  касается  сегодняшнего  утра.  В
полдесятого я отвожу Рика  домой,  и  снова  вниз  -  моцион,  продолжение
зарядки. Нужно держать себя  в  форме,  меня  этому  муж  научил,  он  был
военный... Кстати, парень, который утром вошел в  дом,  тоже,  знаете  ли,
знаком со строем, выправку за версту видно.
     - В котором часу, не припомните? - спросил Строкач. - Это важно.
     - Очень просто. Было  это  в  девять  часов  пять  минут,  -  готовно
отрапортовала женщина, зачем-то взглянув на крохотные  золотые  часики  на
полном запястье. - Привычка к порядку, знаете ли, потому  и  запомнила.  В
это время у нас малолюдно. Кто работает - уже на месте, кто неизвестно чем
занимается, те еще почивать изволят. Вон Дмитрий Дмитриевич  -  с  раннего
утра в бегах. И все на своих двоих, не  считает  зазорным.  Представляете,
такому человеку для работы выделили три  несчастных  комнаты  в  заводском
клубе.  Клиника!  Смех  и  грех.  А  люди  к  нему  за  полгода  на  прием
записываются. Да намекни он только - его  бы  озолотили  из  одной  только
благодарности! Сколько народу к  нормальной  жизни  вернул!  И  ни  минуты
свободной - как раз мимо дома проходил, не мог даже заскочить  чашку  кофе
выпить. У него обычно с одиннадцати прием, но он уже за  час  до  того  на
месте... Они с Марией мне все равно, что родные, особенно с тех  пор,  как
жена от Дмитрия Дмитриевича ушла. Мелочная, корыстная особа, знаете ли...
     - В котором часу сегодня вы видели Дмитрия Дмитриевича?
     Вспыхнув  девичьим  румянцем,  Октябрина  Владленовна  не  раздумывая
отчеканила:
     - Ровно в девять  тридцать.  Как  раз  в  церкви  зазвонили.  Дмитрий
Дмитриевич из магазина возвращался, попросил меня взять купленное масло  и
положить к себе в холодильник - вечером, мол, заберет. И убежал...  Да!  -
она спохватилась, словно вспомнив что-то значительное. - Тут как раз это и
случилось... Как же я раньше-то не сказала?! Я,  конечно,  не  все  видела
отчетливо...
     Октябрина Владленовна задумалась, томительно ползли секунды.  Строкач
подстегнул:
     - Ну, что же вы, Октябрина Владленовна? Говорите, если что не  так  -
разберемся.
     - Я, знаете ли, люблю во  всем  порядок,  а  тут...  У  меня  любимая
скамейка не рядом с парадным, а ближе к углу дома. Но  и  окна  лестничной
клетки тоже неплохо видны. Там  что-то  мелькнуло,  -  да  нет,  я  просто
уверена, - из окна между вторым и  третьим  этажом  выпрыгнул  парень.  Вы
представляете? Это чтобы вахтер не заметил. Какой все-таки кругом  развал!
Еще пять лет назад и подумать о таком невозможно было...
     - Вы лица его не запомнили?
     - Нет, да я и фигуру не рассмотрела. Сначала подумала, что показалось
- так, тень какая-то. Хотела Дмитрию Дмитриевичу крикнуть, но  он  уже  за
ворота  свернул.  И  как-то  я  засомневалась,  да  и  дико  мне  все  это
показалось. И уж потом вахтер мне сказал, что вызвал милицию, и  намекнул,
что с Лерой беда... Вы  к  соседу  моему  заглядывали?  Думаю,  вам  будет
любопытно...
     Не мешкая, Строкач нажал черную кнопку звонка по соседству. Потом еще
и еще, пока не услышал сиплое "Кто?", казалось, исходившее прямо из двери.
     Переговорные устройства, ловко упрятанные в  коробку  кнопки  звонка,
майору случалось встречать и раньше. Следующая фраза оказалась подлиннее:
     - Может, ты и майор, у тебя на лбу не написано.
     - Так откройте, вот мое удостоверение.
     - Э, нарисовать все можно. Да и какая разница! Как по мне,  так  хоть
генерал. Вызывай в управу повесткой, там и потолкуем под протокол. А  лясы
точить - уволь, у нас с тобой разные компании. Или у тебя санкция имеется?
Тогда свети бумаги да зови понятых.
     - Нет у меня санкции.
     - Нету - до свиданья. Повестку в ящик опустишь  или  вахтеру  отдашь.
Приду.
     - Постойте, Теличко. Лучше бы вам все-таки  открыть.  Соседку  у  вас
убили сегодня утром.
     - Это, конечно, плохо. Но все равно я через дверь не вижу  -  кто  да
что.
     - Может, мы все-таки поговорим?
     - Может. Зовите соседей или из ЖЭКа кого - тогда открою. -  Голос  за
дверьми был спокоен, чувствовалось, что хозяин квартиры на своем настоит.
     Строкач не стал спорить.
     - Вахтер подойдет? Обреутов, вы его должны знать.
     - Хрен с ним, зови Обреутова.
     Однако, когда Строкач вернулся с вахтером, дверь уже была распахнута.
За ней, бронированной и снабженной сейфовым  замком,  виднелась  другая  -
также  впечатляющая  своей  мощью.  И  в  этой,  второй,   двери   имелось
переговорное устройство. На этот раз из него донеслось предупреждение:
     - Не знаю, кто вы  там  такие  -  пока  еще  не  убедился.  Так  что,
пожалуйста, без глупостей. Если жить не надоело.
     Вторая дверь плавно приоткрылась. И снова тот же уверенный голос:
     - Вахтер - первым... Так... Можешь возвращаться на пост...  Теперь  -
удостоверение.
     Строкач терпеливо выполнял все требования. Что его  ждет  внутри,  он
примерно представлял, и потому нисколько не удивился, когда его  документы
перешли в лапы кряжистого мужчины, с двухстволкой в руках.
     - Что ж, заходите, поговорим.
     Теличко одним движением переломил ружье, разделив его на три части, и
уложил их в серый металлический ящик, повернул большой  ключ  в  скважине,
сунул его в карман спортивной куртки. Откуда-то извлек типографский  бланк
и предъявил его майору:
     - Все легально. Прошу - разрешение на оружие.
     Строкач просмотрел - нет, не "липа", все чин чином.
     - Я и не сомневался. Но у нас другая тема.
     - Тогда давайте на кухню. Не возражаете?
     - Отчего же. Вы хозяин.
     - Бросьте.
     Кухня сверкала  отделкой  и  чудесами  импортной  техники.  Усевшись,
Строкач откинулся, ощущая затылком  холодок  черной  керамической  плитки,
огляделся.
     - Красиво живете, Николай Васильевич.
     - Вы за этим пришли?
     - А вам даже не любопытно узнать, кого убили?
     - Я это и так узнаю. Не горит. Да я и  вообще  не  любопытный.  Чужие
дела - потемки, а сплетни мимо меня  не  пройдут.  Тут  по  этой  части  -
профессионалы. Номера квартир знаете или подсказать?
     - Чем вы занимались сегодня утром? Кого-нибудь видели?
     - Спал. Никого не видел. Вы меня и разбудили.
     - Девушка от вас ушла в восемь?
     - А что, в такое время это запрещено?
     - Нет, пожалуйста.
     - Спасибо.
     - Но, может, из окна что-нибудь?..
     - Да поймите же - спал! Жену с дочкой отдыхать отправил, расслабился.
Ладно, идемте в комнату!
     Прошли в спальню. Пустые бутылки, остатки  обильной  закуски,  окурки
тонких черных сигарет в пепельнице, запах сладкой парфюмерии...
     - Удивительно, как я еще услышал ваши звонки. Вы, наверное, весь  дом
подняли. Хотите посмотреть квартиру?
     После беглого осмотра Строкач спросил:
     - Хорошо зарабатываете?
     -  В  устах  следствия  это  звучит  угрожающе.  Живу,  как   видите.
Возглавляю общество с ограниченной ответственностью. Ответственность  -  в
пределах уставного капитала, это всего пятьдесят тысяч. Так что если  меня
и прихлопнут, с вашей, например, подачи - невелика беда.  Шмоткой  меньше,
бутылкой больше.
     - Смело.
     - Говорю же - бояться мне нечего. Все в соответствии с законом,  а  в
честно-нечестно я уже больше не играю. Надоело комедию ломать.
     Отметив про себя, что необходимо сегодня же забежать к  обэхээсникам,
Строкач попробовал с другого конца.
     - Ладно, оставим в покое вашу хозяйственную деятельность. Убита  ваша
соседка с четвертого этажа...
     - Лера? - лицо Теличко окаменело,  напряглось,  под  опухшими  веками
прорезались острые, серо-стальные зрачки.
     - Да. А вы что думали?
     - Думал, это старуху, мать этого... добросеятеля.
     - Вы Хотынцева-Ланду имеете в виду?
     - А то кого же. Навидался я  таких  сеятелей  в  зоне.  Посмотришь  -
тихоня, очкарик, а как узнаешь, за что сел... Леру я знал немного - как-то
встретились в центре, я ее подвез, поболтали. Интересная девушка. Вроде бы
- журналистка. Мне даже ее как-то жалко стало: сегодня иной  раз  прочтешь
статью в газетке и чешешь в затылке - жив ли еще автор или  уже  шлепнули?
Ну, да чего мне совать нос куда не просят...  О!  А  ведь  я  ее  и  вчера
подвозил, между прочим. Ехал из казино - что-то быстро проигрался, - а она
черт ее знает откуда, возле автовокзала я ее  и  подобрал,  на  остановке.
Была она какая-то сразу и  веселая,  и  дерганая,  злилась.  "Прав  ты,  -
говорит, - Николай. Сплошная мразь да тупость вокруг. По  большому  счету,
так и прислониться-то некуда. Вроде и человек хороший, а глядь -  рукав  в
дерьме". И смеется. Я еще, грешным делом, подумал: насчет  прислониться  -
не обо мне ли? Так я хоть  сейчас,  рад  стараться.  Ан  -  нет.  Столько,
знаете, в  этом  смехе  было  такого...  такого...  -  Теличко  засмеялся,
подбирая слово. - Короче, действительно, дерьмом надо  быть,  чтобы  после
этого жениться. Высадил я ее, развернулся и - назад в казино.  Ну  что  вы
так смотрите? Да, за блядью. Хотелось отключиться, не  думать  ни  о  чем.
Я-то получше Леры, девчонки еще, знаю, что такое грести против течения...
     В третью квартиру на этой площадке Строкач ломиться не стал. Придавил
кнопку звонка на всякий случай, хотя и  достоверно  знал,  что  хозяева  в
отпуске,  а  квартира  -  на  сигнализации.  Этажом  ниже  тоже  никто  не
откликнулся. Жильцы на работе,  но  до  их  возвращения  весь  дом  должен
оставаться под наблюдением. Следующая дверь также угрюмо молчала.
     -  Он  в  деревне,  наверное,  -  бросил,  пробегая  мимо,  немолодой
подтянутый мужчина. Откуда он взялся? Родюков на месте, значит  это  свой,
из жильцов. Дмитрий Дмитриевич?
     Строкач крикнул вдогонку:
     - Дмитрий Дмитриевич! Одну минутку!
     Но там гремел ключ в замке, шумно открывалась дверь. Майор через  две
ступеньки взлетел на  четвертый  этаж,  тем  временем  доктор  уже  был  в
прихожей, навстречу ему заспешила мать, обняла, припала к нему,  зашептала
в ухо.
     - Дмитрий Дмитриевич, я вас попрошу... - Строкач шагнул в прихожую.
     Хотынцев-Ланда повернулся к майору, взглянул с недоумением, -  и  тут
же собрался.
     - Вы, если не ошибаюсь, следователь? - он говорил быстро, с  ощутимым
волнением. - Мама мне позвонила, сказала, что случилось.  Я  просто  место
себе найти не мог. Немыслимо! Валерия, такая светлая, чистая -  и  вот  ее
нет с нами! Редкое существо - настоящий энергетический донор. От нее веяло
ветром жизни. Бывало, придешь  домой  -  усталый,  выжатый  как  лимон,  и
внезапно тебя радостью отогреет. Значит, Лера дома.  У  меня  ведь  особое
чутье, а эти вещи я и сквозь стены воспринимаю. Да-с,  свершили-таки  свой
шабаш темные силы, недаром виделась мне демоническая тень над  девочкой...
- голос доктора ослабел,  звучал  печально,  он  смотрел  на  майора,  но,
казалось, не видел его.
     Однако  следствие  если  и   интересовали   демонические   силы,   то
исключительно в их материальной ипостаси.  Как  раз  с  этим  была  полная
неразбериха.
     - Вы мне сказали на лестнице, что жилец пятой квартиры в деревне?..
     - Я так полагаю. Мне порой словно бы кто-то подсказывает  то,  что  я
говорю. Присутствие человека в мире не бесследно. Биополе,  взаимодействуя
с другими полями, оставляет на них отметины, если  можно  так  выразиться,
метки. Вы уж мне простите этот профессиональный  жаргон,  но  иначе  и  не
объяснить. Живет в пятой квартире Иван Засохин,  мой  старинный  знакомец,
человек весьма незаурядный. Нельзя сказать, чтобы мы были очень близки, но
так  жизнь  сложилась:  начиная  со  школы  мы  двигались,  так   сказать,
параллельно. И не чувствовать его состояния и местонахождения я просто  не
могу.
     - Вы  хотите  сказать,  что  можете  конкретно  указать,  где  сейчас
находится Засохин? - заинтересовался Строкач.
     Дмитрий Дмитриевич  сомнамбулически  опустился  на  стул,  спина  его
распрямилась, лицо расправилось, просветлело, а затем  мгновенно  застыло,
словно обратившись в каменную маску. Это длилось мгновение,  затем  доктор
поднялся, расправляя покатые плечи.  Строкач  втихую  поразился,  до  чего
заурядна  внешность  у  этого  человека,  пользующегося  довольно  широкой
известностью.
     - Сейчас Иван находится  среди  людей,  внезапно  появившихся  в  его
окружении. Это молодые люди, им не чужда горячность, но  они  полны  веры.
Они внимают тому, что говорит Иван. Странно... Вы знаете, я  чувствую  его
недавнее  присутствие  здесь...  Что-то  осталось,  какое-то   дело,   его
интересующее. Но - стоп. Это пока еще неясно,  и  может  быть  неправильно
истолковано.
     - Ваня Засохин  человек  высоко  одухотворенный,  -  вмешалась  Мария
Сигизмундовна. - Он ведь  на  моих  глазах  рос.  А  потом  случилось  это
несчастье, он попал в тюрьму. И однако у меня никогда не было  сомнений  в
его порядочности. Когда он вернулся - возмужавший, взрослый  и  сильный  -
дух его окончательно укрепился. Появилась  в  нем  какая-то  особая  сила,
чистота...
     - Я вижу, вы верите, что Засохин...
     - А какой врач может быть до конца уверен в поставленном диагнозе?  -
заметил Дмитрий Дмитриевич.
     - Однако, если это так, как он может лечить? - спросил Строкач.
     - Высший смысл в том и заключается, чтобы взваливать на  себя  тяжкий
крест ответственности за человеческую судьбу...
     Строкач опустил веки.
     - Хорошо, а четвертая квартира? Там  тоже  никто  не  открывает.  Где
обретаются тамошние души вместе с их биополями?
     Дмитрий  Дмитриевич  скупо   улыбнулся   неуклюжей   попытке   майора
воспользоваться терминологией.
     - Видимо, вас все-таки больше интересуют их тела. Странно, что вахтер
вам не сообщил. Они, как говорится, в зарубежной командировке. Попросту  -
отдыхают в Италии вдвоем с женой.
     - Кстати, мне стало  случайно  известно,  что  и  вы  собираетесь  за
отеческие пределы.
     - Да-да, в Исландию, верно. Это для меня куда заманчивее  итальянских
красот. В Рейкьявике недавно состоялась конференция  по  физике  мозга.  Я
буквально  упивался  тезисами  докладов,  прочитанных  там.  В  результате
создано наконец Международное общество по изучению  проблем  психотроники,
так сказать,  междисциплинарный  форум  специалистов-парапсихологов,  и  я
счастлив, что мне предложили принять участие в его работе. А  Италия...  -
Дмитрий Дмитриевич неожиданно закончил: - Что касается Италии, то пока что
моя мама кормит соседских рыбок и поливает там цветы.
     Пожилая женщина согласно кивнула, а майор немедленно поинтересовался:
     - А где находятся ключи от этой квартиры?
     - У мамы, где же им быть. - Доктор как бы даже изумился.
     - Да-да, - снова  закивала  Мария  Сигизмундовна,  -  в  прихожей,  в
прихожей.
     Действительно, в прихожей на тумбе, накрытой кружевной  салфеткой,  с
которой Строкач  уже  имел  сегодня  соприкосновение,  лежали  две  связки
ключей.
     - Вот они, - Мария Сигизмундовна взяла  связку  поменьше,  в  которой
поблескивали довольно затейливые ключи с необычными формами бородок.
     - Надеюсь, вы не будете возражать... - начал было Строкач,  испытывая
некоторую неловкость. - Короче, я хотел бы осмотреть эту квартиру.
     - Нет, конечно. Идемте. Или я помешаю?
     - Ни в коем случае. Наоборот, ваше присутствие необходимо.
     Осмотр просторной квартиры, где в избытке  было  цветов  и  несколько
больших аквариумов с  довольно  редкими  обитателями,  не  принес  никаких
сюрпризов.
     Когда  они  уже  запирали  двери,   произошел   маленький   инцидент.
По-видимому,  известие   о   смерти   Валерии   Минской   глубоко   задело
впечатлительного Дмитрия Дмитриевича. Пальцы  его  подрагивали,  и  он  не
сразу  смог  попасть  стержнем  круглого,  с  боковыми  нарезами  ключа  в
скважину, смешался, ключ скользнул, и вся связка упала на пол, зазвенев на
кафеле.
     Снизу послышались шаги. Наверх торопливо взбежал  Обреутов.  Смущенно
улыбаясь, Дмитрий Дмитриевич поднял ключи - и на этот раз  все  вышло  как
надо. Щелкнул язычок, запор сработал. Вахтер покачал головой:
     - А я-то думаю - кто это у меня на  втором  этаже  расхаживает?  А  -
свои.
     Видно было, что Обреутов не  прочь  еще  поболтать  с  представителем
власти, с которой он привык себя отождествлять.
     Строкач был готов слушать, но прежде кивнул Дмитрию Дмитриевичу:
     - Спасибо вам огромное. Не стану больше вас отвлекать.
     - Всегда рад помочь. Жаль только, что повод такой прискорбный.
     Когда Хотынцев-Ланда удалился, Строкач повернулся к Обреутову  и  они
спустились по лестнице туда,  где  помещалось  рабочее  место  вахтера,  -
преклонного возраста письменный стол, на котором стоял черный  старомодный
телефонный аппарат и лежала потертая общая тетрадь поверх томика  каких-то
военных мемуаров, - майор успел взглянуть на корешок.
     За столом по-хозяйски расположился лейтенант Родюков. Увидев вахтера,
сопровождаемого майором, он поднялся.
     - Павел Михайлович...
     - Погоди, Игорь. С первым этажом все?
     - Да, конечно. Все осмотрено, восприняли с пониманием.
     - Ладно. А вас я попрошу, - он уже обращался к вахтеру, -  поделитесь
с лейтенантом всем, что знаете о жильцах вашего "серьезного  дома",  и  не
упускайте мелочей.
     С этими словами он и покинул бывшее "Дворянское гнездо".


     Нескончаемая серая пятиэтажка изгибалась клюшкой в окружении мусорных
контейнеров  и  ржавых  сборных  гаражей.  Усольцев  обитал  в  одном   из
подъездов, расположенных вблизи излома "клюшки", на третьем  этаже.  Дверь
отворилась сразу же,  но  лишь  настолько,  насколько  позволяла  стальная
цепочка. Надоевшим жестом Строкач вдвинул в щель удостоверение.
     - Что-нибудь с Лешей? - тревожно спросила хрупкая девушка с льняными,
коротко остриженными волосами.
     - Случилось несчастье. - Строкач терпеть не мог сообщать худые вести,
но, если уж приходилось, предпочитал не рассусоливать.
     Девушка охнула, сбросила цепочку и впустила гостей. Строкач  качнулся
с носков на пятки, шагнул и коротко сказал:
     - Ваш муж, Алексей Усольцев, погиб сегодня утром.
     Девушка привалилась к стене прихожей. Мгновение казалось, что  колени
ее вот-вот подломятся. Однако ей удалось  довольно  быстро  взять  себя  в
руки. Может быть, потому, что в комнате,  в  плетеной  кроватке  заходился
криком годовалый мальчишка. Похож на отца - машинально отметил Строкач.
     Обыск прошел быстро. В этом доме к вещам относились как к неизбежному
злу, и обстановка была скорее спартанской. Из роскоши был только небольшой
деревенский  пейзаж  хорошей  работы  в  тяжелой  резной  раме  да   серый
фарфоровый слон, с унылым видом уткнувшийся хоботом в бок телевизора.
     На лице хозяйки не отражалось ничего,  кроме  бесконечной  усталости.
Строкач и не пытался как-то  утешить  ее  -  что  можно  сказать  в  таких
обстоятельствах. Все слова кажутся пустышками.
     Были, однако, и кое-какие результаты. Конечно, по нынешним  временам,
десять тысяч - не бог весть какая сумма. Но эта пачечка сторублевок  несла
на себе банковскую бандероль со знакомой подписью и  штампом.  Такими  же,
как и на пачках, которые имелись у Валерии Минской и у самого Усольцева  в
кармане пиджака. Деньги лежали в тумбе под телевизором, здесь же хранилась
и документация частного детектива.
     Все   записи   сводились   к   восьми   страницам   общей    тетради,
пронумерованным  и  разделенным  на  три  колонки:  две  первых  -  узкие,
содержащие  одни  лишь  цифры,  третья  -   испещренная   сокращениями   и
недописанными обрывками слов. Изредка и  здесь  мелькали  цифры.  Судя  по
всему,  в  первую  колонку  заносились  суммы  гонораров,  полученных   от
клиентов, вторая подводила итоги расходов, связанных  с  каждым  делом,  а
третья, самая обширная, переваливающая на оборот листа, -  содержала  суть
дела, зашифрованную домашним способом.
     На последней странице стоял в углу номер восемь, а под ним, в  первой
узкой колонке, аккуратно выведено - десять тысяч. В  правой  -  всего  три
буквы: "дев", а за ними неуверенный знак вопроса.
     Жена Усольцева на деньги взглянула совершенно  равнодушно,  но  когда
Строкач спросил, не заметила ли она каких-либо отклонений в поведении мужа
в последние дни, расплакалась.
     - Я как чувствовала... Нет, еще когда он  только  начинал  -  странно
казалось: что это за профессия у нас -  частный  детектив...  Друзья  тоже
подсмеивались: Нат  Пинкертон!  Алеша  всегда  добросовестно  относился  к
делу... Я поначалу липла к нему - что, мол, чужих жен разыскиваешь? Но  он
никогда  ни  слова  не  говорил,  дескать,  тайна  клиента.  Я  и  решила:
наиграется в сыщики-разбойники, а потом  пройдет.  Занят  был  по-разному,
иной раз и не ночевал, а иной  -  по  неделе  дома  сидел...  -  Усольцева
всхлипнула. - Зарабатывал кое-что, я не скрываю. Радовалась...
     Больше ничего от нее не удалось добиться.  Шок  миновал,  и  глаза  у
женщины не просыхали.


     Кабинет был открыт, и Родюков уже восседал за столом. Неплохо  изучив
повадки лейтенанта, Строкач сразу мог сказать  по  некоторым  знакам,  что
Родюков только что вошел. Тот это и сам подтвердил первыми же словами.
     - Ну буквально ничего, Павел Михайлович! Я прямо перед вами прибежал!
Обшарил всю эту его  контору  вдоль  и  поперек.  А  что  там  обшаривать:
письменный стол, телефон, три папки бумаг.
     - Принес?
     - Ну! - кивнул Родюков довольно уныло.
     Строкач оценил его выражение, взглянув на содержимое папок. Это  были
вырезки  из   газет   со   всякими   курьезными   происшествиями,   старые
юмористические журналы, сборники кроссвордов.
     -  Лекарство  от  скуки,  -  Родюков  кивнул  на  папку  с  польскими
"Шпильками".
     - Ну да, есть что  полистать  на  досуге.  И  посетители  видят,  что
специалист  загружен  -  одних  бумаг  сколько  на  столе!  Больше  ничего
существенного?
     - Пусто. Контора - три на четыре.
     - Вроде нашего кабинета. Но в центре, а  это  сегодня  -  мечта.  Наш
Усольцев парень был не простой, серьезный, можно сказать, парень.
     - Вы у жены были, Павел Михайлович?
     - Не только. Есть на Усольцева кое-какие материалы. Конечно,  не  бог
весть что, но все же. Еще до начала его детективной карьеры знали его  как
человека весьма полезного, скажем,  в  щекотливых  ситуациях.  Ну,  там  -
обеспечить безопасность сомнительной сделки и всякое подобное...
     - Значит, все-таки криминал?
     - Трудно сказать, Игорь. А сделки с валютой сейчас  криминал?  Статью
не отменяли, но и действовать она не действует. А спекуляция  -  криминал?
Нет,  Усольцев,  конечно,   не   спекулянт,   но   обеспечить   спекулянту
безопасность в какой-то острый момент  -  это  он  мог.  Да  и  не  только
банальному спекулянту. Была такая информация через  третьи  руки.  Крепкий
парень.
     - Так как же вышло, что  его  пристрелила  девушка,  вдобавок  еще  и
смертельно раненная?..
     - Ну, это дело нехитрое.  Смущает  меня  другое.  Почему  он  решился
ударить женщину ножом? Ничего в его прошлом не говорит, что он мог сделать
такой шаг.  Из-за  денег  он  бы  не  пошел  на  преступление.  Да,  было,
участвовал в каких-то сомнительных акциях - но не более.  Достоверно  знаю
случай, когда по ходу дела могла сложиться ситуация, требующая переступить
закон. И Усольцев отказался, более того - сломал всю сделку.
     - То есть фактически предотвратил преступление?
     -  Верно,  причем  рисковал  он  серьезно.  Кстати,  заглядывал  я  к
экспертам. Частицы пороха на  одежде  имеются  -  выстрелы  произведены  с
расстояния около метра. Странная штука получается, не говоря  уже  о  том,
что как-то глупо тащиться убивать человека, в чьем подъезде сидит  вахтер,
который обязательно тебя запомнит и опознает...
     - Но, может быть, все случилось спонтанно?
     - Хорошо. Предположим, Усольцев отправился к журналистке с тем, чтобы
побеседовать. Скажем, возникла у  него  в  ходе  последнего  расследования
такая необходимость. Тут нам и  одинаковые  бандероли  помогают,  да  и  в
предыдущих его записях Минская не упоминается. Возникает - нет, не  ссора,
- вытекающая из обстоятельств необходимость покончить с Минской.  Усольцев
наносит  ей  смертельный  удар   ножом   -   абсолютно   хладнокровный   и
профессиональный, эксперт подтверждает. Та агонизирует, у нее  не  хватает
уже  сил,  чтобы  закричать,  но  их  достаточно,  чтобы  сделать   четыре
прицельных выстрела и трижды попасть. Но "вальтер" - не то оружие, которое
способно отбросить массивного Усольцева к стене. Для ближней  стрельбы  он
еще кое-как годится, да и то в умелых руках. Люди  типа  Усольцева,  когда
понимают, что опасности не избежать, предпочитают идти ей  навстречу.  Так
что, увидев в руке истекающей кровью девушки "вальтер", профессионал  вряд
ли стал бы пятиться, отступать, по сути,  подставляя  себя  под  пули.  Он
наверняка попытался бы выбить или выхватить оружие. В общем, не верю  я  в
роль Усольцева в этом деле. Все это смахивает на какую-то подставку.
     - Вы считаете, что это не он? Кто же тогда?
     - В любом случае, Игорь, в мотивах  еще  предстоит  разбираться,  тем
более что уж очень их хотят скрыть.  Вот  тогда  и  появится  -  "кто".  И
вообще, товарищ лейтенант, что это за жизнь - летом в городе? Жара,  пыль,
солнце палит... Махну-ка я в деревню! - и, перехватив  недоуменный  взгляд
Родюкова, улыбнулся. - А тебе, чтоб служба медом не казалась,  -  бортовой
журнал Усольцева. Займись,  разбери,  в  чем  там  он  в  последнее  время
копался. Да и вообще - семь страниц, семь дел. Действуй!
     Выходя на улицу к своим раскалившимся "жигулям", Строкач подумал, что
на самом-то деле всему виной восьмая страничка, где стоит всего лишь  одна
цифра. Но не стоило расхолаживать лейтенанта.


     Пригородный поселок располагался в довольно живописном месте,  утопал
в зелени, скрадывавшей размеры и пропорции солидных особняков. Практически
за каждым забором в тени деревьев стоял автомобиль, кое-где и не один,  из
тех,  что  пригодны  не  только  для  перевозки  пассажиров,  но   и   для
транспортировки  грузов:  "москвичи"  и  "нивы",  "уазики",  попадались  и
"волги". За  невысокой  оградой  из  штакетника  под  раскидистой  яблоней
виднелась темно-красная "лада", стоявшая на пригорке,  вскинув  передок  к
небу.
     Номера Строкачу были уже знакомы - в ГАИ несложно  выяснить,  что  за
машину водит Иван Петрович Засохин, сорока лет от роду,  без  определенных
занятий. Так же несложно  оказалось  отыскать  и  адрес  дачи  Засохина  -
добротного "шале" с задорно скошенной односкатной крышей.
     Собаки не было видно, и Строкач, не предупреждая  хозяев,  шагнул  на
бетонную дорожку двора.
     У  освещенной  солнцем  стены   вокруг   низкого   овального   стола,
опирающегося  на  отрезки  толстых  бревен,   собралась   группа   мужчин,
собственно - еще  мальчишек,  лет  по  восемнадцать  -  двадцать,  коротко
стриженных,  в  просторных  рубахах  из  белого  полотна.  И  хотя   майор
приближался нарочито твердо ставя каблуки на бетон, никто  не  повернул  к
нему головы, кроме сидевшего вполоборота к калитке темноволосого  человека
с короткой, прошитой нитями седины бородкой, сухим, с тонкой переносицей и
легкой горбинкой носом. Не  меняя  положения,  он  протянул  вперед  руку,
слегка отставив локоть; темные, посаженные в глубь глазниц  радужки  остро
взблеснули под сросшимися бровями:
     - Садитесь с нами.  Вы  ведь  по  казенной  надобности,  а  мы  здесь
по-свойски. Чаю?
     Вопрос был риторический, ибо  Строкач  еще  не  успел  опуститься  на
скамью, а ему уже наливали  зеленоватый,  терпко-пахучий  напиток,  весьма
отдаленно  напоминающий  чай.   Первый   глоток   майор   отпил   не   без
настороженности, затем продолжил со все большим удовольствием. Что бы  это
ни было, во всяком случае жажду утоляло отменно.
     Осматривался  Строкач  исподволь,  стараясь  не  выказывать   особого
любопытства. Однако уже  через  минуту  почувствовал,  что  таиться  вовсе
незачем. Вокруг него были открытые, дышащие  весельем  лица,  естественная
простота речей и движений.
     День за днем работа сводила  майора  отнюдь  не  с  ангелами,  и  эта
обнаженность, прозрачность каждого душевного импульса заставила его  остро
ощутить себя человеком, глубоко  испорченным  необходимостью  каждый  день
ломать дурацкую комедию перед людьми, которые  в  свою  очередь  только  и
глядели, как бы половчее надуть следователя.
     Он посмотрел в глаза Засохину - и удивился спокойной твердости и силе
ответного взгляда. Казалось, из темной глубины зрачков  в  него  испытующе
вглядывается существо иной, особой породы, которое о  нем,  майоре,  знает
больше, чем он сам.
     Привычной дуэли, из которой Строкач обычно  выходил  победителем,  не
получилось.  Поэтому  майор  постарался  расслабиться,  расстегнул   ворот
рубашки, повернул взмокшей шеей. Черт  побери,  со  всех  сторон  на  него
глядели дружелюбные, мягкие, без малейшей настороженности к чужому глаза.
     Казалось, они  стараются  не  замечать  чужака,  продолжая  короткими
редкими глотками прихлебывать зеленый чай - помалкивали, но вместе  с  тем
было ощущение, что люди эти понимают друг друга и без слов. "Все,  все,  -
сказал Строкач себе. -  Кончаем  играть  в  гляделки",  -  и  обратился  к
Засохину:
     - Иван Петрович, я следователь уголовного розыска...
     - Ну разумеется, Павел Михайлович, - улыбнулся Засохин, уперев  локти
в стол.
     - Вы меня  знаете?  -  Строкач  был  совершенно  уверен,  что  прежде
Засохина не встречал.
     - Да.
     - Ясно. Но об этом позже. Причина моего визита очень серьезна.
     - Смерть - что может быть серьезней?
     - Я так и полагал, что вы знаете  немало.  Вот  поэтому  и  хотел  бы
поговорить с вами с глазу на глаз.
     В ответ - снова молчаливая улыбка, жесткие скулы пришли в движение, и
мальчики, сидевшие за столом, словно растворились в воздухе.
     На Строкача начинала действовать эта атмосфера.
     - Что вы знаете о смерти, Иван Петрович?.. - начал было он, и тут  же
спохватился, осознав, что взял не  ту  интонацию,  которую  следовало  бы.
Обычно он избегал отвлеченностей, но сейчас его сковывала странная улыбка,
не покидающая лица собеседника.
     - Смерть - избавление от физической оболочки, сковывающей и тяготящей
наше истинное "я".
     - В вашем подъезде убита девушка, Иван Петрович.
     - Жаль. Всех, кто убит, поистине жаль.  Хотя  не  все  понимают,  что
порой быстрый переход - благо. Но Лера... Лера была нужна здесь.
     - Откуда вы знаете, что убита именно Минская?
     - ...
     - Пожалуйста, конкретно.
     Засохин развел руками с искренним огорчением.
     - Боюсь, я не смогу вам ответить.
     - Вам не кажется, что сейчас не стоит напускать туману?
     - Дело не в том, что я не стану говорить. Просто вы меня не услышите.
На уровне подсознания нужен иной слух, иной язык...
     - То есть, вы считаете, что у меня  с  этим  непорядок?  Странно,  но
раньше я этого не замечал.
     - Ни один врач не может быть абсолютно  уверен,  что  его  диагноз  -
истинный. Если это действительно врач. - Засохин все так же прямо  смотрел
в глаза майору. Строкач невольно отвел взгляд. Ему  начало  казаться,  что
нечто подобное он уже слышал сегодня.
     - Кого вы имеете в виду, Иван Петрович? Меня? Но я вовсе не врач.
     - Я готов ответить на любой вопрос. Главное - услышать.
     - Что ж, рад. - Строкач говорил вполне искренне.
     А Засохин и не стремился что-либо  скрыть  или  уклониться.  Об  этом
можно было судить и по его странноватым ответам на вопросы следователя.
     - Иван Петрович, речь идет об убийстве. Нравятся или не нравятся  вам
мои вопросы, но ответы на них вы должны дать.
     - Я никогда не лгу. И не лгал,  потому  что  за  свои  поступки  несу
ответственность перед высокой инстанцией. Верьте и  вы  мне.  Недоверие  -
ваша профессиональная болезнь, вы пропускаете через  себя  огромные  массы
лжи, и у вас повреждена  духовная  основа.  Подобно  тому,  как  сапожник,
протягивая через передние зубы  дратву,  с  годами  теряет  их.  Я  всегда
стараюсь думать о светлом, потому что, думая о черном, люди влекут к  себе
силы зла.  Страх  и  зло  неразделимы,  потому  что  сознание,  напитанное
страхом, создает  образы,  которые  получают  воплощение,  начинают  жить.
Образ, как и слово, -  материален,  и  с  его  помощью  можно  исцелять  и
умерщвлять, возвышать и втаптывать в грязь...
     Строкачу было любопытно, но в то же время необходимо  было  направить
разговор к вещам конкретным. Засохин же, похоже, был убежден, что  говорит
нечто предельно точное и определенное, то есть то, что требуется майору.
     -  Даже  слепой  видит  жизнь.  По-настоящему  слеп  лишь  тот,   кто
отказывается видеть.
     - То есть как это? - спросил Строкач.
     - Если видят те, кто рядом с тобой, - видишь и ты. Если  чувствуют  -
чувствуешь и ты.
     - Вам не пришлось сегодня посетить городскую квартиру? Я имею в  виду
ваше материальное тело.
     - Я вас понимаю. Нет, отсюда я не выезжал. Если нужны подтверждения -
поговорите с ребятами.  Со  вчерашнего  вечера  никто  из  нас  никуда  не
отлучался...


     - Как поездка, Павел Михайлович? - Родюков позевывал,  глаза  у  него
слипались.
     - Так себе. Побеседовали. В поселке Засохина  и  его  команду  знают,
относятся с уважением, но, как бы это поточнее, - побаиваются. Даже бабки,
которых хлебом не корми - дай язык почесать, на  вопросы  отвечают  только
"да" и "нет".
     - А, может, все проще, Павел Михайлович? Алиби  это  стопроцентное...
По-иному посмотреть - шайка, черт-те чем занимающаяся,  подтверждает,  что
их главарь никуда не отлучался...
     -  Погоди,  Игорь.  Так  далеко  забираться   мы   можем   только   в
предположениях. Во всяком случае, не установлено, что в  убийстве  замешан
кто-то  еще  кроме  Усольцева.  Всего  лишь  версия,  и  довольно  шаткая,
основывающаяся на анализе поведения Усольцева. Нет ни мотивов действий, ни
факта чьего-либо присутствия. Откуда он взялся, куда делся, что,  наконец,
конкретно сделал? Убил ли, и если убил, то кого именно? Кстати, что там по
этим восьми страничкам?
     - Семи, Павел Михайлович.
     - Восьми, - Строкач посмотрел  на  лейтенанта,  слегка  прищурившись,
потер подбородок. - Восьмая страница  существует,  и  о  ней  забывать  не
следует. Так что там?
     - Все - и ничего.
     Строкачу были предъявлены три супружеские  измены,  два  разоблачения
вероломных деловых партнеров, одна операция по охране и еще  расследование
по подозрению  в  слежке,  оказавшейся  плодом  расстроенного  воображения
задерганного бизнесмена.
     - Довольно-таки подозрительный тип. Хотя и имеет легальное прикрытие.
Копнуть бы там поглубже, - заметил лейтенант.
     - И это кое-что. В сфере деятельности Усольцева появился сомнительный
фигурант, и это необходимо  отработать  до  конца.  Как  ты  разобрался  в
записях? Насколько я помню, ни адресов, ни фамилий там нет. Шифр?
     -  Тайнопись,  но  простенькая,  на  дилетантов,  -  Родюков   слегка
напыжился, гордясь  проявленной  сметкой.  Строкач  улыбнулся.  -  Молоком
писал. Нагрели - проявилось:  телефоны  и  адреса,  на  пяти  страницах  -
фамилии фигурантов, на трех - имена. Конечно, побегать пришлось, да  и  не
очень-то всем им хотелось делиться сведениями.
     Строкач уже не слушал. Он листал страницы тетради, лишь на  мгновение
задерживаясь на каждой, впитывая расплывающиеся записи.  На  деле  же  его
интересовало одно - восьмая, и только привычка к порядку удерживала его от
того, чтобы начать именно с нее.
     Вот и она. Знакомая единица с четырьмя нулями, а справа -  коричневая
пометка: "Валерия". И - уже известный адрес.


     Этот небольшой уютный магазинчик в центре города Строкач хорошо знал.
Полгода назад заштатный гастроном перешел на какую-то новую форму  работы,
не то арендную, не то подрядную, - в детали  майор  не  вдавался,  -  и  с
товарами стало полегче. Цены, конечно,  стремительно  взлетели,  и  оттого
посетители больше толпились  возле  изобильных  прилавков,  чем  покупали.
Сливочное  масло,  однако  понемногу  брали  -  куда   деваться.   Румяная
продавщица работала споро, с  ловкостью  фокусника,  и  довольно  неохотно
откликнулась на просьбу майора отвлечься на минуту.
     - Дмитрий Дмитриевич? Как же, вчера брал масло. Ну, кто его у нас  не
знает! Знаменитость. Он у меня свекровь лечил от нервов, да  я  и  сама  к
нему хожу. - Она залилась свекольным румянцем. - Худею... Он такой  умный,
Дмитрий Дмитриевич, так говорит!.. "Золотые иглы из храма Лотоса"...
     Продавщица мечтательно вздохнула,  но  довольно  быстро  вернулась  к
будничной прозе.
     - А вот в котором часу - не упомню. После открытия торговли уже около
часу, - значит, в начале десятого... И ведь я его всегда примечаю - он еще
сказал что-то такое... Подождите! - встрепенулась толстуха. -  Точно,  про
участкового нашего. От него, говорит, иду. Подрайон-то рядом... Участковый
у нас умница - участок знает как свои пять пальцев, память - компьютер! Он
сам совершенно точно скажет, когда Дмитрий Дмитриевич был...
     Вывеска подрайона виднелась буквально в двадцати метрах от  магазина,
и участковый оказался  на  месте.  Солидный,  начинающий  полнеть  капитан
Самохвалов стремительно поднялся навстречу коллеге из угрозыска.
     - Павел Михайлович, рад видеть! Как у вас?  Что-нибудь  выяснилось  с
этим детективом?
     - Работаем. С этим и к вам. Кто еще так знает район!
     - Верно, верно, - довольно пророкотал капитан. - Усольцева я, правда,
знал неважно, но в его "агентстве" как-то побывал. Любопытно стало, каково
это нынче - частным порядком с преступностью бороться.
     Как бы подчеркивая контраст, капитан широким жестом обвел  просторную
комнату - одну из трех  в  подрайоне,  -  давая  возможность  оценить  два
телефонных аппарата, большой сейф в углу,  дюжину  вымпелов  и  грамот  на
стене, и бархатное знамя на мощном древке за шкафом.
     - А с Хотынцевым-Ландой, целителем, вы тоже знакомы?
     Участковый как бы даже и возмутился:
     - Дмитрий Дмитриевич? О чем речь! Гордость наша.  Блестящий  врач,  а
какой человек!
     - Но ведь тоже своего рода частник? - съязвил Строкач.
     - Ну-у, скажете... Между прочим, он заходил вчера. Утром, где-то  без
двадцати девять. Я тоже  только  что  прибыл,  мы  у  дверей  столкнулись.
Побеседовать с Дмитрием Дмитриевичем - одно удовольствие,  от  него  такая
энергия исходит, потом целый день легко дышится.
     - И долго вы заряжались?
     - Не понял, - удивленно вскинул седую голову Самохвалов.
     - Сколько вы беседовали с Хотынцевым-Ландой?
     - Это проще простого, - участковый ткнул кургузым  пальцем  в  черный
раструб радиоточки. - Как раз  "Маяк"  девять  пропикал,  он  и  заспешил.
Занятой человек.
     - Значит, в девять?
     - В четверть десятого - мы с ним уже на ходу потолковали кое о чем. А
в чем, собственно, дело?


     - Павел Михайлович, вы это  серьезно  насчет  целителя?  -  в  голосе
Родюкова слышалось такое наивное удивление, что Строкач расхохотался.
     - Ну, Игорь, ты у  нас  прост.  Я  лично  вполне  допускаю,  что  все
действующие лица уже на том свете.
     - Ну, Минская, во всяком случае, оборонялась...
     -  И  потому  выхватила  из  кармана  халата  "вальтер",  которого  у
законопослушного гражданина быть не может?  Пистолет  был  наготове  -  на
ткани следы смазки, на оружии - ворсинки.
     - Тогда, может, она выстрелила сначала...
     - А Усольцев, мгновенно скончавшийся от трех пуль, прыгнул к Минской,
ударил ее ножом и убрался  в  свой  угол.  Любопытная  версия.  Растешь...
Ладно-ладно, не дуйся, - кивнул Строкач, посерьезнев. -  Не  было  у  меня
причин грешить на Дмитрия Дмитриевича. Нет мотива, а кроме того  -  алиби,
все состыковалось. В восемь тридцать вышел из дома,  вахтер  подтверждает.
Десять минут ходу до подрайона. Сорок минут  с  участковым.  В  это  время
Усольцев пришел к  Минской,  уже  оба  были  мертвы.  В  семнадцать  минут
десятого Хотынцев-Ланда входит в магазин. Две минуты на  покупку  масла  -
совпадает с показаниями продавщицы и ее напарницы из соседнего  отдела.  В
девять тридцать он уже возле дома, отдает  соседке  покупку  и  спешит  на
работу. В клинике появился, когда еще не было десяти.
     - Что это за время такое -  "не  было  десяти"?  Как-то  неконкретно,
товарищ майор. - Родюков ухмыльнулся.
     - Увы! - Строкач развел руками. - У него свой ключ, а уборщица пришла
ровно в десять. Доктор уже был на месте, облачен в белый  халат  и  что-то
там колдовал со своей водой. Впрочем, все это не имеет значения -  к  тому
времени, когда он вручил масло соседке, вахтер обнаружил  трупы.  Так  что
считаю  излишним  дальнейший   анализ   распорядка   дня   многоуважаемого
психотерапевта.
     - Вот и отлично, Павел Михайлович. Он у нас - положительный персонаж,
даже чересчур.
     -  Дело  в  алиби,  а  не  в  этой  сугубой  положительности.   Самое
подозрительное, что может быть, - стопроцентная  лояльность.  Ведь  вполне
можно допустить наличие неизвестного  нам  мотива.  Знаешь,  как  говорят:
"если есть брак, есть и повод для убийства". То же самое и с соседями.
     - Тогда можно допустить, что...
     -  Семидесятилетняя  старуха  мастерски  зарезала   молодую   крепкую
девушку, - подхватил майор. - С близорукостью минус восемь  и  ишемической
болезнью второй степени. Наблюдается она, однако, в районной  поликлинике,
невзирая на  фантастические  способности  обожаемого  сына.  Оставь  Марию
Сигизмундовну в покое. Идем дальше. Рядом  у  нас  обитает  очаровательная
Светлана  Евгеньевна  Турчина,  двадцати  лет.  С  вечера  к  ней  кавалер
пожаловал. С ночлегом. А между тем утром никто не видел, чтобы он выходил,
не оказалось его и в квартире.
     - Так, может, поговорить с ней как следует, Павел Михайлович?
     - Ты забыл, Игорь, кто у нас папа, и,  как  тебе  известно,  Светлана
Евгеньевна проводила своего знакомого по  имени  Олег,  фамилии  и  адреса
которого она не знает, вечером, и если вахтер в  это  время  отлучался  по
своей надобности, ее вины в этом нет.
     - Но она же явно смеется над нами. Подъезд запирается...
     - Изнутри дверь можно открыть одним движением  пальца.  Это  войти  в
подъезд  без  помощи  вахтера  невозможно,  а  товарищ  Обреутов  -  страж
надежный, отставной военный, такие порядочек  держат.  Тем  не  менее,  он
действительно один раз отлучался в туалет. В  принципе,  можно  допустить,
что  кавалер  Турчиной  ушел  именно  в  это  время.  Попробуй-ка  ты  его
разыскать, а я пока займусь архивом  Минской.  Похоже,  что  там  кое-чего
недостает.


     Вечер и большую часть ночи Строкач провел содержательно.  Он  улегся,
когда за окном начало сереть, но и в предсонье его не оставляло  ощущение,
что он слышит голос Леры Минской.
     Кое-что из того,  что  ему  пришлось  просмотреть,  оказалось  просто
скандальной хроникой, черновиками  и  набросками,  заметками  для  памяти.
Попадались также и вырезки -  статьи  самой  Валерии.  Нечто  о  свободной
торговле - ничего  нового,  обычные  факты  рыночного  беспредела,  грязь,
скотство, разгул "карманников" и "сумочников"... Репортаж "Воровской  сход
в детском санатории". Запомнилось - потому  что  Строкач  и  сам  принимал
участие в событиях.
     "Ради чего встал в  разгар  лета  на  ремонт  единственный  в  районе
детский санаторий? Оказывается,  не  так  уж  и  обветшали  его  стены,  и
персонал на местах, и оборудование функционирует нормально. В чем же дело?
     ...Полчаса назад в горотдел поступила информация, что  на  территории
детского санатория  проходит  воровской  сход.  По  тревоге  были  подняты
угрозыск  и  ОМОН.   Без   шума   было   нейтрализовано   кольцо   охраны,
обеспечивавшее ход "мероприятия", блокированы подходы.
     Выстрелы в воздух, команда  "Оставаться  на  местах!"  -  и  молодые,
превосходно одетые парни послушно кладут руки на затылок, бросая  недобрые
взгляды на  сотрудников  милиции.  Мошенники  и  грабители,  карманщики  и
автомобильные  воры...  Их  личным  транспортом  уставлен  весь   периметр
санаторского забора.
     Цель "форума" - выработка активной воровской политики.  Существование
сплоченного  и  организованного  воровского  мира  сегодня  не  секрет.  У
подножия  структуры  -  "рабочие"  воры.  В  их  группах  действуют   свои
"авторитеты". В районах - фигуры покрупнее, а на самой вершине - считанные
"воры в законе". Чем выше "чин", тем он опаснее. "Воры в законе"  сами  не
участвуют в "делах", но они - носители воровских традиций и идеологии, ими
вырабатывается политика преступной  деятельности  в  регионе,  они  держат
"общак", "греют зону" наркотиками и деньгами, разрешают споры, воспитывают
новое поколение.  "Авторитеты"  преступного  мира  -  опухоль,  непрерывно
дающая метастазы, и потому  борьба  с  ними  требует  принципиально  иного
подхода, чем тот, который утвердился сегодня..."
     Было еще  несколько  страничек  на  машинке  -  странноватая  притча,
поворачивающая старую сказку об  Иванушке,  Марье-красе  да  Кощее  совсем
неожиданной стороной...


     -  Ба,  Светлана  Евгеньевна!  Ну  и  встреча!  -  Родюков  запнулся,
подыскивая  продолжение  разговора,  но  ничего   подходящего   не   успел
придумать.
     - Неужто неожиданная? - девушка сухо улыбнулась.
     Не  составило  труда  довольно  быстро  выяснить,  что  Турчина  всем
остальным предпочитает это  кафе  неподалеку  от  дома,  причем  именно  в
утренние часы,  когда  народу  немного.  Лейтенант  встал  за  девушкой  в
коротенькую очередь к стойке, и когда  пришел  их  черед,  даже  попытался
уплатить за ее кофе и орешки. Светлана пренебрежительно дернула  плечом  и
ядовито заметила:
     - Это вам по инструкции положено? Теперь,  вероятно,  вы  попытаетесь
приударить за мной? - она подхватила свою чашку  и  быстро  направилась  к
столику в углу. Родюков догнал ее, расплескивая кофе.
     - Послушайте, Светлана... - на его веснушчатых щеках пылал румянец.
     - Бросьте, лейтенант. Дохлый номер. Вас ведь мой  парень  интересует?
Или решили за меня взяться вплотную?
     - Нет, - лейтенант  помотал  головой.  -  Вы  тут  ни  при  чем.  Нас
действительно интересует Олег. Необходимы его показания, и я хочу  просить
вас передать ему, что нужно встретиться.
     - Я, кстати, и не отказывалась. Передам как  только  он  позвонит.  У
нас, к сожалению, только односторонняя связь, познакомились мы случайно  в
кафе-автомате. Я была одна, мы  оказались  вместе  за  столиком...  Так  с
самого начала и сложилось: никаких компаний, шумных вечеринок. С ним легко
- никто больше не нужен, - девушка улыбнулась, смутившись.
     - С деньгами у Олега, видимо, нет проблем? Где  он  работает,  вы  не
интересовались?
     Лицо Светланы стало жестким.
     - Работает?  Бизнес.  Ну,  как  все  сейчас  -  какие-то  трансферты,
конвертации - я в этом не смыслю. Деньги - да, с этим свободно. Я сама  не
бедствую - папа с мамой не заставляют ждать милостей от природы,  -  но  у
него большие  обороты.  А  впрочем,  я  девушка  легкомысленная  и  потому
предпочитаю тратить, а не задавать глупые вопросы - что да откуда. В любом
случае к вашим делам Олег не имеет отношения, и  все,  что  я  раньше  вам
сообщила, я повторю  еще  и  еще.  А  неприятности  доставлять  ему  я  не
собираюсь.


     Самому себе Родюков мог признаться: большинство из этих кафе и  баров
вовсе не выглядели  отвратительными  притонами.  Спокойная,  расслабляющая
атмосфера, негромкая музыка, мягкий свет нравились лейтенанту, и затеянный
им обход всех этих заведений, расположенных в центре  города,  можно  было
считать отдыхом от нескончаемой собачьей беготни.
     Если верить Светлане Турчиной, ее возлюбленный любил  хорошую  тонкую
кухню, а мест, где таковая водилась, в городе, и уж тем  более  в  районе,
было раз-два и обчелся. Грело и то,  что  фоторобот  этого  самого  Олега,
пожалуй, удался, хотя девушка и помогала  в  этом  крайне  неохотно.  Даже
Обреутов тотчас опознал парня и внес некоторые  коррективы.  Что  касается
имени, то, судя по всему, оно либо подлинное, либо постоянно  используемое
в злачных местах, и  под  ним  его  должны  знать  официантки  и  бармены.
Покрывать его им нет резона - всегда существует риск оказаться замешанными
в чужие и опасные дела.
     "Олега" опознала в седьмом по счету кафе рыжая разбитная буфетчица  с
родимым  пятном  на  левой  щеке,  похожим  на   раздавленную   смородину.
Познакомившись  с  удостоверением  Родюкова,  она   выказала   просто-таки
небывалую готовность к сотрудничеству.
     - Олег?  Знаю,  конечно.  Неужели  что-то  натворил?  Денег  у  него,
конечно, невпроворот, только не похоже, чтобы это был ваш клиент.  Скорее,
мой.
     - А чем он вообще занимается? - Родюков окинул взглядом сдобные плечи
рыжей и могучую грудь, распирающую полупрозрачную блузку.
     - Да кто его знает... Их разве сейчас  поймешь?  Посредничество,  что
ли... Но в "Бизнес-клубе" его наверняка знают. Вроде  бы  через  их  фирму
товар на барахолку поступает, кое-что из гуманитарной помощи тоже.
     - Торгуют, значит?
     - Вроде того, но сами, конечно, на барахолке не стоят. У  них  киоски
на  каждом  углу,  по  коммерческим  магазинам  товар  разбрасывают...  Вы
все-таки поспрашивайте в "Бизнес-клубе". А я всегда рада помочь, если что,
всегда  ко  мне  обращайтесь.  Все-таки  получше,  чем  я  к  вам.   -   И
словоохотливая буфетчица томно вздохнула.


     Долго рыться в архиве Строкачу не пришлось.  Недаром  показалась  ему
знакомой фамилия одного  из  самых  приметных  обитателей  третьего  этажа
респектабельного дома. История была настолько громкая,  что  даже  Строкач
спросил себя - это тебе  ничего  не  напоминает?  Ведь  не  так  уж  часто
встречаются дела, когда преступники  попадают  в  руки  следствия  в  виде
трупов.
     Тома уголовного дела повествовали о случившемся подробно, но  сухо  и
бесстрастно. Хотя о таких событиях, казалось, должны  кричать  и  бумажные
листы.
     Отбыв наказание  за  хищение  в  особо  крупных  размерах,  гражданин
Теличко год назад был освобожден  из  колонии  строгого  режима.  (Строкач
отметил - не забыть  познакомиться  с  первым  делом,  статья  серьезная).
Упомянутый гражданин, в эпоху развитого социализма испытывавший неодолимую
тягу  к  подвигам  на  ниве  альтернативной  экономики,  в   годы   реформ
развернулся во всю ширь, возглавив фирму,  гордо  поименованную  "Примэкс"
(Производство,  Импорт,   Экспорт).   Всеведущий   отдел   по   борьбе   с
экономическими преступлениями  дал  справку:  "Примэкс"  за  время  своего
существования не произвел даже пуговицы, но с  экспортом  и  импортом  был
полный  ажур.  Из  страны  уходили  цветные  металлы,  назад  тек   ручеек
трикотажного белья, шоколада, жвачки. Обороты  фирмы,  по  самым  скромным
оценкам, превышали ущерб,  который  причинили  городу  все  вместе  взятые
воровские шайки со дня его основания.
     Но пришла-таки к лидеру "Примэкса" настоящая  беда.  Теличко,  бывший
зек, всегда очень заботился о безопасности жилища. Но сколько  ни  возводи
бронедверей и сигнальных устройств, рано или  поздно  приходится  покидать
дом. И это самый опасный момент, особенно если это происходит ежедневно  в
одно и то же время.
     Как показал на следствии Теличко, открыв дверь, он увидел четырех лиц
кавказской национальности, которые, не  медля  ни  секунды,  бросились  на
него, совершенно безоружного и не готового  к  обороне.  Однако  он  успел
схватить тяжелый секач для рубки мяса, оказавшийся почему-то не на  кухне,
а здесь же, в тамбуре, под  рукой.  Нанес  удар  на  поражение  одному  из
нападающих - в живот, и бросился в квартиру. Бандиты,  прыгая  через  труп
сообщника, ринулись за ним.  Однако  Теличко  успел  добраться  до  своего
"зауэра", и заряд картечи достал  в  дверном  проеме  сразу  двоих.  Того,
который оказался впереди с наганом в руке, разнесло  буквально  в  клочья.
Бандиту, прикрывавшемуся его телом, повезло больше - рана в  плечо  лишила
его возможности действовать. Из  всех  нападавших  только  ему  и  удалось
уцелеть. Замыкавший  группу  рослый  господин  с  аккуратными  усиками,  в
строгом костюме, при галстуке и шляпе, ринулся вперед,  паля  на  ходу  из
"макарова", - вовсе уже не за  тем,  чтобы  грабить.  Гордый  житель  гор,
впервые за свою преступную карьеру  столкнувшийся  с  отпором,  фактически
уничтожившим с таким трудом сбитую банду, жаждал мести.
     Теличко, абсолютно хладнокровно сориентировавшийся в обстановке,  уже
лежал на полу в дальней комнате. Он осторожно  перекатился  по  паркету  в
сторону коридора и выставил руку из-за угла.  В  ту  же  секунду  пуля  из
"макарова" пробила ему бицепс. Теличко ответил жаканом из второго  ствола.
Бандит промучился минут пять с развороченным животом - как раз до  приезда
милиции - и началась агония.
     Грабителю с простреленным плечом тоже  не  удалось  уйти  далеко.  Он
успел выбраться из подъезда и упасть в стоящую рядом  машину,  на  которой
приехала банда. Здесь он и потерял сознание, а  лечиться  пришлось  уже  в
тюремной больнице.
     Судили их вместе - Николая Теличко  за  неумышленное  убийство  троих
бандитов и Роберта Гардабадзе за разбойное нападение.  Теличко  освободили
из-под стражи в зале суда, приговорив к трем годам условно,  зачтя  восемь
месяцев пребывания в тюрьме под следствием день за три, причем  оставшийся
год, как прикинул Строкач, истекал буквально на днях.
     Гардабадзе получил восемь лет строгого режима. За ним  волокся  такой
"хвост", что майор даже подивился мягкости приговора. Конечно,  и  Теличко
отделался, можно сказать, легким испугом. Как ни крути, а три трупа!


     Горфинотдел, как и прочие основные учреждения городской  власти,  как
бы сгрудившиеся в центре, в кольце радиусом  метров  триста,  находился  в
пяти минутах  ходьбы.  От  такой  скученности  связи  между  всякого  рода
контролирующими инстанциями лишь крепли и множились. Люди одного круга, их
сотрудники цепко держались друг за  друга,  и  невзирая  на  всякого  рода
пертурбации в верхах, составляли бессменную обойму.


     Заведующую  Строкач  тревожить  не  стал.  Передав  привет  от  часто
посещающих  финотдел  инспекторов  службы  по  борьбе   с   экономическими
преступлениями, в ответ он получил улыбку смешливой белокурой Верочки и  в
придачу всю необходимую информацию.
     - Технология здесь простая, Павел  Михайлович.  Действуют  совместные
предприятия очень активно, но поступлений  в  бюджет  от  них  почти  нет.
Налоги взыскивать не с чего. За что куплено - за то и продано.
     - Бескорыстные ребята, значит?  Странная  торговля  выходит.  Я  тоже
одного такого альтруиста знаю. Психотерапевт и сеятель  добра  в  районном
масштабе.
     - А, Хотынцев-Ланда. Любопытную он себе фамилию выбрал. Звучит. Между
прочим, он уже и паспорт поменял, и все бумаги - он  ведь  тоже  к  нам  в
финотдел заглядывает - новой фамилией подписывает.  Ну,  у  него  тоже  не
разживешься. Маленький секрет - отсутствие фиксированной платы за вход  на
сеансы: кто сколько даст.
     - А вы сколько дали? Или фининспекторам бесплатно?
     - Я? - изумилась Верочка. - У меня на эти штучки времени нет, но судя
по тому, что мне подруга рассказывала, так  ему  едва  хватает,  чтобы  за
аренду рассчитаться. За весь прошлый год четырнадцать тысяч. Я  их  ему  в
декларацию и вписала, когда он "Волгу" покупал.
     - Так ведь "Волга" тогда пятнадцать стоила.
     - А он не новую - в комиссионном. В конце концов, не каждый  же  ищет
выгоду. Ну, тешит человек самолюбие - и счастлив. А, может, я  чего-то  не
понимаю? Как бы там ни было, он не чета некоторым моим "клиентам". Те знай
гонят за рубеж медь, никель, хром, ванадий, получая  за  них  валютой,  на
которую ширпотреб закупают. Здесь продадут - глядишь, и кое-какая  прибыль
получается. Но основные суммы за металл, "вершок", оседают на  заграничных
счетах бизнесменов. Ни налоги, ни декларации им не страшны.
     - А  я-то  по-дилетантски  считал,  что  самое  надежное  вложение  -
недвижимость: дома, участки, квартиры.
     - Я понимаю, - Верочка прыснула. - Действительно,  чем  не  помещение
капитала - дачка на берегу Средиземного моря...
     - Это вы фирму Теличко имеете в виду? - поинтересовался Строкач.
     - Нет, те еще более-менее. Да и сам он человек  незаурядный,  сильная
личность, как говорится. А от этого и апломба поменьше, чем  у  всех  этих
владельцев ларьков да уличных прилавков. Нет, Павел Михайлович,  не  может
существовать здоровая экономика за счет дырок в законе. Иной раз  кажется,
что те, кто такие законы принимал, и все эти обиралы и жулики -  из  одной
компании.
     -  Трудно  сказать,  Верочка.  Тут   один   путь   -   обратиться   к
общественности, как можно полнее публиковать статистические данные...
     - А кто их будет публиковать, если большинство газет  живут  за  счет
спонсорских  вливаний  да  солидных  рекламодателей?  Кому  охота   терять
поддержку. Тут, между прочим, приходила девочка из  газеты,  тоже  Теличко
интересовалась, - а толку?
     - Какая девушка? Что ее интересовало? Вера, милая, тут каждая  мелочь
на вес золота. Может быть вы заметили что-нибудь необычное, странное...
     - Ее ко мне моя подруга  направила,  просила  помочь.  Ручалась,  что
девушка хорошая. Звать ее Валерия, Лера. Вы ведь понимаете, мы кому попало
информацию не даем -  особой  секретности  нет,  но  кому  из  бизнесменов
понравится, скажем, если будут преданы огласке сведения о том, что в делах
его фирмы приносит наибольшую прибыль. Прямая  подсказка  конкурентам.  По
платежкам также видно, откуда поступают сырье  и  товары.  Рэкетирам  тоже
любопытно,  кто  списывает  большие  суммы  на  зарплату.   А   что-нибудь
случилось?
     - Нет, Верочка, вам беспокоиться нечего. Вот, взгляните-ка,  -  майор
протянул фотографию.
     - Она, конечно. Только, кажется, чуть постарше, серьезнее.
     Строкач вздохнул и спрятал в папку снимок, сделанный пять лет  назад.
Лера Минская, студентка второго курса, беззаботно улыбалась.


     Вывеску "Примэкса" - синюю стеклянную дощечку - не сразу  можно  было
отыскать  в  скоплении  таких  же  у  подъезда  ампирного  четырехэтажного
особняка с фасадом, обремененным массой лепных украшений.
     Вахтер  в  подъезде,  даже  не  взглянув  на  удостоверение   майора,
равнодушно махнул - мол, проходите, какие у нас секреты.
     "Примэкс" занимал почти весь третий этаж. В  конце  коридора  Строкач
почти сразу приметил табличку "Н.В.Теличко" и зашагал прямиком туда. Дверь
оказалась открытой, а сам Николай  Васильевич,  попивая  кофе,  резался  в
нарды с хорошенькой блондинкой лет восемнадцати в  кожаной  мини-юбке.  На
доску девушка смотрела с унынием, ей уже надоело, а появление нового  лица
вносило все-таки некоторое разнообразие. Сам  же  Теличко  не  обратил  на
следователя никакого внимания, продолжая угрюмо изучать позицию на доске.
     Строкач не обиделся.
     -  Прошу  прощения,  Николай  Васильевич,  отрываю.   Но   поговорить
необходимо.
     Теличко поколебался, не поднимая глаз, наконец буркнул:
     - Ступай, Вика. После. С этим дядей не стоит шутить.
     Девушка послушно вышла, покачивая туго обтянутыми бедрами.
     - Солидный офис у вас, Николай Васильевич. - Строкач уселся,  потирая
запястье. - Как бизнес?
     - Двадцать процентов зарплаты перечисляю в  доход  государства,  если
именно это вас интересует.
     - А меня все интересует. Профессия, знаете ли.
     - Мне больше нравится, когда проявляют личную заинтересованность.
     - А почему, собственно? Все законно, такой товарообмен,  как  у  вас,
вполне отвечает сегодняшним общественным потребностям.
     - Ох, не стоит, вот  ей-богу,  не  стоит.  Я  наперед  знаю,  что  вы
скажете, да только много ли толку в том, что все, что мы  теперь  вывозим,
погниет по складам да заводским дворам?
     - Так уж и погниет? Тогда тем более честь вам и хвала.
     - А мне не нужно. Честь, кстати, я вроде тоже не терял. А медь - она,
если и не погниет, так ее, матушку, кто-то другой  продаст.  Сами  видите,
что творится - за объедки  вся  эта  шушера,  которая  сидит  в  аппарате,
пуговицы от штанов продаст.
     - Что, много давать приходится?
     - Мои проблемы.
     - Известно, вы за помощью не бегаете.
     - Само собой. - Теличко умолк, выразительно, чуть  искоса,  глянул  в
глаза Строкачу.
     -  Что  было,  то  прошло,  Николай  Васильевич.  Никто  вам   старое
вспоминать не станет.
     - Надеюсь. Дважды за одно и то  же  не  судят,  хотя  в  этой  стране
всякого можно ожидать.
     - Почему вы поменяли квартиру, Николай Васильевич? - спросил  Строкач
как бы без связи с предыдущим разговором. - Прежняя была  вроде  побольше,
да и отделана превосходно.
     - Тюрьма учит быстро соображать. Думаете, жалею, что "зверей" кончил?
Ни на копейку. Доведись еще раз - ни одного бы в  живых  не  оставил.  Они
ведь, гады, мочить меня шли - за паршивые пятьдесят тысяч, да цацек еще на
столько же набралось бы. Им это в  кайф,  они  и  за  обручальное  колечко
могут, - голос Теличко сел, последние слова он просто  выхрипывал,  сцепив
зубы. - А  вы  думаете,  в  "сизо"  от  меня  отстали?  Другого  бы  точно
"нагнули". Только нашла коса на камень, отбился.
     - Так что, выходит, пожалели вы Гардабадзе?
     - Да чего там, разбежались наши дорожки. Ему - в лагерь, мне - домой.
Но я еще из тюрьмы жене отмаячил, чтобы с квартиры съезжала. Здесь вахтер,
да и найдут, может, не вдруг. Не рвать же сходу на пустое место. Если  так
рассуждать, то и вовсе податься некуда - вам бы у них розыску поучиться. А
дома все-таки и камни помогают, и люди. Если кто начнет в  городе  справки
наводить - до меня до первого дойдет. А я, вы знаете, замочиться не боюсь.
Слыхали, как лиса блох выводит? - Теличко неожиданно широко улыбнулся. - А
я  своими  глазами  видел.  Берет   в   зубы   клочок   мха   и   начинает
медленно-медленно заходить в воду. Так и идет, пока над водой один мох  не
останется, а все блохи туда  не  перебегут.  Тогда  она  его  отпускает  -
плывите, мол, ребятки, бог с вами, - а сама галопом на берег, обсыхать,  -
он умолк и как-то разом потемнел: - Это ведь конченые парни, их кроме пули
ничего не остановит...
     - А Лера Минская расспрашивала вас об этой истории?
     Теличко сплюнул на ковер.
     - Все-таки на меня списать хотите? Да какой смысл, а? Там  же  полный
комплект. Ну, лезла девчонка куда не следует, нарывалась, но не таких  же,
как она, мне бояться? Зачем тогда вообще было  с  "Примэксом"  заводиться?
Ладно, тыл у меня прикрыт надежно, так что можете начинать рыть. А  с  той
бойней суд уже разобрался. Мне с  Лерой  нечего  было  делить,  ее  всякая
экзотика интересовала, а меня - она сама, в известном  смысле.  Но  это  в
конце концов ничего не значит...
     Каменные желваки заходили по скулам Теличко,  но  он  быстро  овладел
собой. Всякая видимость  контакта  исчезла,  и  Строкач  решил,  что  пора
прощаться.


     В отдел борьбы с экономическими преступлениями Строкач,  как  обычно,
явился на поклон. Инспектор Максим  Куфлиев,  высокий,  тощий  и  желчный,
проработав здесь после института восемь лет, любил  пожаловаться,  что  за
эти годы так вымотался, что в любую минуту готов к уходу  на  пенсию.  Его
всегда можно было  застать  обложенным  грудами  бумаг,  над  которыми  он
близоруко склонялся, словно обнюхивая длинным унылым  носом  этот  кишащий
муравейник бухгалтерской цифири. Однако работа инспектора  вовсе  не  была
такой однообразной, как могло  показаться:  в  поисках  этих  своих  бумаг
Куфлиев неутомимо рыскал по городу, успевая, между тем, занимать  призовые
места в соревнованиях по стрельбе.
     - Что, Паша, по-прежнему ведешь паразитический образ жизни? А  потом,
небось, будешь склонять нас, бумажных душ, на совещаниях?
     - Ладно, Макс, не набивайся на комплименты. Верно, пришел поклянчить.
А что тебе стоит рассказать мне, к примеру, о могущественном  предприятии,
именуемом "Примэкс"?
     Куфлиев еще бубнил что-то, а  рука  его  уже  сама  собою  шарила  по
скоросшивателям, перебирала какие-то листы и заметки. Разметав веером одну
из папок, Куфлиев раскрыл ее на нужном месте и, почти не заглядывая в нее,
с уверенностью заявил:
     - Твой "Примэкс" - обычное дерьмо, которого сейчас - на  любом  углу.
Все, как у всех. В головке - та  же  номенклатура,  не  сами,  все  больше
детки. Тут ведь большего ума не требуется. Когда папа -  директор  завода,
что  ему  стоит  перепихнуть  тебе  фондовую  медь  в   качестве   отходов
производства? Хватай и волоки за бугор, коси валюту. А кто тебя  конкретно
в "Примэксе" интересует?.. Так я и знал. Теличко -  единственная  там,  по
сути, фигура. Мужик крутой, так  и  держится,  но  его  в  случае  чего  и
вытаскивать некому. Сам лбом стенки прошибает, сам и башку расшибет. Да ты
его первое дело смотрел?
     - Нет, а что?
     - Очень советую. Там весь характер как на ладони.


     Поскольку архив к тому времени  закрылся,  Строкач  решил  поудить  в
другом месте и по иному поводу.
     На дверях в "Бизнес-клубе"  дежурил  "швейцар"  лет  двадцати,  самую
малость не дотягивающий до  двух  метров.  Спокойствие  бизнесменов  и  их
спутниц было надежно обеспечено. Предъявив свою книжечку и отказавшись  от
предложенной помощи, майор прошел прямо в обеденный зал. Он двигался между
столиками, с  каждым  новым  шагом  обнаруживая,  что  здесь  полным-полно
знакомых лиц, ранее то и дело мелькавших в ходе  расследований,  а  теперь
сменивших квалификацию и занявшихся  легальной  деятельностью.  По  старой
памяти любой из них  не  отказался  бы  поделиться  с  майором  пустяковой
информацией об интересующем его лице. С властью всегда следует ладить.
     А  фоторобот   действительно   оказался   неплох.   Конфетно-красивую
физиономию "Олега" Строкач моментально выделил  среди  множества  иных.  В
этом сезоне вошли в моду прически "под деловых", и  воротилы  бизнеса  все
как  один  выглядели,  как  "авторитеты"  уголовного  мира.  "Олег"  же  -
синеглазый, смуглый, подтянутый, с шапкой черных как смоль кудрей. Он  был
бы действительно по-мужски хорош, если бы лицо не портил вялый,  постоянно
влажный рот с безвольно повисшими уголками. Через  минуту  оказалось,  что
парня действительно так и зовут, фамилия Жигарев, двадцать два - и никаких
конкретных занятий.
     - Олег... простите, как ваше отчество?
     - Ну, какое в мои годы отчество, товарищ майор? Смешно сказать.
     - А чего  же?  Вполне  совершеннолетний  молодой  человек.  Настолько
совершеннолетний, что даже не верится,  что  ни  разу  не  привлекались  к
ответственности.  Которая,  между  прочим,   за   убийство   наступает   с
четырнадцати.
     - Ну вот, так я и знал.  -  Олег  сразу  скис,  откинулся  в  кресле,
тревожно уставившись на следователя.
     Приглашение присесть Строкач не принял. Во-первых, вместе с Жигаревым
за столиком лениво потягивала сухое шампанское полная брюнетка - не  менее
хорошенькая, чем Света Турчина,  но  куда  более  яркая,  а  во-вторых,  в
городе, пожалуй, не было места, менее защищенного  от  прослушивания.  Так
что ему пришлось предложить Олегу прогуляться и покурить на  воздухе.  Тот
не стал возражать, и они вышли в скверик.
     Жигарев курил жадно, отрывистыми, слепыми  затяжками,  узел  галстука
сбился в сторону. Чтобы занять руки, он все  время  вертел  зеленую  пачку
"Сэйлема", постукивал по ней, убирал в карман и вновь доставал. В нем  все
время ощущалась какая-то тревожная напряженность. Наконец, резко  выдохнув
и распрямившись, он заговорил:
     - Так  что  вы  хотите  от  меня,  Павел  Михайлович?  Какой  я  могу
представлять интерес для угрозыска? Я действительно ночевал у  Светланы...
Черт, не помню я ее фамилии, вылетела из головы...
     Строкач перебил:
     - Ну, положим,  фамилию  ее  вы  прекрасно  знаете.  Не  тот  случай.
Влиятельная семья, особый статус - это вам не мотыльки из  "Бизнес-клуба".
Или вы уже настолько окрепли, Олег Константинович,  что  не  нуждаетесь  в
поддержке?
     - Хорошо. Если вам  так  угодно  -  Турчина.  Простите,  запамятовал.
Бывает. Так что предосудительного вы находите в том, что мне нравится, что
у девочки серьезные родители? Вы сами предпочитаете со шпаной дело  иметь?
- парень вопросительно прищурился, поглядывая на Строкача, прикидывая, что
майор все-таки хочет от него услышать.
     Майору хотелось точных и правдивых ответов на некоторые вопросы.
     - В котором часу вы ушли от  Турчиной?  -  Заметив  колебания,  майор
посоветовал: - Врать не стоит. Ведь не думаете же вы в самом деле, что вас
никто не видел?
     - Как знать. Вахтера на месте не  было,  а  больше  мне  никто  и  не
встретился. "Дворянское гнездо" - к шести на завод торопиться некому.
     - А вы-то что же, Олег Константинович? Тоже ведь вроде не  к  мартену
на заре.
     - Почему на  заре?  Хотя,  действительно,  ушел  довольно  рано  -  в
полдевятого. Света осталась досыпать. А что поделаешь - дела.
     -  Какие?  Куда  вы  направлялись?  Собственно,  меня  прежде   всего
интересует, кто вас видел этим утром?
     Жигарев снова поскучнел.
     - Ну что вам мои дела? Бизнес, крутеж. А вахтер меня действительно не
видел. Я спустился - никого нет, открыл замок, вышел и захлопнул за  собой
дверь.
     - И все-таки, кто вас видел в это время и  может  подтвердить?  Может
быть - соседи? Вы кого-нибудь встретили на лестнице в парадном?
     - Нет. Я уже говорил. Да вы у Светланы спросите.
     - Обязательно. Только она не годится в свидетели. Не то  чтобы  я  не
верил Турчиной, но хотелось бы иметь показания и совершенно объективные.
     Лицо Жигарева отразило некоторое изумление.
     - Ну, это вы напрасно. Кто-то здесь только что намекал, что я, мол, с
суконным рылом да в калашный  ряд  намылился.  А  теперь  выходит,  что  и
Турчина вам не свидетель... Ладно, как ни крути, а со свидетелями -  туго.
Вот собака - та, что лаяла за соседской  дверью  почуяла  меня.  Может,  и
хозяйка глянула в глазок. Хотя...  постойте,  у  них  и  дверь  была  чуть
приоткрыта...
     - Ну, что ж, Олег  Константинович,  нам  осталось  выяснить,  чем  вы
занимались   после   половины   девятого   утра,   и   кто    может    это
засвидетельствовать.
     Жигарев что-то прикинул и выпалил:
     - Да в банке я  был  с  девяти,  платежки  оформлял.  Видели  меня  и
бухгалтер, и операционистка, да и многие клиенты знают, здороваемся.
     - Это неплохо, - заметил Строкач. - Можно за вас порадоваться. Тем не
менее  вам  придется  поехать  со  мной,  Олег   Константинович.   Кое-что
необходимо уточнить.
     - Куда?
     - К нам, в горотдел.
     - В семь вечера?
     Строкач смиренно кивнул. Жигарев сорвался на крик:
     - Я что, арестован?
     - Задержаны, если вам угодно. Закон это предусматривает, и  не  стоит
кричать - люди оборачиваются. О вашей же репутации беспокоюсь. Так  что  -
попрошу в машину.


     С утра Строкач посетил ЖЭК, но беседа с  начальником  и  дворничихой,
обслуживающей  привилегированный  дом,  не  дала  ничего  нового.   Мелкие
сплетни, какие-то слухи о жильцах, словом - мусор.
     Время близилось к девяти, когда майор вернулся в горотдел.
     Конвойный с Жигаревым уже дожидались его у кабинета.  Проведенная  на
нарах ночь сделала свое дело: небритый и измятый, парень потерял весь свой
лоск,  на  лице  уныние,  даже  нос,  казалось,   заострился,   словно   у
покойника... Однако заговорил Олег энергично, с  некоторым  даже  напором.
Известное дело: после размышлений в камере многие из  тех,  кто  не  имеет
тюремного опыта, спешат выплеснуть эмоции.
     - Ну что, захватили опасного преступника? Блестящая операция, главное
- без стрельбы. Ничего я говорить не стану без прокурора и адвоката!
     - Ну, Олег Константинович, так вы весь состав суда переберете.  Никто
вас не арестовывал, вы  просто  задержаны,  надеюсь,  что  ненадолго.  Тем
более, что вы все правдиво рассказали о  том,  как  провели  позавчерашнее
утро.
     Жигарев снова взвился, но уже не так яростно:
     - Разумеется, правдиво. Почему вы мне не верите?
     Строкач смотрел мимо него. Жигарев обернулся - как раз вовремя, чтобы
заметить,  как  бесшумно  вошедший  в  кабинет   Родюков   остановился   и
отрицательно покачал головой.
     Лейтенант тремя шагами пересек кабинет и опустился на стул. В  глазах
у него был охотничий блеск. Жигарев недоуменно переводил глаза с майора на
возбужденного Родюкова.
     - Итак, Олег  Константинович,  в  котором  часу  вы  пришли  в  банк?
Предупреждаю, ваши ответы будут занесены в протокол и  за  каждый  из  них
придется расписаться.
     - Хватит в конце концов меня пугать! Вам  покойников  списать  не  на
кого? В банке я был, говорю вам - в банке!
     -  Не  сомневаюсь.  Однако  не  с   девяти.   Ваше   пребывание   там
подтверждается, но со временем - неувязочка.
     Жигарев продолжал стоять на своем.
     - Не знаю, что там вам наплели. Может, документы я выписывал и позже,
но только вы, видно, никогда в банке не бывали...
     Родюков перебил:
     - Кстати, я только что из банка.  Что-то  не  заметил  я  там  особых
очередей.
     - Еще бы, - Жигарев через силу улыбнулся, - для вас их  не  только  в
банке не существует.
     Строкач млел от удовольствия. Игорь Родюков, перед которым все ворота
настежь!
     - Лейтенант  сейчас  назовет  точное  время,  когда  вы  появились  в
банке... если вы, конечно, сами не соблаговолите вспомнить.
     - В десять ноль-ноль, Павел  Михайлович.  Правда,  охранник  считает,
что,  возможно,  минут  на  пять  раньше.  Но  не  больше,  чем  на  пять.
Операционистка уверяет, что очередей у них и вовсе не бывает, тем более  в
середине месяца.
     Жигарев мялся:
     - Ну, мало ли...  В  девять  я  приехал.  Только  вошел  -  знакомые,
остановился поболтать...
     - Здесь, пожалуйста, распишитесь. - Строкач был  вежлив,  но  сух.  -
Спасибо.  Однако  охранника  вы  миновали  в  десять.  А  вообще-то,  Олег
Константинович, у меня складывается впечатление, что вы решили погостить у
нас, пока мы не проверим показания людей,  с  которыми  вы  встречались  в
банке. Да и задержали вас только затем, чтобы вы  не  успели  организовать
себе алиби.
     - А если алиби нет, что тогда - сажать меня, что ли? Ведь не считаете
ли вы в самом деле, что я убийца?
     - Если алиби отсутствует - это ничего не доказывает. Но если оно есть
- это позволяет однозначно исключить вас из числа подозреваемых.
     - Хорошо, допустим, что я пришел в банк без четверти десять. И что из
этого следует?
     -  Без  пяти  десять,  Олег  Константинович.  Разница   существенная,
особенно если речь идет об убийстве.
     - Да какое, к черту, убийство. Эти двое, они  же  сами...  -  Жигарев
резко оборвал фразу.
     Строкач оживился.
     - А вы неплохо информированы.
     - Почему бы и нет? Я звонил Светлане, да и слухами земля полнится. Ну
что я могу поделать, если никто меня не видел в этом промежутке!  В  конце
концов, могут же у меня быть личные дела...
     - Вполне. И все-таки: ушли вы в восемь тридцать и до без пяти  десять
вас никто больше не видел. Может быть, случайные знакомые на улице?
     - Черт, да нет же. Банк в девять открывается, поначалу там толчея,  а
чуть попозже - в самый раз. Я и прошелся пешочком... В  общем,  теперь  вы
меня...
     - Нет, вы свободны. Кроме дачи ложных показаний, обвинить  вас  не  в
чем. Идите домой,  но  сочинить  алиби  вам  уже,  извините,  не  удастся.
Дальнейшее ваше задержание считаю нецелесообразным. А мои действия  можете
обжаловать в прокуратуру...
     - Да не  буду  я  обжаловать...  Здесь  расписаться?  Всех  благ,  до
свиданья.
     Дверь за Жигаревым закрылась совершенно бесшумно. Родюков, подойдя  к
окну, выглянул на улицу и прокомментировал:
     - Смотри, как чешет! Может, и вправду  не  следовало  его  отпускать?
Посидел бы, поразмыслил... Прыткий парень. Уверен - это он девчонку научил
сказать, что ушел еще вечером...
     - Уверен, Игорь? Вот и потолкуй с ней еще раз. И если получится -  по
душам.


     - Да проходите  же!  -  Едва  отворилась  дверь,  Светлана  торопливо
потащила лейтенанта к себе в комнату. - Родители приехали.  Папочке  вовсе
не обязательно совать нос в наши секреты. Он у  меня  строгий...  Вы  ведь
меня не выдадите, Игорь. Да садитесь, не стойте столбом.
     Уселась напротив, озорно блестя глазами, вздохнула.
     - Сбылась мечта! Всегда хотела познакомиться хоть с одним сыщиком - и
вот, пожалуйста! - Девчонка явно кокетничала.
     Родюков вспомнил давнюю прибаутку Строкача.
     - Знаете,  Светлана,  за  год  мне  довелось  встретить  только  одну
женщину, которая не сказала бы: какая интересная у вас работа!
     - Ох, все женщины одинаковы, -  Светлана  засмеялась,  поглядывая  на
дверь. - У вас, наверное, большая практика?
     - Я бы не сказал. Давайте-ка все-таки проясним один вопрос: когда  от
вас утром ушел Жигарев.
     - Ну, все, конец лирике. Вы имеете в виду Олега? Я спросонок на  часы
и не посмотрела. Проводила его и легла досыпать. Может, вахтер скажет. Или
вот еще что: я, когда его выпустила,  посмотрела  в  глазок  -  к  соседям
входил какой-то мужчина... я его видела со спины...
     - Может, Дмитрий Дмитриевич?
     - Нет, точно не он. Он ведь высокий - где-то метр девяносто, тот был,
пожалуй, ростом с меня, но широкоплечий, сутуловатый. И вообще -  глаза  у
меня слипались...


     Выйдя из квартиры Турчиных, Родюков начал было спускаться, как  снизу
послышались торопливые шаги. Лейтенант перегнулся через перила.
     - Павел Михайлович?!
     - Собственной персоной. Не собирался, но все же решил  подъехать.  Ты
от Светланы? Отлично. А теперь - этажом ниже.
     На площадке третьего Строкач поочередно нажал две кнопки  звонков.  У
Теличко царило мертвое молчание - дверь не пропускала звуки,  из  соседней
же доносились заливистые трели, потом послышались шаги, лязгнул замок и на
пороге возникла статная фигура подполковника ракетных войск в полной форме
и с наградными колодками на груди.
     -  Скалдин,  Степан  Макарович,  -  отрекомендовался  военный  хорошо
поставленным голосом, привыкшим к команде. - Знаю о  том,  что  случилось,
тетушка рассказала, Октябрина Владленовна. Заходите, поговорим.
     Однако  двинувшемуся  было  следом  лейтенанту  преградил  путь   сам
Строкач.
     - Погоди, Игорь, - я быстро.  -  И  -  подполковнику:  -  Чем  дольше
работаю  с  людьми,  тем  больше  убеждаюсь  -  подлинное  взаимопонимание
возможно только между двоими. А, впрочем,  что  это  я?  Вы  ведь  и  сами
столько лет на ответственной работе.
     - Ого, и биография моя известна? - добродушно изумился Скалдин.
     - В общих чертах. Вы ведь человек военный, секретность и все такое...
Но то, что вы сегодня утром вернулись из загранкомандировки, вам сохранить
в тайне не удастся.
     - Другие времена. Конверсия!
     - Надеюсь, нас никто  больше  не  слышит?  -  нарочито  забеспокоился
Строкач.
     - Разве что ЦРУ, - Скалдин сдержанно усмехнулся, но в то же  время  в
нем  чувствовалось  какое-то  напряжение.  -  Хотя  не  думаю,  что   могу
представлять ценность для них... Да-с, не успеешь ступить на родную землю,
а тут такие новости... Лерочку Минскую я еще девчушкой семилетней знал,  а
кого знаешь ребенком, трудно представить  в  роли  политика  или,  скажем,
журналиста...
     Строкач снова прервал подполковника:
     - И все-таки, мы одни сейчас?
     Скалдин оторопел. Глаза его пробежали  по  комнате,  задержавшись  на
двери в кухню.
     - Вы имеете в виду - в квартире? Тут сосед  ко  мне  заглянул,  чайку
попить, - голос Скалдина зазвучал громче, с нажимом. - Николай Васильевич,
как там чайник?
     - Не  беспокойтесь,  Степан  Макарович.  Я  пройду  в  кухню,  вы  не
возражаете? - Строкач не стал ждать ответа.
     В кухне он появился в тот момент, когда Теличко тянулся к фарфоровому
заварному  чайнику,  стоявшему  на  полке.  Он  оглянулся  -  и  крышечка,
соскочив, полетела на пол. Резко нагнувшись, Строкач поймал  ее  на  лету,
мимоходом   скользящим   движением   коснувшись   стоявшего    на    плите
металлического чайника. Металл был еще холоден, и Строкача  это  нисколько
не удивило. Теличко застыл, приподняв руку,  впервые  майор  почувствовал,
что он растерян и не готов к отпору.
     - Э, а я-то думал чайком побаловаться! Долго ждать придется.  Что  ж,
не стану вам больше мешать, в общих чертах  все  ясно.  Степан  Макарович,
прошу извинить за беспокойство, не стану вас больше отвлекать...
     Подхватив по пути  смирно  ожидавшего  на  лестнице  Родюкова,  майор
спешно удалился, выяснив по пути у сменного вахтера, что Обреутов будет на
дежурстве  завтра  с  полудня,  а  майор  с  третьего  этажа  вернулся  из
командировки действительно сегодня, что  привез  его  грузовик  из  части,
потому что майор за комфортом не гонится, на "волгах" не раскатывает,  как
его  сосед,  тоже  военный,  но  совсем  другого  склада  человек,  и   не
удивительно, что они друг с другом не  разговаривают,  поскольку  гусь  не
товарищ свинье, а военная косточка - торгашу в мундире.


     - Этот Теличко - натуральный уголовник, - твердил Родюков на обратном
пути.
     Строкач вел машину, но был не настолько занят, чтобы  пропустить  это
мимо ушей.
     - Не может быть! Я-то полагал, что он видный искусствовед! Но  должен
тебе, Игорь, заметить, что и уголовники, и лояльные граждане пользуются  у
нас равными  правами.  Ты  ведь  не  доказал,  что  он  совершил  какое-то
противоправное деяние. Мы ведь даже не дали себе труда разобраться  в  его
первом деле.
     - Первом деле? - искренне удивился Родюков. - Это хищение, что ли?
     - Запомнил, смотри-ка! Вот этим и займись. Недаром  ты  удивлялся,  с
чего это я в Саженцы еду кружным  путем.  Как  раз  затем,  чтобы  тебя  у
горотдела высадить. Так что  давай,  и  заодно  проверишь  всех  остальных
фигурантов с точки зрения уголовного прошлого. Может быть, кое за кем пора
и "хвост" пустить.
     - Но, Павел Михайлович,  вы  же  знаете,  шеф  скажет  -  людей  нет,
обходитесь своими силами, и вообще...
     -  Это  уже  мои  проблемы.  Исполняйте,   лейтенант,   не   обсуждая
целесообразность указаний начальства. А у меня на  очереди  -  Засохин  со
своими юными друзьями. Очень мне любопытен этот гражданин вместе со  своим
алиби.


     Миновать этот дом было непросто - вокруг скопилось  множество  машин,
переминались кучки негромко переговаривающихся людей, среди которых многие
были на костылях. Однако обстановка сохранялась спокойная, нигде  не  было
слышно споров об очередности, и во двор Строкача пропустили без  протестов
и возмущения.
     Юноша в просторном  полотняном  балахоне  сделал  приглашающий  жест.
Строкачу лицо его показалось знакомым: как будто бы видел  его  в  прошлый
приезд, а может, и нет. Все  эти  мальчики  из  окружения  Засохина  с  их
мягкими, всепонимающими улыбками, были почти неотличимы.
     Уже переступая порог прихожей, Строкач поднял голову и обнаружил, что
дом имеет и третий этаж с обширным  балконом-террасой,  чего  нельзя  было
заметить с улицы. Здесь было прохладно, тянуло  присесть,  передохнуть  на
кожаном старомодном диване.
     - Иван Петрович сейчас  освободится.  Это  не  очень  долго.  Учитель
принимает всего два дня в неделю, в выходные, чтобы людям было удобно. А в
будни  здесь  никого,  кроме  нас,  нету,  -  юноша  словно   почувствовал
невысказанный вопрос Строкача.
     В прихожей  витал  тонкий  аромат  степных  трав  и  каких-то  пряных
кореньев. Подоконники были завалены пучками сухих растений.
     У Строкача с непривычки даже слегка закружилась голова.  Оставшись  в
одиночестве, он встал с дивана и начал прохаживаться. В прихожую  выходили
три двери, все они были полуоткрыты, и майор мог заглянуть в любую.
     Однако  ничего  необычного  он  не  заметил.  Везде  старая   мебель,
простенькие обои, в каждой комнате в красном углу - иконы, ивовая  корзина
на  полу,  на  стене  -  гитара  с  голубым  бантом.  Все  настраивало  на
патриархальный лад.
     Из глубины  коридора  донеслись  шаги  и  голоса.  Впереди  шествовал
Засохин, облаченный в просторный белый балахон, смахивающий на  борцовское
кимоно, за ним следовала странная пара: плосколицая  расплывшаяся  женщина
лет пятидесяти тащила за руку рыхлого голубоглазого парня, который  вертел
головой, озирался, а лицо его - мучнистое, пухлое, с  коротким  вздернутым
носом с вывороченными ноздрями - морщила ласковая слюнявая улыбка.
     Засохин на ходу бросал через плечо: "Избегать  волнений...  травы,  а
главное - держать себя в руках, постоянно быть с сыном  вместе...  слиться
духовно..." Женщина слушала, как завороженная.
     Тепло попрощавшись с пациентами, Засохин подал знак  своему  молодому
подручному и обернулся к Строкачу, приглашая пройти.
     - Хорошо тут у  вас!  -  похвалил  Строкач.  -  Просто  замечательно.
Человеку с такими незначительными душевными расстройствами,  как  у  меня,
достаточно только окунуться в эту атмосферу.
     - Что ж, в том и смысл, чтобы поддержать дух. Вы сильный человек,  но
и сильным нужна помощь.  Если  сильный  сжигает  свою  силу  в  себе,  она
обращается в немощь. Мои двери  всегда  открыты,  но  эти  дни  -  особые.
Сегодня я не могу впустую растрачивать себя. В остальные пять дней недели,
среди друзей,  я  достигаю  высокой  концентрации  энергии,  а  суббота  и
воскресенье - период отдачи. Здесь дорог каждый час.
     Словно не замечая, что Засохин стремится поскорее вернуться  к  делу,
Строкач спросил:
     - Вы мне даете ключ к пониманию вашего учения, ведь так?
     Засохин, оставаясь невозмутимым, пояснил:
     - Его нельзя назвать моим. Оно принадлежит каждому, кто хочет  видеть
и слышать. Это  учение  Живой  Этики,  и  недаром  в  сердце  народном,  в
преданиях вечно хранится память о таких  святых,  как  Серафим  Саровский,
Сергий Радонежский и многих других, отдавших себя целиком людям. Ибо  мало
иметь  знание.  Успехи   науки   не   должны   вступать   в   конфликт   с
нравственностью. А те, невежественные и безответственные, кто механическим
путем развивает в себе низшие психические силы, служат тьме, и за это  она
открывает у них некоторые энергетические  центры  и  через  них  стремится
приобщиться к земной жизни, чтобы осуществить свои чудовищные планы...  Но
хватит пока об этом. Я просил бы вас принять мои извинения, но  меня  ждут
люди, испытывающие страдания. В понедельник с утра я  буду  в  городе,  и,
разумеется, весь к вашим услугам.
     Строкач вышел, испытывая  странное  и  приятное  ощущение  теплоты  в
затылке и легкой истомы, словно на мгновение задремав на  берегу  реки,  в
тени деревьев. За калиткой  он  насчитал  еще  с  десяток  машин,  десятка
полтора страждущих прибыли общественным транспортом. Двое таксистов - один
частник, другой с госномерами, составив свои "волгу" и рыжий "москвич" под
старой липой, вяло трепались, поджидая пассажиров.
     "Жигули" Строкача стояли за углом, и он,  скроив  просительную  мину,
направился к "шефам", профессиональная болтливость  которых  наперед  была
известна.
     - В город? А чего не доехать - всего  две  сотенных.  Бог  даст,  мои
выйдут скоро, и вперед. У меня двое, так что поместимся.
     - Нормально. Двести - это еще по-людски. Спасибо, мужики.
     - Да ладно, чего там. Мы же не волки.
     Вклинился владелец "москвича", взмокший рыжеватый парняга  с  набитым
золотом ртом:
     - Я тоже так - если с человеком договорился,  лишнего  мне  не  надо.
Совесть  имею.  Конечно  -  если  кто  понимает,   от   благодарности   не
отказываюсь.
     Строкач  вытащил  бутерброд,  откусил,  поморщился   -   хлеб   успел
зачерстветь, и начал жевать, сходу сменив тему.
     - Да, здоровье - это главное. Мне с этой чертовой сухомяткой язвы  не
миновать. И то бывает - так прихватит...
     Здесь  Строкач  не  врал,  ну  разве  что  чуть  расцвечивал   правду
живописными подробностями.
     - Знаете - работа сидячая, поесть  толком  некогда.  Да  и  вам  это,
думаю, знакомо не хуже, чем мне. Водительский хлеб - не сладкий, а  теперь
еще и с этими ценами на  бензин...  Вы  сюда  в  первый  раз?  Сколько  по
спидометру выходит?
     - Да мы каждые выходные  здесь,  бывает  и  по  две  ходки  успеваем.
Зависит от приема. Он, доктор, иной раз подолгу тянет. А нам не с  руки  -
обратно везти надо. И чего, спрашивается? Больше принял - больше  получил.
Чего тянуть? Я бы на его месте...
     - Вот потому-то ты и не на его месте, - вмешался таксист с "волги". -
Ты вообще сильно много понимаешь! Я сколько людей сюда перевозил -  и  все
довольны. И многие говорят, что он  денег  не  берет.  Ну,  это,  конечно,
байки, и все же...
     Таксисты заспорили, а Строкач  поспешил  ретироваться,  якобы  увидев
знакомого, выходящего из калитки.
     Свернув за угол, он буквально столкнулся с женщиной, которая вместе с
сыном выходила перед ним от Засохина. Теперь она стояла  у  ворот  другого
дома, и майор был готов поклясться, что ее очень  интересует  его  машина.
Сделав несколько неуверенных шагов, женщина взглянула в сторону таксистов,
и повернулась к  Строкачу.  Парень,  следовавший  за  ней  со  здоровенной
матерчатой сумкой, неуклюже грохнул ее  на  землю,  задребезжало  разбитое
стекло, и угол сумки сейчас же потемнел, намокая. На дорожке  образовалась
лужица мутно-белой жидкости.
     За спиной майора раздался голос золотозубого.
     - Ну, теперь придется ей отвалить мне на полную, если хочет, чтобы  я
это дерьмо в свой багажник совал. Или ты возьмешь, Сема?
     Ответа Строкач не расслышал, он уже  был  рядом  с  женщиной.  Парень
снова  улыбался,  на  лице  его  было  чистейшее  блаженство.   Его   мать
наклонилась и стала выкладывать содержимое сумки прямо на  землю.  Достала
разбитую литровую бутылку, выплеснула  из  нее  оставшиеся  капли  молока,
затем смятой рубашкой протерла дно, сгребла пожитки.
     Строкач стоял в двух шагах, глядя в улыбающееся лицо парня, но помочь
даже и не пытался. На пальце он покручивал кольцо  с  ключами  от  машины.
Наконец, как можно небрежнее, предложил:
     - В город поедем? - но прозвучало это так не по-таксистски, что майор
плюнул на эти игрушки и заговорил человеческим языком: - Мне по пути,  так
что денег не надо. - На лице женщины отразились испуг и недоверие. Строкач
тут же поправился: - Ладно, дадите двадцатку на бензин.
     - Да, господи, конечно... Вот спасибо, а то эти уже и  цены  себе  не
сложат...  -  Женщина   повторяла   и   повторяла   какие-то   еще   слова
благодарности.
     Парня  удалось  посадить  в  машину  лишь  с  третьего   захода.   Он
выскакивал, задирал  голову,  улыбался  и  все  силился  еще  раз  окинуть
взглядом окрестности. Короткое время поездки до города  Строкач  собирался
использовать как можно более активно.
     Когда  они  уже  трогались,  из-за  угла,  пища  тормозами,   вылетел
"москвич" и остановился как вкопанный посреди  улицы.  Из  него  буквально
выпал золотозубый молодец, отчаянно размахивая зажатой в руке монтировкой,
и направился к "жигулям" Строкача. Женщина испуганно съежилась на сидении.
     - Ты что, гад, творишь? Это наше  место,  и  ты  здесь  таксовать  не
будешь!  За  все  уплачено,  и  если  ты,  бычара,  лезешь  цены  сбивать,
останешься без рог! - Парень накачивал сам себя, все больше входя  в  раж.
Руки у него определенно чесались.  -  Ты,  падла,  у  меня  до  города  не
доедешь. ГАИ тормознет, а там  и  братва  подъедет  разбираться...  Ходил,
ходил, нюхал, нюхал...
     Из-за угла осторожно выглянул салатный  капот  "волги"  с  шашечками.
Таксист с интересом следил за  содержательной  беседой  своего  коллеги  с
конкурентом, но особого желания вмешаться не выказывал. Строкач  оставался
совершенно спокоен.
     - Тише, молодой человек, места хватит всем. Я сейчас уеду.
     - Это верно. Этих ты, может, и отвезешь.  Только  бабки,  которые  на
чужом участке закосил, отдашь. Наука будет  в  другой  раз.  Ты  посмотри,
какая рыба хитрая!
     Говоря  это,  он   продолжал   наступать   на   Строкача,   помахивая
монтировкой. Майор холодно  подумал,  что  столкновения  не  избежать,  но
все-таки попытался еще раз.
     - Ну, ладно, ладно, чего кипятиться...  Нельзя  -  так  нельзя.  Все,
уезжаю. Желаю успехов.
     - Так ты издеваешься, гад?! -  "частник"  метил  в  предплечье  -  не
убить, а изувечить, лишить подвижности.  Стальной  стержень  просвистел  в
пустоте.
     Попади  он  -  и  Строкач  наверняка  не  смог  бы  никому  составить
конкуренцию как водитель пару месяцев. Резко уйдя  вперед  и  вниз,  майор
перехватил руку с  монтировкой  и,  нырнув  под  нее,  завернул  за  спину
нападающему.  Пожалуй,  чуть  перехватил.  Сустав  слабо  хрустнул,   тело
таксиста обмякло, и  Строкач  не  стал  его  удерживать  на  весу.  Парень
повалился на колени, а Строкач слегка прихватил его за ворот -  чтобы  тот
не изувечил лицо о бордюр. Еще раз взглянув  на  номер  "москвича",  майор
подумал - хотя бы этого, чересчур "делового",  не  следует  оставлять  без
присмотра.
     Проезжая мимо салатной "волги", Строкач притормозил, опустил стекло и
бросил струхнувшему водителю:
     - Вы присмотрите за приятелем. Боюсь, сегодня машину он водить уже не
сможет. Ну, да еще встретимся, Бог даст...
     Из  поселка  майор  выехал  неспешно  -  требовалось   время,   чтобы
разговорить женщину.
     - Вы первый раз у доктора? А как вам удалось узнать о нем?
     Как и следовало ожидать, нервное  напряжение  пассажирки  разрядилось
сумбурным монологом:
     - Да случайно. У него побывала женщина одна, односельчанка. Муж у нее
запойный. Три раза приезжала, и теперь - как рукой сняло, в рот  мужик  не
берет спиртного. У меня ведь тоже из-за нее, проклятой. Мой-то  с  молодых
лет заливается, вот сын и расплачивается за отца-пьяницу. И вот беда -  за
ум взялся, бросил водку - да ведь  уже  ничего  не  поделаешь.  Вот  мы  и
приехали сюда, поможет, не поможет - хуже  не  будет.  Мальчик-то  у  меня
добрый, хороший. Зверюшек всяких любит,  не  может  видеть,  как  животных
мучают... Ох, Господи, все бы отдала, чтобы жить ему человеком!..
     - Что ж, теперь у вас есть надежда. Может, все и образуется как-то. -
Строкач включил  приемник,  юноша,  бормотавший  и  возившийся  на  заднем
сидении, затих. - Так говорите, дороговато берет доктор? Это  ничего,  был
бы толк.
     -  Да  что  вы  такое  говорите?  -  женщина  уставилась  на  него  с
недоумением. - Какое "дороговато"? Где это вы такой ерунды наслушались? Он
вообще платы не назначает. Можно, конечно, что-то дать в благодарность, но
открыто - кладешь деньги на стол, доктор говорит: возьми  из  них  сколько
хочешь и отнеси в церковь... "Дороговато"! А  кормиться-то  с  помощниками
ему надо?..
     Тем временем  начался  город  -  потянулись  унылые,  как  коровники,
пятиэтажки рабочего района в окружении чахлой, выморочной какой-то зелени,
складские дворы, автобазы, - и очень скоро женщина попросила высадить ее и
сына.


     Теперь Строкачу не терпелось увидеть Обреутова. Сегодня  воскресенье,
и отставник должен быть на дежурстве вплоть до полудня.
     -  О,  Павел  Михайлович,  не  забываете   старика!   Располагайтесь,
устраивайтесь как дома. - Обреутов был весел  и  громогласен.  -  Ну,  как
движется следствие?
     - Работаем, Владимир Лукич. Спасибо, я немного пройдусь по  лестнице.
Славно у вас все-таки. Чистота, порядок, глаз радуется. И вокруг неплохо -
зелень, все ухожено. Так я поднимусь, погляжу кое-что.
     - Давайте, и я с вами, если вы, конечно, не  возражаете.  -  Обреутов
выбрался из-за своего стола. - Может, вопросы возникнут, а я - вот он, под
рукой.
     - С удовольствием. А как же вахта? Все-таки  на  посту...  -  шутливо
заметил майор.
     - Да что вы, товарищ майор. Здесь все на контроле. Открываю только по
звонку, удостоверившись, что свои. Остальным - извините. Если надо отойти,
я ведь тоже человек живой, - все на замок. А звонок тут такой  -  на  весь
дом слыхать.
     - Серьезное устройство. Не жалуются жильцы, не мешает?
     - У него звук регулируется. Вот он, ползунок. Я  на  полную  мощность
никогда и не включаю.
     - Интересно, а на четвертый этаж, да еще и в квартиру - слышно его?
     Обреутов как-то смешался, недовольно покрутил носом и  последовал  за
майором вверх по лестнице. Переводя дыхание, Строкач на минуту  задержался
на площадке между вторым и третьим этажами. Окно было наглухо  закрыто  на
два массивных бронзовых шпингалета. Строкач постучал пальцем  по  нижнему,
поглядывая сквозь стекло.
     -  Уютный  здесь  дворик.  Прямо  тебе  пейзаж  Поленова.  Одна   эта
скамеечка, утопающая в зелени, чего  стоит.  Ага,  там  и  наша  почтенная
Октябрина Владленовна, бессменный часовой. А почему не открываете?  Воздух
свежий, дождик прошел...
     - Инструкция запрещает. Раньше, бывало, детвора открывала, но  теперь
- ни-ни. Такое время.
     Спустились, и Строкач внезапно спросил:
     - А что, Владимир Лукич, здорово вы удивились четыре дня назад, когда
внезапно обнаружили, что окно открыто? Да не суетитесь, спокойно. В этом я
вас не виню. К чему бы, казалось, вам выпускать незваных  гостей  в  окно,
если в вашем распоряжении  дверь?  Здесь,  правда,  Октябрина  Владленовна
начеку, но и она может отвлечься...
     Обреутов слушал молча, виновато кивая. Строкач гнул свое:
     - Ну,  конечно,  что  хорошего,  если  некий  подозрительный  субъект
незамеченным ушел  из  охраняемого  вами  дома.  Можно  ставить  вопрос  о
профессиональной пригодности. А это весьма  и  весьма  неприятно  и  может
иметь далеко идущие последствия...
     Наконец Обреутов глухо отозвался:
     - Ясное дело, как бы оно ни  повернулось,  а  стрелочник  всегда  под
рукой. Да, шпингалет я закрыл,  когда  мы  с  вами  сразу  после  убийства
поднимались наверх. Кому охота оказаться на улице? Если бы вы  меня  тогда
спросили - я бы и сказал сразу, а так -  не  хотелось  лезть  под  горячую
руку.
     - Ладно,  проехали,  -  Строкач  махнул  рукой.  -  Вообще,  в  таких
ситуациях надо поменьше темнить. Я еще раз  наверх  пройдусь,  а  вы  пока
поразмыслите, может, еще что вспомните...
     - Да чего сидеть? Сейчас время самое тихое - одиннадцать, народу  нет
вовсе.
     -  У  вас  часы  отстают.  Семь  минут  двенадцатого,  подведите.   И
подумайте, разговор наш еще не закончен.
     Одним махом майор взлетел на четвертый этаж позвонил, вызвав  собачий
лай и не слишком радушное "Кто там?" за дверьми.
     Мария Сигизмундовна выглядела неважно и на вопросы отвечала  каким-то
сырым, болезненным голосом.
     - Мужчина? В это время? Ну, разве что сын. Но и  его  не  было.  Если
угодно, поинтересуйтесь у вахтера, как раз Владимир Лукич дежурил,  как  и
сегодня. Это серьезный человек, порядок знает.
     - Скажите, Мария Сигизмундовна, а бывает, что Обреутов заходит к  вам
в квартиру, или вы встречаетесь только внизу, у вахты?
     - Ох, какое слово - "встречаетесь", - пожилая  дама  рассмеялась,  но
чувствовалось, что она недовольна поворотом разговора. - Уж не  решили  ли
вы,  что  у  нас  с  Владимиром  Лукичом  роман?  Увы!  Мы   действительно
по-приятельски знакомы, он иной раз забегает чайку попить, поболтать.
     - А в тот день, когда обнаружилось преступление, Обреутов был у вас?
     - Да, где-то в половине девятого. Я встаю  рано,  а  чай  предпочитаю
покрепче и в компании. Сын ушел раньше.
     - То есть Обреутов находился у вас в рабочее время?
     - Ах, вот вы о чем... Ну, да ведь он  ненадолго,  а  подъезд  заперт.
Дверь оставалась приоткрытой, так что и звонок слышно, а если кто  выходит
из подъезда, то сами управятся...
     Торопливо распрощавшись, Строкач сбежал по  лестнице.  Но  здесь  его
ждал сюрприз. Обреутова не  было!  За  столом  вахтера  восседал  высокий,
костлявый  старик  с  оттопыренными  ушами  и  вислым  носом,  посверкивая
угольками черных глаз. Сменщик! Строкач взглянул на часы - двадцать  минут
двенадцатого.  Это  не  осталось  незамеченным.  Вахтер   сурово   сдвинул
кустистые брови, но промолчал.
     - Где Обреутов? Ведь смена в двенадцать!
     - А я  всегда  чуть  пораньше  прихожу.  У  меня  электричка,  вот  и
получается - прихватываю чуток. Посидим, бывает,  с  Володей,  покалякаем.
Дома скучно. Вот только сегодня он что-то заспешил, не  с  кем  старику  и
словом перемолвиться. Вы ведь следователь? Ну, тогда угощайте  куревом  да
спрашивайте...


     - Боюсь, придется брать и Обреутова под наблюдение. -  Строкач  сидел
на подоконнике в кабинете, за спиной у него шумела улица.
     - А при чем тут этот парень, который  выпрыгнул  из  окна  лестничной
клетки? Тот, которого видела Октябрина... как ее...
     - Владленовна. Да, прыгун этот, конечно,  задачка.  Жигареву  прыгать
было  незачем  -  внизу  дверь  свободна.  Разве  что  не  хотел   Турчину
компрометировать, а это уж вовсе чушь... Не те нравы.
     - Прыгуна видела только Скалдина. Зрение  у  нее,  мягко  говоря,  не
очень, - протянул лейтенант.
     - Да ты за нее Бога должен молить! Пятьдесят метров, вполоборота,  со
спины, да тебе еще и словесный  портрет  подавай.  Ну,  ты,  брат,  совсем
заелся. Короче, Жигарев или кто другой прыгал, давай организовывать за ним
наблюдение, но и Теличко нельзя из виду упускать.
     - Ты Засохина имеешь в виду? Пустим и за ним. Ничего себе  подъезд  -
как один просятся под наблюдение. Один майор не подкачал, железное алиби -
Варшава. Но на его счет есть у меня любопытное соображение. Как там у  нас
насчет уголовного прошлого фигурантов?
     Родюков открыл папку, лежащую  перед  ним  на  столе,  извлек  тонкую
стопку исписанных листов. На самом верху  -  серая  поблекшая  листовка  с
фотографией  в  левом  верхнем  углу  под  броской  шапкой  "Разыскивается
преступник".

     "Управлением внутренних дел... области  разыскивается  особо  опасный
преступник Теличко Николай Васильевич... года рождения, уроженец  г.  ...,
житель г. ...
     Его приметы: рост 182 см, телосложение плотное,  лицо  продолговатое,
лоб  покатый,  брови  прямые,  глаза  серые,  нос  прямой,  губы   тонкие,
подбородок выступающий, уши средние, волосы темные, голос глухой.
     Был одет в черные брюки,  синюю  рубашку,  черные  туфли.  Преступник
может менять одежду и внешность.
     Если вам станет  что-либо  известно  о  местонахождении  преступника,
просим сообщить в милицию удобным для вас способом.
     Уголовный розыск".

     Дело особо опасного преступника было  довольно  типичным  для  своего
времени.
     Статья 86-прим, хищение государственного имущества  в  особо  крупных
размерах, срок - десять лет. По этой статье шли в  зону  тысячи  людей,  и
прежде  всего  те,  кого  именовали  "работниками  временных  коллективов,
занятых в сельскохозяйственном производстве". По договорам с  совхозами  и
колхозами  они  выращивали  лук,  арбузы  и  прочие  трудоемкие  культуры.
Вынужденные работать по законам рынка, они оказывались в ловушке  плановой
социалистической экономики и подогнанных к ней статей уголовного  кодекса.
Люди получали за труд  в  соответствии  с  договорами,  а  некие  эксперты
пересчитывали все по госрасценкам и разницу между тем, что было выплачено,
и тем, что, по их мнению, следовало выплатить, называли хищением.
     Бригада Теличко работала в  совхозе  "Ленинец"  в  Крымской  области,
выращивала арбузы. Когда урожай созрел, директор заявил:  вы  их,  ребята,
соберите, вывезите, продайте, а потом уж поговорим и об  оплате...  Каждый
год ему спускали план, те же арбузы сеяли, но  ни  разу  и  килограмма  не
собрали: весной засеют бахчу - осенью запашут. Не растут - и весь сказ.  И
вдруг - урожай вдесятеро против плана. Сотни тонн - что  с  такой  прорвой
делать?
     Людей на уборку  нет,  транспорта  тоже,  о  горючем  и  говорить  не
приходится.
     Договор с бригадой был заключен только  на  выращивание,  но  условия
директора пришлось принять - куда денешься?  На  рынках  десяти  областных
городов  они  распродали  арбузы,  привезли  в  совхоз  выручку.   Кому-то
показалось, что привезли мало. Было возбуждено уголовное дело,  приглашены
эксперты,  которые  подсчитали,  что  бригада  похитила  у  совхоза  около
миллиона рублей.
     Расчеты велись способом умножения гектаров на килограммы и  затем  на
рыночную цену. По мере продвижения дела кое-что пришлось  вычесть.  Нельзя
было не признать, что за перевозку и погрузку-разгрузку  следует  платить,
что за время хранения могла произойти порча, что реализаторы бесплатно  не
торгуют, так что сумма вышла не столь грозной...
     По пути  из  горотдела  Строкач  заскочил  к  Теличко,  не  особенно,
впрочем, надеясь, что застанет того  дома.  Деловой  все  же  человек.  Но
Теличко - вялый и заспанный - оказался  на  месте,  а  тема  разговора  не
вызвала у него никакого энтузиазма.
     -  Приговор?  Ага,  помню:  имея  многолетний  опыт  хищения,  создал
преступную группу и, вступив в сговор, похитил у совхоза миллион. Это  при
том, что фактически я и рубля не получил за работу, да своих денег сколько
ушло. Из моей зарплаты высчитывали за продукты для бригады, я же  заплатил
за семена на опытной станции... Свой трактор пригнали, машину для  полива,
да и натуроплаты я выдал бригаде меньше, чем полагалось: три  процента.  А
между прочим, как раз  в  этом  году  прошел  майский  пленум  ЦК,  и  там
говорилось, что мы имеем право получить пятнадцать процентов  от  плана  и
треть сверхпланового урожая. Так  что  на  самом  деле  не  я  был  должен
совхозу, а совхоз - мне. Мы же им еще и помогали:  собирали  подсолнечник,
заготовляли  сено,  работали  на  току,  который  дождем  залило,  -   все
бесплатно. Совхоз получил от нашей работы полмиллиона прибыли,  а  сколько
добра из-за его же нерасторопности на поле погнило... Когда  меня  судили,
начальник конвоя не выдержал  и  сказал  судье,  указывая  на  меня  и  на
директора совхоза: "Хорошо бы их местами поменять, был бы толк".
     Теличко откинулся в кресле и  на  мгновение  прикрыл  глаза.  Строкач
негромко сказал:
     - Я не в  восторге  от  таких  хозяйственных  дел  и  никогда  их  не
приветствовал. Но не угрозыск дает сроки.
     - Ага, - казалось, Теличко совсем отрешился от происходящего.  -  Где
же вы раньше были?
     - Там, где и сейчас. Делал свое дело.
     - Бежал, куда укажут, сажал, кого  прикажут,  -  все  так  же  горько
усмехнулся Теличко.
     - Нет, за такие дела, как ваше,  я  никогда  не  брался.  Правдами  и
неправдами, но находил способ уклониться. А вот ваш нынешний бизнес, пусть
и трижды легальный, меня очень и очень интересует.
     Теличко выстрелил взглядом из-под ресниц - твердым,  полным  недоброй
энергии.
     - У вас неверная информация, майор. Освободившись,  я  снова  занялся
арбузами. Нашел знакомую бригаду и стал с ними работать.
     - Хороший получился урожай?
     - Сумасшедший. Тридцать тонн с гектара считается очень  хорошо,  а  у
нас вышло - шестьдесят пять на круг.
     - Вот я и говорю, - Строкач  ухмыльнулся.  -  Вы  не  только  опасный
расхититель, но еще и рецидивист.
     - Ну уж, нет. С арбузами я завязал. Наглухо. Раньше как  было:  нашел
босса в райкоме, смазал - и все вопросы решены. А сейчас на каждом углу по
чиновнику  от  демократической  администрации,  и  попробуй  хоть   одного
пропустить!  Надо  мной  уже   братва   смеялась   -   бесплатный   пахарь
продовольственной программы.
     - А бывали у вас неурожайные годы? - неожиданно спросил Строкач.
     - Не было. Потому что я знаю агротехнику и особенности почвы в  любой
точке юга - от Одесской области до Крыма. Меня  что  в  земле  привлекало?
Воля. А если еще и это потерять, тогда все. Хватит,  нема  дурных.  Ну,  а
здесь меня знают, взяли в дело. Большого ума не надо: медь оттуда,  висмут
отсюда. Всего этого - валом, предложений - гора.
     - В основном, наверное, от руководства заводов?
     - Не только. Кругом тащат, сами знаете. Хотя, без экспортных лицензий
мы ничего не берем.
     - То есть, все сугубо по закону?
     - А как иначе! Таможня...


     После визита к Теличко путь Строкача лежал к заводскому клубу, еще за
квартал до которого красочный щит  сообщил  ему,  что  целительные  сеансы
психотерапевта-биоэкзорциста Хотынцева-Ланды может посетить любой желающий
практически во все дни недели, уплатив незначительную сумму.
     Однако тратиться  майор  не  стал:  парень  на  входе  удовлетворился
лицезрением красной книжечки, и через минуту Строкач  уже  осматривался  в
довольно просторном зале, с креслами, обитыми вытертым бордовым плюшем.
     Народу набралось порядочно. При всех различиях в возрасте,  жизненном
опыте и роде занятий было в этих мужчинах и женщинах нечто общее.  Строкач
чувствовал себя здесь белой вороной - вокруг  изможденные,  исстрадавшиеся
лица, едва различимый шелест голосов...
     В это время на сцену легко взбежал сам Дмитрий  Дмитриевич,  расточая
налево и направо улыбки, остановился на середине, коротко кивнул  залу,  и
плавно  полилась  мягкая,  обволакивающая  речь.  В  середине  одного   из
закругленных периодов целитель заметил присутствие майора, остановился  на
полуслове и сделал приглашающий жест. Волей-неволей Строкачу пришлось  под
перекрестными  взглядами  публики  пробраться  вперед  и  расположиться  в
середине второго ряда. Хотынцев-Ланда округло повел кистями - и все  вошло
в обычное русло.
     Строкач расслабился, поддаваясь потоку слов,  откинулся,  устраиваясь
поудобнее. Рядом сидела молодая женщина, не отрывавшая неподвижных глаз от
лица целителя. На коленях у нее стояла  двухлитровая  банка  с  прозрачной
жидкостью. Вода...  Верно  -  в  афишке  значилось,  что  доктор  сообщает
целебный заряд разного рода предметам, в  особенности  жидкостям,  которые
сохраняют его продолжительное время.  И  действительно  -  Строкач  только
теперь заметил - бутыли, банки, бидоны имелись у многих.
     Он вслушался.
     - А сейчас расслабьтесь, и пусть мои  слова  достигнут  самых  тайных
глубин вашего  сознания.  В  ваши  души  вливается  покой,  словно  густой
золотистый мед, злые силы отступают, приходит чистота и  свет.  Мои  слова
входят в ваши сердца, наполняя их энергией, и даже простая  вода,  которую
вы принесли, становится живительным эликсиром!..
     На   сцене   происходили   чудеса.   Проделывая   магические   пассы,
Хотынцев-Ланда  усыплял  пациентов,  в  одних  вселяя   бодрость,   других
буквально размазывая в креслах,  лишив  воли  к  сопротивлению.  Он  читал
прошлое и вел по запутанным  лабиринтам  будущего,  предсказывая  ключевые
моменты каждой судьбы с  такой  же  легкостью,  с  какой  огородник  может
предсказать урожай моркови на своей сотню раз перекопанной и  знакомой  до
мелочей грядке. Люди шли и шли к нему на сцену - завороженно,  беспомощно,
как на заклание, в каком-то слепом экстазе. Близок к экстазу  был  и  весь
зал.
     Голос целителя стал выше, зазвенел, как перетянутая струна:
     - Человек должен оставаться верен себе, непрерывно вслушиваться в то,
что подсказывает ему сердце. Тот, кто жил  в  чистоте,  избегая  слепых  и
неверных шагов, - сам гигантский источник энергии... - искреннее волнение,
казалось, сжимает его горло. - Но если кому и случилось упасть - я подниму
его к новой жизни, волью в него силу, открывающую путь к новым безоблачным
небесам...
     Странное  возникало  ощущение.  Неважно,  что  там  говорил   Дмитрий
Дмитриевич, но сердце сладко сжималось, дышать становилось  легче,  словно
легкие наполнялись воздухом альпийских лугов. Однако засиживаться  Строкач
не мог. Впрочем, сеанс близился к концу - об этом  можно  было  судить  по
состоянию зала. Многие находились в трансе, там и сям слышались кликушечье
кудахтанье и визг. Досадуя, что не сообразил сесть  с  краю,  майор  начал
пробираться к выходу, подгоняемый негодующими восклицаниями. У дверей  его
перехватил тот же крепенький, как боровичок, борцовского  сложения  юноша,
который проверял билеты.
     - Дмитрий Дмитриевич просит вас остаться. Сеанс  заканчивается  через
несколько минут. - Заметив колебания  на  лице  Строкача,  он  добавил:  -
Пожалуйста, он ведь  редко  кого  просит.  Ему  очень  небезразлично  ваше
мнение. Вот сюда, в кабинет пройдите.
     - А сколько еще до конца э-э... представления?
     Юноша был возмущен, но сдержался:
     - Минут десять, не больше. У  нас  это  называется  сеанс  группового
исцеления.
     - Ясно. Однако передайте доктору мои извинения, - крайне спешу.  Было
необыкновенно интересно, спасибо, но - время. -  Строкач  виновато  развел
руками и покинул очаг нетрадиционной медицины.


     Побеседовать с "биоэкзорцистом" Строкач планировал на следующее утро,
но  планы  его  изменила  красная  "восьмерка",  стоявшая  на  улице  близ
знакомого подъезда. Именно поэтому майор остановился на  площадке  второго
этажа.
     Его визитом Засохин нисколько не был удивлен.
     - Вы пунктуальны. Милости  прошу.  Час  назад  вернулся  из  поселка,
служба наружного наблюдения может подтвердить. Аккуратный молодой человек,
и на трассе держался корректно. Дело, конечно, ваше, я не  возражаю.  Если
угодно - пусть зайдет, чашка кофе найдется.
     - Благодарю, но, пожалуй, вдвоем будет удобнее. - Строкач не стал  ни
подтверждать, ни отрицать очевидное.
     - Мне ведь скрывать нечего. Да и что можно утаить в  этом  мире,  где
идет  непрестанный  обмен  информацией,  где  слово   -   материально   до
осязаемости. Я  мгновенно  ощутил  обратную  связь  с  вашим  сотрудником,
буквально читая его мысли.
     - И мои, следовательно, тоже? - живо поинтересовался Строкач, проходя
в скромно обставленную гостиную.
     - Может быть, и ваши. Но - в следователи я не гожусь. Кто может взять
на себя право судить дела людские?
     - Не судимы,  значит,  будете?  А  ведь  вам  это  на  себе  испытать
пришлось, Иван Петрович.
     - А я и не отрицаю, - все так же спокойно и  с  достоинством  ответил
Засохин, поглядывая на висящую в углу темную икону. - Но меня ведь не  Бог
- люди осудили. А людской гнев часто избирает неверную мишень.
     - То есть, вы хотели бы,  чтобы  дело  двадцатилетней  давности  было
пересмотрено?
     - Ничего подобного. Прошлого не вернешь, и роптать на него ни к чему.
И случается,  что  ошибка  странным  образом  может  привести  человека  к
истинному пути. В некой неведомой точке противоположности сходятся. Вы  не
согласны со мной, не спорьте, я это чувствую. Главная беда нашего  времени
то, что религия и наука - враждебные силы, разделенные меж собой, и потому
зло неодолимо просачивается во все умы, как тонкий яд, вдыхаемый вместе  с
воздухом.   Греховность   помыслов   искажает   души,   а   следовательно,
превращается во зло общественное.
     - Погодите, Иван Петрович! - растерянно запротестовал Строкач. -  Зло
общественное - это как раз то, с чем мы боремся. Во всяком случае, ко  мне
это имеет прямое отношение. Так что мы с вами как бы на одном полюсе.
     - А все люди и должны быть на одном полюсе.
     - А на другом? - ухватил, как ему показалось, мысль Строкач.
     - На другом человека в нашем понимании нет.  Мы  сами  плодим  зло  и
вызываем силы тьмы, когда оступившегося человека метим  каиновой  печатью.
Чего после этого от него приходится ждать? В Древнем Египте  выбивали  зуб
преступнику, греки и римляне выжигали на плечах клеймо, в средние  века  в
Западной Европе ворам отрезали уши, разбойникам - носы, клятвопреступникам
- пальцы, а то и руку целиком, мошенникам надсекали ушные раковины.  Когда
безухий попадался на краже - его казнили. Подняться  из  такого  положения
мог только очень сильный человек.
     Строкач промолчал, раздумывая, наконец спросил:
     -  Когда  вы  видели  последний  раз  Валерию   Минскую?   Расскажите
поподробнее.
     - Мы говорили с ней о вещах  довольно  отвлеченных.  В  частности,  о
праве того или иного учения вмешиваться в течение живой жизни. Также  и  о
праве судить, которого не имеет никто, ибо действенное учение  заключается
вовсе не в словах. Это сила, которая ведет  множество  душ,  сливая  их  в
одну...
     Когда Засохин закончил излагать содержание бесед с Валерией, в голове
у Строкача образовался такой винегрет, что оставалось  только  изумляться.
Он чувствовал себя измочаленным, и не стал подниматься к  Хотынцеву-Ланде,
тем  более  что  сейчас  его   занимали   вовсе   не   экстрасенсорные   и
парапсихологические  занятия  последнего,  а  история  одного   небольшого
уголовного дела, имевшего место два десятилетия назад.


     В архиве Строкач всегда бывал не без  удовольствия.  Его  никогда  не
переставало изумлять, до чего устойчивая штука - человеческая психика, как
она многообразна и в  то  же  время  консервативна.  Так,  в  какой-нибудь
пропыленной папке сороковых годов можно было отыскать  ключик  к  новейшим
уголовным    "подвигам"    или    объяснение     загадочного     поведения
подследственного, которого в те поры и на свете-то не было.
     Впрочем, в деле Засохина ничего необычного не  обнаружилось.  Обычная
история, без всякой "изюминки". В некий день восемнадцатилетний  гражданин
Засохин И.П. встретил на  улице  свою  бывшую  одноклассницу  Лушину  И.С.
Спустя некоторое время к ним присоединился некто Ивочкин  А.А.,  несколько
дней назад уволенный в запас  из  рядов  советской  армии,  и  попросил  у
Засохина  закурить.  При  этом  он,  как  засвидетельствовал   оказавшийся
поблизости Лелето Д.Д. - еще один бывший одноклассник Засохина, -  Ивочкин
осыпал Засохина и девушку нецензурной бранью и угрозами. Когда выяснилось,
что у Засохина сигарет нет, Ивочкин схватил его за ворот и ударил по лицу.
Ответный удар Засохина оказался последним  в  этой  стычке.  Экс-десантник
рухнул, ударившись затылком  о  ступень  парадного,  и  потерял  сознание.
Засохин остановил такси, и вместе с Лелето они доставили  пострадавшего  в
больницу, где он  через  три  часа  скончался  от  кровоизлияния  в  мозг.
Экспертиза определила, что Ивочкин находился в состоянии опьянения средней
степени тяжести. Засохин был задержан прямо в больнице -  там  в  приемном
отделении случайно находился лейтенант Самохвалов, недавно  вступивший  на
должность участкового инспектора.
     Дело ясное, как божий день. Суд длился всего несколько часов,  вынеся
приговор - четыре года общего режима.  Кассационная  жалоба  осталась  без
удовлетворения. Засохин не стал добиваться пересмотра дела и через полгода
после рокового происшествия с  хмельным  десантником  отправился  отбывать
срок. За время содержания в следственном изоляторе взысканий не имел.
     - Таким образом, Павел Михайлович,  человек,  в  прошлом  совершивший
убийство, ныне проповедует что-то вроде непротивления злу насилием.
     - Это не совсем так, Игорь.  Я  еще  не  вполне  разобрался,  но  мне
кажется... Хотя об этом после. Что там наши подопечные?
     - Олег Жигарев оказался  натурой  разносторонней.  Взять  сегодняшнее
утро: с семи - полтора часа тенниса на корте, к девяти уже был на  базаре,
ходил по рядам радиолюбителей, приценивался к каким-то микросхемам...
     - Может, случайно забрел?
     - Какое  там!  С  завсегдатаями  здоровается  по-свойски.  Один  даже
обронил: "Что это тебя вчера не было?"
     Строкач протянул:
     - Значит, интересовался, но ничего не купил? Ну-ну. Во всяком случае,
если на рынке  его  знают,  это  уже  хорошо.  Там  у  нас  информатор  на
информаторе. И вообще - я говорил тебе, что обандероленные пачки по десять
тысяч с подписью кассира Ивановой, известные тебе,  были  выданы  в  банке
директору одного очень малого предприятия, которое и в самом деле  состоит
из одного человека - его самого. Так вот, он мне доверительно сообщил, что
этими упаковочками он рассчитался при покупке долларов в скверике напротив
Внешэкономбанка у незнакомого ему  кавказца,  которого  опознать  вряд  ли
сможет, потому что всех примет у того - вид человека с рынка,  ну,  там  -
щетина, запах псины и прочее.
     -  Кстати,  я  заметил  и   еще   кое-что   необычное.   Среди   этих
радиоторговцев шныряют и ребята с Кавказа, чего  раньше  не  бывало.  Тоже
приглядываются,  перешептываются  о  чем-то.  Но  эти   с   Жигаревым   не
заговаривали, хотя и поглядывали на него как на известную  особу.  Точнее,
как на врага, с которым заключено перемирие.
     - То есть, как  на  конкурента,  -  заключил  майор.  -  Ну,  что  ж,
поглядим, что там за конкуренты...
     И  действительно,  не  потребовалось  и  получаса  для  того,   чтобы
выяснить,  что  Жигарев  известен  на  рынке  довольно  давно,  но  скупка
ворованных микросхем, содержащих  около  миллиграмма  технического  золота
каждая, - одно из его последних увлечений.


     Олег Жигарев день провел не впустую. Намотался по городу сам, помотал
и наблюдение. Строкач изучил отчет с особым вниманием. Из пяти адресов, по
которым побывал Жигарев, поставил "галочки" против двух: частная  квартира
и ювелирная мастерская Дома быта Заводского района...
     На втором этаже у выкрашенной суриком двери майор трижды нажал две из
четырех кнопок кодового звонка. Едва слышно трижды  промурлыкала  мелодия.
Минута прошла в ожидании, и  это  не  понравилось  Строкачу.  Он  довольно
громко произнес, обращаясь к двери:
     - Лев Георгиевич, это Строкач из  угрозыска!  Не  валяйте  дурака,  я
знаю, что вы дома. Я вам только что звонил по телефону...
     - Ну конечно, какие же  могут  быть  сомнения?  Порядочному  человеку
всегда рады. - Обладатель тихого скрипучего голоса тем не менее  приоткрыл
дверь на короткую цепочку, всмотрелся, покачал  головой,  закрыл  снова  и
наконец впустил майора. - Проходите. Сами знаете, какие нынче времена.
     -  Ну,  у  вас  ведь  превосходная   пятизарядка...   Я   знаю,   что
зарегистрированная, и что охотник вы прекрасный - тоже.
     - Ну, какая сейчас охота, Павел  Михайлович?  Смех  да  и  только!  А
охотники?! С обрезом да исподтишка, а дичь -  такие,  как  я.  Вот  и  вы,
небось, пришли не в гости.
     - Я вам совет  дать  пришел,  Лев  Георгиевич.  -  Строкач  притворил
неожиданно массивную дверь. - Не связывайтесь вы  с  техническим  золотом.
Это раз. А второе - не забывайте старых друзей.
     Старик взглянул на Строкача с упреком.
     - Вот, а вы говорите. Всегда одни неприятности. Вы же знаете,  что  я
ни с приисковым, ни с каким иным краденым никогда не работал.
     - Всем известно, что вы, Лев Георгиевич, - человек уважаемый.
     Старик кивнул, голова у него слегка тряслась.
     - Не надо, майор. А с этим щенком я с самого  начала  не  хотел  дела
иметь.
     - Однако когда Жигарев пришел вчера к вашему сыну в Дом  быта  -  он,
говорят, неплохой ювелир, не позорит  отца,  -  тот  все-таки  соблазнился
крупным кушем. Да и чего ему было опасаться - они одноклассники, и вообще,
Жигарев человек деловой.
     - Оставьте вы его в покое, Павел Михайлович! Какой из него бизнесмен?
Он ювелир, мастер. И потом - он ведь не знал, что это золото, как  бы  вам
сказать... - старик замялся.
     Строкач подхватил:
     - Не знал, что золото - техническое, а насколько это выгодно -  знал?
- и, жестко: - Где металл, который доставил Жигарев?
     Ответ последовал после секундного колебания:
     - Должен привезти. Он за ним и поехал.
     - Боится с собой возить? Приходил договариваться?
     Пауза длилась чуть дольше.
     - Говорит, что-то еще не  готово.  Сегодня  вечером,  перед  приходом
позвонит...
     ...Родюков прибыл сразу после звонка. Жигарева еще  не  было.  Спустя
минут десять появился и он -  как  всегда,  веселый  и  небрежный,  этакий
баловень публики.  Квартира  ювелира  была  достаточно  просторной,  чтобы
спрятать в ней взвод мотопехоты, но что-то  с  первых  секунд  насторожило
осмотрительного "золотопромышленника" - скорее всего, это  было  выражение
лица старика, причем Строкач  не  мог  поручиться,  что  непредумышленное.
Жигарев резко повернул к выходу, но его тут же подхватили под  белы  руки,
заломив левую за спину, а правую выдрав из кармана пиджака.
     Странное было у парня выражение лица - презрительно-недоуменное.  Тем
не менее на нем не было страха, как у многих  мужиков  покруче.  Он  резко
шаркнул  ногой  -  и  из  левой  штанины  выпал  маленький,  но  увесистый
нейлоновый мешочек. Жигарев проводил его печальным взглядом  и  успокоился
окончательно.
     Родюков потянулся было поднять, потом спохватился.
     - Подними немедленно! Нечего тут сорить.
     Жигарев улыбнулся.
     - Что поднять? Свой срок? Нет уж, будьте любезны - сами.
     - А не жалко,  Олег  Константинович?  -  Строкач  достал  из  кармана
носовой платок и потянулся за мешочком. - Давай, Игорь,  пора.  Зафиксируй
эту потерю уважаемого бизнесмена.
     - Докажите! - в голосе Жигарева не было привычного напора.
     - Докажем. Сейчас пальчики откатаем, пробы  ткани  возьмем.  Дело  не
новое.
     - Не новое. Только все это косвенные улики!
     - Поехали, мальчик. Я - главная улика  против  тебя.  -  Строкач  был
абсолютно серьезен.


     - И что - так его и отпустим? - возмущенно спросил Строкача  Родюков,
когда они остались одни в их кабинете в горотделе.
     Строкач, перекладывая бумаги в папке, сухо заметил:
     -  Жигарева  отпустит  закон...  если  сочтет  нужным.  Пока  что  он
задержан, и ты это отлично знаешь. И задержан не с поличным...
     - Пять слитков - этого мало?
     - Пойдут в  госбюджет.  Тысяч  на  двести  потянут.  Уверен,  Жигарев
мысленно волосы на себе рвет, для него это  крупная  потеря,  ведь  он,  в
сущности, мелкая пташка и к серьезным  делам  не  имеет  отношения.  Между
прочим, он и в утро убийства шлялся по рынку  в  поисках  нужного  товара.
Можно, конечно, выделить все  это  в  отдельное  производство,  перетрясти
базар, может быть, в конечном  итоге,  выяснить,  у  кого  Жигарев  скупал
микросхемы - там всяк донесет друг на друга, только не для протокола.  Ну,
поднажмем, кто-то даст и в суде показания, и  что?  Если  на  каждом  углу
спекулируют водкой и сигаретами, почему нельзя торговать и  радиодеталями?
Ведь не все же, в самом деле, добывают из микросхем  золото,  случаются  и
радиолюбители. Да и, честно говоря, золото для нас металл  второстепенный.
Нам бы что-нибудь попроще, не столь благородное.
     - Теличко имеете в виду? Черт, что за дом - за кого ни схватись,  все
какие-то концы лезут. Хорошо, хоть Скалдина не было на месте. Польша  есть
Польша.
     -  Ты,  видать,  и  доблестного  майора  в   подозреваемые   записать
примериваешься? Нет, все-таки нагрузки у тебя маловато, - Строкач  поостыл
и, казалось, склонен пошутить.
     - Майор, конечно, чист. Жигарев пока у нас, а на  Теличко,  по-моему,
мы вообще напрасно время тратим. Пьет целыми днями взаперти.
     - Но ведь вдрызг не напивается, не хулиганит - уже хорошо. Опять же и
присмотрен. Не спеши.  Есть  у  меня  один  канал,  попробуем  через  него
разобраться.


     - Давно-таки не виделись,  Павел.  Ну  как  там  Фемида,  не  балует,
небось, своих служивых? - молодцеватый седой подполковник чувствовал  себя
совершенно раскованно в холостяцкой квартире Строкача. - Ты,  однако,  как
погляжу, не бедствуешь. Торгаши  сами  таскают  или  приходится  объезжать
базы? Ага, физиономия кислая, значит  на  дом  не  несут.  Сам  виноват  -
распустил сволочей, дал потачку.
     Строкач,  усмехаясь  под  нос,  неспешно  ворожил,   накрывая   стол,
перемещаясь с салатами и соленьями из кухни  в  гостиную.  Его  кулинарные
дарования были в новинку только для тех, кто редко  с  ним  сталкивался  -
как, например, подполковник Лютый, которого Строкач неожиданно разыскал  и
затащил к себе.
     Столкнуться  им  пришлось  пять  лет  назад  в  ситуации  для  Лютого
критической и едва не закончившейся для  подполковника  сроком.  Любовь  к
казенному имуществу в душе подполковника (тогда еще  майора)  пламенела  с
особенной силой.
     Линейной   милицией   была    задержана    команда    "корабейников",
направлявшихся в Китай, в их багаже оказались вороха новенького армейского
обмундирования - шинели, ушанки, кожаные ремни и  прочее.  Разведенные  по
разным комнатам, "коробейники" взахлеб торопились  дать  показания,  чтобы
поспеть раньше других и все-таки отправиться по своей турпутевке, а  не  в
обратном направлении. От них потянулась ниточка к армейским складам,  и  в
частности, к майору Лютому.
     Дохлое это дело о расхищении армейского имущества Строкач дожимать не
стал, как говорится, спустил на тормозах. Выпотрошив  Лютого  на  допросе,
как он  один  это  умел,  Строкач  убедился  в  безнадежности  дальнейшего
расследования,  которое  обречено  было  неминуемо  увязнуть   в   трясине
армейской неразберихи. Дела накатывали одно  за  другим,  и  волей-неволей
Лютого пришлось оставить в покое.
     Как ни странно, и по прошествии пяти лет  подполковник  помнил,  кому
обязан свободой и погонами, а впрочем, мог полагать,  что  и  материальчик
кое-какой в отношении его сохранился. Самое главное во всем этом было  то,
что Лютый был начальником Скалдина, ведал командировками, и в  его  власти
было отрядить офицера  или  в  аул  под  Джезказганом,  пусть  и  со  всем
известным  наименованием  Байконур,  или  за  границу,   где   размещались
российские воинские части. И,  как  водится,  все  упиралось  в  маленький
презент и сообразительность командированного.
     - А чего б ему  не  кататься?  Бензина  пока  хватает,  да  и  польза
кое-какая есть. Кто  бы  его  впустую  посылал?  -  Лютый  как  бы  слегка
оправдывался. - Езда нормальная: "КамАЗ", спи - не хочу. Я сам на "газоне"
пол-России исколесил...
     Подполковник зевнул, перевел взгляд на початую бутылку  водки  -  уже
вторую, - потянулся было к ней, но спохватился, покосившись  на  Строкача.
Удержал себя. Строкачу это  не  понравилось  -  он  сам  налил  до  краев,
опрокинул первым, выпил и Лютый,  и  разговор  несколько  оживился,  умело
подправляемый в нужное русло. Выпили  еще,  и  подполковник  как-то  разом
захмелел, лицо его побагровело, залоснилось, отмякло.
     - Скалдин не парень - золото. И дело знает, и  сам  рюмку  выпьет,  и
друга не забудет. Вот ты, Павел Михайлович... Ведь неспроста же, все-таки,
вы им интересуетесь в угрозыске. Я тебя  знаю  -  ты  пустышку  тянуть  не
станешь. Но зачем он тебе? Ну, работает мужик, суетится. Сегодня с колес -
завтра опять в командировку, в дороге бывает больше, чем дома. А Польша...
- С багровой физиономии  подполковника  на  Строкача  смотрели  трезвые  и
довольно проницательные глазки, смахивающие на медвежьи  -  с  зеленцой  в
глубине.
     Строкач встревожился.
     - Значит Скалдин выезжает в очередную командировку завтра, и снова  в
Польшу? Тем же "КамАЗом"? Отлично. Надеюсь, перед  дорогой  никто  его  не
потревожит, Мы ведь понимаем друг друга? Не стоит вам, подполковник, из-за
него подставляться.
     - Да какое там, Павел Михайлович! Скалдин  так  Скалдин.  Нашкодил  -
пусть отвечает...
     - Вот и отлично, договорились. Надеюсь, останемся друзьями.
     - Для тебя, Павел Михайлович, -  все,  что  угодно.  Скалдин  едет  в
обычную рядовую командировку. И пусть его едет, голубчик, пусть... - Лютый
явно  переигрывал,  изображая  совершенно  захмелевшего,   уже   начавшего
заплетать языком.


     "КамАЗ" с воинскими номерами тронулся в путь в пять утра. В это время
от обычной настороженности  ГАИ  ничего  не  остается.  Вечерние  хмельные
гуляки, раскатывающие с барышнями и большими деньгами, уже угомонились,  а
утренние лихачи еще дремлют в постели. Да и сами инспектора  -  тоже  ведь
люди! - в такое время уже на пути домой. Однако "КамАЗ" майора Скалдина  у
западного выезда из города поджидал мальчишка-автоинспектор.  -  Ну,  что,
стоим,  Степан   Макарович?   -   водитель-сержант   задал   вопрос,   уже
притормаживая.
     Инспектор маячил на проезжей части  не  скрываясь,  широко  расставив
ноги, словно пытаясь этим прибавить солидности своей щуплой фигурке.
     Скалдин брюзгливо передразнил сержанта:
     - "Стоим"! Останавливай уж, куда деваться. Не давить же его.
     И  уже  через  мгновение  стало  ясно,  что  положение  хуже  некуда.
Водитель, позевывая, не успел еще отпахнуть дверцу  кабины,  как  с  обеих
сторон в нее ринулись омоновцы с автоматами, а  Скалдин  услышал  знакомый
приветливый голос:
     - С приездом, Степан Макарович, со встречей, дорогой!
     Голос Строкача подействовал на майора, как удар ломом по спине. Горло
у него перехватило, сердце зашлось, и он, как куль  с  тряпьем,  плюхнулся
обратно на сидение, так и не услыхав возмущенных воплей водителя, которого
удерживали за руки дюжие омоновцы:
     - Вы что творите? Это грабеж! У нас секретный груз - кто вам позволит
пломбы срывать?! Смотрите, майор... майор умирает!..


     - Как вы себя чувствуете, Степан  Макарович?  -  голос  Строкача  был
полон сочувствия. - Вы у маня впервые в гостях, так что располагайтесь без
стеснения.
     Окинув одним взглядом кабинет, Скалдин заметил с укоризной:
     - Ну разве так можно, Павел Михайлович! Вы майор, и я майор, есть  же
какие-то нормы, в конце концов. А вы ловушку мне подстроили.
     - Ну уж, и ловушку! Скажете тоже! Я же вас  не  заставлял  ворованную
медь за границу на опломбированной армейской машине перебрасывать. Тут вам
и контрабанда, тут и хищение в особо крупных размерах.  Не  говоря  уже  о
таких мелочах, как валютные операции.  Ведь  не  за  рубли  же  вы  металл
продавали?!
     На Скалдина было тошно смотреть, и Строкачу эта картина была знакома,
как поверхность собственного письменного стола.
     - Ну почему все я да я? Крайний я, что ли?  Металл  -  да,  вез.  Но,
слово даю, - в последний раз.
     - Может, в первый? Или все-таки  попробуем  правду  говорить?  Степан
Макарович, вы ведь офицер. Умейте и отвечать за  свои  поступки.  Вы  ведь
понимаете - иного выхода нет, взяты вы с поличным. Пять тонн меди -  новые
высоковольтные шины, украденные на заводе, - да почти тонна никеля...  Или
будете  утверждать,  что  нашли  на  свалке?  Ей-богу,  не  стоит,  Степан
Макарович. Сержант-то ваш продержался ровно шесть минут, пока  рассчитывал
выйти сухим из воды как человек, всецело зависящий от вас  по  службе.  Не
мог же он, водитель первого класса,  ведущий  пустую  -  по  документам  -
машину, не чувствовать, что у него за спиной шесть тонн груза?  Переживает
парень, что за каких-то десять  тысяч  позволил  вовлечь  себя  в  опасное
преступление, старается помочь следствию.
     - Да уж вижу. Значит, все-таки... суд?
     - Не тешьте себя  иллюзиями,  Степан  Макарович,  что  дело  уйдет  в
военную прокуратуру. Неплохо, конечно, что и там у  вас  друзья,  но  ваше
преступление  -  сугубо  гражданское.  Так  что  не  стесняйтесь,   будьте
раскованнее, ну, скажем, как во время чаепития с соседом.
     Скалдин на мгновение смешался, потом раздраженно улыбнулся.
     - Черт! Вы-таки действительно кое-что знаете. Ну, что  ж,  я  в  этом
деле - пешка, копейки подбираю. А всему хозяин - сами видели кто. Пока  он
не перебрался в наш дом и мы не познакомились, я и помыслить  о  таком  не
мог. Это он, уголовник проклятый,  все  организовал,  он  и  меня  сбил  с
толку...
     "Смотри-ка, - думал Строкач, - еще  одна  невинная  жертва!  Если  ты
раньше медь не таскал, так потому что навару с  этого  не  было  никакого.
Зато армейское барахло отлично шло направо и налево  -  только  свои  тебя
прикрывали  -  не  подберешься.  Но  сейчас  это  дохлый  номер.  Придется
выкладывать все".
     - Меня интересует абсолютно все о Теличко. Ведь вы же не стремитесь к
тому, чтобы он переложил всю вину на вас и остался безнаказанным?  Медь  -
его?
     - Да, да! Это все он. Я сколько раз говорил: смотри, что делается - в
доме убийство, милиция без конца шныряет, забери ты обратно  металл,  ведь
еще можно провести его по документам. Да и где мне денег взять -  за  него
расплатиться? А ему все равно  -  доллары  ему  подавай!  Сам,  небось,  с
заводским ворьем  рублишками  рассчитывается...  Ну,  этих  я  и  не  знаю
никого... Спросите Теличко.


     - Что вы, майор, какая такая медь?  Вся,  что  была,  -  проходит  по
документам, у нас полный ажур. Ревизия? Нет проблем, хоть  сейчас.  А  то,
что этот жлоб армейский ворованное за бугор таскает,  -  его  дела.  Я  об
таких и ноги вытереть брезгую.
     - Но ведь использовали? -  Строкач  с  неудовольствием  отметил,  что
Теличко держится невозмутимо, с насмешливым спокойствием.
     - Мало ли какую рвань используют. Так какие ко мне претензии?
     - После ревизии поговорим.
     - И вы всерьез на это рассчитываете?
     К  сожалению,  на  результаты   ревизии   рассчитывать   всерьез   не
приходилось. Но что еще оставалось майору?..
     - Однако у вас и темпы! Неужели все  за  день  успели  перевесить?  -
Теличко сиял.  -  И  как  успехи?  Небось  все  силы  на  меня,  злостного
расхитителя, бросили? Не боитесь, что гидра преступности  в  другом  месте
голову поднимет?
     - Поднимет - не поднимет, а  из  девятисот  восьмидесяти  килограммов
меди, числящихся по документам, сорок - недостача.
     - Ай-я-яй! Что же это я, бедный, буду делать? Не иначе - обокрали!  В
милицию, что ли, заявить?  -  театрально  засокрушался  Теличко.  -  Хотя,
пожалуй, с этим я сам разберусь. Возмещу недостачу  -  сколько  там?  Ага,
целых две тысячи рублей... Ради такой астрономической суммы и  ручку-то  в
руки лень брать - с актом возиться. Слушайте, майор,  чего  вы  вообще  на
меня взъелись? Что вы ищете? Медь ворованную - нет ее у меня. Я срок  себе
за пазухой не держу. Без меня на то дураков жадных  хватает.  Валюту?  Так
это  только  пацаны  по  загашникам  доллары  да  золотишко  скирдуют.   В
цивилизованном  мире  на  то  существуют  банковские  счета.   Эх,   Павел
Михайлович! Скучно у нас здесь. Воровать тошно, а не  воровать  -  нельзя.
Кем мой сын здесь вырастет?  Или  нищим,  или  вором.  Третьего  не  дано.
Думаете, я не понимаю, что вы сейчас - как же, ведь из рук выскользнул!  -
на хвост мне упадете, воровать не дадите. А платить чиновничьей швали  все
равно надо. И что дальше? В  тюрьму  я  не  вернусь,  не  хочу.  Наверное,
придется тикать от родных берез да елок. Жалко, но и там березы  с  елками
водятся. И люди  живут  по-людски...  Эх!...  -  махнул  рукой  Теличко  и
продолжил уже спокойнее: - И все-то вы прекрасно знаете - и то,  что  жена
моя с сыном по путевке второй месяц по Германии... путешествуют. И  должен
вам сказать, весьма неплохо там себя чувствуют.
     - А с чего, собственно, вы мне это рассказываете?
     - А с того, что, может, до вас дойдет, что не туда вы роете. Девчонок
мочить - не мой профиль, не было у меня для этого никакого мотива.  А  все
остальное... Даже болван Скалдин сообразил, что "Дойче банк" - понадежнее,
чем российский. Обратили внимание, что денег у него - кот наплакал? Вот  и
на мне не особенно разживетесь. Чего вы добились? Того, что деньги сами из
страны удирают? Так какой дурак будет строить дом  на  гнилом  фундаменте?
Эх, поздновато я понял,  что  не  видать  мне  загранпаспорта...  За  это,
конечно, спасибо. Но я и другое понял: было бы у вас за что - давно бы  вы
меня выдернули... А, что я в конце концов, треплюсь  -  да  без  прикрытия
ментов ни одно серьезное дело не обходится...
     Сквозь слова проступал какой-то подтекст - и Строкач чувствовал это и
догадывался,  к  чему  на  самом   деле   клонит   Теличко.   Догадываться
догадывался, но и верить в это не  хотелось,  и  нужно  было  найти  этому
подтверждение, если есть хотя бы ничтожный шанс, что сказанное - правда.
     - Что еще за прикрытие? Давайте-ка, Николай Васильевич, потолкуем  об
этом в открытую.
     Теличко усмехнулся, но глаза его остались мрачными.
     - О чем толковать с человеком без паспорта?
     - Заграничного, то есть? - осведомился Строкач.
     - Само собой. Известно же: без бумажки ты букашка... Так вот,  покуда
я букашка, и с женой поддерживаю контакты по телефону, говорить нам  не  о
чем.


     Начальник  отряда  капитан  Крымов  за   минувшие   пару-тройку   лет
превратился в подполковника, начальника  колонии  общего  режима.  Мощный,
широкий в плечах, он казался бы атлетом,  если  бы  не  смешно  выпирающий
тугой живот, из-за которого мундир сидел на нем всегда  как  бы  с  чужого
плеча. Встретил он Строкача радушно, как старого приятеля, предложил кофе,
бутерброды. Подполковник явно скучал здесь у  себя  на  отшибе,  и  свежий
собеседник для него был просто как дар небес, да и рассказчик из него  был
не  последний  -  Крымов  профессионально   цепко   схватывал   детали   и
подробности.
     - Помню я Засохина, как не помнить! Народу прошло через  мои  руки  -
счету нет, а его помню. Это ведь они здесь срок по суду отбывают,  а  я  -
бессрочный. Двадцать два года!.. Как при Сталине  "четвертак",  и  все  на
общем режиме... А беспредел здесь творится похлеще, чем на строгом. Там по
крайней мере какие-то свои законы соблюдают, и публика серьезная:  попусту
ни нож, ни слово в дело не пускают.  А  здесь  -  сплошь  шантрапа.  Срока
"кошачьи" - год да три, вот они по-блатному и идут - с  песней  по  жизни.
Шизо да БУР - за награду. Конечно, многих мы обламываем, но до того они  и
пофорсить успевают. "Актив - за падло, отрицаловка - в авторитете".
     - И вы так легко об этом говорите? Что-то не похожи вы  на  человека,
который идет у блатных на поводу.
     - Не похож, верно. Только не все от меня зависит.  Мой  контингент  к
оперу на вожжах не затащишь.
     - Да... а места у вас здесь действительно тихие... Любопытно,  а  как
Засохин смотрелся на фоне этих тихих мест?
     - А никак. Существовал как бы параллельно. Педиками  не  пользовался.
Парень молодой, но достаточно развитой. Он ведь школу окончил, так  что  и
времени свободного у него было достаточно. Я надеюсь, вы не  думаете,  что
мы тут  их  гоняем  до  изнурения.  Ничего  подобного.  Режим,  питание...
Некоторые даже полнеют.
     - А Засохин? - напомнил Строкач.
     - Нет, вот он как раз не пополнел, да  и  вообще,  я  бы  сказал,  не
изменился.  Читал  помногу,  запоем.   Я   специально   просматривал   его
библиотечную карточку. Там  тебе  и  Достоевский,  и  Хомяков,  Чаадаев  и
"Бхагавадгита", какие-то труды Рериха. Эти книги, кроме него,  никто  и  в
руки с полок не брал. Библиотекарь удивлялась: он, представляете, религией
интересовался. Тогда это было под запретом,  и  я  насторожился  -  сигнал
все-таки, хотя и тогда считал, что  пусть  лучше  молятся,  чем  предаются
"суровой мужской любви". А потом думаю - черт с ним, пусть себе верует.  И
шпана здешняя - у  них  принято,  они  могут  за  любую  странность  "юбку
надеть", - а вот отступились. Засохин поначалу некрепкий  парень  был,  но
здесь спортом занялся, мускулы накачал...
     - А говорите - не изменился.
     - Нет, конечно, окреп. Жилистый парень, мускулистый, но драк избегал.
Хотя  было,  было...  Один  раз  его   просто   спровоцировали,   какой-то
полублатной. Но Засохин был прав и не отступил, а потом конфликт сам собою
угас. Я иной раз поражался - почему его не трогают.  Думаю,  все-таки  его
считали не совсем нормальным. Ясное дело - если  человек  на  каждом  углу
треплется о духовной жизни и загробном мире, куда  дальше?..  Я  еще  было
подумал - смотри, Крымов, у тебя под  носом  секту  создают,  посулил  ему
"трюм", мозги остудить,  он  немного  притих.  Потом  говорит  -  "взгляды
сменил". А вот о преступлении своем никогда не заговаривал. Даже  странно:
"козырная" статья - тяжкие  телесные  со  смертельным  исходом.  За  такое
уважают, с чего ему было таиться? Потом я решил, что он стыдится - как  же
так, проповедует одно, а сам человека угробил. Значит, все  вранье?  Таких
тоже не любят, но это те, которые с понятием. А сейчас  что,  одна  мелкая
сволочь, ничего не смыслят: наколют на себя картинок что твоя Третьяковка,
а и не знают, какая татуировка что означает. Кстати, Засохин и точки  себе
не дал наколоть. Странный парень, но что-то в нем было, жаль если опять  с
ним что-то вышло... А тогда, коли б не эта  его  религиозная  дурь,  точно
выставил бы его отсюда условно-досрочно.


     Октябрина Владленовна Скалдина смотрела на разор и  столпотворение  в
своем доме вполне безучастно. Она сидела,  расплывшись  рыхлым  киселем  в
старом кресле, разглядывая Строкача и понятых так, как если  бы  они  были
полупрозрачными фантомами ее собственного воображения.
     Между тем  понятые  поначалу  робко,  а  потом  со  все  более  явным
недоумением переглядывались между собой. Ни  их  жадному  любопытству,  ни
любопытству тех, кто пришел  сюда  по  долгу  службы,  насытиться  в  этой
квартире было нечем. Строкач, впрочем, на иное и не рассчитывал,  полагая,
что майор Скалдин  действительно  последовал  примеру  более  дальновидных
собратьев, и его "трудовые накопления" хранятся не  в  глиняном  горшке  в
печной трубе, а на счету в банке одного из сопредельных государств.  И  уж
наверняка номер счета не известен прямолинейной Октябрине Владленовне.
     - Но как же это может быть?.. -  охала  и  дивилась  старуха.  -  Это
наверняка ошибка, Степан ведь офицер! В армии - знаете, как?!  Он  приказ,
видно, выполнял, а его и подставили... Вы кого угодно спросите -  его  все
знают. Но какой позор!..
     - Следствие продолжается, Октябрина Владленовна, и все еще  в  стадии
выяснения. Так что горевать рано.
     - Да, а Степан - в тюрьме! Люди-то... вовек не отмоешься!

     - Пересуды - пустое. Если человек честный, он и  через  грязь  чистым
пройдет. Вот, кстати, врач наверху живет у вас - Хотынцев-Ланда...
     Лицо Скалдиной  на  мгновение  просветлело.  Казалось,  даже  морщины
разгладились на ее крупном, со старческим румянцем лице.
     - Это поистине святой  -  Дмитрий  Дмитриевич.  Конечно,  вы  у  него
спросите! Такой человек! Ну вот  почему  все  хорошие  люди  несчастны?  У
Степана ни семьи,  ни  детей.  Постоянно  в  разъездах,  командировках,  о
солдатах, как о детях родных, заботился. А теперь эта  чертовщина...  Медь
он, видите ли, вез! Другие золото тоннами распродают...  Может,  в  чем-то
ошибся человек. Это вот, как если бы того же Дмитрия Дмитриевича обвинить,
что от него не все больные здоровыми уходят. Он бы, может, и  рад,  но  не
Бог ведь, а все силы людям отдает. А благодарность? Подумать только - и от
этого человека жена ушла! Стыдно сказать...
     - А  что,  Хотынцев-Ланда  разве  был  женат?  -  притворно  удивился
Строкач. - И дети есть?
     - Нет, детей нет. Да и дело было - лет двадцать  назад.  Я  ведь  все
помню, что случалось в этом доме - с послевоенных  времен.  Тогда  порядок
был, не воровали, и строили на совесть... -  Старуха  коротко  всхлипнула,
прижала ладонь к обширной груди. - О чем вы, Господи... Человека в  тюрьму
посадили, а вам любопытно, кто на ком был женат двадцать лет назад!..  Они
и прожили-то всего два года...


     Нелегко было поверить,  что  этой  эффектной  блондинке  со  стройной
фигурой и по-девичьи  свежим  лицом  уже  за  сорок.  "Однако,  -  подумал
Строкач, - ее одноклассники выглядят куда  старше,  невзирая  на  здоровый
образ жизни". Ирина Сухова  лихо  курила  одну  за  одной  длинные  тонкие
сигареты и даже, смущая праведного майора,  опрокинула  прямо  на  рабочем
месте две рюмки коньяку. Строкач воздержался, хотя ему и было  предложено,
но не преминул осведомиться:
     - Как вам все это удается, Ирина... э-э...
     - Оставьте вы эти отчества в покое. Я еще не  на  кладбище  и  не  на
пенсии, и вы мне не  подчиненный.  И  уж  точно  не  начальник.  -  Сухова
стряхнула пепел с очередной сигареты в маленькую серебряную пепельницу.  -
У меня и начальства-то как такового нет.  Ну,  угождать,  конечно,  многим
приходится. Рекламный бизнес - это... Скажем так  -  не  будь  я  в  такой
форме, всего этого не было бы вовсе, включая  и  банковский  счет.  А  это
сегодня и для женщины много значит.
     Офис директора рекламного агентства выглядел  весьма  привлекательно.
Мягкие ковры, глянцевые плакаты с томными фотомоделями,  с  которыми,  как
показалось майору, хозяйка фирмы вполне могла конкурировать, гнутая  белая
мебель под ампир... Души суровых деловых людей  должны  были  размягчаться
здесь безотказно... Уж сам Строкач, нуждайся он в рекламе, знал бы теперь,
к кому обратиться. Однако он в ней не нуждался.
     - Ирина, мне неловко интересоваться вашей личной жизнью...
     - Интересуйтесь. Что есть, то есть. Кто из моих женихов занимает ваше
воображение?
     Эта улыбка была уже  гораздо  прохладнее.  Она  принадлежала  женщине
пожившей, проницательной, знающей себе цену...
     - Меня занимает одна весьма давняя история... Глядя на вас,  я  никак
не могу поверить, что ей и в самом деле столько лет...
     Уяснив, о чем речь, Сухова не показала ни жестом, ни  гримаской,  что
испытывает какие-то чувства при  упоминании  о  своем  замужестве,  только
кокетливо поежилась от откровенной лести майора.
     - Муж, муж... У меня, кстати, до сих пор штамп в паспорте стоит.  Это
уж потом  я  научилась  без  этих  формальностей  обходиться.  А  тогда  -
влюбленная девчонка, романтический флер... Все как в угаре, и когда первое
чувство  прошло,  а  произошло  это  довольно  быстро,  все  равно  что-то
осталось. Я ведь в те годы хороша была... и  знала  об  этом.  Ох,  горячо
кругом было, как за мной увивались! А я знай себе слушаю про  бескорыстное
служение людям... Бред, конечно, но действовало почему-то... Искренний был
мальчишечка. А  любовь...  Было  немного,  было.  Я  вот  недавно  кое-что
просматривала из того, что он тогда читал. Не без  прицела  -  моя  работа
требует умения найти подход к  человеку.  Тут  есть  свой  кайф.  Он  тебе
конкретный вопрос, а ты ему - про  двойственную  природу  человечества,  о
том, что тело состоит из  земных  элементов,  оплодотворенных  космической
сущностью, - Сухова  подмигнула  и  продолжила  уже  веселее,  -  все  это
психологически  оправдано,  помогает  убеждать,  когда  обычные  аргументы
исчерпаны. А представляете, как все это выглядит в исполнении возвышенного
юноши, умницы и  труженика,  который  совершил  почти  невозможное  -  без
протекции продрался в медицинский?
     - А вы не больно-то своего бывшего мужа жалуете.
     - А я никого не жалую... после него. Верите ли - душа у меня сухая  и
трезвая. Головы не теряю. А оболочка - что ж, оболочка  хороша  и  сейчас,
знаю, многие говорят. Так что переходим к фактам.
     Каким образом инспектор Куфлиев умудрялся держать в голове данные обо
всех расплодившихся в округе предприятиях, оставалось его тайной. Впрочем,
то, что он поведал Строкачу, было вполне банальным.
     - Ты, Павел, окончательно достал меня с этим Теличко.  Посадить  его,
конечно, следовало бы, но по закону он - чист. Вот тебе в двух словах  все
законодательство: не надо быть семи пядей во лбу, чтобы дать взятку боссам
нефтебазы или даже купить бензин  на  бирже  по  четвертному,  потом  дать
взятку и получить лицензию, а затем продать этот бензин за  границей,  где
минимальная цена марка - литр. Марка сейчас -  по  двести.  Представляешь,
какая прибыль, и это при всех взятках! Вот это крутизна! А мы  кого  можем
взять за бока? Шпану, которая берет обычную ртуть, окрашивает ее лаком для
ногтей или размолотым кирпичом и продает как сверхсекретное стратегическое
сырье. Жалко, что  еще  не  легализовали  торговлю  компонентами  ядерного
оружия! Ну ничего, такими темпами - и за этим дело не станет. Ведь Теличко
и  ему  подобные  "Примэксы"  -  это  нынче  наш  экономический  авангард,
неуклонно переходящий в политический. Так  что  можешь  себе  представить,
какие законы нас ждут впереди! Конечно, Теличко для политики мелковат,  но
и браться за него вплотную бесперспективно. Кстати, там у них  участковый,
Самохвалов,  похлеще  любого  розыскника.  Бдит,  старина,  -  все  знает,
примечает, в блокнот заносит. Он и за Теличко приглядывал. Что говорит? Да
то же, что и я тебе. А на кооператоров и фирмачей глаз у него - что  надо.
Классовый подход. Был тут у нас некий "Барк Лтд"...


     Артур Барковский, толстоносый брюнет с непропорционально большой  для
его  скромного  роста  выпуклой  грудной  клеткой  и   покатыми   плечами,
повернулся к нежданному посетителю всем корпусом, словно  его  мускулистая
шея не гнулась. Глубоко сидящие карие глаза смотрели на Строкача изучающе.
     Убранство офиса кооператива роскошью не поражало,  но  и  аскетизмом,
однако,  здесь  не  пахло.  Телевизор,  пара  рижских  телефонов,   вполне
приличная   мебель   -   во   всем   этом   чувствовалась    хозяйственная
обстоятельность, то, что Строкачу всегда нравилось. И держался  Барковский
солидно и с достоинством.
     - Если бы мне Ирина не позвонила - не было бы у нас с  вами  никакого
разговора.
     - Ну, что ж, спасибо  ей.  Значит,  реклама  -  не  только  двигатель
торговли.   -   Строкачу   довольно   непросто   было   уговорить   Сухову
отрекомендовать  его  председателю  "Барк  Лтд",   по   слухам,   довольно
необщительному господину. -  Кстати,  я  мог  бы  вызвать  вас  на  допрос
повесткой, однако предпочел неофициальную встречу.
     - И верно сделали, хотя Ирина и  оговорилась,  что  лично  я  вас  не
интересую. Хотя мне плевать - я чист.
     - Всегда приятно встретить честного человека. А  почему,  собственно,
вы так поспешно сменили офис?
     Барковский расхохотался.
     - Значит, вас мои дела совершенно не интересуют. Логично. Ну,  да  об
этом все знают,  и  ваши,  и  наши.  Нашли  у  меня  кое-какую  ткань,  не
проведенную  по  документам,  посчитали  краденой.  Уплатили  в  госбюджет
столько, что получилось - квартал на дядю отработал. Чистая подставка. Что
тут объяснять, будто вы не знаете, как это делается. Погоны носить, да  не
хапать и наверх не давать - далеко не уедешь.
     - Кто? - коротко спросил Строкач.
     - Не знаю, с кем наверху делится наш  участковый,  но  тех,  кто  ему
дает, не трогают. Ни финотдел, ни милиция. Он у  нас  и  царь,  и  бог,  и
воинский начальник. А не дашь - считай, постоянно будет "случайно"  висеть
за твоей спиной. И не только выждет случай, но сам же его и  спровоцирует.
И не по мелочи сшибает -  какое  там!  -  в  полную  долю  пристраивается.
Пословица есть: "Наглый, как мент"... Как раз про него.
     - Хороша пословица,  нечего  сказать.  Любит  народ  своих  героев...
Послушайте, Барковский, а как это вы поссорились с Самохваловым?
     - Элементарно. Не дал положенного.


     Капитан Самохвалов явился  через  пятнадцать  минут  после  звонка  в
подрайон. Конечно, Строкач мог  бы  и  сам  посетить  его  резиденцию,  но
допросы он предпочитал вести на своей территории.
     В  кабинет  Самохвалов  ввалился  шумно,  отдуваясь   и   громогласно
приветствуя майора. Кроме Строкача, за столом спиной к  участковому  сидел
кто-то еще, склонившись над листом бумаги.
     Через мгновение человек обернулся, и  Самохвалов  узнал  Барковского.
Тот коротко кивнул  и  с  улыбкой  вышел  из  кабинета.  Самохвалов  увял,
почувствовав неладное,  и,  когда  майор  задал  свои  вопросы,  почти  не
сопротивлялся, только на минуту попытавшись изобразить благородный гнев.
     - Да бросьте вы в самом деле, Самохвалов, - с ленцой заметил Строкач.
- Расхожее убеждение, что взятка почти не доказуема - чистая чушь.  И  вам
ли этого не знать?! Да если правильно повести опрос, на вас даст показания
практически каждый кооператор в районе. И не  мне  вам  рассказывать,  как
охотно они отвечают.
     - Это что - на испуг? - встрепенулся было напоследок  Самохвалов,  но
тут же и угас, невидяще глядя в оконный проем. -  Ладно...  Буду  колоться
вчистую, учтете ведь чистосердечное?..


     На звонок Строкача Хотынцев-Ланда ответил так  бодро,  словно  только
его  ждал  у  телефона  круглые   сутки.   "Встретиться   за   час   перед
выступлением?.. С удовольствием, какие проблемы!"
     Майор прибыл в клуб загодя,  но  и  психотерапевт  не  заставил  себя
ждать.
     - Час пятнадцать в вашем полном распоряжении. Располагайтесь,  сейчас
Сергей придет - скажу,  чтобы  нас  не  беспокоили.  Это  мой  помощник  и
телохранитель в одном лице. На двух  доходов  не  хватает.  Так  какая  же
консультация вам понадобилась?
     - Вопрос, если  угодно,  теоретический,  хотя  и  затрагивает  вполне
конкретное лицо. К сожалению, не могу вам  сообщить,  кто  это,  поскольку
опасаюсь, что это может повлиять на вашу объективность.
     - Да что это вы все обиняками, Павел Михайлович? Я готов.
     Мелодично зазвонил  телефон.  Дмитрий  Дмитриевич  быстрым  движением
поднял трубку, успев сделать извиняющийся пасс кистью левой.
     - Да, я... Ну, что? Конечно, узнал. Да брось, тоже болящий нашелся...
Я помогу... Твоя аура?.. да  что  ты?..  -  и  уже  спокойней,  словно  бы
нараспев: - Ну, что ж, выходи из кризиса сам...  конечно,  все  нормально.
Счастья и здоровья.
     Трубка легла на рычаг, а палец почти незаметно - на  кнопку  рядом  с
телефонным аппаратом. Сейчас же в дверях возникла миловидная пожилая дама.
     - Да, Дмитрий Дмитриевич?
     - Заболел Сергей, Софья Ароновна. Займитесь организацией.  А  мы  тут
пока побеседуем. У нас еще пятьдесят минут.
     Дама беззвучно удалилась,  Хотынцев-Ланда  продолжил  так  же  ровно,
словно и не было никакого звонка:
     - Вы можете и не говорить, что именно вам нужно. Иной раз в беседе  и
находишь искомое. Люди, знаете ли, по-разному используют  свои  дарования.
Кто топит разум в вине, говоря ему после первой рюмки: "Прощай, встретимся
потом", кто сознательно погружает свою и чужие души в туман. Бездна всегда
притягивает человека. Вот любопытный пример:  вы  знаете,  что  для  того,
чтобы снять "документальные" кадры в фильмах Романа Кармена  о  злодеяниях
фашистов, заново вешали срезанные с виселиц трупы  соотечественников?  Это
вам ни о чем не говорит? Так вот, если у человека  открыт  "третий  глаз",
силен  дар  ясновидения  -   пользоваться   им   надлежит   с   величайшей
осторожностью, только  во  благо,  и  никогда  -  с  эгоистической  целью.
Ясновидение может открыть многое,  но  никогда  нельзя  открывать  ближним
того, что может причинить им страдания и изменить жизненный  путь.  Каждый
сам должен выбирать. И что бы там  ни  говорили,  судьбу  человека  нельзя
изменить - все равно он пройдет тот путь,  который  ему  уготован.  Помощь
больным и несчастным - единственное, что позволено.
     Строкач, казалось, таял в волнах красноречия Дмитрия Дмитриевича.
     - Самосовершенствование человека может заключаться и в  отрешении  от
мира. Ведь он - это дух, обитатель иного мира,  и  однажды,  сбросив  путы
плоти, устремляется  ввысь  и  мыслью  облетает  вселенную.  Мысль  -  это
волновая   энергия,   материя   -   ее    концентрат.    Направленная    и
сконденсированная  мысль  может  передвигать  предметы,   превращается   в
инструмент  телепатии,  посредством  ее  можно   заставить   человека   на
расстоянии совершать определенные действия...
     Строкач  внезапно   сладко   зевнул   -   им   овладела   томительная
расслабленность.
     - Вы говорите поразительно интересные вещи. И кое-что из того, за чем
я к вам шел, я уже получил. Осталось только понять - способен ли  человек,
исповедующий добрые идеалы, или кто-то из его  последователей  вступить  в
сговор с силами зла...
     - Вот и отлично. Оставайтесь на сеанс. Как раз об этом я и  собираюсь
говорить. Ваше место всегда свободно - во втором ряду.


     Голос мэтра со сцены, казалось, проникал в  тайники  каждой  души,  и
сотни взглядов устремлялись к нему, словно  притянутые  магической  силой.
Негромко и внушительно Дмитрий Дмитриевич увещевал свою паству:
     -  Только  тогда  недуги  и  сомнения  отступят  от  вас,  когда   вы
проникнетесь сознанием, что ваше тело - не больше чем  раковина,  оболочка
для бессмертной души. И стоит оно не больше верхней  одежды,  а  подчас  и
гораздо меньше. На пороге естественной  смерти  тело  устает  и  настолько
ветшает, что душа не имеет возможности развиваться дальше. Наступает время
покинуть раковину. И вот  душа  освобождается  от  тела,  принимая  форму,
сходную с телом,  -  ее  может  наблюдать  любой,  наделенный  сверхтонким
зрением. Наступает смерть, и серебряная нить,  соединяющая  тело  и  душу,
делается все тоньше, а затем обрывается: душа  уносится  ввысь.  Смерть  -
суть рождения в другую жизнь. С ее  приходом  затухает  и  свет  жизненной
силы, гаснет аура, которую источает любое живое  существо.  Проходит  трое
суток прежде чем наступает полная физическая смерть  и  душа  окончательно
освобождается от плотской оболочки. Но это  еще  не  все.  Существуют  три
основных тела: тело из плоти и крови, в котором сознание получает  суровый
жизненный урок; эфирное,  или  магнетическое,  тело,  образованное  нашими
желаниями, устремлениями и страстями; и третье тело -  спиритическое,  или
духовное, оно же - бессмертная душа... А теперь прервемся  -  я  приглашаю
желающих подняться ко мне на сцену для психологического опыта.
     Строкач вскочил раньше, чем Дмитрий Дмитриевич успел закончить фразу,
и взбежал по ступеням. Следом за ним потянулись две  дамы  средних  лет  -
блондинка в перманенте и костлявая шатенка в  алом  кримпленовом  пиджаке.
Хотынцев-Ланда усадил подопытных в кресла, и на  виду  у  всего  зала  они
начали получать "энергетическую подпитку". Закрыв глаза, все трое  внимали
обвораживающему воркованию целителя.
     - Вы свободны и парите в полном сияния пространстве... Темное  кресло
возносит вас в великое Неизвестное... Отбросив цепи, из глубины  небесного
Света, которым насыщается ваша аура,  устремляется  луч,  пребывающий  над
числом... Белыми звездами нарцисса  и  темным  кипарисом  увит  Элевишский
факел. Идет борьба между гениями белой и черной расы, которых мы  носим  в
себе. Омела и знаки Зодиака... И с вершины небес созерцает человечьи  дела
Божество  в  зареве   неизменного   величия.   Посвященный   проникает   в
потусторонний мир... забываясь в глубоком сне...
     Последние слова он произнес едва слышно, словно сам впадая в транс.
     В это время в дверях зала возникло  какое-то  замешательство  -  и  в
проходе  появилась  небольшая  группка  людей,   среди   которых   Дмитрий
Дмитриевич заметил тучную  фигуру  участкового.  За  ним  плыла  Октябрина
Владленовна  Скалдина,  поддерживаемая  под  локоть   мрачным   как   туча
Засохиным, за плечом которого  виднелась  коротко  остриженная  элегантная
головка Ирины Суховой. Последним показался  лейтенант  Родюков  и  застыл,
привалясь к дверному косяку.
     "Что  это  может  означать?  -   мгновенно   пронеслось   у   Дмитрия
Дмитриевича. - Зачем, почему?  Ведь  они  все...  И  еще  этот  мальчишка,
который корчит из  себя  Пинкертона!  Черт...  Самохвалов,  боров  старый,
улыбается... Уж он-то должен бы ответить. А... ну, ясно. Рука руку моет...
Этот, майор - смотри-ка, действительно, храпит... Или нет? В чем же дело?"
     Строкач оказался в тупом углу треугольника,  образованного  креслами.
Прямо напротив него стоял Хотынцев-Ланда, руководя погружением в  нирвану.
Зал тоже подремывал. Однако Строкачу не удалось справиться с  дыханием,  и
он невольно выдал себя. Веки его вздрогнули -  и  Дмитрий  Дмитриевич  это
моментально заметил. В  зале  все  также  нагло  ухмылялся  Самохвалов,  и
целитель на мгновение потерял уверенность в себе и властность.
     В мозгу плавала единственная фраза: "Слава Богу, что все подготовлено
загодя!" Дмитрий Дмитриевич собрал  волю  в  кулак,  напрягся  и  прыжками
понесся к боковому выходу со сцены, скрытому в кулисах.
     Бросок майора  был  не  менее  стремителен.  Настигнув  целителя,  он
остановил его, рванув за ворот пиджака, и медленно, как в  кино,  завернул
Дмитрию Дмитриевичу руку за спину.
     Тот не сопротивлялся, лишь часто хватал воздух  ртом  и  бессмысленно
озирался.
     Строкач сказал негромко, но микрофон разнес слова по всему залу:
     - Знавал я аферистов и покруче. Приехали, Дмитрий Дмитриевич.


     В кабинет Строкач вошел  вместе  с  Хотынцевым-Ландой.  По  дороге  к
целителю вернулась некоторая доля апломба и привычная манера  изъясняться.
Но майор не мог позволить пропасть впустую эффекту неожиданного ареста.
     -  Дмитрий  Дмитриевич,   постарайтесь   быть   со   мной   предельно
откровенным. Компания, которая ждет в коридоре,  в  состоянии  всесторонне
осветить вашу деятельность, и поскольку ни о  какой  явке  с  повинной  не
может быть и речи, помогите себе чистосердечным признанием. И попрошу вас,
избегайте всей этой вашей экстрасенсорной терминологии. Мои уши и без того
обременены всякой лапшой.
     Не дождавшись ответа, майор посетовал:
     - Беда с этими дилетантами! Вы просто не сознаете, как важно для  вас
не упустить момент, когда следует признаваться. Ведете себя так, словно  у
вас две жизни. Берите пример с профессионального жулья  -  те  дерутся  за
каждый месяц срока  в  приговоре.  Хотите,  я  попробую,  чтобы  вам  было
полегче? Начну издалека. Вот, к примеру,  каким  образом  следствие  могло
счесть,  что  вчерашний  школьник  Засохин,  к  тому  же  физически  слабо
подготовленный, ухитрился с одного удара уложить десантника?
     - Я понимаю, к чему вы клоните. Между прочим, мы с ним одноклассники.
     - Знаю. Знаю и то, что с четырнадцати лет вы посещали секцию бокса. А
Засохин поступил как благородный человек... Как же -  вы  защитили  Ирочку
Сухову, чего сам он наверняка не смог бы сделать. Вы ведь оба были  в  нее
влюблены, только у Засохина не было никакого шанса. А Ирочке не  пришло  в
голову ничего лучшего, чем просить Засохина взять на себя вину.  Хотя  она
не сама до этого додумалась, уговорила ее Мария Сигизмундовна. Ах,  бедный
мальчик, он только что поступил в медицинский, это стоило такого  труда  и
усилий, вся жизнь полетит кувырком, а у Вани Засохина все еще  впереди,  и
из  тюрьмы  его  вытащат,  ну  и  прочее,  что  говорят  в  таких  случаях
простодушным дурачкам. Знал  бы  тогда  Ваня,  сколько  это  действительно
стоило - в рублях, это "поступление"... Удивительно в этом только  одно  -
то, что именно Мария Сигизмундовна дала и вам, и Ване  Засохину  начальное
представление о сверхчувственном восприятии и духовной силе  как  средстве
врачевания телесных недугов. Но ваши пути  разошлись,  и  Засохин  в  зоне
действительно достиг каких-то высот, я не очень в этом разбираюсь.  Вы  же
пошли по пути чистого шарлатанства.
     Дмитрий Дмитриевич протестующе выбросил руку. Но Строкач гнул свое:
     -  Нет,  я  не  отрицаю,  человек  вы,   безусловно,   способный.   И
определенные  навыки  у  вас  есть,  и  гримом  вы   умело   пользовались,
подсаживаясь к больным, томящимся в очередях в поликлиниках, и  рекламируя
чудеса "знаменитого целителя". Да и гипнозом вы владеете неплохо. Впрочем,
к этому мы еще вернемся, Что вы так побледнели? Вам нехорошо?
     - Нет, ничего, продолжайте.
     - Охотно.  Я  не  случайно  сказал,  что  вы  -  не  профессиональный
преступник. Это отнюдь не комплимент.  Именно  дилетанты  совершают  самые
грязные и кровавые преступления. Рецидивист все тщательно взвесит,  прежде
чем соваться под расстрельную статью.  А  вы  просто  испугались,  Дмитрий
Дмитриевич. Валерия Минская как журналист славилась  своей  дотошностью  и
просто не могла  не  заинтересоваться  такой  заметной  фигурой,  как  вы.
Девушка она  была  неглупая  и  отлично  понимала,  что  вся  эта  терапия
заряженной водой - чистая галиматья, и тот, кто этим занимается, либо  сам
психически нездоров, либо это прожженный аферист. У вас же  все  было  так
четко организовано и налажено, что сомнения  в  вашей  вменяемости  отпали
сразу.
     Хотынцев-Ланда обиженно приподнял бровь.
     - Нет, я, наверное, неточно выразился. Нормальный человек  не  пойдет
на убийство, так что обижаетесь вы  напрасно.  Значит,  так:  то,  что  вы
жулик, Минская, несмотря на свою неопытность, разглядела сразу. В  записях
Минской много о Засохине.  Они  часто  встречались  и  много  говорили,  и
признаться, это меня едва не сбило с толку.
     Я решил, что именно в  делах  Засохина  она  наткнулась  на  какой-то
криминал. Потом почувствовал - нет, не то. Денег с пациентов он не  берет,
срок тянул за чужое преступление... Там, кстати, все  обвинение  построено
на показаниях участкового, как и ваше алиби  в  случае  с  самой  Минской.
Самохвалов оказался весьма полезен в  вашей  практике:  слухи  о  чудесных
исцелениях через него распространялись моментально, так  что  напрасно  вы
возмущались, когда на второй день  после  открытия  вашего  "кабинета"  он
явился к вам за данью. У капитана на солидный доход нюх, как у гончей.
     - Какой там доход! - запротестовал психотерапевт. - Аренда,  зарплата
персонала, поборы - о чем вы говорите!
     - Давайте по пунктам. Аренду Самохвалов вам обеспечил копеечную,  что
же  касается  прибылей,  то  вы  совершенно  справедливо  рассудили,   что
использование принципа "кто сколько пожертвует" гораздо  доходнее  продажи
билетов на "сеансы". Стоит только взглянуть в финотделе на ваши декларации
- там же гроши. Конечно, в  прикрытии  участкового  вы  нуждались,  как  в
воздухе. - Строкач остановился, искоса поглядывая на  арестованного.  -  А
ведь в этой статье, которую собиралась писать Минская, было бы  и  о  том,
как проповедник моральной чистоты убил человека и отправил друга тянуть за
себя срок... Любопытный выходил материальчик... Вы обратили внимание,  что
я все время говорю вместо вас? Так вот, предупреждаю  -  все  это  не  мои
построения и версии, каждый упомянутый факт  имеет  подтверждение  либо  в
документах, либо в показаниях свидетелей. Но вернемся к  нашим  проблемам.
Перепугались вы, конечно, изрядно. Суть даже не в том, что всплыло бы  это
старое дело, просто всю вашу лавочку могли бы одним махом прикрыть, а  вас
привлечь за мошенничество. Так что плакали бы и ваши доходы, и поездка  на
симпозиум, и многое другое, к  чему  вы  привыкли  и  без  чего  не  могли
обходиться. Вот тогда-то вы и  решились  на  убийство.  Алиби  для  такого
умельца, как вы, - дело нехитрое, как и сама организация преступления.  Вы
пришли в офис к детективу Усольцеву и заявили,  что  некая  женщина  хочет
воспользоваться его услугами,  оставив  в  доказательство  серьезности  ее
намерений банковскую бандероль с десятью тысячами.  Утром  он  должен  был
ожидать дома вашего звонка.
     Наутро вы, спустившись к вахте, передаете  Обреутову  приглашение  от
Марии Сигизмундовны на чашку кофе. Обреутов торопится, потому что Скалдина
в девять непременно выведет на прогулку собаку, и страж должен оказаться к
этому времени на месте, иначе его отлучка получит огласку.  Не  дожидаясь,
пока вы покинете подъезд, он  скорым  шагом  поднимается  наверх,  вы  же,
выждав минуту, взбегаете на второй этаж и  заходите  в  квартиру,  хозяева
которой оставили вам ключи, уезжая в отпуск.
     Обреутов отсутствовал совсем недолго,  причем  дверь  вашей  квартиры
была приоткрыта так, что часть площадки просматривалась. Квартира Турчиных
- первая от лестницы, и когда Светлана выпустила своего кавалера, Обреутов
его не видел, занятый  кофе  и  беседой.  Зато  вы  с  Жигаревым  едва  не
столкнулись.
     - Это еще кто такой?
     - Парень, который ночевал у Турчиной. Это он спускался  по  лестнице,
когда  вы  нырнули  в  квартиру  на  втором  этаже.  Он  даже  видел,  как
захлопнулась дверь, но вас не заметил, это  верно.  Однако  ключ  от  этой
двери был только у вас, и распорядиться им могли только два человека -  вы
и ваша мать.
     - Оставьте маму в покое, при чем тут она!
     - А Марию Сигизмундовну никто и не обвиняет, хотя, если посмотреть на
события в целом, складывается впечатление, что она действовала так,  будто
бы ей был заранее известен весь план. Обреутова она спровадила  быстро,  и
теперь наступил ваш черед действовать.  Едва  он  вернулся  на  вахту,  вы
бросились наверх, к двери Минской, и едва она отперла,  узнав  ваш  голос,
нанесли удар ножом. Затем, убедившись, что девушка не дышит, вы  позвонили
Усольцеву и сообщили ему адрес,  куда  следует  незамедлительно  приехать.
Парень торопился, его грел солидный аванс. Через пятнадцать минут  он  был
на месте и сразу же за дверью получил свою пулю. Затем вы разместили трупы
так, чтобы сложилась картина, свидетельствующая о двойном убийстве  -  тут
вам помогли  кое-какие  медицинские  навыки,  которые  вы  еще  не  успели
окончательно  растерять.  Ну,  и  разумеется,  каждому  вы  подбросили  по
обандероленной пачке сотенных.
     - Ну, спасибо, майор...
     - Не за что. Я излагаю факты. После всего этого вы  вновь  спустились
на второй этаж, по пути открыв шпингалет окна на лестничной  клетке  между
вторым и третьим этажом. Через десять минут вахтер, обеспокоенный тем, что
визит Усольцева затянулся, позвонил по телефону Минской. Трубку  никто  не
снял, и Обреутов решил подняться в квартиру. Дверь оказалась не  запертой,
а на звонок никто не вышел, и тогда он решился  войти  -  и,  естественно,
увидел картину во всей красе... Н-да-с... а вы  тем  временем  преспокойно
вышли на улицу, прихватив  с  собою  из  холодильника  полкило  сливочного
масла...
     - Позвольте, но ведь Октябрина Владленовна отлично видела, что  я  не
из дома вышел, а проходил мимо по улице! У вас же есть ее показания!
     - Вы, Дмитрий Дмитриевич, себя несколько переоценили. Гипнотизер вы и
впрямь неплохой - работали вы со Скалдиной  загодя,  и  вам  действительно
удалось внушить ей, что она видела вас,  когда  вы  заглянули  во  двор  с
улицы, а так же и то, что ей почудилась  некая  тень,  покинувшая  подъезд
через окно - то самое, где уже был открыт шпингалет.  Но  со  мной  у  вас
как-то неважно выходит - сказывается, видно, разница  темпераментов.  Так.
Дальше - все просто. Вы зашли в магазин, купили масло вместо того, которое
отдали Октябрине Владленовне, и проследовали к  участковому,  который  уже
вас ждал, как  вы  и  договаривались.  Самохвалов  отлично  понимает,  что
проиграл вчистую, и запираться не собирается. Между  прочим,  он  показал,
что  и  не  подозревал  о  том,   с   какой   целью   вы   попросили   его
засвидетельствовать ваше алиби, а также то, что вы провели у него тридцать
пять минут перед тем, как зайти в магазин.
     Лицо Хотынцева-Ланды исказилось, голос сорвался на визг:
     - Да знал он, мусор этот, все от начала и до конца!  Сам  же  меня  и
подбил, а теперь, ясное дело, выкарабкается, ну, может, погоны снимет. Как
же - корпоративная солидарность! Куда его девать - в тюрьму, что  ли?  Так
он же там не жилец...


     - Сволочь, однако, этот Самохвалов, - Родюков скомкал  какие-то  свои
записи и в сердцах швырнул  в  корзину.  -  Такие  за  бабки  мать  родную
продадут.
     - Не все, Игорь. - Строкач покачал головой.  -  Хотынцев-Ланда  начал
колоться только после того, как получил сообщение, что мать его трогать не
станут. А основания для этого были.  Их  собака  лает  всякий  раз,  когда
кто-то поднимается по лестнице, и практически  всегда  любопытная  старуха
выглядывает в глазок - кто пришел к соседям. Не могла она и  не  заметить,
что ее сын брал с собой ключи от нижней квартиры. То есть, так  или  иначе
Мария Сигизмундовна была задействована. Но это нам  доказать  не  удастся.
Ну, а Дмитрий Дмитриевич руководствуется не только  сыновней  любовью.  Он
рассчитывает,  что  от  расстрела  он  отвертится,  а  значит  -  срок   и
конфискация имущества. Когда-то придется и на волю  выходить,  так  не  на
пустое же место - конфискуют только половину, да  и  ту  мать  выкупит  по
госцене... Вот ты говоришь - Самохвалов. А о  Самохвалове,  между  прочим,
мне уже трижды звонили. И не кто-нибудь, а прокурор по надзору за ГАИ, тот
самый парень, которого называют "Запросто". Вот у кого не бывает  проблем!
Довольно прозрачно намекал, что сор не следовало бы из избы выносить... ну
и прочее...  В  общем,  начал  угрожать  неприятностями.  Я  его  попросил
поконкретнее изложить, в чем они  будут  заключаться,  но  тут  он  что-то
сообразил и отвалил в сторону. Все-таки  не  захотел  подставляться  из-за
дружка... Ох, хватит об этом, что-то я сыт этой грязью...  Знаешь,  Игорь,
чем старше я становлюсь, тем чаще убеждаюсь, что прав был тот, кто сказал:
"Многое знание умножает скорбь". Иной  раз  хочется  отключиться,  как  на
сеансе у этого шарлатана, и уплыть куда-то - без чувств, без  мыслей,  без
желаний. В нирвану  -  знаешь?  Это  словечко  Засохин  любит,  он  мне  и
объяснил, что оно значит. Там тишина и свет, и достичь этого  состояния  -
высшее счастье. Ты что-то сказал?
     - Ага. Жалко, говорю, все-таки.
     - Чего - жалко, Игорь?
     - Не чего, а кого. Девушку жалко. Валерию  эту.  Как  это  вы  сейчас
сказали? Без чувств, без мыслей, без желаний?