ПОЧЕМУ ВЫ ВЫБРАЛИ МЕНЯ?

Джеймс Х. ЧЕЙЗ




ONLINE БИБЛИОТЕКА http://bestlibrary.rusinfo.com



Глава 1

   Корридон окунулся в табачный дым, который висел в воздухе, и заметил,
как  резко  смолкли  голоса.  Легкие  кивки  головой  и  движения   рук,
указывающих на него, сопровождали его появление.
   Он всегда вызывал изумление и  шепот,  когда  появлялся  в  Сохо.  Он
примирился  со  своей  репутацией,   как   примиряется   прокаженный   с
колокольчиком.
   Ему  всегда  завидовали  и  не  доверяли.  Завидовали  его   силе   и
бесстрашному равнодушию к опасности. Даже сейчас, шесть лет спустя после
войны, в его деле так и было написано: человек,  который  может  сделать
все.
   Его репутация служила ему так же, как имя престижного колледжа служит
врачу, юристу или инженеру. Это было его средством к существованию.  Те,
у кого не хватало мужества рисковать собственной  шкурой,  нанимали  его
сделать эту работу за них. Все  они  говорили  одно  и  то  же:"Половина
сейчас, остальное после выполнения работы". Бывало, что он брал половину
обещанной суммы, а  затем  отказывался  от  работы.  "Вы  всегда  можете
возбудить судебное дело" - говорил он в таких  случаях  и  улыбался  при
этом. Но никто не возбуждал никаких судебных дел. Задания,  которые  ему
поручались, не принадлежали к числу тех, о которых можно было  упоминать
в суде.
   Удивительно, как долго продолжался этот  рэкет.  Никому  не  хотелось
признаваться в собственных глупостях, и Корридон рассчитывал  именно  на
это. Корридон продолжал выслушивать различные предложения, назначал свои
сроки, принимал первую оплату, а потом бросал дело. Угрызений совести он
не испытывал. Уже пять лет он жил в мире мошенников, негодяев,  бандитов
и воров.  Он  цинично  рассматривал  себя  как  паразита,  как  главного
паразита, живущего за счет других паразитов помельче. Их не приводили  к
нему, они сами несли свои страхи,  свою  жадность,  свое  скудоумие,  и,
попадая в его руки, становились беспомощными.
   Но это не могло продолжаться долго, и  Корридон  знал  это  Рано  или
поздно об этом станет известно. Рано или  поздно,  двое  или  трое  этих
мужчин откроются друг другу и поймут рэкет Корридона. Они узнают, что их
дела взаимосвязаны, что Солли, Лью, Питей и множество других обобраны до
нитки. Тогда будет сказано последнее слово, и дверь захлопнется  у  него
перед носом. Ему придется придумывать новый способ добычи  денег.  Слово
было сказано. Месяц прошел, и к нему никто не приходил. Шли дни и  пачка
фунтов, которую Корридон носил с собой, заметно умешыпилась в объеме.  В
этот вечер у него осталось всего пятнадцать  фунтов  -  самая  маленькая
сумма, которая когда-либо была у него после армии.
   Но это не беспокоило его. Корридона ничего не беспокоило. Он верил  в
свою судьбу: всегда есть начало и конец,  о  том,  что  случается  между
этими двумя положениями, он не хотел думать. Он считал  более  важным  и
удобным знать, что он сам не более,  чем  заинтересованный  зритель.  Он
знал,  что  может  изменить  свою  судьбу,  если  пожелает,  но  его  не
интересовало это. Он  предпочитал  медленно  плыть  по  течению,  следуя
внешним влияниям, неожиданным обстоятельствам и людям - особенно  людям,
вносившим разнообразие в его жизнь.
   В этот вечер скорее от скуки, чем по делу,  Корридон  пришел  в  клуб
"Аметист" - один из мрачнейших ночных клубов в Сохо, в  надежде,  что  с
ним случится что-нибудь такое, что избавит его от  безделья  предыдущего
месяца.
   Владельцем клуба был Зани. В безупречном  темно-голубом  смокинге,  с
тщательно уложенными черными  волосами,  он  стоял  за  стойкой  бара  и
толстыми пальцами беззвучно постукивал по прилавку.
   Он заметил, что Корридон сел за стол  в  тускло  освещенном  углу,  и
нахмурился. Ему не хотелось видеть Корридона в своем клубе.  Он  слышал,
что у него нет денег и боялся, что тот попросит у него в  долг.  Он  уже
решил, что отказать ему было бы неумно. На Корридона неприятно действуют
подобные отказы.
   Сам щедрый, он  одалживал  деньги  любому,  кто  просил  у  него,  не
беспокоился о возврате и рассчитывал на подобное отношение  к  себе.  Он
никогда не обращался к Зани за деньгами, но Зани  знал,  что,  рано  или
поздно, это случится, а он  с  большим  неудовольствием  расставался  со
своими деньгами.
   Корридон сдвинул шляпу на затылок и огляделся.
   Здесь было около  тридцати  мужчин  и  женщин.  Некоторые  сидели  на
высоких стульях у стойки  бара,  другие  стояли  в  проходах,  некоторые
сидели за столами. Но все пили, курили и разговаривали.
   После того как он сел, на него  перестали  обращать  внимание,  и  он
усмехнулся, вспомнив недавнее прошлое, когда они  толпой  окружали  его,
предлагали  выпить,  пытаясь  привлечь  его  внимание  и  завладеть  его
дружбой, как знак собственной значимости.
   Корридона не трогало, что его игнорировали. Это забавляло его. Но  их
равнодушие к нему являлось предупреждающим знаком. Ему придется выбирать
новую территорию, от чего он  до  сих  пор  отказывался,  знакомиться  с
новыми людьми и создавать заново  свою  репутацию,  прежде  чем  удастся
подцепить кого-нибудь на крючок.
   Но где  выбрать  место?  Он  задумчиво  потер  массивную  челюсть.  В
Хаммерсите. Он скорчил гримасу. Это было бы на  ступень  или  две  ниже.
Можно попробовать Бирмингем  или  Манчестер.  Но  там  достаточно  своих
рэкетиров, вымогающих деньги, и это место  его  не  прельщало.  Если  он
постарается, то сможет найти место, где будет счастлив. Он знал,  что  в
мрачном и влажном Манчестере он никогда не будет счастлив. Тогда Париж.
   Он закурил сигарету и подозвал официанта.
   Да, Париж. Он уже шесть лет не был в  Париже.  После  Лондона  больше
всех других столиц мира он любил Париж. Там у него было много  знакомых.
Он знал, где нужно  заводить  необходимые  связи,  но  сперва  ему  надо
раздобыть денег. Бесполезно ехать в Париж  без  денег.  Ему  нужна  была
поддержка в течение нескольких недель, пока он не  подцепит  кого-нибудь
на крючок. Ему также надо жить  соответствующим  образом.  Чем  солиднее
будет впечатление, тем лучше. Для начала  ему  понадобится,  по  меньшей
мере, две тысячи фунтов. Перед ним остановился официант.
   - Большую порцию виски и содовую, - приказал он  и,  заметив,  что  к
нему направляется Милли Льюис, добавил: - Принесите две порции.
   Милли было двадцать шесть лет, это была крупная и красивая блондинка.
Ее голубые глаза поражали своей пустотой, широкий рот  был  искривлен  в
вечной улыбке. У нее  была  маленькая  дочь,  но,  не  было  мужа  и  ей
приходилось выходить на улицу. Корридон знал ее уже два года. Он одобрял
ее привязанность к  дочери,  оправдывал  ее  профессию  и  одалживал  ей
деньги, когда она была в трудном положении.
   - Хэлло, Мартин, - сказала она, останавливаясь у стола. - Ты занят?
   Он посмотрел на нее и покачал головой.
   - Сейчас принесут для тебя выпивку, - сказал он. - Хочешь сесть?
   Она оглянулась через плечо, чтобы убедиться, что ее заметили.
   - Ты не возражаешь, дорогой?
   - Не называй меня так, - раздраженно сказал он. - И садись. Почему  я
должен возражать?
   Она села, сунув зонт в сумку под стул. На ней  был  серый  фланелевый
костюм, подчеркивающий ее красивую фигуру. Он подумал, что она  выглядит
достаточно привлекательной и вполне может крутиться возле "Рицы".
   - Как дела, Милли?
   Она повернула к нему свое личико и засмеялась.
   - Неплохо. Действительно неплохо. Конечно, не слишком хорошо,  что  я
упустила этого американца.
   Официант принес  выпивку,  и  Корридон  тут  же  расплатился.  Милли,
которая ничего не упускала, подняла глаза.
   - А ты как, Мартин? Он пожал плечами.
   - Да так. Как Сюзи? Лицо Милли осветилось.
   - О, у нее все прекрасно.  Я  была  у  нее  в  воскресенье.  Она  уже
начинает разговаривать. Корридон усмехнулся.
   - Ну, раз начала, то теперь ее никогда не остановить. - сказал он.  -
Передай ей привет. - Он сунул руку в карман, отделил  одну  банкноту  и,
вытащив ее из кармана, протянул ей. - Купи  ей  что-нибудь.  Дети  любят
подарки.
   - Но, Мартин, я слышала...
   - Никогда не говори мне того, что  ты  слышала.  -  Его  серые  глаза
потемнели. - Делай, что тебе говорят, и помалкивай.
   - Да, дорогой.
   В  дальнем  углу  Макс,  худой,  невысокий  мужчина  в   красно-белой
клетчатой  рубашке  и  фланелевых  мешковатых  брюках  начал  играть  на
пианино. Макс был в клубе с момента его открытия. Говорили, что  у  него
туберкулез, рак, но он и не признавал, и  не  отрицал  этого.  Во  время
войны он не служил в армии, всегда сидел в клубе и играл на пианино. Так
проходили ночь за ночью, без отдыха.
   Милли начала напевать мелодию, постукивая в такт каблуками.
   - Он хорошо играет, правда? - спросила она. - Как бы я хотела  делать
что-нибудь хорошее. Например, играть, как он. Корридон усмехнулся.
   - Не прибедняйся, Милли. Макс был бы  рад  зарабатывать  столько  же,
сколько и ты. Она скорчила гримасу.
   - Я хочу тебе кое-что показать, Мартин. Держи  так,  чтобы  никто  не
видел. - Она вытащила из-под стула свою  сумочку,  открыла  ее,  достала
какой-то маленький предмет и сунула ему в руку. - Ты знаешь, что это?
   Корридон осторожно открыл руку. Это был кусок белого камня, по  форме
напоминающий кольцо с плоским верхом. Он  хмуро  покрутил  его  в  руке,
потом поднял голову и посмотрел на Милли.
   - Где ты это взяла, Милли?
   - О, я нашла.
   - Где?
   - В чем дело, Мартин? Не будь таким таинственным.
   - Я не знаю ничего определенного. Это нефрит и  готов  держать  пари,
что это кольцо для большого пальца стрелка из лука.
   - Что?
   - Ими пользуются китайцы. Я бы сказал, что оно фальшивое. Я  не  знаю
точно, но если это не так, оно стоит денег. - Сколько?
   - Понятия не имею. Возможно сотню, а может и больше.
   - Ты хочешь сказать, что такие кольца носят стрелки из лука?
   - Да. Они используют это для натягивания тетивы. Если это  кольцо  не
фальшивка, оно относится к 200 году до нашей эры. Лицо Милли дрогнуло.
   - До нашей эры? Корридон улыбнулся.
   - Не волнуйся, возможно, это копия. Где ты его нашла?
   - Должно быть его уронил один из моих клиентов, - осторожно  ответила
Милли. - Я нашла его под кроватью.
   - Лучше отдать его копам,  Милли,  -  сказал  Корридон.  -  Если  оно
подлинное, поднимется шум. Я не хочу, чтобы тебя посадили в тюрьму.
   - Он не знает, что я нашла его, - возразила Милли.
   - Он скоро узнает об этом, если ты  попытаешься  продать  его.  Милли
протянула руку, и Корридон под столом вернул ей кольцо.
   - Ты думаешь, он назначит вознаграждение?
   - Возможно.
   Она задумалась на мгновение и покачала головой.
   - Надеюсь на лучшее. Если оно что-нибудь стоит, то они могут не  дать
мне вознаграждения. Знаю я их. Они станут  утверждать,  что  сами  нашли
кольцо.
   Корридон подумал, что так оно и будет, но вслух сказал другое.
   - И все же тебе лучше избавиться от  него,  Милли.  Его  легко  можно
проследить.
   - Ты не хотел бы купить его, Мартин?  Скажем  за  полсотни.  Корридон
засмеялся.
   - Может быть, оно стоит не больше пятерки. Нет, спасибо,  Милли,  это
не по моей части. Я бы не знал, куда его  сунуть.  Если  оно  подлинное,
слишком опасно его иметь. Если это подделка, оно ничего не стоит.
   Милли разочарованно вздохнула и сунула кольцо обратно в сумку, -  Ну,
хорошо, я  что-нибудь  с  ним  сделаю.  Может  Зани  мне  даст  за  него
что-нибудь?
   - Не надейся. Он не возьмет его.
   - Я не знала, что это нефрит, и не  думала,  что  нефрит  может  быть
белым. Я думала, что он желтый.
   - Ты думала об янтаре, - терпеливо сказал Мартин.
   - Да? - Она удивленно посмотрела  на  него.  -  Возможно,  откуда  ты
знаешь все эти вещи. Как только я его нашла, то поняла,  что  только  ты
сможешь мне сказать, что это такое.
   - Если бы ты иногда посещала Британский музей, ты бы тоже знала  это,
- улыбнулся Корридон.
   - О, я бы умерла там от скуки. - Она взяла зонтик. -  Впрочем,  своди
меня туда. Ну, я пошла. Спасибо за подарок для Сюзи. Я  куплю  ей  Микки
Мауса.
   - Хорошая идея, - сказал Корридон и смял  окурок  сигареты.  -  И  не
забудь избавиться от кольца. Отдай его первому попавшемуся копу и скажи,
что ты нашла его на улице.
   Милли захихикала.
   - Думаю, так и надо сделать. Представляю себе его лицо, когда  я  дам
ему кольцо. Пока, Мартин.
   Позже Корридон покинул "Аметист" к явному облегчению Зани, так как он
не попросил у него денег. Мысль об этом никогда не приходила Корридону в
голову. Он направился в свою квартиру на Гроссвепармелос.
   По  дороге  он  заметил  Милли,   стоящую   на   углу   Пикадилли   и
Олбермарл-стрит. Она разговаривала с худощавым мужчиной в темном  пальто
и шляпе. Корридон посмотрел на нее, проходя мимо,  но  она  не  заметила
его. Она взяла мужчину под руку и они  пошли  по  улице,  направляясь  к
дому, где у Милли была квартира.
   Корридон не обратил особого внимания на ее  спутника.  Он  бросил  на
него  лишь  быстрый  равнодушный  взгляд.  Обычно  он  был   чрезвычайно
наблюдательным и мог подробно описать человека. Но  сейчас  его  ум  был
занят собственными проблемами, этот мужчина представлял для  него  всего
лишь бесформенную темную фигуру.

Глава 2

   Вот уже год  Корридон  жил  в  трехкомнатной  квартире  над  гаражом,
расположенным  позади  госпиталя  Сент-Джорджа.  Каждый  день   к   нему
приходила женщина для уборки, а питался он  вне  дома.  Своей  небольшой
гостиной с убогой обстановкой он почти не пользовался. В ней было сыро и
мрачно.
   Спальня также была сырой и мрачной. Окно ее выходило прямо к  высокой
стене, которая закрывала свет. Но Корридона  это  не  волновало.  Он  не
хотел быть связанным домом. У него было мало одежды и ничего такого, чем
бы он дорожил. Он в любой момент  мог  бросить  квартиру  и  никогда  не
возвращаться сюда.
   Как место для  сна  она  подходила  и  имела  несколько  преимуществ.
Квартира находилась рядом с Вест-Эндом. На каждом окне были  решетки,  а
передняя дверь была солидной и крепкой. Остальные  комнаты  над  гаражом
были заняты разными коммерческими фирмами, работники которых  уходили  в
шесть часов, и Корридон оставался единственным обитателем этого стойла.
   На следующее утро он проснулся в восемь часов и, уставясь в  потолок,
задумался о необходимости отъезда из Англии.
   Продолжая размышлять о  своих  делах,  он  встал,  побрился  и  начал
переодеваться. Двести фунтов! Сейчас это казалось невозможным.
   Едва он закончил завязывать галстук, как в дверь постучали.
   Он спустился вниз по лестнице, которая вела к единственному  входу  в
квартиру, и открыл дверь, ожидая  увидеть  почтальона.  Вместо  него  он
увидел перед собой сияющее лицо инспектора Роулинса из Центрального бюро
уголовных расследований.
   - Доброе утро, - сказал Роулинс. - Ты как раз тот парень, который мне
нужен.
   Роулинс был крупным мужчиной с широким красным лицом, лет пятидесяти.
У него всегда был такой вид, будто он только что вернулся из  отпуска  с
берега моря. И даже после шестидесяти часов непрерывной  работы  он  был
энергичен  и  бодр.  Корридон  знал  его  как  храброго,  работящего   и
добросовестного работника, безупречно честного, но хитрого полицейского.
Человек, скрывающий  ясный  ум  за  широкой  сияющей  улыбкой  здорового
деревенского священника.
   - А, это ты, - хмуро пробормотал Корридон. - Чего тебе надо?
   - Уже позавтракал? - спросил Роулинс. - Я бы не отказался от  чашечки
чая, если ты только начал.
   - Заходи, - сказал Корридон. - Чая не будет. Если не возражаешь, могу
предложить кофе.
   Роулинс проследовал за ним вверх по лестнице  и  прошел  в  маленькую
мрачную гостиную. Пока Корридон готовил кофе, Роулинс медленно бродил по
комнате, мягко насвистывая и ничего не упуская из вида.
   - Не могу понять, почему ты живешь в подобной дыре, -  сказал  он.  -
Почему ты не найдешь себе что-нибудь поудобнее?
   - Эта квартира меня устраивает, - отозвался Корридон. - Ты же знаешь,
что я не домосед. Как твоя жена?
   - Прекрасно,  -  отозвался  Роулинс,  прихлебывая  кофе,  принесенное
Корридоном в  гостиную.  -  очевидно,  она  сейчас  удивляется,  где  я.
Несладкая жизнь у жены копа.
   - Прекрасная возможность обманывать жену и рассказывать ей сказки.
   Корридон закусил сигарету и задумчиво оглядел Роулинса. Обычно тот не
приходит в гости к людям просто так. Любопытно, что его привело  сюда  в
такой ранний час.
   - Я уже вышел из этого  возраста.  А  где  ты  провел  прошлую  ночь,
старина? - спросил Роулинс.
   Корридон стряхнул пепел на ковер и мягко растер подошвой.
   - Когда-нибудь, Роулинс, я упаду в обморок от  твоих  хитростей.  Что
случилось? Роулинс улыбался.
   - Ты никогда не умел делать выводов, старина. В этом твой недостаток.
Ты мне нравишься, Корридон. Конечно, ты чрезмерно хитрый парень,  иногда
тебе не хватает честности и ты несколько жесток, но...
   - Хорошо, хорошо, - перебил его Корридон. - У меня нет настроения для
шуток. Что случилось?
   Роулинс несколько смутился. Корридон, который очень хорошо знал  его,
не принимал этого смущения всерьез. Он знал все выражения лица  Роулинса
и знал, что они означают.
   - Ты разговаривал с Милли Льюис вчера вечером? - спросил он и  бросил
быстрый, резкий взгляд на Корридона.
   "О, боже! - подумал Корридон. - Я так и  думал,  что  она  влипнет  в
историю с этим кольцом. Гадкая, маленькая кобыла!"  -  Да.  Я  купил  ей
выпивку. А что?
   - Ты был, у нее дома?
   -  Ты  пытаешься  острить?  -  спросил  Корридон.  Его  красное  лицо
напряглось. - Уж не считаешь ли ты меня способным пойти домой  к  таким,
как Милли?
   - Не волнуйся, - сказал Роулинс. - Ты  мог  просто  проводить  ее  до
дома, не обязательно спать с ней.
   - Этого не было, -  сухо  ответил  Корридон.  -  А  чем  вызван  твой
неожиданный интерес к Милли?
   Роулинс отхлебнул кофе, и его лицо неожиданно стало серьезным.
   - Ты ведь по-дружески относился к ней, не так ли?
   - Да. У нее неприятности? Роулинс покачал головой.
   - Уже нет.
   Наступила  долгая  пауза,  в  течение  которой   Корридон   изумленно
рассматривал Роулинса.
   - Что это значит?
   - Она умерла, старина.
   Корридон отодвинул от себя чашку и встал. Легкая дрожь  пробежала  по
его телу.
   - Умерла? Что случилось? Роулинс нахмурился.
   - Вчера вечером она была убита. Около половины двенадцатого.
   - Понимаю. - Корридон медленно прошелся по комнате,  заложив  руки  в
карманы. Он был потрясен. Милли была частью его прошлого. Он  знал,  что
ему будет недоставать ее.
   - Мы не знаем, с чего начать, - продолжал Роулинс. - Подобных  дел  у
нас еще никогда не было. Я подумал, может быть, ты что-нибудь знаешь  об
этом деле. Она не говорила тебе, что собирается с кем-либо встретиться?
   - В одиннадцать она ушла из "Аметиста", - сказал Корридон. -  Я  ушел
десять минут спустя. Я видел, как она разговаривает с мужчиной  на  углу
Пикадилли и  Олбермарл-стрит.  Потом  они  пошли  вместе  в  сторону  ее
квартиры.
   - Значит, это было, примерно, в двадцать минут двенадцатого?
   Корридон кивнул.
   - Не проси меня описать его.  Я  не  обратил  на  него  ни  малейшего
внимания. Проклятие! Теперь я жалею об этом! Все,  что  я  могу  сказать
тебе, это то, что он был худощав и носил темное пальто и шляпу.
   - Жаль, - сказал Роулинс и задумчиво потер челюсть. - Обычно ты более
наблюдателен. Да, это нам не поможет.
   Корридон выплюнул сигарету и закурил новую. Он хмуро  стоял  у  окна.
Его мысли перешли от Милли к ее дочери. С ребенком надо  что-то  делать.
Он знал, что у Милли нет ни гроша за душой. Значит, ему еще больше,  чем
раньше, понадобятся деньги.
   -  Достаточно  грязная  смерть,  -  спокойно  проговорил  Роулинс.  -
Очевидно, маньяк.
   Корридон повернулся к нему. Что случилось?
   - Перерезано горло, - ответил Роулинс. - Должно быть  парень  потерял
голову. Придется наблюдать за другими девушками. Безмотивные сексуальные
преступления всегда дьявольски трудно раскрыть.
   - Ты уверен, что это безмотивное преступление?
   - Во всяком случае, так оно  выглядит.  Это  не  первая  проститутка,
убитая подобным образом, - усмехнулся Роулинс. - И не  последняя.  -  Он
резко выпрямился на стуле. - Ты что-нибудь знаешь о мотиве?
   - Что-нибудь украдено? - спросил Корридон. - Сумочка на месте?
   - Да. Насколько я знаю, ничего не пропало. Что ты имеешь в виду?
   - Возможно ничего, - ответил Корридон. - Вчера вечером  она  показала
мне нефритовое кольцо, которое она нашла у себя в комнате. Она  сказала,
что его забыл кто-то из ее посетителей. Она хотела узнать его ценность.
   - Нефритовое кольцо? - Роулинс изумленно уставился  на  Корридона.  -
Что за кольцо?
   Теперь Корридон изумленно уставился на Роулинса.
   - Это копия кольца, которыми пользуются лучники. Во всяком случае,  я
думаю, что это копия. Если оно подлинное, то стоит очень  дорого.  Такие
вещи изготавливались за двести лет до нашей эры.
   - Вот как? - Роулинс встал, - Значит, она показала кольцо тебе?
   - Да. Но что с тобой? Ты смотришь на меня так, будто  подозреваешь  в
чем-то.
   - Я? - Роулинс пожал плечами. - Поедем вместе на квартиру Милли. - Ты
поможешь мне найти это кольцо.
   - Хорошо, если ты так хочешь. Но что с тобой?
   - Ничего. Пойдем. Это займет не более пяти  минут.  Машина  стоит  на
улице.
   - Жизнь  полна  дьявольских  совпадений,  не  так  ли?  -  проговорил
Роулинс, когда они спускались вниз по лестнице.
   - Согласен, - кивнул Корридон. - Но  к  чему  ты  заговорил  об  этом
сейчас?
   - В ответ на твои мысли, - неопределенно ответил Роулинс.
   Они сели в машину.
   - Она  собиралась  продать  кольцо?  -  спросил  Роулинс,  когда  они
проезжали мимо парка.
   - Если бы она сумела найти покупателя, я думаю, она бы его продала. Я
говорил ей, что надо отдать кольцо в полицию. Я говорил,  что  ее  легко
проследить, если с кольцом что-нибудь не так,  и  советовал  отдать  его
первому встречному копу. Возможно, она это сделала.
   - Надеюсь.
   В этот час на Пикадилли движение было небольшое,  и  через  несколько
минут они добрались до квартиры Милли на Олбермарл-стрит.
   - Ее уже увезли, - сказал Роулинс, - но в комнате ничего не тронуто.
   - Я смогу побыть в ней, если ты  это  сумел,  -  с  сарказмом  сказал
Корридон.
   - Не сомневаюсь. Я забыл, что тебя не пугают такие вещи.  У  входа  в
квартиру стоял полицейский, который отдал честь при их приближении.
   - Ятес еще здесь? - спросил Роулинс.
   - Да, сэр.
   - Пошли, - кивнул Роулинс Корридону и спросил: -  Ты  ведь  не  бывал
здесь?
   - Здесь нет, - хмуро отозвался Корридон.
   Роулинс толкнул дверь, и они вошли в  светлую  спальню,  где  сержант
Джон Ятес с двумя детективами в штатском  снимали  отпечатки  пальцев  с
двери в ванную.
   В дальнем конце комнаты стояла кровать. Корридон сунул руки в карманы
и прошел в комнату. Постель, стена у  изголовья  постели  и  ковер  были
забрызганы кровью.
   - Ее кровь, - мрачно сказал Роулинс. - Он перерезал ей горло,  и  она
не успела закричать.
   - Мне не нужны детали, - сказал Корридон. - Оставь их при себе.
   Роулинс подошел к комоду. В верхнем  ящике  лежала  сумка  Милли.  Он
открыл ее и вывалил содержимое на пол. Здесь была пудреница,  портсигар,
бумажник с шестью пятифунтовыми банкнотами,  грязный  носовой  платок  и
несколько визитных карточек, перехваченных резинкой. Роулинс заглянул  в
сумку.
   - Здесь ничего нет. Эй, Ятес!
   Ятес, невысокий, широкоплечий мужчина с седой головой и внимательными
голубыми глазами подошел к ним. Он без  интереса  осмотрел  Корридона  и
уставился на Роулинса.
   - Ты не видел здесь кольца из белого  камня?  -  спросил  Роулинс.  -
Возможно, это белый нефрит.
   - Нет, мы здесь все перерыли, но не видели ничего подобного.
   - Поищите еще раз, - сказал Роулинс. - Это очень важно. Постарайтесь,
как следует. Я, правда, не думаю, что вы найдете его.
   Ятес приступил к поискам, а Роулинс открыл дверь ванной и  поманил  к
себе Корридона, Ванная была небольшой, и оба мужчины едва  уместились  в
ней. Роулинс закрыл за собой дверь, подошел к унитазу, опустил крышку  и
сел.
   - Садись на край ванны, - махнул рукой он Корридону.
   - Почему нельзя поговорить там? - спросил Корридон. -  К  чему  такая
таинственность?
   - Послушай, - сказал Роулинс. - Есть кое-что такое, о чем я  не  хочу
распространяться. Ты когда видел полковника Ричи в последний раз?
   Корридон не сумел скрыть изумления.
   - К чему ты вспомнил о нем?
   - Перестань валять дурака, - попросил Роулинс. - Ты знаешь,  что  мне
не до шуток. Отвечай на вопрос. Скоро ты сам влезешь в это дело.
   Корридон достал пачку сигарет и протянул Роулинсу. Они закурили.
   - Я не виделся с ним с 1945 года, - сказал он.
   - Он хороший парень.
   Корридон промолчал. Он выпустил струю дыма, и мысли его обратились  к
недалекому прошлому. Он  живо  представил  себе  полковника  Ричи,  хотя
прошло уже более пяти с половиной лет после их встречи. Он  бы  не  стал
называть  его  прекрасным  парнем.  Это  не  то  слово.  Он   мог   быть
очаровательным,  когда  хотел.  Он  был  человеком,  которому  вы  могли
довериться. Он был  жестоким.  Он  послал  многих  друзей  Корридона  на
смерть. Он жалел их, но не колеблясь посылал туда, где,  как  он  твердо
знал, их убьют.
   - Ты хочешь повидаться с ним снова? - спросил Роулинс.
   - Нет, спасибо, - ответил Корридон. - Он захочет, чтобы я  работал  с
ним, а у меня есть все, что мне нужно для жизни и без него.
   Роулинс помрачнел.
   - Жаль.  Ему  нужны  хорошие  люди.  Это  хорошая  жизнь:  достаточно
волнующих впечатлений, свободные путешествия и неплохие деньги.
   - Деньги - навоз, - сухо сказал Корридон. - А волнения мне не  нужны.
Все это  было  хорошо  во  время  войны,  но  не  сейчас.  Возможно,  ты
сомневаешься, но я очень люблю жизнь. Но причем здесь Ричи?
   - Я разговаривал с ним вчера, - Роулинс снова озарился улыбкой. -  Он
сказал, что у него есть для тебя работа. А ты ведь скор на сборы, не так
ли?
   Корридон беспомощно пожал плечами.
   - Почему ты суешь нос в мои дела? Я не нуждаюсь в его работе. В конце
недели я собираюсь в Париж.
   - Ты? - удивился Роулинс. - К девочкам? Ну и ну, не смею отговаривать
тебя.
   - Это кольцо имеет отношение к  Ричи?  -  спросил  Корридон.  Роулинс
кивнул.
   - Я ничего не собираюсь скрывать от тебя. Да, оно имеет  отношение  к
Ричи. Но он сам скажет тебе об этом. Это я имел в  виду,  когда  сказал,
что жизнь полна неожиданных совпадений. Сейчас мы поедем к нему.
   - Я не поеду,  -  быстро  сказал  Корридон  и  встал.  -  Я  не  буду
огорчаться, если  никогда  больше  не  увижу  его.  Для  грязной  работы
найдется немало других людей. Я уже свое отработал.
   Роулинс с сожалением посмотрел на  него  и  встал.  На  этот  раз  он
выглядел усталым.
   - Не ерепенься, старина. Он захочет услышать о кольце. Речь  идет  об
убийстве. Ты должен хотя бы сотрудничать.
   - Какое это имеет отношение к нему?
   - Большое. - Роулинс едва сдержал зевок. - Поехали. Это недолго.
   Он вышел из спальни.
   - Ты не хочешь, чтобы схватили того  парня,  который  убил  Милли?  -
спросил он. - С твоей помощью  мы  возьмем  его.  Она  ведь  была  твоим
другом? Разве ты не был крестным отцом ее дочери?
   - Не говори глупостей, - усмехнулся Корридон. - Ты можешь так довести
меня до слез. Хорошо, я еду. Роулинс засиял.
   - Я  так  и  думал.  Я  сказал  Ричи,  что  в  ордере  на  арест  нет
необходимости.
   - Значит, он по-прежнему прибегает к своим старым  трюкам,  -  мрачно
заметил Корридон. - А если бы я отказался, он бы упрятал меня в  тюрьму?
У него опять пропали бы часы?
   Роулинс закрыл один глаз.
   - На этот раз портсигар. Повернись-ка лучше ко мне спиной, я прощупаю
твои карманы.
   Корридон повернулся к нему спиной. Его лицо ничего не выражало.
   - Значит, если бы я отказался, месяц отсидки мне был бы обеспечен?
   Роулинс весело засмеялся.
   - С тобой трудно иметь дело, Корридон. Ты заранее  знаешь  все  ходы.
Между нами говоря, на этот раз месяцем бы не обошлось. Минимум два. Ричи
действительно очень хочет видеть тебя.

Глава 3

   Толстая и пухлая мисс Флеминг оторвалась от  своей  пишущей  машинки,
когда Роулинс и Корридон вошли в приемную.
   Корридон с отвращением посмотрел на нее. Он никак  не  мог  поверить,
что  женщина  может  быть  такой  непривлекательной  и   так   безвкусно
одеваться. Он вспомнил, что подумал то же самое пять  лет  назад,  когда
пришел проститься с Ричи и впервые увидел ее. За пять с половиной лет  в
ней  ничего  не  изменилось.  Такой  же  красный   и   лоснящийся   нос,
нерасчесанные волосы и одежда в невообразимом беспорядке.
   Он знал,  что  она  чрезвычайно  работоспособна.  Он  знал,  что  она
свободно разговаривает на десяти языках  и  за  работу  во  время  войны
награждена  орденом.  Факт,  что  она  была  личной   помощницей   Ричи,
свидетельствовал о ее значительности. Если вы хотите повидаться с  Ричи,
надо быть полюбезнее с ней. Но несмотря на все ее заслуги и достоинства,
Корридон не понимал, как Ричи мог терпеть ее.
   Она подняла голову, равнодушно оглядела их и махнула рукой в  сторону
двери рядом с ее столом.
   - Пройдите, пожалуйста, - сказала она. - Полковник ждет вас.
   Роулинс широко улыбнулся.
   - Благодарю вас, - сказал он. - Какой сегодня чудесный день, прямо...
   Остальная часть фразы была заглушена  стуком  пишущей  машинки.  Мисс
Флеминг начала работать.
   - Оставь это для Армии Спасения, - сказал Корридон. - Фанни  этим  не
пробьешь.
   Роулинс неодобрительно покосился на него, открыл  дверь  и  прошел  в
кабинет.
   Полковник Ричи стоял перед небольшим камином, заложив руки за  спину.
В нем было более шести футов роста. Широкоплечий, мощный и в то же время
стройный,  он  поражал  отличной   выправкой.   Седые   волосы   коротко
подстрижены, черная повязка скрывает левый глаз, который  он  потерял  в
Турции во время Первой мировой войны.
   Он перевел взгляд с Роулинса на Корридона и улыбнулся.
   - Хэлло, Мартин, - сказал он. - Я очень рад вас видеть.
   -  Не  сомневаюсь,  -  сухо  сказал  Корридон.   -   Они   обменялись
рукопожатиями. - А вы неважно выглядите, полковник.
   - Мы все не можем вести спокойную жизнь, - отозвался Ричи,  продолжая
улыбаться. - У  меня  достаточно  работы.  -  Он  указал  на  кресла.  -
Садитесь. Я не смогу уделить вам более двадцати минут,  у  меня  деловая
встреча в Форин Оффис (МИД).
   Корридон сел, достал сигарету, закурил,  а  спичку  бросил  в  камин.
Испытывая некоторое беспокойство, он огляделся. Корридон злился на себя.
Он знал, что Ричи много работает,  знал,  что  тот  берет  много  лишней
работы, что у него мало людей. Он укорил себя за то, что не хотел помочь
Ричи, но мысль об этом тут же отогнал от себя. Эти дни прошли, больше не
было необходимости. Человек, который добровольно взялся бы помочь  Ричи,
мог быть лишь молокососом. И все же, видя перед собой его лицо с  устало
опущенными уголками рта и кругами под глазами, он почувствовал некоторое
угрызение совести.
   Ричи хорошо относился к нему, и они всегда были  друзьями.  Это  Ричи
избавил его от полиции, когда он убил секретаря посла.  Сейчас  это  уже
была старая история, но если бы Ричи  тогда  не  вмешался  в  это  дело,
многое было бы по-другому. Это благодаря Ричи его  наградили  орденом  и
дали небольшую пенсию за раны, полученные им в  гестапо.  Да,  Ричи  был
хорошим парнем, но это не значит, что у Корридона  должно  быть  желание
снова работать с ним.
   - У вас задумчивый вид, - сказал Ричи, наблюдая за ним. -  О  чем  вы
думаете?
   Корридон улыбнулся.
   - Меня удивляет, что вы  все  еще  держите  здесь  эту  ужасную  мисс
Флеминг. Почему вы не посадите  в  своей  приемной  кого-либо  поярче  и
посимпатичнее?
   На мгновение Ричи улыбнулся.
   - А в чем дело? Она умна.
   - Не спорю. Возможно, вы не замечаете ее. Ладно, не  будем  об  этом.
Роулинс собирается вам кое-что рассказать.
   Роулинс собирался. Он нетерпеливо ждал, когда дойдет до него очередь.
Увидев, что Ричи смотрит на него, он быстро и четко доложил об  убийстве
Милли.
   - Корридон знал ее, - продолжал он,  сообщив  кое-какие  факты  о  ее
жизни. - Вчера вечером он разговаривал с ней.  Она  показала  ему  белое
нефритовое кольцо, которое нашла в своей  комнате,  очевидно  оброненное
кем-то из клиентов. - Белое нефритовое кольцо? - переспросил полковник и
лицо его напряженно замерло.
   - Кольцо лучника, - сказал Корридон.  -  Я  думаю,  вы  видели  их  в
Британском музее. Возможно, у Милли была одна из копий.
   Ричи неторопливо полез в жилетный карман, достал небольшой предмет  и
кинул Корридону.
   - Похоже? - спокойно спросил он. Корридон поднял с пола упавшее белое
кольцо и внимательно осмотрел его.
   - Да. Точно такое же! Оно может  быть  тем  же  самым.  Ричи  покачал
головой.
   - О, нет. Это не то же самое. Существует  множество  таких  колец.  Я
полагаю, что они пронумерованы. Если вы  заглянете  внутрь,  то  увидите
цифру 12. Вы обратили внимание на номер кольца, которое было у Милли?
   Коррридон подошел к окну и, внимательно присмотревшись, увидел  цифры
1 и 2 глубоко выгравированные в белом камне.
   - Боюсь, я не обратил внимание, - ответил он. -  Там  было  темно,  и
Милли не хотела, чтобы его кто-нибудь видел.
   - Жаль, - сказал Ричи и повернулся к Роулинсу. - Вы, конечно,  кольца
не нашли? Роулинс покачал головой.
   - Ятес сейчас ищет его, но я сомневаюсь, что он найдет.
   - Он не найдет его, - серьезным тоном проговорил Ричи. - У  них  была
вся ночь для его поисков. - Корридон думает, что видел  этого  парня,  -
сказал Роулинс. - Только не обратил на него внимания.
   Корридон почувствовал, как краска заливает его лицо, когда уловил  на
себе взгляд полковника.
   - Да, я упустил этого парня, - раздраженно сказал Корридон, - но я же
не знал, что он собирается убить ее. Вы  же  знаете,  что  я  теперь  не
работаю у вас.
   - Не волнуйтесь, - сказал Ричи. -  Сейчас  делу  не  поможешь,  но  я
должен сказать, что на вас это не похоже.  Легкая  жизнь  заставила  вас
растерять свои таланты.
   - Сейчас они мне не нужны, - огрызнулся Корридон. - Почему  я  должен
заниматься чужими делами?
   - Хороший и точный глаз всегда полезен, - отозвался Ричи. -  Я  помню
время, когда вам достаточно было одного взгляда, чтобы  запомнить  целый
газетный лист наизусть. Теперь вы ведь не способны на это?
   - Не знаю. У меня не было причины заниматься этим, - снова огрызнулся
Корридон. - Но если это все, что вам нужно, я лучше уйду.  У  меня  есть
дела и, кроме того, вы опаздываете в МИД.
   Роулинс встал.
   - Я вам нужен, полковник? Ричи покачал головой.
   - Еще несколько слов, Мартин. Ролинс ушел.
   - Простите, полковник, - заговорил Корридон после паузы.  -  Я  знаю,
что вы заняты, поэтому не хочу  отрывать  у  вас  время.  Мне  не  нужна
работа.
   Ричи уселся за свой большой письменный стол. Он взялся обеими  руками
за папку и серьезно посмотрел на Корридона.
   - А деньги вам нужны? Корридон улыбнулся.
   - Сейчас военное ведомство не платит таких денег, - сказал он. - Я не
собираюсь возвращаться к этой работе.
   - У вас много свободного времени?  -  спросил  Ричи.  Корридон  хмуро
посмотрел на него.
   - Я слышал, что вы стали мошенником, - отозвался Ричи. - У вас далеко
не блестящая репутация в Сохо.
   - Роулинс может наговорить много лишнего, - сказал Корридон  и  снова
покраснел. - Вам бы не следовало обращать внимание на его сказки.
   -  О,  я  не  обращаю.  Кроме  него  у  меня  есть  другие  источники
информации. На прошлой неделе я разговаривал с  Айзексом.  Очевидно,  он
хотел,  чтобы  вы  контрабандно  ввезли  сотню  швейцарских  часов.   Он
предлагал вам сто фунтов за работу. Вы взяли  пятьдесят,  но  работу  не
выполнили. Вы полагали, что он не захочет получить  деньги  обратно,  не
так ли?
   - Возможно. Но с такими крысами, как Айзеке,  это  не  мошенничество.
Откуда вы это знаете? - Корридон погасил сигарету и посмотрел на часы.
   - Боюсь, что в моей работе приходится иметь  дело  с  самыми  разными
людьми - сказал полковник. - Я согласен с вами в оценке Айзекса, но ваши
методы мне не нравятся. Вы можете  быть  честны  по  отношению  к  себе,
Мартин? Мне кажется, что вы  можете  найти  менее  компрометирующий  вас
способ добычи денег. Люди говорят, что вам нельзя доверять. Когда же  мы
работали вместе, я знал, что вам всегда можно доверять.
   - И Брут был честным работником, - улыбнулся Корридон, хотя ему  было
не до смеха. - Дело в том, полковник, что я больше с вами не  работаю  и
сам отвечаю за свои поступки.
   - Верно.  -  Ричи  нахмурился  и  сразу  сделался  ужасно  усталым  и
осунувшимся. - Вы не работаете ни у меня,  ни  где-либо  еще.  Могут  ли
двести фунтов оказаться вам полезными?
   Корридон замер.
   - Это предложение или подарок? Да, мне бы пригодилась эта сумма.
   - У меня есть работа, которую необходимо выполнить"  Если  она  будет
выполнена успешно, плата составит двести фунтов, - сказал  Ричи.  -  Вас
это устраивает?
   Чистые серые глаза холодно разглядывали его, и Корридон  почувствовал
себя неловко.
   - Только не говорите мне, что военное министерство  готово  выплатить
эту сумму.
   - А почему бы  и  нет?  Двести  фунтов  большие  деньги.  Кажется,  к
несчастью, вы единственный человек, который может выполнить эту  работу,
и я готов заплатить вам  эту  сумму  из  собственного  кармана.  -  Ричи
посмотрел на него и сухо добавил. - Боюсь, что я не смогу согласиться  с
вашей  необычной  терминологией:  половину  сейчас,  половину  -   после
окончания работы. Деньги будут выплачены вам после окончания работы.
   - Иногда вы можете быть ублюдком, - засмеялся Корридон.
   - Знаете, можете убираться с вашей мизерной платой. Мне не нужны ваши
деньги и не нужна ваша работа! Ричи улыбнулся.
   - Я рад слышать, что вам не нужны мои деньги, - сказал он.
   - Жаль и работу. Может мне лучше обратиться  к  вашим  патриотическим
чувствам? Корридон встал.
   - Вы зря тратите время. Почему вы выбрали меня?  Почему  вы  сами  не
можете выполнить эту работу, если она такая важная?
   - Я выбрал вас потому, Мартин, - просто сказал Ричи, - что эта работа
может быть выполнена человеком без чести, человеком  лживым  и  грязным.
Поэтому я выбрал вас.
   Корридон засмеялся.
   - Я верю, что вы говорите серьезно. Холодные  серые  глаза  встретили
его взгляд.
   - Да, я говорю серьезно, - кивнул Ричи. - У вас плохая репутация. Вас
не заподозрят. Эта работа вам  по  душе.  Возможно  предстоит  небольшое
ограбление. Я не говорю, что оно  будет,  но,  возможно,  что  и  будет.
Хотите послушать?
   Корридон снова сел.
   - Вы, кажется, собирались в МИД? - сказал он, кивая на часы на столе.
- У вас есть время?
   Ричи встал, вышел из кабинета, что-то сказал мисс Флеминг  и  тут  же
вернулся обратно.
   - Это дело более важное, чем МИД, и оно делает вас тоже более важным.
   - Тогда расскажите мне о нем. Я ничего  не  обещаю,  но  послушать  -
послушаю.
   - Я буду краток, - торопливо заговорил полковник. -  В  нашей  стране
существует организация, которая растет  количественно  и  качественно  с
каждым месяцем. Цель ее работы - нанести как можно больший  ущерб  нашей
стране. Я понятия не имею, кто за ней  стоит,  но  подозреваю,  что  она
финансируется нашими врагами в Европе. Я думаю,  что  глава  организации
связан с иностранными силами. Он куплен. Допустим, например, что за  ним
стоит сила, которой не нравится экспорт нашего угля  на  их  рынок.  Они
подкупают главу этой организации. Деньги  не  ограничены.  У  него  есть
люди,  работающие  на  шахтах.  Он  дает  им  инструкции.  Месяц  спустя
начинается забастовка на шахте и экспортные поставки летят к черту.
   Возьмем другой пример. Вы,  должно  быть,  помните,  что  министр  по
европейским делам умер в результате случайного  выстрела.  Это  не  было
случайностью. У нас нет доказательств, но мы уверены, что  это  не  было
несчастным случаем. Он стал  мешать  одной  европейской  стране,  и  эта
организация позаботилась о Нем. Я  не  хочу  терять  время  на  подобные
примеры. Работа организации:  саботаж,  забастовки,  убийства  и  дюжина
других способов. Мы пытаемся найти, кто стоит за ними.
   Корридон стряхнул пепел на ковер и задумался.
   - Я не вижу здесь своей работы. Надеюсь, вы не думаете, что  я  смогу
найти этого главаря?
   - Я думаю, что вы сумеете.  Я  думаю,  что  вы  сумеете  сделать  это
быстрее и легче, чем кто-либо другой, кого я знаю.
   - Потому что...
   - Потому что босс этой организации любит людей  вроде  вас.  Он  ищет
недовольных, ищет  людей,  нуждающихся  в  деньгах,  людей,  не  имеющих
чувства патриотизма. Вы готовый саботажник.  У  вас  отличное  досье  со
времен войны и ваша теперешняя репутация может  его  только  привлечь  к
вам.
   - До сих пор этого не случилось.
   - Это потому, что вы не сделали ни малейшего  усилия  для  встречи  с
ним. Мы взяли одного  из  его  людей.  Он  пытался  уничтожить  завод  в
Харуэлле. Мы нашли у него кольцо и убедили заговорить. Теперь мы  знаем,
что дом на Вестерн-авеню, который называется Ред Реет - одно из мест  их
встреч. Человек, которого мы взяли, оказался  слишком  упрямым  и  мы  с
большим трудом заставили его заговорить. Прежде чем мы  успели  устроить
второй допрос, он покончил с собой в камере.
   - И вы хотите, чтобы я посетил Ред Реет и  посмотрел,  что  из  этого
выйдет?
   - Да. Вы знаете это место? Корридон кивнул.
   - Дом снят майором Джорджем Мэйнворти. Я знаком с ним. Вы думаете, он
связан с ними?
   - Возможно, я не знаю. Все, что мне известно, что в этом месте  время
от времени собираются члены этой организации. Вы займетесь этим делом?
   - Я не знаю. - Корридон встал. - Я скажу вам,  что  сделаю.  Я  пойду
туда ночью и посмотрю, что случится. Я не стану прилагать никаких усилий
для связи с ними. Но если мне будет предложено примкнуть к ним, я  приму
предложение. Есть шансы, что не случится ничего. В таком случае я бросаю
все и уезжаю в Париж. Я ничего не обещаю. Вы меня  знаете.  Беспокойства
меня не пугают.
   Ричи улыбнулся.
   - Я думаю, вы все найдете,  Мартин.  Да,  еще  -  держитесь  от  меня
подальше. Не пытайтесь связаться со мной ни по телефону,  ни  письменно.
Эти люди, если они вас примут к себе, будут следить за вами.  Нельзя  их
недооценивать. Они существуют уже шесть месяцев и совершили  всего  одну
ошибку. Будьте осторожны.
   Корридон пожал плечами.
   - Не считайте раньше времени цыплят, -  заметил  он.  -  Может  быть,
ничего не случится. Но если случится, как я дам вам знать?
   - Один из моих людей войдет с вами в контакт. Можете предоставить это
мне. Какой возьмем пароль?
   - Пароль:"Весна в Париже", - ответил Корридон с жесткой улыбкой. -  У
меня есть причина для такого пароля.

Глава 4

   Вскоре после девяти часов  вечера  того  же  дня  Корридон  вывел  из
гаража, расположенного под квартирой, свою малолитражную машину и поехал
в сторону Шефорд Балл.
   Он автоматически управлял машиной, мысли его были заняты другим.
   Уйдя от Ричи, он занимался делами Милли. Она не оставила завещания, и
у нее ничего особенного не было - немного различных  украшений  и  шесть
пятифунтовых ассигнаций, которые нашли в ее сумочке.
   Корридон убедил Ричи обратить драгоценности в  деньги  и  вручить  их
адвокатам, которые будут заботиться о Сюзи. Сам  он  обещал  платить  за
девочку  каждый  месяц.  Зная,  что  ближайшие  несколько  месяцев  Сюзи
обеспечена всем необходимым, Корридон мог вплотную заняться этим делом.
   Ричи сказал, что у  организации  неограниченные  деньги,  и  Корридон
считал, что это может быть правдой. Если  организация  может  устраивать
забастовки, значит у нее очень много  денег.  Возможно,  и  ему  выпадет
удобный случай урвать несколько сот фунтов, было бы неплохо.
   "Непохоже, чтобы эта организация держала деньги в  банке,  -  подумал
Корридон. - В наши дни слишком много любопытных, и нельзя внести в  банк
солидную сумму  денег,  не  подвергаясь  любопытным  расспросам.  Деньги
должны быть спрятаны в таком месте, откуда  их  легко  достать  в  любой
момент. Очевидно, имеет смысл разыскать это место и пошарить там".
   Он проехал Уайт-Сити и выехал на  Вестерн-авеню.  Здесь  дорога  была
гораздо шире, и Корридон прибавил скорость.
   Ред Реет находился в двух милях за аэродромом Иортхол.  Дом  стоял  в
стороне от дороги и был скрыт большим  восьмифутовым  забором.  Корридон
был здесь однажды  со  своим  другом,  членом  клуба,  и  помнил,  какая
суматоха поднялась при его появлении. Здесь неодобрительно относились  к
чужакам, даже если они приходили в сопровождении членов клуба.
   Интересно, помнит ли его Джорж Мэйнворти.  Возможно,  помнит.  Он  не
виделся с  ним  четыре  года.  Последний  раз  они  виделись  в  грязной
забегаловке в Сохо. Мэйнворти был  пьян  и  ругался  с  молодым  парнем,
который сидел рядом с  ним  за  столом.  Ссора  началась  с  тихого,  но
злобного шепота, потом Мэйнворти неожиданно ударил парня по лицу, и  тот
вытащил нож. Если бы не вмешался Корридон, Мэйнворти пришлось бы туго.
   Тот бледный и дрожащий ушел, а Корридон угостил парня выпивкой.
   У Корридона была привычка собирать  разную  паршивую  информацию.  Со
временем его  знания  людских  слабостей  и  неосмотрительный  поступков
превращались в нечто ценное для него. Он никогда не знал, когда настанет
время использовать те или иные знания, но, тем не менее, он жадно слушал
все подряд.
   Молодой человек был готов без конца болтать  о  Мэйнворти.  Возможно,
этому также способствовала фунтовая банкнота, скользнувшая ему  в  руку.
Так  или  иначе,  Корридон  услышал  многое.  Парень  рассказал,  почему
Мэйнворти  выгнали  из  армии,  и  многое  другое,   рисующее   того   в
неприглядном свете.
   В  то  время  Корридон  не  знал,  как  он  поступит  с  информацией,
полученной от  парня,  но  сейчас,  мчась  по  Вестерн-авеню,  он  видел
возможность зацепить Мэйнворти.
   Впереди ярко светились алые  огни  неоновой  вывески  Ред  Реста,  и,
сбросив скорость, он направил  машину  ко  входу.  Он  нашел  место  для
стоянки, остановил машину и вылез. К  нему  тотчас  же  подошел  молодой
человек в пурпурной с серебряными позументами ливрее.
   - Добрый вечер, - улыбнулся он Корридону. - Вы  член  клуба,  сэр?  -
Добрый вечер, - отозвался Корридой. - Нет, я не член клуба. Я  хотел  бы
поговорить с майором Мэйнворти. Молодой человек вяло поднял брови.
   - Прошу прощения, сэр, но майора нельзя увидеть  без  предварительной
договоренности.
   - Это очень плохо, - сказал Корридон. - А здесь  есть  кто-нибудь,  с
кем я мог бы поговорить?
   - В чем дело?
   Холодный,  твердый  голос,  прозвучавший  сзади,  заставил  Корридона
обернуться. Моложавый мужчина в безукоризненном вечернем костюме, с алой
гвоздикой в петлице, не спеша приближался к ним. Он был  крепко  сложен,
широкоплеч. Черные глаза холодно рассматривали Корридона.
   - Кто вы? - спросил Корридон, улыбаясь своей самой милой улыбкой.
   - Я - Бретт, управляющий. В чем дело?
   - Никакого дела. Я хочу видеть майора Мэйнворти.
   - Он знает вас?
   Корридон пожал своими широкими плечами.
   - Он может не помнить меня, - отозвался он. - Мы не  виделись  с  ним
несколько лет. Меня зовут Мартин Корридон. Будьте так добры и  передайте
ему, что я хочу поговорить с ним об Эрни.
   Узкие губы Бретта дрогнули.
   - О ком?
   - Об Эрни. Он поймет.
   Бретт махнул рукой, и молодой человек исчез. Бретт остался на  месте,
не сводя черных глаз с лица Корридона.
   - В чем дело? - резко спросил он.
   - Ни в чем. Я хочу видеть Мэйнворти.
   - Кто такой Эрни, о котором вы говорите?
   - Спросите Мэйнворти. Если он захочет, он вам скажет. Некоторое время
Бретт колебался, потом сердито  пожал  плечами  и  резко  повернулся  на
каблуках.
   - Следуйте за мной.
   Корридон последовал за ним по  тропинке.  Они  прошли  мимо  большого
бассейна, в котором плавало несколько мужчин  и  женщин,  мимо  клумб  с
тюльпанами.
   Клуб представлял  собой  одноэтажное  здание  со  стенами,  покрытыми
грубой штукатуркой, и  соломенной  крышей.  Неоновые  огни,  янтарные  и
бледно-голубые, очерчивали контур крыши.
   Бретт открыл дверь и  вошел  в  ярко  освещенный  маленький  бар.  За
стойкой сидели мужчины и женщины в  вечерних  костюмах  и  пили.  Они  с
любопытством осмотрели Корридона, а  две  женщины  улыбнулись  Бретту  и
помахали рукой. Он кивнул им и прошел мимо стойки к кабинету.
   - Подождите здесь, -  сказал  он,  открывая  дверь  в  дальнем  конце
кабинета и проходя туда.
   Прежде чем дверь закрылась, Корридон  успел  увидеть,  что  там  тоже
находится кабинет, но гораздо больших размеров, чем тот,  в  котором  он
находился.
   Корридон прислонился бедром к столу, закурил сигарету  и,  полузакрыв
глаза, прислушался, но ничего не услышал.
   Прошло примерно минут пять, дверь отворилась и снова появился Бретт.
   - Вы можете войти, - сказал  он,  махнув  рукой  в  сторону  открытой
двери, а сам вышел из кабинета.
   Корридон оторвался от стола и вошел во  внутренний  кабинет.  Кабинет
был роскошно обставлен, в большом камине весело плясали  языки  пламени.
Перед большими двойными окнами стоял огромный письменный  стол,  за  ним
сидел Джорж Мэйнворти.
   Он не изменился с того момента, как Корридон видел  его  в  последний
раз. Стал, пожалуй, чуть старше и суше, а его темные,  зачесанные  назад
волосы поредели на  висках  и  посеребрились.  Корридон  знал,  что  его
возраст приближался к  пятидесяти.  Он  был  по-военному  подтянут,  рот
твердо сжат, над верхней губой жесткие усы.
   - Вы хотели меня видеть? - спросил  он,  оставаясь  неподвижным.  Его
маленькие глазки внимательно и подозрительно уставились на Корридона.
   - Ну да, - беззаботно кивнул Корридон. - Он закрыл  дверь  и  пересек
комнату. - Я хочу вступить в этот клуб.
   - Тогда я вам не нужен, - сказал Мэйнворти и его  рука  потянулась  к
звонку. - Этими делами ведает Бретт.
   - Не звоните, - сказал Корридон, опускаясь в кресло. - Я  предпочитаю
иметь дело с вами. Дело не совсем простое. Я осведомлен, что  существуют
разные формальности и пятьдесят гиней вступительного взноса. У меня  нет
таких денег, майор, но я намереваюсь вступить в клуб.
   Мэйнворти медленно убрал руку от звонка.
   - Вот как? И вы знаете человека, который поручится за вас?
   - Этот человек - вы, - весело сказал Корридон, -  и  смею  надеяться,
что если я найду Эрни, он замолвит за меня  словечко.  Вы  помните  его,
майор? Последний раз я видел его & вами четыре года  назад.  Он  пытался
зарезать вас.
   Майор выпрямился, лицо его застыло в напряжении.
   - Значит, вот оно что, - сказал он и в голосе его прозвучала  горечь.
- Я слышал о вас,  конечно.  У  вас  репутация  опасного  и  не  слишком
разборчивого в средствах человека, не так ли?
   - Боюсь, что именно так, - с легкостью согласился Корридон.
   - Но не сердитесь, я горжусь этим.
   - Почему вы хотите вступить в этот клуб? Корридон смял свою  сигарету
и потянулся за золотым портсигаром Мэйнворти, который лежал на столе.
   - Уверен, что это очевидно. Мои связи на моей собственной  территории
больше не в состоянии удовлетворять  меня,  и  это  отражается  на  моем
кармане. Здесь же полно богачей, проводящих свой  досуг.  Здесь  простор
для охоты. Разве вам это не ясно?
   - Значит, вы собираетесь обирать моих клиентов? - спросил Мэйнворти и
придвинул к себе тяжелое пресс-папье. - И вы ожидаете, что я соглашусь с
этим?
   - Было бы неразумно отказывать мне в этом, -  улыбнулся  Корридон.  -
Давайте будем откровенны друг с другом. Эрни был слишком разговорчив.  В
то время он был зол на вас и рассказал  мне  о  вас  много  интересного.
Никто не любит скандалы, майор, а скандал  возможен.  Даже  эти  чудаки,
которые поддерживают ваш клуб, отвернутся от вас, если узнают об Эрни  и
о том, почему вы так торопливо ушли в отставку из армии.
   Мэйнворти достал сигарету из своего  золотого  портсигара.  Руки  его
слегка дрожали. Он  достал  золотую  зажигалку  и  яркий  желтый  огонек
осветил его лицо.
   - Значит, это шантаж. Мне бы следовало догадаться.
   - О, да. Мы же согласились с вами, что я  не  слишком  разборчивый  в
средствах человек, не так ли?
   - А если я вас сделаю членом клуба?
   - Естественно, я забуду об Эрни. Итак,  майор,  я  вижу  мы  начинаем
понимать друг друга. Не тратьте зря время.  Вы  в  полной  безопасности,
можете быть в этом уверены, я не предам  вас  и  буду  заниматься  своей
охотой в стороне от вас.
   - Я понимаю. - Мэйнворти с трудом сдержал гнев. Он открыл ящик стола,
достал карточку и что-то торопливо написал на ней. - Вот, -  сказал  он,
протягивая карточку. - Но предупреждаю вас, Корридон, если  какой-нибудь
член клуба подаст жалобу на ваше поведение, вы  автоматически  выбываете
из клуба, и я не сумею вам помочь. У нас есть  комитет  по  рассмотрению
жалоб, и они, не задумываясь, вышвырнут вас вон.
   Корридон засмеялся.
   - Не беспокойтесь. Вы не получите никаких жалоб. Моя техника защищена
от дураков. - Рад слышать это.
   Пока он говорил,  вошла  девушка.  Корридон  повернулся  к  ней.  Она
остановилась  у  двери,  представляя  собой   привлекательную   картину:
невысокая, стройная и смуглая. Блестящие волосы рассыпаны по плечам.
   - О, простите, - сказала она, - я думала, что вы одни.
   - Входите, мисс Фейдак, -  сказал  Мэйнворти,  вставая.  -  Я  сейчас
освобожусь. Что я еще могу сделать для вас?
   Последний вопрос был обращен к Корридону, и девушка быстро  взглянула
на него. По выражению ее лица он понял, что заинтересовал ее.
   Он встал и улыбнулся ей. И тут же легкая боль пронзила его сердце: он
увидел у нее белое  нефритовое  кольцо  древних  лучников,  висевшее  на
цепочке, охватывающей ее грациозную шейку.

Глава 5

   - У вас все? - спросил  Мэйнворти.  -  Если  вас  интересуют  правила
клуба, Бретт познакомит вас с ними.
   - Благодарю вас, - сказал  Корридон  и  взял  карточку.  Сунув  ее  в
карман, он вновь поглядел на девушку. В прошлом у него был богатый  опыт
обращения с женщинами. Он знал, что понравился ей.
   - Вы новый член клуба? - улыбнулась она. Девушка  говорила  с  легким
иностранным акцентом, скорее всего австрийским.
   - Только что вступил, - ответил он. - Вы думаете,  что  мне  придется
пожалеть об этом?
   - О,  нет.  Это  хороший  клуб.  Вы  увидите,  что  все  члены  клуба
дружелюбно отнесутся к вам. - Она выжидающе взглянула на Мэйнворти.
   - Мистер Мартин Корридон - мисс Лорин Фейдак, -  неохотно  представил
их друг другу майор.
   - Рад познакомиться с вами, - сказал Корридон, разглядывая кольцо.  -
Вы тоже относитесь к этим дружелюбным членам клуба?
   - Да, а почему вы спрашиваете?
   - Я надеюсь, что вы можете познакомить меня с окружающей обстановкой.
Но, конечно, вы здесь с кем-то? Она засмеялась.
   - Я с удовольствием покажу вам клуб.  Я  жду  брата.  Он  никогда  не
отличался пунктуальностью.
   - Прошу прощения, мисс Фейдак, - сердито перебил ее Мэйнворти.  -  Вы
хотели меня видеть?
   - Простите. Да, я хотела обменять чек. Она открыла сумочку и  достала
сложенный бумажный листок.
   - Я подожду вас в соседней комнате - сказал Корридон и  направился  к
двери. Открывая дверь, он оглянулся через плечо.  Мэйнворти  внимательно
следил за ним. Девушка стояла к нему спиной.
   Она присоединилась к нему минуту или две спустя.
   - Может выпьем? - спросила она.
   - Я хотел предложить то же самое.
   Он открыл дверь и посторонился, пропуская ее. У нее была  удивительно
легкая  походка,  совсем  как  у  манекенщицы.  "Наверно,  она  и   есть
манекенщица", - подумал он.
   Они сели за низкий столик в уединенном углу бара.
   - У вас великолепная походка, - сказал Корридон.  Комплимент  был  ей
приятен.
   - Я занималась моделированием платьев, - пояснила она. - К сожалению,
я слишком мала ростом, чтобы быть манекенщицей. Я работала модельершей в
Вене.
   Кирридон кивнул. После войны многие люди сменили профессии и страны.
   Я  так  и  подумал,  что  вы  жили  в  Австрии,  -  заметил   он.   -
Эмигрировали?
   Она ответила, что эмигрировала из-за брата. Он был замешан в политике
и вовремя успел удрать из Вены. Он  был  заочно  приговорен  к  смертной
казни. Теперь они натурализовались здесь, в  Англии,  которая  стала  их
домом.
   Пока  они  разговаривали,  подошел   бармен,   и   Корридон   заказал
шампанское.
   - У  меня  праздничное  настроение  -  пояснил  Корридон,  увидев  ее
удивление. - Красивая женщина и хорошее вино дополняют  друг  друга.  Вы
счастливы в Англии?
   Да, она была счастлива, а ее брат тосковал по Вене.
   - А чем вы теперь занимаетесь? - спросил Корридон.
   - Я конструирую одежду у Дюма на Бонд-стрит, мой брат - директор бюро
путешествий на Мэйфейр-стрит.
   Бармен вернулся с шампанским. Он откупорил бутылку и наполнил бокалы.
Корридон сделал глоток.  Вино  было  великолепным  и,  очевидно,  стоило
довольно дорого, но угрызений совести он не испытывал.
   Корридон чувствовал, что ему повезло!  Он  не  рассчитывал,  что  все
произойдет так скоро. Не успел он проникнуть в клуб,  как  столкнулся  с
одним из членов организации. Возможно, это  простое  совпадение,  но  он
решил быть осторожным. Ричи предупреждал  его  насчет  этих  людей.  Они
могли следить за квартирой Милли и видеть его  с  Роулинсом.  Они  могли
следовать за ним до Военного  министерства.  В  этом  случае  ему  легко
попасть здесь в западню.
   - Поскольку у нас зашел  доверительный  разговор,  -  сказала  Лорин,
наблюдая за Корридоном, - скажите, чем занимаетесь вы?
   - Я солдат удачи.
   - А что это означает?
   -  Солдат  удачи  -  это  человек,  который  ищет  для  себя  выгоды,
приключений и удовольствий, - улыбнулся Корридон.
   - Но для подобной работы здесь, очевидно, мало места?
   - Верно,  но  я  не  стремлюсь  перегружать  себя  работой.  Когда  я
зарабатываю достаточно денег, я устраиваю себе отдых. Сейчас у меня  как
раз такой отдых, поэтому я пью шампанское и разговариваю с вами. Что  же
может быть приятнее? Салют!
   Они выпили.
   - Но я не могу долго оставаться, - сказала она с сожалением.
   - Я жду брата. Сегодня у него день рождения, и я обещала пообедать  с
ним.
   - Это очень трогательно, - сказал Корридон. - Он откинулся на  спинку
стула и любовался ее алыми губами и белыми зубами. - Не часто приходится
слышать, что брат и сестра собираются  вместе  отпраздновать  какую-либо
дату. У вашего брата  разве  нет  других  знакомых  девушек?  Разве  это
возможно?
   - Нет, - она улыбнулась. - Он очень серьезный, и у него  нет  времени
на девушек. Когда он хочет погулять, то приглашает меня.
   - А вы не настолько серьезны, любите мужское общество и считаете, что
ваш брат немного утомителен, хотя вы и очень любите его, так?
   - Верно, - она засмеялась. - Я вижу, вы рассудительный человек.
   - Возможно, но должен вас предупредить,  что  я  не  умею  развлекать
женщин. Было время, когда у меня были хорошие  манеры  и,  как  говорили
женщины, некоторое очарование. Война изменила  все  это.  Жизнь  слишком
коротка, поэтому жалко тратить время впустую.  Если  женщина  привлекает
меня, я ей так и говорю, если после этого она начинает себя плохо вести,
я волен найти себе кого-либо еще.  -  Он  смотрел  прямо  в  ее  темные,
блестящие глаза. - Вы ужасно привлекаете меня. - Я должна быть польщена?
- со смехом спросила она. Он пропустил эту фразу мимо ушей.
   - Вы не смогли бы отделаться от вашего брата?
   - Но это невозможно, у него ведь день рождения.
   - Да, это основательная причина, - нахмурился  Корридон.  -  Тогда  я
подожду. Жаль, конечно.  У  вас  может  не  быть  настроения,  когда  мы
встретимся в следующий раз. Женщины зависят от настроения.
   - А вы надеетесь, что сейчас я в настроении?
   - Я уверен в этом.
   - Возможно, напрасно, - она улыбнулась.
   - Когда мы встретимся?
   - В воскресенье.
   - Не раньше?
   - Вы можете подождать три дня, мистер Корридон.
   - Зовите меня  Мартин.  Если  мы  собираемся  быть  безнравственными,
незачем быть официальными в разговоре.
   - Вы говорите ужасные вещи.
   - Я знаю. Значит, встретимся в воскресенье. Где и когда?
   - У меня есть квартира в Бейзустер Крошит. Дом 29, на верхнем  этаже.
Приходите ко мне часов в семь.
   - И вы будете одна?
   - Вы определенно ужасный человек.
   - Я живу по своим правилам. Вы будете одна? Она засмеялась.
   - Если буду в настроении. Корридон кивнул.
   - Это хороший ответ. Он вносит элемент сомнения. Он наполнил бокалы.
   - Кажется, нам предстоит долгий путь, поскольку мы познакомились,  не
так ли? Вы всегда успешно преодолеваете преграды? - спросила она.
   - Преодоление преград зависит от встречной помощи, -  быстро  ответил
Корридон. Он наклонился вперед и  погладил  пальцем  нефритовое  кольцо,
висевшее у нее на шее. -  Любопытная  штука.  Издали  похожа  на  кольцо
лучников из Китая.
   Его холодные серо-зеленые глаза впились в ее  лицо,  пытаясь  уловить
реакцию, но ее не было.
   - Вы очень умны! Это так и есть. Откуда вы знаете?
   - В часы досуга я посещаю Британский музей, - пояснил он.  Ее  слабая
реакция на вопрос о кольце показала, что оно не имело для  нее  большого
значения. - Это великолепное место для расширения собственной  эрудиции.
Там много таких колец. Оно подлинное? Можно взглянуть на него?
   - Конечно. - Она отцепила кольцо. - Оно досталось мне по наследству.
   Она протянула ему кольцо,  но  рука,  появившаяся  из-за  его  плеча,
перехватила его. Она резко повернулась.
   - О, Слейд, дорогой, - хмуро пробормотала она. - Ты напугал  меня.  -
Она повернулась к Корридону. - Это мой брат  Слейд,  -  продолжала  она,
положив свою руку на руку мужчины, который бесшумно возник рядом с ними.
- Слейд, это Мартин Корридон. Он только что вступил в клуб и сказал, что
он солдат удачи.

Глава 6

   Слейд Фейдак был мускулистой  копией  своей  сестры.  Он  был  крепко
сложен, смугл и имел такие же темные глаза. У него был широкий и высокий
лоб, умное, интеллигентное лицо. "Лицо интригана и фанатика"  -  подумал
Корридон.
   - Солдат удачи? - он с любопытством посмотрел  на  Корридона.  -  Это
интересно. Можно мне присоединиться  к  вам?  -  Говоря  это,  он  сунул
нефритовое кольцо к себе в карман.
   - Конечно, кивнул Корридон. - Хотите шампанского?  -  Он  попросил  у
бармена еще один бокал. - Лорин сказала, что у вас день рождения.
   Фейдак кивнул.
   - Что означает солдат удачи? - спросил он, усаживаясь между сестрой и
Корридоном.
   - Я берусь за любую работу, которая хорошо оплачивается. Я  пользуюсь
определенной  репутацией  в  некоторых  кругах,   и   кое-какая   работа
перепадает мне.
   - Какая репутация, мистер Корридон? - с усмешкой спросил Фейдак.
   - Не слишком разборчивого человека, - с такой же  усмешкой  отозвался
он.
   - Понимаю. Это интересно. Прошу прощения, что я проявляю любопытство.
Могу я спросить, как вы заслужили такую репутацию?
   - Не будь таким назойливым, Слейд, - хмуро  сказала  Лорин.  Корридон
видел, что ей неприятен интерес  брата  к  нему.  -  Ты  едва  знаком  с
мистером Корридоном, а уже устраиваешь допрос.
   Корридон засмеялся.
   - Не волнуйтесь. Я ничего не имею против. Мне платят за советы.
   Фейдак сделал нетерпеливый знак, призывая Лорин не перебивать.
   - Расскажите подробнее, мистер Корридон.
   - Люди считают, что я люблю риск, что меня не волнует  этика,  что  я
готов обмануть правительство, если мне предоставится удобный  случай,  -
сказал он. - Они правы. Я не люблю власти и ничего не стесняюсь.
   - Не будет бестактностью с моей стороны, если я спрошу, почему вы  не
любите власти? - Фейдак улыбнулся. - Видите, я и в  самом  деле  устроил
вам допрос.
   - Конечно, все это не так, но, возможно, вашей сестре скучно.
   - Ее это интересует так же, как и меня, - ответил Фейдак, прежде  чем
Лорин успела открыть рот. - Продолжайте, пожалуйста.
   - Я был сорвиголовой во время войны, - сказал Корридон. - Моя  работа
заключалась в поездках. Я ездил  в  Германию,  разыскивал  предателей  и
всех, кто помогал врагам, и убивал  их.  Мои  люди  выбирали  жертву,  я
охотился за ней и прекращал ее деятельность.
   - Это, вероятно, была крайне опасная работа,  -  сказал  Фейдак.  Его
глаза блестели. - Вас ловили?
   - Я был в руках гестапо, но мне посчастливилось  бежать.  -  Корридон
закурил и продолжал. - Думаю, что  могу  без  хвастовства  сказать,  что
хорошо послужил своей родине.  Когда  война  закончилась,  я  работал  в
Лондоне в качестве агента. Это была трудная миссия. Меня послали в некое
посольство украсть бумаги. Когда я вскрыл  сейф,  меня  накрыл  один  из
секретарей, который случайно поздно  задержался  на  работе.  Наде  было
действовать быстро, пока он не успел поднять  тревогу,  и  я  убил  его.
Бумаги я взял и доставил, куда следует. Полиция  выследила  меня  и  при
выходе арестовала. Согласно древней традиции мое руководство  отказалось
от меня, и я был вынужден заботиться  о  себе  сам.  Я  был  недалек  от
смертной казни. С тех пор я избегаю всяких дел с властями и  одно  время
даже хотел отомстить им. Я чувствовал, что мог бы насолить им, но ничего
не делал и, наверное, потому пока и свободен.
   - Это очень интересно, - сказал Фейдак. - Нечто подобное случилось  и
со мной. Я был вынужден покинуть свою страну. Я чувствую симпатию к вам.
   Он достал из кармана карточку и протянул Корридону.
   - Это мой служебный телефон. Может быть, вы найдете  время  позвонить
мне? Я чувствую, что мы можем оказаться полезными друг для друга.
   Корридон поднял брови.
   - В самом деле? Но как?
   - Это мы можем обсудить, - улыбнулся Фейдак. - Уверяю вас, у меня нет
желания напрасно тратить ваше время. У меня случайно  имеется  некоторая
работа, которая должна быть выполнена человеком вроде вас.
   - Я бы не думал, что это возможно, - отозвался  Корридон.  -  Работа,
которую я обычно выполняю, вряд ли связана с бюро путешествий.
   - И тем не менее, уверяю вас, что если вы не откажетесь посетить  мою
контору, я сумею заинтересовать вас.
   - Но предупреждаю вас, -  зловеще  улыбнулся  Корридон,  -  что  меня
интересуют лишь крупные суммы денег, мистер Фейдак.
   - Это меня не пугает.
   Корридон пожал плечами  и  с  раздраженным  видом  убрал  карточку  в
карман.
   - А теперь прошу прощения, - Фейдак встал. - Мне  надо  поговорить  с
метрдотелем. Ты готова, Лорин?
   - Одну минуту, - сухо сказала она, - я еще не  допила  шампанское.  Я
присоединюсь к тебе позже.
   - Хорошо, - сказал Фейдак  и  протянул  руку  Корридону.  -  Я  очень
заинтересован во встрече с вами. Надеюсь, мы скоро увидимся.
   Корридон пожал ему руку.
   - Конечно, если я выберу удобный момент, то приду к вам. - Он  сказал
это так равнодушно, как обычно говорят, когда  не  собираются  выполнять
обещанное.
   - Вы дурак! - воскликнула Лорин, когда Фейдак ушел. -  Вы  не  должны
влезать в его дела! Не задавайте вопросов, но, пожалуйста, и  близко  не
подходите к нему.
   Корридон изобразил удивление.
   - Вы очень необычная девушка. Вам  бы  следовало  радоваться,  что  я
понравился вашему брату.
   - Но разве вы не понимаете, что он  собирается  использовать  вас?  -
Глаза ее блестели от злости. - Я не  хочу,  чтобы  он  использовал  моих
друзей!
   Корридон взял ее за руку.
   - Не сердитесь. Уверяю вас, что никто еще  не  использовал  меня,  не
пожалев об этом. - Он встал. - Теперь я должен идти.
   Желаю вам приятно провести время. В воскресенье я увижу вас.
   - Пожалуйста, не ходите к нему в контору, - с  беспокойством  сказала
Лорин.
   - Не пойду. Я не собираюсь это делать, - улыбнулся Корридон. -  И  не
забудьте -  следите  за  своим  настроением  до  воскресенья.  Вы  очень
красивая женщина.
   Сунув руки в карман и мягко насвистывая, он ушел.

Глава 7

   Когда Корридон садился в  свою  машину,  была  готова  к  движению  и
стоявшая рядом машина. Он медленно направился к воротам.
   Стрелки часов показывали без  четверти  одиннадцать.  Он  подъехал  к
воротам. Молодой человек в алой с серебром ливрее равнодушно махнул  ему
рукой. Он выехал на дорогу и  резко  прибавил  газ.  Стрелка  спидометра
подпрыгнула к цифре 60. В зеркало он  увидел  два  желтых  огня  машины,
следовавшей за ним, и усмехнулся. Ричи говорил, что они будут следить за
ним, и они не теряли времени.
   Он не делал попыток оторваться от слежки, даже  наоборот,  на  Шефорд
Балл, где было напряженное движение, он сбавил скорость,  чтобы  его  не
потеряли из вида.
   "Возможно, они хотят убедиться, что он действительно живет в Граненор
Мьюс", - сказал он себе. Ну, это не должно быть секретом. Он даже хотел,
чтобы они знали, где он живет.
   Машина была в нескольких ярдах позади него, когда он свернул к  себе.
Она прибавила скорость, проезжая мимо. Он посмотрел на "бьюик" и заметил
две темные фигуры на переднем сиденьи.
   Он притормозил, остановил машину, выключил зажигание  и  прислушался.
"Бьюик" также остановился, хотя его не было видно, и он решил,  что  они
пойдут пешком.
   Он подошел к гаражу, включил свет и подумал, что так им  лучше  будет
видно.
   Из тени на свет вышла фигура. На  мгновение  он  изумленно  замер  на
месте и сжал кулаки. Потом разглядел меховую шапочку, короткий зонтик  и
большую сумку и облегченно вздохнул.
   Девушка, которая вышла из темноты, была высокой, стройной и красивой.
Алые полные губы были раскрыты в призывной усмешке. На ней было короткое
пальто, распахнутое с тем шиком, который отличает уличных проституток.
   - Хэлло, дорогой, - сказала она, - тебе нужна непристойная девочка?
   Корридон дружелюбно улыбнулся и открыл дверь гаража.
   - Нет, - отозвался он. - А что ты здесь делаешь? Она пожала плечами.
   - Ищу парня вроде тебя, - ответила она и подошла ближе. От нее  пахло
духами, запах которых напоминал Корридону сирень.  Этот  запах  нравился
ему. - Давай позабавимся, дорогой.
   - Не сегодня, - сказал Корридон  и  влез  в  машину.  -  Ты  напрасно
потеряла время.
   Не ожидая ответа, он направил машину в гараж, вышел из нее  и  закрыл
дверь гаража. Сделав это, он обернулся  в  сторону  конюшни.  В  дальнем
конце улицы он увидел свет и успел разглядеть две неясные фигуры.
   Девушка снова подошла к нему.
   - Перемени решение, дорогой, - попросила она. - Потом будет  весна  в
Париже. Корридон засмеялся.
   - Это семейная песня. Где я слышал ее раньше? Она  ответила  шепотом,
который он едва разобрал.
   - Если это белый нефрит, он должен быть тебе знаком. Корридон  прижал
ее к себе. Для наблюдателей в дальнем конце улицы они представляли собой
обычную для Пикадилли картину: мужчина договаривается с уличной шлюхой..
   - За нами следят два парня, - тихо сказал Корридон. - Ты хочешь войти
ко мне?
   - Да. Он сказал, что они, возможно, следят за тобой. Это он придумал,
чтобы я действовала так, это его идея, а не моя. Корридон улыбнулся.
   - Его мало трогает моя мораль, - сказал он. - Но  я  не  возражаю.  Я
сумею пройти через это, если ты сумеешь.
   Держа ее под руку, он подошел к двери, вставил ключ и отпер ее.
   - Поднимайся наверх. Первая  дверь  направо.  -  Он  включил  свет  и
смотрел, как она поднимается по лестнице. Его  глаза  не  отрывались  от
обтянутых нейлоном стройных ножек. Он облизал губы. "Складная девочка, -
подумал он. - Держу пари, что Ричи не обращает внимания на ее формы".
   Он закрыл переднюю дверь, поднялся наверх и вошел в  гостиную  в  тот
момент, когда она зажигала свет.
   Они уставились друг на друга.  Грубость  исчезла  с  ее  лица,  и  он
увидел, что она молода и красива.
   - Хорошая  у  тебя  маскировка,  -  признался  Корридон.  -  Ты  меня
одурачила, а надо сказать; что я опытен в таких делах.
   - Это была идея Ричи. Он сказал, что они не обратят на меня внимания,
если я в таком виде появлюсь  у  вас  на  квартире.  Надеюсь,  он  прав.
Корридон снял пальто и шляпу.
   - У Ричи сенсационный ум, - заметил он.  -  Да,  он  прав.  Но  самое
интересное в том, что они именно этого будут ждать от меня. Так  что  он
придумал неплохо. Садитесь. Кто вы?
   - Я - Марион Говард, - ответила она. - Я буду здесь каждый вторник по
вечерам.
   Корридон усмехнулся.
   - Похоже, что моя репутация вообще ничего не стоит, -  сказал  он.  -
Как насчет выпить? Она покачала головой.
   - Я не пью.
   - Сигарету?
   - И не курю.
   - Вообще никаких пороков? - спросил он.
   - На них у меня нет времени. Кстати, у меня для вас  есть  деньги.  -
Она открыла сумку. - Фантастическая щедрость - пятьдесят фунтов!
   Корридон свистнул.
   - Боже мой! Что это с ними! Самое большее, что я  ждал  от  них,  это
двадцать пять.
   - Я знаю. - Она вытащила десять пятифунтовых банкнот  и  положила  на
стол. - Они считают дело очень важным. Как ваши дела?
   Корридон сел на стул и закурил.
   - Вы, кажется, слишком уверены, что я всемогущ. Я  ничего  не  обещал
Ричи.
   Она улыбнулась  и  он  решил,  что  она  -  прекрасная  девушка.  Ему
нравились ее искренняя улыбка и доверчивый взгляд.
   - Ричи хитер, как лис, - сказала она. - Он знает, что раз вы занялись
этим делом, то просто так не откажетесь от него. Но мы не должны  терять
время. Мне еще надо доложить ему о нашей встрече.
   - Будьте осторожны. Им ничего не  мешает  проследить  вас,  -  сказал
Корридон. - Двое прячутся за конюшнями.
   - У меня отличная квартирка на Доуэр-стрит, - отозвалась она.  -  Все
обдумано. Если они будут следить за мной, то  в  половине  первого  меня
посетит другой мужчина, и я передам ему то, что нужно.
   Корридон усмехнулся.
   -  Кажется,  Ричи  знает,  что  делать.  Он  принял   неплохие   меры
предосторожности.
   - Это необходимо. Эти люди крайне опасны. Что произошло сегодня?
   - Слишком многое. Я видел Мэйнворти и убедил его принять меня в члены
клуба. Это было нетрудно, так как я шантажировал его. Пока он подписывал
членскую карточку, в кабинет вошла девушка. В качестве украшения на  шее
она носила нефритовое кольцо. Ее зовут Лорин Фейдак, она живет в доме 29
по Бейзустер Крошит, на верхнем этаже, и работает у Дюма на  Бонд-стрит.
Она заставила Мэйнворти познакомить нас, и мы вместе  провели  время.  В
воскресенье мы  должны  встретиться  на  более  интимной  основе.  -  Он
усмехнулся. -  Возможно,  при  следующей  встрече  у  нее  будет  другое
настроение, но сегодня она была полна соблазнительных обещаний.
   - Вы думаете, она цепляла вас на крючок? - спросила Марион.
   - Возможно. На свете есть подобные девушки, но это может оказаться  и
хитростью. В воскресенье мы увидимся. У нее  есть  брат,  Слейд  Фейдак,
который работает в бюро путешествий на Мэйфейр-стрит. Мы едва обменялись
несколькими словами, как он предложил мне работать на него. Мне кажется,
что перед тем, как присоединиться к нам, он разговаривал с Мэйнворти,  и
уверен, что он все знает обо мне. Он хочет, чтобы я посетил его контору,
чтобы обсудить предложение. Как  только  он  ушел,  Лорин  назвала  меня
дураком и предупредила, чтобы я не  вздумал  связываться  с  ним.  -  Он
наклонился вперед и стряхнул пепел на ковер. - У меня не  было  времени,
чтобы убедиться - не действуют ли они сообща. Я спросил ее о  кольце,  и
она сказала, что оно ей досталось по наследству. Первое впечатление, что
все это подстроено. Беспокоит меня  вот  что:  как  они  узнали,  что  я
собираюсь посетить их клуб? Очевидно, они были готовы к встрече со мной.
Если они следили за квартирой Милли,  то  могли  видеть  меня  вместе  с
Роулинсом. Не думаю, что мне следует спешить с ними.
   - Да, это могло быть, - согласилась Марион.  -  Или  этот  Бретт  мог
сказать Фейдаку, что вы явились к Мэйнворти.  Тот  мог  послать  сестру,
чтобы попробовать подцепить вас на крючок.
   - Неплохая идея, - сказал Корридон, - но это означает,  что  и  Бретт
связан с ними?
   - Ведь Мэйнворти тоже с ними? Корридон пожал плечами.
   - Я не знаю. Возможно, но я не думаю, что ему хватит нервов для такой
работы. Попросите Ричи покопаться в прошлом Лорин и Слейда Фейдак. Можно
последить за ними. Скажите ему, пусть разузнает все о Бретте и этом бюро
путешествий.
   - А вы?
   Корридон наклонился вперед, взял со стола деньги и сунул в карман.
   - Я не буду ничего делать  до  воскресенья,  -  ответил  Корридон.  -
Дальнейшее будет целиком зависеть от того, что случится в воскресенье. Я
думаю, было бы  ошибкой  видеться  с  Фейдаком.  Я  хочу  заставить  его
дожидаться.
   - Да. - Марион встала. - Тогда я увижу вас в следующий вторник.  Если
случится что-либо непредвиденное, позвоните мне.  -  Она  написала  свой
номер. - Они могут подслушать вашу линию, поэтому позовите меня к  себе.
Это недалеко, и я сумею быстро приехать.
   Корридон лукаво улыбнулся. Ситуация забавляла его.
   Как бы он хотел, чтобы хорошенькие девушки всегда по звонку  являлись
к нему. Тогда жизнь секретного агента была бы просто райской.
   Она пристально посмотрела на него.
   - Боюсь, что со мной жизнь не показалась бы вам  райской.  -  холодно
проговорила она.
   - Не спорю, - с сожалением сказал Корридон. - Ричи вам сказал, что со
мной  у  вас  не  будет  неприятностей  и  что  я  всегда  поступаю  как
джентльмен?
   Она засмеялась.
   - Нет, не говорил. Он сказал, что вы не любите упускать шанс и что  я
должна быть осторожной.
   - Он не изменился, - пробормотал Корридон. - Та же старая  курица.  И
тем не менее, я скажу вам, что вы слишком красивы, чтобы быть агентом.
   Она прошла мимо него, направляясь к лестнице.
   - Все зависит он точки зрения, -  сказала  она.  Он  проводил  ее  до
двери.
   - Я полагаю, нам надо поцеловаться, - сказал он, распахивая дверь.  -
Эти два парня, видимо, следят за нами.
   - В этом нет необходимости, - отозвалась она. - Спокойной ночи.
   Не оглядываясь, она исчезла в темноте.

Глава 8

   Двое мужчин, которые следили за Корридоном от Ред  Реста,  продолжали
по-прежнему тенью следовать за ним. Они были специалистами своего дела и
только потому, что у Корридона в прошлом был опыт в подобных  делах,  он
знал, что они постоянно торчат за его спиной. На второй день он узнал их
в лицо.
   Один был невысокий, коренастый с красным одутловатым лицом и  толстой
шеей. Корридон подумал, что этот человек  похож  на  немца.  Другой  был
высокий,  худой  с  глубоко  запавшими  глазами.   Его   плоское   лицо,
прилизанные  светлые  волосы  и  привычка  прикусывать  кончик  сигареты
наводили на мысль, что он поляк.
   Корридон окрестил их Хью и Дью.
   Эти двое были опасны. Корридон знал, что они  убийцы.  Казалось,  они
оба постоянно нервничали. Хью, тот, что покороче,  постоянно  подмигивал
глазами. Дью, высокий, часто потирал пальцы.  Оба  они  были  бесшумными
тенями Корридона, холодными, равнодушными, безжалостными.
   Размышляя о них, Корридон сомневался,  стоит  ли  ему  совать  шею  в
петлю. Это вполне похоже на Ричи - сунуть  его  в  такое  дело,  которое
может повлечь за собой внезапную смерть. Ричи не  жалел  своих  агентов.
Прежде всего Родина.
   - Вы всегда можете получить  другого  агента,  -  сказал  он  однажды
Корридону. - Но будь я проклят, если вы сможете найти другую Англию.
   Корридону было  интересно  узнать,  известен  ли  Марион  Говард  тип
мужчин, против которых она  работала.  Она  понравилась  ему:  красивая,
храбрая и чистая. Хотя он жил по собственным сомнительным  правилам,  он
ценил чистоту в других людях и решил при следующей встрече  предупредить
ее. Не потому, что это могло что-то изменить.  Если  вы  имели  глупость
попасть в лапы Ричи, вам уже от него не избавиться, и вы  будете  делать
то, что ему нужно. "Кроме того, - с горечью подумал Корридон, - Ричи  из
тех мужчин, которыми восхищаются девушки вроде Марион".
   Хью и Дью сняли квартиру, похожую на его, и совсем рядом с  ним,  что
нанесло ущерб его планам.  Раньше  это  была  контора  букмекера.  Потом
букмекер неожиданно оповестил о своем отъезде на Парк Поуэрт,  и  Хью  и
Дью стали разглядывать его из-за занавесок.
   Они получили реальную возможность наблюдать за Корридоном с минимумом
усилий, и Корридон понял, что предусмотрительность  Ричи  насчет  Марион
была не напрасной. Его посетители не должны вызывать подозрений,  а  что
может быть менее подозрительным,  чем  визит  проститутки?  Такого  рода
поведения как раз и следует ожидать от Корридона.
   На второй вечер после  визита  Марион  Корридон  обнаружил,  что  его
телефон прослушивается. Уж он-то знал толк в этих вещах, поскольку много
раз сам занимался подобными делами. Он также обнаружил, что была сделана
попытка  войти  в  его  квартиру,  но   он   уже   давно   принял   меры
предосторожности. На двери  была  короткая  цепочка,  окна  прикрывались
стальной решеткой, в двери был отличный замок.
   Он думал, что они пытались проникнуть в  квартиру,  чтобы  установить
микрофон, и хотя он знал, что этого они не сделали,  тем  не  менее,  он
тщательно осмотрел квартиру.
   Он похвалил себя за это, когда обнаружил маленький, но чувствительный
микрофон в каминной трубе в гостиной.  Очевидно,  ночью  кто-то  из  них
лазал на крышу и опустил микрофон в трубу. Микрофон он не тронул, просто
накрыл его старым пальто.
   Следующие три дня тянулись медленно. Это раздражало Корридона. Он был
осторожен и вел обычный образ жизни: посещал кабачки и пивнушки, бывал в
ночных клубах Сохо, пытаясь заняться обычной работой, но тут  успех  ему
не сопутствовал. Он облегченно вздохнул, когда наступило воскресенье,  и
он, наконец, мог увидеться с Лорин.
   Сперва ему пришлось поработать над собой. Он надел  смокинг  и  долго
крутился перед зеркалом. Потом так же долго завязывал галстук. В зеркале
он видел широкоплечего мужчину с  рыжеватыми  волосами.  В  команде  его
называли "кирпич", а немцы  знали  его  как  "Рыжего  Дьявола".  Сила  и
ловкость, твердость характера были его достоинствами. У него были резкие
черты лица, твердый квадратный подбородок, плотно  сжатые  губы,  хищный
приплюснутый нос и серо-зеленые глаза.  Безжалостная  или  презрительная
усмешка часто раздражала  людей,  но  он  умел  улыбаться  дружелюбно  и
приветливо, а в минуты сентиментальности улыбка казалась даже доброй, но
в эти минуты он злился на себя за это.
   Удовлетворенный своим видом, он надел легкое пальто и спустился вниз.
В окнах квартиры напротив света не было, но он знал,  что  они  сидят  и
следят за ним сквозь грязные занавески.
   Он вывел свою машину из гаража и медленно поехал к  конюшням.  Выехав
из Найтбридж, увидел, что Хью с мотоциклом ждет его.  Когда  он  проехал
мимо, тот завел мотоцикл и последовал за ним.
   В начале восьмого Корридон был возле дома 29 по Бейзустер Крошит. Дом
стоял в окружении других домов, и, судя по его виду,  здесь  жили  самые
разные  люди.  Открытая  передняя  дверь  вела  в  отвратительный  холл,
обставленный мебелью викторианской эпохи. Наверх вела широкая  лестница,
и было похоже, что в этом доме нет лифта.
   Прежде чем подниматься вверх по лестнице, Корридон убедился, что  Хью
пристроился со своим мотоциклом в конце улицы, откуда  он  мог  свободно
наблюдать за домом 29.
   Пройдя четыре этажа, Корридон оказался перед дверью,  обитой  зеленым
дермантином. Он нажал кнопку звонка.
   Дверь открылась, и он увидел перед собой Слейда Фейдака.
   - Входите! - Воскликнул он и  схватил  Корридона  за  руку.  -  Какое
счастье. Я так хотел снова увидеть вас. Здравствуйте!
   Корридон вошел в маленький холл и снял пальто и шляпу. Он ответил  на
приветствие Фейдака, но выражение его лица было мрачным.
   - Где Лорин? - резко спросил он.
   -  О,  она  дома,  в  ванной,  -  ответил  Фейдак.  -  Его  веселость
действовала Корридону на нервы. - Боюсь,  мы  заболтались  с  ней  и  не
заметили, как прошло время. Но проходите  же  в  комнату.  Я  налью  вам
выпить.
   Корридон проследовал  в  большую  комнату,  где  оказалось  множество
нарциссов, тюльпанов и гиацинтов. Это  была  красивая  комната.  Повсюду
стояли большие  удобные  кресла.  Паркетный  пол  был  покрыт  бухарским
ковром.
   Перед  большим  камином  между  глубоким  креслом  и  диваном   стоял
невысокий коренастый мужчина в голубом костюме,  его  узкое  худое  лицо
цвета  старинного  пергамента  напомнило   Корридону   маски   китайский
императоров, которые он видел на джонках в Китае. На  вид  ему  было  от
пятидесяти до шестидесяти лет. Узкие глазки смотрели холодно и тревожно.
Узкие черные усики придавали ему одновременно вид фатоватый и жестокий.
   - Это Мартин Корридон, - сказал Слейд Фейдак. -  Мистер  Корридон,  я
рад представить вам президента моей фирмы Джозефа Диестла.
   Диестл  шагнул   вперед   и   протянул   узкую   руку   с   тщательно
наманикюренными ногтями.
   - Здравствуйте, мистер Корридон, - сказал он. - Я много слышал о вас.
   "Это очень опасный человек, - подумал  Корридон,  пожимая  протянутую
руку. - С этим человеком надо быть начеку:  он  вполне  может  оказаться
главой  организации".  Он  почувствовал  в   этом   человеке   властный,
безжалостный характер  и  привычку  повелевать,  которые  скрывались  за
легкой улыбкой. Рядом с ним Фейдак выглядел, как котенок рядом с тигром.
   - Надеюсь,  вы  ничего  плохого  не  слышали  обо  мне,  -  отозвался
Корридон.  -  Люди,  кажется,  чрезмерно   преувеличивают   факты   моей
биографии.
   - Но вы согласны, что у вас неисправимый характер? - спросил Диестл и
указал на диван. - Я наводил о вас справки.  Но  давайте  присядем.  Мне
любопытно поговорить с вами.
   Фейдак принес мартини.
   - Я пришел сюда не для деловых разговоров, - сказал Корридон. -  Если
я правильно понял, Лорин здесь нет? Фейдак улыбнулся.
   - Конечно, мистер Корридон. Она скоро придет, а пока мы ее ждем...  -
Он взглянул на часы над камином. - Через двадцать минут мы  сами  должны
уйти по делу.
   Корридон пожал плечами, сел на диван и взял мартини, который протянул
ему Фейдак.
   - Слейд сказал мне, что он пригласил вас в контору, - сказал  Диестл,
отклоняя бокал с мартини, который поднес ему Фейдак. - Я думаю,  что  мы
сможем что-нибудь сделать для вас.
   Корридон нахмурился, как будто пытался что-то вспомнить.
   - Правда? Возможно. Мне подобные вещи говорят многие.  Обычно  ничего
не случается.
   - Я надеялся, что вы придете,  -  сказал  Диестл,  -  так  как  хотел
встретиться с вами.
   Корридон сделал неопределенный жест, как бы говоря,  что  теперь  его
желание сбылось.
   - Я был занят, - равнодушно сказал он.
   - Но, насколько я понимаю, в настоящее время вы ничего не Делаете,  -
холодно сказал Диестл.
   - В настоящий момент я наслаждаюсь отдыхом, - сказал Корридон.
   - Но никто из нас не может  жить  воздухом.  Есть  небольшая  работа,
которую надо сделать. Это может заинтересовать вас?
   - Это зависит от  характера  работы  и  вознаграждения,  -  отозвался
Корридон. - Предупреждаю вас, что моя первая забота - минимум  усилий  и
максимум вознаграждения.
   Диестл пристально изучал Корридона, и его  холодные  глаза  светились
недоброжелательностью.
   - Это  общая  тенденция  в  наши  дни.  Некоторые  люди  имеют  право
требовать такого отношения. Вы, конечно, принадлежите к их числу. Работа
потребует не более часа времени,  гонорар  -  двести  пятьдесят  фунтов.
Корридон закурил сигарету.
   - Звучит заманчиво. Какова работа?
   - Кратко говоря, мистер  Корридон,  я  действую  в  интересах  своего
клиента. Должен сказать, что я не впервые прибегаю к услугам частных лиц
ради дел своих клиентов. В своем бизнесе я  встречаю  богатых  МУЖЧИН  и
женщин, которые нуждаются в советах. - Легкая улыбка  стала  ледяной.  -
Они обращаются ко мне. Конечно, это  льстит,  но  иногда  раздражает.  У
человека, о котором я говорю, неприятности с женой. Она шантажирует его.
Давайте сразу договоримся, что он дурак и распутник. Но, к несчастью для
него, он также общественный деятель. Женщина хранит несколько  писем,  и
они очень  и  очень  компрометирующие.  Если  они  попадут  в  руки  его
противников, он погиб.
   Корридон сжал губы.
   - Может быть, ему следует обратиться в полицию?
   - О, нет. В полицию он не пойдет.  Он  просил  меня  найти  человека,
который сумеет выкрасть письма у этой женщины. Это не составит труда.
   Корридон взглянул на Фейдака, который рядом с Диестлом был молчалив и
незаметен. Их глаза встретились, и Фейдак нервно улыбнулся.
   "Почему они выбрали меня? - подумал Корридон.  -  Такую  работу,  как
кража писем, с успехом могли бы выполнить Хью и  Дью.  Почему  меня?"  -
Давайте будем откровенны, - сказал он, отставляя пустой бокал.  -  Я  не
знаю вас. Вы предлагаете мне работу. Откуда  я  знаю,  что  у  вас  есть
клиент? Откуда  я  знаю,  что  вы  не  собираетесь  шантажировать  этими
письмами женщину? Вы понимаете мое положение? Я буду вполне  откровенным
с вами. Прежде чем я возьмусь за эту работу, вы должны убедить меня, что
они не будут использованы ради вашей пользы.
   - Я понятия не  имел,  что,  вы  настолько  щепетильны,  -  с  хищной
усмешкой произнес Диестл. -  Но  я,  конечно,  могу  понять  вашу  точку
зрения. Если вас смущает только это, то в тот момент, как вы вручите мне
эти письма, я уничтожу их у вас на глазах.
   Корридон колебался. Что-то подсказывало, чтобы он не  брался  за  эту
работу, но, с другой стороны, он полагал, что это может быть испытанием,
предваряющим его вступление в организацию. Он знал, что Ричи  убедил  бы
его выполнить эту работу, но его собственный  инстинкт  был  против.  Он
пожал плечами.
   - Хорошо,  если  вы  это  сделаете,  я  согласен.  Фейдак  облегченно
вздохнул и наполнил его бокал.
   - Мы должны выпить за это, - улыбнулся он. - Я говорил  Диестлу,  что
вы как раз тот человек, который нужен для этой работы.
   - Завтрашняя ночь вас устроит? - спросил Диестл. - Я  знаю,  что  она
вернется очень поздно. Она живет одна, и вы сможете работать спокойно.
   - Хорошо, пусть будет завтра, - кивнул Корридон. - Где это место?
   - Этого я не знаю. Я узнаю детали и получу план квартиры завтра днем.
Слейд заедет за вами и привезет сюда. На двери йельский замок.  Вас  это
не затруднит?
   Корридон покачал головой.
   - Я предпочитаю заранее знакомиться с предстоящим  местом  работы,  -
сказал он.
   Диестл с сожалением развел руками.
   - Боюсь, что это невозможно. Лучшее, что я сумею сделать для вас, это
достать подробный план. Прошу прощения.
   - Ну, хорошо. Я сделаю эту работу.
   - Значит, решено? - спросил Фейдак, наливая  Корридону  новую  порцию
мартини. - Простите нас за то,  что  мы  действовали  подобным  образом.
Лорин придет через несколько минут. Вы не возражаете,  если  мы  оставим
вас одного?
   - Полагаю, что я переживу это.
   Когда мужчины надели пальто и шляпы, Диестл сказал:
   - Я не думаю, что Слейд знает, где вы живете. Корридон улыбнулся.
   - Конечно. Я не давал ему свой адрес.  -  Он  назвал  свой  адрес,  и
Фейдак записал его на обратной стороне конверта.
   - Прекрасно. Я заеду  за  вами  завтра  в  десять  вечера.  Когда  вы
получите письма, мы поедем к Диестлу.
   - А я их уничтожу и заплачу вам то, что обещал. Устраивает?
   - Вполне.
   - И если вы будете действовать успешно, мистер Корридон, я, возможно,
сумею предложить вам более интересную и более высокооплачиваемую работу,
- сказал Диестл, пожимая Корридону руку.
   - Обычно я действую успешно, - сухо отозвался Корридон.
   - Превосходно. Надеюсь и в будущем мы будем работать вместе к  нашему
взаимному удовольствию.
   - Я увижу вас завтра вечером, - повторил Фейдак, - а тем временем вы,
пожалуйста, ничего никому не говорите.
   - Включая вашу очаровательную сестру? Улыбка сошла с лица Фейдака.
   - Да, пожалуйста.
   После паузы оба мужчины поклонились Корридону и ушли.

Глава 9

   Корридон подошел к окну и выглянул на улицу. Он видел, как  Фейдак  и
Диестл торопливо прошли мимо Хью. Ни один из них даже не взглянул в  его
сторону. Корридон продолжал следить за фигурой  возле  мотоцикла.  Когда
Диестл и Фейдак свернули за угол, Хью включил мотор и торопливо уехал  в
противоположном направлении.
   "Теперь они оставили меня в руках  Лорин",  -  подумал  Корридон.  Он
пересек комнату и открыл дверь в холл.  Справа  был  небольшой  коридор,
ведущий к выходной двери. В конце коридора была еще одна дверь.
   - Сколько еще вас ждать? - спросил Корридон, повышая голос.
   - Это вы, Мартин?
   После паузы дверь распахнулась. В дверях стояла улыбающаяся Лорин. На
ней была зеленая шелковая шаль.
   - Хелло, - она шагнула к нему и протянула руку. -  Это  Слейд  открыл
вам? Я понятия не имела, что вы здесь. Корридона взял ее руку и сжал.
   - Я здесь уже более получаса. Они сказали, что вы в ванной.
   - Да, я была в ванной. - Она пыталась освободить  руку,  но  Корридон
крепко  держал  ее.  -  Какой  вы  сильный.  Сегодня  вы  кажетесь   мне
властелином.
   - Да. - Корридон  притянул  ее  к  себе  и  обнял  за  талию.  -  Как
настроение?
   - Боюсь не очень хорошее, - она положила руки ему на  грудь,  пытаясь
оттолкнуть его. - Пожалуйста, не стройте из себя пещерного  человека.  Я
не нахожу это приятным.
   - Я же говорил, что женщины зависят от настроения, - сказал Корридон,
выпуская ее. - Теперь, я полагаю, вы будете совсем другой.
   - Я не знаю, что  вы  имеете  в  виду.  Подождите  немного,  я  скоро
вернусь. Будьте милым и подождите в гостиной. Я обещаю поторопиться.
   - Я не люблю свою собственную компанию, - сказал  Корридон  и  прошел
мимо нее в комнату, из которой она только что вышла. - Я буду наблюдать,
как вы одеваетесь.  Это  гораздо  приятнее,  чем  сидеть  одному.  -  Он
остановился посреди комнаты и одобрительно хмыкнул.  Это  была  большая,
светлая комната, обставленная весьма роскошно и с большим вкусом. -  Бог
мой! Вы знаете, что такое комфорт. Здесь великолепно!
   Он подошел к постели и пощупал ее.
   - О, в вашей постели будешь спать как на облаке. Не удивительно,  что
вы такая красивая.
   Она вошла в комнату и закрыла дверь.
   - -Вы считаете, что можете вести себя,  как  вам  хочется?  -  резким
тоном спросила она. - Я не впускаю сюда мужчин.
   Он подошел к туалетному столу, на котором стояли кремы, лосьоны, духи
и пудра.
   - Вы говорите так, как  будто  вышли  из  себя,  -  сказал  Корридон,
поднимая один из флаконов. - Что касается меня, я был бы счастлив,  если
бы вы посетили мою спальню. - Он прочел надпись на  флаконе,  понюхал  и
хмыкнул. - Гм, великолепно. - И поставил флакон  на  место.  -  Как  вам
нравится этот старик Диестл? Вы давно знаете его?
   - Я едва знакома с ним. Он друг Слейда, -  сухо  ответила  она.  -  А
теперь, пожалуйста, идите в другую комнату и подождите меня.
   Корридой подошел к постели и сел на нее.
   - Мне нравится здесь. У меня было намерение пригласить вас вечером  к
Прюньеру, но я раздумал.
   - Тогда что же мы будем делать? Он посмотрел на нее.
   - Мы ничего не будем делать. Мы останемся здесь.
   - О, нет, нет! Я знаю, что это моя вина, что я пригласила  вас  сюда,
но я была просто пьяна. Мы не будем делать никаких глупостей. Мы  пойдем
к Прюньеру.
   - Довольно странно, - проговорил Корридон. -  В  тот  вечер  вы  были
удивительно трезвой. Я помню, как вы пригласили меня, но у вас очевидно,
была причина. Сказать вам, что это была за причина? Вы хотели,  чтобы  я
пришел сюда, чтобы этот Диестл и ваш  прекрасный  братец  могли  убедить
меня выполнить для них грязную  работенку.  Поэтому  вы  использовали  в
качестве приманки любовное приглашение. Так?
   На ее щеках выступили красные пятна, а глаза заблестели от ярости.
   - Это абсолютная ложь! Я не знала, о чем вы будете разговаривать.
   Корридон усмехнулся.
   - Да? Они вам не сказали? Возможно, это  секрет,  но  я  уверен,  что
Слейд прошептал вам на ухо. Они предложили мне двести  пятьдесят  фунтов
за кражу каких-то писем!
   - Я ничего об этом не знаю!  Послушайте,  Мартин,  вы  зашли  слишком
далеко. Уходите, пожалуйста, я не хочу быть с вами сегодня.
   - Я знаю это, - сказал Корридон. - Поэтому я и заговорил с вами. - Он
сделал легкий выпад и схватил ее за запястье. - Идите и сядьте рядом  со
мной.
   Она попыталась вырваться, но силы были явно неравными. Он  усадил  ее
рядом с собой.
   - Отпустите меня! - с бешенством закричала она. - Как вы смеете!
   - Боюсь, что вы сами хотели этого, -  нежно  сказал  он.  -  Если  вы
действительно против, то можете начать кричать. Кто-нибудь услышит, если
вы поднимите шум.
   - Отпустите меня! - Она пыталась ударить его по лицу, но он схватил и
вторую руку.
   - Зачем вы деретесь? - спросил он. -  Я  сильнее  вас  и  не  признаю
никакой этики. Боюсь, что у вас безнадежная позиция.
   - Мне больно! - продолжала она. - Отпустите меня немедленно!
   - Может быть, это научит вас не давать напрасных  обещаний,  -  мягко
проговорил Корридон. - Я всегда настаиваю на выполнении обещаний.  -  Он
толкнул ее и она упала на спину поперек кровати. - Боюсь,  вам  придется
считать себя мученицей.
   - Вы дьявол! - завопила она. - Если вы  не  отпустите  меня,  я  буду
кричать!
   - Кричите, - улыбнулся он. - Я не возражаю. Он лег на нее и  прижался
губами к ее губам. Некоторое время она пыталась бороться, потом ее  силы
ослабли, и он, отпустив ее руки, обнял ее.
   - Кричи, - пробормотал он. - Кричи, пока не поздно.
   - О, да заткнись же ты! - яростно закричала она и обняла его за шею.

Глава 10

   - Я голоден, - сказал Корридон и, подняв голову с  подушки,  осмотрел
внимательно комнату. Из окна падал лунный свет.
   - Так тебе и надо, - лениво отозвалась Лорин. - Она положила красивые
голые руки под голову и удовлетворенно вздохнула. - Надо  было  пойти  к
Прюньеру, как ты собирался.
   - Да, - согласился Корридон и закрыл глаза. - Устрицы и херес,  утка,
зеленый горошек и листья спаржи. Да, ты  права.  Я  бы  не  стал  терять
время. Жаль, что ты была недотрогой. Если бы ты была уступчивой,  я  был
бы там.
   Она ударила его кулаком в грудь.
   - У тебя свинские манеры! - сказала она. - Но я  полагаю,  тебя  надо
накормить, иначе ты не придешь больше сюда. Он повернулся к ней.
   - Теперь ты умница, - сказал он. - Я надеялся, что ты так скажешь.
   Она поднялась и взяла свою шаль.
   Глядя на нее при тусклом лунном  свете,  Корридон  подумал,  что  она
прекрасна.
   - Как бы я хотела, чтобы ничего не  случилось,  -  вздохнула  она.  -
Боюсь, что это будет плохо для меня.
   - Почему ты так говоришь?
   - Потому.
   Она вышла из комнаты.
   Пока ее не было, Корридон включил ночник и  взглянул  на  часы.  Было
двадцать минут двенадцатого. Он закурил и уставился в потолок. Он  знал,
что ему надо связаться с  Марион  Говард  и  рассказать  о  случившемся.
Сейчас ему не хотелось об этом думать. Лорин была настолько хороша,  что
сейчас он испытывал к ней нежность, хотя и ругал себя за сентиментальное
настроение. Это не последний раз, но пока она с ним, надо  наслаждаться.
Он силой добился  цели.  Он  знал  женщин.  Если  она  приняла  его  как
любовника, у него есть шанс привязать ее к себе. Ему  казалось,  что  он
сумеет добиться успеха.
   Он погладил себя по плечам и спустил ноги на пол,  решив  поискать  в
гардеробе что-нибудь такое, что можно было бы накинуть на себя. Среди ее
вещей он нашел мужской халат. Он оказался коротким и узким в плечах,  но
он решил остаться в нем,  вернулся  к  постели,  сел  и,  хмурясь,  стал
приглаживать руками волосы.
   - Слейд был бы рад, если бы увидел это, - сказала Лорин, появляясь  в
комнате с подносом в руках. - Ради бога, не  надевай  его,  на  тебе  он
вот-вот лопнет.
   Корридон осмотрел поднос. Там были  холодные  цыплята,  хлеб,  масло,
персики и большой шейкер.
   - Неплохо, - одобрительно сказал он. - Но, чтобы закрепить успех,  ты
должна была что-нибудь приготовить для меня.
   - Не волнуйся, - Лорин села с  подносом  на  постель.  -  Ты  ужасное
создание.
   Корридон взял цыпленка.
   - Разве это плохо? За твоим замечанием кроется что-нибудь зловещее?
   - Ты знаешь это лучше меня, - ответила Лорин, не глядя на  него.  Она
налила из шейкера мартини. - Не делай вида, что ты не знаешь.
   - Скажи мне, сейчас не время для споров. -  Я  влюбилась  в  тебя,  -
сказала она. Я ненавижу быть влюбленной, это так все усложняет. Я знала,
что это случится, если мы будем себя плохо вести.
   - Что плохого в том,  что  ты  влюбилась  в  меня?  -  мягко  спросил
Корридон. - Разве ты недовольна?
   - Ты не тот тип мужчин,  в  которых  должны  влюбляться  девушки.  Ты
знаешь это так же хорошо, как и я. Ты никого  не  любишь.  Односторонняя
любовь вредна для девушки.
   Корридону не нравилась эта тема.
   - Женщины любят чрезмерно преувеличивать. Что тут вредного для  тебя?
Я буду добр и нежен с тобой.
   - Возможно, - сказала она, протягивая ему мартини. - Но ты не  любишь
меня и в этом все дело. -  Она  нетерпеливо  пожала  плечами.  -  Но  не
возражай. Это мои похороны. Тебе забавно узнать, что я тебя люблю?
   - Ты расстроена? Беда с женщинами, когда они делают  скоропалительные
выводы. Почему они не принимают ситуацию, как мужчины, и не радуются,  а
болтают о будущем? Ничего постоянного нет. Может быть  через  неделю  ты
найдешь кого-то более приятного, чем я, и забудешь обо мне.  Ради  бога,
не драматизируй события.
   - Это называется оставить себе  лазейку,  -  улыбнулась  она.  -  Ну,
хорошо. Ничего  постоянного.  Когда  ты  устанешь  от  меня,  ты  можешь
спокойно удалиться. Да здравствует любовь сегодня  и  пусть  никогда  не
наступает завтра. Корридон взял персик.
   - Жаль, что ты чувствуешь себя так, -  сказал  он.  -  Но  ты  должна
согласиться, что ты одна виновата в этом. Ты закинула крючок. Это не моя
вина, что вместо наживки ты повесила себя. Если хочешь злиться, злись на
своего брата. Ведь это он захотел встретиться со мной здесь?
   - Хорошо, - улыбнулась она. -  Я  допускаю  это.  Но  разве  с  твоей
стороны не было позорным так бросаться на меня?
   - Если бы не ты, я не стал бы этого делать, - твердо сказал Корридон.
- Если бы ты не поощрила меня, я бы этого не сделал. Ты  слышала,  чтобы
шофер останавливал машину перед зеленым светом?
   - Ты совершенно не галантен, - воскликнула она. -  Ты  не  оставляешь
мне ни малейшей возможности для оправдания.
   - Во всяком случае, это честно, милая. - Корридон встал  и  прошел  в
ванную, чтобы помыть руки. Когда он вернулся, она убрала поднос и лежала
на постели, положив руки под голову.
   - Диестлу можно доверять? - спросил он, останавливаясь рядом с ней.
   Она скорчила гримаску.
   - Я не знаю. Я ненавижу его. Он ужасный  и  мне  бы  хотелось,  чтобы
Слейд не работал с ним.
   Корридон жестко улыбнулся.
   Когда он был в ванной, то нашел в кармане халата платок с  инициалами
Диестла. Он с сожалением решил, что напрасно был сентиментален.

Глава 11

   Ровно в десять вечера на следующий день  черный  "бьюик"  остановился
возле квартиры Корридона. Он открыл дверь.
   - Все готово, - объявил Фейдак, вылезая из машины.  -  План  у  меня.
Разрешите войти?
   - Конечно, - ответил Корридон.
   Фейдак удивленно разглядывал маленькую мрачную  комнату.  Корридон  с
улыбкой наблюдал за ним. Фейдак в роскошном костюме был здесь неуместен.
   - Представьте, что вы в трущобе, - улыбнулся  Корридон,  -  тогда  вы
почувствуете комплекс превосходства. Я не извиняюсь за эту  дыру.  Я  не
люблю дешевые украшения и считаю,  что  квартирная  роскошь  размягчает,
человека.
   Фейдак выглядел смущенным.
   - Согласен с вами, - с сомнением проговорил он и сел. - Надеюсь, вы с
Лорин провели приятный вечер?
   Корридон придвинул стул и сел лицом к Фейдаку.  -  Мы  довольны  друг
другом. Могу я взглянуть на план?
   Фейдак пристально поглядел  на  него,  но  выражение  лица  Корридона
ничего не подсказало ему. Он достал сложенный лист бумаги и разложил  на
столе.
   - Вот. Это не составит труда. Квартира  на  первом  этаже.  Дверь  не
видна от главного входа.  Швейцар  уходит  в  десять.  Если  вы  сможете
открыть переднюю дверь, остальное будет просто. Письма хранятся в  столе
в гостиной. Стол стоит у окна. Он может  оказаться  запертым,  но  я  не
думаю, что вас это остановит.  Письма  лежат  в  правом  верхнем  ящике.
Корридон изучил план.
   - Вы уверены в этом? Фейдак кивнул.
   - Да. За женщиной следили. Мы подкупили ее  горничную.  Она  уверена,
что письма хранятся именно там.
   - Не очень надежное место, - сухо заметил Корридон. Это было  слишком
легким делом. Он бы хотел посоветоваться с Ричи до  начала  работы.  Тут
будут трудности. Из квартиры Лорин он ушел после полуночи. Хью ждал  его
и последовал за ним. Корридон уходил в такое время, что если бы он зашел
в автомат, Хью заподозрил бы что-то неладное. Жаль, что он  не  позвонил
Марион. Эта женщина кажется любительницей.
   - О, да, - улыбнулся Фейдак. - Если бы этот парень не  был  бы  таким
важным типом, то ничего бы этого не было бы нужно. Он просто боится идти
в полицию. Я полагаю, эти письма просто порочны.
   Корридон отодвинул план.
   - Да, это достаточно просто. Но, допустим, писем там нет, тогда что?
   - Но они там.
   - Всегда есть возможность, что женщина найдет другое укромное  место.
Если их нет в столе, что мне тогда делать? Вы хотите,  чтобы  я  обыскал
квартиру?
   - Уверяю вас, что они там, - Но если их  там  нет,  тогда  вам  лучше
найти их. У вас будет достаточно времени. Мы обещали достать их, что  бы
ни случилось. Она уехала в Мейденхид. Не похоже, что она вернется раньше
двух часов ночи, но мы приняли меры предосторожности. Он следит за  ней.
Если она уедет рано, он позвонит ей на квартиру. Если зазвонит  телефон,
ответьте. Он скажет вам, когда она уехала.
   Корридон встал.
   - Вы, кажется, позаботились обо всем. Мы поедем сейчас?
   - Я думаю, да. Вы готовы?
   - Одну минуту.
   Корридон прошел в спальню, открыл ящик и достал небольшой  сверток  с
инструментом.  Он  сунул  его  в  карман  и  достал  кожаные   перчатки.
Девятимиллиметровый браунинг, лежащий в том же ящике, он решил не  брать
с собой.
   Он вернулся в гостиную.
   - Поехали.
   По дороге Фейдак сказал:
   - Я подожду вас снаружи. Если  случится  что-либо  подозрительное,  я
просигналю.
   - Это полный комфорт, - улыбнулся Корридон. -  Один  недостаток,  нет
черного хода. Если явится полиция, мне не убежать.
   - Я не вижу причины для их появления, -  отозвался  Фейдак,  запуская
двигатель. Голос его звучал немного раздраженно.
   - Они могут появиться  и  без  причины,  -  сказал  Корридон.  -  Они
посещают самые неожиданные места. Если будут неприятности, поезжайте  до
конца дороги и ожидайте меня.
   - Конечно, но все будет в порядке. Несколько минут  быстрой  езды,  и
они приехали на спокойную улицу позади Альберт-холла. Фейдак затормозил.
   - Дом направо, - сказал он. - Номер тридцать семь. - Он  взглянул  на
часы. - У вас достаточно времени. Я буду ждать здесь. Годится?
   - Да. Если письма там, где вы сказали, я задержусь не дольше, чем  на
шесть или семь минут. Не выключайте мотор.
   - Хорошо. Желаю удачи.
   Корридон вышел и через окно наклонился к Фейдаку.
   - Надеюсь, Диестл приготовил деньги наличными, - сказал он.  -  Я  не
расстанусь с письмами, пока не получу деньги.
   Фейдак с трудом улыбнулся. При свете лампочек на приборном щитке  его
лицо казалось желтым и сморщенным.
   - С этим все будет в порядке, - ответил он.
   - Хорошо. Ну, пока.
   Он пересек улицу, огляделся кругом и направился  к  ярко  освещенному
входу в дом. В дом он вошел без всяких колебаний.
   В холле работал автоматический лифт, и  Корридон  шагнул  в  сторону.
Лифт остановился, дверь распахнулась,  и  появился  мужчина  в  вечернем
костюме. Он пристально взглянул на  Корридона,  но  тот  отвернулся,  не
давая рассмотреть себя.
   "Очень плохо, что его видели, -  подумал  Корридон.  -  Если  женщина
обратится в полицию, этот мужчина опишет его. Конечно,  не  похоже,  что
она обратится в полицию, но все же такой шанс есть".
   Он услышал шаги мужчины и обернулся. Тот был, очевидно, удовлетворен,
потому что не оглядываясь,  вышел  на  улицу.  Убедившись,  что  мужчина
исчез, Корридон подошел к массивной дубовой двери квартиры, которую  ему
предстояло ограбить.
   Он достал из кармана кусок пластика и прижал его к щели между  дверью
и  косяком.  Это  необходимо,  чтобы  в  момент  работы  над  замком  не
захлопнулся язычок замка.
   Он открыл дверь и вошел в меленький темный холл. Из  другого  кармана
он достал фонарь и, тихо закрыв дверь, зажег его. Перед ним была  дверь,
отмеченная на плане. Он подошел к ней, приложил ухо и  прислушался.  Там
было тихо и он повернул ручку двери. Она тихо и  медленно  открылась.  В
комнате было темно. Он открыл дверь пошире  и  направил  в  комнату  луч
света. Убедившись, что комната пуста, он вошел в нее и закрыл  за  собой
дверь.
   Стол стоял у занавешенного окна. Он пересек комнату и исследовал его.
Замок был крепкий, но это не было для него проблемой. Корридон  гордился
своим умением без всякого шума и повреждений открывать замки. Он  достал
свои инструменты и приступил к работе.
   Замок открылся. Убрав инструменты в карман, он  открыл  стол.  Правый
верхний ящик был пуст. Левый верхний ящик стола был заполнен чем угодно,
только не письмами. Он торопливо осмотрел  другие  ящики,  но  и  в  них
ничего не нашел. Писем в столе не было!
   Он нахмурился. Или она переменила место, или писем  не  существовало.
Не зря вся эта работа казалась ему слишком легкой. Значит, это ловушка?
   Он подошел к окну, раздвинул занавески и выглянул. Темная улица  была
пуста. "Бьюик" исчез.
   "Значит, это  ловушка",  -  подумал  Корридон  и  весело  рассмеялся.
Очевидно, в холле его кто-то ждет. Быстрый взгляд на окно  показал  ему,
что через него можно уйти. Да, уйти через  окно  безопаснее,  чем  через
холл.
   Прежде всего следует запереть дверь. Но едва он  сделал  шаг  вперед,
как дверь распахнулась и вспыхнул свет.
   Высокая красивая женщина стояла в  дверях  и  смотрела  на  него.  Ее
длинные черные волосы рассыпались по шали,  которая  была  наброшена  на
плечи. Позади нее стоял мужчина с изумленным лицом в ночном халате.
   - Не двигайтесь! - резко  произнесла  женщина  и  направила  на  него
автоматический пистолет. - Руки вверх!
   - Боже мой! - воскликнул мужчина из-за ее  спины.  -  Это  грабитель!
Осторожнее, эти парни опасны!
   Корридон поднял руки и улыбнулся женщине. Он пытался  вспомнить,  где
он раньше видел этого мужчину. Его лицо казалось удивительно знакомым.
   - Звони в полицию, Дэвид, - сказала женщина, - а я покараулю его.
   Мужчина осторожно вошел в комнату. Он был бледен и испуган.  Корридон
узнал его, и дрожь пробежала по  его  спине.  Это  был  Дэвид  Лестранж,
постоянный заместитель министра по европейским делам.
   - Мы не можем вызывать сюда полицию! - хриплым голосом сказал он. - О
чем ты думаешь? Нам лучше отпустить его.
   - Очень мудро с вашей стороны, мистер Лестранж, - улыбнулся Корридон.
- Подумайте о скандале.
   - Его нужно обыскать, - сказала женщина. - Он мог украсть что-нибудь.
   - Я не прикоснусь к нему, - заявил  Лестранж  и  вытер  лицо  носовым
платком. - Эй, вы! Убирайтесь отсюда! - И он указал Корридону на дверь.
   - Не волнуйтесь, - сказал Корридон женщине. - Мне  не  хотелось  быть
убитым по недоразумению. Она отодвинулась в сторону.
   - Твое счастье, - прошипела она. - Убирайся. Но что-то во  всем  этом
было неестественное.  Корридон  неожиданно  понял,  что  она  собирается
стрелять. Он увидел, как напрягся ее палец на  спусковом  крючке.  В  ее
глазах появилось выражение холодной ярости.
   И он тут же все понял. Он понял, зачем он  здесь,  и  насколько  умно
была устроена западня. Эта женщина  собиралась  убить  Лестранжа,  а  он
должен быть обвинен в убийстве!
   - Берегитесь! - закричал он и прыгнул вперед. Но опоздал. Она  нажала
на спуск раньше, чем Корридон  допрыгнул  до  нее.  Но  прежде  чем  она
выстрелила во второй раз, он сжал ее запястье и выбил пистолет. Короткий
взгляд на Лестранжа, и он увидел дыру во лбу. Тот  был  мертв.  Корридон
кинулся к двери, а вслед ему раздался истошный женский крик.

Глава 12

   Когда Корридон выбежал в главный холл, он увидел  у  двери  на  улицу
Хью. Тот ухмыльнулся, обнажив маленькие испорченные зубы.
   - Оставайся на месте, - сказал он низким гортанным голосом. -  Ты  не
уйдешь отсюда.
   - Ты ошибаешься, толстяк, - сказал Корридон.
   Быстрый взгляд сказал ему, что  Хью  не  вооружен,  и  он  решительно
двинулся вперед. Он знал, что схватка  с  этим  явно  сильным  человеком
будет непростой. Единственный его шанс в быстроте нападения  и  бегстве.
Хью растопырил руки. По тому, как он это сделал, Корридон понял, что  он
разбирается в приемах не хуже его самого.
   Сделав выпад, Корридон ударил левой в лицо Хью, но тот умело ушел  от
удара и ответил ударом справа. Корридон едва успел среагировать  и  удар
пришелся ему в плечо.  Корридон,  который  уже  давно  не  тренировался,
понял, что так просто ему с Хью справиться не удастся.  Он  ожидал,  что
Хью бросится на него, но тот стоял на месте и улыбался.
   Корридон сделал еще попытку. Ему удалось дважды попасть Хью в  ребра,
но тот только усмехался. Тогда он нагнул голову и бросился  на  Хью,  но
тот отклонился и прижал Корридона к себе. Впервые Корридон  почувствовал
на себе чудовищную силу другого человека. Ребра его  трещали,  он  ткнул
пальцами в глаза Хью. Тот инстинктивно откинул голову назад  и  Корридон
стукнул  его  по  кадыку.  Тот  всхлипнул,  разжал  объятия  и  упал  на
четвереньки. Корридон кинулся к двери на улицу.
   Но промедление оказалось роковым. К дому приближались полицейские.
   Корридон резко повернулся, перескочил через Хью и бросился  к  лифту.
Его палец с силой вдавил кнопку последнего этажа и лифт пошел наверх.  В
тот же момент распахнулась дверь и в дом ворвались полицейские.
   Корридон понимал, что у него в запасе  полторы  или  две  минуты,  не
больше. Они поднимутся наверх не намного позднее лифта. У  него  хватило
времени увидеть, что полисмены были молодыми и здоровыми.  Четыре  этажа
дома для них не преграда.
   Не дожидаясь остановки лифта, он открыл дверь и  выскочил  в  длинный
коридор. Он слышал  звуки  шагов  по  лестнице  и  быстро  огляделся  по
сторонам. В дальнем конце коридора было окно. Напротив  него  находилась
дверь. Еще одна была дальше по коридору. Он не колебался и  стремительно
метнулся к окну, рванул шпингалет  и  распахнул  окно.  Рядом  проходила
водосточная  труба,  а  над  головою  находилась  крыша.  Он  решительно
уцепился за трубу. Она вполне могла заменить лестницу.  Подергав  трубу,
чтобы убедиться в ее крепости, Корридон повис на ней-.
   Снизу  раздались  крики,  и  ему  пришлось  подняться  наверх.  Труба
трещала, но все же держала его.  Изо  всех  сил  он  подтянулся  выше  и
уцепился за крышу. Два-три взмаха ногами, и вот он уже лежит на крыше.
   Он осмотрелся. Света луны было достаточно, чтобы  все  видеть.  Крыша
была достаточно покатой, но справа от него была плоская крыша  соседнего
дома, правда, была она немного ниже. Если он сумеет  перебраться  на  ту
крышу, пока не появилась полиция, у него будет шанс ускользнуть.
   Он осторожно извлек из кармана небольшую тяжелую отмычку и отбил пару
черепиц, чтобы иметь упор  для  ног.  Работая  быстро  и  торопливо,  от
отбивал черепицы и поднимался вверх. По другую сторону крыши был  желоб,
который соединялся с соседним домом. Он осторожно спустился к  желобу  и
начал перебираться на соседнюю крышу.
   Он двигался очень мягко и бесшумно. Дойдя до конца желоба, огляделся.
Сперва не увидел ничего, потом заметил темную фигуру человека у одной из
дымовых труб, который смотрел в его сторону. Корридон пригнулся.
   Появились еще две фигуры.
   - Ты видишь его, Джек? - прошептала одна из фигур.
   - Здесь он не проходил. Я думаю, он не мог исчезнуть  с  этой  крыши.
Отсюда никто ни сможет ускользнуть.
   - Сержант пошел в соседний дом. Скоро приедут пожарные.
   - Эй, вы, двое, перестаньте болтать, - сказал другой голос. -  Будьте
внимательны! Он оставил пистолет  в  квартире,  но  у  него  может  быть
другой. - Две фигуры скрылись  в  темноте.  Оставшийся  полисмен  крутил
головой направо и налево, как будто не  знал,  куда  идти,  потом  начал
двигаться в сторону Корридона. Он шел тихо, но Корридон мог  видеть  его
движения и понимал, что тот не видит  его.  Он  был  явно  убежден,  что
Корридон в ловушке и что ничего не стоит делать до прибытия пожарных.
   Полицейский был теперь совсем рядом, он слышал его  тяжелое  дыхание.
Корридон поджался и приготовился к прыжку.
   Полицейский должно быть почувствовал его присутствие.  Он  неожиданно
замер на месте и напряженно уставился в  темноту.  Корридон  прыгнул  на
него и вцепился в шею.
   Полицейский судорожно глотнул и взмахнул  руками.  Продолжая  сжимать
его горло, Корридон  ударил  головой  в  лицо.  Тот  обмяк,  и  Корридон
осторожно опустил его на крышу.  Несколько  секунд  ушло  на  то,  чтобы
забрать фуражку и китель полицейского. Сбросив  свое  пальто  и  пиджак,
Корридон торопливо надел на себя вещи полицейского и отступил в тень.
   - У тебя все в порядке, Джек? - окликнул его голос.
   Он посмотрел налево. На соседней крыше он увидел силуэт полицейского,
который махал ему рукой. Корридон помахал ему рукой в ответ и  шагнул  к
дымовой трубе. "Где-то же должен быть люк", - подумал  он  и  огляделся.
Прямо под ним был гараж, рядом с гаражом проходила аллея.  Он  видел  на
улице движущиеся фигуры. Полицейских было много. Вдали  он  услышал  вой
пожарной сирены. "Надо бежать до их прибытия, - подумал он, -  пока  они
не обнаружили, что он перешел на соседнюю крышу и не  нашли  оглушенного
полицейского".
   Он решил, что на крышу гаража спускаться слишком  опасно.  Они  могут
увидеть его. Нужен люк, иначе он пропал.
   После быстрого осмотра он нашел люк, поднял крышку и заглянул внутрь.
Кроме груды каких-то ящиков  ничего  не  заметил  и  нырнул  в  темноту.
Опустив за собой крышку люка, он  направился  к  двери.  Открыв  ее,  он
оказался на лестничной площадке. Холл внизу был освещен.
   Теперь вой  сирены  был  громче,  и  он  услышал  звуки  голосов.  Он
перегнулся через перила.
   Пожилой мужчина и женщина стояли  у  открытой  двери  и  смотрели  на
улицу.
   Не сводя с них глаз,  Корридон  бесшумно  двинулся  вниз.  Мужчина  и
женщина  были  слишком  заинтересованы  происходящим  на  улице   и   не
оборачивались.
   Он бесшумно спустился вниз и направился по коридору  к  задней  части
дома. У двери черного хода остановился, и, чуть приоткрыв  ее,  выглянул
на улицу. Перед ним был небольшой темный сад.
   По садовой тропинке он дошел до стены и выглянул на улицу.  Там  была
пустая аллея. Он  на  мгновение  задумался,  вспоминая,  где  находится.
Справа был Гайд-парк, слева - Альберт-холл. Если ему  удастся  добраться
до квартиры Марион Говард, он сможет  переждать  у  нее,  пока  кончится
облава.
   Он перескочил через стенку и ускорил шаг. Пара минут, и он спасен.
   Спешка подвела его. Из тени ему наперерез вышла фигура.
   - Это ты, Билл?
   Корридой очутился лицом к лицу с полицейским.
   - Теперь они его возьмут, - сказал тот, глядя на крыши. - Ты...
   Он не договорил, бросил взгляд на Корридона и все понял. Но это  была
его последняя мысль. Молниеносный удар в челюсть заставил его грохнуться
на землю.
   Корридон бросился бежать.

Глава 13

   С Пикадилли Корридон свернул в проход,  ведущий  на  Доуэр-стрит.  Он
остановился на мгновение и огляделся. Убедившись, что никто не  обращает
на него внимания, двинулся дальше. На улицах было много  патрулей,  и  у
него ушло больше часа, пока он добрался до дома Марион Говард.
   Ее квартира находилась на верхнем этаже. Он  нажал  кнопку  звонка  и
перегнулся через перила.
   Марион открыла дверь, и он повернулся к ней. Сперва он не  узнал  ее,
она совсем не походила на уличную проститутку, которая приходила к нему.
   - Хэлло, - тихо сказал он. - Можно войти? Она посторонилась.
   - Конечно.
   Он вошел в гостиную, где горела электроплитка.
   - Позови сюда Ричи, - сказал он, раздеваясь. - У меня неприятности.
   - Они могут следить за квартирой, - сказала она. - Это очень важно?
   Он усмехнулся.
   - Я уже  все  сказал.  К  вам  ходят  джентльмены  в  гости?  Я  хочу
поговорить с ним.
   Она пристально посмотрела на него и направилась  к  телефону.  Набрав
номер,  подождала,  потом  быстро  что-то   сказала.   Положив   трубку,
обернулась.
   - Он придет. Корридон кивнул.
   - Вы уже слышали новость?
   - Какую новость?
   - Ночью убит Лестранж. - Он ткнул себя пальцем в грудь. - Это  сделал
я.
   - Я приготовила выпить. Вам это необходимо, - сказала она и вышла  из
комнаты.
   "Ни смущения, никаких вопросов, только забота о нем", -  одобрительно
подумал Корридон. Она поднялась выше в его глазах. Он опустился на диван
и закрыл лицо руками. Голова болела, ноги казались тяжелыми.
   Она вернулась с виски, стаканом, сифоном с содовой  и  поставила  все
это на стол перед ним.
   - Хотите поесть что-нибудь? - спросила  она.  Он  покачал  головой  и
налил себе виски.
   - Я не голоден. Он скоро приедет?
   - Через десять минут.
   Корридон выпил виски, сунул руку в карман за сигаретами и улыбнулся.
   - Вы не курите?
   - Нет, спасибо.
   - Не думаю, что Ричи обрадуется встрече со мной. Я  влип  по  уши,  -
хмуро проговорил Корридон. - Он втянул меня в это дело, будь он проклят,
и ему придется выручать меня.
   - Он выручит вас, - спокойно сказала Марион.
   - Я не уверен.  Ему  придется  ссориться  из-за  меня.  Кто-то  может
захотеть моей крови.
   - Боюсь, что они захотят и его крови тоже. Вы же знаете,  что  он  не
прячется за своих агентов. Корридон внезапно почувствовал себя  неловко.
Он все время думал только о себе. Ему и в голову не приходило, что  Ричи
замешан в этом деле не меньше, чем он.
   - Ему не надо было выбирать меня, - раздраженно сказал Корридон. -  Я
не просил у него работу.
   - Вы самый лучший его человек, - возразила Марион. -  Он  восхищается
вами.
   - Мной? - Корридон был изумлен. - Чепуха! Он выбрал меня потому,  что
у меня отвратительная репутация. Его хватит удар, когда он  узнает,  что
случилось.
   - Он выбрал вас потому,  что  в  настоящее  время  это  самая  важная
работа, которая у нас есть, - серьезно сказала Марион. - Он выбрал  вас,
потому что только вы можете нам помочь. Конечно, он восхищается вами.
   - Давайте не будем спорить. - Корридон допил виски. - Это как раз то,
в чем я нуждаюсь. Лучше уберите бутылку, он не любит пьяных  агентов.  -
Пока она убирала виски и сифон в буфет, он продолжал: - Да, кстати, я не
думаю, что вам стоит вмешиваться в эту работу. Те два парня, что следили
за мной, чрезвычайно опасны.
   Она улыбнулась.
   - Я  видела  их.  Маленький  -  это  Карл  Брюгер.  Он  обвиняется  в
преступлениях на территории Польши во время войны. Высокий  -  это  Иван
Евский. Он вырывал зубы и золотые коронки у  евреев.  Из  этой  пары  он
более опасный. Но  если  вы  хотите  приготовить  омлет,  то  необходимо
разбить и яйца.
   Корридон пожал плечами.
   - Ну, если вы знаете, что вас ждет, тогда хорошо. Я упомянул об этом,
зная, что это напрасно. Ричи имеет привычку выбирать простаков,  которые
не знают, что их ждет.
   Она засмеялась.
   - Все не так плохо, но спасибо, что вы подумали обо мне. Я бы  хотела
еще, чтобы вы не думали плохо о полковнике Ричи. Он только  делает  свою
работу.
   - Я знаю, - Корридон погасил окурок и закурил другую сигарету.  -  Но
ему следовало освободить от этой работы женщин. Резко прозвонил звонок в
прихожей. Корридон предупредил:
   - Сперва убедитесь, что это он. Они могли выследить меня.
   Марион вышла из комнаты.
   Корридон напряженно  прислушивался  и  облегченно  вздохнул,  услышав
голос Ричи. Дверь распахнулась, и он вошел.
   Оба мужчины внимательно глядели друг  на  друга,  а  Марион  неслышно
скрылась в соседней комнате.
   - Итак, вы начали действовать, - сказал Ричи. - Чего же вы добились?
   - Они устроили мне ловушку, и я попал в нее, - сказал Корридон.  -  Я
обвиняю в этом только себя. Я думаю,  вам  известно,  что  у  меня  было
свидание с Лорин Фейдак в воскресенье. В ее квартире меня ждали ее  брат
и некто по имени Джозеф Диестл. Диестл предложил  мне  двести  пятьдесят
фунтов за кражу писем, которыми, якобы,  одна  женщина  шантажирует  его
клиента.  Я  пришел  к  заключению,  что  это  испытание,  и  согласился
выполнить эту работу  в  надежде,  что  потом  Диестл  вовлечет  меня  в
организацию. Вместо этого я попал в западню, и они использовали  меня  в
качестве подставного убийцы Лестранжа.
   - Вы встретили Диестла в воскресенье? Корридон кивнул.
   - Почему вы не сообщили Марион? А если бы вас убили? Я бы так никогда
не услышал о Диестле. Вы понимаете, насколько важна  для  меня  подобная
информация?
   - Я провел ночь с Лорин Фейдак, - ответил Корридон. - В то время я не
думал, что это важная информация.
   Ричи изумленно посмотрел на него, подошел к дивану и сел.
   - Если бы вы сообщили Марион, я послал бы  кого-нибудь  наблюдать  за
вами. Тогда бы у вас был свидетель. Мне не нравится, что  вы  вели  себя
как дурак.
   - Ладно, - смутился Корридон. - Я влип, но я не хотел заниматься этой
работой. Вы втянули меня. Я знаю, что мне следовало сообщить Марион,  но
в то время это не показалось мне необходимым. Эта девушка...
   - Да, я думаю вы влипли, - спокойно сказал Ричи. - Я никогда не знал,
что вы способны на такое.
   - Идите к черту! -  воскликнул  Корридон.  -  Я  не  оправдываюсь,  я
рассказываю, что случилось.
   - Вы понимаете, что означает убийство Лестранжа? -  спросил  Ричи.  -
Поднимется ужасный шум. Вас видели входящим в квартиру.  Те,  кто  живет
наверху, дадут подробное описание вашей внешности.  Полиция  вас  знает.
Женщина заявит, что у нее из стола пропали драгоценности и что именно вы
взяли их. Она скажет, что вы хладнокровно пристрелили Лестранжа.
   - Там не было драгоценностей, и я не убивал его.
   - Я знаю, но это трудно доказать.
   - Это надо доказать! - огрызнулся Корридон. - Я не хочу,  чтобы  меня
повесили. Это последняя работа, которую я сделал для вас. Хватит с  меня
экспериментов. Ричи достал портсигар, выбрал сигарету и закурил.
   - У вас есть какие-нибудь предложения? - мягко спросил он.
   - Я расскажу свою историю полиции, и вы подтвердите ее. Если  полиция
поработает с этой женщиной, она расколется.
   - Боюсь, что все не так просто, - заметил  Ричи.  -  Естественно,  вы
смотрите на все с собственной точки зрения.  Но  я  вижу  его  с  разных
точек. Что бы вы ни сделали, но эта организация еще не  знает,  что  она
обнаружена. Они полагают, что мы не знаем, что все эти убийства  и  акты
саботажа запланированы и осуществлены особой группой  лиц.  Они  думают,
что все их трюки скрыты от нас, и мы блуждаем в темноте. Они понятия  не
имеют, что я охочусь за  ними.  Если  я  выступлю  в  вашу  защиту,  они
сообразят, что я знаю о них, и дело еще больше осложнится. Боюсь, что  в
интересах страны я должен оставаться в тени.
   Корридон замер.
   - Давайте сыграем в  открытую,  -  сказал  он.  -  Вы  отдадите  меня
волкам?
   Ричи задумчиво выпустил струю дыма и стряхнул пепел.
   - Боюсь, что да. Вы оступились, и,  как  сами  признались,  обвиняете
только себя. Если бы вы не сваляли дурака с  этой  девушкой,  вы  должны
были связаться с Марион, и я  бы  помог  вам.  Я  бы  приказал  Сандерсу
следить за вами, и после выстрела вы могли бы захватить эту  женщину  на
месте преступления. Вам бы пригодился свидетель, и мне ни к чему было бы
выходить из тени. А сейчас мне придется выбирать между вами  и  страной.
Мне очень жаль.
   Корридон подошел к буфету и достал виски и сифон.
   - Поскольку я больше не работаю на вас, я могу выпить, - сказал он. -
Хотите?
   Ричи покачал головой.
   - Вы не думаете, что я сам должен явиться  к  Роулинсу?  -  продолжал
Корридон. - Вам не кажется, что я, как  ягненок,  должен  сам  прийти  к
мяснику? Вы должны знать меня.  Хватит  с  меня  ваших  разговоров,  что
страна прежде всего. Вы не любите рисковать своей жизнью. Я  тоже  люблю
свою жизнь и собираюсь подольше сохранить ее. Боюсь, что  ваш  маленький
план дал осечку.
   - Кажется, я неверно судил о вас, - сказал Ричи. - Я был глуп, оказав
вам доверие.
   - Я тоже  так  думаю,  -  кивнул  Корридон.  -  Я  предупреждал  вас,
полковник. Простите, но я не разделяю ваших патриотических чувств. Я  на
другой стороне. Я не сомневаюсь, что если расскажу им  о  вас,  они  мне
помогут. Их, возможно, заинтересует,  что  случилось  с  номером  12,  с
парнем, который работал на вас и покончил самоубийством. Им также  будет
интересно узнать о ваших методах, которым вы так старательно  в  прошлом
обучали меня. Я уверен, что они найдут для меня  укромное  место,  когда
поймут, что мне многое известно о вашей работе. Что вы на  это  скажете,
полковник?
   Ричи задумчиво разглядывал Корридона, потом лицо его  прояснилось,  и
он улыбнулся.
   - Вы вполне правы, конечно, - ответил  он.  -  Это  единственный  ваш
путь. Если они узнают о нашем с вами разрыве, они  могут  поверить  вам.
Это опасная игра, но вы можете сыграть в нее.
   Корридон усмехнулся.
   -  Черт  возьми!  Я  надеялся  увидеть  вас  в  гневе.  Значит,   это
единственный  путь,  полковник?  Только  на  этот  раз  вам  надо   быть
поосторожнее. Если я выберу этот  путь,  то  использую  вас  в  качестве
приманки.
   - Верно, я приготовлюсь. Это игра, но она  может  пройти  удачно.  Вы
расскажете им все, что знаете, и это должно  быть  правдой.  Они  станут
проверять, что вы им сказали, и если они найдут, что вы солгали, мы  оба
станем трупами. Детали я вам сообщу. Если  они  вас  примут,  вы  можете
разузнать о них все. Только одна  просьба:  не  втягивайте  в  это  дело
Марион. Я не хотел вам этого говорить, но скажу: она моя племянница, и я
очень люблю ее. Берегите ее.
   - Я тоже не хочу сообщать о ней. Я не продаю друзей, вы это знаете. Я
не упомяну о ней, если они не спросят, но если они спросят, я им  скажу.
Возможно, они выследили ее. Вам будет лучше убрать ее и спрятать,  чтобы
они не могли ее найти. Я не хочу, чтобы они нашли  ее,  но  я  не  хочу,
чтобы меня уличили в лжи.
   Ричи кивнул.
   - Вы правы. Я уберу ее. - Он пристально  посмотрел  на  Корридона.  -
Простите, что я разговаривал подобным образом. Беру свои слова  обратно.
Вы ничуть не изменились.
   Корридон улыбнулся.
   - Я могу быть мягким и неосторожным, но никто не может  назвать  меня
дураком, чтобы потом об этом не пожалеть. Диестл ловко обманул меня.  Он
об этом пожалеет. Я пошел. Когда вы уйдете, возьмите Марион с собой. Она
не будет здесь в безопасности и часа. - Они обменялись рукопожатиями.  -
Пока, полковник. Скоро я подарю вам их скальпы и главаря тоже. И это  не
будет вам стоить ни гроша. Я сделаю это ради собственного удовольствия.
   - Желаю удачи, Мартин. Будьте осторожны. Если вам понадобится помощь,
вы знаете, где меня найти.
   - Это будет не так-то легко сделать. Но я выполню эту работу. Когда я
свяжусь с вами, с ними все будет покончено. Ну, всего хорошего.
   - Я думаю, Марион была бы рада пожелать вам удачи, - сказал Ричи.
   Корридон покачал головой.
   - Нет. Сейчас у меня есть одна женщина и  я  не  хочу  другой.  -  Он
усмехнулся. - Самое плохое в вашей племяннице то, что  она  красива.  Вы
знаете это, полковник? Я мог бы влюбиться в нее.  Это  мой  тип  женщин.
Поэтому, чем меньше я буду ее видеть, тем  будет  лучше  для  нее..,  и,
возможно, для меня.
   Марион, которая подслушивала у двери, сильно покраснела.

Глава 14

   Корридон вдавил кнопку звонка  на  двери  квартиры  Лорин.  Было  без
двадцати три. По дороге к ней ему дважды пришлось спасаться: один раз от
патрульной машины, второй раз от детектива  в  штатском,  который  хотел
самолично арестовать его. От патрульной машины он спрятался  за  садовой
оградой и просидел там минут  двадцать.  Он  детектива  отделаться  было
легче. Корридон ударил его в челюсть, и этого было достаточно.
   Он прислушался к хриплой трели звонка. "Интересно, одна ли  Лорин?  -
подумал он. - Ей нужно время на подготовку".
   Потом он услышал из-за двери ее голос:
   - Кто там?
   - Это я, милая,  открой  мне  дверь.  Она  открыла  дверь.  В  ночном
халатике она казалась маленькой и очаровательной, но взгляд  у  нее  был
испуганный.
   - Мартин! В такое время... Ты знаешь, что сейчас почти три часа?
   Он шагнул в холл и закрыл дверь.
   - Да, я знаю, - сказал  он  и  втолкнул  ее  в  гостиную.  -  Я  хочу
воспользоваться твоим телефоном. Иди и приготовь кофе.
   - Мартин! Ты с ума сошел! Ты не должен... Он схватил ее за руки.
   - Я не шучу, Лорин. Это очень серьезно. Какой номер твоего брата?
   - Отпусти! Как ты смеешь...
   - Ты должна мне сказать номер телефона твоего брата!
   - Беркли 54 - 45, - ответила она. - Но зачем тебе  нужен  Слейд?  Что
случилось?
   - Твой милый братец и его приятель устроили так, что меня обвиняют  в
убийстве. - Он набрал номер телефона, который она дала ему.  -  Не  стой
столбом. Иди приготовь кофе и оденься, твой халат неприличен.
   Она не двигалась. Сложив руки на  груди,  стояла  посреди  комнаты  и
смотрела на него раскрытыми глазами.
   - Убийство?
   - Да. - Корридон услышал щелчок, потом раздался голос Слейда.
   - Кто это?
   - Это Корридон. Послушай, захвати Диестла и приезжай  прямо  к  своей
сестре. Ты пошутил и хватит,  теперь  моя  очередь.  Только  не  вздумай
устроить еще какую-нибудь шутку. Учти, Лорин у  меня  в  руках,  и  я  с
удовольствием стисну ее хорошенькую шейку.
   Пока Фейдак тяжело сопел, Корридон положил трубку.
   Лорин торопливо отшатнулась.
   - Но, Мартин...
   - Не волнуйся. С тобой  ничего  не  случится,  -  сказал  Корридон  и
пристально посмотрел на нее. - Ты знаешь, что они придумали?
   - Я не  знаю  о  чем  ты  говоришь,  Мартин!  Ты  напугал  меня.  Что
случилось?
   - Ты знаешь об этих письмах? Она колебалась.
   - Слейд что-то говорил о них. Он.., он хотел, чтобы ты...
   - Ты не знала, что это ловушка? Нет, я не думаю, что  знала.  Там  не
было никаких писем. У женщины был Дэвид Лестранж. Когда я  явился  туда,
она его застрелила, а я стал убийцей. Диестл и твой братец устроили  это
убийство. Я хочу снять с себя обвинение.
   - Я не верю этому.
   - Поверишь, когда  увидишь  завтра  газеты.  Поверишь,  когда  Слейда
повесят!
   - О, дорогой! - Она подошла и положила руки ему на грудь.
   - Ты так напугал меня! Но если у тебя неприятности, я сделаю все, что
смогу, чтобы спасти тебя. Он оттолкнул ее.
   -  Прекрасно,  -  усмехнулся  он.  -  Тогда  начни  спасать  меня   с
приготовления кофе. И послушай мой совет,  деточка.  Избавься  от  этого
нефритового кольца. Оно опасно.
   Он увидел, как она вздрогнула.
   - Ты уверен, что ты здоров? - с беспокойством спросила она.
   - Ты говоришь странные вещи.
   - Иди приготовь кофе и веди себя как новорожденная. Он повернул ее  и
толкнул к двери, слегка ударив по мягкому месту - Иди, иди.
   Пока она готовила кофе, он разделся и сел. Минуты текли медленно.  Он
слышал, как она  передвигается  на  кухне.  Его  интересовало,  в  какой
степени она посвящена в дела. Наверно, она знает мало, решил  он,  Слейд
использовал ее лишь в качестве приманки, это самое верное объяснение.
   Она вошла в комнату с подносом. На этот раз ее волосы были собраны, и
она закуталась в шаль. Дрожащими руками она разлила кофе по чашкам.
   - Послушай, хватит валять дурака. Насколько ты знакома с этим делом?
   Iна испуганно посмотрела на него.
   - Я бы хотела, чтобы ты не говорил загадками. Что ты имеешь в виду? О
каком деле ты говоришь?
   - Слейд и Диестл создали организацию, главной целью которой  является
нанесение ущерба экономике страны. Ты не знала? Она поджала губы.
   - Я.., я.., я знала, что он что-то делает, но он никогда  не  говорил
мне, что именно.
   Корридон взял чашку кофе.
   - Теперь ты знаешь.
   - Я не могу этому поверить! Пожалуйста, не говори так. Я.., я не хочу
ничего слышать.
   - Почему ты носишь кольцо? - продолжал он. - Ты  знаешь,  что  каждый
член организации носит такое кольцо?
   - Слейд дал его, чтобы я носила. Сейчас оно у него. "Это возможно,  -
подумал Корридон. - Частью плана как раз и мог  быть  интерес  к  Лорин,
который он проявил, увидев кольцо".
   - Забудем это, - сказал он, - но будь здесь, когда  явится  брат.  Ты
сможешь услышать много интересного.
   Они сидели и молчали, пока не раздался  звонок.  Лорин  вскочила,  но
Корридон схватил ее за руку.
   - Ты останешься здесь. Дверь открою я  сам.  Он  подошел  к  двери  и
повесил цепочку, потом на пару дюймов приоткрыл дверь. Он увидел Диестла
и Фейдака. Убедившись, что кроме них  никого  за  дверью  нет,  Корридон
откинул цепочку и открыл им дверь.
   - Входите.
   Они вошли. Фейдак был бледен и дрожал. Диестл был спокоен. Его  худое
лицо ничего не выражало. Корридон закрыл дверь, вошел в комнату и  налил
себе еще одну чашку кофе.
   - Что это за шутка, в которую вы втянули меня? - спросил  Корридон  у
Диестла. - Приношу вам благодарность.
   Диестл прошел к погасшему камину. Он стоял к ним спиной, заложив руки
в карманы брюк, и улыбался.
   - Полиция охотится за вами, - спокойно сказал он - Вы знаете это?
   Корридон усмехнулся.
   - Будет неумно сказать им, где я нахожусь,  -  весело  сказал  он.  -
Естественно, вы не захотите быть замешанным в это дело, поэтому я явился
сюда. Вы надеялись, что меня схватят на месте преступления,  поэтому  вы
послали своего толстого  телохранителя,  чтобы  я  не  смог  убежать.  К
несчастью, я сбежал, и теперь вы хотите избавиться от меня.
   Диестл высоко поднял черные брови.
   - Я не понимаю, о чем вы говорите. Вы не должны оставаться здесь.
   - Позвоните в полицию. Действуйте. Скажите им, что я здесь.
   - Если бы не Лорин, я  позвонил  бы,  -  улыбнулся  Диестл.  -  Я  бы
обязательно вызвал полицию. Я просто не хочу вмешивать ее в такие  дела.
Будет лучше, если вы уйдете сами. Корридон закурил сигарету.
   - Простите, что мне приходится вас разочаровывать. Я останусь  здесь.
Но давайте не будем зря тратить время. Я  буду  с  вами  откровенен.  До
недавнего времени я был эгоистом, прикрепленным  к  одному  отделу.  Это
английское отделение ребят плаща и кинжала. Вы  должны  были  слышать  о
них.  Их  задача  вылавливать  шпионов  и  саботажников.  Руководит  ими
полковник из военного  министерства.  Он  охотится  за  вами.  Мне  было
приказано вступить с вами в  контакт  и  узнать  о  вашей  деятельности.
Поскольку вы обманули меня, и я влип с этой кражей писем,  власти  снова
хотят наложить на меня свои лапы. Вам не надоело?
   Диестл покачал головой.
   - Если это вам нравится, продолжайте. Я понятия не  имею,  о  чем  вы
говорите, но это интересно.
   - Нравится, - весело сказал Корридон. - Полковник  особенно  озабочен
тем, чтобы вы не узнали, что он ищет вас. По этой причине он пожертвовал
мной.  Я  не  понимаю  его.  Поскольку  я  оказался  между   молотом   и
наковальней, у меня нет иного пути, как предложить вам свои услуги.
   - Я бы не стал ими пользоваться,  -  сказал  Диестл.  -  У  меня  нет
привычки нанимать убийц.
   - Боюсь, что это не соответствует  действительности!  Карл  Брюгер  -
профессиональный убийца.
   На мгновение Диестл вспыхнул, но тут же взял себя в руки.
   - Я не знаю, о ком вы говорите.
   - Вы, вероятно, никогда не слышали и об Иване Евском? Снова Диестл  с
трудом сдержался.
   - Нет, не слышал, - ответил он, и улыбка исчезла с его лица.
   - Фактически, - продолжал Корридон, стряхивая  пепел,  -  мы  кое-что
знаем о вашей организации. Мы  знаем  о  нефритовых  кольцах.  Полковник
действует чрезвычайно активно. У него есть досье на вас и  ваших  людей.
Меня тоже должны были использовать против  вас.  Не  станем  залезать  в
дебри. Мне все равно на кого работать, лишь бы платили деньги. Я знаю их
структуру, агентов и их методы. Я могу вам сказать, кто следит за  вами.
Зная все это, вы можете заставить их работать под вашим контролем. Кроме
всего прочего, я могу обучать  ваших  новобранцев.  Конечно,  мне  нужны
деньги, но не забывайте, что помимо всего прочего, я хороший взломщик.
   Диестл холодно разглядывал Корридона.
   - Я могу только заключить, что вы либо сумасшедший,  либо  пьяный.  Я
предлагаю вам немедленно покинуть этот дом. Корридон засмеялся.
   - Вы все еще осторожничаете? Вы лучше спросите себя,  сумеете  ли  вы
без меня обойтись. Ваш номер 12 был схвачен, и он заговорил.
   По лицу Диестла пробежала тень.
   - Не верьте ему! - резко сказал Фейдак. - Он что-то задумал.
   - Возможно, но я думаю, что  он  прав,  когда  говорит,  что  нам  не
обойтись без него. - В руке Диестла появился небольшой пистолет.  -  Что
вы знаете о номере 12?
   - Вот это уже лучше, -  сказал  Корридон.  -  По  крайней  мере,  это
показывает, что вы понимаете, о чем идет речь. Вы ведь удивились, что он
исчез, не так  ли?  Они  взяли  его,  посадили  в  маленькую  комнату  и
поработали над ним. Они не особенно церемонились, и он заговорил.  Потом
с ним снова поработали. Возможно, ему больше нечего было сказать, но они
не верили. Он умер под пыткой.
   Фейдак задохнулся от ужаса. Корридон повернулся к нему.
   - Сомневаюсь, что ты вел бы себя как номер 12, - улыбнулся он. - Тебя
бы на полчаса к этим ребятам, и ты выложил бы все. Но, конечно,  ты  мог
заговорить и до пыток.
   - Этого достаточно, -  сухо  сказал  Диестл.  -  Назовите  имя  этого
полковника.
   Корридон покачал головой.
   - И вы хотите, чтобы я открыл свою лучшую карту? Сделайте кое-что для
меня, и тогда я все сделаю для вас. Дайте мне работу и убежище. Я  смогу
оказаться полезным для вас. Это сделка.
   Диестл посмотрел на Фейдака.
   - Мы переправим его в Бейнтриз, - сказал он. - У нас есть свои методы
заставить человека заговорить.

Глава 15

   В темноте выделялся лишь огонек сигареты Брюгера. Корридон  сидел  на
полу, прислонясь спиной к стенке фургона, который трясся по  неизвестной
дороге. Он потерял всякое представление о времени и пространстве.
   Брюгер и Евский явились в квартиру Лорин и забрали его с собой. Он  с
охотой последовал за ними, зная, что положение крайне опасно. Но  теперь
он понимал, что этот риск оправдан. Он добился прогресса: убедился,  что
Диестл и Фейдак связаны с организацией. Неясно,  был  ли  Диестл  главой
организации. Корридон сомневался в этом. Брюгер и Евский вели себя с ним
грубо. Было так же очевидным, что Фейдак является пешкой в этой игре. Он
явно боялся и Брюгера, и Евского. Корридон держался настороженно.  Лорин
ушла в свою комнату, вернее туда увел ее брат перед прибытием Брюгера  и
Евского. Казалось, она была потрясена тем, что рассказал Корридон.
   - Держись подальше, - сказал ей Фейдак. - Ничего не  говори.  Неужели
ты не понимаешь, что все это опасно, маленькая дура? Она ушла к  себе  в
спальню, так и не взглянув на Корридона. Когда Брюгер и Евский явились в
квартиру Лорин, на улице стоял небольшой торговый фургон.  Они  схватили
Корридона и поволокли вниз. За время поездки они не проронили ни слова.
   Они  ехали  более  часа,  потом  фургон  снизил  скорость  и   вскоре
остановился.
   Дверь фургона остановилась.
   - Выходи, - приказал Брюгер.
   Корридон соскочил на землю, следом за ним сошел Евский с  маузером  в
руке.
   Вокруг было темно, и лишь фары  фургона  освещали  гравийную  дорогу,
окруженную высокими деревьями. Он сумел разглядеть большой дом.
   - Пошли, - сказал Евский  и  двинулся  по  дороге  к  дому.  Корридон
последовал за ним, рядом шел Брюгер. Дверь открылась и все трое вошли  в
огромный холл с обитыми дубовыми панелями стенами. Лампы на стенах  ярко
освещали его.
   Мужчина в белом пиджаке и черных брюках и  ботинках  закрыл  за  ними
дверь.
   - Теперь у вас будет время, - холодно сказал Брюгер. - Позаботьтесь о
нем, а мы немного поспим.
   Брюгер и Евский ушли Мужчина осмотрел Корридона и кивнул.
   - Идите за мной, - сухо сказал он. - Доктор Хомер хочет вас видеть.
   Корридон с интересом разглядывал его. Это  был  высокий,  стройный  и
смуглый человек. У него был широкий  и  высокий  лоб,  маленькие  черные
глаза, тонкие губы и тонкий крючковатый нос. Корридон хорошо знал  такой
тип людей. Он был из тех, которые во время  войны  работали  в  гестапо.
Машина для уничтожения людей, автомат - безжалостный и эффективный.  Нет
ничего такого, чего бы он не мог сделать. Если Брюгер и  Евский  опасны,
то этот человек ужасен.
   - Следуйте за мной, - повторил он и молча  направился  через  холл  в
широкий коридор. Он повернул  ручку  двери,  открыл  ее  и  остановился,
ожидая, когда подойдет Корридон.
   Когда Корридон прошел мимо него, он уловил сильный запах  бренди.  Он
вошел в небольшую, уютно обставленную  комнату,  в  которой  ярко  пылал
камин. Единственная  лампа  освещала  красный  персидский  ковер.  Перед
камином, наполовину скрытый креслом, сидел мужчина.  Он  с  любопытством
посмотрел на Корридона.
   - Мистер Корридон?
   - Да.
   -  Великолепно.  Идите,  Эмис,  -  сказал   мужчина.   -   Когда   вы
понадобитесь, я позвоню.
   Тот вышел и закрыл за собой дверь.
   - Идите к огню. Вы, должно быть, замерзли. Разрешите представиться. Я
доктор Пол Хомер. Я действительно очень рад видеть вас здесь.
   - Я не совсем уверен, что это  взаимно,  -  сухо  сказал  Корридон  и
подошел к камину. Он сел в кресло напротив Хомера, вытянул длинные  ноги
и с любопытством уставился  на  него.  Он  видел  перед  собой  крупного
толстого мужчину с круглым рыхлым лицом, маленькими тусклыми глазками  и
широкой улыбкой, открывавшей желтые лошадиные зубы.
   Хомер тоже носил белый пиджак, как и Эмис. На массивных ногах белые с
черными полосами брюки. Редкие волосы падали на уши и спину, как у Ллойд
Джорджа.
   - Это очень неожиданно, - улыбнулся Хомер. - Диестл рассказывал мне о
вас и, конечно, я знаю вашу репутацию. Так вы желаете  присоединиться  к
нам?
   - Да, -  ответил  Корридон  и,  достав  портсигар,  предложил  Хомеру
закурить.
   Тот покачал головой.
   - Нет, спасибо. Я чувствую себя лучше,  когда  не  курю.  Очень  рад,
мистер Корридон, - продолжал он, - что вы решили присоединиться  к  нам.
Вы из тех мужчин, в которых мы  нуждаемся.  У  вас  богатый  опыт,  и  я
уверен, что вы хорошо послужите нам.
   -  Надеюсь  на  это,  -  ответил  Корридон,  удивленный  направлением
разговора. - Но должен вас предупредить, что я надеюсь сделать кое-что и
для себя.
   Хомер хихикнул.
   - Я вижу, вы не лишены чувства юмора, - сказал  он.  -  Конечно,  это
великолепно. Но в настоящий момент вы находитесь на испытании и,  боюсь,
вы будете находиться под наблюдением. Но как только мы убедимся, что  вы
преданы нам, вы будете вознаграждены за все, что вы для нас  сделали.  -
Он улыбнулся. - Насколько я понимаю, Диестл подозревает вас. Боюсь,  что
он очень подозрительный человек. Я не верю, что  он  полностью  доверяет
мне или любому другому члену нашей организации. - Он снова  хихикнул.  -
Конечно, он прав. Лучше быть в безопасности, чем в неприятностях.
   - Значит, я должен считать себя пленником?  -  с  вежливым  интересом
спросил Корридон.
   - Ну, это, пожалуй, сильно сказано. Скажем лучше  так:  ваша  свобода
временно ограничена.  И  поскольку  у  нас  идет  откровенный  разговор,
примите мой совет и не пытайтесь убежать отсюда. Мы хорошо  подготовлены
к  тому,  чтобы  помешать  людям  удирать  отсюда.  Это  место  окружено
десятифунтовым  забором,  по  которому  проходит  ток.  Уверяю  вас,  он
непреодолим  и  чрезвычайно  опасен.  Ночью  здесь  бегают   полицейские
овчарки, и" они тоже очень опасны. Лично я не рискую выходить в  темноте
на улицу. Кроме того, на улице  устроена  целая  сеть  фотоэлектрической
сигнализации. Ворота также хорошо охраняются. - Он  махнул  рукой.  -  И
здесь существует неписанное правило:"Любой, захваченный  при  попытке  к
бегству, подлежит ликвидации". Может быть вам это покажется невероятным,
но это так. У нас здесь есть несколько человек, находящихся под стражей,
и для них было  бы  плохо,  если  бы  им  удалось  бежать.  -  Он  снова
улыбнулся. - Боюсь, Эмис немного жесток, но он любит казнить  пытающихся
бежать. Кроме этого, он успешно поддерживает здесь дисциплину.
   - Мне это напоминает концлагерь, - заметил Корридон.
   - Уверяю вас, здесь нет  ничего  похожего.  Пока  мы  сотрудничаем  с
людьми, жизнь для них весьма приятна. Иногда, правда, бывает, что люди с
трудом подчиняются дисциплине.
   - Не будет ли бестактно, если я спрошу, где находится это место?
   Хомер достал платок и вытер лицо.
   - Я думаю, вы это узнаете, когда пройдет  испытательный  срок.  Позже
вам покажут все, но пока вам лучше не знать ничего лишнего. Что касается
этого места, оно зарегистрировано как водолечебница.  Полиции  и  прочим
любопытным этого  достаточно,  и  у  нас  хорошая  репутация  в  районе.
Единственная  особенность:  здесь  всегда  много  народу  и  никогда  не
появляются новые пациенты. - Он лукаво улыбнулся. - Фактически, конечно,
Бейнтриз - это штаб-квартира нашего движения.
   - Все это очень интересно, - сказал Корридон. -  Но  я  мало  знаю  о
вашем движении. То, что  я  знаю,  довольно  односторонне.  Поскольку  я
собираюсь присоединиться к вам, я хотел бы узнать ваши  взгляды.  Каковы
ваши цели?
   Хомер сложил руки и пристально уставился на Корридона.
   - Это резонно. С вами можно  говорить  откровенно,  мистер  Корридон,
поскольку вам отсюда не убежать. Хотя вы находитесь на испытании, я,  не
колеблясь, расскажу вам о нашем движении.  Оно  называется  Объединенное
Европейское Движение и, коротко говоря, призвано брать у  победителей  и
отдавать побежденным. Действуя подобным образом, мы можем превратить эту
страну в самую низкоразрядную державу. Она уже катится в болото  нищеты.
Пару крепких толчков, и она падет. Мы и организовываем эти толчки.
   Корридон изумленно посмотрел на него, думая, что тот шутит, но  Хомер
был достаточно серьезен.
   - А что случится, когда страна придет в упадок? - спросил Корридон.
   - Франция практически прикончена. Разрушенная  Англия  и  разрушенная
Франция откроют двери для нового европейского режима. Я не  говорю,  что
это случится быстро. Возможно, на это потребуются годы, но это случится.
   - Идея мне кажется весьма честолюбивой, - сухо сказал Корридон.  -  А
Америку в расчет не берете?
   - Ну, нет, - сказал  Хомер.  -  Но  Россия,  думаю,  сумеет  удержать
Америку, не так ли?
   - Я бы сказал, что есть и другой путь. Откровенно говоря, то, что  вы
мне сказали, звучит не очень убедительно. Мне кажется, что в этой стране
вас ждут неприятности. Не кажется ли вам,  что  это  похоже  на  моську,
пытающуюся  победить  слона?  Хомер  насмешливо  посмотрел  на  него   и
улыбнулся.
   - Но мысль об удовлетворении ведет эту моську вперед,  -  сказал  он,
обнажая свои желтые зубы. - Я вижу, вы человек не склонный к фантазии. -
Он понизил голос. - Я не могу быть полностью откровенен. Но удивительно,
как многие люди верят этому. Я не сомневался, что вы также отнесетесь  к
этому. Сам я вижу будущее для себя, а человек с моим прошлым  не  должен
обращать внимания на мелочи. Мне хорошо платят из фонда заинтересованных
лиц. У меня есть работа, и я радуюсь жизни. Я не ищу причин или  поводов
для веры.
   - Иначе говоря, - прервал его  Корридон,  -  вы  представляете  собой
пятую колонну, субсидируемую иностранцами с  целью  подорвать  экономику
страны?  Остальной  треп  насчет  нового  режима  служит  для   утешения
определенных людей, работающих на вас?
   Хомер убрал платок в карман.
   - Между нами говоря, мистер Корридон, это более или менее верно, но я
прошу вас не выражаться столь откровенно перед другими. Некоторым из них
это может вообще не понравиться.
   - Это ваша вывеска?
   - Вы.., э.., вы имеете в виду, что я лидер? Великий  Боже!  Я  только
представляюсь в качестве владельца этого места. Ни больше, ни меньше.  Я
мало значу здесь. Фактически моим начальником является Эмис, когда  речь
идет о действиях. Я одобряю ваше  любопытство,  но  должен  предупредить
вас, что вы подвергаетесь очень большой опасности. Личность лидера - это
секрет величайшей важности. Любой,  кто  попытается  это  узнать,  будет
иметь крупные неприятности. - Он посмотрел на часы. - Без двадцати пять.
Я думаю, сейчас мы можем  немного  поспать.  Я  собирался  спать,  когда
узнал, что вы здесь. Знаю, что Диестл хотел поговорить  с  вами,  но  он
сделает  это  завтра.  Будет  лучше,  если  вы  пока  отдохнете.  Диестл
действует на нервы. И потом еще Эмис, конечно... - Он наклонился  вперед
и надавил кнопку  звонка.  -  Эмис  покажет  вам  вашу  комнату.  Будьте
осторожны с ним, мистер Корридон, он неспокойный человек.
   Эмис бесшумно вошел в комнату.
   - Мистер Корридон готов идти спать, -  сказал  Хомер  и  хихикнул,  -
может быть, вы позаботитесь о нем? Эмис кивнул. Корридон встал.
   - Спокойной ночи, мистер Корридон, -  сказал  Хомер.  -  Надеюсь,  мы
поговорили весьма полезно. Завтра мы встретимся.
   - Доброй ночи, - дружелюбно сказал Корридон.  Когда  Эмис  подошел  к
двери, Хомер остановил его.
   - Одну минуту. - Хомер  улыбнулся.  -  Вы  не  думаете,  что  следует
показать ему нашего друга Лемана, пока он  не  лег  спать?  Леман  очень
упрям, мистер Корридон. Он был уверен, что сумеет удрать.  Поглядите  на
него. Это наглядный пример.
   - Пошли, - тихо сказал  Эмис  и  шагнул  в  коридор.  Потом  он  стал
спускаться вниз по лестнице. Корридон шел за ним.
   Они остановились у одной из дверей, Эмис снял засовы и открыл дверь.
   - Это Леман, - сказал он. - То же самое случится с любым,  кто  будет
схвачен при попытке к бегству. Он жил так  сорок  семь  часов.  Корридон
заглянул в комнату. В  конце  ее  висел  подвешенный  за  руки  мужчина.
Корридон почувствовал, как кровь застыла у него в жилах. Эмис смотрел на
Корридона и улыбался.
   - Я вижу вы  живете  здесь  по  своим  традициям,  -  холодно  сказал
Корридон.

Глава 16

   Комната была маленькая, белая и солнечная.  "Прекрасная  комната",  -
подумал Корридон, открывая глаза  и  потягиваясь.  Было  двадцать  минут
одиннадцатого. Он проспал пять часов и теперь  чувствовал  себя  гораздо
лучше.
   Через открытое окно комнату освещало солнце, бросавшее яркие пятна на
коричневый ковер. Белые стены, белая постель и вся обстановка напоминали
больницу. Типичная комната, такую вы можете встретить  в  любой  частной
клинике.
   Корридон закурил сигарету и задумался о ситуации. Он  был  пленником,
это ясно. Мертвый человек в камере -  это  не  шутка.  Он  умер  ужасной
смертью только потому; что пытался бежать. Это легко может  случиться  с
ним. Корридон нахмурился.
   Они опасные люди, особенно  Эмис.  Хомер  -  толстый  дурак,  хитрый,
коварный, но дурак. Диестл опасен, но, возможно, не так важен,  фанатик.
Фейдак не опасен и не важен. Из всех этих людей самый страшный - Эмис.
   Прежде всего - и это самая важная задача - надо узнать, где находится
этот Бейнтриз. Потом надо установить контакт с Ричи. На это  потребуется
время, и это очень опасно. Одно  неверное  движение,  и  он  окажется  в
положении Лемана. Он подумал о Хомере, который улыбался  при  упоминании
Лемана. Несомненно,  Хомер  говорил  правду,  когда  описывал  Бейнтриз.
Электрофицированная ограда, полицейские овчарки, невидимые лучи,  охрана
и смерть при попытке к бегству - все это правда. В этом надо им  верить.
Надо заслужить их, доверие. Без этого ему отсюда не выбраться.
   Он полежал еще несколько минут, разглядывая потолок и размышляя.  Как
узнать, где расположен этот дом? Телефонный номер на аппарате может дать
ему ключ, если только они не сняли  номера  с  телефонов.  Можно  узнать
адрес и по клейму, которое ставит на счетчиках районная электрокомпания.
Да, вполне возможно, что они предусмотрели не все.
   Открылась дверь, и вошел Эмис с одеждой в руках.  Он  швырнул  ее  на
постель.
   - Пока вы здесь, будете носить эту одежду. - сказал он. - Свою одежду
уберите в шкаф.  Все  новички  носят  такую  одежду,  пока  не  заслужат
доверия. Завтрак будет через несколько минут. В одиннадцать тридцать вас
начнут допрашивать.
   Корридон кивнул.
   - Ради чистого любопытства скажите мне, как вы думаете избавиться  от
Лемана, которого вы мне показывали? Эмис улыбнулся.
   - Я вижу, он на вас произвел впечатление. Мы можем избавиться от него
очень легко. Здесь хорошие печи.
   Он вышел из комнаты так же тихо, как и  вошел.  Корридон  с  усмешкой
стал  разглядывать  принесенную  им  одежду.  Она  состояла  из   белого
хлопчатобумажного костюма и белых тапочек. На спине белого  пиджака  был
большой желтый круг. Разглядывая костюм, он обратил внимание,  что  круг
флюоресцирует. Значит, в темноте он будет отчетливо  виден.  "Прекрасная
мишень", - мрачно подумал он.
   Пока он брился, распахнулась дверь и вошел Евский с подносом в руках.
Поставив поднос на стол, он подозрительно осмотрел Корридона и ушел.
   Корридон заметил, что его дверь не заперта и подумал  про  себя,  что
это зловещий признак. Он открыл  дверь  и  выглянул  в  длинный  и  ярко
освещенный коридор.
   Пожав плечами, он вернулся в комнату, закончил бритье и надел костюм.
Потом выпил чашку превосходного кофе, съел яйца и бекон  и,  усевшись  в
кресло у окна, закурил сигарету.
   Ровно в половине двенадцатого открылась дверь и вошел Брюгер.
   - Пошли! Корридон встал.
   - Как ваша шея? - любезно осведомился он. Брюгер пристально посмотрел
на него, но выражение его лица не изменилось.
   - Следуйте за мной, - сухо приказал он и вышел в коридор. Они  пришли
в кабинет Хомера. Тот сидел за столом у окна.  Диестл  стоял  у  камина,
Эмис прислонился к стене около двери.  Евский,  широко  расставив  ноги,
стоял посреди комнаты и сжимал в руке дубинку.
   - Входите, мистер Корридон, - сказал Хомер, обнажая свои желтые зубы.
- Садитесь. Брюгер, придвиньте стул мистеру Корридону. Садитесь к  столу
напротив меня. Да, вот так.
   Корридон сел. Он чувствовал неловкость, зная, что за его спиной стоит
Евский с дубинкой.
   - Итак, мистер Корридон, - начал Хомер, -  не  станем  тратить  время
зря. У вас есть информация для нас. Насколько мне известно  от  Диестла,
вы  сказали,  что  наше  движение  известно  и  против  нас   собираются
предпринять оперативные меры. Это так?
   -  Конечно,  -  ответил  Корридон.  -  Специальный   отдел   Военного
Министерства следит за вашей деятельностью. Они знают, что  вы  устроили
убийство министра по европейским делам. Они так же знают, что вы  стояли
за  крупными  забастовками,  которые  недавно  сорвали  наши  экспортные
поставки. Они схватили одного из ваших агентов, и он заговорил.
   - Да, так я и слышал. - Хомер достал носовой платок и вытер им  руки.
- Кто руководит этим отделом?
   - Полковник Говард Ричи,  -  просто  сказал  Корридон.  -  Мы  вместе
работали во время войны. Он первоклассный  специалист  и  очень  опасный
человек.
   Хомер и Диестл переглянулись.
   - Что же ему известно? - сухо спросил Диестл.
   - Это я не могу вам сказать. Но вы  сами  должны  понимать,  что  ваш
агент мог рассказать лишь то, что знал. Он знал о нефритовых  кольцах  и
все рассказал полковнику. Вам лучше  знать,  что  он  мог  сообщить.  Во
всяком случае можете быть уверены, что Ричи знает все,  что  знал  номер
12. Он следит за Евским и Брюгером. Он знает, кто они.  Он  предупреждал
меня относительно их.
   Хомер вытер кончик носа платком.
   - Он знает об этом месте?
   Корридон покачал головой.
   - Нет, но он знает, что у вас где-то есть штаб квартира, и  ищет  ее.
Он умеет работать. Рано или поздно  он  найдет  ее,  особенно,  если  вы
продолжите работу с такими запоминающимися лицами, как Брюгер и Евский.
   Снова Диестл и Хомер переглянулись,  потом  Хомер  сказал,  глядя  на
Эмиса:
   - Мистер Корридон, кажется,  стремится  сотрудничать  с  нами.  Может
быть, мы проведем дальнейший разговор без помощи  этих  двоих?  -  и  он
махнул рукой Брюгеру и Евскому, которые изумленно смотрели на Корридона.
   Эмис кивнул.
   - Выйдите вы, двое. Они вышли.
   - А теперь, мистер Корридон, - продолжал Хомер, - как вы попали в это
дело?
   Корридон рассказал о Милли Льюис, о находке  нефритового  кольца,  об
убийстве Милли, о том, как Роулинс повел его к  Ричи,  и  что  из  этого
вышло. Он ничего не скрывал и видел, что Хомер и Диестл верят ему.
   - Вы в опасном положении, - продолжал Корридон. - Этот отдел -  элита
охотников  за  людьми.  Они  никогда  не  ошибаются.  Если   вы   хотите
существовать долгое время, действуйте осторожнее и не оставайтесь  здесь
долго.
   - А что вы еще посоветуете? - с беспокойством спросил Хомер.
   - Для начала смените нефритовые кольца. Знаки секретного общества  не
только опасная, но и ребяческая идея. Начните  сами  шпионить  за  ними.
Убедитесь в преданности каждого члена вашей организации. Не работайте  с
такими приметными лицами, как Брюгер и Евский. У Ричи есть досье на всех
военных преступников. Используя подобных людей вы сильно рискуете.  Ричи
всех их знает.
   Наступила долгая пауза.
   - Он прав, - обратился Хомер к Диестлу. - Я был против этой парочки с
самого начала. Надо избавиться от них.
   - Они могут остаться здесь, - холодно сказал Эмис. -  Не  обязательно
посылать их на задания, но я не хочу их терять. Они полезные люди.
   - Да, - согласился Диестл. -  Пусть  будут  здесь.  -  Он  пристально
уставился на Корридона. - У вас есть другие предложения? Корридон  пожал
плечами.
   - Поскольку я не имею понятия о  структуре  вашей  организации  и  не
знаю, как вы связаны со своими членами, я не могу ничего  придумать  для
вас. Я готов присмотреть за вашими  членами  и  любого,  кто  будет  мне
знаком, вам укажу. Думаю, что Ричи имеет в вашей организации  не  одного
своего человека. Вы не должны забывать,  что  его  не  очень  интересуют
мелкие сошки. Он будет вести игру, пока не убедится, что держит лидера в
своих руках.
   - Вы считаете, что нам есть  смысл  избавиться  от  Ричи?  -  спросил
Диестл.
   - Конечно, - решительно ответил Корридон. - Он - мозг отдела и держит
все  в   своих   руках.   Избавившись   от   него,   вы   лишите   отдел
работоспособности. Правда, ненадолго. Всегда найдутся люди на его место.
   - Но, может быть, не столь умные?
   - Возможно.
   - Значит, по-вашему, мы должны избавиться от  Ричи?  Корридон  весело
засмеялся.
   - Если сумеете это сделать.
   - Но это возможно? Корридон пожал плечами.
   - Ваши предложения не хуже и не лучше моих. Снова пауза.
   - Вы согласны на подпольную работу? - спросил Диестл после паузы.
   - Это зависит от многого, - ответил Корридон. - Какова будет цена?
   - Я не понимаю, - нахмурился Диестл.
   - Послушайте, я влез в такое дело, из которого мне  не  выбраться,  -
отозвался Корридон. - Я не из тех ваших болванов, которые верят в  новый
режим. Ричи обещал мне тысячу фунтов. Половину в банк на мое имя, вторую
половину после выполнения работы.
   - Из всего, что вы только что сказали, я понял одно - вы и Ричи  были
друзьями, - холодно сказал Диестл.
   - Я этого не говорил. Я сказал, что мы работали вместе.
   - А вы готовы убрать его для нас?
   - Конечно, в пределах  своих  возможностей  -  И  у  вас  нет  других
мотивов, кроме торгашеских?
   - Конечно, - улыбнулся Корридон. - А что?
   - А если мы поверим в ваши способности, как вы ими распорядитесь?
   - Понятия не имею. Это будет трудная работа.  Это  значит,  что  надо
будет все обдумать и запланировать. Но уверяю вас, что это возможно, и я
сумею это сделать.
   - Мы рассмотрим ваше предложение, - сказал Диестл. - Возможно, в этом
не будет необходимости. Если Ричи умрет, последствия могут  быть  самыми
плачевными. Если вы попытаетесь его убить и промахнетесь,  у  вас  будут
серьезные неприятности. Если мы решим это сделать, риск целиком ляжет на
вас. Если вы добьетесь успеха, я не вижу причины, почему бы вам не стать
активным членом нашей организации и не получить солидное вознаграждение.
Если вас постигнет неудача, я сомневаюсь, что мы можем вас использовать.
Это вас устраивает?
   Корридон пожал плечами.
   - Поскольку я никогда  еще  не  промахивался,  альтернатива  меня  не
тревожит. Согласимся так. Если я сделаю работу, я получаю тысячу  фунтов
и становлюсь членом. Идет?
   - Да.
   - Тогда все в порядке, - сказал Корридон..

Глава 17

   Обеденный зал оказался длинной, узкой комнатой  с  высоким  потолком.
Окна выходили в сад.  Стены  были  обиты  дубовыми  панелями  и  увешаны
картинами современных  французских  художников.  Дюжина  длинных  столов
блестела от серебряной посуды. На каждом из них стояла ваза с цветами.
   Корридон занял место между Фейдаком  и  Эмисом.  Он  чувствовал  себя
неважно в белом костюме и ловил на себе любопытные взгляды  сидевших  за
столами.
   Столы занимала разношерстная компания мужчин и женщин. Некоторые были
молоды, но в основном тут сидели люди среднего возраста. Ни один из  них
не выглядел тем, кем  был  на  самом  деле:  саботажником,  шпионом  или
убийцей. "Девушки довольно симпатичны", - подумал Корридон.
   Он обратил внимание на стол, стоящий в стороне,  где  сидели  шестеро
мужчин в таких же, как у него костюмах. Большинство  из  них  составляли
старики. Все они сидели равнодушно, не обращая ни на кого внимания.
   - Едва ли я стал бы связываться с подобными джентльменами,  -  сказал
Корридон Фейдаку. - Впрочем, я чувствую, что мое место среди них -  Нет,
вы на испытании, а эти люди пленники.
   - Рад слышать, что существует такая разница,  -  с  сарказмом  сказал
Корридон. - Как, по-вашему, мне долго придется носить это  тряпье?  Круг
на спине вызывает неприятные ассоциации.
   - Не беспокойтесь об этом, - вмешался Эмис. - Пока вы не  попытаетесь
бежать отсюда, все будет в порядке.
   - Ободряющая новость, - улыбнулся Корридон.  -  У  меня  нет  желания
бежать отсюда.
   - Вы начнете работать днем, - сказал Фейдак. - У  нас  есть  для  вас
специальная работа. Вы, надеюсь, разбираетесь в запалах и тому  подобных
вещах?
   Корридон  положил  себе  на  тарелку  жареной  картошки.  Пища   была
превосходной.
   - Кажется, разбираюсь. А что за работа?
   - Мы собираемся взорвать два  генератор,  а  на  электростанции.  Два
дежурных инженера работают на нас. Мы хотим, чтобы вы показали  им,  как
лучше это сделать. У нас  есть  необходимые  чертежи  и  фотоснимки.  Вы
сумеете это сделать?
   - Конечно, а что я получу за это?
   - Ничего, - огрызнулся Эмис. - Или  вы  будете  делать  то,  что  вам
говорят, или сядете на  неделю  в  карцер.  Выбирайте,  что  вас  больше
устраивает.
   Корридон улыбнулся.
   -  В  таком  случае,  я  буду  делать  то,  что  мне  говорят.  После
превосходного ленча Корридон обратился к Фейдаку.
   - За то время,  что  я  провел  здесь,  произошло  столько  волнующих
событий, что  я  не  успел  вас  спросить  о  сестре.  Как  она?  Фейдак
покраснел.
   - О, у нее все в порядке, - ответил он.
   - Я увижу ее здесь? Лицо Фейдака исказилось.
   - Конечно, нет, - сказал он. - Она ничего не  знает  об  организации,
вообще ничего!
   Эмис взял Корридона за руку.
   - Мы не поощряем здесь подобные разговоры, - сказал он  и  бросил  на
Фейдака свирепый взгляд.
   - Вы знакомы с его сестрой? - спросил Корридон.  -  Она  очень  милая
девушка. - Он оглядел присутствующих женщин. - И боюсь, что здесь плохой
выбор, правда? Мне кажется, что эти немытые бабы слишком надоедливы.
   Глаза Эмиса холодно блеснули.
   - Они здесь совсем для других целей.
   - У них своя работа, - добавил Фейдак.
   - Могу себе представить, - улыбнулся Корридон. - А для  других  целей
они не годятся.
   Он не был уверен, но все же ему показалось, что Эмис в душе  согласен
с ним.
   - Вы не пытались привлечь Милли Льюис? - спросил Корридон.
   - Что? - Эмис улыбнулся. - Едва ли она была бы лучше этих лошадей  и,
кроме того, она была воровкой.
   - Да, боюсь, что была. Я знал ее довольно хорошо. К несчастью,  такой
тип  женщин  не  годится  для  серьезного  дела.  Лучше  иметь  дело   с
энтузиастами.
   Эмис бросил на него быстрый взгляд, но ничего не сказал.
   - Когда-нибудь мы с вами повеселимся в городе. Я знаю пару  красоток.
- И Корридон стал расписывать прелести этих красоток.
   Он видел, как при его словах на лице Эмиса  появился  интерес.  Он  с
удовольствием выслушивал пикантные подробности.  Лицо  Фейдака  выражало
отвращение.
   Эмис резко встал.
   - Нам  надо  получше  познакомиться  друг  с  другом,  -  сказал  он,
подозрительно разглядывая Корридона, -  прежде  чем  мы  сможем  принять
участие в подобном веселье.
   Корридон усмехнулся.
   - У нас есть время, - сказал он.
   Днем Корридон  трудился  с  двумя  инженерами  с  электростанции.  Он
показал им, как надо закладывать  взрывчатку,  чтобы  вывести  из  строя
генераторы.  Как  личности,  они  заинтересовали  его.  Два  недовольных
молодых человека, занятых лишь своими персонами. Они рассказали ему, что
присоединились к движению потому, что им надоела существующая система  и
они захотели перемен. Корридон сделал вид, что согласен с ними,  хотя  в
душе удивился, что взрослые люди поверили в болтовню Хомера.
   Позже, когда урок был закончен и Корридон остался один, в лабораторию
явился Фейдак.
   - Ну, как они? Корридон пожал плечами.
   - Хорошо. Они сделают эту работу, если  вас  это  интересует.  Но  на
большее они не способны.
   - Большего нам от них и не нужно. - сказал Фейдак и,  понизив  голос,
продолжал. - Было бы лучше, если  бы  вы  не  упоминали  имени  Лорин  в
присутствии Эмиса. Он очень тяжелый человек и сверх меры любит женщин.
   Корридон поднял брови.
   - Едва ли вы должны порицать меня за это. Мне казалось, что она  одна
из активных членов движения.
   - Конечно, нет! - побледнел  Фейдак.  -  Вы  никогда  не  должны  так
говорить.
   - Но давайте говорить открыто. Она знает о существовании организации.
   - Очень мало. Боюсь, что я иногда проговаривался в ее присутствии, но
я не хочу вмешивать ее.
   - А почему бы и нет? Это же превосходное дело.
   - Это слишком опасное дело. Я очень люблю  Лорин,  -  сказал  Фейдак,
сжимая кулаки. - Я буду очень благодарен вам, если вы будете помалкивать
о ней.
   - Но ведь Диестл знает...
   - Нет!
   - Но это совсем странно. Диестл использовал ее, чтобы заманить  меня.
Уж не забыли ли вы об этом? Фейдак схватил его за руку.
   - Выслушайте меня, пожалуйста. Это была ошибка. Я не разрешал  делать
это. Это была идея Диестла. Он  был  в  клубе  в  тот  вечер,  когда  вы
появились там. Он знал, что вы работаете на Ричи. Он  видел,  как  вы  и
детектив посетили квартиру Милли  Льюис.  Он  сказал  Лорин,  чтобы  она
покружилась с вами. Клянусь вам, она не знала, что было  задумано.  Если
бы Эмис хоть  на  мгновение  заподозрил,  что  она  что-нибудь  знает  о
движении, он бы притащил ее сюда и посадил под стражу.  Вы  знаете,  что
это означает...
   - Не волнуйтесь, - сказал Корридон. - Я очень люблю Лорин и не  желаю
ей плохого. Но мы, возможно, немного опоздали. Эмис не  дурак.  Когда  я
упомянул о ней, он посмотрел на вас со злостью. Вы заметили?
   Фейдак достал платок и вытер лицо и руки.
   - Если Лорин привезут сюда...
   - Вы не должны беспокоиться, -  мягко  сказал  Корридон.  -  Если  он
спросит меня о ней, я постараюсь отвести его подозрения.
   -  Только  будьте  осторожны  с  ним.  Он  очень   опасен.   Он   был
руководителем гестапо во Франкфурте  во  время  войны.  Никто  не  может
спастись от него. Я говорю вам, потому что знаю, что  вы  любите  Лорин.
Я.., я понимаю, что сам нахожусь в вашей власти.
   Корридон засмеялся.
   - Вам нечего беспокоиться об этом.
   - Вы ведь не хотите, чтобы с Лорин что-нибудь  случилось,  правда?  -
Фейдак впился глазами в лицо Корридона.
   - Конечно, нет.
   - Значит, я могу вам доверять?
   - Конечно. Фейдак колебался.
   - Я должен идти. Здесь опасно разговаривать. Я могу надеяться, что вы
ничего не скажете?
   - Даю вам слово, - сказал Корридон.
   - Спасибо.
   После  ухода  Фейдака  Корридон  еще  несколько  минут  оставался   в
лаборатории. Он размышлял  обо  всем  случившемся.  Успех  его  авантюры
целиком зависит от доверия Эмиса. Фейдака стоит пожалеть.  Этот  молодой
слабовольный дурак влез не в свое дело. Корридон больше не колебался. Он
спокойно вышел из комнаты и пошел по коридору к кабинету Хомера.
   Тот только что вышел из кабинета и заулыбался, увидя Корридона.
   - А, мистер Корридон. Как ваша сегодняшняя работа?
   - Успешно, - ответил Корридон. - Вы не можете мне сказать, где я могу
найти Эмиса? Он вам нужен?
   - Да.
   - Эмис не очень общительный парень. Я бы  не  советовал  вам..,  э..,
беспокоить его. Может быть, я смогу что-нибудь сделать для вас?
   - Не думаю.  Эмис  сказал,  чтобы  я  повидал  его  после  того,  как
проинструктирую своих людей, но, возможно, мне  стоит  вам  сообщить  об
этом.
   - О, нет, - торопливо сказал Хомер. - Раз он просил вас повидать его,
это другое дело. Вы найдете его наверху. Его дверь напротив лестницы.
   Корридон еще раз убедился, что и Фейдак, и Хомер боятся Эмиса.
   - Войдите.
   Корридон повернул ручку и открыл дверь. Он вошел в маленькую комнату,
обставленную как кабинет. В отличие от кабинета, у окна стояла кровать.
   Эмис что-то писал за столом. Он поднял голову.
   - Ну?
   Корридон закрыл дверь и прошел к столу. До него долетел запах виски.
   - Фейдак только что просил меня не упоминать о  его  сестре  в  вашем
присутствии, - начал Корридон. - Он сказал, что вы очень любите  женщин,
и что если вы узнаете, что он  проболтался  ей  об  организации,  то  вы
привезете ее сюда и посадите под стражу. Он также упомянул, что вы очень
опасный человек и что вы были руководителем гестапо во Франкфурте. Этого
достаточно, чтобы повесить вас, но вам об этом известно больше, чем мне.
   Эмис откинулся на спинку стула. Лицо его ничего не выражало.
   - Почему вы это мне рассказали? Корридон поднял брови.
   - Насколько я понял, в мою работу здесь входит проверка  сомнительных
членов организации. Фейдак не кажется мне слишком преданным.
   - Вы делаете быстрые успехи, - усмехнулся Эмис.
   - Судя по всему, моя информация вас  не  радует,  -  спокойно  сказал
Корридон.  -  Простите.  Возможно,  я  совершил  ошибку.  Мне  следовало
обратиться  к  Хомеру,  хотя  должен  признаться,  Хомер   кажется   мне
слабовольным. Только что он не хотел, чтобы я приходил к вам. Может быть
вы дадите мне совет, кому я должен докладывать?
   - Значит, такова ваша игра? -  Эмис  наклонился  вперед  и  лицо  его
приняло зловещее выражение. - Вы  пытаетесь  тут  устроить  свару  между
нами?
   - Конечно. А разве не это я должен делать? Или вы  боитесь  услышать,
что организация не столь дисциплинирована, как вы думаете?
   - Умная ложь может доставить массу неприятностей, -  сказал  Эмис.  -
Может быть, вы хотите заставить меня подозревать других.  Такие  попытки
были и раньше.
   - Ну, что же. Разве плохо избавиться от лишнего  балласта?  Я  пришел
сюда с надеждой заработать деньги. Если бы вы только  знали,  как  важны
для меня деньги. Удаление сорняков означает  для  меня  большую  долю  в
прибыли. Возьмите, например,  Диестла.  Он  знает,  что  Лорин  известно
кое-что об организации, но он проявляет мягкотелость  к  ней.  Мы  можем
избавиться от Диестла. Вы  должны  признать,  что  это  хорошая  идея  -
привлечь меня к этой работе.
   Эмис внимательно изучал его.
   - От Диестла нелегко избавиться. Ему доверяет лидер, -  сказал  Эмис,
как бы про себя.
   - Времени у нас достаточно, -  сказал  Корридон.  -  Если  вы  будете
присматриваться к нему, он, возможно,  даст  много  поводов,  чтобы  его
можно было повесить. Что вы думаете о Фейдаке?
   - Если то, что вы сказали, правда,  тогда  его  сестре  лучше  сидеть
здесь. Я увижусь с ним вечером. Корридон кивнул.
   - Возможно, для этого его придется уговаривать.
   - Я буду готов к этому.
   Когда Корридон дошел до двери, Эмис сказал:
   - С завтрашнего  дня  вы  можете  носить  свою  одежду.  Информаторов
следует поощрять.
   - Верно, - улыбнулся Корридон.
   Он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. В конце  коридора  стоял
Фейдак и следил за ним. Он был бледен, как полотно.
   Корридон мельком посмотрел на него и направился в свою комнату.

Глава 18

   Едва Корридон  пробыл  в  своей  комнате  пять  минут,  как  раздался
неистовый звонок. На мгновение он замер, прислушиваясь, потом вскочил и,
открыв дверь, выглянул в коридор. Там никого не было,  но  где-то  возле
лестницы продолжал заливаться звонок.
   Напротив его комнаты отворилась дверь,  и  в  коридор  вышла  молодая
девушка. Она была высока и стройна, ее черные  вьющиеся  волосы  красиво
обрамляли лицо. Высокие скулы и короткий толстый нос заставили Корридона
предположить, что она из Азии. Ее лицо было неподвижно, как у  каменного
идола. Корридон не мог вспомнить, была ли она в столовой.
   На ней был черный свитер и черные брюки,  на  длинных  узких  ступнях
сандалии.
   - Что происходит? - спросил Корридон. - Пожар?
   Ее зеленые глаза внимательно осмотрели его с головы до ног. - Пленник
пытался бежать, - улыбнулась она. - Это сигнал тревоги.
   - Ах, вот оно что! Ну, они поймают его и без моей помощи. Спасибо  за
информацию. - Он шагнул в свою комнату.
   - Вы - Корридон? - спросила она. - Я слышала о вас. -  Она  постучала
пальцем себе в грудь. - Кара Ягода. Мы соседи.
   - Да, - равнодушно кивнул Корридон. Она его не интересовала. -  Будем
видеться иногда.
   Пока он закрывал свою дверь, раздался пистолетный выстрел.  В  четыре
прыжка он подскочил к лестнице и, перегнувшись через  перила,  посмотрел
вниз. Там лежал Слейд Фейдак. Правая сторона его головы была  разбита  и
кровь заливала пожелтевшее лицо. Тяжелый автоматический кольт был  зажат
в его руке.
   Появились Эмис и Брюгер. Подняв голову, Эмис увидел Корридона.
   - Идите сюда! - рявкнул он.
   Корридон прошел  мимо  Кары,  которая  последовала  за  ним  и  начал
спускаться по лестнице.
   - Значит, вы позволили ему ускользнуть от  вас,  -  тихо  сказал  он,
убедившись, что Фейдак мертв.  -  Некоторые  предпочитают  выбрать  этот
путь, чем быть допрошенным мною, - сказал Эмис. Он был бледен от ярости.
Он носком ноги перевернул труп.
   - Это не поможет, - сухо сказал Корридон. - А что насчет Лорин?
   - Он пытался предупредить ее, - ответил Эмис. - Я поймал его.  Брюгер
сейчас поедет туда. - Он  повернулся  к  Брюгеру.  -  Возьми  Евского  и
немедленно привези ее сюда.
   - Подождите, - резко сказал Корридон, и Брюгер  обернулся.  -  Уж  не
собираетесь ли вы прямо отправиться к ней на  квартиру  и  притащить  ее
сюда? Спросите его. Он вам скажет, что это глупо. Она живет  на  верхнем
этаже. Она же не такая дура, чтобы открыть дверь, не узнав, кто  звонит.
На двери есть цепочка. Один взгляд на Брюгера, и она позвонит в полицию.
Если вы хотите побыстрее ее привезти сюда, поручите это мне.
   Эмис изумленно посмотрел на него, потом перевел взгляд на Брюгера.
   - Это не так просто, - сказал Брюгер. - Она видела меня раньше.
   - Хорошо, - сказал Эмис. - Сделаем так. - Он повернулся к Брюгеру.  -
Если он попытается пошутить, пристрели его. Брюгер кивнул.
   - С удовольствием.
   - Стрелять не придется, - сказал Корридон, - но  я  пойду  при  одном
условии. Эту работу сделаю я сам.
   - Хорошо, - согласился  Эмис.  -  Брюгер,  делай  то,  что  он  будет
говорить, но до тех пор, пока ты  будешь  убежден,  что  он  не  задумал
ничего плохого. Понятно?
   Брюгер усмехнулся.
   - Возьми фургон, - продолжал Эмис. - Он поедет  сзади.  Евский  будет
править.
   Брюгер снова усмехнулся.
   - Я не могу ехать в этом, - Корридон указал на свой костюм. - Можно я
переоденусь?
   - Да, - сказал Эмис. - И не вздумайте совершить ошибку, Корридон. Мне
нужна эта женщина.
   Корридон поднялся в свою комнату. Кара стояла в коридоре.
   - Для новичка, не успевшего заслужить доверие, вы действуете отлично,
- заметила она. - Кто убрал Фейдака? Корридон резко повернулся к ней.
   - Сам убрался, - он захлопнул дверь перед ее носом.  Корридон  быстро
переоделся и направился вниз. Он жалел, что у него  не  было  пистолета.
Брюгер и Евский - опасное препятствие. Интересно, застанут ли они  Лорин
дома? Сейчас двадцать минут седьмого.  Она  может  уйти.  Кара  все  еще
стояла в коридоре.
   - Мы должны работать вместе, - сказала она. - Это будет изумительно.
   - Для вас или для меня? - еле сдерживаясь, спросил Корридон.
   - Для нас обоих, мой друг. Он спустился вниз. Евский  не  обращал  на
него внимания. Тело Фейдака исчезло. Двое мужчин  смывали  пятна  крови.
Рядом стоял хмурый Эмис.
   - Если она дома, - сказал Корридон, - я привезу ее. Брюгер и Корридон
забрались в кузов. Евский сел за руль.
   - Итак, будем  работать  вместе,  -  сказал  Корридон,  когда  фургон
двинулся вперед. - Вы с Евским подождете меня в фургоне. Я  поднимусь  к
ней. Ее может не быть дома, но если она дома, я скажу, что с  ее  братом
произошел несчастный случай, и я  приехал  за  ней.  Меня  она  знает  и
доверяет. Это не составит труда. Важно, чтобы вас обоих не  было  видно.
До самого конца она не должна видеть вас. Когда мы выйдем, я посажу ее в
фургон,  и  Евский  должен  немедленно  набрать  скорость.  Если   будет
необходимо, я стукну ее по голове. Если кто-нибудь будет на улице, когда
мы выйдем, я поведу ее по улице, а Евский должен медленно ехать за нами.
Когда только станет пусто, я посажу ее в фургон. Годится?
   Брюгер усмехнулся.
   Далее они весь путь молчали, пока  Евский  не  сообщил  им,  что  они
прибыли.
   - Остановитесь посреди улицы, - сказал ему Корридон. - Мы с  Брюгером
пойдем к дому. Когда увидите,  что  я  вошел,  подождите  три  минуты  и
включайте мотор. Брюгер потом должен влезть в фургон. Главное, чтобы вас
не было видно.
   - Все в порядке, Карл? - подозрительно спросил Евский.
   Брюгер усмехнулся.
   - Да. Это его игра. Босс сказал, чтобы слушались его.  Корридой  едва
сдержал вздох облегчения. Если он сможет убедиться, что Брюгер  сядет  в
фургон, половина его трудностей будет ликвидирована.
   Фургон остановился, и Брюгер открыл дверь. Они вылезли из фургона. На
улице шел дождь.
   - Вы поняли, что надо делать? - спросил Корридон.
   - Да, - кратко ответил Брюгер. - Приступайте, а то я уже промок.
   Они медленно подошли по пустынной улице к дому номер 29.  Дверь  была
открыта, и в холле горел свет.
   - Подождите здесь Евского, - сказал Корридон. -  Когда  он  подъедет,
лезьте в фургон и сидите тихо. О'кей?
   - Откуда вы знаете, что она дома? - подозрительно спросил Брюгер.
   - Я не знаю. Если ее нет, я тут же спущусь вниз.
   - Я даю вам десять минут, потом сам  поднимусь  наверх,  -  и  Брюгер
выразительно похлопал себя по карману. - Без фокусов.  Вы  слышали,  что
сказал босс.
   - Успокойтесь. Вы слишком серьезно относитесь к своей работе.
   Он вошел в холл и направился к лестнице. Как только он скрылся с глаз
Брюгера, он торопливо нацарапал на конверте домашний адрес  Ричи,  держа
конверт в руке, стал подниматься наверх.
   Он остановился у знакомой двери, нажал кнопку звонка  и  стал  ждать,
глядя на часы. Оставалось семь с половиной минут до срока,  который  дал
ему Брюгер. Может ее нет? Если  ее  нет,  и  Брюгер  надумает  ждать  ее
возвращения, у него не будет шанса предупредить Лорин.
   Дверь открылась, и она появилась перед ним.
   - О, Мартин!
   Она была в темном пальто и ее бледное лицо  казалось  прекрасным.  Он
крепко схватил ее за руку.
   - Молчи, только слушай! - тихо сказал он. -  Тебе  грозит  опасность!
Организация, в которой состоит твой брат, решила, что ты знаешь  слишком
много. Они послали меня за тобой с парой негодяев. Я обманул  их.  -  Он
подмигнул ей. - Не бойся. Твой единственный шанс - попасть к  полковнику
Ричи и рассказать ему все, что ты знаешь об организации. - Он  сунул  ей
конверт. - Здесь его адрес. Не бойся. Ему ты можешь довериться.  Беги  к
нему или тебя схватят, и это будет твой конец. Поняла?
   Она с ужасом смотрела на него.
   - Но, Мартин! Что случилось со Слейдом? Что все это значит?
   - У меня нет ни минуты. Они ждут внизу. Беги к Ричи! Послушай! Сперва
хлопни дверью изо всех сил, потом набери три девятки  и  скажи  полиции,
что к тебе ломятся трое  мужчин.  Начни  орать.  Это  твое  единственное
спасение. Лорин, не теряй времени.
   Она закричала.
   Он подумал, что она не поняла его, но по ее глазам  увидел,  что  она
смотрит мимо него.
   На нижней площадке стоял Брюгер и направлял на Корридона маузер. Губы
его растянулись в злой усмешке.
   - Ах ты, крыса, - сказал он и выстрелил.

Глава 19

   В тот  же  момент  Корридон  левой  рукой  толкнул  Лорин  обратно  в
квартиру, а сам бросился вниз на Брюгера.
   Он почувствовал, как его правую руку обожгла боль, а  затем  он  всей
тяжестью обрушился на Брюгера. Тот успел еще раз  нажать  на  курок,  но
пуля ушла в потолок.
   Руки Корридона сомкнулись на горле Брюгера, и они оба  покатились  по
площадке, а затем вниз на следующий этаж.
   Корридон не размыкал тисков. Его большие пальцы  вдавились  в  глотку
Брюгера, и он призывал на помощь все свои  силы,  желая  убить  его.  Он
понимал, что если Брюгер останется жить и заговорит, то ему  не  сносить
головы, и весь его план рухнет.
   Несколько секунд Брюгер боролся, стараясь разжать руки Корридона.  Он
был чрезвычайно силен и бил Корридона по голове  и  телу.  Его  огромные
ноги исцарапали стены. Но Корридону удалось  подмять  его  под  себя,  и
Брюгер уже задыхался. Корридон почувствовал, как в горле Брюгера  что-то
хрустнуло, тот дернулся в последний раз и утих.
   С трудом переводя дыхание, Корридон встал. Он подобрал маузер Брюгера
и сунул себе в карман. Подняв голову, он  увидел,  что  сверху  на  него
смотрит перепуганная Лорин.
   - Иди к Ричи! - крикнул он. - Ты  слышишь!  Беги  к  Ричи!  Потом  он
повернулся и посмотрел вниз, зная, что в любой  момент  может  появиться
Евский. Кроме того, в доме наверняка слышали выстрелы и могли  позвонить
в полицию.  Ему  необходимо  убраться  до  прибытия  полиции.  Если  его
схватят, то все пропало.
   Он спустился вниз в тот самый момент, когда в  холл  вошел  Евский  с
пистолетом в руке.
   - Быстрее к фургону!  -  заорал  Корридон.  -  Быстрее!  Она  вызвала
полицию!
   - Где Карл? - Евский наставил на Корридона пистолет.
   - Она застрелила его. Он мертв. Бежим отсюда! Евский схватил  его  за
руку.
   - Мертв? Ты уверен?
   - Да. Бежим! Ты хочешь, чтобы нас схватили? Он  оттолкнул  Евского  и
бросился к фургону. Это заставило Евского побежать следом.
   - Мертв! Я не могу этому поверить, - сказал Евский, когда фургон  уже
набрал скорость.
   - Она попала ему прямо в  голову,  -  сказал  Корридон.  -  Проклятый
дурак! Это его вина и он получил то, что заслужил. Она уже  была  готова
идти со мной, когда появился он. Наверно пистолет был у нее в кармане. Я
пытался схватить ее, но она выстрелила в меня и попала в руку. Потом она
захлопнула дверь, и я слышал, как она звонила в полицию.  Евский  тяжело
вздохнул.
   - Ему надо было держаться в стороне. Почему ты разрешил ему  войти  в
дом? - продолжал Корридон.
   - Я думал, что он должен ждать в холле, - мрачно сказал Евский.
   - Я же сказал, чтобы он ждал в фургоне.
   - К черту то, что ты сказал! - огрызнулся Евский.
   - Посмотрим, что об этом скажет Эмис. И тебе лучше ехать помедленнее.
Не стоит сейчас связываться с полицией.
   Евский хмыкнул, но скорость сбавил. Сейчас  они  ехали  со  скоростью
тридцать миль в час.
   - Если Брюгер мертв, значит мертв, - нарушил тишину Евский. - Это  не
моя вина. Он никогда не слушал то, что я говорю.  Корридон  улыбнулся  в
темноте.
   - Забудь об этом. Ты делал то, что тебе сказали. Я постараюсь,  чтобы
у тебя не было неприятностей.
   Он выглянул из окна и посмотрел назад. Их никто не  преследовал.  Все
это произошло так быстро, что вряд ли  кто-нибудь  обратил  внимание  на
фургон. Интересно, пойдет ли Лорин к Ричи,  подумал  Корридон.  Было  бы
здорово, если бы он узнал о Бейнтризе.
   После Уайт-Сити Евский сказал, остановив машину:
   - Тебе лучше сесть в фургон, - сказал он просительным тоном.  -  Босс
сказал, чтобы ты ехал там.
   Корридон не стал спорить. Ему  не  терпелось  узнать  местонахождение
Бейнтриза, но он решил зря не рисковать. Он вылез из кабины и пересел  в
фургон. Евский тщательно запер за ним дверь.
   Фургон двинулся дальше,  а  Корридон  засек  время.  Может  быть  это
поможет Ричи определить местонахождение штаб-квартиры.
   Корридон перетянул рану на руке и все внимание сосредоточил на курсе,
по которому следовал фургон. Двадцать минут они ехали прямо  без  всяких
поворотов, примерно, со скоростью пятьдесят миль  в  час.  Потом  фургон
развернулся в обратную сторону и несколько минут спустя свернул  направо
и продолжил путь.  Корридон  продолжал  фиксировать  время  и  повороты.
Наконец, фургон замедлил ход.
   Евский отпер дверь, и Корридон выбрался из фургона. В холл они  вошли
вдвоем. Их немедленно провели к Эмису.
   - Где она? - рявкнул Эмис, едва заметив Корридона.
   - У вас отвратительная дисциплина, - сухо сказал Корридон.  -  Брюгер
нарушил приказ, и я не сумел взять ее. Эмис замер. В его  черных  глазах
мелькнула ярость.
   - Что случилось?
   - Я приказал Брюгеру оставаться в фургоне, а сам пошел  за  ней.  Она
открыла дверь. Она нервничала, но обрадовалась, увидев меня.  Я  сказал,
что с ее братом произошел несчастный случай, и я приехал за ней. На  ней
было пальто с большими карманами. Как только мы вышли из  квартиры,  она
неожиданно закричала. Я повернулся и  увидел  Брюгера.  Я  услышал  звук
выстрела и увидел, что она попала Брюгеру в голову. Я бросился  к  нему,
но она выстрелила в меня. - Он отвернул рукав пиджака  и  показал  рану,
обмотанную платком. - Прежде чем я успел  схватить  ее,  она  захлопнула
дверь и начала звонить в  полицию.  Я  убедился,  что  Брюгер  мертв,  и
присоединился к Евскому. Мы уехали. Слежки за нами не было.
   Дрожа от ярости, Эмис повернулся к Евскому.
   - Это правда?
   - Да, - ответил Евский. - Я оставался в машине.  Брюгер  сказал,  что
пойдет в холл. Я говорил ему, чтобы он  оставался  со  мной,  но  он  не
послушался. Я ждал. Потом один за другим раздались два выстрела. Когда я
вбежал в холл, Корридон спускался вниз. С его руки текла кровь. Чтобы не
терять зря время, мы немедленно поехали сюда.
   Эмис снова повернулся к Корридону.
   - Итак, свое первое поручение вы не выполнили, -  сказал  он,  сжимая
кулаки.
   - Я не выполнил задание лишь  потому,  что  ваши  люди  не  выполняют
приказы, - отозвался Корридон. - Если бы я  действовал  сам,  она  давно
была бы здесь.
   Эмис махнул рукой Евскому. Когда тот ушел, Эмис сказал:
   - У  вас  есть  какие-нибудь  жалобы  на  Евского?  Корридон  покачал
головой.
   - Нет. Он вел себя отлично. Он не Брюгер. Эмис присел на край стола.
   - Да, это большая неудача, - с неожиданной мягкостью проговорил он. -
Я узнаю, что с ней случилось. Я  приготовил  для  нее  место  здесь.  Ее
обязательно надо доставить сюда.
   - Вам нужен письменный отчет? - спросил Корридон.
   - Нет. -  Эмис  встал.  -  Для  организации  крайне  неприятны  такие
промахи. Чем меньше о них говорят, тем лучше. Поймите, я не порицаю вас.
В этой неудаче виноват Брюгер. Я проведу расследование. Вам надо поесть.
Идите.
   Как только Корридон дошел до двери, Эмис добавил:
   - Вам не о чем больше беспокоиться. Только не рассказывайте об  этом.
Если Хомер спросит, скажите, что вы  уже  доложили  мне.  Мы  не  станем
распространяться о неповиновении Брюгера.
   Корридон кивнул и вышел, закрыв за собой дверь. Он был в  приподнятом
настроении. Брюгер был человеком Эмиса, и  он  не  подчинился  приказам.
Ответственность падает на  Эмиса,  а  Эмис,  судя  по  всему,  не  любит
ответственности.

Глава 20

   В столовой почти никого не было. У  окна  за  столом  сидели  четверо
мужчин и пили кофе, курили и разговаривали.
   Корридон сел за стол у стены с тем расчетом, чтобы  ему  было  удобно
разглядывать комнату.
   Он уже почти кончил обедать, когда увидел Кару Ягоду.  Она  стояла  в
дверях,  и  он  внимательно   разглядывал   ее.   Даже   на   расстоянии
чувствовалось, что это физически сильная женщина.  У  нее  были  большие
крепкие руки. Эта женщина не в его вкусе.
   Она пересекла комнату и остановилась перед его столом.
   -  Хелло,  -  сказала  она  и  села  напротив  него.  -   Можно   мне
присоединиться к вам?
   - Валяйте, но я уже закончил. Она улыбнулась.
   - У меня есть немного свободного времени, и я бы хотела провести  его
в вашей компании.
   - Очень мило с вашей стороны, - равнодушно сказал Корридон.
   - Я слышала о вас, когда была в России, -  сказала  она,  внимательно
наблюдая за ним. - Вас называли "Красным Дьяволом".
   - Да, было дело. - Корридон отодвинул от себя тарелки и закурил.
   - Я спрашивала у Эмиса, нельзя ли  мне  работать  вместе  с  вами,  -
продолжала она. - Он сказал, что вполне возможно. Вы рады?
   Корридон на мгновение задержал на ней взгляд.
   - Рад ли я? А много ли от вас пользы? Она слегка смутилась.
   - О, я могу делать многое. Я очень сильная. - Она сжала  кулак  и  он
действительно казался сильным. - Я отлично стреляю, лучше  любого  здесь
вожу машину и могу взбираться  на  горы.  У  меня  нет  нервов.  Я  умею
заставить людей говорить, как бы упрямы они ни  были.  Я  разбираюсь  во
взрывчатке. - Она повела своими мощными плечами  и  покосилась  на  него
темно-зелеными глазами. - Я умею также любить.., очень хорошо.
   - Звучит солидно, - с показным равнодушием отозвался Корридон.  -  Не
сомневаюсь. Эмис скажет мне, когда он захочет, чтобы мы работали вместе.
Откровенно говоря, я не люблю иметь женщин под боком, когда  работаю.  Я
считаю их ненадежными.
   - Вы посчитаете меня более надежной, чем любого мужчину, - засмеялась
она. - Спросите Эмиса. Он не так-то просто расточает похвалы. Я слышала,
что эта Фейдак ускользнула у вас под носом. Брюгер дурак. Я рада, что он
умер. Эмис слишком много доверял ему. Ну, а теперь настал мой  черед.  Я
займу место Брюгера.
   - Для вас оно подходит, -  сказал  Корридон  и  откинулся  на  спинку
стула. - Я ухожу к себе. Прошу прощения. Она встала.
   - А я иду к себе. Мы можем пойти вместе.
   Корридон встал и посторонился, пропуская ее вперед. Он разглядывал ее
сзади, пока они шли к двери. По лестнице они поднимались рядом. У  своей
двери она остановилась и повернулась к нему.
   - Вы не зайдете ко мне? У  меня  есть,  что  показать  вам.  Корридон
покачал головой.
   - Простите, но не сейчас. Я хочу отдохнуть.
   - Может завтра вечером?
   - Возможно. Пока. - Он повернулся и  открыл  свою  дверь.  Она  снова
подошла.
   - А почему не сегодня вечером? Мы можем  стать  добрыми  друзьями.  Я
полагаю, с вами можно быть откровенной. Здесь ужасно скучно. Разве мы не
можем развлекаться сами?
   -  Простите,  но  я  не  привык  заниматься  подобными   делами   без
соответствующей подготовки. Возможно, я немного старомоден.
   - Это интересно, - сказала она, помрачнев. - Я не  припоминаю,  чтобы
вы предварительно готовились к встрече с Лорин Фейдак. Но,  может  быть,
вы находите ее более привлекательной, чем меня?
   Корридон уже начал терять терпение, но он понимал,  что  эта  женщина
может оказаться опасной, и сдержался. Хватит  с  него  врагов.  -  Прошу
прощения, - мягко сказал он. - Спокойной ночи. Она посмотрела на него.
   -  Понимаю.  Возможно,  из-за  этого  умер  Брюгер.  Это   интересно.
Спокойной ночи, мой друг.  Она  повернулась  и  пошла  в  свою  комнату.
Корридон постоял немного, прислушиваясь к ее шагам, нахмурился и ушел  к
себе.
   Позднее, когда он собирался ложиться спать, дверь открылась  и  вошел
Эмис.
   - А я искал вас внизу, - сказал он,  закрывая  за  собой  дверь.  Она
исчезла.
   - Лорин?
   - Да, Лорин. - Эмис подошел поближе и сел на постель. - У  меня  есть
сведения.  Через  несколько  секунд   после   вашего   отъезда   прибыла
полицейская машина, потом скорая помощь. Брюгера увезли. Потом  появился
Роулинс, и Лорин ушла  с  ним.  Следить  за  ними  было  невозможно.  Мы
проверили полицейские участки, но ее нет ни в одном из них.
   - Они не стали бы забирать ее в участок. Они,  видимо,  увезли  ее  к
Ричи. Если она что-нибудь знает, то это будет знать Ричи.
   - Так где же она может быть?
   - Там, где вы не сможете ее найти, -  ответил  Корридон.  Возможно  в
Тауэре. Ричи  имеет  туда  доступ.  Мне  известно,  что  номер  12  тоже
содержался там. Эмис нахмурился.
   - Это очень плохо. - Он наклонился вперед и посмотрел на Корридона. -
Это опасно для нас обоих. Если они что-нибудь узнают, у нас обоих  будут
серьезные неприятности. Лидер не прощает ошибок.
   - Я не вижу, какое отношение имеет это ко  мне,  -  спокойно  заметил
Корридон. - Брюгер не выполнил мой приказ. Если бы шло по  моему  плану,
все было бы в порядке.
   Эмис облизал тонкие губы.
   - Теперь уже поздно говорить об этом.
   - Тем не менее, мне не о чем беспокоиться.
   - Мы можем оказаться полезными друг для друга, - улыбнулся Эмис.
   Это был тот  удобный  случай,  которого  так  ждал  Корридон.  Он  не
колебался.
   - Конечно. Вы единственный член организации, которому я подчиняюсь. Я
рад работать с вами. Что я должен  сделать,  чтобы  скрыть..,  э..,  эту
ошибку?
   - Кроме Евского никто не знает, что вы заходили в ее квартиру. Я могу
заставить Евского держать язык за зубами.
   - Кара знает.
   - Вы уверены? - спросил Эмис.
   - Да. Она сказала мне. Она знает, что Лорин исчезла. Возможно, Евский
более разговорчив, чем вы думаете.
   - Каре можно доверять, - задумчиво сказал Эмис. - Я поговорю  с  ней.
Итак, Брюгер пошел в квартиру Лорин один. Вы понимаете? Он  не  выполнил
указаний и был убит. Я позабочусь, чтобы Кара и Евский поддерживали  эту
версию. Если вы будете молчать, все будет в порядке.
   Корридон закурил.
   - Вы можете положиться на меня, но будьте осторожны с Карой. Я бы  не
стал ей доверять. Эмис улыбнулся.
   - У меня случайно есть кое-что на нее, и она  будет  делать  то,  что
говорю я.
   Корридон протянул ему сигарету, и  Эмис  после  некоторого  колебания
взял.
   - У вас есть какие-нибудь планы насчет меня? -  спросил  Корридон.  -
Кажется я уже говорил вам, что я не хочу работать без оплаты.
   - Наберитесь терпения, - сказал Эмис. - Вы не засидитесь долго. Такие
решения я не могу принимать один, они контролируются лидером. Но я  могу
вам сказать одно: мы решили, что Ричи должен уйти.
   Корридон кивнул.
   - Вы все еще думаете, что сумеете это сделать?
   - Если мне заплатят, я сумею это сделать. Там видно  будет.  Если  вы
добьетесь успеха, я лично позабочусь, чтобы вы получили хороший пост.
   - Я добьюсь успеха, - сказал Корридон. - Мне  понадобится  неделя  на
подготовку и три хороших человека.
   - Вы понимаете, что пока вы на испытании, вам нельзя доверять оружие?
- сказал Эмис. - Планы - это ваше дело, но стрелять должен один из наших
опытных агентов. Вы согласны на это?
   - Да, - кивнул Корридон и осторожно нащупал в кармане маузер Брюгера,
- День уже назначен?
   - Еще рано. - Эмис покачал головой. - Я дам вам неделю на подготовку.
Что касается ваших помощников Чичо и  Мак-Адамса,  то  они  великолепные
стрелки, а Кара отлично водит машину.
   - Я бы не хотел иметь ее рядом с собой. А другого никого нет?
   - Конечно, нет,  -  сухо  ответил  Эмис.  -  Если  случится  что-либо
непредвиденное, вы сами будете рады, что она с вами.  А  почему  вы  так
настроены против нее?
   - Она слишком рьяно добивается моей любви. Эмис хитро улыбнулся.
   - Ну и что из этого?
   - Личный вкус. Такой тип женщин не влечет меня.
   - Вы не должны волноваться из-за пустяков., Кара чрезвычайно полезный
член организации. Вы еще убедитесь в этом. Корридон покачал головой.
   - Помните, я говорил вам о двух девушках?  Как  вы  смотрите  на  то,
чтобы повеселиться вечерком на этой неделе? Вы не разочаруетесь.
   - Где они живут? - равнодушно спросил Эмис, но  Корридон  видел,  как
загорелись его глаза.
   - У них квартира на Керзон-стрит. Я могу позвонить им. Можно?
   - Вам нельзя оставлять этот дом, - нерешительно сказал Эмис. -  Но  я
полагаю, что если я буду с вами, это можно будет устроить. Я  думаю,  вы
заслужили поощрение.
   - Смею сказать, что  об  этом  никто  не  будет  знать,  -  улыбнулся
Корридон. - Как насчет завтрашнего вечера?
   - В субботу, - сказал Эмис и указал на телефон. - Договаривайтесь  на
субботу.

Глава 21

   Следующие четыре дня  тянулись  для  Корридона  крайне  медленно.  Он
продолжал натаскивать обоих инженеров, пока они чуть ли не вслепую могли
заложить взрывчатку под генераторы. Он  также  читал  лекции  по  теории
шифров. Работа утомляла его, но он занимался ею, а Хомер, который  время
от времени наведывался в его класс, был удивлен его познаниями.
   По вечерам он старался избегать Кары и играл  в  покер  с  Хомером  и
тремя другими мужчинами.
   Но дни проходили, и он стал замечать, что атмосфера  подозрительности
вокруг него заметно уменьшилась, и члены организации начали считать  его
своим. Теперь он мог свободно передвигаться по дому и делать, что хотел.
   В субботу вечером около семи часов к нему в комнату  вошел  Эмис.  Он
был в черном парадном костюме, а его  сатанинское  лицо  было  тщательно
выбрито. Глаза его сильно блестели,  и  Корридон  на  мгновение  пожалел
Хильди, девушку, которой предстояло развлекать  Эмиса.  Другая  девушка,
Бабе, была менее привлекательной из этой пары, но более умная.  Корридон
давно знал их. Обе они часто  бывали  натурщицами  художников  различных
направлений и держали квартиру на Керзон-стрит.
   - Вы готовы? - нетерпеливо спросил Эмис.
   -  Да.  -  Корридон  закончил  завязывать  галстук,  сунул  платок  в
нагрудный карман, и вместе с Эмисом направился к выходу.
   - Машина стоит позади дома. Я выйду первым. Если кто-нибудь остановит
вас, скажете, что вы выполняете мое поручение.
   Корридон кивнул.
   Он подождал пару минут после ухода Эмиса и шагнул в коридор. Из двери
вышла Кара и улыбнулась, увидев Корридона.
   - Уходите? - спросила она. Корридон покачал головой.
   - С чего вы это взяли? - спросил он. - Я иду на крышу, чтобы посидеть
в компании голубей.
   Он прошел мимо нее и улыбнулся, услышав, как с  треском  захлопнулась
ее дверь. "Ну и язва", - подумал он.
   Эмис сидел за рулем черного "хамера". Корридон сел рядом с ним и  тут
же почувствовал резкий запах спиртного, исходивший от Эмиса.
   - Вас видел кто-нибудь?
   - Только Кара,  -  сказал  Корридон.  -  Она  хотела  знать,  куда  я
собрался. Я сказал, что это мое личное дело.
   - Она влюбилась в вас. - Эмис включил двигатель, и машина  поехала  к
воротам. - С вашей стороны было бы умнее не дразнить ее.
   - Не люблю, когда женщины напрашиваются,  -  сказал  Корридон.  -  Вы
уверены, что ей можно доверять?
   - Да, - сказал Эмис и притормозил, так как  к  ним  приближались  два
охранника. Он что-то им сказал, и они открыли ворота.
   Корридон думал, что он узнает местность, если окажется  за  воротами,
но он ее не узнал.  Было  темно,  а  Эмис  включил  лишь  подфарники,  и
Корридон не мог прочесть ни одной надписи или разглядеть  местность.  Он
понял, где они находятся, когда машина выехала на Хай  Уайкомб  в  конце
Вестерн-авеню. Корридон понял, что Бейнтриз находится где-то возле  Бакс
Хертс. Точнее он сказать не мог. Эмис гнал машину с бешеной скоростью, и
Корридон успокоился лишь тогда, когда  они  проехали  Уайт-Сити  и  Эмис
сбавил скорость.
   Пока они ехали, Корридон  обдумывал  положение.  Ему  очень  хотелось
ударить Эмиса по голове и доставить к Ричи. Но Корридон не  был  уверен,
что Эмис достаточно много знает о делах  организации.  Задача  Корридона
сейчас сводится к обнаружению лидера, а Эмис может и не знать его.  Если
он не тронет Эмиса, то надо будет  завоевать  доверие  в  организации  и
найти лидера. И Корридон решил играть свою роль до конца. Возможно,  ему
представится удобный случай позвонить Ричи.
   Эмис вел машину молча, но как только они свернули  на  Пикадилли,  он
резко спросил:
   - Этим девушкам можно доверять?
   -  Им  нечего  доверять,  -  ответил  Корридон.  -  Это  просто   две
хорошенькие девушки с пустыми головками. - Он продолжал объяснять Эмису,
что это за девушки и, когда они подъехали  к  большому  дому  на  Шейерд
Маркет, лицо Эмиса выражало сомнение.
   Дверь открыла Бабе, темноволосая худенькая девушка. Увидев Корридона,
она повисла на его шее и издала  такой  вопль,  что  его  наверно,  было
слышно на улице.
   - Осторожно, не задуши меня, - мягко сказал Корридон.  -  Здравствуй.
Это мой друг. Зови его Джери. Где Хильди?
   -  Я  здесь,  -  объявила  Хильди,  появляясь  в  дверях.  Она   была
пухленькой, рыжей и  очень  симпатичной.  -  Привет,  красавчик.  -  Она
посмотрела на Эмиса. - Заходи и чувствуй себя как дома.
   Эмис вошел в гостиную с осторожностью кошки,  попавшей  в  незнакомое
место. Убедившись, что кроме них никого  нет,  он  успокоился,  хотя  на
всякий случай обошел всю квартиру.
   Девушки наполнили бокалы.
   - Нравится? - спросила Бабе.
   Эмис  ответил,  что  очень  нравится.  Теперь  он   был   спокоен   и
сосредоточил внимание на Хильди.
   Корридон усадил Бабе к себе на колени, и она стала пить виски.
   - У вас только один телефон? - внезапно  спросил  Эмис,  указывая  на
телефонный аппарат.
   Корридон предупреждающе толкнул Бабе.
   - Да, - удивленно ответила она. - Хочешь позвонить?
   - Нет,  просто  так  спросил,  -  отозвался  Эмис.  Хильди  регулярно
наполняла его стакан, и после нескольких минут пустой болтовни он  начал
проявлять признаки нетерпения.
   - Может, мы оставим их вдвоем? - прошептала Хильди ему на  ухо.  -  Я
думаю, они хотят побыть наедине.
   Эмис кивнул.
   Корридон, который краем глаза наблюдал за Эмисом, понимал,  что  того
волнует телефон.
   Он встал.
   - Мы пойдем в соседнюю комнату.  Бабе  хочет  показать  свои  офорты.
Потом мы присоединимся к вам. Идет?
   - В какую комнату? - спросил Эмис вставая.
   - Покажи ему, Бабе, - улыбнулся Корридон. - Он боится, что я убегу.
   - Почему? - спросила Хильди. - Мартин компанейский парень. Он  никуда
не сбежит.
   Бабе открыла дверь. Эмис пересек комнату и заглянул в спальню. Он  не
заметил, что  на  низкой  подставке  у  стола  стоит  второй  телефонный
аппарат.
   - Пошли, - сказал Корридон Бабе. Они ушли  в  спальню  и  заперли  за
собой дверь, оставив Эмиса наедине с Хильди.
   - Говори шепотом, - тихо сказал Корридон. Бабе  изумленно  уставилась
на него.
   - Кто твой друг, Мартин? Он мне не нравится.
   - И мне тоже. Но не спрашивай, кто он. Иди сюда и сядь рядом со мной.
Я хочу поговорить с тобой. - Он сел на  постель.  Бабе  подошла  и  села
рядом с ним.
   - Послушай, детка, - продолжал Корридон. - Все,  что  мне  надо,  это
воспользоваться твоим телефоном. Твоя квартира - единственное место, где
я могу позвонить по телефону Элайне от того парня.
   - Вот это да! - сказала Бабе. - Только не говори,  что  я  ничего  не
буду иметь.
   Корридон усмехнулся.
   - Двадцать баксов:  половину  тебе,  половину  Хильди.  Дорогостоящий
телефонный звонок. Дай кусок бумаги. Бабе снова изумленно уставилась  на
него.
   - Двадцать фунтов? Честно?
   - Детка, не стоит зря терять время. Она дала ему  лист  бумаги  и  он
написал несколько строк. Она прочла и широко разинула рот.
   - Военное министерство? Уйди от меня.
   - Не стоит. Послушай, это надо будет отнести одной  птичке  по  имени
мисс Флеминг, и она даст тебе двадцать фунтов. Она будет немного строга,
но не обращай внимания. Ты сделаешь эту работу для правительства.
   - Он.., шпион?
   - Что-то в этом роде. Теперь мне  надо  поговорить  со  своим  шефом.
Попробуй не прислушиваться. Чем меньше ты будешь знать об этом деле, тем
безопаснее будет для тебя. - Он снял трубку и набрал номер Ричи.
   - Говорит Корридон, - тихо сказал он, услышав голос полковника.  -  У
меня есть кое-что. Может быть, мисс Флеминг запишет?
   - Рад слышать ваш голос, - сказал Ричи. - Я очень беспокоился о  вас.
Как дела?
   Корридон усмехнулся и подмигнул Бабе.
   - Отлично, полковник. Сейчас  я  очень  мило  провожу  время.  Вашему
департаменту это обойдется в двадцать фунтов. - Значит, в дело  замешана
женщина, - сказал Ричи. - Хорошо, деньги будут.
   - Вы говорили с Лорин?
   - Она мало что знает, но мы спрятали ее. Ее ищут, конечно?
   - Да. Поместите ее с вашей племянницей.  Ее  брат  застрелился.  Эмис
собрался допросить его, но тот предпочел скрыться на  том  свете.  Дайте
мисс Флеминг, у меня мало времени.
   - Сейчас. Это вы убили Брюгера? Роулинс рвет и мечет.
   - Ну, это его дело. Если бы я его не убил, то мне была бы крышка.
   - Хорошо. Даю мисс Флеминг. Корридон начал диктовать свой  отчет.  Он
говорил так торопливо, но четко, рассказывая обо всем случившемся с  ним
с тех пор, как он покинул квартиру Марион Говард и прибыл в Бейнтриз. Он
детально описал  путешествие  от  Лорин  до  Бейнтриз,  сообщил  приметы
Хомера, Эмиса и двух инженеров, которые собирались  взорвать  генераторы
на электростанции. Когда он закончил, то  попросил  мисс  Флеминг  снова
подозвать к телефону Ричи.
   Диктуя, он наблюдал за  взволнованной  Бабе.  Она  впитывала  в  себя
каждое произнесенное им слово, и глаза ее возбужденно блестели.
   - Вы не один? - спросил Ричи.
   - Конечно, нет, - ответил Корридон.  -  Я  в  спальне  очаровательной
маленькой брюнетки, и она завтра явится  к  вам  за  двадцатью  фунтами.
Заплатите  ей  обязательно,  полковник,  иначе  мне  больше  не  удастся
связываться с вами.
   Ричи усмехнулся.
   - Вы умеете сочетать приятное с делом. У вас еще есть что-нибудь  для
меня? Отчет ваш великолепен.
   - Они собираются избавиться от вас, -  сказал  Корридон.  -  Операцию
буду готовить я. Это может случиться  в  любое  время,  так  что  будьте
готовы. Когда все будет точно известно, я попытаюсь дать вам  знать,  но
если я не сумею предупредить, я сделаю все возможное, чтобы не повредить
вам. Чтобы ни случилось,  но  должно  быть  сообщение  о  вашей  смерти,
жизненно необходимо для успеха операции объявление о вашей смерти.  Если
это выйдет, я стану полноправным членом организации.
   - Хорошо, - согласился Ричи. -  У  вас  есть  идея,  как  это  должно
выглядеть?
   - Возможно, это надо сделать, когда вы выйдете из дома. Со мной будут
два стрелка и женщина за рулем. Эти  парни  знают  свое  дело,  так  что
будьте готовы ко всему и носите с собой пистолет.
   Хорошо. Еще что-нибудь?
   - Как ваша хорошенькая племянница?
   - Все в порядке. Она передает вам привет.
   - Правда? Присматривайте за ней. Пока,  полковник.  Вы  еще  услышите
меня. Если сможете, попробуйте найти Бейнтриз. Это будет нетрудно. Но не
пытайтесь заслать кого-нибудь внутрь. Это слишком опасно. О'кей?
   - Хорошо, я  все  сделаю.  Берегите  себя.  Вы  делаете  превосходную
работу.
   - Пока, - повторил Корридон. Ему было приятно, что Ричи похвалил его.
Обычно полковник был скуп на похвалы. Он положил трубку.
   - И это все правда? - спросила  Бабе.  -  Этот  человек  -  настоящий
шпион?
   - Ты ничего не слышала, - сказал Корридон.  -  Послушай,  детка,  это
опасно, как динамит. Одно твое лишнее слово и загубишь все дело, себя  и
меня. Эти люди очень опасны, их ничто не остановит. Если  он  что-нибудь
заподозрит, то и тебе, и Хильди конец. Ты должна держать язык за зубами.
Ясно?
   Твердый взгляд его глаз напугал ее.
   - Я ничего не скажу.
   - Да, это самое лучшее. Никому, даже Хильди. Теперь ты  работаешь  на
правительство. Эти люди опасны, я уже говорил.  Мне  жаль,  что  я  тебя
втянул в это дело, но другого выхода  не  было.  Теперь  ответственность
лежит на тебе. Если ты не хочешь, чтобы всем нам перерезали  глотки,  ты
должна молчать. - Он встал. - Пошли туда,  и  не  смотри  так  смущенно.
Сейчас выпьем, и все пройдет.
   Он подошел к двери, отпер ее и заглянул в гостиную. Она была пуста.
   Эмис, очевидно, был все еще занят.

Глава 22

   Еще два дня спустя, когда Корридон занимался в классе, вошел Хомер.
   - Я искал вас, - заявил он, обнажая в  улыбке  свои  желтые  зубы.  -
Через десять минут в моем кабинете состоится заседание. Я буду рад, если
вы явитесь туда.
   - Обязательно, - отозвался Корридон. - Я сейчас закончу и приду.
   Хомер продолжал стоять.
   - Мы очень довольны вашей работой, мистер Корридон, - продолжал он. -
Эмис очень высоко ценит вас, а ведь он чрезвычайно редко бывает о  людях
хорошего мнения.
   Корридон едва скрыл улыбку. Эмис  имел  причину  быть  довольным  им.
Хильди хорошо сделала свое дело. Эмис уже запланировал визит в  квартиру
на Керзон-стрит. В  следующую  субботу  он  снова  хотел  поехать  туда.
Интересно, надолго ли хватит терпения Ричи, подумал  Корридон.  Двадцать
фунтов в неделю - слишком  высокая  цена  за  удовольствие  слышать  его
голос. Тем более, что ничего нового прибавить к отчету  он  не  мог.  Он
надеялся, что это совещание даст ему какие-либо новые сведения,  которые
оправдают эти двадцать фунтов Иначе ему придется искать другие пути  для
связи с Ричи.
   Он дал классу задание по зашифровке текста и пошел в кабинет  Хомера.
По дороге к нему присоединилась Кара.
   - Наконец-то мы поработаем вместе, - сказала она и покосилась на него
краем глаза.
   - Мы?
   - Так я слышала. Это как раз то, чего мне хотелось. Эти  дни  я  мало
видела вас.
   Корридон промолчал.  Он  постучал  в  дверь  кабинета,  открыл  ее  и
посторонился, пропуская впереди себя Кару. Потом вошел сам.
   Хомер сидел за столом. Диестл стоял у камина.  Эмис  прохаживался  по
кабинету, заложив руки в карманы. Двое мужчин, которых  Корридон  раньше
не видел, стояли у стены напротив двери.
   - Входите и закройте дверь, - сказал Хомер.  Он  махнул  рукой  Каре,
чтобы та села рядом с двумя мужчинами, а  Корридону  указал  на  стул  у
стола. - Садитесь, мистер Корридон. - У нас есть для вас работа.
   Корридон сел и с любопытством посмотрел на двух мужчин. Один  из  них
был невысокий, полный, с маленьким личиком и черными, зачесанными назад,
волосами. Глубоко посаженные глазки разглядывали Корридона  через  очки.
Фланелевый костюм был помят и грязен.
   Его компаньон был молод, на вид лет восемнадцати.  Он  был  грязен  и
неопрятен. Сальные черные волосы прядью спадали на левый  глаз.  Он  был
высок и строен.
   Ни одного из них Корридону не представили, и  он  не  знал,  что  они
делают в кабинете Хомера.
   - Мы решили, что Ричи надо убрать, - заговорил  Хомер.  -  Вы  готовы
выполнить это?
   - Конечно, - кивнул Корридон.
   - Значит, через десять дней, то есть 25 мая, он должен исчезнуть. Вас
это устраивает? Корридон снова кивнул.
   - А метод?  -  спросил  Диестл.  -  Я  полагаю,  вам  надо  время  на
обдумывание.
   - Да, - сказал  Корридон.  -  Метод  довольно  прост.  Самое  трудное
выполнить его.
   - Эти трое помогут вам, - сказал Хомер, указывая рукой на Кару и двух
мужчин. - Это Чарльз Мак-Адамс, - продолжал он, указывая  на  мужчину  в
очках. - А это Чичо. Оба они первоклассные стрелки из пистолета.  Лучшей
пары вам не  сыскать,  а  машину  поведет  Кара  Корридон  кивнул  обоим
мужчинам, которые с  изумлением  разглядывали  его.  Мак-Адамс  наклонил
голову, а Чичо равнодушно отвернулся.
   - Прежде чем я соглашусь работать с этой троицей, - сказал  Корридон,
-  я  бы  хотел  убедиться,  что  они  настолько  хороши,  как  вы   это
утверждаете. Если они выдержат мои испытания, я возьму их  с  собой,  но
если они мне не подойдут, я буду просить других. Это вам ясно?
   - Конечно, - сказал Эмис. - Ответственность лежит на вас. Вы вольны в
выборе, хотя нас они вполне устраивают. Они лучшие из всех,  что  у  нас
есть.
   Корридон кивнул.
   - Я испытаю их сегодня днем. - Я бы хотел услышать ваш план, - сказал
Диестл. - Как вы предполагаете это сделать?
   - Пока эта троица не прошла испытаний, им лучше ничего  не  знать  об
этом плане, - сказал Корридон. Он посмотрел на них и сказал: -  Выйдите,
пожалуйста, в коридор и подождите меня.
   Мак-Адамс немедленно направился к двери, но Кара и  Чичо  колебались,
вопросительно глядя на Хомера.
   - Выйдите! - рявкнул Эмис, видя их колебания. - Разве вы не  слышали,
что он сказал?
   - Подождите, - сказал Корридон и встал. - Я хочу, чтобы вы  полностью
поняли. Эти трое должны работать  под  моим  руководством.  Я  не  смогу
поручиться за хорошую работу, если они не будут понимать,  что  я  хочу.
Мои приказы должны выполняться, и если хоть один из них выразит сомнение
в том, что я скажу, он или она должны быть наказаны.
   - Да, - сказал Диестл. - Мы  согласны  с  этим.  -  Он  посмотрел  на
троицу. - Вы поняли? Приказы Корридона должны быть выполнены.
   Кара улыбнулась. Двое мужчин молчали. Лица их ничего не выражали.
   - Хорошо, а теперь, пожалуйста, подождите меня за дверью.  Когда  они
вышли, Корридон снова сел.
   - Теперь о плане, - начал он. - У Ричи есть дом на Стратфорд-роуд,  в
нескольких минутах от станции метро  Найтсбридж.  Там  всего  двенадцать
домов, по шесть на каждой стороне улицы. Северный конец улицы  упирается
в Кенсингтон-роуд, южный -  в  Бромптон-роуд.  Это  темная  и  пустынная
улица. - Он наклонился вперед и взял со стола Хомера лист  бумаги.  -  Я
нарисую для вас план местности. - Он сделал быстрый набросок.  Диестл  и
Эмис подошли ближе и склонились над столом. - Ричи живет  в  этом  доме.
Каждый вечер в десять часов он выходит на прогулку в парк и  делает  это
регулярно в течение нескольких лет.
   - Опасная привычка, правда? - Хомер поднял брови.
   - Нет. Те, кому он доверяет, знают только, где  он  живет.  Тех,  кто
знает, где он живет и кого он должен бы бояться, он  не  боится,  потому
что умеет постоять за себя.
   - И вы имеете в виду... - начал Диестл.
   - Он один из лучших стрелков в стране. Он человек большого мужества и
у него дьявольски развит инстинкт опасности. Он может вытащить  пистолет
и убить вас, прежде чем вы успеете моргнуть. Поэтому  я  утверждаю,  что
эта работа очень опасна. Шансов вернуться живыми  очень  мало,  если  не
продумать работу до  мельчайших  деталей  и  не  распланировать  все  по
времени. Но и в этом случае я не гарантирую, что  не  произойдет  ничего
случайного.
   - Если мы увидим его... - начал Диестл. Корридон засмеялся.
   - Такое слово не годится для Ричи. Наша единственная надежда  на  то,
что один из ваших стрелков откроет отвлекающий  огонь,  а  второй  убьет
Ричи. Естественно, это не стоит им говорить, но я думаю, что один из них
не вернется обратно.
   - Если Ричи будет убит, - сказал Эмис со зловещей улыбкой, - то я  не
буду расстраиваться, даже если вообще никто из них не вернется.
   - Только потом не говорите, что  я  не  предупреждал  вас,  -  сказал
Корридон. - Возможно, никто из нас, кроме Кары не вернется, так как  она
будет в машине. Но я уверяю вас, что Ричи будет убит. Теперь  посмотрите
на план. Вот дом Ричи. В  нескольких  ярдах  от  двери  дома  расположен
почтовый ящик, находящийся по ту сторону дороги. Я предлагаю спрятать за
ним Чичо. В стороне от дома Ричи, вот здесь,  стоит  телефон-автомат.  Я
встану в будке и буду делать вид, что разговариваю по телефону.  Из  нее
мне будет видна вся улица и дом Ричи. Ни Мак-Адамс,  ни  Чичо  не  знают
Ричи. Здесь не должно быть ошибки. Когда он появится, я дам  им  сигнал.
Мак-Адамс станет за этим деревом. Он будет полностью на виду. Это  плохо
для него, но главное в том, чтобы Ричи заметил его и насторожился.  Ричи
сосредоточит свое внимание на нем и, я надеюсь, не заметит Чичо.  Первым
откроет огонь Мак-Адамс, если ему повезет это сделать.  Почти  наверняка
первым выстрелит Ричи. Пока он занят Мак-Адамсом, Чичо выстрелит в него.
Второго такого случая не  будет.  Если  Чичо  промахнется,  мы  пропали.
Поэтому я сам хочу убедиться в том, что они хорошие стрелки.
   - Они хорошие стрелки, - сказал Эмис, - но убедитесь в этом сами.
   - А как вы уйдете оттуда? Корридон похлопал по плану.
   - Кара с машиной будет  здесь,  возле  Бромптон-роуд  с  выключенными
огнями. Когда начнется стрельба, она  поедет  к  парку.  Я  хочу,  чтобы
другая машина стояла возле Мэрбл Арчгейт. Мы приедем на машине  Кары,  а
уедем на другой машине. Если нас будут преследовать, я  поеду  в  машине
один, а остальные трое, или то, что от них  останется,  разойдутся  так:
Кара на метро до Шефорд Балл, Чичо на Хамперсмит Бродвей, а Мак-Адамс  к
Парку. Я буду подбирать их по одному. - Он  посмотрел  на  Эмиса.  -  Вы
сможете вести вторую машину?
   - Конечно, - он был явно рад, что его включили в план.
   - А не будет лучше, если Мак-Адамс останется в машине  Кары  и  будет
стрелять из нее? - спросил Диестл. - Это даст ему хоть какую-то защиту.
   Корридон мрачно улыбнулся.
   - Боюсь, что вы не хотите пожертвовать Мак-Адамсом, -  сказал  он.  -
Если Ричи увидит машину, стоящую рядом с его домом, он  начнет  стрелять
раньше, чем Мак-Адамс поднимет пистолет. Кроме того, машина закроет Ричи
от огня Чичо.
   - Он прав, - нетерпеливо сказал Эмис. - Это хороший план.  Я  одобряю
его.
   - Да, - сказал Хомер. Диестл кивнул.
   - Да, я удовлетворен. Вы сумеете подготовиться за десять дней?
   - За неделю. Начиная с сегодняшнего дня  мы  начнем  репетировать.  Я
предлагаю использовать дорогу и сконструировать место действия.  Я  могу
использовать любого, кто может мне понадобиться?
   - Вы можете делать все, что сочтете необходимым для  дела,  -  сказал
Хомер, потирая руки.
   - Эта троица должна увидеть место действия, - продолжал  Корридон.  -
Могу я послать их по одному для осмотра дома и дороги?
   - Конечно, - сказал Диестл.
   - Ну, меня-то вы, конечно, не пустите, - весело сказал Корридон.
   Хомер развел смущенно руками...
   - Когда ваш план осуществится, вы будете полностью  свободны,  мистер
Корридон.  Согласитесь,  что  до  ликвидации  Ричи  было  бы   неразумно
рисковать планом и вами.
   - Хорошо, - согласился Корридон. - Дорогу я и так знаю  отлично.  Мне
незачем туда ходить. - Он достал портсигар.  -  Теперь  остается  решить
вопрос о моем гонораре. Кажется, речь шла о  тысяче.  Пятьсот  сейчас  и
пятьсот после окончания работы.
   - Тысяча, когда работа будет  сделана,  -  быстро  сказал  Диестл.  -
Простите, Корридон, но ваша репутация против вас. Я слышал о том, как вы
получали деньги вперед.
   -  Подождите,  -  сказал  Хомер.  -  Я  чувствую,   что   мы   должны
договориться.  Мистер  Корридон  делает  самую   полезную   работу.   Он
практически член организации. Если он доверяет нам, я думаю и  мы  можем
доверять ему.
   - Я согласен, - сказал  Эмис  и  хитро  улыбнулся  Корридону.  Диестл
колебался.
   - Я понимаю, что вы не хотите рисковать, - сказал Корридон и встал. -
Но пока работа не сделана, я буду выходить не один, а с  сопровождающим.
Я не могу понять, что же вас беспокоит?
   - Хорошо, - сказал Диестл, пожимая плечами. - Давайте заплатим ему.
   - Я получу для вас деньги послезавтра, -  сказал  Хомер,  -  это  вас
устраивает?
   - Да, можно ли мне будет пойти в свой банк, хотя бы  в  сопровождении
кого-нибудь? - спросил Корридон и посмотрел на Эмиса.
   - Я пойду с вами,  -  просто  сказал  Эмис.  Когда  они  выходили  из
кабинета, он добавил: - После банка мы навестим девушек.  Я  предпочитаю
не тратить времени зря.
   - И я тоже, - усмехнулся Корридон.

Глава 23

   Мак-Адамс вошел в комнату Корридона и поставил макет на стол.
   - Я думаю, это годится...  Если  вы  проверите...  Корридон  осмотрел
модель. Она в точности соответствовала тому, что он хотел.
   После заседания в кабинете Хомера прошло три дня. Он  уже  побывал  в
банке и положил на свой счет деньги,  полученные  от  Хомера.  Будучи  в
банке, он успел оставить распоряжение на выделение сотни фунтов в пользу
Сюзи Льюис. Эмис, который стоял рядом, вопросительно посмотрел на него.
   - Веришь или нет, но она моя крестница, - сказал  Корридон.  -  Кроме
того, я был должен Милли.
   Эмис решил, что это причуда, и ничего не сказал. Его ум  был  слишком
занят предстоящей встречей с Хильди и, как только Корридон закончил дело
в банке, Эмис повез его не Керзон-стрит.
   Корридон снова воспользовался телефоном и сообщил Ричи детали  плана,
время и дату, предупредив его, что дело может закончиться плохо, если он
не будет настороже, но Ричи уверил его, что все будет в порядке.
   - Вы позаботитесь о Чичо, - сказал он, - а я займусь Мак-Адамсом.
   - Пусть поблизости будет полицейская машина, - предупредил  Корридон.
- Смотрите, Кару нельзя недооценивать, она умеет  водить  машину.  Я  не
хочу, чтобы ей удалось скрыться.
   Ричи сказал, что он позаботится  обо  всем,  и  просил  Корридона  не
беспокоиться.
   Корридон пропустил  свою  троицу  через  испытание.  Эмис  был  прав,
говоря, что Чичо и Мак-Адамс первоклассные стрелки. Правда,  в  быстроте
реакции им было далеко до Ричи, но Корридон уверил  Эмиса,  что  они  не
уступают ему ни в чем.  Единственным  человеком,  который  по-настоящему
беспокоил его, была Кара. Мало того, что она стреляла лучше, чем Чичо  и
Мак-Адамс, но она водила машину так, что  у  Корридона  волосы  вставали
дыбом. Ее чувство дистанции было потрясающим. Возвращаясь с Корридоном в
Бейнтриз, она неожиданно развила на узкой дорожке  такую  скорость,  что
Корридон онемел от ужаса. Казалось, она была  продолжением  машины  или,
вернее, составляла с  машиной  одно  целое.  Эмис,  сидевший  на  заднем
сиденьи, только улыбался. Корридон, считавший его до сих пор сумасшедшим
водителем, изменил  мнение.  По  сравнению  с  Карой,  Эмис  был  просто
дилетантом. Он начал сомневаться, сможет ли полиция задержать ее.
   Из этой троицы Корридону больше всего нравился Мак-Адамс, но он знал,
что  это  опасный  фанатик.  Чичо  ему  не  нравился.  У  парня  начисто
отсутствовал интеллект и было лишь яростное желание убивать.
   Имея макет, Корридон налег на репетиции. Евского он  заставил  играть
роль Ричи. Евский был стрелком не хуже Мак-Адамса и  Чичо,  и  часто  он
стрелял раньше их. Когда  Корридон  проводил  репетицию,  посмотреть  ее
сходились все обитатели Бейнтриза.
   Часть дороги он превратил в Стратфорд-роуд, установив почтовый ящик и
телефонную будку. Садовые ворота играли роль дома Ричи.
   Он заставлял их снова и снова повторять все действия, а сам  наблюдал
из телефонной будки, как Чичо прячется  за  почтовым  ящиком.  Это  было
жизненно важным, поскольку Корридон собирался  пристрелить  его  раньше,
чем тот успеет выстрелить в Ричи.
   Хомер и Эмис смотрели все репетиции и восхищались замыслом Корридона.
   По-настоящему беспокоила Корридона  Кара.  Она  казалась  недовольной
своей пассивной ролью и, когда  Корридон  показывал  Чичо,  как  следует
прятаться за почтовым ящиком, чтобы он мог  его  видеть,  она  вышла  из
машины и подошла к ним.
   Корридон хмуро посмотрел на нее.
   - Разве я приказал вам оставить машину? Она улыбнулась.
   - У меня есть предложение.
   - Какое? - нетерпеливо спросил Корридон. Эмис присоединился к ним.
   - Я бы хотела прикрыть Чичо, - объяснила она. - Первым выстрелит Мак,
потом Чичо, потом я могу выстрелить из машины. Разве это плохая идея?
   - Да, - сухо сказал Корридон. - Ваша задача вести машину.  Прикрывать
Чичо не нужно.  Вы  останетесь  в  машине  и  будете  держать  двигатель
включенным. Такова ваша работа, и вы должны ее выполнять.
   Мгновение она колебалась, глядя на Эмиса, но тот не поддержал ее. Она
пожала плечами и сердито нахмурилась.
   - Очень хорошо, но вы, возможно, еще пожалеете об этом.
   - Это мое дело, - отрезал Корридон. - Вы вернетесь в машину?
   Она ушла.
   - А не нужно ли ей, в самом деле, присоединиться  к  вам?  -  спросил
Эмис, когда она ушла. - Если Ричи опасен, как вы говорите, три пистолета
лучше, чем два.
   - Ее работа - сосредоточиться на вождении машины, - сказал  Корридон,
волнуясь за Ричи. - Нам предстоит  быстро  удрать,  а  если  она  начнет
стрелять, то забудет о машине.
   - Ну, хорошо, это ваше дело, - сказал Эмис. - Предоставляю все вам.
   Вечером Кара пришла в комнату Корридона. Он сидел в  кресле  и  читал
книгу. Подняв голову, он удивился, увидев в дверях Кару.
   - Что вам нужно? - сухо спросил он. - Я не слышал вашего стука.
   Она закрыла за собой дверь и подошла к нему поближе.
   - Мне одной скучно, и я решила зайти к вам поболтать. Корридон ждал.
   Она  достала  портсигар,  выбрала  сигарету,  размяла  ее   длинными,
сильными пальцами и закурила. Корридон закрыл книгу.
   - Вы будете сильно жалеть, когда Ричи умрет?
   - Нет. Почему вы спрашиваете?
   - Ричи очень опытный стрелок, не так ли?
   - Он умеет стрелять.
   - Он был на войне, - сказала она. - Я встречалась с  ним.  Он  лучший
стрелок страны.
   Это было настолько неожиданное заявление, что Корридон с трудом скрыл
удивление.
   - Да, был, но он постарел с тех пор, - осторожно сказал он.
   - И, однако, вы не хотите, чтобы я прикрыла Чичо?
   - Это ни к чему, -  резко  сказал  Корридон,  понимая,  что  разговор
принял опасный характер. - Ваше дело вести машину.
   - Я знаю, - она выпустила к потолку струю дыма. - Вы ведь будете  без
оружия?
   - К чему вы клоните? Что все это значит?
   - Я думаю, что и  Чичо,  и  Мак-Адамс  не  вернутся  живыми  из  этой
операции, - сказала она с улыбкой. - Я не волнуюсь, для меня они  ничего
не значат и я не буду удивлена, если Ричи не умрет.
   Корридон внимательно посмотрел на нее, встал и вышел из  комнаты.  Он
торопливо дошел до комнаты Эмиса и вошел в нее.
   Эмис лежал  на  постели,  курил  и  задумчиво  разглядывал  альбом  с
фотографиями.
   Подняв голову, он усмехнулся.
   - Посмотрите-ка эти  картинки...  -  начал  он,  но  Корридон  жестом
прервал его. - В чем дело?
   - Пойдем в мою комнату, - сказал Корридон. - Там Кара.  Я  бы  хотел,
чтобы вы послушали, что она говорит. Лицо Эмиса помрачнело.
   - Что она говорит?
   - Она сама вам скажет.
   Корридон вместе с Эмисом вернулся в свою комнату.  Когда  они  вошли,
Кара направилась к двери. Глаза ее холодно блестели, а  при  виде  Эмиса
она по-волчьи оскалила зубы.
   - Повторите Эмису то, что вы сказали  мне.  Она  колебалась,  а  Эмис
холодно разглядывал ее.
   - Ничего. Я ему ничего не говорила.
   - Скажите ему! - рявкнул Корридон. Она  с  ненавистью  посмотрела  на
него и двинулась дальше к двери, но он схватил ее  за  руку.  Она  резко
дернулась и вырвала руку.
   - Подожди! - приказал Эмис холодно. Она остановилась.
   - Я ничего не... - начала она.
   - Дело вот в чем, - сказал Корридон. - Она сказала,  что  не  думает,
что Чичо и Мак-Адамс вернутся живыми и что Ричи не будет убит.
   Эмис посмотрел на нее.
   - Почему вы это сказали?
   Она снова колебалась, а Корридон решил, что она придумывает,  как  бы
выкрутиться из этого положения.
   - Я.., я пошутила, - пробормотала она. - Я не имела этого в виду.
   Эмис резко выбросил вперед кулак и ударил ее  в  зубы.  Она  пыталась
сохранить равновесие, но не удержалась на ногах и упала на пол.
   - Такими вещами не шутят, - заорал Эмис. - Вон! Она  медленно  встала
и, приложив руку ко рту, направилась к двери.
   - Она слишком нахальна, - сказал Эмис,  когда  Кара  скрылась.  -  Но
теперь она будет себя хорошо вести.
   Вспомнив ее горящие ненавистью глаза, Корридон испытал беспокойство.
   - Наверно, не стоило ее бить Эмис улыбнулся.
   - Этот язык нравится женщинам и собакам, - сказал он. - Больше у тебя
с ней не будет беспокойства.
   Корридону захотелось, чтобы Эмис оказался прав. Поздно вечером, когда
Корридон был  убежден,  что  ему  никто  не  помешает,  он  открыл  ящик
гардероба, где хранился маузер, который он забрал у  Брюгера.  Он  решил
почистить его, поскольку в его  плане  этот  маузер  играл  существенную
роль.
   Пистолет хранился в ящике гардероба под белым  костюмом,  который  он
носил в первый день пребывания в Бейнтризе. Но когда  он  сейчас  поднял
костюм, маузера там не было. Он исчез.
   Он нахмурился. Кара оставалась в его комнате одна.  Видимо,  пистолет
взяла она. А без пистолета он бессилен помочь Ричи.
   Несколько минут он сидел на корточках, разглядывая пустой ящик  и  не
зная, что делать. Потом он медленно поднялся на ноги.  Ему  нужен  новый
пистолет. Один неверный шаг, и он погиб, но если  он  собирается  спасти
Ричи, ему нужно достать пистолет.

Глава 24

   Часы в холле  пробили  два  раза.  Уже  три  часа  Корридон  сидел  у
раскрытого окна и смотрел в небо. Ночь была безлунная и темная,  тяжелые
тучи заволокли небо. Его глаза привыкли к  темноте,  и  он  видел  двоих
людей с тремя собаками, которые проходили мимо его окна каждые полчаса.
   Он напрягал свой ум, пытаясь придумать возможность выбраться  отсюда.
Если он рискнет, то в  сотне  ярдов  от  ворот  есть  телефонная  будка,
которую он заметил, когда они с Эмисом ездили на Керзон-стрит.  Если  он
сумеет добраться до будки и позвонить Ричи, то у него будет оружие.
   Его беспокоили собаки. Охранников он не  боялся.  У  него  достаточно
опыта,  чтобы  избежать  с  ними  встречи,  но  собаки  -  это  реальная
опасность. Единственным оружием, которое  он  сумел  разыскать  в  своей
комнате, была короткая стальная кочерга,  и  он  решил,  что  она  может
послужить  ему.  Левую  руку  на  случай  нападения  собак  он   обернул
полотенцем.
   Он вернулся к окну и через несколько минут снова увидел двух сторожей
и собак. Они прошли прямо под его окном. Один из сторожей курил сигарету
и что-то тихо рассказывал. Как только они  скрылись  из  вида,  Корридон
забрался на подоконник и дотянулся до водосточной  трубы.  Он  не  спеша
спустился по ней вниз и,  стараясь  не  оставлять  следов,  выбрался  на
гравийную дорожку.
   С минуту он постоял, прислушиваясь, и, не услышав ничего, двинулся  к
лужайке. Мягко и  бесшумно  он  пересек  лужайку  и  вступил  в  заросли
рододендронов. Он  остановился  и  обернулся,  глядя  на  погруженный  в
темноту  дом.  Рододендроны  подходили  вплотную  к  воротам.  Он  решил
держаться среди кустов и не рисковать. Лучше перелезть через забор. Путь
длинный, но менее опасный.
   Корридон двинулся в путь, часто останавливаясь и прислушиваясь.
   После долгого путешествия, он неожиданно увидел на своем пути мужскую
фигуру  и  сразу  же  узнал  Евского,   который   стоял   неподвижно   и
прислушивался.
   Корридон замер на месте, сжав в правой  руке  кочергу.  Евский  начал
двигаться в его сторону. Корридон оставался на месте,  зная,  что  среди
кустов он невидим. Но он  понимал,  что  любое  его  движение  привлечет
внимание Евского.
   Евский остановился в трех или четырех ярдах от него и замер на месте.
   - Кто тут? - неожиданно крикнул Евский, и Корридон почувствовал,  как
по его спине пробежали мурашки. - Я знаю,  что  ты  здесь,  -  продолжал
Евский злобно. - Выходи, или я стреляю.
   Корридон  не  двигался.  Евский  еще  немного  постоял  и  направился
обратно.
   - В  чем  дело?  -  послышался  голос,  и  еще  одна  мужская  фигура
присоединилась к Евскому.
   - Мне показалось, что в кустах кто-то есть, - объявил Евский. - Я  не
видел никого. Фонарь есть? У меня села батарейка.
   - Наверно, ты слышал кролика, -  сказал  второй  мужчина.  -  Тут  их
полным-полно. Пошли, уже готов чай.
   Евский еще немного постоял, и затем они пошли. Обе фигуры скрылись  в
темноте.
   Корридон облегченно вздохнул и вытер лицо платком. Несколько минут он
не двигался, потом продолжил  путь.  Через  несколько  минут  он  увидел
электрофицированный забор, о котором его предупреждал Хомер. Держась  от
него подальше,  Корридон  прикинул  его  высоту.  Он  действительно  был
высотой десять футов, и на  разных  уровнях  проходило  несколько  голых
проводов, находящихся,  очевидно,  под  смертельным  напряжением.  После
осмотра забора Корридон решил добиться своей цели.  Недалеко  от  забора
росло дерево, крона которого была выше  забора.  Для  обычного  человека
взобраться на такое дерево почти невозможно, Корридон умел взбираться  и
по стене дома. Он взобрался на большую ветку, которая отходила от  стола
в направлении забора и была выше края забора  примерно  на  пять  футов.
Повис на ней и стал раскачиваться. Когда размах колебаний показался  ему
достаточным, он разжал кулаки  и,  перелетев  восемь  футов,  отделявших
дерево и  забор,  упал  на  землю  уже  за  забором.  Быстро  вскочил  и
огляделся. Кругом было тихо. Однако, не успел он сделать и  двух  шагов,
как услышал женский голос:
   - Самое лучшее время - это весна в Париже, - произнес голос из тьмы.
   - Кто тут? - он замер на месте.
   - Хэлло, Мартин. Я так и думала, что на такой  прыжок  способны  лишь
вы, - и рядом с ним возникла Марион Говард.
   - Будь я проклят! - пробормотал Корридон. - Откуда вы тут взялись?
   - Я живу в коттедже чуть дальше по дороге, - объяснила девушка.  -  С
тех пор, как мы обнаружили это место, мы следим за вами. Вы целы?
   - Да. - Корридон улыбнулся. Было темно, и он не мог видеть ее лица, а
ему неожиданно захотелось взглянуть на нее. - Я собираюсь звонить Ричи.
   - Пойдемте в коттедж, - сказала она. - Там мы сумеем поговорить.
   Он взял ее под руку, и они быстро зашагали по дороге.
   - Я не могу оставаться долго,  -  сказал  Корридон.  -  Я  дьявольски
рискую, но мой пистолет украли, и я был вынужден  что-либо  предпринять.
Мне нужен пистолет. У вас есть?
   - О, да, я сумею вооружить вас, - она толкнула деревянную калитку,  и
они подошли к небольшому одноэтажному домику.
   - Черт возьми, как вам это удалось? -  спросил  Корридон,  когда  они
оказались в уютной комнате. Он был рад увидеть горящий камин  и  бутылку
виски, сифон с содовой водой и стаканы на маленьком столике.
   - Это устроил мой дядя, - объяснила  Марион.  Она  включила  свет,  и
Корридон уставился на нее.
   Он подумал, что сейчас она еще более красива, чем раньше.
   - Вы не знаете, на что он способен, - продолжала она. - Как только мы
убедились, что нашли вас, он приехал сюда и нашел этот коттедж. Не знаю,
как ему удалось убедить владельца, но я поселилась и уже двое суток живу
здесь. Иногда сюда приходит Роулинс.  Завтра  ночью  он  будет  дежурить
здесь.
   - Ваш дядя умеет предусмотреть все, - сказал Корридон и сел у камина.
- Можно мне глотнуть виски, или оно для Роулинса?
   - Наливайте себе сами, - сказала Марион. Она налила  себе  кофе  и  с
чашкой в руке тоже подсела к камину. - У вас все в порядке?
   - Пока да. Еще три дня и шар лопнет. Я бы хотел, чтобы  Ричи  заменил
себя кем-нибудь. Его могут убить.
   - Но тогда убьют другого, - серьезно проговорила Марион.  -  Дядя  не
пойдет на это. Кроме того, он говорит, что раз вы защищаете его, то  все
будет в порядке.
   Корридон пожал плечами.
   - Его вера в меня очень трогательна. Ну,  хорошо,  пусть  будет  так.
Давайте пистолет. Мне пора возвращаться, пока меня там не хватились. Без
пистолета я просто беспомощен. Эта пара умеет стрелять.
   Марион побледнела.
   - Ну, а если они  задумают  обыскать  вас?  Если  они  найдут  у  вас
пистолет...
   - Вы правы, - кивнул Корридон, - я об  этом  не  подумал.  Они  легко
могут это сделать. - Он на мгновение  задумался.  -  Оставьте  для  меня
пистолет в телефонной будке. Это самый безопасный путь. Мы прибудем  без
десяти десять. Положите пистолет под телефонный справочник за пять минут
до нашего прибытия. Вы сможете это сделать?
   - Конечно, я скажу дяде.
   - А теперь я пойду. Для отчета ничего нового нет. В четверг в десять.
Предупредите Ричи, что полиция должна обратить самое серьезное  внимание
на Кару. Она умеет  водить  машину  и,  если  она  улизнет,  это  что-то
страшное. Они не должны упустить ее.
   - Я скажу им.
   - Ну, все. Я страшно рад, что повидал вас, - сказал Корридон и встал.
- Но все же Ричи не прав, что позволил вам жить  здесь.  Неужели  он  не
знает, насколько опасны эти люди?
   Она улыбнулась.
   - Я уговорила его. Иногда я могу быть  упрямой,  как  и  он.  Я  хочу
помочь. - Она взяла его за руку. - Если  у  вас  будет  что-то  срочное,
дайте сигнал фонарем. И я, и  Роулинс  можем  читать  азбуку  Морзе.  Вы
знаете ее?
   - Вы  просто  молодец.  Ну,  я  пошел.  Мне  надо  еще  найти  способ
перебраться через стену.
   - Об этом мы позаботились. Как только мы  обнаружили  это  место,  мы
договорились,  что  в  этом  районе  каждую   ночь   будет   отключаться
электричество, на случай, если вы захотите выйти.
   - А я-то лез на дерево! Это Ричи придумал? Она кивнула.
   - Он всегда думает обо всем, - сказал Корридон, глядя сверху вниз  на
девушку. Ему хотелось поцеловать ее, но ее серьезные глаза сказали,  что
этого делать не следует.
   Он одобряюще улыбнулся ей и торопливо направился к выходу.

Глава 25

   Едва  Корридой  перелез  через  забор,  как  длинная  черная  тень  с
быстротой пули метнулась к нему. Он успел выбросить вперед  левую  руку,
обмотанную полотенцем, и эльзасская овчарка повисла на нем.  Вес  собаки
заставил его упасть на нее.
   Собака с рычанием тянулась к его горлу,  но  Корридон  отталкивал  ее
левой рукой. Потом он резко ударил ее в грудь и  отбросил  от  себя.  Но
прежде, чем он успел подняться на ноги, собака вцепилась  ему  в  плечо.
Корридон сбросил ее с себя и старался  выбрать  удобную  позицию,  чтобы
ударить ее кочергой, но животное  двигалось  так  быстро,  что  Корридон
ничего не мог сделать.
   Неожиданно  собака  отскочила  назад.  Корридон,  с  трудом  переводя
дыхание, встал, и в следующий момент собака снова бросилась на него.  Он
выставил вперед кочергу, собака ткнулась в  нее  мордой  и  отскочила  с
жалобным визгом. В следующий момент он ударил  ее  кочергой  по  голове.
Собака упала на бок, а он изо всех сил бросился бежать к дому.
   Его единственным желанием было побыстрее очутиться в  своей  комнате,
пока другие собаки не напали на него. Держась в тени  от  рододендронов,
он быстро бежал к дому, пока не достиг края лужайки. Но здесь как  будто
налетел на каменную стену: наискосок от него  в  дальнем  конце  лужайки
увидел красный огонек сигареты. Он упал  на  четвереньки.  Было  слишком
темно, чтобы видеть силуэт сторожа, которого  выдавал  огонек  сигареты.
Неожиданно одна из собак залаяла.
   - Заткнись! - услышал Корридон голос сторожа. - К ноге! Собака  снова
залаяла, и Корридон услышал громкий шлепок. Собака завыла от боли.
   - В чем дело? - послышался голос из темноты.
   - Снова, очевидно, кролики, - сердито отозвался сторож.  -  Заткнись,
скотина!
   - Лучше освободи ее, - посоветовал его товарищ.  -  Может  кто-нибудь
забрался сюда.
   - Не болтай чепухи. Сюда никто не сможет проникнуть.
   Оба сторожа прошли мимо, и Корридон облегченно вздохнул.  Как  только
огонек сигареты исчез из вида, он встал и быстро пересек лужайку.
   Где-то сзади послышался лай собаки,  и  он  подумал,  что  она  нашла
подругу, которую он огрел кочергой, но теперь он уже ничего  не  боялся,
так как стоял рядом с водосточной трубой. Он осторожно начал подниматься
наверх.
   Залаяло еще несколько собак. Со стороны дорожки послышался топот ног.
Обливаясь потом, он лез вверх.
   - Что-то случилось, Джек, - услышал он голос одного  из  сторожей.  -
Спусти собак.
   Руки Корридона уже зацепились за подоконник, и он ввалился в комнату.
Едва он это сделал, как в доме раздался  оглушительный  звон.  За  окном
раздались крики и  мелькали  лучи  фонарей.  Корридон  быстро  разделся,
торопливо надел пижаму и убрал одежду в гардероб, потом подошел к двери,
отодвинул кресло и открыл дверь.
   Напротив, стоя в дверях, весело улыбалась Кара.
   - Вы успели вовремя вернуться, не так ли? -  спросила  она.  Ее  губы
распухли и посинели, а глаза блестели.
   - Сон  приснился?  -  спокойно  отпарировал  Корридон.  -  Вам  лучше
вернуться в постель, пока кто-нибудь не разукрасил ваши глаза.
   Она побледнела и поджала губы. У нее был вид разъяренной кошки.
   - Хорошо, мистер Корридон, - проговорила она. - Я могу подождать.  Но
очень скоро я поговорю с вами.
   Она резко повернулась и ушла в свою комнату, хлопнув дверью.
   Корридон  усмехнулся  и  собирался  войти  в  свою  комнату,  но  его
остановил Эмис.
   - Что вы делаете? - спросил он. - Вы выходили?
   - Выходил? - непонимающе повторил Корридон. - Зачем мне выходить?
   -  Кто-то  оставил  следы  на  земле.  -  Он  пристально  разглядывал
Корридона. - Одна из собак убита.
   - Вы думаете, что это сделал я? Эмис покачал головой.
   - Нет, сторожа могли ошибаться. Возвращайтесь в постель.
   Когда раздается тревога, никто не должен выходить  из  комнат.  Когда
Корридон закрывал дверь, он неожиданно спросил:
   - Что хотела Кара?
   - Она тоже  подумала,  что  это  я  выходил,  -  с  улыбкой  ответил.
Корридон. - Интересно, что подсказало ей такую, идею?
   Эмис подозрительно оглядел его, а Корридон закрыл за собой дверь.

Глава 26

   Ну, вот и все,  подумал  Корридон,  спускаясь  по  лестнице  в  холл.
Обратной дороги нет.
   Хотя он репетировал с Мак-Адамсом и Чичо, пока они не превратились  в
роботов, он понимал,  что  возможна  любая  случайность,  которая  может
стоить Ричи жизни. Теперь, когда операция началась, он стал раскаиваться
в том, что взялся за эту работу. Несмотря  на  властный  характер  Ричи,
Корридон очень любил его. Он был уверен, что Ричи сумеет  избавиться  от
Мак-Адамса, но вовсе не был уверен, что сам сумеет расправиться с Чичо.
   В холле были Хомер, Эмис, Кара, Чичо и Мак-Адамс. Они ждали его.
   - Все готово? - спросил Эмис, когда Корридон присоединился к ним.
   - Да, - ответил он. Лицо его ничего не выражало.  -  Одно  замечание.
Если у нас будут неприятности, вы должны объехать Мэрбл Арчгейт и  ждать
до половины одиннадцатого. Я хочу, чтобы ждали полчаса. Если ни один  из
нас не появится, объезжайте парк и ждите нас  в  половине  двенадцатого.
Ждите нас до полуночи. Если опять ни один  из  нас  не  появится,  тогда
знайте, что мы не появимся. Ясно?
   Эмис кивнул.
   - Тогда все в порядке, - сказал Корридон. - Я готов. Он  почувствовал
на себе взгляд Кары, но избежал встречаться с ее глазами. Он  повернулся
к Чичо.
   - Вы сядете с Карой, а Мак-Адамс и я - на заднее сиденье. Пока Кара и
Чичо шли к машине, Корридон обратился к Хомеру.
   - Держите пальцы скрещенными.  Это  иногда  помогает.  Иногда  бывают
всякие непредвиденные случайности. Хомер обнажил в  улыбке  свои  желтые
зубы.
   - Вы выполните свою миссию. Желаю удачи и безопасного возвращения.  -
Он протянул свою толстую руку и Корридон пожал ее.  Хомер  продолжал:  -
Еще одна маленькая деталь, пока вы не уехали. Надо проверить, нет  ли  у
вас оружия. Мы  считаем  это  необходимым.  Будьте  добры,  отдайте  ваш
пистолет.
   Корридон широко  улыбнулся,  благодаря  в  душе  предусмотрительность
Марион.
   - Но у меня нет оружия, - сказал  он.  -  Убедитесь  сами.  С  легкой
извиняющейся улыбкой Эмис провел руками по одежде  Корридона.  Потом  он
отступил назад, качая головой.
   - Я же говорил, что она врет, - огрызнулся он на Хомера.
   - Снова проделки милой Кары?  -  засмеялся  Корридон.  -  Никогда  не
думал, что она такая настырная.
   - Я поговорю с ней, когда она вернется обратно,  -  произнес  Эмис  с
угрозой в голосе. - Пора проучить ее. - Он похлопал Корридона по  плечу.
- Ну, все, я буду на месте в половине одиннадцатого. Счастливой охоты.
   Корридон сел в машину рядом с Мак-Адамсом.
   - Простите, что заставил вас ждать, - сказал он. - Кто-то решил,  что
у меня есть револьвер.
   Кара не смотрела на него, но ее лицо помрачнело. Она включила мотор и
резко дала газ.
   Корридон предложил Мак-Адамсу сигарету.  Тот  взял  ее,  но  Корридон
заметил, что его руки дрожат. Возможно, Ричи убьет  его.  Он  знал,  что
против Ричи Мак-Адамсу не устоять.
   - Скоро все кончится, -  сказал  Корридон.  -  Только  для  Ричи  все
окончится хуже, чем для вас. Мак-Адамс покраснел.
   - Надеюсь на это, - сказал он и тихо вздохнул. - Кара говорит, что он
отлично стреляет.
   - Кара слишком много болтает, - отозвался Корридон. - Он был  хорошим
стрелком десять лет назад, но сейчас он уже старый.
   - Я пристрелю его. Мак, не волнуйся, - сказал Чичо. - У него не будет
времени вытащить пистолет.
   Корридон был рад, что Чичо так говорит. Он с удовольствием  влепит  в
него пулю.
   - Не забудьте, пока я не подам сигнал, не стрелять,  -  резко  сказал
он. - Я не хочу, чтобы вы от волнения ухлопали не того человека. Когда я
сниму телефонную трубку, вы узнаете, что это Ричи.
   - Вы так часто вопили об этом, что мы чуть не оглохли,  -  огрызнулся
Чичо.
   - Лучше бы вы заодно и онемели, - усмехнулся Корридон.
   - Вы не всегда будете нашим боссом, - с угрозой сказал Чичо. - Я  еще
поговорю с вами как-нибудь.
   - Заткнись! - сказала Кара. - Разве ты не  знаешь,  что  он  любимчик
Эмиса? Тебе нужны неприятности?
   Чичо усмехнулся, но промолчал. До Уайт-Сити  они  все  молчали.  Кара
вела машину осторожно и тихо, времени у них было достаточно.  До  Шефорд
Балл они доехали в половине Десятого.
   -  Мы  остановимся  у  парка  и  повторим  роли,  потом   поедем   на
Стратфорд-роуд, - сказал Корридон.
   Десять минут они медленно ехали до Найтсбридж Гейт, и здесь  Корридон
приказал Каре остановиться. Она проехала еще несколько ярдов до  стоянки
и остановила машину. Впервые за время поездки Корридон посмотрел на нее.
Она была мрачна и курила сигарету.
   - Дайте ваш пистолет, - сказал Корридон Чичо.
   - Зачем? - спросил он.
   - Пистолет! - рявкнул Корридон.
   Чичо неохотно  достал  пистолет  из  кобуры  под  мышкой  и  протянул
Корридору. Это был кольт  сорок  пятого  калибра.  Корридон  внимательно
осмотрел его и вернул ему. Потом он потребовал пистолет у  Мак-Адамса  и
тоже вернул после проверки.
   - Все в порядке, - сказал Корридон. -  Вы  знаете,  что  делать.  Как
только он упадет, Чичо подбегает и стреляет ему в  голову.  Мы  с  Маком
бежим к машине. Чичо изо всех сил следует  за  нами  и  мы  сматываемся.
Вопросы есть?
   - Давайте действовать, черт возьми, - сказал Чичо.
   - Если нас схватит полиция, то нам уже не выкрутиться, да? -  спросил
Мак-Адамс.
   - Не попадайтесь им. Если вы его убьете и попадетесь, вам крышка.  Но
вы можете убить копа, который захочет вас задержать.
   - Я убью и десяток копов, - сказал Чичо. - Пусть  только  сунутся  ко
мне.
   - О'кей, Кара, - сказал Корридон. - Поехали. Не глядя на  него,  Кара
включила двигатель, и машина поехала. Без семнадцати  минут  десять  она
остановила машину на углу Стратфорд-роуд.
   - Я пойду  первым,  -  сказал  Корридон.  -  Как  только  я  войду  в
телефонную будку, вы. Мак, выходите из машины и  идите  на  свое  место.
Потом идет Чичо. Кара, двигатель не выключайте.
   Никто из них ничего не сказал, и Корридон вышел из машины.
   - Ну, счастливой охоты, - сказал он и пошел по  дороге  к  телефонной
будке. Войдя в нее, он оглянулся в  сторону  машины  и  сунул  руку  под
телефонный справочник. Пистолет был на месте. Это был "Смит и Вессон" 38
калибра. Прекрасное оружие, которое  не  раз  выручало  его.  Он  вогнал
патрон в патронник, поставил на предохранитель и сунул в  карман.  Потом
он чуть развернулся и стал смотреть на дорогу. Из машины вышел Мак-Адамс
и направился в его сторону.  Когда  он  проходил  мимо  будки,  Корридон
увидел, что он бледен.  Он  прошел  мимо  дома  Ричи  и  остановился  за
деревом.
   Минуту или две спустя появился Чичо. Его  лицо  напряглось,  а  глаза
блестели. Он занял свое место за почтовым ящиком.
   Корридон надеялся, что в это время никто не выйдет из соседних домов,
в противном случае его план рухнет.
   Он взглянул на часы.  Пора.  Секундная  стрелка  пробегала  последний
круг. Десять часов. Он поглядел  через  плечо  и  увидел  черный  силуэт
"бьюика", стоящего  в  сотне  ярдов  от  него.  Он  надеялся,  что  Кара
послушается приказа и не покинет машину. Его очень интересовало,  готова
ли действовать полиция. "Самое трудное, - подумал он,  -  это  задержать
Кару".
   Он поглядел на Чичо,  который  сидел  за  почтовым  ящиком.  Корридон
хорошо видел его спину и  голову.  Он  сунул  руку  в  карман  и  достал
пистолет. Сейчас появится Ричи. Он тихо открыл дверь будки  и  посмотрел
на Мак-Адамса, который пошевелил рукой, давая понять, что  видит  его  и
готов. Корридон помахал ему.
   Они ждали. Шли секунды, и сердце Корридона  бешено  билось  в  груди.
Интересно, что чувствует Ричи, подумал он.
   Неожиданно с Кенсйнгтон-роуд на Стратфорд-роуд  свернуло  такси.  Оно
проехало мимо Мак-Адамса и почтового ящика, за которым сидел  Чичо.  Тот
выпрямился, увидев огни машины.
   Корридон замер. Он с беспокойством уставился на дом Ричи, но там  все
было тихо. Он подумал, что Ричи тоже увидел такси и ждет.
   Такси остановилось в  нескольких  ярдах  от  Чичо  и  из  него  вышла
девушка. Она расплатилась с шофером и направилась к соседнему дому. В ее
походке  было  что-то  такое,  что   заставило   Корридона   внимательно
присмотреться к ней. Это была  Марион  Говард.  Она  подошла  к  дому  и
открыла дверь. Корридон  быстро  посмотрел  на  такси.  Машина  медленно
двигалась к черному "бьюику". Он понял, что это план Ричи  и  что  такси
должно перекрыть Каре путь к бегству.  Возможно,  на  полу  такси  лежат
полицейские. Но у него не было времени смотреть за маневрами такси.
   Из дома вышел Ричи. На нем было легкое пальто и  шляпа  с  опущенными
полами.
   Чичо снова пригнулся за почтовым ящиком и приготовил свой  кольт.  Он
не надеялся, что Чичо  будет  ждать  сигнала.  Ричи  смотрел  в  сторону
Мак-Адамса, который смотрел на Корридона, ожидая сигнала.
   Чичо поднял кольт и прицелился в Ричи. Корридон торопливо выстрелил в
него, тот выронил кольт, попытался повернуться,  чтобы  посмотреть,  кто
стрелял в него, но рухнул на землю и неподвижно растянулся.
   Два выстрела подряд прогремели в ночной тишине. Это стреляли  Ричи  и
Мак-Адамс. Выстрел Ричи попал в цель.  Корридон  увидел,  как  Мак-Адамс
выронил пистолет и схватился за руку. Ричи  бросился  к  нему  и  ударил
рукояткой пистолета по  голове  в  тот  момент,  когда  Мак-Адамс  хотел
выстрелить левой рукой.
   Все это произошло  в  считанные  секунды.  Пока  Ричи  склонился  над
Мак-Адамсом,  Чичо  пришел  в  себя  и  схватился  за  оружие.  Корридон
выстрелил еще раз, стараясь попасть в голову, Чичо снова  растянулся  на
земле.
   Корридон вышел из будки и собрался идти к Ричи,  как  вдруг  раздался
еще один выстрел, и пуля просвистела мимо его лица. Он бросился на землю
и посмотрел в сторону, откуда раздался выстрел.
   Он увидел Кару с пистолетом в руке. Она покинула свой "бьюик"  и  все
видела. Она выстрелила в Ричи, который все еще стоял  возле  Мак-Адамса.
Корридон с ужасом увидел, как Ричи выронил пистолет и медленно повалился
на Мак-Адамса. Он выстрелил в Кару, но промахнулся, затем выстрелила она
в него и пробила ему шляпу. Потом раскрылись двери такси и  двое  мужчин
бросились к Каре.
   - Осторожнее, идиоты! - заорал он.
   Но было уже поздно. Кара дважды выстрелила, и оба мужчины упали. Кара
бросилась к "бьюику". Шофер такси пытался загородить ей дорогу,  но  она
ловко объехала его. Корридон выстрелил и пуля пробила стекло рядом с  ее
лицом. Больше он выстрелить не успел, так как "бьюик" скрылся за углом.
   Корридон оглянулся. Марион с двумя  мужчинами  в  штатском  бежали  к
Ричи. Тот стоял на ногах и держался за плечо.
   Корридон направился к ним. Его перегнала полицейская машина  и  резко
затормозила. Из нее выскочил Роулинс.
   - Все в порядке, - сказал он, - мы возьмем ее.
   - Черта с два возьмете! - яростно сказал Корридон. -  Болваны!  Я  же
предупреждал Ричи, что за ней нужно внимательно следить, а  вы  упустили
ее.
   - Не волнуйся, - сказал Роулинс со своей неизменной  улыбкой.  -  Она
далеко не уйдет, все дороги блокированы.
   - Не обманывай себя, - сказал Корридон, проведя рукой по  лицу.  Рука
окрасилась кровью. - Ее остановить труднее, чем экспресс.
   С Кенсингтон-роуд свернула  полицейская  машина.  На  подножке  стоял
полисмен. Он махал рукой.
   - Мы расставили посты по всем дорогам, - продолжал Роулинс.  -  Через
пару минут ее возьмут.
   - Надеюсь, что ты окажешься прав, - сказал Корридон.  Он  вытер  лицо
платком. - Черт возьми, она все же попала в меня.
   - Это ерунда, но еще четверть дюйма, и ты был бы среди своих предков.
- Поехали, - сказал Корридон и  они  сели  в  машину.  -  Прикажи  ехать
быстрее. Я хочу убедиться, что ее возьмут.
   - Все организовано, - сказал Роулинс. - Я говорю, что она  далеко  не
уйдет.
   - Когда она будет за решеткой, я поверю тебе, но не раньше.
   - Вот она, сэр! - воскликнул шофер и включил дальний свет.

Глава 27

   Два длинных  столба  света  выхватили  черный  "бьюик",  мчащийся  по
дороге.
   - Осторожнее, - сказал Роулинг шоферу, - не врежься в него.
   - Ну, с ней это не пройдет, - сказал Корридон  и  высунул  голову  из
окна, чтобы лучше видеть. Он видел еще две полицейские  машины,  которые
перегораживали дорогу. Но "бьюик" и не  думал  сбавлять  скорость.  Кара
включила  фары.  Корридон  видел,  как  четыре  полисмена  сигналили  ей
фонарями, приказывая остановиться. Они стояли на дороге, уверенные,  что
она остановится. Корридон был бы рад предупредить их  об  опасности,  но
знал, что они его не услышат.
   Черный  "бьюик"  безжалостно  и  неумолимо  мчался  вперед  прямо  на
полицейских. Наконец,  он  с  треском  врезался  в  полицейские  машины,
разбросал их в стороны и молнией помчался дальше.
   - Ну, разве я был не прав, предупреждая вас! - сказал Корридон.
   Шофер чуть притормозил.
   - Быстрее! Быстрее! - приказал Роулинс.
   - У нас почти нет  шансов  догнать  ее,  -  сказал  Корридон.  Машина
промчалась в бреши, сделанной "бьюиком", но его самого не было видно.
   - Да, она умеет водить машину, - сказал Роулинс. Он  закурил  и  руки
его заметно дрожали. - Но она не скроется.
   - Боюсь,  что  все  твои  баррикады  не  остановят  ее.  Они  увидели
полицейских, которые с тротуара  фонарями  указали  дорогу,  по  которой
промчался "бьюик".
   - Она  едет  к  парку,  -  сказал  Роулинс,  когда  они  свернули  на
Кингс-роуд. Пусть крутит, как хочет, но ей от нас не уйти.
   - Мне бы твою уверенность, - сказал Корридон. - Я готов держать пари,
что она удерет.
   - Я бы не дал и ломаного гроша за это. Но если она будет  так  ехать,
то разобьется.
   - Я согласен и на это. Она хуже  их  всех.  Надеюсь,  Ричи  не  очень
серьезно ранен.
   - Она попала ему в плечо. Судя по всему, ничего страшного. - На  углу
Сидней-стрит им снова просигналили. -  Ну  что  я  говорил?  Она  кружит
вокруг парка. На Фулкэм-роуд ее ждет маленькая ловушка.
   - Надеюсь, она окажется покрепче предыдущих.
   - "Бьюик" впереди, сэр, - сказал шофер и снова включил дальний свет.
   Теперь "бьюик" двигался гораздо медленнее, но едва  огни  полицейской
машины осветили его, он резко увеличил скорость.
   С Бромптон-роуд навстречу "бьюику" мчалась полицейская машина.
   - Идет на таран, - сказал Корридон. - Это Химари. Он самый лучший...
   Он громко выругался. "Бьюик" резко  вильнул  в  сторону  и  промчался
мимо, а полицейскую машину занесло от быстрого торможения.
   - Неплохо, - с сарказмом сказал Корридон. Роулинс перестал улыбаться.
   - У меня всего две машины с бронированной передней частью,  -  мрачно
сказал он. - Если они не сумеют задержать ее...
   - Ты потеряешь свой ломаный грош.
   - Теперь вся надежда  на  нас,  Джек,  -  сказал  Роулинс  шоферу.  -
Попробуй прижать ее к тротуару.
   - Это было бы здорово, - сказал Корридон, - но я хочу  сперва  выйти,
чтобы посмотреть со стороны, как ты себя погубишь.
   - Замолчи, - без тени юмора сказал Роулинс. - Я дал слово  Ричи,  что
она не уйдет.
   - Тогда надейся  на  удачный  случай  или  ее  ошибку,  -  усмехнулся
Корридон.
   Едва он это проговорил,  как  случай  сыграл  им  на  руку.  Огромный
грузовик,  вынырнувший  из-за  угла  на  большой  скорости,  врезался  в
"бьюик". Видимо, шофер куда-то спешил и решил, что в  такое  время  ночи
движения по улицам нет. Так или иначе, он промчался мимо, как будто и не
заметил, что врезался в другую машину, а черный "бьюик" влетел в витрину
магазина.
   Полицейская машина остановилась, и Корридон с Роулинсом выскочили  из
нее.
   - Сообщите всем, чтобы оцепили этот район, - приказал  он  шоферу,  и
бросился к разбитой витрине. Корридон бросился за ним.
   - У тебя есть оружие? - спросил Корридон на бегу.
   - Нет, а у тебя?
   - Есть и я пойду первым. Эта женщина очень опасна.
   - Ерунда, - весело отозвался Роулинс. - Мы обойдемся без стрельбы...
   Он не договорил. Раздался выстрел  и  пуля  прошла  вдоль  его  щеки,
оставив багровый след.
   - Хотя ты и не хочешь, а стрелять придется.  Они  метнулись  ближе  к
дому.
   - Эй, милая, - закричал Роулинс, - тебе отсюда никуда не уйти.  Лучше
выйти добровольно, и с тобой ничего не произойдет!
   - Побереги голос, - засмеялся Корридон. - Ты лучше не подходи к  ней,
а то с тобой что-нибудь произойдет. Она сильна, как лошадь.
   - Посмотрим, - сказал Роулинс и осторожно двинулся вдоль стены.
   Корридон не стал мешать ему. Он знал, насколько опасна Кара и как она
будет драться,  попав  в  безвыходное  положение.  Сжимая  пистолет,  он
посматривал вдоль пустынной улицы. Ему показалось, что он видит какое-то
движение у конца "бьюика", который  торчал  из  витрины.  Он  выстрелил.
Темная масса выпрямилась и он понял, что это Кара.
   - Не стреляй в нее! - закричал Роулинс.
   Но Корридон и без его просьбы не стрелял. Кара, поняв, что  на  улицу
ей не пробиться метнулась обратно в магазин. Корридон подбежал к витрине
и остановился рядом с Роулинсом.
   - Она где-то там, - прошептал Корридон. - Лучше не лезть. Из  темноты
она перестреляет нас, как кроликов. - Мои люди должны  были  уже  занять
позиции. Ей не уйти. Надо включить свет.
   - Лучше не быть таким самоуверенным, - оборвал  его  Корридон.  -  Ты
говорил, что она далеко не уедет, однако остановить не сумел.
   - Ну, она еще не удрала. Подожди здесь, я включу свет. Он двинулся  в
темноту  с  удивительной  для  человека  его  комплекции  осторожностью.
Корридон разглядывал витрину. До него не долетало ни звука. Он  видел  в
глубине магазина силуэты манекенов. Возможно,  среди  них  и  скрывается
Кара. Он знал, что как только загорится свет,  она  попробует  пробиться
силой. Если бы удалось схватить ее прежде, чем загорится  свет,  то  это
спасло бы несколько жизней.
   Он тихо скользнул в  витрину  и  приготовил  оружие.  Он  сделал  два
осторожных шага и остановился, прислушиваясь к  темноте.  Неожиданно  он
услышал позади себя легкий шум, но  прежде  чем  он  успел  обернуться-,
холодные пальцы сжали его шею, а твердое колено  уперлось  в  спину.  Он
выронил пистолет и упал. Солидный вес придавил его к  полу,  а  стальные
пальцы сжали горло.

Глава 28

   Корридон с трудом встал на четвереньки. Кара  по-прежнему  висела  на
нем и сжимала его горло. Он откинул назад голову, пытаясь ударить ее  по
лицу, но она откинулась назад. Она извивалась и рычала, как дикая кошка.
Он понимал, что надолго  у  него  сил,  не  хватит,  и  скоро  он  будет
полностью в ее власти. Он резко завалился на бок. Так как он был слишком
тяжел для нее, то она не сумела удержать его и свалилась.  На  ноги  она
вскочила быстрее, но он подсек ногами ее ноги и Кара снова повалилась на
него. Она била его кулаками по голове и ему казалось, что это не кулаки,
а молотки. Он отбросил ее от себя, но и на этот раз она вскочила на ноги
раньше его. Она резко ударила его ногой по голове.  Взвыв  от  боли,  он
покатился к ней, и  на  его  голову  обрушился  второй  удар  ногой.  Он
ухватился за ее ноги и дернул. Она изогнулась в падении и грохнулась  на
него. Снова ее кулаки замолотили по  его  голове  и  снова  ему  удалось
сбросить ее с себя.
   Неожиданно зажегся свет. Оба вскочили на ноги. Ее рука  скользнула  в
карман,  и  Корридон  бросился  к  ней.  Она  успела  вытащить  руку   с
пистолетом, и тут же Корридон налетел на нее. Они упали на пол и  борьба
продолжалась. Он пытался вырвать из ее руки пистолет,  а  она  старалась
ударить его пистолетом по голове.
   Они лежали в обнимку,  когда  в  зал  магазина  ворвались  Роулинс  и
констебль, который немедленно бросился к Каре.
   Она быстро вскочила и выстрелила в констебля. Тот перегнулся  пополам
и упал к ногам Роулинса.
   Роулинс со своей обычной улыбкой шел прямо на Кару,  в  любой  момент
ожидая пули. Но она не выстрелила и метнулась в угол зала.
   Корридон  медленно  поднялся  на  ноги  и  потряс  головой.   Роулинс
склонился над констеблем. Корридон не стал ждать  и  бросился  вслед  за
Карой. Когда он подбежал к  лестнице,  она  уже  поднималась  вверх.  На
втором этаже она неожиданно остановилась и выстрелила. Но  Кара  слишком
устала, дыхание у нее сбилось, и она не сумела прицелиться. Пуля  прошла
мимо. Корридон побежал за ней.
   Позади Корридона топали Роулинс и три полисмена. Кара остановилась на
площадке, но Корридон был готов к этому и  выстрелил  первым.  Но  и  он
устал и задыхался, и тоже не попал в нее. На четвертый этаж Кара влетела
первая и скрылась за дверью, ведущей в ювелирный отдел.
   Корридон подбежал к двери, открыл ее и остановился. Войти  внутрь  он
не решался. Здесь было еще опаснее, чем внизу, так как у нее было больше
простора и возможностей для действий. Гардеробы, ящики  с  бриллиантами,
шкафы для хрусталя - все это скрывало Кару. Он знал,  что  она  в  любой
момент может выстрелить. Подошли Роулинс и полисмены.
   - Не входите, - предупредил  Корридон,  -  она  может  выстрелить  из
укрытия.
   Роулинс вытер пот с лица. Бег по лестнице дался ему не просто.
   - Другого выхода из этого отдела нет, - сказал сержант.  -  Я  изучал
план этого здания.
   - Это уже легче, - улыбнулся Корридон. - Но раз она не  может  выйти,
мы не можем войти. Что будем делать?
   - Подожди немного, пока я отдышусь, - еле проговорил Роулинс.
   - Мне это не  нравится,  -  сказал  Корридон.  -  Лучше  всего  снова
выключить свет, иначе нам не войти. Роулинс кивнул.
   - Джексон, идите вниз к щиту. Выключите свет и через три минуты снова
включите, - все еще с трудом сказал Роулинс.
   - Я боюсь, что она найдет телефон  и  предупредит  Хомера,  -  сказал
Корридон. - Должен же в магазине быть телефон.
   - Я подумал об этом, - сказал Роулинс. - У щита сидит мой человек,  и
он ее ни с кем не соединит. Но если тут есть прямой телефон,  тогда  она
сможет звонить кому угодно.
   Пока они разговаривали, Джексон начал спускаться вниз.
   - Скорей бы он выключил свет, - сказал Корридон. - Да,  кстати,  есть
новости о Ричи?
   - С ним все в порядке, сэр,  -  сказал  сержант,  -  небольшая  рана.
Парень в очках ранен в руку, а молодой убит.
   Корридон улыбнулся и посмотрел на часы. Было без десяти  одиннадцать.
До свидания с Эмисом оставался час.
   Внезапно свет погас.
   - Отлично, - сказал Роулинс. - Только иди очень  осторожно.  Спрячься
где-нибудь и затаись.
   Корридон не дослушал его и тихо скользнул в темноту. Он спрятался  за
тяжелым дубовым креслом  и  замер,  ожидая,  когда  загорится  свет.  Он
слышал, как полицейские занимали посты.
   Корридон осторожно выглянул из-за кресла и увидел в дверях  Роулинса.
Кары нигде не было.
   - Эй, вы, - закричал Роулинс. - Вам  не  удрать!  Выходите!  Корридон
усмехнулся. Роулинс не знал Кары. Так она и откликнется. Выставив вперед
пистолет,  Корридон  встал  из-за  укрытия  и  сделал  несколько  шагов.
Раздался выстрел. Кара стреляла из-за витрины с бриллиантами. Ее выстрел
чуть не попал в Корридона, пуля ударилась о каблук его ботинка.
   Корридон  скрылся  за  ближайшим  укрытием,  а  тем  временем  в  зал
ворвались Роулинс, сержант и два других полисмена.
   - Мне она нужна живой, - сказал Роулинс. Они встали за укрытия и Кара
не могла попасть в них.
   - Попробуй, - отозвался Корридон.
   Кара выскочила из-за своего укрытия и кинулась  к  двери  с  надписью
"Управляющий", захлопнув за собой дверь.
   Корридон попытался толчком открыть  дверь,  но  два  выстрела  подряд
заставили его отскочить в сторону.
   - Черт возьми! - воскликнул он. - Там может быть прямой телефон. - Он
кинулся к окну и распахнул его. Ниже окна был карниз.  -  Отвлекайте  ее
чем-нибудь, - сказал он Роулинсу, -  а  я  попробую  туда  добраться  по
карнизу.
   - Подожди, это сделаю я, - сказал Роулинс, но  Корридон  был  уже  за
окном.
   Зажав в правой руке пистолет, Корридон двинулся по карнизу. Он слышал
удары по двери и надеялся, что Кара не обратит внимания на окно.
   Четыре осторожных шага, и он  достиг  окна,  заглянул  через  окно  и
увидел Кару, которая стояла у письменного стола  и  набирала  номер.  Ее
пистолет лежал на столе.
   Он не мог заставить себя выстрелить в нее,  хотя  понимал,  что  надо
помешать ей звонить. Закрыв лицо руками, он всем телом  выбил  стекло  и
ввалился в комнату. Кара бросила телефонную трубку и схватила  пистолет,
но Корридон уже бросился ей в ноги и она повалилась на пол.
   Кара дралась как безумная, царапала его лицо. Он же, пользуясь  своим
весом, придавил ее к полу и с трудом удерживал в этом положении. Дверь с
грохотом упала, и Роулинс с полицейскими влетели в кабинет.
   Они схватили Кару  и  защелкнули  на  ее  руках  наручники.  Корридон
положил трубку на аппарат.
   - Грязный предатель, - с ненавистью сказала  она.  -  Я  сказала  им,
чтобы тебе не верили.
   - Отлично, - сказал Роулинс, - а пока пошли. Они потащили ее к двери,
а она все еще смотрела на Корридона, и глаза ее светились  от  ярости  и
ненависти.

Глава 29

   - Мне пора, - сказал Корридон, когда полицейские увели Кару.  Роулинс
стоял рядом с ним и курил. - Ричи знает, что делать, - продолжал  он.  -
Кстати, завтра обязательно должно быть сообщение о его смерти.  Надеюсь,
они сделают это, иначе мне крышка.
   - Все будет сделано, - сказал Роулинс. - Что  ты  собираешься  делать
дальше?
   - Встречусь с Эмисом и вернусь в Бейнтриз. Надеюсь, они сделают  меня
полноправным членом организации, и мне удастся узнать, кто стоит за этой
шайкой. Как только я это узнаю, я брошу, дело.
   Роулинс задумчиво посмотрел на него.
   - Не похоже, чтобы тебе хватило этого.  Это  на  тебя  не  похоже.  Я
думаю, ты работаешь ради денег. Корридон невинно улыбнулся.
   - Я патриот, - сказал он, закрывая один глаз.  -  Кроме  того,  может
представится возможность огрести большие деньги.
   - Говоря о деньгах, - сказал Роулинс, - ты заставляешь  меня  жалеть,
что у меня их нет.
   - Не трать все сразу. - Корридон похлопал  его  по  плечу.  -  Ну,  я
пошел. Уберите Марион Говард подальше от Бейнтриза. Это очень опасно.
   - Она умеет постоять за себя и даже за Ричи.
   - Это только так кажется. Уберите ее из этого дела  и  передайте  мой
привет Ричи.
   Корридон ушел в темноту. Часы показывали, что  до  полуночи  остается
полчаса. Он прошел в парк и вышел у Мэрбл Арчгейт, с неохотой  расстался
со своим "Смит и Вессоном". Он понимал, что если Эмис обнаружит  у  него
оружие, то будет его подозревать.
   Едва он прошел ворота парка, как тут же увидел машину Эмиса. Он стоял
у машины и курил. Увидев Корридона, помахал  рукой  и  полез  в  машину.
Корридон присоединился к нему.

Глава 30

   Настольная лампа на столе  Хомера  освещала  лицо  Корридона.  Позади
лампы, в тени, сидели Хомер и Диестл. Эмис расхаживал взад и  вперед  по
комнате.
   - Значит, Кара уехала, - сказал Диестл твердым голосом. -  Откровенно
говоря, я считаю, что этому трудно поверить.
   - Я верю, - сказал Эмис. - Эти русские такие ненадежные  люди,  и,  к
тому же, она ненавидит Корридона.
   - Как же вы объясните это? - спросил Хомер.
   - Она видела, что Корридон попал в трудное положение, и бросила  его.
Я не могу только понять, почему она не вернулась.
   - Возможно, ее задержала полиция, - сказал Корридон. - С  машиной  не
так-то легко скрыться. Поэтому я настаивал чтобы "бьюика" не было  около
парка. Если она не выполнила приказ, то должна отвечать за последствия.
   - Я считаю невозможным, что ее задержала полиция, - сказал Диестл.  -
Ведь это не мог звонить Фрэзер? - он повернулся к Хомеру.
   - Он может позвонить в любой момент. - Хомер взглянул на  часы.  -  Я
сказал ему, что мне нужен полный отчет. Он должен разыскать Кару.
   -  Вы,  кажется,  разочарованы,  -  спокойно  сказал  Корридон.  -  Я
предупреждал вас, что за избавление от  Ричи  придется  заплатить  очень
дорого.
   - Да, - Диестл закурил сигарету. - Но у нас только  ваши  слова,  что
Ричи убит.
   - Что с вами? - спросил Эмис. - Если я удовлетворен,  то  и  вы  тоже
должны быть удовлетворены. Корридон отлично выполнил свою работу.
   - Если Ричи мертв, тогда его работу можно признать отличной, - сказал
Диестл. - Но я предпочитаю подождать подтверждения.
   Корридон был спокоен. Он ожидал, что они будут  подозрительны  и  эта
ситуация его не беспокоила. Они узнают о смерти Ричи по слухам,  которые
распространит Роулинс.
   Несколько минут они сидели молча, потом раздался телефонный  звонок.,
- Да? - Хомер кивнул Диестлу. - Это Фрэзер. - И снова в  трубку.  -  Да,
это я - Хомер.
   Он сидел и слушал то, что ему говорил Фрэзер и  лицо  его  ничего  не
выражало. Диестл и Эмис  стояли  рядом  с  ним.  Корридон  развалился  в
кресле. Какой длинный отчет, подумал он. По крайней мере, на его стороне
Эмис. Диестл подозревает его в чем-то, Хомер колеблется. Но Эмис  принял
его версию без колебаний, а ведь он самый опасный из них.
   Хомер слушал несколько минут.
   - Немедленно дайте мне знать, - с этими словами он повесил трубку.
   - Ну? - нетерпеливо спросил Диестл. - Ричи убит? Хомер кивнул.  Глаза
его блестели.
   - В этом сомнения нет. Фрэзер разговаривал с самим Роулинсом.  Завтра
об этом будет сообщение в газете.
   Корридон тихо вздохнул.
   - А Кара? - спросил Диестл.
   - Она в руках полиции. Рассказ Корридона  вполне  точен.  Она  уехала
сразу после стрельбы. В нее врезался грузовик, и  ее  машина  влетела  в
витрину магазина на Найтсбридж. Ее отвезли в полицейский участок.
   - А Мак-Адамс?
   - Он тоже в руках полиции. Чичо убит. Вот так. Диестл нахмурился.
   - Вы не думаете, что эта пара заговорит?
   - Кара не заговорит, - ответил Эмис, - а Мак-Адамс  может.  Я  думаю,
нам надо на счет него что-то предпринять.
   - Но что? - спросил Хомер, - что мы можем сделать? Эмис улыбнулся.
   - Ему нужен адвокат, а адвокаты носят портфели. Что может быть проще,
чем  пронести  в  портфеле  бомбу,  которая  взорвется  при   открывании
портфеля? Бомба может быть очень маленькой.
   Диестл кивнул.
   - Верно. - Он повернулся к Корридону.  -  Вы  сможете  сделать  такую
бомбу?
   - Смогу,  но  это  несколько  несправедливая  акция  по  отношению  к
адвокату, - ответил Корридон.
   - Что ж, значит такова его судьба, - улыбнулся Эмис.  -  Вы  сделаете
бомбу, а я положу ее в портфель.
   - А Кара? - спросил Диестл.
   - О ней я должен подумать, -  сказал  Эмис.  -  Может  быть,  удастся
вырвать ее из тюрьмы. Хомер улыбнулся Корридону.
   - А теперь, мистер Корридон, -  сказал  он,  -  я  думаю,  вы  хотите
отдохнуть и сбросить возбуждение от работы. Вы отлично с ней справились.
Мы  довольны  вами.  Можете  считать  себя  полноправным  членом   нашей
организации.  Вы  свободны  и  можете  ходить,  куда  угодно.   Согласно
договоренности, завтра мы выплатим вам остальные пятьсот фунтов. Если вы
согласитесь совершить с Эмисом небольшую прогулку за  деньгами,  я  буду
вам признателен. Через несколько дней мы поручим  вам  другую  работу  и
можете не сомневаться, что мы хорошо за нее заплатим.
   Корридон встал.
   - Это превосходно, - улыбнулся он Хомеру. - Я готов действовать.
   - Хотя вы вольны в своих передвижениях, - продолжал Хомер,  -  вы  не
должны забывать, что полиция все еще разыскивает вас в связи с убийством
Лестранжа. Будьте осторожны.
   - А вы не можете что-нибудь сделать насчет этого? - спросил Корридон.
- Если вы считаете, что я могу быть полезен для вас, то я  должен  иметь
полную свободу.
   - Я не вижу, что мы можем сделать, - продолжал  Хомер.  -  Но,  может
быть, у Эмиса есть какое-нибудь предложение?
   - Корридон прав. Чтобы он был действительно  полезен  нам,  его  надо
очистить от подозрения в убийстве. Марта сыграла свою роль. Я думаю,  мы
можем  избавиться  от  нее.  Самоубийство  и  полное  признание  очистят
Корридона. Я позабочусь об этом.
   - Вот видите, мистер Корридон, - улыбнулся  Хомер,  -  нет  проблемы,
которую ваш друг Эмис не мог бы разрешить. Пока Кара жива, возможно, вам
безопаснее никуда не выходить.
   - Я не пойду, - сказал Корридон.
   - Лидер  будет  информирован  о  вашем  успехе,  -  сказал  Хомер.  -
Возможно, что завтра он посетит нас. Я спрошу у него, не пожелает ли  он
встретиться с вами.
   - Хорошо. - Лицо Корридона ничего  не  выражало.  Едва  он  дошел  до
двери, как свет в кабинете погас и снова зажегся.
   - Кто-то проник к нам! - закричал Эмис и кинулся к двери.
   - Куда смотрит охрана? - побледнел Хомер  и  тоже  вскочил.  -  Разве
можно преодолеть забор?
   Эмис не ответил. Он схватил Корридона за руку и потащил за собой.
   - Это сигнал, - объяснил он, открывая дверь на улицу. - Кто-то проник
в зону лучей. Вы идите по правой стороне, а я по левой.  Держите.  -  Он
сунул Корридону небольшой  пистолет.  -  Не  стреляйте,  если  не  будет
необходимости. Мне этот человек нужен живым.
   - А как же собаки? - спросил Корридон.
   - Не бойтесь, они со сторожами.
   Эмис убежал, Корридон пошел в указанном ему направлении.
   Кто бы это мог быть, думал он, двигаясь в темноте и  приглядываясь  к
теням. Он предупредил Роулинса, чтобы сюда никто  не  вздумал  соваться.
Конечно, возможно, что это попытался  бежать  кто-либо  из  удерживаемых
здесь людей.
   Он достиг рододендронов и услышал шорох. Он шагнул вперед.
   - Стой или буду стрелять!
   - Мартин!
   Этот голос заставил его задрожать.
   - Марион!
   Она вышла из кустов и схватила его за руку.
   - Вы маленькая дура, - сказал он мягко. - Они знают, что вы  здесь  и
ищут вас. Немедленно бегите!
   - Послушайте, Мартин, Кара сбежала. Я пришла  предупредить  вас.  Она
может появиться здесь с минуты на минуту.

Глава 31

   Прежде чем он понял важность того, что она ему  сказала,  он  услышал
чьи-то шаги.
   - Бегите! - прошептал он. Но прежде чем она  успела  шевельнуться,  к
ним подошел Эмис.
   Если он поможет ей убежать, подумал Корридон, его надежда встретиться
с лидером и раскрыть всю организацию погибнет. Он мысленно ругал Ричи  и
Роулинса  за  то,  что  Ричи,  не  задумываясь,  пожертвовал  бы   любым
человеком, чтобы узнать, кто стоит во главе этой организации.  А  теперь
он приносил в жертву свою племянницу.
   Он схватил Марион за руку в тот момент, когда к ним подошел Эмис.
   - Она выскочила прямо на меня, - сказал Корридон.  -  Кто  вы  и  что
здесь делаете?
   Эмис осветил ее лицо фонарем.
   - Говори! - рявкнул он. - Что ты здесь делаешь?
   - Я хочу осмотреть дом, - твердым и холодным голосом ответила Марион.
- Вы оба должно быть решили, что я грабитель?
   - Как вы сюда попали? - спросил Эмис.
   - Перелезла через забор. Я так много слышала о Бейнтризе.  В  деревне
мне сказали, что никому не  разрешается  проходить  здесь,  и  я  решила
проверить. Вы разрешите мне это сделать?
   - Ведите ее в дом, - сказал Эмис. - Она, конечно, лжет. Она от Ричи.
   - Пошли, - сказал Корридон и сжал ее руку. Она попыталась  вырваться,
но он удержал ее.
   - Помочь? - спросил Эмис.
   - Нет. - Корридон потащил ее к дому.
   - Но это же смешно,  -  запротестовала  Марион.  -  Я  только  хотела
осмотреть дом.
   - Сейчас ты его увидишь, - сказал  Эмис.  -  Отведите  ее  в  кабинет
Хомера.
   Корридон не знал, что делать. Если бы сзади не шел Эмис,  он  мог  бы
отпустить ее. Он ввел ее в холл и провел в кабинет Хомера. Следом  зашел
Эмис и закрыл дверь.
   - Кто вы? - спросил Хомер, и в его  маленьких  глазках  были  заметны
следы страха.
   - Меня зовут Марион Холли, и я живу в коттедже  напротив,  -  холодно
ответила Марион. - Я хотела увидеть дом, поскольку все говорят, что  это
не разрешается, и я перелезла через забор. Жаль, что  я  вела  себя  так
глупо, и я приношу извинения. Могу я теперь уйти?
   - Ты работаешь на Ричи? - спросил Эмис.
   - Ричи? Я не знаю, о ком вы говорите. -  Марион  повернулась  к  нему
лицом. - Я знаю, что я нарушила границы частного владения,  но  едва  ли
стоит поднимать такую суматоху.
   Корридон восхищался ее спокойствием. Он видел, что  Эмис  колеблется.
Эмис повернулся к нему.
   - Вы знаете большинство агентов Ричи, - сказал он.  -  Вы  видели  ее
раньше?
   Корридон покачал головой.
   - Она не из людей Ричи. Я их знаю всех. Хомер облегченно вздохнул.
   - Может быть, она говорит правду? - спросил он. -  Люди  интересуются
Бейнтризом.
   - Я бы хотела знать, о чем вы говорите, - сказала  Марион.  -  Я  уже
извинилась за вторжение. Что еще я должна, по-вашему, сделать?
   Корридон с  интересом  наблюдал  за  ситуацией.  Эмис  и  Хомер  явно
колебались, не зная, что делать.
   - Если вы хотите, чтобы я  отвечала  за  свое  вторжение,  действуйте
скорее, - резко сказала она. - Но вы не имеете  права  задерживать  меня
здесь против моей воли. - Она повернулась и пошла к двери.
   "Так она и уйдет", - подумал Корридон, так как ни Эмис, ни  Хомер  не
делали попыток задержать  ее.  Она  открыла  дверь  и  отступила  назад.
Корридон услышал ее тяжелый вздох.
   На пороге стояла Кара с пистолетом в руке. Глаза ее  были  устремлены
мимо Марион на Корридона.
   Мгновение она не шевелилась и не говорила. Черный свитер Кары  был  в
грязи, брюки порваны.
   - Назад! - закричала она Марион. - Я  знаю,  кто  ты.  Ты  племянница
Ричи.
   Понимая,  что  более  опасного  положения  быть  не  может,  Корридон
потянулся за пистолетом, полученным от Эмиса, но Кара не сводила с  него
глаз.
   - Убери руки! Еще одно движение, и я пристрелю тебя, крыса!
   Корридон улыбнулся.
   - Не будь такой драматичной, - сказал он.
   - Племянница Ричи! - воскликнул Эмис. - О чем ты говоришь?
   Не сводя с Корридона глаз, Кара продолжала:
   - Он обманывает вас. Они работают вместе. Он убил Чичо. Я видела это.
   Корридон посмотрел на Эмиса и пожал плечами.
   - Чего вы ждете? - сказал он. - Она пытается выкрутиться.  Она  лжет,
чтобы обелить себя.
   - Это ты лжешь! - закричала Кара и смертельно побледнела. - Он и  эта
женщина работают вместе. Она Марион Говард, племянница Ричи.
   - Это правда? - Эмис повернулся к Марион.
   - Как вы смеете! - воскликнула она. - Я не знаю, о чем  вы  говорите!
Предупреждаю вас, я обращусь в полицию!
   - Она племянница Ричи?  -  спросил  Эмис  у  Корридона.  Тот  покачал
головой.
   - Понятия не имею. Я знаю, что у Ричи есть племянница, но  я  никогда
не встречался с ней. Разве стал бы он впутывать свою племянницу в крайне
опасное дело? Держу пари, Кара пытается внести разлад.
   - Мы скоро это проверим! - зловеще произнес Эмис.  -  Я  заставлю  ее
говорить.
   Он схватил Марион за руку.
   - Значит, ты работаешь на Ричи?
   - Отпустите меня! - закричала  Марион.  -  Как  вы  смеете...  -  она
вскрикнула, так как Эмис заломил ей руку за спину.
   Корридону очень хотелось ударить  кулаком  Эмиса,  но  он  сдержался,
зная, что Кара не сводит с него глаз.
   - Отвечай! - И Эмис так дернул за руку, что Марион упала на колени.
   - Осторожнее, - сказал Хомер. - Если она не...
   - Подождите, - сказал Корридон. - Разрешите мне поговорить с ней.
   Эмис отпустил руку Марион.
   - Хорошо, - сказал он. - Но если она не  заговорит,  я  переломаю  ей
руки.
   Корридон склонился над ней.
   - Если вы работали на Ричи, лучше скажите об этом. Он  не  шутит.  Он
переломает вам руки, - и он многозначительно посмотрел на Марион,  давая
понять, что обман ей не поможет.
   В этот момент Эмис снова сжал ее руку. Она вскрикнула.
   - Да... Я работаю на Ричи.
   Эмис отпустил ее и отошел. Хомер вздохнул.
   - Тогда они должны знать, что мы здесь, - сказал он.
   - Они знают все! - с бешенством  закричала  Кара.  -  Неужели  вы  не
понимаете. Он дурачит вас! Ричи не убит. Она  пришла  предупредить  его,
что я сбежала.
   - Она лжет, - резко  сказал  Корридон.  -  Я  никогда  не  видел  эту
женщину. - Он повернулся к Хомеру. - Она пытается избавиться от меня.
   - Она знает его! - завопила Кара, указывая на Марион. - Спросите  ее.
Если вы не можете, дайте я спрошу. Эмис снова схватил ее за руку.
   - Ты знаешь его? Марион покачала головой.
   - Нет.
   - Мы напрасно теряем время, - сказал Хомер. - Если они знают, что  мы
здесь, они могут попасть сюда в любой момент.
   - Они ничего не смогут доказать, - огрызнулся Эмис. - Пусть  идут.  -
Он  подошел  к  Корридону.  -  Ты  говоришь,  что  Кара  хочет  от  тебя
избавиться. Я узнаю, кто здесь лжет. Если эта  девушка  не  знает  тебя,
тогда все в порядке. Я займусь ею.
   Корридон пожал плечами. Эмис сунул руку в его карман и  отобрал  свой
пистолет.
   - Я подержу его пока у себя, - сказал он спокойно и, подойдя к  столу
Хомера, нажал кнопку звонка. - Испытание будет простое. Если эта девушка
знает тебя, она знает твое имя. Я собираюсь узнать у нее твое имя.  Если
она не сможет сказать, я буду удовлетворен.
   - Она скажет, - сказала Кара. - Дайте ее мне!
   - Заткнись! - огрызнулся Эмис.
   Сердце Корридона оборвалось. Он знал Эмиса и теперь ругал себя за то,
что не стал действовать, как только увидел Кару. Открылась дверь и вошел
Евский.
   - Отведи эту женщину в подвал и подготовь  для  допроса,  -  приказал
Эмис.
   Евский схватил Марион за руку и выволок из комнаты. Эмис  прищурился,
разглядывая Корридона.
   - Ты и Кара пойдете со мной, - сказал он и,  повернувшись  к  Хомеру,
продолжал: - Проверь, чтобы здесь  не  оказалось  лишних  бумаг.  Спрячь
задержанных. Мы должны быть готовы к приходу  полиции.  Торопись!  И  не
дрожи, как овца.
   Он махнул Корридону и Каре и направился к двери.  Корридон  шел  вниз
первым, за ним Кара с пистолетом в руке. Эмис шел последним.
   Они спустились в подвал и направились к той  комнате,  где  Корридону
показывали убитого, когда он впервые появился в Бейнтризе.
   Марион сидела в тяжелом  деревянном  кресле.  Ее  руки  и  ноги  были
привязаны  к  этому  креслу.  Она  посмотрела  на  Корридона.  Лицо   ее
побледнело, но глаза смотрели твердо и уверенно. Он боялся  смотреть  на
нее.
   Евский стоял у двери. Кара стояла в стороне и не сводила с  Корридона
глаз.
   Эмис снял пиджак и надел резиновый фартук, который он достал из ящика
стола. Его волчье лицо ничего не выражало.
   - По опыту я знаю, - холодным, равнодушным голосом начал  он,  -  что
самый жесткий метод является самым быстрым. Времени  на  предварительные
разговоры у нас нет. Что бы  ни  случилось,  эта  женщина  не  уйдет  из
Бейнтриза. - Он взглянул на Корридона.  -  Я  собираюсь  ее  истязать  и
займусь этим немедленно. Потом я спрошу у  нее  твое  имя,  и  если  она
откажется  говорить,  я  применю  другие  методы.  Если  она  знает,  то
обязательно назовет его мне. В прошлом  через  мои  руки  прошло  немало
людей, и все они говорили. Этот метод никогда не подводил.
   Корридон почувствовал, что бледнеет. Он видел, как  Эмис  подходит  к
Марион, а та с ужасом смотрит на него.
   - Это твой последний  шанс.  Ты  знаешь  его  имя?  -  спросил  Эмис,
наклоняясь над ней. - Ты слышала, что я сказал. Я не обманываю.
   - Я не знаю, кто он, - ответила Марион. - Не прикасайтесь ко мне.
   Эмис улыбнулся. - Это все будет  сделано  быстро,  но,  к  несчастью,
больно. - И он вцепился ей в волосы. Она вскрикнула.
   - Подождите, - резко сказал Корридон.
   - Ну?
   - Оставь ее в покое, - улыбнулся Корридон. - Конечно, она знает,  кто
я. Я всегда был человеком Ричи. Кара права, я обманывал вас.
   Эмис неподвижно стоял рядом с Марион.
   - Что ты имеешь в виду? - спокойно спросил он.
   - Уж не думаешь ли ты, что я  мог  бы  позволить  существовать  такой
организации, как ваша? Если бы не эта девушка, через несколько  дней  вы
бы все сидели за решеткой. Жаль. Пока удача  на  вашей  стороне.  Но  не
надолго.
   Эмис подошел к Корридону.
   - Значит, ты обманывал меня? - и он ударил его в зубы.

Глава 32

   Ни раньше, ни теперь Корридон не представлял себе, что у  него  такая
сила. Он перехватил руку Эмиса, с хрустом завернул ее за спину и с силой
толкнул его на Кару.
   Едва  он  сделал  первое  движение,  как  Кара  подняла  пистолет   и
выстрелила. Но Эмис, пытающийся удержаться на ногах, качнулся в сторону,
и пуля, предназначенная Корридону, угодила ему прямо в лоб. Но и мертвое
его тело продолжало защищать Корридона. Оно обрушилось на Кару  и  сбило
ее с  ног.  Атака  Корридона  была  настолько  быстрой,  что  Евский  от
удивления лишь раскрыл рот.  Прыжок  Корридона  через  всю  комнату  еще
больше ошеломил его, а Корридон тем временем ударил каблуком по  пальцам
Кары, пытавшейся достать пистолет, который  она  выронила  при  падении.
Удар ребром ладони по шее заставил ее растянуться на полу.
   Корридон успел вовремя вскочить,  чтобы  встретить  Евского.  Сильный
удар ногой в пах, и Евский, не успев опомниться, тихо сполз по стене  на
пол.
   Тяжело дыша и потирая костяшки пальцев, Корридон улыбнулся Марион.
   - Теперь удача на нашей стороне, -  сказал  он  и  подобрал  пистолет
Кары. Распутав веревки,  он  помог  Марион  подняться.  -  Как  вы  себя
чувствуете?
   Она прижалась к нему, дрожа от пережитого. - Я знала, что вы избавите
меня от этого, - сказала она, пытаясь улыбнуться.
   - Это надо было сделать раньше. Где Роулинс?
   - Он направляется сюда. Я сказала ему, что поеду вас предупредить.
   - Вам надо было дождаться его. Эмис не шутил.
   Она вздрогнула.
   - Я знаю, меня действительно охватил ужас. Корридон перешагнул  через
труп Эмиса и подошел к Евскому. Найдя в его кармане пистолет, он  забрал
его и вручил Марион.
   - Пошли. Я хочу поговорить с Хомером, пока не прибыл Роулинс.  Вас  я
отведу в свою комнату. Там вы будете в безопасности.
   Он открыл дверь и выглянул.
   - Все в порядке.
   Она последовала за ним. Он закрыл дверь и запер ее на задвижку.
   - Здесь им придется посидеть некоторое время. Их никто не услышит.  Я
пойду первым. Если случится  что-либо  непредвиденное,  не  теряйтесь  и
стреляйте. Стреляйте первой, извиняться будем потом.
   Они бесшумно достигли холла и никого не встретила.
   - Теперь к лестнице, - тихо сказал Корридон. - Моя комната на  втором
этаже слева. Если мы кого-нибудь встретим, предоставьте его мне.
   Она кивнула, а он неожиданно улыбнулся.
   - Вы выглядите очень холодной, - сказал он. -  Я  полагаю,  вам  надо
радоваться.
   - О, нет. Этот человек до смерти напугал меня. До второго  этажа  они
дошли без происшествий.
   - Комната слева. Сидите там. В случае чего - стреляйте.
   - А вы?
   - Для меня это будет забавой, - и он подтолкнул ее к двери в комнату.
   Когда она скрылась, он спустился в холл, прислушался и  направился  в
кабинет Хомера.
   Тот перебирал бумаги на столе. Он был бледен и тяжело дышал. Корридон
быстро вошел в комнату. Тот вздрогнул и замер.
   - Не двигайтесь, - сказал Корридон и поднял  пистолет.  Хомер  замер,
как изваяние. Только дыхание  говорило,  что  он  жив.  Корридон  закрыл
дверь.
   - Вся ваша игра проиграна.
   - Что вам нужно? - пробормотал он.
   - Сядьте и положите руки на стол. Мне нужно имя лидера. Хомер сел.
   - Я не знаю, - дрожащим голосом сказал он. - Откуда же мне знать?
   Корридон улыбнулся.
   - Через несколько минут здесь будет полиция, - сказал он. - У вас  на
выбор два пути: десять лет тюрьмы или пуля в живот. Что  вас  устраивает
больше?
   Хомер перепугался. Он пытался заговорить, но губы не слушались его.
   - Такова ситуация, - продолжал Корридон. - Если вы  не  скажете  мне,
кто лидер, я пущу вам пулю в живот. Если скажете, я отдам вас Роулинсу.
   Хомер с ужасом смотрел на него.
   - Но я не знаю, - пролепетал он. - Я же сказал, что не знаю.
   - Что ж, для вас это очень плохо. Придется убить вас. Правда, полиция
сумеет расколоть вас, но они  бывают  добрыми.  -  Он  подкинул  в  руке
пистолет. - Хорошо. Я начинаю считать. Если к моменту когда  я  досчитаю
до десяти, вы не скажете мне имя лидера, я застрелю вас.
   - Но я не знаю! Я никогда не знал...
   - ., пять, шесть, семь, восемь... Его палец лег на спусковой крючок.
   - Стойте! - заорал Хомер. - Я скажу. Это Джордж Мэйнворти.
   Корридон усмехнулся.
   - Я так и думал, что это Мэйнворти. Его вышвырнули  из  армии,  и  он
начал вредить своей стране.
   - Они убьют меня, - завизжал Хомер. - Они убьют любого, и вас тоже.
   - Не надо истерики, - сказал Корридон. - Они больше никого не убьют.
   Он услышал, как за его спиной заскрипела дверь и резко обернулся.
   - Ты здесь, а я-то собрался искать тебя по всему дому.  -  На  пороге
стоял улыбающийся Роулинс.
   За его спиной стояли трое мужчин в штатском. Они вошли  в  комнату  и
окружили Хомера.
   - Странное дело, - хмыкнул Роулинс, -  здесь  никого  не  удивил  наш
приход.
   - Уберите его отсюда, - Корридон кивнул в сторону Хомера. -  Он  один
из местных боссов. У Марион все в порядке?
   - Да, а вот и она сама. В комнату вошла Марион.
   - Вы не представляете себе, насколько он был великолепен,  -  сказала
она Роулинсу. - Если бы вы только видели,  как  он  расправился  один  с
теми, кто в подвале.
   - Я могу себе это представить, - Роулинс улыбнулся  Корридону.  -  Он
всегда действует, как современный Дуглас Фербенкс.
   Детективы увели Хомера. Тот был  явно  рад,  что  находится  в  таком
окружении.
   - Диестла нашли? - спросил Корридон.
   - Пока ищем, - ответил Роулинс. - Ты достаточно поработал на сегодня.
Можешь идти. Остальное мы сделаем сами.
   - Есть еще немало важных дел. Я хочу, чтобы ты поехал со мной  в  Ред
Реет. Хомер назвал Мэйнворти боссом шайки. Роулинс кивнул.
   - Меня это не удивляет. Ричи всегда думал, что  он  стоит  за  спиной
этих подонков. Подожди еще пять минут, и я поеду с тобой. - Он торопливо
вышел из комнаты.
   Корридон открыл ящик стола Хомера, достал портсигар и закурил.
   - Есть какие-нибудь новости от дяди? - спросил он у Марион.
   - У него все в порядке, -  ответила  Марион.  -  Он  даже  не  лег  в
постель. - Она помолчала и продолжала: - Вы отлично поработали, Мартин.
   - Да. - Он задумчиво смотрел на нее. -  Если  мы  схватим  Мэйнворти,
тогда действительно будет полный порядок. Но пока мы его не  поймали.  -
Он подошел к двери, открыл ее, вышел в холл и увидел,  как  по  лестнице
спускается Диестл. Тот  не  видел  Корридона.  Он  шел  в  сопровождении
полицейских, которые вели его на улицу.
   Появился Роулинс.
   - В подвале пара опасных типов, - предупредил его Корридон. - Кара  и
Евский. Эмиса ты тоже найдешь там, но он мертв. Кара убила его.
   - Улов неплохой, но поедем за Мэйнворти, - отозвался Роулинс.
   - Поедете? - спросил Корридон у Марион.
   - О, да. Я ничего не хочу упустить. Кроме того, дядя  захочет  узнать
мельчайшие подробности.
   - Он их узнает.
   Они вышли на улицу и сели в полицейскую машину.
   - Ты думаешь, что он там? - спросил Роулинс.
   - Возможно,  нет.  Я  буду  удивлен,  если  окажется,  что  Хомер  не
предупредил его. Но, может быть, нам повезет.
   Но им не повезло. Когда они добрались до клуба, Бретт с сардонической
усмешкой сказал им, что Мэйнворти покинул клуб полчаса назад.
   В кабинете Мэйнворти был полный разгром.  На  полу  валялись  бумаги,
ящики стола были раскрыты.
   Корридон задумчиво посмотрел на сейф.  Похоже,  что  Мэйнворти  очень
спешил.
   Роулинс сел за стол.
   - Мы поймаем его, - сказал он. - Я привел в движение всю  полицейскую
машину. А сейчас поедем на Стратфорд-роуд.  Полковник  Ричи  будет  рад,
увидеть тебя.
   Корридон продолжал смотреть на сейф. Роулинс нахмурился.
   - Что с тобой? Ты так смотришь, будто впервые в жизни увидел сейф?
   Корридон усмехнулся.
   - Я думаю о твоем ломаном гроше,  -  отозвался  он.  -  Кара  удрала.
Кажется, ты оказался не прав.

Глава 33

   Ричи сидел в кресле в своем кабинете. Его рука покоилась на перевязи.
Корридон прислонился к камину.
   - Не считая Мэйнворти, организация прикрыта, - сказал он. -  Роулинс,
кажется, уверен, что схватит его. Ричи кивнул.
   - Я думаю, что он его поймает. Все дело во времени, из страны  он  не
уйдет.
   - Может удрать. Если у него есть деньги, он наймет лодку или самолет.
   - Нет, сейчас у него ничего не выйдет. Вы проделали  большую  работу.
Вы всегда хорошо работали со мной. Марион сообщила мне  подробности.  Вы
рисковали жизнью ради нее. Я благодарю вас.
   Корридон молчал. Он не любил, когда его очень хвалили.
   - Это все ерунда. Жаль, что вас подстрелили. Мне бы следовало  знать,
что Кара нарушит приказ, а я этого не учел. Это моя оплошка.
   - Это чертовски неудобно, но могло быть и хуже. Через неделю или  две
все будет в порядке. - Ричи отхлебнув виски. - Мне очень  нужна  помощь,
Мартин. Военное министерство увеличит мне  штат,  если  я  попрошу.  Мне
нужен помощник. Он получит чин майора и специальный оклад. Как вы на это
смотрите?
   Корридон колебался. Он не хотел обижать Ричи, но знал, что эта работа
не для него.
   - Я одобряю это, - наконец, проговорил он, - но у меня другие  планы.
Об этом надо было говорить гораздо раньше. Теперь мне  лучше  заниматься
своими делами.
   - Это полезная и важная работа, - уже без надежды на успех  продолжал
Ричи. - Вам пора твердо стать на землю. Разве вы не думаете жениться?
   - Я? - изумился  Корридон.  -  Ну,  нет.  Зачем  мне  делать  кого-то
несчастливым. Я не принадлежу к тем, кто женится. Мне кажется,  что  еще
не родилась девушка, способная ужиться со мной.
   - Это зависит от девушки, - сказал Ричи. - Марион вполне могла бы...
   Но Корридон перебил его.
   - Дело в том, что я уезжаю в Париж. Мне очень хочется туда поехать.
   Ричи внимательно посмотрел на него, понял, что уговоры бесполезны,  и
улыбнулся.
   - Конечно, вы должны доставлять себе удовольствие,  но  я  думаю,  вы
ошибаетесь. Пора твердо осесть на землю. Вы уже не мальчик.
   - Мне тридцать восемь, - возразил Корридон. - Я обещал  себе,  что  к
сорока годам я должен иметь в банке десять тысяч фунтов.  Служба  у  вас
этого не даст.
   В дверь постучали, и вошел Роулинс. Он выглядел усталым.
   - Сети расставлены, - сказал он. - Теперь остается  ждать,  когда  он
запутается в них, если, конечно, он не выберется  из  страны  каким-либо
неизвестным способом. Но, на всякий случай, я оповестил  континентальную
полицию. Они обещали предпринять необходимые меры.
   - У него есть деньги? - спросил Ричи.
   - Думаю, есть. Хомер сказал, что  у  них  было  пятнадцать  тысяч  на
всякие расходы, но мы, как ни старались, пока их не нашли.
   - Надеюсь, вы поймаете его с этими деньгами, - усмехнулся Корридон. -
Неплохой подарок для казны. Роулинс закурил.
   - Хомер оказался очень полезным. Он много рассказал  нам.  Бретта  мы
тоже арестовали. По  словам  Хомера,  он  их  человек.  Мы  также  взяли
женщину, которая убила Лестранжа. Она  призналась.  -  Он  посмотрел  на
Корридона. - Так что ты чист, как стеклышко.
   - Ну и отлично. А что с Лорин Фейдак?
   -  Ее  мы  отпустили.  Она  в  отеле  "Мейфейр".  Мы  намекнули,  что
желательно, чтобы она не теряла времени и побыстрее убралась из страны.
   - Вы, кажется, все продумали, - Корридон посмотрел на Ричи. -  Теперь
я снова в отставке. Если мне причитаются какие-либо деньги, я буду  рад,
если вы отправите их моим юристам. Завтра я надеюсь быть в Париже. -  Он
протянул руку.  -  Берегите  себя,  полковник,  и  в  следующий  раз  не
выбирайте меня, ладно? Это довольно неприятная работа. Желаю  вам  всего
хорошего.
   Ричи пожал его руку.
   - Может быть, вы передумаете?  -  спросил  он.  -  Париж  вам  быстро
надоест.
   - Вы сами не верите в это. - Корридон пошел к двери. - Но,  возможно,
что в Париже мне будет скучно. - Он улыбнулся Роулинсу. -  Прощай,  коп.
Надеюсь,  что  в  будущем  ты  будешь  сначала  думать,   а   уж   потом
арестовывать.
   - Мне кажется, у него на уме что-то есть,  -  сказал  Роулинс,  когда
Корридон вышел. - Он слишком  быстро  потерял  интерес  к  Мэйнворти.  Я
думаю, было бы нелишним понаблюдать за ним.
   - Это будет напрасная трата времени, -  сказал  Ричи.  -  Он  слишком
умен, чтобы позволить следить за собой. Но я, думаю, вы правы, он что-то
задумал.  Если  вы  хотите  получить  Мэйнворти  и  деньги,  вам   лучше
действовать быстрее. Я чувствую, что Корридон сам взялся за него.
   По дороге к лестнице Корридон наткнулся на Марион.
   - Вы  согласились  на  работу,  которую  вам  предложили,  Мартин?  -
спросила она.
   Он посмотрел в ее серые серьезные глаза и покачал головой.
   - Нет, это не по моей части. Я не люблю бумажную работу. Кроме  того,
я уезжаю в Париж.
   На ее лице появилось разочарование.
   - Вам лучше знать, - сказала она. - Жаль. Мы ошиблись в вас.
   - Это не работа, - сказал Корридон и взял ее за руку. - Я сообщу вам,
где я буду. Может быть, у вас появится желание посетить Париж.
   Она выдернула свою руку.
   -  Возможно,  я  буду  о  вас  думать,  Мартин.  Корридон  неожиданно
почувствовал себя непривычно одиноко и подавленно.
   - Многие люди мчатся за чем-либо позолоченным,  когда  чистое  золото
находится у них  под  боком.  Я  один  из  них.  Пока,  Марион.  Мы  еще
встретимся.
   Он обнял ее и поцеловал. Потом, когда  она  начала  что-то  говорить,
нежно потрепал ее по руке и торопливо выбежал на улицу.

Глава 34

   Стрелки часов показывали без двадцати  три.  Большая,  холодная  луна
освещала ровную дорогу, которая проходила через Робертсбридж в  Балдслоу
и Гастингс.
   Корридон  зевнул.   Ему   хотелось   спать,   но   дело   не   терпит
отлагательства. Он нажал на акселератор и машина увеличила скорость.
   Временами он оглядывался назад,  чтобы  убедиться,  что  за  ним  нет
слежки. Ему не хотелось, чтобы Роулинс следил за ним. Роулинс не  дурак,
и Корридон не сомневался, что Роулинс и Ричи догадались, что  он  что-то
надумал.
   Да, это последний шанс. Если ему не  повезет,  придется  пересмотреть
планы. Когда он услышал, что Мэйнворти скрылся, он напряг свою память  и
вспомнил, что Эрни упоминал бунгало возле Гастингса.
   - Прекрасное местечко, - рассказывал Эрни  с  усмешкой.  -  Представь
себе одинокий домик среди скал с видом на море. Кругом ни души.
   Корридон вспомнил усмешку Эрни. Это единственный шанс. Если Мэйнворти
собирается бежать морем, он попробует найти его в этом месте.
   Мысли Корридона вернулись к Марион. Ричи намекнул ему, что  не  будет
возражать, если он женится на ней.  Он  нахмурился  и  покачал  головой.
Этого не будет, эта жизнь не для него. Он не хочет каждое утро ходить  в
Военное министерство, а по  вечерам  возвращаться  домой.  Нет,  ему  не
нравится жить по шаблону. По крайней мере, он честен с  собой.  А  жаль.
Все могло  бы  быть  иначе.  Ведь  Марион  привлекает  его.  Да,  только
привлекает, но не больше.
   Он  свернул  на  длинную  дорогу,  ведущую  через   Кембридж-роуд   к
Гастингсу.  Он  проехал  мимо  городской  башни.  Часы  показывали  три.
Одинокий полисмен проводил машину глазами и остался стоять в тени.
   Еще двадцать минут езды, подумал Корридон,  час  на  поиски  бунгало,
потом либо повезет, либо нет.
   Он ехал по скалистой дороге. Где-то шумело море. Он остановил  машину
и вышел. Внизу плескалось море и стояла большая моторная лодка. Корридон
улыбнулся. Значит, он не опоздал.
   В стороне он увидел одинокий коттедж, в окнах первого этажа  которого
горел свет, быстрым шагом направился к  нему  и  вдруг  увидел  в  окнах
силуэт мужчины.
   Был ли это Мэйнворти?
   Он сунул руку в карман и нащупал пистолет. Он шел вперед осторожно  и
бесшумно,  так  как  помнил  меры   предосторожности,   используемые   в
Бейнтризе, и подумал, что и здесь можно ожидать подобного.
   Он остановился у открытой калитки в сад, прислушался  и  по  тропинке
направился к дому. Он подошел к освещенному окну, прислушался, но ничего
не услышал. Лунный свет освещал открытую дверь  и  небольшую  кухню.  Он
мягко подошел к двери, сунул голову внутрь, но снова ничего не  услышал.
Все было тихим и спокойным. Дом выглядел необитаемым.
   Он шагнул вперед, закрыл ее за собой, включил  фонарь  и  увидел  еще
одну дверь. Открыл ее и снова оказался в темноте. Включив фонарь, увидел
роскошно обставленную комнату, пересек  ее  и  остановился  у  следующей
двери, сжав пистолет. Услышал какое-то движение, что-то  упало  на  пол,
мужчина откашлялся.
   Корридон повернул ручку двери и открыл ее. Перед  ним  была  комната,
заставленная стеллажами с книгами.
   Мэйнворти в пальто и шляпе стоял у стола спиной к Корридону. Корридон
вошел в комнату.
   -  Не  двигайтесь,  -  спокойно  сказал  он.   Мэйнворти   вздрогнул.
Медленно-медленно его голова повернулась к Корридону. Он, с трудом дыша,
уставился на вошедшего.
   - Простите, что напугал вас, - мягко сказал Корридон. - Садитесь. Нам
надо поговорить" Мэйнворти не двигался. Он пытался что-то прикрыть своим
телом.
   Корридон подошел ближе.
   - Уберите руки, - приказал он.
   - Вы не имеете права так поступать, - пробормотал Мэйнворти.
   - Имею, - улыбнулся Корридон.  -  Не  имеют  права  только  дураки  Я
полагаю, что Хомер вас предупредил, и вы решили смотаться.
   Мэйнворти долго смотрел на него, потом убрал руку. На столе  блестела
небольшая кучка бриллиантов. Корридон удовлетворенно улыбнулся.
   - Садитесь, - сказал он, - у  нас  мало  времени.  Мэйнворти  упал  в
кресло. Рука его осталась на столе в нескольких дюймах от бриллиантов. -
Они мои, - прошипел Мэйнворти. - Мы можем договориться, Корридон.
   - Да? О чем?
   - Эти камни стоят пятнадцать тысяч. Я дам вам половину, а  мне  нужно
всего час времени.
   Корридон сел за стол и положил руку с пистолетом так, чтобы ствол был
направлен  в  лицо  Мэйнворти.  Левой  рукой  он   отодвинул   от   него
пресс-папье.
   - Ваше будущее кончается здесь, - сказал Корридон. - И я хочу,  чтобы
вы это знали.
   - Если вы убьете меня, бриллиантов вам не видать.  -  Мэйнворти  сжал
кулаки. - Я скажу полиции. Я знаю  вас,  Корридон,  и  ваши  фокусы.  Вы
хотите обобрать меня, но у вас ничего не выйдет.
   Корридон улыбнулся.
   - Конечно, я заберу бриллианты. И уйду с ними. Лодку я тоже возьму, а
вы останетесь в безнадежном положении, без денег и  без  лодки.  Полиция
уже едет сюда. Возможно, вам удастся скрыться от них, но только до утра.
Они вас найдут. Можете сказать им о бриллиантах. Это  будет  ваше  слово
против меня. Я не скажу, что  они  не  поверят  вам,  нет,  но  поверить
рассказу и доказать его - это большая разница. Когда они вас схватят,  я
уже буду во Франции. Они бриллиантов не найдут, а без них они беспомощны
и никогда ничего не смогут предпринять против меня. Это вам ясно?
   Мэйнворти молчал и смотрел,  как  Корридон  подгребает  бриллианты  к
себе.
   - Пока я не хочу быть слишком грубым с вами, - продолжал Корридон.  -
Если полиция вас схватит, вы получите двадцать лет, а я сомневаюсь,  что
вы проживете так долго. Вы не привыкли жить за решеткой,  Мэйнворти.  Вы
слишком мягкий человек. - Корридон сунул бриллианты в карман и встал.  -
Я могу предоставить вам выбор. Возможно, вы раньше видели такие  штучки.
- Он положил на стол белую капсулу. - Некоторые люди используют  их  для
того,  чтобы  спасти  себя  от  многих  лет  нищеты.   У   них   большое
преимущество:  они   действуют   мгновенно   и   безболезненно.   Можете
воспользоваться этой штучкой.  Только  долго  не  думайте.  У  вас  мало
времени. Через полчаса полиция будет уже здесь.
   Он начал медленно отступать к двери.
   - Прощайте, Мэйнворти. Не стоит расстраиваться. Как утверждают  умные
люди, вся наша жизнь - игра. Вы играли и проиграли, теперь  пришла  пора
расплачиваться.
   Мэйнворти не смотрел на него. Он  смотрел  на  капсулу,  и  губы  его
дрожали.
   Корридон быстро выскочил из коттеджа,  побежал  по  садовой  дорожке,
перепрыгнул через забор и бросился к морю.
   Лодка была готова к отплытию.  Он  включил  двигатель.  Громкий  стук
мотора должен был подействовать на Мэйнворти.
   Корридон вел лодку по прямой. Когда земля скрылась из вида, он описал
на воде большой круг и через полчаса снова пристал к берегу.
   Снова он крался по дорожке к коттеджу. По-прежнему  в  окнах  первого
этажа   горел   свет.   Он   взглянул    в    окно.    Мэйнворти,    как
загипнотизированный, все еще смотрел на белую капсулу.
   - Откройте! - не своим голосом заорал Корридон. - Полиция!
   Мэйнворти пришел в себя, живо схватил капсулу и сунул в рот.
   Корридон с жалостью наблюдал за ним. Он увидел, как  дрожь  пробежала
по его телу, потом оно обмякло и свалилось на пол.
   С пистолетом в  руке  Корридон  вошел  в  комнату,  осмотрел  труп  и
наклонился над столом. Он забрал бумажку, лежащую на столе, и  торопливо
выйдя из коттеджа, сел в свою машину и помчался в Лондон.
   Он не видел причины, по которой Роулинс должен  был  узнать,  что  он
побывал в бунгало, дал Мэйнворти капсулу и забрал бриллианты.

Глава 35

   Весело насвистывая, Корридон укладывал в чемодан вещи, когда в  дверь
постучали. Он спустился вниз, открыл дверь и, к своему удивлению, увидел
перед собой немного смущенное лицо Роулинса.
   - Ты всегда приходишь, когда ты не нужен, -  сказал  он.  -  Чего  ты
хочешь?
   - Меня это не удивляет, - отозвался Роулинс. - Во  всяком  случае,  я
войду. Хочу тебе кое-что сказать.
   - Входи, но через час я отплываю.
   - Ты надеешься уехать? - Роулинс был явно раздражен. -  А  я,  честно
говоря, в этом сомневаюсь.
   - Что с тобой? - Корридон продолжал укладывать вещи. - У тебя  плохой
цвет лица. Печень больна?
   - Мы нашли Мэйнворти.
   - Тогда надо радоваться.
   - Он умер, отравился.
   - Все равно ты должен быть веселым. Тебе не придется тратить время на
суды.
   - Хомер сказал, что у Мэйнворти было с собой пятнадцать тысяч фунтов,
- мрачно сказал Роулинс. - Мы обыскали все, но не нашли их.
   Корридон осмотрел комнату, чтобы убедиться, что он ничего не забыл.
   - Конечно, ведь ты знаешь об этом  только  со  слов  Хомера.  Он  мог
соврать. - Корридон взял со  стола  серебрянный  портсигар.  -  Это  мне
подарили в полку, когда я уходил в отставку.
   - Перестань болтать о своем полке, - взорвался Роулинс. - У меня есть
основания считать, что ночью ты был у Мэйнворти в Фарлайте.
   - Поэтому ты такой серьезный? У тебя иногда бывают дикие идеи.
   Роулинс тяжело вздохнул.
   - Ты ездил туда?
   - Боже мой, нет! Роулинс сел.
   - У Мэйнворти была лодка, и он собирался отплыть  на  ней.  Потом  он
неожиданно передумал и покончил с собой. Почему?
   - А откуда я знаю? Может быть, ему  не  нравится  французская  кухня.
Может быть, его начала  мучить  совесть  или  ему  захотелось  побыстрее
встретиться со своими предками. Я не знаю.
   -  Если  он  внезапно  лишился  своих  денег,  он  мог  решиться   на
самоубийство. Я думаю, он сделал это только потому, что лишился денег. -
Очень неразумно с его стороны. Ну все, старина. Я тороплюсь.
   - Ты будешь возражать, если я обыщу твой чемодан? - спросил  Роулинс.
- Я думаю, что деньги взял ты.
   - Пожалуйста, обыскивай, сколько хочешь, если  у  тебя  есть  на  это
ордер.
   - У меня его нет, - мрачно ответил Роулинс. - Но, по крайней мере, ты
должен помогать полиции.
   - Сегодня утром мне этого не хочется.  Кроме  того,  а  если  у  меня
случайно есть свои деньги? Поверь мне на слово.
   - Так ты забрал их? - вскочил Роулинс.
   - Я сказал, если... - Корридон взял пальто и шляпу. - Как плохо,  что
ты никому не доверяешь. Ну, пока.
   - Ничего, встретимся в таможне, - серьезно и сердито сказал  Роулинс.
- Там мы тебя обыщем хорошенько.
   - Хорошо, - ответил Корридон. - Ну, пока. Не думаю, что  в  ближайшие
год-два мы с тобой увидимся. Роулинс последовал за ним по лестнице.
   - Я бросаю эту дыру, - сказал Корридон, открывая дверь Роулинсу, -  и
считаю, что должен жить в лучших условиях. Когда я вернусь  обратно,  то
буду жить хорошо. Я надеюсь привезти из Парижа деньги.
   - Пока их у тебя нет, - огрызнулся Роулинс. - Я  надеюсь,  что  увижу
тебя в квартире с решетками на окнах.
   - Ты говоришь  так,  будто  накурился  опиума.  Иди,  выпей  чаю  Это
обойдется  тебе  всего  в  шесть  пенсов.  Роулинс  покраснел.  Корридон
похлопал его по плечу,  закрыл  за  ним  дверь  и,  насвистывая  веселую
мелодию, поднялся к себе.
   Три сотрудника спецслужбы сидели в темноте, когда Корридон приехал  в
Ньюхевен. Он весело поздоровался с ними и предложил обыскать его вещи  и
его самого.
   - Боюсь, бедняга Роулинс ошибся, - сказал он и начал  раздеваться.  -
Ему пора в отставку.
   Детективы все время молчали. А когда Корридон поднялся  по  трапу  на
корабль и помахал  им  рукой,  они  переглянулись.  Они  знали,  что  он
одурачил их, и знали, что он одурачит французскую полицию, которая  ждет
его в Дьеппе.
   Когда поезд прибыл в Париж, Корридон облегченно вздохнул.  Полиция  в
Дьеппе тоже оказалась не на  высоте,  хотя  и  доставила  ему  несколько
неприятных минут. Роулинс не мог предусмотреть всего.  Когда  мимо  него
прошла Лорин Фейдак, он не обратил на нее внимания.
   На вокзале в Париже его снова ждали детективы. Пока он разговаривал с
ними, Лорин покинула вокзал.
   Полтора часа  спустя  Корридон  расплатился  с  шофером  такси  возле
современного  отеля  на  улице  Бальзака.  У  клерка  он  осведомился  о
мадемуазель Фейдак, с радостью обнаружив, что его  французский  язык  не
так плох, как он боялся. Она ждала его.
   Лорин открыла ему дверь.
   - Никаких неприятностей? - спросил он, сбрасывая в  кресло  пальто  и
шляпу.
   - Они были слишком заняты тобой и не обратили  на  меня  внимания,  -
засмеялась Лорин. - Подожди пять минут и я достану их. Я спрятала  их  в
своих подвязках.
   - Не стоит торопиться, - сказал Корридон, любуясь ее красотой. -  Эти
семь тысяч принадлежат тебе. Это даст тебе возможность с чего-то начать.
   - Спасибо тебе, дорогой. Я боялась, что так ты скажешь. Я полагаю, ты
хочешь уйти отсюда.., один?
   - Да, - сказал Корридон и взял ее за руку. - Не расстраивайся. Ты  не
долго будешь одна. В Париже тебя ждет большой успех.
   Она взглянула на него.
   - Может быть, проведем неделю вместе?  -  спросила  она.  -  Потом  я
попытаюсь  утешиться.  Вот  видишь,  я  говорю  ужасные   вещи,   совсем
бесстыдная.
   - Ты однажды сказала, что я не из тех мужчин, которые любят, - сказал
Корридон. - Ты  сказала,  что  со  мной  девушка  будет  несчастной.  Не
волнуйся, Лорин. Как только я продам бриллианты, мы расстанемся.  Ты  не
хуже меня знаешь, что мне придется работать.
   - Я полагаю, что ты любишь Марион Говард, - сказала она, не глядя  на
него. - Это правда?
   - Я не знаю, - хмуро ответил Корридон. -  Во  всяком  случае,  она  в
Лондоне, а я в Париже. Достань бриллианты. Пойдем, я продам их.
   Он подтолкнул ее к спальне.
   - Хоть неделю, а потом мы расстанемся, - сказала она.  -  Я  не  буду
устраивать сцен.
   - Иди и достань бриллианты.
   Ожидая ее, он смотрел на залитую солнцем улицу.  Весна,  все  женщины
кажутся веселыми. Возможно, через неделю, после прощания с Лорин,  можно
будет повеселиться. В Париже можно быть одиноким, как и в Лондоне,  если
вы предоставлены самому себе. Но это не будет длиться постоянно. Он знал
это. Он твердо выбросил из головы  Марион  и  после  недолгих  колебаний
прошел в спальню, где его с надеждой ждала Лорин. 

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.