Версия для печати

   Роберт Ван Гулик
   Скелет под колоколом
 
   Перевод В. Йорданского 1993 г.
   OCR - Красно
   Първа редакция - 27.09.2000 г.
 
   Глава I
   ЛЮБИТЕЛЬ РЕДКОСТЕЙ СТАНОВИТСЯ ЖЕРТВОЙ  СТРАННОГО  ПРИКЛЮЧЕНИЯ.  СУДЬЯ  ДИ
ПРИСТУПАЕТ К СВОИМ ОБЯЗАННОСТЯМ ГЛАВЫ АДМИНИСТРАЦИИ В ПУЯНЕ
   Шесть лет миновало с того дня, как я оставил процветающую торговлю  чаем,
которую унаследовал от отца, и переселился в  наш  сельский  домик.  В  этом
мирном  убежище  я   смог   наконец   целиком   отдаться   своему   любимому
времяпрепровождению-собиранию редкостей,  сыгравших  некую  роль  в  истории
преступлений.
   Однако благодаря тому, что наша славная династия  Мин  установила  мир  и
порядок по всей империи,  акты  насилия  ныне  очень  редки.  Я  должен  был
обратиться к прошлому, чтобы найти  загадки,  хитроумно  разрешенные  нашими
проницательными  судейскими  чинами.  Увлекательные  поиски  позволили   мне
собрать замечательную коллекцию  предметов,  каждый  из  которых  вызывал  в
памяти громкое дело: оружие, послужившее  средством  совершения  чудовищного
убийства, инструмент, примененный некогда  взломщиком,  и  множество  других
редкостей такого же рода.
   Одним из самых ценных моих сокровищ  был  продолговатый  кусочек  черного
дерева с вырезанным на нем пятистишием:
   "Сурово карая виновного, Судья защищает каждого, Кто честен, но стар  или
слаб. И его основное стремление - предотвращать преступления".
   Из старых архивных документов ясно, что этим молоточком пользовался судья
Ди, верша свой суд,  а  стихотворение  постоянно  напоминало  ему  священные
обязанности перед государством и народом.
   Стихотворение я процитировал по памяти, ибо этой реликвии  больше  нет  у
меня. Случившееся этим  летом  ужасное  приключение  побудило  меня  бросить
изучение криминалистики, и я избавился от всего своего  собрания  предметов,
связанных с кровавыми деяниями прошлого. Отныне я коллекционирую селадоновый
фарфор. И это тихое занятие значительно ближе моей мирной натуре.
   И все же есть еще одно дело, которое мне следует завершить, чтобы жить  в
мире - избавиться от тяжелых воспоминаний, продолжающих нарушать мой сон.  А
единственное средство освободиться от навязчивых кошмаров - это изложить  на
бумаге удивительные тайны, открытые мне столь странным образом. Только после
этого смогу я навсегда позабыть о неприятном приключении, приведшем меня  на
грань безумия.
   И вот этим осенним утром, прекрасным своим покоем, сидя в  очаровательной
беседке - украшении моего сада и любуясь  прелестью  двух  наложниц,  тонкие
пальцы которых перебирают хризантемы, я наконец-то решаюсь, в  столь  мирном
окружении, припомнить события того ужасного дня.
   Был девятый день девятой луны, и это число навеки  запечатлелось  в  моей
памяти. День склонялся к вечеру, и удушающая послеполуденная жара предвещала
грозу. Чувствуя себя и раздраженным  и  подавленным  одновременно,  я  решил
совершить прогулку в паланкине. Когда носильщики спросили у меня, куда бы  я
хотел направиться, я не задумываясь велел им идти к "Золотому дракону".
   Это горделивое имя носил магазин древностей, стоящий прямо напротив храма
Конфуция. Его владелец Лю  был  жадным  мошенником,  но  знал  свое  дело  и
частенько раскапывал для меня интересные безделушки, игравшие свою  скромную
роль в давних преступных историях. Сколько приятных часов провел  я  в  этой
переполненной сокровищами лавке!
   Войдя, я обнаружил одного приказчика. Этот малый сообщил мне, что  хозяин
плохо себя чувствует и находится на втором этаже,  в  зале,  где  выставлены
самые ценные предметы.
   Я поднялся. Страдающий от жестокой  мигрени  Лю  закрыл  ставни,  надеясь
защититься от удушающей жары, и в этой полутьме знакомая комната  показалась
мне необычной...  даже  чем-то  враждебной.  Моим  первым  побуждением  было
немедленно уехать, но подумав об ожидавшем снаружи пылающем горниле, я решил
на минутку присесть  и  позволить  торговцу  показать  несколько  любопытных
пустячков. Я опустился в просторное кресло и  начал  энергично  обмахиваться
веером из перьев цапли.
   - В моей скромной лавке сегодня нет  ничего  достойного  быть  показанным
вашей милости, - склонившись, сказал Лю.
   Однако окинув быстрым взглядом комнату, он  достал  из  угла  зеркало  на
покрытой черным лаком ножке и поставил его передо мной.
   После того, как он закончил вытирать пыль, я увидел, что это было зеркало
для головных уборов. Устанавливаемые на квадратных ящичках, эти  зеркала  из
полированного серебра  используются  официальными  лицами,  чтобы  правильно
надеть шапочку из черного шелка. Судя по  крошечным  трещинкам,  покрывавшим
его лакированную часть, оно было довольно старым, но не  было  редкостью,  в
глазах знатоков такие предметы не представляют большой ценности.
   Но внезапно мой взгляд упал на инкрустированные в рамке мелкие серебряные
иероглифы. Наклонившись, я смог разобрать следующую фразу:
   "Присутствие судьи Ди в Пуяне".
   С  трудом  сдержал  я  восторженное   восклицание.   Ведь   это   зеркало
принадлежало нашему славному судье Ди! А, если верить национальным  архивам,
когда судья Ди  возглавлял  администрацию  Пуяна,  небольшого  уезда  округа
Кянксу, он с необычайной проницательностью  распутал  по  меньшей  мере  три
загадочных  преступления.  К  несчастью,   подробности   его   подвигов   не
сохранились.
   Имя Ди не  было  распространенным,  и  зеркало  определенно  принадлежало
славному судье. Я больше не чувствовал  усталости.  В  душе  я  благословлял
невежество Лю, мешавшее ему оценить по достоинству, чем была  эта  бесценная
реликвия самого великого из сыщиков, когда-либо живших в Поднебесной.
   С самым невозмутимым видом я поудобнее устроился в кресле и  попросил  Лю
принести мне чашку чая. Едва он  спустился,  как  я  бросился  к  зеркалу  и
лихорадочно его оглядел, выдвинул ящик из подставки и увидел  головной  убор
из черной саржи, которые носили судьи.
   Осторожно развернул я истлевший шелк. Над шитьем поднялось облачко тонкой
пыли, но за исключением нескольких проеденных молью дыр, головной убор был в
полной сохранности.  Охваченный  почтением,  я  держал  его  перед  собой  в
трясущихся руках, говоря себе: вот собственная шапочка  великого  судьи  Ди,
которую он надевал, председательствуя на суде.
   Только высшим небесным силам известно, почему мне пришла в голову нелепая
фантазия надеть на  себя,  недостойного,  эту  драгоценную  реликвию.  Чтобы
оценить производимое впечатление, я бросил взгляд в зеркало. Годы  замутнили
отполированное серебро, и вначале  его  поверхность  отразила  лишь  неясную
тень, но внезапно изображение прояснилось, и я различил незнакомое  лицо,  с
тонкими чертами, уставившееся на меня горящим взглядом.
   Именно в это мгновение меня оглушило ударом грома. В  комнате  воцарилась
полная тьма. Мне показалось, что  я  падаю  в  бездонную  пропасть,  и  меня
оставило всякое представление о реальности. Я поплыл среди  густых  облаков,
мало-помалу принимавших человеческие формы. С трудом различил  я  обнаженную
девушку, на которую напал мужчина, чьего лица  мне  не  удалось  разглядеть.
Несмотря на желание броситься к несчастной на  помощь,  я  был  не  в  силах
сдвинуться с места, не способен издать ни звука. Вслед за тем меня увлекло в
бесконечное множество других, все более  ужасающих  приключений,  где  я  то
подвергался самым страшным пыткам, то оставался их беспомощным свидетелем.
   В момент, когда я медленно погружался в дурно  пахнущий  пруд  с  гниющей
водой, две свеженькие девушки, напоминавшие мне  моих  наложниц,  попытались
прийти мне на помощь. Я почти касался их протянутых ко мне рук,  когда  меня
увлекло сильным  потоком  и  закрутило  над  пенящейся  бездной,  все  ближе
притягивая  к  центру  ужасного  водоворота.  Потом,  внезапно,  я  оказался
заключенным в темное тесное  помещение,  где  на  меня  медленно  опускалась
огромная тяжесть. Бешено сопротивляясь, я пытался ускользнуть  от  неумолимо
надвигавшейся массы. Тщетно.  Мои  пальцы  нащупывали  вокруг  лишь  гладкую
металлическую поверхность. Но  в  то  мгновение,  когда  я  должен  бы  был,
задохнувшись, погибнуть, давление ослабло, и я жадно вдохнул свежий  воздух.
Однако, едва захотев двинуться, я обнаружил,  что  с  раскинутыми  руками  и
ногами прикован к земле. Концы идущих от моих запястий и  щиколоток  канатов
исчезали в сероватом тумане. Я чувствовал, как  эти  канаты  натягиваются...
Страшная боль пронзила все мои члены, и невыразимый ужас заставил почти  что
остановиться  мое  отчаянно  бьющееся  сердце:   я   сообразил,   что   буду
четвертован. Извергнутый мною вопль и разбудил меня.
   Залитый холодным потом, я лежал, на полу у Лю. Стоявший рядом со мной  на
коленях антиквар испуганным голосом произносил мое имя.  Старинный  головной
убор соскользнул с моей головы и лежал рядом с опрокинутым зеркалом.
   С помощью торговца я поднялся и весь дрожа сел в кресло. Мой добровольный
врач поднес к моим губам чашку чая.
   По словам Лю, едва  он  спустился  за  чайником,  сильный  удар  грома  и
начавшийся ливень заставили его броситься наверх, чтобы укрепить  запоры  на
ставнях. И тогда-то он обнаружил меня лежащим без сознания на полу.
   Какое-то время я хранил молчание, маленькими глотками  попивая  ароматный
напиток, а  потом  высказал  Лю  первое  пришедшее  мне  на  ум  объяснение,
утверждая, что подвержен внезапным приступам головокружения. Я попросил  его
подозвать мой паланкин, и носильщики под  проливным  дождем  доставили  меня
домой. Хотя они и постарались укрыть паланкин промасленной бумагой, я прибыл
к себе промокшим до костей.
   С сильнейшей головной болью я немедленно лег в постель. Моя первая  жена,
сильно встревоженная, поспешила вызвать врача, который застал меня в бреду.
   Около двух месяцев я находился между жизнью и смертью.  Моя  первая  жена
утверждает, что своим выздоровлением я целиком обязан ее горячим молитвам  и
благовониям, которые она каждый день  воскуряла  в  храме  бога  врачевания.
Лично я склонен объяснить его преданностью двух  наложниц,  которые,  сменяя
друг друга у моего изголовья, заставляли меня  принимать  прописанные  нашим
ученым врачом лекарства.
   Когда у меня появилось достаточно сил< для того, чтобы сидеть в  постели,
врач захотел услышать от меня самого,  что  же  произошло  у  Лю.  Но  я  не
испытывал ни малейшего желания рассказывать о своем странном  приключении  и
лишь сослался  на  внезапное  сильное  головокружение.  Доктор  окинул  меня
недоверчивым взглядом, но настаивать не решался. Прощаясь, он с невозмутимым
видом заметил,  что  подобные  мозговые  лихорадки  иногда  случаются,  если
больной  имел  дело  с  предметами,  игравшими  роль   в   давних   историях
насильственной смерти. Они выделяют зловредные испарения, опасные для  мозга
тех, кто с ними соприкасается.
   Как только этот проницательный врач вышел, я вызвал своего  управляющего.
Я  приказал  ему  запаковать   в   четыре   больших   ящика   мое   собрание
криминалистических предметов  и  отправить  их  к  дяде  моей  первой  жены,
господину Хуану. Хотя она не перестает воспевать его  достоинства,  дядюшка-
Хуан является в действительности отвратительной личностью.  Для  него  самое
большое  удовольствие  доставляет  предъявлять  людям   судебные   иски.   В
сопровождение посылки я сочинил любезнейшее письмо, в котором  сообщал,  что
желаю подарить ему всю свою криминалистическую коллекцию как  скромный  знак
глубочайшего уважения его столь полного  знания  уголовного  и  гражданского
права. Хочу признаться моему читателю, что у меня зуб  на  дядюшку  Хуана  с
того  дня,  когда  онф  благодаря  процедурным  хитростям"  оттягал  у  меня
прекрасный кусок земли. Я горячо надеюсь, что, изучая коллекцию, он нарвется
на одну из страшных реликвий, соприкосновение с  которой  навлечет  на  него
столь же страшное приключение, как пережитое в лавке у Лю.
   Теперь же я попытаюсь  пересказать  историю  событий,  происшедших  в  те
короткие мгновения, когда у меня на голове находилась шапочка  судьи  Ди.  Я
оставляю доброжелательности читателя заботу решить,  в  какой  степени  этот
рассказ о трех давних преступлениях содержит правдивые факты,  открытые  мне
столь необычайным образом, или  же  речь  идет  лишь  об  измышлениях  моего
бедного мозга, возбужденного лихорадкой. Я не дал себе  труда  обратиться  к
историческим архивам Империи, чтобы проверить факты. Как уже упоминалось,  я
полностью забросил п9до-бного рода изыскания. Меня больше  не  увлекают  эти
мучительные сюжеты, и я целиком отдался приятному занятию собирания селадона
времени династии Сун.
   На место нового назначения в Пуяне судья Ди явился ранним  утром  в  день
прибытия в город. Сидя в своем кабинете, рядом с залом суда, он до  позднего
вечера изучал архивы уезда. Две большие  свечи,  наколотые  на  подсвечники,
освещали  его  заваленный  различными  бумагами  и  грудами  "отчетов  стол.
Колеблющееся пламя играло на зеленой парче его платья  и  блестящей  шапочке
черного шелка. Время от времени он поглаживал свою прекрасную черную  бороду
или длинные бакенбарды, но его взгляд никогда надолго  не  покидал  лежавшей
перед ним бумаги.
   Сидевший за столиком поменьше, расположенном напротив  стола  судьи,  его
неизменный помощник Хун Лян изучал судебные дела. Хун Лян был  уже  пожилым,
худощавым человеком. В его бороде и  усах  поблескивали  седые  волосы.  Его
коричневое платке было выцветшим, голова покрыта маленькой ермолкой.  "Скоро
полночь", - размышлял он. бросая беглые взгляды  на  высокий  силуэт  судьи.
После обеда Хун Лян слегка вздремнул, но хозяин за весь день не отдохнул  ни
разу. Хотя помощник и знал железный организм судьи, это его все же заботило.
   Старый слуга в семье Ди, Хун Лян часто носил  на  руках  будущего  судью,
коща тот был еще ребенком. Позднее, после того,  как  его  бывший  "сосунок"
завершил учебу в столице и получил назначение судьей в  провинцию,  Хун  Лян
последовал за ним. Пуян был третьим местом работы судьи  Ди  Чжэнде.  И  все
прошедшие годы Хун Лян был для него и советчиком и  надежным  другом.  Судья
делился с ним не только личными заботами,  но  и  служебными  проблемами,  и
суждения Хун Ляна часто бывали очень полезны. Чтобы у того было  официальное
положение, судья Ди назначил его секретарем суда, и поэтому все называли его
секретарь Хун.
   Листая пачку бумаг, секретарь Хун думал об утомительном дне,  проведенном
его господином. Утром, когда судья и его сопровождение - жены, дети, слуги -
прибыли  в  Пуян,  судья  сразу  же  отправился  в  присутствие,  тогда  как
сопровождение - в официальную резиденцию в северной части ямыня -  комплекса
помещений, занятых судом, архивами, тюрьмой и комнатами  стражников.  Там  с
помощью управляющего первая жена наблюдала за разгрузкой повозок с вещами  и
обживала резиденцию. У судьи  Ди  не  оказалось  времени  даже  для  беглого
осмотра нового жилища. Сначала  ему  надо  было  принять  печати  от  своего
предшественника судьи Фона. По завершении этой церемонии он  познакомился  с
постоянными работниками суда  от  первого  писаря  и  начальника  стражи  до
тюремщика и его надзирателей. В полдень он председательствовал на  роскошном
обеде, устроенном в честь бывшего  начальника  уезда,  а  затем  сопровождал
судью Фона и его спутников до ворот города, как  того  требовал  обычай.  По
возвращении судья Ди принял первых лиц города Пуяна, пришедших высказать ему
наилучшие пожелания.
   Затем он слегка перекусил у себя в кабинете и  устроился,  чтобы  бросить
первый взгляд на находившиеся в суде  дела.  Писцы,  приносившие  из  архива
кожаные коробки с бумагами, толпились вокруг него.  Через  два  часа  он  их
отослал, но словно бы и не думал о том, чтобы самому лечь отдохнуть.
   Наконец он откинулся в кресле и, отодвинув в  сторону  документ,  который
только что листал, бросил из-под густых  бровей  веселый  взгляд  на  своего
верного спутника.
   - Ну, секретарь, что ты скажешь о чашке чая? - спросил он, улыбаясь.
   Секретарь Хун поспешил принести стоявший на круглом столике чайник.  Пока
он наливал чай своему хозяину, тот сказал:
   - Небо щедро одарило своими благословениями уезд Пуян. Из  этих  бумаг  я
узнал, что земли здесь плодородны. Местные жители не знают, что такое засуха
или наводнения, и земледельцы процветают. Город построен на берегу  Великого
канала, пересекающего с севера на  юг  нашу  Империю,  и  извлекает  немалую
выгоду из своего положения. И правительственные корабли,  и  частные  джонки
имеют обыкновение приставать в порту  у  Западных  ворот.  Постоянен  приток
путников, и дела идут как нельзя лучше. Как раз здесь в канал впадает  река,
поэтому много рыбы, которая приносит доход беднякам. Присутствие  достаточно
крупного  гарнизона  благоприятствует  торговле.  Вот  почему  население  не
испытывает нужды, довольно своей участью  и  в  установленное  время  вносит
налоги. К тому же мой  предшественник,  судья  Фон,  очевидно,  способный  и
усердный человек: архивы доведены до  последнего  дня,  и  все  находится  в
полном порядке.
   Лицо секретаря просветлела.
   - Как  приятно  это  слышать,  достопочтенный  судья,  -  ответил  он.  -
Трудности, встреченные нами на  последнем  месте  работы  в  Хунюане,  часто
заставляли меня беспокоиться о здоровье вашего превосходительства.
   Дернув свою скудную бороденку, он продолжал:
   - Осматривая судебные протоколы, я обнаружил,  что  уровень  преступности
здесь невысок. И редкие совершенные преступления были очень хорошо разобраны
судьей. В суде осталось лишь одно дело. Это гнусная история изнасилования  с
последовавшим убийством, которое судья Фон расследовал за несколько дней  до
отъезда. Когда вы ознакомитесь с делом, то увидите,  что  остается  уточнить
лишь несколько мелких подробностей.
   Судья Ди поднял брови.
   - Эти мелкие подробности иной раз создают тяжелые проблемы! Расскажи  мне
о деле.
   Секретарь Хун пожал плечами.
   - Это не очень запутанная история. Дочь мелкого  торговца,  мясника  Сяо,
нашли убитой у себя в комнате.  Обследование  тела  подтвердило,  что  имело
место изнасилование. Выяснилось, что у жертвы был любовник,  студент-выродок
по имени Ван. Мясник обвинил этого юношу в убийстве. После того,  как  судья
Фон проверил его утверждения и выслушал свидетелей, стало очевидным, что Ван
действительно убийца, но он не сознается в  совершении  преступления.  Тогда
судья Фон прибегнул к пытке. К несчастью, студент потерял сознание, не успев
признаться. Ожидавшийся отъезд заставил  судью  отложить  расследование.  Но
дело практически завершено. Ведь убийца под замком, а собранные против  него
улики достаточно убедительны, чтобы подвергнуть его пытке.
   С задумчивым видом поглаживая бородку, судья Ди, помолчав, сказал:
   - Секретарь, я хотел бы ознакомиться с делом во всех подробностях.
   Лицо честного Хуна вытянулось.
   - Ваше превосходительство, скоро полночь, - нерешительно заметил он, - Не
лучше ли вам сейчас лечь и хорошо выспаться? Завтра у нас  будет  достаточно
времени, чтобы изучить это Дело.
   Судья тряхнул головой.
   - Как ни бегл твой рассказ, он обнаруживает одно любопытное противоречие.
После чтения всех этих административных бумаг криминальная загадка - это как
раз то, что мне нужно, чтобы прочистить мозги!  Выпей  чашку  чая,  устройся
поудобнее и изложи мне суть происшествия.
   Секретарь  Хун  знал  своего  хозяина.  С  покорным  видом  он  проглядел
кое-какие бумаги и начал:
   - Точно десять дней назад, семнадцатого нынешней луны,  мясник  по  имени
Сяо  Фухан,  плача,  бросился  к  ногам  судьи  Фона  во  время  полуденного
заседания. Надо сказать, что скромная  лавка  этого  человека  находится  на
улице  Полумесяца,  в  юго-западном  районе  города.  Его  сопровождали  три
свидетеля: господин Гао, старший смотритель  южного  района,  Лун,  портной,
живущий напротив Сяо, и глава гильдии мясников.  Мясник  Сяо  передал  судье
Фону письменное обвинение против Ван Сенчуна, кандидата  на  государственные
экзамены. Этот Ван - бедный студент, живущий напротив лавки мясника.  Мясник
Сяо утверждает, что Ван удушил его единственную дочь Чистоту  Нефрита  в  ее
комнате и украл две золотые заколки для волос. По мнению Сяо,  кандидат  Ван
был  любовником  его  дочери  вот  уже  шесть  месяцев.  Преступление   было
обнаружено, когда девушка  не  спустилась,  чтобы  по  обыкновению  заняться
уборкой.
   - Этот Сяо, - прервал судья Ди, - или полный болван, или жадный мерзавец!
Как мог он допускать,  что  его  дочь  принимает  под  его  крышей  мужчину,
превращая тем самым его дом в дурное место? Меня не  удивляет,  что  у  него
было совершено убийство!
   Секретарь Хун наклонил голову.
   - Нет, благородный судья, - заметил он. - Объяснения мясника Сяо  в  ином
свете показывают события.
   Глава 2
   СЕКРЕТАРЬ ХУН ИЗЛАГАЕТ СУДЬЕ ДИ ДЕЛО УЛИЦЫ ПОЛУМЕСЯЦА. СУДЬЯ  ВЫСКАЗЫВАЕТ
УДИВИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
   - Слушаю тебя, - сказал судья, скрестив руки в длинных рукавах.
   - Мясник Сяо узнал о дурном поведении дочери лишь после  преступления,  -
продолжал секретарь Хун. - Чистота Нефрита спала  в  каморке  над  кладовой,
стоящей за лавкой. Эта каморка также служит прачечной и швейной.  Семья  Сяо
не настолько богата, чтобы иметь прислугу, и всей работой по дому занимались
дочь  и  жена  мясника.  Произведенная  по  приказу  судьи   Фона   проверка
подтвердила, что в каморке можно громко разговаривать и не  быть  услышанным
ни в комнате мясника, ни в соседних помещениях. Что касается студента  Вана,
то он принадлежит к хорошей семье из столицы, но и отец его и мать умерли, а
ссоры между остальными родственниками лишили всякой поддержки. Он  готовится
к литературному экзамену второй ступени и  кое-как  перебивается  с  помощью
уроков, которые дает детям соседних лавочников. Старик портной по имени  Лун
сдает ему мансарду над своей мастерской, расположенной прямо напротив мясной
лавки.
   - Когда он стал любовником этой девушки?
   - Он влюбился в нее около шести месяцев  назад,  и  молодые  люди  решили
тайно встречаться в комнатке Чистоты Нефрита.  Студент  Ван  приходил  около
полуночи и проскальзывал через окно, а уходил перед рассветом.  Портной  Лун
заявил, что быстро обнаружил эту "прекрасную"  тайну.  Од  строго  выговорил
студенту Вану, добавив, что собирается поставить мясника Сяо  в  известность
об этих позорных проделках.
   Судья одобрительно покачал головой.
   - Этот портной рассуждал правильно! - заметил он.  Секретарь  заглянул  в
лежащий перед ним свиток и продолжал:
   - Этот Ван, несомненно, ловкий мошенник. Он  бросился  к  ногам  портного
Луна и заверил, что Чистота Нефрита и он  любят  друг  друга  всем  сердцем.
Затем он поклялся, что женится на красавице, как только сдаст  свой  экзамен
второй ступени. Тогда положение позволило бы  ему  преподнести  мяснику  Сяо
требуемый брачный подарок  и  предложить  своей  супруге  достойное  жилище.
Напротив, если бы его секрет сейчас  раскрылся,  он  не  был  бы  допущен  к
экзамену, и все были опозорены. Портной Лун знал, что Ван занимается усердно
и осенью наверняка успешно сдаст экзамен. К тому же его наполняла  гордостью
мысль, что отпрыск знатной фамилии, будущий императорский  чиновник,  избрал
невестой дочь одного из соседей. Поэтому, успокоив совесть и повторяя  себе,
что через несколько недель дело завершится самым честным образом просьбой  о
браке,  он  обещал  молодым  людям  не   выдавать   их   тайны.   Но   чтобы
удостовериться, что Чистота Нефрита была порядочной  девушкой,  портной  Лун
присматривал за ней. Он под присягой утверждает, что она  не  знала  другого
юноши, кроме Вана. Он был единственным, кто проникал к ней в комнату.
   Судья отхлебнул немного чая и сухо заметил:
   - Это возможно. Но остается фактом, что кандидат Ван, Чистота  Нефрита  и
портной Лун вели себя самым предосудительным образом!
   - Судья Фон это особенно подчеркивал, - заметил  секретарь.  -  Он  резко
осудил пособничество портного Луна и недостаточность наблюдения мясника  Сяо
за своей семьей. Утром семнадцатого дня, когда портной Лун узнал об убийстве
Чистоты  Нефрита,  его  добрые  чувства  по  отношению   к   студенту   Вану
превратились в бешеную ненависть. Он бросился к мяснику Сяо и поставил его в
известность о любовном увлечении дочери и студента. Вот  дословно  сказанные
им слова: "Позор мне, что я закрывал глаза на бесстыдное  поведение!  Собака
Ван этим воспользовался, чтобы удовлетворить свои  низменные  потребности  с
Чистотой Нефрита, а когда она начала настаивать, чтобы он  женился  на  ней,
убил ее и украл золотые заколки, чтобы  иметь  возможность  приобрести  себе
богатую жену!" Сходивший с ума от отчаяния и ярости  мясник  Сяо  послал  за
старшиной господином Гао и главой гильдии  мясников.  Посовещавшись  втроем,
они быстро пришли к заключению - преступником  мог  быть  только  Ван.  Была
составлена  письменная  жалоба,  в  которой  студент  обвинялся  в   гнусном
преступлении, и все трое явились для передачи его суду.
   - А кандидат Ван?-спросил судья Ди. - Он скрылся?
   - Нет. Он легко дал себя задержать.  Выслушав  Сяо,  судья  Фон  отправил
четырех стражей схватить молодого человека. Они застали его крепко спящим  в
своей комнате,  хотя  было  далеко  за  полдень.  Стражи  приволокли  его  в
присутствие, гце ему было предъявлено обвинение мясника Сяо.
   Положив оба локтя на край стола, судья Ди воскликнул:
   - Любопытно знать, как  защищался  кандидат  Ван!  Прежде  чем  ответить,
секретарь Хун выбрал несколько бумаг и пробежал их глазами.
   - У этого мошенника есть ответ на все. Главное-Судья Ди поднял руку.
   - Я предпочел бы услышать его собственные слова! Зачитай протокол.
   Секретарь удивленно взглянул на своего хозяина и хотел что-то сказать, но
потом, передумав, монотонно прочитал записанные судейским писарем показания:
"Невежественный студент,  простершийся  перед  вашей  благородной  милостью,
сгорает  от  стыда.  Я  виновен  в  самом   постыдном   проступке-совращении
девственницы  с  безупречной  репутацией,  а  я  поддерживал  с  ней  тайные
отношения. Да будет известно  вашему  превосходительству,  что  мансарда,  в
которой я ежедневно занимался, выходит на улицу Полумесяца. Из моего  жилища
я мог видеть окно Чистоты Нефрита и  часто  восхищался  нежной  полнотой  ее
форм, когда она расчесывала свои длинные волосы. Вскоре в моей душе  созрело
решение, что у меня не будет другой супруги. Какой было бы удачей, если бы я
придерживался этого решения и не  предпринимал  никаких  шагов  до  успешной
сдачи экзаменов! Мое положение позволило бы мне тогда прибегнуть  к  услугам
свахи: Та, чья профессия "соединять  горы",  отнесла  бы  мой  подарок  отцу
девушки и передала ему мою просьбу, как того требует наш  давний  и  честный
обычай. Увы, однажды я встретил Чистоту  Нефрита  у  нее  дома.  Я  не  смог
сдержаться и обратился к ней. В ответ она сумела дать мне  понять,  что  мои
чувства находят отклик в ее душе. Тогда я, которому надлежало  бы  направить
этого чистого и невинного ребенка на честный путь, разжег  ее  страсть  моей
горячностью. Я добился новой встречи и вскоре убедил ее принять меня в своей
комнате. В условленный день, поздним вечером, я приставил лестницу к ее окну
и поднялся. Должен признаться,  благородный  судья,  что  в  ее  объятиях  я
получил наслаждение, которое  Небо  дозволяет  вкусить  с  честной  девушкой
только  после  торжественной  церемонии  бракосочетания.  Увы,  как   костер
разгорается еще сильнее после того, как в него подбросили сухих дров, так  и
моя преступная страсть вспыхнула  еще  больше  и  побудила  меня  добиваться
нового свидания, потом еще одного и так  все  чаще  и  чаще.  Опасаясь,  что
ночной сторож или какой-нибудь случайный прохожий заметят лестницу, я убедил
Чистоту Нефрита привязать к ножке ее кровати длинную  ленту  белой  ткани  и
спустить через окно. Внизу я  дергал  за  ленту,  и  по  этому  сигналу  моя
возлюбленная распахивала окно и помогала  мне  подниматься,  подтягивая  ее.
Любому  неосведомленному  человеку  она  показалась  бы  бельем,  вывешенным
сушиться и забытым, когда наступила ночь..."
   Прервав чтение, судья Ди кулаком ударил по столу.
   - Мерзкий негодник! - в гневе воскликнул он.  -  Кандидат,  допущенный  к
литературным экзаменам, опустился до того, что заимствует у воров и  жуликов
их недостойные хитрости. Право, как красиво это выглядит!
   - Я уже говорил, ваше превосходительство,  этот  Ван  низкий  преступник.
Возвращаюсь к его показаниям: "Но однажды портной Лун обнаружил мою тайну и,
будучи честным человеком, угрожал все рассказать мяснику Сяо. Увы, я, бедный
слепец,   пренебрег   этим   предупреждением,   ниспосланным,    несомненно,
милосердным небом, и умолял портного хранить молчание.  Он  согласился.  Все
продолжалось, как и раньше, в течение еще  почти  шести  месяцев.  Но  затем
небесные силы решили более не допускать этого нарушения священных  заповедей
и одним ударом поразили и  невинную  Чистоту  Нефрита  и  меня,  презренного
грешника. Вечером шестнадцатого дня я должен был подняться к ней,  но  после
полудня мой друг студент Ян Пу пришел ко мне и сообщил, что отец только  что
прислал ему пять серебряных монет по случаю дня рождения. Он пригласил  меня
отметить событие и поужинать в трактире  Пяти  капризов  в  северном  районе
города. За столом я выпил больше вина, чем мог себе позволить, и, покинув Ян
Пу, понял на свежем ночном  воздухе,  что  совершенно  пьян.  Я  решил,  что
сначала посплю у себя час-другой, чтобы пары опьянения  развеялись,  и  лишь
потом отправлюсь к Чистоте Нефрита, но по дороге заблудился. Сегодня  утром,
незадолго до рассвета, я, протрезвев, проснулся среди колючих кустарников  в
развалинах старого дома. Голова была так тяжела, что я с  трудом  встал.  Не
тратя времени на осмотр того места, где находился, я двинулся  в  путь  и  в
конце концов сам не знаю, как вышел на большую  улицу.  Оттуда  добрался  до
дома портного Луна, поднялся прямо в свою комнату и мгновенно заснул. Только
после того, как посланные вашим превосходительством стражники схватили меня,
узнал я о страшной судьбе моей бедной невесты."
   Секретарь Хун на мгновение остановился, а затем, глядя на судью, сказал с
презрением:
   - А теперь послушайте речь, которую произнес этот наглый  лицемер!  "Если
ваше  превосходительство  приговорит  меня  к  казни  в  наказание  за   мое
непростительное поведение по отношению к этой несчастной девушке или за  то,
что косвенным образом я был причиной ее гибели,  я  с  радостью  приму  этот
приговор.  Он  освободит  меня   от   невыносимого   существования,   навеки
омраченного  черными  тучами  отчаяния.  Но  для  того,  чтобы  смерть  моей
возлюбленной была отмщена - и ради чести моей семьи,  -  я  обязан  со  всей
ответственностью провозгласить - я не убийца Чистоты Нефрита."
   Секретарь положил бумагу на стол. Стуча по ней указательным  пальцем,  он
объяснял:
   -  Бросается  в  глаза  разработанный  Ваном  план,  как  ускользнуть  от
заслуженного  наказания.  Он  подчеркивает  свою   вину   соблазнителя,   но
решительно отрицает, что убил девушку. Он прекрасно знает, что наказанием за
совращение девушки, согласие которой столь твердо установлено, служит  всего
пятьдесят ударов бамбуковой палкой, тогда как любой убийца приговаривается к
позорной публичной казни!
   Ожидая замечаний, секретарь Хун глянул  на  хозяина.  Судья  молча  выпил
чашку свежего чая и спросил:
   - Что сказал судья Фон, выслушав эти показания?
   Секретарь заглянул еще в один свиток.
   - Во время этого судебного заседания судья Фон не задавал кандидату  Вану
вопросов. Он сразу же приступил к обычным следственным мероприятиям.
   - Очень мудро! - одобрил  судья,  -  Можешь  ли  ты  найти  отчет  о  его
посещении улицы Полумесяца и заключение лекаря, устанавливающего смерть?
   Секретарь чуть больше развернул свой документ.
   - Да, благородный  судья.  Здесь  записаны  все  подробности.  Судья  Фон
направился на улицу Полумесяца в сопровождении своих  помощников.  Пройдя  в
каморку, они увидели на постели совершенно обнаженный труп девушки  примерно
девятнадцати лет. Ее хорошо сложенное  тело  выглядело  вполне  развившимся.
Волосы были в беспорядке, черты лица  искажены  страшной  судорогой.  Матрас
сбился поперек кровати, подушка валялась на полу,  рядом  с  измятой  лентой
белой ткани, привязанной к ножке кровати. У стены стояло корыто,  а  в  углу
виднелся столик с треснувшим зеркалом. Опрокинутый деревянный табурет  лежал
неподалеку от кровати.
   - Были ли найдены улики, позволяющие установить убийцу? -  спросил  судья
Ди.
   -  Никаких,  ваше  превосходительство.  Даже  тщательный   осмотр   места
преступления не дал и намека. Единственной  находкой  была  связка  любовных
стихотворений, посвященных Чистоте Нефрита. Она бережно хранила их  в  ящике
своего туалетного столика, хотя, не зная грамоты, и не могла  прочесть.  Эти
стихи  подписаны  именем  студента  Вана.  "После  осмотра  тела   чиновник,
устанавливающий смерть, заявил, что она была  вызвана  удушением.  На  горле
жертвы, там, где его сжали руки убийцы, виднелись два больших синяка.  Шрамы
и царапины  повсюду  на  руках  и  груди  доказывают,  что  жертва  отчаянно
защищалась. Наконец, судя по некоторым признакам, она была  изнасилована  до
или во время удушения."
   Быстренько  пробежав  глазами  конец  свитка,  секретарь  продолжал:   "В
последующие дни судья Фон тщательно проверил все показания. Он..."
   - Дальше... дальше... - прервал его судья. - Я убежден в том,  что  судья
Фон подошел к делу со всей добросовестностью.  Придерживайся  только  самого
главного. Например, мне хотелось бы знать, что  говорит  студент  Ян  Пу  по
поводу маленькой гулянки в трактире.
   -  Друг  Вана  Ян  Пу,  -  ответил  секретарь,  -  во  всех  подробностях
подтверждает историю, но не думает,  что  тот  был  очень  пьян,  когда  они
расстались. Ян Пу употребил выражение "слегка  захмелел".  Должен  добавить,
что Ван не нашел места, где, как утверждает, пробудился  от  своего  пьяного
сна. Судья Фон сделал все, что мог, чтобы тот определил это место. Его  люди
вместе с Ваном обошли весь  город,  осматривая  старые  заброшенные  дома  и
пытаясь добиться от него какой-нибудь характерной подробноста. Все напрасно.
На его лице виднелось несколько царапин, а платье было недавно разорвано  во
многих местах. Все это Ван объяснил  своим  падением  в  колючий  кустарник.
Целых два дня судья Фон посвятил тщательному обыску жилища Вана и  различных
мест, ще бы  тот  мог  спрятать  золотые  заколки,  но  тщетно.  Мясник  Сяо
нарисовал их по памяти на клочке бумаги, приобщенном к делу.
   Судья Ди протянул руку. Секретарь Хун  вынул  из  папки  тонкий  бумажный
листок и передал хозяину.
   - Добротная старая кустарная работа, - высказал судья свое мнение. -  Эта
ласточка в полете, образующая головку булавки, тщательно проработана.
   - По словам мясника Сяо, эти заколки  являются  семейной  драгоценностью.
Долгое время его жена держала их под замком, потому что,  как  кажется,  они
навлекали несчастье на тех, кто их носил. Но несколько месяцев назад Чистота
Нефрита выпросила их у матери. Та в конце концов уступила, ибо у нее не было
средств приобрести дочери другие безделушки.
   - Бедное дитя! - прошептал судья с грустью в голосе. После короткой паузы
он осведомился:
   - И к какому заключению пришел судья Фон?
   - Позавчера судья Фон перечислил достигнутые  следствием  результаты.  Он
начал с замечания, что заколки не были найдены у Вана, но не счел этот  факт
свидетельствующим в пользу последнего, потому что  у  того  было  достаточно
времени, чтобы их припрятать в надежном месте.  Он  согласился  с  тем,  что
защита Вана достаточно стройна, но добавил, что не следует удивляться  тому,
что образованный студент смог сочинить убедительную историю. Он отверг,  как
маловероятное, предположение, что убийство могло  быть  совершено  бродягой.
Хорошо известно, что улицу Полумесяца населяют  только  бедные  торговцы.  И
даже если случайно вор  забрел  в  этот  квартал,  он  бы  скорее  попытался
проникнуть в лавку мясника, чем в его кладовую. Никогда ему не пришла  бы  в
голову мысль взбираться в маленькую каморку! Все  свидетельства,  включая  и
свидетельство самого Вана, подтверждают, что о свиданиях  двух  возлюбленных
никто не знал, кроме них самих и портного Луна.
   Секретарь Хун посмотрел на своего хозяина и с легкой улыбкой добавил:
   - Портному около семидесяти  лет,  и  он  так  слаб,  что  его  сразу  же
вычеркнули из списка вероятных подозреваемых.
   Кивком головы судья Ди выразил свое согласие и спросил:
   - Как сформулировал судья Фон свое обвинение? Если возможно, я  хотел  бы
услышать его дословно.
   Секретарь склонился над своими  документами  и  принялся  громко  читать:
"Когда обвиняемый вновь заявил о своей невиновности, его  превосходительство
ударил по столу кулаком и воскликнул: "Я, твой судья, знаю правду! Выйдя  из
трактира, ты сразу же  направился  к  Чистоте  Нефрита.  Вино  придало  тебе
храбрости, и ты осмелился сказать ей, что она тебе надоела, и ты хотел бы ее
бросить. Вспыхнула ссора, и Чистота Нефрита кинулась к двери, чтобы  позвать
своих  родителей.  Ты  попытался  ее  остановить.   В   начавшейся   схватке
пробудились самые низменные твои инстинкты, и ты помимо ее воли ею  овладел,
а затем удушил. Совершив позорное деяние, ты обыскал ее сундук для одежды  и
скрылся с золотыми заколками, чтобы создать впечатление, будто  преступление
было совершено взломщиком. Давай же, признайся в своем злодеянии."
   Дословно процитировав судью Фона, секретарь продолжил свое изложение:
   - Поскольку кандидат Ван  настаивал  на  своей  невиновности,  судья  фон
приказал дать ему пятьдесят ударов кнутом. Но на тридцатом ударе Ван потерял
сознание и рухнул на землю. Когда сжигая уксус у него под носом, ему помогли
прийти в себя, он все равно ничего не соображал, и судья на время  отказался
от продолжения допроса. В тот же  вечер  были  получены  приказы  касательно
перемещения начальника уезда, и он не смог довести дело до его неотвратимого
завершения. Тем не менее он в нескольких словах выразил свое мнение в  конце
этого протокола.
   - Секретарь, покажи мне текст.
   Секретарь Хун полностью развернул документ и положил его перед судьей.
   Приблизив бумагу к глазам, судья Ди громко зачитал: "По моему  разумению,
виновность студента Ван Сенчуна установлена неоспоримо. После того,  как  он
должным образом признается в своем преступлении, я советую просить- для него
смертной казни  одним  из  самых  жестоких  способов."  Подписано:  "Фон  И,
начальник уезда Пуян."
   Судья Ди медленно свернул свиток и, взяв  в  руки  тяжелый  брусочек  для
бумаг из нефрита, довольно долго слегка подбрасывал его.  Стоявший  у  стола
секретарь Хун с любопытством поглядывал на своего господина.
   Внезапно судья положил нефритовый грузик на стол  и  поднялся.  Глядя  на
подчиненного, он сказал:
   - Судья Фон умелый и добросовестный начальник. Поспешность его суждения я
объясняю переутомлением, вызванным надвигающимся отъездом. Если  бы  у  него
было время для изучения этого дела, он, несомненно, пришел бы  к  совершенно
иному выводу.
   Отразившееся на  лице  секретаря  Хуна  изумление  заставило  судью  чуть
улыбнуться, и он поспешил добавить:
   - Кандидат Ван - глупый юнец. Я  согласен  с  тобой,  что  ему  недостает
характера и он заслуживает хорошего урока, но он не убивал Чистоты Нефрита!
   Секретарь Хун открыл было  рот,  но  судья  Ди  поднял  руку,  чтобы  тот
помолчал, и продолжал:
   -  Не  допросив  всех  замешанных  в  деле  лиц  и  не   осмотрев   место
преступления, я пока ничего больше  на  скажу.  Завтра  я  заслушаю  дело  в
присутствии после обеда. Тогда ты поймешь, как я пришел к своему заключению.
Который час?
   - Уже давно минула полночь, благородный судья. Признаюсь,  доводы  против
кандидата  Вана  мне  кажутся  несокрушимыми.  Завтра  на  свежую  голову  я
перечитаю все документы.
   Тихо покачивая головой, он взял один  из  подсвечников,  чтобы  проводить
своего господина по темным коридорам в его личные  покои  в  северной  части
ямыня. Но судья положил ладонь ему на руку.
   - Секретарь, не беспокойся обо мне. Уже слишком поздно,  чтобы  тревожить
весь дом. День был тяжелым для всех... и для тебя тоже. Я позволяю тебе идти
прямо в свою комнату. Что касается меня, то я  посплю  здесь,  на  диване  в
своем кабинете. Итак, в постель, секретарь. И спокойной ночи!
   Глава 3
   СУДЬЯ ДИ ВПЕРВЫЕ
   ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЕТ НА СУДЕ  ПУЯНА.  ТАО  ГАН  СООБЩАЕТ  О  СЛУХАХ  ВОКРУГ
БУДДИЙСКОГО ХРАМА
   Коща на следующее утро, на заре, секретарь Хун принес  в  кабинет  своего
господина поднос с завтраком, он застал его уже закончившим туалет.
   Судья Ди съел две  чашки  дымящейся  рисовой  каши  и  несколько  соленых
овощей, затем выпил горячего чая. Как только  первые  лучи  солнца  окрасили
розовым бумагу окон, секретарь загасил свечи и помог судье одеть  платье  из
тяжелой зеленой парчи. Судья с удовлетворением заметил, что слуги  поставили
на круглый столик его зеркало для головных уборов. Он вынул из ящика шапочку
и,  надев  ее,  тщательно  поправил  накрахмаленную  легкую  ткань   боковых
крылышек.
   Между тем,  стражники  распахнули  тяжелые,  обитые  медью  двери  ямыня.
Несмотря на ранний  час,  многие  жители  Пуяна  ожидали  снаружи.  Убийство
Чистоты Нефрита вызвало волну негодования в мирном городе, и его  обитателям
было любопытно, как новый начальник уезда завершит это дело.
   Как только величественный страж ударил в большой  бронзовый  гонг,  толпа
проникла в первый двор и оттуда в просторный зал  присутствия.  Все  взгляды
были направлены на возвышение в глубине зала  и  накрытый  красным  парчовым
покрывалом большой стол. Новый судья должен был вскоре появиться.
   Первый  писец  ставил  на  столе  различные   предметы,   которые   могут
потребоваться судье.  Справа  -  печать  суда  в  два  квадратных  вершка  и
подушечку для нее. Посредине -  двойную  чашечку  из  камня  для  разведения
палочки красной туши и палочки черной туши, вместе с кисточками для  каждого
из цветов. Наконец, слева - бумагу и  заготовленные  бланки,  которые  могли
пригодиться писарю, ведущему протокол судебного заседания.
   Стражники выстроились перед возвышением двумя  рядами  по  три  человека,
лицом друг к  другу.  При  них  были  плети,  цепочки,  наручники  и  прочие
впечатляющие орудия профессии. Ближе к возвышению и чуть в стороне от  своих
людей находился начальник стражи.
   Стоящая позади стола ширма наконец отодвинулась. Появился судья Ди и  сел
в огромное кресло. Секретарь Хун остался стоять рядом со своим хозяином.
   Медленно поглаживая бороду, судья окинул взглядом заполнившую зал  толпу.
Затем, ударив по столу молоточком, объявил:
   - Утреннее заседание открыто.
   К большому разочарованию зрителей,  он  не  взял  красной  кисточки.  Это
означало, что он не будет заполнять,  формуляр  с  требованием  к  тюремщику
доставить заключенного в суд.
   Он  ограничился  тем,  что   затребовал   у   первого   писца   документы
административного дела и неторопливо его уладил. Затем приказал приблизиться
начальнику стражи и вместе с ним проверил лист выплат стражникам.
   Бросив на начальника из-под густых бровей  сердитый  взгляд,  судья  сухо
попросил:
   - Недостает связки вэней. Объясните, куда делись  эти  деньги.  Начальник
стражи смущенно бормотал какие-то слова, но так и не сумел внятно объяснить,
на что потрачены медные монеты.
   - Эта сумма будет удержана из вашего жалования, -  твердо  объявил  судья
Ди.
   Откинувшись в кресле, он  мелкими  глотками  отхлебывал  поднесенный  ему
секретарем Хуном чай и ждал, не обратится ли кто-нибудь с жалобой. Но  никто
не произнес ни слова, и, подняв молоточек, судья объявил заседание закрытым.
   Едва судья покинул возвышение и скрылся в кабинете, как толпа стала шумно
выражать свое разочарование.
   - Долой, убирайтесь! - восклицали стражники. - Вы увидели то, что  хотели
увидеть. А теперь возвращайтесь к себе и дайте нам заняться делом.
   Когда толпа наконец рассеялась, начальник стражи плюнул на землю и мрачно
покачал головой. Обращаясь к самым юным из своих подчиненных, он сказал:
   - Дети мои, вам лучше подыскать себе другие средства к  существованию.  В
этом проклятом суде вы едва ли будете сводить концы с концами...  да  и  то!
Три года я прослужил с судьей Фоном, которому  приходилось  отчитываться  за
каждую мелкую  монету,  и  очень  надеялся,  что  покончил  со  щепетильными
начальниками! Теперь его превосходительство судья Ди прибыл на смену и -  да
защитят нас высшие силы неба - уже успел прийти  в  ярость  из-за  пустячных
медных денег. Невесело. Кто объяснит мне, почему свойские и  любящие  взятки
судьи избегают Пуяна, как чумы?
   В то время как начальник стражи давал выход  своему  дурному  настроению,
судья Ди сбросил парадный костюм и переоделся в более  удобное  платье.  Ему
помогал худой, с вытянутым и озабоченным лицом человек.  Большая  бородавка,
из которой тянулись три длинных волоска, украшала левую щеку  этой  странной
личности. Он был одет в простое синее платье с каштановым  поясом,  и  звали
его Тао Ган.
   Ныне ставший доверенным человеком судьи, в прошлом  Тао  Ган  зарабатывал
средства на скромное существование за счет людской  доверчивости.  Составить
соглашение с двусмысленными  формулировками,  подделать  подписи  и  печати,
подработать игральные кости было для него детской забавой,  а  он  еще  знал
искусство взламывания замков и многие другие милые ремесла  жуликов  больших
городов. Но как-то раз судья Ди выручил его из крайне неприятного положения.
Тао Ган изменился и с той поры  преданно  служил  своему  новому  господину.
Живой ум и особый талант открывать темные стороны любого  дела  помогли  ему
стать очень полезным в суде и содействовать в разрешении многих тонких дел.
   Едва судья Ди уселся за стол, как в комнату вошли  двое  крепких  молодых
мужчин и почтительно его приветствовали. Они были одеты в длинные коричневые
халаты,  перевязанные  черными  кушаками,  и  небольшие  островерхие  черные
колпаки. Это были два других верных помощника судьи - Ма Чжун и Цяо Тай.
   Смахивающий на медведя Ма Чжун был выше шести футов ростом. Его скуластое
лицо было тщательно выбрито, оставлены лишь короткие усики. Несмотря на свои
внушительные размеры, он передвигался с легкостью и изяществом, характерными
для опытного борца. В юности Ма  Чжун  служил  телохранителем  у  продажного
чиновника. Однажды, когда чиновник вымогал деньги  у  несчастной  вдовы,  Ма
Чжун обратил свою силу против хозяина, оставив его на грани жизни и  смерти.
Естественно, после такого подвига ему пришлось бежать. Вскоре он примкнул  к
"Рыцарям зеленых лесов",  иначе  говоря  к  разбойникам  с  большой  дороги.
Несколькими месяцами позднее на ведущей к столице дороге Ма  Чжун  напал  на
судью Ди и его сопровождение, но личность  судьи  произвела  на  него  столь
сильное впечатление, что он немедленно бросил свое занятие и поступил к нему
на службу. За храбрость и редкостную силу его всегда  выбирали,  когда  надо
было  выполнить  какое-нибудь  трудное  поручение  или  задержать   опасного
преступника.
   Цяо Тай был одним из сотоварищей Ма Чжуна времен "Рыцарей зеленых лесов".
Не будучи таким же могучим борцом, как Ма Чжун, он с  необычайной  ловкостью
владел саблей и луком, обладая к тому же столь необходимыми хорошему  сыщику
терпением и упорством.
   - Ну что же, мои смелые воины, - сказал судья, - думаю, вы уже  совершили
небольшую  прогулку  по  славному  городу  Пуяну.  Какие   же   вы   вынесли
впечатления?
   - Благородный судья, - ответил Ма Чжун, - его превосходительство Фон был,
несомненно, мудрым администратором.  У  людей  цветущий  и  счастливый  вид.
Трактирщики  подают  вкусную  еду  по  разумной   цене,   а   местное   вино
восхитительно. Я думаю, у нас здесь будет достаточно развлечений!
   Цяо Тай сказал, что согласен с товарищем, но на вытянутом лице  Тао  Гана
появилось скептическое  выражение  и,  ничего  не  говоря,  бывший  мошенник
принялся подергивать длинные волоски на своей бородавке.
   Судья Ди вопросительно поглядел на него.
   - Ты не согласен с ними, Тао Ган? - спросил он.
   - Нет, благородный судья.  Я  напал  на  след  истории,  которая  требует
углубленного изучения.  Вчера,  совершая  обходы  главных  чайных  заведений
города, я по привычке расспрашивал о происхождении крупных состояний  уезда.
Очень скоро я понял, что четыре или пять крупных местных  землевладельцев  и
дюжина богатых коммерсантов обязаны своим процветанием торговле  на  канале.
Но все, чем обладают эти люди, ничто в сравнении с  богатствами,  собранными
Духовной Добродетелью, настоятелем храма  Бесконечного  Милосердия.  В  этом
огромном святилище, недавно сооруженном на северной  окраине  города,  нашли
прибежище около шестидесяти лысоголовых. Но вместо того, чтобы  поститься  и
молиться, эти монахи проводят время в выпивках и  обжорстве,  ведя  поистине
сладкую жизнь.
   - Лично я, - остановил  его  судья  Ди,  -  не  хотел  бы  иметь  дела  с
буддийской кликой. Мне достаточно мудрых заветов нашего, не имеющего равных,
философа Конфуция и  его  учеников.  Не  чувствую  ни  малейшей  потребности
изучать  верования  этих,  прибывших  из  Индии,  черных  ряс.  Но  в  своей
бесконечной  мудрости  императорский  двор  счел,  однако,  что   буддийские
доктрины могут быть полезны в той мере, в какой они  способствуют  упрочению
народной   нравственности.   Император   также   оказывает   свое    высокое
покровительство буддийскому духовенству. Если их храмы  процветают,  то  это
отвечает воле императора, и мы должны воздерживаться от всякой критики!
   Как будто не слыша это небольшое внушение судьи, Тао Ган продолжал:
   - Когда я говорю,  что  отец  настоятель  богат,  благородный  судья,  то
подразумеваю, что он столь же богат, как сам Бог богатства!  Похоже,  монахи
устроены по-княжески, в алтарях установлены вазы литого золота, что...
   - Окажи мне милость и избавь от всех этих подробностей, к тому же.  всего
лишь пустых сплетен, и побыстрее переходи к фактам.
   - Благородный судья, я могу и ошибаться, но у  меня  сильное  подозрение,
что это изобилие является плодом на редкость мерзких ухищрений.
   - Ты меня заинтересовал. Продолжай, но будь краток.
   - Широко известно,  -  снова  заговорил  Тао  Ган,  -  что  доходы  храма
Бесконечного Милосердия поступают главным образом от паломников,  приходящих
почтить статую богини Гуаньинь, расположенную в большом зале.  По  преданию,
она тридцать три раза воплощалась в различных формах-в виде мужчин, женщин и
даже животных. Уже близкая к тому,  чтобы  достичь  нирваны,  она  от  этого
отказалась, чтобы остаться там, где  могла  бы  слышать  жалобы  страждущих,
чтобы иметь возможность им помочь. Ее статуя вырезана из сандалового  дерева
около ста лет назад,  но  до  последних  лет  украшала  скромную  запущенную
кумирню, за которой наблюдали три живших  в  соседней  хижине  монаха.  Лишь
редкие паломники приходили поклониться богине. Оставляемых ими на благовония
денег нс хватало, чтобы обеспечить каждому монаху ежедневную миску  риса,  и
они были вынуждены попрошайничать на улицах, чтобы  пополнить  свои  скудные
средства.  Но  вот  пять  лет  назад  бродячий  монах,  прозванный  Духовной
Добродетелью, осел среди них. Несмотря на свои лохмотья,  этот  великолепный
красавец  выглядел  внушительно.  Через  год  после  его   появления   начал
распространяться слух, что статуя богини обладает чудотворным даром, и семьи
без детей, приходящие помолиться в храме, перестают быть бесплодными.  Новый
настоятель - Духовная Добродетель сам провозгласил себя главой  монастыря  -
требует,  чтобы  женщины,  желающие  иметь   ребенка,   проводили   ночь   в
благочестивых размышлениях на диване, стоящем у подножия статуи.
   Тао Ган бросил быстрый взгляд на своих слушателей и продолжал:
   - Для того,  чтобы  предупредить  злоречие,  отец  настоятель  наклеивает
бумажную полоску на дверь зала, когда она захлопывается за  посетительницей,
и требует от мужа последней поставить  свою  печать.  Муж  проводит  ночь  в
помещении монахов, и на другое утро сам  срывает  листок.  Результаты  столь
надежны, что  слава  храма  распространяется  все  дальше,  а  признательные
паломники посылают Духовной Добродетели  богатые  подарки  и  крупные  суммы
денег, чтобы воскурить благовония  у  подножия  статуи.  В  результате  отец
настоятель смог отстроить главный зал в величественном стиле и окружить  его
просторными помещениями для монахов. Запущенный сад был превращен в  парк  с
искусственными горками и прудами с золотыми рыбками.  Для  женщин,  желающих
провести ночь в храме, построены красивые беседки. А вся территория окружена
высокой стеной с великолепными трехэтажными воротами, которыми  я  любовался
только час назад.
   Тао Ган замолк в ожидании замечаний судьи Ди. Но тот хранил  молчание,  и
Тао Ган продолжил свой рассказ:
   - Не знаю, какие мысли подсказывают вашему превосходительству эти  факты,
но если случайно они совпадают с моими, то надо  бы  положить  конец  такому
положению дел!
   Поглаживая бородку, судья задумчиво ответил:
   - В этом низшем мире не одно явление превосходит наше понимание.  Поэтому
я воздержусь от отрицания чудотворных способностей  этой  статуи.  Однако  в
связи с тем, что у меня нет для  тебя  никакой  срочной  работы,  ты  можешь
попытаться собрать дополнительные сведения о храме Бесконечного  Милосердия.
Ты доложишь мне о своих поисках, как только что-нибудь обнаружишь.
   Наклонившись над столом, судья выбрал среди загромождавших его документов
один свиток.
   -  Это,  -  объявил  он,  -  отчет  о  деле  улицы  Полумесяца.  Речь  об
изнасиловании с последующим убийством, о нем я вчера беседовал с  секретарем
Хуном. Я прошу всех вас прочитать эту бумагу, ибо я  намерен  заслушать  это
интересное дело на послеобеденном заседании. Вы заметите...
   Судью прервало появление человека зрелого возраста. Это  был  управляющий
его домом, который после трех глубоких поклонов сказал:
   - Первая супруга вашего превосходительства приказала мне  осведомиться  у
вашего  превосходительства,  не  сможет  ли  ваше  превосходительство  найти
сегодня утром несколько мгновений, чтобы осмотреть свое новое жилище.
   Судья принужденно улыбнулся.
   - С момента приезда в Пуян я еще  ни  разу  не  перешагнул  порога  своих
собственных покоев, - заметил он. - Не удивительно поэтому,  что  души  моих
жен преисполнились горечи!
   Сложив руки в своих обширных рукавах, он добавил:
   - Обвинение против студента Вана имеет  несколько  слабых  мест.  Вы  это
увидите на  послеполуденном  заседании.  Затем  он  встал  и  последовал  за
управляющим.
   Глава 4
   СУД ЗАСЛУШИВАЕТ КАНДИДАТА, ДОПУЩЕННОГО К ЛИТЕРАТУРНЫМ ЭКЗАМЕНАМ;
   СУДЬЯ ДИ ДАЕТ МА ЧЖУНУ ОПАСНОЕ ПОРУЧЕНИЕ
   Судья вернулся в свой кабинет задолго до того, как удар гонга оповестил о
послеполуденном  заседании.  Его  ожидали  секретарь  Хун  и   трое   других
помощников.
   Он надел официальный костюм, на голову-шапочку из черной саржи  и  прошел
на  возвышение  в  присутственном   зале.   Короткое   утреннее   заседание,
по-видимому, не обескуражило граждан Пуяна, ибо в  зале  яблоку  негде  было
упасть.
   Начальник уезда сел за стол под красным покрывалом и приказал  начальнику
стражи ввести мясника Сяо.
   Судья внимательно рассмотрел его, пока тот  приближался.  Это  простой  и
честный, но не  слишком  умный  мелкий  лавочник,  решил  он.  Когда  мясник
простерся перед ним, коснувшись пола лбом, судья сказа:
   -  Я,  глава  этого  суда,  сочувствую  твоему   горю.   Мой   выдающийся
предшественник, судья Фон, уже сделал тебе выговор за беспечность, с которой
ты выполнял свои обязанности отца семейства. Не буду к  этому  возвращаться.
Но есть в этом деле много  обстоятельств,  которые  я  хотел  бы  проверить,
поэтому должен тебя предупредить, что пройдет какое-то время, прежде  чем  я
вынесу свое  постановление.  Но  справедливость  восторжествует,  и  Чистота
Нефрита будет отмщена. В этом ты можешь быть уверен.
   Мясник Сяо почтительно пробормотал  несколько  слов  благодарности  и  по
знаку судьи был возвращен на свое место.
   Просмотрев какую-то бумагу, судья Ди приказал:
   - Пусть выйдет вперед чиновник, устанавливающий смерть! Тот приблизился к
возвышению. Это был молодой человек с умным лицом. Судья сказал:
   - Пока дело еще свежо в вашей памяти, я желаю допросить вас  о  различных
обстоятельствах и прежде всего мне хотелось бы получить ваше личное описание
жертвы.
   - Почтительно докладываю  вашему  превосходительству,  что  обследованная
мною  девушка  была  крупной  и  крепкой  для  своего  возраста.   Как   мне
рассказывали, она с утра до вечера трудилась в доме и еще помогала  отцу.  У
нее не было никаких недугов. Ее тело было сильным и  здоровым,  и  ей  можно
было не бояться любой тяжелой работы.
   - Вы осмотрели ее руки?
   - Да, господин судья. Его превосходительство судья  Фон  придавал  особое
значение этому моменту. Он надеялся найти под ногтями жертвы  частицы  ткани
или чего-то еще, что послужило бы основанием для установления одежды убийцы.
Но у жертвы были короткие ногти привычной к  физическому  труду  женщины,  и
найти ничего не удалось.
   Одобрительно кивнув, судья Ди задал следующий вопрос:
   - В своем отчете вы описываете синяки, оставленные пальцами убийцы на шее
жертвы. Вы также утверждаете, что на  них  можно  распознать  следы  ногтей.
Подробно опишите мне их.
   Подумав, судебный лекарь ответил:
   - Как обычно, следы ногтей образовывали форму  полумесяца.  Они  не  были
глубокими, но кожа в разных местах была поцарапана.
   - Внесите в дело эти дополнительные подробности, - потребовал судья.
   Разрешив затем чиновнику удалиться, он приказал поставить перед ним Вана.
   Коща  стража  выполнила   приказ,   судья   проницательно   взглянул   на
обвиняемого. Он увидел молодого человека среднего роста, одетого  в  длинное
синее  платье  кандидата  на  литературные  экзамены.  Он  довольно   хорошо
держался, но узкая грудь и сутулые плечи выдавали человека, который  никогда
не занимается физическим трудом и большую часть времени проводит в  обществе
книг. Его приятное, с развитым лбом лицо оставляло впечатление ума, но вялый
рот говорил о слабости характера. На левой щеке виднелись  еще  не  зажившие
царапины.
   Коща он пал на колени перед судом, судья суровым тоном сказал ему:
   - Ты, Ван, тот презренный, кто запятнал  честь  людей  образованных.  Ты,
обладавший бесценной привилегией изучать классиков и должный бы проникнуться
их  возвышенными  заветами,  предпочел  воспользоваться  своим  разумом  для
совращения невежественной девушки! Ее невинность стала легкой жертвой  твоих
низменных телесных потребностей, но поскольку и это тебя  не  удовлетворило,
нужно было, чтобы ты ее изнасиловал, да еще и убил! У  тебя  нет  ни  одного
смягчающего обстоятельства. Закон будет применен во всей  его  суровости.  У
меня нет ни малейшего желания выслушивать то, что ты можешь сказать  в  свою
защиту. Я это прочитал в деле и нахожу  омерзительным.  Я  задам  тебе  лишь
несколько дополнительных вопросов и советую тебе говорить мне чистую правду.
   Судья Ди наклонился, чтобы бросить взгляд на документ, и начал:
   - В своем показании ты утверждаешь, что проснулся утром семнадцатого  дня
в развалинах старого дома. Точно опиши мне, что ты увидел вокруг себя.
   - Благородный  судья,  -  дрожащим  голосом  ответил  Ван,  -  ничтожному
студенту, каким я являюсь, невозможно подчиниться вашему приказанию.  Солнце
еще не взошло. В предрассветных сумерках я смог заметить лишь несколько  куч
кирпича, напоминавших обвалившуюся стену и исчезавших под густыми  зарослями
колючего кустарника. Только эти  два  обстоятельства  и  припоминаю  твердо.
Пытаясь встать, а голова моя еще была тяжелой и видел я плохо, я  споткнулся
о кирпичи. Мое платье порвалось о колючки, которые  исцарапали  мне  лицо  и
тело. В тот момент моим единственным желанием  было  побыстрее  покинуть  то
грустное место. Я неясно припоминаю, что пересек множество улочек. Я  шагал,
опустив голову, пытаясь собраться с мыслями и встревоженный тем, что Чистота
Нефрита напрасно ожидала меня накануне вечером.
   Судья дал знак начальнику стражи. Тот ударил кандидата Вана по губам.
   - Прекрати лгать! - рявкнул судья. - И ограничься ответом на мои вопросы.
   Обратившись к стражникам, он приказал:
   - Покажите мне царапины на теле этого человека! Начальник стражи  схватил
Вана за воротник платья и поставил на ноги, в то время как  двое  его  людей
грубо сорвали с обвиняемого одежду. Ван громко закричал от боли, ибо на  его
спине еще не зажили следы от полученных три  дня  назад  ударов  кнутом.  На
груди, плечах и руках виднелись довольно глубокие царапины и  многочисленные
синяки. По знаку судьи Ди стражники  снова  бросили  Вана  на  колени  перед
судьей, не потрудившись вернуть ему одежду. Судья возобновил допрос:
   - Ты заявил, что, кроме жертвы, тебя самого и портного Луна, никто не был
осведомлен о твоих тайных посещениях. Очевидно,  это  пустое  предположение.
Как можешь ты быть уверен, что какой-нибудь случайный прохожий  не  наблюдал
твоих действий?
   - Прежде чем  выйти  из  дома,  благородный  судья,  я  всегда  проверял,
пустынная ли улица. Иногда я  слышал  приближение  ночного  дозора  и  тогда
выжидал, пока он минует меня, прежде чем пересечь улицу  и  проскользнуть  в
темный тупик. Оставив за спиной лавку Сяо, я уже мог  ничего  не  опасаться.
Даже если кто-то и зашел бы на улицу Полумесяца, я  всегда  мог  укрыться  в
темноте, оставаясь незамеченным. Опасными были только  несколько  мгновений,
необходимых, чтобы подняться по веревке, но  в  это  время  Чистота  Нефрита
смотрела из окна, и она предупредила бы меня, если бы кто-то приблизился.
   - Кандидат на  литературные  экзамены  тайно  пробирается  ночью,  словно
обыкновенный вор! - воскликнул судья Ди презрительно, - Какое милое зрелище!
Но напряги все-таки свою память и  попытайся  припомнить,  не  случилось  ли
что-нибудь такое, что могло поколебать твою уверенность в себе.
   Ван задумался, но в конце концов сказал:
   - Припоминаю, благородный судья, что около двух недель назад я был сильно
напуган странным происшествием. Выжидая подходящий момент, чтобы  перебежать
улицу, я увидел ночной дозор, начальник  которого  стучал  своей  деревянной
колотушкой. Я подождал, пока они пройдут всю улицу Полумесяца, и после того,
как дозор  скрылся  в  дальнем  ее  конце,  за  углом,  где  горящий  фонарь
обозначает кабинет врача  Фана,  собирался  проскочить  в  тупик.  И  в  это
мгновение я вновь услышал колотушку, причем совсем рядом  со  мной.  Страшно
напуганный, я замер в тени  стены.  Внезапно  стук  прекратился,  и  я  ждал
сигнала тревоги, который  ночные  дозорные,  приняв  меня,  естественно,  за
грабителя, должны были дать. Но ничто не нарушило  ночной  тишины.  Поэтому,
решив, что стал жертвой собственного воображения или же донесшегося  эха,  я
дернул за конец скрученной ткани, чтобы предупредить Чистоту Нефрита о своем
присутствии.
   Судья шепнул стоявшему рядом секретарю Хуну:
   - Это новый факт. Отметить его в деле.
   А потом, нахмурив брови, сердито сказал Вану:
   - Ты заставляешь суд напрасно терять время.  Как  мог  дозор  так  быстро
обернуться?
   Повернувшись к первому писцу, он приказал:
   - Зачитайте вслух показания кандидата  Вана,  чтобы  обвиняемый  мог  нам
сказать, точно ли записаны его  слова,  перед  тем  как  оставить  отпечаток
пальца на документе.
   Писец зачитал свои записи, и Ван подтвердил, что именно так он говорил.
   - Дайте ему приложить свой большой палец! - приказал судья Ди.
   Грубо подхватив обвиняемого,  стражники  опустили  его  большой  палец  в
чернила и велели приложить к листку, пододвинутому судьей.
   Дрожа, Ван подчинился. Судья  заметил  при  этом,  что  его  руки  хорошо
ухожены, а ногти на тонких пальцах очень длинные, по  моде,  принятой  среди
книжных людей.
   - Отведите обвиняемого в камеру! - крикнул он  и,  раздраженно  встряхнув
руками,  прошел  в  свой  кабинет.  Над   разочарованной   толпой   пронесся
возмущенный шумок.
   - Вон! - рявкнул начальник стражи. - Вы не на  представлении,  где  можно
задерживаться! Уж не ждете ли вы, что вам подадут чай и сладости?
   Когда последний зритель был вытолкнут из зала,  начальник  стражи  мрачно
оглядел своих людей.
   - Куда мы идем, дети мои? Куда мы идем! Глупый и ленивый судья - вот  тип
начальника, о котором мы должны молить небо. Но пусть небесные силы  избавят
меня от необходимости служить глупому  и  усердному  судье!  А  этот  еще  и
непокладист. Какое несчастье!
   - Почему его превосходительство не прибег  к  пытке?  -  спросил  молодой
стражник,  -  Эта  плюгавая  библиотечная  крыса  призналась  бы   в   своем
преступлении при первом щелчке кнута. В крайнем случае тисками надавить  ему
на суставы, и дело бы завершилось в мгновение ока!
   Другой добавил:
   - К чему разводить волокиту? У этого Вана за душой ни гроша, и никогда он
не сможет никого подмазать.
   - Простая умственная личность! - с отвращением объяснил их  начальник,  -
Вина Вана бросается в глаза,  и  все  же  его  превосходительство  хотел  бы
"проверить некоторые обстоятельства". Пойдемте-ка на кухню и  наполним  наши
миски рисом, пока эти обжоры охранники всего не слопали!
   Тем  временем  судья  Ди  сменил  свои  официальные  одежды  на   простое
коричневое  платье.  Сидя  в  просторном  кресле  своего  кабинета,   он   с
удовлетворенным видом пил чай, который Цяо Тай только что ему налил.
   - Секретарь,  почему  у  вас  столь  мрачное  выражение  лица?  -  лукаво
осведомился судья. Секретарь покачал головой.
   - Я смешался с толпой, которая покидала  суд,  чтобы  прислушаться  к  ее
толкам. Сегодняшний допрос оставил очень скверное  впечатление,  благородный
судья. Люди считают излишними ваши вопросы к  Вану.  Они  думают,  что  ваше
превосходительство  совершил  ошибку,  не  вынудив  обвиняемого  под  пыткой
признаться в преступлении.
   - Если бы я не знал, что ты это  говоришь,  заботясь  о  моих  интересах,
секретарь, я заметил бы тебе, что ты важничаешь,  -  ответил  судья.  -  Наш
августейший государь назначил меня на этот пост, чтобы судить  преступников,
а не для того, чтобы нравиться толпе!
   И повернувшись к Цяо Таю, добавил:
   - Скажи, пусть сюда зайдет смотритель Гао. Когда Цяо Тай вышел, секретарь
заметил:
   -  Ваше  превосходительство,  вы,  кажется,  придаете  большое   значение
рассказу   Вана   о   ночных   стражниках.   Не   думаете   ли   вы,    ваше
превосходительство, что эти люди замешаны в преступлении?
   Судья отрицательно тряхнул головой.
   - Нет, - ответил он. - Не подозревая о происшествии, о  котором  Ван  нам
сегодня рассказал, судья Фон их тщательно допросил, как, впрочем, всех,  кто
в ту ночь был неподалеку от места преступления. Их начальник смог  доказать,
что ни он, ни двое  его  людей  ни  в  чем  не  были  замешаны.  Слова  Вана
заинтересовали меня по другой причине.
   Вошел Цяо Тай, которого сопровождал Гао, почтительно  склонившийся  перед
судьей. Строго посмотрев на него, судья Ди сказал:
   - Эта злосчастная история произошла в вашем квартале. Разве вы не знаете,
что отвечаете за все беспорядки, которые у вас происходят? Старайтесь  лучше
выполнять ваши обязанности в будущем! Организуйте и ночные и дневные  обходы
и не тратьте времени, принадлежащего правительству, на  трактиры  и  игорные
дома!
   Смотритель южного квартала бросился на  колени  и  трижды  простерся  ниц
перед судьей. Судья продолжал:
   - Сейчас вы проводите меня на улицу Полумесяца, чтобы  я  смог  осмотреть
место преступления. Вы будете  сопровождать  меня  с  Цяо  Таем  и  четырьмя
стражниками. Секретарь Хуи возьмет команду на себя, я  же  хочу  остаться  в
тени.
   Надев простую черную ермолку, судья вслед за Цяо  Таем  и  Гао  вышел  из
ямьшя через боковую дверь. Замыкали группу четыре стражника.
   Сначала небольшой  отряд  прошел  главной  улицей  в  южном  направлении.
Оказавшись за храмом Бога-покровителя города,  он  свернул  налево,  миновал
храм Конфуция и перебрался за  реку,  которая  с  севера  на  юг  пересекает
западную часть города. За мостом дорога стала ужасной: начинались  бедняцкие
районы. Гао свернул налево, в маленький, застроенный лавками  и  запущенными
домами проезд, который вывел их на узкую, идущую  полукругом  улицу.  Это  и
была улица Полумесяца, и главный смотритель указал на мясную лавку Сяо.
   Все остановились. Их сразу же окружило несколько зевак.
   - Эй, проходите! - крикнул Гао. - Эти господа из  суда.  По  приказу  его
превосходительства они прибыли осмотреть место преступления.  Проходите,  не
задерживайтесь! Не мешайте чиновникам императора выполнять их обязанности!
   Судья Ди отметил, что лавка стояла на углу очень узкой улицы и в  боковой
стене не было прорезано окно. Кладовая находилась  примерно  в  трех  метрах
сзади. Над стеной,  соединявшей  ее  с  лавкой,  можно  было  заметить  окно
каморки, где погибла Чистота Нефрита.  Высокая  глухая  стена  дома  гильдии
мясников занимала другую сторону  улицы,  протянувшись  до  противоположного
угла. Судья повернулся к улице. Прямо напротив въезда  в  улочку  он  увидел
мастерскую портного Луна. С его  чердака  было  хорошо  видно  окно  Чистоты
Нефрита.
   Пока секретарь Хун для видимости расспрашивал Гао, судья сказал Цяо Таю:
   - Попробуй залезть в то окно.
   Улыбнувшись, Цяо Тай  засунул  полы  своего  платья  за  пояс  и,  высоко
подпрыгнув, сумел  ухватиться  за  край  стены.  Упало  несколько  кирпичей,
образовав дыру, в которую он  вставил  правую  ногу.  Опираясь  на  нее,  он
медленно поднимался, прижавшись всем телом к стене и смог  ухватиться  рукой
за край окна. Еще одно усилие,  и  он,  перебросив  ногу  через  подоконник,
оказался в комнате.
   Судья дал ему знак  спускаться.  Цяо  Тай  повис  на  подоконнике.  Всего
полтора-два метра отделяли его от земли. Разжав пальцы, он бесшумно упал  на
ноги благодаря приему, который наши знатоки кулачного боя называют  "бабочка
опустилась на цветок".
   Гао пригласил их осмотреть комнату  жертвы,  но  судья  кивнул  секретарю
Хуну, и тот сказал:
   - Мы увидели все, что хотели. Отправляемся!  Не  спеша  маленькая  группа
пошла к ямыню, и, когда смотритель квартала почтительно попрощался с судьей,
тот сказал секретарю:
   - Это посещение подтвердило мои подозрения. Позови Ма Чжуна.
   Вскоре бывший "Рыцарь зеленого леса" глубоко склонился перед судьей.
   - Ма Чжун, -  сказал  начальник  уезда,  -  хочу  дать  тебе  сложное  и,
вероятно, опасное поручение.
   Лицо Ма Чжуна озарилось, и он радостно ответил:
   - Благородный судья, жду ваших приказаний.
   -  Тебе  надо  переодеться  бродягой  и  побывать  в  местах,  посещаемых
отбросами этого города, чтобы попытаться  найти  нищенствующего  монаха.  Не
знаю, буддийского или даоса.  Может  быть,  самозванца,  выдающего  себя  за
одного из них. Нужный тебе человек высок,  мускулист  -  но  он  не  из  тех
рыцарственных разбойников, с которыми ты имел дело в  "Зеленых  лесах".  Это
свирепый  выродок,  опустившийся  до  животного  состояния  благодаря  своей
развратной и преисполненной насилием жизни. У него очень  сильные  пальцы  с
короткими и обломанными ногтями. Не знаю,  как  он  одет,  вероятней  всего,
носит рваный капюшон. В любом случае я уверен, что, как у всех нищенствующих
монахов, у него есть рыбий барабанчик в форме черепа, погремушка из бамбука,
которыми пользуются монахи -  сборщики  подаяний,  чтобы  привлечь  внимание
прохожих. Окончательным доказательством того, что это твой  человек,  станет
тот факт, что он владеет или недавно владел парой массивных золотых  заколок
особой работы. Они изображены на этом  рисунке,  который  ты  должен  крепко
запомнить.
   - Право, великолепный портрет! - воскликнул Ма Чжун. -  Но  кто  же  этот
человек и что за преступление он совершил?
   - Никогда с ним не встречавшись, не могу сказать  тебе  его  имени,  -  с
улыбкой ответил судья, - Что касается  его  преступления,  то  этот  негодяй
изнасиловал и убил дочь мясника Сяо.
   - С радостью выполню это поручение! - воскликнул бывший  "Рыцарь  зеленых
лесов", прощаясь с судьей.
   С растущим изумлением прислушивался секретарь Хун  к  указаниям,  которые
давались Ма Чжуну.
   - Благородный судья, я буквально ошарашен! - сказал он после ухода своего
товарища.
   Начальник уезда улыбнулся и лишь коротко заметил:
   - Ты видел все то, что видел я, слышал то, что и  я  слышал.  Сам  сделай
соответствующие выводы!
   Глава 5
   ТАО ГАН СОВЕРШАЕТ  МОЛЕБЕН  В  БУДДИЙСКОМ  ХРАМЕ  ТРИ  МОНАХА  СТАНОВЯТСЯ
ЖЕРТВАМИ ЛОВКОГО МОШЕННИКА
   Утром того же дня Тао Ган одел простое, но хорошо  сшитое  платье,  а  на
голову надвинул ермолку из  черного  шелка  вроде  тех,  что  носят  богатые
бездельники.
   Приодевшись таким образом, он вышел через Северные ворота и отправился на
прогулку по городским окраинам. Наконец он обнаружил маленький  ресторанчик,
где заказал скромный завтрак. Со второго этажа через решетчатое окно ему был
хорошо виден изгиб крыши храма Бесконечного Милосердия.
   Расплачиваясь, он сказал слуге:
   - Какой великолепный монастырь! Как должны любить Бога эти монахи,  чтобы
их столь щедро благословил владыка Будда.
   - Не знаю, какова мера преданности Богу этих лысоголовых,  -  пробормотал
официант, - но не один честный житель этого уезда  охотно  перерезал  бы  им
горло!
   - Следите за своим языком, мой друг, - воскликнул Тао  Ган  в  притворном
негодовании, - Вы обращаетесь к горячему почитателю Будды.
   Слуга бросил на него злобный взгляд и  отошел,  не  взяв  оставленных  на
столе чаевых. Улыбнувшись, Тао Ган забрал монетку и, положив в рукав, вышел.
   Через несколько минут он оказался перед трехэтажными воротами  святилища.
Медленно поднявшись по каменным ступеням, он вступил в храм.  Уголком  глаза
Тао Ган заметил трех монахов, наблюдавших за  ним  из  каморки  привратника.
Сделав два-три шага,  он  резко  остановился,  порылся  в  своих  рукавах  и
огляделся вокруг, как человек, оказавшийся в затруднении.
   Один из привратников, монах преклонного возраста, приблизился  к  нему  и
очень вежливо осведомился:
   - Не могу ли я быть чем-то полезен почтенному посетителю?
   - Вы слишком любезны, мой отец, - ответил Тао Ган. - Я пытаюсь  следовать
Пути и прибыл сюда специально для того, чтобы возложить к ногам  милосердной
богини Гуаньинь вот это скромное подношение.
   И вынул из рукава великолепный слиток серебра, который взвесил в руке.
   - К несчастью, - продолжал он, - я только что обнаружил, что  забыл  дома
мелочь. Из-за этого не могу купить нужные благовония  и  вынужден  вернуться
домой, чтобы прийти сюда снова в другой раз.
   Старик монах, жадным взглядом смотревший на слиток драгоценного  металла,
заторопился.
   -  Позвольте  мне,  достопочтенный  господин,  одолжить  вам  деньги   на
благовония!
   И он бросился в привратницкую и вернулся с двумя  связками  по  пятьдесят
вэней в каждой.
   Тао Ган принял деньги, важно поблагодарил своего собеседника и направился
в первый  двор,  выстланный  крупными  каменными  плитами.  Приемные  покои,
расположенные с двух его сторон,  были  весьма  красивы.  Перед  их  дверями
ожидали два паланкина и суетились монахи и слуги. Миновав еще два двора, Тао
Ган наконец приблизился к большому залу храма.
   С трех сторон он был окружен мраморной террасой и выходил  на  замощенный
мраморными же плитами обширный двор. Тао Ган поднялся по  широким  ступеням,
пересек террасу и, перешагнув высокий порог, оказался  наконец  в  полумраке
самого зала. Статуя богини была почти двухметровой высоты.  Она  возвышалась
на позолоченном  пьедестале,  и  отблески  пламени  двух  гигантских  свечей
мерцали на золотых курильницах благовоний и на стоящих на алтаре  жертвенных
вазах.
   Трижды склонился Тао Ган в глубоком поклоне. А потом ради  кучки  монахов
сделал вид, что правой рукой опустил в щель древесного ствола, поставленного
для сбора пожертвований, несколько монеток, одновременно левым рукавом,  где
находились две связки вэней, ударил по стволу и убедительно звякнул.
   Со сложенными ладонями он постоял у подножия статуи, трижды  склонился  и
вышел из зала. Он обогнул его с  правой  стороны  и  вскоре  оказался  перед
закрытой дверью. Он задумался, не открыть ли  ее,  как  вдруг  оттуда  вышел
монах и спросил:
   - Не хочет ли достопочтенный посетитель повидать отца настоятеля?
   Тао Ган поспешил вежливо  отказаться  от  этого  предложения  и  вернулся
назад. Пройдя снова перед большим залом, он на  этот  раз  повернул  налево.
Крытый коридор привел его к лестнице, у  основания  которой  была  небольшая
дверь с табличкой:
   "ПОЧТИТЕЛЬНО ПРОСИМ ЛЮБУЮ ОСОБУ,  НЕ  ВЫПОЛНЯЮЩУЮ  ОБЯЗАННОСТИ  В  ХРАМЕ,
ОСТАНОВИТЬ ЗДЕСЬ СВОИ ШАГИ".
   Не обращая внимания на это  вежливое  предупреждение,  Тао  Ган  поспешил
толкнуть дверь и оказался в чудесном декоративном саду. Дорожка вилась среди
цветущих  кустов  и  искусственных  горок,  а  вдали,  в  зелени   деревьев,
поблескивали глазурованные голубые черепицы крыш и красный лак на  стропилах
многочисленных беседок.
   Вот место, где посетители проводят ночь, подумал Тао  Ган.  Укрывшись  за
двумя большими кустами, он снял свое платье, вывернул его наизнанку и  снова
надел. Подкладка этого хитро придуманного костюма была из  грубой  холстины,
вроде той, что носят ремесленники, и украшена плохо подшитыми монетами. Сняв
свою шелковую шапочку, Тао Ган засунул ее в рукав. Он обмотал вокруг  головы
сомнительной чистоты тряпку, подвернул полы платья  так,  чтобы  были  видны
поножи. Затем извлек из рукава небольшой сверток синей материи.
   Это было одно из самых мудрых изобретений Тао Гана.  Будучи  развернутым,
сверток выглядел грубо сшитым мешком из синей ткани вроде  тех,  что  обычно
используют для разных пакетов. По форме  он  был  квадратным,  но  множество
складок и с дюжину скрытых бамбуковых палочек позволяли придавать ему  самый
различный вид, от кипы возвращаемого из прачечной  белья  до  прямоугольного
пакета с книгами от букиниста. Сколько раз за время бурной  юности  Тао  Ган
пользовался своим замечательным изобретением!
   На этот раз он так приладил бамбуковые  палочки,  что  мешок  походил  на
пакет с плотницкими инструментами. Немного  погодя  Тао  Ган  уже  шагал  по
дорожке, чуть согнувшись под  тяжестью  груза,  который  будто  бы  нес  под
мышкой.
   Дорожка вела к красивой беседке, защищенной от  солнца  старой  узловатой
сосной. Покрытая красным лаком и бронзовыми украшениями двустворчатая  дверь
была приоткрыта, там подметали.
   Перепрыгнув порог, Тао Ган, не говоря  ни  слова,  направился  к  большой
кровати, поставленной у дальней стены. Присев и недовольно ворча, он  достал
из рукава плотницкую линейку и принялся измерять кровать.
   - Снова меняют мебель? - спросил один из подметавших.
   - Занимайтесь своими делами! - буркнул Тао Ган. - Неужели вы  поскупитесь
дать несколько медных монет бедному плотнику?
   Оба послушника громко рассмеялись и вышли. Оставшись один,  лжемастеровой
поднялся и огляделся вокруг.
   В помещении не было окон, за исключением овального отверстия, пробитого в
дальней стене и столь узкого,  что  даже  ребенок  не  смог  бы  через  него
пролезть. Постель, которую он притворно измерял,  была  из  черного  дерева,
инкрустированного  перламутром.  У  ее  изголовья  находился  резной  столик
розового дерева с жаровней и чайным сервизом из тонкого фарфора. Одну  стену
целиком закрывало изображение на шелке богини Гуань-инь, а у противоположной
- стоял изысканный туалетный столик, тоже розового дерева, с курильницей для
благовоний и двумя большим свечами. Низенький табурет  дополнял  обстановку.
Хотя два прислужника только  кончили  выметать  и  проветривать  комнату,  в
воздухе стоял тяжелый аромат благовоний.
   - А теперь, - сказал себе Тао Ган, - надлежит найти секретный вход в  эту
комнату.
   Он начал  с  самого  вероятного  места  -  стены  с  изображавшей  богиню
картиной. Внимательно оглядел он ее в  поисках  щелей,  свидетельствующих  о
задвигающейся двери. Безуспешно. Передвинув кровать, он  вершок  за  вершком
подверг такому  же  обследованию  другие  стены.  Взобравшись  на  туалетный
столик, он прощупал края овального окна и примыкающие к  нему  части  стены,
проверяя,  нельзя  ли  его  с  помощью  какого-нибудь  приема   по   желанию
увеличивать. Поиски и там оказались бесплодны.
   Неудача сильно задела Тао Гана, который особенно гордился тем, что  знает
о тайных проходах все.
   - В старых жилищах, - думал он, - иной раз находят люки в полах. Но  этот
домик построен только в прошлом году. Монахи  могли  бы  устроить  секретную
дверь в стене, но проложить подземные ходы, не привлекая внимания, им бы  не
удалось. Однако другой возможности я не вижу.
   Он счел все-таки необходимым свернуть лежащий на полу толстый ковер и  на
четвереньках обследовать весь пол, камень за камнем  острием  ножа  проверяя
щели между ними. Но... с тем же успехом, что и раньше.
   Не решаясь дольше задерживаться в помещении, он должен был отказаться  от
дальнейших поисков. Выходя, он быстренько проверил петли тяжелой  двери,  но
нашел их совершенно обычными. Со вздохом закрыл он ее за собой,  уделив  еще
мгновение замку. Он ничем не отличался от других прочных  замков  такого  же
рода.'
   Смирившись, Тао Ган вернулся назад по дорожке, и  встретившиеся  ему  три
монаха увидели в нем всего лишь мрачного старика  плотника,  державшего  под
мышкой мешок с инструментом.
   Укрывшись за кустом, он вернул себе прежнее обличье и выскользнул,  никем
не замеченный.
   Разгуливая по дворам, он  узнал,  где  находятся  жилища  монахов  и  где
комнаты, предоставляемые мужьям посетительниц.
   Вернувшись к главному входу, он заглянул в привратницкую  и  увидел  трех
монахов, которые бездельничали с тех пор, как он пришел в монастырь.
   - Соблаговолите принять мою почтительную благодарность за  вашу  любезную
ссуду, - вежливо  обратился  Тао  Ган  к  самому  пожилому  из  монахов,  не
доставая, впрочем, связки денег из рукава.
   - Было  бы  негостеприимным  оставить  посетителя  стоять.  Старый  монах
пригласил его присесть и спросил, не хотел бы он выпить чашку чая.
   Тао Ган с  достоинством  согласился.  Усевшись  вчетвером  за  квадратным
столом, они маленькими глотками попивали  горьковатый  чай,  который  обычно
подают в буддийских монастырях.
   - Вероятно, вы не любите расставаться со своими медными деньгами, - начал
Тао Ган разговор. - Я не смог найти применение тем,  что  вы  мне  одолжили,
потому что,  когда  захотел  вынуть  несколько  монет,  чтобы  заплатить  за
благовония, обнаружил, что на нитке нет узла. Как мог бы я ее развязать?
   - Какие  странные  слова!  -  возразил  монах  помоложе.  -  Может  быть,
достопочтенный пришелец соблаговолит показать мне эту нитку монет?
   Тао Ган извлек пятьдесят  вэней  из  рукава  и  передал  монаху,  который
быстренько их перебрал своими пальцами.
   - Держите, - сказал он победным тоном. - Вот узел, или же я ничего в этом
не понимаю.
   Тао Ган забрал назад связку, даже не взглянув на нее, и сказал старейшему
из монахов:
   - Это просто волшебство! Спорю, однако, с вами на пятьдесят вэней, что вы
не обнаружите узла.
   - Договорились! - поспешил выкрикнуть младший монах. Трижды покрутил  Тао
Ган над головой веревочкой с монетами и передал собеседнику:
   - А теперь покажите-ка мне узел.
   Трое монахов и так и  этак  вертели  тесемку  между  пальцев,  передвигая
монету за монетой, но не смогли найти узел.
   Тао Ган взяА связку и спокойно сунул назад в рукав. Потом, бросив монетку
на стол, объявил:
   - Я предоставляю вам шанс вернуть свои деньги. Подбросьте эту монетку,  и
я спорю на пятьдесят таких же, что каждый раз она будет падать вверх решкой.
   - Договорились! - воскликнул старый монах, подбрасывая монетку. Коща  она
упала, четверо игроков склонились над ней.
   - Решка! - объявил Тао Ган. - Ссуда, следовательно, возмещена.  Но  я  не
хочу, чтобы вы потеряли, и готов в возмещение продать вам за пятьдесят вэней
мой серебряный слиток.
   Монахи опешили. Старейший из них подумал, что их гость не в своем уме, но
он не был человеком, способным упустить возможность приобрести за сотую долю
его стоимости серебряный слиток. Он отправился искать  еще  одну  связку  из
пятидесяти монет и положил ее на стол.
   - Только что вы совершили прекрасную сделку, - заметил  Тао  Ган.  -  Это
очень симпатичный слиток, к тому же не слишком тяжелый.
   Он сильно дунул... и слиток закрутился над столом. На самом деле это была
умелая подделка из посеребренной бумаги.
   Тао Ган сунул в рукав выигранную им связку денег и извлек оттуда  другую.
Он показал монахам, что имевшийся  там  узел  был  особым:  достаточно  было
слегка сжать его пальцами, как  он  прочно  входил  в  квадратное  отверстие
монеты и там застревал. Когда передвигали монету за монетой, узел  оставался
невидимым, потому что скользил  вместе  с  монетой.  В  заключение  Тао  Ган
показал монахам две стороны монеты, которую только что использовал для игры:
обе они были решкой.
   Монахи   громко   рассмеялись,   понимая,   что   их    посетитель    был
профессиональным мошенником.
   - Мой урок вполне стоил ста пятидесяти вэней, - спокойно заметил Тао Ган.
- А теперь займемся серьезными делами. Я слышал, что на этот храм изливается
настоящий денежный дождь, и сказал себе:  -  Послушай,  почему  бы  тебе  не
бросить на него взгляд? Похоже, что вы принимаете немало выдающихся  гостей.
А я разбираюсь  в  людях,  и  мой  язык  хорошо  подвешен.  Может  быть,  вы
согласились бы использовать меня  для  того,  чтобы  вынюхивать  для  вас...
скажем, "клиентов"? Я силен, когда надо убедить колеблющихся мужей  оставить
у вас своих жен на ночь! Старик монах покачал головой, и Тао  Ган  торопливо
добавил:
   - Вам не придется мне много платить. Скажем, к примеру, десять  процентов
от денег, которые приведенные мною посетители заплатят за благовония.
   - Вас жестоко обманули, мой друг, - ледяным тоном заметил старик монах. Я
знаю, что завистники распространяют грязные слухи  об  этом  храме,  но  это
чистые измышления. Думаю, что мошеннику вашего склада зло мерещится повсюду,
но в  данном  случае  вы  совершенно  ошибаетесь,  и  если  храм  богат,  то
единственно благодаря покровительству благодетельницы Гуаньинь. Да будет  ее
имя вовек благословенно!
   - Извините меня, - весело ответил Тао Ган. - В моей профессии, я согласен
с вами, каждый  всегда  настроен  несколько  подозрительно.  Несомненно,  вы
принимаете все необходимые предосторожности, чтобы честь ваших посетительниц
оставалась незапятнанной?
   - Само собой разумеется, - сказал  пожилой  монах.  -  Прежде  всего  наш
достопочтенный отец настоятель Духовная  Добродетель  чрезвычайно  разборчив
при выборе особ, которых  он  допускает  сюда  на  ночь.  Сначала  '  он  их
опрашивает в приемном зале и не оставляет на ночь, если испытывает  хотя  бы
малейшее сомнение насчет их веры в Господина нашего Будду, или же,  если  их
финансовое...  я  хотел  сказать,  общественное  положение  ему  не  кажется
прочным. После того,  как  женщина  в  сопровождении  супруга  помолилась  в
большом зале, ожидается, что муж устроит  пиршество  в  честь  настоятеля  и
старейшин монастыря. В общем это обходится дорого, но наш повар  бесподобен,
говорю вам об этом со всей скромностью. Затем наш отец настоятель ведет чету
в одну из  келий,  отведенных  для  приглашенных  в  большом  саду,  который
находится за храмом. Вы их  не  видели,  но,  поверьте  мне  на  слово,  они
обставлены с безукоризненным вкусом. Их шесть. В  каждой  из  них  на  стене
висит изображение - в половину натуральной величины  -  чудотворной  статуи,
которую вы видели в большом зале. Ночь женщины могут провести в размышлениях
над добродетелями  Милосердной  Богини  Гуаньинь.  Да  будет  ее  имя  вовек
благословенно. После того, как  посетительница  вступает  в  келью,  ее  муж
запирает дверь на ключ и хранит этот ключ. Более того,  достопочтенный  отец
настоятель наклеивает поперек двери бумажную полоску и, по  его  требованию,
муж ставит личную печать на обоих концах. Только муж может на следующий день
утром сорвать эту полоску, когда приходит открыть дверь. Теперь  вы  видите,
что не остается места для малейшего подозрения.
   Тао Ган с грустью покачал головой.
   - Да, - прошептал он, - вы совершенно правы. И это очень жаль! Но скажите
мне, что происходит, если  молитва  женщины  и  ее  пребывание  в  храме  не
приносят желанного плода?
   - Так бывает лишь в том случае, если ум женщины занят  нечистыми  мыслями
или же она не верит по-настоящему в Будду. Некоторые возвращаются  сюда,  но
есть и такие, кого мы больше никогда не видим.
   Подергивая волоски своей бородавки, Тао Ган спросил:
   - Предполагаю, что когда у двоих бесплодных супругов в  положенные  сроки
рождается ребенок, они не забывают храм Бесконечного Милосердия?
   - Действительно так, -  ответил,  широко  улыбаясь,  монах,  -  Иной  раз
требуется  специальный  паланкин,  чтобы  вместить  все  дары,  которые  они
присылают. Но если об этом скромном знаке вежливости почему-то забывают, наш
отец настоятель отправляет послание молодой матери, в котором  напоминает  о
ее долге благодарности по отношению к храму.
   Тао Ган еще немного поговорил с монахами, но так и  не  извлек  для  себя
ничего полезного. Поэтому вскоре с ними распрощался.
   Он вернулся в ямынь обходными путями.
   Глава 6
   СТАРАЯ ЖЕНЩИНА РАССКАЗЫВАЕТ О СВОИХ БЕДАХ. СУДЬЯ  ДИ  СООБЩАЕТ  СЕКРЕТАРЮ
НЕПРИЯТНУЮ НОВОСТЬ
   Тао Ган застал судью Ди в кабинете, где тот совещался с первым  писцом  и
главным архивариусом относительно спорного участка земли.
   Сразу же их отослав, судья  вызвал  секретаря  Хуна.  Тао  Ган  со  всеми
подробностями рассказал о своем посещении храма, опустив лишь  упоминание  о
своих мелких фокусах с медными монетами  и  поддельным  серебряным  слитком.
Когда он закончил, судья сделал вывод:
   - Вот проблема, от которой мы отделались.  Раз  ты  не  нашел  секретного
входа, нам надо  верить  этим  монахам  на  слово;  статуя  богини  Гуаньинь
обладает чудесными свойствами  и  приносит  радость  деторождения  преданным
посетительницам, которые молятся ей с достаточной горячностью.
   И секретарь Хун и Тао Ган были ошеломлены словами судьи.
   - Но во всем городе только и разговоров, что о скандалах,  случившихся  в
этом храме! - воскликнул Тао Ган. - Умоляю ваше превосходительство дозволить
мне вернуться туда, или же пусть будет направлен  секретарь  Хун  для  более
глубокого расследования.
   Судья Ди лишь отрицательно тряхнул головой.
   -  Богатство  и  процветание  вызывают  зависть,  -  сказал  он.  -   Это
происходит,  к  сожалению,  слишком  часто.  Следствие  по  делу   о   храме
Бесконечного Милосердия закрыто.
   Секретарь Хун хотел было настаивать, но выражение,  появившееся  на  лице
господина, остановило его.
   - Более того, - продолжал судья, - Ма Чжуну может потребоваться помощь  в
поисках убийцы с улицы Полумесяца. Тао Гану надо быть  готовым  оказать  ему
содействие в случае необходимости.
   Расстроенный Тао Ган хотел заговорить, но удар большого  гонга  ямыня  не
дал ему этой возможности. Судья встал и надел свой  официальный  костюм  для
вечерних заседаний.
   Зеваки по-прежнему собрались толпой в большом зале,  ибо  все  надеялись,
что  судья  продолжит  дело  Вана  с  того  места,  на  котором  остановился
несколькими часами раньше.
   Сразу же после открытия  заседания  судья  окинул  раздраженным  взглядом
плотную толпу и заявил:
   -  Раз  уж  горожане  Пуяна  столь  живо  интересуются  тем,  что   здесь
происходит, то и я пользуюсь данным случаем для общего  предупреждения.  Мое
внимание было привлечено к факту распространения злобных слухов вокруг храма
Бесконечного Милосердия. Как начальник  уезда,  напоминаю  всем,  что  закон
предусматривает  суровые  наказания  разносчикам  клеветнических  слухов   и
необоснованных обвинений!  Те,  кто  не  уважает  закон,  будут  наказаны  в
соответствии с законом.
   Вслед за тем судья занялся спорным участком, и ему  потребовалось  время,
чтобы вынести свой приговор.
   Он не вызвал никого из тех, кто был замешан в деле  улицы  Полумесяца,  и
заседание подходило к концу,  когда  у  входа  в  зал  присутствия  возникло
некоторое движение. Судья оторвал глаза от бумаги, которую изучал, и увидел,
что через толпу хочет пробиться  старая  женщина.  Он  дал  знак  начальнику
стражи, и тот вместе с парой своих людей подвел вновь прибывшую  к  подножию
возвышения.
   Первый писец склонился к судье и шепнул ему на ухо:
   - Господин судья, эта безумная старуха многие месяцы надоедала судье Фону
рассказом   о   воображаемых   несчастьях.   Почтительно   советую    вашему
превосходительству не слушать ее.
   Судья Ди ничего не ответил,  но  пока  женщина  подходила  к  возвышению,
внимательно рассмотрел ее своим пронзительным взглядом. Она  шла  с  трудом,
опираясь на длинную палку, и выглядела так, словно давно  миновала  середину
жизни. Ее одежда была потрепанной, но чистой  и  тщательно  заштопанной.  На
лице лежал отпечаток незаурядности.
   Когда  она  начала  опускаться  на  колени,  судья  дал  знак  страже  ее
остановить.
   - Пожилые люди и калеки могут  не  преклонять  колен  перед  моим  судом.
Оставайтесь стоять, сударыня, "и сообщите мне  ваше  имя  и  причину  вашего
прихода.
   Отвесив глубокий поклон, старуха заговорила:
   - Я, ничтожная, зовусь Лян, урожденная Нгуянь. Я вдова  Ляна  Ифэна,  при
жизни негоцианта в Кантоне.
   Ее голос и раньше с трудом можно было услышать, но теперь  он  совершенно
замер. По щекам хлынули крупные слезы, и рыдания  начали  сотрясать  хрупкое
тело.
   Она говорила на кантонском наречии, которое судья понимал не без труда. К
тому же она явно была не в состоянии изложить  свою  жалобу,  поэтому  судья
остановил ее, сказав:
   - Сударыня, не хочу удерживать вас стоя столь долгое время. Чуть погодя я
вас выслушаю в своем кабинете. Повернувшись к секретарю Хуну, он добавил:
   - Проводите госпожу в малый приемный зал и угостите чаем. После ее ухода,
судья Ди быстро завершил несколько вполне заурядных дел и закрыл  заседание.
Секретарь Хун ждал его в кабинете.
   - Благородный судья, - сказал он, - эта женщина не вполне в здравом  уме.
После того, как она выпила чашку чая, ее мысли  вроде  бы  прояснились.  Она
объяснила мне, что по отношению к ней и  ее  семье  была  совершена  большая
несправедливость, но затем снова зарыдала, и ее  речь  стала  бессвязной.  Я
взял на себя  смелость  вызвать  служанку  из  ваших  покоев  и  поручил  ей
успокоить старую женщину.
   - Секретарь, ты поступил мудро. Мы подождем, пока она окончательно придет
в себя, и тогда попробуем ее выслушать.  В  большинстве  случаев  обиды,  на
которые жалуются подобные особы, существуют лишь в их  воображении.  Тем  не
менее, ни один из тех, кто ищет справедливости перед моим  судом,  не  будет
отослан, пока я не выслушаю ясное изложение его дела!
   Говоря это, судья поднялся и принялся шагать из конца в  конец  кабинета,
заложив руки за спину. Секретарь Хун уже  собирался  осведомиться,  что  его
заботит, когда начальник уезда внезапно остановился и сказал:
   - Пока мы одни, мой верный друг  и  советник,  хочу  поделиться  с  тобой
своими истинными мыслями" о том, что касается храма Бесконечного Милосердия.
Приблизься, чтобы никто другой не мог услышать моих слов.
   Понизив голос, судья продолжал:
   - Ты понимаешь, сейчас было бы бесполезно  продолжать  следствие.  Прежде
всего, нам почти невозможно разоблачить этих негодяев. У меня самое  большое
доверие к ловкости Тао Гана, а он, однако, не сумел обнаружить тайный вход в
кельи. Если же монахи неизвестным нам способом проникают к посетительницам и
ведут себя с ними чудовищным образом, не следует ждать, что  эти  несчастные
будут против  них  свидетельствовать.  Они  будут  бояться,  что  подвергнут
осмеянию своих супругов и вызовут сомнение в законности детей. И есть у меня
еще одна причина быть крайне осторожным. Тебе я ее доверю, но только тебе  и
при условии полной секретности.
   Склонившись к уху секретаря, судья продолжал, еще больше понизив голос:
   -  Только  что  я  получил  тревожные  вести   из   столицы.   Буддийское
духовенство, а его влияние все время росло, смогло  проникнуть  в  ближайшее
окружение императора. Началось с обращения одной  из  дам  двора,  а  теперь
черные  рясы  имеют  доступ  к  уху  нашего  августейшего  монарха,  который
официально признал их ложные доктрины.  Настоятель  столичного  монастыря  -
Белой Лошади - был введен в Большой совет. Он и его присные  вмешиваются  во
внутренние и внешние дела империи. У  них  повсюду  осведомители.  Преданные
служители трона в большом беспокойстве. Голос судьи превратился в  шепот  и,
нахмурив брови, он добавил:
   - Ты, конечно, понимаешь, что произойдет, если я открою следствие  против
настоятеля храма Бесконечного Милосердия. Буддийская свора  ринется  ему  на
помощь. Они развяжут кампанию при  дворе,  воспользуются  влиянием  в  нашей
провинции, преподнесут богатые подарки знатным людям. Даже если бы я  был  в
состоянии привести неоспоримые доказательства его бесчестья, это  ничего  бы
не дало, ибо я был бы переведен на пост  в  приграничье  прежде,  чем  успел
завершить следствие. Может случиться и так,  что  меня  отправят  в  столицу
закованным в цепи по ложному обвинению.
   - Значит ли это, благородный  судья,  что  мы  совершенно  беспомощны?  -
возмущенно спросил секретарь.
   Судья грустно покачал головой. Подумав, он глубоко вздохнул и заметил:
   - Ах, если бы удалось начать процесс, завершить его, осудить преступников
и их казнить, и все это - за один день! Но  ты  же  знаешь,  что  закон  это
строго запрещает. Даже если я получу полное  Признание,  потребованный  мною
смертный приговор должен  еще  быть  утвержден  судом  империи.  Потребуются
недели, чтобы мой отчет туда поступил, а до этого он пройдет  перед  глазами
властей округа и провинции.  У  буддийской  клики  будет  вполне  достаточно
времени, чтобы замять дело и навлечь на меня опалу. И все же  я  с  радостью
рискнул бы своей карьерой, да что там, жизнью, если бы видел  хоть  малейшую
возможность  избавить  наше  общество  от  этой  язвы!  Но  представится  ли
когда-нибудь такая возможность? Это маловероятно.  Пока  же,  секретарь,  ни
слова из того, что было сказано, не  должно  выйти  из  твоих  уст!  Я  тебе
запрещаю даже возвращаться к этой теме. Я уверен, что у отца настоятеля есть
шпионы среди служащих этого суда. Может повредить каждое слово, сказанное  о
храме
   Бесконечного Милосердия. Теперь же давай посмотрим, способна ли та старая
женщина отвечать на вопросы.
   Когда секретарь Хун вернулся вместе  с  жалобщицей,  судья  усадил  ее  в
удобное кресло напротив и благожелательно заговорил.
   - Я очень расстроен, сударыня, что вижу вас в таком тяжелом положении. Вы
мне сказали, что вашего мужа звали Лян. Мне бы  хотелось,  чтобы  сейчас  вы
очень подробно рассказали, каким образом он умер и об обидах,  которые  были
вам нанесены.
   Трясущейся рукой старая женщина порылась  у  себя  в  рукаве  и  извлекла
оттуда свиток, завернутый в поблекший шелк. Держа  его  обеими  руками,  она
почтительно протянула свиток судье.
   - Пусть господин судья соблаговолит прочитать эти  документы,  -  сказала
она дрожащим голосом. - Мой  старый  ум  сегодня  так  страдает,  что  мысли
слишком быстро путаются. Я не в состоянии связно рассказать  о  выпавших  на
мою долю и на долю моей семьи ужасных испытаниях, но в этих бумагах господин
судья найдет все подробности!
   Произнеся эти слова, она откинулась на спинку кресла и снова из  ее  глаз
хлынули слезы.
   Приказав секретарю подать бедной женщине чашку очень крепкого чая,  судья
Ди развернул шелк. В  его  руках  оказался  плотный  свиток  пожелтевших  от
времени документов.  Они  выглядели  зачитанными.  Развернув  первый,  судья
убедился,  что  он  содержит  длинное  обвинение,  написанное  грамотеем   в
изысканной манере и изящными иероглифами.
   Он принялся его читать. В документе содержался  рассказ  о  ссоре  не  на
жизнь, а на смерть семей двух богатых негоциантов Кантона  по  имени  Лян  и
Линь. Этот Линь сначала соблазнил жену Ляна, а затем безжалостно преследовал
всю его семью, которую постепенно  лишил  состояния.  Когда  судья  закончил
читать, он взглянул на дату и с удивлением поднял голову:
   - Но, сударыня, этот документ был составлен свыше двадцати
   лет назад!
   - Поток времени не смывает преступления! - мягко ответила
   женщина.
   Судья бросил взгляд на другие документы и увидел, что они касаются  более
свежих эпизодов того же дела. Самый последний  был  двухлетней  давности.  В
конце каждого документа стояла одна и та же фраза, написанная красной тушью:
"Жалоба отклонена из-за недостаточности доказательств".
   - Я вижу, - сказал судья Ди. - что  все  происходило  в  городе  Кантоне.
Почему покинули вы древнее жилише вашей семьи?
   - Я переселилась в Пуян, потому что сюда перебрался  главный  преступник.
Линь Фан. Судья не припомнил, чтобы он когда-нибудь слышал это имя.  Свернув
документы, он сказал по-прежнему благожелательным тоном:
   - Сударыня, я изучу эти бумаги самым тщательным образом. Как только приду
к заключению, приглашу вас снова к себе.
   Старуха медленно поднялась и, сделав глубокий поклон, сказала:
   -  Долгие  годы  искала   я   судью,   способного   исправить   ужасающую
несправедливость. Небу угодно, чтобы наконец я его нашла!
   Секретарь Хун проводил ее до дверей присутствия. Когда он вернулся, судья
заметил:
   - На первый взгляд, я был бы склонен сказать, что это одно из прискорбных
дел, в которых ловкий и образованный негодяй  обогащается,  разоряя  десятки
несчастных. Ясно, что горе и разочарования повредили ум этой старой женщины.
Самое малое, что можно для нее сделать - это внимательно изучить дело, но  я
был бы очень удивлен, если бы нащупал  хоть  один  слабый  пункт  в  доводах
защиты. По меньшей мере один из судей,  занимавшихся  этим  делом,  известен
своими юридическими талантами и ныне заседает в суде империи.
   Затем  судья  Ди  вызвал  Тао  Гана.  Увидев  расстроенную  мину   своего
помощника, он не мог не улыбнуться:
   - Перестань же, улыбнись! Не думай больше об этом буддийском монастыре. У
меня есть для тебя более интересное дело. Пойди к дому госпожи Лян и  собери
сведения, какие только сможешь, об этой особе и о ее семье. Затем  разузнай,
где живет богач Линь фан. Он должен проживать в этом городе, О нем мне  тоже
нужен отчет. Может быть, в поисках тебе поможет то обстоятельство,  что  обе
семьи прибыли из Кантона и осели в Пуя-не недавно.
   Отослав своих  помощников,  судья  Ди  приказал  первому  писцу  принести
несколько административных дел и погрузился в их изучение.
   Глава 7
   МА ЧЖУН ОБНАРУЖИВАЕТ ЗАБРОШЕННЫЙ ДАОССКИЙ  ХРАМ.  ЯРОСТНЫЙ  КУЛАЧНЫЙ  БОЙ
ПЕРЕД СВЯТИЛИЩЕМ
   Выйдя из кабинета судьи, Ма Чжун направился прямо  к  себе,  где,  сменив
одежду, полностью изменил облик.
   Прежде всего он снял ермолку  и,  тряхнув  головой,  растрепал  тщательно
причесанные волосы и обвязал  их  грязной  тряпкой.  Напялив  затем  слишком
просторные штаны, стянул их у щиколоток плетенной  из  соломы  веревкой,  на
плечи накинул заплатанную куртку, а вместо фетровых башмаков обул соломенные
сандалии.
   Вырядившись таким образом, он выскользнул из ямыня через заднюю  дверь  и
смешался с прохожими. При виде его люди шарахались, чтобы дать ему пройти, а
бродячие торговцы  плотнее  прижимали  к  себе  свой  хлам.  Удовлетворенный
достигнутым  результатом,  Ма  Чжун  бешено  вращал  глазами   и   от   души
развлекался.
   Но очень скоро он понял, что его поручение отнюдь не будет таким  легким,
как ему вначале показалось.
   В посещаемой бродягами харчевне под открытым небом он съел мерзкую еду, а
потом пошел выпить вина в притон, выстроенный  на  месте  недавней  помойки,
запах которой все еще стоял в воздухе. Вокруг  него  каждый  делился  своими
несчастьями, пытаясь позаимствовать у своего соседа несколько грошей. Но все
эти  горемыки  образовывали  сравнительно  невинную   часть   дна,   которая
встречается в бедняцких  кварталах  любого  города,  и  Ма  Чжуну  никак  не
удавалось установить контакт с подлинным  преступным  миром,  все  обитатели
которого держатся вместе и всегда  в  курсе  того,  что  происходит  на  дне
общества. Лишь на закате дня  случайно  услышанное  слово  направило  его  в
нужном направлении.  Он  силился  проглотить  мерзкий  напиток,  не  слишком
гримасничая, когда обрывок разговора двух нищих заставил его насторожиться.
   - Ты знаешь место, где бы можно было сбагрить тряпки? - спросил  один  из
них.
   - Люди Красного Храма тебе подскажут! - ответил другой.  Ма  Чжун  хорошо
знал,  что  воровские  шайки  имеют  обыкновение  собираться  у  заброшенных
кумирен, но поскольку у  большинства  этих  зданий  или  ворота  или  столбы
покрыты красным лаком, ему трудно было  угадать,  где  находится  упомянутый
храм в городе, который еще вчера  был  ему  незнаком.  Он  решил  довериться
случаю. Выйдя на рыночную площадь, рядом с Северными воротами, он ухватил за
плечо паренька в лохмотьях и грубо приказал:
   - Отведи меня к Красному Храму!
   Не задавая лишних вопросов, мальчуган  углубился  в  лабиринт  извилистых
улочек. Добравшись до утопающего во тьме  места,  он  рывком  освободился  и
мгновенно удрал.
   Ма Чжун увидел  перед  собой  большой  красный  портал  даосского  храма,
вырисовывавшегося на фоне ночного неба. Справа и слева  поднимались  высокие
стены старых жилищ, нижняя часть которых исчезала под пристройками из кривых
и плохо подогнанных досок. В те времена, когда храм еще привлекал  верующих,
там  располагались  мелкие  лавочники,  предлагавшие  свои   товары   толпам
паломников, но теперь они служили убежищем для отверженных.
   Площадка была захламлена различными отбросами и  нечистотами.  Выделяемые
ими тошнотворные запахи смешивались с вонью прогорклого  масла,  ибо  совсем
рядом  старик  в  лохмотьях  жарил  на  костре  пирожки.  Дымящийся   факел,
вставленный в щель стены, освещал неровным светом трех сидящих на  корточках
игроков в кости.
   Ма Чжун неторопливо подошел к ним. Здоровенный парень с  голой  грудью  и
огромным брюхом восседал на перевернутом винном кувшине. Его длинные  волосы
и взлохмаченная  борода  были  засалены  и  грязны.  Полуприкрыв  глаза,  он
наблюдал за игрой, левой рукой почесывая живот, а правую  положив  на  нечто
вроде  дубинки.  Остальные  члены  шайки  держались  чуть  дальше,  сидя  на
корточках в тени.
   Ма Чжун посмотрел, как катятся кости. На него вроде бы никто  не  обращал
внимания, и он спрашивал себя, как  завязать  разговор,  когда  сидевший  на
винном кувшине гигант, не поднимая головы, сказал:
   - Твоя куртка, младший брат, мне  очень  бы  пригодилась!  Мгновенно  все
взгляды повернулись в сторону помощника судьи Ди.  Один  из  игроков  собрал
кости и поднялся. Он не был так же крупен, как Ма Чжун,  но  его  обнаженные
руки были мускулисты, а из-за пояса торчала  рукоять  кинжала.  Небрежно  ее
поглаживая, он с иронической улыбкой скользнул вправо от Ма Чжуна.  Здоровяк
же заговорил насмешливым тоном:
   - Добро пожаловать в храм Совершенной Мудрости, младший брат. Думаю, что,
побуждаемый благочестивыми мыслями, ты пришел  в  это  святое  место,  чтобы
совершить здесь какое-то жертвоприношение. В  этом  случае  ты  можешь  быть
уверен, что твоя куртка будет принята с благодарностью!
   Говоря это, он медленно поднимал дубинку.
   В мгновение ока Ма  Чжун  оценил  положение.  Непосредственная  опасность
выступала в двух видах - отвратительной дубинки перед ним и кинжала с правой
стороны.
   Когда толстяк заканчивал свою речь, Ма Чжун выбросил левую  руку  вперед,
схватил правое плечо гиганта и, нажав большим пальцем на определенное место,
парализовал руку, державшую дубинку. Но  другой  рукой  противник  Ма  Чжуна
ухватил его левое  запястье  с  намерением  дернуть  на  себя,  одновременно
коленом ударив в пах. В тот же момент  Ма  Чжун  правой  рукой,  согнутой  в
локте, изо всей силы ударил в лицо мужчину с  кинжалом.  Локоть  врезался  в
физиономию разбойника, рухнувшего с глухим воплем. В то же  время  кулак  Ма
Чжуна, продолжая свой путь, мощно ударил по незащищенному брюху колосса. Тот
выпустил запястье Ма Чжуна и  упал,  согнувшись  пополам,  с  остановившимся
дыханием.
   Коща Ма Чжун оборачивался, чтобы посмотреть,  не  следует  ли  ему  снова
заняться человеком с кинжалом, тяжелая дубина обрушилась  на  его  спину,  а
мускулистая рука обхватила шею.
   - Хватка душителя, - подумал Ма Чжун. Он согнул свою могучую  шею,  чтобы
упереться подбородком в руку  нового  противника,  а  пальцкг  тем  временем
шарили за спиной. Его левая рука лишь оторвала клок одежды, но Правая крепко
схватила ногу. Дернув из всех сил,  он  одновременно  рванулся  вправо.  Оба
упали, но Ма Чжун оказался сверху. Его бедро, подкрепленное всем весом тела,
едва не сломало таз душителя. Хватка ослабла. Ма Чжун стремительно  вскочил,
как раз вовремя,  чтобы  уйти  от  удара  кинжалом  предыдущего  противника,
который только что поднялся.
   Ускользая от удара, Ма Чжун схватил нападавшего за запястье. Он  вывернул
его, перекинул  разбойника  через  плечо  и,  резко  наклонившись,  заставил
описать в воздухе длинную кривую. Замечательный  полет  завершился  у  стены
дома, и мужчина рухнул на винный кувшин, разлетевшийся вдребезги.  Разбойник
же остался совершенно недвижим.
   Ма Чжун подобрал кинжал и закинул его за стену. Повернувшись к оставшимся
в тени темным фигурам, он любезно объяснил:
   - Наверное, вы находите меня несколько  грубоватым,  большие  братья,  но
иной раз мне не хватает терпения с теми, кто развлекается ножом.
   Единственным  ответом  было  невнятное  бормотание,  которое  можно  было
истолковать как угодно.
   Оставшегося на земле  гиганта  рвало  почти  не  переставая.  В  короткие
промежутки он поочередно то стонал, то сыпал проклятьями.
   Ма Чжун схватил его за грязную бороду и швырнул на стену. Когда его плечи
коснулись стены, раздался глухой стук, и тот, еще с трудом  дышавший,  сполз
вниз, вращая большими глазами.
   Обретя, наконец, способность говорить, он хрипло спросил:
   - Теперь, когда обмен  любезностями  завершен,  не  соблаговолит  ли  наш
почтенный старший брат сообщить нам свое имя и профессию?
   - Меня зовут,  -  небрежно  ответил  Ма  Чжун,  -  Чжун  Бас.  Я  честный
коробейник, продающий свой товар вдоль больших дорог. Сегодня  утром,  когда
солнце только что взошло, я встретил на дороге богатого торговца. То, что  я
нес, так ему понравилось, что он не отпустил меня, пока не приобрел все  мои
товары за тридцать серебряных монет, которые  мне  тотчас  же  и  вручил.  Я
поспешил сюда, чтобы возжечь благовонную свечу богам в знак признательности.
   Его собеседники прыснули, а тот, кто чуть раньше  пытался  его  задушить,
осведомился, пообедал ли он. Услышав отрицательный ответ  Ма  Чжуна,  колосс
подозвал старика, готовившего на прогорклом масле, и  вскоре  все  расселись
вокруг костра, закусывая чесночными пирожками.
   Гиганта звали Чэн  Па.  Он  с  гордостью  представился  избранным  вождем
преступного мира Пуяна с дополнительным титулом советника гильдии нищих. Вот
уже два года, как он и его сотоварищи осели в этом  месте.  В  прошлом  храм
процветал. Но случилась какая-то неприятность, и монахи его покинули.  После
их ухода власти запечатали ворота. По словам Чэн Па,  место  было  приятным,
спокойным и не слишком удаленным от центра.
   Ма Чжун признался новым товарищам, что  находится  в  сложном  положении.
Хотя он и укрыл тридцать серебряных монет в  надежном  месте,  он  хотел  бы
побыстрее покинуть Пуян, ибо ограбленный купец, наверное, принес жалобу. Ему
совсем не улыбалось странствовать с  таким  количеством  серебра  у  себя  в
рукаве. Поэтому он хотел бы обменять монеты  на  предмет  помельче,  который
можно было бы легко укрыть в одежде. К тому же  он  был  готов  и  несколько
потерять на сделке.
   Чэн Па важно покачал головой.
   - Мудрая предосторожность, старший брат! В этих местах серебряные  монеты
являются редким товаром. Нам  приходится  видеть  только  медь.  Если  нужно
обменять серебро на нечто равной стоимости, но меньшего веса, остается  одно
золото. И не хочу тебя обманывать, старший брат, люди нашего братства  редко
испытывают удовольствие прикосновения к желтому металлу. Может быть,  раз  в
жизни... да и то!
   - Да, - ответил Ма Чжун, - это слишком редкое сокровище. Но  бывает,  что
нищий находит на дороге золотую безделушку, выпавшую  из  паланкина  богатой
женщины. А новость о  подобной  находке  распространяется  быстро.  Вы,  как
советник гильдии нищих, ее услышите первым!
   Чэн  Па  задумчиво  почесывал  себе  живот,  соглашаясь,  что  это  может
случиться.
   Заметив, что в ответе не чувствовалось подъема, Ма Чжун порылся  в  своем
рукаве и извлек оттуда серебряную монету, которую подбросил  в  ладони  так,
чтобы свет факела хорошо ее осветил.
   - Пряча свои тридцать серебряных монет, - пояснил он, - я  сохранил  одну
при себе, чтобы она принесла мне удачу. Я задаюсь вопросом,  не  согласитесь
ли вы ее принять в качестве задатка в счет  комиссионных,  на  которые  ваша
роль посредника дает вам законное право?
   Чэн Па с удивительной ловкостью сгреб монету. Широкая улыбка скривила его
большой рот.
   - Старший брат, - ответил он, - посмотрю, что  смогу  для  тебя  сделать.
Возвращайся завтра вечером!
   Ма Чжун его поблагодарил и, обменявшись несколькими любезными словами  со
своими новыми друзьями, распрощался.
   Глава 8
   СУДЬЯ ДИ РЕШАЕТ  ПОСЕТИТЬ  СВОИХ  КОЛЛЕГ.  ОН  ОБЪЯСНЯЕТ  СЕКРЕТАРЮ,  ЧТО
ПРОИЗОШЛО НА УЛИЦЕ ПОЛУМЕСЯЦА
   Вернувшись в ямынь, Ма Чжун сразу же переоделся в  свое  обычное  платье.
Затем он прошел на большой двор, по пути заметив, что в кабинете  судьи  еще
горит свет.
   Судья совещался  с  секретарем  Хуном.  Увидев  бывшего  "Рыцаря  зеленых
лесов", он прервался и спросил у него:
   - Ну, дружище, что за новости ты принес?  Ма  Чжун  вкратце  описал  свою
встречу с Чэн Па и сообщил о его обещании.
   Судья выглядел удовлетворенным.
   -  Нужна  была  бы  редкая  удача,  чтобы  уже  в  первый  день  схватить
преступника, - заметил он, - Ты проделал великолепную работу.  Ты  установил
отношения с тем, с кем нужно. В той среде новости передаются  с  невероятной
быстротой, и я думаю, что очень скоро твой друг Чэн  Па  поможет  нам  найти
исчезнувшие золотые заколки для волос. А они нас выведут  прямо  на  убийцу!
Когда ты пришел, мы с секретарем обсуждали, не следует- ли  мне  уже  завтра
отправиться в дорогу,  чтобы  нанести  визиты  вежливости  моих  коллегам  в
соседних уездах. Радо или поздно мне будет надо соблюсти обычай, а  нынешний
момент очень удобен. Меня не будет в Пуяне два или три дня. Тем временем  ты
продолжишь поиски убийцы с улицы Полумесяца. Если  считаешь  необходимым,  я
скажу Цяо Таю, чтобы он тебе помог.
   - Предпочитаю и дальше действовать один, - ответил Ма Чжун.  -  Если  два
человека начнут задавать  вопросы  об  одном  предмете,  это  может  вызвать
подозрения.
   Судья согласился, и Ма Чжун ушел.
   - Было бы совсем неплохо, если бы ваше  превосходительство  отсутствовали
пару дней, - задумчиво заметил секретарь Хун. - Суд был бы закрыт, и  у  нас
имелся хороший предлог несколько отложить дело об улице Полумесяца. В  Пуяне
начинают перешептываться, что ваше превосходительство выгораживает кандидата
Вана, потому что он принадлежит к сословию людей образованных, тогда как его
жертва всего лишь дочь бедного мясника.
   Судья Ди пожал плечами.
   - Как бы то ни было, - сказал он,  -  у  меня  твердое  намерение  завтра
выехать в Вуий. На следующий день я проследую до  Циньхуа  и  вернусь  домой
через три дня.  Ма  Чжуну  и  Тао  Гану  во  время  моего  отсутствия  могут
потребоваться  указания,  поэтому  ты  не  будешь  меня   сопровождать.   Ты
останешься в Пуяне и тебе я доверю печати суда. Отдай необходимые приказания
для организации поездки и проверь, чтобы для моего коллеги  Пэна  в  Вуий  и
судьи Ло в Циньхуа были отобраны приличные подарки. Пусть дорожный  паланкин
будет готов к восходу солнца и  ожидает  меня  на  Большом  дворе  вместе  С
вещами.
   Секретарь заверил, что приказы будут точно исполнены, и судья  погрузился
в изучение дел, оставленных у него на столе первым писцом.
   Секретарь Хун продолжал, однако, стоять перед своим  господином.  Немного
погодя тот поднял голову и спросил:
   - Что тебя беспокоит, секретарь?
   - Я  немало  размышлял  над  этим  делом  об  изнасиловании  и  убийстве,
благородный судья. Я читал и перечитывал все документы, но тщетно, я  так  и
не могу разгадать вашу мысль.  Конечно,  уже  очень  поздно,  но  если  ваше
превосходительство соблаговолили бы дать дополнительные объяснения,  я  смог
бы спать спокойнее те две ночи, что вы, ваше  превосходительство,  будете  в
отъезде.
   Судья улыбнулся и, положив нефритовый  груз  на  бумаги,  которые  читал,
откинулся на спинку кресла.
   - Прикажи слугам приготовить свежий чай, - сказал он, - и садись на  этот
табурет. Я изложу тебе то,  что,  на  мой  взгляд,  действительно  произошло
роковой ночью шестнадцатого числа.
   Судья Ди выпил чашку очень крепкого чая и начал:
   - Как только я услышал из  твоих  собственных  уст  основные  подробности
дела, про себя сразу же решил,  что  не  кандидат  Ван  изнасиловал  Чистоту
Нефрита. Правда, женщины иногда возбуждают в мужчинах  странные  и  жестокие
мысли. Не без причины в своей "Летописи весны и осени" наш учитель  Конфуций
при случае называет женщину "творением, отмеченным смертью". Но  только  два
типа людей претворяют в поступки черные мысли такого рода. Прежде всего  это
растленные преступники, вышедшие из низших слоев общества, а  затем  богатые
развратники, превращенные всей своей распутной жизнью  в  рабов  извращенных
инстинктов.  Ослепленный  ужасом  юноша,  вроде  усидчиво  занимающегося   и
добропорядочного Вана, мог бы в крайности удушить свою  жертву.  Но  сначала
изнасиловать, к тому же после шести месяцев интимных с ней отношений?..  Это
мне показалось совершенно  невозможным.  Следовательно,  приходилось  искать
подлинного виновника среди тех двух групп, о которых я тебе только  говорил.
Я сразу отверг мысль  6  богатом  выродке.  Такие  особы  посещают  закрытые
заведения,  где  любое  извращение  будет  удовлетворено,  если   предложена
соответствующая цена. К  тому  же  обладатель  большого  состояния  даже  не
подозревал бы о существовании  такого  бедняцкого  квартала,  как  тот,  где
находится улица Полумесяца. Он не был бы  в  курсе  тайных  визитов  Вана  к
возлюбленной, и еще менее вероятно, чтобы он занимался акробатикой на  конце
веревки! Оставался закоренелый преступник из низших слоев общества.
   Судья на мгновение замолк, а потом продолжал сурово:
   - Эти презренные негодяи бродят по городу, как изголодавшиеся  псы.  Если
на темной улочке им встретится беззащитный старик,  они  оглушат  его  из-за
нескольких монет, которые могут оказаться при нем. Если они  видят  одинокую
женщину в пустынном месте, то избивают ее,  пока  она  не  теряет  сознания,
насилуют, вырывают серьги из ушей и бросают  в  сточной  канаве.  Шныряя  по
бедным улицам, они набредают на плохо запертую дверь или  приоткрытое  окно,
забираются внутрь и крадут жалкую залатанную одежду или единственный  медный
кипятильник семьи. Разве не разумно допустить, что  такой  человек,  проходя
улицей  Полумесяца,  смог  обнаружить  ночные  похождения  кандидата   Вана?
Подобный негодяй сразу бы понял, что молодая женщина не осмелится закричать,
если он займет место ее тайного любовника. Но  Чистота  Нефрита  защищалась.
Возможно, она и кричала или же пыталась подбежать к двери,  чтобы  разбудить
родителей. И тогда это чудовище ее задушило, а затем, совершив свое  гнусное
дело, спокойно обшарило комнату жертвы и скрылось  с  единственной  скромной
драгоценностью, которая там находилась.
   Судья  остановился,  чтобы  выпить  вторую  чашку  чая.  Его  подчиненный
серьезно кивнул головой и заметил:
   - Слушая  ваше  превосходительство,  убеждаешься,  что  кандидат  Ван  не
совершил этого двойного преступления. Однако я не вижу,  какое  вещественное
доказательство мы сможем представить на суде.
   - Если тебе нужны вещественные доказательства, ты их получишь! Для начала
ты слышал показания лекаря. Если Ван удушил  Чистоту  Нефрита,  его  длинные
ногти оставили бы глубокие царапины на горле несчастной. Лекарь  же  отметил
лишь  слабые  следы  ногтей,  хотя  кожа  и  была  местами  поцарапана.  Это
заставляет вспомнить о  коротких  и  неровных  ногтях  бродяги.  Во-вторых,.
Чистота Нефрита защищалась изо всех сил, пока насильник овладевал ею. И  все
же ее стершиеся от тяжелой  работы  ногти  не  могли  бы  оставить  глубоких
царапин, видных на руках и груди Вана. Эти царапины к тому же  оставлены  не
колючками, как думает кандидат Ван, но к этому обстоятельству  я  вернусь  в
должное время. Да разве у  Вана  достало  бы  сил,  чтобы  удушить  'Чистоту
Нефрита? Приняв во внимание ее физический облик и выслушав описание  лекаря,
я убедился, что даже если бы кандидат Ван попытался что-то предпринять,  его
быстро  выбросили  бы  в  окно!  И  в-третьих,  утром  семнадцатого,   когда
преступление было обнаружено, на полу комнаты нашли тряпку, которая  служила
Вану, чтобы взбираться к возлюбленной. Допустим, что  Ван  был  убийцей  или
просто находился в комнате. Каким образом он бы выбрался оттуда  без  помощи
этой импровизированной веревки? Ван  отнюдь  не  гимнаст  и  без  содействия
девушки не смог бы вылезти через окно. Но сильный парень с опытом домушника,
если бы приходилось поскорее убираться, не стал бы использовать этот способ.
Он бы поступил совершенно так же, как Цяо Тай, ухватившись руками за решетку
окна, а затем соскользнув на землю. Секретарь Хун согласился.
   - Да, - сказал он со счастливой улыбкой, - как я  вижу,  ход  рассуждения
вашего превосходительства зиждется на надежной основе. Когда убийца окажется
под замком, у нас будет достаточно фактов, чтобы  смутить  его  и  заставить
признаться  в  своем  злодеянии,  в  случае   необходимости,   под   пыткой.
Несомненно, он еще находится в этом городе, потому что у  него  нет  никаких
причин для опасений и бегства. Весь Пуян знает, что судья фон был убежден  в
виновности кандидата Вана, и считает, что ваше превосходительство согласны с
его заключением.
   Судья Ди наклонил голову.
   - Конечно, - сказал он, поглаживая бороду. - И  преступник  выдаст  себя,
попытавшись продать заколки. Ма Чжун сумел  войти  в  контакт  с  человеком,
занимающим такое положение, которое позволяет ему сразу, как только  заколки
появятся  на  подпольном  рынке,  узнать  об  этом.  Никогда  преступник  не
осмелится обратиться к ростовщику или ювелиру, ибо суд немедленно  рассылает
всем этим людям  описания  украденных  вещей.  Он  будет  вынужден  попытать
счастья с такими же мерзавцами, как и он сам, значит" достойный Чэн Па будет
тут же, извещен, и Ма Чжун сможет схватить разбойника за шиворот.
   Судья отпил еще глоток чая. Взяв кисточку для красной туши, он  склонился
над лежавшей перед ним бумагой.
   Секретарь Хун поднялся, задумчиво подергивая концы своих усиков.
   - Мне остаются непонятными два обстоятельства, - сказал он,  -  Как  ваше
превосходительство узнали, что убийца одет странствующим  монахом?  И  какое
отношение к делу имеет эпизод с ночным дозором?
   Задумавшись над текстом, который изучал, судья молчал. Начертав на  полях
несколько иероглифов, он отложил кисточку и свернул документ.  Затем  поднял
голову и, глянув сверкнувшими из-под густых  бровей  глазами  на  секретаря,
пояснил:
   -  Любопытный  эпизод  с  ночным  обходом,  рассказанный  сегодня   утром
кандидатом  Ваном,  добавил  последний  штрих  к  портрету  убийцы,  который
мало-помалу вырисовывался передо мной. Ты же знаешь, что  преступники  часто
одеваются   буддийскими   или   даосскими   нищенствующими   монахами.   Это
превосходная маскировка, позволяющая им в любое время суток  расхаживать  по
любому району города. Вот почему во второй раз Ван услышал скорее  всего  не
колотушку ночного дозора, а...
   - ...деревянную погремушку нищенствующего монаха! - воскликнул  секретарь
Хун.
   Глава 9
   ДВОЕ МОНАХОВ ПРИНОСЯТ СУДЬЕ ДИ ВАЖНОЕ ПОСЛАНИЕ.
   СУДЬЯ ДИ ЧИТАЕТ СТАРИННУЮ БАЛЛАДУ ВО ВРЕМЯ УЖИНА, УСТРОЕННОГО СУДЬЕЙ ЛО
   На следующее утро судья Ди застегивал свой дорожный костюм, когда к  нему
в кабинет вошел первый писец.
   - Ваше превосходительство, - объявил он, - только что прибыли два  монаха
из храма Бесконечного Милосердия с посланием от своего настоятеля.
   Судья снова переоделся в официальное платье  и  уселся  за  стол.  Первый
писец ввел пожилого монаха, которого сопровождал монах  помоложе.  Пока  они
совершали коленопреклонения и трижды били об пол лбом, судья заметил, что их
желтые рясы сшиты из камчатного полотна с подкладкой из фиолетового шелка, а
бусины их четок выточены из желтого янтаря.
   - Наш почитаемый отец Духовная Добродетель, настоятель храма Бесконечного
Милосердия,  -  загнусавил  более   пожилой   из   монахов,   поручил   нам,
невежественным священнослужителям, передать  вашему  превосходительству  его
почтительнейшие приветствия. Наш почитаемый отец знает, какие важные  задачи
забирают драгоценное время вашего превосходительства, в  особенности  в  эти
первые дни вступления в должность. Наш почитаемый отец  поэтому  не  решился
сам нанести длительный визит вашему превосходительству, но надеется, что ему
будет оказана честь быть допущенным к вашему  превосходительству,  чтобы  он
мог  лично  воспользоваться  вашими  учеными  наставлениями.  Тем  временем,
опасаясь, что могут поверить в то, что  наш  почитаемый  отец  не  оказывает
всего уважения, которое ваше превосходительство вправе ожидать от  него,  он
умоляет   принять   этот   незначительный   дар   в   надежде,   что    ваше
превосходительство согласитесь оценить его не по ничтожной стоимости, но  по
почтительным чувствам, которые побудили его преподнести.
   Продолжая в том же духе, он сделал знак своему спутнику.  Тот  немедленно
поднялся и положил на стул  судьи  небольшой  пакет,  завернутый  в  золотую
парчу.
   Секретарь Хун ожидал, что хозяин отклонит подарок. Но к  его  величайшему
изумлению судья ограничился тем,  что  пробормотал  полагающуюся  по  обычаю
вежливую фразу о большой чести, которой он не  достоин  и,  поскольку  монах
продолжал  настаивать,  во  второй  раз  его  не  отверг.  Вставая,   он   с
достоинством поклонился и сказал:
   -  Я  прошу  вас,  соблаговолите  передать  почитаемому   отцу   Духовной
Добродетели мою благодарность. Скажите ему, что я очень ценю его внимание  и
что мое самое большое желание - в подходящий момент  ответить  ему  тем  же.
Скажите ему также, что, если я не иду путем, начертанным Шакьямуни, я тем не
менее испытываю живейший интерес к буддийской вере и  с  нетерпением  ожидаю
возможности ознакомиться с  ее  утонченными  концепциями  с  помощью  такого
авторитета, как почитаемый отец Духовная Добродетель.
   - Мы почтительно выполним указания, которые вы  соблаговолите  нам  дать,
ваше превосходительство, - ответил пожилой  монах.  -  Наш  почитаемый  отец
также поручил нам довести до сведения вашего превосходительства факт, сам по
себе незначительный, но  показавшийся  нашему  почитаемому  отцу  достаточно
важным, чтобы быть доложенным вашему  суду.  И  тем  более,  что  вчера,  на
вечернем заседании, ваше превосходительство были настолько добры,  что  ясно
заявили, что наш бедный храм находится под его высоким  покровительством  на
тех же основаниях, что и другие честные жилища уезда. И вот недавно наш храм
посетили  бесстыдные  мошенники,  которые  пытались  обобрать  трех   бедных
невежественных монахов, лишив их трех  связок  принадлежавших  храму  медных
монет, а кроме  того,  задавали  им  наглые  вопросы.  Наш  почитаемый  отец
Духовная  Добродетель   смеет   надеяться,   что   ваше   превосходительство
великодушно отдадите приказы, необходимые для того, чтобы обуздать  действия
этих бесстыжих проходимцев.
   Судья Ди наклонил голову, и оба монаха удалились.
   Судья был чрезвычайно раздосадован. Несомненно, Тао Ган занялся  прежними
своими фокусами, но, что хуже, монахи проследили его до здания  присутствия.
Со  вздохом  приказал  он  секретарю  Хуну  развернуть  сверток,  присланный
Духовной Добродетелью.
   Мастерски сложенная парча была раскрыта, и сверкнули три золотых  слитка,
сопровождаемые таким же количеством серебряных слитков.
   Приказав  их  снова  завернуть,  судья  опустил  сверток  в  свой  рукав.
Секретарь Хун видел впервые, что его господин принимает подарок такого рода,
явно предназначенный для оплаты  его  доброго  расположения,  и  был  крайне
огорчен. Но, припомнив недавно полученные приказы,  не  осмелился  высказать
никаких соображений по этому поводу, помогая судье  переодеться  в  дорожное
платье. '
   С задумчивым видом прошел судья в Большой двор. Его  сопровождающие  были
готовы. Дорожный паланкин ожидал у лестницы вместе с двенадцатью стражниками
эскорта. Шестеро из них должны были шествовать впереди, держа длинные  шесты
с табличками, на которых можно было прочесть: "СУДЬЯ ПУ-ЯНА".
   Шесть крепких носильщиков приготовились ухватиться за рукояти  паланкина,
а двенадцать слуг, сменяясь, должны были нести вещи.
   Найдя, что все в порядке, начальник уезда поднялся в паланкин. Носильщики
подняли рукояти на свои могучие плечи, кортеж медленно пересек двор и  вышел
через большие ворота, обе створки которых были распахнуты.
   Вооруженный  саблей  и  арбалетом  Цяо  Тай  верхом  следовал  справа  от
паланкина. Начальник стражи, также восседавший на лошади, занял место слева.
   Кортеж прошествовал по улицам Пуяна. Впереди бежали два гонца,  бившие  в
дорожные  гонги  и   восклицавшие:   "Дорогу!   Дорогу!   Приближается   его
превосходительство начальник уезда!"
   Судья заметил, что его появление не встречалось обычными  приветственными
возгласами. Бросив взгляд через решетку  оконца,  он  убедился,  что  многие
прохожие  смотрели  на  его  маленькую  группу  осуждающе.  Судья  вздохнул,
устраиваясь поудобнее среди подушек, достал из рукава  оставленный  госпожой
Лян свиток и принялся за его изучение.
   Покинув Пуян, кортеж вступил на дорогу, по которой в течение долгих часов
им предстояло пересекать огромное рисовое поле. Не видя,  смотрел  судья  на
однообразный  пейзаж.  Он  пытался  представить  все  возможные  последствия
поступка, который намеревался  совершить,  и  не  мог  прийти  ни  к  какому
решению.   Постепенно   равномерное   покачивание,    приданное    паланкину
носильщиками, погрузило его в глубокий сон. Когда уже в сумерках  он  открыл
глаза, кортеж вступил в город Вуий.
   Начальник уезда судья Пэн встретил своего коллегу в большом приемном зале
ямыня и устроил в  его  честь  ужин,  на  котором  присутствовали  важнейшие
знатные лица края. Он был на много лет старше судьи Ди, но два последовавших
один за другим провала на литературных экзаменах повредили его продвижению.
   Этот суровый человек обладал высокой  культурой  и  независимым  умом,  и
очень скоро  судья  Ди  понял,  что,  если  его  хозяин  не  смог  выдержать
экзаменов, то скорее из-за отказа следовать литературной моде  времени,  чем
из-за недостатка знаний.
   Угощение  было  самым  простым,  но  блистательные  речи   хозяина   дома
заставляли забыть о скудности стола. В  тот  вечер  судья  многое  узнал  об
административных проблемах провинции. Когда глубокой ночью гости  разошлись,
он удалился в отведенные ему покои.
   На другой день он очень рано распрощался со своим хозяином и направился в
Циньхуа.
   На этот раз  местность  была  более  разнообразной.  Посадки  колеблемого
ветром бамбука сменялись сосновыми холмами. Осенний день  был  прекрасен,  и
судья приказал поднять занавеси паланкина,  чтобы  лучше  насладиться  столь
волшебным зрелищем. Но очарование пейзажа не могло заставить его отложить  в
сторону свои заботы.
   В конце концов юридические тонкости дела Лян  утомили  его,  и  он  сунул
свиток бумаг в  рукав.  Однако,  как  только  растревоженный  мозг  забыл  о
несчастьях госпожи Лян, сразу же возник новый вопрос. Удастся  ли  Ма  Чжуну
легко найти убийцу Чистоты Нефрита? Не лучше ли было  бы  поручить  Цяо  Таю
продолжать поиски со своей стороны?
   Охваченный сомнениями в верности своих  решений,  судья  чувствовал,  как
портится его настроение. И - вершина несчастья! Его небольшой кортеж подошел
к реке в тот момент, когда паром  отошел  от  берега.  Эта  неприятность  на
добрый час задержала судью, и была уже ночь, когда он и  его  сопровождающие
вступили в город.
   Стражники с фонарями подбежали, чтобы помочь судье спуститься с паланкина
перед залом приемов.
   Начальник уезда Ло церемонно встретил судью и провел в  пышно  украшенную
большую комнату. Ло, думал судья Ди, прямая противоположность своему коллеге
Пэну. Еще молодой, невысокого роста, полноватый, он не носил бакенбардов, а,
как было сейчас модно в столице, - бородку и тонкие усики.
   Пока они обменивались обычными любезностями, до  уха  судьи  из  соседних
покоев донеслись приглушенные звуки музыки. Ло  рассыпался  в  извинениях  и
объяснил, что в честь гостя осмелился пригласить  нескольких  друзей.  После
того, как час его прибытия давно  миновал,  Ло  предположил,  что  судья  не
прибудет этим вечером, и все сели за стол. В заключение он предложил,  чтобы
они поужинали наедине в маленьком зале, где смогли бы спокойно  переговорить
об интересующих обоих административных делах.
   Несмотря на эти вежливые заверения, было нетрудно угадать, что  подобного
рода беседа не соответствует тому, что Ло назвал бы "приятным вечером". Но и
судья Ди не был в настроении вести серьезный разговор, а потому ответил:
   - Скажу вам честно, я немного устал, и, пусть это  не  покажется  слишком
легкомысленным, я бы предпочел сесть за стол  вместе  с  вашими  друзьями  и
познакомиться с ними.
   Ло выглядел приятно удивленным и поспешил провести своего  гостя  в  зал,
где шло пиршество. Там они застали трех любезных собутыльников, устроившихся
за богато накрытым столом и весело опустошающих чарки вина.
   Гости  тотчас  же  встали  и  поклонились,   а   Ло   занялся   взаимными
представлениями. Самого старшего из приглашенных звали Ло Пиньван.  Это  был
известный поэт, отдаленный родственник хозяина дома.  Вторым  был  модный  в
столице  художник,  а  третьим  -  молодой  студент,  только   что   сдавший
литературные экзамены и путешествующий по империи, чтобы  набраться  разума.
Было ясно, что все трое постоянные участники развлечений начальника уезда.
   Появление путника несколько охладило атмосферу, и после  обычного  обмена
любезностями разговор  постепенно  затих.  Окинув  присутствующих  взглядом,
судья Ди заставил их трижды наполнить вином чаши.
   Тепловатый напиток незамедлительно оказал  благотворное  влияние  на  его
собственное настроение. Им сразу же была продекламирована старинная баллада,
высоко оцененная обществом.  Ло  Пиньван  спел  несколько  своих  лирических
стихотворений, а когда чаши  были  наполнены  еще  раз,  судья  Ди  прочитал
любовные стихотворения. Начальник Ло пришел в совершенный восторг и захлопал
в ладоши.  По  этому  сигналу  из-за  расположенной  в  глубине  зала  ширмы
выступили четыре роскошно одетые певички. Они было  скромно  удалились  туда
при появлении Ло и его приглашенного. Две из них разливали вино  по  чаркам,
третья играла на серебряной флейте, а четвертая исполнила грациозный  танец;
ее рукава совершали  в  воздухе  плавные  движения,  оставлявшие  прекрасное
впечатление.
   Начальник Ло удовлетворенно улыбнулся и сказал друзьям:
   - Вы видите, братья, как мало можно верить столичным сплетням! Наш  судья
Ди пользуется там репутацией нагоняющего тоску человека. И вы же сами  могли
убедиться, какой он веселый сотоварищ!
   Вслед за тем он представил своему приглашенному всех четырех певичек. Они
оказались столь же образованными, как и красивыми,  вызвав  удивление  судьи
вкусом, с которым вспоминали стихи, точно соответствующие тем, которые читал
он. Кроме того, они обладали большим талантом импровизации,  подбирая  новые
слова к старым мелодиям.
   Время пролетело быстро, и  была  глубокая  ночь,  когда  гости  разошлись
небольшими  веселыми  группами.  Две  молодые  женщины,  разливавшие   вино,
оказались давними приятельницами Ло Пиньвана и художника  и  ушли  вместе  с
ними.  Молодой  победитель  литературных  экзаменов  обещал   танцовщице   и
флейтистке отвезти их на вечеринку в другой дом. И получилось так, что судья
Ди и его хозяин остались вдвоем за праздничным столом.
   Ло заявил, что отныне считает судью Ди  своим  лучшим  другом  и,  слегка
захмелев, предложил отставить этикет в сторону.  Теперь  он  будет  называть
судью  "старшим  братом",  а  тот  должен  его   звать   "младшим   братом"!
Свежеиспеченные  братья  решили  выйти  на   террасу,   чтобы   полюбоваться
великолепием полной луны и насладиться свежестью ночного  ветерка.  Сидя  за
мраморной балюстрадой на низеньких скамеечках,  они  скользили  взглядом  по
изысканному декоративному парку, а потом  между  ними  завязался  оживленный
разговор о сравнительных достоинствах милых певичек, которые их  только  что
оставили.
   - Хотя сегодня мы встретились впервые, младший брат, - сказал судья Ди, -
мне кажется, что я вас знаю всю мою жизнь! Позвольте же  мне  спросить  ваше
мнение по очень интимному вопросу.
   - Я буду счастлив вам его высказать, - ответил самым серьезным тоном  Ло,
- хотя мои лишенные малейшей ценности суждения вряд ли могут  стать  полезны
обладателю столь совершенной мудрости, как ваша.
   - Скажу вам правду, - продолжил, доверительно понизив голос, судья Ди,  -
радость всей моей жизни составляют вино и женщины. И должен добавить,  я  не
пренебрегаю разнообразием!
   - Трудно  высказаться  лучше,  старший  брат!  Я  полностью  одобряю  эти
исполненные здравого смысла слова. Самый вкусный  кусочек  приедается,  если
его каждый день находишь на своем столе!
   - К  несчастью,  младший  брат,  мое  нынешнее  положение  запрещает  мне
посещать "дома цветов и ив" своего уезда, чтобы  отобрать  там  какой-нибудь
весенний цветок, который скрасил бы часы моего досуга.  Вы  ведь  знаете,  с
какой быстротой, увы, распространяются в городах сплетни, а я  не  хотел  бы
подрывать престиж своей должности.
   - Это опасение, а также скучнейшее бремя заседаний, -  воскликнул  Ло,  -
образуют два главных неудобства вашего высокого сана.
   Судья Ди наклонился  к  своему  коллеге  и,  еще  больше  понизив  голос,
продолжал: |
   - Если допустить, что случай позволит мне обнаружить в вашем столь хорошо
управляемом   уезде   редкие   очаровательные   и   цветы,   не   будет   ли
злоупотреблением вашей дружбой, если я попрошу вас  скрытно  пересадить  эти
нежные побеги в мой жалкий сад?
   Ло с восторгом отнесся к просьбе. Вставая, он низко склонился перед своим
гостем и воскликнул:
   - Пусть мой старший брат знает, до  какой  степени  я  польщен  тем,  что
подобной чести  удостоен  мой  уезд!  Пусть  он  соблаговолит  провести  еще
несколько дней в моем скромном жилище, чтобы мы могли  на  свежую  голову  и
всесторонне рассмотреть столь важную проблему.
   - Увы, - ответил судья Ди, - многочисленные  важные  дела  требуют  моего
официального присутствия в Пуяне уже завтра. Но ночь еще не закончилась,  и,
если мой брат удостоит меня своей бесценной помощи, многое  можно  совершить
еще до восхода солнца.
   Ло хлопнул в ладоши и воскликнул:
   -  Как  эта  горячность  обнаруживает  порывистость  вашей  природы!   Но
большинство красавиц имеют  здесь  нежные  привязанности  и  добровольно  не
покинут Циньхуа. Вам придется использовать все ваше обаяние, чтобы за  столь
короткое время завоевать сердца. Конечно, вам поможет внушительное выражение
лица. Хотя - если вы позволите мне быть совершенно откровенным -  в  столице
еще прошлой весной вышли из моды длинные бакенбарды вроде  ваших.  В  общем,
постарайтесь. Я отдам необходимые приказания,  чтобы  перед  вами  предстали
самые прекрасные из этих красавиц!
   Повернувшись в сторону зала, он крикнул слугам:
   - Позовите управляющего!
   Вскоре появился пожилой мужчина с лукавым лицом. Он низко склонился перед
двумя собеседниками.
   - Сейчас же возьми паланкин, - приказал Ло,  -  и  пригласи  четырех  или
пятерых милых особ с инструментами,  чтобы  аккомпанировать  нам,  когда  мы
станем петь Оды осенней луне.
   Управляющий,  по  всей  видимости  привычный  к   подобным   требованиям,
склонился еще ниже.
   - А теперь, - сказал Ло, обращаясь к новому другу, -  пусть  мой  старший
брат поделится своими изысканными вкусами. Каковы его предпочтения?  Красота
форм? Страстность характера? Высокий уровень культуры? Или  же  удовольствие
остроумной беседы в его глазах самое главное? Уже довольно  поздно,  поэтому
большинство из этих красавиц дома, и выбор будет очень разнообразен. Скажите
нам,  что  вы  желаете,  старший  брат,  и   управляющий   постарается   вас
удовлетворить.
   - Пусть же между нами не останется никаких тайн, младший брат! -  ответил
судья Ди. - За время пребывания в столице я  устал  от  слишком  совершенных
особ и от их слишком утонченных манер. Ныне мои устремления направлены - мне
стыдно в этом признаться - на то, что попроще, и я признаюсь своему младшему
брату, меня больше привлекают цветы, которые распускаются в местах, кои лица
нашего положения обычно избегают.
   - Ах! - воскликнул Ло. - Разве наши философы не установили, что, в  конце
концов, крайность положительного растворяется  в  крайности  отрицательного?
Вы,  старший  брат,  достигли  той  высшей  степени  просветления,   которая
позволяет вам обнаруживать красоту там, где менее утонченная  личность,  чем
вы, увидела бы только  пошлость.  Старший  брат  приказывает,  младший  брат
подчиняется!
   И он дал знак управляющему приблизиться, прошептав ему на  ухо  несколько
слов. Одна из бровей бедняги поднялась в изумлении, но он глубоко поклонился
и вышел.
   Ло провел своего гостя в праздничный зал и приказал слугам принести новые
блюда, а затем, подняв чарку вина за здоровье приезжего, сказал:
   - Нахожу вашу оригинальность весьма бодрящей, старший брат, и  сгораю  от
нетерпения увидеть начало вашего столь своеобразного опыта!
   Прошло немного  времени,  зазвенел  служивший  дверью  занавес  из  нитей
хрустальных бусин, и появились грубо раскрашенные и вызывающе одетые  четыре
молодые женщины. Две из них были еще очень юны и, несмотря  на  вульгарность
румян и белил, довольно милы, но две другие, постарше, уже  несли  на  лицах
уродливый отпечаток их горькой профессии.
   Но судья Ди выглядел очарованным. Заметив их смущение красотой  зала,  он
поднялся и вежливо спросил их имена. Самые юные назывались барышня Абрикос и
барышня Голубой Нефрит, те, что постарше - барышня Птица  Павлин  и  барышня
Пион. Судья подвел их к столу, но они не поднимали глаз, не зная,  как  себя
держать. После того,  как  судье  наконец  удалось  угостить  их  различными
блюдами, Ло им показал, как разливают вино. Тогда  они  немного  осмелели  и
начали бросать восхищенные взгляды на невиданную для них роскошь.
   Само собой разумеется, ни одна из них не умела  петь,  танцевать  и  даже
читать. Но Ло обмакнул палочки в соус и вызвал смех молодых дам, показав  на
столе, как пишутся иероглифы их имен.
   Судье Ди удалось заставить их выпить чарку вина  и  съесть  два  или  три
лакомых кусочка, а потом он прошептал несколько слов на ухо своему другу. Ло
понимающе кивнул и  подозвал  управляющего,  которому  дал  некие  указания.
Немного погодя эта доверенная особа появилась снова и объявила, что барышень
Птицу Павлин и Пион вызывают домой. Каждой из них судья вручил по серебряной
монете, и они удалились.
   После их ухода он посадил барышню Абрикос  с  левой,  а  барышню  Голубой
Нефрит с правой стороны и учил их поднимать тосты, стараясь сделать разговор
общим. Труд, который он себе  задавал,  выпивая  чарку  за  чаркой,  похоже,
весьма забавлял Ло.
   Но наконец усилия судьи оказались вознаграждены, и барышня Абрикос начала
с большим доверием отвечать на его умело задаваемые вопросы. Она и ее сестра
Голубой Нефрит были дочерьми простых крестьян провинции Хунань.  Десять  лет
назад за  чудовищным  наводнением  последовал  страшный  голод,  и  родители
продали их своднику  в  столицу.  Сначала  этот  человек  использовал  их  в
качестве служанок, а когда они немного подросли, в свою  очередь  перепродал
их члену своей семьи, жившему в Циньхуа. Судья обнаружил, что,  несмотря  на
окружающую их мерзость, они сохранили природную честность, и  подумал,  что,
если обращаться с ними благожелательно и  умело  направлять,  они  могли  бы
составить весьма приятное общество.
   С приближением полуночи Ло подошел  к  пределу  своих  возможностей.  Ему
стало трудно сидеть в кресле прямо, а его речь утратила изначальную ясность.
Видя состояние друга, судья Ди высказал пожелание удалиться.
   С помощью двух слуг Ло поднялся и, пожелав в  несколько  сбивчивой  фразе
спокойной ночи своему старшему брату, сказал управляющему:
   - Исполняй приказания его превосходительства Ди, как если бы они исходили
из моих собственных уст!
   Когда жизнерадостный начальник уезда был наконец  отведен  в  его  покои,
судья Ди дал знак управляющему приблизиться и тихим голосом объяснил ему:
   - Я хочу выкупить Абрикос и Голубой Нефрит. Не сочтите за труд обговорить
все подробности с их нынешним хозяином,  соблюдая  максимальную  скрытность.
Чтобы никто ни под каким предлогом не  знал,  что  вы  действуете  от  моего
имени! С понимающей улыбкой управляющий согласился. Доставая из  рукава  два
золотых слитка и передавая ему, судья заметил:
   - Здесь больше золота, чем нужно для сделки. Остаток послужит для  оплаты
их проезда до моего дома в Пуяне. Вложив в руку собеседника слиток  серебра,
он добавил:
   - Примите этот скромный дар в вознаграждение за ваши хлопоты.
   Как того требуют правила приличия, управляющий принял  слиток  серебра  и
спрятал его в рукаве лишь после многочисленных отказов.  Он  заверил  судью,
что его указания будут точно выполнены, и собственная  его  жена  сопроводит
двух молодых женщин до Пуяна.
   - А сейчас я прикажу, чтобы эти особы были проведены в покои,  выделенные
вашему превосходительству, - сказал он.
   Но судья Ди сослался  на  усталость  и  заметил,  что  ему  нужно  хорошо
выспаться, чтобы завтра утром выехать в  Пуян.  Барышни  Абрикос  и  Голубой
Нефрит распрощались с ним, и слуга проводил его в комнату.
   Глава 10
   ТАО ГАН  ДОПРАШИВАЕТ  НАДЗИРАТЕЛЯ  ЮЖНОГО  КВАРТАЛА  О  ДАВНЕМ  ДЕЛЕ.  ОН
ПРОВОДИТ НЕПРИЯТНЫЕ МИНУТЫ В ЗАБРОШЕННЫХ РАЗВАЛИНАХ
   Тем временем Тао Ган, в соответствии с  полученными  указаниями,  занялся
сбором сведений о госпоже Лян.
   Поскольку госпожа Лян жила  неподалеку  от  улицы  Полумесяца,  он  решил
прежде  посетить  главного  смотрителя  этого  квартала  господина  Гао.  Он
постарался застать его как раз в тот момент, когда господин Гао  садился  за
стол, и вежливо его приветствовал.
   После  полученного  от  судьи  Ди  выговора  главный   смотритель   решил
поддерживать самые хорошие отношения с его помощниками  и  горячо  пригласил
посетителя разделить с ним  скромную  трапезу.  Тао  Ган  не  заставил  себя
упрашивать.
   После того, как помощник  судьи  отдал  должное  выставленным  перед  ним
блюдам, хозяин отправился искать регистрационную книгу квартала  и  выяснил,
что госпожа Лян прибыла в Пуян двумя годами раньше вместе  со  своим  внуком
Лян Кофа.
   - Она сообщила мне, что ей шестьдесят восемь лет, а ее внуку тридцать,  -
говорил главный смотритель. -  Он  выглядел  много  моложе.  Я  дал  бы  ему
двадцать... от силы двадцать два  года.  Но,  вероятно,  ему  все-таки  было
тридцать, потому что бабушка рассказала мне,  что  он  уже  выдержал  второй
литературный экзамен. Он был очень симпатичным парнем! Любил  прогуливаться.
Особенно его привлекал северо-западный квартал. Его часто видели гуляющим по
берегу канала, около решетки, через которую река втекает в город.
   - Вы говорите о нем в прошедшем времени?
   - Конечно. Через несколько недель после приезда госпожа  Лян  сообщила  о
его исчезновении. Она не видела его больше двух дней и  опасалась  беды.  Но
напрасно занимался я поисками, Лян Кофа испарился.
   - И что дальше?
   - А дальше госпожа Лян явилась в присутствие, где подала жалобу  на  Линь
Фана, богатого кантонского купца,  поселившегося  в  Пуяне,  обвинив  его  в
похищении ее внука. Одновременно она передала судье Фону кучу старых  бумаг.
Из них стало ясно, что уже давно отношения между  домами  Лян  и  Линь  были
очень плохими. Но в силу того, что госпожа Лян не  смогла  представить  даже
намека на доказательства причастности Линь Фана к исчезновению внука,  судья
закрыл дело. С той поры она продолжает жить в том  же  самом  доме,  но  уже
одна, со старой служанкой. Она стала немного странной  из-за  того,  что  не
перестает думать о своих несчастьях да и из-за преклонного возраста.
   - Но что, по-вашему, сталось с Лян Кофа?
   - Право, не очень представляю. Может быть, случайно свалившись  в  канал,
он просто утонул?
   Как следует запомнив все эти сведения, Тао Ган поблагодарил господина Гао
за гостеприимство и направил свои стопы к жилищу госпожи Лян.
   Старая женщина жила на узкой и пустынной улочке, совсем  близко  от  того
места, где река покидала город. Как и все  соседние  дома,  ее  жилище  было
одноэтажным и могло иметь самое большее три комнаты. Входная дверь почернела
и не имела украшений.
   Тао Ган постучал.
   Спустя весьма продолжительное время  он  услышал  шаркающие  шаги,  затем
приоткрылся глазок, и показалось морщинистое лицо старухи.
   - Что вам нужно? - голос звучал резко, визгливо.
   - Не сможет  ли  госпожа  Лян  принять  меня?  Старуха  бросила  на  него
настороженный взгляд.
   - Госпожа больна  и  никого  не  принимает!  -  бросила  она,  захлопывая
окошечко у него под носом.
   Тао Ган многозначительно пожал плечами. Обернувшись, он  осмотрел  улицу.
Там царило мертвое спокойствие. Не было видно ни одного прохожего,  ни  тени
нищего или бродячего торговца. Тао Ган задумался: "А прав ли был  судья  Ди,
сразу же поверив в добропорядочность госпожи Лян? Не разыгрывали ли она и ее
внук хитрой комедии, рассказывая свою слезную историю для маскировки ловкого
мошенничества? Разве можно было бы даже мечтать о более подходящем месте для
претворения в жизнь какой-нибудь темной интриги? Может быть, они даже были в
сговоре с Линь Фаном?"
   Находившийся  на  противоположной  стороне  улицы  дом   выглядел   более
зажиточным, чем его соседи. Построенный  из  кирпича,  он  был  единственным
двухэтажным,  и  размытая  дождями  вывеска  сообщала,  что  некогда   здесь
торговали шелком. Ныне дом за закрытыми ставнями выглядел нежилым.
   - Здесь нечего делать! - прошептал Тао Ган. - Несомненно, я узнаю  больше
от окружения Линь Фана.
   Хотя среди записей суда имелся адрес кантонца, Тао Ган с трудом  разыскал
его жилье, расположенное  в  северо-западной  части  города.  Местная  знать
издавна селилась в этом районе, но вот уже несколько лет, как перебралась  в
восточный район, ставший более модным. И теперь некогда прекрасные  особняки
были оплетены кружевом извилистых улочек.
   Много раз Тао Ган сбивался с пути. И все же в конце концов  он  обнаружил
предмет своих поисков. Два каменных льва стояли по сторонам покрытой красным
лаком и многочисленными бронзовыми украшениями внушительной  двери.  Высокие
прочные  стены  возвышались  справа  и  слева  от  портала,  придавая  всему
сооружению малопривлекательный и даже мрачный вид.
   Первой мыслью Тао Гана было  обойти  стену,  чтобы  обнаружить  вход  для
прислуги. Заодно он составил бы  приблизительное  представление  о  размерах
владения. Но почти сразу же он увидел, что его замысел не осуществим: справа
проход перекрывала стена соседнего дома, а слева - груда развалин.
   Вернувшись  назад,  он  зашел  в  скромную  зеленую  лавку.  Купив  унцию
маринованных орехов, он вежливо осведомился о состоянии дел.
   Торговец вытер руки о фартук.
   - В этой стороне нельзя рассчитывать на большие прибыла - сказал он, - но
я не жалуюсь на судьбу! Жена моя и я в добром  здравии,  что  позволяет  нам
работать с утра до вечера и каждый день видеть на столе миску рисовой каши с
овощами из нашей лавки. Раз в неделю мы добавляем  к  ней  кусочек  свинины.
Чего еще нужно, чтобы быть счастливым?
   - Однако у вас должно быть достаточно хороших покупателей, - заметил  Тао
Ган. - Совсем рядом я видел великолепное здание!
   - Действительно. Но мне не везет. Из двух окрестных  богатых  домов  один
уже многие годы пустует, а во втором живут чужаки. Выходцы из Кантона,  и  я
не верю, что они сами понимают свою странную речь!  У  господина  Линя  есть
земля в северо-западном  предместье,  вдоль  канала,  и  каждую  неделю  его
арендатор привозит ему целую тележку овощей. Так что он и вэня не  оставляет
в моей лавке!
   - Действительно, это неудачно! - заметил помощник судьи Ди. - Я некоторое
время  жил  в  Кантоне  и  заметил,  что  кантонцы  в  большинстве  довольно
общительны. Думаю, что слуги этого господина Линя заходят к вам поболтать?
   - Ни разу ни одного из них не видел! - с отвращением произнес зеленщик. -
Эти люди ни у кого не бывают. Честное слово, они считают себя людьми  другой
породы, чем остальные смертные! Однако обитатели севера империи им ни в  чем
не уступят. Но почему все это вас интересует?
   - Сказать правду, - ответил Тао Ган, - я по профессии умелый  реставратор
картин на шелке. И я думал, не найдется ли в столь богатом и столь удаленном
от центра доме свитков картин, нуждающихся в реставрации?
   - Мой друг, вы можете это выкинуть из  головы!  Бродячие  ремесленники  и
коробейники никогда не переступают порога этого дома.
   Но Тао Гана было нелегко обескуражить. Едва завернув за угол,  он  достал
из рукава свою хитрую сумочку. И так расположил бамбуковые палочки, что  она
стала  выглядеть,  словно  в  ней  находились  баночки  с  клеем   и   кисти
профессионального реставратора. Поднявшись по ступеням к дверям  Линь  Фана,
он изо всех сил постучал. Через мгновение раскрылся глазок, и за  деревянной
решеткой показалось нахмуренное лицо.
   - Я опытный реставратор картин, научившийся ремеслу в Кантоне. Нет  ли  у
вас чего-нибудь, что следует привести в порядок?
   При звуке родной речи лицо привратника просветлело, и он  открыл  тяжелую
дверь.
   - Приятель, думаю, что нет. Но раз уж ты говоришь  на  порядочном  языке,
пойду справлюсь. А ты подожди ответа в моем закутке.
   Тао Ган заметил, что двор, окруженный одноэтажными  сооружениями,  хорошо
убирается. Его поразила глубокая тишина, царившая в  доме.  Не  было  слышно
перекрикивающихся слуг со всех сторон, как обычно в таких богатых жилищах.
   Когда привратник появился, у него на лице было прежнее мрачное выражение.
За ним следовал человек,  одетый  в  излюбленную  кантонцами  черную  парчу.
Коренастый, широкоплечий,  с  тонкими  усами  на  квадратном  лице,  он  был
уродлив.
   При виде Тао Гана он закричал  с  властностью,  которая  обличала  в  нем
управляющего домом: - Что за манера вторгаться в чужое жилище! Если бы нам
   был нужен реставратор, у нас  хватило  бы  ума  самим  его  вызвать.  Вон
отсюда, пройдоха!
   Тао Гану оставалось лишь извиниться и  уйти.  Тяжелые  створки  дверей  с
шумом захлопнулись за его спиной.
   Медленно удаляясь, он размышлял над положением. Предпринимать  что-то  до
захода солнца было бесполезно. Осенний день был, однако, великолепен,  и  он
решил дойти до северо-западного предместья и осмотреть ферму Линь Фана.
   Через Северные ворота вышел он из города и  спустя  полчаса  оказался  на
канале. Уроженцы Кантона были  нечасты  в  Пуяне,  и  первый  же  крестьянин
показал ему владение Линь Фана.
   Это был большой участок  плодородной  земли,  вытянувшийся  вдоль  канала
более чем на ли1. В центре владения высилось здание фермы с двумя  обширными
пристройками позади. К небольшому причалу, где стояла джонка, вела тропинка.
Кроме троих людей, переносивших на ее борт тюки, обернутые в дерюгу,  никого
не было видно.
   Не заметив ничего подозрительного в этой мирной сельской картине, Тао Ган
повернул в сторону Пуяна. В городе он зашел в  скромный  трактир  и  заказал
себе рис и мясной  бульон.  Его  красноречие  побудило  слугу  принести  еще
свежего лука. После прогулки  у  него  разыгрался  аппетит,  и  его  палочки
подобрали все до последнего зернышка, а в чашке он  не  оставил  и  капельки
бульона. Поев, Тао Ган опустил голову на скрещенные на столе руки  и  вскоре
мирно задремал.
   Когда он проснулся,  уже  опустился  вечер.  Он  ошеломил  слугу  потоком
благодарностей и ушел, оставив на чай столь ничтожную сумму, что возмущенный
слуга хотел было его остановить. .
   Со спокойной совестью направился Тао Ган к жилищу Линь Фана. Осенняя луна
сияла необычайно ярко, и ему не составило  труда  найти  дом.  Зеленщик  уже
закрыл свое заведение на ночь, и местность выглядела совершенно безлюдной.
   Тао Ган подошел к развалинам около левой стороны портала. Осторожно шагая
среди битого кирпича и кустарников, он сумел обнаружить ворота второго двора
и забрался на кучу лежащего у входа мусора. Стена едва держалась. Если бы он
смог на нее взобраться, то увидел бы, что происходит по ту сторону.
   После нескольких неудачных попыток Тао Ган  сумел,  используя  для  опоры
старые кирпичи, подняться на нее  и  лечь  на  живот.  С  этого  трясущегося
насеста открывался великолепный вид на все владение Линь Фана. Оно  состояло
из трех дворов, причем каждый из них был окружен впечатляющими строениями  и
соединен с другими красивыми переходами, но казался вымершим. Решительно  ни
души не было видно, и, за исключением привратницкой, только  два  окна  были
освещены. Это обстоятельство показалось странным Тао Гану, потому что обычно
в начале вечера подобные владения выглядят очень оживленными.
   Ничто так и не шевельнулось внизу, а он провел на своей стене добрый час.
Однажды ему показалось, что кто-то промелькнул в тени первого двора,  но  он
подумал, что его подвело зрение, ибо, как он ни напрягал слух, ни  малейшего
шума не услышал.
   Когда наконец Тао Ган решился покинуть свой наблюдательный пункт, у  него
из-под ноги выскользнул кирпич, и он  сорвался  вниз,  увлекая  за  собой  в
падении кучу камней,  наделавших  ужасающий  шум.  С  разбитыми  коленями  и
порванным платьем Тао Ган от всего сердца выругался и, с трудом  поднявшись,
начал выбираться на дорогу. В то же  мгновение  луна  скрылась  за  тучей  и
наступила полная темнота.
   При любом неосторожном шаге среди этих развалин он рисковал сломать  себе
руку или ногу, а поэтому принял мудрую меру  предосторожности  -  присел  на
корточки в ожидании появления луны.
   Вдруг он почувствовал, что больше не один. За бурно прожитые годы у  него
развилось чувство опасности, и сейчас он был  убежден,  что  за  ним  следит
кто-то, укрывшийся среди развалин. Остерегаясь сделать малейшее движение, он
напряженно вслушивался. Но помимо шороха листвы в  кустарнике,  который  мог
издать и мелкий зверек, он ничего не услышал.
   Когда снова засияла луна, Тао  Ган  внимательно  осмотрелся,  прежде  чем
двинуться дальше.
   Не заметив ничего подозрительного, он тихо поднялся и, согнувшись, пошел,
не выходя из тени.
   Достигнув улочки, он вздохнул с облегчением. Миновав зеленную, он ускорил
шаг, потому что эта полная тишина начинала действовать ему на нервы.
   Внезапно он остановился. Он  не  узнавал  того  узенького  прохода,  куда
только что вступил. Не заблудился ли он?
   Пытаясь сориентироваться, он увидел двух вышедших из тени и направившихся
в его сторону людей в масках. Со всех ног Тао Ган пустился  бежать,  надеясь
или обогнать своих преследователей, или вырваться на людное место, где те не
решились бы на него напасть.
   К несчастью, вместо большой улицы он оказался  в  тупике.  Повернул  было
назад, но преследователи уже были рядом. Тао Ган попал в западню.
   - Послушайте, почтенные, - крикнул он им, - Нет ничего, о чем  нельзя  бы
договориться, дружески побеседовав!
   Не обращая внимания на его слова, эти двое подскочили к нему, и  один  из
них нанес сильнейший удар кулаком.
   Тао Ган легче уходил от неприятностей с помощью своего языка,  чем  своих
кулаков.   Его   практический   опыт   схваток    ограничивался    потешными
столкновениями с Ма Чжуном или Цяо Таем. Но он отнюдь не был  трусом,  и  не
один обманутый его добродушным обликом злодей на этом обжегся.
   Уйдя от удара, он проскользнул между двумя нападавшими и  попытался  дать
подножку  второму   налетчику.   Но   потерял   равновесие,   а   тот   этим
воспользовался,  чтобы  закрутить  ему  за  спину  руки.  При   виде   огня,
поблескивающего в глазах нападавших, ему стало ясно, что не за его  деньгами
они охотятся.
   - Спасите! На помощь! - принялся он вопить изо всех сил.  Стоявший  сзади
человек заставил его резко повернуться, по-прежнему прижимая руки к спине, в
то время как его спутник извлек из-за пояса кинжал.
   - Итак, карьера помощника судьи Ди завершена, - подумал бедняга Тао Ган.
   И все же  он  продолжал  отбиваться  ногами  и  судорожно  пытался,  увы,
безуспешно, высвободить руки.
   В это мгновение у выхода из тупика показался здоровый лохматый  детина  и
бросился к дерущимся.
   Глава 11
   ТРЕТИЙ  ПРОЙДОХА  ВКЛЮЧАЕТСЯ  В  ДРАКУ.  СОРАТНИКИ  СУДЬИ  ДИ  УСТРАИВАЮТ
СОВЕЩАНИЕ
   Внезапно Тао Ган вновь обрел свободу движений. Нападвший отпустил  его  и
со всех ног бросился бежать. Вновь прибывший занес свой  могучий  кулак  над
человеком с кинжалом, но тот ускользнул от удара и в свою  очередь  пустился
прочь, преследуемый по пятам лохматым парнем.
   Глубоко  вздохнув,  Тао  Ган  вытер  струившийся  по  лицу  пот.  Детина,
появление  которого  оказалось  столь  своевременным,  прекратил  погоню   и
вернулся к соратнику судьи Ди. Ворчливым голосом он констатировал:
   - Тао Ган, дружище, ты снова влип!
   - Ма Чжун, твое общество мне  всегда  приятно,  но  сегодня  больше,  чем
обычно! Могу ли  я  спросить,  что  ты  тут  поделываешь  в  столь  странном
одеянии?
   - Только  что  я  посетил  своего  друга  Чэн  Па  в  даосском  храме  и,
возвращаясь,  заблудился  в  этих  чертовых  проулках.  Проходя  мимо  этого
очаровательного тупичка,  я  услышал  чей-то  дрожащий  голос,  взывающий  о
помощи, и бросился оказать поддержку его обладателю. Если бы я знал, кому он
принадлежит, я бы дождался, чтобы ты получил  хорошую  взбучку,  прежде  чем
вмешиваться. Сознайся, что, постоянно обманывая своих ближних, ты ее  вполне
заслужил!
   - Если бы ты задержался на  мгновение  дольше,  ты  появился  бы  слишком
поздно!
   Тао Ган подобрал кинжал, брошенный нападавшим, и протянул его Ма Чжуну.
   Прикинув на руке вес кинжала, Ма Чжун внимательно  оглядел  его  длинное,
мрачно поблескивающее в лунном свете лезвие.
   - Младший брат, - сказал он восхищенно - это прошло бы  через  тебя,  как
коса через траву! Очень жалею, что  не  догнал  того  сукина  сына,  но  это
грязное местечко им, несомненно,  хорошо  знакомо.  Они  шмыгнули  в  темную
улочку и исчезли прежде, чем я сообразил, что же  происходит.  Почему,  черт
возьми, ты выбрал подобное местечко, чтобы ссориться с людьми?
   - Ни с кем не собирался я ссориться,  -  сухо  возразил  Тао  Ган.  -  По
приказу его превосходительства я решил бросить взгляд на жилище Линь Фана и,
когда возвращался оттуда, эти двое головорезов напали на меня.
   Взгляд Ма Чжуна снова остановился на оружии, которое он все еще держал  в
руке.
   - Отныне, младший брат, ты  оставишь  нам,  Цяо  Таю  и  мне,  заниматься
опасными клиентами. Очевидно, Линь Фан заметил, что ты пришел понаблюдать за
ним, и ты ему сразу же не  понравился.  Определенно,  это  он  поручил  двум
убийцам отправить тебя к праотцам, ибо этот кинжал, как  близнец,  похож  на
ножи, которые носят при себе кантонские бандиты.
   - Ты прав! - воскликнул Тао Ган. - Силуэт одной из этих подлых тварей мне
показался знакомым. Хотя  платок  и  скрывал  нижнюю  часть  его  лица,  его
сложение и походка странно напоминали грубияна управляющего домом Линь.
   - Ну что же, значит, эти люди замыслили какое-то темное дельце. Иначе они
не отнеслись бы к твоей любознательности с такой враждебностью!
   Друзья углубились в лабиринт извилистых улочек и в конце концов выбрались
на главную улицу, которая быстро вывела их к ямыню.
   Они застали секретаря Хуна  одного  в  кабинете  первого  писца.  Оставив
шахматную доску, над которой он склонился, секретарь предложил им  чаю.  Тао
Ган  подробно  рассказал  ему  о  своем  походе,  не   забыв   упомянуть   о
своевременном появлении Ма Чжуна.
   - Как жаль, - закончил он, - что его превосходительство не дозволил мне и
дальше заниматься храмом Бесконечного Милосердия. Мне больше нравится  иметь
дело с этими безмозглыми плешивцами, чем с кантонскими головорезами. И уж  в
любом случае в том храме я немножко подзаработал!
   - Если его превосходительство решит дать официальный ход  жалобе  госпожи
Лян, - заметил секретарь, - нам придется действовать быстро.
   - Почему такая спешка? - осведомился Тао Ган.
   - Если бы сегодняшняя неприятность  не  притормозила  деятельность  твоих
мозгов, ты бы и сам сообразил и не  задавал  таких  вопросов.  По  твоим  же
словам, жилище этого Линь  Фана,  богатая,  хорошо  поддерживаемая  усадьба,
практически безлюдно. Я вижу этому лишь одно объяснение  -  кантонец  вскоре
покинет Пуян. Его жены и большинство слуг уже уехали. Количество  освещенных
окон подтверждает, что еще остались привратник, сам  Линь  Фан  и  двое  его
подручных. Я не удивился бы, узнав, что джонка  у  фермы  готовится  поднять
паруса и отплыть на юг. Тао Ган ударил кулаком по столу.
   - Вы правы,  секретарь!  -  воскликнул  он.  -  Это  все  объясняет.  Его
превосходительству надо не медля принять решение, чтобы мы могли  оповестить
Линь Фана,  что  ему  запрещается  покидать  город,  поскольку  против  него
возбуждено дело.  Ах,  как  бы  мне  хотелось  самому  отнести  этой  собаке
извещение! Но не вижу, какая может быть связь между его тайными делишками  и
старой госпожой Лян.
   - Его превосходительство, - пояснил секретарь,  -  взял  с  собой  бумаги
госпожи Лян. Сам я их еще не изучал, но из замечания его  превосходительства
понял, что в них не содержится ничего, что могло бы послужить уликой  против
Линь Фана. Ну, это не помешает его превосходительству придумать хитрый  ход,
чтобы изобличить эту скотину!
   - Следует ли мне завтра  снова  понаблюдать  за  усадьбой  Линь  Фана?  -
осведомился Тао Ган.
   - Сейчас тебе лучше там не показываться! Лучше подожди, пока обо всем  не
доложишь его превосходительству.
   Тао Ган обещал секретарю последовать его совету и спросил у Ма Чжуна, как
прошло дело у храма Совершенной Мудрости.
   - Сегодня вечером я услышал там хорошую новость, - ответил  его  друг,  -
Достойный Чэн Па осведомился, не сможет  ли  меня  заинтересовать  миленькая
золотая заколка. Вначале  я  не  проявил  большого  восторга,  заметив,  что
подобные заколки всегда носятся парами, а я предпочел бы золотой браслет или
вещь, которую было бы легко нести  в  моем  рукаве.  Но  Чэн  Па  настаивал,
уверяя, что эту заколку просто переделать в браслет и, в конце концов, я дал
себя переубедить. Завтра вечером Чэн Па устраивает мне встречу с  продавцом.
Когда у нас будет в руках одна из заколок, мы быстро найдем и вторую. А если
человек, которого я завтра должен встретить, сам и не  убийца,  он  меня  на
него выведет!
   Секретарь Хун выглядел довольным.
   - Прекрасная работа, Ма Чжун!-сказал он. - А что произошло дальше?
   - Я еще пробыл какое-то  время  с  шайкой  Чэн  Па  и  принял  участие  в
дружеской партии в кости, дав этим мошенникам  заработать  пятьдесят  вэней.
Для жульничества, как я видел, они использовали способы, хорошо мне знакомые
благодаря урокам присутствующего здесь  Тао  Гана.  Но,  не  желая  нарушать
воцарившейся между нами сердечной атмосферы, я сделал  вид,  что  ничего  не
замечаю. После игры мы поболтали о  том,  о  сем,  и  они  порассказали  мне
ужасающие истории о храме Совершенной Мудрости. Сначала я осведомился у  Чэн
Па, почему его шайка остается в этих жалких лачугах,  тогда  как,  незаметно
взломав заднюю дверь, они могли бы найти в самом  храме  лучшее  укрытие  от
ветра и дождя.
   - Меня тоже это удивляет, - заметил Тао Ган.
   - Чэн Па ответил мне, что  именно  так  они  первоначально  и  собирались
поступить, но, к сожалению, в храме призраки. Иной раз среди  ночи  слышатся
стоны и звон цепей. Однажды один из его людей видел, как открылось  окно,  и
демон с красными глазами и зелеными волосами состроил ему жуткую гримасу. Вы
можете мне поверить, если я вам скажу,  что  Чэн  Па  и  его  ребята  не  из
пугливых, но слепо боятся призраков и духов!
   - Бррр... меня самого в дрожь бросает! - воскликнул Тао Ган. - Но  почему
оставили храм монахи?  Обычно  этих  лежебок  не  так-то  просто  согнать  с
насиженного места. Кем, по-твоему, они  были  изгнаны  из  своих  тепленьких
келий - чертями или злонамеренными лисами?
   - Не знаю. Одно могу тебе сказать, они покинули это  место  и  ушли.  Бог
знает куда!
   В свою очередь и секретарь рассказал историю, от которой волосы  вставали
дыбом. Речь шла о юноше, который женился на "прекрасной, как луна"  девушке,
не подозревая, что это превратившаяся  в  женщину  лиса,  которая  во  время
брачной ночи приняла свое истинное обличье и вонзила ему в горло свои клыки!
   Когда секретарь замолк, Ма Чжун заметил:
   - Все эти жуткие истории с призраками возбуждают во  мне  желание  выпить
что-нибудь покрепче чая!
   - Послушайте, - воскликнул Тао Ган. - Я кое-что вспомнил. Ведь я приобрел
маринованные орехи у зеленщика, держащего лавку поблизости от Линь  Фана.  Я
это сделал, чтобы заставить его разговориться. Но  они  будут  очень  хороши
вместе с чаркой вина!
   - Какая прекрасная для тебя возможность избавиться от денег,  которые  ты
прикарманил у монахов Бесконечного Милосердия! - подсказал Ма Чжун. - Ты  же
знаешь, что украденные в  храме  деньги  приносят  несчастье  тому,  кто  их
бережет!
   На этот раз Тао Ган быстро согласился отделаться от  своих  монет  и  сам
отправил полуночного слугу приобрести добрую бутыль местного вина.  Подогрев
его на кипятильнике для чая, друзья снова и снова наполняли им чарки и  лишь
за полночь добрались до постелей.
   Ранним утром следующего дня они снова встретились в присутствии.
   Секретарь Хун отправился проверять тюрьму, а Тао Ган  укрылся  в  архиве,
чтобы разыскать все документы, имеющие отношение к деятельности Линь Фана  в
их городе.
   Ма Чжун, со своей стороны, пошел в казарму. Увидев,  что  стражники  либо
бездельничают, либо играют в кости, он приказал им  выстроиться  на  Большом
дворе и, к их вящему изумлению, заставил маршировать в  течение  двух  часов
подряд.
   Затем он пообедал в компании секретаря Хуна и Тао Гана  и,  вернувшись  в
свою комнату, хорошенько выспался в предвидении предстоящих трудов.
   Глава 12
   ДВА ДАОСА В ЧАЙНОМ ДОМИКЕ ОБСУЖДАЮТ ТОНКОСТИ ВЕРОУЧЕНИЯ. МА ЧЖУН  УСПЕШНО
ВЫПОЛНЯЕТ ЗАДАЧУ
   С наступлением темноты Ма Чжун снова оделся бродягой. Секретарь  разрешил
казначею отсчитать ему тридцать серебряных монет.  Ма  Чжун  завернул  их  в
кусок материи, сунул в карман и направился к храму Совершенной Мудрости.
   Он застал Чэн Па на его обычном месте, сидящим спиной к  стене.  Серьезно
увлеченный партией в  кости,  толстяк  почесывал  себе  грудь,  но,  заметив
пришельца, сердечно его приветствовал и усадил с собой рядом.
   Усаживаясь на корточки, Ма Чжун сказал ему:
   - Дружище, почему на выигранные  у  меня  в  прошлый  раз  деньги  ты  не
приобрел себе куртки? Ведь с наступлением зимы твое тело будет  нуждаться  в
защите от непогоды?
   Чэн Па с упреком взглянул на него.
   - Старший брат, - ответил он, - твои слова меня огорчают. Разве я тебе не
объяснил, что являюсь советником гильдии ни-, щих? Неужели  ты  можешь  меня
представить замешанным  в  таком  грязном  деле,  как  приобретение  одежды?
Давай-ка лучше поговорим о твоих делах, хорошо?
   Наклонившись к Ма Чжуну, он заговорил, понизив голос:
   - Все устроено. Уже сегодня вечером ты  сможешь  покинуть  Пуян.  Золотую
заколку хочет продать даосский монах. Вскоре он будет тебя  ждать  в  чайном
домике Ван Лу, за Башней Барабана. Ты  его  легко  найдешь-он  будет  сидеть
один, в углу, и под носиком его  чайника  будут  стоять  две  пустые  чашки.
Остальное - твое дело.
   Ма Чжун рассыпался в благодарности и обещал заглянуть к советнику гильдии
нищих, чтобы выразить ему свое почтение, если придется снова посетить город.
   Больше не задерживаясь, он распрощался и легким шагом направился к  храму
Бога Войны. Вскоре  он  увидел  Башню  Барабана,  вырисовывающуюся  на  фоне
темного неба, и мальчуган провел его до узкой торговой улочки, где он быстро
заметил вывеску Ван Лу.
   Откинув  грязную  занавеску,  Ма  Чжун  вошел.  Перед   шаткими   столами
расположилось с дюжину человек в лохмотьях, атмосферу отравлял  тошнотворный
запах. В самом дальнем углу за столиком сидел одинокий монах.
   Когда Ма Чжун приблизился к монаху,  его  охватило  сомнение.  На  святом
человеке был старый капюшон даоса, его  голову  укрывала  засаленная  черная
шапочка, а у пояса висел рыбий барабанчик, но он был не  велик  и  силен,  а
низок и жирен. Право, у этого человечка не  было  ничего  общего  с  могучим
скотом, описанным судьей Ди! Однако указание Чэн Па было точным, ошибки быть
не могло.
   Ма Чжун подошел к монаху, говоря развязным тоном:
   - Раз на столе уже есть две пустые чашки, почтенный дядюшка, не будет  ли
мне позволено присесть, чтобы смочить пересохшее горло?
   - Ах! Вот мой ученик! - забормотал толстяк, - Садись за мой стол и  выпей
чашку чая. Захватил ли ты с собой священную книгу?
   Прежде чем сесть, Ма Чжун вытянул свою  левую  руку,  чтобы  дать  монаху
возможность пощупать спрятанный в рукаве небольшой  сверток.  Ловкие  пальцы
монаха быстро распознали серебряные деньги. Он кивнул и налил Ма Чжуну чаю.
   После того, как каждый из них отпил по несколько глотков, толстяк сказал:
   - А теперь я покажу тебе место, которое  очень  ясно  объясняет  доктрину
Высшей Пустоты.
   Продолжая говорить, он вынул из-за пазухи книгу с растрепанными углами, с
покрытым пятнами переплетом. Ма Чжун взял в руки толстый том и заметил,  что
он называется "Тайная традиция Нефритового императора"  -  широко  известный
канонический труд даосизма.
   Листая, он не обнаружил ничего необычного.
   С хитрой улыбкой монах сказал:
   - Мой брат, надо прочесть шестую главу.
   Найдя указанное место, Ма Чжун приблизил книгу к глазам, словно для того,
чтобы было удобнее разобрать текст. В ее корешке была скрыта длинная золотая
булавка. Изысканно выполненная, совершенно схожая с  рисунком  мясника  Сяо,
головка драгоценности представляла собой летящую ласточку.
   Ма Чжун захлопнул книгу и опустил ее в рукав.
   -  Этот  труд  содержит  доказательство,  которое  я  разыскивал!  Теперь
позвольте же мне  вернуть  вам  трактат,  который  недавно  вы  так  любезно
одолжили мне.
   Продолжая говорить, он извлек из рукава небольшой сверток  с  монетами  и
протянул собеседнику. Тот поспешил укрыть его в своей одежде.
   - А сейчас, почтенный дядюшка, я должен вас покинуть, -  сказал  соратник
судьи Ди. - Но завтра мы продолжим эту поучительную дискуссию.
   Монах пробормотал несколько вежливых слов, и Ма Чжун удалился.
   На улице он  увидел,  что  несколько  зевак  окружили  предсказателя.  Он
смешался с толпой, встав так, чтобы не терять из виду  дверь  чайной.  Долго
ждать ему не пришлось. Жирный монах в свою очередь  вышел  и  быстрым  шагом
пошел по улице. Стараясь избегать света  фонарей  ярмарочных  торговцев,  Ма
Чжун на большом расстоянии следовал за ним.
   Его "дичь" шагала в сторону  Северных  ворот  со  всей  быстротой,  какую
только позволяли его коротенькие ножки, но вдруг  он  шмыгнул  в  поперечный
переулок. На углу узкого прохода Ма Чжун вгляделся в темноту и заметил  свою
пухленькую жертву на пороге бедно выглядевшего дома. Бесшумно подбежал он  к
человечку.
   Положив руку ему на плечо, он повернул его к себе  и  схватил  за  горло,
говоря:
   - Один звук, и ты мертв!
   Затем он увлек его в темный угол и прижал к стене.
   Толстяк затрепетал всем своим жирным телом.
   - Не убивайте меня! - взвизгнул он, - Умоляю, не убивайте меня!  Я  верну
вам ваши деньги!
   Ма Чжун сунул в рукав возвращенный сверток. Мощно  встряхнув  жертву,  он
спросил своим самым свирепым голосом:
   - Где ты украл эту заколку?
   - Я нашел ее на улице валявшейся на земле. Несомненно, богатая женщина...
   Ма Чжун снова схватил его за шею и стукнул головой о стену.
   - Правду! - потребовал он свирепо, - Говори правду, грязная собака,  если
тебе дорога твоя мерзкая шкура!
   - Дайте мне сказать! - умолял несчастный, пытаясь передохнуть.
   Ма Чжун чуть ослабил свои тиски, но сохранял угрожающий вид.
   - Я вхожу в шайку из  шести  бродяг.  Мы  выдаем  себя  за  нищенствующих
монахов  даосского  вероисповедания.  Живем  мы  в  заброшенной  казарме   у
восточной стены города. Нашим главарем является настоящий  злодей,  которого
зовут Хуан Сан. На прошлой неделе, во время отдыха, я раскрыл глаза как  раз
в тот момент, когда Хуан Сан вынул из шва своего платья пару золотых заколок
и их рассматривал. Я быстро закрыл глаза и притворился спящим. Уже давно мне
хотелось бросить  шайку,  ибо  они  слишком  жестоки  на  мой  вкус,  и  мне
показалось, что представляется возможность приобрести необходимые  средства.
Два дня назад наш главарь вернулся мертвецки пьяным.  Я  дождался,  пока  он
заснет и, когда он захрапел, проверил шов его платья.  Мне  удалось  извлечь
одну из заколок, но он пошевельнулся, и я  убежал,  не  осмелившись  забрать
другую.
   Ма Чжун воздержался от выказывания своего удовлетворения и  с  еще  более
свирепым видом, чем раньше, рявкнул:
   - Веди меня к тому человеку! Толстяк снова затрепетал и крикнул:
   - Не выдавайте меня Хуан Сану, он убьет меня!
   - Для тебя существует более опасный человек, чем Хуан Сан, и этот человек
- я. При первом признаке предательства я затащу тебя в темный угол и... раз,
перережу тебе горло. Понятно? Ну, показывай же дорогу!
   Напуганный до предела человечек двинулся в путь. Они вернулись на главную
улицу, затем миновали несколько узких улочек, которые вывели их к  городской
стене. Место было совершенно безлюдным, и в темноте  едва  виднелась  старая
развалюха.
   - Это там! - пробормотал невольный провожатый,  пытаясь  убежать.  Но  Ма
Чжун схватил его за воротник и потащил к дому. Сильно ударив ногой в  дверь,
он крикнул:
   - Хуан Сан, я тебе принес золотую заколку!
   Послышался сильный шум, загорелась лампа, и появилась  костлявая  фигура.
Она была такого же роста, что и Ма Чжун, но, вероятно, весила фунта  на  три
меньше.
   Подняв  масляный  светильник,  человек  внимательно  оглядел  посетителей
своими маленькими злобными глазками. Забористо выругавшись, пробормотал:
   - Так, значит, эта грязная крыса украла мою заколку? - И  повернувшись  к
Ма Чжуну, добавил:
   - А ты как замешан в этом деле?
   - Я хочу купить всю пару. Когда этот кусок  протухшего  мяса  принес  мне
единственную заколку, я понял, что он хочет меня провести, и ласково  убедил
его сказать, где бы мог найти вторую.
   Хуан Сан разразился громким смехом,  демонстрируя  неровные,  пожелтевшие
зубы.
   - Дружище, думаю, с тобой мы договоримся! Но  прежде  моей  ноге  следует
пересчитать ребра этого жирного ворюги, чтобы научить уважению к старшим!
   Он поставил светильник на землю, чтобы ничто  не  мешало  его  движениям.
Действуя с неожиданной  быстротой,  лжемонах  опрокинул  светильник  толчком
ноги. Ма Чжун отпустил  его  воротник,  и  несчастный  метнулся  прочь,  как
вылетающая из лука стрела.
   Хуан Сан непристойно выругался и сначала  хотел  пуститься  в  погоню  за
беглецом. Ма Чжун за рукав удержал его.
   - Брось, оставь его, - сказал  он,  -  Позднее  у  тебя  будет  время  им
заняться. Пока же не забывай, что у нас есть срочное дельце.
   - Если у тебя есть с собой деньги, мы  быстренько  его  уладим.  Всю  мою
жизнь меня преследуют неудачи, и у меня ощущение, что эти проклятые  заколки
еще причинят мне неприятности, если я поскорее от них не избавлюсь. Одну  ты
видел. Вторая совершенно такая же. Какую цену ты за нее дашь?
   Ма Чжун оглянулся вокруг. Из-за туч показалась луна, и  он  заметил,  что
местность безлюдна.
   - Где остальные члены твоей шайки? - спросил он. - Я не люблю вести  свои
дела перед свидетелями.
   - Не беспокойся. Они занимаются  своими  обычными  делишками  в  торговых
кварталах.
   - В таком случае, - заявил ледяным тоном Ма Чжун, -  ты  можешь  оставить
заколку при себе, грязный убийца. Хуан Сан отскочил назад.
   - Кто ты такой, собака? - завопил он.
   - Я помощник его превосходительства судьи Ди, - ответил Ма Чжун.  -  И  я
отведу тебя в присутствие, где ты  ответишь  за  убийство  Чистоты  Нефрита.
Пойдешь ли ты сам без  уговоров  или  же  тебя  надо  сначала  превратить  в
отбивную?
   - Впервые слышу имя этой девки, но знаю, на что способны  грязные  ищейки
вроде тебя и растленные судьи, которые их используют как  охотничьих  собак.
Когда я окажусь в тюрьме, вы навесите на меня  еще  несколько  преступлений,
истинных авторов которых вы не смогли раскрыть, и будете пытать меня, пока я
не сознаюсь, что они  моих  рук  дело.  Спасибо,  я  предпочитаю  попытаться
ускользнуть от вас.
   Произнося последние слова, он резким движением ноги хотел попасть  в  низ
живота Ма Чжуна. Ма Чжун ушел от нападения и попытался кулаком ударить  Хуан
Сана по голове. Тот защитился по лучшим правилам искусства и ответил выпадом
в сторону сердца противника. Но пока что в схватке ни один из противников не
был серьезно задет.
   Ма Чжун понял, что на этот раз встретил равного себе противника. Хуан Сан
был потоньше, чем он, но крепость его костей  уравновешивала  их  силы.  Что
касается его манеры заниматься благородным искусством,  то  она  была  столь
близка к совершенству, что разбойник  должен  был  принадлежать  к  восьмому
классу. Ма Чжун относился к девятому, но это преимущество нейтрализовывалось
отличным знанием местности, которым обладал Хуан Сан.
   После долгой и ожесточенной борьбы Ма Чжун сумел провести удар  локтем  в
левый глаз  Хуан  Сана.  Тот  ответил  ногой,  задев  бедро  Ма  Чжуна,  что
существенно ограничило его возможность атаковать ногами.
   И сразу же новый удар ногой был нацелен ему в пах. На этот  раз  Ма  Чжун
отскочил назад, и правой  рукой  схватил  ступню  противника.  Он  готовился
нажать  ладонью  на  колено  бандита  с  тем,  чтобы  его  нога   оставалась
выпрямленной и позволила бы удерживать того на расстоянии, пока он  не  смог
бы подкосить вторую ногу. К" несчастью,  Ма  Чжун  поскользнулся.  Хуан  Сан
воспользовался этим, чтобы согнуть ногу в колене и с размаху  ребром  ладони
ударить Ма Чжуна по шее, что является одним из  девяти  смертельных  выпадов
китайского бокса.
   Но в это мгновение Ма Чжун повернул голову и остановил удар челюстью.  Не
будь этого спасительного движения, ему пришел бы конец. И все же он оказался
вынужден отпустить ногу Хуан Сана  и,  шатаясь,  отступить-кровь  больше  не
приливала к его мозгу. Обессиленный, с затуманившимся взглядом, он находился
на милости врага.
   Блистательный борец древности сказал: "Когда два соперника равны по силе,
весу и технике, исход схватки определяет дух". И  если  Хуан  Сан  мастерски
владел технической стороной  великого  искусства,  он  продолжал  оставаться
всего лишь грубым животным. Чтобы прикончить беззащитного Ма Чжуна,  он  мог
выбрать любой из девяти смертельных приемов, но низменное желание  причинить
страдание своему врагу побудило его вновь ударить ногой в пах.
   Самоповторение  -  непростительная  тактическая  ошибка.   У   Ма   Чжуна
кровообращение еще недостаточно восстановилось, чтобы он  мог  прибегнуть  к
хитроумной  обороне.  И  он   принял   единственное   возможное   в   данных
обстоятельствах решение - двумя руками схватил вытянутую  ногу  и  резко  ее
вывернул. Хуан Сан взвыл от боли, когда его коленная чашечка была вывихнута.
Бросившись на бандита, Ма Чжун повалил его  и  коленями  придавил  живот.  А
затем, чувствуя, что силы его иссякают, соскользнул на землю и  откатился  в
сторону, чтобы уйти от быстрых кулачных ударов негодяя.
   Вытянувшись  на  спине,   он   начал   тайные   дыхательные   упражнения,
восстанавливающие кровообращение.
   Когда сознание его  прояснилось,  а  нервная  система  стала  действовать
нормально, он вскочил. Хуан Сан предпринимал бешеные усилия, чтобы поступить
также. От точного удара ногой он головой ударился о землю. Ма Чжун развернул
тонкую и длинную цепочку, какие носят стражники вокруг пояса и, наклонившись
к побежденному, связал ему за спиной руки. Подтянув  их  как  можно  выше  к
плечам, он сделал скользящую петлю из конца цепочки и накинул ее на шею Хуан
Сана.
   Закончив эту работу, Ма Чжун присел на корточки.
   - Ты, мерзавец, едва не доконал меня! - сказал он. - А теперь  сознавайся
в содеянном тобой преступлении, чтобы избавить нас от лишней работы.
   - Если бы не мое обычное невезение, судейская ищейка, ты  был  бы  сейчас
мертв!  -  задыхаясь,  пробормотал  Хуан  Сан.  -  Но  лучше  оставь  своему
растленному судье эту заботу -  вырвать  у  меня  признание  в  воображаемых
преступлениях!
   - Как хочешь, - не стал настаивать Ма Чжун.
   Подойдя к первому дому улочки, он долго стучал в дверь, пока не проснулся
хозяин.
   - Я помощник его превосходительства судьи Д и, - объяснил ему Ма Чжун.  -
Немедленно бегите к главному надзирателю этого района и  от  меня  передайте
ему приказ сразу же идти сюда с четырьмя людьми и двумя бамбуковыми шестами.
   Посланец  отправился,  а  Ма  Чжун  вернулся  стеречь  пленника,  который
встретил его потоком отборнейших ругательств.
   Прибывшие надзиратель и его люди сделали  из  бамбуковых  шестов  носилки
Хуан Сана. Ма Чжун набросил на него найденное  в  лачуге  старое  платье,  и
маленький отряд двинулся к ямы-ню.
   Задержанный  был  передан  тюремщику,  который  получил  приказ   вызвать
костоправа для ухода за коленом негодяя.
   Секретарь Хун и Тао Ган еще не ложились спать. Они дожидались возвращения
товарища  в  кабинете  первого  писца  и  обрадовались,  узнав   о   захвате
преступника.
   Со счастливой улыбкой секретарь объявил:
   - Вот подвиг, который следует достойно отпраздновать!  На  главной  улице
есть ресторанчик, который открыт всю ночь. Что, если мы туда отправимся?
   Глава 13
   СУДЬЯ ДИ ВЫНУЖДАЕТ УБИЙЦУ ЧИСТОТЫ НЕФРИТА СОЗНАТЬСЯ В СВОЕМ ПРЕСТУПЛЕНИИ.
КАНДИДАТ НА ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЭКЗАМЕНЫ ПОЛУЧАЕТ ХОРОШИЙ УРОК
   На следующий день вечером судья Ди вернулся в Пуян. Перекусив в кабинете,
где он выслушал короткий отчет секретаря Хуна о том, что произошло за  время
его отсутствия, судья вызвал Ма Чжуна и Тао Гана.
   - Итак, мой  доблестный  соратник,  -  сказал  судья  Ма  Чжу-ну,  -  мне
сообщили, что ты схватил "нашего" человека! Расскажи-ка подробности.
   Ма Чжун описал два насыщенных приключениями вечера и в заключение сказал:
   -  Этот  Хуан   точно   соответствует   описанию,   данному   мне   вашим
превосходительством. Более того, обе заколки совершенно сходны с  теми,  что
представлены на рисунке из дела.
   Судья удовлетворенно кивнул головой.
   -  Если  ничего  не  произойдет,  я  думаю,  завтра  мыс  этим  покончим.
Секретарь,  пусть  все,  причастные  к  делу  улицы  Полумесяца,  будут   на
завтрашнем заседании. А теперь, Тао  Ган,  скажи  мне,  что  ты  разузнал  о
госпоже Лян и господине Линь Фане.
   Тао Ган дал  отчет  о  своем  задании,  не  забыв  упомянуть  ни  попытку
покушения на его жизнь, ни своевременное вмешательство Ма Чжуна.
   Судья Ди одобрил, что Тао Ган до его возвращения больше не приближался  к
дому Линь.
   - Завтра, - объявил он, - мы проведем совет по делу "Лян против Линь".  Я
изложу вам выводы, к которым пришел после изучения дела, и расскажу о мерах,
которые намерен предпринять.
   Отослав затем  своих  помощников,  он  приказал  первому  писцу  принести
пришедшие за время его отсутствия официальные бумаги.
   Известие, что убийца с улицы Полумесяца находится за решеткой,  разошлось
по Пуяну с быстротой молнии. На следующее утро, задолго до открытия суда,  у
ямыня собралась многочисленная толпа.
   Сев в большое кресло, судья Ди сразу же  взял  свою  красную  кисточку  и
составил приказ тюремщику. Чуть погодя два стражника втолкнули  в  зал  Хуан
Сана. Они грубо заставили его склонить колени  перед  возвышением,  а  когда
заключенный застонал, сгибая свою пораненную ногу, начальник стражи  крикнул
ему:
   - Тихо! Слушай его превосходительство!
   - Как тебя  звать?  -  спросил  судья.  -  И  из-за  какого  преступления
находишься ты перед этим судом?
   - Меня зовут... - начал Хуан Сан. Начальник стражи дубинкой ударил его по
губам, говоря:
   - Грязная собака, используй должные выражения, обращаясь к суду!
   - Меня, ничтожного, зовут Хуан, - с ненавистью в голосе  вновь  заговорил
вор.. - Мое имя - Сан. Я честный нищенствующий монах  и  отказался  от  благ
этого мира. Прошлой ночью на меня напал один из ваших людей, и меня  бросили
в тюрьму по причине, которая мне неизвестна.
   - Мерзкий пес! - возвысил голос судья.  -  Ты  что,  уже  забыл  убийство
Чистоты Нефрита?
   - Чистота... это вы так утверждаете! Но не надо навешивать на меня смерть
шлюхи, которая повесилась у матушки Пао! Прежде всего, она сама  повесилась,
а затем  -  меня  там  не  было,  когда  это  случилось.  Это  многие  могут
засвидетельствовать.
   - Избавь нас от твоих гнусных историй. Я, начальник этого уезда,  заявляю
тебе, что в ночь с шестнадцатого на семнадцатое ты убил сначала  ужасающе  с
ней обойдясь Чистоту Нефрита, единственную дочь мясника Сяо Фухана.
   - У меня нет календаря, ваше превосходительство, и я не имею ни малейшего
представления о том, что делал или не делал той ночью. А имена,  которые  вы
только что назвали, мне ничего не говорят.
   С задумчивым видом судья Ди погладил свою  бородку.  Хуан  Сан  полностью
соответствовал образу преступника, который он себе нарисовал. Кроме того,  у
него найдены две украденные золотые, заколки. И  все  же  в  его  отрицаниях
звучала неоспоримо правдивая нотка. Внезапно новая мысль пришла судье на ум.
Склонившись над заключенным, он сказал ему:
   - Смотри на своего судью и внимательно слушай меня, пока я  освежаю  твою
память. В юго-западном районе этого города, за  решеткой  расположена  улица
мелких лавочников, называемая улицей Полумесяца. На  углу,  образуемом  этой
улицей и узким проездом, находится  мясная  лавка.  Дочка  мясника  спала  в
каморке над  кладовой.  Разве  ты  не  проник  в  комнату  к  этой  девушке,
воспользовавшись свисавшей из окна тряпкой? Разве ты не изнасиловал  девушку
прежде, чем удушить ее и сбежать с ее золотыми заколками?
   По искре воспоминания, мелькнувшей Р единственном глазу, который Хуан Сан
еще был способен открыть, судья понял, что в его руках истинный преступник.
   - Признайся в своем преступлении! - выкрикнул он. - Или же  тебя  следует
подвергнуть пытке, чтобы заставить говорить?
   Заключенный пробормотал несколько неразборчивых слов, но наконец сказал:
   - Вы можете  обвинять  меня  в  любых  преступлениях,  каких  вам  только
заблагорассудится, но, чиновная сука,  тебе  придется  долгонько  подождать,
чтобы я сознался в убийстве, в котором невиновен.
   - Пусть этому наглецу дадут пятьдесят ударов кнутом! - приказал судья.
   Стражники содрали с Хуан Сана одежду, обнажив мускулистое  тело.  Тяжелый
ремень со свистом ввинтился в воздух, прежде чем хлестнуть по спине, которая
вскоре  превратились  в  кровоточащее  месиво.  Наказываемый  ни  разу   'не
вскрикнул. Только глухие постанывания выдавали его страдание. На пятидесятом
ударе он рухнул без сознания на пол.
   Начальник стражи привел его в себя, сжигая  у  него  под  носом  уксус  и
предложив затем чашку крепкого чая, которую Хуан Сан презрительно оттолкнул.
   - Это лишь  самое  начало,  -  заметил  судья.  -  Если  ты  не  решишься
признаться, мы прибегнем к настоящей пытке. У тебя выносливое тело, и у  нас
есть весь день впереди.
   - Если я признаюсь, - сказал несчастный хриплым голосом,  -  вы  отсечете
мне голову. Если я не признаюсь, вы будете меня  пытать,  пока  не  наступит
смерть. И все  же  я  предпочту  последнее.  Испытываемую  боль  вознаградит
удовольствие от причиняемых вам бесконечных хлопот, чиновничьи твари!
   Рукоятью бича  начальник  стражи  заткнул  обвиняемому  рот  и  собирался
ударить его еще раз, но судья Ди поднял ладонь. С грязным ругательством Хуан
Сан выплюнул несколько зубов.
   - Подведите эту наглую собаку, - сказал судья. - Хочу ближе взглянуть  на
него.
   Стражники безжалостно приподняли заключенного. Долго вглядывался судья  в
глаз, который не был разбит локтем Ма Чжуна и поблескивал жестоким огнем.
   Передо мной, рассуждал судья, истинный образец закоренелого  преступника,
способного, ни в чем не признавшись, умереть под пыткой. Припомнив слова  из
разговора бандита с Ма Чжу-ном, как тот их ему передал, он внезапно  подумал
о некоторых произнесенных Хуан Саном фразах и приказал:
   - Поставьте этого человека на колени!
   Взяв лежавшие перед ним золотые заколки,  он  бросил  их  на  землю.  Они
покатились по камням пола и замерли  совсем  рядом  с  заключенным,  который
мрачно на них посмотрел.
   Судья приказал начальнику стражи подвести мясника Сяо. Когда тот встал на
колени рядом с обвиняемым, судья сказал ему:
   - Я знаю,  что  эти  драгоценности  приносят  несчастье.  Но  вы  еще  не
объяснили мне, в чем именно дело.
   - Много лет назад, ваше превосходительство, моя семья жила в  достатке  и
радости. Но однажды моя бабушка купила эти заколки  у  одного  ростовщика  и
этим достойным сожаления  поступком  навлекла  ужасающее  проклятие  на  наш
честный дом. Эти заколки влекут за собой несчастье из-за связанного с ними в
прошлом не знаю какого, но  страшного  преступления.  Через  несколько  дней
после их покупки моя бабушка была убита двумя взломщиками, которые,  убегая,
унесли заколки. Пытаясь их продать, несчастные были схвачены, и им  отрубили
головы. Почему мой отец не уничтожил тогда же этих посланниц  беды?  Но  это
был исполненный добродетели  человек,  да  будет  навеки  благословенна  его
память!  Чувства  семейной  преданности  возобладали  в  нем  над  природной
мудростью.  В  следующем  году  заболела  моя  мать.   Она   жаловалась   на
таинственные головные боли и  скончалась  после  долгой  болезни.  Мой  отец
утратил остававшиеся у него скромные средства и последовал за ней в  могилу.
Еще тогда я  хотел  продать  эти  зловещие  драгоценности,  но  моя  супруга
настояла, чтобы мы их сохранили на случай нужды. Вместо того, чтобы укрыть в
надежном месте, это глупое создание  дозволило  дочери  носить  их,  и  ваше
превосходительство видит, что произошло с несчастным ребенком.
   С глубоким вниманием прислушивался Хуан Сан  к  этой  плачевной  истории,
рассказанной легко понятным ему языком.
   - Будь проклято небо! Будь проклят ад! - внезапно взорвался он. -  Почему
потребовалось, чтобы именно я украл эти заколки? По залу пронесся шепот.
   - Тихо! - воскликнул судья. И, отпустив мясника Сяо, сказал сочувствующим
тоном обвиняемому, - Никто не  может  скрыться  от  воли  небес,  Хуан  Сан.
Признаешься ты или нет, имеет мало значения. Против тебя само небо, и ты  не
избежишь своей участи, здесь ли или же в аду!
   - Ну, и плевать мне на  это!  -  громко  произнес  заключенный.  -  Но  я
предпочитаю покончить с этим делом. И, повернув голову к начальнику  стражи,
добавил:
   - Все-таки  дай  мне  чашку  твоего  мерзкого  питья,  подонок!  Безмерно
возмущенный начальник стражи хотел возразить, но, подчиняясь властному жесту
судьи, принес чашку чая, ничего не сказав.
   Вылив его несколькими глотками, Хуан Сан сплюнул на пол и начал:
   - Перед вами человек, которого всю жизнь  преследует  невезение.  С  моим
телосложением я мог бы закончить свое существование главарем крупной  шайки.
Но вы видите, каков мой удел! Я один из лучших  борцов  нашей  империи,  мой
учитель знал все уловки, все тайные приемы... Увы, на мою беду, у него  была
слишком красивая дочь. Она понравилась мне. Я, правда, ей не нравился, но  я
не из тех мужчин, что склоняются пере? капризами всякой  недотроги  -  я  ее
изнасиловал. И вот результат  -  ради  спасения  своей  шкуры  мне  пришлось
бежать. По пути я встретил купца, который выглядел воплощением  самого  Бога
богатства. Чтобы сделать его посговорчивее, я слегка ударил его  кулаком.  И
сразу же тщедушный человечек испустил дух. Что же  обнаружил  я  у  него  на
поясе?  Связку  ничего  не  стоящих  расписок.  Вот  как  судьба   постоянно
относилась ко мне.
   Он вытер кровь, сочившуюся из уголков губ, и продолжал:
   - Около недели назад я шатался по улочкам юго-западного района в  поисках
запоздалого прохожего, которого вид моих мышц побудил бы добровольно  подать
мне милостыню. Внезапно я увидел тень, которая  скрыто  перебежала  улицу  и
пропала в узком переулке. Хорошо, сказал я, вот  вор,  проследим  за  ним  и
братски разделим добычу. Но когда я подошел к перекрестку, его уже  не  было
видно - все тихо и спокойно.
   Через несколько дней - и если вы утверждаете, что это было шестнадцатого,
значит, это было на шестнадцатый день луны, я оказался в том же  квартале  и
подумал, а что если пойти посмотреть, что же происходит в том  переулке?  Он
был безлюден, однако я увидел длинную ленту добротной ткани,  привязанную  к
окну мансарды. Вот белье, которое забыли снять, сказал  я  себе,  не  совсем
напрасно я сюда пришел! Приблизившись к стене,  я  тихо  потянул  за  ткань,
чтобы ее отцепить. Вдруг открылось окно. Над моей головой  я  услышал  тихий
женский голос, и веревка начала подниматься. Я сразу же понял, в чем дело: у
девицы тайное свидание с любовником. Мне надо  занять  его  место,  а  потом
своровать все, что понравится, потому  что  красотка  никогда  не  осмелится
поднять тревогу. И вот я схватился  за  тряпку  и  поднялся  до  края  окна.
Перешагнул его и оказался  в  комнате,  где  девушка  еще  подтягивала  свою
веревку.
   Хуан Сан остановился, чтобы игриво подмигнуть судье, а затем продолжал:
   - Малышка была совсем недурна. В этом было легко убедиться, учитывая, как
она была одета... или, вернее, раздета! Я не такой человек,  чтобы  упустить
подобную возможность, не воспользовавшись, поэтому,  закрыв  ей  рот  рукой,
сказал: "Не кричи, закрой глаза и вообрази,  что  я  приятель,  которого  ты
ждешь". Подумать только, она защищалась, как тигрица,  и  мне  потребовалось
время, чтобы добиться своего. И даже после  этого  девица  не  могла  сидеть
спокойно. Она бросилась к двери и начала вопить. Что вы хотите, пришлось  ее
придушить. Затем я подтянул кусок материи, чтобы быть уверенным в  том,  что
ее дружок не явится мне помешать, и все обшарил. С моим  обычным  невезением
мне надо было этого ожидать - во всей комнате ни одной монетки.  Только  эти
проклятые заколки! Вот и все. Теперь мне остается приложить большой палец  к
клочку бумаги, который ваш писарь  сейчас  заполняет,  и  нет  необходимости
перечитывать мне его писанину, я ему целиком  доверяю.  Что  касается  имени
девушки, можете поставить любое и дайте мне  вернуться  в  мою  камеру,  моя
спина болит!
   - Закон требует, чтобы преступник выслушал  свое  признание  прежде,  чем
оставит на нем отпечаток своего большого пальца, - спокойно  возразил  судья
Ди и приказал первому писцу громко прочитать то, что он только что  записал.
Когда преступник с раздражением признал, что все записано правильно,  бумагу
положили перед ним, и он приложил к ней свой большой палец.
   Судья торжественно произнес:
   - Хуан Сан, признаю тебя виновным в двойном преступлении -  изнасиловании
и  убийстве.  Нет  никаких  смягчающих  обстоятельств  твоего  исключительно
мерзкого деяния. Моим долгом поэтому является предупредить тебя, что  высшие
власти, вероятно, приговорят тебя к казни одним из самых суровых способов.
   Потом, дав знак стражникам увести заключенного, он вызвал мясника Сяо.
   - Несколько дней назад, - сказал он, - я  обещал  тебе  задержать  убийцу
твоей дочери. Ты только что слышал его  признание.  Божественное  проклятие,
сопровождающее эти золотые заколки, по правде, одно из самых ужасных. Твоего
несчастного ребенка изнасиловал и убил негодяй, который даже его не знал. Ты
можешь оставить мне эти страшные драгоценности. Я отдам их взвесить ювелиру,
и суд возместит тебе их стоимость серебром. У презренного преступника ничего
нет, и ты не сможешь получить цену крови. Но вскоре ты услышишь о  некоторых
мерах, которые я предприму, чтобы возместить тебе твою утрату.
   Мясник Сяо пустился было долго благодарить, но судья потребовал тишины  и
приказал начальнику стражи вывести к нему кандидата Вана. Его  пронзительный
взгляд остановился на студенте. Горе бедного юноши не ослабло от того, что с
него сняли обвинение в двойном преступлении. Пораженный ужасом от  признания
Хуан Сана, он тихо рыдал.
   - Кандидат Ван, - проникновенно заговорил судья Ди, - я мог  бы  наказать
тебя за совращение дочери мясника Сяо. Но ты  уже  получил  тридцать  ударов
кнутом. К тому же ты испытывал искреннюю любовь к жертве,  и  я  думаю,  что
память об этой ужасной трагедии будет для  тебя  значительно  более  суровым
наказанием, чем то, которое мог  бы  вынести  суд.  Однако  любое  нарушение
закона следует карать, а семье жертвы надлежит возмещение. Поэтому я  решил,
что посмертный  брак  соединит  теб"  с  Чистотой  Нефрита,  которая  займет
положение  первой  жены.  Суд  одолжит  тебе   средства,   необходимые   для
приобретения положенных обычаем подарков. В соответствии с обычаем пройдет и
церемония, где место супруги займет посмертная  табличка  с  именем  Чистоты
Нефрита.  После  сдачи  литературных  экзаменов   ты   равномерными   долями
возместишь  суду  эту  ссуду.  Каждый  месяц  ты  также  будешь  выплачивать
определенную  сумму  мяснику  Сяо,  размеры  которой  будут  установлены   в
зависимости от твоего официального  жалования,  пока  выплаты  не  достигнут
пятисот серебряных монет. Когда оба этих долга будут возвращены, ты получишь
право взять вторую жену. Но ни она, ни  какая-либо  другая  сожительница  не
смогут узурпировать титул Чистоты Нефрита, которая  всегда  будет  считаться
твоей первой женой. Мясник Сяо - честный человек, ты будешь  ему  служить  и
почитать его супругу и его, как почтительный зять.  Со  своей  стороны,  они
тебя простят и заменят твоих собственных родителей. А  теперь  ты  свободен.
Постарайся же все свое время отдавать учебе!
   Несколько раз, рыдая, простерся перед судьей кандидат Ван.  Рядом  с  ним
встал на колени мясник Сяо и благодарил судью Ди за мудрые решения,  которые
восстановили честь его семьи.
   В то время, как мясник и его  будущий  зять  поднимались,  секретарь  Хун
склонился к судье и прошептал ему  на  ухо  несколько  слов.  Легкая  улыбка
пробежала по губам начальника уезда.
   - Кандидат Ван, - сказал он, - прежде, чем ты  покинешь  этот  зал,  хочу
разъяснить один второстепенный вопрос. Твое показание о том, как  ты  провел
ночь  с  шестнадцатого  на  семнадцатое,   точно,   за   исключением   одной
подробности, которая впрочем, не ставит под сомнение твою честность. Уже при
первом ознакомлении  с  делом  мне  показалось  невозможным,  чтобы  колючки
кустарника оставили на твоем  теле  столь  глубокие  царапины.  Разглядев  в
неясном утреннем свете груды кирпичей и заросли кустарника, ты, естественно,
заключил, что свалился среди развалин старого жилища. Но на  самом  деле  ты
находился на площадке строящегося дома. Кирпичи предназначались для  внешних
стен, и каменщики установили ряды тонких бамбуковых шестов, обычно  служащих
креплением для внутренних перегородок. Вероятно, ты упал  на  шесты,  острые
концы  которых  и  оставили  царапины.  Если  есть  настроение,  поищи   это
строительство в окрестностях трактира Пяти Капризов, и я уверен, ты  найдешь
место, где провел ту страшную ночь. А теперь можешь удалиться.
   Высказавшись, судья Ди поднялся и вышел в сопровождении своих помощников.
Когда  он  переступал  порог  своего  кабинета,  по  залу   пронесся   шепот
восхищенной толпы.
   Глава 14
   НЕГОДЯЙ СОВЕРШАЕТ УЖАСАЮЩИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. СУДЬЯ  ДИ  ИЗЛАГАЕТ  СВОЙ  ПЛАН
РАЗОБЛАЧЕНИЯ ЗЛОДЕЯ
   Оставшееся утреннее время судья провел за составлением подробного  отчета
об  убийстве  на  улице  Полумесяца.  Он  закончил  его  просьбой  к  высшим
инстанциям приговорить преступника к смерти.
   Без одобрения императора высшая мера наказания не применялась, а, значит,
казнь Хуан Сана не могла состояться раньше, чем через несколько недель.
   На полуденном заседании  судья  разбирал  управленческие  дела,  а  затем
пообедал в своих покоях.
   Вернувшись в кабинет, он вызвал секретаря Хуна, Тао Гана, Ма Чжуна и  Цяо
Тая. После того, как они его почтительно приветствовали, он сказал:
   - Сегодня я посвящу вас в дело  "Лян  против  Линь".  Попросите  принести
свежего чая и устраивайтесь поудобнее. Это надолго!
   Пока четверо его соратников  рассаживались  перед  письменным  столом,  а
затем принялись маленькими глоточками отхлебывать чай,  судья  Ди  развернул
свитки документов, полученных от госпожи Лян. Он аккуратно  разложил  их  на
столе, придавил нефритовым бруском и откинулся в кресле.
   - Вы услышите долгую историю свирепых убийств и часто  будете  спрашивать
себя,  как  небо,  как  Небесный  Владыка   допустил   столько   жестокости,
несправедливости и насилия! Лично я редко встречал нечто, оставляющее  стать
же гнетущее впечатление!
   Судья  замолк,  медленно  поглаживая  бороду.  Его  помощники  напряженно
сосредоточились.
   - Для большей ясности, - возобновил он свой  рассказ,  -  я  разделю  это
запутанное повествование на две части. В первую войдут возникновение истории
и се развитие в Кантоне. Во вторую -  события,  происшедшие  в  Пуяне  после
приезда сюда Линь Фана и госпожи Лян. По правде говоря, события первой части
выходят за пределы моей компетенции.  Постановления  об  отсутствии  состава
преступления были приняты в суде Кантона и судом провинции Гуандун, и  я  не
могу возвращаться к их приговорам. Но, хотя первая половина истории  нас  не
касается, нам надлежит в ней разобраться, потому что  она  позволяет  понять
то, что случилось в Пуяне. Я начну поэтому с краткого  изложения  событий  в
Кантоне, опуская юридические соображения, имена и другие несущественные  для
понимания предмета подробности.  Так  вот,  около  пятидесяти  лет  назад  в
Кантоне жил богатый купец по фамилии Лян. На  той  же  улице  жил  не  менее
богатый торговец, самый  близкий  его  друг  по  имени  Линь.  Оба  честные,
трудолюбивые, с великолепным  деловым  чутьем.  Их  торговля  процветала,  а
джонки бороздили моря вплоть до Персидского залива. У Ляна был сын, Лян Хон,
и дочь, которую он отдал за Линь Фана, единственного сына своего друга Линя.
Вскоре после  бракосочетания  старик  Линь  скончался.  На  ложе  смерти  он
торжественно заклинал своего  сына,  Линь  Фана,  поддерживать  и  развивать
дружеские узы, существующие между домами Лян и Линь.
   Но в последующие годы стало очевидным, что, если Лян Хон -  точная  копия
своего отца, то Линь Фан, напротив, распущенный, жестокий  и  жадный.  Когда
старый господин Лян отошел от дел, его  единственный  сын  Лян  Хон  успешно
развивал  здоровые  торговые  традиции  дома.  Линь  Фан   же   пустился   в
сомнительные операции в надежде быстро заработать деньги. Дом Ляна продолжал
процветать,  а  Линь  мало-помалу  потерял  большую  часть   унаследованного
богатства. По мере сил Лян Хон помогал Линь Фану, не скупился  на  советы  и
часто вставал на его защиту, когда другие торговцы обвиняли Линя в том,  что
он не выполняет договоров. Не один раз одалживал он ему значительные  суммы.
Увы, эта щедрость вызывала у Линь Фана  лишь  презрение.  Супруга  Лян  Хона
принесла своему  мужу  двух  сыновей  и  дочь,  жена  Линь  Фана  оставалась
бесплодной.  Презрение  бесчестного  купца  к  купцу  честному  после  этого
переросло в ненависть. Линь Фан стал видеть в  доме  Лян  первопричину  всех
неудач, и чем чаще приходил к нему на помощь Лян,  тем  сильнее  становилась
эта ненависть. Она достигла вершины в день, когда Линь, к несчастью,  увидел
молодую жену Лян Хона и мгновенно ощутил к ней неудержимую страсть. Как  раз
в это время провалилось одно из самых рискованных его начинаний, и он по ущи
увяз в долгах. И тогда, зная, что госпожа Лян-добродетельная,  не  способная
обманывать своего мужа  женщина,  он  подготовил  чудовищный  план,  который
позволил бы ему присвоить состояние и супругу Лян Хона.
   Линь только что узнал, что Лян готовится получить в  соседнем  городе,  в
основном  не  для  себя,  а  для  трех  других  кантонских   негоциантов   -
значительную сумму золотом. Преступные дела Линь Фана уже не  раз  вынуждали
его иметь дело с "дном" Кантона, и ему не составило труда нанять  для  услуг
двух бандитов. Он поручил им устроить засаду на Лян Хона,  когда  тот  будет
возвращаться домой, убить его и украсть золото.
   Судья Ди серьезно взглянул на своих помощников и продолжал:
   - Как только этот бесчестный замысел начал осуществляться, Линь  Фан  дал
знать госпоже Лян, что хотел бы ее увидеть по личному и срочному поводу. Она
его приняла, и он рассказал ей следующую историю:  на  ее  мужа  только  что
совершено нападение, и  перевозимое  им  золото  похищено.  Слуги  перенесли
раненного, но не опасно, Лян Хона в заброшенный храм в  северном  предместье
Кантона. Потом слуги обратились к нему. Линь Фану, чтобы проводить к  своему
хозяину, который тайно хотел с ним посоветоваться о  том,  как  лучше  всего
держать себя дальше. Желанием Лян Хона было, говорил Линь Фан, чтобы  о  его
несчастье не было лишних разговоров прежде,  чем  его  супруга  и  его  отец
смогут, продав часть состояния, найти достаточно денег для  возмещения  трем
негоциантам. При нынешнем  положении  вещей  разговоры  о  происшедшем  лишь
подорвали бы доверие к ним всем. Он хотел, чтобы жена в  сопровождении  Линь
Фана немедленно прибыла в храм, где они вместе смогут решить, что  следовало
бы  продать  в  столь  сжатый  срок.  Госпожа  Лян  поверила  этой  истории,
соответствующей осторожному характеру ее мужа и, покинув  дом  через  заднюю
дверь и никого не предупредив, отправилась с Линь Фаном. В  покинутом  храме
Линь Фан признался ей, что ее супруг убит грабителями, но добавил,  что  он,
Линь Фан, любит ее и не покинет  в  беде.  Возмущенная  этими  словами,  она
хотела сразу же убежать и донести на него, но он  принудил  ее  остаться,  а
ночью изнасиловал.
   Утром она иглой проколола себе палец и кровью на носовом платке  написала
письмо своему свекру. С помощью кушака она  повесилась  на  стропиле  крыши.
Линь Фан обыскал труп. Он обнаружил платок с последним посланием умершей,  и
его текст подсказал ему дьявольский замысел. В письме говорилось: "Линь  Фан
заманил меня в это пустынное место, чтобы  надругаться  надо  мной.  Принеся
бесчестие дому Лян, ваша раба, ныне оскверненная вдова, считает, что  только
смертью может искупить свое преступление". Линь Фан оторвал  правую  сторону
платка, где была написана первая фраза послания и сжег этот клочок ткани.  В
рукаве умершей он  заменил  его  обрывком,  на  котором  теперь  можно  было
прочесть: "Принеся бесчестие дому Лян, ваша раба, ныне  оскверненная  вдова,
считает, что  только  смертью  теперь  может  искупить  свое  преступление".
Вернувшись затем в Кантон, он застал старого господина Ляна  и  его  супругу
оплакивающими  смерть  своего  сына.  Прохожий  обнаружил  труп  и   сообщил
стражникам. Притворяясь скорбящим вместе с этими бедными  людьми.  Линь  Фан
осведомился  о  вдове.  Ему  сказали,  что  она  исчезла.  После  лицемерных
колебаний Линь Фан им сказал:
   "Моим долгом является сообщить вам, что у вашей невестки  есть  любовник.
Обычно она с ним встречается в соседнем заброшенном храме. Может  быть,  там
вы ее и найдете. Старый господин Лян незамедлительно отправился в  указанное
место и обнаружил свою невестку повесившейся на  стропиле.  Он  обнаружил  и
послание,  прочел  его  и   уверился,   что   несчастная   покончила   жизнь
самоубийством от  угрызений  совести,  узнав  о  смерти  мужа.  Не  в  силах
выдержать это новое потрясение старик тем же вечером отравился.
   Судья замолк и дал  знак  секретарю  налить  всем  чаю.  Отпив  несколько
глотков, он продолжил:
   - Начиная с этого дня, его вдова, старая госпожа Лян, ныне проживающая  в
Пуяне, становится главной фигурой этого  дела.  Умная,  энергичная  женщина,
прекрасно знавшая все,  что  касалось  семьи,  была  убеждена  в  испытанной
добродетели  своей  покойной  невестки  и   находила   самоубийство   крайне
подозрительным. Она приступила к делам, отдав приказ продать имущество  дома
Лян, чтобы возместить потери трем кантонским негоциантам, а затем  отправила
своего  управляющего  в  покинутый  храм,  чтобы  провести   там   небольшое
расследование. Так вот, чтобы написать письмо, молодая госпожа Лян растянула
свой платок на подушке, и кровь,  просочившись  через  ткань,  оставила  там
следы. Эти коричневатые легкие пятна  позволили  восстановить  первую  фразу
письма. Управляющий сообщил вдове о своем открытии, и она поняла,  что  Линь
Фан не только изнасиловал молодую женщину, но и подстроил убийство ее  мужа,
ибо оповестил свою жертву о его смерти еще до того, как труп  Лян  Хона  был
обнаружен. И тогда госпожа Лян обвинила Линь Фана в двойном  убийстве  перед
кантонским судом. Но Линь Фан,  в  руках  которого  была  часть  украденного
золота, сумел подкупить местного чиновника и  лжесвидетелей.  Один  из  них,
совершенно безнравственный юнец, назвал себя любовником умершей.  Дело  было
закрыто.
   Ма Чжун  хотел  вставить  слово,  но  судья  дал  ему  знак  помолчать  и
продолжал:
   - Примерно тогда же исчезла и никогда не была  найдена  жена  Линь  Фана,
сестра Лян Хона. Линь Фан изобразил невероятное горе, но  его  ненависть  ко
всем членам семьи Лян была известна, и очень многие подозревали, что он убил
несчастную и спрятал труп. Таковы факты, изложенные в первой бумаге из  тех,
что у меня находятся. Она была  составлена  двадцать  лет  назад.  А  теперь
обратимся к продолжению истории. Семья Лян сократилась до старой женщины, ее
двоих внуков и  внучки.  Хотя  она  и  утратила  девять  десятых  состояния,
репутация дома не пострадала, и его  отделения  действовали  нормально.  Под
твердым управлением госпожи Лян потери вскоре были  восполнены,  и  к  семье
вернулось былое  процветание.  В  то  время  Линь  Фан  организовал  крупную
контрабандную операцию, чтобы еще больше  увеличить  свое  нечестно  нажитое
состояние.  Некоторые  из  его  людей  были  схвачены,  и   местные   власти
подозревали о его роли во всем деле. Но они  не  были  правомочны  разбирать
подобные преступления, и Линь Фан отдавал себе  отчет  в  том,  что  рискует
предстать перед судом провинции, значительно  менее  к  нему  расположенным.
Поэтому он решил прибегнуть к дьявольской хитрости, чтобы  отвести  от  себя
опасность и окончательно погубить госпожу Лян. Подкупив портового служащего,
он  приказал  тайно  разместить  на  двух  джонках   семьи   Лян   ящики   с
контрабандными товарами, а затем кому-то заплатил, чтобы тот донес на старую
женщину. После того, как портовые власти обнаружили эту  тяжкую  улику,  все
состояние  дома  Лян  и  его  отделений  было  арестовано   и   конфисковано
правительством. Госпожа Лян вновь обвинила своего извечного врага, но он был
оправдан сначала уездным, а затем и провинциальным судом.
   Тогда старая женщина поняла, что Линь Фан не остановится и  перед  полным
уничтожением ее семьи. Она  решилась  искать  убежище  на  дальней  усадьбе,
принадлежащей  ее  родственнику.  Хозяйство  находилось  на  месте   древней
крепости, и одна из башен еще стояла. Ее использовали  для  хранения  зерна,
но, выстроенная из тесаного  камня,  она  все  еще  обеспечивала  прекрасное
укрытие,  если  бы  появились  нанятые  Линь  Фаном  головорезы.   Нападение
произошло через несколько месяцев.  Госпожа  Лян,  трое  ее  внуков,  старик
управляющий и  шестеро  преданных  слуг  забаррикадировались  в  башне,  где
запаслись водой и пищей. Разбойники попытались тараном вышибить  ворота,  но
они были железными и  выдержали  натиск.  Тогда  они  набрали  сухих  веток,
сделали из них связки, подожгли и начали забрасывать через бойницы в башню.
   Судья Ди остановился, чтобы от волнения перевести дыхание. Ма Чжун сжимал
огромные кулаки, а секретарь Хун в ярости подергивал усики.
   Начальник уезда возобновил рассказ:
   - Осажденные задыхались.  Им  пришлось  выйти.  Бандиты  зарезали  самого
младшего из внуков госпожи Лян, ее внучку, старика управляющего  и  шестерых
слуг, но, воспользовавшись сумятицей, сама госпожа Лян,  вместе  со  старшим
внуком Лян Кофа, сумела спастись. В своем отчете  главарь  шайки  утверждал,
что убил всех, и Линь  Фан  ликовал  при  мысли,  что  семьи  Лян  более  не
существует. Чудовищное массовое убийство вызвало негодование кантонцев.  Те,
кто знал, какую ненависть питает Линь Фан к семье Лян, сразу же  догадались,
кто вдохновитель  зверского  преступления.  Но  поскольку  отныне  Линь  Фан
принадлежал к числу богатейших купцов города, никто  не  осмелился  и  слова
сказать. Подлый лицемер демонстрировал бесконечную скорбь и  даже  предложил
существенное вознаграждение  тому,  кто  раскроет  убежище  разбойников.  Их
главарь по тайному сговору пожертвовал четырьмя своими людьми, которые  были
схвачены, осуждены и обезглавлены с полным соблюдением церемониала.  Госпожа
Лян и ее внук Лян Кофа укрылись у одного дальнего  родственника  и  какое-то
время прятались там под чужим именем.  Она,  однако,  сумела  собрать  улики
против Линь Фана и пять лет назад вышла из укрытия,  чтобы  обвинить  его  в
убийстве  девяти  человек.  Это  убийство  первоначально   вызвало   столько
разговоров, что местный судья опасался выгораживать Линь  Фана,  убийца  был
вынужден передавать ему подарок за подарком, чтобы тот отверг жалобу. И в то
время известный  своей  неподкупностью  человек  был  назначен  губернатором
провинции. Линь Фан счел  целесообразным  исчезнуть  на  несколько  лет.  Он
поручил преданному управляющему заниматься его делами, а сам погрузил на три
большие речные джонки своих наложниц и слуг и тайно покинул  город.  Госпоже
Лян понадобилось три года, чтобы обнаружить его укрытие,  а  узнав,  что  он
обосновался в Пуяне,  она  решила  последовать  за  ним  и  искать  средство
отмщения. Ее внук Лян Кофа настоял на том, чтобы ее сопровождать, потому что
сказано: "Сыну не жить под тем же небом, что и убийце его отца".
   Судья Ди снова остановился, чтобы выпить немного чая, а потом продолжил:
   - Два года назад бабушка и ее внук прибыли в этот город. Мы  подходим  ко
второй части истории, той, о  которой  речь  в  жалобе,  представленной  его
превосходительству судье Фону. В этом документе, -  судья  положил  руку  на
находившийся перед ним свиток, - госпожа Лян обвиняет Линь Фана в  похищении
ее внука Лян Кофа. Сразу же по приезде, уточняет она,  Лян  Кофа  предпринял
расследование деятельности Линь  Фана  в  Пуяне.  Однажды  он  сказал  своей
бабушке, что раскрыл факты,  которые  смогут  заинтересовать  правосудие.  К
несчастью, он не захотел сообщать ей подробности. По словам старой  женщины,
Линь  Фан  догадывался  о  слежке,  предметом  которой  был,  и  организовал
исчезновение молодого человека. Однако у нее не было никаких  доказательств,
кроме  ссылок  на  давнюю  вражду  двух  семей,  и  нельзя  упрекать   моего
предшественника судью Фона за то, что он отклонил обвинение. А теперь изложу
вам свой замысел. Долгие часы, проведенные в паланкине, я размышлял над ним.
У меня сложилось свое представление  о  незаконных  операциях  Линь  Фана  в
Пуяне, и некоторые из собранных Тао Ганом фактов  его  подтверждают.  Прежде
всего я задумался - почему этот человек выбрал средний  по  значению  город,
чтобы уйти от дел? Обычно богатые и влиятельные  люди  предпочитают  большие
города или даже столицу - там  легче  оставаться  незаметными,  одновременно
пользуясь всеми преимуществами. Припомнив его связи с контрабандистами и  не
забывая о его исключительной жадности, я пришел к  следующему  заключению  -
этот выбор предопределен очень удобным для контрабанды расположением  нашего
города.
   Взгляд Тао Гана сверкнул, он согласно кивнул головой. Судья продолжал:
   -  Со  времен  нашей  славной  династии  Хань  торговля  солью   является
государственной монополией. Пуян  находится  одновременно  и  на  канале,  и
неподалеку от приморских солеварен. Думаю, что Линь Фан обосновался в Пуяне,
чтобы выручать деньги на контрабанде солью. Его скупости более соответствует
это доходное изгнание, нежели удобная, но расточительная  жизнь.  Отчет  Тао
Гана подтвердил мои подозрения. Если Линь Фан остановил свой выбор на старой
усадьбе в пустынном квартале, рядом с решеткой, перекрывающей реку у города,
то потому, что ее расположение удобно для тайной перевозки  соли.  Купленный
им за чертой города участок земли также играет свою роль в операции. Правда,
от дома Линя туда ведет  довольно  длинная  дорога,  потому  что  приходится
совершать объезд через Северные ворота, но по  воде  расстояние  оказывается
очень коротким. Конечно, перекрывающая реку решетка мешает  движению  судов,
но небольшие тюки могут легко просовываться между перекладин и перегружаться
с судна на судно. Канал же предоставляет  Линь  Фану  возможность  на  своих
джонках перевозить соль, куда ему заблагорассудится. Похоже, что сейчас "наш
человек" на время прекратил свои махинации и вроде бы  намерен  вернуться  в
родной город. Для нас это невыгодно, потому что он, конечно  же,  скрыл  все
следы своей преступной деятельности, и в этих условиях  будет  трудно  найти
против него какие-либо улики.
   Секретарь Хун остановил своего господина:
   - Очевидно, ваше  превосходительство,  что  Лян  Кофа  нашел  необходимые
доказательства и намеревался ими воспользоваться  против  своего  врага.  Не
можем ли мы попытаться разыскать  исчезнувшего?  Ведь,  наверное,  Линь  Фан
где-то держит его в заточении?
   Судья Ди покачал головой.
   - Очень боюсь, что Лян Кофа уже покинул сей мир. Линь Фан безжалостен. На
этот счет Тао Гану кое-что известно! Линь Фан однажды принял его за человека
госпожи Лян, и без вмешательства нашего друга Ма Чжуна он  был  бы  убит  на
месте. Нет, кантонец уничтожил Лян Кофа, я в этом почти уверен.
   - Тогда у нас остается мало шансов его разоблачить, - заметил  секретарь,
- Минуло два года с момента убийства, я  не  представляю,  как  нам  удастся
разыскать хоть малейшую улику.
   - К несчастью, это верно. Поэтому я принял следующий план действий.  Пока
госпожа Лян оставалась его единственным противником, он всегда  точно  знал,
какие меры следует предпринять, чтобы сорвать  ее  замыслы,  и  ни  разу  не
ошибся. Но я дам ему понять, что с сегодняшнего дня ему придется иметь  дело
со мной. В мои намерения входит запугать его, не переставая  ему  досаждать,
чтобы он сорвался и допустил оплошность, которая даст  нам  средство  обойти
его защиту. Выслушайте же мои указания. Для начала уже сегодня  после  обеда
секретарь отнесет ему мою карточку и известит о намерении нанести ему завтра
неофициальный визит. Во время беседы я дам ему понять, что подозреваю его  в
чем-то, и предупрежу,  что  он  не  должен  без  разрешения  покидать  Пуян.
Во-вторых, Тао Ган посетит владельца земли, прилегающей к усадьбе Линь Фана,
и прикажет ему, от имени уездной власти, расчистить развалины. Предлог - они
служат укрытием для бродяг. Уездная власть возьмет на себя  часть  стоимости
работ, и Тао Ган сам наберет нужных рабочих. В сопровождении двух стражников
он лично будет наблюдать за работами,  которые  должны  начаться  завтра  же
утром. В-третьих, выйдя от Линь  Фана,  секретарь  Хун  отправится  прямо  в
командование гарнизона и передаст его начальнику мои письменные  инструкции.
Они обяжут  солдат,  охраняющих  городские  ворота,  задерживать  под  любым
предлогом и допрашивать каждого вступающего в  Пуян  или  покидающего  город
кантонца. Несколько солдат надо будет поставить  у  речной  решетки  с  тем,
чтобы они несли там стражу днем и ночью.
   Потирая руки с удовлетворенным видом, судья Ди закончил:
   - Вероятно, это заставит нашего друга призадуматься! Нет ли у кого-то  из
вас дополнительных соображений? Цяо Тай с улыбкой предложил:
   - Мы также могли бы заняться его фермой. Что бы вы сказали,  если  бы  на
общинной земле, прямо  напротив  владения  Линь  Фаиа,  я  разбил  армейскую
палатку? Я обосновался бы там на два-три дня и под предлогом  ловли  рыбы  в
канале наблюдал за решеткой и за фермой столь откровенно, что  ее  обитатели
просто не могли бы этого  не  заметить.  Они  отправились  бы  к  Линь  Фану
известить его о шпионе, и это добавило бы ему тревог.
   - Превосходно! - воскликнул судья и, повернувшись  к  Тао  Гану,  который
задумчиво подергивал длинные волоски бородавки, спросил:
   - А что же ты, Тао Ган? Разве тебе нечего добавить?
   - Линь Фан опасен. Когда он  почувствует,  что  его  обложили,  он  может
решиться на убийство госпожи  Лян.  Если  она  умрет,  больше  будет  некому
поддерживать обвинение. Поэтому я предлагаю понаблюдать за ней.  Я  заметил,
что прямо напротив ее дома пустует дом торговца шелком. Ма Чжун и  один  или
два стражника могли бы устроиться в  лавке,  чтобы  с  пожилой  женщиной  не
случилось беды.
   Подумав, судья Ди заметил:
   - С тех пор, как она находится в Пуяне, Линь Фан  ничего  против  нее  не
предпринимал. Не будем, однако, на это полагаться. Ма Чжун, уже  сегодня  ты
этим займешься.  В  качестве  последней  меры  я  разошлю  циркуляр  во  все
армейские посты вдоль канала - на север  и  юг  от  Пуяна  -  с  требованием
задерживать джонки с эмблемой дома Линь и проверять,  не  перевозят  ли  они
контрабандную соль.
   Секретарь Хун улыбнулся.
   - Через несколько дней, - сказал он, - Линь Фан почувствует  себя,  будто
муравей на горячей сковороде, как в нашей старой пословице.
   Судья Ди согласно кивнул и заключил:
   - Когда Линь Фану станет известно обо всех этих мерах,  у  него  появится
ощущение, что он в западне. Здесь он  далеко  от  Кантона,  где  сильно  его
влияние и куда он отослал большинство своих подручных. Более того,  он  ведь
не знает, что у меня нет против  него  даже  тени  доказательств.  Он  будет
беспокоиться, а  не  сообщила  ли  мне  госпожа  Лян  какой-нибудь  новый  и
неизвестный ему факт, а не обнаружил ли я его контрабандных махинаций, а  не
сообщил ли мне кантонский коллега дополнительных опасных для него  сведений.
Я  надеюсь,  что  это  его  настолько  растревожит,  что  он  поведет   себя
неосторожно, и сам себя  выдаст.  Признаюсь,  шанс  очень  невелик,  но  это
единственное, на что мы можем рассчитывать.
   Глава 15
   СУДЬЯ ДИ НАНОСИТ  ВИЗИТ  КАНТОНСКОМУ  КУПЦУ.  НЕОЖИДАННОЕ  ПРИБЫТИЕ  ДВУХ
МОЛОДЫХ ЖЕНЩИН
   На следующий день, после полуденного заседания, судья сменил  официальный
наряд на простое синее платье, затем сел в паланкин и  приказал  носильщикам
доставить его к Линь Фану. Сопровождали его лишь два стражника.
   Когда паланкин остановился перед жилищем, судья Ди приподнял занавеску  и
увидел с дюжину людей, занимавшихся расчисткой развалин  слева  от  большого
портала. Сидя на груде кирпича, сияющий и хорошо видный Тао Ган наблюдал  за
ходом работ.
   Едва  один  из  стражников  постучал  в  дверь,  как   обе   ее   створки
распахнулись, и носильщики прошли во внутренний двор.  Выйдя  из  паланкина,
судья увидел высокого, худощавого мужчину, с довольно  выразительным  лицом,
ожидавшего у подножия ведущей в зал приемов лестницы.
   Помимо коренастого и широкоплечего  человечка,  в  котором  судья  угадал
управляющего, других слуг не было видно.
   Высокий, худощавый мужчина низко склонился перед судьей и глухим  голосом
произнес:
   - Ничтожную особу, имеющую честь обращаться к вашему  превосходительству,
зовут купец Линь, по имени Фан. Пусть ваше  превосходительство  соблаговолит
войти в мою жалкую хижину.
   Поднявшись по ступеням, хозяин  и  его  гость  вошли  в  просторный  зал,
обставленный просто, но со вкусом.
   Как только они сели на кресла  из  резного  черного  дерева,  управляющий
разлил чай, затем принес кантонские сладости.
   Состоялся обмен установленными этикетом любезностями. Линь  Фан  свободно
говорил на языке северных провинций,  но  с  заметным  кантонским  акцентом.
Беседуя, судья исподтишка разглядывал хозяина дома.
   Линь Фан был одет в строгую длинную рубаху и халат  из  узорчатой  ткани,
вроде тех, что любят кантонцы, на голове - простенькая  шапочка  из  черного
шелка. Ему около пятидесяти лет, подумал судья. Худое, вытянутое  лицо  было
обрамлено жидкими усами и седой бородкой. Судью особенно поразили его глаза.
Странной была их  мертвенная  застылость,  казалось,  они  двигались  только
вместе с поворотом головы купца. Если бы не неподвижность холодного взгляда,
было бы  трудно  поверить,  что  на  совести  этого  хорошо  воспитанного  и
достойного человека насчитывается до дюжины убийств.
   - Мое посещение не носит официального характера,  -  приступил  к  беседе
судья Ди. - Мне просто хотелось частным образом переговорить с вами об одном
небольшом деле.
   Склонив голову, Линь Фан произнес монотонным голосом:
   -  Слушающий  вас  жалкий  невежественный  торговец   целиком   в   вашем
распоряжении.
   - Несколько дней назад, - продолжал судья, - пожилая женщина  из  Кантона
по имени Лян  явилась  в  присутствие  и  рассказала  длинную  и  бессвязную
историю, в которой обвиняла вас в разных преступлениях. Мне было  трудно  ее
понять. Позже один из моих  работников  сообщил  мне,  что  ум  этой  бедной
женщины расстроен. Она передала мне сверток документов,  которые  я  не  дал
себе труда прочитать, потому что они наверняка заполнены бредом ее  больного
рассудка. К несчастью, закон не позволяет  мне  закрыть  дело,  не  выслушав
жалобщика хотя бы один раз на  открытом  заседании  суда.  Поэтому  я  решил
нанести вам визит-визит чисто дружеский - чтобы в ходе этого  неофициального
посещения мы могли бы найти возможность внешне удовлетворить старую женщину,
при этом  не  теряя  слишком  много  времени.  Конечно,  вы  понимаете,  что
действовать так значило бы нарушать все существующие нормы. Но очевидно, что
бедная женщина не вполне владеет  рассудком,  а,  с  другой  стороны,  вы  -
человек  всеми  признанной  безупречной  репутации,  так  что  мое   решение
представляется вполне оправданным.
   Линь Фан встал и низко  поклонился  судье  в  знак  своей  благодарности.
Вернувшись в кресло и опечаленно покачав головой, он сказал:
   - Это очень  грустная  история.  Мой  покойный  отец  был  лучшим  другом
покойного мужа госпожи  Лян.  В  течение  многих  лет  я  делал  все,  чтобы
продолжить, больше того, чтобы укрепить традиционные узы дружбы, соединяющие
оба наших семейства. Временами это было  мучительно  трудным  делом.  Вашему
превосходительству да будет известно, что, если мои дела процветали, то дела
семьи Лян шли все хуже и хуже. Отчасти это было результатом бедствии, против
которых ничего нельзя было поделать, но также и отсутствием делового чутья у
сына друга моего отца, Лян Хона. Время от  времени  я  протягивал  ему  руку
помощи, но, похоже, само Небо ополчилось на него. Бандиты с  большой  дороги
убили Лян Хона, и  дела  взяла  в  свои  руки  старая  госпожа.  Результатом
совершенных ею просчетов стали крупные убытки. Преследуемая кредиторами, она
совершила еще более страшный просчет,  связавшись  с  контрабандистами.  Это
раскрылось, и все имущество семьи  было  конфисковано.  После  этого  старая
женщина решила переселиться в деревню. Разбойники сожгли ее  усадьбу,  убили
двоих внуков и нескольких слуг. После истории с  контрабандой  мне  пришлось
порвать с ней отношения, но несчастье, выпавшее на долю семейства, с которым
мое отношение было столь долгие годы дружественным, было таким ужасным,  что
я не смог этого вынести и предложил высокое вознаграждение тому, кто поможет
задержать  убийц.  Я  испытал  чувство  удовлетворения,  когда  суд  покарал
негодяев. Увы, эта цепь испытаний подорвала рассудок госпожи  Лян,  и  в  ее
больной голове зародилась мысль, что я несу ответственность за  выпавшие  на
ее долю несчастья.
   - Какая нелепая мысль! - воскликнул судья Ди. - Вы, ее лучший друг!
   С грустью покачал Линь Фан головой и вздохнул.
   - Да. Поэтому вашему превосходительству не составит труда понять,  что  я
уехал из Кантона в значительной степени ради  того,  чтобы  скрыться  от  ее
козней. Ваше превосходительство поймет мое положение. С одной стороны, я  не
мог прибегнуть к  защите  закона  против  дружественного  мне  семейства.  С
другой, если бы я не отвечал на  эти  обвинения,  мое  положение  в  Кантоне
пострадало бы. Я надеялся обрести покой и отдых  в  Пуяне,  но  эта  женщина
преследовала  меня  и   здесь,   обвинив   в   похищении   ее   внука!   Его
превосходительство Фон сразу же отверг это  обвинение.  Несомненно,  госпожа
Лян его возобновляет?
   Прежде чем ответить, судья Ди выпил  несколько  глотков  чая.  Затем,  не
торопясь, он попробовал принесенные управляющим сладости.
   - Ах, мне страшно жаль, что я просто не могу отмести ее жалобы! - наконец
сказал он, - Но как мне ни горько, поверьте, причинять вам это неудобство, я
буду вынужден вызвать вас в присутствие, чтобы выслушать вашу  защиту.  Само
собой разумеется, это чистая формальность, ведь ваша невиновность  бросается
в глаза.
   Линь Фан снова  ему  поклонился.  Его  столь  странный  застывший  взгляд
остановился на судье.
   - Когда ваше превосходительство намерены заслушать меня?
   Судья погладил свои бакенбарды.
   - Мне трудно сейчас это уточнить. Есть отложенные нерешенные  дела,  и  у
меня накопилась масса административной работы. К тому же мой помощник обязан
- о, это пустая формальность! - просмотреть переданные госпожей Лян бумажки,
чтобы изложить мне их содержание. Мне очень жаль, что я не могу назвать  вам
точного срока. Но будьте  уверены,  что  мы  будем  вести  дело  без  всякой
волокиты.
   - Ничтожный купец, каким я являюсь, будет вам глубоко признателен.  Моего
присутствия в Кантоне ждут важные дела. У меня было  намерение  выехать  уже
завтра, оставив дом на попечение управляющего. Именно в связи с  предстоящим
отъездом мое жилище выглядит таким заброшенным. Большинство слуг уехало  еще
на прошлой неделе. По этой же причине столь скудно  мое  гостеприимство,  за
что приношу тысячу извинений!
   - Постараюсь возможно быстрее все устроить, хотя, признаюсь, сожалею, что
вы вынуждены нас покинуть! Пребывание  столь  выдающегося  гражданина  нашей
богатой южной провинции является большой честью для моего бедного уезда. То,
что мы вам можем здесь предложить, так далеко от роскоши и  изысканности,  к
которым вы привыкли в Кантоне. Мне трудно вообще  понять,  как  мог  человек
вашего уровня избрать наш скромный город местом даже временного уединения!
   - Объяснение весьма простое, - ответил Линь Фан. - Мой покойный отец  был
очень деятелен. Он любил  плавать  по  каналу  на  наших  джонках,  проверяя
отделения компании. Побывав в Пуяне, он  был  так  очарован  его  прелестным
видом, что решил построить здесь усадьбу к тому времени,  когда  отойдет  от
дел. Увы, мой отец ушел воссоединиться со своими предками раньше,  чем  смог
осуществить свой замысел. Поэтому я подумал, что мой семейный долг  требует,
чтобы дом Линь приобрел владение в Пуяне.
   - Какой похвальный пример сыновней преданности!
   - Может быть, позднее я целиком посвящу этот дом памяти моего  отца.  Дом
стар,  но  построен   подходяще.   Я   уже   сделал   некоторые   улучшения,
соответствующие   моим   скромным   средствам.   Не   согласится   ли   ваше
превосходительство, чтобы я показал ему это скромное жилище?
   Судья принял предложение, и гостеприимный хозяин  провел  его  во  второй
двор, где имелся даже больший зал приемов, чем в первом.
   Его пол был покрыт плотным, специально для этого зала  сотканным  ковром.
Балки  и  поддерживающие  их  колонны  украшены  резьбой   и   перламутровой
инкрустацией. Мебель сандалового дерева источала нежный  аромат,  а  в  окна
вместо  бумаги  или  шелка,  были  вставлены  тончайшие  пластинки  раковин,
пропускавшие радужный свет.
   На заднем дворе Линь Фан сказал с легкой улыбкой:
   - Все женщины уехали, и я смогу показать вам и их покои.
   Судья Ди вежливо отказался, но хозяин настаивал, и начальник уезда понял,
что Линь Фан хотел его убедить, что скрывать ему нечего.
   По возвращении в первый зал судья Ди выпил вторую чашку чая и  постарался
придать разговору более общий характер. Так он узнал, что  Линь  Фан  открыл
кредит некоторым высокопоставленным особам в  столице  и  что  у  него  есть
отделения в большинстве крупных городов империи. Когда,  наконец,  начальник
уезда закончил визит, кантонец церемонно проводил его до паланкина.
   По возвращении в ямынь судья сразу же  прошел  в  свой  кабинет  и  бегло
просмотрел положенные ему на стол вторым  писцом  бумаги.  Ему  было  трудно
сосредоточиться на чем-то, кроме  недавнего  посещения.  У  Линь  Фана  были
огромные  возможности,  это  был  опаснейший  противник.  Попадет  ли  он  в
расставленную ловушку? Судью начали одолевать сомнения.
   Он все еще размышлял над этим, когда вошел управляющий.
   - Что тебя привело сюда? - спросил, поднимая голову, начальник  уезда,  -
Надеюсь, что в доме все в порядке?
   Управляющий явно чувствовал себя не в своей тарелке. По всей видимости он
не знал, как сообщить господину о цели своего прихода.
   - Ну, давай же, говори! - нетерпеливо воскликнул судья.
   - Ваше превосходительство, три закрытых паланкина только что вступили  на
третий двор. Из первого вышла пожилая женщина.  Она  сообщила  мне,  что  по
приказу вашего превосходительства" доставила двух молодых женщин. Больше она
ничего не захотела мне сказать. Я справился у второй жены и у третьей  жены,
но  они  ничего  не  знают.   Поэтому   я   осмеливаюсь   потревожить   ваше
превосходительство.
   Похоже, что известие порадовало судью Ди.
   - Устройте этих двух девиц в покоях четвертого двора, - сказал  он.  -  К
каждой приставьте служанку. Передай  мою  благодарность  особе,  которая  их
доставила, и скажи ей, что она может возвращаться к себе. После обеда я  сам
займусь остальным.
   Успокоенный управляющий поклонился и вышел.
   В обществе архивариуса и первого писца судья провел много часов, разбирая
дело о разделе наследства. Было уже поздно,  когда  он  прошел  в  ту  часть
ямыня, где находились его личные покои.
   Он направился к первой жене, которую застал  за  проверкой  хозяйственных
счетов дома вместе с управляющим.
   Увидев мужа,  она  поспешила  подняться.  Отослав  слугу,  судья  сел  за
квадратный стол и сделал знак  жене  сесть  рядом.  Он  спросил,  хорошо  ли
занимаются дети и доволен ли их  учитель.  Первая  жена  ответила  со  своей
обычной вежливостью, но судья видел, что она не поднимает глаз и  что-то  ее
тревожит. После короткой беседы он спросил:
   - Вы, конечно, знаете, что сегодня вечером приехали две молодые женщины?
   Спокойным тоном она заметила:
   - Я подумала, что долг требовал  от  меня  пройти  на  четвертый  двор  и
проверить, располагают ли вновь прибывшие всем, что  им  нужно.  Я  поручила
Астре и Хризантеме ими заниматься. Хризантема, к тому  же,  как  вы  знаете,
очень хорошая повариха.
   Кивком судья выразил свое одобрение, и его жена продолжала.
   - Возвращаясь с четвертого двора, я спрашивала себя, не  было  ли  лучше,
если бы мой господин заранее меня предупредил. Его покорная служанка выбрала
бы ему новых жен со всей необходимой тщательностью.
   Судья поднял брови.
   - Мне жаль, - сказал он, - что вы не одобряете мой выбор.
   - Никогда бы не позволила  себе  критиковать  вкусы  моего  господина,  -
возразила первая жена несколько холодным тоном,  -  но  мне  также  надлежит
заниматься поддержанием гармоничной атмосферы в вашем доме. Как не заметить,
что эти молодые особы весьма отличаются от  других  ваших  жен?  И  я  очень
опасаюсь, что пробелы в их воспитании отнюдь не облегчат поддержание доброго
согласия, которое царило до сих пор в этом доме.
   Судья Ди встал и сухо заметил:
   - В этом случае ваш долг совершенно ясен.  Вы  устроите  так,  чтобы  эти
пробелы - а  их  существование  я  признаю  -  поскорее  исчезли.  Вы  лично
займетесь обучением вновь прибывших. Пусть они научатся вышиванию  и  другим
искусствам, знакомым женщинам вашего положения. Им  следует  дать  некоторые
навыки письма. Повторяю, ваша точка зрения мне вполне понятна. Пока что  они
будут общаться только с вами. Вы будете меня извещать об их успехах.
   Первая жена встала одновременно с судьей. Когда он замолк, она сказала:
   - Долг вашей скромной служанки - привлечь внимание господина к еще одному
обстоятельству. С тем, что я получаю  на  хозяйство,  мне  будет  не  просто
выдержать расходы, вызываемые этим увеличением вашего дома.
   Судья извлек серебряный слиток из своего рукава и положил на стол.
   - Это на приобретение ткани, необходимой  для  шитья  их  платьев,  и  на
другие дополнительные расходы.
   Первая жена низко поклонилась.
   С тяжелым вздохом судья вышел. Трудности начались!
   Миновав множество коридоров, он  вышел  на  четвертый  двор,  где  застал
барышень Абрикос и Голубой Нефрит любующимися своим новым жильем.
   Упав на колени  перед  судьей,  они  поблагодарили  его  за  доброту.  Он
попросил их встать, и Абрикос почтительно передала ему запечатанный конверт.
   Судья вскрыл письмо. Оно содержало расписку в получении денег,  внесенных
за покупку двух молодых женщин, а также изысканно вежливую  сопроводительную
записку от управляющего начальника уезда Ло. Письмо он положил в  карман,  а
расписку вернул девице Абрикос, советуя тщательно ее  сохранить  на  случай,
если их прежний владелец однажды попробует заявить на них свои права.  Затем
он добавил:
   - Первая жена лично займется вами. Она расскажет вам о  наших  обычаях  и
приобретет ткань для ваших платьев. В течение десяти дней, пока  ваши  новые
платья не будут готовы, вы не будете выходить из этих покоев.
   Еще несколько минут благожелательно поговорив с ними,  судья  вернулся  в
кабинет, где велел слугам постелить ему постель на ночь.
   Сон долго к нему не приходил. Его  осаждали  сомнения  в  мудрости  своих
поступков. С тревогой спрашивал он себя, не превосходит ли  поставленная  им
задача его силы. Влиятельный, безмерно богатый  Линь  Фан  будет  опасным  и
беспощадным противником. Его чрезвычайно расстроил и холод, возникший в  его
отношениях с первой женой, потому что до сих пор семейный очаг был для  него
мирным укрытием, где он отдыхал от груза официальных обязанностей.
   Снова и снова перебирая в уме все поводы для  тревоги,  он  смог  заснуть
лишь очень поздно.
   Глава 16
   КАНТОНСКИЙ  КУПЕЦ  ПОСЕЩАЕТ  СУДЬЮ  ДИ.   СУРОВЫЙ   СУДЬЯ   ПЕРЕОДЕВАЕТСЯ
ПРОРИЦАТЕЛЕМ
   В течение двух последующих дней трое помощников  в  отчетах  не  отметили
ничего особенного.
   Линь Фан не выходил из дома  и,  казалось,  проводил  все  свое  время  в
библиотеке. Тао  Ган  приказал  рабочим,  которые  разбирали  развалины,  не
трогать стену второго  двора.  Они  вырубили  в  ней  временную  лестницу  и
выровняли верхнюю площадку. Удобно устроившись на  солнце,  Тао  Ган  сверху
обозревал дом Линь Фана и бросал свирепый взгляд на управляющего каждый раз,
когда его видел.
   По сообщению Цяо Тая, на ферме жили трое людей, проводивших время либо  в
уходе за овощами, либо в работе на джонке, которая все еще стояла на якоре у
причала.  В  канале  Цяо  Тай  выловил  двух  великолепных  карпов,  которых
торжественно передал повару судьи Ди.
   Ма Чжун  устроился  на  обширном  чердаке  склада  шелка,  расположенного
напротив дома госпожи Лян. Там он  развлекался  тем,  что  обучал  борьбе  и
кулачному бою исключительно одаренного молодого стражника.  Госпожа  Лян  ни
разу не выходила из дома. Время от времени отправлялась за покупками  старая
служанка. Поблизости не показалось ни одной подозрительной личности.
   На третий день какой-то кантонец подошел к Южным воротам.  Под  предлогом
совершенного поблизости  грабежа  солдаты  охраны  его  задержали.  При  нем
обнаружили толстое письмо, адресованное Линь Фану.
   Внимательно его прочитав, судья Ди не обнаружил  ничего  подозрительного.
Это был чисто торговый отчет, посланный агентом Линь Фана из другого города.
Но важность задействованных средств - речь шла о многих  тысячах  серебряных
монет в одной сделке - поразила начальника уезда.
   Переписав письмо, гонца освободили, и Тао  Ган  увидел,  как  вечером  он
явился к Линь Фану.
   Вечером четвертого дня Цяо Тай, прогуливаясь по берегу канала, нос к носу
столкнулся с управляющим Линь Фана. Несомненно, тот вплавь добрался по реке,
незаметно для солдат проскочив под решеткой.
   Выступив в роли разбойника с большой дороги, Цяо Тай оглушил управителя и
освободил от  письма,  которое  при  нем  находилось.  В  этом  адресованном
высокопоставленному чиновнику в столице  послании  в  завуалированной  форме
предлагалось немедленно перевести начальника уезда Пуяна на новое место. Его
сопровождал чек на пятьсот золотых слитков!
   На следующее  утро  слуга  Линь  Фана  принес  жалобу  судье  Ди.  В  ней
сообщалось, что управляющий кантонского купца только что подвергся нападению
и был ограблен. Судья приказал немедленно расклеить  объявление,  в  котором
предлагалось  вознаграждение  в  пятьдесят  серебряных  монет  любой  особе,
могущей предоставить  сведения  о  подлом  налетчике.  Похищенное  Цяо  Таем
послание он поместил в дело, чтобы при случае им воспользоваться.
   Это был первый ободряющий признак, но за этим  новых  не  последовало,  и
вторая неделя минула без каких-либо событий.
   Судья начал утрачивать свою обычную невозмутимость и стал  раздражителен.
Любопытная вещь: его внезапно стали интересовать армейские  передвижения,  и
он принялся изучать циркуляры соседних  начальников  уездов,  оповещающие  о
движении войск.  Он  даже  стал  укреплять  дружеские  отношения  с  местным
гарнизонным командиром -  удручающе  скучной  личностью,  несмотря  на  свои
военные таланты, и часами расспрашивал его о размещении  вооруженных  сил  в
области.
   На юго-западе провинции фанатики новой  религиозной  секты  сомкнулись  с
бандой разбойников, попытавшись начать вооруженный  мятеж,  и  судья  сделал
многочисленные записи об этом заговоре. Казалось совершенно невероятным, что
эти волнения когда-нибудь затронут Пуян, и секретарь Хун  чесал  в  затылке,
тщетно пытаясь разгадать причины такой заинтересованности.
   Но судья Ди не дал ему никакого объяснения, и  секретарь  Хун  был  задет
этим  недостатком  доверия.  Этот  честный  человек  к  тому  же  чувствовал
холодность, возникшую между его хозяином и первой женой, что делало его  еще
более несчастным.
   Случалось, что начальник уезда проводил ночь у второй или у третьей жены,
но большую часть времени он спал один в своем кабинете.
   Раз или два утром он посетил четвертый двор, чтобы  выпить  чашку  чая  с
барышнями Абрикос и Голубой Нефрит. Немного поболтав, он быстро  возвращался
в свой кабинет.
   Через две недели после посещения судьей кантонского купца в ямынь  пришел
управляющий Линь Фана и осведомился, не может ли тот быть принят.  Секретарь
Хун сказал, что судья будет польщен подобным посещением.
   Линь Фан  прибыл  в  закрытом  паланкине.  Приняв  его  с  самой  большой
сердечностью, судья Ди усадил гостя в зале приемов  и  настоял  на  угощении
фруктами и сладостями.
   Как обычно с непроницаемым видом Линь Фан начал с традиционного выражения
вежливости, но затем глухо спросил:
   - Нашли ли вы улику, позволяющую установить личность вора,  напавшего  на
моего слугу? Я отправил его на ферму с  посланием.  Выйдя  из  города  через
Северные ворота, он шел вдоль канала, когда разбойник  оглушил  его  ударами
кулаков и, ограбив до нитки, бросил  в  воду.  К  счастью,  мой  слуга  смог
выбраться на берег, иначе бы он погиб.
   - Каков негодяй! - воскликнул гневно судья. - Сначала оглушить  человека,
а потом попытаться его утопить! Я повышу .вознаграждение до  ста  серебряных
монет.
   Линь Фан с достоинством поблагодарил, а затем, уставившись на судью своим
странным мертвым взглядом, добавил:
   - Нашли ли ваше превосходительство время заняться другим моим делом?
   Судья горько покачал головой.
   - Первый писец целые дни проводит над бумагами, переданными госпожой Лян.
Некоторые подробности не очень ясны,  и  он  должен  запросить  пояснения  у
старой дамы, а вы знаете, как редки мгновения, когда ее ум светел. И все  же
я надеюсь, что вскоре все будет готово.
   Линь Фан очень низко поклонился.
   - Впрочем, - сказал он, - эти два вопроса  ничтожны  по  значению.  Я  не
позволил бы себе тратить ваше  бесценное  время,  если  бы  передо  мной  не
возникла   новая   проблема,   которую    может    разрешить    лишь    ваше
превосходительство.
   - Говорите совершенно свободно  и  считайте,  что  я  полностью  к  вашим
услугам.
   - Ваше превосходительство находится  в  постоянных  сношениях  с  высшими
властями страны. Вы осведомлены о всех делах империи - как  внешних,  так  и
внутренних - и не подозреваете, до какой степени мы,  торговцы,  можем  быть
невежественны в этих вопросах! А ведь их знание позволило  бы  нам  избегать
колоссальных убытков в тысячи серебряных монет. Так вот, мой представитель в
Кантоне сообщает, что мой соперник только что обеспечил  себе  неофициальное
содействие правительственного  чиновника,  который  соблаговолил  стать  его
советником. Мне кажется, что  мое  скромное  предприятие  обязано  следовать
этому примеру. К несчастью, скромный  торговец,  который  сейчас  раскрывает
перед вами свою душу, не имеет связей среди  высокопоставленных  официальных
особ. Я очень высоко оценил  бы  милость,  которую  ваше  превосходительство
оказали бы мне, соблаговолив подсказать мне какое-либо имя.
   Судья Ди наклонил голову.
   - Вы оказываете мне огромную честь, справляясь о  моем,  лишенном  всякой
ценности мнении, - ответил он с невозмутимой серьезностью. -  Я  всего  лишь
ничтожный начальник очень небольшого уезда, и  мне  невозможно  найти  среди
своих друзей или знакомых лицо, обладающее  достаточным  знанием  и  опытом,
чтобы служить почетным советником такого крупного предприятия, как дом Линь.
   Линь Фан отпил глоток чая.
   - В виде мелкого знака признательности,  -  сказал  он,  -  мой  соперник
передает десятую часть своих доходов этому  почтенному  советнику.  Конечно,
для высокопоставленного чиновника эта часть, составляющая, наверное,  что-то
около пяти тысяч серебряных монет в месяц, значит немного, но все же,  когда
приходится содержать большой дом, это помогает.
   Задумчиво погладив бороду, судья ответил:
   - Надеюсь, вы понимаете, как я скорблю, что не в  состоянии  вам  помочь.
Если бы я не питал к вам столь высокого уважения, я мог  бы  порекомендовать
вас одному из своих коллег, но, по  моему  скромному  суждению,  даже  самое
лучшее едва ли хорошо для дома Линь!
   Линь Фан поднялся.
   ~ Я очень прошу ваше превосходительство извинить меня за то, что я  столь
неловко затронул эту тему, но я  хотел  бы,  чтобы  вам  было  понятно,  что
легкомысленно упомянутая мною сумма, вероятно, ниже истинной... Может  быть,
вдвое?.. Нет? Ну что же,  когда  у  вашего  превосходительства  будет  время
подумать, может быть, вы найдете имя, чтобы мне подсказать?
   Судья Ди встал в свою очередь.
   - Бесконечно сожалею, - сказал он, - но в очень ограниченном  кругу  моих
друзей мне было бы невозможно найти особу с желательным опытом.
   Посетитель еще раз поклонился и распрощался с  судьей,  который  проводил
его до паланкина.
   Секретарь Хун заметил,  что  после  этого  посещения  к  судье  вернулось
хорошее настроение. Судья передал ему разговор, который у  него  только  что
состоялся, и заключил:
   - Крыса чувствует, что попалась. Она пытается прогрызть капкан.
   Но на следующий день судья был снова мрачен. Даже восторг, с которым  Тао
Ган описывал бешенство кантонского управителя,  когда  тот  замечал  его  на
заборе, не заставлял судью улыбнуться.
   Минула еще неделя. Но вот однажды, когда судья  сидел  один  в  кабинете,
бегло просматривая административные циркуляры, он  услышал  в  коридоре  шум
голосов. Два писца делились последними новостями. Судья Ди не  прислушивался
к их болтовне, пока слово "восстание" не привлекло его внимания. Он встал и,
бесшумно подойдя к перегородке, приложил к ней ухо.  Один  из  них  говорил:
"...нет никакой опасности, что мятеж распространится, но из предосторожности
губернатор нашей провинции  намерен  сосредоточить  войска  вблизи  Циньхуа,
чтобы успокоить население".
   Второй ответил:
   - Так вот в чем дело! Мой друг старшина по секрету сообщил мне,  что  все
гарнизоны этого уезда получили приказ еще вечером прибыть  в  Циньхуа.  Если
так, официальное сообщение вскоре поступит в ямынь.
   Больше судья не слушал. Открыв стальной сундучок, где хранились секретные
бумаги, он достал оттуда различные документы и толстый пакет.
   Когда появился секретарь, он с удивлением обнаружил, что недавняя вялость
его хозяина полностью исчезла.
   - Мне надо немедленно уехать по чрезвычайно важному  секретному  делу,  -
сказал судья. - Выслушай же внимательно мои указания,  у  меня  нет  времени
повторять или давать тебе дополнительные объяснения.  Дословно  выполни  мои
приказы. Завтра ты все поймешь.
   Протянув четыре конверта, он продолжал:
   - Вот мои послания. Они адресованы четырем видным гражданам этого  уезда,
людям, чья честность общепризнана, пользующимся  всеобщим  уважением.  Я  их
выбрал после зрелого размышления, учитывая и  то,  где  они  проживают.  Это
генерал в отставке господин Бао; бывший  судья,  член  провинциального  суда
господин Ван; глава гильдии ювелиров господин Лин; глава  гильдии  плотников
господин Вэнь. Сегодня же вечером посети их от моего имени и предупреди, что
они будут нужны мне в качестве свидетелей  по  делу  чрезвычайной  важности.
Пусть они никому об этом не говорят, но  будут  готовы  за  час  до  восхода
солнца, вместе со своими паланкинами и несколькими верными  слугами.  Далее,
ты тайно отзовешь Ма Чжуна, Цяо Тая и Тао Гана с их нынешних постов, где  их
заменят стражники. Скажи им, чтобы они завтра утром, за два часа до  восхода
солнца, находились в Большом дворе, причем Ма Чжун и Цяо Тай обязаны быть на
конях, в боевом облачении, при саблях и луках. Вчетвером  вы  разбудите,  не
делая шума, всех наших стражников и всех писарей. Ты проследишь,  чтобы  мой
официальный паланкин был готов в Большом дворе. Вокруг пусть соберутся  все,
кто работает в ямыне, каждый должен быть на своем обычном месте. Стражники -
со своими дубинками, цепями  и  бичами.  Все  следует  сделать,  не  зажигая
фонарей и без малейшего шума. В паланкин ты также поместишь мой  костюм  для
официальных  приемов.  Старый  тюремщик  и   его   люди   обеспечат   охрану
присутствия. А теперь мне пора. Итак, до завтрашнего утра, секретарь,  -  за
два часа до восхода солнца!
   И не дав секретарю Хуну вставить хотя бы слово,  судья  покинул  кабинет,
унося под мышкой взятый из сундучка сверток.
   Не останавливаясь, он пересек свои покои и направился на четвертый  двор.
Он застал барышень Абрикос и Голубой Нефрит за вышиванием нового платья.
   Около получаса продолжался его серьезный разговор  с  ними,  а  затем  он
развернул свой сверток. Появился  костюм  предсказателя.  с  высоким  черным
головным убором и табличка, оповещавшая крупными иероглифами: "ИЗВЕСТНЫЙ  ВО
ВСЕЙ ИМПЕРИИ МАСТЕР ПЭН ТОЧНО ПРЕДСКАЗЫВАЕТ БУДУЩЕЕ В СООТВЕТСТВИИ С  ТАЙНОЙ
ТРАДИЦИЕЙ ЖЕЛТОГО ИМПЕРАТОРА".
   Две молодые женщины помогли судье Ди совершить переодевание. Он спрятал в
рукаве тщательно свернутую табличку-объявление и сказал барышне Абрикос:
   - Я целиком полагаюсь на вас и вашу сестру!
   Обе низко перед ним склонились.
   Вышел начальник уезда через маленькую заднюю дверь. Эти покои  четвертого
двора были выбраны им для барышень Абрикос и Голубой Нефрит потому, что были
независимы от собственно женских помещений, а также из-за этой тайной двери.
Она выходила в парк, что позволяло ему в случае необходимости  выскальзывать
из ямыня, не будучи увиденным.
   Выйдя на главную улицу, он развернул табличку и смешался с толпой.
   Остаток дня он провел, расхаживая безо  всякой  видимой  цели  по  улицам
Пуяна и выпивая в трактирах бесконечные чашки чая. Если к нему  приближались
с просьбой погадать о будущем,  лжепрорицатель  уклонялся,  говоря,  что  не
может задержаться из-за встречи с важным клиентом.
   Когда опустилась  ночь,  он  скромно  поужинал  в  маленькой  харчевне  у
Северных ворот. Вечер у него был свободен, и он подумал, что  мог  бы  пойти
прогуляться  к  храму  Совершенной  Мудрости,  ибо   призраки,   о   которых
рассказывал Ма Чжун, возбудили его любопытство.
   По словам официанта, это святилище должно находиться  где-то  поблизости,
но только неоднократно спросив дорогу, судья в конце  концов  нашел  улочку,
которая вывела его к храму. Осторожно продвигался он в темноте,  направляясь
к замеченному в конце узкого прохода свету.
   Из рассказов Ма Чжуна он уже представлял себе картину, которая ждет  его,
и не удивился, увидев, что Чэн Па на паперти храма сидит как обычно,  спиной
к стене, в окружении своих преданных соратников, неутомимо играющих в кости.
   При приближении пришельца все подняли глаза, настороженно глядя на  него.
Но, увидев табличку, Чэн Па сплюнул на землю с отвращением.
   - Убирайся, приятель. Уходи побыстрее! - воскликнул  он.  -  Мне  слишком
горько думать о своем прошлом,  чтобы  испытывать  желание  узнать  будущее.
Словно единорог,  пройди  через  эту  стену  или  улети,  подобно  летающему
дракону, но исчезни! Твой вид мне неприятен.
   - Не могу ли я случайно встретить здесь  человека  по  имени  Чэн  Па,  -
вежливо осведомился лжепрорицатель.
   Двое из мошенников сразу же окружили его,  а  их  главарь  с  неожиданной
легкостью вскочил на ноги.
   - Никогда не слышал этого имени! - крикнул он. - Сукин сын, почему  ты  о
нем спрашиваешь?
   - Ух, зачем вы сердитесь? - вкрадчиво ответил судья.  -  Только  что  мне
встретился мой собрат. Увидев, что я направляю свои стопы в эту сторону,  он
передал мне две связки вэней, доверенных ему одним из друзей гильдии нищих с
поручением вручить названному Чэн Па. Вроде бы обычно  его  находят  в  этом
месте, но раз его нет, не будем об этом говорить!
   Судья притворился, что уходит.
   - Проклятая собака! - воскликнул его взбешенный собеседник. -  Знай,  что
Чэн Па - это я. Не  пытайся  прикарманить  деньги,  принадлежащие  советнику
гильдии!
   Судья Ди поспешил вручить ему монеты. Главарь шайки вырвал их у  него  из
рук и принялся пересчитывать. Убедившись, что счет верен, он смягчился.
   - Дружище, очень любезно с  твоей  стороны,  что  ты  взял  на  себя  это
поручение, - заявил он, - Извини мою недавнюю невежливость, но, видишь ли, в
последнее время у нас бывали странные посещения. Появился парень, которого я
принял  за  почтенного  мошенника,  и  попросил  меня  оказать  ему  услугу.
Естественно, я это сделал, а потом друзья предупредили меня, что, отнюдь  не
будучи честным человеком, он  является  одним  из  приспешников  ямыня.  Что
станет с империей, если больше  нельзя  доверять  людям?  Ах,  мне,  однако,
нравилось играть с ним в кости. Присядь же отдохнуть. Не решаюсь  предложить
тебе партийку, ведь ты знаешь будущее!
   Судья присел на корточки, и вскоре разговор стал общим. Судья  Ди  хорошо
изучил нравы дна и при случае мог говорить на его языке.  Начав  со  смешных
анекдотов, которые имели определенный успех, он приступил к  весьма  мрачной
истории о призраках.
   Чэн Па сразу же поднял руку, требуя, чтобы судья замолк.
   - Остановись, - торжественно возгласил он, -  Наши  соседи  -  блуждающие
духи! Не потерплю, чтобы в моем присутствии о них плохо говорили.
   Судья изобразил удивление, и Чэн Па охотно рассказал историю заброшенного
храма, не сказав, впрочем, ничего, что судья бы уже не слышал.
   - Кто угодно, но только не я  скажу  дурное  о  призраках  или  духах,  -
заметил лжепрорицатель. - Если осмелюсь признаться,  они  ведь  отчасти  мои
помощники.  Я  с  ними  иной  раз  советуюсь,  предсказывая  будущее,  и  их
благожелательное содействие помогло мне собрать  немало  монет!  В  ответ  я
часто оставляю жареные пирожки в излюбленных ими местах. Они очень охочи  до
подобного рода лакомств.
   Хлопнув себя по бедру, Чэн Па воскликнул:
   - Так вот куда делись пирожки, которые я  вчера  отложил  себе  на  ужин!
Когда мне захотелось их съесть, найти их  было  невозможно.  Век  живи,  век
учись!
   Судья заметил лукавую улыбку на лице одного из  воров.  Сделав  вид,  что
ничего не видел, он спросил:
   - А вы не будете возражать, если я осмотрю этот храм?
   - Раз уж ты друг призраков, ничего не вижу в этом неуместного, -  ответил
Чэн Па. - Ты мог бы даже им передать, что мы честные люди, и было  бы  очень
хорошо с их стороны не тревожить нашего заслуженного отдыха  своими  ночными
шалостями.
   Не отвечая, судья Ди забрал факел из рук одного из людей  и  поднялся  на
паперть, ведущую к порталу святилища.
   Массивные двери были перегорожены железным засовом. Подняв  факел,  судья
увидел, что на засов наклеена бумажная  полоска.  На  ней  виднелись  личная
печать судьи Фона, слова "Суд Пуяна" и дата двухлетней давности.
   Судья обошел здание и наконец обнаружил дверь поменьше.  Она  также  была
заперта, но ее верхняя филенка сделана из деревянной решетки.
   Загасив факел ударом о стену и встав на  цыпочки,  он  попытался  увидеть
что-нибудь в глухом мраке, затем напряженно прислушался.
   Ему показалось, что очень далеко, в глубине храма, послышались  шаркающие
шаги, но такого рода шум могли произвести и летучие  мыши.  Через  мгновение
все снова погрузилось в полную тишину.
   Сомневаясь, не подвел ли его слух, он продолжал прислушиваться.
   До него донеслись какие-то глухие удары вроде бы молота, но внезапно  они
прекратились, и больше ничто не нарушало тишины.
   Если первый шум мог  быть  объяснен  естественными  причинами,  то  удары
молота были странны. Ясно, что требовалось расследование.
   Когда судья спустился по ступеням крыльца, Чэн Па воскликнул:
   - Ты там здорово задержался! Что же ты видел?
   - Ох, ничего особенного. Лишь двух синих демонов, которые играли в  кости
свежеотрубленными человеческими головами!
   - Святое небо! - воскликнул Чэн Па,  -  Что  за  мир!  Но...  соседей  не
выбирают!
   Начальник уезда расстался с шайкой  и  направился  к  главной  улице.  На
поперечной улице он  заметил  гостиницу,  которая  показалась  ему  довольно
чистой. Вывеска  "Восемь  бессмертных"  возвещала  о  приверженности  восьми
почитаемым даосами духам. Судья снял комнату на ночь  и  предупредил  слугу,
принесшего ему горячего чая, что уйдет ранним  утром,  чтобы  покинуть  Пуян
сразу после открытия городских ворот.
   Выпив две чашки чая, он плотно закутался в свое  платье  и  вытянулся  на
шаткой кровати, надеясь поспать час или два.
   Глава 17
   ЗАРЯ ВСТРЕЧАЕТ ИДУЩИХ К ХРАМУ  СТРАННЫХ  ПАЛОМНИКОВ.  ПЕРЕД  ЗАЛОМ  БУДДЫ
ПРОИСХОДИТ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ЗАСЕДАНИЕ СУДА
   Судья встал задолго до зари. Ополоснув рот  холодным  чаем  и  приведя  в
порядок одежду, он вышел из гостиницы "Восемь бессмертных".
   Идя широким  шагом  по  пустынным  улицам,  он  быстро  дошел  до  ямыня.
Полупроснувшийся Страж открыл ему ворота, бросив изумленный  взгляд  на  его
странное одеяние. Не останавливаясь, судья Ди прошел на Большой двор, где  в
темноте  едва  виднелась  группа  людей,  молчаливо  ожидавших  вокруг   его
паланкина.
   Секретарь Хун зажег бумажный фонарь и помог ему подняться в паланкин. Там
судья наконец снял одежду прорицателя и надел свой официальный  костюм.  Как
только он накрыл голову черной шелковой шапочкой, сразу приподнял  занавеску
и сделал знак Ма Чжуну и Цяо Таю.
   Оба выглядели весьма гордо в  тяжелых  кольчугах  офицеров  кавалерии,  в
островерхих шлемах, вооруженные каждый двумя  длинными  саблями  и  большими
луками с колчанами, наполненными стрелами.
   Тихим голосом судья сказал им:
   - Сначала мы отправимся к генералу Бао, затем  к  судье  Вану  и  наконец
заберем господ Лина и Вэня. Вы будете скакать впереди.
   Ма Чжун поклонился.
   - Мы обмотали соломой копыта лошадей, - сообщил он. -  Никто  не  услышит
нашего движения.
   Судья одобрительно кивнул и отдал приказ к отправлению. В  полной  тишине
направился маленький отряд к западу, а  обогнув  стену  ямыня,  повернул  на
север и вскоре остановился перед жилищем генерала.
   Как только секретарь постучал, обе створки ворот распахнулись.  В  центре
двора, в окружении тридцати слуг, стоял военный паланкин.
   Паланкин судьи приблизился к ступеням, ведущим в зал приемов, у  подножия
лестницы генерал Бао в полной военной форме ожидал своего гостя. Несмотря на
свои семьдесят  лет,  генерал  выглядел  внушительно  в  шелковом,  расшитом
золотом  фиолетовом  платье  и  позолоченной  кольчуге.  Огромная  сабля   в
украшенных драгоценными камнями ножнах свисала с его пояса,  а  флажки  пяти
дивизий, которые он некогда вел к победе, образовывали многоцветный веер  на
острие его шлема.
   Судья вышел из паланкина, и оба церемонно склонились друг  перед  другом.
Судья заговорил:
   - Я глубоко сожалею,  что  потревожил  ваше  превосходительство  в  столь
неурочный час,  но  мы  направляемся  разоблачать  гнусного  преступника,  и
свидетельство вашего превосходительства будет необходимо, чтобы добиться его
осуждения. Поэтому я нижайше прошу вас внимательно наблюдать  за  всем,  что
произойдет, чтобы позднее засвидетельствовать это перед судом.
   Генерал выглядел совершенно счастливым при мысли о ночном  походе.  Тоном
настоящего солдата он ответил:
   - Вы начальник нашего уезда, я вам подчиняюсь. Двинулись!
   Аналогичным образом судья переговорил с судьей Ваном и с главами  гильдий
ювелиров и плотников господами Лином и Вэ-нем.
   Когда состоящий уже  из  пяти  паланкинов  и  около  сотни  людей  кортеж
приблизился  к  Северным  воротам,  судья  подозвал  Ма   Чжуна   и   кратко
распорядился:
   - Как только мы выйдем из города, ты и Цяо Тай передайте  всем  следующее
указание: запрещено отдаляться от кортежа под страхом смерти. Цяо Тай  и  ты
будете скакать справа и слева от кортежа, со стрелами на  тетиве.  А  теперь
скажи солдатам охраны, чтобы открывали ворота!
   Чуть погодя раскрылись тяжелые, обитые железом створки ворот, открывая им
проход. Небольшой отряд повернул  на  восток  и  двинулся  в  сторону  храма
Бесконечного Милосердия.
   Когда отряд прибыл к храму, секретарь Хун постучал в ворота.  В  окошечке
показалась заспанная голова монаха.
   - Мы представляем суд, - крикнул секретарь. - Только  что  на  территорию
храма проник вор. Откройте быстрее!
   Послышался скрип отодвигаемого засова, и между створками  ворот  возникла
щель в вершок или два шириной.  Соскочившие  с  коней  Ма  Чжун  и  Цяо  Тай
навалились  всем  телом,  и  ворота  стремительно  раскрылись.   Два   воина
поторопились  запереть  позеленевших  от  страха  монаха-привратника  и  его
подручных в их каморке, пообещав при малейшем шуме прийти  и  перерезать  им
горло.
   Кортеж проник в первый  двор.  Судья  Ди,  примеру  которого  последовали
четыре свидетеля, вышел из паланкина. Тихим голосом он попросил их следовать
за ним, приказав остальной части отряда не двигаться с места. Следуя за  Тао
Ганом, который показывал дорогу, все пятеро направились к Большому залу.  За
ними в молчании шли Ма Чжун и Цяо Тай.
   Горевшие всю ночь  перед  священной  статуей  богини  Гуаньинь  бронзовые
фонари слабо освещали огромный двор.
   Судья Ди поднял руку. Из тьмы выступил тонкий силуэт, укутанный в халат с
капюшоном буддийских монахинь, и приблизился к судье. Глубоко  поклонившись,
монахиня прошептала ему на ухо несколько слов.
   Начальник уезда сразу же повернулся к Тао Гану.
   - Веди нас в комнату отца настоятеля! - приказал он.
   Тао Ган поднялся по ступеням террасы и повернул  направо  вдоль  Большого
зала. В глубине коридора он указал на закрытую дверь.
   Судья Ди дал знак Ма Чжуну. Ударом плеча  тот  высадил  дверь  и  отошел,
чтобы пропустить своего господина.
   Две большие свечи  освещали  роскошно  обставленную  комнату.  Назойливый
запах духов и ладана стоял в воздухе. Вытянувшийся на роскошной  постели  из
эбена отец настоятель громко храпел под богато расшитым шелковым одеялом.
   - В цепи этого человека! - приказал судья, - Свяжите ему руки за спиной.
   Ма Чжун и Цяо Тай выволокли спящего из кровати, бросили на пол и  связали
ему запястья прежде, чем он окончательно проснулся.
   Ма Чжун без лишней нежности поднял его на ноги и крикнул:
   - Пади ниц перед начальником уезда!
   Лицо священнослужителя стало пепельным. Наверно, он принял двух воинов  в
кольчуге за подручных Черного судьи Адских областей...
   Судья Ди повернулся к свидетелям:
   - Я прошу вас  тщательно  осмотреть  этого  человека  и  обратить  особое
внимание на его выбритое темя!
   Обращаясь к секретарю Хуну, он добавил:
   - Побыстрее найди стражников, которых мы оставили в первом дворе. Прикажи
им сковать цепями всех монахов, которых  они  обнаружат.  Теперь  они  могут
зажечь фонари. Тао Ган покажет им, где живут эти люди.
   В мгновение ока двор наполнился горящими фонарями,  на  которых  крупными
иероглифами выделялась надпись "Суд Пуяна". Операция продолжалась  под  звон
цепей, отдаваемых в полный голос приказов, ударов ногами в двери, под  вопли
ужаса, испускаемые монахами, когда стражники размахивали  дубинками,  ударяя
тех, кто не подчинялся достаточно быстро. В конце концов  около  Шестидесяти
перепуганных монахов было собрано в центре Большого двора.
   С верхней ступени лестницы судья Ди приказал:
   - Поставьте их на колени, рядами по шесть человек, лицом к террасе!
   Когда это было выполнено, он распорядился:
   - Пусть все те, кто меня сопровождал, встанут  в  должном  порядке  вдоль
трех сторон этого двора.
   Затем он вызвал Тао Гана и сказал, чтобы тот провел его в  закрытый  сад.
Повернувшись к молодой женщине в платье монашки, он добавил:
   - А вы, Голубой Нефрит,  покажите  нам  беседку,  где  находится  барышня
Абрикос.
   Тао Ган открыл калитку, ведущую в сад, и они пошли по извилистой аллее. В
мерцающем свете фонарей  этот  изысканно  разбитый  сад  напоминал  мечту  о
Восточном рае!
   Барышня Голубой Нефрит остановилась перед очаровательным домиком, укрытым
в зарослях зеленеющего бамбука.
   Дав знак свидетелям приблизиться, судья показал им нетронутую  печать  на
закрытой на ключ двери.
   Он кивнул головой барышне Голубой Нефрит. Она  сорвала  печать,  вставила
свой ключ в замочную скважину и повернула.
   Судья постучал, громко произнеся:
   - Это я, начальник этого уезда!
   Затем отступил на шаг.
   Красная лакированная дверь открылась, обнаружив барышню Абрикос в  легкой
ночной рубашке с подсвечником в руке. Заметив генерала Бао и судью Вана, она
поспешила запахнуться в халат монашки.
   Все вошли в домик. Замечательное изображение богини, висевшее  на  стене,
большая кровать с покрывалами из стеганого шелка и пышная обстановка комнаты
привели их в восхищение.
   Судья Ди почтительно склонился перед барышней Абрикос, и четыре свидетеля
последовали  его  примеру.  Навершие  на  шлеме  старого  генерала  галантно
закачалось.
   - А сейчас покажите мне  секретный  вход,  -  потребовал  судья.  Барышня
Абрикос  подошла  к  двери.  Она  повернула  одно  из  медных  украшений  на
лакированной поверхности: в самом центре панно  открылось  узкое  отверстие.
Тао Ган хлопнул себя по лбу.
   - Подумать только: меня провели такой хитростью! - возмущенно  воскликнул
он. - Повсюду я смотрел, но не увидел того, что бросалось в глаза!
   Повернувшись к барышне Абрикос, судья спросил:
   - Заняты ли остальные пять беседок?
   Девушка утвердительно склонила голову, и судья продолжал:
   - Пройдите вместе с барышней Голубой  Нефрит  по  покоям  приглашенных  и
скажите мужьям этих женщин  прийти  сюда,  чтобы  открыть  двери  домиков  и
выпустить жен. Затем пусть мужья - одни  -  пройдут  в  Большой  зал,  чтобы
присутствовать на предварительных обсуждениях.
   Девушки удалились. Судья Ди тщательно осмотрел всю  комнату.  Показав  на
предмет,  стоявший  на  столике  у  изголовья  кровати,  он  сказал  четырем
свидетелям:
   - Обращаю ваше внимание на  эту  коробочку  из  слоновой  кости,  которая
содержит губную помаду. Запомните как следует ее положение!  Сейчас  генерал
Бао запечатает эту коробочку - в должное время она  будет  представлена  как
улика.
   В ожидании возвращения барышни Абрикос Тао Ган исследовал тайную  панель.
Ею можно было бесшумно управлять  и  с  одной  и  с  другой  стороны  двери,
поворачивая одно из бронзовых украшений.
   Барышня Абрикос вернулась и сообщила судье, что женщины  из  пяти  других
беседок уже находятся в первом дворе, а их мужья ожидают перед Большим залом
храма.
   Судья провел своих спутников по всём пяти беседкам, и Тао Ган  без  труда
нашел в каждой из них секретный проход.
   Начальник уезда собрал свидетелей. Понизив голос, он обратился к ним:
   - Я намерен попросить вас любезно помочь мне  в  одном  пункте  обвинения
слегка отойти от правды. Из чувства жалости. Я думаю заявить, что в двух  из
шести беседок, при этом мы воздержимся от уточнения,  в  каких,  нет  тайных
дверей. Согласны ли со мной досточтимые особы?
   - Прекрасно сказано! - воскликнул судья Ван. - Это свидетельствует о том,
как дорог вам общественный интерес. Я даю вам свое соглашение  при  условии,
что  правда  будет  восстановлена  в  отдельном   докладе,   предназначенном
исключительно для ознакомления властей.
   Когда все выразили свое согласие, судья Ди заявил:
   - А теперь  отправимся  в  Большой  зал,  где  я  открою  предварительные
слушания.
   Они появились на  террасе,  когда  первые  лучи  зари  начали  окрашивать
розовым светом головы шестидесяти коленопреклоненных монахов.
   Судья приказал начальнику стражи, чтобы  принесли  из  трапезной  большой
стол и сидения. После того, как импровизированный суд  был  готов,  Ма  Чжун
приволок  к  подножию  террасы  отца  настоятеля,  дрожащего  от   холодного
утреннего воздуха.
   Увидев судью Ди, монах злобно выкрикнул:
   - Собака, ты же принял мои подарки!
   - Ошибаешься, - ледяным тоном ответил судья.  -  Я  их  рассматривал  как
ссуду. И до последней монеты  они  послужили  подготовке  твоей  собственной
погибели.
   Генерала Бао и судью Вана усадили справа от судьи, а глав двух гильдий  -
слева от него, за большим столом. Секретарь Хун принес табуреты для барышень
Абрикос и Голубой Нефрит, сам оставшись стоять.
   Первый писец с шестью помощниками устроился за столом поменьше. Ма Чжун и
Цяо Тай встали соответственно справа и слева от суда.
   После  того,  как  все  заняли  свои  места,  судья  Ди  окинул  взглядом
открывшуюся перед  ним  своеобразную  картину,  а  потом  в  тишине  властно
произнес:
   - Я, начальник этого уезда, объявляю открытым  предварительное  заседание
судебного процесса по делу отца настоятеля храма Бесконечного  Милосердия  и
еще не установленного числа монахов. Они обвиняются в четырех преступлениях:
сожительстве  с  замужними   женщинами,   изнасиловании   замужних   женщин,
осквернении места культа, признанного государством, и в вымогательстве.
   Судья повернулся к начальнику стражи.
   - Приведите истицу! - потребовал он. Барышня  Абрикос  была  подведена  к
большому столу и преклонила колени.
   - Это заседание чрезвычайное, - продолжал судья. - Поэтому я  решаю,  что
истице не следует становиться на колени.
   Барышня Абрикос сразу же поднялась и  откинула  капюшон,  закрывавший  ей
лицо. Она стояла, скромно потупив глаза.
   Суровое выражение лица начальника уезда на мгновение смягчилось, когда он
посмотрел на тонкую фигуру, закутанную в монашескую рясу.
   - Пусть истица скажет нам свое имя и  изложит  жалобу.  Трепеща,  молодая
женщина ответила:
   - Ничтожная особа, стоящая перед судом, зовется по фамилии Ян, ее  личное
имя-Абрикос. Она родилась в провинции Ху-нань.
   - Продолжайте! - потребовал судья Ди, откинувшись в кресле,  в  то  время
как первый писец начал записывать показания.
   Глава 18
   ОЧАРОВАТЕЛЬНАЯ ПАЛОМНИЦА ДЕЛАЕТ ПОРАЗИТЕЛЬНЫЕ РАЗОБЛАЧЕНИЯ. СУДЬЯ ДИ ДАЕТ
ТАЙНЫЕ РАЗЪЯСНЕНИЯ СВОИМ ПОМОЩНИКАМ
   Сначала барышня Абрикос говорила  робко,  но  мало-помалу  очаровательная
паломница осмелела, и вскоре ее голос ясно зазвучал в притихшем зале.
   - Вчера пополудни, - объяснила она, - я подошла к воротам этого святилища
в сопровождении моей сестры Голубой Нефрит. Меня провели к отцу  настоятелю,
и я попросила у него разрешения помолиться перед чудотворной статуей  богини
Гуаньинь. Отец настоятель ответил, что мои молитвы будут действеннее, если я
проведу ночь в храме,  размышляя  над  бесконечным  милосердием  богини.  Он
потребовал, чтобы я  вперед  оплатила  расходы  по  моему  размещению,  и  я
передала ему слиток золота. Вчера вечером он провел нас, сестру  и  меня,  в
маленький домик закрытого сада. Он объяснил мне, что я буду спать там, тогда
как моя сестра проведет ночь в части  храма,  отведенной  для  приглашенных.
Чтобы защитить мою репутацию от клеветы, добавил он, сестра сама запрет  мою
дверь на ключ и приложит личную печать к бумажной полоске, наклеенной поверх
замочной скважины. И он велел ей хранить ключ до завтра.  Оставшись  одна  в
беседке, я встала на  колени  перед  образом,  который  украшал  стену  моей
комнаты, и обратилась к богине с долгой молитвой. Почувствовав усталость,  я
легла, оставив на туалетном столике горящую свечу. К полуночи меня  разбудил
легкий шум. Рядом со своей постелью я заметила отца настоятеля. "Я здесь,  -
сказал он, - чтобы сделать необходимое  для  осуществления  твоей  молитвы".
Задув свечу, он бросился на меня и принудил терпеть его ласки. Случайно  моя
коробочка с губной помадой осталась открытой на столике, и я  незаметно  для
него сделала красную отметину  на  его  голове.  Грубо  овладев  мною,  отец
настоятель сказал: "Наступит время, и маленький наследник  подтвердит  тебе,
что богиня ответила на твою молитву. Тогда  не  забудь  отправить  достойный
подарок нашему бедному монастырю. Если ты этого не сделаешь, то твой  супруг
может узнать о тебе неприятные вещи!" Вслед за тем он исчез, не понимаю как.
   Возмущенное перешептывание прокатилось по залу.
   - Вытянувшись на постели, я  горько  рыдала,  как  вдруг  рядом  со  мной
оказался другой монах. "Не плачь, красотка, - сказал он мне, -  пришел  твой
возлюбленный!" И, несмотря на мои мольбы, он в свою  очередь  силой  овладел
мною. Как ни сильно я была потрясена, я сумела и его пометить  так  же,  как
отца настоятеля. Я была полна решимости собрать все необходимые улики, чтобы
отомстить  за  позорное  обхождение,  которое  меня   заставили   вытерпеть.
Притворившись, что  мне  нравится  этот  монах,  показавшийся  мне  довольно
глупым, я разожгла свечу от жаровни для чайника. А затем, то его дразня,  то
лаская, я сумела от него добиться, чтобы он показал мре секретный  проход  в
комнату. Когда он меня оставил, появился третий монах. Я изобразила  больную
и, отталкивая, сумела и его пометить своей красной помадой. Час назад в мою,
дверь постучала Голубой Нефрит. Она крикнула, что в  храм  прибыл  начальник
уезда для проведения расследования. "Предупреди, что я желаю  подать  жалобу
на отца настоятеля", - ответила я ей. Выслушав ее, судья заявил:
   - Я прошу почтенных свидетелей  удостовериться,  что  упомянутая  истицей
отметина есть на голове первого обвиняемого.
   Генерал Бао  встал,  поднялись  и  трое  остальных  свидетелей.  В  лучах
восходящего солнца красная отметина  была  хорошо  видна  на  бритом  черепе
монаха.
   Судья Ди приказал начальнику стражи пройти  по  рядам  коленопреклоненных
монахов и вытащить тех, у кого есть сходный
   знак.
   Двоих монахов скоро вытолкнули на место рядом с  их  настоятелем,  и  все
зрители отчетливо увидели красные пятна на бритых черепах.
   - Вина этих троих преступников установлена  самым  очевидным  образом!  -
провозгласил судья. - Истица может сесть. Сегодня после полудня  дело  будет
рассмотрено в Пуяне на обычном заседании. Я изложу факты, и остальные монахи
будут подвергнуты пытке, чтобы мы могли обнаружить всех преступников.
   В это  время  стоявший  на  коленях  дряхлый  монах  воскликнул  дрожащим
голосом:
   - Умоляю ваше превосходительство соблаговолить выслушать
   меня!
   Судья дал знак начальнику стражи, и старика поставили перед ним.
   -  В-в-ваше  превосходительство,  -  заикаясь,  заговорил  он,  -  бедный
невежественный монах  перед  вами  зовется  Полное  Понимание,  и  именно  я
законный настоятель  храма  Бесконечного  Милосердия.  Так  называемый  отец
настоятель, стоящий на коленях рядом со мной, всего лишь наглый  самозванец,
который даже не был рукоположен жрецом. Несколько лет назад он прибыл в этот
храм .и  угрозой  вынудил  меня  уступить  ему  место.  После  того,  как  я
запротестовал  против  позорного  обращения   с   паломницами,   приходящими
помолиться богине Гуаньинь, он приказал заключить меня в  камеру  на  заднем
дворе. Вот уже много лет, как он держит меня  в  заключении,  и  час  назад,
когда люди вашего превосходительства выбили дверь, я впервые вышел.
   Судья Ди поднял ладонь и сказал начальнику стражи:
   - Доложите.
   - Мы действительно  обнаружили  этого  почтенного  монаха  заключенным  в
камере. Там имелся глазок, и сквозь него  он  слабым  голосом  звал  нас.  Я
приказал выбить дверь.  Этот  старик  не  оказал  никакого  сопротивления  и
попросил провести его к вашему превосходительству.
   Судья кивнул головой и сказал старику монаху:
   - Продолжайте!
   - Один из двоих моих прежних  учеников  угрожал  новому  настоятелю,  что
сообщит о нем великому жрецу. Он был отравлен. Второй, стоящий сейчас  перед
вашим судом, притворился, что примкнул к моему преемнику, чтобы лучше за ним
наблюдать и сообщать мне все, что удалось бы разузнать. Ничего ценного он не
обнаружил, потому что только проклятые пособники нового настоятеля  знали  о
том, что творилось. Я приказал моему ученику пока что молчать, ибо  если  бы
он только раскрыл рот, мы оба были бы сразу же убиты, и исчезла бы последняя
надежда положить  конец  осквернению  этого  святого  места.  Но  он  сможет
показать вам негодяев, которые участвовали  в  похабных  затеях  самозванца.
Остальные монахи - искренние верующие,  и  если  есть  среди  них  несколько
лентяев,  привлеченных  легкой  жизнью  в  этом   храме,   я   умоляю   ваше
превосходительство пощадить их.
   По знаку судьи двое стражников освободили старика от цепей. Он подвел  их
к почтенному монаху, который в свою очередь  был  освобожден.  Пройдя  вдоль
коленопреклоненных монахов, он указал семнадцать из тех, что были помоложе.
   Их схватили и бросили на колени перед начальником  уезда.  Все  принялись
вопить  и  сквернословить.  Некоторые  кричали,  что  Духовная   Добродетель
принуждал их насиловать паломниц, другие  молили  о  пощаде,  третьи  хотели
исповедаться в своих преступлениях.
   - Молчать! - рявкнул судья.
   Бичи и  дубинки  обрушились  на  головы  и  плечи  ополоумевших  монахов,
превратив их вопли в стоны. Наконец установилась тишина, и судья приказал:
   - Пусть освободят невиновных. Они могут присоединиться к  его  преподобию
Полному Пониманию и вернуться к своим обычным занятиям.
   Когда в центре зала остались лишь двадцать обвиняемых, толпа зрителей,  к
которым   присоединились   привлеченные   воплями    жители    окрестностей,
надвинулась, шумя, на преступников.
   - Отступите! - воскликнул судья Ди. - И сохраняйте тишину, ваш  начальник
уезда будет говорить.
   - Собранные перед вами презренные  преступники  словно  зловредные  крысы
подтачивали  корни  нашего  общества.  Они  виновны  в  преступлении  против
государства,  ибо  семья  составляет  его  основу,  как  это   доказал   наш
бесподобный мудрец учитель Конфуций. Совершая надругательство  над  честными
женами, приходившими сюда помолиться богине,  эти  негодяи  были  уверены  в
своей безнаказанности, думая, что их жертвы будут хранить молчание из страха
запятнать честь своих семей.  К  счастью,  негодяи  не  осмелились  снабдить
секретными входами все шесть домиков. В двух их  нет.  Благодаря  милосердию
небесных сил ясно, что нельзя считать незаконным  ребенка  паломницы  только
потому, что она провела ночь в этом храме. Прошу вас всех хорошо это понять!
Сегодня  после  обеда  я  начну  допрос  преступников.  Они   смогут   тогда
исповедаться в своих заблуждениях и свободно объясниться перед судом.
   Повернувшись к начальнику стражи, судья добавил:
   - Наша тюрьма слишком тесна, чтобы в ней можно было содержать  всех  этих
мерзавцев. Временно разместите их за оградой вдоль  восточной  стены  ямыня.
Отправьте их туда побыстрее.
   Когда стражники схватили и поволокли Духовную Добродетель, тот кричал:
   - Бедный глупец! Скоро наступит твоя очередь пасть на колени,  и  тоща  я
вынесу тебе приговор!
   Легкая ледяная улыбка мелькнула на лице судьи.
   Стражники построили преступников в колонну  по  двое,  приковали  друг  к
другу тяжелыми цепями и погнали вперед ударами дубинок.
   Судья приказал секретарю Хуну проводить барышень Абрикос и Голубой Нефрит
до первого двора и отправить в ямынь в его личном паланкине.
   Затем он подозвал Цяо Тая.
   - Котаа по Пуяну разнесется весть о том, что здесь только что  произошло,
я опасаюсь, что толпа может расправиться с этими монахами. Садись же на коня
и скачи  к  начальнику  гарнизона.  Передай  ему,  чтобы  направил  гарнизон
копейщиков и конных лучников для защиты ограды двойной  цепью.  Командование
недалеко от присутствия, и солдаты прибудут туда до арестованных.
   Когда Цяо Тай садился в седло, чтобы исполнить полученный приказ, генерал
Бао заметил:
   - Мудрая предосторожность, благородный  судья!  Ничего  ему  не  ответив,
судья продолжал:
   - Я буду  вынужден  попросить  у  почтенных  свидетелей  еще  немного  их
драгоценного времени. В храме Бесконечного  Милосердия  находятся  ценнейшие
сокровища. Мы не можем уехать отсюда, не составив описи и не наложив  печати
на ценные предметы и имеющиеся здесь  многочисленные  золотые  и  серебряные
слитки. Вероятно, высшие  власти  прикажут  конфисковать  все  имущество  и,
учитывая такую возможность, мне нужно приложить опись к  своему  докладу.  У
казначея, несомненно, есть список всего  имущества,  но  надлежит  проверить
предмет за предметом. Это отнимет у нас много времени, а  пока,  прежде  чем
приступить к этой работе, предлагаю пойти перекусить.
   На кухню был отправлен с необходимыми указаниями страж, а небольшой отряд
отправился в обширную трапезную  храма.  Проходящая  мимо  толпа  кипела  от
гнева, возмущенная преступлениями монахов.
   Судья Ди извинился перед свидетелями  за  то,  что  уклоняется  от  своих
обязанностей хозяина, но ради экономии времени, сказал он, сядет  со  своими
помощниками, которым во время обеда должен дать указания.
   Пока  генерал  Бао,  судья  Ван  и  главы  двух  гильдий  состязались   в
вежливости, решая, кому сесть во главе стола, судья Ди устроился в стороне в
обществе секретаря Хуна, Тао Гана и Ма  Чжуна.  Двое  послушников  поставили
перед ними чашки с кашей, рисом  и  овощами.  Некоторое  время  четверо  ели
молча, но, как только послушники удалились, судья произнес с улыбкой:
   - Последние недели вам приходилось трудно со  мной.  Особенно  тебе,  мой
честный секретарь! Сейчас я наконец могу все вам рассказать.
   Доев кашу, он положил ложку на стол и продолжал:
   - Когда я взял у этого  жалкого  монаха  три  золотых  и  три  серебряных
слитка, ты, наверное, жестоко страдал, секретарь! Хотя в тот момент мой план
еще и не вполне созрел, я уже знал, что наступит день, когда мне понадобятся
средства для, его осуществления. Кроме жалования у меня нет других  доходов,
а занять в казне присутствия я не решался. Я  не  забывал  об  осведомителях
отца настоятеля, и мне не хотелось заранее их настораживать.  Но  получилось
так, что эта взятка обеспечила меня именно той суммой, в которой я  нуждался
для установки своего капкана! Два золотых слитка пошли на выкуп двух певичек
у владельца "дома радости", где  они  находились  на  содержании.  Третий  я
передал барышне Абрикос  с  тем,  чтобы  она  добилась  от  отца  настоятеля
согласия  на  одну  ночь  предоставить  им  гостеприимство  в  храме.   Один
серебряный слиток  причитался  управляющему  судьи  Ло  в  благодарность  за
участие, которое он принял в выкупе двух  молодых  женщин  и  за  оплату  их
проезда до Пуяна. На второй серебряный слиток моя первая жена приготовила им
одежду, которая более соответствовала их будущей роли.  Остаток  использован
на приобретение одежды паломниц и наем двух роскошных паланкинов, в  которых
вчера вечером они направились к  храму  Бесконечного  Милосердия.  Так  что,
секретарь, не стоит больше тревожиться по этому поводу.
   Судья .с дружеской улыбкой наблюдал за  своими  соратниками  -  они  явно
почувствовали облегчение после его признания.
   - Я остановил свой выбор на этих двух молодых женщинах, потому что  сразу
же увидел в них достоинства, делающие из  крестьян  подлинную  основу  нашей
славной империи. Достоинства столь значительные, что их  не  смогла  стереть
даже печальная профессия. Увидев барышень, я понял, что, если они согласятся
мне помочь, мой план обязательно удастся. Я дал им понять, что приобретаю их
в качестве наложниц, и даже своей первой жене не осмелился  сказать  правды,
опасаясь, что отец настоятель сумел найти  осведомителей  среди  моих  слуг.
Затем мне пришлось подождать, пока барышня Абрикос и ее сестра  свыкнутся  с
новым образом жизни и смогут справиться с ролью высокопоставленной дамы и ее
служанки.  Благодаря  упорным  усилиям  моей  первой  жены  барышня  Абрикос
чрезвычайно быстро добилась успехов, и я решился отправить ее к противнику.
   Поймав  палочками  несколько  кусочков  овощей,  судья  возобновил   свой
рассказ:
   - Итак, вчера, расставшись с тобой, секретарь, я направился в покои  двух
девиц. Я объяснил им, в чем подозреваю отца настоятеля, и спросил у  барышни
Абрикос, согласится ли она помочь мне сорвать с него маску. Я  добавил,  что
она совершенно вольна отказаться, имея в  запасе  второй  план,  который  не
требовал ее участия. Но она  немедленно  согласилась,  сказав  мне,  что  не
простила бы себе всю жизнь, если  бы  упустила  возможность  уберечь  других
женщин от этих развратных чудовищ.  Я  попросил  их  переодеться  в  платья,
сшитые по заказу моей  первой  жены  и  скрыть  их  под  просторными  рясами
буддийских послушниц.  Затем  им  следовало  незаметно  проскользнуть  через
заднюю дверь и на рыночной площади нанять два роскошных паланкина. Прибыв  в
храм, барышне Абрикос надлежало рассказать  настоятелю  такую  историю:  она
наложница столь важного чиновника столицы, что не осмеливается  назвать  его
имени. Столкнувшись с ревностью первой жены  и  чувствуя  охлаждение  своего
владыки, она опасается быть отвергнутой  и  надеется  на  храм  Бесконечного
Милосердия как на свой последний шанс, потому что у ее господина нет  детей,
и если бы  она  смогла  принести  ему  сына,  ее  положение  снова  было  бы
обеспечено. Эта история выглядела достаточно правдоподобно, но  я  знал,  до
какой степени недоверчив отец настоятель. Я опасался, что он  не  согласится
ее принять из-за отказа сообщить  свое  имя.  Поэтому  я  предложил  барышне
Абрикос сыграть на двух его главных  слабостях,  чтобы  добиться  своего,  а
именно, предложить ему золотой слиток и дать понять,  что  она  не  остается
равнодушной к его  мужским  достоинствам.  В  заключение  я  сказал  молодой
женщине, как ей следовало себя вести, если бы ситуация  складывалась  иначе,
чем мы ее себе представляли. В  конце  концов,  может  быть,  действительно,
богатство храма объяснялось чудотворным могуществом богини! После того,  как
мой посланец не смог обнаружить тайного входа, я сам был почти что склонен в
это поверить.
   С виноватым видом Тао Ган опустил нос в чашку с рисом.  С  улыбкой  судья
продолжал:
   - Так вот, я предупредил барышню Абрикос, что если ей явится  богиня,  ей
надлежит пасть перед нею ниц и признать правду, сказав, что  ответственность
за ее пребывание  в  храме  под  ложным  предлогом  несет  начальник  уезда.
Напротив, если в беседку проникнет простой смертный, ей надо любым  способом
узнать, каким путем он вошел. Дальше ей надо поступать  по  обстоятельствам,
но я все же передал ей небольшую коробочку с помадой  и  особые  инструкции.
Незадолго до зари барышня Голубой Нефрит  должна  была  дважды  постучать  в
дверь домика. Если бы ей ответили четырьмя ударами, это значило бы, что  мои
подозрения лишены основания. Если же, напротив, ее сестра  стукнула  бы  три
раза, это значило бы, что у нее есть для нас новости. Остальное вы знаете!
   Ма. Чжун и Тао  Ган  шумно  зааплодировали,  но  секретарь  Хун  выглядел
смущенным. Немного поколебавшись, он все-таки спросил:
   - Как-то вечером ваше превосходительство поделились со мной  тем,  что  я
счел его окончательным суждением о проблеме храма  Бесконечного  Милосердия,
добавив фразу, которая продолжает меня тревожить. Даже если бы были  найдены
неопровержимые доказательства дурного поведения  монахов,  сказали  вы  мне,
даже если бы они признались, это не помешало бы буддийской клике вмешаться и
их освободить. Как же в этом случае осуществится справедливость?
   Нахмурив брови, судья Ди, не отвечая, погладил бородку. В  это  мгновение
послышался бешеный стук копыт. Через несколько секунд к начальнику  бросился
Тао Ган. По его лбу струились крупные капли пота.
   - Ваше превосходительство, - воскликнул он  задыхающимся  голосом,  -  во
всей казарме я нашел лишь четырех пехотинцев. По настоятельному приказу  его
превосходительства губернатора  гарнизон  направился  еще  вчера  вечером  в
Циньхуа. Возвращаясь сюда, я проскакал мимо ограды,  за  которой  содержатся
заключенные. Бушующая толпа из нескольких сотен человек  вырывает  колья  из
ограды. Все стражники укрылись в ямыне.
   - Какое несчастливое совпадение! - спокойно  пробормотал  судья.  -  Надо
поскорее возвращаться!
   Он объяснил обстановку генералу Бао и поручил ему закончить опись  вместе
с главой гильдии ювелиров, а затем попросил судью Вана и господина Вэня  его
сопровождать.
   Он вместе с секретарем Хуном поднялся в паланкин генерала. Старик судья и
его спутник заняли собственные паланкины. Ма Чжун  и  Цяо  Тай  вскочили  на
коней,  и   уменьшившийся   кортеж   направился   в   город   с   быстротой,
соответствующей возможностям ног носильщиков.
   Заполнявшая главную улицу толпа встретила судью  приветствиями.  Со  всех
сторон неслись людские  возгласы:  "Да  здравствует  его  превосходительство
судья Ди! Пусть небо дарует тысячу лет жизни нашему начальнику!"
   Но по мере приближения к  ямыню  толпа  становилась  все  более  и  более
редкой.
   Мертвая тишина встретила паланкины, когда  они  обогнули  северо-западный
угол ямыня. За наполовину разрушенной изгородью судья  увидел  изуродованные
останки двадцати монахов. Озверевшая толпа закидала их камнями до того,  как
варварски растоптала их тела.
   Глава 19
   СУДЬЯ ДИ СОСТАВЛЯЕТ ТЕКСТ ПОРИЦАНИЯ ГОРОЖАНАМ ПУЯНА. ОН  РЕШАЕТ  ПОСЕТИТЬ
ХРАМ СОВЕРШЕННОЙ МУДРОСТИ
   Бессмысленно было искать хоть искру жизни в этих грязных,  окровавленных,
растерзанных' телах. Судье даже не надо было выходить  из  паланкина,  чтобы
это понять. Он приказал носильщикам не останавливаться.
   Стражники открыли двустворчатые ворота ямыня, и кортеж вступил на Большой
двор. Сразу же появились восемь охваченных ужасом тюремщиков,  которые  пали
ниц перед паланкином судьи и принялись бить лбами по камням  мостовой.  Один
из них начал тщательно подготовленную речь с мольбой о прощении, но судья не
стал его слушать.
   - Вам не в чем оправдываться, - сказал он, - Восемь человек, конечно  же,
не в состоянии сдержать  такую  толпу.  Эту  задачу  должны  были  выполнить
всадники, за которыми я послал, но, к несчастью, они не смогли прибыть.
   Он вышел из паланкина, и его примеру последовали  судья  Ван  и  господин
Вэнь. Помощники соскочили с коней, и все пятеро прошли в кабинет  начальника
уезда.
   Из прибывших за время его отсутствия бумаг судья взял лежавший  на  столе
большой конверт с печатью губернатора.
   - Вероятно, это официальное извещение об отбытии гарнизона, -  сказал  он
судье Вану. - Я очень прошу вас убедиться в этом лично.
   Старик судья сорвал печать. Пробежав  глазами  письмо,  он  утвердительно
кивнул головой и вернул документ судье Ди.
   - Скорее всего, это письмо было доставлено  вчера  вечером,  после  моего
отъезда из присутствия на срочное и  секретное  расследование,  -  заговорил
снова судья. - Ночь я провел в  небольшой  гостинице  под  вывеской  "Восемь
бессмертных" в северном районе города. Сюда я вернулся до восхода солнца, но
был вынужден сразу же отправиться в  храм  Бесконечного  Милосердия  и  даже
переоделся в паланкине, не заходя в кабинет. Я буду очень  вам  признателен,
господин Ван, и вам, господин Вэнь, если вы допросите по этому  поводу  моих
слуг, хозяина "Восьми бессмертных"  и  солдата,  который  доставил  послание
губернатора. Само собой разумеется, - это простая формальность, но  я  желаю
приобщить ваше свидетельство к своему докладу, чтобы никто не смог бы смерть
несчастных преступников отнести на счет моей небрежности.
   - Будет сделано, как вы того желаете, - ответил судья  Ван,  -  Несколько
дней назад я получил  письмо  от  старого  друга,  живущего  в  столице.  Он
сообщает  мне,  что   буддийская   клика   приобрела   большое   влияние   в
правительственных кругах. Эти люди будут  изучать  ваш  доклад  с  таким  же
вниманием, как стих одной из своих священных книг! Обнаружив в нем  малейший
формальный  недочет,  они  попытаются   вас   скомпрометировать   в   глазах
правительства.
   - Обитатели Пуяна очень вам признательны за разоблачение этих  мерзавцев,
- поспешил добавить  господин  Вэнь.  -  Мы  испытываем  радость  и  чувство
облегчения. Тем не менее досадно, что толпа в своем законном возмущении вела
себя столь мало соответствующим закону образом. Я покорнейше прошу господина
судью простить моих сограждан.
   Судья  Ди  поблагодарил  обоих,  и  они   отправились   собирать   нужные
свидетельства.
   Оставшись один, судья взял кисточку, чтобы  составить  свое  воззвание  к
обитателям Пуяна. В нем самым строгим образом осуждалось избиение монахов, и
объяснялось, что только государство  имеет  право  наказывать  преступников.
Заканчивая, судья  предупреждал  своих  подопечных,  что  каждый  новый  акт
насилия будет караться казнью на месте.
   Все работники ямыня еще находились в  храме  Бесконечного  Милосердия,  и
судья поручил Тао Гану сделать пять  копий  его  рукописи,  причем  крупными
иероглифами. С искусством подлинного каллиграфа он и  сам  сделал  еще  пять
копий. Поставив печать суда на эти документы,  он  попросил  секретаря  Хуна
вывесить их на городских воротах и  в  различных  частях  города.  Он  также
приказал Тао Гану  поместить  останки  двадцати  монахов  в  корзины  до  их
кремации.
   Когда его подчиненный отправился исполнять полученные  приказания,  судья
сказал Ма Чжуну и Цяо Таю:
   - Насилие порождает насилие. Если мы немедленно не  примем  нужные  меры,
могут возникнуть новые беспорядки, начаться грабежи лавок. Без  гарнизона  в
городе  порядок  будет  трудно  восстановить,   если   мы   дозволим   черни
разгуляться. Я займу паланкин генерала и поручу  пронести  меня  по  главным
городским улицам, чтобы мой вид охладил умы. Вы оба будете меня сопровождать
на  конях,  с  луками,  готовые  поразить  любого  нарушителя  общественного
порядка.
   Свой первый визит судья нанес в храм Бога - покровителя города. Небольшой
отряд состоял лишь из судьи в паланкине, Ма Чжуна и Цяо Тая,  гарцевавших  с
обеих сторон паланкина, двух  стражников  впереди  кортежа  и  двух  других,
замыкавших  шествие.  В  открытом  паланкине  судья  был  хорошо  виден.  Со
смущенным видом, не выкрикивая приветствий, люди расступались на  его  пути.
Чувствовалось, что они стыдятся своего недавнего поведения.
   Прибыв в храм, судья возжег ароматические палочки  и  в  горячей  молитве
просил божество простить жителям осквернение его  города.  Хорошо  известно,
что Бог-покровитель города ненавидит пролитие крови  на  землю,  которую  он
оберегает, по этой  причине  место  казней  отводится  всегда  за  городской
чертой.
   Затем судья отправился в храм Конфуция,  где  воскурил  благовония  перед
табличками, представляющими Бессмертного мудреца и его  учеников,  а  оттуда
отбыл в храм Бога Войны, где также помолился.
   Население выглядело спокойным. Люди только что прочитали его воззвание, и
не замечалось ни малейшего признака беспорядков. Избиение монахов  успокоило
гнев толпы.
   Убедившись, что волнений можно больше не опасаться, судья Ди  вернулся  в
ямынь.
   Вскоре из храма  Бесконечного  Милосердия  со  всеми  работниками  прибыл
генерал Бао. В сокровищницу храма были помещены найденные в храме  деньги  и
драгоценные изделия, включая и вазы алтаря, и на ее двери наложены печати.
   - Я взял на себя вольность послать за пиками и саблями из  моего  личного
склада  оружия  и  раздал  их  двадцати  своим  людям  и  десяти  стражникам
присутствия, поручив им охранять храм, - добавил генерал.
   Старый воин был в  прекрасном  настроении,  его  привело  в  восторг  это
нарушение однообразного существования отставного военного.
   Прибыли и господа Ван и Вэнь. Они только  что  проверили  все  сообщенные
судьей  факты  и  заявили  о  готовности  засвидетельствовать,  что   узнать
содержание письма о передвижении войск было физически невозможно.
   Затем все прошли в большой  приемный  зал,  где  их  ждали  разнообразные
напитки.
   Стражники принесли дополнительные столы и  стулья.  Все  уселись,  и  под
руководством судьи Ди был составлен подробный отчет о событиях дня.
   Каждый  раз,  когда  это  было  необходимо,  писцы  записывали  показания
свидетелей. Из своих покоев были вызваны барышни Абрикос и  Голубой  Нефрит,
подробно рассказавшие о своем приключении  и  оставившие  отпечатки  больших
пальцев на его записи.
   Судья  Ди  добавил  особый  абзац,  в  котором   объяснял   невозможность
обнаружить виновных в убийстве монахов в толпе из сотен и сотен  человек.  А
поскольку поведение духовных особ в какой-то мере оправдывало народный гнев,
и беспорядки в дальнейшем не повторились,  судья  в  заключение  почтительно
советовал не принимать мер против жителей Пуяна.
   Уже опустилась ночь, когда доклад  и  все  сопроводительные  бумаги  были
наконец закончены. Судья Ди пригласил генерала Бао, судью в отставке и  двух
глав гильдий разделить с ним вечернюю трапезу.
   Неутомимый  вояка  охотно  бы  принял  приглашение,  но  остальные   трое
попросили их извинить, ибо после трудного дня нуждались в отдыхе. Пришлось и
генералу Бао отказаться от приглашения. Все четверо распрощались  с  судьей,
который проводил их до паланкинов, где еще  раз  поблагодарил  за  бесценную
помощь.
   Как только они отбыли, судья сменил одежду на более удобную  и  прошел  в
свои покои.
   В большом зале он застал свою первую  жену,  главенствующую  в  окружении
госпожи второй жены и госпожи третьей  жены,  а  также  барышень  Абрикос  и
Голубой Нефрит за праздничным ужином. Все пятеро поднялись,  чтобы  пожелать
ему добро пожаловать. Он уселся на своем обычном  месте  и,  с  наслаждением
пробуя вкусные  блюда,  целиком  отдался  радости  возвращения  в  сердечную
атмосферу, которой ему так недоставало в последние недели.
   После того, как со стола убрали и управляющий разнес  чай,  судья  сказал
барышням Абрикос и Голубой Нефрит:
   - Составляя сегодня пополудни свой доклад, я  предложил,  чтобы  вам  был
вручен  дар  в  четыре  золотых  слитка  из  числа  конфискованных  в  храме
Бесконечного Милосердия. Это было бы  скромным  вознаграждением  за  помощь,
которую вы оказали мне в этом деле. В ожидании одобрения моего предложения я
направлю официальное послание начальнику вашего  родного  уезда  с  просьбой
разыскать ваших родителей. Может быть, благодаря небу они еще живы.  В  ином
случае другие члены вашей семьи будут, несомненно, счастливы вас приютить  у
себя. Когда в Ху-нань будет отправляться военный отряд, я поручу вас заботам
его начальника.
   С благожелательной улыбкой судья продолжал:
   - Я вам передам рекомендательное письмо для  местных  властей.  Благодаря
вознаграждению от правительства вы сможете приобрести землю или  же  открыть
свое скромное торговое заведение, а в положенное время ваша семья найдет вам
достойных супругов.
   Обе сестры простерлись перед судьей,  четырежды  в  знак  признательности
коснувшись лбами пола.
   Встав, судья попрощался с женами и двумя молодыми женщинами.  По  пути  в
присутствие, пересекая дорожку, идущую от сада к главному порталу ямыня,  он
услышал за спиной легкие шаги. Оглянувшись, он увидел барышню  Абрикос.  Она
шла одна, опустив глаза.
   Ничего не говоря, она низко поклонилась.
   - Ну что же, Абрикос,  если  я  могу  еще  что-то  для  вас  сделать,  не
стесняйтесь, скажите.
   - Конечно, господин судья, все  тоскуют  по  родным  местам.  Но  раз  уж
милостивая судьба передала нас под вашу защиту, моей сестре и  мне  было  бы
нелегко  покинуть  этот,  ставший  для  нас  дорогим,  дом.  И  первая  жена
соблаговолила нам сказать, что она не возражала бы...
   Судья поднял ладонь и, улыбаясь, ее прервал:
   - После встречи - расставание, таков закон этого  мира!  Вы  будете  куда
более счастливы и скоро это поймете,  первой  женой  почтенного  крестьянина
вашей деревни, чем став четвертой или пятой женой начальника уезда.  А  пока
все устроится, ваша сестра и вы можете считать себя гостями этого дома.
   Судья церемонно склонился перед девушкой и решил, что  сверкавшие  на  ее
щеках прозрачные алмазы всего лишь порожденный сиянием луны обман зрения.
   Придя на Большой двор, он увидел,  что  помещение  присутствия  освещено.
Вероятно, писцы  переписывали  набело  доклад,  подготовленный  вечером.  Он
застал секретаря и трех помощников в своем  кабинете,  выслушивающими  отчет
начальника  стражи.  По  приказу  секретаря  Хуна  тот  только  что  опросил
различных наблюдателей, расставленных вокруг усадьбы Линь Фан". Никто из них
не заметил ничего особенного.
   Судья отослал начальника стражи и, усевшись за стол,  просмотрел  недавно
полученные официальные бумаги. Три письма он  отложил  в  сторону  и  сказал
секретарю:
   Это отчеты расставленных вдоль каналов военных постов. Они  останавливали
много джонок  с  эмблемой  Линь  Фана,  но  в  их  грузах  не  нашли  ничего
подозрительного. Боюсь, что мы  опоздали  и  этим  способом  уже  невозможно
получить доказательства незаконной деятельности нашего друга!
   Просмотрев остальную почту, он на полях некоторых бумаг набросал  красной
кисточкой указания для первого писца.
   Закончив работу, судья выпил чашку чая и выпрямился в кресле.
   - Вчера вечером, - сказал он Ма Чжуну, - я, переодевшись, посетил  твоего
друга Чэн Па. Я воспользовался этим для более  внимательного  осмотра  храма
Совершенной Мудрости.  И  слышал  странные  звуки.  За  его  стенами  должны
твориться любопытные
   дела.
   Ма Чжун с тревогой глянул на секретаря. Явно неловко  чувствовал  себя  и
Цяо Тай. Лишь Тао Ган спокойно подергивал три волоска своей  бородавки.  Все
хранили полное молчание.
   Столь очевидное отсутствие восторга не встревожило судью.
   - Эти здания возбуждают мое любопытство, - сказал он. - Сегодня утром  мы
пережили весьма своеобразное  приключение  в  буддийском  храме.  Почему  бы
разнообразия ради нам теперь не заняться даосским святилищем?
   Ма Чжун размял колени своими огромными ладонями и с принужденной  улыбкой
ответил:
   - В честной схватке я никого не боюсь в этом мире, благородный судья.  Но
когда речь идет об общении с существами иного мира...
   - Я не неверующий, - остановил его судья,  -  и  был  бы  последним,  кто
утверждает, что при определенных обстоятельствах обитатели  Адских  областей
не имеют возможности вмешиваться в нашу  жизнь.  Но,  с  другой  стороны,  я
глубоко убежден, что человеку с чистой  совестью  не  приходиться  опасаться
призраков или духов. Справедливость оставляет за собой последнее слово как в
невидимом, так и в видимом мире. К тому же, мои верные друзья, не  скрою  от
вас, что сегодняшние события и время ожидания,  которое  им  предшествовало,
вывели меня из равновесна. Думаю, небольшое расследование в районе даосского
святилища принесет мне пользу.
   Секретарь Хун задумчиво подергивал свою бородку.
   - Если мы туда отправимся, что подумают Чэн Па  и  его  шайка?  Особенно,
если наше посещение должно оставаться тайным.
   - Я подумал об этом.  Тао  Ган,  сейчас  же  иди  к  главному  смотрителю
квартала. Вели ему пойти к храму Совершенной Мудрости  и  приказать  Чэн  Па
немедленно убираться. Эти люди отнюдь не стремятся к конфликту с властями, и
вся шайка исчезнет прежде, чем старший смотритель закончит говорить!  Но  из
предосторожности передай начальнику стражи, чтобы шел туда с десятью  своими
людьми  на  случай,  если  понадобится  применить  силу.  Тем  временем   мы
переоденемся в  одежду,  которая  не  будет  привлекать  внимания,  а  когда
вернется Тао Ган, сядем в обычные паланкины.  Я  беру  с  собой  только  вас
четверых и никого больше, но не забудьте взять с  собой  бумажные  фонари  и
побольше свечей!
   В помещении охраны Тао Ган приказал начальнику стражи  собрать  десятерых
своих людей.
   Застегивая пояс, тот, удовлетворенно улыбаясь, заметил своим подчиненным:
   - Любопытно, как общение человека моего опыта может  благоприятно  влиять
на начальника уезда! По приезде его превосходительство желал  изо  всех  сил
заняться пошлым убийством на улице Полумесяца, где нельзя было бы  подобрать
и  одной  монеты.  Но  заметьте,  сразу  же  затем  его   превосходительство
интересуется буддийским храмом, который можно сравнить с дворцом самого Бога
богатства! Между нами говоря, я не был бы огорчен, если  бы  смог  вернуться
туда поработать, когда высокие инстанции примут свое решение.
   - Думаю, что ваш обход сегодня вечером у усадьбы Линь Фана также  не  был
для вас бесполезен, - лукаво заметил один из его людей.
   - Речь шла о простом обмене любезностями, - возразил начальник стражи.  -
Управляющий господина Линь Фана захотел  доказать  мне,  что  умеет  оценить
вежливость моего отношения.
   - Звук голоса этого управляющего был поразительно серебрист,  -  напомнил
товарищ первого стражника.
   Со вздохом извлек начальник стражи из своего пояса  серебряную  монету  и
бросил. Она была ловко подхвачена на лету.
   - Можете ее поделить между собой, я не жадюга, - продолжил он. -  Но  раз
уж ничего не ускользает от вашего внимания, расскажу вам все до конца.  Этот
управляющий вложил мне в руку  несколько  серебряных  монет,  спрашивая,  не
соглашусь ли я завтра взять у него письмо для одного из друзей.  Я  ответил:
"Конечно, если завтра буду на месте". Но завтра меня здесь не будет, и я  не
смогу  забрать  письмо.  Таким   образом,   я   не   нарушу   приказов   его
превосходительства  и  не  обижу   этого   столь   любезного   управляющего,
отказавшись от вежливо предложенного подарка. Одним словом, я остаюсь  верен
правилу строгой честности, которое я раз и навсегда сделал своим.
   Его люди единодушно сочли подобный подход чрезвычайно разумным, и  сообща
пошли догонять Тао Гана.
   Глава 20
   ЗАГАДКИ ПОКИНУТОГО ХРАМА. ПУСТЫННЫЙ ДВОР РАСКРЫВАЕТ СВОЮ СТРАШНУЮ ТАЙНУ
   Тао Ган появился вскоре после того, как ночная  стража  совершила  второй
обход. Судья Ди допил свою чашку чая, надел простое синее платье и на голову
маленькую шапочку из черного шелка.  В  сопровождении  своих  помощников  он
вышел из ямыня через заднюю дверь.
   На улице пятеро сели в паланкины и приказали доставить их к ближайшему от
храма Совершенной Мудрости перекрестку. Заплатив носильщикам, они продолжили
путь пешком.
   Перед  храмом  все  утопало  во  мраке  и  выглядело  спокойным.  Старший
смотритель хорошо справился со своим поручением. Чэн Па и его шайка исчезли.
   Судья Ди тихо дал указание Тао Гану:
   - Взломай замок небольшой двери слева от портала. Постарайся не шуметь.
   Тао Ган присел, чтобы обмотать свой платок вокруг фонаря, потом с помощью
огнива разжег его.  Слабый  луч  света,  пробивавшийся  меж  складок  ткани,
позволил ему без труда подняться по широким ступеням лестницы.
   Найдя дверь, он с особой тщательностью ее осмотрел. Его самолюбие все еще
не оправилось от удара,  нанесенного  тайными  панелями  храма  Бесконечного
Милосердия, и он хотел восстановить свою репутацию. Достав из  рукава  набор
маленьких крюков, он принялся за замок, который  вскоре  поддался.  Тао  Ган
поднял поперечный засов, слегка толкнул дверь, и она открылась. Он  поспешил
предупредить своего господина, что путь свободен.
   В  сопровождении  четырех  помощников  судья  Ди  поднялся  по  лестнице.
Остановившись, он напряженно прислушался. Царила гробовая тишина. Во главе с
судьей небольшой отряд проник через дверь в храм.
   Шепотом судья приказал секретарю Хуну  разжечь  фонарь.  Когда  секретарь
.поднял фонарь над головой,  все  увидели,  что  действительно  находятся  в
первом зале святилища. С правой стороны виднелся тройной портал  с  тяжелыми
поперечными засовами. Если бы не обнаруженная Тао Ганом небольшая дверца, им
пришлось бы взломать плотные створки массивных дверей,  чтобы  проникнуть  в
храм.
   Слева от них три гигантские  позолоченные  статуи  представляли  даосскую
триаду, восседающую на алтаре высотою не менее шести  футов.  Можно  было  с
трудом разглядеть благословляющий жест, но верхняя часть фигур уже  терялась
во мраке.
   Судья наклонился, чтобы осмотреть пол. Он был покрыт толстым слоем  пыли,
на котором были видны лишь легкие следы крыс.
   Дав знак своим  помощникам  следовать  за  ним,  судья  обошел  алтарь  и
углубился в темный коридор. Когда секретарь поднял  фонарь,  чтобы  осветить
путь, Ма Чжун невольно вскрикнул. Свет упал на искаженное страданием женское
лицо. Эту голову со струящейся из шеи кровью  держала  за  волосы  когтистая
лапа.
   Парализованные ужасом, Тао Ган и Цяо  Тай  замерли  на  месте,  но  судья
спокойно заметил:
   - Дети, придите в себя! Как того требует обычай,  в  даосских  храмах  на
стенах изображены Десять кругов ада. Но бояться следует  только  существ  из
плоти и крови!
   Несмотря на эти утешительные слова, его спутники с трудом  отвели  взгляд
от кошмарного  зрелища,  которое  художник  прошлого  вырезал  из  дерева  и
раскрасил с подлинным реализмом. Сменяющие друг друга фигуры, выполненные  в
натуральную величину, подвергались карам, которые положены  в  даосском  аду
душам злых людей. Здесь голубые и красные черти перепиливали преступников  и
насаживали  их  на  длинные  мечи,  вилами  вырывая  внутренности.  Там  они
сбрасывали несчастных в котлы с кипящим маслом, в то время как  птицы-демоны
выклевывали им глаза.
   Пройдя через эту галерею ужасов, судья оказался перед  большой  дверью  и
осторожно открыл ее. Она вела  в  первый  двор  храма  с  одичавшим  парком,
который наконец-то взошедшая луна заливала своим холодным светом.
   В центре, рядом с заросшим лотосами прудом, находилась каменная  площадка
примерно в двадцать квадратных футов и высотой футов в шесть.  По  ее  углам
возвышались покрытые красным лаком  колонны,  которые  поддерживали  изящную
островерхую  крышу  из  глазурованной  черепицы.  Обычно  подвешиваемый   на
стропила этой крыши большой храмовый колокол лежал на  площадке.  Существует
обыкновение, когда нет монахов, снимать его во избежание несчастных случаев.
Этот колокол, украшенный узором  из  переплетающихся  линий,  был  не  менее
десяти футов высотой.
   Судья со своими помощниками какое-то мгновение  полюбовался  этой  мирной
картиной, а потом обошел идущую вокруг двора галерею. Вдоль нее  выстроились
клетушки с запыленными полами.  В  обычное  время  они  служили  для  приема
паломников или для лиц, желающих обратиться к священным книгам.
   В конце галереи другая дверь  открывала  доступ  во  второй  двор,  вдоль
которого шли старые кельи монахов. Еще дальше просторная кухня была, похоже,
последним строением храма Совершенной Мудрости.
   Осматривая стену, окружающую двор, судья заметил  рядом  с  кухней  узкий
проход.
   - Служебная дверь, - пробормотал он. -  Посмотрим,  на  какую  улицу  эта
дверь храма выходит.
   Он дал знак Тао Гану, и тот в мгновение ока снял  заржавевший  поперечный
засов.
   К своему немалому удивлению исследователи обнаружили третий  двор,  вдвое
обширнее  предыдущих.  Вымощенный   широкими   плитами,   он   был   окружен
одноэтажными постройками. И здесь царила глубокая тишина,  но  эти  строения
были заселены  еще  сравнительно  недавно,  как  об  этом  свидетельствовало
отсутствие травы между плитами и превосходное состояние жилищ.
   - Это странно! - воскликнул секретарь Хун. - Третий двор выглядит лишним.
Чему бы он мог служить?
   Пока пятеро обсуждали этот  вопрос,  луна  снова  скрылась,  и  наступила
полная темнота. Секретарь и Тао Ган поспешили снова разжечь свои  фонари.  В
то же время в глубине двора хлопнула дверь.
   Вырвав светильник из рук секретаря, судья бросился туда,  откуда  донесся
шум. Он оказался перед массивной деревянной дверью. Она бесшумно повернулась
на хорошо смазанных петлях и, подняв фонарь над головой, судья увидел  узкий
проход. Напрягая слух, он расслышал  шум  удаляющихся  шагов  и  закрываемой
двери.
   Судья пустился бежать, но вскоре был остановлен новой дверью, на этот раз
железной. Он наклонился, чтобы внимательнее ее рассмотреть. Тао Ган  смотрел
через его плечо.
   Выпрямившись, судья заметил:
   - Дверь новая, но я не вижу ни замочной скважины,  ни  какой-либо  ручки.
Брось-ка взгляд, Тао Ган!
   Тот  внимательно  изучил  ровную  поверхность,  затем  дверную  раму,  не
обнаружив никакого механизма.
   - Ваше превосходительство, ее надо сейчас же взломать!  -  воскликнул  Ма
Чжун. - Иначе мы никогда не узнаем, что за мерзавец  только  что  следил  за
нами. Если мы не схватим его за шиворот, он от нас ускользнет!
   Постукивая пальцами по гладкому металлу, судья Ди тихо покачал головой:
   - Для этого здесь был бы нужен  тяжелый  таран!  -  заявил  он,  -  Лучше
пойдемте осмотрим дворовые строения.
   Пятеро вернулись назад. Судья толкнул первую попавшуюся дверь.  Она  была
заперта на ключ, и  он  вошел  в  просторную  пустую  комнату  с  застланным
циновками полом. Он увидел стоявшую у стены лестницу  и  воспользовался  ею,
чтобы подняться к устроенному  в  потолке  люку,  через  который  проник  на
обширный чердак.
   Помощники присоединились к нему и с  любопытством  осматривались  вокруг.
Скорее, это был  длинный  зал,  чем  чердак,  и  толстые  деревянные  столбы
поддерживали высокий потолок.
   "Недоумевающий судья спросил:
   - Кто-нибудь из вас видел когда-либо что-то подобное  в  даосском...  или
хотя бы буддийском храме?
   Подергивая свою тощую бороденку, секретарь ответил:
   - Возможно, это святилище обладало большой библиотекой.  Тогда  этот  зал
мог служить для хранения книг.
   - В этом случае, - вмешался Тао Ган, - вдоль стен были бы полки.  На  мой
взгляд, это больше похоже на склад или кладовую!
   Ма Чжун тряхнул головой.
   - Зачем бы даосскому храму мог понадобиться склад или кладовая?  Обратите
внимание на эти толстые циновки, устилающие пол. Я убежден, что Цяо Тай меня
поддержит - это зал для упражнений с саблей или копьем.
   Его товарищ оглядывал стены.
   - Да, - ответил он, - видите  эти  два  крюка?  На  них  должны  вешаться
длинные копья. Благородный судья,  я  уверен,  что  мы  в  центре  какого-то
тайного общества. Его члены могли, не боясь нескромных  взглядов,  обучаться
здесь владению оружием. Эти пропащие монахи были их  сообщниками  и  служили
прикрытием всего дела!
   - Ты, должно быть, прав, -  признал  судья  задумчиво,  -  И  заговорщики
остались после ухода духовных лиц. Этот  зал  чистился  совсем  недавно,  на
циновках нет ни пылинки.
   С гневом подергивая бороду, он добавил:
   - После ухода они оставили одного или двух людей.  В  частности  негодяя,
который интересовался нашими  поисками.  Очень  жаль,  что  я  не  догадался
посмотреть план города, прежде чем пришел сюда.  Куда,  черт  возьми,  может
вести дверь, которую мы видели внизу?
   - Мы могли бы попробовать залезть на крышу, - предложил Ма Чжун. - Оттуда
было видно, что находится за храмом.
   С помощью Цяо Тая он распахнул тяжелые ставни окон. Высунув  головы,  они
увидели над собой загнутые вниз крючья, идущие вдоль всего карниза крыши.
   - Ничего не поделаешь, - грустно прошептал Цяо Тай, - Нам понадобились бы
осадные лестницы, чтобы туда забраться. А окружающая  храм  стена  закрывает
нам вид. К тому же она утыкана такими же остриями, как и крыша.
   Судья пожал плечами.
   - Раз так, здесь нет смысла больше оставаться, - раздраженно сказал он, -
В любом случае мы узнали, что задний двор этого храма используется в  тайных
целях. Будем надеяться, что тайное общество "Белый Лотос" еще не готовит нам
новых  сюрпризов.  Вернемся  сюда  при  свете  дня,  со   всем   необходимым
снаряжением. Требуется внимательное обследование этих мест!
   Все спустились, но перед тем, как покинуть двор, судья шепнул на ухо  Тао
Гану:
   - Наклей бумажную ленту на железную дверь. Вернувшись сюда,  мы  в  любом
случае будем знать, была ли она открыта после нашего ухода.
   Из рукава Тао Ган достал две тонкие  бумажные  полоски.  Смочив  кончиком
языка, он приклеил их к узкой  щели  между  дверью  и  дверной  рамой,  одну
довольно высоко, а вторую у самого пола. И снова все направились  к  первому
двору.
   В дверях Галереи ужасов судья остановился, чтобы бросить еще один  взгдяд
на заброшенный сад. В лунном  свете  узоры,  украшавшие  бронзовый  колокол,
приобретали странные очертания.  Внезапно  судья  почувствовал,  что  \  ему
угрожает неизвестная опасность: что-то зловещее скрывалось за внешним покоем
этой ночной картины.
   Медленно поглаживая  бороду,  он  пытался  понять  свои  ощущения,  когда
заметил вопрошающий взгляд секретаря.
   -  Иной  раз  слышишь  любопытные  истории  об  этих  тяжелых   бронзовых
колоколах, - объяснил он. - Пока мы здесь, наверное,  стоит  увериться,  что
этот не скрывает ничего преступного под своими стенками!
   Приблизившись к каменной площадке, Ма Чжун заметил:
   - Стенки таких больших  колоколов  иногда  бывают  толщиной  в  несколько
вершков. Чтобы его приподнять, нам потребуются орудия.
   - Иди вместе с Цяо Таем  в  большой  зал,  -  ответил  судья.  -  Там  вы
наверняка  найдете  тяжелы"  пики  и  трезубцы,  используемые  монахами  при
заклинании злых духов. Они станут прекрасными рычагами.
   Пока Ма Чжун и Цяо Тай побежали к храму,  судья  и  двое  его  помощников
прокладывали себе дорогу в зарослях. Когда наконец они встали на  оставшуюся
чистой узкую полоску между колоколом и краем площадки, Тао  Ган  показал  на
изящную крышу своим спутникам и сказал:
   - Лысоголовые утащили с собой блоки, но с рычагами, о которых вы сказали,
ваше превосходительство, мы сможем приподнять этот колокол.
   С отсутствующим видом судья Ди согласно кивнул. Он  чувствовал  себя  все
больше и больше не в своей тарелке.
   Ма Чжун и Цяо Тай вернулись,  неся  длинные  железные  пики.  Прежде  чем
подняться на площадку, они сбросили халаты, а затем просунули острия пик под
край колокола. Подставив плечи под эти импровизированные рычаги, они  смогли
приподнять бронзовую массу на полвершка.
   - Подсунь камень! - крикнул Ма Чжун Тао Гану. Когда тот  это  сделал,  Ма
Чжун и Цяо Тай протолкнули пики поглубже. На этот раз им помогали и судья, и
Тао Ган. Постепенно колокол наклонялся, и когда образовавшееся  пространство
показалось судье достаточным, он сказал секретарю Хуну:
   - Подкати-ка сюда этот каменный цилиндр!
   Секретарь поспешил опрокинуть украшавшее угол площадки каменное сиденье и
подкатил его к колоколу, но его край еще не был поднят достаточно высоко.
   Судья сбросил свое верхнее платье и снова подставил плечо под рычаг.  Все
налегли... Вздулись жилы  на  могучих  шеях  двух  давних  "Рыцарей  зеленых
лесов"... И секретарь наконец-то смог подкатить каменный  цилиндр  под  край
колокола.
   Отбросив  свои  импровизированные  рычаги,  Ма  Чжун  и  Цяо  Тай  отерли
вспотевшие лбы. В это мгновение луна снова исчезла за облаками, и  секретарь
Хун зажег свечу,  чтобы  заглянуть  под  колокол.  Увиденное  заставило  его
вскрикнуть.
   Заторопился посмотреть и судья: на покрытых  пылью  и  различным  мусором
плитах лежал человеческий скелет.
   Взяв у Цяо Тая фонарь, начальник уезда лег на живот, чтобы  проскользнуть
под бронзовый купол. За ним последовали Ма Чжун, Цяо Тай  и  секретарь  Хун.
Когда Тао Ган хотел последовать их примеру, судья его остановил:
   - Здесь недостаточно места. Оставайся снаружи и посматривай вокруг!
   Присев на корточки,  он  оглядел  прах.  Здесь  побывали  черви  и  белые
термиты, так что остались лишь кости.  Запястья  и  щиколотки  были  скованы
тяжелой заржавевшей цепью. На левой руке  виднелся  след  давнего  перелома,
явно случившегося  задолго  до  смерти.  На  черепе,  осмотренном  с  особой
тщательностью, не было видно следов ударов.
   Подняв голову, судья заметил возмущенно:
   - Этот несчастный еще жил, когда его бросили под колокол. Его обрекли  на
смерть от голода.  Какая  ужасная  кончина!  Секретарь  осторожно  разгребал
позвонки из-под слоя пыли.
   - Посмотрите! - внезапно воскликнул он, указывая на  небольшой  блестящий
предмет, - Золотой медальон!
   Судья взял драгоценность, протер концом рукава и поднес к фонарю.
   Внешняя сторона медальона была гладкой, но на  внутренней  был  мастерски
выгравирован иероглиф "Линь".
   - Смотрите-ка! - воскликнул Ма Чжун. - Значит, это наш негодник Линь  Фан
провернул это дельце. Он  должен  был  потерять  медальон,  заталкивая  свою
жертву под колокол.
   - Следовательно, это скелет Лян Кофа, - заключил секретарь Хун.
   Услышав  потрясающую  новость,  Тао  Ган  также  проскользнул   к   своим
товарищам. Вместе созерцали они прах.
   - Да, - сказал судья, -  Это  жуткое  убийство  совершил  Линь  Фан.  Его
усадьба совсем рядом с храмом Совершенной Мудрости. Два задних  двора  имеют
общую стену, и, вероятно, таинственная железная дверь их соединяет.
   -  Думаю,  что  этот  третий  двор,  назначение  которого  нам   казалось
непонятным, служил для хранения контрабандной соли,  -  сказал  Тао  Ган.  -
Члены тайного общества убрались отсюда, похоже, раньше, чем мы предполагали,
одновременно с монахами.
   Судья Ди согласился.
   - У нас теперь хорошие улики против Линь Фана, - сказал он.  -  Завтра  я
начну действовать.
   В это мгновение каменный цилиндр резко потянули наружу, и с глухим  шумом
тяжелый колокол опустился, заточив пятерых человек.
   Глава 21
   СУДЬЯ И ЕГО ЛЮДИ ПОПАДАЮТ В НЕОБЫЧНУЮ ЛОВУШКУ. ОПАСНЫЙ ПРЕСТУПНИК СХВАЧЕН
В СОБСТВЕННОМ ДОМЕ
   По-разному проявился гнев пленников. Ма Чжун  и  Цяо  Тай  от  всей  души
бранились и лихорадочно оглядывали гладкие стенки колокола. Тао  Ган  стенал
над собственной глупостью.
   - Тихо! -  приказал  судья  -  Выслушайте  меня  внимательно,  ибо  время
драгоценно. Изнутри этот проклятый колокол поднять невозможно. Значит,  есть
только одно средство выбраться отсюда  -сдвинуть  его  на  несколько  футов,
чтобы край колокола выступил за край площадки. Через образовавшуюся щель  мы
сможем выскользнуть.
   - Не помешают ли нам столбы? - обеспокоенно спросил Ма Чжун.
   - Не знаю. Но если щель даже будет слишком узка, чтобы мы смогли вылезти,
она во всяком случае не даст нам задохнуться. Загасите фонари: нельзя, чтобы
из-за дыма мы не смогли дышать. А теперь хватит разговоров, разденемся и  за
дело!
   Судья Ди сбросил на землю свою шапочку, освободился от  одежды  и  прочно
уперся ногой в щель между двумя плитами. Согнув спину, он изо всех сил нажал
на стенку колокола. Остальные последовали его примеру.
   Вскоре из-за  нехватки  воздуха  стало  трудно  дышать,  но,  несомненно,
колокол сдвинулся. Может  быть,  на  вершок,  может,  чуть  больше,  но  это
доказывало, что сдвинуть его можно, и пятеро узников удвоили усилия.
   Никто из них так никогда и не узнал, в течение скольких часов  или  минут
они напрягали все свои силы в этой бронзовой тюрьме. Пот рекой стекал по  их
спинам, их  дыхание  стало  прерывистым,  скверный  воздух  обжигал  легкие.
Секретарю Хуну первому изменили силы. Он рухнул в  тот  момент,  когда  край
колокола слегка навис над краем площадки.
   Через щель  в  форме  полумесяца  хлынул  свежий  воздух.  Судья  положил
неподвижное тело так, чтобы этот поток овевал его лицо. И  все  собрались  с
силами для еще одного рывка.
   Колокол сдвинулся еще немного. Теперь ребенок мог бы  протиснуться  через
открывшуюся отдушину. Они принялись толкать дальше, но тщетно. Вероятно,  их
тюрьма натолкнулась на одну из опор звонницы.
   Не говоря ни слова, Тао Ган приблизился к  отверстию  и,  опустив  вперед
ноги, начал протискиваться сквозь щель. Шершавый камень  обдирал  спину,  но
Тао Ган был преисполнен решимости  во  что  бы  то  ни  стало  протиснуться.
Извиваясь ужом, он умудрился высвободить плечи и рухнул в кустарник.
   Через несколько минут на его месте появилась пика. Схватив ее, Ма Чжун  и
Цяо Тай смогли слегка повернуть колокол. Вскоре  отверстие  стало  настолько
широким, что через него удалось опустить секретаря  Хуна.  Далее  последовал
судья, за ним - двое его помощников.
   Измученные до предела,  все  распластались  на  траве.  Но  вскоре  судья
приподнялся и приложил ухо к сердцу секретаря.
   - Давайте перенесем его к пруду с лотосами, -  сказал  он,  -  Мы  сможем
обрызгать ему водой грудь и голову. Но  не  позволяйте  ему  слишком  быстро
встать!
   Обернувшись, судья увидел Тао Гана, который отбивал земные поклоны.
   - Встань, - сказал он ему . - И пусть это послужит тебе уроком. Ты видел,
что происходит, когда мои приказы не исполняются! Теперь же пойдем со  мной,
нам надо попытаться выяснить, как убийца смог сдвинуть каменный цилиндр.
   Всего лишь в набедренной повязке, судья спрыгнул с площадки, вслед за ним
- смущенный Тао Ган.
   Они сразу же поняли, как подошел к делу их противник. Ему  было  нетрудно
сдвинуть каменный цилиндр, подсунув сзади  него  одну  из  брошенных  пик  и
прижав оружия к опоре.
   Выяснив это, судья и Тао Ган взяли по фонарю и прошли в третий двор.
   Приклеенные к двери бумажные полоски были разорваны.
   - Это ясно доказывает, что Линь Фан  преступен,  -  сказал  судья.  -  Он
открыл эту дверь изнутри и проследил за нами до первого двора.  Увидев,  что
мы все собрались под колоколом, он понял, что представляется единственный  в
своем роде случай окончательно от нас отделаться.
   Бросив вокруг себя последний взгляд, судья произнес:
   - А теперь вернемся. Надо узнать, как наш  секретарь.  К  Хуну  вернулось
сознание. Заметив судью, он хотел встать, но начальник уезда твердо приказал
ему не двигаться и, нагнувшись, пощупал пульс.
   - Ты нам пока не нужен, - сердечным тоном сказал он, - Оставайся там, где
лежишь, до прихода стражи. Повернувшись затем к Тао Гану, он добавил:
   - Беги к смотрителю этого квартала и прикажи ему прибыть сюда  вместе  со
своими людьми. Один из них пусть сядет на лошадь и скачет в ямынь  передать,
что  нам  нужны  два  паланкина  и  двадцать  стражников.  И  тогда   можешь
отправиться к ближайшему аптекарю, чтобы тебя перевязали. Ты весь  в  крови,
мой бедный друг.
   Тао Ган бросился бежать. Тем временем Ма Чжун пошел  принести  оставшуюся
под колоколом  одежду  судьи.  Тщательно  отряхнув,  он  передал  ее  своему
хозяину.
   К его изумлению тот ограничился нижним платьем,  причем  засучил  рукава,
чтобы оставить своим мускулистым рукам свободу  движения.  Разделив  длинную
бороду на две косицы, он закинул их за спину и связал концы.
   Ма Чжун окинул судью критическим взглядом. Несмотря на лишний  жирок,  он
был бы опасным  соперником  в  любой  рукопашной  схватке.  Начальник  уезда
закончил свою подготовку, обвязав голову платком. Он объяснил:
   - Я не мстителен, но этот Линь Фан  пытался  обречь  нас  на  мучительную
смерть. Если бы нам не удалось сдвинуть колокол, историю Пуяна пополнили  бы
загадочные исчезновения. Не хочу лишать себя удовольствия  самому  задержать
этого мерзавца и... надеюсь, что он попробует сопротивляться!
   Повернувшись к Цяо Таю, он прибавил:
   - Оставайся с секретарем.  Когда  прибудут  стражники,  вели  им  вернуть
колокол в прежнее положение. Но  прежде  тщательно  просей  весь  мусор  под
колоколом. Вдруг удастся  найти  новые  улики.  А  останки  пусть  уложат  в
корзину.
   Отдав приказания, он в сопровождении верного  Ма  Чжуна  вышел  из  храма
через боковую дверь. Пройдя немало  улочек,  бывших  одна  уже  другой,  они
наконец добрались до усадьбы Линь Фана.
   Ма Чжун один подошел к четырем стражникам  охраны.  Он  что-то  прошептал
самому старшему из них, тот дал знак,  что  понял  и  отправился  стучать  в
ворота. Когда приоткрылся глазок, он закричал привратнику:
   - Открывай  поскорее!  Вор  только  что  проник  на  твой  двор.  Что  бы
случилось,  ленивая  собака,  если  бы  мы,  стражники,   не   были   такими
бдительными? Давай же, открывай, пока мошенник не  убежал  со  всеми  твоими
сбережениями!
   Едва привратник приоткрыл дверь, как Ма Чжун  прыгнул  на  несчастного  и
рукой закрыл рот, удерживая, пока стражники его связывали и вставляли кляп.
   Покончив с этим, судья и Ма Чжун вбежали в усадьбу.
   Первый и второй дворы были  пусты,  но  в  третьем  из  темноты  вынырнул
управляющий Линь Фана.
   - По приказу суда я тебя задерживаю! -  воскликнул  судья.  Тот  протянул
руку к поясу, и в лунном свете сверкнуло длинное лезвие.
   Ма Чжун хотел броситься на него, но судья оказался быстрее. Ударом кулака
в грудь он опрокинул управляющего. Удар ногой в  подбородок  отбросил  назад
голову негодяя. Она сильно ударилась о каменную  плиту,  и  человек  остался
недвижим.
   -  Прекрасная  работа!  -  с  уважением  пробормотал  Ма  Чжун.  Пока  он
наклонялся, чтобы подобрать кинжал, судья бросился  в  третий  двор,  ще  из
единственного горящего окна пробивался желтоватый свет.
   Ма  Чжун  его  догнал,  когда  ударом  ноги  тот  распахивал  дверь.  Они
одновременно ворвались в  маленькую,  но  очень  изящную  спальную  комнату,
освещенную шелковой лампой на подставке из резного черного  дерева.  Направо
виднелась кровать, также из резного  эбена,  а,  налево-роскошный  туалетный
столик с двумя горящими свечами.
   Линь Фан в ночном халате белого шелка сидел за столом, спиной к двери.
   Судья резко развернул его к себе.
   Не  пытаясь  защищаться,  кантонский   купец   испуганно   посмотрел   на
ворвавшихся. Его лицо было бледно и выглядело утомленным, на лбу  кровоточил
большой  шрам,  к  которому  в  момент  бесцеремонного  вторжения  судьи  он
прикладывал мазь. Его обнаженное левое плечо было покрыто множеством ссадин.
   Весьма разочарованный тем, что его противник  не  в  состоянии  бороться,
судья объявил ледяным тоном:
   -  Линь  Фан,  я  вас  арестую.  Приготовьтесь  последовать  за  мной   в
присутствие!
   Линь Фан поднялся не говоря ни слова. Ма Чжун  уже  принялся  разматывать
тонкую цепочку, которую носил вокруг пояса, как  вдруг  задержанный  схватил
шелковую веревку, висевшую слева от туалетного столика. Судья сразу же нанес
ему мощный удар в челюсть. Линь Фан отлетел к стене,  не  выпуская  веревки,
которую, падая без сознания на пол, натянул до предела.
   Грубое  ругательство,  раздавшееся  за  его   спиной,   заставило   судью
обернуться, и как раз вовремя, чтобы увидеть, как Ма Чжун проваливается  под
пол. Он ухватил его за воротник платья, предотвратив  тем  самым  падение  в
черную дыру, которая только что разверзлась у того под ногами.
   Выручив своего помощника, судья склонился над люком. В нем было не  менее
четырех квадратных футов, и  вел  он  к  каменной,  очень  крутой  лестнице,
уходившей во тьму.
   - Как удачно, Ма Чжун, что ты находился на краю. Иначе уж ноги ты бы себе
точно сломал, скатываясь по этим ступенькам.
   Вторая веревка свисала справа от туалетного столика.  Судья  ее  потянул.
Повернувшись на своих петлях, люк  начал  медленно  подниматься.  Послышался
щелчок. Пол обрел свой обычный вид.
   - Не люблю бить раненых, но если бы я его не оглушил, - заметил судья,  -
еще неизвестно, какую другую шутку он бы с нами сыграл.
   - Вы таки умеете пользоваться кулаками, благородный судья, - с  искренним
восхищением признал Ма Чжун. - Не могу понять, где наша птичка поранила себе
лоб и заработала синяки на плече. Сегодня он явно не первый раз имеет дело с
более сильным противником!
   - Все это мы узнаем в свое время. А теперь ты его  как  следует  свяжи  и
проделай то же самое с управляющим. А потом отправляйся за стражей  и  обыщи
весь дом. Если обнаружишь других слуг, арестуй и доставь всех этих  людей  в
присутствие. Я же посмотрю: куда ведет тайный проход.
   Пока Ма Чжун связывал Линь Фана,  судья  открыл  люк  и,  взяв  со  стола
зажженную свечу, ступил на лестницу.
   Через дюжину ступеней он оказался  в  узком  проходе.  Подняв  свечу,  он
заметил слева от себя каменную  площадку.  Черная  вода  протекала  по  двум
широким плитам прежде чем  исчезнуть  под  низким  сводом,  открывавшимся  в
стене. Справа проход замыкался железной дверью со сложным запором.
   Судья вернулся наверх. Его плечи все еще были на уровне пола, но  он  уже
торопливо говорил Ма Чжуну:
   - Там, внизу, дверь. Должно быть, та, которую мы тщетно  пытались  только
что открыть! Хранившиеся в третьем дворе храма мешки с солью  по  подземному
каналу сплавлялись к реке, попадая на нее  до  или  после  решетки.  Проверь
рукава Линь Фана, может, найдешь связку ключей, которая поможет мне  открыть
эту дверь.
   Ма Чжун обыскал  рукава  брошенного  на  постель  цветастого  халата.  Он
обнаружил два ключа с очень замысловато обработанными бородками  и  протянул
их начальнику уезда. Тот поспешил снова спуститься и один за другим  вставил
их в замочную скважину. И вот  за  открывшейся  тяжелой  дверью  обнаружился
залитый нежным лунным светом третий двор храма Совершенной Мудрости.
   Судья весело распрощался с Ма  Чжуном  и,  вдыхая  полной  грудью  чистый
ночной воздух, направился к своим  стражникам,  голоса  которых  послышались
вдали.
   Глава 22
   ГЛАВНЫЙ АРХИВАРИУС РАССКАЗЫВАЕТ О ДАВНИХ СОБЫТИЯХ. СУДЬЯ  ДИ  ПРЕДЪЯВЛЯЕТ
ТРИ ОБВИНЕНИЯ
   Десятки больших фонарей освещали теперь первый двор.  На  всех  виднелись
крупные иероглифы "СУД ПУЯНА".
   Под наблюдением секретаря и Цяо Тая группа стражников ловко устанавливала
новые блоки на звоннице. Завидев своего хозяина, секретарь бросился к  нему,
и судья с радостью убедился, что  этот  смельчак  оправился  от  пережитого.
Одеваясь  с  его  помощью,  он  сообщил   об   аресте   Линь   Фана   и   об
обнаруженном--тайном проходе, а затем сказал Цяо Таю:
   - Забери пятерых стражников и отправляйся на  ферму  Линь  Фана.  Задержи
всех, кого найдешь там или  на  джонке.  Знаю,  как  тяжела  для  тебя,  мой
мужественный друг, эта ночь, но мне хотелось бы как можно быстрее знать, что
вся эта шайка под замком.
   Цяо Тай весело ответил, что ему весьма по душе такая  работа,  и  отобрал
среди стражников пятеро здоровых парней.
   Судья подошел к  площадке.  На  двух  толстых  канатах  колокол  медленно
поднимался вверх, пока не занял свое обычное положение в метре над землей.
   Долго смотрел судья на открывшееся ему  затоптанное  пространство.  Кости
скелета были разбросаны их бешеными усилиями вырваться из бронзовой  тюрьмы.
Обращаясь к начальнику стражи, он сказал:
   - Цяо Тай  должен  был  передать  вам  мои  указания.  Напоминаю:  собрав
останки, тщательно просейте пыль и мусор. Может быть, вы  обнаружите  важные
улики. Затем вы поможете моим сотрудникам в обыске у Линь Фана, где оставите
четверых стражников. Завтра утром представите мне ваш отчет.
   В сопровождении секретаря Хуна он прошел к паланкинам, ожидавшим у дверей
храма, и был доставлен в ямынь.
   Наступил чудесный осенний день. Судья поручил работникам архива разыскать
в кадастровых записях сведения о храме Совершенной Мудрости и владении  Линь
Фана. Закончив работу, он съел в близлежащем саду  поданный  ему  секретарем
Хуном завтрак.
   С чашкой чая он снова был за своим столом, когда показались Ма Чжун и Цяо
Тай.
   Попросив принести для них еще чая, судья спросил у Ма Чжуна:
   - Оказали ли люди Линь Фана сильное сопротивление?
   - Все прошло наилучшим образом, благородный судья. Я  нашел  управляющего
все еще без сознания на том месте, где ваше превосходительство вывели его из
строя. Его я доверил стражникам, как и Линь Фана. Затем мы обшарили дом,  но
нашим  единственным  открытием  стал  толстый  негодяй,  который   попытался
показать зубы.  Мы  им  занялись,  и  наши  убедительные  доводы  быстренько
вразумили его, и он дал себя  связать.  Окончательный  результат  -  четверо
задержанных: Линь Фан, его управляющий, толстяк и привратник.
   Взял слово и Цяо Тай.
   - Я привел одного задержанного, - сказал он.  -  На  ферме  жили  четверо
честных кантонских крестьян. На джонке мы обнаружили пятерых  -  капитана  и
четырех матросов. Эти четверо - простые лодочники, но их главарь  производит
впечатление  закоренелого  преступника.  Моряков  и   крестьян   я   поручил
надзирателю района.  Что  касается  капитана,  то  его  я  бросил  в  камеру
присутствия.
   - Прекрасно, - заявил судья. Затем, повернувшись к писцу, приказал:
   - Вызовите начальника стражи: Потом пойдите к госпоже Лян и передайте ей,
что я хотел бы ее повидать возможно скорее.
   Начальник стражи  появился  мгновенно.  Он  почтительно  склонился  перед
судьей с утомленным, но явно удовлетворенным видом.
   - Согласно указаниям вашего превосходительства, - начал он  важно,  -  мы
собрали останки Лян Кофа и  поместили  их  в  корзину,  ныне  находящуюся  в
присутствии. Тщательное просеивание собранной под  колоколом  пыли  не  дало
никаких новых улик. Затем мы направились к Линь Фану и под моим  наблюдением
мои люди провели полный обыск. На все двери наложены  печати.  Сам  лично  я
оглядел подземный канал.  Под  сводом  я  обнаружил  небольшую  плоскодонку.
Поместив на лодке фонарь, я, управляя шестом, проплыл' на ней  по  каналу  и
оказался на реке сразу же за выходной решеткой. В откосе берега оказался еще
один каменный свод, сходный с каменным  сводом  тайного  прохода.  Он  скрыт
деревцами и так низок, что лодка там проплыть не может.  Но,  идя  по  воде,
этим проходом можно достичь реки.
   Судья медленно погладил свою бороду и бросил на него сердитый взгляд.
   - Этой ночью, - сказал он, - вы проявили замечательное  рвение.  Сожалею,
что ваши подземные поиски не привели к открытию спрятанного клада. Но думаю,
что лежавшие у Линь Фана там и  здесь  ценные  мелочи,  нашли  путь  в  ваши
просторные рукава. Мой друг,  я  советую  вам  сдерживать  эти  хватательные
инстинкты, иначе вам не избежать неприятностей. Вы свободны!
   Начальник стражи мгновенно испарился, а судья сказал своим сотоварищам:
   - Отчет этого  жадного  мошенника  позволяет  нам  хотя  бы  понять,  как
управляющий смог в тот день  выбраться  из  города,  не  привлекая  внимания
стражи. Очевидно, он прошел подземным тоннелем.
   В эту минуту  прибыл  главный  архивариус.  Почтительно  склонившись,  он
положил на стол свиток бумаг.
   - Следуя указаниям вашего превосходительства, - начал он, - я  просмотрел
имеющиеся в наших делах просьбы о внесении записей в кадастр.  Я  нашел  эти
документы, относящиеся к владениям господина  Линь  Фана.  Первая  бумага  -
пятилетней давности.  Она  регистрирует  покупку  усадьбы,  храма  и  фермы.
Предыдущим владельцем был господин  Ма,  ныне  живущий  на  своих  землях  к
востоку от города. Этот храм служил центром для сомнительной секты,  которая
была распущена властями. Мать господина Ма  твердо  верила  в  действенность
даосской магии. Она пригласила в  храм  шестерых  жрецов,  которым  поручила
поминать своего покойного мужа. Ночами они предавались магическим  действам,
в ходе которых вызывались  духи  умерших,  чтобы  позволить  этой  достойной
женщине беседовать с ними с помощью дощечки. Проход между  двумя  владениями
был сделан по ее воле, чтобы позволить ей посещать храм в любое время дня  и
ночи. Шесть лет назад она скончалась, и господин Ма запер дверь, но позволил
даосам остаться в храме при условии поддерживать его  в  хорошем  состоянии.
Жрецы могли зарабатывать на  жизнь,  совершая  службы  и  продавая  верующим
амулеты.
   Архивариус прокашлялся:
   -  Годом  позже  господин  Линь   начал   подыскивать   собственность   в
северо-восточном квартале города. Он приобрел дом, храм  и  ферму,  заплатив
хорошую цену. Вот акт продажи. При нем имеется подробный план зданий.
   Судья лишь бросил беглый взгляд на акт и развернул план.  Подозвав  своих
помощников, он им сказал:
   - Легко понять, почему Линь Фан на поскупился. Это владение -  мечта  для
контрабандиста!
   Пальцем он указал на одну подробность плана.
   - Как вы видите,  в  момент  покупки  дом  и  храм  соединялись  открытой
лестницей. Железная дверь и люк были достроены позднее. Но я не вижу никаких
следов подземного канала. Чтобы его обнаружить, надо посмотреть более давние
планы.
   - Второй документ, - продолжил архивариус,  -  двухлетней  давности.  Это
письмо, направленное Линь Фаном в  присутствие.  В  нем  он  объясняет,  что
монахи не следуют своим обетам, ведут распутную жизнь  и  проводят  время  в
пьянках и азартных играх. Он заканчивает словами: "Я вынужден изгнать их  из
храма и прошу вас наложить печати на его ворота".
   - Это должно совпадать со временем, когда он обнаружил, что  госпожа  Лян
разыскала его следы, - заметил судья, - Вероятно, вместо того, чтобы изгнать
монахов, он  их  вежливо  попросил  уйти,  вручив  существенное  возмещение.
Странствующих монахов этой породы  разыскать  почти  что  невозможно,  и  мы
никогда не узнаем, ни какую роль они играли в тайных деяниях Линь  Фана,  ни
были ли они осведомлены о роли большого бронзового колокола  в  исчезновении
Лян Кофа.
   Обратившись к архивариусу, судья закончил:
   -  Хорошо,  я  сохраню  эти  бумаги.  Попробуйте   найти   план   города,
составленный около ста лет назад.
   Старик архивариус  поклонился  и  вышел.  С  запечатанным  письмом  вошел
писарь. Почтительно, обеими руками, протянул он его судье, сообщив, что  оно
только что доставлено военным.
   Судья  сорвал  печать  и  пробежал  текст  глазами  прежде,  чем  передал
секретарю.
   - Меня официально извещают о возвращении гарнизона, - сказал он. Попросив
горячего чая, он выпрямился в кресле и добавил:
   - Позовите Тао Гана. Я хочу вам всем изложить, как намерен  открыть  дело
против Линь Фана.
   По приходе Тао Гана был подан чай. Они начали пить, отхлебывая маленькими
глотками этот ароматный напиток. Но только судья поставил  свою  чашку,  как
вошел начальник стражи и доложил о госпоже Лян.
   Судья посмотрел на своих соратников.
   - Наверное, будет нелегко поставить в известность эту пожилую женщину,  -
прошептал он.
   Хорошо причесанная, с живым взглядом, госпожа Лян явно  чувствовала  себя
много лучше, чем во время последнего посещения. После  того,  как  секретарь
Хун усадил ее в удобное кресло, судья заговорил:
   - Сударыня, Линь Фан арестован. У нас достаточно улик, чтобы держать  его
под замком. Я также обнаружил, что он кого-то убил в Пуяне.
   - Вы нашли тело моего внука!
   - Не могу утверждать, что это именно он. Остался лишь скелет, и ничто  не
позволяет установить личность убитого.
   - Это он! - простонала бедная женщина, -  Линь  Фан  принял  решение  его
убить, как только узнал, что мы  нашли  его  след.  Может  быть,  вам  будет
полезен такой факт: когда мы бежали из горящей башни, на  левую  руку  моего
внука упала балка. Как только мы оказались в надежном месте, я обратилась  к
лекарю, но кости срослись неправильно.
   Судья задумчиво посмотрел на нее, медленно теребя бороду.
   - С сожалением должен вам сообщить, сударыня, что на левой  руке  скелета
виден след плохо сросшегося перелома.
   - Я хорошо знала, что Линь Фан его убил! - рыдала она.  Ее  тело  сводило
судорога, по впалым щекам текли слезы. Секретарь Хун  поспешил  поднести  ей
чашку горячего чая.
   Судья подождал, пока она немного успокоится, и снова заговорил:
   - Обещаю вам, что это убийство будет отомщено, сударыня.  Я  в  отчаянии,
что мне приходится причинять  вам  лишнюю  боль,  но  я  обязан  задать  еще
несколько вопросов. Согласно переданному вами отчету, когда Лян  Кофа  и  вы
спаслись из горящей башни, вас приютил дальний  родственник.  Можете  ли  вы
подробнее .рассказать мне,  как  вам  удалось  бежать  от  напавших  на  вас
бандитов и как вы добрались до этого родственника?
   Госпожа  Лян  посмотрела  на  судью  растерянно  и  внезапно  разразилась
рыданиями.
   - Это было... это было ужасно! - заикалась она. - Я не  хочу...  не  хочу
больше об этом... об этом думать!
   Ее голос затих, и судья дал знак секретарю. Тот  обнял  за  плечи  бедную
женщину и вывел ее.
   - Ничего не поделаешь, - заметил судья Ди подавленно.
   -  Но  почему  так  важны   подробности   бегства   госпожи   Лян,   ваше
превосходительство?  -  спросил  Тао  Ган,  подергивая  три  волоска   своей
бородавки.
   - Некоторые моменты вызывают вопросы, - ответил судья. - Но мы  поговорим
об этом позднее. Сейчас же давайте лучше посмотрим, что мы предпримем против
Линь Фана. Это хитрый негодяй, и нам надо основательно подумать прежде,  чем
мы сформулируем свое обвинение.
   - Мне кажется, благородный судья, что убийство Лян Кофа представляет  нам
наилучшее оружие, - сказал секретарь. -  Это  серьезное  дело,  и  если  нам
удастся уличить его в этом преступлении,  мы  можем  оставить  в  стороне  и
контрабанду и даже его покушение на нас.
   Трое его товарищей согласно кивнули, но судья не торопился с ответом.  Он
погрузился в глубокие размышления. Но в конце концов все же высказался:
   - У Линь Фана было достаточно времени, чтобы убрать  все  следы  подвигов
подпольного солеторговца. Не верю, что нам удастся собрать достаточно  улик,
чтобы поддержать обвинение в  контрабанде.  К  тому  же,  если  бы  даже  мы
получили его признания, он ускользнул бы  у  нас  между  пальцев.  Нарушение
законов,  оберегающих  государственную  монополию,  является  преступлением,
выходящим  за  пределы  моих   полномочий.   Дело   рассматривалось   бы   в
провинциальном суде, и у Линь Фана было  бы  время  опереться  на  друзей  и
родственников, которые бы раздали множество взяток кому надо.
   Но его попытка замуровать нас под колоколом храма подходит под  категорию
"действий с целью убийства". И больше того, императорского  чиновника!  Если
память меня не подводит, это нам даже позволяет  расценить  его  деяние  как
государственное преступление. Мне надо просмотреть свод законов,  но  думаю,
друзья, здесь у нас что-то есть.
   - Разве убийство Лян Кофа не дало бы нам лучший повод  для  обвинения?  -
спросил Тао Ган. Начальник уезда покачал головой.
   - Нет, - ответил он, - Не с уликами, которые у нас есть. Мы не знаем,  ни
когда, ни как убийство было совершено. В наших протоколах утверждается,  что
Линь Фан закрыл  храм  из-за  распущенного  поведения  монахов.  Он  мог  бы
утверждать, что, начав наблюдать за ним, Лян Кофа свел с ними знакомство,  а
новые друзья его убили во время ссоры за азартной игрой и сами  же  спрятали
его тело под большим колоколом.
   Ма Чжуна это не убедило.
   - Раз мы знаем, что это - человек, виновный во множестве преступлений,  к
чему затрудняться юридическими тонкостями? Применим пытку, и  он  быстренько
признается.
   - Ты забываешь, - возразил судья Ди, -  что  Линь  Фан  старик.  Если  мы
прибегнем к слишком крутым средствам, он отдаст богу душу,  и  у  нас  будут
серьезные неприятности.  Нет,  единственная  наша  надежда  -  найти  веские
доказательства. У меня есть намерение допросить его управляющего и  капитана
джонки во время сегодняшнего вечернего заседания. Это крепкие  ребята,  и  к
ним  мы  сможем  применить  те  средства  воздействия,  которые  закон   нам
предоставляет. Тем временем ты пойдешь  вместе  с  Тао  Ганом  и  секретарем
продолжить у него  обыск.  Постарайтесь  втроем  разыскать  компрометирующие
документы. Вы также сможете...
   Внезапно распахнулась дверь, и в кабинет ворвался старший тюремщик.
   Он упал на колени и принялся безостановочно бить лбом об пол.
   - Давай же, говори, - воскликнул нетерпеливо судья, - Что случилось?
   - Недостойный слуга,  валяющийся  у  ваших  ног,  заслуживает  смерти,  -
простонал старший тюремщик, - Сегодня рано утром управляющий Линь Фана сумел
вступить в разговор с одним из моих глупцов стражников, и болван открыл ему,
что Линь Фан задержан и будет судим по обвинению в убийстве.  Совершая  свой
обход, я только что обнаружил управляющего мертвым в его камере.
   Судья в ярости стукнул кулаком по столу.
   - Несчастный пес! - выкрикнул он, -  Почему  ты  его  не  обыскал,  чтобы
проверить, нет ли у него яда? Разве ты не отобрал у него пояс?
   - Мы приняли все требуемые меры предосторожности, господин судья.  Но  он
перекусил себе язык. Когда мы его обнаружили, он  уже  истек  кровью  и  был
мертв.
   Судья глубоко вздохнул и сказал уже чуть спокойнее:
   - Значит,  ты  ничего  не  мог  поделать.  У  негодяя  не  отнимешь  силы
характера, и если разбойник такого склада решает покончить с собой,  его  не
остановишь. Возвращайся в тюрьму и  прикажи  приковать  капитана  джонки  за
запястья и щиколотки к стене его камеры. И пусть  между  зубов  ему  вставят
деревянный кляп. Я не хочу потерять своего второго свидетеля.
   Не успел выйти начальник тюрьмы, как вернулся  архивариус.  Он  развернул
длинный, пожелтевший от времени свиток. Это был сделанный сто пятьдесят  лет
назад план Пуяна.
   Ткнув пальцем в северо-восточный район города,  судья  Ди  удовлетворенно
заметил:
   - Наш канал здесь есть, и хорошо виден. В то время он не был  закрытым  и
обеспечивал водой искусственное озеро,  существовавшее  на  месте  нынешнего
храма. Этот канал был сделан  подземным,  когда  строилось  жилище,  позднее
приобретенное Линь Фаиом.  Вероятно,  кантонец  нашел  его  случайно  и  был
счастлив,  увидев,  что  его  владение  даже  лучше   подходит   для   целей
контрабанды, чем он надеялся.
   Свернув план, он более жестким тоном сказал своим помощникам:
   - А теперь идите. И постарайтесь найти новые улики в усадьбе  Линь  Фана.
Мы очень в них нуждаемся.
   Секретарь, Ма Чжун и Тао Ган сразу же ушли, но  Цяо  Тай  не  двинулся  с
места. Он не принимал участия в обсуждении, лишь внимательно прислушиваясь к
тому, что говорили другие.  Подергивая  с  задумчивым  видом  свои  усы,  он
наконец решил высказаться:
   - Если мне дозволено говорить со всей откровенностью, благородный  судья,
то у меня сложилось впечатление, что ваше превосходительство не очень  хочет
говорить об убийстве Лян Кофа.
   Судья живо поднял голову.
   - Твое впечатление верно, Цяо Тай, - ответил  он,  -  Еще  преждевременно
говорить об этом. Мне пришла в голову одна мысль, но она столь  фантастична,
что мне трудно в нее поверить. Через некоторое время мы вместе все обсудим.
   И, взяв лежавшую на столе бумагу, начальник уезда  погрузился  в  чтение.
Цяо Тай поднялся и вышел.
   Оставшись один, судья сразу же отложил бумагу и достал из  ящика  толстый
свиток документов, относящихся к делу "Лян против Линь". Он принялся  за  их
изучение, и его лоб прорезала глубокая складка.
   Глава 23
   ПОМОЩНИКИ СУДЬИ ДИ ОБЫСКИВАЮТ ПРЕКРАСНУЮ БИБЛИОТЕКУ.
   В СКРОМНОМ ТРАКТИРЕ ОНИ ОБНАРУЖИВАЮТ БЕСЦЕННУЮ УЛИКУ
   По  прибытии  в  прекрасную  усадьбу  Линь  Фана  секретарь  и  двое  его
сотоварищей сразу же прошли в библиотеку.
   Эта комната выходила окнами во второй двор, и  вид  на  декоративный  сад
очень скрашивал пребывание  в  подобном  доме.  Внимание  Тао  Гана  привлек
массивный стол  из  резного  эбена.  Пока  он  небрежно  осматривал  богатый
письменный прибор,  стоящий  на  полированной  дощечке,  Ма  Чжун  попытался
открыть средний ящик стола. Ему это никак не удавалось, к тому  же  замочной
скважины не было видно, и Тао Ган сказал:
   - Младший брат, оставь это мне. Я жил в Кантоне и знаю, на  что  способны
краснодеревщики тех мест!
   Его пальцы слегка касались вырезанных  в  дереве  узоров.  И  вскоре  ему
удалось обнаружить скрытую пружину. В выдвинутом ящике обнаружились  плотные
связки различных документов.
   Тао Ган выложил их на стол.
   - Секретарь, вот работа для тебя! - весело воскликнул он. Пока  секретарь
Хун устраивался в мягком кресле,  Тао  Ган  попросил  Ма  Чжуна  помочь  ему
сдвинуть тяжелый диван, чтобы осмотреть дальнюю стену. Проверив ее вершок за
вершком, он снял с верхних полок книги, которые внимательно просмотрел.
   Так прошло около часа,  и  только  проклятия  Ма  Чжуна  и  шелест  бумаг
нарушали тишину. Наконец секретарь встал.
   - Простая коммерческая переписка! - расстроенно объявил он. -  Но  я  все
возьму в присутствие, чтобы изучить на досуге. Мне  кажется,  что  некоторые
места содержат скрытые намеки  на  контрабандные  сделки.  А  вы  что-нибудь
нашли?
   Тао Ган отрицательно покачал головой.
   - Совершенно ничего! Теперь пойдем, осмотрим спальню.
   Втроем  они  спустились  во  двор  и  пришли  в  комнату,  где  находился
предательский люк. Тао Ган быстро обнаружил  подвижную  панель  за  огромной
кроватью хозяина дома. Сдвинув ее, он увидел металлическую крышку  стального
ящика, снабженного даже на вид сложнейшим запором. Он сразу же  проверил  на
нем свои таланты, но после четверти часа  тщетных  усилий  пожал  плечами  и
заявил:
   - Мы спросим у Линь Фана, как это открывается. А теперь давайте  осмотрим
секретный проход и третий двор храма. Именно там этот негодяй хранил мешки с
солью. Может быть, часть их содержимого осталась на полу?
   При ярком свете дня даже лучше, чем накануне, было видно,  как  тщательно
все было  вычищено.  Циновки  были  просто  невероятно  чисты.  И  нигде  не
оставалось ни крупицы соли!
   Несколько обескураженные, они вернулись в большой дом. С тем  же  успехом
обыскали они и другие комнаты. Все  были  пусты,  мебель  отправлена  на  юг
одновременно с женщинами и слугами.
   Приближался  полдень.  Помощники  судьи  Ди  почувствовали  усталость   и
захотели подкрепиться.
   - На прошлой неделе, - заметил Тао Ган, - когда я нес здесь охрану,  один
из стражников рассказал мне о маленьком  трактирчике,  где  готовят  крабов,
рядом  с  рыбным  рынком.  Повар  фарширует  пустые  панцири  смесью   мелко
нарубленного и приготовленного на  пару  крабьего  мяса,  свинины  и  мелких
луковок. Те места славятся этим блюдом.
   - От твоих слов у меня слюнки текут! - воскликнул  Ма  Чжун.  -  Пошли-ка
туда побыстрее.
   Трактир,  занимавший  скромное  двухэтажное   здание,   звался   "Беседка
зимородка". Название приятное! Из-под навеса крыши свисала лента, извещающая
крупными иероглифами, что отборные напитки как Севера, так  и  Юга  подаются
внутри.
   Троих сотоварищей, как только они,  отодвинув  занавеску,  вошли  в  зал,
встретил аппетитный запах жареного лука. С  бамбуковым  черпаком  в  руке  у
огромного железного чана стоял толстый повар с обнаженным торсом. В  решето,
положенное прямо на чан, были  грудой  навалены  панцири,  и  их  содержимое
медленно варилось на пару, который поднимался над  чаном.  Рядом  с  поваром
поваренок рубил на деревянном пне мясо.
   Широко улыбаясь, толстяк крикнул вновь вошедшим:
   -  Да  соблаговолят  ваши  благородные  превосходительства  подняться  на
следующий этаж. Они будут сразу же обслужены!
   Секретарь заказал три дюжины крабов и три кувшина вина, а затем вслед  за
друзьями прошел вверх по шаткой лестнице.
   Идущий впереди Ма Чжун услышал оглушительный грохот.
   - Судя по этому шуму, там за столом целая армия! - воскликнул он.
   Но он ошибался. В зале находился только один посетитель - согнувшийся над
стоящим у окна столом колосс. Он втягивал содержимое  небольших  панцирей  с
такой поразительной мощью, что один производил весь этот невообразимый  шум.
Его широкие плечи покрывал великолепный халат из расшитого черного шелка.
   Ма Чжун дал знак своим товарищам не двигаться,  а  сам,  приблизившись  к
столу, положил руку на  плечо  шумливого  гурмана  и  сказал  самым  громким
голосом:
   - Давненько не встречались, младший брат!
   Сидевший поднял голову, обнаружив  сальную  бороду,  скрывавшую  низ  его
похожего на луну лица. Он  недружелюбно  глянул  в  сторону  Ма  Чжуна  и  с
огорченным  видом  снова  уткнул  нос  в  еду.  Затем  указательным  пальцем
отодвинул в сторону пустые панцири, усеивавшие стол, издал громкий  вздох  и
сказрд.
   - Именно людишки вроде тебя, старший  брат,  разрушг  ют  мое  доверие  к
честным людям. Разве я не обошелся с тобой как с другом при твоем посещении?
А затем я слышу, что ты работаешь в присутствии. Конечно,  это  ты  заставил
прогнать нас  из  столь  уютного  убежища  в  храме?  Задумайся  над  своими
поступками, брат-родившийся-передо-мной, и раз уж ты работаешь в суде,  суди
себя сам!
   - Брось, брось! - возразил Ма Чжун. - Зачем нам ссориться. В этом мире  у
каждого есть свое дело: мое - в служении нашему благородному судье.
   - Значит, мне сказали правду, - загробным голосом констатировал  толстяк,
- Ах, старший брат, моя дружба к тебе испаряется. Иди  же.  Оставь  честного
человека  его  одиноким   размышлениям   о   ничтожности   порций,   которые
осмеливается подавать скряга владелец этой мерзкой обжорки.
   - Кстати, раз речь зашла о скудости порций, - весело заметил Ма  Чжун,  -
если бы ты был готов попробовать еще дюжину этих сочных крабов, мои друзья и
я были бы рады видеть тебя за своим столом.
   Его собеседник тщательно вытер пальцы о бороду и, чуть подумав, заявил:
   - Никто не посмеет сказать, что Чэн Па лишен великодушия.  Старший  брат,
для меня будет честью познакомиться с твоими друзьями.
   Он встал. Ма Чжун церемонно представил ему секретаря Хуна и Тао  Гана,  а
затем, выбрав квадратный стол, настоял  на  том,  чтобы  приглашенный  занял
почетное место, сев спиной к стене. Секретарь Хун и Тао Ган  сели  справа  и
слева, а Ма Чжун устроился напротив, крикнув хозяину прислать еще  крабов  и
побольше вина.
   Слуга спустился вновь. Когда первый кувшин вина был  опустошен,  Ма  Чжун
воскликнул:
   - Я вижу, мой младший брат, на тебе прекрасный халат. Он должен был  тебе
дорого  обойтись,  потому  что  люди  не  имеют  обыкновение  делать   столь
сногсшибательные подарки. Может быть, ты разбогател  после  нашей  последней
встречи?
   Чэн Па пробормотал несколько  смущенных  слов  о  приближающейся  зиме  и
уткнул нос в чашу вина.
   Ма Чжун вскочил, вырвал у него чарку и, прижав беднягу  к  стене  столом,
крикнул:
   - Говори, мерзавец! Откуда у тебя этот халат? Чэн  Па  посмотрел  налево,
посмотрел направо: секретарь и Тао Ган закрывали пути  к  отступлению.  Край
стола все глубже погружался в чудовищное брюхо,  придавливая  несчастного  к
стене. Смыться невозможно! С меланхолическим  вздохом  он  принялся  снимать
халат и пробормотал:
   - Мне бы надо было догадаться, что не удастся спокойно поесть с бродячими
собаками из присутствия за одним столом.  Держи,  возьми  же  эту  проклятую
одежду! Бедный старик замерзнет этой зимой, умрет от холода, и  ни  один  из
вас даже слезинки не уронит над его несчастной судьбой!
   Видя Чэн Па столь уступчивым, Ма Чжун снова сел, наполнил ему чарку вином
и подвинул ее к нему.
   - Далека от меня мысль предать твое нежное тело жестоким  укусам  мороза,
брат-родившийся-после-меня, но я хочу знать, как  в  твои  руки  попала  эта
прекрасная вещица.
   Почесывая нерешительно пальцем свой обнаженный живот, Чэн  Па  колебался.
Вмешался секретарь Хун:
   - Ты много прожил, ты опытный человек,  -  сказал  он  приветливо.  -  Ты
должен сознавать, как важно для людей в твоем положении поддерживать  добрые
отношения с судейскими. Да и почему должно  быть  иначе?  Будучи  советником
гильдии нищих, ты сам почти что часть городского чиновничества. Лично я вижу
в тебе коллегу.
   Чэн Па выпил чарку до дна" и Тао Ган сразу же наполнил ее снова.
   - Когда над ним поочередно дуют ветры лести и угроз, - в раздумье ответил
огромный разбойник, -  что  может  предпринять  бедный  беззащитный  старик?
Говорить чистую правду!
   Одним глотком выпил он свою чарку и продолжал:
   - Вчера вечером смотритель квартала пришел передать нам приказ немедленно
убираться. Он мог бы и объяснить, почему мы должны покинуть свои жилища.  Он
не дал себе такого труда. Но мы, честные законопослушные граждане,  привыкли
подчиняться без звука. Позднее я вернулся назад, потому что спрятал в  одном
уголке связку вэней и, естественно, не хотел ее бросить!  Окрестности  храма
Совершенной Мудрости известны мне, как моя ладонь, поэтому мне не нужен  был
свет, чтобы найти свой тайник. Я уже засовывал монеты в  пояс,  когда  через
малую дверь храма вышел какой-то человек. Несомненно, это  жулик,  сказал  я
себе, потому что какой же честный человек будет шляться по  улицам  глубокой
ночью.
   Чэн Па оглядел троих друзей в ожидании одобрительного  замечания,  но  не
дождался. Покорно он продолжил рассказ:
   - Когда этот человек спустился по ступеням, я дал ему  подножку.  Великое
небо! Мерзкий негодник! Едва поднявшись, он  начал  угрожать  мне  ножом!  В
законной самообороне я его сбил  с  ног.  Вы  думаете,  после  этого  я  его
обобрал? Ничего подобного! У Чэн Па  есть  принципы!  Я  забрал  только  его
подбитый ватой халат, намереваясь передать его старшему смотрителю  квартала
сегодня же вечером, когда внесу жалобу на  моего  налетчика!  Такова  чистая
правда!
   Секретарь одобрительно покачал головой.
   - Коллега, ты действовал как  честный  гражданин!  Поэтому  мы  не  будем
говорить о деньгах, которые были в этом  халате!  Между  порядочными  людьми
есть вещи, о которых не упоминают! Но что  сделал  ты  с  вещицами,  которые
нашел в рукавах?
   Чэн Па сразу же протянул платье.
   - Все, что вы найдете, ваше,  -  великодушно  заявил  он.  Секретарь  Хун
обшарил  оба  рукава.  Они  были  совершенно  пусты.   Но,   ощупывая   швы,
почувствовал что-то твердое. Он запустил руку поглубже в  шелковую  ткань  и
вынул небольшую квадратную печать из  нефрита,  которую  показал  товарищам.
Вырезанные иероглифы  сообщали:  "Подлинная  печать  Линь  Фана".  Секретарь
спрятал ее в свой рукав, а халат протянул Чэн Па.
   - Держи его. Как ты верно  заметил,  человек,  которому  он  принадлежал,
законченный негодяй. Мы заберем  тебя  с  собой  в  присутствие  в  качестве
свидетеля, но тебе нечего  бояться.  А  теперь  давай  расправимся  с  этими
крабами, пока они совсем не остыли!
   Все последовали мудрому совету, и вскоре весь стол был завален панцирями.
   Поев, секретарь  Хун  заплатил  хозяину,  а  Чэн  Па  без  труда  добился
десятипроцентной скидки. Владельцы  ресторанов  всегда  относятся  к  членам
гильдии нищих с особым  почтением,  иначе  толпа  отвратительных  оборванцев
соберется у их двери, а тогда - прощай посетители!
   В присутствии секретарь провел Чэн Па в кабинет судьи. Увидев  начальника
уезда, разбойник воздел руки к небу:
   - Пусть черные силы оберегают обитателей Пуяна! - в ужасе воскликнул  он.
- Прорицатель назначен судьей нашего города!
   Ему быстро разъяснили его  заблуждение  и,  простершись  ниц,  он  трижды
стукнул лбом об пол.
   Выслушав сообщение секретаря, судья Ди с удовлетворением оглядел  печатку
Линь Фана.
   - Теперь мы знаем, - подчеркнул он, - где разбил себе лоб наш  кантонский
плут! Сразу после того, как он увенчал  нас  бронзовым  колоколом,  на  него
напал друг Ма Чжуна!
   Обратившись к бродяге, судья Ди добавил:
   - Ты оказался очень полезен. Теперь же внимательно меня выслушай. Сегодня
после полудня ты будешь присутствовать на суде. Перед судом поставят  одного
человека, и я устрою вам очную ставку. Ты нам скажешь, с ним  ли  ты  дрался
той ночью. Ну, отправляйся, отдохни в стражницкой.
   После ухода Чэн Па судья объяснил:
   - С этим дополнительным свидетелем я смогу подстроить Линь фану  ловушку.
Он опасный противник, и я его  постараюсь  поставить  в  самое  унизительное
положение. Он не привык к тому,  что  к  нему  относятся  как  к  заурядному
преступнику... Если мне удастся вывести его из себя, он легче попадется!
   Секретарю Хуну такая тактика не совсем понравилась.
   - Не лучше ли сначала взломать стальной ящик в его  комнате,  благородный
судья?-спросил он, - Мы могли бы допросить и капитана джонки.
   Судья покачал головой.
   - Я знаю, что делаю, - возразил он, - На этом заседании  мне  понадобятся
несколько циновок с его склада. Полдюжины вполне  хватит.  Скажи  начальнику
стражи принести их с третьего двора храма.
   Удивленные помощники переглянулись. Но судья  не  вдавался  в  дальнейшие
объяснения. После неловкого молчания Тао Ган спросил:
   - А обвинение в убийстве, ваше превосходительство? Мы могли бы сунуть ему
под нос медальон и посмотреть, какой будет его реакция.
   Лицо судьи помрачнело. Нахмурив густые брови, он замер в задумчивости,  а
потом медленно произнес:
   - По правде говоря, этот  медальон  меня  смущает.  Дождемся  результатов
первого допроса.
   Взяв бумагу со стола, он развернул ее и принялся  читать.  Секретарь  дал
знак Ма Чжуну и Тао Гану, и все трое вышли на цыпочках.
   Глава 24
   ИЗВОРОТЛИВЫЙ ПРЕСТУПНИК ПОПАДАЕТ В  ХИТРО  РАССТАВЛЕННУЮ  ЛОВУШКУ.  ПОСЛЕ
УЖИНА ЧЕТВЕРО ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЧИНОВНИКОВ МИРНО БЕСЕДУЮТ
   В тот день пополудни в  большом  зале  присутствия  собралась  толпа.  По
городу только что разнесся слух о странном ночном приключении судьи Ди и  об
аресте богатого  кантонского  торговца.  Всем  жителям  Пуяна  не  терпелось
разузнать обо всем поподробнее.
   Поднявшись на возвышение, судья сразу же  объявил  заседание  открытым  и
взял красную кисточку,  чтобы  заполнить  бланк.  Его  немедленно  доставили
старшему тюремщику.  Вскоре  между  двумя  стражниками  прибыл  Линь  Фан  с
пластырем на лбу и  бросив  мстительный  взгляд  на  судью,  он  хотел  было
заговорить, не становясь на колени. Начальник стражи ударил его дубинкой,  а
двое стражников грубо заставили преклонить колени.
   - Назовите суду ваше имя и вашу профессию, - приказал судья.
   - Я требую...
   Линь Фан не смог продолжать - начальник стражи ударил его рукоятью своего
бича.
   - Говори почтительно, - крикнул тот ему,  -  и  отвечай  на  вопросы  его
превосходительства.
   От сильного удара отлетел пластырь, и кровь  начала  заливать  лицо  Линь
Фана. Кипя от ярости, он сказал:
   - Особа, находящаяся у подножия суда, зовется Линь Фан  и  принадлежит  к
почтенному  сословию  кантонских  купцов.  А  теперь  я  требую,  чтобы  мне
объяснили, почему я задержан!
   Начальник стражи поднял свой бич, но судья отрицательно покачал головой и
холодно произнес:
   - Вы это скоро узнаете.  Пока  же  скажите,  видели  ли  вы  раньше  этот
предмет?
   Говоря,  начальник  уезда  пальцем  подтолкнул  найденный   под   большим
колоколом медальон. Драгоценность откатилась и упала перед Линь Фаном.
   Кантонец было безразлично взглянул на  нее,  но  внезапно  его  поведение
изменилось. С видимым волнением принялся он рассматривать вещицу и, прижав к
груди, воскликнул:
   - Этот медальон принадлежит...
   Он замолк, с трудом сдержавшись, а потом продолжил:
   - Это мой медальон! Кто вам его дал?
   - Задавать вопросы -  привилегия  суда,  -  возразил  судья  и  дал  знак
начальнику стражи. Тот вырвал драгоценность у Линь Фана и вернул ее на стол.
Побледнев от ярости, задержанный вскочил на ноги и закричал:
   - Верните его мне!
   - На колени, Линь Фан, - потребовал судья и  после  того,  как  негоциант
вернулся в прежнее положение, продолжил:
   - Вас интересуют причины вашего присутствия  здесь?  Я,  начальник  этого
уезда, обвиняю вас в нарушении  государственной  монополии  и  контрабандной
торговле солью.
   - Ложь, - презрительно ответил заметно успокоившийся Линь Фан.
   - Это оскорбление суда! - воскликнул судья. -  Дайте  ему  десять  ударов
плетью!
   Двое стражников сорвали с кантонца одежду и бросили лицом на пол.
   Свистнул кнут. Никогда еще Линь фану не приходилось подвергаться телесным
наказаниям и, когда тяжелый ремень врезался в кожу, он испустил дикий вопль.
Его лицо приобрело пепельный оттенок, и он  тяжело  дышал,  когда  начальник
стражи грубо поднял его на ноги.
   Дождавшись, пока он перестанет стонать, судья заговорил:
   - Достойный доверия свидетель разоблачит  ваши  тайные  махинации.  Может
быть, нам будет и нелегко добиться его показаний, но несколько умелых ударов
кнутом заставят его сказать правду. Я уверен в этом!
   Еще не вполне пришедший в себя Линь Фан смотрел  на  судью  покрасневшими
глазами. Секретарь Хун вопросительно глянул на  Ма  Чжуна  и  Цяо  Тая.  Они
покачали головой, не имея ни малейшего понятия о том, что хотел  сказать  им
хозяин. Тао Ган же выглядел олицетворением изумления.
   Судья дал знак начальнику стражи. Тот  сразу  же  вышел  вместе  с  двумя
своими людьми.
   В зале царила глубокая тишина. Все взгляды были направлены  на  маленькую
дверь, за которой только что исчезли стражники.
   Начальник стражи вернулся,  неся  большой  рулон  черной  бумаги,  а  его
спутники сгибались под тяжестью груды тростниковых циновок. Шепот  удивления
пронесся по залу.
   Начальник стражи развернул бумагу на полу, перед столом судьи.  Его  люди
сложили циновки сверху, и как только судья наклонил голову, все трое взялись
за бичи и изо всех сил принялись хлестать циновки.
   Машинально  поглаживая  бороду,  судья  Ди   хладнокровно   наблюдал   за
происходящим. Наконец, он поднял руку,  и  все  трое  остановились,  вытирая
струившийся по лицам пот.
   -  Эти  циновки,  -  объявил  судья,  -  покрывали  пол  тайного  склада,
принадлежащего Линь Фану. Сейчас мы изучим их свидетельство!
   Начальник стражи свернул циновки и, ухватившись за  один  край  бумажного
листа, дал знак своим людям взяться за другую его сторону. После  того,  как
они несколько раз встряхнули бумагу,  в  центре  листа  собралась  небольшая
кучка серого порошка.  Острием  сабли  начальник  стражи  собрал  щепотку  и
протянул судье.
   Начальник уезда смоченным слюной пальцем прикоснулся к сероватому порошку
и поднес его к губам, затем с удовлетворенным видом наклонил голову.
   - Вы думали, что убрали все следы ваших контрабандных операций. Линь Фан,
- сказал он. - Но вы не сообразили, что бесполезно выметать циновки  сверху,
ибо соль проникла между волокон. Согласен, ее очень немного, но  достаточно,
чтобы доказать вашу вину!
   В зале зазвучали восторженные возгласы.
   - Тихо! - воскликнул судья, а затем, продолжая обращаться  к  негоцианту,
добавил:
   - Больше того, вам, Линь Фан, придется ответить и по  второму  обвинению.
Вчера вечером вы предприняли попытку убить меня  и  моих  помощников,  в  то
время  как  мы  занимались  расследованием  в  храме  Совершенной  Мудрости.
Признайтесь в вашем преступлении. Линь Фан!
   - Вчера вечером я был у себя  дома,  -  возразил  заключенный  с  угрюмым
видом. - Я упал во дворе,  поранился,  и  как  мог  пытался  залечить  рану.
Поэтому не понимаю, что ваше превосходительство имеет в виду.
   -  Приведите  свидетеля  Чэн  Па!  -  приказал  судья.  Двое   стражников
вытолкнули советника гильдии нищих к возвышению.
   Увидев  его  одетым  в  свой  черный  шелковый  халат,  Линь  Фан  быстро
отвернулся.
   - Ты знаешь этого человека? - спросил судья у Чэн  Па.  Тот  сверху  вниз
глянул на кантонца, поглаживая свою сальную  бороду.  После  чего  с  важным
видом ответил:
   - Господин судья, это жалкая собака, напавшая на  меня  вчера  вечером  у
храма.
   - Ложь! - воскликнул взбешенный Линь Фан. - Это он напал на меня!
   - Этот свидетель, - возразил судья Ди, - укрылся в первом дворе храма. Он
наблюдал за вашими делишками и не упустил ни одного вашего  движения,  когда
вы использовали пику, чтобы сдвинуть каменный цилиндр  и  заточить  нас  под
колоколом.
   По знаку начальника уезда стражи вывели Чэн Па.  Выпрямившись  в  кресле,
судья продолжал:
   - Линь Фан, вы не можете больше отрицать. После того, как я  покараю  вас
за это преступление, вы будете отправлены в суд провинции, чтобы ответить за
ваши контрабандные операции.
   После последних слов огонек надежды загорелся  в  глазах  Линь  Фана.  Он
облизал кровоточащие губы и, тяжело вздохнув, заговорил глухим голосом.
   - Ваше превосходительство, теперь я понимаю, что бесполезно отрицать свой
проступок.   Признаюсь,   что   вчера   я   глупо   подшутил    над    вашим
превосходительством и искренне прошу меня извинить. Но в  оправдание  скажу,
что притеснения последних дней немного меня задели. Поэтому, услышав посреди
ночи голоса во дворе храма и отправившись посмотреть, что же там происходит,
и  увидев  ваше  превосходительство  и  ваших  людей  на  четвереньках   под
колоколом, я не смог удержаться от соблазна дать  вашему  превосходительству
небольшой урок. Я оттолкнул каменный цилиндр, удерживавший край колокола. Но
вслед за тем я побежал к себе, чтобы приказать  моим  слугам  вас  побыстрее
освободить.  Я  хотел,  благородный  судья,  принести  вам  свои  извинения,
объяснив, что принял вас за вора. Увы, достигнув  ведущей  ко  мне  железной
двери, я увидел, что она сама захлопнулась. Страшно обеспокоенный при мысли,
что ваше превосходительство  рискуете  задохнуться,  я  бросился  к  порталу
храма, чтобы улицей добраться до своего жилища. Едва я вышел из  ворот,  как
этот негодяй меня оглушил. Придя в себя, я заторопился  к  себе  и  приказал
управляющему отправиться к вам на выручку. Но прежде чем пойти вслед за ним,
я хотел подлечить свою рану и как раз накладывал на нее пластырь, когда ваше
превосходительство показались в моей  комнате...  довольно  странно  одетый.
Из-за этого я принял ваше превосходительство, о чем искренне сожалею, за еще
одного злодея, пришедшего с дурными намерениями.  Мои  показания  совершенно
правдивы, и я снова повторяю, что безмерно сожалею о своей ребяческой  шутке
над вашим  превосходительством,  которая  так  легко  могла  превратиться  в
трагедию! Я готов с чистым сердцем понести любое полагающееся мне по  закону
наказание.
   - Превосходно, - заметил  судья  Ди,  по  всей  видимости,  не  придающий
большого значения этому делу. - Я рад, что в конце концов вы  признались.  А
теперь заслушайте мои показания.
   Пока писец громко зачитывал  признание  обвиняемого,  судья  откинулся  в
кресле и принялся поглаживать бороду, словно происходившее в зале  суда  его
не интересовало. Однако, когда писец закончил чтение,  он  задал  положенный
вопрос:
   - Вы согласны, что ваши признания записаны верно?
   - Да, я согласен, - твердо ответил Линь Фан и приложил свой большой палец
к документу, поданному начальником стражи. И тогда судья  Ди  выпрямился  во
весь рост.
   - Линь Фан! Линь Фан! - воскликнул он страшным голосом, - долгие годы  ты
насмехался над справедливостью, но теперь  наступила  очередь  торжествовать
справедливости! Линь Фан, ты только что  подписал  свой  смертный  приговор!
Тебе хорошо известно,  что  насильственные  выходки  наказываются  двадцатью
четырьмя ударами бамбуковой палкой, и ты рассчитываешь подмазать  лапу  моих
стражников, чтобы  она  стала  полегче.  Ты  знал,  что  в  дальнейшем  твои
влиятельные друзья окажут  давление  на  суд  провинции,  и  ты  отделаешься
простым штрафом. Так вот, Линь Фан, ты никогда не  предстанешь  перед  судом
провинции, ибо твоя голова скатится на лобном месте Пуяна. Это  говорю  тебе
я, твой начальник уезда!
   Линь Фан недоверчиво посмотрел на него, но судья продолжал:
   - Свод  законов  утверждает,  что  преступления  государственной  измены,
отцеубийство и преступления против государства караются казнью  в  ее  самой
суровой форме. Запомни эти слова, Линь Фан: преступления против государства.
Ибо в другом  разделе  свод  законов  прямо  указывает,  что  насильственные
действия против официального  лица  при  исполнении  им  своих  обязанностей
входят  в  категорию   государственных   преступлений.   Связывал   ли   сам
законодатель эти два раздела, об этом можно спорить, я  признаю.  Но  в  том
случае, которым занимаюсь я, начальник этого  уезда,  я  выбираю  буквальное
следование  закону.  Нет  серьезнее   обвинения,   чем   в   государственном
преступлении, и о нем должен быть специальным посланцем извещен суд империи.
Никто не сможет вмешаться и помочь тебе. Справедливость пойдет своим  путем,
а для тебя все завершится позорной смертью.
   Молоточек судьи ударил по столу.
   - Линь Фан, ты  без  принуждения  признал,  что  совершил  насильственные
действия против особы твоего начальника уезда. Я объявляю  тебя  виновным  в
государственном преступлении и требую для тебя казни!
   Качаясь, кантонский купец поднялся. Начальник стражи быстро  накинул  ему
на плечи одежду, потому что обычай требует  внимательно  относиться  к  тем,
кого ожидает смерть.
   Тихий, но ясный голос прозвучал рядом с возвышением:
   - Линь Фан, посмотри на меня!
   Наклонившись, судья заметил госпожу Лян. Она  стояла  прямо  и  выглядела
неожиданно очень помолодевшей. Можно было бы сказать, что груз лет спал с ее
плеч.
   Мучительная  судорога  передернула  Линь  Фана.  Когда  он  вытер  кровь,
мешавшую  ему  видеть  говорившую,  его  странно  застывшие   глаза   широко
раскрылись. Он хотел что-то произнести, но слова застряли у него в горле.
   Госпожа Лян медленно подняла руку, указывая на него пальцем.
   - Ты убил... ты убил своего...
   Ее голос внезапно замер и с залитыми слезами лицом она покачнулась.
   Линь Фан было рванулся к ней,  но  начальник  стражи  резко  потянул  его
назад. Когаа двое  стражников  уводили  осужденного,  госпожа  Лян  потеряла
сознание.
 
   Через десять дней после этих событий  Великий  Государственный  Секретарь
устроил в своем столичном дворце дружеский ужин для трех выдающихся особ.
   Осень только что отступила перед зимой. Тройная дверь большого зала  была
распахнута, и каждый мог  любоваться  великолепным  садом,  тое  в  усеянном
лотосами озере отражались лунные лучи.
   Стол из резного эбена был уставлен редкими блюдами, поданными в тончайшем
фарфоре. Вокруг суетилось около дюжины слуг, и управляющий лично  следил  за
тем, чтобы массивные золотые чарки не оставались пустыми.
   Все четверо сотрапезников были людьми, которым перевалило за  шестьдесят,
и все  четверо  были  давними  служителями  государства.  Великий  Секретарь
оставил почетное место председателю Имперского суда,  внушительной  особе  с
длинными серебристыми бакенбардами. По другую сторону от  него  располагался
министр Обрядов и Церемоний. Он  был  худ  и  слегка  согбен  -  последствия
присутствия императора для тех, кто проводит перед ним свою жизнь. Рослый, с
седой бородой и пронзительным взглядом человек  был  императорским  Цензором
Гуаном, перед которым трепетали  по  всей  империи  из-за  его  неуступчивой
честности и необузданной любви к справедливости. Он был одним  из  тех,  кто
контролировал всех чиновников  государства,  и  его  долгом  было  иной  раз
высказывать возражения самому императору, что  требовало  немалой  твердости
характера.
   Ужин подходил к концу. С официальными делами, о которых Великий Секретарь
желал посоветоваться с друзьями, было покончено, и разговор  приобрел  более
отвлеченный характер, пока друзья наслаждались последней чаркой вина.
   Великий Секретарь  потеребил  серебряную  бороду  и  сказал  председателю
Имперского суда:
   - Скандальная история буддийского храма в Пуяне глубоко  взволновала  его
императорское величество. В течение четырех дней  его  святейшество  Великий
Настоятель отстаивал дело буддизма перед троном. И тщетно. Завтра  -  говорю
вам об этом доверительно - трон объявит, что Великий  Настоятель  освобожден
от своих обязанностей члена Большого  совета  и  что  в  будущем  буддийские
учреждения будут, как и все, платить налоги. Это значит, мои дорогие друзья,
что эта клика больше не сможет вмешиваться в национальные дела.
   Председатель покачал головой.
   - Иногда бывает, - сказал он, - что счастливый случай  позволяет  мелкому
чиновнику, не сознавая того, оказать  крупную  услугу  государству.  Местный
начальник уезда, некий судья Ди, проявил безумную дерзость,  преследуя  этот
богатый и могущественный монастырь. В обычные времена все буддисты  империи,
как один человек, ополчились бы на него. Но оказалось,  что  в  тот  день  в
городе не было  гарнизона,  что  и  позволило  возмущенной  черни  истребить
монахов.  Ди,  несомненно,  не  отдает  себе  отчета,  что  это  неожиданное
совпадение спасло его карьеру... а может быть, и саму жизнь!
   - Я рад, что вы заговорили об этом Ди, - вмешался Императорский Цензор, -
это мне о чем-то напоминает. У меня на столе доклады о  двух  других  делах,
которые он судил. В одном речь  об  изнасиловании  и  убийстве,  совершенном
бродягой. Но второе касается  богатого  кантонского  негоцианта,  и  в  этом
случае я решительно с ним не согласен. Его приговор - это настоящий  образец
юридического фокуса. Но  и  вами  и  другими  моими  коллегами  этот  доклад
завизирован, так что, я предполагаю, у него была  особая  причина  поступить
именно таким образом. Все же я буду вам очень признателен за разъяснения.
   Председатель суда поставил на  стол  пустую  чарку  и  с  легкой  улыбкой
сказал:
   - Это, дорогой друг, история, которая началась  очень  давно.  Много  лет
назад, когда я был еще юным чиновником, приданным  суду  провинции  Гуандун,
нашим председателем был презренный судья Фэн, которого  позднее  обезглавили
за казнокрадство. И я видел, как негоциант, о  котором  сегодня  идет  речь,
некий Линь Фан, ускользнул от  наказания  за  зверское  преступление,  сунув
судье Фэну крупную взятку. Позднее этот негодяй совершил  немало  злодеяний,
включая убийство девяти человек! Начальник  уезда  Пуяна  понимал,  что  ему
следует действовать быстро, учитывая  влияние,  которым  богатые  кантонские
купцы пользуются в столице. Вместо  предъявления  серьезного  обвинения,  он
ограничился мелким  проступком.  Но,  добившись  признаний  преступника,  он
решил, что этот мелкий проступок может рассматриваться  как  государственное
преступление!  Нам  показалось  чудом  справедливости,  что  человек,  свыше
двадцати лет ловко обходивший закон, был наконец осужден благодаря тому, что
вы столь справедливо назвали  "юридическим  фокусом".  Вот  почему  мы  все,
единодушно, решили одобрить приговор судьи Ди.
   - Очень мило! - восхитился Цензор. - Теперь мне  все  понятно,  и  завтра
первым моим делом будет одобрение этого доклада!
   До сих пор министр Обрядов и Церемоний слушал,  не  произнося  ни  слова.
Теперь он вмешался в беседу:
   - Я не знаток юридических вопросов, но, как я понимаю, этот славный судья
Ди с честью для себя выпутался из  двух  дел  национального  значения.  Одно
помогло покончить с влиянием буддийской  клики,  второе  -  укрепить  власть
правительства перед лицом этих дерзких кантонских купцов. Не уместно ли дать
повышение этому начальнику уезда, чтобы  у  него  было  более  широкое  поле
деятельности для проявления своих талантов?
   Великий секретарь качнул головой.
   - Нет, - сказал он. - Этому человеку наверняка еще нет и сорока лет.  Его
ждет долгая карьера, и в будущем у  него  появится  достаточно  возможностей
продемонстрировать и  свое  усердие,  и  свои  способности.  Если  повышение
приходит слишком поздно, оно оставляет горечь, если слишком рано,  порождает
чрезмерное  честолюбие.  В  интересах  нашей  администрации  избегать  обеих
крайностей.
   - Я полностью с вами согласен, - заметил председатель, - С другой стороны
было бы неплохо дать этому начальнику  уезда  знак  одобрения,  просто  ради
поощрения! Наш министр Обрядов и Церемоний как раз тот человек, который  мог
бы подсказать нам что-нибудь подходящее.
   Министр в размышлении погладил бороду. Подумав, он сказал:
   - Поскольку  его  императорское  величество  милостиво  согласился  лично
заинтересоваться делом буддийского храма, мне доставит  удовольствие  завтра
же обратиться к  нему  с  покорнейшей  просьбой  направить  этому  судье  Ди
несколько  соответствующих  случаю  слов.  О!  Отнюдь  не  начертанных   его
августейшей рукой! Но копию подходящего текста, точно  воспроизведенного  на
декоративном панно.
   - Это именно то, что надо! - воскликнул Великий Секретарь,  -  Как  тонко
понимаете вы эти вещи! Министр позволил себе улыбнуться.
   - Церемонии и обряды, - заметил он, - обеспечивают совершенное равновесие
нашей администрации. Вот уже многие годы я взвешиваю  похвалу  и  порицание,
осуждение и одобрение  так  же  тщательно,  как  ювелир  взвешивает  золото.
Ничтожное нарушение в грузе, положенном на ту или иную чашу весов, может все
исказить!
   Четверо поднялись.
   Вслед за Великим Государственным Секретарем  они  спустились  по  широким
каменным  ступеням,  чтобы  совершить  небольшую  прогулку  вокруг  озера  с
лотосами.
   Глава 25
   ДВОЙНАЯ  КАЗНЬ  ЗА  ГОРОДСКОЙ   ЧЕРТОЙ.   СУДЬЯ   ДИ   СКЛОНЯЕТСЯ   ПЕРЕД
ИМПЕРАТОРСКИМ ТЕКСТОМ
   В ожидании пакета из столицы с окончательным приговором  соратники  судьи
Ди провели пятнадцать самых тоскливых дней своей жизни.
   С памятного заседания суда, на котором был осужден Линь  Фаи,  их  хозяин
находился в мрачном настроении, постоянно размышляя над  проблемой,  о  сути
которой отказывался разговаривать. У него было в обычае,  получив  признание
обвиняемого, вместе со  своими  помощниками  обсуждать  наиболее  интересные
обстоятельства дела, но на этот раз он просто поблагодарил их за  честную  и
преданную службу и сразу же погрузился в свои административные дела.
   Императорский посланец прибыл под вечер. В этот момент Тао  Ган  проверял
счета присутствия. Он  бросил  работу,  чтобы  расписаться  в  получении,  и
поспешил отнести объемистый пакет в кабинет судьи.
   Там уже  находился  секретарь  Хун,  ожидавший  начальника  уезда,  чтобы
передать ему на подпись несколько бумаг. Вместе с ним  были  Цяо  Тай  и  Ма
Чжун.
   Прежде чем положить пакет на стол, Тао Ган показал им большую печать суда
империи. С сияющей улыбкой он торжественно объявил:
   - Мои младшие братья, вот окончательные приговоры! Его превосходительство
наконец перестанет хмуриться!
   - Не думаю, что нашего хозяина гложет опасение не получить  подтверждение
своих приговоров, - возразил секретарь, - Он мне ничего  не  говорил,  но  у
меня впечатление, что его тревога личного  характера.  Речь,  несомненно,  о
проблеме, которую он хотел бы решить ради собственного спокойствия.
   - В любом случае, - вмешался Ма Чжун, - я знаю, кто вновь обретет улыбку,
когда судья объявит об окончательном осуждении Линь Фана. Это  госпожа  Лян!
Наш  дорогой  министр  финансов,  очевидно,  загребет   значительную   часть
состояния  обвиняемого,  но  останется  достаточно,  чтобы   наша   старушка
превратилась в одну из богатейших женщин в империи!
   - Она это заслужила, - заметил Тао Ган. - Было  горько  смотреть,  как  в
момент собственного торжества она упала без  сознания.  Пожилые  люди  плохо
переносят подобные переживания. Похоже, с того дня она не покидала постели.
   Вошел  судья  Ди,  и  все  сразу  же  встали.  С  озабоченным  видом   он
поздоровался с ними и схватил пакет,  который  секретарь  Хун  протянул  ему
обеими руками.
   Быстро пробежав его глазами, он поделился полученным известием:
   - Высшие власти одобряют мои решения. Но какая ужасная  судьба  уготована
Линь Фану! На мой взгляд, было бы достаточно просто отрубить ему голову.  Ну
что же, мы обязаны исполнять приказы императора!
   Затем судья прочитал письмо от министра Обрядов и Церемоний,  приложенное
к другим документам. Передав все  секретарю,  он  почтительно  поклонился  в
сторону столицы.
   - Нам выпала большая честь, -  сказал  он.  -  Его  величество  император
удостоил пожаловать этому присутствию декоративное панно с  воспроизведением
подлинного  текста,  начертанного  алой   тушью.   Секретарь,   как   только
императорский дар будет к нам доставлен, проследите, чтобы он был немедленно
укреплен на почетном месте - над возвышением в большом зале!
   Прервав поздравления четырех своих соратников, судья продолжал:
   - Завтра я объявлю приговоры. Это  будет  на  особом  заседании,  которое
состоится,  как  того  требует  обычай,  за  два  часа  до  восхода  солнца.
Секретарь, дайте необходимые указания всем чиновникам и сообщите  коменданту
гарнизона, что мне понадобятся всадники для  сопровождения  приговоренных  к
месту казни.
   Рассеянно подергивая бороду,  судья  чуть  было  снова  не  погрузился  в
размышления, но спохватился и со вздохом склонился над поданными на  подпись
документами.
   Тао Ган подергал секретаря Хуна за рукав. Ма Чжун и Цяо Тай подбадривающе
кивнули. Секретарь откашлялся, чтобы прочистить горло, и спросил:
   - Господин судья, убийство Лян Кофа Линь  Фаном  осталось  непроясненным.
Может быть теперь, когда убийца официально осужден, ваше  превосходительство
удостоите своих слуг объяснением того, что же произошло?
   Судья Ди поднял глаза.
   - Завтра, - лаконично ответил он, - Сразу же после казни преступников.
   И снова погрузился в чтение.
   На следующий день жители Пуяна направились к ямыню  задолго  до  зари,  и
вскоре плотная толпа стояла в терпеливом ожидании перед присутствием.
   Наконец распахнулись  двери  главного  входа  в  Большой  зал  заседаний,
освещенный дюжиной  установленных  вдоль  стен  крупных  свечей.  Люди  тихо
переговаривались между собой, боязливо посматривая в  сторону  стоявшего  за
спиной начальника стражи гиганта, держащего на плече длинный двуручный меч.
   Большинство пришло из простого любопытства,  но  у  людей  постарше  было
тяжело на  сердце.  Они  знали,  что  правительство  не  относится  легко  к
беспорядкам. Если оно расценит избиение монахов как проявление непокорности,
то, несомненно, примет жесткие меры против уезда.
   Трижды  прозвучал  гонг  присутствия,  затем  ширма  раздвинулась,  и  на
возвышении появился судья  Ди  в  сопровождении  своих  четырех  соратников.
Ярко-красная накидка на его плечах оповещала, что  будут  вынесены  смертные
приговоры.
   Он сел за большой стол и объявил заседание открытым.
   Первым был введен Хуан Сан. Его раны зарубцевались. Он  только  что  съел
положенное по обычаю жаркое и выглядел примирившимся со своей судьбой.
   Когда он преклонил  колени,  судья  развернул  длинный  свиток  и  громко
прочитал: "Хуан<Сан признан виновным в  изнасиловании  и  убийстве.  У  него
будет отсечена голова. Его тело будет разрублено на части и брошено собакам,
а голова выставлена у Южных ворот города в течение трех дней в назидание".
   Двое стражей связали руки приговоренного за спиной и вывели, укрепив  ему
на плечах белую табличку,  где  крупными  иероглифами  сообщались  его  имя,
характер преступления и ожидающее его наказание.
   Первый писец протянул  судье  другой  документ.  Развертывая  его,  судья
приказал начальнику стражи вызвать его преподобие Полное Понимание  и  обеих
сестер Ян.
   Почтенный священнослужитель выступил вперед.  Он  был  одет  в  пурпурное
платье с желтыми полосами, указывающее его монашеский ранг.  Он  отставил  в
сторону  лакированный  красный  посох,  на  который  опирался,  и   медленно
опустился на колени.
   Затем в сопровождении управляющего судьи перед  судом  предстали  барышни
Абрикос и Голубой Нефрит. Они были одеты в зеленые платья со  свисающими  до
пола  рукавами,  а  их  тщательно  причесанные  волосы   украшены   вышитыми
повязками, как у незамужних девушек. Они  были  так  красивы,  что  в  толпе
послышались возгласы восхищения.
   Судья снова заговорил:
   - Сейчас я зачитаю решение, принятое императорским правительством о храме
Бесконечного Милосердия. "Все имущество названного  храма  конфискуется.  За
исключением Большого  зала  и  одного  строения,  отводимого  монахам,  храм
сносится  в  течение  семи  дней  после  объявления  этого  приговора.   Его
преподобие Полное Понимание продолжит  служение  богине  при  содействии  не
более чем четырех  монахов.  В  связи  с  тем,  что  проведенное  судьей  Ди
расследование установило, что два из шести домиков не имели  тайных  входов,
нынешним провозглашается, что ребенок, зачатый матерью в храме,  ни  в  коем
случае не может  считаться  незаконным,  а  его  появление  на  свет  должно
приписываться бесконечной благожелательности богини Гуаньинь.  Из  имущества
храма будет изъято четыре золотых слитка, которые передаются барышне  Ян  по
имени Абрикос и ее сестре Голубой Нефрит. Начальнику их родного  уезда  было
приказано внести в списки  перед  фамилией  Ян  слова  "Есть  заслуги  перед
государством".  Соответственно,  названная  семья  будет  освобождаться   от
налогов в течение пятидесяти лет".
   Судья Ди прервал чтение, чтобы бросить  взгляд  на  своих  слушателей  и,
погладив   бороду,   продолжил,   отчетливо   выговаривая   каждое    слово:
"Императорское  правительство  с  глубоким  неудовольствием  отмечает,   что
граждане  Пуяна  убили  двадцать  монахов,  нарушив  тем  самым  прерогативу
государства  и  помешав  свершиться   правосудию.   Весь   город   считается
ответственным за ужасающее деяние. Правительство намеревалось  прибегнуть  к
строгим  карательным  мерам.  Однако,   учитывая   обстоятельства,   которые
предшествовали событию, и принимая во внимание,  что  начальник  уезда  Пуян
рекомендует проявить  снисхождение,  правительство,  в  порядке  исключения,
решило,  что  его  милосердие  возобладает   над   его   справедливостью   и
ограничивается выражением населению строгого порицания".
   Шепот  благодарности  пронесся  над  толпой.  Несколько  человек   начали
приветствовать судью Ди, но он, громовым голосом воскликнул:  "Тихо!".  Пока
он сворачивал длинный свиток, почтенный  священнослужитель  и  две  барышни,
простершись, отбивали поклоны.
   Когда, наконец,  все  трое  вернулись  на  свои  места,  судья  дал  знак
начальнику стражи, и перед судом предстал Линь Фан.
   За дни ожидания он заметно  постарел.  Его  маленькие  глазки  совершенно
провалились, а лицо исхудало и выглядело истощенным. Увидев на плечах  судьи
ярко-красную накидку и огромный силуэт палача, он задрожал так  сильно,  что
двум стражникам пришлось его удерживать и помочь встать на колени.
   Выпрямившись в кресле,  судья  -  принялся  читать  приговор:  "Линь  фан
признан виновным  в  государственном  преступлении.  Закон  карает  подобный
проступок  смертной  казнью  в  ее  самой  суровой  форме.   Соответственно,
упомянутый преступник Линь Фан приговаривается к четвертованию живым".
   Кантонский негоциант издал хриплый вопль и рухнул на пол. Пока  начальник
стражи приводил его уксусом в чувство,  судья  продолжал:  "Все  движимое  и
недвижимое имущество  упомянутого  преступника  Линь  фана,  также  как  его
состояние в  деньгах  или  помещенное  в  дело,  конфискуются  государством.
Половина этого состояния будет передана госпоже Лян, урожденной  Нгу-янь,  в
возмещение  значительного   ущерба,   причиненного   ее   семье   упомянутым
преступником Линь Фаном".
   Судья прервал чтение. Он поискал глазами среди собравшихся старую госпожу
Лян, но, не увидев ее, возобновил чтение: "Этот приговор  завершает  процесс
"Государство против Линь Фана", а поскольку цена крови будет  передана  дому
Лян, он кладет конец и делу "Лян против Линь".
   Судья ударил своим молоточком по столу - заседание было закрыто.
   Коща он встал, в зале зазвучали восторженные  приветствия,  а  затем  все
заторопились к выходу, чтобы последовать за осужденными к месту казни.
   Перед порталом ямыня  стояла  открытая  тележка,  окруженная  отобранными
среди солдат гарнизона конными алебардистами. Стража вывела Линь Фана и Хуан
Сана и заставила подняться на тележку. Оба остались стоять рядом.
   - Дорогу! Дорогу! - восклицали стражники.  Появился  паланкин  начальника
уезда. Впереди и позади него шествовала стража по четыре человека в  ряд.  В
сопровождении конных воинов тронулась и  тележка.  Процессия  направилась  к
Южным воротам.
   Когда  паланкин  остановился   у   лобного   места,   к   судье   подошел
величественный в своих сверкающих доспехах начальник  гарнизона  и  проводил
его к воздвигнутым за ночь подмосткам. В окружении  своих  помощников  судья
сел.
   Подручные палача помогли приговоренным сойти с тележки. Всадники сразу же
соскочили со своих коней, чтобы образовать кордон. Первые лучи  зари  играли
кровавыми отблесками на лезвиях алебард.
   Толпа сгрудилась на  свободном  пространстве,  тайком  бросая  испуганные
взгляды на четырех тягловых буйволов, которые неподалеку мирно  пережевывали
принесенное стариком крестьянином сено.
   По знаку судьи подручные  палача  поставили  Хуан  Сана  на  колени.  Они
освободили его от таблички и распахнули  ворот  платья.  Палач  поднял  свой
огромный меч и посмотрел на судью. Тот наклонил  голову,  и  тяжелый  клинок
обрушился на шею приговоренного.
   Сила удара прижала лицо несчастного к земле, но его голова не  отделилась
от туловища. Может быть, этому помешала исключительная крепость его  костей,
или палач плохо рассчитал силу удара.
   Ропот осуждения пронесся над толпой. Ма Чжун  наклонился  к  секретарю  и
тихо сказал:
   - Бедняга был прав, невезение преследует его до конца!
   Подручные вновь поставили казнимого на колени, и на этот раз палач ударил
с такой яростью, что  голова  взлетела  и  далеко  откатилась  от  тела.  Он
подобрал окровавленную голову и поднес судье для того, чтобы тот пометил лоб
своей  алой  кисточкой.  Затем  она  была  брошена  в  корзину,  где  должна
оставаться, пока ее не подвесят за волосы у Южных ворот города.
   Линь Фан в свою очередь был проведен в центр  места  казни,  и  подручные
перерезали  связывавшие  его  руки  веревки.  Увидев  четырех  буйволов,  он
пронзительно вскрикнул и забился, но палач схватил его за шею  и  бросил  на
землю. Помощники сразу же привязали к его  запястьям  и  щиколоткам  толстые
веревки.
   Палач  дал  знак  старику  крестьянину  подогнать  свою  скотину.   Судья
наклонился к начальнику гарнизона и что-то прошептал ему на  ухо.  Начальник
гарнизона отдал приказ своим людям, и те образовали  плотное  кольцо  вокруг
группы, чтобы избавить толпу от предстоящего ужасного зрелища.
   Далекий крик петуха нарушил глубокую тишину. Все взгляды были  направлены
на начальника уезда. Он наклонил голову.
   Пронзительный вопль Линь Фана быстро превратился в долгий, жалобный стон.
Было слышно тихое посвистывание, которым крестьяне на пахоте погоняют  своих
быков.  Этот  звук,  напомнивший  о  мирных   сельских   работах,   заставил
содрогнуться от ужаса всех присутствующих,  и  снова  раздались  вопли  Линь
Фана, прерываемые словно бы безумным смехом. Раздался сухой  треск,  похожий
на треск разламывающегося дерева, и солдаты расступились.
   Зрители  могли  видеть  палача,  отсекавшего  голову  Линь  Фана  от  его
чудовищным образом  изуродованного  тела.  Затем  он  представил  ее  судье,
который пометил лоб красной кисточкой.  Позднее  и  она  будет  укреплена  у
городских ворот, рядом с головой Хуан Сана.
   Палач протянул традиционную серебряную монету старику  крестьянину.  Хотя
люди его класса  не  часто  имеют  возможность  видеть  драгоценный  металл,
человек сплюнул на землю и отверг проклятое вознаграждение.
   Забили в гонги. Солдаты отдали честь, когда судья Ди с посеревшим  лицом,
с капельками пота на лбу спускался с подмостков.
   Он  поднялся  в  паланкин  и  попросил  доставить  его  к  храму  Бога  г
покровителя города, где воскурил благовонную свечу и долго  молился,  прежде
чем вернулся в ямынь.
   Войдя в кабинет, он увидел  ожидавших  его  соратников.  Судья  дал  знак
секретарю, чтобы тот налил ему  горячего  чая  и  принялся  отхлебывать  его
небольшими глотками. Внезапно дверь резко распахнулась, и  вбежал  начальник
стражи.
   - Ваше превосходительство! - закричал он, - Мне сообщили, что госпожа Лян
только что покончила с собой, приняв яд!
   Секретарь и его товарищи в один голос изумленно воскликнули, но судья  не
проявил никакого удивления.
   - Немедленно  отправляйтесь  к  ней  вместе  с  лекарем,  устанавливающим
смерть, - приказал он начальнику стражи. - Пусть он составит  свидетельство,
объявляющее, что старая  госпожа  покончила  с  собой  в  момент  помутнения
рассудка.
   Затем судья Ди откинулся на спинку кресла и глухо произнес:
   - Вот теперь дело "Лян  против  Линь"  действительно  закрыто.  Последний
представитель семьи Линь умер на лобном месте,  последняя  представительница
семьи Лян только что покончила с  собой.  Почти  тридцать  лет  чередующиеся
проявления ужасающей ненависти  образовали  цепь  низких  обманов,  насилия,
убийств, поджогов. Мы только что присутствовали  при  завершении  последнего
акта, все действующие лица мертвы.
   С  остановившимся  взглядом  он  замолк.  Помощники  смотрели   на   него
расширившимися от любопытства глазами, но ни один не решался задать вопрос.
   Внезапно начальник уезда словно бы вышел из оцепенения. Он скрестил  руки
в длинных рукавах и своим обычным голосом заговорил:
   - В то время, когда я только что начинал заниматься делом Линь Фана, меня
поразило одно странное противоречие. Главным противником этого  беспощадного
преступника была  госпожа  Лян.  В  течение  долгого  времени  он  стремился
отделаться от нее любым способом.  Но  вот  она  прибывает  в  Пуян,  и  его
отношение меняется. А ведь у него еще хватало  подручных,  и  он  мог  легко
убить эту женщину, придав ее смерти  видимость  несчастного  случая.  Он  не
колебался, когда речь шла об убийстве Лян Кофа. Он  не  колебался  и  тогда,
когда счел, что одним ударом может избавиться от  нас  пятерых.  Но  с  того
момента, как госпожа Лян  избрала  местом  жительства  Пуян,  он  ничего  не
предпринимает против нее лично. Как это  объяснить?  Найденный  под  большим
колоколом медальон дал мне первую подсказку. Выгравированное внутри него имя
"Линь" всех вас заставило подумать, что он принадлежит Линь Фану.  Но  такие
драгоценности носятся прямо на теле, на тесемке вокруг шеи, и  если  тесемка
рвется, они застревают в одежде. Следовательно, Линь Фан не мог ее потерять.
Мы нашли этот медальон рядом с шейными позвонками убитого, из чего я  сделал
вывод, что он принадлежал ему. Линь Фан его не заметил,  потому  что  в  тот
момент преступления он скрывался под платьем жертвы. Лишь  после  того,  как
термиты изгрызли одежду, можно  было  его  обнаружить.  Это  заставило  меня
предположить, что мы нашли не прах Лян Кофа, но скорее лица, носившего ту же
фамилию, что и убийца.
   Судья замолк, чтобы допить свой чай. Потом заговорил снова:
   - Я перечитал свои заметки, и еще  одна  подробность  доказала  мне,  что
жертвой не мог быть Лян Кофа. По приезде в Пуян тому  должно  бы  было  быть
тридцать лет - именно этот возраст назвала госпожа Лян надзирателю квартала,
но, по мнению того же надзирателя, юноша выглядел не  старше  двадцати  лет.
Тогда я задумался, а была ли эта пожилая женщина  именно  госпожой  Лян.  Не
имеем ли мы дело с  другой  особой?  С  женщиной,  которая  походила  бы  на
настоящую госпожу Лян, с женщиной, которая ненавидела Линь Фана, но  которой
тот не решался, или не хотел причинить зла? Я  снова  принялся  перечитывать
документы, разыскивая двух особ, способных сойти за пожилую даму и ее внука.
И тогда мне в голову пришла совершенно фантастическая идея.  Факты,  однако,
мало-помалу ее подтвердили. Может быть, вы припоминаете, что сразу же  после
учиненного Линь Фаном насилия над госпожой Лян Хон, его собственная  супруга
исчезла. В то время предполагали, что ее убил Линь Фан, но трупа не нашли, и
судам не было представлено каких-либо доказательств убийства.  Я  же  теперь
был твердо уверен, что жена Линь Фана не была убита, она просто уехала.
   Нам известно, что госпожа Линь Фан обожала  своего  мужа.  Наверное,  так
сильно, что была способна простить ему и смерть брата,  и  смерть  отца.  Но
разве нельзя предположить, что после того, как ее  супруг  увлекся  госпожой
Лян Хон, горячая любовь обманутой женщины превратилась в  не  менее  горячую
ненависть? Разве не было естественным для этой, полной  решимости  отомстить
женщины, что она  тайно  отправилась  к  матери  -  старой  госпоже  Лян,  и
предложила ей союз? Покинув мужа, она уже нанесла ему жестокий  удар.  Ведь,
как ни странно это может показаться. Линь Фан был привязан к своей  жене,  и
его увлечение госпожой Лян Хон было всего лишь прихотью  распутника,  отнюдь
не уменьшавшей его любви к жене,  единственного  чувства,  которое  хотя  бы
ненамного сдерживало его злодеяния. Ее уход полностью освободил  заключенные
в нем дурные наклонности. С возросшей злобой принялся он преследовать  семью
Лян и наконец истребил в старой крепости ее последних членов.  Погибли  все,
кто там находился, включая старую госпожу Лян и ее внука Лян Кофа.
   Тао Ган хотел перебить, но судья поднял ладонь и продолжал:
   - Госпожа Линь продолжила борьбу  своей  матери.  Будучи  близка  с  ней,
прекрасно осведомленная о семейных делах, она легко смогла  себя  выдать  за
госпожу Лян. К тому же у между матерью и дочерью, вероятно, имелось семейное
сходство, которое возросло с годами. Опасаясь нового  нападения  Линь  Фана,
мать должна была передать ей все документы,  относившиеся  к  давней  ссоре,
перед тем как укрыться в башне. Вероятно, госпожа  Линь  сказала  мужу,  кто
она, после девятикратного убийства. Этот удар  был  для  него  даже  тяжелее
первого. Жена не просто его покинула,  она  стала  его  заклятым  врагом.  И
невозможно обвинить ее в  присвоении  чужого  имени,  ибо  это  означало  бы
публично признать, что собственная супруга обратилась против  него...  Такое
не может признать ни один наделенный  какой-либо  гордостью  мужчина.  Ну  и
главное... он все еще ее любил. Оставался один выход-бегство. Вот почему  он
скрывался в Пуяне, вот почему он намеревался  бежать  и  отсюда,  когда  она
приехала вслед за ним. Но если госпожа Линь и сообщила мужу  правду  о  том,
кто она, то  ничего  не  сказала  о  своем  юном  спутнике.  Она  продолжала
утверждать, что это Лян Кофа. И здесь мы приближаемся к самой невероятной  и
самой чудовищной части этой трагической истории.  Эта  ложь  была  звеном  в
дьявольском плане, плане более утонченной жестокости, чем самое зверское  из
преступлений ее мужа. На самом деле этот юноша был собственным сыном госпожи
Линь, и Линь Фан был его отцом!
   Кантонский негоциант не знал, что как раз в то время, когда он надругался
над госпожой Лян Хон в заброшенном  храме,  у  его  жены  после  многих  лет
тревожного ожидания появилась надежда стать матерью. Я далек от претензии на
глубокое знание женской души, но думаю, столь  безумную,  столь  извращенную
ненависть в ее сердце породило именно то обстоятельство, что муж  сошелся  с
ее соперницей как раз в мгновение, когда супружеская любовь обещала принести
давно  желанный  плод.  Я  говорю  извращенную,  потому  что   эта   женщина
сознательно жертвовала родным ребенком, чтобы в  подходящий  момент  нанести
последний удар своему супругу. В момент подготовленного ее усилиями  падения
она могла бы завершить свое дело, раскрыв ему, что он уничтожил собственного
сына! Ей, по-видимому, удалось сделать так, что  юноша  поверил,  будто  его
зовут Лян Кофа. Возможно, она рассказала ему,  что  подменила  детей,  чтобы
защитить его от происков Линь Фана. Но она заставила  его  носить  медальон,
который муж подарил ей вечером в день их свадьбы. Я  начал  понимать  истину
лишь во  время  допроса  кантонского  купца.  До  этого  все  ограничивалось
расплывчатыми предположениями. Первым фактом, который их подкрепил,  явилась
реакция Линь Фаиа  на  медальон.  Он  едва  не  проговорился,  что  медальон
принадлежал его жене. Когда же  в  течение  волнующей,  минуты  оба  супруга
оказались лицом к лицу, моя идея получила полное  подтверждение.  Наконец-то
госпожа Линь восторжествовала. Ее муж был разорен и осужден умереть от  руки
палача. Достигнута цель, к которой она так долго стремилась! Наступил момент
нанести последний удар. Подняв руку в обвинительном жесте, она  воскликнула:
"Ты убил своего..." Но вынуждена была замолкнуть. Не  могла  она  произнести
страшную фразу: "Ты убил своего сына!"  Вид  повергнутого,  залитого  кровью
мужа внезапно заставил испариться всю ее ненависть.
   Когда она пошатнулась, сломленная волнением, Линь Фан кинулся  к  ней  не
для того, чтобы ее ударить, как каждый подумал. Нет,  я  видел  глаза  этого
человека, он хотел ее поддержать... заключить ее в объятия, боясь, чтобы  ей
не причинили зла. А теперь, друзья,  вы  знаете  все.  И  вы  понимаете  всю
трудность моей задачи. Я приказал арестовать Линь Фана, и мне следовало  как
можно  быстрее  установить  его  виновность,  не  используя  убийство  сына.
Потребовались бы месяцы, чтобы доказать  присвоение  чужого  имени  госпожой
Линь! Поэтому я решил устроить ловушку заключенному, чтобы добиться от  него
признания в покушении на мою жизнь. Мне удалось заставить его  говорить,  но
этого  было  недостаточно  для  решения  задачи.  Несомненно,  правительство
выделило бы часть  его  имущества  самозванной  госпоже  Лян,  а  я  не  мог
допустить, чтобы эта женщина наложила руку  на  то,  что  по  справедливости
должно было отойти государству. Я дожидался ее посещения, ибо мои вопросы  о
ее предполагаемом бегстве из крепости дали ей понять, что  я  догадываюсь  о
правде. Видя, как не торопится она меня посетить, я уже начал опасаться, что
мне придется открыть против нее дело.  Но  сейчас  и  эта  проблема  решена.
Госпожа Линь ожидала день казни мужа,  чтобы  умереть  одновременно  с  ним.
Теперь дело черных сил судить ее.
   Воцарилась глубокая тишина. Судья вздрогнул. Зябко закутавшись  в  халат,
он прошептал:
   - Наступает  зима,  холодает.  Секретарь,  когда  будешь  проходить  мимо
стражницкой, скажи, чтобы для меня разожгли жаровню.
   После  того,  как  его  соратники  вышли  из  комнаты,  судья  подошел  к
небольшому столику, на котором лежало зеркальце, и снял свою  церемониальную
шапочку. В зеркале отразилось его  измученное  лицо.  Машинально  сложил  он
шапочку с ее длинными крылышками и уложил в ящик.
   Надев домашнюю ермолку, он прохаживался с заложенными за спину руками  из
конца в конец комнаты.
   Он прилагал огромные усилия, чтобы  обрести  обычное  для  него  душевное
равновесие,  но,  когда  ему  удавалось  изгнать  из  сознания  только   что
рассказанную им ужасную историю, перед глазами вставали растоптанные  толпой
тела буддийских монахов или слышался безумный смех Линь  Фана.  С  отчаянием
спрашивал  он  себя,  как  может  небо  желать  таких  страданий   и   таких
возмутительных действий разъяренной толпы.
   Терзаемый сомнениями, он остановился перед своим рабочим столом и  закрыл
лицо ладонями.
   Когда же он отнял руки, взгляд его упал на послание  министра  Обрядов  и
Церемоний. Долг требовал проверить, в подходящем  ли  месте  писцы  укрепили
панно. С тяжелым вздохом отодвинул  он  ширму,  отделявшую  его  кабинет  от
присутствия, спустился в зал заседаний и обернулся.
   Он посмотрел на большой, покрытый красным ковром стол пустое кресло сзади
него  и  в  глубине  -  ширму  с  вышитым  изображением  единорога,  символа
проницательности. Скользнув взглядом выше, он  увидел  императорский  текст,
господствующий над залом.
   Его охватило глубокое волнение. Преклонив колени на  каменные  плиты,  он
принялся со смиренным жаром молиться. Долго оставался он  один  в  пустом  и
холодном зале, а луч солнца над его головой падал на золоченые,  безупречной
каллиграфии иероглифы, провозглашавшие: "ЧЕЛОВЕК МАЛ,  СПРАВЕДЛИВОСТЬ  ЖЕ  -
ВСЕ".
 
   ПОСЛЕСЛОВИЕ
   Как во всех  старинных  китайских  детективах,  главная  фигура  романов,
которые вы только что прочитали, - начальник уезда. С первых  лет  Китайской
империи и вплоть до  установления  республики  в  1912  году  этот  чиновник
одновременно исполнял  роли  судьи,  присяжных  заседателей,  императорского
прокурора и сыщика.
   Находящаяся под его властью территория была самой малой  административной
единицей сложной государственной машины Китая и обычно  включала  окруженный
стенами город и восемьдесят километров окрестных земель. На этой  территории
начальник уезда был  полным  хозяином.  Он  председательствовал  в  судебном
присутствии, собирал налоги, регистрировал рождения, браки и смерти,  следил
за поддержанием общественного порядка. Он обязан был наблюдать  за  всем,  а
поскольку  его  влияние  сказывалось  на   жизни   каждого,   его   прозвали
"начальником-отцом-матушкой".  Отчитывался  он   лишь   перед   вышестоящими
властями - префектом или губернатором провинции.
   Осуществляя  свои  обязанности,  начальник  уезда  часто   вынужден   был
самостоятельно проводить судебные расследования. Вот по  этой-то  причине  в
детективной  китайской  литературе  лицо,  распутывающее  преступные   узлы,
именуется не "сыщиком", а всегда выступает в роли "судьи".
   В романе "Ночь в монастыре с привидениями"  я  вновь  следую  обыкновению
традиционной китайской детективной  литературы,  и  мой  судья  одновременно
расследует несколько дел. Я сплел в один узел несколько линий с  тем,  чтобы
они образовали связное повествование, герой которого-все тот  же  судья  Ди,
выдающийся государственный деятель эпохи династии Тан. Судья Ди  существовал
в действительности. Его полное имя Ди Чженъдэ, и он  жил  между  630  и  700
годами после Р.Х. В молодости, будучи уездным начальником, он распутал много
трудных  судебных  дел  и  приобрел  определенную  известность.  Позднее  он
становится  министром  императорского  двора  и  своими  мудрыми  и  смелыми
советами оказывает благотворное влияние на течение государственных дел.
   Улика "зрачки кота" была мне подсказана историей  о  художнике-литераторе
эпохи династии Сун Нгеуян Сиу (около 1007-1072 г. г. после Р.Х.). Нгеуян Сиу
обладал  старинной  картиной,  изображавшей  кота  среди  маков,   и   любил
высказывать наблюдение, что художник нарисовал свое произведение в  середине
дня, что доказывали узкие щелочки зрачков кота и слегка увядший вид цветов.
   В своем большинстве авторы старинных китайских детективных  романов  были
последователями Конфуция. Поэтому в их произведениях ощутима предвзятость  в
пользу  конфуцианства.  В  моих  рассказах  о  судье  Ди  я   сохранил   эту
особенность. Даосские и конфуцианские взгляды, ссылки на которые  содержатся
в моих повествованиях, соответствуют тому, что можно  прочесть  в  подлинных
китайских текстах.
   Новая эзотерическая ветвь буддизма, часто упоминающаяся в романе "Призрак
храма Багровых Туч", - тантризм. Он процветал в то время в  Индии  и  за  ее
пределами.
   Доктор Р. X. Ван Гулик