Версия для печати

   АЛЕКС Мистер
  "Человек с автоматом "

ОТ АВТОРА.

Роман "Человек с автоматом " - это дерзкая попытка заострить внимание общества на молодом поколении россиян. На
тех ,кому сейчас не больше 30. На тех, о ком предпочитают лучше не писать и лицемерно говорят лишь вскользь, с наигранной
жалостью и скорбью. На тех, кто очень скоро может стать очередным потерянным странной и обществом поколением.
Российская молодежь конца 20-го столетия, увы не та, какой ее хотели бы видеть деды и отцы, и ,уж тем более, Его
Высокопревосходительство Государство. Ей слишком многое пришлось самой попробовать на вкус: бездарную войну в
Афганистане ;взлет и расцвет преступности и неприкрытого цинизма; жестокое крушение идеалов Чести, Личного
Достоинства, Морали, Совести и Благородства; презрение к себе и развращающую душу Диктатуру Материальных Благ.
Да, кто-то смог пройти через все это с истинным достоинством и честью : так и не стал сподручным Мафии, не "уматал"
беспечно за границу, не сел в коммерческий ларек, не претворился полным "идиотом".
Но речь сейчас не о них, поскольку их не так уж то и много. Роман как раз о тех, кто оказался слабым духом, кто ныне за
бортом, кто в этой жизни оказался лишним, но все же так и не захотел мириться с отведенной Роком ролью и выбрал с этой
целью очень скользкий путь.
Конечно, проще их вообще не замечать, клеймить позором и всеобщим унижением. Но, где гарантии того, что завтра ,по
иронии Судьбы, любой из нас вдруг не окажется одним из них или таковым уже себя в душе считает.
Короче говоря, роман для тех, кто хочет и способен думать. Иным он вряд ли будет интерес. Особенно в сравнении с
Чейзом, Нортоном и Галлон.


АЛЕКС Мистер, Москва, апрель 1994





ОГЛАВЛЕНИЕ




ПРОЛОГ......................................................................................................3

Глава первая. ОДИН ИЗ МНОГИХ..... .......................................................4

Глава вторая. ВКУС КРОВИ........................................................................10

Глава третья. ОТВЕРЖЕННЫЙ.................................................................34

Глава четвертая. ДОБРОВОЛЕЦ.................................................................49

Глава пятая. ПЛАЧУЩИЙ ЗВЕРЬ.............................................................55

Глава шестая. СВИНЦОВЫЙ ДОЛЛАР......................................................62

Глава седьмая. РЕКВИЕМ ПОБЕДИТЕЛЮ.............................................76

ЭПИЛОГ. ГДЕ-ТО, НА КРАЮ СВЕТА...................................................78

Примечания.................................................................................................79











ПРОЛОГ

Люди, рожденные под астрологическим знаком Овна,
от Природы полны энергией и однозначно нацелены
на активную жизнь . Их врожденный темперамент
делает их неугомонными, честолюбивыми,
беспокойными,экстравагантными.
   Но, что самое главное,они безрассудно отважны и  храбры.  Иногда  они
смелы до такой степени, что способны легко и без сомнения рисковать сво-
ей жизнью с насмешливой улыбкой на устах.

ЗОДИАКАЛЬНЫЙ АСТРОЛОГИЧЕСКИЙ
   ГОРОСКОП

Стояло раннее утро.
Дерзкое и неугомонное апрельское Солнце завидным усердием теребило заспанный город и золотистым блеском своих
лучей бесцеремонно сметало остатки промозглой прохлады и ночного тумана с пустынных улиц и бескрайних площадей.
По усыпанному заиндевевшими лужами полотну асфальта на бешеной скорости мчался приземистый автомобиль.
Его водитель, не в силах сдержать переполнявшие его беспокойство и волнение, нервно ерзал на переднем сидении,
время от времени оборачиваясь назад и с трепетом поглядывая на свою пассажирку.
Его тревогу и нетерпение вполне можно было понять. На "белый свет" вот-вот должен был появиться новый Человек. И
его нежданное и кажущееся несвоевременным "вторжение" в этот мир не давало покоя ни его матери, ни водителю
автомобиля. Время в буквальном смысле слова шло на минуты. Каждое новое мгновение лишь только усугубляло и без того
незавидное положение роженицы.
Неожиданно автомобиль резко вздрогнул всем своим корпусом ,и его неудержимо потащило куда-то вбок. Не снижая
скорости и быстро стирая покрышки о грубую поверхность асфальта, он стремительно заскользил по мостовой ,обреченно
выскочил на встречную полосу ,пересек ее по диагонали и, так и не сумев толком затормозить, протаранил бампером
ограничительный бордюр и ,неуклюже кувыркаясь в воздухе, скатился вниз по косогору.
В считанные секунды все было кончено. Водитель и его пассажирка даже не успели понять, что же произошло.
Подоспевшая минут через 15 "Скорая" была уже не в состоянии чем либо помочь погибшим.
Два дюжих санитара, скорбно отводя в сторону глаза, с трудом извлекли из покореженных обломков два бездыханных
тела ,бережно опустили их на мокрую траву и поспешили накрыть их с головой традиционной в подобных случаях белой
простыней.
   Но малыш, появившийся на свет за мгновение  до  гибели  своей  матери
,каким-то чудом остался жив.
   Это было невероятно, но это было именно  так.  Многое  повидавшие  на
своем веку врачи "Скорой" недоверчиво передавали его из рук в руки,  бу-
дучи не в силах произнести ни слова от растерянности, а  малыш  отчаянно
голосил и дрыгал своими малюсенькими ручками и ножками.
   Его нежное тельце было густо перепачкано кровью,  однако  к  немалому
удивлению врачей он выглядел целым  и  невредимым.  Досадное  исключение
составляла только глубокая, со рваными краями рана в виде креста, красо-
вавшаяся над правой бровью младенца.
   - Поверить не могу, это просто фантастика какая-то,- в полной  расте-
рянности бормотал себе под нос главный врач "Скорой", стирая  полотенцем
кровь с тельца малыша.- Судьба благоволит этому карапузу с первых  мгно-
вений его жизни. Этот малыш просто  счастливчик!  Родись  он  на  минуту
раньше или позже, участь его была бы незавидной. Только случай, счастли-
вое стечение обстоятельств, фортуна, наконец, великодушно  сохранили  за
ним право на жизнь...
   - В самую пору стать суеверным! Верно я говорю, Владимир Петрович  ?-
нервно почесывая рукой подбородок, произнес один из санитаров, склоняясь
над телом малыша.- Это надо же было так чертовски повезти ! Хотя, с дру-
гой стороны, у этого бедного парня все еще очень мало шансов на то чтобы
выжить.
   На то, что осталось от его матери просто невозможно смотреть без боли
и сострадания. А без материнской ласки и опеки он...того...Не  жилец,  в
общем !Чем мы можем ему  помочь?  Ведь  водитель  этого  автомобиля,  на
сколько я понял, был его отцом ?! А других его родных мы так найти и  не
смогли...
   - Кажется, я знаю, как ему помочь ! - неожиданно перебил санитара мо-
ложавый милиционер, нежно поглаживая белокурую головку малыша. - Да, да,
я знаю что нужно делать! Моя фамилия Мальцев. Мальцев Анатолий  Юрьевич.
Позвольте мне забрать этого малыша. У моей жены двухмесячная дочка и  ,и
этому малышу будет у нас хорошо. Вы уж поверьте мне. А что касается фор-
мальностей, то я все сделаю. Сделаю, как положено .Зачем  же  отправлять
такого красавца в роддом, а затем в приют. Зачем ломать ему жизнь...
   - Ладно, сержант, будь по твоему,-  нетерпеливо  перебил  милиционера
Владимир Петрович.- Забирай малыша. Только смотри, заботься о нем как  о
своем родном. И никогда, никогда не обижай !На всем белом свете за этого
карапуза более некому заступиться. Помни об этом !
   - Да, да, конечно, я понимаю,- с готовностью закивал сержант и с бла-
годарностью посмотрел в глаза Владимиру Петровичу.- Вот только, как  мне
его назвать ?! Может, его родители...
   - Об этом забудь ! - резко перебил его врач.-Ты теперь его "родители"
! Решать только тебе. А о том, что произошло  сегодня,  парню  лучше  не
рассказывай. Ему незачем этого знать. Так будет спокойнее и тебе и ему !
   - Может быть Вы и правы,- грустно и  неуверенно  согласился  сержант,
крепко прижимая к груди неожиданно притихшего младенца. - Теперь у  меня
есть сын !

Глава первая.

ОДИН ИЗ МНОГИХ.

- Стой! Стрелять буду! - грозно скомандовал карапуз лет пяти ,самодовольно вскидывая дулом вверх свой игрушечный
"шмайстер" и направляя его прямо в лоб своему "незадачливому "противнику".
"Вражеский" солдат, в чей адрес прозвучала команда ,выглядел не на много старше нападавшего. Он был одет в
пеструю маечку ,серые шорты, панамку и залепленные грязью кеды. Кроме того, через плечо у него был перекинут кожаный
ремень с кобурой, а на шее болтался бутафорский бинокль с простыми стеклами.
Услышав команду, "неприятель" торопливо отпрыгнул в сторону и предпринял отчаянную попытку укрыться за толстым
,почти в два обхвата ,стволом дерева. Но ,уже через мгновение он ,недовольно морщась и почесывая затылок , был с позором
выдворен из своего спасительного укрытия напарником нападавшего.
- Ну, хватит, Генка, мы же договорились ?! Раз мы в тебя выстрелили, значит ты убит! И без фокусов! - чуть ли не хором
заныли оба "вражеских" солдата, нерешительно обступая своего противника с обеих сторон.
- Ладно, черт с вами,-совсем по взрослому выругался Генка, бросая на землю свой "пистолет-пулемет" и поднимая руки
вверх. - На этот раз ваша взяла!
- Ну, тогда веди нас в ваш штаб! - вначале неуверенно, а затем все более решительно, потребовал один из победителей,
отчаянно размахивая правой рукой. -Давай, давай! Мы же договаривались?!
- Еще чего, - дерзко огрызнулся Генка и, заметив легкое замешательство в глазах своих противников ,предпринял еще
одну попытку улизнуть.
Но "победители", казалось, только этого и ждали. С двух сторон навалившись на Генку, они неуклюже повалили его на
землю и с громким сопением принялись вязать веревкой ему руки и ноги. Генка отчаянно сопротивлялся, но силы явно были
не равными. С трудом закончив свою неблагодарную работу и устало стирая пот со лба, "победители" наконец -то оставили
скрученного Генку в покое и великодушно прислонили его к дереву.
- Ну, а теперь скажешь, где твои? - с трудом переводя дыхание, прохрипел один из них, наклонившись прямо к лицу
Генки.
- Не-а-а, - замотал головой тот и гордо уткнулся подбородком в грудь.
- Не, он не скажет, - уверенно подтвердил второй из его противников. - Это точно. У него то и кликуха - "Партизан"!
Это за то, что он упрямый... И хитрый, аж жуть! Не, Колян, этот не скажет !
- Партизан, говоришь? - ехидно переспросил Колян и надменно оглядел Генку с головы до ног. - А что, если мы его
пытать будем? Ну, как в "Гестапо"?! Помнишь фильм про Штирлица, а, Пончик?
- Пытать?! -недоверчиво переспросил карапуз, которого Колян обозвал Пончиком. -Как это ?
- Как, как... - в замешательстве забормотал Колян, многозначительно морща лоб и почесывая за левым ухом.
Его громкое сопение раздавалось не менее минуты , прежде чем на его раскрасневшейся физиономии проступила
гримаса радости и злорадства.
-Ха ,кажется ,придумал ,- наконец восторженно вскрикнул он и ,обернувшись к Пончику ,неожиданно спросил:
-Слышь ,Жиртрес ,у тебя конфеты есть ?
-Ну-у ,есть ,-скрепя сердце ,признался Пончик.
-Давай ,не жидись ,гони их сюда! -бесцеремонно приказал ему Колян.
С трудом выудив из необъятных карманов своего товарища горсть карамели ,Колян принялся усердно запихивать их
прямо в обертке Генке в рот.
-Чего вылупился, -раздраженно окликнул он Пончика. -Давай ,помогай! Пихай этому пижону конфеты в рот ,пока не
станет чуть посговорчивее!
В следующий момент Генка ,упрямо отплевываясь и мотая головой из стороны в сторону ,неожиданно изловчился и
дерзко вцепился зубами в рукав своего ошарашенного мучителя .
-Кусается ,зараза! -резко отскакивая в сторону ,завопил Колян и ,чуть погодя ,с ненавистью добавил:
-Не-е ,тут конфетами не обойдешься! Тут песок нужен. Тогда , точно , все расскажет!
Генка в отчаянии вздрогнул от подобной угрозы и на его ресницах выступили слезы бессилия и злобы. Но тут...
...Откуда ни возьмись на ничего не подозревавших Коляна и Пончика с разных сторон неожиданно навалились сразу
несколько запыхавшихся Генкиных товарищей ,размахивая целым арсеналом игрушечного оружия .
-Свои! -все еще отказываясь верить в близость своего счастливого освобождения ,прохрипел Генка и искренне
улыбнулся сквозь слезы...

   * * * ПРОШЛО ТРИНАДЦАТЬ ЛЕТ. Тринадцать мучительно  долгих  ,а  порой
,наоборот ,неумолимо коротких и беспечных лет . Генка Мальцев - тот  са-
мый карапуз ,который ,кажется ,еще совсем недавно бегал по улицам в  ре-
бячьих шортах и самозабвенно предавался невинным  играм  и  всевозможным
забавам ,теперь с грустным и недовольным выражением на своем повзрослев-
шем лице мрачно дожевывал завтрак и уныло разглядывал незатейливый  пей-
заж за окном кухни . Он здорово изменился за все эти промелькнувшие  го-
ды. За его плечами были уже и беззаботное детство и  тоскливые  школьные
годы ,дворовый футбол резиновым мячиком и помпезные пионерские праздники
,эйфория от грандиозных комсомольских прожектов и жестокое разочарование
в реальной банальности и примитивности мира. Однако ,несмотря ни на  что
,в его хитро прищуренных глазках нет-нет , да и вспыхивал время от  вре-
мени задорный "бойцовский" огонек и Генка вновь ,как по  мановению  вол-
шебной палочки ,вновь становился самим собой - тем самым искренним  ,до-
верчивым ,бесстрашным и дерзким карапузом ,каким каждый из нас был  ког-
да-то ,пока не научился цинизму и показушной уверенности в себе.

Неожиданно из прихожей раздался требовательный зуд дверного звонка .
Раздраженно поморщившись ,Генка допил остатки своего чая и нехотя поплелся открывать дверь нежданному гостю .
Виктор Кольцов - Генкин сосед ,одноклассник и закадычный друг виновато и как-то неуверенно топтался на пороге
Генкиной квартиры и все не решался войти .
-Ты чего ?!-удивленно вскидывая брови и слегка дергая при этом подбородком ,пробурчал в его адрес Генка
,приглашая войти .
-Да вот ,-смущенно забормотал Виктор ,поднимая глаза на Генку. -Тут мой батя кое-что просил тебе передать .
Наконец зайдя в Генкину квартиру Виктор торопливо достал из внутреннего кармана своей куртки замусоленной
листок желтой бумаги и нерешительно протянул его Генке .
-Ну и что это ?-равнодушно поднося к своим глазам листок ,поинтересовался Генка .
-А ты прочти ,прочти его ,старик ,-робко посоветовал Виктор .
-На основании Закона СССР "О всеобщей воинской обязанности "Вы призваны на действительную военную
службу и зачислены в команду N 20А...Приказываю Вам ...Явиться для отправки на сборный пункт...Военный комиссар
Трутнев В.Г....- громко и в легком замешательстве прочитал вслух Генка и недоуменно взглянул на Виктора .
-Ну как? -с беззлобной усмешкой на губах откликнулся тот .-Класс-с-с , да ?Но ты ,Генок ,особо не огорчайся !Мне
тоже такая бумажка пришла. Вот .Так что мы с тобой друзья по несчастью. Ну-у , че-е будем делать ?
- Ничего не будем делать ,равнодушно пожав плечами ,произнес Генка и небрежно сунул повестку в задний карман
брюк .
-Если надо служить ,так послужим- пробурчал он уже себе под нос ,усаживаясь на табуретку и усердно натягивая на
ноги узкие туфли .
В отличии от большинства его современников для Генки перспектива неминуемого призыва на солдатскую службу
не была такой уж серьезной трагедией. Более того ,в глубине души он иногда даже хотел ,чтобы это случилось как можно
раньше .
   Подобное его желание нельзя было объяснить только лишь юношеским мак-
симализмом или неосознанным стремлением каждого  нормального  мужчины  к
военной карьере и боевым походам .Скорее Наоборот .Советская армия  ,  о
которой Генка был вдосталь наслышан от своих старших товарищей, не вызы-
вала в его душе теплых чувств и глубоких  симпатий  .Причин  этому  было
много .
   Ну ,во-первых ,Генка весьма своеобразно относился  к  такому  понятию
как дисциплина .Даже робкие мысли об этом вызывали в его  душе  глубокую
неприязнь и отвращение .Мало того, что терпеть не мог выполнять чьи-либо
приказы и отдавать их самому ,Генка к тому же был  патологически  несго-
ворчив и самолюбив .К любому "Коллективному " мышлению  и  "товарищеской
"солидарности он всегда относился с нескрываемым презрением и  насмешкой
.Что уж говорить ,Генка был до мозга костей индивидуалистом и неисправи-
мым забиякой .А в армии, как известно ,это далеко не в почете .
   Но ,с другой стороны ,Генка искренне и ,быть может ,даже немножко на-
ивно верил в то ,что воинская служба - это безусловный долг и  непремен-
ное испытание для каждого мужчины .Если он, конечно, не трус , и для не-
го не безразличны  такие  понятия  как  Честь  ,Благородство  и  Чувство
Собственного достоинства .
   Генка не был трусом .Не имел он ничего общего и с теми плаксивыми по-
донками ,самодовольно козырявшими своим умением лихо отмазываться от лю-
бой ответственности за выполнение своих обязанностей перед обществом .
   Так что ,у Генки просто не было другого выбора. И  он  был  даже  рад
этому.
   -Слышь ,Виктор, -наконец, вспомнив о своем растерянно молчавшем това-
рище ,заговорил Генка. -Ты не возражаешь ,если мы сейчас быстро заскочим
ко мне на работу ,а? Ну, надо же, наверное ,какие-то  бумаги  там  офор-
мить, расчет взять...ну, и все такое. Ты как?
   -Можно конечно, -неуверенно согласился тот,  поглядывая  украдкой  на
часы.
   -Ну и порядок, -удовлетворенно заключил Генка, приподнимаясь с  табу-
ретки и дружески похлопывая Виктора по плечу. - Знаешь, Витек, я  думаю,
надо бы как-нибудь отметить это событие.  Ну,  там,  "посидеть"  где-ни-
будь...В "Лире" скажем, а? Хорошая мысль ?
   - Ну ,в общем ,да, -быстро согласился Виктор .
   -Лады! -громко подытожил Генка, бесцеремонно выпихивая Виктора за по-
рог своей квартиры и небрежно хлопая дверью за своей спиной. Все, двину-
ли. И так уже полдень...Не мешало бы маленько поторопиться!


   * * *
   Был уже вечер, когда Генке наконец удалось закончить все свои дела.
   Он торопливо шагал по Тверскому бульвару в сторону "России" и беспеч-
но насвистывал себе под нос навязчивую мелодию  из  репертуара  "Веселых
ребят".
   Виктор едва поспевал  вслед  за  ним,  бесцеремонно  заглядываясь  на
встречающихся им на пути девушек и задорно им подмигивая.
   Минут через десять они уже сидели в одном из уютных зальчиков  "Лиры"
и лениво потягивали через соломинки тягучий рубиновый напиток под  гром-
ким названием "коктейль".
   Генка был задумчив и как-то неестественно рассеян и молчалив. Он  все
еще не пришел в себя от неожиданно навалившихся на  него  мыслей  о  тех
грядущих переменах, которые несомненно должны были в  корне  перевернуть
всею его жизнь в самом ближайшем будущем.
   Виктор же ,напротив, чувствовал себя как всегда раскованно  и  непри-
нужденно. По собственной воле взвалив на свои плечи  обязанности  "тама-
ды", он много и бессвязно болтал и сам же громко смеялся над собственны-
ми же шутками и остротами ,курил одну сигарету за другой и ни на секунду
не выпускал из своих пальцев бокал с коктейлем. Женская половина  компа-
нии ,надо отдать ей должное, была благодарным и  отзывчивым  слушателем,
отвечая ему восторженным смехом и легким кокетством.
   Однако ,так не могло продолжаться слишком долго .
   -Что-то Генка у нас сегодня какой-то мрачноватый ,а ,ребята ? -как бы
между прочим произнесла одна из девушек ,перебив Виктора на полуслове.
   - Он наверное съел что-нибудь, - мастерски парировал ее  вопрос  Вик-
тор, переводя все в шутку , и дружески похлопывая Генку по плечу.
   - Да ну тебя, Витька ,-смущенно улыбаясь ,отмахнулась от него  девуш-
ка. -Я же серьезно!
   - Я тоже!- изображая на лице серьезную мину ,не унимался Виктор.
   - Да ,нет, все нормально,- поспешил успокоить всех Генка,  выдавливая
из себя улыбку. -Это я так...Задумался немножко...
   - И о ком же ты так задумался ,Геночка ,-лукаво улыбаясь, поддела его
вторая из девушек .-Может обо мне ?
   Девушка была очень красива и ,к тому же, изысканно одета. На ней кра-
совалось строгое черное платье с роскошным серебристым  поясом  ,изящные
туфли- "лодочки", дорогой "кубачинский "браслет на левом запястье и чер-
ненные лепестки "сережек" в ушах.
   - Может быть, может быть, -растерянно оглядываясь по сторонам, произ-
нес Генка и после небольшой паузы поспешно добавил: -Разве я могу думать
о ком -нибудь другом, а? И ты готова в это поверить, Ленок?
   Генка обвел нежным взглядом свою собеседницу и медленно поднес к  гу-
бам запотевший бокал с коктейлем .Живительный  глоток  опьяняющей  влаги
окончательно привел его в чувство .
   Лену он знал давно. Где-то с третьего класса. Об их необычном  романе
даже ходили легенды. И мало кто сомневался в том, что их свадьба  вопрос
решенный. Не вызывало это сомнений и у них самих .
   - Ну так, как же, Геночка, -нетерпеливо переспросила девушка.  -Может
что-нибудь случилось, а?
   - Да в армию его забирают, в армию,- не утерпев ,проговорился Виктор.
-И меня тоже! Жаль конечно, но что делать?
   -Болтать бы надо поменьше, вот что делать, -раздраженно  перебил  его
Генка и тут же ,взяв себя в руки ,поспешил исправить положение. -А вооб-
ще то он прав. Аты-баты, шли солдаты...
   - Ничего себе ,- в легком  замешательстве  барабаня  своими  изящными
пальчиками по столу, заговорила вторя из девушек, которую  звали  Света.
-Да нет, мальчики, вы нас наверное разыгрываете?! Вы все это только  что
придумали , да?
   - Ага! -с готовностью закивал Виктор ,небрежно выхватывая из-за пазу-
хи "повестку" и размахивая ею перед лицом девушки. -Вот и "повестку" са-
ми себе послали...Точно, Ген?
   - Значит, это все правда?! -как-то сразу сникнув ,приглушенно  произ-
несла себе под нос Лена и испуганно посмотрела в  глаза  Генке.  -А  это
скоро, да?
   - Не очень. Ну, может быть ,через неделю, другую. А  может  и  позже,
отводя глаза в сторону и с трудом сдерживая дрожь в голосе ,ответил Ген-
ка.
   -Ну так у нас еще уйма времени в запасе,- бесцеремонно  перебила  его
Света.- Что грустить то, а?
   - А я о чем! -дерзко обнимая ее правой рукой за плечи ,поддержал Вик-
тор. -Гулять так гулять! Точно ,а, Генок?
   Ответом на его слова было молчание.
   Генка только лишь беззвучно усмехнулся, лениво приподнялся из-за сто-
ла и вразвалочку направился к стойке бара. Но там его  ожидало  глубокое
разочарование .
   -Все, все ребята! Закругляйтесь! Мы уже закрываемся!  Допивайте  свои
бокалы и вперед .Время, время уже.- бармен был неумолим и никакие угово-
ры на него уже не действовали. -Давайте, выметывайтесь! Не задерживайте!
Вы и так уже последние...
   -Что, уже пора? М-да? -брезгливо поморщившись ,выдавил из себя Генка.
   Получив лишний раз утвердительный ответ, он резко развернулся и  пос-
пешил громко известить всю компанию о том ,что ему сказал бармен.
   -Ну-у, мы так не договаривались! -предприняла отчаянную попытку  воз-
мутиться Света.
   Но Виктор молча сгреб ее в охапку и потащил к выходу из кафе.
   Генка и Лена не спеша направились вслед за ними.


   Городские улицы встретили их океаном огней и колючей прохладой  опус-
тившихся сумерек.
   -Ну и что теперь, -с трудом освободившись от цепких объятий  Виктора,
развязно произнесла Света.
   - Может махнем еще куда-нибудь?! Ну ,скажем в "Космос" или  "Московс-
кое", а? - неуверенно предложил Виктор, прикуривая новую сигарету.
   -Ого! -не слушая  его,  громко  воскликнула  Лена,  ненароком  бросив
взгляд на свои часики. -Вот это да! Уже почти одиннадцать!  Знаете  что,
мальчики, кажется мне пора! Ты меня проводишь ,Ген?
   -Конечно, о чем разговор, -поспешно откликнулся Генка.
   - Ну вот и чудненько,- Лена решительно подхватила Генку под локоть  и
потащила его в сторону Арбата.
   - Э-э-ээ, вы куда?- предприняла отчаянную попытку их остановить  Све-
та, обиженно надувая губки. -А мы ?
   - А вы можете еще погулять,- великодушно присоветовал Генка,  взмахи-
вая рукой в прощальном приветствии. -Завтра созвонимся! Лады?
   - Это можно, -кивнул ему в ответ Виктор и жеманно склонившись к своей
спутнице ,неуверенно добавил: -Светик, так мы еще погуляем ,а? Или может
сразу ко мне двинем?
   - Лучше погуляем !- с расстановкой ответила  ему  девушка  и  вырази-
тельно вскинула брови.
   Виктор глупо заулыбался и преданно посмотрел ей в глаза.


   Генка уныло брел по пустынному бульвару и молча  разглядывал  звезды.
Девушка сиротливо жалась к его плечу и тщетно пыталась заглянуть  ему  в
глаза.
   - Ген, а, Ген,- наконец не удержалась она  и  требовательно  потянула
его за рукав. -А ты мне будешь писать из армии?
   - Конечно будешь!- неуклюже отшутился Генка, но девушка ,кажется  ,не
обратила внимание на иронию в его голосе.
   - А я, я,- сдавленно продолжала она .-А я  буду  писать  тебе  часто,
часто. Каждый день. Хорошо? Да? Ну скажи...
   - Ну просто прекрасно, -все в той же шутливой манере поспешил ее  за-
верить Генка. -Пиши! Конечно пиши! Чем чаще, тем  лучше!  Я  буду  очень
ждать твоих писем ,милая! Правда, правда!
   Генка уже не шутил .Он говорил вполне искренне и твердо.
   Но девушка ему не ответила. В безмятежной ночной тишине были отчетли-
во различимы ее приглушенные всхлипывание и тяжелое дыхание.
   Как-то незаметно и быстро они прошли весь Тверской бульвар,  миновали
Старый Арбат и помпезное здание "МИД"а и  ,наконец,  оказались  в  тихом
уютном дворике "сталинского" особняка.
   - Ну ,вот, кажется пришли,- с трудом  сдерживая  волнение,  заговорил
Генка и нежно прижал голову девушки к своей груди. -Это же твой дом, Ле-
нок.
   - Да, конечно,- потерянным голосом подтвердила девушка и после  паузы
неожиданно добавила: -А теперь иди! Дальше меня  провожать  не  надо.  Я
как-нибудь сама. А ты иди, иди. Тебе тоже пора . А  то  скоро  транспорт
ходить перестанет...
   - Как скажешь, милая, -недоумевая ,согласился Генка, без особого  же-
лания отпуская от себя скажешь...Спокойной ночи, тогда... Я тебе  завтра
позвоню. Лады?
   Девушка поспешно кивнула  и  решительно  приоткрыла  дверь  в  родной
подъезд.
   Генка отвернулся и неуверенно сделал шаг  по  направлению  выходу  из
дворика.
   -Нет, нет, подожди! Еще одну минутку, -внезапно окликнула его девушка
.
   Генка чуть заметно вздрогнул от неожиданности и встревоженно обернул-
ся.
   В следующее мгновение раскаленные девичьи губы прильнули к его  щеке,
а нежные руки жадно обвили шею.
   Генка совсем не ожидал такого поворота событий.  Он  был  растерян  и
пребывал в замешательстве ,будучи не в силах даже  ответить  на  объятия
девушки.
   - Это, это тебе на прощание, -наконец вывел его из оцепенения ее раз-
горяченный голос.
   Девушка выскользнула из его рук и не оглядываясь вбежала  в  подъезд,
громко хлопая за собой дверью.
   Генка, между тем, еще наверное с минуту продолжал стоять, глупо уста-
вившись на заветный подъезд и где-то в глубине души все еще робко  наде-
ясь на возвращение девушки.
   Наконец, тяжело вздохнув и окончательно смирившись со своей  незавид-
ной участью, он быстрым шагом направился в сторону залитого светом Садо-
вого Кольца.


   Битый час он бесцельно блуждал по опустевшим улицам и грустно улыбал-
ся встречным фонарям и витринам.
   Время от времени он резко запрокидывал голову вверх и предавался  со-
зерцанию черного безмолвия небесного свода и серебристого бисера звезд.
   В эти минуты неудержимый водоворот мыслей и чувств  безжалостно  зах-
лестывал его сознание, дерзко и настойчиво теребил память и  раскаленным
жемчугом слез проступал в уголках его глаз.
   Ему было грустно и смешно. Ему было горько и радостно. Причем  однов-
ременно.
   Сам того не подозревая, Генка прощался со своей юностью...


   * * *


   ГСП1 , на которое имел "счастье" попасть Генка, разительно  отличался
от всего того, что он себе представлял по рассказам своих старших  това-
рищей.
   В первом приближении это был огороженный высоченным забором четырехэ-
тажный особняк с просторными комнатамизалами и замусоренный  плац  2  ,с
трех сторон окруженный бетонными ячейками-"боксами" ,чем то напоминавши-
ми банальные автобусные остановки.
   Все без исключения "боксы" были до отказа забиты горланящими  толпами
призывников, еще не распределенных по "командам" и не попавшим в  списки
"покупателей" 3 .
   Призывники порой по несколько суток кряду вынуждены были слоняться по
территории ГСП в ожидании того, чтобы наконец то услышать  свою  фамилию
из уст очередного "вояки", прибывшего за новобранцами. Все это время чем
они только не занимались, но наряду  с  оригинальными  способами  "убить
"время, непременным атрибутом их жизнедеятельности было бесцеремонное  и
непрерываемое ни на минуту поглощение грандиозных запасов домашней  сне-
ди, заполнявшей до отказа их "гражданские" рюкзаки и сумки .
   Многие из призывников провели здесь уже не одни сутки и всерьез  "за-
матерели" : безжалостно исполосовали на отдельные лоскутки свои  фирмен-
ные майки, рубашки и джинсы, расписали их "изящными" фразами  и  личными
автографами. С важным и надменным видом старожилов они бродили от  одной
кучки обалдевших новичков к другой, делясь "бесценным " опытом выживания
в этом маленьком "государстве" и бесплатно раздавая советы и  рекоменда-
ции.
   Генка не сразу понял и принял негласные законы, царившие в этой пест-
рой и бесшабашной кампании. Но очень скоро ему все же удалось  сколотить
собственную ,веселую и дружную "шарагу" и с этого момента он  уже  успел
забыть про скуку и праздное шатание по плацу ГСП. Теперь с утра до само-
го вечера он беззаботно играл в карты в  кругу  новых  своих  товарищей,
болтал с ними о разных глупостях  и  беззаботно  потешался  над  пошлыми
анекдотами и "охотничьими "историями.
   В первый же день ,ближе к вечеру, всю " призывную" грубо  и  бесцере-
монно загнали в главное здание ГСП и с  огромным  трудом  разместили  на
сколоченных в два этажа лежанках, сильно смахивающих на  тюремные  нары.
Минут через пять в дверях импровизированной казармы появился  тучный  ,в
измятой гимнастерске, с опухшим от  беспрерывной  пьянки  и  пересыпания
прапорщик и хриплым басом рявкнул во всю глотку:  "О-о-отбой!  Мать  ва-
шу...!
   После его грозной команды на пару минут в казарме воцарилась  мертвая
тишина. Но молодая горячая кровь все же давала о себе знать и уже  через
полчаса добрая дюжина нарушителей дисциплины с завидным  рвением  драила
лестницы и туалеты всего здания, сдавленно матерясь и отпуская неприлич-
ные шутки в адрес приставленных к ним сержантовсверхсрочников.
   В отличии от большинства  постояльцев  ГСП  Генка  провел  в  казарме
только одну ночь. Следующие утро оказалось для него счастливым. Одним из
первых он услышал в предрассветной тишине свою фамилию  при  зачитывании
очередного списка новоиспеченной команды "20А".
   Не скрывая своего восторга и нетерпения ,он тут же  поспешил  протис-
нуться через толпу своих заспанных товарищей по несчастью к трибуне, ок-
купированной широкоплечим майором в форме ВДВ и бравом голубом берете.
   - Ну и повезло же мужику,- раздался в адрес Генки из толпы  завистли-
вый сонм голосов. -Говорят ,тут с  утречка  один  "мореман"  4  ошивает-
ся...Вот будет невезуха загреметь к нему в команду! Три года  -  это  не
шутка!
   -Воронцов Геннадий Анатольевич! -между тем раздраженно прорычал майор
и вторично пристально оглядел толпу призывников, окруживших  трибуну  со
всех сторон.
   -Я здесь!- поспешно отозвался Генка и, гордо вскинув голову, встал  в
строй новобранцев, теснившихся за спиной майора. - Знаешь, браток, гово-
рят, что нам Афган "светит", - чуть погодя услышал он встревоженный  ше-
пот за своей спиной. -Ты как к этому относишься, а?
   - Афган так Афган,- равнодушно  пожимая  плечами,  откликнулся  Генка
после того ,как понял ,что вопрос был задан в его адрес.
   Его неожиданный собеседник - долговязый блондин с широкими скулами  и
грустными глазами ,между тем, продолжал:
   - А я вот немного боюсь...Знаешь, у меня вот мама часто болеет, да  и
сестренка маленькая - только в третий класс пошла...
   - Ну так ты скажи ,скажи майору-то, -перебил его  чернявый  крепыш  с
комплекцией борца. -Скажи, еще не поздно. Глядишь, попадешь в другую ко-
манду...
   -Да нет, разве так можно, -виновато замялся блондин и растерянно пос-
мотрел на Генку.
   -Можно, наверное, -неуверенно кивнул тот и после паузы добавил: -Хотя
,кто его знает. Армия все-таки?!
   -Вот, вот, кончились маменькины ласки ,тютя, -насмешливо и зло произ-
нес, встревая в разговор, прыщавый "пижон "  в  исписанной  неприличными
фразами джинсовке и высокомерно похлопал "белобрысого " по плечу . -Тоже
мне ,вояка! Мы еще с ГСП не уехали ,а он уже нюни распустил...
   Генка резко поднял глаза на говорившего и смерил  пижона  взглядом  с
головы до ног.
   Что-то ему сразу не понравилось в этом  прилизанном  и  расфуфыренном
парне. Генка пока еще не знал определенно, что именно. Но какое-то смут-
ное предчувствие подсказывало уму ,что перед ним  его  будущий  заклятый
враг.
   Поймав на себе презрительный Генкин взгляд, "пижон" как-то сразу сник
и выдавил из себя подобострастную улыбку в его адрес.
   Генка не выдержал и счел нужным отвернуться.
   Так началась Генкина Армейская жизнь...



   Глава вторая.

   ВКУС КРОВИ .

   Денис, так звали белобрысого парня ,с которым Генка  познакомился  на
ГСП, и вправду оказался провидцем  в  области  специфики  их  дальнейшей
службы.
   Воинская часть, куда они попали вместе с Генкой ,предназначалась  для
подготовки и отправки новобранцев в Афганистан.
   Но прежде новоявленным солдатам предстояло по полной программе пройти
семь кругов ада -" Курс Молодого Бойца" и ,только выдержав это незауряд-
ное испытание, они получали право принять присягу и  стать  полноправным
рядовым СА.
   Первая неделя службы показалась Генке целой вечностью.
   Азиатское солнце палило немилосердно. Раскаленный и обезвоженный воз-
дух жег кожу ,выдавливая из нее соленый и смрадный пот. Вездесущий песок
зловеще похрустывал на зубах и бесцеремонно забивался в малейшие складки
одежды и амуниции. В довершении всего этого армейские "боги" -  сержанты
лютовали вовсю, без всякого сожаления "гоняя" вновь прибывших "салаг"  5
с раннего утра до позднего вечера.
   Генка с большим трудом переносил туманящую сознание жару и изматываю-
щие до предела физические нагрузки от боевых занятий, "спорттренажей"  6
и кроссов по песчаным барханам. Но очень скоро к своему немалому удивле-
нию он начал неожиданно привыкать к специфическим особенностям  местного
климата, но зато стали всерьез давать о себе знать постоянные  недосыпа-
ния и ранние подъемы.
   Последнее больше всего удручало Генку.

   Вообще то распорядок жизни в части не был таким уж замысловатым.  Од-
нако именно эта его простота и, главное , незыблемость приводили в  уны-
ние новобранцев.
   В 6.30 - подъем. Далее - кросс, километров  этак  на  десять.  Легкий
завтрак. Немного строевой подготовки и политучебы до полудня. Безвкусный
,вонючий обед из картофельного супа, "бигуса" - тушенной кислой  капусты
с салом и оранжевым жиром, кружка пресного компота и  строго  вымеренных
кусочков черного и белого хлеба. После обеда  -  опять  "спорттренаж"  и
зубрежка "Уставов". И так до ужина. Ну а вечером: либо кино в солдатском
клубе, либо час-два так называемого "личного времени", которого едва-ед-
ва хватало на подшивание свежих подворотничков, застирывание и  глаженье
х/б, написание писем родным и любимым и непременную уборку  казармы  или
территории части. Затем  в  обязательном  порядке  следовал  "вдумчивый"
просмотр программы "Время", "вечерняя" прогулка строевым шагом и с  пес-
нями ,поверка и ,наконец, столь долгожданный отбой .И так изо дня в день
.
   Но самое интересное, что ни один из этих вроде бы простых до  безумия
составляющих армейской жизни не проходил для новобранцев гладко.  "Това-
рищи" сержанты строго и ретиво следили за исполнением этого непреложного
правила ,начиная прямо с подъема и редко когда заканчивая до отбоя.
   С первых же дней своей службы в учебке Генка никак  не  мог  взять  в
толк необходимость и целесообразность нестерпимо повторяемых  сержантами
по утрам традиционных свистоплясок с одеванием и раздеванием новобранцев
за положенные 45 секунд. Аналогичная картина нередко повторялась и сразу
после отбоя. Но тут уже все было гораздо хуже.
   Невыносимо хотелось спать, глаза сами собой слипались, а  голову  как
магнитом тянуло к подушке. Ан нет!
   - "Сорок пять секунд подъем", -вновь и вновь  грохотал  неподражаемый
по тембру рык сержанта и вся "желторотая" братия кубарем сыпалась с  ко-
ек, приглушенно скандаля друг с другом, суетясь, неуклюже путаясь в пор-
тянках ,и ,наконец, дружно и  громким  шумом  выкатывалась  на  переднюю
часть казармы ,где ее уже поджидал сержант.
   -Ну что, котики, -насмешливо начинал он свою проповедь с  излюбленной
фразы , лениво поглядывая на часы.- Опять не  уложились  во  время,  да?
Нет, не уважаете вы старшего сержанта Коротких, не  уважаете.  Прийдется
повторить...Сорок пять секунд о-о-о-отбой!
   - Ну сколько ж можно, - обязательно срывалась с языка у кого  -нибудь
из новобранцев роковая фраза.
   - Это еще что такое?!- наиграно удивляясь и багровея от ярости,  про-
износил сержант и лицо  его  быстро  приобретало  садистское  выражение:
-Отставить "Отбой"! Вот из-за этого котика! Взвод , упор  лежа  принять!
Ра-а-аз, два-а-а, ра-а-аз, дваа...
   Сержант не спеша начинал прохаживаться по центру казармы, а две  доб-
рых дюжины взмокших от пота парней обреченно падали на  грязный,  замыз-
ганный мастикой пол и до умопомрачения отжимались, лишь изредка  припод-
нимая вверх голову, чтобы наградить сержанта ненавистным взглядом.
   Минут через десять гнев сержанта медленно утихал, сердце его  смягча-
лось и он, самодовольно поглаживая подбородок,  останавливался  напротив
главного виновника экзекуции и отдавал новую команду:
   - Взвод ,отбой! А рядовому Левицкому продолжать отжиматься!  Ра-а-аз,
два-а-а! Ра-а-аз, два-а-а!
   Взвод со всех ног бросался к своим койкам, а бедолага Левицкий  судо-
рожно продолжал отжиматься.
   Сержант бережно поднимал с пола массивную табуретку, присаживался  на
корточки рядом со своей жертвой, изображая на своем лице боль и  состра-
дание ,и великодушно опускал табуретку на спину Левицкому. При  этом  он
не переставал глубоко вздыхать и приговаривать:  -Ах,  бедняжка,  совсем
умаялся...
   После этой сакраментальной фразы Левицкий делал последнее  судорожное
движение и обессилено падал на пол .
   Коротких удовлетворенно расплывался в улыбке и поворачивался  к  нему
спиной.
   Подобное представление случалось довольно часто. Коротких вообще  был
"неравнодушен "к Денису Левицкому и не скрывал этого. Денису приходилось
туго, причем не только во время подобных "предотбойных"  тренировок,  но
также еще и на нескончаемых "спорттренажах".  Там  уже  особой  страстью
старшего сержанта пользовались не отжимания  ,а  пресловутое  упражнение
-"солнечный зайчик" -прыжки из упора сидя в полный рост и особая  проце-
дура подтягивания, растянутая на несколько этапов и в высшей степени из-
матывающей новобранцев.


   * * *
   Наконец, к небывалой радости новобранцев,  злополучный  первый  месяц
службы подошел к концу и "Курс Молодого Бойца" был уже  позади.  Остава-
лись считанные дни до долгожданного торжества по случаю принятия  новоб-
ранцами воинской присяги и вручения им именного оружия.
   Это должен был быть самый необычный и запоминающийся день в их жизни.
   К нему готовились долго и основательно.
   Генка уже в сотый раз по требованию старшины заново переглаживал свою
"парадку" 7 ,поминутно бросая недовольные взгляды  в  адрес  надзиравшим
над ним Коротких.
   - Что, складки пальчиков не режут? -вдруг услышал он над  своим  ухом
насмешливый и до боли знакомый голос.
   Генка вздрогнул от неожиданности и поспешно обернулся в сторону гово-
рившего своему немалому удивлению он натолкнулся на сверлящий взгляд ма-
леньких прищуренных глазок.
   Где-то он уже видел раньше эти ехидные глазки. Генка на минуту  заду-
мался, разглядывая скудный "ежик" на  голове  незнакомца  и  тут  только
вспомнил ,где он уже видел это лицо и слышал этот голос.
   Перед ним был тот самый лощенный "пижон" ,с которым он имел несчастье
познакомиться на ГСП во время формирования их команды.
   - Леха, -поспешил представиться "пижон", протягивая Генке руку. -А ты
Генка. Я знаю. Я слышал твое имя и фамилию ,когда их зачитывал тот самый
майор ,ну еще на ГСП. Вот не ожидал, что мы опять свидимся. А что,  этот
белобрысый слюнтяй ,он тоже здесь?
   - Ты о Денисе? -быстро догадался Генка ,и лицо его тут  же  приобрело
холодное выражение. -Он мой друг. Так что, ты смотри, попридержи язык  и
не смей его так называть. Если ,конечно, не хочешь иметь дело со мной.
   -Ладно, ладно , извиняйте, -поспешил ретироваться и сменить тему раз-
говора Леха. - Ну-у, и как вы тут живете, а?
   - А тебе то, что? Ты то откуда взялся? -вопросом  на  вопрос  ответил
Генка. - Что-то я раньше тебя здесь не видел?
   - Точно, -с готовностью подтвердил Леха. -Меня здесь не было. Я был в
другой учебке. Знаешь, я же "водила"8...Ну, вот,  меня  туда  вначале  и
послали. Ну чтобы "права" сделать и так далее. А теперь вот здесь. Кста-
ти, Герман тоже со мной приехал.
   -Герман? -недоуменно переспросил Генка, морща лоб и тщетно копаясь  в
закоулках своей памяти.
   -Ну, тот самый борец! Он тоже был с нами на ГСП, - пояснил Леха.  -Ты
должен его помнить!
   -А-а, -наконец догадался Генка о ком идет речь.
   -Мальцев, твою...,-грубо перебил его Коротких. -Ты еще долго  собира-
ешься болтать, а? Мне утюг нужен!
   - Я уже закончил, товарищ старший сержант, -виновато откликнулся Ген-
ка и поспешил протянуть утюг Коротких. -А можно мне...
   - Можно в сапог п...,-взревел от ярости Коротких. -Катись давай отсю-
да!
   - Что, сильно гоняет он вас ,-ехидно поинтересовался Леха, когда  они
с Генкой уже вышли из "бытовки"9 .
   - Да нет, не очень, -нехотя ответил Генка, аккуратно складывая на хо-
ду брюки и направляясь в сторону "спального" сектора своего взвода.
   - Ладно, встретимся на плацу, перед обедом, -бросил ему в след Леха и
легкой походкой направился тумбочке "дневального" и выходу из казармы.



   * * *
   - Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая  в
ряды Вооруженных сил СССР, принимаю присягу и  торжественно  клянусь,  -
четко, в полный голос продекламировал Генка и неуверенно поднес к глазам
бархатную папку с текстом присяги, собираясь читать текст дальше.
   Легкая дрожь колотила все его тело, ладони покрылись густой испариной
и слегка подрагивали. Глаза Генки, слегка влажные от  переполнявших  его
чувств ,были устремлены вперед ,на стройную и неподвижно  застывшую  ше-
ренгу его товарищей.
   - Все ,хватит ,Мальцев,- требовательно зашептал ему на  ухо  командир
роты капитан Сидоренко, протягивая лист  для  подписи.  -Вот,  распишись
здесь, только аккуратно.
   Генка неуклюже чиркнул ручкой по листу и без особого энтузиазма  вер-
нулся в строй, прижимая к груди автомат.
   -Ну-у, -взволнованно приветствовал его Денис. -Ты  классно  держался,
Генок. Я так не смогу.
   -Сможешь, -успокоил его Генка и не без гордости и трепета провел  ла-
донью по прикладу только что врученного ему "Калашникова".
   -Ну, вот это ве-е-ещь! -как бы прочитал его мысли Герман, стоявший  в
первом ряду справа от Генки. -Знаешь, Генок, мне все не терпится постре-
лять из этой штуки. Теперь, я думаю, это уже скоро! Я  вот  слышал,  как
замполит говорил о стрельбах с нашим "ротным". Так что  ,ждать  осталось
недолго.
   - Хотелось бы верить, -нетерпеливо произнес Леха и ,услышав свою  фа-
милию, резко выпрямился и вышел из строя.


   * * *
   Время летело стремительно и неудержимо. Уже был на  исходе  последний
месяц пребывания Генки в учебке.
   Он сильно изменился за это время, даже как-то немножко вырос  и  раз-
дался в плечах.
   Из робкого, порой нерешительного и скромного юноши он незаметно прев-
ратился в настоящего воина - уверенного в себе, физически крепкого и вы-
носливого ,дисциплинированного и познавшего все тонкости  и  нюансы  ар-
мейской науки.
   Кроме того, за долгие месяцы армейской службы  Генка  успешно  освоил
специальность гранатометчика и на контрольных стрельбах показал отличные
результаты. Не менее удачно ему удалось сдать и сезонную армейскую  про-
верку, совпавшую с его выпуском из учебки, за что ему даже было присвое-
но воинское звание "ефрейтор" и звание "Специалист 3 класса", с вручени-
ем соответствующего свидетельства и большого нагрудного значка.


Одним пасмурным утром, когда Генкин взвод в очередной раз сдавал кросс, Денис, который тоже немало изменился в
лучшую сторону, неожиданно нагнал его и сбивчиво зашептал на ухо:
-Генок, новость знаешь? Все! Завтра отправляемся в Афган! Это уже точно! Мне сам замполит сказал, по большому
секрету.
   -В Афган?! -недоверчиво переспросил Генка и лицо его слегка побледне-
ло.
   - Ну, -кивнул Денис. -Ты же писал рапорт с  просьбой  отправить  тебя
исполнять твой интернациональный долг?!
   - Точно, было такое, - согласился Генка.
   - Ну вот ,дождались! Теперь нас ждет чужая земля и "зеленый  дембель"
10 ,-бесцеремонно вмешался в разговор Герман. -Классно, да?
   - Наконец то, дождались, -подтвердил его  мысль  Леха.  -Все,  прощай
треклятая учебка! Говорят ,в действующих частях  все  попроще:  ни  тебе
постоянных кроссов, ни муштры, ни строевой. Да и кормят получше...


   * * * ВЕТЕР ДУЛ С ВОСТОКА. Пышущий жаром  ,глухой  и  безучастный  ко
всему живому ,он с легкой небрежностью и презрением  ворошил  барханы  ,
стелился по земле песчаной поземкой и с диким необузданным воем  носился
по мрачным острогам скалистых хребтов и ущелий. Афганистан -  этот  зас-
тывший мир понурых гор, пустынь и солнечного зноя - за всю свою многове-
ковую историю никогда не был гостеприимным к пришельцам. И особенно  это
касалось завоевателей! Генка понял это сразу,  как  только  оказался  на
этой многострадальной земле. Армейский "уазик",  в  кузове  которого  он
ехал в часть, постоянно трясло и швыряло из стороны в сторону на нескон-
чаемых ухабах афганской "бетонки". По этой причине  Генка  был  вынужден
все время ерзать на дубовой скамейке в тщетной надежде найти себе наибо-
лее удобное место и ,наконец, обрести долгожданный покой. Однако, не эта
банальная проблема больше всего волновала сознание Генки. Все его внима-
ние было приковано к окружавшей дорогу "зеленке"  11  и  мрачным  руинам
глинобитных дуканов12 , время от времени попадавшихся ему на глаза.  Эти
жалкие развалины и пепелища выглядели безжизненно и  сиро.  Безмолвие  и
смерть незримо витали над их обожженными стенами ,вызывая в  душе  Генки
горечь и смятение. -Ну-у, чего пригорюнились ,хлопцы, - неожиданно прер-
вал молчание и сдержанно произнес смуглолицый капитан ,сидевший на  полу
кузова напротив Генки. -Выше нос, соколики. Осталось совсем чуть-чуть. К
обеду будем уже в части. Генка  мрачно  усмехнулся  и  медленно  перевел
взгляд с "зеленки" на капитана. - А вы здесь давно служите, товарищ  ка-
питан? -небрежно и как бы между прочим спросил он и ,слегка прикусив гу-
бу, дерзко заглянул в глаза офицера. -Да уж порядочно,  -нехотя  отклик-
нулся тот ,не удостоив Генку даже случайным взглядом. -Служим -не  тужим
!И вам того желаем... - А как же война?! -сам удивляясь своей настырнос-
ти ,продолжал "допрос" Генка. - А что война?! -безучастно усмехнулся ка-
питан. -Война - она и есть война! А мы на то и солдаты  ,чтобы  воевать.
Жарковато конечно здесь бывает ,но ничего. Привыкнуть можно. А  ты  чего
такой любопытный, а, москвич? У вас все в столице такие ,да? -Так  точно
,товарищ капитан, -виновато улыбаясь ,подтвердил Генка .-А что, это пло-
хо, да? - Да нет вообще то, -неуверенно пожимая плечами,  ответил  капи-
тан. -Да вот только ,вы иногда очень странными бываете. Отчаянными  ,что
ли ?!Лезете всюду...Да и дури у вас в голове поболе чем  у  других.  Все
вас на "подвиги" тянет! Ты вот, ведь небось тоже в герои метишь? А? - Да
нет, не так чтоб очень, -замялся Генка. -Ну-у-у, хочется , конечно, себя
маленько испытать в серьезном деле .Ну так чтож  в  этом  такого...  -Ну
,Мальцев, это ты врешь! - раззадоренно перебил  Генку  капитан.-  Вон  в
учебке как отличился - одни награды и поощрения. Одно  слово  -ефрейтор!
Чтож ты, пока учился - "рвал", "рвал" 13 , а теперь  хочешь  прикинуться
сирой овечкой? Ну, это ты брось! Я же вижу ,как у тебя глазки то вспыхи-
вают , когда ты на свой "Калашников "смотришь... Так что , брось  прики-
дываться! А то... Капитан не успел закончить свою мысль  и  запнулся  на
полуслове. "Уазик" неожиданно сильно тряхнуло и ,прикорнув к обочине, он
резко затормозил и неподвижно замер в густом облаке пыли  и  песка.  Все
,кто находились в кузове, в жутком беспорядке попадали на пол  со  своих
мест и ,отчаянно матерясь и  потирая  новоиспеченные  ссадины  и  ушибы,
встревоженно переглянулись друг с другом. Первым пришел в себя  капитан.
Крепко зажав в руке автомат и витиевато ругаясь, он бесцеремонно протис-
нулся к заднему борту и ловко спрыгнул на  землю.  -Ну  и  в  чем  дело?
-раздраженно и грубо поинтересовался он у "водилы", вскочив на  подножку
кабины "уазика". -Товарищ капитан, - растерянно заговорил  ему  в  ответ
слегка напуганный прапорщик, сидевший в кабине рядом с  "водилой".  -Там
,в "зеленке" ,что-то горит .Здорово горит. Похоже, "духи" опять  взялись
за старое. Дальше ехать опасно.  Надо  бы  разобраться,  что  к  чему...
-...твою мать, -приглушенно выругался капитан и ,доставая из кобуры свой
табельный "ПМ", громко скомандовал новобранцам: -Всем из машины  .Оружие
за спину! Всем укрыться в придорожной канаве. И чтоб  мне  без  фокусов!
Капитан резко и бесцеремонно распахнул дверь кабины и  небрежно  добавил
уже в адрес "водилы": -Сержант Аненков, остаетесь за  старшего!  Головой
за "молодых " мне отвечаешь!  Сержант  поспешно  выскочил  из  кабины  и
,прихватив свой автомат, без лишних возражений направился в сторону  ка-
навы вслед за вверенными уму новобранцами. Генка был последним, кто  по-
кинул кузов машины. Оказавшись на земле, он торопливо оправился  ,забро-
сил за спину автомат и собрался было присоединиться к  своим  товарищам,
залегшим у обочины. Но капитан неожиданно схватил его за плечо и ,притя-
нув к себе ,холодно произнес: -А ты, Мальцев, постой, не спеши. Говорят,
ты отменный стрелок? Не так ли ?Пойдешь  со  мной.  Можешь  пригодиться.
Только гляди у меня ,чтоб без приказа ни шагу! И  никакой  там  самодея-
тельности... Капитан недовольно хмыкнул и в следующее мгновение лицо его
приобрело суровое и безжалостное выражение. -Есть, товарищ  капитан  ,-в
легком замешательстве выпалил Генка и с опаской огляделся по сторонам.

Между тем , из задней двери БМП уже поспешно , но слаженно и дружно один за другим выпрыгивали на дорогу
разгоряченный десантники в бронежилетах и защитных "шлемах".
Один из них - широкоплечий верзила с сержантскими "лычками" на погонах заспешил в направлении Генки и
капитана, встревоженно вглядываясь в оцепеневшую "зеленку" и старательно пригибаясь к земле.
Оказавшись прямо перед капитаном, он начал о чем-то быстро и взволнованно ему докладывать, время от времени
отчаянно жестикулируя и недвусмысленно указывая рукой в сторону клубившегося над одним из придорожных холмов густого
черного дыма.
Капитан слушал его молча, не перебивая. Лишь изредка он начинал недовольно морщиться и покусывать побелевшие
от нервного напряжения губы. Все его внимание было сосредоточено на грязно-коричневых острогах скал, из которых
поднимался дым и тянуло гарью. С каждой секундой его лицо приобретало все более мрачное и беспокойное выражение.
Тем временем, ввереные ему десантники , в считанные минуты покинув БМП, уже успели организованно рассыпаться в
боевую цепочку и занять оборону у самой кромки притихшей "зеленки". Они лежали в ожидании приказа своего
командира, жадно прильнув всем телом к земле и выставив в сторону скал вороненые стволы своих автоматов.
-Первое отделение, к бою! -наконец громко и уверенно скомандовал им капитан и нетерпеливо подтолкнул в плечо
сержанта в направлении его солдат.
Десантники поспешно повскакивали со своих мест и , не дожидаясь сержанта, дружно двинулись короткими
перебежками в глубь затаившейся "зеленки".
Капитан проводил их удовлетворенным взглядом и , резко обернувшись в сторону высунувшего голову из люка БМП
наводчика-оператора, приглушенно скомандовал в его адрес:
- Ходжаев, мать твою...,быстро свяжись с "Десяткой"! Пусть остаются на месте и прикрывают нас с тыла! В случае
чего - пусть действуют по обстоятельствам! Мансуров остается за старшего! Приказ понял?
-Так точно, товарищ капитан, -на одном дыхании выпалил Ходжаев и не медля ни секунды скрылся в чреве БМП.
-Все-о-о, по-ошли! -не оборачиваясь, распорядился капитан уже в адрес Генки и прапорщика. -От меня ни на шаг. При
первом же выстреле падать на землю и дергаться без особого на то приказа!
Капитан вскинул вверх правую руку с зажатым в ней "Макаровым" , резко перехватил ее запястье левой ладонью и , не
обращая внимания на пыхтевших ему в затылок Генку и прапорщика , быстрыми перебежками бросился вслед за успевшими
продвинуться далеко вперед по "зеленке" десантниками.

Чем ближе десантники подбирались к источнику дыма , тем осторожнее и взвешеннее становилось каждое их движение
и более внимательны взгляды в сторону скал и хрустящего под ногами песка.
Каждый из них ,за исключением , разве что, Генки прекрасно знал и осознавал, чем был чреват один неосторожный
безрассудный шаг по этой проклятой богом и людьми восточной земле.
Смерть могла караулить их повсюду, как в виде затаившегося среди мрачных скал "душманского" снайпера с
американской винтовкой, так и в виде нашпигованной взрывчаткой и смертоносным свинцом мины - ловушки, заботливо
присыпанной песочком и в нетерпении ждавшей своего часа.
Генка строго следовал за своим командиром след в след, отчаянно кусая губы в кровь от напряжения и до хруста в
суставах сжимая в ладонях свой липкий от пота "Калашников".
Раскаленный воздух сильно затруднял дыхание. Обильный соленый пот жадно струился по его лицу и едкой туманной
пеленой застилал глаза.
Но Генка, кажется, этого не замечал. Все его мысли были сосредоточены совсем на другом. Ему было невыносимо
стыдно и горько признаться прежде всего самому себе в том ,что он беззастенчиво трусит.
Страх вперемешку с диким животным ужасом дамокловым мечом довлели над всеми его мыслями и чувствами
.Эти банальные , но между тем безграничные чувства ,заложенные в него Его высочеством Природой, грубо и бесцеремонно
выворачивали наизнанку его душу и кровожадно теребили самые сокровенные уголки его сознания.
Внешне он, конечно, не показывал виду ,отчаянно хорохорился и даже пытался чудовищным напряжением воли
сохранить на своих губах циничную и равнодушную улыбку. Но все это было только лишь внешне.
Всемогущий и непокорный инстинкт самосохранения с каждым мгновением набирал в душе Генки свою сил и мощь. И
от этого было никуда не уйти и не спрятаться.

Погруженный в свои тяжелые мысли и раздумья ,Генка чуть было не врезался лбом в спину неожиданно застывшего на
месте капитана.
Они стояли на самом краю небольшого оврага и капитан что-то пристально разглядывал на самом его дне.
Генка неуверенным жестом смахнул со своих бровей капельки пота и поспешил заглянуть через плечо капитана в овраг,
из которого изредка продолжали подниматься жалкие ошметки черного дыма.
То ,что открылось его взору, окончательно повергло его в ужас и смятение. Холодный пот заструился у него по спине и
плотно сжатые зубы сами собой выдали замысловатую "дробь".
Не вызывало сомнений ,что столпившиеся у самой кромки оврага десантники испытывали те же чувства ,что и Генка.
По крайней мере, они даже не пытались скрывать своего смятения, угрюмо молчали и растерянно переглядывались друг с
другом, не в силах произнести ни слова.

Открывшаяся взорам десантников и Генки картина и вправду была ужасной .
На самом дне злополучного оврага слабо дымилась и источала тошнотворный аромат бесформенная груда земли и
металла. С огромным трудом в ней угадывались обезображенные контуры некогда грозной "вертушки" 14 .Ее прежде изящный
обтекаемый корпус был грубо раскурочен взрывом и обглодан пламенем, остатки шасси и изодранных в клочья топливных
баков были все еще объяты языками огня и окутаны черным дымом. Грубо закрученные по спирали лопасти, останки
двигателей и зловеще поблескивавшие в лучах солнца куски пилотской кабины в диком беспорядке усеивали склоны оврага
, придавая всему зрелищу нереальный, фантасмагорический оттенок.
В считанных метрах от тлеющего остова "вертушки" Генка к своему немалому ужасу обнаружил две почерневшие и
застывшие в неестественных позах фигуры , лишь отдаленно напоминавшие человеческие. Густой тошнотворный запах и
смрад ,ко всему прочему, висели над всем этим местом разыгравшейся драмы.
-Что ,парень, занятная картинка, не правда ли? -с горечью в голосе прервал молчание капитан, обращаясь к Генке. -
Эко его угораздило! Знаешь, а эти "летунам" 15 не было еще наверное и двадцати пяти ... И теперь уже никогда не будет!
-Однако, черт возьми, -взяв себя в руки, холодно и мрачно процедил сквозь зубы капитан и после продолжительной
паузы громко скомандовал в адрес десантников: -Всем рассредоточиться и прочесать окрестности .Кто знает , какие еще
сюрпризы на приготовили "духи". Что то мне не нравится эта зловещая тишина.
Капитан замолчал и после недолгих раздумий поспешил спуститься вниз по склону оврага и , предусмотрительно
прикрывая ладонью лицо , приблизился вплотную к все еще пышущим жаром останкам "вертушки" и ее злополучных
пилотов.
Обойдя вокруг пепелища несколько раз ,он жестом подозвал к себе десантника с рацией и медленно заговорил в его
адрес:
-Мда-а, вот она - война! Во всей своей своей красе! Ни номеров ,ни х... не осталось .Передавай на базу о неопознанной
сбитой "вертушке"! Пусть тщательно прочешут район и близлежащие кишлаки. Похоже "духи" побывали здесь совсем
недавно и ,уж точно, не могли уйти далеко. Давай, давай передавай ,Корнеев, ну чего ты возишься,... твою в душу мать !
Радист торопливо кивнул и ,сбросив с плеч ранец с рацией ,принялся усердно вызывать в диктофон базу.

- Товарищ капитан, -неожиданно окликнул капитана запыхавшийся сержант десантников , быстро сбегая вниз по
склону оврага. -Вроде все тихо ,командир! "Духи" как в воду канули! Мои хлопцы облазили все вокруг .Снайперов и мин не
обнаружено. Может...
-У-уф, хоть в этом повезло ,-грубо перебил его капитан и грустно добавил ,взмахивая рукой в направлении останков
пилотов "вертушки": -Заберите трупы "летунов" на броню. Утром отправим их на "Черном тюльпане" 16 в Кабул...
-Но...,-неуверенно перебил его сержант , нервно кусая губы.
-Что еще? -небрежно бросил через плечо в его адрес капитан, засовывая свой "ПМ" обратно в кобуру и собираясь
выбраться из оврага.
-Товарищ капитан, там...,-сержант взволнованно взмахнул рукой в направлении соседней сопки ,примыкавшей к
оврагу, и дрожащим голосом продолжил, -Мы там обнаружили еще один труп. Тоже "летун". Эти двое, что возле
"вертушки", должно быть погибли сразу. А тому повезло меньше. Судя по всему ,"духи" взяли его еще живым. Ну и ...
Сержант осекся. Лицо его побледнело и покрылось испариной.
-А ну ,пошли посмотрим ,-настороженно произнес ему в ответ капитан и добавил уже в адрес Генки: -Мальцев, от меня
ни на шаг.
Генка с готовностью кивнул и поспешил присоединиться к карабкавшимся по склону сопки капитану и сержанту
десантников.
Через пару минут они были уже наверху и быстрым шагом направились к соседней с оврагом сопке.
Обогнув сопку ,они оказались среди залитых солнцем скал и Генка сразу понял причину необычайной бледности и
замешательства на лице сопровождавших их сержанта.
В небольшой ложбине среди груды еще тлеющих углей лежало истерзанное тело третьего вертолетчика. Колени, кисти
рук и спина мертвеца были безжалостно обуглены. Но вот обезображенной гримасой боли и невыносимых страданий лицо
вертолетчика оставалось целым и невредимым.
Тошнотворный аромат паленой плоти ударил в лицо Генке и .он оказался не в силах сдержать свой организм от
приступов рвоты.
Когда он немножко пришел в себя и вновь смог взглянуть на мертвое тело, тот первым ,на что он обратил свое
внимание, был странный предмет в виде большого котла ,намертво прикрученный к заднице трупа.
Грязная ругань и вспышка ярости и злобы стали ответом на его недоуменный взгляд в адрес сержанта.
-Что ,парень ,жутко, да?- процедил тот сквозь зубы, глядя Генке прямо в глаза. -Ты смотри, смотри! Не смей
отворачиваться! Тебе с подобным прийдется еще не раз столкнуться в этой проклятой богом стране. Это еще только
цветочки...
-А что ,что они с ним сделали, - вырвалось у Генки.
-Да так, ничего особенного, -сержант смачно и зло сплюнул и раздраженно продолжал. -Это они ,гады, змейку
пропустили через его кишки. Знаешь ,у них ,воинов Аллаха, мать их дери, такая казнь в почете. Привязывают ,значит, тебе
котелок к заднице со змеей и сажают на костер. Так вот, когда эту гадину, змейку, пригреет, она начинает через твои кишки
отчаянно рваться наружу. Дохнет, конечно! Но и ты вместе с нею. А за те минуты ,что она рвет тебе внутренности, ты
медленно лишаешься рассудка. А "духи" давятся от смеха ,глядя на твои мучения. Им что ,ты для них "неверный"! Чем
мучительнее будет твоя смерть ,тем более радушен к ним их чертов "Аллах". Хорошенько запомни это ,парень! Кто знает,
вдруг на следующем костре окажешься ты !? А?!
-Отставить ,Гнедых! -грубо оборвал монолог сержанта капитан. -Парень вон и так чуть в обморок не валится .А ты еще
на него наезжаешь!
-А что я ,товарищ капитан,- в сердцах огрызнулся Гнедых, раздраженно размахивая руками. -Пусть привыкает! Мне
завтра с ним может быть в бой идти , а он тут "нюни" распускает !
-Отставить пререкания ,сержант, - не на шутку вскипел от ярости капитан ,но взяв себя в руки , поспешил холодно
добавить: -Этого "летуна" тоже на броню. А с тобой ,Гнедых, мы потом разберемся, что к чему. Уж больно ты разговорчивый
стал в последнее время! С чего бы это?!
-Так точно, командир, -мрачно и обиженно пробурчал себе под нос сержант и , закинув за спину автомат, направился к
трупу.
Генка с ужасом проводил его взглядом и не в силах сдержать очередной порыв рвоты метнулся в сторону ближайших
кустов.


   * * * -Ро-о-ота, подьем! -голос "дневального" 17 бесцеремонно ворвал-
ся в безмятежную тишину ,царившую в казарме, и гулким ,протяжным  стоном
отозвался в самых дальних ее закоулках. Генка кубарем скатился со  своей
"череповской" 18 верхней койки и ,дорожа каждой секундой, принялся  ста-
рательно натягивать на себя "ХБ", портянки и сапоги. -Ну-у-у, вот ,опять
не успели, -лениво прохаживаясь вдоль центральной части казармы и с  на-
игранной грустью поглядывая на часы, громко заворчал "Дежурный " по роте
сержант Подчуфаров. -И чему только вас, мать вашу  ...,в  учебке  учили!
А-а? Рота, отбой! Генка в сердцах сдернул с пояса армейский ремень  и  с
ненавистью швырнул его на табуретку. -Солдат, а, солдат!  Что-то  мы  не
торопимся ,а? - голос старослужащего Бутейко, лениво потягивавшегося  на
нижней койке и в упор разглядывавшего Генку, звучал насмешливо и  грубо.
-Ты че, "череп", халяву унюхал, да? Забурел значит, "ЧМО" 19 !?А? Что-то
не слышу ответа ,солдат!  Генка  смерил  презрительным  взглядом  своего
обидчика с головы до ног и тут же жестоко поплатился за свою неслыханную
дерзость, получив сильный удар ногой в область паха. В следующее мгнове-
ние Генка буквально взревел от боли и отчаяния. Согнувшись пополам, он с
приглушенным оханьем и перекошенным от невыносимых страданий лицом  рух-
нул на пол и принялся судорожно  скрести  пальцами  по  грязно-оранжевой
мастике и рассохшимся доскам паркета. -Что? Бунт, да? - цинично и как-то
по особенному зло и надменно поинтересовался сержант Подчуфаров, склоня-
ясь над скрюченным телом Генки. -Больно, наверное? Да? Как  я  тебе  со-
чувствую, если б ты только знал! Сержант резко  выпрямился  и  лицо  его
приобрело садистское выражение. - В наряд сегодня со мной пойдешь, "ЧМО"
чертово, -холодно добавил он после короткой паузы.  -Надо  бы  тебя  ма-
ленько то пообломать...А, "черепок" ?! Да и "очки" 21  что-то  давненько
никто монеткой не драил. Вот ты и займешься этим! Ночь то  длинная  ,  а
много спать тебе еще пока не положено! -Так точно, товарищ  сержант,  -с
трудом выдавил из себя Генка ,будучи не в силах даже  поднять  глаза  на
своих экзекуторов. Мгновение спустя весь мир опять поплыл в  его  созна-
нии. -Э, что там у вас, Подчуфаров, -неожиданно раздался из  дверей  ка-
зармы голос командира роты капитана Гасленко. Подчуфаров тут же поспешил
вытянуться по стойке "Смирно" и , расплываясь в слащавой улыбке в  адрес
капитана, прикрыть своей коренастой  фигурой  корчившегося  в  судорогах
Генку. -Все в порядке, товарищ капитан, -с наигранной небрежностью в го-
лосе отрапортовал он, устремляясь на  встречу  офицеру.  -Та-ак,  мелочи
разные...Тут вот один из "молодых" не очень ловко спрыгнул с койки ,  ну
и маленько повредился. Что ж бывает ...Всему их надобно учить...  -Ладно
,понял!- лениво отмахнулся от сержантского доклада капитан и после паузы
холодно добавил : - Дежурный...Подчуфаров, давай выводи роту на улицу  и
приступай к зарядке. И чтоб без фокусов. Прийду чуть  позже  и  проверю!
Все, выполняйте! -Будет сделано, товарищ капитан, -презрительно  промям-
лил в спину "ротного" сержант и ,повернувшись к роте, громко  прокричал.
-Р-о-о-ота, выходи на улицу, строиться! Оглушительный топот  сапог  "но-
вобранцев" и ленивое шарканье "дедушек" 20 прозвучало в ответ на его ко-
манду.

   * * * Минул целый месяц с момента начала Генкиной  службы  в  Афгане.
Время тянулось размеренно и однообразно. Подъем, зарядка, боевая  подго-
товка, спорттренажи ,наряды...И так изо дня в день! Первое время невыно-
симая жара и тяготы армейских будней действовали на Генку угнетающе.  Но
очень скоро он незаметно ко всему привык, набрался опыта солдатской жиз-
ни, стал без особого труда переносить "тревоги" , изнурительные рейды  и
учения. Однако, кое-что все-таки омрачало его начавшую  входить  в  нор-
мальное русло солдатскую жизнь. Этим "кое-что" были его довольно  неров-
ные, а, порой, даже откровенно враждебные отношения с коллективом  роты,
в особенности с сержантами и "дедами". Виной  всему  был,  конечно,  сам
Генка. Он упрямо не желал мириться и принимать всерьез незыблемые,  сло-
жившиеся за десятки лет, устои и традиции казармы, в особенности  -  ос-
новной ее закон о том, кому ,а ,главное, когда и что "положено", а  кому
,вот, нет. С самого своего первого появления в части Генка  фантастичес-
ким образом умудрился настроить против себя не только  "лениво-добродуш-
ных" "дедушек" , но и таких же как он сам новобранцев. С диким упорством
он наотрез отказывался следовать законам "дедовщины": "драить" в нарядах
казарму за старослужащих, стирать их портянки, гладить  "ХБ",  "шуршать"
22 на кухне, услужливо бегать в "чайник" 23 за "пайкой" 24 и сигаретами,
считать им дни до "Дембеля"  25  ,  устраивать  ночные  представления  и
"шоу". Другие "новобранцы" воспринимали это  все  как  должное  и  очень
быстро невзлюбили Генку за его "пижонство" и кичливую  гордыню,  нередко
оборачивавшимся для роты лишними  "тревогами",  маршбросками  ,кроссами.
Вначале все пытались всячески наставить Генку на истинный путь и в дове-
рительных разборках дать ему понять всю пагубность и глупость его  невы-
носимого упрямства. Но, Генка продолжал упорствовать и был  неумолим.  И
вот тогда все на него озлобились и стали сторониться и откровенно  избе-
гать. А что касается сержантов и "дедов" ,то в отношении Генки они  себя
вели банально, примитивно и незамысловато: безжалостно "гоняли" по наря-
дам, лишая отдыха и сна, чуть что - лупили и издевались как могли. Генка
отчаянно сопротивлялся. Но, силы были явно не  равны.  Однажды  наступил
момент ,когда терпение Генки лопнуло и он "сломался". С лютой ненавистью
и болью в сердце Генка вспоминал тот злополучный день, когда  впервые  с
нескрываемым цинизмом сам высказал желание выгладить "ХБ" Бутейко и даже
впоследствии подшить к нему подворотничок. Ну тот , конечно, согласился.
И участь Генки была предрешена. С того  злосчастного  подхалимажа  жизнь
Генки ,можно сказать, наконец обрела долгожданный покой и  стабильность.
Канули в прошлое крутые ночные разборки, нежданно закончились  бессонные
ночи и "кошмары" нарядов, недавние ненависть и презрение со стороны  но-
вобранцев сменились робким намеком на дружелюбие и сочувствие к Генкиным
прошлым "ошибкам" и "заблуждениям". И Генка вдруг почувствовал себя если
еще не своим ,то уже и не чужим в этом безжалостном мире казармы и окос-
теневших традиций. Более того, через какое-то  время  Генку  даже  стали
немножко уважать за его оригинальный ум , природную  смекалку  и  умение
себя держать. Он вскоре даже получил почетное, лишенное сарказма и наме-
ка на издевку, прозвище -"Малый". Что однозначно говорило в  пользу  его
скорого признания и проявления доверия всем коллективом роты. Но, в  са-
мой глубине своей души, там где покоятся совесть и честь,  Генка  теперь
ненавидел   себя   :    за    трусость,цинизм,малодушие,лесть,бесхребет-
ность.Да,конечно,то,что он сделал, пожертвовав принципами и  самолюбием,
было продиктовано не только банальными целями: обрести покой  и  доверие
со стороны своего окружения. Были у него  и  благородные  мотивы:  найти
друзей, вернуть себе авторитет, стать маленьким лояльным членом  коллек-
тива. Но, не слишком ли дорогой ценой он всего этого  надумал  добиться?
Генка не знал ответа на этот мучающий его душу вопрос. Более того, он не
был так же твердо уверен и в том, что когдато он снова захочет и  ,глав-
ное, сможет сам себя уважать. И эти мрачные мысли не давали ему покоя ни
ночью, ни днем.

   * * * -Эй, Малый, ты че-е-е, уснул?! -громко окликнул  Генку  сержант
Подчуфаров, теребя его за плечо и пристально вглядываясь в его лицо.  -В
караул сегодня пойдешь, солдат! Понял? Да-а-а? -Так точно, товарищ  Сер-
жант! -давясь супом и резко вскакивая из-за своего места за столом  ,вы-
палил Генка и в сильном замешательстве ,чуть слышно добавил: - Да, но  я
... -Знаю, знаю, Малый, -бесцеремонно перебил его сержант, небрежно  от-
ворачиваясь в сторону и поправляя свой бессовестным образом отвисший ре-
мень с круто выгнутой и безупречно отполированной  латунной  бляхой.  -В
карауле ты еще пока не был. Это точно. Но когда-то же надо начинать  ,а,
Малый? Короче - "Устав" в зубы и вперед...Чтоб к "разводу" 27 был у меня
как огурчик. А то ,смотри - провалишь "караул" - враз загремишь на кухню
...Этак на недельку ,а?! Лицо сержанта скривилось в глупой ,но  беззлоб-
ной усмешке ,но уже через секунду вновь приобрело привычное унылое и бе-
зучастное выражение. -Так точно, товарищ сержант, -во всю глотку рявкнул
Генка заученную по гроб жизни фразу и ,не дождавшись ответа,  неуверенно
опустился на табуретку, неожиданно потеряв всякий интерес к  обеду.  -Не
дрейфь, Малый, -раздался над самым его ухом горячий шепот Зуя - рядового
Зуева Алексея Николаевича. -Меня сегодня тоже в караул "поставили". Рот-
ный постарался. Чмо! Но зато я вот тут с оказией маленько "гаша" 26 дос-
тал...Так что скучать нам не прийдется! Травка - что надо! Я уже  прове-
рял. Генка растерянно поднял глаза на Зуя и ,слегка замявшись,  спросил:
-Ты о чем это ,Зуй? -Ну ,Малый, ты даешь!  -в  свою  очередь  растерялся
Зуй. -Ты че-е с Луны свалился, а? Ты что такое "гаш" не  знаешь?  Даа-а,
прийдется заняться твоим воспитанием...Надо же ...  -Ро-о-о-ота,  закон-
чить прием пищи. Марш на улицу. Строиться! -резко прозвучал голос дежур-
ного офицера, заставив Генку и Зуя вздрогнуть и забыть об их  разговоре.
Поспешно вскочив из-за стола вместе со всеми они торопливо  выбежали  на
улицу ,на ходу одевая на голову "афганские" панамы.



-Часовому строго воспрещается : пить, курить, сидеть, спать, разговаривать, справлять естественные надобности
,прислоняться к чему- либо, принимать от кого-либо какие-либо предметы...,-четко и без запинки оттараторил Генка и
вопросительно посмотрел в глаза дежурному офицеру, проводящему "развод".
-М-да, устав ты вроде бы вызубрил, -недоверчиво процедил сквозь зубы лейтенант Котов, прохаживаясь перед Генкой
и бесцеремонно его разглядывая.
-Ладно, посмотрим, как ты будешь выполнять все то, что мне тут наговорил, -наконец, после долгой паузы произнес
лейтенант. -И чтоб мне без разных там выкрутасов. Здесь тебе не "Союз", так что даже до "трибунала" можно нем дожить
.Часовой для "духов" - лакомый кусочек .А стреляют они иногда довольно метко! Ты уж поверь моему
опыту ,солдат! Все понял?
Генка растерянно и немножко испуганно кивнул и тут же поплатился за свою нелепую оплошность, схлопотав удар
кулаком по спине от сержанта.
-Так точно, товарищ лейтенант, -поспешил исправить свою досадную ошибку Генка и виновато покосился в сторону
Подчуфарова.
-Так -то лучше. Ты уж за ним приглядывай ,Подчуфаров. Что-то уж больно задумчивый - этот рядовой Мальцев, -
раздраженно поморщившись ,произнес Котов в адрес сержанта и ,потеряв всякий интерес к Генке, неторопливо направился к
следующему караульному.
-Мальцев, твою...,мы с тобой в "караулке" 28 еще побалакаем, -с трудом сдерживая ярость, прохрипел в самое ухо Генки
Подчуфаров и ,смерив его с голову до ног "сверкающим" взглядом ,поспешил присоединиться к лейтенанту.
Генка подавленно пожал плечами и ,до крови закусив губу, уперся взглядом в землю.
-Ремень подтяни ,солдат! -донеслась до ушей Генки грозная команда
Подчуфарова, к счастью адресованная уже не ему.
Но Генка решил не испытывать судьбу во второй раз и на всякий случай тоже торопливо затянул свой и так плотно
сжимавший поясницу ремень с подсумком и штык-ножом.


Зуй оказался абсолютно прав ,предрекая Генке свою компанию в карауле.
Стоял второй час ночи и бледно-серый лунный диск понуро висел над вереницей гор и скалистых острогов.
-Ну-у-у что ,Малый, -вкрадчиво произнес Зуй ,поворачиваясь в сторону Генки и небрежно скидывая с плеча
"Калашников". -Кажись все тихо, а? Подчуфаров должно быть дрыхнет, до следующей смены постов
часа полтора...Самое время покурить и маленько "оторваться". А? Ты как насчет "травки"? Или слабо?!
-Ты это серьезно, да? А как же "духи"? А "Устав"? ты забыл о чем лейтенант на "разводе" говорил ,а?- неуверенно
возразил Генка.
-Да пошел он в ...И "духи" твои, "чурки" е...Тоже мне нашел кого бояться. Да я их всех на ... вертел! -смачно выругался
Зуй, извлекая из потайного кармана своей гимнастерки заветный пакетик с "гашем" и принимаясь ловко крутить из газетного
листа "самокрутку". -Что до "духов", то ты ,Малый, не ссы. Их здесь уже полгода никто не видел. "Лейтеха" нас просто на
понт брал, ну чтоб мы уж совсем не зарывались ,ну ,там, не спали и к афганцам в кишлак не рванули. Ну там за "гашем" или
еще за чем...или за кем ...Ха-ха! Сам то он уже наверное в "стельку" пьяный где-нибудь на "телку" лезет... А ты тут мерзни!
Зуй брезгливо поморщился от холода и ,лихо чиркнув спичкой об штаны , бережно поднес ее к кончику зажатой в
зубах "самокрутки" и жадно затянулся. После третьей затяжки глаза его заблестели и он победоносно бросил взгляд в адрес
Генки.
Густое облако смрадного дыма ударило в ноздри Генки и он с огромным трудом подавил в себе порывы кашля и
невыносимый зуд в носоглотке.
Зуй, между тем, сделал еще пару глубоких затяжек и великодушно протянул "самокрутку" с "гашем" Генке.
-На-а-а, Малый, затянись, -ехидно скаля зубы, предложил он Генке. -Не корчи из себя "пай-мальчика". Докажи ,что ты
мужик, а не какое-то там дерьмо, а!
-Да пошел ты, -дерзко огрызнулся Генка, отворачиваясь в сторону и зажимая пальцами ноздри.
-Ну-у-у, Малый, ты меня огорчил, -разочаровано протянул Зуй и ,презрительно морщась, добавил: -Сосунок ты еще
,оказывается! А я то думал...Вернемся в роту, вот хлопцы подивятся...
Зуй внезапно осекся и ,последние его слова потонули в странном клокочущем рыке.
Генка настороженно вскинул голову вверх и бросил взгляд на Зуя.
То, что он увидел, заставило его вздрогнуть и резко отпрянуть назад.
Лицо Зуя было перекошено жуткой гримасой боли и ужаса. Он все еще продолжал судорожно сжимать зубами
дымящуюся "самокрутку", отчаянно хрипя и вращая глазами.
Сквозь широко растопыренные пальцы его рук, намертво вцепившихся в горло, жадно струилась и пенилась дымящаяся
черная жидкость.
Генка был в полной растерянности и не в силах даже пошевелить пальцем. В горле у него пересохло, все тело позорно
дрожало и холодный пот ручьями стекал по вискам. Время вокруг него неожиданно остановилось и соприкоснулось с
вечностью.
Громкая автоматная очередь неожиданно оборвала безмятежную тишину афганской ночи.
Генка не сразу понял, что это стреляет он сам и , пока окончательно не опустел "рожок" его "Калашникова" , он
бессознательно продолжал давить на курок и огненными трассами кромсать ночную мглу.
Очень скоро со стороны "караулки" раздались одиночные пистолетные выстрелы и "застрочил" пулемет. К нему
вот-вот должна была подойти подмога , но Генке уже было не до этого.
Он неподвижно стоял на коленях перед безжизненным телом Зуя и глубоком трансе покачивался из стороны в
сторону, обхватив руками лицо и в кровь кусая губы.
Все было кончено. Зуй был мертв.
Белесая рукоять восточного кинжала зловеще торчала из его развороченного горла и едва заметно поблескивала в
тусклом лунном свете.
Нечто горячее, липкое и тошнотворное медленно растекалось и впитывалось в песок у самых коленей Генки. Это была
кровь. Кровь его мертвого товарища, еще минуту назад беспечно болтавшего о разной ерунде, а теперь вот застывшего
навечно в бесконечном "сне".


"Черный Тюльпан" прибыл за телом Зуя на рассвете следующего дня.
Генка, так и не сумев оправиться от всего случившегося , наотрез отказался принимать участие в траурной церемонии
и прощании с телом Зуя. Обезумев от нескончаемых допросов "особиста" и немого укора в глазах своих товарищей и
командиров, он нашел себе убежище в санчасти, зарывшись в подушки и накачав себя снотворным.
Ни начальник караула лейтенант Котов, ни сержант Подчуфаров ,ни другие Генкины командиры ,ни ,даже, "особист"
не предъявляли в его адрес прямых обвинений в смерти Зуя. Однако, сам Генка нисколько не сомневался в своей вине.
Да , конечно, он понимал, что больше всех в своей собственной смерти был виновен сам Зуй...Но ,у него, у Генки, был
реальный шанс удержать товарища от рокового шага и предотвратить трагедию. Такой шанс был, был...Но Генка им не
воспользовался! Более того, у него даже в мыслях этого не было.
Что же это?
Легкомысленная беспечность, трусость или ,того хуже, равнодушие? Генка не знал. И очень сильно боялся
признаться себе в этом. Еще сильнее он боялся того, что не испытывает особой жалости к погибшему товарищу, даже чисто по
человечески.
И вот это, последнее, больше всего беспокоило Генку.


   * * * Густое облако серой пыли клубилось над трассой и назойливо лез-
ло во все щели тарахтевшего БМП. Генка тесно прижался к раскаленной бро-
не боевой машины и вместе с ее корпусом невольно  вздрагивал  на  каждом
ухабе, пристально вглядываясь в "зеленку" и нервно пощелкивая  пальцами.
Прошла целая неделя с того злополучного караула ,в котором так  глупо  и
нелепо погиб Зуй, однако Генке она показалась целой вечностью. Он сильно
осунулся, замкнулся в себе, сделался неразговорчивым и угрюмым.  Серьез-
ные перемены произошли и в его отношениях с сослуживцами. Он опять отда-
лился от всех, держался настороженно и вяло отвечал на попытки своих то-
варищей пойти с ним на сближение. Только Денис Волков и Герман  Ванштейн
все еще продолжали пользоваться его расположением и оставаться  в  числе
друзей. -Ну что ,Малый, -прервал раздумья Генки голос Дениса.  Тот  орал
во всю глотку ,но из-за лязга колес и рокота двигателей Генка  с  трудом
его понимал. -Как твои дела? Тебя еще не "растрясло", а? Кажись это твой
первый выезд на задание, да? Мы то уже привыкли. Как никак -три дня вою-
ем. И ,знаешь, вроде нем плохо воюем. Наши все целы. Вот только Подчуфа-
рова слегка осколком задело. Но ничего, он  мужик  вредный  ...Выкрутит-
ся... -Ты о чем ,это, -старательно поправляя застежки  бронежилета,  пе-
респросил Генка. - А-а, -раздосадовано махнул в его сторону рукой  Денис
и всецело сосредоточил свое внимание на дороге. -Потом договорим. До те-
бя сейчас все равно не докричишься! Генка попытался было открыть рот для
возражений, но в следующую секунду чудовищный грохот  обрушился  на  его
барабанные перепонки. Впереди идущий БМП как-то странно вздрогнул ,быст-
ро окутался пламенем и из его полураскрытых люков повалил густой  черный
дым. Генка кубарем скатился с брони БМП на песок, резко отпрянул в  сто-
рону и ,оказавшись под прикрытием густого  кустарника,  без  промедления
открыл лихорадочный огонь по "зеленке". Денис вскоре тоже поддержал  его
огнем, методично поливая свинцом "зеленку" из небольшой расщелины в ска-
ле слева от Генки. До Генки изредка доносились его приглушенная ругань и
щелканье сменяемых "рожков" его АКСУ. Остальные разведдесантники из Ген-
киного взвода и трое оставшихся в живых "счастливчика" с  подбитого  БМП
долбили "зеленку" из придорожной канавы, оказавшейся  справа  от  Генки.
Генка никого из них не знал. Но сейчас это не имело ни малейшего  значе-
ния. Все они были одной командой, выполняли общее дело и ,без  сомнения,
готовы были умереть друг за друга. Стрельба по трассе стихла так же нео-
жиданно, как и началась. -Первое отделение атакует противника по правому
склону холма, второе под моей командой по левому. Будьте предельно осто-
рожны, мы можем нарваться на мины! - оборвал нависшую тишину твердый го-
лос командира разведвзвода капитана Северцева. Повинуясь приказу  своего
командира, разведдесантники один за другим  по  пластунски  двинулись  в
направлении холма, с которого судя по  всему  была  обстреляна  колонна.
Генка полз одним из первых, взволнованно дыша в подошвы полуботинок  Се-
верцева и с громким сопением преодолевая бесчисленные рытвины и колдоби-
ны каменистой пустыни. Они были уже у самого подножия холма,  когда  Се-
верцев неожиданно обернулся и ,заметив Генку, удивленно произнес  в  его
адрес: -Мальцев? А я думал, что тебе "кранты". Ты же был на броне первой
машины, а? -Никак нет, товарищ капитан, -поспешно возразил Генка, с тру-
дом переводя дух. -Я был на броне "Тридцать девятки"...А что  это  было.
Ну-у-у, с "038-й", а? -"ПТУРС"ы 29 , судя по всему, -неуверенно  ответил
капитан. -Стреляли ,без сомнения, с  вершины  холма.  А  теперь,  должно
быть, ждут, чтобы мы подставились под их пули... -А что сделаем мы  ?  -
не удержался от дурацкого вопроса Генка. - А мы сыграем с  ними  в  одну
игру, -загадочно улыбаясь, прохрипел Северцев. -"Псовая охота" называет-
ся. Ты только не отстань, смотри, от меня. А то нарвешься не  ровен  час
на "шальную" пулю...Тут уж я ничем не смогу помочь. Генка с  готовностью
кивнул и принялся усердно работать руками и ногами,  едва-едва  поспевая
за Северцевым. Между тем, пыльная пелена, поднятая недавним боем, начала
стремительно таять и опускаться на землю, открывая взору разведдесантни-
ков грязно-серую вершину затаившегося холма. Через пару минут  Северцев,
Генка и еще четверо разведдесантников наконец обогнули холм и  оказались
с его противоположной стороны. Все их внимание без остатка было прикова-
но к изрытым расщелинами и острыми уступами  скал  склонам  злополучного
холма. Однако , все было безмятежно и тихо. "Духи" как сквозь землю про-
валились. В следующее мгновение какое-то резкое движение на самой верши-
не холма вывело разведдесантников из равновесия , заставило как  по  ко-
манде рухнуть на раскаленные камни и открыть дружный огонь по склонам  и
вершине холма. Загадочный визгливый рев и скорбное урчание  донеслись  с
вершины холма в ответ на выстрелы и быстро стихли. Северцев  резко  сор-
вался с места и ,передвигаясь прыжками и  короткими  перебежками  ,начал
быстро карабкаться на вершину холма. Разведдесантники, настороженно  ог-
лядываясь по сторонам и не снимая пальцев  с  гашеток  своих  автоматов,
дружно последовали за своим командиром. Прошло чуть более минуты ,прежде
чем Генка вслед за остальными  разведдесантниками  оказался  на  вершине
холма. Перед его глазами открылось весьма  необычное  зрелище.  Северцев
сидел на корточках в нескольких метрах от Генки, беспечно положив на ко-
лени свой автомат и в задумчивости мусоля губами высохшую  травинку.  Со
всех сторон его обступили разведдесантники что-то пристально и недоумен-
но разглядывали у своих ног. Генка подошел поближе и тут только  наконец
смог разглядеть то, что с таким интересом  рассматривали  его  товарищи.
Это была бесформенная, истерзанная пулями и осколками верблюжья туша,  с
притороченными между горбами пусковыми установками "ПТУРС"ов.  -Ну  вот,
-с грустью в голосе произнес Северцев. -Расстреляли в упор бедное и ни в
чем не повинное животное, а пользы никакой.  Похоже,  "духи"  опять  нас
круто провели и безнаказанно "сделали ноги" Теперь они уже наверное  да-
леко. А чего им ждать-то?! Небось позабавились всласть тем, как мы воюем
с этим злосчастным верблюдом и теперь вовсю хвастают своей  доблестью  и
смекалкой перед Аллахом. Северцев медленно приподнялся с колен и  ,  по-
вернувшись спиной к верблюжьей туше, раздраженно сбежал по склону  холма
вниз к дороге, где все еще продолжал сильно чадить и дымиться остов под-
битого ПТУРСами БМП. Разведдесантники неотступно следовали за своим  ко-
мандиром ,угрюмо переговариваясь и время от времени  бросая  пристальные
взгляды на трассу, подбитый БМП и "зеленку". Так  случилось,  что  Генка
слегка замешкался и вынужден был спускаться с холма  последним.  Он  уже
собирался ускорить свой шаг ,чтобы догнать Северцева и своих  товарищей,
когда какое-то странное, необъяснимое чувство заставило его резко  обер-
нуться в сторону подножия холма и ,не раздумывая, надавить спусковой ку-
рок своего "Калашникова". С первыми же выстрелами разведдесантники и Се-
верцев попадали на землю и хорошо натренированным приемом  закувыркались
в сторону спасительных камней и глубоких расщелин . Генка не успел  пос-
ледовать их примеру. Он почти интуитивно продолжал с колена долбить  пу-
лями ближайший к нему кустарник , густо обрамлявший подножие холма.  На-
конец последний "рожок" его АКСУ опустел и ,Генка был  вынужден  прекра-
тить огонь. Только после этого он успокоился и ,зажав в правой руке "Ка-
лашников", бросился в направлении злополучных кустов, не обращая  внима-
ния на рассерженные окрики Северцева и его приказ :"Вернуться назад!"  .
Бежать по камням было тяжело. Генка постоянно спотыкался и рисковал  пе-
реломать ноги на очередном ухабе. До  кустов  уже  оставались  считанные
метры ,когда он понял ,что открыл огонь не напрасно.  С  другой  стороны
кустарника в мастерски замаскированной расщелине  бился  в  предсмертной
агонии вражеский солдат - бородатый, укутанный в лохмотья мужчина, с ног
до головы залитый кровью. В правой руке он сжимал АКМ, а  в  другой  его
руке Генка разглядел какой-то до боли знакомый ребристый предмет.  Генка
даже не сразу сообразил ,что это  граната.  Он  все  продолжал  беспечно
разглядывать поверженного им противника и бормотать  себе  под  нос  ка-
кую-то чепуху. Мощный удар в спину буквально снес его с ног и Генка  по-
чувствовал, как чье-то грузное тело бесцеремонно придавило его к  раска-
ленным камням. Еще мгновение и ,чудовищная по силе взрывная волна  швыр-
нула Генку и его неожиданного спасителя в разные стороны друг от  друга,
безжалостно протащила по каменистой земле и накрыла сверху градом камней
и осколков. Генка мгновенно потерял сознание.



Очнулся он уже на броне родного БМП.
Рядом с ним , крепко сжимая руками колени и время от времени сдержанно морщась от боли ,сидел Северцев и стирал
платком испарину с Генкиного лица.
- Ну что, герой, приходишь в себя? -как-то по отечески тепло и ласково заговорил он в адрес Генки. -Ты должно быть
даже не в рубашке ,а в тулупе родился. А еще ,наверное, в шапке и в валенках...Надо же ,из такой передряги выйти и не
единой царапины. Счастливчик. Меня то вот...
Северцев приподнял левую руку и продемонстрировал Генке окровавленные бинты ,стягивающие ему бедра.
-Вот, видишь, не повезло, чуток зацепило, -не теряя самообладания, бодро продолжал он. -Ну а ты и впрямь
выглядишь, как будто ничего не случилось. Может поделишься секретом своей неуязвимости, а?! Ну уж на худой конец
представь меня своему ангелу-хранителю...Глядишь и мне начнет везьти так же как тебе , а?
-А что собственно случилось? -с трудом выдавил из себя Генка.
-Молчи, Малый, -раздался над самым его ухом горячий шепот Дениса. - Северцев тебя от верной смерти спас. Тот "дух",
которого ты так удачно вычислил и отправил к Аллаху , собирался кинуть нам в спину пару гранат. Но ты его опередил. Он
только-то и успел, что выдернуть чеку из одной "лимонки" и все. "Лимонка"разорвалась прямо у него в руках. И если бы не
Северцев, "дух" забрал бы и тебя с собой в свой "мусульманский " рай. Видишь, как оно бывает...
Генка неуверенно поднял глаза и с благодарностью посмотрел на Северцева. Но силы вновь оставили его.
Сказывались последствия контузии.
И Генка вновь потерял сознание.



   * * * Уже добрых полгода банда Маджида наводила страх и уныние на ок-
рестные кишлаки и афганские селения. Но больше всех , конечно,  достава-
лось русским военным городкам и отрезанным от  всего  мира  заставам.  С
каждым днем "духи" становились все наглее и наглее. Очень скоро они  уже
перестали довольствоваться лишь дерзкими налетами на транспортные колон-
ны 40-ой армии. Устремления банды стали приобретать все более  серьезный
и крупномасштабный характер. Генкин разведвзвод  нес  большие  потери  и
,"Черный Тюльпан" -этот зловещий вестник смерти - стал для Генки  и  его
товарищей хорошо знакомым и привычным зрелищем. За эти невыносимо долгие
шесть месяцев многое что случилось. И, увы, значительно больше  плохого,
чем хорошего. Особенно сильно это коснулось Генки. Еще на "гражданке"  ,
о которой Генка теперь вспоминал как о красивом ,но  сказочном  сне,  он
всячески сторонился спиртного и "травки". Но после того рокового  случая
с верблюдом и связанной с ним сильной контузии он все же  "сломался"  и,
весь мир теперь все чаще и чаще представал  перед  ним  в  беспросветном
наркотическом тумане. Для него эта была единственная отдушина и ,  пожа-
луй, самое надежное средство защиты от грозного оскала смерти и смрадно-
го дыхания войны. Была еще одна,  пожалуй,  самая  существенная  причина
Генкиного падения. Генка на всю оставшуюся жизнь запомнил тот бой, после
которого он всерьез пристрастился к "травке". В  том  бою  погиб  Герман
Ванштейн , и Генка впервые столкнулся с возведенной в ранг абсолюта  че-
ловеческими подлостью и трусостью.


Это случилось еще осенью, когда в часть прибыли очередные новобранцы ,и теперь уже Генка ,выступая в роли
наставника и достопочтенного "фазана" 30 , нещадно гонял их по всевозможным нарядам и терпеливо учил законам
казармы .
К этому времени за Генкой уже прочно закрепилась громкая слава бесстрашного, фантастически везучего и
находчивого в бою солдата.
На его совести был уже не один десяток подстреленных "духов" , и теперь уже мало кому приходило в голову называть
Генку по старой привычке просто "Малым". Теперь он уже был "Гладиатором " и никак не меньше.
На его выцветших погонах с некоторых пор заблестели две золотистые лычки младшего сержанта. Он был на очень
хорошем счету у начальства . И даже за одну довольно успешную операцию его в свое время премировали ценным подарком
- наручными "командирскими" часами и торжественно вручили их на общем построении части.
Но, как считал сам Генка, самым значительным его достижением стало то, что его авторитет среди товарищей и
командиров достиг таких небывалых высот, что даже старшие офицеры теперь относились к нему с нескрываемым уважением
и даже называли по имени, а не фамилии, как это бывало раньше.
Что же касается капитана Северцева , то с ним у Генки вообще сложились весьма доверительные, порой переходящие
в настоящую мужскую дружбу, отношения.


И вот, в одно унылое и мрачное осеннее утро отряд Маджида в очередной раз напомнил о себе ,совершив дерзкий и
неописуемый по своей жестокости налет на одну из передовых застав 40-ой армии.
Генкин разведвзвод был немедленно поднят по "тревоге" и под командованием майора Воронина брошен на поиски
вконец обнаглевших моджахедов Маджида.
Задача перед разведдесантниками была поставлена несложная: аккуратно прочесать несколько подозрительных
кишлаков и ущелий, и, обнаружив противника, немедленно вызвать по рации штурмовые "вертушки" и "бронники" .Все
остальное они должны были сделать сами, уже без участия разведдесантников.
Отправляясь на задание , Генка был как обычно замкнут и всецело погружен в свои мысли. Всю дорогу до первого
из обозначенных в задании кишлаков он просидел молча на "броне" БМП, небрежно облокотившись на один из люков и
лениво свесив вниз ноги. Все его внимание было приковано к дороге и тесно обступавшим трассу скалам . Лишь изредка он
задумчиво щурился и терял интерес к окружающей его действительности.
В эти минуты все его мысли вновь и вновь обращались к терзающим его сознание чувствам тревоги и дискомфорта.
Причина Генкиного беспокойства и неуверенности была предельна проста и однозначна.
Все дело было в отсутствии капитана Северцева на своем законном месте на броне передового БМП. Вместо Северцева
взводом командовал майор Воронин, не пожелавший ехать наравне со всеми разведдесантниками на "броне " и так за всю
поездку ни разу не покинувшего своего уютного "убежища" в чреве боевой машины пехоты.
Уже одного этого было достаточно ,чтобы Генка сильно засомневался в наличии у своего нового командира
"богатого" боевого опыта. Было похоже, что тот даже и не подозревал, что могло его ожидать в случае рокового наезда БМП
на шальную мину. Генка же знал это слишком хорошо и поэтому предпочитал быть раненым снайпером в плечо или в ногу
,чем быть в считанные мгновения размазанным взрывом по внутренним стенкам БМП.
Еще одной причиной того, почему Генка волком смотрел в сторону майора, было тяжелое ранение капитана Северцева
несколько недель назад. Все это время Северцев продолжал оставаться без сознания в кабульском госпитале , и Генка всерьез
опасался за его жизнь . Ведь с некоторых пор Северцев был для него не только командиром, но так же и настоящим другом.
Теперь вот взводом командовал Воронин , умудрившийся за эти считанные недели настроить против себя не только
своих новых подчиненных -Генку и его товарищей, но также и многих боевых офицеров части. И прежде всего благодаря
своей неподражаемой трусости и выслуживанием перед начальством.
Еще с Кандагара о Воронине ходила весьма нелицеприятная слава как о "скользком" и подхалимистом офицере,
способном на все ради наград и продвижения по службе. Даже его появление в Генкиной части было сопряжено с громким и
тщательно заминаемым скандалом, связанным с его прежней службой на передовой. Суть этого скандала была в том, что
пару месяцев назад в одной из крупномасштабных операций рота Воронина по его приказу почти в упор расстреляла
афганский кишлак, в котором кроме "мирных" 31 не было ни единого моджахеда. И Воронин об этом прекрасно знал, хотя в
последствии и всячески отрицал. Подобная акция не могла не вызвать резкого обострения боев с бандами моджахедов и их
чрезвычайную озлобленность и жестокость по отношению к нашим заставам и транспортным колоннам. 40-ая армия понесла
ощутимые потери, но не смотря на это Воронину все же как-то удалось вывернуться из этой щекотливой ситуации и выйти
сухим из воды. Однако в его армейской карьере само собой возникли непредвиденные осложнения. И только рапорт с
просьбой отправить его в самую "горячую" точку Афгана смог спасти майора от потери погон и позорной отправки в "Союз".
И вот теперь этот "блистательный" офицер был поставлен командовать над Генкой и его товарищами. В его руках
были их жизни и судьбы.
-Э-эй, Генок, ты чего пригорюнился, а, брат? -вывел Генку из тяжелых раздумий голос Германа.
Ванштейн небрежно поправил шлем-каску на голове, придвинулся поближе к Генке и добавил: -Может письмо плохое
из дому получил, а, брат 32 ?
Генка неопределенно пожал плечами и окинул товарища рассеянным взглядом.
Этот щуплый на вид и кажущийся нескладным парень ,с которым Генка познакомился еще на ГСП, всегда поражал
его своим неисчерпаемым задором и жизненной энергией.
В отличии от Генки и большинства его товарищей, Герман был из очень состоятельной и известной семьи. В свое
время его дед был послом в одном из европейских государств, дядя-первым секретарем райкома в небольшом городишке,
мать занимала солидный пост в ВЦСПС. И то ,что Герман вдруг оказался в Афгане было необъяснимой загадкой для всех,
но не для самого Германа.
Дело было в том, что служба Германа в Афгане не была для него случайным стечением обстоятельств. Он рвался в
Афган изо всех сил и сделал все возможное и ,порой, невозможное ,чтобы попасть служить именно туда и никуда больше.
Для него Афган был чем-то вроде "путевки" в настоящую жизнь. Быть может, единственной возможностью доказать
всему миру и ,прежде всего, себе самому ,что он может сам ,без назойливой "отеческой " опеки и поддержки принимать
верные решения в своей собственной жизни и строить свою судьбу так, чтобы его можно было уважать. Уважать не только
за выдающиеся заслуги его благородных предков, но также и за его собственные поступки.
Другого смысла в жизни Герман просто не видел.
-Взвод ,к бою! -Генка не сразу осознал весь смысл обрушившийся на его барабанные перепонки команды и растерянно
оглянулся в сторону впереди идущего БМП.
Голос, отдавший команду, принадлежал сержанту Гнедых, лихо высунувшегося из люка головного БМП и
настороженно разглядывавшего в бинокль подозрительно притихшую "зеленку".
Генкин БМП резко затормозил и ,не теряя времени даром, Генка вместе со всеми скатился с его брони под защиту
массивных колес и бронированного корпуса.
-У-У-уф, кажется началось, -раздался над его ухом приглушенный и неуверенный шепот Германа, громко щелкающего
затвором автомата и старательно поправлявшего бронежилет.
Генка поспешил последовать его примеру, выхватил из подсумка запасную связку магазинов к автомату, ловко
перезарядил свой "Калашников" и приготовился ждать.
Прошло чуть более двух минут, показавшихся разведдесантникам вечностью. Но все вокруг по-прежнему продолжало
сквозить спокойствием и безмятежной тишиной.
Генка не выдержал напряжения и решился на рискованную попытку по -пластунски добраться до замершего в
отдалении передового БМП с Ворониным и сержантом Гнедых и выяснить в чем дело.
Но не успел он преодолеть и пяти метров, как зловещий автоматный треск оборвал нависшую над трассой тишину и
дюжиной пыльных фонтанчиков вспахал песок перед самым Генкиным носом.
Генка в отчаянии рванулся назад в сторону родного БМП и сделал это весьма своевременно. Уже через мгновение
огненный смерч полыхнул , швыряя в небо песок и куски щебенки, в том самом месте, где отпечатались в пыли Генкины
следы.
И тут началось такое, что вряд ли даже может присниться в самом кошмарном сне.
Воздух буквально вскипел от грохота разрывов и шквального огня. В считанные мгновения свинцовый ураган
обрушился на золотистую броню советских БМП и вынудил разведдесантников изо всех сил вдавить себя в землю и
открыть беспорядочный ответный огонь по взбесившейся "зеленке".
Вновь оказавшись под надежной защитой брони и колес БМП , Генка натренированным приемом откатился в сторону
и ,подозвав к себе связиста, вырвал из его потных ладоней микрофон"Р-105М" 33 и , с трудом сдерживая ярость и
раздражение, громко в него заорал:
-"Ромашка 2"! "Ромашка 2"! Я "Ромашка 3"! Нахожусь под обстрелом! Ответьте! Что у вас там происходит?! Мы
ждем приказа: товарищ майор! Мои ребята не живые мишени, черт возьми! Нужно хоть что-то делать!
-А-а-а, это вы, Мальцев , - голосом Воронина задребезжала рация. -Вы, вы...очень вовремя вышли на связь.
Похоже, мы нарвались на засаду. Берите свое отделение и двигайтесь в сторону "зеленки". Начинай контратаку, младший
сержант!
-Что?! -чуть не подавившись от изумления и с трудом переводя дыхание, выпалил в рацию Генка. -Как, как это...
Вперед? Да это же самоубийство, товарищ майор! Да нас всех как зайцев перестреляют! Да вы хоть понимаете, что
приказываете !
-Выполняйте приказ, сержант, -грубо перебил его Воронин.
Голос майора звучал несколько тверже , но все-же нет-нет да отдавал растерянностью и страхом.
-Твою мать...- грязно выругался Генка и в ярости отшвырнул от себя микрофон и наушники замолчавшей рации.
Начинать атаку сейчас, одним отделением под шквальным огнем противника ,без поддержки "бронников" 35 и
"вертушек" казалось ему чистым безумием. Шансов на то, что его отделению удастся выжить и сломать сопротивление
противника не было ни каких. Тем более, что он и его товарищи были перед "духами" как на ладони - стреляй - не хочу.
Самих же "духов" пока не было видно. Их надежно укрывала "зеленка".
Генка прекрасно понимал всю обреченность предстоящей авантюры и мало сомневался в том, что Воронин тоже это
давно понял.
Но у него был приказ, который было невозможно не выполнить.
Так что ,ему больше ничего не оставалось , как изо всех сил стукнуть прикладом своего "Калашникова" по корпусу
БМП и громко скомандовать в адрес высунувшегося на его призыв из люка "водилы": -Двигай вперед в сторону "зеленки".
Только ,ради бога, как можно осторожнее!
Генка резко обернулся в сторону притихших у обочины трассы разведдесантников и ,с трудом сдерживая горечь в
голосе, холодно добавил уже в их адрес:
-Мы идем следом , братцы! Выдвигаемся к скалам и занимаем оборону! Только ради бога, не лезьте на рожон. У нас
и так немного шансов выжить в этой свистопляске . Все ,двинулись !
-Это под огнем то,- не сдержался Герман. -"Вороной" точно спятил, мать его ...!
-Боюсь, что он то как раз не спятил! Эту честь он предоставил нам. Выживем - глядишь и "звездочки" разом рухнут на
его погоны, нет - так, как говорится , сами виноваты! Ну а сам тот он и носу из своего БМП не покажет!- перебил его
один из десантников , презрительно сплевывая на землю и , не обращая внимания на отчаянный протест со стороны
Германа, первым устремляясь вслед за сползающим с трассы в "зеленку" БМП.
Остальные дружно последовали его примеру , отчаянно понося Воронина за его глупость или, того хуже, трусость и на
ходу приводя свое оружие в полную боевую готовность.
Генка замыкал колонну Разведдесантников, медленно продвигающуюся по "зеленке" вслед за своим БМП.
Каким-то чудом уворачиваясь от смрадного дыхания смерти, он полз вслед за Германом и другими ребятами из своего
отделения. Время от времени он дерзко приподнимался на локтях над землей и пристально вглядывался в черные расщелины
окрестных скал в тщетной надежде вычислить вражеского корректировщика минометного огня и нанести удар первым.
Генка знал, что его противник должен был быть где-то совсем близко , иначе бы мины не "ложились" на головы
разведдесантников так четко и слаженно и им не пришлось бы ползком продираться через "зеленку". Но прежде чем Генке
удалось таки достать корректировщика очередью из своего "Калашникова", двое из его десантников были убиты.
Оставшиеся в живых продолжали отчаянно сопротивляться врагу, полируя скалы и "зеленку" огнем из своих автоматов и
забрасывая их гранатами.
Наконец, минут через двадцать после начала боя огонь со стороны "духов" начал медленно сходить на нет.Похоже
было ,что ,получив достойный отпор ,воины Аллаха решили не испытывать лишний раз Судьбу и трусливо отступили в
горы. Другого объяснения быстро стихнувшей перестрелке Генка пока не находил. И в этом была его роковая для всей
операции ошибка.
Он уже собирался было отдать приказ "водиле" БМП - "остановиться" и начинать разворот в сторону трассы ,посчитав
бой оконченным, а противника поверженным и обращенным в бегство, когда Судьба неожиданно распорядилась иначе.
Оглушительный грохот и треск разом обрушились на головы оставшихся в живых разведдесантников. Чудовищный по
своей силе и внезапности взрыв небрежно подбросил в воздух массивный корпус БМП и со всего размаху швырнул его на
безучастные ко всему происходящему скалы.
-Нет, не может быть! -взревел от отчаяния и безысходности Герман и , не обращая внимания на тщетные попытки
Генки его остановить, рванулся вперед , в сторону объятых племенем останков БМП. И в это мгновение, похоже, судьба
решила окончательно от него отвернуться.
Багрово-коричневый шар ураганом обрушился прямо ему в лицо, с необузданной яростью разворотил голову и
брезгливо отшвырнул на камни обезглавленный труп.
Забрызганный с головы до ног еще горячей кровью и мозгами своего товарища, оцепеневший от ужаса, Генка упрямо
отказывался верить в реальность всего происшедшего. Не взирая на вновь разгоревшуюся перестрелку и зловещее уханье мин
почти у него под ногами, Генка медленно и одержимо опустился на оба колена перед поверженным телом своего лучшего
друга и , уже не в состоянии боле сдерживать чувства, издал протяжный и яростный вопль.
Между тем ,подрыв БМП на управляемой мине и гибель Германа не были случайны .Они стали всего лишь прелюдией
к очередной безжалостной атаке моджахедов. "Духи" , как оказалось, совсем не собирались отступать, теперь они уже вели
обстрел не только с флангов , но и с тыла .Генка и его ребята были в западне, и теперь их методично и бесцеремонно
расстреливал невидимый глазу враг.
Обреченные на смерть десантники дрались с врагом отчаянно. Лишь изредка, в перерывах между минометными
залпами и очередным ураганом огня и металла, они нетерпеливо оборачивались в сторону трассы и с недоумением и
тревогой бросали взгляды в адрес БМП с Ворониным и вторым отделением взвода. Но даже этой последней надежде
десантников Генки было суждено так и остаться всего лишь надеждой.
В самом начале атаке Воронинский БМП упрямо молчал, не выпустив по "духам" не единого снаряда, а чуть погодя он
вообще неожиданно развернулся и на бешеной скорости умчался по трассе прочь от брошенных им без прикрытия
десантников Генки.
-Не-ет, не-е-ет! Этого...этого нем может быть! Это ошибка !Это...это подло ,черт возьми!, -в бешенстве прорычал
Генка, швыряя в сердцах на камни вдруг сразу ставшие бессмысленными и бесполезными бронижилет и автомат. -Они не
могли нас бросить вот так ,просто и легко...Скворцов, мать твою, связь с "ведущим"! Срочно!
Генка резко обернулся в поисках радиста и с ужасом понял, что все для его отделения кончено раз и навсегда. На том
злополучном месте, где еще минуту назад подрагивала черная антенна "Р-105 М" зловеще чернела ,дымилась воронка от
точного попадания мины.
-Бурцев? Ахметов? Захаров? Колодчий? -громко и растерянно окликнул он своих товарищей по именам, все еще
продолжая надеяться на то, что он остался в живых не один.
Но Генке никто не ответил. Гнетущая тишина нежданно нависла над залитыми кровью камнями, кустарником и
песком. Сомнений было мало
- Генка был один. Один из всех ,кто шел с ним в бой. Один- живой, живой лишь только для того, чтоб ненадолго
пережить других и самому без помощи извне поставить точку в счетах с Жизнью. Благо у него на этот случай оставался
полупустой "рожок" и "Ф-1" в подсумке. Плен был для него страшнее смерти.
Но несмотря на все , Генка был не из тех , кто мог задаром расставаться с жизнью. Решив забрать с собой в попутчики
кого-нибудь из "духов" , он мало сомневался в том , что сможет сделать это.
Решительно взяв в руки автомат, он быстро и уверенно пополз по направлению дымящихся останков БМП. Там ,под
его защитой он собирался дать свой последний бой. И там же встретить грудью смерть, вдруг ставшую ему столь близкой
,сладостной и долгожданной.
Генка полз по развороченной взрывами и осколками афганской земле и изредка поднимал голову, прислушивался к
тишине и с ненавистью улыбался в адрес черных силуэтов, маячивших на фоне серых скал.
"Духи", самозабвенно уверовав в победу и гибель всех своих врагов, вели себя по наглому беспечно. Они громко и
восторженно переговаривались друг с другом, таскали с поля боя раненых и мертвыми ,вдруг заметив тело русского
солдата, на всякий случай давали очередь в него из АКМ. Затем они пинали в злобе труп врага ногами, срывали с него одежду
и обувь, небрежно "шарили" по многочисленным карманам и принимались с яростью глумиться над поверженным врагом.
К счастью для Генки, солдаты Аллаха были так увлечены своим мародерством и опьянены столь быстрой победой, что
очень долго ему удавалось быть незаметным и успешно добраться до перевернутого на бок корпуса родного БМП. Ему
оставалось преодолеть какие -то полметра, когда он наконец был обнаружен. Трусливо "поджав хвосты" и быстро оказавшись
под защитой скал, душманы дали очередь из АКМ по Генке в ожидании притихли.
С трудом успев увернуться от пуль , Генка в отчаянии рванулся вперед внутрь БМП через рваный проем в его днище.
Теперь он был надежно укрыт от пуль, но то, что он встретили внутри БМП вновь заставило содрогнуться его от
ужаса и душевных мук. Это было куда похлеще дешевых "ужасников" Стивена Кинга и самых бесстрашных и смелых картин
Преисподней.
Вражеская противотанковая мина была основной причиной этого кошмара. Безжалостно и хладнокровно раскурочив
днище БМП, она в мгновение превратила экипаж и "внутренности" боевой машины в сплошное месиво из человеческого
мяса, крови и покореженного племенем металла.
Генку буквально вывернуло наизнанку от этого леденящей душу картины. Он был почти на грани здравого ума .И
только четкое сознание того, что там, снаружи, смерть во сто раз реальнее чем здесь, удерживало Генку от рокового
,преждевременного шага.
Но время было дорого и он решился- таки предпринять попытку пробиться сквозь кровавый студень к люкам БМП.
Когда его попытка увенчалась успехом, он обреченно рухнул вниз ,в песок, у самой башни БМП.
Прошла минута. Затем другая, третья. Внезапно до его ушей донесся слабый стон. Он раздавался из кабины БМП.
Стон повторился, и Генка понял что не грезит. Решив потратить скудные остатки своих сил и жизни, но разобраться, в
чем тут дело, он торопливо подтянулся к водительскому люку БМП и неуверенно просунул голову вовнутрь.
Там был Габриэлян. И он был жив, хотя и весь изранен. Взрывной волной ему переломало ноги и сильно изуродовало
лоб.
Парень был без сознания. Лишь изредка он подавал признаки жизни, глухо стонал и из его обезображенных губ
начинала струиться алая кровь.
-Держись, держись браток, - подбодрил раненого Генка и попытался вытащить Габриэляна из обломков.
Генка четко не знал, да и не желал знать ,зачем он это делал. Ведь все равно у них двоих не оставалось больше
шансов выжить. Его боекомплект был жалок, а врагов - десятки , причем вооруженных до зубов .
Надежды не было. Совсем. И только вот этот цеплявшийся за жизнь в горячке парень позволял ему не растерять
остатки духа и хладнокровно улыбаться в ожидании развязки.
Меж тем и "духи" время даром не теряли. Их приглушенный говор, слегка визгливый смех и смрадный аромат
немытых тел все приближались, оставляя Генке все меньше и меньше драгоценных мгновений жизни и свободы.
Наконец, когда голова первого из врагов робко выглянула из кустов на расстоянии выстрела от Генки, он лихо вскинул
напоследок автомат и выпустил по "духу" все ,что оставалось в "магазине". Затем он бережно извлек гранату из подсумка,
зажал ее в руке и , выдернув чеку зубами, стал ждать финала драмы.
Моджахеды, встревоженные не на шутку Генкиной стрельбой , вначале отступили под прикрытие кустов, затем
пришли в себя и принялись вести огонь по Генке. Должно быть, они решили взять его живьем, иначе сложно было
объяснить их суматоху и невредимость Генки.
-Ну вот и все, браток, -подавленно ,но гордо прохрипел он в адрес злополучного Габриэляна. -Кажись, пришла пора
прощаться с этим миром. Ты уж прости меня за то, что мне приходиться решать за на обоих...Но, судя по всему, так будет
лучше и такова судьба. Не думай только обо мне уж очень плохо...
Голоса " духов" раздавались уже в считанных метрах от Генки и из зарослей кустарника, и из-за поверженного корпуса
БМП , и из камней и скал. Генка, напоследок изобразив на своих губах надменную усмешку, присел на землю, положил к
себе на колени голову Габриэляна, поднес к своим глазам кулак с зажатой в не лимонкой ,задумчиво посмотрел на ее
рифленый корпус и ...
...Земля и воздух в очередной раз взорвались грохотом разрывов, протяжным свистом пуль и трепетным жужжанием
осколков.
Невесть откуда взявшиеся советские "вертушки" с занудным рокотом и воем промчались над головой обескураженного
Генки, щедро поливая смертоносным свинцом из всех своих пулеметов и пушек окрестные скалы и редкий кустарник. Уже
через минуту они вернулись вновь и принялись слету "распахивать" УРСами 34 скалы, "зеленку" и "духов".
При первых же залпах с "вертушек" Генка поспешно прижался к земле, прикрыв своим телом затихшего Габриэляна
и все еще не рискуя поверить в то, что Фортуна опять на его стороне и вновь ему дарит право на жизнь. Пока это еще была
конечно только робкая надежда. Но все же. Лучше иметь хоть что-то, чем вообще ничего.
В самой глубине души Генке хотелось дико смеяться и танцевать от счастья, громко кричать, размахивать руками,
жадно целовать броню БМП и алую звездочку на своей армейской "панамке".
Но он не делал этого. Он всеми силами пытался удержать себя в руках ,проявляя свою радость сдержанно и скупо.
Обхватив за плечи бездыханное тело Габриэляна и прижав его голову к своей груди, он стыдливо и застенчиво плакал.
Плакал не в силах сдержать своей радости и восторга. Плакал от счастья. Плакал ,вновь обретя надежду задержаться в этом
мире.
И тут только он с ужасом обратил внимание на то, что все еще продолжает сжимать в кулаке злосчастный ребристый
корпус взведенной "лимонки". Резко выпрямившись и изо всех сил взмахнув рукой ,он отшвырнул ее далеко-далеко, через
перевернутый корпус БМП и поверженные тела моджахедов.
Через пару секунд прогремел взрыв.
"Лимонка" ,взметнувшаяся в небо фейерверком осколков, была последним звеном, что еще минуту назад связывала
Генку с его неминуемой смертью. И вот теперь эта роковая связь была дерзко оборвана. Оборвана для того, чтобы никогда не
возникнуть вновь.


Как только бой начал утихать и "вертушки", сделав последний боевой заход ,с ревом промчались над головой Генки
в сторону гор, Генка нетерпеливо вскочил на ноги и выпрямился в полный рост. Все еще рискуя заработать пулю или
осколок в лоб, он подбежал к БМП и принялся упрямо карабкаться на его броню. Добравшись до цели ,он внимательно и
бесстрашно оглядел окрестности.
"Духов" нигде не было видно. Их истерзанные осколками и пулями трупы валялись повсюду и кое-где лежали
вперемешку с телами Генкиных товарищей. Похоже, карающая длань Возмездия не заставила "духов" слишком долго ее
ожидать. Она без всякой пощады обрушилась на головы злополучных "горцев", подарив им вечный покой и мусульманский
рай.
Но ,что самое главное, Генка неожиданно для себя понял, что он не только вновь обрел надежду выжить в этом
адском мире, но еще и спасен.
Его спасение с гулким грохотом и лязгом, в густом облаке дыма и пыли, стремительно приближалось к нему в образе
грязно-желтых механических "черепах" с рубиновыми звездами на башнях.
Да, конечно, это были танки. Это были родные советские танки. Их было много. Они шли плотным строем и , Генка
не смог удержаться от того , чтобы не броситься им на встречу.

Заметив Генку ,головной танк резко затормозил и, гулко урча, остановился в нескольких метрах от перевернутого
взрывом БМП и замершего перед ним Генкой. Люк танка тяжело откинулся назад и из него поспешно высунулся моложавый
танкист в лейтенантских погонах.
-Живой? Живой, черт возьми! -не в силах сдержать своего удивления и восторга скороговоркой выпалил лейтенант в
лицо Генке. -Но как?
-Младший сержант Мальцев, командир отделения разведвзвода N-ского полка, -громко и четко отрапортовал Генка и
,сглотнув застрявший в горле ком отчаяния и горя, тихо добавил: -Бывший командир бывшего отделения...Остальные все
там...
Генка неопределенно взмахнул рукой в направлении дымящихся скал и перевернутого БМП. Лицо его неподвижно
застыло и покрылось мертвенной бледностью.
-Что, все...да-а? -подавленно переспросил танкист .
-Все, -опустив голову ,кивнул Генка и ,проведя раскрытой ладонью ото лба к затылку и встряхнув головой, добавил: -
Я один...Хотя ... нет. Там за БМП еще лежит механик-водитель. Он очень тяжело ранен. Но, кажется, все еще жив. Хотя...Нет,
не знаю. Он там!
-Парень ,мне искренне жаль тебя и ...твоих ребят. Поверь мне ! -соскакивая с брони танкам на землю, сдержанно
произнес танкист и не в силах сдержать своих чувств отвернулся.
-Да, чего уж там, -в сердцах огрызнулся Генка. - Ктож виноват в том, что мы нарвались на засаду ,а БМП прикрытия
нас так беспардонно бросил. Кстати, вы не встречали его на своем пути?
-Слушай, парень, не горячись, -закусив губу и дружески обняв Генку за плечи, попытался его успокоить танкист. -Мы
очень спешили. Мы думали, что вы все давно погибли. Майор Воронин...
-Воронин!? -почти прорычал Генка и глаза его налились кровью. -Так эта сука еще и приговорила...Ну, попадись он
мне на пути...Да я из него своими руками...
-Товарищ младший сержант! Немедленно возьмите себя в руки! -сурово осадил Генку танкист. -Мы с вами на войне,
черт бы вас побрал. И вы , и я выполняли приказ. И вы его выполнили честно. Так не вынуждайте меня отдавать вас пот
Трибунал за угрозу и оскорбление старшего по званию! Я ничего не слышал ,парень! А ты ничего не говорил. Лады?
Генка заскрежетал зубами от злости ,но ничего не ответил. Он смерил танкиста презрительным взглядом, мрачно
сдвинул брови и ,облокотившись на броню танка, демонстративно отвернулся в сторону от говорившего.
-Куда вы сейчас? -наконец выдавил он из себя ничего не значащую фразу, провожая взглядом импровизированные
носилки со стонущим в бреду Габриэляном.
-А-а, есть здесь одно местечко. Совсем неподалеку. -как ни в чем не бывало ответил лейтенант. -Ведь мы же еще не
закончили свою работу. Большая часть банды успела туда отступить. Это что-то вроде кишлака. Хотелось бы выбить их
оттуда и поставить на банде жирную точку. Таков приказ.
-Можно мне с вами... ну-у, в кишлак? -неуверенно и все еще раздраженно спросил Генка.
-Ну чтож, валяй. Друга мы твоего немедленно отправим в часть... и тела ребят тоже. А тебе так и так пришлось бы ехать
с нами в кишлак, но раз ты еще и сам этого хочешь, тем лучше, -быстро согласился танкист и, повернувшись к Генке спиной,
добавил: -Давай, не мешкай! Полезай внутрь танка, места там на всех хватит. Только, ради всего святого, держи себя в
руках!
-Понял, товарищ лейтенант, -примирительно произнес Генка и ,неуклюже взобравшись на башню , торопливо
протиснулся внутрь танка вслед за лейтенантом.
-Поехали! -громко скомандовал "лейтеха" в адрес своего экипажа.
Танк с лязгом и скрежетом стронулся с места и начал быстро набирать скорость.


Кишлак встретил советские танки холодно и надменно.
Генка судорожно пытался подавить в себе чувство тревоги и настороженно вглядывался подозрительно безмятежные
переулки и мрачные глинобитные стены дуканов.
-Кажется , здесь никого нет?! -неуверенно произнес "водила" танка и вопросительно посмотрел в сторону Генки и
лейтенанта.
-Я так не думаю, -мрачно пробурчал в ответ Генка и ,повернувшись лицом к лейтенанту, уверенно добавил: -Товарищ
лейтенант, может не стоит вот так по наглому соваться в кишлак? Что -то очень странным кажется мне тот прием, который нам
оказали. Может вначале провести разведку ? Ну, или хотя бы дождаться остальных ваших танков. Они чуть-чуть поотстали, но
вот-вот будут.
-Да ну тебя, сержант, -отмахнулся от Генки "лейтеха". -Ну чего ждать то? "Духов " от этого меньше не станет. Мы и
так уже уйму времени потеряли, пока дожидались "вертушек", пока вызволяли тебя...
-Да, но...- однако высказать свои сомнения Генке было несуждено. Лейтенант грубо перебил его и тоном не терпящим
возражений скомандовал: -Все, кончай базары!
Генка обиженно насупился, но посчитал благоразумным не противиться приказу "лейтехи".
-Слушай, сержант, -между тем продолжал лейтенант. -Лезь-ка ты лучше в башню и гляди на дорогу. Ты у нас парень
везучий, глядишь -и нам с тобой повезет. Ты уж постарайся на предупредить ,если что...Ну мину там заметишь или "духа" с
гранатометом...Лады?
-Лады, -без особого энтузиазма согласился Генка и ,протиснувшись сквозь узкое отверстие в люке, высунулся по грудь
из башни танка.

Танк медленно и величественно полз по разбитой дороге, начинавшейся на окраине кишлака и ведущей к его центру.
Генка отчаянно крутил головой по сторонам и подобно сжатой пружине был готов при малейшей опасности нырнуть вниз ,
в чрево танка ,под защиту его мощной брони.
Весь кишлак казался вымершим. Его грязные кривые улочки были пустынны. Местных жителей нигде не было видно.
-Ну-у, что там, -нетерпеливо окликнул Генку лейтенант.
-Да вроде все спокойно, -неуверенно откликнулся Генка и тут же понял, что сильно поторопился с ответом.
Выпущенная из-за угла одного из дуканов автоматная очередь чиркнула по броне в нескольких сантиметрах от его
головы. Уже в следующее мгновение на одинокий советский танк обрушился целый град пуль и осколков от рвущихся в
воздухе мин и снарядов.
Генка поспешил укрыться за броней танка, но, к счастью сделать он этого так и не успел.
Корпус танка неожиданно вздрогнул и со стороны его двигателей и бензобаков повалили густые и смрадные клубы
дыма.
-Вашу душу мать! Кажется мы влипли! -в отчаянии прокричал лейтенант и без всяких объяснений поспешил
вытолкнуть Генку прочь из танка.
Генка кубарем скатился с брони танка на землю и ,не теряя времени зря, занял оборону и открыл беспощадный огонь по
дукану, который показался ему наиболее подозрительным.
Вражеские пули свистели у него прямо над головой, высекали огненные искры из танковой брони и "свечкой" уходили
в распростертое небо.
Лейтенант, выскочивший из подбитого танка вслед за Генкой ,все еще продолжал оставаться на броне и
отстреливаться от "духов" из своего "ПМ". Неожиданно он как-то сдавленно вскрикнул, судорожно схватился за левое плечо и
медленно сполз по броне к ногам Генки.
-Кажется, меня здорово царапнуло, -сбивчиво произнес он, морщась от боли и изо всех сил сжимая ладонью залитое
кровью плечо. -Нам надо убираться отсюда, и как можно скорее. Там в танке остался боезапас. Уж если он рванет, то нам ,
точно, п...!За механика-водителя и наводчика не волнуйся. Жаль конечно, но они мертвы. Мертвее некуда. Черт бы побрал эту
гранату...
-Держитесь, товарищ лейтенант, -перебил "лейтеху" Генка.- Мы обязательно выкрутимся из этой заварухи. Там, возле
разбитого дукана , я видел сарай. Нам надо пробиваться именно туда. Это , пожалуй, наш единственный шанс уцелеть до
прибытия остальных ваших танков.
-Валяй, сержант, -покорно согласился танкист и под прикрытием Генкиного огня первым пополз в направлении сарая.
Генка присоединился к нему чуть позже, все еще продолжая отстреливаться и не поднимая головы от земли.
До спасительного сарая уже было совсем рукой подать, когда гулко "ухнул" боезапас танка и его искореженная
взрывом башня с чудовищным грохотом отлетела в сторону. Мертвая, безжизненная тишина неожиданно опустилась на
кишлак и его окрестности. Похоже, "духи" решили, что вместе с танком погиб и весь его экипаж. Поэтому и прекратили
стрельбу.
По крайней мере именно так думал Генка, пытаясь найти разумное объяснение происходящим вокруг него событиям.
Ответом на его немой вопрос Провидению стал странный, округлой формы предмет, неожиданно перелетевший через
глинобитную стену и упавший прямо к ногам Генки.
Генка отчаянно рванулся вперед, навалившись сверху на танкиста и прикрыв его своим телом. Каждое мгновение он
ожидал взрыва и окончательной развязки. Но проходили секунды, а взрыва все не было.
Генка опасливо поднял голову и пристально взглянул в сторону принятого им за гранату предмета.
О, боже! Как сильно он ошибался! Конечно ,это была не "лимонка". Этот предмет был во сто крат хуже и опаснее для
Генки.
Это была залитая кровью человеческая голова. Ее лицо было перекошено болью и ужасом, мертвенный оскал застыл на
почерневших губах. Черные как смоль кудри, обрамлявшие низкий и невыразительный лоб .были густо измазаны пылью и
спекшейся кровью. Но, несмотря на то, что в этом предмете не осталось уже ничего человеческого, Генка все же узнал это
лицо. Когда-то оно принадлежало Ахмату - рядовому Ахметову из его , Генки, отделения.
-Твой, да? -с трудом сдерживая дрожь в голосе, процедил сквозь зубы "лейтеха" и бросил еще один переполненный
ужасом взгляд в сторону мертвой головы.
-Мой, -не поднимая глаз от земли, -подтвердил Генка.
-Уу-у-у, дикари, мать их..., -вырвалось у лейтенанта.
-Нам нужно срочно уходить, -перебил его Генка. -Эта голова появилась здесь неспроста. Нам дают понять, что хотят нас
взять в плен живыми. В противном случае...наши головы будут следующими.
-Ты пойдешь один, это приказ, -простонал танкист. -Мое место здесь. Я должен был свернуть шеи этим бандитам, и я это
сделаю. Мои танки вот - вот ворвутся в кишлак. Передай мой приказ : "Начать атаку!". Другого выхода у нас нет.
-Уже пошел, -беззлобно огрызнулся Генка и отшвырнув от себя опустевший подсумок, взвалил на спину обмякшее тело
танкиста и медленно поволок его к дверям спасительного сарая.
Между тем, грохот танковых двигателей уже раздавался совсем неподалеку. Кишлак вновь наполнился треском
выстрелов, грохотом минных разрывов и канонадой орудийных залпов, принадлежавших по твердому убеждению Генки
советским танкам.
Генка полз с каждым метром теряя силы. Он был немало удивлен тому, что все еще жив и пока не в плену. "Духи",
занятые отражением танковой атаки, похоже совсем позабыли про них с лейтенантом. Хотя время от времени пыль и песок
вокруг Генки вновь и вновь взвивались вверх фонтанчиками от вражеских пуль и осколков.
И вот, когда их спасение казалось уже свершившимся фактом , вражеская граната рванула в считанных метрах от
Генки с танкистом. Генку швырнуло ударной волной об стенку сарая, а лейтенанту повезло значительно меньше. Острый как
скальпель хирурга осколок чиркнул по горлу и глубоко вошел ему в подбородок.
Генка буквально взвыл от бессилия и злобы, когда немного очухался и обнаружил мертвое тело "лейтехи" .Застывшие
навечно глаза лейтенанта смотрели безжизненно в небо, фонтаном бившая из горла кровь заливала ему комбинезон и
погоны и непрерывно стекала в раскаленный песок.
И тут, с чудовищным грохотом и еще дымящейся после недавнего залпа пушкой, пред Генкой показался корпус одного
из танков лейтенанта.
Вскарабкавшись без промедления с телом лейтенанта на броню, Генка обессилено протиснулся внутрь "бронника" через
его передний люк.
-Вперед и без малейшей жалости к врагу, -безцеремонно приказал он экипажу танка. -За гибель вашего комвзвода, за
моих ребят...Вперед! -Но, там в кишлаке, наверное есть "мирные", не только "духи",- вдруг возразил ему наводчик пушки .
-Орудие назад и двигай танк вперед к ближайшему дукану. Ты что ,солдат ,не понял, да? -взорвался от ярости Генка.
Выхватив из кармана "лимонку", он крепко зажал ее в кулаке и тут же небрежно дернул зубами чеку.
-Ну, -продолжал он грубо. -Если тебе смерти твоего командира мало, если тебя не устраивает приказ твоего лейтенанта,
тогда быть может это тебя немного отрезвит, а? Я жду ,моя рука уже устала и может вдруг разжаться. Надеюсь, все понятно,
да?
Наводчик в ужасе отпрянул в глубь кабины и лихорадочно затряс за плечи командира танка.
-Делайте ,что он говорит ,товарищ сержант. Кажется ,этот парень маленько того," свихнулся" ...Того и гляди мы все
взлетим на воздух.
"Водила" танка понимающе кивнул сержанту , танк дернулся ,сорвался с места и ,набирая скорость, врезался в
ближайший от него дукан .В мгновение ока гусеницы танка подмяли под себя и дом ,и двор его ,и глиняный сарай.
Тяжелая чугунная махина с непринужденной легкостью крушила все и вся , что попадалось на ее пути. С звериной
яростью она утюжила дуканы, а вместе с ними - все, что находилось внутри: беснующихся от бессилия "духов", голосящих в
страхе женщин, стариков, детей...
Генка, дерзко свесившийся по пояс из башенного люка, методично добивал очередями всех, кому вдруг удавалось
избежать погибели от смертоносных гусениц грохочущего танка. Он стрелял без разбора, во
все что двигалось и издавало крики. Будь- то озлобленный душман, старик или ханум 36 .
Багрово-розовый туман висел перед его глазами. Он застилал ему сознание ,оставляя привкус ярости и смерти на
губах. Чужой и чуждой ему смерти. А потому жестокой и лишенной смысла.
Только когда последний из дуканов превратился наконец в развалины и костровище, Генка успокоился и широко
открытыми глазами увидел то, что натворил.
Над развороченной, побитой взрывами и натиском стальных машин землей висела мертвая, похожая на
кладбищенскую, тишина.
Кишлак исчез. Его как-будто не было. Он провалился в бездну, захлебнувшись кровью и песком.
Причиной тому была война. Пожалуй , самая обычная и даже заурядная война. Каких всегда немало полыхало в этом
мире.
Хотя, пожалуй, нет. Было одно исключение из правил - над полем брани не витал воспетый в гимнах дух победы и
сладострастной славы.
Все было очень просто и банально. Герои-победители - подавлены, мрачны и молчаливы и даже перепуганные тем, к
чему так необузданно стремились. А побежденных просто не было в живых. И было некому просить пощады, милосердия,
свободы. И некому было проявлять свое благородство и честь.
Это была война. Во всей своей чарующей красе и сказочном уродстве.
Она была такой, какая она есть, а не такой , какой ее хотелось бы видеть нам.



   * * *

Весну Генка встретил уже" Дембелем" 37 и в чине сержанта.
До отправки домой оставались считанные недели и время поэтому тянулось невыносимо уныло и медленно.
После того кровавого побоища в афганском кишлаке, в котором так "отличился" Генка, банда Маджида больше уже
не давала о себе знать. Складывалось впечатление, что танкисты и вправду тогда хорошо поработали и полностью поставили
крест на банде.
По возвращению в часть Генке здорово досталось от командования и ,прежде всего ,от замполита за самоуправство, за
его несуразную выходку с "лимонкой" и так жестоко раздавленный танками кишлак. Ему грозили как минимум Трибунал и
Дисбат, а то и "вышка". Но вскоре страсти почему-то улеглись и ,Генку даже представили к боевой награде - Ордену боевого
Красного Знамени - за "отвагу и доблесть при выполнении своего интернационального долга". Генка не знал истинной
причины подобных перемен в его судьбе, но у него были подозрения в том, что немаловажную роль во всем этом сыграли
трусость Воронина и его прямая причастность к гибели Генкиного отделения. Кстати, майору и в этот раз удалось
выкрутиться из щекотливой ситуации и ,вскоре Генка узнал о том, что майор Воронин получил повышение и отбыл в "Союз".
За все это время с момента гибели Генкиных товарищей они с Ворониным так ни разу больше и не встретились. К счастью
для майора. Потому что Генка готов был буквально разорвать Воронина голыми руками на части и, даже угроза Трибунала и
неминуемого расстрела вряд ли смогла бы его остановить.
Кроме того, в Генкину часть прибыло молодое пополнение. В подчинении Генки вновь было целое отделение и ,многое
стало вскоре забываться.
Только сам Генка не в силах был забыть ничего: ни трагической гибели своих ребят под пулями "духов", ни
развороченной взрывом головы Германа, ни остекленевших навечно глаз лейтенанта-танкиста, ни "дикой" атаки на
афганский кишлак и засевших в нем моджахедов.
Генка еще больше замкнулся в себе, хмуро и без оптимизма смотрел на жизнь и мало кто в его роте мог похвастаться
тем, что видел улыбку на его губах.
Исключение, пожалуй, составляли только ставший майором Северцев и Денис. При общении с ними в глазах Генки
нет-нет, да вспыхивал прежний задорный блеск и жажда жизни.
Денис был единственным человеком, который все еще продолжал связывать Генку с его прошлым -"довоенным
миром". Из всех ребят, с которыми Генка сблизился еще в учебке, в живых оставался только он. Для Генки он был чем-то
вроде талисмана - последней надежды на то, что весь этот кошмар когда-то может закончиться и там в "Союзе" их ждет
другая жизнь.
Вот почему Генка так сильно дорожил своей дружбой с Денисом. И вот почему сегодня ,в их последнем боевом рейде
они опять были вместе.

Генка , небрежно раскинув в стороны руки, восседал на раскаленной броне БМП и лениво помахивал ногой в такт
движения. Денис сидел справа от него и в глубокой задумчивости ковырял в зубах соломинкой.
-Слышь, Генка, -наконец заговорил он. -Домой вроде скоро. А? Ты как, не жалеет об этом.
Денис, сам того не подозревая , уловил и обозначил самую суть Генкиных переживаний и тревог.
Все эти бесконечные месяцы службы в Афгане Генка тщетно пытался заставить себя поверить в то, что он такой же
как все : как Денис, как Северцев, как другие ребята из его взвода.
Но, увы, это было совсем не так.
С каждым днем, с каждым часом в Генке все сильнее и сильнее пробуждалась и набиралась сил необузданная страсть .
Страсть к войне. Страсть к оружию. Страсть к постоянной и безрассудной игре со смертью. Страсть к победам и воинской
славе, наконец. Вначале он равнодушно и сухо воспринимал весь этот ураган эмоций, овладевший его сознанием и духом.
Ему казалось, что все это пустяк: остатки детского максимализма, горячности и тяги к самоутверждению. Но очень скоро
наступил момент, когда он вдруг поймал себя на том ,что он не мыслит боле своей жизни без канонады пушек, свиста пуль,
дымящихся развалин, лязга танков, стонов раненых врагов.
Война вдруг стала незаметно частицей самого его, а может быть и смыслом жизни, беспощадным роком и судьбой.
-Все ,кажется приехали,- вывел Генку из раздумий бодрый голос Дениса.
Денис ловко соскочил на ходу с брони БМП и уверенно направился в сторону громко раздававшего приказы Северцева.
-Эй, Гладиатор, ты скоро? -нетерпеливо бросил он через плечо в адрес Генки.
-Уже, иду, -откликнулся тот, поправляя на себе бронежилет и скидывая с плеча автомат.
-Мальцев?! -окликнул Генку Северцев и жестом подозвал к себе. -Пойдешь со мной по северному склону этого
ущелья. Своих ребят оставь в распоряжении Волкова. Пусть он прочешет все подходы и дорогу к этому ущелью.
-Да я бы мог сам все сделать, - с сомнением в голосе высказался Генка.
-Нет, ты мне будешь нужен кое в чем другом, -решительно отрезал Северцев.
-Хорошо,- пожал в ответ плечами Генка ,поглядывая в сторону нависших над ущельем скал и поднятой колонной на
дороге пыли.
-Знаешь, Гена, тут "летуны" по рации мне доложили, что обнаружили в ущелье вражескую базу ,- чуть слышно произнес
майор, отдав последние приказы и повернувшись к Генке. -Их там чуть более пяти десятков. Может меньше. Так что, я
думаю, мы с ними справимся довольно быстро и без труда. От нас потребуется тихо ликвидировать
заставы, без "шума" снять всех часовых , ну и, захлопнуть мышеловку, надежно заперев душманов в этом вот ущелье.
А после можем и "вертушки" вызывать.
-Задачу понял, командир, - четко отчеканил Генка и холодно добавил в адрес штурмовой команды: - Оружие за спину.
Всех часовых "снимать" без шума и стрельбы.
Минут через пятнадцать разведдесантники уже карабкались по скалам , обступающим со всех сторон ущелье.


Первый из вражеских "часовых" оказался безусым, двадцатилетним парнем в грязно сером тюрбане и полосатом
восточном халате. Генке даже было жаль его убивать. Но все же он натренированным движением свернул душману шею и
резким взмахом штык-ножа отправил его в рай к любимому Аллаху .
Второму "часовому" повезло меньше. Смерть его настигла в тот момент, когда он опрометчиво склонился над
пропастью, и брошенный майором штык-нож с легким свистом вошел ему в затылок. Душман раскинул руки в стороны и
обречено рухнул вниз, на встречу скалам и камням.
В общем, уже где-то через полчаса разведдесантники с двух сторон окружили вражеский лагерь и ,укрывшись в тени
окрестных скал, взяли его обитателей на прицел.
Северцев подозвал к себе радиста и отдал приказ вызывать вертушки.
Но тут случилось непредвиденное. "Духи", охранявшие лагерь, внезапно переполошились и открыли беспорядочный
огонь по входу в ущелье.
Ждать было больше нельзя и , Северцев был вынужден отдать приказ о том, чтобы открыть ответный огонь.
Ущелье тут же наполнилось канонадой минных разрывов и треском автоматных очередей.
Первым же выстрелом Генке удалось замертво уложить широкоплечего бородача, необдуманно выскочившего из
глиняного сарая навстречу своей смерти. Теперь он обреченно корчился в предсмертных судорогах в луже своей собственной
крови.
Генка поспешно перезарядил свой "Калашников" и приготовился продолжить огонь по врагу .
Но тут оглушительный треск и грохот от работы винтов известили о появлении над ущельем советских "вертушек". Уже
через пару секунд весь лагерь "духов" превратился в ад: взлетел на воздух ,потонул в огне ,осколках рвущихся среди камней
снарядов и ракет.
-Все, умываем руки, -распорядился Северцев и ,прикрывая ладонью глаза, привстал с земли и повернулся лагерю
врага спиной. -Уходим хлопцы. Нам здесь больше делать нечего! Мальцев, каковы у нас потери?
-Да вроде бы все целы, -неуверенно ответил тот . -Даже не верится, товарищ майор.


   * * *

Наконец, пришел день и грянул Дембель. Для Генки, Дениса и доброй дюжины других "старослужащих" Генкиной
части.
Ранним, необычайно прохладным утром, в надраенных полуботинках, в новенькой, подшитой белым материалом
изнутри во всех мыслимых и мыслимых местах, "парадке" Генка и Денис неподвижно застыли перед строем, томясь в
ожидании предстоящего торжества.
-Ну что, Геннадий, -миролюбиво улыбаясь, заговорил замполит , подходя к Генке. -Еще денек, другой , и дома , а?
-Так точно, товарищ полковник! -скороговоркой выпалил по старой привычке Генка.
-Ты уж напиши нам , что и как, -продолжал полковник.
-Ну-у, я попробую, -неуверенно пообещал Генка и поспешил сменить тему разговора.
Писать он никогда не любил. И все эти обещания: "чиркнуть пару строчек" и лихорадочный обмен адресами между
сослуживцами воспринимал не более чем дань традиции и этикету.
-Ну-у, желаю тебе всего хорошего, -между тем продолжал замполит и чуть было не прослезился при последних словах. -
Передавай привет и благодарность своим близким!
Генка кивнул и перевел свой взгляд на майора Кононова, с которым у него было связано несколько мрачных
воспоминаний. И прежде всего они касались дружбы майора с Ворониным.
Кононов неуверенно улыбнулся и с готовностью протянул Генке руку.
-Нет, товарищ майор, и растерянно забегал глазами и поспешил изобразить на своей пухлой физиономии удивленную
мину.
-Да ладно, Генок, -настойчиво пихая Генку в бок, зашептал ему прямо в ухо Денис. -Брось. Ты его в последний раз
видишь...
-Чтож, тем лучше для него, - резко отрезал Генка и, больше не принимая во внимания возражения Дениса, уверенно
направился к Северцеву, стоявшему чуть в сторонке от остальных офицеров Генкиной части.
Майор дружески улыбнулся на встречу Генке, крепко пожал протянутую им руку и грустно произнес:
-Ну что, Геннадий Викторович, и вы нас тоже покидаете.
-Так точно, товарищ майор, -ответил на приветствие Генка.
-Ну, Гена, давай, давай, - похлопал его пот плечу Северцев. -А то может того...останешься, а? На сверхсрочную? Или в
училище махнешь, а?
При первых же словах о возможной офицерской карьере Генка вспомнил про Воронина и лицо его помрачнело.
-Да нет, Александр Сергеевич, домой пора. Девушки ,поди ,заждались, -выдавливая из себя улыбку ,отшутился Генка. -
Да и не по мне армейская служба. Скучновато у вас тут.
-Ладно, ладно! Скучно ему стало?! - искренне рассмеялся и вдруг, резко убрав с губ улыбку ,он наклонился к
самому уху Генки и серьезно добавил. -Знаешь ,Гена, я очень рад твоему решению. Ты отличный парень и хороший солдат.
Но мой тебе совет - держись подальше от оружия и войны.
-Это почему же, Александр Сергеевич, -недоуменно переспросил Генка.
-Потому, -грустно произнес Северцев. -Потому что это у тебя слишком хорошо получается. Ты отчаянный человек и
однажды, поверь мне, ты уже не сможешь остановиться. И одному богу известно, что из всего этого получится. А теперь иди.
Иди и не смей оборачиваться.
Северцев легонько подтолкнул Генку в направлении самолета и , молодцевато отдав "честь" ,неподвижно замер рядом
со строем.
Генка махнул на прощание рукой своим боевым товарищам и решительно направился в сторону самолета.
Прощальные слова Северцева глубоко запали ему в душу.
Майор был абсолютно прав .Генке уже нравилось воевать. И, что самое чудовищное, у него это прекрасно получалось.
Как будто именно для этого он и был создан Природой. Вот это-то и вызывало в его душе необъяснимое чувство горечи и
дискомфорта.

Через несколько минут он был уже в самолете и, гулкий рокот двигателей оборвал его тревожные мысли.
Входная дверь в последний раз тревожно скрипнула и с гулким скрежетом навсегда отгородила Генку от кровавого
кошмара воюющего Афганистана.
Впереди еще был Кабул, но этот город вряд ли можно назвать частью Афгана. Это был уже почти "Союз", хотя до
советской границы было еще ой как далеко и ,воздух над городом время от времени вспенивался зловещими шарами от
разрывов "Стингеров" и снарядов, с гулким треском вспарывали ночную мглу автоматные очереди и изредка тарахтели над
скалами боевые "вертушки".
Афганистан высокомерно прощался с Генкой, но Генка не в силах был проститься с ним .Он говорил лишь: "До
свидания!", хотя и знал , что уже никогда не вернется сюда.




Глава третья

ОТВЕРЖЕННЫЙ

Мокрый асфальт дружелюбно сверкал в лучах восходящего солнца. Легкая пелена тумана быстро опускалась на все еще
безлюдные улицы и переулки. Прохладный утренний ветерок шелестел листвой и беззаботно "гнал" по тротуарам бумажный
мусор и рваные ошметки пластиковых пакетов. Где-то в самой глубине огромного города с гулким грохотом и визжанием
просыпались первые троллейбусы и трамваи.
Москва, как и подобает уважаемой столице Великого государства, степенно пробуждалась ото сна и начинала жить
своей привычной жизнью: бурной напыщенной и неудержимой.
Генка торопливо сбежал с подножки автобуса, доставившего его из аэропорта в город, и неуверенно и с щемящим
трепетом в сердце огляделся.
Ему все еще не верилось, что он, наконец-то, оказался дома. Вдали от бескрайних песков и скалистых острогов. Вдали от
свиста вражеских пуль и брошенных в спину ненавистных взглядов. Вдали от всего того, что еще совсем недавно было для
него неотъемлемой частью жизни.
Генка, с трудом сдерживая волнение и нервную дрожь во всем теле, вот уже около получаса продолжал стоять возле
черного жерла "подземки" и беззаботно наслаждаться утренним очарованием родного города.
- Эй, братишка, закурить не найдется? - неожиданно вывел его из оцепенения чей-то громкий и слегка высокомерный
голос.
Голос показался Генке до боли знакомым и прозвучал из окошка приземистых "Жигулей", притормозивших рядом с
ним.
Генка медленно, сохраняя маску равнодушия на лице, подошел к машине и нагнулся к ее боковому окошку.
- Я не курю, - не совсем уверенно произнес он.
- Генка? Ты?! - раздался из машины сдавленный возглас.
Невысокий темноволосый парень в черной кожаной куртке и роскошных "найковских" кроссовках резво выскочил из
машины и бросился обнимать Генку.
- Ты меня еще помнишь, а? Я же Леха! Ну-у....тогда в учебке, в Ашхабаде, ты на меня еще "наехал" 38 ?! - задыхаясь от
волнения, быстро затараторил он. - Ну, ты как, а? Когда вернулся из Афгана, а?
- Я только что из аэропорта, - сдержанно ответил Генка.
Он, наконец, узнал говорившего. Это был тот самый "пижон", с которым они познакомились в учебке незадолго до
отправки в Афган. И хотя чувство прежней, ничем необъяснимой неприязни вновь пробудилось в душе Генки, он все же решил
не омрачать радости от встречи сослуживцев и мастерски изобразил на своем лице гримасу "неподдельной" радости и счастья.
   - Слушай, да ты у нас оказывается еще и герой, - между тем  продолжал
Леха, с изумлением и завистью разглядывая Генкин китель и сверкавший  на
нем орден. Леха неожиданно скривил губы в ехидной усмешке  и,  наклонив-
шись к самому уху Генки, торопливо зашептал: - Генок, только  честно!  -
Ты где этими побрякушками "отоварился"? На границе, да? Только не  зали-
вай мне, что они все твои. Честно заработанные, ха-ха! Вон у  меня  тоже
медалька дома есть - "За отличие в воинской службе". Так  нам  их  всему
полку выдали. Ну, на "дембель" значит. А вам? - А нам их не выдавали.  У
нас их еще надо было вначале заслужить,-  слегка  побледнев,  огрызнулся
Генка. - Что, не веришь, да? Может, хочешь взглянуть на орденскую  книж-
ку? Или, может, на "Военный билет"? А? - Да я пошутил, Генок, - виновато
заулыбался Леха и поспешил сменить тему разговора. -  Ты  сейчас  домой,
да? А то давай - подброшу до "хаты" 39 ?! Мы вот тут с "телками" 40  ре-
шили маленько расслабиться..... А  то  может...того!  Присоединяйся!  Ты
как, а? - Да нет, как-нибудь в другой раз, - уверенно отказался Генка  и
не без сарказма бросил взгляд в адрес сидевших на заднем сидении  "Жигу-
лей" размалеванных "телок" . - Ладно. Звони, тогда. У тебя  мой  телефон
есть.- разочарованно произнес Леха и взялся за дверную ручку автомобиля.
- Звони , давай! Все-таки не чужие. Из одного котелка жрали... Генка уже
не слышал его слов. Он, наконец, принял решение и, взмахнув на  прощание
рукой в сторону Лехи, быстро сбежал вниз по ступенькам ко входу в метро.
Генка спешил. Очень спешил. Впереди его ждал порог родного дома. Он  еще
не знал о том, какую чудовищную душевную боль и  разочарование  ему  еще
предстоит в этот день испытать, и поэтому с трепетом и детским восторгом
раз за разом проигрывал в уме столь долгожданную и торжественную церемо-
нию встречи с родными и близкими. И, уж конечно, с Леной. Еще  спускаясь
по трапу самолета в аэропорту, он твердо решил ни в коем случае не сооб-
щать о своем прибытии в город по телефону. А  появиться  перед  Леной  и
своими родными нежданно, подобно грому среди ясного неба. Разве  же  мог
он даже предполагать, что встретит за порогом родного дома зловещую  ти-
шину и запустение. Что потревоженные им соседи с горечью  и  содроганием
поведают Генке о страшной трагедии, унесшей жизни Генкиных  родителей  и
сестренки. Что прежде столь желанные  и  притягательные  "родные"  стены
нежданно превратятся для Генки в каземат, пышущий сыростью и беспрестан-
ной горечью тяжких воспоминаний и дум. Знай все  это  с  самого  начала,
Генка, скорее всего, не вел бы себя так легкомысленно и глупо. Но,  увы,
Генка ничего этого не знал. Он даже не знал того, что в  этом  городе  у
него уже не осталось близких к нему людей. Вот уже про шел год, как  его
Лена вышла замуж и надолго уехала из страны со своим мужем  -  иностран-
цем. И об этом тоже вскоре предстояло узнать Генке.

   * * *

Вот уже в который раз Генка безвозвратно терял близких к нему людей. Вначале это был Герман, а теперь вот уже вся
его семья и даже любимая девушка. Все это уже мало походило на банальную случайность. Скорее наоборот - казалось, судьба
жестоко и цинично издевается над ним, всячески оберегая его самого от малейшей царапины и без тени смущения
расправляясь со всем, что ему когда-либо было дорого.
Но почему, почему Рок к нему столь бессердечен. Что он такого сделал? Чем прогневил капризную мадемуазель
Фортуну? Ведь всю свою жизнь он стремился быть искренним и бескорыстным. Никто, никто не мог обвинить его в обратном.
И вот такой чудовищный финал. Почему? За что? Кто ответит на все эти вопросы? Бог, которого нет? Совесть, которая чиста
как ни у кого другого? Верный друг, оставшийся навечно в знойных песках Афгана? Нет?! Тогда кто?
- Генка, мать ..... , ты че, опять за свое,- грубо оборвал Генкины мысли голос "Сэм"а - симпатичного, немножко
развязного парня лет двадцати.
Они познакомились еще летом на вступительных экзаменах в МГУ.
- На-а, выпей, глядишь, полегчает,- искренне посоветовал "Сэм", протягивая Генке стакан с водкой.
Генка покорно кивнул, поднес помутневший стакан к губам и одним взмахом руки опрокинул его содержимое себе в
глотку.
Сладострастная пелена алкоголя вновь заполонила его мозг и сознание. С трудом удерживая равновесие, Генка добрался
до мягкого кресла - того немного, что еще осталось от мебели ,- и облегченно рухнул в его объятия. Устроившись поудобнее, он
обвел тупым, бессмысленным взглядом окружавшую его компанию собутыльников.
Лица девушек, попавшихся на глаза Генке, врядли можно было назвать красивыми, а уж тем более изысканными. Даже
обильный и безвкусно наложенный слой косметики не спасал положения. Скорее даже, он усугублял его, лишний раз
подчеркивая вульгарные вкусы и провинциальный "размах" своих хозяек.
Спитые физиономии, густая засаленная щетина на подбородках, "свалявшиеся" от времени и грязи прически их
кавалеров тоже не оставляли приятного впечатления.
Генка невольно провел ладонью по своему собственному подбородку и с ужасом убедился в том, что он ничем не лучше
других. А то и хуже. Ведь только ему одному из всей "честной" компании было противно то, что он с собой сделал за
считанные месяцы "мирной" жизни.

   * * *

Это были тяжелые, нестерпимые для него месяцы.
Вначале, вернувшись домой с войны, Генка держался. Он даже поступил в Университет, добросовестно сдав все
вступительные экзамены и так ни разу и не притронувшись к своей заветной "ветеранской" книжке воина-интернационалиста,
открывающей мгновенно все двери и замки. Тем самым он бросил дерзкий вызов негласному "братству" своих прежних
товарищей по оружию, которые никогда не упускали случая лишний раз достать и попользоваться заветной книжицей.
Подобного поведения Генке уже простить не смогли, даже некогда самые верные и преданные друзья и товарищи.
Теперь они смотрели ему в след с ненавистью и презрением. А как же иначе? Ведь в их глазах он выглядел как дерзкий нахал,
выскочка, отщепенец, бессовестно поправший устои нормального советского общества и его величества "коллектива".
Что же касается самого Генки, то он даже не пытался смягчить противостояние между ним и другими "афганцами".
Скорее наоборот, он всячески и повсеместно подчеркивал свое пренебрежение к коллективу: блестяще, а не на "троечку",
сдавая экзамены; всюду и везде появляясь в "гражданке", а не в парадном кителе с "броней" из орденов и медалей.
Кроме того, Генка в любой ситуации предпочитал "идти" прямой дорогой к выбранной им цели, а не через комитеты
ВЛКСМ, парткомы, профкомы и кабинеты дирекции. Да, конечно, он тоже, как многие другие расфуфыренные "ветераны",
был горд тем, что с честью выдержал испытание "войной". Но у него даже в мыслях не было щеголять этим, а, уж тем более,
"торговать" своей славой налево и направо. Война не стала для него "проездным билетом" в счастливую жизнь, как для
многих. Война сделала из него мужчину, наградила заслуженной славой и позволила поверить в себя. Но, не более того...
Жаль, что таких, как Генка, было немного. Но, слава богу, они все-таки были!
Между тем, время шло и такое противостояние Генки всем остальным "афганцам" не могло продолжаться слишком
долго. И вот однажды, Генке уже никогда не забыть этого дня, неумолимый Рок вновь обрушился на его многострадальную
голову.


Это было где-то в ноябре.
В один из промозглых субботних вечеров Генка был приглашен на торжественную встречу бывших "воинов-
интернационалистов", которая должна была проходить в одном из невзрачных заводских клубов.
Обычно Генка всячески избегал подобных мероприятий. Да и "активисты" Союза ветеранов-интернационалистов не
очень то настаивали на его появлении на подобных "сборищах". Виной тому был Генкин "несносный" характер и его
фатальная непредсказуемость в высказываниях.
Но в этот раз Генке не удалось отвертеться от приглашения и без особого желания он переступил порог занятого
"афганцами" клуба.
Вся компания была уже в сборе. Похоже, ждали только его.
Генка твердой походкой вошел в помещение клуба и, поймав на себе пару-другую ненавистных взглядов, вежливо
поздоровался со всеми присутствовавшими.
- А-а, Генок, проходи. А мы уже не чаяли тебя увидеть. Совсем заждались тебя, - неожиданно услышал он в ответ на
приветствие до боли знакомый голос и, слегка побледнев, поднял глаза и встретился взглядом с его хозяином.
- Это мой закадычный друг - Генка Мальцев,- развязно представил Генку своим товарищам Леха. -Ну вы, наверное, о
нем слышали. Я тоже о нем много рассказывал. Он парень что надо! Герой! Вон "красную звездочку" в Афгане отхватил. Сами
знаете, это вам не хухры-мухры! А ого-го!
- Да ладно тебе,- не совсем вежливо перебил его Генка, все еще продолжая оставаться в дверях. - Это все было...Было
уже давно в прошлом.
- Нет, ты так не скажи, Мальцев! - недовольно покачивая головой и мрачно хмурясь, в свою очередь перебил Генку
широкоплечий крепыш в грязно-зеленых "камуфляжных" штанах, десантном "берете" и голубоватой "тельняшке". - О таком не
забывают! А ты, значит...Ну ладно, потом разберемся. Ты проходи, проходи, не стесняйся. Здесь все свои. И мы здорово о тебе
наслышаны. И не только от Лехи...Говорят, что ты, вроде, чураешься нашего "брата", избегаешь нас - "афганцев"? Это как -
правда, а? Зазнался небось? Или как?
- Да нет, что вы, ребята, - неуверенно возразил Генка, взмахивая перед собой левой рукой. - Вы все мне очень
симпатичны. Да вот времени как-то маловато. Вот! Все что-то недосуг. Вы уж не судите меня так строго.
- Ну ладно, - с расстановкой произнес чернявый "афганец" в спортивном костюме и медалью "За отвагу" на груди. -
Посмотрим. Послушаем. Поговорим. Вспомним Афган. Выпьем, в конце концов.
- Да я, вот, не один, - неожиданно замялся Генка и чуть посторонился, пропуская вперед "Сэм"а. - Со мной тут друг. Вот.
Генка отступил в сторону, и "Сэм" предстал перед всей "честной "афганской братией".
- Он, что - тоже наш "брат"? "Афганец"? - равнодушно спросил Генку "чернявый", поднося к губам стакан с водкой.
- Да нет, вообще-то, - виновато и растеряно заулыбался "Сэм". - Я в Белоруссии служил. Недалеко от границы.
Связистом.
- А-а, "салага" значит! Пороху не нюхал, в "парниковых" условиях два года оттарабанил и, считай, службу вообще не
прочувствовал, - презрительно бросил в адрес "Сэм"а уже не на шутку захмелевший Леха.
"Сэм" поморщился от растерянности и обиды, но не ответил.
   Между тем , Леха лениво откинулся в кресле и потерял всякий интерес к
"Сэм"у. Чуть погодя, бросив взгляд на замершего в оцепенении и  готового
взорваться от ярости Генку, он небрежно изрек:
   - Не-е, таким слюнявым пай-мальчикам среди нас не место. Ты уж  изви-
ни, Генок, но скажи своему другу, что б он валил на все четыре  стороны.
А ты сам оставайся. Есть нам о чем потолковать и что вспомнить.  -  Если
уйдет он, то уйду и я! - неожиданно резко и  твердо  произнес  Генка,  и
глаза его налились кровью от ярости. В считанные мгновения  в  помещении
клуба воцарилась мертвая тишина. Слегка оторопевшие "афганцы"  обескура-
женно замолчали и вперились взглядом  в  Генку,  тщетно  пытаясь  понять
дерзкий смысл его слов. - Ты что - спятил, братишка? - после сильно  за-
тянувшейся паузы, наконец, заговорил крепыш,  который,  судя  по  всему,
верховодил всей "афганской" братией. - Тебе что,  этот  "щенок"  важнее,
чем мы все - твои товарищи по оружию, да? Это как понимать? -  Понимайте
как хотите, - вскипел Генка. - Но только он ничем не хуже вас и меня!  -
Да ладно, кончай, Генка, - поспешил его успокоить и  дружески  взять  за
плечо "Сэм". - Брось! Не валяй дурака. Я лучше уйду. Да мне еще и домой,
к тому же, надо! - Да заткнись ты, - резко скинув руку  друга  с  плеча,
прошипел Генка и громко продолжал уже в адрес всей компании. - Что, гос-
пода герои? Не ожидали, да? Ну-у, кто тут самый-самый, а? Пусть объяснит
мне, чем же мы такие особенные? Тем, что под пулями были, да? Так мы ту-
да не добровольно попали, не так ли? Он тоже, думаю, не хуже нас  воевал
бы, а то и лучше. Не его вина, что он остался в "Союзе". Судьбу не выби-
рают! А здесь он служил не хуже тебя, дорогой Леха, и "салагой"  ты  его
называть не смеешь! - Да я кровь за него проливал  и  "дерьмовый"  песок
жрал килограммами, - резво вскочил с места Леха и, бешено вращая  глаза-
ми, со всего размаху стукнул кулаком по столу. - Ты  проливал  кровь?  -
ехидно передразнил его Генка. - Уж кому-кому, а мне то лапшу на уши, по-
жалуйста, не вешай. Да ты все полтора года в Афгане просидел на запасном
аэродроме, за тройной оградой из "колючки" 41 и под охраной роты обеспе-
чения. Да ты даже "духов" увидел только в "Союзе" по  телевизору,  я  уж
про "кровь" и не говорю! И после всего этого ты еще смеешь козырять сво-
ей воинской доблестью, Афганом, войной? - Ну, сука, держись!  -  Леха  в
два прыжка подскочил к Генке и в ярости набросился на него  с  кулаками.
Генка натренированным движением резво отскочил в сторону и сильным  уда-
ром ноги в грудь отбросил своего противника на пол. - Ах ты так, сволочь
интеллигентная, - сплевывая кровь, прохрипел Леха и  в  отчаянии  бросил
взгляд в сторону своих товарищей.- Ребята, давайте его "замочим" 42 ! Он
нас ни во что не ставит, дерьмо! "Афганцы" дружно высыпали из-за стола и
со всех сторон обступили Генку. В воздухе замелькали руки и ноги  разго-
ряченных бойцов. Генка отбивался как мог, тщетно пытаясь  сдержать  свой
гнев и ярость. Он мог бы в считанные секунды отправить на тот свет  каж-
дого из своих противников по очереди. Его этому учили. Причем учили дол-
го и на совесть, и, не секрет, Генка был очень прилежным и даже  талант-
ливым учеником. Но он не хотел убивать. Перед ним были его бывшие  това-
рищи, такие же как он. И, кроме того, они были сильно пьяны и  разгнева-
ны. Так что противоборствующие силы были явно не равны. -  Все,  хватит!
Вы что - не видите, чем все это может закончиться? - неожиданно вмешался
в драку и принялся грубо растаскивать в стороны от Генки  "Чернявый".  -
Пусть он уходит. Мы с ним потом разберемся. Но не здесь  и  не  сегодня.
Только, боюсь, ему здорово прийдется пожалеть об этом! - Уйди, Влад! Дай
я ему шею сверну, этому ублюдку! - все еще не унимался Леха, уже в кото-
рый раз отлетая к стенке клуба от Генкиного удара и с трудом  поднимаясь
на ноги. - Как бы он тебе ее не свернул! - грубо осадил его "Чернявый" и
бесцеремонно оттолкнул Леху в сторону. - Ты что, не видишь? Да он с нами
просто играет, как кошка с наглой мышкой. - А ты иди,  иди  отсюда,  па-
рень. И быстрее, - загородив своим телом Генку от рассвирепевших "афган-
цев", с легким налетом жалости и грусти произнес "крепыш" в адрес Генки.
- Да-а, вляпался ты сегодня по самые уши. Жаль мне тебя. Хороший, вроде,
парень...Не дурак...Ну куда ты попер - один против всех, а? Давай, валяй
отсюда. Для тебя это единственный выход.

   * * *

Утро следующего дня не предвещало ничего хорошего.
Он хорошо представлял то, что могло и должно было произойти с его дальнейшей судьбой и учебой в МГУ. И именно
то, о чем он думал в течении всей бессонной ночи, и произошло.
Заседание комитета ВЛКСМ Генкиного факультета было назначено на 2 часа дня. Однако, даже в половине третьего
еще не все собрались.
Генка небрежно развалился в одном из мягких кресел в просторной "приемной" комитета ВЛКСМ и от скуки
разглядывал потолок.
Он совсем не жалел о том, что с ним приключилось на встрече с "афганцами". Скорее наоборот, он был в душе горд
своей принципиальностью и психологической победой над противником. Его беспокоила несколько другая тема. Она касалась
продолжения его учебы в МГУ.
Что скрывать, ему нравилось учиться и быть студентом. Более того, это у него неплохо получалось. Науки ему давались
легко и без особого напряжения. И, кто знает, быть может из Генки мог бы получиться весьма талантливый ученый, писатель
иди будущий профессор того же МГУ.
Однако, обратной дороги уже не было. Шансов на то, что "вылетев" с громким скандалом из Комсомола, а в этом то как
раз Генка уже ничуть не сомневался, он остается среди студентов МГУ, не было никаких. Вот это-то тревожило и огорчало
Генку больше всего.
Наконец, где-то около трех часов дня, Генку пригласили в комнату комитета ВЛКСМ, и он сразу же понял, что его
исключение из МГУ уже свершившийся факт.
Еще бы, ведь секретарем комитета ВЛКСМ МГУ был сам "Чернявый" - бывший воин-интернационалист, отличник,
"надежда" и "совесть" всего V курса и, уж конечно, честный комсомолец т авторитетный товарищ.
- Ну-у-с, товарищ Мальцев, - громко и четко продекламировал он в адрес Генки. - Как вы собираетесь объяснять всем
нам, здесь собравшимся, Вашу гнусную и позорную выходку на вчерашнем собрании воинов-интернационалистов? Мы Вас
внимательно слушаем.
- А я не собираюсь ничего объяснять, - дерзко огрызнулся Генка. - Я до сих пор считаю, что поступил правильно и вины
за собой не вижу.
- Мм--да-а, в задумчивости произнес лысоватый мужчина в строгом костюме и с депутатским значком на лацкане
пиджака - в МГУ он преподавал Историю КПСС и одновременно был секретарем партийной организации. - Партия и
правительство оказали Вам, Мальцев, такую великую честь, послав Вас в дружественный нам Афганистан выполнять ваш
интернациональный долг. Вы его, судя по характеристикам и вашим наградам, выполнили с честью! А вот теперь заставляете
нас краснеть за ваши поступки. А еще такой прилежный студент, спортсмен. Мы вот тут хотели Вас в комитет ВЛКСМ
рекомендовать. А вы ...
- Да где же ваша комсомольская сознательность, Мальцев, - с молчаливого согласия всех членов комитета взяла слово
темноволосая, худая как жердь студентка - комсорг Генкиной студенческой группы. - Вы же пришли учиться не куда-нибудь, а
в МГУ - "кузницу" научных кадров нашей великой Родины. На вас же должна равняться вся страна. А вы... Затеяли позорную
драку со своими товарищами, наговорили разной там ерунды в их адрес, вели антисоветскую и антиправительственную
пропаганду, грязно оскорбили всеми нами уважаемых ветеранов-"афганцев" ... Вы же сами там были. Как же вы теперь
сможете смотреть им в глаза ?
- Да-а, был, - холодно подтвердил Генка. - Но там все было по-другому. Я уже даже начинаю жалеть о том, что вернулся
живым, а не остался там среди мертвых. Было бы гораздо меньше проблем здесь и для меня самого и для вас. А что касается
долга и почетной обязанности, то, увы ... я воевал в Афгане не за вас и вашу партию и правительство, и даже не за "бедный"
афганский народ. Я воевал за себя. За свои идеалы. За то, что давал присягу и честно собирался ее выполнить. За то, что был
солдатом, черт возьми ...За то, что молодой, полный сил, мужчина, наконец ! ...А еще я воевал за своих ребят. Которых уже нет
с нами и которые, останься они в живых, поступили бы на моем месте точно так же. И уж, конечно, не щеголяли бы своими
честно заслуженными наградами и "ветеранскими" книжками.
- Немедленно замолчите, Мальцев, - грубо оборвал на полуслове Генку "чернявый". - Вы даже не представляете, какой
гнусный бред вы несете. Вы, вы даже смеете себе позволить глумиться над доброй памятью о своих боевых товарищах,
искренне отдавших свои жизни за свободу и благополучие дружественного нам афганского народа и честно выполнивших
свой гражданский долг перед нашим правительством и партией. Да, черт возьми, и я и вы остались живы в этой войне, чтож с
того. Наше великое государство, его народ, партия и правительство высоко оценили наши заслуги перед ними и предоставили
нам некоторые привилегии и льготы. Но кто дал вам право ставить под сомнение правильность этого решения. Вы же сам
орденоносец. Вы ...
- А-а, вы об этом, Генка небрежно приподнялся со стула и быстро извлек из внутреннего кармана пиджака кожаный
мешочек со своими воинскими наградами, орденскую книжку и удостоверение воина - интернационалиста.
- Ну чтож, можете взять все это обратно, хотя и не вы мне их вручали . - процедил он сквозь зубы и вызывающе
швырнул все, что держал в руках на, стол перед комиссией и Комитетом. - Мне стыдно перед моими погибшими товарищами,
стыдно перед их матерями ... И, что самое главное, мне стыдно перед самим собой, что чуть было не стал таким же ,как вы все
: циничным, лживым, изворотливым , трусливым ...
- Он точно сумасшедший, - достаточно громко, чтоб расслышали все, зашептал на ухо своей соседке парторг, выпучив
глаза на Генку. - Знаете, такое бывает. Ну там контузия, нервное перенапряжение и раз - поехала "крыша" . Этого парня надо
лечить !
- Ах ! Да, совсем забыл, - наиграно спохватился Генка и лихорадочно достал из кармана комсомольский билет и
"зачетку" . - Боюсь, что и это мне уже больше не нужно . Вам оно пригодится больше. Ну а мне пора идти. Пора приступать к
строительству собственного "светлого" будущего ... Но уже без вас !
Генка скорчил на губах невинную усмешку, резко развернулся к комиссии спиной и , чеканя шаг, вышел вон из зала
заседания Комитета.
Все мосты к отступлению были сожжены. Назад пути не было. Генка сам подписал себе приговор и сам же привел его в
исполнение ...



   * * * Осень вторглась в Генкину  жизнь  проливными  дождями,  смутным
предчувствием большой беды  и  бесшабашными  пьянками.  Генка  прекрасно
осознавал, что очень глупо и бессмысленно топит свою грусть и отчаяние в
вине. Но его прежние почти легендарная сила воли и самообладание вот уже
добрых два месяца не давали о себе знать. Жизнь для Генки  медленно,  но
неуклонно теряла смысл и , очень скоро он начал  быстро  скатываться  на
самое "дно" человеческого бытия. Утро теперь для него как правило  начи-
налось с весьма сомнительных авантюр, направленных на  поиск  выпивки  и
денег для очередной ночной гулянки. На первых  парах  эту  "грандиозную"
проблему Генка умудрялся решать весьма примитивным способом. Однако, уже
очень скоро выбранный Генкой способ добывания денег полностью  себя  ис-
черпал : практически все, что было в его квартире к моменту  возвращения
из Афгана было продано или раздарено соседям за долги. Делать было нече-
го - надо было искать работу. И вот тут-то перед Генкой встала  неразре-
шимая проблема : за всю свою недолгую,  но  очень  насыщенную  событиями
жизнь , он так ничему путному и не научился. Хорошо натренированные мус-
кулы и первоклассная реакция - вот и все, чем он располагал. Именно  это
и предопределило его дальнейшую судьбу : Генка, не  без  помощи  "Сэм"а,
конечно, оказался втянутым в жестокий и беспощадный мир криминала, рэке-
та, организованной преступности и воровской  наживы.  Началось  все  это
весьма прозаично. Однажды, а это уже был мрачный период полного финансо-
вого краха Генки, "Сэм" попросил его помочь одному из его  друзей,  ока-
завшемся в довольно "щекотливой" и небезопасной ситуации. Не  долго  ду-
мая, Генка согласился. Хотя и без особого на то энтузиазма.  -  Тебе  не
прийдется ничего особого делать , Генок, - заверил его "Сэм", когда  они
уже вышли на улицу из Генкиного дома. - Ты  только  смотри,  чтобы  этот
верзила, ну который будет с Пашкой болтать, ничего такого себе не позво-
лил...Ну, сам знаешь... Вдруг, там, руки начнет распускать. Или еще  че-
го. Ну ты и не зевай, а то Пахану может здорово достаться ... - Ну чтож,
понятно, - небрежно подытожил Генка, закуривая сигарету. Минут через де-
сять они были уже на месте. К немалому удивлению Генки их место  встречи
с Пашкой и его "другом" оказалось шумным  и  всегда  забитым  до  отказа
праздной толпой вокзалом . Пашка их встретил в дверях  и  ,  заискивающе
заглядывая Генке в глаза, крепко пожал протянутую им руку.  -  Павел,  -
немножко растерянно представился он. - А ты - Гена, да ? Мне  "Сэм"  про
тебя много рассказывал ... А ты ничего ... Крепкий мужик .  Павел  обвел
коренастую Генкину фигуру бесцеремонным взглядом и добавил :  -  Ты  мне
нравишься, Гена. Я думаю, у тебя все  получится.  "Сэм"  ведь  тебе  все
объяснил , не так ли ? Чтож, прекрасно. Я только немножко хотел бы пояс-
нить, в чем все дело. Знаешь, мне тут один мужик задолжал  кучу  "бабок"
43 . А вот отдавать особо не спешит. Надо бы его хоть как-то поторопить.
Ты уж извини, что я к тебе обратился за помощью, а ?! - Да ладно, - неб-
режно поморщился Генка. - Я все понял. О чем разговор. Чем смогу - помо-
гу . - Ну и чудненько, - обрадованно заулыбался Павел и жестом пригласил
их с "Сэм"ом следовать за ним . Они прошли внутрь Курского вокзала и ос-
тановились возле одного из свободных столиков кафе - "минутки". - Вы  уж
тут постойте, а если что, то я вас окликну.- вежливо  попросил  Генку  с
"Сэм"ом Павел. - Хорошо, мы пождем, - согласился Генка. Павел удовлетво-
ренно кивнул и торопливой походкой направился  вглубь  просторного  зала
ожидания вокзала. Прошло некоторое время. Шум и гам, наполнявшие  вокзал
действовали на Генку угнетающе. Дешевый "кофейный" напиток, предложенный
им с "Сэм"ом в буфете, вызывал у него отвращение и рвоту. Смрадный  вок-
зальный воздух туманил сознание и провоцировал головную  боль.  Все  это
время Павел и еще один незнакомый Генке парень  продолжали  топтаться  в
толпе перед информационным табло вокзала. Время от времени они оглядыва-
лись по сторонам, как будто кого-то высматривая в толпе. Неожиданно лицо
Павла расплылось в слащавой улыбке, он резво сорвался с места и  уверен-
ным шагом направился навстречу высокому, провинциальной наружности парню
в черной кожаной куртке и с огромной, забитой картонными  коробками  те-
лежкой за спиной. Павел и его спутник в два  прыжка  оказались  рядом  с
незнакомцем. Уже в следующее мгновение на лице Павла воцарилось  "камен-
ное" выражение , он надменно склонился к самому уху незнакомца  и  безз-
вучно зашевелил губами. Незнакомец резко изменился в лице,  сильно  поб-
леднел и испуганно забегал глазами по сторонам. Павел недовольно  помор-
щился и жестом подозвал к себе своего товарища. Незнакомец при виде Паш-
киной подмоги нервно встрепенулся, весь  как-то  съежился  и  подавленно
принялся шарить во внутренних карманах  своей  куртки.  Заметив  замеша-
тельство незнакомца, Павел  восторженно  заулыбался  и  бросил  ликующий
взгляд в сторону насторожившихся Генки и "Сэм"а. Между  тем,  незнакомец
наконец извлек из недр своей куртки толстую пачку  банкнот  и  дрожащими
руками протянул ее Павлу. Павел небрежно взял у него деньги и  ,  что-то
пробурчав в ответ, сунул их в просторный карман своих брюк .  Уже  через
пару минут, оставив незнакомца в покое, Павел был возле Генки и "Сэм"а .
- Ну вроде все О'Кей , ребята, - похлопав Генку по  плечу,  торжественно
произнес он. - Большое тебе спасибо, Генок.  Ты  меня  здорово  выручил.
Знаешь, этот чертов "лох" 44 вначале начал артачиться, но увидев  вас  с
"Сэм"ом все сразу понял. Ну ладно, еще раз спасибо, братцы ! - Да ладно,
- пожимая плечами, произнес Генка. - Мы даже ничего и не  делали,  а  ты
нас благодаришь . - Ну-у, это ты зря, уверенно возразил ему "Сэм". - Од-
но наше присутствие - это уже очень много для бизнеса, старик. Генка не-
доуменно взглянул на "Сэм"а и фыркнул . - Гена, можно тебя на  секундоч-
ку, - неожиданно обратился к Генке Павел и отвел его в сторону.  -  Зна-
ешь, Генок, - доверительно зашептал он.- Я слышал от "Сэм"а, что у  тебя
сейчас кое-какие проблемы с "бабками" . Это правда ? - Да ну-у, брось, -
неумело соврал Генка. - Это все мелочи. Я сам разберусь как-нибудь. - Да
нет, ты не понял, - поспешил успокоить побледневшего Генку Павел. - Я не
хотел тебя обидеть. Я тебя прекрасно понимаю. У меня тоже такое  бывает.
Но ты мне здорово помог сегодня. На-а, держи. Отдашь, когда сможешь. Па-
вел торопливо сунул Генке в ладонь смятую пачку купюр и жестом , не тер-
пящим возражений, подтолкнул его к выходу из здания вокзала. - Но зачем,
- неуверенно воспротивился Генка. - Все, забыли, - бесцеремонно  перебил
его Павел. - Да, еще. Ты кажется работу ищешь, а ? У меня  кое-что  есть
на примете. Я тут поговорю с одним своим "корешем" 45 ... Ему нужен  ох-
ранник. Ты как , а ? - Почему бы нет ?! - все еще недоверчиво  разгляды-
вая деньги, откликнулся Генка. - Так это же просто классно !- обрадовал-
ся Павел . - Скоро встретимся. Как только "кореш" даст добро на твою ра-
боту у него, я тебя сразу найду через "Сэм"а. Хорошо ? -  Ладно,  кивнул
Генка. - Ну-у, тогда двинули домой, - окликнул Генку "Сэм" и  направился
к выходу из вокзала. Генка быстро попрощался с Павлом и поспешил присое-
диниться к своему другу.



   * * * Прошло четыре дня. Деньги, полученные Генкой от Павла уже давно
закончились и Генка подавлено "умирал" от скуки и голода.  Неожиданно  в
дверь позвонили. Раздосадовано шаркая по голому паркету  носками,  Генка
поплелся открывать дверь. - Слышь, Генок, у  меня  для  тебя  сногсшиба-
тельные известия, - прямо с порога завопил "Сэм". -  Пашка  объявился  и
просил тебе передать, что нашел для тебя работу. Зарплата  классная.  Он
сказал, что она составит около пяти "штук" 46 в месяц. И не  очень  нап-
ряжно. Сиди себе только на "фирме" и не пускай туда всяких там  идиотов.
Ну, еще, может пару раз прийдется съездить куда- нибудь . Ну там "бабки"
для "шефа" отвезти или забрать . И все ! - Пять "штук" ?  -  недоверчиво
переспросил Генка и глубоко задумался . Он тщетно пытался заставить себя
поверить в слова "Сэм"а. Пять "штук" - это  была  поистине  головокружи-
тельная для Генки сумма. Аж в сто  раз  больше  его  прежней  стипендии.
Не-ет, "Сэм" наверное что-то перепутал. - Пять тысяч ? Ты  не  ошибся  ,
"Сэм" ? - еще раз переспросил Генка, буравя взглядом "цветущую" физионо-
мию "Сэм"а. - Не-ет, - искренне ответил тот и удивленно добавил  :  -  А
что, мало ? Да ? Ну так , я с Пашкой поболтаю. Думаю, еще пару "штук" он
накинет . - Да не, я так, - растерянно пробормотал  Генка  и  неуверенно
добавил : - В общем, я согласен. Когда мне надо будет приступать к рабо-
те ? - Знаешь, ты мне не поверишь, - загадочно улыбаясь ответил  "Сэм".-
Но прямо сейчас. Пашка нас ждет внизу , в машине. - Ну-у, тогда поехали,
- набрасывая на плечи куртку, заторопился Генка. - Я знал,  старик,  что
ты меня не подведешь, - радостно произнес "Сэм" и дружески потрепал Ген-
ку за щеку. Внизу, у подъезда их уже ждал скромного вида белый  "жигуль"
- " шестерка . Павел сидел впереди и о чем-то оживленно спорил с водите-
лем. За его спиной на заднем сидении небрежно развалились и  бессовестно
дремали два широкоплечих с "квадратными" мордами парня . - А, Гена,  ра-
достно приветствовал Появление Генки и "Сэм"а Павел.  -  Видишь,  как  и
обещал, я нашел для тебя работенку. Думаю тебе понравится. Да и  "бабки"
нормальные. Да ты садись, садись в машину.  Генка  неуверенно  распахнул
заднюю дверцу "жигуленка" и попытался втиснуться в его салон рядом с уг-
рюмо смотревшими на него " верзилами". - Это Вик, а это Боба, - предста-
вил Генке двух своих молчаливых спутников Пашка. - Жора! -  чуть  погодя
бросил через плечо в адрес Генки водитель. - А ты Гена, да  ?  Крокодил,
значит ! - Не понял ! - настороженно и вызывающе  переспросил  Генка.  -
Это он так шутит. Ты не обижайся , Генок,  -  поспешил  снять  возникшее
напряжение Павел. - Ты давай, усаживайся поудобнее. Обсудим все в  доро-
ге. Нам надо срочно ехать. Мы и так опаздываем. - А как же "Сэм" , - не-
ожиданно спохватился Генка и бросил взгляд на своего сиротливо  стоящего
у машины друга. - Вы езжайте, езжайте без меня, - уверенно возразил  тот
и замахал руками. - Генок, я к тебе вечерком загляну, а ?Гденибудь после
одиннадцати. У меня тут еще кое-какие  дела  есть  ...  -  Так  может  ,
все-таки подбросить , великодушно предложил Жора. -  Да  нет,  нет.  Тут
близко. Я сам как-нибудь доберусь, - уверенно отказался "Сэм", махнул на
прощание Генке рукой и торопливой походкой направился в сторону от  "жи-
гулей". Автомобиль резко сорвался с места и,  быстро  набирая  скорость,
выскочил через арку Генкиного дома на близлежащую улицу.
   Минут через десять они уже были на Садовом Кольце и, Генка даже  гла-
зом не успел моргнуть, как их "жигуль" оказался на уже знакомой  площади
перед Курским вокзалом и резко затормозил у тротуара. Павел повернулся к
Генке лицом и вежливо произнес. - Знаешь,  Генок,  мне  тут  надо  зайти
кое-куда. Ты уж меня дождись. Я быстро. Пашка торопливо вылез из  машины
и , склонившись к дверному окошку, добавил : - А вы тут без меня не ску-
чайте, братцы. Если надумаете пивком побаловаться, так до вокзала  рукой
подать. У меня там в палатке дружок работает - Арутюн. Ну,  Боба  с  ним
хорошо знаком. Я скоро буду. Пашка махнул рукой  и  быстро  затерялся  в
толпе, бурлящей на выходе из здания вокзала. - Пошли  сходим  за  пивом,
брат. Пахан дело предложил, - после паузы, изрек Боба и  дал  Генке  по-
нять, что он хочет вылезти из машины. - Что-то у меня в горле  пересохло
. - Ну , пошли ! - без особых церемоний согласился Генка и принялся  вы-
лезать из машины. Боба и Вик немедленно последовали вслед за ним.



В здании вокзала как обычно висели нестерпимые гомон, вонь и гул.
Генка еле поспевал за таранящими и раскидывавшими в стороны толпу Бобой и Виком. Наконец, они неподвижно
остановились возле окошка одной из коммерческих палаток и Боба грубо стукнул в него кулаком.
- Ну, ладно, вы тогда передавайте от меня привет Арутюну, а я пока загляну в "ватерклозет" 47 - развязно произнес Вик
и торопливо направился в глубину зала.
- Куда это он ? - недоуменно спросил Генка у Бобы.
- Куда-куда , приспичило , наверное, - раздраженно ответил тот.
- А-а-а-а, понимающе кивнул Генка.
- Пошли, ара, ждет , - встрепенулся Боба и направился в сторону чуть приоткрывшейся дверцы палатки и
выглядывающей из нее испуганной физиономии моложавого кавказца. - У нас мало времени. пахан скоро вернется, тогда про
пиво прийдется забыть .
Генка понимающе кивнул и вслед за Бобой поспешил втиснуться в душную "коробку" коммерческого ларька.


Арутюн оказался радушным, но несколько смущенным хозяином палатки. Казалось, что он был не слишком рад
появлению нежданных гостей и все время заискивающе заглядывал в глаза то Бобе, то Генке.
Великодушно предложив каждому из них по банке голландского пива, он принялся судорожно шарить под своим
прилавком, мало обращая внимания на начавших проявлять свое горячее недовольство покупателей.
Наконец он выудил из какой-то потайной коробки увесистый сверток и покорно сунул его в руки Бобы.
Только после этого Арутюн наконец открыл окошко палатки и вернулся к выполнению своих обычных обязанностей.
- Что это ? - поинтересовался Генка у Бобы, кивая на сверток.
- Та-к, - неопределенно отмахнулся тот. - Небольшой гостинец для Пахана.
- Ну-ну , - усмехнулся Генка , наслаждаясь холодным пивом.
- Э-э, брат подожди ка, что-то не так ! - неожиданно и грубо выхватывая из рук Генки вскрытую банку с пивом,
встревоженно произнес Боба. - Смотри , вон там в толпе... Это кажется Вик и с ним не все в порядке !
Генка недовольно фыркнул и , чуть не поперхнувшись пивом, обернулся к замызганному стеклянному окошку
палатки, через которое прекрасно просматривалась вся панорама вокзальной толкучки.
Боба не ошибся. Что-то действительно случилось.
Вик отчаянно продирался через толпу в направлении их коммерческой палатки, бесцеремонно расшвыривая во все
стороны ошалевших бабок с тюками и праздно шатающихся по залу "гостей" столицы. Его раскрасневшаяся физиономия
выглядела встревоженно и мрачно.
- Слышь, Бригадир, у на с, кажись, проблемы, - с трудом переводя дух, выпалил он в лицо Бобе. - Мы там уж больно на
"крутых" 48 мужиков нарвались. На Дога здорово "наехали" 49 ! Надо выручать ! Иначе ему наступит форменный п ... ! Пошли
скорее !
- Е ... в рот, - грязно выругался Боба и в сердцах раздавил в кулаке жестяную банку с недопитым пивом.
- Знаешь, братишка, - после некоторой паузы заговорил он в адрес Генки . - У нас тут небольшие неприятности . Вик вон
закадычного друга встретил, а него какая-то там шпана "наехала" . Вокзал, сам понимаешь ! Надо бы выручить Дога, а то как-
то неудобно . Свой "чувак" все же !
- Конечно, о чем разговор , с готовностью согласился Генка, вскакивая со своего места.
Боба благодарно кивнул и быстро выскочил из "палатки" . Генка поспешил вслед за ним, чуть не сбив с ног слегка
замешкавшегося Вика.
Только теперь Генка обратил внимание на не совсем обычное состояние Вика . Глаза его были широко раскрыты, зрачки
дико расширенны и , он постоянно жмурился, морщился от боли и небрежно смахивал со щек обильные слезы.
- Что это с ним ? - ошалело спросил Генка , на бегу окликая Бобу.
- Ты про глаза ? А-а , газ наверное, немецкий , - нехотя ответил тот. - Так что , ты уж будь с этими "фраерами" 50
поосторожней . Не ровен час и тебе достанется .
Генка растерянно побледнел , но ничего не сказал .


Через пару минут они уже были в назначенном месте и Генкиному взору открылась весьма необычная картина.
Двое рослых и широкоплечих парней в длиннополых плащах и меховых шапках отчаянно и жестоко мутузили третьего .
Судя по всему , Дога.
Вокруг дерущихся в беспорядке были разбросаны огромные баулы, пластиковые пакеты и картонные коробки с
красочными иностранными надписями : "Уинстон", "Мальборро" и "Пэл Молл". Некоторые из коробок были грубо
раскурочены и их содержимое было россыпью раскидано по каменному полу вокзала.
Один из "экзекуторов" Дога настороженно обернулся к Генке и , заметив за его спиной Бобу и Вика, выхватил из-за
пазухи пистолет и направил его дуло прямо Генке в лицо.
В следующее мгновение Генка чисто автоматически , полагаясь на свою интуицию и инстинкты , подпрыгнул в
воздух , резко сгруппировался и хорошо "поставленным" ударом правой ноги отшвырнул нападавшего на каменный пол
вокзала. Незнакомец, совсем не ожидавший такого отпора, судорожно взмахнул руками, запрокинул голову назад и отлетел на
добрые три метра от Генки , вытирая своим телом грязно - серый пол .
   Злосчастный пистолет выскользнул из его пальцев и , описав  эффектную
дугу в воздухе , упал к ногам Генки. Но поверженному Генкиному противни-
ку уже было не до выяснения судьбы своего оружия :  корчась  от  боли  и
харкая кровью , он обреченно уткнулся головой в колени и покорно  ожидал
решения своей дальнейшей участи. - Здорово ты его "приложил" , - востор-
женно поводя шеей, произнес Боба и нагнулся к ногам Генки за пистолетом.
- Газовый ! - после пристального изучения оружия , произнес он и  протя-
нул "пушку" 51 Генке. - Он теперь твой . Трофей в общем. Бери, бери,  не
стесняйся . Таков обычай . Генка неуверенно повертел в  руках  мастерски
выполненный по "ПМ" газовый пистолет и , наконец, после недолгих  разду-
мий сунул его в карман курки. После чего он чуть слышно пробормотал :  -
Ну-у, раз полагается, тогда ладно ! Возьму пистолет себе . -  Все,  все,
мы поняли , кончай "бузу". Мы сдаемся, - неожиданно подал  голос  второй
из незнакомцев, прежде обескураженно молчавший и сцепившийся с Догом.  -
все, ваша взяла. Чтоб вы сдохли, - добавил он , отталкивая от себя  вко-
нец обессилевшего Дога и поднимая вверх руки. Боба резко встрепенулся  и
со всего размаха "двинул" дерзкого незнакомца кулаком в челюсть.  -  Это
тебе за "сдохли" , ублюдок , - злорадно добавил он после удара. Незнако-
мец, каким-то чудом удержавшийся на ногах, ответил  ему  полным  горячей
ненависти взглядом, но ответить ударом на удар не рискнул. Он лишь опас-
ливо бросил взгляд в сторону Генки и подавленно принялся шарить по  кар-
манам своего плаща. Достав оттуда увесистую пачку зеленоватых купюр,  он
протянул ее Бобе. - Вот, подавитесь, - одними губами прокомментировал он
свое отношение ко всему происходящему . - Что это ? -  растерянно  уста-
вившись на деньги, поинтересовался Генка у Бобы . - Как что ?! - небреж-
но разводя руками , замялся тот. - Ну за беспокойство . За синяки и сса-
дины Дога . за то, что нам пришлось вмешаться ... Ну , и так далее ... -
Я думаю , мы квиты ? - произнес  он  уже  в  адрес  незнакомцев,  убирая
деньги. - В будущем будете посговорчивее . а нам пора "сваливать" 52 ...
Чао, ребятки . Боба отвернулся в сторону от незнакомцев и сделал  шаг  в
направлении выхода из здания вокзала . Но неожиданно ему преградила  до-
рогу щуплая фигура в милицейской форме и погонах сержанта . -  Я  требую
вас задержаться ! Что, что здесь происходит , - заикаясь, начал милицио-
нер. - Кто вы такие ? Ваши документы ?! Почему затеяли драку ?  -  Изви-
няйте, гражданин начальник , - скорчив на лице ехидную усмешку, невозму-
тимо ответил Боба. - Вот, друзей встретил . Сто лет не виделись. Но  вот
какая-то маленькая неувязочка вышла. Знаете, бывает .  Ну,  не  заметили
тележку вот этих милых мальчиков. Ну, случайно опрокинули  ее  .  А  они
сразу в драку. Пришлось разнимать . Сами понимаете - молодо-зелено . Бо-
ба убрал улыбку со своих губ и попытался бесцеремонно отстранить милици-
онера со своего пути и продолжить движение к выходу из вокзала.  -  Нет,
нет , куда это вы. А ну-ка пройдемте в отделение, там разберемся ,  сос-
тавим протокол , - неожиданно для всех осадил его сержант. - "Мент",  ты
чё, опух ? Тебе погоны мешают или жизнь наскучила ? - как-будто сорвался
с цепи Боба. Его искаженное яростью и презрением лицо  уже  не  выражало
ничего хорошего для милиционера. - Что-о-о-о ? - лицо сержанта покрылось
мертвенной бледностью и нервной испариной . Он трусливо схватился  одной
рукой за кобуру, а другой за микрофон рации, собираясь вызвать  подмогу.
- У нашего Барбоса предродовые схватки и роковое  недержание  эмоций,  -
грубо и надменно пошутил в адрес сержанта Боба, вырывая из его рук  мик-
рофон рации и громко в него произнося : - Владимир Викторович, это Боба.
Тут один из ваших " мальчиков" меня с друзьями задержать собирается.  По
моему, это он все с перепугу. вы уж , скажите ему, что он не прав. А то,
мои друзья - хлопцы горячие ... Хамов не любят ! - Немедленно  отпустите
моих друзей, Веселкин , - раздался рассерженный голос из рации уже в ад-
рес сержанта . - И извинитесь перед ними за свое хамство ! Сержант  рас-
терянно посмотрел на Бобу, виновато заморгал глазами и поспешно  освобо-
дил дорогу, все еще пребывая в недоумении и шоке . - Хамство я тебе про-
щаю , Бобик. Чего не сделаешь по доброте душевной, - презрительно улыба-
ясь в адрес милиционера , произнес Боба и , величественно ступая, прошел
мимо него к выходу из вокзала. Генка и Вик поспешили вслед за ним.


На улице, возле машины их уже поджидал Павел.
- Ну как ? Все нормально ? - вежливо поинтересовался он , заметив некоторое замешательство и смущение на лице
Генки.
- Да вот, пришлось чуток размяться, - быстро ответил за всех Боба и , бросая восторженный взгляд в сторону Генки,
добавил: - А Крокодил - мужик, что надо !Классно он этого м... вырубил . Тот даже и пикнуть не успел !
- Спасибо , Ген. Ты выручаешь меня и моих друзей уже во второй раз , - приятельски похлопав Генку по плечу,
поблагодарил его Павел и как-бы между прочим достал из кармана конверт и протянул его Генке. - Ты уж извини, что так
получилось, но на сегодня твоя работа отменяется. Знаешь , "шеф" нежданно уматал в командировку и вернется только
завтра. Я за тобой утром заеду . А это он просил тебе передать . Аванс , так сказать . Ну и за беспокойство, значит .
- Да, но ...- попытался возразить Генка, но все же взял из рук Пашки конверт с деньгами . - Я же еще даже ...
- Ладно, ладно, потом отработаешь, - отмахнулся от его слов Павел . - Ты сейчас домой, да ? Извини, что не могу
подвезти. Мы тут очень спешим. Одно срочное дельце подвернулось ... Ты уж извини ?!
- Хорошо, хорошо, я сам доеду домой, - понимающе кивнул Генка и , спохватившись, спросил : - А завтра во сколько
мне быть готовым , а ?
- Ну-у, скажем, часиков эдак в 11 или 12, - с минуту подумав, ответил Павел . -Тебя устроит?
- Вполне ? - кивнул Генка.
- Тогда до завтра ! Мы отваливаем ! - бросил на прощание Павел, запрыгивая в машину.
Автомобиль нетерпеливо сорвался с места и уже через минуту Генка потерял его из виду.



   * * *

Минуло полтора месяца с того момента, как Генка приступил к своей новой работе и пока он нисколько не жалел об
этом.
Работа охранником оказалась довольно простой, можно даже сказать, примитивной.
С утра до вечера Генка должен был находиться в офисе "фирмы" , проверять документы у всех посетителей и
пристально следить за порядком .
Лишь изредка "шеф" великодушно брал его с собой в деловые поездки .Но и в этом случае и Генке не часто
приходилось напрягаться и проявлять свою " бойцовскую" выучку.
Обычно круг его обязанностей в этом случае ограничивался тем, что он в компании с тремя другими "
квадратноголовыми" телохранителями "шефа" неотступно следовал за его черным " мерседесом" и должен был быть готовым
ко всякого рода неожиданностям . Эти неожиданности , по словам "шефа" могли заключаться в появлении рэкетиров и
недоброжелателей, которым не давали покоя его деньги и солидный имидж.
Только дважды за истекшее время Генке пришлось всерьез проявить свои способности и с честью выполнить свои
должностные обязанности.
И оба раза его незадачливым противникам пришлось подолгу отлеживаться в больнице и в денежном эквиваленте
приносить свои "извинения" Генкиному "шефу".
Генка очень гордился укреплением своего авторитета среди остальных телохранителей " шефа", хотя какое-то смутное,
коробящее совесть чувство дискомфорта, нет-нет , да просыпалось в глубине его души. Но он всячески гнал его прочь.
причиной подобного его поведения служила его качественно изменившаяся личная жизнь .
Да, да, уже через неделю , после начала Генкиной работы в качестве охранника, многое что изменилось в его жизни.
Прежде всего, у него появились деньги. Причем немалые. Во-вторых он резко сменил компанию и теперь , чаще всего,
проводил свои вечера в тесном кругу "деловых" мальчиков, таких же как он сам, и длинноногих, изысканно разодетых "телок"
не скрывающих своей приверженности к самой древней и "глубоко" почитаемой профессии.
Теперь это уже не были тошнотворные и вульгарные пьянки в пустой, загаженной и заваленной мусором квартире.
Теперь это были уже полновесные кутежи в приличных "кабаках" непритязательных к посетителям кафе, разнузданных
"ночных" клубах и дискотеках .
В -третьих Генка почти бросил пить, привел свою квартиру в порядок, купив "видеодвойку", аудиосистему, финский
холодильник и выкупив кое-что из мебели у соседей. Он чуть было даже не завел постоянную подругу, но после некоторых
размышлений решил остановиться на собаке, которая исправно сторожила дом и не задавала нудных вопросов.
В общем, жизнь у Генки , с позиции стороннего наблюдателя, можно сказать, наладилась.
Но в глубине души он все же продолжал оставаться чудовищно одиноким и недовольным собой.
Покоя и умиротворения ему опять же не давала работа. Он уже давно начал догадываться об истинном положении
вещей в окружающем его мире. Его тревога и обеспокоенность за с вое будущее особенно усилились после одной весьма
запутанной, кровопролитной и жестокой разборки с очередными недоброжелателями "шефа". В сознании Генки закрались
зловещие подозрения о том, что в этой 2разборке2 у него была роль скорее агрессора, чем благородного защитника интересов
своего "шефа".
Он тщетно пытался отогнать от себя мысли, что он самым бессовестным способом пытается построить свое счастье на
несчастье других. И , что самое неприятное, у него даже не хватает смелости себе в этом признаться.
Генка был в тупике.
С одной стороны, он не был уверен в том, что все, что он делает, он делает искренне и без угрызений совести. С другой
стороны, ему несомненно нравилась такая безбедная и беззаботная жизнь, которую он вел. И он не хотел ничего менять . Хотя
бы до поры до времени.
Кроме того, он пытался найти оправдание своим поступкам в том, что даже если он и не всегда поступает благородно, то
по крайней мере те, на кого направлена его агрессия, этого вполне заслуживают.
Генка искренне верил в то, что "воюет" всегда только против "чужих", надменных и диких кавказцев и чуждых его
мировоззрению "азиатов". Националистическое самосознание всегда занимало в его душе достойное место. И вот теперь, по
убеждению Генки, у него были все шансы и фатальная необходимость своими поступками подтвердить свою приверженность
к великой исторической общности русского народа. Это чувство собственной национальной значимости и превосходства над
"инородцами" сильно заглушало редкие порывы его совести и позволяла находить оправдание его поступкам даже тогда, когда
ему приходилось иметь дело со своими, пусть немного провинциальными и недалекими , но все же соотечественниками.
Но, однажды, весь мир вокруг Генки обрушился вновь, уже в третий раз, после Афгана и гибели его семьи.


Это случилось во время одной из "деловых" поездок его "шефа".
Генка , как обычно, сидел вместе с парой своих "коллег " по работе в тесном салоне белой "шестерки" и преданно ждал
возвращения своего "шефа", приглашенного на прием в роскошного вида двухэтажный особняк на Рублевском шоссе.
Неожиданно он услышал пронзительный визг тормозов и поспешил обернуться на звук.
В следующую минуту ледяная испарина густо покрыла его виски и холодными струйками пота обожгла спину.
Он узнал роскошный лимузин, так опрометчиво остановившийся за белым "жигуленком", в котором сидел Генка.
И хотя Генка видел эту накрученную "тачку" впервые, он никогда в жизни уже не сможет забыть ее злосчастные
номера на слегка помятой фотографии.
Еще бы, ведь эту фотографию он впервые увидел и запомнил на всю оставшуюся жизнь не где-нибудь, а в ГАИ, в
невзрачной папке с протоколами, послужившими скупым некрологом его горячё любимой семье .
Ошибки быть не могло. Это была именно та самая машина. Правда на фото она выглядела слегка покореженной в
результате аварии. Но, прошло столько времени с момента трагедии ...Вполне было вероятно и то, что за рулем "лимузина" был
тот же водитель - убийца. Но в этом Генка не совсем был уверен. Ведь судебное разбирательство по факту трагической гибели
майора милиции Мальцева и всей его семьи так и не дало, как это у нас обычно бывает , никаких существенных результатов.
И в конце-концов уголовное дело было мастерски замято . Генка был твердо уверен в том, что следователей просто-напросто
купили , причем очень основательно и по-крупному. Генка мало сомневался так же в том, что у него не было ни каких шансов
добиться истины и справедливости законным путем. Всё и все были против него, но Генка не мог и , что самое главное, не
желал с этим мириться . И вот ...
В глазах у Генки потемнело и , казалось, еще мгновение и , он будет готов голыми руками разорвать на части и
водителя "иномарки" , и ее злополучного пассажира - низкорослого пожилого кавказца, в черном костюме и с обрюзгшим
лицом.
Между тем, "кавказец" неторопливо вылез из машины и тяжелой, неуклюжей походкой направился мимо Генки в
сторону двухэтажного особняка.
Генка буквально кипел от ярости и будоражащей его сознание жажды справедливой мести. Но что-то , быть может ,
привычка сдерживать ураган своих эмоций или неполная уверенность в том, что перед ним истинный виновник смерти всей
его семьи и его кровный враг, продолжало удерживать Генку от скоропалительных и опрометчивых действий.
- О, Папа прикатил ! - громко воскликнул Жора, заметив в зеркале "заднего вида" так встревожившую Генку
"иномарку" и быстро удаляющегося по направлению к особняку "кавказца". - Что-то его давно не было видно. Точнее, его
"тачки".
- А ты чё, не слышал, что-ли,- зевая, откликнулся один из Генкиных спутников. - Он, говорят, "влетел" тут немножко.
Прошлым летом они с братом круто погуляли. Так их пьяных на трассе какой-то "легавый" тормознул . Во-о м .... Ну в общем,
отобрал он у Папы и его братана "права" , поставил на прикол "тачку" и хотел их даже в отделение отвезти. Но тут Папа
крупно осерчал , ну и позвонил куда следует . "Менту" конечно враз по загривку дали, "влепили" выговор и даже
пообещали снять погоны. Но он на редкость принципиальный попался. Ну, в общем не захотел отдавать "права" и ключи от
"тачки" Папе, и все тут. Так и промурыжил Папу с его братом часа два, пока за Папой его "мальчики" не приехали. Ну, когда
"мент" Папину гвардию узрел, он вроде стал посговорчивее. Сразу все вернул : и "права" , и ключи от Папиной "тачки", ну и
все такое. Но Папа все же его простить не захотел. Ну и поутру, когда "легавый" сменился с дежурства и собирался со своей
семейкой "рвануть" на дачу, послал к нему "киллера". Даже "тачку" свою ему специально одолжил, ну чтоб все знали за что
"мента" наказывают. В общем - не повезло "легавому". Сыграл в ящик вместе со всей своей семейкой. . Ну и Папина "тачка",
само собой , вдребезги. Папа долго после этого "ментов" ублажал, ну чтобы дело "прикрыли". А "иномарку", так ее за то
время, пока Папа на Родине отдыхал , всю "вылизали". Стала как новенькая . сам знаешь, в таких вещах Папа шутить не
любит. его все боятся. уж небось пол Москвы у него на " привязи" ходит. Мы то вот тоже, чай не на государство "пашем".
Последняя фраза , вылетевшая из уст "боевика", подобно удару молнии пронзила Генкино сознание и оставило в нем
глубокую и рваную рану. Он готов был услышать и принять все, что угодно. Но только не это. Еще бы , оказывается, что все
это время он добросовестно "корячился" и рисковал своей жизнью не ради какой-то там обезличенной мафии. Он добровольно
и самозабвенно "пахал" на хладнокровного и циничного убийцу своей семьи. На какого-то обиженного природой, но
надменного и властолюбивого "чурку", в жизни не державшего в своих залитых кровью руках ни единой книжки, за
исключением, разве что - "чековой" , и дерзнувшего поставить на колени огромный просвещенный город.
С каждой секундой, с каждым новым ударом сердца и тревожным стуком крови в висках в Генке неумолимо
пробуждался от долгой спячки кровожадный и безжалостный "зверь" .Тот самый, которого он тщетно пытался в себе подавить
еще в Афгане. И тот самый, который тогда, во время танковой атаки, одержал над Генкой верх.
И вот теперь это грозное и беспощадное чудовище вновь расправляло мускулы и недвусмысленно скалило боевые
клыки.
И тут, в самый, можно сказать, критический для Генки момент неожиданно заработала рация и голосом "шефа"
приказала ему зайти внутрь усадьбы, причем одному и без его "квадратногловых " друзей ...



   * * *
   То, что произошло после того. как Генка получил приказ предстать  пе-
ред "шефом" , он помнил смутно. Как во сне . Перед дверьми  усадьбы  его
встретили два безмолвных "головореза" Папы, тщательно обыскали и  только
после этого провели по роскошному коридору в главные апартаменты хозяина
дворца. Папа и Генкин "шеф" встретили его появление холодно и  надменно.
Они непринужденно и беззаботно сидели, развалившись на широком , затяну-
том в бархат , диване, медленно потягивали коньяк и приглушенно  перего-
варивались друг с другом . Казалось , они  с  нетерпением  ждали  Генку.
Генка вошел в апартаменты Папы твердой походкой, мельком окинул взглядом
увешанные коврами и безвкусно выполненными картинами стены комнаты и не-
подвижно замер перед стеклянным столиком, за которым чинно восседали Па-
па и Генкин "шеф". - Вот, уважаемый Бахтияр Давлатович, - подобострастно
заглядывая в глаза Папе, представил Генку его " шеф". - Это то самый па-
рень, о котором я вам говорил.  Очень  исполнительный  и  аккуратный,  а
,главное, преданный мне, а значит , и  Вам.  Кроме  того,  он  физически
очень крепкий и хорошо натренирован. Прошел школу Афгана. С моими ребят-
ками уже немножко "поработал". Все о нем хорошего мнения. В общем, очень
Вам рекомендую. - Хочешь быть моим телохранителем,  Крокодил  ?  Кажется
так тебя называют, - грубо и бесцеремонно перебил Генкиного "шефа"  Папа
и смерил Генку презрительно- равнодушным взглядом. - Ну-у, сам вижу, что
хочешь ! Но молчишь. И правильно делаешь.  Я  не  люблю  болтливых.  Мне
больше нравятся скромные и молчаливые. Из них получаются преданные  слу-
ги. И, главное , верные и незадающие лишних вопросов. А ты, кажется, как
раз такой. Я ... - Я не такой и вовсе не хочу на Вас работать ! - неожи-
данно дерзко и решительно перебил словоизлияния Папы Генка . - Я  вообще
не хочу больше иметь дело ни с Вами,  ни  с  Вашими  "архаровцами"  !  -
Что ?! - с трудом скрывая ярость и удивление,  выдавил  из  себя  Генкин
"шеф" и жестом указал одному из телохранителей Папы на  Генку.  Тот,  не
мудрствуя лукаво, глупо усмехнулся, грузно подпрыгнул и со всех сил уда-
рил носком ботинка Генку в пах. Генка никак не ожидал нападения и не ус-
пел парировать удар. Громко охнув и побледнев, как мрамор, он  скорчился
от невыносимой боли и медленно опустился на пол. Между тем, его  против-
ник все продолжал и продолжал наносить удары Генке в живот, в грудь,  по
лицу и по почкам. Он делал это как-то по-особенному жестоко и  бездумно,
как машина. - Ладно, Рафик, пока с него достаточно, - неожиданно остано-
вил избиение Генки Папа.- Я думаю, что этот свербящий дерзостью  "щенок"
уже одумался и сожалеет о своем необдуманном и опрометчивом  хамстве.  -
что за дерьмо, ты пытаешься мне  подсунуть  ,  Шакал,  -  рассерженно  и
брезгливо продолжал Папа уже в адрес Генкиного "шефа". - Ты мне его  так
расхваливал, а эта тупая и ленивая русская свинья смеет еще поднимать на
меня голос и дерзко показывать свой гонор. Я ему жирную "кость"  бросаю,
а он еще и упирается. У-у , мразь. И где ты его только нашел.  Нет,  Ша-
кал, что-то ты мне в последнее время перестал нравиться , а ? Может быть
"халяву" унюхал или на мое место метишь ? - Да не, что вы ! Да я за  Вас
...Я этого "щенка" ... - истерично  завопил  в  свое  оправдание  Генкин
"шеф". - Говорил мне Тимур : " не возись ты с  этими  русскими  свиньями
..." А я с ним все спорил , - не обращая внимания на причитания  Шакала,
продолжал разглагольствовать Папа. - Э-э, а теперь вот  сам  вижу,  прав
был мой брат. Слышь , Шакал, так говоришь этот дерзкий "щенок" в  Афгане
служил, а ? - Абсолютно точно, Бахтияр Давлатович, - с готовностью подт-
вердил Генкин "шеф" , обливаясь холодным потом . - Ну-у, тогда  все  по-
нятно ! - допивая коньяк из рюмки,  изрек  Папа.  -  Вот  откуда  в  нем
столько гонору. Героем себя небось возомнил. Хм-хм, надо же на кого "на-
ехать" вздумал, грязное и неблагодарное животное. Жаль, что его там наши
братья - мусульмане не " шлепнули". Это ему же на пользу бы было.  А  то
вот пришел такой "отмороженный" пёс в мой город и портит всем нормальным
и уважаемым людям жизнь. Ну вот ты , Шакал, мне скажи, что ему не так  ?
Когда "бабки" из "лохов" для меня вышибал -  ему  нравилось  .  Когда  в
"разборках" с "чеченцами" и "казанской бригадой " принимал участие - то-
же нравилось, "контору" сторожил -опять же нравилось . А в "шестерках" у
меня покрасоваться - значит стремно, да  ?  Генка,  вызывающе  сплевывая
кровь на роскошный персидский ковер, тяжело поднял голову вверх и с  не-
навистью взглянул в глаза "кавказцу". -О, о, как глаза-то горят, -  пой-
мав его взгляд, заулыбался Папа. -Он все еще думает меня напугать . Глу-
пое животное. Все они русские такие. Не народ, а дерьмо. Прислуживать не
умеют, пьют как свиньи, да еще и огрызаются. Если бы не мы -  "кавказцы"
- жить бы им и дальше по уши в грязи и дохнуть от голода. Они же без нас
ничего не могут. Куда им без барина и плетки ?!  Дикари,  одним  словом!
Дикари ! Последние слова Папы окончательно вывели Генку из равновесия. И
, прежде всего по тому, что кавказец был абсолютно  прав,  черт  бы  его
побрал! Его, Генкин, родной город уже много лет не принадлежал своим ис-
конным жителям. Всем и вся заправляли "гости" с Кавказа и Средней  Азии.
Автомат и кулак - вот тот закон, который правил и правит в некогда вели-
кой столице. И Генка с горечью был вынужден это признать. Ему было стыд-
но и горько за свой злополучный город и , прежде всего, за себя  самого.
За то, что он трус. За то, что чей-то лакей. За то, что покорно позволя-
ет пришельцам собою командовать и себя покупать.  Зато,  что  презренные
"бабки" и сытное на вид благополучие вконец убили в нем  остатки  личной
гордости и собственного достоинства. За то, что ... -  Ладно,  кончай  с
этим слюнявым "молокососом". Он мне больше не нужен, - брезгливо  взмах-
нув рукой в сторону Генки, распорядился Папа. -  Он  много  знает,  этот
пёс, и еще о большем догадывается. Жаль, конечно, "мочить" такого ценно-
го "солдата", но ничего не поделаешь. Его биография волей Судьбы подошла
к концу . Ха-ха-ха. В следующее мгновение Генка уже был на  ногах.  Ярко
выраженная угроза неминуемой смерти вновь разбудила в нем неунывающего и
цепко держащегося за жизнь "воина". К нему вернулась его прежняя реакция
и бойцовская сноровка. Теперь он уже твердо знал, что ему делать. Мощным
и всесокрушающим ударом ноги он встретил ринувшегося было в его  сторону
телохранителя Папы. Не давая своему врагу ни секунды на размышление Ген-
ка мертвой хваткой зажал его квадратную голову руками. Еще одно  резкое,
едва заметное, движение Генкиных пальцев, зловещий хруст шейных  позвон-
ков и , тело верзилы безжизненно обмякло и обреченно повалилось  на  ко-
вер. Второго Папиного телохранителя, прибежавшего на шум, Генка встретил
уже во всеоружии.
   Пуля, выпущенная из "ПМ", который Генка умудрился ловко выхватить  из
кобуры уже поверженного им врага, попала незадачливому  "боевику"  точно
промеж глаз. Следующие две пули уже достались Шакалу, рванувшемуся к ок-
ну и опрокинувшего на Генку стол. Смерть застигла Шакала в прыжке. Неук-
люже раскинув в стороны руки, бывший Генкин "шеф"  грузно  плюхнулся  на
перевернутый диван и в беспорядке разбросанные по ковру осколки разбитой
бутылки и рюмок. Папа на удивление держался стойко  и  хладнокровно.  Он
даже попытался привстать с дивана во время драки и равнодушно смотрел на
дуло пистолета, нацеленное ему точно в лоб. - Ну что, мальчик, -  мелан-
холично заговорил он в адрес Генки . - Порезвился, да ?А  что  теперь  ?
Пистолет себе в рот и "адью" ? Ведь у тебя теперь точно - одна дорога  -
в могилу !Теперь у тебя на хвосте будут не только "менты", но и люди Ша-
кала - твои прежде горячё любимые товарищи. Подумай хорошенько над моими
словами, прежде чем решишься застрелиться. Да, еще. Меня  ты  "шлепнуть"
побоишься. Куда уж тебе ?! Мой брата и его компаньоны достанут тебя хоть
из под земли. Руки у нас длинные. Так что, лучше брось пистолет и ,  да-
вай поговорим спокойно. Ты мне нравишься. Черт с ним , с Шакалом и этими
двумя сосунками. Я готов простить тебе их и твою дерзость .Может мы  до-
говоримся ? - Ну уж нет , мразь! - с трудом переводя  дыхание,  процедил
сквозь зубы Генка. -Мы не договоримся. Даже если ты станешь  на  колени.
Скажи, ты хорошо помнишь всех тех , кого ты приказал отправить на  "тот"
свет. Помнишь, да ?Ну наверное и "гаишника" помнишь, который  так  опро-
метчиво вас с братиком тормознул ? Ну же, прошлым летом,  когда  вы  так
самозабвенно кутили , а ? Отвечай ! - Ах вот ты о чем, - чудовищная  до-
гадка молнией сверкнула в голове у Папы. - То-то, я  вижу,  фамилия  мне
твоя показалась знакомой. мстить значит решил, щенок !  Так  у  вас  же,
русских свиней, это не в почете ?! - Вспомнил, значит, -  грубо  перебил
Папу Генка и , придав своему лицу безжалостное выражение,  резко  и  без
промедления надавил на курок. Дуло "Макарова" судорожно вздрогнуло, оку-
талось пламенем и легким дымком. Залитая кровью голова Папы  безжизненно
свесилась с дивана на ковер. Генка торопливо перевел дыхание и  выхватил
у Шакала из кобуры второй пистолет. В два прыжка он оказался у  окна.  В
коридоре уже раздавался зловещий топот охранников Папы и бывших  товари-
щей Генки. Но все же, Генка усилием воли заставил себя аккуратно распах-
нуть окно, не создавая шума, и резво выпрыгнул через  него  наружу.  Ему
здорово повезло: прыгнув со второго этажа , он угодил прямо в газон. Еще
пару секунд ему понадобилось чтобы прийти в себя и трезво оценить обста-
новку. Перед усадьбой было безлюдно. Судя по всему все были в доме. Ген-
ка торопливо подскочил к хорошо знакомой ему белой "шестерке", и не  дав
опомниться изумленному Жоре, выстрелил ему прямо в лицо. Затем он  хлад-
нокровно вышвырнул его обмякший труп с водительского места, схватился за
руль и, громко хлопнув дверью, надавил на "газ". Автомобиль  сорвался  с
места перед самым носом у охраны Папы и шакала. Генка на прощание сделал
залп по "лимузину" и его колесам, в ответ ему достался  град  пуль.  Но,
разгоряченные погоней и злобой, все целились в Генку, а не в его машину.
Генка предполагал такой исход, поэтому он быстро и  без  больших  потерь
смог оторваться от погони. На бешеной скорости он вылетел На Рублевку  и
помчался по трассе подальше от города. К счастью был вечер, шоссе пусто-
вало. Генка гнал машину, выжимая из нее все без остатка. Но все  же,  он
понимал что очень скоро может нарваться на засаду у  ближайшего  к  нему
поста ГАИ. Оставался единственно возможный выход. Именно им и воспользо-
вался Генка. Резко свернув с шоссе на поселковую дорогу, Генка  на  ско-
рости влетел в придорожный лесок, быстро его проскочил и вдруг  оказался
на самой окраине вросшей в землю деревушки. К счастью для него  в  дере-
вушке оказалась станция, и через нее проходила  железная  дорога.  Генка
понял, что спасен. Автомобиль он бросил рядом с  заброшенным  сараем.  У
него не вызывало сомнений, что машину вскоре найдут. Но на это  потребу-
ется время. Может полчаса, может час. Этого времени Генке вполне  доста-
вало, чтобы замести следы и окончательно "загаситься" 53. Чтож,  в  оче-
редной раз мосты к отступлению были сожжены. За его злополучной головой,
как это точно подметил Папа, теперь охотилась не только  милиция,  но  и
его величество мафия. шансов одержать победу  над  таким  противником  у
Генки было мало. Об этом даже смешно было и  думать.  Оставалось  только
одно - бежать . Бежать, и как можно быстрее. Бежать для того, чтобы  вы-
жить и , может быть, жить...






   * * *


Поезд "Москва- Ереван" стремительно набирал ход после очередной остановки. Позади уже были Ростов и Харьков. До
границы России оставались считанный часы пути.
Генка неподвижно лежал на верхней полке и угрюмо считал мелькавшие за окном стойки ЛЭП и тщедушные
полустанки.
План его спасения оказался верным. Наверное потому, что был очень простым и заурядным на вид .
Добравшись без особых приключений до Курска : где на автобусе, где на попутке, Генка умудрился сесть на первый же
поезд, отправлявшийся на юг.
Он знал, что только там, где гремит война и не действуют "обычные" законы "гражданки", ни даже кодекс мафии, о
сможет наконец почувствовать себя спокойно. Вот почему его так обоснованно влекло на юг, к Кавказу. Туда, где вот уже
несколько лет полыхали бои. Бои Армении с Азербайджаном . Бои за Карабах.
Для него это было не таким уж простым решением - вот так взять и снова окунуться в кровавое горнило войны. Но и
иного выхода он не видел.
Он знал и то, что уже никогда не сможет вернуться назад. Он знал, что с каждым мгновением, приближающим его к
спасению от верной и мучительной смерти, он в то же время все ближе подходил к роковой черте, за которой тот самый,
дремлющий в его душе, безжалостный и кровожадный зверь вновь будет обречен одерживать победы в нем над Человеком.
Знал Генка и то, что теперь он всю свою жизнь должен будет бежать. Причем не только и не столько от смерти, но
больше от себя самого и затаившейся совести.
Генка вновь и вновь вспоминал те роковые слова, ставшие для него пророчеством и Роком, слова майора Северцева,
подаренные на прощание : " Держись подальше от войны, парень ! Потому что это у тебя слишком хорошо получается ... и
однажды ты уже не сможешь остановится ! "
Чтож, Генка изо всех сил старался держаться от войны подальше , но ... она не захотела держаться подальше от него и
снова , как тогда в Афгане, распахнула перед ним свои объятия.
И вот теперь, кажется, наступил роковой момент, когда он, Генка , уже не в состоянии остановиться ... Даже если бы
очень и захотел !


Глава четвертая

ДОБРОВОЛЕЦ


Отряд армянских боевиков, в который по прибытию в НКАО попал Генка, стоял лагерем в крошечном селении недалеко
от Степанакерта. В основной своей массе селение было армянским и очень радушно принимало своих долгожданных
"защитников".
- Ну-у, ара 54 , говоришь, в Афгане был, да? - с неподражаемым кавказским акцентом выдавил из своих тучных губ
армянский капитан и уныло уставился маленькими красными глазками на Генку.
- Так точно, товарищ капитан, - по старой привычке выпалил в ответ Генка. - Прослужил в разведвзводе полтора года.
Разумеется, участвовал в боевых операциях и разведывательных рейдах. Имею воинское звание "сержанта СА". Хорошо
владею стрелковым оружием, рукопашным боем; умею управлять БМП и танком.
- Ладно, ара, верю, верю, - постукивая потной ладонью по краю заваленного бумагами стола, перебил его командир
отряда. - На видь ти парень боевой. А чито умеишь - посмотрим в бою! Пойдешь во взвод к Тиграну Арутюнову. У него в
прошлом бою били больщие потери. Так чито, он будет тебе рад. Характер у него тяжелый, но, я думаю, ты ему понраишься.
Да, кстати, зовут-то тебя как?
- Сергей, - слегка побледнев, соврал Генка - Сидоров Сергей Владимирович!
- Ну-у, Сергей так Сергей, - "криво" усмехнулся "капитан" и не без ехидной усмешки в голосе добавил: - Документов у
тебя, само собой разумеется, нет?
- Да вот, так вышло...- растеряно замялся Генка. - Ну в дороге...там вокзал, поезд...Ну, в общем, вытащили у меня все:
деньги, паспорт, военный билет, часы...Все в общем. Наверное, все же в поезде. Хотя не уверен. Вот только это и осталось.
Генка не без гордости поспешно достал из потайной кобуры на своей лодыжке "Макаров" и небрежно бросил его на стол
перед армянами.
- М-да, грозная "пушка", - после некоторой паузы промямлил капитан. - Ее ты, конечно, нашел, да?
- Нет, зачем же, - быстро ответил Генка. - Друг подарил на прощание. Он ее купил вначале для себя, да вот не
пригодилась. А я подумал: "Почему бы не взять ее с собой на войну?". Глядишь, сгодится. Ну и вот...
- Ну ладно, Сергей Владимирович, - в задумчивости почесывая заросший грязно-серой щетиной подбородок,
распорядился командир отряда. - Пистолет можешь забрать обратно. У нас тут с этим очен просто! Откуда взиял - не мой дело!
А в бою может сгодится. А теперь давай шуруй к Тиграну. Получить у него жилета, автомата, патрон и встать на довольствий.
Познакомишься с его хлопцами. Завтра поглядим, какой ты боец. Иди!
Генка резко развернулся и торопливо направился к выходу из штаба отряда, на ходу покусывая губы от неожиданно
навалившегося на него странного чувства омерзения и отчаяния по отношению к тому, что он делает. Всеми силами Генка
старался подавить в себе угрызения совести и заставить себя поверить в то, что поступает мерзко и бесчестно. Особенно это
касалось крушения тех идеалов, в которые он всегда верил.
Еще одной причиной Генкиной обеспокоенности и дискомфорта было острое, прежде мало ему знакомое чувство
остервенения и озлобленности на весь окружающий мир. В этой разгоравшейся ярости было все: и жажда мести за сломанную
Жизнь и судьбу, и пьянящий дурман новых сражений, и еще что-то такое, с чем он раньше никогда не сталкивался. Быть
может, это было именно то чувство, которое испытывает наивный щенок, превращаясь в матерого волка? Кто знает. А если и
знает, то пусть лучше молчит. Генка не был уверен в том, что он готов получить ответ на мучившие его вопросы. Он не был
уверен в себе и очень страдал от осознания этого факта.


   * * *


Война, в которую так опрометчиво и необдуманно окунулся Генка, больше походила на жестокую кровавую игру, чем
на серьезные боевые действия. И, что самое чудовищное, в этой зловещей игре не было никаких правил.
Всю неделю, с момента начала Генкиной "добровольческой" карьеры, боевики Арутюняна занимались беззастенчивой
охотой на людей: затаившихся в засаде "снайперов" и одиночных солдат противника. Это было очень опасное и трудоемкое
занятие. Львиную долю времени Генке и его новым товарищам по оружию приходилось проводить в промерзших окопах и
тщательно замаскированных блиндажах, выслеживая с помощью бинокля и "прибора ночного видения" зазевавшегося
снайпера или опрометчиво высунувшегося из окопа азербайджанского солдата.
В этом чудовищном по своей бесчеловечности "сафари" Генке чертовски везло. Он стрелял гораздо реже армян, но
каждый его выстрел, как правило, стоил жизни кому-то из солдат противника. Очень скоро он уже был в большом почете среди
армянских боевиков и своих новых командиров.
Но сам Генка был не рад своей неожиданной военной удаче и завистливым и восторженным взглядам армян в свой
адрес. С каждой новой поверженной им "целью" он все больше и больше чувствовал себя хладнокровным и циничным
убийцей - чем-то вроде мыслящей "машины смерти".
В те роковые секунды, что предшествовали его очередному выстрелу по новой выбранной "цели", перед его
затуманенными отчаянием глазами вновь и вновь всплывал Афган: окровавленные тела его товарищей и предсмертный ужас в
глазах Германа.
Там, на чужой и далекой земле, все было проще - впереди враг, позади друг. А здесь...А здесь же все было грубо
перемешано в бессмысленном кровавом водовороте. Там, в растре Генкиного прицела, среди азербайджанских солдат и
боевиков тоже были русские и украинцы. И, быть может, тоже бывшие "афганцы". И вот теперь Генка был должен в них
стрелять. Причем стрелять метко и на "совесть". В тех самых ребят, с которыми он плечом к плечу сражался в Афгане против
алчных до крови и чуждых цивилизации "дикарей", с кем ел он похлебку из одного котла и за кого готов был, не сомневаясь ни
секунды, отдать жизнь. А вот теперь он дико и необъяснимо стрелял в тех, без кого когда-то не мыслил своей жизни. А они
стреляли в ответ.
Что это - чья-то злая шутка или злобная усмешка Судьбы? Нет, увы, все было значительно проще и потому чудовищней -
это была всего лишь война, уже вторая в Генкиной Судьбе.
Среди новых Генкиных товарищей по оружию, к его немалому удивлению, вскоре появилось еще несколько славянских
"наемников": одного из них звали Александр Королев, другого - Александр Дейнека. Королев был родом из небольшой
молдавской деревушки под Бендерами, а Дейнека был уроженцем города Виницы.
Первое время Генка упорно сторонился компании своих "земляков", чем вызвал немалое удивление и растерянность у
армян. Он и до этого, правда, старался держаться особняком ото всех боевиков, за что даже получил прозвище "Волк". Но
подобное его поведение в отношении своего "брата"-наемника казалось всем, и прежде всего Генкиным командирам, из ряда
вон выходящим и не поддающимся никакому разумному объяснению. Генка прекрасно понимал всю остроту и
непредсказуемость сложившейся ситуации, но ничего не хотел менять.

Однако Судьба распорядилась иначе.
Это произошло накануне долгожданного и весьма масштабного наступления, в предчувствии которого вот уже неделю
жил весь армянский лагерь.
Стояло раннее утро, когда Генка и Королев, по иронии судьбы заступившие вдвоем в караул, внезапно заметили
необъяснимое и вызывающее тревогу движение в близлежащем лесу, рядом с которым располагался их наблюдательный пост.
Уже через минуту они подняли по тревоге весь армянский лагерь и первыми открыли огонь по застигнутому врасплох
противнику.
Предутренняя тишина взорвалась грохотом пушек, автоматным треском и гулким "уханьем" установок залпового огня.

Бой длился уже не менее часа, но обе стороны, похоже, упрямо воздерживались от решительных действий. Наконец, с
наступлением полуденного зноя выстрелы поутихли, и Генка вместе с Королевым и подоспевшей подмогой из армянских
боевиков решили проверить второй наблюдательный пост, все это время погруженный в зловещую тишину.
То, что они обнаружили на позициях второго поста заставило сильно побледнеть и вздрогнуть даже видавшего виды
Генку, не говоря уже о Королеве и армянах.
Тела двух караульных, охранявших второй пост, были жестоко исколоты штыками и истерзаны прикладами. Носы, уши,
половые органы армянских солдат были с неописуемой жестокостью вырваны из своих привычных мест и в виде кровавых
бесформенных ошметков валялись рядом на траве. Вместо глаз у несчастных зияли мрачные и грубо развороченные дыры.
Армянские боевики, прибывшие вместе с Генкой на место трагедии, грязно и бессвязно ругались, с нескрываемой лютой
ненавистью бросая сверкающие взгляды в сторону окопов неприятеля и бережно собирая на брезент жалкие останки своих
злополучных товарищей.
Генка всегда ненавидел жестокость. Особенно такую: бессмысленную и дикую. В глубине его чувств кипел ураган
ненависти и животной злобы. Казалось, в эти минуты он готов был голыми руками разорвать на куски тех, кто был автором и
исполнителем этой кровавой оргии.
Несколько лет назад в Афгане он уже видел нечто подобное. Но это же был не Афган. А уже "Союз"! И там, по ту
сторону окопов, были не грязные закутанные в лохмотья "дикари", а вполне цивилизованные, по нашим меркам,
азербайджанцы. И что же? Та же звериная жестокость и изощренность. Тот же почерк, тот же стиль, те же манеры...О боже,
куда мы катимся?!
- Э-ээ, ара, что, первый раз видишь такое, да? - неожиданно и с горечью в голосе окликнул Генку один из боевиков,
которого звали Леон.
- Не-ет, - холодно и мрачно процедил сквозь зубы Генка. - Это мы уже "проходили". Но там, среди "дикарей"...Это не так
уж и странно. А здесь...Это какой-то кошмар!
- Ты еще не видел того, что они сделали с нашими "братьями" в Ходжалы, - закуривая сигарету, продолжал Леон. На
одном из трупов мы насчитали двадцать шесть отверстий от ударов отверткой. А дети...Если бы ты видел их маленькие
замерзшие трупики, ты бы сошел с ума. Нет, это не люди. Они даже не звери - они хуже.
- Ладно, Волк, - резко оборвав свой монолог, после паузы заговорил Леон. - Иди лучше своему "земляку" помоги.
Кажется, у него истерика. Он же совсем "зеленый". Всего месяц как дезертировал из Советской Армии. "Салага", в общем!
Генка кивнул и, бросив еще один остервенелый взгляд на истерзанные тела армян, обернулся в сторону кустов, из
которых доносились всхлипывания и рыгающие звуки из уст стоявшего на коленях и уткнувшегося в землю лицом Королева.
- Ну что, парень? Трудно, да? - сочувственно произнес Генка в адрес своего товарища.
- Да пошел ты! Волк чертов! - злобно огрызнулся тот. - Тебе что, ты вон вообще никогда никаких чувств не ведаешь.
Наверное, здорово тебя там в Афгане натаскали, да? Тебе даже, наверное, нравится быть таким хладнокровным, да? Я же
видел, как ты стреляешь! Как в тире! Даже не поморщившись!
- Заткнись, щенок, - в ярости вспылили Генка и в сердцах ударил Королева по лицу. - Что бы ты понимал! Романтика,
небось, в задницу стукнула, да? Повоевать решил, сосунок? Что ж, смотри, любуйся, вот она романтика! Можешь потрогать...
Если не боишься...Ге-е-еро-ой!
Последнюю фразу Генка произнес как-то особенно презрительно и жестко. Резко выпрямившись и закинув за плечи
автомат, он отвернулся в сторону от Королева и твердой походкой направился к армянскому лагерю.
- Эй, Волк, постой! - слегка растерерянным и виноватым голосом, окликнул его Королев.- Постой, я не хотел тебя
обидеть . Подожди, я ...
- Ну-у, что еще, - грубо и холодно бросил через плечо Генка, резко останавливаясь и нервно поигрывая автоматом.
- Ты, ты, - с трудом сдерживая дрожь в голосе, забормотал Королев, вскакивая на ноги и догоняя Генку. - Ты
прости.Прости мне мои слова. Я не хотел. Но, знаешь, накипело. Ты хороший парень , я знаю. Но странный, очень странный ...
Мы с Санькой даже не знаем твоего настоящего имени ...
- Ну-у-у, Сергей - мое имя, - слегка смягчившись, произнес Генка. - Дальше что?
Королев растерянно замялся и продолжал виновато смотреть на Генку.
- Ну-у, - неуверенно начал он. - Просто я хотел, что бы держались вместе. Знаешь, мы все здесь чужаки... грязные
"наемники", и все такое. Мне тоже одиноко, как тебе. И немножко противно... все это. Ну-у, может мы...
Королев нерешительно протянул Генке руку и заискивающе посмотрел ему в глаза.
- Ладно, черт с тобой, - Генка с трудом сдержал усмешку на своих губах и сдержанно ответил на рукопожатие.
- Пусть будет по-твоему, после паузы произнес он. - Я и сам об этом думал. Кажется, ты прав. Нам следует держаться
вместе. Иначе...
Генка еще раз взглянул на кровавые пятна на жухлой траве и, скрепя сердце, добавил: - Лучше пусть не будет иначе!

   * * *


После того злополучного караула отношения между Королевым и Генкой начали стремительно меняться в лучшую
сторону. И Генка был в глубине души искренне рад этому.
Королев оказался неплохим, довольно эрудированным и интересным парнем. И, к тому же, преданным товарищем и
другом.
В первый же вечер он рассказал Генке свою историю. И после этого между ними уже не было барьера непонимания и
взаимной подозрительности.

Прежде чем попасть к армянским боевикам, Сашка Королев исправно прослужил в одной из армейских частей в
течении нескольких месяцев. Вначале все у него складывалось хорошо. Но, на его беду, в части оказалось очень много
азербайджанцев и среди солдат пышно расцвели безжалостные законы "землячества" и "дедовщины".
Королев, выросший хотя и в небольшом, но все же городишке, оказался слабо знаком с неписаными законами
"коллектива", особенно с их азиатской интерпретацией. С самого начала он повел себя агрессивно по отношению к "старикам"
и новоявленным "баям". За что и был ими нещадно бит и унижен.
Эти месяцы, которые он провел в части, были для него сущим адом. И вот однажды, после очередных особенно
унизительных "разборок", он решился оставить службу и бежать. Но первый же армянский патруль остановил его на дороге и
поставил его перед дилеммой: либо его "сдают" властям и командованию Закавказского военного округа как дезертира, либо
он "добровольно" принимает участие в карабахском конфликте на стороне армян. Королев выбрал второй вариант, хотя и
здорово жалел об этом впоследствии.
Вот так Сашка Королев оказался на войне.

- М-да-а, брат, досталось же тебе, - сочувственно высказался Генка, когда Королев окончил свой рассказ. - А я думал, что
ты просто трус и погнался за халявными "наемническими" бабками. Мы в Афгане таких просто душили. А ты нет...
- Да ладно, что я по сравнению с тобой, - виновато возразил Королев. - Вот ты - это да! Одно слово: "афганец". Знаешь, я
тебе даже завидую...
- Это ты зря, - чуть сморщившись и жадно затягиваясь сигаретой, произнес Генка. - Война - она только в книжках и
фильмах красиво смотрится, а в жизни...
- Это я уже понял, - согласно кивнул Королев. - Но вот знаешь, я тут письмо из дома получил. Еще когда в части был.
Знаешь, я прочитал, а там...
Сашка не договорил.
В дверях казармы нежданно возникло встревоженное и искаженное гримасой восторга лицо Лиона, и он громко
прокричал: - Эй, ары, в ружье. Только скорее! Кажется мы переходим в наступление. Тигран только что объявил "тревогу" и
"сбор".
- Ну вот, дождались, - вскакивая с койки, выпалил в полный голос Генка, набрасывая на плечи бронежилет и поднимая с
земли каску. - Ладно, Санек, потом договорим. Кажется, нас ждут серьезные дела.


   * * *


Уже стоял полдень, когда БТРы, на броне одного из которых ехали Генка и Королев, ворвались в азербайджанский
поселок.
Армянской атаке на поселок предшествовал массированный и довольно продолжительный обстрел азербайджанских
позиций с помощью установок "Град" и градобойных орудий. Большая половина домов злосчастного поселка лежали в руинах
и были окутаны пламенем и черным дымком. Трупы боевиков из азербайджанского "сопротивления" густо покрывали
заросшие пыльной растительностью огороды и палисадники. Те же, кто несмотря на обстрел остался в живых, отчаянно
сопротивлялись, поливая огнем из "Калашниновых" армян и забрасывая их БТРы гранатами.
К большому удивлению Генки в поселке оказалось достаточно много погибших среди мирных жителей. Их обожженные
и безжалостно истерзанные осколками трупы лежали вперемежку с трупами азербайджанских боевиков и солдат. В основном,
это были трупы женщин и детей.
Неожиданно в сознание Генки ворвалось острое предчувствие смертельной опасности, столько раз спасавшее ему жизнь
в Афгане, и он без промедления соскочил с брони БТРа на землю, увлекая за собой упирающегося Королева. Уже через пару
мгновений чудовищной силы взрыв потряс массивный корпус боевой машины, из ее люков показались языки пламени и
повалил густой дым. Было похоже, что спастись от смерти удалось только Генке и Королеву. Остальные армянские боевики,
опрометчиво укрывшиеся внутри БТР, были мгновенно разорваны взрывом боекомплекта на куски.
Оказавшись на твердой земле, слегка оглушенный взрывом Генка дал длинную очередь из своего "Калашникова" по
окрестным кустам "ежевики" и поспешил найти укрытие в развалинах одного из домов.
Между тем, перестрелка начала быстро стихать. Генка дерзко высунулся из своего укрытия и вскоре понял, что бой
окончен. Армяне, чувствуя свою. полную и безоговорочную победу над противником, уже в полный рост расхаживали среди
развалин и хладнокровно добивали раненых боевиков азербайджанского "сопротивления".
Генка неуверенно приподнялся с земли и опасливо огляделся по сторонам. Все было тихо. Генка сменил "магазин" в
своем АКМ и медленно, просчитывая каждый свой шаг, направился в сторону небольшой группки армянских боевиков,
затеявших громкую возню и словесную перепалку во дворе одного из чудом уцелевших при артобстреле домов. Cашка Королев
неотступно следовал вслед за ним, твердо сжимая в руках готовый к стрельбе АКМ и настороженно озираясь вокруг.
Только оказавшись в десятке метров от армян, Генка, к своему ужасу, понял причину их необычной суеты и громкой
ругани.

О боже, только не это! Генка отказывался верить тому, что видел. Но, увы, это тоже была война. Причем во всей своей
красе.
Прежде такие гордые и бесстрашные армянские воины были всецело и с горящими глазами поглощены самым, что ни
на есть, постыдным занятием: бессовестным грабежом и откровенным мародерством. Каждый из них с неподражаемой
жадностью торопливо запихивал в предусмотрительно припасенный для этого случая мешок или "баул" все мало-мальски
ценное попадавшееся ему на пути. Некоторые из боевиков не брезговали даже тем, чтобы усердно ощупывать трупы в поисках
денег и драгоценностей, взламывать полуобгоревшую мебель и сундуки в еще дымящихся развалинах, беззастенчиво рыться в
грязном тряпье и завалах домов.
Внезапно Генка услышал громкие женские крики о помощи, доносившиеся с разных концов поселка. Самый близкий к
нему истошный вопль молодой женщины исходил из окна того дома, рядом с которым оказался Генка и Королев.
Генка, не раздумывая, бросился к дверям дома, но был вынужден резко остановиться на самом его пороге.
Дорогу ему преградил истерзанный штыками в клочья труп азербайджанского мальчика лет десяти. Бездыханное тело
ребенка лежало на боку. Череп азербайджанца было грубо и безжалостно раздавлено прикладом, голая спина мертвеца
представляла сплошное кровавое и бесформенное месиво. Одна рука трупа была оторвана и зловеще валялась на песке чуть
поодаль.
Генка осторожно, с трудом сдерживая рвоту, переступил через детский труп и ворвался внутрь дома.
То, что предстало его глазам внутри азербайджанского дома, можно было сравнить разве что с залитой кровью бойней
или средневековой камерой пыток, но никак не с захваченным "цивилизованным" агрессором жилищем своего противника.

Обнаженный труп молодой женщины со вспоротым животом и торчавшим из него куском трубы валялся ничком на
забрызганной кровью кровати. Тело старика с выбитыми глазами и сломанной шеей безжизненно свисало с широкого
подоконника и плечом утопало в огромной луже еще дымящейся крови.
Истошный женский вопль повторился, и, вслед за ним, тут же последовала грубая ругань на армянском языке. Крики и
возня доносились откуда-то из глубины дома, и Генка рванулся в их сторону на ходу вскидывая автомат и щелкая
предохранителем.
Дверь в маленькую заваленную игрушками комнату, была распахнута настежь, и перед взором Генки предстала
чудовищная картина.
Чернявая, лет тринадцати девчушка-азербайджанка, распластав во все стороны тонкие ручонки и откинув назад голову
с искаженным гримасой ужаса и боли лицом, билась в предсмертных судорогах на покрытом одеялом деревянном полу.
Одежда на ней была грубо изорвана в клочья, обнаженные бедра залиты кровью. Маленькие и щуплые плечики, грудь и
колени девушки были густо покрыты багровыми ссадинами и синяками.
Над телом девушки со звериной гримасой сладострастия на лице склонилась укутанная в бронежилет и пятнистую
форму фигура армянского боевика. Армянин неторопливо и с достоинством застегивал штаны и громко щелкал застежками
бронежилета.
- О боже, - вырвался из губ Генки звериный рык. - Как же так можно! Она же совсем ребенок!
- А, ара! - без тени смущения заулыбался боевик в адрес Генки, восторженно и удовлетворенно поглядывая на свою
жертву. - Ти тоже хочишь? На-а, бери женщин, она еще живая. Только поспеши, ара! А то нам уже скоро возвращаться
обратно, в лагерь! А девочка...у-уух! Персик!
- Ах ты мразь, - с трудом сдерживая ярость, процедил сквозь зубы Генка и резко выхватил из-за пазухи свой "ПМ".
- Не хочишь? Так и скажи! - все еще так и не подозревая, равнодушно ухмыльнулся боевик. - Ну-у, как знаешь! Отойди,
ара, в сторону, я пристрелю ее? А то вдруг выживет и, не дай бог, болтать будет?!
Последняя фраза поставила жирную точку в Генкином замешательстве.
Резко вскинув вверх пистолет и направив его прямо в лоб армянскому боевику, Генка истошно закричал во весь голос:
- Стоять, ублюдок, ни с места!
- Это еще что, Волк? - быстро оценив ситуацию и скорчив на лице презрительную мину, злорадно заговорил боевик,
ошалело уставившись на черное жерло направленного в него пистолета. - Ти чито, рехнулься? Ти в кого целишь, русский
собака?!
Генка слегка прищурился и хладнокровно надавил курок. Мощный фонтан горячих и липких капель брызнул ему прямо
в лицо сразу же после звука выстрела.
Генка отпрянул в сторону и бросил ненавистный взгляд на забрызганное кровью тело армянина, грузно осевшее на пол.
- Ну вот и все. Поговорили, - холодно произнес он, поднимая с пола какую-то тряпку и вытирая чужую кровь со своего
лица.
- Серега, это как же? - с дрожью в голосе завопил за его спиной Королев. - Ты что натворил. Ты же его убил. Нас же
теперь на куски разрежут.
- Ну это мы еще посмотрим, - огрызнулся Генка. - Вот, девочку только жаль. Ей бы еще жить да жить, а эта сволочь...
Генка закончил вытирать кровь со своей шеи и с пистолета и, повернувшись лицом к Сашке, задумчиво произнес:
- Ну, брат, то, что мы здорово влипли, в этом ты прав. Но не дрейфь! Кажется, я знаю, что надо делать!
Генка резко выхватил из-за пазухи "лимонку", выдернул из нее зубами "чеку" и торопливо запихал гранату за пояс и
бронежилет трупу.
- А теперь делаем отсюда ноги. Сейчас здесь будет маленький "Бум"!
Бережно подхватив на руки бездыханное тело девочки и бесцеремонно отшвырнув Королева к выходу из комнаты,
Генка поспешно выскочил вслед за ним, рухнул на крыльце дома, прикрывая собой тело девочки и каждую секунду ожидая
грохота взрыва.
Мощный взрыв безжалостно сотряс и без того хлипкие стены дома и с жутким грохотом обрушил его кровлю на
безжизненные тела своих постояльцев и их хладнокровного убийцы.
- Что? Что здесь произошло, Волк? - помогая подняться с земли, встревоженно начал допытываться подоспевший на
шум взрыва Тигран.
- А черт! - грязно выругался Генка, взмахивая рукой в сторону объятого пламенем и дымом дома. - Там был Баграмян.
Кажется, мамаше этой чернявой дуры удалось вырвать у него "лимонку"... И вот... Боюсь, ему не повезло. Мы сами насилу
унесли ноги, когда эта стерва выдернула "чеку"! Вот.
- М-да-а, да, - недоверчиво поморщился Тигран, выслушав "легенду" Генки. - М-да, бывает. А что это за сучка?
Тигран недоуменно протянул руку в сторону спасенной Генкой девочки и холодно посмотрел ему в глаза.
- Да, так, - неожиданно вступился за своего друга Сашка. - Она выбежала нам на встречу. Вот и осталась жива...
- Ладно, черт с ней, - сделал вид, что его удовлетворили объяснения, Тигран и, обернувшись к своим "боевикам" громко
распорядился. - Тело Баграмяна вытащить из обломков. Минут через десять возвращаемся в лагерь.
- А с тобой мы еще побеседуем, - чуть слышно добавил он уже в адрес Генки.
- Ну, ладно, - с наигранным равнодушием пожал плечами тот и, дождавшись, пока Тигран отойдет на достаточное
расстояние, горячо зашептал в самое ухо Сашки: - Без сомнения, он что-то подозревает. Самая пора нам сделать ноги! Вот
только куда? "Айзеры" нас уже не примут. Осталась одна дорога - через границу в Турцию или Афган.
- Не-е, есть еще один вариант, - взволнованно зашептал в ответ Королев. - Я же тебе говорил... Ну-у, про письмо... Так
вот, у нас в Приднестровье тоже, кажется, началась война. Лучше туда, там свои. Да еще, дом мой там. Ты как?
- Добро, - неуверенно согласился Генка.- Приднестровье так Приднестровье!
- Эй, Волк, что вы там замешкались, - громко окликнул Генку Тигран. Давайте пошевеливайтесь. Возвращаемся в
лагерь. Там поговорим. Зайдешь ко мне сразу по прибытию. И ты, "молдаванин", тоже!
- Точно, он нам не поверил! - испуганно затараторил Королев, с трудом поспевая за Генкой. - Надо скорее уносить
отсюда ноги. Чем раньше мы это сделаем, тем меньше шансов, что нас расстреляют.
- А зачем вообще что-либо откладывать! - загадочно улыбаясь, успокоил его Генка. - Вот сегодня ночью и двинем!




Глава пятая

ПЛАЧУЩИЙ ЗВЕРЬ


Город был буквально завален трупами.
Черные, местами обугленные и в клочья изодранные бродячими псами они лежали вперемешку с искореженным
"боевым" металлом, ошметками дерна и клоками изумрудной травы.
За эти долгие месяцы Приднестровской войны эти жалкие, полуистлевшие останки людей и военной техники прочно
слились с окрестным пейзажем, стали его зловещей, неотъемлемой частью. На них уже даже никто не обращал внимания:
солдаты обеих армий, наталкиваясь на трупы, брезгливо зажимали ладонями ноздри от смрадного запаха и невозмутимо
продолжали свой путь; местные жители трусливо обходили их стороной, с трепетом вглядываясь в изуродованные лица в
страхе признать в них знакомые черты. Даже "похоронные" команды, и те не особо усердствовали в выполнении своих прямых
обязанностей, не рискуя лишний раз подставить свою спину или лоб под раствор прицела вражеского снайпера.
Вот уже месяц Генка "варился" в этом кромешном "аду". И этот месяц показался ему целой вечностью.
Сашка Королев, вместе с которым они дерзко бежали из Карабаха, казалось, был тесно знаком со всеми защитниками
Бендер, причем включая даже офицеров 14-ой армии и казаков-добровольцев. В основном, благодаря этому, Генка уже после
недели своей новой военной службы оказался вхож в любые компании, и везде его встречали радушно и по-свойски.
Но очень скоро, к своему глубокому разочарованию, Генка почувствовал себя чужим и одиноким в этом бесшабашном и
разношерстном мире гвардейцев Приднестровья.

Среди его новых товарищей по оружию больше всего было казаков и бывших солдат и офицеров Советской Армии.
Первые, о которых Генка был наслышан еще дома, в Москве, вначале вызывали в его душе бурю восторга и восхищения.
Ему очень нравилось их безграничное жизнелюбие, роскошные "бурки" и , придававшие своим хозяевам особо грозный и
воинственный вид, казачьи "шашки". Но, с прошествием времени, он начал неожиданно для себя понимать, что за этой
напыщенной и хвастливой бравадой бесстрашных "казачков", как правило, ничего не было.
Казаки, в основной своей массе, были плохими и неопытными солдатами. Многие их них даже никогда не служили в
настоящей армии. А если и служили, то врядли такую службу можно было воспринять всерьез.
Да, конечно, все они были "хлопцы" бравые: дерзкие, отважные, не ведавшие страха и с честью переносившие боль. Но
все же, все, что они делали, казалось Генке похожим на хвастливый "кич", незамысловатую "игру" в "героя" и "доблестного
воина". Груды сверкавших крестов и медалей на их гимнастерках, нелепо торчавшие из-за поясов рукоятки "нагаек" и
своеобразный "гордый" взгляд только лишний раз подчеркивали всю комичность и бутафорию внешнего вида "защитников
православного отечества" и не могли не вызвать у Генки жалости и иронической усмешки в адрес казачества.
Что же касается бывших военных СА, то Генка ладил с ними с большим трудом. Вначале они тоже встретили его
радушно и приветливо, но вскоре, прослышав про его славное Афганское прошлое и Карабах, теплое отношение к нему с их
стороны как-то незаметно сменилось прохладной настороженностью и "дежурными" улыбками гостеприимства.
В глубине души Генка прекрасно понимал причину и суть таких перемен. С этим он сталкивался и на "гражданке",
когда его, Генку, либо превозносили до небес как "доблестного и бескорыстного защитника устоев Коммунизма и бедного
Афганского народа", либо с тлеющими в глубине глаз искорками зависти и досады окатывали с головы до ног презрительной
жалостью и насильно запихивали в одежды праведного "мученика", обезличенного представителя "потерянного и сломанного
войной поколения".
Однако сам Генка упорно не желал мириться с той "ролью", которую ему так великодушно предлагало общество. Он не
был "героем" подслащенной легенды! Не был он и беззащитной жертвой душещипательной политической драмы и мрачного
стечения обстоятельств! Он всегда и везде стремился быть, прежде всего, самим собой - Генкой Мальцевым - со всеми
присущими ему заблуждениями, достоинствами и недостатками. И в этом была трагедия всей его жизни.
Помимо казаков и бывших "вояк" Приднестровской армии весомую роль играли "рейнджеры". Кого среди них только не
было: и бывшие уголовники - эти беспринципные шакалы войны; и ветреные юнцы, возжелавшие крови и славы; и
умудренные опытом отцы семейств, невесть за чем подавшиеся в дальние края по зову "совести" и самолюбия; и откровенные
авантюристы, для которых мир был "тесен", а жизнь скучна; и, что самое прискорбное, такие же, как Генка, профессионалы,
для которых Война стала жизнью, а "Калашников" - средством его достижения.
Их было мало - Генкиных "братьев". Многие из них тоже прошли Афган и так и не смогли найти свое место на "мирной"
"гражданке". Они тоже, подобно Генке, были уже по горло сыты чужим восхищением и завистливой ненавистью и
"гуманизмом" и уже не могли "вернуться" назад. Они, как и Генка, чем-то были похожи ни тигров-людоедов, один раз
вкусивших человеческой крови и больше уже никогда не способных забыть ее пьянящий аромат.
Одним словом, война в Приднестровье была самой типичной "разборкой" в некогда дружной семейке "братских"
народов. В ней не было ничего необычного. Она была прямым порождением обагренного кровью XX века, его законным
дитятей и чем-то вроде "лебединой" песни.

* * *


Между тем, злосчастный город, который так самоотверженно и бесстрашно защищали гвардейцы, уже давно лежал и
дымился в развалинах. Большинство его зданий было зверски раскуроченно взрывами и вдавлено в землю гусеницами танков
и ребристыми покрышками БТР.
На крышах "высоток", прежней гордости и поклонения горожан, свили себе уютные и неприступные гнездышки
"кукушки" 55 - добросовестные и аккуратные молдавские снайперы, получавшие за свой нелегкий труд по 3-4 "сотни" в час.
"Кукушки", среди которых было немало бывших спортсменок из Прибалтики, трудились исправно. С каждым днем, особенно
когда стихали ненадолго ураганы атак и грохот артиллерийской канонады, они методично и грубо отстреливали Генкиных
товарищей. Защитники Приднестровья угроза "невидимой" смерти уже прочно и основательно въелась в их окаменевшие
души, но, все же, каждый из них продолжал упрямо верить в то, что именно его "костлявая" счастливо обойдет стороной.
Недели и месяцы неудержимо сменяли друг друга все то время, что Генка был на войне. И чем дольше он здесь
оставался, тем меньше у него было шансов вернуть покой и уверенность в свою израненную душу. Для него это уже была
третья по счету война и, к его величайшему сожалению и печали, она была как две капли воды похожа на две предыдущие.
Здесь, точно также как в Афгане и Карабахе, воздух был переполнен ненавистью, человеческой болью и страданием. И
здесь тоже звериный оскал смерти преследовал не только мертвых, но и живых. Он проступал везде: и в небрежно прикрытых
грязным брезентом трупах, и в исковерканных пламенем и свинцом деревьях, и в лихорадочном и болезненном блеске
солдатских глаз, и, что самое чудовищное, в изощренных пытках и издевательствах над пленными.

Вот уже в который раз история повторялась. Генка отказывался верить в это, но это было так. Столь гордо и надменно
бравирующие своим "европейским" прошлым молдавские ополченцы, на поверку мало в чем уступали в своей жестокости
афганским "дикарям" и "гордым" "кавказцам". То, что они выделывали с пленными, не поддавалось никакому трезвому
описанию.
Генка сам был свидетелем одного такого случая, когда на глазах мужа, сторонника приднестровцев, была зверски
изнасилована и избита его жена. После этого гнусного и бесчеловечного акта "палачи" привязали к шее женщины гранату так,
чтобы нельзя было снять, хладнокровно выдернули чеку и, дав своей жертве возможность зажать в ладонях корпус и
предохранитель гранаты, "великодушно" отпустили ее на волю. Мужу несчастной женщины была уготовлена еще более
чудовищная участь: вдосталь поизмывавшись над своею связанной и беззащитной жертвой, "ополченцы" отрезали ему
половые органы, еще живого облили бензином и подожгли...
Генка был одним из первых, кто оказался на месте разыгравшейся трагедии. Несчастному "приднестровцу" уже ничем
нельзя помочь. Его объятое пламенем тело обреченно корчилось в предсмертных судорогах, вызывая громкий хохот и восторг у
беснующихся "экзекуторов".
В эти мгновения Генка даже не пытался взять под контроль свою ярость и гнев от всего увиденного. Он хладнокровно
"давил" на "гашетку" своего АКМ, поливая смертоносным огнем оцепеневших "ополченцев". На очереди был уже третий
"магазин" к АКМ и последняя из оставшихся граната, бездыханные тела молдавских солдат уже давно были разодраны в
клочья Генкиными пулями и осколками гранат, а Генкины товарищи все еще были не в состоянии вырвать из его рук
дрожащий от бессмысленных выстрелов автомат. Розовая пелена ненависти и злобы все еще висела у Генки перед глазами, и
пока последняя из отстрелянных гильз не выскочила из затвора его АКМ, он упрямо продолжал стрелять.
- Слышь, парень, хватит, уймись. Ты свое дело сделал. Эти "молдавские" собаки давно мертвы! - наконец, в нависшей
тишине услышал чей-то взволнованный голос Генка и почувствовал на своем плече чью-то горячую и тяжелую руку.
Генка резко обернулся и встретился взглядом с пожилым, видавшим виды казаком.
- Здорово ты их уложил. Они даже не успели и вскрикнуть, как встретили свою смерть, - между тем продолжал казак. -
Ты, наверное, тоже...
Генка не дослушал. Бесцеремонно повернувшись к казаку спиной, он твердой и уверенной походкой зашагал прочь от
рокового места. Он опять был спокоен и уверенно держал себя в руках. Он совсем не жалел о содеянном. Напротив, он был
вполне удовлетворен и доволен своей жестокостью. За его спиной все еще продолжали раздаваться приглушенная брань
"приднестровцев" и истошные крики и возгласы обступивших место трагедии женщин и стариков. Однако, выстрелов не было
слышно. Но, даже если бы они и были, то Генка был не готов их услышать. Он был весь погружен в свои мысли, и
окружающий мир был ему безразличен.
Он шел в полный рост, небрежно сжимая в ладонях АКМ и дерзко и вызывающе бросая насмешки в адрес снайперов.
Его подсумок был пуст, и на поясе не болтались гранаты. И, хотя война для него еще не была окончена, Генка совсем не боялся
случайной смерти или роковой засады. Ему было все равно. Он боялся только самого себя. Он боялся того, от чего было нельзя
убежать и на что нельзя было направить ствол АКМ и хладнокровно надавить на "курок"...
- Эй, Афганец! - робко окликнул Генку незнакомый парень. - Слышь, тебя командир к себе требует. Кажется, там твоего
"кореша" снайпер "достал". Ты бы того, поспешил, что-ли...
- Сашка?! Королев? - Генка судорожно схватился левой ладонью за лицо и нервно провел пальцами вниз до подбородка.
Этого не могло быть. Ему все это лишь снилось. Он не был готов поверить в то, что с последним из его друзей могло
что-то случится. Нет! Нет! Он никогда не переживет этого. Достаточно того, что он уже потерял дом, семью, Германа...Нет!
Генка рванулся изо-всех сил в сторону уже видневшейся в отдалении крыши штаба "гвардейцев" и расположенной
рядом с ним медсанчасти. Он, чье хладнокровие и выдержка были в таком почете среди "гвардейцев", готов был в любую
секунду разреветься как мальчишка только от одной мысли, что может опять потерять все. Он мчался к штабу со всех ног,
почти летел над землей. И только уже у порога медсанчасти он позволил себе остановиться и перевести дух.
Там, за этой заветной дверью, сейчас решалась судьба: был слышен звон медицинских инструментов, приглушенные
голоса хирургов и медсестер. Генка не был твердо уверен в том, что он не ошибается.
- А-а, Сидоров, ты уже здесь? - Генка неуверенно обернулся и встретился взглядом со своим командиром. - Я уже много
раз за тобой посылал. Но тебя все не могли найти. Ладно, не оправдывайся. Потом все объяснишь. А у нас вот тут...
Командир не договорил. На его смуглом и обветренном лице возникла гримаса невыносимой душевной боли и
страдания. Скупая, оставляющая за собой грязную бороздку слеза сорвалась и покатилась вниз по его левой щеке.
Это было очень тяжелое зрелище - видеть, как плачет боевой офицер и полный сил мужчина. Но Генка сам с огромным
трудом сдерживался от того, чтобы не последовать примеру своего командира. Его губы были жадно искусаны в кровь, все
тело дрожало от волнения, а пальцы рук судорожно сжаты в кулаки.
- Знаешь, мне очень жаль, - между тем продолжал командир, - но твоему другу, кажется, невозможно спасти жизнь. Пуля
вошла ему в шею и достигла "легкого". А, может, задела и сердце. Это произошло там, на косогоре. Возле здания райкома
партии. Ну-у, ты знаешь, не далее, чем на прошлой неделе, мы "выкурили" с его крыши "кукушку". Ну и успокоились. А она...
Она опять свила себе там "гнездышко". Твой друг оказался ее первой жертвой, но, боюсь, не последней. Вокруг этого чертового
дома почти нет деревьев. Каждый метр идеально простреливается. Мы уже хотели подтащить туда пушку, но...эта территория
пока контролируется "молдаванами". Мы ничего не можем сделать. Увы, убийца твоего друга для нас пока недосягаем.
- Я так не думаю, - процедил сквозь плотно сжатые зубы Генка и вызывающе посмотрел в глаза командира.
- Нет, Сидоров, мать ..... твою, я тебе приказываю...- сорвался было на крик командир, но вдруг, совсем неожиданно для
Генки, смягчился и нехотя добавил: - Хотя...Ладно, черт с тобой, "РЭКС"! Я же тебя хорошо знаю! Ты все равно не выполнишь
приказ, если я запрещу тебе охоту на "кукушку". Ты же как волк. Тут же пускаешь клыки в дело, стоит тебя только сильно
задеть. Ладно, действуй! Только помни - надейся только на себя! В случае чего, я тебе помочь не смогу. Будь предельно собран
и осторожен. Если выживешь - станешь героем, а нет...лучше тебе тогда самому застрелиться. Не ровен час - попадешь в лапы
"ополченцев"...Ну, а что они могут сделать, ты уже видел... Так что, рви "когти", РЭКС 56 !
В этот момент дверь, за которой медики отчаянно пытались вырвать Сашку Королева из костлявых объятий смерти,
широко распахнулась и на пороге показались двое хирургов. По их лицам Генка понял, что все кончено. У него больше не было
друга - Сашки Королева. Его бездыханное тело, укрытое простыней, неподвижно застыло на операционном столе и надрывно
взывало к отмщению.
Генка растерянно расстегнул свой подсумок и принялся судорожно шарить в нем в поисках снаряженного "магазина" к
АКМ. Подсумок был пуст, личный боевой запас исчерпан.
Командир тоже успел заметить Генкино замешательство и, подозвав к себе одного из стоявших за его спиной
"гвардейцев", снял с его пояса набитый "магазинами" подсумок и протянул его Генке.
- На-а, РЭКС, возьми, - c горечью в голосе произнес он. - Я знаю, ты не захочешь откладывать выполнение моего
задания и своих же планов. Если я не сделаю того, что задумал, ты же с голыми руками пойдешь за "снайпером". Ты такой! В
тебе есть "кураж" и "звериная ярость". Иди. И не оборачивайся. Для тебя это единственный выход. Для меня, увы, тоже!
Генка с благодарностью посмотрел в глаза своему командиру и бережно принял из его рук желанный подсумок с
боекомплектом. Он знал, что насчет него командир был абсолютно прав. Он бы, Генка, не смог хладнокровно вернуться в
казарму за боекомплектом и снаряжением. Он знал и то, что не сможет успокоиться, пока "кукушка", отобравшая у него
последнего верного друга, не "заткнется" навеки.
Он знал все это, и поэтому в его душе не возникли сомнения в правильности того, как он поступает. Он просто и
уверенно вскинул на плечо АКМ, аккуратно пристегнул к поясу подсумок с боекомплектом и размеренным шагом направился
в сторону бывшего здания райкома, маячившего на горизонте.
- Удачи, РЭКС, - бросил ему вдогонку командир и с грустью подумал о том, что он сам был бы не прочь оказаться на
месте Генки.


   * * *


"Гнездовье" молдавской "кукушки" и вправду казалось, на первый взгляд, неуязвимым.
Генка это понял сразу же, как только преодолел незримую линию фронта и благополучно добрался до голой бетонной
площадки перед зданием бывшего райкома КПСС.
Территория, безгранично и весьма успешно контролируемая молдавским снайпером, простиралась на добрые полсотни
метров, вокруг здания и на сотню метров перед ним. Но и это еще было не все. Снайпер засел на самой крыше пятиэтажного
здания и подобраться к нему бесшумно и незаметно было практически невозможно. Достаточно было одной брошенной на
лестничный проход гранаты, и у нападавшего не оставалось никаких шансов на победу. Снайпер, судя по всему, прекрасно это
понимал и чувствовал себя довольно уверенно и беззаботно. Однако он понимал и то, что только массивные стены здания
являются единственным надежным гарантом его благополучия и безопасности. Вот почему за те долгие 12 часов, что провел
Генка возле его огневой точки, снайпер так ни разу и не покинул своего гнездовья.
Уже начало темнеть, а Генка все еще никак не мог придумать способ, как "достать" снайпера и самому остаться в
живых. Время шло. За спиной Генки с завидным постоянством вспыхивали и вскоре быстро захлебывались горячие
перестрелки. И вот-вот на него могли наткнуться молдавские "ополченцы" или "полиция". И тогда бы участь его была
однозначно предрешена. С тремя "магазинами" к АКМ и бесполезным в обороне штык-ножом ему долго не продержаться. А
там либо смерть, либо плен... При мысли о втором варианте окончания его рейда у Генки начинала дико стучать кровь в
висках, и ледяной пот струился по спине.

Луна уже была в своей полной красе, когда Генка, так ничего и не придумав, неожиданно заметил странную фигуру,
опасливо кравшуюся от окрестных домов к изрешеченному осколками зданию бывшего райкома.
Генка вначале подумал, что это кто-то из молдавских "ополченцев" решился навестить "кукушку". Но вскоре, с трудом
разглядев в блеклом лунном свете грациозные девичьи плечи и чуть покачивающиеся при каждом шаге маленьких ножек
бедра, понял, что ошибся.
Незнакомка была одета в легкое ситцевое платье, доходящее ей почти до колен, высокие гетры и кроссовки. На голове ее
был повязан цветастый платок.
Лицо девушки, насколько смог разглядеть Генка, выглядело очень юным и милым. Смуглые волосы, пробивавшиеся из-
под платка ниспадали на высокий лоб. Задорный вздернутый носик соседствовал с большими, широко раскрытыми глазами.
Выражение лица девушки было испуганным. Дыхание прерывистым и тревожным. В руках она сжимала плетеную корзинку,
покрытую рушником, и маленький термос, от которого исходил пар.
Прошло не менее трех минут, прежде чем девушка, наконец, достигла дверей здания, и сверху на нее неожиданно упал
луч фонарика. Она вскинула левую руку вверх и приветливо помахала ею в сторону источника света. В ответ свет фонарика
быстро потух, и через минуту ее легкие шаги уже гулко раздавались в глубине здания, разрывая безмятежную тишину
приднестровской ночи.
Но Генка был уже начеку. Он пристально следил за каждым движением девушки, небрежно скинув на землю
полуботинки и аккуратно, без лишнего шума, опустив в траву автомат и армейский пояс с подсумком. Он старался все время
держаться в тени и, не поднимая головы из густой травы и кустарника, крадучись, направился наперерез девушке.
Мышцы его тела были напряжены до предела. Холодное лезвие штык-ножа он крепко сжимал зубами, а пальцы рук с
легким хрустом постоянно пребывали в движении. Он сознательно разминал сухожилия в преддверии тяжелой и
неблагодарной "работы".
Девушка уже была совсем близко от него. Он ощущал аромат ее нежного тела и слышал каждый ее вздох. Она что-то
беспечно напевала себе под нос, бесшумно двигая тонкими изящными губами. Глаза ее были беззаботно опущены вниз и
надежно прикрыты от лунного света густым шелковистым ворсом ресниц. Тонкие, устремленные к переносице брови, резко
расходились в стороны и придавали ее юному личику непревзойденное очарование и красоту.
Наконец, маленькие девичьи ножки робко вступили в густую траву, и густой сумрак от высоких деревьев жадно покрыл
ее щуплую фигурку с ног до головы.
Генка изо всех сил прижался к земле и предусмотрительно затаил дыхание. Девушка была от него уже в полуметре, так
ничего и не подозревая о нависшей над ней смертельной опасности. Она уверенно шла по едва различимой в траве тропинке в
сторону большого дома и небрежно размахивала своей корзинкой из стороны в сторону.
Генка бесшумно крался вслед за ней, выжидая момент для решающего броска и прикидывая наиболее удачное место для
нападения. И тут только ему в голову пришло, что девушку могут ждать и ее неожиданное исчезновение может ненароком
привлечь внимание. Генка в бессильной ярости что-либо изменить закусил до крови губу и вынужден был, сдержанно дыша,
"проконвоировать" девушку до самых дверей ее дома и позволить ей войти во внутрь.
Кажется, его блестящий, на первый взгляд, план начал давать роковую трещину и разваливаться прямо на глазах.
До рассвета еще было довольно далеко, а предстоящее утро не предвещало Генке ничего хорошего. Шансов избежать
плена и дождаться следующей ночи у него было катастрофически мало. Но и идти напролом тоже не имело смысла. Оставалось
только терпеливо ждать и уповать на его Величество Случай.

И, о боже, именно такой случай подарила Генке Судьба.
Генка не сразу заметил, как одно из невзрачных окон дома с легким скрипом распахнулось, и грациозная девичья
фигурка ловко соскочила на цветочную клумбу перед ним. О Боже, о таком стечении событий Генка даже не думал и мечтать.
Он даже вначале не поверил своим глазам и отчаянно ущипнул себя за руку, тщетно пытаясь себя убедить в том, что не спит.
Но, к счастью для него и к несчастью для девушки, это был не сон. Всемогущие боги вновь улыбались Генке и повернулись
спиной к его злополучной жертве.
Вокруг, на расстоянии вытянутой руки, гремела война. А в этом хрупком, беззащитном существе продолжало теплиться
и набирать силу всемогущее и неведавшее преград Чувство. Боже мой, что с нами только не делает Любовь. Более половины
всех глупостей на Земле, а быть может и все, делается под влиянием именно этого чувства. И вот теперь, еще одно существо,
обуянное этой Страстью, самозабвенно бросало вызов Провидению и, забыв обо всем на свете, опрометчиво двигалось прямо
навстречу своей погибели.
Генка с тоской и невыносимой болью подумал о том, что ему предстоит сделать. Для него это был последний рубеж,
прощальный вздох его человеческой сущности, которую он уже не мог более сохранять в своей душе. В его разгоряченном
сознании полыхал настоящий Ураган. Первый и, дай бог, последний раз в своей жизни перед ним стояла задача убить
беззащитное и ни в чем неповинное существо И он прекрасно знал, что не сможет сделать этого. Эта безысходность в
противоречии долга и сострадания жадно и бесцеремонно рвала его душу, вспарывала и "утюжила" мысли и чувства,
заставляла кровь пузыриться в венах и бешено пульсировать в висках.
Но, не смотря на бушующий в его сердце пожар чувств и сомнений, Генка чудовищным усилием воли заставил себя
рвануться вперед, в сторону своей жертвы, одним резким и грубым движением запрокинуть ее голову назад, обхватить ее
маленький изящный ротик потной ладонью и, наконец, рвануть маленькую оцепеневшую головку в сторону от себя.
Шейные позвонки Генкиной жертвы чуть слышно хрустнули, тело девушки обмякло и безжизненно повисло на руках
Генки. Девушка была мертва.
Генка обреченно и горько вздохнул и бережно опустил тело своей жертвы в траву. Его сознание было покрыто туманом,
мысли путались, а руки и ноги наотрез отказывались подчиняться его воле, как после действия сильного наркотика или
алкоголя.
Слегка пошатываясь, Генка мягко присел на траву рядом с еще теплым девичьим телом и, уронив голову на маленькую
грудь девушки, на минуту застыл в оцепенении. Затем он тяжело приподнял голову и, с трудом сдерживая в сердце отчаяние и
боль, взглянул в лицо девушки.
Оно было прекрасным. Даже мертвое. Казалось, его хозяйка вот-вот приоткроет ресницы и ласково взглянет на звездное
небо и серебристый диск Луны. Затем она поднимет глаза на него, Генку, улыбнется и приветливо скажет: "Кто ты,
незнакомец? Зачем ты меня разбудил...?"

Генка откровенно и беззастенчиво плакал. Его раскаленные слезы сами собой катились по обветренным щекам и
обреченно капали на оголенную шею и плечи его прекрасной жертвы. Они нещадно жгли ее гладкую, бархатистую кожу,
зловеще блестели в ярком лунном свете и стремительно таяли и терялись в потаенных складках ее одежды. А Генка первый раз
в жизни всерьез думал о смерти, как об избавлении от самого себя. Он уже не просто себя ненавидел и презирал. Он уже даже
не верил в то, что он и есть тот самый искренний и честный, любящий весь мир Генка. Генка - романтик. Генка - герой. Генка -
Человек.
Для него не было секретом, что то, что еще минуту назад можно было с полным правом назвать Генкой, теперь уже
таковым не являлось. Настоящий Генка был мертв. Мертв навсегда. Мертв духовно, а не физически.
А то самое кровожадное и безжалостное Чудовище, недававшее покоя его душе еще с Афгана, теперь безраздельно
хозяйничало и насмехалось над его мыслями и чувствами. Чудовище праздновало в душе Генки свою окончательную и
безраздельную победу.
Генка отчаянно тряхнул головой и подавленно огляделся.

   Бездыханное тело девушки все еще продолжало оставаться у его ног. Все
еще пребывая в трансе и действуя как робот, Генка приподнялся а земли  и
бережно стянул с окоченевшего тела одежду и  с  нечеловеческой  аккурат-
ностью нацепил ее на себя. Где-то через минуту, повязав на  голове  цве-
тастый платок и с трудом дыша в поползшем по швам платье девушки,  Генка
торопливо сунул за пазуху штык-нож. Выпрямившись и окончательно взяв се-
бя в руки, Генка легкой, наиграно мягкой и грациозной походкой направил-
ся в сторону злосчастного здания бывшего райкома. Дорогу до дверей  зда-
ния он преодолел довольно быстро и без приключений, каждую минуту ожидая
рокового выстрела в лоб и кровавого предсмертного тумана. Но снайпер уп-
рямо "молчал". Похоже Гене и вправду удалось мастерски усыпить его  бди-
тельность, и его незримый противник искренне "курился" на Генкину уловку
и ни о чем не подозревал. Что ж, тем хуже было для него. Генка  нарочито
громко стукнул локтем в дверь на пороге здания, дождался  того  момента,
когда блеснет уже знакомый ему фонарик, помахал ему в ответ рукой и  на-
чал уверенно подниматься вверх по лестнице на пятый этаж. Там,  наверху,
он чисто интуитивно почувствовал присутствие своего ничего неподозревав-
шего противника. Снайпер беззаботно стоял на  самой  верхней  лестничной
площадке в одних трусах и в сладостном предчувствии  скорой  встречи  со
своей возлюбленной. Он был абсолютно спокоен и даже курил, лениво  обло-
котившись на перила и свесив голову вниз. На лестнице было очень  темно,
но Генка все равно чувствовал некоторую неуверенность и даже страх.  Ему
оставалась какая-то пара ступенек до цели, когда снайпер, наконец,  отб-
росил в сторону сигарету и опрометчиво сделал шаг навстречу Генке,  раз-
водя в стороны руки. Он так никогда уже и не  узнал,  что  же  послужило
причиной его мгновенной смерти. Штык-нож по  самую  рукоятку  вошел  ему
прямо в сердце, и Генка, резко отскочив в сторону, позволил безжизненно-
му телу рухнуть и с легким шумом скатиться вниз по ступенькам  лестницы.
Генка даже не обернулся для того, чтобы воочию убедиться в том, что  его
незадачливый противник действительно мертв. Да в этом, собственно  гово-
ря, и не было никакой необходимости. Генка осторожно  протиснулся  через
узкую дверь во владения "кукушки" и ощупью нашел на полу фонарик. В  его
тусклом свете он принялся шарить по чердаку в поисках  оружия  и  одежды
снайпера. Через пару минут он уже спускался вниз по лестнице к выходу из
здания, оставив на память друзьям "кукушки" несколько минных ловушек  из
гранат "Ф-1" с натянутой по всему полу чердака  паутиной  контактно-под-
рывных лесок и с трудом волоча за собой снайперскую винтовку в  качестве
убедительного доказательства смерти "кукушки".

   Уже розовел горизонт, когда Генка, наконец, преодолел роковые  откры-
тые для прострела метры бетонной площадки перед зданием райкома  и  пре-
дусмотрительно укрылся в густой тени огромных деревьев. Там он брезгливо
и быстро сорвал с себя женское платье и вновь облачился в родную гимнас-
терку и полуботинки. С рассветом он был уже у своих. Добравшись до  шта-
ба, Генка вывалил на его пороге винтовку и документы "кукушки" и  устало
присел на ступеньках. - Рэкс? Твою мать, живой?! - заспанная  физиономия
его командира буквально сияла от неподдельной радости и восторга. - А мы
уже тебя похоронили...Что, что, неужели снайпер...?  -  Угу-у,  -  стра-
дальчески и равнодушно кивнул Генка, зарываясь головой в колени.  -  Ну,
ты и вправду герой, парень, - восхищенно процедил сквозь зубы  командир.
- Вот так без лишнего шума обезвредить "кукушку"?! Это  достойно  "звез-
дочки"! Если бы ни этот бардак в стране, я бы точно "на уши" всех поста-
вил, а "героя" тебе бы выбил. Да. могу тебя здорово порадовать. Пока  ты
был на задании, кое-что произошло, парень! Генка беззлобно ухмыльнулся в
ответ на последние слова своего командира, тяжело встал со ступенек шта-
ба и, не оборачиваясь и чуть заметно шатаясь, поплелся в направлении ка-
зармы - сдавать оружие и спать. Утро было уже в  разгаре.  Розовая  заря
приветливо окрасила горизонт, и веяло прохладой.

   Впереди был новый день, но Генка не был твердо уверен в том,  что  он
сможет и, что самое главное, захочет его прожить...










Глава шестая .

СВИНЦОВЫЙ ДОЛЛАР.

Адриатика - эта некогда лучезарная колыбель европейских народов , уже в
который раз была охвачена зловещим грохотом сражений и билась в судорогах от
нанесенных ей войной ран .
Чудовищное по своей жестокости проклятие вновь проявляло свою силу
,гонор, власть.
Веками не смолкал здесь топот азиатских орд и приглушенный храп
приземистых коней . И опьяненный славой Македонский на север здесь в боях
прокладывал свой путь. Ни раз , ни два здесь сотрясала землю поступь легионов
Рима и разносился лязг античных колесниц. Прошли столетия , и триумф армий
Цезарей сменил османских сабель громкий свист, гнусавая молитва муэдзина , с
нанизанными головами частокол и выжженные "янычарами" селения.
Двадцатый век принес Балканам грохот пушек ,свист осколков, минные поля ,
воздушные налеты, скрежет танковых армад. Здесь началась Война Миров. И здесь
она имела продолжение.
История молчит о том , чем именно так прогневили жители Балкан Ее
Высочество Фортуну. Они пришли сюда столетия назад. Пришли с востока и
остались навсегда , хотя с тех давних пор их жизнь уже не ведала ни мира , ни
покоя .
Враг побеждал числом и грубой неуемной силой , но самые чудовищные раны
он оставлял не пламенем и кованным клинком , а лицемерным языком своих
миссионеров.
Их было много .Быть может даже больше чем самих славян .
Одни из них пришли сюда под знаменем Джихада и с "откровением" Аллаха на
устах .Они не знали жалости и меры , огнем и плеткой сея на своем пути Ислам и
хладнокровно разрушая целые селения.
Другие с севера нагрянули сюда уже в личине " крестоносцев" , линчуя всех
кто в их глазах казался виноват.
Так продолжалось долго и упорно. Страдания и ненависть витали над землей
.Врагами стали прежние соседи и друзья .
Балканский "рай" не выдержал такого испытания и обреченно рухнул в
пропасть ,в ад , в алчный и безжалостный Тартар57 ...

* * *
Генка беспечно сидел у самой кромки изумрудного прибоя , уткнув голову в колени и зачаровано вглядываясь в
поддавшийся румянцем горизонт .
Он был совершенно один и ,на его лице выступало легкое замешательство и романтический восторг .
С каждым мгновением ему все больше и больше хотелось дерзко и гордо окунуться в вечность ,стремительно
промчаться по ее потаенным коридорам времени и хотя бы на час робко прикоснуться к легендарному прошлому этой земли :
ловко облачиться в доспехи легионера ,почувствовать ив ладони рукоять короткого эллинского меча , поднять над головой
надежный круглый щит с блестящим ликом солнца посреди и , громко вскрикнув что-нибудь на языке Афины 58, ввязаться в
бой во славу доблестного Александра или не менее Великого, снискавшего себе почет и уважение Веков ,Гай Юлия Цезаря или
грозного Аттилы59.
Но окружавший Генку мир упорно продолжал оставаться таким ,каким он был на самом деле . Циничным и грубым,
алчным и холодным , лишенным даже слабого намека на античные достоинства и честь .
Именно такой мир больше всего и ненавидел Генка .
Справа от Генки в этом, реальном до банальности и скуки, мире чернел среди песка его АКМ и россыпью устилали
землю нашпигованные мучительной смертью остатки боезапаса. На свисавшем до самой земли ремне Генки угрюмо
поблескивали ребристые корпуса боевых гранат , а на выцветшей под лучами балканского солнца гимнастерке смутно
проступали багровые пятна высохшей крови .
Стояла поздняя осень и обычно переполненные курортниками золотистые пляжи были пустынны и наводили грусть и
печаль .И причиной этому был не только леденящий кожу ветер и скудные остатки солнечной ласки .
Главной причиной всего ,окружавшего Генку, была война. Война , превратившая в дымящиеся развалины
гостеприимный Дубровник .Война , перепахавшая смертоносными осколками и ударной волной все побережье . Война ,
раскрошившая стены и башни средневековых замков и крепостей .Война , бесцеремонно "засеявшая" живописные долины и
ущелья Балкан тошнотворным зловонием трупов и едким дымом пожарищ .
Но для Друже Русие - так вначале прозвали Генку его новые друзья - боснийских сербы, все это было лишь очередным
этапом в его биографии .
Генка с самого начала знал, на чьей стороне он окажется в этой войне. Привнесенная в его жизнь Афганистаном
ненависть ко всему мусульманскому миру и искренние симпантии к братскому по крови и предкам народу сербов однозначно
и четко опредилили его выбор .
Кроме того ,у Генки была еще одна веская причина встать на сторону сербских повстанцев против хорватов и мусульман
.
Это была очень давняя и почти забытая история.
Когда-то у Генки был преданный друг , серб по национальности и югослав по гражданству. Им тогда было лет по
десять , не более. Но добрую память об этой дружбе Генка пронес через всю свою жизнь .
Деян , так звали Генкиного друга , был выходцем из семьи дипломата, но все же держался с Генкой как с равным и ни
разу даже намеком не подчеркнул своего элитарного статуса .
Долгое время они были неразлучны и понимали друг друга с полуслова , невзирая на то, что родились в различных
странах и говорили на разных языках .К тому же очень скоро Деян настолько хорошо выучил русский язык , что уже мало кто
мог отличить его от простого русского мальчугана .
Они с Генкой дружно и весело проводили время , на равных принимая участие в бесконечных мальчишеских шалостях и
авантюрах : вместе купались в окрестном пруду и удили в нем рыбу , самозабвенно играли в дворовый футбол и "войнушку",
бегали вместо школьных уроков в кино , катались часами на скейтах и велосипедах . Одним словом они по детски наивно
смотрели на жизнь , особенно не задумываясь о будущем и искренне восторгаясь своим настоящим .
Но однажды все это неожиданно кончилось .
Отец Деяна был срочно отозван по делу в Белград и Генка был вынужден навсегда расстаться с верным и преданным
другом ...

Последние месяцы, которые Генка провел на Балканах, оказались на редкость удачными для армии боснийских сербов.
Она неизменно одерживала верх над своим противником и праздновала одну громкую победу за другой.
Очень скоро с позором разгромленные хорватские армии были вынуждены трусливо уступить свои позиции
наседавшим сербам и , уже ближе к осени, добрых три четверти бывшей республики Боснии и Герцеговины оказались под
неограниченным контролем сербских отрядов .
Генка в глубине души был искренне рад таким успехам своих новых друзей , хотя подсознательно и понимал , что
любая война никому не приносит счастья : ни победителям, ни побежденным.
Кроме того, Генка всегда старался быть твердолобым прагматиком. Тем более, что сама судьба не оставляла ему другого
выхода.
Еще в Афгане он твердо уверовал в то, что волк и медведь не могут ужиться в одной норе или берлоге. Он был ярым
противником подобного рода мифов и пацифистских легенд. Война, в его понимании, сколь ужасна и трагична она ни была,
все же оставалась наиболее действенным и эффективным орудием эволюции и одним из краеугольных камней любой
цивилизации или государства. Она всегда все расставляла на свои места и очень редко когда не являлась закономерным
продолжением тщательно скрываемых за лицемерной улыбкой страстей и намерений. Она выпускала на волю ненависть и
кровожадную ярость. Только испив до краев эту горькую чашу горечи и страданий , народы наконец забывали о своей
взаимной неприязни, столетних распрях и обидах и на еще дымящихся руинах мира пытались строить новые , лишенные
цинизма отношения и государства. Убрав из-за спины руку с предательским кинжалом , они были просто обречены ее
протягивать открытой ладонью бывшему врагу.
Генка упрямо продолжал верить во всю эту "очистительную " миссию Войны. И в основном благодаря этой вере и в
этой Балканской войне пытался отыскать Идею, а не трусливое убежище от своих проблем.
Отрядом, в который попал Генка, командовал степенный и умудренный опытом капитан бывшей ЮНА 60 Владо
Станкович . Он был очень строгим, но хорошим командиром. Единственным его недостатком с точки зрения Генки была не
знавшая предела ненависть и жестокость по отношению к хорватам. Корни этой ненависти уходили глубоко в прошлое, о
котором сам капитан предпочитал особенно не распространяться. Только по чистой случайности Генка узнал о том, что во
время немецкой оккупации, когда капитан еще был мальчишкой, нацистские приспешники хорваты-усташи безжалостно
расправились со всей его семьей. Они это сделали в отместку за то, что он, Владо Станкович, решился помогать повстанцам-
партизанам и оказался в их отряде. Капитан Станкович так и не смог забыть трагедии своих родных и через всю свою жизнь
пронес презрение и ненависть к хорватам.
Во всем остальном Станкович был по нраву Генке. Он искренне симпатизировал открытости и подкупающей честности
своего нового командира. Но больше всего Генку привлекало в Станковиче его почти безрассудная отвага и необычный ум,
позволявший отряду под его командой одерживать победы и не нести почти потерь. Капитан в сознании Генки иногда
ассоциировался с этаким гордым, но хитрым котом, способным вывернуться из самой неприятной передряги и "приземлиться"
точно на четыре мощных лапы.
И в этой своей неуязвимости Станкович чем-то был похож на самого Генку. И Генка подсознательно чувствовал это,
хотя и не был готов откровенно это признать.
В свою очередь сам капитан тоже относился к Генке с симпатией и уважением, если не сказать большего. Кое в чем он
даже открыто покровительствовал Генке и оказывал ему всемерную и бескорыстную поддержку. Станкович был к тому же тем
самым человеком, который первым окрестил Генку Друже Русие, когда тот наотрез отказался назвать свое настоящее имя, и
позволил Генке стать членом его отряда без унизительных попыток раскопать и выставить на всеобщий суд сумбурные и не
всегда благовидные эпизоды из Генкиной одиссеи".
Другие Генкины сослуживцы в начале относились к нему настороженно, но уже после первой недели совместных боев
против хорватов и мусульман, они уже смотрели на него с уважительным восхищением, а порой даже с завистью к его
фантастическому везению и воинскому мастерству.
Особенно эффектно Генка отличился в кровопролитном бою за обладание боснийским городком Серебряницы, где ему
удалось дерзко "накрыть" из гранатомета мусульманскую огневую точку и даже взять в плен вражеского офицера. После этого
боя Генка окончательно стал "своим" среди сербских ополченцев , и каждый из них считал за честь оказаться среди его друзей
или, на худой конец, товарищей.
Только один из сербских солдат - невысокий, пухленький, с маленькими поросячьими глазками - с самой первой встречи
невзлюбил Генку, и Генка отвечал ему тем же.
Толстяка звали Анте Маркович.
Среди бойцов сербского отряда еще задолго до появления в нем Генки за Анте прочно закрепилась дурная слава как от
чрезвычайно вредном , спесивом и неуживчивым зануде. К тому же Маркович был сильно трусоват и до умопомрачения
жаден, что сразу же отталкивало от него всех, кто с ним имел отношения.
Генку же он возненавидел вначале из зависти к его быстро растущему авторитету и всеобщему уважению. Вскоре,
однако у Анте появилась и еще одна причина ополчиться против русского новобранца в его отряде,
Причина была до смешного банальна и глупа. Все дело было в том, что Генка наотрез отказался подарить Анте по его
настоятельным требованиям свой излюбленный и добытый в качестве трофея в бою "Макаров".
Маркович, безупречно следуя своей гнилой натуре, тут же поспешил доложить начальству о наличие у Друже Русие
неучтенного и тщательно скрываемого пистолета. Однако результат его гнусного доноса оказался обескураживающим.
Капитан Станкович выслушал его молча и без особого энтузиазма. Он даже и не думал о том, чтобы наказывать Генку за то,
что тот не сообщил о наличии у него личного оружия. Значительно серьезнее капитана обеспокоил как раз сам факт
доносительства в его отряде, а точнее темная личность стоявшего перед ним по "струнке" Анте Марковича. Все же не желая
дать возможность разрастись скандалу, Станкович вызвал таки к себе Генку и устроил ему чисто символический "разнос" в
присутствии Анте .
Казалось, на этом инцидент между Генкой и Марковичем был исчерпан окончательно и бесповоротно. Генка был
показательно наказан, а Анте получил вымученную им благодарность за свою "бдительность". Но все же Анте был не
настолько глуп , чтобы не понимать того, что все, что сделал капитан было не более чем фарсом , разыгранным им с целью
замять досадный инцидент и выставить его, Анте, на всеобщее посмешище и позор. И виной всему этому конечно же был
Генка. В этом то Анте нисколько не сомневался и при их случайных встречах с Генкой ехидно усмехался ему вслед и шевелил
губами в затаенной и пока бессильной злобе.

Между тем, война продолжалась.
После тяжелых и кровопролитных боев на юге Боснии отряд Станковича вновь занял свое место под Сараево, а Генка
получил сержантские погоны.
Теперь он уже был не просто рядовым бойцом, а командиром отделения диверсантов. В его подчинении оказалось
пятеро проверенных и самых опытных в боях солдат. Им он доверял как самому себе. А вот седьмым в его отряде по иронии
Судьбы нежданно оказался злополучный Анте. Вот это то и не давало покоя Генке.
Кроме того, к внезапному повышению Генки по службе, то есть назначению его на должность "комода" 61 , оказалось
приурочено еще одно немаловажное событие .
В сербском отряде к Генке привыкли настолько и он заслужил среди сербов такой авторитет, что с некоторых пор его
уже перестали звать Друже Русие, подчеркивая этим самым границу между ним и остальным отрядом. Теперь с ним
обращались как с равным, по-свойски , и даже наградили новым прозвищем - Друже Терминатор за его неподражаемую
смелость, воинское мастерство , отвагу и хладнокровие в бою.
   И это стало полной неожиданностью прежде всего для самого  Генки.  Он
настолько свыкся с вымученной им ролью иностранного "коммандос", наемни-
ка , который искренне воюет за того , кто больше платит, что  теперь  он
был в серьезном замешательстве , не зная как себя вести в дальнейшем.  С
одной стороны это резкое изменение его статуса в сербском  отряде  Генке
откровенно нравилось и было по душе. С другой стороны , война  рано  или
поздно должна была окончиться , а Генка был не готов принять Адриатику в
качестве своей новой Родины. Та замусоленная пачка иностранных  банкнот,
что получал он ежемесячно за свой неблагодарный "труд" наемника , вполне
могла вдруг стать его последним шансом  как-то  выжить  в  этом  мире  ,
единственным "мостом" , что связывал его с гражданской жизнью.  И  Генка
был не в силах "сжечь" вот этот злополучный "мост". Кроме этой пропитан-
ной потом и кровью пачки банкнот, в его жизни не было уже ничего. У него
не было Родины . У него не было дома, когда можно было вернуться. У него
не было Долга, ради которого стоило жить. У него не  осталось  родных  и
друзей, которые без страха и упрека захотели бы оказаться рядом с ним. У
него даже не было мирной профессии, чтобы жить вне объятий войны.  Генке
было чудовищно больно и стыдно сознавать все это. И особенно то, что  он
искусный и бесстрашный воин, с богатым опытом и громкой славой и  ...  в
тоже ни на минуту не перестающий чувствовать себя  убийцей.  Особенно  в
глазах того, к кому не прикоснулась длань войны .  Для  них  он  подобен
монстру, машине смерти , горечи , страданий, лишенной всякой  жалости  и
сердца. Но в глубине своих чувств Генка не был кровожадным монстром.  Он
не испытывал экстаза от чужих страданий, боли и зависимости от  него.  И
то , что лютый Зверь в его душе одерживал победу над легко ранимым Чело-
веком, было трагедией, но не его виной. Он слишком часто поддавался лас-
кам симпатиям Войны и Славы, однажды не заметив ,как преступил запретную
черту. С тех пор понятия добра и зла слились для Генки воедино. В умении
сеять смерть и восторгаться славой ему казалось он нашел свой Рок .

   * * * Пролетела неделя, прежде чем Генка получил свое  первое  боевое
задание как командир разведчиков и диверсантов. С той самой минуты,  как
его вызвали в штаб и вручили папку с картами и описанием боевого  рейда,
все мысли Генки были заняты вопросом, как лучше и  с  достоинством  осу-
ществить возложенное на него  задание.  Задача,  поставленная  отделению
Генки, на первый взгляд была несложной, хотя и сопряженной  с  риском  и
упованием на удачу. Разведчикам  был  дан  приказ  осуществить  довольно
скромный, но в тоже время дерзкий рейд по  вражеским  тылам:  уничтожить
мост через речушку Босна и навести переполох в хорватском лагере, распо-
ложившемся на берегу. Вначале Генка собирался взять с собой на  выполне-
ние задания только Борислава Иовича и Ореста Михайловича - двух крепкого
телосложения сербов из его отряда, которым он особенно доверял. Но вско-
ре его планы резко изменились. После доклада в штабе  о  предварительных
наметках плана проведения сей операции командир отряда Казиевич, сменив-
ший неожиданно тяжелораненого Станковича на его посту, упрямо настоял на
том, чтобы Генка взял с собой еще и Анте. Генка долго и упорно возражал,
но Казиевич все продолжал настаивать , и Генка вынужден был согласиться.
Теперь в его отряде диверсантов появилось  слабое  и  ненадежное  звено.
Этим звеном был Анте - неуклюжий, самоуверенный и скандальный. Но приказ
есть приказ . Закусив в бессилии губу, Генка торопливо вернулся в распо-
ложение своего немногочисленного отделения и собрал за массивным  столом
всю свою "гвардию".

Стояло раннее утро.
Генкино отделение, расквартированное в маленьком двухэтажном особняке, принадлежавшим одному из местных
сербов, старалось не шуметь и не будить хозяев. Поспешно облачаясь в свои армейские "доспехи" разведчики на цыпочках
передвигались вокруг стола в гостиной, сосредоточенно и пристально разглядывая карту предстоящих действий. Генка
приглушенно давал пояснения и начал терпеливо уточнять поставленную перед отделением задачу .
Неожиданно на лестнице, ведущей на второй этаж в хозяйские покои, раздались робкие шаги. Они принадлежали дочке
хозяина - Марьяне Манолич - очаровательной и грациозной красавице, сербке по отцу и наполовину хорватке по матери.
Девушка осторожно спустилась вниз по лестнице и , обворожительно заулыбавшись в адрес Генкиных солдат, выскользнула
из гостиной на кухню готовить завтрак и душистый кофе.
Генкины "гвардейцы" восприняли ее появление молча, скрипя зубами и не в силах отвести своих взглядов от ее
безупречной фигуры . Марьяна была чрезвычайно красивой и изысканной девушкой с тонкими аристократическими чертами
лица и мягкими серебристыми волосами. Весь маленький Генкин отряд был поголовно влюблен в эту скромную и
застенчивую боснийскую Афродиту 62 .
Генка тоже не был исключением, хотя и старался держать себя с девушкой подчеркнуто строго и отчужденно. А она в
свою очередь искренне проявляла симпатии и откровенный интерес к его персоне . Для нее суровый и неулыбчивый
незнакомец был не просто доблестным солдатом сербской армии и командиром самого элитного подразделения отряда, он
был в ее глазах к тому же кем вроде принца из сказочно далекой, окутанной легендами , молвой и славой северной страны.
Вот этот вымышленный ореол романтики и доброй сказки, которым наградила Генку девушка, и заставлял ее стыдливо
опускать глаза и тайно улыбаться при их случайных встречах и чисто деловых беседах.
Что же касается Генкиных товарищей - сербов, то они в отличии от своего командира особо не стеснялась в своих
навязчивых и постоянных ухаживаниях за Марьяной.
Больше всех преуспел в этот все тот же Анте Маркович, который в буквальном смысле не давал красавице прохода и
постоянно досаждал ей не всегда приличными шутками и намеками.
Однако Марьяна упорно не желала его замечать, отдавая предпочтение другим солдатам и, прежде всего, Генке.
Вот и теперь, аккуратно разливая кофе по армейским кружкам, Марьяна не спускала с Генки глаз, не обращая ни
малейшего внимание на Анте.
Наконец, дождавшись того момента, когда завтрак сербов подошел к концу, Генка решительно встал и поспешил
продолжить обсуждение планов предстоящего рейда по тылам врага.
- Итак, братушки, начал он по-сербски , сдержано и пристально разглядывая лица сербов. - Выступаем часа через два.
Таков приказ. Со мной пойдут: Иович, Михайлович и ...
Генка на мгновение запнулся, поморщился и без особого желания закончил фразу :
- ... и Анте Маркович!
- Да , но как же так, - в недоумении перебил Генку его заместитель - Иосип Гражич.
- Ни каких возражений, - холодно отрезал Генка. - Это приказ. И не только мой, но еще и командира отряда. Всем
остальным можно пока отдыхать, но быть готовыми выступить по первому требованию. Гражич остается здесь за командира.
- Приказ понятен, дружие, - обреченно согласился Иосип и , нахмурив брови, отвернулся.
Гражич был не только Генкиным заместителем, но к тому же очень опытным и не лишенным тщеславия солдатом. Пока
Генка не сказал про приказ Казиевича в отношении Анте, Иосип не мог никак взять в толк, почему Генка предпочел взять на
столь опасное задание этого "рохлю" Марковича, а не его , Иосипа. Но и после весьма убедительных объяснений своего
командира ему все равно было очень обидно и он не в силах был скрыть своих чувств.
- Ладно, все кто не участвуют в предстоящей операции, могут быть свободны. Иович, Михайлович, Маркович -
останьтесь. Надо еще кое-что обсудить,- холодно распорядился Генка , не обращая внимание на насупившегося в его адрес
Иосипа .
Дождавшись, пока за столом осталась только отобранная им боевая команда, Генка быстро и четко продолжил
изложение сути операции:
- Перед нами поставлены две основные цели : мост через Босну и хорватский лагерь на том берегу. Действовать
прийдется быстро и слаженно, без лишнего и , особенно, преждевременного шума. Без приказа не стрелять, чтобы не
случилось. Бронежилеты и шлеммаски одевать обязательно.
- Да ясно все, командир, - поспешил поддержать Генку Борислав. - Чай, не в первый раз ...
- Знаю , что не в первый, - грубо осадил его Генка, раздраженно сведя брови на переносице. - Но я не хочу, чтобы он
оказался последним. Бессмысленная смерть - это не доблесть, это трусость и предательство по отношению к своим товарищам.
И об этом не стоит забывать. Таким образом, пока мы не взорвем этот чертов мост, ни о каком шмоне среди хорватов не может
быть и речи. Даже если они начнут палить первыми. Окажемся в их лагере - вот тогда делайте, что хотите. Но не раньше !
- О чем мы говорим? Мост взорвать - это же плевое дело! - бесцеремонно встрял в перепалку между Генкой и
Бориславом Орест. - Усташи - они только в толпе храбрые, а в остальном - трусливее зайца. Да они сами свой мост подорвут,
как только нас увидят. Они же ...
- Я бы попросил меня не перебивать, - взорвался от ярости Генка и через мгновение , взяв себя в руки, добавил: - Да,
хорватские солдаты обучены плохо, но недооценивать их тоже не следует. Мост тщательно охраняется, так что нам прийдется
изрядно попотеть, прежде чем он взлетит на воздух. самый лучший для нас исход - это если нам удастся взорвать мост в тот
самый момент, когда мы уже будем в хорватском лагере. Это прибавит врагу паники и сохранит наши жизни. А теперь , всем
одеваться, проверить оружие и взрывчатку ! И чтоб без фокусов и сюрпризов !

   * * * Стояла уже глубокая полночь , когда маленький сербский отряд во
главе с Генкой наконец добрался до злополучного моста через Босну и пре-
дусмотрительно укрылся в прибрежной, заросшей кустарником ложбине. Генка
, не торопясь, изучал обстановку и судорожно прикидывал что  к  чему.  -
Значит , так, - сдержанно заговорил он, убирая от  глаз  прибор  ночного
видения и громко щелкая его переключателем. - Без лишнего шума нам  пока
на мост не пробраться. Так что , вначале  прийдется  ликвидировать  хор-
ватский " караул" , причем весь, а затем утихомирить часовых. Мы с Орес-
том займемся "караулом" , Борислав отправит к праотцам вначале  часового
на этой стороне реки, а после моего сигнала фонариком - и на той стороне
Босны. Маркович немедленно приступает к минированию опор  моста  вначале
на этом берегу, а затем и в центре. После разборок  с  "караулом"  мы  с
Орестом закончим минирование моста возле будки  часового  на  хорватской
стороне. - Ну зачем же в трех местах-то минировать, - недоуменно  возра-
зил Анте. - Я просто заминирую его в центре и баста. Одного заряда впол-
не достаточно. От этого мостика только одни сваи останутся. - Выполняйте
приказ, Маркович, - с трудом сдерживая свой гнев , перебил его Генка.  -
Как скажешь, командир, - с наигранной покорностью откликнулся тот и при-
нялся усердно выуживать из своего вещмешка брикеты взрывчатки и  раскла-
дывать их на три равные кучки. - Все, за  дело,  -  шепотом  скомандовал
разведчикам Генка и , жестом увлекая за собой Ореста, решительно  напра-
вился в сторону маячившего на фоне блеклого горизонта  вражеского  кара-
ульного домика. Первой серьезной преградой на их с  Орестом  пути  стало
минное поле. К счастью , его им пройти удалось  без  приключений.  Благо
Генка никогда не расставался со своим портативным  миноискателем  и  ма-
леньким, размером с толстую шариковую ручку,  фонариком  .  Минут  через
двадцать , преодолев добрые полсотни метров, они уже были прямо под  за-
темненными окнами домика, в котором располагался  на  отдыхе  хорватский
"караул". Изо всех сил прижавшись к  земле  и  замерев  без  движений  ,
сербские разведчики принялись терпеливо ожидать дальнейшего развития со-
бытий и удачного момента для нападения на "караул". В караульном  домике
на удивление было тихо. Только изредка раздавались тяжелые и громкие ша-
ги, чье-то сопение и лязг оружия. Неожиданно  дверь  караульного  домика
слегка приоткрылась , и над его  деревянным  крыльцом  запрыгал  тусклый
огонек тщедушной лампочки. Две темные фигуры в хорватском обмундировании
показались из дверей домика и неподвижно застыли на его крыльце.  -  Ка-
жется, пришла пора действовать, - сдавлено прошептал Генка,  поворачива-
ясь лицом к Оресту. - Берешь на себя правого из солдат. Я  разбираюсь  с
его товарищем и не теряя времени даром врываюсь внутрь  "караулки".  Ос-
тальное - дело техники. В следующее мгновение один из хорватских  солдат
вдруг беспечно спрыгнул с крыльца и не спеша зашагал в сторону  сверкав-
шей в отблесках звезд реки. Другой тем временем вернулся в "караулку". -
Что-то не так, - встревоженно зашептал Генка, убирая за пазуху уже  сна-
ряженный и готовый к бою пистолет с  глушителем  и  свой  видавший  виды
штык-нож. - Планы меняются. Похоже, Судьба вновь  улыбается  нам,  а  не
хорватам. Между тем вражеский солдат , так еще ничего  не  подозревая  о
том, что охота на него уже началась, беспечно присел на корточки прямо у
самой воды, не спеша извлек из внутреннего кармана куртки пачку  сигарет
и закурил. - Надо же, какое везение, - все еще не веря в обрушившуюся на
него удачу, ухмыльнулся Генка и тут же поспешил добавить в адрес  своего
напарника: - Орест, братка, возьми-ка на прицел дверь в "караулку". А  я
пока займусь этим непутевым "ягненком". Генка ловко и быстро  высвободил
свои ноги из плена тяжелых полуботинок, сбросил с пояса подсумок  и  бе-
режно положил на траву автомат. Уже через минуту он , крепко и  уверенно
зажав в правой ладони штык-нож, бесшумно подкрался к пребывающему в  ни-
котиновом экстазе хорвату. Он уже мог слышать его ровное  и  безмятежное
дыхание и чувствовать запах разгоряченного молодого тела. Инстинкт охот-
ника , проснувшийся в Генке , безошибочно подсказывал ему то,  что  враг
безоружен и шансов выжить у него уже нет никаких. Хорватский солдат  еще
не знал, что доживает последние мгновения своей  несчастной  жизни,  что
приговор ему Судьбой и Генкой уже давно подписан. Он был так молод и фа-
тально безрассуден. Генка тоже был молод. Но в отличии от  своего  врага
уже успел пройти огонь и воду и кромешный ад. Его не зря прозвали  сербы
Друже Терминатор. И в эти скудные мгновения перед  последним  и  роковым
броском он чувствовал себя  действительно  отлаженной  машиной,  машиной
смерти , со спущенным курком и рвущейся вперед пружиной боевого механиз-
ма. Еще мгновение и острое как скальпель лезвие ножа по  ручку  погрузи-
лось в горло бедному хорвату. Тот не успел не только  вскрикнуть,  но  и
даже вздрогнуть. Генка в спешке сдернул с коченеющего трупа  униформу  и
сам брезгливо натянул ее себе на плечи. Затем он хладнокровно встал, за-
жал в ладони пистолет с "глушилкой" и твердым шагом двинулся к  хорватс-
кой "караулке". Орест встретил Генку у крыльца. Он был  слегка  напуган,
так как видел сцену гибели хорвата у реки от самого ее начала до конца и
вот теперь слегка подавленно поглядывал на руки  Генки  и  окровавленный
штык-нож. - Так вот почему тебя прозвали - Друже Терминатор, командир, -
с трудом он произнес навстречу Генке. - У нас не много времени, Орест  ,
- холодно ответил Генка. - Убери руки с оружием за  спину  и  ничего  не
предпринимай без моего приказа. Сейчас мы разыграем красочный спектакль.
Ты - сербский перебежчик, а я тебя взял в плен без шума и  стрельбы.  Ты
войдешь в "караулку" первым, а я за тобой. Сразу как войдем, кричи , что
сдался добровольно, а я тебя чуть не убил. Как только нам на встречу вы-
бегут хорваты, сразу падай на пол и стреляй. Если нам  немного  повезет,
мы перестреляем всех их раньше, чем они поймут ,  что  происходит.  Все,
пошли вперед. Генка грубо подтолкнул обескураженного серба к  "караулке"
и вместе с ним поднялся на крыльцо. Затем он дерзко  пнул  ногой  дверь,
умышленно стараясь разбудить хорват и , главное, их  командира  .  Затем
зычно в полный голос выругался по хорватски и приказал  Оресту  начинать
спектакль. Тот неуверенно кивнул и громко вскрикнул тоже по хорватски: -
Стойте, не стреляйте ! Я сам пришел к вам , я сербский дезертир !  Мгно-
вение спустя он оказался на полу. Еще через мгновение все было кончено с
хорватским караулом. Пули сербов  были  беспощадны.  Хорватский  офицер,
метнувшийся к оружие и кнопке вызова подмоги тут же был убит. Его солдат
постигла та же участь. - Кажется, все получилось - враг раздавлен,  -  с
трудом переводя дыхание и переступая через тела хорват, подытожил Генка.
- Теперь неплохо бы привести здесь все в порядок. Труп офицера - снова в
койку , солдат куда-нибудь подальше с глаз долой. Я думаю оставить  "ус-
ташам" здесь маленький подарок. Так сказать -  сюрприз  !  Генка  жестом
приказал Оресту заняться офицером , а сам пробрался к выходу из  караул-
ке, срывая на ходу с себя хорватский китель  и  ремень.  Прошло  немного
времени, пока они не вернулся в своей обычной форме, с вещмешком ,  под-
сумком, автоматом. - Ну-у, - удовлетворенно произнес он,  поглядывая  на
Ореста и приведенную в порядок "караулку". - Сделал все  как  велено,  -
пожал плечами тот. - Тех двух солдат я оттащил на кухню, а офицер "спит"
вечным сном на койке возле рации и боеприпасов . - Очень неплохо, -  са-
модовольно потирая руки, согласился Генка. - Можешь взять у офицера пис-
толет и пару запасных обойм к нему. Помоги Марковичу минировать мост , я
скоро буду. Надеюсь, Борислав уже успел" утихомирить" часовых и тоже вам
поможет. Генка сделал шаг назад и дал Оресту выйти  вон  из  "караулки",
чуть слышно пробурчав себе под нос : - Ну-у-у-с, теперь посмотрим ,  кто
на свете всех умнее, кто на свете всех хитрее ... Серб приглушенно хлоп-
нул дверью , оставив Генку одного. Генка не спеша присел на пол  и  при-
нялся выкладывать из вещмешка взрывчатку , шнуры,  взрыватели  и  липкий
скотч. Подобно большому и уродливому пауку Генка , обливаясь потом,  ме-
тодично превращал хорватский караульный домик  в  смертоносную  ловушку.
Минут через десять густая паутина из подрагивающей проволоки  уже  густо
устилала пол "караулки" и небрежно свисала гирляндами из ящиков с патро-
нами и ребристыми корпусами гранат . Тесно прижавший  спиной  к  входной
двери и рискуя сам взлететь  на  воздух,  Генка  наконец  удовлетворенно
хмыкнул и аккуратно прикрепил к порогу "караулки" контрольный  проводок.
Все, западня была готова. Механизм незримой смерти был запущен и  в  не-
терпении ждал гостей. Генка не скрывал восторга от проделанной работы  и
лишь устало морщился и тяжело дышал. Еще бы , в эти редкие мгновения  он
чувствовал себя гроссмейстером-профессионалом небрежно загонявшим в угол
растяпу - дилетанта. Подобная игра была не просто обречена на  безуслов-
ную победу, она вообще не оставляла шансов для врага. К тому же это спо-
соб ликвидации противника был  гарантирован  от  сюрпризов  и  случайных
жертв. Генка не спеша покинул "караулку" и лишний раз взгляд на то,  что
сотворил врагу в подарок. Внешне караульный домик имел свой первозданный
вид. Смерть затаилась в мастерски запрятанном на офицерской койке  "адс-
ком" механизме. Один лишь шорох нужен был, чтоб запустить в работу  наш-
пигованную смертью паутину. Уже через минуту, когда  хорватские  солдаты
посчитают паутину мертвой, чудовищный по силе смерч все  должен  превра-
тить в зловещие руины. Генка резко отвернулся и , заправляясь  на  ходу,
направился к черневшим в белесом тумане опорам злосчастного моста. Орест
приветствовал его чуть слышным возгласом и задорным блеском глаз .  Мост
был уже готов для взрыва. Осталось только снять предохранителей  взрыва-
тель и бережно настроить передатчик на выбранную  для  сигнала  частоту.
Взрыв по расчетам Генки был должен опрокинуть мост не раньше чем ,  раз-
ведчики окажутся у лагеря хорват. Иначе все могло  пойти  насмарку.  Вот
почему он приказал минировать хорватский мост аж в трех местах и  только
лишь в одном из них установить  управляемый  по  радио  взрыватель.  Ос-
тальные взрыватели были обычными , и Генка , умудренный горьким  опытом,
не исключал возможности того, что их найдут хорватские саперы. Но, обна-
ружив мертвый "караул", следы минирования на мосту, хорваты вряд ли смо-
гут догадаться, что следует искать взрывчатку сербу сразу в трех местах.
Ну, первый из зарядов под центральной стойкой найти им не составит  осо-
бого труда. И вряд ли в их сознании  возникнет  мысль  искать  заряды  у
прибрежных стоек. На эту их самоуверенность и делал ставку Генка. - Все,
Друже, готово, - пыхтя и выжимая мокрую одежду, доложил Орест и  посмот-
рел на Генку. - Ну чтож, тогда уходим, - после паузы  распорядился  тот,
бросая недовольный взгляд на быстро розовевший горизонт.  -  До  полного
рассвета осталось меньше часа. Нам не мешает поторопиться . Генка задум-
чиво поморщился и встревоженно отбил пальцами дробь по  прикладу  своего
автомата. - Ну где они там запропастились, - прохрипел он в адрес Борис-
лава и Марковича, пристально вглядываясь в противоположный берег  Босны.
Только теперь он обратил внимание на две пригнувшиеся фигуры, быстро бе-
жавшие по мосту в их с Орестом сторону. Первое, что пришло Генке в голо-
ву , было - "хорваты". Но, к счастью, он ошибся. Это  были  кипевший  от
злости Борислав и насмерть перепуганный Маркович. - Пичка матери 63 ,  -
грязно выругался по сербски Борислав, чуть не сбив с ног Генку и  Ореста
. - Черт бы побрал эту безмозглую скотину ! - Да я, да я, - тщетно попы-
тался вставить слово в свое оправдание запыхавшийся Анте. -  я  не  смог
... - У-у-у, тварь, - обрушил на него свой гнев Борислав, но Генка  пос-
пешил перехватить его руку и не терпящим возражений тоном скомандовал: -
Отставить разборки. Немедленно проверить  автоматы  и  гранаты.  Мы  еще
должны успеть до рассвета обезвредить часовых  ,  охраняющих  хорватский
лагерь, и подобраться как можно ближе к армейским складам и штабу непри-
ятеля. В бой с солдатами противника не вступать. Наша задача -  устроить
как можно больший переполох, нагнать на них побольше страху и вывести из
строя здание штаба. После этого немедленно отходим и взрываем мост. Пока
здесь будет паника и все нас будут искать у моста,  мы  сможем  спокойно
перейти линию фронта и оказаться у своих . Но, мы это уже не раз  обсуж-
дали. Так что , вперед !

Первого хорватского часового, слегка прикорнувшего на смотровой вышке, точным броском штык-ножа "утихомирил"
Борислав. Второму сломал шею Генка. Еще двое незадачливых хорватских солдат напоролись на штыки сербов уже почти на
самом "периметре" колючки, ограждавший склады и палаточный городок хорват.
До ближайшего из складов было метров тридцать. Генка многозначительно усмехнулся, небрежно скинул с плеча
автомат и ловко передернул затвор. Затем он сдернул с пояса гранату, выдернул чеку и со всего размаху запустил ее на крышу
вражеского склада.
- Ну же , начали атаку ! - громко приказал он сербам .
Уже через мгновение первый мощный взрыв потряс хорватский лагерь. За ним последовал еще один. Еще. Еще. Ураган
осколков и огня обрушился на головы хорватов. Все, что могло горело , плавилось и издавало крики. Все были в панике ,
включая даже сербов, разгоряченных боем и стрелявших наугад.
И только Генка продолжал хранить спокойствие и хладнокровие во бушующем вокруг него кошмаре .
Он не стрелял, хотя и мог бы. Он был задумчив и сосредоточен. Он пристально разглядывал злосчастный мост
терпеливо ждал . Ждал долго и упорно , пока багровый смерч не взвился над хорватской "караулкой" .
Все, это был сигнал. Сигнал к немедленному отступлению , пока хорваты не пришли в себя и не нашли зарядов под
опорами моста.
Генка торопливо вскинул руку вверх и сделал залп ракетой в сумрачное небо.
Прошла минута. Другая, Третья. Наконец на фоне зарева пылающего лагеря хорватов вдруг появились две
пригнувшиеся к земле фигуры, бегущие по направлению к Генке и продолжавшие отстреливаться от врагов.
Но почему их было две ? Где был еще один из Генкиных друзей ?
Генка был встревожен не на шутку. Лицо его осунулось и густо покраснело.
В первом из бежавших Генка быстро узнал Марковича. Тот был смертельно бледен и , так не добежав до Генки пару
метров, скороговоркой выпал в лицо встревоженному Генке :
- Командир , командир, нам надо уходить!
Генка не ответил. Презрительно окинув взглядом Анте , он бросился навстречу второму из своих солдат . Им оказался
Орест Михайлович.
- Где Борислав? Почему его нет с Вами ? - раздраженно прокричал он в адрес серба. - Почему вас двое, черт возьми ?
- Он был с Марковичем, - с трудом переводя дыхание, откликнулся Орест. - Его что еще нет?
- Где Борислав, скотина, - в ярости набросился на Марковича Генка .
- Не знаю я, он сам...- трусливо пятясь, забормотал Маркович . -Он, он...
Генка не сдержался и , выхватив из кобуры свой пистолет, вдавил его дуло в лоб оцепеневшему от страха Анте,
щелчком взвел его затвор и громко повторил вопрос:
- Ну-у, мразь, где, где он ...
- Он, он, не знаю ...,- плаксивым тоном завопил Маркович, вставая на колени перед Генкой. - Не убивай ....нет ... Он
погиб ...случайно ...от взрыва гранаты ... у самых ног. Его больше нет. Это правда !
Мгновение спустя Генка вдруг заметил знакомую фигуру , охваченную пламенем и неуклюже прыгающую через
ограду лагеря хорват.
-Да это ж Борислав ! - мелькнула в голове у Генки страшная догадка.
- Ах ты сволочь ! Вот значит , как он мертв, да ? - Генка в ярости обрушил удар своей ноги на подбородок Анте и более
не в силах сдерживать свой гнев резко вскинул перед собой руку с пистолетом и хладнокровно выстрелил в лицо опешившего
Анте.
Тот вскрикнул и опрокинулся навзничь.
Но Генку это уже мало волновало. Он отшвырнул небрежно в сторону "Макаров" и поспешил на выручку еще живому
Бориславу.
Но и хорваты время даром не теряли . Они уже почти настигли Борислава пытались взять его живым.
Генка сделал еще один отчаянный рывок, но в этот самый миг страшный взрыв подбросил тело серба вверх , и Генка
потерял сознание.
Пришел в себя он через несколько секунд и , первое, что он увидел, было замершее в оцепенении тело Борислава , его
разбитый лоб и полураскрытые глаза.
Генка вскочил на ноги и бросился к телу Борислава. Он тщетно пытался привести в сознание серба. Тот был мертв.
- Командир, надо срочно уходить, кажется хорваты уже пришли в себя и вот-вот за нас всерьез возьмутся, - окликнул
Генку Михайлович и добавил с грустью: - Бориславу нам уже не помочь. А погибать всем вместе так бессмысленно и глупо
...Ты же сам говорил, дружие. Это не доблесть , а трусость.
- Да, да , конечно, - согласился Генка и привстал с земли.
Хорватские пули уже ложились совсем рядом. Им с Орестом стоило больших трудов добраться до прибрежных зарослей
и оказаться у воды. Это было позорное бегство. Но иного выхода Генка не видел. Их силы были на исходе и , выйти живыми
из этого ада у них оставалось все меньше шансов.
Уже было совсем светло. И тут только Генка вспомнил про мост и передатчик. Было самое время завершить их задание
и подготовить себе дорогу к отходу. Генка уверенно надавил на сигнальную кнопку ,и уже через секунду мощный взрыв
разворотил бетонный опоры мосты и сбросил в реку перекрытия.
Все, задание было выполнено. Хорватский мост был взорван.
Только теперь Генка мог себе позволить отдышаться, слегка расслабиться и обвести печальным взглядом свой
небольшой отряд.
... Стоп ! Случайно натолкнувшись взглядом на фигуру Анте, Генка побледнел и новый приступ ярости и злобы
бесцеремонно вторгся в его душу.
Он был уверен в том, что если бы Анте не подставил Борислава, тот был бы жив. Но он , Генка , нем мог никак все это
доказать, и даже самому себе. Но подсознательно он чувствовал, что прав.
И еще Генка никак нем мог взять в толк, почему этот пухлый серб все еще жив. Он отчетливо помнил свой срыв и
выстрел, а так же то, что сам он редко делал промах при стрельбе. Но, судя по всему, это был именно тот случай. Пуля,
выпущенная Генкой, всего-лишь чиркнула по голове Марковича, не нанеся ему серьезного вреда. И вот теперь он аккуратно
бинтовал свою голову, периодически бросая в адрес Генки яростные взгляды.
- Успокойся, командир, - приветливо окликнул Генку Михайлович. - Я все видел. Когда мы будем дома, эта мразь
пойдет под Трибунал. Не меньше. Я смогу подтвердить его вину. Он бросил Друже Борислава на верную гибель или плен и
трусливо бежал. И ты правильно бы сделал, если бы пристрелил эту тварь . жаль только, что промахнулся !
- Мне тоже жаль, - процедил сквозь зубы Генка, презрительно разглядывая Анте.
- Ну, это мы еще посмотрим, кто из нас пойдет под Трибунал, - беззвучно прошептал губами Анте , не поднимая
головы.



   * * * Долгожданная весна обещала быть теплой и  ясной.  Генка  лежал,
подперев голову руками, на самом верху сеновала и печально  всматривался
в линию горизонта. Туда, откуда доносилась артиллерийская канонада  и  ,
ветер приносил ошметки дыма. Там, в  предместье  мусульманского  анклава
Серебряницы вот уже неделю упорно сражался его отряд и ребята из его от-
деления. Сопротивление мусульман было отчаянным и сербы несли  серьезные
потери. Один за другим гибли добродушные Генкины  товарищи,  а  он,  как
последний трус и выродок вынужден был отлеживаться здесь , среди  безмя-
тежной тишины и мирного покоя Маноличенского двора, периодически  отхле-
бывать из фляги со спиртом и  заниматься  самобичеванием.  Генка  был  в
трансе от навалившихся на него неприятностей, и только ядовитые пары ал-
коголя все еще сдерживали его от рокового шага - снять с  предохранителя
свой "Макаров" , загнать в его ствол серебристый патрон и навсегда  пос-
тавить точку в этой " распрекрасной" жизни. Причиной  его  неприятностей
был все тот же злополучный мост через Босну и с блеском  выполненное  им
задание. Нет, конечно он сделал все правильно и четко. Командование сер-
бов даже собиралось представить его к награде как  героя  и  повысить  в
звании, но ... по дороге домой на минном поле  подорвался  Орест.  Генка
так до сих пор и не мог понять, как это все произошло. Орест шел за Ген-
кой след в след на расстоянии какой-то дюжины шагов. А вслед за  Орестом
шел Маркович. Генка был абсолютно уверен в правильности  и  безопасности
выбранной им тропы и просто не мог бы пропустить ни одной из  отмеченных
им на карте мин. даже если бы он это и сделал, то  даже  в  этом  случае
должен был бы погибнуть первым он, но никак не Орест. Но все же, вопреки
здравой логике , взрыв прогремел у Генки за  спиной  и  Судьба  отобрала
жизнь у Ореста. Генка в бессилии рвал на себе волосы, пытаясь  разгадать
причину смерти друга. Но он не мог найти ответ на свой  немой  вопрос  к
безжалостному Року. Орест умер уже в лагере, так и не прийдя в  сознание
и мучительно страдая от смертельных ран. Вначале никто ни в чем не обви-
нял Генку, Но с прошествием нескольких дней он был неожиданно  отстранен
от командования отделением и ему было строго  воспрещено  участвовать  в
дальнейших боевых операциях отряда.
   Тщетно он пытался выяснить причину произошедших перемен.
   Командир отряда Казиевич упорно не желал с ним говорить. И только  от
его ординарца Генка с огромным трудом узнал про то, что после  возвраще-
ния разведчиков с задания в руки Казиевича попал чей-то скромный  непод-
писанный донос. Дело уже пахло Трибуналом. Свою посильную лепту  внес  в
это и обуянный жаждой мести Анте, открыто заявивший об  измене  Генки  и
его попытке пристрелить добропорядочного сербского солдата. Услышав  эту
чушь , Генка здорово вспылил и чуть на самом деле  не  отправил  Анте  в
"лучший" мир. Насилу удалось их растащить и тем спасти отчаянно вопивше-
го от страха Анте. Сербы, уважая Генку за отвагу и мужество  в  бою,  не
верили в чудовищные обвинения Анте, но, все же, тень сомнения прокралась
и в их души. Генка был подавлен  этим  и  не  находил  себе  успокоения.
Только лишь разведчики его родного отделения все продолжали  безгранично
верить Генке и в чем могли пытались оказать поддержку.  Они  уж  слишком
хорошо узнали Марковича и Генку, что бы презирать одного и доверять дру-
гому. В довершении всего, в одном из боев за  город  Мостар,  трагически
погиб капитан Станкович. Над головой Генки начали всерьез сгущаться  ту-
чи.

Неожиданно внимание Генки привлек к себе чуть слышный шорох и приглушенная поступь маленьких девичьих ножек.
Генка поспешно свесил голову вниз и с высоты своего положения и к своей искренней радости обнаружил в дверях сарая
девичью фигуру с тяжелым глиняным кувшином на плече и маленькой корзиночкой в руках.
Это была Марьяна Манолич.
- Друже Русие, - мелодичным голоском заговорила она. - Как вам спалось ?
Генка неопределенно пожал плечами и , не спуская с девушки глаз, смущенно поспешил задвинуть в сено полупустую
флягу с алкоголем.
- А я вам завтрак принесла, - между тем , игриво улыбаясь, продолжала девушка, разглядывая Генку. - А то вы совсем
тут с голоду умрете. Целыми днями лежите здесь, а мы даже забыли про то, как вы на самом деле выглядите.
- Обо мне никто не справлялся, - неуклюже сползая с сеновала, перебил девушку Генка. - Ну-у, там, командиры, друзья ?
- Да нет вроде. Все тихо. Наверное, о вас уже давно забыли ? - слегка замявшись, произнесла Марьяна, протягивая Генке
молоко в кувшине и скромный деревенский завтрак.
- Забыть можно только о мертвом..., - неожиданно даже для самого себя мрачно пошутил Генка. - А я пока еще ...
- Не надо так, Друже Русие, - печально сдвинув брови и чуть не плача, пробормотала девушка. - Я же к вам со всей
душой, а вы... А вы все еще считаете меня глупой девчонкой. Почему вы такой. Ведь я же вижу, я нравлюсь вам. Но вы
никогда не захотите признаться себе в этом. Ведь так ?
- Может и так , - наиграно равнодушно согласился Генка, все еще не поднимая глаз с земли и неуверенно прислоняясь
спиной к стенке сарая.
Девушка замолчала.
Генка не мог видеть ее прекрасных и томных глаз, но был уверен в том, что смотрит она только на него и вряд ли
удовлетворена его ответом.
Генка развязно опустился на пол , принял у девушки кувшин с душистым молоком и с наслаждением сделал
несколько глотков.
Тем временем, Марьяна тоже опустилась рядом с Генкой, присев на корточки и выронив из рук корзинку. Краем глазам
Генка смог уловить столь трогательное умиление на ее лице и чуть дрожавшие от трепета ресницы.
Внезапно девушка коснулась Генку пальцами своей руки и нежно провела ладошкой по его заросшему щетиной
подбородку.
Генка растерялся и чуть не выронил из рук кувшин, но все же поспешил отпрянуть в сторону из под руки Марьяны.
- Но почему, ответь мне, почему, - дрожащим голосом и со слезами на глазах, взмолилась Марьяна. - Почему ты
отвергаешь мои ласки и чувства ? Почему ? Кто ты на самом деле ? Человек или машина ? Неужели эти слухи про Терминатора
- все правда , да? Ответь мне, только не молчи !
- Пожалуй, это правда, - бледнея и кусая губы, процедил сквозь зубы Генка.
Какое-то давно забытое , затертое в сознании и памяти , чувство бесцеремонно вторглось в его душу.
Почти интуитивно , не контролируя себя он вдруг поднес к своим губам покорную ладонь Марьяны и нежно подарил
ей поцелуй.
- Все это правда ! Пусть горькая , но самая, что ни на есть, - с трудом переводя дыхание и устремляя взгляд сквозь
девушку в разверзнувшуюся бесконечность, повторил он столь ему понравившуюся фразу. - Ты очень милая и прекрасная
девушка, Марьяна. Но я не в праве отвечать взаимностью на твои чувства и хорошее ко мне расположение. И не потому, что в
моем сердце есть другая. Нет, отнюдь ! Сердце то как раз свободно ! Точнее, его просто нет !
Генка обхватил свои колени руками и грустно продолжал свой монолог:
-Да, да, ты не ослышалась. Перед тобой действительно чудовище , лишенное когда то сердца, а вместе с ним и чувств,
страстей и , самое печальное, умения страдать и принимать страдания другого. Знаешь, я кажется в твоем сознании обрел
несвойственный моей натуре ореол героя. Правда ведь ? Я представляюсь тебе кем-то вроде сказочного принца. Но на самом
деле - все не так . Эльфы, принцы и герои бывают только в сказках. В реальной жизни все иначе. Перед тобой сидит
безжалостный злодей. Возможно чуточку и странный, порой , возможно , даже привлекательный и дерзкий. Но все равно -
злодей. Подумай об этом всем хорошенько. Я убил очень многих людей и совсем не жалею об этом. Я привнес в этот мир толь
боль и страдания и , что самое страшное, искренне этим горжусь. Я не только не способен сделать твою жизнь счастливой,
напротив, я в состоянии превратить ее в кромешный ад. Ведь люди, которых я когда-либо любил или в кого я верил, либо
давно мертвы, либо несчастны. Злосчастный Рок довлеет над моей Судьбой, без сожаления линчуя всех, кто был когда-то дорог
мне, кто жаждал быть мне другом, кто опрометчиво пытался сблизиться со мной. Увы, это Судьба. Ее мне не сломать. Я не
хочу , чтоб ты , Марьяна , стала новой ее жертвой. Забудь ты лучше про меня. Перед тобой открыты любые двери. Ты не
когда не брезгуй тем, что дарит бескорыстно тебе жизнь. Все, кажется , я ответил на мучиющий тебя вопрос ?
- Нет, ты все врешь, ты, ты не такой ...,- в сердцах взорвалась девушка и тут же разрыдалась.
Не в силах больше сдерживать себя, она отчаянна забарабанила ладошкой Генке по щекам.
Тот даже не пытался оказать сопротивление и стойко принимал удары по своим щекам. Взгляд Генки был туманным и
безликим. Его лицо скривила грубая усмешка и заскользила по губам. Он был спокоен. Даже слишком. Так может быть
спокоен только мертвый человек. Или машина, на худой конец.
- Ну хорошо, - чуть слышно процедил сквозь зубы он. - Я просто не люблю Вас, леди !
Жестоко улыбнувшись, он дерзко посмотрел в глаза Марьяны.
Та не утерпела, сорвалась с места и , обхватив лицо рукам, поспешно выскользнула из сарая вон.
Генка проводил ее фигуру мрачным взглядом, забрался вновь на сеновал и судорожно затянулся сигаретой.
Он чувствовал себя подонком. Он понимал, что поступил бесчестно и жестоко. Уже в который раз он так цинично
раздавил свои сомнения и чужие чувства. Но несмотря на эти угрызения души, поруганную совесть , честь и благородство, он
благодарен был судьбе за то, что у него хватило духу это сделать.
Быть может это был единственно порядочный поступок в его жизни , а вдруг еще к тому же и последний?

   * * * До самых сумерек и первых звезд  Генка  пролежал  на  сеновале.
Марьяна приходила еще дважды, принося с собою молоко и  пищу.  Но  Генка
так ни разу больше не спустился на ее призыв. Он лежал на спине,  подпе-
рев свою голову руками и сквозь большую щель  в  стене  сарая  бесцельно
изучал окрестные холмы и синий небосвод. Время от времени  он  приподни-
мался на локтях , вливал в себя еще немного спирта,  курил  без  меры  и
вскоре вновь предавался созерцанию носившихся по небу  облаков  и  птиц.
Ближе к полуночи, когда усыпанное жемчугом ночное небо  уже  успело  уму
поднадоесть , он наконец решился ненадолго  покинуть  мягкий  сеновал  и
побродить по заспанным окрестностям селенья, надеясь  обрести  в  ночной
тиши покой и веру в самого себя. Балканская  ночь  была  прохладной,  но
терпимой. Луна с трудом светила через тучи, беспечно  серебря  дорогу  и
окружающий ее кустарник. Далеко на северо-западе громко  ухала  канонада
взрывов и полыхало зарево войны, иногда и  с  юга  доносился  автоматный
треск и приглушенный грохот от разрыва мин. Генка все шел и  шел.  Вдоль
мертвых развалин домов и сараев . Вдоль  покореженных  огнем  заборов  и
стволов . Вдоль мрачных воронок и солдатских траншей. Он шел в тишине  и
гнетущем безмолвии. Шел , куда глядят глаза. Шел без передышки и без на-
дежды встретить на своем пути кого бы то ни было . Шел , склонив  голову
вниз и беспечно отведя за спину руки. И  вдруг  какое-то,  неподдающееся
объяснению чувство заставило его застыть на месте, вверх поднять глаза и
пристально вглядеться в тусклое окошко одного из домиков селенья. О, бо-
же, сам того не подозревая, Генка оказался возле дома, от  которого  бе-
жал. Не в силах сдерживать свой интерес и любопытство, он осторожно  по-
добрался к дому и робко заглянул во внутрь. Перед ним была ему гостиная.
Та самая , в которую он так стремился , и чей порог не мог  переступить.
Она была освещена и в ней была Марьяна . Она стояла у массивного  стола,
рядом с незнакомым Генке парнем. Тот был еще подростком, лет 15 - ти , а
может старше , и занят тем, что жадно поглощал  предложенную  ему  пищу.
Когда он обернулся, Генка вдруг заметил неподдающееся сомнению  сходства
черт его лица с лицом Марьяны. Да,  безусловно,  сходство  было.  Словно
между братом и сестрой. Как это Генка  не  догадался  сразу  ?!  Марьяна
как-то вскользь при нем упоминала про своих  родных  среди  хорват.  Про
брата она тоже что-то говорила. Но чутко уловив на лицах сербов тень за-
мешательства и подозрения, она поторопилась изменить тематику их  разго-
вора. Генка не придал тогда ее словам серьезного внимания. И вот  теперь
он , кажется, готов об этом пожалеть . Меж тем , Марьянин брат  уже  за-
канчивал свой небогатый ужин . Степенно встав из-за  стола,  он  неспеша
оправился и по-хорватски заговорил с Марьяной . Тут только Генка обратил
внимание на то , что парень был вооружен. На кожаном его ремне болтались
две гранаты, а из под куртки проступала кобура.  Сомнений  было  мало  в
том, что брат Марьяны помогал в войне хорватам. Однако  он  был  смел  !
Почти как Генка. Вот так, с огромным риском для себя прийти в  свой  дом
на территории врага ?! Он был достоин уважения . Генка недовольно  смор-
щился от боли в перетянутых суставах и между прочим огляделся. Уже через
мгновение он торопливо спрыгнул на траву, спеша  найти  себе  укрытие  в
густой тени Маноличенского сада. К крыльцу марьяниного дома  приближался
некто в сербском "камуфляже". Мужчина был приземист и слегка  хромал.  И
Генка безошибочно узнал в пришельце Анте. Серб поднимался по  ступенькам
дома медленно, крадучись, стараясь не шуметь и лишний раз не  привлекать
к себе внимания. Похоже было, он прекрасно знал о том, что происходит  в
доме. Он не спешил, держал себя уверенно и смело. Прошла минуту,  прежде
чем он подобрался к двери дома, с размаху настежь распахнул ее и  тороп-
ливо ринулся вперед. Ему в ответ раздался женский  визг,  звон  бьющейся
посуды и стекла. Генка вновь решил  занять  свой  пост  для  наблюдения,
прильнул лицом к холодному стеклу и , перед ним предстала жуткая  карти-
на. Марьянин брат валялся на полу, раскинув руки  в  стороны  и  закатив
глаза от боли. Маркович, судя по всему, его сбил с ног прикладом автома-
та. Испуганная до смерти Марьяна забилась в дальний  угол  комнаты  и  с
ужасом разглядывала серба. Тот, злорадно скалясь и все еще сжимая  авто-
мат, чей ствол направлен был парнишке прямо в  лоб,  небрежно  скинул  с
плеч бронежилет и прямиком направился к Марьяне. - Ну, стерва, здорово я
тебя выследил, а? - зловеще засверкал глазами он. - Что, "усташам",  по-
мочь решила ? Родная кровь , не правда ли , паскуда ? А мы  тебе  ,  так
значит не ровня ? Ну это мы сейчас проверим - кто здесь хозяин и чего ты
стоишь ? ! В одно мгновение Генка осознал, что может и должно  произойти
в дальнейшем, какую участь уготовил девушке Маркович.  В  мгновение  ока
Генка оказался на крыльце. Однако следовать примеру Анте  он  совсем  не
собирался. Взяв себя в руки и чуть дыша , он аккуратно и практически без
шума протиснулся внутрь дома и замер в ожидании. Однако Анте тоже  время
не терял. Небрежно положив на стол свой автомат,  зловеще  улыбаясь,  он
обнял девушку за плечи, прижал ей к горлу свой штык-нож и принялся  бес-
церемонно рвать с нее одежду, ликующе шипя себе под нос: - Что  ,крошка,
поиграем с дядей Анте ? Он добрый, нежный. Он тебя плохому не научит. Ты
ж его любишь , правда, да ? любишь, любишь, вот только  стесняешься  это
признать ? - Зато я не стесняюсь этого признать, Друже Маркович, -  нео-
жиданно обрушился на серба властный и жестокий голос Генки. -  Оставь  в
покое девушку, скотина, или я продырявлю тебе твой гнусный череп ! Ну  !
Генка стоял в дверях , расставив ноги и сжимая в руках пистолет, чье ду-
ло упиралось точно Анте в темя. - Ты этого не сделаешь, Друже Русие, или
как там тебя, Терминатор, - не оборачиваясь и  гнусно  продолжая  лапать
тело девушки, неуверенно промямлил серб в ответ. - Ведь  ты  и  так  под
Трибунал ходишь .Тебе никак нельзя меня убить. Я же твоя последняя  и  ,
что скрывать, единственно возможная надежда. Ведь  я  один  лишь  только
знаю , что случилось там , в хорватском лагере и у моста чрез  Босну.  А
стоит тебе только меня ранить , как ... - Мне надоело ждать, скотина,  -
бесцеремонно огрызнулся Генка, щелкая затвором, и надавил  на  спусковой
курок "ПМ". Выстрел прозвучал незамедлительно и гулко. Нов следующий миг
Генка неожиданно почувствовал удар в свой пах и , скорчившись  от  боли,
рухнул на пол. Он был не в состоянии понять , что происходит, кто  опро-
кинул его на пол и сильно саданул прикладом по спине. Он медленно  терял
сознание, проваливаясь в страшный и немыслимый водоворот. Все перед  ним
плыло в тумане и красной пеленой вгрызалось в мозг ...

   * * * Генка с трудом приоткрыл глаза и судорожно попытался  вспомнить
где он и как сюда попал. Сознание возвращалось к нему медленно и  вместе
с болью. Голова была тяжелой и неестественно распухла. Глаза и щеки  за-
текли и невыносимо саднили. Все тело ныло и изредка пронизывалось болью.
Генка, не в силах сдержать стона, приподнялся на локтях с вонючего и за-
литого водой пола и попытался оглядеть все, что его окружало.  Он  лежал
посреди мрачного и заваленного разным хламом подвала, тускло  освещенным
сквозь единственное , величиной с футбольный мяч ,  отверстие  в  стене.
Одежда на нем была изодрана в клочья и густо покрыта  багровой  коростой
из высохшей крови. Его руки и ноги были грубо скручены стальной  провод-
кой и связаны друг с другом за спиной. Чудовищный  холод  поднимался  от
бетонного пола, на котором он так беспомощно лежал , и жадно  пронизывал
все его тело. Генка приглушенно застонал, перевернулся на бок и тупо ус-
тавился на массивную дверь, блестевшую в стене подвала. Время потянулось
невыносимо медленно и однообразно. Время от времени Генка терял сознание
от боли, а когда он вновь приходил в себя, все неизменно  оставалось  на
своих местах.  Свет,  пробивавшийся  сквозь  маленькое  окошко  Генкиной
тюрьмы, стал немного ярче. Генка сделал вывод, что снаружи, судя по все-
му, уже был день, сменивший утро. Прошел еще час, а, может  два,  как  у
дверей подвала раздалась возня, заскрежетал замок и  яркий  свет  ударил
Генку по глазам. - Ну что, небось очухался, щенок? - раздался незнакомый
и враждебный Генке голос. - Вставай, давай! Пришли проведать твою душу !
Незнакомец грубо пнул ногой Генку и принялся усердно освобождать его  от
пут. Два сербских ополченца небрежно подхватили Генку и тяжело поволокли
его вначале к двери мрачного подвала, затем по лестнице куда-то вверх  и
наконец доставили его наружу к солнечному свету и несмолкаемому  щебета-
нию птиц. Генка сделал грудью полный вдох и снова  потерял  сознание  от
боли.



   * * * Очнулся он уже в каком-то каземате. Свет мощной лампы бил ему в
лицо. Все тело продолжало ныть и неуютно чувствовать себя в  обшарпанном
и грязном кресле. - Ну, что скажете , солдат, - услышал он в свой  адрес
чей-то грубый голос. - Вы знаете, что натворили ? В  чем  обвиняют  вас?
Генка отрицательно мотнул головой , обвел комнату , в которой  оказался,
взглядом и прикусил язык от мрачного предположения. Он  уже  как-то  раз
здесь был, среди заваленных бумагами столов, черных сейфов  и  сиреневых
обоев. Да, он здесь был, и вряд ли добровольно захотел здесь снова  ока-
заться. Перед его персоной за большим столом сидело несколько  сербов  в
офицерской форме и недвусмысленно разглядывали Генку. М-да, конечно, это
был обещанный ему Марковичем Военный Трибунал. Тот самый, что запросто и
быстро приговаривал к расстрелу в чьих руках была теперь Судьба и  буду-
щее Генки . - Повторяю свой вопрос, солдат,  вновь  произнес  полковник,
выступавший в роли прокурора. - Вы признаете себя виновным в измене, по-
собничестве врагу и убийстве сербских солдат -  бывших  своих  подчинен-
ных ? - Нет, не признаю ! - сплевывая на пол кровь, наконец ответил Ген-
ка. - Хорошо, тогда по порядку, солдат, - невозмутимо продолжал  полков-
ник, небрежно поднося к глазам исписанный листок и что-то в нем читая. -
Начнем с того , что не являясь гражданином республики Босния и  Герцего-
вина и добровольно поступив на службу в сербское национальное ополчение,
вы тем не менее сознательно скрыли свое настоящее имя  и  бывшую  страну
проживания. Это так ? - Пожалуй, так ! - поморщившись , признался Генка,
все еще не поднимая головы. - Дальше, - продолжал допрос полковник, - вы
проявили себя как доблестный и исполнительный солдат , и вас даже назна-
чили впоследствии на должность командира отделения  разведчиков-  дивер-
сантов. Однако, неплохо выполнив первое же свое задание, вы тем не менее
несете ответственность за то, что ваше  отделение  понесло  необъяснимые
потери и при возвращении в расположение  сербской  армии  с  задания  вы
предприняли попытку покушения на жизнь вашего же подчиненного Анте  Мар-
ковича. Тщательно изучив все материалы следствия, ваш  рапорт  и  доклад
Марковича, мы склоны вас подозревать в измене,  сознательном  содействии
врагу, приведшем к гибели солдат Иовича и Михайловича. Вы признаете  это
, солдат ? - Да этож просто бред ? - без тени фальши возмутился Генка. -
Что б я, сознательно и с умыслом повел на смерть своих товарищей и ,  уж
тем более друзей ? Вы за кого меня принимаете, господин офицер ?  Да,  я
не серб! Но я такой же славянин, как вы ! И слово  "честь"  -  уж  очень
много значит для меня ! - Однако, мы отвлеклись, - бесцеремонно  перебил
его полковник. - Идем  дальше,  солдат.  Согласно  приказу  командования
сербской армии вас до выяснения обстоятельств отстранили  от  участия  в
боях и от командования отделением как только вы вернулись в часть с  за-
дания. Помимо этого, вы были объявлены под домашним арестом и вы нам да-
ли слово чести, что не предпримите попыток к бегству и  измене.  Однако,
вы очень скоро грубо нарушили данное вами слово и окончательно подорвали
доверие к себе, совершив беспрецедентное нападение с целью изнасилования
на гражданку Боснии Марьяну Манолич, а затем, обнаружив в ее доме лазут-
чика хорват, вы вступили с ним в контакт. Когда же в доме  появился  ваш
товарищ Анте Маркович, вы коварно на него напали, с целью сведения  ста-
рых личных счетов и устранения свидетеля вашей измены, а так же с  целью
помощи разведчику хорват, которого Маркович выследил еще до вашей встре-
чи с ним. Согласно всем, имеющимся в нашем распоряжении уликам, мы обви-
няем вас в убийстве сербского солдата Анте Марковича и  прямой  причаст-
ности к смерти бойца разведотделения Михайловича, т.к. согласно  рапорту
Марковича вы преднамеренно направили его впереди себя по минному полю  и
умышленно сообщили ему заведомо ложный и опасный маршрут.  Вы  признаете
это ? - Нет ! - рассержено отрезал Генка, прекрасно  сознавая,  что  ему
никто не верит. - Однако , факты против вас, солдат!  -  сурово  сдвинув
брови, произнес Казиевич. - Ваши подчиненные Иович и Михайлович  мертвы,
хорватский лазутчик успешно бежал, пуля извлеченная из тела Анте  Марко-
вича была выпущена из вашего же пистолета, который мы у вас  изъяли  при
захвате. Я думаю , что вы не в праве отрицать свою вину .Ведь вы же сол-
дат. Так признайте достойно свое поражение ! Ну, что вы  скажете  в  от-
вет ? - Я лишний раз скажу вам - "нет" ! - огрызнулся Генка. -  Я  знаю,
вы мне не верите, но все же. Я не виновен ! Я искренне и  честно  воевал
за интересы вашего народа и уж конечно никак не мог предать своих  това-
рищей и подчиненных. Я никогда не помогал хорватам и никогда об  этом  и
не помышлял. Что же касается Марковича ...Да, я хладнокровно  пристрелил
эту мразь. И сделал это сознательно и даже этим горжусь  .  Вот  только,
жалею, что не сделал это раньше. Тогда бы Орест возможно был бы  жив,  а
девушка бы избежала унижения и позора. Я все сказал ! Мертвая тишина во-
царилась над столом, за которым заседал Трибунал. Сербы пристально и не-
доверчиво разглядывали Генку. Генка потерял терпение, гордо  встал  и  ,
вскинув голову, вызывающе и дерзко посмотрел на судей. Ему  нечего  было
бояться. Он сознавал, что приговор ему давно  уж  предрешен.  Он  просто
наслаждался ненавистью и своим презрением к отторгнувшему его миру.  На-
конец, после паузы, председатель Трибунала встал, отвел глаза от  Генки,
чуть опустил голову и как то грустно и растеряно изрек : - Я думаю , что
выскажу мнение всего Трибунала, если отмечу, что мне импонирует ваше му-
жество и самообладание, солдат . Нот война есть война. Мы склоны  заклю-
чить, что вы нарушили присягу. Прощения этому не может быть. Вы признае-
тесь Трибуналом полностью виновным и по  законам  военного  времени  вас
ждет суровая кара - смертная казнь через расстрел . У меня все,  господа
офицеры. Я предлагаю закрыть на этом  заседание  Трибунала.  -  Выведите
осужденного из зала ! - добавил он уже в  адрес  Генкиных  конвоиров.  -
Приговор Трибунала должен быть приведен в исполнение в течении ближайших
24 часов... - Что ж , это к лучшему,- цинично усмехнулся Генка.  Превоз-
могая боль и горечь от обиды, он резко выпрямился в полный рост и  твер-
дой поступью направился к дверям , ведущим к выходу из здания Трибунала.



Глава седьмая

РЕКВИЕМ ПОБЕДИТЕЛЮ

Солнце уже клонилось к закату, когда трое угрюмых и неразговорчивых сербских солдат бесцеремонно ввалились в
Генкину камеру, грубо скрутили ему руки за спиной и потащили длинными коридорами к выходу из здания гарнизонной
тюрьмы.
Один из них, молодой и чернявый, тут же поспешил сообщить Генке, что путь им предстоит неблизкий. Командование
боснийских сербов решило особо не афишировать скоропалительную казнь одного из своих иностранных наемников, опасаясь
вполне обоснованных кривотолков и безрассудных попыток бывших его сослуживцев и товарищей по оружию отбить его у
конвоя и вызволить на свободу. Кроме того, само командование сербов не было четко уверено в реальной виновности Генки, и
только настойчивое требование командира его отряда Казиевича вынудило Военный Трибунал принять решение о
незамедлительном расстреле бывшего командира разведчиков-диверсантов.
Вот почему казнь Генки должна была состояться вдали от военных лагерей и позиций сербов - прямо в прифронтовой
полосе, на ничейной земле, где неожиданную смерть солдата всегда можно истолковать в "нужную" сторону.
Генка медленно шел, ступая босыми ногами по придорожной траве, впереди своих конвоиров, и дерзкая, лишенная
всякого смысла усмешка гордо скользила по его распухшим губам.
Он шел на смерть легко. Без особой тоски и жалости к этому чуждому ему миру и неблагодарной судьбе. Он шел
уверенно, не оглядываясь и даже не помышляя о побеге. Он знал твердо - бежать ему некуда, да и незачем. Смерть ожидала его
повсюду. Она маячила не только там, впереди, за линией фронта, в виде ненавистных взглядов хорватских и мусульманских
солдат, к товарищам которых Генка сам не ведал жалости. Смерть была и у него за спиной в виде случайного сербского
патруля, который с готовностью и с чувством выполненного долга не стал откладывать бы исполнение приговора изменнику,
предателю и трусу.
   Генка шел и с ужасом осознавал тот факт, что  против  него  ополчился
весь мир. Он был один. Один против всех. И каждый имел основания его не-
навидеть. Что это? Злой Рок судьбы, с рождения довлеющий  над  ним?  Или
жестокая расплата за те грехи, которых он не  совершил?  Что  он  такого
сделал, в чем виноват? Кто вынес ему этот страшный приговор? Неужели  он
сделал это сам? Нет, этого быть не могло никак. Генка упрямо отказывался
в это верить. И он был абсолютно прав. Он пришел в этот мир, будучи  на-
ивно честным и благородным. Он поступал всегда по совести и свято  верил
в то, что делал. Он не был никогда циничным подлым и бессмысленно жесто-
ким. Да, как солдат, он изредка бывал суровым, холодным и безжалостным к
врагу. Но не смотря на это, он все же оставался искренне, чище и  добрее
"беззубых" ангелов и козырявших трусостью святых. Он никогда не  отнимал
добра у слабых, он никогда услужливо не падал на колени  перед  сильным.
Он бескорыстно был готов отдать всего себя всем  без  исключения  людям.
Даже тем, кто продолжал его цинично предавать. Он с детским  прямодушием
боготворил тот мир, в котором оказался. Но этот мир упрямо не хотел при-
нять его таким. Он жаждал от него бескрайней ярости и злости, он видел в
нем корыстолюбца и тщеславного злодея, он по крупицам выжимал  из  Генки
честь и благородство. И он в конце концов добился  своего.  Мир  породил
Чудовище, убив при этом Человека.


Генка неожиданно споткнулся и пришел в себя от переполнявших его душу мрачных дум.
Вечерний сумрак робко укрывал дорогу. Уже не слышно было щебетания птиц. Луна тоскливо поднималась над
багровым горизонтом, лишь изредка выглядывая из-за туч.
Внезапно Генка вынужден был остановиться. Дорогу преградил ему закутанный в тряпье старик. Он как-то странно
улыбался и беззлобно подмигнул опешившему Генке.
Уже через секунду сербы грубо оттеснили старика и с громкой руганью набросились на Генку, пихая его дулами
"Калашниковых" в спину.
Старик трусливо и покорно посмешил освободить дорогу и вскоре был от них уже далеко.
Вновь Генка следовал по безжизненной проселочной дороге, и недовольное сопение солдат и лязг оружия преследовали
его след в след.
Но почему-то из головы его никак не выходила загадочная встреча с необычным стариком. Он, Генка, был уверен в том,
что никогда не видел этого крестьянина доселе и, уж тем более, не мог быть с ним знаком. Но что-то все же было в этом
старике не так. Что именно? Быть может его взгляд и робкая улыбка?
Точно! Как он мог забыть! Черты лица крестьянина были Генке хорошо знакомы. Он вспомнил бархатистые ресницы,
грациозный стан и робкую улыбку на губах. Он вспомнил про Марьяну. Про ее бездонные и грустные глаза.
Ну что ж, судьба, похоже, решилась на прощание приласкать его. И этот сербский старец не просто так попался на его
глаза. Неважно, кто он - дядя или дальний родственник Марьяны, в его улыбке был глубокий смысл. Так значит с девушкой
все в порядке?
Хотелось бы верить, что так все и есть. Что Генкины усилия не прошли напрасно. Что хотя бы одно живое существо
способно будет вспоминать о нем без ненависти и проклятий. Ну что ж, за это стоит умереть.
- Стой, солдат. Пришли, вроде. Дальше дороги нет, там уже хорватские владения, - неожиданно окликнул Генку голос
командира конвоиров.
Генка безропотно остановился и медленно, с достоинством повернулся в сторону сербов.
- Ну, - продолжал командир конвоиров, беззлобно усмехаясь в адрес Генки. - Может у тебя есть какое-нибудь последнее
желание , а , Друже ? Ну там, сигарету закурить ? Глотнуть немного водки ? Может, "травку" хочешь ? Проси , что
пожелаешь ! Кроме жизни и свободы , само собой .
- Чтож, - неожиданно быстро согласился Генка. - У меня и вправду есть последнее желание . Я хочу, чтобы мне
освободили руки, ну и , позволили встретить смерть лицом к лицу.
Генка понимал , что смотрится смешно и безрассудно. Но даже в этот роковой момент в нем продолжал буянить
необузданный "мальчишка", " пижон" - безнадежный романтик и непонятый миром бунтарь. Он чувствовал себя сейчас
сервантесовским Дон Кихотом, бесстрашным Немо из романов Верна и даже легендарным "Оводом" Войнич, судьба которого
у Генки в детстве вызывала восхищение.
Сейчас, когда он чувствовал уже прикосновение вечности и смерти, в душе у Генки клокотал пожар. Ему хотелось еще
раз, пускай последний , вызвать на дуэль Его Высочество Судьбу. Ему хотелось улыбаться, когда другие обреченно плачут и
молят о пощаде палача. Ему хотелось гордо вскинуть голову тогда, когда другие жмурятся , бледнеют, в отчаянии падают
пред смертью на колени.
- Ладно, черт с тобой,- наконец решился согласиться с Генкой конвоир, - Чтож, будь по твоему. руки мы тебе развяжем.
Бежать то тебе все равно некуда, а !
Серб не спеша приблизился и быстро срезал путы , сковавшие руки Генке.
Генка был опять свободен. Пусть на мгновение, но все же.
- Ладно, становись, как хочешь. Скажем, возле той сосны. Пора уж начинать, а то стемнеет скоро, - раздалась строгая
команда серба в адрес Генки.
Генка как-то сразу выпрямился, подошел к сосне, грудь выкатил вперед и медленно убрал за спину руки. Лицо его
окаменело . Глаза блестели дерзко и надменно . Усмешка не сходила с губ.
- Всем приготовиться, - распорядился командир конвоя в адрес сербов. - Целься !
Генка весь напрягся и неожиданно взмахнул рукой, как будто сам командуя своим расстрелом.
- Огонь ! - отрывисто воскликнул сербский офицер и первым надавил на спусковой курок ...












Э П И Л О Г

Где то, на краю света ...

Густой зловонный дым висел над замершей в оцепении сельвой.
Понурый и измотанный недавним боев взвод "командос" неторопливо продвигался вдоль опушки леса, прочь от
превращенного им в руины негритянского селенья.
На лицах рейнджеров, искусно скрытых толстым слоем маскировочногот грима, нельзя было прочесть ни горечи, ни
сострадания, ни страсти. Для них, безжалостных "солдат удачи", содеянное было лишь работой : тяжелой, изнурительной,
порой неблагодарной, но неизменно прибыльной и хорошо знакомой.
Их грозный командир - с погонами сержанта, в грязно-сером "камуфляже", глаза упрятавший за черные очки, внезапно
замер без движения, встревоженно прислушался к чему-то, резко вскинул дулом к верху автомат и хладнокровно расстрелял
дрожащие кусты "очередями".
Мгновение спустя ему в ответ раздался громкий шорох и предсмертный крик. Затем, ломая ветки и листву , ему под
ноги выкатилось тело африканца. Негр был мертв.
"Солдат удачи" равнодушно хмыкнул, носком ботинка отшвырнул от тела автомат, присел на корточки и гордо
огляделся. Затем он ловко выхватил у трупа из кармана пачку "европейских" сигарет, достал одну и лицемерно возвратил
хозяину остатки.
- Эй , командир , у нас проблемы, да ? - обеспокоенно окликнул ренджера другой "солдат удачи ".
- Да нет, нормально, Питер, все - О'Кей ! - сквозь зубы процедил сержант, закуривая сигарету. - Однако это падаль
понимала в сигаретах толк ?! С чего бы это , а ?
Сержант привстал, переступил небрежно через застывший труп и жестом приказал отряду продолжать движение.
Чуть погодя он с нетерпеньем обернулся , и яркий солнца луч вдруг высветил его лицо. Едва заметный старый шрам
крестом белел над правой его бровью ...




   Алекс Мистер
   май 1993 года






















П Р И М Е Ч А Н И Я

1. ГСП - городской сборочный пункт ( место, откуда призывников распределяют по действующим и
учебным частям ВС ) .
2. "Покупатель" (арм.жарг.) - официальный представитель воинской части, прибывший за новобранцами.
3. Плац (арм.) - бетонированная площадка для проведения занятий по строевой подготовке и
построений личного состава части .
4. "Мореман" (арм.жарг.) - морской офицер.
5. "Салага", "Дух", "Душара" (арм.жарг.) - солдат первого периода службы.
6. "Спорттренаж " (арм.) - спортивные занятия различного вида, исключая игровые виды спорта.
7. "Парадка" (арм.жарг.) - парадная форма солдата.
8. "Водила" (арм.жарг.) - шофер, водитель БМП или танка .
9. "Бытовка" (арм.) - комната в казарме, предназначенная для приведения в порядок форменной
   одежды и амуниции военнослужащих. 10. "Зеленый Дембель" (арм.жарг.) -
условное наименование периода службы новобранцев,  после  их  выпуска  (
окончания) из учебного подразделения  или  части  и  до  их  прибытия  в
действующую часть. 11. "Зеленка" ( афг.жарг.) - покрытая скудной  расти-
тельностью территория, прилегающая к транспортным и  военным  трассам  и
дорогам. 12. Дукан ( афг.) - сельский дом,  глинобитная  постройка.  13.
"Рвать" (арм.жарг.) - проявлять свое стремление к первенству в чем-либо,
демонстративно добиваться успехов с  целью  завоевания  симпатий  у  на-
чальства и продвижения по службе. 14. "Вертушка"  (арм.жарг.)  -  боевой
или транспортный вертолет. 15. " Летун" (арм.жарг.) - летчик, пилот  са-
молета или вертолета. 16. "Черный Тюльпан" (арм.жарг.) - условное наиме-
нование специального самолета для транспортировки гробов с телами погиб-
ших военнослужащих в Афганистане ( обычно : Ан - 24 или другие типы  са-
молетов. 17. Дневальный (арм.) - солдат, входящий в состав суточного на-
ряда по обеспечению порядка и чистоты в казарме. 18. "Череп",  "Чайник",
"Гусь" (арм.жарг.) - солдат 2-го периода службы (как правило уже  отслу-
живший в ВС около 1 года ). 19. "Чмо" (арм.жарг.) - грубейшее  армейское
ругательство, приравненное к понятиям : "трус",  "стукач",  "раззява"  ;
считается самым обидным оскорблением  для  военнослужащего,  особенно  в
рамках "дедовщины" ; смысловую нагрузку данного ругательства можно приб-
лизительно передать как  :  "Человек  Морально  Обделенный  (обделанный,
"опущенный")". 20. "Дед", "Старик", "Дедушка" (арм.жарг.) - солдат  пос-
леднего, 4-го периода службы до выхода приказа министра обороны СССР  об
увольнении военнослужащего в запас. 21. "Очки" (арм.жарг.)  -  туалетная
комната с армейским вариантом выполнения унитазов ; армейские унитазы  (
в единственном  числе  как  правило  не  употребляется).  22.  "Шуршать"
(арм.жарг.) -  проявлять  верх  исполнительности,  услужливости,  подха-
лимства; в рамках "дедовщины" - выполнять часть обязанностей  "старослу-
жащих", традиционно перекладываемых на солдат 1-го и 2-го периодов служ-
бы. 23. "Чайник" (арм.жарг.) - официальное название : "Чайная", "Чаевая"
- нечто среднее между армейским кафе и буфетом, непременное место палом-
ничества  всех  без  исключения  солдат  срочной  службы.  24.   "Пайка"
(арм.жарг.) - восторженно-уважительное наименование любой  "гражданской"
пищи . 25. "Дембель", "ДМБ" (арм.жарг.) - эпическое название дня (момен-
та) выхода приказа министра Обороны СССР  об  увольнении  военнослужащих
срочной действительной службы в запас, а также почетное обращение к сол-
дату 4-го периода службы, после  выхода  приказа  об  его  увольнении  и
вплоть до его отбытия из части домой. 26.  "Гаш"  (афг.жарг.)  -  гашиш,
наркотик для курения. 27. "Развод" (арм.) - особый военный  ритуал  про-
верки готовности заступающего на службу личного состава "караула" и "на-
ряда" к выполнению своих обязанностей. 28. "Караулка" (арм.жарг.) -  по-
мещение для отдыха, подготовки и снаряжения заступающих на  пост  "часо-
вых" и командного состава "караула". 29. "ПТУРС" (арм.) -  противотанко-
вый управляемый реактивный снаряд ( НУРС - неуправляемый реактивный сна-
ряд ) . 30. "Фазан" (арм.жарг.) - солдат 3-го, уже почетного в армии пе-
риода службы,  прослуживший  не  менее  1,5  года  в  ВС.  31.  "Мирные"
(афг.жарг.) - мирные жители , декхане. 32. " Брат" (арм.жарг.) -  общеп-
ринятое уважительное обращение солдат одного периода службы друг к  дру-
гу. 33. "Р-105М" (арм.) - армейская ультракоротковолновая радиостанция с
дальностью связи 6-25 км. 34. "УРС" (арм.) - управляемый реактивный сна-
ряд, обычно размещается в подвесных кассетах (блоках) на пилонах  боевых
вертолетов. 35. "Броник" (афг.жарг.) - боевой танк. 36. Ханум  (афг.)  -
женщина. 37. "Дембель" - солдат последнего периода  службы,  см.25.  38.
"Наехать" (блат.жарг.) - выразить свое открытое недовольство в адрес ко-
го-либо, как правило в  грубой  и  дерзкой  форме.  39.  "Хата",  "Хаза"
(блат.жарг.) - дом, квартира. 40. "Телки" (блат.жарг.)  -  девушки,  как
правило не очень высоких  морально-этических  принципов  поведения.  41.
"Колючка" (арм.жарг.) - колючая проволока. 42. "Замочить" (блат.жарг.) -
избить кого-либо до  полусмерти,  иногда,  в  определенном  контексте  -
убить. 43. "Бабки" (блат.жарг.) - деньги  ("баксы",  "грины"  -  доллары
США, "капуста", "деревянные" - советские рубли). 44. "Лох"  (блат.жарг.)
- провинциал, ротозей, растяпа. 45. "Кореш" (блат.жарг.) -  друг  .  46.
"Штука" (блат.жарг.) - тысяча рублей ( "лимон" - миллион,  "катенька"  -
сотня ). 47. "Ватерклозет" (жарг.) - туалет. 48. "Крутой" (блат.жарг.) -
солидный, авторитетный ( о человеке). 49. " Наехали"  (блат.жарг.)  -  в
данном контексте - обидели, оскорбили. 50. "  Фраер"  (блат.жарг.)  -  в
данном контексте : нахал, выскочка, дерзкий нарушитель  воровских  зако-
нов. 51. "Пушка", "Ствол" (блат.жарг.) - оружие (чаще  всего  пистолет).
52. "Сваливать" (блат.жарг.) - уходить , скрываться с места развития со-
бытий. 53. "Загаситься" (блат.жарг.) -  бесследно  исчезнуть,  "лечь  на
дно". 54. Ара (арм.) - друг, брат . 55. "Кукушка" (арм.жарг.) - снайпер.
56. "РЭКС" ( афг.жарг.) - разведдесантник, воевавший в Афгане. 57.  Тар-
тар (мифолог.) - в греческой мифологии - бездна в недрах Земли,  царство
мертвых. 58. Афина (мифолог.) - богиня Славы и Победы у древних  греков.
59. Аттила (истор.) - легендарный завоеватель Рима и  предводитель  гун-
нов, возглавил опустошительные походы гуннских племен в восточную  Римс-
кую Империю (447- 448 гг.), в том числе и на северные Балканы. 60. ЮНА -
Югославская Народная Армия ( во времена СФРЮ). 61. "Комод" (арм.жарг.) -
командир отделения . 62. Афродита (мифолог.) - богиня Любви и Красоты  у
древних греков; согласно преданиям: "она родилась  из  белоснежной  пены
морских волн". 63. "Пичка матэри"  (  жарг.)  -  грубое  сербское  руга-
тельство .


"Ч Е Л О В Е К С А В Т О М А Т О М ."
Художественно - публицистический роман .
Автор : Алекс Мистер
Конт.телефон : 147 - 35 74