Владимир БЕЗЫМЯННЫЙ

                            УБИЙСТВО В АНТРАКТЕ




     "Уже давно известно, что сотрудники КГБ весьма  жестоко  контролируют
валютных проституток, которые обосновались в крупных гостиницах, для того,
чтобы заставить разговориться иностранных дипломатов,  торговцев  оружием,
журналистов  и   промышленников.   Некоторые   жертвы   "ночных   бабочек"
оказывались потом в весьма трудном положении,  как,  например,  тот  посол
Франции в Москве, который в  60-е  годы  неосторожно  поддался  очарованию
проститутки-шпионки, встреченной им на коктейле в Большом театре.  Генерал
де Голль, извещенный военным атташе, отозвал его  в  Париж  и  назначил  в
аппарат МИД на менее "опасный" пост.
     Но и сейчас КГБ отнюдь не отказался от подобной деятельности. Просто,
когда с  перестройкой  был  урезан  его  бюджет,  потребовалось  изобрести
какой-то другой источник доходов.
     "Сотрудники секретных служб,  привыкшие  нередко  получать  зарплату,
ничего не делая, хотели и  дальше  хорошо  жить  и  оставаться  в  составе
номенклатуры, - объясняет один опытный европейский дипломат, работающий  в
Москве уже восемь лет,  -  поэтому  они,  воспользовавшись  как  открытием
границ, так и определенной сексуальной  либерализацией,  надумали  создать
параллельную сеть псевдопроституток, задачей которых было бы  облапошивать
туристов, привлеченных легендарным славянским шармом".
     Ныне  эта  сеть,  обнаруженная  работающими  в  Москве  американскими
тайными агентами в первые  месяцы  1987  года,  превратилась  в  подлинную
индустрию.
     По американским оценкам, КГБ завербовал от 10 до 13 тысяч  девушек  и
молодых женщин в возрасте от 16 до 30 лет. Они отбирались прежде всего  по
физическим данным, но  затем  проходили  отбор  на  способность  проявлять
хладнокровие в условиях опасности. Когда женщины  отобраны,  они  проходят
недельную стажировку в одном из специальных центров подготовки КГБ. Там их
учат "английскому языку" в объеме примерно 50 слов  и  сразу  после  этого
"запускают в дело" в Москве, Ленинграде, Киеве или  Ташкенте,  то  есть  в
городах, куда съезжаются со всего света  представители  деловых  кругов  в
надежде завязать торговлю с новым Советским Союзом.
     Согласно докладу посольства Соединенных Штатов в  Москве,  сотрудники
которого составили специальные карты,  КГБ  задействовал  несколько  тысяч
квартир в Давыдкове, Гагаринском районе и других, чтобы  эта  сеть  рэкета
могла действовать на всю катушку. Сотрудники КГБ сидят где-то в  квартирах
на первом этаже дома, играя в карты и  имея  под  рукой  пустые  чемоданы,
готовые тут же вмешаться, как только  зазвонит  телефон,  разыгрывая  роль
обманутого  мужа  или  жениха.  Считается,   что   из   двенадцати   тысяч
завербованных псевдопроституток пяти тысячам удается каждый вечер обобрать
какого-то простака на 200 долларов, что приносит КГБ каждую  ночь  миллион
долларов, а за год составляет кругленькую сумму в 365 миллионов долларов.
     КГБ не составило никакого труда создать подобную нелегальную  сеть  в
Советском Союзе, где теневая экономика ворочает примерно 100 млрд. рублей,
то есть одной пятой  национального  дохода  -  за  ее  счет  живет  каждый
четвертый. Да, еще очень далеко  до  того  "общества  без  преступников  и
проституток",  которое  совсем  недавно  обещали  нам  идеологи   светлого
коммунистического будущего".
     Так  считает  обозреватель   французского   журнала   "Вандреди-самди
диманш", статью из  которого  "Мегаполис-Экспресс"  (1991,  N_24,  С.  13)
опубликовал с сокращениями.



     Если чего и хватало в тюремной психушке, так это времени. Назвать его
свободным было бы явным преувеличением. Свободой не пахло, как и водится в
учреждениях, заботящихся о подопечных с помощью конвоя.  Но  этот  избыток
времени  остро  ощущали  израненные  души  и  ноющие   тела   психов.   От
безжалостных киянок превращались в сплошной кровоподтек их задницы, уже  и
без того истыканные иглами шприцов.  Вечных,  несменяемых,  словно  угроза
СПИДа была очередной выдумкой западной пропаганды.
     В конфликты со слугами сурового "хозяина" вступали, да и то  нечасто,
только те, кто действительно ополоумел от внушительных доз магнезии,  серы
и прочих бодрящих штучек. В их числе - "спрыгнувшая с  кумара"  наркота  и
ублюдки-садисты  с  разной  тяжести  "хвостами"  уголовных  дел,  те,  кто
числились постоянными клиентами "дома Батурова".
     "Батурка",  "Батурова  дача",  психушка,  16-я  больница...  Еще   до
революции купец Батуров, у  которого  от  несчастной  любви  сошла  с  ума
единственная дочь, которую  он  обожал,  выстроил  эту  больницу,  по  тем
временам роскошную. Архитектура некогда белых, теперь мутно-серых корпусов
за   нескончаемо   тянущимся   забором   вполне   сохранилась.   Лишь    в
противоположных концах двора выросли две безликие пятиэтажки. В  одной  из
них и разместилась "судебка". Вряд ли рассчитывал на ее появление в  своей
благотворительной  затее  унесенный  ветром  времени  Батуров.   За   него
додумали, и вышло,  вместо  "леченья"  -  "мученье".  Правда,  и  пациенты
подбирались соответствующие, из тех, кому дай волю - сожрут  с  потрохами.
Так что поблажек от крутого персонала ждать им не  приходилось.  Могутные,
налитые сизой кровью санитары и непреклонной суровости  конвоиры  не  были
склонны  поощрять  "шалости".  А  доктора,  отличавшиеся  лишь   некоторой
мягкостью в обращении, внушали еще больший страх.  От  санитарской  киянки
заранее известно  чего  ждать.  Укол  же,  назначенный  ласково  воркующим
доктором, может в считанные часы превратить человека в идиота или  калеку.
Неизвестно, что там, в этих "многоразовых" шприцах, даже  если  врач  и  в
добром расположении духа. Об этом лучше не думать. И  не  приведи  Господи
вывести из равновесия наследников Гиппократа!
     Двадцатитрехлетний  Саша  Кронов  не  был  психопатом   с   тягой   к
самоубийству. Он искренне досадовал на  судьбу,  которая  обошлась  с  ним
столь несправедливо.  Всю  сознательную  жизнь  Саша  старался  никому  не
причинять зла. Имея  боксерские  навыки,  был  миролюбив,  однако  на  его
смуглом, крепком торсе недвусмысленно перекатывались  бугры  тренированных
мускулов.
     Но и он старался улыбаться  заискивающей  улыбкой  идиота  встречному
медперсоналу, мучительно вспоминая происшедшее. Как же случилось, что  он,
совсем недавно такой благополучный, оказался рядом с явными ублюдками? Как
и  соседям  по  палате,   ему   приходилось   поглощать,   мягко   говоря,
малосъедобные каши, а в перспективе ему светила едва  ли  не  пуля  в  лоб
именем родной Республики.


     Шоу-бизнес - это престижно. Охапки цветов,  блики  лазеров,  восторги
поклонниц, а с некоторых пор  и  солидная  прибыль.  Не  обладая  никакими
артистическими  данными,  Саша  выбрал  для  себя  единственно   возможное
применение в этой сфере: нанялся охранять от рэкетиров  и  аффектированных
поклонников не так давно взошедшую звезду - юного, с чудными  шелковистыми
волосами Веню Сероусова. Его шлягер "Румяные  мальчики"  обрел  невиданную
популярность, его крутили на каждом углу. На концертах фанаты доходили  до
припадков, тянулись  к  кумиру  дрожащими  в  экстазе  руками,  в  надежде
завладеть хоть  частицей  его  костюма  -  искрой,  осветившей  бы  жилище
счастливца. Тройка телохранителей умело этому препятствовала.
     В мир  искусства  Сашу  ввел  бывший  тесть.  Илья  Ефимович  Асин  к
искусству отношение имел сугубо  техническое,  но  чувствовал  себя  здесь
прочно и уверенно. Профессией  осветителя  тесть  владел  мастерски.  А  с
недавнего времени, когда валом повалила слащавая  "попса",  сопровождаемая
феерией световых эффектов, умение обращаться с лазерной техникой поднялось
в цене еще выше.
     Сероусов,  особо  тяготевший  к  внешним  эффектам,  к  просьбе  Ильи
Ефимовича пристроить зятя отнесся благосклонно. И не пожалел  об  этом.  В
роли телохранителя Саша был безукоризнен и выгодно выделялся даже на  фоне
охранявших  до  сих  пор  эстрадного   кумира   Ежикова   и   Дубко.   Оба
боксеры-перворазрядники,  они  составляли  внушительную   пару,   особенно
последний, немного  располневший  тяжеловес.  Впрочем,  продемонстрировать
хорошо поставленный удар случалось не часто - вопреки опасениям, серьезных
ситуаций пока не возникало. Рэкетом, во всяком случае, и не пахло.
     Директор  малого  предприятия,  который  организовал  и  финансировал
гастроли Сероусова,  -  высокий,  сутуловатый,  но  подтянутый  для  своих
пятидесяти,  с  мощной  грудной  клеткой  и  внушительным  носом  Владимир
Евгеньевич Гусь, выказывал  завидное  присутствие  духа.  Для  этого  были
основания. Хорошо отлаженный механизм  получения  сверхприбылей  сбоев  не
давал. Команда не  жаловалась  -  охранники,  электронщики,  осветители  и
какие-то  еще  никому   не   знакомые   лица   исправно   получали   свое.
Довольствовался скромными восемью тысячами (по четыре за  каждый  из  двух
ежедневных концертов) и  Сероусов.  Специфические  вкусы  капризного  Вени
удовлетворялись также с лихвой.
     После праведных  трудов  на  покой,  как  правило,  его  сопровождала
парочка очаровательных созданий. Деликатные обязанности  по  их  поиску  и
доставке нес на своих крепких плечах все тот же Гусь.
     Не то чтобы Владимир Евгеньевич договаривался с девочками  самолично,
но факт остается фактом - перебоев с этим  не  было.  Другие  вокалисты  и
артисты ансамбля не позволяли себе оригинальничать. Те  же  девочки,  чуть
реже -  выпивка.  Правда,  кроме  лидера,  все  были  на  самообеспечении.
Наркотиками баловались редко, втихую,  кое-кто  интересовался  мальчиками.
Партнерами  по  истечении  какого-то  времени  менялись,  конечно,  норовя
попользоваться "свежачком", но круг общения был довольно ограничен. Боязнь
СПИДа сужала его еще больше, и все  же  в  аскетизме  эстрадных  звездочек
упрекнуть было невозможно.
     Однако вовсе не особенности  морального  облика  юной  звезды  вокала
привлекали на престижные места в концертном зале лучшей гостиницы солидную
"валютную"  публику.  Самодовольные  и  полные   снисходительности   лица,
покровительственные  взгляды  на  сцену  -  все  говорило  о   присутствии
подлинных  хозяев  жизни,  движителей  новой  эпохи.  Соревновались  не  в
пассивности цепей или  браслетов  -  большинство  безболезненно  могло  бы
позволить себе облачиться в латы из презренного металла,  не  в  обладании
престижнейшими  моделями  "мерседесов"  и  "вольво".  Вес  человека  здесь
определялся  размерами  банковских  счетов,  проведением  крупномасштабных
финансовых операций. Деятельность разного рода предприятий,  совместных  и
малых,  осуществлялась  вовсе  не   через   банки,   далекие   от   умения
по-швейцарски хранить секреты клиентов, а на бирже - открыто, с помпой,  у
всех на виду. И не нужно  быть  Пифагором,  чтобы  подсчитать,  сколько  в
денежном исчислении составляли проценты, оседавшие  в  карманах  удачливых
брокеров.
     Кронов ночами спал без снов: несметные доходы нуворишей не  тревожили
его чистого, как  у  младенца,  сна.  То,  что  "винтики",  участвующие  в
миллионных сделках, должны уметь отмотать и для себя  толику  деньжат,  он
понимал. Морща нос, скорее презрительно, чем завистливо, думал о Сероусове
- хозяине и подопечном, но безусловно - кормильце.  Постоянное  кривлянье,
ласковые, почти девичьи повадки  с  признаками  "голубизны",  истерические
всплески, переходящие в спокойную отрешенность  -  тот  еще  был  букетец.
Однако на сцене он выглядел чрезвычайно эффектно. Тинейджеров - тех,  кому
"до шестнадцати и  младше",  -  тянуло  к  нему  словно  магнитом.  Билеты
раскупали с боем, сцену засыпали цветами, в обертках попадались  половинки
лифчиков с номерами телефонов, нацарапанными вкривь и  вкось  фломастером.
Надо отдать должное Сероусову - пользовался  он  этими  телефонами  крайне
редко. Еще в начале своей карьеры он влип  в  неприятную  историю  с  юной
красоткой. Не вовремя вернулся домой муж, и  хрупкий  Веня  уцелел  только
благодаря  случайному  вмешательству  прибежавшего  на  крик  соседа.   Им
оказался Гусь, временно снимавший соседнюю  квартиру.  Произойди  любовное
приключение неделей позже, когда  Владимир  Евгеньевич  переехал  в  новые
хоромы, валяться бы Вене с  перебитыми  ребрами  на  больничной  койке.  И
прости-прощай престижная поездка на молодежный фестиваль.
     Гусь прибежал на испуганный Венин визг: "Не бейте, при чем тут я, она
сама!" Людям искусства не пристало иметь дело с прозой  жизни,  да  еще  и
столь грубой. Видя, что уговоры не помогают,  внезапный  спаситель  уложил
ражего мужа на пол двумя короткими точными ударами. Укоризненно, но не без
ухмылки погрозив длинным, тонким  пальцем  полуодетому  предмету  раздора,
Владимир Евгеньевич увел Сероусова к себе отпаивать чаем.
     Неожиданное сближение скоро переросло в тесное  сотрудничество.  Вене
словно сам Бог помог.  Владимир  Евгеньевич  заботливо  освободил  его  от
хлопот о контрактах и помещениях, налогах и охране. Конечно, не бесплатно,
зато - как за каменной стеной. В обойме исполнителей, работавших на  Гуся,
Веня был самого крупного калибра. Оттого и являлся Владимир Евгеньевич  на
концерты Сероусова, чаще, чем к другим  питомцам-кормильцам,  как  сам  их
шутя величал.
     Регулярно  слушал  Веню  по  долгу  службы  и  Кронов,   досадуя   на
невозможность заткнуть уши поплотнее. Пост у стены, где  Саша  пребывал  в
постоянной боевой готовности, был самым беспокойным:  то  и  дело  сновали
восторженные "цветоносцы", мощные усилители преобразовывали венин  фальцет
в нестерпимый рев, от которого разламывался череп. Нетерпеливо  глянув  на
часы, Кронов отметил, что как раз миновала половина первого  отделения,  и
решительно поменялся местами с приглядывавшим  за  задником  сцены  Дубко.
Тот, страдальчески морщась, поплелся под  ненавистные  децибелы  динамика.
Однако Саша ушел не  вовремя.  К  посту,  теперь  охраняемому  длинным,  с
плоским, как бы вогнутым лицом, Гришей Дубко, направлялась яркая брюнетка.
Чувственная,  гибкая,  одухотворенная  -  такую  женщину  нельзя  было  не
выделить среди массы беснующихся в зале подростков.  Мягкое,  бархатное  с
блестками вечернее платье с глубокими вырезами  оттеняло  нежную  кожу  ее
спины с прерывистой цепочкой очаровательных родинок. Каждая деталь туалета
была продумана. Кронов при виде ее вздрогнул. Нина! Уже больше  года,  как
они разошлись, но сердце толкнулось и замерло, подступив к горлу. Они были
счастливы целых четыре года...
     Много наговорено о мужской твердости и  непримиримости,  но  если  бы
довелось - и он этого от себя не скрывал - все  бы  отдал,  чтобы  вернуть
Нину. Это нелегко, конечно, столько  горечи  накопилось.  Сердце  бередили
гнусные слухи, доходившие до  него  снова  и  снова.  И  слухи  эти  имели
основание. Да и расстались они вовсе не потому, что охладели друг к другу.
Как часто бывает, еще одна любовная лодка разбилась о быт.
     Зарабатывал Саша тренерской работой достаточно по  советским  меркам.
Но, увы, эта мерка оказалась вовсе  не  по  Нине.  Любящий  тесть  потакал
капризам своей  единственной,  пусть  и  приемной,  дочери  в  меру  своих
скромных возможностей и был рад переложить это сладкое, но нелегкое  бремя
на широкие спортивные плечи зятя. Но и они не выдержали.
     Гастроли Сероусова длились всего  месяц,  а  оставленные  Сашей  Нине
деньги уже растаяли.  Очередное  платье  казалось  Нине  восхитительным  и
совершенно необходимым. Способ же поправить  свои  финансы  для  красивой,
чувственной женщины ей был  известен  только  один  -  тот  самый,  вполне
традиционный.
     Когда Саша вернулся с гастролей, Нина уже вполне обходилась без него.
Однако с "путаной", пусть и высокого класса, Саша, полный, как  выразилась
Нина, классовых  предрассудков,  жить  не  хотел.  Разошлись  быстро,  как
говорится, красиво.
     И вот она здесь. Уже не его. И  ничья  вообще.  Выразительный  взгляд
Нины невозможно было оставить без внимания. Проняло  и  Сероусова.  Кивнул
Дубко, затем Кронову: "Пропустить". Это значило - то, что надо.
     Вставлять отсебятину в привычные  тексты  песен  Веня  и  раньше  был
горазд.  Правда,  как  правило,  в  менее   изысканных   залах.   Публика,
погруженная в  созерцание  кумира,  не  слишком  вникала.  Поэтому,  когда
конечную строку одного из куплетов он заменил на ерническое "Хватит  одной
на сегодня", эта вольность осталась никем не замеченной.
     За кулисы, недовольно щурясь, Нину  проводил  отчим.  Кулаки  Кронова
непроизвольно  сжались  так,  что  побелели  костяшки.  Мысленно  старался
остановить бывшего тестя. "Неужто старый осел не  соображает,  куда  Нинку
толкает? Хотя... Не все ли равно - Веня,  не  Веня?  Остальным  ведь  тоже
можно, были бы бабки".
     Хмурился во втором ряду Гусь - не любил Владимир  Евгеньевич  Вениных
штучек во время концертов.  А  что  ему,  шалопаю,  скажешь?  Любовь  дело
интимное - вот и весь разговор. Да и девица  уже  за  кулисами,  все  идет
путем.
     Тем временем Кронов выразительным жестом дал понять Дубко, чтобы  тот
возвращался на прежнее место в глубине сцены. Зная, что до конца отделения
времени еще много, чуть помедлив, он покинул  и  этот  пост  и  юркнул  за
сцену. Зачем он это делает, Саша и сам толком не знал. Взглянуть  на  нее,
сказать что-то недоговоренное -  но  что,  что?  Следом  за  ним  из  зала
двинулся и бдительный Гусь.
     С  Ниной  Кронов  столкнулся  возле   запертой   уборной   Сероусова,
охраняемой третьим коллегой Кронова  -  маленьким,  невзрачным  каратистом
Мишей Ежиковым. С его фамилией и коротко стриженный, вечно торчащими дыбом
волосами кличка "Ежик" сопровождала его повсюду. В коридоре больше  никого
не было.
     С Ежиком, робеющим, так и не привыкшим к  калейдоскопу  ярких  подруг
любвеобильного певца, Нина беседовала тоном светской дамы.  Как  она  была
хороша! Кронову захотелось зажмуриться и ничего не видеть. Нина  встретила
бывшего супруга как ни в чем не  бывало,  взглянула  на  него  с  ласковым
сожалением.  Казалось  даже,  возросшим,   по   сравнению   с   последней,
двухмесячной давности, встречей.
     Потянулась нежными припухшими губами к Сашиной щеке,  окаменевшей  от
напряжения. Саша отступил, уклонился, словно уходя от удара противника.
     - Саша, Сашенька, в чем дело? Тебя папа стесняет?
     Илья Ефимович досадливо цыкнул, пожал руку зятя, хлопнул по  плечу  и
двинулся  прочь  по  коридору.  На  Нину  было  больно  смотреть,  и  боль
оборачивалась грубостью.
     - Ну, вот, ты и сюда докатилась... Что ж, любовь -  штука  серьезная.
Чего, Ежик, отворачиваешься? Не нравится?  Жениться  тебе  пора.  Решайся,
отведаешь, как оно бывает.
     Миша окончательно смутился, щеки его зарделись. Но Нине  уже  надоело
наслаждаться  производимым  на  парня   впечатлением.   Она   ослепительно
улыбнулась, обрывая разговор с Ежиком, повернулась к Кронову.
     - К тебе я  шла,  Саша.  Не  работать.  Я  уже  наработалась.  Боюсь,
чересчур. Хороший паренек этот твой напарник, только давай  отойдем.  Чего
хмуришься, Санек? Поговорить надо.
     Ежик помирал от любопытства, однако  удовлетворить  его  не  удалось.
Подоспел Гусь. Сашину  гримасу  Нина  заметила,  когда  шоу-бизнесмен  уже
склонился  над  нею  с  высоты  своего  почти  двухметрового   роста.   От
неожиданности   отшатнулась,   хотя   физиономия   Владимира   Евгеньевича
расплылась в галантной улыбке.  Гусь  с  ходу  рассыпался  в  любезностях,
которые, однако, больше походили на вежливые напоминания каждому  о  своем
месте.
     - Саша, ты, конечно, у нас неотразимый  джентльмен,  однако  время  -
рабочее. Извини, что приходится напоминать.  В  антракте  -  сколько  душе
угодно. Верно ведь, девушка? Десять минут осталось. Ты  же  знаешь:  самое
горячее время - конец отделения.  Не  дай  Бог,  уволокут  зрители  нашего
Венчика. - И почему-то, глядя в спину покорно уходящему Кронову,  добавил:
- А  вы,  голубушка,  подождите  антракта  лучше  здесь.  К  сожалению,  в
апартаменты Вениамина не могу пригласить. Миша не велит. Ладно, ладно,  не
красней.  Возьму  ответственность  да  себя.  Разве  устоишь  перед  такой
красавицей? Проходите, располагайтесь.
     Странно, но ласковая интонация Владимира Евгеньевича подействовала на
Нину отрицательно. Глаза ее потухли, уголки губ опустились.  Заметив  это,
Гусь и вовсе рассыпался мелким бесом - кивал, улыбался, расспрашивал,  как
звать-величать, поддерживал под локоток. В отпертую дверь гримуборной Нина
вошла покорно, словно на допрос к следователю.
     - Устраивайтесь, душенька.  Скучать  вам  недолго.  Вы  тут  Веню  не
обижайте - надо, надо мальчику  настроение  поднять.  Он  у  нас  молодец,
Ниночка. А я пойду, не стану вам мешать. И веселее,  веселее!  -  Владимир
Евгеньевич ласкал, обволакивал взглядом.
     Неторопливой, но уверенной походкой Гусь  направился  по  коридору  в
сторону сцены. Навстречу ему шумно, сияя улыбкой, несся  со  своей  свитой
принц вокала.
     - Умница, Веня, ты сегодня в ударе, - Гусь  восторженно  приобнял  за
плечи ярко накрашенного певца. - Порадовал старика. Иди, отдыхай - антракт
короткий. А ты, Саша, притормози, поговорим. Ежик присмотрит,  не  украдут
кормильца.
     То, что должно  было  произойти  за  притворенной  дверью  уборной  в
ближайшие пять минут, было Саше хорошо знакомо.
     Скоростная  любовная  поддержка   в   антракте   происходила   всегда
одинаково. Спокойно. Не дело мужчины демонстрировать свои чувства. Да и  с
Гусем не хочется ссориться. Вылететь с "золотой"  работы  проще  простого.
Второй раз не поможет и тесть. Да какой он уже, к черту, тесть?! И все  же
не смог удержаться, свирепо глянул на шефа.
     - Тихо, Шурик, успокойся. А то чего доброго -  продырявишь  взглядом.
Что, девочка приглянулась? Не ожидал я, чтобы ты мог  пост  бросить  и  за
юбкой кинуться. А говорят, что любви с первого взгляда не  бывает...  Все,
все - думаешь, я не сообразил, что вы давно знакомы? Так  что  мне  теперь
делать? Я девочками не занимаюсь. Мне и без  того  хватает.  Ну,  прислали
твою красотку. Кто - не мое дело. Надолго не задержится:  Веня  здоровьице
уже подрастряс, не тянет.
     - Владимир Евгеньевич!..
     - Саша, да ты что в самом деле? Говори, что  стряслось?..  Жена?  Ну,
извини, не знал. Скверно вышло. Только сюда ведь за другим не  ходят.  Так
что терпи, брат. Да очнись ты в конце концов! Что ты как пацан раскис?
     С высоты своего роста Гусь смотрел на Сашу с ласковой иронией.
     Кронова все не отпускало. Но из состояния тупого оцепенения он  вышел
- бессильно  сжались  кисти,  туже  желваки  заходили  на  скулах.  Однако
приходилось сдаваться без боя.
     Сероусов возник на пороге  все  такой  же  элегантно-раскованный  но,
против обыкновения, не разгоряченный любовной  разрядкой.  Наоборот,  лицо
его было бледнее  обычного.  Не  глянув  на  Ежика,  он  что-то  беззвучно
прошептал, отрешенно взмахнув рукой. Сделал шаг вперед. Резко остановился,
будто натолкнувшись на что-то. Рука скользнула в карман.
     Его  дама  все  не  появлялась,  но  никаких  указаний  от  Вени   не
последовало. Судя по всему, он и не собирался что-либо пояснять.  Какая-то
мысль морщила его небольшой, но обычно ангельски-гладкий лобик. Давно  ему
не приходилось  в  такой  степени  напрягать  свой  мыслительный  аппарат.
Небрежный артистизм отличал воздушную натуру Вени еще с  той  поры,  когда
он,  баловень  большой  интеллигентной  семьи,  посещал  балетный   класс,
посвящая хореографии больше времени, нежели школьным урокам.  Впрочем,  он
не прогадал. Пластичность и умение управлять своим  телом  весьма  помогли
ему на пути к славе.
     Веня дважды повернул ключик  в  замке  гримуборной.  С  каждым  шагом
уверенность возвращалась к нему, а восковая бледность уступала  привычному
румянцу. Засияла донесенная телеэкранами в каждый дом сероусовская улыбка.
Поравнявшись с Гусем и Кроновым, бросил через плечо:
     -  Пусть  девочка  побудет,  Владимир  Евгеньевич.  Хватит   с   меня
разносолов. Да вы не думайте...
     Веня смутился? Невероятно! На своего охранника, существо  подчиненное
и  зависимое,  он  посмотрел  нормальным  человеческим  взглядом,  немного
виноватым.  Буркнул  что-то  нечленораздельное,  напоминающее   извинение,
проглатывая слова, словно забыв о тщательно отработанной  дикции.  Саше  в
лицо старался не смотреть и тут же направился к сцене - туда, где привычно
угодливы музыкальные,  технические  и  прочие  подмастерья,  а  главное  -
напряженно ждет восторженная публика. Гуся будто не заметил вообще.  Мысли
певца  явно  были  чрезвычайно  далеко  от  дел,  входящих  в  компетенцию
шоу-администратора. Однако тому до всего было дело.
     - Что стоишь, Шурик? Любовь - любовью,  а  работа  есть  работа.  Тем
более что наш маэстро что-то нервничает. Теперь жди какого-нибудь фортеля.
Давай за мной потихоньку, а я попробую его успокоить. - И  уже  громче,  с
казалось бы немыслимым дружелюбием: - Венечка! Все о'кей, мы  тебя  любим,
не волнуйся! - Нагнал, провел ладонью по  пышной,  встопорщенной  "химией"
шерстке: - Голубчик, все будет путем.
     Веня  печально  поднял  глаза  на  шефа,   не   выказывая   признаков
жизнерадостности. Проронил  что-то  неслышное  и  окунулся  в  пронизанный
лазерными лучами туман сцены, встреченный овацией. И  сейчас  же  все  там
пошло ходуном, завертелось, закричало, заплясало. В зал  Кронов  спустился
одновременно с шефом, снова оказавшись в ненавистной  близости  от  бешено
ревущих колонок. С отвращением поглядывал на развевающиеся фалды  Вениного
голубого фрака, на  пышущие  жаром  лица  восторженной  публики.  В  ритме
ударных катился шквал оваций, текли слезы запредельного экстаза - все было
во власти волшебного тенора и вениных пируэтов.
     Кронов с завистью покосился на шефа, не  привязанного  к  посту.  Тот
мелькнул в проходе и растворился. Сашу не трогало беснование  зала,  снова
чувство отрешенности и тупой апатии охватило его. О том, что страж из него
сейчас  никакой,  что  рассеянность,   злость   и   тоска   не   позволяют
сосредоточиться, Кронов не думал. Не думал он и о Нине.
     Жаль было себя, внутри было пусто. Совершенно обоснованно  Кронов  не
причислял себя к экстрасенсам, но  странным  образом  его  чувства  как-то
передались  Сероусову,  даже  несмотря  на  беспрерывное  движение.  После
третьего номера, принимая от  поклонниц  очередную  охапку  цветов,  Веня,
склонясь почти к уху охранника, проговорил быстро и нервно:
     - Не крысься. Все знаю. Она уже после  сказала.  Иди  лучше  туда,  а
Ежика пришлешь в зал. Иди, не обламывай меня.
     Как и следовало ожидать, предложение переместиться в содом,  царивший
в зале, не обрадовало Ежика. Услышав приказ, он набычился. Но с  капризами
подопечного приходилось считаться.
     - Здесь? - Кронов  вопросительно  покосился  на  дверь  артистической
уборной.
     - Венька же на ключ запер.
     Сочувствующий взгляд Ежика вызывал раздражение.  "И  этот  сообразил,
зараза... Что это я? При чем тут он? Все дело в Нине, хоть уже и чужие мы.
Правда, особой близости и раньше не было. Хорошо, тетка с пацаном возится,
как когда-то со мной, а все равно - растет без родителей. Ох, это я  знаю,
каково одному. Что я тогда понимал, десятилетний,  после  той  катастрофы,
когда и отец и мать?... Спасибо тетке - не дала пропасть! Оттого и  боксом
заниматься начал, чтобы  выстоять,  выжить.  И  не  надо  никому  морочить
голову, спорт, конечно, хорошо, а что башку могу отшибить с одного удара -
куда полезнее... Постучать, что ли? Так один черт дверь заперта, без ключа
даже изнутри не откроешь. Что это Ефимыч в конце коридора маячит? Неплохой
он мужик, спасибо ему, но нудный - спасу нет. А, какая разница.  Не  детей
же с ним крестить!"
     - Нина, ты меня слышишь? Открыть дверь я  не  могу,  но  ты  подойди,
поговорить надо. Нина!.. Не хочешь? - и уже про себя,  потише:  -  Молчит.
Тварь...
     "Гордая стала. Казалось бы, чем  гордиться?  Панель  есть  панель.  А
Ефимыч - козел - совсем ошалел. Небось, была бы родная - первый бы задницу
надрал. Молчит. Будто и нет меня. Оля - с ней проще. Пусть не такая яркая,
но хоть знаешь - не за цацки любит. Семья есть семья. Отец ее чуть  ли  не
до ЦК добрался. Правда, сейчас не разберешь,  какой  партии.  Коммунист  -
точно, а вот с каким вывертом - аллах знает. Да какая разница? Боссы нигде
не жалуются. Нет, Оля, конечно, девчонка что надо. Все при  ней,  к  самое
главное - не разбалованная. А вот душа лежит к Нине. В нее словно  в  омут
бросался. Вот и сейчас тянет, а казалось бы - зачем это? Жили -  пережили.
За четыре года какие еще могут в женщине загадки оставаться?  А  вот  нет.
Стыдно сказать, к сыну не так привязан, как к ней - теплой, дурманящей. О,
в зале ревут - просят "на бис". Что-то наша звезда сегодня ломается,  мало
спел "по просьбам трудящихся". Все, идет. Поклонницы облизывают  его,  как
леденец. Дубко еле волочит охапку букетов. И перед этим дерьмом приходится
гнуться!"
     - Давай, Веня, ключ, открою. Все нормально. У нас с Ниной  что  было,
давно быльем поросло. И слава Богу.
     "Что  за  хлипкая  дрянь!  Отшатнулся,  будто  я  ему  сейчас  вмажу.
Интересно, как бы он выступал с перекошенной мордой? Да ничего,  подмазали
бы, а под "фанеру" все пойдет. Какая  кому  разница  -  не  Сероусов,  так
другой всплыл бы!"
     Замок щелкнул, и Кронов плавно, без  толчка  отворил  дверь,  хоть  и
подмывало поскорее взглянуть в глаза Нины. Тем временем Веня успокоился  и
снова вошел в роль хозяина  -  персоны  с  положением  и  весом.  Забубнил
тенорком, подпуская барственные нотки:
     - Ты, Кронов, вижу, все равно злишься. Так  не  пойдет.  Кстати,  где
Ежик? Просил же послать его ко мне. Спасибо, Гриша прикрыл - разорвали  бы
на части.
     Внезапно оба застыли в дверях. Волна холода опахнула затылок Кронова.
Из-под полуовала большого трюмо с дивана в упор  глядели  застывшие  глаза
Нины. Мертвая - и теперь уже окончательно ничья,  навечно  сама  по  себе.
Запрокинувшаяся голова безвольно лежала на спинке,  точеная,  хрупкая  шея
была изувечена, свободно раскинутые  маленькие  руки  как  будто  все  еще
манили к себе.


     - И как не лень в такую жару гробить друг друга? -  Майор  уголовного
розыска Павел Михайлович Строкач, при  всей  крепости  здоровья,  жары  не
выносил. Кабинет его  в  Управлении  был  довольно  комфортен  по  здешним
меркам, имелся даже кондиционер, выбитый с  боем.  Строкач  уже  давно  бы
купил это чудо, выделив шесть сотен из чахлого майорского бюджета, да  где
его взять. В магазинах - пустота. Зато теперь Павел Михайлович не жалел  о
своей настырности. После  всяческих  уверток  начальство,  наконец,  пошло
навстречу, и сейчас, вдыхая прохладный, чуть  отдающий  медью  воздух,  он
имел возможность поразмыслить в условиях, приближенных к оптимальным.  Что
же до мебели, то на жестких казенных стульях думалось ничуть не хуже,  чем
в  кресле  самого  современного  дизайна.  Даже,   напротив,   лучше.   Не
расслабишься.
     "Невольно поверишь в существование неблагоприятных дней, - усмехнулся
майор.  К  разного  рода  прогнозам  и   прорицаниям   он   относился   со
скептицизмом. - А сегодня мало того, что солнце буквально взбесилось,  еще
и от сюрпризов в жар  бросает.  Сероусова,  конечно,  можно  и  вовсе  без
присмотра держать -  его  подписку  о  невыезде  в  случае  чего  проверит
"музыкальная общественность. Господи, ну и шум поднялся! Как бы  жертв  не
прибавилось за счет инфарктов. Правильно сделали, что не  стали  прерывать
начатую достославным Вениамином гастрольную серию. А мальчик, в  сущности,
крохобор. Правда, крохи довольно жирные.  Майору  угрозыска  его  дневного
заработка на год хватило бы. Но случая поднабить кошелек Сероусов никак не
упустит.
     Конечно, ничто  не  совершается  без  мотивов.  Однако  чего-чего,  а
перешибать Нине Кроновой гортань мотивов у него не было вовсе. "Девочка по
вызову" была довольно широко известна, в том числе  и  в  Управлении.  Все
пожелания клиентов выполняла умело, и пока все у нее шло гладко.  И  такой
же  удар  получил  Михаил  Ежиков  в  кабинке  туалета.  Неплохой  боксер,
освоивший каратэ  вовсе  не  для  уличных  драк,  успешно  выступавший  на
соревнованиях, не позволил бы кому попало перерубить себе  хрящи  гортани.
Огромной силы требовал  этот  прием,  влекущий  за  собой  перелом  шейных
позвонков путем контрольного поворота головы жертвы. Смертельная гарантия.
Впрочем, ни Ежикову, ни Кроновой дополнительный контроль не потребовался -
экспертиза убедительно подтвердила, что обоим  хватило  и  первого  удара.
Легкое тело  Ежикова  пролежало  в  одной  из  кабинок  до  конца  второго
отделения концерта. Ноги  убитого  в  белых  кроссовках,  видневшиеся  под
дверью, демонстрировали, что кабина служебного туалета занята. Народу  там
во время концерта немного, так  что  аккуратно  закрыть  изнутри  дверь  и
выбраться через верх не составило, видно,  труда  для  такого  спортивного
персонажа, который запросто ломает хребты даже каратистам. Да, рука не  из
легких".
     Дверь открылась без стука. Вошедший привык не  церемониться.  Его  не
смущала даже серьезность этого учреждения.
     - Заходите, Владимир Евгеньевич. Вы точны.
     - Деловые люди ценят не только время. Хоть и  выбили  меня  из  колеи
эти, если можно так выразиться, нежданные смерти. Женщину особенно жалко -
какая красавица! А Ежиков -  хороший,  скромный  паренек,  да  и  работник
прекрасный: Охранник - это ведь не только оборона, важно  уловить  момент,
когда следует отражать нападение, тут грань весьма зыбкая.
     - И были случаи?
     - В принципе - нет. Вас ведь интересует Ежиков?
     - В первую очередь. Но и все остальные тоже. Были ли попытки  рэкета,
иные преступные действия?
     - Вынужден вас разочаровать. К разговору  я  подготовился,  припомнил
факты, - Гусь извлек толстый блокнот, но продолжал, не  раскрывая  его.  -
Сюда я заношу все  относящееся  к  моему  "производству".  Бывают  моменты
неприятные. Полгода назад, второго января, после новогодних концертов была
попытка то ли захвата Сероусова, то ли просто разбойного нападения. Ежиков
тогда работал всего около трех  недель,  и  использовали  его  в  основном
скрытно. Внешность у Миши неброская, и не подумаешь, что из охраны.  А  он
боец был, резкий, хлесткий, техничный! Сероусов тогда уже  был  достаточно
известен, но не отказывался выступать в  относительно  малоприспособленных
залах, конечно, вмещающих достаточно публики.  От  Дома  офицеров  до  его
квартиры расстояние небольшое - пешком минут десять, Веня, однако,  пешком
не ходит. Ежиков же был парень спортивный, ему и пяти минут  много.  Вышел
чуть раньше - благо у концертного зала публика сама Веню  охраняет,  да  и
Кронов под рукой. Это уже потом  мы  Дубко  наняли,  после  этого  случая.
Поджидал Миша Сероусова в его же  подъезде,  осваивался  на  месте.  Вдруг
перед подъездом появились двое мощных  парней.  Конечно,  и  Кронов  -  не
слабак, но против него, как только он вылез, сразу  применили  газ,  и  он
выпал. Без лишних слов - Сероусова за бока и в нашу же  машину.  Очевидцев
не было. Может, кто и наблюдал со стороны, да  это  неизвестно.  Веня  сам
рассказывал: Ежиков пулей вылетел из подъезда и за двадцать секунд  уложил
эту парочку на асфальт. Трудно представить, кто мог с ним справиться.
     - Вы, конечно, тогда не заявили?
     - Да, понимаю, неправ. И сейчас раскаиваюсь.  Но  не  до  того  было.
Честно скажу, самый страшный рэкет -  государственный,  этот  обирает  при
поддержке закона,  налогами.  Больше  половины  уходит.  А  у  нас  еще  и
благотворительность...
     - Ну, это вопрос из другой области,  да  и  не  в  моей  компетенции.
Думаю, кое-что все же остается. Приходится еще раз пожалеть, что тогда  вы
не обратились к нам. Результаты налицо.
     - Да уж...
     Гусь пристально посмотрел на майора. Глаза у  него  были  утомленные,
белки  исчертила  сетка  набухших  сосудов.  Он,  казалось,  хотел  что-то
сказать, но удержался.
     - Говорите, Владимир Евгеньевич. Ей-богу, стоит.  Нет  у  нас  сейчас
времени в эти игры играть. Давайте работать вместе. Не может быть, чтобы у
вас не было каких-либо подозрений.
     - К сожалению, мне нечего  добавить.  Чужих  у  нас  за  сценой,  как
правило, не бывает. В этом отношении зал хороший. Выход один,  через  окна
на площадь не выберешься. Там милиции столько,  что  прямиком  угодишь  по
назначению. Чужого Ежиков никогда бы не подпустил на расстояние удара.
     - Мог ведь и знакомый сработать.
     - В принципе, мог. Тут уж вам виднее.
     - Не надо иронизировать, Владимир Евгеньевич. Вы человек серьезный  и
занятой, но ведь и  мы  не  баклуши  бьем.  Сероусова  допрашивали  и  еще
допросим, остальных тоже пригласим для беседы.
     - Не сомневаюсь. Я палки в колеса следствию вставлять  не  собираюсь.
Только с  Сероусовым,  если  можно,  помягче.  Я  просто  умоляю.  На  нем
программа держится, а это заработки всего коллектива. Мальчишка капризный,
если вобьет что-нибудь себе в голову - ничем не проймешь.  Я-то  его  знаю
как облупленного. Если начнет капризничать - придется отменять концерты. А
это очень большие деньги. О-о-очень большие! И половина этих денег в  виде
налогов поступает в бюджет.  Да  и  людям  в  радость.  Я,  между  прочим,
горжусь, что в артистической карьере Вени есть и моя заслуга.
     - Она неплохо оплачивается.
     -  Спасибо,  не  жалуюсь.  Но  деньги   я   не   зря   получаю.   Вся
организационная и постановочная часть  на  мне  держится.  Мой  профиль  -
сделать казалось бы немыслимое реальным.
     - Что ж, по деньгам и ответственность. У кого еще  имелись  ключи  от
уборной Сероусова?
     - У меня, разумеется, но и у вахтера  на  стенде.  У  него  их  берут
уборщицы. Больше, насколько  я  знаю,  ключей  нет.  Но  замок  там  самый
простенький, и для человека,  решившегося  на  убийство,  это  никакое  не
препятствие.
     -  Во-первых,  замок  не  совсем  стандартный,  а  во-вторых,   кроме
решимости надо иметь и навык. И совсем не обязательно, чтобы крутой боевик
оказался специалистом по дверным запорам. Такому проще дверь взломать, чем
орудовать отмычкой.
     - Ну, тут я пас. Значит, арестовывайте меня. То, что Сероусов  в  это
время находился на сцене - подтвердят семь тысяч зрителей.
     -  Не  сомневаюсь  ни  на  йоту.  Не  буду  портить  настроение   его
поклонницам арестом кумира. Хоть он, по сути, последний, кто видел Кронову
живой.
     - Не считая убийцы. Вы ведь на Веню, надеюсь, не грешите? Уж скорее я
подхожу на роль подозреваемого.
     - Можете быть спокойны. Мы арестовываем не за наличие или  отсутствие
ключа. Расскажите, кстати, чем вы занимались в ходе второго отделения. Без
обид, нам важна любая информация.
     - Я и не обижаюсь. Отлично представляю, каково вам приходится, однако
вынужден вас разочаровать.


     Больница закрытого типа - это вам не  санаторий.  Решетки  на  окнах,
"колючка" и провода сигнализации на ограждении, не располагающая к общению
"локалка". Палаты друг от друга ничем не отличаются,  разве  что  степенью
обшарпанности.
     На ночь пациентам надевали "белые халаты", гарантировавшие  покой  во
сне. Обитатели  этой  палаты  спали  крепко,  как  только  возможно  после
нелегкого, мучительного дня. Спали, вздрагивая и постанывая, но век упорно
не размыкали, цепляясь как за соломинку  за  единственную  отраду  -  сон,
забвение.
     Становилось еще муторней от тишины, смахивавшей на гробовую. Грызущие
Кронова сомнения не оставляли его ни днем, ни ночью. Мрачная обстановка  и
изнуренные люди вокруг...
     "Что будет с ними со всеми, что будет  со  мной?..  Один  Бог  знает.
Многие здесь уже не нужны никому, разве  что  любознательным  следственным
органам. У тех особый интерес".
     Двадцатилетний сосед по койке Эдик выглядел если не  пенсионером,  то
во всяком случае человеком  за  сорок,  крепко  потрудившимся  на  вредном
производстве. Кожа желтая и сухая,  как  пергамент,  короткий,  совершенно
седой ежик и страшная худоба, словно  парня  грызла  изнутри  безжалостная
плотоядная тварь.
     Выделялся среди всех Грузин - крупноносый, упитанный и рослый детина,
лежавший  рядом  с  Сашей.  Его  жирное  тело  словно  излучало   тревогу,
передававшуюся  всем,  кто  находился  поблизости.  Объяснить   это   было
невозможно. О своих былых подвигах Грузин не распространялся, в отличие от
остальных, чесавших языками от безделья.  Даже  у  Кронова  порой  мурашки
ползли  по  спине  при  взгляде  на  загадочного  соседа.  Трое  остальных
обитателей палаты - Игорь Лапко, Толик и  "шофер"  Мокеев  -  оказались  в
"судебке" прямо из сельской глубинки.
     Тоска,  сгустившаяся  в  палате,  томила  Кронова.   Ночные   кошмары
выматывали нервы. Нелепая и жуткая гибель Нины выбила его из колеи,  остро
вспоминался и Мишка-ежик...  Даже  самые  светлые  образы,  всплывавшие  в
сознании -  лицо  Оли,  шелковистая  головка  сына,  -  только  на  минуту
позволяли заслониться от гнусной реальности.
     Каждый занимался своими делами.  "Жильцы"  палатыкамеры  привычно  не
обращали внимания на соседей. На Кронова смотрели, словно на пустое место.
Однако кое-какие признаки говорили о том, что просочились-таки слухи о его
должности  и  спортивных  заслугах,  попутно  обрастая  всякой  чушью.   В
сочетании с обвинением в двойном убийстве,  это  придавало  Кронову  некий
зловещий ореол.
     Санитар подал команду к завтраку.  Таким  голосом  уместнее  было  бы
командовать расстрелом, но вечно недоедающим больным было не до тонкостей.
Они гуськом потянулись к выходу.
     - Кронов, тебе особое приглашение?
     Есть не хотелось. Но не хотелось и "приглашения". Потому и  затрусил,
чтобы медлительностью не вызывать желания подогнать.  За  столом  компания
уже доскребала тарелки. Грузин потащил к себе лишнюю, Сашину, но,  завидев
хозяина, с сожалением отставил.
     - Ешь! Мне не то что жрать - жить не  хочется.  Поперек  горла  кусок
становится.
     У  Грузина  зато  все  было  в  норме.  Каша   исчезла   моментально.
Вопросительно покосился на чай, затем на Кронова. Эдик  откинул  голову  и
сказал:
     - Саша, выпей хоть чаю. Так долго не протянуть - через неделю кеды  в
угол поставишь.
     - Ну и поставлю. Кому от этого хуже? Кому  я  нужен?  Родителей  нет,
следствие лепит мне убийство бывшей жены, от Оли ни слуху, ни духу. А ведь
не тот она человек. Почему тогда молчит?
     И снова пелена перед глазами. Словно пьяный, выполз из столовой,  без
сил повалился на нары.
     - Шурик, Шурик! Вставай, к врачу вызывают, - огоньки страха плавают в
глазах Эдика.
     У дверей - санитар. Здоровенный детина, масляная ухмылка до ушей.
     В   узком   бесконечном   коридоре    потрескивали,    перемигивались
люминесцентные  лампы,  словно  переговаривались:  "Еще   одного   повели.
Бедняга! Конца нет!.." Ох, как вырваться отсюда? Найти Олю,  да  просто  -
вдохнуть воздуха свободы! Тем  временем  коридор  уперся  в  узкую  дверь.
Санитар осторожно постучал. Дверь отворилась  и  Саша  увидел  просторный,
даже чересчур, кабинет со сводчатым потолком. Готические зарешеченные окна
как бы подчеркивали масштабы помещения. В углу стоял  ветхий  шкаф,  между
ним и решеткой окна за письменным  столом  восседала  сильно  располневшая
женщина  в  очках.  Белый  накрахмаленный  халат  туго   охватывал   нечто
бесформенное,  прежде  именовавшееся,  видимо,  талией,   крупную   голову
покрывали тугие парикмахерские завитки. Женщина была целиком  погружена  в
работу. Пухлые тома историй болезни стопой громоздились перед  нею,  и  ее
глаза, спрятанные за сильными линзами,  с  жадностью  пожирали  чернильные
строки, словно за ними стояли герои  увлекательнейшего  детектива.  С  той
только разницей, что судьбу этик героев можно  было  изменить  собственной
рукой.
     На массивном дубовом стуле, стоявшем в  противоположном  углу,  ерзал
суетливый старикашка. Был он крайне  тощ,  и  комичным  образом  напоминал
суслика с орлиным клювом. Не обращая внимания на вошедших, суслик рылся  в
недрах письменного стола. Наконец резко, рывком обернулся.  Тусклые  серые
глазки впились в Кронова. Посостязавшись с  ним  мгновенье,  Саша  опустил
голову, словно провинившийся мальчишка.  Удовлетворенный  старик  трескуче
прервал затянувшееся молчание.
     - Так, кажется, все  в  порядке.  Наум,  ступай.  А  молодой  человек
останется, мы сегодня побеседуем. Ну-с, прошу вас  садиться,  Александр...
э... Юрьевич?
     Кронов молча кивнул.  На  столе  лежало  его  личное  дело,  так  что
осведомленность старика не была удивительной. Его судьба  и  жизнь  теперь
зависели  от  подшитых  в  папку  бумажек  и  от  того,  кто  и  как   ими
распорядится.
     -  Итак,  дорогой,   располагайтесь.   Вам   удобно?   Теперь   будем
знакомиться. Николай Арнольдович, ваш лечащий врач... - речь была тихой  и
размеренной, глаза - пристальными и пытливыми. - Как вам на  новом  месте?
Соседи по палате не беспокоят? Полагаю, вы нашли с ними общий язык? Если у
вас есть проблемы, расскажите мне о них. Мой долг помочь вам.
     Голос и внешность врача внушали доверие. Такой человек поймет его.  С
выпитым  залпом  стаканом  воды  к  Кронову  возвратилась  частица   былой
уверенности. А с ней и надежда.
     - Доктор! То, что случилось со мной, - это какой-то кошмар. Произошла
ошибка.
     Его сбивчивому рассказу врач внимал молча, согласно кивая, ни разу не
перебил. Встал, задумчиво прошелся по кабинету. Вернулся  к  столу,  ручка
засновала по бумаге.
     - Напишите, Саша, свою биографию. Не спешите. Время у вас есть.
     На протяжении получаса, пока Кронов излагал свою недлинную  пока  еще
жизнь, врач, чтобы не мешать пациенту, о чем-то негромко перешептывался  с
женщиной.
     - Николай  Арнольдович!  Вот,  готово,  -  Саша  протянул  исписанный
листок.
     Врач прочитал быстро, но внимательно. Под некоторыми  словами  ставил
точки карандашом, словно нанизывая их. Поднял сочувствующие глаза.
     - Вот что, Саша. Не стоит так сильно волноваться. В обиду  вас  никто
не даст. Разберемся, даю слово. Только обещайте мне, что будете вести себя
благоразумно.
     "Неужели поверил? Неужели  удалось  убедить  его,  что  действительно
пострадал невиновный?"
     - Обещаю!!!
     По дороге в палату хотелось прыгать, кричать: ему поверили впервые  с
того самого страшного мига, который  разделил  жизнь  на  "до"  и  "после"
начала кошмара. В палате его встретил  ободряющий  взгляд  Эдика.  Ему  не
терпелось услышать, как идут дела.
     - Ну, что молчишь и сияешь, как новая копейка?
     На  душе  было  действительно  легко  -  странновато   для   тюремной
психбольницы.
     - Эдя, мне  поверили!  Слышишь  -  поверили!  Он  сказал  -  во  всем
разберутся.
     Глаза Эдика не изменили выражения, только губы скривились в  недоброй
усмешке.
     - Ты, случайно,  не  со  старичком  с  птичьим  клювом  имел  счастье
общаться?.. Ага, точно - с Арнольдовичем. "Лично займусь вашей проблемой!"
Похоже? В общем, можешь уши не развешивать. Я-то думал, тебя к следователю
вызвали или весточка с воли. Не вздумай доверять им, Саня!  В  особенности
этой старой крысе. Я его знаю  уже  пару  месяцев,  и  какие  сюрпризы  он
преподносит - ты и представить себе не можешь.
     - Эдик, это мой последний шанс...
     - Чем такой - лучше вовсе без шанса.
     - Ладно, замнем. Полежим - разжуем. Есть о чем подумать.


     Вбежав в  подъезд,  едва  не  ступил  в  лужу  темной,  уже  начавшей
сворачиваться крови. Сердце сжалось: "Опоздал!" Подкосились  ноги,  колени
коснулись ступеней. Не сел - упал на холодный бетон.  Вдруг  почувствовал:
чья-то рука легла на плечо, клещами сдавила ключицу. Вскрикнул: "Оленька!"
- и обернулся. За спиной стоял рассыпающийся скелет в пыльном балахоне.
     Очнулся от собственного крика. В упор смотрели глаза. Эдик.
     - Чего  орешь?  Успокойся.  Санитары  набегут.  Поначалу  здесь  всех
кошмары мучают.
     - Извини, чертовщина снится. О, вот они, легки на помине.
     В открывшуюся  дверь  действительно  проскользнула  фигурка  в  белом
халате - розовые щечки, нежные лукавые глаза. Воздушное создание,  Наташа,
палатная медсестра. Следом, любопытствуя, ввалились двое санитаров.
     -  Успокойтесь,  Кронов,   не   нервничайте.   Идемте   со   мной   в
манипуляционную.
     Пошел с радостью, лишь бы рядом звучал негромкий мелодичный  голос  с
умиротворяющими  интонациями.  Можно  стерпеть  все  -  и  укол  этот,   и
тошнотворный привкус таблеток.
     - Пожалуйста, примите лекарство. Вам уже назначен курс  лечения.  Это
от  нервов.  Спать  будете  спокойно.  Вам  повезло,  что  наблюдаетесь  у
профессора, - объяснила Наташа, протягивая пластиковый  стаканчик.  Кронов
махом проглотил пестрые таблетки и капсулы.
     Возвращался с мыслями об  Оле,  разбуженными  коротким  разговором  с
медсестрой.
     Палата-камера жила своей жизнью. В углу у окна,  перемешивая  спертый
воздух беспорядочными жестами, Игорь загибал очередную байку.  Разинув  от
удовольствия рты, ему внимали сельчане. Эдик, лежа на койке, в который раз
листал старый "Человек и закон". Грузин о чем-то шушукался с  санитаром  у
"кормушки". К ним Кронов не подходил. Жизнь научила не  соваться  в  чужие
дела. Приходилось укорачивать шаги, меряя и без того небольшое  помещение,
чтобы не попасть в пространство у двери, занятое Грузином.
     Муть перед глазами появилась совершенно внезапно. Тело цепенело прямо
на ходу. Подвернулась на ровном полу нога. Мышцы словно  сковало  незримым
панцирем. И уже вовсе ничего  не  виделось  -  снежная  пелена  сомкнулась
окончательно. Подумал бы: "навсегда" - но не стало  и  мыслей.  Одеревенел
язык, и Кронова понесло в неведомую сумрачную бездну.
     На мгновение открыл глаза - снова увидел склонившегося  Эдика.  Смысл
его слов не доходил до сознания, которое постепенно угасало...
     Чувства  возвращались  медленно  и  мучительно.  Проступающие  сквозь
мутную пелену пятна складывались в знакомые очертания. Донесся мурлыкающий
тенорок Николая Арнольдовича:
     - Ну, друг мой, и напугали же вы нас!
     На лице Кронова всплыло жалкое подобие улыбки, но и  это  обеспокоило
профессора.
     - Не напрягайтесь. Все прошло. Вам нужно уснуть. Когда  проснетесь  -
все будет хорошо. Вы у себя в палате, вокруг - друзья.
     Тихо, ступая едва  не  на  цыпочках,  с  прижатым  к  губам  пальцем,
профессор удалился, а следом и его  свита.  Молчание  нарушил  моментально
подскочивший Эдик.
     - Как ты? Я когда увидел - меня словно током  ударило!  Белее  стены,
конвульсии, судороги...
     - Эдик, что это... было?
     - Было! Это еще не конец. Таблетки! Что ты принял и сколько?
     - Четыре, в стакане.
     - Белые, большие, с вдавленной полоской посередине?
     - Маленькие розовые.
     - Да такой дозой слона можно  угробить!..  Сволочи!  -  Эдик  влажной
белой ладонью отер Саше лицо.
     - Запомни, эта кошачья повадка врачей рассчитана только на  новичков.
Я это на собственной шкуре испытал. Здесь всех берут в оборот,  только  не
сразу. Никуда не денешься. Рано или поздно станешь  роботом.  Посмотри  на
наших селян - они  же  как  игрушки,  у  которых  батарейка  садится.  Еще
увидишь, какими отсюда увозят! Будешь принимать эту  дрянь  -  они  своего
добьются.
     - Так что же делать?
     Растерянность Кронова отразилась в глазах Эдика.
     - Прежде всего  научись  прятать  таблетки.  Смотри  -  это  довольно
просто.
     Достав из кармана три круглых шарика и бросив их в рот,  Эдик  сделал
глотательное движение. Заходил ходуном кадык, дрогнул живот.
     - Найди.
     Безуспешные попытки Саши вызвали только смех. Наконец Эдик отлепил от
неба серую пластинку, протянул ее Кронову. Во  влажном  хлебе  сидели  три
горошины.
     -  Ну  как,  годится?  Запомни:  всем  своим  поведением  ты   должен
показывать, что принимаешь лекарство. И Боже сохрани, если  они  обнаружат
твою уловку. Тогда... вот тогда начнутся уколы. Как у меня. Только мне  их
назначили по другой причине, да и доза половинная - не знают, что таблетки
в унитаз идут. Ага, вот, кажется, и по мою душу.
     С лязгом отворилась  дверь,  и  в  проеме  возник  мордатый  санитар,
движением пальца маня к себе Эдика. Последнюю фразу тот договаривал уже на
ходу, углом рта:
     - Отдыхай, береги силы. Понадобятся. Не будет сил - от уколов  вполне
можно "уснуть".


     "Спи спокойно, дорогой товарищ..." Эта замогильная фраза,  словно  бы
прописавшись в  палате,  неотступно  сверлила  воспаленный  мозг.  Здешние
медики славились умением моментально отличить  симулянта  от  законченного
психа. А что там на самом деле за диагноз,  мало  кого  интересовало.  При
желании психику обследуемых ничего  не  стоило  изменить.  А  в  отношении
симулянтов методы применялись еще более жесткие.
     Кронову ничего не хотелось. Упорно пытался слепить  веки,  но  и  при
открытых глазах на него наваливались видения. Сквозь тощий матрац  в  тело
вдавливались металлические полосы "кровати",  не  позволяя  ни  на  минуту
забыть о том, где он находится.
     Его оцепенение нарушили стоны слева. Стонал вернувшийся с укола Эдик.
Он,  скорее  всего,  был  без  сознания,  и  обитатели  палаты   старались
неосторожным шумом не нарушить его спасительного забытья.
     Слишком тонок матрац под  исколотой  множеством  разнокалиберных  игл
спиной... Но есть моменты, когда этот матрац, этот блин провонявшей  потом
и мочой ваты превращается в орудие пытки. "Скатка"! И хотя в  психушке  не
совершают марш-бросков с полной выкладкой, на  "скатке"  можно  выложиться
полностью.
     Очнувшийся Эдик через силу  повернулся  к  Кронову.  Губы  на  сером,
сморщенном лице прыгали от ненависти и бессильной злобы.
     - Жил я, Саша, и не знал, как люди мучаются... Видал наших санитаров?
Половина этих сытых скотов у кавказцев на ставке. Те платят за  то,  чтобы
меня кончали, но не сразу. Мне еще маяться и маяться... Кладут,  гады,  на
"скатку" лицом, ноги подтягивают сзади к спине - и киянками по пяткам! Я -
боли не боюсь, но и я орал...
     Не стал говорить парню Кронов, что его вопли слышны и через  этаж  от
подвала, где обычно совершались экзекуции. Хотя,  бывало,  под  настроение
санитары баловались "скаткой" и прямо в палатах.
     - Успокойся, Эдик, все пройдет. Отстанут. Не век же мордовать  будут.
Где еще быдло властью потешится. При чем тут кавказцы, кругом одни ваньки.
     - Ну, конечно, ни при чем. Фантом больного  сознания,  -  губы  Эдика
едва шевелились, слова выговаривал негромко, но отчетливо,  будто  отрезая
одно от другого. - Ты телевизор смотришь? Заметил -  все  идет  как  надо,
временны только трудности. Отчего только жрать нечего, если столько вокруг
народных заступников? Вон, Карасева взять -  ты  его  по  телику,  небось,
видал, а я по жизни знаю. Этакий сладкопевец, оратор. Эх, сигаретку бы!..
     - Лучше потерпи, пока утихомирятся, - слышишь, в  коридоре  топчутся.
Твой Карасев, небось, "Мальборо" курит?
     Эдик криво усмехнулся и охнул от боли.
     - Насчет "Мальборо" это ты хватил. Если ему  и  лучше,  чем  нам,  то
ненамного. И "стенка" ему тоже  светит.  Запросто  прислонят.  Темный  ты,
Саша, тип. За прессой не следишь, Карасева не знаешь. Это  же  новый  Адам
Смит, экономист номер один.
     - Зато ты у нас светлая личность - директор универмага!
     - Коммерческий директор, Саша. Идиот, но коммерческий. Настоящий - он
у себя в кабинете, в кожаном кресле, а тут того и  гляди  сам  на  барабан
угодишь.
     - Ну и хрен с ним, Эдик. Ты лучше про Карасева давай.
     - Ты, конечно, лопух. Вся страна, чуть не весь мир знает, что Карасев
сидит, а Саша в полном неведении. Ладно, и я не знал до поры  до  времени.
Думал, самый умный, оказалось - есть и поумнее. А Карасев тоже  в  тюрьме.
Про "Дело о ста миллиардах" слышал? Так вот, собирались они вывезти четыре
миллиарда долларов - отконвертировать рубли.  Оно,  конечно,  "деревянные"
никому вроде бы и не нужны... Кроме иностранных строительных фирм, которые
ведут  у  нас  работы,  покупают   здесь   материалы,   зарплату   рублями
выплачивают. Желающие нашлись. В общем, дело сильное. Все зарубили уже  на
последнем этапе. Не знаю, кого там забыли подмазать: может Внешэкономбанк,
может выше.
     - Тут не подмазывать надо - в дело брать.
     - Я этого и знать не хочу. В таких делах с  тем,  кто  лишнее  знает,
особый расчет. Однако Карасев  сидит.  Когда  его,  такого  интеллектуала,
кабинетного ученого, брали - два "ствола" нашли. Про валюту  и  прочее  не
говорю. Ни "стволы", ни высокие связи, ни охрана,  а  точнее,  дольщики  в
деле из Закавказья, не помогли. Эти отпетые, в тюрьму как домой идут. Года
три, как в столице появились, а сейчас уже многие сферы  контролируют.  На
таксистах они обожглись только поначалу. Перегнули палку - чересчур сильно
прижали, начали "валить". Не надо было до "мокрого" доводить.
     - Да, таксисты - тоже ребята дай Бог. Свои пятьсот в день вынимают.
     - Вот и не стерпели, что какие-то пришлые их грабят. И пошло:  везде,
где увидят "черных", - выдают на всю  катушку.  Не  до  смерти,  но  кости
трещали вовсю. Ну, а кого знали - разговор особый. Поутихли орлы, сбили  с
них спесь, пощады запросили. Но после таксистов они за других взялись.
     - За торгашей, вроде тебя - и безопаснее, и прибыльнее.
     - Вот-вот, тем более, что такие бараны, как я, сами  стричься  бегут.
Тут уж не до шерсти, была бы шкура цела.  Послал  меня  как-то  хозяин  за
товаром. Езжай, говорит, в белокаменную - весь импорт оттуда идет. Будто я
и без него не знаю. На Карасева  меня  как-то  нацеливал  один  мужичок  -
товарищ отца. Отец шесть из  своих  пятнадцати  только  еще  отзвонил,  но
друзья не забывают. Ну, думаю, хоть Карасев  сидит,  так  кавказцы-то  его
гуляют, и двинул в столицу, хвост  распустивши:  в  двадцать  пять  лет  -
замдиректора солидного универмага, то-се да плюс полномочия... Я уже  этим
делом занимался, и хозяин ко мне - с полным доверием.
     Прибыл, отыскал в центре столицы их малое предприятие, все  честь  по
чести. Товар оказался, действительно, - экстра. Причем, не стоковый, а  из
фирменных магазинов. Договорились, что заберу контейнер  -  это  на  сорок
миллионов. Для нашего города - жук начихал. За день разгребут, много -  за
два. А когда их главный, Вартан, открыл в офисе  сейф,  я  просто  поплыл,
столько денег ни в кино, ни при инкассации видеть не приходилось. Долю мне
назначили - миллион! Наличными! При том, что и от  универмага  кое-что  бы
отстегнулось за  хороший  товар.  Конечно,  по  сравнению  с  миллионом  -
копейки. А главное - репутация фирмы. Личное состояние директора -  четыре
миллиарда, во дворе - "мерседес", "форд"  и  "БМВ"!  А?..  Ну,  я  тем  же
вечером в поезд - и домой. Директор мне: "Отвечаешь  за  товар?  Нам  ведь
кредит брать". А я только о своем. "Отвечаю!  Все  -  класс!"  Выдают  мне
бумаги,  доверенность.  В  столицу  я  летел.  По  дороге   миллион   свой
распределял, что куда. Вартан  с  машиной  помочь  обещал.  Ну,  и  помог.
Футболок и брюк в контейнере оказалось ровно двадцать пять тысяч штук.  По
тысяче  шестьсот  рубликов  за  единицу.  Цену  мы  обсуждали,  но  как-то
вскользь, и теперь он категорически заявил - ничего подобного. Дескать,  и
разговору не было. "Твои проблемы. Или  даром  хотел  миллион  отгрести?..
Тюрьма? Может, и тюрьма. Но за миллион. А мы тебя не бросим. Не подохнешь.
А не хочешь - не бери. Только дай нам  наши  тридцать  миллионов  разницы.
Нет, пардон, двадцать девять: один - твой... За неполученную прибыль  надо
отвечать. Кредит не дадут? Директор не подпишет?  Уже  подписал,  кого  ты
"грузишь"! Сам же говорил, что он на неделю в командировку умотал -  тебе,
умнику, доверился. Сидеть ему  с  тобой  на  соседних  нарах!  Только  ему
бесплатно, а тебе за миллион. Мы слово держим. И "валить"  тебя  никто  не
собирается. Ты нам живой нужен". Как же! Вартан на меня уже и внимания  не
обращает: похаживает по офису, комбинацию следующую  прорабатывает.  Сразу
видно, это дело у них не первое. Дураков-то на его век хватит.  Красуется:
то зажигалкой золотой чиркнет, то "вальтер" в руках покрутит. "Именной", -
хвастается.  Бежать  надо.  Директора  нет,  а  без  него   сработает   их
комбинация. Все бумаги подписаны, а они, я слышал, еще подослать кого-то в
универмаг  собираются.  Если  главбух  в  сомнение  впадет  -   подмазать,
ускорить. Сунут ей что-то, чтоб не суетилась.  Меня  эта  кошелка  дряхлая
ненавидела. За то, что молодой, а из ранних. В  общем,  решился.  Выхватил
"вальтер" из кармана у Вартана, когда он меня  из  офиса  провожал.  Нагло
вел, не боялся за спину отпустить. Остальные еще только собирались - сейф,
комнаты запирали. Я его и трогать не хотел, знал, что  по  гроб  жизни  не
отмажусь. Но он и глазом не моргнул, гад, и прямо на меня катит. Надо было
подождать чуток, пока подальше отойдем,  да  как  ждать  -  машина  рядом,
втолкнут, и не пикнешь. Идет он на  меня,  лапищей  волосатой  поигрывает.
Другая за спиной где-то, и - глядь  -  со  вторым  стволом  выныривает.  Я
выстрелил - он сразу и рухнул. Бросил я  к  чертям  "вальтер",  перескочил
через Вартана и давай Бог ноги. Пока  они  вокзалы  перекрывали,  я  -  на
переговорный пункт, за угол, чтоб далеко не  бегать.  Позвонил  к  себе  в
универмаг - контракт и застопорили. Вовремя.  По  крайней  мере,  хоть  не
мафии досталось...
     - Ты думаешь?
     - Посмотрел бы я на тебя на моем  месте.  Так  вот,  на  вокзал  я  и
соваться не стал, от телеграфа за угол - и в Управу, сдаваться. Чин чином,
под протокол, чтобы втихаря не выдали... за наличные.
     - Ты и впрямь решил, что твой Вартан - и царь, и бог. Да кто  с  ними
из людей в чинах связываться станет?
     - Фамилий не знаю, врать не буду. Но держали в тюрьме "на тройниках",
как положено. Однако не успел оглянуться  -  перевод  в  психушку,  кругом
санитарские морды со "скатками". Контроля никакого! В любую  минуту  может
случиться...


     - Что, Павел Михайлович? Сенсации не получилось?
     Лейтенант Родюков возник незаметно и, как  всегда,  вовремя.  Поводов
для этого  было  предостаточно.  Невысокий,  начавший  лысеть,  с  мелкими
чертами  лица,  густо  усыпанный  веснушками,  впечатление  он  производил
приятное и на первый взгляд казался  простецом.  Это  импонировало,  и  не
только коллегам. Умение по душам  поговорить  с  кем  угодно  уже  не  раз
сослужило  лейтенанту  неплохую  службу.  Постоянно   накапливался   опыт,
вырабатывался профессионализм.

     Но,  как  ядовито  заметил  однажды  Строкач  лейтенанту,  уж   очень
постепенно.
     - Да, Игорь, пока что без шумных разоблачений. Но на Гуся я всерьез и
не ставил. При его уме, уравновешенности  и  полной  сосредоточенности  на
своем деле, не с руки ему возиться с чужими девицами.
     - Даже с женой своего охранника?
     -  Ну,   положим,   Игорь,   не   своего.   Владимир   Евгеньевич   и
собственноручно вполне охраняется, Да и рэкетиры его не трогают,  хотя  за
концерт, думаю, получает он не меньше исполнителя. И на здоровье.  Не  мне
судить о вокальных дарованиях Сероусова, но  организовать  певцу  рекламу,
расчистить дорогу и сделать имя - талант не меньший.  Но  если  бы  только
Сероусов! Своих овечек товарищ Гусь стрижет исправно.
     - Хорош!
     - Неплох. А если и плох, то лишь с сугубо пролетарской точки  зрения.
Кстати, алиби у него солидное.
     - И что за свидетелей он нашел?
     - Не то слово, Игорь, - это они его отыскали. Из тех,  кто  на  таких
концертах бывает по долгу службы.
     - Никак коллег где-то Гусь выкопал?
     - Бери выше. Вот, познакомься: показания капитана спецслужбы Чеховца.
Отсюда: "Гуся я знаю давно, по моей просьбе он..."
     - Да, не слабо.
     - То-то. Кстати, где и когда  они  с  Гусем  познакомились,  Чеховцов
отвечать отказался, сославшись на профессиональные секреты, и  посоветовал
мне этот вопрос замять. Заверил, что Гусь все  второе  отделение  просидел
рядом, это может подтвердить и супруга капитана.
     - Допрашивали?
     - Ты и допросишь. Думаю, это уже не принципиально. Повестку на завтра
на девять я Чеховцовой передал с мужем. Эти - точны.
     - Считаете, нужно?
     - Сейчас все годится.


     Разговор с отчимом Кроновой Строкач взял на себя.  Асин  помаячил  на
пороге и, нетвердо ступая, приблизился к столу майора. Сел  на  стул  -  и
словно растекся на нем.
     - Глубоко сочувствую вам, Илья Ефимович.  Признаюсь,  навидался  я  в
своей жизни смертей, но всякий раз особенно тяжело, когда гибнут  молодые,
красивые.
     - Спрашивайте, ведь за этим вызывали?
     - Да, разумеется. Меня интересует  последний  день  вашей  падчерицы.
Начнем с вечера, с концерта - непосредственно перед убийством.
     - Я Нину дочерью считал, и слова такого - "падчерица" - у  нас  сроду
не водилось. Любил я  ее.  С  матерью  Нины  познакомился  по  объявлению,
специально искал, чтобы с ребенком. Своих детей Бог не дал.  Тряслись  над
ней, пылинки сдували. Только повзрослела она, все переменилось. А уж когда
с Сашей разошлись... Жила с кем-то там... не знаю, только  дома  не  часто
ночевала. Ну, думаю, солидный мужчина - одеваться Нина стала так,  что  мы
при всем желании не смогли бы ее так баловать. И деньги легко бросала,  не
жалела, так что иной раз у нас на такси сотенную стреляла. А порой она нам
пыталась сунуть, и много, да мы не брали. Кавалер ее, видно, не  скупился.
Но и конфликты у них тоже, случалось, бывали. Плакала так, что душу рвала.
Изнервничалась вконец, таблетки пошли, как-то пузырек  нашатыря  я  у  нее
заметил. Это в ее годы сознание терять! А на  концерте  во  Дворце  она  и
вовсе была не в себе. Я как увидел ее, сразу понял: что-то  здесь  не  то.
Она и вообще в такие места не  ходок,  не  говоря  уже  о  том,  чтобы  за
билетами толкаться. Хотя, может, из любопытства: Веню мы знали  мальчиком,
жили на соседних улицах. Они  с  Ниной  учились  в  параллельных  классах.
Только он после восьмого в училище ушел...
     - Давайте начнем все-таки с последней встречи.
     - С Ниной? Ну да, да, конечно... Да что встреча? Я  поразился,  когда
Нину увидел. Вернее, это она меня высмотрела, помахала рукой. Я  почему-то
сразу встревожился.  Оставил  своего  парнишку  на  пульте,  подошел,  она
попросила за кулисы проводить. Я спорить не стал - она  всегда  сама  свой
выбор делала. Там я и  Сашу  заметил  -  волком  смотрит.  А  с  чего  ему
радоваться? Больно мне стало. А знал бы, что к гибели идет...
     - Для нас очень важно то, что вы говорите. Тот, кто убил, -  опасная,
кровожадная тварь, его необходимо немедленно остановить.
     - Да, я знаю, он  и  Ежика  убил.  В  общем,  отделение  началось,  я
проверил -  все  на  месте,  оставил  осветителя  и  спустился  к  уборной
Сероусова. Почему-то хотелось еще раз взглянуть на Нину.
     - Как долго вы устанавливали свет?
     - Да  минут  десять,  не  больше.  После  третьего  номера  я  уже  и
спустился. Честно говоря, работа шла  кое-как.  Еще  издали,  с  лестницы,
увидел Ежика, он шел не к сцене, а в глубь служебного  коридора.  Подумал:
ох, и влетит ему. Сероусов не спустит, что с поста  ушел.  Ежик  тоже  это
знал. Ну, значит, спустился я это с лестницы, за  угол  заглянул  -  вижу,
Саша здесь, дверь гримуборной подпирает. Ага, думаю, сменялись,  а  почему
тогда Ежик не на сцену пошел?
     - А что, у Кронова был ключ от уборной Сероусова?
     - Как будто нет. Хотя - кто его знает? Замки у нас ни к черту,  ключи
гуляют, да никто за этим нынче и не смотрит.  Гастролеры  все  с  охраной,
начхать им на замки.
     - Он там все время находился?
     - Бог его ведает. Заметил меня, рукой махнул.  Ну,  мне  не  по  себе
стало. Виновата Нина была перед Сашей, что поделаешь. Простой  парень,  не
всем же деньги мешками грести.
     - А что, Кронов зарабатывал мало?
     - Раньше - немного. Здесь получше, но в пределах.
     - То есть?
     - Ну, далеко ему было до тех, кто на сцене.
     - Так что все-таки делал Кронов у дверей уборной Сероусова?
     - Вы это на Сашку грешите? Бросьте.  Чего  быть  не  может,  того  не
может. Он Нину по-настоящему любил...


     Тусклого света круглосуточно горевших над дверями камер ламп как  раз
хватало, чтобы видеть узоры трещин и  натеки  грубо  заглаженного  бетона.
Здесь бессонная мысль и память - единственные доступные  развлечения.  Они
же и боль, и тоска. Всякие желания подавлялись еще  в  первые  дни,  кроме
желания выжить или покинуть гостеприимную лечебницу, что в конечном  счете
- одно и то же.
     Большинство оказавшихся здесь совершили преступления против личности.
Попадались такие монстры, что ставили в тупик и следствие. Вопрос стоял не
об их нормальности, а скорее, о  том,  действительно  ли  принадлежат  эти
существа к роду Ноmo sapiens.
     Над нежеланием Кронова "косить" под  психопата  или  "вялого"  шизика
многие искренне потешались. Может, он и в самом деле рехнулся с этой своей
нормальностью?  Убийство  двух  человек,  заранее   спланированное   и   с
отягчающими обстоятельствами - верная "стенка". Заверения Кронова в  своей
невиновности мало кого интересовали  и  могли  вызвать  разве  что  кривую
ухмылку.
     - Ты мне лапшу можешь не вешать. Ну, не "мочил", не "мочил",  отстань
от меня. Да я бы всех отсюда  повыпускал.  Валите,  мальчики,  гуляйте.  И
девочки. Эх, какие девчонки здесь чалятся! Умереть и не  встать!  Я  здесь
уже четвертый раз, а все не "обвенчают" никак.
     Длинный, тощий, с выпирающими мослами, Гриша Чигирин лежал на  спине,
вытянувшись, как покойник, и умудрялся не разжимая тонких  бескровных  губ
отправлять слова строго по назначению. Сказывалась богатая практика. Число
Гришиных возвращений в лечебницу не шло ни в какое сравнение с количеством
обычных тюрем,  где  он  успел  погостить.  Раньше  Гриша  спокойно  мотал
отмеренные  сроки,  не  балуя  следствие  откровенностью  и  сознаваясь  в
содеянном лишь после долгих препирательств, загнанный в  тупик.  Однако  в
последний раз старуха, которую он  пытался  ограбить,  неожиданно  подняла
такой крик, что Грише пришлось призвать ее к порядку.
     Злополучная бабка умудрилась испустить дух,  угодив  после  Гришиного
толчка виском об угол шкафа. Вот и пришлось опытному Грише искать спасения
у психиатров. Путь он выбрал не самый  легкий,  это  было  ясно  с  самого
начала.  Тертый  жизнью,  он  прекрасно  знал   о   тяжелых   последствиях
психиатрической лечебницы, действительность же превзошла ожидания. Так что
он уже колебался, раздумывая, не свалить ли обратно, в нормальную  тюрьму.
От "стенки", может,  и  удастся  отвертеться,  а  здесь  точно  до  смерти
заколют. "Я торчу уже от одного слова "пункция", - шелестел  Гриша  серыми
губами.
     - Как слива в заднице, - без всякого выражения резюмировал Кронов.
     От здешнего фольклора мутило, и старым хохмам никто даже не улыбался.
Всякое упоминание зада ассоциировалось с беспрестанно  ноющими,  взбухшими
инфильтратами ягодицами и с тем,  что  до  следующей  дозы  серы  осталось
совсем недолго.  С  новой  болью  мысли  о  свободе  туманились,  уходили.
Оставалась голая физическая мука.


     В эти ночи не спала и восемнадцатилетняя Оля Гудина. Страх, отчаяние,
надежда смешались в ее хорошенькой головке, но дни шли за днями, и  ничего
не менялось.
     - Что с тобой, маленькая? Не изводи себя, нельзя же так...
     - Да оставь ты меня в покое, наконец, мама!
     Еще неделю назад и представить было невозможно, чтобы тихоня  Оленька
повысила голос на  мать.  Выходя  из  спальни,  Гудина-старшая  недоуменно
пожала плечами. Что-то случилось, и кажется, дело серьезное.
     В  этот  вечер,  как  ни  странно,  оказался  свободен  от  всяческих
совещаний и прочих чиновничьих  хлопот  и  Гудин-папа.  Крупный  партийный
работник, он и в  смутное  перестроечное  время  не  отошел  от  дел.  Так
сказать, пролагал пути к выходу из кризиса, боролся с хаосом.
     Гудин с давних пор руководил людьми. Их число множилось с  годами,  а
болтовню о том, что ныне  идеология  утратила  свое  значение,  он  просто
пропускал мимо ушей. Дока партия жива, глупо думать о сдаче позиций, разве
что о выходе на новые рубежи. И вместе с тем он с  недоумением  осознавал,
что не в силах справиться  с  одним-единственным  человеком.  Еще  больнее
становилось от того, что этот человек - самый близкий и дорогой.
     - Что же это  с  Оленькой  творится?  Проморгали  мы,  Маша.  Работа,
работа, а глаза поднимешь - и на тебе...
     - А отцу бы положено...
     - Положено! О чем ты говоришь?  Раз  тебе  положены  четырехкомнатная
квартира, дача и спецпаек, то, наверное,  и  мне  следует  за  это  чем-то
жертвовать. Если я работаю по двенадцать-четырнадцать часов без  выходных,
то нечему удивляться...
     - Конечно, для семьи у тебя никогда нет времени.  Вот  и  жил  бы  со
своей партией, - Мария Петровна собралась было оскорбиться, но вспомнила о
серьезности ситуации. - У тебя один ребенок.
     - Не сомневаюсь.
     - Ну, так сделай же что-нибудь! Ты ведь многое можешь.
     - В том-то и дело. Я все выяснил об этом Саше.
     - Что, бросил ее?
     - Четыре года назад он женился. Свадьбу сыграли, и  ровно  через  три
недели родился ребенок.
     - Шустрый парень.
     - Куда шустрее, чем можно подумать. Его обвиняют в убийстве жены.
     - Господи!
     - А также и дружка, случайного свидетеля! И этот человек мог войти  в
нашу семью!
     - Что же с Олей-то теперь? И ты все это знал и молчал?
     - Только сегодня позвонили  из  УВД,  утешили.  Видела  бы  ты  глаза
Мохнача! Не начальник УВД, а кот шкодливый. Как же ему не  посочувствовать
- влетало им от меня по партийной линии...
     - Миша, да черт с ними всеми! Нам Оленьку  спасать  надо!  Какое  мне
дело до этого парня? Подумать только...
     - Я  думаю,  он  пошел  на  убийство,  чтобы  развязать  руки.  Жена,
наверное, его шантажировала. Ладно, разберутся, кому  положено.  А  вот  с
Оленькой надобно поговорить. Ты - мать, женщина, тебе и карты в руки.
     В этот момент в  комнату  ворвалась  взволнованная,  задыхающаяся  от
отчаяния Оля.
     - Папа, милый, если бы ты знал!  Я  действительно  его  люблю!  И  не
смотрите на меня так! Он настоящий человек, и я  не  верю,  что  Саша  мог
убить, помоги ему, ведь ты все можешь!
     - И ты туда же! Влюбиться в душегуба - это же надо,  черт  побери!  А
теперь - что?
     - Да не убийца он! Но его осудят, если ты их не  остановишь,  утопят!
Папа, ну поговори с Мохначем!
     - Как же! Он только того и ждет, чтобы меня достать, укусить.  Еще  и
посочувствует,  когда  я   под   зад   коленом   получу...   Найдут,   кто
посговорчивее.
     - Ты ведь даже не пробовал!
     - Опять - двадцать пять! У тебя свет клином на  этом  парне  сошелся.
Ты, видно, не понимаешь, что есть вещи, которых я сделать не могу. Советую
тебе как можно скорее выбросить все это из  головы.  Если  что  не  так  -
следствие разберется...
     Лицо  Ольги  стремительно  побледнело.  Мария  Петровна  едва  успела
подхватить падающую без чувств дочь. Вдвоем осторожно опустили  девушку  в
кресло. Гудина-старшая  бросилась  к  домашней  аптечке.  Привела  дочь  в
чувство, сунула  мужу  таблетку  валидола.  Принципиальный  и  жесткий  на
службе, дома Михаил Степанович стремился избегать  осложнений,  и  за  всю
жизнь перед ним не возникало более мучительной дилеммы.


     И снова гром дверей.
     - Кронов, на выход!
     Длинный узкий коридор. Мертвенное свечение ламп  дневного  света.  Он
ничего не ощущал, кроме тупой покорности.
     - Александр? Проходи, присаживайся.  -  Профессор,  как  и  в  первую
встречу, продолжал ворошить бумаги.
     Наконец оторвался и прицелился в  лицо  Кронова  сверлящим  взглядом.
Саша постарался расслабиться. Идиотская  улыбка  и  предельная  внутренняя
собранность - единственный путь к выживанию. Раз ступив  на  него,  Кронов
был готов пройти его до конца.
     Он охотно предоставил профессору плести его  обволакивающую  паутину,
изображая безразличие и усталость. Но, очевидно, переиграл, потому  что  в
палату  пришлось  вернуться  через  манипуляционную.  И  снова  -   провал
сознания. После укола добраться  до  камеры  все-таки  успел,  успел  даже
взобраться на нары. Но на  матрац  рухнул,  уже  заботливо  поддерживаемый
Эдиком.


     Крупный, седой, широкоплечий,  с  отличной  выправкой,  он  напоминал
отставного офицера или бывшего спортсмена. Лицо имел  самое  простецкое  и
даже слегка глуповатое, что движению вверх вовсе  не  мешало.  Миша  Гудин
пошел по комсомольской линии еще в те  годы,  когда  кличка  "интеллигент"
означала сомнение в идеологической  устойчивости  человека.  Миша  же,  не
мудрствуя лукаво, шел по прямому и верному пути, указанному  партией.  Его
твердость  в  следовании   генеральной   линии   была   вознаграждена   по
достоинству.  Пост  секретаря  горкома  компенсировал  многие   и   многие
маленькие неприятные вещи, которые подчас приходилось проделывать.
     Опираясь на верных людей, на своем посту он чувствовал себя уверенно.
Не растрачивая попусту сил на борьбу с соперниками,  занимался  делом,  да
так, что над его "трудовым алкоголизмом" посмеивались  знакомые,  но  и  в
открытую завидовали его положению. Этот раз и навсегда заведенный ритм - с
раннего утра до позднего вечера - приносил  свои  плоды.  Изверившиеся  за
долгие годы пустословия и бездействия народной  власти,  люди  нетерпеливо
ждали конкретных поступков,  помощи,  и  появление  Гудина  в  президиумах
всяческих съездов, собраний, конференций воспринималось  как  неотъемлемая
часть его большой хозяйственной работы. И результаты его деятельности были
налицо: ремонтировались дороги и строились  дома,  выделялись  средства  и
материалы на ремонт школ и больниц, в темноте окраинных районов появлялись
дополнительные милицейские патрули, в  магазины  и  рабочие  столовые  шли
товары и продукты... И за всем  этим  стоял  секретарь  горкома,  народный
депутат Михаил Степанович Гудин.
     От себя самого Гудин своих честолюбивых намерений не скрывал, благо в
основе его карьеры лежало Дело, а не кулуарные хитросплетения. Знали о его
планах и близкие. Чем выше взбираешься,  тем  больше  возможностей,  чтобы
протянуть людям руку помощи. Да, Гудин и сам любит комфорт и достаток,  но
достичь их было проще всего,  оставаясь  обыкновенным  секретарем.  Только
теперь  он  по-настоящему  ощутил  боль  от  удара  в  самое   ранимое   и
незащищенное место.


     Пасмурный день напоминал глухую позднюю  осень.  Да  и  действительно
лето уже кончалось. А для прогуливавшихся гуськом  по  бетонным,  закрытым
сеткой вольерам людей в застиранных белесых пижамах  кончалось  не  только
лето. Дворики, где  гуляли  больные,  сверху  просматривались  конвойными.
Пролетела в недосягаемой вышине птичья стая.  Кто  бы  не  позавидовал  их
вольному паренью? Кто-то затянул дребезжащим тенорком:

                   Дывлюсь я на нэбо, та й думку гадаю...

     - Прогулка окончена! На выход - быстро!
     Зеленый мундир возник раньше времени. Пижамы удивленно переглянулись.
     - А ты давай налево, который пел! Послушаем тебя в другом месте...
     Забегая вперед, следует отметить, что крики "певца" на "скатке"  были
слышны и на соседних этажах, однако эти хриплые вопли  идиллию  в  комнате
для медсестер нисколько не  нарушали.  Наташа,  доверчиво  склонив  гладко
причесанную головку на красный погон, льнула к сержанту конвоя,  чья  рука
жадно ласкала ее. Заходясь сержант бормотал:
     - Ты умница, Наташка! Вовремя позвонила, а то коридорные вообще мышей
не ловят. Спят на ходу. Эти психи сегодня поют, а завтра иди  знай  о  чем
сговорятся...
     Его перебил резкий зуммер телефона. Свободной рукой  сержант  схватил
трубку.
     - Да! Слушаю. Здесь. Есть, - и, уже надавив  пальцем  рычаг:  -  Иди,
Наташка, твой профессор. Вечером в общаге увидимся.
     Подарив на  прощанье  разлакомившемуся  сержанту  воздушный  поцелуй,
девушка заспешила по лестнице вниз и уже через несколько секунд входила  в
кабинет. Мимоходом коснулась старческого плеча, прижалась  полной  грудью,
ласково,  словно  извиняясь  за  опоздание,  заворковала,  докладывая,   и
одновременно  успевала  заносить  в  свой  "полевой"  блокнот   полученные
указания.
     - Значит, по-твоему, есть отклонения в поведении? Ну, что ж... Но  за
Кроновым продолжай наблюдать. И, пожалуй, добавь к  хлорперидолу  таблетку
тизерцина.
     -  Будет  исполнено,  Николай  Арнольдович.  В  этой  палате   вообще
нездоровая обстановка. Может быть, следует кого-то из них изолировать?
     - Верно мыслишь. А шашни свои брось - это я тебе серьезно говорю. Кто
тебе в институт поступить помог? Надо бы ценить.
     - Ой, да что вы, Николай Арнольдович! Вы же  у  меня  самый-самый.  И
потом - кто говорил, что для того, чтобы  все  про  человека  знать,  надо
уметь в душу заглянуть? Случайно, не один мой знакомый профессор?
     - Ладно. Зайдешь через... - профессор  глянул  на  циферблат  золотых
часов, - через час сорок.
     Благодарно сияя, Наташа  выпорхнула  из  кабинета.  Спустя  считанные
минуты Кронов уже получал свою новую дозу.  И  снова  провал  -  несколько
часов беспамятства.
     И все же его мучения не могли сравниться с судьбой  Эдика,  ухищрения
которого с таблетками были в конце концов обнаружены медсестрой.  За  этим
немедленно последовали инъекции. Дозы возрастали,  пока  одна  из  них  не
оказалась последней. Парень навсегда избавился  от  "спецфизиотерапии".  В
палате у  него  случился  страшный  приступ  судорог  -  такой,  что  даже
старожилы лечебницы поразились. А наутро завернутое в одеяло тело покинуло
палату. Поистине вмешательство в деятельность коры головного мозга -  дело
тонкое, и что делать, если подчас  сопротивление  удается  сломить  только
вместе с самой жизнью?!
     Реакция последовала мгновенно. По камерам пронесся глухой гул. Били в
стены, ломали мебель, жгли матрацы. Ярость и отчаяние перехлестывали через
край, но что они могли сделать против хорошо  организованных  и  обученных
"хозяев".  Полчаса  спустя  на  территории  замелькали  солдатские  каски,
скрываясь в облаках дыма и копоти, зашныряли по корпусу, перекрыли выходы.
Здание захлестнула пена из брандспойтов пожарных машин. И все равно  едкий
дым  душил,  разъедал  глаза,  выковыривал  из-под  нар,  где  отчаявшиеся
"пациенты"  пытались  найти  убежище.  Обезумевшая   толпа   металась   по
коридорам, устремляясь к  перекрытым  выходам.  Под  ее  страшным  напором
трещали и гнулись массивные решетки, кое-кто выбрасывался из окон.
     Кронов довольно благополучно выпрыгнул  со  второго  этажа,  упав  на
чье-то извивающееся, стонущее, обожженное  тело.  В  дыму  и  пене  ничего
ровным счетом не было видно. Но щиты и дубинки лупили и напирали  вслепую,
домолачивая угоревших и ушибленных. Хруст костей, стоны  раненых  -  одним
словом, конец света.
     Только глубокой ночью  спецотряд  очистил  территорию.  Расплавленный
металл, обугленные стены... Утром стало известно, что "битва" унесла  пять
жизней. Спецотряд выполнил задачу  и  вполне  мог  пожинать  лавры.  Ждали
своего и бунтовщики.
     Для  выявления  зачинщиков  подозреваемых  растыкали   по   одиночным
камерам. Через  зарешеченный,  величиной  с  ладонь  оконный  проем  слабо
сочился свет. Этого, скорее чахоточного,  чем  солнечного  света  вкупе  с
мутной лампой над дверью едва хватало для  освещения  крохотного  карцера.
Встать распрямившись было невозможно - давил низкий  потолок,  приходилось
гнуть шею. Сидеть же на  чугунной  холодной  лавке,  прикованной  к  стене
цепью, было невозможно, да и не положено.  В  углу  смердело  тошнотворное
ведро. Холод и сырость быстро  остужали  страсти,  тело  ныло  от  побоев,
голова гудела, как морская раковина. Чтобы не сойти  с  ума,  разговаривал
сам с собою вслух.
     Неделя тянулась мучительно долго. Часто в глазок заглядывал  санитар,
наблюдая этапы превращения  человека  в  животное.  Голод  действовал  как
наркотик, голова работала только в одном направлении. Желудок, раз в  день
наполняемый остывшей, почти пустой похлебкой, буквально вопил.
     Из соседних камер доносились визги  и  брань  сумасшедших,  иной  раз
нечеловеческий крик прорезал междуэтажные перекрытия. Зажимая уши,  Кронов
падал ничком,  содрогаясь  в  истерике  на  мокром  бетонном  полу.  Когда
успокаивался, не  оставалось  сил  подняться  на  ноги.  Цеплялся  сбитыми
пальцами с обломанными ногтями за шероховатый бетон стены,  чтобы  вернуть
разбитое тело в вертикальное положение. Затем вжимался в  угол,  удерживая
равновесие. Изредка днем, чаще ночью уже на нарах, забывался чутким  сном,
вздрагивая и всхлипывая, как обиженный ребенок.


     Как и его ближайший друг  Гудин,  Федор  Ксенофонтович  Ветлугин  был
сторонником активной жизненной позиции. Спецслужба во  все  времена,  будь
они  даже  глубоко  застойными,  даром  хлеб  не  ела,  хотя  и  старалась
деятельность свою не афишировать.
     Минувшие десятилетия,  на  которые  пришелся  пик  карьеры  генерала,
выработали основной принцип отношений  службы  безопасности  с  прессой  и
общественностью. Формулировался он кратко: "Таковы интересы  государства".
Нет, Ветлугин вовсе не был этаким тоталитарным монстром, однако он считал,
что секреты  службы  безопасности  -  залог  ее  эффективности.  Когда  же
разоблачения хлынули потоком, генерал почувствовал, что  его  мутные  воды
подступают уже буквально к самым ногам, грозя захлестнуть и увлечь. Мысль,
что его судьбой вслепую играют не самые чистоплотные  политики,  приводила
Ветлугина  в  бешенство.  Кому,  если  не  специалистам  разведки,  знать,
насколько вкривь и вкось все идет в нашем королевстве.
     Смелые разоблачения деятельности бывших коллег  генерала  всколыхнули
общественное мнение. Однако буря возмущения выкипела на митингах,  оставив
тошнотворный осадок, и сил для решительных  действий  не  хватило.  Методы
спецслужб одинаковы повсюду, и обыватель, прослышав  об  очередных  темных
делишках госбезопасности и  будучи  начитан  в  отношении  злодеяний  ЦРУ,
поражался разве что сходству приемов.
     Со свойственной ему  воинской  прямотой  и  решительностью,  Ветлугин
встал на позиции сторонников радикальных перемен, тем  самым  связав  свою
судьбу с демократическим движением. За этим последовала  отставка.  С  ним
люди связывали надежду на обретение путей  к  лучшей  жизни.  И  не  было,
казалось, силы, способной  затормозить  демократические  преобразования  и
вернуть страну к старому.
     Несмотря на расхождение во взглядах, отношения между старыми друзьями
остались теплыми, и  за  откровенность  каждый  платил  откровенностью.  С
появлением фракций внутри партии, Гудин и сам склонялся влево,  но  считал
преждевременным предпринимать какие-либо шаги.
     Военная выправка Ветлугина удивительно шла к  его  манере  мыслить  и
изъясняться  точно,   кратко,   афористично.   Лицо   поражало   спокойным
благородством черт, в  нем  не  было  ни  капли  позерства,  лишь  чувство
собственного   достоинства,   присущего   человеку,   который   при   всех
обстоятельствах честно исполнял свой долг.
     Немногочисленная  охрана  у  офиса   новой   демократической   партии
пропустила Гудина без всяких расспросов. Кого  следовало,  здесь  знали  в
лицо. Кабинет генерала отличался почти  казарменной  скупостью  интерьера.
Михаил Степанович вспомнил заметку в местной газете, где говорилось о том,
что бывший генерал  продал  с  аукциона  доставшуюся  от  предшественников
дорогую мебель,  а  деньги  передал  в  Фонд  помощи  беженцам  -  жертвам
межнациональных конфликтов.
     - Приветствую, Федор Ксенофонтович!  Небогатые  у  тебя  апартаменты,
прямо скажем.
     Приятели тепло пожали руки.
     Уже разуверившийся в коммунистической  доктрине,  Гудин,  однако,  не
спешил   покидать    партию,    подобно    многочисленным    перебежчикам,
почувствовавшим, куда ветер дует. Однако подчас не мог обойтись без помощи
Ветлугина и кое-кого из его команды. Вот и теперь привела его сюда нужда.
     - Да, Миша, история, конечно, - не приведи Господь. Наследнички! Иной
раз и задумаешься - а стоило ли вообще огород городить? Я в  отставке  уже
года три, но пока еще есть с кем потолковать. Госбезопасность одним хороша
-  консерватизмом,  что,  иначе  говоря,  означает   верность   принципам.
Насколько они справедливы - это другой вопрос, по крайней мере, я публично
заявил  об  их  демократичности.   Конечно,   многие   вчерашние   коллеги
отвернулись от меня, но далеко не все... Так как бишь его фамилия?
     - Шутишь, Федор?
     - Шучу. Кронов Александр Юрьевич. Год  рождения  и  статья  обвинения
тоже помню. С этим ничего не поделаешь - профессия. Хорошо, постараюсь как
можно быстрее выяснить по своим каналам, что там с Кроновым, а потом, если
парня действительно гробят,  воспользуемся  гласностью.  Хуже  не  бывает,
когда старательному следователю до зарезу требуется  раскрыть  что-нибудь.
При излишке рвения случается, что совесть помалкивает.  А  дочку  успокой.
Если парень невиновен...
     - Да какой он ей парень? Кого ты в зятья мне  прочишь  -  алиментщика
занюханного?
     - Насчет зятьев  сам  разбирайся,  но  если  Кронова  к  стенке  гнут
впустую, надо  спасать.  Будь  он  трижды  алиментщик.  А  с  Олей  я  сам
переговорю. Пришли-ка ты ее, наверное, ко мне, возможно,  какие-то  детали
всплывут.
     - Думаешь, я не договариваю? Или она тебе выложит то, в чем  отцу  не
открылась?
     - Мишуня, ты так и останешься навеки записным оратором.  А  я  привык
действовать.  Оброненная  твоей  Олей  крупица  информации   должна   быть
подобрана профессионалом. Выбирай: либо ты меня слушаешь,  либо  занимайся
всем этим делом сам.
     - Что я в этом понимаю, Федор! У меня нет опыта общения с убийцами.
     - Что еще совершенно не доказано.
     - Меня лично устраивает любой результат. Только  бы  с  этим  наконец
покончить.
     - А меня  интересует  только  правда.  За  "любым"  результатом  тебе
следовало к Мохначу обращаться. Глядишь - через полгодика и расшлепали  бы
непрестижного зятька.
     - И давно, Федор, ты таким гуманистом стал?
     - А я им и был. Нет на мне душ, невинно загубленных.  И  если  кто  и
отбывает срок из-за моей ошибки, то не по моей  злой  воле,  а  вследствие
нашей дерьмовой политики. Я не палач, Миша, я солдат,  и  профессиональных
навыков еще не растерял.
     - Да, хватка у тебя бульдожья. Поглядел я на предвыборную кампанию.
     - Что ж, проиграл, но честно. Словом, присылай завтра с утра Ольгу ко
мне. Только не вези ее на  своей  служебной.  Пусть  своим  ходом  девочка
добирается. Незачем нам шум вокруг этого дела поднимать.


     Впервые со дня трагических событий в Доме офицеров Оля  Гудина  спала
спокойно. В разговоре с отцом блеснула надежда, она испытала  опустошающее
облегчение и забылась.
     Проснулась рано. Ждала приближения условленного часа в постели, затем
поднялась, привела себя в порядок. Не могла заставить себя  проглотить  ни
крошки. Отец спозаранку, как всегда, уехал на работу. Молча  проскользнула
мимо Марии Петровны, хлопнула дверью. Пронеслась мимо вахтера в  парадном,
толкнула вращающуюся дверь, едва не сбив  с  ног  импозантного  мужчину  в
светло-сером плаще.
     Этого соседа Оля знала только в лицо, ей  и  не  приходило  в  голову
поинтересоваться, как его зовут, чем он занимается. Ну  что  особенного  -
человек каждый год меняет машину, у каждого свои странности. Это не  повод
для любопытства.
     - Куда спешит очаровательная соседка? Если  в  сторону  Молчановки  -
могу подбросить.
     К удивлению Оли, действительно,  оказалось  по  пути.  В  дороге  она
молчала,  погруженная  в  свои  мысли,  не  навязывался  с  разговорами  и
водитель. Солидный  "форд"  вел  легко,  лишь  изредка  отпуская  короткие
замечания, из которых можно было заключить, что Евгений Павлович связан по
работе со сферой  "Интуриста".  Подробностями  Оля  не  интересовалась,  а
комплимент, отпущенный на прощание  водителем,  и  вовсе  пропустила  мимо
ушей.
     Высадив  девушку  возле  особняка  Демократической  партии,   Евгений
Павлович двинулся дальше, очевидно, по своим интуристовским делам.


     - А, Оленька! Давно не виделись. Мы стареем, красота цветет. Позабыли
вы меня с Михаилом Степановичем. Что мама? Надобно ей привет и приглашение
через тебя передать. Знаю я Михаила: в своей суете  все  перезабудет.  Ну,
рад, рад тебя видеть. Однако пора и к делу.
     - Отец вам говорил, Федор Ксенофонтович...
     - Именно. Вот поэтому я и хочу, чтобы ты сама все рассказала.
     - Не он это. Я Саше верю. А с  женитьбой  его  -  это  совсем  другая
история...
     - Ну, я и сам, положим, по второму кругу. В свое  время  из-за  этого
чуть в капитанах не застрял. Ведомство у нас строгое. Как говорится  -  не
судите... А в нашем случае до суда  еще  путь  очень-очень  долгий.  Я  со
вчерашнего дня кое-что разузнал. Дело ведет неплохой следователь, честный,
в принципе, парень.  Но  в  милиции  на  нас  смотрят  косо,  поэтому  тех
сведений, что мне необходимы, у них не получить. Многое  должна  прояснить
именно ты. И - никаких умолчаний, ответ  может  крыться  даже  в  каком-то
оттенке ваших отношений. Если я правильно  понимаю,  тебя  сейчас  волнует
скорее не то, чтобы убийцу нашли, а чтобы твоего парня выпустили?
     - Федор Ксенофонтович! Я же не защищаю убийцу. Но  это  не  мог  быть
Саша. Мне неприятно это говорить, но мне показалось, что свою Нину он и не
переставал любить.  Я  всегда  чувствовала  в  наших  отношениях  какую-то
раздвоенность.
     - Вот с этого и начнем.


     Яркий луч фонаря  бил  в  глаза.  Сквозь  прорехи  изодранной  пижамы
просвечивало исхудалое тело. Лихорадило, Кронов  конвульсивно  вздрагивал,
мелкая дрожь не унималась. Медленно ступая, приблизился надзиратель.
     - Живой? - тяжелый сапог воткнулся в спину. - Встать!
     Напрягая остатки сил, слегка  приподнялся.  Тем  же  сапогом  санитар
направил узника к выходу.
     - Хорош дрыхнуть. Пошел. Подфартило тебе, оклемаешься...
     И действительно: тренированный организм взял  свое.  К  организаторам
бунта следствие Кронова не причислило, так что его  на  время  оставили  в
покое, и, невзирая на транквилизаторы, он пошел на поправку.
     Палата, куда он попал, оказалась куда  круче  прежней.  Ее  обитатели
вызывали скорее жалость, чем симпатию. Но общаться с ними  так  или  иначе
приходилось, хотя реакцию соседей  трудно  было  бы  признать  адекватной.
Большинство из них были бесповоротно сломлены, психика дала такие трещины,
которые невозможно ни залечить, ни загладить.
     Вцепившись в спинку койки, морщинистый доходяга пытался  освободиться
от невидимого врага. Двое следопытов под нарами были  увлечены  загадочной
охотой. Притаившись в засаде, один  из  них  с  воплем  бросался  на  свою
жертву. Настигнув призрачную дичь, он с победным  кличем  уползал  в  свое
логово.
     Многие из них были людьми совсем  недавно.  Еще  неделю  (казалось  -
вечность) назад, встречая во время  вывода  на  прогулку  этого  кудрявого
юношу, Кронов видел огоньки юмора и здравого рассудка в его глазах. Теперь
же он был занят истреблением одному ему видимых жучков. Невыразимо страдал
от их укусов, разрывая на себе одежду, катался по полу, взывая  о  помощи,
но  она  не  приходила.  Кусая  руки,  слизывал  кровь,  лохмотья   одежды
покрывались свежими алыми пятнами, вырывал целые пряди  русых  волос,  что
требовало больших усилий. Внезапно он согнулся и с  нечеловеческим  криком
выпрямился:
     - Поймал!!!
     Никому не давая разжать сцепленные мертвой хваткой ладони, ринулся  к
окну, забился головой о решетку, пытаясь пролезть между частыми  прутьями.
На искаженном болью и ужасом лице кроваво зияла пустая глазница.
     Дергающееся тело уволокла тройка санитаров.  Через  минуту  в  камеру
впорхнул шизофреник, распахнув  в  стороны  руки-крылья.  От  того,  чтобы
воспарить, его удерживали только ведро с водой и тряпка.  Отмывая  пол  от
крови, недоверчиво поглядывал исподлобья косыми глазками. Окончив  работу,
моментально покинул камеру, возвращаясь к своему "элитному контингенту"  -
"тихим", имеющим шанс выжить.
     Обитатели же "буйняка" волю могли увидеть только сквозь решетку, да и
то с осторожностью - санитары  гоняли  от  окон.  Выглядывая,  Кронов  мог
видеть кусок унылого пейзажа: чахлый скверик,  где  стволы  деревьев  были
изрезаны инициалами прогуливающихся больных.
     Обед принесли на два часа позже обычного, но никого это не удивило. В
столовой торопливо гремели ложками около двадцати человек. Здесь никто  ни
на кого  не  обращал  внимания.  Медсестра  раздавала  таблетки,  привычно
заглядывая каждому в рот. Сегодня вместо флегматичной, толстой старухи эту
функцию выполняла хорошенькая Наташа.
     На столике с медикаментами Кронов взял свой  стаканчик.  Бросилось  в
глаза количество таблеток. Вдвое больше обычного! Однако мешкать -  значит
привлечь внимание  сестры.  Опрокинув  в  рот  содержимое,  демонстративно
сглотнул, улыбнулся девушке и двинулся обратно.
     - Кронов, подойдите сюда.
     Саша послушно вернулся.  На  ходу  неприметно  сглотнул,  теперь  уже
по-настоящему, и таблетки вместе с комочком хлеба покатились по  пищеводу.
Как оказалось, напрасно. Проверки не  последовало.  Санитар  мощной  лапой
придержал его за плечо. Медсестра заворковала, призывно улыбаясь:
     - Выглядите неважно, Кронов.  Профессор  интересуется,  как  вы  себя
чувствуете после изолятора. Можете не спешить, доедайте.  Осмотр  -  после
прогулки, сегодня она продлится дольше обычного.
     От таблеток, которые обычно удавалось выкинуть,  тело  уже  каменело.
Запах  бульона  вызывал  отвращение,  но  необходимо  было  влить  в  себя
жидкость. Да  и  отказывающийся  от  еды  больной  немедленно  попадал  на
заметку.
     Съесть бульон - полдела. С  рыбой  пришлось  потяжелее.  Замороженная
пять лет назад, она смердела, как городская свалка в жару.
     После трапезы сестра попросила всех задержаться.
     - Я должна сообщить вам, что в клинике  ожидается  комиссия.  Поэтому
необходимо привести в порядок территорию. Надеюсь,  все  понимают,  что  я
хочу сказать, и оправдают доверие.
     Пыльная зелень сквера,  замусоренные  лужайки  и  купы  кустов  вдоль
ограды произвели на больных впечатление большее, чем девственные  джунгли.
Опьянев от свежего  воздуха,  они  передвигались  пошатываясь.  Однако  за
работу взялись рьяно - никому не хотелось быть изгнанным обратно в палату,
да еще и получить пару плюх по дороге.
     Наклонившись за очередным окурком, Александр почувствовал, что теряет
сознание.  Перед  глазами  все  поплыло,  а  подкашивающиеся  ноги  словно
пронзило сотней острых игл.
     Пришел в  себя  от  сильного  жжения  в  висках.  Резко  било  в  нос
нашатырем. Над ним с любопытством  склонились  улыбающиеся  белохалатники.
Словно серая лента проползла мысль: "Что-то необходимо  сделать.  Еще  раз
так - и я уплыл".
     Действительно, пришла пора  серьезно  заняться  восстановлением  сил.
Осторожно, чтобы не выдать себя, Кронов начал тренировки. В  первое  время
кроме разбитости и мучительной боли в  одряблевших  мышцах  он  ничего  не
чувствовал.  Огромные  усилия  требовались  даже  для   обычной   утренней
гимнастики.  Отжавшись  десять  раз  от  пола,  Саша  падал  обессиленный,
истекающий потом. Все тело дрожало от напряжения.
     Помогало  знание  йоги.  Правильное  дыхание   и   асаны   постепенно
возвращали к жизни каждую группу мышц и  сухожилий,  они  становились  все
более упругими и эластичными. Не обращая внимания  на  окружающих,  Кронов
прыгал, приседал и отжимался. Очищая организм от шлаков, невзирая на риск,
целую  неделю  вовсе  не  употреблял  пищи,  пил  только  воду.  Соседи  с
любопытством наблюдали за Александром,  копировали  движения  будто  дети,
которых  впервые  привели  в  цирк.  Санитары,  заглядывавшие  в   камеру,
полагали, что представление в самом деле достойно сумасшедшего дома. Психи
же с нетерпением ждали очередных тренировок,  в  последнее  время  ставших
неотъемлемой частью их жизни.
     Перемена, произошедшая в Кронове,  не  ускользнула  от  внимательного
взгляда медсестры. А ведь сделан был лишь первый шаг. Занося в журнал свои
наблюдения, она  почувствовала,  что  не  может  разобраться  в  поведении
больного. Совсем недавно Кронов едва  передвигал  ноги  -  и  вдруг  такая
метаморфоза. В чем дело?
     А Кронов продолжал наращивать тренировочные нагрузки.  Снова  упругой
стала грудь, вернулась твердая пружинистая походка. Взгляд  стал  ясным  и
живым  настолько,  что  его   приходилось   прятать.   Окончив   очередную
тренировку, Александр блаженно распластывался на нарах, гудящая  усталость
в мышцах доставляла  подлинное  наслаждение.  Четверть  часа  аутотренинга
восстанавливали силы, но возникла другая проблема. Его начал мучить голод.
     Очередной сеанс прервался неожиданно. Голосок Наташи возвестил:
     - Кронов, пора принимать лекарство!
     Обладательница  лукавой  мордашки  стояла  рядом,  протягивая  чертов
пластмассовый стаканчик. И снова увеличенная доза.
     - Что так рано, Наташа? Обычно же в обед... Хотя, какая разница!..
     Он уселся таким образом, чтобы сестра хорошо видела прием таблеток  и
ничего не заподозрила. Поблагодарил девушку, затем  не  спеша  вернулся  к
койке, чувствуя языком  прилипшие  к  небу  горошины.  В  этот  момент  по
неуловимому сигналу медсестры дверь камеры  распахнулась  настежь.  В  два
прыжка к Кронову подскочили санитары и, захватив его врасплох, сбили с ног
ударом в голову. Для больницы тычок был основательным, но за плечами  Саши
были  десятки  боев.  Перевернувшись  через  голову,  он  вскочил,  приняв
оборонительную стойку, будто никакого удара и не было. Это не  понравилось
санитарам. Однако, чувствуя, что власть на их стороне, они понемногу стали
приближаться. Наташа отступила  к  порогу  и  наблюдала,  полуоткрыв  рот.
Перепуганные  больные,  опасаясь  расправы,  забились  под  одеяла.  Рыжий
верзила надвигался неумолимо, словно взбесившийся  танк.  Второй  санитар,
обходя стол, говорил, пытаясь отвлечь Кронова:
     - Ну че ты, че ты? Тебе же  как  лучше  хотят.  Лекарства  назначили,
глядишь - человеком станешь. Может, и обойдется. Или в карцер захотел?
     Кронов не обратил внимания на низкорослого, как того хотелось рыжему.
Верзила прыгнул чересчур рано. Кронов легко ушел от его кулака  и  сам  не
промахнулся. Вложил в удар всю силу; и хотя до пика формы было далеко, для
санитара оказалось достаточно. Верзила с грохотом завалился в угол.
     Пока Наташа бегала  за  подкреплением,  перепало  и  меньшому.  Толпа
санитаров влетела в палату, размахивая дубинками. Силы оказались настолько
не  равными,  что  исход  схватки   был   предрешен.   Кронов   постарался
сгруппироваться, чтобы удары не причинили серьезных  травм,  и  последнее,
что успел увидеть прежде, чем на него набросили  брезент,  -  была  улыбка
Наташи.
     - Он не  спит,  посмотрите  на  этого  героя,  -  послышался  девичий
голосок.
     - Ну, друг мой, и наломали же  вы  дров.  Перепугали  всю  палату.  Я
понимаю, мы тоже вам доставили некоторые неудобства,  однако,  если  нечто
подобное повторится, вас переведут  в  изолятор,  -  это,  кажется,  голос
Николая Арнольдовича.
     Затекшее тело ныло, голова раскалывалась, и волна  тошноты  с  каждой
минутой нарастала все больше. Знакомое по  рингу  состояние  -  сотрясение
мозга.
     Профессора Кронов не видел - тот находился вне поля зрения. Повернуть
голову - значит снова вызвать острую боль. Голоса  врачей  доносились  уже
глуше, скрипнула дверь. Кронов отчетливо услышал,  как  профессор  сказал:
"Инъекции". Вот и сбылись  пророчества  Эдика.  Удалось  немного  ослабить
ремни, кровь омыла истомленные, гудящие мышцы.
     Легкое прикосновение на миг  принесло  облегчение.  Александр  скосил
глаза, чтобы увидеть  лицо  Наташи,  но  внезапно  будто  пчелиным  укусом
обожгло руку выше локтевого сустава. Боль укола почти мгновенно, а с нею и
тревога, осталось пустое безразличие ко всему. Начались видения - цветные,
поразительно реальные, уносящие в мир будущего, которого  нет.  Однако  во
всем этом неотступно присутствовало и тягостное настоящее, из которого  не
давал выхода даже  наркотик.  Силы  совсем  покинули  его,  так  что  даже
взглянуть на миловидную медсестру казалось невыносимой задачей.
     Между тем Наташа  тоже  выглядела  неважно.  Нервное  напряжение  при
работе со "спецконтингентом" требовало какого-то выхода, разрядки.  И  она
нащупала для себя особый путь. Вот уже более полугода без очередной порции
наркотика  все  ее  существо  погружалось  в  сухой  ад  "ломки".  Суставы
выкручивало, тело, покрытое липким потом, бил мелкий озноб. Глаза горели и
слезились, буквы расплывались и смысл написанного становился  недоступным.
Вот  и  сейчас  ей  пришлось  отложить  в  сторону  внушительных  размеров
"больничную" книгу, запереть дверь на ключ и приступить к  приготовлениям.
Благо - наркотиков отделению выделяли более чем достаточно.  Украсть  было
непросто - пустые ампулы тщательно учитывались, но на месте,  с  возвратом
"тары", "двигайся" сколько угодно.
     Перетянула руку жгутом, взбухли синие шнуры вен, про себя отметила  -
уже в узлах. Загарпунив вену, "с ветерком" прогнала наркотик. Почувствовав
прилив крови и легкое покалывание в затылке, откинулась, чтобы насладиться
действием морфина. Зажгла сигарету, привела  себя  в  порядок  и  покинула
манипуляционную.
     По коридору  мимо  палат  шла  деловито,  полная  новой  энергии.  Но
внезапно, будто  натолкнувшись  на  невидимое  препятствие,  остановилась.
Дверь одной из камер влекла ее, словно магнитом,  при  одной  мысли  о  ее
обитателе медсестра испытывала томное возбуждение.
     Кронов  почувствовал  пристальный  взгляд.  Не  поворачивая   головы,
уловил,  что  "глазок"   приоткрылся.   Взгляд   был   ледяной,   лишенный
осмысленности, словно он  сам  всматривался  в  бездну.  На  него  глядело
существо из другого мира, давно утратившее способность к состраданию. Была
бы у нее власть - судьба  Кронова  решилась  бы  тут  же.  Нужно  немного:
твердой рукой набрать нужную дозу психотропного препарата.
     Однако  вопли,  шум  множества  бегущих  ног,  сигналы  тревоги,  как
электрический разряд, отбросили девушку от стальной двери.  Новые  события
потрясли клинику. Носившиеся галопом по камерам санитары по нескольку  раз
пересчитывали больных, выхватывая из коек. Выстраивали, сбивались и  опять
пересчитывали. После бунта - побег! К тому же групповой. Все  пошло  вверх
дном, потому что затронуты  были  интересы  высокого  начальства.  Шестеро
отчаявшихся смельчаков,  разметав  охрану,  пробились  к  выходу.  Правда,
обошлось без жертв.
     Главврач срочно собрал весь персонал. Говорил Николай Арнольдович  по
обыкновению негромко, осторожно  потирая  сухонькие  ручки,  что  было  на
редкость дурным знаком.
     - Расслабились, дорогие коллеги. И это нам весьма  дорого  обойдется.
Уж будьте уверены, по головке нас не погладят, но это еще полбеды. У  меня
есть основания полагать, что за этим побегом  стоит  преступный  сговор  с
сотрудниками клиники. И это мы выясним. Беглецов уже обложили, их поимка -
вопрос времени. А уж у нас они заговорят!  Когда  речь  идет  о  репутации
всего нашего коллектива - тут уж не приходится  оглядываться,  этичны  или
неэтичны наши средства. Почему к больным попадают наркотики и спиртное? Вы
полагаете, мне не известно,  кто  на  этом  греет  руки?  Вас,  Наум,  это
касается в первую очередь. И не говорите, что вы не  смогли  противостоять
участникам побега. Смешно! Верзила, шести пудов весу!
     - Но, Николай Арнольдович, это же убийца, - рыжий Наум,  цепляясь  за
этот довольно чахлый довод, окончательно взбесил профессора.
     - Это убийца? Да ты на себя посмотри! Я официально предупреждаю  весь
персонал: следующий  ротозей,  прямо  или  косвенно  послуживший  причиной
любого ЧП, пойдет под следствие. А уж статью подберем, будьте уверены.
     Тем временем по всем адресам, взятым из личных дел, уже  шел  розыск.
Известно, что  без  серьезных  криминальных  связей  спрятаться  в  городе
практически невозможно. Беглецы же к уголовному миру отношения  не  имели.
Побег произошел спонтанно, в компании подобрались типичные  "бытовики",  о
фальшивых паспортах и прочей технике маскировки имеющие лишь теоретическое
представление. Верховодил шофер Мокеев - молодой, недавно  вернувшийся  из
армии парень, которого долго не удавалось сломать.
     В долгие рейсы он всегда брал с собою нож. Арбузы можно  было  резать
чем-нибудь попроще,  а  не  такой  внушительной,  с  тридцатисантиметровым
лезвием, "выкидухой". Тяжесть отлично  сработанного  оружия  он  постоянно
ощущал в кармане, она  придавала  ему  уверенности  в  себе.  В  том,  что
произошло на трассе, Мокеев не считал себя виноватым. Мог бы  и  потерпеть
до места - единственное, что его удручало, но кто  мог  предположить,  как
дело повернется. Остановил свой "КамАЗ" с  грузом  персиков  у  посадки  и
полез в пыльные кустики. Внезапно с двух сторон к  машине  причалили  двое
мотоциклистов. Действовали синхронно, как по нотам. "Купи, дядя,  канистру
бензина".  Мокеев  помотал  головой,  заканчивая  мочиться.   Мотоциклисты
спорить не стали. В два счета вылили бензин на кабину, а еще через секунду
машина уже пылала. Но так же энергично отчалить не успели.  Короткий  удар
(нож словно сам собой очутился в руке), и один из парней рухнул, обливаясь
кровью. Следующий удар Мокееву нанести  не  пришлось.  Второй  мотоциклист
бежал, бросив машину, и вскоре оказался в камере по соседству с  Мокеевым.
Следствие  перебирало  версии  от  превышения   необходимой   обороны   до
умышленного  убийства  из  хулиганских  побуждений.  С  этим   Мокеева   и
препроводили в ведомство Николая  Арнольдовича,  а  характер  обследования
побудил к побегу.
     На  укромной  поляне  после  пробежки  в  добрый  десяток  километров
отдохнуть так и  не  удалось.  Натирание  подошв  драгоценным  табаком  от
собранных окурков действия не возымело.  Натасканные  ищейки  брали  такой
след без малейшего усилия. Отдаленный собачий лай поднял всех на ноги. Сил
не было, но сдаться преследователям невозможно. Пощады не будет.
     "Стая" разбилась на две группки по трое, а несколькими сотнями метров
дальше и вовсе рванула врассыпную. Единственную надежду  оставляла  ночная
тьма. Свет луны, часто прятавшейся в тучах, мало помогал путникам. Ветки в
кровь рвали тело, путались в ногах. Лес - естественный союзник беглецов, -
превратился в препятствие на пути к долгожданной свободе.


     В этот  день  завсегдатаи  ветлугинской  приемной  ждали  напрасно  -
плотные двойные  двери  так  и  не  распахнулись.  Вышколенный  секретарь,
напомнивший экс-генералу  о  неотложных  делах,  был  удален  из  кабинета
решительным жестом. То, о чем волнуясь и  мучаясь  говорила  Ольга,  нашло
наконец внимательного и пытливого слушателя. По ходу ее рассказа, Ветлугин
исчеркал  лист  бумаги  какими-то  пометками,  символами  и   кружками   с
расходящимися от них линиями. Спустя  три  часа  он  походил  на  творение
графика-абстракциониста.
     - Ну, что ж, Оленька, материал для работы есть. Хотя  парень  мог  бы
быть с тобой и пооткровеннее.  Погоди,  погоди!  Дело  в  том,  что  когда
любишь, многие мелочи ускользают от взгляда, и только  позднее  осознаешь,
как они были важны.
     - Если бы я знала! Мне так хотелось верить, что у Саши  с  Ниной  все
кончено...
     - Если бы! А пока - вспоминай, поройся в памяти,  может  быть  что-то
еще всплывет. Будем думать. Но чтобы оказать воздействие за ход следствия,
боюсь, есть только один  путь  -  добыть  новые  факты.  До  сих  пор  все
свидетельствовало против Кронова. Даже судя по твоему рассказу, он - самый
реальный кандидат в убийцы. Убедительный  мотив,  прекрасные  условия  для
совершения преступления.
     - Но, Федор Ксенофонтович...
     - Погоди, не перебивай! Нина Кронова,  как  мне  удалось  установить,
промышляла в интуристовских  гостиницах,  а  проституция  всегда  рядом  с
шантажом. Скажи, есть вероятность, что  она  могла  встретиться  с  твоими
родителями и наговорить им всякого о Кронове? Не знаешь? Во всяком случае,
это не исключено, иначе с какой бы это  стати  Михаил  Степанович,  с  его
сверхпринципиальностью, стал хлопотать за весьма сомнительного субъекта.
     - Зачем вы так, Федор Ксенофонтович? Саша - честный человек.
     - Это еще требуется доказать. Ты, насколько  я  понял,  была  неплохо
знакома с Ниной. Я сразу отбрасываю версию убийства  из  ревности.  Честно
говоря,  за  тридцать   лет   работы   не   приходилось   сталкиваться   с
преступлениями на этой почве в чистом, так сказать, виде. Если муж убивает
жену, то в подоплеке, как правило, раздел имущества, либо личная выгода, а
вовсе не вулканическая страсть. Но сейчас речь не о муже. Больше всего нас
интересуют другие персонажи. Все, что тебе удастся узнать или вспомнить  о
Нине, немедленно сообщай мне. Это в первую очередь  в  интересах  Кронова.
Тюрьма - не место для невиновного, даже если бы  речь  шла  о  постороннем
человеке. А теперь, Оленька, извини  -  время.  И  помни,  многое  зависит
именно от тебя. Звони, заходи в любое время.


     Добираться на метро - считанные минуты, но угнетает  людская  толчея.
Летом   же   к   специфическому   горьковато-мазутному   запаху   подземки
примешивается   сложный   тяжелый   дух   спрессованной   людской   толпы.
Отключиться, углубиться в собственные мысли Оле удавалось с трудом. Вокруг
бурлил раздраженный  водоворот  толпы,  над  ухом  толковали  о  ценах,  о
каких-то очередных талонах и дефицитах. Не дождавшись ощутимых результатов
экономических реформ, люди утратили веру  и  в  демократическое  движение.
Никому уже не было дела до тонкостей  драматического  становления  хрупкой
отечественной демократии. И что можно было возразить этим людям?
     Поездка в метро и десять минут пешком  пронеслись  как  мгновение.  У
подъезда снова стоял знакомый "форд". Капот был откинут, хозяин копался  в
моторе. Его лицо показалось из недр лимузина как раз в тот  момент,  когда
девушка уме взялась за сияющую медью ручку двери подъезда.
     - Ба, кого я вижу! - воскликнул Евгений Павлович.  -  Поистине,  рука
провидения. Не выжмет ли очаровательная соседка  сцепление,  дабы  я  смог
наконец сдвинуть с места этот  малопочтенный  экипаж?  Услуга  за  услугу,
Оленька.
     - И поделом, - девушка нашла  в  себе  силы  пошутить.  -  Отведайте,
каково нам, грешным безлошадным.
     - Грешным? Грешник тут один - это я. И тем не менее не  вполне  ясно,
за какой из моих  грехов  Господь  меня  перевел  в  категорию  пешеходов.
Кстати, мне  кажется,  что  для  вас  будет  небезынтересно  взглянуть  на
последние модели Диора. Есть билеты на сегодняшнюю демонстрацию. Только не
говорите мне, что такая прелестная девушка, как вы, не интересуется модой.
Ехать, правда, далековато, в "Континенталь", но надеюсь, что к  вечеру  со
своим мустангом я все-таки справлюсь. Так что жду вас здесь в семь, за час
до начала. Отправимся покорять высший свет.


     В любом случае Ольга не  могла  отказаться  от  этой  поездки.  После
утренней беседы ее занимало только одно - где раздобыть новую информацию о
Нине  и  ее  окружении.   Нельзя   было   пренебрегать   самой   ничтожной
возможностью. Незадолго до семи она уже была у подъезда, где  бодро  урчал
воскресший "Форд".
     Несмотря  на  озабоченность  и  грусть  начало  вечера  не  могло  не
захватить девушку. Публика подобралась самая пестрая  -  нынешние  "сливки
общества",  из  тех,  чья  деятельность  колеблется   на   грани   закона.
Разряженные, холеные женщины сопровождали подтянутых деловых людей,  порой
толпа сливалась в сплошной поток, ослепительно сверкающий открытым женским
телом и драгоценностями.
     Евгений Павлович умело  поддерживал  беседу,  касаясь  того,  что  не
слишком  скрывают,  но  и  специально  не  рекламируют.  Разбирался  он  в
тонкостях здешнего обихода недурно, со многими приветливо раскланивался, и
чувствовалось, что здесь он - как рыба в воде.
     Интерес Ольги к деятельности валютных профессионалок Евгений Павлович
("зовите меня попросту Женя") воспринял без удивления.
     - Мне, право, неловко использовать вас,  Евгений  Павлович,  в  своих
целях.
     - И, безусловно, в корыстных?
     - А как же.  Но  так  редко  выпадает  удобный  случай.  И  мне,  как
журналисту, пусть и начинающему... Это же настоящий  материал,  а  вы  тут
многих знаете.
     - Допустим. И что же?
     - Уверена, вам ничего не стоит ввести меня в круг своих  знакомых,  я
же попытаюсь сделать репортаж, может быть серию репортажей об  изнаночной,
если так можно выразиться, стороне блестящей жизни...
     - Метите в "золотые перья" филологического? У вас есть шанс.  Надеюсь
только, что я окажусь не в самом негативном свете?
     - Да что вы!
     - Лучше бы и вовсе ни в каком.
     - Как угодно. Во всяком случае, без вас я не опубликую ни строки. Все
решит ваше слово. Да и интересует  меня  прежде  всего  женская  половина.
Мужчины - фон, какими бы экзотическими они ни были.  Сама  по  себе  жизнь
этих дам полусвета...
     - Их блеск и нищета... браво!
     - Смейтесь, смейтесь. И все же я чувствую, что справлюсь.
     - Вот и отлично. Значит,  автограф  мне  обеспечен.  Не  забудьте  же
потом, кто открыл вам первую тропку в большую литературу! А если всерьез -
мир это  любопытный  и  своеобразный.  Здесь  оборачиваются  такие  суммы,
которые вы,  Оленька,  встречали  лишь  на  уроках  математики  в  старших
классах. Я искренне желаю вам успеха, - Евгений Павлович пытливо  заглянул
девушке в глаза. Было в нем что-то  успокаивающее,  в  этом  человеке,  он
сразу вызывал симпатию. - Я вам помогу, это в моих силах. Особа вы  весьма
привлекательная, а среда эта - штука серьезная.  Как  и  любая,  где  люди
умеют добывать и тратить по-настоящему большие деньги. Проводником  я  вам
буду надежным, и видимо, все-таки придется мне стать и первым читателем. В
ваших же интересах не пропустить ляпсус из  тех,  что  нынешние  очеркисты
допускают сплошь и рядом.
     - Ясно. Все, что сочтете излишним, будет немедленно убрано.
     - Каким бы интересным и неожиданным оно ни казалось?
     - Даю слово.
     - Ну что ж, тогда пойдемте знакомиться  с  этим  блестящим  и  полным
опасностей миром.
     - Опасностей?
     - Именно. Особенно, если знакомство шапочное.  Так  что  не  торопите
меня, Оля.


     О перемене в своем образе жизни Оля никому бы не  решилась  поведать.
Активные  "развлечения"  отнимали  без  остатка  и  время,  и  силы.  А  в
благодатном  кондиционированном  климате  "Континенталя"  род  ее  занятий
никаких сомнений не вызывал. Валютные девочки  приняли  новенькую  в  свой
круг   с   поразительным   спокойствием,   даже   с   оттенком   небрежной
доброжелательности. Будь Оля поопытнее, легкость, с которой  она  вошла  в
эту среду, заставила бы ее призадуматься. Впрочем, особого  секрета  здесь
не было, удивляло только, каким образом Евгений Павлович, человек  занятой
и серьезный, ухитряется выкраивать столько времени для того, чтобы  ввести
свою подопечную в тонкости древнейшей профессии.
     С "континентальными" девочками Евгения  Павловича  Друмеко  связывали
отношения куда более тесные, чем дружеские. Было достаточно  его  вскользь
оброненного слова, чтобы оградить любую из его обольстительных приятельниц
от чьего-то нежелательного  внимания.  И  дело  тут  было  не  в  размерах
бицепсов - таких хватало вокруг, а совсем в  ином.  В  слове,  за  которым
стояло обеспечение более надежное, чем страховой  полис.  Так  ей  и  было
сказано в одной из мимолетных бесед с девочками: слово  Евгения  Павловича
здесь - закон.
     Родители Оли немного успокоились. Отец хоть и  видел  ее  по-прежнему
редко, но и он отметил положительную перемену  в  дочери.  Казалось,  все,
наконец, улеглось, и собственная прозорливость его не подвела. Поостыла  и
Мария Петровна, убедившаяся в том, что приятель-уголовник прочно  забыт  и
на смену ему явилась куда более достойная фигура.  В  университете  у  Оли
дела обстояли неплохо, возвращаться домой заполночь она себе не позволяла,
и самое главное - к ней вернулись обычная оживленность и интерес к жизни.
     Скучать  Ольге  и  впрямь  не  приходилось.  Впитывая   поток   самой
разнообразной  информации,  она  воссоздавала  для  себя  из   причудливых
фрагментов  довольно  фантастическую  картину  нравов   этого   замкнутого
человеческого мирка.
     Конкуренция в среде проституток утвердилась задолго до  повсеместного
распространения этого всеобщего стимулятора экономики, ведь в конце концов
перечень их услуг особым разнообразием не отличался... Благо, на  валютный
рынок не допускались наивные непрофессионалки, настроенные романтически  и
жаждущие поразить западных гостей своей  "квалификацией".  За  пять-десять
долларов они демонстрировали такие  штучки,  на  которые  никогда  не  шли
профессионалки с их твердой таксой.
     Штаты жестко ограничивались  спросом,  и  новые  девочки  допускались
только по рекомендации влиятельных лиц, каким и считался Евгений Павлович.
Некоторая настороженность по отношению  к  Оле  быстро  исчезла,  особенно
когда выяснилось, новенькая не так уж и рвется перейти к "практике".  Видя
ее готовность без колебания пожертвовать выгодным клиентом, девушки охотно
делились с Олей различными случаями  из  своего  профессионального  опыта.
Именно это ее и интересовало.
     Скрывать девушкам было нечего или почти  нечего.  Во  всяком  случае,
"бойцы невидимого фронта" с красными  книжечками  во  внутренних  карманах
пиджаков имели о каждой из них исчерпывающие  сведения.  "Легких"  девочек
знали по именам  и  в  лицо,  а  данные  на  каждую  из  них  хранились  в
пространных  досье.  Кое-кто  из  красавиц  в  строго  определенное  время
передавал спецслужбе накопленную информацию. А те, которые  по  каким-либо
причинам не могли регулярно докладывать, приглашались  "на  собеседование"
и, конечно же, не отказывались ответить на поставленные вопросы,  если  не
желали расстаться с постоянным  валютным  доходом  и  приобрести  огромное
количество  неприятностей.  Обо  всем  этом   простодушно   сообщила   Оле
"Машенька", получившая это прозвище за сходство с  голубоглазой  белокурой
куклой. За три  года  работы  ей  практически  всегда  удавалось  избежать
конфликтных ситуаций, а общительность и своеобразная открытость более  чем
устраивали Олю.
     - Нинка - она какая-то чокнутая была. Точнее,  не  была  -  стала  со
временем. Правда,  при  этой  работе  грех  не  выпить  с  клиентом.  Хоть
расслабишься, когда какая-нибудь  мразь  попадется.  Я  тоже  предпочитаю:
коньячку - и в койку. Ну, да ведь клиенту не прикажешь. Сами надерутся как
свиньи, особенно финны, девочкам же - только шампанское. И что только  они
с этой шипучкой не вытворяют, умора! Цирк бесплатный!
     - Ну, а с Ниной этой что же?
     - Боишься влипнуть? Не дрейфь, тебя надежно ведут.  А  только  языком
лучше не трепать там, где не следует. Надо знать свое место.
     Машенька, кокетливо  держа  на  отлете  высокий  бокал  с  шампанским
(только    "крутые"    девочки    заказывают    его    в     валютке     -
восемнадцатидолларовое),  скользнула  язычком  по  припухшим  алым  губам.
Словно по команде, взгляды двух итальянцев, сидевших в углу, притянулись к
ней.
     Оленька вздохнула.
     - Умница ты, Машенька. И подать себя умеешь.
     - Да, "макаронники" цену женщине знают. Их учить не надо,  сами  кого
угодно научат. - Машенька лениво выгнула спину и  по-кошачьи  зажмурилась.
Ну, вот - уже идет. Давай с нами, а то  ты,  как  я  посмотрю,  совсем  не
работаешь. Еще не привыкла?
     Чтобы  предложить  потенциальному  клиенту  зажигалку   и   начертить
сигаретой цифру  на  полировке  стола,  полиглотом  быть  не  обязательно.
Итальянец кивнул, расплылся в улыбке, обнажив  белоснежные  зубы,  поиграл
брелоком с ключами - мелькнули крупные цифры номера, повернулся к Оле.
     - Синьорита?
     Но синьорита решительно  замотала  головой.  Недоуменно  улыбнувшись,
итальянец, провожаемый Машенькиной многообещающей улыбкой,  растворился  в
гостиничной толпе.
     - Ты что, дура, из себя строишь? Какого тебе еще рожна надо?  Это  же
высший класс! Или решила с ходу к какому-нибудь миллионеру  на  содержание
пристроиться?  Так  выкинь  из  головы!  Пока  с  иностранцем   до   ЗАГСа
доберешься,  зубы  на  полку  положишь,  -  Машенька  рассеянно   поиграла
николаевским червонцем, подвешенным к массивной золотой цепочке,  а  затем
продолжила более мягко: - Вот ты о  Нине  спрашивала.  Работала  она,  как
скаковая лошадь, когда на ходу меняются наездники.  Клиентов  из-под  носа
рвала. Но на нее не обижались - понимали: из-за наркотиков. Не  мой  кайф.
Вот зелененькие - это да, из-за них обо  всем  забываешь.  А  ты  странная
девчонка, как будто тебе и деньги ни к  чему.  Кончай  принцессу  из  себя
корчить.
     - Я тебе честно скажу, Машенька. Я бы пошла, да не  хочу  у  тебя  на
подножке висеть. Зачем мне твои деньги половинить?
     - За меня не беспокойся. Ты меня только выручишь. По две сотни баксов
гарантировано. А так придется мне одной за двоих отдуваться. Эти  мальчики
с фантазией, сразу  видно,  уж  ты  мне  поверь.  Короче,  давай  начинать
работать.
     Все,  что  произошло  потом,  оказалось  вовсе  не  так  ужасно,  как
представлялось Оленьке. Пожалуй,  ей  было  даже  приятно,  мысли  о  Саше
отступили куда-то на задний план и  растворились,  а  деньги,  из  которых
пятьдесят долларов, она, по совету Машеньки, отдала Друмеко, придавали  ее
поступку какой-то дополнительный смысл.
     Евгений Павлович принял доллары без колебаний.


     Низкие тучи плотной завесой укрыли размытое  пятно  луны.  Осторожный
раскат грома встряхнул вязкую тишину леса. Надвигалась гроза.
     Она разыгралась внезапно, заглушив шум приближающейся погони. Вспышки
молний на мгновение  освещали  чащу.  Мокеев  шел  с  одним  из  беглецов,
дрожавшим от страха и холода. Рядом хрустнула ветка. Огромную овчарку  оба
заметили  одновременно.  С  увесистым  суком   наготове   Мокеев   кинулся
навстречу. Блеснули клыки. Словно развернувшаяся пружина, пес  рванулся  к
горлу жертвы. Это было ошибкой.  Следовало  выбрать  того,  кто  послабее.
Обманным движением  уйдя  в  сторону,  беглец  сунул  сук  между  могучими
челюстями, не  давая  им  сомкнуться.  Подоспел  напарник,  обеими  руками
ухватился за деревяшку, с хрустом вгоняя ее в пасть зверя.
     Кусты затрещали. Три разъяренных  овчарки  набросились  на  беглецов.
Ошалевшие от запаха крови собаки и беззащитные люди сплелись в  клубок  на
мокрой лесной подстилке. Подоспевшие солдаты подзадоривали ищеек,  окружив
место схватки. Свирепый рык сливался с воплями людей.
     Утром беглецов  доставили  в  больницу  на  "санобработку".  Что  там
происходило - об этом говорили истошные крики,  доносившиеся  из  подвала.
Кронов  же  мог  воочию  наблюдать  за  этим   через   приоткрытую   дверь
манипуляционной, куда доставил его Наум.
     Приковав беглецов наручниками к решеткам, медбратья смаху  лупили  их
киянками. Теряя сознание, те повисали на  прутьях.  Били,  однако,  не  до
смерти: к полудню всю шестерку привели в чувство, чтобы продемонстрировать
в назидание "контингенту".
     С этого времени ночи Кронова превратились в сплошную череду  провалов
в беспамятство, на смену которым  приходила  изнурительная  бессонница.  В
одну из таких бессонных ночей Саша  услыхал  негромкую  возню  у  кормушки
одиночной  камеры-палаты,  куда  три  дня   назад   его   поместили:   шло
обследование с использованием новых тестов. Шорохи не  имели  отношения  к
ночным кошмарам, они были вполне реального происхождения.
     - Кто здесь?
     - Тише, дурень, не ори. Это  я,  Наум.  Слушай  внимательно,  времени
мало, могут засечь. Не знаю, чего они на тебя так взъелись,  но  вроде  бы
профессор откуда-то получил указание сделать из тебя дурака. Так  вот,  на
свободе тебя помнят, готовят побег. Связь через меня. Что ты смотришь? Так
и так - терять тебе нечего.
     - Это уж точно. А ты при чем?
     - Законный вопрос. Твои друзья хорошо платят. А  теперь  спи,  и  без
фокусов, чтобы  в  карцер  не  загреметь.  Он  для  тебя  уж  точно  будет
последним...
     - Кронов, на выход! Пойдешь  за  обедом  -  пухлое  лицо  Наума  было
настолько безразличным, что Александр даже усомнился в близости  решающего
момента.
     - Чего стоишь? У баландера живот схватило, кому идти?
     Тем не менее все говорило о том, что необычный этот выход  неспроста,
да и "убийц" не баловали таким доверием.
     Идя по коридору впереди Наума, нашептывавшего детали плана,  вспомнил
свои первые дни в больнице. Наивный дурачок, не ведающий железных порядков
больницы!
     Дорога,  мощеная  бетонными   плитами,   упиралась   в   одноэтажное,
потрепанное строение. Чем ближе они подходили к нему, тем  сильнее  билось
сердце. Кронов пару раз оглянулся на Наума.
     - Не суетись, дурень! Сломаешь игру  -  оба  зависнем.  Пока  все  по
графику.
     На пороге кухни замаячила тучная повариха  в  некогда  белом  халате.
Отпустила сальную шуточку, обменялась с Наумом щипками, словно не  замечая
Кронова. Наум с видимым сожалением оборвал игру.
     - Ладно, доходяга, давай цепляй тачку.
     - Да пусть дядька посмотрит, чи мне жалко! Не убудет!
     "Дядька! Ну и видок же у меня сейчас, надо полагать. Толстуха лет  на
десять старше меня!"  -  Александр  покорно  покатил  тачку  с  бачками  к
закрытому отделению. И вовремя: по аллее  в  ту  же  сторону  бодро  шагал
Николай  Арнольдович.  Догнал  Кронова  уже  на  полдороге  и   немедленно
напустился на санитара:
     - Ну, Наум, ты даешь! Совсем мозги пропил! Или мало  тебе  дураков  в
отделении...
     -  Чтобы,  как  позавчера,  бидон  с  супом  опрокинул?   Этот   хоть
нормальный...
     - Нормальный!  -  профессор  зашелся  от  возмущения.  -  Душегуб  из
душегубов.
     Опасения Николая Арнольдовича Кронов немедленно подтвердил: оттолкнув
тачку, мгновенным движением ухватил  старика  за  шиворот  и  приставил  к
дряблому горлу профессора опасную бритву.
     - А ну, тихо! Попробуй дернуться - мигом побрею. Мне терять нечего.
     Профессор в ответ  что-то  жалобно  проблеял,  умоляя  пощадить.  Тем
временем усердный Наум оказался на расстоянии удара. Как и  было  обещано,
Александр врезал ему не в полную силу, но рослому  санитару  хватило:  как
пустой мешок, он рухнул в высокую траву. Место было выбрано удачно:  самое
глухое на территории больницы, так что опасаться прохожих не приходилось.
     Время не ждало. В халате,  снятом  с  "бесчувственного"  Наума,  и  с
надежным  прикрытием  в  лице   главврача   закрытого   отделения   Кронов
беспрепятственно добрался до выхода из больницы.
     - Куда вы идете, Кронов? Это же безнадежно! И уберите вы, ради  Бога,
свою бритву. Послушайте моего совета, говорю как друг...
     Что именно хотел посоветовать Николай Арнольдович, Александр так и не
узнал.  С  чувством  огромного  облегчения  он  нанес  короткий  удар   по
профессорской плеши. Белый халат скомкал и  бросил  здесь  же.  Перемахнул
через ограду на удивление  легко:  тело  на  протяжении  месяца  буквально
нашпиговали  сильнодействующими  препаратами.  Позади  уже  слышался  шум,
скорей всего, кто-то наткнулся на "отдыхающего" санитара.
     Машина, как  и  было  обещано,  оказалась  неподалеку.  С  работающим
двигателем и неприметного вида незнакомцем  за  рулем.  Дверцу  автомобиля
Кронов захлопывал уже на ходу.


     Войдя в курс дела,  Оля  всей  кожей  почувствовала,  как  изменилось
отношение к ней. Своя, и к тому же под крылышком Евгения Павловича, -  это
кое-что да значило. Единственное обстоятельство омрачало Оленьке  прелесть
ее новой жизни: она опасалась доноса родителям. Ведь недаром ходят  слухи,
что  есть  некое  недреманное  око,  которое  всех  девушек  такого   рода
пристально "пасет".
     - Не робей, Оля. Око это - чушь собачья. Кому мы  нужны,  кому  можем
помешать? Другие времена: живи не тужи и дай жить другим. Теперь у милиции
столько хлопот, до нас просто руки не  доходят.  Тем  более,  что  кое-кто
лично от меня получает побольше, чем в своем министерстве. А я - не казна:
даром денег не плачу. Все мы пироги не в одиночку едим.
     Евгений Павлович привлек Олю к себе. Прохладный ветер врывался сквозь
опущенное стекло "форда", трепал волосы девушки.
     Здесь она чувствовала себя надежно  и  защищенно,  уходили  тревожные
мысли.
     - Хорошо с тобой,  Женя.  Так  можно  и  забыть...  -  Оля  замялась,
подыскивая нужное слово.
     - Что мы с тобой связаны  деловыми  отношениями?  Не  надо.  Разве  в
деньгах дело? Нам просто хорошо друг с другом, а все  остальное  не  имеет
значения. Доверься мне и выброси из головы все лишнее.  -  Он  припарковал
машину мягко, с точностью до сантиметра.
     В этот вечер Оля Гудина впервые ночевала не дома. Однако ни  чуткость
и опыт партнера, ни сладкое французское шампанское не  могли  заменить  ей
того, что она испытала только с одним человеком - Сашей Кроновым.
     Потом  начались  будни.  Нечастая,  с  придирчивым  отбором  клиентов
"работа", зависть подруг к новенькой, сумевшей привязать  к  себе  Евгения
Павловича. И день за днем копились крохи сведений о той, к  которой  можно
было уже не ревновать возлюбленного, из-за которого приняла  она  всю  эту
муку и унижение.  Задумчивость  Оли  в  самый  "рабочий"  момент  замечали
многие. Посмеивалась и Машенька, которая, прослышав об особенной  близости
Оли и Евгения Павловича, набивалась в подруги.
     - Ну, Оленька, ты даешь! Такая умница, такая милочка! Дались тебе все
эти ужасы. Что тебе эта Нина? Хорошая девочка, но все  в  прошлом,  все  с
водой ушло... Она и при жизни была уже с червоточиной. Быстро ее  на  иглу
посадили.
     - Кто?
     Взгляд Машеньки заметался. Почувствовала, что сболтнула  лишнее.  Оля
посмотрела на двух  парней  у  выхода,  которые  неторопливо  прихлебывали
ананасовый  сок,  расслабленно  оглядывая  зал.  Спортивные,  широкоплечие
фигуры, короткие стрижки, белоснежные рубашки и сдержанные жесты -  все  в
них,  казалось  бы,  внушает  симпатию  и  доверие.  Настораживала  только
твердая, все подминающая под себя ухватка, полная уверенность в  себе.  От
этих парней хотелось держаться на расстоянии, и желательно - почтительном.
     - Ты куда смотришь, Ольга? Тебе что, скучно живется?  Эти  и  Евгения
Павловича прищучат - рад не будет. Что-то он  в  последнее  время  слишком
открыто работает. А без них  нынче  шагу  здесь  не  ступишь,  -  Машенька
разрумянилась, помахала ручкой бармену:
     - А ну-ка, Сережа, плесни мне еще "конинки".  Не  ленись,  подойди  к
дамам, а то за стойкой совсем застоялся. Так  когда  мы  с  тобой  наконец
серьезно встречаться начнем?
     Последние слова произнесла, понизив  голос,  так  что  кроме  Оли  их
услышал только молодой, упитанный  бармен.  Приблизившись  к  столику,  он
чисто по-пионерски засмущался.
     - Ну что ты, Машенька? Ты  у  нас  буфетчику  не  по  карману.  И  не
приставай, а то дяди оттуда подумают, что я и  вправду  доллары  трачу  на
девочек. Потом спрашивать начнут,  а  я  человек  слабый,  сердце  у  меня
мягкое. Им ведь не объяснишь, что и душой и телом нищ, а миг  счастья  так
короток.
     -  Придется,  Сереженька,  ввести  для  тебя  скидку.  А  хочешь,  на
абонемент возьмем?
     - Ладно, обращусь, как поднакоплю  чуток.  Все,  побежал,  а  то  вон
клиенты идут.
     В бар входила пожилая чета иностранцев. Оба в больших роговых очках и
длинных  пестрых  бермудах.   Белорубашечники   в   углу   допивали   сок,
перебрасываясь короткими фразами.
     - Ты смотри, смотри, как Серега суетится? За "деревянные"  небось  бы
так не прыгал. Скользкий типчик. Полупедик. Вероятно, через него  Нинка  и
наркотики доставала. Стучит, да и все здесь стучат, вся обслуга.
     - Только обслуга?
     - Остынь, Оля. Не туда тебя повело, так и с трассы  слететь  недолго.
Как Нинка трепалась: "Все они у меня в руках. По гроб жизни платить будут.
Сами придут и все принесут". Вот и принесли девку на кладбище... Нет, уж -
порхай, пока порхается, да только помни, что у нас  тут  этих  энтомологов
как собак  нерезанных.  Вот  и  Нинку  для  коллекции  пришпилили.  Здесь,
думаешь, мы с тобой погоду делаем? Или Женя?  Ха!  Видала,  сколько  возле
"Континенталя" краль гуляет? Из тех, что с нами и разговаривать не станут.
А ведь тоже шлюхи, но  со  званиями.  Всему  обучены,  все  как  по  нотам
разыгрывают. Ну а нас они не трогают, мы им для фона нужны.
     - Да что ты все  ходишь  вокруг  да  около?  Начала,  так  говори!  -
зашептала Оля, уже догадываясь, в чем дело.
     - Вот-вот, и Нина тоже так выпытывала. Ну, ей-то, понятно, все  время
деньги нужны были, а тебе эта фигня зачем? Да и платят меньше,  вот  разве
что с "лекарствами" помогут.  Но  тебе  ведь  не  надо.  Или  ты  опять  в
девственность поиграть задумала?  Собираешься,  не  снимая  юбки,  денежку
заколачивать?  Посмотри  на  этих  -  там,  за  столиком  в  углу.  Хороши
работнички?
     Разволновавшаяся  Машенька  перешла  на  шепот,  стараясь,  чтобы  ее
слышала только Оля.
     - Ну, Маш, ну не сгущай краски!  А  то  как  в  старом  анекдоте  про
неуловимого Джо, который потому и неуловим, что никому и на фиг не  нужен.
Парни как парни, сидят себе, пьют...
     - Быстро ты забыла, что нормальных людей сюда и на порог не  пускают.
И еще напомню: я три года здесь тусуюсь, а ты три недели!
     - Все, успокойся, Машенька. Гляди, кажется, клиент идет. Улыбнись.
     - А, это все равно твой. Я свое только что отработала.
     - Ему виднее. Японец, что ли?
     Желтолицый джентльмен зачастил что-то на ломаном английском,  с  лица
его не сходила вежливая  улыбка.  Машенька  зачертила  пальцем  на  столе,
японец кивнул и,  подтверждая  платежеспособность,  продемонстрировал  две
стодолларовые купюры и как бы  невзначай  извлеченный  из  кармана  белого
пиджака брелок с ключами. Там стояла цифра "906".
     - Удобный номер. Легко запомнить, как его ни крути. А то я на  первых
порах в чужие часто попадала. Повезло тебе, японцы - народ ласковый.
     Оля засмеялась:
     - Уступаю тебе ласкового. Эти парни не в моем вкусе...
     - Да ты что, Ольга? Всерьез? Ну, девка, даешь! Ладно, я твой должник,
с меня - полсотни.
     - Иди уж, не отсвечивай, да таблетку не забудь принять.
     - Исчезаю, исчезаю.
     И Машенька действительно  исчезла,  словно  ее  и  вовсе  не  бывало.
Девочки из "Континенталя" таинственно отмалчивались, уходили от разговора.
Неохотно касался этой темы и Евгений Павлович. Вел вечером "форд", подвозя
Олю, то  многословно  болтая  о  пустых  мелочах,  то  неожиданно  надолго
замолкая. Но когда  девушка  подступила  с  расспросами  впрямую,  Друмеко
неожиданно сдался.
     -  Ну  что  ты  меня  терзаешь?  Вечно  я  должен  за  вашу  глупость
отдуваться. При чем тут я? Может, она отдыхать уехала или к  какому-нибудь
фирмачу села на содержание.
     - Женя, Машенька была у меня здесь единственной подругой!
     - Перестань, Оля. Кто она тебе, кто ты ей? Случись что с  тобой,  она
бы и не вспомнила о тебе.
     - Так все-таки что-то произошло? Или может произойти?
     - Нет. С тобой - нет. А Машка просто дура. Нашла, где языком трепать:
там микрофоны под каждым столиком. Тебе просили  передать  совет  -  вести
себя тихо, а подружку твою просто вышвырнули  из  города,  как  шкодливого
котенка. Все могло быть и хуже... Упросил.
     - Ну, спасибо... А что, могли  бы  и  шлепнуть?  Автокатастрофа  или,
чтобы уж наверняка, под трамвай?
     - Смеешься... А как насчет папиной партийной карьеры?
     Друмеко говорил вполне искренне, с горечью.
     - Это шантаж?
     - Оленька, детка, успокойся. При чем же здесь я? Дело в  том,  что  у
Маши, сказать по правде, были известные обязательства. И она их  нарушила.
Ты же связана только со мной, а я за тебя костьми лягу. Хочешь не  хочешь,
а вышло так, что я очень привязался к  тебе.  У  меня  ведь,  в  сущности,
никого больше нет.
     - Вот как?
     - Что поделаешь - жизнь.
     - Значит, все правда, о чем Маша говорила: и видеокамеры в номерах, и
микрофоны, и шлюхи в погонах?
     - Да, много-таки она наболтала. И не только тебе, если ее так  быстро
прибрали.
     - Во всяком случае, о тебе разговора не было.
     - Я и не сомневался. Оттого-то мне так больно  слышать  от  тебя  все
это. Ни перед кем я еще не раскрывался.
     - Ну  что  же,  Евгений  Павлович,  откровенность  за  откровенность.
Притормози где-нибудь, на ходу трудно об этом... И постарайся понять меня.
     Через несколько минут, судя по выражению  лица  Друмеко,  можно  было
решить, что  ему  пришлось  испытать  сильный  удар.  Однако  собрался  он
моментально, только костяшки пальцев, лежащие на руле, побелели.
     - Неплохо, ты, детка, меня  использовала.  А  я-то,  фраер!  Даже  не
задумался, с какой стати девчонка из такого семейства на панели оказалась,
да еще с жуликом спуталась. Снизошла! Век буду благодарен.
     - Ты же обещал!
     - А... Вот  ты  о  чем...  Можешь  быть  спокойна:  я  в  вашу  жизнь
вмешиваться не стану. Ты с твоим папашей сами по себе, а я - где-нибудь...
в другой плоскости.
     - Женя, я люблю этого парня. Кроме меня, ему некому помочь.  Придумай
что-нибудь, ты умный, ты все можешь. Не мог он людей убить!
     - Много ты в этих делах понимаешь! Вон, в тюрьме каждый второй,  кого
с поличным не взяли, спроси - сидит ни за что. Навидался  я  их  -  во!  -
Друмеко полоснул себя по горлу ладонью. - А обо  мне  ты  что  знаешь?  Да
ничего, кроме того, что крепко стою. Так вот, я тебе говорю:  те,  которые
твоего хлопчика упрятали да  жену  его  шлепнули,  не  в  игрушки  играют.
Выброси всю эту историю из головы, о себе подумай,  и  чем  скорее  -  тем
лучше.
     - Я для себя все решила.
     - Ну, раз решила... Но меня уволь. Я в  игры  умалишенных  не  играю.
Подростковая романтика...
     - А я тебя, Евгений Павлович, романтиком никогда и не  считала.  Речь
идет о деловом сотрудничестве. Оплата  в  долларах,  не  считая  искренней
благодарности. В общем, восемь тысяч у меня найдется.
     - Ну что ж, так я и полагал -  значит,  не  обманывала  ты  меня  при
расчетах. Доллары - это хорошо, но и помощь нынче дорого стоит.  Попробуем
помозговать, что мы можем для Саши Кронова сделать...


     Крики и топот  погони  остались  далеко  позади.  К  счастью,  влетев
поначалу в "зеленую волну", грязно-бежевым "жигулям" удалось  в  считанные
минуты раствориться в транспортном водовороте гигантского мегаполиса.
     - Давай, Саша, пошевеливайся. Переодеваться придется на  ходу.  Звать
меня - Евгений. Твоя невеста наняла меня,  чтобы  тебя  вытащить  -  и  не
только из психушки. Для тюрьмы ты должен стать  не  просто  недосягаем,  а
неинтересен. Все. Приехали. Перепрыгиваем.
     В подворотне стоял видавший виды синий "форд-гранада". Выскочившая из
салона  "форда"  девушка  (темные  очки  в  пестрой  оправе  придавали  ей
экстравагантность)  быстрым  шагом,  но  не  бегом,  чтобы  не  привлекать
внимание, направилась к подъехавшим "жигулям", приветливо кивнула,  словно
час назад рассталась с обоими, прошла мимо,  открыла  забрызганный  грязью
багажник.
     - Быстрее, быстрее! На секунды счет идет. - Приняв пассажиров, "форд"
рванул с места. - Покойником тебя посчитают только тогда,  когда  убедятся
воочию. Слыхал про контрольный выстрел в затылок?
     - Это когда к стенке ставят? Слыхал. Но давай-ка немного определимся.
Кто здесь кому платит, куда едем и почему осталась Ольга?
     - Ольга приедет. Номера промоет и приедет. С остальным - потом, но  в
пределах договорной суммы.
     - И сколько же стоит моя свобода?
     - Не обольщайтесь, юноша! От ухода в нелегалы до свободы -  дистанция
огромная. Больше, чем километров на спидометре у этого "форда". А  пока  -
дыши, радуйся, что  вытащили  тебя  из  этого  логова.  А  на  дыбы  сходу
становиться не надо. Тебя не на "Днепр", случайно, собирались  пересыпать?
Или на Смоленск? Там, глядишь, разок пункцию неудачно сделают - и слюнявая
улыбка идиота обеспечена на остаток жизни. И все в рамках закона,  вежливо
и доброжелательно.
     - Сам сказал - за большие деньги.
     - А на том свете никакие не нужны. Но я играю честно  и  голову  свою
подставляю не меньше тебя. А есть и еще вариант:  когда  нас  возьмут,  то
раньше, чем адвокаты, заговорят "макаровы"... Приехали, теперь будем ждать
в машине. Стекла затененные, а  розыскники  здесь  если  и  бывают,  то  к
"форду" моему привыкли и не присматриваются. Не обижайся, но больше  я  не
хочу рисковать!
     - Знакомый домик... Ты,  часом,  не  Ольгиным  родителям  меня  сдать
хочешь?
     Друмеко криво усмехнулся. В это время из-за угла  буквально  вылетела
Ольга, направляясь прямо к "форду".
     - Отчего у дома, Женя? Мы же договорились...
     - Оля, не могу! Все, играем обратно.  Я  только  сейчас,  когда  дело
сделано, полностью представил, куда сунулся.  И  держать  его  у  себя  не
стану.
     - А деньги?
     - Нет проблем. Сойдемся на половине. Ведь  самая  опасная  часть  уже
сделана. Все срослось как положено.
     К заявлению Друмеко отнеслись по-разному: Кронов вновь впал в уныние,
Ольга же не расстроилась вовсе, только немного натянуто рассмеялась.
     - Женя, не надо. Как бы там ни было,  но  ты  в  деле.  Как  из  этой
истории выбраться, я пока не знаю, но думаю, что надо держаться вместе.
     Друмеко разочарованно махнул рукой на обоих.
     - Знаешь что, Оля, играйте-ка в свои игры сами. А то  мы  как  кодекс
переберем: и соучастие в побеге, и валютные операции, и кое-что еще...
     - Только у тебя дома, Женя. Саше не полезен свежий воздух. Я, заметь,
в побеге не участвовала. Саше же разница  невелика,  сколько  ему  за  это
добавят.
     - Значит, подставили меня. Молодец, девочка.  Способная  ученица:  не
даешь на ходу соскочить. Что ж, пошли наверх - будем разговаривать.


     Родюков влетел в  кабинет.  Жадно  глотая  воздух,  молча  глядел  на
майора. Вместо заготовленных  слов  оправдания,  махнул  рукой  и  наконец
выдавил:
     - Ничего.
     - Не густо, Игорь. Мне полчаса назад гораздо больше наговорили.  И  в
каком тоне!
     - Генерал?
     - Нет, жена. За дырку в брюках.
     Убежденный холостяк, Строкач почему-то полагал верхом нелепости любые
сравнения из области супружеской жизни, и если уж прибегал к ним, то  лишь
в состоянии крайнего раздражения.
     - Дело на контроле в самых  верхах.  Сегодня  снова  был  человек  из
спецслужбы. Что-то здесь их беспокоит не  на  шутку.  Толковал  об  особой
ценности Ежикова для их ведомства. Я уж было поверил, да вот...
     - Может, из под удара кого-то выводят?
     - И кто же это по-твоему, может быть?
     - Ну, мало ли...
     -  Действительно,  не  много.  Ты  знаешь,  сколько  сил  и   средств
требуется, чтобы подготовить серьезный источник информации?
     - Еще бы, Павел Михайлович!
     - Наши цели и средства - мизер против спецслужб. С них спрос  -  будь
здоров! Потому, видно, и зашевелились, что  кто-то  перебежал  секретникам
дорогу, да еще и так нагло. И вообще, давненько из  тюремной  психушки  не
бегали. Оттуда с маху, наудачу не побежишь.
     - И так ясно: все  было  подготовлено.  Машина-то  Кронова  у  забора
ждала? Ждала. Санитар - тот определенно в сговоре. Какое  он  вообще  имел
право выводить убийцу на кухонную работу?
     - Подозреваемого, Игорь, - майор поднял палец. - Не горячись. Санитар
замазан - это точно, только вот с доказательствами туговато.
     - Так прижать его как полагается.
     - Ну-ка, ну-ка, развей свою мысль, окажи любезность. А то после шести
часов  допроса  санитара  что-то  я  не  сразу  соображаю.  Что  значит  -
"прижать"? Наши методы исчерпаны, голубчик. Этот  парень  будет  до  упора
держаться, знает же: кроме его собственного признания, улик не добыть.
     - Это пока Кронова не задержим.
     - И, судя  по  всему,  не  одного  Кронова.  Откуда  взялись  у  него
сообщники - ума не приложу. Во всяком случае, сообщник,  но  очень,  очень
профессионально подкованный.
     - Что-то это не слишком изящно  укладывается  в  версию  убийства  из
ревности.
     - Да я и раньше, Игорь, не особенно в это верил.


     К офису СП "Регион" припарковался солидный лимузин, из недр  которого
возник респектабельный бородач в легком, не сковывающем движений костюме с
плоским атташе-кейсом в руке, отсвечивающим золотом  секретного  цифрового
замка.
     Была бы жива мама Саши Кронова,  никогда  бы  ей  не  узнать  в  этом
импозантном господине  своего  беспутного  сына.  Охранник,  дежуривший  у
входа, ответил на небрежный кивок и посторонился, пропуская "иностранца".
     Поистине,  Оля  превзошла  самое  себя,  нанося  грим  и  по  волоску
выклеивая холеные бачки. Помог и Друмеко, выказавший неожиданные  познания
в искусстве гримирования. Вышло недурно:  эдакий  образчик  преуспевающего
европейского бизнесмена.
     Впрочем,  настоящий  бизнесмен  Джорж  Саймон,  представляющий  в  СП
американскую сторону,  выглядел  куда  скромнее,  хотя  Кронов  узнал  его
мгновенно.
     Невысокий, крепкий, лысоватый, с приплюснутым  боксерским  носом,  он
больше походил на  спортсмена,  удалившегося  на  покой,  чем  на  деятеля
индустрии развлечений. Конъюнктуру Саймон  знал  отменно,  требовательному
западному зрителю представлял лишь самых  выдающихся  мастеров  искусства,
обеспечивающих устойчивый  доход.  Примерно  год  назад  он  перенес  свою
деятельность в наши края, став также и  создателем  независимого  журнала,
частью посвященного поп и рок-музыке, частью - политике и менеджменту.
     Просмотр Сероусова, устроенный в то время  специально  для  персонала
"Региона", а вернее лично для Саймона, принес  кое-какие  результаты  лишь
поначалу. Простодушные лирические интонации Вениных  песенок  пришлись  по
душе искушенному бизнесмену.
     Разливался соловьем и Гусь, повествуя о проблемах, которые  одолевают
в этой стране человека искусства, не владеющего азами деловой  жизни.  Бил
на жалость.
     Даже Кронов, присутствовавший на этом закрытом шоу, но  сидевший  без
дела, по  виду  Саймона  решил  было,  что  подписание  контракта  -  дело
решенное. Уже прикидывал  -  возьмут  ли  его  в  заграничное  турне.  Тем
временем Гусь обменивался с американцем визитками.
     Однако все рухнуло вмиг. Уже пропуская Сероусова в двери родного Дома
офицеров  где  Гусю  одному  ему  ведомыми  путями  удалось  выбить   пару
комнатушек под временный  офис,  Кронов  услышал  за  спиной  мягкий  звук
торможения   машины.   Среагировал   моментально   -   у   бортика   стоял
"мерседес-500". Уж во всяком случае не рэкетиры.
     Плавно  опустилось  стекло,  и  из   салона   автомобиля   показалась
добродушно-простецкая физиономия Джоржа  Саймона.  Мелькнула  короткопалая
волосатая рука с  массивным  золотым  браслетом,  пухлые  губы  сжались  в
неожиданно жесткую, словно прорезанную лезвием, линию.
     - Это - ваше. Я отказываться, - на тротуар посыпались клочки знакомой
визитки Гуся. - С вами я не буду иметь дело, и Запад вас не примет. Вы  не
очшень хорош гусь.
     Так же  мягко  "мерседес"  тронулся,  оставив  Кронова  размышлять  о
странном поведении "фирмачей". Владимир же Евгеньевич лишь сплюнул  сквозь
зубы и, не теряя обычной  невозмутимости,  произнес  несколько  непечатных
слов, чего Кронов сроду от него не слыхал. Ничего не  объясняя,  он  велел
Кронову помалкивать и удалился.
     - Даже и не думай! -  отрезал  Друмеко,  когда  Кронов  попросил  его
попытаться  использовать  для  спасения  какие-нибудь   старые   связи   с
иностранцами. Даже просто подвезти его к офису  Саймона  -  единственного,
кого Кронов, как ему казалось, знал  и  к  кому  в  конце  концов  надумал
обратиться за помощью, - согласился  крайне  неохотно.  Даже  "форд"  свой
поставил как-то на отшибе, у дальнего края стоянки.
     - Ты б еще троллейбусом меня отправил. Сам же риск увеличиваешь.  Тут
каждый лишний метр последним стать может.  -  Кронов  покрутил  пальцем  у
виска.
     -  Иди,  щупай  своего  "фирмача",  если  без  него  в  Союзе   некем
прикрыться. Боюсь, как  раз  тут  мы  и  нарвемся.  Все  эти  СП  насквозь
просматриваются. Предупреждаю: смываюсь при первом же подозрении.
     - Да кто тебя держит? Кому ты хуже сделаешь?
     Юная секретарша с фигурой французской манекенщицы  доложила  боссу  о
том, что "импресарио Кронов" просит короткой аудиенции.
     Обстановка кабинета свидетельствовала не о стремлении  к  роскоши,  а
скорее к комфортной деловитости.  Хозяин  коротко  кивнул  на  стандартный
стул, представился:
     - Джордж Саймон. Слушаю вас, мистер...
     - Кронов. Александр Кронов. Мы встречались. Концерты Сероусова.  Речь
шла о гастрольном турне... С вами беседовал Владимир Евгеньевич Гусь.
     - Так вы представляете господина Гусь? Это действительно так?
     - Ну, не совсем. Я говорю о том, что наша встреча...
     - До свидания. Не хочу брать ваше время. Я также крайне занят.
     - Прошу меня выслушать. Я попал в беду. Мне  не  к  кому  обратиться,
негде искать помощи. Наша демократия не  для  простых  людей.  Меня  хотят
сделать козлом отпущения и, судя по всему, в этом замешаны спецслужбы...
     Дверь распахнулась моментально, однако предельно настороженный Кронов
услыхал  бы  и  дуновение  сквознячка.  На   лице   американца   появилась
скептическая улыбка.  Двое  вновь  прибывших  стояли  молча,  явно  ожидая
распоряжений.
     Кронов лихорадочно соображал: "Хороши ребята!  Дрессированные.  Сразу
видно - из спорта. Только подготовка, пожалуй, слабовата. Смотрят на  руки
- не глядя в глаза. Это вам не ринг, братцы, уличную практику, видать,  не
проходили".
     - Проводите, пожалуйста. Мистер Кранов  ошибся  адресом.  Передавайте
горячий привет своим друзьям. Провокации не получились. Мистер Кранов,  вы
в каком звании?
     - Минутку, мистер Саймон.  Какая  провокация?  Это  недоразумение.  Я
попал в беду, прошу  о  помощи.  Выслушайте  меня,  ведь  вы  же  гуманный
человек, журналист наконец - а то, что я скажу, это сенсация...
     - Мой журнал - не  игрушка  для  спецслужб.  Возвращайтесь  к  вашему
полковнику - акция не удалась. Саймон - старый волк.
     Американец приподнял вверх ладонь с растопыренными пальцами, и  сразу
за этим подчеркнуто отрешился от происходящего, погрузившись в  наваленные
на стол бумаги.
     -  Ну,  пошли,  чего  рассиживаться!  -  Подступили  с  двух   сторон
одновременно, но тот, что слева, повел игру активнее. Правый пока  молчал,
но его рука легла  на  плечо  чугунной  тяжестью,  гнула  к  полу,  пальцы
нащупывали ключицы. Серьезно играют парни: сломают, не  раздумывая.  Комом
подступили к горлу обида и отчаяние. Все, прощай последний шанс. А  правый
давил, разминал пальцы, кость ныла.
     Не сдержался. Короткий удар в солнечное сплетение, второй - в грудную
клетку.
     Теперь было достаточно времени, чтобы  заняться  напарником.  Тот  на
долю секунды запоздал, но  все-таки  успел  достать  ухо  Кронова,  сорвав
приклеенные бачки. Кронов упал  на  пол,  уходя  от  следующего  удара,  и
одновременно достав коленную чашечку противника.  Попал  -  услышал  тупой
хруст, парень, падая, в свою очередь, захлебнулся воплем  отчаянной  боли.
Однако Кронов совершенно упустил из виду первого противника - и сейчас  же
получил сильнейший удар в голову. Тяжело дышащий верзила навис над ним,  и
Александру пришлось перевернуться через себя и сделать подсечку.  С  таким
же успехом он мог пытаться опрокинуть тяжело груженный самосвал.
     Приметив,  что  здоровяк  жадно  хватает  воздух  разинутым  ртом   и
прикрывает  грудную  клетку,  снова  попытался  добраться  до   его   ног.
Безуспешно. Более того - ему никак не удавалось подняться самому. Дело шло
к финалу.  Наконец,  откатившись  к  стене,  Александр  начал  медленно  и
неуверенно подниматься, словно специально подставляя себя под удар.  Глаза
его помутнели, и внезапно он стремительным  прыжком  оторвался  от  стены.
Уловка сработала, противник упустил момент -  и  серия  коротких,  тяжелых
ударов обрушилась на его живот. Затем - ногой в  шею.  Охранник  сдавленно
хрюкнул и, опрокинув стеллаж с папками, свалился окончательно.
     Кронов обернулся, переводя дыхание. Американец сидел на  своем  месте
на удивление спокойно и даже, казалось, был весел. До него  было  каких-то
пять метров, и преодолеть это расстояние Кронов мог бы за секунду. Но не к
этому он стремился. Может быть удастся чудом исправить  то,  что  началось
так неудачно.
     Но чуда не произошло. Саймон, пошарив в ящике стола, кивнул на дверь.
     - Уходите, мистер Кранов. У меня есть еще кнопка  -  милиция  приедет
быстро. Но и это лишнее - рука вынырнула из-под  стола,  сжимая  небольшой
пистолет.
     Говорить было не о чем.
     - Я вам советую, мистер Кранов, уходить без шума. До  свиданья.  Нет,
прощайте, как у вас говорится.
     Спринтерским рывком Кронов выскочил на улицу.  На  ходу  казалось:  в
людском муравейнике  мелькают  какие-то  люди  в  штатском,  но  с  особой
выправкой.
     "Форда" на стоянке не было, и Александр решил не рисковать. Без труда
удалось смешаться с толпой, на ходу отклеивая второй бакенбард.
     Удача улыбнулась - подвернулось свободное такси. За четвертной  шофер
согласился подбросить до станции метро.
     Теперь уж подземка несла Кронова в известном ему  направлении.  После
ряда пересадок, уже  без  выброшенной  в  кооперативном  туалете  бородки,
Кронов наконец оказался в дачном поселке.
     Поселок был населен большей частью бывшими  "слугами  народа",  здесь
царили спокойствие и тишина. Здешние обитатели не любили привлекать к себе
внимание, если же их имена и мелькали в прессе, то исключительно  в  связи
со всенародными свершениями.
     Сторожей - двуногих и  четвероногих  -  Кронов  не  боялся.  У  вечно
занятого  Гудина-старшего  руки  не  доходили  до  дачи.  Заказанный  Олей
дубликат ключей подошел безупречно.


     Тем временем в городе кольцо сжималось  все  туже.  После  сумбурного
рассказа Друмеко о переполохе в "Регионе" Оля  осталась  в  одиночестве  -
отец и мать отбыли в официальную поездку.
     Гости явились неожиданно. Мелодичный  звонок  прозвучал,  как  сигнал
тревоги. Проведя сутки наедине с собой,  истерзанная  неотвязными  мыслями
девушка опрометью бросилась к дверям.
     У порога стояли двое мужчин со спокойными, невыразительными,  как  бы
стертыми лицами. Оба среднего роста, они и одеты  были  соответственно:  в
скромные,  но  солидные  серо-стальные  костюмы,  белоснежные  рубашки  со
строгими узкими галстуками. Глаза смотрели благожелательно, но твердо.
     - Ольга Михайловна? Позвольте войти. Мы из милиции, и я думаю,  не  в
ваших интересах продолжать разговор на пороге.
     Предъявленное удостоверение Ольга не стала изучать.  Попросту  отвела
руку с красной книжечкой.
     - Проходите, прошу... Сюда, в гостиную.
     Младший,  светловолосый,  с  бугрящимися  под   пиджаком   мускулами,
отказался сесть и, встав у окна, принялся изучать пейзаж, открывающийся  с
одиннадцатого этажа. Старший занял предложенное кресло, заметив:
     - Хороший у вас дом. И вахтер службу несет исправно. Кому попало сюда
не проникнуть.
     - Вас ведь это не касается.
     - Верно, Ольга Михайловна. Еще  раз  представлюсь:  майор  уголовного
розыска Баранов.
     - Вы случайно не к отцу?
     - Мы в курсе,  где  он  находится.  Встречи  с  избирателями  и  тому
подобное. Строить вам ловушки и темнить не стану, вы -  девушка  умная.  И
повторяю:  прежде  всего  я  хочу  избежать  огласки,   поберечь   Михаила
Степановича.
     - Чего вы хотите? Нельзя ли поконкретнее?
     - По пунктам? Пожалуйста. Нам нужен Кронов. Для него сейчас  было  бы
очень полезно как можно скорее отыскаться. Самому, чтобы избежать  опасных
последствий. Боюсь, Ольга,  вы  не  вполне  себе  представляете,  в  какую
историю попали. Вы  позволите?  -  майор  снял  плоскую  трубку,  пробежал
пальцами по кнопкам. - Товарищ прокурор? Баранов говорит. Решился вопрос с
санкцией?  Депутатская  неприкосновенность?..  В  нашем  случае   это   не
проблема. Подобная история  может  разрушить  любую  репутацию...  Понятых
подобрать не болтливых? Да кто сейчас не болтлив. Время гласности.  Только
подавай  скандальчик...  Одну  секунду.  Ольга   Михайловна,   не   хотите
переговорить с прокурором?
     - Нет, благодарю. Поступайте, как знаете. Только отец здесь при чем?
     В глазах майора отразилось сочувствие.
     - Хорошо, я перезвоню попозже. Может и обойдемся. Да,  постараюсь,  -
и, уже кладя трубку, снова обратился к Оле: - Скажу честно, если бы не ваш
отец, не мое личное уважение к нему, дорого  бы  вам  обошлись  игрушки  с
уголовщиной. Вы и по сей день считаете, что Кронов не мог  убить  жену  из
ревности или иных побуждений?
     - Бывшую жену. Они почти год назад развелись. И к кому  конкретно  он
мог ее ревновать, вы же знаете род ее занятий?
     - Верно, Ольга, не в ревности дело. Кронов мог бы и  рассказать  вам,
если бы хотел.
     - Каким же это образом?
     - Послушайте, Оля, мы ведь не ведем протокола. С майором Строкачом вы
уже...
     -  Да,  знакома.  Этот  человек  -  девушка   прищелкнула   пальцами,
замолчала.
     - Не можете подобрать слово? Да, Строкач, хоть и выглядит поласковее,
но после общения с ним у вас сейчас заднего хода уже не было бы. На  вашем
месте я бы крепко поразмыслил. От вас зависит жизнь семьи. Не  сомневаюсь,
что не вы сидели за рулем машины, увозившей Кронова от больничной  ограды,
но есть и такие преступления, как  подстрекательство,  подготовка  побега.
Проституция, наконец. Ведь верно, Ольга Михайловна?
     - Хватит меня обрабатывать. Все ясно. Не за этим же  вы  пришли?  Что
вам нужно?
     - То, что для вас не  представляет  ценности,  а  кроме  того,  может
погубить.
     - Не понимаю. Собираетесь что-то искать - ищите. Только  если  можно,
без особого разгрома. Родители прилетают завтра, мне надо успеть убрать.
     - Послезавтра, Ольга  Михайловна.  Успеете.  Все  будет  аккуратно  и
быстро. А еще  лучше,  если  бы  вы  нам  добровольно  выдали  оставленные
Кроновым вещи. Хотя бы один предмет, пусть самый незначительный. И  хорошо
если бы эта вещь имела отношение к его бывшей жене. Ведь вы были  знакомы,
не так ли?
     - Виделись три-четыре раза, и то мельком. Саша  ее  зачем-то  в  ЗАГС
позвал, когда мы заявление подавали. Странная затея. Она мне не нравилась,
хотя, судя по рассказам, человеком  была  неплохим.  Когда  я  увидела  ее
впервые, поразилась - какая-то вся издерганная, острая.  Хотя  это  ее  не
портило: романтические круги под глазами, напряженность сжатой  пружины...
Как дикая кошка перед прыжком, который кому-то будет стоить жизни.
     -  Сильная  характеристика.  Я  благодарен  вам,  однако  все   равно
вынужден... Конечно,  если  вы  настаиваете,  оформим  все  с  соблюдением
формальностей...
     - Ищите, ради Бога!


     Через  три  часа  Оля  Гудина  стояла  у  дверей  квартиры   Друмеко,
безрезультатно  раз  за  разом  нажимая  кнопку  звонка.  Из-за  двери  не
доносилось ни звука, но, зная о ее  полной  звуконепроницаемости,  девушка
была уверена, что звонок внутри просто беснуется. Перед этим она с полчаса
набирала  номер  телефона  Евгения  Павловича,  однако  квартира  отвечала
молчанием.
     Пришлось  уходить  ни  с  чем.  Домой  не  хотелось  вовсе,  комнаты,
казалось, все еще хранили чужие запахи и следы прикосновений посторонних.
     Хотелось с кем-нибудь поделиться тайной. Крепкий кофе в баре напротив
дома только растормошил ее, она еще больше  взвинтилась.  С  девочками  за
стойкой, приветливыми и помнящими Олину щедрость прежних  времен,  болтать
не хотелось. Кто они ей?
     Витрины бара выходили как раз к подъезду Друмеко.  Сам  дом,  родной,
знакомый до  мелочей,  смотрел  на  нее  отчужденно,  словно  не  узнавая.
Сирийские, в золотых разводах шторы наглухо драпировали окна  апартаментов
Евгения Павловича.
     Но вот что-то дрогнуло в  правом  углу  окна  спальни  -  излюбленном
местообитании хозяина. Образовалась узкая щель  между  шторой  и  косяком,
мелькнула тень и сразу же отпрянула. Оля была уже на улице.
     В  подъезде  под  взглядом  швейцара  старалась  казаться   абсолютно
спокойной. Однако привратник свою зарплату получал не даром.
     - Что так скоро вернулись, Ольга Михайловна? Бегом все, бегом...  эх,
молодость. -  Мешковатый  седой  отставник  шутя  погрозил  пальцем  вслед
торопливой дроби ее каблучков.
     Она нажала кнопку вызова лифта, но не стала дожидаться,  пока  кабина
опустится, стремительно взлетела по лестнице.
     Снова тишина за знакомой дверью. Выждав несколько минут (чем черт  не
шутит: может, не  работает  звонок  даже  у  педантичного  Друмеко?),  Оля
забарабанила по мягкой обивке, а когда терпение ее окончательно истощилось
даже выкрикнула что-то, давая выход ярости.
     Тишина солидного подъезда лопнула. Где-то наверху громыхнула дверь  -
появились любопытные, но ей уже на все было наплевать.
     - Да откроешь ты или нет? Кончай в прятки играть.
     - Таким, значит, образом? - голос из-за спины прозвучал негромко,  но
в нем не было и следа привычной нежности. Рука крепко легла на плечо.  Оля
повернулась резко, сбросив ладонь.
     - Зайдем? Или не пустишь? Если там дама, так я же проститутка, всякое
видала.
     - Давай проходи. Только по-быстрому -  некогда.  Никого  там  нет.  Я
выглянул сдуру в окно - проверить улицу. Не знаю, как тебе, а мне выходить
не велено. - Евгений Павлович отпер  дверь,  буквально  втолкнул  Ольгу  в
прихожую и тщательно запер замок на два оборота. - Ну, что  смотришь?  Да,
уже и шмотки собрал - пора. И зачем только я с тобой связался?
     - Со мной? Могу напомнить. Даже суммы назвать.
     - Не надо, спасибо. Я ничего не забыл. И какого черта все вы на  меня
навалились?
     Резко распахнул дверь в комнату, молча мотнул  головой.  Комментариев
не требовалось. Знавшая едва ли не болезненную аккуратность  Друмеко,  Оля
мигом  все  поняла,  увидев  страшный  беспорядок,  царивший  в  комнатах.
Постукивая пальцем по сомкнутым  губам,  Друмеко  вновь  прикрыл  двери  в
комнаты и как-то невразумительно заговорил:
     - Оля, я, честно говоря, и заходить туда не хочу. Стыдно! Без тебя  -
никакого порядка.  А  тут  еще  и  погода  разгулялась.  Может  мороженого
где-нибудь поедим или бросим машину, черт с ней, и - шампанского?
     Запрещающий палец от губ Друмеко не убрал  и  в  лифте.  Ни  о  каком
шампанском, разумеется, и речи не было. Новости, которые  сообщил  Евгений
Павлович, были ей уже в общих чертах известны. Они прогуливались в  парке,
в дальнем углу, среди зеленых облупленных скамеек.
     - Итак, будем надеяться, хотя вероятность  невелика,  что  микрофонов
здесь нет, и мы можем спокойно поговорить. Ты видала, что в доме делается?
Все кассеты, книги перетрясли - искали какую-то пленку. Только я  собрался
было заикнуться, что валюту, которая в столе была,  как  всегда  на  улице
нашел, меня тут же и обломали: оставь, мол, парень, свои байки, надо будет
- и без этого тебя зацепим. Наш ты, говорят, со всеми потрохами.  Так  что
не суетись. В общем, выпутывайся сама, а кассету, которую они ищут, отдай,
очень советую.
     - Я и знать не знаю ни о какой кассете, но у меня тоже был обыск.
     - Еще бы! Ты думаешь, это милиция? Сунулись бы  они  домой  к  самому
Гудину! Сбегай к Строкачу, осведомись, побеседуй.
     - Но... этот Баранов сказал мне, чтобы я молчала. Кассеты, которые  у
меня взяли, через неделю, а может, и раньше, вернут. А если я проболтаюсь,
им,  конечно,  влетит  за  незаконные  действия,  но  кассеты   и   записи
оприходуют, и тогда я  смогу  получить  их  только  после  закрытия  дела.
Формализм мол...
     - Да  какой,  к  черту,  формализм!  Ты  ничего  не  поняла!  Это  же
спецслужба!
     - Но они же предъявили удостоверения! Во всяком случае, один  из  них
вроде бы майор милиции.
     - Может, это и майор, только другого ведомства. Вроде!  Зато  я  имею
привычку  удостоверения  читать  до  буквы.   Они,   если   нужно,   таких
удостоверений наштампуют полмиллиона. Уж ты мне поверь: я почерк спецслужб
изучил, знаю, с кем дело имею. Не мое дело, только  я  бы  это  добро,  за
которым они охотятся, ни за какие деньги в руки не взял.
     - Я не знаю, Женя, чего они хотят. И совершенно не уверена,  что  это
работа спецслужбы.
     - За дурака, значит, держишь? Ну-ну. С самого начала замечал, что  ты
их интересуешь, но, дурак, решил, что они своим обычным делом  занимаются:
девочка видная, клиент идет косяком. Как раз  и  пошла  бы  в  подставные.
Потом гляжу:  нет,  не  трогают  тебя.  Решил,  может  на  отца  компромат
собирают? И только сегодня гэбэшники  мне  глаза  открыли.  То-то  Саша  к
"фирмачу" кинулся! Но неужели до такой степени в цене не сошлись?
     - Естественно. Такую никто платить не хочет.
     Расстались не прощаясь. Через два переулка и проходной двор  Оля  шла
почти бегом, время от времени  оглядываясь.  Вот  и  таксофон  у  подъезда
серенького, задвинутого во двор двухэтажного особнячка. От волнения нужный
номер удалось набрать лишь со второго захода. Услышав ответ, скороговоркой
выпалила заранее приготовленную фразу. Успела! Успела до появления  серого
типа, тащившегося за ней по  пустынному  в  такую  жару  переулку.  Затем,
вздохнув с облегчением, направилась домой, не обратив внимания на какую-то
пожилую толстушку, двигавшуюся в одну сторону с ней.
     Она немного успокоилась и намеревалась передохнуть.


     Бар "Континенталя" встречал посетителей  прохладой  и  неограниченным
ассортиментом напитков. Хотя сейчас, в полночь жара не ощущалась уже и  на
улице. Но запах выхлопной гари резко контрастировал  с  кондиционированной
душистой свежестью. Расслабиться после суеты дневных дел  сюда  съезжались
деловые мужчины, прибывшие в страну со всех концов света.
     Маленький черноглазый японец в белой рубашке устроил настоящую  дуэль
взглядов с рослым скандинавом из-за тихой скромницы в  облегающем,  слегка
сквозящем  платье.  Эту  брюнетку  с  грустными  глазами   и   блестящими,
расчетливо небрежно уложенными волосами с чьей-то легкой руки именовали  в
своем кругу Азией. Скорее всего  -  из-за  ореола  некоей  таинственности,
окружавшего девушку, обещавшего новые ощущения. Без клиентов Таня-Азия  не
оставалась никогда.
     Наконец скандинав решительно положил конец схватке  взглядов.  Улыбка
белокурого шведа и  небрежная  демонстрация  купюр  окончательно  покорили
Азию, и она перешла за столик  варяжского  гостя,  обмениваясь  с  ним  за
шампанским короткими фразами на ломаном английском. Швед был готов платить
немедленно, но ему пришлось испытать некоторое разочарование.
     - Подняться в номер? Но это невозможно, милый. Это запрещено. Но  мой
дом в десяти минутах езды отсюда. Такси? Нет проблем. И вся ночь - наша.
     По знаку прелестно улыбающейся Азии почти мгновенно подлетело  такси.
Четверть часа езды по ночным улицам в волнах расслабляющей музыки и нежных
прикосновений.
     Стандартная однокомнатная квартира... Слегка захмелевший швед в лифте
смотрел не  на  цифру  кнопки,  нажатой  прелестным  пальчиком,  а  на  ее
чувственные губы, завороженный мелодичным голоском.
     Еще в прихожей две стодолларовые купюры перекочевали к Азии,  тут  же
исчезнув из виду, но  ускорив  развитие  событий.  Швед  рванулся  было  к
девушке, но она остановила его жестом:
     - Милый, посмотри пока картинки, а я позвоню своей начальнице.  Я  от
тебя просто без ума, не хочу, чтобы время нас торопило, а с опозданиями  у
нас строго. Хочу любить тебя долго...
     Эта полная обещания фраза  привела  шведа  в  полное  неистовство.  В
альбоме оказались фотографии хозяйки - нагой и обольстительной,  сама  она
находилась рядом, и это подействовало на беднягу как сладкий дурман.
     - Еще минутку, милый. Я только приму душ и буду совсем-совсем готова.
Расслабься, тебе будет хорошо...
     Щелкнул замочек ванной - и одновременно раздался звук другого  замка,
наружного. Свет в прихожей заслонили широкие плечи появившегося в  дверном
проеме мужчины.
     Это был настоящий мастодонт, небольшой чемодан в его  ручище  казался
пустым и невесомым. Прорычав нечто несвязное, преимущественно состоящее из
русской матерной брани,  грузное  чудовище  схватило  со  шкафа  небольшую
дубинку и, рассекая ею воздух, бросилось в ванную. Толчок каменного  плеча
в дверь - и оттуда понеслись истошные женские  вопли,  которые,  вероятно,
слышны были и в доме напротив.
     Следующий негромкий  щелчок  дверного  замка  произвел  поразительный
эффект. Крики в ванной стали терять  силу,  ослабели,  а  через  полминуты
перешли в лукавый женский  смех,  которого  уже  не  должен  был  услышать
ретировавшийся варяг.
     Дверь ванной отворилась, выпуская мужчину,  с  улыбкой  поигрывавшего
дубинкой, и щебечущую, довольную Азию. Девушка резвилась:
     - Бросай, Вася, палицу, неровен час,  зеркало  разобьешь,  начальство
высчитает.
     - Из тебя, Танюха, высчитаешь. Ты хитрая, чистый самурай. Мне бы твои
доходы. Спасибо, хоть дают в валютке отовариться, не выезжая из страны.
     - А я бы, Вася, за милую душу выехала.
     - Смотри, сдам в особый отдел!
     - Да хоть сейчас! Я тебе не какая-нибудь контра, а источник  валютных
поступлений. Меня уволь, что - твоя коровища "фирму" снимать  пойдет?  Что
ты, что ты, не делай такие страшные глаза!  -  Азия  захохотала,  приложив
смуглую ладошку к уху, показывая, что уверена в наличии "жучков". - Просто
дружеская шутка. Даже начальство шутки понимает.  И  муж  ты  отменный,  и
служба  у  тебя  идет  как  положено.  А  все-таки  славный  мальчик   был
сегодняшний швед. С таким и согрешить не грех.
     - Дура ты, дура! Ты, что ли, проституткам  позавидовала?  Подумай,  о
чем говоришь. Служба есть служба, и  скажи  спасибо,  что  тебе  позволяют
частью этой валюты пользоваться! Другие годами из кожи вон лезут...
     В этот момент стандартный встроенный шкаф распахнулся, Вася не  успел
среагировать,  и  дубинка  его  оказалась  бесполезной.  Брызнули  осколки
зеркала, а вылетевший  из-за  дверцы  кулак  врезался  в  Васину  челюсть.
Служака рухнул, словно пустой мешок.
     Азия прижалась к дверному косяку. Глаза  ее  смотрели  на  обманутого
любовника с совершеннейшей невинностью. С первых секунд ей стало ясно, что
не  стоит  и  предпринимать  попыток  справиться  с  белокурым   викингом.
Сметливая  девушка  решила  воспользоваться  иным  оружием:  нежные   руки
умоляюще потянулись к нему, губы горестно и зовуще полуоткрылись...
     - Ноу, ноу...
     Однако ее ломаный английский не  пригодился.  Поглаживая  и  разминая
кулак, блондин заметил:
     - Хорош, девка, дуру валять. Сядь и не мельтеши, пока я дружка твоего
упакую.
     Тонкий нейлоновый шнур, появившийся из кармана, и родная русская речь
произвели на Азию удручающее впечатление.
     - Так ты свой, придурок? А я-то уши  развесила!  Тебе  что,  мальчик,
жить спокойно разонравилось? Уноси ноги подобру-поздорову! Ошибся адресом:
здесь не подают. Беги, пока не поздно!
     В это время туша Васи зашевелилась  на  полу.  Даже  с  перехваченной
шнуром  одной  рукой  здоровяк  все  равно  представлял   собой   реальную
опасность.
     Вернуть Васю в прострацию ничего не стоило, хватило короткого  щелчка
дубинкой по голове.
     - А ну - руки, гад! Лицом к стене!  -  Ствол  "макарова",  удлиненный
глушителем, смотрел "шведу" прямо в лицо. - И без  глупостей!  Встать!  Не
надейся, стрелять обучена: мне, если я тебя "сделаю", еще и  благодарность
в приказе объявят. Шваль уголовная! Шевели  мозгами,  думай,  куда  попал.
Жаль, я тебя теперь и отпустить не могу: надо мной начальство. Вот  они  и
решат, что с тобой делать. Отпустят -  твое  счастье,  а  так  -  посидишь
год-другой, чтоб неповадно было.
     На полу снова завозился, приходя в себя, Вася.
     Но он не успел даже приподняться,  как  заговорил  пистолет,  впрочем
перехваченный мощной рукой  "шведа".  Глухие  хлопки  выстрелов  заполнили
комнату. Азия стреляла, зажмурив глаза от страха, и успела сделать  четыре
выстрела до того, как Кронов вышиб пистолет у нее из руки. Четвертая  пуля
ушла в цветастый линолеум у стены, остальные достались Васе.  Густая  лужа
крови медленно впитывалась в казенный ковер.
     Осторожно  обернув  носовым  платком,  Александр  поднял  пистолет  и
опустил в карман легкой полотняной куртки. Затем повернулся  к  зареванной
Азии:
     - Быстро все из карманов на стол! Этого тоже обыщи. Так... умница. На
меня этого борова спихнуть и не мечтай.  Ствол  с  твоими  "пальчиками"  у
меня,  и  я  им  воспользуюсь.  Натворила  -  получай!  А  если  на  своих
надеешься... Ты кто сейчас такая? Шлюха, ухлопавшая офицера. Да  они  тебя
просто размажут по стене! И в милицию тебя  никто  не  отдаст.  Разве  что
после несчастного случая. Током ли, грузовик ли подвернется. Одним словом,
не знаю, что там у вас сейчас в моде. Паспортишко я у тебя возьму и вместе
с "макаровым"  и  Васиным  удостоверением  сдам  в  Управу.  Есть  у  меня
ребятишки - доставят. Но это тебя уже не касается.
     - А что же со мной?
     - Думай, как в живых остаться. Я ведь могу и не отдавать красавицу на
растерзание. Но и терять, сама понимаешь,  мне  нечего.  Интерес  здесь  у
меня, скажу прямо, не денежный.
     - Зачем же ты доллары забрал?
     - Ишь ты! Мне они сейчас очень и очень пригодятся а начальства,  чтоб
убытки возместить, у меня  нет.  Ты,  девочка,  сейчас  ответишь  на  пару
вопросов...
     Продолжение разговора пришлось перенести в ванную  -  Азия  приложила
палец к пухлым губам, испуганно расширив глаза.
     - А теперь быстро говори - Нину знала?
     - Это какую же, мало их, что ли?
     - Стоп, так дело не  пойдет.  -  Кронов  прихватил  пятерней  хрупкую
девичью шею, слегка нажал.
     - Ну, знала, ясно. Подружка была. Что тебе надо?
     - Кто ее кончил?
     - Клянусь, не знаю... Ай, стой, погоди! Она же  на  иглу  села  перед
смертью:  деньги,  деньги...  Работать  к  нам  перешла.  А  когда  валюты
перестало хватать на наркоту,  захотела  вернуться  просто  на  панель.  А
отсюда, сам знаешь, не уходят. Какой-то крутой мужик ее грел. Вроде бы  из
наших, из верхних. Видит Бог, никогда с ним не  сталкивалась.  Узнал,  что
она колется - бросил. Только Нина что-то важное у него подслушать успела.
     - Подслушать?
     - Ну, записать.
     Азия  достала  из-за   фаянсовой   полочки   с   косметикой   плоский
прямоугольник с прозрачным окошком: магнитофон с микрокассетой.
     - У нас у всех такой есть. Мы ведь не всегда  работаем  из-за  денег.
Бывает и политика.
     - Много, значит, душ за тобой числится.
     - Нет. Ни разу не пользовалась. Просто случая не было... Зачем ты его
взял? Как я теперь отчитаюсь?
     - А за все сразу. Эта штука направленного действия, пригодится.
     Возню за дверью Кронов услышал чуть раньше,  чем  произнес  последнюю
фразу, и так же мгновенно отреагировал. Девушка, получив легкий удар  чуть
ниже уха, сползла в угол ванной, словно задремав. Тем временем медленно  и
почти бесшумно открылся наружный замок. Новый  гость  вступил  в  квартиру
будучи уже под прицелом.  А  впрочем,  как  и  его  предшественник,  через
полминуты рухнул наземь, не выдержав прямого в челюсть и довеска рукояткой
пистолета по темени.
     Когда он  очухался,  то  пришел  в  ужас,  увидев  напарника  посреди
буреющей лужи крови. Кронову не слишком и  пришлось  убеждать  гостя,  что
ради информации он готов действовать активно. И встретил понимание.
     Кронов спешил, зная, что времени ему отпущено совсем немного.


     В  рано  отходящем  ко  сну   рабочем   районе   редкие   окна   того
девятиэтажного блочного дома еще светились огнями. Первый этаж  был  почти
полностью  погружен  во  тьму,  и  только  окно  однокомнатной   квартиры,
расположенной так же как и квартира Тани-Азии на шестом было освещено.  Не
дотянуться на руках и не заглянуть в щель между шторами Кронов  просто  не
мог. Неяркая, какая-то  плоская  люстра  освещала  стандартную,  с  легким
налетом казенности обстановку. Обои и шторы были в точности такими же, как
и в доме, который он только что покинул. Ведомство, очевидно, не  тяготело
к большому разнообразию.
     Недалеко от окна на столе он увидел три стопки карт рубашками  вверх,
в которые поочередно заглядывал, воровато  озираясь,  сухощавый  детина  с
длинной спиной и впалыми висками. На вид ему было около сорока. Совершенно
очевидно, что это был единственный,  кто  оставался  из  дежурной  тройки.
Плевать ему было  на  него  сейчас,  тем  более  что  на  пустынной  улице
неожиданно показалась "волга" с зеленым огоньком - большая редкость в этих
местах.  Оставив  без  внимания  отчаянно  жестикулирующего   подвыпившего
мужичка на обочине, машина  вдруг  без  особого  приглашения  остановилась
невдалеке от Кронова. Не веря своим глазам, Александр рванул дверь со всей
доступной ему энергией.
     Выпалив: "Куда-нибудь в сторону центра", он взглянул на водителя, и к
своему изумлению, узнал  его.  Какая  случайность  занесла  сюда  того  же
шоферюгу, что полчаса  назад  доставил  сюда  обольстительную  Азию  с  ее
"шведом"? В свою очередь, не  опознать  иностранца,  бойко,  без  акцента,
заговорившего по-русски, таксист не мог, но  почему-то  промолчал  и  стал
как-то по-особому услужлив.
     В какой-то момент Кронов засек, что левая рука  водителя  поползла  в
карман форменной тужурки, и снова успел немного раньше. О чем нисколько не
пожалел,  обнаружив   у   таксиста   традиционный   набор:   "макаров"   и
удостоверение. Третье по счету. Вздумай Кронов собирать коллекцию  красных
книжечек,  успех  его  начинанию  был  бы  обеспечен,  Вывалив  из  машины
отяжелевшее  бесчувственное  тело  под  кусты  придорожного  скверика,  он
хлопнул дверцей и дал газ. Обшарпанная, но с  удивительно  мощным  мотором
"волга" уносила его в неизвестность.
     Выехав за пределы района, с отвращением  содрал  с  машины  нашлепку,
свидетельствующую, что владелец  "волги"  занят  частным  извозом.  Дальше
двигался, заметно сбросив скорость - хватало проблем и без ГАИ  -  до  тех
пор, пока не заалела лампочка  на  приборном  щитке.  Еще  чуть-чуть  -  и
придется бросать машину.
     Пристроился в хвост длинной очереди на бензоколонке.  Вереница  машин
ползла  еле-еле,  и  так  же  неспешно  Кронов   пытался   разобраться   в
случившемся. Так и так получалось - выхода нет.
     Когда очередь дошла до него, он  не  бросился  подхватывать  на  лету
брошенный шланг. Неспешно направлялся к окошку  заправщика,  когда  позади
пискнули тормоза. "Деловой" на новенькой "семерке" пришвартовался прямо  к
колонке, небрежным движением ткнул пистолет в бак, не обращая внимания  на
загудевшую очередь. С простыми смертными он, судя по  всему,  находился  в
разных плоскостях.
     Тихо изумившегося Кронова парень послал по  всем  известному  адресу,
отмахнувшись, словно от докучливой мухи, - был уверен, что в драку  с  ним
никто не полезет.
     Тут владелец "семерки" не ошибся. Александр отошел, сел за  руль  под
презрительными взглядами водителей, стоявших в очереди позади  него,  чуть
отогнал "волгу", утопил педаль и врезался в зад роскошной "семерки". Треск
и скрежет перекрыли взрыв хохота всей  очереди.  Парень  рванулся  было  с
кулаками к Кронову, но был сейчас же  сбит  с  ног  и  сидел  на  земле  в
состоянии легкого  шока.  Звякнуло  -  рядом  упали  ключи  от  "волги"  и
спокойный голос произнес:
     - Это тебе компенсация за убытки.
     Уходя от заправки пешком,  избавившись  от  ставшей  обузой  "волги",
Кронов с удивлением чувствовал,  что  в  мыслях  его  появилась  особенная
ясность, как изредка бывало с ним после сильной встряски.


     Оля нетерпеливо схватила трубку, едва только молчаливый телефон ожил.
Разговор был односторонним и чрезвычайно коротким.
     - Слушай молча. Все кувырком. Выходи из игры. Все сделаю сам. Что они
ищут - тебе знать не стоит, уберут к черту. Меня не ищи, ухожу в подполье.
Другу привет. - Короткие гудки, частые, как биение загнанного сердца.
     Вечер сменился ночью, однако тревога не отступала. Не  спалось  всем,
кто так или иначе был связан с судьбой Кронова.
     Дача Гудиных в это близкое к полуночи время была темна  и  молчалива.
Двое у стены старались действовать без  шума.  Окно  поддалось  легко,  не
скрипнув. Забравшись в дом, оба  включили  специальные  фонарики,  прикрыв
ставни. Негромко переговаривались, и из этих отрывистых  фраз  можно  было
понять, что ищут не деньги  и  не  драгоценности.  Набив  небольшую  сумку
магнитофонными кассетами, ночные гости удалились. Тот, который нес  сумку,
сел в скрытый за деревьями автомобиль и направился в сторону  города.  Его
напарник,  недовольно  ворча,  скрючившись,  устроился  позади   пустующей
собачьей будки, приготовившись к долгому ожиданию.
     Однако события не заставили себя ждать.  Из  тьмы  бесшумно  вынырнул
силуэт машины, которая  мягко  остановилась  у  забора.  Водитель  "форда"
толкнул калитку, зашагал по асфальтовой дорожке к дому.  Хорошо  смазанные
замки работали беззвучно. Вел приезжий  себя  по-хозяйски  -  зажег  свет,
ставни, правда, открывать не стал. Некоторый беспорядок в комнате  его  не
удивил. Перевернутые ящики говорили сами за  себя.  То,  что  интересовало
гостя, было явно ни к чему тем, кто побывал здесь раньше. Те лишь вытащили
кассету из видеоплейера. Пульты управления аппаратурой остались лежать  на
столе,  а  между  ними  стояла  ребром  заграничная   штучка   -   игрушка
"уоки-токи", слабенькое переговорное устройство для детских  игр.  Поворот
верньера, щелчок, и брусочек цветного пластика ожил  -  зашипел,  захрюкал
кусочек эфира, и внезапно сквозь помехи прорезался  глуховатый,  но  легко
узнаваемый голос:
     - Женя? Привет. Рад, что приехал. Я рассчитывал, что Ольга сообразит,
как тебе передать. В общем, узнал я что надо  про  эту  кассету,  так  что
выезжай. После  поселка  свернешь  направо.  Не  спеши.  Дальше  по  рации
пойдешь. У дома "топтун". Он один - сбросишь. Все, ушел.
     Выходя из дома, Друмеко выключил свет. На  мгновение  затопившую  все
вокруг темноту прорезали две короткие вспышки фонарика, будто кто-то не то
подавал знак, не то звал на помощь.
     Прыгнул в "форд", завел мотор.  Не  включая  фары,  свернул  направо.
Одной рукой управлялся с рулем,  другой  прижимал  к  уху  плоскую  рацию.
Пластмассовая коробочка  упорно  молчала  даже  после  того,  как  поселок
остался позади. Чертыхаясь, Друмеко выписывал круги, упорно вслушиваясь  в
эфир.
     Наконец остановил машину за поворотом  на  выезде  из  поселка,  куда
пришлось вернуться в тщетной надежде услышать хоть что-нибудь. И сейчас же
вздрогнул, услышав позади себя  щелчок  спущенного  предохранителя.  Висок
захолодила сталь ствола. Чья-то крепкая  рука  больно  сдавила  сзади  шею
Евгения Павловича.
     - Тише, Женя, тише. Я здесь,  на  заднем  сиденье.  Побоялся  я  тебя
испугать на ходу. Научен. Хотя учеба не впрок - теперь мне "вышка" верная.
Так что добавить нечего - покойником меньше - разницы нет. Но ты-то,  гад,
как никто знаешь, что никого я не кончал!
     - Откуда... - захрипел Друмеко. - Ну откуда мне знать? Я -  маленький
человек.
     - Вот ты, маленький, меня и выведешь на большого. А не выведешь,  так
твои же дружки тебя и удавят.
     Друмеко предостерегающе прижал к губам палец, указывая куда-то  вниз,
на пол, в направлении фирменного  башмака.  Кронов  рывком  перебрался  на
переднее сиденье, еще усилив захват на шее Евгения Павловича.
     - Да ты меня удавишь! Поставь хоть пистолет на предохранитель...
     - И черт с тобой. Не все тебе людей под колеса пихать, пора и  самому
проветриться.
     - Отпусти же!
     Кронов стащил с ноги Друмеко башмак, на который  указывал  хозяин,  и
вышвырнул его в окно.
     - Там микрофон. И какого лешего я с тобой  болтаю?  Сейчас  сюда  уже
едут, и через пять минут от тебя ничего не останется.
     - Тебе что за радость? Даже если я тебя не  успею  прикончить,  твоим
хозяевам будет любопытно кое-что узнать о комбинациях с  валютой,  которые
ты крутишь.
     - Будь спокоен. Они же меня в "Континенталь" и посадили.
     - И к скупке краденого тоже они приспособили? Ох, сомневаюсь.
     - Ну при чем тут я? Я вообще не в штате.
     - Стучишь от случая к случаю?
     - Приходится.
     - Врешь, гнида! Там так не бывает.  Если  уж  взяли  за  жабры  -  на
сантиметр не отпустят! Интересно: сами меня посадили, сами же и  вытащили!
Зачем я вам понадобился?
     - Не понимаешь? А куда ты нос свой сунул, ты понимаешь? Мне что  -  я
исполнитель, что там на  кассете  -  не  знаю  и  знать  не  хочу.  Оно  и
спокойнее. А ты? С кем ты в игрушки играть взялся? О сыне своем ты  забыл?
Там не забыли.
     Ствол прижался к виску Друмеко, причиняя боль.
     - Что - сын? Говори! Ну, если... Уголовные ублюдки!
     - Если бы уголовные! Эти хоть детей не трогают. А здесь правила не  я
устанавливаю, сам им подчиняюсь. Ты думал, переиграл их? Хрена. Мне теперь
все едино - подыхать. Не ты, так они. Попросила меня Ольга - почему  и  не
съездить. Не очень я и рассчитывал кассету найти, это и понятно. Все мы, в
конечном  счете,  под  контролем   и   наблюдением.   Организация...   Все
просматривается: и мы с  тобой  в  машине,  и  эта  дача  вместе  со  всем
поселком... Да что угодно.
     - Со мной кончено, только и тебе я не завидую. Сам знаешь  -  стукачу
первая пуля.
     Рукоятка пистолета обрушилась на голову Друмеко. Оставив умолкнувшего
собеседника в машине, Кронов растворился во тьме. На дороге уже замелькали
фары, из подъехавшей машины послышались голоса, а затем появились и  люди.
Обнаружив Друмеко без сознания, зашумели. Задача оставалась все той  же  -
разыскать Александра  Юрьевича  Кронова,  23  лет,  обвиняемого  в  тяжких
преступлениях и пока остающегося на свободе.


     Маленький  настенный  телефон  зазвонил  мелодично  и  требовательно.
Тревожно замигала красная сигнальная лампочка. Трубку сняла  Ольга.  Снова
звонил Кронов.
     - Оля?.. Молчи и слушай. Выходи сейчас же на улицу, времени мало. Иди
по направлению к площади, никуда не сворачивай. Все.
     Необходимо действовать! В ту же минуту она оказалась на улице. Темный
проходной двор слева вел к площади. По улице, в обход, можно было  попасть
туда же, удлинив путь на несколько десятков метров.  По  вечерам  пешеходы
избегали этой дороги, предусмотрительно предпочитая освещенную улицу. Оля,
не колеблясь, выбрала наиболее короткую дорогу.
     Неотступно следовавший за  ней  неприметный  мужчина  мигом  оказался
почти рядом. Возле угла дома, рядом  с  первым  подъездом  его  окликнули.
Последнее, что он увидел, обернувшись на голос, был короткий  взмах  руки.
Ему показалось, что раскололось и всей тяжестью обрушилось на него небо.
     Кронов одним рывком оттащил соглядатая к дверям  подъезда.  Мгновенье
подождал, не появится ли дублер, но все было чисто.  Догнал  Олю  почти  у
площади.
     В их встрече не было радости. Вновь пригодились Олины "жигули", давно
ржавевшие на стоянке.
     Сторож заметил:
     - Однако, барышня, я уж думал, прирастут к  асфальту.  Папа  подарил?
Ищите кавалера с правами.
     Сумрачный Кронов поджидал у ворот стоянки. Дорогой коротко  рассказал
о событиях. С каждым словом Ольга все больше бледнела.
     - Ты что, специально меня пугаешь? Так дальше уже как будто и некуда.
Хорошо, а куда едем? Не собираешься же ты выпутываться один?
     - Спокойно. Как  я  убедился,  контора  мыслит  довольно  тривиально,
несмотря на всю свою мощь. Попробуем сделать встречный ход.
     - Ты хочешь выкрасть ребенка?
     - Собственного. И не у чужих - тетка у меня славная, только  чересчур
правильная. Если за пацаном какое-нибудь  начальство  приедет,  не  сможет
отказать.
     - Я не понимаю одного: почему когда... ну, все это случилось,  почему
родители Нины...
     - Не взяли Алешку? Тебе кажется, так было бы лучше?
     - Ну что ты чушь городишь? Мы же договорились, что Алешка будет  жить
со мной, пока ты... пока ты в розыске. Мои не будут  возражать.  Папе  все
равно - лишь бы его не трогали, а маму я уговорю. Все устроится,  мальчику
будет спокойно.
     - Приехали. Я пошел. Через три минуты страхуй внизу.
     Подтянуться и оказаться на балконе второго  этажа  Кронову  оказалось
легче, чем преодолеть испуг тетки, которая за  последнее  время  постарела
лет на десять, и ее колебания и нерешительность.
     - Успокойся, тетя, давай поцелуемся. Ведь ты  же  не  веришь,  что  я
виноват?
     Вот уж  кто  действительно  ни  о  чем  не  думал,  так  это  Алешка.
Трехлетний белобрысый карапуз, растопырив ручонки и хохоча во весь  голос,
бросился к отцу, обхватил его за шею, повторяя: "Папа, папа приехал!"
     - Тише, сынок. Мы с тобой теперь будем  вместе  долго-долго,  всегда.
Перестань плакать, тетя. У нас времени в обрез. Алешка поживет у Оли,  все
будет нормально.
     -  Сашенька,  сынок!  Они  мне  сказали,  чтобы  я,  если  только  ты
объявишься, сразу же позвонила. Я подписку дала. Может, от греха подальше,
оставишь Алешку?
     - Потому и забираю, чтоб от греха  подальше.  Мы  им  просто  так  не
дадимся,  подавятся.  Небось  уже  подселили  кого-нибудь   поблизости   -
присматривать.
     - Как будто нет. Может, на первом этаже?
     - Вряд ли. Скорее рядом.  Или  телекамеру  воткнули,  чтоб  людей  от
работы не отрывать. Чтоб тебя не тронули, через пару часов  звони  им,  мы
уже далеко будем. Все, пора. Хочешь Алешка через балкон?
     - Хочу через балкон! - взвизгнул малыш, обнимая ногу  отца  -  такого
надежного, большого и, как казалось Алешке, самого сильного в мире.
     - Если спросят, куда увез пацана, скажи, ничего не знаешь, ничего  не
слышала, я, де, ни перед кем не отчитываюсь. Они, конечно,  вычислят,  где
он, да только тогда это уже не страшно.
     - Папа, папа! Мы уже идем? А маминого мишку взять?
     - Где там твой мишка? Ладно, давай свою лапу, давай и мишку!
     Когда выбирались обратно, тишину вдруг нарушил  негромкий  изумленный
вскрик:
     - Вор, вор! Гляди - лезет!
     Оглядываться не стоило.  Кронов  перестал  выжимать  педаль  газа  до
предела, лишь миновав с десяток переулков. Следовало помнить и о ГАИ.
     Малыш в восхищении не отрывался от окна и  вертелся  юлой  на  заднем
сиденьи. Кронов не сводил глаз с дороги и зеркал  заднего  обзора.  Однако
ничего подозрительного как-будто не было. Только в центральном  зеркале  -
два родных лица. Все так же липнет к стеклу Алешка, рассеянно крутит  лапу
плюшевого зверя Ольга...
     - Ой, папа, у мишки лапа оторвалась!
     С изумлением смотрел  на  пострадавшего  плюшевого  приятеля  Алешка,
словно раздумывая, стоит ли поднимать рев.
     Кронов переключил скорость, в разболтанной коробке хрустнуло.  Машину
чувствительно тряхнуло. Одновременно что-то упало на пол,  какая-то,  судя
по звуку, пластиковая коробочка.
     - Саша, это кассета, - на удивление ровным голосом сказала Ольга.
     Кронов сбросил газ,  опустил  руку  и  подобрал  кассету  с  коврика.
Помедлил и сказал:
     - Ну вот. История близится к завершению. Сейчас приедем - послушаем.
     - Нет, не хочу я этого слушать. Ты ведь и  сам  говорил:  есть  вещи,
которых лучше не знать. И не при ребенке. Тут нужно посоветоваться  и  все
обдумать. Я знаю человека, который может помочь... - Ольга  задумалась.  -
И, пожалуй, захочет...


     Этот человек внимательно  и  не  торопя  выслушал  по  телефону  дочь
старого  друга.  В  его  вопросах  проглядывала   заинтересованность,   но
чувствовалась и осторожность.
     - Она у тебя, Оля?.. Ну да, она самая. Вы  ее  не  слушали?  Давай-ка
сейчас же ко мне, мы и так наговорили лишнего. Все,  не  теряйте  времени.
Жду. Быстрее, пока фарватер не перекрыт.
     Машину Александр остановил подальше от входа в  офис  Ветлугина.  Оле
придется пройтись, но она и не возражала.
     - Будь осторожна, - напутствовал Кронов, приобняв Алешку.  -  Другого
щита, кроме Ветлугина и этой кассеты, у нас нет. Все, вперед.  Мы  объедем
квартал и остановимся за углом у входа. Не забудь ничего.
     - Уж не сомневайся.
     Легкой,  стремительной  и,  как  всегда,  изящной  походкой   девушка
свернула  за  угол.  Оставленные  ею  "жигули"  самой   первой   и   самой
примелькавшейся модели не спеша обогнули квартал и припарковались напротив
входа в особняк, к которому как раз приближалась Оля.
     Глаза водителя темно-зеленой "девятки",  припаркованной  буквально  к
дверям офиса демократической  партии,  неотрывно  следили  за  миниатюрным
свертком в руках у Оли. Поравнявшись  с  этой  машиной,  девушка  услышала
нечто, явно ее заинтересовавшее.  Иначе  не  приблизилась  бы  на  опасное
расстояние. Что было сказано,  с  противоположной  стороны  улицы  Кронов,
конечно, не  слышал.  Зато  видел,  как  с  профессиональной  четкостью  и
аккуратностью Олю втиснули в "девятку", которая тут же  рванула  с  места.
Дверца  захлопывалась  уже  на  полном  ходу,  а  за   стеклом   мелькнуло
напряженное и до крайности знакомое лицо. То был Владимир Евгеньевич Гусь.
     Ничего  не  оставалось,  как  последовать  за  ними  на   максимально
допустимой скорости.
     Коттедж Гуся на  окружной  дороге  был  известен  немногим.  Привозил
некогда и Александр шефу на дом всякую всячину.  Правда,  дальше  прихожей
его не пускали. Владимир Евгеньевич в принципе был радушен и гостеприимен,
и это тогда показалось Кронову странным. Видимо, стремление  оградить  дом
от посторонних взглядов преобладало.
     Сейчас Гусь вез домой очень важную  вещь.  Вез  для  того,  чтобы  ее
уничтожить. Вел машину он, как и все, что делал, быстро и профессионально.
При этом пытался поддерживать светскую беседу.
     -  Значит,  Оля,  решили  Ветлугину  кассетку  подарить?  Похвальное,
конечно, стремление, только зачем  же  не  свою?  Вас  разве  не  учили  в
детстве, что чужое брать  скверно?  Вы  ведь  девушка  из  хорошей  семьи,
правда?
     - Оставьте в покое мою семью! Какого черта вы  втащили  меня  в  вашу
машину? Тоже мне - посыльный от генерала...
     -  Оля,  вы  понимаете,  чем  рискуете?  Нравится?  -  Гусь  повертел
удлиненным черным стволом пистолета, вынутого из "бардачка",  затем  сунул
его на место и продолжил:
     - Как профессионал, скажу: эта игрушка вполне  может  обеспечить  вам
вечный покой. И мой молодой друг, сидящий  рядом  с  вами,  экипирован  не
хуже, смею вас заверить. Ну кто бы  вам,  Оля,  в  самом  деле,  позволил?
Плохого вы о нас мнения. Кассета  все  равно  оказалась  бы  у  нас  -  со
свидетелями или без оных. Пожалуйте-ка ее сюда.
     Молочно-белая кассета легко уместилась  на  ладони.  Однако  Владимир
Евгеньевич вовсе не был удовлетворен. Что-то было не так.
     - Да вы что, девушка, издеваетесь? Это же не микрокассета.  Когда  вы
ее успели переписать? А ну-ка, послушаем...
     Магнитофон  вспыхнул  зелеными  цифровыми  пунктирами,  из  динамиков
задней панели послышался  звук  знакомого  голоса.  Его  обладатель  сидел
рядом, вертя баранку: "Да слушайте вы эти  россказни!  Ну,  работают  наши
девочки, так ведь прямого выхода на вас нет. А деньги, сами знаете,  какие
нужны. Насчет свидетелей не опасайтесь - нету: убираем  загодя,  до  того,
как решатся свидетельствовать..."
     Гусь выключил магнитофон резким движением.
     - Все сходится, девочка. Только напрасно вы это сделали. Ей-богу,  не
стоило. Парнишка, который на меня работал, тоже услышал лишнее, вот  и  вы
теперь...
     - Да ничего я не знаю, зачем мне эта ваша болтовня! Оставьте  меня  в
покое!
     - Я бы с удовольствием! Только ведь  не  мы  вас,  вы  нас  зацепили.
Совершенно  напрасно.  Ага,  пока  светофор  красный,  мы  с  кассетой   и
разделаемся. Ничего, пусть подымит -  можно  и  окошко  приоткрыть.  Вы  -
девушка умная, шум поднимать не станете. Помочь вам  все  равно  никто  не
поможет - не  успеет,  а  так,  глядишь,  еще  и  поживете.  Разговор  нам
предстоит не простой и  очень  долгий.  Понимаю:  вашей  вины  здесь  нет.
Ошибка, не тот человек попался на пути. Бывает.
     Сожженная  пленка  разом  избавила  Гуся   от   плохого   настроения.
Расслабившись, он продолжил уже в благодушном тоне:
     - Удивляетесь, что мне весело? Не стоит, голубушка. Вы  ведь  умница:
раз уж влипли в эту историю, то  теперь  остается  одно  -  спасать  себя.
Другого выхода нет. Придется сдавать своего друга. Он сейчас для всех  как
кость в горле. Да и какой он вам друг? Уголовник, убийца...
     - Неправда! Саша не убивал!
     - Да что вы? Хороший парень? И  Женя  был  хороший?..  А  потом  один
хороший парень другому хорошему парню башку проломил. Взглянуть изволите?
     Фотографии впечатляли. В человеке с  буквально  размозженным  черепом
она сразу узнала Друмеко. Отбросила снимки на переднее сиденье.
     - Не верю, что это Саша. Зачем: Женя же спас его!
     - Такие вещи как признательность, Оля, не в ходу в уголовном мире. Вы
нашли  в  себе  мужество  поступиться  честью  для  того,  чтобы   собрать
информацию ради спасения любимого человека. И  я  вами  восхищаюсь.  Жаль,
парень оказался  -  так  себе...  Одним  словом,  чтобы  избежать  больших
неприятностей, нам нужно быть заодно. Для меня эта кассета - все, а значит
- и для вас. Невинные люди пострадали.  Я  Ежика  сам  к  делу  приставил,
следил, как зубки режутся, вот и пришлось... своими же руками!.. Не говоря
уже про Нину, с которой у нас тоже было кое-что общее, поверьте!  Что  же,
Оля, вот мы и прибыли. Прошу пожаловать в мое  скромное  жилище.  Здесь  и
продолжим.
     Но продолжить не пришлось. Гусь еще не запер дверцы машины, как из-за
угла стремительно возникла слабо освещенная фигура.  Его  узнали  -  Ольга
бросилась было к Александру, но  натолкнулась  на  черный  зрачок  ствола.
Кронов чуть повел оружием.
     - Саша, он говорит, это ты... Женю...
     - Ложись!
     Кронов отшвырнул Ольгу на обочину. Гусь, мгновенно оказавшись  позади
машины, выстрелил. Его рослый спутник растерянно  наблюдал,  как  босс  по
инерции, не целясь, нажимал на курок.
     Впрочем, уклоняться от выстрелов Кронова учил сам Гусь еще до  начала
недолгой службы в охране Сероусова. И неудивительно, что ученик, превзойдя
учителя, навсегда отнял у него возможность взять реванш.
     Спутник  Гуся,  оказавшийся  в  центре  событий,  предпочел  остаться
пассивным. Он так и стоял с поднятыми руками до тех пор,  пока  Кронов  не
плюхнулся в поданную Ольгой машину. Все горело - шум  они  подняли  такой,
что всполошилась округа. И снова спасла только скорость.
     - Саша, до каких же пор? Кровь, снова кровь... еще...
     - Не я в ней виноват.
     - А кто? Мне этот, как его, рассказал, как ты  Женю  убил.  Показывал
фотографии. Жутко...
     - Да ты что? - Кронов крутанул руль так, что едва не слетел в  кювет.
- Какие фотографии? Он был жив!
     - И по голове ты его не бил?
     - Бил. Что из этого? Мне ли не знать, что я делаю?
     - Женя-то тебе чем помешал? Господи! А куда ты Алешку дел?
     - Пристроил, слава Богу. Его только здесь не  хватало.  Пока  догонял
вас, Гришу Дубко встретил, у него и оставил. Единственный человек, который
до конца верит, что не я Нину и Мишу убил. Когда с человеком спина к спине
постоишь, тогда поймешь, на  что  он  способен.  А,  главное,  на  что  не
способен.
     - Ну, а что же делать теперь, Саша?
     - Нужно снова звонить. Придется доигрывать партию до конца. Это как с
поездом - на большой скорости  не  спрыгнешь,  слишком  много  шансов  шею
сломать. Беги, вон таксофон.
     Через  четверть  часа  от  Ветлугина  пришла  машина.   С   Олей   он
разговаривал по-отечески, сокрушаясь  о  наивности  девушки,  размышляя  и
прикидывая.
     - Как же ты, детка, оказалась в такой истории?  Я  тебе,  разумеется,
верю во всем, надеюсь, что поверят и мне. Но я ведь не частное лицо, и  не
могу ставить под удар общее дело. Выручить вас может только одно: оригинал
кассеты, то, чего вся эта сволочь  боится  больше  всего.  Так,  говоришь,
мерзавец Гусь мертв... Что ж, будем считать,  что  этим  он  искупил  свои
грехи. - В голосе генерала звучало неподдельное отвращение. - И все  же  я
связан по рукам и ногам. Я не могу укрыть Александра ни здесь в офисе,  ни
у себя дома. Этим ребятам только дай зацепку - разорвут  на  куски.  Кроме
того, нам, чтобы бороться, необходимо иметь  доказательства.  Без  кассеты
нам не выстоять.
     - Но мы же повсюду искали... И, кстати, не только мы.
     - Плохо, значит, искали. Надо действовать, действовать!
     - Сашу в любой момент могут схватить!
     - А вот это мы, пожалуй, уладим. Есть еще порох в пороховницах...
     Ветлугин  ласково  погладил  один  из  трех  аппаратов   -   ближний,
молочно-белый, с гербом на диске, придвинул его к себе и аккуратно  набрал
номер.  Предостерегающе  поднял  указательный  палец,  требуя  тишины,   и
заговорил с кем-то тоном старого знакомого.  Чувствовалось,  что  разговор
идет не с самим абонентом, а с промежуточной инстанцией.
     - Узнали, старика, голубушка? Как там шеф,  очень  занят?  Отлично...
Да, нечасто приходится... Привет!  Ветлугин  говорит.  А,  и  ты  узнал...
Слушай, я насчет этого Кронова... Что там? Давай...
     Ветлугин слушал долго, с выражением усталости на несколько  обрюзгшем
лице. Наконец сказал:
     - Ладно, все это я знаю. Давай немного подождем. Скажем,  три  дня...
Вот и прекрасно. Я за это отвечаю. Больше того -  своего  человека  с  ним
отправлю. А факты... Факты будут. Да, понял. Если за три дня не  найдут  -
беритесь за дело.
     Сопровождающего - или охранника, генерал, несмотря на протесты Ольги,
все-таки выделил.
     -  Вот,  познакомьтесь,  Оля.  Глеб  Жуков,  надежный  человек.   Это
необходимо. Неизвестно,  с  кем  придется  столкнуться.  И  каждую  минуту
помните: главное для вас - кассета. Судьбы многих людей  зависят  от  этой
пленки, и, скорее всего, дело тут в большой политике...
     Когда вернулись в  машину,  Кронов  подозрительно  осмотрел  могучего
спутника  Ольги.  После  немногословного  знакомства  в   салоне   повисло
тягостное молчание. Ситуация складывалась двусмысленная.
     Первым не выдержал Кронов:
     - Куда едем? Думаю, нас найдут скорее, чем мы разыщем  эту  проклятую
кассету. Где ее искать? И при чем тут Глеб?
     - Я на работе. Не знаю, что там на этой  вашей  кассете,  но  я  имею
приказ помогать вам и охранять. Этим я и займусь.
     - От закона кулаками не отмахнешься.
     - Вот что, ребята, - вмешалась Ольга.  -  Раз  вы  ничего  не  можете
придумать, пустите-ка меня за руль. Пора ехать.
     Кронов послушно пересел на заднее сиденье.
     Спустя десять минут машина лихо затормозила возле стеклянной коробки,
где помещался бытовой комплекс микрорайона. Пешеходная дорожка упиралась в
подъезд с табличкой ЗАГСа.
     - Вылезай, приехали! Сейчас мы  с  тобой,  Саша,  создадим  советскую
семью. Когда ты станешь  моим  мужем,  тогда  и  папенька  зашевелится,  и
Ветлугин по-другому станет на дело смотреть. Давай-давай, жених, пошли.
     Кронов не возражал, лишь проворчал под нос:
     - Тоже мне, жена декабриста. Самое время, - и вдруг хлопнул  себя  по
лбу: - Ба! Да ведь сегодня  и  впрямь  день,  который  нам  назначили  для
регистрации. Три месяца прошло!
     Свидетельницу подыскали без труда - упросили дворничиху.  В  согласии
Жукова стать свидетелем никто не сомневался.
     Регистратор,  полная  седовласая  дама,  встретила   новую   пару   с
необыкновенным радушием, и таинство брака свершилось в  считанные  минуты.
Однако к традиционным пожеланиям здоровья,  счастья  и  долгой  совместной
жизни новоиспеченным супругам Кроновым  добавилось  еще  одно,  не  совсем
обычное:
     - А сейчас, дорогие молодожены, я передаю вам поздравления  от  вашей
родственницы Нины Кроновой и прошу принять небольшой подарок.
     И без того торжественную тишину зала бракосочетаний теперь, казалось,
не нарушало даже  дыхание.  Чувствуя,  что  сюрприз  произвел  на  молодых
странное впечатление, служительница  Гименея  последние  слова  выговорила
как-то неуверенно.
     -  Нина  Кронова  желает  вам  счастья,  извиняется,  что  не   может
поздравить вас лично, и просит принять этот ларец как символ...
     Чего именно символ -  Александр  не  дал  договорить.  Выпустив  руку
новобрачной, он рванулся к шкатулке с яркой росписью под палех.  Она  была
отлично ему известна, так же, как был известен  секрет  старинного  замка,
которым снабдил шкатулку неизвестный умелец.
     Нетерпеливо схватив шкатулку, Кронов нажал невидимую  кнопку.  Крышка
плавно, с мелодичным  звоном  откинулась.  Внутри  было  пусто.  Еще  одно
прикосновение к кнопке - и боковая стенка тихо поползла вверх, обнаруживая
небольшой тайник. Миниатюрный черный прямоугольник  кассеты  приковал  все
взгляды.  Оригинальный  подарок  заинтересовал  даже   сотрудницу   ЗАГСа.
Встрепенулся и Жуков. Рука его словно сама  собой  потянулась  к  кассете.
Кронов огрызнулся:
     - Подожди, Глеб, не спеши. Вместе послушаем.
     - Где? Нет же магнитофона.
     - Найдем. Главное - кассета. Может, выудим что-то полезное...
     Договорить Александр не успел - пропустил неожиданный и жестокий удар
ногой в живот. Дыхание перехватило, словно кто-то  рывком  швырнул  его  в
вакуум. Выпад - и кулак Жукова врезался  в  челюсть  Кронова  со  страшной
силой. Отброшенный ударом, Александр  упал  у  стола,  рядом  с  онемевшей
сотрудницей ЗАГСа.
     - Всем стоять! Ни с места! - в глазах Глеба, устремленных на  женщин,
сверкала  решимость.  Он  кошачьим  движением  склонился  над  поверженным
Кроновым, приготовившись разжать его пальцы и взять кассету.  Правая  рука
была блокирована, но  левой  Александр  владел  не  хуже.  Хлесткий  удар,
казалось, смял горло противника. Затем - головой в переносицу, и  обмякшее
тело Глеба осело прямо на Кронова.
     Он с трудом выбрался из под шестипудовой туши.
     - Все, Оля,  брачная  церемония  окончена.  Уходим.  Спасибо  всем  и
простите за беспокойство. Думаю, раньше, чем через десять минут  наш  друг
не очнется.
     Из ЗАГСа новобрачные выскочили бегом. Это не осталось незамеченным на
улице. Здесь уже находилось несколько мужчин среднего возраста и  крепкого
сложения,  настороженно  сопровождавших  их  взглядами.  Отчаянным  рывком
Александру удалось приблизиться к машине, но Олю  уже  держали.  Откуда-то
вывернулся двухметровый детина  и  протянул  к  нему  лапу.  Высокий  рост
сослужил ему плохую службу: Кронов вложил всю силу в  апперкот.  Противник
рухнул на тротуар. Ольга исчезла, широкие спины  сомкнулись  -  Александра
теснили, явно готовясь захватить.
     Здешние окрестности были  знакомы  Кронову  как  свои  пять  пальцев.
Метнувшись направо, он вскочил в  проходной  подъезд,  пересек  внутренний
дворик с детской площадкой. Следующая дверь  вела  в  большой,  запущенный
двор, отдаленная часть которого сплошь заросла кустарником.
     В отличие от преследователей,  Александр  знал,  куда  он  стремится.
Сунулся  было  к  забору,  но  там   маячила   какая-то   фигура.   Погоня
приближалась. Негромко окликнув оперативника, Кронов  сунул  ему  под  нос
"макарова", и парень буквально сам подставился  под  удар,  сознавая,  что
боль и встряска все же лучше дырки в голове.
     Перемахнув ограду, Кронов  не  спеша  пошел  по  улице,  стараясь  не
привлекать к себе внимания.


     Номер этого телефона не значился ни  в  одном  справочнике.  Это  был
скромный с виду молочно-белый аппарат с четырьмя рядами кнопок, но у  него
было существенное отличие от всех остальных - он никогда не прослушивался,
да и не мог быть прослушан бывшими коллегами генерала. Номер знали  только
самые доверенные лица, и аппарат звонил редко. Но наконец заговорил и  он.
Ветлугин снял трубку.  То,  что  он  услышал,  явно  раздражило  генерала,
глубокие  морщины  обозначились  на  его  утомленном  лице.  Не   прерывая
говорящего, он время от времени подавал спокойные, взвешенные реплики.
     - Да, Саша, само  собой  разумеется.  По-видимому,  не  успели  снять
"хвост"... Ну, не все так плохо. Да, я уже знаю -  там  ведь  были  и  мои
люди. Доложили, что Жуков  оказался  двурушником.  Видимо,  кассета  очень
горячая, если они ради нее пожертвовали агентом. С Олей хочешь поговорить?
     Генерал нажал кнопку, и пожилая секретарша ввела в кабинет девушку.
     - Это он, Федор Ксенофонтович? - взволнованная  девушка  бросилась  к
телефону. - Можно? - и сейчас же зачастила в трубку: - Саша,  у  меня  все
хорошо! Я и опомниться не успела, как парни из  "Демократического  Центра"
меня окружили. Кто выручил? Я так и не поняла, но главное - свободна. Нет,
Жукова не видела. Но они его достанут, предателя! Приезжай сюда, Саша!
     - Минуту, Оленька! Тут уж дайте мне слово сказать. - Ветлугин перенял
трубку. - Саша, где ты находишься? Высылаю машину с двумя людьми. За  этих
головой ручаюсь. Все. Отойди в сторону и  жди.  Кстати,  этот  телефон  не
прослушивается... Да, черная "волга", запомни номер...


     В просторном кабинете Ольга изнывала от нетерпения,  когда,  наконец,
на пороге возникла фигура Кронова. Не отрываясь она смотрела на  крохотную
кассету, зажатую в его кулаке. Ветлугин взял  ее  с  осторожностью,  будто
черная пластиковая вещица могла взорваться.
     - Каких же эта штука дел наделала... Люди погибли, судьбы сломаны. Вы
ведь слушали ее, ребята?  -  генерал  повернулся  к  Кронову,  пристально,
испытующе заглянул в лицо.
     Кронов спокойно выдержал взгляд.
     - Каким образом?
     - Положим, время у вас было. Больше трех часов прошло после событий в
ЗАГСе. Ну, как бы там ни было, а большое дело вы сделали. Сына не  удалось
повидать? Ну, не огорчайтесь, мальчик в надежных руках, -  генерал  жестом
остановил Ольгу. - Это наш долг, не  стоит  благодарить.  А  что  касается
кассеты - сейчас мы, наконец, узнаем, за чем гонялись. Присаживайся, Саша,
в ногах правды нет.
     Магнитофон, размером не больше школьного пенала,  со  щелчком  принял
кассету. Послышался мягкий шорох, затем зазвучал знакомый голос  Владимира
Евгеньевича Гуся.  Все  слушали  с  напряженным  вниманием,  но  на  губах
Ветлугина играла скептическая усмешка.
     - "...убираем  их  раньше,  чем  они  решатся  свидетельствовать",  -
самодовольно вещал Гусь.
     Ему возразил голос Ветлугина. В этом невозможно было усомниться -  он
звучал веско и подлинно, и то, что говорил генерал,  могло  поразить  кого
угодно. Во всяком случае, ни  Кронов,  ни  Ольга  подобных  откровений  не
слыхивали. За каждым словом стояли грязь и кровь.
     По  молчаливому  знаку  шефа  охранники,  маячившие  по  обе  стороны
полированных дверей кабинета, выдернули из карманов пистолеты.
     - Убираешь свидетелей, Володя? Боюсь, переоцениваешь ты себя. Следует
больше доверять старшим товарищам. У тебя есть своя сфера, ты отвечаешь за
музыкантов - с тебя хватит.
     - А разве не тяну?
     - Тянешь. Но можно и поактивнее. Не забывай,  возможности  сейчас  не
те, что раньше. Следует о тылах думать, о самообеспечении. Разве пять  лет
назад пришли бы кому-нибудь в голову все эти  спектакли  с  проститутками,
доходы от концертов,  если  можно  было  напрямую  качать  из  госбюджета?
Гласность эта - как кость в горле...
     - Вашими молитвами, господа демократы.
     - Ничего, когда власть  будет  в  наших  руках,  этих  ошибок  мы  не
повторим. Поразительно, многие до сих пор верят, что родная спецслужба вот
так, за здорово живешь, взяла и отпустила на волю своих людей...
     - Рассчитано на профанов...
     - Надо  строить  работу  так,  чтобы  посвященных  убедить.  Уж  если
поручили нам заботиться о демократическом  движении  -  необходимо  прочно
занять позиции лидеров.
     - Какой из меня лидер, Федор Ксенофонтович.
     -  Не  прибедняйся.  В  экономике  ты  силен.  А  вот   ведешь   себя
неподобающе. Окружил себя черт знает кем, шлюха у тебя в доме вертится...
     - Нина - баба проверенная, ручаюсь. Она и на наших работала.
     - Надеюсь, ты не слишком многое ей доверял..."
     Щелкнула кнопка под пальцем генерала, кассета выскочила.
     - Техника! - мечтательно протянул  Ветлугин.  -  Только  ей  и  можно
полностью доверять. Ну, что ж, спасибо тебе, Саша. А Оля, как  дочь  моего
старого товарища...
     - Вы предали моего отца! - не смогла сдержать негодование Ольга.
     - Поверь, девочка, в конечном счете мы служим одной цели - остановить
распад и  грядущие  бунты.  Колесо  истории  движется  неумолимо,  хотя  и
печально, когда на его  пути  оказываются  порядочные  люди.  Хотя...  Ты,
голубушка, когда путалась с иностранцами,  чтобы  вытащить  из-за  решетки
своего милого, конечно, не думала, что не сможешь это осуществить без нас.
А ведь это так. Без нас тебе даже на панель  толком  не  выйти.  В  лучшем
случае - до сих пор ублажала бы грязных сутенеров.
     - Как? И Женя? Так это вы толкнули меня на связь с ним?
     - Успокойся. Друмеко - не сутенер в тривиальном смысле  этого  слова,
хотя, возможно, и мерзавец... Это все - в прошлом. А  деньги,  которые  он
получил от тебя, пошли на доброе дело - в фонд нашей партии.  А  вот  свои
личные доходы Евгений Павлович таки припрятывал, и за это поплатился.
     - Не слишком ли много смертей, товарищ генерал? - голос  Кронова  был
совершенно спокоен.
     - В конце концов вся эта история - дело  рук  твоей  бывшей  супруги.
Женщина она, несомненно, незаурядная, но большие траты, в  первую  очередь
на наркотики, никогда до добра не доводили.  Приблизил  ее  Гусь  к  себе,
поручился за нее, и оба мы с ним на этом попались. Гусь сдуру и сунулся  в
одиночку,  не  информировав  организацию,  исправлять  ошибку.  Ведь  Нина
обратилась с предложением купить кассету к старому  школьному  приятелю  -
Вене Сероусову. Веня немедленно сообщил Гусю, а Гусь, уже  после,  -  нам.
Наркоманы неважно соображают, особенно когда вот-вот ломка.
     - Но вы же сами ее на иглу посадили!
     От этой реплики даже квадратные  лица  охранников  дрогнули.  С  лица
Ветлугина сползло благодушное выражение.
     - Довольно, Кронов. Ты, однако, нахал. По крайней мере, Олю  пожалей.
Тебе в любом случае конец: хоть сейчас, хоть через полгода - по  приговору
народного суда. Зачем ты девочку за собой тащишь?
     - Да вы нас давно уже приговорили. Я скажу только две вещи. Резину вы
тянете, потому что боитесь, что где-то еще одна кассета гуляет. И  кончать
нас, пока это не выяснится, вам не с руки. Вы правы, стоит только  глянуть
на кассету. Ведь ваши девочки "Сони"  не  пользуются.  У  вас  идет  "Голд
стар".
     Ветлугин мельком глянул на кассету, лежащую на  столе,  и  напряженно
уставился в лицо противника.
     - Ну, дальше?
     - А вот это с глазу на глаз. Прикажите  своим  мальчикам  погулять  в
коридоре.
     Кивок шефа, короткий обыск - и охранники удалились.
     Генерал упер локти в стол.
     - Придется тебе, Кронов, выложить все. И про друзей, и  где  оригинал
кассеты, и куда девалось табельное оружие и похищенные удостоверения...
     - Не похищенные. Изъятые у бандитов.
     - Но-но, полегче. Не забывай, что и Оля, и твой сын в наших руках.
     - Да... с Алешкой это вы ловко провернули. А что касается кассеты, то
об этом не со мной говорить надо.  Возьмите  трубку.  -  Александр  набрал
номер.
     На другом конце провода откликнулись сразу же.  Этого  звонка  ждали.
Голос был с легким иностранным акцентом, но это  не  мешало  понять  смысл
сообщения. Ветлугин молча  положил  трубку,  ненавидящим  взглядом  сверля
Кронова. Пауза затянулась.
     -  Так  значит,  с  иностранцами  снюхался,  Кронов?   Против   своих
работаешь, против родины?
     - Э, нет! Перебор! Родину оставьте в покое.  Вы  меня  сами  к  этому
вынудили. Да, оригинал кассеты у Саймона, он хоть и мягко стелет, зато  на
нары спать не укладывает.
     - То есть, ты хочешь сказать, что если я вас с Ольгой...
     - И ребенка.
     - Если я всех вас выпущу, то вы уничтожите кассету?
     - Врать не буду, на вашу кассету концерт  Сероусова  не  запишут.  От
меня это теперь не зависит.
     - Слушай, Кронов, в конце концов, я  исполнитель.  Ты  и  представить
себе не можешь, кто здесь стоит на самом верху. И лучше  бы  ни  тебе,  ни
кому-либо другому этого не знать Сын твой сейчас не у меня...
     -  Вам,  видимо,  хочется,  чтобы  весь  мир  узнал  о  том,  что  вы
занимаетесь похищением детей, да и о прочих ваших  подвигах.  Думаю,  пора
вам, генерал, уходить на покой и держаться подальше от политики.  Это  вам
дадут сделать, причем без особого шума...
     - Эх, Кронов... Ты молокосос еще. Здесь ведь речь о судьбе державы. -
Ветлугин махнул рукой и, горбясь, будто сразу  постарев  на  десяток  лет,
поднял трубку третьего, особо редко используемого  телефона.  Аппарат  без
диска и кнопок немедленно отозвался. Голос генерала  стал  почтительным  и
немного заискивающим.
     - Это Ветлугин говорит. Чрезвычайно занят? Нет, всего  на  минуту:  у
нас по-солдатски. Вот  и  отлично...  -  он  сокрушенно  покачал  головой,
взглянув на Ольгу и  Кронова,  и  продолжил:  -  Ветлугин  беспокоит.  Да,
кассета сейчас у меня, так что  дублирование  не  понадобится.  Вариант  с
сыном сработал. Теперь уже все в  порядке.  Так  я  пришлю  за  мальчиком.
Доставим, разумеется... Нет, не в лучший мир, к родным, конечно.  К  тете.
Да, под мою ответственность. У меня все. Какая там рыбалка...
     С  тяжелым  вздохом  Ветлугин  опустил  трубку.  Глаза  его  смотрели
ненавидяще.
     - Все. Дай нам Бог больше никогда не  встречаться.  Поедете  с  моими
парнями. Ребенка вам отдадут. Об одном прошу - дайте мне выйти из игры без
проблем. И уходите быстрей, исчезните,  затеряйтесь.  Времени  у  вас  еще
меньше, чем у меня.


     Майор Строкач, вызванный к высокому начальству, без особого сожаления
узнал, что хлопотное  и  запутанное  дело  у  него  забирают.  Спецслужба,
поначалу подсовывавшая улики и диктовавшая версии, взяла  расследование  в
свои руки. Угрозыск на простои не жаловался, и через считанные дни Строкач
и его коллеги, вертевшиеся как белки в колесе, и думать забыли о Кронове и
обо всем, что с ним было связано.
     Старался забыть об этих тягостных  днях  и  сам  Кронов,  пребывавший
далеко за пределами страны. Во второразрядном  отеле  из  теленовостей  он
случайно узнал о том, что в городе с деловым визитом  находится  бизнесмен
Карасов.  Выпустили-таки  власти   злополучного   дельца!   Можно   только
воображать, во сколько ему это обошлось. Знал он много, а  убирать  его  -
накладно по нынешним временам. Карасов жил с комфортом,  ворочая  большими
делами, и время от времени из своего далека  принимался  учить  неразумных
соотечественников уму-разуму. Для себя же Кронов за счастье  почитал,  что
удалось ноги унести.
     Получить заграничный паспорт  удалось  только  при  поддержке  тестя,
который, узнав об образе жизни дочери,  из  двух  зол  предпочел  меньшее.
Политическая борьба требовала независимости от всяческих уз, в том числе и
родственных. Здесь, как и в повседневной жизни,  Михаил  Степанович  делал
выбор раз и навсегда.
     Однако и ему довелось выступить в несвойственной ему роли,  когда  из
офиса демократической партии ему позвонил новоиспеченный  зять,  незадолго
до того преподнесший ему кассету с фантастическими  разоблачениями.  Факты
были столь поразительными, что Гудин не смог отказать Кронову в просьбе  -
от лица некоего иностранного гражданина побеседовать с  давним  приятелем.
Несколько фраз солидным басом с  английским  акцентом,  два-три  фрагмента
пленки, вот и все. Вышло как нельзя лучше, и потом  он  помог  молодоженам
покинуть многострадальную родину, утешаясь тем, что  даже  деятели  самого
верхнего эшелона власти не считают для себя зазорным поступать  точно  так
же.
     Разоблачительная  информация,  в  несколько  усеченном   виде,   была
опубликована через три дня после  того,  как  Кронов  с  Ольгой  пересекли
рубеж.
     Купюры  в  тексте  несколько  смягчили  удар.  Ветлугин  благополучно
перебрался  из  одной  партии  в  другую,  расположившись   теперь   между
демократами и красными. Так сказать - шаг назад. В очередной  раз  отрекся
от заблуждений и вскоре снова выдвинулся в качестве признанного лидера.
     Накопления Гуся вручили семье покойного. Некоторая их часть послужила
компенсацией за потерю кормильца, остальное же было "добровольно" передано
ими в фонд нового движения,  так  как  передача  денег  непосредственно  в
секретное  ведомство  выглядела  бы  как-то   неуклюже.   Впрочем,   зачем
лицемерить? Суть-то одна.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.