Версия для печати

   Саймон ГАНДОЛЬФИ
   ЗОЛОТАЯ ДЕВУШКА





ONLINE БИБЛИОТЕКА http://bestlibrary.rusinfo.com
http://bestlibrary.agava.ru


К ЧИТАТЕЛЮ

   Республика Бельпан  -  вымышленная  страна,  хотя  читателям,  когда-либо
посетившим государство Белиз, ее географические особенности могут показаться
знакомыми.  Топографическое  сходство  между  государством   вымышленным   и
реальным - простое совпадение, все герои романа также вымышлены. Я  упоминаю
об этом потому, что работал над книгой в Белизе.
   Страна  Белиз  славится  своими  расовой,   социальной   и   политической
свободами, а также красотой барьерного рифа и дождями тропических  лесов.  Я
хотел бы поблагодарить всех белизцев, особенно  Люси  и  Мика  Флемингов,  а
также весь персонал Чаа-Крик за  гостеприимство  и  содействие  в  написании
романа. В каком еще уголке мира я мог бы услышать пение птиц с порога  своей
уютной комнаты или медленно плыть в лодке по реке, окруженной со всех сторон
девственным лесом!

ПРОЛОГ

   Пит Хэндрик  спал  на  авиационном  матрасе  рядом  с  кабиной  пилота  и
проснулся от звона будильника. Оба мотора работали ровно. Он сверил время  с
часами пилота и, приподнявшись на локте, выглянул в открытую  дверь  кабины.
Небо было все такое же - яркие звезды, лунный свет  и  ни  облачка.  Прогноз
погоды не обманул.
   Пит начинал вторым пилотом грузового, самолета американских ВВС в  Корее,
а сейчас переправлял кокаин из Колумбии в США.  Пит  не  любил  кокаина.  Он
считал себя любителей выпить - и всегда был им, но пил не постоянно и не так
сильно,  чтобы  это  могло  повредить  полетам,  однако  от   вечеринок   не
отказывался. А посему приходилось трудиться на "Дельте", в ТВА  <"Трансуорлд
эйр лайнз"  -  американская  авиатранспортная  компания.>  -  одной  из  тех
авиакомпаний, что предпочитали заниматься честным  бизнесом.  Пит  ходил  на
работу в щегольской голубой униформе с золотым околышем на фуражке. Но и это
не решало всех его  проблем.  Пит  был  женат  шесть  раз,  и  у  него  было
одиннадцать детей, начиная с четырехлетнего, ходившего еще в детский сад,  и
заканчивая  тридцатишестилетним  адвокатом,  работавшим  в   государственной
адвокатуре в Небраска-Сити. Жены - вот куда уходили  все  деньги  Пита.  Это
из-за них  ему  приходилось  теперь  возить  кокаин  -  из-за  жен  и  из-за
перестройки.
   В промежутке между службой в ВВС и  работой  на  колумбийский  кокаиновый
картель он летал преимущественно  на  "Эйр  Америка"  и  других  протяженных
авиалиниях ЦРУ, доставляя грузы в Никарагуа и  сбрасывая  их  никарагуанским
контрас.  Перестройка  лишила  его  этой  работы  и  поставила  под   угрозу
безработицы половину ЦРУ. Конфронтация вышла из моды, так  же  как  и  люди,
которых она кормила.
   "Да, шестьдесят один год  -  не  тот  возраст,  чтобы  спать  на  жестких
скрипучих авиаматрасах", - подумал Пит, с  трудом  поднимаясь  и  расправляя
затекшие плечи. Он налил из термоса две кружки кофе, черного с  сахаром,  и,
протиснувшись в кабину, проверил показания приборов. Топливо -  четырнадцать
галлонов, курс - триста пятьдесят восемь, высота - пятьсот, давление масла -
сорок пять, скорость - две тысячи четыреста - все в полном порядке.  Уровень
топлива был низковат для  часа  десяти  минут  полета,  но  этого  следовало
ожидать. Удовлетворившись показаниями приборов. Пит протянул  чашку  второму
пилоту.
   Пит называл про себя худощавого темнокожего молодого второго пилота Юнцом
и клубным летчиком. Юнец мог держать высоту, не сбиваясь с прямого курса, но
Пит не доверил бы ему свою жизнь при ночной посадке  на  незнакомую  полосу,
когда посадочные огни вспыхивают лишь на  считанные  секунды.  Для  Пита  же
такие посадки были обычным делом.
   Пит не знал, как Юнец влип во всю эту историю. Правда, он  любил  порошок
и, возможно, задолжал уличным продавцам или кому-нибудь из воротил. А может,
просто решил деньжат подзаработать. Впрочем, Пита это не волновало.  Сам  он
договорился на двадцать тысяч за полет. Это вполне  могло  бы  удовлетворить
денежные требования его шестой жены во Флориде.  Затем  нужно  было  достать
денег на пропитание сыну - слава Богу, что у них  только  один  ребенок.  Но
больше - никаких жен! Он и для  шестой-то  был  староват,  она  бросила  его
скорее из-за возраста, чем из-за пьянок.
   Пит не любил ни кокаина, ни колумбийцев. На работе на авиалиниях, даже на
"Эйр Америка", если ты  провинился,  тебя  просто  выгоняли.  Колумбийцы  же
запросто могли прострелить голову  или  воткнуть  нож  в  спину.  Но,  нужно
признать, они  хорошо  платят.  Загрузить  дополнительные  пятьсот  галлонов
топлива в трюм, пролететь над самыми горами Мексики, которые хорошо защищали
от радара, сбросить кокаин над пустыней Техас, возвратиться  в  Бельпан  для
дозаправки и оттуда - в Колумбию. Тридцать шесть часов полета -  и  двадцать
тысяч долларов. Легкие деньги Пит никогда не был в Бельпане.  В  эту  страну
попасть  можно  было  только  случайно.  Сто  шестьдесят  километров   узкой
прибрежной полосы, большей частью  заболоченной,  горная  гряда,  отделяющая
побережье от  Центральной  Америки,  и  цепь  песчаных  отмелей,  защищенных
коралловым рифом. Вплоть до начала шестидесятых  годов  Бельпан  принадлежал
Британии, затем англичане отказались  от  прав  на  него.  Целью  Пита  была
частная взлетно-посадочная полоса на одной из  песчаных  отмелей,  примерное
время приземления - 0.25. Один голубой огонь на месте посадки самолета,  три
красных - и конец посадочной полосы. На пути ни одного деревца, так  что  он
спокойно посадит самолет. Полная луна. Ни ветерка. Воздух сух...
   Юнец указал  вниз  на  пальмы  на  берегу  и  уверенно  ткнул  пальцем  в
навигационную карту. Пит не стал ни спорить, ни  соглашаться.  К  западу  по
курсу он видел множество огней  -  это,  должно  быть,  Бельпан-Сити.  Ничто
больше в этой стране не могло  так  хорошо  освещаться.  Внизу  простиралась
изломанная пенистая полоса рифа. Десять минут - и  они  будут  над  островом
Сан-Пол-Кей, еще пять минут - и покажется голубой огонь. Один круг - и заход
на посадку, таковы были инструкции Пита. В отличие от других  островков,  на
которые  при  необходимости  высаживались  рыбаки,  в  Сан-Пол-Кее,   первом
населенном пункте по курсу, было пять-шесть небольших  отелей,  освещавшихся
от  собственных  генераторов,  да   около   пятидесяти   домов.   В   отелях
электричество отключали в полночь. Наверное, там уже все спят.
   Пит распрямил уставшие плечи, пристегнул ремень и потянулся за очками. Он
не утруждал себя разговорами с Юнцом, а лишь кивал ему да контролировал  его
действия. К тому времени как Пит  допил  свой  кофе  и  сам  повел  самолет,
Сан-Пол-Кей оказался слева по курсу. Берег занимали с полдюжины  яликов,  на
освещенном пляже танцевала какая-то компания. Это походило на  одну  из  тех
вечеринок, которые так нравились Питу, Если бы  это  Пит  отплясывал  там  и
увидел самолет, направлявшийся в сторону  Кей-Канака,  у  него  бы  возникло
сильное искушение взять ялик и  отправиться  посмотреть,  что  занесло  туда
самолет так поздно. Пит подумал, что, если кто-то  из  участников  вечеринки
приплывет на Кей-Канака, его скорее всего  придется  убить.  В  него  самого
стреляли столько раз,  что  он  уже  сбился  со  счета,  и  ему  приходилось
отстреливаться. Но это на войне. Убивать же какого-нибудь полупьяного  парня
из-за кокаина вовсе не входило в намерения Пита...

Глава 1

   В деревянном отеле  на  острове  Сан-Пол,  самом  большом  из  прибрежных
островов Бельпана, в честь праздника  полнолуния  гремела  музыка.  Так  как
спать было все равно невозможно, хозяин  отеля  развел  костер  из  скорлупы
кокосовых орехов и стал готовить лобстеров. Его постояльцы, по  преимуществу
американские студенты  или  недавние  выпускники  колледжа,  приезжали  ради
главной  достопримечательности  Бельпана  -  кораллового   рифа.   Родителей
удерживало  от  посещения  Бельпана  примитивное  оборудование  отелей.   Но
розничная цена рома составляла здесь доллар за бутылку, а белый ром  пополам
с апельсиновым соком - национальный напиток Бельпана - очень вкусен. К  тому
же гоньосы из южных провинций - потомки беглых рабов - выращивают марихуану,
плавают на каноэ, танцуют по ночам и с удовольствием  предоставляют  занятие
коммерцией и политикой латинос и креолам. Молодым туристам было  из-за  чего
ездить в Бельпан.
   В полумиле <Морская миля = 1,852 км.> от берега виднелся стройный  корпус
"Золотой девушки", пятнадцатиметрового парусного  катамарана,  стоявшего  на
якоре под прикрытием рифа.
   "Золотая  девушка"  была  задумана  как  быстроходное  океанское   судно,
скорость и безопасность плавания на котором  обеспечивались  его  легкостью.
Особенно легкими были носовые части корабля, благодаря чему во время  шторма
он не зарывался носом в воду.  Перемычка,  соединяющая  обе  части  "Золотой
девушки", заканчивалась полутораметровым центральным салоном. С одной  части
катамарана на другую был перекинут  нейлоновый  шнур,  и  на  него,  как  на
поручень,  облокотился  мужчина,  наблюдавший  в   цейсовский   бинокль   за
вечеринкой на пляже. Родители назвали его Патриком Махони,  но  использовать
свое собственное имя он не мог, так как это ставило под  угрозу  его  жизнь.
Патрик Махони был застрелен в Южном Арма - газеты напечатали даже фотографии
печальной   церемонии   в   приходе   Шанпон.   Надо   сказать,   что   лица
присутствовавших на похоронах были почти неразличимы из-за сильного дождя  и
сумрачного зимнего света, да к тому же полуприкрыты поднятыми воротниками  и
шляпами, низко надвинутыми на лоб.
   В Бельпан он приехал под именем "Трент  -  тридцати  пяти  лет  от  роду.
Длинные, темные, слегка вьющиеся волосы  и  густая  короткая  борода,  почти
черные глаза и гибкое  мускулистое  тело  не  привлекали  особого  внимания.
Ожерелье из красных кораллов выглядело на нем немного нелепо.
   Волны, омывая  риф,  слегка  покачивали  большой  катамаран.  Откатываясь
назад, они с  хлюпаньем  всасывались  в  кораллы,  такой  же  звук  когда-то
издавало пиво, вливаясь в ирландского дедушку Трента. У деда  была  вставная
челюсть, чаще всего лежавшая в жилетном кармане вместе с  тяжелыми  золотыми
часами и серебряным перочинным ножиком...
   Гул самолета отвлек внимание Трента от этого  внезапного  воспоминания  и
пляжной  вечеринки.  Самолет  летел  с  юга  низко  над  землей  параллельно
побережью! В  Бельпан-Сити  не  было  никаких  ночных  коммерческих  рейсов.
Удивительно! Трент влез на мачту.  С  высоты  двадцати  метров  ему  удастся
заметить навигационные огни самолета. В прошлом, лежа в темноте, он  не  раз
слушал нарастающий гул мотора. И даже короткий  свет  прожектора  мог  тогда
сделать его удобной мишенью для автоматов Калашникова...
   Приближался двухмоторный и тихоходный самолет. Трент мысленно  представил
карту побережья. Здесь  была  единственная  посадочная  полоса,  построенная
американским   "косметическим"   биллионером    на    острове    Кей-Канака,
расположенном милях в  пяти  севернее  острова  Сан-Пол.  Биллнонер  жил  на
Кей-Канака в большом белом бунгало на рифовой стороне острова по две  недели
в  году.  У  президента  же  Бельпана  был  небольшой  деревянный  домик  на
прибрежной стороне, построенный с благосклонного разрешения, как сказали  бы
в Англии, биллионера, играющего здесь роль королевы.
   Спустившись с мачты, Трент направился к рундуку,  в  котором  лежали  все
фок-паруса. Он выбрал легкий гостер и поднял его в ночное небо  зачехленным,
как большую белую сосиску.
   Для облегчения носовой части судна Трент использовал нейлоновый  канат  с
короткой якорной цепью и вытягивал его до тех пор, пока не показался  якорь,
затем привязал конец цепи к тросу на шлюпке  и  оставил  лодку  в  свободном
дрейфе.
   Сильный рывок за левый шкот расчехлил гостер. Здесь, у рифа,  вдалеке  от
заслонявших ветер  островов,  даже  легкого  бриза  было  достаточно,  чтобы
наполнить парус.  Трент  прислушался  к  журчанию  волн,  рассекаемых  носом
набиравшего скорость катамарана. С поднятыми поплавками у "Золотой  девушки"
была осадка два фута. Между Кей-Канака и местом стоянки катамарана  не  было
никаких коралловых  рифов,  так  что  необходимость  в  навигационной  карте
отпадала.  Трент  закрепил  двойной  румпель  яхты   резиновым   ремнем   и,
предоставив "Золотой девушке" самой держать курс, снова залез на мачту.
   Самолет сделал  полный  круг  и  теперь  возвращался  параллельно  своему
собственному следу, только ниже. Трент поняв  по  звуку  мотора,  что  пилот
сбавил скорость, на  Кей-Канака  мелькнуло  три  красных  огня.  Затем  небо
озарила вспышка белого света, осветив все вокруг  в  радиусе  четырех  миль,
двигатели самолета умолкли, и послышались какие-то глухие, тяжелые  удары  и
щелчки, как будто грузный человек скатился с железнодорожной насыпи  в  кучу
сухого хвороста и пустых консервных банок.  Трент  отодвинул  панель  внутри
алюминиевой  мачты  и  достал  полиэтиленовый  пакет  с  пистолетом  системы
"Вальтер" и двумя запасными магазинами к нему.
   Когда катамаран был на полпути к Кей-Канака,  он  услышал  звук  моторной
лодки, быстро направлявшейся к материку. Путь до острова занял у  него  час.
Он свернул парус, стараясь не поднимать брызг,  опустил  небольшой  якорь  с
кормы,  вытравил  кормовой  трос  и  направил  "Золотую  девушку"  к  пляжу,
подтягивая ее так, чтобы  корпус  корабля  лишь  слегка  касался  прибрежной
гальки. Затем спрыгнул на берег, привязал трос к пальме, вновь взобрался  на
борт и вытянул трос метра на три. Его насторожил  слабый  запах  бензина.  В
самолете, должно быть, кончилось топливо. Трент опасался идти  по  открытому
пространству, особенно ночью. С вальтером в одной руке, с большим фонарем  -
в другой и с портативным фотоаппаратом в кармане, прячась в тени  пальм,  он
осторожно обошел взлетно-посадочную полосу. Самолет стоял на  дальнем  конце
полосы, между деревьями. Стволы пальм погасили скорость самолета и  удержали
его в горизонтальном положении - пилот был очень  опытным,  или  ему  просто
повезло.
   Трент подождал еще минут пять, опустив руку с пистолетом и прислушиваясь.
Затем обогнул переднюю часть самолета и за разбитым ветровым стеклом  увидел
темные очертания фигуры пилота. Грузовой люк с левого борта был распахнут, и
Трент забрался внутрь.
   Большую часть пространства  в  грузовом  отсеке  занимал  топливный  бак.
Впереди, у предохранительной перегородки, стояли в  ряд  стальные  канистры,
размером раза в два больше баллонов для подводного плавания. В дверях кабины
пилота в луже крови лежал чернокожий юноша. Наверное, второй пилот. Посветив
фонарем, Трент увидел осколок стекла, торчавший из шеи.
   Что касается пилота, то он, видимо, сильно ударился  головой  о  ветровое
стекло. Откинув тело, Трент  взглянул  ему  в  лицо  -  широкое,  с  резкими
чертами, отекшими щеками, мясистым носом и серыми, поблекшими  от  солнца  и
алкоголя глазами. На коротко стриженных непослушных волосах запеклась кровь.
"Любитель подраться в барах", - подумал Трент,  глядя  на  покрытые  шрамами
руки. Пожалуй, в свои шестьдесят он немного староват для этого. Пилотам "Эйр
Америка", обслуживающим нефтяные месторождения,  геологические  изыскания  и
небольшие  полуофициальные  операции,  о  которых  так  мечтали   не   самые
привлекательные отделы ЦРУ, Трент достаточно часто вверял свою  жизнь  и  по
опыту знал, что эти  тертые  калачи,  бывало,  совершали  ночные  посадки  с
непристегнутыми ремнями безопасности.
   Наклонившись над трупом,  Трент  осветил  фонариком  забрызганное  кровью
ветровое стекло. От удара небольшой  осколок  вылетел  наружу.  Открыв  нож,
Трент вставил осколок обратно, стараясь не испачкать в  крови,  затем  вытер
лезвие ножа,  соскреб  какую-то  серебристо-серую  чешуйку  и  потер  ею  по
навигационной карте. На карте осталась серая полоска. Карманы  летчика  были
пусты, в кабине пилота не оказалось никаких документов, кроме  навигационных
карт севера США, Мексики и Центральной Америки.
   Ничего не было и в карманах второго пилота. Трент еще раз  осмотрел  рану
на горле юноши, сфотографировал обоих пилотов и, пройдя  в  грузовой  отсек,
стал исследовать стальные канистры. Их было пятнадцать, весом килограммов по
двадцать  каждая.  Трент  открыл  одну  из  них,  опустил  влажный  палец  в
кристаллический порошок и потер им о десну. Мгновенное онемение десны и вкус
порошка не оставляли сомнений:  кокаин.  Канистра  весит  килограммов  пять,
остальное - порошок. Пятнадцать умножить на  пятнадцать  -  двести  двадцать
пять килограммов,  три  с  половиной  миллиона  долларов  оптом,  тринадцать
миллионов, если продавать по граммам на улице. Трент закрыл канистру и  стер
майкой отпечатки пальцев.  Спрыгнув  на  землю,  осмотрел  песок  в  поисках
следов. Только четкие отпечатки его собственных ног и больше  ничего.  Держа
пистолет наготове, он обогнул самолет, преодолел метров сто по направлению к
деревьям и наконец нашел то, что искал. След!  На  пляж  и  с  пляжа  прошел
грузный человек. Трент двинулся по левому следу. Тот обрывался метрах в  ста
от посадочной полосы, а правый след - примерно в шестидесяти  метрах,  среди
деревьев. Трент вздрогнул, но все же вернулся к центру  взлетной  полосы  по
тормозному следу, чтобы найти то место, где самолет впервые коснулся  земли.
Затем отсюда зашагал до пляжа - сто три с половиной метра.  Почти  блестящая
посадка для повидавшего на своем веку летчика...
   Через полтора часа он уже бросил якорь возле  "своего"  рифа,  спустил  и
зачехлил парус, убрал вальтер в тайник  и  спустился  по  трапу  в  большую,
просторную и светлую кают-компанию, соединявшую обе части  судна.  Слева  от
трапа располагался стол с навигационной  картой.  Большой  диван  U-образной
формы, обитый серо-голубой материей, занимал переднюю часть кают-компании. К
дивану придвигался полукруглый полированный обеденный стол красного  дерева,
подпиравшийся гнездом мачты. Трент не стал задерживаться,  а  спустился  еще
ниже, туда, где располагались  носовые  и  кормовые  комфортабельные  каюты,
камбуз, душ, большая раковина и фотолаборатория. Перед тем  как  вынести  на
палубу спальный мешок, он проявил  и  напечатал  пленку,  которую  отснял  в
самолете.

***

   Он проснулся от гула подвесного лодочного мотора "Джонстон"  в  пятьдесят
лошадиных сил. В Бельпан импортировали моторы марок "Джонстон", "Меркурий" и
"Ямаха", и он быстро научился различать их по звуку. Мужчина приоткрыл  один
глаз и,  прищурившись,  осмотрелся.  Солнце  уже  вынырнуло  из  тумана  над
серебристо-голубой поверхностью  моря  и  полностью  освещало  белую  лодку,
стремительно приближавшуюся к катамарану.  Сидевший  в  ней  человек  сделал
круг, выключил двигатель и подвел лодку к борту "Золотой девушки".  Поднятая
мотором волна забрызгала и Трента, и его спальный мешок.
   Сидевший  в  лодке  человек,  взявшись   за   леер   "Золотой   девушки",
пришвартовался, стараясь не оцарапать безупречно отполированную  поверхность
яхты. Это был латиноамериканец, лет двадцати пяти, невысокий, мускулистый, с
широкой грудью ныряльщика. От постоянного пребывания на  солнце  он  загорел
почти дочерна, а морская соль обесцветила  волосы  до  желтизны.  Огоньки  в
черных глазах и широкая улыбка говорили о том, что он  доволен  собой,  всем
миром и обозримым будущим.
   Трент втайне завидовал ему. Обтерев ладонью мокрое от морской воды  лицо,
он заговорил с парнем по-испански:
   - Карлос, если ты и впредь будешь подплывать ко мне с восточной  стороны,
я когда-нибудь прострелю тебе голову.
   Трент  говорил  на  кастильском  наречии,  довольно  официально,  как  бы
подчеркивая, что находится в спальном мешке, а времени - всего пять утра.
   Парень позвал его рыбачить:
   - Пойдем зарабатывать себе завтрак...  Если  уж  говорить  начистоту,  то
ловля лобстеров давала Карлосу приличный  доход.  Расходы  же  у  него  были
минимальные: машина была не  нужна,  так  как  на  острове  Сан-Пол-Кей  нет
автомобильной дороги, а если бы  и  была,  ездить  все  равно  некуда;  пара
джинсов, две рубашки да несколько маек - вот и все, что он  купил  за  шесть
месяцев рыболовного сезона. Он являлся пайщиком двух совладений в  Майами  и
уже наполовину выплатил за третье.
   Трент помог ему чистить лобстеров и нырять за ними. Часам  к  десяти  они
закончили. Надо бы еще раз взглянуть на Кей-Канака  при  свете  дня,  но  не
хотелось привлекать к себе  внимание  и  идти  туда  на  "Золотой  девушке".
Поэтому  Трент  попросил  у  Карлоса   лодку,   пообещав   пригнать   ее   к
кооперативному причалу.
   Пока Карлос разгружал лобстеров, Трент прошелся к бару Джимми - основному
месту встреч на острове Сан-Пол-Кей. Джимми, креол лет пятидесяти, уже начал
прибавлять в весе из-за недостатка физических упражнений. Он построил бар  и
ресторан на деньги от промысла лобстеров, а на втором  этаже  открыл  десять
комнат с отдельными душевыми,  которые  изредка  работали.  Бар  и  ресторан
процветали,  и  Джимми   выписал   из   США   видеоплейер,   чтобы   крутить
художественные фильмы, пиратским способом переснятые с  кассет  из  проката.
Трент нашел Джимми сидящим в шезлонге под пальмовым деревом  напротив  бара.
Джимми уже скрутил сигарету, причем в кисете у него на коленях был далеко не
табак. Он склеил четыре полоски папиросной бумаги и то ли устал, то  ли  его
осенила свежая мысль, но только в этот момент он сидел безо всякого  дела  в
глубокой задумчивости. Джимми все время только и делал, что думал. Остальным
занимались его жена и четверо детей.
   Трент облокотился на стену и подождал, пока Джимми вернется на землю.
   Наконец владелец бара заговорил:
   - Слыхал, на Кей-Канака вчера ночью самолет упал?  По  радио  говорили  в
девять часов. Трент ответил, что он в это время рыбачил.
   - И что поймал? - заинтересовался Джимми.
   - Поднимали лобстеров с молодым Карлосом.
   На острове Сан-Пол лобстеры были дешевле куриных яиц, и достать  их  было
гораздо легче, чем яйца.
   - Трент, мальчик, ты стал настоящим рыбаком. Неси их сюда.
   Трент пообещал, ведь за эти подношения его обслуживали в баре. Указав  на
деревянный причал, Джимми сказал:
   - Там, внизу, президент ловит альбул. Чертов лодочник забыл,  что  должен
его забрать.
   Трент спросил, не на остров ли Кей-Канака собирается президент, и  Джимми
утвердительно кивнул.
   - Я мог бы его отвезти на лодке Карлоса, - предложил Трент.
   Джимми с отсутствующим видом растер  пальцами  марихуану,  затем  тряхнул
головой, словно отгоняя мух.
   - Трент, мальчик, я не знаю. Тут вот кто-то пишет, что президент связался
с колумбийцами. - Он поднял с земли газету и бросил  ее  Тренту  -  "Бельпан
индепендент" - четыре страницы серой газетной бумаги, в общем, лучшая газета
в Бельпане. Есть еще "Бельпан тайме". Трент слышал,  что  за  последние  два
месяца у газет сменились хозяева. Он прочел статью,  которая  была  в  своем
роде  классикой:   грязные   выпады   против   президента,   основанные   на
предположении, будто он работал на колумбийских торговцев кокаином, позволяя
им использовать главное шоссе страны и аэродромы  в  джунглях  Бельпана  для
дозаправок.
   На предыдущей неделе двухмоторный самолет, груженный  кокаином,  потерпел
крушение и рухнул во время ночной посадки на недостроенный участок дороги на
безлюдном севере страны. Теперь еще эта катастрофа  на  Кей-Канака  подольет
масла в огонь. И все это - накануне парламентских и президентских выборов...
   Трент вернул газету Джимми и побрел к причалу.
   Президенту Бельпана было далеко за шестьдесят. Креол, скорее черный,  чем
белый, высокий, худощавый, хотя и с небольшим брюшком, седоватый, правда уже
слегка лысеющий, в брюках цвета хаки, рубашке такого  же  цвета  и  очках  в
стальной оправе, в синих парусиновых тапочках, он  ловил  альбул  карбоновой
удочкой, опуская блесну на стальную поверхность  воды,  туда,  где  мелькали
треугольные хвосты стоящей на мелководье рыбы. Тренту показалось, что старик
чем-то расстроен - может, плохой рыбалкой или тем, что за ним не приехали.
   Бельпан - единственная страна в мире, где лодочник вполне  мог  забыть  о
президенте. Трент также не знал другой такой страны, где президент  спокойно
ловил рыбу с общественного причала и безо всякой охраны разгуливал по улицам
в поисках такси.
   Рядом с президентом сидела девушка лет двадцати,  худощавая,  как  и  он,
правда, посветлее, с красиво очерченными полными губами и большими  глазами.
Волосы, собранные в пучок,  были  покрыты  красным  платком  на  африканский
манер; она смотрела  на  президента  таким  взглядом,  будто  он  был  самым
прекрасным человеком в мире и ее долг - защищать его.
   Трент спустился к причалу и поздоровался:
   - Доброе  утро,  мистер  президент.  Старик  удивленно  оглянулся:  каким
образом его узнал иностранец?
   - Трент, сэр. Джимми из бара сказал, что вы, быть  может,  хотите,  чтобы
вас довезли до Кей-Канака.
   - Вы англичанин...
   - Британец, сэр.
   Тот улыбнулся в ответ доброй, понимаю щей улыбкой,  напомнив  Тренту  его
собственного отца. Напряжение в голосе старика исчезло.
   - Кельт?
   - Да, сэр.
   - Здесь все национальности смешались  и  перепутались,  мистер  Трент.  -
Старик взглянул на девушку:
   - Моя внучка, изучает политэкономию  в  Лондонской  школе  экономики.  Ну
наконец-то! - Он перевел  взгляд  на  девятиметровый  катер,  подлетевший  к
причалу. - Опоздал, но  не  забыл.  Очень  благодарен  вам  за  предложенную
помощь...
   Трент подумал, что старик, вероятно, нуждается в  большем  внимании,  чем
то,  которое  мог  предложить   ему   новый   лодочник   из   агентства   по
трудоустройству.

Глава 2

   Двадцатимильная полоса первоклассных отелей, ночных  клубов,  ресторанов,
совладений и частных особняков - вот чем был Канкун,  город  в  мексиканской
провинции Кинтана-Роо. По туристическим меркам, он отстоял от  Бельпана  так
же далеко, как край света. Подгоняемый  попутным  ветром,  Трент  отправился
туда на "Золотой девушке", и путешествие заняло  двадцать  четыре  часа  при
средней скорости в тринадцать узлов. Бросив якорь в порту, Трент сгрузил  на
пристань мотоцикл и  отправился  на  поиски  воскресного  выпуска  "Нью-Йорк
тайме" и придорожного кафе, где бы  подавали  свежемолотый  кофе.  Он  купил
газету  и,  глядя  поверх  нее,   засмотрелся   на   высокого,   худощавого,
широкоплечего  мужчину  в  бежевом  полотняном  пиджаке,  двинувшегося   ему
навстречу. Привлекали внимание галстук  Мэрилебонского  крикетного  клуба  и
панама, а безупречно отутюженные брюки выглядели  так,  словно  их  шили  на
заказ. Несколько секунд на Трента  из-под  густых  седых  бровей  пристально
смотрели холодные серые глаза. Широкие ноздри, аккуратно подстриженные  усы,
твердый рот, квадратный подбородок - ни  дать  ни  взять  офицер  британской
гвардейской кавалерии, казалось, с  рождения  приученный  делать  карьеру  и
беспрекословно подчиняться. Из-за отца Трент все  свое  детство  страдал  от
добродушного презрения людей этого сорта.
   Сложив газету, Трент пересек тротуар и свернул в первый переулок направо.
Улица сменялась двусторонним шоссе, ведущим из Канкуна вдоль насыпи в  глубь
мексиканской территории. От раскаленного асфальта поднимались волны жара, на
улицах почти не было пешеходов и машин.  Департамент  дорог  позаботился  об
акациях вдоль шоссе. Некоторые деревья  погибли.  Другие  ободрали  козы,  и
чахлые  их  остатки  отбрасывали  тень,  недостаточную   даже   для   самого
выносливого из крестьян майя, ищущего приюта на время сиесты.
   Повернув налево, Трент увидел, что мужчина в полотняном костюме  идет  по
дальней стороне шоссе. От горячего воздуха  в  глазах  все  расплывалось,  и
казалось, будто тело англичанина разрезано пополам и ноги  важно  вышагивают
совершенно независимо от верхней части туловища. Трент все еще держал его  в
поле зрения. Англичанин опять перешел на другую сторону шоссе и повернул  на
пересекавшую его улицу. Трент ускорил шаг  и  свернул  туда  же.  Англичанин
оглянулся, Трент тотчас выронил газету и, поднимая ее, увидел,  что  мужчина
вошел в отель "Королева Виктория" - двенадцатиэтажную  башню  нежно-розового
цвета. Немного погодя Трент вошел следом, поднялся на последний этаж, прошел
в бар, заказал у полусонного бармена бутылку  пива  "Корона",  через  десять
минут спустился на лифте на третий этаж и по служебной лестнице сбежал вниз.
Худой мексиканец в красной майке деловито размазывал белую краску  на  стене
лестничной площадки, а мексиканец в зеленой майке  стоял  на  коленях  перед
ящиком с инструментами, притворяясь, будто проверяет электрическую  розетку.
За то время, пока лжеэлектрик успел бы  бросить  свою  отвертку  и  вытащить
пистолет, Трент смог бы всадить ему три пули  в  голову.  И  где  англичанин
отыскал  этих  ребят?  Будучи  любителем  театральных  эффектов,  Трент   не
удержался, чтобы не "выстрелить" в  мексиканца,  выставив  два  пальца.  Тот
широко улыбнулся в ответ и пожал плечами, а Трент сдул воображаемый порох  с
кончиков пальцев и двинулся по коридору к комнате номер три. Дверь  была  не
заперта.
   Полковник  Смит,   начальник   нового   подразделения   ЕС   <Европейское
сообщество.> по борьбе с терроризмом, стоял у окна, глядя  на  улицу  сквозь
кисейные   занавески,   которые   за   годы   небрежного   обращения   стали
желтовато-коричневыми от никотина. Оглянувшись через плечо, он указал Тренту
на один из легких стульев возле обшитого пластиком кофейного столика.
   Таким же ободранным пластиком были отделаны письменный  стол  и  то,  что
архитектор, планируя интерьер номера,  видимо,  назвал  туалетным  столиком.
Покосившаяся  двухспальная   кровать   была   прикрыта   застиранным   белым
покрывалом,  а  ковер  представлял  собой  запятнанный   кусок   коричневого
клетчатого шерстяного полотна, от которого исходил запах дешевой косметики и
табака.
   В своем костюме от Сэвиль Роу и галстуке Мэрилебонского крикетного  клуба
полковник  выглядел  здесь  так  же  нелепо,  как  завернутый   в   простыню
куклуксклановец, голосующий на углу улицы в Гарлеме. Трент знал, что все это
заранее спланировано, чтобы вызвать у него раздражение. В первые годы  своей
работы он слишком часто задавал  себе  вопрос  "почему?",  чтобы  теперь  не
понимать полковника. Полковник мастерски управлял эмоциями людей. Трент  жил
в его доме в Лондоне с двенадцатилетнего возраста. Отец Трента служил с  ним
в одном кавалерийском полку - полковник ушел  с  почетом,  в  то  время  как
старший Махонк вышел в отставку после того, как в  его  эскадроне  вскрылись
серьезные, хотя и  неподсудные,  злоупотребления  с  казенными  деньгами:  в
кавалерийских полках не любят скандалов. - Ну что, плохие  новости?  -  Смит
задал этот  вопрос  спокойным,  ровным  голосом,  в  котором  сквозила  едва
заметная усталость, обычная для людей, долгое время несущих  на  себе  бремя
ответственности  за  безопасность  сограждан.  Информация,   ложившаяся   на
письменный стол полковника Смита, всегда несла в себе беду  -  разница  была
лишь в степени опасности.
   - Возможно, это не наше дело, - осторожно начал Трент. - Бельпан -  сфера
американских интересов. Наркотики или что-то вроде этого.
   Он ожидал ответа, но полковник по-прежнему разглядывал улицу.  Исходя  из
опыта, Трент знал, что молчание Смита - игра, в которую он играет со  своими
подчиненными. Помолчав, Трент продолжил:
   - Сначала на шоссе, ведущем с юга на север, приземляется самолет. Ни один
из кульвертов не был закрыт. Оба пилота погибли, и сотня килограммов кокаина
осталась  на  дороге.  Те,  кто  занимается  контрабандой  марихуаны,  могут
позволить себе витать в облаках, не проверяя шоссе. Но торговля  кокаином  -
дело профессионалов. Я  видел  это  место.  Глубина  кульверта  -  четыре  с
половиной метра, отвесные стояки. У них не было шанса. - Хотя Трент и считал
себя достаточно сообразительным, но он так и  не  смог  тогда  найти  веской
причины для посещения морга и не видел тел погибших. - Затем другой самолет,
уже с кокаином, делает ночную посадку на остров,  где  находится  загородный
дом президента. Посадочная полоса достаточно  длинная,  но  сигнальные  огни
были установлены на сто метров  дальше,  чем  следовало,  а  стоповые  -  на
шестьдесят метров, в  глубине  леса.  Пилота  во  время  приземления  кто-то
ослепил мощным стробоскопом. Пилот был  настоящим  профессионалом.  -  Трент
бросил на кофейный столик фотографию пилота. - Американцы внесут его в  свою
картотеку. Ему каким-то образом удалось посадить  самолет  между  деревьями.
Крылья погасили скорость, и он выжил. Помощник пилота - тоже.
   -  Потрясающе!  -  Полковник  был  удивлен  так,  как  червяк,   которого
приготовили для наживки и вдруг отпустили.
   "Побольше игры",  -  подумал  Трент.  В  начале  их  служебных  отношений
полковник иногда выводил его из себя, теперь же он даже не чертыхнулся.
   - Готов поспорить, что он выполнял фигуры  высшего  пилотажа,  -  добавил
Трент. - Пилот понял, что его подставили и  теперь  он  является  прекрасной
мишенью. Прибор ночного видения выведен из строя светом стробоскопа, так что
удрать вряд ли удастся, хотя, пожалуй, бегство - единственный шанс. Но  едва
он спрыгнул на землю, как кто-то размозжил ему череп куском свинцовой трубы.
Необычайно опытный был пилот, что называется  "тертый  калач",  -  продолжал
Трент.
   Он тряхнул головой,  чтобы  отогнать  кошмарные  воспоминания.  Полковник
прошел суровую школу жизни, в которой эмоции считались бесполезной и опасной
роскошью и поэтому были строго-настрого запрещены.
   - Той же самой трубой убийца разбил ветровое стекло - я  нашел  свинцовую
стружку на стекле, - а потом перерезал горло помощнику пилота  и  воткнул  в
рану осколок стекла. Профессионал. Ничего  сложного,  но  достаточно,  чтобы
одурачить местную полицию.
   - Ты их проинформировал? -  Полковник  слегка  перебарщивал,  делая  вид,
будто  скорее  любопытствует,  чем  беспокоится,  и  Трент  решил  выдержать
небольшую паузу. Смит подошел к кофейному столику и взял фотографию, которую
Трент считал своим козырем.
   - Конечно, ты их не  проинформировал.  -  Полковник  убрал  фотографию  в
кожаный бумажник и вернулся к окну. - Ну, что еще?
   Трент пожал плечами:
   - В такой дыре, как Бельпан, ничего не  меняется.  Здесь  каждый  парень,
отучившись и  вернувшись  домой  с  гуманитарным  дипломом,  открывает  свою
газету, однако среди них есть две более или менее серьезные. Недавно  у  них
появились новые хозяева, и теперь  они  обвиняют  правительство  в  связи  с
наркомафией. - Трент сделал паузу. Полковник не одобрял  вовлечения  в  дела
посторонних, но у Трента не было выбора. - Находясь на островах, трудно быть
в курсе  событий.  Поэтому  уже  в  Бельпан-Сити  я  попросил  одного  парня
проверить информацию. "Вашингтон  пост"  раздувает  эту  историю,  "Нью-Йорк
тайме" - тоже. Кроме того, по этому поводу было задано несколько вопросов  в
палате представителей. Похоже, все идет по чьему-то сценарию.
   Полковник повернулся к Тренту. Кривая ухмылка, чуть тронувшая уголки  его
рта, вдруг сменилась внезапной усталостью в  глазах.  По  улице  с  грохотом
проехал  грузовик.  Пережидая,  пока  шум  стихнет,   полковник   вынул   из
внутреннего кармана тонкий золотой  портсигар,  достал  сигару  и  прикурил,
щелкнув зажигалкой. Портсигар ему  подарил  отец  Трента,  и  сейчас,  вынув
подарок, Смит как бы напомнил, что  именно  он  встал  на  сторону  старшего
Махони, возместил недостающую сумму и  тем  самым  спас  его  от  трибунала.
"Только идиот предпочел бы сесть в тюрьму, - говорив тогда полковник. -  Это
свело бы в могилу твою мать". Она погибла в автомобильной  катастрофе  через
три недели после смерти отца.
   Полковник закрыл портсигар:
   - Почему ты не изложил все в письменной форме?
   Трент опять мысленно вернулся к пилоту. Он представил себе выворачивающий
наизнанку ужас от слепящего стробоскопа, удивление  и  шок,  когда,  включив
посадочные огни, пилот был вынужден сесть между деревьями; бессильная ярость
оттого, что его подставили,  и  полное  недоумение.  Нет  времени  думать  о
чем-либо другом, кроме как выбраться,  но  и  сумей  он  сделать  это  -  не
поможет. Темнота, хоть глаз выколи... Он спрыгнул на землю. Где-то здесь, на
земле, его кто-то поджидает... И тем не менее он надеялся.
   "Интересно, - подумал Трент, - неужели полковник хочет,  чтобы  секретный
агент вошел в контакт с торговцами кокаином?" И по-прежнему ли  он  является
секретным агентом? Или его отстранили от работы? А может, полковник считает,
что он выдохся за те три года, что  прожил  в  Ирландии  под  чужим  именем?
Выдохся из-за постоянного страха,  мучившего  его  все  то  время,  пока  он
пытался проникнуть в террористическую организацию, и его нервы  окончательно
сдали после того, как он попал в ловушку.
   - Вы считаете,  что  семи  месяцев  в  Карибском  море  и  документов  на
катамаран вполне достаточно для новой легенды?
   - А что, ты чем-то недоволен?
   - Давайте назовем это подозрением.
   - Ты всегда был подозрительным,  даже  в  детстве,  -  холодно  отозвался
полковник. - И какого черта тебе понадобилось носить на  шее  эти  идиотские
бусы?
   Трент мог бы ответить, что именно подозрительность спасла ему жизнь, а на
бусах между лопатками висит нож. Но он  ничего  этого  не  сказал,  все  еще
проигрывая мысль в голове о гибели  пилота:  пилот  выпрыгнул  из  самолета,
темнота, хоть глаз выколи, паника... Не мог Трент  не  проводить  параллелей
между гибелью пилота и тем, как его самого предали в Ирландии.
   - Профессионал убил четырех человек. Мне платят за то,  что  я  подвергаю
опасности свою жизнь. Держать меня в неведении просто глупо.
   Полковник сухо хмыкнул.
   - Мы искали тебя повсюду, - признался он.
   Так вот оно что! Трент  думал,  что  наконец-то  освободился  от  страха,
который стал его постоянным спутником за последний год в Ирландии. Ему не на
кого было положиться и некому верить, его могли спокойно принести  в  жертву
какой-нибудь абстрактной идее добра,  в  которую  он  больше  не  верил.  Он
понимал, что страх и утрата веры поставили его вне игры.  А  так  как  страх
порождает страх, теперь он боялся, что его подставят.
   - Искали для наживки? -  Трент  изобразил  на  лице  привычную  небрежную
ухмылку, издеваясь над полковником с лукавинкой  в  глазах.  Он  понял,  что
сыграл  хорошо;  наградой  ему  явилось  неприкрытое  раздражение  в  голосе
полковника.
   - Если тебе нравится считать себя червяком. -  Смит  затушил  сигарету  о
пустую банку из-под "Короны", стоявшую на туалетном столике. Затем,  видимо,
приняв решение, взглянул Тренту прямо в  глаза.  -  Мы  надеемся,  что  тебе
предложат контрабандно ввезти небольшую партию  оружия.  Прими  предложение.
Пусть хорошо заплатят. И запомни: за деньги придется отчитываться.
   "Чего не смог сделать отец", - подумал Трент.
   - Я жду американца. Будешь с ним работать. Американцы - неплохие  ребята,
очень  даже  неплохие.  -  Полковник  как  бы  подчеркивал  свой  отказ   от
предубеждения против старших  партнеров  по  Северо-Атлантическому  альянсу,
которых считал нуворишами.
   Но что бы он ни говорил, это мнение все равно влияло на все его суждения.
Он был из того поколения британских разведчиков, которое никогда  не  сможет
простить американцам того, что они потеснили их после  дела  Филби.  Правда,
полковника никогда не отстраняли от работы.  Наоборот,  близкие  контакты  с
Лэнгли значительно повысили престиж, и  Трент  до  засылки  в  Ирландию  был
активным его помощником в налаживании этих контактов. Но вот по поводу  сути
контактов у Трента возникали серьезные сомнения даже по миссии в Ирландии.
   - Неплохо было бы иметь побольше информации.
   - У меня самого ее нет, черт побери! - оборвал  его  полковник,  внезапно
выказав  копившееся  раздражение.  -   Это   не   наша   операция.   Чертовы
представители Европейского сообщества! Мы оказываем  кому-то  услугу.  -  Он
сжал кулаки, словно  опасаясь,  что  иначе  вцепится  кому-нибудь  в  горло.
Слишком старый для новых хозяев, он смотрел на Трента так,  словно  тот  был
виноват в необходимости работать на них. Да,  он  винил  во  всем  поколение
Трента, паневропейцев.  -  Информация  поступает  из  разных  источников,  -
добавил он, на мгновение приоткрывая  перед  Трентом  сложность  работы  под
разными,  если   не   противоборствующими,   флагами.   -   Докладывай   все
непосредственно американцу, больше никому. Этого  приятеля  зовут  Каспар  -
отвратительное имя. Раньше он работал на ЦРУ, а теперь на УБН  <У  правление
по борьбе с наркотиками>.
   Трент надеялся, что его переход на  новую  работу  положил  конец  прямым
контактам с американцами. Ему вспомнились те миссии, которые приходилось для
них выполнять под  командой  полковника.  Американцы  называли  эти  задания
мокрой работой - мокрой из-за крови. Да... Но если  уж  ты  ввязался  в  эти
дела, выхода из них нет, по крайней мере он его не видел. Все друзья живут в
том же секретном мире, и только они одни знают и понимают  то,  что  делаешь
ты. Только с ними ты можешь делиться своими чувствами и  переживаниями.  Без
них ты обречен на одиночество.  И,  кроме  всего  прочего,  он  считал  себя
обязанным полковнику. Полковник спас его отца от тюрьмы, а  мать  от  ужаса,
который мог на нее свалиться, стань она женой заключенного.
   Полковник перед этой их  встречей  попробовал  предупредить  все  эмоции,
которые  могут  возникнуть  у  Трента,  так  же  тщательно,  как  сам  Трент
продумывал курс яхты между коралловыми рифами,  прежде  чем  поднять  якорь.
Трент понимал это. Но  теперь  у  него  были  тайные  мысли,  спрятанные  от
старика, - мысли, которые нужно держать в секрете.  Он  улыбнулся  спокойно,
как какой-нибудь отдыхающий в Канкуне, который назначает свидание.
   - Я встречусь с Каспаром здесь?
   - Южнее, - ответил полковник, - в Бакаларе. Завтра  позавтракаешь  там  в
ресторане  "Сеноте   Асуль".   Потом   отправишься   в   крепость   смотреть
достопримечательности. Каспар будет там в три часа.
   "Хоть в одном повезло, - подумал Трент.  -  Встретиться  с  кем-нибудь  в
Канкуне в компании с полковником и двумя  клоунами-охранниками  -  такая  же
конспирация, как  передавать  радиограмму  через  заграничную  службу  Радио
Москвы".

***

   Полковник и в прошлом часто использовал его как наживку. Это не нравилось
Тренту, так как ситуация выходила из-под его контроля. Но  по  крайней  мере
раньше он всегда знал, кого или что он должен поймать.
   В подавленном настроении он ехал на мотоцикле из Канкуна на юг, в сторону
Бакалара.
   Бакалар отстоял от Канкуна на  триста  шестьдесят  километров.  Абсолютно
прямая дорога с редкими кустами  по  обочинам.  Только  два  поворота  -  на
Чичен-Ицу и Мериду да несколько  прибрежных  кафе,  которые  содержались  на
средства каких-то оптимистов, не принимающих в расчет склонность мексиканцев
к экспроприациям. Сесть на  хвост  Тренту  здесь  было  так  же  легко,  как
преследовать  слона,  катающего  детей  вокруг   маленького   муниципального
зоопарка.
   Одной из  достопримечательностей  побережья  провинции  Кинтана-Роо  были
известковые пещеры. Своды  некоторых  из  них  обрушились,  и  взорам  людей
открылись озера необычайной чистоты с водой ярко-голубого цвета.
   Ресторан "Сеноте Асуль" располагался на  берегу  одного  из  таких  озер.
Грубые деревянные столы стояли  в  тени  шести  деревьев,  проросших  сквозь
неплотную соломенную крышу, а меню  наполовину  состояло  из  даров  моря  в
свежем  виде  и  дичи,  которая  могла  бы  довести   более   консервативных
сторонников цивилизации до пароксизма ненависти и ужаса.
   Трент  встречал  таких  консерваторов  среди  постоянно   проживающих   в
Бельпане.  Они,  казалось,  поставили  себе  целью  заключить  все   местное
население  в  зоопарк,  где  мужчин   следовало   кастрировать,   а   женщин
стерилизовать,  и  таким  образом  превратить  Бельпан  в  эдакий  рай   для
экологических  туристов  из  стран  "первого   мира".   Конечно,   программа
стерилизации в конечном счете должна была привести к  сокращению  количества
официантов и горничных, но ведь это произойдет тогда, когда консерваторы уже
удалятся в более комфортные условия в  каком-нибудь  западном  университете,
где у них будет кондиционер и не менее трех машин.  Трент  предполагал,  что
эти люди должны ненавидеть его  за  то,  что  он  рисковал  жизнью,  защищая
систему, которую они считали злом. Он же считал ее несовершенной, но  лучшей
из того, что сегодня было в этом мире...
   Посетители ресторана "Сеноте Асуль" между тем неплохо отдыхали. Трент был
здесь единственным иностранцем - слишком уж далеко находился Бакалар,  чтобы
стать популярным среди населения Канкуна. Чем старше мексиканцы, тем  строже
они одевались: старики в черных  брюках  и  рубашках  с  длинными  рукавами,
старухи - в блузках опять-таки с длинными рукавами, в юбках, чулках и туфлях
на высоких каблуках. У людей среднего возраста  рукава  короткие,  некоторые
одеты в шорты. Молодежь -  в  бикини  и  плавках,  кто  -  в  бассейне,  кто
потягивает margaritas <Вид коктейля с ромом (исп.).> за столиком.
   Был полдень - время слишком раннее для  серьезного  завтрака.  Но  каждый
стол был заставлен тарелками с мелкими креветками, ракушками,  рыбой.  Трент
заказал мясо дикого кабана, потому что на островах он никогда не видел мяса,
и стал пить сок в ожидании, пока его обслужат.
   Принесли мясо, нежное и очень вкусное. Внезапно воцарилась тишина,  Трент
поднял голову от тарелки.  У  стойки  бара  застыли  шестеро:  трое  мужчин,
разговаривавших громче, чем было принято в ресторане "Сеноте Асуль",  и  три
женщины, которые тоже вели  себя  достаточно  нагло.  Мужчины  сдвинули  два
столика рядом и громко заказали текилу. Один из них спросил,  не  американец
ли Трент, и он ответил, что англичанин. "Англичанин - это хорошо", - заметил
мужчина и плеснул в стакан Трента немного текилы.
   - Спасибо, сеньор, ваше здоровье. - Трент небольшими глотками пил текилу.
Отказываться было нельзя, это могло привести к драке.
   Женщины сбросили с себя одежду - полногрудые, широкобедрые;  бикини  были
явно не для них. Громко смеясь, они направились к бассейну,  покачиваясь  на
слишком высоких каблуках.
   Мужчина, наливший Тренту текилу, хитро подмигнул ему.
   - Тебе нравятся мексиканки, да? - громко спросил он.
   Если бы  Трент  ответил  утвердительно,  это  могло  быть  расценено  как
бесцеремонность, а если бы он сказал, что они ему не нравятся, это  означало
бы, что он не видит в них очарования и красоты.
   Трент встал и заговорил так громко, чтобы его слышали во всем ресторане:
   - Дамы и господа, позвольте простому  ирландскому  туристу  сказать,  что
Мексика - самая  многоликая  и  прекрасная  страна,  а  мексиканцы  -  самый
гостеприимный и вежливый народ. Я  хочу  поблагодарить  вас  за  свой  самый
лучший отпуск. И позвольте заказать всем вам что-нибудь выпить.
   Он отрекомендовался как ирландец, потому что ирландцы - тоже католики,  и
им приходится страдать от колониальных властей. Это делало  их  близкими  по
духу латиноамериканцам и популярными среди них.  Здесь,  в  Мексике,  многие
считали, что все беды в  основном  из-за  протестантской  элиты  Соединенных
Штатов. - Браво! - воскликнул какой-то мужчина сзади, и  вслед  за  ним  все
стали аплодировать, пока Трент шел к бару, чтобы заказать выпивку  и  тайком
заплатить по счету.
   Выскользнув через черный  вход,  он  как  можно  тише  завел  мотоцикл  и
спокойно уехал. Он будет на рандеву с Каспаром в крепости раньше,  чем  было
условленно, но именно этого он и хотел.
   Крепость в  Бакаларе  была  выстроена  в  виде  пятиконечной  звезды.  Ее
каменные зубчатые стены окружал ров, наполненный водой. Пушки направили свои
черные жерла в сторону неправдоподобно голубой лагуны. Каменный  мост  через
ров вел к двум узким дверным проходам во внутренний двор, закрытый железными
воротами.
   Вокруг автостоянки росло несколько олеандров и большое  манговое  дерево.
Трент припарковал мотоцикл в тени, но так, чтобы его было  видно  с  дороги.
Обвязал цепью ствол дерева, пропустил ее сквозь колеса и  раму  и,  пошел  к
мосту. У ворот дремал старый смотритель. Время сиесты, ни одного туриста.
   Одна створка ворот была открыта, на засове болтался висячий замок.  Трент
снял замок и положил его в карман. Не разбудив сторожа, он  вошел  во  двор,
мощенный плитами, и взобрался на бруствер,  чтобы  видеть  внутренний  двор.
Картина ему не понравилась, и он обошел крепость в поисках  дерева,  которое
росло бы вплотную к стенам, но такого не было.
   Трент вернулся к мотоциклу за своим собственным висячим замком, спрятался
и стал  ждать.  Он  представил  себе  полковника,  листающего  туристический
путеводитель по Юкатану. Чичен-Ица? Слишком много  туристов.  Тулум?  То  же
самое. Таким образом, после неудачных поисков на юге полковник наткнулся  на
Бакалар, в котором была крепость, построенная испанцами в 1633 году.  Ничего
не могло  быть  лучше  крепости.  А  после  нескольких  строк,  восхвалявших
ресторан  "Сеноте  Асуль",  полковник,  должно  быть,  довольно  замурлыкал,
заходясь от сарказма по поводу огромного счета, который  наверняка  привезет
Трент. У Трента же была своя собственная причина для саркастических  мыслей:
крепость имела только один вход. Поставить охрану  у  ворот  -  и  вот  тебе
прекрасное место для убийства!
   Как Трент и ожидал, они  приехали  -  эти  трое  из  ресторана.  Водитель
припарковал "Фольксваген-Джетта" рядом с мотоциклом Трента. На их  месте  он
бы вывел из  строя  мотоцикл,  но  они  были  слишком  самоуверенны.  По  их
оттопыривающимся карманам было видно, что у  них  с  собой  ножи,  что  тоже
указывало на их чрезмерную самоуверенность. Нож хорош на близком  расстоянии
и когда рассчитываешь на неожиданность, в остальном он  бесполезен,  да  еще
против пистолета. Трент это  знал.  Почти  пятнадцать  лет  он  чуть  ли  не
ежедневно  тренировался  в  метании  небольшого  матово-черного  ножа,  того
самого, который в замшевых ножнах висел у него сзади  на  бусах  из  красных
кораллов. Двое мужчин зашли внутрь форта, третий  остался  на  входе.  Трент
подождал три минуты, затем прошел десять метров по асфальтовой автостоянке и
бесшумно, как кошка, - по мосту. Он обхватил мужчину сзади, закрыл  ему  рот
рукой, чтобы не закричал, и резко ударил в болевую  точку  на  шее.  Никаких
лишних повреждений. Его видели с этими  тремя  в  ресторане,  а  попасть  за
решетку в Мексике иностранцу гораздо проще, чем найти приличный бифштекс.  И
так как "Золотая девушка" стоит на якоре в  гавани  Канкуна,  он  не  сможет
пробраться через границу в Бельпан.
   Он положил мужчину на землю, захлопнул  ворота  и  закрыл  их  замком  от
своего мотоцикла. Открыв капот "Джетты", Трент  вырвал  контакты  зажигания.
Уезжая, он слышал, как двое оставшихся в  крепости  вопили  и  барабанили  в
ворота. Он съехал с дороги недалеко от пересечения с главным  шоссе.  Стычка
была слишком незначительной, чтобы взволновать его.
   Полковник сказал: в три часа. Белый "бронко" свернул на  дорогу  к  форту
без пяти три. Водитель  один  и,  должно  быть,  американец:  красное  лицо,
массивные челюсти, дневная щетина, вызывающая  сигара  между  зубов,  темные
очки "Рэйбанс", майка с изображением банки  пива  "Будвайзер"  и  нейлоновая
сетчатая бейсбольная кепка, рекламирующая обучение гольфу во Флориде.
   Трент вышел из кустов и, взмахнув рукой, остановил машину.
   - Каспар?
   - Тебе было предписано подняться в крепость, - сказал агент УБН.
   - Мне там не понравилось, - ответил Трент. - Езжай  обратно  по  шоссе  в
сторону Канкуна. На сорок пятом  километре  есть  забегаловка  с  соломенной
крышей, там продают холодное пиво. Я буду у тебя на "хвосте".
   - Пиву лучше быть холодным. Я это серьезно, - ответил агент УБН.

***

   Они сели за столик из плохо обструганных досок. Кое-как сколоченная крыша
укрывала их от солнца, но  не  от  жары,  от  которой  могли  спасти  только
кондиционеры. Но пиво было холодное.
   Каспар пил, потел и ждал, пока  Трент  маленькими  глотками  выпьет  свою
содовую. Оба хотели понять степень осведомленности собеседника, но  пока  из
этого ничего не выходило.
   Полковник дал Тренту инструкцию явиться к агенту УБН и  работать  с  ним,
что вовсе не означало работать на американцев. Трент уже  много  лет  ни  на
кого, кроме полковника, не работал, при этом не забывая работать  на  самого
себя, на что часто сетовал  полковник.  Трент  оправдывался,  что  благодаря
этому он выжил.
   У Каспара была тучная, но плотная фигура, с уже  обозначившимся  брюшком.
Очевидно, это он был на  острове  Канака  -  там,  где  убили  того  пилота,
повидавшего виды парня. Снять с  него  темные  очки,  и  взору  представятся
серо-голубые глаза, холодные как лед. Каспар привык отдавать приказы,  а  не
получать их.
   Перед Ирландией Тренту очень часто приходилось  работать  с  такими,  как
Каспар, и он не сомневался в их энергии, сообразительности и организаторских
способностях в полевой работе. Каспар был из людей того сорта, которые могли
втащить в гору груженый вагон или целый поезд, не жалуясь на усталость,  или
руководить в джунглях группой наемников. Он  и  такие,  как  он,  прикрывали
Трента с тыла. Они доставляли его на место и забирали оттуда. И ни  разу  не
подвели.
   - Полковник скажет вам о том, что я знаю, - наконец сказал Трент,  и  оба
поняли: полковник скажет Каспару то, что считает нужным.
   Каспар выплюнул в грязь окурок сигары:
   - Я изучал твое дело. Несмотря на то что ты, сукин сын, работаешь  с  ним
уже давно, дело ты делаешь.
   - Благодарю. Каспар засмеялся:
   -  Умереть  можно!  Не  понимаю,  как  такой  головорез,  как  ты,  может
сотрудничать с этим ублюдком.
   - У него есть свои плюсы, - ответил Трент.
   - Ну да, он ведь твой босс. - Каспар  щелкнул  пальцами,  чтобы  принесли
свежего пива. - Хочешь пива или тебе достаточно воды?
   - Я на двух колесах, - сказал Трент. Агент УБН пожал плечами:
   - Как хочешь.
   - Полковник сказал мне, чтобы я докладывал тебе все.
   - То есть докладывал то, что считаешь нужным?
   Трент не видел причины для вранья и промолчал.
   - Но ты ведь хочешь, чтобы я тебя прикрывал.
   - Было бы, конечно,  неплохо,  -  кивнул  Трент.  -  Похоже,  ты  в  этом
специалист. Каспар ухмыльнулся:
   - На меня еще никто  никогда  не  жаловался,  кроме  тех  случаев,  когда
Вашингтон поджимал со временем. Но и тогда я доставлял своих людей домой.
   - Я верю.
   - Хорошо. Я назову тебе постоянные число и  радиочастоту.  Если  захочешь
встретиться, то в десять утра или в десять вечера. Трент - это ведь  река  в
Англии, да?
   Трент кивнул.
   - Тогда река будет означать день, а ручей - вечер. Послезавтра - сегодня,
через три дня - завтра и так далее. Просто, но это работает. Есть вопросы?
   - Нет.
   - Только не "засвечивайся" рядом с чертовым  посольством,  -  предупредил
агент УБН. - У меня строго совещательная  должность.  Никакой  деятельности.
Если тебя увидят, меня отправят домой подметать улицы.
   - Не хотел бы я, чтобы это случилось, - ответил Трент. Но ему не хотелось
и оставаться одному в опасной  ситуации  -  особенно  теперь,  когда  он  не
понимал, откуда дует ветер.
   Если Каспар желал ограничиться только совещательной деятельностью, Тренту
приходилось искать помощи на стороне. Эта его  привычка  бесила  полковника.
Однако контакты и умение их использовать  было  единственным,  что  помогало
Тренту выжить. Но теперь он числился в  другой  структуре,  возможно,  менее
способной поддержать, а многие из бывших контактов или  устарели,  или  были
скомпрометированы новыми отношениями между США и СССР. Сторонники  "холодной
войны" вышли из моды.

Глава 3

   Трент осмотрел прилавки в дешевом магазине игрушек  в  центре  Канкуна  и
купил тайваньский военный танк за пять тысяч песо. Танк работал от  батареек
и при стрельбе мигал, пятилетний ребенок мог разломать его за десять  минут.
Из магазина Трент направился к телефонной будке на перекрестке.  Он  оставил
дверь открытой, чтобы был слышен шум проезжавших машин, положил  в  рот  две
конфеты и, перед тем как позвонить, включил танк. Ему ответил  автоответчик.
Прижав танк к телефонной трубке, он сказал: "Привет,  я  в  центре  Канкуна.
Четыре шведские девки не прочь повеселиться, так что мне нужна твоя  помощь.
Почему бы тебе не прилететь? Завтра буду тебя  искать  в  аэропорту".  Трент
повесил  трубку,  уверенный  в  том,  что  шум  уличного  движения,   треск,
издаваемый танком, и  конфеты  во  рту  помешают  определить  его  голос  за
двадцать четыре часа. Выйдя из будки, он  отдал  танк  маленькому  мальчику,
который так удивился, что забыл поблагодарить.
   Американец прилетел  утренним  рейсом  "Америкэн  эйрлайнс"  из  Далласа.
Худой, широкоплечий, высокий, светловолосый, с походкой  более  раскованной,
чем у европейцев, и уверенной, он тем не менее держался без высокомерия.
   На нем были  белые  льняные  шорты,  белая  спортивная  майка,  индийские
сандалии и "плантаторская"  панама,  а  ,из  ювелирных  украшений  -  только
золотые часы на льняном ремешке. В руках  американец  нес  кожаный  кейс,  в
котором, похоже, были деньги, и кожаный  саквояж  "Ярдби",  обшитый  голубой
декоративной тканью. Толщина кейса показывала, что он предназначен не только
для документов, а дорогой саквояж свидетельствовал о вкусе и состоятельности
его владельца. Если бы Трент не знал этого человека, он  принял  бы  его  за
миллионера с восточного побережья или за дельца наркобизнеса.
   Американец взял на стоянке БМВ. Трент выехал загодя  и  первые  восемьсот
метров держался впереди, затем дал машине американца догнать себя, еще через
восемьсот метров отстал у кругового  разворота,  повернул  налево,  еще  раз
налево, проехал еще один разворот и снова отстал, потом повернул направо,  а
через двести метров припарковался.
   Остановившись в тени огненного дерева, он видел,  как  американец  закрыл
машину и прошел с кейсом в  руке  к  открытому  кафе.  В  кейсе  могло  быть
передающее устройство. Лучше бы он оставил его в машине. Прислонив  мотоцикл
к дереву, Трент направился к кафе и уселся рядом с американцем.
   - Спасибо, что приехали.
   - Не за что. - Американец снял очки, убрал  их  в  кейс  (чтобы  включить
устройство) и положил его на стол между собой и Трентом. Он не  пытался  его
дурачить. - Мы сейчас находимся в трудном положении, и поэтому я  бы  хотел,
чтобы вы кратко рассказали, на кого работаете и почему мне позвонили.
   - Отдел по борьбе с терроризмом Европейского Экономического Сообщества, -
сказал Трент. - Я нахожусь на Карибских островах под новым именем, переведен
сюда семь месяцев назад. Отдел новый, я в нем новичок, поэтому  у  меня  нет
никаких официальных связей и я не  знаю  обстановки.  Меня  задействовали  в
сценарии, который мне не нравится, я в нем не все понимаю. Это сфера влияния
Соединенных Штатов. Если бы я работал на свою прежнюю организацию,  то  знал
бы, какие каналы мне использовать. Я работал на Лэнгли -  это  не  секретная
информация. Здесь я работаю с человеком из  УБН,  Каспаром,  который  раньше
работал на ЦРУ.
   - Вы связались с ним? - спросил американец.
   - Да, и это большая ошибка. Мое начальство стало  искать  покровительства
на стороне. Одна из этих команд, должно быть, меня подставила. Мексиканцы. Я
должен знать, кто они и кто их послал.
   - Спросите своего начальника.
   - Докладывать об этом - самоубийство. Во всяком  случае,  он  вернулся  в
Брюссель.
   - А Каспар?
   - Выполняет только совещательную функцию.  Это  значит,  что  он  дублер,
который может сделать только один выстрел.  Если  я  использую  его  слишком
рано, то останусь... И потом, я не уверен, что это тот же самый сценарий.
   - Почему же я?
   - Если вы помните, мы  познакомились  на  конференции  по  международному
терроризму, в лифте. - Трент до сих пор не уяснил себе, было это  знакомство
случайным или преднамеренным. - Пару  раз  выпили  вместе,  показалось,  что
мыслим одинаково. Обменялись телефонными номерами.
   - Когда была конференция?
   - Во Франкфурте, немногим больше года назад.
   - До вашего перевода?
   - Да.
   - И вы позвонили мне в первый раз и именно  тогда,  когда  попали  в  эту
переделку?
   - А кому еще мне, по-вашему, можно было позвонить?
   - По-моему? Черт возьми, да я бы позвонил еще на  прошлой  неделе!  -  Он
широко улыбнулся и протянул руку:
   - Стив...
   Во Франкфурте он был Робертом, в сером фланелевом костюме.
   - Трент, - сказал Трент.

***

   По городу они ехали молча. Посадив Трента в машину через  заднюю  дверцу,
Стив сказал: "Мне нужно заехать к одному нашему человеку  здесь,  в  городе.
Визит вежливости. С ним там будет мексиканец".
   Трент заметил, что Стив оставил кейс в машине, значит, встреча  не  будет
записана на магнитофон.
   Гостиная выходила во  внутренний  двор,  обнесенный  живой  изгородью  из
гибискусов  и  затененный  пятью-шестью  акациями.  Дом  имел  нежилой  вид,
типичный для явочных квартир.  В  комнате  находились  двое.  Резидент  ЦРУ,
неприметный с виду, стоял у окна, из которого открывался живописный вид.  Он
немного  напоминал  студента,  слегка  нервничающего  перед  экзаменом.  Лет
тридцати пяти, среднего роста и плотного  телосложения,  в  свежевыглаженном
костюме из легкой ткани в синюю  полоску,  из-под  пиджака  виднелась  белая
тенниска, как будто он не был уверен, строгой или повседневной  должна  быть
его одежда для этого случая.
   Мексиканец,  напротив,  сидел,  развалившись  в  кресле,   с   совершенно
безмятежным видом. Огромный, дальше просто некуда, с широким  лицом  майя  и
густыми черными волосами, которых, наверное, не касалась расческа с  первого
причастия, он выпячивал красную надпись "НАРУШИТЕЛИ БУДУТ НАКАЗАНЫ" на белой
майке. Изображение блестящих золотых пальцев  украшало  его  черные  плавки,
которые, казалось, треснут, если он слегка пошевелится.
   Резидент кивнул, приветствуя Стива, и повернулся к Тренту:
   - Меня зовут Дик, а это Пепито,  мой  близкий  друг.  Трент  усомнился  в
последнем, но вежливо кивнул:
   - Рад познакомиться.
   Дик прошел по комнате и встал рядом с креслом мексиканца.
   - Я здесь по заданию ЦРУ, - обратился он к Тренту. - Стив позвонил мне из
Вашингтона насчет этой встречи, и я ознакомился с твоим досье. Ты  заработал
себе репутацию настоящего наемного убийцы, а это нам совсем не нравится.
   В общем, малоприятно, но Трент промолчал. Мексиканец натянуто улыбнулся.
   - Спокойнее, Дик, - сказал Стив. - Спокойнее? -  Тревога,  которую  Трент
чувствовал в голосе Дика, выплеснулась наружу. - На эту встречу не было дано
никакого разрешения! Вовлекая  меня,  ты  ставишь  под  угрозу  мою  чертову
работу!
   Стив подошел к Дику  и  положил  руку  ему  на  плечо  -  таким  способом
американцы пытаются обычно продемонстрировать близость в  отношениях,  когда
этого и в помине нет.
   - Может, тебе будет спокойнее, если мы не станем тебя в это впутывать?
   - Это уж точно, черт возьми, я буду гораздо спокойнее! - пробурчал Дик.
   - Тогда давай так и поступим, - предложил Стив.  -  Ты  доложил  об  этой
встрече?
   - Ты что думаешь, я с ума сошел?
   - Прекрасно. Тогда сделаем так: если кто-то спросит тебя, ты скажешь, что
дал мне на время ключи от дома. Отдыхай, Дик, и запомни: я у тебя в долгу.
   - Это уж точно, черт побери, запомню. - Дик посмотрел на мексиканца:
   - Поедем перекусим?
   Мексиканец продолжал улыбаться. Дик выглядел немного смущенным.
   - Ну, до скорой встречи.
   Стив проводил его до двери, похлопывая по спине.  Подождав,  пока  "форд"
отъедет, он повернулся к Тренту:
   - Извини. У нас в Вашингтоне небольшие трудности. -  Он  многозначительно
поднял брови. - Русская угроза кончилась, и теперь Конгресс хочет знать, что
ЦРУ делало, когда русские представляли для  нас  угрозу.  Поднимают  архивы,
находят  "козлов  отпущения",  создают  себе   репутацию   на   телевидении.
Существовал специальный отдел для отбора. Он образовался, наверное,  еще  во
времена Кеннеди - ведь Кеннеди был научным экспертом по половым вопросам, но
немного горячим, молодым и торопливым.  "Переговоры  бесполезны,  -  кричало
ЦРУ, - забирайте своих людей!" Тот, кто уходил,  получал  большую  поддержку
сверху и большую власть в ЦРУ. Были и такие, кто говорил:
   "Эй, подождите минутку, может, это не выход". Я не конституцию  обсуждаю,
я говорю об обидах. - Он улыбнулся Тренту, как бы желая показать,  что  хоть
они и в разных командах, но должны доверять друг другу и делиться секретами.
- А тут случилась эта чертова перестройка и  началась  совсем  другая  игра,
понимаешь? Те, что уходили, вышли из моды  и  теперь  пытаются  спасти  свои
задницы, похоронив этот отдел так  же  быстро,  как  белка  осенью  зарывает
орехи. У нас в ЦРУ люди разделились на два лагеря. А есть и такие, как  Дик,
- болтаются где-то посередине.  Красивая  жена,  трое  детей,  дом,  пенсия,
медицинская страховка,  возможности  для  карьеры.  -  Стив  пожал  плечами,
показывая, что не осуждает позицию Дика. - Понимаешь, о чем я? Такие  ребята
любят ходить в походы, но не высовываются из палатки, когда стемнеет. А  тут
появляешься ты, со своей репутацией, и Дик немного занервничал. Полковник  -
верный солдат "холодной войны", а ты - его человек, уже  полгода  работающий
на кого-то еще. Так что  возникли  трудности  в  Лэнгли.  И  вот  я  говорю:
"Подожди, Дик, я познакомился с этим человеком в лифте, и он был  совершенно
нормальным. Он был в Ирландии, набирался религиозного опыта  -  как  апостол
Павел, который свалился со своей лошади по пути в  Дамаск".  -  Он  еще  раз
улыбнулся.
   Трент почувствовал, что должен улыбнуться в ответ и кивнуть  -  мол,  все
понял. Но он понял только то, что вляпался во что-то такое, чего не понимает
и что ему совсем не по нраву.
   Мексиканец, казалось, заснул.
   - Я всегда работал в полевых условиях, - отозвался Трент.
   - Хочешь сказать, что тебя не волнует политика чиновников. - Улыбка Стива
была немного печальной. - Я не обижаюсь, но, с моей точки зрения, это звучит
так же, как слова Дика. Сейчас такая ситуация, в которой многие считают, что
стоит сменить "крышу", и все местные проблемы исчезнут. Другие же  полагают,
что это лишь ухудшит ситуацию, только немного  позже.  Нужно  быть  хорошими
ребятами, а не говорить, что мы хорошие ребята. Перестать играть  в  честную
политику и заняться сотрудничеством. Перестать перекупать  боссов  и  начать
помогать рядовым. Мы специалисты. Мы пишем доклады. Может быть,  сейчас  нас
немного встряхнуло.  Потребуется  время,  и  придется  пожертвовать  многими
убеждениями. Это не вопрос морали, - уверил он Трента, как будто  не  вопрос
морали - делать все нормально. - Мы пытались устроить все  другим  способом,
но ничего не получилось.
   Он кивнул в сторону дремавшего мексиканца.
   - И Пепито, и ты, и я боремся с терроризмом. Мы ловим бандитов, вынуждаем
кого-нибудь застрелить их вместо того, чтобы застрелить нас, иногда сами  их
убиваем. Таким образом мы создаем новых мучеников, а сами становимся  новыми
террористами.  Другой  путь  -  попытаться  искоренить  причины,  вызывающие
терроризм. Речь не о том, что нам не  следует  больше  ловить  этих  сукиных
детей. То, о чем я говорю, - долгосрочные меры. Сродни ирландским проблемам,
и именно поэтому я дал тебе свой телефон.
   - Да, - ответил Трент, потому что как раз об этом он тогда и говорил.
   Он был согласен  со  Стивом,  что  вовсе  не  означало,  будто  он  верит
американцу  и  ему  хочется  быть  вовлеченным  в  эту   мышиную   возню   с
разведывательной деятельностью - в то, что ему  закрытым  текстом  предлагал
Стив. Если это, конечно,  не  ловушка.  Ведь  ситуация  могла  измениться  в
зависимости от результата, и  американец  сориентируется,  чью  сторону  ему
принять, а Трент окажется в опасности.
   - Да, - повторил Трент, так как и Стив,  и  мексиканец  молчали.  "Да"  -
вполне безопасная реакция. А так как Тренту нужна была помощь, он добавил:
   - Я согласен.
   - Ну что ж, прекрасно. - Стив просиял. - Мы с Пепито - холостяки и  порой
решаем немного поразвлечься там и сям, - продолжил он. - Иногда Дик знает об
этом, иногда - нет. Это зависит от того, хотим ли мы с Пепито докладываться.
Я должен возвращаться домой, но Пепито тебе все покажет. Канкун - его родной
город. Потребуется помощь, звони.  Понадобятся  крепкие  ребята  -  помашешь
желтым платком, чтобы они не прострелили спину. -  Он  кинул  Тренту  желтый
шелковый носовой платок. - До встречи...
   Стив не сказал, что это за ребята. "Все слишком  чисто  и  аккуратно",  -
подумал Трент. Он прошелся по холлу и проводил "фольксваген" взглядом.
   Когда Трент вернулся в гостиную,  Пепито  открыл  один  глаз,  а  немного
погодя - и другой. Продолжая  улыбаться,  он  встал  с  кресла  и  неуклюжей
походкой вышел через черный ход. Подойдя к джипу, он  постучал  пальцами  по
капоту машины; из кустов вылез доберман и по-хозяйски  запрыгнул  на  заднее
сиденье. Пепито кивнул  Тренту  на  место  рядом  с  собой  Л  завел  мотор.
Развернувшись, они  подъехали  к  мотоциклу  Трента,  хотя  Пепито  даже  не
спросил, где тот его оставил.

***

   Трент поехал вслед за Пепито к портовой бухте.  Около  причала,  в  конце
которого  стояла   "Золотая   девушка",   слонялся   худощавый   мускулистый
мексиканец. Пепито припарковал джип  около  трапа.  На  крыше  кают-компании
катамарана загорал мальчик. Правая рука была  прикрыта  большим  полотенцем.
Возможно, мальчик держит пистолет. Трент пока не видел реальной  угрозы,  но
Пепито, очевидно, считал иначе, раз выставил около катамарана наблюдение.
   Рядом с "Золотой девушкой" стояла моторная лодка  -  из  тех,  с  которых
удобно нырять. Пепито бросил в нее водолазный костюм,  достал  из  наплечной
сумки электронный детектор, что-то запел себе под нос, проверяя микрофоны, и
осмотрел лодку с носа до кормы. Запустив моторы, кивнул Тренту:
   - Мы отправляемся понырять,  сеньор.  Трент,  впрочем,  уже  догадался  и
спросил, не собираются  ли  они  общаться  с  помощью  грифельных  досок  на
тридцатиметровой глубине.
   - Остерегаться - значит выжить,  сеньор,  -  ответил  мексиканец.  -  Эти
гринго!.. - Он сплюнул  в  сторону.  -  Они  относятся  к  политике  так  же
несерьезно, как мексиканцы к сексу.
   "Хоть кому-то можно верить", - подумал Трент,  глядя,  как  Пепито  вывел
лодку в море.
   - Мне нужна  помощь,  -  сказал  он.  -  Вокруг  меня  все  время  что-то
происходит, и я не понимаю, кто или что за этим стоит. - Он рассказал о двух
мексиканцах, охранявших полковника Смита в отеле "Королева Виктория".
   - Мальки показывают, где кормится крупная  рыба,  -  уверенно  проговорил
мексиканец. - Мы найдем их, сеньор.

***

   В одиннадцать часов ночи Канкун стоял вверх дном. Из баров  на  туристов,
прогуливающихся по  тротуарам,  обрушивалась  громкая  музыка;  у  входов  в
дискотеки горели яркие неоновые надписи: "ИДИ  И  НЕСИ  СЮДА  СВОИ  ДЕНЬГИ".
Проститутки обоих полов зазывали прохожих, уличные торговцы сидели под  ярко
освещенными деревьями. Верзила-мексиканец вел машину так, будто он был здесь
хозяином. Они сидели в джипе всемером:  Пепито,  Трент,  четыре  молоденькие
шведки и доберман.
   Шведки означали, что Пепито слышал запись  разговора  Трента  со  Стивом.
Мексиканец нашел девушек, загоравших без купальников на острове Исла-Мухерес
<Остров женщин (исп.).>, куда они с Трентом отправились понырять. Причалив к
берегу, Пепито прошел по пляжу и привел  их,  как  безропотных  овечек.  Что
больше всего поразило Трента,  так  это  способность  мексиканца  определять
национальность женщин в бинокль на расстоянии ста метров.  Они  пообедали  в
ресторане, в  котором  подавали  традиционные  блюда  кухни  майя,  лишенные
простоты и естественности: на первое - жареные  хвосты  лобстеров,  затем  -
индейка в черном соусе, приготовленном из  жженого  перца,  и  на  десерт  -
шербет из манго. И с каждым блюдом - margaritas.  По  крайней  мере,  шведки
пили margaritas. Трент и Пепито придерживались стиля девочек,  работавших  в
барах, - margaritas, но без алкоголя.
   Они искали двух мексиканцев,  охранявших  полковника  в  отеле  "Королева
Виктория".
   - Ребятам заплатили, чтобы они уехали из города, - сказал Пепито.  -  Так
принято здесь, в Канкуне, сеньор.
   Они обошли с дюжину баров и три дискотеки. После margaritas шведки  почти
утратили всякие приличия. Одна из них уселась на капот джипа, закинула  руки
за ветровое стекло, так что у нее задрались юбка и блузка. Другая устроилась
на коленях Пепито, третья припала к  Тренту,  а  четвертая  примостилась  на
сложенных в кучу полотенцах, между сиденьями,  и  обняла  обоих  мужчин.  По
взгляду, который она не сводила с Пепито, Трент понял, что молодая  леди  на
его собственных коленях, похоже, осталась в проигрыше.
   Еще одним подтверждением статуса  Пепито  в  Канкуне  было  то,  с  какой
быстротой  отсалютовали  ему  полицейские,  патрулировавшие   улицу,   когда
здоровяк мексиканец припарковался  около  дискотеки  "Кларисса"  под  Знаком
"Стоянка запрещена". Девушка, сидевшая на коленях  Трента,  завладела  рукой
Пепито,  который  предоставил  Тренту   шведку,   сидевшую   на   капоте   и
пристроившуюся посередине. Пепито смеялся, потому что девушки тоже смеялись,
но Тренту это удавалось не так  хорошо,  как  Пепито,  чей  бас  ворвался  в
освещенную стробоскопом дискотеку еще до того, как они там появились. Играла
музыка, под которую можно танцевать как угодно. Неграм  и  латиноамериканцам
это удавалось прекрасно.
   Пепито  указал  куда-то  в  середину  толпы,  подняв  руку  над  головами
танцующих. Трент ничего не увидел, и тогда мексиканец поднял его за  пояс  к
самому потолку с такой легкостью, будто тот весил не тяжелее мешка с гусиным
пухом, и в глаза ему бросился мексиканец,  который  притворялся,  что  чинит
розетку возле номера полковника Смита.
   Трент поднял большой палец, и Пепито опустил его  на  пол,  затем  прошел
сквозь танцующих, словно их вообще не  существовало,  и  вернулся,  неся  на
плече "электрика", словно  агнца  на  заклание.  Мексиканец  перепугался  до
смерти.
   Пепито швырнул его на  заднее  сиденье  джипа,  на  него  тут  же  уселся
доберман. С дискотеки  вслед  за  ними  вышли  две  шведки.  Пепито,  широко
улыбаясь, развел огромными, как бейсбольные перчатки, руками:
   - Мои извинения, сеньориты,  сначала  небольшое  дельце,  а  потом  много
удовольствия.
   Трент сел в машину, и Пепито усадил одну из девушек  к  нему  на  колени,
прежде чем та успела возразить, а другую, расцеловав в обе щеки и в губы,  -
на кучу полотенец. Кивком головы Пепито подозвал полицейского, тот сбегал  в
дискотеку, вернулся со свежими margarilas для девушек и молодцевато отдал им
честь. Девушки довольно захохотали.
   - Разумно  взять  с  собой  очевидцев,  -  громко  сказал  Пепито  Тренту
по-испански, объясняя присутствие девушек. - Иностранцы - лучшие  свидетели.
Они могут сказать правду из соображений  безопасности  своей  страны,  в  то
время как соотечественники предпочтут дать  показания  в  пользу  того,  кто
обладает большей властью.
   Подъехав  к  центральному  полицейскому  управлению  Канкуна,  мексиканец
освободил пленника от надзора и прошел вместе с  ним  в  здание.  Пятнадцать
минут спустя он, самодовольно улыбаясь, вернулся к Мачихине.
   В туристском районе города  Пепито  остановился  около  бара,  купил  еще
margaritas, а затем рванул в сторону побережья - туда, где отели  постепенно
сменялись домами богачей. Остановившись у одного из таких домов, он выключил
свет и скрылся в тени  деревьев.  -  Сейчас  вы  увидите  канкунскую  версию
"Полиции Майами",  разыгранную  специально  для  вас,  сеньориты,  -  бросил
Пепито. Он указал под пальму слева от джипа. -  Сидите  здесь  и  пейте  ваш
margaritas. Десять минут - и мы отправимся ко мне домой.  И  будем  купаться
при луне.
   - Во-первых, луна молодая, а во-вторых, она уже зашла, - заметил Трент.
   - Романтика и правда не  всегда  совпадают,  сеньор  Трент,  -  проворчал
Пепито. Он указал на ворота:
   -  Вот  дом  человека,  который  предоставил   вашему   полковнику   двух
телохранителей. Дон Роберто Флеминг. Родился в Англии,  в  Лондоне,  второго
февраля тысяча девятьсот двадцать второго  года  под  именем  Роберт  Чарльз
Ричард  Френч.  Диабетик.  Освобожден  от  военной  службы.  Получил  диплом
переводчика.  Поступил  в  Секретный  отдел  шесть,  занимающийся  Латинской
Америкой. Особые интересы - Чили,  Гватемала,  Аргентина,  Уругвай.  Ушел  в
отставку раньше времени, в тысяча девятьсот семьдесят четвертом году.  После
отставки  работал  в  различных  страховых  компаниях   как   посредник   на
переговорах при похищении людей в  Латинской  Америке.  Советник  по  личной
безопасности различных коалиционных правительств. Обеспечивал их  персоналом
и оборудованием  через  частную  корпорацию.  Богат,  преклонного  возраста,
развратник, имеет очень хорошие связи.
   - Из-за чего преждевременная отставка? - спросил Трент.
   - Столкновение интересов, сеньор. Множество столкновений.
   - На кого работает?
   - И на правительства, и на частных лиц, сеньор.
   - Если он такой специалист, то почему выделил двух этих вшивых актеров? И
почему, - продолжал удивляться Трент, - он нанял  этих  неумех  в  Бакаларе?
Любой агент с таким богатым опытом мог бы убить всех троих еще до того,  как
они вздумали выйти из машины.
   - Об этом следует спросить дона Роберто, сеньор. - Пепито помахал листком
бумаги. - Ордер на допрос по обвинению в покушении на убийство  иностранного
туриста. Турист - это вы, сеньор.  -  Пепито  самодовольно  улыбнулся.  -  К
счастью, у  меня  тоже  хорошие  связи.  Мой  кузен,  Рикардо,  -  судья.  Я
договорился, чтобы он ждал нас в полицейском управлении.
   Трент собрался было выйти из машины, но Пепито остановил его.
   - Если мы позвоним в  дверь,  сеньор,  дон  Роберто  позвонит  в  Мехико.
Рикардо - молодой судья, - слегка опечалившись, объяснил Пепито, -  и  среди
его старших коллег есть такие, кто считает его искателем приключений.
   "Наверное, это фамильное", - подумал Трент.
   - Я был бы вам очень признателен, если бы вы подержали это,  сеньор...  -
Он передал Тренту маленький безкурковый "смит-вессон" 38-го  калибра,  затем
пристегнул ремень безопасности.
   Трент сделал то же самое. Пепито включил первую передачу, помахал шведкам
и нажал на акселератор. На скорости двадцать километров в час они выехали на
дорогу и, развив скорость до сорока, врезались в  ворота.  Джип  снес  их  с
петель и помчался  по  дорожке  к  особняку  из  песчаника,  построенному  в
испанском колониальном  стиле.  Широкие  ступеньки  вели  к  двойным  резным
дверям. Ступеньки невысокие, удобные для  пожилого  владельца  дома.  Пепито
нажал на газ, и джип, взлетев по ступенькам, вышиб бампером дверь. Въехав  в
большой холл, облицованный розовым мрамором, мексиканец остановил машину.
   Трент отстегнул ремень безопасности и спрыгнул на мраморный  пол.  Пепито
вышел с другой стороны. В руке у  него  появился  массивный  "магнум"  44-го
калибра.
   Справа  находилась  гостиная.  Настоящая  массивная   испанская   мебель,
старинные  портреты  каких-то  дам  и  господ.  На  стоявшем  у  окна  рояле
"Бехштейн", покрытом сатиновым чехлом, -  фотографии  в  серебряных  рамках.
Дона Роберто нигде не было.
   Похоже  было,  что  книги  в  библиотеке  иногда   читают.   Великолепный
письменный стол из орехового дерева восемнадцатого века,  стулья,  обтянутые
кожей. Небольшой, но прекрасный пейзаж над  камином  -  набережная  Темзы  в
Лондоне работы Каналетто в старинной рамке. Мертвый дон Роберто лежал  около
раскрытого сейфа в луже уже высохшей крови. Это был маленький худой мужчина,
с длинным носом, короткими седыми волосами, тонкими  губами  и  прижатыми  к
голове ушами,  в  кашемировом  халате,  надетом  поверх  полосатой  шелковой
пижамы, и комнатных туфлях из красного вельвета. Трент знал его как  Ричарда
Фэллона. Он был связным между полковником и человеком из  Лэнгли,  хотя,  по
словам Пепито, дон Роберто оставил службу еще в 1974 году.  Трент  не  видел
его со времени своей отправки в Ирландию в 1987 году.
   Склонившись над телом, Пепито сначала поднял убитому веки,  затем  правую
руку, чтобы проверить локтевой сустав. - Кажется, прошлой ночью?
   - Возможно.
   Оба мигом догадались, как убили дона Роберто. Трент  потянулся  за  своим
ножом для метания, висевшим у него за спиной, и мексиканец вложил  лезвие  в
рану на горле убитого. Соответствие  было  поразительным.  Он  посмотрел  на
Трента.
   - Неприятность, сеньор.
   - Да уж.
   - Прошлой ночью вы были один.
   - Да.
   - Я не спрашиваю, -  проворчал  Пепито.  Поднявшись,  он  медленно  обвел
взглядом комнату. - Здесь ваши отпечатки сеньор...
   - Да,  -  согласился  Трент.  Стакан,  книга,  листок  бумаги  -  он  мог
дотронуться до чего угодно, но ему было непонятно, почему его  подставили  и
кто. Охранники вывели его на дона Роберто. Они, в свою очередь, были связаны
с  тремя  головорезами  из  ресторана  "Сеноте  Асуль".   Следующие   звенья
сфальсифицированы, чтобы обвинить его в убийстве.  На  мгновение  перед  ним
снова  встал  образ  пилота,  этого  повидавшего  виды  парня,  ослепленного
стробоскопом и выпрыгивающего в темноту...
   -  Да,  да,  да,  да,  -  сказал  он  и  улыбнулся  мексиканцу,  стараясь
освободиться от видения и пытаясь совладать с речью. -  Извини,  Пепито.  Я,
наверное, выгляжу полным идиотом,  но  это  просто  чертовщина  какая-то.  Я
агент, работающий в полевых условиях, черт побери! Сейчас я работаю на новую
организацию и не такая уж важная персона, чтобы убивать человека ради  того,
чтобы подставить меня. Может быть, это  связано  с  прошлым,  но  и  в  этом
случае... Нет, это просто бессмыслица какая-то...
   - Для вас, - поправил его Пепито.  -  Но  имеет  смысл  для  убийцы  дона
Роберто.  Как  я  уже  говорил  вам,  сеньор,  у  дона  Роберто  были  очень
влиятельные друзья. Они очень разозлятся.
   - На меня, - сказал Трент.
   - И на меня тоже, сеньор. - Пепито уже посерьезнел. -  Если  я  попытаюсь
защищать вас, наши совместные  действия  сочтут  за  доказательство  дружбы.
Конечно, я могу представить в качестве свидетеля вашей  невиновности  своего
человека, который следил за вами прошлой ночью. Но то, что  он  работает  на
меня, может поставить под сомнение его свидетельство. Теперь по крайней мере
вы понимаете необходимость присутствия шведских сеньорит?!  Если  бы  вы  на
самом деле развлекались с теми четырьмя, которыми хвастались  американцу,  у
вас было бы алиби. А так... - Он пожал плечами, такими широкими, что на  них
вполне мог уместиться бык. - Не были бы вы так  любезны  направить  на  меня
пистолет и потребовать назад свой нож? Тогда вы  смогли  бы  заставить  меня
отвезти вас и сеньорит на  вашу  яхту.  Исла-Мухерес  -  довольно  безлюдное
место. Там можно спрятаться.
   - А  потом  я  вернусь  в  Бельпан  и  буду  ждать,  когда  меня  выдадут
мексиканской полиции.
   Мексиканец неопределенно покачал головой:
   -  Убийца   может   действовать   достаточно   осторожно   и   сразу   не
свидетельствовать против вас, сеньор. Или я найду его раньше.  Кажется,  это
наша единственная надежда. А ваше дело - не погибнуть раньше времени,  чтобы
рассказать нам, кто и что за этим стоит.
   "Или сбежать", - подумал Трент. Но нельзя не считаться  с  друзьями  дона
Роберто. То, что они имеют власть и влияние, было видно  по  его  богатству.
Спрятаться от их ищеек так же невозможно, как спрятать Эверест от непальских
шерпов. Эти мысли не шли у него из головы, когда он возвращался обратно.
   Мимоходом  он  взглянул  на  фотографии  на  рояле.  Банкиры,   владельцы
корпораций, главы правительств, члены кабинетов,  члены  королевских  семей,
аристократы... Но кто это?! Высокий, светловолосый, усатый молодой офицер  в
форме Британского уланского полка, развалившийся у  ног  молодой  женщины  в
вечернем  платье.  Дрожащими  пальцами  Трент  вынул  фотографию  из  рамки,
обернулся и взглянул на Пепито.
   - Моя мать, - выдохнул Трент.

Глава 4

   Пепито посоветовал Тренту возвращаться в Бельпан и ждать,  пока  дело  не
прояснится. Видимо, он  прав.  Но  Трент  был  сторонником  активных  мер  и
полагал, что ожидание, с одной стороны, неоправданно, а с  другой  -  лишает
его спокойствия.
   Плывя обратно из Канкуна на остров Сан-Пол, он изложил на бумаге все, что
знал, в надежде на то, что сама собой  выстроится  какая-то  схема.  В  одну
колонку он поместил то, что связано непосредственно с Бельпаном.
   Факт первый: кто-то создал сценарий,  цель  которого  -  дискредитировать
правительство и президента Бельпана.
   Факт второй: полковник Смит ожидает контрабандное оружие.
   Сопоставив факты, Трент пришел к выводу: это - государственный переворот.
Если взглянуть с точки зрения необходимых для совершения переворота сил,  то
все выглядит  довольно  просто.  В  Бельпане  низкая  преступность,  никаких
врагов,  нечего  красть  и  никаких  территориальных  претензий.  Полиции  в
Бельпане достаточно, но она неопытна, а вооруженные силы представляют  собой
в основном гвардию для встречи редких важных гостей.
   Однако одной только военной силы  для  переворота  мало.  Необходима  еще
политическая поддержка как внутри страны, так  и  -  что  гораздо  важнее  -
извне, потому что со времени окончания "холодной войны"  военные  перевороты
все чаще связаны с прекращением иностранных инвестиций, а Бельпан  полностью
зависел от них.
   И еще: для переворота нужна причина, а, насколько понимал  Трент,  ее  не
было. Размер государственного налога в Бельпане меньше,  чем  в  европейском
городе средней величины. Из-за кораллового рифа страна не имела  порта,  что
препятствовало созданию военной базы. Поэтому страна не могла развиваться за
счет налога на гавань. По той же самой причине Бельпан никогда  не  стал  бы
Меккой игорного бизнеса.
   Но если не переворот, то зачем оружие? И не связано ли это с наркотиками?
И почему наркотики? То, что во всем этом  фигурируют  деньги,  жестокость  и
хорошая организация, еще не доказывает существования политической  оппозиции
президенту,  намеренной  дискредитировать  правительство  накануне  выборов.
Затем Трент выписал факты, имеющие отношение к самому себе.
   Он был послан в Бельпан полковником Смитом в качестве  наживки  для  лиц,
занимающихся контрабандой оружия. Бельпан находится вне сферы  влияния  ЕЭС,
так что полковник кому-то оказывает услугу. Смит еде дал карьеру,  занимаясь
подобными делами для ЦРУ, но Трент вошел в контакт с Каспаром, агентом УБН.
   И  это  немаловажно.  С  окончанием  "холодной  войны"   возникли   новые
приоритеты в разведывательном сообществе.  На  первом  месте  теперь  стояли
наркотики и терроризм. Оказывая услугу УБН, полковник оставался верен  своей
привычке определять сферы влияния.
   Смит вызвал его в Канкун для встречи в отеле "Королева Виктория".
   Дон Роберто предоставил полковнику телохранителей.
   Телохранитель вывел Трента и Пепито на дона Роберто.
   Дон Роберто был убит в точности таким же ножом, какой носил Трент.
   Трое неизвестных предприняли  неумелую  попытку  нападения  на  Трента  в
Бакаларе.
   Единственной правдоподобной причиной этого было  желание  связать  его  с
убийством дона Роберто, из чего можно  сделать  вывод,  что  эти  трое  были
наемниками дона Роберто. Но кто заплатил дону Роберто за  то,  чтобы  он  их
нанял? И что за причина?
   Дон Роберто был довольно влиятельным человеком в сфере обеспечения личной
безопасности и частного разведывательного бизнеса Тот,  кто  его  убил,  или
знал его до этого, или имел первоклассную рекомендацию, потому что  не  было
заметно никаких следов насилия, кроме ножевого ранения, а время убийства  не
было приемным временем дона Роберто.
   Зачем же его убили? Вероятно, чтобы не проговорился. Но о чем?
   И почему дело представили так, будто убийца - он? Трент понимал,  что  не
является  персоной  чрезвычайной  важности.  Значит,  это  связано   с   его
контактерами. Полковник Смит? Дон Роберто работал с полковником  и  выполнял
роль связного между ним и ЦРУ во время операций, которые Тренту  приходилось
выполнять для американцев. Кто-то пытался дискредитировать полковника  Смита
через Трента? И если да, то что толкнуло их на такой безжалостный шаг?
   Это навело Трента на мысль  об  американце,  называвшем  себя  в  Канкуне
Стивом, а во Франкфурте Робертом. Неплохо бы узнать, была ли та  их  встреча
во Франкфурте случайна.
   И - что важнее всего - почему фотография, которую Трент взял из дома дона
Роберто, стояла там на самом почетном месте. И почему именно эта фотография?
За все те годы, что Трент работал на ЦРУ, а дон Роберто был его начальником,
старик англичанин никогда не упоминал о его матери.
   Из госпиталя, куда Трент угодил после того, как попал в засаду, он  вышел
человеком  без  прошлого.  Теперь  же  к  переборке  кают-компании  "Золотой
девушки" он приколол эту фотографию.

***

   Тренту оставалось только ждать, и он согласился стать штурманом одного из
лихтеров, перевозивших песок в ежевоскресных  гонках.  Лихтеры  представляли
собой  двенадцатиметровые  открытые  шлюпки  с  низкой  осадкой,  оснащенные
гафелем и предназначенные  для  перевозки  песка  с  материка  на  рифы  для
различных построек.  Трент  входил  в  команду  Бекки,  высоченного  черного
таможенного офицера, адвентиста седьмого дня. Когда Бекки  не  участвовал  в
парусных гонках, он был капитаном патрульного катера.  Адвентистов  седьмого
дня охотнее всего брали в качестве шкиперов, так как они не пили.
   Лихтеры нагружали балластом -  девяностокилограммовыми  мешками  с  сырым
песком, так что команде приходилось попотеть,  особенно  при  быстрой  смене
курса.  Каждый  раз  при  смене  курса  балласт  приходилось  переносить  на
наветренный борт. Команду поили  ромом  и  свежим  апельсиновым  соком.  Две
креолки на носу лодки выжимали апельсины, в то время как Бекки орал на  свою
команду так, будто это были рабы на галерах, а не его  полупьяные  приятели,
решившие повеселиться в воскресенье. Но Бекки никогда не сквернословил,  так
же как никогда не вынимал изо рта вересковую  трубку,  несмотря  на  то  что
бросил курить в возрасте восемнадцати лет, когда вступил в секту.
   Корабль Бекки назывался "Мария Магдалина". "Карибской королевой" управлял
Старик Эдди. Лодки ходили маршрутом от причала Джимми  на  острове  Сан-Пол,
вокруг острова Канака и обратно. Судейской  лодкой  была  пятнадцатиметровая
яхта местного пивовара.  Гонка  не  подчинялась  никаким  правилам,  поэтому
обязанности судьи ограничивались тем, что он щедро распределял ящики с пивом
и чаши с белым ромом. Апельсины же команды закупали сами.
   Когда "Мария Магдалина" и "Карибская королева"  обогнули  остров  Канака,
расстояние между бортами составляло метров тридцать, суда отставали друг  от
друга не больше чем на бушприт. До финишной  прямой  было  рукой  подать,  и
Бекки приказал команде сбросить балласт за  борт.  После  этого  все  хорошо
выпили. В это время на причале у  пляжного  дома  Трент  заметил  президента
вместе с внучкой. На острове сплетничали, будто  президент  не  участвует  в
избирательной кампании, опасаясь, что слухи о  его  участии  в  колумбийской
торговле кокаином могут повредить его партии.
   Когда до финишной прямой  оставалось  метров  триста,  "Мария  Магдалина"
отстала от "Карибской королевы". Мысль проиграть гонку была  невыносима  для
Бекки, и он приказал более-менее трезвым прыгнуть в  море.  Трент  вместе  с
полудюжиной матросов нырнул за борт, и "Мария Магдалина" вырвалась вперед.

***

   Выйдя на берег, Трент направился к бару Джимми.  Джимми,  наблюдавший  за
гонкой со своего наблюдательного пункта в шезлонге, радостно кивнул.
   - Трент, мальчик,  тебя  спрашивали  иностранцы.  -  Он  показал  большим
пальцем через плечо в сторону ресторана.
   Трент прошел через кухню и встал в  дверях,  откуда  просматривался  весь
зал. Их было четверо: один - худой, другой - толстый и  двое  -  без  особых
примет, все - латиносы лет тридцати пяти - сорока, одетые  так,  как  обычно
одеваются зажиточные американцы в  свободное  от  работы  время:  спортивные
майки "Лакросс", коричневые хлопчатобумажные брюки, кожаные мокасины. Однако
от гринго их отличали массивные обручальные кольца,  золотые  часы  "Омега",
да, пожалуй, шелковые носки, которые  заставили  бы  недоуменно  нахмуриться
завсегдатаев  большинства  клубов   где-нибудь   в   Хэмптоне.   Кашемировые
спортивные куртки, спасавшие от холодного воздуха кондиционеров,  висели  на
спинках стульев, сзади стояли дорогие сумки.
   "Бизнесмены",  -   подумал   Трент.   Вероятно,   проверяют   перспективы
инвестирования в Бельпан, и наверняка в бумажниках из  крокодиловой  кожи  у
них хранятся кредитные  карточки  и  фотографии  детей...  Они  заказали  по
полпорции пива и не спеша потягивали  из  кружек.  Тихие  голоса,  кубинские
сигары. Американцы того же уровня из Соединенных Штатов подчеркивали бы свое
благосостояние тем, что пили бы много рома и сильно шумели.
   Худой, очевидно, был старшим. Впалая  грудь  туберкулезника,  крючковатый
нос и глаза такой  величины,  что  даже  прикрытые  темными  ресницами,  они
казались слишком большими для его лица. Да к тому же  страдальческий  взгляд
поэта. Такие нравятся женщинам, готовым к самопожертвованию.  "Он  простужен
или, что более вероятно, страдает от аллергии", - подумал  Трент,  глядя  на
воспаленные веки и на то, как он каждую минуту вытирает нос льняным  носовым
платком.
   Толстяк был коренастым и широколицым, с мускулистым телом бывшего атлета,
ныне тренирующегося  только  дважды  в  неделю.  Спокойный,  тихий.  Видимо,
технический советник  партнеров,  но  прямой  ответственности  за  результат
поездки не несет.
   Мужчин без особых примет Трент отнес к многочисленному племени банковских
бюрократов, которые трудятся  с  пяти  до  девяти:  холеные,  безукоризненно
вежливые. Такие ни за какие деньги не раскроют секрет, который им  доверили.
"Приятный норок", - подумал Трент и, довольно  улыбаясь,  вошел  в  бар.  Он
кивнул сыну Джимми и направился к столику незнакомцев.  Слегка  поклонившись
худому, он представился:
   - Трент, сеньоры. К вашим услугам. Высокий на мгновение приподнял веки  -
темные глаза, холодный взгляд человека, привыкшего, чтобы ему  повиновались,
голос, ставший приглушенным ввиду отсутствия споров в течение многих лет.
   - Мы хотели  бы  исследовать  риф,  сеньор.  Трент  собрался  внимательно
слушать, но высокий сказал все, что собирался. Толстяк здесь был  для  того,
чтобы обговорить детали. Он представился:
   - Гомес. Педро Гомес. - По-английски его бы звали Джон Смит. - У вас есть
катамаран, вы можете близко подходить к берегу и  пересекать  риф  там,  где
необходимо.
   "Личный  опыт  или  полученные  где-то  знания",  -  подумал  Трент.   На
указательном пальце правой руки Гомеса он заметил небольшую мозоль  и  сразу
представил его сжимающим биту для гольфа. Но мозоль была не от биты.
   - Для безопасности я предпочитаю оставлять полметра под килем, -  ответил
Трент.
   - Вы согласны сдать нам  яхту?  Худой  на  долю  секунды  поднял  веки  и
внимательно взглянул на Трента. Трент слегка пожал плечами:
   - Сеньор, мое согласие зависит от ряда обстоятельств. - В  которых  сумма
играет немаловажную роль, - спокойно продолжил Гомес.
   - И трудности, - добавил Трент. Он поймал себя на том, что  изучает  руки
худого. Тонкие, с  длинными  пальцами,  они  безжизненно  лежали  на  грубой
поверхности стола. "Как будто ожидают приказа ожить", -  подумал  Трент.  Он
знавал ирландца, у которого были такие же  руки,  существовавшие,  казалось,
отдельно от человека. Они действовали от его имени,  но  совесть  оставалась
чиста от ответственности за их действия.  Ирландец  работал  пистолетом,  но
авторучка в его руках могла быть столь же опасна.
   - Как иностранцу, сеньор, - сказал Трент, - закон запрещает мне работать.
Поскольку я хочу остаться в этих водах, я должен быть достаточно  осторожен,
чтобы никого не обидеть и не вызвать зависть.
   - Мы хотим ночевать на борту и оставаться вблизи рифа. Какое другое судно
может взять нас? - спросил толстяк. Он говорил по-испански  грубым,  немного
гортанным голосом. Трент не мог не заметить акцента.
   - С комфортом? Такого нет, - ответил Трент. - Дайте мне час подумать.
   Взяв бутылку рома,  бумажные  стаканчики  из  бара  и  пакет  со  свежими
апельсинами, он отправился  в  кооператив  по  добыче  лобстеров.  Полдюжины
рыбаков сидели под пальмами  около  кооперативного  причала.  Присев  рядом,
Трент разлил ром и выдавил в стаканы  апельсиновый  сок.  Он  был  знаком  с
рыбаками на западном побережье  Ирландии.  Там  говорили  о  погонях,  новых
ограничениях Европейской комиссии на отлов рыбы,  неизбежности  банкротства.
Здесь  обсуждались   инвестиции   из   Флориды   и   глупость   кооператива,
перечислявшего все их американские  заработки  Бельпану.  Большая  часть  же
заработков возвращалась США в счет инвестиций, и в  результате  они  как  бы
дважды оплачивали издержки за перевод денег Государственному банку Бельпана.
   Слушая разговор, Трент наблюдал за тремя фрегатами,  парившими  в  струях
прибрежного бриза.  Они  ждали  прибытия  лодки  с  лобстерами,  бесплатного
завтрака - не надо работать и самим ловить рыбу. "Словно стандарт  жизни  на
островах, - подумал Трент. -  Солнце,  хороший  сон,  выпивка,  неторопливый
разговор, минимум усилий". Так как рыбаки по-прежнему говорили о своем,  ему
пришлось напомнить о себе. Думать о латиносах не хотелось, но они ждали его,
и, воспользовавшись одной из пауз, Трент обмолвился, что встретил их в  баре
у Джимми.
   Рыбаки уже знали  о  четырех  иностранцах.  Новости  распространялись  по
маленькому острову со скоростью света. Самый старый  из  рыбаков,  с  седыми
волосами и вставной челюстью, болтавшейся на шее, как бусы, сплюнул в  песок
и сказал:
   - Трент, мальчик, бери этих людей и заставь их,  черт  возьми,  заплатить
хорошие деньги.
   "Шальные деньги, которые можно  будет  скрыть  от  полковника  Смита",  -
подумал Трент, в то время как остальные рыбаки закивали в знак  согласия  со
стариком.
   - И давай посматривай за этой подружкой  Гилдой,  -  предупредил  старик,
имея в виду тайфун, который обрушился на южную часть Карибских островов.  Он
подозрительно покосился на север. Небо было ясное и спокойное.  -  По  радио
вечно сообщают все чертовски поздно. Гилда идет, об этом говорят  птицы.  Не
сходи с ума, мальчик. Отвези их в какую-нибудь  бухту  и  скорей  бросай  на
якорь.
   Рыбаки одобрительно загудели.  Один  из  них  предложил  Тренту  принести
газовый баллон с "Золотой девушки" к кооперативному причалу и наполнить его.
Газ в кооперативе был бесплатный. Трент поблагодарил и плеснул всем  еще  по
стаканчику рома. Рыбаки  не  бедствовали,  так  что  ром  скорее  был  данью
вежливости, чем взяткой. Он постарался, выжимая апельсиновый сок, и  получил
разрешение на сдачу яхты в аренду...
   Вернувшись в бар Джимми, Трент кивнул  Гомесу  с  закрытой  террасы.  Тот
вышел, и Трент молча повел его к пляжу, туда, где стояла "Золотая  девушка".
Молчание входило  в  намерения  Трента,  а  Гомес,  казалось,  готов  был  и
подождать. Так одна собака  обнюхивает  другую.  Маленькие  собаки  тявкают,
большие - помалкивают. Когда они подошли  к  катамарану,  Трент  уже  решил,
сколько возьмет за аренду, принимая во внимание профессию этого человека. Он
перебрался на судно и прошел в носовую часть. Гомес снял  туфли  с  носками,
закатал брюки и, ухватившись за фок-мачту, подтянулся и выпрыгнул из воды на
палубу так же легко, как это делает дельфин.
   Трент дал доллар старику  Питу,  сторожившему  корабль,  и  посторонился,
пропуская Гомеса в кают-компанию.
   - Мой дом - ваш дом, сеньор. - "Толстяк понимающе усмехнулся  (вот,  мол,
лжец), но злобы в его усмешке не было, и Трент улыбнулся в ответ:
   - Конечно, за определенную "сумму и на время.
   Гомес засмеялся:
   - Могу я посмотреть расположение кают?
   - Конечно.
   Толстяк, как и ожидал Трент, не торопился. Усевшись в  кубрике,  владелец
"Золотой девушки" от нечего делать наблюдал за  парочкой  молодых  загорелых
американцев, наперегонки катавшихся около рифа на серфингах. Гомес  вернулся
и указал на навигационные приборы.
   - Много приборов, сеньор.
   - Игрушки, - пожал плечами Трент. - Христофор  Колумб  открыл  Америку  с
одним секстантом и куском свинца, привязанным к линю.
   - Америка - большая цель.
   - Это правда, - согласился Трент.
   - А насколько маленькую цель  вы  можете  поразить  с  вашими  игрушками,
капитан Трент?
   - С расстояния тридцать метров - прямо в цель, и днем, и ночью.
   - Хорошие игрушки.
   - Дорогие, - сказал Трент. Гомес ухмыльнулся:
   - Итак, давайте поговорим о деньгах, капитан.
   Трент постучал по барометру. Стрелка прочно остановилась на отметке  29,9
- тысяча и четырнадцать миллибар.
   - В американских долларах. Тысяча в день, наличными,  авансом,  -  сказал
он. - Никаких расписок. Питание и  выпивка  за  мой  счет,  если  только  вы
сможете есть рыбу.
   Насчет бумажника из крокодиловой  кожи  Трент  был  прав,  но  в  нем  не
оказалось никакой  кредитной  карточки.  Гомес  вынул  три  тысячедолларовые
бумажки. Купюры были совсем новенькие.
   - Спасибо, сеньор. - Трент свернул деньги и засунул их в задний карман.
   - Не за что. Мы прибудем на борт завтра. В два  часа.  -  Гомес  протянул
руку.
   "Приятное рукопожатие", - подумал Трент. Но ему было бы  куда  спокойнее,
если бы латиноамериканец по крайней мере сделал вид, что торгуется.
   - Одна маленькая поправка, -  сказал  Трент.  -  На  юге  сейчас  тайфун.
Метеорологи утверждают, что пока мы в  безопасности,  но  если  он  вздумает
повернуть на север, придется искать укрытие.

***

   Трент лежал на поверхности  воды  и  следил  за  барракудой.  Даже  через
хлопчатобумажную майку чувствовалось, как печет солнце. В вытянутых руках он
сжимал  ружье  для  подводного  плавания,   снятое   с   предохранителя,   и
манипулировал ластами, чтобы оставаться  лицом  к  рыбине.  Здоровая:  метра
полтора в длину, килограммов пятнадцать весом, стального цвета бока, большие
немигающие глаза, темный разрез рта. Барракуда выглядела так, как  и  должна
выглядеть, - машина для убийства, гораздо более  опасная,  чем  обыкновенная
акула. Трент знал арабов, рыбачивших  сетью  в  Персидском  заливе,  которым
барракуды вырвали икроножные мышцы, когда те стояли на рифе  и  вода  им  не
доходила до колена.
   Пассажиры находились на катамаране,  а  сам  он  болтался  в  воде  между
корпусом и рыбиной. Если выстрелить барракуде поверх головы,  она  наверняка
выпрыгнет из воды, щелкая челюстями. Открытая пасть барракуды  -  достаточно
веская причина для многих, чтобы не соваться в воду, а по его пассажирам  не
скажешь, что они удовлетворились  увиденным  за  прошедшие  три  дня.  Трент
считал, что сейчас  им  гораздо  лучше  под  тентом  кубрика,  чем  в  воде.
Холодильник полон пива, салат из лобстеров стоит на льду.
   Если его план сработает, у него будет час или два, чтобы поплавать  вдоль
рифа. Это он считал более подходящим для  себя  занятием,  чем  нянчиться  с
четырьмя латиносами. Хотя они вовсе не так  уж  плохи.  Тренту  не  пришлось
напоминать о том, что надо разуваться при входе на кооперативный причал. И в
течение всех трех дней путешествия они очищали ноги  от  песка,  прежде  чем
взойти  на  борт  после  прогулок  по  берегу.  И  внимательно  слушали  его
инструкции по поводу пользования морским  туалетом:  пробивание  туалетов  -
работенка еще та, и она меньше всего нравилась Тренту. А главное - никто  из
них никогда до этого не выходил в море, не говоря уже о плавании на  большом
катамаране. Учиться они не собирались, впрочем, Трент и не пытался их учить.
   Барракуда сделала два полных круга. На какое-то время она просто замерла,
не шевельнулся даже кончик плавника. Но каждый раз, делая круг, она  немного
приближалась к Тренту. Он готов был поспорить, что она атакует, хотя с этими
барракудами никогда ни в чем нельзя быть уверенным. Большая барракуда в море
- что-то вроде льва в саванне или тигра в джунглях.  Она  не  знает  страха,
потому что у нее нет врагов. Охотник он или добыча? Трент понимал, что, если
он промахнется, его шансы выбраться из воды целым и невредимым  будут  равны
нулю. Подводное ружье с восемью резинками отнимает у  рыбака  слишком  много
времени на перезарядку, чтобы можно было еще раз выстрелить. И если  хищница
решит поохотиться, то он - труп.
   Зная, что в момент выстрела барракуда метнется вперед,  Трент  прицелился
немного ниже челюсти. Отдачей руку  отбросило  вправо.  Вначале  он  не  мог
ничего рассмотреть из-за пены, поднятой  острогой,  попавшей  в  смертельную
точку,  расположенную  на  два  с  половиной  сантиметра  позади  челюстного
сустава. Хищница выпрыгнула из воды, щелкая  челюстями  и  изогнувшись  так,
что,  казалось,  послышался  хруст  ее  позвоночника.  Блеснула  на   солнце
хромированная острога... Четыре прыжка - и она мертва. Жена Джимми гордилась
своим умением тушить мясо барракуды. Трент поплыл к катамарану, волоча  рыбу
на буксире. Он протянул ружье Луису, и тот втянул его вместе  с  добычей  на
борт.
   Трент предложил своим пассажирам поплескаться в воде, но они отказались.
   - Тогда отдыхайте, - сказал он. - Вы не против, если я пойду наловлю рыбы
на ужин?
   Следующие два часа он нырял у кромки рифа за окунями и размышляя о  своих
гостях. Они провели на рифе три дня и сфотографировали каждый пригодный  для
жилья уголок каждого кораллового островка. Один из  банковских  "бюрократов"
записывал что-то в блокнот. Они ни разу не выпили больше чем  по  две  банки
пива, ни разу не повысили голоса и каждый раз отпускали  Тренту  комплименты
по поводу приготовленной им в гриле рыбы.  В  этот  день  за  завтраком  они
сообщили ему, что исследования завершены, но у них остался  свободный  день,
мол, хорошо бы отдохнуть. Гомес дал ему еще одну хрустящую  тысячедолларовую
банкноту, но Трент отказался: независимо от того, останутся они на борту или
нет, он собирался провести этот  день  на  рифе,  и  ему  приятно,  что  они
останутся. И теперь латиносы выжидали, и что-то подсказывало  ему,  что  они
ждали этого момента с самого начала путешествия.
   Мимо проплыл голубой тунец килограммов на пятнадцать. Трент не  стал  его
трогать.  Он  лег  на  воду  и   сделал   шесть   глубоких   вдохов,   чтобы
провентилировать легкие перед тем, как  нырнуть,  затем  бесшумно  ушел  под
воду. На пятнадцатиметровой глубине он выровнялся, снял  гарпунное  ружье  с
предохранителя и стал медленно огибать коралловый  риф.  Над  ним  проплывал
косяк окуней, он выбрал самого крупного и угодил ему  прямо  в  живот.  Двух
взмахов ластами хватило, чтобы подняться на поверхность моря,  словно  ртуть
колыхавшегося в ослепительных лучах солнца. Он отвинтил наконечник  гарпуна,
снял рыбу и бросил ее в садок. По два окуня на каждого - неплохо. Волоча  за
собой сетку, он медленно поплыл к "Золотой девушке".
   В который раз Трент поразился красоте  катамарана.  Но  это  была  не  та
красота, которая отличала яхты, например, тридцатых годов. Ольховые кечи или
изогнутые клиперы "Херришов" так нравились традиционалистам!  Своим  плавным
ходом они  напоминали  лебедей,  в  то  время  как  "Золотая  девушка"  была
барракудой. Трент вспомнил огромную  рыбу,  едва  заметно  кружившую  вокруг
него.  Как  и  барракуда,  "Золотая  девушка"  умела  мгновенно  увеличивать
скорость, даже снимаясь с якоря. А это было то, о чем капитан судна с  одним
корпусом мог только мечтать...
   Подплыв к транцу, Трент привязал  сеть  к  левому  румпелю.  Педро  Гомес
протянул руку, чтобы взять у него гарпунное ружье, Трент отдал ружье  вместе
с ремнем и  грузилами,  снял  ласты  и  маску,  бросил  их  на  гакаборт  и,
подтянувшись, забрался в кубрик. Прополоскав и сложив  рыболовные  снасти  в
кормовой шкафчик, он прошел к холодильнику за пивом.
   Два "бюрократа" дремали в кубрике, два других отдыхали  на  палубе.  Луис
небрежно развалился на одном из стульев, а Гомес сидел  на  ведре  спиной  к
трапу, и вдруг в его руке появилась автоматическая десятизарядная "беретта".
Он не целился в Трента, в этом не было необходимости. А мог  бы:  мозоль  на
указательном пальце правой  руки  была  от  спускового  крючка  пистолета  и
верхней кромки предохранителя - результат ежедневной многочасовой стрельбы в
тире. На лице Гомеса играла легкая улыбка человека, который выполняет  такую
работу, несколько смущаясь из вежливости.
   Трент не был ни поражен, ни, к своему удивлению, напуган.
   - Хочешь пива? - спросил он.
   - Не сейчас, - ответил Гомес. Как профессионалы, они не испытывали друг к
другу личной неприязни.
   Трент уселся на гакаборт, приподнял банку с пивом и, взглянув  на  Луиса,
сказал:
   - Ваше здоровье! С вашим умением  управлять  кораблем,  сеньор  Луис,  вы
проплаваете здесь до конца жизни, если застрелите меня.
   Луис поднес к носу один из  своих  бесчисленных  носовых  платков.  -  Мы
хотели бы просить вас об одной услуге.
   - Платите. Чем больше вы предложите, тем быстрее я соглашусь.
   - Быть может, пистолет  убедит  вас  в  серьезности  наших  намерений,  -
прогнусавил Луис.
   - Считайте, что я согласился. - Трент посмотрел на  стаю  чаек,  летевшую
вдалеке в сторону побережья, на большую рыбу, уходившую на глубину.  Высунул
язык, будто слизывая пиво с губ. - Ни малейшего дуновения...
   - Нам надо встретиться с судном, - сказал Луис.
   - Я знал об этом с первого дня, как только Гомес  проверил  навигационные
приборы на яхте. Вы уезжаете или хотите взять кого-то на борт?
   Луис шмыгнул носом:
   - Взять на борт. Двадцать человек. "Полторы тонны", - подумал Трент.
   - И много груза?
   - Семьсот килограммов.  -  Поднимается  ветер,  придется  половину  груза
буксировать в "Зодиаке". "Зодиак" выдержит  такой  вес  и  достаточно  легко
пойдет на буксире, - объяснил Трент.
   Луис аккуратно свернул вчетверо носовой платок и положил  его  на  палубу
рядом со стулом. Его руки снова спокойно легли на колени. Он опустил  глаза.
"Будто проверяет, его ли это руки", - подумал  Трент.  Но  вот  Луис  поднял
глаза, и Трент почувствовал, что теперь он  оценивает  его  как  абстрактный
организм, самое большее - как  инструмент.  Сейчас  необходимый,  но  такой,
который  после   одноразового   использования,   не   задумываясь,   следует
забраковать. "Это  смертный  приговор",  -  подумал  Трент,  вновь  вспомнив
ирландца с такими же руками - интеллигента и психопата.
   Воспоминание об Ирландии навело его на мысли о  полковнике:  эта  мышиная
возня, из-за которой полковник держит  своих  фаворитов  в  неведении  перед
лицом нависшей опасности! "Отдохни несколько месяцев.  Расслабься.  Загорай.
Создай себе новую  легенду".  Легенду  трупа...  Фотография  на  рояле  дона
Роберто... Молодой светловолосый уланский офицер, присевший  у  ног  матери,
изящное усатое лицо с выражением самодовольного собственника. Трент тоже был
его собственностью. Не изо дня в день, но был. Именно так воспринимал  Трент
отношение к себе полковника. Сам же он  с  детства  испытывал  к  полковнику
Смиту  чувство  неизменной  и  естественной  преданности  и   еще   ощущение
зависимости полевого офицера от начальства.  Это  состояние  он  никогда  не
ставил под сомнение, потому что в полковнике было что-то от его отца.
   "Черт возьми их обоих,  -  подумал  Трент,  -  британского  полковника  и
латиноамериканского киллера".
   А латинос тем временем ждал объяснений.
   - Катамаран построен как скоростное судно, - начал  Трент,  -  а  не  для
перевозки груза. Когда налетает  шквал,  обычная  яхта  кренится,  сбрасывая
ветер с парусов. Катамаран с его постоянным ускорением  глушит  силу  ветра.
Перегрузите его - и первый же  шквал  сорвет  мачту,  -  предупредил  он.  -
Возьмите "Зодиак" на буксир и посадите Гомеса на гакаборт с мачете в  руках.
Как только налетит шквал, он перерубит трос.
   Гомес улыбнулся, услышав о том, какая роль ему предлагается.
   - Но мы потеряем груз, - холодно предположил Луис.
   Трент покачал головой. У него тысяча  метров  нейлоновой  лесы  на  штоке
марлиня, прикрепленном к опоре на левом  борту.  Леса  выдержит  нагрузку  в
триста килограммов. - Мы подойдем с наветренной стороны и заберем "Зодиак".
   - Так просто, капитан?
   Трент поднял свою банку с пивом:
   - В общем, да. И вам не придется много платить.

Глава 5

   Порывистый ветер взволновал поверхность моря, несмотря на то что пока  он
слаб.  Всего  за  полчаса  над  рифом  появилась  туча  -  странная,   почти
маслянистая. Жара становилась невыносимой, а влажность - такой высокой,  что
заходящее солнце казалось апельсином, вылепленным из глины и расплющенным  о
горы. Большая рыба уходила на глубину, а за последние тридцать  минут  Трент
не увидел ни одной птицы. Сидя у кубрика, он толок  чеснок,  свежий  имбирь,
черный перец горошком, соль и оливковое масло, делая из всего  этого  пасту.
Он уже снял тент с кубрика и установил жаровню. Один из "бюрократов"  чистил
рыбу - нож Трента конфисковал Педро Гомес. Теперь "бюрократы"  и  Луис  были
внизу, в то время  как  Гомес,  лениво  наблюдая  за  ним,  сидел  на  крыше
кают-компании.
   Спешить было некуда - встреча должна состояться в шести милях от  рифа  в
час ночи. Двадцать минут на погрузку людей и груза, два часа - до  побережья
и еще полчаса, чтобы подняться вверх по реке к месту выгрузки. Хотя название
реки держали от Трента в секрете, он не сомневался, что это -  правый  рукав
Бельпана,  в  том  самом  месте,  где  из-за  поворота  ничего  не  видно  с
автомобильного моста. Они разгрузятся, а затем Гомес прострелит ему  голову.
Гомес не испытает при этом ни радости, ни отвращения. Это его работа  -  все
равно что ходить в офис.
   Трент свернул восемь новеньких тысячедолларовых купюр и убрал их в задний
карман джинсов: первые  три  -  за  фрахт  яхты,  остальные  -  за  то,  что
согласился на рандеву. Думать о том, что деньги  вернутся  к  Гомесу  в  его
бумажник из крокодиловой кожи, было не  очень  приятно,  но  куда  противнее
представлять, что тебе прострелят голову! Трент  так  долго  хотел  уйти  от
всего этого - от секретности и одиночества! За  последние  месяцы,  пока  он
создавал себе новую легенду, он  смог  наконец  расслабиться  -  впервые  за
несколько лет. А теперь снова был на волосок от смерти.
   Страх был полезен, поскольку при этом вырабатывается  адреналин,  правда,
если еще остается способность трезво мыслить. До сих  пор  Тренту  удавалось
сдерживаться, но вот сейчас он ощущал кислый привкус в горле, пробирающий до
самого желудка, и дрожь в поджилках.
   Надо было проверить барометр. А для этого спросить разрешения Гомеса,  но
вопрос мог вызвать у латиносов подозрение. Во всяком случае, он-то знал, что
происходит, главное, когда это начнется. Ураган  -  гораздо  более  реальный
союзник, чем Каспар в посольстве США  или  Стив  в  Вашингтоне,  пообещавший
помощь крепких парней. Смазав окуней соусом из чеснока и имбиря,  он  бросил
рыбины в гриль и крикнул латиносам, сидевшим внизу, чтобы  принесли  ножи  и
тарелки с камбуза.
   Во время обеда Трент наблюдал за Луисом, который  перерезал  ножом  рыбий
хребет, отделяя от  него  мясо  с  вниманием  и  маниакальной  аккуратностью
хирурга. Луис был человеком, который ошибок не прощал: ни себе, ни коллегам,
ни подчиненным. Чтобы у  Трента  появился  шанс  выжить,  надо,  чтобы  Луис
поверил: Трент не понял, что ему вынесен смертный приговор. За ним, конечно,
все равно станут следить, но все-таки не исключено,  что  возникнет  момент,
когда латиносы расслабятся или сконцентрируются на чем-то другом.
   Трент подошел к холодильнику, достал пиво и, открыв  его,  как  бы  между
прочим спросил:
   - А почему вы не привезли их на самолете?
   Он заранее знал ответ. Они использовали самолеты для перевозки наркотиков
и понимали, что это рискованно: кто-то мог оказаться  на  посадочной  полосе
или рядом, и хорошо, если  случайно.  Контрабанда  наркотиков  была  быстрой
операцией. Приземлиться, дозаправиться топливом и взлететь,  пока  никто  не
подоспел к месту посадки. Теперь же эти люди были вовлечены  в  долгосрочную
операцию, и полная секретность - главное условие успеха.
   Луис посмотрел на  Трента,  подняв  на  мгновение  свои  припухшие  веки.
Появился очередной носовой платок. Его тонкие пальцы слегка дрожали.
   - Мы любим море,  сеньор  капитан.  "Только  у  вас  нет  никакого  опыта
судовождения", - подумал Трент. Их единственной ошибкой  было  то,  что  они
зашли на чужую территорию, его  территорию.  И  потому  Трента  все  еще  не
покидала надежда, несмотря на страх перед Луисом, так же, как когда-то он не
потерял надежды, находясь под наблюдением главаря  организации  террористов.
Руки у того киллера были такие же, как у Луиса, и был он психопатом.
   Порывы ветра усилились, хотя и не стали чаще. Шквал еще  не  налетел,  но
возникла сила, способная крутить "Золотую девушку" по всей длине ее  якорной
цепи. От тучи над рифом теперь исходил нарастающий гул.
   - Мне нужно подготовить паруса, - сказал Трент.
   Ни звезд, ни облачка во мраке, распростершемся над головой и  сливавшемся
с такой же черной бездной океана.  Ветер  дул  порывами.  Волны,  длинные  и
маслянистые, качали  "Золотую  девушку",  ударяясь  о  ее  легкий  корпус  и
оставляя в кильватере два фосфоресцирующих следа.  Каждые  десять  минут  из
темноты налетали сильные порывы, и оттого,  что  большой  легкий  фок  снова
наполнялся ветром, мачты гудели от внезапно появлявшейся нагрузки.
   Трент чувствовал приближение этих сильных  порывов,  правда,  не  понятно
каким образом - быть может, по дрожанию румпеля или по тому,  как  нос  яхты
уходил в море. У всех хороших моряков есть умение, несмотря на  волны  любой
величины, вести судно ровно, а не зигзагами.
   Трент почти не смотрел на компас. Он был для него  скорее  подтверждением
того, что он идет правильным курсом, чем путеводителем, так же как  медленно
менявшиеся  цифры  на  маленьком  экране  навигационного   прибора   Лорана,
прикрепленного к переборке кают-компании. Ему  не  было  нужды  сверяться  с
картой. Перед тем как поднять якорь,  он  ввел  данные  о  месте  встречи  в
компьютер прибора Лорана, и  теперь  радионавигационная  система  показывала
местонахождение "Золотой девушки" по отношению к месту рандеву  с  точностью
до сотни метров. Вести судно  было  легко,  но  неприятно.  Мешало  ощущение
опасности. Она витала здесь, в темноте, в плотном, осязаемом ночном воздухе.
И это, несмотря на метеорологический прогноз и на то, что барометр замер  на
отметке 29,9. Педро Гомес почувствовал тревогу Трента еще до того,  как  они
отправились в путь.
   - Ты чувствуешь его?
   - Кого? - притворился Трент.
   - Тайфун, -  спокойно  ответил  латиноамериканец.  -  Ты  не  смотрел  на
барометр уже целых четыре часа.
   Трент пожал плечами, и бандит улыбнулся. В отблеске  света,  проникающего
из кают-компании, сверкнули белые зубы.
   - Ты мне нравишься, Трент. Но это ничего не меняет.
   -  Конечно,  -  согласился  Трент.  За  полчаса  перед  тем,  как   Трент
рассчитывал прибыть на место, в рубку вошел Луис:
   - Сеньор капитан, у вас есть легкая веревка?
   - Насколько легкая?
   - Настолько, чтобы надеть на вас. - Взгляд его был, как всегда, холоден и
совершенно спокоен. - Будет очень печально,  если  вы  потеряетесь  в  море,
сеньор капитан.
   Теперь на шее у Трента была веревка  длиной  метров  в  пятьдесят.  Гомес
завязал узел, слегка улыбнувшись и пожав плечами, как бы говоря:  независимо
от личного отношения к капитану, ему приходится выполнять эту работу...
   После того как Трента посадили на привязь, он потерял  последнюю  надежду
на спасение. Его обуял страх, все  еще  скрытый,  но  неизбежный.  Три  часа
жизни. Три часа, чтобы  подумать  обо  всем,  что  упущено.  Любовь.  Всегда
любовь. Мечта жить с женщиной так, чтобы у них  были  открытые  отношения  и
вера. Не иметь  никаких  секретов,  никаких  ненормальных  страхов,  никакой
тайной жизни. Быть  таким  же,  как  другие  люди:  копаться  в  огороде  по
выходным, вдыхать  запах  свежескошенной  травы.  И  чтобы  дети  играли  на
лужайке. И жена в  хлопчатобумажном  платье...  Длинные  ноги,  улыбка,  она
разделяет  с  ним  их  личные  воспоминания...  Безопасное  будущее...  Даже
возможность этого неотъемлемого права каждого была у него  украдена.  Но  не
этими латиносами. Полковник Смит вот кто был вором.  А  его  соучастником  -
Трент с его неизменной преданностью. "Латиносы - всего лишь инструменты",  -
подумал Трент, глядя  на  силуэт  Педро  Гомеса,  сидевшего  с  подветренной
стороны кубрика.
   Все три дня их путешествия Гомес был единственным из  четырех,  с  кем  у
Трента сложились хоть какие-то отношения. Ему  даже  немного  нравился  этот
бандит - абстрактно, несмотря на будущую роль Гомеса как его палача.  Они  с
Гомесом в общем-то выполняли одинаковую работу: оба - профессионалы,  только
Трент - на стороне закона.
   Из плотной темноты налетел сильный порыв ветра. Трент встретил его легким
движением рукоятки румпеля, и  катамаран  выровнялся.  Волны  перекатывались
через Корпус судна со звуком разрываемой бумаги. Когда яхта падала с  волны,
паруса на мгновение обезветривались и хлопали. Быстрый взгляд  на  индикатор
Лорана - одна миля до места рандеву.
   Два часа и пятьдесят минут жизни.
   - Ты женат, Гомес?
   - Да, сеньор. -  Бандит  самодовольно  засмеялся.  -  Три  мальчика,  три
девочки.  Один  мальчик  будет  юристом,  один   -   бухгалтером,   один   -
полицейским...
   "Многовато девочек для эмансипации", - подумал Трент.
   - Ты свою норму выполнил. Гомес снова тихонько засмеялся:
   - Остается родить врача.
   - И найти послушных миллионеров в мужья дочерям.
   - Естественно...
   - Запомни, - предупредил Трент, - Бог на нашей стороне. К  сожалению,  он
считает, что за все следует наказание.
   Толстяк усмехнулся. Пистолет лежал у него на коленях.
   - Мрачная философия, сеньор капитан.
   - Не сомневайся, - сказал Трент. Два  часа  и  сорок  минут  жизни...  Из
темноты донесся хриплый рокот двойного дизельного мотора. На мгновение Трент
позволил себе поверить в спасение. Но  на  судне  не  было  огней.  Один  из
"бюрократов" на носу яхты  дважды  помигал  фонариком,  подождал  секунду  и
повторил сигнал. В ответ зажегся синий огонь над зеленым.
   - Возьми руль, - сказал Гомесу Трент. - Держи его  ровно,  пока  я  спущу
паруса.
   Осторожно,  чтобы  не  зацепиться  веревкой,  он  пошел  вперед.   Сделав
"бюрократу" знак посторониться, он, спустив большой фок, свернул и убрал его
в мешок. Теперь судно уже было видно: прилизанная моторная яхта  "Бэглиетто"
с белым корпусом. Два миллиона долларов за искуснейшую  итальянскую  работу.
Располагая тысячью лошадиных сил в каждом двигателе, она  в  спокойной  воде
развивала скорость до тридцати узлов. В  тени  алюминиевого  навеса  на  юте
можно попивать кампари с содовой. "Ничего лучшего и не придумаешь  для  этих
кровожадных акул наркобизнеса",  -  подумал  Трент  со  злостью  и  страхом.
"Наркокороли" - так их называют газеты, придавая этим свиньям  романтический
ореол, которым они наслаждаются...
   Однако в открытом море яхту  будет  чертовски  болтать.  Капитан,  должно
быть, беспокоится, хочет побыстрее разгрузиться.  Без  груза  у  "Бэглиетто"
хватит мощности, чтобы обогнать приближающийся шторм.
   Спустив главный парус "Золотой девушки", Трент  наблюдал,  как  медленно,
преодолевая порывы ветра, подходит к катамарану  моторная  лодка.  У  Трента
появилась возможность проявить мастерство.  Пока  что  ничего  сложного,  но
все-таки предстоящая работа хоть на время избавит его от страха. На ют  яхты
вышли люди. Двое одеты в белую униформу, фигуры остальных едва различимы. Из
кают-компании поднялся Луис, облокотился на переборку; руки его без движения
лежали на крыше салона. "Вычислительная машина, -  подумал  Трент.  -  Луис,
шеф..."
   Отвращение к этому человеку вдруг стало невыносимым. Не в силах  смотреть
на него, Трент повернулся к Гомесу:
   - Я не хочу, чтобы корабль врезался в нас.  У  них  есть  кормовой  трап.
Подойдем со стороны кормы и закрепимся швартовым. Грузитесь с трапа.
   Бандит кивнул и отдал приказание остальным "бюрократам" - они теперь  уже
стояли на носу.
   Трент повернул "Золотую девушку" к ветру, в то время  как  моторная  яхта
качалась на волнах, разлетавшихся блестящим каскадом  брызг  от  ее  бортов.
Корма катамарана то  поднималась,  то  опускалась;  вот  волна  подкатила  к
"Золотой девушке" и сейчас поднимет ее. Нос катамарана  оказался  вровень  с
кормой "Бэглиетто".
   - Бросай! - закричал Трент.
   Он увидел, что один из матросов  поймал  швартов.  Закрепив  румпель,  он
поставил "Золотую девушку" так, что  "Бэглиетто"  прикрывала  ее  от  ветра.
Очередной порыв освободил основной парус от крепежной планки.
   - Пригнись, - предупредил Трент Гомеса, потому что гик стал вращаться. Он
запрыгнул на крышу каюты и высвободил фал. Парус обвис. Трент собрал  его  и
привязал к гику, а затем пошел вперед, чтобы поднять штормовой кливер.
   Стоя бортом к ветру, "Золотая девушка" была  свободна  от  более  тяжелой
яхты.
   -  Трави!  -  приказал  Трент  одному  из  "бюрократов".  -  Медленно,  -
предупредил он и  закрепил  небольшой  штормовой  кливер  так,  чтобы  парус
двигался свободно и удерживал  "Золотую  девушку"  на  расстоянии  от  кормы
"Бэглиетто". Трент все время мысленно смеялся над собой: какой он прекрасный
моряк, а жить осталось  два  часа  и  тридцать  минут!  Почему  же  его  так
беспокоит  судьба  "Золотой  девушки"?  Да  еще  и  мнение  о  нем   моряков
"Бэглиетто"!
   Подняв глаза, чтобы взглянуть на капитана моторной  яхты,  Трент  увидел,
что начался слабый дождь. На фуражке и  погонах  капитана  сверкнул  золотой
галун. Ему было лет шестьдесят. Типичный шкипер,  обслуживающий  богачей,  -
старательный и верный слуга за шестьдесят тысяч долларов  в  год.  Пенсия  и
прекрасная медицинская страховка. Но, как и хозяева, капитаны бывают разные.
Свиньи и поросята.
   Трент крикнул:
   - Что вы думаете о погоде?
   - Барометр не  меняется,  -  последовал  ответ.  -  По  радио  ничего  не
передают.
   "Ну, так будь уверен, что все в порядке, и спокойно",  -  подумал  Трент.
Позади капитана стояли матрос и еще человек двенадцать в камуфляжах и черных
беретах, на  шее  у  всех  -  ботинки  для  передвижения  по  джунглям,  все
вооружены.
   Должно быть, автоматы Калашникова, у них всегда автоматы Калашникова.
   - Сначала возьмем шесть человек для погрузки, потом  -  груз!  -  крикнул
Трент. - Начинайте!
   Люди спустились по кормовой лестнице. Низкорослые, коренастые  метисы.  С
такими невозможно о чем-нибудь  договориться,  также  как  и  с  пассажирами
Трента. Все они убийцы, жестокие громилы  из  трущоб  Медельина,  террористы
кокаинового бизнеса, те, кто взрывает автобусные станции,  убивает  каждого,
кто критикует право их хозяев быть королями  Колумбии.  А  насчет  автоматов
Калашникова Трент оказался прав: еще одна неудача для британского экспорта.
   Жестокость стала частью их повседневной жизни, и  на  веревку  на  шее  у
Трента они обратили столько же внимания, сколько обратили бы на безжизненное
тело в сточной канаве у себя на родине.  Оставив  двоих  принимать  груз  на
носу, Трент разместил еще столько же с наветренной стороны, затем с  помощью
оставшихся снял с крыши салона  надувную  лодку  и  перекинул  ее  за  борт,
оставив плавать вдоль борта.
   Вернувшись на нос, он крикнул:
   - Опускайте! - и, увидев ящик с боеприпасами, приказал:
   - На палубу не ставить! Сзади раздался голос Луиса:
   - Здесь  ящики  трех  размеров,  сеньор  капитан.  Шесть  маленьких  -  в
кают-компанию и еще два ящика большего размера.
   Тон латиноамериканца, холодный и спокойный, опять вселил в Трента  страх,
который на мгновение улетучился. Повернувшись, Трент сказал:
   - Я предупреждал вас. Груз перевезем на "Зодиаке", иначе перегрузим яхту.
Луис равнодушно ответил:
   - Посадите в "Зодиак" трех человек. У  Трента  майка  прилипла  к  спине,
стоило ему лишь представить бесконечный ужас этих неопытных в  морском  деле
людей, которых оставят в непроглядной  тьме,  под  моросящим  дождем,  когда
вокруг вздымаются буруны и разбиваются о  рифы  прямо  перед  их  носом.  Но
спорить с Луисом было бесполезно, более того - смертельно опасно.
   - Что ж, я дам им фонарь. Луис приоткрыл глаза - глаза ядовитой змеи -  и
прошипел, тоже как змея:
   - Нет необходимости в фонаре, сеньор капитан.
   В случае паники они могли бы посигналить лучом.
   - Как скажете, - ответил Трент, отвернулся и стал заниматься погрузкой. В
ящиках были боеприпасы к "Калашниковым"  и  "береттам",  гранаты,  полдюжины
переносных ракетных установок и ракеты к ним.
   Следующим  на  борт  перешел  командир   наемников,   Марио,   невысокий,
худощавый,  проворный,   с   маленькими,   широко   поставленными   глазами,
светившимися, как у хорька. На его левой щеке белел шрам  от  ножа.  Говорил
он,  слегка  шепелявя,  и  поприветствовал  Луиса  с   уважением,   но   без
подобострастия. К его камуфляжу, так же как и к камуфляжу  его  людей,  были
пришиты погоны вооруженных сил Бельпана. За ним последовали остальные  -  на
вид такие же убийцы. Двадцать  головорезов,  готовых  напасть  на  крошечную
беззащитную страну, которую Трент успел полюбить  за  простоту  и  наивность
жителей так же, как и за красоту природы.
   Три человека в "Зодиаке", двое - в носовых каютах, четверо  -  в  двойных
кормовых и пятеро - в кают-компании. Он поднял взгляд на  последнего  -  тот
медленно перекинул ногу в ботинке через гакаборт "Бэгл нетто".
   - Возьми ботинки в руки! - крикнул Трент.
   Мужчина посмотрел вниз с притворным смущением:
   - Кто сказал?
   - Я сказал. Сними ботинки! Мужчина громко расхохотался.
   -  Эй,  мужики!  Тут  быть   на   привязи   говорящий   сэбэка,   гринго.
Представляете? - обратился он к своим товарищам, намеренно мешая испанские и
английские слова и коверкая их. Он  перекинул  вторую  ногу,  сел  на  леер,
плюнул в Трента и, запрокинув голову, дурашливо затявкал. - Береги свой зад,
гринго! Когда возвратиться домой, мы есть сэбэка на обед.
   Он спрыгнул вниз, грохнув ботинками по палубе, и с силой провел каблуками
по светлой древесине. На  дереве  остались  две  черные  полосы,  и  мужчина
довольно захохотал. Он был ниже других ростом. Широкие скулы и смуглый  цвет
кожи указывали на его индейское происхождение. Он еще раз плюнул в Трента  и
снова захохотал, глядя на него черными, почти безумными глазами.
   - Хороший сэбэка, гринго! Хочешь махать свой хвост для Мигелито?
   Трент почти утратил самообладание, поскольку ему  приходилось  сдерживать
страх. Им вдруг  овладела  слепая  ярость,  он  размахнулся,  чтобы  ударить
мужчину, тот пригнулся, но Трент все-таки зацепил его справа.  Наемник  упал
на спину и покатился, ударившись о леер, натянутый  между  корпусами  судна.
Трент тотчас подскочил и замахнулся правой ногой, чтобы ударить  в  пах,  но
удар пришелся в бедро. Метис вскочил, ощерившись,  как  кошка,  и  расставив
ноги. Слабые огни моторной яхты осветили  нож,  блеснувший  в  его  руке,  в
уголках рта выступила слюна.
   Кто-то  обхватил  Трента  сзади,  прижав  его  руки  к   бокам.   Мужчина
приближался к Тренту, целясь ему ножом в живот. Вдруг раздался голос  Луиса,
холодный как лед, бесстрастный и злой:
   - Брось!
   Метис замер на месте как громом пораженный. Пальцы разжались, нож упал на
брезент, натянутый между частями катамарана,  и  скатился  в  море.  Взгляд,
полный ненависти, был прикован к Тренту. Он сплюнул:
   - Я убью  тебя,  гринго!  Погоди,  гринго,  погоди!  Я  убью  тебя!  Я  -
Мигелито...
   Трент высвободился и повернулся спиной к Мигелито. Он  был  вне  себя  от
гнева, от страха не осталось и следа.
   - Пусть эта свинья снимет ботинки -  бросил  он  Луису.  -  Пусть  снимет
ботинки и отправляется вниз, а не то я всех вас разобью о риф.
   Луис вытер нос платком. "У  него,  должно  быть,  целый  чемодан  носовых
платков", - подумал Трент, глядя в  холодные  глаза,  изучавшие  его  из-под
белого льняного платка.
   - С веревкой на шее вы будете долго умирать, сеньор капитан.
   Но пока он жив, жива и надежда. Правда, надеяться оставалось  не  так  уж
долго - два часа и двадцать минут...
   Спустив "Зодиак" на воду, он привязал его к  кормовой  стойке  якоря.  Те
трое, которым было приказано плыть в надувной лодке, ждали  в  кубрике.  Они
смотрели на него с неприкрытым ужасом, уже вымокнув под моросящим дождем.  А
скоро промокнут насквозь  и  измучаются  от  морской  болезни.  Трент  решил
показать одному из них, как держать нос "Зодиака" в случае, если придется их
отвязать. Но в это время из темноты возник Луис:
   -  Задерживаться  опасно,  сеньор  капитан.  Трент  достал   из   рундука
спасательные жилеты. Пока обреченные надевали их, он  отсоединил  рыболовную
лесу от марлиня, привязанного к стойке на корме по правому  борту,  закрепил
ее на носу "Зодиака" и установил сцепление на барабане, выдерживающем двести
килограммов. - Не паникуйте, все будет в полном порядке. - Он помог мужчинам
сесть в лодку. Глядя на наблюдавшего за ними Луиса, они с  несчастным  видом
молча кивнули.
   - Если начнется шторм, все может осложниться, - предупредил Трент Луиса и
командира отряда Марио. - Чем меньше людей на палубе, тем лучше.  Гомес  мне
поможет,  он  уже  кое-чему  научился.  Правда,  нужен  еще  один  у  мачты,
кто-нибудь из твоих людей, порасторопнее и чтобы хоть что-нибудь  понимал  в
веревках, - обратился он к Марио.
   Луис спустился в кают-компанию, а Трент выбрал второй кливер и  прикрепил
его к фок-мачте. Даже при легком бризе больший парус мог сделать  буксировку
"Зодиака" опасной и неконтролируемой.
   Один из солдат поднялся на крышу кубрика.
   - Ты понимаешь что-нибудь в веревках? - спросил Трент. Тот пожал плечами:
   - Я пастух, сеньор, ковбой...
   - Тогда смотри. - Трент спустил штормовой кливер и  поднял  кливер  номер
два.
   - Отдать швартовы! - крикнул он капитану "Бэглиетто".  Быстро  свернув  в
бухту булинь, он поставил основной парус.
   Они отошли от моторной яхты. Капитан помахал ему рукой, как моряк моряку,
и Трент тоже поднял руку на прощание. Два часа жизни...
   Один рывок буксирного троса "Зодиака" -  и  "Золотую  девушку"  развернет
бортом к ветру, но Трент стоял наготове у кливера, туго натянув  который  он
мог сбалансировать  силу  ветра  и  натяжение  буксира.  Когда  же  "Зодиак"
двигался спокойно, можно было ослабить парус.  Катамаран  шел  медленно,  но
ровно.
   - Не выпускай из рук!  -  приказал  Трент  Гомесу  и  забрался  на  крышу
кубрика.
   Затем показал солдату Марио фалы для подъема и спуска основного паруса  и
кливера.
   - Когда я крикну, спускай паруса. Соберешь их на палубе.
   Явно испуганный возложенными на него обязанностями, солдат кивнул в  знак
понимания.
   Груженая надувная лодка  замедляла  скорость  катамарана,  так  что  едва
удавалось делать пять узлов. За последние полчаса волнение усилилось.  Трент
слышал, как волны с грохотом разбивались о риф. Пошел проливной дождь. Ветер
пока не был сильным,  но  его  порывы  участились.  Десять  минут  -  и  они
достигнут прохода в рифе, еще сорок пять минут до материка и двадцать  минут
вверх по реке до места разгрузки...
   В воздухе чувствовалось напряжение, словно они плыли, накрытые стеклянным
колпаком толщиной в один миллиметр, который вот-вот разобьется вдребезги.  И
тогда на них обрушится ад.
   Гомес это чувствовал. Он сидел сгорбившись у кормового крепления, с ножом
в руке, в любую минуту готовый  перерезать  трос  "Зодиака",  и  курил  одну
сигарету за другой,  пряча  их  в  ладони  от  дождя.  Каждые  полминуты  он
поглядывал на индикатор навигационного прибора Лорана, как будто  это  могло
побудить его показать другие координаты, затем поднимал взгляд к небу.
   - Приближается? - Этот вопрос Гомес задал, наверное, уже в пятый  раз,  с
тех пор как они отчалили от "Бэглиетто".
   - Пока нет, - ответил Трент. - Может, через пару часов. А может, и позже.
Сначала будут шквальные порывы ветра.
   И тут, как по заказу, налетел ветер,  вырвавшись  откуда-то  из  темноты.
Рева не было слышно из-за  грохота  бурунов  впереди  по  курсу,  и  большая
пенистая волна застигла их врасплох.
   Ветер ударил в паруса.
   - Режь! - завопил Трент и увидел, как блеснул нож Гомеса.
   Катамаран рванулся вперед, паруса натянулись, как кожа на барабане, штаги
затрещали от напряжения.
   Вдруг Гомес вскочил на ноги - то ли от страха,  то  ли  просто  чтобы  не
сидеть на месте. Видимо,  рывок  катамарана  вывел  его  из  равновесия.  Он
пошатнулся, широко раскинул руки, рыболовная леса запуталась вокруг его ног,
и, завопив от ужаса, он свалился в воду.
   - Спускай паруса! - закричал Трент  солдату,  стоявшему  около  мачты,  и
сильно крутанул штурвал, чтобы развернуть "Золотую  девушку"  по  ветру.  Он
рванул оба паруса, освободил их от крепежных планок и бросился в море.
   Несколько гребков - и он схватил Гомеса за шиворот. Трент совсем забыл  о
веревке у себя на шее: она натянулась так, что казалось,  еще  немного  -  и
голова оторвется. Ему удалось одной рукой схватиться за веревку  и  оттянуть
ее, а другой - удержать Гомеса за рубашку. Вода заливала Тренту глаза и рот,
он ничего не видел и захлебывался, а Гомес, изо всех сил молотивший  руками,
то и дело попадал по нему.
   - Прекрати панику! - завопил Трент. Волна подняла  его,  и  он  увидел  в
кубрике людей. Веревка на шее ослабла.  Трент  набрал  воздуха  в  легкие  и
нырнул, ощупью продвигаясь вдоль лески, закрутившейся вокруг ног Гомеса.  Он
схватил линь  со  стороны  "Зодиака",  обвязал  вокруг  правого  запястья  и
устремился к поверхности. Воздуха  не  хватило,  и  он  глотнул  воды.  Соль
обожгла легкие, а до смерти перепуганный Гомес, едва  не  задушив,  обхватил
его шею руками и стал топить. У Трента не было выхода. Он уперся  коленом  в
живот Гомеса, выжимая из  него  воздух,  а  когда  тот  согнулся,  ударил  в
челюсть.
   - Извини, - сказал он, хотя Гомес вряд ли что-либо понимал.
   Освободившись,  Трент  привязал  к  "своей"  веревке  леску,  в   которой
запутались ноги Гомеса, схватил его и перевернул на спину, так чтобы  рот  и
нос его были над водой. Затем нырнул, пытаясь освободить ему ноги, но ничего
не получилось. Вынырнув на поверхность, Трент крикнул людям в кубрике, чтобы
ему кинули спасательный  жилет.  Но  никто  из  них,  видимо,  не  собирался
слушаться. Совершенно очевидно, что  он  не  сможет  долго  тащить  на  себе
Гомеса, к ногам которого привязан "Зодиак".
   Рокот разбивавшихся о риф волн слышался все ближе, и  у  Трента  возникла
мысль бросить все, к черту, и пускай все  они  разобьются  о  риф.  Веревку,
обмотанную вокруг его шеи, он смог  бы  перерезать  о  кораллы...  Нет,  это
пустые фантазии. Волны ударялись о риф с такой  силой,  что  его  бы  просто
разбило вдребезги. Надо жить, пока  есть  хоть  какая-то  надежда.  И  лучше
умереть, получив пулю в голову, чем быть размазанным по рифу  и  разрезанным
на куски острыми как нож кораллами.
   Трент крикнул стоявшим на палубе, чтобы освободили веревку, привязанную к
его шее. Взгромоздив Гомеса на плечи и удерживая его левой рукой, правой  он
принялся усиленно работать. Грести одной рукой да еще с Гомесом и "Зодиаком"
на буксире было задачей не из легких. Риф уже приблизился,  и,  когда  Трент
поднялся на гребень волны, показалась полоска пены. Волн двадцать  -  и  все
будет кончено...
   Трент представил себе, как волна поднимает "Золотую девушку", бросает  на
риф и та разлетается на  мелкие  кусочки.  Раскиданные  тела  людей,  крики.
Правая рука почти отнималась, и уже не оставалось сил выкрикивать инструкции
людям на палубе. Он наглотался морской воды, его тошнило, и в  глубине  души
не осталось желания бороться, но катамаран был уже близко, к  нему  тянулись
руки. Волна подняла его, бросила вперед, и один из террористов  в  униформе,
схватив за руку, вытянул его на  палубу.  Задыхаясь,  он  приказал  вытащить
Гомеса и тут же пошел в кубрик.
   Солдат Марио по-прежнему стоял у мачты.
   - Поднять паруса! - распорядился Трент. Не было  времени  даже  перевести
дыхание: риф находился уже метрах в двухстах на траверзе. - Сначала большой!
   Парус заполоскался на ветру. Трент выбрал шкоты и повернул  штурвал  так,
чтобы яхта развернулась по направлению к "Зодиаку".
   - Пусть кто-нибудь потянет за леску, - приказал он. - Не сильно, а то она
порвется. Нужно только определить направление.
   Когда леска немного натянулась, Трент велел одному из солдат срезать ее с
ног Гомеса и снова привязать к линю на катушке.
   - Продолжай наматывать, - бросил он, - остальным спуститься вниз!
   Только теперь  Трент  заметил  тощую  фигуру  Луиса,  облокотившегося  на
шпангоут кают-компании. Он совсем забыл  о  существовании  латиноамериканца.
Один за другим темные силуэты людей Марио ныряли  в  салон.  Остался  только
тот, что у мачты, другой - у катушки  с  леской  да  Луис  с  Гомесом.  Луис
схватился за гик и двинулся туда, где лежал Гомес, затихший, как выброшенный
на берег морской окунь. Изо рта его текла морская вода, он  судорожно  ловил
воздух.
   Луис опустил взгляд:
   - Опоздаем, сеньор капитан.
   - Мы выжили, - ответил Трент.
   Луис пнул Гомеса в живот, того вырвало.
   - Нам важно время, сеньор капитан. Трент не мог больше сдерживать  своего
отвращения к этому человеку. - Вы психопат! -  выкрикнул  он.  -  Вас  нужно
посадить в психбольницу, запереть и ключ выбросить!
   Появился неизменный носовой платок. Луис высморкался, вытер  кончик  носа
так же тщательно, как дантист сушит просверленный зуб, и  засунул  платок  в
рукав. - С веревкой на шее, сеньор капитан, не стоит  оскорблять  того,  кто
держит эту веревку, - произнес он без всяких эмоций. - Мигелито!  -  крикнул
он в салон. - Посиди, пожалуйста, с сеньором капитаном...
   Нагруженный "Зодиак" сносило  ветром,  и  Трент  сомневался,  что  сумеет
добраться до лодки раньше, чем ее выбросит на риф. Он представил себе  людей
в  спасательных  жилетах,  с  лицами,  искаженными  ужасом   и   собственным
бессилием.  Все  их  внимание   сосредоточено   на   белой   стене   прибоя,
разбивающегося о риф впереди.
   В темноте трудно было разглядеть линь, и Трент велел человеку  у  лебедки
натягивать его, чтобы знать положение "Зодиака".  Он  установил  нагрузку  в
двести килограммов, подстраховавшись на случай обрыва.  Двухсот  килограммов
достаточно, чтобы замедлить снос "Зодиака", но мало, чтобы подтащить  его  к
катамарану. Линь зазвенел, когда Трент стал поворачивать против ветра, уходя
от рифа.
   - Я обойду вокруг, - крикнул он солдату у мачты,  -  следи  за  маленьким
парусом. Если он наполнится, спусти его.
   - Да, сеньор.
   Солдат у лебедки не успевал сматывать  линь,  так  как  они  стремительно
приближались к "Зодиаку".
   - Брось лебедку и выбирай линь рукой, - приказал Трент. - Быстро,  но  не
резко, а то порвешь. Встань на корме. Указывай направление.
   Впереди, со стороны рифа, раздавался рев, словно  голодный  лев  требовал
пищи? Четыреста метров, триста, двести, сто... С "Зодиаком" все  кончено.  С
"Зодиаком" и тремя пассажирами в Нем.  Вдруг  человек  у  лебедки  закричал,
указывая рукой на линию прибоя. Трент крикнул в ответ,  что  делает  поворот
оверштаг.  Повернув  руль  вправо,  он  направил  катамаран  против   ветра.
Обернувшись, увидел, что испуганные люди как сумасшедшие машут руками  рядом
со стеной белой пены. "Зодиак" был на расстоянии пятидесяти метров от гибели
тридцать метров отделяло его от катамарана,  Трент  поднял  двойной  кливер,
сдав кормой назад. Рядом с ним встал  кто-то  с  веревкой  наготове.  Десять
метров. Веревка полетела в сторону лодки, один из людей в  "Зодиаке"  поймал
ее и начал тянуть.
   - Завяжи ее! - завопил Трент, но времени посмотреть, выполнен ли  приказ,
у него не было.
   Он спустил кливер и поднял основной парус. Катамаран дернулся в  обратную
сторону, но его подхватило волной и  откинуло  назад.  Пятьдесят  метров  до
рифа. Грохот волн заглушил его голос, когда он приказал  освободить  кливер.
Наполнился большой парус,  и  катамаран  стал  набирать  скорость.  Двадцать
метров до рифа...
   Пока  еще  скорость  недостаточна  для  того,  чтобы  уверенно  выполнить
оверштаг. Десять метров...  "Сейчас!"  -  подумал  Трент  и  крутанул  руль.
Катамаран задрожал, врезавшись носом в волны. Но вот он закачался на  волне,
а паруса захлопали  как  сумасшедшие.  "Держи  их",  -  сказал  себе  Трент.
Секунда, две, три...
   "Золотая девушка" боролась с ветром, сдерживали только паруса.  Трент  не
думал о "Зодиаке". Спаслись они или нет - теперь уже  ничего  не  поделаешь.
Вдруг он почувствовал  рывок  буксирного  троса  и  только  тогда  осмелился
посмотреть через плечо. В первое мгновение в глаза бросилась  лишь  огромная
стена прибоя, темная внизу, как корни волос у мертвого белокурого  человека.
Лишь присмотревшись, он смог различить черный силуэт  лодки  на  фоне  белой
пены. Люди на "Зодиаке" изо всех сил тянули  буксирный  трос,  но,  так  как
лодка была тяжелая, ее сносило ветром все дальше и дальше. Еще  минута  -  и
она окажется бортом к волне.
   - Эй там, смотрите! - закричал Трент, не зная, услышат  его  или  нет.  -
Поворачивайте оверштаг!
   Поворот штурвала - и снова волна не вовремя ударила  в  нос  яхты.  Трент
увидел, как кто-то ухватился за основание  кливера,  пытаясь  снова  поймать
ветер. Катамаран зарылся носом в  волны,  порыв  ветра  -  и  вот  уже  яхту
развернуло на другой галс, паруса слабо заколыхались.  Они  потеряли  десять
метров из-за этого маневра, и "Зодиак"  едва  не  выбросило  на  риф.  Трент
посмотрел на навигационный прибор  Лорана.  До  прохода  в  рифе  оставалось
двести метров прямо по левому борту. Надо поднимать  дополнительные  паруса,
но Трент не мог оставить штурвал. Он бросил взгляд на  Гомеса,  который  все
еще лежал, распластавшись на пороге Рубрика. От него никакого толку.
   Рядом появился маленький маньяк с  ножом,  Мигелито,  хохотавший,  словно
перевозбужденная школьница на дне рождения. Он закладывал себе в  нос  белый
порошок и глубоко дышал, как запряженная лошадь, переводящая  дыхание  после
длинной борозды. Над верхней губой у него остались белые полосы.
   - Эй, мэленький сэбэка! -  захихикал  он,  глядя  на  Трента  выпученными
глазами. - От этого маленького чертова паруса тебе не быть никакой пользы!
   "Что он в этом понимает?" - подумал Трент. От ярости кровь прилила ему  к
лицу.
   Мигелито пальцами запихнул наркотик в нос и  расплылся  в  яркой  улыбке.
Снова визгливо  захихикал,  и  смех  его  эхом  зазвенел  в  голове  Трента.
Раздались  идиотские  слова,  словно   позаимствованные   этим   паяцем   из
низкопробного американского фильма:
   - Хэй, мэленький сэбэка! Тебе нужна помощь от Мигелито? Скажи, да?
   Как  будто  этот  маньяк-убийца,  принявший  дозу  кокаина,  мог   чем-то
помочь...
   - Эй, мужик! Мигелито знает все эти  чертовы  штуки...  Поверь!  -  Метис
поднялся на ноги и, пошатываясь и пританцовывая,  пошел  по  палубе.  -  Где
парус, мужик? Скажи Мигелито, он сделает хорошо.
   Вдруг до Трента дошло, что кливер  уже  спущен.  Как  ни  невероятно,  но
никто, кроме маленького метиса, этого сделать не мог. - В рундуке  с  левого
борта. Возьми черный мешок, на нем нарисована белая единица.
   Волна подняла катамаран и подбросила еще  на  несколько  метров  ближе  к
рифу.
   - Я поворачиваю!  -  крикнул  Трент  Мигелито,  но  коротышка  продолжал,
покачиваясь, идти вперед.
   Очередная волна подняла "Золотую девушку", и Трент, использовав спуск для
увеличения скорости, развернул штурвал, наполняя таким образом кливер,  хотя
яхта и шла против ветра. Затрещал гик. Трент оглянулся на  "Зодиак",  высоко
поднятый на гребень волны, которая неминуемо должна была  разбиться  о  риф.
Буксирный трос натянулся, как струна, и стащил лодку с волны,  загрохотавшей
о ждущий добычи риф.
   На носу показался желтый расчехленный парус генуя. Волоча  его  за  левый
конец, Мигелито пробежал вдоль борта к лебедке.
   - Хэй, Мигелито сделал хорошо, а? - захохотал он, подпрыгнул, как танцор,
и устремился к парусу правого борта.  Управившись,  он  спрыгнул  обратно  в
кубрик и загавкал, как собака.
   - Ну, поднимаем этого сукиного сына на мачту, готов, мэленький сэбэка?
   - Готов, - ответил Трент и увидел, как метис, подтянувшись на одной руке,
запрыгнул на крышу кубрика, чтобы быстрее отдать приказание солдату у мачты.
   Желтая генуя побежала вверх по рее. Катамаран устремился вперед, увеличив
скорость благодаря большому парусу, и "Зодиак" рванулся  за  ним.  Проход  в
рифе чернел меньше чем в двухстах метрах по левому борту, в любой момент мог
налететь новый порыв ветра. Трент  стер  с  глаз  капли  дождя  и  попытался
прикинуть скорость и расстояние,  необходимое  для  безопасности  "Зодиака",
идущего на буксире. Как минимум метров пятьдесят.
   -  Поворачиваем!  -  крикнул  он,  с  удивлением  обнаружив   невероятный
профессионализм  любителя  кокаина,  который  спрыгнул  обратно  в   кубрик,
намереваясь спустить геную.
   - Хэй, мэленький сэбэка, клэссно прэшел  дистанцию!  -  захохотал  метис,
засовывая в нос белый порошок. - Напугал их до смерти.
   - Лучше испугаться, чем умереть, -  ответил  Трент.  -  Где  ты  научился
управлять яхтой?
   - Мигелито катался под парусом с одной  вдовой,  гринго.  Два  месяца.  А
потом она посадила Мигелито за решетку. Тяжелое было время. - Он  захохотал.
- А теперь шеф делать Мигелито подарок. - Он провел  воображаемым  ножом  по
горлу. - Один мертвый гринго...

Глава 6

   Трент не ошибся в своих догадках насчет конечного пункта их  путешествия.
Это  действительно  был  северный  рукав  реки  Бельпан.  Стоило  им  только
оказаться в безопасности, войдя в поросшее мангровыми деревьями  устье,  как
Трент высадил людей из "Зодиака",  приказав  предварительно  разложить  груз
вдоль бортов "Золотой девушки". Ветер почти не  дул  в  корму,  и  он  решил
поменять геную. Паруса распростерлись над спокойными водами реки, как крылья
гигантской бабочки, едва первый луч рассвета осветил небосклон.
   Темно-зеленые мангровые заросли, обрамлявшие берега  реки,  переходили  в
настоящие джунгли. Бледные стволы рамоновых деревьев поднимались в  растущем
террасами мелколесье веерных пальм и лиан, тополя затеняли берег  реки.  Как
на часах,  стояли  пальмы  "слоновая  кость",  увешанные  гроздьями  орехов,
напоминавших огромные  осиные  гнезда.  Над  южным  берегом  высилась  серая
известняковая скала, буйно поросшая  диким  красным  жасмином.  Берега  были
усеяны белыми звездами цветов дикого кофе.
   В таком лесу с дерева на дерево должны  перелетать  попугаи,  устремляясь
вниз в поисках добычи; должны спешить по своим делам туканы, белые  и  серые
цапли, бакланы, трогоны. Но ничто не двигалось, ни единый  звук  не  нарушал
тишины: ни всплеска ярко-синего зимородка над водой, ни  треска  цикад.  Лес
затаился в предчувствии беды, и только дождь лил как из ведра.
   "Реквием для монаха", - подумал Трент, глядя на Мигелито,  присевшего  на
крыше кубрика. Последние полчаса этот коротышка  все  посмеивался  себе  под
нос, подтачивая свой тесак, острый как лезвие  бритвы,  о  внутреннюю  часть
ремня. Трент не сомневался, что  Мигелито  убьет  его  и  получит  от  этого
удовольствие - реванш за все, что произошло с ним в американской  тюрьме,  и
за вдову-американку, упрятавшую его туда.
   Гомес пришел в себя и с мрачным выражением лица уселся  позади  Трента  в
кубрике. С того момента как Трент выловил его из воды, они не обмолвились ни
словом. Видимо, Гомеса все-таки это угнетало, и наконец он тихо проговорил:
   - Я ничего не могу поделать.
   Трент не ответил. Ответа и быть не могло. Оба  -  профессионалы  и  знают
правила игры. Но все-таки разница между ними была в выборе хозяев. Что бы ни
случилось, Гомес сам сделал свой выбор.
   Добро и зло... Конечно, это старомодные принципы для  общества,  живущего
безо всякой морали. Но все-таки для Трента они существовали, по крайней мере
потому, что его жизнь часто  висела  на  волоске.  Хотелось  бы  знать,  что
задумал Луис. Хотя бы для того, чтобы понять, во имя  какой  цели  полковник
Смит пожертвовал его  жизнью  и  какую  информацию  от  него  скрыл.  А  еще
интереснее то, какие силовые структуры и какие хозяева стоят за Луисом. Ясно
было одно: неспроста все это, все  дела,  с  которыми  связаны  колумбийские
убийцы от наркобизнеса.
   Убийцы... Трент, кажется, нашел верное слово. Так же, как когда-то понял,
что нельзя использовать  слово  "верующий"  по  отношению  к  протестантским
террористам в Северной Ирландии. Точность языка важна, когда  твоя  жизнь  в
постоянной опасности. Обозначение словом  "верующий"  этих  протестантов  из
Ирландской республиканской армии  <ИРА  -  военная  организация  ирландского
национально-освободительного  движения.>  было   для   Трента,   убежденного
католика,   оскорблением   всего   католического   общества,   преобладающее
большинство которого было против терроризма, поскольку  испытывало  само  на
себе все его прелести.
   Но терроризм был скорее следствием, чем причиной. Трент хорошо уяснил это
для себя, пока боролся с ним. Однако это не оправдывало действий тех  слабых
озлобленных и развратных людей, которые  использовали  его  в  своих  целях.
Внедряясь в террористические организации, Тренту приходилось наблюдать самые
разнообразные формы философского оправдания зла. Но это все ложь. Для Трента
это  было  аксиомой  и  сейчас  и  тогда,   когда   он   планировал   провал
террористических организаций, в которые внедрялся.
   Прошлой ночью в иные моменты страх полностью овладевал  им  и  становился
почти неконтролируемым.  Теперь  же,  с  первым  лучом  рассвета,  вместе  с
реальной угрозой смерти пришло и спокойствие - он как бы  со  стороны  читал
последние страницы своей жизни. Из кают-компании поднялся Луис. "Дьявол",  -
подумал Трент и улыбнулся, осознав, что продолжительный страх действует  как
наркотик, освобождая от реальных ощущений - участники марафона  преодолевают
болевой барьер, находясь в состоянии почти наркотического спокойствия.
   Луис  посмотрел  на  Трента  совершенно  равнодушно  -  пожалуй,  большее
внимание он уделял сандвичу, вытер нос очередным накрахмаленным  платком  и,
аккуратно свернув его, сунул в рукав рубашки.
   - Когда мы пройдем следующую излучину, причальте к левому берегу,  сеньор
капитан.
   - Дай Бог, чтобы кто-нибудь пристрелил тебя, - ответил Трент.
   Луис не отреагировал на его слова, а Мигелито весело захохотал:
   - Эй, ты храбрый мэленький сэбэка, гринго!
   Они обогнули излучину и увидели пристань из кучи бревен и грязную дорогу,
ведущую к главному  шоссе  и  мосту.  У  пристани  стояли  два  "лендровера"
вооруженных сил Бельпана и военный грузовик. Водители  развернули  машины  в
сторону шоссе, чтобы, погрузив людей, оружие и боеприпасы, тотчас  тронуться
с места. Эти детали заставили Трента испугаться за судьбу  Бельпана,  но  он
ничего не мог поделать.
   Трент легко повернул штурвал, и "Золотая девушка" ткнулась носом в берег.
Солдат  у  мачты  спустил  паруса,  и  Мигелито  бросил  швартов  одному  из
водителей, поджидавших на берегу.
   - Я бы выпил чашечку кофе, - сказал Трент Гомесу.
   Но поскольку Луис был на палубе, Гомес только пожал плечами:
   - Я должен загрузить машины. И еще я бы попросил тебя...
   - Будь моим гостем. - Трент протянул ему восемь  тысячедолларовых  купюп,
которые вынул из заднего кармана брюк. Он смотрел, как Гомес  организовывает
погрузку. Теперь  понятно,  что  он  добился  прочного  положения  благодаря
хладнокровию, физической силе и неизменной точности стрельбы. Но то, что  он
чуть было не утонул на глазах у Луиса, равносильно тому, как если бы он себя
кастрировал. Из-за этого фиаско он скатился по социальной лестнице до уровня
пеона, ну, чуть выше. А пеоны  -  пушечное  мясо.  Люди,  почувствовав  это,
недолго будут повиноваться Гомесу. Таковы трудности ремесла  бандита.  Марио
не светит занять его место. Командир отряда головорезов - не тот ранг,  хотя
он и показывал, что может возражать Луису. Мигелито же явно стал лицом более
близким к начальству -  возможно,  потому,  что  он  с  таким  удовольствием
убивает. Трент заметил, что Мигелито отправил ногтем большого пальца  в  нос
очередную партию кокаина. Почувствовав на себе взгляд Трента,  метис  поднял
на него глаза:
   - Хочешь кофе? Конечно, почему нет? Но  сначала  мы  связать  твои  руки,
мэленький сэбэка.
   На глазах у Гомеса он связал запястья Трента так, чтобы тот  мог  держать
кружку с кофе.
   Между тем Марио вслед за последним из своих  людей  прыгнул  в  грузовик,
"бюрократы" сели в один "лендровер", другой ожидал Луиса с Гомесом. Мигелито
вернулся на крышу кубрика, Несмотря на то что Луис наблюдал за  ними,  Гомес
протянул Тренту руку:
   - Спасибо, что спасли мне жизнь, сеньор.
   - Приходи еще, - ответил Трент, глядя на эту сцену как бы со стороны:  он
со  связанными  руками   обменивается   рукопожатием   с   бандитом.   Трент
почувствовал, что вот-вот истерически захохочет. Единственное,  что  он  еще
мог сделать, - это посеять вражду между двумя этими людьми. - Когда  у  тебя
будет шанс, пристрели его, - посоветовал он, кивнув в  сторону  Луиса.  -  А
нет, так он убьет тебя.
   Глаза Луиса сузились, по рукам  Гомеса  пробежала  нервная  дрожь.  Трент
обрек одного из этих двоих на смерть - кого, покажет будущее.
   Гомес перепрыгнул  через  леер.  Трент  смотрел,  как  он,  выпрямившись,
направился к головному "лендроверу". Луис высморкался в носовой платок.  Его
холодный взгляд на мгновение остановился на Тренте.
   - Вы показали себя  настоящим  профессионалом,  сеньор  капитан.  -  Луис
поднял взгляд на метиса:
   - Позаботься о Нем. - Конечно, я отведу его в джунгли, шеф.  -  Коротышка
захохотал, предчувствуя кровавую потеху, и провел пальцем по лезвию ножа.  -
Оставлю тело тэм, пусть его жрет бэльшая кошка.
   В знак одобрения Луис слегка взмахнул носовым платком.
   - Закончишь - присоединяйся к засаде на мосту.
   Когда машины уехали, Мигелито спрыгнул к крыши кубрика:
   - Хочешь пэследнюю чэшку кофе, мэ-ленький сэбэка?
   - Благодарю, - согласился Трент, чтобы продлить свою  жизнь  хотя  бы  на
несколько минут.
   Метис опустил большой палец в кисет с кокаином и  чертыхнулся,  обнаружив
на ногте только несколько гранул.
   - Эй, мы лучше идти в салон, мэленький сэбэка. Здесь слишком много дождя,
а Мигелито нужно нарезать немножко кокаин.
   Он закрепил веревку, обвязанную вокруг шеи Трента, за поручень  лестницы,
ведущей в носовые каюты левого корпуса  катамарана.  Трент  с  кружкой  кофе
расположился на полу кают-компании, а Мигелито сел за стол и стал измельчать
невесть откуда взявшийся  прессованный  кокаин  на  зеркале,  которое  Трент
использовал для бритья. Казалось, он никуда не спешил: Луиса  поблизости  не
было, а хорошо измельченное зелье ему требовалось постоянно.
   - Эй, этот Бельпан - дурацкое место, - заговорил Мигелито, склонив голову
набок. - Они иметь прэвительство, как будто  думают,  что  у  них  настоящая
стрэна. Хэтя у них только сто тысяч людей. - Он срезал еще немного кокаина и
снова принялся толочь. - Да, мэленький  сэбэка,  дурацкое  место.  И  у  них
теперь выборы, в этом дурацком месте.  Ни  охраны,  ничего.  Мужик,  да  они
просто психи. Мы переловим их всех так же, как они сэбирают зрелые  авокадо.
- Он посмотрел вниз, на отражение Трента в зеркале, и подмигнул ему.  -  Дэ,
дэ, мэленький сэбэка - шлеп, шлеп,  шлеп!  -  Он  показал,  как  собирают  в
корзины спелые плоды  авокадо.  -  Мы  собираемся  поймать  этих  политиков,
мэленький сэбэка. И мы собираемся сажать их в одну большую дыру,  чтобы  они
не выбраться. И тогда сеньор Луис будет править этой мэленькой  стрэна,  как
своей асьендой. Мы будем сажать здесь самолеты, как мухи будут  сэдиться  на
твой тело, после того как Мигелито убить тебя. Дэ, - самодовольно сказал он,
отломив еще немного кокаина. - Мы устроить все основательно,  каждый  чертов
самолет с кокаином будет летать  с  остановкой  в  Бельпан.  Это  есть  один
большой гора кокаина, мэленький сэбэка.
   - Это слишком большая операция для одного человека, - заметил Трент.
   Мигелито поднял брови, удивленный тупостью Трента:
   - Эй, ты думать, Луис - большой шеф? Ты есть  сумасшедший  гринго!  Луис,
как это вы говорить? Отвечает за грязные операции. Дэ, вы это так  говорить.
- Метис еще раз старательно повторил два эти слова,  видимо,  гордясь  своим
знанием английского языка. - Дэ, грязные операции... -  Он  отправил  в  нос
очередную порцию кокаина и захохотал. - Луис есть упрямый псих, но он ничто.
Мы иметь боссы повсюду, мэленький сэбэка. Мы иметь  боссы  из  Колумбия.  Мы
иметь никарагуанцев Луиса. Мы даже иметь один гринго  босс,  которого  никто
никогда не видеть. Он наш мозг, мэленький сэбэка. Наша мудрая мамочка.
   Значит, он, Трент, все-таки  был  прав.  Но  теперь  эта  информация  уже
бесполезна. Он представил себе президента Бельпана таким, каким видел его  в
последний раз, когда тот босиком стоял на краю причала на острове Сан-Пол  и
ловил альбул. Безо всякой охраны, если, конечно, не  считать  его  внучку...
Остальные министры, которые сейчас разъехались на  встречи  с  избирателями,
были также беззащитны. Но кое-что в сценарии все-таки не предусмотрено...
   Трент поставил пустую кофейную кружку:
   - Вы что, на самом деле считаете, что США и  ООН  позволят  вам  все  это
совершить?
   - В Бельпане? - Мигелито радостно  расхохотался.  -  Ты,  псих,  кто  мы,
по-твоему? Мы - армия Бельпана, парень, мы в военной форме, понял?
   Но теперь такое не пройдет! Этого просто быть не может.  Конец  "холодной
войны" изменил ситуацию. Закончились времена  коалиций,  поддерживающих  или
капитализм, или коммунизм. Тот, кто организовывал операцию, должен  был  это
понимать.
   -  Хочешь  пробовать  кокаин,  мэленький  сэбэка?  -   предложил   метис,
выразительно посматривая на зеркало и глупо улыбаясь. - Стопроцентная штука!
   Трент пропустил предложение мимо ушей.
   - Парень, ты не понимать, что это лучше для тебя!  -  Мигелито  соскоблил
измельченный кокаин в кисет и встал. Он прицепил пистолет к ремню и  взял  в
правую руку нож. - А теперь мы собираться немножко гулять, мэленький сэбэка.
Ты больше не беспокоить Мигелито. Мигелито хорошо перерезать твой глотка, ты
ничего не чувствовать.
   Он приказал Тренту отойти подальше  от  перил,  чтобы  обезопасить  себя,
когда  он  будет  отвязывать  веревку.  Трент  окинул   последним   взглядом
кают-компанию.
   - Дэ, мэленький сэбэка. Красивая яхта, - засмеялся Мигелито. - Адью! - Он
подтолкнул Трента острием ножа и вслед за  ним  перепрыгнул  через  леер  на
пристань. - Мы ходить совсем недалеко в джунгли, мэленький сэбэка.
   Никакой тропы не было, и Тренту  приходилось  пробиваться  сквозь  густые
заросли. Каждые несколько секунд он чувствовал укол ножом в спину и понимал,
что метис идет за ним по пятам. Впереди открылась поляна, от которой  Трента
отделяли только пальмовые ветви. Он  развел  их  и  вдруг  услышал  знакомое
сопение: Мигелито вдыхал кокакин. Трент подпрыгнул и выбросил  назад  правую
ногу. Он достиг цели: нога попала коротышке в живот.  Мигелито  согнулся,  а
Трент, упав на землю, левой ногой снизу вверх ударил Мигелито в  подбородок.
Метис рухнул на колени, все еще сжимая в руке нож. Выпустив веревку  Трента,
он потянулся за пистолетом.
   Откатившись и вскочив на ноги, Трент рванулся через поляну в заросли,  не
разбирая пути и прикрывая глаза связанными  руками.  Острые  листья  и  шипы
кололи его, впивались в руки, царапали лицо. Лианы цеплялись за  ноги  и  за
веревку на шее. Он споткнулся, упал в густой кустарник и, несмотря на страх,
пополз на коленях под низко нависшими ветвями. До него  доносились  вопли  и
ругань Мигелито, пот слепил глаза. Где-то совсем рядом послышалось  журчание
ручья. Трент рванулся вперед и  скатился  в  воду.  Течение  увлекло  его  и
вынесло в какой-то пруд,  заполненный  скорее  грязью,  чем  водой.  Пытаясь
достать дна, Трент хлебнул носом грязи и запаниковал. Паника была врагом. Он
заставил себя успокоиться. Ноги нащупали дно, он встал, поднял руки, пытаясь
смахнуть  грязь  с  глаз,  и  тут  увидел  змею,  длиной   почти   в   метр,
зеленовато-коричневого  цвета,  с  желтым  ромбом  на  горле.   Мартиникский
ботропс! Укус смертелен... Совсем рядом раздался голос метиса:
   - Эй, гринго, ты плохой маленький сэбэка! Мигелито сердится!
   Трент медленно повернулся, чтобы можно  было  ухватиться  за  веревку  на
горле. Змея подняла  голову  и,  высунув  язык,  зашипела,  испугавшись  или
рассердившись.
   - Эй, гринго, я тебя видеть! -  Мигелито  поддразнивал  Трента,  будто  в
детской игре в прятки.
   Змея опять зашипела.
   Метис захохотал:
   - Мигелито тебя скоро найти, маленький сэбэка!
   На нос Тренту сел комар и впился в кожу. На  губах  чувствовался  привкус
болотной гнили, и эта вонь заложила Тренту ноздри.  Он  немного  потянул  за
веревку. Змея бросилась на веревку, а затем уползла. Ее хвост исчез под теми
кустами, сквозь которые только что пробирался Трент.
   Он услышал, как метис выругался, увидев змею.
   - Эй, гринго, а может, я оставлять тебя здесь и ты умирать медленно?
   Послышался треск веток, характерное сопение -  коротышка  вдыхал  кокаин:
ссс-ссс. Он говорил сам с собой:
   - Да, гринго, тэк я и делать. Ты умирать медленно в джунглях. Сукин  Сын!
Мигелито говорить шеф, что ты покойник.
   Ожидая подвоха, Трент прислушался к шелесту раздвигаемых кустов. Мигелито
ушел влево. Назад к "Золотой девушке"? Или к тем, кто был в засаде на мосту?
На его решение могло повлиять количество принятого кокаина... Но неужели  он
рискнет солгать Луису?
   Трент продолжал двигаться вниз по течению ручья в сторону  реки  Бельпан.
Он  не  поднимался  с  коленей,   пробираясь   по   грязи   сквозь   колючую
растительность. Вода доходила до пояса. Насколько позволяли связанные  руки,
он потихоньку раздвигал ими растения, стараясь  делать  это  так,  чтобы  не
обнаружить своего присутствия. Дождь шел  уже  больше  четырех  часов.  Река
поднялась почти на полметра, и ее течение, незаметное, когда они причалили к
пристани, теперь образовывало пенистые водовороты.
   Трент надеялся, что сможет разглядеть "Золотую девушку", но ручей  впадал
в реку ниже того места, где стоял катамаран. На месте Мигелито  Трент  залег
бы в джунглях около катамарана и поджидал бы его. Так как со  стороны  шоссе
открывался  широкий  обзор,  яхта  была  единственной  надеждой  Трента   на
спасение, а имея  под  рукой  передатчик,  он  мог  предупредить  Каспара  и
правительство Бельпана и вызвать крепких ребят Стива. Но метис - гангстер  и
предан в первую очередь самому себе. Безопаснее солгать, нежели сознаться  в
оплошности.
   Веревка обмоталась вокруг пояса, и Трент сполз в реку, как крокодил. Ниже
излучины уровень воды около берега падал, так что можно было идти по дну. Но
когда он пошел против течения, река стала глубже.  Он  пытался  продвигаться
вперед, цепляясь за ветви, но в  силу  того,  что  руки  были  связаны,  его
относило назад каждый раз, когда он перехватывался. Оставалось или переплыть
на дальний берег, или возвращаться в  лес.  Он  представил  себе  топографию
местности.
   Течение огибало склон холма, расположенного на излучине выше по  течению,
так что ему пришлось бы  метров  пятнадцать  карабкаться  круто  в  гору.  А
бесшумно спуститься с горы, когда он подойдет к мосту, невозможно.  Двигаясь
же по реке, он заплывет за яхту, правда, его или будет видно  с  моста,  или
опять снесет вниз по течению. Но  Луис  установил  засаду  на  мосту,  чтобы
останавливать  членов  правительства,  возвращавшихся  в   Бельпан-Сити,   и
внимание его людей будет приковано скорее к дороге, чем  к  реке.  Они  ведь
хотят  ловить  политиков  в  расставленные  сети,  как  хвастался  Мигелито,
собирать их, как спелые плоды авокадо. Трент оттолкнулся от берега и  поплыл
на боку, неуклюже и медленно.
   Тут он обнаружил, что ветер усилился.  Плохо,  хотя,  с  другой  стороны,
выйдя из устья реки, он мог бы отправиться  прямо  на  остров  Кей-Канака  и
спасти президента от  нападения  на  него  людей  Луиса.  Стало  проясняться
истинное положение дел. Ключом ко всему был президент. Он  управлял  страной
еще до принятия независимости и был единственным из политиков, известным  за
пределами Бельпана. Захватив его, можно придать  перевороту  некоторый  вес.
Оставаясь же на свободе, президент мог попросить  помощи  извне.  Вот  зачем
организаторам  переворота  понадобилось  дискредитировать  его,   связав   с
торговлей кокаином!
   За излучиной  показалась  "Золотая  девушка".  Она  стояла  там,  где  ее
оставили, пришвартованная носом и кормой к причалу. Но теперь, когда уровень
воды в реке поднялся и почти затопил гавань, швартовы туго натянулись.
   Трент снова поплыл вверх по течению, качаясь на волнах. Благодаря ветру и
дождю его не должно быть видно с моста. Он  же  видел  мост  и  остановился,
присматриваясь.
   Люди Луиса установили пост на дальней  от  него  стороне.  Они  поставили
ящики с патронами друг на друга, сверху навалили стволы деревьев и  укрепили
дорожный указатель, на котором было что-то написано красной  краской  -  что
именно, Трент не мог разобрать,  так  как  указатель  стоял  боком  к  нему.
Бандиты надели резиновые плащ-накидки и сменили черные береты  на  шляпы,  в
которых обычно ходят по джунглям. Там ли ригели-то, Трент не разглядел.
   Он размазал грязь по лицу и старался держаться ближе  к  берегу,  прячась
под свисающими над водой листьями. На мелководье  приходилось  двигаться  на
коленях, поэтому темпы передвижения нельзя было  назвать  значительными.  На
мосту показалась "Тойота-Лендкрузер".  Сбавив  скорость,  водитель  медленно
подъехал к посту. Солдаты повернулись к нему и стали проверять документы.
   Семь часов утра. Воскресенье...
   Всего три дороги вели в Бельпан-Сити, и Луис наверняка установил посты на
каждой. Выбери они для переворота будний день, на дорогах в это  время  было
бы оживленно и известие о блокпостах быстро  разнеслось  бы  по  стране.  По
крайней мере кто-то из министров мог бы спастись... Еще одно  доказательство
превосходной организации переворота.
   Теперь он находился по течению выше, чем "Золотая девушка". Ни на берегу,
ни на  катамаране  не  заметно  никакого  движения.  Но  если  Мигелито  его
поджидает, он наверняка хорошо спрятался.  Трент  засек  время,  за  которое
сухая ветка доплывет от моста до яхты. Четыре минуты, чтобы  пересечь  реку,
двести метров по течению.  Для  надежности  придется  спуститься  метров  на
пятьдесят, за мостом течение набирало силу.
   Один из бойцов Луиса, заскучав, бросил в воду сучок и стал наблюдать, как
он выплывет с другой стороны. К нему  присоединился  другой  постовой.  Хотя
голосов Трент не слышал, он сообразил, что  солдаты  устроили  соревнование.
Они одновременно бросили палки в воду  и  устремились  к  перилам  с  другой
стороны моста посмотреть, кто победил. Пока они искали новые  сучки,  к  ним
присоединился третий. Мигелито среди них не было.
   Трент  медленно  продвигался  вперед,  понимая,  что,  пока  солдатам  не
наскучит эта забава, у него нет шансов переплыть реку незамеченным: они то и
дело бросали палки и бегали с одного конца моста на другой.
   Рвануться вперед и замереть, снова рвануться и снова  замереть.  Полчаса,
час...
   Трент достиг намеченного места, но течение здесь  было  гораздо  сильнее,
так что нужно перебираться под мост. Мигелито нигде не видно...
   На мост вслед за "фордом" въехал "Лендровер-Дискавери".  Воспользовавшись
моментом, Трент, низко припадая к земле, добежал до моста  и  спрятался  под
его перекрытием. Он слышал, как "Дискавери" отъехал от блокпоста, и на мосту
кто-то громко заговорил. Трент нырнул в воду под куст,  росший  из  бетонной
сваи, и, перевернувшись на спину, замер.
   На мосту о чем-то спорили, слов он не разобрал.  Послышался  глухой  звук
шагов. Теперь  голоса  раздавались  прямо  над  ним.  Спор  все  разгорался.
Затрещали кусты, кто-то спрыгнул с моста на берег всего метрах в  девяти  от
Трента. Он сделал глубокий вдох и нырнул  в  грязную  воду.  Десять  секунд,
двадцать, тридцать... Полный рот воздуха. Трент  чувствовал,  как  раздулись
его щеки. Высунув из воды нос, он  выдохнул.  Шаги  прошлепали  по  грязи  к
берегу. Сверху сорвался камень, покатился и упал в воду  всего  в  метре  от
ноги Трента. Тишина. И вдруг послышался свистящий шепот:
   - Эй, ты здесь, мэленький сэбэка? - Метис зашлепал в поисках  устойчивого
места. - Мигелито думать, что видит тебя.
   Метис говорил негромко - значит, он доложил своему начальству,  что  убил
Трента. Видеть его с берега Мигелито не мог. Чтобы заглянуть под  мост,  ему
нужно было спуститься к самой  воде.  Но  он  где-то  совсем  рядом.  Земля,
подмытая дождем, не выдержала веса Мигелито и посыпалась в реку, а вслед  за
тем метис, потеряв равновесие, съехал вниз и,  грязно  ругаясь,  свалился  в
воду рядом с кустом, под которым спрятался Трент. Теперь Мигелито  наверняка
заметит его. Все, что нужно сделать  для  этого,  это  встать,  сделать  шаг
вперед и раздвинуть ветки. На мосту кто-то захохотал, и Мигелито  разразился
грязной бранью.
   Сквозь листву  Трент  видел,  как  он  вытряхнул  воду  из  пистолета  и,
расстегнув куртку, вытер его о свитер.
   - Что ты там делаешь? Рыбу ловишь? - раздался голос с моста.
   Мигелито  послал  говорившего  очень  далеко   и   сделал   шаг   вперед,
остановившись в паре дюймов от ноги  Трента.  Сжимая  пистолет  в  руке,  он
раздвинул кусты. На  дороге  просигналила  машина,  коротышка  поднял  глаза
кверху, прислушался.
   - Эй, парень, что там за чертовщина?
   -  Процессия  какая-то,  -  отозвались  с  моста.  -  Портреты  какого-то
усатого... Мигелито выругался и отпустил ветки.
   - Здесь ничего нет, парень. Я поднимаюсь.
   - Давай скорее. Смотри не утони. Автомобильные  гудки  слились  в  единый
хор, чей-то голос монотонно повторял в мегафон название президентской партии
и имя министра туризма и транспорта Бельпана:
   "Голосуйте за Джорджа Вайсента Брауна".
   - Джордж Вайсент Браун станет первым дохлым сукиным  сыном!  -  проворчал
Мигелито,  забираясь  на  берег.  Трент  выжидал,  стараясь   отдышаться   и
успокоиться. Машины въехали на мост.  Послышались  крики,  звуки  клаксонов.
Монотонный голос, как испорченная пластинка, твердил название  президентской
партии. Должно быть, там было около пятидесяти легковых машин и  грузовиков.
Трент выскользнул из-под куста и сделал глубокий вдох. Вытянув вперед  руки,
он нырнул и поплыл к противоположному берегу. Его сразу же  понесло.  Дважды
он выныривал, набирал в легкие воздуха и снова опускался под воду. Вот уже и
катамаран показался. На мгновение оглянувшись, Трент  увидел,  что  вереницу
машин остановили у блокпоста. Джорджа Вайсента Брауна он спасти не мог. Уйдя
под воду, он сделал сильный толчок ногами,  но  бороться  с  течением  стало
очень трудно. Видимо, сказывалось  длительное  напряжение.  Хотелось  просто
перевернуться на спину и лежать  не  сопротивляясь.  Трент  представил  себе
президента - старого, седого и слабого. Нет, он доложен оказаться на острове
Кей-Канака прежде, чем люди Луиса доберутся до него. Дождь лил как из ведра,
ветер становился все сильнее и сильнее.

Глава 7

   Течением реки Трента вынесло  прямо  в  зазор  между  корпусами  "Золотой
девушки". Он ухватился за трос "Зодиака", немного переждал, чтобы  перевести
дыхание, перекатился через левый борт и  упал  на  решетку  надувной  лодки.
Больше всего хотелось отдохнуть, но  нельзя  терять  ни  секунды.  Нырнув  в
кубрик, он тут же бросился к передатчику над  навигационным  столом.  Кто-то
вырвал все провода - еще одно доказательство внимательного отношения к делу.
Спустившись в камбуз, он нашел нож и перерезал веревку  на  шее.  Освободить
руки оказалось гораздо труднее. Он зажал нож лезвием вверх между разделочной
доской и коленями. Нож дважды соскальзывал, Трент порезался, но  все-таки  и
эта операция наконец удалась. Не обращая  внимания  на  кровь,  капавшую  из
порезов, он пробежал  на  палубу  и  спрыгнул  на  берег.  Отвязав  кормовой
швартов, он освободил его, оставив  закрепленным  вокруг  тумбы  у  кубрика,
затем отвязал носовой швартов и запрыгнул на борт.  Корма  еще  удерживалась
швартовом,  и  течение  развернуло  "Золотую  девушку"  от  причала.   Трент
подождал, пока катамаран встанет носом по течению, вытянул кормовой  швартов
и свернул его. Он старался вывести судно на стремнину. Паруса сейчас были бы
только помехой. Когда река перестала петлять, Трент  взглянул  на  барометр.
Давление упало до 29,5.
   Он вдруг подумал, не отправиться ли ему в  Бельпан-Сити  и  не  найти  ли
Каспара в посольстве США. Но не было уверенности в том, что агент УБН там, а
Луис наверняка поставил своих людей в порту на случай, если кто-то из членов
правительства вернется. Попытаться воспользоваться телефоном?  Если  учесть,
как   тщательно   подготовлен   переворот,   телефонная   связь,    особенно
международная, конечно, в руках Луиса. Так что дозвониться Стиву в Вашингтон
невозможно. Полковника Смита Трент не принимал во внимание.
   Значит, Кей-Канака. Кто первым доберется до президента, у  того  и  будет
козырная карта...
   Трент поднял "Зодиак" на борт, так как течение вынесло "Золотую  девушку"
к последнему повороту перед открытым морем. Ветер бил в лицо, сгоняя к  рифу
короткие пенистые волны. До острова Кей-Канака шесть  миль,  а  на  яхте  он
один. Как бы он ни спешил, незачем ставить что-то, кроме третьего кливера  и
основного паруса. Закрепив штурвал, он поднял  паруса.  Яхта  развила  такую
скорость, что прямо-таки взлетела над волнами, оставляя за собой темно-синий
след в белых брызгах пены. Мгновение Трент наслаждался бешеной скоростью, но
нужно было заниматься делом.
   Оставив штурвал закрепленным, он спустил мотоцикл со шлюпбалки на палубу,
закатил его через кубрик в кают-компанию и привязал у основания мачты. Затем
отвинтил  квадратную  крышку,   закрывающую   отверстие   клюза   в   палубе
кают-компании,  и  снял  с  дивана  подушку.  Открылась  крышка  встроенного
рундука. Сильно нажав на выступ задней стенки, он толкнул ее в  сторону.  За
ней,  закрепленные  обитыми  войлоком  скобами,  лежали  два  восьмизарядных
одноствольных помповых ружья  "Гвинер"  12-го  калибра  в  водонепроницаемых
чехлах. Рядом были сложены коробки  с  патронами,  специальный  пояс  и  два
нагрудных патронташа. И пояс, и патронташ были заполнены красными  патронами
"Зли", заряженными картечью. Попав в живот, такая картечь разносила человека
в клочья.
   Трент  перекинул  патронташ  через  плечо,  взял  оба  ружья  и  коробки.
Вернувшись в кубрик, он проверил курс, зарядил ружье и положил  на  диван  у
левого борта кубрика.
   Бросив взгляд за корму, он увидел в миле от Бельпан-Сити серую  дымку  и,
взяв бинокль, обнаружил патрульный катер,  от  которого  расходился  большой
треугольник белой пены. Бекки! Миновав проход в рифе, катер вышел в открытое
море и понесся, задрав нос, как гигантский кит-убийца. Трент едва не  прыгал
от радости, представив себе за штурвалом катера Бекки с неизменной  потухшей
сигарой во рту. Бекки был из тех, кого не остановят ни ураган, ни Луис.
   Трент зарядил второе ружье. До острова Кей-Канака оставалось меньше  двух
миль. Надо взять президента на борт патрульного катера и связаться по  радио
с посольством США. Он бросил взгляд  на  индикатор  скорости  ветра.  Четыре
балла, и ветер все усиливается. "Золотая девушка"  летит  на  всех  парусах,
скорость -  четырнадцать  узлов.  Управляя  судном  в  одиночку,  Трент  шел
быстрее, чем любая яхта с полным экипажем,  участвующая  в  розыгрыше  кубка
Америки. Ему не надо было сверяться  с  картой,  у  "Золотой  девушки"  была
осадка всего полметра, он ходил в этих водах уже полгода и знал все  рифы  и
мели, которые могли представлять опасность.
   Не отрывая взгляда от индикатора скорости, он ослабил  главный  парус  на
пару дюймов, потом сделал то же самое с кливером.  Пятнадцать  узлов.  После
двадцати четырех часов  ужаса  он  наконец-то  был  в  безопасности.  Победа
близка,  и  черт  бы  побрал  Луиса  с  его  никарагуанцами,  Марио  с   его
колумбийцами, и "главного  гринго",  пытавшихся  его  обыграть!  И  к  черту
полковника  Смита!  Трент  запрокинул  голову,  подставил   лицо   дождю   и
расхохотался. Он любил играть без правил и не под надзором начальства.
   Катамаран прошел мимо пляжного домика президента  и  сменил  галс.  Трент
направил  "Золотую  девушку"  прямо  к  пляжу,  спустил  паруса,   перекинул
патронташ через плечо, взял ружье и,  спрыгнув  на  берег,  обвязал  швартов
вокруг ствола пальмы. Он побежал к дому президента, низко пригибаясь к земле
и держа наготове ружье. На террасе никого не было, дверь открыта.  Подняв  с
земли камень, он  прыгнул  на  лестницу  и,  перескакивая  через  ступеньки,
подбежал к двери. Затем бросил в  дверной  проем  камень  и  нырнул  следом.
Где-то справа от него слабо вскрикнула женщина.  Повернув  голову  на  звук,
Трент увидел внучку президента. Держа на прицеле двери, ведущие внутрь дома,
Трент спросил:
   - Вы одна?
   Девушка кивнула. Он все равно проверил дом - две спальни, ванную,  кухню.
Везде пусто. Она не двигалась, глядя на него темными, широко  раскрытыми  от
страха глазами. Волосы девушки, как и тогда, на пляже, были стянуты в  пучок
и повязаны тем же ярко-красным платком, но теперь на ней были черная майка и
черные шорты и никакой обуви.
   Трент хотел было крикнуть, что он друг. Но друзья не вламываются в дом. У
него вообще сейчас жуткий вид: на руках кровь, лицо в царапинах, на шее след
от веревки, в руках ружье... Так что придется все объяснить.
   - Трент, - сказал он. - Отдел ЕС  по  борьбе  с  терроризмом.  Англия,  -
добавил он, так как, по всей  видимости,  аббревиатура  "ЕС"  ей  ничего  не
сказала. - У вас в стране вооруженный переворот. Где ваш дедушка?
   Она не собиралась отвечать.
   - У вас нет причин верить мне, но я, очевидно,  единственный,  кто  может
спасти президента. Это то, чему меня учили.
   Она ненавидела то, чему его учили. Это было видно по выражению  ее  лица.
ЦРУ, военная разведка, разведка Франции - это были  отрицательные  персонажи
студенческой политической мифологии каждого университета. Конечно, она  тоже
думала так  -  ведь  она  слушала  курс  политэкономии  в  Лондонской  школе
экономики,  приехала  из  страны  "третьего  мира"  и  у  нее  темная  кожа.
Студенческие предрассудки не распространялись на КГБ. Это или бесило Трента,
или заставляло его смеяться - в зависимости от дня недели.
   - Скажи мне только одно: он здесь, на  острове,  или  в  безопасности?  -
Увидев, что она колеблется, мужчина добавил:
   - Пожалуйста...
   - В безопасности.
   - Слава Богу. - Он вытер лицо ладонью, на пол упали капли дождя и пота. -
С   другой   стороны   острова   подходит   патрульный   катер.   Там   есть
радиопередатчик. Бекки, командир катера, знает меня, мы вместе участвовали в
гонках на лихтерах, - продолжал Трент. - У меня есть  контакт  в  посольстве
США.
   Лучше бы он  не  упоминал  об  этом.  США  -  исчадие  ада:  Объединенная
фруктовая компания, убийство Альенде в Чили, кон-трас...
   Трент прочел этот список в ее глазах.
   - Оставайся здесь, - бросил он. - Я вернусь.
   Он пробежал через остров, зажав ружье под мышкой. Патронташ хлопал его по
груди. Он добежал до пляжа как  раз  тогда,  когда  патрульный  катер  Бекки
преодолел проход в рифе. Чтобы сэкономить время,  Трент  прислонил  ружье  к
пальме, повесил патронташ на ветку  и  помчался  вдоль  причала  миллионера.
Нырнув, он поплыл против ветра. Остановившись через пятьдесят метров,  чтобы
перевести дыхание, Трент увидел, что патрульный катер бросил якорь, хотя  до
берега было еще метров двести. Бекки мог бы подойти и ближе - и ветер дул  в
сторону берега, и шторм должен начаться не раньше чем через час.
   На палубе было человек шесть матросов. Трент замахал руками:
   - Бекки!
   В лицо ударила волна, он закашлялся  и  стряхнул  воду  с  глаз.  Команда
побежала на корму отвязывать лодку от шлюпбалки.  Несмотря  на  то  что  риф
защищал катер от волн, море было достаточно бурным и  спуск  лодки  требовал
осторожности и  внимания.  Человек,  отдававший  приказы,  был  невысоким  и
толстым, негра среди матросов не  было,  как  не  было  ни  одного  человека
двухметрового роста и с сигарой во рту.
   Трент развернулся и поплыл обратно.  Когда  он  достиг  причала,  матросы
опустили в шлюпку трап.  Лодку  раскачивало  на  волнах,  и  им  приходилось
нелегко. Трент побежал по причалу и вдруг заметил внучку президента, стоящую
в тени рядом с его ружьем. Он замахал, чтобы она уходила,  но  вместо  этого
девушка вышла из-за дерева ему навстречу.. Он услышал  свист  пуль  и  треск
автоматной очереди. Хоть он и не играл в регби со школьных времен, но  сумел
броситься на девушку, словно  она  была  нападающим  команды  противника,  и
перекатился вместе с ней за деревья.
   - Не поднимайся с земли! - приказал  Трент,  хватая  ружье.  Он  не  стал
выяснять, откуда стреляли - с лодки или с патрульного катера. Попасть в цель
стрелявшим было трудно, но и  шальная  пуля  убивает.  -  Я  же  велел  тебе
оставаться дома! - И вдруг Трента осенило: девушка  не  поняла,  что  в  них
стреляют. В учебную программу Лондонской  школы  экономики  не  входил  курс
выживания. "И что гораздо печальнее, - подумал он,  -  это  то,  что  многие
лидеры стран "третьего мира" тоже не прошли этот курс".
   - Господи, они ведь стреляют По крайней мере - в меня.
   Ее следующим вопросом наверняка будет "почему?". Поэтому  Трент  принялся
поспешно объяснять:
   - Если к ним попадете вы, значит, попадет и ваш дедушка - потому  что  он
любит вас. Нам придется уехать с Кей-Канака.
   На ее лице было написано,  что  она  не  собирается  покидать  остров.  -
Дедушка сказал, чтобы я ждала его здесь. Бельпан  -  не  колония,  и  вы  не
имеете права приказывать мне.
   - Но я не хочу быть убитым!
   - Ну и напрасно, - фыркнула она.
   - Господи, прости меня! - Трент схватил девушку за руку. - Я же  не  могу
волочить вас по земле или нести.
   - Не толкайтесь!
   - Побежали!  -  закричал  Трент  и  услышал,  как  взревел  мотор  лодки,
спущенной с катера.

***

   Трент столкнул "Золотую девушку" с пляжа, отвязав швартов, бросил его  на
борт и запрыгнул сам. Когда он поднял паруса, их уже почти снесло.  Барометр
упал еще на десять делений - до 28,5.
   - Нас застигнет ураган! - Он спрыгнул в кубрик,  одной  рукой  взялся  за
штурвал, а другой - достал из рундука спасательные  жилеты  и  один  из  них
протянул девушке:
   - Надень. Если что-то случится, не  трать  силы  и  не  плыви,  а  просто
расслабься. Ветер сам вынесет тебя на берег. А там иди в лес и  заберись  на
дерево.
   Натянув от  носа  до  кормы  штормовой  линь,  Трент  пристегнул  к  нему
спасательный  жилет  девушки.  Он  еще  не  решил,  куда  держать  курс,  но
необходимо было найти  какое-то  укрытие.  Он  предпочел  бы  отправиться  в
Мексику, но здесь его удерживала миссия. И потом  у  них  не  было  никакого
шанса выжить в таком  долгом  путешествии  во  время  урагана.  Бельпан-Сити
исключается. Так же как и река Бельпан. Севернее в  море  впадает  еще  одна
река - Макаа. Мысленно представив себе карту,  он  прикинул:  расстояние  до
устья Макаа - около двадцати миль.  Он  изменил  курс  на  пять  градусов  и
взглянул за корму, чтобы оценить силу ветра. Те, на  патрульном  катере,  не
дожидаясь  моторной  лодки,  на  полной  скорости  огибали  остров.   "Узлов
тридцать! - подумал Трент. - Десять минут - и "Золотая девушка"  окажется  в
зоне обстрела".
   Нужно было срочно собраться с мыслями, но он уже  на  грани  физического,
умственного и эмоционального истощения.
   - Они ведь будут стрелять, да? - спросила девушка.
   Что происходит в  ее  душе?  Голос  звучал  совершенно  спокойно,  взгляд
выражал полную покорность судьбе. Капли дождя стекали по бледным щекам, и не
ясно было, плачет она или нет.
   - Они не причинят тебе зла, - успокоил он. - Ты им нужна живая.
   - Они пойдут на таран?
   - Возможно. Или сделают предупредительный выстрел.
   Она покачала головой:
   - Ты выкинешь меня за борт... Трент подумал было,  что  она  боится,  но,
поймав на секунду ее взгляд, понял, что это не так.
   - Или тебя убьют, - продолжила она.
   - Почему ты так думаешь? Это никому не известно.
   - Тебе-то известно. - Она говорила все так  же  спокойно.  -  Тебя  этому
учили. Трент поправил кливер.
   - А кто эти люди? - спросила девушка.
   - Торговцы кокаином. Они  хотят  использовать  Бельпан  как  перевалочный
пункт.
   Она, видимо, не поверила. Он попросил ее встать к  штурвалу.  Пусть  хоть
что-то делает. Это лучше, чем сидеть и ждать обстрела.
   - Держи курс туда. - Он указал на узкий проход между горами.
   - Но я никогда не правила лодкой!
   - Крути медленно и легко, - перебил ее  Трент,  -  сконцентрируйся  и  не
отвлекайся.
   Он спустился в кают-компанию. Барометр неудержимо  падал.  Трент  заложил
курс в компьютер и с минуту наблюдал за девушкой. Потом крикнул,  чтобы  она
взяла немного левее.
   Пройдя на нос, он  стал  перебирать  сумки  с  парусами,  пока  не  нашел
огромный, но легкий как перо овальный спинакер.  Из-за  большого  размера  и
трудности управления этим парусом в одиночку Трент нечасто его  использовал,
и парус лежал на самом дне рундука.  Пришедший  в  голову  план  был  просто
безумным и наверняка обречен на провал, но это единственный выход. Укладывая
обратно другие паруса, он обдумал все детали.
   Вытряхнув спинакер из чехла,  Трент  развернул  его,  проверил  хлопковые
завязки, привязал верх паруса к запасному носовому фалу, чтобы  поднять  его
впереди кливера, потом расправил парус в сторону кормы и привязал за углы  к
кормовым крепежным планкам.
   Девушка стояла у штурвала, не глядя по сторонам.
   - Ты настоящий  моряк,  -  сказал  Трент,  и  она  слегка  улыбнулась.  -
Президент представил тебя как свою внучку, но не сказал, как тебя зовут.
   - Марианна, - ответила она.
   - Мило, - вырвалось у него. В жизни не говорил ничего более  неуместного.
Взглянув на девушку, он понял, что и она не в восторге от его поведения.
   Трент посмотрел за корму. Море, казалось, поднималось к  небу.  Наверное,
что-то случилось со зрением, но он тут же сообразил, что впервые  смотрит  в
лицо урагану. Расстояние между патрульным катером и катамараном  сократилось
на милю. Суденышко прыгало по коротким  волнам,  как  необъезженная  лошадь.
Матросы  встали  на  носу  возле  пушки,  наверное,  они  не  будут   делать
предупредительный выстрел. Если команда неопытная, снаряд мог  угодить  куда
угодно. Трент проверил курс по прибору Лорана. Хорошо бы еще  раз  взглянуть
на карту, но на это нет времени.
   - Я возьму  штурвал  на  минуту,  но  ты  тоже  не  отпускай  его,  а  то
перестанешь чувствовать судно.
   Трент забрал на пару  градусов  влево,  не  трогая  парусов,  и  "Золотая
девушка" сбавила скорость на один узел. Несколько минут он шел таким курсом,
затем прибавил еще пару градусов. Вдалеке показалась белая песчаная  отмель.
Рокот моторов патрульного  катера  усилился,  и  Трент  оглянулся.  "Золотую
девушку" отделяло от катера меньше четверти мили. Он еще раз  проверил  курс
по прибору Лорана и указал на отмель:
   - Держи туда, Марианна. Я кое-что придумал. Возможно, это и не сработает,
но может и получиться. Тогда мы наверняка потеряем мачту, но зато не утонем.
Марианна не отрывала глаз от штурвала, и Трент, коротко бросив:  "Хорошо,  я
оставляю тебя", - прыгнул на крышу кубрика.
   В море творилась такая чертовщина, что  он  не  сразу  разглядел  риф.  В
последний раз, когда Трент нырял с него, риф выступал из  воды.  Теперь  же,
когда из-за надвигающегося шторма уровень воды повысился, он проглядывался с
трудом. Впрочем, он никуда не делся и находился прямо по курсу - смертельная
преграда, острая как нож. Если они налетят на камни, днище "Золотой девушки"
срежет в мгновение ока.
   Трент взял фок спинакера и обернулся. От патрульного катера  их  отделяло
всего метров двести. Он различал  мельчайшие  брызги,  разбрасываемые  носом
суденышка, и силуэт человека в рулевой  рубке.  До  рифа  оставалось  меньше
пятидесяти метров. Они зажаты между скалой и преследователями... Трент снова
улыбнулся Марианне, чтобы как-то ободрить ее, но  она  смотрела  вперед,  не
отрывая взгляда от песчаной отмели, так сильно сжав  штурвал,  что  побелели
кончики пальцев. Трент хотел было посоветовать ей расслабиться, но,  видимо,
его советы в данном случае столь же бесполезны, как и улыбки.
   Акульи челюсти коралла были уже метрах в тридцати.
   - Не выпускай штурвал! - крикнул он Марианне и поднял спинакер на мачту.
   Огромный красный парус  взвился  над  катамараном,  наполнился  ветром  и
расправился - большой кусок багровой материи с изображением  Мэрилин  Монро:
золотая девушка собственной персоной - вьющиеся волосы, полные губы.
   - Сделай это ради меня! -  взмолился  Трент,  глядя  на  парус.  Спинакер
надулся, как огромный бумажный змей, рвущийся на волю, и судно полетело  над
морем с изогнувшейся, как огромный лук, мачтой. Они промчались над рифом, не
коснувшись его.
   - Лети! - крикнул Трент, отвязал фок спинакера, и парус сорвался с мачты.
Трент спрыгнул обратно в кубрик и отвязал концы паруса. Переливаясь  золотым
и багровым, крутясь и извиваясь, парус полетел, подхваченный ветром.
   Трент обернулся и взглянул на  патрульный  катер.  В  течение  нескольких
мгновений он видел каждую деталь: нос катера,  лица  людей  у  пушки.  Затем
раздался ужасный треск. Это  риф  срезал  днище  судна,  щитком  пушки  тела
матросов разорвало на куски, и  они  взлетели  в  воздух.  Катер,  казалось,
замер, как в стоп-кадре программы новостей, затем корпус снесло с рифа,  бак
отвалился, оторвался и стал тонуть кусок носовой части. На минуту обнажились
внутренности катера, раздался грохот разорвавшихся топливных баков, и  яркая
вспышка осветила отмель. Тепловая волна ударилась  о  корпус  катамарана,  и
Трент, повалив Марианну на палубу, прикрыл ее своим  телом.  Острые  обломки
катера дождем посыпались на них, один из них порвал главный парус  и  срезал
ванты с такой легкостью, будто они были не толще лески.  Мачта  задрожала  и
согнулась. Трент бросился к парусам, высвободил  их  из  бортовых  крепежных
планок и, прыгнув на крышу кубрика, спустил с мачты. Не зачехлив кливер,  он
запихнул его в парусный рундук, закрепил главный  парус  на  гике  и  только
после этого взглянул на Марианну. В глазах ее застыл ужас.
   - Ты же  убил  их!  -  воскликнула  она.  Приговор  был  окончательным  и
пересмотру не подлежал, Трент и не пытался оправдываться. На них  надвигался
шквал, дождь сплошной стеной повис над белой пеной волн. Еще двадцать  минут
- и они полностью во власти урагана.
   До реки Макаа - две мили на  предельной  скорости.  Закрутив  линь  через
салинг, Трент поднял штормовой  кливер,  ослабив  его  с  левого  борта.  Он
полагал, что главный удар придется на снасти правого  борта.  Налетел  новый
порыв ветра. С моря летели хлопья пены. Дождь с такой силой  ударил  в  лицо
Марианны, что она вздрогнула. Как зачарованная,  она  неподвижно  сидела  на
палубе кубрика, глядя на приближающиеся волны.
   - Когда разразится ураган, - сказал Трент, - может сорвать  мачту.  Внизу
ты будешь в безопасности.
   Девушка не ответила.
   На них широким фронтом шли огромные волны. С  изорванными  гребнями,  как
будто дракон решил попробовать свою жертву на вкус, прежде чем  сожрать  ее.
Сверкали молнии, гремел гром. Марианна наверняка  считает,  что  их  вот-вот
разнесет в щепки, что от  них  останется  одно  лишь  мокрое  место.  Они  -
крошечные комары, просто комары перед лицом стихии... Ее сковал ужас.  Трент
слышал прерывистое дыхание девушки, видел, что  еще  немного  и  она  начнет
задыхаться, как астматик.
   Надо что-то делать. Он читал в романах викторианской  эпохи,  как  матери
пощечинами прекращали истерики дочерей. Он и  сам  ударил  Гомеса  в  живот,
чтобы  остановить  приступ  паники.  Может,  предложить  ей  уйти  в  уютную
кают-компанию?
   Раздался раскатистый удар грома, на катамаран обрушивались  потоки  воды.
Корма "Золотой девушки" поднялась, и  Тренту  показалось,  что  яхта  сейчас
зароется носом в море и встанет  вертикально.  Он  крутанул  штурвал,  чтобы
штормовой кливер поднял нос судна, и катамаран  понесся  на  вершину  волны.
Шквал обогнал их и умчался вперед, оставив яхту в кильватере.
   Дождь так усилился, что Трент  не  видел  выражения  лица  Марианны.  Над
катамараном навис ураган. Повсюду, до самого горизонта, вздымались  огромные
волны. Непрерывно сверкали молнии, гремел гром. Тренту приходилось  кричать,
чтобы было слышно.
   - Марианна, послушай!..
   Девушка  по-прежнему  не  отрывала   взгляд   от   моря.   Образ   матери
викторианской эпохи, дающей пощечину дочери, не выходил у него из головы.  В
отчаянии он крикнул:
   - Марианна, ты читала Джейн Остин?..

Глава 8

   - Ты читала Джейн Остин?
   Этот идиотский вопрос вывел Марианну из транса. В этот  момент  катамаран
тряхнуло; когда девушка подняла глаза, дождь ослепил ее. Трент указал ей  на
место возле себя, она на корточках переползла на палубу и села,  прикрывшись
от ветра.
   Море стало черно-зеленым. Метрах в  тридцати  от  них  начиналась  полоса
пены, и Трент инстинктивно направлял яхту туда. Он не мог больше  определить
местоположение судна по прибору Лорана, не говоря уже о побережье или  устье
реки Макаа, которое оставалось их целью. Даже свет молний не проникал сквозь
густую пелену дождя, лившего как из  ведра.  Ветер  все  крепчал.  Так  тигр
напрягает мышцы перед броском.
   Трент полагал, что они находятся меньше чем в паре миль он устья реки. Он
сделал последние приготовления к шторму, закрыв сток воды из кубрика.  Ветер
с воем вылетал  откуда-то  из  темноты,  даже  гром  не  мог  заглушить  его
пронзительного завывания. Трент отвязал  кливер  и  гардель.  Парусе  унесся
вперед и исчез за пеленой дождя с такой легкостью,  словно  был  не  тяжелее
бумажной салфетки. Волна ударила Трента в спину. Ветром и водой его  прижало
к палубе. Он обхватил Марианну ногами и прижал к себе  одной  рукой,  другой
пытаясь справиться с управлением. В считанные секунды кубрик затопило. Волны
обрушивались им на головы и устремлялись в открытую дверь кают-компании. Как
Трент и рассчитывал, "Золотая девушка", наполнившись водой,  едва  выступала
над поверхностью.  Теперь  судно  ни  при  каких  условиях  не  опрокинется:
построенное с большим запасом плавучести, оно не потонет.
   Волны  одна  за  другой  перекатывались  через  Трента  и  Марианну,   не
переставая грохотал гром. У Трента  возникло  ощущение,  что  они  находятся
внутри  огромного  барабана,  в  который  со  всех   сторон   бьют   гиганты
барабанщики. Молнии зигзагами выплясывали по небу, выл ветер.
   Крепления "Зодиака" оборвались, и  надувная  лодка  унеслась  в  темноту,
словно игрушечная летающая тарелка.  Верхняя  секция  мачты  переломилась  в
районе салинга, затем у основания сломалась главная секция,  и  ее  обломок,
запутавшись в  штагах  и  фоках,  застучал  по  крыше  кубрика.  Зазубренные
алюминиевые трубки молотили по юту и в любой момент могли отлететь в кубрик.
   - Нужно  перебраться  в  кают-компанию!  -  крикнул  Трент  прямо  в  ухо
Марианне.
   Прижав ее к себе, он перекатился к рундуку и, отталкиваясь  ногами,  стал
продвигаться по кубрику. Волна настигла их в тот  момент,  когда  Трент  уже
ухватился за стенку коридора, ведущего в кают-компанию. Марианну вырвало  из
его рук и бросило в залитую водой темноту внутренних помещений  яхты.  Трент
устремился за ней, поймал ее и положил на диван рядом с мотоциклом.
   Обе части катамарана затопило, вода свободно  перекатывалась  через  них.
Повсюду плавали вещи Трента:  простыни,  рубашки,  сандалии,  книги,  карты,
солонка...
   Волны врывались в кают-компанию через кубрик и выливались через отверстие
клюза, как только оно поднималось над водой. Ветер визжал, как стадо  свиней
на скотобойне. Мачта и штаги бились о  крышу  кают-компании.  Раскаты  грома
гремели один за другим, все слилось в сплошной грохот.  Ураган  мог  отнести
"Золотую девушку" куда угодно. Тренту больше нечего было делать на палубе.
   - Все будет в порядке! - крикнул он Марианне. - Обещаю...
   Они находились по крайней мере в полутора милях от устья реки. Море очень
быстро  зальет  болота,  поросшие  мангровыми  деревьями,  и  уровень   воды
поднимется на три, шесть  или  даже  девять  метров.  Трент  не  раз  слышал
рассказы о тайфуне 1961 года.  Вероятно,  благодаря  рифам,  так  же  как  и
сейчас, тогда не было огромной приливной волны, но из-за сильного ветра море
вышло из берегов, затопив Бельпан-Сити, сорвало плоты из сплавляемого леса и
стало крушить бетонные здания, словно карточные домики.
   Ураган порвет линии электропередачи, выведет из  строя  телефонную  сеть,
закроются  аэропорты.  Очень  скоро  потоки  воды,  стекающие  с  гор  из-за
непрекращающегося ливня, сорвут автомобильные мосты. Организаторы переворота
на ближайшие двадцать четыре часа будут задержаны штормом.  Еще  на  пути  к
рандеву с "Бэглиетто" Трент подумал, что ураган  будет  его  самым  надежным
союзником. Теперь он убедился в своей правоте. Правда, все  получится,  если
арестована меньшая часть кабинета правительства... Но  если  он  уцелеет  во
время шторма, у него будет  шанс  добраться  до  президента  раньше  команды
Луиса.

***

   Дождь по-прежнему неистовствовал, но гроза прокатилась мимо,  рокот  волн
утих. Теперь они ударяли в катамаран с меньшей силой. Трент услышал странные
звуки: казалось, о палубу скребутся ветви деревьев.  Наверное,  ветер  вынес
"Золотую девушку" на берег, затопленный поднявшейся водой. Перехватываясь за
поручни, Трент пробрался к кубрику.
   Из-за дождя видимость была слабой. Волны пенились среди поднимавшихся  из
воды сплетенных  ветвей  мангровых  деревьев,  листвы,  тростника,  травы  и
водорослей. Тренту пришлось полуползти-полуплыть по кубрику,  чтобы  открыть
сток воды. Корма "Золотой  девушки"  мало-помалу  стала  подниматься.  Ветер
крутанул катамаран, ударив в корму. Коридор, ведущий  в  кают-компанию,  был
защищен от ветра, поэтому туда попадали только волны с крыши кубрика.  Трент
задраил двери, затем  спустился  в  левый  корпус  катамарана,  к  переборке
которого была прикреплена помпа. Минут  пять  он  усиленно  выкачивал  воду,
потом перешел в правый трюм и качал там минут десять, затем - снова в левый.
Когда уровень воды в трюмах достиг  сантиметров  тридцати,  Трент  прошел  в
кают-компанию и зажег подвесной масляный фонарь. В слабом  желтоватом  свете
Марианна выглядела скорее оглушенной, чем испуганной.
   - Я же говорил, все будет в порядке, - сказал Трент.  -  Нас  вынесло  на
берег. Эти мерзавцы не двинутся с места до конца шторма.
   Девушка не ответила. Трент спустился в камбуз и зажег газовую плиту. Взяв
банку с томатным супом, он проткнул ее, но не стал открывать,  а  положил  в
скороварку, добавил немного воды и крепко закрутил крышку. Через пять минут,
когда суп подогрелся, разлил его в кружки.
   - Острый суп. Сейчас особенно полезно. Девушка не хотела ни говорить,  ни
двигаться и явно не желала сейчас ни о чем думать. Трент  узнавал  симптомы:
такое творится с людьми от страха, они как  бы  отдаляются  от  окружающего.
Если ему удастся сломать эту внутреннюю преграду, все будет в порядке.  Надо
постараться - ведь ему не хватает информации.
   - Потом будет что порассказать детям. Как тебя застиг ураган на маленькой
яхте и какой-то лунатик допытывался, читала ли ты Джейн Остин,  -  продолжал
Трент.
   Никакой реакции, даже намека на улыбку.
   - Но когда дети в  первый  раз  скажут,  что  уже  слышали  эту  историю,
вспомни, что я тебя об этом предупреждал. - Он съел свой суп и  через  плечо
бросил кружку в воду, плескавшуюся по всему камбузу. - Никто не моет  посуду
лучше урагана.
   Он взял ее руки в свои, поднес кружку с  супом  к  ее  губам.  Она  могла
выпить или отвернуть голову в сторону. Тренту было все равно - просто  надо,
чтобы она среагировала. Вот  и  все.  Она  потихоньку,  автоматически  стала
отпивать. Уже неплохо, лучше, чем полный ступор.
   - Черт! - воскликнул он, словно его внимание что-то отвлекло. - Держи,  я
скоро вернусь.
   От отпустил ее руки. Она чуть не выронила кружку, но в  последний  момент
удержала - сознание включилось. Трент спустился в камбуз и  некоторое  время
искал банку с имбирными пирожными.
   Марианна допила суп, самостоятельно опустила кружку, и  Трент  перехватил
ее.
   - "Пик Фрин". - Он показал на банку с бисквитами. - Как еще может мужчина
выразить свою любовь  к  женщине?  -  Он  вложил  ей  в  ладошку  бисквит  и
продолжил: Я знаю, что неостроумен. Мне твердят об этом с самого детства. Но
ты должна быть мне благодарна, я ведь могу и запеть.
   Она удивлений вскинула глаза, положила пирожное в рот и  откусила.  Затем
посмотрела на Трента так, словно увидела впервые.
   - Я бы утонула, если бы не ты.
   - Чепуха. Тебя забрал бы патрульный катер.
   - Куда как хорошо! - Она уже смотрела на колумбийцев  как  на  врагов.  -
Ураган имеет эпицентр. Но он нас не настигнет, через полчаса мы уже будем  в
укрытии. Это наш шанс.
   Оставив ее в покое, чтобы она могла пораскинуть мозгами, он снял чехол  с
мотоцикла, смахнул морскую воду с крышки  карбюратора,  проверил,  полон  ли
топливный бак, и нажал на стартер. Мотор  завелся  с  четвертой  попытки,  и
Трент победно улыбнулся. В  закрытом  помещении  рев  был  невыносим.  Трент
выключил двигатель и открыл двери кают-компании, чтобы  выпустить  выхлопные
газы. Снаружи ничего не изменилось.  Только  стало  больше  травы  и  меньше
листьев, перемешанных с морской пеной.
   Он снова закрыл дверь и взглянул на Марианну. Он  не  спешил,  от  спешки
мало проку. Нет смысла трогать ежа, свернувшегося в клубок, пока тот сам  не
развернется.
   Марианна доела бисквит. Трент снова протянул ей банку,  затем  взял  одно
пирожное себе. С минуту она размышляла, не взять  ли  еще.  Трент  решил  не
врать. Говорить было трудно, так как приходилось перекрикивать ветер,  и  он
ограничился коротким объяснением:
   - Марианна, люди,  организовавшие  переворот,  сегодня  утром  установили
блокпосты на всех шоссе, собираясь захватить членов правительства по  дороге
в Бельпан-Сити. Один  из  них  хвастался,  что  они  собираются  убить  всех
министров. Я думаю, они еще не захватили президента.
   Он не обнадеживал ее, а просто говорил правду. Хотя и не всю.
   - Ничего точно сказать нельзя. Я не владею всей информацией и  потому  не
могу ничего обещать, - произнес он. - Но я  уверен,  что  у  них  ничего  не
получится, если им  не  удастся  захватить  твоего  дедушку.  Если  я  смогу
добраться до него, у меня будет шанс спасти  министров.  Увидев  гнев  в  ее
глазах, он понял: она считает, что он ее шантажирует.
   - Это твой выбор, - сказал он. - Я не могу сделать его за тебя.
   Он спрыгнул в левый  трюм  и  пошел  в  каюту  в  поисках  сухой  одежды.
Джемперы, которые он не носил последние  три  месяца  теплого  сезона,  были
завернуты во влагонепроницаемые пакеты  и  положены  в  твердые  пластиковые
сумки. Там же лежали длинные брюки, рубашки для деловых встреч и то, что  он
называл рабочей одеждой: камуфляжные штаны и военные куртки. Он  выбрал  для
Марианны синюю хлопчатобумажную майку и широкие брюки из тонкой шерсти.
   Взял с собой спальный мешок, чтобы она могла сидеть на чем-нибудь  сухом.
Подождал еще десять минут, чтобы у нее было время принять решение.
   Сухая одежда должна придать ей сил. Пусть думает. Он чувствовал  на  себе
ее пристальный  взгляд  и  ждал,  держась  для  равновесия  одной  рукой  за
крепление мачты. Палуба уходила у него из-под ног, все так же ревел ветер.
   - Ты не сделаешь ему ничего плохого? - спросила она.
   Трент не ожидал подобного, но этот справедливый и смелый вопрос вызвал  у
него восхищение. Он немного помолчал, прежде чем ответить: пусть думает, что
он решает. Трент отвернулся, сделав вид, что погрузился в свои мысли,  затем
посмотрел ей прямо в глаза и сказал:
   - Нет, Марианна, я не причиню ему зла. По сути дела, он  требовал,  чтобы
она отдала своего дедушку в его руки. Конечно, президент велел ей никому  не
говорить о том, где находится.
   В девушке, очевидно, происходила внутренняя борьба, но это не  отразилось
на ее лице. Она отвела взгляд. Волна подхватила мачту и, приподняв, обрушила
на крышу кают-компании. Марианна, воспользовавшись  грохотом,  ответила  под
его аккомпанемент - ведь, по ее мнению, она явно совершала предательство:
   - Он в горах на Пайн-Ридж. Трент наклонился  над  диваном,  чтобы  ей  не
приходилось кричать.
   - Где на Пайн-Ридж?
   - В хижине, - уточнила она. - Чуть выше заброшенного карьера.  Он  обычно
уезжает туда, когда нужно подготовить речь... - Она отвернулась, чтобы Трент
не видел выражения ее лица. - ..Он велел мне никому не говорить.
   - Понятно. - Трент достал из водонепроницаемой сумки карту и развернул ее
на мотоцикле. - Ты можешь мне показать, где расположена хижина?

***

   Катамаран понемногу продвигался вперед.  Ветер  гнал  его  все  дальше  и
дальше в глубь материка, через  прибрежную  полосу.  Трент  изучил  карту  и
восстановил в памяти топографию обоих берегов реки Макаа.
   Мангровые заросли с обеих сторон окружал невысокий кустарник, за  которым
располагались лагуны и неширокие равнины, где выращивали сахарный  тростник.
Прилив может занести их в глубь побережья по крайней мере мили на две, ну от
силы на три, пока они не наткнутся на первую невысокую гряду скал.  За  этой
первой грядой располагалась пересеченная местность,  поросшая  лесом.  Почва
там истощилась ежегодными пожарами и агрономией майя, собиравших  о  участка
один урожай. Теперь эти  земли  были  заброшены.  Дальше  поднимались  горы,
низкие склоны которых поросли лесом, спускавшимся  к  берегам  рек  Макаа  и
Бельпан.
   Самый высокий из горных кряжей  разделял  верховья  рек.  На  его  крутых
склонах густые заросли тропического  леса  сменялись  стройными  соснами.  С
началом испанского вторжения сосны  беспощадно  вырубались  на  продажу.  Но
теперь большая часть соснового леса была объявлена заповедником.
   Трент представил  себе  горный  кряж.  Недалеко  от  границы  заповедника
какой-то американец построил охотничий домик и предлагал  туристам  верховые
поездки по горным тропам и заброшенным просекам, но  сейчас  еще  не  сезон.
Хижина президента располагалась в пяти километрах от границы заповедника. От
охотничьего домика ее отделял небольшой приток реки Макаа, так что Трент  не
ожидал от американца никакой помощи, даже если он и на месте.
   Дорога, ведущая к хижине, отходила от шоссе километрах в двадцати от реки
Макаа. Она была  построена  первыми  лесорубами  и  потом  усовершенствована
предприятием по добыче  гранита  лет  сорок  назад.  Первые  несколько  миль
тянулись через лес, потом открывалась обширная долина, а далее тропа вела по
склону горы, поросшему соснами. По долине протекал  один  из  многочисленных
притоков реки Макаа, в том месте, где дорога пересекала  реку,  был  широкий
брод, и дно реки в этом месте залили бетоном.
   "Одиннадцать часов утра", - подумал  Трент,  криво  усмехнувшись.  Он  не
сомкнул глаз, чуть не утонул, ему едва не перерезали горло, в него  стреляли
и потом таранили патрульным катером. Да, кажется, денек будет долгим.
   - Надо попытаться выйти чуть севернее, - сказал он Марианне.
   Он сложил пополам  шесть  двухспальных  простыней  из  промокших  кают  и
оставил в проходе к кают-компании. Затем, проверив штормовой линь, пополз на
животе к кормовому рундуку за обрывком той самой  веревки,  которой  бандиты
привязывали его за шею.
   Когда он повернул обратно, волны ударили ему в лицо, но штаги запутались,
зацепились за нос яхты и удержали болтающийся обломок мачты.
   В кают-компании Трент разрезал веревку на четыре части и привязал  каждую
к углам сложенных простыней. Он скрутил простыни, чтобы ветер не мог вырвать
их у него из рук, пока он будет закреплять их, затем вытащил их в  кубрик  и
прикрепил один конец к лебедке главного паруса  на  крыше  кают-компании,  а
другой - к лебедке кливера на правом борту. Все движения  затруднялись  тем,
что судно ходило ходуном. Завывание ветра резало слух, навевая мысль о  том,
что все бесполезно, так что приходилось сражаться не только с ветром, но и с
собственными печальными мыслями.  Каждое  движение  должно  быть  просчитано
заранее. Одна ошибка - и его оторвет, выбросит за  борт;  он  захлебнется  в
волнах.
   Трент пополз через кубрик, чтобы прикрепить два оставшихся конца: один  -
к гакаборту, другой - к лебедке левого  борта.  Подняв  лебедку,  он  сорвал
завязки со скрученных простыней. Они наполнились ветром, и  этого  оказалось
достаточно, чтобы направить катамаран на север.  Вряд  ли  двенадцати  слоев
тонких хлопковых простыней хватит надолго, но все-таки пока яхта  выигрывала
драгоценные метры.
   Трент вернулся в кают-компанию. Он в  изнеможении  вытянулся  на  палубе,
прислушиваясь к реву волн. У него не было сил, чтобы встать и закрыть двери,
он не мог даже пошевелиться. Сейчас главным  было  то,  что  простыни  несут
"Золотую девушку" на север.

***

   Половина двенадцатого утра. Трент предполагал, что ураган продлится часов
восемь - десять. Остатки простыней, изорванных в клочья, унесло  ветром,  но
Трент надеялся, что они уже севернее реки Макаа. Марианна притихла  и  молча
наблюдала за тем, как мужчина собирает снаряжение.
   Он подогнал ружейные ремни, чтобы можно было нести одно ружье на груди, а
другое на спине. Желтый шелковый платок Стива Трент убрал в  задний  карман;
восемь коробок картечи - под каждое сиденье, бинокль - в карман  камуфляжной
куртки, два рулона посылочной  тесьмы,  пятнадцать  метров  тонкой  веревки,
молоток и полдюжины стальных костылей, запасная военная куртка  и  две  пары
камуфляжных штанов; для ночных действий - черная  хлопчатобумажная  майка  с
закрытым воротом, черные охотничьи ботинки и черные перчатки, широкие  штаны
и легкий джемпер для Марианны.
   Девушка смотрела, как он прикрепил к коралловым бусам  замшевые  ножны  с
ножом для метания, надел бусы на шею и поправил так, чтобы нож  висел  между
лопатками, привязал к правой ноге охотничий тесак, положил  в  карман  кусок
медного провода с деревянными рукоятками на концах и  коробку  патронов  для
вальтера на случай, если удастся достать его из обломка мачты.
   "Я стал для нее неприкасаемым", - с горечью подумал Трент, поймав на себе
полный ужаса взгляд Марианны. Он предстал перед ней профессионалом-киллером,
в то время как сам себя считал защитником слабых. Даже если  она  попытается
принять его точку зрения, он все равно останется для нее убийцей.
   - На "Золотой девушке" ты будешь в безопасности, -  бросил  он.  -  Когда
ветер стихнет, попытайся перейти границу.
   - А если у тебя не получится?
   - Я обыкновенный человек, несмотря на снаряжение.
   Протянув руку, Трент  сорвал  с  переборки  фотографию  матери.  Марианна
проследила взглядом за тем,  как  он  убрал  ее  в  свернутую  карту,  чтобы
защитить от воды.
   - Я иду с тобой.
   Она скорее утверждала, чем просила. И Трент знал, что появление маленькой
морщинки между бровями Марианны предвещало приступ непоколебимого  упрямства
или непреклонности, что можно было расценить и так, и этак -  в  зависимости
от настроения.
   - Я не буду обузой, тебе не придется все делать одному, - добавила она. -
И потом я тебе понадоблюсь на переговорах с дедом.
   В этот момент Трента швырнуло на мотоцикл, так как ураган в очередной раз
развернул "Золотую девушку". Катамаран врезался кормой в  скалу,  и  румпель
разлетелся в щепки. Трент бросился к помпе  левого  трюма  и  стал  отчаянно
откачивать воду.
   - Только не надо мне говорить, что это  слишком  тяжело  для  женщины!  -
крикнула Марианна и исчезла из виду. Минуту спустя он услышал ритмичный стук
помпы в правом трюме.

***

   Внезапно ветер стих. Их  настолько  оглушила  тишина,  наступившая  после
непрерывной многочасовой какофонии, что на некоторое время они замерли,  как
от шока.
   Первым пришел  в  себя  Трент.  Отвязав  мотоцикл,  он  вывел  его  через
кают-компанию в кубрик и осмотрелся. "Золотая  девушка"  сползла  со  скалы,
ветер втащил облегченный катамаран на прибрежную траву.  Дождь  лил  так  же
сильно, как и раньше, а грозовые  облака,  казалось,  поднимались  от  самой
земли, словно накрытой  розовато-лиловым  колпаком.  Вдали  Трент  с  трудом
различил темную полоску леса на границе реки Макаа и понял, что  их  отнесло
гораздо дальше, чем он ожидал. Шоссе лежало западнее.
   Он сбросил с кормы трап и свел мотоцикл на землю. Внутри мачты в  целости
и сохранности обнаружил  свой  вальтер,  спрятал  под  сиденье  мотоцикла  и
взглянул на Марианну. Она уже  перекинула  через  плечо  одно  из  ружей  и,
встретив его взгляд, протянула ему второе.  Сейчас  он  включит  мотор  -  и
странная тишина пустынного ландшафта будет взорвана. Возникло такое чувство,
будто они приземлились на другой планете  и  нельзя  будить  ее  обитателей,
огромных и опасных. Он улыбнулся Марианне, чтобы  подбодрить  ее,  нажал  на
стартер и перекинул ногу  через  сиденье.  Марианна  примостилась  сзади.  К
берегу приближалась очередная волна. Минут десять - пятнадцать -  и  на  них
обрушится ураганный ветер, надо укрыться в лесу, хотя разбушевавшаяся стихия
и вырывает деревья из почвы, размягченной дождем.

Глава 9

   Штормовой ветер обрушился на низкие, поросшие лесом склоны гор. Вырывая с
корнем деревья, он валил их с такой легкостью, словно они  были  не  тяжелее
палок. Но в центре тайфуна на территории радиусом километров в двадцать пять
было спокойно, и Трент с Марианной направились в сторону шоссе,  ведущего  с
севера на юг, отчаянно пытаясь обогнать клубы черно-лиловых туч. Они были  в
безопасности до тех пор, пока находились  в  центре  тайфуна.  По  краям  же
захваченной им территории царили хаос и разрушение.
   Хотя мотоцикл и был приспособлен  для  езды  по  пересеченной  местности,
колеса буксовали и скользили в серой жидкой грязи, когда Трент  маневрировал
между чахлыми кустами и зарослями травы. Он уже один раз потерял управление,
круто  вывернув  в  сторону  от  промоины  с  отвесными  краями,  и   машина
соскользнула в грязь. На это ушли драгоценные секунды, а  времени  в  запасе
совсем не осталось.
   Прищурившись, чтобы защитить глаза  от  резких  струй,  Трент  наклонился
вперед и повел мотоцикл вверх по склону, глина и грязь так и летели  во  все
стороны. Впереди, в полукилометре,  показалось  шоссе  -  черная  гудроновая
змейка, мокрая от дождя и ничем не защищенная.
   Марианна вцепилась в него с такой силой, словно  пыталась  удержаться  от
падения в бездну. Трент ободряюще крикнул, что дорога уже  близко.  Они  все
время успешно убегали от преследовавшего их урагана, но  теперь  приходилось
готовиться к его атаке. Оглядевшись, Трент определил, что в запасе у них еще
минут десять. Едва  они  съехали  на  шоссе,  как  он  припустил  на  полной
скорости. Брызги воды летели  из-под  колес  мотоцикла,  стрелка  спидометра
дрожала на  отметке  сто  сорок  километров  в  час.  Однако  фронт  тайфуна
неумолимо приближался и был уже где-то в полутора километрах.
   Хорошо бы где-нибудь  укрыться.  Трент  вспомнил,  что  немного  впереди,
справа от шоссе, есть болото, переходящее в лагуну. Сейчас дорога  пойдет  в
гору, и он найдет это место. Раз есть болото, значит, есть и ручьи, питающие
его и протекающие под шоссе по дренажной трубе.
   Надо снизить скорость и сосредоточиться  на  поисках  убежища.  Он  начал
считать про себя, как делал всегда, с самого детства,  когда  был  на  грани
стресса. Еще тридцать секунд - и он свернет с дороги. Он  почувствовал,  как
напряглась Марианна. Она даже отвернулась, чтобы  не  видеть  туч,  сплошной
пеленой закрывших небо. Потемнело, на шоссе обрушился ливень. Трент  пытался
удержать машину у  правой  обочины,  ориентируясь  на  показавшуюся  впереди
дамбу. Резким ударом ноги он  переключил  передачу,  заглушил  двигатель  и,
повернув руль, направил мотоцикл к гравийной насыпи, пытаясь  притормаживать
ногой. Новый порыв ветра сдул дождевую  воду  с  поверхности  шоссе,  и  она
устремилась вниз, так что они  двигались  теперь  как  бы  внутри  водопада,
правда, защищенные насыпью, в конце которой Трент  увидел  дренажную  трубу.
Шквальный ветер рвал воздух у них над  головами,  завесы  дождя  проносились
одна за другой по низкой заболоченной долине в сторону моря.
   Оказалось, что Трент затормозил слишком поздно. Мотоцикл пошел  юзом,  и,
когда из-за стены  дождя  внезапно  выступил  крутой  берег  реки,  Марианна
вылетела из седла, а мотоцикл скатился с обрыва, увлекая за собой Трента.  У
берега было совсем мелко, и он быстро вылез сам, вытащил мотоцикл  и  доехал
до дренажной трубы. Остановившись, Трент оглянулся.  Марианна  спустилась  с
берега, он хотел помочь ей выбраться, но она резко оттолкнула его.
   Здесь, под шоссе, действительно была река,  воды  которой  частично  были
направлены в трубу. Пока вода заполняла только середину русла, да и там было
мелко и течение медленное. Справившись по карте, Трент  определил,  что  это
приток Макаа, протекавший по долине ниже  той  дороги,  что  вела  к  хижине
президента.
   Несколько веков назад это старце русло было завалено оползнем,  и  теперь
течение  здесь  становилось  сильным  только  тогда,   когда   новое   русло
переполнялось. Обмелев, старое русло затянулось илом и образовало  лагуну  и
болото. Здесь, в том месте, где  оно  пересекало  шоссе,  крутой  берег  мог
защитить их от урагана. На карте не указывалось, как долго  берега  остаются
крутыми, но если обвалом перекрыло  русло,  то,  пожалуй,  они  должны  быть
крутыми до того самого места, где образовалось новое русло. Трент  посмотрел
на часы: двенадцать дня...
   Бетонная труба располагалась под углом к  направлению  движения  урагана.
Сейчас она превратилась в огромную свирель, куда ветер дул  что  есть  мочи,
как великан, рассвирепевший оттого, что они сумели скрыться.  Дождевую  воду
смывало с шоссе, и она падала вниз, закрывая от  них  все,  что  происходило
снаружи. Почувствовав на себе взгляд Марианны, Трент оторвался от  карты.  В
ее глазах он увидел гнев, но за ним скорее всего  скрывался  страх.  Девушка
была на грани срыва. Здесь, под защитой шоссе, они пока в  безопасности.  Но
вообще-то это место могло стать смертельной ловушкой.
   Он попытался перекричать вой ветра в трубе:
   - Нам надо двигаться вверх по реке!  Прости,  но  я  должен  сделать  эту
попытку.
   Трент поставил ногу на стартер, убрал подножку и, не глядя  на  Марианну,
развернул мотоцикл в сторону гор. Она села на заднее сиденье, он  обернулся,
их взгляды встретились. От негодования ей захотелось отвернуться,  когда  он
взял ее за плечо. Трент сознательно подлил масла в огонь:
   - Хватить играть в игрушки, Марианна. Оставайся здесь или помогай мне! Ее
глаза вспыхнули.
   - Я тебя ненавижу! - закричала она, и Тренту показалось, что она  вот-вот
ударит его. Он разжал руку, и Марианна ухватилась за  него  с  такой  силой,
словно хотела сломать ему ребра.
   Трент газанул,  и  рев  мотора  перекрыл  завывание  ветра  в  трубе.  Он
пригнулся к рулю, и мотоцикл  вылетел  из  тоннеля.  Дождь,  словно  плетка,
хлестал в лицо. Трент  пытался  удержать  мотоцикл  с  правой,  подветренной
стороны. В считанные секунды ботинки наполнились водой, он ничего не  видел.
Ветер швырял на землю камни и палки. На мгновение Тренту показалось, что  он
потерял управление и  вот-вот  врежется  в  берег.  Валун  появился  слишком
внезапно, они с размаху наскочили на него,  их  развернуло  влево.  Переднее
колесо врезалось в берег, прежде чем Трент успел выровнять мотоцикл, и через
секунду они уже лежали в жидкой грязи.  Им  удалось  преодолеть  меньше  ста
метров. Трент поднял мотоцикл. Марианна колотила его по  спине,  исступленно
крича, что надо возвращаться. Но это значит не только сдаться и обречь  себя
на гибель, но и отдать народ Бельпана в руки убийц. Ведь люди Луиса выступят
сразу же, как только взойдет солнце. Значит, он должен засветло добраться до
хижины президента, чтобы обдумать план обороны и  связаться  с  Каспаром  по
президентскому радио.
   Уровень воды в реке Макаа поднялся метров на девять. Уже шесть  часов  не
переставая шел  проливной  дождь.  Приток  Макаа  тоже  стал  полноводным  и
неудержимо устремился в старое русло, по которому ехали Трент и Марианна.
   Вода прибывала, все сильнее подмывая образовавшуюся в  результате  обвала
ниже по течению плотину, которая обычно направляла реку западнее, в  сторону
Макаа. Скорость потока резко возросла,  и  то,  что  раньше  было  маленьким
ручейком, стало сначала ручьем, а потом  и  мелководной  рекой.  От  плотины
отвалились глыбы земли. Камни и целые пласты, дрожа и сотрясаясь, вырывались
на свободу.
   Плотина  сдерживала  больше  ста  тысяч  тонн  воды,  и  каждые  тридцать
сантиметров земли, смытые с нее, уменьшали ее  способность  выдерживать  эту
массу. Если дамба рухнет, огромный поток воды, устремившись в прежнее  русло
и сметая все на своем пути, врежется в шоссе с силой экспресса, и меньше чем
за секунду пробьет брешь шириной в реку.
   Словно разъярившись  из-за  яростного  сопротивления  гор,  ураган  снова
повернул в глубь страны. Так как он  изменил  курс,  берег  реки  больше  не
защищал Трента с Марианной от разбушевавшейся стихии. Напротив,  русло  реки
стало ареной, где он разыгрался в полную силу.
   Трент рассчитывал, что расстояние от дренажной  трубы  до  места  слияния
старого русла с новым меньше шести с половиной километров. С тех пор как они
отъехали от трубы, прошло полчаса. Он уже не знал, как много они проехали  и
сколько раз падали. Вот  и  теперь  берег  пошел  под  уклон,  и  они  снова
оказались  на  земле.  Трент  растянулся  на  песке,  придавленный   ветром,
несущимся со скоростью, должно быть, больше двухсот километров в час.  В  те
редкие  минуты,  когда  дождь  стихал,  Трент  видел  обезумевшую  от  ужаса
Марианну, ухватившуюся за ствол дерева метрах в двадцати  выше  по  течению.
Надо бы добраться до девушки и помочь ей, но ему необходимо экономить  силы.
Только тогда у них появится шанс спастись.
   Он лежал, вслушиваясь в вой  урагана.  Скоро  они  окажутся  под  защитой
дальнего берега, но то,  что  раньше  было  вялым  ручьем  шириной  метра  в
полтора, теперь стало быстрым мутным  потоком,  занявшим  все  русло.  Стена
дождя на какое-то мгновение поредела, и Трент увидел, что бревно, за которым
лежала Марианна, почти полностью ушло под воду. Он закрыл глаза, сживаясь  с
ветром. Собрав последние силы, освободил ногу из-под мотоцикла и втащил  его
на берег. Затем попытался завести стартер - безрезультатно. Еще и  еще  раз.
"Господи!" - взмолился Трент, переведя дыхание. Мотоцикл слегка вздрогнул  -
или ему почудилось? Теряя  надежду,  он  снова  нажал  на  педаль,  и  мотор
заработал.
   Новым порывом ветра его прижало к берегу, чуть  позже  Трент  взглянул  в
сторону Марианны. Теперь он хорошо видел ее, да и  рев  ветра  стал  слабее.
Ураган изменил курс, они опять оказались в его эпицентре.
   Дав полный газ, Трент включил первую передачу и направил  мотоцикл  вверх
по течению. У  поваленного  дерева  глубина  воды  достигала  полуметра.  Он
схватил девушку за руку:
   - Шевелись! Быстрее!..
   Марианна уселась сзади, и  Трент  развернул  мотоцикл  вниз  по  течению.
Стараясь держаться в  середине  потока,  где  было  меньше  препятствий,  он
переключился  на   вторую   скорость   и   направился   в   сторону,   прямо
противоположную той, куда они двигались прежде. Нужно отыскать место, откуда
можно было бы подняться наверх. Дважды налетал шквальный ветер, но он быстро
стихал, с ревом проносясь мимо. И  вдруг  послышался  этот  звук  -  глухой,
громкий выстрел тяжелого полевого орудия. Но ведь никаких пушек здесь нет...
Он огляделся по сторонам: слева по ходу  их  движения  от  берега  отвалился
пласт земли! Трент тормознул, скинул Марианну и велел ей карабкаться наверх.
   Развернувшись, он пересек реку, затем снова  развернулся  лицом  к  почти
вертикальному подъему с V-образной вымоиной посередине. Марианна  наполовину
преодолела подъем и оглянулась. Трент указал наверх и крикнул, хотя вряд  ли
она его услышала. Она по-прежнему находилась  под  обрывом.  Трент  взглянул
вверх по течению - огромный, ревущий поток  смерти  и  разрушения  неумолимо
приближался к ним. Отпустив  сцепление  и  вздернув  мотоцикл  на  дыбы,  он
понесся на противоположный берег в  сторону  песчаной  вымоины,  не  обращая
внимания на брызги, ударявшие в лицо. С размаху  он  врезался  в  вымоину  и
наклонился вперед, как бы посылая  мотоцикл  вверх  по  крутому  V-образному
склону. Отчаяние придало Тренту силы. Схватив Марианну за воротник, он,  как
тряпичную куклу, втащил ее наверх. Вода оглушительно ударила в шоссе, и  оно
переломилось на две части, взметнувшиеся вверх, как две половины  разводного
моста. Шоссе исчезло, его словно и не было никогда.  Внизу  под  ними  текла
широкая темная река.
   На несколько мгновений Трент с Марианной замерли, потрясенные зрелищем  и
силой стихии, от которой им чудом удалось спастись. Трент  первым  вышел  из
оцепенения. Находясь в эпицентре тайфуна, они теперь в безопасности, и у них
еще есть десять - пятнадцать минут, чтобы добраться до  лесной  дороги,  что
вела к хижине президента.

***

   С ревом повернув обратно, ураган разорвал естественный  навес  из  листвы
деревьев. Дорога превратилась  в  неглубокую  реку.  С  пригорков,  покрытых
галькой,  дождь  смывал  глину,  и  переднее  колесо  мотоцикла   непрерывно
ударялось о руль. Фары разрывали мрак, дождь по-прежнему лил как  из  ведра.
Дорога все время шла в гору. Наконец лес остался позади,  и  они  въехали  в
область высокогорья, поросшую соснами. Они почти обогнали  ураган,  или  тот
замешкался, пытаясь взять реванш  на  склонах  полуразрушенных  гор.  Позади
гремел гром, сверкали молнии, стремившиеся,  казалось,  перечеркнуть  скалы,
уничтожить их.
   Здесь  не  было  кустарника  и  пальмового  подлеска,  обвитого  лианами.
Завывая, ветер пригибал деревья почти к  самой  земле.  Они  приблизились  к
горной гряде, и их взору открылся участок, поросший строевым  лесом.  Высоко
впереди показалась горная лужайка и рядом что-то  вроде  белесого  островка.
Дорога, петляя, углубилась в чащу. Возле развилки  Марианна  указала  Тренту
налево.
   Еще пять минут - и  они  подъехали  к  краю  луга.  Трент  притормозил  и
повернул обратно, под сосны. Спрыгнув с сиденья и расправив затекшие  плечи,
он снял чехол с ружья и улыбнулся Марианне:
   - Все-таки мы доехали!
   Он проверил работу спусковых  механизмов,  вставил  в  ружья  магазины  и
двинулся к дому на поляне. Дом был похож на те, что рисуют дети:  посередине
- дверь, по бокам - окна, покатая крыша, посередине - каминная труба.  Крыша
покрыта  пальмовыми  листьями;  белые  деревянные  стены.   Все   просто   и
соответствует статусу президента.
   Марианна дотронулась до его плеча.
   - Что случилось? - спросила она.
   - Может быть, и ничего. Представь себе, что ты переходишь дорогу.  Смотри
по сторонам - и останешься жива.
   Он достал из нагрудного кармана бинокль. Хижина стояла в  тени  деревьев,
вверх  по  склону  росло  с  дюжину   пальм.   Поляна   явно   естественного
происхождения, поскольку почва на ней богаче, чем песчаный суглинок у  скал.
Деревья выглядели гораздо массивнее стройных сосен в лесу. По  краям  поляну
окружали скалы, образуя природный карьер в форме амфитеатра. Вела ли  дорога
дальше к карьеру или заканчивалась возле дома? Машин не видно, окна  в  доме
не завешены, ставни открыты. Трент невольно усмехнулся,  вспомнив  почему-то
сказку о Красной Шапочке.
   Не  успел  он  уточнить,  где  президент  держит  свой  "лендровер",  как
прогремел гром. В кронах деревьев засвистел ветер, полил дождь. Трент  задал
свой вопрос, стараясь перекричать ветер, и девушка показала на пристройку  с
односкатной крышей позади дома.
   Разговаривать  было  невозможно,  приходилось  объясняться  жестами  и  с
помощью подручных средств. Присев на корточки, Трент взял  в  руки  сучок  и
нарисовал на земле поляну, хижину, карьер и дорогу от  хижины  до  развилки,
затем протянул палочку Марианне. Она заштриховала спуск к реке справа от них
и продолжила линию, обведя ею поляну, затем, "забравшись" в гору, нарисовала
ответвление в сторону верхней точки карьера.
   Трент указал на дорогу, ведущую к карьеру, стер ногой карту и  снова  сел
на мотоцикл. Марианна уселась сзади. Дорога вела через сосновый лес  гораздо
ниже того места,  где  располагалась  хижина,  а  потом  забирала  вверх  до
пересечения с дорогой на карьер, которая слегка изгибалась параллельно линии
гор. Сосны  частично  закрывали  поляну,  поэтому  Трент  рассмотрел  заднюю
сторону дома, только поднявшись на вершину карьера.  Отсюда  к  поляне  вела
крутая тропинка.
   Трент снова затормозил в тени деревьев и стал изучать хижину  в  бинокль.
"Лендровер", модифицированный для  езды  по  пересеченной  местности,  стоял
напротив поленницы под навесом из соломы. На  передней  дверце  машины  сиял
герб - символ президентской власти, на капоте виднелось  серебристое  древко
флажка. Слева от двери стоял большой ящик. Навес и "лендровер" не давали как
следует рассмотреть окна.
   Карьер был скорее широкий, чем глубокий - метров  шестьдесят  в  длину  и
метров двадцать пять отвесного спуска  к  небольшому  озеру,  вода  которого
покраснела от глины. На песчаном  пляже,  справа,  затеняя  его,  росли  две
гигантские сосны. Лучшего места для пикника и не придумаешь.
   Между деревьями и хижиной раскинулась метров на  двести  зеленая  поляна.
Никакого укрытия. Подстрелить  человека  здесь  легче,  чем  в  тире.  Трент
попросил Марианну нарисовать расположение комнат.
   Из большой гостиной посредине одна дверь вела в кухню, другая - в спальню
президента, откуда можно попасть в ванную. Еще одна дверь соединяла кухню  с
ванной, а другая дверь выходила к навесу для машины.
   Трент прошелся взад-вперед, изучил тропинку к дому, затем сел на мотоцикл
и велел Марианне следовать за ним пешком, оставив ей одно ружье.  На  первой
скорости, используя и ручные, и ножные  тормоза,  он  съехал  по  скользкой,
глинистой,  усеянной  валунами  тропинке,  дважды  делая  передышки,   чтобы
успокоиться.  Усталость  при  таких  обстоятельствах   способствует   потере
бдительности, что прямиком ведет к гибели.
   С края поляны Трент посмотрел на задние окна дома - никакого движения. Он
положил ружье на колени. Сильный порыв ветра обрушился  на  поляну,  пригнул
деревья к земле и с воем  умчался  в  горы.  Тучи  разорвала  молния.  Трент
дождался очередного раската грома и, отпустив сцепление, вжимаясь в сиденье,
петляя, понесся по мягкой траве к дому.
   Остановившись, он положил мотоцикл на землю и, взяв ружье,  спрятался  за
поленницей. Потом, передохнув, прополз вокруг "лендровера". Одна дверь и два
окна...
   Ему часто приходилось делать это,  но  с  каждым  разом  становилось  все
труднее:  резь  в  кишечнике,  горький  привкус  во  рту,  легкая  дрожь  от
напряжения во всем теле, правда, руки твердо держали оружие.  Он  на  минуту
закрыл глаза, сгруппировался и прыгнул, толкнув левым плечом окно в  спальню
хозяина, упал на пол, перекатился и  замер  с  ружьем  наготове.  Президент,
небритый, в боксерских шортах, резиновых шлепанцах на босу ногу,  пристально
смотрел на Трента, не обнаруживая ни страха, ни  удивления.  Стакан  в  руке
старика был почти пуст,  так  же  как  и  бутылка  виски  на  столе.  Одежда
раскидана по полу, кровать не заправлена.
   Трент перекатился к двери в гостиную, открыл ее - пусто. Проверил  ванную
и кухню и только тогда встал с пола и выглянул в  окно,  чтобы  убедиться  в
отсутствии спасающихся бегством. Смущения он не чувствовал - осторожность не
раз спасала его от смерти. Он  обошел  вокруг  хижины,  осматривая  землю  в
поисках следов, и лишь после этого помахал Марианне. Лучше бы,  конечно,  ей
ждать там, но, если ее не позвать, она испугается, заподозрив неладное.
   Вернувшись в спальню президента, Трент поздоровался:. "Добрый день,  сэр"
- и подумал, что при таких обстоятельствах это звучит несколько формально.
   Не обращая на него внимания, старик потянулся к бутылке. Трент  отодвинул
ее.
   - Я приехал с Марианной, - сказал он. - Через несколько минут  она  будет
здесь."
   Пока президент собирался с мыслями, Трент расправил простыни и покрывало,
поднял с пола одежду, убрал ее в гардероб, достал пару чистых брюк и рубашку
и замел осколки разбитого стекла.
   Президент внимательно изучал свой стакан. Дай  ему  возможность  -  и  он
нальет себе еще, скорее чтобы что-нибудь  делать,  чем  из  желания  выпить.
Трент никогда не слышал, что президент любит выпить. Вряд ли такая  привычка
могла быть тайной в Бельпане.
   - Извините, сэр, - сказал Трент, - но вам придется  принять  душ.  Нельзя
показываться внучке в таком виде.
   Не получив ответа, Трент прошел в ванную, открыл холодную воду,  вернулся
за президентом и, взяв его сзади под руки, повел под душ прямо  в  шортах  и
шлепанцах.  Старик  не  сопротивлялся.  Трент  надеялся,  что  холодный  душ
приведет его в чувство, но, как оказалось, безуспешно.
   - Я сейчас отпущу вас, сэр. Не упадите, - предупредил Трент.
   Он прислонил старика к стене. Слава Богу, президент мог стоять.
   - Я сделаю кофе, сэр. Извините, но ради внучки вам  следует  собраться  с
силами.
   Бросившись за дровами, Трент  увидел  Марианну,  уже  вышедшую  из  леса.
Сначала он решил пойти ей навстречу, но потом  передумал,  ибо  сейчас  куда
важнее было влить кофе в ее дедушку. Печка быстро разгорелась. Трент налил в
чайник воды, поставил его на печь, вернулся  в  гостиную,  закрыл  ставни  и
попытался  настроиться   на   частоту,   по   словам   Каспара,   являвшуюся
радиокоординатами посольства США в Бельпан-Сити. Он и не надеялся что-нибудь
услышать,  просто  надо  хотя  бы  передать  свои  координаты:  возможно,  в
посольстве есть техника, способная вытащить его отсюда.
   Вернувшись на  кухню,  Трент  нашел  эмалированный  кофейник.  Двенадцать
столовых ложек кофе на  кружку  крутого  кипятка  встряхнут  президента.  Он
добавил сгущенного молока, четыре ложки сахара, размешал, процедил  и  понес
старику "лекарство", которое либо убьет, либо исцелит его.
   Тот до сих пор стоял в душе, подпирая стену.
   - Извините, сэр, но  я  принес  ваш  кофе.  Президент  медленно  повернул
голову. Кожа на его лице повисла тяжелыми складками, делая  его  похожим  на
черепаху. Он словно полностью ушел в себя, смотрел на Трента и не видел его.
Правда, возможно, оттого, что старик был без очков. - Кофе, сэр, -  повторил
Трент и протянул ему кружку. - Можно выйти из душа, сэр.
   Президенту удалось сфокусировать взгляд на руке Трента. Оттолкнувшись  от
стены, он попытался ухватиться за нее, но промахнулся и чуть не упал.  Трент
едва успел поймать старика, схватив за плечо. Покачиваясь,  президент  вышел
из ванной, колени его дрожали, но он заставил себя стоять и впервые взглянул
на Трента осмысленно. Вдруг в его глазах появился страх.
   - Кто вы?
   - Трент, сэр. Европейское сообщество. Отдел по борьбе  с  терроризмом.  Я
здесь как  бы  в  отпуске.  Боюсь,  у  вас  в  стране  совершен  вооруженный
переворот. Я пытаюсь помочь.
   - Кому?
   - Вам, сэр: Вашему правительству. - Трент сунул кружку в руку президента.
- Сейчас здесь будет Марианна. Я постараюсь задержать ее как  можно  дольше.
Скажу, что вам нездоровится. Надеюсь, кофе поможет вам, сэр. По крайней мере
вас стошнит...

Глава 10

   Молния  осветила  небо  и  вырвала  из  мглы  горы  и  поляну.  Марианна,
покачиваясь, шла к дому, пригибаясь от ветра. От хижины ее все еще  отделяло
метров пятнадцать, когда налетел шквал. Ее свалило  с  ног  и,  перекатывая,
словно мяч, потащило обратно вверх по холму.
   Трент, подгоняемый ветром, помчался за ней, догнал, и они вместе поползли
к дому. Пятьдесят метров за пятнадцать минут... У входной двери они  встали.
Обняв Марианну за плечи, Трент заслонил собой президента, склонившегося  над
унитазом, и прокричал, что дед отдыхает.  Под  порывами  ветра,  пытавшегося
сорвать крышу, сотрясались стены хижины, сгибались стропила. Трент  заглянул
в гостиную. Несмотря на ставни, оба оконных стекла на фронтоне разбились, на
полу валялись осколки. Сквозь раскаты грома они услышали, как сломалось одно
из гигантских деревьев во дворе.
   Трент усадил девушку на диван. - Не двигайся, - предупредил он,  -  здесь
повсюду осколки. Если упадешь, можешь сильно порезаться.
   Он зажег фонари-"молния", развешанные по стенам на медных скобах, и пошел
на кухню за кофе.
   Когда он вернулся, Марианна  с  надеждой  уставилась  на  него.  Насквозь
промокшая,  обхватившая  руками  колени,   сейчас   она   выглядела   совсем
беззащитной. Волосы взъерошены ветром, от усталости  под  глазами  появились
синяки. Она смотрела на Трента с благодарностью и была готова беспрекословно
повиноваться. Но он не жаждал ни  того,  ни  другого:  девушка  просто  была
частью уравнения и ничем больше. Она  проделала  этот  путь  вместе  с  ним,
потому что так было нужно для его работы.
   - Я схожу за метлой, - сказал  он.  По  пути  на  кухню  Трент  обнаружил
распластавшегося на полу  ванной  президента.  Он  встал  на  колени,  чтобы
проверить пульс старика. Тот был в сознании, но полностью обессилел. Вытерев
старику рот полотенцем, Трент помог ему подняться.
   - Вам лучше прилечь, сэр, -  сказал  он  и,  поддерживая,  провел  его  в
спальню. Он не мог решить, стягивать ли с президента шорты. Но это тоже было
частью его работы. Повалив старика на кровать, Трент укрыл его простыней.
   Марианна хотела помочь, когда Трент  вернулся  в  гостиную  с  веником  и
совком, но он велел ей  сидеть  на  месте.  Всякое  могло  случиться,  вдруг
придется отстреливаться, и подмести пол было сейчас так же  необходимо,  как
почистить ружья, а значит, нельзя доверять это дело кому бы то ни  было.  Во
всяком случае, пусть Марианна пока отдохнет.
   Закончив, он снова взялся за радиопередатчик  и  повторил  сообщение  для
Каспара. Сходив за сумками к мотоциклу, разложил их содержимое на столе. Под
внимательным взглядом девушки Трент медленно разобрал  ружья  и  смазал  их,
прежде чем вставить магазины. Затем то же самое проделал с вальтером.
   Вновь грянул гром - пожалуй, самый мощный раскат за  все  время,  и  буря
начала стихать. Трент подошел к окну и внимательно оглядел  местность  через
вырезы  в  ставнях.  Минут  через  десять  надо   будет   подготовить   поле
предстоящего боя. Убирая вальтер в кобуру, он заметил, что Марианна дрожит.
   - Переоденься в сухое, - сказал Трент. - Я выйду.
   Она подняла на него глаза:
   - Трент... Это все, на что ты способен? Убивать людей?
   Он среагировал мгновенно, как пожарная сигнализация на  едва  появившийся
дым:
   - Что я, по-твоему, должен сделать?
   - Обними меня. Пожалуйста... - попросила Марианна и вдруг взорвалась:
   - Убирайся отсюда, черт побери!

***

   Едва забрезжит рассвет, и за президентом прибудут люди либо Каспара, либо
Луиса. Любой,  кто  появится,  должен  будет  пройти  к  дому  по  открытому
пространству. Что Тренту нужно было сейчас  больше  всего,  так  это  время,
чтобы подготовиться.
   Разрезав на куски пластик, накрывавший дрова, он обернул им ружья, связал
их и повесил на плечо. В ящике под навесом для машины он нашел  бензопилу  и
горючее для нее. Если использовать президентский "лендровер", будут  заметны
следы от колес. Сейчас Трент находился на краю соснового леса, в самом  низу
поляны. Он добрался сюда перебежками в те короткие промежутки времени, когда
ветер, казалось, отдыхал. Оставался, всего час  до  наступления  темноты,  и
Трент захватил с собой фонарь, хотя от него было  немного  проку  при  таком
проливном дожде. Должно быть, бог  дождя  майя  собрал  все  грозовые  тучи,
гулявшие над Центральной Америкой, и велел им пролиться здесь.
   Отложив ружья подальше. Трент включил бензопилу. Ветер, дувший со стороны
долины, определял направление падения деревьев. Надпиливая  деревья,  росшие
по сторонам  дороги,  Трент  следил,  чтобы  они  падали  на  нее,  создавая
V-образный завал у края поляны.
   Затем он повалил еще несколько сосен у  подножия  склона.  Трент  выбирал
небольшие сосны, чтобы их можно было растащить. Затем, пройдя метров сто  по
дороге справа от развилки, он перекрыл ее  так,  что  для  расчистки  завала
потребовался бы бульдозер. Он вернулся к тому месту, где оставил,  ружья,  и
направился вдоль кромки леса влево, пока не наткнулся на  неглубокий  овраг,
расположенный почти напротив хижины. Дождь смывал в него плодородную  почву,
поэтому вместо травы там росли лишь скудные кусты да чахлые деревья. На краю
оврага лежал валун.  Трент  расшатал  его  так,  что  теперь  стоило  только
дотронуться, чтобы он полетел с обрыва. Одно из ружей он спрятал под одиноко
стоящей сосной.
   Пройдя  по  краю  оврага,  он  направился   к   другому   концу   поляны,
придерживаясь кромки леса для защиты от ветра и освещая дорогу фонариком,  и
вышел к озеру. Дважды ветер сталкивал его  в  воду.  Казалось,  пила  весила
целую  тонну.  Здесь,  под  сосной  на  пляже,  он  спрятал  второе   ружье.
Прислонившись к стволу, чтобы  отдохнуть,  Трент  выключил  фонарик  и  стал
спускаться вниз. Перед тем  как  покинуть  хижину,  он  закрепил  на  капоте
"лендровера" лампу, впрочем, сквозь  пелену  дождя  свет  не  проглядывался.
Тогда Трент повернулся к ветру лицом, но ветер все время менял  направление,
пока окончательно не запутал его. Сесть  и  переждать,  пока  буря  хотя  бы
немного стихнет? Но этого можно ждать  всю  ночь.  Трент  двинулся  вниз  по
поляне, забрав немного влево, вышел к кромке леса у подножия  холма.  Теперь
он легко нашел тропинку, ведущую к хижине, и направился прямо к  навесу  над
машиной. Захватив  из  поленницы  несколько  сучьев,  он  прошел  на  кухню,
поставил чайник и заглянул к президенту. Старика в спальне  не  было.  Трент
вернулся на кухню и встал около печки,  пытаясь  согреться.  О  Марианне  он
старался  не  думать.  Главной  его  заботой  сейчас  был  президент.  Трент
вспомнил, как Марианна смотрела на дедушку тогда, когда он  встретил  их  на
причале.  В  ее  глазах  читались  гордость,  обожание,  любовь  и   желание
покровительствовать. Так молодые смотрят на любимых стариков.  Вероятно,  ее
ждет сильный удар. А что он мог поделать? Если подозрения  подтвердятся,  ее
разочарование может оказаться гораздо сильнее... Надо бы переодеться в сухое
и поспать, но одежда в гостиной, а там - Марианна и ее дед.
   Трент поставил на поднос три  кружки  и  налил  кофе,  чтобы  найти  хоть
какой-то предлог для визита в  гостиную.  Когда  он  открыл  дверь,  у  него
возникло такое чувство, что он врывается в комнату, где засели террористы.
   Президент сидел за столом. Он надел свежие боксерские  шорты,  или,  быть
может, это высохли прежние, нашел стакан и новую бутылку "Фэймос Грауз",  из
которой отпил самое большее пару рюмок. Он выглядел как  старик  из  очереди
перед кабинетом  врача  в  больнице  для  бедных;  старик,  которого  скорее
привели, чем он пришел туда по  собственному  желанию,  и  который  согласен
ждать. Он безразличен к тому, что скажет доктор, потому что хорошие  новости
маловероятны, а плохие  недолго  остаются  плохими  и  естественны  при  его
состоянии.
   "Как будто кадр из  детства,  напомнивший  об  отце",  -  подумал  Трент,
взглянув на Марианну. Девушка сидела на диване в том же положении, в котором
он ее оставил, обхватив руками колени.  Она  переоделась  в  сухие  брюки  и
джемпер, которые он захватил для нее с  "Золотой  девушки".  Трент  оказался
прав: все это для нее удар. Единственное, чего он не предполагал или  о  чем
старался не думать, - это то, что удар окажется столь сильным.
   - Где ты был? - раздраженно спросила она.
   Президент взглянул на него, и Трент понял, что он его узнал.
   - Прогуливался, - осторожно ответил Трент, потому что старик слушал.
   Он подал Марианне кружку кофе и поставил поднос на стол.
   - Добрый вечер, мистер президент, - поздоровался Трент. Он слишком устал,
чтобы думать о приличиях. - Вы должны быть в постели, сэр. Пойдемте... -  Он
взял старика за локоть. - Не хотите почистить зубы? - спросил он, когда  они
вошли в ванную.
   Президент внимательно  посмотрел  на  него,  и  Трент  подумал,  что  тот
собирается с мыслями. Но результатом раздумий были лишь слова:
   - Они у меня вставные.
   - Тогда, наверное, их нужно положить в стакан.  Утром  почувствуете  себя
лучше... По крайней мере не так отвратно.
   Президент слегка улыбнулся, глаза его ожили.
   - Вы очень заботливы, мистер...
   - Трент, - сказал Трент. - Делаю все, что в моих силах.
   - Без сомнения, все это на пользу моей стране.
   "Не следует огорчать старика", - подумал Трент. Он довел его до кровати и
принес с кухни стакан соленой воды для вставной челюсти.
   Президент лег и накрылся простыней. Когда Трент вновь появился в спальне,
старик поднял на него глаза:
   - Они будут здесь утром...
   - Да, полиция или эти негодяи, сэр, - сказал Трент. - А может быть, и те,
и другие. Если так, то здесь будет просто ад. - Он поставил стакан на ночной
столик. - Я положил в воду соль, сэр.
   - Вы добрый  человек,  мистер  Трент.  -  Президент  потянулся  к  своему
защитнику, но остановился на полдороге - или усилие было слишком велико, или
он устыдился своего порыва. - Вы позаботитесь о Марианне?
   Трент ожидал этого вопроса и понимал его. Он не хотел лгать:
   - Моя первая забота - это вы, сэр, но я сделаю все, что в моих силах.
   - Я уверен, мистер Трент, что вы можете многое, - тихо сказал президент.
   Их глаза встретились, и Трент почувствовал, что президент все понял.
   - Не сомневаюсь, - подтвердил старик. - Спокойной ночи, мистер Трент.
   - Спокойной ночи, сэр.

***

   Трент внимательно осмотрел кухню. Там были  самые  необходимые  продукты,
консервированные овощи, но ни одной банки с  мясом.  Президент  был  заядлым
рыбаком, Трент полагал, что и охотником тоже, несмотря на то  что  Пайн-Ридж
являлся государственным заповедником. Но привилегии президента...
   Нашинковав лук, Трент поставил его на огонь, подлив немного растительного
масла, и решил проверить содержимое "лендровера".
   Между передними сиденьями - двухстволка 12-го калибра, в ящике -  ножовка
по металлу. Вернувшись на кухню, Трент положил в кастрюлю рис,  перемешал  с
луком, добавил воды и бульонный кубик и выложил на  горячую  сковородку  две
банки черной фасоли, половину столовой ложки чили, черный  перец  и  молотый
чеснок. Чеснок он предпочел бы свежий, но за неимением лучшего...
   За те несколько минут, что Трент готовил обед, с его одежды натекла  лужа
воды. Из-за Марианны в гостиную идти не хотелось, но так долго  продолжаться
не может.  По  крайней  мере  схлопотать  воспаление  легких  ему  вовсе  не
улыбается. Девушка неподвижно сидела на диване и даже не подняла глаз, когда
он распахнул дверь. Он улыбнулся, будто ничего особенного не произошло.
   - Обед через пять минут. Я переоденусь в сухое.  -  Он  прошел  к  столу,
чтобы взять запасные штаны и камуфляжную куртку.
   - Он пьяный, - раздался сзади голос Марианны.
   - Бутылка почти полная. - Трент поднял бутылку в качестве доказательства.
   - Не лги.
   - Я и не лгу.
   - Ты скрываешь правду, а это одно и то же. Ты многое от  меня  скрываешь.
Посмотри же на меня,  черт  возьми!  Ведь  скрываешь?  Да?  -  Казалось,  ее
устраивало, что Трент ей не ответил. - Но ведь он не пьет.
   - Я не слышал, чтобы он пил, - подтвердил Трент.
   - Что ты с ним сделал?
   - Ничего.
   Его ответ не удовлетворил Марианну:
   - Ты говорил, что не причинишь ему вреда.
   - Обещал, - мягко поправил Трент. - И держу слово.
   - Всегда?
   - Марианна, если ты не веришь, ничем помочь тебе не могу.
   Взяв одежду, Трент  пошел  взглянуть  на  старика.  Тот  храпел  во  сне.
Убедившись, что все в порядке,. Трент переоделся и, развесив  мокрую  одежду
на стуле, пододвинул его  к  печке,  а  затем  разложил  рис  с  фасолью  по
тарелкам.
   Марианна  придвинулась  к  столу,  на  котором  лежала  карта,  и   нашла
фотографию. Она подняла взгляд на Трента в поисках сходства:
   - Она очень красивая. Это твоя мать, правда?
   - Да.
   Она снова взглянула на фотографию:
   - А это отец?
   - Нет, человек, на которого я работаю. Они  с  отцом  дружили  и  служили
вместе. Это старая фотография.
   - А, понятно.  -  Она  отвернулась,  и  Трент  решил  было,  что  с  этим
покончено. Но вдруг Марианна снова взглянула на него и выпалила так  быстро,
словно вопрос сам сорвался у нее с языка:
   - Твоя мать ушла от него к твоему отцу?
   Трент отставил обед, потянулся к фотографии и, должно быть, в сотый раз с
тех пор, как нашел ее на рояле у дона Роберто, посмотрел на нее.  Он  понял,
чем вызван вопрос Марианны: с одной стороны, взгляд мужчины - самодовольного
собственника; с другой - смущение и понимание дистанции в их  отношениях  на
лице его матери.
   Приняв молчание Трента за отрицательный ответ, Марианна сказала:
   - Извини. Я не должна была строить предположений.
   - Все  в  порядке,  -  ответил  Трент.  Он  почувствовал  даже  некоторое
облегчение, потому что Марианна подтвердила его собственные мысли. - Я и сам
не знаю, как все произошло. Мои родители умерли, когда мне было  двенадцать.
Эту фотографию я нашел на прошлой неделе в чужом доме. Она почему-то  стояла
в рамке, - добавил он, потому что считал рамку  важной  деталью.  Фотография
вызывала сложные чувства. Зачем было ее хранить почти сорок лет? И вставлять
в рамку, и держать в гостиной для всеобщего обозрения?
   В глазах Марианны тоже застыло  удивление.  По  краям  фотографии  следов
рамки не видно, значит, она была недавно вставлена.
   - Странно, - сказал  Трент.  Теперь  он  не  сомневался,  что  история  с
фотографией подстроена. Послание? Предупреждение? Но о  чем  и  почему?  Его
отношения с доном Роберто были чисто деловыми, да и они прекратились  с  тех
пор, как Трента послали в Ирландию.
   - Твоя мать была очень красивая, - повторила Марианна, нарушив  молчание,
- г От чего она умерла?
   - Автокатастрофа...
   Мать врезалась на их подержанном "ягуаре" в бетонную стену через  полтора
месяца после смерти отца. Пятнадцать лет спустя Трент посетил это место.  На
протяжении тридцати километров дорога шла через пустыню, затем  поворачивала
и огибала стену вокруг беговых конюшен шейха. Стена находилась на расстоянии
двадцати метров от дороги. Возможно, мать заснула за рулем.
   - Она ехала очень быстро, - сказал он и, сунув фотографию в карту,  убрал
ее во внутренний карман водонепроницаемой сумки.  -  Около  ста  шестидесяти
километров в час.  Так  считал  следователь...  Ешь,  пока  все  горячее,  -
напомнил он Марианне. - Когда-нибудь я приготовлю  тебе  настоящий  обед  на
"Золотой девушке". - За разговором Трент  на  мгновение  забыл  о  том,  что
"Золотая девушка" лежала на суше. - Если мне не удастся снова  поставить  ее
на воду, придется стать фермером, - сказал он. -  "Золотая  девушка"  -  это
все, что у меня есть.
   - Кроме твоей  работы...  -  подсказала  Марианна,  и  между  ними  опять
возникла стена, никто из них не решался заговорить первым. Трент намеревался
расспросить Марианну о ее дедушке, но теперь момент упущен.
   Он отнес свою тарелку на кухню, вымыл ее, налил в  чайник  воды.  Сев  за
кухонный  стол,  он  принялся  за  долгое  и  утомительное   занятие:   стал
укорачивать ствол ружья президента, оставив только двадцать сантиметров. Эта
работа была не из тех, что могла  доставить  ему  удовольствие.  Ружье  было
собрано  вручную  на  фирме  "Холланд  и  Холланд"  в  Лондоне,  великолепно
сбалансировано и прекрасно инкрустировано. Оружейный мастер убил бы  его  за
то, что он делал, или его хватил бы удар.
   На пороге показалась Марианна. С минуту она молча  наблюдала  за  ним,  а
затем удивленно проговорила:
   - Это же ружье дедушки!
   - Я делаю это,  чтобы  защитить  его,  -  сказал  Трент.  -  Поверь  мне,
Марианна, обрез - лучшее оружие для закрытого пространства. Кроме гранат,  -
для точности добавил он и улыбнулся. - Но если использовать  гранаты,  лучше
находиться вне этого закрытого пространства.
   - А, понятно. - Она прошла в ванную.
   -  Я  попытаюсь  послать  радиограмму,  -  сказал  он.  -  Крикни,  когда
освободишься, и мы попьем кофе.
   Он передавал сообщение в посольство США, повторяя его раз десять.  Помехи
не слишком огорчали: все равно  по  сравнению  со  сложной  аппаратурой  УБН
передатчик президента был весьма примитивным.
   Марианна позвала Трента, и, когда он вошел в  кухню,  она  уже  разливала
кофе. Он сел за стол и снова взял ножовку.
   - Дедушка был уже пьян, когда ты пришел, да?
   - Да, - ответил Трент и начал пилить.
   - Прекрати! - воскликнула она, и Трент остановился. - О ком ты  собирался
заботиться?
   - О президенте.
   - Так что же ты заботился не о нем, а? Ты заботился обо мне.
   - Я старался делать и то, и другое.
   - Тем, что лгал мне?
   - Я никогда не лгал тебе, Марианна.
   - Ты не говорил мне правду.
   - Я не знаю правды.
   У него были только обрывки информации и подозрения, в  которые  ему  было
трудно верить, да и не хотелось, несмотря на всевозрастающую  очевидность...
Но всего он не знал Пока не  знал.  Хотя  мысленно  уже  почти  добрался  до
главной фигуры заговора - до начальника-гринго, которым хвастался  Мигелито.
Он понимал, что должен поговорить  с  Марианной  о  ее  дедушке,  но  боялся
причинить ей боль или стать непосредственным инструментом, который  причинит
эту боль.
   - Все очень сложно, - начал он и подумал, что обычно так взрослые говорят
детям: "Вы еще слишком малы, чтобы понять".
   - Мне не нужна твоя чертова забота! - воскликнула  она.  -  Я  сама  могу
позаботиться о себе.  Оставь  меня  в  покое.  Делай  свою  грязную  работу.
Грязную, потому что она правда грязная! - Марианна схватила со стола  кружку
с кофе и вышла, хлопнув дверью.
   Ничего удивительного. "Она боится за  деда",  -  подумал  Трент  и  опять
принялся уродовать ружье. Закончив, он разобрал свой  вальтер  и,  вытряхнув
патроны на лист старой газеты, принялся расковыривать их ножом.  Он  слышал,
как президент проковылял в ванную. Зарядив пистолет,  Трент  подождал,  пока
старик спустит воду, помог ему лечь  в  постель  и  сунул  вальтер  ему  под
подушку.
   - На всякий случай, сэр... - сказал он и снова пошел к передатчику.
   Марианна спала на диване. Трент накрыл  ее,  завел  будильник,  чтобы  он
зазвонил через час, и завернул его в полотенце. Он уснул, сидя за столом,  а
через час снова отправил радиограмму  Каспару.  Марианна  спала  беспокойно,
поджав ноги, как ребенок. Глядя на нее, Трент вспомнил, что  еще  утром  они
плыли на "Золотой девушке", он думал о возможной смерти и испытывал  чувство
тоски оттого, что лишен права на нормальную жизнь. Лишен полковником. Открыв
сумку, Трент вынул фотографию.

Глава 11

   Несмотря на то что тайфун передвинулся к северу,  жестокие  порывы  ветра
продолжали терзать горы, непрерывно обрушивая на поляну потоки дождя.  Трент
ле жал на  крыше  под  прорезиненным  пончо,  которое  нашел  на  кухне.  Он
находился здесь уже полтора часа. Дождь и ветер высосали из него тепло, и он
не переставая дрожал. Но  дождь  был  ему  на  руку.  Если  начнется  атака,
атакующие, уверенные в своем  численном  превосходстве,  из-за  дождя  будут
действовать  быстрее  и  неосмотрительнее,  и  это  даст  Тренту   небольшое
преимущество. Он приступил к наблюдению за  час  до  восхода  солнца  и  вот
сейчас увидел, что приближаются полицейские, которых  прислал  Каспар.  Даже
без бинокля Трент различил  полицейские  значки  на  передних  дверцах  двух
"лендроверов". Минут через десять они  приблизятся  к  небольшому  завалу  у
подножия склона. Пять минут уйдет на то, чтобы растащить деревья. Еще  через
пять минут они подъедут к  V-образному  завалу,  где  им  придется  оставить
машины. И еще пять минут на путь по поляне...
   Соскользнув с крыши, чтобы его не было видно с дороги, Трент спрыгнул  на
землю. Вернувшись на кухню, он раздул тлеющие угли, подбросил пару  поленьев
и поставил чайник. Марианна по-прежнему лежала на диване, но он  понял,  что
она проснулась.
   - Полиция - хорошие ребята, - сказал он. - Они будут здесь через двадцать
минут. Чайник на плите.
   Вернувшись на кухню к теплой печке. Трент  разделся  и  натянул  на  себя
вещи, в которых приехал. Они  были  влажные,  но  теплые.  Он  перекинул  по
патронташу через каждое плечо, рассовал по карманам мотки с прочной тесьмой,
сварил кофе и отнес в комнату кофейник и три кружки.
   Марианна села. Видно было, что она по-прежнему сердится.  Ее  прическа  в
стиле афро помялась, курчавые волосы с одной стороны упали на лоб.
   Тренту захотелось подойти и поправить их,  но  он  не  был  уверен  в  ее
реакции. Вероятно, она оттолкнет его руку, решил он, и улыбнулся.
   - Ты похожа на единорога.
   Она откинула волосы со лба и достала  из  сумочки,  лежавшей  у  ее  ног,
эбонитовую заколку.
   - Никто не заставляет тебя смотреть. Он подошел к окну. "Лендроверы"  все
еще были у небольшого завала.
   - Ты же сказал, что это полиция, - удивилась Марианна,  взглянув  на  его
снаряжение.
   - Считай, что это деловой костюм. Я разбужу твоего дедушку.
   Взяв с подноса кружку кофе, он понес ее в спальню. Старик выглядел совсем
разбитым.  Трент  пришел  в  замешательство,  увидев  удивительно   знакомое
выражение на его лице: вина, гнев и горечь. Так выглядел его отец,  когда  в
очередной раз опускался на ступеньку ниже. Секретарь жокей-клуба,  секретарь
поло-клуба, затем - клубы, находящиеся на самой  периферии  конноспортивного
мира.  Трент  вынес  из  этой  одиссеи  владение  иностранными   языками   и
диалектами, подкрепленное образованием, которое он получал вместе  с  детьми
из высших слоев  общества  и  детьми  служащих  конюшен.  Капитан  Гамильтон
Махони, несмотря на свои  финансовые  промахи,  был  любящим,  понимающим  и
заботливым отцом, но страдал провалами памяти после выпивок...
   Неуверенный в том, насколько хорошо президент помнит  события  вчерашнего
дня, Трент заново представился:
   - Трент, сэр. Отдел по борьбе с терроризмом. Великобритания.
   Президент пошарил по ночному столику в поисках очков. Трент поднял  их  с
пола и подождал, пока старик наденет.
   - Сюда  поднимается  полиция,  мистер  президент,  -  предупредил  Трент,
намекая на то, что старику следует  привести  себя  в  порядок.  -  Кажется,
теперь вы в безопасности, но все равно на всякий случай держите пистолет под
рукой.
   Старик на секунду растерялся, потом вспомнил  и  вытащил  из-под  подушки
вальтер Трента. Он понял, как смешно, должно быть, выглядит, сидя в кровати,
с седой щетиной на щеках,  кружкой  кофе  в  одной  руке  и  длинноствольным
пистолетом - в другой.
   - Спасибо, мистер Трент, - произнес он с легкой иронией. - Мне уже лучше,
"Политики - мастера быстро приходить в себя", - подумал Трент, возвращаясь в
гостиную.
   - С ним все в порядке, - бросил он Марианне и подошел к  окну,  глядя  на
часы. Сейчас полиция должна показаться в поле зрения.
   Наконец один "лендровер" взобрался на скалу и остановился у  препятствия.
Второй, должно быть, застрял у первых деревьев, или  водитель  не  смог  там
проехать. Трент наблюдал за тем, как полицейские выскакивают из  машины.  Их
четверо, лиц  не  видно.  Поверх  униформы  -  пончо,  такие  же,  каким  он
укрывался, лежа на крыше. Один из  них  помахал  в  сторону  хижины  в  знак
приветствия. "Сержант", - подумал Трент. Растянувшись, они  пошли  вверх  по
холму, под дождем и ветром, иногда пошатываясь под его порывами. На груди  -
автоматические винтовки. Четверо друзей, собравшихся поразвлечься...
   - Вот они, - кивнул Трент Марианне  и,  обернувшись  в  сторону  спальни,
крикнул:
   - Мистер президент!..
   И вдруг ему вспомнилось другое утро. Тогда он был в составе спецназа  США
в Юго-Восточной Азии. Рейнджеры выпрыгивали из вертолета и шли точно так же,
немного растянувшись, самоуверенные, как  большинство  американских  солдат,
которых кино и телевидение убедили в их превосходстве над  остальным  миром.
Полиция же Бельпана вообще-то была  обучена  в  соответствии  с  британскими
нормами.
   Четверо у подножия холма, остальные прикрывают дом  с  тыла,  со  стороны
гор. Они медлили, чтобы дать время второй группе занять позиции. Трент  даже
слегка удивился, что не испытывает страха. Чего бояться, когда видишь врага?
С этого момента началась его работа. Теперь или пан, или пропал.
   Он оглянулся и посмотрел на Марианну. Она словно застыла, сидя с сердитым
видом. Трент вдруг вспомнил  женщину  из  лагеря  для  голодающих,  качавшую
мертвого ребенка и отрешенную  от  внешнего  мира.  Она  не  разжимала  рук,
поскольку тогда у нее  ничего  не  осталось  бы.  И  несмотря  ни  на  какие
объяснения, он по-прежнему был для нее врагом.
   - Извини, Марианна, - сказал Трент. - Я ошибся. Хорошие  парни  оказались
плохими.
   Он поставил стол на середину комнаты, перевернул его на бок и  пододвинул
к дивану так, чтобы образовалось укрытие. На диван рядом с  Марианной  Трент
положил обрез. Выражение ее лица оставалось прежним.
   - Затаись. Не двигайся и не выглядывай. Как только они войдут, стреляй..,
если сможешь, - добавил он. Пусть делает выбор.
   С трудом открыв дверь,  которую  прижимал  ветер,  Трент  вышел,  помахал
приближавшимся полицейским и отошел от хижины, чтобы они убедились,  что  он
безоружен. Наблюдая за ним, они могли лишь догадываться насчет того, чего от
него ожидать.
   И вдруг он побежал, не пригибаясь и не петляя, изображая приступ  паники.
Побежал через всю поляну к деревьям, перепрыгивая через невысокие кусты, под
звуки выстрелов. Чтобы показать  им,  что  он  ранен,  Трент  поскользнулся,
бросился вперед, упал и быстро покатился к оврагу, где было спрятано  первое
ружье. Один кувырок, другой, третий, руки  цепляются  за  землю  -  и  он  с
треском влетел в невысокие кусты, немного полежал, переводя  дыхание,  затем
встал, перекатил валун и сбросил его вниз. Он не услышал, как камень упал  с
горы. Слышали ли нападавшие, и если да, то  поверили  ли,  что  это  он  сам
сорвался вниз? Как бы то ни было, это единственный  шанс,  на  всю  операцию
ушло всего несколько секунд. Разорвав веревки, Трент достал помповое  ружье,
снял чехол и быстро побежал вверх через сосняк. Он все тщательно спланировал
и каждое движение заранее проделал мысленно.
   Когда он появился на открытом месте, часть отряда, что шла  поверху,  уже
должна была быть на дороге над скалами. Трент рассчитывал,  что  они  там  и
останутся, так как оттуда местность отлично просматривалась.  У  них  должны
быть рации.
   Он пересек дорогу и прополз еще метров сто, прежде  чем  начать  обходить
бандитов. Сначала следовало вывести из игры  того,  кто  находился  от  него
дальше всех и был меньше всего готов к нападению.
   Ветер и дождь были на руку Тренту, маскируя его. Знакомая игра, и Трент в
ней специалист. Его мишень - на  скале  в  том  месте,  где  дорога  немного
поворачивает и откуда хорошо видно в обе  стороны.  Оружие  -  один  из  тех
"Калашниковых", с яхты - он держал на изготовку. Дождавшись порыва ветра, он
спрыгнул на землю и прополз оставшиеся несколько метров. - Привет, приятель,
- прошептал Трент и увидел, как напряглись плечи "полицейского". - Тихо и не
двигаться, - предупредил он. - У меня ружье заряжено картечью. Шелохнешься -
и твой позвоночник вывалится через дырку в животе.
   Будь у Трента простое ружье, противник мог  бы  рискнуть,  но  спорить  с
дробовиком...
   - Повернись ко мне лицом. Медленно и чтобы я  мог  видеть  твои  руки,  -
предупредил Трент.
   Человек повернулся. В его темных, внимательных глазах не было  ненависти.
Невысокий, худой, лет тридцати пяти. Достаточно взрослый для того, чтобы  не
лезть на рожон, доказывая свое мужество, и, подобно Тренту, профессионал.
   - Мы с тобой пешки. Пускай умирают боссы..,  если  хотят,  -  посоветовал
Трент. - Как тебя зовут?
   - Хосе.
   - Хорошо. Смотри вниз. Сколько вас там?
   - Трое.
   - Где они?
   Хосе кивнул направо, туда, где дорога спускалась.
   - Как зовут того, кто к тебе ближе всех?
   - Хуанито.
   - А третьего?
   - Мы зовем его Эл...
   - Возьми рацию и вызови Хуанито, - приказал Трент. - Скажи ему, что  тебе
кажется, будто внизу кто-то есть. И ничего  лишнего.  Мне  не  хочется  тебя
убивать.
   Из-за дождя, шумевшего в листве деревьев, и свиста ветра у Хосе  не  было
никакого шанса предупредить товарища интонацией.  Удовлетворенный  тем,  как
прошел разговор, Трент приказал Хосе повернуться к соснам,  затем  изо  всех
сил ударил его по шее ребром ладони и подхватил, когда тот стал валиться  на
землю. На то, чтобы заткнуть ему рот и связать  руки  и  ноги,  ушло  меньше
минуты. Затем Трент поднялся и снова побежал - важно было успеть  к  Хуанито
до того, как тот вызовет Хосе. В противном случае Хуанито  будет  обеспокоен
его отсутствием.
   Дорога   пролегала    вдоль    края    естественного    амфитеатра.    От
двадцатипятиметрового  обрыва  ее  не  отделяло  ни  одно  деревце.   Отсюда
открывался вид и на дорогу, и на  поляну  внизу.  Из-за  дождя  хижина  едва
просматривалась. Оттуда пока не раздалось ни единого выстрела.
   Хуанито не оправдал своего имени. Он оказался крупнее и  гораздо  тяжелее
Хосе, с  перебитым  носом,  -  машина  для  убийства,  неспособная  мыслить,
опасная, потому что ее действия могли  быть  необдуманными.  Сильный  замах,
удар ребром ладони по шее должен был свалить латиноамериканца.  Но  кто  мог
подумать, что под пончо у  него  кожаный  воротник,  покрытый  шипами?  Шипы
вонзились Тренту в руку. Хуанито,  тряхнув  головой,  повернулся,  и  Тренту
пришлось выбирать - либо оставаться на близкой  дистанции,  либо  лезть  под
пули. Правда, в ближнем бою у громилы было преимущество в весе и силе.
   Трент ударил его в правое колено. Хуанито был готов к  этому  и  ответил,
опустив приклад "Калашникова" на  ногу  Трента.  Трент  схватился  за  ствол
автомата и повалился на землю так, чтобы  использовать  вес  Хуанито.  Упав,
Трент перевернулся и вырвал автомат из рук латиноамериканца.
   С яростным ревом Хуанито бросился на него, метя ногой ему в  голову.  Это
ему удалось, но сам он зашатался,  потеряв  равновесие,  и,  улучив  момент,
Трент ударил между ног. Хуанито с воплем  упал,  и,  ухватившись  за  ремень
громилы, Трент приподнял его и подтолкнул к краю тропинки.  Не  удержавшись,
латиноамериканец с воплем покатился с  обрыва  и  плюхнулся  в  воду.  Трент
отбежал от края тропинки и схватился за ружье.
   - Замри, гринго!
   "Эл", - пронеслось в голове у Трента. Высокий, худой мужчина с маленькими
злыми глазками. Капли дождя блестели на его черной,  гладкой  коже.  Автомат
Калашникова будто прирос к рукам.
   - Брось ружье! Трент бросил.
   - Руки за голову!
   Трент выполнил приказание.
   Эл плюнул с обрыва:
   - Избавил всех нас от этой свиньи... А Хосе?
   - Жив, - ответил Трент. - В лесу.
   - Веди меня к нему. Иди медленно, - предупредил Эл.
   Немного впереди, метрах в пяти ниже края тропинки, на обрыве росла сосна.
Оттуда до поверхности воды метров двадцать пять.  Он  наверняка  разобьется,
даже если не ударится о скалы. Дождь  шел  не  переставая.  С  гор  в  озеро
скатывались потоки воды. Какова теперь его глубина? Немного  ниже  сосны  из
трещины вылезло с десяток кустов, под ними -  выступ,  а  затем  -  отвесная
скала высотой метров двенадцать, спускавшаяся к озеру. Что выбрать - это или
пулю в затылок? Разница небольшая.
   Перед глазами опять всплыл убитый пилот. Трент в отличие от него  не  был
ослеплен осколками стекла. И он должен во все глаза  смотреть  по  сторонам,
пока они спускаются вниз. Отметкой стал кусок  кремневой  гальки.  "Осталось
семь шагов", - подумал Трент. Его сознание как бы  отделилось  от  тела,  он
видел себя со стороны. Знакомое состояние - способность в  момент  опасности
отдавать  приказания  телу,  словно  оно  становилось  отдельным  существом.
"Пора", - подумал он и прыгнул к дереву. Не успев  ухватиться  за  него,  он
начал падать по другой траектории. "Не думай! Смотри!" - приказал  он  себе,
чтобы побороть желание закрыть глаза в страхе перед высотой.  Правым  бедром
он ударился о выступ скалы над кустами, ухватился за них и почувствовал, что
вырвал из камней. Тогда он вцепился в выступ скалы и распорол  себе  ладони.
Руки, казалось, вот-вот вывернутся из  суставов,  когда  он  на  сотую  долю
секунды повис на выступе, пытаясь ногами нащупать хоть какую-то опору.
   Изо всех сил оттолкнувшись от скалы, Трент попытался развернуться  спиной
к ней. Он переворачивался в воздухе так  долго,  что,  как  при  замедленной
съемке, увидел  тучи,  горы,  дальнюю  сторону  долины,  поляну,  хижину  и,
наконец, озеро, красное от  глины.  Он  подобрался,  как  тугой  мяч,  но  в
последний  момент,  испугавшись  того,  что  под  водой  могут  быть  камни,
повалился на бок. От удара перехватило дыхание, жидкая глина забила рот.  За
глиной шел слой грязи. Он смягчил удар, но  камни  надавили  на  ребра,  рот
открылся, и он снова глотнул жижи, ему залепило глаза.
   Выступ скалы закрывал его от Эла. Правая нога Трента  не  двигалась,  вся
правая сторона тела была разодрана и кровоточила. Значит, сломано  несколько
ребер, вопрос только в том, сколько.
   Эл, переговариваясь по рации с приятелями, должно быть, бежит сейчас вниз
по тропинке, по которой накануне Трент съезжал на мотоцикле. Трент посмотрел
на другую сторону озера. Даже если бы у него хватило сил  и  он  бы  поплыл,
выступ все  равно  перестал  бы  его  скрывать.  Он  стал  продвигаться  под
выступом, волоча по камням правую ногу. На голову обрушивались потоки воды с
камнями и гравием.
   Пятьдесят метров. Он  твердил  себе,  что  расстояние  совсем  небольшое.
Каждый раз, перехватываясь руками, он считал это за полшага. Он ободрял себя
тем, что через десять шагов можно будет  отдохнуть,  затем  приказывал  себе
пройти еще пять, и еще, пока не  сбился  со  счета.  Сквозь  шум  дождя  ему
чудился скрип шагов Эла по гравию. Он представил себе, как  в  него  попадет
пуля, как он будет уходить под  воду  и  она  заполнит  его  рот  и  легкие,
вытесняя из него последние капли жизни. "Собачья смерть". - подумал Трент.
   Слева открылся маленький пляж, где Марианна, наверное, играла в  детстве.
Он почувствовал под ногами гальку и, пошатываясь, вышел из воды. Взглянул на
поляну, вниз, в сторону хижины. Оставшихся четверых пока  не  видно,  но  Эл
совсем рядом. Трент рухнул на песок, подложив правую  руку  под  голову.  Он
лежал, не желая ни о чем думать. Испачканные глиной волосы закрывали глаза.
   Из кустов вышел Эл, увидел его и закричал от радости. Подошел к нему,  не
торопясь, качающейся походкой. Высокий, худощавый, беспощадный, он  не  стал
направлять "Калашникова" на Трента, потому что в этом не было нужды.  Гринго
ведь пришел конец. Чтобы убедиться в этом, он дважды пнул лежащего.
   - Готов, - сказал он в рацию.
   "Пора!  -  подумал  Трент  и   резко   выбросил   вперед   правую   руку.
Латиноамериканец  выронил  автомат,  руками  потянулся   к   горлу;   колени
подогнулись, и он медленно осел, с  застывшим  в  глазах  удивлением.  Трент
осторожно подполз, вытащил из горла матово-черный нож, вытер лезвие и  убрал
его в ножны, висевшие между лопатками.  Он  хотел  было  взять  автомат,  но
решил, что тот слишком тяжел. Под  веткой  большой  сосны  он  отыскал  свое
второе ружье, припрятанное с вечера. Во время  падения  Трент  потерял  один
патронташ, а в другом патроны слишком  разбухли  от  воды  и  не  входили  в
патронник. "Восемь выстрелов", -  подумал  Трент,  заставил  себя  встать  и
облокотился о сосну. Вряд ли они  появятся  все  вместе,  одновременно,  но,
видимо, это должно быть именно так.
   Он оказался прав: они шли группой, с автоматами в руках, смеясь и болтая,
как охотники, направляющиеся посмотреть на добычу после славной охоты.
   Трент  подождал,  пока  они  приблизятся.   Он   слишком   устал,   чтобы
беспокоиться о морали. Надо делать то, что следовало в этих обстоятельствах.
Он вышел из-за дерева и стал стрелять с бедра. Болью отозвались  разорванные
мышцы правой руки и плеча. Хорошо бы прихватить у них хотя бы  один  патрон,
но Тренту было уже не до этого. Он с трудом двинулся вниз по холму, даже  не
взглянув на трупы.  Ему  показалось,  что  вдалеке  он  видит  президента  с
Марианной, карабкавшихся ему навстречу.
   Говорить он не хотел. Он хотел спать. И лучше всего  -  на  чистых  белых
простынях в собственной постели, в своем коттедже на улице Хэмбл. Но он  тут
же вспомнил: коттедж продан, деньги положены на имя бабушки - матери отца, а
доход поступает на счет дома престарелых, где она целыми  днями  трясется  в
кресле-каталке - болезнь Альцгеймера. Продажа коттеджа и помещение  денег  в
банк было делом рук полковника Смита, ибо хозяин дома, Патрик Махони,  умер.
Трент устал от всего этого. Устал. Он не мог  больше  идти  и  повалился  на
редкую мокрую траву.
   Марианна первая подбежала к нему, и Трент позволил ей взять его ружье.
   - Они не обидели тебя? - спросил он.
   - Нет.
   - Нет... - повторил Трент. - Я так и думал, они не должны, -  добавил  он
и, подняв глаза, увидел  направленный  на  себя  ствол  своего  собственного
пистолета, который твердо сжимала рука президента.

Глава 12

   Новый порыв ветра, как гигантский пресс, прижал к земле верхушки деревьев
у подножия холма ниже хижины. В  небе  появился  небольшой  просвет,  сквозь
который блеснуло солнце. Солнечные лучи осветили почти сплошную стену дождя,
и через горы перекинулась радуга.  Затем  просвет  затянуло;  опыт  яхтсмена
Подсказал Тренту, что сейчас дождь станет косым из-за ветра.
   Трент видел, что палец президента тянется к спусковому крючку. Машинально
он прикинул силу дождя: старика качнет порывом ветра, и  в  этот  момент  он
сможет выбить пистолет у него из рук, оказав  ему  этим  любезность.  Но  он
слишком устал, чтобы заботиться об этом. Налетел порыв ветра и, хлестнув  по
щекам Марианны, вывел ее из шока. Она приставила ружье к животу деда.
   - Если ты что-нибудь ему сделаешь, я убью тебя. Правда убью, -  повторила
она, как непослушный ребенок.
   Решительность девушки потрясла старика.  Он  весь  разом  обмяк,  опустил
пистолет и повернулся к хижине. Он  шел,  покорно  опустив  плечи.  Все  так
знакомо! Трент хотел было крикнуть  что-то  ему  вслед,  но  оказалось,  что
сейчас он способен лишь на воспоминания. Воспоминания о своем отце, об  отце
того времени, когда он был  секретарем  жокей-клуба  государств  Персидского
залива. Тренту исполнилось тогда двенадцать. Матери стало плохо, и, насмерть
перепуганный, он  поехал  на  велосипеде  в  офис  отца,  располагавшийся  в
конюшнях. Войдя без стука, он увидел, что отец отрешенно  сидит  за  столом.
Трента навсегда  поразила  пустота  в  его  глазах  -  пустота,  сменившаяся
мольбой. Тренту хотелось рвануться к нему, броситься в его  объятия,  крепко
прижаться,  поцеловать,  сказать,  как  сильно  он   его   любит.   Хотелось
расплакаться, но слез не было. Ноги тоже  не  двигались.  Он  как  вкопанный
застыл, над головой хлопали лопасти большого вентилятора. Они стояли  совсем
рядом. В руке отца был револьвер...
   Сын развернулся и пошел к выходу. Его башмаки стучали по кафельному полу,
как маятник больших напольных часов в доме дяди. Почетного дяди.  Полковника
Смита,  награжденного  орденом  "За  боевые  заслуги",  орденом   Британской
империи. Военным крестом.  Дяди,  который  вышел  в  отставку  и  работал  в
каком-то секретном учреждении на  Кезн-стрит.  К  тому  времени,  когда  они
сблизились с полковником Смитом, Трент прочел  достаточно  книг  о  шпионах,
чтобы идентифицировать Кезн-стрит с военной разведкой.
   Трент спрятался от ребят  с  конного  двора  за  денником  и  сидел  там,
скорчившись, обхватив колени руками. Он до  сих  пор  помнил  запах  соломы,
свежего навоза и взмыленных лошадей. Он не плакал, он  просто  боялся  того,
что может сотворить отец.
   Трент не знал, как это называется, но понимал, что в этом случае  виноват
будет он, сын, потому что ничего не  сделал  и  не  сказал.  Он  ведь  хотел
что-нибудь предпринять, хотел обнять его, покаяться. Но у него не было слов.
Как можно принять то, что отец хотел бросить их с матерью! Значит, их  любви
ему недостаточно?! И это ощущение собственной малоценности делало расстояние
от двери до стола отца слишком огромным, чтобы его  преодолеть,  потому  что
сначала следовало преодолеть в себе мысль, что отец хотел  его  бросить.  Он
услышал выстрел.
   Трент поднял взгляд на Марианну. Дождь, стекавший  по  ее  лицу,  скрывал
слезы. Он хотел было обнять ее, утешить и снова  вспомнил  свой  собственный
страх.
   Трент сидел тогда за денником, крепко прижав к груди колени, и боялся что
вот-вот развалится на части. Он заставил себя отползти в  сторону,  в  угол,
облокотиться на стену, чтобы не шататься. Даже сейчас он не  мог  вспомнить,
кто нашел его и как, но помнил возвращение в Лондон. В аэропорту Бахрейна он
заложил руки за спину, когда мать"  хотела  дать  ему  с  собой  игрушечного
львенка, потому что понимал: согретый его теплом, он может потерять контроль
над собой и расплакаться. Он не позволил матери поцеловать себя.  Он  боялся
жалости  стюардессы  и  того,  что  она  начнет  его  утешать.   Управляющий
полковника Смита отвез его в "Хитроу". В доме полковника он чувствовал  себя
в безопасности - там он был гарантирован от проявления чувств, которые могли
бы нарушить его спокойствие.
   Теперь  полковнику  Смиту  легко  инструктировать  его  по  поводу  новой
легенды. Как будто для Трента последний год в Ирландии,  полный  постоянного
страха, был важнее этого краткого мига в офисе отца...
   Скорее бы дождь прекратился. Ни в нем, ни в ветре больше не  было  нужды.
Трент слишком устал даже для того, чтобы стряхивать воду с ресниц.
   - Там, в горах, человек. Связанный, - сказал он Марианне и объяснил,  как
найти Хосе. - Развяжи ему ноги. Ружье оставь мне. - Он не стал объяснять ей,
что ружье, из которого она целилась в деда,  не  заряжено.  -  Оно  тебе  не
понадобится. Он - профессионал.
   Трент понимал состояние Марианны. В молодости все с легкостью делится  на
плохое и  хорошее.  Когда  приходит  опыт,  границы  стираются,  и  осуждать
становится все труднее.
   Хосе  спускался  первым,  руки  связаны  за  спиной.  Он  брел  нетвердой
походкой,  спотыкаясь  на  каменистой  тропинке.  Марианна  шла   сзади   на
безопасном расстоянии. На плече, как бейсбольную  биту,  она  несла  тяжелую
палку. Одно лишнее движение - и она обрушит ее на  голову  Хосе.  Он  обошел
тела своих товарищей, оглянулся в сторону озера и у самой воды  увидел  труп
Эла.
   Трент  указал  на  землю,  и  латиноамериканец  сел  к  нему  лицом.  Они
симпатизировали друг другу. Оба  только  что  рисковали  жизнью,  но  теперь
адреналин отхлынул из крови,  и  наступило  знакомое  им  состояние  полного
физического расслабления.
   - Нам лучше побыть вдвоем,  если  ты  не  против,  -  обратился  Трент  к
Марианне.
   Она была против. Трент воспринял это как нежелание видеть деда. С  другой
стороны, именно страх за него заставлял ее сидеть здесь.
   - Может быть, мне придется угрожать и  выполнить  угрозу.  Очень  трудно,
когда кто-то смотрит. - Он  намекал  на  то,  что  юных  девушек  с  нежными
чувствами следует оберегать от сцен насилия, и она намеренно  повернулась  в
сторону трупов. - Не уходи далеко. - попросил Трент. - Вдруг понадобишься.
   Мужчины смотрели, как она двинулась в сторону  росшей  неподалеку  пихты,
села под деревом, облокотившись о ствол так,  чтобы  наблюдать  за  ними,  и
положила дубинку на колени.
   - Очень опасная малышка, - сказал латиноамериканец. - И такая красивая...
   Так же как Эл и те четверо, что нанимали его яхту, Хосе  говорил  немного
отрывисто, немного иначе, чем колумбийские головорезы Марио,  которых  Трент
принял с борта моторной яхты и перевез на берег. Еще одна часть  головоломки
встала  на  свое  место.  Мигелито,  хвастаясь,  вел  Трента  в   правильном
направлении.
   - Вы из Никарагуа?
   - Да, сеньор.
   - Значит, Луис - из контрас, - произнес Трент  таким  тоном,  словно  это
было очевидно и неважно.
   Хосе кивнул.
   - Мы все - контрас, сеньор.
   - Подготовленные американцами, - все так же безразлично продолжил  Трент.
- Я все понял, глядя на то, как эти шли по поляне.
   Оба невольно взглянули в сторону трупов. - Луис - наш команданте, сеньор,
- сказал Хосе.
   - У нас, солдат, трудная жизнь. И у тех, кого мы любим, - сказал Трент  и
посмотрел на Марианну. - У тебя есть дочь?
   - Пятнадцатилетняя, - ответил Хосе. - И двое сыновей:  одному  -  восемь,
другому - два...
   - Тебе повезло. - Он показал на убитых. - Друзья?
   - Коллеги. - Мертвые остались мертвыми. Очки в матче, который его команда
проиграла. Возможно, Трент добавит  его  к  остальным  -  это  дело  Трента.
Латиноамериканец ничего  не  мог  изменить,  важно  было  сохранять  чувство
собственного достоинства.
   "Смотрит в лицо без страха", - подумал Трент. Для арабов,  среди  которых
он провел детство, это тоже было  важным,  как  и  для  латиноамериканцев  и
народов Индокитая. Если тебе суждено умереть - умри, но как мужчина.  Многие
американцы, даже близкие Тренту, не понимали этого, что часто приводило их к
ошибкам  в  странах  "третьего  мира".  Трент  как-то  попытался   объяснить
специфику одному майору спецназа: рассказал о крестьянине-мексиканце.
   Местный землевладелец послал своих людей, чтобы  забрать  у  него  клочок
земли. Крестьянин знал, что его убьют, ему нечем было защищаться.  Все,  что
он мог сделать, это выпрямиться и плюнуть в  глаза  главарю.  И  без  страха
смотреть ему в глаза... "Чертов романтик", - прокомментировал тогда майор.
   - Девочку поразило предательство деда, - объяснил Трент Хосе.
   - Политики... - Латиноамериканец сплюнул на землю. - Все они свиньи.
   - В Африке, - сказал Трент, - нигерийцы рассуждают так: "Политики  -  это
люди, которые говорят: "Проголосуй за меня, и я стану важнее тебя"".
   Легкая улыбка тронула тонкие губы Хосе. Вдоль холма пронесся порыв ветра,
капли дождя ударили Тренту в лицо.  Хосе  дрожал  от  холода,  ему  хотелось
укрыться под навесом, но здесь у латиноамериканца не было покровителя. Трент
никуда не спешил.
   - У тебя есть сигареты?
   - В куртке.
   Потянувшись, Трент нашел пачку сигарет в нагрудном кармане Хосе.  Там  же
были и спички. Он снял с Хосе шляпу, стряхнул с нее воду, затем  прикурил  и
сунул сигарету ему в рот. Они молча курили, наслаждаясь покоем. Потом  Трент
спросил:
   - Ты сможешь выбраться из страны?
   - Бог знает. - Латиноамериканец заморгал от дыма, попавшего  в  глаза,  и
закашлялся.
   - Перед тем как уехать, мы развяжем тебе руки.
   Это было обещание без каких-либо условий, и Хосе так его и принял:
   - Благодарю.
   Трент взглянул на Марианну:
   - Она  заставит  его  сказать  правду.  Девушку  это  наверняка  огорчит,
возможно, даже причинит ей вред. В юности чувства...
   - Очень нежные, - продолжил Хосе.
   - Наша работа ставит нас в ситуации, в которые мы не попали бы по  своему
выбору, - заметил Трент. Говоря "мы" и "наша", он подчеркивал их альянс.
   Затем с трудом поднялся и постоял  так,  выпрямившись,  сдерживая  острую
боль в боку, намеренно преувеличивая степень своей слабости, чтобы  показать
Хосе, что, даже располагая информацией, он неспособен действовать.
   Глядя в землю, Трент усмехнулся:
   - Я должен попытаться освободить захваченных членов правительства.
   - Они в загородном доме.
   - С людьми Марио? - Помогая Хосе встать, Трент положил руку ему на плечо.
   - Да, с людьми Марио. У английского полковника, - тихо  добавил  Хосе.  -
Дом называется Пункт Английского Полковника.
   Трент кивнул.
   - Даже если меня схватят, никто не узнает, от кого получена информация.
   - За это тоже благодарю...
   - Ты не поможешь мне дойти до дома?
   Марианна догнала их. В одной руке она несла ружье, другой -  поддерживала
Трента. Они оставили Хосе под навесом для машины, снова связав ему ноги.
   В доме девушка осторожно сняла с Трента рубашку  и  забинтовала  раны.  В
спальне президента послышался щелчок спускового крючка, затем  другой,  звук
удара металлического предмета о дерево. Открывая дверь, Трент знал, что  ему
предстоит увидеть.
   Старик сидел за столом, уставившись в  бревенчатую  стену.  По  лицу  его
текли слезы. Он не плакал и не всхлипывал - слезы ручьями бежали  по  щекам.
Там, где  раньше  были  морщины,  залегли  глубокие  складки,  припорошенные
сединой. Вальтер Трента валялся на  полу  у  кресла,  на  ковре  лежали  два
патрона, из которых прошлой ночью Трент вынул порох.
   Трент поднял пистолет,  отсоединил  магазин,  вынул  из  него  оставшиеся
восемь патронов и вставил боевые патроны из коробки, лежавшей в кармане.
   - Прошу прощения. - Он хотел было положить руку на плечо  президента,  но
услышал, как вошла Марианна, и оглянулся. Глаза  ее  вновь  горели  яростью.
Трент попытался заслонить старика, хотя теперь не был  уверен,  кого  именно
оберегает. Он вывел ее обратно в гостиную и закрыл дверь.
   - Ты зарядил пистолет холостыми! Трент  кивнул,  глядя  на  то,  как  она
пытается разобраться в своих чувствах. Она слегка нахмурилась, на переносице
появились две вертикальные морщинки.
   - Значит, я не спасла тебе жизнь. - Она только что осознала, что ее  деда
заставило вернуться в дом  не  оружие,  а  внезапно  вырвавшееся  презрение.
Девушка подняла глаза. - Ты знал это прошлой ночью?
   - Подозревал, - возразил Трент. - Кто бы  ни  возглавлял  переворот,  ему
нужен был подставной  руководитель.  Ослабление  "холодной  войны"  изменило
ситуацию  и  здесь,  и  в  Латинской   Америке.   Чтобы   быть   признанным,
правительству необходима по крайней мере видимость легитимности. -  Все  это
было правдой, но говорить куда легче, чем испытывать то, что выпало на  долю
Марианны. - Прошу прощения, - сказал Трент, понимая,  что  повторяется.  Ему
надо было выполнять свою работу, надо было  пошевеливаться,  а  значит,  ему
пришлось бы снять с себя ответственность за Марианну.
   Его работа требовала умения разбираться в  чувствах,  которые  руководили
человеческими поступками. Жизнь Трента зачастую зависела от  точности  этого
анализа. Утешить ее было труднее, поскольку  злость  была  лишь  маскировкой
боли. Двадцатилетние девушки так ранимы! Ей нужно  было  выплакаться.  Трент
заставил себя посмотреть ей прямо в глаза. Она испытывала  почти  физические
страдания, губы ее дрожали, мокрые волосы повисли вдоль осунувшегося лица.
   Он обнял ее, рискуя быть отвергнутым. За те  секунды,  что  они  смотрели
друг на друга, Трент ощутил себя более уязвимым, и  Марианна  почувствовала,
что они поменялись ролями. Она прижалась к нему  и  уткнулась  лицом  в  его
грудь.
   Обнимая Марианну, Трент посмотрел на закрытую дверь за ее спиной и  опять
вспомнил своего отца: чувство  неполноценности,  заставлявшее  его  покупать
сыну и жене дорогие подарки  на  деньги  со  счетов  жокей-  и  поло-клубов,
которые следовало возвратить к концу месяца, чего никогда не получалось. Они
с матерью чувствовали себя виноватыми, принимая подарки. Виноватыми  за  то,
что отец пьет от отчаяния. И,  ожидая  неизбежного  позора,  они  ничего  не
говорили друг другу, словно молчание могло спасти положение.
   Старик в соседней комнате... Несостоятельный президент, объект насмешек в
своей стране, несмотря на голос в ООН. И все-таки  -  президент,  пытавшийся
оправдать надежды своих внуков и правнуков: обучение за границей, престижная
работа, квартиры, вещи, машины.  Слишком  легко  осуждать  почти  неизбежную
связь с коррупцией.
   - Попробуй не осуждать. - Трент легонько погладил ее по волосам.
   Марианна слегка отстранилась, глядя на него снизу вверх мокрыми  от  слез
глазами и шмыгая носом. Он поцеловал ее в  лоб,  затем  их  губы  слились  в
нежном поцелуе. Можно поцеловать,  думал  он,  прижимая  ее  к  себе,  можно
заняться сексом, но  все  это  бессмысленно  без  тех  слов,  которые  нужны
Марианне и были нужны  другим  женщинам  из  его  прошлого.  Неужели  он  не
произносил этих слов потому, что привык годами хранить тайны и  уже  не  мог
выйти из роли? Или он всегда был скрытным, и подобное качество  или  болезнь
привели к тому, что он был завербован? Что было вначале - курица или яйцо?
   - Я хорошо умею писать отчеты, - прошептал он в  ее  мягкие,  влажные  от
дождя волосы.
   - И убивать людей. - Марианна слегка улыбнулась и  высвободилась  из  его
объятий. Быстрая смена настроения - преимущество юности. - Я в порядке.
   - Точно?
   - Думаю, да. - Она шмыгнула носом. - У тебя нет носового платка?
   Он машинально  сунул  руку  в  карман  своей  промокшей  военной  куртки:
патроны, бечевка, нож.
   - Извини...
   - Понятно. Ну ничего. - Она вытерла нос рукавом.
   - Я должен  с  ним  поговорить.  -  Трент  посмотрел  на  часы.  -  Минут
пятнадцать...
   Дед  Марианны  был  президентом  уже  двадцать  лет,   а   до   этого   -
премьер-министром под британским колониальным правлением.  Встретив  твердый
взгляд старика, Трент подумал, что характер у него гораздо сильнее, чем  был
у его отца.
   - Я должен знать, как все это произошло, - без всякого  вступления  начал
он.
   А началось все с денег, что стали появляться на его  банковском  счете  в
"Чейз  Манхэттен",  -  сначала  довольно  небольшие  суммы.  Он  мог   тогда
успокаивать себя, что это результат недосмотра, ошибки в подсчетах.
   - Возможно, мне не следовало иметь банковских счетов, - сказал президент.
- Но это довольно удобно.
   Он потратил эти деньги. Большие суммы.
   - Пять тысяч долларов, десять тысяч.
   - За какой период? - спросил Трент.
   - За последний год...
   Когда поступили большие суммы, президент убедил себя, что  отступать  уже
слишком поздно и как-нибудь все образуется. От него ничего не  требовали,  в
контакт с ним не вступали.
   - Вы ведь знаете, как это  бывает.  Однажды,  во  время  полуофициального
визита в Лондон, после встречи с заместителем министра  иностранных  дел  он
возвратился в свой номер в отеле "Савой" и обнаружил, что с ночного  столика
исчезли семейные фотографии, которые он всегда возил с собой.  Кто-то  вынул
из гардероба один из двух его черных  чемоданов  и  поставил  на  гладильную
доску, открыв замки. Президент  заглянул  в  чемодан,  увидел  фотографии  и
надорванную подкладку. А под ней обнаружились пакеты с белым кристаллическим
порошком. Хотя старик никогда не видел ни  кокаина,  ни  героина,  он  сразу
понял, что это. Один из пакетов был открыт. Президент послюнявил палец,  как
детективы в кино, сунул в порошок. Кристаллики оказались горькими  на  вкус,
кончик языка онемел.
   Некоторое время президент стоял в  нерешительности,  понимая,  что  нужно
кому-нибудь позвонить,  но  кому?  И  как  объяснить  все  остальное?  Тогда
откроется  история  с  деньгами...  Очевидно,  тот,   кто   его   подставил,
сфотографировал чемодан с наркотиками, на которых лежат  снимки  его  семьи.
Старик представил себе завтрашние газеты...
   Трент понимал президента и даже немного ему симпатизировал. Он попался  в
капкан. Но кто поставил ловушку? Кто прошел по покрытому ковром коридору  со
свертком под мышкой? Постоялец отеля, знакомый с  его  порядками  и  имеющий
доступ к наркотикам или к тому, кто имеет доступ?
   Хотя Трент никогда  не  останавливался  в  отеле  "Савой",  он  знал  его
достаточно хорошо. Каждые школьные каникулы его водил туда  полковник  Смит.
Повзрослев,  Трент  иногда  обедал  в  Речном  зале  и  буфете,  выпивал   в
Американском баре. Еще одна часть головоломки встала на свое место, когда он
представил  себе  короткий  лестничный  пролет  из  вестибюля  в   буфет   и
Американский бар. В конце лестницы - магазин подарков, а напротив -  большая
витрина с  багажными  сумками,  обшитыми  декоративной  тканью,  на  которой
вытканы средневековые орнаменты с изображениями животных. У американца Стива
была именно такая сумка! "Теперь остается непонятной только связь", -  думал
Трент, сверху вниз глядя на президента.
   - Вы смыли пакеты в унитаз? Президент пристыженно кивнул.
   - Это было все, что я мог сделать. - Он попытался слабой  улыбкой  скрыть
смущение.
   "Поступок ребенка", - подумал Трент и почувствовал к старику  отвращение,
но скрыл гнев, вспомнив приятелей католиков  в  Северной  Ирландии,  которые
мотивировали свой отказ доносить в ИРА таким образом:
   "Они тоже католики, парень, ты ведь знаешь, каково это..." Они  ссылались
на католицизм, оправдывая свое малодушие и  отдавая  страну  на  растерзание
жестоким головорезам.
   - Что вы  сделали  с  чемоданом?  -  Трент  знал:  президент  даже  самой
маленькой страны находится под постоянным наблюдением охраны.
   Старик рассказал, что провел  час  в  магазине  "Фойл"  в  поисках  книг,
которым  обрадовалась  бы  Марианна.  Когда  выдался  свободный   день,   он
отправился на поезде в Кембридж, где Марианна слушала Летний курс, и взял  с
собой чемодан с книгами. Полицейскому из отдела  дипломатической  охраны  он
сказал, что весь день проведет с внучкой. Затем, сделав вид, что  передумал,
сел на более ранний лондонский поезд и по  пути  оставил  чемодан  в  камере
хранения на станции Чаринг-Кросс.
   - Я убедился, что на нем не было отпечатков пальцев. - Старик улыбнулся.
   "Думает, что я похвалю его за сообразительность", - подумал Трент.
   Перед переворотом президент так же  анонимно,  как  деньги  и  наркотики,
получил инструкцию переночевать в субботу в своем доме в горах и  оставаться
там, пока его не заберут.
   Вот и вся история. Теперь президент ждал. Трент понимал,  что  у  старика
нет шансов выпутаться. Если бы не удалось с наркотиками, они добрались бы до
него каким-нибудь другим путем.  Глупый,  алчный  старик,  который  в  конце
концов так испугался, что в отчаянии решился на последний  шаг:  сначала  на
убийство, а потом на самоубийство.
   Трент не стал его осуждать.
   - Я пообещал Марианне, что не причиню вам вреда, сэр. - Он  слегка  пожал
плечами. - Если я останусь в живых и мне придется писать отчет, о вас там не
будет ни строчки. Благодарить меня не за  что,  -  быстро  продолжил  он.  -
Марианну я возьму с собой. Если вы захотите утром  прогуляться,  то  найдете
заводную ручку к одному из полицейских "лендроверов". Она привязана к дереву
километрах в шестнадцати ниже по дороге.

Глава 13

   Трент  сидел  рядом  с  сиденьем  водителя  в  полицейском  "лендровере",
пристегнувшись ремнем, и смотрел,  как  Марианна  управляет  машиной.  Дождь
превратил грунтовую дорогу в болото, через которое автомобиль продвигался на
маленькой скорости. Колеса буксовали в жиже, наезжали на камни, по ветровому
стеклу щелкали "дворники". Там, где ветер прошелся по лесу, вырывая с корнем
деревья, остались огромные просветы, сквозь которые виднелись  острые  белые
обломки стволов. На прогалинах и над дорогой, как воздушные  змеи,  носились
сорванные листья. Сквозь стук дождя по алюминиевой крыше  "лендровера",  шум
мотора и скрежет колес Трент с Марианной слышали  рев  вышедшей  из  берегов
реки и грохот камней и деревьев, несущихся по ней.
   Горная дорога, спускавшаяся от хижины президента, у самого  подножия  гор
пересекалась с грунтовой. До того как было построено шоссе, грунтовая дорога
была основной в Бельпане. Она шла параллельно новому шоссе и  соединялась  с
ним проселками, спускавшимися от стоянок лесорубов, редких плодородных долин
и плато, подобных тому, на котором стоял дом президента. Некоторые из  таких
проселков после пересечения с грунтовой дорогой и шоссе вели через болота  и
лагуны Бельпана к рыбацким деревням, одолеваемым комарами и спрятанным среди
мангровых  лесов  на  побережье.  После  постройки  шоссе  грунтовую  дорогу
забросили, стараясь избежать лишних расходов. Но участок длиной  восемьдесят
километров, который вел к Бельпан-Сити, заасфальтировали еще раньше. Как раз
с этого асфальтированного участка и начинался поворот к  Пункту  Английского
Полковника, который находился километрах в тридцати к северу от столицы.
   Так как шоссе было  по  крайней  мере  в  одном  месте  разрушено,  Трент
собирался ехать по грунтовой  дороге.  При  нормальных  обстоятельствах  они
преодолели бы это расстояние  меньше  чем  за  три  часа.  Теперь  же  Трент
сомневался, что они вообще смогут добраться.
   Люди Луиса наверняка уже заняли  центральную  телефонную  станцию,  чтобы
контролировать связь с внешним миром; внутреннюю же связь  разрушил  тайфун.
Трент собирался отправить Марианну на "лендровере" в Бельпан-Сити в  надежде
на то, что ей удастся добраться до Британской верховной комиссии. С  помощью
Марианны, хотя она и возражала, считая, что он сейчас не в  состоянии  вести
мотоцикл, Трент засунул его в багажник "лендровера": вдруг дорога  перекрыта
или непроезжая?
   Мигелито хвастался, что они убьют министров. "Мы собираемся сажать  их  в
одну большую дыру" - так этот коротышка,  любитель  кокаина,  объяснял  свои
намерения. Но Хосе полагал, что они живы. Если и так, то их жизни не  дороги
организаторам  переворота,  потому  что  существует  постоянный  риск,   что
кому-нибудь из них удастся сбежать и организовать сопротивление. А  "главный
гринго", по словам  Мигелито,  был  человеком,  который  никогда  не  станет
рисковать понапрасну.
   Трент предполагал, что отсутствие  президента  сдерживает  переворот.  Ни
президент, ни Хосе не знали, какая ему была отведена роль. Видимо,  главная,
поскольку тогда он не только сохранит видимость  управления  правительством,
но и повысит свой авторитет в мире.
   Трент никогда не верил в интеллект наркобаронов. Их  несметные  состояния
были построены на запугивании, убийствах, взятках  и  принуждении.  Все  эти
средства использовали организаторы и исполнители переворота. Но он не мог не
заметить здесь  и  утонченного  замысла:  задолго  спланированная  операция;
понимание необходимости легитимности, для  чего  и  был  организован  подкуп
президента;  привлечение  газет,  организация  ряда  статей  в  американской
прессе, вопросы в палате представителей и  в  сенате,  принесение  в  жертву
самолетов с пилотами. И наконец, присутствие в Бельпане самого  Трента.  Два
месяца ему понадобилось, чтобы добраться до места,  и  еще  семь  он  провел
здесь. Прибавить еще два месяца переговоров, прежде чем выбор пал на него, и
становится ясно, что полковник Смит знал о перевороте с самого начала.
   Интересно, почему выбрали именно его? Почему  ЕС  действует  оперативнее;
чем американцы, хотя Бельпан входит в сферу интересов США?  Теперь  понятно,
что выбор пал на него без  учета  того,  что  он  работает  на  определенную
организацию, только потому, что это именно  он.  Существовала  тайная  связь
между переворотом, Стивом, полковником, Каспаром,  убийством  дона  Роберто,
фотографией, его назначением в Бельпан. Просто невероятная жестокость...
   Трент застонал от боли, когда Марианна резко  затормозила  и  "лендровер"
развернуло перед высоким тополем, перегородившим дорогу. Это было  четвертое
дерево, которое следовало спилить.  Из-за  ран  Трента  пришлось  выработать
особую последовательность действий. Марианна разворачивала машину так, чтобы
лебедка, находившаяся спереди, была направлена в сторону склона.  Раздевшись
до нижнего белья и завернувшись в пончо, они затем выходили под дождь.
   Сейчас, заправив пилу бензином и маслом, Трент стал  распиливать  боковые
ветви на куски приемлемой длины, а Марианна отнесла вниз по склону проволоку
и блок. Закрепила проволоку вокруг ствола кедра и вернулась  к  "лендроверу"
за тросом лебедки, продела его через  блок  и  прикрепила  к  нижнему  концу
ствола, загородившего проезд. Трент оттащил  в  сторону  еще  одну  ветку  и
обернулся.
   С веревкой в руке девушка карабкалась вверх  но  холму,  чтобы  привязать
машину к дереву. Она скользила по грязи, руки были изрезаны тросом и острыми
как бритва листьями подлеска.
   Доблесть - старомодное слово, подумал Трент, но ей подходит.  Он  отпилил
еще шесть ветвей, выключил пилу, положил на землю и стал оттаскивать ветви в
сторону. Вдруг его пронзила такая острая боль, что перехватило  дыхание.  Он
плюхнулся в грязь, не в силах пошевелиться.
   Марианна соскользнула с холма и проехала оставшиеся несколько  метров  на
спине. Пончо слетело, зацепившись за ветку. Волоча его за собой, она подошла
к Тренту, с тревогой глядя на мужчину. Казалось даже, что она плачет, но нет
- просто капли дождя стекали по ее щекам.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросила она.
   Трент попытался улыбнуться.
   Не замечая грязи, она уселась рядом, взяла  его  руку  в  свои  ладони  и
раскрыла ее, словно пытаясь угадать его судьбу.
   - Ты убиваешь себя.
   - Спасибо, - отозвался Трент. Он представил себе,  что  на  него  смотрит
полковник Смит.., как Бог на облаках, карающий  Бог  Ветхого  Завета,  но  в
панаме и с зонтиком.., и в ужасных носках. Трент невольно улыбнулся, но  тут
же  сморщился  от  боли.  Интересно,  засмеется   ли   Марианна,   если   ей
рассказать... Она ведь не знает полковника Смита, разве  что  на  фотографии
видела, там он молодой.  Она,  наверное,  удивится,  если  сказать,  что  он
считает ее мужественной. Он успокоился  и  сосредоточился,  чтобы  выровнять
дыхание и остановить боль. Порыв ветра закрутил вокруг  них  мокрые  листья.
Марианна сжала его руку:
   - Я, наверное, буду юристом.., или налоговым инспектором.
   - Ты станешь занудой.
   - Не стану. - Она положила голову ему на плечо. - Сколько еще до дороги?
   - Километров восемь, - прикинул Трент. - Сорок пять минут.
   Ясно, что на их пути может быть в десять раз больше поваленных  деревьев,
чем они уже убрали, возможно, сорван мост. Проложенная лесорубами дорога шла
по краю длинного горного хребта. Но  ручьи,  пересекавшие  ее,  невелики,  а
мосты построены с таким расчетом, чтобы выдерживать  тяжелые  трактора.  Так
что не стоит отчаиваться.
   Трент поднес руку Марианны к губам:
   - Надо ехать.
   Она помогла ему подняться, и он снова включил бензопилу. Он  отпилил  все
сучья, но в боку у него  страшно  закололо.  Марианна  оттаскивала  ветки  в
сторону. Через полчаса все было готово для  того,  чтобы  стащить  дерево  с
дороги лебедкой. Дерево поехало, покачалось мгновение  на  краю  и  полетело
вниз по склону, как огромное стенобитное орудие.
   Они счистили с себя грязь,  забрались  в  "лендровер",  вытерлись  насухо
полотенцами  и,  слишком  обессиленные,  чтобы  стесняться   своей   наготы,
переоделись.
   Марианна  вела  машину  еще   полтора   километра,   пока   не   пришлось
остановиться, чтобы убрать с дороги камень. Затем - еще одно дерево.  Вскоре
стало смеркаться. Девушка хотела включить фары, но Трент  остановил  ее.  Он
вдруг осознал замысел переворота, но дошел до этого не путем анализа, а  как
бы поставив себя на место отрицательного героя-организатора.
   Чувство знакомое Тренту. Но он всегда ощущал стыд и  неудобство,  как  бы
понемногу срастаясь с маской, которая завладевала им  так,  что  приходилось
делать усилие, чтобы отделить чужое от своего. Он иногда спохватывался,  что
его собственной личности уже  нет,  что  он  превратился  в  крикетный  мяч,
который полковник Смит делает и переделывает заново, переплетая волокна луба
так, чтобы это отвечало его целям.
   Трент  велел  Марианне  остановиться,  напомнив,  что  после  прекращения
вырубки леса этой дорогой пользовались только  президент  и  его  гости.  На
месте организаторов переворота он бы подстраховался  и  устроил  засаду,  не
доезжая до пересечения  с  грунтовой  дорогой.  Поваленного  дерева  и  пары
человек, вооруженных автоматами Калашникова, хватит с лихвой.
   Марианна слушала,  не  глядя  на  Трента.  Входила  в  роль,  которую  ей
предстояло сыграть.
   - Зачем? - спросила она. L - Я не смогу справиться в одиночку.
   - Я не это имела в виду.
   - А я это, - сказал он.
   - Ты что, хочешь погубить себя? А ведь только сегодня утром  он  был  для
нее убийцей...  Трудно  понять  подобное  изменение  его  статуса  в  лучшую
сторону. Девушка легла на руль подбородком.
   - У тебя даже имени своего нет. Ведь мать не называла тебя Трентом. - Она
вытерла нос тыльной стороной ладони и, не поднимая глаз, взяла его за  руку.
- Я тебя ненавижу... Если ты скажешь "извини",  я  завизжу,  -  предупредила
Марианна.
   - Это все из-за  переделки,  в  которую  мы  попали,  -  произнес  он.  -
Опасность действует на нервы.
   Выйдя под дождь, Трент  немного  вытащил  из  багажника  мотоцикл,  чтобы
задняя дверца не закрывалась, и повернул выключатель освещения салона...

***

   Марианна ехала с включенными фарами и фонарями на  крыше.  Задняя  дверца
хлопала и скрежетала на каждом  ухабе.  За  поворотом  она  увидела  дерево,
съехав вниз, дала задний ход и резко нажала на  тормоза.  Машину  развернуло
боком к преграде, задние колеса остановились у  самого  края  дороги,  дверь
широко распахнулась. Девушка тут же включила свет  в  салоне.  Если  за  ней
наблюдают, сразу видно, что она - одна.
   "Прикинься беззащитной. - учил ее Трент. - Ты одна на  горной  дороге  и,
естественно, испугана. Не выключай фонари на крыше,  освети  фарами  верхнюю
часть преграды, прежде  чем  выйти  из  машины.  Возьми  с  собой  карманный
фонарик. Если кого-нибудь увидишь, приложи руку ко рту, словно ты до  смерти
напугана, и визжи".
   Марианна осветила фарами  конец  дерева,  лежавший  на  склоне,  включила
фонарик и вышла из машины. Она дала им время разглядеть,  что  безоружна,  и
завернулась в пончо. Дождь ударил ей в лицо. Она шмыгнула носом, вытерла его
и пошла к дереву, освещая  его  лучом  фонарика.  Трент,  давая  инструкции,
предупреждал, что они  могут  использовать  для  засады  дерево,  поваленное
ураганом.
   Марианна прислушалась к шуму дождя и  ветра  в  ветвях  деревьев.  Больше
никаких звуков. Вряд ли  это  засада.  Но  даже  если  и  так,  им  придется
распиливать дерево и стаскивать его с дороги. А потом будет еще одно дерево,
и еще одно. Если же они когда-нибудь и доберутся до главной  дороги,  мостов
наверняка не окажется. Внутри у нее что-то оборвалось. Она ударила по стволу
ногой, подпрыгнула от боли, зацепилась другой ногой за ветку и упала прямо в
лужу.
   Раздался мужской смех.  Никакого  актерства  не  понадобилось:  Марианна,
зажав рот рукой, завизжала от страха.
   Он выпрыгнул из темноты бесшумно, как  кошка,  крадущаяся  к  птице.  Его
прорезиненное пончо блеснуло в лучах фар -  полицейская  форма  цвета  хаки,
высокие ботинки.
   Низенький, коренастый. Марианна взглянула ему в глаза, похожие на гладкие
черные камни, и застыла от ужаса.
   Мужчина поставил ботинок ей на грудь, вдавил ее в грязь и распахнул  полы
ее пончо стволом автомата. Губы раскрылись в насмешливой улыбке.
   Марианна беспомощно лежала на земле. Капли дождя, ударявшие ее  в  грудь,
были такие холодные, что она почувствовала,  как  под  этим  душем  делаются
упругими соски.
   "Их будет двое, - предупреждал Трент. - Один, на холме, будет  прикрывать
того, кто на дороге. Сначала я уберу того,  кто  на  холме.  Говори  громче.
Надо, чтобы он высунулся, прислушиваясь к твоим словам".
   - Там случилась авария, - выпалила Марианна. - Наверху, на дороге. Второй
"лендровер"... Мой дедушка. Пожалуйста... - Она перешла на испанский язык. -
Авария. - Слова застревали у нее в горле. Она попыталась  сглотнуть,  но  во
рту пересохло.
   "Притворяйся беспомощной", - говорил ей Трент. Как ей хотелось закричать,
позвать его на помощь.
   Трент лежал с закрытыми глазами, откатившись метра на три вниз по склону.
Его закрывала открытая дверца "лендровера"; свет фар должен вывести из строя
прибор ночного видения у тех, кто был в засаде. Все так, как он спланировал.
Только в его планы не входило ударяться  сломанными  ребрами  о  дерево.  Он
размазал грязь по лицу. Раздался крик Марианны. Он достал из кармана  темные
очки и надел их. От боли на глазах,  мешая  смотреть,  выступили  слезы.  Он
сморгнул и снова открыл глаза. "Авария", - донеслось до него. Затем  тишина.
Надо было подняться по склону и перебраться через дорогу. Он вытянул  вперед
руку, нащупал сломанные ветки. Пальцы впились в грязь. Он пополз  на  животе
вверх по склону, от  боли  на  глазах  снова  выступили  слезы.  "Только  бы
Марианна продолжала говорить", - молил он, снова вытягивая руку.
   - Президент. Второй "лендровер". Река... - пыталась Марианна  перекричать
рев реки. От страха перед глазами крутились темные круги. Мужчина навис  над
ней, насмешливо ухмыляясь. "Как чеширский  кот",  -  подумала  она,  пытаясь
спрятаться  хотя  бы   за   детскими   воспоминаниями.   Она   почувствовала
прикосновение холодного ствола автомата, задравшего ей юбку.
   - Маленькая шлюха, - сказал мужчина и плюнул ей в лицо.
   Она завизжала.
   "Не смотри!" - приказал себе Трент, переползая дорогу.
   - Шлюха! - повторил мужчина. - Говори правду, или умрешь!
   Он ткнул ее стволом автомата, и она взвизгнула, как побитая собака.
   - Клянусь вам! Сеньор, пожалуйста, я прошу вас...
   - Проси, - ухмыльнулся тот. Носком  ботинка  он  перевернул  Марианну  на
живот, поставил ей ногу на шею и вдавил лицом в, грязь.
   И вдруг ее охватил порыв ненависти. Словно этот человек разворошил  груду
тлеющих углей, и искры  прошли  сквозь  ее  вены,  вызывая  прилив  гнева  и
отвращения. Она напряглась и приподняла лицо, чтобы можно было дышать. Грязь
прилипла к губам, забила ноздри. Ей не было нужды звать Трента. Она  ощущала
его присутствие здесь, в темноте, и сдержала порыв ненависти, чтобы он  смог
отомстить. Мужчина убрал ногу. Она встала на  колени,  повернувшись  к  нему
лицом, и так и стояла перед ним с мольбой в глазах. Она схватилась  за  край
футболки и сняла ее. Взглядом предложила себя  бандиту,  понимая,  что  тот,
второй, тоже увидит это.
   Распластавшись на животе, Трент осматривал склон холма, пытаясь  заметить
какое-нибудь движение. Из кустарника за поваленным  деревом  вдруг  поднялся
человек. Трент так и думал, что их двое. Он сунул очки в  карман  и,  встав,
расставил ноги для большей опоры. Мужчина стоял на виду, как мишень в  тире.
Прогнав  боль,  Трент  немного  присел,  напружинив  мышцы  ног,  вальтер  в
вытянутых руках окаменел.  Мушка  поймала  грудь  мужчины,  палец  нажал  на
спусковой крючок один раз и второй, когда мужчина  пошатнулся.  Ноги  Трента
оставались неподвижными, а сам  он  повернулся.  Тот,  что  был  на  дороге,
прыгнул в сторону; Трент сначала выстрелил ему в руку, что держала  автомат,
а затем в затылок, и мужчина медленно повалился на  землю.  И  только  тогда
Трент позволил себе посмотреть на Марианну. Она стояла на коленях,  по  пояс
голая, в грязи, сжимая в руках свою футболку.
   Трент съехал по склону, снял с себя куртку, набросил ее на плечи Марианны
и встал перед ней на колени. Он обнял девушку, чувствуя ее дрожь,  осторожно
подняв с земли,  прижал  к  себе  и  стал  шептать  ласковые  слова,  словно
успокаивая норовистого жеребенка. Гладя  Марианну  по  голове,  повел  ее  к
"лендроверу", чтобы укрыться от дождя.
   Но она не хотела уходить.
   Высвободившись из объятий Трента, она  оглянулась  на  труп,  лежавший  в
грязи. И Трент вдруг понял, что ей хочется запомнить, зафиксировать в памяти
все детали...
   Надо что-то сделать. Марианна чувствовала, что  ненависть  и  страх  вмиг
покинули ее, и она осталась опустошенной. Девушка снова прижалась к  Тренту,
вбирая в себя тепло его тела.
   - Я схожу за пилой, - сказал он.

Глава 14

   Грунтовая дорога пересекала реку под прямым  углом.  Поваленные  деревья,
унесенные течением, застряли у моста и лежали грудой, похожие на те плотины,
что строят бобры. Через некоторое время после того  как  по  мосту  проехали
люди Луиса, чтобы забрать президента из его хижины, под  напором  воды  мост
полетел  со  свай.  Поток  обрушился  на  пролет,  лишенный   опоры,   бетон
разрушился, и дорога, покрытая щебенкой, как бы переломилась на  две  части.
Прямое попадание бомбы принесло бы меньше разрушений.
   Они покинули место засады, за руль сел Трент. Хотя на грунтовой дороге  и
встречались рытвины, но по сравнению с тем, что они преодолели, спускаясь  с
гор, дорога казалась ровной, словно крышка  рояля  "Бехштейн"  в  доме  дона
Роберто. Марианна свернулась калачиком  и  уснула,  положив  голову  ему  на
колени. Трент направил свет фар вверх по реке, туда, где она поворачивала  в
сторону дороги. Река все еще с ревом терзала остатки  перекрытий,  но  дождь
уже прекратился, и уровень воды немного спал.
   Трент не стал будить Марианну, а взяв лебедку, двинулся вверх по течению,
за поворот. До зарослей кустарника на дальнем берегу, по его подсчетам, было
метров двадцать. Бросив толстую палку на середину реки,  он  стал  смотреть,
как ее  сносит  течением.  Сорок  секунд  до  середины  изгиба.  Опасно,  но
возможно.
   Вернувшись к "лендроверу", Трент достал монтировку, ножной насос, домкрат
и крестообразный гаечный  ключ,  разобрал  запаску,  выпустил  воздух,  снял
покрышку, чтобы вынуть камеру, накачал ее и  оставил  в  "лендровере".  Сняв
колпак заднего правого колеса, привязал к нему веревку и снова пошел вверх.
   Набрав с полдюжины камней, Трент стал бросать их  в  заросли  на  дальнем
берегу. Определив расстояние, сложил веревку в бухту и мысленно прикинул вес
колпака. Первый бросок был неудачным - колпак зацепился за верхушки деревьев
и повис на них. Второй раз Трент не докинул, но в третий раз угодил прямо  в
развилку дерева. Всем своим весом он натянул веревку - вроде бы  держит.  Он
подергал веревку вверх-вниз - полный  порядок.  Тогда  Трент  обошел  вокруг
дерева, туго натянул веревку, чтобы за нее не зацепилось ничего из того, что
несло течением, и закрепил двойным морским узлом. Смотав остаток  веревки  в
бухту, он некоторое время смотрел на  поверхность  реки:  несло  в  основном
сломанные ветки и небольшие кусты.
   Он вернулся к машине, думая  о  Марианне.  В  "лендровере"  ей,  конечно,
безопаснее, но сама она будет чувствовать себя спокойнее, если тоже пойдет к
Пункту Английского Полковника. Ожидание слишком тяжело.
   Трент тихонько разбудил ее и обнял, пока она просыпалась.  Девушка  молча
слушала объяснения Трента, потом, высвободившись из  объятий,  взглянула  на
быстрое течение.
   - Я с тобой. - Она перевела взгляд на Трента. - Так будет всегда. Я  имею
в виду - нас...
   Он подумал, хорошо было бы  снова  обнять  ее.  Но  это  не  его  путь  и
несправедливо по отношению к девушке.
   - Думаю, министры еще живы, - сказал он, - и мне удастся их освободить.
   - Я пойду с тобой.
   - Через реку - да, но не к дому. Я сделаю это сам.
   - Я знаю. Это твоя работа. - Она была слишком измотана, чтобы  вложить  в
слова злость или горечь.
   - Прости меня.
   Трент завел мотор. Свернув с дороги и съехав в кювет, он направил  машину
вдоль берега  реки,  к  повороту.  Пока  он  приподнимал  машину  домкратом,
Марианна сидела на корточках  на  берегу  и  смотрела  в  воду.  Сняв  почти
спустившее колесо, он выпустил воздух, вынул  камеру  и  снова  накачал  ее,
потом разрезал веревку, закрепленную морским узлом, привязал  один  конец  к
камере, затем конец  запасной  веревки  -  к  дереву,  чтобы  ее  не  унесло
течением, а другой конец - ко второй камере.
   - Готова? - спросил он у Марианны. Она кивнула.
   - Прыгай так далеко, как только сможешь. Веревка  будет  действовать  как
маятник, и течением тебя отнесет на дальний берег. - Понятно.
   Он не стал больше ничего ей объяснять  -  ведь  она  смотрела  на  ветки,
которые несло потоком, уже минут  пять  и  все  понимала.  Трент  принес  из
"лендровера" два пончо, свернул их.
   Мимо проносило сломанную ветку. Толстую, тяжелую, с острыми концами.
   Трент протянул Марианне камеру, и она ступила внутрь, не поднимая глаз.
   - Раскачайся, насколько сможешь. Закрой лицо пончо.
   Она выхватила пончо  и  прыгнула  так  быстро,  что  Трент  не  успел  ее
остановить. Он видел, как  ее  подхватило  течение.  Веревка  зацепилась  за
что-то посередине реки.  Трент  взглянул  вверх  по  течению.  В  свете  фар
"лендровера" просматривался торчавший из воды  тупой  конец  дерева.  Острый
обломок ствола выглядел как связка ножей мясника.
   Дерево зацепится за веревку, и Марианна попадет под  зазубренный  тяжелый
таран. Трент представил, как острый  обломок  ствола  вонзится  ей  в  лицо,
выдавит глаза. Кричать бессмысленно - рев реки заглушит даже звук трубы.
   Трент схватил вторую камеру и бросился в реку. Оказавшись в воде, он  тут
же поплыл. Он не думал, что успеет, но течение понесло  дерево  к  нему.  Он
схватился за ветку, немного подтянулся и надел камеру на зазубренный обломок
ствола. Камера вот-вот лопнет или порвется веревка. Ухватившись за ветки, он
подтянул к себе дерево так близко, насколько позволяла  веревка,  и  накинул
петлю на обломанный конец ветки. Другой веткой его хлестнуло  по  лицу.  Еще
мгновение - и дерево закрутится в бешеном водовороте, ветви затянут Марианну
под воду, и у нее не останется шанса на спасение.
   Трент, подтянувшись, закрепился между  ветвями  дерева.  Надо  попытаться
превратить свое тело в руль и направить дерево к дальнему берегу. Течение же
развернуло верхний конец ствола в сторону "лендровера". Валы  перекатывались
через голову  Трента.  Веревка  удерживала  дерево,  действуя  как  маятник.
Толстый конец ствола отошел от дальнего берега, и теперь река  свободна  для
Марианны. Неожиданно давление ослабло - порвалась  веревка!  Но  дерево  уже
развернулось. Течение опять несло его к середине реки. Одна ветка  ушла  под
воду, подминая под себя Трента. Он стал пробираться по ней ближе  к  стволу,
сам не зная зачем. Дерево снова перевернулось, и голова Трента показалась из
воды.
   На секунду он увидел дальний берег. Марианна, открыв  рот,  уцепилась  за
какой-то корень. Трент понял, что она зовет его. Но дерево быстро неслось  к
обломкам моста, и мужчина чуть не закричал от ужаса -  он  представил  себе,
как стальная арматура вонзается в его тело. Ствол зацепился  за  что-то,  на
минуту его вытолкнуло из воды, но река тут же  освободила  ствол  и  понесла
дальше. Еще двадцать метров - и показалось другое дерево.  Его  тоже  тащило
течением, но оно не было полностью погружено в воду. В голове мелькнуло, что
река наверняка несет  обломки  стволов,  которые  могут  проткнуть  его;  он
отцепился от "своего" дерева и отдался на волю волн. Что-то  ударило  его  в
живот, отозвавшись болью в ребрах, легких. Он отчаянно пытался зацепиться за
плывущий мимо ствол, чувствуя, что срывает ногти. На  секунду  он  встал  на
ствол и нырнул в сторону берега, который  был  уже  совсем  близко.  Удалось
ухватиться за какую-то ветку, но, ничего не видя от боли, он готов  был  уже
сдаться. Течение развернуло его параллельно берегу, и ноги ткнулись в грязь.
Из последних сил Трент выбрался под деревце, за ветку которого  держался,  и
упал, не чувствуя ничего, кроме боли.

***

   Из бессознательного состояния Трента  вывели  отчаянные  крики  Марианны.
Осматривая берег реки, она пересекла главную дорогу, громко  повторяя:  "Где
ты?" - словно стараясь убедить себя в том, что он жив, только надо поискать.
   Позади ревела река. Он лежал в кустах, ощущая  на  лице  грязные  брызги.
Встав на колени, он пополз от берега, не отвечая ей, но острая боль в правой
руке заставила его подняться на ноги.
   -  Сюда!  -  крикнул  Трент  и,  прихрамывая,  пошел  ей   навстречу   по
заболоченному лугу. До поворота к Пункту Английского Полковника  было  около
полутора километров, но теперь он сомневался, что ему удастся их пройти.
   Марианна остановилась в метре от него, если она взволнованна,  он  просто
ее  обнимет.  И  тогда  уже  будет  не  в  силах  двигаться.   Трент   вдруг
почувствовал, что готов расплакаться. Но нет - он слишком стар для этого. Он
попытался вспомнить, когда плакал в последний раз. Слез не  было,  когда  он
спрятался за денником, зайдя перед этим в кабинет  отца,  не  было  и  после
того, как услышал выстрел. И он не плакал, когда полковник  Смит  сообщил  о
смерти матери; он  не  чувствовал  боли,  а  только  пустоту  и  безысходное
отчаяние. "Усталость, - подумал он, - весело подшучивает над людьми".
   - Привет, - сказал Трент. Марианна не ответила, и он продолжил:
   - Хорошо, что с тобой все в порядке. - Он посмотрел на часы. - Пора снова
в путь. Солнце сядет через пару часов, а я хочу добраться до них засветло.
   - Нет, - возразила она. Он чуть было  не  спросил:  "Что  -  нет?"  -  но
вовремя спохватился.
   - По-моему.., ты в игрушки играешь, - сказала она, словно отвечая на  его
слова.
   Марианна подошла к нему и, подняв руки, ухватилась за его куртку, и Трент
понял, что сейчас она признается ему в любви.
   - В последние восемь месяцев, - тихо проговорил он, - я был яхтсменом  по
имени Трент. А через месяц я, может, стану Ибрагимом Мухаммедом, у  которого
три жены и  две  дюжины  детей..,  или  Пеле,  барменом  баре  для  голубых,
полночным красавцем в шелковой рубашке.
   - Я чувствую себя в безопасности... - начала Марианна, затем  усмехнулась
и закусила губу, словно испугавшись, что у нее начнется истерика.
   - В безопасности? - переспросил Трент. Это слово было самым  неподходящим
для определения тех двух дней, что они провели вместе.
   - С тобой, - продолжала Марианна. - Ты понимаешь, что я имею  в  виду.  -
Она прижалась щекой к его груди. - Ты такой трус.
   Он развернул девушку в сторону дороги, слегка опершись на ее плечо.
   - Ты только помоги мне пройти поле,  -  сказал  он.  -  А  на  гудроне  я
справлюсь сам.

***

   Потребовался почти час, чтобы преодолеть полтора километра до поворота  к
Пункту Английского Полковника. Дважды приходилось останавливаться  и  ждать,
пока Трент преодолеет боль. Он даже порой подумывал оставить эту затею. Тучи
разошлись, на небе появились звезды. Ветер стих. Теперь он  был  не  сильнее
легкого бриза, и только это заставляло Трента продолжать путь.
   Они остановились, не доходя сотни метров до поворота.
   - Не знаю, как ты доберешься до города, - сказал Трент. - Но  тебе  ничто
не грозит. Ты - крестьянская девушка. Твоему мужу на ногу упало дерево, и ты
замазала ему ногу глиной. Так делают  все  в  деревне  -  глина,  обмотанная
полосками марли. Ты идешь в больницу за антибиотиками.
   Трент взял кроссовки  Марианны,  вырвал  из  них  языки,  обтрепал  края.
Неровным камнем отпилил металлические концы одного из шнурков, порвал шнурок
на  две  части  и  связал  их  так,  чтобы  узел  был  заметен.  Создавалось
впечатление, что шнурок совсем старый. Другой шнурок он  заменил  коричневым
из своих военных ботинок.
   - Профессионалы всегда  смотрят  на  обувь.  И  не  вздумай  красться  по
обочине, - предупредил Трент. - Иди посередине  дороги,  чтобы  у  них  было
время как следует разглядеть тебя. Говори только по-креольски, больше никак.
- Он улыбнулся. - Очень  большая  наука  для  девушки  из  Лондонской  школы
экономики. Когда доберешься до Британской верховной  комиссии,  расскажи  им
все, что произошло. Если не получится, не беспокойся. Главное, чтобы с тобой
ничего не случилось. - Он понимал, что должен сказать:
   "Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось". В тусклом свете  звезд  лица
ее не было видно. Ему хотелось дотронуться до нее, но он  боялся  того,  что
может за этим последовать.
   - Если тебе не удастся... - начала она.
   -  Удастся.  Я  собираюсь  с  ними  поговорить  -  вот  и  все.  Стрельба
закончена...
   Он смотрел, как она уходила.  Одна  на  дороге,  девушка  казалась  такой
маленькой и беззащитной.

***

   Дорога к Пункту Английского Полковника поднималась вверх, в долину. Здесь
должна была быть такая же засада, как в горах. Не стоит пытаться ее избежать
- у Трента не хватит для этого сил. А если он и обойдет бандитов, то у  него
не останется сил, чтобы добраться до усадьбы. Его единственная  ставка  была
на блеф. Надежды почти никакой, но попробовать надо.
   Подняв руки, Трент  медленно  ковылял  по  дороге,  перегороженной  двумя
поваленными или упавшими деревьями.
   Луч фонарика ослепил его, и он остановился, зажмурив глаза и  не  опуская
рук. Послышались шаги.
   - Ой-ой-ой, да это же  гринго,  -  сказал  мужской  голос  по-испански  с
мелодичным колумбийским акцентом.
   - Да, так вы называли меня в прошлый раз, - ответил Трент. Пожалуй, что с
этим-то можно было бы и смириться. - Я - полицейский.
   Трент слышал чье-то  дыхание.  На  него,  конечно,  направлены  автоматы.
Нервный человек может выстрелить сразу, не думая.
   - Я  пришел  сюда  по  собственному  желанию,  -  продолжал  Трент  таким
небрежным тоном, словно они встретились в воскресенье по пути в  церковь  на
берегу реки Хэмбл. -  Хотя  я  и  полицейский,  но  не  дурак.  Хотелось  бы
поговорить с вашим боссом. - Он с презрением добавил:
   - Конечно, не с гринго. И не с Луисом, командиром контрас,  или  как  они
там теперь себя называют. Я хочу поговорить с вашим боссом - с Марио,  шефом
колумбийцев. По ту сторону деревьев послышался шепот. Говорили двое, значит,
их здесь по крайней мере трое, включая того, что с фонариком.
   - Послушайте меня,  -  предупредил  их  Трент,  сознательно  стараясь  не
повышать голоса. - Послушайте меня, если не хотите, чтоб  ваши  трупы  стали
пищей для стервятников. Вас подставили... - Он мог бы добавить: "Так же  как
президента с кокаином в отеле "Савой", так же как пилотов  двух  самолетов".
Так же как его самого - сначала с убийством дона Роберто, а  потом  с  явной
контрабандой оружия для переворота. Но еще перед этим подставили в  Ирландии
в надежде на то, что его как террориста убьют британские солдаты, сидевшие в
засаде. Тот же самый механизм. Все спланировано одним и  тем  же  человеком.
Теперь Трент не сомневался в этом, припоминая то,  как  получал  инструкции.
Высокая, прямая фигура полковника Смита  на  фоне  окна  в  отеле  "Королева
Виктория". Теперь он уверен, что и сам военный переворот - блеф.
   С самого начала Трент понимал, что переворот будет успешным только в  том
случае, если его одобрит международное сообщество. То, что организатор  этой
операции с помощью шантажа взял президента под  свой  контроль,  доказывало,
что президенту отвели роль главы будущего правительства. И значит, переворот
обречен на провал. А если переворот должен быть подавлен, то  кому,  как  не
президенту, лучше всего подходит эта роль? Президент станет героем в  глазах
всего мира и хозяином своей страны...

Глава 15

   Двое остались охранять завал. Третий же повез Трента из долины в гору  на
синей  "тойоте".  Ему  связали  руки  за   спиной,   причем   сопровождавший
присвистнул, увидев сорванные ногти. Трент сидел, прислонившись к  дверце  и
немного развернувшись, чтобы  не  облокачиваться  спиной  на  руки.  Дорога,
петляя, поднималась вверх, пока  наконец,  преодолев  последний  подъем,  не
уткнулась в дорожку, усыпанную гравием. По обеим сторонам виднелись открытые
сараи, впереди - стена,  сложенная  без  раствора.  Трент  заметил  трактор,
плуги, бороны.
   Из темноты вышел часовой и направил  на  "тойоту"  автомат.  Трент  узнал
одного из тех, кого он доставил вверх по  реке.  В  амбаре  наверняка  сидит
второй, готовый прикрыть часового огнем. Водитель поприветствовал часового:
   - Я привез гринго, который был на яхте. Он пришел сам. Хочет поговорить с
Марио.
   -  Веди.  -  Часовой  дернул  автоматом.  Ветра  почти  не   было.   Небо
безоблачное, усыпанное звездами. "Три часа до рассвета", - подумал Трент.
   Водитель вытащил его из "тойоты" и,  схватив  за  руку,  повел  вверх  по
ступенькам. Дом, который называли Пунктом Английского  Полковника,  стоял  в
конце поросшей травой  поляны.  Он  представлял  собой  длинное  глинобитное
бунгало с побеленными стенами и крышей из красного рифленого  железа.  Вдоль
фронтона тянулась крытая веранда, опиравшаяся, как на сваи,  на  обтесанные,
покрытые олифой и отполированные стволы пальм.
   Видимо, веранду раньше обвивал виноградник, но ураган поработал на славу.
Теперь лозу шевелил слабый ветер, и побеги извивались на кафельном полу, как
выводок молодых змей. На веранду выходило шесть двойных французских  окон  и
двойная, закругленная сверху дверь красного дерева. Окна, освещенные  желтым
светом керосиновых ламп, закрывали занавески из побеленного джута.
   На веранде стояли двое с автоматами Калашникова. Они тоже были с моторной
яхты. Колумбийцы. Значит, он прав. - Гринго с яхты, - сказал его конвоир.
   - Подожди! - Один из часовых  приоткрыл  дверь,  и  на  пороге  появилась
худощавая фигура Марио.
   - Итак, ты вернулся. - Марио  немного  шепелявил,  что  придавало  голосу
угрожающие интонации и странным образом делало его похожим на женский. - Как
простак.
   - Как  полицейский,  -  спокойно  поправил  Трент.  Вымокшему  до  нитки,
испачканному в грязи, изможденному, с руками, завязанными за спиной,  трудно
было выглядеть  убедительным.  Но  от  этого  зависела  его  жизнь.  -  Вас,
колумбийцев, надули, - спокойно проговорил он. - Вы - жертвы в  тайной  игре
гринго.
   - Врешь, - прошепелявил Марио. Трент пожал плечами:
   - Для чего?
   - Чтобы спасти их. - Марио указал на дверь, за которой  находились  члены
кабинета министров Бельпана.
   - Мне спасти их?! Без  оружия?  С  переломанными  ребрами?  -  усмехнулся
Трент. - С разорванными руками? Ты, наверное, считаешь меня  Бэтманом,  если
думаешь, что я способен на  такие  подвиги.  -  Трент  засмеялся.  Его  смех
прозвучал благодушно, но в нем послышалась и издевка. -  Поразмысли,  Марио.
Как следует поразмысли...
   - О чем? - В голосе колумбийца почувствовалась  некоторая  неуверенность,
что заметили его люди.
   Трент ощутил, что конвоир  крепко  сжал  его  руку.  Повисла  напряженная
тишина. Те, кто стоял внизу, тоже прислушались, и он повысил голос.
   -  Почему  вас,  колумбийцев,  держат  отдельно  от  тех,  кого  готовили
американцы? - спросил он. - От этих фашистов из Никарагуа? Контрас, так  они
раньше назывались, но сейчас война у них закончилась. И для какой цели нужно
было везти сюда президента с гор, где мы его оставили?
   - Оставили?
   - Да, оставили, - повторил Трент. - И за компанию еще девять трупов.  Все
они были контрас. Но их еще очень много. Тогда как вас... - Кивком головы он
указал на долину внизу:
   - Утром сюда прибудут кон-трас, переодетые в форму полицейских  Бельпана.
Вы их примете,  а  они  убьют  вас.  А  потом  и  ваших  пленников.  Вызовут
журналистов иностранных газет, чтобы те  сделали  фотографии,  покажут  тела
политиков, на которых еще не засохнет кровь, выставят вас в качестве убийц и
скромно расскажут о  том,  как  они  с  Божьей  помощью  спасли  Бельпан  от
колумбийской наркомафии. Тут же будет и  президент  с  улыбкой  политика  на
лице. И они опишут, как он руководил их атакой. Весь мир будет  считать  его
героем и спасителем демократии.
   Трент знал, что  это  правда,  и  колумбийцы  должны  ему  поверить.  Они
поспорят между собой, но в конце концов поверят.
   - Президент получит абсолютную власть, - продолжал Трент. - Он объявит  в
стране чрезвычайное положение и будет править по закону, обещая новые выборы
и откладывая их, в то время  как  мировая  общественность  будет  заниматься
очередной голодовкой, военным переворотом или футбольным турниром. А те, кто
раньше  назывался  контрас,  станут  контролировать  положение  в  стране  в
интересах американца, гринго, который их обучал. - спокойно говорил Трент. -
Ваши хозяева, те, что финансировали гринго, будут недовольны. Но не тем, что
вы и ваши люди мертвы, сеньор Марио, - вы их беспокоите меньше, чем  комары,
- а тем, что гринго их надул.  Но  тем  не  менее  им  придется  платить  за
использование аэродромов. И через год-два гринго  исчезнет,  чтобы  спокойно
тратить миллионы, которые он благодаря  вам  положит  на  тайные  банковские
счета.
   Трент скорее почувствовал, чем  увидел,  как  приблизились,  чтобы  лучше
слышать, один с баррикады и те двое, что были внизу, под верандой. Трое плюс
те двое, что стояли на веранде, - пять, да еще Марио -  шесть  из  двадцати.
Меньшинство, но и этого достаточно. Трент понял, что убедил их.
   Он насмешливо улыбнулся:
   - Или вы, сеньор Марио, думаете, что, перед  тем  как  исчезнуть,  гринго
поставит мраморные памятники на ваши могилы? Может быть, вы даже  полагаете,
что очень почетно  находиться  среди  негодяев?  -  Трент  тряхнул  головой,
изумленный наивностью колумбийца. - Всех вас следует  посадить  за  решетку,
потому что вы убийцы,  -  продолжал  он.  -  Но,  учитывая  вашу  наивность,
пожалуй, вас можно и простить. Солдаты меня не интересуют. Мне нужно другое.
Гринго....
   Этого было достаточно. Один из бандитов стал ругаться, второй  спорить  с
ним, но Марио приказал ему придержать язык.
   Вслушиваясь в перепалку, Трент почувствовал, что его  покидают  последние
силы.
   - Я немного устал. - сказал он.

***

   Было темно, хоть глаз выколи, и  ужасная  боль.  Трент  лежал  ничком  на
койке. Его руки по-прежнему были скручены за спиной, но теперь  ему  связали
еще и ноги. Он  не  помнил,  как  это  произошло.  Должно  быть,  колумбийцы
принесли его в дом. Он не слышал, чтобы открывалась дверь, не слышал  чужого
дыхания, но знал, что в комнате есть  еще  кто-то.  В  этом  он  никогда  не
ошибался.
   Трент услышал щелчок - кто-то открыл складной нож. Кто-то  приблизился  и
перерезал веревки на ногах. Еще мгновение - свободны и руки. Дверь  бесшумно
распахнулась и закрылась. Трент остался один.
   Он сжимал и разжимал руки, с тревогой ожидая боли в пальцах с  сорванными
ногтями, по которым опять  стала  циркулировать  кровь.  Началось!  Он  сел,
подняв руки над головой и раскачиваясь из стороны в сторону. Прикусил  губу,
чтобы не закричать, из глаз хлынули слезы. Наконец боль стала  терпимой.  Он
пошарил у изголовья, нащупал стену. Продвигаясь влево, дошел до окна, ставни
которого были закрыты  плоским  стальным  засовом.  Вынув  засов,  распахнул
ставни. На небе еще  сияли  звезды,  но  первые  слабые  лучи  рассвета  уже
коснулись ночных теней.  Снаружи  ждала  свобода  или  смерть.  Так  же  как
когда-то ждала пилота на острове  Кей-Канака,  того  видавшего  виды  парня.
Трент взобрался на оконный карниз и, мгновение  поколебавшись,  спрыгнул  на
землю. Удар свинцовой трубкой не раскроил  ему  череп.  Он  попробовал  было
бежать, но правая  нога  плохо  слушалась.  Казалось,  что  сломанные  ребра
превратили его легкие в кровавую кашу.
   Он попытался сосредоточиться. Кто бы его  ни  освободил,  он  сделал  это
потому, что поверил в  его  версию  заговора.  И  кто  бы  это  ни  был,  он
действовал по  собственной  инициативе.  В  противном  случае  ему  не  было
никакого резона скрываться. Когда отсутствие Трента обнаружат, бросятся  его
искать и наверняка подумают, что он решил бежать вниз, в долину. Или  решат,
что он предположил, будто они так подумают.
   А как бы поступил на его месте Каспар?
   Трент вышел в небольшой цитрусовый сад и, держась за стволы, добрался  до
подножия холма. Дождь размягчил землю, и ботинки не скользили. Он подошел  к
забору и воротам. Горы, небольшой кустарник и немного выше  -  лесок.  Трент
замер, услышав слева какое-то движение.  Цикада  на  мгновение  запнулась  и
застрекотала что было сил, ей ответила вторая, третья и  четвертая.  Концерт
становился все громче - знак того, что буря кончилась.
   Над склоном навис туман.  Спрятанный  предрассветным  сумраком,  Трент  с
трудом ковылял по редколесью, нащупывая  ногами  сломанные  ветки  и  шаткие
камни. Истошно кричали чачалаки, словно ослы, а не птицы. Ацтекский  попугай
старался перекричать мухоловок и воробьев, где-то справа деловито стучал  по
стволу сухого дерева дятел.
   Туман разорвало легким бризом. Его лоскутки ненадолго прилипли к  склонам
холма и вскоре исчезли в  теплых,  нежных  лучах  нового  дня.  Внизу  вдруг
послышались какие-то крики. Посмотрев в сторону веранды  Пункта  Английского
Полковника, он понял, что побег обнаружен. На  веранде,  размахивая  руками,
стоял Марио - он отправлял людей на поиски. Люди  слушались  неохотно,  шли,
волоча ноги и опустив плечи. Трент не сомневался, что они проспорили остаток
ночи. Его рассказ, конечно, внес сумятицу в их мысли.
   Туман рассеялся. Сейчас ему была видна вся долина. Он старался  запомнить
каждую деталь: дом и небольшой  цитрусовый  сад,  далее  -  широкий  двор  с
амбаром и гаражом для трактора. Оттуда дорога спускалась вниз, петляя  среди
небольших огороженных плантаций гвинейского проса.
   Ниже того места, где  находился  Трент,  располагался  луг,  закрытый  от
морского ветра крутым мысом, выступавшим со склона.  Дорога  слегка  огибала
край мыса, а потом, повернув налево, шла вокруг банановой плантации, которую
ураган местами превратил в огромный комок листьев и  сломанных  стволов.  На
террасе под плантацией - еще один луг. За  мысом  справа  от  дороги  лежало
длинное поле поваленной кукурузы, по форме напоминавшее крыло птицы. Затем -
полоса деревьев, еще кукуруза по сторонам дороги и поля до самого шоссе.
   Грузовик, ползущий по склону, оказавшись на расстоянии  прицельного  огня
из стрелкового оружия, от дома будет отгорожен сначала плантацией,  а  потом
мысом. На месте Марио, чтобы накрыть мертвое пространство, Трент поставил бы
снайперов на высоком склоне мыса.
   Те двое, которым Марио приказал идти вверх  по  склону,  приблизились  не
намного. Они Трента не волновали. Пробираясь между деревьями и  кустами,  он
искал такое место, с которого просматривались бы склон  холма,  выходящий  в
долину, и мертвое пространство. На вершине  мыса  Трент  обнаружил,  что  он
изгибается.  Единственная  позиция,  с  которой  проглядывался  весь  склон,
располагалась на самой вершине и была не закрыта  деревьями.  Трент  лег  на
живот и пополз на открытый гребень горы, с которого  видны  были  и  дом,  и
склон холма.
   Укрывшись в тени скалы, он тщательно осмотрел склон. Часового  не  видно.
Марио или глуп, или небрежен. Метрах в двадцати  слева  колибри,  не  больше
семи сантиметров в длину, отыскала цветущий  куст.  Изумрудно-зеленые  перья
хвоста, гребень - голубой с отливом. Птичка перелетала с цветка  на  цветок,
погружая в них свой длинный носик.
   "Как Луис, - подумал Трент, - Луис, психопат с бесконечным запасом чистых
носовых платков".
   Прошло десять минут, прежде чем Трент увидел вдалеке  какое-то  движение.
Еще пять минут - и он  уже  мог  различить  большой  американский  фургон  с
четырьмя ведущими колесами, два "лендровера" и шесть военных грузовиков. Они
медленно двигались в гору. Фургон, ехавший впереди, уже скрылся за банановой
плантацией.
   Через пять минут он снова появился, осторожно  двигаясь  по  дороге,  как
толстый блестящий навозный жук. За рулем сидел Каспар. В бинокль Трент видел
даже сигару, зажатую  между  розовыми  губами.  На  нем  была  кепка,  какие
американцы носят, чтобы рекламировать магазины, чьими постоянными  клиентами
они являются. Рядом сидела Марианна.
   Трент выполз из тени скалы и двинулся вниз по склону так,  чтобы  его  не
было видно из дома. Еще минута - и крыша фургона  закроет  его  от  Каспара.
Трент спешил что было сил и махал руками, как помощник букмекера на скачках.
Он заметил ствол ружья, выглядывавший с  уступа  метрах  в  девяти  ниже  по
склону. У него было самое большее тридцать секунд, и он устал, ужасно  устал
- и сделал глупость, шагнув вправо,  чтобы  находиться  прямо  над  уступом.
Камень выскользнул из-под его ноги, он оступился, попытался удержаться,  но,
ослепленный болью в пальцах, с которых были сорваны ногти, беспомощно съехал
с края скалы прямо на Мигелито. Трент  ударился  о  него  плечом,  вытолкнув
коротышку из крошечной ложбинки, в которой тот прятался, и выбил из его  рук
ружье. Трент видел, как оно разбилось, упав на скалу  ниже.  Они  схватились
друг за друга  и,  соскользнув,  поехали  вниз.  В  руке  Мигелито  появился
пистолет, и Трент изо всех сил вцепился в него, словно больше уже  ничто  не
могло спасти его жизнь. Дальше события  развивались  молниеносно.  Коротышка
ухватился за куст, росший на их пути, а Трент свалился боком в кювет, полный
дождевой воды, подняв фонтан брызг, вскочил на ноги и, покачиваясь и едва не
падая, припал к бамперу остановившегося фургона. В глазах Марианны  мелькнул
ужас. Каспар подвинулся к ней и открыл дверцу с ее стороны, затем  приподнял
девушку, посадил к себе на колени и вместе с ней выпрыгнул из машины. В руке
у него появился пистолет, который он тотчас  приставил  к  голове  Марианны.
Трент почти физически почувствовал ее боль из-за  того,  что  она  провалила
его. Сейчас еще можно выиграть: упасть на землю, выстрелить сначала в  грудь
Каспару, а потом в голову.  Марианна  погибнет,  но  она  погибнет  в  любом
случае, как бы Трент не поступил. Каспару она  больше  не  нужна  и  слишком
много знает...
   -  Брось  пистолет,  -  приказал  Каспар.  Сигара  в   его   губах   чуть
шевельнулась.
   Большие карие глаза Марианны страдальчески смотрели на него. "Любовь",  -
подумал Трент. Он всегда понимал, что в его профессии для нее нет места.  Он
должен упасть  вправо,  чтобы  голова  Марианны  закрыла  его  от  пистолета
Каспара. Внутри у него была  такая  пустота,  что  он  чуть  не  задохнулся.
"Пора!" - приказал себе Трент. Он улыбнулся Марианне и бросил пистолет. Едва
слышный звук от удара ствола о гальку нарушил тишину.
   Каспар просиял улыбкой, к  которой  кроме  радости  победы  примешивалась
злость.
   - Ты - невежественная ирландская свинья, Махони, - бросил он. -  Тебя  не
следовало бы вытаскивать из дерьма.
   Раздался радостный хохот потерявшего последний рассудок наркомана.
   - Эй, босс, вы дадите Мигелито убить этот сукин сын?
   Каспар бросил быстрый взгляд на колумбийца, стоявшего над ними на  склоне
холма, и улыбнулся:
   - Конечно, сделай одолжение. Он не мог плюнуть в глаза  Каспару  -  ветер
дул со стороны американца, и между ними была Марианна. И он  не  мог  больше
выносить взгляд Марианны, полный боли и страха за него. Он улыбнулся,  глядя
на то, как Мигелито скользит вниз, чтобы поднять пистолет.  Конечно,  глупая
улыбка, но это все, что он может предложить Марианне. Она должна  знать:  он
не боится, ей тоже не надо бояться. Минута, две - и все будет кончено.
   Трент  продолжал  улыбаться,  глядя  в  глаза  Каспара.  Мигелито  поднял
пистолет.
   - Ты смышленый, Каспар, но мерзавец, - сказал Трент.
   - Точно. А ты оставил свои мозги  на  последнем  задании  в  Ирландии,  -
сжимая сигару во рту, усмехнулся американец.
   Итак, последняя часть  головоломки  разгадана.  Трент  едва  сдерживался.
Сзади подошел Мигелито.
   - Эй, мэленький сэбэка! - захохотал он. - Немножко  отойди  влево,  чтобы
красавица не испачкалась твоей кровью.
   Трент послушно отошел на два шага.  "Улыбнись,  -  приказал  он  себе,  -
продолжай улыбаться".
   - Я делаю это сейчас, босс? - спросил Мигелито, и его дурацкий хохот эхом
отозвался в скалах.
   - Делай, черт возьми, когда тебе заблагорассудится, - ответил  Каспар.  -
Нет ничего хуже тупого ирландца, -  добавил  он,  опуская  пистолет.  -  Да,
пристрели его.
   - И тебя, хотя ты и заработал себе  пенсию,  -  сказал  Трент,  глядя  на
Каспара.
   Американец выплюнул сигару, удивленно приоткрыл рот, Трент  услышал  звук
выстрела, и во лбу Каспара  появилась  дыра.  Он  неуклюже  завертелся,  как
студент-новичок в воскресной школе бальных танцев. Трент прыгнул к Марианне,
толкнул ее и повалил в кювет, упав на нее сверху  и  закрывая  своим  телом.
Мигелито приземлился в нескольких метрах дальше, лицом  к  ним.  Он  схватил
пистолет Каспара и кинул его Тренту. Они лежали  рядом.  Мигелито  прикрывал
дорогу от дома, а Трент - со стороны долины. Наркотическая дурь  исчезла  из
глаз метиса. Теперь это был взгляд холодного профессионала. Именно благодаря
профессионализму коротышка расположился в кювете так, чтобы  они  с  Трентом
прикрывали друг друга.
   Это Мигелито освободил его ночью в  доме.  И  не  было  случайностью  или
небрежностью с его стороны то, что Тренту удалось убежать от него на  берегу
реки после разгрузки оружия. Он понял:  все  это  было  задумано,  как  была
задумана стычка на борту "Золотой девушки". Трент приподнялся  на  локтях  и
сполз в глубину кювета.
   - Пригнись, - приказал он Марианне, когда она подняла голову и обернулась
к нему. Слезы катились по ее щекам,  размазывая  грязь.  -  С  тобой  все  в
порядке? - шепотом спросил Трент.
   Его  вопрос  настолько  не  соответствовал  обстановке,   что   Мигелито,
развеселившись, фыркнул.
   -  Конечно,  с  ней  все  в  порядке,  -  сказал  он.  Его  глаза   опять
затуманились, губы раскрылись и стали влажными, как у наркомана.  -  Гринго,
мы в Латинской Америке, - прошипел он. - Ты лежал на девушке, ты женишься на
ней, или ее братья разрезать тебя на мелкие кусочки!
   "Великолепно! - подумал Трент. - Мигелито?" Ну нет. Теперь он был уверен:
эти широкие скулы, темные глаза и волосы - признаки совсем  иной  нации.  Их
глаза встретились. Мигелито понял, что Трент обо всем догадался, сконфуженно
улыбнулся и пожал плечами.
   - Кто тебя послал? - по-русски спросил Трент, поняв, что перед ним  агент
КГБ, должно быть, татарин по национальности.
   -  Личная  инициатива,  -  тоже  по-русски  ответил  Мигелито  -  Правила
меняются, политикам доверять нельзя. Мы молоды и должны помогать друг другу.
Запомни, приятель, я спас жизнь тебе одному.
   - Двоим, - поправил Трент. - Спасибо, товарищ.
   - Не за что. - Мигелито прищурился, глядя против солнца.
   Внизу, там,  где  дорога  шла  среди  деревьев,  Трент  заметил  какое-то
движение.  Он  выстрелил,  рассчитывая  скорее  напугать,  чем   подстрелить
кого-нибудь из контрас, и оглянулся на Мигелито.
   Тот вынул магазин из своего пистолета и показал Тренту шесть  пальцев.  В
пистолете Каспара осталось семь патронов. Даже не количество важно. Если они
останутся в кювете, их могут уложить колумбийцы, расположившиеся на  холмах.
Если же они покинут кювет, то попадут под огонь контрас с плантации.
   - Давай выведем девушку, - по-русски сказал Трент.
   Мигелито кивнул.
   - Тогда на плантацию, - предложил Трент. - Заросли кукурузы густые.
   Трент почувствовал, как напряглась Марианна, когда он положил руку ей  на
плечо.
   - Послушай, сейчас я выстрелю в бензобак, он  взорвется,  а  ты  беги  на
кукурузное поле и ползи. Когда окажешься на середине, спрячься среди стеблей
и не двигайся, пока мы не позовем.
   Не дожидаясь ответа, Трент всадил две пули  немного  ниже  задней  дверцы
фургона.
   Мигелито оторвал рукав своей рубашки, разорвал его на куски и обвязал ими
камень.
   - Приготовься, - сказал Марианне Трент, когда русский поднес зажигалку  к
тряпке. Мигелито кинул камень, и они втроем упали на дно кювета.  Трент  уже
было решил, что промахнулся, когда раздался грохот  взрыва  и  над  головами
пронеслась волна жара от горящего бензина.
   -  Побежали.  -  Трент  схватил  Марианну   и   скатился   в   кювет   на
противоположной стороне дороги. Он повалился, обессиленный болью в ребрах  и
руках, но русский уже полз, и гордость заставила  Трента  двигаться  следом.
Они ползли по-пластунски, отталкиваясь локтями  и  подтягивая  ноги.  Острые
камни распороли его куртку, прежде чем он прополз полпути. Но он  знал,  что
русский в одной рубашке, да и та без рукава.
   Мигелито опередил его метров на тридцать, и лишь двадцать отделяло его от
деревьев. Пора.
   - Я англичанин! - по-испански закричал  Трент.  -  Я  хочу  сдаться  вам.
Гринго убит.
   Он высоко подбросил пистолет, чтобы контрас увидели его.
   - Послушайте! - снова закричал Трент. - Послушайте, я  хочу  сдаться!  Вы
сможете договориться с властями о моем выкупе.
   Десять метров отделяло Мигелито от деревьев.  "Пора".  -  подумал  Трент.
Лежа в кювете, он поднял руки вверх, ожидая шквального огня, который оторвет
ему кисти.
   "Не спотыкаться, - сказал он себе, - никаких резких движений!" Он  встал,
подняв руки, и шагнул из кювета на середину дороги.
   - Иди к нам? - раздался знакомый голос.
   "Гомес", - догадался Трент и исполнил приказ. Он не смотрел ни в  сторону
деревьев, где ждали контрас, ни в сторону кювета. Контрас смотрят на него  -
все до единого.  Он  пошел,  считая  свои  шаги,  короткие,  медленные  шаги
изможденного человека. Руки он заложил за голову, не в силах держать  их  на
весу.
   У них с самого начала не было никакой надежды спастись  вдвоем.  И  Трент
знал,  что  Мигелито  понимает  это.  Русскому  нужно  было  проползти  мимо
плантации.  Был  даже  слабый  шанс,  что  он  сможет  угнать  грузовик  или
"лендровер". Трент думал о том, что за то время, что он делает шаг, Мигелито
проползает еще дюйм. Он представлял себе, как Марианна, лежа  на  кукурузном
поле, слушает эти переговоры. От страха ей, наверное, совсем плохо.
   - Беги! - закричал Гомес.
   Значит, колумбийцы появились на склонах холма. Трент попытался бежать, но
правая нога подворачивалась.  По  банановым  дерева  ям  стали  стрелять  из
автомата Калашникова. Пули срезали листья и вырывали куски мягкой  коры.  По
крайней мере один колумбиец ему поверил.
   Контрас ответили таким огнем, словно у них было достаточно  патронов  для
мелкомасштабной войны. Еще  один  колумбиец  открыл  огонь  с  гребня  мыса.
Очередь накрыла дорогу, высекая искры  из  ее  поверхности.  Трент  скатился
обратно в кювет.
   -  Ползи!  -  срывающимся  от  волнения   голосом   крикнул   Гомес.   Из
благодарности за то, что спас ему жизнь, или хочет подстраховаться?
   Трент определил местоположение Гомеса. Двадцать метров от края плантации,
у дороги. За поворотом, где начинались деревья,  Трент  был  недосягаем  для
того колумбийца, который находился на дальнем  склоне  холма.  Но  когда  он
выскочит из кювета, он попадет под огонь того или тех, кто  был  на  вершине
мыса. Он прополз еще десять метров и крикнул Гомесу, чтобы тот прикрыл его.
   Гомес открыл огонь, и Трент выкатился из кювета. Перекатившись  еще  раз,
он  услышал,  как  Гомес  злобно  выругался.   Сквозь   автоматные   очереди
послышались глухие пистолетные выстрелы.
   На животе Трент дополз до зарослей деревьев, прикрывавших его,  и  увидел
Луиса. Никарагуанец держал  револьвер  45-го  калибра.  Он  показался  из-за
деревьев, покачиваясь, как змея в поисках добычи. В  револьвере  еще  четыре
патрона... Он увидел Трента и улыбнулся. Трент из последних сил сел,  подняв
руки за голову и взглядом прося пощады. Луис с удовольствием  высморкался  в
чистый носовой платок. Его припухшие веки поднялись, открыв темные глаза. Он
широко улыбнулся, облизывая кончиком  языка  тонкие  губы,  медленно  поднял
револьвер и сделал два выстрела.
   Первая пуля попала в землю в нескольких дюймах от ноги  Трента,  обрызгав
грязью его ботинки, вторая ударила в жижу под ноги Луиса, и револьвер  выпал
из его рук. Колени подогнулись, и он боком упал на дерево,  слабеющей  рукой
пытаясь схватиться за ствол дерева, а другой вцепившись в маленькую, гладкую
рукоятку ножа для метания, торчавшего из горла. Он упал на колени,  качнулся
из стороны в сторону и рухнул лицом вниз.
   Двигатель грузовика взревел где-то  совсем  неподалеку.  Судя  по  звуку,
водитель направлялся прямо к  деревьям.  И  колумбийцы,  и  контрас  открыли
бешеный огонь. Трент вынул свой нож и подполз к Гомесу,  на  губах  которого
уже выступила кровавая пена - Луис выстрелил ему в спину. Гомес сунул в руки
Тренту листок бумаги. В  глазах  умирающего  застыла  немая  просьба.  Трент
взглянул на листок: пять крестов вокруг буквы Z и под ними - несколько цифр.
- Объединенный банк, Цюрих? Гомес попытался что-то ответить, но  захлебнулся
кровью. Задыхаясь, он смотрел на Трента, прося о чем-то не для себя,  а  для
своей семьи. "Три сына, три дочери".
   - Я позабочусь о них, - сказал Трент. - Но я должен забрать обратно  свои
восемь тысяч долларов. - Он вынул сложенные купюры из заднего кармана Гомеса
и сунул в свой.
   Грузовик ломился сквозь банановые деревья слева от него, доехал до края и
повернул назад. Трент рискнул встать, и Мигели-то увидел его. В небе  возник
новый звук - шум вертолетного двигателя и свист лопастей.
   Трент схватился за дверцу грузовика и запрыгнул на сиденье.
   - Псих ненормальный! - крикнул он. Мигелито выжал полный газ и захохотал.
   - Эй, мэленький сэбэка! Все виды транспорта тебе. Твои парни?
   - Возможно.
   - Надо сматываться, пока они не продырявили нам задницы.
   Банановые деревья переламывались, как спички, когда  русский  таранил  их
грузовиком, выжав полный газ на первой передаче. Из  кустов,  меньше  чем  в
десяти метрах от них, поднялись  двое  контрас.  С  автоматами  Калашникова.
Русский нажал на клаксон и  круто  вывернул  руль.  Заднюю  часть  грузовика
занесло, и Трент увидел, как контрас прыгнули из-под колес в разные стороны.
   Грузовик выскочил с плантации, пересек  дорогу  и  въехал  на  кукурузное
поле. Трент замахал из окна желтым шелковым платком, который американец  дал
ему в Канкуне. Вертолет  повис  прямо  над  головой.  Еще  четыре  вертолета
выбивали контрас с плантации, а два  других  опустились  за  мыс  в  сторону
Пункта Английского Полковника.
   Трент спрыгнул на землю, подняв над головой желтый платок. Он  чувствовал
себя полным идиотом, размахивая им.
   Мигелито захохотал:
   - Эй, мужик, а я только начал немножко веселиться!
   - Псих ненормальный, - сказал Трент. - Благодарю.
   - Не за что. Я пришлю тебе почтовую открытку...

***

   Трент сидел  на  освещенной  солнцем  подножке  автомобиля.  По  какой-то
причине, по какой - он и сам не знал, он расстелил желтый платок на  коленях
и положил на него руки. Марианна стояла рядом. Экипаж вертолета  остановился
поодаль.  Парни  разговаривали  между  собой,  отвернувшись  от   них.   Они
напоминали  Тренту  врачебный  консилиум,  собравшийся   около   умирающего.
Интересно, а не пахнет ли от него смертью?  Он  знал  одного  такого  майора
спецназа. Не смертью, поправил себя Трент, а  убийством.  Залах  убийцы.  Он
никогда не понимал стремления военных летчиков указывать на  борту  самолета
количество сбитых врагов. Может быть, скорость и расстояние делают  убийство
более абстрактным. Менее кровавым...
   Трент смотрел на свои руки, испачканные в крови.  В  его  собственной,  в
крови Луиса, Гомеса. И это еще не конец. Пока еще...
   Совсем неудивительно, что он не осмеливался дотронуться до Марианны.
   - Извини, - сказала она. - Я встретила полицейскую машину. Они предложили
меня подбросить, и я  попросила  их  отвезти  меня  в  Британскую  верховную
комиссию.
   - И они отвезли тебя к Каспару. Марианна кивнула.
   - Теперь это уже не важно.
   Высокий  военный,  старший  экипажа  вертолета,  подошел   к   грузовику.
Вертолетчики  не  отдали  ему  честь  и  не  прекратили  разговор,  хотя   и
приосанились. По  отсутствию  погон  Трент  понял,  что  военный  -  из  SAS
<Специальная воздушно-десантная служба Великобритании.>. Он не  представился
и, едва кивнув, дружески приветствовал его.
   - Трент? Мы дислоцировались  в  Бельпане.  Простите,  что  припозднились.
Погода задержала.
   - Все в порядке. Кто вам сообщил?
   - Президент,  через  верховного  комиссара.  Молодец  старик.  Далеко  за
шестьдесят, а перебрался через реку и прошел тридцать  километров  по  горам
вслед за тайфуном до домика американца - любителя верховой езды. Передал  по
радио.
   Трент услышал, как Марианна шмыгнула носом. Из всего того, что выпало  ей
за последние дни, это тяжелее всего. А он спокойно  сидит  на  солнце  и  не
может просто взять ее за руку. Она вытащила желтый платок из-под его  рук  и
высморкалась.
   - Кто был вашим напарником? - спросил военный, кивнув в  сторону  помятых
зарослей кукурузы.
   - Каким напарником? - спросил Трент. Военный улыбнулся:
   - Тем, кто исчез с кукурузного поля.
   - И из вашего доклада, - сказал Трент.
   - Как хотите.
   Военный смотрел на Трента так, как ветеринар смотрит на  лошадь,  упавшую
на Бичерз-Брук.
   -  Давайте-ка  мы  лучше  доставим  вас  в  госпиталь.  В   военный   или
гражданский?
   - В военный, - ответил Трент. -  "Мерида",  в  Мексике.  Вам  понадобится
разрешение на взлет. - Трент назвал ему частоту и поднял взгляд на Марианну.
Он должен сказать  ей  все  быстро-быстро  и  так,  чтобы  это  нельзя  было
толковать двояко. Но он не нашел слов. Она легонько  положила  ему  руку  на
плечо, глядя на него своими карими глазами.
   - Все в порядке, Трент. Я поняла. Ты извиняешься...
   - Да, - сказал он. - То есть...  Она  поцеловала  его  в  щеку.  Даже  не
поцеловала, а просто ткнулась.
   - Иди.
   - Да, - сказал он и попытался встать, но правая нога не слушалась.
   Военный кивнул двоим из экипажа, и они подхватили его под руки.  Один  из
них был совсем молодой. Пожалуй, ему не было и двадцати.
   - Я извиняюсь за кровь, - сказал Трент.
   - Все в порядке, сэр. Работа такая...

Глава 16

   Полковник Смит в ужасном настроении шел  по  главному  коридору  военного
госпиталя "Мерила". Молодой санитар, услышав стук ботинок о  кафельный  пол,
бросился вперед, словно за ним гнался ротвейлер.
   Полковник ненавидел госпитали. Этот запах  лекарств  и  вареная  рыба  по
воскресеньям! И разговаривают  здесь  только  шепотом,  как  на  исповеди  у
католического  священника.  Он   ненавидел   жеманных   медсестер,   которые
чувствовали  свое  превосходство  над  мужчинами,  потому  что  знали,   как
подтирать им задницу  и  выбривать  спереди.  Он  ненавидел  гомосексуальную
походку мужского персонала госпиталя, вон  молодой  санитар  точно  из  этой
породы - с гладкими щечками, которые нуждаются в бритве  раз  в  неделю.  Но
больше всего полковник ненавидел врачей.
   Любую болезнь он считал или симуляцией, или доказательством слабоволия, а
обычно и  тем  и  другим  сразу.  Госпитали  были  системой,  поддерживающей
симулянтов, а врачи -  союзниками  симулянтов,  бесстыдно  наживавшимися  на
этом. Вдобавок каждый из них был чертовым лжецом, претендовавшим на  знания,
которых не было, и на тайны, на которые не имел никакого права.
   Санитар открыл полковнику дверь и подобострастно отошел. Полковник смерил
его взглядом и торжественно вошел в приемную старшего  хирурга.  Хирург  был
просто гигантом лет тридцати пяти, в белом  халате,  из  нагрудного  кармана
которого торчали шариковая ручка и зеркало из нержавеющей стали.  "Похож  на
пуделя, ставшего кошачьим ветеринаром", - подумал полковник.
   Хирург - с зачесанными назад черными волосами, на руке - вульгарного вида
часы, из двухцветного золота, на носу квадратные очки без оправы - сидел  во
вращающемся кресле с высокой спинкой, обтянутом  черным  кожзаменителем,  за
огромным столом  под  черное  дерево  с  мраморной  крышкой.  Стол  зачастую
производил неизгладимое впечатление на дураков, которые соглашались лечь ему
под нож.
   Два стула по другую сторону стола, тоже  под  черное  дерево,  маленькие,
вертикальные, без ручек и намеренно неудобные, дабы  подчеркнуть  разницу  в
социальном положении врача и пациента.
   Единственное окно комнаты выходило на лужайку, затененную жасмином. Экран
для  просмотра  рентгенограмм  занимал  стену  позади  стола.  Другие  стены
украшали картины в хромированных матово-черных рамах, подходивших по цвету к
столу и стульям. На картинах были изображены какие-то пересекающиеся друг  с
другом силуэты неопределенных цветов. Так называемое современное  искусство,
модерн, тоже принадлежало к разряду вещей, которые полковник люто ненавидел.
Пятнистый ковер показался ему изгаженным мышами.
   - Смит, полковник. Вы Гонсалес? - рявкнул полковник.
   - Майор Гонсалес, - сказал хирург скорее  по  привычке,  чем  из  желания
поправить англичанина. Он привстал в кресле и протянул через  стол  огромную
руку. - Рад познакомиться, полковник Смит.
   Полковник проигнорировал  протянутую  руку,  и  хирург  сделал  вид,  что
указывает ею на один из стульев. - Присаживайтесь, пожалуйста.  У  него  был
густой бас, да еще с калифорнийским акцентом, что совсем  вывело  полковника
из  себя.  Какого  черта  иностранцы  заимствуют  акцент  и  словарь   нации
иммигрантов?
   - Постою. Насиделся в чертовом самолете.
   - Может быть, чашечку чаю?
   -  Какой  чай!  -  Этот  мексиканский  доктор  наверняка  сумасшедший.  -
Послушайте, сейчас два часа дня. Я хочу знать, что случилось с англичанином,
который у вас находится.
   Хирург развел загоревшими мускулистыми руками:
   - Я думал, что все объяснил по телефону, полковник...
   - Мне не нужна вся эта медицинская тарабарщина. Мне нужна правда, которую
мне скажут на человеческом языке. Этот человек работает на  меня.  Его  отец
был моим старым другом. Я его воспитал.
   Хирург вздохнул и опустился в кресло, тяжело заскрипевшее под ним.
   - Пациент получил перелом четырех ребер  с  правой  стороны,  -  спокойно
сказал он, поставив локти на стол. - В этом, конечно, нет  ничего  хорошего,
полковник, но в обычных условиях ничего опасного для  такого  выносливого  и
физически  развитого  пациента.   К   сожалению,   он   продолжал   активную
деятельность после того, как получил первую травму. Без сомнения,  было  еще
несколько падений.
   - Продолжайте же, - раздраженно проворчал полковник.
   Хирург повернулся лицом к экрану, включил аппарат, положил на  экран  три
рентгеновских снимка грудной клетки и белой  указкой  показал  на  сломанные
ребра.
   - Заметьте, полковник,  что  при  первом  ударе  ребра  проткнули  правое
легкое. - Указка передвинулась на более темные пятна  на  правом  легком.  -
Здесь вы видите, полковник, обширные повреждения, нанесенные легкому ребрами
при последующих падениях и,  что  очевидно,  невероятно  тяжелых  физических
упражнениях.
   Кончиком указки хирург  обвел  темную  массу,  которая  закрывала  правую
сторону грудной клетки на всех рентгеновских снимках.
   - Сильное кровоизлияние, полковник. - Он выключил экран, положил указку и
повернулся лицом к полковнику Смиту. - Мы делаем переливание крови.
   Брови полковника вскинулись, как крылья ястреба.
   - Вы что, хотите сказать, что кровоизлияние продолжается?
   - Я предпочел бы выразиться точнее  -  нам  пока  не  удалось  остановить
кровотечение, - ледяным тоном ответил хирург. - А какая разница?
   -   Во-первых,   то,   что   вы   сказали,   свидетельствует   о    вашей
некомпетентности.  Во-вторых,  нам  не  удалось   остановить   кровотечение,
несмотря на весь опыт и самое лучшее оборудование. Самая главная проблема  -
это сердце.  Пациент  пережил  сильное  потрясение,  которое  наложилось  на
интенсивное переутомление. Сердцебиение слабое. В данный момент  пациент  не
сможет выдержать операцию.
   - И что вы делаете?
   - Ждем, полковник.
   - Он может говорить?
   - Пока нет.
   - Я могу посидеть с ним немного. Полюбуюсь моим мальчиком,  -  проговорил
полковник и  тут  же  разозлился  на  себя  за  то,  что  вдруг  выступил  в
несвойственной ему роли. - У вас есть его вещи?
   Хирург протянул ему смятые доллары и расписку в их получении.

***

   На взгляд непрофессионала, Трент выглядел как карта лондонской  подземки,
на которую нанесена система управления. Едва заметная  пульсация  на  экране
прибора показывала слабое  сердцебиение.  Об  этом  полковник  уже  знал.  И
бутылочки с плазмой он тоже когда-то видел.
   "Красивое лицо, но  слишком  много  в  нем  от  его  матери",  -  подумал
полковник. Прекрасная женщина и безукоризненно сидела на лошади. Но  ужасная
мотовка. У него были для нее деньги.  Полагая,  что  между  ними  существует
взаимопонимание, он купил ей кобылу для охоты с собаками. Это было за год до
присвоения ему звания капитана и, по полковой традиции, получения разрешения
на женитьбу. Он оплачивал ее портного, даже подарил голубой "Эм Джи"  <Марка
автомобиля.>. И потом сделал предложение. И она ему отказала.  Сказала,  что
он ей,  конечно,  нравится,  но...  Новость  облетела  весь  полк,  начались
насмешки. Пришлось перевестись в министерство, а через год она  вышла  замуж
за его лучшего друга.  Прекрасный  человек  по  фамилии  Махони.  Необычайно
верный, страстный и остроумный. Но денег он не считал, а за душой не было ни
пенни.
   Полковник предупреждал Махони, что ничего хорошего из  этой  женитьбы  не
выйдет, а тот  только  посмеялся.  Прошло  полгода,  и  полковнику  пришлось
выпутывать его из истории с эскадронными счетами.
   Сколько было мальчику, когда он согласился  взять  его  под  свою  опеку?
Двенадцать? Эта проклятая женщина позвонила ему из  Бахрейна,  сказала,  что
Махони покончил с собой, просила  помощи.  И  это  не  в  первый  раз  после
скандала со счетами. Своим мотовством она  довела  до  самоубийства  беднягу
Махони. Полковник сказал ей тогда, чтобы убиралась к  черту,  но  согласился
взять мальчика.
   Он помнил все, как будто это было вчера.
   Он был готов утешить паренька. Тщательно готовился, повторил  все  слова,
даже отрепетировал перед зеркалом в спальне, как обнимет его. Для полковника
была важна репетиция, потому что он боялся физического контакта с людьми.
   Он помнил напряжение, тщательно контролируемое выражение  лица  мальчика,
когда тот вошел в холл с маленьким чемоданом в руках, стараясь  делать  вид,
будто ничего не случилось. И так же  как  его  мать,  дернул  плечом,  когда
полковник попытался обнять его.
   Полковник, естественно, разозлился, на что вроде бы имел право,  учитывая
все обстоятельства. Он так и не научился выносить  парня,  как  ни  пытался.
Скрытный, неэмоциональный, хотя книги читал хорошие. Возможно,  полковник  и
ошибся, не отдав  мальчика  в  университет,  но  у  него  были  все  задатки
первоклассного разведчика, и полковник решил изолировать  его  от  общества,
пока у того еще не образовался круг знакомств. Смит думал  о  тех  временах,
когда сможет использовать парня, и старался сотворить прекрасное оружие.  Но
он вырос слишком мягким. Сомнительное сходство.
   Первой ошибкой было то, что он пообещал  матери  мальчика  отдать  его  в
школу, где преподавали эти чертовы монахи в рясах, послать его  в  Ирландию.
Чертовы католики  И  все  это  наложилось  на  прежний,  хоть  и  небольшой,
жизненный опыт: разговоры о неурожае картофеля и расчистке земли под  пашню,
словно они жили  до  первой  мировой  войны,  а  не  после  второй.  Просьбы
объяснить что-то, чего и понимать было не нужно.  Террорист  -  это  бешеная
собака, которой следует прострелить голову. Все просто, как дважды два.
   Но хоть что-то полезное он для  него  сделал.  Хотя,  конечно,  мальчишка
всегда был непослушным...
   Полковник пригладил рукой короткие седые волосы. Он устал. Слишком  часто
путешествует. Из Брюсселя и обратно, словно самолет -  это  автобус.  И  вот
опять он здесь. И опять придется  многое  сделать,  прежде  чем  забыться  в
гостиничном номере...
   Несмотря на разницу в часовых поясах, он прекрасно поспал и позавтракал в
постели тостом с маслом  и  мексиканским  медом  с  Юкатана,  который  нашел
удивительно хорошим, запил тост кофе, принял душ и с привычной тщательностью
побрился, вставив новое лезвие в бритву, подаренную отцом в тот  год,  когда
он поступил в Сэндхерст.  Приятно  было  обнаружить,  что  рука  по-прежнему
тверда как камень, хотя особенно он не удивился.
   Он тщательно оделся в кремовый  полотняный  пиджак,  который  гостиничный
слуга безупречно выгладил, как выгладил и коричневые брюки,  надел  полковой
галстук - один из самых любимых галстуков, которые  он  носил,  несмотря  на
перевод в министерство с повышением в звании, что было необходимо скорее для
прикрытия, чем в качестве компенсации за выслугу лет.  Багаж  ожидал  его  у
входной двери. Джентльмены обычно не носят "дипломаты", но сегодня так надо.
Он поправил шляпу на голове,  поймал  такси  и  попросил  водителя  ехать  в
военный госпиталь.
   Состояние Трента не изменилось. Полковник сказал, что  посидит  со  своим
мальчиком,  и  хирург  распорядился  принести  в  палату  кресло  поудобнее,
попросив санитара проводить посетителя.
   Полковник оглядел санитара с ног до головы и остался при том  же  мнении,
которое составил накануне. Отпустив его, повесил шляпу на крючок  у  входной
двери и сел.
   Глядя на Трента, полковник подумал, что тот выполнил свой долг.  Все  его
люди выполняли свой долг: поставили на колени коммунистов, а теперь  создали
комиссии, изучавшие их методы.
   Он притворялся, что любит  американцев,  и  учил  мальчика  выполнять  их
грязную работу. И черт его побери, если он теперь  даст  им  себя  спихнуть!
Какое право они имеют вызывать британского  офицера  отчитываться  перед  их
гнусной  комиссией?  Он  будет  опозорен,  изгнан  из  общества,  не  сможет
показаться в своем клубе. Случившееся будет равносильно смерти.
   Он был готов к этому с самого начала, и мальчик всегда работал через Боба
Френча в качестве связного. А Френч взял и назвался  в  конце  концов  доном
Роберто. Отец Френча был не кем иным, как  простым  клерком  на  побегушках.
Зато Френч стал процветать. Полковник вспомнил огромный дом в Канкуне, слуг,
садовников, "мерседесы" с шоферами.
   "Да, давно не приходилось заниматься такой  работенкой",  -  подумал  он,
надевая очки.  Достал  из  "дипломата"  банку  с  плазмой,  в  которую  было
добавлено антисверты-вающееся вещество, и подошел  к  капельницам,  висевшим
над Трентом.
   Полминуты - и он снова сидел в кресле, благополучно  поменяв  капельницы.
Он был хорошо натренирован, полковник Смит. Двадцать минут  надо  подождать.
Он достал из "дипломата" "Санди тайме".

***

   Из-под ресниц Трент наблюдал за полковником, читавшим газету. Он полагал,
что сильно разволнуется, но, лежа в  постели,  видимо,  свыкся  с  мыслью  о
встрече. До сих пор он был слишком занят тем, чтобы выжить. Три  дня  он  не
разговаривал, только шептал инструкции Пепито. Трент откашлялся.
   Полковник поднял взгляд от газеты, и Трент заговорил:
   - Боюсь, вы совершили ошибку. Полковник рванулся, пожалуй, слишком быстро
для человека его возраста, но Трент его остановил:
   - Не дурите, полковник. У меня пистолет. Вас  снимает  видеокамера.  Окно
зарешечено, а снаружи - половина мексиканской армии. - Трент  сел  и  скатал
бинт на правой руке, отсоединив капельницы. На них не было иголок.
   Полковник откинулся в кресле. Он побледнел, но держался прямо, холодно  и
внимательно глядел на Трента.
   Трент на мгновение поставил себя на его место - нелегко сразу же  найтись
в таком положении.
   - Вы никогда не были хорошим практиком, полковник. Вы  чиновник,  слишком
привыкший управлять, чтобы заметить, что теперь уже управляют вами.
   - Управляют? Что, черт возьми, ты имеешь в виду?
   - Да, управляют, - спокойно продолжал Трент. - А все ваша мания  величия!
На самом же деле вы были пешкой. Вас подставили. Вас и Каспара.  Вы  сделали
все, чтобы убрать из Лэнгли старую гвардию, своих друзей, полковник. Вот что
все это значит.
   - Не городи чепуху, черт возьми! - рявкнул полковник. -  Что  ты  о  себе
воображаешь? Я научил тебя, мальчик. Ты - мой. И я раздавлю тебя вот так.  -
Щелчок пальцами прозвучал в маленькой палате как пистолетный выстрел. - Тебя
и того, кто тебя на это подбил. Не думай, что ты уже  со  мной  покончил.  У
меня есть на тебя досье, в котором перечислены все твои задания  и  указано,
для кого ты их выполнял. Я уйду, но, черт возьми, и все вы уйдете.  Клянусь,
я вам.., покажу...
   - Вы не слушаете, полковник, - сказал Трент. - Все кончено.  Вы  пытались
меня убить. Это зафиксировано на видеопленке, и мы в Мексике. Тот  здоровяк,
главный хирург, на самом деле из мексиканской разведки. Он -  мой  друг.  На
долю секунды в глазах полковника мелькнуло сомнение.
   - Я не стремлюсь к реваншу, -  продолжал  Трент.  -  Я  до  сих  пор  ваш
должник, полковник, несмотря на то что вы сделали. Вот поэтому  я  и  выбрал
Мексику. Я подумал, что вам здесь будет лучше, чем дома или  в  Штатах.  Там
вас арестуют за покушение на убийство. - Он пожал плечами. -  Может,  это  и
покажется странным, но здесь вы будете в безопасности и  даже  устроитесь  с
некоторым  комфортом.  Ведь  у  вас  связи  с  половиной   разведывательного
сообщества, и все они слетаются к вам, как  пчелы  на  мед,  а  значит,  мед
кое-чего да стоит. Можно договориться, пока другая половина не отрезала  вам
язык.
   Это было все, что он мог для него сделать. Морально он был в долгу  перед
полковником, который когда-то  любил  его  мать,  вытащил  отца  из  первого
скандала, а потом приютил его самого и дал образование.  Полковнику,  должно
быть, было нелегко иметь в доме постоянное напоминание о любви,  которую  он
потерял.
   - Здесь, - сказал Трент, - я смогу прятать вас до конца жизни.
   Щека полковника слегка дернулась.
   - Я прошу прощения, - произнес Трент. Вопреки здравому смыслу,  ему  было
жаль старика, но он все равно оставался начеку.
   И потом, следовало выяснить еще кое-что. У Трента запершило в горле, и он
взял стакан с прикроватного столика.
   - Меня никогда не переводили в ЕС? - спокойно спросил он.  -  Полагаю,  я
мертв?
   - Да, мой мальчик, боюсь, что так.
   - Я так и думал. - Трент сделал глоток. - Но вы продали дом? У моей бабки
все в порядке с деньгами?
   - Конечно, да. Странная работа... - Старик устало покачал головой.  -  Не
лучшая для мужчины.
   "Он стал прекрасным актером", - подумал Трент.
   - Вы, должно быть, считаете, что прикрывали и  себя,  и  отдел.  Все  эти
услуги, которые вы оказывали своим американским друзьям в Лэнгли, не подшиты
к делу, как  заштатные  операции.  И  мои  гонорары  оплачивал  дон  Роберто
Флеминг, или как там его.
   - Френч, - с презрением поправил полковник. - Роберт Чарльз Ричард Френч.
Он не нашего круга.
   "Не  джентльмен"  -  имел  в  виду  полковник.  Трент  знал  старика  как
облупленного.
   - Вы убили его.
   - Он сказал, что собирается в Вашингтон на  заседание  какого-то  чертова
комитета Конгресса.  Они  оказывали  на  него  давление  несколько  месяцев.
Разразилось бы новое дело Филби, все бы перевернулось вверх  дном.  Политики
суют свои носы, куда не следует. Они уже чуть было не  вызвали  тебя,  но  я
снова спрятал тебя в Ирландии. Я должен был быть  следующим  в  их  чертовом
списке.
   На мгновение во взгляде полковника  промелькнула  неприкрытая  ненависть.
Трент уже обо все догадался, но хотел доказательств.  Смерть  Френча  должны
были списать на него. Его нож, "мгновенный" конец ужасного полевого  агента,
выстрел на виду, еще одна веревочка аккуратно завязана.
   - Вы заплатили за катамаран из фонда, который может привести ко мне?
   - Да.
   - Контролируемого Френчем? Верхняя губа полковника искривилась  в  легкой
улыбке.
   - Френч понимал в делах такого рода.  Френч  понимал  только  деньги,  но
джентльмен никогда не употребляет этого слова.
   - Записи покажут, что я сфабриковал свою гибель в Ирландии?

***

   Они шли тогда через поле к ферме под  моросящим  дождем  -  Трент  и  еще
пятеро членов террористической  организации,  в  которую  он  проник.  Брюки
заправлены в резиновые сапоги, толстые свитеры, твидовые куртки. Под мышками
дробовики, два кролика и заяц в ягдташе,  лабрадор-полукровка  и  ирландский
сеттер вертятся под ногами. Всем видно, что у них мирные намерения.
   В этот день  он  почувствовал  в  террористах  излишнее  дружелюбие.  Они
хлопали его по спине и смеялись громче обычного. И тогда  Трент  понял,  что
его предали. Интуиция спасла его. Он приготовился  к  расстрелу  и  упал  до
того, как по ним стали стрелять из-за бетонной стены, у амбара.
   Одна пуля попала Тренту в плечо, другая - в бедро, но у него хватило  сил
добежать до канавы. Он помнил ужас, переполнявший его, когда он лежал там  в
грязи, зная, что его предал кто-то из своих, и не понимая почему.
   Он попал в ловушку - в таких  операциях  не  выживают.  Ему  не  хотелось
кричать пароль, так как он боялся, что  его  отменили.  В  любой  момент  на
голову  ему  могла  упасть  граната.  Он  почти   чувствовал,   что   солдат
приготовился  к  броску,  и  произнес  пароль  спокойным   голосом.   Парень
выругался, граната пролетела над головой и  взорвалась  в  борозде  на  краю
поля. Солдат заговорил в радиопередатчик с мягким нортумбрским  акцентом,  а
те, кто сидел в засаде, крикнули, чтобы Трент выходил, подняв руки.
   Трент ответил солдату за стеной в полный голос и с акцентом, с которым не
говорил уже два года:
   - Скажи этому психу ненормальному, что я не могу двигаться. Один  из  вас
прострелил  мне  ногу.  Мне  раздробили  плечо,  я   истекаю   кровью,   как
недорезанный поросенок.
   - Слушаюсь, сэр, - ответил солдат.  И  Трент  навсегда  запомнил  чувство
стыда за свой тон представителя правящего класса,  который  отделил  его  от
пяти погибших юношей, оставшихся лежать на поле.

***

   Трент посмотрел на полковника:
   - Это вы предали меня ИРА  и  армии.  Подбородок  полковника  вздернулся,
глаза побледнели, на щеках выступили белые пятна.
   - Я читал твои донесения. Набор сентиментальной чепухи. Ты был на полпути
к измене.
   - Ерунда! Вы хотели, чтобы я умер и не  смог  предстать  перед  комитетом
Конгресса. Должно быть, вы были потрясены, когда я выжил.
   Полковник ухмыльнулся.
   - Вы субсидировали Каспара, - продолжал Трент. - Вам надо было, чтобы его
операция снялась  с  мертвой  точки  и  чтобы  я  был  в  нее  вовлечен  как
контрабандист оружия и убийца Френча. Это избавляло вас от нас  обоих.  Сами
же вы надели бы лавровый венок, послав на спасение демократии вертолеты SAS,
дислоцировавшиеся в Бельпане. Прекрасно!  Комитет  Конгресса  не  посмел  бы
устроить такому герою тяжелую  жизнь.  Но  вы  допустили  одну  ошибку:  дон
Роберто оставил мне предупреждение, вы  его  не  заметили.  -  Трент  достал
из-под подушки фотографию и бросил ее. Она закружилась по комнате, упала под
ноги полковнику. Тот поднял. - Должно быть, вы сильно ее любили и ненавидели
моего отца. - Но, посмотрев на полковника, Трент понял, что ошибся.
   - Я не выносил эту проклятую женщину! - Полковник, не отрываясь,  смотрел
на Трента. Он сжал руки так, что побелели суставы. - А ты весь в мать.  Твой
отец застрелился, а ты не проронил ни слезинки. Ты - рыба. И именно  поэтому
я стал тебя учить. У тебя с самого начала были задатки.
   Значит, то, что полковник все время напоминал ему о матери, было  не  чем
иным, как очередной манипуляцией.
   - Я видел отца прямо перед тем, как он застрелился. Я не мог ему  помочь,
- произнес Трент.
   - Господи! - Впервые Трент видел искреннее изумление  полковника.  Старик
покачал головой, словно пытаясь прийти в себя. - Сообщил бы  мне.  Я  сказал
твоей матери, что беру тебя к себе только ради  твоего  отца.  Единственного
человека, с которым я когда-либо мог говорить...
   - Мне очень жаль. - Трент откинулся на подушку.  Ему  действительно  было
жаль.
   - Я не нуждаюсь в твоем сочувствии, черт тебя побери!
   Трент спустил ноги на пол. Правая нога болела, в боку тоже  чувствовалась
сильная боль.
   - Вы не могли бы дать мне ваш бумажник? - попросил он.
   Полковник вынул из внутреннего  нагрудного  кармана  бумажник  из  свиной
кожи.  Обычный  дешевый  бумажник,  которым   пользовались   уже   не   одно
десятилетие. Из него полковник  вынимал  деньги,  которые  давал  Тренту  на
карманные расходы, когда он  учился  в  школе.  По  мере  роста  инфляции  и
взросления Трента новенькие хрустящие купюры становились все крупнее...
   - Вы всегда сами сажали меня на поезд, когда я ехал в школу.
   - У меня было чувство долга, - сказал полковник.
   - Вы испытывали радость оттого, что я уезжаю, - поправил его  Трент.  Это
была правда. Он чувствовал это, когда они стояли  бок  о  бок  на  платформе
Кингс-Кросс.
   Он заглянул в  бумажник.  Его  восемь  тысяч  долларов  лежали  в  особом
отделении для личных расходов полковника. Трент показал купюры в видеокамеру
над дверью, затем,  с  трудом  держа  в  забинтованных  пальцах  миниатюрную
золотую ручку  полковника,  написал  расписку  на  блокноте,  вставленном  в
бумажник, и вернул его.
   - Благодарю. - Полковник убрал бумажник тем же  движением,  каким  убирал
его,  выдавая  мальчику  карманные  деньги,  и  достал  золотой   портсигар,
подаренный отцом Трента.
   Трент  указал  на  надпись  "НЕ  КУРИТЬ"  над   изголовьем   кровати   и,
прихрамывая, пошел к двери. Нет, он не может выйти просто так, он обернулся.
   - Не делайте глупостей.
   - Кто я такой, как ты  думаешь?  -  взревел  полковник.  -  Идиот?  Выйди
отсюда?
   В коридоре ожидали трое - мексиканец в военной форме, человек в  твидовом
костюме в мелкую крапинку и американец, выглядевший так, будто он умнее всех
на свете.
   Трент кивнул им:
   - Он ваш. Позаботьтесь о нем. Пепито в белом халате  высунулся  из  двери
дальше по коридору и кивнул ему.

ЭПИЛОГ

   Одежду Трента постирали,  зашили  и  отгладили.  После  того  как  Пепито
свернул аппаратуру, санитар помог выздоравливающему одеться и провел его  по
коридору в кабинет начальника госпиталя, словно Трент был важной персоной. А
он устал от всего этого и хотел бы выйти отсюда прямо на улицу, не заходя ни
в  какие  кабинеты.  Но  надо  было  оказать  полковнику  последнюю  услугу,
выполнить свой долг перед  самим  собой  и  всем  миром,  хотя  всему  миру,
пожалуй, это не так уж и важно.
   По коридору навстречу им торопливо шел американец. Во Франкфурте  он  был
Робертом в сером фланелевом костюме, в Канкуне - Стивом. Сейчас на нем  были
полотняный костюм, рубашка, застегнутая на все пуговицы, и клубный  галстук.
Единственное, что не изменилось, - это улыбка.
   - Рад тебя видеть, - бросил он. - Я только что из Вашингтона.
   Трент не удивился, если бы узнал,  что  американец  уже  два  часа  ездил
вокруг госпиталя "Мерила",  ожидая  подтверждения,  что  здесь  нет  никакой
инфекции.
   Американец протянул руку. Трент взглядом показал на перевязанные пальцы.
   - Эх, очень жаль! - Американец положил руку ему на плечо. - Я слышал,  ты
классно поработал, - продолжал он, подталкивая Трента к кабинету  начальника
госпиталя. Он сиял улыбкой, подтверждающей его верную  дружбу  и  абсолютную
поддержку. - Здорово, просто здорово! Действительно здорово. -  Он  вошел  в
кабинет, восхищенно качая головой. - Ну как тут в него не поверить? Я имею в
виду Иисуса Христа...
   Трент понял, что Вашингтон остался доволен.  Одного  из  собеседников  он
знал в лицо: англичанин, лет на  двадцать  моложе  полковника,  но  того  же
образования и воспитания. Наверное, в силу своего возраста он  придерживался
более либеральных взглядов или был менее  подвержен  предрассудкам,  что  не
одно и то же.
   - Хорошо сработано, - сказал англичанин.
   - Благодарю.
   Второй оказался мексиканцем. В  дорогом  темно-синем  костюме,  он  курил
тонкую сигару, и на руках его было слишком много  золота.  Он  улыбнулся,  и
золота прибавилось.
   - Рады были помочь вам, сеньор.
   - Прошу прощения, - отозвался Трент. - Мне следовало бы сразу  обратиться
к вам. - Но мексиканец и американец были уже полностью поглощены друг другом
- пожимали руки, обменивались приглашениями на обед, словно старые  школьные
друзья.
   Американец вывел мексиканца из кабинета.
   Англичанин, зараженный общим дружелюбием, протянул Тренту руку:
   - Чарльз Бенсон, мы по-настоящему так и не знакомы.
   Трент взглядом показал на повязки, и Бенсон смутился:
   - Да, конечно. Прошу прощения. - Он пододвинул к Тренту одно  из  кресел,
стоявших у стола:
   - Присаживайтесь, пожалуйста. Вам  не  очень-то  легко  стоять,  вижу  по
глазам.
   - Благодарю, - откликнулся Трент, не ожидая встретить в нем понимания,  и
впервые пристально посмотрел на Бенсона. Карие глаза, русые  волосы,  тонкие
черты лица, стройная фигура. Чуб, все время спадавший на лоб,  придавал  ему
мальчишеский вид.
   Трент предположил, что он летел через Вашингтон.
   - Вы играете в поло? - спросил он.
   - Что?  -  переспросил  Бенсон,  посмотрел  на  свои  руки,  на  редкость
мускулистые  и  мозолистые,  и  улыбнулся.   -   Да,   конечно.   Вы   очень
наблюдательны.
   - Я хотел бы поговорить с американцем наедине. Вы не против?
   - Я так и предполагал. - Бенсон на мгновение задумался. -  Лучше  бы  вам
сейчас отдохнуть. Я имел в виду: продолжайте  отдыхать.  Это  входит  в  мои
полномочия.
   Ему предлагали работу, но Трент еще не понял этого.
   - Никто не называет вас по имени, продолжал Бенсон.  -  Вы  предпочитаете
оставаться Трентом?
   И тут Трента осенило. Интересно, кто же такой этот Бенсон?
   Американец вернулся в кабинет.
   - Джон, я дал Тренту пару месяцев отпуска, - обратился к нему  Бенсон.  -
Он хотел поговорить с тобой перед отъездом. - Англичанин взглянул  на  часы,
старенькие, на простом кожаном ремешке. - Я должен возвращаться в  аэропорт.
- Он улыбнулся Тренту, в глазах его блеснули озорные огоньки. - Может  быть,
ваши друзья меня подбросят, пока вы заняты.
   Американец сел в кресло и повернулся к Тренту, спокойный, расслабленный.
   - Джон Волкштадт, - сказал он с легкой улыбкой. И Трент  понял,  что  это
его настоящее имя. У него оно есть в отличие от тех, у кого нет имени или  у
кого их множество.  -  Бенсон  -  хороший  парень.  Тебе  понравится  с  ним
работать. Расторопный и идеи правильные.
   - Желтый платок... - произнес Трент и в замешательстве пожал плечами. - Я
имею в виду...
   Волкштадт понял его и кивнул: мол, не стоит благодарности.
   Но Трент продолжал:
   - Вы спасли мне жизнь. Я не понимаю, как вам это  удалось.  -  В  Канкуне
Трент скрытничал, так как боялся закулисных игр. Но сейчас пора открыться. -
Мы победили, ведь так?
   - Конечно. И работа сделала на славу.
   - И я  в  безопасности?  -  Трент  давно  не  чувствовал  себя  настолько
спокойно.
   - Да, черт возьми, - ответил  Волкштадт  с  покровительственной  улыбкой.
Трент облизнул губы:
   - Я хотел бы сказать... Вы понимаете? В любое время...
   Это звучало как предложение услуг... Улыбка исчезла с  лица  собеседника.
Ее сменил холодный взгляд, оценивающий степень преданности Трента.
   - Президент Бельпана, - проговорил Трент и  смутился,  поняв,  что  зашел
слишком далеко. - Вы знаете... В отеле "Савой"...
   Волкштадт молчал.
   - А, вот оно что, - сказал Трент.
   - Я запомню это, - кивнул американец.
   - Я ничего не понимаю, - продолжал Трент. - Я знал, что  полковник  этого
не делал. Он не мог, это не в Англии. Ему было бы трудно достать  наркотики.
У Каспара не было достаточно власти...
   Огоньки в глазах Волкштадта показали Тренту, что он на правильном пути.
   - Но это требовало большого мужества. - Трент как бы говорил  уже  сам  с
собой, распутывая последние узлы головоломки.
   Американец улыбнулся - не привычной широкой, лучезарной улыбкой, а слегка
подняв уголки рта.
   Трент восхищенно покачал головой:
   - А свести Каспара с колумбийцами...
   - Этот сукин сын ухватился ,за такую  связь  при  первой  возможности.  -
Волкштадт усмехнулся. Он больше не играл. - Если бы мне не пришла  в  голову
эта идея, он сам бы до нее додумался.
   - У него не было мозгов, - согласился Трент.  -  Он  был  упрям,  но  это
совсем другое дело.
   - Упрям. И все время на виду.  -  Волкштадт  был  в  восторге  от  своего
хитроумия.
   - Но, повторяю, у него не было мозгов. Я не говорю, что он был тупым.  Но
никакого воображения... - Трент посмотрел прямо в глаза  Волкштадту.  -  Вот
почему я хотел бы работать с вами. На свете мало таких  умных  людей.  -  Он
знал, что нашел нужные слова.
   Волкштадт улыбнулся. Не то чтобы он был смущен  комплиментом,  но  сделал
такой вид.
   - Тут одного ума мало, нужна еще и ловкость, - проговорил он. - Я  смотрю
на проблему и вижу болевые точки, как если бы они были  нанесены  на  карту.
Подталкиваешь  немного,  делаешь  пару   усилий,   добавляешь   пару   новых
компонентов - и вот уже все становится на свои места.
   - Но свести Каспара и полковника... - Трент покачал головой. -  Полковник
тоже был на виду.
   - Слишком долго, черт побери. Если бы ты не выполнял  заданий  агентства,
он бы давным-давно  оказался  за  бортом.  -  Волкштадт  разоткровенничался,
наслаждаясь восхищением в глазах Трента. - Только ты удерживал его на плаву.
Ты был его единственным каналом в Лэнгли.
   - Сторонники "холодной войны" должны были чертовски испугаться, когда  вы
заставили Френча давать показания, - сказал Трент.
   - Испугаться! Ты бы видел их лица, - расхохотался Волкштадт.  -  Они  уже
закапывали дела, которые ты для них  сделал  за  последние  пятнадцать  лет,
когда я преподнес им известие о Френче.
   Он посмотрел на  Трента,  чтобы  убедиться,  понимает  ли  он,  насколько
прекрасно все было сработано.
   - Я был на этой встрече. Они паниковали, и я сказал им: "Господи, как это
ужасно. А может быть, вам стоит его убрать?" И они послали этого придурка из
Штатов, твой болван полковник провел его в дом Френча. У  самого  полковника
оказалась кишка тонка. У нас все это есть на пленке. Нож,  похожий  на  тот,
что висит у тебя на спине.
   - Полковник заговорит...
   - Заговорит? Да он  запоет  любую  дурацкую  песню,  какую  я  ему  велю.
Соучастие в убийстве и попытка убийства - а мы в Мексике. Он расколется, или
я распну этого сукиного сына.
   - Бедный старик, - покачал головой Трент.
   - Он  пытался  тебя  убить!  -  воскликнул  Волкштадт.  Его  глаза  вдруг
сделались внимательными, на лицо вернулась привычная улыбка. - Так  на  чьей
ты стороне?
   - Ни на чьей. Я делаю свою работу. Улыбка исчезла.
   - Черта с два! У меня на тебя такое досье,  что  у  тебя  волосы  встанут
дыбом. - Волкштадт встал. Взгляд его стал холодным и  твердым,  и  Трент  на
мгновение вспомнил Луиса, психопата. - Играй со мной в игры, да оглядывайся.
   Трент вскочил с кресла. У него было не много сил, но он подумал,  что  на
это хватит.
   - Оглядываюсь, - отозвался он. - Стоит мне лишь что-нибудь разузнать,  ты
труп. - Собрав последние силы, он ударил Волкштадта по лицу и  почувствовал,
что сломал американцу нос. - Черт! - Трент засунул руку под мышку.
   В отличие от Волкштадта, у него  не  было  никаких  вещей.  Он  вышел  из
госпиталя.
   В тени акации стоял белый джип "Чероки" и около него - Бенсон.  Рядом  на
пончо разлегся Пепито,  положив  голову  Да  колени  симпатичной  темнокожей
женщины лет тридцати  в  джинсах  и  футболке  без  рукавов.  Трент  заметил
красивые кольца, дорогие часы. Другая женщина сидела поблизости с  книгой  в
руках. Она была одета в запахивающуюся  юбку  и  короткую  блузку.  Короткие
волосы, вздернутый нос, большой рот, очки в роговой оправе.
   Из автомобильного приемника доносились звуки "Фигаро".  Мексиканец  спал.
Трент подошел к ним, чувствуя боль в руке. Женщина  закрыла  книгу.  Изабель
Альенде, "Любовь и сумерки". "Она на верном пути", - подумал Трент.
   - Мануэла Фуентес, - представилась она.
   - Трент, - сказал Трент. - Очень приятно, сеньорита.
   Пепито зевнул и открыл один глаз.
   - Ну что, вмазал ему? Трент показал руку. Сквозь бинты просочилась кровь.
   - Змею всегда нужно давить вовремя, - сказал  мексиканец.  Он  указал  на
женщину рядом. - Тина, инженер из Венесуэлы. Мы подумали,  что  нам  следует
съездить и посмотреть, как снова поставить твою яхту на воду.
   - Звучит неплохо, - улыбнулся Трент. Пепито еще раз зевнул,  потянулся  и
встал.
   - Мы пригласили  Бенсона,  но  сумасшедший  гринго  говорит,  что  должен
возвращаться в офис.
   Несмотря на костюм, Бенсон выглядел своим в этой компании.
   - Как-нибудь в другой раз, - сказал он.
   - Спасибо, что дождались, - поблагодарил его Трент. - У меня все записано
на пленку. - Он повернулся к Пепито:
   - Ты  снимешь с меня этот магнитофон или мне носить его до конца жизни?