Роберт Ван Гулик
   Поэты и убийство
 
   Перевод В. Иорданского
   Редактор Н. Павлова
 
   OCR - Красно
 
   Глава 1
   Скрестив под собой ноги, на углу широкой  скамьи  сидел  жирный  монах  и
молча смотрел на посетителя неподвижным  взглядом.  Чуть  погодя  он  сказал
хриплым скрипучим голосом:
   - Мой ответ - нет. Сегодня после обеда я должен уехать из города.
   Толстые волосатые пальцы его левой руки плотно сжали лежавшую на  коленях
истрепанную книгу.
   Посетитель, высокий мужчина  в  аккуратном  черном  халате  поверх  синей
.рубахи, на мгновение утратил дар речи. Он устал, потому  что  ему  пришлось
пройти всю улицу Храма. А грубиян даже не удосужился предложить  ему  сесть.
Может быть, и неплохо, что этот уродливый наглый монах  не  присоединится  к
избранному обществу... С отвращением  смотрел  он  на  утопавшую  в  круглых
плечах крупную бритую голову, смуглое лицо с  отвисшими,  покрытыми  щетиной
щеками и мясистым носом над толстогубым ртом. Своими  выпученными,  необычно
большими глазами  монах  напоминал  отвратительную  жабу.  В  тесной  пустой
комнате вонь застоявшегося пота от заштопанной рясы смешивалась  с  ароматом
индийских  благовоний.  Несколько  мгновений  посетитель   прислушивался   к
однообразному гудению молящихся на другой стороне храма Тонкого Понимания и,
подавив зевок, снова заговорил:
   - Начальник уезда Ло, сударь, будет очень огорчен. Сегодня вечером в  его
резиденции состоится ужин, а на завтра мой хозяин намечает  банкет  в  честь
праздника Середины Осени, на Изумрудном утесе.
   Хозяин дома хмыкнул.
   - Начальник Ло мог бы и лучше распорядиться  своим  временем!  Вечеринки!
Какой вздор! А почему он прислал тебя, своего советника, а не  пожаловал  ко
мне сам, а?
   - Сударь, проездом здесь находится начальник округа. Сегодня  рано  утром
он вызвал моего хозяина на совещание всех четырнадцати  уездных  начальников
округа в губернаторскую резиденцию в  Западном  городе.  Вслед  за  тем  мой
начальник обязан  присутствовать  на  полуденном  обеде,  который  начальник
округа устраивает резиденции.
   Он откашлялся и продолжал извиняющимся тоном:
   -  Празднества,   которые   я   упомянул,   имеют,   сударь,   совершенно
неофициальный характер. И  будут  очень  скромны.  В  сущности,  всего  лишь
встреча поэтов. А поскольку вы...
   - Кто другие приглашенные? - резко оборвал его монах.
   - Ну, начну с того, что там будет академик Шао. Затем придворный поэт Чан
Лянпо. Оба прибыли в резиденцию только сегодня утром и...
   - Обоих знаю вот уже много лет и знаком с их трудами. Так  что  прекрасно
обойдусь без встречи с ними. Что касается стишков Ло...
   Он бросил на своего гостя злобный взгляд и отрывисто спросил:
   - Кто еще?
   - Сударь, будет также судья Ди.  Он  начальник  нашего  соседнего  уезда,
Пуяна. Он также был вызван начальником округа и приехал сюда вчера.
   Уродливый монах вздрогнул.
   - Ди из Пуяна? Какого черта?.. - начал было он. Затем недовольно спросил:
   - Не хочешь ли ты сказать, что он примет участие  в  поэтическом  вечере?
Всегда слышал, что у него скорее прозаический склад ума. Скучная компания.
   Советник аккуратно разгладил свои черные усы, прежде чем твердо ответить:
   - Сударь, будучи другом и товарищем моего хозяина, начальник Ди считается
членом семьи и, само собой разумеется, посещает все приемы в резиденции.
   - А ты осторожный парень, не так ли? - сквозь зубы сказал монах. Он  чуть
подумал, надувая щеки, что сделало его еще больше  похожим  на  жабу.  Затем
кривая улыбка раздвинула его чувственные губы, показав неровные, потемневшие
зубы.
   - Ди, а?
   Он уставился на посетителя выпученными глазами, задумчиво поглаживая свои
заросшие щеки. Скрипучий голос  царапнул  по  обнаженным  нервам  советника.
Опустив глаза, монах больше для самого себя прошептал:
   - Это, в конце концов, может стать любопытным опытом. Интересно,  что  он
думает о лисах-оборотнях. Говорят, что этот тип чертовски умен.
   Внезапно он снова поднял глаза и проквакал:
   - Советник, как, ты сказал, тебя зовут? Пао или Гао или как-то еще?
   - Мое имя Као, сударь. Као Фан, к вашим услугам.
   Монах напряженно смотрел куда-то мимо него. Советник глянул через  плечо,
но никто не вошел через находившуюся за его спиной  дверь.  Внезапно  хозяин
дома заговорил снова:
   - Хорошо, господин Као. Я передумал. Вы можете сообщить  своему  хозяину,
что я принимаю его приглашение.
   Бросив настороженный взгляд на невозмутимое лицо гостя, он резко спросил:
   - А, кстати, откуда начальник Ло знает, что я остановился в этом храме?
   - Сударь, прошел слух, что  вы  прибыли  в  этот  город  два  дня  назад.
Начальник Ло приказал мне осведомиться на улице Храма, и меня направили к...
   - Ясно. Да, первоначально я предполагал, что  прибуду  сюда  двумя  днями
раньше. Но, на самом  деле,  приехал  только  сегодня  утром.  В  пути  меня
задержали. Но это вас не касается. Я  буду  в  резиденции  начальника  Ло  к
полуденной трапезе,  советник.  Позаботьтесь,  чтобы  для  меня  приготовили
вегетарианские блюда  и  предоставили  мне  небольшую,  но  чистую  комнату.
Подчеркиваю, небольшую, но чистую. А теперь  извините  меня,  советник  Као.
Должен заняться другими делами. Даже  у  отставного  могильщика  могут  быть
некоторые  обязанности.  В  частности,  погребение  мертвых.  И  прошлых,  и
нынешних.
   От громового смеха его полные плечи заколыхались. Смех оборвался  так  же
внезапно, как и начался.
   - Всего хорошего, - отрезал он.
   Советник Као поклонился с почтительно сложенными в рукавах халата  руками
и, повернувшись, вышел.
   Жирный могильщик раскрыл затрепанную книгу у себя  на  колене.  Это  была
древняя книга прорицаний. Ткнув  толстым  указательным  пальцем  в  название
главы, он вслух прочел:
   - Черный лис выбирается из норы. Учтите это предостережение.
   Он захлопнул книгу и  уставился  на  дверь  своими  неподвижными  жабьими
глазами.
   Глава 2
   - Копченая утка была превосходна, - объявил начальник  уезда  Ло,  сложив
руки на животе. - Но в свиных ножках было слишком много  уксуса.  Во  всяком
случае, на мой вкус.
   Судья Ди откинулся на мягкую обивку удобного паланкина своего коллеги,  с
которым возвращался из губернаторской резиденции в  Ямынь.  Поглаживая  свою
длинную черную бороду, судья сказал:
   - Наверное, ты прав относительно свиных ножек, Ло, но было много и других
изысканных блюд. Поистине роскошная трапеза. И похоже,  начальник  округа  -
способный человек, быстро схватывающий суть текущих событий. Нахожу, что его
обобщение итогов совещания было весьма поучительным.
   Начальник Ло подавил легкую икоту, деликатно прикрыв  рот  пухлой  рукой.
Затем закрутил вверх кончики своих тонких усиков,  украшающих  его  округлое
лицо.
   - Поучительное, да. Но скорее скучноватое. Боже, как же здесь жарко!
   Он сдвинул назад, с потного лба, свою крылатую шапочку начальника  уезда.
Оба они, и судья Ди и сам Ло, были одеты в полный церемониальный  костюм  из
зеленой парчи,  как  полагалось  в  присутствии  главы  округа,  их  прямого
начальника. Осеннее утро было свежим, бодрящим, но жаркие  лучи  полуденного
солнца уже падали на полог паланкина.
   Ло зевнул.
   - Ну, а теперь, когда совещание позади, мы можем, Ди,  занять.  ум  более
приятными мыслями. Я составил подробную программу на  те  два  дня,  что  ты
почтишь  нас  своим  присутствием,  старший  брат!  Программа  довольно-таки
приятная, поверь мне на слово!
   - Ло, мне неудобно злоупотреблять твоим гостеприимством.  Пожалуйста,  не
хлопочи из-за меня. Если бы мне удалось немного почитать в твоей  прекрасной
библиотеке...
   - Дружище, боюсь, у тебя  не  будет  времени  для  чтения.  Ло  отодвинул
занавеску. Паланкин пересекал центральную улицу.  Начальник  Ло  показал  на
витрины лавок, празднично украшенные цветными фонарями всех форм и размеров.
   - Завтра праздник Середины Осени! Мы же начнем его отмечать  еще  сегодня
ночью! С ужина. Вместе с небольшой, но избранной компанией гостей!
   Судья Ди вежливо улыбнулся,  но  упомянутый  коллегой  праздник  Середины
Осени вызвал у него прилив горечи. Больше  чем  любой  другой  из  ежегодных
праздников, этот был прежде всего семейным; на нем хозяйничали женщины, и  в
нем принимали большое участие дети. Судья рассчитывал провести этот  день  в
Пуяне в узком семейном кругу. Но  начальник  округа,  сам  возвращающийся  в
столицу провинции на следующей неделе, приказал ему задержаться на два дня в
Чинхуа, чтобы быть под рукой, если понадобится. Судья Ди  вздохнул.  Он  сам
предпочел бы немедленно вернуться в Пуян, и не только по  причине  торжеств,
но из-за находившегося в суде сложного дела о  хищениях,  которым  он  хотел
заняться лично. Из-за этого дела он решил съездить в Чинхуа один, оставив  в
Пуяне своего доверенного советника секретаря Хуна и своих троих  соратников,
чтобы они смогли собрать всю необходимую для вынесения приговора информацию.
   - А кто еще, как ты сказал?
   - Академик Шао, дружище. Он согласился  почтить  своим  присутствием  мое
скромное жилище!
   - Не имеешь ли ты в виду бывшего президента академии?  Человека,  который
до недавнего времени составлял тексты наиболее важных императорских указов?
   Начальник Ло широко улыбнулся.
   -  Именно  так!  Одного   из   величайших   писателей   нашего   времени,
несравненного  прозаика  и  поэта.  Кроме  того,  с  нами  будет  придворный
стихотворец достопочтенный Чан Лянпо.
   - Небеса! Еще одно  громкое  имя...  Право,  Ло,  тебе  не  следовало  бы
называть себя  любителем.'  То,  что  эти  прославленные  поэты  соглашаются
проводить с тобой время, подтверждает мое мнение о тебе как о...
   Его коллега быстро поднял ладонь.
   - О нет, Ди. Увы, простая случайность. Вышло так, что  академик  проезжал
здесь по дороге домой, в столицу. А Чан Лянпо, который  родился  и  вырос  в
этих местах, прибыл поклониться могилам своих  предков.  А  ты  знаешь,  что
Ямынь, как и моя официальная резиденция, занимает  бывший  княжеский  летний
дворец: он раньше принадлежал известному Девятому  князю,  который  двадцать
лет назад намеревался захватить трон. Там много обособленных двориков,  есть
и чудесные сады. Оба выдающихся гостя согласились  принять  мое  приглашение
только потому, что, как они думали, им будет много удобнее у  меня,  чем  на
постоялом дворе.
   - Ло, ты слишком скромен! И Шао и Чан  отличаются  привередливостью.  Они
никогда не приняли бы приглашения жить в твоем  доме,  если  бы  на  них  не
произвела впечатления твоя изысканная поэзия. Когда они приезжают?
   - Они  бы  уже  должны  быть  здесь,  старший  брат.  Я  приказал  своему
управителю подать им полуденную трапезу в главном зале и пору'-.1л советнику
представлять меня как хозяина. Думаю, мы скоро будем на месте.
   Он отдернул в сторону занавеску.
   - Небеса! Что здесь делает Као?
   Высунув голову из окна, он крикнул старшему носильщику:
   - Стой!
   Пока паланкин опускали на землю перед главным входом в  Ямынь,  судья  Ди
заметил взволнованную кучку  людей,  сгрудившихся  на  широких  ступенях.  В
мужчине, одетом в аккуратный черный халат и синюю рубаху, он узнал советника
Као. Худой малый в коричневой куртке с обшитыми черными краями и  коричневых
штанах, в лакированном черном шлеме с длинным красным шнуром  был  начальник
стражи. Двое других выглядели обычными горожанами. Чуть в стороне  держались
трое стражников. Они носили такой же мундир, как  и  их  начальник,  но  без
красного шнура на шлеме. Вокруг пояса у них были тонкие длинные  цепочки,  с
которых свисали зажимы  для  пальцев  и  наручники.  Као  быстро  сбежал  по
ступеням и низко склонился перед окном  паланкина.  Начальник  Ло  отрывисто
спросил:
   - В чем дело, Као?
   - Полчаса  назад  приказчик  торговца  чаем  господина  Мена  доложил  об
убийстве, сударь. Был обнаружен с перерезанным горлом студент Сун, снимающий
жилье на заднем дворе дома господина Мена. Все его деньги украдены.  Сударь,
похоже, что это случилось сегодня ранним утром.
   - Убийство накануне праздника! Какое дурное предзнаменование! - прошептал
Ло судье Ди. С озабоченным видом он затем спросил Као:
   - А как мои гости?
   - Его превосходительство  академик  Шао  прибыл  сразу  же  после  вашего
отъезда, сударь. Вслед за ним - достопочтенный Чан. Я проводил господ  в  их
покои, извинившись за отсутствие вашей чести. Как раз в  тот  момент,  когда
они сели за полуденную трапезу, появился могильщик  Лу.  После  еды  господа
удалились отдохнуть.
   - Хорошо. Это значит, что я могу сейчас же осмотреть место  преступления.
Хватит времени и для того, чтобы приветствовать гостей после их отдыха. Као,
отправьте впереди старшину и двух стражников на конях. Пусть они  проследят,
чтобы никто ничего не напортил. Вы предупредили лекаря?
   - Да, сударь. Я также забрал в архиве бумаги, относящиеся к убитому и его
домовладельцу торговцу Мену.
   Из рукава он извлек связку официальных бумаг и почтительно передал своему
начальнику.
   - Хорошо поработали! Оставайтесь в присутствии, Као. Проверьте, не пришли
ли важные бумаги и разберитесь в текущих делах.
   Он крикнул старшему носильщику, который жадно прислушивался к разговору:
   - Ты знаешь дом господина Мена? Ты говоришь, у Восточных  ворот?  Хорошо,
двигай!
   Когда носильщики побежали, Ло положил ладонь на руку судьи Ди и торопливо
сказал:
   - Надеюсь, ты не сердишься, что пропустишь послеобеденный отдых?  Знаешь,
мне нужны твои помощь и совет. На полный желудок я не смогу один  справиться
с убийством. Не надо было так налегать на вино.  Боюсь,  выпил  больше,  чем
следовало бы!
   Ло отер пот и заботливо спросил:
   - Ди, ты действительно не сердишься? Правда?
   - Конечно, нет. Буду только рад сделать все, что  смогу.  Судья  поправил
усы и суховато добавил:
   - Тем более, что я буду на месте преступления вместе с  тобой.  И  ты  не
сможешь застлать мне глаза, как недавно на Рацском острове!
   - Ну, старший брат, ты тоже был не слишком-то откровенен со мной.  Говорю
о прошлом  годе.  Когда  ты  приехал,  чтобы  похитить  двух  очаровательных
девушек!
   Судья Ди бледно улыбнулся.
   - Хорошо, считай, что  мы  в  расчете.  Впрочем,  думаю,  что  это  будет
заурядное дело. Большинство убийств с целью грабежа  таковы.  Посмотрим  же,
кем точно был убитый.
   Ло быстро вложил связку бумаг в руки своего коллеги.
   - Сначала взгляни сам, старший  брат!  Я  же  ненадолго  вздремну.  Чтобы
собраться с мыслями. До Восточных ворот - путь неблизкий!
   Он опустил шапочку на глаза и  со  вздохом  удовлетворения  откинулся  на
подушки.
   Судья отодвинул занавески на своей стороне, чтобы было больше  света  для
чтения. Но прежде, чем  приступить  к  работе,  он  задумчиво  посмотрел  на
раскрасневшееся лицо своего коллеги. Будет  интересно  понаблюдать,  как  Ло
приступит к расследованию убийства. Он размышлял, что начальнику  уезда,  не
имеющему права без особого приказа начальника  округа  покидать  свой  уезд,
редко предоставляется возможность увидеть коллегу в деле. К тому же  Ло  был
весьма неординарной личностью. Он обладал немалым богатством и,  по  слухам,
согласился занять пост в Чинхуа только потому, что тот давал ему независимое
официальное положение и возможность предаваться  своим  увлечениям  -  вину,
женщинам и поэзии. Всегда  было  непросто  подобрать  начальника  уезда  для
Чинхуа, потому  что  тот  должен  был  иметь  крупный  личный  доход,  чтобы
содержать отведенный под его  резиденцию  дворец,  и  в  официальных  кругах
шептались, что главным образом по этой причине Ло не смещали с его поста. Но
судья  Ди  частенько  подозревал,  что   принятая   Ло   поза   гуляки,   не
интересующегося  официальными  обязанностями,  была  показной,   а   что   в
действительности  он  совсем  неплохо  управлял  уездом.  Да  и  сейчас  ему
понравилось решение коллеги самому отправиться на место преступления. Многие
из судей перепоручили бы его осмотр  подчиненным.  Судья  развернул  бумаги.
Сверху  находился  документ,  содержащий  официальные  сведения  об   убитом
студенте.
   Его полное имя было  Сун  Ивен,  двадцати  трех  лет,  холост.  С  честью
выдержав  литературный  экзамен  второй  ступени,  он   добился   стипендии,
позволившей ему опубликовать ряд  событий  древней  истории.  Сун  прибыл  в
Чинхуа двумя неделями ранее и сразу же  отметился  в  присутствии,  запросив
разрешение на месячное пребывание. Он объяснил советнику Као, что его  целью
является изучение старых исторических записей. Несколько столетий назад, как
раз в изучаемую Суном эпоху, в Чинхуа произошло  крестьянское  восстание,  и
Сун надеялся разыскать дополнительные сведения об  этом  событии  в  древних
архивах. Советник Као  выдал  ему  позволение  просматривать  находящиеся  в
канцелярии документы. Из прилагаемого перечня посещений явствовало, что  Сун
проводил в библиотеке Ямыня каждый вечер. И это было все.
   Другие бумаги относились к домовладельцу студента, чаеторговцу Мену.  Мен
унаследовал старинную фирму от отца. Восемнадцать лет назад он взял  в  жены
дочь коллеги по имени Хван, и она принесла ему дочь, ныне шестнадцати лет, и
сына, четырнадцати лет.  У  него  была  одна  официально  зарегистрированная
наложница.  Свидетельства  о  рождении  и  браке  прилагались.  Судья  Ди  с
удовлетворением кивнул: очевидно, советник Као был  расторопным  работником.
Сейчас торговцу  Мену  стукнуло  сорок  лет.  Он  вовремя  вносил  налоги  и
поддерживал  несколько  благотворительных  организаций.  Очевидно,  он   был
буддистом, раз  посещал  храм  Тонкого  Понимания,  одно  из  многочисленных
святилищ на улице Храма. Мысли о  буддизме  о  чем-то  напомнили  судье.  Он
толкнул соседа, который мягко похрапывал, и спросил:
   - Что твой советник говорил о могильщике?
   Ло уставился на него заспанными глазами:
   - О могильщике?
   - Разве Као не  упоминал,  что  какой-то  могильщик  принимал  участие  в
полуденной трапезе в твоей резиденции?
   - Ну, конечно! Ты, наверное, слышал о могильщике Лу, не так ли?
   -  Нет,  никогда.  Я.  почти  не  общаюсь  с  буддийской  кликой.  Будучи
убежденным конфуцианцем, Ди не одобрял  буддизма,  а  скандальное  поведение
монахов храма Бесконечного Милосердия в его уезде еще больше укрепило его  в
этом отрицательном отношении.
   Начальник Ло хмыкнул.
   - Могильщик Лу не принадлежит ни к какой клике. Для тебя,  старший  брат,
будет подлинным удовольствием его увидеть.  Разговор  с  ним  доставит  тебе
наслаждение. Моей голове немного лучше. Дай мне посмотреть на эти бумаги.
   Судья Ди протянул ему связку документов и всю оставшуюся  часть  пути  не
промолвил ни слова.
   Глава 3
   Дом чаеторговца располагался в таком узком проезде, что даже паланкин мог
с трудом там протиснуться. Однако высокие кирпичные заборы с двух сторон под
перенесшей удары непогоды зеленой черепицей  подтверждали,  что  это  старый
жилой  район,  заселенный  зажиточными  людьми.  Носильщики  остановились  у
покрытых черным  лаком,  щедро  украшенных  металлическими  фигурами  ворот.
Ожидавший  там  смотритель  квартала  поднял  хлыст,   и   небольшая   кучка
собравшихся зевак рассеялась. Двойные ворота распахнулись. Высокий  балдахин
паланкина едва  прошел  под  почерневшими  от  времени  тяжелыми  стропилами
привратницкой.
   Выйдя из паланкина после начальника Ло, судья Ди окинул быстрым  взглядом
хорошо содержащийся передний двор, тихий и прохладный, в тени  двух  высоких
тисовых деревьев. Они  росли  по  сторонам  гранитной  лестницы,  ведущей  к
главному залу, украшенному красными  колоннами.  По  ее  ступеням  торопливо
спустился, чтобы приветствовать посетителей, худой человек в длинной  рубахе
оливкового цвета, в квадратной черной шапке, плетенной из  конского  волоса.
Мелкими быстрыми шажками Ло направился к нему. ,
   - Предполагаю, вы торговец Мен? Прекрасно! Рад познакомиться с владельцем
нашей самой славной чайной фирмы! Ужасно это убийство и ограбление  в  вашем
столь давно  основанном,  столь  известном  доме!  Да  к  тому  же  накануне
праздника Середины Осени!
   Господин Мен  низко  поклонился  и  принялся  извиняться  за  причиненные
властям хлопоты. Но начальник уезда остановил его:
   - Господин Мен, мы всегда  к  услугам  наших  граждан!  Всегда!  К  слову
сказать, этот господин - мой друг и коллега, который случайно  находился  со
мной, когда сообщили об убийстве.
   Ло лихо сдвинул свою крылатую шапочку.
   - Ну что же, проведите нас туда, где  это  произошло.  Если  я  правильно
припоминаю, на ваш задний двор.
   -  Действительно,  ваша  честь.  Но  сначала  позвольте  предложить   вам
освежительные напитки в главном зале. И тогда я смогу объяснить вашей чести,
как точно...
   - Нет, дружище, церемонии сейчас неуместны! Пожалуйста, проводите нас  на
задний двор.
   По лицу чаеторговца пробежала тень, но он покорно склонился  и  повел  их
крытым коридором, уставленным рядами  цветов  в  горшках  и  ведущим  вокруг
главного зала в огороженный сад за  домом.  Две  служанки  убежали,  завидев
своего хозяина и двух высоких официальных лиц, когда те  вышли  из-за  угла.
Смотритель квартала замыкал шествие, побрякивая  привязанными  к  его  поясу
наручниками. Господин Мен показал на здание, раскинувшееся с противоположной
стороны.
   - Это мои семейные покои, сударь. Мы их обогнем этой тропинкой слева.
   Идя по узкой вымощенной дорожке, бегущей  под  нависающим  скатом  крыши,
мимо забранных решеткой окон, судья Ди заметил мелькнувшее там бледное лицо.
Он подумал, что девушка была молода и, наверное, красива.
   Они вступили в обширный  сад,  где  среди  сорняков  росли  разнообразные
фруктовые деревья.
   - Моя покойная мать очень интересовалась выращиванием фруктовых  деревьев
и овощей, - пояснил чаеторговец. - Она лично присматривала  за  садовниками.
После ее кончины в прошлом году я не смог найти время...
   - Понятно, - заметил начальник Ло, подбирая подол своего платья. Вьющаяся
дорожка заросла по сторонам колючим кустарником.
   - Те персики очень соблазнительны.
   - Это особый сорт, ваша честь. Крупные  и  вкусные.  Ну,  что  же,  двор,
снятый господином Суном, расположен там,  по  другую  сторону,  так  что  вы
можете видеть только крышу. Теперь ваша честь понимает, почему мы  не  могли
слышать - в полночь ни крика, ни другого шума. Мы...
   Ло замедлил шаг.
   - Прошлой ночью? Почему же тогда об убийстве было доложено только сегодня
в полдень?
   - Сударь, в это время было обнаружено тело. Господин Сун всегда завтракал
пончиками, которые покупал на углу, и обычно  сам  заваривал  свой  утренний
чай. Но полуденный и вечерний рис ему приносили мои служанки. Когда господин
Сун в полдень не открыл служанке двери, она вызвала меня.  Я  несколько  раз
постучал и позвал господина Суна, но никакого отзвука изнутри не  донеслось.
Я испугался, не заболел ли он, приказал слуге выломать дверь и...
   - Ясно. Ну что же. Пойдемте.
   В конце сада  стражник  охранял  дверь,  низкого  кирпичного  здания.  Он
осторожно открыл  треснувшую  дверь,  которая  еле  держалась  на  вырванных
петлях. Когда они вступили в  небольшую  библиотеку,  чаеторговец  с  обидой
сказал:
   - Сударь, посмотрите, как  разгромил  помещение  грабитель!  А  это  была
любимая комната покойной матери. После смерти моего отца она приходила  сюда
едва ли не каждый вечер - так здесь было тихо. И из окна  она  могла  видеть
свои деревья. За этим столом она любила читать и писать. А теперь...
   Он бросил расстроенный взгляд на столик из розового дерева  у  окна.  Его
ящики были вытащены,  содержимое  раскидано  по  вымощенному  полу:  бумаги,
визитные карточки  и  письменные  принадлежности.  Рядом  с  мягким  креслом
валялась денежная шкатулка  из  красной  кожи.  Ее  крышка  была  наполовину
оторвана, шкатулка опустошена.
   - Вижу, что сударыня ваша мать любила стихи, - сказал с удовольствием Ло.
Он оглядел стоявшие на полках у дальней стены тома  с  аккуратно  выведенным
названием на красных ярлычках. Из книг торчали закладки. Ло  подошел,  чтобы
взять один томик, но передумал и отрывисто спросил:
   - Наверное, эта дверная занавеска закрывает вход  в  спальню?  Когда  Мен
утвердительно кивнул,  Ло  отдернул  занавеску.  Спальня  была  чуть  больше
библиотеки. У задней стены  стояла  простая  кровать  с  откинутым  стеганым
одеялом, а у  ее  изголовья  находился  маленький  столик  с  выгоревшей  до
основания свечой. На вбитом в стену гвозде висела длинная бамбуковая флейта.
Напротив был столик из резного эбена. Забитый измятой мужской одеждой рундук
из красной свиной кожи с распахнутой крышкой был выдвинут из-под кровати.  В
боковой стене виднелась прочная дверь с большим засовом. Над трупом, лежащим
на полу, склонился коренастый мужчина в синей рубахе. Через плечо  Ло  судья
Ди заметил, что студент был худощав и костляв, с правильными чертами лица, с
усиками и бачками. Пучок волос на голове распустился, и  волосы  прилипли  к
лужице свернувшейся на циновке кровати. Забрызганная кровью  черная  шапочка
лежала рядом с головой. Ор был одет  в  белую  ночную  рубаху,  на  ногах  -
войлочные шлепанцы со следами засохшей  грязи.  Под  правым  ухом  виднелась
глубокая рана.
   Лекарь торопливо вскочил на ноги и поклонился.
   - Ваша честь, артерия с правой стороны  шеи  рассечена  страшным  ударом.
Думаю,  большим  ножом  или  резаком.  Учитывая  состояние  тела,   убийство
произошло около полуночи. Его нашли  прямо  здесь,  лежащим  лицом  вниз.  Я
перевернул его, чтобы проверить, нет ли других следов насилия, но ничего  не
обнаружил.
   Начальник Ло что-то пробормотал,  а  затем  все  свое  внимание  посвятил
чаеторговцу, который  стоял  у  самого  порога.  Закручивая  указательным  и
большим пальцами кончики своих усиков, он задумчиво оглядел Мена.  Судье  Ди
подумалось,  что  со  своим  тонким,  болезненным  лицом,  худобу   которого
подчеркивали усы и  неровная  козлиная  бородка,  он  выглядел  образованным
человеком.
   - Вы сказали: около полуночи, господин Мен, -  внезапно  произнес  Ло.  -
Почему?
   - Меня поразило, сударь, - медленно  отвечал  чаеторговец,  -  что,  хотя
господин Сун уже надел ночную рубаху, его постель не была разобрана.  Теперь
нам известно, что он засиживался допоздна. Обычно до самой  полуночи  в  его
окне горел свет. Вот почему я предположил, что убийца застиг  Суна  врасплох
как раз в тот момент, когда тот собирался лечь в постель.
   Ло кивнул.
   - А как убийца проник в дом, господин Мен? Тот вздохнул. Тряхнув головой,
он ответил:
   - Похоже, что господин Сун был довольно рассеянным человеком, ваша честь.
Служанки рассказывали моей жене, что он  часто  сидел,  погруженный  в  свои
мысли, пока они расставляли еду  на  столе,  и  не  отвечал,  когда  к  нему
обращались. Прошлой ночью он забыл  закрыть  на  засов  заднюю  дверь  Своей
комнаты, а также не захлопнул садовые ворота. Сюда, пожалуйста, ваша честь.
   Сидевший на ветхой бамбуковой  скамейке  в  садике  стражник  вскочил  по
стойке смирно. У судьи Ди промелькнула мысль, что Ло позаботился  о  хорошей
подготовке своих работников: размещение стражи на всех путях доступа к месту
преступления  было  предосторожностью,  которой  пренебрегали  многие  более
поверхностные уездные начальники. Он бросил беглый  взгляд  под  навес,  где
готовили еду и мыли посуду, а затем догнал Ло и Мена, которые выходили через
узкие ворота в высоком садовом заборе. Начальник стражи следовал за ними  по
тесному переулку между  отпугивающими  заборами  вокруг  окрестных  садов  к
усадьбе господина Мена и далее, к параллельно с ней идущей улице.  Показывая
на кучи отбросов, торговец заметил:
   - Поздней ночью здесь часто копошатся бродяги и старьевщики, ваша  честь.
Я предупреждал господина Суна, что следует держать ворота закрытыми на ночь.
Наверное, прошлой ночью он вышел немного пройтись и на обратном  пути  забыл
их закрыть, как и дверь своей комнаты, потому что, когда я нашел  труп,  она
была распахнута настежь. Садовые  ворота  были  закрыты,  но  засов  не  был
задвинут. Посмотрите сами.
   Он провел их назад в сад. К  забору,  рядом  с  воротами,  был  прислонен
тяжелый деревянный засов. Господин Мен продолжил рассказ:
   - Ваша честь, нетрудно представить, что произошло. Идущий  переулком  вор
заметил, что садовые ворота распахнуты. Он проскользнул в сад и внутрь дома,
предполагая, что жилец спит. Но Сун, только собиравшийся лечь, заметил  его.
Когда же вор убедился, что Сун совершенно один, он его убил на месте.  Затем
перевернул все вверх дном в библиотеке и  спальне.  Найдя  шкатулку,  забрал
деньги и ушел той же дорогой, что и пришел.
   Начальник Ло неторопливо кивнул.
   - Имел ли господин Сун обыкновение держать в шкатулке значительные  суммы
денег?
   - Откуда мне знать,  сударь?  Он  внес  вперед  месячную  плату,  но  ему
следовало оставить деньги на обратную дорогу до столицы.  А  в  его  сундуке
могли быть какие-нибудь безделушки.
   Начальник стражи заметил:
   - Ваше превосходительство, мы быстро схватим негодяя, - Это ворье  обычно
начинает швыряться деньгами, как только  в  их  руках  оказывается  неплохая
добыча. Не следует ли мне приказать своим людям  обойти  игорные  притоны  и
кабаки?
   -  Да,  сделайте  это.  Пусть  они  также  осторожно  наведут  справки  у
ростовщиков. Тело поместите во временный гроб и отправьте в морг  суда.  Нам
также следует известить ближайших родственников.
   Повернувшись к чаеторговцу, Ло спросил:
   - Думаю, у Суна были в этом городе какие-то друзья или родственники?
   - Похоже, что нет, ваша честь. Никто никогда не справлялся о нем  в  моем
доме, и, насколько я знаю, его никогда никто не посещал.  Господин  Сун  был
серьезным, работящим юношей и очень замкнутым. При нашей  первой  встрече  я
сказал ему, что мы будем рады пригласить его на чашку чая  после  ужина  для
дружеской  беседы,  но  за  все  последние  две  недели  он   ни   разу   не
воспользовался моим приглашением. Это несколько меня удивило, сударь, потому
что он был воспитанным, умеющим излагать свои мысли юношей. Думается, я  мог
ожидать, что хотя бы из обычной вежливости к своему хозяину...,
   - Хорошо, господин Мен. Я прикажу своему  советнику  направить  письмо  в
отдел образования  в  столице  с  просьбой  известить  семью  Суна.  Давайте
вернемся в библиотеку.
   Ло усадил Ди в кресло за письменным столом,  а  сам  подтянул  к  книжным
полкам похожий на бочку табурет.  Он  снял  несколько  книг  и  принялся  их
перелистывать.
   - Да,  -  воскликнул  он,  -  у  вашей  покойной  матери  был  прекрасный
литературный вкус, господин Мен! Я вижу, что она  увлекалась'  также  малыми
поэтами. Малыми по официальным меркам, я бы сказал.
   Бросив быстрый взгляд в сторону судьи, он с улыбкой добавил:
   - Мой друг Ди, будучи консерватором, вероятно,  со  мной  не  согласится,
господин Мен. Но лично я считаю, что эти так называемые  малые  поэты  более
своеобразны, чем получившие официальное признание в Императорском каталоге.
   Он поставил книги на прежнее место и снял несколько других. Продолжая  их
листать, он сказал, не поднимая от книг головы:
   -  Раз  у  господина  Суна  не  было  здесь,  в  Чинхуа,  ни  друзей,  ни
родственников, как вы узнали, господин Мен, что он хотел бы снять ваш задний
двор?
   - Так случилось, что я был у вашего советника, господина Као как раз в то
время, когда две недели назад к нему пришел зарегистрироваться Сун. Господин
Као знал, что после смерти матери я хотел сдать эту часть  моей  усадьбы,  и
любезно познакомил меня с господином Суном. Я захватил студента  с  собой  и
показал ему двор. Ему очень понравилось, он сказал,  что  разыскивал  именно
такое тихое и спокойное жилье. Он добавил, что, если его  розыски  в  старых
архивах потребуют больше времени, он  охотно  продлит  аренду.  Я  тоже  был
доволен, потому что совсем нелегко найти...
   Чайный торговец остановился, ибо Ло, похоже, его не  слушал.  Он  целиком
погрузился в чтение закладок в томике, лежавшем у него на колене.  Коротышка
начальник поднял голову:
   - Господин Мен, комментарии вашей матери всегда  по  существу.  И  у  нее
прекрасный - почерк!
   - Ваша честь, каждое утро она занималась каллиграфией. И даже после того,
как у нее начало портиться зрение. Мой отец также интересовался  поэзией,  и
они часто обсуждали...
   - Превосходно! - воскликнул Ло. - Ваш дом может  похвастаться  прекрасным
литературным собранием, господин Мен. А вы сами продолжаете эту  благородную
традицию?
   Чаеторговец горько улыбнулся.
   - К сожалению,  небеса  решили  дать  свое  благословение  только  одному
поколению, ваша честь. У меня совершенно  нет  тяготения  к  литературе.  Но
вроде бы мои сын и дочь...
   - Замечательно! Ну что же, господин Мен, не будем вас больше задерживать.
Несомненно, вы торопитесь в свою лавку. На углы, там, где нашу главную улицу
пересекает улица Храма, не так ли? Вы держите у  себя  горький  чай  с  юга,
который так хорош после плотного ужина?  Да?  Превосходно.  Я  скажу  своему
домоправителю, чтобы он сделал у вас заказ. Предприму все, что в моих силах,
чтобы схватить убийцу побыстрее. Как только будут новости, сразу же дам  вам
знать. Прощайте, господин Мен.
   Чаеторговец склонился  перед  двумя  уездными  начальниками,  и  старшина
квартала проводил его. Оставшись наедине с судьей Ди, Ло  медленно  поставил
книги на полку. Тщательно выровняв тома, он сложил руки на животе и  закатив
глаза, воскликнул:
   - Святые небеса, какое ужасное  невезение,  старший  брат!  Погрязнуть  в
сложнейшем деле предумышленного убийства и именно  в  тот  момент,  когда  я
обязан принимать столь выдающихся гостей!  И  раскрытие  убийства  потребует
тяжелого труда, потому что убийца - хитрый мерзавец. Ты  согласен,  Ди,  что
шапка - это его единственный настоящий просчет?
   Глава 4
   Судья Ди проницательно взглянул на своего коллегу. Он откинулся в  кресле
и, медленно поглаживая бакенбарды, заметил:
   - Да, Ло, я совершенно с тобой согласен, что  это  не  убийство  с  целью
грабежа, совершенное случайным бродягой-вором. Даже если  мы  допустим,  что
Сун был настолько рассеян, что забыл закрыть на засов  и  садовые  ворота  и
дверь комнаты, увидевший распахнутую дверь грабитель  сначала  бы  огляделся
вокруг и только потом проник в помещение. Например, он проделал бы в  бумаге
окна дырочку и заглянул в комнату. Увидев, что  Сун  разбирает  постель,  он
переждал бы с час и вошел бы, только убедившись, что студент крепко спит.
   Ло решительно закивал своей круглой головой, и судья Ди продолжал:
   - Я, склонен допустить, что после того, как  Сун  снял.  свою  ермолку  и
верхнюю одежду и надел, готовясь ко сну, ночную рубашку, он услышал  стук  в
садовые ворота. Он снова надел ермолку на голову и вышел спросить, кто там.
   - Именно так! - сказал Ло.  -  Ты  тоже  заметил,  что  на  его  домашних
шлепанцах были следы присохшей грязи?
   - Да, заметил. Посетителем был человек, знакомый Суну. Студент снял засов
с ворот и впустил гостя во двор. Вероятно, даже пригласил его в  библиотеку,
пока сам надевал  верхнее  платье.  Когда  Сун  повернулся  к  нему  спиной,
посетитель ударил его сзади. Я уверен в этом, потому что рана находится ниже
правого уха жертвы. Но как бы все ни происходило, я согласен с тем, что было
большим просчетом оставить ермолку там, где она упала на пол.  Ибо  ни  один
мужчина не раздевается с шапкой на голове. Убийце следовало  отмыть  ермолку
от пятен крови и положить ее на свое место, на столик у  изголовья  кровати,
рядом с подсвечником.
   - Верно! - воскликнул Ло. - Но пока, тем не менее,  мы  будем  официально
называть  это  убийством  с  целью  грабежа,  чтобы  не  встревожить  нашего
преступника. Что касается мотива преступления, то я думаю, Ди, это мог  быть
и шантаж,
   Судья Ди резко выпрямился.
   -  Шантаж?  Почему  ты   так   думаешь,   Ло?   Сняв   с   полки   книгу,
коротышка-начальник раскрыл ее на заложенной исписанным листком странице.
   - Посмотри, старший брат. Мать Мена была любившей порядок старой дамой  и
тщательно следила за своими книгами. Теперь  же  книги  перепутаны,  порядок
нарушен. Далее, каждый раз, когда она читала понравившееся ей стихотворение,
она на листочке комментировала  его  и  вкладывала  запись  в  страницу,  на
которой находится полюбившееся стихотворение. Однако, перелистывая книгу при
разговоре со стариком Меном, я  заметил,  что  многие  записи  перепутаны  и
оказались не там, где следовало бы, причем иной раз даже не в  своих  томах.
Конечно, я допускаю, что в этом может быть повинен и студент. Однако я также
увидел свежие следы  на  пыли  за  книгами  на  полках.  Думаю,  что  убийца
разгромил комнату только для того, чтобы создать  впечатление,  что  бродяга
искал деньги. А истинной целью поиска была какая-то бумага. И  скажи,  разве
можно найти лучшее место, чтобы укрыть важный документ,  чем  между  книжных
страниц, на полках богатой библиотеки? И если этот парень столь сильно хотел
заполучить документ, что  не  остановился  ради  него  перед  убийством,  то
начинаешь думать, что он уличал его в чем-то, и тогда на ум приходит шантаж.
   - Ло, твои доводы  очень  убедительны.  Похлопывая  по  небольшой  стопке
писчей бумаги на столе, судья продолжал:
   - Эти заметки подтверждают  твое  предположение,  что  убийца  разыскивал
какой-то документ. Это записи Суна о  его  исторических  изысканиях.  Первые
шесть страниц исписаны им, мелким почерком ученого, но  остальные  пятьдесят
или около того чисты. Видишь ли, Сун был методичным человеком и пронумеровал
все страницы. Но стопка бумаги  растрепана,  на  некоторых  страницах  следы
грязных пальцев. Что подтверждает: убийца тщательно просмотрел эту стопку. А
зачем бродяжке вору забивать себе голову целой пачкой рукописных заметок?
   С глубоким вздохом Ло поднялся.
   - У мерзавца была  в  распоряжении  целая  ночь,  чтобы  найти  проклятую
бумагу, и, вероятно, он ее все-таки нашел!  Но  боюсь,  Ди,  нам  все  равно
придется прочесать как следует это место. Просто чтобы увериться.
   Встал и судья Ди. Вместе  они  внимательно  обыскали  библиотеку.  Собрав
разбросанные по полу бумаги и уложив их снова в ящики, он заметил:
   - Все эти документы: счета, расписки и тому  подобное  принадлежат  семье
Мена. Единственный предмет самого Суна - этот томик, озаглавленный  "Мелодии
для прямой флейты" и написанный его рукой,  со  знаком  его  личной  печати.
Насколько я могу судить, это сложное  музыкальное  произведение,  записанное
сокращенными иероглифами. Здесь около двенадцати мелодий, но их  названия  и
тексты опущены.
   Ло заглянул под циновку. Выпрямившись, он сказал:
   - Да, Сун играл на флейте. В его спальне висит длинная бамбуковая флейта.
Я заметил ее, потому что и сам в прошлом играл на этом инструменте.
   - А ты когда-нибудь видел такой способ нотной записи?
   - Нет, я всегда играл на слух, - горделиво ответил Ло. -  Но  это  все  в
прошлом, Ди. А теперь давай лучше займемся спальней.
   Судья сунул музыкальную книгу в рукав, и они перешли во  вторую  комнату.
Стоя за туалетным столиком, лекарь старательно  сочинял  отчет  о  вскрытии.
Переносной письменный прибор стоял у его локтя. Судья Ло снял  с  гвоздя  на
стене висевшую на шелковой лямке  флейту.  Решительным  жестом  он  завернул
рукава и  поднес  флейту  к  губам.  Но  смог  произвести  только  несколько
удручающе пронзительных звуков. Отложив флейту, он со вздохом сказал:
   - Да, когда-то я играл неплохо, но  давно  не  было  практики.  К  слову,
неплохое место, чтобы спрятать документ. Плотно свернутый.
   Он поднес флейту в глазам, потом огорченно тряхнул головой.
   Они тщательно обыскали рундук для  одежды,  но  единственными  найденными
бумагами были удостоверение  личности  Суна  и  немногочисленные  документы,
относившиеся к литературным экзаменам. Ни писем, ни личных записей.
   Отряхивая пыль с платья, судья Ди сказал:
   - По словам его домовладельца,  Сун  никого  в  уезде  не  знал.  Но  Мен
признает, что почти  не  видел  своего  жильца.  Ло,  нам  следует  опросить
служанок, приносивших ему еду.
   - Старший ират, займись этим сам. Мне, право же, пора поторопиться домой.
Понимаешь, обязан выказать уважение своим почтенным гостям.  А  мои  первая,
седьмая и восьмая жены еще утром предупредили меня, что хотели  бы  со  мной
посоветоваться о покупках к празднику Луны.
   - Хорошо, Ло, я опрошу служанок.
   Провожая коллегу до дверей, судья снова заговорил:
   - Праздник станет радостью для твоих детей, Ло. Сколько их у тебя?
   Ло широко усмехнулся.
   - Одиннадцать мальчиков и шесть девочек, - гордо объявил он. Но тут  лицо
его помрачнело, - Видишь ли, у меня восемь жен.  Нелегкое  бремя,  Ди.  Свою
административную карьеру я начал только с тремя женами, но ты же знаешь, как
бывает. На стороне завязывается дружба, и  начинает  казаться,  что  удобнее
поселить даму в домике на своем дворе. А потом не успеваешь опомниться,  как
она уже формально заняла  положение  второй  жены!  И  грустно  видеть,  как
изменения в положении влияют на женский характер,  Ди.  Когда  я  вспоминаю,
какой милой и уступчивой была моя восьмая жена, пока танцевала в "Сапфировом
приюте"...
   Внезапно он хлопнул себя по лбу.
   - Боже мой! Совсем вылетело из головы! По пути домой должен  заскочить  в
"Сапфировый приют". Отобрать танцовщиц на сегодняшний вечер. Мой  принцип  -
всегда самому их выбирать. Считаю своим долгом по отношению к гостям,  чтобы
они получали только самое лучшее. Ну что же, к счастью,  "Сапфировый  приют"
всего в двух кварталах отсюда.
   - Это дом свиданий?
   Ло с упреком взглянул на него.
   - Дружище! Конечно,  нет.  Назови  это  центром  местных  дарований.  Или
учебным заведением свободных искусств.
   - Будь то центр или учебное заведение, - сухо заметил Ди,  -  но  студент
Сун, живя здесь в одиночестве, мог  вечерами  туда  заглядывать.  Ло,  стоит
спросить, не припоминают ли там человека, похожего по описанию на Суна.
   - Да, я этим займусь.
   Неожиданно коротышка начальник засмеялся.
   - Должен подумать и о небольших сюрпризах сегодня вечером.  Особенно  для
тебя, Ди.
   - Никоим образом! - кисло возразил судья. - Не  понимаю,  как  ты  можешь
заигрывать с женщинами, пока это дело об убийстве...
   Ло махнул рукой.
   - Старший брат, ты меня неправильно понимаешь.  Мой  сюрприз  состоит  из
захватывающей юридической проблемы.
   - Ах так! Ясно... - сдержанно сказал судья. И быстро заговорил вновь:
   - В любом случае, думаю, нам вряд ли нужна еще одна юридическая проблема,
Ло. Убийство Суна достаточно захватывающе! Если бы этот  несчастный  студент
был хотя бы местным жителем, мы бы знали, где искать  улики.  Но  этот  Сун,
можно сказать, с неба сюда свалился, и я боюсь...
   - Знаешь, я никогда не пугаю работу с удовольствием, Ди, - заметил Ло.  -
Жестокое убийство Суна  -  это  административная  проблема.  Напротив,  мои.
сюрприз для тебя - это чисто теоретическая задача, и ее юридическое  решение
не затрагивает никого из нас.  Сегодня  за  ужином  ты  встретишь  основного
героя, Ди. Мучительная головоломка. Она тебя бесконечно увлечет.
   Судья Ди подозрительно посмотрел на коллегу. Потом сказал:
   - Пожалуйста, Ло, прикажи домоправителю привести девушку, которая  обычно
прислуживала здесь Суну. И пришли за мной паланкин, хорошо?
   Начальник уезда Ло пошел по  дорожке  через  сад,  и  двое  стражников  с
носилками отступили, чтобы дать ему пройти. Судья Ди провел  их  в  спальню.
Пока стражники заворачивали тело в  тростниковую  циновку  и  укладывали  на
носилки, судья занялся официальным отчетом, который был передан ему лекарем.
Кладя его в рукав, он сказал:
   - Вы утверждаете лишь, что смертельный удар был нанесен острым орудием. Я
заметил, что рана не была ровной,  а"  скорее,  рваной.  Что  вы  скажете  о
стамеске, напильнике или каком-то другом плотницком инструменте?
   Лекарь облизал губы.
   - Сударь, это очень возможно. Но орудие убийства не было найдено,  и  мне
не хотелось бы что-то утверждать наверняка.
   - Ясно. Можете быть свободным. Я сам передам начальнику уезда ваш отчет.
   Заметно сутулясь, пожилой человек ввел в дом двух  девушек.  Обе  были  в
простых синих рубахах с черными  кушаками.  Младшая  не  отличалась  высоким
ростом и выглядела заурядно, но  округлое  лицо  старшей  обращало  на  себя
внимание, и она явно знала о своей привлекательности.
   Судья Ди пригласил их проследовать за ним в библиотеку.  Когда  он  снова
опустился в кресло, старик управляющий вытолкнул вперед невысокую девушку  и
с поклоном сказал:
   - Ее зовут Пион, сударь. Обычно именно она подавала Суну  его  полуденный
рис, убирала здесь и стелила ему постель. Вторую зовут Астра. Она  приносила
ему еду по вечерам.
   - Хорошо, Пион,  -  ласково  заговорил  судья,  обращаясь  к  простолицей
девушке. - Наверное, господин Сун доставлял  тебе  немало  хлопот,  особенно
коща у него бывали гости.
   - Ах нет, сударь. У господина Суна никогда не бывало гостей. А я не боюсь
работы, сударь. После кончины Старой дамы с  делами  по  дому  мало  хлопот.
Здесь живут только сам хозяин, его первая и вторая наложницы,  а  также  его
сын и дочь. Все они очень добрые  люди.  И  господин  Сун  тоже  был  добрым
человеком. Дал мне денег за стирку его белья.
   - Наверное, он любил поболтать с тобой?
   - Только "доброе утро" и "здравствуйте", сударь. Он был  ученый  человек,
сударь. Ужасно подумать, что сейчас...
   - Спасибо. Управляющий,  пожалуйста,  проводите  Пион  в  сад.  Оставшись
наедине с девушкой постарше, он сказал:
   - Астра, Пион простая деревенская девушка. Ты же, по-моему, знаешь, что к
чему. И...
   Он ожидал увидеть улыбку, но она  уставилась  на  него,  и  в  ее  широко
расставленных глазах был испуг. Внезапно она спросила:
   - Сударь, верно ли сказал управляющий, что его горло было прокушено?
   Судья поднял брови.
   - Вы  говорите,  прокушено?  Что  за  чушь!  Горло  господина  Суна  было
перерезано...
   Припомнив зияющую рваную рану, он остановился на середине фразы.
   - Ну, говорите! Что вы подразумеваете под словом "прокушено"?
   Глядя вниз на свои сцепленные пальцы, она сказала угрюмым голосом:
   - У господина Суна была подружка. Я постоянно гуляю со старшим официантом
большой чайной  на  соседней  улице,  и  однажды  ночью,  когда  мы  стояли,
разговаривая,  на  углу  переулка,  мы  видели,  как  господин  Сун   тайно,
по-воровски, вышел из дома. Одетый во все черное.
   - Вы видели, как он встретился с девушкой?
   - Нет, сударь. Но  пару  дней  назад  он  спросил  меня,  по-прежнему  ли
ювелирная лавка позади храма Конфуция продает серебряные булавки с  круглыми
филигранными шишечками. Конечно, ему нужен был подарок для девушки. И она...
она его и убила.
   Судья Ди растерянно поглядел на нее.
   - Сударь, она - лиса.  Лиса,  обернувшаяся  юной  красавицей,  чтобы  его
околдовать. А когда он оказался целиком в  ее  власти,  она  впилась  ему  в
горло.
   Видя ироничную усмешку на лице судьи, она торопливо продолжала:
   - Он был заморочен, сударь. Клянусь. И он это знал,  потому  что  однажды
меня спросил, а много ли здесь лисиц и где они...
   - Трезвомыслящая девушка вроде вас, - остановил ее судья, - не должна  бы
верить в эти глупые россказни о лисьей магии. Лисы - это милые, умные звери,
никому не причиняющие зла.
   - Здешние люди так не думают, сударь, - упрямо  ответила  она.  -  Говорю
вам, он был околдован лисой. Вы бы  послушали  мелодии,  которые  он  ночами
играл на своей флейте! Эта странная музыка  разносилась  по  всему  саду.  Я
могла её слышать, даже когда расчесывала волосы дочери моего хозяина!
   - Проходя мимо покоев хозяев, я увидел смотрящую  в  окно  красивую  юную
девушку. Догадываюсь, это была дочь господина Мена. Да?
   - Наверное,  сударь.  Она  умна  и  мила,  и  очень  красива.  Ей  только
шестнадцать, а она, говорят, пишет прекрасные стихи.
   - Астра, поговорим снова о вашем  приятеле.  Заглядывал  ли  когда-нибудь
господин Суп в его чайную? Ведь она совсем рядом, не так ли? '
   - Нет, сударь. Он нигде не встречал студента. А он  знает  все  окрестные
чайные и кабаки, даже слишком хорошо! Пожалуйста, не говорите хозяину о моем
друге, сударь. Мой хозяин так старомоден и...
   - Не тревожьтесь, не скажу, Астра. Судья встал.
   - Большое вам спасибо.
   Выйдя, он попросил управляющего провести его к главным воротам,  где  его
уже ждали небольшие носилки.
   Пока его несли к Ямыню, судья думал о том, что загадка убийства студента,
вероятно, не будет раскрыта до его отъезда в Пуян. Она  имела  все  признаки
разочаровывающего затяжного дела. Что же, уездный начальник  Ло  сам  в  нем
разберется.  Расследование  на  месте  преступления   его   коллега   провел
по-деловому, проявил острую  наблюдательность.  Несомненно,  он  понял,  что
происшедшее может в конце концов обернуться семейной  историей.  Уж  слишком
рьяно чаеторговец стремился убедить их в том, что убийца - бродячий вор.
   Достав из рукава шесть страниц записей Суна, он внимательно их перечитал.
Затем задумался, подергивая  усы.  В  заметках  перечислялись  имена  вождей
повстанцев, которые были, по всей видимости, упущены в официальной  истории,
а также сведения об экономическом положении в уезде два  столетия  назад  во
времена крестьянского мятежа. И все же результаты  казались  скудными,  если
припомнить,  что  две  недели  Сун  проводил   в   архиве   канцелярии   все
послеобеденное  время.  Судья  решил  привлечь  внимание  Ло  к  мысли,  что
исторические изыскания Суна были только предлогом и что он приехал в  Чинхуа
совсем по другой причине.
   Интересно, что в уезде так сильна вера в лисью магию. По  всей  стране  в
народе лис наделяли сверхъестественным могуществом, и  базарные  рассказчики
любили возвращаться к старым сказкам о лисицах, оборачивающихся  прекрасными
девушками, чтобы околдовывать юношей  или  же  мужчин  почтенной  внешности,
которые  соблазняли  девушек.  Но  в  классической   литературе,   напротив,
утверждалось, что лиса имеет таинственную власть над злыми духами. Поэтому в
старых дворцах и административных зданиях не редкость было увидеть небольшой
алтарь, посвященный духу лиса. Считалось,  что  он  отгоняет  зло,  а  также
оберегает официальные печати, символы власти. Он припомнил, что видел  такой
маленький алтарь в резиденции своего друга.
   Не без тревоги размышлял он над тем, что за сюрприз припас  ему  к  ужину
коллега, ибо он с глубочайшим недоверием относился к своеобразному, озорному
чувству юмора Ло. Одному небу известно, какая проделка у  того  на  уме!  Ло
намекнул, что один из его гостей столкнулся с юридической проблемой. Вряд ли
этим лицом мог быть академик или же  придворный  поэт.  И  тот  и  другой  -
известные  писатели,  занимающие  высокие   государственные   должности   и,
несомненно, каждому из них  под  силу  самостоятельно  разобраться  в  любой
проблеме,  будь  она  юридической  или  иной.  Оставался  этот  таинственный
могильщик, у которого, видимо, неприятности. Ну что же, скоро он все узнает.
Судья закрыл глаза.
   Глава 5
   Идя широким коридором присутствия, выходящим к резиденции  Ло,  судья  Ди
бросил  случайный  взгляд  на  добрую  дюжину  писарей,  которые  напряженно
трудились со своими кисточками в  руках  за  высокими  столами,  заваленными
папками и бумагами. Ямынь - это административный центр  всего  уезда,  а  не
только здание уголовного суда. Там регистрируют рождения, браки  и  кончины,
куплю-продажу земельной собственности. Более того, Ямынь  отвечает  за  сбор
налогов, включая налог на землю.  Когда  судья  проходил  мимо  зарешеченной
двери зала в конце коридора, он увидел за  распахнутой  деревянной  решеткой
советника, согнувшегося над своим столом. Он не был знаком с Као лично,  но,
подчиняясь  мгновенному  побуждению,  толкнул  дверь  и  вошел  в  тщательно
прибранную контору.
   Као поднял голову и вскочил.
   - Пожалуйста, присядьте,  ваше  превосходительство.  Не  могу  ли  я  вам
предложить чашку чая?
   - Не беспокойтесь, господин Као. Не буду засиживаться,  потому  что  меня
ожидают в резиденции. Рассказал ли вам начальник  Ло  о  результатах  нашего
осмотра места убийства Суна?
   - Сударь, мой руководитель очень торопился  встретить  своих  гостей.  Он
зашел на секунду и приказал мне сообщить управлению образования в столице об
убийстве Суна и попросить об оповещении ближайших родственников.
   Протянув проект письма судье, он также заметил:
   - Я еще попросил управление узнать  у  семьи  ее  пожелания  относительно
погребения.
   - Очень хорошо, господин Као. Пожалуй, для отчетности стоит еще  добавить
запрос о домашних обстоятельствах студента. Вернув записку Као, он заговорил
снова:
   - Господин Мен сказал нам, что это вы представили ему студента  Суна.  Вы
хорошо знакомы с чаеторговцем?
   - Да, сударь. Когда пять лет назад меня перевели  сюда  из  администрации
начальника округа, я встретился  с  господином  Меном  в  местном  шахматном
клубе. Там раз в неделю мы играем. За эти годы я убедился, что  это  человек
возвышенного характера. Пожалуй, консерватор,  но  отнюдь  не  заскорузл.  И
сильный шахматист!
   - Будучи человеком старых правил, господин  Мен,  думаю,  поддерживает  в
семье строгий порядок? Не было никаких слухов о тайных связях или...
   - Никогда, сударь! Образцовый дом, сказал бы я. Я  нанес  господину  Мену
визит вежливости и имел честь быть представленным Старой даме, которая тогда
была еще жива. В наших местах ее хорошо знали как поэтессу,  сударь.  А  сын
господина Мена весьма умный мальчик. Ему только четырнадцать,  а  он  уже  в
старшем классе уездной школы.
   - Да, господин Мен произвел на меня самое благоприятное  впечатление.  Ну
что же, господин Као. Спасибо вам за информацию. ^
   Советник сопровождал судью Ди весь путь до  величественных  ворот  личной
резиденции уездного начальника Ло. Судья уже  собирался  войти,  как  оттуда
вышел широкоплечий военный. Он был в черном с красной окантовкой мундире,  а
длинные красные шнуры на  его  стальном  шлеме  указывали,  что  он  сержант
гвардии. За его спиной свисала широкая сабля. Судья было хотел осведомиться,
не привез ли он важного  послания  от  начальника  округа,  но  остановился,
заметив круглую бронзовую пластинку, свисавшую с шеи  сержанта  на  цепочке.
Это свидетельствовало, что он  выполняет  особое  поручение,  сопровождая  в
столицу  преступника.  Высокий  воин  стремительно  пересек  двор,  опередив
советника  Као.  Судья  Ди  на  мгновение  задумался,  какого   же   важного
преступника эскортируют через Чинхуа.
   Он прошел к правому крылу первого двора и открыл узкую, покрытую  красным
лаком  дверь,  ведущую  во  двор,  предоставленный  начальником  Ло  в   его
распоряжение. Двор был невелик, но располагал всем необходимым, а окружавшая
его высокая стена  создавала  атмосферу  тихого  уюта.  Напротив  просторной
спальни шла галерея, двумя  ступенями  спускавшаяся  к  замощенному  цветной
плиткой квадратному двору. В его центре находился небольшой пруд с  золотыми
рыбками и каменной горкой позади. Судья на минуту задержался в галерее,  под
красными  лакированными  стропилами,   чтобы   полюбоваться   очаровательной
картиной. Из заросших мхом  расщелин  каменной  горки  росли  нежные  побеги
бамбука и  небольшой  кустарник  в  ярко-красных  ягодах.  Над  стеной  сада
шелестели ветви кленов  из  окружавшего  резиденцию  парка.  Легкий  ветерок
колыхал листву, пылающую яркими осенними красками -  красным,  коричневым  и
желтым. Он подумал, что время приблизилось к четырем.
   Повернувшись, судья открыл раздвижные двери с решетками красного  лака  и
вошел в комнату, сразу же направившись к чайной корзинке на боковом столике:
ему очень хотелось пить. К его огорчению, она оказалась пустой. Что же,  это
не имело значения, ведь его, конечно, угостят чаем те двое, к кому он теперь
направится. Важнейшим вопросом сейчас было, следует ли ему переодеться. Оба,
и академик и поэт, были старше его и по возрасту, и по положению,  так  что,
строго говоря, ему следовало нанести им визит  в  парадном  костюме.  Но,  с
другой стороны, в настоящее время  никто  из  них  не  занимал  официального
положения. Год назад ушел в отставку академик, а Чан оставил свою  дворцовую
должность, чтобы целиком посвятить себя  подготовке  полного  издания  своих
стихотворений. Если бы судья посетил их в парадном  костюме,  они  могли  бы
счесть это нахальством, намеком на то, что  он,  судья,  все  еще  выполняет
официальные обязанности, в то время как они уже нет. С  тяжелым  вздохом  он
припомнил старинную пословицу, что "безопаснее дразнить тигра в его  логове,
чем приближаться к высокопоставленному  чиновнику".  В  конце  концов  решил
одеться в лиловый халат с длинными рукавами,  с  черным  широким  кушаком  и
высокой квадратной  черной  шапкой.  Он  надеялся,  что  этот  скромный,  но
достойный наряд получит одобрение. И вышел.
   Судья уже обратил внимание, что, хотя на переднем дворе  здания,  включая
его собственное, были одноэтажными, в остальных дворах у домов было  по  два
этажа, причем вдоль вторых этажей тянулись широкие балконы. И он заметил  на
балконе одного из таких зданий в главном  дворе  много  суетившихся  слуг  и
служанок. Очевидно, они готовились в сегодняшнему вечеру. Он прикинул, что в
доме его коллеги - по меньшей мере  сто  человек  прислуги,  и  содрогнулся,
подсчитав, во что обходится содержание этого дворца.
   Он подозвал слугу, который сообщил ему, что  начальник  Ло  уступил  свою
личную библиотеку, в левом крыле второго  двора,  академику,  а  придворному
поэту отвел угловые покои в правом крыле. Судья приказал слуге проводить его
сначала в библиотеку.  Когда  он  постучал  в  дверь,  украшенную  тончайшей
резьбой, из-за нее донесся низкий голос, ответивший: - Войдите!
   С одного взгляда судья увидел,  что  Ло  превратил  библиотеку  в  уютное
убежище. Высокая комната было просторной, с широкими  зарешеченными  окнами;
запутанный  геометрический  узор  решеток  отчетливо   выделялся   на   фоне
безупречно чистой бумаги окон. Вдоль двух стен тянулись плотно  заставленные
книжные полки, кое-где между  ними  оставались  ниши,  где  были  выставлены
тщательно  подобранные  старинные  чаши  и  вазы.  Обстановка  состояла   из
добротной мебели резного черного дерева со столешницами из цветного мрамора;
кресла обиты красным шелком. По сторонам массивной скамьи  у  книжных  полок
стояли на эбеновых подставках большие вазы с белыми и желтыми  хризантемами.
На ней плотный широкоплечий мужчина читал книгу. Он отложил томик в  сторону
и, подняв одну из своих лохматых бровей, с любопытством посмотрел  на  судью
Ди. Этот человек был одет в просторную ярко-синюю рубаху, открытую у ворота,
на голове  -  черная  шапочка,  украшенная  спереди  круглой  полупрозрачной
нефритовой пластинкой. Длинные хвосты кушака ниспадали на пол. Его  широкое,
с тяжелыми скулами лицо  было  окружено  короткими  бакенбардами  и  коротко
подстриженной  круглой  бородкой,  как  это  было  в  то  время  модно   при
императорском дворе. Судья знал, что академику скоро исполнится  шестьдесят,
но в его черных волосах не было ни единого седого волоса.
   Приблизившись, судья Ди отвесил ему низкий поклон  и  почтительно,  двумя
руками, протянул визитную карточку. Академик бросил на нее небрежный взгляд.
Сунув карточку в обширный рукав, он заговорил громким голосом:
   - Так это вы судья Ди из Пуяна? Да, молодой Ло сказал мне,  что  вы  тоже
здесь остановились. Чудное место, много приятнее, чем переполненная  комната
в правительственной гостинице. Рад познакомиться с вами,  Ди.  Вы  проделали
хорошую работу, очистив тот храм в Пуяне. Благодаря этому при  дворе  у  вас
появилось немало врагов, но и  друзей  тоже.  Все  хорошие  люди  имеют  как
друзей, так и врагов, Ди. Нет смысла пытаться быть добреньким со всеми,  это
ничего не даст.
   Встав, он подошел к письменному столу. Опустившись в кресло, он указал на
низенькую табуретку:
   - Ну, присядьте здесь, напротив меня! Судья сел и вежливо заговорил:
   -  Я  давно  мечтал  о  возможности   выразить   свое   уважение   вашему
превосходительству. Сейчас, когда...
   Академик помахал крупной, красивой ладонью.
   - Давайте бросим  все  это,  хорошо?  Здесь  мы  не  при  дворе.  Простая
дружеская встреча поэтов-любителей. Вы тоже пишете стихи, Ди, не так ли?
   Он уставился на судью своими  большими  глазами,  черные  зрачки  которых
отчетливо вырисовывались на фоне белков.
   - Пожалуй,  нет,  сударь,  -  робко  ответил  судья.  -  Конечно,  будучи
студентом, я был обязан выучить правила стихосложения. И я прочел  антологии
наших славных классиков, столь превосходно вами, сударь, изданные. Но сам  я
сочинил только одну поэму.
   - Ди, слава многих известных людей держится только на одной поэме!
   Он пододвинул к себе большую чашку из синего фарфора.
   - Вы, конечно, уже пили вапг чай, Ди!  Когда  он  наливал  себе  чай,  Ди
почувствовал тонкий  аромат  жасмина.  Сделав  несколько  глотков,  академик
попросил:
   - Ну, расскажите мне о вашей поэме.  Прочистив  пересохшее  горло,  судья
ответил:
   - Это было дидактическое сочинение,  сударь,  о  важности  земледелия.  Я
попытался изложить в ста строках советы крестьянам  о  работах  в  различные
времена года.
   Академик недоуменно посмотрел на него.
   - Вы предприняли такую попытку? Что побудило вас  избрать...  э...  столь
особую тему? '
   - Потому что я надеялся, что такие советы, изложенные стихами, с рифмой и
размером, могут легче запомниться простым людям, сударь.
   Тот улыбнулся.
   -  Большинство  сочло  бы  такой  ответ  глупым,  Ди.  Но  не  я.  Стихи,
действительно, легко запомнить. И не только из-за рифмы, но главным  образом
потому, что поэзия соответствует биению нашей крови, ритму  нашего  дыхания.
Размер-это костяк любого хорошего стихотворения, да и  прозы.  Прочтите  мне
пару строф из вашей поэмы, Ди.
   Судья смущенно заерзал на табурете.
   - По правде говоря, сударь, я сочинил ее более десяти лет  назад.  Боюсь,
сейчас не  припомню  ни  одной  строфы.  Но  если  позволите,  я  пошлю  вам
экземпляр, ибо...
   - Не хлопочите, Ди. Разрешите мне сказать вам откровенно,  что  наверняка
это были скверные стихи. Если бы там было хотя бы немного хороших строк,  вы
бы их никогда не забыли.  Скажите,  вы  когда-нибудь  читали  "Императорский
рескрипт командирам и рядовым Седьмой Армии"?
   - Я знаю его наизусть, сударь! - воскликнул судья.  -  Это  вдохновляющее
послание отступающей армии изменило ход сражения, сударь! Эти величественные
первые строки...
   - Именно, Ди! Вы никогда не забудете этот текст, потому  что  он  написан
хорошей прозой, ритм которой совпадал с биением крови в жилах каждого воина,
от генерала до пехотинца. Вот почему  по  всей  империи  народ  все  еще  ее
читает. Кстати, это я набросал проект рескрипта для его величества. Что  же,
Ди, вы должны высказать мне ваше мнение о местной администрации. Знаете  ли,
я люблю поговорить с молодыми чиновниками. Всегда был убежден, что  один  из
самых главных пороков высокого  положения  при  дворе  состоит  в  том,  что
утрачиваются  контакты  с  провинциальными   чиновниками.   И   я   особенно
интересуюсь   уездными   делами.   Конечно,   это   низкий   уровень   нашей
администрации, но первостепенной важности.
   Под завистливым взглядом Ди он медленно допил свою чашку и, вытерев  усы,
продолжал, вспоминая:
   - Знаете ли, я сам начинал начальником уезда! Правда,  служил  только  на
одном посту. Потом я написал памятную  записку  о  судебной  реформе  и  был
повышен в начальники округа на юге, а затем переведен сюда,  в  этот^  самый
округ! Бурные были времена, когда Девятый князь поднял  мятеж  двадцать  лет
тому назад! А теперь мы находимся в его старом дворце! Да, Ди, время  летит.
Ну, позднее я опубликовал критические заметки о  классиках  и  был  назначен
чтецом в императорскую академию. Был допущен сопровождать его  величество  в
высочайшей инспекционной поездке по западному краю. В этой поездке я сочинил
"Оды на горах Сечуани". До сих пор, Ди, считаю их лучшими моими стихами.
   Он раздвинул ворот своей рубахи, обнажив плотную мускулистую  шею.  Судья
припомнил, что в молодые годы у  него  была  слава  борца  и  фехтовальщика.
Академик взял в руки лежавшую на столе открытую книгу.
   - Нашел это на полках у  Ло.  Сборник  стихотворений  советника  Хвана  о
пейзажах Сечуани. Он посетил те же места, что и я. Очень интересно  сравнить
наши впечатления. Этот стих очень недурен, но...
   Он склонился над страницей, потом тряхнул головой.
   - Нет, эта метафора звучит фальшиво...  Внезапно  вспомнив  о  госте,  он
поднял глаза и с улыбкой произнес:
   - Не буду вам докучать этим, Ди. У вас,  несомненно,  еще  много  дел  до
ужина.
   Судья Ди поднялся. Академик тоже встал и,  несмотря  на  протесты  гостя,
проводил его до двери.
   - Мне доставила огромное удовольствие наша беседа, Ди!  Всегда  стремлюсь
узнать мнение младшего чиновничества. Помогает свежими глазами взглянуть  на
вещи. До вечера!
   Судья Ди заторопился к правому крылу, потому что горло его пересохло и он
мечтал о чашке чая. Вдоль открытой галереи было много  дверей,  но  напрасно
оглядывался он в поисках слуги, который  бы  сказал  ему,  в  какой  комнате
поселился придворный поэт. И тут его взгляд остановился на худом  мужчине  в
выцветшей серой рубахе, кормившем золотых рыбок в гранитном водоеме в  конце
галереи. На голове он носил плоскую черную  шапку  с  тонким  красным  швом.
Похоже, один из слуг его коллеги. Судья подошел к нему и спросил:
   - Не могли бы вы мне сказать, где я могу найти достопочтенного Чан Лянпо?
   Тот поднял голову и с головы до ног окинул судью взглядом  своих  странно
неподвижных глаз под тяжелыми веками. Смущенная улыбка искривила его  тонкие
губы над редкой седеющей бороденкой. Бесцветным голосом он сказал:
   - Он перед вами. Я и есть Чан Лянпо.
   - Сударь, тысяча извинений!
   Судья Ди стремительно выхватил из рукава визитную  карточку  и  с  низким
поклоном вручил ее поэту.
   - Сударь, я пришел засвидетельствовать  свое  почтение.  Поэт  рассеянным
взглядом посмотрел на карточку, держа ее в тонкой, покрытой  синими  жилками
руке.
   - Очень любезно с вашей стороны, Ди, - механически произнес он. Показывая
на водоем, он заговорил более оживленным тоном:
   - Посмотрите на эту маленькую рыбку под водорослями в углу! Вы  замечаете
озабоченное выражение ее больших выпученных глаз?  Это  невольно  напоминает
мне нас... растерянных наблюдателей.
   Он поднял глаза:
   - Извините меня. Разведение золотых  рыбок  -  одно  из  моих  увлечений.
Заставляет меня забывать о хороших манерах. Вы надолго сюда, Ди?
   - Сударь, я приехал только позавчера.
   - Аху да. Начальник округа, я слышал, проводил  здесь  совещание  уездных
руководителей. Надеюсь, вам нравится в Чинхуа,  Ди.  Я  ведь  уроженец  этих
мест.
   - Прекрасный город, сударь. И  я  очень  польщен,  что  имею  возможность
встретить самого выдающегося и блистательного... Поэт тряхнул головой.
   - Не блистательного, Ди. К сожалению, уже нет. Он положил назад, в рукав,
коробочку из слоновой кости с кормом для золотых рыбок.
   - Я прошу прощения, Ди, но я чувствую себя не в форме сегодня.  Посещение
часовни моих предков заставило меня вспомнить о прошлом...
   Он остановился и робко посмотрел на своего посетителя.
   - Сегодня вечером за ужином я немного приду в себя. Просто обязан, потому
что мой друг  академик  всегда  втягивает  меня  в  литературные  споры.  Он
обладает  поистине  энциклопедическими  литературными  познаниями,   Ди,   и
несравненно владеет языком. Чуточку высокомерен и заносчив, но...
   И тут он обеспокоенно спросил:
   - Надеюсь, вы посетили его до того, как пришли ко мне?
   - Да, сударь.
   - Очень хорошо. Должен предупредить, что,  несмотря  на  свои  простецкие
замашки, Шао сознает свое выдающееся положение и весьма обидчив.  Я  уверен,
вам доставит удовольствие сегодняшняя встреча, Ди. В присутствии  могильщика
Лу скука исчезает. И особая честь  встретить  нашего  коллегу,  который  так
неожиданно обрел известность. Мы должны...
   Тут он закрыл ладонью рот.
   - Почти что проболтался! Наш общий друг Ло заставил меня обещать,  что  я
вам ничего не скажу. Как вы,  несомненно,  знаете,  Ло  очень  любит  делать
маленькие сюрпризы.
   Он провел рукой по лицу.
   - Ну что же. Извините меня, что я не приглашаю вас к себе на чашку чая. Я
действительно сильно устал и должен, Ди,  подремать  перед  ужином.  Прошлой
ночью я не выспался. На постоялом дворе было так шумно.
   - Конечно, сударь. Прекрасно понимаю.
   Судья  распрощался,  кланяясь  и  почтительно  скрестив  руки  в  длинных
рукавах.
   Спускаясь по длинной галерее, он решил,  что  теперь,  после  официальных
визитов, ему следует разыскать Ло, чтобы сообщить о том,  что  он  узнал  от
служанки в доме чаеторговца. И наконец получить чашку чая!
   Глава 6
   Судья Ди прошел в кабинет советника и попросил Као узнать,  не  может  ли
его принять начальник Ло. Уже через пару минут советник вернулся.
   - Сударь, мой хозяин будет рад вас видеть. В  своем  кабинете.  Сдержанно
улыбнувшись судье, он добавил:
   -   Очень   надеюсь,   сударь,   что   вам   удастся   его   приободрить!
Коротышка-начальник  сидел  на  подушках  кресла  за  письменным  столом  из
полированного черного дерева и огорченно смотрел на груду  документов  перед
собой. Увидев судью, он вскочил и крикнул:
   - Все эти самозванные знатоки календаря в нашем  министерстве  обрядов  и
церемоний должны немедленно быть уволены. Немедленно. Они  не  знают  своего
дела! Эти болваны обозначили сегодняшний день как редкостно удачливый!  А  с
полудня все идет прахом!
   Он снова опустился в кресло, надувая свои округлые щеки. Судья Ди  сел  в
кресло у стола и сам налил себе чаю из подбитой ватой корзинки. Жадно  выпив
чашку, он налил себе еще, а  потом  откинулся  в  кресле  и  молча  выслушал
рассказ своего друга об обрушившихся на него бедах.
   - Сначала нам досталось это мерзкое убийство Суна, причем сразу же  после
обильной трапезы, что испортило мне пищеварение. Затем  дама,  возглавляющая
"Сапфировый приют", известила меня,  что  ее  самая  талантливая  танцовщица
заболела.  На  сегодняшнюю  ночь  мне   пришлось   удовольствоваться   двумя
второстепенными, а для главного номера я смог заполучить только  эту  ведьму
по имени Маленькая Феникс. Мне не нравится ее внешность. Глупое  лицо  да  и
худа, как жердь.
   - Ло, пододвинь мне эту чайную корзинку, будь добр. Ло налил чаю судье Ди
и себе, сделал глоток и снова заговорил:
   - Наконец, придуманный мною для  тебя  сюрприз  срывается.  Ужасно  будут
разочарованы и академик с дворцовым поэтом. И еще это означает, что  нас  за
ужином будет пятеро. Помимо нас с тобой, только Шао, Чан и могильщик  Лу.  А
нечетное  число  за  столом  -  дурное  предзнаменование.  В  календаре   же
говорится, что сегодня удачливый день. Тьфу!
   Поставив чашку на стол, он спросил угрюмо:
   - Ну а что нового слышно об убийстве Суна? Ко мне только  что  заглядывал
начальник стражи и сообщил, что его люди ничего не слышали о  воре,  который
швырялся бы деньгами. Как мы того и ожидали!
   Судья опустошил третью чашку.
   - По словам одной из служанок, обычно прислуживавшей  Суну,  он  бывал  в
этом городе раньше. И вроде бы у него была здесь подруга.
   Ло выпрямился.
   - Черт его знает! Но не в "Сапфировом приюте". Я описал его  девочкам,  и
они никогда его не видели.
   - Во-вторых, - продолжал судья, - я подозреваю, что для приезда сюда ,  у
Суна была особая причина,  которую  он  хотел  скрыть,  а  его  исторические
изыскания были всего лишь ширмой.
   Он вынул из рукава студенческие записи и протянул их Ло.
   - За две недели он исписал заметками лишь шесть страниц!
   Ло  пробежал  записи  глазами.  Когда  он  утвердительно  кивнул,   судья
продолжил:
   - Для видимости Суй каждый вечер посещал ваш архив. Ночами  же  занимался
своим настоящим делом. Служанка видела, как он однажды ушел из дома скрытно,
по-воровски, в темной одежде.
   - И никаких данных о том, куда он направлялся или что делал?
   - Ничего. Служанка, знакома с официантом из  соседней  чайной.  Он  лихой
парень, но нище по соседству Суна не видел. Судья откашлялся.
   - Знаешь, та служанка твердо верит в  лисью  магию.  Утверждает,  что  на
самом деле подружка Суна была лисой и убила его!
   - О да, Ди! Лисы занимают немалое место в народных верованиях.  У  нас  в
резиденции есть лисья кумирня, она призвана оберегать  помещение.  А  вблизи
южных городских  ворот  есть  большая  кумирня  на  тамошнем  пустыре.  Люди
утверждают,  что   место   нечисто.   Ну   что   же,   давай   не   касаться
сверхъестественного. Дело и без того сложное!
   - Ло, целиком с тобой согласен. Ты ведь тоже учитываешь вероятности,  что
это может быть семейной историей, не так ли?
   - Да. У Мена прекрасная репутация, но, конечно, это ничего не значит.  Он
мог знать  Суна,  когда  тот  приезжал  в  уезд  раньше.  К  тому  же  после
обнаружения трупа Мен и сам занялся следственной работой. И очень настойчиво
навязывал нам свою точку зрения. Ничего не было для Мена легче,  чем  обойти
вокруг владения и постучать в собственную садовую калитку. И мне не нравится
этот рассказ о подружке, которая якобы была  у  Суна.  Совсем  не  нравится.
Девушки означают беду.
   Он тяжело вздохнул.
   - В любом случае завтра из-за праздника Середины Осени нс будет судебного
заседания. Это дает нам хотя бы небольшую передышку.
   Ло налил себе еще чаю и погрузился в угрюмое молчание.
   Судья Ди выжидательно посматривал на Ло, надеясь, что тот  объяснит,  как
он намерен вести следствие. Если бы это убийство случилось в Пуяне, он сразу
же приказал бы своим трем помощникам:  Ма  Чжуну,  Цяо  Таю  и  Тао  Гану  -
опросить соседей чаеторговца и собрать сведения о самом Мене,  его  семье  и
жильце. Поразительно, как много  сведений  опытный  сыщик  может  собрать  в
овощной, рыбной и мясной  лавках.  А  также  у  уличных  лотков,  где  любят
собираться носильщики и кули. Но коллега продолжал молчать, и тогда судья Ди
сказал:
   - Сегодня вечером из-за ужина мы сами ничего сделать не сможем. Ты никого
из своих сотрудников не посылал узнать что-нибудь дополнительно?
   - Нет, Ди. Я  прибегаю  к  сотрудникам  Ямыня  только  в  обычных  делах.
Расследования же дел исключительных ведутся моим старым управляющим.
   Увидев изумленное выражение на лице судьи, он быстро объяснил: - ...
   - Видишь ли, этот старый прохвост родился и  вырос  в  здешних  местах  и
знает город,  как  свою  ладонь.  У  него  есть  три  дальних  родственника,
скользких типа, работающих писарями  у  ростовщика,  ювелира  ив  популярном
ресторане на рынке. Я выплачиваю им из собственного кармана щедрое жалованье
за то, что они работают моими осведомителями и ведут секретный сыск. Система
действует безотказно. Помогает мне контролировать советника да  и  остальных
работников присутствия.
   Судья медленно кивнул. Он сам целиком полагался на старого советника Хуна
и его троих помощников. Но каждый начальник уезда был свободен выбирать свои
методы работы, и система Ло не казалась слишком плохой.  Тем  более  что  во
время предыдущего визита в Чинхуа он  признал  в  домоправителе  Ло  ловкого
старого мошенника.
   - Ты сказал своему домоправителю, что... - начал он. Его прервал  стук  в
дверь. Вошел начальник стражи и доложил:
   - Ваше превосходительство, барышня Юлань просит об аудиенции. '
   Лицо Ло  озарилось  широкой  улыбкой.  Он  хлопнул  кулаком  по  столу  и
воскликнул:
   - Значит, она передумала! В конце концов, может  быть,  сегодня  все-таки
удачливый день? Введите ее. Немедленно! Потирая руки, он сказал судье Ди:
   - По всей видимости, мой маленький сюрприз для вас не отменяется, старший
брат! Судья поднял брови.
   - Юлань? Кто это?
   - Дружище! Не хочешь ли ты сказать, что  ты,  один  из  наших  величайших
знатоков преступлений, не слышал об  убийстве  служанки  в  монастыре  Белой
Цапли?
   Судья Ди воскликнул:
   - Милостивые небеса! Ло, не имеешь  ли  ты  в  виду  дело  этой  безумной
даосской монашенки, которая насмерть запорола свою служанку?
   Ло счастливо кивнул.
   - Та самая женщина, Ди. Великая  Юлань.  Куртизанка,  поэтесса,  даосская
монашенка, известная... У судья покраснело лицо.
   - Презренная убийца! - гневно выкрикнул он. Начальник поднял свою  пухлую
ладонь.
   - Тише, Ди, тише, пожалуйста. Прежде всего, могу ли я тебе напомнить, что
в образованных кругах сложилось единодушное мнение, что  она  была  обвинена
ложно? Ее дело слушалось в уездном, окружном и провинциальном судах,  именно
в таком порядке, и ни один из них не  смог  вынести  приговора.  Вот  почему
сейчас ее конвоируют в  столицу,  где  она  предстанет  перед  императорским
судом. Во-вторых, она неоспоримо самая блестящая писательница в  империи.  С
ней хорошо знакомы и академик, и придворный поэт, и, узнав от  меня,  что  я
приказал конвою оставить ее на  два  дня  в  моей  резиденции,  оба  были  в
восторге.
   Он замолк, покручивая ус.
   - Однако, когда я посетил ее на постоялом дворе за "Сапфировым  приютом",
где она остановилась вместе со своим  вооруженным  конвоем,  она  решительно
отвергла мое приглашение. Сказала,  что  не  хочет  встречаться  со  старыми
друзьями, пока не  будет  установлена  ее  невиновность.  Представляешь  мое
огорчение, Ди! Я-то надеялся, что доставлю тебе удовольствие обсудить  самое
сенсационное дело об убийстве с самой обвиняемой. Угощу  тебя  головоломкой,
приведшей в замешательство три суда. Преподнесу его тебе,  так  сказать,  на
блюдечке. Я же знаю, что ты не очень жаркий  поклонник  поэзии,  Ди,  а  мне
хотелось, чтобы и тебе не было скучно.
   Судья Ди разгладил свою длинную бороду, перебирая  в  уме  обстоятельства
дела об убийстве служанки. Затем он с улыбкой заметил:
   - Ценю твою заботливость, Ло. Что же касается головоломок, то  у  нас  на
руках...
   Распахнулась дверь. Начальник стражи ввел высокую женщину в черном платье
и куртке. Не обращая внимания на судью Ди, она прошла к столу  и  мелодичным
глубоким голосом сказала
   Ло:
   - Хочу сообщить вам, что передумала, начальник. Я принимаю ваше  любезное
приглашение.
   - Превосходно, дорогая сударыня, превосходно! Шао и Чан  ждут  встречи  с
вами. Знаете, и могильщик Лу здесь. И позвольте представить вам  еще  одного
вашего поклонника! Это мой друг Ди, начальник соседнего с нашим уезда  Пуян.
Ди, представляю тебе нашу великую поэтессу Юлань.
   Окинув судью быстрым взглядом своих живых глаз, блеснувших из-под длинных
ресниц, она небрежно ему кивнула. После  того,  как  судья  наклоном  головы
ответил на ее приветствие, она  все  свое  внимание  посвятила  Ло,  который
углубился в подробное описание отведенных ей покоев, расположенных  рядом  с
покоями его жен, на заднем дворе резиденции.
   Судья Ди пришел к заключению, что  ей  около  тридцати.  В  прошлом  она,
вероятно, отличалась необычайной  красотой.  Ее  лицо  сохраняло  правильные
черты, выразительность,  но  под  глазами  появились  тяжелые  мешки,  между
длинных изогнутых бровей пролегла глубокая складка,  а  в  уголках  крупного
рта, ярко-красного на бледном, без румян и  пудры,  лице,  пробежали  тонкие
морщинки. Ее волосы были уложены в три высоких вороных кольца,  удерживаемых
на месте двумя простыми булавками из слоновой кости. Строгое  черное  платье
подчеркивало ширину ее бедер, гибкость талии и чуть тяжеловатую грудь. Когда
она наклонилась над столом, чтобы налить себе чаю, он обратил внимание на ее
белые, нервные руки без колец или браслетов.
   - Тысячу раз благодарю вас за ваши хлопоты, - оборвала она приветственную
речь  хозяина  дома.  Мягкая  улыбка  озарила  ее  лицо.  -  И  еще   тысяча
благодарностей за то, что вы доказали мне,  что  у  "меня  остаются  друзья!
Последние недели я уже начинала думать, что ни одного больше  нет.  Кажется,
вечером устраивается ужин?
   - Да, но очень скромный, в моей резиденции.  А  завтра  мы  отправимся  к
Изумрудному утесу и там вместе отметим праздник Середины Осени.
   -  Это  очень  соблазнительно,  начальник  уезда.  Особенно  после  шести
проведенных по  различным  тюрьмам  недель.  Должна  сказать,  что  со  мной
обращались хорошо, и все же... Что ж, скажите  вашему  стражнику,  чтобы  он
проводил меня в вашу резиденцию и представил хозяйке женской половины вашего
дома. Мне надо хорошо отдохнуть и перед  ужином  переодеться.  Есть  случаи,
когда даже женщина, у которой молодые годы позади, стремится выглядеть самым
лучшим образом.
   Ло воскликнул:
   - Конечно, дорогая. Потратьте столько времени, сколько вам надо. На манер
древних мы начнем ужин поздно, и он продлится до глубокой ночи!
   Пока он хлопал в ладони, вызывая стражника, поэтесса сказала:
   - Да, вот еще что. Я  привезла  с  собой  Маленькую  Феникс.  Она  хотела
осмотреть, зал, где ей предстоит сегодня ночью танцевать.  Начальник  уезда,
вы сделали хороший выбор.
   И обернувшись к вошедшему командиру стражи:
   -  Приведите  сюда  молодую  женщину!   Вошла   тоненькая   девушка   лет
восемнадцати и почтительно присела. Она было  одета  в  обычное  темно-синее
платье, перетянутое на осиной талии  красным  кушаком.  Начальник  уезда  Ло
критически оглядел ее, нахмурив тонкие брови.
   - Да, конечно, - неопределенно пробормотал он.  -  Хорошо,  моя  дорогая.
Надеюсь, что в моем зале тебя все устроит.
   - Не пробуйте быть злым, начальник уезда, -  вмешалась  поэтесса,  -  Она
серьезно относится к своему искусству и хотела бы приспособить свой танец  к
имеющемуся пространству. Сегодня  она  будет  танцевать  под  восхитительную
мелодию "Феникс среди пурпурных облаков". Это самый выдающийся ее  номер.  И
его название гармонирует с ее именем. Ну, не стесняйся же,  дорогая.  Всегда
помни, что молодой  красивой  женщине  не  надо  бояться  мужчины,  будь  он
высокопоставленным чиновником или нет.
   Танцовщица подняла голову. Судью Ди поразило ее странно  застывшее  лицо.
Длинный острый нос и широкие тусклые глаза с  идущим  вверх  косым  разрезом
делали его похожим на маску.  С  высокого  гладкого  лба  волосы  были  туго
зачесаны назад и собраны в пучок на затылке. У нее была длинная тонкая  шея,
угловатые плечи и худые длинные руки. Ее  окружала  необычайная  бестелесная
аура. Судья представил, почему она нисколько не поразила  его  коллегу;  тот
предпочитал ярких женщин, с явственно выраженными женскими чарами.
   - Я очень сожалею о скудости своих способностей, - произнесла  танцовщица
столь тихим голосом, что его едва было слышно, - Дозволение танцевать  перед
столь избранным обществом - слишком большая честь.
   Поэтесса слегка потрепала ее по плечу.
   - Хватит, дорогая. Господа, увижу вас сегодня вечером за ужином.
   Снова небрежно  поклонившись,  она  вышла  широким  стремительным  шагом.
Застенчивая танцовщица последовала за ней.
   Воздев руки, начальник уезда Ло воскликнул:
   - Этой женщине дано  решительно  все!  Большая  красота,  редкий  талант,
сильный характер! Подумать только, что из-за жестокой судьбы я встретил ее с
опозданием на десять лет!
   Грустно покачав головой, он выдвинул ящик, извлек оттуда пухлую  папку  с
бумагами и сердито сказал:
   - Для тебя, Ди, я собрал копии  всех  важных  документов,  относящихся  к
убийству.  Подумал,  что  тебе  захочется  узнать  все  подробности  дела  о
преступлении в монастыре Белой Цапли. Я добавил  также  короткую  записку  о
жизненном пути Юлани. Держи. Хотелось бы,  чтобы  ты  ознакомился  со  всеми
этими бумагами до ужина.
   Судья был тронут. Его коллега немало похлопотал только  для  того,  чтобы
он, его гость, не скучал. С признательностью он заметил:
   - Право, Ло, ты очень заботлив. Ты превосходный хозяин дома.
   - Не стоит благодарности, старший брат! Хлопот мне это не причинило.
   Он бросил в сторону судьи быстрый взгляд и с легким смущением продолжал:
   - Гм, должен исповедаться, что есть у меня, Ди, свои внутренние  причины.
Я  уже  давно  собрался  выпустить  в  свет  комментированное  издание  всех
поэтических произведений Юлани. Даже  набросал  предисловие.  Очевидно,  что
обвинительный приговор разрушит этот замысел. Надеялся, что ты  поможешь  ей
подготовить убедительный план защиты, старший брат. Ты ведь  непревзойденный
мастер в составлении юридических документов. Тебе ясно, что я имел в виду?
   - Да, - сдержанно ответил судья Ди. Холодно взглянув на  своего  коллегу,
он поднялся и спрятал папку под мышкой.
   - Ну что же. Пожалуй, сразу же примусь за работу.
   Глава 7
   Пройдя через главные  ворота  резиденции,  судья  Ди  замедлил  шаг  и  с
изумлением посмотрел на жалкую фигуру, стоявшую на пороге  его  покоев.  Это
был низкий толстый человек в  заплатанной  монашеской  одежде  с  обнаженной
круглой,  выбритой  головой.  На  ногах  -  старые   разношенные   сандалии.
Недоумевая, как нищий смог проникнуть в резиденцию, судья остановился  рядом
с ним и строго спросил:
   - Что вам здесь нужно?
   Тот обернулся, уставившись на судью своими большими выпученными  глазами,
и хрипло ответил:
   - А-а-а! Начальник уезда Ди! Пришел к вам на одну-две секунды,  но  никто
не ответил на мой стук.
   Голос его был хриплым, но он разговаривал, как  образованный  человек.  И
властно. Внезапно судья Ди понял.
   - Рад вас видеть, могильщик Лу. Начальник Ло говорил мне, что...
   - Увидите позже, Ди, действительно ли рады встрече  со  мной,  -  прервал
могильщик. Своими немигающими глазами он смотрел мимо судьи. Судья  невольно
обернулся. Двор был безлюден.
   - Нет, их вы видеть не можете, судья. Пока что нет. Но пусть это  вас  не
заботит. Мертвые всегда с нами. Повсюду.
   Судья вгляделся в него.  Чем-то  этот  уродливый  человек  его  тревожил.
Почему понадобилось Ло?..
   - Вы недоумеваете, почему Ло пригласил меня? Я поэт.  Скорее,  сочинитель
куплетов. В моих стихах  никогда  не  бывает  больше  двух  строк.  Ди,  вы,
конечно, их не читали. Вас интересуют официальные документы!
   Он ткнул толстым указательным пальцем  в  папку,  которую  нес  судья.  -
Давайте войдем, сударь, и выпьем чаю, - вежливо пригласил судья, приоткрывая
дверь перед гостем.
   - Нет, спасибо. Мне надо кое-что  забрать  у  себя  в  комнате,  а  затем
отправлюсь по делам за город.
   - А где в этом дворе ваши покои, сударь?
   - Я живу в лисьей кумирне, в правом углу главного двора.
   - Да, Ло говорил мне, что здесь есть такая кумирня, - заметил судья, чуть
улыбнувшись.
   - А почему начальнику Ло и не иметь такой кумирни, скажите?  -  вызывающе
спросил могильщик. - Лисы - неотъемлемая часть мировой  жизни,  Ди.  Их  мир
столь же значителен или незначителен, как и наш. И так  же,  как  существуют
особые связи между двумя человеческими  существами,  некоторые  человеческие
существа связаны с некоторыми животными. Не забывайте, что влияющие на  наше
существование знаки зодиака изображают зверей, судья!
   Потирая свои заросшие щеки, он пристально вглядывался в  лицо  судьи  Ди.
Вдруг он спросил:
   - Вы родились в год Тигра, не так ли?
   Когда судья  утвердительно  кивнул,  уродливое  лицо  монаха  искривилось
насмешливой улыбкой, отчего он еще больше стал похож на жабу.
   - Тигр и лиса! Лучше не придумаешь! Его тяжелые черты вдруг расплылись, и
рядом с мясистым носом появились глубокие линии.
   - Ди, будьте бдительны! - сказал он бесцветным голосом. - Прошлой  ночью,
я слышал,  произошло  одно  убийство,  а  сейчас  складываются  условия  для
второго. На этой папке у вас под рукой имя Юлань, а  над  ее  головой  висит
смертный приговор. Ди, вскоре рядом с вами окажутся новые мертвецы.
   Он поднял свою круглую голову  и  снова  посмотрел,  мимо  судьи  странно
искрящимися выпученными глазами.
   Судью Ди невольно передернуло. Он хотел ответить могильщику, но тот снова
заговорил своим сварливым, скрипучим голосом:
   - Судья, не надейтесь на мою помощь. Считаю людскую справедливость жалкой
подделкой и не шевельну пальцем, чтобы схватить убийцу.  Убийцы  ловят  себя
сами. Бегают постепенно сужающимися кругами. Никогда из них  не  вырываются.
До вечера, Ди.
   Он ушел, шлепая по замощенному двору соломенными сандалиями.
   Судья посмотрел ему вслед и быстро прошел в свою комнату, укоряя себя  за
растерянность.
   Слуги задвинули полог над кроватью в глубине комнаты.  С  удовлетворением
увидел  он  стеганую  чайную  корзинку  в  центре  стола,  рядом  с  высоким
подсвечником. Подойдя к туалетному  столику,  он  протер  себе  лицо  и  шею
надушенным полотенцем, которое слуги, приготовив, положили в бронзовый  таз.
Сразу стало легче. Могильщик Лу  был  чудаком,  а  таким  людям  свойственны
странные высказывания. Он пододвинул стол  поближе  к  раздвижным  дверям  и
уселся лицом к каменной горке в саду. И открыл папку.
   .Сверху лежали заметки Ло о поэтессе объемом  около  двадцати  листов.  В
этом, прекрасно написанном очерке  каждая  фраза  была  составлена  с  такой
тактичностью я продуманностью, что Ди предположил, а  не  собирается  ли  Ло
сопроводить им свое издание стихов Юлани. В нем сообщались все  существенные
факты, причем ее прошлое излагалось в иносказательных выражениях, которые не
могли обидеть, хотя не оставляли и  тени  сомнения  относительно  того,  что
подразумевалось. Внимательно прочтя этот  очерк,  судья  откинулся  назад  в
своем кресле. Сложив руки, он вновь задумался над изломанным жизненным путем
Юлани.
   Поэтесса  была  единственной  дочерью  скромного   приказчика   небольшой
столичной аптеки. Этот влюбленный в литературу самоучка научил ее  чтению  и
письму, когда ей было только пять лет. Но  он  был  плохим  финансистом.  Ей
только исполнилось пятнадцать, когда он так  запутался  в  долгах,  что  ему
ничего другого не оставалось, как продать ее  в  очень  известный  публичный
дом.  В  течение  проведенных  там  четырех  лет  она  старательно  заводила
знакомства со старыми и  молодыми  литераторами  и  с  их  помощью  добилась
большого успеха во всех изящных искусствах, проявив исключительное дарование
в области поэзии. В девятнадцать лет, когда Юлань была близка к  превращению
в  высокопрофессиональную  куртизанку,  она   вдруг   исчезла.   Объединение
владельцев публичных домов наняло и бросило на ее поиски  искусных  сыщиков,
потому что в нее были вложены немалые деньга, но они не  смогли  напасть  на
след. Двумя годами позже, больная и разоренная, она была случайно обнаружена
в жалкой гостинице на севере. Нашел ее молодой поэт Вэнь  Ту-нян,  известный
своим разящим остроумием, красотой и обширным богатством.  Он  встречался  с
нею раньше в столице и все еще был в нее влюблен. Вэнь оплатил все ее долги,
и она стала его неразлучной спутницей. Ни одно модное сборище в  столице  не
считалось удавшимся без присутствия Вэня и  Юлани.  Вэнь  опубликовал  томик
стихов, которые они писали друг другу, и их цитировали в литературных кругах
всей империи. Юлань и Вэнь много путешествовали, посещая все самые  красивые
места и оставаясь там, где приглянется,  по  много  месяцев,  и  повсюду  их
приветствовали известные литераторы. Они были вместе четыре  года"  И  вдруг
Вэнь ее покинул, увлекшись бродячей акробаткой.
   Юлань бросила столицу ради Сечуани, где на деньги, полученные от  Вэня  в
качестве прощального подарка, купила себе прекрасную усадьбу. Там она  осела
со служанками и певичками, и ее дом вскоре  стал  средоточием  умственной  и
художественной жизни далекой провинции. Она одаривала своими ласками  только
тщательно отобранных поклонников, всегда бывших  либо  крупными  писателями,
либо  высокопоставленными  чиновниками,  которые  преподносили  ей   дорогие
подарки. В этом  месте  начальник  Ло  не  смог  удержаться  от  цитирования
известной строчки: "Каждое из  ее  стихотворений  ценилось  в  тысячу  унций
золота". Ло также упомянул,  что  у  Юлани  было  много  близких  подруг,  и
некоторые из ее лучших стихотворений посвящены им.  Вывод  напрашивался  сам
собой, особенно после сообщения, что Юлань через  пару  лет  была  вынуждена
оставить Сечуань из-за осложнений, возникших в связи с одной из  ее  учениц,
дочерью местного начальника округа.
   Покинув  Сечуань,  поэтесса  в  корне  изменила  свой  образ  жизни.  Она
приобрела монастырь Белой Цапли, небольшую даосскую  кумирню  в  красивейшем
Озерном уезде,  и  провозгласила  себя  даосской  монахиней.  При  себе  она
сохранила только одну служанку, к ней не допускался ни один мужчина,  и  она
сочиняла только духовные стихи. Она всегда так же легко тратила деньги,  как
и приобретала, и, уезжая из Сечуани,  выплатила  всем  многочисленным  своим
слугам невероятные деньги за потерю работы. Оставшиеся средства были вложены
в монастырь Белой Цапли.  Но  ее  продолжали  считать  зажиточной  женщиной,
потому что местная знать щедро платила ей за уроки, которые  она  давала  ее
дочерям. Здесь составленная Ло биография заканчивалась. В конце страницы  он
написал: "Пожалуйста, смотрите прилагаемые судебные документы".
   Судья Ди быстро перелистал пачку юридических бумаг. Его  натренированному
взгляду понадобилось немного времени,  чтобы  Оценить  основные  факты.  Два
месяца назад, в конце весны, в монастырь  Белой  Цапли  ворвались  стражники
местного Ямыня и принялись копать под вишневым деревом в саду за домом.  Они
выкопали обнаженное тело семнадцатилетней служанки Юлани. Вскрытие показало,
что она умерла всего три дня назад от жестокой порки. Юлань была задержана и
обвинена в гнусном убийстве.  Она  презрительно  отвергла  обвинение.  Тремя
днями раньше, утверждала она, служанка попросила  на  неделю  отпустить  ее,
чтобы посетить стариков родителей, и уехала, приготовив  для  своей  хозяйки
вечерний рис. Тогда-то поэтесса и видела ее в последний раз. После  еды  она
отправилась одна на длинную прогулку по берегу озера. Когда она вернулась за
час до полуночи, калитка сада была взломана, а после проверки  увидела,  что
из монастырской кумирни пропали два подсвечника. Юлань напомнила  начальнику
уезда, что тем же утром сообщила о краже в Ямынь. Она высказала  мысль,  что
служанка вернулась в монастырь, где что-то забыла, и застала грабителей.  Те
заставляли ее сказать, где прячет деньги хозяйка, и под пыткой она умерла.
   Вслед за тем начальник уезда заслушал свидетелей, которые  показали,  что
поэтесса и служанка часто ссорились, и что иной раз  они  по  ночам  слышали
вопли  служанки.  Хотя  монастырь  расположен  в  редко  посещаемом   месте,
несколько бродячих торговцев проходили мимо той страшной ночью, но не видели
и следа воров или бродяг. Начальник уезда заявил, что оправдания Юлани - это
сплошная ложь, обвинил ее в том, что она  сама  сломала  калитку  и  бросила
подсвечники в колодец. Ссылаясь на ее беспутное прошлое, он уже  намеревался
потребовать для нее смертного приговора, но  тут  по  соседству  вооруженные
грабители ворвались в крестьянское хозяйство и на куски изрубили крестьянина
и его жену. Начальник уезда отложил вынесение  приговора  по  делу  Юлани  и
послал своих людей на  поимку  разбойников,  которые  могли  бы  подтвердить
правдивость  предложенной  Юланью  версии.  Тем  временем  весть  об  аресте
известной поэтессы разнеслась широко, и начальник округа  приказал  передать
дело в его собственный суд.
   Проведенное окружным начальником энергичное  расследование  -  а  он  был
поклонником поэзии Юлани  -  выявило  два  обстоятельства,  говорящие  в  ее
пользу. Во-первых, всплыло, что годом раньше  начальник  уезда  ухаживал  за
Юланью, но был отвергнут. Тот признал, что так и было, но отрицал  какое  бы
то ни было влияние этого обстоятельства на его подход  к  делу.  Он  получил
анонимку, утверждавшую, что под вишневым  деревом  захоронен  труп,  и  счел
долгом проверить обвинение. Тем не менее, начальник округа  постановил,  что
уездный судья был настроен предубежденно,  и  отстранил  его  от  исполнения
обязанностей. Во-вторых, военная полиция захватила  грабителя,  который  еще
недавно входил в банду, совершившую нападение на крестьянское хозяйство.  Он
заявил, что их главарь говорил о том,  что  в  монастыре  у  поэтессы  много
золота, и добавил, что стоило бы как-нибудь туда  заглянуть.  Это  вроде  бы
подтверждало версию Юлани об убийстве. На основании  этих  фактов  начальник
округа передал дело в суд провинции, со своей стороны рекомендуя оправдание.
   Губернатор, засыпанный письмами в защиту поэтессы  от  высокопоставленных
особ всей империи, уже  собирался  вынести  оправдательный  приговор,  когда
появился молодой водонос из Озерного уезда. Сопровождая  дядю  в  поездке  к
родным могилам, он несколько недель отсутствовал. Он был дружком служанки  и
сообщил, что та ему часто жаловалась, будто хозяйка пристает к ней  и  бьет,
если ей отказывают. Подозрения губернатора окрепли еще  больше  после  того,
как оказалось, что служанка  была  девственницей.  Он  рассуждал,  что  если
разбойники убили служанку, то прежде ее обязательно бы изнасиловали. По  его
требованию  военная  полиция  обшарила  весь  край  в  поисках  разбойников,
напавших  на  крестьянский  двор,  потому  что   их   показания   имели   бы
первостепенное значение. Но все попытки  выследить  шайку  были  тщетны.  Не
удалось найти и  автора  анонимки.  Губернатор  решил  избавиться  от  столь
тайного дела и передал его в имперский суд.
   Судья Ди  захлопнул  папку  и,  встав  из-за  стола,  вышел  на  галерею.
Прохладный осенний ветерок шелестел бамбуковой листвой  на  каменной  горке,
предвещая чудесный вечер.
   Да, его коллега  прав.  Дело  действительно  влекло.  Точнее,  тревожило.
Начальник Ло описал его как чисто теоретическую  головоломку.  Но,  конечно,
его лукавый друг прекрасно знал, что оно  станет  для  него,  судьи,  личным
вызовом. А встреча с самой поэтессой кровно связала его со всем, что  с  ней
случилось. Непосредственно поставило перед вопросом: виновна или невиновна?
   Заложив руки за спину, судья  принялся  расхаживать  по  галерее.  В  его
распоряжении  имелись  только  сведения  из  вторых  рук.  Вдруг  перед  его
внутренним взором предстало  некрасивое,  жабье  лицо  могильщика.  Странный
монах напомнил ему, что для поэтессы вопрос стоял о  жизни  или  смерти.  Он
смутно  ощущал  неловкость,  тревогу,  его  одолевали  необъяснимые   дурные
предчувствия. Может быть, он освободился бы от смутной  неуверенности,  если
бы опять  схватился  за  папку  и  вновь  просмотрел  все  устные  показания
свидетелей. Было еще меньше пяти часов, так что у него оставалось по крайней
мере два часа перед ужином. Но почему-то не хотелось возвращаться к изучению
судебных документов. Он подумал, что отложит эту работу до тех пор, пока  за
ужином не поговорит с поэтессой. Тогда же он выслушает и то, что академик  с
поэтом скажут Юлани, попытавшись оценить их отношение  к  ее  вине.  Веселая
вечеринка, обещанная коллегой, приобрела мрачное значение суда, обсуждающего
смертный приговор. В нем зашевелилось ощущение надвигающейся опасности.
   Пытаясь рассеять эти тяжелые предчувствия, он снова задумался об убийстве
студента  Суна.  Запутанное  дело.  Судья   участвовал   в   осмотре   места
преступления, но сейчас не мог ничего предпринять и целиком зависел от того,
что удастся раскопать людям Ло. И  здесь  ему  приходилось  довольствоваться
сведениями из вторых рук.
   Судья Ди вдруг замер. Его лохматые брови  сомкнулись.  У  него  мелькнула
дерзкая мысль. Вернувшись к себе, он взял со стола тетрадку  с  музыкальными
партитурами  Суна.  Помимо   архивных   заметок,   это   была   единственная
непосредственная связь с умершим.  Снова  перелистал  он  плотно  исписанные
страницы  и  улыбнулся.  Быть  может,  догадка  была  чересчур  смелой,   но
попытаться стоило. В любом случае это вернее, чем  сидеть,  вытирая  пот,  в
этой комнате, ломая голову над  заявлениями  самых  различных  по  характеру
людей, которых он никогда не видел.
   Судья быстро переоделся в простой синий халат.  Надев  на  голову  черную
ермолку, он вышел в город с партитурой под мышкой.
   Глава 8
   Опускались сумерки. В переднем дворе  резиденции  две  служанки  зажигали
фонари, свисавшие со стропил окружающих зданий.
   Оказавшись в толпе на широкой городской  улице,  проходящей  мимо  Ямыня,
судья Ди удовлетворенно вздохнул. Он был оторван от энергичного ритма  жизни
города, которого фактически не знал, заключен  в  пышной  резиденции  своего
коллеги, и именно это и было главной причиной его раздражения. Теперь, когда
он приступил к делу, его настроение сразу же поднялось. Он дал  увлечь  себя
уличной  толчее,  разглядывая  кричаще  украшенные  витрины  лавок.  Заметив
вывеску торговца музыкальными инструментами, локтями проложил себе дорогу  к
двери.
   Его встретил  оглушающий  шум,  ибо  с  дюжину  покупателей  одновременно
пробовали барабаны, дудки и двухструнные цитры. Накануне праздника  Середины
Осени каждый музыкант-любитель готовился к  веселому  сборищу.  Судья  сразу
прошел в контору, где владелец торопливо опустошал стоявшую на  столе  миску
лапши, одним внимательным глазом приглядывая за приказчиками, обслуживающими
покупателей. Ученый вид судьи Ди заставил его сразу же  встать  и  спросить,
чем он может быть полезен.
   Судья протянул ему ноты.
   - Все эти мелодии предназначены для прямой флейты, - сказал он.  -  Хотел
бы знать, не сможете ли вы прочитать партитуру.
   Бросив взгляд на записи, музыкальный  торговец  протянул  тетрадь  судье,
говоря с извиняющейся улыбкой:
   - Нам знакома только десятизначная система нотной записи, сударь. Это  же
какая-то старая система. Вам надо обратиться к эксперту. Сударь,  вам  нужен
Ляо-лю. Он лучший флейтист города и исполняет любую мелодию с листа, в любой
системе нотной записи, как старой, так и новой. Он и живет здесь неподалеку.
   Торговец вытер жирный подбородок.
   - Одна беда, сударь. Ляо-лю выпивает. Он начинает в полдень, после уроков
музыки, которые дает, и к этому времени обычно уже пьян. К вечеру, когда ему
нужно играть на вечеринках, он трезвеет. Зарабатывает хорошие деньги, но все
просаживает на женщин и вино.
   Судья Ди положил на стол горсть медяков.
   - Пусть все-таки кто-то из ваших людей меня к нему проводит.
   - Конечно, сударь. Благодарю вас, сударь. Эй, Ван, подойди сюда.  Проводи
этого господина к дому Ляо-лю. И сразу же возвращайся!
   По дороге молоденький приказчик дернул судью Ди за  рукав.  Показывая  на
винную лавку на противоположной  стороне  улицы,  он  сказал  с  застенчивой
улыбкой:
   - Сударь, если у вас действительно дело к Ляо-лю,  купите  ему  небольшой
подарок. Как бы он ни был пьян, он сразу же придет в себя, увидев под  носом
кувшинчик с вином!
   Судья  купил  среднего  размера  кувшин  крепкого  вина,  которое  пьется
холодным. Юноша вывел, его узким переулком на темную, вонючую заднюю  улицу,
застроенную ветхими деревянными домами и  освещенную  светом,  пробивавшимся
кое-где через грязную бумагу окон.
   - Четвертый дом с левой стороны, сударь!
   Судья дал ему медяк, и мальчишка убежал.
   Дверь дома флейтиста болталась на петлях.  Из-за  нее  донеслись  крепкие
ругательства, затем пронзительный женский смех. Судья толкнул рукой  панель,
и дверь распахнулась.
   В  небольшой  пустой  комнате,  освещенной  коптящей  масленкой,   стояла
удушающая вонь дешевой выпивки. Полный  мужчина  с  круглым  раскрасневшимся
лицом сидел на бамбуковой скамье. На нем были мешковатые коричневые штаны  и
короткая, открытая спереди куртка, оставлявшая обнаженным толстое лоснящееся
брюхо. На его колене сидела девица. Это была Маленькая Феникс.  Затуманенным
взором Ляо-лю  уставился  на  судью.  Танцовщица  быстро  натянула  юбку  на
мускулистые, неожиданно белые бедра и со вспыхнувшим, похожим  на  застывшую
маску лицом бросилась в дальний угол комнаты.
   - Кто вы такой, черт побери? - спросил пьяным голосом флейтист.
   Не обращая внимания на девушку, судья  Ди  присел  на  низкий  бамбуковый
столик и поставил рядом кувшин с вином.
   Покрасневшие глаза Ляо-лю расширились.
   -  Святые  небеса,  кувшин  настоящей   "Розовой   Росы"!   Он   подошел,
покачиваясь.
   - Добро пожаловать, хотя вы  и  похожи  на  царя  ада  со  своей  большой
бородой! Откупорьте кувшин, мой друг! Но судья прикрыл кувшин ладонью.
   - Вы должны еще заработать  вашу  выпивку,  Ляо-лю.  Он  бросил  на  стол
тетрадь партитур.
   - Хочу, чтобы вы мне сказали, что  за  мелодии  здесь  записаны.  Стоя  у
стола, толстяк открыл тетрадь крупными, но неожиданно гибкими пальцами.
   - Легко! - прошептал он. - Но сначала чуть освежусь. Он споткнулся, идя к
умывальнику в углу комнаты, и протер лицо и грудь грязной тряпкой.
   Судья Ди молча наблюдал за  ним,  по-прежнему  не  глядя  на  танцовщицу.
Никого  не  касалось  то,  чем  она  была  здесь  занята.  Маленькая  Феникс
колебалась, но все же подошла к столу и робко начала:
   - Я... я пробовала убедить его сыграть на сегодняшнем ужине,  сударь.  Он
скотина, но замечательный музыкант. Когда он отказал мне,  я  позволила  ему
чуть меня приласкать...
   - Я не стал бы играть проклятую мелодию "Логово Черного Лиса", даже  если
бы ты валялась со мной до утра, -  пробормотал  толстяк.  Он  копался  среди
доброго десятка флейт, которые висели на гвоздях, вбитых  в  растрескавшуюся
оштукатуренную стену.
   - Я думал, вы  намереваетесь  исполнить  танец  "Феникс  среди  пурпурных
облаков", - небрежно сказал ей судья. Он подумал, что танцовщица была  жалка
со своим неподвижным лицом и сутулыми узкими плечами.
   - Да, сударь. Но после... после того, как я увидела, какой прекрасный пол
в резиденции начальника уезда... и после  того,  как  меня  представили  тем
большим шишкам из столицы и самому могильщику Лу, я подумала, что мне выпала
единственная возможность, которая может никогда не  повториться.  Поэтому  я
решила, что могу станцевать иную мелодию. Она позволяет  молниеносно-быстрый
темп вихревых движений...
   - Крути своим маленьким задом под порядочную музыку! - оборвал ее Ляо-лю.
- "Лисье логово" - плохая мелодия.
   Он опустился на низкий  стол  и  на  широком  колене  раскрыл  тетрадь  с
партитурами.
   - Конечно, вам неинтересна первая мелодия "Белые облака напоминают мне ее
платье, цветы ее лица". Все знают эту любовную песню. Вторая похожа на...
   Он поднес флейту к губам и исполнил несколько весело прозвучавших тактов.
   - Да, это "Пою весенней луне". Довольно популярная в прошлом году.
   Толстяк пролистал всю тетрадь,  время  от  времени  проигрывая  несколько
тактов, чтобы определить мелодию. Судья почти не слушал  его  пояснений.  Он
был разочарован, что его идея лопнула, но должен был  признаться  себе,  что
идея была отважной. То обстоятельство, что мелодии не сопровождались словами
и не имели названий, к тому же были записаны системой  нотного  обозначения,
которую он раньше нигде не встречал,  заставило  его  предположить,  что  он
столкнулся не с  нотной  партитурой,  а  с  секретными  заметками  студента,
сделанными особым музыкальным шифром. Непристойная брань  прервала  ход  его
мыслей.
   - Будь я проклят! - флейтист упорно всматривался в  последнюю  мелодию  в
тетрадке. Он прошептал:
   - Первые такты, впрочем, выглядят иначе.
   Он поднес флейту к губам.
   В медленном печальном ритме полились низкие звуки. Танцовщица привстала с
удивленным  видом.  Ритм   стал   быстрее,   высокие,   пронзительные   ноты
образовывали колдовскую мелодию. Толстяк опустил флейту.
   - Это проклятая песня "Логово Черного Лиса", - с отвращением произнес он.
   Танцовщица нагнулась над столом.
   - Сударь, дайте мне эту запись. Пожалуйста!
   В ее больших раскосых глазах появился лихорадочный блеск.
   - Имея запись, любой хороший флейтист сможет сыграть эту мелодию.
   - Лишь бы это был не я! - буркнул толстяк,  бросая  тетрадь  на  стол.  -
Предпочитаю сохранить свое здоровье!
   - Охотно одолжу вам эту тетрадь, - сказал судья Ди танцовщице.  -  Но  вы
должны мне немного рассказать об этой мелодии "Логово  Черного  Лиса".  Меня
самого интересует музыка.
   - Сударь, это малоизвестная местная мелодия, и ее не найти ни в одном  из
сборников для флейты. Ее постоянно поет Шафран, девушка, стерегущая  кумирню
Черного Лиса в южной части города. Я хотела, чтобы она записала для меня эту
мелодию, но бедняжка не в своем уме, она не умеет ни читать,  ни  писать.  А
эта музыка прекрасно подходит для танца...
   Судья Ди передал ей тетрадь.
   - Вы можете вернуть ее мне вечером, за ужином.
   - Ох, сударь, огромное вам спасибо! Теперь  я  должна  бежать,  музыканту
надо будет ее выучить. В дверях она обернулась.
   - Сударь, пожалуйста, не говорите  другим  гостям,  что  я  исполню  этот
танец. Мне хочется сделать сюрприз. Судья кивнул.
   - Достаньте две большие чашки, - сказал он толстяку.
   Музыкант снял с полки две глиняные чашки, а  судья  откупорил  сосуд.  Он
наполнил чашку Ляо-лю до краев.
   - Первоклассная штука! - воскликнул музыкант, принюхиваясь к чашке. Затем
залпом ее выпил. Судья осторожно отхлебнул из своей.
   - Странная девушка эта танцовщица, - небрежно заметил он.
   - Только девица ли она? Не удивлюсь, если она  окажется  лисьим  духом  с
пушистым хвостом под юбкой. Как раз хотел это выяснить, когда вы вошли.
   Он улыбнулся и,  снова  наполнив  чашку,  отпил  глоток.  Облизнув  губы,
добавил:
   - В любом случае, лиса она или нет, эта  продажная  сучка  умеет  все  до
капли выжать из  клиента.  Принимает  подарки,  позволяет  себя  целовать  и
лапать, но когда доходит до главного-то нет, никогда, сударь! А  я  ее  знаю
уже больше года. И скажу, что она чудесно танцует.
   Он пожал своими широкими плечами.
   - Ну что же, может быть, она не глупа, в конце-то концов. Много  я  видел
хороших танцовщиц, пропавших из-за игр на матраце.
   - А как вы узнали "Лисье логово"?
   - Год назад часто слышал о нем от старух-повитух,  зарабатывающих  лишний
медяк, изгоняя злых духов из жилища будущей  матери.  Честно  признаюсь,  нс
очень  хорошо  знаю  эту  мелодию.  Но  ведьма  там,  в  кумирне,  знает  ее
по-настоящему.
   - Кто она такая?
   - Проклятая ведьма, вот кто! Настоящий  лисий  дух!  Старуха  старьевщица
подобрала ее на улице, и она казалась очаровательным младенцем.  Но  выросла
полоумной и до пятнадцати лет не говорила.  Затем  с  ней  начали  частенько
случаться припадки, она закатывала глаза  и  говорила  неслыханные,  ужасные
вещи! Старая карга перепугалась и продала ее в публичный дом. К тому времени
она стала красоткой. Ну что же, владелец публичного  дома  получил  изрядную
сумму от пожилого любителя, который  намеревался  лишить  ее  девственности.
Старику следовало  бы  быть  поумнее  и  не  дурачиться  с  лисой-оборотнем.
Давайте, сударь, выпьем еще по одной. Это первая настоящая выпивка сегодня.
   Опустошив чашку, толстяк печально покачал головой.
   - Девка откусила ему кончик языка, когда  он  пытался  ее  поцеловать,  а
затем выпрыгнула из окна и бросилась на пустырь к старой заброшенной кумирне
вблизи Южных ворот. И с той поры живет там.  Даже  самые  крутые  ребята  из
публичного дома не осмелились подойти к ней. Видите ли, там нечисто. На  том
месте были убиты сотни людей, мужчин, женщин и детей. Ночами можно  слышать,
как их души завывают на пустыре. Суеверные люди оставляют еду у  разрушенных
ворот, и девушка делится ею  с  дикими  лисами.  Место  кишит  ими.  Девушка
танцует при лунном свете, распевая проклятую песню.
   Язык его стал заплетаться.
   - Эта... танцовщица тоже лиса. Только она одна и не боится  туда  ходить.
Проклятая лиса, вот что она такое...
   Судья Ди встал.
   - Если сегодня вы выступаете, то не торопитесь допить до дна этот кувшин.
Прощайте.
   Ди выбрался на главную улицу и спросил у разносчика, как пройти  к  южным
городским воротам.
   - Это далеко, сударь. Вам надо  спуститься  по  этой  улице  до  большого
рынка, а затем из конца в конец пройти улицей  Храма.  Оттуда  -  никуда  не
сворачивайте и вскоре впереди увидите ворота.
   Судья подозвал небольшие носилки и приказал двоим носильщикам отнести его
к часовне в южном конце улицы Храма. А там он выйдет и остальную часть  пути
проделает один. Ведь носильщики - известные сплетники.
   - Вы хотите сказать, сударь, к храму Тонкого Понимания?
   - Именно. И если доставите быстро, хорошо заплачу. Парни подняли  длинные
поручни  на  мозолистые  плечи  и  побежали,   возгласами   прося   прохожих
расступиться.
   Глава 9
   В открытых носилках  судья  почувствовал  свежесть  вечернего  воздуха  и
поплотнее запахнулся в свой халат. У него было прекрасное расположение духа,
потому что он ожидал, что "Логово лиса" станет ключом к  раскрытию  убийства
студента. Рынок был переполнен народом, и с лотков шла бойкая  торговля.  Но
после того, как носильщики свернули на широкую  темную  улицу,  людей  стало
почти не видно. По обе стороны возвышались каменные аркады,  чередующиеся  с
длинными кирпичными заборами. Из надписей  на  свисавших  с  ворот  огромных
фонарях судья узнал, что на улице Храма представлены  крупнейшие  буддийские
секты. Носильщики опустили  паланкин  перед  двухэтажной  привратницкой.  На
фонаре перед  покрытой  черным  лаком  дверью  были  начертаны  три  крупных
иероглифа - Храм Тонкого Понимания.
   Судья Ди соскочил с носилок. Двое носильщиков сразу же принялись вытирать
запотевшую грудь. Он сказал старшему из них:
   - Вы можете отдохнуть. Я не задержусь больше, чем на  полчаса  или  около
того.
   Протягивая деньги, он спросил:
   - Сколько нужно  времени,  чтобы  отсюда  пройти  к  восточным  городским
воротам?
   - На носилках, сударь, около получаса. Но через проходные  дворы  дойдете
значительно быстрее.
   Судья кивнул. Это означало, что студент  без  труда  мог  посещать  лисью
кумирню у Южных ворот. Пройдя к храму через узкую калитку рядом  с  главными
воротами, он увидел, что замощенный двор совершенно  безлюден.  Но  из  окон
добротного двухэтажного главного зала пробивался свет. Справа от зала, вдоль
внешней стены двора, находилась открытая галерея. Намереваясь выйти из храма
через заднюю дверь и  оттуда  направиться  к  южным  городским  воротам,  он
двинулся вдоль галереи. Так он мог быть уверен, что  носильщики  не  узнают,
куда действительно он направляется.
   Галерея вывела к узкому коридору за главным залом, между двух одноэтажных
строений, которые он принял за жилища монахов. Коридор  был  скудно  освещен
свисающими с крыш фонарями. Он быстро добрался до задних  ворот.  Проходя  у
окна в дальнем конце строения справа, он  бросил  внутрь  беглый  взгляд.  И
замер. Ему показалось, что он увидел  там  могильщика,  сидящего  на  скамье
пустой комнаты и смотревшего на него своими жабьими глазами. Ухватившись  за
раму окна, судья заглянул туда. Он ошибся. В тусклом свете фонаря выделялась
только монашеская  одежда,  сваленная  на  скамью,  а  сверху  был  водружен
напоминавший череп молитвенный  барабан.  Недовольный  собой,  он  продолжал
путь.  Очевидно,  ему  не  удавалось  избавиться  от  наваждения  -   образа
могильщика.
   Двигаясь все время вправо, он пересек  редкий  сосновый  лесок  и  вскоре
вышел на широкую, хорошо замощенную дорогу. На  фоне  звездного  неба  вдали
вырисовывались похожие на башню Южные ворота.
   Довольный, что его замысел удался, судья быстро шагал по  улице,  кое-где
освещенной  мигающими  масляными  лампами,  горящими   на   лотках   уличных
торговцев. По левую руку находились заброшенные темные дома, а перед ними  -
купа вырастающих из темного кустарника деревьев и  полуразрушенные  каменные
ворота. Он уже собирался перейти улицу, когда по ней прошла длинная  цепочка
людей. Их спины сгибались под тяжестью тяжелых свертков  и  мешков,  но  они
оживленно  переговаривались.  Очевидно,  они  уходили   из   города,   чтобы
отпраздновать день Середины Осени вместе с сородичами. Ожидая, пока  пройдут
эти собравшиеся на  праздник  люди,  судья  спрашивал  себя,  где  находится
Изумрудный утес, выбранный начальником Ло для торжества завтрашним  вечером.
Вероятно, где-то в горах к западу от города. Глядя на небо, он  не  заметил,
чтобы вокруг яркой  осенней  луны  собирались  облака.  И  все  же  роща  на
противоположной стороне дороги смотрела мрачно и отпугивающее. Он подошел  к
лоточнику и купил у него небольшой,  надежно  защищенный  от  ветра  фонарь.
Снарядившись таким образом, он перешел улицу.
   От старых ворот оставались только два столба. Осветив фонарем  углубление
в сером камне у основания левого столба, он выхватил взглядом  кучку  свежих
плодов и глиняную миску вареного  риса,  полуприкрытую  листвой.  Приношения
подтверждали, что это и были ведущие к пустырю ворота.
   Судья Ди торопливо раздвигал переплетшиеся  ветки  кустарника  над  узкой
тропкой. После первого поворота он заправил полы халата за кушак и  завернул
длинные рукава... Поглядев около  кустов,  он  нашел  крепкую  палку,  чтобы
отстранять колючие ветки и, не останавливаясь, пошел по извилистой тропке.
   В этой глуши царила поразительная тишина. Не слышались даже крики  ночных
птиц. Единственным звуком было назойливое пение цикад, а иногда - легкий шум
в густом подлеске.
   - Танцовщица смелая девчонка, - прошептал он. - Даже  при  дневном  свете
это, должно быть, пугающее место!
   Внезапно он остановился и стиснул палку в  руке.  Из  темного  кустарника
донесся шипящий звук. В  полуметре  над  землей  светились  два  зеленоватых
глаза. Быстро подобрав камень, он кинул его.  Глаза  исчезли.  Среди  листвы
послышалось движение, и снова все стихло. Здесь на самом деле были лисы.  Но
они никогда не нападают на человека. Тут он с  содроганием  вспомнил  чьи-то
слова, что среди лис  и  бродячих  собак  часто  бешенство.  А  больной  лис
набрасывается на все, что  видит.  Сдвинув  на  затылок  ермолку,  он  уныло
подумал, что слишком поторопился отправиться в этот поход без оружия. Сабля,
а еще лучше - короткая пика могли бы очень пригодиться. Но  его  гетры  были
толстыми, палка в руке - прочной, и он решил идти дальше.
   Вскоре  тропа  расширилась.  За  редкими  деревьями  он   увидел   унылое
пространство залитого лунным светом пустыря. Мягкий склон, заросший  высокой
травой и усеянный крупными  валунами,  вел  к  темной  громаде  разрушенного
храма.  Внешняя  стена  в  нескольких  местах  обвалилась,   а   неустойчиво
изогнувшаяся крыша опасно провисала. На  полдороги  по  склону  темная  тень
гибко вспрыгнула на валун и уселась на задние  лапы.  Судье  были  отчетливо
видны острые уши и длинный пушистый хвост крупного животного.
   Он некоторое  время  всматривался  в  темнеющие  развалины,  но  не  смог
разглядеть ни света, ни других признаков жизни. Со вздохом пошел  он  дальше
по извилистой тропе, обозначенной простыми камнями. Приблизившись к  лисице,
он замахнулся на нее палкой. Она изящно  отпрыгнула  и  нырнула  в  темноту.
Колебание травы подтверждало, что здесь было много других лисиц.
   У ворот судья остановился,  чтобы  присмотреться  к  заваленному  мусором
небольшому переднему дворику. У подножия стены валялись прогнившие бревна, и
в воздухе стоял сладкий запах  разложения.  В  углу  на  высоком  пьедестале
высилась каменная статуя лисицы на задних лапах. Повязанная  вокруг  ее  шеи
красная тряпка была единственным признаком присутствия человека. Сам хам был
одноэтажным, прямоугольным сооружением из крупного, потемневшего от  времени
и заросшего плющом кирпича. Правый угол обрушился,  именно  там  и  провисла
крыша. Кое-где на земле валялась осыпавшаяся  черепица,  обнажившая  толстые
черные стропила. Судья поднялся на три гранитные ступени  и  постучал  своей
палкой по решетчатой двери. Часть прогнившего  дерева  обвалилась  с  шумом,
показавшимся очень громким в застывшем вечернем  воздухе.  Он  подождал,  но
ответа не было.
   Судья толкнул решетчатую дверь  и  вошел.  Из  боковой  пристройки  падал
слабый свет. Обогнув угол, он резко остановился. В нише  вверху  стены,  под
свечой, стояла высокая худая фигура,  завернутая  в  грязный  саван.  Голову
заменял череп, пялившийся на судью пустыми, зияющими глазницами.
   - Хватит этого спектакля! - холодно сказал он.
   - Вы должны были завизжать и броситься прочь. Мягкий голос  произнес  эти
слова у него за спиной.
   - И тоща вы переломали бы себе ноги.
   Медленно обернувшись, он оказался лицом к лицу с молоденькой  девушкой  в
просторной курточке из какого-то грубого коричневого материала и  в  длинных
изодранных штанах. У нее было красивое лицо с большими испуганными  глазами,
взгляд которых не говорил о наличии у нее большого ума. Но прижатое  к  боку
судьи Ди острие длинного ножа в ее руке не дрожало.
   - Теперь мне придется вас убить, - произнесла она тем же мягким голосом.
   - Какой у вас красивый нож, - медленно сказал он. -  Посмотрите  на  этот
чудесный синеватый блеск!
   Когда она опустила глаза, он выпустил из рук палку и быстро схватил ее за
запястье.
   - Не глупите, Шафран, - выкрикнул он, - Меня прислала Маленькая феникс. И
я видел господина Суна.
   Она кивнула, прикусив полную нижнюю губу.
   - Когда мои лисы забеспокоились, я подумала, что пришел  Сун,  -  сказала
она, глядя мимо него на чучело. - Увидев, что вы идете по  тропе,  я  зажгла
свет над моим возлюбленным.
   Судья отпустил ее руку.
   - Шафран, не могли бы мы где-нибудь присесть? Я пришел поговорить с вами.
   - Только поговорить, а  не  поиграть,  -  серьезно  сказала  она.  -  Мой
возлюбленный очень ревнив.
   Она укрыла нож в рукаве и подошла к чучелу. Расправляя запачканный саван,
она прошептала:
   - Дорогой, я не позволю ему играть со мной. Обещаю! Она слегка  постучала
по виску черепа и, взяв свечу из ниши, прошла под аркой  дверного  проема  в
противоположной стене.
   Судья Ди проследовал за ней в маленькую, пахнущую плесенью  комнату.  Она
поставила .свечу на грубый стол, сколоченный из неотесанных досок, и уселась
на низкий бамбуковый табурет. За исключением ратанового стула в комнатке  не
было другой мебели, но в углу валялись тряпки, видимо служившие ей постелью.
Верхняя часть задней стены рухнула, и. сквозь  нависшую  крышу  просвечивало
небо. В пролом проникли побеги  плюща,  свисавшие  по  кирпичной  стене.  На
пыльном полу шелестела сухая листва.
   - Здесь очень жарко, - пробормотала она, - Она сбросила свою курточку  на
кучу тряпья в углу. Ее круглые плечи и полная грудь  были  запачканы  пылью.
Прежде чем сесть, судья попробовал шатающийся ратановый стул.  Своим  пустым
взглядом она смотрела мимо него,  потирая  свои  обнаженные  груди.  Хотя  в
комнате было холодно, он заметил, что  струйка  пота  сбегала  у  нее  между
грудей, оставляя черный след на плоском животе. Ее спутанные, грязные волосы
были повязаны красной тряпкой.
   - Не правда ли, мой возлюбленный на вид очень страшен? - спросила она.  -
Но  у  него  доброе  сердце,  он  никогда  меня  не  покидает  и   терпеливо
выслушивает. У бедняжки нет годовыми поэтому я выбрала самый большой  череп,
какой только смогла найти. И каждую неделю я приношу ему новую  одежду.  Все
это я выкапываю на заднем дворе. Там много и черепов, и  костей,  и  одежды.
Почему Сун не пришел сегодня ночью?
   - Он очень Занят. Он попросил меня сказать  вам  об  этом.  Она  медленно
кивнула.
   - Знаю. Он очень занят, выясняя все  эти  обстоятельства.  Все  случилось
давно - восемнадцать лет назад, по его словам. Но человек, убивший его отца,
все еще здесь. Когда он его найдет, то добьется, что тому отрубят голову. На
эшафоте.
   - Шафран, я ищу того человека. Не помнишь, как его зовут?
   - Его имя? Сун не знает. Но он его найдет. Если бы кто-нибудь убил  моего
отца, я тоже бы...
   - Разве ты не найденыш?
   - Нет. Иногда ко мне приходит отец.  Он  хороший  человек.  Она  спросила
жалобным голосом:
   - Почему он мне налгал?
   Заметив появившийся в ее глазах лихорадочный блеск, судья  постарался  ее
успокоить:
   - Ты, наверное, ошиблась. Я убежден, что отец никогда тебя не обманывал.
   - Нет. Он говорил мне, что обматывает голову  шарфом,  потому  что  очень
некрасив. Но позавчера ночью его встретила Маленькая Феникс, когда он уходил
от меня, и, по ее словам, он совсем не уродлив. Почему же он не хочет, чтобы
я увидела его лицо?
   - Шафран, а где твоя мать?
   - Она умерла.
   - Ясно. Кто же тебя вырастил? Твой отец?
   - Нет, моя старая тетка. Она  злая,  она  отдала  меня  дурным  людям.  Я
убежала, но они пришли за мной сюда. Я забралась  на  крышу,  набрав  полные
руки черепов и костей. И бросила в них. Они убежали. Ночью  трое  вернулись.
Но со мной был мой возлюбленный, и они  с  воплями  выскочили  отсюда.  Один
споткнулся о валун и сломал себе ногу! Вы бы только видели, как двое  других
его тащили!
   Она громко расхохоталась, и резкий звук отдался эхом  в  пустой  комнате.
Что-то шевельнулось в плюще. Судья Ди оглянулся вокруг. Четыре или пять  лис
вспрыгнули на рушащуюся стену. Своими необычайными зеленоватыми глазами  они
пристально смотрели на него.
   Когда он снова обернулся к девушке, она спрятала лицо в ладонях. Ее худое
тело сотрясала дрожь, хотя плечи были покрыты потом. Судья торопливо сказал:
   - Сун рассказывал мне, что часто приходил сюда с чаеторговцем  господином
Меном. Она опустила руки.
   - Чаеторговцем? - переспросила она. - Никогда не пью чай. Только воду  из
колодца. А теперь и воды я больше не хочу... О  да.  Сун  говорил  мне,  что
живет в доме чаеторговца.
   Она задумалась, а потом с вялой улыбкой снова заговорила:
   - Сун приходит сюда со своей флейтой. Через  день.  Мои  лисы  любят  его
музыку, а он очень любит меня и говорит, что хотел бы забрать меня отсюда  в
хорошее  место,  где  мы  могли  бы  слушать  музыку  каждый  день.  Но   он
предупреждал, что я никому не должна об этом рассказывать, потому что он  не
хочет на мне жениться. Я ему объяснила, что никогда отсюда не уйду и никогда
не выйду замуж. Ведь у меня  есть  возлюбленный,  с  которым  я  никогда  не
расстанусь. Никогда!
   - Сун не рассказывал мне о твоем отце.
   - Конечно, нет. Отец предупреждал меня, чтобы я никому о нем не говорила.
И вот я вам разболтала!
   Она окинула судью испуганным взглядом и пальцами сжала горло.
   - Я едва могу глотать... и у меня ужасно болит голова, затылок. И мне все
хуже и хуже...
   У нее застучали зубы.
   Судья Ди поднялся. Завтра же  девушку  нужно  будет  увезти  отсюда.  Она
тяжело больна.
   - Я скажу Маленькой Феникс, что ты не очень  хорошо  себя  чувствуешь,  и
завтра мы прядем к тебе вместе. Отец никогда  не  приглашал  тебя  пожить  у
него?
   - Зачем бы он стал это делать? Он говорил мне, что  нигде  мне  не  будет
лучше, чем здесь, где я ухаживаю за моим возлюбленным, за моими лисами.
   - Будь поосторожнее с этими лисами. Когда они тебя кусают...
   - Как вы осмеливаетесь говорить такое?  -  гневно  прервала  она.  -  Они
никогда меня не кусают! Некоторые спят со мной в том углу и лижут мне  лицо.
Уходите! Вы больше мне не нравитесь!
   - Шафран, я очень люблю животных. Но иногда звери болеют,  как  и  мы.  И
тогда кусают нас, отчего и мы заболеваем. Завтра я вернусь. До свидания!
   Она проводила его до переднего дворика. Показав на скульптуру  лисы,  она
робко спросила:
   - Мне бы очень  хотелось  подарить  этот  красивый  красный  шарф  своему
возлюбленному. Как вы думаете, каменная лиса не рассердится?
   Судья подумал. Решив, что для ее безопасности  чучело  должно  оставаться
таким же пугающим, как и прежде, он ответил:
   - Думаю, каменная лиса может обидеться. Лучше не забирай у нее шарф.
   - Спасибо. Своему возлюбленному  я  сделаю  пряжку  для  его  накидки  из
серебряных  заколок,  которые  мне  обещал  Сун.  Попросите  его  завтра  их
принести, хорошо?
   Кивнув, судья Ди вышел через старые ворота. На  освещенной  луной  полосе
пустыря не было ни одной лисы.
   Глава 10
   Вернувшись в сосновую рощу за храмом  Тонкого  Понимания,  судья  оставил
фонарь под деревом, отряхнулся и вошел в храмовый двор через. задние ворота.
Окно угловой комнаты, где, как ему показалось, он увидел могильщика, было на
этот раз захлопнуто.
   На ступенях главного зала стояли, беседуя, два монаха. Он подошел к ним.
   - Я хотел бы видеть могильщика Лу, но, кажется, он вышел.
   - Сударь, его преподобие прибыл  сюда  позавчера.  Но  сегодня  утром  он
перебрался в резиденцию его превосходительства начальника уезда.
   Поблагодарив, судья направился к воротам. Его двое носильщиков устроились
на обочине, ведя азартную игру черными и белыми камешками. Они в одну минуту
собрались. Судья попросил доставить его в присутствие.
   Добравшись до резиденции, судья сразу прошел в  главный  двор.  Он  хотел
переговорить с Ло до прихода гостей. Затем он успел бы переодеться  в  более
подходящий к случаю костюм.
   Несколько служанок суетились в саду  перед  главным  зданием,  развешивая
среди  цветущих  кустов  расписанные  фонари,  а  двое  слуг   устанавливали
бамбуковый помост  для  фейерверка  по  другую  сторону  пруда  с  лотосами.
Посмотрев вверх на балкон второго этажа,  судья  увидел,  что  начальник  Ло
стоит  у  окрашенной  красным  лаком  балюстрады,  разговаривая   со   своим
советником. Ло был одет в элегантное просторное платье из  голубой  парчи  и
высокую шапку из черной саржи с крылышками. Обрадованный тем, что  ужин  еще
не начался, судья торопливо поднялся по широкой  лестнице  из  полированного
дерева.
   Увидев его идущим вдоль балкона, начальник уезда воскликнул:
   - Дорогой мой, ты еще не переоделся? Гости вот-вот появятся.
   - Мне срочно надо кое-что тебе рассказать, Ло. Тебе лично.
   - Отправляйся посмотреть, все ли в порядке  у  управляющего  в  банкетном
зале, Као!
   Когда советник вышел, Ло раздраженно спросил:
   - Ну, так в чем дело?
   Судья Ди рассказал своему коллеге, как привела его к заброшенной  кумирне
подсказка мелодии "Логово Черного Лиса", и о чем он там узнал. Выслушав  его
до конца, сияющий начальник уезда воскликнул:
   - Замечательно, старший брат! Значит, мы уже на полпути к разгадке.  Ведь
теперь нам известен повод. Сун прибыл сюда, чтобы разыскать убийцу отца,  но
мерзавец пронюхал, что студент идет по его следу, и убил беднягу. Он обшарил
его жилище в поисках заметок Суна об убийстве восемнадцатилетней давности. И
их нашел!
   Ди утвердительно кивнул, и Ло продолжал:
   - Сун разыскивал в моем архиве подробности дела своего отца.  Теперь  нам
надо будет посмотреть все дела года Собаки и  искать  нераскрытое  убийство,
исчезновение, похищение или что-то еще, имеющее отношение к семье Суна.
   - Любое такое дело, - поправил его судья, - Учитывая, что  студент  хотел
сохранить в тайне свое расследование, не исключено,  что  Сун  -  выдуманное
имя. Он собирался раскрыть  свое  истинное  имя  и  представить  официальное
обвинение, как только обнаружит преступника и соберет против него улики.  Ну
что же, тот человек  убил  Суна,  но  теперь  мы  наступаем  ему  на  пятки!
Подергивая себя за ус, он добавил:
   - И мне хотелось бы встретить еще одного человека-отца Шафран. Позор, что
этот бессердечный негодяй позволяет своему ребенку жить  в  такой  грязи!  К
тому же она больна! Ло, нам надо будет справиться у танцовщицы.  Кто  знает,
может, она узнала отца Шафран, а если и  нет,  то  даст  нам  его  описание,
потому что видела, как он, покидая развалины, снял шарф  с  лица.  Установив
личность  этого  парня,  мы  заставим  его  признаться,  какую  женщину   он
соблазнил, и посмотрим,  чем  нам  удастся  помочь  бедняжке-дочери.  Скажи,
Маленькая Феникс уже пришла?
   - О да. Она  в  импровизированной  артистической  уборной,  за  банкетным
залом. Юлань помогает ей с гримом и прочим. Давай вызовем ее сюда. Остальные
две танцовщицы тоже там, а ведь нам с этой ведьмой надо поговорить наедине.
   Он наклонился над балюстрадой.
   - Святое небо! Академик и Чан уже здесь! Мне нужно поторопиться, чтобы их
поприветствовать.  Ди,  ты  пройди  по  той  маленькой  лестнице  и  быстрее
переоденься.
   Судья Ди спустился по узенькой  лестнице  в  конце  балкона  и  торопливо
прошел в свои покои.
   Надевая темно-синее платье с цветочным узором, он размышлял о том, что, к
сожалению, его скорый отъезд помешает  ему  понаблюдать,  как  будут  дальше
развиваться события. После того, как они  узнают,  кто  был  отец  студента,
убитый восемнадцать лет назад, Ло  надо  будет  разобраться  в  его  смерти,
тщательно проверив всех, кто поддерживал с ним отношения и до сих пор жил  в
Чинхуа. Это, вероятно,  займет  много  дней,  а  то  и  недель.  Он,  судья,
проследил бы и за тем, чтобы Шафран была переселена в нормальные условия.  А
позднее, после того, как ее посмотрят врачи, Ло следовало  бы  заставить  ее
рассказать о своих беседах с убитым студентом. Он недоумевал, почему студент
разыскал  Шафран.   Только   из   интереса   к   необычайной   музыке?   Это
неправдоподобно. Правда,  Сун  вроде  бы  увлекся  девушкой.  Служанка  Мена
упоминала, что Сун отдавал предпочтение любовным  песням.  Оказалось  также,
что серебряные заколки для волос, о которых  он  советовался  со  служанкой,
предназначались Шафран.  Открывались  немалые  просторы  для  расследования.
Поправив перед зеркалом свою бархатную шапочку с крылышками, он поспешил  на
центральный двор.
   Он увидел сверкание парчовых одежд на ярко освещенном  балконе.  По  всей
видимости, гости перед ужином любовались освещенным садом. Это спасало судью
от неловкости, которую он бы испытал, входя в банкетный зал после того,  как
высокие гости уже заняли свои места.
   На  балконе  судья  прежде  всего  поклонился  академику,   который   был
величествен  в  просторном  платье  из  золотой  парчи  и   высокой   черной
прямоугольной шапке члена академии с двумя свисавшими по его  широкой  спине
длинными черными лентами. Могильщик надел  винно-красный  халат  с  широкими
черными отворотами, придававшими ему  определенное  достоинство.  Придворный
поэт избрал расшитое золотыми цветами коричневое шелковое платье  и  высокую
черную шапку с золотым кантом. Чан выглядел  повеселевшим.  Он  был  увлечен
разговором с начальником уезда Ло.
   - Разве ты не согласен, Ди, - живо  спросил  Ло,  -  что  выразительность
является одной из самых характерных черт поэзии нашего друга?
   Чан Лян-по тряхнул головой.
   - Не будем тратить наше бесценное время на комплименты, Ло. С  той  поры,
как я попросил  освободить  меня  от  придворных  обязанностей,  я  посвятил
большую часть времени изданию своих стихотворений за последние тридцать лет,
и выразительность-это как раз то, чего недостает моей поэзии.
   Ло хотел возразить, но поэт движением руки остановил его.
   - И я скажу вам причину. Я всегда вел спокойную, замкнутую жизнь. Как вы,
наверное, знаете, моя жена тоже поэт, и у нас нет детей. Мы живем в  удобном
загородном доме, недалеко от столицы, и я занимаюсь там золотыми  рыбками  и
карликовыми деревьями, а моя жена смотрит за цветами нашего сада. Иногда  на
неприхотливый ужин заглядывают друзья из столицы, и мы разговариваем и пишем
до поздней ночи. Я всегда думал, что счастлив, но  недавно  понял,  что  моя
поэзия лишь отражает воображаемый мир, созданный в моем мозгу.  А  раз  моим
стихотворениям  недоставало   подлинной   жизни,   они   всегда   оставались
бескровными и безжизненными. Теперь, побывав в часовне моих  предков,  я  не
перестаю спрашивать себя, служат ли несколько  томиков  безжизненных  стихов
оправданием пятидесяти лет моего существования.
   - То, что вы, сударь, называете воображаемым миром,  -  серьезно  заметил
Ло, - является более истинным,  чем  так  называемая  подлинная  жизнь.  Наш
повседневный, внешний  мир-мир  переходный,  вы  же  выражаете  вечную  суть
внутренней жизни.
   - Спасибо за эти любезные слова, Ло. И все же я думаю, что, если бы я мог
пережить сильнейшее  волнение,  даже  трагедию,  нечто  такое,  что  целиком
перевернуло бы мое бесцветное существование, я бы...
   -  Чан,  вы  глубоко  заблуждаетесь,  -  прервал  его  раскатистый  голос
академика. - Подойдите сюда, Лу. Хочу знать и ваше мнение! Послушайте,  Чан.
Мне уже скоро шестьдесят, и я на десять лет старше вас. Вот уже сорок лет  Я
- человек действия, служивший почти во всех важных правительственных сферах.
Я поставил на ноги большую семью, пережил  все  сотрясающие  душу  волнения,
которые только могут выпасть на  долю  человека  в  частной  и  общественной
жизни! И позвольте вам сказать, что только теперь, когда я уже целый  год  в
отставке, когда я неторопливо и в одиночестве осматриваю места, которые  мне
нравились, так вот, только теперь я начинаю догадываться, что же  скрывается
за  внешней  видимостью,  и  понимать,  что  вечные  ценности  находятся  за
пределами  нашего  земного  существования.  Вы  же,  Чан,  напротив,  смогли
перешагнуть через предварительную стадию познания. Вы,  мой  друг,  даже  не
выглядывая из окна, сразу нашли Путь Небес! Могильщик заметил:
   - Вы  начинаете  цитировать  даосские  тексты!  Основатель  даосизма  был
болтливым старым глупцом. Он, уверяя, что  молчание  предпочтительнее  речи,
продиктовал книгу в пять тысяч слов!
   - Я не согласен, - возразил придворный поэт, - Будда...
   - Будда был убогим попрошайкой,  а  Конфуций  -  назойливым  педантом,  -
обрезал могильщик.
   Возмущенный  судья  Ди  оглянулся  на  академика  в  ожидании   яростного
возражения. Но Шао лишь улыбнулся и спросил:
   - Если вы презираете все  три  вероучения,  могильщик,  то  к  какому  же
принадлежите сами?
   Толстый монах ответил не задумываясь:
   - К никакому!
   - Ого!  Это  неправда!  Вы  принадлежите  к  каллиграфии!  -  прогрохотал
академик, - Вот что мы сделаем, Ло! После ужина растянем на полу ту огромную
шелковую ширму из вашего банкетного зала, и Старик Лу напишет на ней одно из
своих двустиший. Метлой или что еще он там применяет!
   - Превосходно! - воскликнул Ло. - Грядущие поколения  будут  хранить  это
полотнище, как бесценное сокровище!
   Судье Ди припомнилось, что он иногда встречал на внешних стенах храмов  и
других сооружений надписи иероглифами почти в два метра высотой, подписанные
"Старик Лу". Он посмотрел на уродливого толстяка с уважением.
   - Как вы умудряетесь писать такие громадные иероглифы, сударь? -  спросил
он.
   - С подмостков кистью в полтора метра длиной. Когда же  наношу  иероглифы
на ширму, то встаю на уложенную на нее лестницу. Позаботьтесь, Ло,  о  ведре
чернил!
   - Кому требуется  ведро  чернил?  -  спросила  своим  мелодичным  голосом
поэтесса. Теперь, когда ее лицо  было  тщательно  подкрашено,  она  казалась
блистательно прекрасной. А оливковое платье было так скроено, что скрадывало
некоторую полноту ее фигуры. Судья наблюдал, как легко она присоединилась  к
общему разговору, взяв нужный тон с  академиком  и  Чаном  -  свободный  тон
товарища по литературе, но с легкой  ноткой  почтительности.  Только  долгая
карьера куртизанки могла дать женщине эту легкость общения с  мужчинами,  не
принадлежащими к кругу ее семьи.
   Старик-домоправитель раздвинул  ведущие  в  банкетный  зал  двери,  и  Ло
пригласил гостей к столу. Четыре покрытых красным лаком столба  поддерживали
пестро раскрашенные стропила,  причем  на  каждом  столбе  иероглифами  была
сделана несущая доброе предзнаменование надпись. По правую руку  можно  было
прочесть "Все люди сообща наслаждаются годами  всеобщего  мира".  На  другом
столбе -  созвучная  строка  "Счастливы  те,  кем  правит  святой  и  мудрый
государь". В арках дверных проемов с каждой стороны были  резные  деревянные
решетки со сложным рисунком. С левой стороны дверь вела в боковой  зал,  где
слуги подогревали вино. Напротив располагался оркестр из шести музыкантов  -
двух флейтистов, двух скрипачей, девушки, играющей на губной гармони, и  еще
одной, сидевшей у большой цитры. Когда оркестр весело заиграл  "Приветствуем
высоких гостей", коротышка начальник почтительно провел академика и Чана  на
почетные места напротив огромной трехстворчатой белой ширмы у задней  стены.
Оба настаивали, что не заслуживают подобной чести, но позволили Ло дать себя
уговорить. Он пригласил судью Ди сесть за стол с левой стороны, так что  тот
оказался соседом Чана, а затем провел могильщика  Лу  на  верхнее  место  за
правым столом. Усадив поэтессу справа от судьи Ди, он занял нижнее место, за
могильщиком Лу. Каждый стол был накрыт дорогой скатертью из красной парчи  с
обшитыми золотом краями. Тарелки были из редкого расписного фарфора,  винные
чаши из чистого золота, столовые палочки из серебра. На  драгоценных  блюдах
лежали  груды  приправленного  пряностями  мяса  и  рыбы,   ломти   ветчины,
законсервированные утиные яйца и множество других холодных закусок.  И  хотя
зал был ярко освещен стоящими вдоль стен высокими светильниками,  на  каждом
из трех столов находились по две высокие красные  свечи  в  подсвечниках  из
кованого серебра. После того, как служанки налили гостям вино, начальник  Ло
выпил за здоровье и процветание всех присутствующих. И тогда каждый  взял  в
руки свои палочки.
   Академик сразу же начал  обмениваться  с  Чаном  новостями  об  их  общих
столичных знакомых. Судья поэтому мог  свободно  говорить  с  поэтессой.  Он
вежливо  осведомился,  когда  она  прибыла  в  Чинхуа.  Выяснилось,  что  ее
доставили сюда двумя днями раньше  под  вооруженным  конвоем,  состоящем  из
офицера и двух  солдат,  и  что  она  поселилась  в  небольшой  комнатке  на
постоялом дворе за "Сапфировым приютом". Она без тени смущения добавила, что
старая хозяйка "Приюта" работала в том же доме свиданий, что и она, так  что
было приятно заглянуть к старой знакомой и поболтать о давних днях.
   - В "Сапфировом приюте" я познакомилась с Маленькой  Феникс,  -  заметила
она. - Замечательная танцовщица. И большая умница.
   - Мне она показалась очень уж честолюбивой, - заметил судья Ди.
   - Вам, мужчинам, никогда не понять женщин,  сухо  возразила  поэтесса,  -
Что, возможно, очень для вас удобно!
   Она бросила раздосадованный взгляд  на  академика,  начавшего  выспреннею
речь.
   - Вот почему  я  уверен,  что  выражаю  общие  чувства,  высказывая  нашу
глубочайшую благодарность начальнику уезда Ло, одаренному поэту, прекрасному
администратору и непревзойденному хозяину! Мы благодарим его за  то,  что  в
преддверии праздника Луны он соединил здесь, за этим праздничным  столом,  в
атмосфере сладостной  гармонии  небольшую  группу  близких  по  духу  старых
друзей!
   Огненным взглядом посмотрев на поэтессу, он сказал:
   - Юлань, сочините для нас оду, воспевающую это событие!  Пусть  ее  темой
будет "Счастливая встреча".
   Поэтесса помедлила, а потом прочла своим звонким, сочным голосом:
   В золотых чашах - теплое янтарное вино, И  ароматно  мясо  на  серебряных
блюдах. Ярко горят Высокие красные свечи.
   Она остановилась, и начальник уезда Ло кивнул  с  довольной  улыбкой.  Но
судья заметил, что могильщик с беспокойным блеском  в  глазах  наблюдает  за
поэтессой. И тут она перешла к следующему четверостишию:
   Но вино это - кровь и пот-бедняка, Мясо - кости его и тело. А  с  высоких
свечей Капают слезы отчаяния.
   Воцарилось неловкое молчание. Лицо придворного  поэта  вспыхнуло.  Гневно
глядя на поэтессу, он сказал, с трудом сдерживая раздражение:
   - Вы упоминаете условия, которые сохраняются лишь временно,  да  и  то  в
областях, пораженных наводнениями или засухой, Юлань.
   Она ответила:
   - Они сохраняются повсеместно. И постоянно. И вы это знаете!
   Начальник Ло хлопнул в ладоши. Музыканты заиграли веселую,  зажигательную
мелодию, и в зале появились две танцовщицы.  Обе  очень  юные.  На  одной  -
платье из прозрачной белой саржи, вторая - в светло-голубом  костюме.  После
низкого приседания перед главным столом они  подняли  руки  над  головами  и
начали медленно кружиться, описывая концами рукавов широкие круги. Пока одна
танцевала на кончиках пальцев своих маленьких ножек,  другая  опускалась  на
одно колено. Они чередовали свои позы. Это был  всем  известный  танец  "Две
ласточки весной", и хотя  девушки  очень  старались,  было  видно,  что  они
смущены своей наготой под тонкой одеждой, и им не  хватало  свободы  опытных
танцовщиц. Гости не обращали на них особого внимания, и пока слуги разносили
пышущую, с жару, еду, завязался общий разговор.
   Судья Ди тайком наблюдал за усталым лицом своей соседки, вяло  копавшейся
в тарелке. Из ее  биографии  он  знал,  что  ей  пришлось  пережить  крайнюю
бедность, и восхищался ее искренностью. Но по отношению к их  гостеприимному
хозяину  чтение  таких  стихов  было  невежливостью  и  даже  грубостью.  Он
наклонился к ней и спросил:
   - Не думаете ли вы,  что  ваше  стихотворение  нелюбезно?  Я  знаю,  что,
несмотря на свои развязные манеры, начальник уезда Ло  очень  добросовестный
чиновник, тратящий свои личные средства не только на наше угощение, но и  на
щедрую поддержку благотворительных организаций.
   - Кому нужна благотворительность? - с презрением спросила
   она.
   - Нужна или нет, это другой вопрос, но она помогает многим людям, -  сухо
ответил судья Ди. Ему не удавалось понять эту непостижимую женщину.
   Музыка замерла, и  танцовщицы  низко  поклонились.  Раздались  сдержанные
хлопки. По столам разнесли новые блюда и поставили  свежее  вино.  Встав  со
своего кресла, Ло с широкой улыбкой сказал:
   - Танец, который вы только что видели,  был  только  скромным  зачином  к
основной программе. После того, как будет подан  запеченный  карп,  наступит
короткий перерыв, чтобы с балкона полюбоваться на фейерверк в саду. Затем вы
увидите редкий старинный танец, характерный  для  этих  мест.  Его  исполнит
танцовщица  Маленькая  Феникс  в  сопровождении  двух  флейт  и   небольшого
барабана. Мелодия называется "Логово Черного Лиса".
   Под удивленное перешептывание гостей он сел в свое кресло.
   - Чудесная идея, Ло, - крикнул академик. - Наконец-то танец,  которого  я
никогда не видел!
   - Очень интересно, - заметил придворный поэт, - Как уроженец уезда, знаю,
что здесь лисы порождают множество  суеверий.  Впрочем,  никогда  не  слыхал
именно об этом танце.
   Своим хриплым, скрипучим голосом могильщик спросил у Ло:
   - Вы считаете уместным исполнять магический танец в этом...
   Конец фразы был заглушен оживленной  музыкой,  которую  заиграл  оркестр.
Судье Ди хотелось разговаривать с поэтессой, но та его остановила:
   - Пожалуйста, потом. Я люблю эту музыку. В прошлом танцевала под нее.
   Судья переключил все свое внимание на запеченного в  кисло-сладком  соусе
очень вкусного карпа.  Снаружи  донесся  свистящий  звук.  Взлетела  ракета,
оставляя позади хвост многоцветных огней.
   - Прошу на балкон, - выкрикнул начальник Ло. И обращаясь к домоправителю,
стоявшему у ширмы: - Погасите все огни!
   Все  встали  и  прошли  на  балкон.  Судья  Ди  стоял,  прислонившись   к
балюстраде, рядом с поэтессой. Ло был с другой стороны от  нее,  а  советник
Као и домоправитель - немного дальше. Глядя через плечо, судья смутно  видел
высокую  фигуру  академика.  Он  предполагал,  что  Чан  и  могильщик  также
находятся там, но разглядеть их не мог, потому что все фонари и  свечи  были
погашены, и лишь множество черных  неразличимых  теней  заполняло  банкетный
зал.
   Внизу, в саду, на бамбуковом помосте крутилось  многоцветное,  сверкающее
колесо огня, разбрызгивая в разные стороны искры из прикрепленных к нему  по
всей окружности шутих. Оно  вращалось  быстрее  и  быстрее,  пока  вдруг  не
рассыпалось дождем многоцветных звездочек.
   - Очень мило! - заметил за спиной  судьи  Ди  академик.  Затем  показался
цветочный букет, который шумно взорвался, превратившись в  летящих  бабочек.
Его сменили  ослепительно  яркие  символические  фигуры.  Судья  хотел  было
завязать разговор с поэтессой, но передумал, увидев ее усталое, побледневшее
лицо. Она обернулась к Ло и сказала:
   - Вы очень внимательны к нам, начальник уезда. Зрелище необычайно!
   Нарочито скромный ответ ее соседа  утонул  в  новых  громких  хлопках.  С
наслаждением вдыхал судья кислый запах пороха, поднимавшийся от  сада.  Хотя
он и выпил много вина, в голове его прояснилось. Теперь показалась панорама,
изображающая триаду - Счастье,  Богатство  и  Долголетие.  В  последний  раз
вспыхнули шутихи, и сад погрузился в темноту.
   - Ло, огромное спасибо! - сказал придворный поэт. Он подошел к балюстраде
вместе с академиком и могильщиком Лу. Пока они выражали Ло свое  восхищение,
поэтесса прошептала судье:
   - Эта триада очень странна. Если  вы  счастливы,  богатство  сделает  вас
несчастным, а долголетие  заставит  вас  пережить  свое  счастье.  Пройдемте
внутрь, здесь становится прохладно. И они снова зажигают свечи.
   Гости вернулись  на  прежние  места,  и  шестеро  слуг  подали  им  блюда
дымящихся клецок. Но поэтесса не села за стол.
   - Пойду посмотрю, готова ли Маленькая Феникс к выступлению, - сказала она
судье, - Знаете, девушка жаждет создать  себе  известность,  выступая  перед
избранным обществом. Я уверена, что она мечтает о приглашении в столицу.
   Юлань прошла под аркой дверного проема.
   - Предлагаю тост за нашего щедрого хозяина! - призвал академик.
   Все выпили. Судья взял клецку. Она была фарширована рубленой  свининой  с
луком  и  приправлена   имбирем.   Он   заметил,   что   могильщику   подали
вегетарианское блюдо из соевого творога,  но  тот  к  нему  не  прикоснулся.
Своими толстыми  пальцами  он  разламывал  засахаренный  фрукт,  уставившись
вытаращенными глазами в дверной проем, за которым исчезла поэтесса. Внезапно
Ло выронил из рук палочки на стол.  С  глухим  восклицанием  он  показал  на
дверь.
   В арке дверного проема стояла поэтесса. С  мертвенно  бледным  лицом  она
смотрела на свои руки. Они были в крови.
   Глава 11
   Она зашаталась, и судья, ближе  других  находившийся  к  ней,  вскочил  и
схватил ее под руку.
   - Вы ранены? - спросил он.
   Поэтесса посмотрела отсутствующим взглядом.
   - Она... она мертва, - выговорила она. - В артистической уборной. Зияющая
рана... в горле. У меня на руках...
   - Что она, черт побери, бормочет? - крикнул академик. - Она что, порезала
руки?
   - Нет, похоже, что поранила себя танцовщица, - сдержанно ответил судья, -
Посмотрим, можно ли ее спасти.
   Он кивнул Ло и вывел поэтессу.  Она  тяжело  опиралась  на  его  руку.  В
боковом зале советник Као и домоправитель  чего-то  требовали  от  служанки.
Ошарашено глянули они на поэтессу, и у служанки  с  грохотом  выпал  из  рук
поднос. Выскочившему Ло судья тихим шепотом сказал:
   - Танцовщицу убили.
   Ло бросил советнику:
   - Беги к главным воротам и скажи, чтобы никого не выпускали! Пусть писарь
вызовет лекаря! И обращаясь к домоправителю:
   - Проверь, чтобы в резиденции были заперты немедленно все двери, и вызови
хозяйку.
   Повернувшись к растерявшейся служанке, он рявкнул:
   - Проводите  барышню  Юлань  в  прихожую  в  конце  балкона,  усадите  ее
поудобнее в кресло и оставайтесь с ней, пока не придет хозяйка!
   Из-за пояса служанки судья Ди выхватил салфетку  и  быстро  вытер  пальцы
Юлань. Порезов не было.
   - Как нам пройти в артистическую уборную? - спросил  он  своего  коллегу,
передавая служанке теряющую сознание женщину. - Пошли! - живо сказал Ло и по
узкому боковому проходу с левой стороны банкетного зала спустился  вниз.  Он
толкнул дверь и замер с  глухим  восклицанием.  Бросив  короткий  взгляд  на
ведущий вниз темный лестничный пролет, судья Ди прошел вслед за ним в  узкую
овальную комнату, пахнущую потом и духами.  Она  была  пуста.  Лишь  поперек
скамьи из черного дерева лежало  на  спине  едва  прикрытое  тело  Маленькой
Феникс, ярко освещенное высоким напольным светильником с абажуром из  белого
шелка. Она была одета только в  полупрозрачную  нижнюю  рубашку,  ее  белые,
мускулистые ноги свисали  к  полу.  Раскинув  тонкие  обнаженные  руки,  она
смотрела застывшими глазами в потолок. С левой стороны горла из зияющей раны
кровь медленно вытекала на покрывавшую скамью тростниковую  циновку.  На  ее
плечах были видны кровавые отпечатки пальцев. Ее густо накрашенное,  похожее
на маску длинноносое лицо с  искривившимся  ртом,  откуда  виднелись  мелкие
острые зубы, напомнило судье лисью морду.
   Начальник Ло прикоснулся  рукой  к  одной  из  ее  маленьких,  с  острыми
сосками, грудей.
   Выпрямляясь, он прошептал:
   - Наверное, ее убили несколько минут назад! А вот и орудие убийства.
   Он показал на измазанные кровью ножницы, валявшиеся на полу.
   Пока Ло разглядывал ножницы, судья Ди осмотрел одежду женщины,  аккуратно
уложенную рядом с туалетным столиком.  На  высокой  вешалке  в  углу  висело
просторное платье из зеленого шелка с широкими рукавами, красный кушак и два
прозрачных длинных шелковых платка. Повернувшись к коллеге, он сказал:
   - Ее убили, когда она собиралась надеть это платье для танца. Он подобрал
со стула студенческую тетрадь с  партитурами  и  сунул  в  рукав.  С  правой
стороны от двери, через которую они вошли, судья увидел еще  одну  небольшую
дверь.
   - А куда ведет эта дверь? - спросил он.
   - В банкетный зал. Позади ширмы. Судья Ди повернул дверную  ручку.  Когда
дверь чуть приоткрылась, стал слышен голос придворного поэта:
   - Надеюсь, что Ло держит в доме  лекаря.  Потому  что...  Мягко  закрывая
дверь, судья сказал:
   - Ло, тебе придется хорошо все осмотреть. Наверное, я должен вернуться  в
банкетный зал и заменить тебя в роли хозяина?
   - Ди,  прошу  тебя.  Рад,  что  ты  сказал  о  несчастном  случае.  Давай
придерживаться этой  версии.  Она  не  расстроит  гостей.  Говори,  что  она
порезалась ножницами. Увидимся позже, когда я всех допрошу.
   Кивнув, судья вышел. Обращаясь к кучке  растерявшихся  слуг,  он  сказал,
чтобы они занимались своими  делами.  Сев"  на  свое  место  за  столом,  он
заметил:
   - Танцовщица уронила ножницы  на  правую  ногу  и  порезала  себе  сосуд.
Поэтесса хотела остановить кровь, но ей стало дурно, и она бросилась  к  нам
за помощью. Если получится, я пока заменю Ло.
   - В подобных обстоятельствах  женщина  всегда  теряет  голову!  -  сказал
академик, - Рад, что не Юлань ранила себя. Хотя мне жаль и Маленькую Феникс.
Но не могу  сказать,  что  очень  сожалею  об  упущенном  лисьем  танце.  Мы
собрались здесь  с  более  возвышенной  целью,  чем  наблюдать  за  скачущей
колдуньей.
   - Для танцовщицы поранить ногу - страшное невезение! - заметил поэт. - Ну
что  же,  теперь,  когда  мы  остались  вчетвером,   можно   отбросить   все
формальности! Почему бы нам не соединить эти столы в один? А если Юлань  еще
придет в себя, мы их раздвинем.
   - Прекрасно! - воскликнул судья. Он хлопнул в ладоши  и  приказал  слугам
придвинуть боковые столы к центральному. Он  и  могильщик  переставили  свои
стулья и теперь за импровизированным квадратным столом сидели напротив Шао и
Чана. Он дал знак слугам снова налить  гостям  вино.  После  того,  как  они
выпили за скорейшее выздоровление  танцовщицы,  двое  слуг  внесли  блюдо  с
жареной уткой, а оркестр начал новую мелодию.
   Подняв руку, академик выкрикнул:
   - Прикажите забрать это блюдо, Ди! И отправьте прочь этих шутов. Еды было
предостаточно. Слишком много и музыки!  Теперь  же  пора  серьезно  заняться
вином.
   Придворный поэт предложил  еще  один  тост,  вслед  за  тем  судья  Ди  и
могильщик Лу подняли тосты в честь отсутствующего хозяина.  Академик  втянул
поэта в нескончаемый спор о достоинствах классической прозы  в  сравнении  с
современной. Это позволило судью начать разговор с могильщиком Лу. Могильщик
пил много, очевидно, среди его обетов не было воздержания от вина. Покрывший
грубое лицо пот сделал его еще больше схожим с жабой. Судья Ди начал:
   - Перед ужином, сударь, вы сказали, что не являетесь буддистом. Почему же
сохраняете звание могильщика?
   - Это звание было мною получено еще в молодости и с той поры прикрепилось
ко мне, - ответил тот угрюмо. - Согласен, что  незаслуженно.  Потому  что  я
оставляю за мертвецами их похороны.
   Он выпил вино залпом.
   - Вроде бы в этом уезде много буддистов. Я заметил улицу,  ще  не  меньше
полудюжины буддийских храмов, - сказал судья. - У меня было время  заглянуть
лишь в один  из  них,  храм  Тонкого  Понимания.  К  какому  направлению  он
принадлежит?
   Могильщик посмотрел поверх головы судьи  своими  выпученными  глазами,  в
которых появился красноватый блеск.
   - Ни к одному. Они  обнаружили,  что  кратчайший  путь  к  высшей  правде
находится в самом себе. И нам не нужен Будда для того, чтобы узнать,  где  и
как его найти. Нет пестрых алтарей, нет священных книг,  нет  шумных  служб.
Спокойное место, где я всегда останавливаюсь, приезжая сюда.
   - Эй,  могильщик!  -  позвал  академик,  -  Чан  уверяет  меня,  что  его
собственные стихотворения с  течением  времени  становятся  все  короче.  Он
кончит тем, что, как и ты, будет писать одни двустишия!
   Поэт завистливо заметил:
   - Как бы мне хотелось этого!
   Его щеки полыхали. Судья подумал, что Чан не так хорошо умеет  пить,  как
академик, чье широкоскулое, бледное лицо было .столь же невозмутимо,  как  и
обычно. Тряся головой, поэт продолжал:
   - На первый взгляд, Лу, ваши стихи банальны, иной раз  они  даже  кажутся
лишенными смысла! И все же их  невозможно  выкинуть  из  головы,  и  в  один
прекрасный день вдруг начинаешь видеть их  мысль.  Господа,  особый  тост  в
честь нашего великого творца двустиший!
   Все выпили, и поэт заговорил снова:
   - Теперь, когда этот зал только в нашем распоряжении,  я  хочу  спросить,
почему бы вам, могильщик, не сделать для нашего хозяина  надпись  на  ширме?
Ваша несравненная каллиграфия вознаградит Ло за все пропущенные им тосты!
   - Обойдусь без вашего легкомыслия.  Чан,  -  холодно  произнес  уродливый
монах. - К своему делу я отношусь серьезно.
   -  Ха-ха!  -  воскликнул  академик.  -  Могильщик,  мы  не  примем  ваших
извинений. Вы не осмеливаетесь писать,  потому  что  слишком  много  выпили.
Держу пари, что ноги вас уже не держат! Давайте, сейчас или никогда!
   Придворный поэт  рассмеялся.  Не  обращая  на  него  внимания,  могильщик
спокойно сказал судье:
   - Будет совсем не просто уложить на пол эту огромную ширму, ведь слуги  в
смятении. Если вы мне достанете лист бумаги, я  сделаю  надпись  для  нашего
хозяина за столом.
   - Хорошо! - сказал ему академик. - Мы великодушны. Раз вы слишком  пьяны,
чтобы писать ваши колоссальные иероглифы, мы отпустим вас с одной  маленькой
надписью. Ди, скажите этим ребятам, чтобы принесли чернила и бумагу.
   Двое слуг очистили стол, а  служанка  принесла  свиток  чистой  бумаги  и
поднос с письменными принадлежностями. Судья Ди выбрал  лист  плотной  белой
бумаги размером шестьдесят на сто пятьдесят сантиметров и разгладил  его  на
столе, пока могильщик растирал тушь, что-то  бормоча  себе  под  нос  своими
толстыми губами. Когда жирный монах взял в руки  кисточку,  судья  придержал
руками верхний конец листа.
   Могильщик  встал.  Короткий  взгляд  на  бумагу.  Его  рука  стремительно
подалась вперед, и он вывел две  строчки,  каждую  одним  взмахом  кисти,  с
быстротой и уверенностью удара плетью.
   - Клянусь небом! - воскликнул академик, - Древние звали это вдохновением!
Не могу сказать, что очень ценю содержание, но каллиграфия заслуживает того,
чтобы ее увековечили для потомства в камне!
   Придворный поэт вслух прочитал двустишие:
   Мы вернемся туда, откуда пришли:
   Куда уносится пламя погасшей свечи.
   - Не хотите ли, могильщик, пояснить смысл?
   - Нет.
   Могильщик выбрал кисть потоньше и посвятил стихотворение  начальнику  Ло,
расписавшись одним стремительным взмахом:
   "Старик Лу".
   Судья Ди приказал служанкам закрепить лист на центральной  панели  ширмы.
Его поразило, что двустишие было как бы эпитафией на смерть юной танцовщицы,
мертвое тело которой лежало в соседней комнате.
   Вошел советник Као. Наклонившись, он что-то зашептал  судье  Ди  на  ухо.
Судья кивнул и сказал:
   - Мой коллега попросил  меня  известить  вас,  что,  к  его  глубочайшему
сожалению, он вынужден отказаться от чести прислуживать вам. Поэтесса  Юлань
также просит  извинить  ее,  она  страдает  от  мучительной  головной  боли.
Надеюсь, что ваше уважаемое общество смирится со мной  как  заменой  хозяина
дома.
   Академик выпил все до дна. Вытирая усы, он сказал:
   - Вы, Ди, молодец, но я думаю, господа, что нам пора подвести  черту.  Он
поднялся.
   - - Завтра утром мы поблагодарим Ло, когда вместе будем у алтаря Луны.
   Судья проводил его до  широкой  лестницы.  За  ним  последовали  советник
вместе с поэтом и могильщиком. Спускаясь, Шао с улыбкой сказал:
   - В следующий раз, Ди, нам двоим,  надо  будет  подольше  поговорить.  Не
терпится узнать ваше мнение об административных делах. Мне всегда  интересно
слышать, что думают о них молодые чиновники...
   Внезапно он с сомнением посмотрел на судью,  словно  спрашивая  себя,  не
говорил ли всего этого раньше, и радостным тоном
   закончил:
   - В любом случае, завтра мы снова увидимся! Спокойной ночи!
   Судья и  Као  проводили  гостей  в  их  комнаты  и  попрощались,  отвесив
множество низких поклонов. Ди спросил:
   - Господин Као, а где уездный начальник?
   - Сударь, он в прихожей внизу, в главном здании. - Я провожу вас.
   Утонувший в кресле Ло сидел за чайным столиком, положив  на  него  локти,
низко опустив голову. Услышав шаги судьи, он посмотрел на него  растерянными
глазами. Его округлое лицо словно похудело. Даже усы опустились.
   - Ди, я погиб, - хрипло сказал он. - Раздавлен. Навеки.
   Глава 12
   Пододвинув кресло, Ди подсел к своему другу.
   - Не думаю, что все так уж плохо, - сказал он. - Всегда  неприятно,  если
убийство происходит в вашем доме, но такое случается. Что же до мотива этого
наглого убийства - тебя может заинтересовать то, что сказал мне в  пригороде
флейтист, с  которым  я  советовался  о  партитурах  Суна.  По  его  словам,
Маленькая Феникс была мастерицей  привораживать  клиентов.  Девица,  которая
сначала поощряет мужчин, а затем  им  отказывает,  неизбежно  наживает  себе
злейших врагов. Допускаю, что один из них воспользовался суетой  входящих  и
выходящих  поставщиков   и   торговцев,   чтобы   незаметно   пробраться   в
артистическую уборную по темной лестнице, которую я заметил напротив двери.
   Ло едва слушал. Но при этих словах он поднял голову и устало сказал:
   - Сколько я здесь живу, дверь внизу  у  лестницы  держится  запертой.  Не
всегда мои женщины так покорны, как хотелось бы, но  они  еще  не  дошли  до
использования лестницы соправительницы.
   - Лестницы соправительницы? Что это такое?
   - А, ведь ты не читаешь современной  поэзии,  не  так  ли?  Живший  здесь
двадцать лет назад Девятый князь был не  только  предателем,  но  в  придачу
находился под башмаком  жены.  Некоторые  утверждают,  что  он  затеял  свой
несчастный мятеж, подзуженный своей  соправительницей.  Она  правила  "из-за
кулис", как говорится. По ее настоянию были построены комната  за  банкетным
залом и лестничный пролет вниз, к коридору, ведущему  на  женскую  половину.
Как и теперь, в конце зала стояла высокая ширма. Когда восседавший на  троне
перед ширмой князь давал  аудиенцию,  его  соправительница  проходила  в  ту
комнату и, стоя за ширмой, подслушивала. Если она стучала по ширме один раз,
князь знал, что ему следует сказать нет, если два раза, он мог  сказать  да.
Эта  история  приобрела   такую   известность,   что   выражение   "лестница
соправительницы" широко бытует как литературный образ, - жена, держащая  под
башмаком мужа.
   Судья кивнул.
   - Ну что же, если убийца не мог  пробраться  в  комнату  артистов  черным
ходом, как ему удалось...
   Грустно покачивая головой, Ло испустил тяжелый вздох:
   - Неужели ты не понимаешь, Ди? Ведь очевидно, что виновна  эта  треклятая
поэтесса!
   Судья выпрямился в своем кресле.
   - Ло, это невозможно! Ты хочешь сказать, что Юлань прошла в артистическую
уборную в тот момент, когда танцовщица... Он остановился, не договорив.
   - Святое небо! - пробормотал он. - Да, конечно, она могла это сделать. Но
почему, ради всего святого?
   - Ты же прочитал биографическую справку, которую я составил,  правда?  Ей
надоели мужчины. Встретив Маленькую Феникс, она ею увлеклась. Мне  сразу  же
показалось несколько странным,  что  она  лично  привела  танцовщицу  в  мой
кабинет. Прямо-таки рассыпалась перед ней.  Сегодня  вечером  она  пришла  в
банкетный  зал  пораньше,  будто  бы  для  того,  чтобы  помочь   танцовщице
подготовиться  к  танцу.  Подготовиться,  черт  возьми!  Она   болталась   в
артистической  уборной  свыше  получаса.  Ясно,  что  приставала  к   девке!
Танцовщица угрожала пожаловаться. И во время первой половины  ужина  чертова
поэтесса придумала, как заставить ее замолчать.
   - Только потому,  что  танцовщица  грозила  пожаловаться?  -  недоверчиво
спросил судья, - Юлань это меньше всего могло бы испугать. В прошлом  у  нее
было...
   Он хлопнул себя ладонью по лбу.
   - Прими мои нижайшие извинения! Ло, сегодня я туп! Милостивое небо!  Ведь
официальная жалоба  танцовщицы  привела  бы  Юлань  на  эшафот!  Эта  жалоба
подкрепила бы свидетельство ухажера убитой служанки и склонила бы чашу весов
против поэтессы.
   - Именно. Удалось замять дело, вынудившее ее покинуть  Се-чуань.  Девушка
была дочерью начальника округа,  и  можно  было  не  опасаться  уничтожающей
откровенности с той  стороны.  Но  представь,  что  перед  судом  появляется
профессиональная  танцовщица  и  откровенно,  с  сочными   подробностями   о
действиях Юлани здесь, в двух шагах  от  зала,  где  происходит  официальный
прием. В окружавшей ее путанице разобрались бы раз и навсегда. Поэтесса была
в отчаянном положении!
   Своей пухлой рукой он провел по вспотевшему лицу.
   - Впрочем, и мое положение - не менее отчаянное! Конечно, я  имел  право,
как начальник этого уезда, задержать обвиняемую при конвоировании через  мою
территорию. Но я  обязан  был  предоставить  начальнику  конвоя  необходимые
гарантии. Черным по белому заявляя и скрепляя заявление подписью и  печатью,
что я целиком отвечаю за арестованную, пока она находится под моей крышей. И
вот эта женщина совершает здесь убийство, причем такого же характера, что  и
то, в котором ее обвиняют. Дьявольская наглость! Конечно, она ждет от  меня,
что я спущу дело на тормозах, сказав, что убил проникший в дом  посторонний.
Чтобы спасти и ее, и свою шкуру! Но она меня плохо знает!
   Вздохнув, начальник уезда мрачно продолжал:
   - Какое  невезение,  Ло!  Едва  я  доложу  об  этом  позорном  деле,  как
императорский суд тут  же  отстранит  меня  от  должности  как  виновного  в
нарушении долга и преступной халатности. Меня приговорят к каторжным работам
на границе - если мне еще повезет! Подумать только, я пригласил эту  женщину
сюда во  многом  ради  того,  чтобы  столичные  знаменитости  похвалили  мою
сердечность по отношению к оказавшейся в беде славной поэтессе!
   Он вынул из рукава большой шелковый платок и отер им лицо.
   Судья Ди откинулся  на  спинку  кресла,  нахмурив  свои  лохматые  брови.
Действительно,  его  друг  попал  в  очень  неприятную  переделку.  Конечно,
академик мог бы использовать свое влияние и добиться, чтобы в  столице  дело
рассматривалось за закрытыми дверями. Шумиха была бы невыгодна и  академику.
С другой стороны... нет, не надо забегать вперед. Сдержавшись,  он  спокойно
спросил:
   - Что говорит сама поэтесса?
   - Она? Войдя в уборную и увидев истекающую кровью танцовщицу, она, по  ее
словам, бросилась к ней, и  попыталась  поднять  за  плечи.  Сообразив,  что
девушка мертва, побежала к нам за помощью. Сейчас она в изнеможении лежит на
постели в комнате моей первой жены, ее приводят в себя мокрыми полотенцами и
чем-то там еще!
   - Она ничего не говорила, кто мог бы это сделать?
   - О да. Рассказала то же, что тебе пригородный флейтист,  только  в  ином
толковании. Юлань утверждает, что Маленькая Феникс была чистой  девушкой,  и
за  это  ее  ненавидели  многие  грязные-грязные   мужчины!   Говорит,   что
отвергнутый ухажер проник в дом и ее убил. Так она  мне  подсказывала  самый
легкий выход! Я ушел, ничего не ответив, а лишь попросил пока придерживаться
версии о несчастном случае.
   - Что говорит лекарь?
   - Ничего такого, Ди, о чем бы мы сами уже  не  догадывались.  Подтвердил,
что танцовщица была убита незадолго перед тем, как мы  увидели  ее  мертвой,
самое  большее,  пятнадцатью  минутами  раньше.  Добавил,   что   она   была
девственницей. Нисколько меня не удивил. Это замкнутое лицо, плоская  грудь!
Последними ее видели живой  две  молоденькие  танцовщицы,  которые  принесли
Маленькой феникс чай и пирожные перед  возвращением  в  "Сапфировый  приют".
Тогда девка была в полном порядке!
   - А что говорят слуги? И музыканты?
   - Все еще думаешь о том неуловимом постороннем, да? Увы. Такой удачи  нам
не подвалило. Мы с  моим  советником  всех  опросили.  Музыканты  любовались
фейерверком из бокового  зала,  и  никто  из  них  не  покидал  комнаты.  На
лестницах по сторонам балкона и на главной все время были слуги. Для  твоего
постороннего было бы  невозможно  незамеченным  подняться  на  второй  этаж.
Каждого я пытал на предмет возможной связи с танцовщицей. Безрезультатно! Не
забывай, она была добродетельная девушка! Да и  ножницы  -  типично  женское
оружие. Завершенное дело! Удивительно незамысловатое! Кулаком он стукнул  по
столу.
   - Святые небеса, что это будет за  суд!  Скандал  на  всю  страну!  И  не
забудь, я буду на  чужой  для  меня  стороне.  Жалкий  конец  многообещающей
карьеры!
   Задумавшись, судья поглаживал свои бакенбарды.  С  сомнением  покачал  он
головой:
   - Ло, выход есть. Но, боюсь, он тебе тоже не понравится.
   - Старший брат, из тебя не вышел хороший утешитель. Но давай, выкладывай.
В моем отчаянном положении человек хватается за соломинку.
   Судья Ди поставил локти на стол.
   - Ло, есть еще трое подозреваемых. А именно трос твоих выдающихся гостей.
   Начальник уезда подпрыгнул.
   - Ди, ты явно выпил за ужином лишнего!
   - Возможно. Иначе я подумал бы об  этой  возможности  раньше.  Вернись  к
моменту, когда мы на балконе любовались фейерверком. Ты  можешь  представить
себе нас у балюстрады? Поэтесса стояла от меня слева, ты был  рядом  с  ней.
Чуть дальше находились советник и домоправитель. И хотя твой  фейерверк  был
очень красивый, время от времени я оглядывался и твердо знаю, что  никто  из
нас не двинулся с  места.  Но  не  могу  сказать  того  же  о  Шао,  Чане  и
могильщике, стоявших где-то позади нас. Ты кого-нибудь из них видел во время
фейерверка?
   Расхаживавший по комнате начальник уезда остановился и сел.
   - Когда фейерверк только начался, Ди, придворный поэт стоял  чуть  позади
меня. Я предложил ему уступить свое место, но он ответил, что ему все  видно
из-за моего плеча. И я заметил могильщика, который  был  рядом  с  Чаном.  В
середине фейерверка я хотел извиниться перед могильщиком за отсутствие среди
символических фигур буддийских мотивов, но, глянув вокруг, не разобрал,  где
кто - в банкетном зале было темно, как в могиле, а  после  вспышек  шутих  я
плохо видел.
   - Ну что же, ты сам обратил мое внимание на то,  что  каждый  поэт  знает
историю лестницы соправительницы с комнатой за залом  и  скрытой  за  ширмой
дверью. Следовательно, каждый из твоих троих гостей имел  возможность  убить
танцовщицу в артистической уборной. Они заранее знали, что она  там,  потому
что вы сами объявили, что она будет танцевать  сразу  же  после  фейерверка.
Хватало времени подготовить несложный и осуществимый план.  Когда  же  слуги
погасили все огни, а гости любовались садом, убийца вернулся в зал, пробежав
за ширму в уборную. Говоря какие-нибудь любезности, он взял ножницы  и  убил
ее. А затем хладнокровно вернулся тем же путем на балкон. Все это  не  могло
занять у него больше трех минут!
   - Ну а что, если бы он наткнулся на запертую дверь?
   - В этом случае он спокойно постучал бы,  ведь  твои  шутихи  производили
страшный шум. А если бы с Маленькой Феникс  была  служанка,  можно  было  бы
сказать, что фейерверк наскучил, и он зашел дружески поболтать. Условия  для
убийства были превосходными, Ло.
   - Когда об этом думаешь - да, - заметил, подергивая короткий  ус,  Ло.  -
Но, святые небеса, Ди, разве не нелепо, чтобы один  из  этих  великих  людей
замыслил...
   - Как хорошо ты с ними знаком, Ло?
   - Ну... как бывает с такими известными  людьми,  Ди.  Каждого  из  них  я
встречал два или три раза, но всегда в обществе других.  И  мы  толковали  о
литературе, об искусстве и тому подобном. Я знаю очень мало об  их  истинных
характерах. Но,  старший  брат,  посмотри  сам.  Их  жизненный  путь  -  это
общественное достояние! Если бы у  одного  из  них  была  какая-то  странная
черта, об этом бы говорили. За исключением,  конечно,  могильщика.  Этот  не
остановился бы ни перед чем, абсолютно ни перед чем! Он не всегда был  таким
не от мира  сего,  как  сейчас.  В  прошлом  управлял  большим  монастырским
владением в Озерном уезде и выжимал из арендаторов  последнюю  каплю  крови.
Конечно, позднее он раскаивался, но...
   Он бледно улыбнулся.
   - Честно тебе признаюсь, я еще не переварил этот новый поворот событий.
   - Понимаю, Ло. Действительно, это удар - думать о троих знаменитых особах
как об убийцах. Что касается могильщика, за обеденным столом он написал тебе
прекрасный свиток. Я сказал, чтобы его поместили на ширме. Ну что же,  давай
забудем об их незаурядном таланте и положении, а отнесемся к ним, как к тем,
кого мы подозреваем  в  преступлении.  Нам  известно,  что  у  каждого  была
возможность убить. Следующий вопрос - вопрос  о  мотиве.  Проще  всего  надо
будет порасспросить в "Сапфировом приюте". Похоже, что все твои трое  гостей
уже провели в Чин-хуа один-два дня, так что могли повстречаться с  Маленькой
Феникс еще до того, как ты ее  им  представил  пополудни.  Кстати,  как  она
отнеслась к ним?
   - О, когда вместе с Шао и Чаном я поднимался наверх,  чтобы  показать  им
банкетную комнату, Юлань  с  танцовщицей  спускались,  и  я  ее  представил.
Позднее с балкона я увидел, что Маленькая Феникс столкнулась с могильщиком у
моей лисьей кумирни. Он живет в комнатушке за кумирней, как ты знаешь.
   - Ясно. Ну что же, после твоего возвращения из "Сапфирового  приюта"  нам
надо будет выяснить в архиве, какое дело там изучал студент Сун. Ибо...
   - Святые небеса! Убитый студент! Два  убийства,  которые  надо  раскрыть!
Подожди... Что мне  говорил  мой  домоправитель  относительно  домовладельца
Суна? Да, вспомнил! Его люди разнюхивали  в  том  квартале,  но  чаеторговец
пользуется уважением. Ни  намека  на  скандал  или  темные  делишки!  Думаю,
навязывая  нам  версию   о   бродячем   воре,   он   хотел   показать   свою
сообразительность. Многим людям нравится выступать в роли сыщиков-любителей!
   - Да, Мена можно вычеркнуть. Я рассматривал и предположение, что  у  Суна
могла быть тайная любовная интрижка  с  дочерью  Мена.  Она  красива,  а  ее
служанка мне  рассказывала,  что  из  своей  комнаты  та  могла  бы  слышать
чувствительные мелодии, которые ночами играл на  флейте  Сун.  Если  же  Мен
узнал об их отношениях... Однако теперь нам известно, что он увлекся  Шафран
и что серебряные шпильки хотел купить для нее. И Сун говорил Шафран о  своем
домовладельце, ни словом не  обмолвившись  о  том,  что  подозревает  его  в
убийстве своего отца. У нас решительно ничего нет против чаеторговца.
   Он погладил свою длинную черную бороду.
   - Но вернемся  к  Маленькой  Феникс.  Мы  намеревались  попросить  у  нее
описание отца Шафран.  Ты  мог  бы  справиться  в  "Сапфировом  приюте",  не
упоминала ли там танцовщица, что хранительница  кумирни  Черного  Лиса  была
незаконнорожденным ребенком, а ее отец все еще находится в Чинхуа. Ло, давай
наметим план действий на завтра. Прежде всего, твое  посещение  "Сапфирового
приюта". Во-вторых, поиск в старых архивах дела восемнадцатилетней давности,
которое могло привлекать убитого студента. В-третьих...
   - Ди, ты должен вместо меня заняться "Сапфировым приютом". Я обещал  моим
женам и детям, что проведу своих  гостей  в  четвертый  двор  и  покажу  там
сооруженный моими домашними алтарь Луны. Предполагается, что  я  это  сделаю
завтра утром. Придет и моя пожилая  мать,  если  только  будет  себя  хорошо
чувствовать.
   - Хорошо, сразу после  завтрака  я  сам  загляну  в  "Сапфировый  приют".
Пожалуйста, Ло, пусть мне в комнату  принесут  рекомендательное  письмо  для
тамошней хозяйки. Позднее я присоединюсь к вам, чтобы осмотреть алтарь Луны,
а потом вдвоем мы отправимся в архив. Что касается третьего вопроса, то  мне
придется одному им заняться. Я отправлюсь к  кумирне  Черного  Лиса  и  буду
убеждать Шафран покинуть это ужасное место. Наверное, у тебя здесь  найдется
уединенный уголок?
   Ло утвердительно кивнул головой, и судья неторопливо продолжал:
   - Очень нелегко оторвать  ее  от  лис  и  от  жуткого  возлюбленного,  но
надеюсь, что смогу с ней поладить. Говоря о Шафран, хочу тебе сообщить,  Ло,
что могильщик жил совсем рядом с пустырем.  И  у  него  есть  фантастическая
идея, что у некоторых человеческих существ есть особая близость с лисами. Он
подергал свой ус.
   - Жаль, я не спросил у Шафран, худ или - толст ее отец.
   - Чушь, Ди, - нетерпеливо сказал Ло.  -  Шафран  сказала  тебе,  что,  по
словам танцовщицы, ее отец красавец!
   Судья Ди одобрительно кивнул. Несмотря на  свои  рассеянные  манеры,  его
коллега умел очень хорошо слушать.
   - Действительно, Ло. Но Маленькая Феникс  могла  это  сказать  для  того,
чтобы понравиться бедняжке. После обеда я отправлюсь  за  ней  к  развалинам
храма и весь вечер посвящу этому непростому  делу.  Конечно,  если  меня  не
вызовет начальник округа.
   - Избави Боже! - воскликнул  перепуганный  начальник  уезда.  -  Не  могу
выразить, как я тебе, Ди, благодарен! Ты подарил мне луч надежды!
   - К сожалению, очень слабенький. Кстати, когда ты думаешь начать прием на
Изумрудном утесе? Наверное, он расположен за городом?
   - Да. Старший брат, это наш самый известный своей  живописностью  уголок.
Высоко в соседних горах, около получаса на носилках  от  западных  городских
ворот. В праздник Середины Осени надо подниматься, как  ты  знаешь,  повыше.
Там, на краю векового соснового бора, есть  беседка.  Ди,  тебе  понравится.
Слуги отправятся туда первыми, еще в полдень, и заранее все подготовят.  Нам
надо будет выйти отсюда около  шести,  чтобы  добраться  вовремя,  к  закату
солнца, и им полюбоваться.
   Он встал.
   - Уже за полночь. Я страшно устал. Пора нам разойтись по  постелям.  Лишь
на мгновение забегу наверх и погляжу на свиток, который могильщик Лу написал
для меня.
   Судья Ди тоже поднялся.
   - Ты найдешь его манеру письма несравненной, - сказал он, - Но содержание
двустишия наталкивает на мысль, что он знал о смерти танцовщицы.
   Глава 13
   Судья Ди проснулся рано. Раздвинув двери, он вышел  в  ночной  рубахе  на
террасу подышать свежим утренним воздухом. Скальный  садик  был  в  тени,  и
брызги росы еще покрывали листья бамбука.
   Из соседнего дома не доносилось ни звука. По-видимому,  все  запаздывали.
Наверное, лишь после полуночи слуги кончили убирать со столов. Но  во  дворе
присутствия, однако, уже слышались выкрики команд и бряцание оружием.
   Неторопливо приводя себя в  порядок,  судья  надел  просторный  халат  из
синего шелка и накрыл голову квадратной шапкой из жесткой черной  саржи.  Он
хлопнул в ладоши и приказал слуге с заспанными глазами принести ему корзинку
с чаем и  миску  рисовой  каши  с  маринованными  овощами.  Тот  вернулся  с
подносом, заставленным едой: дымящимся белым рисом, различными маринованными
овощами, холодным цыпленком, омлетом с крабами, соевым варенцом,  бамбуковой
коробочкой  с  хрустящим  печеньем  и  блюдом  нарезанных  свежих   фруктов.
Очевидно, в этом доме такой роскошный завтрак подавался ежедневно. Судья  Ди
приказал слуге выдвинуть стол на террасу.
   Он только приступил  к  завтраку,  как  писарь  принес  ему  запечатанный
конверт. Это была записка Ло:
   "Старший брат!
   Домоправитель отправляет тело танцовщицы, в "Сапфировый приют".  Он  даст
понять, что в их" собственных интересах сохранять дело в  тайне  до  завтра,
когда  я  рассмотрю  его  в  присутствии.  Пожалуйста,   прими   прилагаемое
рекомендательное письмо к тамошней хозяйке.
   Твой невежественный младший брат
   Ло Кванчун."
   Сунув письмо в рукав, судья  попросил  писаря  провести  его  к  боковому
выходу из Ямыня, сказав, что хочет совершить свою утреннюю прогулку. На углу
улицы он нанял небольшой  паланкин  и  велел  носильщикам  доставить  его  в
"Сапфировый приют". Пока его несли по улицам через толпу спешащих  на  рынок
ранних покупателей, он недоумевал, как его коллега умудрился  скрыть  смерть
танцовщицы от слуг. Вероятно, хитрый старик домоправитель принял необходимые
меры. Носильщики опустили паланкин на землю перед  окрашенной  черным  лаком
дверью в тихом жилом квартале. Судья  уже  собирался  сказать  им,  что  они
ошиблись адресом, как увидел два иероглифа "Сапфировый приют" на  незаметной
бронзовой дощечке у дверного косяка.
   Угрюмый привратник пропустил его в ухоженный замощенный двор,  украшенный
немногочисленными  цветущими  растениями  в  скульптурных  вазах  из  белого
мрамора. Над покрытыми  красным  лаком  двустворчатыми  воротами  в  глубине
виднелась  широкая  доска,  на  которой  крупными  синими  иероглифами  было
написано "Среди цветов царит вечная весна". Подписи не было, но  каллиграфия
очень напоминала руку Ло.
   Широкоплечий слуга с побитым оспой лицом неохотно  принял  из  рук  судьи
письмо, но, увидев большую красную печать суда на обороте конверта, согнулся
в подобострастном поклоне. Он провел судью открытой галереей с лакированными
красными  резными  перилами  вокруг  очаровательного  цветника  в  небольшую
приемную. Судья Ди присел к чайному столику из сандалового дерева.  Под  его
ногами расстилался мягкий шерстяной ковер, стены были крыты синими парчовыми
гардинами. Из белой фарфоровой курильницы на боковом столике розового дерева
струился дымок серой амбры. Через раздвинутые двери он мог видеть лишь  угол
выходящего к саду трехэтажного здания.  Из-за  решетчатых  ширм  на  балконе
доносилось бренчание цитр. Наверное, обитательницы  дома  уже  приступили  к
своим урокам музыки.
   Вошла полная женщина в халате из черного Дамаска; вслед за ней служанка с
постным  лицом  внесла  поднос  с  чаем.  Сложив  руки  в  длинных  рукавах,
содержательница дома свиданий произнесла вежливое приветствие. Судья  окинул
взглядом ее мучнистое лицо с отвисшими щеками,  с  бусинами  хищных  глаз  и
почувствовал, что она ему не нравится.
   - Побывал  ли  у  вас  домоправитель  из  резиденции?  -  оборвал  он  ее
приветствие.
   Она приказала служанке поставить чайный поднос на столик  и  оставить  их
одних. Разглаживая халат широкой белой рукой, сказала:
   - Эта особа глубоко сожалеет о  происшедшем  несчастном  случае,  сударь.
Надеюсь, достопочтенным гостям не было причинено неудобства?
   - Мой коллега дал мне знать, что танцовщица лишь поранила себе  ногу.  Не
могли бы вы передать мне ее бумаги?
   - Я догадывалась, что они вам понадобятся, сударь, - с усмешкой  ответила
она.
   Достав из рукава сверток бумаг, она  передала  его  судье.  Он  сразу  же
заметил, что особого интереса они не  представляют.  Маленькая  Феникс  была
дочерью торговца овощами, продавшего ее тремя годами раньше  только  по  той
причине, что у нее уже было трое сестер постарше, и отцу было  не  по  силам
собрать еще три приданных. В доме свиданий хорошо известный учитель давал ей
уроки танца. Кроме того, она усвоила азы чтения и письма.
   - Были ли у нее близкие друзья среди подруг или клиентов?  -  осведомился
судья.
   Содержательница церемонно налила ему чаю.
   - Среди господ, посещающих заведение, - спокойно ответила  она,  -  почти
все знали Маленькую Феникс. Как превосходную танцовщицу, ее часто приглашали
на вечеринки. Ее нельзя назвать красавицей, и лишь немногие пожилые  господа
добивались от нее особых милостей, несомненно привлеченные  ее  мальчишеской
фигурой. Маленькая Феникс всегда им отказывала, а  я  не  нажимала  на  нее,
потому что она хорошо зарабатывала танцами.
   Небольшая морщинка перерезала ее гладкий белый лоб, когда она продолжила:
   - Она была спокойной девушкой, ее никогда не  требовалось  наказывать,  и
очень старательна во  время  танцевальных  занятий.  Но  другие  девушки  ее
ненавидели, они говорили, что от нее... дурно пахнет и что на самом деле она
лиса, принявшая человеческий  облик.  Сударь,  трудно  поддерживать  порядок
среди   всех   этих   молодых   женщин...   Требуется   много   терпения   и
снисходительности к...
   - Она временами не баловалась шантажом?
   Содержательница, протестуя, воздела руки.
   -  Прошу  вашего  прощения,  сударь!  -  воскликнула  она,  окинув  судью
осуждающим взглядом. - Все мои  девушки  прекрасно  знают,  что  первая  же,
осмелившаяся предпринять что-то недостойное, окажется у  столба  для  порки.
Сразу же! У этого заведения давно установившаяся репутация, сударь! Конечно,
она принимала подачки и... кажется, ловко  умела  увеличивать  их  размер...
вполне достойными способами. Она  была  послушной  девочкой,  поэтому  я  ей
позволяла  посещать  странную  женщину,  выступающую  в  роли  хранительницы
кумирни Черного Лиса.  Только  потому,  что  она  обучала  Маленькую  Феникс
песням, которые нравились посетителям.
   Она сжала свои тонкие губы.
   - Сударь, у Южных ворот всегда встречается много разных бродяг. Возможно,
она завязала там нежелательное знакомство. И кто-то из этих людей  пошел  на
злодейство. Девушек никогда нельзя выпускать из-под  надзора.  Стоит  только
подумать о деньгах, которые я вложила в ее уроки танца, и...
   - Хранительница кумирни -  не  из  этого  ли  заведения  она  сбежала?  В
прошлом.
   Содержательница вновь с упреком на него посмотрела.
   - Определенно нет,  сударь!  Девушку  продали  в  маленькое  заведение  у
Восточных ворот. Дом  очень  низкого  разряда,  посещаемый  кули  и  другими
отбросами. Э-э-э... настоящий бордель, с вашего позволения.
   - Ясно. Не упоминала ли когда-нибудь Маленькая Феникс, что  хранительница
кумирни не сирота, и ее отец все еще живет в городе?
   - Никогда, сударь. Как-то раз я спросила у танцовщицы, не принимает ли та
женщина мужчин... гостей, но она сказала, что, кроме нее, никто не  посещает
кумирню.
   - Поэтесса Юлань была искренне потрясена кончиной танцовщицы.  Проявлялся
ли особый интерес с обеих сторон? Содержательница потупила глаза.
   -  Достопочтенная  Юлань  была  явно  под  впечатлением  юношеских  манер
танцовщицы, - сдержанно ответила она. А потом добавила:  -  И,  конечно,  ее
таланта. Сударь, я терпимо отношусь к женский дружбе. К тому же в прошлом  я
имела честь знать поэтессу в столице...
   Она пожала своими полными плечами.
   Судья Ди встал. Идя в  сопровождении  хозяйки  заведения  к  воротам,  Он
словно невзначай спросил:
   - И его превосходительство академик, и достопочтенный Чан  Лянпо,  и  его
преподобие Лу были разочарованы тем, что  не  смогли  увидеть,  как  танцует
Маленькая Феникс. Наверное, они уже видели раньше ее исполнение?
   - Сударь, не может быть. Эти известнейшие особы иногда  удостаивают  уезд
своим посещением, но никогда не принимают участия в каких-либо публичных или
частных приемах. Весь город говорит о том, что они согласились на  этот  раз
принять приглашение его превосходительства! Но его превосходительство  Ло  -
такой замечательный человек! Всегда такой любезный  и  понимающий...  А  как
звали упомянутую вами духовную особу?
   - Это неважно. До свидания.
   Вернувшись в присутствие, судья попросил писца сообщить начальнику  уезда
Ло о его возвращении. Он застал коллегу в его кабинете, стоящим перед  окном
со скрещенными за спиной руками. Тот обернулся и безучастно сказал:
   - Надеюсь, Ди, ты выспался? Я провел ужасную ночь. В час  я  пробрался  в
основную спальню, рассчитывая, что там смогу спокойно выспаться, потому  что
моя первая супруга ложится рано. И что же! Нахожу ее проснувшейся,  а  перед
ее постелью - стоящих и кричащих друг на друга третью  и  четвертую.  Первая
требовала, чтобы я их  рассудил.  В  конце  концов  мне  пришлось  проводить
четвертую жену, и та мне целый  час  не  давала  заснуть,  рассказывая,  как
вспыхнула их ссора.
   Указывая на большой официальный пакет на столе, он драматическим  голосом
добавил:
   - Это письмо было доставлено от начальника округа особым посыльным.  Если
тебя к нему вызывают, я прыгну в реку!
   Судья Ди вскрыл конверт. Это было короткое официальное  уведомление,  что
его присутствие больше не требуется, и ему следует, не откладывая, вернуться
на свой пост.
   - Нет, мне приказано вернуться в Пуян. Не позднее, чем завтра  утром  мне
надлежит выехать.
   - Да помогут мне небеса! Во всяком случае, у нас есть  сегодняшний  день.
Что ты узнал от содержательницы заведения?
   -  Только  факты,  осложняющие  положение  Юлани.   Во-первых,   поэтессе
действительно понравилась танцовщица. Во-вторых,  ни  один  из  наших  троих
гостей никогда не переступал порога  "Сапфирового  приюта",  и  его  хозяйка
считает невероятным, чтобы кто-то из них раньше знал танцовщицу.
   Маленький Ло мрачно поддакнул, и Ди спросил:
   - Ты знаешь, что собираются делать наши гости сегодняшним вечером?
   - В четыре мы встречаемся в  библиотеке,  чтобы  обсудить  мой  последний
сборник стихотворений. Подумать только, с каким нетерпением  я  ожидал  этой
встречи!
   Он грустно покачал своей круглой головой.
   -  Как  ты  думаешь,  люди  твоего  домоправителя  справятся  с  заданием
последить за одним из твоих гостей, если после полуденного риса он уйдет  из
дома?
   - Святое небо! Следить?! Подавленно он пожал плечами.
   - Впрочем, моя карьера в любом случае, наверное, сломана, так  что  пойду
на такой риск.
   - Хорошо. Я также хочу, чтобы ты приказал начальнику стражи у Южных ворот
поставить двух вооруженных стражников у уличных лотков  напротив  прохода  к
пустырю, чтобы присматривать за воротами. Пусть они задерживают каждого, кто
попытается пройти к кумирне Черного Лиса. Мне бы очень  не  хотелось,  чтобы
какое-нибудь несчастье произошло с бедняжкой, которая там живет.  Да  и  мне
самому могут понадобиться люди, когда я туда  отправлюсь  после  обеда.  Где
сейчас твои гости?
   - Они завтракают. Юлань с моей первой женой. У меня есть время  проводить
тебя в архив, Ди.
   Он хлопнул в ладоши и, когда  появился  начальник  стражи,  приказал  ему
лично направиться к Южным воротам. Выходя, он должен передать советнику Као,
что тот понадобится в архиве.
   Через  лабиринт  коридоров  начальник  уезда  провел  Ди  в   прохладную,
просторную комнату. Стены были заставлены до высокого, в  кессонах,  потолка
широкими полками с  коробками  из  красной  кожи  для  хранения  документов,
бухгалтерскими книгами и судебными делами. В комнате  стоял  приятный  запах
воска,  применяемого  при  протирании  коробок,  а  также  камфары,  которую
раскладывали  между  бумаг  для  отпугивания  насекомых.  С  одной   стороны
огромного стола, стоящего на козлах в центре покрытого красной плиткой пола,
старик-писарь разбирал какие-то бумаги. На дальнем его конце над документами
склонился могильщик Лу.
   Глава 14
   На  этот  раз  толстяк  монах  был  одет  в  коричневую  холщовую   рясу,
закрепленную  на  плече  ржавой  железной  заколкой.  Он  важно  ответил  на
приветствия  двух  уездных  начальников  и   молча   выслушал   многословные
изъявления благодарности Ло за написанное прошлой ночью на свитке двустишие.
Затем он постучал толстым указательным пальцем по лежащим перед ним  бумагам
и своим хриплым голосом произнес:
   - Зашел сюда,  чтобы  прочитать  о  крестьянском  восстании,  случившемся
двести  лет  назад.  У  Южных  ворот  было  избиение  восставших.  Если   бы
сохранились люди, преданные тогда мечу, вы бы не протолкнулись через ворота!
Ло, вам нужна именно
   эта папка?
   - Нет, сударь. Хочу разыскать один документ.
   Могильщик уставился на него своим жабьим взглядом.
   - Так вот в чем дело! Ну, если вы его не найдете, запечатайте комнату и в
вашей лисьей кумирне зажгите благовонную свечу. Вернувшись сюда, вы  увидите
нужное вам дело торчащим из-за других на  этих  полках.  Дух  лиса  помогает
чиновникам. Иногда.
   Он закрыл папку и поднялся.
   - Ну что же, не пора ли поглядеть на ваш Лунный алтарь?
   - - Сударь, я вас провожу! Ди, надеюсь, ты к нам присоединишься позже.  А
вот и наш советник! Као, помогите моему коллеге  не  запутаться  среди  этих
бумаг.
   Почтительно распахнув дверь перед могильщиком, Ло вышел.
   - Чем могу быть вам полезен,  сударь?  -  спросил  Као  в  своей  обычной
деловой манере.
   - Господин  Као,  мне  рассказали,  что  в  год  Собаки  здесь  слушалось
нераскрытое убийство. Я хотел бы взглянуть на документы по этому делу.
   -  Сударь,  год  Собаки  памятен  из-за  заговора  Девятого   князя.   Но
нераскрытое убийство? Нет, не припоминаю, чтобы когда-нибудь  о  нем  читал.
Может быть, тот старик знает? Он здесь родился и вырос. Эй, Лю, ты помнишь о
нераскрытом убийстве в год Собаки?
   Старый писец задумался, перебирая пальцами лохматую бородку.
   - Нет,  сударь.  Для  всех  нас  в  Чинхуа  это  был  тяжелый  год  из-за
государственной измены генерала Мо Телина.  Но  нераскрытое  убийство,  нет,
сударь.
   - А кто такой генерал Мо Телин? Он был сообщником Девятого князя, не  так
ли?
   - О да, сударь. Все документы находятся в большом красном коробе на пятой
полке справа. Завернутые в бумагу документы рядом относятся к  другим  делам
того же года.
   - Господин Као, пусть выложат на стол все.
   Старик писец приставил лестницу к полкам и, снимая оттуда папки  одну  за
одной,  передавал   советнику,   который   раскладывал   их   на   столе   в
хронологическом порядке. По мере того, как ряд становился длиннее и длиннее,
судья Ди все отчетливее понимал всю огромность встающей  перед  ним  задачи.
Совсем не обязательно речь шла о нераскрытом убийстве. Это могло быть и дело
якобы  раскрытое,  но  по  которому  осудили  невиновного.  В  таком  случае
обвинитель был бы, строго говоря, убийцей казненного человека.
   - Господин Као,  ваши  архивы  содержатся  в  превосходном  состоянии,  -
заметил он, - На них нет и пылинки.
   - Я заставляю писарей раз в  месяц  снимать  с  полок  все  документы,  -
улыбаясь,  ответил  польщенный  советник.  -  Коробки  протираются,   бумаги
проветриваются, и это оберегает их и от насекомых.
   Однако судья пожалел, что состояние архивов  столь  безукоризненно.  Ведь
если бы старые папки на верхних полках были  покрыты  пылью,  следы  пальцев
сразу бы подсказали, какими из них интересовался студент.
   - Наверное, убитый студент работал за этим столом?
   -  Да,  сударь.  На  нижней  полке  сложены  документы,   относящиеся   к
крестьянскому мятежу, который Сун изучал. Очень  разумный  молодой  человек,
сударь, глубоко проникший в административные проблемы. Заходя сюда, я  часто
его заставал погруженным в более свежие документы. Настоящий  добросовестный
исследователь. Он никогда не задерживал меня ради пустой болтовни. Ну, вот и
все документы, сударь.
   -  Спасибо,  не  буду  отрывать  вас  от  дел,  господин  Као.  Если  мне
понадобится что-то еще, я обращусь к старику писцу.
   Попрощавшись с советником, судья Ди устроился за столом и раскрыл  первое
дело. Седобородый вернулся к своим  бумагам,  разложенным  на  другом  конце
стола. Вскоре судья с головой утонул в разнообразных уголовных  делах.  Одно
или два среди них ставили  интересные  проблемы,  но  ни  разу  нельзя  было
предположить судебной ошибки, а фамилия Сун упоминалась всего лишь  раз  как
подзащитного по делу о мелком мошенничестве.  Когда  молодой  писарь  принес
поднос с чаем, судья очень удивился, что остается всего лишь час до полудня.
Писарь сообщил ему, что начальник уезда все еще находится на четвертом дворе
резиденции вместе со своими гостями. Вроде бы там же  пройдет  и  полуденная
трапеза.
   Подавив вздох, судья решил, что разберет короб с бумагами, относящимися к
государственной измене генерала Мо Телина. Уличенный в  преступлении  против
государства, он был казнен вместе со  всеми  своими  сообщниками,  и  нельзя
исключать, что среди них кто-то один был обвинен ложно.
   Как только он раскрыл короб, его  губы  тронула  удовлетворенная  улыбка.
Папки  были  небрежно  свалены,  их  порядок   нарушен.   В   столь   хорошо
содержавшемся архиве это был надежный - признак того, что  он  находился  на
верном пути. Очевидно, студент знакомился с делом и, когда  кто-то  вошел  в
комнату, торопливо  сунул  папки  в  короб.  Судья  тщательно,  по  номерам,
разложил документы на столе.
   В первом  содержалось  обобщенное  изложение  обвинения  против  Девятого
князя. В уклончивых выражениях сообщалось, что  князь  был  неуравновешенным
человеком - болезненно  подозрительным,  подверженным  приступам  депрессии,
ревнивым и вздорным. После того, как он в припадке бешенства  чуть  было  не
убил придворного, император отправил его во дворец в  Чинхуа  в  надежде  на
благотворное воздействие спокойной провинциальной  жизни.  Однако  князь  не
отвлекся от воображаемых  обид.  Придворные  подхалимы  не  переставали  ему
внушать, что народ любит его больше других князей, а честолюбивая,  властная
жена постоянно его растравляла, ив конце концов он  замыслил  фантастический
план мятежа и захвата Трона  Дракона.  Когда  он  стал  привлекать  на  свою
сторону недовольных чиновников и военных, его  неуклюжий  заговор  вышел  на
поверхность.  Император  послал   в   Чинхуа   наделенного   всей   полнотой
исполнительной власти инспектора и  полк  императорской  гвардии.  Гвардейцы
окружили дворец, и инспектор вызвал  князя  и  его  супругу  на  допрос.  Он
передал князю, что императору все известно, но он  готов  простить  его  при
условии, что тот прикажет своим телохранителям сложить  оружие  и  вместе  с
супругой сразу же вернется в столицу. Князь выхватил саблю и на  месте  убил
жену,  а  затем  перерезал  себе  горло.  Гвардейцы  вступили  во  дворец  и
арестовали всех его обитателей. Инспектор же  конфисковал  все  бумаги.  Это
произошло на четвертый день второго месяца, восемнадцать лет назад.
   В тот же день инспектор открыл следствие. Были  казнены  все  придворные,
знавшие о заговоре, а также все другие сообщники  князя.  Император  склонен
был простить князя, снисходя к его расстроенному рассудку,  но  у  остальных
заговорщиков не было этого извинения. В последующие суматошные дни поступило
немало и лживых обвинений -  дурные  люди  хотели  свести  счеты  с  личными
недругами,  как  часто  бывает  при  таких  обстоятельствах.  С   тщательной
добросовестностью инспектор просеял все эти в  большинстве  своем  анонимные
обвинения. Среди них было и длинное, без подписи,  письмо,  доносившее,  что
отставной генерал Мо Телин состоял в заговоре, а уличающая его  переписка  с
Девятым князем спрятана в таком-то месте, в женской  половине  генеральского
дома. Инспектор приказал обыскать жилище генерала,  и  письма  действительно
были найдены. По обвинению в государственной измене генерал был схвачен.  Он
все отрицал, утверждая, что письма подделаны и  укрыты  в  его  доме  давним
недоброжелателем. Но инспектору было известно, что генерал Мо,  считая,  что
его обошли с повышением, преждевременно подал в отставку и удалился  в  свой
родной уезд Чинхуа, болезненно  переживая  старые  обиды.  Бывшие  соратники
генерала  засвидетельствовали,  что  он  часто   разговаривал   с   ними   о
надвигающихся переменах, когда все  способные  люди  смогут  показать  себя.
Инспектор изучил письма  и  счел  их  подлинными.  Вместе  со  своими  двумя
взрослыми сыновьями  генерал  был  признан  виновным  и  казнен,  как  этого
требовал  суровый  закон  о  государственной  измене.  Все   его   состояние
конфисковало государство.
   Судья Ди встал с  кресла.  Чтение  оказалось  захватывающим.  Впечатление
усиливалось еще и от  того,  что  судья  изучал  старые  судебные  бумаги  в
помещении, где проходил тот громкий судебный  процесс.  Ди  отобрал  бумаги,
содержавшие список  всех  лиц,  живших  в  доме  генерала,  и  перечень  его
имущества. И тут у него перехватило дыхание. У генерала было три жены и  две
наложницы. Фамилия второй наложницы была  Сун.  О  ней  в  деле  не  имелось
никаких подробностей, потому что ее не  допрашивали:  вечером  третьего  дня
второго месяца, за день до приезда инспектора в Чинхуа, она повесилась.  Она
принесла генералу сына, названного Ивэнь. Ему было пять лет, когда несчастье
обрушилось на дом Мо.  Все  сходилось!  Вот  он,  ключ,  который  судья  так
надеялся найти! С довольной улыбкой он снова опустился в кресло.
   Но улыбка вдруг застыла на его лице. Студент вернулся отомстить за  отца!
Это могло  означать  только  одно:  Сун  нашел  доказательство  невиновности
генерала Мо Телина. Он заподозрил сочинителя анонимного письма в подлоге  и,
следовательно, видел в нем палача своего  отца.  А  убийство  студента  этим
неизвестным неопровержимо подтверждало его правоту. Небо, какая же  страшная
судебная ошибка сделана восемнадцать лет назад!
   Судья взялся за записи слушания дела. Медленно поглаживая бакенбарды,  он
внимательно их прочел. В пользу  генерала  Мо  говорил  лишь  один  факт,  а
именно, никто из других заговорщиков никогда не слышал, что  Девятому  князю
удалось привлечь генерала на свою сторону. Инспектор,  однако,  отверг  этот
довод на том основании, что Девятый  князь  был  настолько  недоверчив,  что
остерегался даже сообщников. Он построил обвинения на письмах,  найденных  в
генеральском доме. Они были написаны  рукой  князя,  на  его  личной  писчей
бумаге с его печатью.
   Покачав головой, судья Ди отложил текст анонимного письма. Поскольку  все
оригиналы были отправлены в столицу, это была переписанная равнодушной рукой
писца копия. Но,  судя  по  безупречному  стилю,  письмо  принадлежало  перу
высокообразованного  литератора.   На   полях   воспроизводилось   замечание
инспектора:
   "Вероятно, письмо написано недовольным придворным.  Немедленно  проверить
содержание и почерк". Читая  следующий  документ,  судья  Ди  выяснил,  что,
несмотря на все усилия сотрудников инспектора, автора письма  установить  не
удалось.   Сумевшему   это   сделать    правительство    обещало    солидное
вознаграждение, но никто его не востребовал.
   Поглаживая бороду, судья  задумался.  Подделать  письма  Девятого  князя,
подтверждаемые его  личной  печатью,  которую  он  всегда  носил  при  себе,
представлялось  невозможным.  К  тому  же  у   инспектора   была   репутация
неподкупного   человека,   одаренного   судебного   следователя,    блестяще
раскрывшего   ряд   других   трудных   дел,   в   которых   были    замешаны
высокопоставленные  особы.  Судья  Ди  припомнил,  что  его  отец,  покойный
государственный советник, иногда рассказывал  об  этих  делах,  высоко  ценя
хватку инспектора. Раз он счел генерала виновным - значит, у  него  не  было
никаких сомнений в своих доказательствах. Судья встал и принялся расхаживать
по комнате.
   Какие новые доказательства смог заполучить студент?  Во  время  суда  ему
было пять лет, так что он воспользовался либо слухами, либо документами. Как
нащупать, что же все-таки студент нашел? Студента убили,  и  убийца  похитил
документы, которые Сун укрыл в своем доме. Прежде всего, пожалуй,  следовало
заняться семьей матери Суна. Он подозвал старика-писаря и спросил:
   - Распространена ли здесь фамилия Сун?
   Седобородый писарь утвердительно кивнул:
   -  Очень.  Есть  бедные  и  богатые,  соединенные  узами  родства  и   не
родственники. В давние времена сам этот край назывался Сун.
   - Достаньте мне "Запись налогов года Собаки",  раздел  "Налогообложение",
но только ту часть, где говорится о семьях по фамилии Сун.
   Когда старик положил перед ним на стол раскрытый  том,  судья  просмотрел
раздел, где шла речь о Сунах с низкими доходами. Если мать Суна  была  всего
лишь второй наложницей,  ее  отец  либо  крестьянин-арендатор,  либо  мелкий
лавочник или ремесленник. Упоминалась только дюжина таких семей.  Третьим  в
перечне стоял Сун Вэньта, владелец  овощной  лавки,  женатый,  имеющий  двух
дочерей. Старшая - замужем за торговцем скобяными изделиями по фамилии Хван,
а младшая продана генералу Мо как вторая наложница. Не отрывая указательного
пальца от строчки, судья Ди попросил:
   - Пожалуйста, выясните по "Переписи населения текущего года", жив ли  еще
господин Сун.
   Старик писарь подошел  к  полкам  боковой  стены  и  вернулся,  пыхтя,  с
толстыми свитками. Он разворачивал  их  один  за  другим  и  всматривался  в
убористо  исписанные  листы,  бормоча  себе  в  бороду  "Сун  Вэньта...  Сун
Вэньта..." Наконец он поднял глаза и отрицательно покачал головой.
   - Наверное, он и его жена умерли, не оставив мужского потомства,  сударь.
В списках больше нет никого из этих Сунов. Желаете ли вы  знать,  когда  они
скончались?
   - Нет, не нужно. Дайте мне список Гильдии торговцев скобяными изделиями.
   Судья встал с кресла. Это был его последний шанс.
   Седобородый открыл большой  короб  с  надписью  "Малые  гильдии".  Выбрав
тонкую книжицу, он протянул ее судье. Пока старик  собирал  свитки  переписи
населения, судья перелистал ее. Да, есть  торговец  скобяными  изделиями  по
имени Хван, женатый на женщине по фамилии Сун. На полях  против  имени  Хван
стоял маленький кружок, означающий, что за  ним  числится  задолженность  по
членским взносам в гильдию. Он жил в переулке неподалеку от Восточных ворот.
Судья Ди запомнил адрес и, довольный, бросил книжицу на стол.
   Копаясь в бумагах, относящихся к домочадцам  генерала,  он  выяснил,  что
после казни Мо его семья рассеялась. Сын умершей наложницы, Сун  Ивэнь,  был
усыновлен отдаленным родственником в столице. Судья отложил в сторону  копию
анонимки с обвинением генерала и спрятал в рукав.  Он  поблагодарил  старика
писца и, попросив поставить дела на их прежнее место, прошел в резиденцию.
   У четвертого двора судью встретили детские  возгласы  и  смех.  В  центре
замощенного двора вокруг воздвигнутого высотой  в  человека  Лунного  алтаря
кружилось более двадцати разодетых в  яркие  костюмчики  ребятишек.  На  его
вершине находился длинноухий белый  Лунный  заяц,  вылепленный  из  теста  и
восседающий на груде Лунных пирожков - круглый, с начинкой из сладких бобов.
У подножия были во множестве расставлены тарелки и миски, заваленные свежими
фруктами и сладостями, а по  углам  -  высокие  красные  свечи  и  бронзовые
курильницы для благовоний. Их разожгут после наступления темноты.
   Судья Ди пересек двор,  направляясь  к  широкой  мраморной  террасе,  где
стояла  небольшая  группа:  придворный  поэт  и  могильщик  Лу  у  мраморной
балюстрады, а Ло, академик и поэтесса за ними, рядом с обширным  креслом  из
резного черного дерева, установленного на невысоком помосте. В кресле сидела
хрупкая пожилая женщина, одетая в длинное черное платье, с зачесанными назад
седыми волосами.  Морщинистыми  пальцами  она  сжимала  трость  из  эбена  с
рукоятью из зеленого нефрита. У кресла находилась высокая  красивая  женщина
средних лет, очень стройная и строгая в своем облегающем  фигуру  платье  из
расшитого зеленого шелка. По всей видимости, это была первая жена начальника
уезда Ло. Дальше в тени виднелось около двадцати женщин. Наверное, остальные
жены и их служанки.
   Не обращая на других внимания, судья Ди  приблизился  к  пожилой  даме  и
низко  склонился  перед  помостом.  Пока   она   разглядывала   его   своими
проницательными старыми глазами, Ло нагнулся к ней и почтительно прошептал:
   - Мама, это мой коллега Ди из Пуяна.
   Пожилая дама кивнула своей маленькой головкой  и  мягким,  но  неожиданно
очень ясным голосом приветствовала судью. Он уважительно  осведомился  о  ее
возрасте и узнал, что ей семьдесят два года. С гордостью она объявила:
   - У меня семнадцать внуков, начальник уезда!
   -  Многочисленное  потомство-это  благословение   добродетельного   дома,
сударыня! - произнес академик своим громким голосом. Пожилая дама с  улыбкой
потрясла головой.  Судья  Ди  приветствовал  академика  Шао,  высказал  свое
уважение придворному поэту и могильщику Лу. Наконец, осведомился о  здоровье
поэтессы. Она ответила, что чувствует себя хорошо* благодаря заботам  первой
жены начальника уезда. Но судья видел, что она усталая и бледная.  Он  отвел
своего друга в сторону и вполголоса сообщил ему:
   - Студент был сыном генерала Мо Телина от  второй  наложницы  по  фамилии
Сун. Он приехал сюда с одной целью: доказать, что его отца  обвинили  ложно.
Как он и говорил Шафран. Приехал не под чужим именем, потому что покинул эти
места в возрасте пяти лет, и в живых из его близких оставалась  одна  тетка.
Приободрись, Ло! Даже когда будет доказано, что танцовщицу  убила  поэтесса,
если ты сможешь в своем отчете сообщить, что генерала Мо Телина  казнили  по
ошибке, у тебя появится реальная возможность уйти от надвигающейся беды!
   - Ди, какая чудесная новость! Расскажи мне все поподробнее, пока мы будем
обедать. Нам подадут на свежем воздухе, вон там!
   Он указал на открытый проход, идущий позади террасы.  Между  колонн  были
расставлены столы, нагруженные блюдами с холодными закусками и  артистически
уложенными пирамидами лунных пирожков.
   - Ло, я должен тебя сейчас  оставить.  Мне  надо  побывать  на  городской
окраине, а  потом  я  отправлюсь  в  кумирню  Черного  Лиса.  Но  постараюсь
вернуться до начала твоей поэтической встречи в четыре.
   Когда они присоединились к  остальным,  пожилая  дама  дала  понять,  что
хотела бы удалиться. Академик и другие поклонились, а Ло и его  первая  жена
проводили ее в дом. Судья Ди сказал академику, что из Пуяна курьер  доставил
ему срочные бумаги, и попросил извинения за свое отсутствие на обеде.
   - Долг превыше удовольствия. Отправляйтесь, Ди!
   Глава 15
   Прежде всего судья прошел в отведенные ему покои, потому что  предстоящий
ему визит следовало тщательно подготовить. Родственники человека, казненного
за государственную измену, неважно, как давно, всегда испытывают слепой ужас
перед властями. Даже через многие годы может всплыть свидетельство, чреватое
опасными осложнениями. Из шкатулки с письменными принадлежностями  он  вынул
полоску красной бумаги и крупными иероглифами  написал  СУН  ЛЯП.  С  правой
стороны добавил  "Посредник",  а  слева  -  воображаемый  адрес  в  Кантоне.
Переодевшись в будничное платье из синего хлопка и надев на голову небольшую
черную ермолку, он через боковую дверь незаметно удалился из присутствия.
   На углу улицы он нашел небольшой  наемный  паланкин.  Когда  он  приказал
носильщикам доставить его в скобяную лавку Хвана, те принялись ворчать,  что
это далеко, к тому же в бедном районе со скверными мостовыми. Но после того,
как судья. не торгуясь, согласился с их ценой, да еще дал им  вперед  щедрые
чаевые, они радостно его подхватили.
   Процветающие лавки на главной улице напомнили судье, что Хван  задерживал
выплату взносов в гильдию. Выходит, он испытывает отчаянную нужду.  Приказав
носильщикам  остановиться,  судья  купил  кусок  дорогого  синего  ситца.  В
соседней лавке взял двух копченых уток, а также  коробку  рогаликов.  Сделав
эти покупки, он продолжил путь.
   За рынком пересекли жилой  квартал,  где,  как  припомнилось  судье,  жил
чайный торговец Мен. Затем попали  в  район  бедноты  с  узкими,  зловонными
улочками  с  неровным  булыжником.  Играющие  среди  мусора  полуголые  дети
останавливались, чтобы поглазеть на  паланкин,  редко  заглядывавший  в  эти
места. Не желая привлекать к себе слишком большого внимания, судья  приказал
высадить его у небольшой чайной.  Одному  носильщику  надлежало  остаться  у
паланкина, а второму - сопровождать судью, неся кусок  ткани  и  корзинку  с
утками. Судья порадовался, что взял его  с  собой,  потому  что  вскоре  они
оказались в лабиринте кривых улочек, где носильщик на местном диалекте снова
и снова расспрашивал о дороге.
   Лавка Хвана состояла из лотка под рваным навесом, прикрепленного к  крыше
глинобитного сарая позади. Связка дешевых глиняных чашек свисала  со  столба
над заваленным мисками и тарелками лотком.  За  импровизированным  прилавком
широкоплечий, небрежно одетый мужчина старательно нанизывал на нитку  медные
монеты. Когда судья Ди положил перед ним на прилавок свою красную  карточку,
тот покачал головой.
   - Могу только фамилию Сун разобрать, - сказал он угрюмым хриплым голосом,
- Что вам угодно?
   - На моей карточке  написано,  что  я  Сун  Лян,  торговый  посредник  из
Кантона, - объяснил судья. - Видите ли, я дальний родственник вашей жены. По
пути в столицу захотел посмотреть на вас.
   Темное лицо Хвана озарилось. Повернувшись к сидевшей на скамейке у  стены
женщине, склонившейся над лежащим на колене вязаньем, он воскликнул:
   - Наконец-то один из твоих родных вспомнил о тебе, женщина! Это брат  Сун
Лян из Кантона! Пожалуйста,  заходите,  сударь!  У  вас  за  плечами  долгая
дорога.
   Женщина вскочила. Судья приказал носильщику передать ей  свои  покупки  и
подождать его у уличного лотка напротив.
   Торговец посудой провел его в маленькую комнатку, служившую и спальней, и
гостиной, и кухней.  Хван  грязной  тряпкой  вытер  засаленный  стол.  Судья
опустился на бамбуковый стул и сказал женщине: /
   - Третий дядя написал мне из столицы, что ваши родители  умерли,  сестра,
но дал мне ваш адрес. Проезжая, я подумал,  что  загляну  к  вам  и  передам
скромные подарки к сегодняшнему празднику.
   Открыв сверток, она радостно смотрела на ткань. Судья дал ей около сорока
лет. Ее лицо было  правильным,  но  худым  и  морщинистым.  Пораженный  Хван
воскликнул:
   - Брат, вы слишком щедры! Милосердное небо!  Такая  красивая  ткань!  Как
смогу я когда-нибудь отплатить вам за такой подарок?
   - Очень просто. Дозвольте одинокому путнику разделить праздничную трапезу
с его сородичами! Кое-что я взял с собой.
   Он поднял крышку корзины и  передал  Хвану  коробку  рогаликов.  Хван  не
отводил глаз от содержимого корзины
   - Целых две утки! Женщина, бережно их разрежь! И возьми  из  лавки  новую
миску и чашки. Для сегодняшнего праздника я сберег небольшой кувшинчик вина,
но и не мечтал, что у меня будет к нему мясо! Да еще такая дорогая  копченая
утка!
   Он налил судье чашку чая, а затем вежливо осведомился  о  семье  гостя  в
Кантоне, о состоянии дел, о дороге. Судья Ди рассказал убедительно  звучащую
историю и добавил, что должен сегодня же снова пуститься в путь. Он заметил:
   - Сейчас мы съедим одну утку, а второй вы сможете поужинать.
   Хван поднял ладонь.
   - Что еще случится до ночи, брат! - торжественно возгласил он. - Наедимся
досыта теперь.
   Повернувшись к жене, которая слушала его с улыбкой на измученном заботами
лице, он сказал:
   - Обещаю тебе, женщина, что больше ни одного дурного слова о твоей  семье
не слетит с моих уст. Она робко глянула на судью и сказала:
   - Видите ли, брат, после  того  страшного  дела  ни  у  кого  не  хватает
смелости посещать нас.
   - О деле генерала толковали даже  далеко  на  юге,  -  заметил  судья,  -
Грустно, что ваша сестра наложила на себя руки, но если смотреть  на  это  с
более широкой точки зрения  общесемейных  интересов,  все  было  к  лучшему.
Избавило нас от вовлечения в дело.
   Когда Хван и его жена согласно кивнули, он спросил:
   - А что случилось с Ивэнем?
   Хван хмыкнул:
   - С Ивэнем? Года два назад слышал, что он стал образованным человеком. Но
он. слишком задрал нос, чтобы вспоминать о своей тетке.
   - А почему ваша сестра покончила  с  собой?  С  ней  дурно  обращались  в
генеральском доме?
   - Нет, не так, - медленно ответила женщина, - С  ней  обращались  хорошо.
Особенно после того, как  она  родила  генералу  сына,  крепкого,  красивого
малыша. Но моя сестра была...
   - Она была проклятой... - начал Хван.
   Но жена быстро его прервала.
   - Что за грязный язык у тебя!
   И повернувшись к судье, продолжала:
   - Право, она не могла справиться с собой. Может быть, тут отец виноват.
   Она подавила вздох и разлила вино.
   - Знаете ли,  до  пятнадцати  лет  это  была  тихая,  послушная  девочка,
любившая животных. Однажды она принесла  домой  лисенка.  Увидев  его,  отец
испугался, потому что это был черный лисенок, оборотень.  Он  сразу  же  его
убил. С моей сестрой случился припадок, и с тех пор  она  очень  изменилась.
Торговец скобяным товаром смущенно глянул на судью.
   - В нее вступил развратный лисий дух. Его жена поддакнула.
   - Отец нанял даосского жреца, но его заклинания так и  не  изгнали  лисий
дух. В шестнадцать лет она заглядывалась на всех  парней  округи.  Она  была
хорошенькой, и матери приходилось с утра до ночи смотреть за  ней.  Наконец,
старуха, сбывающая в большой дом гребни и пудру, сказала  отцу,  что  первая
жена генерала Мо подыскивает для старого хозяина наложницу. Отец  был  очень
обрадован,  и  после  того,  как  сестру  показали  первой  жене  и  она  ей
понравилась, сделка состоялась. Все шло хорошо. Приходилось тяжело трудиться
в большом доме, но первая жена давала ей новую одежду к каждому празднику, а
после родов Ивэня ее вообще перестали бить.
   - Сама все испортила, потаскуха! - пробормотал Хван. Он  жадно  опустошал
чашку. Его жена убрала со лба седеющую прядь.
   - Однажды я встретила на рынке служанку первой жены, которая сказала, что
мне повезло с сестрой, не забывающей родственников и каждую неделю требующей
позволения их повидать. Тут я поняла, что происходит что-то  страшное,  ведь
моя сестра - не навещала нас более полугода. Однако позднее  она  появилась.
Она ждала ребенка, и не от генерала. Я  проводила  ее  к  повитухе,  которая
давала ей пить разные средства, но бесполезно. Она родила девочку.  Генералу
сказала, что у нее сделался выкидыш, а ребенка бросила на улице.
   - Вот какой она была! - гневно выкрикнул Хван. -  Жестокой,  бессердечной
женщиной-лисой.
   - Она страдала, что ей приходится так  поступать!  -  возразила  жена.  -
Завернула ребенка в кусок шерстяной индийской ткани, чтобы  он  не  простыл.
Дорогой, шафранового цвета материал, вроде тех, что носят буддисты.
   Увидев изумленное выражение лица судьи, она торопливо закончила:
   - Извините, брат. История совсем не радостная! Уже так давно это было,  а
я все еще... Она расплакалась. Хван похлопал ее по плечу.
   - Перестань, не надо слез в такой чудесный день. И повернувшись к судье:
   - Видите ли, у нас самих нет детей. С ней всегда так, когда она  об  этом
вспоминает. Ну, короче говоря, генерал все узнал. Один  из  его  носильщиков
рассказывал мне, как старик кричал, что затащит ее и ее  приятеля  в  зал  и
мечом отсечет им головы. Она повесилась,  а  генералу  не  удалось  отрубить
голову ее любовнику, потому  что  на  следующий  день  пришли  императорские
солдаты, и ему самому отрубили голову. Странен мир, брат! Давай выпьем  еще.
На, выпей и ты, женщина.
   - Кто был ее любовником? - спросил судья.
   - Этого она мне так и не сказала, - ответила женщина,  вытирая  глаза.  -
Только одно, что это очень ученый господин, который знает все ходы и  выходы
в большом доме.
   - Рад,  что  ты  правильно  выбрал  сестру!  -  крикнул  Хван.  Лицо  его
раскраснелось, - Моя старуха работает, не покладая рук, берет на дом  шитье,
и так мы сводим концы с концами. Но в  мужских  делах  ничего  не  понимает.
Хотела, чтобы я перестал вносить в свою гильдию взносы! Я  говорю  ей,  нет,
продай наше зимнее платье! Если мужчина никуда не входит, он словно бродячая
собака! И был прав. Этот твой кусок материи, брат, позволит  нам  много  лет
нарядно одеваться. Хорошо это  и  для  моего  дела,  люди  любят  видеть  за
прилавком прилично одетого продавца.
   Доев свой рис, судья сказал женщине:
   - Завтра же отнесите мою карточку к задней  двери  резиденции  начальника
уезда. Я вел дела с домоправителем, и он позаботится, чтобы вы получали  там
заказы на шитье.
   Он поднялся.
   Хван и его жена упрашивали его побыть еще, но он  сказал,  что  ему  надо
успеть к речному парому.
   Носильщик проводил его до чайной, где его  ждал  паланкин.  Судья  был  в
растерянности. Он миновал главную улицу и, рассчитавшись - с носильщиками на
углу, прошел в присутствие. От привратника, впустившего  его  через  боковые
ворота, он узнал, что начальник уезда Ло  находится  в  передней  на  первом
этаже главного здания. Похоже, поэтическая встреча еще не начиналась.  Судья
прошел в свой двор.
   Из ящика он достал собранные Ло бумаги по делу поэтессы. Стоя у стола, он
перелистывал их, пока ему не показался текст анонимки, извещавшей начальника
уезда, что под вишневым деревом монастыря Белой Цапли зарыт труп.  Затем  он
вынул из рукава анонимку, уличавшую генерала Мо Телина, и положил се рядом с
первой. Он их сравнил. Обе были копии, сделанные писарем, и  поэтому  только
по стилю можно было судить, написаны ли они одним  и  тем  же  человеком.  С
сомнением покачав головой, судья снова положил в рукав обе бумаги и пошел  к
главному двору.
   Коротышка начальник  сидел  у  заваленного  бумагами  чайного  столика  с
кисточкой в руках, сжав губы. Он поднял глаза и весело сказал:
   - Разбираю и правлю свои недавние работы, Ди. Как ты  думаешь,  академику
понравится повторяющаяся рифма этого стихотворения?
   Он намеревался  прочитать  вслух  стихотворение,  но  судья  Ди  поспешил
остановить его:
   - Ло, в другой раз. Должен сообщить тебе о своих странных открытиях.
   Он присел напротив друга.
   - Постараюсь быть кратким, потому что тебе уже пора в  библиотеку.  Время
приближается к четырем.
   - О нет, старший  брат.  У  нас  много  времени.  Знаешь,  обед  на  моем
четвертом дворе  затянулся.  Придворный  поэт  и  Юлань  сочинили  несколько
стихотворений, и мы их обсудили под вино! Все мои четверо  гостей  прошли  в
свои покои отдохнуть, и пока что никто из них не возвращался.
   - Хорошо! Значит, никто из них не выходил, и тебе  не  пришлось  собирать
прислужников домоправителя, чтобы за ними  следить.  Узнал  же  я  вот  что.
Матерью убитого студента была наложница генерала Мо Телина. Она  вступила  в
связь с неизвестным мужчиной, и их внебрачная дочь была ими покинута. Это не
кто иная, как Шафран, хранительница кумирни Черного Лиса.
   Увидев изумленное лицо Ло, он поднял ладонь и продолжал:
   - Брошенный ребенок был завернут в шафрановую  шерстяную  ткань,  а  люди
часто называют подкидышей по одежде, в которой их находят. Это  значит,  что
Шафран приходится Суну сводной сестрой. Вот почему студент и говорил Шафран,
что не может на ней жениться. Это также означает, что отец Шафран  и  убийца
студента - одно и то же лицо. За день до ареста старик генерал сказал  своей
наложнице, что ему - стало известно  об  ее  сожительстве  с  одним  из  его
друзей, добавив, что убьет обоих собственными руками. Наложница  повесилась.
А генерал на следующий день, прежде чем успел расправиться с ее  любовником,
был схвачен.
   - Святое небо! Где ты все это раскопал, Ди?
   - Главным образом в твоем архиве. Очевидно, студент  Сун  был  убежден  в
том,  что  любовник  его  матери   оклеветал   генерала,   обвинив   его   в
государственной измене. Он сделал это в своем  анонимном  письме,  чтобы  не
дать генералу уличить его в прелюбодействе. В первом вопросе Сун ошибался. Я
прочитал все официальные записи  и  убежден,  что  генерал  был  виновен.  И
любовник его наложницы не  мог  не  участвовать  в  заговоре.  Что  касается
второго вопроса, то тут студент Сун прав. Человек написал анонимное  письмо,
потому что понимал, что инспектору понадобится  время,  чтобы  добраться  до
генерала, а он хотел,  чтобы  генерал  был  задержан  в  самый  первый  день
следствия и ничего не смог предпринять против него.
   Начальник Ло поднял руку.
   - Не торопись, Ди. Если генерал был  виновен  в  государственной  измене,
почему доносчику понадобилось убивать студента? Парень вроде бы играл ему на
руку, изобличив генерала!
   - Вероятно, Ло, доносчик занимал видное  положение  и  поэтому  не  хотел
допустить, чтобы его обвинили в разврате.  Кроме  того,  он  был  замешан  в
генеральском заговоре, иначе не знал бы, где  спрятаны  письма  от  Девятого
князя. Вот почему  он  не  открылся  и  позже,  хотя  правительство  обещало
вознаграждение.
   - Святое небо! Ди, кто же этот человек?
   - Боюсь, им может быть только один из твоих гостей: Шао, Чан или Лу. Нет,
не возражай. У меня есть неопровержимые  доказательства,  что  им  мог  быть
только один из этих троих. Шафран скажет нам, кто. Хотя отец  и  укрыл  лицо
при ее посещении, уверен, что она узнает его по голосу или внешности.
   - Едва ли можно подозревать могильщика Лу, Ди. Какая  женщина  возьмет  в
любовники такого урода?
   - Ло, на твоем месте я не  настаивал  бы.  Мать  студента  была  порочной
женщиной. Между прочим, ее семья приписывает это тому, что  в  нее  вселился
дух черной лисицы. Как бы там ни было, порочная и  всегда  неудовлетворенная
женщина - ей было только шестнадцать, когда она вступила в генеральский дом,
а ему под шестьдесят - вполне могла увлечься могильщиком  из-за  самого  его
уродства. К тому же он обладает властным, чрезвычайно сильным характером,  и
многих женщин такие люди притягивают. Во  время  вашей  поэтической  встречи
попробуй выяснить, были ли Чан и могильщик здесь, в Чинхуа,  во  время  суда
над генералом Мо. Мы знаем,  что  академик  служил  в  те  годы  начальником
местного округа и находился в Чинхуа. Вызови, пожалуйста, домоправителя.
   Ло хлопнул в ладоши и отдал приказ мальчику-слуге. Судья Ди продолжал:
   - Мне бы также хотелось узнать, Ло, находился  ли  один  из  наших  троих
подозреваемых этой весной, когда Юлань  была  задержана  в  монастыре  Белой
Цапли, в Озерном уезде.
   - Почему ты хочешь это выяснить, Ди? - спросил удивленный коллега.
   - В деле Юлань власти также начали действовать после получения анонимного
письма, написанного образованным челЬ-веком. А преступник во  всяком  случае
предпочитает действовать одним и тем же способом. В деле  о  государственной
измене генерала Мо обвинение было обоснованным, но, изобличая его,  доносчик
в то же  время  преследовал  и  свою  цель  -  лишить  генерала  возможности
выступить  против  него.  Теперь,  спустя  восемнадцать  лет,   образованной
господин мог снова прибегнуть к анонимному письму, чтобы  донести  о  другом
преступлении, а именно об убийстве служанки, снова преследуя  какую-то  свою
цель. Отсюда вывод...
   Вошел домоправитель, и судья замолк.
   Взяв у Ло кисточку, Ди на обрывке бумаги написал имя  и  адрес  скобяного
торговца Хвана и имя Сун Ляна. Протягивая листок домоправителю, он сказал:
   - Завтра утром госпожа Хван подойдет к задней двери резиденции с визитной
карточкой господина  Сун  Ляна.  Его  превосходительство  желает,  чтобы  вы
позаботились о ней и она получала бы здесь швейную работу.
   Когда домоправитель с почтительным поклоном удалился, Ло сердито спросил:
   - Ты сказал, господин Сун Лян? Кто это такой, черт возьми?
   - По правде говоря, это я сам.
   Он рассказал другу о своем посещении скобяного торговца и заметил:
   - Это порядочные люди, и у них нет детей. Предлагаю, чтобы  Шафран  после
излечения  поселилась  у  них.  А  теперь  я  отправляюсь  вместе  с   твоим
советником, чтобы забрать ее.
   Достав из кармана обе анонимки, он протянул их Ло:
   - Здесь писарские копии двух анонимных писем.  Ты  знаток  стилистических
оттенков. Пожалуйста, внимательно изучи оба письма и посмотри, нет ли примет
того, что они  написаны  одной  рукой.  Спрячь  их  быстрее  в  рукав!  Идет
советник!
   Пока советник отвешивал низкий поклон, Ло сказал ему:
   - Као, хочу, чтобы ты сопровождал моего коллегу к кумирне Черного Лиса, у
Южных ворот. Я принял решение. Расчисти этот пустырь и  первым  делом  убери
полоумную женщину, которая именует себя хранительницей кумирни.
   - Господин Као, мы отправимся вместе в официальном паланкине,  -  добавил
судья. - Домашний лекарь и сиделка последуют за нами в закрытом паланкине, я
слышал, что та женщина тяжело
   больна.
   Советник поклонился:
   - Сразу же этим займусь, сударь.
   И повернувшись к начальнику уезда, добавил:
   - Вышел мальчик-слуга академика, ваша честь, и передал,  что  его  хозяин
готов принять у себя гостей.
   - Мои стихи! - воскликнул Ло.
   Ди помог ему собрать разбросанные по всему столу бумаги.  Проводив  друга
до второго двора, он отправился в присутствие
   один.
   Советник Као ждал его у ворот, рядом с большим официальным паланкином.
   - Сударь, - обратился он к судье. -  Лекарь  и  сиделка  в  тех  закрытых
носилках.
   Пока паланкин проносили через монументальную арку ворот, Као рассуждал:
   - Можно бы превратить пустырь в общественный парк,  сударь.  Недопустимо,
что прямо  в  городе  есть  место,  где  сосредоточено  разное  отребье.  Вы
согласны, сударь? - Да, конечно.
   - Надеюсь, сегодня утром вы нашли в архиве то, что искали?
   - Да.
   Заметив, что судья не  склонен  вести  праздный  разговор,  советник  Као
замолчал. Но когда они проходили по улице Храма, все же не сдержался:
   - Вчера утром, сударь, я посетил могильщика Лу в храме в конце улицы. Мне
потребовалось немало  труда,  чтобы  убедить  его  принять  приглашение  его
превосходительства. Могильщик уступил только после того, как я  ему  сказал,
что вы также будете жить в резиденции.
   Судья Ди выпрямился.
   - Сказал ли он, почему?
   - Сударь, он упомянул о вашей известности как следователя. И  что-то  еще
об интересном опыте, о лисах, если память меня не подводит.
   - Ясно. У вас есть хотя бы малейшее представление о том, что он мог иметь
в виду?
   ~ Нет, сударь.  Могильщик  -  загадочный  человек.  Вроде  бы  ему  очень
хотелось внушить мне, что он прибыл сюда лишь накануне  ночью.  Но...  Небо!
Почему мы здесь останавливаемся?
   Он выглянул.
   Старшина носильщиков подошел к окошку и доложил советнику:
   - Сударь, толпа перегораживает дорогу. Пожалуйста, подождите. Я  приказал
им расступиться.
   Судь. Ди услышал глухой шум возбужденных голосов. Паланкин  двинулся,  но
затем  снова  остановился.  В  окошко  заглянул  начальник   стражи.   Браво
отсалютовав, он сказал Као:
   - Извините, сударь, но туда идти не стоит. Ведьма из  заброшенного  храма
подхватила собачью болезнь. Она...
   Судья отодвинул дверную завесу и вышел из паланкина. Улицу перегораживали
шестеро стражников с выставленными вперед копьями, удерживая  на  расстоянии
кучку зевак. Чуть дальше у обочины дороги лежала на спине Шафран. С  помощью
длинного шеста с развилком на конце двое стражников прижимали ее  за  шею  к
земле.  В  грязном  изорванном  платье  ее  фигурка  выглядела   трогательно
крошечной. Впереди, посреди пустой дороги, стражники разжигали костер.
   - Лучше не приближайтесь, сударь, - предостерег  стражник  судью,  -  Для
пущей безопасности мы сожжем мертвое тело. Никто не  знает,  как  передается
эта болезнь.
   К ним подошел советник Као.
   - Что случилось, офицер? - резко спросил он, - Та женщина мертва?
   - Да, сударь. Полчаса назад мои люди, сидевшие у уличного лотка, услышали
дикие вопли из-за того кустарника и странный лающий звук.  Предположив,  что
на кого-то напала бешеная собака, они бросились в  сторожку  и  вернулись  с
вилами. Я как раз проходил теми старыми  воротами,  когда  выбежала  ведьма,
кричащая во весь голос. Ее лицо было искажено от ужаса, на  губах  выступила
пена. Она кинулась к нам, но один из моих людей сумел зубьями  вил  ухватить
ее за горло и опрокинуть на землю. Она уцепилась  за  древко  и  билась  так
сильно, что понадобился еще один человек, чтобы ее удержать. Но  потом  руки
ее разжались, и она умерла.
   Сдвинув назад железный шлем, офицер отер запотевший лоб.
   - Замечательный человек, наш начальник уезда, сударь. Он  словно  ожидал,
что произойдет нечто подобное. Я получил приказ  поставить  нескольких  моих
людей у того лотка и следить за старыми воротами. Вот почему мы оказались на
месте прежде, чем она смогла напасть на какого-нибудь прохожего.
   Один из стражников с улыбкой произнес:
   - Наш начальник - мудрый человек. Судья Ди подозвал лекаря, который вышел
из другого паланкина.
   - У этой женщины было бешенство, - бросил он ему. - Вы согласны, что тело
надлежит сжечь?
   - Обязательно, сударь. А также вилы, которыми ее удерживали. Лучше  сжечь
и кустарник, из которого она выбежала. Болезнь страшная, сударь.
   - Оставайтесь и проследите, чтобы все  было  сделано,  -  приказал  судья
советнику Као. - Я возвращаюсь в присутствие.
   Глава 16
   Стайка молоденьких служанок суетилась вокруг трех официальных паланкинов,
стоявших в  центральном  дворе  резиденции.  Одни  расправляли  на  подушках
парчовые  покрывала,  другие  укладывали  чайные  корзинки  и   коробки   со
сладостями. Их веселая болтовня действовала судье Ди на нервы. Он  прошел  к
домоправителю. Старик разговаривал со старшиной более двадцати  носильщиков,
которые  стояли  вдоль  стены,  чисто  одетые  в  коричневые,  перепоясанные
красными кушаками  куртки.  Домоправитель  доложил  судье,  что  поэтическая
встреча в библиотеке закончилась. Гости прошли в свои покои  переодеться,  и
начальник Ло последовал их примеру.
   Судья отправился к себе. Подтянул кресло к раздвинутой двери  и  сел.  Он
обхватил ладонью локоть левой руки и, опустив подбородок  на  плотно  сжатый
кулак, мрачно смотрел  на  словно  застывший  в  сумеречном  вечернем  покое
скальный садик.
   Долгий жалобный крик над головой заставил его поднять  глаза.  В  голубом
небе пролетала стая диких  гусей,  неторопливо  взмахивая  крыльями.  Верный
признак осени.
   Наконец он встал и прошел внутрь дома. Рассеянно переоделся он в  тот  же
самый темно-фиолетовый халат, который надевал накануне вечером. Поправляя на
голове высокую шапку из жесткой  черной  саржи,  он  услышал  стук  подбитых
железом сапог по мостовой двора. Военный конвой прибыл,  и,  значит,  вскоре
участники вечеринки тронутся в путь.
   На главном дворе к нему присоединился Лу. Могильщик был одет в  выцветшую
синюю рубаху, стянутую на его широкой  талии  веревкой.  На  голых  ногах  -
разношенные соломенные сандалии. С кривой палки свисал узелок, в котором  он
носил одежду. Когда вдвоем они поднялись на широкую мраморную  террасу,  где
блистали роскошными парчовыми одеяниями начальник Ло, академик и  придворный
поэт, могильщик грубовато сказал им:
   - Не обращайте внимания на мой костюм, господа! Я переоденусь в храме  на
скале. В этом узелке мое лучшее платье.
   - Вы производите впечатление в  любом  платье,  могильщик!  -  добродушно
сказал ему академик. - Чан, я отправляюсь с вами. Мы  должны  выяснить  наши
разногласия касательно поэтического очерка.
   - Поезжайте! - сказал могильщик, - Я пройдусь пешком.
   - Невозможно, сударь! - запротестовал начальник Ло. - Горная дорога крута
и...
   - Дорогу  я  хорошо  знаю,  поднимался  и  по  более  крутым,  -  отрезал
могильщик. - Мне нравятся горные пейзажи и  нужно  упражнение.  Зашел  сюда,
чтобы вас предупредить, не беспокойтесь обо мне.
   И он ушел с кривой палкой через плечо.
   - Ну что же, Ди, ты можешь сесть  со  мной,  -  сказал  Ло.  -  В  третий
паланкин поднимется барышня Юлань вместе с  камеристкой  моей  первой  жены,
которая будет ей прислуживать в дороге.
   Повернувшись к академику, он спросил:
   - Могу ли я проводить вас к первому  паланкину?  Вместе  с  академиком  и
придворным  поэтом  начальник  уезда  спустился  по  мраморной  лестнице,  и
тридцать солдат салютовали им алебардами. Ло и судья Ди собирались сесть  во
второй паланкин, когда  на  террасе  появилась  изящная  фигура  поэтессы  в
развивающемся вокруг ног платье из тонкого белого шелка и в  синем  парчовом
жакете с серебряным цветочным узором,  с  длинными  рукавами.  Свои  пышные,
волосы она уложила в высокую замысловатую  прическу,  удерживаемую  длинными
серебряными шпильками, концы которых  были  украшены  филигранными  золотыми
подвесками с поблескивающими сапфирами. Ее сопровождала пожилая  служанка  в
скромном синем платье.
   Поудобнее располагаясь на подушках, Ло сердито спросил:
   - Ты видел это платье и шпильки? Она позаимствовала их у первой жены.  Ну
что же, наша поэтическая встреча  не  затянулась.  Академику  и  придворному
поэту явно не хотелось высказывать свое истинное мнение  о  моих  стихах.  А
могильщик даже не скрывал своей скуки! Неприятный тип! Должен  сказать,  что
Юлань сделала пару очень метких  замечаний.  У  этой  старухи  тонкое  чутье
языка.
   Он закрутил вверх кончики своих усов.
   - Ну, а что касается их местопребывания во время суда  над  генералом  Мо
Телином, выяснить это не составило труда. Только я упомянул о том деле,  как
академик прочитал целую лекцию.  Видишь  ли,  инспектор  вызвал  его,  чтобы
посоветоваться. Был здесь и Чан Лянпо, который вел переговоры с недовольными
арендаторами. Семье этого парня принадлежит чуть  ли  не  половина  пахотных
земель в уезде. Чан посещал заседания  суда,  чтобы  наблюдать  столкновения
человеческих страстей. Так, во всяком случае, он утверждает. А могильщик  Лу
жил здесь в старинном храме, читая лекции об  одном  буддийском  тексте.  Не
успел их расспросить об обстановке в Озерном уезде во время ареста  поэтессы
два месяца назад. Ди, а куда ты поместил  эту  девушку  из  кумирни  Черного
Лиса?
   - Она умерла, Ло. От бешенства. Должно быть, подцепила от лис. Все  время
играла с ними, даже позволяла им лизать ее в лицо. Ну и вот...
   - Святое небо! Как скверно, Ди!
   - Очень скверно. Теперь у нас нет никого, к кому... Он замолк, прерванный
оглушительным раскатом гонгов.  Носильщики  несли  паланкины  от  резиденции
начальника уезда к  зданию  суда  и  остановились  у  главных  ворот  Ямыня.
Двенадцать стражей, из которых четверо били в бронзовые  гонги,  выстроились
во главе кортежа. Остальные несли длинные  шесты  с  красными  лакированными
дощечками и с надписями золотом  "Ямынь  Чинхуа",  "Посторонись!",  а  также
фонари с теми же иероглифами. Их зажгут ночью, при возвращении в город.
   Тяжелые, обитые железом ворота  Ямыня  распахнулись,  и  кортеж  вышел  в
город. Впереди - стражники,  затем  три  паланкина  в  сопровождении  десяти
солдат с каждой стороны, и замыкали  шествие  десять  вооруженных  до  зубов
воинов. Разодетая праздничная толпа расступалась. Не  раз  звучали  возгласы
"Да здравствует наш уездный начальник!" Судья Ди с  удовлетворением  отметил
популярность своего друга. Когда торговая  улица  осталась  позади  и  стало
тише, судья заговорил снова:
   - Я рассчитывал, что Шафран покажет нам человека, которого мы  ищем.  Ло,
ее гибель - ужасный удар. Ведь у меня нет никаких улик. Но я, впрочем,  могу
доказать, что им должен быть  один  из  твоих  троих  гостей.  Один  из  них
наверняка отец Шафран, тот же человек убил ее сводного брата, студента Суна,
- как я тебе рассказывал после своего визита к тетке Шафран. Теперь  я  могу
добавить, что тот же самый человек убил и Маленькую Феникс.
   - Милосердные небеса! - выкрикнул начальник, - Это означает, что я...
   Судья поднял руку.
   - К сожалению,  мое  открытие  мало  тебе  поможет,  пока  мы  не  сумеем
доискаться, кто же из троих... Позволь мне подвести итог. Вчерашнее убийство
Маленькой Феникс послужит отправной  точкой.  Затем  осмыслим  позавчерашнее
убийство студента с учетом суда над генералом Мо восемнадцать лет  назад.  И
вместе займемся убийством служанки в монастыре Белой Цапли.  Таким  образом,
мы рассмотрим все эти дела в строгом хронологическом порядке.
   - Ну что же, начнем с убийства танцовщицы. Важнейший момент  -  Маленькая
Феникс встретила отца Шафран на пустыре, когда он возвращался от  дочери.  В
то время встреча ничего не значила для танцовщицы, которая никогда раньше не
видела  этого  человека.  Но  вчера  пополудни  Маленькая  Феникс   захотела
осмотреть ваш зал приемов, где ей предстояло  выступать  вечером,  и  Юлань,
увлекшаяся ею, провела ее по твоему дому. Танцовщица сказала  поэтессе,  что
исполнит "Феникс  в  пурпурных  облаках".  Этот  танец  считался  ее  лучшим
номером. А потом она повстречала троих твоих гостей. Эта беглая встреча, Ло,
и  побудила  танцовщицу  изменить  программу.  Она  отказалась  от   замысла
станцевать  "Пурпурные  облака",  которые  хорошо  знала  и  которые  всегда
нравились зрителям, и заменила их на  "Логово  Черного  Лиса".  Она  никогда
раньше не исполняла его на публике. У нее даже не было  приличной  партитуры
этого танца!
   - Небо! -  воскликнул  Ло.  -  Девка  узнала  человека,  встреченного  на
пустыре!
   - Именно. Она узнала его, а он не подал вида, что ее признал. Ну что  же,
она освежит его память! Танец Черного Лиса  заставит  его  вспомнить!  После
танца, когда выпьет вина и посидит, как требует обычай, с каждым из  гостей,
она скажет ему, что ей известно, кем он приходится Шафран, и  выдвинет  свои
требования. Маленькая Феникс была честолюбива и предан своему  искусству,  а
поэтому, если бы она беседовала с Шао или Чаном, думаю, попросила бы  ввести
ее в высшие сферы столицы и назначить ей весомое месячное жалованье. А  если
бы она разговаривала с могильщиком, то  настаивала  бы,  чтобы  он  стал  ее
покровителем, например, сделал ее своей приемной дочерью и поставил  бы  всю
свою известность на службу ее танцевальной  карьере.  Настоящий  неприкрытый
шантаж!
   Судья погладил бороду и со вздохом продолжал:
   - Девушка была неглупа, но жертву своего шантажа  недооценила.  Сразу  же
после встречи с нею академик задумал ее устранить. Твое сообщение,  что  она
исполнив танец "Логово Черного Лиса", было недвусмысленным предупреждением -
она узнала  в  нем  посетителя  пустыря  и  не  была  намерена  шутить.  Это
подтолкнуло его к убийству. Когда все смотрели фейерверк, такая  возможность
представилась, и он ее использовал! Способом,  который  я  тебе  уже  описал
прошлой ночью. Именно на основе этого рассуждения я утверждаю,  Ло:  у  меня
есть неоспоримое доказательство, что один из твоих троих гостей - убийца!
   - Как я рад, что не Юлань... - воскликнул начальник уезда,  -  Верно,  мы
еще не знаем, кто из троих преступник, но ты, старший  брат,  уже  спас  мою
карьеру. Ибо теперь я  могу  сообщить,  что  убийство  танцовщицы  -  сугубо
местное дело, ничего не имеющее общего  с  поэтессой!  Никогда  не  сумею  я
отплатить тебе за это, я...
   Его прервали выкрики команд и  бряцание  оружия.  Кортеж  проходил  через
западные городские ворота. Судья Ди торопливо заговорил:
   - Второе-это убийство студента Суна. Он был пятилетним ребенком во  время
суда над его отцом, и дядя  сразу  увез  его  в  столицу.  Мы  можем  только
предполагать, где и когда он  получил  сведения,  которые  пробудили  в  нем
мысль, что его отец был обвинен ложно. Думаю, что он  знал  о  прелюбодеянии
своей матери, его дядя или другой родственник должны были рассказать ему  об
этом, когда он подрос, ибо он ни разу не навещал свою тетку здесь, в Чинхуа.
Он доискался и до того, что Шафран была плодом преступной связи,  и  поэтому
приехал сюда и познакомился со своей сводной сестрой. В то же время он рылся
в архиве в поисках подробностей суда над отцом. Шафран не сказала  ему,  что
отец временами посещал ее, но отцу, наверное,  рассказала  о  студенте.  Что
звали его Сун Ивэнь, что он приехал в Чинхуа,  чтобы  убийца  его  отца  был
предан суду, и что он остановился у торговца чаем Мена. Преступник  вошел  в
дом торговца Мена и убил Суна.
   Ло взволнованно кивнул.
   - После этого он обыскал жилище студента, Ди, в  поисках  бумаг,  которые
позволяли бы установить его личность. Может быть,  он  нашел  старые  письма
генерала Мо или матери студента. Власти конфисковали все имущество генерала,
но семье разрешалось забрать одно или два платья,  и  спустя  годы  студент,
возможно, нашел зашитые в подкладке секретные документы или что-то еще!
   - Это, До, мы выясним лишь после  того,  как  узнаем  имя  преступника  и
соберем необходимое количество улик, чтобы его допросить. Но пока я не  вижу
даже намека на  то,  что  когда-нибудь  нам  это  удастся!  Но  я  хотел  бы
рассмотреть третий вопрос, а именно обвинение против поэтессы в том, что она
будто бы запорола до смерти свою служанку в  монастыре  Белой  Цапли.  Скажи
мне, что тебе удалось выяснить после изучения тех двух анонимок,  которые  я
тебе передал?
   - Немного, Ди. Они написаны  хорошо  образованным  человеком,  а  ты  сам
знаешь, как строги требования нашего литературного стиля. Для любого  случая
человеческой жизни, для любой мысли и действия существует  свое  правило,  и
каждый образованный человек использует его в  определенных  обстоятельствах.
Если бы письма были написаны неучем, картина  вырисовывалась  бы  иная,  при
которой легче выявить характерные ошибки или характерные обороты. Сейчас  же
я скажу лишь то, что заметно  сходство  в  употреблении  некоторых  фраз,  и
поэтому можно допустить, что оба письма написаны одним и тем  же  человеком.
Извини, Ди.
   - Жаль, что нет под рукой оригиналов этих писем! -  воскликнул  Ди.  -  Я
занимался изучением почерков и, может быть, пришел бы к каким-то выводам. Но
потребовалась бы поездка в столицу. Да я и сомневаюсь, что императорский суд
позволил бы мне взглянуть на письма!
   Он огорченно дернул свой ус.
   - Почему тебе так важны эти  письма,  Ди?  При  твоей  сообразительности,
старший брат, у тебя, наверное, есть и другие средства  определить,  кто  из
троих моих гостей убийца. О небо! Он вел двойную жизнь! В речи или поведении
ты мог бы заметить что-то такое...
   Судья Ди пожал плечами.
   - Ло, на это не надейся. Наша основная трудность в том, что  все  трое  -
незаурядные люди, и их поступки или  реакцию  невозможно  предвидеть.  Будем
откровенны, Ло. Эти трое превосходят нас в образованности, таланте и  опыте,
не говоря уже о выдающемся положении, которое они занимают  в  жизни  нации.
Допрашивать их прямо - значит навлечь беду на  наши  головы.  А  обвести  их
вокруг   пальца   нашими   профессиональными   приемщиками    представляется
неосуществимым.  Дружище,  эти   люди-личности   с   огромным   интеллектом,
самообладанием, знанием жизни. А у академика к тому же больше  следственного
опыта, чем у нас обоих! Пробовать их  подловить  или  заставить  неосторожно
проговориться - пустая затея.
   Ло тряхнул головой. Он огорченно сказал:
   - По правде говоря, Ди, я никак не могу примириться с тем,  что  один  из
этих трех известных  писателей  подозревается  в  убийстве.  Как  ты  можешь
объяснить, что такой человек доходит до грубого, жестокого преступления?
   Судья Ди пожал плечами.
   - Только приблизительно догадываюсь. Представляю, например, что  академик
пресыщен жизнью. Испытав все, что она предлагает, он ищет все  более  острых
ощущений. Напротив, придворный поэт явно страдает, что ему  недостает  живых
переживаний,   а   поэтому   его   поэзия   холодна    и    рассудочна.    А
неудовлетворенность  способна  породить  самые  неожиданные  поступки.   Что
касается могильщика Лу, то ты сам мне рассказывал, что до обращения в  новую
веру он беспощадно выжимал соки из крестьян-арендаторов своего монастыря.  И
сейчас он вроде бы поставил себя превыше добра и зла, а это очень опасно.  Я
говорю лишь о некоторых приходящих на ум объяснениях,  Ло.  Несомненно,  все
значительно сложнее.
   Начальник уезда кивнул. Открыв одну из корзин, он взял горсть сладостей и
принялся их жевать. Судье Ди хотелось бы налить себе чаю из  чайной  корзины
под  сиденьем,  но  паланкин  под  углом  наклонился  назад.  Он   отодвинул
занавеску. Подъем шел по крутой горной дороге, вдоль которой  росли  высокие
сосны. Аккуратно вытерев пальцы носовым платком, Ло возобновил разговор:
   - Обыкновенная проверка тоже бесполезна, Ди. Во всяком случае в том,  что
касается Шао и Чана.  Оба  говорили  мне,  что  позавчера,  когда  был  убит
студент, рано пошли спать. А  ты  знаешь,  что  правительственный  постоялый
двор, где они останавливались, шумное и людное место. Беспрерывно  приезжают
и  уезжают  разные  чиновники.  Проследить  за  перемещениями  Шао  и   Чана
невозможно. Особенно, если учесть, что каждый  бы  из  них  старался,  чтобы
никто не заметил, что поздней ночью он исчезает с  постоялого  двора!  Но  с
могильщиком Лу ведь иначе?
   - Так же скверно. Как я сам удостоверился, тот храм - проходной  двор!  И
существует  короткая  дорога  оттуда  к   Восточным   воротам,   где   живет
чаеторговец. Боюсь, Ло, что теперь, когда Шафран больше нет, мы в тупике.
   Оба начальника  мрачно  замолчали.  Судья  Ди  медленно  пропускал  между
пальцев бакенбарды. После долгой паузы он вдруг заметил:
   - Сейчас я вновь вспоминаю о вчерашней вечеринке. Тебя не  поразило,  Ло,
как милы были гости по отношению  друг  к  другу?  Все  четверо,  включая  и
поэтессу? Почтительны, но сдержанны, дружелюбны, но холодноваты, с той долей
свободы общения, которую ожидаешь от встречи коллег по литературе, каждый из
которых достиг вершины  в  своей  области.  А  ведь  эти  люди  многие  годы
встречались. Кто знает, что они думают друг о друге,  какие  воспоминания  о
взаимной или неразделенной любви, а то и ненависти соединяют  их?  Никто  из
троих мужчин даже намеком не дал знать о  своих  подспудных  чувствах.  Иное
дело - поэтесса. По своей природе она страстная женщина, да и шесть недель в
тюрьме и три суда стали для нее тяжелым испытанием. Прошлой ночью  она  один
раз чуточку приподняла маску. Только раз, и я сразу  же,  на  одно  короткое
мгновение, почувствовал в воздухе напряженность.
   - После того, как она прочла свое стихотворение о "Счастливом собрании"?
   - Да. Ты нравишься ей, Ло, и я уверен, что она никогда  не  прочитала  бы
это стихотворение, если бы не была в состоянии такого душевного  напряжения,
что забыла о твоем присутствии.  Позднее,  когда  мы  с  балкона  любовались
фейерверком и Юлань немного успокоилась, она как бы извинилась перед  тобой.
Стихотворение адресовалось одному из твоих гостей, Ло.
   - Рад слышать, - сухо сказал начальник уезда. - Меня по-настоящему задело
ее обличение. Тем более, что стихотворение для неожиданной импровизации было
чертовски хорошо.
   - Что ты сказал, Ло? Извини, я снова задумался об  этих  двух  анонимках.
Если они были написаны одним  человеком,  то  кто-то  из  гостей  смертельно
ненавидит Юлань. Ненавидит с такой силой, что готов втащить ее на эшафот.  И
снова мы возвращаемся к ключевому вопросу: кто из них троих? Ну  что  же,  я
тебе обещал, что обсужу с поэтессой дело Белой Цапли. Надеюсь,  что  сегодня
вечером мне представится такой случай. А затем я затрону  и  тему  анонимных
писем и исподтишка понаблюдаю за  реакцией  гостей,  особенно  поэтессы.  Но
должен откровенно тебе сказать, что многого не ожидаю.
   - Обнадеживающая мысль! - с мрачной  иронией  пробормотал  начальник.  Он
откинулся на подушки и подавленно сложил руки на животе.
   Через какое-то время они снова вышли на ровную площадку. В том месте, где
остановился паланкин, слышался неразборчивый гомон голосов.
   Путники находились на лужайке среди огромных старых  сосен.  Их  глубокий
синевато-зеленый цвет и дал Изумрудному утесу его имя. Дальше, на самом краю
скалы, приютилась одноэтажная,  открытая  на  все  четыре  стороны  беседка.
Тяжелую крышу поддерживали ряды толстых деревянных столбов.  Скала  нависала
над глубоким горным ущельем. С противоположной стороны высились  два  горных
кряжа: ближний - вздымался на уровне беседки,  а  дальний  вырисовывался  на
фоне изборожденного красными полосами неба. На другом конце  утеса  виднелся
маленький храм, чья островерхая крыша наполовину исчезала  в  ветвях  сосен.
Перед кумирней теснились лотки с едой, закрывшиеся из-за прибытия начальника
уезда. Там, под открытым небом, повара Ло устроили свою  кухню.  Разносившие
большие корзины и кувшины с вином слуги суетились  вокруг  расставленных  на
козлах под соснами столов. За ними будут угощаться стражники, воины и другие
работники присутствия. Остатки еды и вина достанутся носильщикам  паланкинов
и кули.
   Начальник Ло стоял у  первого  паланкина,  приветствуя  академика,  когда
появилась взлохмаченная фигура  могильщика  Лу.  Он  подвернул  полы  своего
выцветшего синего халата под  свой  соломенный  пояс,  обнажив  мускулистые,
волосатые ноги. И узелок с  одеждой  так  и  держал,  по-крестьянски,  через
плечо, на кривой палке.
   - Могильщик, ты смахиваешь на горного отшельника! - выкрикнул академик, -
Правда, не на того, кто сыт кедровыми орешками да утренней росой!
   Монах ухмыльнулся, показав длинные неровные зубы. Он направился к  храму.
По усыпанной сосновой хвоей тропке судья провел гостей к гранитным ступеням,
поднимающимся к беседке. Замыкавший шествие Ди заметил, что трое  солдат  не
последовали за остальными к  импровизированной  кухне.  На  полдороге  между
храмом и беседкой они устроились под высокой  сосной.  На  их  головах  были
островерхие каски, сзади привязаны мечи. Он узнал  широкоплечего  командира,
которого встречал в  присутствии:  это  был  выделенный  начальником  округа
конвой поэтессы Юлань. Она была надежно защищена только в резиденции. Теперь
она ее покинула, и  охрана  снова  была  настороже.  И  правильно,  ведь  за
заключенного они отвечали головой. Но их  участие  в  этой  веселой  поездке
встревожило судью.
   Глава 17
   Вслед за остальными судья Ди прошел в беседку. Второпях выпили  по  чашке
горячего чая, а затем Ло провел  всех  к  невысокой  балюстраде  из  резного
мрамора, сооруженной вдоль обрыва. Стоя у балюстрады, гости молча наблюдали,
как красный солнечный диск опускается за горы. Тени стремительно  сгустились
в ущелье. Наклонившись, судья Ди увидел отвесный обрыв более тридцати метров
глубиной. Над извивающимся  между  острых  камней  горным  потоком  клубился
легкий туман.
   Придворный поэт обернулся.
   - Незабываемый вид! - проникновенно произнес он. - Как  бы  хотелось  мне
несколькими строками передать его величие...
   - Лишь бы они не повторили моих! - прервал его академик с легкой улыбкой.
- После первого  посещения  этого  прославленного  уголка  -  я  сопровождал
государственного советника Чу - я написал четыре строфы о  закате.  Советник
приказал  их  вырезать  на  этих  стропилах,  если  не  ошибаюсь.   Пойдемте
посмотрим. Чан.
   Все вместе они прошли осмотреть десятки свисавших со  стропил  больших  и
поменьше  табличек,  исписанных  стихотворениями  и  высказываниями   важных
посетителей. Академик приказал  слуге,  зажигавшему  напольные  светильники,
поднять один повыше. Внимательно всматриваясь, придворный поэт воскликнул:
   - Да, Шао, вот ваше стихотворение!  Очень  высоко,  но  я  все-таки  могу
прочитать его. Чудесная классическая манера!
   - Я ковыляю на костылях цитат из древних, - сказал академик. - И  все  же
можно было найти  для  моего  стихотворения  место  получше.  Да,  я  теперь
припоминаю. Советник назвал ту нашу встречу "Собрание под облаками". Есть  у
кого-нибудь предложения, как назвать нашу встречу этой ночью?
   - "Собрание в тумане" - промолвил хриплый голос. Это  был  могильщик  Лу,
поднимающийся по ступеням в  своей  прежней  винно-красной  рясе  с  черными
краями.
   - Очень хорошо,  -  отозвался  придворный  поэт,  -  Туман  действительно
поднимается. Посмотрите, как он ползет между деревьев!
   - Не это я хотел сказать, - заметил могильщик.
   - Будем надеяться, что скоро взойдет луна, - сказал судья Ди. -  Праздник
Середины Осени посвящен луне.
   Слуги  разлили  вино.  Покрытый  красным  лаком  стол  вблизи  балюстрады
заставили блюдами  с  холодными  закусками.  Начальник  уезда  приветствовал
гостей:
   -  Почтительно  кланяюсь  всем  вам  на  "Собрании  в  тумане"!  Угощение
немудреное, деревенское, и поэтому я  предлагаю,  чтобы  все  расселись,  не
обращая внимания на условности.
   И все же он вел себя настолько  осторожно,  что  не  предложил  академику
кресло справа от себя, а придворному  поэту  -  по  левую  руку.  Вечер  был
прохладен, слуги набросили  на  кресла,  подбитые  ватой,  покрывала,  а  на
каменный пол поставили деревянные подставки для ног. Судья Ди сидел напротив
своего друга, между поэтессой и могильщиком Лу.  Принесли  большие  блюда  с
дымящимися клецками. Старший повар Ло, очевидно, понял,  что  в  эту  свежую
ночь на утесе никто не будет  слишком  налегать  на  холодные  закуски.  Две
служанки снова налили гостям вино.  Могильщик  выпил  его  одним  глотком  и
хриплым голосом сказал:
   - Поднялся высоко.  Видел  золотого  фазана  и  двух  раскачивающихся  на
деревьях гиббонов. А также лиса. Очень большого. Он...
   - Надеюсь, сегодня вы нас избавите от своих устрашающих  лисьих  историй,
могильщик, - прервала его,  улыбаясь,  поэтесса.  И  обращаясь  к  судье:  -
Прошлый раз, когда мы встретились в Озерном уезде, от его рассказов у нас  у
всех мурашки бегали по коже.
   Судья подумал, что сейчас она выглядела здоровее, чем  в  полдень.  Может
быть, из-за тщательно наложенных румян и белил.
   Могильщик вперился в нее своими выпученными глазами.
   - Временами я обладаю двойным зрением, - спокойно сказал  он,  -  Если  я
рассказываю окружающим то, что вижу, то отчасти из  хвастовства,  а  отчасти
для того, чтобы избавиться от страха. Потому что мне не нравится то,  что  я
вижу. Я предпочитаю наблюдать за животными. На лоне природы.
   Судью  Ди  поразило,  что  могильщик  в  несвойственном  ему  подавленном
настроении.
   - На моем предыдущем посту, в Ханюани, - заметил  судья,  -  в  лесу,  за
домом, где я жил, было много гиббонов. И каждое утро, во время  чаепития  на
боковой галерее, я наблюдал за ними.
   Могильщик медленно произнес: /
   - Любовь к животным - это хорошо. Никто не знает, каким животным он был в
прежнем воплощении и в какое переселится душа при своем новом рождении.
   - Думаю, начальник уезда, вы были  некогда  свирепым  тигром,  -  свысока
заметила поэтесса, обращаясь к судье Ди.
   - Скорее, сторожевой собакой, сударыня, - ответил судья. И повернувшись к
могильщику: - Однажды я услышал от вас, что вы не буддист. Однако  верите  в
переселение душ?
   - Конечно!  Почему  некоторые  люди  от  рождения  и  до  гроба  живут  в
безвылазной  нищете?  Или   почему   дитя   умирает   мучительной   смертью?
Единственное объяснение: они искупают грехи своего прежнего воплощения.  Как
могут Высшие Силы ожидать от нас, что в течение всего лишь  одной  жизни  мы
успеем покаяться за все зло, что сотворили?
   - Нет-нет, Ло! - в их разговор ворвался голос академика. -  Я  настаиваю,
чтобы ты прочитал одно из своих веселых  любовных  стихотворений.  Подтверди
репутацию истинного любовника!
   - Ло - любовник любви, -  сухо  проговорила  поэтесса.  -  Он  играет  со
многими, но лишен дара любить одну.
   - Не слишком любезное  замечание  в  адрес  нашего  дорогого  хозяина,  -
отозвался придворный поэт. - Юлань, вместо штрафа вы прочтете одно из  ваших
стихотворений.
   - Не буду читать любовные стихи. Никогда больше. Но для вас одно напишу.
   Начальник Ло подозвал домоправителя и показал на приставной  столик,  где
были чернила и бумага. Судья Ди заметил, что  его  друг  побледнел.  Видимо,
замечание поэтессы задело его за живое. Домоправитель выбирал  лист  бумаги,
но тут академик воскликнул:
   - Наша великая Юлань не станет писать свои бессмертные  стихи  на  жалком
клочке бумаги. Пишите на этом столбе, чтобы ваше стихотворение было  врезано
в дерево, и им восхищались бы те, кто будет жить после нас.
   Поэтесса пожала плечами. Встав, она подошла к ближайшему столбу. Служанка
несла за ней квадратную чернильницу  и  кисточку.  Вторая  стояла  рядом  со
свечой. Юлань ощупала столб и  нашла  гладкую  поверхность.  И  вновь  судью
поразили ее тонкие, нервные пальцы. Она смочила  кисточку  в  чернильнице  и
написала четкими, изысканными иероглифами:
   Тщетно при свете лампы ищу я
   Для стихотворения точное слово. Бесконечна ночь без сна
   И отпугивает одинокое одеяло. А в соседнем саду
   Мягко шуршит осенняя листва. И через кисею на окне
   Уныло светит луна.
   - Ха! - воскликнул академик, - В четырех двустишиях - вся  грусть  осени.
Наша поэтесса прощена. Давайте за нее выпьем!
   Не раз еще они дружно пили, пока слуги разносили новые блюда  с  горячим.
Настала ночь, из ущелья поднимался сырой туман, на утесе  похолодало,  и  по
четырем углам зала были расставлены четыре большие медные жаровни с горящими
углями.  Темные  облака  затянули  луну.  Рассеянно  смотревший  на   сияние
светильников начальник Ло вдруг подался вперед.
   - Какого черта эти трое солдат разводят костер там, под деревьями?
   - Они - мои стражники, начальник уезда, - спокойно сказала ему поэтесса.
   - Наглые негодяи! - закричал Ло. - Я немедленно...
   - Ваше слово-приказ, лишь пока я  нахожусь  в  вашем  доме,  -  торопливо
напомнила она.
   - А-а-а... гм. Да, ясно, - запнулся  Ло.  И  с  раздражением  спросил:  -
Домоправитель, а где карп в кисло-сладком соусе?
   Судья Ди собственноручно налил Юлани вина и сказал ей:
   - Мой друг Ло дал мне свои заметки по делу, которое ведется  против  вас,
сударыня. Он думает, что мне  удастся  помочь  вам  подготовить  план  своей
защиты. Я не очень хорошо пишу, но специально изучал правовые документы и...
   Поэтесса ответила:
   - Я ценю ваши добрые намерения, сударь. Но шесть  недель,  проведенных  в
различных тюрьмах, дали мне  время,  чтобы  взвесить  сильные  стороны  моей
позиции. Хотя у меня и нет ваших обширных знаний правовой фразеологии, я все
же убеждена, что сумею самостоятельно подготовиться к защите. Позвольте  мне
налить вам!
   - Не будь дурой, Юлань, - с неожиданной резкостью вмешался могильщик, - У
Ди заслуженная репутация в этой области.
   - Меня удивило, - продолжал Ди, - почему никто не  придал  значения  тому
обстоятельству, что дело было возбуждено на основании анонимного письма. Мне
не удалось найти свидетельств тому, что кто-то задумывался над  вопросом:  а
как  анонимщик  узнал  о  закопанном  теле?   Письмо   сочинил   превосходно
образованный человек, и это исключает членов воровской  шайки.  Сударыня,  у
вас нет каких-либо предположений, кто он?
   - Если бы были, - бросила она, - я высказала бы  их  судьям.  Она  допила
свое вино и неожиданно прибавила: - А может быть, и нет.
   Наступило молчание. Его наконец прервал придворный поэт, сухо заметивший:
   - Непоследовательность - привилегия красивой и талантливой  женщины.  Пью
за вас, Юлань!
   - Присоединяюсь к тосту, - рявкнул академик. Все  рассмеялись,  но  судья
подумал, что звучал этот смех  фальшиво.  Гости  пили  много,  но  ему  было
известно их потрясающее умение пить и пока что ни один  из  них  не  утратил
выдержки. Только в глазах поэтессы вспыхивал лихорадочный  блеск;  казалось,
она на грани срыва. Судье нужно было разговорить Юлань,  ибо  ее  загадочное
замечание позволяло думать, что кого-то она все же подозревает и что  особа,
которую она подозревает, находится здесь, за этим столом.
   - Уличающая вас анонимка, сударыня, - не успокаивался Ди, - напомнила мне
письмо, написанное здесь,  в  Чинхуа,  восемнадцать  лет  назад.  То  письмо
привело к падению генерала Мо Телина.  И  оно  также  было  написано  весьма
образованным человеком.
   Она метнула в  него  настороженный  взгляд  и,  подняв  изогнутые  брови,
переспросила:
   - Восемнадцать лет назад? Это не звучит многообещающе.
   - Я столкнулся с лицом, причастным к делу генерала. Правда,  косвенно.  И
все же в ходе нашего разговора кое-что  забрезжило.  Выплыла  фигура  дочери
генерала от одной из наложниц. По фамилии Сун.
   Он оглянулся на могильщика. Но, похоже, толстяк монах  не  прислушивался.
Он  налегал  на  вегетарианское  блюдо  из  запеченных  побегов  бамбука.  И
академик, и придворный поэт  слушали,  но  на  их  лицах  был  написан  лишь
вежливый интерес. Уголком глаза он заметил изумление на лице сидевшей  рядом
поэтессы. Он произвел быстрый подсчет в уме: в то время ей  было  двенадцать
лет. По всей видимости, кто-то ей рассказывал об этом деле. Кто-то  знающий.
Могильщик положил на стол свои палочки.
   - Вы сказали: Сун? Не так ли звали студента, убитого здесь на днях?
   -  Именно  так,  сударь.  Занимаясь  этим  убийством,  мой  коллега  и  я
обратились к старому делу по обвинению в государственной измене генерала  Мо
Телина.
   К разговору присоединился академик.
   - Конечно, не представляю, что вы там ищете. Но если вы думаете, Ло,  что
приговор генерала был неправильным,  то  идете  по  ложному  следу!  Я,  как
советник  инспектора,  внимательно  следил  за  всем   процессом.   И   могу
поклясться, что вина генерала , бесспорна. Жаль, он был отважным  воином.  И
внешне - тип открытого парня. Но прогнил до мозга костей. Его  точила  обида
на то, что его обошли с повышением.
   Придворный поэт поддакнул. Он отхлебнул  вина  и  своим  внятным  голосом
заметил:
   - Ло, я почти  ничего  не  понимаю  в  судебных  делах,  но  меня  влекут
головоломки. Не объясните ли вы мне, что  может  быть  общего  между  давним
делом по делу о государственной измене и недавним убийством студента? I
   - Сударь, убитого студента звали Сун. Мы предполагаем, что он был сводным
братом дочери наложницы, о которой мой коллега Ди только что упомянул.
   Поэт возразил:
   - На мой взгляд, это всего лишь предположение! Юлань хотела вмешаться, но
судья Ди торопливо сказал:
   - Отнюдь нет, сударь. Видите ли, наложница генерала  бросила  свою  дочь,
потому что та была плодом незаконной  связи.  Мы  рассуждали,  что  студент,
узнав о проживании в Чинхуа своей сводной сестры, а также о том,  что  здесь
же и любовник его матери, мог приехать сюда,  чтобы  присмотреться  к  этому
человеку. Еще мой коллега и я выяснили, что  студент  посещал  архив  Ямыня,
чтобы узнать, с кем генерал был дружен и знаком.
   - Мои поздравления, Ло! - выкрикнул академик, - Столь щедро  нас  угощая,
вы еще нашли время выполнять свои официальные обязанности! И так  тихо,  что
мы этого даже не заметили. Никаких сведений о личности убийцы студента?
   - Всю работу проделал мой коллега Ди, сударь. Он может рассказать вам и о
последних событиях.
   - По чистой случайности, - сказал судья,  -  мне  удалось  найти  сводную
сестру Суна. Она хранительница кумирни Черного Лиса  у  Южных  ворот.  Не  в
своем уме, но...
   - Показания душевнобольного человека не принимаются судом во внимание,  -
прервал придворный  поэт,  -  Даже  я  настолько  разбираюсь  в  юридических
законах!
   Могильщик  повернулся  кругом  в  своем  кресле.  Уставившись  на   судью
выпуклыми глазами, он спросил:
   - Так вы знаете Шафран, Ди?
   Глава 18
   Могильщик Лу облизал толстые губы и задумчиво проговорил:
   - Однажды я тоже посетил ту девушку. Интересовался  ею,  потому  что  она
явно чем-то объединена с лисами. Их там тьма! Ее продали в дешевый публичный
дом, но  она  откусила  кончик  языка  своему  первому  клиенту.  Это  очень
смахивает на лисью манеру! Несчастный чуть не истек кровью. В  суматохе  она
выпрыгнула из окна и бросилась к лисьей кумирне на пустыре. С  тех  пор  она
там и живет.
   - Когда вы ее видели в последний раз, сударь? - мимоходом спросил Ди.
   - Когда? Наверное, год с тех пор прошел или около тоге.  Вернувшись  сюда
третьего  дня,  я  хотел  побыть  с  ней  подольше  ,  чтобы  установить  ее
родственность с лисами.
   Он покачал крупной головой.
   - Я отправлялся туда несколько раз, но всегда поворачивал назад  у  входа
на пустырь. Из-за большой толпы призраков в тех местах.
   Он налил еще вина. Повернувшись к начальнику Ло, продолжал:
   - У девушки, которую вы наняли  танцевать  перед  нами,  тоже  был  лисий
облик. Как ее нога, Ло?
   Начальник уезда вопрошающе взглянул на судью  Ди,  и  когда  тот  кивнул,
сказал, обращаясь ко всем гостям:
   - Прошлой ночью нам не хотелось вас расстраивать, поэтому мы объявили вам
о несчастном случае. На самом деле она была убита.
   - Я догадывался! - пробормотал могильщик. -  И  ее  мертвое  тело  лежало
поблизости от нас,  пока  мы  пили  и  болтали.  Придворный  поэт  изумленно
посмотрел на Юлань.
   - Убита? - переспросил он. - И вы увидели ее мертвой? Поэтесса кивнула, а
академик недовольно сказал:
   - Ло, следовало  бы  нам  сказать.  Нас,  знаете  ли,  не  так-то  быстро
расстроишь. А с моим долгим опытом  следователя  я  могу  вам  и  подсказать
что-нибудь полезное. Ну что ,же, у вас на руках два убийства, да? И  никаких
следов негодяя, который прикончил танцовщицу?
   Увидев колебания коллеги, судья Ди ответил вместо него:
   - Сударь, оба дела  взаимосвязаны.  Что  касается  студента  Суна  и  его
здешних розысков, то я нисколько не спорю с вами, что его отец был виновен в
государственной измене и что в  этом  отношении  студент  ошибался.  Но  мой
коллега и я думаем, что студент был  близок  к  разоблачению  лица,  которое
донесло на его отца, причем  руководствуясь  не  патриотическими,  а  самыми
эгоистическими побуждениями, а именно...
   Его остановило взволнованное восклицание поэтессы.
   - Нужно ли идти дальше в вашем жутком рассказе? - спросила  она  дрожащим
голосом, - С этим коварным подступом к жертве, когда вы приближаетесь к  ней
все сужающимися кругами... Не забывайте, что я тоже  обвиняемая,  с  висящим
над моей головой смертным приговором! Как вы можете...
   - Спокойно, Юлань! - вмешался академик. - Вам не о чем  тревожиться!  Нет
ни малейшего сомнения в том, что вас оправдают! Судьи императорского суда  -
превосходные люди, я всех их знаю. Могу  вас  заверить,  что  они  формально
заслушают ваше дело, а потом сразу же его закроют.
   - Верно, - сказал дворцовый поэт. Ди торопливо продолжил:
   - У меня есть для вас, сударыня, хорошие новости. Несколько минут назад я
сказал, что  донос  на  генерала  Мо  и  письмо,  обвиняющее  вас,  написаны
высокообразованным человеком. Нам удалось доказать, что это  одно  и  то  же
лицо, что позволяет по-новому подойти к вашему делу, сударыня.
   Академик и придворный поэт удивленно посмотрели на судью.
   -  Расскажите  подробнее  об  убийстве  лисьей  танцовщицы,  -  прохрипел
могильщик, - В конце концов, это случилось в соседней с нами комнате!
   -   Верно,   сударь.   Вы,   конечно,   знакомы   с   историей   лестницы
соправительницы. И с тем, что соправительница  Девятого  князя  использовала
дверь за ширмой в зале приемов для...
   Рядом с судьей Ди раздался грохот.
   Вскочившая поэтесса перевернула кресло. Горящими глазами глядя на  судьи,
она крикнула ему:
   - Глупец! Со своими далеко смотрящими, неуклюжими  соображениями!  Ты  не
можешь разглядеть правды у себя под носом!
   Она прижала руки к вздымающейся груди в тщетной попытке сдержать  тяжелое
дыхание.
   - Скажу вам, что меня тошнит и я устала от этого  мелкого  сутяжничества.
Вот уже почти два месяца, как оно тянется! Больше я не вынесу. Хватит!
   Ударив кулаком об стол, она взвизгнула:
   - Шантажистку убила я! Глупец!  Она  сама  этого  добивалась!  Я  вонзила
ножницы в ее тощую шею и, отправившись к вам, сыграла свою роль до конца!
   Воцарилась мертвая тишина. Пылающим взглядом окинула она сидевших вокруг.
Судья Ди потрясение смотрел на нее.
   Ло пробормотал:
   - Это конец!
   Поэтесса опустила глаза и стала рассказывать более спокойным голосом:
   - Студент Сун был моим любовником. Знаю, его ослепляла  мысль,  что  отца
ложно обвинили. Танцовщица рассказала мне, что студент  Сун  пошел  повидать
Шафран. Бедная дурочка, страдающая эротическими  галлюцинациями.  Держит  за
любовника завернутый в саван скелет. Страдая  от  того,  что  она  подкидыш,
выдумала отца, который якобы ее посещает. Маленькая Феникс  рассказала  мне,
что поддерживала эту фантазию. И только для того,  чтобы  она  радовалась  и
учила ее своим невероятным песням. Скажу  вам,  что  Маленькая  Феникс  была
коварной, хитрой сучкой, заслужившей смерть. У Суна она ловко разнюхала  мою
тайну. Как я уяснила вчера пополудни, этим секретом она  и  собиралась  меня
шантажировать. Сначала она собиралась  станцевать  "Пурпурные  облака",  но,
встретив меня, передумала и решила  исполнить  "Логово  Черного  Лиса".  Как
тонкий намек мне на то, что она встречала Суна там, в развалинах храма.
   Юлань говорила с такой  быстротой,  что  снова  стала  задыхаться,  и  ей
пришлось остановиться, чтобы перевести дыхание. Судья Ди лихорадочно пытался
понять ее путаную речь. Его тщательно выстроенная концепция  рассыпалась  на
куски еще до того, как он, собрался ее  сформулировать.  Раздалось  бряцание
оружия. В беседку вступили трое солдат, привлеченных шумом упавшего кресла и
криком поэтессы. Стоя у колонны, офицер  наблюдал  за  сценой  нерешительным
взглядом. Все глаза были устремлены на поэтессу, которая стояла, положив  на
стол ладони. И тут судья спросил у нее голосом, который сам едва узнавал:
   - А что за тайну узнала танцовщица от студента Суна?
   Поэтесса обернулась и подозвала командира конвоя:
   - Подойдите сюда. Вы по-человечески  обращались  со  мной  и  вправе  это
услышать!
   Когда тот подошел, бросив озабоченный  взгляд  на  начальника  уезда  Ло,
поэтесса продолжала:
   - Сун был моим любовником, но скоро надоел мне, и  я  его  прогнала.  Да,
прошлой осенью. Шесть недель назад он провел несколько дней в Озерном уезде.
Пришел повидать меня и умолял принять его у себя. Я отказала. Мне опротивели
любовники.  Я  стала   ненавидеть   мужчин,   сохранила   только   несколько
девушек-приятельниц. Служанка обманывала меня с кули, и я ее уволила. Тем же
вечером она вернулась, думая, что я отправилась на свою вечернюю прогулку. Я
застала ее, когда она вытаскивала из шкатулки мои драгоценности.
   Она остановилась, нетерпеливо сбрасывая со лба прядь волос.
   - Я задала ей хорошую порку. Но... каждый удар ремня приходился  по  мне,
по моей непроходимой глупости! Когда я пришла в себя и осознала, что  творю,
она была уже мертва. Я выволокла ее тело в сад, а Сун стоял в  это  время  у
ворот. Не говоря ни слова, он помог мне отнести ее к вишневому дереву и  там
закопать. Когда он заровнял землю, то заговорил. Сказал мне, что  мы  вместе
будем хранить тайну. Я ответила, что, помогая мне  спрятать  тело,  он  стал
соучастником убийства и что пусть он не мелькает  перед  моими  глазами.  Он
ушел прочь. Я задумалась  над  тем,  как  защитить  себя,  если  тело  будет
найдено, и сломала замок на воротах. Под алтарем  в  кумирне  я  зарыла  два
серебряных подсвечника.
   Она прерывисто вздохнула и, снова обернувшись к командиру  конвоя,  мягко
сказала:
   - Приношу мои извинения. Вы деликатно остались ждать меня снаружи,  когда
я три дня назад зашла к торговцу серебряными изделиями. А там я  столкнулась
с Суном. Он прошептал мне, что раз анонимного письма оказалось недостаточно,
чтобы отправить меня на эшафот, он примет теперь новые меры. Но, может быть,
я предпочла бы сначала обсудить это дело с ним? Я обещала, что  до  полуночи
приду к нему. Из уважения ко мне, начальник, вы не поставили охраны  у  моих
дверей. Я убежала с постоялого двора и пришла в дом к Суну. После того,  как
он впустил меня, я его убила. Пилкой, которую  подобрала  в  куче  мусора  в
переулке. Ну, вот и все.
   - Сударыня, очень прошу извинить  меня,  -  сказал  конвоир,  невозмутимо
снимая с пояса тонкую цепочку.
   - Твои мгновенные импровизации всегда бывали хороши, - произнес бархатный
голос. Голос академика. Он  поднялся,  и  его  крупная  фигура  в  свободном
парчовом халате была величественной. Свет со свисающих  со  стропил  фонарей
падал на его застывшее, высокомерное  лицо  с  огромными  зрачками  бегающих
глаз. Он тщательно расправил халат и небрежно произнес:
   - И все же я не хочу ничем быть обязанным шлюхе.
   Без видимой спешки он переступил через балюстраду.  Поэтесса  взвизгнула,
тонко, высоко. Вскочивший Ди бросился к балюстраде, вслед  за  ним  -  Ло  и
командир стражи. Из мрака далеко внизу доносился лишь рокот потока, бегущего
по ущелью.
   Когда судья Ди  вернулся,  крики  Юлани  прекратились.  Потрясенная,  она
стояла рядом с  придворным  поэтом.  Начальник  уезда  Ло  отдавал  короткие
приказания домоправителю. Старик  кивнул  и  бросился  вниз  по  ступенькам.
Поэтесса подошла к столу. Опускаясь, почти падая в  кресло,  она  произнесла
бесцветным голосом:
   - Это был единственный человек, которого я любила в своей жизни.  Давайте
в последний раз выпьем вместе. Вскоре я прощусь  с  вами.  Посмотрите,  луна
вышла из-за туч!
   Когда все снова расселись вокруг стола, командир конвоя отошел и встал  у
самой дальней колонны. Там к нему присоединились двое его людей. Пока  судья
Ди молча наливал Юлани вино, начальник уезда Ло сказал:
   - По словам моего домоправителя, чуть в стороне  есть  тропинка,  ведущая
вниз, в пропасть. Несколько моих людей сейчас отправятся туда,  чтобы  найти
тело. Но, вероятно, его унесло вниз по течению.
   Поэтесса положила локти на стол. С бледной улыбкой она сказала:
   - Еще годы назад он приказал сделать детальнейшие  чертежи  великолепного
мавзолея для воздвижения на родине после его кончины. А теперь его прах...
   Она  закрыла  лицо  руками.  Ло  и  могильщик  молча   смотрели   на   ее
вздрагивающие плечи. Придворный поэт отвернулся и не  отрываясь  смотрел  на
залитый лунным светом горный кряж. И тут руки ее упали.
   - Да, он был единственным мужчиной, которого я любила. Мне нравился  поэт
Вэнь Тунян. Он был щедр, хорош в компании. .  И  некоторые  другие.  Но  Шао
Фанвэнь покорил меня, он у меня под кожей. Я  полюбила  его  в  восемнадцать
лет. Шао Фанвэнь отказался выкупить меня, но заставил тайком  покинуть  дом,
где я работала. Когда я ему надоела, он  бросил  меня  без  гроша.  Я  стала
уличной проституткой, потому что после бегства из дома  свиданий  в  столице
мое имя попало в черный список и  я  уже  не  могла  поступить  в  заведение
высокого класса. Я заболела, умирала от голода. Он  знал  об  этом,  но  это
меньше всего его волновало. Позднее, когда Вэнь Тунян снова поставил меня на
ноги, я  несколько  раз  пыталась  вернуть  Шао.  Он  отталкивал  меня,  как
отбрасывают навязчивую собаку. Как я страдала! И никогда не переставала  его
любить!
   Залпом выпила она вино и, бросив на начальника уезда Ло  горький  взгляд,
снова заговорила:
   - Когда вы пригласили меня остановиться у вас, Ло, я сначала  отказалась.
Я думала, что никогда не захочу вновь услышать этот голос, увидеть это...
   Она пожала плечами.
   - Но когда по-настоящему любишь человека, то любишь даже  его  пороки.  И
поэтому я приехала. Находиться с  ним  рядом  было  пыткой,  но  и  счастьем
одновременно. Лишь когда он приказал  мне  сочинить  стихотворение  в  честь
нашего "счастливого собрания", я сорвалась. Мои покорнейшие  извинения,  Ло.
Ну что же, я  была  единственным  живым  существом,  перед  которым  он  мог
хвастаться своими злодеяниями. А на его совести их немало. Он уверовал,  что
является самым великим из когда-либо живших на земле людей и  поэтому  имеет
право на любое  доступное  человеческому  уму  или  телу  ощущение.  Да,  он
соблазнил наложницу генерала Мо, а когда генерал об  этом  узнал,  донес  на
него. Шао подумывал  примкнуть  к  заговору,  но  вовремя  почувствовал  его
неизбежный провал. Он знал сообщников генерала,  но  они  ничего  о  нем  не
знали! Инспектор расхваливал советы Шао-Шао сам  рассказывал  мне  об  этом,
глумливо смеясь. На суде генерал промолчал об участии Шао в заговоре, потому
что он не имел письменного доказательства и потому что гордость не позволяла
ему говорить  публично  об  измене  своей  наложницы.  Тем  более,  что  она
повесилась, и у генерала и здесь не было никаких  доказательств.  Шао  любил
рассказывать мне об этом старом деле... Нынешней весной он приехал  повидать
меня в монастырь Белой Цапли, потому что ничего так не желал, как  упиваться
горем повергнутых им людей. По этой же  причине  он  при  каждом  приезде  в
Чинхуа посещал свою незаконнорожденную дочь в лисьей кумирне. Внушал ей, что
она ведет счастливую жизнь среди лисиц и вместе с возлюбленным.
   Ну что же. То, что я до смерти  запорола  свою  служанку  -  это  правда.
Только вместо Суна подставьте Шао. Никогда не  встречала  этого  несчастного
студента, только вчера впервые услышала о нем от Шао.  Видите  ли,  бедняжка
Шафран рассказала Шао все о Суне. Поздней ночью Шао отправился к нему домой,
постучал в заднюю дверь и сказал, что у него есть сведения о  деле  генерала
Мо. Студент дал ему войти, и Шао убил его старой столярной  пилкой,  которую
подобрал среди мусора у ворот в сад Суна. Он рассказывал мне, что у  него  с
собой был кинжал, но  всегда  целесообразнее  использовать  то  оружие,  что
находишь на месте. Исходя из этого же, он убил  танцовщицу  ножницами.  Одно
беспокоило Шао, что всплывет улика, говорящая о его связи  с  матерью  Суна,
старое письмо или что-то еще. Он обыскал жилище студента, но там  ничего  не
было. Могильщик, налей мне еще вина.
   Выпив, на этот раз неторопливо, она продолжила свой рассказ:
   - Нет нужды говорить, что после того, как Шао помог мне закопать тело,  я
не выгнала его. Нет, я умоляла его, умоляла на коленях остаться! Он ответил,
что сожалеет о том, что не видел, , как  я  порола  служанку,  но  его  долг
сообщить о случившемся властям. Смеясь, он ушел. Я знала, что он донесет  на
меня и поэтому оставила тот неловкий ложный  след.  Когда  мне  сообщили  об
анонимном письме, я сразу поняла, что  его  написал  Шао,  хотевший  уличить
меня. Он знал о моей глупой, презренной преданности, знал, что я никогда  не
донесу на него, даже если бы от этого зависела моя жизнь!
   Покачивая головой, она подняла руку, показывая на колонну:
   - Посмотрите, как я любила его! Вот стихотворение,  которое  я  написала,
когда мы еще были вместе!
   Она глянула на судью Ди и гневно сказала:
   - Когда вы потихоньку затягивали вокруг него  свою  предательскую  петлю,
мне казалось, что вы душите  меня!  Вот  почему  я  заговорила.  Хотела  его
спасти. Но вы слышали, какие последние слова он произнес.
   Она поднялась. Приведя в порядок прическу несколькими умелыми  движениями
красивых рук, мимоходом заметила:
   - Конечно, теперь, когда Шао мертв, я  могла  бы  сказать,  что  служанку
запорол он. Но после его смерти я и сама хочу умереть. Я могла бы  броситься
в пропасть вслед за ним, но это стоило бы жизни моему конвоиру. Кроме  того,
у меня есть и гордость, и хотя в моей  жизни  было  много  такого,  чего  не
следовало делать, я никогда не  страдала  трусостью.  И  за  убийство  своей
служанки готова встретить то, что меня ждет.
   Повернувшись к придворному поэту, она сказала с улыбкой:
   - Чан, это был подарок судьбы - познакомиться с  вами.  Ведь  вы  великий
поэт. Вами, могильщик, я восхищаюсь,  вы  поистине  мудрец.  А  вам,  Ло,  я
благодарна за преданную дружбу. Что касается вас, судья Ди, мне жаль, что  я
нагрубила вам. Моя связь с Шао была обречена на трагическое завершение, и вы
лишь исполнили свой долг. Да, все так  и  должно  было  кончиться.  Выйдя  в
отставку, Шао получил большую свободу действий и ради  развлечения  замышлял
новые злодеяния. Со мной же все кончено. Прощайте.
   Она повернулась к начальнику конвоя. Он  наложил  на  нее  цепи  и  увел,
сопровождаемый двумя солдатами.
   Придворный поэт сидел, скрючившись, в кресле, его  худое  лицо  посерело.
Медленно потирая лоб, он пробормотал:
   - У меня раскалывается голова! И подумать только, что я мечтал о поистине
потрясающем переживании! Встав, он сказал:
   - Ло, вернемся в город! И вдруг мрачно улыбнулся:
   - О небо, ваша  карьера,  Ло,  теперь  обеспечена.  Вас  ждут  величайшие
почести, вы будете...
   - Я знаю, что меня ждет сейчас, - сухо прервал его невысокий начальник, -
Ночь за письменным  столом  и  сочинение  официального  отчета.  Пожалуйста,
сударь, пройдите в ваш паланкин. Я догоню вас через минуту.
   После того, как поэт удалился,  Ло  долго  смотрел  на  судью.  Дрожащими
губами он произнес:
   - Это было ужасно... ужасно, Ди. Она... она...
   Голос его прервался.
   Судья Ди положил свою ладонь на его руку.
   - Ло,  ты  закончишь  ее  биографию,  процитировав  все,  что  она  здесь
говорила. Издание ее стихов,,, поэтому"  воздаст  ей  должное,  и  жизнь  ее
продлится в этих стихах. Отправляйся  назад  вместе  с  Чаном,  я  хотел  бы
остаться  ненадолго.  Мне  нужно  привести  мысли  в  порядок.  Пусть  писцы
приготовят все необходимое. Вернувшись, я встречусь в канцелярии с  тобой  и
помогу составить официальные бумаги.
   Он посмотрел  вслед  удаляющемуся  начальнику  уезда  и,  повернувшись  к
могильщику, спросил:
   - А вы, сударь?
   - Я останусь с  вами,  Ди.  Давайте  пододвинем  кресла  к  балюстраде  и
полюбуемся луной. Ведь мы здесь ради праздника Луны, в конце-то концов!
   Они сели спиной к наполовину убранному столу, и были рады, что остались в
беседке одни слуги, как только начальник Ло уехал, собрались вокруг кухни  в
лесу, чтобы обсудить неслыханные события.
   Молча смотрел судья на горный хребет  по  другую  сторону  .  ущелья.  Он
думал, что в этом фантастическом освещении  мог  бы  различить  едва  ли  не
каждое дерево.
   - Сударь, - сказал он, - вы интересовались Шафран, хранительницей кумирни
Черного Лиса. С горечью должен вам сообщить, что она заболела  бешенством  и
умерла сегодня днем.
   Могильщик Лу кивнул своей крупной круглой головой.
   - Знаю. Идя по горной тропе, я увидел черного лиса. Первый  раз  в  своей
жизни. Его гибкий, длинный силуэт, его лоснящийся черный мех лишь  мелькнули
перед моими глазами, он скрылся в кустах...
   Лу потер свои отвислые щеки и хрипло вздохнул. Не отводя  глаз  от  луны,
словно невзначай, спросил:
   - Ди, были ли у вас хоть какие-нибудь улики против академика?
   - Никаких, сударь. Но поэтесса испугалась, что  они  у  меня  есть,  и  в
конечном счете это все решило. Если бы  она  не  взорвалась,  я  бы  пошумел
какое-то  время,  приводя  расплывчатые  доводы.  Академик  назвал  бы   это
интересным упражнением по  дедукции,  и  все  бы  закончилось.  Конечно,  он
прекрасно знал, что у меня нет против него никаких улик. Он покончил с собой
не потому,  что  опасался  судебного  преследования,  но  лишь  из-за  своей
нечеловеческой гордыни, которая не позволяла ему жить с мыслью,  что  кто-то
его жалеет.
   Могильщик снова кивнул.
   - Ди, это была настоящая драма. Человеческая драма,  в  которой,  уж  так
случилось, и лисы играли свою роль. Но мы не должны взирать на все  с  точки
зрения нашего ограниченного человеческого мирка. Существуют и  другие  миры,
которые  шире  нашего,  Ди.  С  точки  зрения  мира,  принадлежащего  лисам,
произошла лисья  драма,  в  которой  немногим  человеческим  существам  была
отведена второстепенная роль.
   - Может быть, вы и правы, сударь. Похоже, что история началась сорок  лет
назад, когда мать Шафран еще совсем девочкой принесла в дом черного лисенка.
Не знаю.
   Судья вытянул длинные ноги.
   - Впрочем, знаю одно, что чертовски устал. Собеседник покосился на него.
   - Да, вам бы не мешало отдохнуть, Ди. И у вас, и у меня,  у  каждого  еще
долгий путь впереди. Очень долгий и многотрудный.
   Откинувшись на спинку кресла,  могильщик  посмотрел  на  луну  выпуклыми,
немигающими глазами.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.