Михаил Березин.
     Кругом - сплошная ложь

   иронический детектив

                             Вместо вступления
                                  Глава 1
                                  Глава 2
                                  Глава 3
                                  Глава 4
                                  Глава 5
                                  Глава 6
                                  Глава 7
                                  Глава 8
                                  Глава 9
                                  Глава 10
                                  Глава 11
                                  Глава 12
                                  Глава 13
                                  Глава 14
                                  Глава 15
                                  Глава 16
                                   Эпилог
---------------------------------------------------------------------------

Сейчас в Лорет де Мар, как и на всем побережье
Испании, полно русских. Несколько же лет назад
завоевание средиземноморских курортов "Ермаком"
только начиналось...

Г Л А В А 1

Буэнос диас1!
Залитый солнцем Лорет де Мар лежит перед моими глазами. А за ним
раскинулось изумрудное Средиземное море.
Очень милый город этот Лорет. Масса бассейнов и баров с прохладительными
напитками. А по вечерам к вашим услугам дискотеки, рестораны, гольф-клубы,
кегельбаны, залы игровых автоматов и многое, многое другое. Неподалеку от
ресторанов стоят зазывалы с рекламными проспектами и пристают к прохожим.
Можно чудесно провести время, если есть деньги. Но как раз с деньгами у
меня не густо.
Я приехал в Лорет неделю назад и остановился в отеле со странным названием
"Вавилон любви". Здесь же находился и вполне приличный ресторан, но я
предпочитал заправляться в городе. Особым моим расположением пользовалось
заведение под названием "Гамбургеры и сосиски". И не потому, что здесь
какие-то особенные гамбургеры, или исключительные сосиски, а просто
название это - "Гамбургеры и сосиски" - вывешено на русском языке.
Единственное во всем Лорет де Мар. Возможно - единственное на Коста Браве2.

Еще мне приятно здесь появляться, поскольку у прилавка неизменно суетится
Аська, нанятая Гойей за 100 песет в час. Она варит сосиски, готовит
гамбургеры и денер-кебабы, а Гойя лишь разливает прохладительные напитки и
спиртное. Гойя - испанец, отпрыск республиканской семьи, в юном возрасте
вывезенный из разрушенной Барселоны в страну Советов. Теперь он вернулся, и
Барселона здесь, рядом - в сорока минутах езды, - отстроенная заново и
сияющая.
Что же касается Аськи, то ее привез сюда на поправку любовник. И тут они
разругалась. Они катались на роликах, а когда поругались - разъехались в
разные стороны. И Аська так разгорячилась, что развила рекордную скорость,
с которой затем не смогла совладать и буквально врезалась во входные двери
"Гамбургеров и сосисок". Нужно отметить, что двери в заведении сделаны на
манер тех, что красовались на входах в американские салуны прошлого века.
Так что они открылись вовнутрь, и Аська пронеслась через все помещение на
кухню, где сшибла большой чан с зеленью. Тут она и осталась. Живет в доме у
Гойи, и нужно отдать ему должное: никаких поползновений с его стороны в
отношении Аськи не наблюдается. Что позволяет мне по-дружески к нему
относиться.
Аська на вид - вылитая испанка. Смуглая, худая, с глазами, как у галчонка.
Ей двадцать пять, но выглядит от силы на восемнадцать. В прошлом -
беззаботная содержанка. Причем, когда на горизонте появлялся новый
зажиточный воздыхатель, она без колебаний отрекалась от старого ("отряхнув
его прах со своих плеч"). Можно смело утверждать, что свою настоящую
трудовую деятельность она начала именно в Испании.
Как выглядит Гойя? Ему лет шестьдесят. К бороде и гриве густых волос
примешана седина. В принципе, его можно было бы принять за Аськиного
дедушку, хотя у него и своих внуков достаточно. Но внуки с детьми живут в
городе. Здесь Гойя обитает один. Вернее, теперь - с Аськой.
Заведение его находится в квартале от центрального пляжа и представляет
собой небольшое помещение с четырьмя столиками, стойкой, а также маленькой
кухней. В туалет нужно бегать в соседний ресторан. А когда ресторан
закрывается на перерыв, приходится бегать подальше - в район пляжа.
- Говорите по-русски? - на всякий случай уточнил я, впервые переступив
порог.
Это случилось в среду, третьего июля, в день приезда.
- Еще как, - отозвался Гойя. - Вам гамбургер, сосиски или денер-кебаб?
- Чего-нибудь выпить. Желательно со льдом.
Стояла невыносимая жара и есть совершенно не хотелось.
- Со льдом... - Последовала задумчивая пауза. - Могу предложить коктейль
"Голубая лагуна" - очень освежает.
- Годится.
Я облокотился о стойку и только теперь заметил Аську, примостившуюся в
углу.
- Может быть все же заморите червячка? - проговорила она. - У нас лучшие
денер-кебабы на побережье.
- Да? - Было в ней что-то такое, что сразу же привлекало внимание. -
Предлагаю следующую сделку: я съедаю денер-кебаб, а вы прочитываете мою
книгу. А потом оба дружно нахваливаем друг друга.
- Вы писатель? - Тут же заинтересовался Гойя.
- В некотором роде... - Я замялся. - Писатель ведь в основном сочиняет,
фантазирует, а я описываю лишь то, что в действительности имело место и
случилось лично со мной. Или, по крайней мере, происходило с моим участием.
Фантазии во мне - ни на грош.
- Понимаю... А по профессии вы кто?
- Вообще-то, бухгалтер.
Он удивленно вскинул брови. Видимо, рассчитывал услышать: путешественник,
киноактер, автогонщик или что-то в этом духе. И действительно, что
особенного может случиться с бухгалтером? Даже провороваться и сбежать с
чужими деньгами ему непросто. Для этого существуют кассиры.
- А в каком жанре вы работаете? - поинтересовалась Аська.
- Гм... большинство считает, что это детективы.
- Ой, как интересно! - тут же воскликнула она.
Гойя поставил на стойку высокий бокал с напитком синего цвета. На
поверхности плавало несколько кусочков льда.
- Хотите подработать? - предложил он.
- Разумеется. Кто же этого не хочет?
- На вечернее время мне требуется зазывала. Работа не пыльная: стоять у
входа, раздавать проспекты и при этом непрестанно молоть языком.
По-английски говорите?
- Вполне сносно.
- А по-немецки?
- Еще лучше, чем по-английски.
- Замечательно! Здесь отдыхают в основном немцы и австрияки. А с остальными
можно изъясниться на английском. Что бы вы там ни утверждали, а сочинять вы
умеете.
Я сделал глоток из бокала. Вкус был приятный.
- Не поверили мне? - поинтересовался я.
- Конечно. Вы ведь хотели произвести впечатление на Асю, сознайтесь.
- Сознаюсь.
- И оставим эту тему.
Я сделал еще глоток, затем извлек из туристской сумочки книгу в яркой
суперобложке и протянул ему.
- На последней странице моя фотография, - скромно уточнил я.
Аська мигом прижалась к Гойе и впилась взглядом в книгу. Над фотографией
золотом сияло слово "бестселлер".
- Здорово! - Во взгляде Аськи читался восторг.
- И при этом вы бухгалтер? - все еще недоверчиво проговорил Гойя.
- Вы спросили меня о профессии, и я честно ответил. Но ведь в России сейчас
мало кто работает по специальности. Большинство торгует. А я подался в
частные детективы. Не по собственной воле, между прочим. Жизнь заставила.
- А, - сказал он, - тогда другое дело.
- Ну что, заключаем сделку? - обратился я к Аське.
- Я обожаю детективы, - отозвалась она.
- А я - денер-кебабы. Кстати, почему вы предложили именно денер-кебаб, а не
гамбургер или сосиски?
- Денер-кебабы дороже, - простодушно ответила она.
- Так я и предполагал.
Вертело с мясом было установлено вертикально. Она с энтузиазмом настрогала
мясо длинным ножом.
- Такой нож мог бы послужить главным персонажем какой-нибудь криминальной
истории, - авторитетно заметил я. - На вид - очень впечатляющий.
- Так за чем же дело стало? - с готовностью отозвался Гойя. - Мой нож -
главный персонаж романа. Это послужило бы хорошей рекламой для "Гамбургеров
и сосисок".
- Дело за убийством, - объяснил я. - Подобный нож хорош тогда, когда он
торчит у кого-то в спине.
- Вот так, - воскликнула Аська и воткнула его в кусок мяса.
- Эй, осторожнее! - забеспокоился Гойя. - Он ведь может погнуться... А вас
правда зовут Мишей Крайским или это литературный псевдоним?
- Правда, правда...
Аська закончила приготовление денер-кебаба и поставила передо мной тарелку.
Я принялся через силу жевать, мечтая лишь о том, чтобы процесс прочтения
моей книги оказался для Аськи делом более приятным.
- Ну как? - поинтересовалась она.
- Очень вкусно!
- То-то!
С куда большим удовольствием я бы выпил еще одну порцию "Голубой лагуны".
Но, честное слово, Аська стоила того, чтобы ради нее слопать денер-кебаб.
Даже в такую жару. Думаю, что она бы произвела на меня еще более сильное
впечатление, если бы не та фотография, которую недавно довелось держать в
руках.
- А сюда вы приехали на отдых, или по делу? - продолжал между тем расспросы
Гойя.
- Разумеется, на отдых. Какие тут могут быть дела?
До сих пор я говорил одну лишь святую правду. На этот раз я солгал...

Прежде, чем продолжить повествование, мне бы хотелось отчитаться перед
читателем, подвести кое-какие итоги.
Во-первых, мои невольные опыты с разделением сознания продвигаются успешно.
Весьма неплохой метод познания себя и собственных возможностей. Причем
подтолкнуло меня к подобному занятию одиночество. Я был настолько одинок,
что иногда это становилось невыносимым. И мне пришло в голову сочинить
Малышку. Так сказать, реализовать на уровне сознания свою голубую мечту.
Увлекшись аутотренингом и входя по вечерам в состояние релаксации, я упорно
повторял: " У меня есть Малышка... У меня есть Малышка"... И она
действительно появилась! Согласитесь, это имеет и определенные
преимущества. С любовницей-фантомом ведь не нужно фиксировать свои
отношения в ЗАГСе или, тем более, разводиться. Она не подаст на алименты.
Непомерным расточительством не разорит вас. Да и вообще, будет вести себя в
точности так, как вы того пожелаете. Вот только вместе с Малышкой
неожиданно появился и Тролль. Мерзкое существо! Выплыл из пучин моего
подсознания, которое, очевидно, заселено монстрами. Вообще-то, я думаю, что
у всех людей пучины подсознания заселены монстрами, только до поры до
времени они не появляются на поверхности. Основную свою задачу Тролль видел
в том, чтобы предотвратить мою встречу с Малышкой на уровне реальной жизни.
И он прекрасно с этой задачей справлялся. Пришло время, когда я уже и
мечтать перестал о том, чтобы встретить Малышку воплоти. Голубая мечта
навсегда останется голубой мечтой...
Одним словом, наметилось определенное распределение ролей, и, вероятно, все
так бы и продвигалось, не вмешайся со своей режиссурой Лили. Моя бывшая
одноклассница, а ныне - руководитель финансово-посреднической корпорации
"Гвидон". Ей взбрело в голову - иначе не назовешь - создать при корпорации
частное детективное бюро и перевести меня - скромного работника бухгалтерии
- в это бюро на должность ответственного за сношения с прессой.
Руководитель нашего издательского отдела Васельцов при этом заметил, что
никогда не встречал женщины по имени Пресса. И он словно в воду глядел: ни
о каких сношениях до сих пор не было и речи. Зато приходилось
самостоятельно расследовать криминальные истории и описывать их затем в
романах. И тут совершенно по новому проявили себя фантомы. Тролль
превратился в моего ближайшего советника, талантливого аналитика, а Малышка
- в эксперта по самым неожиданным вопросам. Скажем, она проявила глубокое
понимание живописи, даже абстрактной, что для меня самого - тайна за семью
печатями. Это помогло справиться с делом, описанным в повести "Пришла беда,
откуда не ждали." Таким образом разделение сознания способствовало развитию
во мне качеств, о которых я раньше и не подозревал. Т.е. появление фантомов
повлекло за собой обретение новых многочисленных возможностей.
Во-вторых, мои финансовые дела до поры до времени складывались успешно.
Начало процессу положил еще Джаич в Берлине, обыгрывая в карамболь
красномордых завсегдатаев забегаловок. Игра, разумеется, шла на деньги. А я
в это время караулил в подворотне, вооруженный топориком - на всякий
случай. Выручку затем делили поровну. Чуть позже я получил солидное
вознаграждение за успешно закончившиеся поиски гениального
художника-абстракциониста Леонида Козираги. Поручивший мне это дело Стивен
Голдблюм не поскупился. Еще бы! Любое полотно Козираги стоит ныне не менее
миллиона долларов. И, наконец, мои романы неожиданно начали пользоваться
спросом. Их даже перевели на иностранные языки. Соответственно, и гонорары
мои росли.
Я даже намекнул Лили, что отныне смогу обходиться и без "Гвидона". Но она
тут же спустила меня с небес на землю. При этом Лили напоминала тигрицу, у
которой пытаются отобрать детеныша. Она кричала, что Крайский -
неотъемлемое достояние "Гвидона", и что если я все же вознамерюсь покинуть
их, она прикажет сделать из меня чучело и выставить напротив входа в наш
головной офис.
Я предпочел остаться. Восковая фигура Миши Крайского в музее мадам Тюссо -
еще куда ни шло. Но чучело...
К тому же меня постиг финансовый крах. В один прекрасный момент на меня
насели агенты инвестиционного фонда "Цунами". Они утверждали, что у них
прямо чешутся руки удвоить, утроить, а то и удесятерить мое состояние. За
счет грамотного, высоко профессионального вложения средств. Поначалу я
отмахивался. Но они продолжали усердно названивать мне и присылать по почте
все более заманчивые предложения. А потом мне захотелось яхту за сто
пятьдесят тысяч долларов, которую присмотрел в одном из каталогов, и я
клюнул. Случайно услышал, как инвестиционный фонд "Цунами" хвалят по
европейскому телевизионному бизнес-каналу, и клюнул. Через некоторое время
мне сообщили, что деньги вложены в импорт кофе из Чили в Свазиленд. А потом
предприятие прогорело. С самыми глубочайшими извинениями мне был возвращен
остаток: что-то около девятисот долларов. Теперь весь Свазиленд наливается
кофе за мой счет. Но я не унываю.
Сюда я прибыл по заданию "Гвидона". Джаич в Санкт-Петербурге расследует
дело об убийстве известного банкира. Свою болонку по прозвищу Саймон я
оставил на попечении официантки по прозвищу Барсик из ресторана "Блудный
сын". Один из телохранителей Лили Миксер вышел на свободу, зато посадили
Блондина.
Вот, пожалуй, и все.
...Ах, да! Тролль настолько вжился в свою новую роль, что даже ведет свои
собственные записки. По его настоятельной просьбе привожу здесь из них
отдельные отрывки.

Г Л А В А 2

К примеру, о начале этой истории Тролль написал так: "Бык Крайский мирно
пасся у себя в кабинете, когда его позвала Лили. Открылся коридор, который
вел из загона, и Крайский обрадовано рванул на волю, не подозревая о
последствиях..."
Почему "Бык" - немного позднее. Итак, я "рванул из загона". Произошло это
двадцать первого июня, в пятницу.
В кабинете у начальницы я столкнулся с толстенным дядькой - одутловатая
физиономия и огромный золотой перстень на правой руке. Такие обычно
разъезжают в "Мерседесах", а зимой напяливают на головы пыжиковые шапки.
Питаются они обильно и вкусно, и в возлияниях также не знают удержу. Одним
словом, фрейдовский тип самца по-русски. Но у этой особи имелось
отклонение: некоторое подобие шарма. Он был грациозен. Этакая помесь
бегемота с газелью.
- Знакомьтесь, - произнесла Лили, - господин Галаган. Чрезвычайный и
полномочный посол России в Республике Андорра.
Господин Галаган легко приподнялся, что трудно было ожидать при его
комплекции, лучезарно улыбнулся и кивнул головой.
- А это - наш вундеркинд Миша Крайский.
Думаю, что по уровню лучезарности моя улыбка все же заняла первое место.
- Наслышан, - радостно сказал он. - Наслышан и начитан.
- Крайский, господин Галаган - твой новый клиент, - без обиняков заявила
Лили. - Проводи его к себе и обо всем подробно расспроси. Я еще нужна вам,
господин Галаган?
- О нет. - У него был приятный мягкий баритон.
Он снова лучезарно улыбнулся, затем поднялся с кресла, полный энергии и
желания отправиться со мной хоть на Луну.
Мы сели в лифт и понеслись наверх. В кабинете у меня имелось два кресла и
стул на колесиках, который стоял возле компьютера. Господин Галаган подошел
к компьютеру и, не спросив разрешения, включил его. Затем вперился взглядом
в цифры, замелькавшие на экране.
- Хорошая машина, - наконец, одобрительно произнес он. - Вот только вам
нужна программа-пароль, чтобы посторонние не имели доступа к информации,
содержащейся на диске. Имеете такую?
- Гм... нет.
- Не беда, я вам достану. - Он отошел от компьютера, уселся в одно из
кресел и добавил: - Бесплатно, разумеется.
- Итак, чем могу быть полезен? - осторожно поинтересовался я, уставившись
на его перстень. Мне еще никогда не приходилось иметь дело с чрезвычайными
и полномочными послами. - Появились проблемы?
- К сожалению, да. Скажу вам, как доктору... Ведь частный следователь - это
тот же доктор, не правда ли?
- Ну-у-у... В известном смысле...
- Вообще-то, проблемы существуют всегда. У кого их нет? Но сейчас у меня
появилась одна очень существенная проблема. Прямо не знаю, с чего начать...
У меня есть дочь... Нет, вообще-то, у меня трое детей, я - счастливый
отец... был... М-да... Самая младшенькая, Варвара... Тогда я уже активно
двигался по служебной лестнице - наверх, разумеется, - и, как часто бывает
в подобных случаях, времени не хватало... К тому же, я там, а она здесь. А
когда я там...
- Где? - уточнил я. - В Андорре?
- Ну что вы! Андорра - это промежуточный этап. Куда меня только страна не
бросала... Венесуэла, Мексика, Мавритания, Индонезия, Южная Корея,
Парагвай, Северный Вьетнам, когда он еще существовал. И знаете, везде люди
живут...
- А дочка ваша оставалась в Москве?
- Поначалу, естественно, нет. Но когда выросла... Стремление освободиться
от родительской опеки возобладало над желанием жить за границей.
Разумеется, я уже тогда обязан был предусмотреть... Согласитесь, если
ребенок отказывается жить за границей - с ним что-то явно не в порядке.
- А что, собственно, произошло?
Почему-то я сел не в соседнее кресло, а на стул с колесиками, и принялся
кататься вокруг него по комнате. Он не отрываясь следил за мной взглядом.
- Она исчезла, - с мягкой укоризной произнес он. Так обычно отвечают старым
приятелям, которые, позабыв об обязанностях, присущих этому статусу, долгое
время не интересуются делами вашей семьи.
- Когда?
- Ой, давно. - Он поднял вверх ладони, словно защищаясь от летящего в лицо
мяча. - Пять месяцев назад.
- И все это время вы никому не давали знать...
- Мы ведь надеялись, что она сама появится. Зачем же предавать огласке...
Хочу отметить, что и наш нынешний разговор носит сугубо конфиденциальный
характер.
- Понятно... Итак, ее зовут Варвара. Сколько ей лет?
- Двадцать шесть. Девятнадцатого сентября исполнится двадцать семь.
- Фотографию ее захватили с собой?
- Конечно!
Едва уловимым движением он извлек из бокового кармана портмоне и вынул
оттуда несколько снимков.
- Вот, пожалуйста, можете полюбоваться.
Если быть до конца откровенным, любоваться было особенно нечем. Выглядела
она на все тридцать пять. Крашенная блондинка с толстыми, как у негритянки,
губами и распутным взглядом.
- Вы хотите, чтобы я ее разыскал? - пробормотал я, продолжая разглядывать
фотографии. Чувства при этом возникали самые противоречивые. Наиболее
отчетливое из них, наверное, могло быть созвучно реакции критика, которого
вынуждают написать рецензию на скучный многопудовый труд.
- Знаете, я уверен, что рано или поздно она появится сама. Но моя жена...
- Одним словом, вы все же хотите, чтобы я взялся за ее поиски?
- Да.
Не могу утверждать, что он встал по стойке смирно, поскольку он сидел. Но
сел он по стойке смирно - это уж точно.
Я тяжело вздохнул.
- Хорошо, однако для этого потребуются некоторые средства...
- Ради Б-га! Я готов.
Он снова вытащил портмоне.
- О, нет! - запротестовал я. - Не сейчас и, разумеется, не в рублях.

Г Л А В А 3

Вряд ли можно утверждать, что личные дела Варвары Галаган не минули
пристального ока ее родителей. Выудить, во всяком случае, из них удалось
немногое. С шестнадцати лет Варвара практически с ними не жила, с
восемнадцати была полностью предоставлена себе самой, часто наезжая к
родителям за границу, но надолго не задерживаясь. Почти в совершенстве
владела испанским, немного - китайским и корейским. Единственная близкая
подруга, о которой было известно родителям, проживала сейчас в Испании, -
вышла замуж за барселонского банкира Эмилио Караса. Так что все дороги, как
говорится, вели на Пиренеи. Тем более, что в московской квартире семьи
Галаган была найдена открытка с видом крепости, расположенной на верхушке
скалы и очень напоминающей "Ласточкино гнездо". На обратной стороне имелась
надпись:

"Тело мое загорело и натренировано, после серфинга оно покрывается морской
солью, после боулинга - потом, однако вечером я умащиваю его благовониями.
ОНО ЖАЖДЕТ ТЕБЯ! Лорет."

Я было подумал, что Лорет - это имя, а Варвара Галаган - лесбиянка. Но,
внимательнее вглядевшись в открытку, заметил, что изготовлена она в Лорет
де Мар, и что это - городок на побережье Испании. Еще в комнате Варвары
висела огромная фотография корриды. На ней был запечатлен тореро, с
гордостью застывший над тушей поверженного быка.
А еще я отыскал тетрадку с ее школьным сочинением на тему "Дети тьмы", и к
ней впечатляющую подборку вырезок из различных советских и иностранных
газет, посвященных незавидной доле детей и подростков в странах
капиталистического мира. Впрочем, не только капиталистического. В сочинении
упоминался и Северный Вьетнам. Однако слова "Северный Вьетнам" были
решительно вычеркнуты красным карандашом. Я обратил внимание, что упор в
сочинении сделан на страны, где в разное время работал ее отец.
- Хотелось бы услышать ваши комментарии, - проговорил я, протягивая ему
тетрадку.
Галаган прочитал сочинение. Не возникало сомнений, что видит он его первый
раз в жизни.
- М-м-м... - проговорил он.
- Скорее всего, это школьное сочинение не имеет никакого отношение к
исчезновению вашей дочери, но я должен проработать все возможные версии.
Почему-то, она сконцентрировала внимание на положении детей в странах,
непосредственно связанных с вашей дипломатической службой, хотя это общая
проблема всех детей земного шара.
- Что же в этом удивительного? - Он пожал плечами. - Ведь гораздо легче
писать о том, что видел собственными глазами.
- А вот в этой подборке, которая состоит исключительно из материалов,
касающихся вышеназванных стран, отдельные места выделены фломастером.
Честно говоря, они не кажутся мне особенно актуальными или ключевыми по
сравнению со всем остальным материалом. Может быть, просветите меня, в чем
тут дело?
Пришлось ему просмотреть и ворох газетных заметок.
- Вы правы, - проговорил он после долгого молчания. - Выделенные места
ничем особенно не примечательны. Думаю, все дело в потоке Вариного
сознания. Теми его вывертами, круговоротами и завихрениями, которые имели
место в момент ее подготовки к написанию сочинения.
Мне оставалось только порадоваться, что и в самом деле ничего не указывает
на какую-либо связь между сочинением и исчезновением младшей Галаган. Иначе
пришлось бы заняться моделированием потока сознания Варвары образца
десятилетней давности, а, как известно, нельзя войти дважды в одну и ту же
реку.
И все же я не сдавался.
- Варвара всегда подходила так основательно к выполнению школьных заданий?
Это прямо не сочинение, а целый реферат. И если да, то почему сохранилась
только эта тетрадка?
В ответ чрезвычайный и полномочный посол промычал нечто нечленораздельное.
Вне всяких сомнений политическое и экономическое положение Андорры он знал
куда лучше, чем собственную дочь. А о чем знала лучше его супруга, и вовсе
оставалось загадкой. Старшие же дети Галагана (сыновья) в настоящее время
проходили стажировку на каких-то предприятиях в Японии. Пришлось добывать
сведения в поте лица своего.

Одним из источников информации оказался школьный альбом. Выпускной альбом
десятого "А" класса. Большинство детей в нем были изображены этакими юными
монстрами: угрюмыми, нахальными, капризными. Или Варвара училась в какой-то
особенной школе, или фотограф, который готовил альбом, был
детоненавистником. Я принялся за альбом, засучив рукава, и вскорости мог
порассказать о бывших одноклассниках Варвары много занимательного. Я бы и
вам рассказал, если бы это имело отношение к делу. Но из того, что удалось
нарыть, к делу, к сожалению, почти ничего отношения не имело. К примеру, я
выяснил, что Боря Агафонов недавно выбросился из окна - ну и что? Нет,
факт, разумеется, прискорбный, но как я могу его использовать? Игорь
Бурденко сделался модным закройщиком - бывает, а Лора Стенина защитила
кандидатскую диссертацию, что тоже иногда случается. Лишь одна информация
всерьез привлекла мое внимание: Сима Отс - самая красивая девочка в классе
- тоже исчезла. Причем, практически одновременно с Варварой.
Признаюсь, эта информация настолько меня заинтересовала, что я тут же
позвонил ее матери.
Встречу я назначил в "Блудном сыне". Хотелось поговорить в непринужденной
обстановке, тем более, что счет, сопутствующий разговору, можно было
включить в смету расходов.
- Вы из милиции? - первым делом поинтересовалась она.
- О, да! - проговорил я обиженно. - "Блудный сын" - как раз то место, где
обычно назначают свидание оперуполномоченные. В повестках так прямо и
пишется: "Ресторан "Блудный сын", третий столик от окна, в 19-00. За неявку
по неуважительной причине..." и т.д. и т.п.
- Но вы сказали, что хотите поговорить о Симе, - она была в некотором
замешательстве.
- Хочу, и, возможно, смогу быть вам полезен, но в органах правопорядка я не
служу. Я - частный детектив и в настоящее время действую по поручению
господина Галагана.
- Как вы сказали? - Голос ее дрогнул.
- Господина Галагана, - повторил я, выкладывая на стол подписанную послом
доверенность.
- Ах, вот оно что, - воскликнула Отс-старшая, не глядя на бумагу. - Ну да,
разумеется, он себе это может позволить.
- А вы знакомы?
- Конечно, ведь наши дочери учились в одном классе.
- Я установил, что исчезли они приблизительно в одно и то же время.
- Какое это имеет значение? - Голос ее сделался холодным. - Ищите-то вы
Варвару, а не Симу.
- Да, но здесь возможна прямая связь. Вам это не приходило в голову?
- Естественно! Мне приходило в голову все, что только могло прийти! Но в
последнее время они практически не общались. И потом, Симочка исчезла все
же на несколько дней раньше, чем Варвара. Вряд ли...
На глазах ее навернулись слезы.
- Ну, ну. - Я положил свою ладонь поверх ее ладони.
- Чего вы добиваетесь? - воскликнула она, отдергивая руку. - Если желаете,
так сказать, подработать по совместительству, то имейте в виду, что денег у
меня нет. Ее уже ищет милиция. Хотя, конечно, больше имитирует поиски...
Она не договорила. Губы ее задрожали.
- Не стоит отчаиваться, - принялся убеждать ее я. Разговор явно не
складывался. - Я отнюдь не претендую на ваши деньги...
- Которых нет, - вставила она.
- Просто допускаю, что в процессе поисков Варвары могут проясниться и
обстоятельства исчезновения вашей дочери. А, может, даст Б-г, и сама она
тоже отыщется.
- Вы себе не представляете, что она для меня значит! Фактически все свое
детство я проболела, и, когда впервые пришла к гинекологу, выяснилось, что
мне категорически запрещено рожать. Сначала требовалось пройти длительный
курс лечения. Но годы шли, я лечилась, а мнения своего гинекологи не
меняли. Тогда я поняла, что если так пойдет и дальше, то я навсегда
останусь бездетной. И я скрыла свою беременность от медиков. Появилась
лишь, когда была уже на восьмом месяце. Предотвратить роды уже не
представлялось возможным, и я родила. Под капельницей. При этом и я, и
ребенок постоянно находились между жизнью и смертью. От рождения у Симочки
было общее заражение крови. Мне пришлось бросить любимую работу и долгие
годы посвятить лишь одной цели - поставить ее на ноги. И мне это удалось!
Представляете? Удалось! Но теперь она исчезла, и я даже не знаю, жива ли
она...
В ее горле родился какой-то странный булькающий звук и она надолго
замолчала. Потом ей, видимо, удалось взять себя в руки.
- А какую работу вы из-за этого потеряли? - решился, наконец, спросить я.
Она пожала плечами.
- Нельзя же быть таким любопытным.
- Профессия... - каркнул я, как бы извиняясь.
Она снова пожала плечами.
- У меня была достаточно редкая специальность - театральный критик...
С такой мамой Сима, безусловно, могла быть самой красивой девочкой в
классе. Отс-старшая до сих пор сохранила женственность и обаяние. На ней
было вязанное платье бутылочного цвета с широким горлом, которое ей очень
шло, и я почему-то был уверен, что вязала она его себе сама. За время
нашего разговора она впервые улыбнулась.
- Оставим эту болтовню. Ведь вам нужны сведения, не так ли?
- Да, но ради общего дела, мы же с вами союзники,- заверил я.
- Возможно. - Она смотрела на меня уже с симпатией.
- Когда исчезла ваша дочь?
- Девятого февраля. Ушла на работу и не вернулась.
- И не оставила никакой записки?
- Нет, но... - Она пристально вгляделась в меня. Потом продолжила: - Через
день от Симы пришло письмо, которое было брошено в Москве. В милиции я
ничего об этом не сказала, иначе бы они совсем отказались от поисков. Так
что не подведите меня.
- А что было в письме?
- Она сообщала, что нашла хорошую работу. Но жить ей придется далеко,
поэтому она уехала, заранее не предупредив. Была уверена, что иначе я ее не
пущу. Конечно, я бы не отпустила!
- Так, может, с ней все в порядке?
- Вот видите! - Она всплеснула руками. - Как предусмотрительно я поступила,
не рассказав о письме в милиции... Во-первых, она обещала и в дальнейшем
хотя бы раз в месяц писать...
- А больше писем не было?
- Нет. А, во-вторых...
- Можно мне взглянуть на него?
Отс-старшая замерла в нерешительности.
- Я бы не хотела лишних неприятностей.
- Обещаю!
Она порылась в сумочке, извлекла сложенный вчетверо лист и протянула мне.
Там было всего несколько строк:

" Мама! Все в порядке! Мне предложили хорошее место. Это далеко, и я уезжаю
не попрощавшись, во избежание душераздирающих сцен. Писать буду раз в
месяц. Пришлю денег. Сима."

Я вернул письмо Отс. Нельзя сказать, чтобы оно было пронизано теплотой и
любовью.
- Это ее почерк?
- Конечно.
Удивительно.
- А какое у Симы образование? - поинтересовался я.
- Разумеется, высшее. Она - экономист. Причем, очень толковый, закончила
экономическое отделение МИМО. Но кого это здесь интересует?
- Вот именно, - подтвердил я.
Она удивленно вскинула брови.
- Что вы хотите сказать?
- Кого это здесь, в России, интересует, - повторил я, сделав ударение на
названии страны, проявляющей полное безразличие к хорошим экономистам.
- Я вас умоляю, - она протестующе подняла руку. - Наши экономисты не нужны
нигде. Там, где, в принципе, нужны экономисты, имеется достаточно своих.
- А Сима владеет какими-нибудь иностранными языками?
- Да, английским.
- А испанским?
- Нет, только английским. А почему вы спросили? Б-же мой! - ахнула она. -
Вы что-то знаете?
- О вашей дочке - пока ничего. Я пытаюсь нащупать параллели.
- Значит, вам известно, что Варвара в Испании?
- Есть такое предположение: во-первых, она владеет испанским, а, во-вторых,
лучшая ее подруга живет в Барселоне.
- Ада Бочарова?
- Да, хотя фамилия у нее сейчас другая - Карас.
- Когда-то я хотела, чтобы Симочка дружила с ними.
- Почему?
- Ну, девочки из интеллигентных семей... Этот боров ведь был дипломатом.
- Кто?
- Варин отец.
- Он и сейчас дипломат.
- Да? - Она поджала губы. - Неужели удержался? Какие они все-таки стойкие.
Будто оловянные солдатики.
- И Симочка с ними дружила?
- Не очень у нее получалось. Говорила, что они скучные. Да и ревновали они
к тому, как она выглядит да как учится. И ведь одевались намного лучше, а
мальчишки все равно бегали за Симой. Красивые и умные. Впрочем, с Адой
Симочка одно время дружила, пока в девятом классе не появилась Варвара...
Мимо прошествовала официантка Барсик, заинтересованно скосив глаза в нашу
сторону.
- Да вы ешьте, - спохватился я. Стол буквально ломился от яств.
- Да, да, конечно, - проговорила она, продолжая смотреть на меня странным
взглядом.
- Что вам налить?
- Все равно.
- Водку? Шампанское?
- Шампанское.
Я осторожно опустил горлышко бутылки в бокал и долго боролся с пеной.
Она спрятала письмо, извлекла из сумочки фотографию и положила на стол.
- Это кто? Ваша дочь?
- Да. - Только секунду назад она улыбалась, а сейчас с трудом подавила
рыдание.
Я взял снимок в руки. Неожиданно что-то случилось. Огненная волна прошлась
по телу, испепеляя внутренности. Наверное где-то в организме у меня
перемкнуло проводку. Я с трудом перевел дух.
С фотографии на меня смотрела... МАЛЫШКА!

- Я помогу вам ее найти, - буквально прохрипел я.
- Правда?
- И никаких денег не надо...

Г Л А В А 4

Третьего июля, в среду, самолет доставил меня в Барселону. Оттуда на
автобусе я добрался до Лорет. И на кого бы, вы думали, я наткнулся на
автовокзале? На Варвару Галаган!
Она лениво прогуливалась по залу ожидания в голубом бюстгальтере, такого же
цвета шортах и ела мороженное. Я смотрел на нее, не веря собственным
глазам. Ну кто бы мог предположить такое? Попадание в яблочко! Можно
победно рапортовать Лили и отправляться домой. Пришел! Увидел! Доложил!
Тут же я вспомнил про ту фотографию, и пыл мой несколько поостыл.
Я решил, что не мешает проследить за Варварой, чтобы сообщить клиенту
адрес, по которому обитает его толстозадое чадо.
Варвара доела мороженное, вытерла рот рукой, затем извлекла из болтающейся
на плече сумки ролики и переобулась. Потом кое как выбралась из здания на
улицу и покатила в сторону моря.
Пришлось вспомнить армейские времена, когда приходилось бегать с полной
выкладкой в тридцатиградусную жару. Роль полной выкладки выполнял чемодан.
За женщиной, которая едет на роликах, не так-то легко угнаться, даже если у
нее напрочь отсутствует талия. Темные очки съехали мне на кончик носа, я
тяжело и шумно дышал. Отдыхающие шарахались от меня в разные стороны, а
тех, кто не проявлял должной прыти, я поощрял чемоданом.
Наконец, Варвара вкатилась в холл гостиницы под названием "Вавилон любви".
Когда я ввалился туда же, буквально волоча по полу языком, она стояла у
стойки в служебной части помещения и о чем-то беседовала с портье.
Я заметил, что привлек внимание двух женщин, на которых кроме условных
плавок ничего больше не было надето. Они с интересом разглядывали меня,
словно это я был голый, а не они. Затем одна что-то сказала другой не то
по-голландски, не то по-грузински, и обе рассмеялись.
Я поспешил к стойке в надежде что-то услышать из разговора Варвары с
портье, поскольку к тому моменту уже кое что понимал по-испански, но она
как раз проговорила: "Аста маньяна"3, - и укатила куда-то за пальмы. Портье
выжидающе уставился на меня, и не успел я опомниться, как заказал номер.
Цены здесь были убийственные, не при господине Галаган будет сказано. Зато
в номере оказался кондиционер. Я разделся, принял душ и в блаженстве
растянулся на накрахмаленных простынях.
Что бы там ни утверждали пессимисты, а жизнь прекрасна!
Было слышно, как за распахнутым окном плещется море.
Конечно, жаль, что дело закончилось, по сути, не успев начаться. За свой
счет здесь оставаться не имело смысла. Особенно в таком дорогом отеле. Да
еще после этих разорительных операций с чилийским кофе.
Я потянулся к телефону, предвкушая победный доклад. Но та фотография! Как
же быть с той фотографией?

Дольше тянуть было невозможно. Галаган дожидался сейчас в Андорре около
одного из уличных телефонов-автоматов. И, наверное, сходил от нетерпения с
ума.
Я набрал номер.
- Да? - Тут же схватил он трубку.
- Это Крайский, - сообщил я, вкладывая в голос небывалый заряд бодрости. -
Я прибыл. Завтра же приступаю к розыску.
- Лучше было бы приступить сегодня. - Галаган заметно нервничал. - В какой
гостинице вы остановились?
Я свесил ногу с кровати и растопыренными пальцами зацепил смятое полотенце,
оставленное мной на ковре. Там крупными буквами было вышито название
гостиницы, которое я уже успел подзабыть.
- "Бэбилон оф лав", - прочитал я. - "Вавилон любви"
- Ну и названьице, - проворчал Галаган. - Кто только такие придумывает...

Итак, я скрыл от него то, что уже нашел его дочь. И только потом осознал,
сколько проблем теперь взвалил на свои плечи. Отныне нужно будет не только
делать вид, что поиски продолжаются, но и регулярно докладывать клиенту о
ходе расследования, промежуточных успехах и т.д. Т.е. напрягать фантазию,
которой природа меня, честно сказать, наградила весьма скупо. Ведь мне
никогда ничего не приходилось придумывать, кроме протоколов общих собраний
нашей фирмы "Гвидон" да небольших садистских рассказиков. А в остальном я
описывал лишь то, что происходило на самом деле.
Правда немного успокаивала возможность в любой момент протереть глаза и
обнаружить перед собой толстозадую Варвару - живое подтверждение моего
триумфа. Размышляя над всем этим, я заснул.
- ...Красавец, - раздался над моим ухом неприятный, скрежещущий голос, и я
резко повернулся.
На тумбочке рядом с кроватью восседал Тролль.
- Сколько нужно долбить, чтобы ты не смел меня тревожить во время сна? -
проворчал я, зевая. - Тебе хоть кол на голове теши!
- Ах-ах-ах! Мы изволили почивать.
- А где Малышка?
- Прибирается в ванной, - доложил он с презрением.
Разумеется! Ведь, согласно его представлениям, единственно достойным
занятием в этом мире было метать ножи, ломать чьи-то ребра и палить из
огнестрельного оружия во все стороны без разбора.
Тролль напялил на себя шорты, темные очки, белое кепи и выглядел как
заправский турист.
- Неплохое местечко, - одобрительно отозвался он в отношении Лорет де Мар,
- однако лучше бы нам поехать в Индию.
- Ни слова об Индии! - воскликнул я. - Мне по ночам уже снятся слоны, йоги
и магараджи!
Это было его заветной мечтой - хотя бы немного пожить в Индии.
- О, благословенный Бомбей! - взвыл Тролль, но появившаяся в этот момент
Малышка тут же урезонила его.
- Как тебе не стыдно! Бесследно пропала девушка, и перед Мишей теперь стоит
архисложная задача. Ведь он не может уронить своего реноме.
- Чего уронить? - уточнил Тролль.
- Реноме.
- А-а-а...
Малышка почему-то облачилась в черное вечернее платье с открытой спиной, а
к волосам ее была приколота роза. Теперь я смотрел на нее новыми глазами.
Ведь это была уже не просто моя Малышка, в каком-то смысле это была уже
Сима Отс.
- Ту, за которую мне заплатили деньги, впрочем, уже нашлась, - небрежно
сообщил я. - Но я хочу найти и вторую - экономистку. Во что бы то ни стало.

- Зачем? - настороженно поинтересовалась Малышка.
- Просто так. Ради спортивного интереса.
Тролль презрительно хмыкнул.
- Тоже мне задачка. Нашли одну - найдем и вторую. Нужно только немного
пораскинуть мозгами.
- В чужом городе? В чужой стране? При полном отсутствии информации? - не
сдавалась Малышка.
- Да, моя милая. Как два пальца...
С недавних пор между Малышкой и Троллем наметилось соперничество за право
считаться моим первым помощником. При этом Тролль явно манкировал своими
прежними обязанностями, и результаты не заставили себя ждать: на горизонте
замаячил вариант Малышки во плоти.
- По-моему, у тебя шапкозакидательское настроение, - сказал я Троллю.
И тем самым поддержал Малышку.
- Ничего подобного! - возразил он. - Ведь у нас все же имеются кое-какие
зацепки?
- Имеются.
- Какие?
- Во-первых, открытка...
- Та, которую нашли в доме Галаганов?
- Ага.
- Но какое это имеет отношение к другой девушке?
- Я исхожу из предположения, что оба исчезновения как-то связаны. Если
выяснится, что это не так, мы будем вынуждены капитулировать.
- Ладно, открытка, - согласился Тролль.
- Ну а, во-вторых, - подруга Варвары Ада Бочарова, в замужестве - Карас.
Проживающая с супругом в Барселоне.
- Замечательно!
- Между прочим, до того, как сдружиться с Варварой, Ада была близка с
молодой Отс. Здесь все переплетено. Даже в случае, если исчезновение Симы
впрямую не связано с Варварой Балабай, оно может каким-то образом выводить
на Аду.
- А что нам известно об Аде?
- О, это - своего рода мини-Лили. Организовала совместное предприятие, а
потом выскочила замуж за испанского банкира. Теперь, вроде бы, удалилась от
дел. Или, как сейчас выражаются, вышла из бизнеса. А, может быть, помогает
мужу. Не исключено, что именно с помощью Ады Варвара тут с кем-то
познакомилась. Ведь сначала на этом побережье высадилась Ада, а уже
значительно позже Варвара получила любовную открытку со штемпелем Лорет.
- А Сима как вписывается в данную схему?
- Она написала матери, что нашла хорошо оплачиваемое место. При этом, она -
экономист. Возможно, имелось в виду место в банке у Караса?
- А как она выглядит, голубоглазая блондинка?
- Судя по фотографии - да.
- Ха! - воскликнул Тролль. - Место в банке... Размечтались! Она - в
Объединенных Арабских Эмиратах!
Мы с Малышкой в четыре глаза уставились на него.
- В крайнем случае - в Саудовской Аравии, - продолжал Тролль. - Бедуины
любят голубоглазых блондинок.
- Ты хочешь сказать, что она попала в восточный гарем? - уточнила Малышка.
- Почему бы и нет? Как это сейчас делается? Обещали подыскать работу
гувернантки где-нибудь в Англии или Швеции - английский она знает и могла
бы ребенка обучать русскому, некоторым родителям на Западе этого почему-то
хочется до зарезу, так что выглядит правдоподобно, - а в Хитроу или еще
где: паспорт отобрали, кулаком в ухо, чтобы не очень трепыхалась, и на
Восток. Ей Б-гу! Дерет сейчас нашу красавицу, как Сидорову козу,
какой-нибудь лупоглазый шейх.
- Но ведь это - чистая выдумка! - не выдержал я. Сама мысль о таком
повороте событий была для меня невыносима. - Какие у тебя основания для
подобных утверждений?
- А может быть у тебя имеются более веские основания считать, будто
исчезновение Отс как-то связано с банкирским домом Карас?
- Ведь я не утверждаю, я делаю предположение.
- Я тоже. Наши с тобой версии совершенно равноправны.
- По-моему, в данном случае Тролль прав, - высказала свое мнение Малышка.
Это было уже что-то новенькое. Неужели она почувствовала, что в поисках
Симы Отс таится для нее какая-то угроза?
- Хорошо. - Я встал и задумчиво прошелся по комнате. Потом уставился на
Тролля. - А что ты, собственно говоря, предлагаешь?
- Мы Варвару нашли? - проблеял тот.
- Ну, нашли.
- Так сдай ее папочке и поехали в Индию.
- Пошел ты... - Я метнул на него разъяренный взгляд. - ...в Бомбей!!!

Тролль снял очки и куснул их за дужку.
- Ладно, - вздохнул он, - давай попробуем разыскать эту твою пассию. Хоть и
не нравится мне все это. У меня такое ощущение, что кто-то пытается
устроить корриду, в которой тебе отведена роль быка. Казалось бы, ты уже
достиг цели, вот она, Варвара, рядом, ты боднул красное, а впереди -
пустота. Ты вспоминаешь про пассию, глаза твои наливаются кровью, ты
наклоняешь вперед рога, начинаешь рыть копытами землю, и все повторяется
снова.
- Только, пожалуйста, без намеков, - воскликнул я, поймав на себе быстрый
взгляд Малышки, когда Тролль употребил слово "пассия".
- Мы в Испании, - счел своим долгом напомнить Тролль, - а здесь корриду
любят.
- Для начала, разумеется, нужно повидаться с Адой Карас, - проговорила
Малышка.
- Позвольте полюбопытствовать, зачем? - тут же забеспокоился Тролль. - Мне
кажется, что это может только навредить. Ведь они были подругами, не так
ли? Если Отс не желает, чтобы ее разыскали, то и Ада Карас ничего об этом
не скажет. Ну а, если с Отс все же что-то случилось, то, будь об этом
известно Аде, она бы уже давно сделала необходимые заявления.
- Почему же тогда ты так радовался, что супруги Карас живут в Барселоне? -
осведомился я.
- Потому, что отсюда до Барселоны рукой подать, и за ними можно установить
слежку.
- Слежку? В такую жару?
- Но ведь ты же сюда не прохлаждаться приехал на денежки господина Галаган!

Что ж, по сути - ничего нового. Я и раньше подмечал слабость Тролля к таким
дивным вещам, как подслушивание, подглядывание, перлюстрация и слежка.

Г Л А В А 5

Наши совместные рассуждения зашли в тупик: Тролль категорически возражал
против открытого посещения Ады Карас (предложение Малышки), а мне не
улыбалось таскаться за женой банкира часами по раскаленной Барселоне.
Поэтому я решил вообще ничего пока не предпринимать, познакомился с Гойей и
Аськой, а затем два дня валялся на пляже, оснащенный "вокманом". Без
особого успеха пытался собраться с мыслями. Несравненная музыка Элтона
Джона и голые титьки курортниц не очень-то стимулировали работу ума, и даже
наоборот - способствовали разгулу мечтаний. Перед глазами постоянно
возникали живописные картины спасения красавицы Симы витязем Крайским. В
холле гостиницы как-то промелькнула Варвара на своих идиотских роликах. К
счастью, господин Галаган меня первое время не тревожил. Видимо, не с руки
ему было, поскольку все телефоны в нашем посольстве прослушивались. Или он
боялся, что они по-прежнему прослушиваются.
Нужно сказать, что эти то ли голландки, то ли грузинки, которые положили на
меня взгляд еще в момент моего появления в "Вавилоне любви", практически не
давали мне прохода. Очевидно, в угоду законам литературы, в которую они так
стремились попасть (имеется в виду мой будущий роман), одна из них была
брюнеткой, а другая - блондинкой. Наконец, они разыскали меня на пляже,
когда я, от нечего делать зарывшись в песок по шею, лениво переругивался с
Троллем. Тролль делал отчаянную попытку заставить меня подвергнуть слежке
банкирский дом Караса.
Обнаружила меня блондинка в панамке, которая тут же принялась размахивать
руками и кричать дурным голосом, привлекая внимание подруги. Та бросилась в
нашу сторону со всех ног, тряся грудью. Она развила такую скорость, что
сбила шляпу с разомлевшего в шезлонге гиппопотамообразного мужчины, а затем
с видимым усилием затормозила у моей головы, чуть было не наступив на нее.
Я смотрел на них, словно закопанный в песок Саид на Федора Сухова.
- Инглыш? Франсэ? Дойч? - быстро проговорила брюнетка.
- Русский, - хмуро произнес я.
- О, но! - воскликнули обе в отчаянии.
Потом я сдуру ляпнул, что понимаю и немецкий, и английский тоже, если им
так угодно, после чего брюнетка сказала: О'кэй, а блондинка: Яволь.
В результате выяснилось, что они обе - норвежки.
- Вы уже подыскали здесь кого-нибудь? - поинтересовалась брюнетка.
- В каком смысле? - не понял я.
- Только не стройте из себя недотрогу!
- Все же в английском, видимо, я недостаточно силен, - вынужден был
признать я. - Давайте попробуем по-немецки.
Тогда вперед выступила блондинка.
- Как вы относитесь к лямур ля труа? - поинтересовалась она.
- Это по-немецки или по-французски? - уточнил я, чтобы хоть как-то выиграть
время.
- А вы - шутник.
Вообще-то, они были ничего себе - стройные. И возраст еще далеко не
бальзаковский. Если бы не та фотография и не Аська...
- К лямур ля труа?... - повторил я задумчиво.
- По-моему, он покраснел, - проговорила брюнетка.
Еще не хватало, чтобы они меня приняли за чистоплюя!
- Солнце жжет - вот и покраснел.
- Бедняжка!
Блондинка сняла с себя панамку и набросила ее мне на голову.
- Вы в каком номере остановились?
Я сказал.
- А почему вечерами не бываете на террасе?
- Да все как-то не складывалось...
- Вечером мы к вам заявимся, - безапелляционно заявила брюнетка. - Ее зовут
Соней, а меня - Лив.
Они повернулись и пошли, изящно ступая по песку. На них, как и в прошлый
раз, были лишь узкие плавки: со стороны попы - чистая веревочка.
- Ну, что скажешь? - насмешливо обратился ко мне Тролль.
- Неплохие задницы, - неопределенно пробормотал я. - Поживем - увидим. Ты
ведь знаешь, я не ханжа... Но после фотографии и Аськи...
- Хорошо, что Малышка осталась в номере, - гнусавым голосом проговорил он.
Делал вид, что его это по-прежнему заботит.
Я выбрался из песка, извлек из сумки крем против солнечных ожогов и
протянул ему.
- Разотри-ка мне спинку.
- Совсем свихнулся на сексуальной почве! - возмутился Тролль. - Как я тебе
разотру спинку? Я же фантом!!!

Подойдя к "Гамбургерам и сосискам", я увидел, как из дверей пулей вылетела
Аська и умчалась в сторону соседнего ресторана.
- Что это с ней? - поинтересовался я у Гойи.
Тот сидел за стойкой, нахлобучив на нос очки, и читал газету.
- А, - махнул он рукой, - что-то с желудком. У тебя новая панама?
- Сувенир... Странно у вас тут курортники ведут себя.
- Ты о чем?
- Ну, как бы это сказать... Словно каждому вкололи в задницу добрую порцию
конского возбудителя.
Он смял газету и с интересом уставился на меня.
- Одним словом, больно уж они сексуально озабоченные.
- А ты в какой гостинице остановился?
- В "Вавилоне любви".
- Ха, - воскликнул Гойя. - Поздравляю! И как ты туда попал?
- Чисто случайно, шел по улице...
- Невероятно! Знаешь, что это за отель? Туда специально трахаться приезжают
- любители свободной любви. Сегодня Пит трахается с Мэри, а Бил с Сандрой,
а назавтра наоборот. А на третий день, может, и Пит с Билом побалуются,
бывает и такое.
Я остолбенел. Глядя на меня, он расхохотался.
- Не стоит расстраиваться, в жизни случаются вещи и похуже.
Нельзя сказать, чтобы я уж очень расстроился, просто для меня это было
неожиданностью. Но потом я рассмеялся вместе с Гойей.
- Только не говорите Аське, - попросил я.
- Заметано. Что будешь пить?
Он ждал ответа.
- А чем Аська отравилась?
- Думаю, мороженного переела.
- Тогда "Голубую лагуну".
- Ну ты и тип, - проговорил он. - Может кебаб?
- Ни в коем случае!
- Ладно.
Он подал мне коктейль и вновь уткнулся в газету.
- То-то я смотрю, что там на каждом шагу автоматы с презервативами, - подал
я голос.
Гойя не ответил.
Я принялся обдумывать услышанное. Варвара приехала сюда по зову человека,
чье тело "жаждет" именно ее. И вдруг свободная любовь! Сегодня - с Питом,
завтра - с Билом... Что-то здесь не совсем вяжется.
- Интересно, интересно, - проговорил между тем Гойя. - Новые сведения о
девушке, которую зарезали в Аквапарке. Оказывается, она была русской.
- Где зарезали девушку? - переспросил я, затаив дыхание.
- А ты еще не слышал? Тут, у нас в Лорет. На вот, погляди.
Он протянул газетную полосу с большой фотографией девушки. Рядом была
вторая, поменьше, на которой она распласталась возле бассейна с застывшим
взглядом. Нет, не Сима. У меня отлегло от сердца.
- На первой фотографии она еще вроде живая, - заметил я.
- Это с паспорта, который нашли у нее в сумочке. Паспорт, между прочим,
немецкий. Выдан на имя некой Эльзы Кук. Но когда начали разбираться,
выяснилось, что документ этот настоящей Эльзой Кук уже давно утерян, о чем
своевременно сделано заявление в полиции. А фотография - та, которую ты
видишь, вклеена совсем недавно.
- Но почему решили, что она была русской? Объявились знакомые или
родственники?
- Никто не объявился, хотя знакомых или родственников усиленно ищут. Просто
у нее в сумочке обнаружили записку с перечнем продуктов, которые она,
видимо, должна была купить. Написана на русском языке. Конечно, это еще
ничего не доказывает, но выдвинуто предположение, что она русская. Там
внизу - фотография записки.
Я принялся читать: "Булочки, масло, креветки, сыр, соль, сметана, помидоры,
огурцы, зеленый лук, салат, редиска". Странный почерк... К тому же что-то
меня в этом списке смущало, что-то настораживало.
- М-да, - сказал я глубокомысленно и вернул газету.
- Вот тебе и сюжет для романа.
- Я ведь уже говорил, что пишу только о том, к чему имею непосредственное
отношение.
- Фантазии маловато?
- Не в этом дело. Я ведь в первую очередь не писатель, а частный детектив.
Назвал себя детективом, и тут же осенило: соль! В этом списке меня смущает
соль!
- В статье ничего не говорится о ходе расследования? - взволнованно
поинтересовался я.
- Кое что есть. Хотя похоже, что следствие зашло в тупик. На первом этапе
наиболее важным было определить личность убитой. А сделать этого не смогли.

- Продавцов опрашивали в местных продовольственных магазинах? Никто ее не
опознал?
- Опрашивали, но никто не опознал. Да и не мудрено: в городе десятки тысяч
отдыхающих. А ты задаешь неглупые вопросы. - Он иронически улыбнулся.
- Пошел ты!
Я допил коктейль и встал.
- Асе привет. Что-то она там засиделась.
- А у нее в ресторане подружка работает. Кармен.
- Привет ей.
Я вышел на улицу. Но тут же вернулся обратно.
- Как, говоришь, называется газета? - Ткнул пальцем в ворох разбросанных по
стойке листов.
- "Каррера делла Серра".
- Очень занятно.
- Еще бы! У нас ведь тут не каждый день девушек убивают. Особенно при столь
таинственных обстоятельствах.

Бык Крайский настороженно повел шеей. Перед его взором вновь возник кусок
красной тряпки, на котором была вышита статья из газеты "Каррера делла
Серра". Один из пикадоров выехал на арену с коктейлем "Голубая лагуна"
наперевес и ловко воткнул его в кинувшегося на него детектива. Бык Крайский
ошалел от удара. Пикадор обнажил денер-кебаб и поставил свою лошадь таким
образом, чтобы ему удобнее было поразить врага. Однако на сей раз Быку
Крайскому удалось увернуться...

В ближайшем киоске я приобрел нужный номер газеты и поспешил в гостиницу.
Ножницами вырезал фотографию с запиской, пресек в зародыше расспросы Тролля
и отправился к портье.
- Могу я послать факс?
Мой взгляд остановился на кончике галстука, потом по этому галстуку
добрался до подбородка, после чего, наконец, достиг лица. У парня было
минимум два метра росту. Я мысленно окрестил его Циркулем.
- Разумеется, сэр.
"Сэр" он добавил, очевидно, потому, что я обратился к нему по-английски.
- Сюда, пожалуйста.
Я увидел дверь, посреди которой красовался огромный восклицательный знак.
Знак выглядел весьма зловеще, и я с опаской заглянул внутрь. Комната, как
комната: несколько компьютеров и телефон с факсом. Сидящая за одним из
столов девушка оторвала взгляд от монитора и улыбнулась.
- Мне нужно послать факс.
- Конечно-конечно. Какой у вас номер?
Я показал ей ключ с биркой. Она сделала отметку в журнале.
- А у вас здесь строго, - заметил я.
- Ничего подобного, просто плата за пользование факсом войдет в общий счет.

Она подвела меня к аппарату.
- Сначала нужно нажать здесь, потом набрать номер, а потом - эту круглую
кнопочку, на которой написано "Старт".
- Понятно.
Она отвернулась.
Я приписал к вырезанной записке несколько слов от себя, сунул ее в аппарат
и набрал номер Лили. Валики аппарата завертелись.
Соль! Неужели мое подозрение подтвердится?!

- Пока ничего не хочу объяснять! - отрезал я. - Подождем ответа.
Тролль бегал по комнате, отчаянно жестикулируя.
- И это называется, мы работаем в одной команде?! Ты можешь по крайней мере
намекнуть, на какой именно вопрос ждешь ответа?
- Отстань!
- Нет! Это ни в какие ворота не лезет!
- Неужели ты не видишь, что он нервничает, - вступилась, как обычно, за
меня Малышка. - Он весь в ожидании. А тут еще ты.
Она поцеловала меня в щеку.
Я вспомнил, что еще не подготовлена почва для прихода норвежек.
- Сегодня может кое-что случиться, Малышка, - сообщил я, - но ты должна
знать, что это ровным счетом ничего не значит.
- О чем это ты? - тут же вмешался Тролль.
- Я не с тобой разговариваю.
Малышка притихла.
- Тебе ничего не угрожает? - испуганно спросила она.
- Нет, тут другое... Видишь ли, иной раз так складываются обстоятельства,
когда приходится жертвовать собой не только в прямом, но и в переносном
смысле... Отдать тело на растерзание, это ведь еще не означает предать.
- Ага, ожидается нашествие развратных женщин! - догадался Тролль.
- Мерзкое ты создание.
- Я - это ведь тоже ты.
Действительно. Я прикусил язык. Иногда я об этом напрочь забываю.
- Миша, что он сказал? - жалобно поинтересовалась Малышка.
- Поживем - увидим. Может быть еще ничего и не произойдет...

Конечно, в жизни иной раз случается совсем не так, как ожидаешь - спору
нет. Вполне могло бы и не произойти. Но произошло.
Когда наступили сумерки, я отправился за шампанским. "Вавилон любви"
пробуждался. Теперь я на все здесь смотрел другими глазами: и на
развешанные повсюду картины откровенно эротического характера, и на
обнаженные до предела тела, и на разбросанные по журнальным столикам
брошюры о важности предохранения и о СПИДе...
На террасе уже было людно. Если я правильно понял, здесь происходило что-то
вроде смотрин. Люди сидели за столиками, поглощали коктейли и бесцеремонно
пялились друг на друга. Некоторые прогуливались вдоль освещенного
разноцветными прожекторами бассейна, на поверхности которого плавали
надувные шары.
Время от времени кто-то к кому-то приближался и происходили переговоры,
сопровождаемые бесстыдными ухмылками.
- Вы заняты? - спросила меня рыжеволосая девчонка, совсем еще молоденькая.
Она немного стеснялась, но такой похотливой улыбки я еще никогда не
встречал.
- Увы, - с сожалением отозвался я.
Она обиженно поджала губы. Конечно, если бы не та фотография, не Аська и не
норвежки...
Меня начала подогревать окружающая действительность.
Соня и Лив словно сквозь землю провалились. Я вернулся в номер.
Очевидно, Тролль рассказал Малышке о происшедшем на пляже, поскольку в
комнате ее уже не было.
- Ублюдок, - бросил я ему.
- Я - это ведь тоже ты.
- Знаю. - Мой голос прозвучал вызывающе.
- Ах, - осклабился он, - у нас приступ самокритики!
- Только глядя на тебя, я начинаю понимать, насколько я омерзителен, -
объяснил я ему.
Тролль собрался было ответить, но в этот момент раздался стук в дверь.
- Должен же был кто-то тебе открыть на правду глаза, - все же проговорил
Тролль и отвесил глубокий поклон. - Наконец-то мои заслуги оценены по
достоинству.
- Пшел вон, - сказал я ему.
Это были Лив и Соня. Сверх ожидания они оказались облачены в массу
замысловатых одежек: легких, полупрозрачных. Они дышали свежестью. Они
улыбались.
Не такая уж плохая гостиница, доложу я вам.
- По какому поводу маскарад? - поинтересовался я.
Честно говоря, я был уверен, что они заявятся в своих традиционных плавках.

- Совсем еще зеленый, - проговорила Лив и расхохоталась.
- И вовсе необязательно, - возразила Соня. - Возможно, в России другие
представления об эротике.
- Или у него просто фантазии маловато, - подхватила Лив.
Я вспомнил Гойю. Далась им моя фантазия.
- Сначала Соня разденется перед тобой, - принялась объяснять Лив. - Она
делает это бесподобно. А потом ты разденешь меня.
Соня извлекла из своего капрона аудио-кассету и вставила во вмонтированный
в стену магнитофон.
- Ш-ш-ш а!!! - произнес прерывистый женский голос под звуки
электросаксофона. - Ш-ш-ш а!!!
Легкий платочек соскользнул с Сониной шеи и плавно опустился на ковер...

В клубке из слегка вздрагивающих обнаженных тел на кровати мое было,
кажется, средним. Хотя с уверенностью этого не мог бы сказать никто.
- Мы тебе нравимся? - поинтересовалась Соня.
- Да, конечно, - отозвался я.
- Повторим еще раз?
- Почему бы и нет?
- Налей шампанского.
Не без труда я добрался до журнального столика и наполнил бокалы.
Лив спала. Я слегка наклонил один из бокалов над ее животом, и тонкая
струйка потекла на пупок. Она проснулась и рассмеялась.
- Вы мне очень нравитесь, - повторил я. - Но мне понравилась еще одна
женщина. Может быть поможете ее разыскать?
- О, какая любвеобильность! - воскликнула Лив.
- Никому не отдадим нашего пухленького мальчика, - добавила Соня.
- Помните тот день, когда я приехал? Когда вы первый раз меня увидели?
- Еще бы! Такое не забывается.
- В тот момент с портье разговаривала одна женщина.
- Мы ведь смотрели на тебя, дорогой.
Пришлось описать им Варвару как можно более подробно.
- Послушай, здесь столько баб, - проговорила Лив.
- Неужели тебе могла понравиться женщина с такой фигурой? - удивилась Соня.
- Видишь, я была права, когда говорила, что в России, очевидно, другие
представления об эротике.
- Она была на роликах, - заметил я.
- Ах, вон в чем дело! Мы тоже умеем кататься на роликах.
Я приуныл.
- Лив, одевайся, - решительно сказала Соня. - Нельзя оставлять друга в
беде.
Потом они схватили меня под руки и уволокли к лифту. Мы спустились к
портье.
Циркуль стоял в одиночестве за стойкой, всеми позабытый в этот час, и
ковырял ручкой в носу. Норвежки сходу взяли его в оборот.
- В нашем отеле живут русские женщины?
Циркуль попытался собраться с мыслями:
- Во всяком случае, не так много. Но если ему обязательно нужна русская, на
панели их хватает.
- А где у вас в городе панель? - заинтересовалась Лив.
- На этот вопрос я не могу ответить.
- Она у вас что, засекреченная?
Циркуль глупо улыбнулся и развел руками.
- Ему нужна определенная русская женщина. У него странный вкус, - заметила
Соня.
Я снова принялся описывать внешность дочери чрезвычайного и полномочного.
Циркуль напрягся:
- Не могу вспомнить.
- По-моему, ее зовут Варвара.
В его глазах мелькнула тревога. Он испытывающе посмотрел на меня, потом
фальшиво рассмеялся.
- Вынужден вас разочаровать, молодой человек, - сказал он. - Та женщина, о
которой, очевидно, идет речь, не отдыхает в "Вавилоне любви". Она -
совладелица отеля.
Лив присвистнула. Я стоял, словно громом пораженный.
- Ничего страшного, - попыталась успокоить меня Соня. - Попробуй за ней
приударить. Может, у тебя и получится.
- Госпожа Варвара замужем, - проговорил Циркуль. - И муж госпожи Варвары
тоже находится здесь.
- И он тоже совладелец отеля? - подала голос Лив.
- Совершенно верно.

Г Л А В А 6

Утром меня разбудил телефон. Нащупав, не разлепляя век, трубку, я услышал
голос Циркуля, сообщавшего, что на мое имя прибыл факс.
- Доставить его в номер, или вы спуститесь?
- Давайте в номер.
Я сладко зевнул и сделал потягушеньки. Через минуту горничная занесла
широкий конверт и осторожно положила на одеяло. Я любезно кивнул ей и вынул
сложенный вдвое лист. Черт побери! Фантастика! Я оказался прав на все сто
процентов! Экспертиза подтвердила, что записка, найденная у лже-Эльзы Кук
("...сыр, соль, сметана..."), и открытка из квартиры Галаганов("...после
серфинга оно покрывается морской солью...") написаны одной и той же рукой!
Слово "соль"! Почерк весьма необычный, и когда я увидел одно и то же
слово...
Однако, это связывает воедино исчезновение Варвары и убийство незнакомой
девушки!

"Глаза Быка Крайского налились кровью и он в нетерпении забил копытом..."

К сожалению, фантомов в комнате не было. А с Троллем я бы, пожалуй, сейчас
обменялся некоторыми соображениями. Я принял душ, оделся и вышел из отеля.
Окрестности представляли собой гигантскую форму, залитую расплавленным
солнцем. Я заглянул в "Гамбургеры и сосиски".
- Вот он,- громко объявил Гойя.
Аська выскочила из кухни.
- Ты почему меня вчера не дождался? - с обидой проговорила она.
- Ну-у-у, Гойя сказал, что ты пошла к своей подруге Кармен... и я решил...
- А я прочла твою книгу!
- Правда? - На какое-то мгновение я забыл про сенсационную новость. - Тебе
понравилось?
- В общем-то, да, хоть и не верится, что все это происходило лично с тобой.
В действительности тебе бы уже давно голову отвинтили. Ведь я все же имею
некоторое представление о русской мафии.
- Милая моя. - Я не смог удержаться от высокомерного тона. - Между прочим я
служу в "Гвидоне" и нахожусь под непосредственным покровительством Лили.
Тебе это ни о чем не говорит?
- Да нет. - Она сморщила носик.
- Это потому, что ты не знакома с Бондо, Чарли, Миксером и остальными.
- А почему ты пишешь только о том, что происходило на самом деле?
- Потому что этого вполне достаточно.
- Фантазии у него маловато, - проговорил Гойя, ставя передо мной бокал
"Голубой лагуны".
- Может и так, - согласился я.
Неожиданно за моей спиной раздался оглушительный хохот. Я чуть было не
поперхнулся коктейлем. За столиком напротив окна сидел пожилой мужчина в
легком кремовом костюме, с выпуклыми карими светящимися глазами и
серебристой бородой. Он что-то быстро проговорил по-испански и вновь
залился смехом.
- Что он сказал? - поинтересовался я у Гойи.
- Не принимай на свой счет. Это один из моих постоянных клиентов. Его зовут
Моралес. Он часто вот так задумывается над чем-то, а потом начинает
хохотать. Немного странный тип. Сейчас он высказал любопытство по поводу
того, каких людей на свете больше: с фамилией Гомес или с фамилией Эскобар.

- Действительно, очень смешно, - согласился я. - А еще смешнее было бы
узнать по поводу людей с фамилиями Мюллер и Хильдебрандт, Лившиц и
Рабинович, Ларсен и Карлсон, Сантуш и Барбоза, Танака и Накамото...

Покинув Гойю и Аську, я направился в Аквапарк. От центрального автовокзала
каждые десять минут туда уходил автобус. Когда я прибыл, выяснилось, что
Аквапарк находится за высокой стеной, а перед ним, на большом, пыльном
пустыре изнемогает от солнца извивающаяся змеей очередь.
Пришлось пристроиться в самый хвост. Непосредственно передо мной оказалось
многочисленное семейство из Индии. Глава семейства - высокий индус в белой
чалме - был буквально увешан золотом. Впрочем, и на его жене и на детях
драгоценных побрякушек тоже хватало. Я вспомнил о Тролле, о его мечте
поехать в Индию. Где, интересно, они сейчас с Малышкой пропадают?
К счастью, очередь двигалась довольно быстро. Я купил билет и вслед за
семьей индуса пробрался на территорию Аквапарка.
Вообще-то, тут было довольно мило. Всевозможные аттракционы: горки, с
которых летишь, будто угорелый, и, наконец, плюхаешься в бассейн с водой.
Был здесь и водоем с искусственной волной. Когда ее отключали, люди
разбредались по территории, но стоило волне покатиться снова, и все тут же
с гиканьем устремлялись в воду, словно в километре отсюда не плескалось
божественное и прекрасное, совершенно натуральное Средиземное море.
Честно говоря, на волну мне было начхать. Не мешкая, я направился к
переплетению из трех гигантских сигар - самому высокому сооружению в
Аквапарке. Его было видно отовсюду. По каждой из сигар мчались вниз
восторженные курортники. А не стоило бы им проявлять столько
легкомысленности и беспечности.
Я отыскал небольшую тенистую лужайку и разделся. Рядом вопил маленький
ребенок, которому мамаша пыталась засунуть в рот кусочек чищенного яблока.
Я поправил резинки на плавках и, примериваясь, еще раз окинул взглядом
переплетенные сигары. По ним в искрящихся на солнце брызгах воды неслась
бесконечная череда загорелых тел. Сигары были разного уровня сложности. Та,
к началу которой нужно было забираться на самый верх, являлась наиболее
длинной и крутой, и на ней удавалось развить наибольшую скорость. Я выбрал
именно ее. Наверху поочередно дежурили молодые ребята в форменных белых
костюмах, следящие за тем, чтобы между скользящими вниз людьми
образовывался достаточный промежуток, и чтобы они не сталкивались между
собой в процессе движения. Ощущение во время спуска возникало довольно
острое. Новички двигались скромно - ногами вперед, завсегдатаи же чуть ли
не прыгали в сигару головой в целях получения максимального удовольствия. Я
посчитал, что скромность все же украшает человека, когда достиг, наконец,
вершины и покатился вниз. Скорость оказалась не такой впечатляющей, как я
предполагал. Зато сигара постоянно виляла то в одну сторону, то в другую,
что ограничивало поле видимости до нескольких метров. В итоге, на
протяжении всего спуска я как бы оставался наедине с самим собой.
Разумеется, в такой обстановке могло произойти все, что угодно. Тем более,
что хотя вокруг резвилась масса народу, никому не было до тебя дела. В
общей сложности я совершил спуск четыре раза. Однажды по пути я догнал
девчонку без лифчика и буквально в обнимку с ней плюхнулся в воду. Три
недели назад точно так же и именно из этой сигары в воду плюхнулся труп
лже-Эльзы Кук с воткнутым в ее сердце ножом...

Я вытерся, а потом еще минут десять разглядывал зловещий раструб,
изрыгнувший в воду тело девушки. Рядом находился раструб сигары поменьше. А
чуть поодаль заканчивалась самая маленькая сигара (для детей и начинающих).

В первый момент тогда никто даже не сообразил, что случилось. Лишь когда
труп всплыл на поверхности бассейна, началась паника. Убийца мог выбрать
только один из следующих способов: либо уйти вниз непосредственно перед
девушкой, потом замедлить движение, дожидаясь когда она приблизится, чтобы
всадить в нее нож, либо, наоборот, уйти в горловину вслед за ней, а потом
ускориться и догнать. Теоретически существовал и третий вариант: ее мог
убить служитель, дежуривший на вышке. Ведь, дозируя поток желающих
прокатиться, он пропускал к старту всех поодиночке, держал руку на плече и,
наконец, наклонившись, произносил: О'кэй. Газеты писали, что полиции
удалось воссоздать ход событий. Непосредственно перед лже-Эльзой Кук
отправилась вниз супружеская чета Квалфос из Бельгии, вслед за ней -
китаянка Ши Му. На вышке дежурил студент из Барселоны по имени Мигель. Все
они подверглись тщательной проверке, подтвердившей их полную
непричастность. Оставалось поверить, что несчастная жертва по собственной
прихоти вогнала в себя лезвие. Один из свидетелей утверждал, будто бы видел
девушку в очереди у сигары средней длины. Однако принципиально это ничего
не меняло, поскольку в итоге она все равно спускалась по самой большой
сигаре. Даже если свидетель не перепутал и девушка действительно стояла в
другой очереди, то это означало лишь, что потом она перешла из одной
очереди в другую. Ведь сигары переплетались, но никакого непосредственного
сообщения между ними не было.
По утверждению супругов Квалфос они никого не обгоняли, никто не обходил
также китаянку Ши Му. Кто-то из них? Или все же Мигель?
Что я тут делаю? - вдруг подумалось мне. Варвару я разыскал, задание
выполнил. Девчонка, которую убили, мне совершенно незнакома. И никаких
следов Симы Отс.

Вернувшись в гостиницу, я на всякий случай решил позвонить Симыной маме. И
в итоге не пожалел.
- Тут выяснились кое-какие подробности, - сообщила мне она. - Одна из моих
знакомых незадолго до Симыного исчезновения видела ее вместе с Варварой в
кафе. Они что-то долго обсуждали на повышенных тонах.
- Варвару я разыскал, - проговорил я. - Но никаких следов Симы пока не
обнаружил.
- Погодите, если вы разыскали Варвару, спросите у нее...
- В том-то и дело, что не могу. Собственными средствами, к сожалению, я
сейчас не располагаю, и, если выяснится, что Варвара уже найдена, мне
придется тут же отправляться домой.
Черт меня дернул импортировать кофе в Свазиленд!
- Так вы скрываете от Галагана, что Варвара нашлась?
- У меня нет другого выхода.
- Понимаю... Вы - самый удивительный человек из всех, кого я встречала.
- Постараюсь продержаться как можно дольше... К сожалению, Галаган
находится неподалеку, и мне вряд ли удастся долго водить его за нос.
Она начала хлюпать носом, и я положил трубку на полуслове, сделав вид, что
связь прервалась.
Перед глазами снова возникла та фотография.
Куда же ты сгинула, радость моя? Солнце мое ненаглядное? Малышка, которую
Творец воссоздал по моему собственному проекту!
От нечего делать набрал номер Барсика и поинтересовался, как поживает
Саймон.
- Скучает по тебе.
- Мой пупсик.
- А ты скоро приедешь?
- Думаю, что да. Дай ему трубку.
- Тяф, - донеслось до меня.
- Саймон, это ты?
- Тяф...
- Узнаешь хозяина?
Мне почему-то очень захотелось домой. Не смотря на все прелести курортной
жизни.
В дверь постучали.
- Ладно, пока, - сказал я и повесил трубку.
- Привет, Майкл!
- Привет, Соня!
Она была в своих обычных плавках. Содрала с меня шорты и трусы и повалила
на кровать.
- Плохи дела, - сказала она, тяжело дыша.
- Почему?
- Муж твоей пассии - человек серьезный. Немец, да к тому же еще и доктор.
Доктор Мебель. Вряд ли у тебя что-то получится.
- А где Лив?
- В соседнем номере, охмуряет одного дедушку.
- Понятно. - Я тоже начал тяжело дышать. - Как ты говоришь? Доктор Мебель?
У него что, фамилия такая?
- Да, - прохрипела Соня. - А что тут особенного?...

Г Л А В А 7

Доктор Мебель... Именно он написал открытку молодой Галаган. Но ведь это
означает, что и список с перечнем покупок, найденный у убитой, тоже его рук
дело. К тому же он - немец, и фиктивный паспорт - немецкий.
Сима... Сима... Сима... Незадолго перед отъездом она встречалась с
Варварой. Пожалуй, Тролль прав: пора установить слежку. Но не за Адой Карас
- какого черта?! - а за самой Варварой Галаган. Или Варварой Мебель - как
ее там теперь?
На следующий после посещения Аквапарка день - это было шестое июля, суббота
- я захватил книгу с рассказами Фицджеральда и занял исходную позицию в
холле гостиницы. У стойки в тот момент дежурил не Циркуль, а какой-то
другой портье. Пробежав взглядом по оглавлению, я выхватил название "Опять
Вавилон" и раскрыл книгу на нужной странице. И тут же из-за пальм
выкатилась Варвара на своих дурацких роликах. Портье вытянулся по стойке
смирно. Варвара чуть было не сшибла кадку с фикусом, потом выскочила
наружу, как будто ее вышвырнула какая-то неведомая сила, и взвинтила темп.
Захлопнув книгу, я выбежал вслед за ней. Да что же это за наваждение
такое?! Я мчался вдоль улицы, сопровождаемый ленивыми взглядами отдыхающих.
Белый на сей раз лифчик Варвары мелькал далеко впереди. Потом она свернула
на поперечную улицу. Когда я достиг нужного перекрестка, ее и след простыл.
Черт подери! Черт подери!! Черт подери!!! Я был насквозь пропитан потом..
Пришлось плюнуть на слежку и отправиться к морю. А там, сбросив футболку и
шорты, в изнеможении упасть в набегающую волну.
Нужно что-то изменить, переделать на свой манер! Невозможно гоняться за
Варварой по побережью, когда она летит на своих роликах, будто бризантный
снаряд. Взять на прокат машину, что ли?
Размышляя об этом, я заплыл далеко за буйки. Впереди маячил лишь одинокий
катамаран. Я приблизился к нему и чуть не захлебнулся от удивления: на
катамаране восседала Аська собственной персоной.
- Эй, там, на шхуне! - закричал я, отфыркиваясь. - Приказываю немедленно
остановиться! Пограничный контроль!
Она замерла, затем развернула катамаран в мою сторону.
- Миша, как ты меня разыскал?!
- Все же я - детектив в какой-то мере.
- Здорово! Теперь я верю, что ты - настоящий сыщик!
Я поднатужился и, кряхтя, забрался не соседнее сиденье.
- К Гойе приехала дочь, и он заставил ее повозиться на кухне. А меня
отпустил.
- Знаю, - беззастенчиво соврал я.
- Но я никому не говорила, что собираюсь взять напрокат катамаран!
Я скромно потупился. И тут мне пришла в голову одна идея.
- Послушай, кажется ты умеешь кататься на роликах? Ведь именно на роликах
ты врезалась у Гойи в чан с зеленью?
- Ну и что? Чан не пострадал.
- Научи меня, пожалуйста!
- Тебя? А ты не умеешь?
- Нет, но я когда-то неплохо катался на коньках. Я даже ходил в секцию
фигурного катания в первом и во втором классе. А потом нашего тренера
посадили в тюрьму.
- Ого, - сказала Аська. - У тебя, оказывается, и детство насыщенно всякими
криминальными историями.
- Так научишь?
- Можно попробовать. А потом мы с тобой разъедемся в разные стороны?
- Никогда!
Мне почему-то вспомнились норвежки. Мимо проследовал пассажирский катер,
оставляя на изумрудной поверхности белые следы. Катамаран развернулся в
сторону берега. Фигурки людей на песке напоминали маленьких жучков. Над
пляжем поднимались пальмы, а еще выше над ними - пестрящие многочисленными
рекламными объявлениями здания отелей.

В тот же вечер нам удалось раздобыть две пары роликов. Помимо ботинок с
колесиками в комплект входили наколенники, налокотники, "наладонники" -
перчатки с вырезами для пальцев, - и пластмассовая каска.
Посреди центральной улицы была довольно большая площадка с детской
каруселью. Рядом оставалось еще достаточно свободного места.
- Здесь, - решила Аська.
Я облачился в доспехи и почувствовал себя канадским профессионалом. Аська
разогналась и сделала пируэт. Она порхала по мраморным плитам, словно
пушинка. Из соседнего ресторана доносились звуки "Ламбады". Я встал на
ролики и сделал несколько осторожных движений. Ничего страшного не
произошло. Тогда я покатился более смело, и карусель тут же нашла меня. Во
избежание столкновения я уселся на задницу, а Аська на большой скорости
закружилась вокруг моего раскоряченного на плитах тела.
- Неправильно. Ты не должен резко отталкиваться, это ведь не коньки. Вот
как нужно.
Я попробовал.
- Неправильно!
Бедный я, бедный. И все же постепенно дело пошло на лад.

Когда, уставший, еле волоча ноги, я появился в отеле, таща на горбу мешок с
реквизитом, вновь дежурил Циркуль.
Увидев меня, он пошарил рукой под стойкой и протянул мне конверт:
- Это вам.
- Откуда? - произнес я удивленно.
- Приходил какой-то парень. Приблизительно час назад. Просил передать.
На конверте стояло лишь: "for Michael Krayski".
Я поблагодарил его и поднялся в номер. Там меня дожидался Тролль.
- А где Малышка? - поинтересовался я.
- Он еще спрашивает! Как будто не знает эту ревнивую особу. Вчера устроил
оргию, сегодня целый день увивался на роликах вокруг официанточки из
вертепа... А потом появляется как ни в чем не бывало и интересуется
Малышкой!
- Этого требовали интересы следствия!
- Чего требовали? Оргии?
- Хотя бы!
- Тогда, может, поделишься результатом?
- Охотно! - И тут неожиданно для самого себя я произнес: - Результат таков,
что нам здесь больше нечего делать. Следы Симы обнаружить не удалось.
Потом я заметил, что все еще держу в руках нераспечатанный конверт. Почти
машинально вскрыл его. Внутри оказался клочок бумаги с написанным по-русски
сообщением: " Сима Отс в безопасности, пока жива Эльза Кук". Очевидно, у
меня отвисла челюсть, поскольку Тролль, сделав в воздухе сальто-мортале,
уселся на мои плечи и тоже заглянул в записку.
- Значит, следы Симы не обнаружены? В высшей степени любопытно!
- Но откуда... - У меня пересохло во рту. Я хотел сказать, что никому на
белом свете, за исключением мамы Отс, не было известно, что я пытаюсь
разыскать Симу...

"На какое-то время Бык Крайский замер. Он словно бы находился в прострации
и куадрилье пришлось затратить немало усилий, чтобы вывести его из этого
состояния. В ход пошло последнее средство - записка. Да еще какая! В ней
напрямую упоминалась Сима Отс. Тореро помахал этой запиской перед носом у
Быка Крайского и тот вышел из оцепенения. Его копыта вновь принялись
взрыхлять землю..."

- От этого и пляши, - посоветовал Тролль.
- Отчего "от этого"?
- Ну, ты ведь сам сказал: никому не было известно. Вот и пляши.
- И спляшу.
- Чудес-то на свете не бывает.
В дверь постучали.
- Погаси свет, - распорядился Тролль.
Я был настолько поражен случившимся, что беспрекословно подчинился.
- Майкл! - послышался из-за двери голос Сони.
- Ненасытная тварь, - сквозь зубы процедил Тролль.
- Заткнись, - прошипел я.
- Ну, разумеется...
- Майкл!!!
Похоже было, что Соня пьяна.
- И все же где Малышка? - тихо поинтересовался я.
- Поехала посмотреть дом-музей Сальвадора Дали. Сказала, что здесь ей
больше нечего делать.
- Очень остроумно, - пробормотал я с горечью.
- Пойдем, - сказала Лив. - Неужели ты не понимаешь, что он там уже с кем-то
трахается.
- Майкл, мы тоже хотим! - прокричала Соня и принялась колотить в дверь.
- Пойдем, - повторила Лив, - завтра мы возьмем его тепленьким. Я тебе
обещаю.
Соня еще раз с силой стукнула в дверь, потом проревела неожиданно низким
голосом:
- Вперед, на террасу!
Видимо, кого-то копировала.
Их шаги стали удаляться в направлении лифта.
- Ну, как? - поинтересовался Тролль. - Спляшем?
- Попробуем.
- Теперь, я надеюсь, ты не сомневаешься, что Сима Отс находится где-то
здесь?
- Угу, - выдавил я из себя. - Похоже на то.
- Ах, похоже. - Тролль посмотрел на меня взглядом врача-психиатра.
- Пока мы не определим, каким образом им стало известно... И кому,
собственно, стало известно!? И с какой целью написана записка...
- Итак, о том, что ты ищешь Симу, знала только ее мать. Верно?
- Угу.
- А теперь знает еще кто-то. Верно?
- Угу.
- Могла об этом проговориться Отс-старшая?
- Вряд ли. Во-первых, ей известно, что я где-то в Испании - и только.
Единственная ее привязка - это Барселона. Во-вторых, она даже не знает моей
фамилии.
- Тоже мне фокус - твоя фамилия! В любой книжной лавке сразу же натыкаешься
на твою морду, которую почему-то любят помещать на обложках книг...
Его слова приятно защекотали мое самолюбие.
- И все же это маловероятно. Я попросил ее молчать, а ведь она - мой самый
верный союзник.
- Кстати, ты обратил внимание, что имя Симы Отс недвусмысленно увязано с
именем этой женщины-призрака Эльзы Кук?
- Боже мой! - спохватился я и еще раз прочитал записку.

" Сима Отс в безопасности, пока жива Эльза Кук".

- Но ведь Эльза Кук мертва!!!
- Может, имеется в виду та, настоящая Эльза Кук, которая проживает в
Германии и в свое время потеряла паспорт?
- Ну, причем здесь?..
- Постой! - Тролль взволнованно тряхнул гривой волос и закружился по
комнате. - Постой! А ведь это - идея! Тебе не приходило в голову, что
истинная Эльза Кук может иметь непосредственное отношение ко всему
происходящему?
- Может, - согласился я. - В той же мере, как и любой другой житель земного
шара.
- Не скажи, очень уж подозрительна вся эта история с потерей паспорта.
- Для тебя все подозрительно. Ты - это отделившаяся от меня патология.
Тролль покачал головой.
- Я всегда знал, что в тебе необыкновенно развито чувство благодарности, -
горестно заметил он.
- Я все же склонен исходить из того, что имелась в виду фиктивная Эльза, -
продолжил я. - И, коль скоро она мертва, Сима в опасности.
- Кто-то из вас идиот, - заявил Тролль.
Я с возмущением воззрился на его тщедушную фигурку.
- Ты это о чем?
- Попробуй проследить за ходом моей мысли. Напрягись. - Он все бегал по
комнате. - Напрягся?
- Сейчас я кое-куда схожу и принесу кое-что в кружке.
- О'кэй, - сказал Тролль. - О'кэй... Эта бедная девушка, которая плюхнулась
в воду с воткнутым в сердце ножом, ведь была убита еще до твоего появления
в Лорет?
- Ну!
- Когда ты прибыл, об этом кровавом инциденте уже трубили в газетах.
- Ну!
- Баранки гну! - заорал Тролль. - Теперь скажи мне, какой идиот станет
писать записку с подобным содержанием уже после смерти девушки? Здесь явно
имеется в виду та, живая Эльза Кук!
- Значит той, живой, тоже угрожает опасность? - поддался я его напору.
- Вполне возможно. Мне кажется, ты должен завтра же позвонить в Берлин
Горбанюку, чтобы нам собрали максимум информации об этой загадочной
Эльзе...
- Нет, погоди, - запротестовал я. - Ты меня вконец запутал. Разумеется, в
твоих рассуждениях нет ничего сверхъестественного. Я бы и сам пришел к тем
же выводам. Но мы-то начинали с другого! И мозги мои, естественно, были
заняты другим. А я не могу так сразу переключаться.
- Знаю я, чем у тебя обычно заняты мозги, - проворчал Тролль.
- Они пытались найти ответ на вопрос: откуда тем стало известно?..
- Кто это, они?
- Мозги!
- Ну и как? Им это удалось?
- Может, и удалось бы, если бы ты постоянно не завлекал меня в дебри...
- Как говорится, плохому танцору... Молчу, молчу!
Он уловил мое движение в направлении ванной комнаты.
- Одним словом, это не мать, - сказал я.
- Что? - Он обалдело уставился на меня.
- Мать не могла проговориться, что я ищу Симу, - пояснил я устало.
- Тогда кто же?
- Пока не знаю.
- А я вот знаю.
Я промолчал. От этого темного уродца из моего подсознания следовало ожидать
любой выходки.
- "Вавилон любви" принадлежит Варваре, - проговорил Тролль.
- Частично, - уточнил я.
- Неважно. Особенно, если учесть, что вторым совладельцем является ее
супруг доктор Мебель.
- Ну, допустим.
- Ты давал факс Лили?
- Ну, допустим.
- Кто мог ознакомиться с его содержанием?
- Никто, ведь та девушка не следила за мной.
- Знаешь, в чем один из твоих многочисленных недостатков? - проговорил
Тролль. - Ты ленишься читать руководства по эксплуатации бытовых приборов.
А тебе бы это пошло на пользу. К примеру, ты бы знал тогда, что в телефаксе
типа "Panasonic", который установлен в гостинице, имеется память, и с
содержанием факсов, посланных за день, можно ознакомиться позднее. Мало
того! Даже если этого не произошло, ты получил ответ, с содержанием
которого тоже было несложно ознакомиться.
- Но ни в моем послании, ни в ответе не было ни слова о Симе Отс! -
парировал я.
- Зато в них обнаруживался твой неподдельный интерес к поддельной Эльзе
Кук. - Ему еще было до каламбуров. - И к человеку, руке которого
принадлежал список покупок а также открытка на имя Варвары Галаган.
- Но Сима...
- Этого было вполне достаточно, чтобы установить слежку и подслушать твой
разговор с Симыной мамой. Тем более, что звонил ты ей из этого номера, -
Тролль постучал пальцем по телефонному аппарату. Потом со значительным
видом посмотрел на меня. - Ты под колпаком у Варвары и КШ.
Я молчал довольно долго. Тролль терпеливо ждал.
- Довольно логично, - вынужден был наконец признать я.
- Позвонишь завтра Горбанюку на счет Эльзы Кук?
- Посмотрим.

Г Л А В А 8

В берлинском офисе "Гвидона" мне, однако, сообщили, что Горбанюк сейчас
находится в отпуске где-то в Ярославской области. Женщина, которая его
заменяла, обладала впечатляющим меццо-сопрано, что, к сожалению, не могло
компенсировать полного отсутствия мозгов. Наличие такого работника в рядах
"Гвидона" уже само по себе являлось нонсенсом, и заставляло опасаться, что
день, начавшийся подобным образом, ничего хорошего не принесет.
Это не замедлил подтвердить звонок господина Галагана.
- Что там у вас творится?! - прорычал он.
Господи, нас ведь скорее всего подслушивают! - ужаснулся я.
- Вы звоните из того же автомата?
- Что?!!!
- Вы звоните из того же автомата?
- Да...
- Ждите, я перезвоню вам через несколько минут.
Услышав это, Тролль картинно схватился за голову.
- Теперь они поймут, что ты подозреваешь, будто твой телефон
прослушивается!
- Ничего, передав мне вчера записку, они как бы подчеркнули, что подобные
мелочи их не очень-то волнуют. Они пошли в психическую атаку.
- Болван, мы могли бы вести что-то вроде радиоигры.
- Ты мне надоел.
Я сильно хлопнул дверью, спустился на лифте, вышел на улицу и направился к
ближайшей телефонной будке.
- Господин Галаган?
- Что у вас там творится?! - Не смотря на вынужденную паузу, он не растерял
ни грамма пыла.
- Трудимся, - парировал я тоном задиристого комсомольского работника.
- Что значит, трудимся? Кто - "трудимся"?
- Я.
Не мог же я ответить ему: "Мы с Троллем".
- Однако похвастать пока, разумеется, нечем?
- Увы. И все же интуиция мне подсказывает, что она где-то рядом. Можно даже
сказать, что я явственно ощущаю ее присутствие.
- Все это - общие слова. А если конкретно?
- Если конкретно, мне, кажется, удалось напасть на ее след.
- И теперь вы идете по следу?
- И теперь я иду по следу.
- Гм... У меня складывается впечатление, что вы в большей степени писатель,
нежели сыщик.
- Смешно это слышать. - Причем, мне действительно было смешно. - В моих
книгах нет ни одного выдуманного слова.
- Как бы там ни было, поторопитесь! На этом вашем бархатном побережье
начинают убивать женщин... А вы с Адой уже встречались?
- Пока нет.
- Почему?
- Из тактических соображений. Думаю было бы неправильно на этом этапе
раскрывать себя.
- На каком еще этапе?!... На этом этапе!... Действуйте энергичнее! Тем
более, если Варвара и в самом деле там... Меня это убийство нервирует!
- Какое убийство? - Я затаил дыхание.
- Ах, вы еще не читали утренних газет? Некую Эльзу Кук зарезали. Полоснули
ножом по горлу у вас там в Лорет, в павильоне ужасов. Сегодня ночью. И,
оказывается, это уже не первый случай.
- Погодите, погодите, - запротестовал я. - Это какое-то недоразумение.
Эльзу Кук не полоснули по горлу, ее закололи - проткнули ножом грудь, и
прошло уже по меньшей мере недели две...
- Не морочьте мне голову! Лучше возьмите утреннюю газету и прочтите!
- Хорошо, - согласился я.
- И действуйте, действуйте! Я начинаю терять терпение!
- Хорошо, - словно попугай повторил я.
Он бросил трубку.
Черт бы побрал этот инвестиционный фонд "Цунами"! Не окажись он на моем
пути, я бы сейчас был в состоянии самостоятельно продолжать поиски Симы.
Перед глазами неожиданно возникла та фотография, и кровь снова застучала в
жилах. Приходится выколачивать средства из этой обезьяны господина
Галагана, чрезвычайного и полномочного посла. В то время когда весь
Свазиленд упивается кофе за мой счет!
Я вернулся в номер.
- Представляешь, эта дура - истинная Эльза Кук - не смогла придумать ничего
лучшего, чем приехать на отдых в Лорет де Мар, - поделился я с фантомом. -
Очевидно, тому, кто писал вчерашнюю записку, об этом было хорошо известно.
- Тебе нужно немедленно с ней повидаться, - встрепенулся Тролль.
- Поздно, ее уже отправили в лучший из миров: вчера вечером в павильоне
ужасов.
- Говорил же я, что она имеет непосредственное отношение ко всей этой
истории, говорил!
Он, очевидно, рассчитывал на комплименты. Но я воздержался. Вместо того,
чтобы рассыпаться в комплиментах, я взял большое полотенце и отправился к
бассейну. На зеленом газоне стояли белые пластмассовые шезлонги. Все они до
единого были заняты курортниками. Наверное каждый второй держал в руках
газету. "ЭЛЬЗА КУК" - пестрело повсюду - "ЭЛЬЗА КУК".
- Эльза, ку-ку, - проговорил я.
Да, не мешало бы еще немного попрактиковаться с Троллем в испанском. В
рамках разделения - или, если хотите, расслоения - сознания именно в его
арсенале обнаружились недюжинные способности к языкам. Делился ими со мной
он следующим образом: читал вслух какой-нибудь текст, подчеркивая
артикуляцию, и ту же переводил. Страницы при этом, разумеется, перелистывал
я сам. И не успеешь оглянуться, а кое-какие знания уже у тебя в голове.
Поэтому и по-испански я уже кое как мог общаться. Но читать газеты мне было
еще не под силу.
Из-за очередной газеты неожиданно вынырнуло лицо рыжеволосой девчонки. Той,
что подходила ко мне два дня назад на террасе.
- Как насчет сегодняшнего вечера?
Интересно, что она во мне нашла? Тоже мне, красавец-сердцеед! И все же
приятно.
- Возможно, - уклончиво отозвался я.
- Вы сейчас куда-нибудь собираетесь? Можно, я составлю вам компанию?
Вообще-то, собирался я к Гойе. Но мне вовсе не улыбалось, чтобы из-за рыжей
Аська настрогала из меня денер-кебаб. Поэтому я сказал, что никуда не
собираюсь, бросил полотенце на газон и бухнулся в бассейн.

- Уже слыхал? - спросил Гойя, стоило мне появиться.
- О чем? - притворился я.
- Ее убили снова. Я имею в виду Эльзу Кук.
- М-м-м... На сей раз настоящую?
- Ничего не настоящую, ту же самую!
Очевидно, глаза у меня полезли на лоб. Гойя извлек из-под стойки газету и
показал мне фотографию... Не советую смотреть на подобные вещи перед едой.
Кровищи же было! И потом, это ведь не наша районная газета, в которой и
маму родную не узнать. Качество полиграфии, размеры, четкость... Ко всему
прочему - цвет. И действительно, девчонка - та же. Воскресла из мертвых,
чтобы снова отдать Б-гу душу! Сколько же у нее душ, черт побери?!
- Разумеется, это были близнецы, - проговорил Гойя. - Не повезло мамаше:
потерять сразу двух таких девчонок.
- Какие-нибудь подробности сообщают?
- Ты уже бывал в "Шоу ужасов"? Местная достопримечательность. С Фреди
Крюгером и прочими симпатичными ребятами?
- Пока нет. Честно говоря, я не большой любитель...
- Ну, вот, там есть тринадцать различных павильонов. Это случилось в
павильоне No 4 под названием "Хеловин". Смотрел фильм с тем же названием?
Я отрицательно покачал головой.
- Да неужели?!... Может, ты и "Чужие" не видел?
- Нет, а что?
- Ты - уникум, братец. Так вот... в этом павильоне Майкл Майерс гоняется за
всеми с кухонным ножом... А потом ее нашли мертвой. Но сделал это,
естественно, не Майкл Майерс... Бокал "Голубой лагуны"?
- У вас водка есть?
- Конечно!
- Сто граммов. И денер-кебаб.
Гойя засуетился.
- Тогда кто же это сделал? - поинтересовался я.
Он пожал плечами:
- Значит, убийцу снова упустили?
- Вроде того. А документов на этот раз у Эльзы вообще никаких не оказалось.

- Здесь становится небезопасно.
- Вот именно. Как будто кто-то намеренно стремится распугать всех наших
курортников.
- Может, какой-нибудь другой город на побережье решил подобным образом
подмочить репутацию конкуренту и пополнить свой бюджет?
Я опрокинул в рот рюмку с водкой и вцепился зубами в мясо.
- Это было бы слишком большим свинством, - отозвался Гойя.
- А Аська где? - проговорил я с набитым ртом.
- Пошла к Кармен.
- Жаль. Передавайте ей привет. Передадите?
Гойя утвердительно кивнул.
Через несколько минут я нацепил на ноги ролики (без наколенников и
налокотников) и покатил по городу. Получалось уже вполне прилично. Жаль,
что Аська меня сейчас не видит. Было воскресенье и магазины стояли
закрытыми. Да и сама улица, на которой сконцентрировались магазины,
выглядела осиротевшей. Зато вовсю работали различного рода увеселительные
заведения: гольф-клубы, билиардные, тиры, кегельбаны. Возле дома "Шоу
ужасов" высилась огромная афиша: окровавленный монстр с кабаньими клыками
настигает Белоснежку. Однако представление должно было начаться лишь в
восемь часов вечера.
Я покатил в сторону пляжа. Если бы не этот фортель со вчерашней запиской, я
бы, наверное, уже сдал Варвару папаше и отправился восвояси. Но записка!
Кто-то бросил мне вызов, и я его принял... И эта мистическая связь убитых
близняшек с моей Малышечкой, то бишь молодой Отс. Теперь, после убийства
второй из них, Сима находится в смертельной опасности. Нужно срочно что-то
предпринимать...

Сейчас мне стало совершенно ясно, что тогда, в Аквапарке, находились обе
девушки-близняшки. И убили не ту из них, которую видели супруги Квалфос, Ши
Му и студент из Барселоны, а другую, которая почему-то запомнилась лишь
одному из свидетелей: она стояла в очереди у сигары средней длины. Ведь
никто не видел, из какого именно раструба она свалилась в бассейн. Теперь,
разумеется, невозможно восстановить ход событий: кто спускался до, кто
после нее по средней сигаре - момент упущен. А сестра ее, очевидно,
испугалась - я бы тоже испугался на ее месте, да еще как! - и потихоньку
дала деру. А сегодня ночью убили и ее.

Я полностью ушел в свои мысли и уже возле самого пляжа налетел на молодую
женщину. Только и успел, что обхватить ее руками, а потом мы вместе
повалились через парапет и покатились по песку. Волосы у нее были
пронзительно голубого цвета.
Поскольку песок обеспечил нам достаточно мягкое приземление, я надеялся,
что она не отбила себе внутренности.
- Сори, - в замешательстве пробормотал я. - Энтшульдигунг.
- Игорь! - завизжала мадам истерическим голосом. - Здесь какой-то
сексуальный маньяк! Игорь!
- Прошу прощения, - продолжал бормотать я.
- Игорь! - завопила она еще громче, услышав русскую речь. - Игорь
Артемьевич!
- Молодой человек, - послышался из-за парапета строгий мужской голос.
Я обернулся и обнаружил... Игоря Артемьевича Горбанюка. В шортах,
розовенького, уже слегка обработанного солнцем. Он тоже узнал меня и мелко
заморгал ресницами.
- На ловца и зверь бежит! - Оскалился я. - Жаль, что я так плохо учил в
школе географию. Даже не подозревал, что Ярославская область расположена на
побережье Средиземного моря. А я тебя сегодня, между прочим, разыскивал в
Берлине. Послушай, где ты откопал себе заместительницу с таким потрясающим
меце-сопрано? Если бы у нее еще была голова на плечах, а не горшок с
геранью...
- Какими судьбами, - промямлил Горбанюк без малейшего, впрочем, энтузиазма.
Но все же добавил с надеждой: - Отдыхаешь?
- На том свете отдохнем, - бодро парировал я. - Мне тут одно дельце нужно
расследовать. - И жизнерадостно улыбнулся. - Уже два трупа.
Услышав это, он окончательно сник. Его пассии, видимо, надоело нежиться в
моих объятиях, она грубо оттолкнула меня, поднялась и поправила лифчик.
- Это что, твой знакомый? - обратилась она к Горбанюку.
- В некотором роде, да. А точнее - сослуживец. Впрочем, в самолете ты
читала его книгу. Это как раз и есть тот Миша Крайский.
Прозвучало до обидного буднично. В подобной ситуации я бы предпочел
услышать голос Левитана: "Внимание! Внимание! Перед вами находится надежда
русской словесности Михаил Крайский!" Что-то в этом роде.
- Да я ее толком и не читала, - лениво сообщила пассия. - Полистала,
полистала - скучища...
Я тоже поднялся, отряхнул песок с одежды и искоса поглядел на нее. Такие
голубые волосы могли расти только из фиолетовых мозгов. Вряд ли это была
его жена. С женой я как-то разговаривал по телефону, и голос у той был куда
приятнее.
- Знакомься, - сказал Горбанюк, разворачиваясь в сторону пассии. -
Светлана.
- Угу, - произнес я, - так и думал, что это не твоя жена. Надеюсь, законная
супруга в курсе, с кем ты тут обретаешься? Что-то не слышно было, чтобы вы
с ней разводились.
- Еще чего не хватало! - испуганно взвизгнул Горбанюк. - Зачем это ей быть
в курсе?!
- Ты ставишь меня в идиотское положение... - В свое время Джаич научил
меня, как обращаться с Игорем Артемьевичем, когда требуется прибрать его к
рукам. - Я еще не настолько погряз во лжи, чтобы скрыть от нее столь
немаловажный факт.
- Но вы ведь с ней даже не знакомы! - в отчаянии взвыл он.
- Зато мы дважды разговаривали по телефону. Этого вполне достаточно, чтобы
проникнуться чем-то вроде чувства ответственности...
- Не могу поверить! Неужели ты меня шантажируешь? И это в благодарность за
помощь, которую я тебе когда-то оказал?
- Ну, это уже быльем поросло... Меня сейчас вот что интересует. -Вспомнив,
что стою на роликах, я выбрался из песка и сделал круг, за центр которого
условно принял Горбанюка. - В Испании имеется представительство "Гвидона"?
В Мадриде или Барселоне? В Барселоне было бы даже предпочтительнее.
Горбанюк наморщил лоб.
- Если я не ошибаюсь, наше испанское представительство находится в Бильбао.

- Что ж, за неимением другого сойдет и Бильбао. Мне нужно, чтобы ты
связался с ними и выяснил все о банкирском доме Карас. И еще мне нужен
образец почерка доктора Мебеля. Он - один из совладельцев гостиницы
"Вавилон любви" - здесь, в Лорет.
- Между прочим, я в отпуску, - проворчал он. Но слово "капитуляция" уже
пылало крупными буквами у него на лбу.
- Горбанюк, не будь формалистом, - сказал я. - Мы же с тобой работаем на
одну и ту же идею.
- На какую это?
- И тебе не стыдно? - Я сделал пируэт. Неожиданное появление Горбанюка
добавило мне сил. - На идею всемерного процветания нашего дорогого и
любимого "Гвидона"!
- А, - сказал он. - Понятно.
Потом с обреченным видом опустил руку в задний карман шорт и достал
записную книжку.
- Сейчас попробую.
- Так ведь сегодня воскресенье!
- Неважно, может быть кого-то и удастся застать. Застал же ты, в конце
концов, на месте мою заместительницу.
- И то правда.
Он меня убедил.
- Стремится побыстрее от меня отделаться, - прокомментировал я, когда он
отправился на поиски ближайшего телефона-автомата.
- Слушай, - сказала Света, - ты - молодец, у тебя потрясные детективчики.
- Ты это определила, полистав один из них?
- Да нет же! Я прочла их все запоем. Это я специально сказала в присутствии
своего охломона, чтобы усыпить его бдительность. А вдруг нам захочется
познакомиться поближе?
Если не придавать большого значения ее голубым волосам, она была,
вообще-то, ничего. Если бы не та фотографии, Аська, норвежки и Рыжая...
- И не стыдно тебе своего спонсора величать охломоном?
- На то он и спонсор, - ухмыляясь, ответила она.
Сам виноват, подумал я о Горбанюке.
- Приглашаю вас сегодня вечером на "Шоу ужасов", - сказал я.
- Обоих? - уточнила она.
- Естественно.
- А что это такое?
- Ну, это такой большой дом, где обитают чудища, которые бросаются на
посетителей с ножом. И режут им глотки.
- Понарошку? - спросила она.
- Почему, понарошку? По настоящему...
- Никого нет, - сообщил, возвращаясь, Горбанюк. Вид у него был
разочарованным. Ведь ему не удалось сразу же отцепиться от меня.
Потом он вздохнул:
- Отдыхают люди...

Светящаяся реклама с оскалившим клыки монстром привлекала внимание праздно
шатающейся публики. "Шоу ужасов" находилось в удачном месте - неподалеку от
площадки, на которой мы с Аськой катались на роликах. У входа нас тщательно
обыскали - нет ли горячего или холодного оружия. Как объяснил один из
служителей, стоящих у входа, некоторые посетители настолько входят в раж,
что способны нанести "монстрам" серьезные увечья. Однажды актер,
изображавший Фредди Крюгера, даже был убит.
- А актеры не входят в раж? - настороженно поинтересовался Горбанюк.
- Ну что вы! Они ведь профессионалы.
- Они не входят в раж, они перевоплощаются, - уточнил я. - А это куда
опаснее.
Мне совершенно не нужно было, чтобы он сейчас расслабился.
- Тогда иди туда сам.
- Я тоже хочу! - взвизгнула Света.
- Мало того, что я заплатил за билеты, - проговорил я. - Так он еще и
выкобенивается.
- Билеты на эшафот, - парировал Горбанюк с тяжелым вздохом.
Я развернул схему "Шоу ужасов" и сообщил, что нам нужно обязательно попасть
в павильон No 4.
- Почему именно туда? - уточнил Горбанюк. - Там что, расстреливают
посетителей из крупнокалиберного пулемета или сжигают огнеметом?
- Просто там - все наиболее интересное.
- Отсюда можно попасть только в павильоны No 1, No 2 и No 3, - заметила
Света, оглядевшись.
По схеме выходило, что к павильону No 4 удобнее всего добраться через
павильон No 3 - "Чужие".
Только мы оказались в огромном, практически темном, освещенном лишь редкими
тусклыми фонарями, помещении, как в лицо Горбанюку тут же полетело что-то
напоминающее мерзкую липкую медузу. Он с трудом отодрал ее от щек, но она
так и осталась на ладони. Горбанюк в отчаянии потряс рукой.
- Забери у меня эту гадость, - приказал он Свете.
- Ну вот еще! - отозвалась та. - Ты может быть вообще теперь заразный.
Наверное теперь с тобой и спать нельзя.
Тут же она заверещала от ужаса и помчалась по пересеченной местности,
заваленной остовами каких-то загадочных сооружений. На нас с Горбанюком
надвигалось отвратительное чудовище. Из его зубастой пасти выскочили зубы
помельче и щелкнули у меня перед самым носом. Чудовище издало неприятный
писк. Мы с Горбанюком тоже бросились бежать, но Горбанюк зацепился штаниной
за торчащий из земли обломок трубы и упал. Чудовище наклонилось над ним, и
тут Горбанюк влепил ему в пасть свою медузу. Послышался крик, не имеющий
ничего общего с предыдущим писком, чудовище рухнуло на пол и забилось в
конвульсиях. Какое-то мгновение Горбанюк удивленно смотрел на все это,
потом ткнул в него пальцем, повернулся ко мне и захохотал.
- Бежим! - крикнул я.
На него надвигались два таких же "красавчика". Но, вопреки ожиданиям,
Горбанюк выдернул из земли кусок трубы, о который споткнулся, и мужественно
повернулся к опасности лицом. Увидев, что дело принимает нешуточный оборот,
чудовища ретировались. Тем более, что и помимо Горбанюка им вполне хватало
на кого наводить страх - вокруг носились люди с перекошенными от ужаса
физиономиями.
Горбанюк снова расхохотался. Его смех мне не понравился. Я двинулся между
обломками каких-то гигантских аппаратов. Потом я увидел, как "красавчики"
схватили молодого мулата и под истошные крики куда-то поволокли. Из рук
мулата что-то выпало. Я осторожно приблизился к предмету и поднял его с
земли. Это было нечто, по форме напоминающее бластер. Я нажал на спусковой
крючок. Сильный луч света прорезал тьму. Одно из чудищ, тащивших мулата,
взвизгнуло и упало навзничь. Мне это показалось забавным. Я повторил трюк
дважды, и оба чудовища, еще продолжавшие удерживать мулата, тоже брякнулись
на землю. Мулат благодарно помахал мне рукой и исчез среди груд
металлолома.
- Крайский! - послышался вопль. - Крайский!
Это была Света. Я узнал ее издали по голубым волосам. Руки и ноги ее были
прилеплены какой-то гадостью к сталактитам. А прямо перед ней раскрывались
лепестки огромного яйца. Из яйца показалась мерзкая тварь вроде той, что
сиганула на Горбанюка. Я долбанул по яйцу из бластера, и тварь как-то сразу
сникла, завяла. С грехом пополам я высвободил Свете все четыре конечности.
Пока я это делал, она умудрилась несколько раз сладострастно лизнуть меня в
лицо.
Я схватил ее за руку, и мы побежали. Неожиданно все вокруг принялось
дрожать, греметь и рушиться. Бесстрастный женский голос на нескольких
языках объявил, что через пять минут корабль взлетит на воздух. Замигал
красный аварийный свет.
- Скорее! - крикнула Света. - В другой павильон!
Не снижая темпа мы повернули налево и побежали туда, где мерцала
ядовито-зеленая надпись "Выход". Здесь нас поймали служители. Бластер у
меня отобрали. Мы оказались в межпавильонном помещении. Отсюда можно было
попасть в павильоны No 3, No 4 и No 6. Мы сели в кресла отдохнуть.
Неожиданно показался Горбанюк, который бегал среди удивленных людей,
размахивая обломком трубы. Его пытались поймать двое служителей. Наконец,
им это удалось.
- Дорогой, успокойся, - сказала ему Света.
- Здорово! - отозвался Горбанюк.
Я решительно его не узнавал.
- Куда дальше? - бодро поинтересовался он.
- В павильон No 4.
- А что это такое?
- "Праздник всех святых".
- Звучит заманчиво.
- Хочу чего-нибудь выпить, - заявила Света.
- Но здесь ведь ничего не продают! - воскликнул Горбанюк.
Ему уже, видимо, не терпелось забраться в следующий павильон.
- На то ты и мужчина, чтобы что-нибудь придумать. Меня мучит жажда. Вот
Крайский наверняка бы что-то придумал. Правда, Миша?
- У него профессия такая - придумывать.
- Ничего подобного! - возмутился я. - Я ничего не придумываю. Все, о чем я
пишу, происходило в действительности.
- Вот видишь, - сказал Горбанюк Свете. - Крайский тоже бы ничего не
придумал.
Я внимательно посмотрел на схему павильонов.
- Если нам удастся благополучно разминуться с Майклом Майерсом и достичь
выхода из павильона "Праздник всех святых", в следующем зале находится
буфет.
- Тогда вперед, - проговорила Света.
Мы оказались на улице ночного города. Где-то вдали мерцал одинокий тусклый
фонарь. И еще - мигающая реклама ночного бара. Повсюду были разбросаны
чучела людей с перерезанными глотками. Эльзу Кук не сразу вчера обнаружили
- принимали за такое же чучело. Пока кто-то не поскользнулся в луже крови и
не плюхнулся в ее объятия. Неожиданно окружающие нас люди завизжали, начали
шарахаться в разные стороны, прятаться в подворотни, карабкаться по стенам
домов. На другом конце улицы появился здоровенный детина с забинтованной
головой. Майкл Майерс. В поднятой руке он сжимал огромный кухонный нож,
вроде того, каким пользовались Аська с Гойей, когда готовили денер-кебаб.
Майерс медленно пошел в нашу сторону. Горбанюк принялся оглядываться по
сторонам. Видимо искал замену обломку трубы.
- Интересно, он и дальше собирается идти в том же темпе? - проговорила
Света.
Майерс приближался. Тогда Света предложила:
- Давайте перебежим на ту сторону улицы.
Мы совершили маневр, Майерс мгновенно отреагировал и снова пошел на нас. Но
темп его движения не изменился.
- Черепаха, и та движется быстрее него, - сказала Света.
- А ты попробуй, походи так целый вечер, - принялся защищать Майерса
Горбанюк.
Ради забавы мы принялись бегать перед самым носом у зловещего Майкла.
- Покажи ему прием джиу-джитсу, - сказала Света Горбанюку.
- Какой? - уточнил тот.
- А какие ты знаешь?
- Никаких.
- Тоже мне, мужик.
Света остановилась напротив Майерса, а когда тот подошел, выдвинула вперед
правую ногу и принялась водить ее носком вправо-влево. Майкл Майерс
посмотрел вниз, и в тот же самый момент Света шлепнула его ладонью по
бинтам. Майерс дернулся, отпрянул назад и неожиданно захохотал. Этот живой
смех совершенно не вязался с обликом зловещего маньяка. Все же Майерсу
удалось взять себя в руки, и он снова поднял нож над головой. Игра в
кошки-мышки возобновилась.
- Неужели это прием из джиу-джитсу? - поинтересовался Горбанюк у Светы.
- Ага.
- А как он называется?
- Прием Чарли Чаплина.
Вскоре мы обнаружили, что Майкл Майерс все же потихоньку ускоряет темп.
Просто происходит это незаметно, вроде того, как увеличивается темп в
"Болеро" Равеля. Нам надоело бегать, и мы решили укрыться в ночном баре,
реклама которого все время обливала нас голубым и красным. К нашему
удивлению бар оказался настоящим. За столиками сидели люди, а за стойкой
орудовал самый настоящий бармен.
- Очень кстати, - обрадовалась Света и повернулась к Горбанюку. - Возьми
мне чего-нибудь попить.
- Что именно?
- Сам подумай.
Мы направились к свободному столику. Вернулся Горбанюк, зажав в клешнях
бутылку с "Пепси-колой".
- Плохо подумал, - безжалостно констатировала Света.
На Горбанюка было жалко смотреть. Я бы не удивился, если бы узнал, что он
уже начал скучать по своей жене.
- Тогда скажи сама! - по петушиному прокукарекал он.
- Разумеется, виски с содовой, - последовал презрительный ответ.
- А тебе? - поинтересовался он у меня.
Почему-то мне тоже до чертиков захотелось виски с содовой.
- Стакан апельсинового сока, - твердым голосом проговорил я.
Бар размещался в полуподвале, и через маленькие оконца можно было
разглядеть лишь ноги тех, кто находился на улице. Здесь было причудливое
освещение, при котором волосы Светы обрели уж вовсе невероятный, неоновый
оттенок. Все присутствующие откровенно пялились на нее.
Мимо бара протопал табун, или, если хотите, стоножка. Вскорости показались
ноги, обутые в кованные сапоги. Неторопливым чеканным шагом они
проследовали в том же направлении, что и стоножка.
- Вчера здесь убили одну девчонку, - сообщил я.

внутренние ресурсы в преддверии ожидаемых событий.
- Все ясно, - мигом отреагировал Горбанюк. - А я тут причем?
- Я ведь тебе уже пытался объяснить... Да, вот еще что. Пожалуйста, не
вздумай сбежать отсюда на другой курорт как в свое время Кислярский от
Остапа Бендера. Вспомни, чем это закончилось для Кислярского. Я разыщу тебя
и в Италии, и в Португалии, и на Канарских островах.
- А где именно ее убили? - оживилась Света. - В каком павильоне?
- Ну, разумеется, в этом, - промямлил Горбанюк. - Иначе зачем бы он нас
сюда так упорно тащил?
- Я хочу осмотреть место, - сказала Света голосом генерального прокурора и
залпом осушила бокал.
- Но я и сам толком не знаю, где это произошло. - Я уже начинал жалеть, что
брякнул лишнее. - По-моему, в одной из подворотен...
- Пойдемте, - Света чуть ли не силой потащила нас из бара.
Мы вновь очутились на темной, зловещей улице.
- Я думаю, здесь, - сказал я, когда мы завернули за угол.
Неожиданно чья-то ладонь тяжело легла на мое плечо. Я повернул голову.
Майкл Майерс... И тут мне стало жутко. Я подумал, что, возможно, Майкл
Майерс и распорол вчера нашей Эльзе глотку. Ведь кто его всерьез
заподозрит?
Нужно будет обязательно отработать эту версию!
Майкл Майерс схватил меня за шиворот, высоко поднял над землей и вышвырнул
из подворотни. У него была железная хватка. Не успел я подняться на ноги,
как он уже стоял рядом со мной. Я попытался двинуть его в челюсть - если уж
он меня швыряет, то и мне позволено. Но он поймал мое запястье, потом вновь
обхватил за туловище и отшвырнул еще на несколько метров. Я снова попытался
его атаковать, но с тем же успехом. Света с Горбанюком двигались за нами,
фиксируя каждое наше движение. Постепенно во мне начал закипать гнев. Я все
отчаяннее бросался на Майерса со сжатыми кулаками. И удары наносил все
более яростно. Возможно даже, в эти минуты я был страшен. Но он неизменно
уходил от удара, а потом швырял меня будто мешок с дерьмом.
- Крайский, беги! - крикнула Света.
- Встретимся завтра... - успел прокричать я в ответ, и в следующее
мгновение вылетел из павильона.
Разумеется, я мог бы дождаться Светлану и Горбанюка, если бы мне этого
хотелось. Но мне не хотелось.

Да, аттракцион они отгрохали что надо! Я посмотрел на часы. Было еще
непоздно. Я отправился в один из местных клубов и проиграл в мини-гольф
датчанину по имени Петерсен пять банок пива. Потом целый час кряду бросал
мяч в баскетбольную корзину. Еще немного, и по меткости попаданий я бы
превзошел самого Джабара.
Вечер был приятный - не жарко и не холодно. Легкая прохлада овевала тело,
проникая сквозь шорты и шелковую рубашку. Интересно, где сейчас Аська?
"Гамбургеры и сосиски" -то уже наверняка закрылись. Неожиданно, я
почувствовал голод и принялся размышлять, где бы заморить червячка. Потом
вспомнил об одном симпатичном ресторане, расположенном на берегу моря прямо
под южными звездами. Столики стояли на площадках, которые террасами
спускались к воде.
Я разыскал его, занял столик в непосредственной близости от моря и сделал
заказ. Официант - белые брюки, белая рубашка и черная бабочка - неспешно
удалился. Я посмотрел на воду, плескавшуюся почти у самых ног. В ней
отражалась лунная дорожка, а чуть дальше начиналась кромешная тьма. Где-то
там, за буйками, мы с Аськой недавно плавали на катамаране. Потом перед
глазами снова возникла та фотография, которую я видел Лиловом зале
"Блудного сына". Я оглянулся, посмотрел, не возвратился ли официант, и
неожиданно увидел Симыну маму. Она сидела за столиком на самой верхней
террасе. Меня будто током ударило. На ней было красивое вечернее платье и
бусы из огромных жемчужин. Но может быть я ошибся? Я всмотрелся
внимательнее. Да нет же, это она! Она!
Вот это номер!
Я нашел в себе силы подняться и направился в ее сторону.
- Добрый вечер.
Она повернула ко мне удивленное лицо, затем приветливо улыбнулась и
спросила по-испански, чем она может быть мне полезна.
- Вы ведь мама Симы, не та ли? - Я растерялся.
Она снова заговорила по-испански, пожала плечами. К сожалению, она не
понимает...
Голос тоже принадлежал ей. Либо мне пора на свалку, либо голос тоже
принадлежал ей.
- Давно вы приехали?
Она сделала жест рукой, словно бы отстраняясь от меня.
- Давно вы приехали? - спросил я по-испански.
- Откуда?... Что за чушь вы несете?!... Я здесь живу.
Она отпила глоток кофе и воинственно посмотрела на меня. Чашка в руке не
дрожала. В этот момент к ней подошел официант, и она расплатилась. Видимо,
не пожалела чаевых, поскольку официант расплылся в улыбке и поправил
съехавшую набок бабочку.
- Спасибо, госпожа Хуанита.
В голову мне ударила кровь.
- Извините, - пробормотал я, ретируясь.
Не может быть, пронеслось у меня в голове. Такое сходство. И голос! Значит,
уже пора на свалку, черт бы меня подрал!
Она сделала еще глоток, затем отодвинула чашку и поднялась. Строго
посмотрев в мою сторону, пошла к выходу.
Официант поставил блюдце с чашкой на поднос.
- Давно ее знаете? - спросил я у него.
- Кого? - не понял тот.
Я кивнул головой в направлении чашки:
- Госпожу Хуаниту.
- Сегодня познакомились, - сказал он. - Веселая женщина.
- Но она испанка?
- Простите?
- Я говорю, если судить по произношению, она испанка?
- Разумеется, в этом нет никаких сомнений, сэр. Мексиканцев, аргентинцев и
прочих латиноамериканцев, мы всегда различаем.
Пора было возвращаться к своему столику. Но ноги мои словно в землю вросли.

- А я, по-вашему, кто? - спросил я.
- Простите?
- Ну, я имею в виду, судя по моему выговору, я кто?
- Думаю, албанец, сэр.

"Разогнавшись, Бык Крайский врезался в защищенный бок лошади. Однако ему не
удалось поднять ее на рога. Проявив незаурядные способности пикадора,
Отс-старшая уперлась копьем в сплетение мышц на спине Крайского. Бык
Крайский взревел от боли. Показались первые капли крови..."

Поел я уже безо всякого аппетита, отправляя куски в рот в состоянии
нервного возбуждения. Расплатился и бросился к первому попавшемуся
телефонному автомату. Набрал номер Симыной мамы: никого. Внезапно я так
рассвирепел, что окажись поблизости Майкл Майерс, я бы без сомнения сделал
из него отбивную котлету. Но Майкла Майерса не было видно, и я пошел домой.

В коридоре на моем этаже стояли журнальные столики. На одном из них
совокуплялась молодая парочка.
- Эй, привет! - крикнул мне парень, когда я вышел из лифта.
- Привет, - бросил я и побрел по коридору.
Потом застыл как вкопанный, обернулся. Да, трахаются у всех на глазах!
Парень снизу, девчонка сверху. Вот дела!
- Чего вылупился? - спросила девчонка и дунула себе на челку.
- Фу, как грубо! - осадил ее парень. - Оказывается, ты не умеешь себя вести
в общественных местах.
- А разве это общественное место? Это кровать. Все средиземноморское
побережье - это большая кровать...
Дальше слушать я не стал. Когда я вошел в номер, Тролль сидел на телевизоре
и болтал ногами. Болтать ногами - его любимое занятие. И тут я подумал, что
зря наверное удивлялся совокуплению парочки в общественном месте. Куда
парадоксальнее должна выглядеть ситуация, когда ты заходишь в номер, а там
на телевизоре сидит призрак и болтает ногами.
- Малышка не появлялась? - первым делом осведомился я.
- Нет, не появлялась, из чего можно сделать кое-какие выводы.
- Что за гнусные намеки? - проворчал я.
- Кто-то, по-видимому, втрескался по уши. Малышка почувствовала это и
исчезла.
- Ну вот еще!
- Нечего Ваньку валять. Ты прекрасно знаешь, что я прав.
- Тоже мне, провидец нашелся.
- Провидец не я, а Малышка. Она подобные вещи улавливает моментально. И
потом, если это не так, объясни, пожалуйста, зачем мы до сих пор здесь
торчим, тщательно скрывая свой впечатляющий успех от клиента?
- Я просто обещал найти Симу, обещал!
- Кому?
- Ее матери! Знаешь тут произошла одна странная вещь...
И я рассказал ему о недавнем происшествии в ресторане.
- Вот! - воскликнул Тролль, когда я закончил. - Вот!
Я не стал интересоваться, что он подразумевает под словом "вот!", и ему
пришлось самому над этим задуматься.
- Ошибка исключена? - спросил он уже совсем другим голосом.
- Я не верю, что на свете могут существовать столь похожие друг на друга
люди, - отозвался я.
- Да, но испанский язык!
Это, конечно, был довод.
- Когда-то она работала театральным критиком. Возможно, она
специализировалась на испанском театре, отсюда и знание языка. Кто знает.
- М-м-м... постой, постой. - Тролль сосредоточился. - Нет, не выходит.
Испания никогда не была законодательницей мод в театральной жизни. Античный
театр - Греция, дель арте - Италия, Шекспир - Англия, Мольер - Франция,
Станиславский - Россия, Бертольд Брехт - Германия... Так что... Если не
считать корриды...
Мне почему-то вспомнилось наше первое дело в Берлине, когда мы с Джаичем
охотились за криминальной группой "Фокстрот". Тогда мне казалось, будто я -
гладиатор на ристалище. Теперь вот коррида. Меня это не устраивало.
- Коррида - это не театр, - возразил я.
- Не драматический театр, - согласился Тролль. - Не опера, не балет, не
театр марионеток. Но это - театральное действо. Зрелище.
- Только не нужно утверждать, что, сказавшись театральным критиком,
Отс-старшая имела в виду, что она - специалист по корриде... Кстати, здесь
неплохие театры-кабаре, - спохватился я.
- Час от часу не легче! Театры-кабаре хороши повсюду. Ну и что с того?
- И все же это была она, - убежденно проговорил я. - К тому же и по
телефону она не отвечает.
- Мало ли, - Тролль пожал плечами, - причины могут быть самыми разными.
Скажем, обрыв на линии.
- Нет, тут ведется какая-то крупная игра. Постой... - Меня словно обухом по
голове стукнуло. - А если в действительности со мной встречалась не мать
Симы? Я имею в виду, тогда, в "Блудном сыне".
- Как это могло случиться? Ты ведь связывался по телефону именно с ней.
- А ответила не она.
- По-моему, ты теряешь всякое чувство реальности.
Я щелкнул пальцами, после чего указательный наставил на него.
- Она знала то, чего не должна была знать! Галаган исчезновение своей
дочери держит в глубокой тайне. А Отс-старшая в разговоре со мной уточнила,
что Варвара исчезла все же на несколько дней раньше, чем ее дочь. Как я
раньше-то не сообразил?
- Стареешь, - скривил губы Тролль. Однако возбуждение передалось и ему. -
Но кто же тогда встречался с тобой в "Блудном сыне"?!
- Хотел бы я сам это знать.
- Да, но ты ведь тогда рассказывал, что мать и дочь похожи друг на друга.
- Верно. - Я почувствовал, что теряю почву под ногами. - И это не может
быть совпадением. Очевидно, все же, это была Отс-старшая.
- Есть и второй вариант, - подсказал Тролль. - На фотографии - не
Отс-младшая. Если это была подставка, то подставка продуманная. Тогда
спрашивается, кого мы вообще тут разыскиваем?
- Да, но ведь на той фотографии все же кто-то изображен! - в отчаянии
возразил я.
- Естественно! На той фотографии изображена дочь подставки. А в школьном
альбоме Варвары разве не было Симыной фотографии?
- Была. Правда, не такая удачная, в профиль, но была, так что и эта версия
с дочерью подставки... и вообще, - я немного успокоился, - все это слишком
мудрено.
- Мне это нравится! - взвился фантом. - Если на фотографии была настоящая
Сима Отс, значит ты разговаривал с ее настоящей матерью. А если ты
разговаривал с ее настоящей матерью, откуда ей было известно о том, когда
пропала Варвара Галаган? Ведь по твоему же собственному утверждению, посол
этот факт тщательно скрывал.
- Давай рассуждать логично, - предложил я. - Я ведь не Штирлиц. И квартира
старшей Отс не явка в Цюрихе, которую провалили, когда туда направился
Плейшнер.
- Не в Цюрихе, а в Берне, - попытался навязать мне дискуссию Тролль.
- Неважно! На встречу пришла, конечно же, настоящая Отс, беру свои слова
обратно. А вот каким образом ей стало известно об исчезновении Варвары...
- Давай подумаем, могла ли она в принципе, обладая этой информацией, вести
себя тогда искренне. - Тролль чиркнул спичкой об экран телевизора и
прикурил трубку. - С Галаганом она была знакома, она сама об этом говорила.
Если к тому же она не была причастна к исчезновению Варвары, то узнать об
этом она могла только от посла или от его супруги. Значит с кем-то из них у
нее сохранилась довольно тесная связь.
- Или она все же была причастна к исчезновению Варвары.
- Чушь! Мы ведь, к счастью, знаем, где сейчас Варвара и с кем.
- Но если она не причастна к исчезновению, если у нее действительно
сохранилась связь с этим семейством, то почему же она об этом не
рассказала? И даже сделала вид, будто ей неизвестно, работает ли еще папаша
Галаган послом. Мало того, она очень удивилась, когда узнала, что работает.
И это сегодняшнее загадочное превращение! Бред какой-то!
Я начал стягивать с себя рубашку. Пора было ложиться спать. Утро вечера
мудренее. Разумеется, в ванную Тролль меня не сопровождал. Возвратившись, я
снял шорты и растянулся на простынях.
- Нет, без корриды здесь не обойтись, - пискнул Тролль. Он, видимо, еще не
наговорился вдоволь. - Театральная критикесса, к тому же отличное владение
испанским... Безусловно, это натура более сложная, чем может показаться на
первый взгляд. Придется во что бы то ни стало изучить драматургию боя
быков.
Он и в дальнейшем продолжал стоять на своем. Отсюда и появился в его
записках персонаж под именем "Бык Крайский".
Я отвернулся от него и тотчас же уснул.

Г Л А В А 9

И на следующий день Малышка не появилась. Сколько времени можно шляться по
музеям? Я лежал на кровати, вяло шевеля конечностями, и пытался
воспроизвести в памяти хотя бы одну из картин Сальвадора Дали. Неожиданно
дверь в номер распахнулась, и на пороге показался Горбанюк, ведомый за руки
Соней и Лив. При этом каждая из норвежек буквально вжалась в него своей
обнаженной грудью.
Вид у Горбанюка был слегка испуганный.
- У них что, бешенство матки? - прохрипел он по-русски.
- Очень может быть, - согласился я. - Во всяком случае они уже изнасиловали
до смерти нескольких мужчин здесь в отеле. Так что берегись.
Словно в подтверждение моих слов, ладонь Лив легла на детородный орган
Горбанюка. Норвежка скорчила недовольную гримасу. От пытливого взгляда Сони
гримаса не укрылась. Они чмокнули моего незадачливого сослуживца в обе
щеки, проговорили "бай" и со смехом ускакали.
- Ничего себе, - проговорил Горбанюк.
- Неужели после ночей, проведенных со Светланой, на тебя еще могут
произвести впечатление столь невинные шалости?
- Что ты знаешь о Светлане?
- О ней разве нужно знать что-то особенное?
- Иди ты к черту!
- Нет, правда, когда я первый раз тебя с ней увидел, я было подумал, что у
тебя бешенство папки. Надеюсь, Майклу Майерсу все же удалось прооперировать
ей вчера гланды?
- Тебе лишь бы зубы поскалить. - Он раскрыл принесенную с собой синюю
кожаную папку. - Получи и распишись. Надеюсь, в дальнейшем я смогу
распоряжаться своим отпускным временем по собственному усмотрению?
Это был краткий отчет о деятельности банкирского дома Карас и какой-то
бланк, заполненный доктором Мебелем. Я просмотрел отчет. Оказывается,
банкирский дом Карас оперировал финансами исключительно в сфере
порнографии: порнографические журналы, порноклубы, платные порнографические
телеканалы, порнографические киностудии, гостиницы, куда стекалась публика
с сомнительной репутацией, и т.д. и т.п. Годовой оборот оставался пока
относительно небольшим, но дело было поставлено достаточно профессионально.
Видимо, господин Карас умел выжать из женского тела максимум возможного. В
последнее время банк перешел на более агрессивную инвестиционную политику,
вкладывая деньги в порнобизнес не только в Испании, но и во Франции и в
Португалии. Упоминалась даже Андорра.
В связи с тем, что я проявил интерес к почерку доктора Мебеля, сотрудник
нашего представительства в Бильбао, работавший над отчетом, счел нужным
уточнить, что доктор Мебель также относится к числу клиентов банка Караса.
Ему принадлежал отель "Вавилон любви", являющийся по сути "домом свободной
любви", но недавно Мебель оказался в весьма затруднительном положении, и,
если бы не женитьба, и не свежие финансовые вливания из средств,
принадлежащих супруге (теперь она является совладелицей отеля), не избежать
ему окончательного краха, разорения, банкротства. В Лорет Мебель владел
также виллой в фешенебельном районе. Адрес прилагался.
- Свободен, как птица, - обрадовал я Горбанюка. - В котором часу ты сегодня
проснулся?
- Иди к черту!
Обращаться к Лили с просьбой о проведении еще одной графической экспертизы
не имело смысла. И невооруженным глазом было видно, что открытку Варваре, а
также записку, найденную у убитой в Аквапарке девушки, написал именно
доктор Мебель. Я даже понял, почему почерк его с самого начала мне
показался странным. Ведь он принадлежал иностранцу, рука которого больше
привыкла к выведению букв латинского алфавита.

Минут через пятнадцать после ухода Горбанюка я окатил Тролля водой.
Произошло это оттого, что он сделался просто невыносимым. Так ему хотелось,
чтобы мы наконец занялись слежкой.
Появилась горничная, окинула взглядом лужу на полу, укоризненно покачала
головой и принялась за уборку. При этом она елозила шваброй как раз по
хрипящему, бьющемуся в судорогах Троллю.
Пару минут я наблюдал за этой картиной, потом бросил в рюкзачок ролики,
томик Фицджеральда, "вокман" и занял позицию в центре холла.
К тому моменту, когда появилась Варвара в обнимку с мужчиной среднего
роста, я успел проглотить несколько рассказов, прослушать "Одинокого
человека" Элтона Джона и нацепить ролики.
Я посмотрел на часы, было двадцать восемь минут второго. Лицо человека,
который обнимал Варвару, словно было вырублено из гранита топором
скульптора эпохи неандертальцев. Другими словами, если исходить из
предположения, что скульптура - это камень, от которого отсекли все лишнее,
то в данном случае лишнего все же осталось достаточно. Очевидно, это и был
доктор Мебель. Он что-то коротко бросил Циркулю, дежурившему у стойки. Тот
согнулся чуть ли не в три погибели, выстрелив в хозяина угодливой улыбкой.
Тем временем супруги Мебель уселись в поджидавший их у входа огромный белый
"Вольво". Словно идиот, я выкатился на роликах за ними следом. Меня
охватила ярость. В то время, когда предмет наблюдения перемещал свою
толстую задницу с помощью роликов, я гонялся за ним, обливаясь потом, на
своих двоих. Когда же наконец я подготовился к гонкам на роликах, объект,
даже не ведая о предпринятых мною титанических усилиях, пересаживается на
автомобиль. При подобном везении не придется особенно удивляться, если в
следующий раз, когда я запасусь машиной, она воспользуются вертолетом или
космическим кораблем!
Разогнавшись, я пулей влетел в лифт, и через минуту пулей вылетел из него
на своем этаже. Тролль уже очухался. Он неподвижно сидел на шифоньере,
хмуро уставившись на носки своих ботинок.
- Все из-за тебя, козла! - рявкнул я и принялся переодеваться.
Потом, не произнеся больше ни слова, отправился на автобусную станцию.
Там я приобрел билет на ближайший рейс до Барселоны.
Если уж меня преследует такое фатальное невезение с Варварой и Мебелем,
лучше заняться Адой Карас. Другими словами, нужно во что бы то ни стало
"ломать масть". Из головы не выходила записка, в которой утверждалось, что
Сима в безопасности пока жива Эльза Кук. Но Эльзы-то Кук уже мертвы! Обе! В
отличие от Тролля я не верил, что здесь как-то замешана настоящая Эльза
Кук. Та, которой некогда принадлежал паспорт. Просто автору записки было
известно о существовании близнеца. Я попытался порассуждать о том, охотился
ли убийца за обеими девушками, или в Аквапарке он по ошибке разделался не с
той? Девушки имели какое-то отношение к Мебелю. Теперь, когда выяснилось,
что записка написана его рукой, я мог бы без труда прижать его к стенке.
Вот только оставалось загадкой, известно ли ему что-нибудь о нынешнем
местонахождении Симы Отс.
На какое-то время я отвлекся от мыслей, разглядывая местный ландшафт. Ведь
что там ни говори, а в Испании я оказался впервые. Вокруг простирались
залитые солнцем зеленые холмы, усаженные виноградниками. Кое где на склонах
можно было заметить огород. С поросших лесом гор то и дело поднимался дым -
деревья горели. Находящиеся в автобусе местные жители, впрочем, на пожар
никак не реагировали. Видимо, это было здесь в порядке вещей. Потом за
окнами замелькали пригороды, и, наконец, мы ворвались в Барселону.
Я ступил на раскаленный асфальт и огляделся. Стояла страшная жара, город
тонул в мареве и казался призрачным. И все же я решил пройтись пешком.
Слева от меня, если смотреть по ходу движения, простиралась бухта, чуть
дальше начинался порт. Я миновал, предположительно, какое-то серьезное
правительственное учреждение, поскольку на площади возле него застыл в
угрожающей позе морской пехотинец с карабином наперевес. Марка карабина
была мне незнакома, но дизайн способен был произвести впечатление.
Чуть позже я достиг развязки дорог, от которой направо уходила одна из
центральных улиц. Здесь я купил путеводитель по городу. Карасы жили в
центре, в районе Бари (их адрес я привез с собой еще из России), совсем
недалеко от того места, на котором я сейчас находился. Я пробрался через
лабиринт кривых, узких улочек.

Семья банкира занимала целый этаж в солидном темно-сером особняке. Возле их
подъезда я заметил машину Мебеля. Вот так удача! Впрочем, это
обстоятельство заставило мобилизоваться. Ведь поначалу я только собирался
поглазеть на дом банкира, примериться, послоняться перед входом, а затем
уделить какое-то время знакомству с Барселоной. Словом, рассматривал эту
поездку как познавательный тур, не более того. А теперь вот пришлось
полностью сконцентрироваться на деле. Я осмотрелся. Напротив дома был
разбит скверик. В тени дерева там стояла свежевыкрашенная скамейка, на
которой я с удовольствием развалился, вытянув ноги.
Значит Карасы и Мебели поддерживают между собой какие-то отношения.
Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Коль и в России Варвара и Ада
были подружками, то на чужбине они и подавно должны были держаться друг
друга.
Я провел в тени тридцать девять безмятежных минут. Потом идиллию грубо
нарушили Мебель и Ада. Я узнал ее по фотографиям, которых у меня было в
избытке. Они вынырнули из подъезда и побрели куда-то вдоль улицы. Причем
Мебель обнимал Аду за талию точно также, как в "Вавилоне любви" он обнимал
Варвару. А куда, собственно, подевалась Варвара? Я с неприязнью воззрился
на парочку. Нет, чтобы воспользоваться автомобилем! Идут пешком, словно бы
приглашая пристроиться в кильватер. Словно провоцируют: ищейка, возьми
след. А вот и не возьму!
Они уже скрылись за углом, а я все упрямился. Как маленький ребенок. Пока
не понял, что в любом случае уже опоздал. Что они ушли. Их нет. Тогда у
меня начались приступы совести. Закончилось все тем, что я все же оторвал
задницу от скамейки и вошел в дом. Поднялся на третий этаж и позвонил в
дверь. Открыла мне темноволосая женщина средних лет, вероятно - служанка. Я
обратился к ней сначала по-английски, затем по-немецки, поскольку на этих
языках мне было легче общаться, чем по-испански, но она вообще ничего не
ответила. Лишь жестом пригласила войти и проводила в просторную комнату. Из
мебели здесь была только софа, выгнутая таким образом, что на ней можно
было занять лишь полулежачее положение. На софу была наброшена шкура белого
медведя. Пол был устлан белым шерстяным ковром. Напротив софы прямо на полу
стоял телевизор. Вот и все. Когда я оглянулся, женщины, впустившей меня,
рядом уже не было.
Я пересек комнату и вышел на террасу. "Вольво" Мебеля по-прежнему стоял у
подъезда. На него еще падали лучи солнца, а на террасу уже нет. Интересно,
куда все же подевалась Варвара? Я уселся на стоявшую здесь кресло-качалку и
принялся раскачиваться, наблюдая за тем, что происходит на улице. Появилась
служанка со стаканом апельсинового сока на подносе. Я поднялся,
поблагодарил и сделал большой глоток. В бокале плавали кубики льда. Потом я
начал раскачиваться с удвоенной энергией. А потом обнаружил, что на
тротуаре стоит Ада Карас и с удивлением смотрит на меня. Еще бы: какой-то
незнакомый мужик устроился у нее на террасе словно у себя дома и потягивает
апельсиновый сок из бокала. Да к тому же раскачивается на кресло-качалке с
энтузиазмом шимпанзе.
Я кивнул ей в знак приветствия, а потом даже помахал рукой. Она скрылась в
подъезде. Машина Мебеля все еще стояла на прежнем месте, но теперь исчез и
Мебель. Почти одновременно мы появились на пороге гостиной друг напротив
друга. Фигурка у нее была вполне сносная. На голове - супер-гипер-химия. Но
по части боевой раскраски подружке Горбанюка Светке она и в подметки не
годилась.
- Какого хрена вы приперлись сюда? - прошипела она со злостью. - Вам же
были даны совершенно четкие инструкции.
Я опешил. Но уже в следующий момент с удивлением услышал собственный голос:

- Так сложились обстоятельства.
- Сомневаюсь, что мой супруг будет в восторге, - продолжила она с вызовом.
- Между прочим, он скоро приедет.
- Сожалею, что так получилось, - проговорил я.
- А где второй? - спохватилась она. - Вас ведь должно быть двое!
- Ну, в принципе, у меня есть напарник, - пробормотал я.
- Господи! Вы квадрат или левый хук? Неужели вы владеете джиу-джитсу? Глядя
на вас, можно подумать, что вы всю жизнь проработали бухгалтером в
каком-нибудь занюханном учреждении и ходили, не снимая нарукавников.
Вот уж по поводу занюханного учреждения ей лучше бы помолчать. Представляю
себе, что сталось бы с торговым домом Карас, если бы до Лили дошло
высказывание Ады.
- Так вы квадрат? - не унималась она.
- Да уж скорее усеченный конус.
- Что?! - Она просверлила меня взглядом. - Кто вы такой? Что вам нужно? Кто
вас прислал?
- Думаю, вы приняли меня за кого-то другого. - Я попытался рассмеяться,
однако звуки, которые при этом удалось исторгнуть, на смех были мало
похожи. - Меня зовут Крайский, а позволил я себе к вам обратиться в связи с
одним щекотливым обстоятельством.
- Вы сутенер?
- Б-же упаси!
- Тогда я вообще ничего не понимаю! Горничная сказала, что вы говорите
по-английски и по-немецки, но что по вам сразу видно, кто вы такой.
- Она намекала на то, что я похож на сутенера? - удивился я.
- Да нет же, на русского!
- Обидно. А я рассчитывал, что больше смахиваю на белого воротничка с
Уолл-стрит.
- У вас мания величия.
- Наверное.
- Зачем вы пришли? Я приняла вас за одного парня, о котором знаю, что он
тоже владеет английским и немецким. Вам нужен мой муж?
- А он дома? - поинтересовался я. Вопрос был дурацким, поскольку она уже
сказала, что его нет. И что он вскоре должен прийти.
- Нет, но даже если бы и был... у нас дома о делах не принято говорить.
Она открыла сумочку и достала оттуда визитку.
- Вот координаты его банка.
Я прошелся по комнате и поставил пустой бокал на телевизор. Что там ни
говори, а любопытно пообщаться с женщиной, покорившей сердце банкира,
специальностью которого является обнаженное женское тело.
- Это очень любезно с вашей стороны, но я бы предпочел побеседовать с вами.

Она удивленно вскинула брови.
- Со мной? О чем?
- Видите ли, я - частный детектив, и в настоящий момент выполняю одно
щекотливое поручение. А точнее - разыскиваю женщину. И эта женщина,
по-видимому, сейчас находится где-то здесь. К тому же она - ваша хорошая
знакомая.
- Вот как? - Ее лицо словно окаменело. - Вы меня заинтриговали.
Она предложила присесть рядом с ней на софу, что по сути означало прилечь.
Я повиновался.
- И эту женщину зовут?.. - Она выжидательно замолчала.
- Сима Отс.
Чего темнить, решил я. Как бы то ни было, пора вскрывать нарыв. Пригрозить
бы ей чем-нибудь. Кое-что в запасе ведь у меня имеется.
- Сима? О, боже! Она исчезла?! - оживилась Ада. - Я не видела ее уже целую
вечность. Вы говорите, она находится где-то поблизости? Но это невозможно!
У нее есть мой адрес, и если бы она... А кто вас нанял?
- Неважно. Мой клиент... одним словом он от нее без ума. А его имя не имеет
никакого значения.
- Не имеет, так не имеет. - Она вроде бы оставалась спокойной, но мне
показалось, что это спокойствие напускное, и что на самом деле ее что-то
встревожило. Странно. Мало ли кто мог потерять рассудок из-за Симы Отс. -
Но почему вы решили, что я смогу быть вам полезной? Да, мы когда-то учились
вместе, но с тех пор прошло уже много лет. Каждый из нас двинулся своей
дорогой...
- Тогда откуда у нее ваш адрес? Вы ведь сами только что сказали, что у нее
есть ваш адрес, - напомнил я ей.
- О, господи! Мы как-то встретились случайно, когда я приезжала навестить
своих родителей. Вот я и дала... Честно говоря, я даже не предполагала, что
ей когда-либо удастся добраться до Барселоны.
- Почему?
- Знаете, она не из тех людей, которых можно назвать везунчиками. Казалось
бы, и красива, и умна, а вот на тебе - одни неурядицы в личной жизни. Да и
карьера у нее как-то не складывалась.
Не буду утверждать, что упоминание о неприятностях в личной жизни Симы меня
как-то огорчили.
- А вы относитесь к людям, которых можно назвать везунчиками? -
поинтересовался я.
Она посмотрела на меня с неожиданной враждебностью.
- Причем здесь я?
- Ну, мне бы хотелось понять, какие у вас критерии. Чтобы в дальнейшем мы
могли разговаривать на одном языке.
- А о чем нам еще разговаривать? - холодно поинтересовалась она. - Я ведь
уже дала понять, что о Симе мне ровным счетом ничего неизвестно.
- Прискорбно слышать.
- Ничего не поделаешь.
Я с трудом выбрался из софы и сделал несколько разминочных шагов по
комнате.
- Если вдруг вы что-нибудь разузнаете... Может быть она позвонит или...
- Да, вдруг я что-нибудь разузнаю, - тут же подхватила она. - Где я смогу
вас найти?
Вскрывать нарыв, так вскрывать, подумал я. Когда-то хирург мне чистил нарыв
на ноге. Было это достаточно болезненно. Но потом сразу стало легче. Я
проговорил:
- Гостиница "Вавилон любви", в Лорет де Мар.
Но при этом на всякий случай назвал неправильный номер комнаты. Хотя это и
было верхом глупости.
- В Лорет де Мар? - переспросила она. - Первый раз слышу о существовании
подобного отеля. Хорошо, я запишу.
В дальнейшем я бы не поверил ни единому ее слову. Но она уже повернулась ко
мне спиной, давая понять, что разговор окончен. И ни единого слова,
которому бы я не поверил, не произнесла.

Я покидал Аду Карас с ощущением того, что совершена серьезная ошибка. Мне
показалось, что назрела необходимость сделать неожиданный шаг и я его
сделал, но, по-видимому, не в том направлении, что нужно...
Между прочим, машины Мебеля возле дома уже не было. Произошла какая-то
странная рокировка с участием ключевых фигур. Я поднял голову.
Ада стояла на террасе и курила. Струйка дыма, растворяясь, медленно
поднималась вверх. Я картинно развел руки в стороны, словно бы извиняясь за
непрошеное вторжение, и медленно побрел вдоль улицы. Интересно, за кого она
меня приняла? Употребила при этом какие-то непонятные термины: "квадрат",
"левый хук". Скрывшись за углом, я воровато огляделся. Потом, сделав
внушительный крюк, пробрался в сквер, который располагался на
противоположной стороне улицы. Еще совсем недавно я восседал здесь в тени
на скамеечке, в блаженстве вытянув ноги. На сей раз, спрятавшись в
кустарнике, повел наблюдение за домом. В подъезд то и дело входили люди. Но
ведь там было несколько квартир. К кому именно они направлялись? Было глупо
сидеть здесь, страдая от голода и жажды. И я покинул свой пост.
Вскоре я вышел на одну из центральных улиц Барселоны. Видимо, это и была та
улица, у основания которой я находился несколько часов назад. Через минуту
я уже обосновался в небольшой симпатичной пиццерии, в меню которой
значилось двадцать семь сортов пиццы. Я остановился на пицце с грибами и
оливками. Выбор оказался удачным, и я подчистил тарелку в мановение ока. За
соседним столиком допивал кофе представительный испанец в белой рубашке с
галстуком, прижимавший к уху трубку мобильного телефона. С виду он был
похож на банкира. Интересно, как выглядит господин Эмилио Карас?
Удовлетворив - и к тому же весьма сносно - потребности организма, я вышел
на улицу и через несколько шагов наткнулся на... фигуру Дон Кихота. Вначале
я подумал, что это - статуя. Но тут кто-то бросил в кружку монету, и Дон
Кихот сменил позу. Затем маневр повторился снова и снова. Я вгляделся в его
посеребренное краской лицо. Оно оставалось бесстрастным. Невообразимо!
Простаивать на жаре часами в доспехах, да еще и с копьем в руках. Впрочем,
на копье можно было опираться. А жара начинала спадать: солнце уже
скрывалось за крышами домов. Вдруг мне показалось, что между мной и
Дон-Кихотом устанавливается что-то вроде телепатической связи. И пугающе
ясно различимый голос произнес: "Возвращайся назад". Я замер, словно
борзая, которая учуяла подозрительный запах. Туристы продолжали бросать
серебро в большую мятую кружку. "Ты еще здесь, бестолочь?" - услышал я.
Может быть это проделки Тролля? Я опустил в кружку горсть монет, но на
заштукатуренном лице Дон-Кихота ничего не отобразилось. Он в очередной раз
сменил позу. Тогда я повернулся и со всех ног бросился к дому Карасов.
Дон-Кихот здесь ни при чем, разъяснил я себе, это вопиет мой внутренний
голос. Моя интуиция. А собственной интуиции я склонен был доверять.

На месте, которое я недавно покинул, сидела старая испанка в шезлонге и
читала газету. Пришлось занять позицию левее, где заросли кустарника были
не столь густыми. Не прошло и нескольких минут, как к подъезду Карасов
подкатил белый "Вольво". На сей раз Мебель был со своей супругой. В руке он
держал радиотелефон.
- Она их вызвала! - возбужденно прошептал я. И повторил: - Она их вызвала!
В квартире Карасов зажглись окна. Доктор Мебель вышел на террасу, оглядел
улицу и вновь вернулся в гостиную.
Я заметил, что старуха сложила шезлонг, взяла его под мышку и потащилась к
соседнему дому. Газету она бросила на траве.
Я поспешил на прежнее место, откуда наблюдать было удобнее. Газета была
раскрыта как раз на той странице, где поместили фотографии убитых
близняшек. Вернее, фотографии их трупов. Я поднял глаза к окнам квартиры
Карасов, и в этот момент чья-то тяжелая рука легла мне на плечо. Ощущение
было такое же, как в павильоне ужасов. Уж не Майкл ли Майерс?
Но это был не он.
- Сеньор очень любопытный, - произнес хриплый голос по-русски. - Сеньор
сует свой вонючий нос в чужие дела.
Передо мной выросли двое парней. Тот, который положил мне руку на плечо,
был ниже, зато обладал более мощным торсом. Второй тоже был ничего -
жилистый.
- Сори, - пробормотал я.
- Ты у меня сейчас получишь "сори"!
Они были настроены явно агрессивно, и сила была, увы, не на моей стороне. В
этом сейчас, конечно, стыдно признаться, но от страха у меня душа ушла в
пятки.
- Ай донт андестен ю, - пролопотал я.
- Ты у меня сейчас получишь "ай донт андестен ю"!
Он двинул меня кулаком в солнечное сплетение, после чего у меня появилось
непреодолимое желание упасть. Но он ловко подхватил меня под мышками, и я
повис в его руках, словно мешок с органическими удобрениями.
- Теперь андестен?! - прохрипел он.
- Квадрат! Осторожнее! - воскликнул другой.
Ах, вот оно что! Квадрат - это прозвище! Значит этот, жилистый, Левый Хук,
что ли?
- Не советую так со мной обращаться, - прохрипел я, без особого успеха ловя
ртом воздух. Возникло ощущение, будто земной шар неожиданно остался без
атмосферы. - Я работаю на Лили Лидок.
- На кого? - переспросил Квадрат.
А второй тем временем саданул меня в глаз. После чего количество звезд на
небе увеличилось по крайней мере втрое.
- И мне все про вас известно, - не унимался я. - Например, этого, длинного
зовут Левый Хук.
- Ну так может пришить тебя на всякий случай?
Раздался щелчок и из кулака Левого Хука выскочило лезвие.
- Спрячь, - приказал ему Квадрат. - Не было такого указания.
- А, сморкаться я хотел...
- Спрячь!
Левый Хук нехотя подчинился.
- Чье задание ты выполняешь? - обратился ко мне Квадрат.
- Лили Лидок.
- А кто это?
- Руководитель корпорации "Гвидон". Я - один из ее детективов.
- Тоже мне, детектив сраный! - подал голос Левый Хук.
- Заткни пасть! - рявкнул Квадрат. - А с какой это стати корпорация
"Гвидон" заинтересовалась Симой Отс?
По-видимому, он что-то слышал о нашей организации, и в этом был мой шанс.
Человек, находящийся в здравом уме, не станет начинать войну против
"Гвидона".
- Чего не знаю, того не знаю, - отозвался я. - Было приказано найти ее -
вот и все. У нас задавать вопросы не принято.
- Ладно, - проговорил Квадрат. - Если ты не знаешь, мы выясним. "Гвидон" -
одна из наиболее уважаемых организаций в деловом мире, так что если все это
правда... Если же нет - пеняй на себя.

Куадрилья перегруппировала свои силы и на передний план выступили
бандерильеро по имени Квадрат и Левый Хук. Не долго думая, Бык Крайский
ринулся в их сторону, очевидно, приняв бандерильеро за легкую добычу. Но
тут один из бандерильеро выгнулся всем телом и вонзил в бок Крайского две
бандерильи. Бык Крайский взвыл от боли. Потом вновь кинулся вперед. Второй
бандерильеро повторил маневр первого. Однако одна из его бандерилий вошла
неглубоко и вскорости упала на землю...

В это поначалу не очень-то верилось, но меня отпустили. Отпустили! По
центральной улице я с грехом пополам добрался до порта, где нанял такси до
Лорет. На протяжении всего пути таксист с подозрением косился на синяк,
пылающий у меня под глазом. Чувствовал я себя не ахти: щека горела, жилка
на синяке пульсировала...

В Лорет таксист затормозил прямо возле телефонной будки. Я воспринял это
как намек и позвонил Лили.
И - о, удача! - трубку подняла она сама.
- Это Крайский, - сообщил я. - Ты сейчас очень занята?
- Естественно, - раздраженно буркнула она.
- Все же возьми свой блокнот, куда ты вносишь информацию о предстоящих
мероприятиях, и отметь, что я приглашаю тебя на панихиду.
- Что еще за бред?! - Лили, очевидно, была не в духе.
Но мне было наплевать. На-пле-вать.
- Мы ведь с тобой все же школьные товарищи. Не могу я обойти тебя вниманием
и не пригласить на собственную панихиду. Распорядителями назначены Квадрат
и Левый Хук.
- Тебя что, ударили по голове? - догадалась она.
- И к тому же очень больно, - уточнил я. - Мне срочно требуется прикрытие.
- Перебьешься, работа у тебя такая. Сам знал, на что шел.
- Послушай! - взорвался я. - Я - Крайский, а не Крайний. Знаешь, почему мои
романы пользуются такой популярностью? Потому что я никогда не строил из
себя героя. Сбегу от тебя в Северную Корею. Там ты меня не достанешь.
- Ха! - воскликнула Лили... - Какая наивность!
Но она все же соблаговолила меня выслушать.

Когда я появился в номере, Тролль все так же одиноко сидел на шифоньере.
Разница была лишь в том, что вид у меня теперь был не лучше, чем у него.
Оценив происшедшие со мной перемены, Тролль приободрился, совершил мягкое
приземление в кресло и закурил трубку.
- Рассказывай, - коротко бросил он.
Что ж, не в моих интересах сейчас было культивировать ссору. Я выложил все.
Когда я добрался до Дон-Кихота, он оживился еще больше. Я рассказал, что со
мной неожиданно заговорил внутренний голос, который послал меня назад, что
я послушался, вернулся и встретил Квадрата и Левого Хука. И что Квадрат
замочил меня под дых, а Левый Хук - и того хуже - прямо в глаз.
- Это же надо, самого Мишу Крайского! - с издевкой проговорил Тролль.
Потом неожиданно рассказал анекдот:
- Сидит в баре негр, и вдруг туда врывается банда ку-клукс-клановцев. Орут,
стреляют в потолок, ко всем задираются. "Конец мне", - подумал негр. "Нет,
не конец, - говорит внутренний голос. - Подойди к главарю банды и выплесни
свое виски ему в лицо." Негр так и сделал. "Вот теперь конец", - говорит
внутренний голос.
- Приблизительно так оно и было, - согласился я.
Тролль впервые рассказал мне анекдот, и это можно было назвать событием.
- А если серьезно, - продолжал Тролль, - ты сегодня раздобыл очень ценную
информацию.
- Ценнее не бывает, - скривился я.
- Нет, в самом деле. Ведь имени Варвары ты не упоминал. Почему же Ада так
всполошилась, когда ты заявил, что разыскиваешь Симу? Почему срочно вызвала
супругов Мебель, а держимордам приказала разобраться с тобой? Если
полученная тобой записка о Симе и Эльзе Кук - их рук дело, то твое
появление должно было казаться им само собой разумеющимся.
- А ведь действительно! - вынужден был признать я. - Отправив записку, они
должны были подготовиться к подобному развитию событий, а они ведут себя
так, словно только теперь узнали о моем существовании. Налицо какая-то
странная ситуация. С одной стороны они сознательно, не знаю, из каких
соображений, дают мне понять, что Сима Отс где-то рядом. А с другой, когда
я принимаюсь за розыски, бьют тревогу?
- Может быть записку прислали не они? - проговорил Тролль.
- Здравствуй, моя радость! - возмутился я. - А кто?! Ведь ты сам утверждал,
что только они могли подслушать мой разговор с Симыной матерью.
- С тех пор кое что изменилось. Скажем, Симына мама в русской редакции
куда-то исчезла, зато появилась Симына мама в испанской редакции.
- На что ты намекаешь?
- Ситуация усложняется. Похоже, до сегодняшнего дня ни Ада, ни супруги
Мебель о тебе и понятия не имели. Нет, разумеется, они читали твои
литературные шедевры...
Он сделал выразительную паузу.
Я сидел с горестным видом.
- А я сам к ним пошел и... - произнес я. - Постой! - Меня пронзила
неожиданная догадка. - А что, если в действительности они не из одной
команды? Если они играют друг против друга?

Г Л А В А 10

На следующее утро я проснулся с ощущением, что надо мной нависла
смертельная опасность. Тролль сидел в кресле и прочищал трубку.
- Ну, что скажешь? - обратился я к нему. - Появились какие-нибудь идеи?
- Ничего не скажу, - ответил он. - Никакие идеи не появились.
- Хорош!
Это было что-то новенькое: раньше Тролль никогда не признавался в
отсутствии идей. Такого даже вообразить было невозможно. Впрочем, ощущение
опасности от этого только усиливалось.
Я пошел в ванную и там из зеркала на меня уставился отвратительный тип с
синяком под глазом. Стоило типу приняться за чистку зубов - стук в дверь.
Тип высунул морду из ванной, и, стараясь не ронять зубную пасту на пол,
прохрипел:
- Кто там?
- Майкл, впусти меня, - послышался голос Сони.
- Я сейчас не в форме.
- Это лучше, чем ты думаешь, - сообщила она. - Терпеть не могу мужчин в
форме.
- Я имею в виду физическую форму, - уточнил я.
- Я тоже.
- Странно. Зачем же мне тогда тебя впускать?
- Неужели ты еще не понял, что я - человек с творческой натурой. Я приведу
тебя в божеский вид.
- Нет, не хочу! - решительно проговорил я, в результате чего несколько
хлопьев пены вырвалось у меня изо рта.
- Тогда я не расскажу тебе одну важную вещь...
- И не надо.
- ... о госпоже Мебель.
Я открыл дверь.
- Ага! - сказала Соня. - Здорово же тебя достала эта стерва. Впрочем, о
вкусах не спорят.
- Живо говори, что тебе известно! - прорычал я, продолжая извергать хлопья
пены.
- У тебя что, приступ бешенства? - с опаской поинтересовалась Соня. -
Откуда у тебя синяк?
- Одну минутку.
Я вернулся в ванную, прополоскал пасть и кое как умылся.
Когда вернулся в комнату, Сони там не было.
- Куда она подевалась? - спросил я у Тролля.
Неожиданно какая-то сила сорвала с меня плавки и швырнула на кровать.
Норвежка - уже совершенно голая - сидела на мне сверху.
- Рассказывай немедленно! - проревел я.
- Для начала тебе придется расслабиться...
Я продолжал трепыхаться.
- Закрой глаза и представь себе, что я - это она...
Интересное предложение. Я послушно закрыл глаза и попытался представить
себе, что сверху восседает Варвара. И тут же чьи-то руки вцепились мне в
горло. Я не просто открыл глаза - я их вытаращил.
- Анкор! - проревела Соня.
Дерби начались.
Потом, когда она заржала, взвилась на дыбы, и медленно сползла на простыню,
я смог, наконец, продолжить допрос.
- Могу тебя осчастливить: госпожа Мебель интересовалась одним бравым
мальчиком с синяком под глазом.
- Давно?
- Несколько минут назад. Я как раз была в холле, когда она поинтересовалась
у портье, в каком номере ты остановился. Тот ответил. Она сверилась со
своей бумажкой, сказала, что у нее записано иначе и попросила проверить еще
раз. А потом хмыкнула и пожала плечами.
Сказав это, Соня занялась большим пальцем моей правой ноги.
Значит, охота началась! Наверняка Квадрат и Левый Хук рыщут где-то
поблизости. Вспомнилось лезвие, выскочившее прямо из кулака Левого Хука. Не
он ли расправился с близняшками?
- Вот ты где!
Я вздрогнул. Меня обуревали видения, главным персонажем которых являлась
Варвара. Я готов был увидеть ее, входящую в дверь с пистолетом в руках...
... но это была Лив. Видимо, я забыл запереть номер.
Оценив обстановку и ни слова более не говоря, она сняла с себя плавки, села
на корточки и взялась за большой палец моей левой ноги. При этом обе дивы
не спускали глаз того с места, которое, по их мнению, было связано с
пальцами ног неким таинственным образом. Вроде закона сообщающихся сосудов.

Закон не срабатывал. Дивы не желали с этим мириться.
Я все ждал, что сейчас в комнате появится кто-то из банкирского дома Карас
чтобы прикончить меня.
Но вместо этого заявились Горбанюк со Светой. Думаю, излишне упоминать, что
у Горбанюка вытянулась физиономия. Он даже не обратил внимание на мой
синяк. У Светы же сделалось такое лицо, будто она сожалела, что у меня нет
третьей ноги. На ее шее болталась портативная "Минольта". Еще чего доброго
сделает снимок! Я разразился кучей не самых лестных эпитетов в адрес тех,
кто имеет обыкновение входить без стука. Им оставалось только очистить
помещение.
Интересно, кого еще принесет с утра пораньше?

Через некоторое время раздался стук в дверь.
- Можно?
Видимо, Горбанюк со Светкой сидели в холле и видели как норвежки уходят.
Нужно сказать, что удалились те не солоно хлебавши. Особенно Лив. Слишком
велик был психологический пресс. Когда твой мозг сверлит одна единственная
мысль: сегодня - твой последний день, сегодня - твой последний день, это
как-то не способствует повышению потенции.
Я уже успел что-то на себя напялить, и Горбанюк наконец соизволил обратить
внимание на синяк.
- Что-нибудь случилось? - поинтересовался он, впрочем, без особого
сострадания в голосе.
- Разумеется, - парировал я. - На свете каждый день случается невообразимо
много интересного. А что, собственно, ты здесь потерял? Или программа
отдыха без корректировок с моей стороны тебе уже кажется излишне пресной?
- Да нет, - замялся он. - Мы просто хотели... В общем, мы хотели спросить,
как продвигается расследование.
Вон оно что! Светлана допекла! Моя цыпочка! А я-то после вчерашнего
разговора с Лили голову ломал, как мне побыстрее отыскать Горбанюка. Ведь я
даже не догадался спросить, в какой гостинице он остановился.
- Расследование продвигается весьма успешно. Вчера я победно рапортовал
Лили, не забыв упомянуть о твоем участии, и она попросила в ответ сообщить,
что жалует тебе аксельбант на левое плечо.
- Спасибо, - Горбанюк вздохнул.
- Еще она просила передать, чтобы ты прокатился на денек в Бильбао, в наше
испанское представительство. Там уже тебя ждут.
- Зачем? - Он напряженно замер.
- Нужно доставить сюда две единицы огнестрельного оружия: а именно - "узи"
и парабеллум.
- Я серьезно.
- И я серьезно.
- Нет, я, действительно, серьезно, - продолжал он гнуть свою линию.
Но я тоже был не лыком шит:
- Так ведь и я, действительно, совершенно серьезно.
- Ну уж нет! - Он вскочил. - А если меня загребут в полицию? Здесь слишком
жарко даже на пляже, я уж молчу о местных тюрьмах.
- С одной стороны ты прав, - согласился я, - но с другой мы ведь должны
быть во всеоружии в свете предстоящих событий.
- Мы?! - буквально захлебнулся он.
- Ну, конечно! А для кого, ты думаешь, эта артиллерия?
Несмотря на всю плачевность ситуации, я с трудом удержался от смеха. В
памяти всплыла фраза Остапа Бендера: "Я вам дам парабеллум".
- У тебя есть лист бумаги? - воинственно поинтересовался Горбанюк.
- Кажется, в ящике письменного стола я видел стопку. А зачем тебе?
- Хочу написать заявление об уходе по собственному желанию. И нужно же было
тебя здесь встретить!
Он направился к письменному столу, извлек чистый лист бумаги и принялся
что-то быстро строчить.
- Может, сначала позвонишь в Ярославскую область? - подал я голос. -
Посоветуешься с законной супругой?
- Нечего советоваться!
- Ну ты и трус, - брезгливо проговорила Света.
- Тебя не спрашивают!
Он протянул мне исписанный лист. Это была фирменная почтовая бумага отеля.
В правом верхнем углу красовался Купидон с луком, под которым витиеватыми
буквами было написано "Вавилон любви". Впрочем, вместо стрелы Купидон был
вооружен предметом несколько иного свойства. И наконечник у предмета были
отнюдь не таким острым, и оперение шарообразное.
- Я думаю, Лили может это неправильно понять, - озабоченно произнес я, тыча
пальцем в рисунок.
Мое замечание его слегка охладило.
- Хорошо, я напишу заявление по всей форме и сам отправлю в контору. Порви
это.
- Ну ты и трус, - еще раз проговорила Света, мобилизуя все презрение и
брезгливость, на которые только была способна.
- Его можно понять, - предприняв очередной маневр, великодушно вступился я
за Игоря Артемьевича. - Он ведь у нас теоретик. Хорошо, ты только привези
оружие, а уж дальше я как-нибудь сам, с обеих рук...
Через двадцать три минуты он согласился. С помощью знаний, почерпнутых в
книге "Момент истины", мне удалось уверить его, что я буду стрелять с обеих
рук, не забывая при этом безостановочно "качать маятник". Одним словом,
устрою "пляску по-македонски".

Сложнее всего было заставить себя выйти из номера. Зловещие призраки
Квадрата и Левого Хука заполонили сознание, и если в нем еще оставалось
место, то для не менее зловещих призраков доктора Мебеля и банкира Эмилио
Караса. Правда банкира Караса мне пока не доводилось видеть, и я,
соответственно, не знал, как он выглядит, поэтому представлял его себе тем
самым испанцем из барселонской пиццерии, который прижимал к уху трубку
мобильного телефона.
Все же я был теперь не один - в обществе Светы и Горбанюка. И я, наконец,
решился выйти.
Варвара по пути нам не встретилась. В холле проходил процесс приема
очередной туристической группы. Стараясь не привлекать к себе внимание -
задача, с которой бы не справились и титаны, учитывая цвет светкиных волос,
- мы выскользнули из гостиницы и отправились на автовокзал. Выяснилось, что
единственный прямой автобус до Бильбао отходит через пятнадцать минут. Вот
так удача! Горбанюк изучил расписание - буквально обнюхал его словно пинчер
- и объявил нам, что вернется лишь завтра к двум часа дня.
- Ничего не поделаешь, - смирился я, - до тех пор придется отбиваться с
помощью стилета и кастета.
Он поморщился, вытер со лба пот.
- Надеюсь, что автобус будет с кондиционером.
- Ну, Испания - цивилизованная страна...
И вот тут-то все началось! Мимо на роликах прокатилась Варвара. Лифчик и
шорты на ней были светло-салатного цвета. Я принялся лихорадочно рыскать
взглядом, пытаясь обнаружить ее сообщников и заметил озирающегося по
сторонам господина Галагана. Ее папашу. В руке у него был зажат портфель, в
зубах - огромная сигара. Ни дать, ни взять - мистер Твистер.
Я попытался проанализировать, что все это могло означать.
Горбанюк тем временем влез в автобус и помахал нам на прощание рукой.
Тронувшись с места, автобус плавно вырулил на дорогу.
Мимо вновь прокатилась Варвара. Она описывала какие-то концентрические
кривые, в эпицентре которых находились мы. Ее папаша же находился где-то в
перигелии, если рассматривать нас как светило. Проезжая мимо, Варвара
каким-то чудом не наскочила на него. Потом она врезалась в безмятежно
движущихся на посадку туристов, сшибла с ног здоровенного молодца,
шлепнулась сама, а сверху на них свалилось еще несколько. Господин Галаган
развернул сигару в сторону происшествия, но, к счастью, в этот момент на
поверхности торчала лишь одна Варина нога с роликом. Колесики крутились
словно бешенные. Господин Галаган вздохнул и направился к выходу.
- Видишь ту девчонку на роликах? - обратился я к Свете.
- Вон ту корову, которая заварила всю кашу?
- Именно. Мне нужно, чтобы ты проследила за ней. Аккуратненько так. Чтобы
она ни о чем не догадалась. Потом все подробно расскажешь. Вечером. Идет?
- Идет! - У нее загорелись глаза. - Только мне нужны наличные. Горбанюк
уехал, а я забыла у него взять.
Я в спешке сунул ей сто тысяч песет и помчался вслед за чрезвычайным и
полномочным. Тот двигался вдоль центральной улицы, всматриваясь в названия
отелей.
- Неосмотрительно с вашей стороны, - проговорил я ему в спину.
У него чуть было не вывалилась изо рта сигара.
- Но откуда вы...
Казалось, он борется с искушением меня потрогать.
- И вообще, - нашелся он, - у меня лопнуло терпение. Сколько можно?!
- Между прочим, я здесь всего неделю, - позволил я себе заметить.
- Всего! - возмущенно проговорил он. - Сколько же вы собираетесь здесь
находиться, разрешите полюбопытствовать? Ведь Лорет де Мар - это не
Нью-Йорк, не Токио и не Мехико. Заблудились в трех соснах? Или еще не
насытились местной экзотикой? Может, лучше поищите мою девочку на Гавайских
островах? А что? Хорошая идея! Или где-нибудь на Каймановых островах.
Причем, тщательно: под каждым тентом от солнца, во всех кабинках для
переодевания.
- Желаете отказаться от моих услуг? - с вызовом поинтересовался я.
У меня вдруг зачесались руки оставить его наедине с Квадратом, Левым Хуком
и доктором Мебелем.
- Для начала мне бы хотелось получить подробный отчет, на что вы потратили
мои деньги.
- Вложил их в экспорт кофе: из Чили в Свазиленд.
- Что?! - взревел он.
- Шутка, - успокоил его я. - Хорошо, вы получите отчет, это ваше право.
Отправляйтесь спокойно на службу, я вам вышлю через пару дней.
- Ну, нет! Не для того я тащился сюда по этому пеклу. Хочу собственными
глазами посмотреть, где, к примеру, вы остановились. Название "Вавилон
любви" само по себе, к сожалению, не говорит так много, как "Плаза",
"Хилтон" или "Шератон". До меня, например, докатились слухи, что это -
вертеп. В самом плохом смысле слова.
И содержит его, между прочим, ваша ненаглядная дочь, мысленно добавил я.
- Пойдемте, - решительно произнес он.
- Что ж, пойдемте, - согласился я.
Через несколько минут мы очутились в холле отеля. Чрезвычайный засмотрелся
на лестницу, ведущую в подвальное помещение, а точнее - в ресторан, на
двери которого круглосуточно светился фирменный малыш с луком.
- Это что за младенец? - проворчал он.
- Вообще-то, его зовут Купидон.
- Странная у него стрела.
Мимо нас прошествовала Лив. После бесплодных упражнений с большим пальцем
моей ноги она едва обратила на меня внимание. Полномочный же впился
взглядом в ее обнаженное вымя.
- Между прочим, это западный курорт, - позволил себе заметить я, - со всеми
вытекающими отсюда обстоятельствами.
- Как вы попали именно в этот отель?
- Чисто случайно. Ноги привели.
- Ноги, или какой-то другой орган тела?
И тут я заметил, как в фойе буквально вползла Варвара. Ролики болтались у
нее в руке. Видимо, она здорово ушиблась о того молодца на автовокзале. На
небольшом расстоянии за ней следовала Света с напрочь отсутствующим
выражением лица.
- Вы знаете, наверное вы правы, - быстро проговорил я. - Стрела очень
подозрительна и вызывает странные ассоциации.
- Что? - Он с удивлением воззрился на меня.
Я ткнул пальцем в светящуюся рекламу. И он с удовольствием продолжил тему:
- Скажите мне честно, это вертеп?
- Смотря, какой смысл вы вкладываете в это слово.
- Нормальный смысл.
У него потухла сигара, и он полез в карман за зажигалкой.
Варвара все еще находилась в холле. Я ни за что не мог допустить, чтобы мой
клиент ее обнаружил.
- Лучше вы мне кое-что расскажите. - Я продолжал украдкой следить за
передвижением Варвары. - Ваша дочь позаимствовала у вас крупную сумму
денег, не так ли?
Он вытаращил на меня глаза.
- С чего вы взяли?
- Отвечайте! - рявкнул я, неожиданно переходя в атаку. Я вдруг
почувствовал, что нащупал важное звено во всей этой истории.
- Вы нашли ее? - прохрипел он.
- Нет, - сказал я.
Варвара в это время скрылась за фикусами. Света проводила ее взглядом,
потом жестом попросила меня разрешения подойти. Я демонстративно повернулся
к ней спиной.
Так получилось, что, отворачиваясь от Светланы, я повернулся задницей к
полномочному послу. Он живо оббежал меня и заглянул в глаза.
- Вы нашли ее?
- Нет. - На шахматном языке это называлось повторением ходов.
- Тогда почему вы задали этот вопрос?
- Потому что мне удалось напасть на ее след. И вы знаете, все это не очень
хорошо пахнет.
Разумеется, если заходит речь о запахе, правильнее, наверное, говорить "я
взял след", но я сказал так, как сказал, а в своих описаниях я ни на йоту
не отклоняюсь от произошедшего в действительности.
- Расскажите мне все, что вам известно, - потребовал господин Галаган.
- Слишком рано, - заупрямился я.
- В конце концов я ваш наниматель, а не вы мой, - напомнил он.
Я дал ему понять, что не намерен уступать. Я довольно твердо чувствовал
себя на ногах, поскольку Варвара исчезла из поля зрения. А это означало,
что опасность разоблачения, нависшая надо мной, по крайней мере
отодвинулась во времени.
- Прежде, чем я удовлетворю ваше любопытство, вы должны удовлетворить мое,
- стоял я на своем.
Он нахмурился:
- Кто это сказал? Что-то новенькое в истории взаимоотношений между
работником и работодателем.
- Но вы - не мой работодатель, позвольте напомнить. Я никогда не служил в
дипломатическом корпусе. Моим работодателем является корпорация "Гвидон". А
вы - клиент "Гвидона". И одно из условий соглашения, которое вы заключили с
"Гвидоном", гласило - никаких умалчиваний. Вы обязались выложить все, что
так или иначе имеет отношение к делу, в связи с которым вы к нам
обратились. А теперь у меня есть веские основания полагать, что условия
этого вы не выполнили.
Он тупо посмотрел на Купидона. А точнее, на тот предмет, которым Купидон
пытался выстрелить из лука. Я перевел дух.
- Она увезла с собой три миллиона долларов, - неожиданно проговорил он.
Невольно я окинул взглядом пространство холла, но ничего подозрительного не
обнаружил. Неподалеку маячила Светлана, отвлекая на себя внимание
большинства присутствующих. С ее боевой окраской только слежкой и
заниматься. Что ж, как говорится, на безрыбье...
- Ровно три миллиона? - уточнил я.
- Без малого.
- Это ваши деньги?
- А вот это уже не вашего ума дело! - взорвался он.
- Кто знает, - сказал я философски.
- Давайте поднимемся к вам в номер, - в своем волнении он уже достиг
критической точки.
Этого еще не хватало! Мы поднимемся ко мне в номер, а по дороге случайно
столкнемся с госпожой Мебель. Трогательная встреча родителя и его
заблудшего дитяти. Которое увело у родителя без малого три миллиона
долларов. Наличными! Объятия, поцелуи, много радости... Или много крови.
- Это нежелательно, - проговорил я. - Хочу заметить, что вообще ваше
появление здесь способно нанести серьезный ущерб расследованию, а уж
подниматься ко мне в номер и вовсе неосмотрительно.
- Но ведь вы должны еще объяснить, почему задали мне вопрос о деньгах! - в
отчаянии воскликнул он.
- Это можно сделать и по дороге на автобусную станцию. Я знаю, что вы
предпочли приехать на автобусе. Пытаясь, так сказать, сохранить инкогнито.
- Кстати, а как вам удалось меня обнаружить?
Я взял его за локоть и вывел из отеля подальше от греха. При этом его мысли
настолько были заняты всякой ерундой, что он даже этого не заметил.
- Или это вышло случайно?
- В Лорет ничего не происходит случайно, - назидательно проговорил я. -
Просто в некотором роде я - профессионал и стараюсь сохранить контроль над
ситуацией.
- Жарко, - пожаловался он.
Я снял с себя панамку Сони и протянул ему.
- Наденьте, не то получите солнечный удар.
- Но она, по-моему, женская.
- Ничего подобного, сейчас мужчины носят такие.
Он нахлобучил панамку на свою огромную башку.
"А вот идет чрезвычайный и полномочный посол России в республике Андорра, -
мысленно произнес я, подражая Бернсу, - в панамке скандинавской потаскухи."

- Итак? - выжидательно уставился он на меня.
- Пойдемте, пойдемте...
Я снова взял его за локоть и повел вдоль улицы.
- Видите ли... я набрел на след этих денег.
- Где они?! - взвился он, с силой вырывая локоть.
- Пойдемте, пойдемте...
Он послушно двинулся вперед, поедая меня взглядом. Пожалуй, я бы смог
сейчас безо всяких проблем вывести его на дорогу под проезжающий мимо
самосвал, а он бы и глазом не моргнул. Но тогда кто бы оплатил мое
дальнейшее пребывание в Лорет? К тому же самосвалы здесь почему-то не
ездили.
Я уже открыл было рот, чтобы чего-нибудь такое наплести, когда мне пришла в
голову одна мысль, и я принялся хохотать, как ненормальный.
- Прекратите! - сурово потребовал он.
- Одну минутку...
Разумеется, ему я не мог объяснить причину своего смеха, а вам могу. Просто
я обнаружил еще одну параллель между нашей историей и романом "12 стульев".
Помните, вначале мне совершенно неожиданно попался на побережье Горбанюк
как раз в тот момент, когда я более всего в нем нуждался. Что очень
напоминало эпизод, когда Бендер и Киса встретили в Крыму Кислярского. А
теперь я бы мог ответить чрезвычайному и полномочному знаменитыми словами
из той же книги: "Сокровище осталось, оно было сохранено и даже
увеличилось. Его можно было потрогать руками, но нельзя было унести. Оно
перешло на службу другим людям."
По сути, когда мы с послом стояли в холле вертепа под названием "Вавилон
любви", его со всех сторон окружали его же деньги.
Я так развеселился, что на какое-то мгновение даже позабыл о Квадрате,
Левом Хуке и прочих достопримечательностях испанского побережья.
- Эти деньги здесь, в Лорет, - выдавил я из себя, вытирая слезы. - А коль
скоро они здесь, то, я полагаю, что и Варвара где-то неподалеку.
- Но где именно? - наседал он. - Перестаньте из меня жилы тянуть!
- Их можно потрогать руками, но нельзя унести, - проговорил я и снова
захохотал. Наверное, со стороны меня можно было принять за сумасшедшего.
Потом я притянул его к себе и прошептал в самое ухо:
- Они вложены в порнографию. Представляете себе?
- Как?! - вытаращил он глаза.
Ну и вид у него был в панамке!
- Может быть, не совсем в порнографию, - поправился я. - Правильнее было бы
сказать - в блуд.
- Почему вы ничего не говорите конкретно?!
- Потому что конкретно я пока еще и сам не знаю. Мне удалось выяснить, что
ваша дочь вложила здесь деньги в блуд. А вы отрываете меня как раз в тот
момент, когда появилась надежда продвинуться дальше в этом направлении.
- А почему вы сейчас хохотали?
- Потому что сопоставил ваши нравственные установки с тем, как
распорядились вашими же деньгами. Не правда ли, забавно?
- Забавно, - проворчал он, - дальше некуда.

Видимо, Бык Крайский не был намерен далее бросаться вперед, сломя голову.
Он стоял, низко опустив рога, и переминаясь с ноги на ногу. Куадрилья
предпринимала отчаянные попытки спровоцировать его на очередную атаку,
бандерильеро прятали за спиной очередную порцию бандерилий, но Бык Крайский
словно врос в землю. Тех бандерилий, которые торчали у него в боку, ему,
казалось, достаточно...

Спровадив наконец чрезвычайного, я отправился в " Гамбургеры и сосиски". Я
чувствовал, что еще немного - и я умру от жажды. Организму срочно
требовалась добрая порция "Голубой лагуны".
- Как обычно? - приветствовал меня Гойя.
- Угу, - буркнул я и забарабанил по стойке пальцами.
- Хорошо отдыхаешь, - ехидно проговорил он, видимо намекая на синяк.
Из подсобки выглянула Аська.
- Кто это тебя? - ахнула она.
Я забарабанил еще быстрей.
- Это грим, - проговорил я.
- Зачем?
- Чтобы выглядеть более мужественно.
- Тебе не идет.
- Хорошо, я сотру, - согласился я.
После бурных дебатов с Галаганом мною овладела какая-то апатия. Я осушил
бокал живительной влаги и попросил еще. Аська уселась на соседний стул.
- Давай, стирай, - настаивала она.
- Вот ты ко мне придешь в гости, и я сотру.
Я вспомнил, какую сегодня Лив скорчила физиономию, когда мы с послом пришли
полюбоваться на его новое имущество. Нужно ее немного проучить. Да и Соню
заодно. К тому же таких девчонок, как Аська, у меня уже давно не было. А
таких, как Сима Отс, не было вообще никогда.
Подумав о Симе, я понял, что, скорее всего, подсознательно готовлюсь к
чему-то главному в своей жизни. И, наверное, поэтому стремлюсь как можно
больше сейчас успеть.
Последняя моя фраза, насчет того, чтобы Аська пришла ко мне в гости,
по-видимому, Гойе не понравилась. Уж слишком громко он бухнул о стойку
наполненным бокалом.

Вечером у меня в номере появилась Светка. Я и сам заскочил несколько минут
назад, еще не успел обменяться мнениями с Троллем, и он сидел какое-то
время на шифоньере нахохлившись. Впрочем, стоило Светке начать свой отчет,
как он мигом позабыл про обиду.
Попутно отмечу, что Светка не замедлила разоблачиться до плавок. Видимо,
утренний визит убедил ее в том, что плавки - традиционная форма одежды в
этом номере. Под мышками у нее было тщательно выбрито. Брови также
отсутствовали, вместо них были нарисованы две тонкие темно-синие линии.
Светка сидела на кровати. На ее коленях покоилась небольшая сумочка из
черной кожи.
- Разрешите начать? - торжественным голосом проговорила она.
Не совсем было понятно, что при этом имеется в виду. Ее стремление как
можно быстрее освободиться от одежды наводило на мысль о немедленном
укладывании в постель. Ведь она уже неоднократно намекала на подобную
возможность. Опять же, ситуация располагала: Горбанюка рядом не было.
Он-то, бедолага, сейчас прохлаждается в Бильбао с двумя единицами
огнестрельного оружия в багаже. Но наличие на Светкиных коленях сумочки все
же оставляло надежду на иное развитие событий.
- Давай, - настороженно отозвался я.
Она раскрыла сумочку. Уж не презервативы ли? Но она достала весьма
увесистый конверт. В таком презервативов могло поместиться штук триста.
- Итак, мы расстались в 11-43... К счастью, у меня оказалась с собой моя
"Минольта". Вот, - она протянула один из фотоснимков, лежащих в конверте.
Кстати, еще и часы "Омега" до сих пор были на ней. Обращаю на это ваше
внимание, поскольку вначале ошибочно упомянул, что кроме плавок на ней уже
ничего не было, а переписывать лень.
На снимке была запечатлена Варвара, выбирающаяся из-под груды тел. Ее лицо
искажала гримаса боли. Остатки туристической группы, в которую врезалась
Варвара, т.е. те, кому посчастливилось устоять на ногах, взирали на
появление "амазонки" с перекошенной рожей из пучины тел без видимого
восторга.
- Объект, очевидно, получил некоторые повреждения, - прокомментировала
Светлана. - Этим, наверное, можно объяснить довольно низкий темп движения,
однако в 12-12 мы тем не менее уже были в холле гостиницы, где застали тебя
и того толстого мудака с сигарой. Объект направился вглубь гостиницы и я не
решилась за ним последовать.
- Весьма предусмотрительно, - одобрил я.
- Потом я хотела подойти к вам, но ты повел себя как-то странно,
отвернулся, и я сочла за благо держаться от вас подальше.
- Браво! - Я даже поаплодировал.
- Потом вы ушли, - сказала Света, и я было решил, что отчет закончен.
Я поднялся с кресла, направился к холодильнику и достал две бутылочки
кока-колы.
- А еще через несколько минут снова появился объект. Одежда на нем была уже
другая и прическа тоже.
- На ком? - не понял я.
- На объекте.
Света протянула мне еще одну фотографию. Варвара на ней была в белом платье
и белых босоножках. Волосы забраны сзади в пучок. Нужно отметить, что в
платье и босоножках она выглядела куда привлекательнее, чем в этих дурацких
бикини с лифчиком и огромных ботинках с роликами.
- И что было дальше? - насторожился я.
- Мы снова пошли на автовокзал.
- Любопытно! Чертовски любопытно!
- Объект приобрел билет до Барселоны и я, естественно, тоже, - продолжила
Света, поощренная моим возгласом. - И что самое интересное, в этом же
автобусе объявился и тот мудак с сигарой.
Ко мне в руки перекочевала фотография чрезвычайного и полномочного. Он
восседал в передней части автобуса у окна, а Света снимала его через
стекло, с платформы.
- Между прочим, на нем почему-то оказалась твоя панамка, - заметила Света
мимоходом. - Итак...
- Погоди! - взревел я. - Ты хочешь сказать, что этот тип и Варвара ехали в
одном автобусе?
- Кто такая Варвара? - не поняла Света.
- Ну, объект!
- Так я же об этом и говорю.
- И они видели друг друга? - Я замер.
- Вот тут-то и начинается непонятное. Объект увидел мудака с сигарой и даже
изменился в лице. А потом принялся всячески от него прятаться. Я даже
думаю, что если бы объект сидел ближе к выходу, чем тот мужик, он бы
попросту улизнул. А когда мы, наконец, приехали в Барселону, объект начал
следить за мужиком. А я за объектом. Т.е. мудак с сигарой сделался ее
объектом, а она по-прежнему оставалась моим.
Последовала фотография, на которой Варвара пряталась за газетным киоском, а
рядом с киоском стоял чрезвычайный и полномочный и чесал себе затылок,
запустив ладонь под панамку.
- А где была в этот момент ты? - уточнил я. - Где пряталась ты?
- А чего мне прятаться? - пожала плечами Светлана. - Я просто стояла и
фотографировала. Я ведь - турист.
- Логично, - вынужден был признать я. Видимо, поначалу я ее недооценил. - И
что же было потом?
- В 13-57 мужик сел в автобус, отправляющийся на Сантандер.
- На Сантандер?
Я достал карту Испании и принялся шарить по ней глазами.
- Ничего себе! - воскликнул я. - Это же на самом побережье Бискайского
залива! Кой черт его понес в такую даль?!
Тут впервые нарушил молчание Тролль.
- Пираты входят в Бискайский залив, - глубокомысленно проговорил он.
Естественно, я не обратил на него внимания. Сегодня героиней дня была
Светлана, эта Мальвина, эта шлюха с голубыми волосами. Она была истинной
героиней дня.
- После того, как мудак с сигарой уехал на Сантандер, объект, кажется,
немного успокоился, - продолжала Светлана.
- Могу себе представить, - буркнул я.
- Он взял такси, ну и мне, естественно, тоже пришлось потратить немного
твоих денежек.
- Не страшно, - великодушно отмахнулся я. Впрочем, она не подозревала, что
все оплачивается вышеупомянутым "мудаком с сигарой".
- Доехали мы до психиатрической клиники. Она порылась в конверте и извлекла
оттуда еще одну фотографию.
- Адрес на обратной стороне.
Это был трехэтажный особняк песочного цвета. По обе стороны от него
высилась внушительная металлическая ограда, отделяющая улицу от внутренней
территории.
- К счастью, ограда там чугунная, с просветами, поэтому удалось сделать еще
несколько снимков.
- А это еще кто? - воскликнул я.
- Понятия не имею. - Светка пожала плечами. - Не могла же я войти и
спросить. Да я и испанского-то не знаю. Какой-то дегенерат...
Часть снимка занимала ветвь дерева. Я не силен в ботанике, поэтому
затрудняюсь сказать какого именно. Зато на оставшейся части можно было
разглядеть Варвару и заросшего щетиной мужика лет тридцати пяти. Они сидели
на скамеечке и Варвара бережно держала его за руку.
- Да! - вспомнила Светка. - Прежде чем зайти в психушку, объект приобрел в
ближайшем магазине яблок и апельсинов.
- Они о чем-нибудь говорили? - спросил я.
- О чем-то, вроде бы, говорили. Но ведь она же - испанка, во всяком случае,
говорили они по-испански.
- Продолжай.
- Ровно в 15-20 она покинула психушку, снова взяла такси, и мне опять
пришлось потратить немного твоих денег. Поехала она вот сюда. Адрес на
обратной стороне.
Я скользнул взглядом по снимку и определил, что этот дом мне уже немного
знаком. Кстати, перед входом в подъезд Карасов снова красовался "Вольво"
доктора Мебеля.
- Здесь я долго задерживаться не стала, поскольку рядом сновали два очень
подозрительных типа. Вот они, на последнем фото.
- Можешь не показывать, - отмахнулся я. - Эти личности мне известны.
- Я решила, что от таких ребят лучше держаться подальше, - сказала Светка.
- Села в такси и добралась до автовокзала. Вот и все.
- Здорово! - только и мог выговорить я.
- Ты не находишь, что я заслужила чего-нибудь более существенного, чем
бутылочка кока-колы?
- Разумеется!
У меня была на всякий случай припасена бутылка красного шампанского
"Помпадур". Тролль в это время слез со шкафа и отчаянно жестикулировал,
призывая меня гнать Светлану в три шеи. Мол, она для дела дальнейшего
интереса уже не представляет. Естественно, ему не терпелось обсудить со
мной услышанное. Я открыл шампанское и струя пены неожиданно ударила прямо
в него. Тролль тут же рухнул на пол и захрипел. Я испугался. Даже
соприкосновение с обыкновенной водой вызывало у него что-то вроде приступа
эпилепсии. А тут шампанское.
- Я нечаянно! - крикнул я.
Мне хотелось объяснить, что это вышло случайно, что я и сам бы с
удовольствием выгнал Светку в три шеи, ведь она уже нам все рассказала. Но
ведь так не поступают порядочные люди. Нельзя выгнать человека в три шеи,
да еще в одних плавках, после того, как этот человек во имя твоих интересов
падал грудью на амбразуру, то бишь приближался к Квадрату и Левому Хуку на
расстояние менее ста метров.
- Ты нечаянно? - переспросила Светка, уставившись на меня.
- Я хотел сказать, что я не нарочно пролил шампанское.
- Да какая разница! Там ведь еще кое-что осталось?
Я разлил вино в бокалы, стараясь не смотреть на Тролля.
Мы выпили. На улице уже стемнело. Она отбросила сумочку в сторону.
- А остаток вылей на меня, - приказала она.
Я подчинился безо всяких разговоров. Тем более, что недавно аналогичную
операцию и к тому же по собственной инициативе я проделал с Лив. Чем наша
простая русская женщина хуже какой-то норвежки? Потом я отправился в
ванную. В мозгах шумело от всего, что довелось пережить за день. Мне так и
не удалось сосредоточиться и обдумать информацию, полученную от Светланы.
Чем она там занимается сейчас в комнате? - пронеслось у меня в голове.
Небось мысленно наслаждается триумфом. Представляет, как станет хвастать
перед подругами с лиловым, розовым, салатным и еще Б-г знает каким цветом
волос. Будет показывать книгу с моей фотографией и дарственной надписью и
рассказывать при этом, как она со мной спала и даже непосредственно
участвовала в расследовании.
Я вернулся в комнату. Света стояла у окна на фоне потухающего неба. Потом
сбросила с себя плавки. Я понял, что являлось ее коньком. Волосы на
треугольнике были того же цвета, что и на голове. Они даже слегка
фосфорицировали при сложившемся освещении.
В голове у меня раздались рыдания электросаксофона.
- Ш-ш-ш а... - зазвучал голос. - Ш-ш-ш а...

Г Л А В А 11

Утром меня посетило соображение о том, что пора бы мне поближе ознакомиться
с устройством дверного замка. Уже не первый раз он подстраивал мне
"подлянку": отчетливо щелкал, создавая впечатление напрочь запертой
цитадели, а затем подло пропускал внутрь первого желающего войти.
К счастью, на сей раз это были не ударные отряды неприятеля, а
всего-навсего Аська. Что, согласитесь, тоже неприятно, когда рядом с тобой
все еще лежит голое существо с голубыми волосами. Впрочем, будь светкины
волосы даже самого заурядного цвета, думаю, мне от этого не стало бы легче.

- Вы кто? - спросила Аська у Светы на ломанном испанском.
Та непонимающе замотала головой.
- Говорите по-русски? - уточнила Аська.
- Да, да, по-русски говорю, - обрадовалась Света. - Номер сегодня можете не
убирать.
Нужно отдать Аське должное, она сразу нашлась, что ответить:
- Конечно, большое спасибо, вы очень добры, но у нас так не принято. Уборка
должна производиться регулярно, так что выметайтесь.
- Хорошенькое дело, - проговорила Светка.
Пришлось сделать вид, что я проснулся.
- Это не горничная, - проговорил я и сел в постели. Хотя вынужден был
признать, что Аська действительно напоминала девушку, убиравшую у меня в
номере. Не хватало разве что темного платья с белым передником.
- Не горничная? - переспросила Светка. - Тогда кто?
- Моя невеста.
- Ах, вот как? - Светка тоже села. - Очень приятно.
По всему было видно, что ей приходилось попадать и не в такие переделки.
Впрочем, Аська тоже была не промах.
- Дядя шутит, - сказала она и упала в кресло. - Поскольку он мне не жених,
а свояк, можете считать его шурином.
- По-моему, мне пора, - проговорила Светка, поднимаясь и являя на свет
божий свою голубую достопримечательность. - Правда я рассчитывала на
кофе...
- О, нет, - запротестовала Аська, - лежите, лежите, я буквально на минутку.

- Правда? - Светка застыла в нерешительности.
Тогда вынужден был вскочить я, совершенно позабыв, что тоже являю на свет
кое-что.
- Пойдем-ка.
Схватил Светку за руку и потащил в ванную. По дороге я все же щелкнул
ненавистным замком и потряс дверью. Теперь она держалась намертво.
- Послушай, - зашептал я в ванной, приблизившись к Светке вплотную. - Тебе
нужно немедленно испариться.
От нее все еще разило запахом "Помпадур".
- Ясное дело, - проговорила она. - Плакало мое кофе.
- Еще успеем.
- Заметано.
Я немного успокоился.
- Когда появится Горбанюк, передай ему, что в два тридцать я жду его с
грузом на автовокзале.
- Но ведь он сказал, что в два только прибывает автобус.
- Тогда придется тебе его встретить. И подождите нас.
- Нас, это кого?
- Нас, это меня.
- Понятно.
Я закутался в полотенце, вернулся в комнату и подобрал с пола светкины
вещи. Потом сказал Аське, что сейчас вернусь.
- На одевайся, - протянул я вещи Светке, - и сматывайся.
- Слушаюсь, мой детектив.

Аська смотрела куда-то в угол. Воспользовавшись случаем, я натянул плавки.
- А я-то дура была уверена, что любвеобильность - удел поэтов, - сказала
Аська спокойно. - Оказывается, прозаики - тоже ребята не промах.
Ее спокойствие меня насторожило.
- Послушай, - сказал я. - Эту бабу с голубыми волосами зовут Светланой. Ее
приволок на курорт один из моих сослуживцев. Но так уж случилось, что
теперь она на меня работает. Вчера она меня здорово выручила. Как я мог ее
выгнать?
- Значит, ты расплатился с ней за работу натурой?
- Я понимаю, это звучит не очень красиво...
- Чушь! - перебила меня Аська. - Это звучит нормально. Ты ведь знаешь, я
тоже далеко не ханжа. Разумеется, я не могу похвастаться таким буйством
красок... Но ты, гад, подло обманул меня в другом!
- В чем же?
- Ты уверял, что приехал сюда отдыхать.
Только теперь я сообразил, что проговорился.
- Ну-у, - выдавил я из себя.
- Хоть сейчас не лги! - крикнула Аська. - Закрой свою лживую пасть!
- О'кэй. - Я рухнул на колени и повинно опустил голову. Словно осведомитель
КГБ перед резидентом ЦРУ. - Я приехал сюда по заданию, - произнес я слова,
подобающие моменту.
Аська поднялась с кресла и прижала мою голову к своим ногам.
- Я тоже хочу тебе помогать, - проговорила она. - И даже на более выгодных
условиях: мне можно вообще не платить.
- Ну уж нет! - вырвалось у меня. - Я человек гордый и всегда плачу по
счетам.
Потом, чтобы хоть как-то завуалировать этот крик души, я добавил:
- Весь Свазиленд упивается моим кофе, а мне хоть бы что.
Пришлось посвятить ее в суть проблемы. Разумеется, я и с Аськой
придерживался версии, что мне поручено разыскать Симу Отс. Собственно, я
уже почти и сам в это поверил.
Когда мы выходили из отеля, произошло еще одно заслуживающее упоминания
событие. Рядом с кактусами стояли Соня и Лив, которые помахали мне рукой.
Потом принялись энергично посылать воздушные поцелуи.
- Они тоже на тебя работают? - поинтересовалась Аська.
- Не совсем...
- А я уж было подумала, что у тебя целая армия.

На автовокзале мы разыскали Светлану.
- Горбанюк еще не прибыл? - поинтересовался я.
- Он в туалете, - отозвалась Светка.
- Ладно, подождем, - приободрившись, проговорил я.
- Долго ждать придется.
- Неужели бедняга так перенервничал, что у него начался понос? - удивился
я.
- Может и начался, - не стала развивать тему Светка, - но он сказал, что
будет дожидаться там тебя.
- Меня?!
- Ну да.
- А что он еще сказал?
- Что он не такой дурак, чтобы торчать с грузом на глазах у всего Лорет.
- Ну, естественно! Зато он такой дурак, чтобы мозолить всем глаза в
туалете! И сколько он там сидит? - спросил я.
- Минут двадцать.
- Пойдем, котик.
- Нет, туда, пожалуйста, один, - проговорила Аська, отпустив мою руку.
Пришлось оставить их наедине. Хоть и не хотелось.
Горбанюк, пригорюнившись, сидел на унитазе. На его коленях покоился
светло-коричневый саквояж.
- Наконец-то! - произнес он, вставая.
- Посылка из Бильбао? - уточнил я.
- Угу.
- Эх, Игорь Артемьевич...
Я взял саквояж у него из рук и направился к выходу. Он плелся следом,
застегивая штаны. Служительница туалета посмотрела на него сочувственным
взглядом.
Дамы в это время о чем-то мирно беседовали. Ничем хорошим это не пахнет,
подумалось мне.
- Это Аська, - представил я свою спутницу Горбанюку.
Нельзя сказать, что, избавившись от саквояжа, Игорь Артемьевич сразу же
почувствовал себя вольготно.
- Знакомая? - с опаской уточнил он.
Видимо, ему продолжали мерещиться агенты полиции.
- Я его специальный агент, - сказала Аська, кивая в мою сторону.
- Специальный агент? - взвилась Светка. - В каком это смысле?
- В том смысле, что выполняю его специальные поручения.
- Где же тогда вы были вчера?
- Вчера по его приказу я спасала короля Марокко. От террористов. Пришлось
выбрасываться с парашютом над Сахарой. Представляете? Летишь на огромной
высоте на парашюте, а перед глазами вся Сахара как на ладони. Сплошной
песок.
- Подумаешь, - пожала плечами Светка, - вчера были кое-какие дела и
поважнее.
- А что было вчера? - поинтересовался Горбанюк.
- Встреча на Эльбе, - сказала Аська.
Мне этот разговор совершенно не нравился, и я с облегчением вздохнул, когда
заметил в толпе, высыпавшей из очередного автобуса с курортниками, знакомую
фигуру. Обнаружить эту фигуру, впрочем, было несложно, поскольку она была
значительно крупнее и выше всех остальных. Впрочем, вру. Над толпой
возвышалась еще одна фигура. Причем оба великана направлялись в нашу
сторону.
- Привет, Миксер, - проговорил я, протягивая руку.
Тот поставил на землю внушительных размеров баул и ответил на рукопожатие.
- Привет, привет, - отозвался он, заинтересованно разглядывая
присутствующих. - Какая приятная компания. А этого я уже где-то видел.
Палец Миксера уперся Горбанюку в живот.
- Наш сослуживец, - сообщил я. - Возглавляет берлинское представительство
"Гвидона".
- Мы как-то встречались в кабинете у Лили, - напомнил Игорь Артемьевич.
- А это Гвоздев, - спохватился Миксер, отодвигаясь немного в сторону и
впуская в круг своего попутчика. Тот тоже поставил баул на землю. - Ты с
ним еще не знаком, - сказал мне Миксер. - Он у нас недавно.
- Меня, наконец, кто-нибудь представит? - возмутилась Светка.
Как будто мы были на светском приеме. Пришлось Горбанюку это сделать.
- А я - Ася, - не очень-то рассчитывая на учтивость кавалера, заявила моя
спутница. - Между прочим, я его специальный агент.
Дура! Мысленно проорал я. Каких свет не видывал! Теперь всему "Гвидону"
будет известно, что Крайский чешет языком о своих делах в постели.
Миксер улыбнулся.
- Ну тогда нас уже двое.
- Замечательно! - сказала Аська.
- Трое, - уточнил Гвоздев.
- Совсем чудно!
- Посылка получена?
Я потряс саквояжем.
- А там все? И запасные обоймы?
Я вопросительно посмотрел на Горбанюка.
- Все там, - проговорил тот и принялся вытирать салфеткой пот с лица. - По
крайней мере, все, что мне вручили в Бильбао.
- Смотри мне, - пригрозил Миксер.
Собственно, я и раньше знал, что должность руководителя представительством
не заставляет Миксера благоговеть перед человеком, его занимающим, и уж тем
более ощущать трепет во всех суставах.

На время мы расположились у меня в номере: Гвоздев, Миксер, я и Аська.
Баулы их стояли посреди комнаты. Горбанюк прямо с автовокзала отправился
отдыхать. Светка последовала за ним без видимого восторга.
- Честно говоря, мы тебе очень благодарны, правда Гвоздев? - признавался
мне в любви Миксер, потягивая из бутылочки пиво. - В конторе сейчас
скучища, жара, пылюка...
- Здесь вроде тоже не холодно, - отозвался я.
- Море, старик! - воскликнул Миксер.
С ним было трудно спорить. Тем более, я знал, как телохранители Лили любят
участвовать в моих расследованиях. За исключением, пожалуй, Бондо. Ведь это
была лишняя возможность проявить себя, показать, какие они бравые ребята. А
потом я прилежно, в поте лица, фиксирую их суперменские выходки в романах.
Причем неизменно подчеркиваю, что мне чужды преувеличения. И это сущая
истина. По примеру чистосердечного свидетеля, дающего показания в суде, я
пишу лишь правду, одну только правду и ничего кроме правды. Можно было бы
даже сказать, что я строчу свои романы, положив одну руку на Библию.
- Главное, что эти шавки упустили свой шанс, - заметил я, имея в виду
Квадрата, Левого Хука, доктора Мебеля, Варвару, Аду и весь банкирский дом
Караса. - А у них он был. Чтоб я провалился! Пока я барахтался тут в
одиночку, без силового прикрытия и без оружия.
- Не вооружен и совсем не опасен, - сказала Аська.
- Так и было, - согласился я, - но сейчас ситуация изменилась... И главное,
они ведь знали, где меня найти! Я тут чуть с ума не сошел. Хорошо еще, что
Лили почти сразу согласилась прислать подкрепление. Это как-то придавало
силы.
- Разберемся, - проговорил Гвоздев.
- Теперь, конечно!
- Только не нужно расслабляться, - предостерег Миксер.
Видимо, слово в слово повторил инструкцию, полученную от Лили. Вообще-то,
охранников обычно инструктировал Бондо. Но когда дело касалось подключения
кого-либо из них к моим расследованиям, Лили брала на себя эту функцию. Я
это ценил и сейчас ценю.
- Хотя, если честно, - продолжал Миксер, - мне не совсем понятно, отчего ты
нервничал. Имея такого специального агента...
- Мерси, - сказала Аська.
- Ну, я все же работник пера, - проговорил я, делая вид, что чего-то
недопонимаю.
- Все мы работники пера.
- Перья бывают разные.
- А это уже мелочи.
Открытым, мужественным взором боевика Миксер посмотрел на Аську и
улыбнулся. Что заставило меня мигом вспомнить о норвежках.
- Между прочим, если хотите, могу познакомить вас с двумя потрясающими
бабами, - предложил я. - Они из Скандинавии и в постели ведут себя так,
словно с цепи сорвались.
- Любопытно, - сказала Аська.
- Тоже твои специальные агенты? - поинтересовался Миксер.
- Нет, - ответила вместо меня Аська. - Специальный агент только я.
Остальные для души.
- Так хотите? - пролепетал я.
Все худшее, что могло сегодня случиться с точки зрения взаимоотношений с
Аськой уже произошло. Во всяком случае я не помнил за собой еще каких-либо
прегрешений.
- Что за вопрос, - сказал Миксер.
- Сегодня же вечером, - заверил я. - Ладно, вы пока тут отдыхайте, а мы с
Аськой должны еще кое-куда прошвырнуться.
- Идет, - согласился Миксер. - Только имей в виду, что уже почти вечер.

- Тебя Гойя не вышвырнет за эти прогулы? - поинтересовался я у Аськи, когда
мы спускались на лифте.
- Не должен.
- Не должен, но может?
- Естественно. Когда тебе приходится пахать за двоих, чего только в голову
не придет. Я бы вышвырнула его не задумываясь, если бы он выкинул подобный
фортель.
- Тогда я требую, чтобы ты немедленно отправлялась на работу.
- Я ведь сказала, что это маловероятно. И потом, это мои проблемы.
Я понял, что бывают моменты, когда Аська становится упрямой.
- Гойя меня любит, - добавила она.
- В каком смысле?
- Нужно быть дегенератом, чтобы задавать подобные вопросы.
- Неужели этот старый хрыч...
- Нет, ты точно - дегенерат!
- Отлично, - сказал я. - Я - дегенерат, дебил, "цеденбал" и я иду прямиком
к Гойе.
- Зачем это?
- Он мне нужен.
- Если хочешь заправиться "Голубой лагуной", могу показать тебе местечко,
где этот коктейль делают не хуже. Вольешь в себя хоть цистерну.
- Так ты разбазариваешь постоянных клиентов?
- Тоже мне клиент! За неделю - всего два денер-кебаба.
- Сейчас пойду и закажу третий.
- Нет! Поешь где-нибудь в другом месте. На "Гамбургерах и сосисках" свет
клином не сошелся.
- А если я скажу, что мне нужно к Гойе по делу?
- Наглая ложь.
- Ничего подобного.
Естественно, Аська сразу же почувствовала, что мне просто хочется сбагрить
ее Гойе.
- Значит тебе нужен Гойя по делу? - уточнила она.
- Именно так.
- Отлично, - согласилась Аська. - Но если вдруг выяснится, что ты врешь, я
утоплю тебя в кастрюле с аджикой.
В итоге мне не удалось полюбоваться экзотическими красотами города,
поскольку по дороге я вынужден был судорожно соображать, с каким вопросом
мне обратиться к Гойе. Чтобы это выглядело по возможности убедительно. Ведь
я уже исчерпал на сегодня запас Аськиного терпения. К тому же я не люблю
аджику.
Когда мы пришли в кафе, Гойя пробормотал что-то вроде "явились не
запылились".
- Как обычно? - затем поинтересовался он.
- Угу.
Аська ждала.
Я вздохнул и вытащил из кармана фотографии, полученные вчера вечером от
Светланы. На поверхности была та из них, которую Светка сделала сквозь
ограду психушки.
- Вы случайно не знаете этого человека?
Разумеется, вопрос был идиотским. Словно задавал его парень, изображенный
на снимке. Я и чувствовал себя сейчас этим парнем. Откуда было Гойе знать
его?
- Луис! - воскликнул Гойя. - Вот так раз!
Я разинул рот от удивления. А он обескуражено уставился на меня.
- Причем здесь Луис? - спросил он.
- А кто это? - прохрипел я. - Кто он такой, этот Луис?
- Псих, - сказал Гойя.
- Это я уже понял. Вы мне скажите, что в нем особенного, в этом Луисе?
Почему владелица отеля "Вавилон любви" специально приезжает в Барселону
проведать его? Или это очень редкое удовольствие - подержать за руку психа
Луиса? А вдобавок напихать в него цитрусовых?
Гойя внимательно изучил снимок.
- Этой женщине принадлежит "Вавилон любви"? - уточнил он.
- Ну, по крайней мере, четные этажи. Или нечетные, это все равно.
- Гм, странно... Не знаю, что может их связывать. Луис раньше был мелким
жуликом, чем-то промышлял в порту, воровал по мелочи у туристов на пляже. А
потом его здорово избили дружки, так отделали, что он свихнулся. И вот уже
года четыре прохлаждается в этом заведении.
- И все? - не поверил я своим ушам.
- Все, - пожал он плечами. - А что случилось? - спохватился он . - Почему
тебя это интересует?
- Миша тут кое-чем занялся...
- Замолчи! - приказал я.
В кафе вошли два молодых француза и заказали "бакарди".
- Можешь на Асю не кричать, - сказал мне Гойя. - Я с самого начала не
поверил, что ты приехал сюда просто на отдых.
- Откуда она вообще узнала о существовании этого Луиса? - проговорил я. -
Почему именно Луис, а не кто-то другой из того же учреждения? Можете вы мне
это объяснить?

Аська осталась с Гойей. Я сказал, что у меня пока нет для нее задания и
показал язык. Впрочем, поход в "Гамбургеры и сосиски" принес поистине
впечатляющие плоды. Здесь Аське трудно было предъявить мне претензии.
Удалось узнать, как зовут психа, что само по себе являлось редким везением.
Так что я смело посмотрел ей в глаза прежде чем уйти.
Мне не терпелось поделиться информацией с Троллем, но тут я вспомнил, что в
гостинице меня дожидаются только боевики, посланные Лили мне на подмогу, а
Тролля со вчерашнего вечера нигде не видно. С того момента, когда я окатил
его шампанским "Помпадур", и он лежал на полу и хрипел. Вот со Светланой,
которую я тоже щедро окропил "Помпадур", ровным счетом ничего не случилось.

Не хватало еще, чтобы вслед за Малышкой исчез и Тролль, подумал я с
тревогой.
Опасения усилились, стоило мне переступить порог номера. На креслах
развалились Миксер и Гвоздев, которые чистили доставленное Горбанюком из
Бильбао оружие. Я бросил взгляд на шифоньер - Тролля не было.
Миксер вставил обойму в "узи" и передернул затвор.
- Уже вечер, - напомнил он.
Почему-то перед глазами появилась следующая картина: Миксер появляется на
террасе и с невозмутимым видом принимается поливать интернациональных
распутников из "узи". Чувства жалости у меня при этом не возникло.
- Я снял вам номер по соседству, - проговорил я. - Для начала отнесите туда
чемоданы и приведите себя в порядок. А потом я за вами зайду.
Они с готовностью вскочили с кресел и схватили свои баулы.

Я ходил по номеру, заглядывая в самые дальние уголки. Тролля не было...

На террасу мы спустились, когда уже стемнело. Взглядом полководца я окинул
ристалище. Норвежек в этот момент клеили какие-то корейцы. Или норвежки
клеили корейцев, не совсем понятно. В принципе, они были на это способны.
Да и вообще, терраса жила своей обычной, рутинной жизнью. Но тут все головы
словно по команде повернулись в нашу сторону. Еще бы! Два таких жеребца!
Тем более, что они, почему-то, вырядились в черные смокинги. Наверное,
рассчитывали, что попадут на церемонию вручения "Оскаров". Впрочем, то, что
происходило на террасе, по сути представляло собой маскарад. А смокинги
могли сгодиться и в качестве маскарадных костюмов. Тем более после того,
как Гвоздев сделал странный жест, будто бы поправляя воротник, и края его
бабочки неожиданно замигали красным светом.
Соня и Лив позабыли о корейцах и устремились в нашу сторону. Их примеру
последовала неугомонная Рыжая.
- Мои друзья из России, - представил я напыжившихся боевиков.
Кстати, еще пару слов о смокингах. Это Лили купила смокинги своим
телохранителям. Ведь они сопровождали ее повсюду, в том числе и на
всевозможные светские мероприятия.
Мы сели за столик. Гвоздев, очевидно, был доволен произведенным эффектом и
бабочку выключать не собирался. Зато он был немногословен. Вакуум заполнял
Миксер, молотивший языком без умолку. Разумеется, кроме меня его мало кто
понимал, а я успевал переводить не более четвертой части.
- Первый раз встречаю таких красивых бэби, - говорил Миксер, - у которых и
фигурка и фэйс...
Видимо, он был уверен, что демонстрирует хороший английский. Впрочем, у
меня сложилось впечатление, что Рыжая понимает по-русски.
Мы заказали "Дайкири". Но когда принесли бокалы с напитком, произошел
казус.
- Так это спиртное? - всполошился Миксер, потянув из трубочки.
Я утвердительно кивнул.
- С ума сошел?!
Ну да, они ведь блюдут здоровый образ жизни и из спиртного признают одно
лишь пиво. Их тело - их рабочий инструмент. Как я мог позабыть! Пришлось
заказать для них какую-то молочную бурду, а три бокала "Дайкири" вылизать
самому. При всем при том, что "Дайкири" - довольно крепкий напиток.
Разумеется, к концу вечера я уже полагал, что никого красивее Рыжей на
свете не существует. Что не мешало мне постоянно забывать ее имя.
Временами, правда, образ Симы Отс всплывал в моей памяти. Но тут же снова
растворялся, как я ни пытался его удержать. И в конце концов я решил, что
Сима далеко, а Рыжая близко.
Если верить китайскому календарю, каждый год приведен в соответствие не
только с каким-нибудь животным, но и с цветом. У меня же цветам
соответствовали ночи. Вчера, к примеру, была голубая ночь. Сегодня -
рыжая...

Г Л А В А 12

...А утром снова принесло Аську.
Конечно, я должен был это предвидеть. Отчасти я и предвидел. Наученный
горьким опытом, несколько раз проверил перед сном, надежно ли заперт замок.
Как и раньше, поначалу он лишь имитировал закрывание. Несмотря на хмель в
голове, я все же понял, что для успешного завершения операции нужно лишний
раз провернуть колесико. Что я и сделал. Не так все сложно, если
разобраться.
Так что утром Аське не удалось тайно проникнуть в мою комнату. Пришлось
стучать.
- Кто? - прорычал я со сна.
- Твой специальный агент.
Рыжая тоже проснулась.
- Немедленно прячься в ванную комнату, - зашептал я ей на ухо.
- Лучше уйти через балкон, - отозвалась та.
- Хорошая идея, - одобрил я.
Она собрала разбросанную по полу одежду и в чем мать родила выскочила на
балкон. Когда я задергивал штору, она пыталась в спешке натянуть на себя
трусы.
Я впустил Аську.
- Почему у тебя задернуто окно? - тут же спросила она.
- Солнце мешает спать.
- Но ты ведь уже не спишь.
Она распахнула штору. Несколько секунд назад за стеклом красовалась голая
задница Рыжей, на которую та пыталась напялить трусы, но сейчас там уже
было пусто. Я с облегчением вздохнул. Рыжая умела быстро ориентироваться в
ситуации. А еще быстрее она умела одеваться. Думаю, что потренировавшись,
она смогла бы установить рекорд по скорости надевания боезащитного
химкомплекта.
- Чего ты в такую рань? - поинтересовался я, делая вид, что зеваю.
- Ну, во-первых, не такая уж и рань. А, во-вторых, есть новость, от которой
ты просто ляжешь.
- Тогда лучше я приземлюсь заранее, - проговорил я, забираясь в постель. -
Иди сюда, полежим вместе.
- Еще две Эльзы Кук найдены мертвыми, - сообщила Аська.
Я не лег. Наоборот, я вскочил.
- Ничего себе, - только и смог вымолвить я. - Такие, как настоящая Эльза
Кук, или такие, как те две?
- Как те две. Ну что, полежим? - Не дождавшись ответа, Аська села в кресло.

- Но как такое возможно? - Я набрал полные легкие воздуха, с шумом выпустил
его и замотал головой. - Близняшки - еще куда ни шло. Но четверняшки!...
- Природа, случается, проделывает и не такие фокусы. Впрочем, возможно
здесь что-то другое, тебе виднее. Ведь ты у нас босс.
И тут мне кое-что вспомнилось. Сначала возникло смутное ощущение чего-то
очень важного, значительного, а потом страница из учебника анатомии встала
у меня перед глазами.
- Где их обнаружили? - спросил я у Аськи.
- На пляже нудистов.
- О, Б-же! Здесь есть и такое?
- У Плайа де Боаделла, три километра южнее Лорет.
- А как их убили?
- Утопили, а потом вытащили на берег. Но, похоже, сначала их изнасиловали.
- То есть, убийцы были заинтересованы, чтобы их побыстрее нашли!
- Нашли - да, но вот насчет побыстрее - не знаю: их голые трупы пролежали
вчера целый день на пляже с заложенными под голову ладонями и с кусочками
бумаги на носу: якобы от загара. И только поздно вечером...
- Значит их убили еще вчера утром?
- Да, в полиции сделали экспертизу. Рано утром, около пяти часов. А потом
их трупы еще целый день загорали.
- Гм... Убийцы демонстрируют черный юмор. - Я прошелся по комнате. - Ты не
возражаешь, если я приму душ?
- Тебе мало того холодного душа, который ты уже получил?
- Холодного достаточно, теперь я хочу принять горячий. В газетах уже были
сообщения?
- Пока нет, но по радио и телевидению уже объявляли.
- Жаль, что я так и не удосужился спросить Горбанюка, в каком отеле он
остановился. Каждый раз возникало ложное ощущение, что больше он мне не
понадобится, но потом выяснялось, что я ошибся. Сейчас он бы тоже не
помешал.
- Это тот, что припер саквояж из Бильбао? - уточнила Аська.
- Угу.
- Он живет в гостинице под названием "Олимпик парк", в нескольких минутах
ходьбы отсюда.
- Откуда ты это знаешь? - удивился я.
- О, мне известно гораздо больше. - Аська улыбнулась. - Например, мне
известно, что больше раза в сутки он не может, чего нельзя сказать о тебе.
Или что номера в "Олимпик парке" достаточно паршивые, а ванные комнаты там
не только не отделаны мрамором, как у тебя, но там даже нет обыкновенной
кафельной плитки.
- Не хотел же оставлять тебя со Светкой наедине, - проворчал я. - Что ж,
раз уж ты такая информированная, тащи его сюда, да побыстрее. Пока я
принимаю душ.
- А Светку тоже притащить?
Я подумал.
- Светку пока не нужно.
У Аськи немного потеплели глаза.
- А если она станет настаивать?
- Скажи ей, чтобы дожидалась особых распоряжений на расстоянии.
- Слушаюсь, мой детектив.
Странно, подумал я. По-моему, вчера ту же самую фразу говорила Светка...
Или Рыжая?... У меня в голове вообще уже все шло кругом.

Когда Аська вернулась вместе с Горбанюком, в номере у меня уже сидели
Гвоздев и Миксер.
- Я потребую, чтобы этот отпуск мне засчитали в качестве командировки! -
воскликнул Игорь Артемьевич с порога.
- Ну ты и гнида, - проговорил Миксер.
Видимо, он читал мой роман "Злой волшебник из Маргиба" и пытался сейчас
подражать Джаичу. Боевики Лили вообще обожают мои романы. Но это так -
попутное замечание. Впрочем, даже Джаич в общении с Горбанюком себе
подобных выражений не позволял.
Довольно долго Горбанюк смотрел на Миксера. Пустая трата времени - Миксер
гипнозу не поддается.
- Я хочу позвонить Лили, - обратился наконец Горбанюк ко мне.
- Идея неплохая, - согласился я. - Но для начала мне бы хотелось задать
тебе пару вопросов.
- Нет, сначала разговор с Лили! - стоял на своем Горбанюк.
Миксер снова открыл рот.
- Ладно, ладно, - попытался опередить его я. - Все равно отсюда звонить
нельзя, этот аппарат прослушивается.
- А мне плевать! - пустился Горбанюк во все тяжкие.
- Ты в этом уверен? - осведомился я.
- Абсолютно!
- Тогда валяй, звони. Но должен предупредить: с того момента, как ты
покинешь этот номер, ответственность за свою неприкосновенность несешь ты
сам. Поскольку ты сам сделал выбор.
Горбанюк подошел к телефону и решительно снял трубку. Подержал ее в руке и
с силой трахнул по аппарату. Если в этот момент у нас действительно кто-то
сидел на линии, это могло бедняге стоить слуха.
- Что ты хочешь знать? - повернулся ко мне Горбанюк.
- Одну пустяковую вещь, - успокоил я его.
- А именно?
- Какая у тебя в школе была оценка по анатомии?
- Что? - Он вытаращил на меня глаза.
Я вынужден был повторить.
- Очередное издевательство? - пропыхтел он. - Может быть достаточно?
- Значит, отвечать не желаешь. Судя по всему, тебе просто нечем похвастать.
Неужели в школе ты был двоечником? Не верю.
- Хорошистом, - вырвалось у Горбанюка и Миксер с Гвоздевым заржали.
Даже Аська улыбнулась. Интересно, почему так получается, что Горбанюк все
время подвергается насмешкам? Причем, если объективно, совершенно
незаслуженным. Мне было немного не по себе, поскольку получалось, что в
обозначившемся противостоянии между серым веществом и бицепсами я как бы
оказался на стороне бицепсов. Тот самый Миша Крайский, который считает себя
интеллектуалом. Интеллектуалы вообще, я заметил, часто принимают сторону
бицепсов. Очевидно, это совсем разные вещи - интеллект и ум... Разумеется,
в тот момент я был от себя не в восторге, но, тем не менее, продолжал в том
же духе и ничего не мог с собой поделать.
- А по анатомии у тебя было четыре или пять?
- Кажется, четыре.
- Жаль, но ничего не попишешь. По крайней мере одна вещь из учебника по
анатомии должна была врезаться тебе в память. Я имею в виду фотографию
пятерых девочек-близняшек. По-моему, на снимке им было по три годика.
Улыбающиеся, румяные, в одинаковых платьицах. И надпись: что-то вроде "Пять
однояйцовых девочек-близнецов Калининых из Ярославской области".
- Измайловых, - поправил меня Горбанюк.
- Точно - Измайловых... - Я сделал паузу. - Мне подумалось вот о чем... Ты
ведь тоже родом из Ярославской области, если я правильно помню. А уж на
областном-то уровне пять близняшек должны были стать знаменитостью. Ты,
случайно, их не знаешь в лицо?
- Когда-то они действительно были знаменитостью, - подтвердил Горбанюк. -
Но это было давно. К тому же я много лет уже там не живу.
- А ты бы смог узнать кого-нибудь из них? - поинтересовался я. - Скажем, по
фотографии?
- Не уверен, но можно попробовать.
Я порылся в бумагах и достал газетную вырезку с фотографией, которая была
вклеена в паспорт Эльзы Кук. Не стоило сейчас показывать Горбанюку
фотографии трупов - для этого он был слишком возбужден.
- Возможно, возможно... - проговорил Горбанюк, разглядывая фотографию. -
Хотя однозначно сказать не могу.
- Может тебе будет лучше позвонить жене, которая сейчас как раз находится
там, и попросить ее узнать все об их судьбе? Это ее не очень затруднит?
- Так бы сразу и сказал.
Горбанюк взялся за телефонную трубку.
- Не отсюда, - напомнил я ему.

Увы, подозрения подтвердились. Еще в детстве близняшки стали проявлять
дурной характер, а когда и было лет пятнадцать, их и вовсе начали называть
бандой. Приблизительно год назад сестры Измайловы исчезли из поля зрения
земляков. Вроде бы отправились в Москву для участия в очередном конкурсе
красоты, да там и остались. А до этого, якобы, устраивали коллективные
оргии.
Фотография с паспорта Эльзы Кук была послана факсом жене Горбанюка и
опознана бывшим ухажером одной из сестер.
Стало быть Эльза Кук имела пять жизней, четыре из которых уже были утеряны.
Словно в компьютерной игре. Оставалась последняя. И если с этой последней
тоже что-то случится, Малышке несдобровать. Имеется в виду, конечно же,
Сима Отс.
Нужно что-то срочно предпринимать. Иначе зачем было устраивать весь этот
кордебалет? Если в кои-то веки Всевышний создал что-то по твоему
собственному проекту, за это стоит побороться.
- Нам необходимо сделать еще один неожиданный ход, - проговорил я. -
Первый, когда я сунулся к Аде Карас, не совсем получился. Мог последовать
сильный ответ, но они на него почему-то не решились. Ведь я все время
находился на их территории, в самом, так сказать, логове. Однако, пауза
что-то уж больно затянулась.
- Но что это должен быть за ход? - спросила Аська.
- Ход конем. - Это, естественно, подключился Миксер.
Мы сидели на пляже в шезлонгах. Но в данный момент один из шезлонгов
пустовал - Гвоздев купался.
- Конем-то конем, - согласился я, - вот только по какому месту?
- Разумеется, по голове.
- А где у них голова? Я уже однажды попытался ударить по голове, а попал по
заднице.
- Давай мы с Гвоздевым их встряхнем, - предложил Миксер. - Можно начать с
их ландскнехтов: Квадрата и Левого Хука.
- Ну, от этих-то пользы не много...
- А мы их попросту обезвредим. Чтобы не оставлять за собой хвостов. А затем
двинемся дальше.
- Обезвредим - это в крайнем случае, - проговорил я. - В Барселоне не
вышло, значит нужно попытаться здесь, в Лорет.
- Устроим погром в "Вавилоне"? - уточнил Миксер.
- Для начала займемся виллой Мебелей, у меня есть адрес. Вышибем доктору
мозги, может быть он вспомнит, где находится Сима.
- Это с удовольствием, - одобрил Миксер.
- И всегда вы пользуетесь такими грязными методами? - сморщила носик Аська.
- Без мозгов-то он вряд ли что-нибудь сможет вспомнить.
- Смотря как делать трепанацию, - запротестовал я. - Если оставить ту часть
мозжечка, которая отвечает за память...
Приятно было ощущать себя этаким циничным малым.
Аська неожиданно расхохоталась. Видимо, решила, что это была шутка от
начала и до конца: не только по поводу трепанации и мозжечка, но и по
поводу вышибания мозгов тоже.
Из воды выходил Гвоздев. При этом одновременно олицетворяя собой дядьку
Черномора и тридцать витязей прекрасных.
- Вечером отправляемся на задание, - сообщил ему новость Миксер.
Гвоздев повернулся спиной к солнцу, при этом к нам встал боком.
- А как же Соня и Лив? - настороженно поинтересовался он.
- Ах, Соня и Лив! - спохватился Миксер. - Придется перенести стрелку на
более позднее время! Работа важнее.
Я увидел, что Миксер мне подмигнул. Очевидно, у него уже чесались руки.

Мне показалось, что я просто обязан спасти ребят, которые погибали от
скуки. Ведь до вечера было еще далеко. Чтобы они немного размялись в
преддверии вечерней операции, я поручил им взять напрокат машину и немного
последить за супругами Мебель. Чем черт не шутит! При этом я снабдил их
фотографией Варвары из тех, что сделала Светка, и словесным портретом
Мебеля.
Когда мы остались вдвоем, Аська тут же принялась требовать от меня, чтобы я
рассказал ей о предстоящей операции. Да при этом во всех деталях, о чем,
естественно, я и сам еще не имел ни малейшего представления.
- Нам нужно найти эту девчонку Симу Отс, - талдычил я.
- Да, но чем может закончиться намеченное вторжение? Какова его цель?
- Заходим к доктору... "гутен таг", "гутен таг"... усаживаем его в кресло.
Где болит, спрашиваю. Вот тут, указывает он подбородком, поскольку Гвоздев
и Миксер держат его в это время за руки... Ну а дальше - сплошная
импровизация.
- А если ему неизвестно, где находится Сима?
- Чушь! Не может он этого не знать!
- А если он будет молчать?
- Тогда я не стану его лечить и он умрет в страшных муках.
- Но неужели нельзя придумать что-нибудь более хитроумное?
- Конечно можно! - согласился я. - Давай возьмем напрокат катамаран.
Очевидно, Аська считала, что мой план нравится мне гораздо больше, чем ей.
Черт подери! Я сделал неуклюжий ход, а эти ребята и ухом не повели. Они
затаились. Возможно, они только того и ждут, что мы опять начнем
трепыхаться. И уж тогда посадят нас в болото. По всем правилам. Да так, что
из этой трясины нам уже никогда не выбраться.
В другой ситуации я бы конечно не стал пороть горячку. Но у этой проклятой
Эльзы Кук оставалась в запасе одна единственная, самая что ни на есть
распоследняя жизнь, и я не мог себе позволить бездействие.
Мы сели в катамаран и два дюжих загорелых парня в белых шортах оттолкнули
нас от берега. Мы заработали педалями.
- Ты о чем сейчас думаешь? - спросила Аська.
- О том, что мне ужасно не хватает Тролля.
- А кто такой Тролль?
- Трудно объяснить.
- Это тоже твой специальный агент?
- Что-то в этом роде.
Про Малышку я даже не упомянул.
- А о чем ты думаешь еще?
- Ломаю голову над тем, что может связывать Варвару Мебель и идиота Луиса.
- М-да, задачка...
- Редкое свинство!
Много бы я дал тому, кто бы смог внести ясность в этот вопрос. Ничего бы не
пожалел.

Телохранителям Лили я назначил встречу на восемнадцать ноль-ноль. Но время
уже давно перевалило за шесть, а они все не появлялись. Разумеется, нельзя
было исключать вероятности, что они все же сели супругам Мебель на хвост и
мотаются сейчас за ними по побережью. Поэтому до поры, до времени я был
относительно спокоен. Но где-то около восьми разволновался не на шутку.
Ведь в принципе я не должен был давать им подобного поручения, слежка - моя
обязанность и моя прерогатива. В их задачу лишь входило обеспечение
силового прикрытия.
Я послонялся по холлу, затем вышел на террасу - ни норвежек, ни Рыжей.
Аська сейчас, небось, помогает Гойе, ведь в "Гамбургерах и сосисках" как
раз начинается самое горячее время. Светка вообще нос не кажет. Я
почувствовал себя всеми брошенным и забытым.
В девять я понял, что на проведение операции нынешним вечером уже не стоит
рассчитывать. И мне захотелось взглянуть на виллу Мебелей хотя бы одним
взглядом. Если они дома, то где же тогда Миксер и Гвоздев? А если их нет...
Пешком идти не хотелось и я вспомнил о роликах. Почему бы лишний раз не
прокатиться? Должен же я хоть как-то воспользоваться плодами своей
изнурительной учебы.
Я встал на ролики, натянул на себя наколенники, налокотники и перчатки с
вырезанными пальцами. Только каску надевать не стал. В каске у меня был
довольно дурацкий вид.
Вечер выдался достаточно ветреным. Звезд на небе почти не было видно. Я
миновал несколько отелей, преодолел небольшой подъем, а затем покатился
вниз. Начался район, застроенный разнообразными виллами. Рядом с каждой из
них находился бассейн. По поверхности бассейнов расходилась рябь.
Вилла Мебелей примыкала к горному кряжу, за которым начиналось море. Она
была трехэтажной, залитой огнями, а бассейн перед входом был сделан в форме
квадрата. И он был заполнен водой до краев.
Еще издали я увидел Мебеля, который стоял на террасе второго этажа и курил.

Значит Мебель здесь, мелькнуло у меня в голове. Где же тогда Миксер с
Гвоздевым?
Я доехал до конца улицы и вернулся. Мебеля уже на террасе не было. Видимо,
зашел в дом.
А что если ребята тоже здесь? Если они угодили в засаду? Представляю себе
реакцию Лили и Бондо. Ведь я переложил на других свою работу! Они ведь
телохранители, а не сыщики. Зато телохранители - будь здоров! Да и к тому
же, чем я здесь занимаюсь? Укрываю от клиента его собственную дочь, которую
он поручил мне найти!
Участок Мебеля не был огорожен забором: его отделял от дороги лишь коротко
остриженный кустарник. Я подкатил к самой двери и въехал внутрь. Сам не
знаю, как это получилось.
Теперь со всех сторон меня окружали зеркала. Наверх уводила винтовая
лестница. Я услышал голос Мебеля, видимо разговаривавшего по телефону. Он
говорил по-русски и акцент у него был совсем незначительный.
- Да, куколка моя, - говорил он, - не сомневаюсь... Этот мудак наверняка
выкинет в ближайшее время какой-нибудь фортель. Чего еще можно ждать от
урода?... Да, жизнь моя... Да, радость моя...
Голос доносился откуда-то сверху. Я решил осмотреть первый этаж и двинулся
по коридору, заглядывая во все попадающиеся по пути двери. Обнаружил кухню,
какую-то подсобку, кабинет с компьютером... В кабинет я въехал и включил
компьютер. Загрузочная программа была на немецком языке. Она запросила
пароль, а когда я попытался двинуться дальше без пароля, компьютер довольно
громко и противно взвизгнул. Мне вспомнился господин Галаган. Который и мне
предлагал установить в компьютере программу-пароль. Бесплатно. Как я теперь
имел возможность убедиться, неплохая штука. Я выключил компьютер и
огляделся. На стенах висело множество фотографий. В основном, дети. Дети,
дети, дети... И почти на всех фотографиях они запечатлены вместе с
Варварой. Внимательно изучив некоторые из них, я пришел к выводу, что они
сделаны в России. При этом, что я совершенно не мог вспомнить каких-либо
упоминаний о том, что она работала в детском доме, в школе или в детском
саду. А вот эта фотография сделала в какой-то испаноговорящей стране. Но не
в самой Испании - слишком много мулатов. В письменном столе я обнаружил
кипу бухгалтерских документов и еще больше различных канцелярских
принадлежностей: новенькие папки, писчая бумага, карандаши, скрепки,
кнопки, стиральные резинки, скоросшиватели... Вновь бухгалтерские
документы... Я полистал их и вздрогнул: под одним из бухгалтерских отчетов
стояла подпись С. Отс! Я принялся судорожно просматривать другие документы.
Еще одна аналогичная подпись, и еще... И все документы датированы месяцами,
когда в России Симу уже искали. Последняя дата - 30 июня, как раз тот день,
когда в "Блудной сыне" я встречался с ее матерью! Я выдрал из подшивки
несколько страниц с симыными подписями и спрятал их в кармане брюк. Потом
выглянул в коридор. Здесь по-прежнему никого не было. Следующая дверь вела
в комнату, в которой кто-то жил. Постель на кровати была смята, из
внутренней приоткрытой двери доносился шум воды. По всей комнате были
разбросаны женские вещи. Если судить по ним, женщина была достаточно
миниатюрной, явно не Варвара. Из открытого окна был виден газон, за которым
начиналась освещенная фонарями улица.
Может, Сима?! У меня захватило дыхание. Непослушной рукой я толкнул дверь и
заглянул в ванную. Это оказалась совсем молодая девчонка, светлая, с
короткой стрижкой. Она сидела голая на краю ванной и курила. Ванная
наполнялась бьющей из крана водой.
- Надоели, - сказала она по-русски, увидев меня. - Пшел вон!
Впрочем, следов паники на ее лице я не обнаружил. Собственная нагота ее
ничуть не смущала.
После подобного разоблачения продолжать осмотр дома я не решился и покатил
назад. Видимо, скрип роликов достиг ушей доктора Мебеля.
- Варюша, это ты? - поинтересовался он.
Я открыл дверь, выкатил наружу и нос к носу столкнулся с двумя белобрысыми
пареньками. Те остолбенело уставились на меня.
- Кто ты такой, черт побери!? - спросил один из них по-немецки.
- И чем ты тут занимаешься? - добавил второй.
- Все в порядке, - прохрипел я и попытался улизнуть.
Но они преградили мне дорогу. Один из них сунул в рот свисток и заверещал с
такой силой, что я чуть не оглох.
- Эй, Готфрид, скорее сюда! - крикнули они почти в унисон.
Через мгновение из-за угла дома появилось еще четверо. Приплыл, подумалось
мне. Один из первых двух что-то быстро затараторил, обращаясь к невысокому
мускулистому парню постарше с длинными кудрявыми лохмами, свисающими до
плеч.
Тот выслушал и, ни слова не говоря, долбанул меня в глаз. Как раз в то
место, куда уже однажды долбанул Левый Хук. Удар был что надо. Если бы я
был в туфлях, то наверняка бы сел на задницу. Но я был на роликах и
неожиданно для всех откатился к входной двери, из которой минуту назад
выкатился. Не теряя даром времени, я влетел в дом, вихрем промчался по
коридору, ворвался к юной блондинке, которая уже разгуливала нагишом по
комнате с тюрбаном из полотенца на голове, прокатился по ее кровати,
оставляя на белоснежной простыни две грязные полосы, перелез через окно и
по газону добрался до улицы. Если бы немцы сообразили, какой я задумал
трюк, ничего бы у меня не вышло. Они бы, не заходя в дом, перекрыли мне все
пути к отступлению. Но они дружной гурьбой ринулись за мной следом,
предоставив тем самым своеобразный гандикап. Правда, по газону в роликах
было не так уж легко перемещаться, и они почти меня настигли. Но,
почувствовав асфальт под ногами, я развил максимальную скорость, а у них
роликов не было.
И все же они не собирались так просто сдаваться. Похоже было, что забег на
длинную дистанцию для них - дело привычное. Я чувствовал, что начинаю
постепенно выдыхаться. Расстояние между нами уже больше не увеличивалось, а
потом стало медленно сокращаться. К тому же уже совсем стемнело и мне
приходилось напряженно всматриваться в дорогу, чтобы не налететь на
что-нибудь. Фонари попадались слишком редко.
Я уже чувствовал за собой их шумное дыхание. Забьют насмерть, промелькнуло
в голове, ведь забьют. Но даже это соображение уже не способно было придать
мне сил. Нас разделяли считанные метры.
Я завернул за угол и неожиданно увидел, что где-то далеко впереди мерцает
красный огонек. Бабочка, догадался я. И бросился к этой бабочке, словно
корабль к маяку во время жестокого шторма.
Бабочка! Красная мигающая бабочка! Мне даже и в голову не пришло, что такая
бабочка может быть еще у кого-то кроме Гвоздева.
Метров через сто руки преследователей уже начали касаться меня, и я
почувствовал, что через мгновение последует подсечка. Но бабочка мигала уже
совсем близко.
- Гвоздев! - прохрипел я что было мочи. - Гвоздев!
Меня таки сбили с ног и успели нанести пару ударов. Которые, к счастью,
пришлись по наколенникам. Внезапно вокруг образовалась пустота, даже
вакуум. Словно ураган пронесся по побережью и смел парней Мебеля. Я поднял
голову и увидел, как Гвоздев и Миксер, перемещаясь с фантастической
скоростью, наносят удары направо и налево. В воздух взлетел Готфрид и
приземлился невдалеке от меня, не подавая признаков жизни.
Я осторожно дотронулся до того места на лице, где с новой энергией расцвел
синяк. Интересно, оценит ли Сима такое самопожертвование? Очень хотелось бы
верить, что оценит.
Через несколько минут представление закончилось. Каждый удар телохранителей
Лили по эффективности был равен выстрелу из пистолета. Гвоздев поправил
бабочку и с достоинством отошел в сторону, а Миксер еще несколько раз пнул
ногами лежавших. Для меня в этом не было ничего удивительного. Собственно,
Миксера потому и прозвали Миксером, что он способен был превратить во
взбитые сливки любое человеческое тело.
Я посмотрел на Гвоздева. Поначалу я думал, что он направляется ко мне, но
он прошел мимо. И только тогда я увидел норвежек. Они стояли на обочине
дороги с широко разинутыми от удивления ртами.
- Миксер, - проговорил я еще тяжело дыша.
- Что? - отозвался он.
- Где вас, черти носили?! Они чуть башку мне не снесли. Еще одна подобная
операция, и я останусь без глаза.
- Эти чертовы бабы попрятали наши часы и все время утверждали, что еще
рано. Ну а потом... Но все же мы тебя во время нашли...
- Благодаря бабочке Гвоздева. Если бы не бабочка...
- Но маэстро, так ведь было задумано!
Ему явно было не по себе. Видимо, чувствовал, что оказался не на высоте.
Ладно, я тоже сегодня был не во всем прав. Все хорошо, что хорошо
кончается.
- Обыщите их, - приказал я, кивая головой в сторону разбросанных словно на
пляже тел.
- Запросто, - Миксер воспринял это как жест к примирению, - Гвоздев, иди-ка
сюда, придется еще немного поработать.
Они принялись шарить у парней в карманах. Собственно, карманов было
немного, поскольку боевики Мебеля как один были облачены в спортивные
костюмы. Однако интересная вещичка все же нашлась - у Готфрида. Это было
послание, написанное по-русски, на карточке размером с визитку.
Текст гласил:

"Привет, Старшенький! Завтра не приезжай, поскольку Жофрэй может нагрянуть
неожиданно. Постарайся развлечь свою мать Терезу. Жду через день. Твоя
Преисподняя."

Бред какой-то, подумал я. Мимо прошла большая компания курортников, с
любопытством поглядывая в нашу сторону. Кто-то из парней Мебеля
зашевелился.
- Нужно уходить, - проговорил я, поднимаясь на ноги.
- Может, снимешь ролики? - предложил Миксер.
- Потом.
- А с этим что делать?
В руке он держал жиденькую пачку испанских и немецких купюр, также
обнаруженных при обыске в карманах. Гвоздев собрал в жменю несколько
кастетов, финских ножей и зажигалок.
- Оставьте все это пока у себя. А впрочем... - Я заколебался. - Деньги
давайте сюда.
Напоследок Миксер для профилактики еще немного попинал парней Мебеля
ногами. Впрочем, в подобном усердии не было ничего удивительного. Ведь он
ощущал свою вину в случившемся. А когда Миксер ощущает свою вину, от него
лучше держаться подальше. Даже Бондо вынужден считаться с этим. Поэтому и я
не собирался ему долго выговаривать.

"Бык Крайский не выдержал и снова кинулся вперед. Один из бандерильеро
встал наизготовку и уже готов был воткнуть бандерилью в бок Крайского, но
тот неожиданно сменил направление атаки и поднял бандерильеро на рога.
Затем поволок его за собой. Ноги бандерильеро безжизненно волочились по
земле. Амфитеатр ахнул..."

Я воспользовался тем, что норвежки ни рожна не понимают по-русски, и
подробно расспросил Миксера о прошедшем дне. Оказалось, что они с Гвоздевым
все же взяли напрокат маленькую "форд-фиесту" и попытались проследить за
супругами Мебель. Однако ничего нового не выяснили. Все та же схема: Мебель
оставляет Варвару у Луиса и едет к Аде. На обратном пути он возвращается за
Варварой, и они вместе едут домой.
- Мне нужно, чтобы завтра с утра вы были где-то поблизости, - сказал я
Миксеру.
- Что за вопрос!
Синяк, о котором я уже начал забывать, разболелся с новой силой.
Я отправился к себе в номер и обнаружил там Тролля. Он усердно чадил
трубкой, примостившись в углу кресла.
- Явился, мокрушник, - приветствовал он меня.
- Подумаешь, окатили его шампанским, - пожал я плечами. - Какая трагедия!
Другие радуются...
Но он был не намерен тратить время на споры.
- Давай, докладывай.
Я протянул Троллю карточку, найденную у Готфрида. Он отложил трубку и с
любопытством прочитал.
- Письмо из преисподней? - проскрипел он. - С каких это пор тебя называют
старшеньким?
Я рассказал ему, откуда у меня эта карточка. Да и вообще все рассказал.
- М-да, - глубокомысленно проронил Тролль, как только я закончил. - У
Мебеля есть любовница.
- Возможно и есть, - согласился я. - Но где доказательства?
- А ты вспомни, как он называл свою собеседницу по телефону, когда ты
прокрался к нему в дом. Причем это явно была не Варвара. Ведь когда он
услышал шум внизу, он поначалу подумал, что это она. Если бы это с ней он
разговаривал по телефону, он бы так не подумал.
- А я и не утверждаю, что он влюблен в Варвару без памяти, - проговорил я.
- Ясно, что он женился на ней из-за денег. Поэтому любовниц у него,
наверное, хоть пруд пруди. Но как мы это можем использовать?
- К примеру, сыграть на этом. Раздобыть какие-нибудь доказательства,
подбросить Варваре, поссорить их и благодаря этому что-то разузнать.
- А какие идеи по поводу Луиса?
- Тут сложнее. Если я правильно понял, Луис угодил в психушку задолго до
того, как на побережье появилась дочь Галагана. К тому же, он был ничем не
примечательной личностью: пьяницей, мелким жуликом... Как ты думаешь, что
это за записка?
- А черт его знает. Она вообще может не иметь касательства к нашему
расследованию. Какие-то новые имена: Старшенький, мать Тереза, Жофрэй,
Преисподняя... Наверное, частные дела Готфрида.
- А что понадобилось чрезвычайному и полномочному в Сантандере?
- Ты задаешь вопросы, а мне бы хотелось получать ответы!
- Будут и ответы, - пообещал Тролль, вновь принимаясь чадить трубкой.
- Когда? - поинтересовался я.
- Когда они появятся...
- Очень остроумно!

Г Л А В А 13

На следующий день было 12-е июля, пятница. Наступили десятые сутки моего
пребывания в Лорет. Именно по этот день у меня было уплачено. Я спустился к
портье, чтобы сделать доплату, и нос к носу столкнулся с Варварой.
Услышав, за какой номер я собираюсь платить, она резко повернулась в мою
сторону.
- Вы Крайский?
У нее была очень белая кожа, просто удивительно, как она умудрилась
сохранить такой оттенок в Испании.
- Совершенно верно, - вынужден был признать я. - А у вас есть возражения?
Быть может, вам бы не хотелось в дальнейшем видеть меня в числе своих
постояльцев?
- Ну почему же, напротив! Я как раз собиралась подняться к вам.
- Чтобы сообщить, что отныне я возведен в ранг почетного гостя?
- Вы почти угадали. Я хотела пригласить вас на ужин. У нас соберутся самые
близкие друзья...
- Где это, у нас?
Честно говоря, я не ожидал такого поворота событий. Пытаются заманить в
ловушку или решили выбросить белый флаг?
- В нашем доме, здесь, в Лорет.
- А адрес?
Она улыбнулась.
- Думаю, вам прекрасно известен адрес. Коль скоро вы пытались взломать
защиту на моем домашнем компьютере.
- Взламывать не пытался. Впрочем, откуда стало известно, что это был именно
я? Кто бы мог подумать, что эти ваши немецкие хлюпики смогут настолько
хорошо рассмотреть меня в темноте, чтобы описать настолько подробно мою
внешность.
- Они вообще не описывали внешность, они просто опознали фотографию на
одной из ваших книг. - О, эти книжные украшательства! Наверное в дальнейшем
придется отказаться от подобного тиражирования своей физиономии. - И
потом... согласитесь, что они вовсе не хлюпики. Просто эти ваши убийцы...
Бультерьеры... С ними вообще опасно иметь дело...
- О, да! - согласился я.
- Ведь они уже не люди, они - ниньзя, мастифы...
На ее глазах появились слезы.
- Зато эти ваши ребята - сплошная невинность. - Я потрогал расплывшийся
синяк, которому посчастливилось вчера обрести второе рождение.
- Нет, они тоже выродки, - согласилась Варвара. - Я их терпеть не могу и не
оправдываю. - Потом она повернулась к портье и проговорила по-испански. -
Не берите деньги с этого господина. Отныне он наш почетный гость.
Я запротестовал и заявил, что хочу заплатить, но она отказалась даже
обсуждать эту тему.
- Мы ждем вас к шести, - напомнила она и ушла.

Отказываться от приглашения не имело смысла. Однако отправился я к ним не
один. Меня сопровождали Миксер и Гвоздев. Делегация прибыла ровно в 18-00.
На скамеечке рядом с домом восседали ребята Мебеля. Они хмуро уставились на
моих телохранителей.
- Привет, братва! - бросил им Миксер по-русски.
Они ничего не ответили.
А в доме помимо Варвары, Мебеля и Ады мы застали еще и Квадрата с Левым
Хуком. Мною овладело легкое беспокойство: практически все силы противника
собраны в кулак. Но Миксер быстро развеял мои опасения.
- Этот тебя ударил? - обратился он ко мне, указывая пальцем на Квадрата.
Я утвердительно кивнул.
Миксер сделал мощный замах и Квадрат в страхе попятился. Впрочем, если бы
Миксер на самом деле хотел ему врезать, такого замаха он бы не делал.
- Нам была обещана неприкосновенность, - залопотал Квадрат.
Я решительно его не узнавал.
- Кем обещана? - поинтересовался я.
На этот вопрос ответил Миксер.
- Бондо им пообещал, но при том условии, что они засунут язык в задницу.
Вид у Миксера при этих словах, впрочем, был такой, что сразу становилось
понятно - лично он не одобряет этого обещания.
- А мы итак молчим, - проговорил Левый Хук.
- Все, что произошло тут за последнее время, можно назвать вопиющим
недоразумением, - вмешалась в разговор Ада. - Мы просто были уверены, что с
нашими врагами вы заодно. Вернее, когда ко мне явился Крайский, я подумала,
что он - представитель противоположной стороны. Кто мог тогда предположить,
что он - известный писатель, и самое главное - что он работает на "Гвидон
".
Мы расположились на террасе, где нас угостили пивом. Перед каждым стояло
блюдечко с солеными орешками. Ужин должны были подать немного позже.
- Что еще за противоположная сторона? - проворчал я. - Только не пытайтесь
нам запудрить мозги.
- Нас кто-то стремится сжить со свету, - подключилась Варвара. - Причем,
самым коварным образом...
- Погоди, дорогая, - остановил ее супруг. Русским он владел отменно.
Благодаря легкому акценту его можно было принять за прибалтийца. -
Крайскому наверняка не интересны наши проблемы. Наши проблемы - это наши
проблемы и никто за нас их не решит. Давай лучше выясним, что привело
"Гвидон" на наше побережье и посмотрим, и чем мы можем быть в этом деле
полезны.
- У вас в отеле есть бассейн, - сказал я утвердительно.
- Да, - подтвердил Мебель удивленным голосом, - у нас их даже два: второй -
для детей.
- Неужели вы принимаете в своем вертепе и детей?! - поразился я.
Он усмехнулся.
- Нет, конечно. Но когда отель строили, еще не было известно, как его будут
использовать. В этот маленький бассейн сейчас даже не напускают воду.
- Тогда поговорим о том, в котором вода есть... Дело в том, что у нас есть
фирма по очистке и уходу за бассейнами. Вот уже несколько лет мы
обслуживаем практически все бассейны Турецкой Ривьеры, и вот появилась
мысль расширить географию этого вида деятельности. Начав с побережья Коста
Брава.
Миксер и Гвоздев при этих моих словах озадаченно переглянулись. Я и сам бы
сейчас озадаченно переглянулся со своим собственным отражением.
- Ну, хорошо, - Мебель пожал плечами. - Я посмотрю, что тут можно сделать.
По-моему, нынешний договор на обслуживание бассейна у нас истекает к концу
года, так что...
- Но не это главное, - перебил я его. Пора было кончать валять дурака. -
Вы, вероятно, уже знаете, что мы ищем Симу Отс. И я располагаю
неопровержимыми доказательствами, что вам известно место ее пребывания.
- А насчет бассейнов это вы всерьез? - уточнил Мебель.
- Вполне.
- Тогда может лучше сначала поговорим о бассейнах?
Однако та фотография уже возникла у меня перед глазами. И мне стало как-то
не до бассейнов. Рискуя казаться непоследовательным, я заявил:
- Сначала я должен заполучить Отс, а потом поговорим о бассейнах.
- Когда вы были у меня в Барселоне, вы говорили только об Отс, - напомнила
Ада Карас. - О бассейнах не было и речи.
Я уже жалел, что вылез с этой глупостью о бассейнах. Вот удивилась бы Лили,
расскажи ей кто-нибудь о моей гениальной идее.
- Кстати, где ваш супруг? - осведомился я. - По-моему, присутствие
господина Караса тоже декларировалось.
- Он должен быть с минуты на минуту, - сказала Ада. - Приедет прямо с
заседания Совета банка.
- Итак, Сима Отс, - проговорил я и уставился на Варвару.
- А почему она вас, собственно, интересует? - проговорила та.
- Я должен ее найти и не имею сейчас ни малейшего желания углубляться в
детали.
- Но кто перед вами поставил эту задачу вы хотя бы можете сказать?
- Ваш отец, - неожиданно брякнул я.
После бреда с бассейном это было уже слишком. Словно кто-то вселился в меня
и несет сейчас всякую чушь. Может быть мне подсыпали в пиво наркотик?
- Кто?! - в один голос воскликнули Мебель и Ада, а Варвара сделалась
пунцовой.
- Официально - ваш отец, - начал выкручиваться я. - Дело в том, что мать
Симы на правах бывшей знакомой обратилась к вашему отцу, чтобы он оплатил
поиски. Ведь Сима даже не потрудилась сообщить матери, куда едет.
- И он согласился? - удивилась Варвара.
- Иначе бы меня здесь не было.
- Как благородно с его стороны, - язвительно проговорила Ада, глядя на
госпожу Мебель.
- Странно, - проговорила Варвара. - Впрочем, я предполагаю, что у него тут
мог быть задний умысел. Ну конечно же! Вот каналья! А кто вам подсказал,
что ее нужно искать именно здесь?
- Я не нуждаюсь в том, чтобы кто-то мне подсказывал, - холодно возразил я.
- Я ведь все же некоторым образом профессионал.
- А о том, что я сейчас нахожусь в Лорет вы ему докладывали?
- С какой стати? - рявкнул я. - Его, как клиента, ведь интересует Сима, а
не вы. Да и не клиент он вовсе, а что-то вроде спонсора.
- Это очень хорошо, - одобрил мои действия доктор Мебель. - Дело в том, что
господину Галагану ничего о нас неизвестно. Я имею в виду - о нашей
женитьбе и обо всем остальном.
- Это меня совершенно не касается, - успокоил я его. - Мне нужна Сима Отс,
и, если это понадобится, я ее достану из-под земли.
- Не имею ничего против, - сказал Мебель.
- Тогда скажите, где она.
- К сожалению, нам это неизвестно.
Я тут же поднялся с места, а мои телохранители перестали жрать соленые
орешки и поставили бокалы с пивом на столик.
- И после всего вы утверждаете, что готовы оказать нам содействие?
- Но мы действительно ничего не знаем! - проговорила Варвара, прижимая руки
к груди.
В этот момент на авансцене появилась новая фигура - мужчина весьма
преклонного возраста. Он зашел, опираясь на палочку, поздоровался и оглядел
всех присутствующих.
- Мой муж, господин Карас, - представила его Ада.
Лицо его избороздил большой красный шрам.
- Жофрэй де Бейрак, - проговорил Миксер, присвистнув.
- Я вас попрошу! - тут же взвилась Ада. - Пожалуйста, без аллюзий!
- Без чего? - не понял Миксер и посмотрел на меня в ожидании разъяснений.
- Неважно, - бросил я Миксеру.
Тем не менее у меня возникло ощущение, что Миксер как раз сказал нечто
важное. Но сейчас некогда было анализировать.
Тем временем господин Карас уселся в свободное кресло рядом с Адой, и та
бегло, говоря в самое ухо, принялась вводить его в курс происходящего.
- На чем мы остановились? - поинтересовался доктор Мебель.
- Мы остановились на констатации того прискорбного факта, что вы не желаете
нам помочь, - напомнил я.
Я все еще стоял.
- Помочь в чем?! - воскликнул он.
- Мы требуем выдать нам Симу Отс, - проговорил я. - В противном случае буду
вынужден посвятить господина Галагана в некоторые подробности, о которых вы
бы предпочли умолчать.
- И это еще цветочки, - добавил Миксер.
Видимо, он продолжал ощущать себя ответственным за вчерашнее происшествие.
- Но это же самый настоящий шантаж! - возмутилась Варвара.
- На свете случаются вещи похуже шантажа, - возразил я. - Как, например,
объяснить тот дьявольский психологический прессинг, то кровавое шоу,
которое вы устроили с однояйцовыми близнецами.
- С кем? - подался вперед господин Карас, приложив ладонь к уху.
- Ну, с этими девчонками Измайловыми...
- Вот этого не надо! - словно раненный буйвол взревел доктор Мебель. - Не
надо нам шить...
Все же русским он владел отменно.
- Шить не шить, - продолжал я, - однако мне, известно кое что такое, о чем
мечтают узнать в полиции. То-то они будут удивлены. Им-то беднягам
невдомек, что записка, найденная у первой из убитых близняшек, написана
вашей рукой.
- Ах ты!.. - Мебель попытался было встать, но Миксер запустил в него
соленым орешком и Мебель тут же одумался.
- Лучше сидите, - посоветовал ему доверительно Квадрат, о существовании
которого я уже успел забыть.
- Хороший совет, - оценил я. - Вы не зря ему платите деньги.
Словно в подтверждение этих слов я тоже сел.
- Ему платит он, - проревел Мебель, указывая пальцем на господина Караса.
- А вы платите тем беднягам, которые загорают у входа?
- Допустим.
- Где Сима Отс?
- Опять двадцать пять, - проговорила Ада.
- Но почему вы нам не верите? - вновь попыталась разбудить мои самые добрые
чувства Варвара.
- Значит вы отрицаете свою причастность к варварскому истреблению
однояйцовых? - уточнил я.
- Разумеется!!!
- Тогда кто же написал вот это?
Я вынул из кармана записку и протянул ее Варваре.
Она прочла и беспомощно пожала плечами. Мебель вырвал записку у нее из рук
и впился глазами в текст. Потом передал ее Аде.
- Когда вы это получили? - спросил он.
- Не стоит ломать комедию, - возмутился я. - Вы прекрасно знаете, когда я
ее получил.
- И все же?
- Пять дней назад у вас в отеле. Незнакомый подросток оставил ее для меня у
портье.
- Т.е. это было еще до того, как вы пришли к Аде со своими вопросами?
- Естественно!
- Но ведь тогда мы ровным счетом ничего не знали о вашем существовании!
- Я знала, - сказала Варвара.
Все с удивлением уставились на нее. Все, кроме меня, Миксера и Гвоздева.
- Я читала одну из его книг, - пояснила Варвара.
- Ну и шуточки у тебя! - не выдержала Ада.
- Тогда кто же написал эту записку? - с вызовом проговорил я. - Да и с
однояйцовыми именно вы были связаны, насколько я понимаю.
- С однояйцовыми мы были связаны, - признал Мебель, - в этом их и беда.
- Не понял, - проговорил я.
- Что такое "однояйцовые"? - неожиданно вскипел господин Карас и ударил
своей палкой по полу. - Кто-нибудь объяснит мне наконец, что такое
"однояйцовые"?
Он говорил по-русски значительно хуже Мебеля.
- Это близнецы, - коротко бросила Ада.
- А причем здесь одно яйцо?!
- Ну это потому... - Она пожала плечами. - Одним словом, близнецы.
- Итак, объясните, - не отступал я от Мебеля, - почему беда Измайловых в
том, что они имели к вам отношение?
- Потому, что их уже нет! - рявкнул он. - Чтобы все объяснить, придется
слишком много рассказывать.
- А мы никуда не торопимся, - заверил я его. - Миксер, ты куда-нибудь
торопишься?
Тот отрицательно покачал головой.
Мебель вопросительно посмотрел на Караса, но банкир сидел словно мумия.
- Да расскажите вы ему, - вновь вмешался в разговор Квадрат. - Может быть
они раздавят этих гадов.
- Что за гады? - оживился Миксер.
Теперь уже не только Мебель, но и Варвара, и Ада выжидательно посмотрели на
Караса.
- Говори, - коротко бросил тот.
- Яволь, - Мебель потер большим пальцем переносицу. - Записку прислал вам
именно тот человек, который убил близняшек.
- И кто он?
- Разумеется, убил он их чужими руками... я предполагаю, что чужими... А
зовут его Лорд Махмудов?
- Лорд Махмудов? - переспросил я. - Он что, татарин?
- Думаю, что испанец. Лорд Махмудов - это кличка, настоящего его имени
никто не знает.
- А какое он имеет отношение к Симе Отс?
- На этот вопрос я не могу ответить. Пока мы не увидели записку, мы и сами
не были уверены, что Сима угодила к нему в лапы. Она исчезла, но за
последнее время исчезли многие. Однако она занимала в нашем бизнесе совсем
иное положение и не должна была... Словом, мы думали, что она попросту
испугалась и дала деру.
- А какое она занимала положение?
- Видите ли, у нас и в мыслях не было, что бывшая одноклассница моей
супруги может работать проституткой. Она работала экономистом. Весьма
достойное занятие.
- Когда вы появились у меня в доме, и когда до меня наконец дошло, что вы
не Квадрат и не Левый Хук, - сказала Ада, - я тут же подумала, что вы
работаете на эту сволочь Махмудова. И испугалась. А потом Квадрат, я имею в
виду - подлинный Квадрат, сказал мне, что ваша фамилия - Крайский...
- Я и сам вам сказал, что моя фамилия Крайский, - напомнил я.
- Ну, вы то могли говорить все, что угодно... Так вот, мы решили связаться
с "Гвидоном" и скоро поняли, что вы совсем не тот человек. Я имею в виду -
не от Махмудова. Собственно, только поэтому вы здесь.
- Вчера я тоже был здесь, - напомнил я, - но встречи на высшем уровне
почему-то не получилось.
- Вчера вас никто не приглашал, - заметил Мебель.
- Но с "Гвидоном" ни у кого из нас нет ни малейшего желания ссориться,
передайте это, пожалуйста, госпоже Лидок, - проговорил Карас.
- Разумеется, - кивнул я, - это очень похвально, только пора бы уже от слов
перейти к делу. Если вы утверждаете, что Симу Отс похитил этот пресловутый
Махмудов, я должен знать, где мы его можем найти.
- Хотели бы мы сами это знать, - проговорил Мебель.
- Так не пойдет, - возразил я, - давайте по порядку. Я задаю вопросы, а вы
отвечаете. Что вы не поделили с этим Махмудовым?
- Вы не поверите, - Мебель осклабился, - девочек. Видите ли, у нас с
Варварой отель... Это неплохой бизнес, тем более, что отель - в некотором
роде специфический...
- Я в курсе, - проговорил я.
- Кстати, если у вас не пропала охота, то со следующего сезона бассейны в
вашем распоряжении. На стандартных условиях, разумеется.
- Это звучит неплохо, но сейчас мне бы не хотелось отвлекаться от главной
темы.
- Яволь... Эта сволочь Махмудов имеет здесь публичный дом. На подставное
имя, естественно. Полуподпольный... И всякие там сексшопы... Ну а я, чтобы
подкормиться, освоил смежное занятие... Здесь множество вилл и дорогих
апартаментов, обитатели которых с удовольствием заказывают девочек на дом,
тем более, если эти девочки как на подбор... А эта сволочь Махмудов,
очевидно, решил, что я вторгаюсь на его территорию, и принялся мне
угрожать, а потом мои девочки начали исчезать. Ходят слухи, что на Майорке
и на Канарских островах у него тоже цепь публичных домов, и что кое кого из
наших девочек видели там. Каким-то образом ему удается их переманивать.
Исчезла и одна из сестер Измайловых. А те, кто остался...
- А где они у вас жили? - поинтересовался я.
- Наиболее привлекательных я забрал сюда, близняшек, кстати, тоже, но их
все равно выследили, а остальные размещены в отеле, в служебных номерах.
Впрочем, у меня осталось там четыре девушки, к тому же не лучших, далеко не
лучших. А одна и по сей день здесь, на вилле. Эта еще ничего.
- И вы никак не пытались бороться? - уточнил я. - Что либо предпринять в
ответ? Более-менее радикальное?
Доктор Мебель прокашлялся.
- Мы накапливаем силы, - сообщил он. - Я и Карас, поскольку Махмудов
пытается наступать не только на мои позиции. У Караса тоже возникли с ним
определенные трудности. Если он захочет, он вам сам расскажет.
- Было бы, что сказать по существу, - отозвался тот. - Главного-то я как
раз не знаю. Если бы нам удалось выяснить, кем является Лорд Махмудов и где
его найти, собственно, то же, что интересует и вас...
- Но ведь вам известно, где находится его публичный дом!
- Это единственная зацепка, - кивнул головой Карас. - Поэтому мы его до сих
пор не разгромили. Но дом не принадлежит Махмудову непосредственно, можно
даже сказать, что он принадлежит ему очень косвенно. Настолько косвенно,
что официальный владелец дома наверняка сам не догадывается, кто такой этот
Лорд Махмудов.
- Прямо детектив какой-то, - проговорил я.
- Специально для вас, - кивнул головой Карас.
- Значит последняя из однояйцовых находится у Махмудова? - уточнил я.
- Наверняка.
- Мне нужен адрес публичного дома.
Мебель кивнул и с готовностью его выложил.
- Пока ничего предпринимать не нужно, - бросил я им. - Теперь нам придется
корректировать наши действия.
- А может быть решим проблему иначе? - неожиданно предложил Карас. - Мы
попросим Варвару, чтобы она уладила дело с отцом. Тот снимет заказ...
Естественно, за свою работу вы получите щедрое вознаграждение.
- С ума сошел! - вырвалось у Мебеля.
- Об этом не может быть и речи! - испуганно воскликнула Варвара.
- Я не привык делить с кем-то своих врагов, - жестко проговорил Карас. - К
тому же я уверен, что уважаемый господин Галаган не прочь разыскать не
только бывшую одноклассницу своей дочери, но и саму дочь. Мне кажется, что
в этой истории пора поставить точки над i. Рано или поздно должно
состояться примирение, это только оздоровит атмосферу и позволит сплотить
ряды.
- Какой-то бред, - проговорил доктор Мебель.
- А вы еще не говорили Вариному отцу, что она здесь? - спросила у меня Ада.

- Нет, - отозвался я.
- А почему, собственно? - осведомился господин Карас.
- Потому что моим клиентом фактически является мать Симы, - еще раз
напомнил я. - А господин Галаган лишь согласился оплатить расходы.
В дальнейшем ничего интересного сказано не было. Нас пригласили к столу. Во
время ужина инициативой в разговоре завладела Ада, пустившаяся в
пространные размышления о преимуществах Юга перед Севером. Другими словами,
она пыталась противопоставить такие страны, как Испания, Италия или
Португалия Скандинавии. В ход пошли любые доводы: от неповторимых красот
Средиземного моря, до живительности местной природы, которая делает нрав
южных народов столь мягким и податливым.
- А Лорд Махмудов? - вмешался я. - Вы кажется говорили, что он испанец? Или
кровожадность по отношению к юным девам - это тоже проявление мягкости о
податливости?
- Ну, мафия есть везде, - отмахнулась вилкой Ада. - Не русским с их
собственной расчудесной мафией об этом говорить.
- Северная природа тоже красивая, - заметила Варвара.
- Кто об этом сказал? Небось сами скандинавы. Я еще не слыхала о народе,
который бы не считал природу родной земли самой прекрасной. Для берберов,
например, пустыня полна неповторимой прелести.
- Но ты ведь русская, - возразил банкир. - Почему же ты восторгаешься
Пиренеями, или, скажем, Апеннинами, вместо того, чтобы вспомнить русскую
зиму?
- Потому что она у меня ассоциируется не с залихватской тройкой, впряженной
в сани, а с пустыми, промозглыми вечерними улицами, или с длинными
очередями за молоком.
- Неужели ты когда-нибудь стояла в очереди за молоком? - удивленно
обратилась к ней Варвара.
- Нет, но молочный магазин был под нашими окнами.
- Если ты сама в очередях не стояла и не мерзла, они должны вызывать у тебя
ностальгию, - не сдавалась Варвара.
- Ничего нет приятного в подобной очереди, даже если ты в ней не стоишь...
Кстати, одно время там работал Саша Сердобольский, на приеме молочной тары.
Помнишь Сердобольского?
- Конечно, я помню всех наших одноклассников.
- А потом он луда-то сгинул. Говорили, уехал в Австралию.
- Ничего подобного, - возразил я. - Он женился и перебрался в Купянск.
Работает там столяром в ремонтной бригаде.
Они с изумлением уставились на меня.
- В Австралию уехал Миша Лемехов, вы перепутали. Он сейчас живет в Перте, у
него своя небольшая компьютерная фирма.
- Но откуда... Черт побери! - выругалась Ада.
- Ведь Сима Отс тоже из вашего класса, - нашелся я. - Пришлось выяснить
много всякой всячины о людях, которые ее когда-либо окружали.
- Ей-Богу, вы добросовестный малый, - воскликнул Эмилио Карас. - Пойдете ко
мне на службу? Мне тоже нужны хорошие детективы.
- Он ведь не только детектив, он еще и писатель, - напомнил доктор Мебель.
- Тебе нужно, чтобы происходящее у тебя в банке затем становилось
достоянием гласности?
- М-да. - Банкир призадумался.
- Позвольте, - оживилась Ада и подалась всем телом вперед. - А о Тятовой
Тане вам что-нибудь известно?
- Разумеется. - Я сделал несколько глотков красного вина, поставил бокал на
стол и вытер губы. - Тятова вышла замуж за аспиранта-физика, через три года
развелась и снова вышла замуж, но уже за... извините, банкира.
- Какой банк? - тут же поинтересовался Карас.
- Небольшой частный банк в Астрахани, "Русская ставрида".
- Так банк называется?
- Да.
- Никогда не слышал.
- Лучше о Лоре Стениной что-нибудь расскажите, - попросила Варвара.
- Пожалуйста. - Я ощутил себя магом-кудесником. - Лора Стенина недавно
защитила диссертацию...
Дальше все продолжалось в том же духе. А повар у Мебелей оказался на
высоте. Во всяком случае Гвоздев и Миксер поели с аппетитом.

- По-моему, еще не так уж и поздно, - заметил я, обращаясь к
телохранителям.
Они выжидающе уставились на меня.
- Вам норвежки еще не надоели?
- Да вроде нет, - отозвался Гвоздев.
- Какая стойкая, какая трогательная привязанность. - Я ухмыльнулся. - А
я-то думал, что мы сегодня еще немного поработаем.
- Это запросто, - заверил меня Миксер и строго посмотрел на Гвоздева. В
нашем деле он был уже далеко не новичок и работу в "Гвидоне" ценил гораздо
выше, нежели женскую задницу. - Ты только скажи.
- Говорю, - ответил я.
- Значит заметано.
Я увидел, что Гвоздев тяжело вздохнул, а Миксер из последних сил старается
скрыть разочарование. Ничего, после того, как они меня вчера оставили без
прикрытия...
- Сейчас садимся в машину - и прямиком в публичный дом этого таинственного
Лорда Махмудова, - проговорил я.

Это был сравнительно небольшой домик, очевидно, комнат на семь-восемь.
Официально он имел название "бар". "Бар" - и все. Никакого тебе имени
собственного. Зато это слово - "бар" - люминесцентными буквами светилось в
ночи. Дом находился в пригороде, и вокруг была такая темень, что хоть глаз
выколи. Поэтому словечко "бар" виднелось издалека.
- Кто-то должен остаться снаружи. На всякий случай, для подстраховки, -
проговорил я, оглядевшись.
Мы заглушили мотор метрах в пятидесяти от дома.
- То есть? - не понял Миксер.
- Сразу всем входить довольно рискованно. Еще неизвестно, какая встреча нас
тут ожидает.
Миксер немного поразмыслил, затем посмотрел на Гвоздева.
- Придется бросить монету, - проговорил он и вынул из кармана желтенький
кружочек.
- Решка, - обреченно сказал Гвоздев.
И, разумеется, проиграл. Он остался в машине, а мы с Миксером зашли внутрь.

На первый взгляд это был самый заурядный бар: стойка, за которой виднелась
небольшая горка бутылок, уставший, воззрившийся на нас печальным взглядом,
бармен, несколько столиков, полумрак, приглушенные звуки блюза.
- Нам бы хозяина, - проговорил я по-английски. Мебель проинструктировал
нас, как нужно себя вести.
- Зачем? - зевая, осведомился тот.
- Недавно в Лорет отдыхал мой хороший знакомый. И он рассказал, что тут
можно составить неплохую партию в бридж.
- А, это пожалуйста.
Он выбрался из-за стойки и приоткрыл едва заметную, теряющуюся в зеленом
интерьере дверь.
- Прошу.
Мы с опаской проследовали в указанном направлении и застыли, удивленные.
Второе помещение оказалось куда просторнее первого. Оно было все отделано
голубым, с лепкой на потолке и хрустальной мерцающей люстрой. На полу -
огромный белый ковер, посреди которого в ожидании застыл небольшой лысый
человечек.
- Бридж, - проговорил я.
Он расплылся в улыбке.
- Чудесно, какую масть предпочитаете?
Я был слегка озадачен, поскольку на этот счет Мебель меня не предупредил.
- Черви, - неуверенно проговорил я. И на всякий случай добавил: - Пегие в
яблочко.
- Ну, вы извращенец, - неожиданно зло проговорил человечек. - Или вы
шутите?
- Разумеется, шучу.
- У нас найдутся девочки на любой вкус: блондинки, брюнетки, шатенки,
русые... Одним словом, большой шлем.
Он извлек из кармана пачку фотографий и протянул их Миксеру. Тот взял
нехотя, но когда понял, что это, впился в них глазами. Несколько совершенно
голых кошечек. И действительно разной масти. Но чего-то в этом перечне не
хватало.
Человечек ждал.
- А рыжие? - сообразил я, наконец.
- О! - он расплылся в улыбке. - А строите из себя начинающего игрока.
Я бы мог ему возразить, что спектр предложенных им цветов вообще далеко не
полон. Где, к примеру, синеволосые, зеленоволосые, красноволосые,
малинововолосые, лиливоволосые и т.д. Голубоволосые, наконец.
Тем временем человечек достал из кармана радиотелефон, нажал на кнопку и
что-то промурлыкал.
- Выбери себе какую-нибудь, - шепнул я Миксеру.
Тот не задумываясь выбрал блондинку и сунул ее себе в карман.
- Да нет же! - Я отобрал у него фотографии и вернул хозяину, вернее тому,
кто пытался играть эту роль. - Ему блондинку.
- Отлично. - Глазки человечка забегали. - В какой валюте будете платить?
Доллары, франки, марки?
- А как бы вам больше хотелось?
- О, это не имеет значения.
Вчера Миксер с Гвоздевым собрали неплохой урожай в карманах ребят Мебеля. Я
показал ему пачку купюр.
- Предлагаю на выбор: доллары, марки, франки, песеты. Тоже своего рода
большой шлем.
- Что ж, будем патриотами. - Он выбрал песеты.
Тут откуда-то из-за портьеры вынырнули две девушки: блондинка, которую
выбрал Миксер и... Я остолбенел. Рыжая! Та самая, с которой я провел ночь в
"Вавилоне любви". Вот так-так! Значит я заплатил за женщину, которая
столько раз предлагала мне себя бесплатно. В глазах у Рыжей тоже
промелькнуло замешательство, но ей удалось быстро взять себя в руки.
- У вас имеется полчаса, - предупредил человечек. - Надеюсь, вы успеете
сыграть неплохую партию. Девочки, проводите гостей.
Первым, что обращало на себя внимание в комнате, куда проводила меня Рыжая,
был ламбертный столик. И уже потом кровать.
- Сыграем? - Она со смехом вытащила из небольшого ящичка колоду.
Я огляделся. Возможно, где-то здесь, скажем, в соседней комнате находится
Сима Отс...
- Ты меня удивляешь, - проговорил я.
Неожиданно я подумал, что именно она занимается перетягиванием девчонок от
Мебеля к Лорду Махмудову. Но что ей обо мне известно? Она преследовала меня
целенаправленно - это точно. Сейчас нас можно взять голыми руками, ведь
силы распылены. Миксер - в постели с блондинкой, а Гвоздев где-то на улице,
таращит глаза в пустоту...
Я рассчитывал лишь на то, что они не считают меня врагом. А может быть
Рыжая ведет какую-нибудь другую игру?
Прямо в одежде я развалился на диване и положил руки за голову.
- Рассказывай, - потребовал я.
Она усмехнулась.
- О чем?
- Обо всем.
- Обо всем - у тебя денег не хватит, ты заплатил только за полчаса.
- Хорошо, - согласился я. - Тогда о самом главном. Почему ты преследовала
меня в "Вавилоне"?
- А почему вообще женщины преследуют мужчин? Ты мне понравился. Не могла же
я предположить, что ты явишься в этот Б-гом забытый уголок да еще
потребуешь рыжую.
- Браво, я уже почти прослезился.
- А что тебя в моем объяснении не устраивает?
- Все. По-видимому мне придется выглянуть в окошко и дать сигнал своим
ребятам... Хочу предупредить, что дом окружен.
Она рассмеялась.
- Крайский проводит крупномасштабную операцию.
- Так вот, - продолжал я, - мы тебя заберем отсюда и здорово обработаем.
Тогда ты расскажешь обо всем. И времени у нас будет достаточно. Сколько
тебе платит Лорд Махмудов?
Она перестала смеяться.
- А кто это такой?
- Вот ты и попалась. Будь ты рядовой проституткой, ты бы сказала, что ходят
всякие слухи об этом самом Лорде Махмудове, но все покрыто тайной и ты
затрудняешься ответить. И что может никакого Махмудова в действительности
не существует, а это всего-навсего выдумки. Вместо этого ты делаешь вид,
будто первый раз слышишь эту фамилию. Грубая работа.
Я лежал, а она стояла. К тому же мне показалось, что она переместилась
поближе к двери.
- Если ты сейчас попробуешь сбежать, я тут же дам сигнал к штурму борделя,
- предупредил я.
- Ты заблуждаешься, - сказала она, - я не работаю на Махмудова.
- Тогда на кого же? На Мебеля?
Она минуту поколебалась.
- Тоже нет.
- Звучит интригующе. Значит в деле замешан еще кто-то?
- Опять холодно.
- Ну вот! Мы ведь с тобой договорились, что ты не рядовая проститутка. И ты
утверждаешь, что не работаешь ни на Махмудова, ни на Мебеля с Карасом, ни
на кого еще. Что же остается?
- Подумай. - Она с размаху прыгнула на кровать и умостилась у меня на
плече.
Я попытался напрячь мозги.
- Не представляю себе, - наконец сдался я.
- Мы с тобой фактически работаем вместе, - прошептала она мне в самое ухо.
- Не понял.
- Можно сказать, что я тоже защищаю интересы посла.
Я сел.
- Он и тебя нанял? - вырвалось у меня.
Она рассмеялась.
- Он даже не знает о моем существовании. Меня наняли другие люди... Его
друзья.
Неожиданно яркая вспышка озарила мрачное ущелье, из которого пытались
выбраться мои мысли.
- Из Сантандера? - спросил я.
Она замерла.
- Чего же ты, черт бы тебя побрал, притворяешься?! - со злостью проговорила
она. - Кто разболтал? Галаган?
- Вопросы здесь задаю я.
- Ты ошибаешься...
Она закрыла мне лицо платком, я и провалился в пустоту...

Я открыл глаза, но это ровным счетом ничего не изменило: вокруг меня была
кромешная темень. Между тем чувствовал я себя вполне сносно: никакой боли,
полное отсутствие дискомфорта в теле. Я подвигал конечностями. Руки на
месте и ноги тоже.
Я сел. Нужно поторговаться, пронеслось в голове, умело провести переговоры.
Естественно, не помешает рассыпаться перед Рыжей в комплиментах...
- Очнулся? - Услышал я голос Миксера.
Ага, даже так...
- Где эта стерва?
- Здесь, не переживай, - доложил Миксер.
- А Гвоздев?
- Вот он, а где же ему быть? Не повезло Гвоздеву, так и не дождался своей
очереди. Правда, Гвоздев?
- Угу.
- А девчонки там - класс!
- Вы ее свяжите на всякий случай, - проговорил я.
- Уже сделано, - успокоил меня Миксер.
- Теперь расскажите, что произошло.
- Что произошло? Ей удалось стащить тебя со второго этажа, представляешь?
Здоровая деваха! И вытащить из дома через черный ход. Тут как раз
прогуливался Гвоздев.
- А у тебя что?
- Блондинка в порядке. Я честно использовал свои полчаса и ушел. А Гвоздев
чуть было не всадил в меня очередь из "узи". Напрасно ты выбрал рыжую.
- Ну, это как посмотреть, - произнес я. - Где наша машина?
И тут же свет фар ударил мне в лицо. Автомобиль стоял в метре от меня.
Я заметил, что мы находимся рядом с холмом, покрытым редким кустарником. На
верхушке холма торчала загадочная конструкция, похожая на колокол. А
буквально вплотную ко мне лежала Рыжая. Глаза ее были открыты, и дышала она
прерывисто. Возможно потому, что во рту у нее торчал кляп. Руки и ноги
Рыжей были скручены куском шланга.
Я вытащил кляп, оказавшийся интимным предметом женского туалета, и,
стараясь быть невозмутимым, проговорил, словно мы сделали минутную паузу:
- Итак, Сантандер.
- Дурак, - ответила она, - тебе же будет хуже.
- Мне уже интересно. А насчет дурака... Я ведь тебя предупреждал, что
бордель окружен.
- Именно поэтому я и была уверена, что это блеф. Я же не могла
предположить, что ты такой дурак. А ты дурак!
- Сантандер! - рявкнул я.
- Не могу ничем быть полезной. Но если ты намерен демонстрировать тупое
упрямство, давай вместе прокатимся в Сантандер. Там ты кое с кем
познакомишься. Может быть это слегка охладит твой пыл.
- Что ж, идея недурна, но правила игры здесь все же диктую я. Ты свяжешься
с друзьями Галагана и пригласишь их в "Вавилон любви".
- Лучше сделай себе харакири!
- Жаль, что ты не склонна воспринимать мои слова всерьез. А они, как
правило, не расходятся с делом. Я тебе говорил, что бордель окружен, и он
действительно...
- Хорошо, я позвоню.
- Вот это другой разговор.
- Но запомни, я тебя предупреждала.
- Договорились. - Достав из кармана расческу, я принялся приводить в
порядок волосы. - Тебе, очевидно, неведомо, что мы с друзьями работаем на
"Гвидон". Галаган по сути не мой клиент, он клиент "Гвидона".
Я рассчитывал приблизительно на тот же эффект, что и при первой встрече с
Квадратом. Однако в ответ она только усмехнулась:
- Я знаю гораздо больше, чем тебе кажется.

Через сорок две минуты после звонка, сделанного Рыжей, мне перезвонила
Лили. Она зевала прямо в трубку.
- Как поживаешь? - поинтересовалась она довольно миролюбиво.
Не к добру это было. Я мигом охрип:
- Помаленьку...
- Тут ко мне обратился один приятель... Ему бы хотелось кое-что выяснить,
причем он уверен, что ты ему можешь быть в этом полезен. Сделай такую
любезность...
- Какой приятель? - уточнил я.
- Неважно... Расскажи все его девке...
- Понятно.
- Ну и славно. - Она сделала паузу. - Это твой стиль, - вдруг добавила она
со злостью. - К нам являются вроде бы с пустяковым делом, а ты превращаешь
его в кровавую разборку. И как это только у тебя получается?
- Только не нужно делать из меня Карабаса Барабаса, - запротестовал я.
Она положила трубку.
Я повернулся к Рыжей.
- Твоя взяла, - вынужден был признать я. - Что тебя интересует?
- У меня всего лишь один вопрос, - проговорила Рыжая, ничуть не удивившись.
- Где деньги?
- Какие деньги? - растерялся я. - В первый момент мне показалось, что речь
идет о деньгах, которые были экспроприированы у ребят Мебеля. Но в
следующее мгновение я понял, о чем идет речь.
Впрочем, Рыжая даже не потрудилась уточнить. Она молча смотрела на меня,
ожидая ответа.
- Те деньги, которые Варвара увела у своего папаши? Вот они. - Я ткнул
пальцем в стену номера.
Рыжая проследила за моим пальцем.
- Не дури, - сказала она.
- Вложены в "Вавилон любви". Отличное вложение, на так ли?
- Все? - уточнила она.
- А сколько было всего?
- А сколько вложено?
- Около трех миллионов.
- Понятно.
- Еще есть вопросы?
- Есть пожелание. Когда выяснишь, кто такой Махмудов, дай мне знать. По
этому телефону. - Она написала на листке номер.
- Может, лучше сама найдешь его?! - ощерился я.
- Только не делай вид, что тебя он не интересует.
- Меня-то он как раз интересует, а вот почему он интересует тебя? Деньги,
из-за которых ты здесь... они ведь, собственно, у Мебеля.
- На этот вопрос попробуй сам себе ответить, - проговорила Рыжая. - Кстати,
не исключено, что я действительно первая разыщу его, тогда я дам знать
тебе. Будем дружить.
- Ладно, договорились, - проворчал я. И уж поскольку за нее ходатайствовала
Лили, добавил: - Еще что-нибудь?
- Так, одна мелочь. - Она рассмеялась. - Отдай мне назад мои трусы.
- Это можно.

Было уже совсем поздно и я сказал Миксеру, что они оба могут отправляться к
себе. Если понадобится, я позову.
- Шустрая бабенка, - проговорил Миксер, покидая номер.
- И вообще, - добавил Гвоздев.
Хлопнула дверь.
- Ничего не понимаю, - тут же впился в меня Тролль.
Я рассказал ему о сегодняшнем вечере, обо всем, что предшествовало нашему
появлению с Рыжей.
- Ситуация становится забавной. - Он закурил трубку. - На Махмудова,
конечно, выйти - раз плюнуть...
- У тебя все - раз плюнуть, - проворчал я.
- Ты не учитываешь, что он кого-то внедрил здесь, в гостинице. Ведь кто-то
перевербовал девочек Мебеля. Не святой же дух!.. Причем, этот кто-то имеет
доступ к факсу. Иначе, как Махмудову было узнать о тебе и о том, что ты
интересуешься Симой? По-моему, таких людей немного. Можно вычислить...
В этот момент в номер постучали.
- Вот черт! - выругался Тролль. - Опять эти потаскухи! Не открывай.
- Потаскухам сейчас не до меня, - возразил я. - Они взяли шефство над
Миксером и Гвоздевым.
Я приблизился к двери.
- Кто там?
- Мебель, - послышался голос.
Я отпер и внимательно вгляделся в его лицо.
- Давно не виделись. Вечерний обход владений?
Он помялся.
- В Багдаде все спокойно, - успокоил его я.
- Я просто хотел... Могу я войти?
- Ну, разумеется! И вы еще спрашиваете! Кто же может, если не вы?
Я посторонился, пропуская его.
- Что-нибудь удалось разузнать? - поинтересовался он.
- Это смотря о чем. Вы имеете в виду погоду на завтра?
- Гм... Мне показалось, что вы намерены, не откладывая дела в долгий ящик,
навестить бордель Махмудова.
- На этом фронте пока все по-прежнему, - развел я руками. - А что у вас?
Меня очень беспокоит последняя из однояйцовых.
Похоже, он думал о чем-то своем, во всяком случае он не ответил.
- Знаете, - проговорил он, наконец. - Я хотел бы вас попросить об одной
любезности...
- Я вас слушаю.
- Вчера вам в руки попала одна записка...
- О чем это вы? - Я насторожился.
- Я имею в виду, во время того инцидента... Вам тогда попало в руки еще кое
что, но это неважно, я был бы очень признателен, если бы вы вернули
записку. Сами понимаете, она несколько щекотливого свойства... Я думал,
коль мы остались друг другом довольны, и в некотором роде теперь
союзники... Кстати, я тут переговорил кое с кем из владельцев отелей, и
уверен, что мне удастся склонить их на будущий год заключить договор на
обслуживание бассейнов именно с вашей фирмой.
- Приятно слышать, - проговорил я, - но уверяю, что тут какое-то
недоразумение. Да, мы обчистили карманы ваших... помощников, и
экспроприировали несколько единиц холодного оружия - ведь тогда мы еще не
были союзниками, - а заодно и кое-какую мелочь, но записок никаких не было.
Это совершенно точно.
Он пронзил меня пристальным взглядом.
- Странно... что ж, надеюсь, вам можно верить.
Развернулся на каблуках и вышел из номера.
Я потер от удовольствия руки, затем, порывшись в бумагах, нашел ту самую
карточку.
- Значит, записка все же имеет отношение к Мебелю. А я, признаться,
совершенно не был в этом уверен. Мало ли, нашли-то ее у Готфрида.
Я прочитал вслух:

"Привет, Старшенький! Завтра не приезжай, поскольку Жофрэй может нагрянуть
неожиданно. Постарайся развлечь свою мать Терезу. Жду послезавтра. Твоя
Преисподняя."

- Белиберда какая-то, - пробурчал Тролль.
- Постой, постой...
Неожиданно мне вспомнились слова Миксера, брошенные при появлении господина
Караса: "Жофрэй де Бейрак".
- Не такая уж это, возможно, и белиберда... Коль это записка
предназначалась Мебелю, стало быть, Старшенький - это он. К тому же у меня
есть основания предполагать, что Жофрэй - это банкир Карас. Если
Старшенький - Мебель, то мать Тереза, очевидно, - Варвара. Ну а
Преисподняя...
- Ада, - проговорил Тролль. - Тем более, что ад и преисподняя - синонимы.
Неплохо. Пожалуй, каша, которой забита твоя голова, может не без оснований
претендовать на звание мозгов.
Мне было сейчас не до пререканий с Троллем.
- Итак, читаем еще раз, - предложил я. - "Привет, Мебель! Завтра не
приезжай, поскольку Карас может нагрянуть неожиданно. Постарайся развлечь
свою Варвару. Жду послезавтра. Твоя Ада." А возможна и такая редакция:
"Привет, дорогуша! Завтра не приезжай, поскольку мой кривоногий может
нагрянуть неожиданно. Постарайся развлечь свою стерву-супругу. Жду
послезавтра, целую взасос. Твоя до гробовой доски Ада."
- Это можно было предположить, - заметил Тролль.
- Погоди радоваться, - осадил его я. - Ну ладно, Преисподняя и Жофрэй -
понятно, но почему Старшенький, и почему мать Тереза?
- Гм... Мать Тереза - это, пожалуй, намек на некоторые альтруистические
наклонности дочки Галагана. Вспомним хотя бы эти фотографии на вилле у
Мебеля... А вот Старшенький... По логике, если существует Старшенький, то
должен быть и Младшенький... Попробуй потолковать с Варварой тет-а-тет,
может, скажем, у Доктора Мебеля имеется младший брат, который в свою
очередь тоже является любовником досточтимой и ненасытной госпожи Эмилио
Карас. Впрочем с таким мужем...
- Ты категорически не прав, - возразил я ему. - Анжелика была счастлива с
Жофрэем де Бейраком.

Была уже глухая ночь, и у меня даже возникла уверенность, что на сегодня с
приключениями покончено, когда снова постучали в дверь. Разумеется, это мог
быть и Мебель, решивший еще раз прощупать меня насчет записки. Но на пороге
возникла Аська.
- Ты еще жив? - поинтересовалась она. - Дай, думаю... Можно войти?
Я пропустил ее в комнату.
- Дай, думаю, загляну на огонек. Авось для меня задание наклюнулось.
- Да, вроде, пока не наклюнулось.
Я стоял перед ней, словно патриций, завернувшись в белоснежную простыню.
- Неужели нет? - протянула она. - Я ужасно разочарована. Что ж, хотя бы
расскажи, что произошло за этот день.
Я зевнул.
- За этот день много чего произошло. Может быть, отложим разговор до
завтра?
- Ты же знаешь, я - человек подневольный, и завтра с утра меня снова
ожидают "Гамбургеры и сосиски", так что не увиливай.
Аська уселась поудобней и приготовилась слушать.
- А кто уверял меня, что в случае необходимости будет тут же к моим
услугам? - не сдавался я. - А теперь: "Я - человек подневольный".
- Но ты ведь сам только что сказал, что для меня заданий нет. Чего же ты
хочешь? Чтобы я отпрашивалась только для того, чтобы послушать твои байки?
Байки можно слушать и по ночам.
Потом без всякого перехода она добавила:
- Сегодня был на редкость пресный день.
- И ты хочешь, чтобы я подбавил в него немного соуса "Чили"?
- О, как вы догадливы, сэр!
У Аськи еще сохранились некоторые весьма неприятные черты содержанки.
Пришлось, не меняя позы античного оратора, поведать ей о том, что
произошло, пока она занималась столь прозаическими вещами, как стряпня и
обслуживание посетителей.
Я закончил. Из того нагромождения, что я перед ней воздвиг, она, пожалуй,
вычленила самое главное.
- Значит здесь, в гостинице, орудует человек Лорда Махмудова?
- Наверняка, - отозвался я.
- А ты говоришь, что для меня нет задания, - с вызовом произнесла Аська, и
я с удивлением уставился на нее.
- Это же как дважды два, - принялась пояснять она. - Сразу чувствуется, что
ты никогда не работал совместно с женщиной.
- Я вообще стараюсь работать один, - откликнулся я.
- Ну и зря, сейчас без женщины-напарника тебе не обойтись. Не может ведь
мужчина поселиться здесь под видом проститутки, завербованной доктором
Мебелем. И уж тем более, на него не позарится представитель Махмудова, дабы
переманить на свою сторону.
- Ты хочешь сказать...
- Только давай обойдемся без возражений, - отрезала она. - Я лучше всех
подхожу для этой роли - и баста! Только попробуй привлечь эту противную
Светку! И потом, это - моя идея, я ее патентую!
Тролль перестал чадить трубкой, свесился со шкафа и восторженно показал мне
большой палец.
Я заставил себя долго упрашивать и дал согласие. Честно говоря, я был
уверен, что она останется у меня на ночь. Хотя бы потому, что я пошел
навстречу ее пожеланиям. Но она неожиданно поднялась и направилась к двери.

Я не успел ничего сказать, но, очевидно, она все поняла по одному моему
виду.
- Мне нужно успеть подготовиться к завтрашнему дню, миленький. Ведь это -
великий день, не так ли? Не забудь утром оговорить все детали с Мебелем.

Г Л А В А 14

С Мебелем больших проблем не возникло. Они с Варварой приехали в отель
около одиннадцати, и я тут же проследовал в кабинет, заставленный темной
ореховой мебелью. Ковер, люстра... А я-то рассчитывал обнаружить здесь
образец современного мебельного дизайна.
- Кофе? - поинтересовался Мебель.
Чувствовалось, что он чем-то обеспокоен.
- С удовольствием.
Однако когда стала известна цель моего визита, по его грубо сработанному
лицу пробежала улыбка.
- Прима! - воскликнул он, поворачиваясь к супруге. - Что бы там ни
говорили, а все же приятно иметь дело с профессионалом. Не так ли? Какая
замечательная идея!
В целях экономии времени, я не стал уточнять, кому на самом деле
принадлежит идея.
Мы оговорили детали. А еще через несколько минут его куда-то вызвали по
делу. И, между прочим, очень кстати.
- Я хотел бы задать вам один вопрос? - проговорил я, обращаясь к Варваре.
- Понимаю. - Неожиданно она сделалась пунцовой. - И могу сразу же ответить:
конечно тошно.
- Тошно? - с удивлением переспросил я.
- Я неоднократно предлагала Георгу вложить деньги во что-нибудь более
достойное, но он ни в какую. Видимо, настолько сжился с этим борделем... К
счастью, это не бордель в прямом смысле слова, но все же веселого мало.
- Напротив, - возразил я, - веселого хватает с избытком. Но сейчас я хотел
спросить о другом: есть ли у вашего супруга сестра или брат? В первую
очередь здесь - в Испании?
Ее реакция была мгновенной.
- Откуда вам известно? - воскликнула она.
- Сначала вы начинаете отвечать, не дождавшись вопроса, а затем, когда он
все же задан, не отвечаете вовсе.
- Но вы ведь имели в виду нечто определенное? Признайтесь!
- О'кэй, - согласился я, - я имел в виду нечто определенное. Теперь ваша
очередь признаваться.
- Но если вы итак знаете... Есть ли смысл продолжать?
Ловко она водит меня за нос, отметил я. Через пару секунд меня схватил
приступ ярости.
- Послушайте, вы! - Мне даже показалось, что я услышал скрежет собственных
зубов. - Только не нужно строить из себя цел...
Я увидел, что зрачки ее от удивления расширяются и замер на полуслове.
Дрянь этакая, подумал я. Она думает, что я стану с ней цацкаться.
Отвратительная, похотливая, законченная дрянь, которая вообразила, что если
она станет строить из себя цел...
- У него есть брат! - неожиданно выпалила она. - И не нужно на меня
кричать!
- Что за брат, как зовут, где обитает?
Она помолчала. Я нетерпеливо заерзал на стуле: в любую минуту мог
возвратиться ее муженек.
- Вообще-то, он отсюда, - тихо проговорила она. - Хотя сейчас он лечится в
Барселоне. Его фамилия Васкес. Но ведь практически никому неизвестно, что
они братья.
Я ошеломлено уставился на нее. Так вот чем объясняются эти регулярные
походы, впрочем... Я отогнал появившуюся мысль, словно назойливую муху.
- Странно, - произнес я вслух, - ваш муж - немец, а Луис Васкес, похоже,
испанец. Они что, названные братья?
- Не названные, а всего лишь двоюродные. В моем муже есть немного испанской
крови. Хотите знать, где он лечится и от чего?
- Нет, - замотал я головой, - не хочу.
- Разумеется, вы ведь даже знаете, как его зовут.
- И все же кое чего я очень хочу. - Я приблизился к ней вплотную. Чувства,
которые она вызывала, были весьма противоречивы. На смену всколыхнувшейся
во мне ярости неожиданно пришло некоторое подобие симпатии. Приблизительно
так, пожалуй, после жара бросает в холод. - Не говорите мужу об этом нашем
разговоре. Если он поинтересуется, лучше скажите, что во время его
отсутствия я был погружен в задумчивое молчание.

Аська поселилась в "Вавилоне любви" во второй половине дня. Я видел, как
она вошла вместе с Мебелем, и как тот бросил портье пару слов. В ответ тот
утвердительно кивнул.
На плече у Аськи болталась дорожная сумка. Когда она повернулась в мою
сторону, лицо показалось мне чужим. В следующий момент я понял, в чем дело:
на нем было слишком много косметики.
Под вечер я позволил себе немного поваляться на пляже. Неожиданно пришло в
голову, что на горизонте давно не появлялись Светка и Горбанюк. Ну с
Горбанюком-то все ясно. А вот исчезновение Светки слегка озадачивало. Какое
секретное оружие применил Горбанюк, чтобы обуздать эту искательницу
приключений в ее стремлении совершить карьеру Шерлока Холмса?
Я поужинал, послонялся по террасе, наблюдая, как гладкокожие шимпанзе
совершают свой нескончаемый брачный танец, и наконец поднялся в номер. А
еще через полчаса ко мне проскользнула Аська и сообщила, что клюнуло.
- Да ну? - не поверил я. - Так быстро?
- Ага, - возбужденно сказала Аська, - только непонятно, как мне быть
дальше.
- Естественно отвечай согласием! Нет, для начала повыпендривайся, только
недолго. У нас нет времени долго ломать комедию.
- Но, миленький, я уже ответила согласием, - заявила она.
- Тогда какого черта?!... Выкладывай, когда и куда тебе надлежит явиться.
- Вот этого я как раз и не знаю, - сказала Аська. - Тут возникла небольшая
проблемка. Этот парень... он хочет сначала попробовать сам, так сказать,
определить степень моей сексуальной пригодности. Возникает вопрос, как
быть?
- Вот гаденыш! - возмутился я.
- И я о том же, - весело сказала Аська. - Судя по практикуемой тобой
методике, я должна была бы не задумываясь прыгнуть к нему в постель. Но все
же я решила на всякий случай проконсультироваться.
Я немного поразмышлял. Нет, этого допускать нельзя! Решительно нельзя!
- Но кто он такой, этот гаденыш? - спросил я у Аськи. - Он работает здесь
или отдыхает? Бьюсь об заклад, что работает.
- Какая прозорливость! Он - портье.
- Тот, что дежурит в настоящий момент?
- Угу.
- Посиди тут, я пойду погляжу.
Спустившись на лифте, я не торопясь прошелся по фойе.
Циркуль, сволочь! Вспомнилось, как он протягивал тогда конверт, якобы
принесенный кем-то из посторонних. Ладно. Сейчас главное побыстрее найти
Миксера и Гвоздева.
Я забегал по отелю.
Однако их нигде не оказалось: ни у себя в номере, ни у норвежек. Тоже мне,
помощнички! Собственно, Сони и Лив тоже не было. Наверное, веселятся сейчас
где-нибудь вместе так, что дым коромыслом.
Впрочем, может оно и к лучшему. Все равно сейчас Циркуля трогать не стоит.
Его смена ведь заканчивается завтра утром, пусть отработает. А утречком мы
его...
- Скажешь, что ты согласна. - Я уселся в кресло напротив Аськи. - Но не
сейчас скажешь, а завтра утром. То-то он обрадуется. Интересно, он всех
этих девочек перепробовал, которых Мебель выписал из России, и которых он
затем переманил в бордели Лорда Махмудова?
- А что случится потом? - спросила Аська.
- Положись на меня.
- Он, кажется, был немало удивлен, что, ответив согласием на первое его
предложение, я не стала проявлять прыти относительно второго.
- Ничего, - мстительно произнес я, - впереди его ждут и не такие сюрпризы.
- У него прямо-таки слюнки текли, - не желала успокаиваться Аська.
- Кстати, - спохватился я. - Ты уже приступила к своим профессиональным
обязанностям?
- В качестве кого? - уточнила она. - В качестве твоей помощницы или
проститутки?
Я поморщился. По отношению к Аське это звучало довольно резко. Хоть она и
являлась содержанкой с приличным стажем.
- В качестве второго, - тем не менее проговорил я.
- Еще не успела, - сказала она. - Меня ведь перевербовывали. Но я
наверстаю.
- Да уж пожалуйста. Можешь считать, что у тебя появился первый клиент.
И тут же я пожалел, что сказал это. Поскольку Аська обиженно закусила губу.

- А этого мог бы и не говорить, - сказала она. - Между прочим, я сегодня
собиралась остаться у тебя, а теперь ни за что не останусь. Мне совершенно
не улыбается, чтобы миллионы читателей во всем мире, смаковали подробности
того, как ты тут со мной обращался.
- Но я же пошутил! - воскликнул я.
- Ха-ха! - сказала Аська
- В знак примирения обещаю, что не напишу об этом эпизоде ни строчки!
- Врешь! - сказала Аська.
- Вру, - признался я. - Что поделать, ведь я никогда не отступаю в своих
романах ни на йоту от истины.
Аська рассмеялась.
- Тогда пади передо мной ниц, несчастный!
Я тут же, прямо с кресла, бухнулся на колени.
- Что-то мне совсем изменило чувство юмора, - проговорила Аська.

Смена Циркуля заканчивалась в восемь утра. К этому часу он и был вызван в
кабинет к доктору Мебелю. Наиболее уязвимым нашем положении было то, что, в
общем, мы не могли подкрепить обвинение против него никакими
доказательствами. Ведь Циркуль еще ничего не рассказал Аське. Он собирался
сделать это лишь после того, как переспит с ней, а этого я допустить не
мог.
Итак, Циркуль вошел в кабинет, в котором его поджидали доктор Мебель,
Аська, Миксер и Гвоздев. Сразу же вслед за Циркулем появился я.
Невооруженным взглядом было заметно, что, увидев Аську, Циркуль
мобилизовался.
- Можешь идти, - бросил Мебель Аське и та вышла.
Мебель скрестил руки на груди и тяжелым взглядом уставился Циркулю в
подбородок.
- Я жду, - зловеще проговорил он.
- Но я не понимаю... - воскликнул я, и открывший уже было рот Циркуль
изумленно оглянулся.
- Скотина! - рявкнул Мебель. - Он не понимает! Сколько ты получил за
каждую, предатель? И какого рода поручения ты выполняешь помимо этого?
- Я бы вас попросил... - начал я. - Что за дурацкие обвинения? О чем вообще
идет речь, позвольте узнать? И я не ослышался, вы сказали "предатель"?
Возможно, вы хотели сказать "приятель"?
- Хватит ломать комедию, - Мебель по-прежнему говорил, обращаясь к Циркулю,
а тот все еще ошарашено глядел то на него, то на меня. - Мы знаем, что ты
подкуплен Лордом Махмудовым и исправно переманивал наших проституток,
которых я с таким трудом выискивал по всей России. Я проделал колоссальную
селекционную работу, а теперь, благодаря тебе, все пошло коту под хвост.
- Неправда! - воскликнул я. - С чего вы взяли? Это просто какое-то
недоразумение.
- Та девчонка, которую ты сейчас видел здесь, она все рассказала. Я
специально поселил ее в "Вавилоне", чтобы она попыталась разузнать, кто
здесь орудует.
- Врет! - прокричал я. - Я всего лишь хотел с ней переспать, а она
ломалась, как сдобный пряник.
- Куда ты собирался ее послать, по какому адресу? - спросил Мебель у
Циркуля.
- Да не знаю я ничего! - в запальчивости проорал я в ответ.
Доктор Мебель кивнул Миксеру. Тот поднялся, а за ним и Гвоздев.
- Оболгала она меня, эта шлюха, - не унимался я.
- Последний раз спрашиваю, - прорычал Мебель.
На сей раз я промолчал. Очевидно, Циркуль рассчитывал, что бить будут тоже
меня, однако его ожидало разочарование. Сделав молниеносное движение,
Миксер двинул его кулаком в живот, а когда он согнулся пополам, Гвоздев
подтащил его к письменному столу и несколько раз ударил головой о матовое
стекло, из-под которого проглядывал большой рекламный календарь фирмы
"Сеат". Калькулятор и подставка для карандашей, которые находились на
столе, тоже подпрыгнули несколько раз.
- Но я действительно ничего не знаю! - продолжал орать я, перекрывая вопли
самого Циркуля. - Это какая-то дьявольская, чудовищная провокация! У вас
нет доказательств!
После чего калькулятор и подставка для карандашей подпрыгнули еще трижды.
На стекле я заметил следы крови.
- Меня подставили, - запричитал я. - Прошу вас, прекратите. Мне нечего,
нечего вам сказать.
- Нет, я расскажу, - хрипло возразил Циркуль, но Миксер с Гвоздевым, не
понимавшие испанского, снова принялись колотить его лицом о стол.
Доктор Мебель жестом остановил их.
- Если хочешь сказать - говори, - любезно согласился он.
- Но сначала вы должны предоставить мне гарантии.
- Только без предварительных условий, - отрезал Мебель. - Посмотрим, что ты
нам сейчас запоешь. Ценные сведения при вынесении приговора будут учтены.
- Отпустите его, - сказал я Миксеру и Гвоздеву и подошел к столу. Весь
подбородок Циркуля был залит кровью. Она шла из носа и из разбитых губ.
- А что вы называете ценными сведениями? - прошамкал он, прижимая к губам
носовой платок.
- Гм... Допустим адрес, по которому мы смогли бы разыскать Лорда Махмудова.

- Но он мне неизвестен! Я вообще не знаю никого в лицо. Один из них -
Эскобар - связывался со мной по телефону, а деньги в конверте они бросали в
почтовый ящик.
- Так, - медленно и веско проговорил Мебель, и Циркуль взвизгнул от страха.

- А по какому адресу вы, собственно, посылали проституток? -
поинтересовался я.
- Но это единственное, на что я могу ответить, - в отчаянии проговорил
Циркуль. - Останусь после этого я в живых?
- Если скажете правду, - отозвался я.
- Заметьте, я этого не обещал! - прокричал доктор Мебель, побледнев. Его
лицо, обычно напоминавшее кусок деревяшки, сейчас больше походило на
мрамор. Очевидно, перед глазами Мебеля возникла картина ущерба, который
нанес ему Циркуль своими действиями.
- Не принимайте всерьез, - заверил я портье и кивнул в сторону боевиков. -
Это мои люди.
- Нет, пусть он тоже подтвердит...
- Если ты немедленно не откроешь свою пасть...
Мне-то было плевать на ущерб, который он нанес Мебелю. Совсем другое сейчас
волновало меня: судьба Симы Отс, моей Малышки.
- Хорошо, хорошо... Я должен был каждой подарить шапочку от солнца и купить
для нее... в туристическом бюро... на пляже...
Тут он схватился руками за грудь. Как в дешевом детективе. Потом повалился
на стол и захрипел.
- Ну ты, скотина!... - начал было доктор Мебель.
- Погодите. - Я попытался нащупать пульс. - У вас в гостинице есть врач?
- А как же, - проговорил доктор Мебель. - Даже два- терапевт и гинеколог.
- Позовите его немедленно сюда!
- Терапевта?
- Ну не гинеколога же!
К кабинету Мебеля примыкала небольшая ванная комната. Гвоздев принес оттуда
мокрое полотенце и смыл кровь с лица сползающего на пол портье. Потом вытер
стол.
Прибежал запыхавшийся врач со шприцем в руках, тоже пощупал пульс.
- Боюсь, что уже поздно, - проговорил он, но все же сделал укол.
Подождал несколько минут.
- Сердечный приступ, - добавил он. - Смерть наступила почти мгновенно.

- Вот гадина этот Циркуль! - выругался я, апеллируя к Аське. - Как теперь
прикажешь быть? Если опишу, как все происходило на самом деле, поднимут на
смех. Ведь это же опереточный трюк, кто в состоянии воспринимать подобное
всерьез? А если что-либо изменю, присочиню, то тем самым нарушу правило
всегда писать одну только правду.
- И какая низость, - подхватила Аська с издевкой. - Какое коварство!
Умереть в самый неподходящий момент.
- Между прочим, моя профессиональная репутация под угрозой!
- Бедняжка, - посочувствовала мне Аська, - другим бы твои заботы.
Появились Миксер с Гвоздевым.
- Вот, - проговорил Миксер, протягивая мне целлофановый кулек, до верху
набитый шапочками от солнца.
- Где вы их нашли?
- У него дома в тумбочке под телевизором.
Я повертел одну из шапочек в руках. Сделаны в Венесуэле. Очевидно, их
специально завезли сюда черт знает откуда, чтобы избежать случайных
совпадений. Козырек был красного цвета, сама шапочка - желтого, а спереди в
нее был встрочен синий сегмент - национальные цвета Венесуэлы.
- Хотя бы тут мне повезло, - с горечью отметил я. - Будь они изготовлены в
Свазиленде, я бы этого не перенес.
Аська взяла у меня из рук шапочку и напялила себе на голову.
- Как раз, - сказала она.
- Это намек? - уточнил я.
Она кивнула.
- Но он же не успел сказать, какую именно путевку покупал... - Я замер на
полуслове. - А впрочем... Утопающий хватается за соломинку.
Я отправился на городской пляж, на котором к счастью находилось всего лишь
одно туристическое бюро, и накупил путевок на все экскурсии и
увеселительные мероприятия, какие только устраивались в Лорет. Для Аськи, а
заодно для себя, Гвоздева и Миксера.
Придется господину Галагану раскошелиться.

" Наиболее отважный из тореро поиграл перед его носом мулетой, и Бык
Крайский, раздув ноздри, снова бросился в атаку..."

Г Л А В А 15

Неподалеку от городка Санта Сусанна находилось ранчо, куда приезжали
любители верховой ездой. Вокруг простирались поросшие лесом горы, и
тропинка, по которой проходил маршрут, то круто вздымалась вверх, то,
наоборот, шла под уклон. На ранчо мы прибыли автобусом, играя роль трех
обалдуев, к которым Аська не имеет никакого отношения. На Аське красовалась
шапочка цветов венесуэльского национального флага.
Когда нас высадили на дворе ранчо и начали разбивать на две группы (на
выбор предлагались лошади и ослы), у меня появилось легкое опасение, что
Аська может присоединиться к группе "ослы". Состояла она практически из
одних стариков и женщин с детьми, и, вздумай Аська примкнуть к ним, мы были
бы вынуждены последовать за ней. Представляю, как комично мы бы смотрелись
верхом на ослах: трое здоровенных обалдуев. Будь я один, я бы еще смог
сойти за импровизированного Санчо Панса. Но Миксер с Гвоздевым! На ослах!
Не родился еще тот осел, который смог бы потащить на своем горбу Миксера
или Гвоздева.
К счастью Аська, не задумываясь, направилась в сторону лошадей.
Я было вздохнул с облегчением, но тут появилась новая проблема: жеребец мне
попался самый что ни на есть зловредный. Когда я только взгромоздился на
него (между прочим, не без труда) и мы стояли во дворе, было еще терпимо,
но стоило тронуться в путь... Дело в том, что по пути следования то по
левую, то по правую сторону от нас частенько высилась отвесная стена, и он
все время норовил притереться к ней, превратив мою ногу в бифштекс с
кровью. Шел он какой-то странной иноходью - как если бы внутри легкового
автомобиля на ходу включили трамбовочную машину, - заставляя меня постоянно
опасаться за собственную жизнь. Я мог ему ответить только одним: изо всех
сил сжимал ногами его бока, и яростно тянул поводья в другую сторону всякий
раз, когда он намеревался почесаться мною о скалу. Я молил Б-га лишь о том,
чтобы этот урод не вздумал встать на дыбы. Тогда мне уж точно была бы
крышка.
Неподалеку Миксер элегантно гарцевал на сером жеребце в яблоках. Он сидел
на нем подбоченясь, гордо держа одну руку на поясе, а другой небрежно
управляя поводьями. Проблема была еще и в том, что мой урод не желал
двигаться медленно, а кляча, которая досталась Аське, ни в какую не
соглашалась скакать побыстрее. Так что я совершенно не имел возможности
держать ее в поле зрения. Пришлось попросить Миксера, чтобы они с Гвоздевым
держались в арьергарде.
Наконец, пытка закончилась. Наше возвращение казалось мне въездом
потрепанного в боях мушкетерского отряда на территорию постоялого двора.
Под навесом на длинных столах уже были расставлены напитки. Чуть поодаль
развели костер. Каждому выдали металлический штырь с нанизанной на него
большой сырой сосиской, и мы сами жарили их на углях.
А потом нам предложили попробовать свои силы в искусстве пить вино из
огромного чайника. Надо всеми по очереди заносили носик и наклоняли,
направляя струю в разинутый рот. А остальные принимались считать. Я
довольно быстро захлебнулся. Зато в соревновании победил Гвоздев.
Аськой так никто и не заинтересовался.

Вечером мы отправились в Gran Palace, который находился на окраине Лорет.
Ежевечерне здесь происходили представления варьете, но явились мы сюда не
потому, что являлись любителями этого жанра, - билеты на варьете тоже
продавались в турбюро.
Здание и, соответственно, зал были внушительных размеров. На каждом из
столиков, амфитеатром опоясывавших сцену, горела настольная лампочка. Сцена
была прямоугольная, с блестящим розовым покрытием, внешне напоминавшим
порфир, далеко выступающая в зал. В стоимость билета входили напитки.
Аська расположилась в левом крыле зала, мы - в правом. Шапочка на Аське
была кокетливо сдвинута набок и неожиданно хорошо смотрелась в ансамбле с
черными шортами и черной же кружевной блузкой. Людей было не очень много, и
ее столик был нам хорошо виден. На протяжении вечера к ней постоянно
клеились какие-то мужики, так что мы все время были начеку, но условного
знака - переодевание серебряного браслета с одной руки на другую - она так
и не подала.

А еще мы катались на маленьких странных открытых машинках по пересеченной
лесистой местности, ходили в поход, гоняли по морю на водных мотоциклах
фирмы "Ямаха", плавали на пароходе и на катере со стеклянным дном, ездили
на экскурсию в Барселону...

На пятый день наших курортных мытарств большой, открытый всем ветрам катер,
повез нас и еще добрую сотню молодых ребят с различных уголков земли на так
называемую бич-парти. Поездка началась с того, что Миксер утопил
"парабеллум". Какая-то сумасшедшая девчонка прыгнула ему на спину, когда
он, стоя у борта, в задумчивости глядел на волны. "Парабеллум" вывалился
из-за пояса шорт и плюхнулся в воду. Миксер посмотрел на девчонку. Та была
хороша собой, на голову ниже Миксера, а ноги почти такие же длинные, как у
него.
- Жаль зажигалку, - миролюбиво проговорил Миксер, посмотрел на меня и
развел руками.
Я поспешил перевести его слова на английский, поскольку несколько человек
уже с интересом пялились в нашу сторону. От себя я добавил, что зажигалка
была в точности как настоящий "парабеллум" и поэтому ее действительно жаль.

На протяжении всего пути укрепленный на мачте рупор изрыгал оглушительный
рэп - чаще всего "Ю лайк ту муви-муви", - и я неприятно ощущал себя здесь
лишним. Миксер и Гвоздев - еще куда ни шло, ведь они были на несколько лет
моложе меня, не говоря уж об Аське, но сам я казался себе глубоким
стариком.
Когда мы наконец прибыли на пляж, приютившийся у подножия скал, положение
не улучшилось, поскольку молодежь принялась активно кататься на серфинге,
на огромной надувной сигаре под названием "банан" - все они кричали
"банана", - на водных лыжах, участвовать в различных массовых развлечениях
типа игры в "бутылочку", - и все под аккомпанемент того же оглушающего
рэпа. Затем они бросились к строению, напоминающему хижину без стен, у
которого выдавали бесплатные котлеты с хлебом и напитки. Последнее
мероприятие было единственным, в котором я принял непосредственное участие.
Помимо этого я купался, загорал и исподволь наблюдал за Аськой. Браслет ее
по-прежнему оставался на правой руке.
Чуть позже по плану было перетягивание каната. И тут выяснилось, что не все
так безмятежно в европейском сообществе. С немцами, скажем никто не желал
находиться в одной команде. Французы, голландцы, датчане и бельгийцы
сплотили против них свои ряды. В результате их оказалось куда больше, чем
"доблестных германцев", и те проиграли.
Разумеется, "германцы" жаждали реванша. Для повторной схватки они
мобилизовали все силы, но на противоположном конце каната снова сгрудилось
значительно большее количество парней. Я бросил взгляд на Аську. Она сидела
на песке и уплетала котлету, запивая ее красным вином.
- У вас нет желания помочь фрицам? - обратился я к Миксеру и Гвоздеву. - А
то какая-то нечестная игра получается.
- Да, не любят фрицев в этом мире, - проговорил Миксер и поднялся. -
Пойдем, Гвоздев, разомнемся.
Пружинистым шагом они направились к группе немцев и встали в их ряду
первыми, оказавшись лицом к лицу с противоборствующей командой.
Кто-то из немцев обратился к ним с вопросом, который я не разобрал. Зато
ответ Миксера прозвучал отчетливо и громко:
- Ай эм фром раша.
Потом последовал сигнал к началу схватки. Миксер и Гвоздев мгновенно
вытянулись во весь рост под углом в тридцать градусов к горизонту, упершись
пятками в песок и намертво вцепившись руками в канат. Таким образом они
использовали не только силу мускулов, но и все возможности своего
позвоночника.
Я услышал, как Аська по-русски крикнула: "Давай, Миксер!", - и метнул
яростный взгляд в ее сторону. Она засунула два пальца в рот и свистнула. На
меня она не обращала никакого внимания. Тогда я перевел взгляд на своих
телохранителей.
Думаю, что если бы даже за их спиной сейчас не было немцев, все равно
сохранялось бы равновесие, и их бы долго не удалось сдвинуть с места. Но
немцы все же были и через минуту повергнутые противники уже повалились
лицами в песок. Гвоздев и Миксер поднялись на ноги и с невозмутимым видом
отправились восвояси.
Снова вовсю заорал громкоговоритель: "Ю лайк ту муви-муви!"
Тут я заметил, что в скале выбита лестница, убегающая наверх и для разминки
решил взобраться на нее, поглядеть, куда она ведет. На высоте
приблизительно метров тридцать она ныряла в пещеру.
Я пошел по лестнице и обнаружил внутри скалы тропинку. Т.е. я и раньше
видел, что поверхность скалы изрыта пещерами, но оказалось, что они
объединены между собой в своеобразные анфилады. Можно было идти по дорожке
и у каждого отверстия останавливаться, любуясь плескавшимся далеко внизу
морем. Т.е. как бы прогуливаться внутри скалы. Я так и сделал.
Потом я решил посмотреть, где же сейчас Аська и долго не мог обнаружить
шапочку интересующего меня цвета. Наконец, я ее увидел. Аська тоже
поднималась по лестнице, но ни одна, а с каким-то... да, это был негр! Все
внутри у меня перевернулось. Честно говоря я уже не верил, что из этой
нашей затеи что-либо получится. Отсюда я не мог разглядеть, на какой руке у
Аськи браслет, но уйти с пляжа она могла только в случае, если к ней
обратится человек от имени Лорда Махмудова. А где же Миксер с Гвоздевым?! Я
лихорадочно принялся рыскать глазами. Когда я уходил Миксер катался на
серфинге, а Гвоздев - на водных лыжах. Ну, если они и в этот раз!..
Завершив восхождение, Аська с негром отправились в противоположную от меня
сторону. Я крадучись двинулся за ними. Когда я очередной раз бросил взгляд
вниз, то с облегчением увидел, как по лестнице, прыгая через три ступени,
карабкаются наверх мои помощники. Отсюда они напоминали двух огромных
орангутангов.
Я продолжил преследование и метров через сорок - видимо, Аська старалась
идти как можно медленнее - стало понятно, что тропинка выводит к небольшой
автостоянке, примостившейся рядом с дорогой. Далее тянуть было нельзя и я
крикнул, что было мочи:
- Эй, погодите!
Негр удивленно обернулся.
- Да, ты! - крикнул я.
Через минуту я подошел к нему вплотную.
- Куда ты ведешь мою девчонку?
Он посмотрел на Аську.
- Уже успела подцепить здесь кого-то, шлюха? - А потом ко мне: - Это не
твоя девчонка, убирайся!
Негр был на редкость наглый. Когда он увидел, как к нам на всем скаку
подлетают два орангутанга, он сунул руку в карман брюк, но в этот момент
Миксер со всего маху дал ему под дых, и он свернулся вдвое, пытаясь поймать
ртом воздух. Из руки его выскользнула на землю финка. Миксер поднял ее и
зашвырнул в море - мы как раз стояли у последнего из длинной череды
отверстий в скале. Гвоздев в инциденте не участвовал, он сжимал в руках
свои шорты.
Я дал негру возможность отдышаться.
- Итак, куда ты собирался отвести мою девчонку?
Он ничего не ответил, очевидно, пытаясь сориентироваться в ситуации.
- Будешь молчать, бросим тебя в море вслед за твоим ножичком,
предварительно несколько раз ударив головой о скалу. Послушай, в нашем деле
героизм противопоказан. Если, разумеется, тебе жизнь не надоела...
- А вам жизнь не надоела? - поинтересовался в свою очередь негр. - Между
прочим, я выполняю поручение Гомеса. Того самого Гомеса, которому
принадлежат все игорные заведения в Лорет. В данный момент ему нужна эта
девка, и не советую становиться у него на пути.
Прежде, чем ответить, я демонстративно обнял Аську за талию. И тут
перехватил пристальный взгляд Гвоздева, который что-то рассматривал за моей
спиной. Я обернулся. Со стороны автостоянки в проход вошел высокий худой
парень в джинсовых шортах и грязной белой майке и уставился на нас.
- Это засада! - крикнул ему негр.
Парень сразу же бросился наутек. Миксер с Гвоздевым кинулись было за ним
следом, но, словно бы подчиняясь наитию, резко затормозили, оглянувшись на
негра. Однако было уже поздно. Вскочив на своеобразный парапет, словно
вырубленный в скале, негр прыгнул с огромной высоты в море. Летел он
красиво и вошел в воду мягко, но ожидать, когда он снова появится на
поверхности у нас не было времени. Своими железными руками Миксер оторвал
нас с Аськой от парапета и прижал к противоположной стене. Мимо просвистели
пули. Это стрелял тот парень в майке. Гвоздев ответил ему длинной очередью.
Шорты, которые он держал, упали на землю, и стало видно, что он сжимает в
руках "узи". Парня в майке развернуло к нам спиной, затем он вытянулся во
весь рост и рухнул. Одна из трех машин, стоящих на автостоянке, с ревом
развернулась и умчалась в направлении Лорет.
- Уходим! - крикнул Миксер.
Я снова глянул вниз, на море, но негра уже и след простыл.
- Дьявол! - выругался я в отчаянии.
Мы поспешили к лестнице, ведущей на пляж.
- Все же кое что мы успели выяснить, - проговорила, громко сопя, Аська.
- Все равно, грязная работа, - мрачно отозвался я. - К тому же нас чуть
было не прихлопнули.
- Чуть не считается, - заметила Аська, демонстрируя отвагу.
Мы увидели, что катер, который привез нас сюда, возвращается с
дополнительной порцией резвящейся молодежи. Он, видимо, постоянно
курсировал между городской пристанью и этим пляжем.
- Поедем в город, - распорядился я. - Иначе Гомес успеет собраться с
мыслями и постарается устроить для нас торжественную встречу с оркестром.
Через несколько минут мы погрузились на катер. День был еще в разгаре, и в
обратном направлении катер шел полупустым, однако компания немцев, которым
Миксер с Гвоздевым помогли выиграть перетягивание каната, оказалась на
борту. Они тут же начали дергаться на палубе под оглушительный речитатив
рэпа, увлекая за собой моих телохранителей, Аську, а затем и меня. Один из
них долго изливал мне душу, обзывая Гитлера мудаком. Стоило тогда Германии
объединиться с Россией, как это сделали они сегодня на пляже, и весь мир
был бы у их ног.
Я дергался и одновременно пытался осмыслить происшедшее. Мы узнали про
какого-то Гомеса, судя по всему - весьма крутого парня. Но как к нему
теперь подобраться?
На пристани мы расстались с немцами, причем Гвоздева пришлось отрывать от
их девушек чуть ли не силой. Потом мы прошлись по набережной, невольно
оглядываясь по сторонам, не прячутся ли за пальмами автоматчики Гомеса.
- Надо бы навестить Гойю, - проговорил я. - Думаю, ему найдется что
рассказать об игорных заведениях в Лорет и об этом чертовом Гомесе. Не так
ли?
- Ю лайк ту муви-муви! - проорал Гвоздев в ответ, уткнувшись в пространство
дурным взглядом.

Г Л А В А 16

Не откладывая дела в долгий ящик, мы с Аськой отправились в "Гамбургеры и
сосиски". То, что удалось выяснить у Гойи можно вкратце свести к
следующему. Да, есть такой Гомес, но держаться от него следует подальше, во
избежание ненужных эксцессов. Поскольку свет не видывал более мерзкого
типа. Рэкетом в прямом смысле он, правда, не промышляет, владельцев
ресторанов и питейных заведений не пытается контролировать - по крайней
мере пока, - однако весь игорный бизнес прибрал к рукам. У него под началом
горилл тридцать, не меньше. И все как на подбор. Штаб квартира Гомеса
находится в большом кегельбане, что неподалеку от "Шоу ужасов"... "Голубую
лагуну", как обычно?
- Водки.
Когда мы вышли от Гойи, я набрал номер Рыжей и тут же услышал ее голос.
- Ты все время дежуришь у телефона? - поинтересовался я. - Похвально.
- Это радиотелефон, Крайский, - парировала она. - Детективу бы не мешало
разбираться в подобных вещах. А я в данный момент загораю на пляже.
Что-нибудь случилось?
Я рассказал ей обо всем, что произошло за последние дни. О Циркуле,
Эскобаре, который время от времени названивал Циркулю и подбрасывал ему
деньги в конверте, и главное - о Гомесе.
- Пока что это единственный живой человек, все остальные - муляжи. Так что,
как видишь, обнаружилась ниточка, за которую можно потянуть и размотать
клубочек. Но потянуть не так-то просто: у него около тридцати горилл под
ружьем. А у нас - две запасные обоймы от "парабеллума" и "узи" с последним
патроном.
- Ты думаешь, что Гомес и Лорд Махмудов одно и то же лицо?
Я пожал плечами.
- Вряд ли. Гомес итак у всех на виду, какой ему смысл выдумывать для себя
псевдоним? Скорее всего Гомес - подручный Лорда Махмудова. Или один из его
подручных.
- Сделаем так... - проговорила после недолгой паузы Рыжая.
Так мы и сделали.

В здании помимо кегельбана - целых двенадцать дорожек! - находились еще
столы для биллиарда, различные игровые автоматы и площадка для мини-гольфа
с фонтаном. Вокруг стоял необыкновенный гвалт. Мы поднялись на второй этаж,
который был полностью заставлен игровыми автоматами (в первую очередь -
однорукими бандитами) и потребовали аудиенции у Гомеса. Парень, к которому
я обратился - он следил тут за порядком и разменивал крупные купюры
желающим - процедил сквозь зубы, чтобы мы проваливали. Но, оглядев
повнимательнее Миксера и Гвоздева, уже в более миролюбивой форме добавил,
что Гомес в настоящий момент отсутствует. Это соответствовало истине. Нам и
без него было известно, что Гомеса сейчас здесь нет.
- Тогда передай этой скотине, - проговорил я, - что мы придем завтра
вечером после двенадцати и вышибем ему мозги. И пусть даже не думает дать
деру. Я его из-под земли достану.
- Кто это "я"? - спокойно поинтересовался парень.
Видимо, мои слова не произвели на него особенного впечатления.
- Моя фамилия Крайский.
- Хорошо, передам. Только мне еще не приходилось слышать, чтобы Гомесу от
кого-либо захотелось дать деру.

- Разумеется, ему известно, что вы будете меня сопровождать, - сказал я
Миксеру, когда мы выбрались из этой клоаки. - Он узнал о нашем
существовании от Циркуля, а остальное ему расскажет этот треклятый негр,
если он, конечно, не утонул. И он знает, что каждый из вас стоит по меньшей
мере десятерых. Но у него найдется достаточное количество бойцов. Хотя ему,
очевидно, и придется мобилизовать все свои силы.

Утром меня разбудила Варвара. Она ужасно выглядела: под глазами - синяки,
лицо осунувшееся, волосы спутаны. Чувствовалось, что совсем недавно она
плакала.
- Георга убили, - произнесла она, стараясь совладать с голосом.
Я выпучил на нее глаза.
- Когда?
- Сегодня ночью у нас в доме. Он сидел в своем кабинете с Готфридом и еще
одним парнем, и их всех зарезали.
- Кто это был?
- Не знаю... Ничего не знаю.
Она села в кресло и рыдания все же вырвались из нее.
Значит вот как ответил Гомес, подумал я. Но почему Мебель? Причем здесь
Мебель? Впрочем, все логично. Они ведь считали его своим главным
противником.
Я позвонил Миксеру и попросил их с Гвоздевым зайти.
- Примите мое искреннее соболезнование, - сказал я Варваре.
А ведь она его любила, отметил я про себя с некоторым удивлением. Любила!

На все вопросы, возникшие у полицейских, Варвара ответила еще ночью.
Поэтому у нее не было веских причин покидать мой номер. Я все думал, может
позвонить Галагану? Сам посол не подавал признаков жизни. А ведь он уже
успел потерять тестя прежде чем узнал о его существовании. Потом я подумал:
зачем лишние проблемы - и звонить не стал.
Чуть позже появились Карасы. Они прибыли в бронированном автомобиле в
сопровождении охраны. В номер сначала заглянули Квадрат и Левый Хук, держа
наготове револьверы. А затем уже мимо них проковылял Карас. Ада показалась
минут через пятнадцать. Она была элегантно одета. Прямая противоположность
Варваре. Ни малейшего намека на траур.
- Завещание имеется, - сообщила она своему супругу. - На имя госпожи
Мебель. Как трогательно.
- Что? - Варвара подняла на нее глаза.
- Я говорю, что теперь тебе принадлежит весь отель. И, между прочим, не
забывай, что это я тебя когда-то с ним познакомила.
- Оставь ее в покое, - проворчал банкир и сел прямо на мою постель.
Впрочем, Варвара вряд ли была сейчас в состоянии нормально соображать.
- Ну почему же я должна оставить ее в покое? Я сделала ее богатой и имею
право об этом говорить во весь голос.
- Заткнись. Иначе я буду думать, что ты переживаешь больше, чем она.
Прекрати истерику.
- Ха! Какая истерика?!
Ада резко развернулась и выскочила в ванную комнату.
- Если бы не деньги Варвары. Мебель бы давно уже сел в калошу и пустил себе
пулю в лоб, - сказал Карас, обращаясь ко мне. Затем в задумчивости
продолжил: - Непонятно только, почему они начали с него. Ведь по сути он
был мелкой сошкой. Основным соперником Махмудова являюсь я. Обнаженное
женское тело - мой бизнес. В независимости от того где оно находится: на
обложке журнала или в постели у клиента. Только я веду этот бизнес законным
образом, инвестируя деньги в легальные - большей частью - предприятия. А
Махмудов, черт бы его подрал, занимается тем же самым как отъявленный
гангстер. Собственно, он гангстер и есть. Ну а Мебель - его отель и, так
сказать, сервис на дому, который он организовал - это лишь маленький
участок фронта, на котором развернулась битва между мной и Махмудовым.
Почему он? Они должны были начать с меня. По крайней мере, сделать такую
попытку.
- Может, все дело в "сервисе на дому"? - высказал предположение я. - Ведь в
отличие от легальных, это был нелегальный бизнес. Т.е. прямая юрисдикция
Махмудова, если я вас правильно понял.
Было слышно, как в ванной на всю мощь пустили воду.
- Учитывая общую логику развития событий, они должны были начать с меня, -
стоял на своем Карас. - Вы ведь не знаете многих деталей. И самое смешное,
я был к их атаке более-менее подготовлен.
- А убийство однояйцовых? Оно вписывается в общую логику развития событий?
Неожиданно он вспылил.
- Кто-нибудь мне может наконец объяснить, что такое "однояйцовые"?!
- Только не я.
С какой радости ему это объяснять? И козлу понятно, что Гомес расправился с
Мебелем, поскольку пришел в состояние бешенства. Просто Мебель первым
подвернулся ему под руку. А Махмудову доложили об этой акции, скорее всего,
задним числом.
А Карас... Он тоже не знает многих деталей, поэтому так ведет себя.
Впрочем, ничего положительного в этом нет. Коль скоро мы играем в одной
команде, нужно делиться информацией. Он должен выложить мне свою, а я ему -
свою. Иначе нас без особых проблем перещелкают поодиночке.
Впрочем, не в настоящий момент, не в настоящий момент...

Когда супруги Карас, прихватив с собой Варвару, отбыли в направлении
Барселоны, соблюдая при этом все мыслимые и немыслимые предосторожности,
мне позвонила Рыжая.
- Все в порядке, вас уже ждут в кегельбане, - сообщила она. - Весьма
колоритная банда и все с огнестрельным оружием.
- Значит прием будет торжественным?
- И президента Соединенных Штатов не встретили бы с такой помпой. Вот еще
что... Вчера отправили на тот свет Мебеля...
- Я слышал, - отозвался я.
- Мне бы не хотелось, чтобы из-за отсутствия информации тебе пришлось
блуждать в потемках. В конце концов, ведь мы занимаемся одним делом. -
Свежая мысль, подумал я. - Так вот, это наша работа.
- Ваша?!
- Да.
Я был поражен.
- Но разве Мебель не был с нами заодно?
- Вовсе нет.
- Тогда я отказываюсь что-либо понимать. Когда все начинают воевать против
всех, ситуация выходит из-под контроля.
- На этот счет можешь не беспокоиться, - заверила меня Рыжая. - Ситуация
находится под контролем. Мебель что, был твоим другом?
- Отнюдь.
- Ну и ладушки.

В пять минут второго мы с Миксером и Гвоздевым вошли в здание, где
находился кегельбан. Снаружи он выглядел как обычно, но внутри оказался
полностью завален трупами. Схватка получилась недолгой и беззвучной: с
обеих сторон применялись автоматы и пистолеты с глушителями. Такая вот
штука. Посреди запруженного курортниками города состоялась самая настоящая
крупномасштабная битва, совершенно бесшумная, если не считать грохота
падающих тел и поваленной мебели. Это могло бы, наверное, напомнить
трансляцию какого-нибудь крутого боевика по телевидению, когда в телевизоре
вырубили звук. Миксер и Гвоздев с интересом осмотрелись.
- Здорово! - проговорил Миксер.
- Что именно ты имеешь в виду? - осведомился я.
- Классная работа!
Со второго этажа спускалась Рыжая. На ней были кроссовки и спортивный
костюм фирмы "Адидас". В руке она сжимала радиотелефон.
- Бой начался, как только выпроводили последнего посетителя, - сообщила
она. - А сейчас нужно уходить. Подальше от греха.
- Где Гомес? - поинтересовался я.
- Мертв, как и все остальные.
- Он успел что-нибудь рассказать про Лорда Махмудова?
Рыжая отрицательно покачала головой.
- Вот вам и классная работа! - возмутился я.
- Даже если бы мы захватили Гомеса живым, он бы все равно ничего не сказал.

За спиной у Рыжей промелькнули тени с короткими автоматами, на дулах
которых имелся этакий живописный нарост, и скрылись в направлении черного
хода.
- Нам бы сказал, - возразил я Рыжей.
- Ерунда, - бросила она.
- Имеется еще какой-то Эскобар, - напомнил я. - Может быть с ним нам
повезет больше. Но я ведь тебе говорил, что Эскобар, как и Лорд Махмудов,
для нас - абстрактная величина! Где мы станем его искать? Постой... -
Смутная догадка промелькнула у меня в голове. - Гомес и Эскобар, Гомес и
Эскобар...
- Нужно уходить, - повторила Рыжая. - Что ты заладил как попугай "Гомес и
Эскобар"?
- Гойя! - воскликнул я. - Конечно же, Гойя! Один из его постоянных
клиентов!
Мне вспомнилось это добродушное смеющееся лицо и от ощущения близкой удачи
захватило дух. "Интересно, людей с какой фамилией на свете больше: Гомес
или Эскобар?" Или что-то в этом роде.
- Похоже, я знаю, кто такой Лорд Махмудов, - сообщил я Рыжей.

Гойя уже спал, когда мы нагрянули к нему домой. Двери открыла Аська,
которая тоже спала, поскольку я обещал ей все рассказать только завтра
утром. Она очень удивилась, когда выяснилось, что я приехал не к ней, а к
Гойе.
С счастью Гойе были известны фамилия и адрес клиента. Звали его Моралес.
- Еще одна редкая испанская фамилия, - заметил я.
Потом, кое-как отделавшись от Аськи, я поспешил назад к Рыжей, поджидавшей
меня в большом черном "Крайслере".
- В общем, пока это только догадка, - подчеркнул я. - Ведь бывают же на
свете и совпадения.
- В совпадения я не верю, - отозвалась она. - Впрочем... разберемся.
- На сей раз мы ведем игру, - поспешно сказал я. - Вам туда вообще лучше не
соваться. Наверняка вся их боевая сила уже уничтожена с вашей помощью.
Рыжая отрицательно покачала головой.
- А зачем он вам вообще нужен, этот Лорд Махмудов? Я долго думал, почему вы
убили Мебеля, и у меня появилась идея...
- Не будем терять времени, - перебила она меня. - Махмудов нам нужен... сам
знаешь почему. Ведь это он в конечном итоге пытался наложить лапу на деньги
моих друзей. Вина Мебеля, естественно больше, но... А вот почему он
интересует тебя? - Она рассмеялась. - Знаю, знаю, из-за Симы Отс. Надеюсь,
ты мне расскажешь, что связывает тебя с этой бабой. Вы были раньше знакомы?

Только теперь я сообразил, что, быть может, уже этой ночью встречусь с
Симой.
- Хорошо, - пошел я на попятный, - проведем эту партию вместе. Как
говорится, в четыре руки.
Она снова отрицательно покачала головой.
- Мы обещали госпоже Лидок, что вы останетесь целы и невредимы: ты и твои
люди. А мы умеем держать слово. К тому же у вас имеется "узи", но нет к
нему патронов. Есть, правда, патроны от "парабеллума", но нет самого
"парабеллума".
- Лили! - взревел я. - Какая трогательная забота!
- На, держи. - Она протянула мне радиотелефон. - Будете сидеть в машине
неподалеку. Я позвоню.

"Бык Крайский словно ураган понесся по арене, сметая на пути остатки
куадрильи. В воздух взлетали тела и глухо бились оземь, не подавая более
признаков жизни. Та трибунах раздался вопль ужаса..."

Телефон зазвонил, когда уже начало светать. К тому времени я весь извелся.
Я то садился в машину, то выходил из нее и слонялся вдоль погруженной в сон
улицы, сжимая в руке злополучную трубку.
- Крайский?
- Да, - прорычал я.
- Ты был прав, это действительно оказался он. Я имею в виду Моралеса.
- Вы с ним уже пообщались?
- Не успели, он полез на рожон. Ну и черт с ним!
- А...
- Да, она здесь, и пока еще жива, - предвосхитила мой вопрос Рыжая.
- Что значит, "пока"? - я задохнулся от волнения. - Она ранена?
- Нисколечко. - Голос Рыжей зазвучал насмешливо. - Ты сам решишь, как с ней
лучше поступить. Считай, что это подарок от меня. Кстати, она не одна, тут
ее мать. Словом, приезжай.
Меня охватило смутное чувство беспокойства, и тут я сообразил, что одет
неподобающим образом.
- Я буду через несколько минут, - крикнул я в трубку. - Обязательно меня
дождись.
Прыгнув в машину, я отрывисто бросил сидевшему за рулем Гвоздеву:
- В гостиницу.
В "Вавилоне" я поспешно натянул на себя заготовленный специально для этого
случая легкий летний костюм с элегантной бабочкой. Бабочка, правда, была
без батарейки и лампочек, здесь наши вкусы с Гвоздевым не совпадали.
Еще минут через пятнадцать мы прибыли на место. Какая-то фигура маячила у
въезда во двор. Еще издали я заметил Рыжую. Завидев меня в новом обличье,
она на какое-то время лишилась дара речи. Потом хмыкнула.
- Когда мы появились, они как раз готовились к отъезду, - рассказала она. -
Посреди двора стояла машина с работающим двигателем, а из дома носили вещи.
Их было трое: Моралес, тот негр и Эскобар. Кстати, Эскобар был при Моралесе
кем-то вроде личного секретаря или референта.
- Отлично! - быстро проговорил я. - Она в доме?
Рыжая утвердительно кивнула, и я нетерпеливо двинулся мимо нее.
- Крайский! - было в ее голосе что-то такое, что заставило меня обернуться.
- Знаешь, Крайский... Тебе, конечно, будет неприятно это слышать, но только
она сама заварила всю эту кашу, эта твоя зазноба.
- Какую кашу? - не понял я.
- Никто не похищал Симу Отс. Никто об этом даже не помышлял, ведь она не
была проституткой. Она сама разыскала Махмудова. Она ненавидит своих бывших
одноклассниц, и в первую очередь дочь Галагана. Она хотела разорить ее.
И... это она дала приказание убить близняшек.
- Ни хрена себе, - удивленно проговорил Гвоздев.
А Миксер только и сказал:
- Хорошая девочка.
В первый момент я был готов наброситься на Рыжую с кулаками. Потом открыл
рот, чтобы дать достойную отповедь. Но еще через секунду понял, что, в
общем-то, все сходится. Все становится на свои места.
Я молча прошел к дому. Машина, на которой собирался бежать
Моралес-Махмудов, по-прежнему стояла посреди двора, только двигатель сейчас
был выключен.
Они находились в холле: Сима, ее мать и еще двое с автоматами. Один из
сторожей был совсем молодой, у другого уже прореживалась седина. Я сказал
им, что они могут быть свободны. Потом повернулся к Отс-старшей.
- Значит это все-таки были вы? Тогда, в ресторане?
Она не ответила. И даже не посмотрела в мою сторону. Тогда я медленно
повернул голову и бросил взгляд на ее дочь. Но еще прежде, чем я увидел ее,
я уже твердо знал, что передо мной сейчас не Малышка наяву, не та, о
которой я грезил ночами и надеялся, наконец, обрести. Я твердо знал, что
передо мной... ЧУДОВИЩЕ.

В углу лежало нечто, накрытое одеялом. Я наклонился и слегка приоткрыл его.
Три трупа.
- Зачем? - обратился я к ней.
У меня было опасение, что она промолчит, как и ее мать, но она тут же
заговорила.
- Что "зачем"? - вызывающе спросила она.
- Зачем я вам понадобился? Зачем нужно было ломать эту комедию с запиской?
И, наконец, зачем нужно было убивать однояйцовых?
- Кого?
- Я имею в виду сестер-близняшек.
Она вспылила.
- Плевать мне на близняшек. Мне нужно было время. Галаган не должен был
узнать, где находится его отродье, пока я...
- Не выпьешь из нее все соки?
- Да. И вы, коль уж вы так отреагировали на мою фотографию, должны были все
время быть начеку. Иначе вы бы сообщили Галагану, где ее дочь, и все бы
сорвалось. Убивать же лично вас было рискованно.
- А где последняя из близняшек?
Сима запнулась, словно бы припоминая.
- Кажется, в одном из борделей на Канарских островах.
- Так. - Я прошелся по комнате. Она была одета по походному: в джинсы и
тонкий, облегающий фигуру свитер. Малышки в ней было не больше, чем кильки
в созвездии Рыб. Хотя, внешне - да. Внешне - да. - Варвара не очень-то
доверяла своему мужу, и, поскольку ты по образованию экономист, она
предложила тебе место в фирме, чтобы ты приглядывала за всем и защищала ее
интересы. Не так ли?
- Она доверяла своему мужу, как самая последняя идиотка, а меня пригласила,
чтобы ей здесь было не скучно. Ада-то в Барселоне, а ей требовалось чтобы у
нее была подруга под рукой.
- За что ты ее ненавидишь?
- Терпеть не могу дур, которые родились на всем готовом и поэтому уверены,
что мир существует исключительно для таких, как они.
- Когда ты поняла из доклада портье, что я тебя разыскиваю, ты позвонила
матери, и она тебе объяснила, что к чему?
Она кивнула.
- Я не хотела забирать ее сюда, я чувствовала, что еще не время. Но с ней
невозможно было спорить... У меня к вам просьба. Раз уж зашла речь о
матери. Я вам все расскажу, а за это вы оставите ее в живых. Ведь она здесь
ни при чем. И она ни о чем не догадывалась. Я имею в виду мои планы насчет
галагановских денег. Вернее, той собственности, в которую они вложены. Она
думала, что я просто нашла себе пожилого богатого жениха.
Сима бросила взгляд в угол, где лежали три трупа, а потом посмотрела на
меня в ожидании ответа.
- Беда в том, что эти деньги в основном принадлежат не Галагану. А их
истинные хозяева не желали смириться с их потерей, - объяснил я.
- Теперь это уже не имеет значения, - отмахнулась она. - Вы оставите мою
мать в живых?
- Да, - сказал я.
Тут Отс-старшая вышла из оцепенения. Она завыла каким-то нечеловеческим,
страшным голосом и обхватила дочь руками.
- Не отдам! - прокричала она. - Не отдам!
- Мама, только без этих дурацких сцен, - осадила ее дочь.
На ее лице не дрогнул ни один мускул.
- Я не собираюсь над кем-либо чинить самосуд, - поспешно сказал я. - Хотя,
быть может, и стоило бы. В любом случае отсюда вам придется исчезнуть.
Услышав это, Отс-старшая бухнулась на колени и поползла в мою сторону. Но
Миксер с Гвоздевым перехватили ее и усадили обратно на диван.
На губах у Симы заиграла странная, какая-то блудливая усмешка.
- Вы во мне разочарованы? - спросила она.
- Да, - сказал я, ослабляя бабочку, чтобы вдохнуть воздуха полной грудью.
И вышел из комнаты.

Двадцатого июля, в субботу, в десять тридцать утра я послал срочную
телеграмму господину Галагану. А вечером того же дня он уже сидел в моем
номере. До того момента, когда он появился, Миксер с Гвоздевым успели
смотаться в Барселону и привезти сюда его младшую дочь. Варвара уже немного
очухалась после смерти мужа. Однако когда вошел ее отец, она запаниковала.
Собственно, я долго размышлял, как мне организовать передачу Варвары. Можно
было, скажем, представить папочке полный отчет - естественно, подавая все в
необходимом свете, - и сообщить адрес в Барселоне, по которому она в
настоящий момент находится. Или привезти ее в Москву. Но все же я решился
пустить дело на самотек. Зато все произойдет у меня на глазах.
Сверх ожиданий посол не бросился с распростертыми объятиями к своей
дочурке. Напротив, он раздраженно посмотрел на меня.
- Могли бы по крайней мере предупредить!..
- Мог бы! - Я принял вызов. В ожидании претензий несколько иного рода, я
превратился в комок нервов, и у меня не было ни малейшего желания расширять
спектр этих возможных претензий. - Но мне нравится делать сюрпризы своим
клиентам.
- Клиентам? - Это уже была Варвара. - Но вы ведь говорили, что отец только
оплачивает расходы, связанные с поиском Симы Отс. Что он лишь выступает в
роли спонсора.
- Какой Симы Отс?! - прошипел чрезвычайный и полномочный. - Ничего не
понимаю.
- Ах, так! - воскликнула Варвара. - Значит все это враки... про Симу...
Значит ты нанял сыщика, чтобы охотиться за собственной дочерью?
- Сами виноваты, - сказал я Галагану, хотя еще не придумал, в чем именно он
виноват.
- Ничего не понимаю, - повторил Галаган и замотал головой. - Когда он успел
тебе рассказать про Симу Отс?!
- Какое это имеет значение? - прокричала Варвара. - Почему я должна
помнить? Может, неделю назад, может больше!
- Вы знали, что Варвара здесь еще неделю назад? - набросился на меня
Галаган. - И посмели скрыть это от меня? Но ведь это неслыханно!
Он захлебнулся от негодования.
- Вам непонятно, почему я не соизволил доложить своевременно о том, что
ваша дочь найдена?
- Именно это мне непонятно!
- Пожалуй, лучше будет, если вам разъяснят это ваши друзья в Сантандере.
Он выпучил на меня глаза.
- Мои друзья в Сант...? Но откуда, черт побери...
- Вы ведь с самого начала сообщили им, что наняли меня для поисков дочери.
Так что не обессудьте, не я нарушил условия договора. С первой же минуты,
как я оказался в Лорет, за мной была установлена слежка. Это и
неудивительно. Ваши друзья хотели подстраховаться. Правда, интересовала их
не ваша дочь, а те деньги, которые она у вас увела.
Я сделал паузу и дал возможность Галагану немного прийти в себя.
- М-м-м, - произнес он.
- Честно говоря, вы очень усложнили мне жизнь, - продолжил я с укоризной. -
Стоило вам откровенно обо всем рассказать...
Всю его спесь словно рукой сняло.
- А где у меня была гарантия, что вы не откажетесь взяться за это, расскажи
я вам все откровенно, - принялся оправдываться он.- Да и не мог я... - Он
перевел взгляд на дочь. - Где деньги, сука?! - рявкнул он. - Ты не
подумала, что из-за этих денег твоего папашу могут прихлопнуть как навозную
муху?!
- Чрезвычайного и полномочного посла? - с издевкой уточнила та. - Как
навозную муху?
- Где деньги, сука?! - повторил Галаган.
- Вот ты их получишь. - Варвара показала ему кукиш. - Они разошлись по
благотворительным фондам.
- Что?!
- Не беспокойтесь, - вмешался я в разговор. - Ваши деньги вложены в этот
замечательный бордель. Правда, в свой прошлый приезд вы дали понять, что он
вам не нравится...
- Этот бордель?
- Именно.
- Замолчите! - крикнула Варвара.
- И не подумаю. - Я одарил ее одной из своих наиболее лучезарных улыбок.
Правда, ее папочка раздражал меня больше, чем она. Но все же у него было
одно неоспоримое преимущество: он являлся моим клиентом. - Правда теперь,
когда ваша дочь стала вдовой... - продолжил я.
- Вдовой? - ахнул Галаган.
- ... бордель с гордым названием "Вавилон любви" перешел в полную ее
собственность. А его общая стоимость, насколько я понимаю, несколько
превышает ту сумму, с которой она сбежала.
- Подождите, подождите, - попытался прервать поток моего красноречия посол.
Однако я испытывал непреодолимую потребность выложить все до конца.
- Я бы очень удивился, если бы выяснилось, что ваши денежки уплыли в
какой-либо фонд, поскольку для этого ей пришлось бы пожертвовать
благотворительному фонду бордель. Ничего другого у нее в наличии не
имеется.
Неожиданно Варвара расплакалась.
- Я его продам, - проговорила она.
- Конечно, - одобрил я. - Это самое разумное, что можно сделать на вашем
месте. Вы отдадите отцу все, что у него позаимствовали, и у вас еще кое что
останется. Весьма ловкая операция.
- Послушайте, - взмолился Галаган. - Разумеется, в чем-то я был неправ,
признаю. В чем-то были не правы вы. Но что прошло, то прошло. Я не
собираюсь предъявлять вам претензий. Однако расскажите же мне обо всем
подробно, черт возьми!
- Сначала ты сам расскажи, что ты сделал для народов Мавритании, Индонезии,
Венесуэлы и Мексики, когда был послов в этих странах! - в истерике
прокричала Варвара.
Галаган уставился на нее.
- Послы не должны ничего делать для народов в других странах, - сказал он
спокойно. - Во всяком случае они не могут делать этого открыто...
- А ты не делал этого даже скрытно! В Индонезии Крутько пытался хоть
чего-то добиться, так ты его со свету сжил. А те люди, которые приходили к
тебе в Мавритании, на следующий день угодили в казематы.
- Не стоит тебе рассуждать о вещах, в которых ты ничего не смыслишь, - все
так же спокойно возразил Галаган. - Достаточно того, что когда ты была еще
подростком, ты умудрилась доставить мне массу хлопот, ввязываясь во
всевозможные истории. Из-за тебе меня чуть было не поперли из Индонезии.
- Ну если тебе было наплевать, чем питаются нищие дети...
- Прекратим этот разговор.
- Очень жаль, что я не успела продать этот чертов отель. Этот омерзительный
отель, в котором только и делают, что трахаются эти безмозглые павианы.
Трахаются с утра до вечера и больше ничего их в этом мире не интересует.
- А ты случайно не состоишь во Фракции Красной Армии? - поинтересовался
Галаган. Он глянул на меня ткнул в сторону дочери указательным пальцем и
рассмеялся, как бы приглашая меня присоединиться к веселью.
Я мрачно уставился на его палец.
- Хорошо хоть, что всю прибыль, которая приходилось на мою долю, я уже
перечислила в Австрию на счет благотворительного фонда, организующего
строительство детских домов по всей Европе, - сказала Варвара.
Галаган перестал смеяться.
- Браво, - замогильным голосом проговорил он.
- Вы можете позвонить по этому телефону. - Я протянул ему номер Рыжей. -
Насколько мне известно, Эмилио Карас - банкир, который обслуживал чету
Мебелей... Кстати, фамилия вашей дочери теперь Мебель, если это вас
интересует... Так вот, Эмилио Карас подготовил все необходимые бумаги для
продажи отеля, у него даже имеется покупатель.
Я повернулся к Варваре.
- Отель действительно придется продать и вернуть деньги, - объяснил я. -
Это единственная возможность выжить. К тому же у вас кое-что останется, так
что не стоит драматизировать.
- Плевать мне, что что-то останется, - сказала Варвара. - Я любила его и
хотела помочь ему избежать разорения. Если бы я его не любила, разве стала
бы я вкладывать деньги в этот бордель!
- Откуда я могу позвонить? - поинтересовался посол, глядя на бумажку,
которую я ему дал. - Так, чтобы мне никто не мог помешать.
- Пожалуй, из кабинета управляющего, - подсказал я. - Вы ведь позволите?
Варвара не отреагировала. Галаган хмуро посмотрел на нее и вышел. Двери он
закрыл неплотно, и мы еще какое-то время прислушивались к его шагам и к
звукам вызываемого лифта.
- Я вам должен кое что сообщить, - нарушил я молчание и рассказал Варваре о
роли, которую сыграла в происшедших накануне трагических событиях Сима Отс.
- Может быть нужно было ее раздавить, как падаль, но я этого не сделал.
Сейчас они с матерью находятся на пути в Москву. В конечном итоге, я
оставлю за вами право решать.
Мне захотелось немного попугать Горбанюка а заодно мобилизовать его
это я пригласила ее!
Я помялся. Вчера ночью мы с Троллем кое-что обсудили. Результатами этого
обсуждения мне тоже предстояло поделиться.
- Я вынужден сказать вам еще кое-что, - продолжил я. - Доктор Мебель не
любил вас и женился на вас только из-за денег. Долгое время он был
любовницей Ады, и когда у него возникли серьезные финансовые затруднения,
Ада познакомила его с вами. И Луис - не его двоюродный брат. В прошлом он -
мелкий жулик и пьяница, которого однажды так избили приятели, что сделали
из него идиота. Заметив вашу склонность, так сказать, к альтруизму, Мебель
с Адой придумали эту историю, чтобы у них была возможность регулярно
встречаться в Барселоне, пока вы навещаете Луиса.
Этим рассказом я надеялся несколько уменьшить боль связанную с утратой
мужа, но она зарыдала еще громче.
- Кругом сплошная ложь, - проговорила она сквозь рыдания.
Больше мне нечего было добавить.
Она плакала. Потом она вдруг сказала:
- Вы хорошо осведомлены о делах моих бывших одноклассников...
- Так уж вышло, - отозвался я.
- Может быть вы знаете что-то о Боре Агафонове?
- Да, но это тоже грустная история, - развел я руками. - Недавно он
покончил с собой: выбросился из окна.
- Что ж, - сказала она. - Я это заслужила. Один он был всегда искренен со
мной.

"Прошло какое-то время, и Бык Крайский снова мирно пасся в загоне. Раны его
постепенно поджили, а в непосредственной близости от себя он обнаружил
молодую симпатичную телочку, доброе отношение к нему которой с лихвой
компенсировало недавнее разочарование..."

Напомню, что это случилось двадцатого июля, в субботу. Ровно месяц назад я
познакомился с господином Галаганом и началась эта история. Другими
словами, можно было отметить круглую дату. И, словно в предчувствии юбилея,
у меня появились Горбанюк и его голубоволосая фурия.
- Через день мы уезжаем, - сообщил мне Горбанюк.
Было видно, что он, бедняга, не особенно печалится по этому поводу.
Они принесли с собой бутылку вина. Два стакана было у меня в комнате, один
- в ванной, так что мы расположились с комфортом.
- Ну, как прошел отпуск? - спросил я.
- Замечательно, - отозвался Горбанюк и сделал большой глоток.
- Только не возникай, - уловив интонацию, предупредила его Света.
- Что слышно о близняшках? - поинтересовался в свою очередь Горбанюк. -
Меня жена будет спрашивать.
Теперь я сделал большой глоток.
- Ничего хорошего не слышно. Ярославль может о них забыть.
- А у меня есть для тебя сюрприз, - загадочно произнесла Света.
- Да, у нее для тебя большой сюрприз, - подтвердил Горбанюк.
- Ты ждешь ребенка? - попытался угадать я. - И кто же счастливый отец?
Неужели Горбанюк?
- Тьфу, - скривилась Света.
- Тогда о чем идет речь?
- Вот.
Она передала мне тетрадку в которой записи чередовались с приклеенными
рядом фотоснимками. Я полистал. На большинстве фотографий были изображены
Квадрат и Левый Хук. Иногда попадались Эмилио Карас или Ада, или кто-то
еще, кого я не знал. Некоторые фотографии были сделаны в вечернее время.
- Подробный отчет о передвижении этих парней за весь истекший период, - с
гордостью произнесла Света.
- Потрясающе! - воскликнул я.

Э П И Л О Г

- Миша, присоединяйся к нам! - крикнула Аська из каюты.
- Одну минутку.
Я стоял, облокотившись о поручни и смотрел в воду.
Когда работа закончилась, мы с Миксером и Гвоздевым взяли напрокат большую
яхту и вместе с норвежками и Аськой вышли в открытое море. Потом мы прошли
вдоль испанского побережья, обогнули Португалию, вновь приблизились к
Испании и, наконец, очутились в Бискайском заливе. На протяжении всего пути
погода стояла отменная, и мы здорово провели время.
Сейчас остальные члены команды собрались в кают-компании, где
разворачивалась битва в белот, а я стоял на корме и разглядывал два
фотоснимка. На одном была запечатлена на вид избалованная, алчная и
похотливая самка, которую звали Варвара Галаган, а на втором - самое
чудное, самое прекрасное создание в этом мире по имени Сима Отс. Вот и
доверяй после этого фотографиям.
Я выбросил оба снимка в море и обратил свой взор в сторону берега. Скоро
из-за горизонта выплывут очертания Сантандера. Мне вспомнились слова
Тролля: "Пираты входят в Бискайский залив".
И тут я обнаружил рядом с собой Малышку. На ней было легкое голубое платье
и белые босоножки. Волосы развевались по ветру.
- Привет, - сказала она.
- Привет, - ответил я и улыбнулся.
- Теперь ты понимаешь... - она не договорила.
- Понимаю, - отозвался я и обхватил ее рукой за талию.
- Ты идешь, наконец? - раздался голос Аськи.
Вот черт! Я застыл в нерешительности.
- Ладно, давай уж, - проговорила Малышка и, насупив брови, добавила: - Дома
поговорим.
- Да, радость моя! - отозвался я.
Проводив взглядом качающиеся на волнах фотографии, которые через мгновение
скрылись за горизонтом, я сделал несколько шагов по палубе и сполз в
кают-компанию к Аське и остальным...

---------------------------------------------------------------------------

Аста ла виста

1 добрый день (исп.)
2 Коста Брава - одно из средиземноморских побережий Испании.
3 До завтра (исп.)

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.