Версия для печати

   Эллери КУИН
   ПОТЕРЯВШИЙ ПЛАЧЕТ


ONLINE БИБЛИОТЕКА http://bestlibrary.rusinfo.com
http://bestlibrary.agava.ru


Глава 1

   Во всем была виновата Анита. Если бы она не обращалась с  деньгами  столь
легкомысленно, он не увяз бы в долгах. А если б не долги,  не  стал  бы  так
нервничать. И вряд ли купил  бы  эту  злосчастную  папку,  из-за  которой  и
случилось все, что случилось.
   События развивались с неумолимой последовательностью. Сначала он случайно
оказался на перекрестке Четвертой авеню и Лос-Анджелес-стрит.  Потом  бросил
взгляд  на  яркую  витрину  магазина  кожаных  изделий,  где   шла   дешевая
распродажа. Там он и увидел папку.
   Красивую, темно-коричневую, ручной работы, из телячьей кожи. Если  судить
по ценнику, стоимость ее была снижена с 22 долларов 50 центов до 11 долларов
95 центов, то есть почти вдвое. Папка  была  настолько  хороша,  что  Морган
сразу же припомнил грязного цвета конверт из плотной бумаги, в котором носил
свои  деловые  бумаги.  Вспомнил  он  и  о  75-долларовой  сумочке  из  кожи
аллигатора, которую Анита как  раз  накануне  приобрела  в  кредит.  Он  был
уверен, что ни одна из всех ее сумок (а до этого их было  шесть)  совершенно
не соответствовала спортивному стилю ее одежды.  Внезапно  он  почувствовал,
как в нем вспыхнуло жгучее раздражение, и решительным шагом вошел в магазин.
   Пожилой продавец, заметив сердитый взгляд Моргана, невольно спросил:
   - Что-нибудь не так, сэр? Вы чем-то недовольны?
   - Многим, черт побери! - рявкнул Морган. - Многим! Покажите-ка мне вот ту
папку!
   Продавец мгновенно оценил вкус покупателя.
   - О, сэр, либо  вам  известна  настоящая  цена  товара,  либо  вы  просто
счастливец. Такую прекрасную папку вы больше нигде не найдете. Дело  в  том,
что один из наших покупателей заказал ее было у нас, но затем  передумал.  И
вот мы отдаем ее по цене, за  какую  сами  приобрели:  одиннадцать  долларов
девяносто пять центов - это настоящая цена. Удачная покупка, сэр!
   - А можно на ней вытиснить золотом инициалы?
   - Конечно, сэр! Причем бесплатно. У нашего магазина  такое  правило.  Вам
упаковать ее, сэр?
   - Мм-м, не надо. Я возьму ее так.
   В бумажнике Моргана была одна единственная 20-ти  долларовая  купюра.  Из
этой суммы четырнадцать долларов надо было отдать за  электричество  -  счет
лежал в нагрудном кармане. К тому же он совсем забыл  о  налоге  на  кожаные
изделия, выставленные на распродажу. Но он утешил себя  мыслью  о  том,  что
завтра пятница, что на этой неделе ему осталось позавтракать всего один раз,
а в понедельник получит зарплату.
   Ничего, электрическая  компания  подождет  четыре  дня,  решил  Морган  с
каким-то странным злорадством. Там уже должны бы привыкнуть к его  задержкам
с оплатой счетов.  Перебьются,  подумал  он,  покидая  магазин  с  радостным
ощущением.
   Проходившая мимо  девушка  бросила  на  него  мимолетный  взгляд.  Морган
распрямил плечи и взглянул украдкой на свое отражение в витрине магазина.
   Господи, а ведь теперь, с папкой, он стал похож  на  младшего  компаньона
фирмы. В витринном стекле не было видно,  как  потрепан  его  дешевый  серый
костюм, а вот стоптанные туфли сверкали глянцем. Рост  шесть  полных  футов,
стройный...  Да-да,  вылитый  младший  компаньон!  Но  вообще-то  можно   ли
тридцатилетнего мужчину именовать "младшим"? На висках уже пробилась  первая
седина, совершенно не портившая вида. Морган решил, что с некоторой натяжкой
вполне может сойти даже за вице-президента. И  все  из-за  новой  папки!  Он
крепче сжал ее в руке.
   Если бы он только знал...

***

   Но  потом  Моргана  вдруг  охватило  из-за  этой  покупки  чувство  вины.
Документы и бумаги он со службы брал домой не часто, поэтому  папка  была  в
некоторой степени роскошью. К тому же теперь он рисковал  оставить  квартиру
без света. Правда, его немного успокоила  мысль  о  сумочке  Аниты  из  кожи
аллигатора...
   Морган работал чертежником в инженерной фирме "Кристиан  энд  Хауард"  на
Фигароа-стрит. Когда он ставил свою машину на стоянке  возле  здания  фирмы,
рядом остановился "бьюик" с откидным верхом. За рулем восседал светловолосый
геркулес - один из инженеров фирмы,  а  рядом  была  стройная  золотоволосая
девушка из приемной.
   Водитель кивнул в знак приветствия, бросив:
   - Все-таки следовало бы сделать из тебя отбивную, Джим!
   Морган выбрался из машины одновременно с пассажирами "бьюика" - И чем  же
я провинился?
   - Сначала увел из-под  носа  мою  девушку  прямо  под  венец,  -  ответил
блондин, - а сейчас, когда я начал ухаживать за другой куколкой, выясняется,
что она ни с кем, кроме тебя, и говорить не желает. Не пойму, что находят  в
тебе женщины, Джим.
   Его золотоволосая спутница густо покраснела.
   - Что за чушь ты несешь, Клайв! По-моему, это совсем не смешно.
   Юмор Клайва Хэлперта и впрямь можно было назвать тяжеловесным,  поскольку
он всегда был готов подкрепить шутку внушительными кулаками. Хэлперт  учился
с Анитой в одном колледже, они встречались, хотя Хэлперт учился на  старшем,
а  Анита  на  младшем  курсе,  так  что  Хэлперт  полагал,  что  их  прошлые
студенческие отношения вполне достойный повод для веселых шуток.  Он  всегда
держался с Анитой фамильярно, отводя Моргану второстепенные роли.
   Морган не был ревнивцем. Он любил Хэлперта за целый ряд достоинств,  а  к
его увесистым кулакам относился философски. Но сейчас, когда  дело  касалось
Стефани Маккуэйд, шутки Хэлперта уже всерьез его раздражали. Честно  говоря,
это была опасная территория. Стефани Маккуэйд уже полгода работала  в  фирме
"Кристиан энд Хауард" и с каждым днем все больше  и  больше  занимала  мысли
Моргана. От этих мыслей его иной  раз  прошибал  пот,  а  по  ночам  снились
эротические сны.
   - Не надо больше так шутить, Клайв! Светловолосый  великан  с  удивлением
уставился на Моргана.
   - Это всего лишь шутка, малыш! Что это ты вдруг всполошился?
   - Ладно! Все! Забыли об этом,  отрезал  Морган,  направляясь  к  входу  в
здание.
   Его сослуживцы переглянулись и двинулись вслед. На лице Стефани  Маккуэйд
проглядывало смущение.
   - Я же ничего не имел в виду худого, Джим, - начал оправдываться Хэлпетр.
- Уж не думаешь ли ты, что я на самом деле верю Стефани, будто она  положила
на тебя глаз? Пусть попробует, но только в моем присутствии, ха-ха!
   - Ты успокоишься, наконец? - спросил Морган.
   - Да, Клайв, пожалуй, успокойся, - поддержала его Стефани.
   - О'кей, о'кей.
   Они вошли в вестибюль и остановились у лифта. Хэлперт  нажал  на  кнопку.
Стефани, пытаясь разрядить напряжение, обратила внимание на  папку,  которую
держал в руке Морган.
   - Смотри-ка, ты стал похож на директора! - заметила она. - Где  ты  купил
ее, Джим?
   - В магазине Экстона. На распродаже. Хэлперт сказал:
   - Хорошо смотрится. Сколько отвалил за нее?
   - Одиннадцать девяносто пять плюс налог. Двери лифта раздвинулись, и  они
вошли внутрь. Поднявшись на этаж, Клайв Хэлперт, чуть  помедлив,  направился
через холл в свой офис. Морган же задержался в приемной.
   - Надеюсь, Стефани, эта глупая шутка не огорчила тебя?
   Она зарделась.
   - Так только Клайв шутит. Я с ним вовсе о тебе и не говорила.
   - Давай не будем омрачать наши отношения. Я очень ценю нашу дружбу, и мне
бы очень хотелось, чтобы мы сохранили уважение друг к другу.
   - Не волнуйся, Джим. Ничто не изменит моего уважения к тебе,  -  ответила
Стефани довольно сухо. - Ты человек женатый... - Она взглянула на стоящую  в
углу вешалку, и , чтобы сменить тему разговора, произнесла:
   - Шляпа мистера Кристиана здесь. Должно быть, он вернулся. Кстати, ты  не
хочешь поговорить с ним о прибавке жалованья?
   - А какое у него настроение?
   - Среднее. Он, как всегда, слегка зол на белый  свет.  Если  пойдешь,  не
бери с собой эту папку.
   Морган нахмурился.
   - У тебя чутье, как у великого  полководца,  Стефани!  Пожалуй,  если  он
увидит папку, то наверняка подумает, что у меня  умер  богатый  дядюшка  или
что-нибудь в этом роде. Ладно, не возьму. Спасибо!
   Он оставил папку и шляпу в чертежной и вернулся  в  приемную.  Стефани  в
этот момент переключила интерком у себя на столе.
   - Он сейчас тебя примет, Джим.
   Кристиан, старший из  компаньонов,  ведал  вопросами  бизнеса  и  кадров;
Хауард же занимался строительными делами. Таким образом, Джим по работе имел
дело с младшим партнером. Проработав в фирме больше четырех лет, Морган  так
и не завел близких отношений с Кристианом.
   Кристиан был краснолицым представительным мужчиной с вечно кислым  лицом.
Тем не менее он мог быть приятным с клиентами, однако сотрудники вели себя с
ним осторожно. Едва Морган  вошел  в  громадный  кабинет,  у  него  вспотели
ладони.
   Кристиан жестом пригласил его сесть и тут же брюзгливо спросил:
   - Какие-нибудь проблемы, Морган?
   - Мм-м, да, сэр, - ответил Морган и откашлялся, чтобы прочистить горло. -
Извините меня... Мне хотелось бы узнать, мистер Кристиан... Зарплата...  Мне
же повышали ее уже два года.
   Кристиан поднял тяжелые брови.
   - Компания сейчас платит чертежникам на двадцать  процентов  больше,  чем
все другие фирмы. Вы ведь получаете около восьми тысяч?
   - Да,  сэр,  но  рост  цен...  Я  имею  в  виду...  Мне  кажется,  что  я
выкладываюсь не на восемь тысяч...
   - Так же точно думают и все ваши  коллеги!  Арнольд  Лонг,  например,  не
жалуется, хотя у него четверо детей. У вас же детей нет, не так ли?
   - Нет, сэр, но...
   - Ваша проблема, насколько я понимаю, заключается в расходах. Кажется, вы
каждый год покупаете новую машину, а всякий раз, когда я встречаю вашу жену,
я вижу на ней обнову. Стоит  только  увеличить  вам  зарплату,  и  сразу  же
возрастут ваши расходы.
   Ну что ж, подумал с сожалением Джим, так оно и есть.  Анита  не  способна
жить на зарплату. Он попросил прибавку главным  образом  потому,  что  устал
слушать ее жалобы по поводу бесконечных долгов.  И  тем  не  менее  Кристиан
обидел Моргана, потому что таким способом не следовало оценивать его  личные
проблемы.
   Как бы издалека он услышал свой голос:
   - Я не думаю, что компания  должна  вникать  в  вопросы  моего  семейного
бюджета, мистер Кристиан! Если вы не можете повысить мне зарплату, то  и  не
надо. Благодарю, что уделили мне время!
   Кристиан окинул его проницательным взглядом.
   -  Не  будьте  столь  обидчивым,  Джим!  Нет  ничего  удивительного,  что
работодатель  интересуется  проблемами  своих  служащих.  Сколько   вы   уже
работаете у нас?
   Морган опешил.
   Старший компаньон фирмы еще никогда не обращался к нему по имени.
   - Четыре года.
   - Мой компаньон считает вашу работу в высшей степени  удовлетворительной.
Я поговорю с Хауардом по поводу вашей зарплаты, а затем дам вам знать.
   Морган был настолько удивлен, что благодаря старшего компаньона даже стал
заикаться.
   Выходя из кабинета, он решил, что затронул какую-то слабую струнку в душе
Кристиана. Большинство сотрудников вели себя с  ним,  как  новобранцы  перед
полковником, и Кристиан в полковничьей манере отдавал им приказания.  Однако
Джим не позволил себе опуститься до угодливого тона.
   Стефани вопросительно подняла брови,  глядя  на  шедшего  через  приемную
Джима. Он поднял два пальца в виде буквы V - знака победы, а она одарила его
улыбкой. Она действительно была чертовски привлекательной девушкой...
   Лысоватый Арнольд Лонг, чертежник, работавший  с  ним  в  одной  комнате,
сидел за кульманом. Взглянув на Джима, он произнес:
   - Столь долгий обеденный перерыв?
   - Я был у босса, - ответил Морган.
   - Да? - На  физиономии  Лонга  отразилось  любопытство,  но  он  не  стал
расспрашивать дальше, а Морган предпочел  не  вдаваться  в  подробности.  Он
подозревал: стоит лишь сказать Лонгу, что просил  прибавки,  тот  немедленно
отправится в кабинет Кристиана и тоже потребует себе повышения.
   Прикрепив к кульману чистый лист ватмана, Морган подумал, удастся ли  ему
утаить новость от Аниты. Если да, то он сумеет оплатить счета  и  попытается
хоть как-то сбалансировать домашний бюджет до того, как она предъявит ему  к
оплате новые счета. Мотовка Анита - это его крест, который он обречен  нести
всю жизнь...
   И все же он сообщит ей новость - он так решил, но  при  этом  обязательно
топнет ногой и в дальнейшем резко сократит ее траты

Глава 2

   Морган трудился над картой жилого района. На ней были  обозначены  улицы,
канализационные коммуникации, линии электропередач, а также возвышенности  и
низменности. Карта была слишком велика, чтобы  поработать  с  ней  дома,  но
других чертежей у него в этот момент не было. Значит, в новую папку положить
нечего.  Пришлось  сунуть  в  нее  несколько  совершенно   ненужных   листов
исчерченной бумаги с черновыми расчетами.
   Закрыв папку, Морган ощутил радость, словно  ребенок  от  новой  игрушки.
Правда, почувствовал и мимолетную горечь от  того,  что  поначалу  роскошная
папка оказалась бесполезной, но скоро горечь прошла.
   Черт побери, думал он, проезжая по Сансет-стрит в  направлении  Северного
Голливуда, а ведь грядущее повышение зарплаты следовало бы отметить.  Обычно
по Дороге домой он никогда не останавливался, чтобы выпить коктейль,  потому
что всегда строго следил за своими расходами. Но,  Бог  мой,  сегодня-то  он
честно заслужил легкую выпивку, пусть  даже  снова  придется  сэкономить  на
завтрашнем ланче.
   Заметив  надпись   "Коктейли",   сверкавшую   неоновым   светом,   Морган
остановился на ближайшей стоянке. Он решил не оставлять  папку  в  машине  -
прежде всего потому, что, как он вычитал недавно в одной из газет,  подобные
предметы, оставленные на сиденьях, часто  привлекают  внимание  похитителей,
которым ничего не стоит разбить стекло дверцы.  Однако,  говоря  по  правде,
другая причина была еще весомее - хотелось чтобы  его  увидели  с  папкой  в
руках.
   Заведение  называлось  "Грот".  Оно  представляло  собой  длинное   узкое
помещение со слегка подсвеченной стойкой  бара.  Свободным  возле  нее  было
только одно место. Морган пристроился рядом с дородным  весельчаком,  громко
рассказывающим  своей  спутнице  с  обесцвеченными   гидроперитом   волосами
какую-то фривольную историю.
   Дородный мужчина был многословен.  Морган  уже  почти  допил  мартини,  а
рассказчик только-только дошел до сути повествования.
   - И вот, этот парень - приятель мужа - и говорит:  "А  как  насчет  того,
чтобы переспать с твоей женой?" А муж ему отвечает - нет, ты  послушай,  что
он сказал: "Нужно пить  кофе  из  своей  чашки!"  Женщина  с  обесцвеченными
волосами захихикала. Ее спутник зашелся  напоминающим  рычание  смехом,  при
этом с такой силой хлопнув ладонью по стойке, что опрокинул рюмку  с  мятным
ликером. Левый локоть Моргана оказался на пути мятного ручейка. Он  отдернул
руку, но было поздно.
   Мужчина сокрушенно сказал:
   - Извини, приятель!
   - А что мне еще остается? - со злостью ответил Морган.
   Бармен поспешил с тряпкой.
   - Это ликер, - заметил он, обращаясь к Моргану. - Пятно лучше всего смыть
холодной водой, тогда даже следа не останется. Туалет у нас сзади слева.
   Морган допил мартини, взял папку и направился в  туалет.  Толстяк  бросил
ему вслед:
   - За мной выпивка, приятель...
   Морган не ответил.
   В мужском туалете были две раковины. Обе оказались заняты. Морган опустил
папку на пол, прислонив к стойке с бумажными полотенцами, и стал ждать. Двое
мужчин не спеша мыли руки и о чем-то горячо спорили. Помыв руки,  они  взяли
полотенца  и  отошли  в  сторону,  освободив  место  Моргану,  но  спор   не
прекратили.
   Морган напустил в раковину воды, снял пальто, намочил  носовой  платок  и
стал оттирать пятно. В это время в туалет вошел еще один человек.
   Вошедший был худ, высок ростом и слегка сутул. На  вид  лет  сорока,  его
длинный и тонкий нос напомнил Моргану Пиноккио. В руках  у  него  тоже  была
папка. Задержавшись в дверях, мужчина  мимоходом  взглянул  на  спорящих,  а
затем остановил свой взгляд на отражении Моргана в зеркале.
   Странно, но Моргану вдруг показалось, что этот человек  либо  знает  его,
либо хочет у него что-то спросить. Да и сам он вроде бы уже  видел  когда-то
этот острый нос. Только где и когда? Он оказался в затруднительной ситуации:
вроде бы ты знаком с человеком, а вроде бы и нет.  Поэтому  Морган  поступил
так - слегка кивнул в зеркало чужому отражению и, опустив взгляд в раковину,
продолжал замывать запачканный ликером рукав. Человек пристроил  свою  папку
рядом с папкой Моргана, подошел к другой раковине и стал мыть руки.  Он  мыл
так тщательно, словно хирург перед операцией, и Моргану стало любопытно.
   Спорщики, наконец, решили уйти, и дверь за ними закрылась. Остроносый  же
вытащил бумажное полотенце  и,  наскоро  вытерев  руки,  направился  к  двум
кабинкам, заглянув при этом в каждую.
   - Теперь все ясно, - сказал он Моргану, снова кивнул ему, поднял  с  пола
папку, нахмурил брови и вышел.
   Морган машинально посмотрел ему вслед. Пожав  в  недоумении  плечами,  он
вернулся к своему занятию.
   Оттерев, наконец,  ликерное  пятно,  он  досуха  промокнул  мокрое  место
бумажными полотенцами и надел пальто, а затем поднял с пола папку.
   И тут же ощутил разницу в весе - это оказалась не его папка!
   Чужая папка была  того  же  цвета,  кожаная,  но  не  ручной  выделки,  а
штампованная и более дешевая.
   Морган поспешил в бар, но остроносый человек уже исчез.
   Внезапно он сообразил, что  подмена  эта  не  случайна.  Не  мог  человек
прихватить его папку по ошибке - он сразу бы почувствовал разницу в весе.
   Выйдя из бара на стоянку,  Морган  сел  за  руль,  машинально  расстегнул
молнию папки незнакомца и раскрыл ее. И тут глаза его полезли на лоб - папка
была до отказа набита пачками денег в банковской упаковке.

***

   Прежде всего Морган растерялся, но вместе с тем ощутил и какое-то чувство
вины.  Он  рывком  задернул  молнию,  даже  не  поинтересовавшись  номиналом
банкнотов и настороженно огляделся по сторонам. Никто на него не смотрел.
   Морган нервно рассмеялся, невольно ощутив  себя  преступником.  Черт!  Но
ведь он не совершил ничего противозаконного! Он снова расстегнул молнию.
   Вынув   одну   из   пачек,   Морган   понял,   что   она    состоит    из
пятидесятидолларовых купюр. Тут же он закрыл папку,  и  бросил  ее  на  пол,
опасаясь, что кто-нибудь может увидеть деньги.
   Первой же осознанной мыслью Моргана была такая: он все  еще  на  стоянке.
Окрепший голос убеждал, что надо нажимать на газ, и чем скорее,  тем  лучше.
Но что-то удерживало Моргана, парализуя волю. В нем вдруг заговорило чувство
ответственности, унаследованное от набожной матери и  твердого  в  принципах
отца. А вдруг остроносый, обнаружив ошибку, вернется за своей папкой?
   Морган так и продолжал сидеть,  придавив  ногами  папку  с  деньгами.  На
стоянку въезжали машины, парковались, из них выходили люди, шли  в  бар.  Но
Пиноккио среди них не было. Бред какой-то.
   Нет, это не ошибка. Это было сделано  преднамеренно.  Человек  специально
подменил папку Но почему?
   Может быть, он преступник? А деньги - из ограбленного банка или это выкуп
за похищенного ребенка? А может, остроносый боялся, что его вот-вот  накроет
полиция, а потому и подсунул папку Моргану, чтобы избавиться от улики?
   Нет, это невероятно, думал Морган. Поведение  человека  явно  говорило  о
том, что он оставлял папку тому, кто должен был ЖДАТЬ  этой  подмены.  Иными
словами, остроносый спутал Моргана с кем-то...
   Папку нужно сдать в полицию. - Это очевидно. Любое другое решение  просто
невозможно.
   И все же...
   Дом Моргана находился примерно на полпути между  полицейским  участком  и
этим баром. Кстати, а почему бы не вызвать полицию домой. Тогда  у  него  по
крайней мере будет время пересчитать купюры, хотя бы любопытства  ради.  Да,
именно так! Он поедет домой, сосчитает деньги и позвонит в полицию.

***

   Морганы жили в доме из  шести  комнат  в  престижном  квартале  Северного
Голливуда. Они считали себя домовладельцами - возможность почувствовать себя
таковыми  давали  им  минимальные  взносы  за  помещение  и  обстановку  при
рассрочке на тридцать лет Дом был символом процветания, которое основывалось
на жизни в кредит, а выплачивать приходилось за все  -  за  мебель,  бытовую
технику, новый "олдсмобил", гардероб Аниты. Все это,  конечно,  принадлежало
им, но только при условии регулярных выплат, сумма которых всегда  превышала
месячную  зарплату  Моргана.  Поэтому  с  возвращением  долгов  они   обычно
опаздывали на месяц, а  то  и  больше.  Кредиторы  же  настойчиво  требовали
погашения банковских ссуд, компании отказывались продлевать сроки  кредитов.
За четыре года совместной жизни они  постепенно,  но  все  глубже  и  глубже
погружались в пучину долгов, и наконец подошли к банкротству.
   Обычно Морган возвращался домой с чувством некоторого страха: вот  сейчас
Анита ошарашит его сообщением об очередной невероятной покупке. В этот вечер
он влетел в дом, позабыв о причудах жены.
   Анита появилась в дверях кухни со стаканами мартини в  каждой  руке.  Она
была на пять лет моложе  Джима  Моргана  -  темноволосая  девушка  (да,  да,
девушка, а вовсе не женщина), прекрасное лицо и идеальная фигура даже спустя
четыре года после свадьбы возбуждали в нем желание. Никакого кокетства с  ее
стороны для этого не требовалось.
   Откровенно говоря, в течение прошедших  четырех  лет  у  Моргана  не  раз
возникало ощущение, что он больше не любит Аниту, но  не  было  еще  случая,
чтобы она  не  возбуждала  его  так  же,  как  в  первую  брачную  ночь.  Ее
естественность, отзывчивость неотразимо  действовали  и  на  других  мужчин,
мгновенно вызывая восхищение, которое больше уже не покидало их.
   Морган понимал, что она вовсе не виновата в своих безрассудствах -  Анита
была единственным ребенком вдовца-отца, который души в ней не чаял,  потакал
всем ее желаниям, поощрял в ней расточительство, страдал от него, но все  же
оплачивал все ее счета.
   Джим Морган еще до женитьбы поделился с будущим тестем своими  опасениями
в том, что ему вряд ли удастся сделать Аннту безмятежно  счастливой.  Он  не
надеялся, что сумеет окружить ее той роскошью, к которой она привыкла, о чем
честно сказал старому легкомысленному родителю. Могла ли Анита свыкнуться  с
более чем скромным существованием? Отец, зажиточный бизнесмен, ответил,  что
экономить для Аниты все равно, что перестать дышать. Он намеревался и  после
свадьбы  подбрасывать  ей  на  расходы.  В  душе  Моргана  остались   дурные
предчувствия,  как  выяснилось,  неспроста.  Первые  шесть  месяцев   деньги
поступали от отца Аниты регулярно, а затем произошла катастрофа  -  родитель
оказался банкротом, так что единственным  наследством,  доставшимся  дочери,
оказалась привычка к непомерным расходам.
   Разумеется, Анита так и не смогла привыкнуть  к  более  скромному  образу
жизни. И не потому, что была глупа - напротив, отличалась сообразительностью
и хитростью. Ее расточительность была  похожа  на  хроническую  болезнь  или
страсть к наркотикам. Несмотря на терпеливые просьбы Джима быть  элементарно
экономной, она совершала безумство за безумством. В тех же  случаях,  когда,
отчаявшись, он объявлял что  перестанет  оплачивать  счета,  Анита  начинала
изображать из себя маленькую капризную  девочку.  И  он  не  мог  перед  ней
устоять.
   Анита встретила его неприветливо:
   - Пока я дожидалась тебя,  Джим,  лед  в  мартини  растаял.  Ты  что  так
поздно?
   Пройдя мимо нее в столовую, Морган бережно положил папку на стол.
   - Задержался в баре, - небрежно сказал он. - Праздновал, детка! Похоже на
то, что мне прибавят зарплату.
   Ее раздражение сразу же сменилось  радостью.  Она  отставила  стаканы  на
столик, вбежала в столовую и обвила руками шею мужа.
   - О,  дорогой!  -  воскликнула  она,  прижимаясь  к  нему.  -  И  сколько
прибавят?
   -  Только  без  иллюзий.  Кристиан  пока  не  решил.  Он  только   обещал
переговорить с Эрни Хауардом.
   - О, прибавят, я знаю, тебе непременно прибавят! -  Она  поцеловала  его,
потом еще раз. Кончик ее языка искал его язык. Не  потому,  что  она  хотела
его, а, скорее, по привычке, в награду за  то,  что  он  был  пай-мальчиком,
подумал Морган с невеселой иронией.
   Но он все-таки не удержался.
   - Это еще не все.
   Глаза Аниты округлились, словно ребенку показали коробку, полную  конфет.
Морган негромко рассмеялся, слегка расслабившись, и взялся за молнию папки.
   - Что это, дорогой? - спросила Анита, подойдя к столу Она нежно погладила
папку. - Ты купил себе подарок! Что ж, ты его заслужил, а то на себя у  тебя
вечно не хватает денег. Красивая папка!
   - Все это ерунда. Лучше посмотри сюда.
   - На что посмотреть, Джим?
   Он расстегнул молнию. Пачки денег в банковской  упаковке  рассыпались  по
столу. И в каждой - пятидесятидолларовые банкноты.
   Глаза Аниты  чуть  не  вылезли  из  орбит.  Она  с  испугом  смотрела  на
свалившееся богатство. Нет  не  с  испугом,  а  с  благоговением.  Ее  груди
заколыхались от волнения словно буйки, подбрасываемые волнами  прилива.  Она
даже всплеснула руками, как маленькая девочка при виде новой куклы.

Глава 3

   - Джим! Откуда ты все это взял? Тут, должно быть, тысячи!
   - Скажу, но сначала давай сосчитаем. -  Он  стал  раскладывать  пачки  на
стопки.
   Анита сорвала с одной из пачек упаковку.
   - Здесь одни полусотенные, - сказала она, проглотив в волнении слюну. - В
каждой пачке их по сто штук. Сколько всего у нас пачек?
   Морган сосчитал.
   - Двадцать.
   Были бы они моими, подумал он.
   Анита прошептала:
   - Это же полное состояние. Откуда все это?
   - Успокойся, - сказал Морган. - Успокойся, дорогая. Это не  наши  деньги.
Это всего лишь недоразумение.
   - Нет, я хочу все знать, - потребовала она прерывающимся голосом.
   - Прежде всего нужно точно выяснить, сколько  здесь  денег,  -  терпеливо
продолжал Морган. А сам подумал: было бы прекрасно, если бы...
   - Ты не должен так обращаться со мной, - обиженно молвила Анита.
   Но когда Джим сел за стол и начал пересчитывать банкнот за  банкнотом  из
одной пачки, жена быстренько пристроилась рядом и  стала  считать  деньги  в
другой.
   Гнетущая  тишина  воцарилась  в  комнате,  когда  они,  сосчитав  деньги,
аккуратно сложили их в центре стола. Закончив работу,  Морган  вопросительно
глянул на жену.
   - Все полусотенные, точно по сто штук  в  пачке,  -  сказала  она  дважды
откашлявшись. Но от волнения  у  нее  сжалось  горло  и  снова  ей  пришлось
откашливаться.
   - У меня столько же. Значит, сто тысяч  долларов.  -  Теперь,  может,  ты
расскажешь мне все как есть? Или хочешь, чтобы я лопнула от нетерпения?
   - Сначала я должен выпить.  -  Джим  встал  и  направился  к  стаканам  с
мартини.
   Анита шла следом. Она взглянула на Моргана в тот момент,  когда  он  брал
один из стаканов. Сделав глоток, он  невольно  сморщился.  Мартини  оказался
теплым.
   Он не спешил рассказывать откуда  деньги,  опасаясь,  что  таким  образом
сделает ее хозяйкой положения.
   Или размышлял он, не положения, а денег. Залпом допил  теплое  мартини  и
поставил стакан на стол.
   - Ты, наконец, расскажешь мне? - Анита уже готова была перейти  на  крик.
Он рассказал.
   - Деньги наши,  -  решительно  заявила  она.  -  О,  Джим!  Это  же  само
Провидение! Мы наконец выберемся из долгов съездим в Европу, купим новую...
   - Ничего подобного, - перебил ее Морган. - Я  должен  сообщить  о  них  в
полицию.
   Он взглянул на стол, где лежали деньги. Анита схватила его за  руку  и  с
силой повернула к себе лицом. Он еще никогда не видел жену столь взбешенной.
   - Ты не посмеешь! - взвизгнула она. - Нам так повезло, а  ты  хочешь  все
испортить! Я тебе не позволю, Джим!
   - Не смеши меня. Я же говорил, что деньги оказались  у  меня  по  ошибке.
Скорее всего они украдены из банка. Я непременно должен сообщить об  этом  в
полицию, Анита!
   - Джим! Джим, послушай меня,  -  взмолилась  она.  -  Ну,  допустим,  они
достались кому-то нечестным путем. Тогда  преступник  никогда  не  осмелится
заявить о пропаже в полицию, ведь так? Если  эти  деньги  краденые,  то  они
больше не принадлежат тому, кто подменил папку - они наши.
   - Они принадлежат тому, у кого украдены, - сказал Морган. - Если  же  эти
деньги не краденые, то должны быть возвращены человеку,  который  по  ошибке
взял мою папку. Послушай, Анита, если никто не заявит о пропаже, мы  получим
эти деньги обратно. Кажется, согласно закону о найденных ценностях, мы можем
не возвращать их.
   - Боже, целый год! - Анита даже топнула ногой от огорчения. - Тогда мы их
совсем  не  получим!  Какой-нибудь  вороватый   фараон,   наверняка   найдет
подставного пострадавшего. А если даже нам и вернут деньги,  то  федеральные
власти обязательно оставят львиную долю себе.
   - Зачем спорить? Все равно я позвоню в полицию - сказал Морган. -  Деньги
могут оказаться фальшивыми.
   Анита сбегала в столовую и принесла одну из  пачек.  Придирчиво  осмотрев
купюры, она повернулась к Моргану. В ее взгляде было торжество.
   - У всех разные серийные номера, Джим! Фальшивые имели бы один и  тот  же
номер - их обычно печатают с одного клише.
   Морган был удивлен, откуда у его  жены  такие  познания.  Да,  он  свалял
дурака, взяв деньги домой, вместо того чтобы сразу же сдать  их  в  полицию!
Мог бы заранее предугадать, что при виде такой суммы Анита просто свихнется.
   А ты не свихнулся? - это он о себе  подумал.  Морган  двинулся  к  двери.
Анита молнией метнулась наперерез.
   - Если ты только позвонишь в полицию, я уйду от тебя! - закричала она.  -
Я не шучу, Джим!
   Морган с трудом взял себя в руки. Какого черта  она  мешает  ему,  вместо
того, чтобы помочь?
   - Давай рассуждать логично, - предложил он примирительно. -  Если  мы  не
сообщим в полицию, то учти: с того самого момента, когда тот парень  поймет,
что передал деньги не тому, кому следовало, за мной  начнут  охотиться.  Тот
тип знает меня  в  лицо,  а  моя  папка  поможет  ему  в  поисках.  Если  он
преступник, то прикончит и тебя, и меня.
   Хитрый огонек блеснул в ее по-детски голубых глазах.  Морган  понял,  что
совершил ошибку, затеяв с  ней  этот  спор.  Она  восприняла  это  как  знак
слабости.
   - Что было в твоей папке, Джим?
   - Так, листы бумаги с разными расчетами.
   - На них не было твоей фамилии?
   - Да, вроде бы нет...
   - А фирменных бланков там не могло оказаться?
   - Нет, только бумага для эскизов. Но зато на папке в  магазине  вытиснили
мои инициалы.
   - Как ты думаешь, у скольких человек в районе Лос-Анджелеса инициалы  Дж.
М.? У десяти тысяч? Уверена, даже больше, чем у десяти, Джим, ему никогда не
отыскать тебя!
   - Послушай, мне совсем не улыбается провести остаток жизни  в  страхе,  -
ответил  он  повысив  голос.  Его  постепенно  охватывала  злость  -   Анита
высказывала вслух его собственные мысли. - И вообще, не мешай мне!
   Она обеими руками ухватилась за дверные косяки.  У  нее  был  такой  вид,
словно она твердо решила не выпускать его.
   - Нет, Джим, постой. Давай заключим сделку.
   - Какую еще сделку?
   - Мы не будем трогать деньги, пока не выясним их происхождение. Но  и  не
сообщим о них никому.
   - Почитаем газеты, послушаем радио. Если эти деньги откуда-то украли,  об
этом скажут в новостях.
   Морган колебался. Черт побери, в этом есть смысл. Пожалуй, вернуть деньги
прямо их владельцу, а не полиции, было бы  куда  разумнее.  В  таком  случае
можно рассчитывать на вознаграждение. Действительно,  почему  бы  так  и  не
поступить?
   - Давай лучше сделаем вот что, - медленно, словно в раздумье, сказал  он.
- Я не стану сообщать в полицию, пока мы не пообедаем и еще  раз  хорошенько
не обсудим все. И если я в конечном счете  все  же  соглашусь  с  тобой,  то
только при  следующих  условиях:  если  деньги  не  краденые  и  принадлежат
какому-то частному лицу - я их ему верну. Если  они  украдены  из  банка,  я
верну их в банк. Если же это выкуп за похищенного ребенка, я отдам их  тому,
кто платил этот выкуп. Ясно?
   - Конечно, - согласилась Анита. - О, мой дорогой!
   - Второе условие: мы не будем  держать  деньги  дома.  Извини,  но  я  не
уверен, что ты в состоянии избежать соблазна потратить хоть  часть  из  них.
Завтра же я поеду в банк и положу их в наш личный сейф.
   Морган слишком поздно сообразил, что, ставя  такие  условия,  он  как  бы
заранее отказывается от послеобеденного обсуждения этой проблемы. По  блеску
глаз Аниты он понял, что лишил себя возможности продолжения дискуссии.
   - Хорошо, - быстро согласилась жена. - Ты, как всегда, прав. Сейф  -  это
то, что нужно.
   Он замолчал. Потом протянул руку.
   - Дай-ка мне, пожалуйста, дубликат ключа от сейфа.
   - Зачем?
   - Просто, чтобы быть уверенным, что деньги лежат в нем. В общем, либо  ты
отдашь мне свой ключ, либо я сейчас же звоню в полицию.
   Надувшись, Анита  прошествовала  мимо  Моргана  в  спальню.  Он  двинулся
следом.
   Анита достала плоский ключ из верхнего ящика туалетного столика и  сунула
ключ в руки Джиму. Он опустил его в карман.
   - Мы все еще друзья?
   Она пытливо посмотрела на него. Затем вдруг улыбнулась,  приподнялась  на
носки и многозначительно поцеловала его. Но тут же Анита отстранилась.
   - Обед через пятнадцать минут... Ой, мясо! - Я совсем забыла о нем!
   К счастью, мясо не  подгорело.  Пока  Анита  накрывала  на  стол,  Морган
обдумывал, куда бы спрятать деньги на ночь - не мог же  он  просто  оставить
папку на столе. Он запер ее в гардероб, засунув в самый дальний угол.

***

   Морганы изучили вечернюю газету от  корки  до  корки,  но  не  обнаружили
ничего интересного. По радио тоже не сказа ли ничего важного  для  них.  Как
обычно на  территории,  примыкающей  к  Лос-Анджелесу  было  немало  случаев
вооруженных грабежей, однако даже  общая  сумма  похищенных  денег  едва  ли
превышала ту, что лежала в папке. Самая крупная из украденных  сумм  -  2500
долларов - была "позаимствована" в какой-то кредитной фирме.
   Пространнее всех других сообщений оказалось такое:
   "прокурор округа Лос-Анджелес готов в следующий  понедельник  представить
документальные  доказательства  преступной  деятельности  банды   рэкетиров,
которую возглавлял Тони Дэгнон. Окружной прокурор Кейн  отказался  сообщить,
какие обвинения он намерен выдвинуть, однако "в кругах, близких  к  аппарату
прокурора", сообщили, что  Дэгнону  и  его  подручным  грозит  наказание  от
нескольких лет тюремного заключения до электрического стула".
   Сразу за этим сообщением прозвучала информация, на которую можно было  бы
и не обратить внимания. В ней говорилось:
   "Заместитель окружного прокурора Байрон Аксель Куилл, 31 года, был  ранен
сегодня во время дорожного происшествия на Сансет-бульвар около 16.30, когда
такси, в котором он ехал, ударил большой  грузовик.  Огэст  Бэнкс,  52  лет,
водитель  такси,  пострадал  меньше.  Оба,  и  пассажир,  и  водитель,  были
доставлены в Центральную травматологическую  больницу.  У  Куилла  оказалась
сломана нога, поврежден череп, возможно,  пострадали  и  внутренние  органы.
Хауард Карсон, 28 лет, шофер грузовика, не пострадал.
   В телефонной беседе с корреспондентом радиостанции окружной прокурор Кейн
сообщил, что Байрон Аксел Куилл не входил в число  сотрудников  прокуратуры,
занимающихся делом банды Дэгнона, а потому его госпитализация никак не может
привести  к  отсрочке  подачи  уличающих  ее   документов,   которые   будут
представлены Большому жюри в понедельник".
   Когда  одиннадцатичасовые   новости   окончились,   Анита   вздохнула   с
облегчением.
   - Если б что-то случилось, в новостях бы обязательно сообщили,  -  Совсем
не обязательно, - заметил Морган. - Остроносый мог к этому  времени  еще  не
обнаружить, что папка попала не по адресу.
   На том они и закончили все обсуждения.
   В ту ночь страсти в постели Морганов были довольно формальными.

Глава 4

   Утром в пятницу Джим Морган запер папку в багажник своей машины. Так  как
отделение Банк оф Америка, в котором  он  хранил  свои  деньги,  открывалось
только в 10 утра, это было единственное место, где можно было  спрятать  сто
тысяч долларов до обеденного перерыва. Брать же папку с собой  в  офис,  где
полно любопытных, было бы неразумно.
   Однако, мысли о том, что огромная сумма наличных валяется, как говорится,
на улице, никак  не  давали  ему  сосредоточиться  на  работе.  Офисы  фирмы
"Кристиан энд Хауард"  располагались  на  втором  этаже  здания,  а  комнаты
чертежников выходили окнами в  противоположную  от  входа  сторону,  поэтому
стоянку машин из них не было видно.  Морган  каждые  четверть  часа  выходил
попить холодной водички и заодно взглянуть в окно на машину.
   После его шестого выхода Стефани спросила:
   - Что, неважно себя чувствуешь, Джим?
   Он бросил в урну бумажный стаканчик и громко спросил:
   - С чего ты взяла?
   - Ты поглощаешь воду, как промокашка. Смотри, вылезешь из кожи.
   - Не знал, что я под микроскопом.
   - Джим, я совсем не имела в виду...
   - Ну что с вами, женщинами,  поделаешь?  Вы  словно  ученые-энтомологи  -
чувствуете себя несчастными  до  тех  пор,  пока  не  найдете  какого-нибудь
беднягу и не пришпилите булавкой как жука. А потом  еще  под  увеличительное
стекло!
   - Прости меня, Джим, - сказала Стефани, заливаясь краской. - Я не  хотела
совать нос в твои дела. Просто я...
   - Не обижайся, - примирительно сказал Морган.  -  Меня  с  утра  охватило
какое-то беспокойство, Стефани, и ты  совсем  здесь  ни  при  чем.  Я  прошу
прощения.
   - Да, ладно...
   Она заулыбалась, и снова выглянуло солнце. Улыбка  Стефани  завоевала  ей
славу отличной секретарши. Эта улыбка всегда согревала  и  успокаивала  душу
Моргана.
   - Я прощен?
   - Конечно. Может быть, тебе нужна моя помощь?
   - Нет, Стефани,  ты  мне  ничем  не  поможешь.  Спасибо  за  предложение.
Пожалуй, я пойду к себе.
   Он вернулся к своему кульману и заставил себя заняться работой, борясь  с
острым желанием взглянуть на стенные часы. Как только они  пробили  полдень,
он бросил рейсфедер и вскочил со стула.
   Арнольд Лонг захихикал:
   - Спешишь на свидание? А она лакомый кусочек.
   - Да нет, одно поручение.  -  Морган  схватил  шапку  и  кинулся  вон  из
комнаты. У него уже не было времени осадить Лонга и спасти тем  самым  честь
Стефани. Впрочем это было обычное  зубоскальство.  А  все  из-за  того,  что
раньше Морган ежедневно завтракал с Клайвом Хэлпертом, а в последнее время -
и со Стефани. Эмоциональные калеки, вроде Арнольда  Лонга,  только  и  ждали
повода позлословить.
   Хэлперт был все еще в офисе. Стефани в  приемной  красила  свои  довольно
пухлые губы.
   - Я буду готова через минуту, Джим.
   - Стефани, я должен снова попросить у тебя извинения, - сказал Морган,  -
Мне придется выполнить одно поручение. Объясни все Клайву, ладно?
   - Конечно.
   То ли ему показалось, то ли на самом деле в ее  голосе  прозвучали  нотки
разочарования. Странно, но это почему-то подняло его настроение. Но  тут  же
он почувствовал неловкость. Грубые  шутки  Хэлперта  совсем  недавно  сильно
задевали его. Стефани испытывала к нему всего лишь чувство дружбы, да  и  он
не ощущал желания лечь с ней в постель (о своих снах он совсем забыл).
   Конечно, в определенных обстоятельствах он бы  не  прочь...  Он  заставил
себя не думать об этом. На какое-то время он  должен  выбросить  Стефани  из
головы.
   Он не смог не отпереть багажник.
   Папка была на месте.

***

   В банке все прошло гладко, хоть он и боялся осложнений. А вдруг  девушка,
отвечающая за персональные сейфы, проявит повышенный интерес к  его  тяжелой
папке и, может быть, даже поинтересуется ее содержимым? Но когда он поставил
свою подпись на контрольной карточке и ему было разрешено пройти за  барьер,
даже тогда она не взглянула на его папку. Спустившись в подвал, она отыскала
его сейф, открыла своим и его ключами, извлекла  из  него  длинный  и  узкий
железный ящик и протянула Моргану.
   С папкой  в  одной  руке  и  ящиком  в  другой  он  устроился  в  кабине,
занавешенной плотной шторой.
   Для денег места было предостаточно - в  ящике  хранились  лишь  страховые
документы, купчая на дом, его завещание и брачный сертификат.
   Несколько минут спустя Морган наконец спустился на свежий  воздух.  Вдруг
он почувствовал, что голоден. Рядом с банком был  мексиканский  ресторанчик.
Бросив пустую папку в багажник машины, Джим вошел внутрь.
   После вчерашнего  коктейля  в  "Гроте"  у  него  оставалось  всего  шесть
долларов. Два из них  Морган  потратил  на  "полный  мексиканский  завтрак".
Проглотив его на скорую руку, он возвратился в офис.
   После перерыва он уже не отрывался от кульмана и почти закончил карту.
   В 4.30 Хауард, младший партнер, заглянул в чертежную и  тщательно  изучил
его работу. И с удовлетворением кивнул.
   - Кристиан просит вас, Джим, заглянуть перед уходом к нему, - сказал  он,
подмигнул и вышел.
   Старшего партнера Морган нашел в хорошем расположении духа.
   Кристиан произнес своим по обыкновению кислым тоном:
   - Я обсудил вашу просьбу о повышении жалования со своим партнером и,  как
я понял, он считает, что вы это заслужили. Начиная с конца месяца, на  вашем
чеке будет значиться сумма на двадцать пять долларов больше, чем раньше.
   Так  как  компания  платит  жалованье  дважды  в  месяц,   это   означало
пятидесятидолларовую надбавку.  Гораздо  больше  того,  на  что  рассчитывал
Морган.
   - Благодарю вас, мистер Кристиан! Кристиан коротко кивнул.
   -  Никогда  не  благодарите  человека  за  то,   что   он   поступил   по
справедливости. Стоит его  поблагодарить,  как  он  решит,  что  сделал  вам
одолжение. Если верить Хауарду, то это  нам  нужно  вас  благодарить.  Итак,
дерзайте!

***

   Дома его ждал коктейль.  Анита  одарила  Джима  на  редкость  чувственным
поцелуем, который, как он знал по  опыту,  означал,  что  она  опять  купила
обнову. Однако он был в таком приподнятом настроении, что почти  не  обратил
внимание на ее поцелуй.
   - Привет, Цезарь всемогущий! Я получил прибавку!
   - О, Джим! И сколько?
   - Пятьдесят зеленых в месяц.
   - Это же превосходно. Да, Джим, превосходно. А ты положил деньги в сейф?
   - Конечно, положил. - Морган подхватил  свой  мартини,  сел  на  диван  и
похлопал ладонью по лежащей сбоку подушке. - Садись сюда, куколка. Нам  надо
серьезно пошептаться.
   Анита  послушно  пристроилась  рядом,  подняла  свой   стакан   и   тепло
улыбнулась.
   - За твой успех и вообще за то, чтобы нам повезло - Это  зависит  от  нас
самих, - сказал он. - Послушай, золотко, что я тебе скажу. Прежде всего,  не
рассматривай эту прибавку к жалованию, как сигнал к тому, чтобы  еще  глубже
залезть в долги. Я хочу, чтобы ты дала мне слово, что  не  купишь  ни  одной
вещи - ни единой, -  не  посоветовшись  сперва  со  мной.  Забудь,  что  мне
прибавили зарплату. Эти полсотни в месяц пойдут на погашение нашего долга.
   - Блестящая идея, дорогой. Но ведь мы  можем  купить,  взяв  немного  ста
тысяч, не так ли?
   - Запомни, Анита, эти деньги не наши и никогда нашими не будут.
   - Но они уже наши. Я уверена, что не можем снимать с этой суммы проценты!
Ведь так? - Она весело рассмеялась.
   Морган протянул руку за стаканом -  как  вдруг  ощутил  напряжение  в  ее
голосе и во всем поведении. Он посмотрел в ее сторону в  тот  момент,  когда
она допивала мартини. Ее рука дрожала.
   - Анита! Ты что, уже купила что-то сегодня?
   - О, сущую безделицу, дорогой, - торопливо ответила она.
   -  По  сравнению  с  теми  зелененькими,  что  ты  положил  в  сейф,  это
практически ничто.
   - Что ты купила? - спросил он, не повышая голоса.
   - Я сейчас покажу тебе. - Она с готовностью вскочила с дивана.  -  Только
смотри не сойди с ума, когда увидишь,  что  мне  удалось  достать.  Это  все
равно, что украла!
   Она стремглав выбежала из гостиной в спальню. Морган  спокойно  потягивал
мартини.
   Когда Анита  вернулась,  на  ее  плечах  красовалась  роскошная  норковая
накидка. Она запахнулась в нее и сделала пируэт.
   - Сколько? - спросил Морган.
   - Ты не поверишь. - На лице Аниты блуждала загадочная улыбка.
   - Она уценена на целых двести долларов. - Сколько?! - сорвался он.
   - Нечего на меня орать. Когда-то она стоила восемьсот долларов.  -  Анита
виновата взглянула на мужа.
   - Следовательно, ты заплатила шестьсот долларов? - Морган  силился  взять
себя в руки. - Вернее, ты взяла в долг шестьсот долларов?
   - Дорогой, но у нас же сто  ТЫСЯЧ...  Морган  вскочил  с  дивана,  словно
подброшенный неведомой силой. Он готов был убить ее.
   - Мы по шею сидим в долгах, а  ты  шляешься  по  магазинам,  словно  жена
миллионера, и вышвыриваешь на ветер шесть сотен.  Ведь  ты  же  не  идиотка.
Должна же ты наконец понять, что у нас полно  долгов.  Утром  ты  пойдешь  в
магазин и вернешь то, что "украла". Но это не все. Я прекращаю оплату  твоих
чеков. Я должен был сделать это еще несколько лет назад! Я не могу  доверить
тебе даже расходы по хозяйству. Если ты намерена и  впредь  вести  себя  как
безответственный ребенок, то я и обращаться буду с тобой  соответственно.  В
магазины теперь ты будешь ходить только со мной  -  да,  даже  в  бакалейную
лавку. С этой минуты, Анита, я полностью освобождаю тебя от  всех  работ  по
дому и хозяйственных трат!
   Она плакала.
   - Раньше ты никогда так со мной не разговаривал...
   - Жаль, а надо было, с первого же дня свадьбы! Он прошел на кухню,  чтобы
налить еще мартини. Она поплелась за ним и остановилась в дверях,  продолжая
всхлипывать.
   - Прости меня, Джим. Я не знала, что ты бешеный. Я думала, что  с  такими
деньгами... Ладно, я отнесу норку обратно и аннулирую другой заказ.
   - Какой еще заказ? - Морган даже поперхнулся мартини.
   - Я хотела заново обставить нашу гостиную. Шторам уже три года, а диван и
кресло так и не вписались в интерьер. Они не старые, но уж очень  дешевые  с
виду. И практически у всех, кроме нас, есть цветной телевизор.
   - Сколько? - мрачно спросил он.
   - Какое это имеет значение? Я сейчас же позвоню в магазин и  отменю  все.
По пятницам он открыт до девяти.
   - Сколько?
   - Около двух тысяч долларов. Но включая норку... Морган жестом указал  на
телефонный аппарат на стене в кухне:
   - Звони немедленно!
   - Я же сказала, что собираюсь позвонить, Джим. Перестань сходить с ума.
   - Я повешу тебя, слышишь!
   Морган снова  наполнил  свой  стакан.  Он  дрожал  от  ярости  и  поэтому
расплескал мартини. Когда он вошел в  гостиную,  за  ним  по  полу  тянулась
мокрая  дорожка.  Спустя  секунду  он  услышал,  как   Анита   по   телефону
аннулировала заказ. Когда она снова присоединилась к нему, он  допил  второй
мартини.
   - Я отменила все заказы, дорогой.
   - Знаю. Слышал.
   - Джим, прости меня...
   - Ты все время извиняешься. Особенно, когда я выхожу из себя.
   - Я не знаю, что со мной творится, дорогой.  Наверное,  это  болезнь  или
что-то в этом роде. Но мне всегда хотелось иметь  норковую  накидку.  Другие
женщины...
   - Не заводи снова свое нытье.
   - Ладно, - сказала Анита, немного повеселев, -  пусть  эти  распрекрасные
сто тысяч лежат себе в банке... Лучше я спрячу накидку в шкаф.
   - Но только до завтрашнего утра, - сказал он безразличным тоном.
   Гнев его остыл.
   Она направилась в спальню, нежно прижимаясь щекой к пушистому  меху.  Ему
даже стало немного жаль ее.
   Морган лег на  диван  и  закрыл  глаза,  думая  о  сейфе  с  деньгами.  А
все-таки.., это прекрасно.

Глава 5

   Обед прошел спокойно, но за кофе Анита вдруг пришла  к  выводу,  что  муж
охладел к ней.
   - Если я дам тебе честное слово, что буду вести себя хорошо, дорогой,  ты
оплатишь счета? А то ведь тебе так неудобно идти со мной  в  магазин  всякий
раз, когда нужен хлеб. Почему я не могу ничего покупать в кредит без  твоего
согласия?
   - Потому, что ты не способна разумно распоряжаться  деньгами,  -  ответил
Морган. - Ты - маньячка, денежная маньячка.
   Она надула губки.
   - А говорил, что любишь меня.
   - Я люблю быть платежеспособным. На ее глаза навернулись слезы.
   - Ты меня больше не любишь. Ты даже больше не говоришь об этом вслух.
   - Неправда, я люблю тебя, - возразил он. - Но я на грани банкротства.
   - Нет. Ты же сам говорил, что нет. И вдруг Морган, сам не  ожидая  этого,
обошел стол, обнял Аниту и поцеловал в лоб.
   - Между любовью к тебе и банкротством нет ничего общего, Анита.
   Она по обыкновению решила тут же сыграть на его слабости.
   - Я плохая жена, - захныкала она. - Я всегда буду  для  тебя  обузой.  Но
я.., я... Да, я найду себе работу.
   - Не глупи. Я зарабатываю вполне достаточно, чтобы ты могла сидеть  дома.
Тебе только нужно быть поэкономнее. Иди сюда, присядь на диван.
   Все еще всхлипывая, она позволила увести себя  в  гостиную.  Обнимая  ее,
Морган думал о том, что надо бы как-то смягчить те запреты, которыми  он  ее
ограничил. Ее рыдания постепенно затихли, когда он разрешил ей снова  ходить
самой за покупками. И тратить выделенные ей на хозяйство деньги  она  теперь
могла без согласования с ним, ее богом и господином.
   Однако норковая накидка подлежала возврату, а мебельный заказ - отмене.
   Морган помог Аните помыть посуду.
   Вечерняя газета по-прежнему не пролила света на происхождение  100  тысяч
долларов. Но в семичасовых теленовостях одна  информация  заставила  Моргана
насторожиться.
   - Вчерашнее сообщение об автомобильной аварии получило сегодня дальнейшее
развитие. Как мы уже информировали наших слушателей,  заместитель  окружного
прокурора Байрон Аксель Куилл получил травму во время дорожного происшествия
на Сансет-бульвар около 4.30 дня. Он доставлен в больницу неотложной помощи,
врачи которой определили его состояние как удовлетворительное.
   Дальнейшее развитие происшествия состоит в том,  что  на  заднем  сидении
поврежденного таксомотора, в котором находился Куилл в момент  столкновения,
полицией была обнаружена папка, которая должна быть возвращена миссис  Куилл
в стенах больницы. Но поскольку пострадавший до сегодняшнего утра  находился
в бессознательном состоянии, полицейский офицер решил сам ознакомиться с  ее
содержимым.
   Когда он обнаружил, что в папке  находятся  документы,  которые  окружной
прокурор Чарльз Кейн намеревался предъявить в следующий  понедельник  членам
Большого жюри в качестве доказательств  по  делу  банды  рэкетиров  Дэгнона,
полиция сочла необходимым связаться лично с окружным прокурором.
   Окружной прокурор Кейн сообщил по телефону нашему корреспонденту,  что  в
этой папке находились все  подтвержденные  документально  доказательства  по
делу рэкетиров, и утеря их лишила бы власти штата права предъявить обвинение
Дэгнону  и  членам  его  группы.  Мистер  Кейн  сообщил,  что  свидетельские
показания хранились в сейфе мистера Куилла, и  он  не  имел  никакого  права
изымать оттуда эти важнейшие улики. Кейн сказал также, что в настоящее время
заместитель окружного  прокурора  подвергается  допросу  с  целью  выяснения
причин нахождения у него этих документов. Шофер такси Огэст Бэнкс, почти  не
пострадавший в дорожной аварии  и  выпущенный  сегодня  утром  из  больницы,
сообщил полиции, что он вез мистера  Куилла  в  бар  под  названием  "Грот",
находящийся на Сансет-стрит. Полиция опросила работников и посетителей бара,
но не обнаружила никого, кто бы знал мистера Куилла".

***

   Морган выключил телевизор.
   - Вот оно что, - вслух размышлял он. - Ясно теперь откуда эти деньги!
   Анита посмотрела на него и вопросительно подняла брови.
   - О деньгах ничего не было сказано.
   - "Грот" - это тот самый бар, куда я зашел  выпить  коктейль.  Теперь  ты
видишь,  что  произошло?  Заместитель  окружного  прокурора  хотел   продать
документы Тони Дэгнону. Ясно, остроносый был посыльным Дэгнона. Беда в  том,
что он не знал Байрона Куилла в лицо. Обмен документов на деньги должен  был
произойти в туалетной комнате "Грота". По чистой случайности Куилл так  туда
и не доехал, а я по той же случайности оказался со  своей  папкой  там,  где
этот Пиноккио должен был встретиться с Куиллом.
   - Конечно же, - со вздохом облегчения сказала Анита.  -  Это  оплата.  О,
Джим, теперь мы можем оставить их себе!
   - И как ты это себе представляешь?
   - Но ведь ты не обязан возвращать деньги гангстеру!
   - Воровство у гангстера - все равно воровство.
   - А откуда у него такие деньги? От наркоманов,  проституток,  от  продажи
награбленного, из всяких грязных источников. Ты же говорил: если мы  узнаем,
что деньги краденые, мы их  не  вернем  преступнику,  а  отдадим  настоящему
владельцу. И еще ты говорил, что, если их, к примеру, украли  из  банка,  мы
возвратим их в этот банк, если они - выкуп за похищение ребенка,  то  должны
быть возвращены тому, кто платил выкуп. Как ты рассчитываешь  выяснить,  кто
же истинный владелец денег?
   - Не пойму, что ты хочешь этим сказать?
   -  Ты  все  понимаешь,  Джим,  только  прикидываешься   дурачком.   Давай
представим себе, хотя бы в порядке бреда, что эти деньги  состоят  из  тысяч
пятерок и десяток, которые Дэгнон отобрал у мелких торговцев и лавочников  в
оплату за охрану их собственности. Можешь ли  ты  поручиться,  что  все  эти
мелкие хозяева, заплатившие выкуп ради  сохранения  своей  собственности,  и
являются истинными владельцами этих денег?
   Морган хранил молчание.
   - Думаю, определить адреса всех торговцев не удастся.  Поэтому  мы  стоим
перед выбором: оставить деньги себе или отдать  их  Тони  Дэгнону.  Мы,  как
честные люди, заслуживаем первое.
   - С такой логикой может согласиться полиция, да и то частично,  -  сказал
Морган, в тоне которого звучало неудовольствие.
   - Но так или иначе Тони Дэгнону я возвращать деньги не намерен.
   Анита радостно захлопала в ладоши.
   - Тогда я оставлю накидку и снова сделаю заказ на мебель для гостиной!
   - Ничего подобного ты  не  сделаешь.  Я  считаю  нужным  передать  деньги
полиции.
   - Ты шутишь!
   - Эти деньги - улики против Байрона Куилла. Еще какие улики!
   -  Совсем  нет.  Этот   Куилл   никогда   не   признается,   что   деньги
предназначались ему. Или ты рассчитываешь, что Дэгнон разоткровенничается по
этому поводу? А раз так,  то  либо  их  прикарманит  какой-нибудь  вороватый
фараон, либо конфискует государство.
   Морган сказал:
   - Анита, эти деньги не наши. А так как мы  знаем  их  происхождение,  то,
возвратив их, поможем раскрытию преступления.
   Она в отчаянии заломила руки.
   - Джим, прошу тебя... Я просто умру, если ты отдашь деньги... Знаешь, что
я хочу тебе сказать, а? Давай заключим соглашение.
   - Еще одно? - устало спросил он.
   - Я больше не куплю в долг  ни  единой  вещи,  и  мы  истратим  всю  твою
прибавку к жалованию на оплату счетов. Даю слово, что я ни словом не упомяну
ни о накидке, ни о мебели. Только не  отдавай  деньги.  Давай  подумаем  еще
несколько дней.
   - Анита, единственное честное решение этой проблемы - отдать деньги.
   - Хорошо, давай поступим честно, но только через неделю. Деньги находятся
у нас уже целые сутки. Давай еще немного подержим их, Джим. Ну,  пожалуйста,
а?
   Она изворачивалась, изобретала всяческие  аргументы,  заигрывала  с  ним,
воодушевляла,  пока,  наконец,  Морган  не  сдался,  как  это  часто  с  ним
случалось. Анита обещала не вспоминать о деньгах целую неделю, Морган же,  в
свою очередь, обещал в течение этой недели хорошенько обдумать эту проблему.
***

   В субботу в "Кристиан энд Хауард" не работали. После  завтрака  Анита  на
машине отвезла в магазин норковую накидку. Морган остался дома один.  Вскоре
после ее отъезда принесли утреннюю газету.
   Сразу же бросились в глаза сенсационные подробности вчерашнего  сообщения
в телевизионных новостях. "Заместитель окружного прокурора Байрон  А.  Куилл
сделал признание. Он ехал на такси в "Грот" и вез улики против Дэгнона и его
банды с тем, чтобы передать их незнакомому ему  человеку,  в  обмен  на  100
тысяч долларов. Газета сообщала:
   "По словам Куилла, передача документов в  обмен  на  деньги  должна  была
произойти в четверг в 17.00 в мужском туалете бара.  Куилл  заявил,  что  не
может назвать имени, а также не  в  состоянии  описать  внешность  человека,
который ждал его в условленном месте, так  как  не  попал  на  рандеву.  Его
просто попросили положить документы в папку и  привезти  в  условное  место,
сказал  он.  Инструкции,  пояснил  Куилл,  были  переданы  ему  по  телефону
неизвестным лицом.
   Рано утром окружной прокурор  объявил,  что  Куилл  освобожден  от  своей
должности. О. П, заявил, что пока никакое обвинение Куиллу не предъявлено".
   Последняя фраза заставила Моргана задуматься. Очевидно, у прокурора Кейна
были какие-то сомнения  относительно  предъявления  обвинений,  и  признание
Куилла он счел недостаточным. В суде обвиняемый может отказаться  от  своего
признания. Но предъявление денег, предназначенных  для  уплаты,  а  особенно
показания Моргана о том, как они к нему попали, помогут вооружить  обвинение
уликами против Куилла банды Дэгнона. Эта неумолимая  логика  повергла  Джима
Моргана в уныние. Но он же дал это дурацкое обещание Аните...
   Она вернулась домой в полдень.
   Он не мог позволить себе обратить ее внимание  на  газетное  сообщение  о
сделанном Куиллом признании. Она сама  схватила  газету  и  тут  же  увидела
публикацию.
   - Ты видел это, Джим? - с беспокойством спросила Анита.
   - Да.
   - Помнишь, ты обещал мне? Он бессильно опустил руки.

Глава 6

   Моргана охватило сильнейшее беспокойство. На протяжении всего уикэнда его
не покидали мысли о деньгах. В понедельник  утром  его  всего  трясло  после
почти целиком бессонной ночи. Кожу саднило, будто он месяц не мылся.
   На работе Стефани вручила ему чек за вторую половину месяца. Джим  слегка
кивнул в знак благодарности.  Он  рассмотрел  чек  внимательнее  лишь  когда
пришел в чертежную. Пока зарплату ему не прибавили. Это его не удивило,  так
как он ожидал прибавки лишь с первого числа.
   Каким-то необъяснимым чудом он завершил работу над  картой,  над  которой
трудился последнее время. В полдень, собрав  чертежи,  Морган  отправился  в
кабинет Эрнеста Хауарда. На обратном пути остановился возле водоохладителя в
приемной.
   - Никак хватил вчера лишнего? - смеясь, спросила Стефани.
   - Просто переутомился, - сухо ответил он.
   - Я смотрю, Джим, ты опять лезешь вон из  кожи.  Ты  не  против,  если  я
поинтересуюсь, в чем дело?
   В какой-то момент Моргану захотелось все ей выложить - всем  своим  видом
она вызывала его на откровение. Но затем верх все  же  взял  здравый  смысл.
Зачем втягивать ее в эту историю?...
   - Так, личные неприятности, -  ответил  он  уже  мягче.  -  Тебе  это  не
интересно, Стефани. И все равно спасибо за заботу.
   - Я не собираюсь совать свой нос в твои  дела...  -  Потом,  взглянув  на
него, заметила уже совсем другим тоном:
   - Нет, неправда. Непременно  буду  вмешиваться.  Или,  по  крайней  мере,
помогу тебе. Мне просто противно.., видеть тебя таким несчастным...  Вернее,
я ненавижу, когда кто-либо...
   - Понимаю, Стефани. И благодарен тебе за заботу.
   - Ну да ладно, забудем  об  этом,  -  сказала  Стефани,  скорчив  смешную
рожицу. - Между прочим, как поживает твоя роскошная папка? Ты  почему-то  не
берешь ее на работу.
   По спине Моргана будто провели холодным  пальцем.  Что  сказала  Стефани,
если бы он рассказал ей, что его чудесная папка  попала  в  руки  гангстера?
Интересно, кто-нибудь еще в офисе заметил ее отсутствие? А что если он  эдак
небрежно сообщит, что папка ему разонравилась, и он вернул ее  в  магазин?..
Нет. Это прозвучит нелепо. Но не может же он прийти на работу с той,  другой
дешевой папкой - острый глаз Стефани непременно заметит разницу.
   Отчаяние помогло ему найти выход. Он снова сходит  в  магазин  Акстони  и
купит точно такую же папку.
   - Я оставил ее дома, - сказал он. - Похоже, я  старею.  -  Он  так  резко
повернулся и ушел к себе в чертежную, что Стефани  с  удивлением  посмотрела
ему вслед. Арнольд Лонг тоже обратил внимание на  вошедшего  Моргана  -  тот
молча подошел к вешалке и снял с крючка шляпу.
   - Уже почти полдень и наверное нет смысла начинать новую работу, - сказал
он. - Пожалуй, я сделаю перерыв на ланч чуть пораньше.
   Когда Морган снова оказался в приемной, Стефани спросила:
   - Идешь, перекусить, Джим? Может быть, подождешь Клайва?
   Задавая этот вопрос, она, конечно, имела в виду и себя.  И  снова  Морган
уловил в ее голосе нотки отчаяния.
   - Нет, мне надо провернуть одно дельце, -  сказал  он.  Прежде  всего  он
поехал в банк, где обменял свой чек на наличные, а  затем  -  к  Акстону.  В
отделе кожгалантереи его приветствовал тот самый  продавец,  который  продал
ему папку.
   Но не успел Морган и рта раскрыть, как продавец вдруг спросил:
   - Полагаю, вы вернулись  за  своей  потерянной  папкой?  Первой  реакцией
Моргана было бежать. Но продавец улыбался. И он тоже улыбнулся в ответ.
   - Как вы узнали об этом?
   - Какой-то джентльмен нашел ее и принес нам.  Внутри  папки  стоял  штамп
нашего магазина, поэтому он узнал, что папка продана здесь, а  так  как  она
была новой, то догадался, что ее купили недавно. К тому же она единственная,
на которой стояли инициалы "Дж. М.", поэтому я  вспомнил  вас.  Так  как  вы
заплатили наличными, то я не смог дать ему ваше имя и адрес.  Ну  а  раз  вы
пришли, то все встало на свои места.
   "Вы даже не представляете, какую ошибку вы совершили!" - подумал  Морган,
и спросил:
   - Как выглядел тот человек?
   -  Небольшого  роста,  довольно  полный,  лет  сорока.  Какое  это  имеет
значение? Вряд ли вы знаете его, если он вас не знает.
   - Я подумал, что это мог быть человек, который  сидел  рядом  со  мной  в
ресторане, - сказал Морган. - Я подозревал, что это он прихватил ее. То  был
высокий и худой мужчина с острым носом.
   - Нет, ничего похожего. Скажите мне ваше имя и номер телефона, сэр,  и  я
направлю его к вам. Он оставил свою визитную карточку.
   - Если вы дадите мне его визитку, я свяжусь с ним сам.
   Продавец пожал плечами, достал из  регистрационного  журнала  карточку  и
протянул ее Моргану. На карточке значилось: "Самюэл Смолл", адрес - это была
нижняя часть Бродвея - и номер телефона. Род занятий Самюэлла Смолла не  был
указан.
   - Благодарю, - сказал Морган и спрятал визитку. В мясной лавке неподалеку
от Акстона Морган отыскал телефонный справочник. Не найдя  Смолла  Самюэлла,
стал подряд просматривать всю колонку  Смоллов,  ведя  палец  от  строчки  к
строчке.  На  четвертой  странице  в  самом  низу  он  обнаружил  тот  самый
бродвейский адрес. Под ним значилось: "Детективное агентство Смолла".
   Выходит остроносый нанял  частного  сыщика,  чтобы  обнаружить  владельца
папки? Гангстер нанимает детектива? Что же собой  представляет  этот  Смолл,
как детектив? По спине Моргана бежал холодок.
   После скверного ланча Морган поехал  в  магазин  кожизделий,  который  он
приметил на Уилшир-бульваре.  Там  ему  посчастливилось  найти  папку  очень
похожую на ту, что он потерял. Правда, она была не ручной выделки и обошлась
в 15 долларов,  да  и  в  магазине  не  оказалось  машинки  по  изготовлению
инициалов, но он весьма сомневался в том, что кто-нибудь на  работе  заметил
вытисненные на прежней папке буквы. Во всяком случае стоит испытать судьбу.
   Морган положил новую папку в багажник машины. Когда он открывал багажник,
то поморщился - там все еще лежала дешевая папка, в которой он принес деньги
из бара, папка гангстера. Когда приеду домой, подумал Морган, ее надо  будет
спрятать где-нибудь в гараже. Он дважды проверил, хорошо ли заперт багажник.
   В середине дня в чертежную вошла Стефани и сказала:
   - Джим, тебя к телефону.
   Ему  всегда  приходилось  пользоваться  телефоном  в  приемной,  так  как
параллельного  аппарата  у  чертежников  не  было  -  еще  одно   чудачество
Кристиана.
   Морган сказал в трубку "Хэлло", приятней мужской голос  на  другом  конце
провода спросил: "Мистер Морган?" - Да.
   - Меня зовут мистер Фаунтин, я из "Фиделити Лоан Кампани", - представился
человек. - Я звонил вам домой, но мне никто не ответил. Мы направили вам два
извещения о платеже по займу, но ничего от вас не получили. Когда вы сможете
заглянуть к нам и помочь разрешить наши проблемы, мистер Морган?
   Стефани  сидела  рядом  за  столом,  всего  в  двух  футах  от  него.  Он
почувствовал, как на его лице выступает краска.
   - Мне неудобно разговаривать  на  личные  темы  по  служебному  телефону,
мистер Фаунтин, - сказал он холодно. -  Может  быть,  я  лучше  позвоню  вам
завтра?
   - Хорошо, мистер Морган. Я буду  ждать  вашего  звонка  завтра  в  первой
половине дня.
   Стефани печатала на машинке, делая вид,  что  ничего  не  слышит.  Морган
повесил трубку и пошел к себе в чертежную.
   Теперь ему  предстояло  заняться  картой  горизонтальной  и  вертикальной
съемок местности. Дважды  он  вводил  в  настольный  компьютер  неправильные
данные и использовал неверные цифры в чертеже. Обнаружив ошибки, начинал все
сначала.
   Нельзя было доводить дело до звонка из компании. Это его очень расстроило
- что касается займов, то он был в этом деле отнюдь не  новичок.  Много  раз
ему удавалось получить отсрочку в  оплате  долгов.  Жизнь  всегда  бежит  по
кругу, особенно в денежных делах - берешь в долг у одной  компании,  отдаешь
другой, скрываешься от кредиторов. Сейчас дошло до того,  что  уже  и  негде
занять. Он взял в банке максимальную ссуду и теперь был  должен  сразу  двум
компаниям.
   Если бы только деньги, лежавшие в сейфе принадлежали ему! Каким  было  бы
облегчением отделаться от долгов. Он  сразу  бы  выплатил  по  закладной  за
дом...
   Морган очень обрадовался, когда рабочий день наконец завершился.
   По пути домой Морган вдруг понял, что ни за что  не  отдаст  деньги.  Это
повергло   его   в    уныние.    Он    вспомнил,    что    решение    начало
выкристаллизовываться, когда он подсчитывал сумму платежей по чекам.  Звонок
мистера Фаунтина ускорил химическую реакцию, но был отнюдь  не  единственным
катализатором. Просто финансовый пресс сдавил его до  предела.  Но,  как  ни
странно, он довольно легко одержал победу над собственной совестью.
   И тут он понял, что возникла необходимость примирить принятое  решение  с
мыслями, которые владели им еще в конце прошлой недели. После  того  как  он
пришел к выводу, что  100  тысяч  долларов  являются  важной  уликой  против
Байрона Аксела Куилла, настало время  основательно  поразмыслить.  Он  решил
согласиться с точкой зрения Аниты, что Тони Дэгнон всячески станет  отрицать
тот факт, что он знал о деньгах, отправленных в "Грот", а поэтому невозможно
будет предъявить обвинение Куиллу. Аргумент этот сейчас не убеждал  Моргана,
хотя  раньше  он  держался  за  него.  Словом,  он  попросту  заставил  себя
прекратить мыслительный процесс.
   В миле от дома ему попался мусорный бак. Он затормозил у тротуара,  вышел
из машины, отпер багажник и достал папку, принадлежавшую остроносому.
   Оглядевшись по сторонам, Джим бросил папку в бак,  вернулся  в  машину  и
рванул с места, будто за ним гналась полиция.

***

   В  тот  вечер  в  теленовостях  сообщили,  что  окружной  прокурор   Кейн
представил Большому жюри улики против Тони  Дэгнона  и  его  сообщников.  По
блеску глаз Аниты,  слушавшей  эти  новости,  Морган  понял,  что  она  тоже
непрерывно думает о деньгах. Однако она ни словом о них не  обмолвилась.  Он
кстати тоже.
   Перед тем, как лечь спать, Морган дал жене деньги на хозяйственные  нужды
на следующие две недели плюс 54 доллара.
   -  Из  них  четырнадцать  в  уплату  за  электричество,  заплатить   надо
немедленно, - напомнил Морган. - Остальные сорок внести в погашение займа  в
Фиделити Лоан Кампани. Мне сегодня уже звонили оттуда.
   - Ты же знаешь, что я терпеть  не  могу  ходить  к  этим  ростовщикам,  -
заметила Анита, изобразив недовольную гримасу.
   - Однако же ты занимаешь у них деньги, - сорвался Морган.. - А я не  могу
каждый раз сбегать с работы.
   - Хорошо, хорошо, дорогой, -  успокоила  его  Анита.  -  Не  надо  только
кричать.
   Что-то часто он стал повышать на нее  голос,  с  неудовольствием  подумал
Морган. Анита же вместо того, чтобы огрызнуться в ответ, ответила  спокойно.
Видимо она боится провоцировать его - еще,  чего  доброго,  надумает  снести
деньги в полицию.  Все-таки  приятно  иметь  для  разнообразия  послушную  и
покладистую жену.
   Он дал себе слово сохранить статус кво, относительно принятого по  поводу
денег решения.

Глава 7

   Во вторник Морган, наконец, пошел на ланч с Клайвом Хэлпертом  и  Стефани
Маккуэйд.
   В ресторанчике на Хоуп-стрит, который они облюбовали, было необычно много
посетителей, и свободного столика не оказалось. Пока они  оглядывали  зал  в
поисках места, Морган увидел знакомого - тучного мужчину,  остриженного  под
ежик.
   - В зале сидит знакомый  чертежник,  он  работает  в  фирме  "Ингрехэм  и
Кроувелл", - сказал он. - Уверен, он не будет возражать, если мы подсядем  к
нему... Ты один, Джон?
   Толстяк обернулся.
   - Привет, Джим. Конечно, садитесь ко мне!
   - Со мной двое друзей.
   - Места хватит всем. -  Он  поднялся  из-за  стола  навстречу  подошедшим
Стефани и Хэлперту.
   Морган представил их друг другу.
   - Джон Мошер, из "Ингрехэм и Кроувелл".
   - "Ингрехэм и Кроувелл" наш главный конкурент, - заметил  Хэлперт.  -  По
численности сотрудников ваша фирма крупнее.
   - За завтраком я предпочитаю не говорить о работе, - с  ухмылкой  заметил
Мошер. - Садитесь, друзья!
   Клайв Хэлперт пододвинул стул и усадил  Стефани  рядом  с  собой.  Морган
устроился возле Мошера.
   Мошер уже сделал заказ, но официантка вернулась и приняла еще три заказа.
   Хэлперт положил меню на стол.
   - Как идут дела у вашей фирмы? - спросил он.
   - Процветаем. Все, в том числе и брат, занимаются строительством. - Мошер
повернулся к Моргану. - Между прочим, Джим, ты знаешь, что я не единственный
Джон Мошер в этом идиотском деле?
   - Шутишь? - спросил Морган, делая вид, что заинтересовался услышанным.
   - Да. Вчера вечером со мной произошел любопытнейший случай. Около  восьми
раздается звонок в дверь. Открываю. Стоит длинный тощий и сутулый мужчина  -
настоящий диснеевский персонаж, с таким острым и длинным носом, что им можно
вскрывать пивные банки, - спрашивает у меня: "Вы - Джон Мошер, чертежник  из
"Ингрехэм и Кроувелл?" Когда я ответил утвердительно, он явно  разочаровался
и сказал, что просит извинения за беспокойство - дескать ошибся  адресом.  Я
поинтересовался, что все это значит. Он  ответил,  что  у  него  есть  друг,
старый школьный приятель по имени Джон Мошер, который  работает  чертежником
где-то  в  районе  Лос-Анджелеса.  Адреса  он  не  знает,  но  пытается  его
разыскать. Еще раз извинившись, он ушел. Не знаю  почему,  но  он  никак  не
выходит у меня из головы.
   Описание Мошером внешности визитера заставило Моргана вздрогнуть.
   - Как он узнал, что ты работаешь чертежником? Мошер удивился.
   - Я как-то не подумал  об  этом.  Наверное,  он  просто  знал,  на  какую
компанию я работаю.
   - А, может быть, он обзванивал все фирмы в Лос-Анджелесе, в которых  есть
чертежники, и спрашивал, не работает ли у них  Джон  Мошер,  -  предположила
Стефани.
   - Что ж, вполне возможно. Но я думаю, что намного  проще  было  бы  взять
телефонный справочник и обзвонить всех Джонов Мошеров.  -  Скорее  всего  он
лентяй, - сказал  Хэлперт.  Официантка  принесла  заказ,  и  они  больше  не
возвращались к этой теме.

***

   У Моргана этот рассказ  не  шел  из  головы  даже  после  того,  как  они
возвратились в офис.
   Когда они входили в приемную, на столе настойчиво звонил телефон. Стефани
сняла трубку.
   - Да... У нас есть Джеймс Морган. Он как раз здесь... Затем она  положила
трубку на рычаг и недоуменно пожала плечами.
   - Странно, Джим. Какой-то человек  сказал,  что  ему  передали  из  нашей
конторы записку, подписанную одними инициалами. Он спросил, есть  ли  у  нас
чертежник, имя и фамилия которого начинались бы с букв "Дж." и "М". Когда  я
ответила "да", он, вместо того чтобы сказать, что хочет поговорить с  тобой,
повесил трубку.
   Морган как молотом был оглушен  догадкой.  Имя  и  фамилия  Джона  Мошера
начинались с тех же букв. Из истории, рассказанной Мошером во  время  ланча,
не трудно было догадаться, что последует дальше., Исписанные листы бумаги  в
той папке не могли привести  остроносого  непосредственно  к  Моргану,  зато
давали ключ к выяснению рода  его  деятельности.  Поскольку  на  папке  были
вытиснены инициалы "Дж.  М.",  то  остроносому  ничего  не  оставалось,  как
обзвонить строительные фирмы в городе и выяснить, есть ли в них  чертежники,
имя и фамилия которых начинаются с этих букв. Потом он наносит визит  к  ним
домой, чтобы взглянуть на их внешность. Домой, а не  на  работу.  По  мнению
Моргана, он делает это по двум причинам. Во-первых, потому что, как правило,
работает в специальных помещениях и редко появляются среди  других,  любящих
пообщаться сотрудников фирмы. Во-вторых, мистер  Нос,  вероятно,  планировал
предпринять какие-то активные действия против  человека  с  инициалами  "Дж.
М.".  Уединенность  жилья  как  нельзя  лучше  способствует  реализации  его
замыслов, чего не скажешь о переполненном людьми офисе.
   На какой-то момент Морган убедил себя в том, что в телефонном справочнике
должно  быть  много  Джеймсов  Морганов,  проживающих  в   Лос-Анджелесе   и
окрестностях, поэтому потребуется длительное время,  чтобы  идентифицировать
их всех. Но затем он понял, что проще посмотреть справочник улиц  города,  в
котором значились адреса  и  фамилии  владельцев  частных  домов  и  род  их
занятий. Из него Нос мог выяснить, что Джеймс Морган работал чертежником.
   Тревожные размышления, очевидно, отразились на его лице, потому что Клайв
Хэлперт спросил:
   - Что с тобой, Джим?
   Морган жалко ухмыльнулся коллеге, и, ничего не ответив, направился к себе
в комнату.
   Арнольд Лонг еще не вернулся с ланча. Едва Морган сел за кульман,  как  в
чертежную вошла Стефани.
   - Да, Стефани? - Но Морган уже знал, с чем она пришла.
   - Тот телефонный звонок, Джим, сильно огорчил тебя. По твоему поведению в
последние дни я поняла, что с тобой стряслась беда. Не знаю почему, но  меня
это тревожит. Мне бы хотелось тебе помочь, если я, конечно, смогу.
   Морган взял себя в руки.
   - Я очень благодарен тебе, Стефани, за предложение, но  с  этим  делом  я
должен справиться сам. - Глянув ей в глаза, он сказал:
   - Пожалуйста, не волнуйся. Если бы кто-либо  мог  мне  помочь,  я  бы  не
колеблясь воспользовался предложением. Но такой необходимости нет.  Ну  как,
мы все еще друзья?
   - Конечно, Джим.
   Может быть, его отказ  все  же  обеспокоил  ее?  Стефани  задержалась  на
мгновение словно собиралась что-то сказать, но тут вернулся Арнольд Лонг,  и
она, улыбнувшись, вышла.
   И опять Морган никак не мог сконцентрировать свое  внимание  на  чертеже.
Правда, кое-какой прогресс в работе над картой все же наметился, но трудился
он механически и значительно медленнее обычного. Мысль о том, что человек  с
острым носом сел ему на хвост, коренным образом изменила  решение,  принятое
Морганом накануне. Теперь хранить у себя деньги нельзя.  Назрело  проведение
новой дискуссии с Анитой. Придя домой, он дал себе слово, что  на  этот  раз
будет непоколебим. Если только он позволит ей  опять  уговорить  себя,  дело
кончится тем, что оба окажутся жертвами мести гангстеров. В девять вечера по
вторникам Морган встречался кое с кем из старых друзей поиграть в боулинг. В
этот  вторник  он  решил  нарушить   давнюю   традицию   и   заменить   игру
душеспасительной беседой с Анитой на тему о деньгах и о мистере  Носе.  Даже
если б он хорошо знал свою женушку, ему бы потребовался целый вечер.  Приняв
решение, он тем не менее знал, что его,  быть  может,  придется  изменить  и
перенести разговор. Жизнь, без сомнения, прекрасная штука - особенно  с  тех
пор, как они оба решили повременить с визитом в полицию. Но он знал,  что  с
той самой минуты, как он сообщит ей, что деньги все же придется  отдать,  на
него обрушатся все силы ада. И все же,  решил  он,  ему  вполне  хватит  для
переговоров послеобеденного времени.
   Как обычно, Анита ждала его с коктейлями.
   Она сердечно поцеловала его.
   - Я оплатила счет за электричество, дорогой, и внесла сумму в счет займа.
Я ненавижу эту контору. Было бы прекрасно, если бы нам  больше  не  пришлось
туда обращаться.
   В обозримом будущем это невозможно, вскользь подумал Морган и взял стакан
с коктейлем.
   Анита пребывала в прекрасном  расположении  духа  и  во  время  обеда  не
обратила внимания на озабоченный вид мужа. Когда же тарелки  были  убраны  и
они уютно устроились на диване в гостиной, она  внезапно  заметила,  что  ее
беззаботная болтовня почти не находит в нем отклика.
   -  Ты  такой  молчаливый,  Джим.  Стряслось  что-нибудь?  Морган  глубоко
вздохнул.
   - Стряслось. Этот тип с острым носом узрел-таки, кто я такой.
   Ее голубые глаза округлились от удивления.
   - Ради всего святого, скажи каким образом? - воскликнула она.
   Он поведал ей историю, которую услышал  за  ланчем  от  Джона  Мошера,  о
телефонном звонке на работу и о расспросах о чертежнике  с  инициалами  "Дж.
М.".
   Когда он кончил говорить, Анита зашлась в гневе.
   - Он же не может знать наверняка, что передал деньги именно тебе.  Отсюда
следует, что ему известно лишь то, что  чертежник  по  имени  Джеймс  Морган
работает у "Кристиан энд Хауард".
   - Все это так, но он  в  любую  минуту  может  постучать  в  нашу  дверь,
сославшись на  то,  что  ищет  своего  старого  школьного  товарища  Джеймса
Моргана. Я помню о нашем уговоре не  обсуждать  денежный  вопрос  в  течение
недели, но случившееся сегодня в корне меняет дело. Детка, мы  прямо  сейчас
должны пойти в полицию.
   - Но ты же ОБЕЩАЛ! - завизжала от ярости Анита.
   - А если меня убьют!? - спросил он как бы между прочим. - Ведь эти люди -
гангстеры.
   - В этом-то вся суть. Если ты отдашь  деньги  в  полицию,  Дэнгнон  может
убить тебя из мести. А так они еще могут тебя и не найти. Если же ты вернешь
эти деньги, возникнет шум в прессе - появятся твои фото  в  газетах,  имя  и
адрес... Вот тогда, Джим, они НАВЕРНЯКА тебя найдут. В  это  время  к  двери
дома подъехала машина.

***

   Джим Морган кинулся к  окну,  задернул  шторы  и  выглянул  в  щель.  Уже
стемнело, и ему не удалось разглядеть сидевшего  в  машине  человека.  Потом
машина дала задний ход, и на какое-то  мгновение  ему  показалось,  что  она
подъехала к дому, чтобы развернуться. Но затем шофер развернул ее и поставил
перед домом с таким расчетом, чтобы слева можно было выйти на тротуар.
   Когда он открыл дверцу, в кабине зажглась лампочка, и Морган четко увидел
лицо водителя. Это был мистер Нос. Он ступил на тротуар и  подошел  к  дому,
чтобы посмотреть его номер.
   - Это тот самый тип, что оставил папку  с  деньгами,  -  хриплым  голосом
прошептал Морган.
   Он бросился на кухню.  Анита  поспешила  следом,  громко  цокая  по  полу
каблуками. Ее глаза расширились от страха.
   - Джим! - прошептала она. - Что ты собираешься делать?
   Он достал из ящика буфета револьвер 38-го калибра и проверил, заряжен  ли
он.
   - Надеюсь, ничего, - буркнул он. - Но,  когда  гангстер  позвонит,  я  не
открою ему дверь без револьвера. - Крутанув  барабан,  он  поставил  его  на
место и сунул револьвер в задний карман брюк.  -  А  тебе  лучше  отойти  от
дверей.
   - НЕТ, - упрямо заявила Анита. - Так дела не делаются, Джим. Лучше я  его
встречу, а ты спрячься в спальне. Я скажу, что тебя нет дома, что ты  будешь
позже.
   - А что это даст?
   - Делай, как я сказала! - Она потащила его от двери. - Я не  хочу,  чтобы
ты застрелил его или он тебя. Джим, говорю тебе, нам нужно время!
   Раздался звонок. Анита нетерпеливым жестом велела  ему  скрыться  с  глаз
долой. Моргану очень не хотелось оставлять ее наедине с  человеком,  который
почти наверняка был гангстером. Он вздрогнул, словно от боли. Но, может,  ей
ничего не грозит?
   Она всего лишь скажет пришельцу, что мужа нет дома, и он вряд  ли  станет
нападать на нее. Конечно, на некоторое время это  отсрочит  их  встречу,  но
человек непременно вернется. И тогда  Морган  принял  решение:  пусть  Анита
отошьет его.
   Через гостиную он прошел в спальню, а Анита направилась к входной двери.

Глава 8

   Прошло не более двух-трех минут, прежде чем дверь  в  спальню  открылась.
Анита выглядела триумфатором.
   - Я сказала ему, что тебя  вызвали  за  город,  и  ты  будешь  не  раньше
завтрашнего вечера, - заявила она. - Он поблагодарил и уехал.
   - Нам всего лишь  удалось  отложить  неприятности  до  завтра,  -  сказал
Морган. - Что он сказал, когда ты ему открыла дверь?
   - Он спросил, дома ли ты. Я ответила, что тебя нет в городе, что ты уехал
с каким-то поручением. Он сказал, что это не важно и ушел. Вот и все.
   Морган вернулся в гостиную. Анита проследила как он  прошел  на  кухню  и
положил револьвер обратно, в ящик буфета.
   Когда он подошел к телефону, она спросила:
   - Что ты намерен делать?
   - То, что я должен был сделать сразу. Позвонить в полицию.
   Она метнулась к телефону и нажала на рычаг, едва он снял трубку.
   - Погоди, Джим! Мы должны все обсудить...
   - Меня тошнит от твоих бесконечных  обсуждений.  Когда  бандюга  вернется
завтра, здесь должен быть полицейский. Я хочу, чтобы он послушал  из  засады
наш разговор... Отойди от телефона.
   - Но у меня есть план, - выкрикнула она.
   - Какой еще план?
   - Ну, не план, а идеи. Дай  мне  сутки,  дорогой,  чтобы  просчитать  все
детали. Если это не сработает, Джим, я клянусь, что сама позвоню в полицию.
   - Так что это за идея?
   - Тебе она покажется глупой. Я расскажу о ней, когда продумаю детали.
   - Нет у тебя никакого плана, - сказал Морган. - Ты просто хочешь выиграть
время. Убери руку с телефона!
   - Я прошу только двадцать четыре часа! Ты что, не веришь мне?
   - Нет.
   Она была потрясена.
   - Ну хорошо, дай мне время до утра. За завтраком я изложу тебе свой план.
Если он тебя не устроит, можешь позвонить в полицию. Ну как, решено?
   - Но окончательное решение - за мной.  И  ты  не  будешь  оспаривать  это
решение, каким бы оно ни было. Она клятвенно подняла руку.
   - Обещаю.
   - И все-таки я  идиот.  Ну  да  ладно.  О'кей,  -  согласился  он.  -  До
завтрашнего утра. Но предупреждаю тебя, Анита, спасти нас может только чудо.
А я хочу выбраться из этого дерьма.
   Она положила  руки  ему  на  плечи  и  нежно  поцеловала  ямочку  на  его
подбородке.
   - Ты не прогадаешь, что согласился подождать, мой сладкий. Прости, жди  и
узнаешь, что будет. Он взглянул на нее вопросительно.
   - Но ведь у тебя действительно нет никакого плана, ведь так?
   - Жди и узнаешь, - повторила она и посмотрела на стенные часы. - Джим! Ты
знаешь, что уже десять минут девятого?
   Морган удивился.
   - Ну и что?
   - Ведь в девять у тебя боулинг!
   - Аа-а, ты об этом! Ты считаешь, что в  таком  состоянии  я  могу  гонять
шары?
   - Ты не можешь подвести свою команду, Джим. Они зависят от тебя.
   Это правда. Они зависели от него.
   - А если этот тип следит за домом?
   - А зачем ему следить? Он считает, что тебя нет в городе.
   Она пошла в гостиную.  Морган  не  спускал  с  нее  глаз.  Она  осторожно
приоткрыла штору и выглянула в окно.
   - Машина уехала.
   - Это не значит, что он не припарковался где-нибудь неподалеку  и  теперь
наблюдает за входом. Нет, я не оставлю тебя ночью одну.
   - Но мне-то он не угрожает, - настаивала Анита. - По крайней мере до  тех
пор, пока не убедится, что следит за нужным  ему  человеком.  Он  ничего  не
предпримет, пока не посмотрит на тебя. - Она была настроена шаловливо, точна
пушистый бобренок.
   Морган согласно кивнул.
   - Стоит мне только выйти из дома, он именно это и сделает, если, конечно,
сидит в засаде.
   - Да, если он где-то неподалеку. - Анита сморщила свое милое личико. - Но
я уверена, Джим, что он не знает, что ты дома. Даже  если  он  и  следит  за
домом, ему наверняка и в голову не придет, что ты сидишь в машине, которую я
выведу из гаража.  Он  скорее  подумает,  что  я  поехала  в  кино  или  еще
куда-нибудь.
   - Допустим, что так. Ну и что из этого?
   - Джим, я обогну наш квартал и выеду на  соседнюю  улицу,  к  парку.  Тем
временем ты выскочишь через задний ход, пересечешь школьный двор и незаметно
сядешь в машину. После игры ты опять незаметно проскользнешь в машину,  и  я
привезу тебя домой. Если он не покинет свой  наблюдательный  пост  и  тогда,
когда я буду въезжать в гараж, он решит, что я была на вечеринке. А  о  тебе
он даже и не подумает.
   - Ты считаешь, что я смогу в такой обстановке играть в боулинг?
   Морган нахмурился.
   - Джим, тебе нужно расслабиться. Ну что ты будешь делать, если останешься
дома? Слоняться по дому? Боулинг успокоит твои нервы.
   Она явно что-то замыслила. Но что?
   Внезапно Морган подумал, что ему, собственно говоря, все равно. Она права
в одном - ему надо отвлечься. А если  он  будет  сидеть  дома,  Анита  опять
заведет разговор о ста тысячах. Он сыт всем этим по горло. Она права, и  его
приятели на самом деле рассчитывают на него... К тому же, уехав из дома,  он
даст ей возможность проявить свои стратегические  способности.  В  противном
случае он никогда не узнает о них. Это лучший способ проверить, как работают
ее мозги, до того как он привлечет к делу полицию.
   - Хорошо.
   Морган  надел  куртку,  которую  обычно  надевал,  отправляясь  играть  в
боулинг, взял из спальни сумку с шарами и  пошел  к  задней  двери.  К  тому
времени, когда он пересек школьный двор, Анита уже парковала машину.
   Он подождал в тени дерева, пока не убедился, что сзади нет хвоста.  Когда
она вышла из машины, он быстро пересек улицу  и  бросил  на  заднее  сиденье
сумку.
   - Никого не заметила?
   - Я не думаю, что он наблюдает за домом, милый, - сказала она. -  Пока  я
ехала, я внимательно осмотрела припаркованные машины. В них никого нет.  Так
что развлекайся, милый.
   - Ну ладно, тогда поехали.
   Он сел за руль, а Анита прильнула к  нему  и  нежно  чмокнула  в  щеку  -
Смотри, чтобы тебя не надули, - предупредил Морган. - Даже если он уехал, он
может вернуться. Запри все двери и никому не открывай. Ты слышишь?
   - Обещаю, дорогой.
   Она помахала ему рукой и, перебежав через дорогу, направилась  в  сторону
школьного двора.

***

   Приехав на место, Морган почувствовал, что у него нет  настроения.  Играл
он ужасно. По правилам лиги, если игрок команды  не  показал  результативной
игры, то он  получает  10  штрафных  очков,  которые  вычитаются  из  общего
результата. Таким образом, команда Джима получила только 130 очков, то  есть
значительно меньше, чем она заработала. Это был позор.
   После этого Морган вышел из игры.
   В половине двенадцатого он остановился у школьного двора.
   Когда Морган вылезал  из  машины,  какой-то  человек  садился  в  машину,
стоявшую на той же стороне улицы. Это был "бьюик" с откидным  верхом,  точно
такой, как у Клайва Хэлперта и такого  же  ярко-красного  цвета.  В  темноте
Морган не разглядел лица человека, но по росту и ширине плеч он напомнил ему
Хэлперта. Что ему здесь нужно?
   - Клайв? - окликнул его Морган. Но человек как раз включил двигатель и не
услышал его голоса. Машина тронулась еще до того, как Морган  успел  сделать
несколько шагов в ее сторону.
   Нахмурившись, Морган пересек школьный двор. Анита  пила  на  кухне  кофе.
Бросив на стол ключи от машины, он сказал:
   - Я оставил ее на том же месте.
   Анита молча встала, прошла в соседнюю  комнату  и  надела  пальто.  Через
несколько секунд она вышла, Морган заметил еще одну чашку с блюдцем в  мойке
для посуды.
   Когда она, уже в пальто, снова вошла на кухню, Морган сухо бросил:
   - Были гости?
   - Да, - сразу же ответила она. - Клайв  Хэлперт.  Я  расскажу  тебе,  как
только пригоню машину.
   Она вышла через заднюю дверь.
   Морган отнес сумку с шарами в спальню, повесил на крючок куртку и вышел в
гостиную, дожидаться ее возвращения. Вскоре раздался шум мотора. Анита вошла
в дом через парадный вход и  исчезла  в  спальне.  Морган  ожидал  ее  возле
камина. Она вошла в комнату и плюхнулась на диван.
   - Ну и как боулинг?
   - Что было нужно Клайву?
   Его озадачило раздражение, которое он ощутил в ней.
   - Я позвонила ему и попросила приехать.
   - Зачем?
   - Ты что, ревнуешь?
   - А что, есть основания?
   - Не будь брюзгой, Джим! Я попросила Клайва оказать мне любезность.
   - Какую еще любезность?
   - Он нужен для осуществления моего плана, - спокойно пояснила Анита. -  Я
не тратила попусту время, Джим. У меня действительно есть план. Он зародился
в тот момент, когда я шла открывать дверь этому типу. Но я тебе тогда ничего
не сказала.
   - Почему?
   - А потому, что ты сразу бы начал его критиковать. Но дело сделано, и  ты
уже не сможешь мне  помешать.  Нам  больше  не  нужно  бояться  остроносого,
дорогой. Он сюда не вернется.
   - Ближе к делу!
   - Я и так близка к делу. Тогда, когда этот человек позвонил в дверь, я не
сказала тебе всю правду. Я не говорила  ему,  что  ты  уехал  из  города.  Я
сказала ему, что тебя нет дома, но ты вернешься часов в десять. И  попросила
его зайти в это время.
   Он уставился на нее удивленным взглядом.
   - За каким чертом ты сделала это?
   - Потому, что это входило в мой план.  Я  задумала  пригласить  Клайва  и
выдать его за тебя. Когда остроносый пришел в десять, его в дверях  встретил
Клайв. Человек спросил, не он ли Джим Морган, и Клайв ответил "да", то  есть
так, как я его просила. Тогда человек сказал, что ошибся:
   Клайв - не Джим Морган, которого  он  разыскивает,  и  уехал.  Теперь  ты
можешь расслабиться, дорогой. Он нас больше не побеспокоит.
   Морган молча стоял, глядя с высоты своего роста на Аниту.
   - Тогда зачем была нужна вся эта мышиная возня - исчезать из  дома  через
черный ход, крадучись, влезать в машину, тайком объезжать квартал?..
   Она вскочила с дивана, подбежала к нему и обвила его шею обеими руками.
   - О, дорогой мой, я очень боялась,  что  ты  провалишь  мой  замысел  Мне
хотелось тебе помочь, и потому я  пригласила  Клайва.  Ты  не  сердишься  на
меня?
   - Ты говоришь черт знает что! Тебя бы  следовало  как  следует  выпороть.
Зачем ты втянула Клайва в это дело?
   - Но, милый, мы же старые друзья. И ты знаешь, что Клайв для меня сделает
все. - Она рассмеялась, как бы говоря при этом: вот видишь, мы опять, как  в
старые времена,  играем  в  игру  под  названием  "ревность".  Но  его  лицо
по-прежнему оставалось непроницаемым.
   Она сняла руки с его шеи. Весь ее вид выражал  разочарование,  словно  он
испортил все дело.
   - Я ничего ему не объясняла. Я сказала, что для тебя  это  имеет  большое
значение, а для него - никаких неприятностей.
   - Ничего себе - никаких неприятностей! - взорвался Морган. -  Как  ты  не
можешь вбить в свою глупую башку, что эти люди -  гангстеры?  Теперь  и  его
могут убить, как и нас!
   - О, Джим, не делай  из  этого  мелодрамы.  Шутка  сработала,  ведь  так?
Человек этот никогда сюда не вернется. Но  даже  если  и  вернется,  как  он
узнает, кем является Клайв Хэлперт?
   - Я не давал тебе своего согласия на то, чтобы подвергать опасности жизнь
другого человека, - сквозь зубы прорычал Морган. - Ты была чертовски права в
том, что я никогда бы не согласился с твоим  чудесным  планом.  Я  и  сейчас
налагаю на него "вето", Анита. Завтра я расскажу Клайву, как ты его подвела.
   - Джим, ты не сделаешь этого! Как ты не  можешь  понять,  что  теперь  мы
можем не отдавать деньги! Клайву же ничто не грозит!
   - Это ты так считаешь, - мрачно возразил он. - Я же думаю, что ему грозит
страшная опасность. Единственное, что  мы  можем  сделать,  так  это  честно
рассказать, с чем он может столкнуться благодаря твоему гениальному плану, и
что может получить пулю в затылок.
   - О, ты меня выведешь из себя! - она в ярости  топнула  ногой.  -  Поверь
мне, мы полностью одурачили того типа! Клайву ничего не грозит!
   - Пусть Клайв сам решит это. Я воспользуюсь  одним  из  компромиссов,  на
которые ты очень щедра, и поговорю с Клайвом.  Если  он  сочтет,  что  нужно
все-таки известить полицию - а он все же не такой безголовый как ты! - тогда
мы отправимся туда вместе. Если же он не...
   - Я расскажу тебе, что произойдет, если он не... - фыркнула Анита.  -  Он
захочет получить часть денег, вот чем все кончится. Почему ты думаешь, что я
не рассказала ему, в чем дело. Джим, у тебя есть хоть капля здравого смысла?
Ведь мы говорим о ста тысячах долларов!
   - Ты только о деньгах и думаешь! - воскликнул он.  -  Для  тебя  они  как
наркотик! Ты и меня хочешь обратить в свою веру! Из-за денег ты готова  хоть
в ад идти, хоть утопиться, да и меня с Клайвом подставить под пули!
   - Это не мои деньги, а наши, - сказала она с отчаянием.
   - Больше с тобой на эту тему я  говорить  не  намерен,  -  ответил  он  с
отвращением. - Я иду спать.
   Он повернулся и направился в спальню. Когда же пришла Анита,  Морган  уже
лежал в постели, делая вид, что спит. Он слышал, как она раздевалась.  Потом
легла, прижавшись к  его  спине.  Ночную  сорочку  она  не  надела.  Полежав
немного, стала нежно нащупывать застежку его пижамы. Несмотря на то  что  он
был на нее сердит, в нем постепенно пробудилось желание.
   - Не прикидывайся, - одернул он ее. Он почувствовал, как  она  напряглась
всем телом и тут же отодвинулась от него и повернулась на другой бок.

Глава 9

   Утром во вторник Морган проснулся  от  звонка  будильника.  Он  нажал  на
кнопку стопора и выскользнул из-под одеяла. В то утро ему  больше  всего  на
свете не хотелось, чтобы повторились события прошлого вечера.
   Он побрился, быстро оделся и вышел  из  дома,  даже  не  разбудив  Аниту.
Позавтракал он в какой-то забегаловке по пути на работу.
   Втиснув машину в отведенное для нее место на стоянке, он вдруг вспомнил о
купленной им новой папке и вынул ее из багажника. Никто на  работе  даже  не
обратил на нее внимания с тех пор, как в  понедельник  Стефани  вспомнила  о
папке. Может быть, подумал он, не стоило и тратиться на нее.
   Он пришел за десять минут до начала работы, Стефани еще не было.  Телефон
на ее столе настойчиво звонил Морган снял трубку.
   - "Кристиан энд Хауард".
   - Джим? - послышался в трубке голос Аниты. - Почему ты меня не разбудил?
   - Что тебе нужно?
   - Вчера вечером мы с тобой так ни о чем и не договорились, - сказала  она
обеспокоенно. - Надеюсь, ты не совершишь ничего необдуманного, а?
   - Я уже сказал, что намерен предпринять. Я собираюсь  рассказать  Клайву,
во что ты его впутала.
   - Нельзя ли с этим повременить? Не говори с ним хотя бы до завтра.
   - Я и так уже целую неделю тяну время.
   - Ну обещай мне хотя бы не звонить в полицию  -  Все  будет  зависеть  от
Клайва. В этот момент дверь приемной открылась, и вошла  Стефани  с  Клайвом
Хэлпертом.
   - Прости, я больше не могу говорить с тобой, - сказал Морган.
   - Джим, позвони мне. Дай мне знать... Он положил трубку.
   - Привет! - сказал Морган. - Клайв, можно тебя на минутку?
   Обычно приветливая улыбка Хэлперта  мгновенно  исчезла  с  его  лица.  Он
сказал:
   - Конечно. Пошли ко мне в комнату -  Погоди,  я  только  заброшу  к  себе
папку. Когда Морган вошел в комнату Клайва, тот  стоял  с  газетой  в  руках
возле стола, пробегая глазами заголовки. Морган прикрыл дверь.
   Хэлперт бросил на него поверх газетного листа холодный взгляд.
   - Ну, а теперь что? - спросил он. - Какой еще подлог я должен совершить?
   - Прошу прощения, Клайв, за прошлый  вечер.  Мне  и  в  голову  не  могло
прийти, что Анита втянет тебя в это дело. Если бы я  узнал  об  этом,  я  бы
вздул ее хорошенько.
   Помолчав, Хэлперт проговорил:
   - Ты что, действительно  ничего  не  знал?  А  Анита  совсем  другое  мне
сказала.
   - Случается, моя жена, мягко говоря,  искажает  правду?  -  сухо  ответил
Морган. - Ты хоть разобрался в том, что вчера произошло и ради чего?
   Хэлперт неожиданно ухмыльнулся.
   - Честно говоря, Джим, когда Анита позвонила мне, я решил, что наконец-то
она вспомнила обо мне, как о мужчине. Я знал, что по вторникам  ты  уезжаешь
играть в боулинг, а после того, как она  проинструктировала  меня  поставить
машину на соседней улице и проскочить незаметно в дом  через  заднюю  дверь,
что еще мне оставалось подумать?
   - Клайв, ты хоть знаешь, во что тебя втравила Анита и ради чего?
   Улыбка сошла с губ Клайва.
   - В основном, понял. Человек, звонивший в твою дверь, очень соответствует
описанию незнакомца, якобы ищущего своего друга юности, которое дал вчера во
время ланча твой приятель. Да и вся история похожа как две  капли  воды.  Он
сказал,  что  разыскивает  школьного  товарища  по  имени   Джеймс   Морган,
работающего чертежником где-то в районе Лос-Анджелеса. Я всю ночь  думал  об
этом.  И  тогда  вспомнил  о  телефонном  звонке  к  нам  в   офис,   кто-то
интересовался, работает ли здесь чертежник с инициалами "Дж.  М.".  Когда  я
сообразил, что твое имя и имя Джона Мошера начинаются с одних и тех же букв,
я все понял.
   - Значит, тебе известно все? - воскликнул Морган.
   - Как тебе сказать, я не знаю, ПОЧЕМУ он разыскивает тебя. Но  мне  ясно,
что этот парень с длинным носом упорно охотится  за  кем-то,  кого  знает  в
лицо, а также знает, что он  работает  чертежником,  и  его  имя  и  фамилия
начинаются с "Дж. М.". А так как Анита выставила меня за тебя, я понял,  что
"Дж. М.", которого он разыскивает, - и есть ты. Если бы  это  было  не  так,
тогда и подмена не нужна.
   - Ну раз ты так много понял, может быть, ты знаешь, кто такой Пиноккио?
   - Пиноккио?
   - Это я так прозвал его. Еще я называю его мистер Нос.
   - Конечно. Это Элфред Шарп.
   От удивления у Моргана отвалилась челюсть.
   - Тебе известно ЕГО ИМЯ? Даже я его не знаю!
   - В этом нет ничего удивительного, - ответил Хэлперт. - Я сам только  что
узнал об этом.
   Он развернул газету, которую держал в руках, и разложил ее на столе. Один
из  заголовков  гласил:  "Суд  предъявил  обвинение  Дэгнону  и  шести   его
сообщникам".
   Сразу под заголовком были помещены  фотографии  семи  человек.  Первый  -
темнолицый мужчина с  головой,  напоминающей  по  форме  пулю,  и  с  седыми
волосами. Под фото - подпись; Энтони (Тони) Дэгнон.
   На третьей фотографии был изображен человек с очень острым носом. Подпись
под ней сообщала, что его имя Элфред ("Эл-мешочник") Шарп.
   Морган бегло пробежал заметку, сопровождаемую фотографиями.  Единственным
обвинением, которое Большое жюри предъявило  Дэгнону,  была  тайная  продажа
билетов подпольной лотереи по четырехкратной стоимости, что было равносильно
вымогательству.  "Эл-мешочник"  Шарп,  который,  как  сообщила  газета,  был
кассиром этой преступной шайки, обвинялся  лишь  в  распространении  билетов
лотереи.  Остальным  пятерым  были   предъявлены   обвинения   в   различных
преступлениях, начиная с незаконных  действий  и  кончая  (в  двух  случаях)
убийствами Все, за исключением обвиненных в убийствах, были  освобождены  до
суда под залог. Морган взглянул на Хэлперта.
   - Ну и как? - поинтересовался  инженер.  -  Я,  кажется,  точно  произвел
расчеты. Но я никак не  могу  понять,  почему  этот  дэгновский  прихвостень
охотится за тобой?
   - Клайв, ты не представляешь, как я  обо  всем  этом  сожалею,  -  сказал
Морган. - Анита не должна была втягивать тебя в это  дело.  У  нее  здравого
смысла меньше, чем у ребенка.
   - Ты уже говорил мне  об  этом,  -  мрачно  заметил  Хэлперт.  -  Но  мне
чертовски хотелось бы знать, зачем я гангстерам.
   - Ты им совсем не нужен. Им  нужен  я.  Но  теперь  у  них  есть  причина
поинтересоваться, какую роль играешь в этом деле ты. После  всех  объяснений
ты, наверное, захочешь, чтобы я сообщил в полицию. Это твое право, Клайв.  Я
не хотел тащить тебя в свидетели. Пожалуйста, забудь все, что  ты  узнал.  В
действительности же случилось так что по чистой случайности у меня оказались
деньги, которые...
   Дверь отворилась, и в комнату вошел Эрнест Хауард.
   Младший партнер обратился к Хэлперту:
   - Ты готов поехать взглянуть на строительный проект Мастерсона?
   - Через минуту буду готов, Эрни, - ответил Хэлперт. - Вот только  закончу
разговор с Джимом. Хауард взглянул на часы.
   - Мы договорились с Мастерсоном быть на стройплощадке через тридцать пять
минут. Нельзя заставлять его ждать нас,  Клайв,  ведь  он  еще  не  подписал
контракт.
   Он ждал стоя. Хэлперт тоже встал и взял шляпу.
   - Извини, Джим. Разговор придется отложить.
   - Хорошо, - ответил Морган.
   Он вышел в приемную и направился к себе в чертежную. Остальные  двинулись
в противоположном направлении. Вдруг Хэлперт остановился и окликнул:
   - Джим!
   Морган обернулся. Хауард ждал,  нетерпеливо  притоптывая  ногой.  Хэлперт
поспешно подошел к Моргану. Инженер спросил едва слышно:
   - Анита говорила тебе о фотографии?
   - О какой фотографии?
   - О твоем портрете, восемь на десять, что на  телевизоре.  Я  не  обращал
внимания на фото, пока Шарп не ушел. Я только потом понял, что снимок хорошо
виден даже от входной двери. Правда, я не  думаю,  что  Шарп  смотрел  в  ту
сторону, но все же... Если же он его заметил, мое присутствие вряд  ли  тебе
помогло.
   - Анита ничего мне не сказала, - ответил Морган. - Значит, появилась  еще
одна причина для беспокойства.
   - Ну, это еще как посмотреть. Когда я обратил на фото  ее  внимание,  она
напрочь отмела подозрение. Она никогда не умела считаться  с  препятствиями,
если они ей мешали. Какая сумма фигурирует в этом деле? Ты как раз  упомянул
о деньгах, когда вошел Эрни. Деньги - немаловажный фактор.
   Хауард нетерпеливо окликнул:
   - Клайв, мы опаздываем!
   Уже на ходу Хэлперт быстро сказал:
   - Не звони в полицию, Джим, пока мы не обмозгуем это дело. Здесь  кое-что
есть, ну а коль скоро я уже вляпался в него, то хотел бы вникнуть в  детали.
Не предпринимай ничего,  пока  мы  не  поговорим.  Инженер  присоединился  к
Хауарду, оставив Джима Моргана в раздумье.
   А тут еще Джим оказался в качестве объекта для небольшого шантажа.

Глава 10

   За десять минут до полудня Стефани заглянула в чертежную.
   - Джим, только что звонил Клайв. Он сказал, что,  наверное,  пробудет  на
стройплощадке у Мастерсона весь день. Просил передать, чтобы ты позвонил ему
вечером домой насчет того, о чем вы  говорили,  если  это  еще  не  потеряло
смысла.
   - О'кей, - ответил Морган. - Спасибо.
   Когда спустя несколько минут он, отправляясь на ланч, вошел  в  приемную,
зазвонил телефон, и Стефани сняла трубку.
   - Твоя жена, - сказала она, протягивая ему трубку.
   - Да, Анита?
   - Я не могу больше ждать, - раздался в трубке ее голос. - Я просто  схожу
с ума. Ты говорил с Клайвом?
   - Нам не дали договорить. Он уехал, и его не будет до  конца  дня.  Клайв
просил меня позвонить ему вечером.
   - Значит, вы ничего не решили?
   - Нет еще.
   - О, как я рада!
   Однако он не сказал ей, что теперь уже никак нельзя не ввести инженера во
все подробности дела.
   - Ну хорошо, я буду дома, как обычно. Когда он  положил  трубку,  Стефани
загадочным тоном произнесла:
   - Ты можешь не идти со мной на ланч, если тебе  не  хочется,  Джим.  Пока
Клайва нет... Морган спросил:
   - Тебе хотелось бы пойти одной?
   - Конечно, нет. - Ее щеки вспыхнули румянцем. - Я хочу сказать, ты  вовсе
не обязан...
   - Плюнь ты на все и пошли!
   Краска на ее лице стала гуще, но она с готовностью поднялась из-за стола.
   Направляясь со Стефани к лифту, Морган  испытывал  некоторую  неловкость,
которую никогда прежде не  ощущал  в  присутствии  Хэлперта.  Это  случилось
впервые. Ему предстояло завтракать со Стефани  тет-а-тет,  и  он  чувствовал
себя мальчишкой, пришедшим на первое свидание.
   Этому надо положить конец,  подумал  он.  Кстати,  ему  всегда  приходила
подобная мысль, когда случалось оказаться в одной компании с привлекательной
девушкой.  Как  женатый  человек,  самое  большее,  что  он  мог  предложить
златокудрой красавице, это легкий флирт, который в конце концов не  принесет
ничего, кроме сердечной боли Стефани, Аните и ему самому. Было бы разумным в
подобной ситуации - отступить, пока они со Стефани не зашли слишком далеко.
   Войдя в лифт, Морган глубоко вздохнул.
   - Послушай, Стефани. Я знаю, ты можешь подумать обо мне все  что  угодно,
но я сейчас вспомнил, что должен был сделать одно дело. Ты не  рассердишься,
если я покину тебя и оставлю завтракать в одиночестве?
   - Не глупи, Джим. - Разочарование, проглянувшее в этот момент на ее лице,
сменилось облегчением,  вызванным  его  словами.  Значит,  в  ней  тоже  шла
внутренняя борьба.
   Оказавшись на автостоянке, Стефани села в свой "фольксваген" и, махнув на
прощание  рукой,  поехала  в   направлении   Хоуп-стрит.   Он   повернул   в
противоположную сторону, зашел в ресторан, в котором никогда прежде не  был,
и в одиночестве проглотил свой ланч.

***

   В тот вечер, когда Морган вернулся с  работы  домой,  ему  не  предложили
привычного коктейля. Анита встретила его в дверях с пустыми руками.  На  сей
раз жена даже не подставила губы для поцелуя. Первое,  что  она  произнесла,
было:
   - О чем ты собираешься рассказать Клайву, когда он позвонит?
   Он прошел в дом, положил папку и шляпу возле вешалки и сел  за  обеденный
стол:
   - Так, о некоторых деталях. Он сам почти обо  всем  догадался  и  выяснил
даже то, что мне было неизвестно. Ты видела утреннюю газету?
   - Нет, - ответила она сварливым тоном. - Что там еще случилось?
   - На первой полосе помещена фотография Пиноккио, а рядом  Тони  Дэгнон  и
еще пятеро, которых приговорили к разным  срокам.  Его  зовут  "Эл-мешочник"
Шарп, он заведует кассой в банде Дэгнона. Клайв был настолько деликатен, что
постеснялся открыто сказать о том, что ты его столкнула с гангстерами.
   - Ты ведь не сказал Клайву о ДЕНЬГАХ, не так ли?
   - Я упомянул, что дело это связано с деньгами,  которые  у  нас  случайно
оказались, но не успел назвать сумму, так как нас прервали.
   - Зачем ты сказал о деньгах? - взвизгнула Анита. - Теперь, я уверена,  он
потребует себе долю!
   - Очевидно, ты знаешь мистера-Клайва Хэлперта лучше меня. Да, он  захочет
получить свою долю. Перед тем как уехать  с  Эрни  Хауардом,  он  успел  мне
шепнуть на этот счет.
   - О, Джим! Что же нам делать?
   - Ничего, черт побери, до тех самых пор, пока он не даст  о  себе  знать.
Между прочим, почему ты не сказала мне,  что  этот  Шарп  мог  заметить  мою
фотографию на телевизоре?
   - Он не заметил ее, - быстро ответила она. - А если даже и заметил, он не
смог бы через всю комнату разобрать, кто изображен на фотографии.
   Морган тут же вошел  в  прихожую,  открыл  входную  дверь  и  отступил  в
сторону. Встав на том самом месте, где стоял  Шарп,  он  посмотрел  в  глубь
гостиной. Вернувшись в столовую, в отчаянии произнес:
   - С того места фотография  прекрасно  видна.  Четко,  как  днем.  Его  не
обдурить, Анита!
   - Может быть, он ее не  заметил,  Джим.  Ведь  Клайв  стоял  в  дверях  и
загораживал собой комнату. Ты же знаешь, какой он широкий.
   - У Эла-мешочника было два шанса увидеть фото. Он был здесь раньше, когда
ты вышла на его звонок, помнишь? А ты по своей комплекции - отнюдь не Клайв.
- Он даже не посмотрел в ту сторону, когда я с ним разговаривала! Тебе не  о
чем беспокоиться. Морган сделал неопределенный жест.
   - Хотелось бы надеяться. Кстати, как насчет обеда? Сегодня я  позавтракал
так себе.
   - У меня есть оладьи, подогреть их - всего каких-нибудь двадцать минут. А
ты пока сделай коктейли.
   Анита хлопотала у  плиты,  а  Морган  смешивал  мартини,  когда  зазвонил
телефон. Морган снял трубку.
   - Можно попросить миссис Джеймс Морган? - произнес мужской голос.
   - У телефона мистер Джеймс Морган. С кем я разговариваю?
   - Моя фамилия Смит, я работаю в отделе заказов в универмаге Дж.  Хардина.
Я звоню, чтобы напомнить миссис Морган, что заказанную ею  норковую  накидку
мы хранили у себя пять дней бесплатно. Если ваша жена завтра же  не  возьмет
ее, мы пускаем ее в продажу, сэр.
   Морган внезапно почувствовал, как у него  на  лбу  нервно  запульсировала
жилка. Значит, вместо того чтобы вернуть норку, Анита потребовала, чтобы  ее
подержали в магазине.
   С едва сдерживаемой яростью он произнес:
   - Вы можете пускать ее в продажу  хоть  сейчас.  Моя  жена  раздумала  ее
покупать.
   - Что? Да, сэр, я понял. Благодарю вас.
   Морган бросил трубку на рычаг и сердито взглянул на жену:
   - Значит, ты все же приобрела и занавески, и мебель, и цветной телевизор?
- спросил он ее. У него дрожали руки. Она ответила не поворачиваясь:
   - Ты же сам только сейчас заявил,  что  заказ  отменен  -  Анита,  скажи,
пожалуйста, ты приобрела еще что-нибудь такое, о чем я не знаю?
   - Такого нет. - Она окинула его быстрым взглядом через плечо. - Я  просто
попросила у них отсрочку на несколько дней. Что в  этом  плохого?  Я  же  не
собираюсь привозить все это в дом без твоего согласия, дорогой.
   Он был совершенно разбит и никак не прореагировал на ее слова.  Налив  из
шейкера два стакана мартини и оставив один на кухонном столе, он взял второй
и пошел с ним в гостиную.
   Обед прошел в гробовом молчании, лишь в конце Анита спросила:
   - Во сколько Клайв собирался позвонить?
   - Он не сказал.
   В 6.30, когда они мыли посуду, зазвонил телефон.
   - Это, наверное, Клайв, - сказал  Морган.  -  Слушаю!  -  произнес  он  в
трубку.
   Незнакомый мужской голос спросил:
   - Мистер Морган?
   - Да.
   - Меня зовут Самюэл Смолл. Я - частый детектив Морган почувствовал, как у
него все оборвалось внутри.
   Самюэл Смолл был тот самый человек,  который  наводил  о  нем  справки  в
магазине Акстона.
   - Я вас слушаю, - сказал он.
   - Продавец отдела кожгалантереи у Акстона сказал мне, что вы заходили,  и
что он передал вам мою визитную карточку. Но вы мне так и не позвонили и  не
сообщили о том, что у вас пропала папка.
   Морган нервно сглотнул и облизнул губы:
   - Ну и что?
   - Я подумал,  что  нам  бы  стоило  по-дружески  побеседовать.  Я  сейчас
нахожусь в нескольких кварталах от вас, там есть гриль-бар  "У  Гарри".  Вам
знакомо это место?
   - Я знаю, где это.
   - Вот и хорошо. Когда вы сможете приехать?
   - А почему вы думаете, что я должен это сделать? - пробормотал Морган.  -
У меня нет с вами никаких дел, и я вас не знаю...
   Человек, назвавшийся Смоллом, захихикал:
   -  Выбирайте,  или   вам   придется   иметь   дело   со   мной,   или   с
"Элом-мешочником". На вашем месте, мистер Морган, я бы предпочел иметь  дело
со мной.
   Морган снова облизнул пересохшие губы.
   - Хорошо, я буду минут через двадцать. Когда  он  положил  трубку,  Анита
спросила:
   - Кто это был?
   - Человек по имени Смолл... Я сейчас вернусь. Он прошел в спальню, открыл
гардероб  и  сунул  руку  во  внутренний  карман  серого  пиджака.  Визитная
карточка, врученная ему продавцом в магазине Акстона, была на месте.
   Надев пиджак и взяв шляпу, он вернулся на кухню. С мрачным видом протянул
Аните визитку.
   Та прочла и вопросительно посмотрела на Моргана.
   - Это частный детектив, - пояснил  Морган.  -  Он  обнаружил  мою  папку,
купленную у Акстона, и оставил визитную карточку в магазине на  тот  случай,
если я туда загляну. Он сообщил продавцу, что нашел мою  папку  и  хотел  бы
вернуть ее. Продавец пообещал узнать мое  имя  и  адрес,  если  я  зайду,  и
передать, чтобы я позвонил ему. Я был в магазине, но адреса не дал и сказал,
что сам свяжусь со Смоллом. Поэтому он отдал мне его карточку.
   - Когда это произошло? - растягивая слова, спросила Анита. -  Ты  мне  об
этом не сказал.
   - Я не хотел добавлять тебе новых тревог. - О, подумал  Морган,  скажи  я
ей, и она бы замучила меня бесконечными "дискуссиями" - как же  Анита  любит
дискуссии! - Ведь совершенно ясно, что  мистер  Нос  -  Эл-мешочник  Шарп  -
обнаружив, что передал папку не  тому,  кому  надо,  нанял  Самюэла  Смолла,
частного детектива, чтобы отыскать папку с деньгами. Конечно, если бы  я  не
заходил к Акстону, Смолл не представлял бы для  нас  никакой  опасности,  то
есть о нем в то время я ничего не знал и только сейчас  выяснил,  кто  такой
Смолл.  Ему  все  же  удалось  выследить  меня.  Сейчас  он  хочет  со  мной
встретиться.
   - Что он сказал? - спросила Анита испуганным голосом.
   -  Он  предоставил  мне  право  выбора  -  иметь  дело  с   ним   или   с
"Элом-мешочником". Это, как я полагаю, означает,  что  он  еще  не  уведомил
заказчика, что нашел меня.  Следовательно,  ответ  может  быть  однозначным:
Смолл рассчитывает на получение доли от ста тысяч.
   - И он тоже? - с возмущением заметила Анита.  -  Значит,  и  Клайву  надо
дать! А нам что останется? Ну и что ты думаешь делать?
   - Я думаю встретиться со Смоллом. Ты же останешься дома  и  будешь  ждать
звонка Клайва. Но не вступай с ним ни в какие сделки, слышишь? И не  вздумай
сказать ему о Смолле и о том, куда я ушел. Только  передай,  что  я  позвоню
ему, как только вернусь.
   - Хорошо, Джим. Джим?
   - Что?
   Ему показалось, что  она  хочет  сказать:  "Будь  осторожен"  или  что-то
подобное, чисто женское. В конце концов он отправлялся на встречу с  частным
сыщиком, может быть, с крутым парнем, который мог  одной  рукой  сделать  из
него отбивную. Для любящей жены было бы  естественным  выразить  вслух  свою
тревогу о его здоровье.
   Но Анита сказала другое:
   - Как бы ты ни поступил, не проговорись, Джим. Я никогда.., я никогда  не
прощу тебе, если ты проговоришься.
   Я тебе тоже, в свою очередь подумал Морган и вышел на улицу.

Глава 11

   Гриль-бар "У Гарри" был на самом деле обыкновенной закусочной. Одна стена
помещения была голой, вдоль другой располагались отдельные кабинки. В  самом
центре, у стойки бара, сидели двое мужчин и тянули пиво из кружек, в дальнем
же  конце  виднелся  одинокий  любитель  виски.  Последнюю  кабинку  занимал
толстенький человечек с розовой лысиной,  расположившийся  лицом  к  входной
двери. Он медленно посасывал пиво.
   Морган растерянно огляделся. Двое посетителей, расположившихся у  стойки,
осмотрели вошедшего в зеркале напротив них и возобновили прерванный  спор  о
баскетболе. Одинокий клиент даже не потрудился оторваться от своего  стакана
с виски. Оставался толстяк в кабинке.  Морган  рассчитывал  увидеть  крутого
вида громилу. Неужели же  этот  "пудинг  с  вареньем",  как  он  его  тотчас
мысленно окрестил, и есть частный сыщик?
   Морган подошел к нему и спросил:
   - Вас зовут, случайно, не Смолл?
   Лысый толстяк с готовностью продемонстрировал  свои  неестественно  белые
зубы, сверкавшие между неестественно красными деснами.
   - Присаживайтесь, мистер Морган. - Он слегка привстал и  протянул  пухлую
белую руку.
   Морган сел, своей руки он не подал. Черт побери, неужели же ему  надлежит
опасаться этого невзрачного человечка, похожего на аптекаря? Лысый тоже сел,
но усмешка исчезла с его лица.
   - Я надеюсь, мы порешим дело по-дружески, - проговорил Смолл. - А в общем
выбирайте сами. - И тут Морган пристально взглянул в глаза  этому  человеку.
Казалось, они  не  принадлежат  Смоллу.  Холодные,  расчетливые,  маленькие,
блекло-серые глазки бездушного человека.  Нелепая  фигурка  Смолла  внезапно
утратила все, что могло напомнить "пудинг с вареньем".
   - Выпить хотите, мистер Морган?
   Из-за стойки вышел бармен. Морган  еще  раз  глянул  в  маленькие  глазки
собеседника и счел за благо не отказываться.
   - Бурбон со льдом, пожалуйста!
   Бармен кивнул и отошел от стола.  Самюэл  Смолл  вновь  продемонстрировал
свои искусственные зубы. - Вы напоминаете мне рыбу на крючке,  -  усмехнулся
он. - А я ведь не знал, что вы это вы, только  предполагал,  когда  позвонил
вам.
   Моргана охватила злость. Если сыщик просматривал телефонный справочник на
букву "М" и звонил всем подряд, у кого имя начиналось на "Дж.", то его  трюк
сработал, а сам он купился, как последний дурак.
   - Не переживайте,  -  сказал  Смолл.  -  Если  вы  не  захотите  со  мной
разговаривать,   я   буду   вынужден   поделиться   своими    догадками    с
Элом-мешочником, а уж тот наверняка пожелает встретиться с вами лично.
   - Чего же вы хотите?  -  со  злостью  спросил  Морган.  Частный  детектив
помедлили с ответом. Бармен принес виски Моргану. Смолл расплатился, а когда
тот отошел от стола, спросил:
   - Не хотите ли узнать, как я на вас вышел?
   - Хочу, - ответил Морган и сделал глоток.
   - Когда Эл Шарп поручил мне  это  дело,  он  дал  только  описание  вашей
внешности и папку с исписанными листками и приказал найти вас.  Зачем  -  не
сказал, только сообщил, что это папка ваша, и Эл взял ее по ошибке. Я  начал
с магазина Акстона. Это не сработало, но я твердо решил отработать обещанный
мне гонорар. Листки  бумаги  сообщили  мне,  что  вы  -  чертежник.  Я  стал
обзванивать все строительные фирмы.
   - Так, значит, это вы звонили, - заметил Морган угрюмо. -  А  я-то  думал
Пиноккио.
   Детектив вопросительно взглянул на него. Затем он снова продемонстрировал
свои пластиковые десны.
   - Вы имеете в виду Эла? Никогда не обращайтесь к нему так и не  называйте
его так при посторонних, мистер Морган.  Он  очень  болезненно  воспринимает
свой физический недостаток.
   Морган сделал еще один глоток.
   - Давайте ближе к делу, - повторил он.
   - Уже подхожу, - мягко ответил  Смолл.  -  Как  только  я  вычислил  всех
чертежников с инициалами "Дж. М.", то вручил Шарпу  список  их  полных  имен
вместе с адресами. Но потом он попросил меня поработать еще.  Это  означало,
что нужного человека среди найденных мною не было. До вчерашнего дня.
   - Вы уверены, что вышли на меня только вчера?
   - У-гу. Если бы дверь открыли лично вы, задача оказалась бы решенной.  Вы
же оказались умнее. Морган отпил из стакана.
   - Не понимаю, о чем вы толкуете, - пробормотал он.
   - Полноте, Морган, я знаю, кто открывал  дверь!  Один  простак  по  имени
Клайв Хэлперт.
   От таких слов толстяка у Моргана мороз пробежал по коже. Смолл  же  мягко
добавил:
   - Не волнуйтесь, Морган! Эл Шарп даже не подозревает о подмене. Ему  и  в
голову не пришло, что разговаривает с подставным Морганом. Он  принял  этого
парня за настоящего Джеймса Моргана. Однако заглянув в глубь комнаты, увидел
на телевизоре фотографию человека, похожего на  того,  с  кем  столкнулся  в
злополучном туалете.
   Вот цена Анитиных заверений, с горечью подумал  Морган.  Как  можно  было
понять, дело становилось все хуже и хуже. Зачем он только слушал ее?
   - Эл не был уверен, что на фотографии именно  тот  человек,  которого  он
искал, - продолжал  Смолл.  -  Фотография  была  далеко,  да  и  времени  на
разглядывание не было. Но предположение необходимо все же проверить. Поэтому
сегодня утром он поручил  мне  задать  несколько  косвенных  вопросов  вашим
соседям. После этого я сообщил ему, что вы  живете  вдвоем  с  женой,  а  он
предположил,  что  человек  на   фотографии,   должно   быть,   какой-нибудь
родственник, живущий в другом месте. Он описал мне человека, бывшего, по его
мнению, Джеймсом Морганом, но которого вы и я знаем, как Клайва Хэлперта,  и
приказал мне последить за ним несколько дней в надежде, что он выведет  меня
на мужчину с фотографии. Хотите еще выпить?
   Морган послушно  кивнул.  Вместо  того  чтобы  подозвать  бармена,  Смолл
выскользнул из кабинки, прихватив свою опустевшую пивную  бутылку  и  стакан
Моргана. Вернулся он с бутылкой пива и еще одной порцией бурбона со льдом.
   - Пейте, - мягко предложил Смолл. - Как вы наверное поняли, Эл так  и  не
сказал мне, зачем вы ему нужны. Однако из последних газетных новостей  и  из
тех немногих сведений, которые он мне все же предоставил - что к нему попала
ваша папка, зная вдобавок, что он кассир Тони Дэгнона, - я сделал  для  себя
вывод. Эл по ошибке передал деньги вам вместо Байрона Куилла, ведь так?
   Морган сделал новый глоток. Он  молчал.  Мысли  его  метались  в  голове,
словно мыши в клетке.
   -  Значит,  так  оно  и  есть,  -  с  удовлетворением  сказал  Смолл.   -
По-видимому, он решил, что человек с фотографии - ваш брат или кто-то еще из
ваших родственников или же родственников вашей жены.  Я  предположил  далее,
что Эл отдал сто тысяч зелененьких в обмен на папку с  исписанной  чертежной
бумагой, думая, что платит за ликвидацию улик против Дэгнона  и  его  людей.
Верно?
   - Рассказывайте дальше, - пробормотал Морган. Он вынул носовой  платок  и
вытер вспотевший лоб.
   - Одним словом, я сидел в машине  напротив  вашей  фирмы.  Я  увидел  вас
примерно в половине пятого, но не  сразу  сообразил,  что  внешность  вполне
подходит к данному Элом описанию владельца  папки.  Извините,  у  вас  очень
заурядное лицо, да и я в тот момент  еще  не  думал  о  сопоставлении  вашей
внешности с приметами Эла. Я высматривал  крупного,  мускулистого  блондина,
что открыл Элу дверь. В половине шестого, когда поток  людей,  выходящих  из
здания прекратился и я уже был готов уехать, на стоянку  вкатила  машина,  в
которой сидели двое. Из нее вышел широкоплечий  блондин.  Машина  уехала,  а
блондин пересел в "бьюик" с откидным верхом. Я был абсолютно уверен, что это
тот, кто мне нужен. Поэтому я и последовал за ним, думая, что сел  на  хвост
Джеймсу Моргану.
   Смолл сделал очередной большой глоток пива, Морган  же  допивал  воду  от
растаявшего льда. Она сохраняла слабый привкус виски, но он этого  почти  не
замечал. Он лихорадочно думал.
   Водитель, который высадил  Хэлперта  на  стоянке,  похоже,  был  Эрнестом
Хауардом. Эти двое несколькими часами раньше на машине Хауарда ездили вместе
на стройплощадку Мастерсона,  и  машина  Хэлперта  оставалась  возле  здания
фирмы.
   - Он привел меня совсем не туда,  куда  я  думал,  -  продолжал  Смолл  с
улыбкой, - Я полагал, что блондин поедет  к  вашему  дому.  Вместо  этого  я
оказался на Палм-стрит в Голливуде. Это одно  из  тех  мест,  где  у  каждой
квартиры свой отдельный вход с улицы. Когда он скрылся в доме,  я  вышел  из
машины и взглянул на табличку под дверным звонком. На ней значилось:  "Клайв
Хэлперт".
   Смолл сделал еще один большой глоток и языком поставил  на  место  слегка
отставшую верхнюю челюсть. Он сказал со вздохом:
   - Никогда не обращайтесь к дешевым дантистам. Если бы у меня были дети, а
у  меня  их  нет,  я  бы  обучил  их  Золотому  Правилу.  Я  бы  сказал  им:
остерегайтесь прямых ударов. Морган деланно улыбнулся. Ему  вдруг  пришло  в
голову, что Смолл играет с ним. Что же делать, что делать?
   - Одним словом, я ухватил за хвост не того голубя.  Но  он  подходил  под
описание Эла, и мне это было непонятно. Тогда я вернулся к себе  в  контору,
взял городской справочник и нашел имя Клайва Хэлперта. В справочнике, как вы
знаете,  указаны  и  профессии  людей.  А   когда   я   прочитал,   что   он
инженер-строитель, все  встало  на  свои  места.  Единственная  строительная
компания, разместившаяся в этом здании, как раз та самая, где вы  работаете.
Следовательно, Хэлперт должен работать вместе с человеком  по  имени  Джеймс
Морган. Вот тогда-то до меня дошло, что вы поводили  меня  за  нос,  показав
вместо себя Хэлперта.
   Морган осторожно поинтересовался:
   - Я полагаю, обо всем этом вы еще не доложили Элу Шарпу?
   Частный детектив покачал лысой головой.
   - Это не входит в мои планы. Я намерен сообщить Элу  только  о  том,  что
нашел человека, изображенного на фотографии, и что он оказался  братом  жены
Джеймса Моргана, - Он сделал паузу. - И что он никак не может быть тем, кого
разыскивает Эл, так как два года назад скончался.
   Хриплым голосом Морган спросил:
   - Что заставляет вас, мистер Смолл, поступить именно так?
   - Что? Просто я хочу, чтобы он забыл о вас.  Тогда  вы  сможете  спокойно
истратить свои семьдесят пять тысяч.
   - Семьдесят пять?
   - Конечно, ибо остальное - мой гонорар за то, что я снимаю вас с  крючка.
Это стоит двадцати пяти тысяч, не правда ли?
   Морган  подумал,  а  сколько  потребует  Клайв  Хэлперт,  и  сколько  еще
шантажистов объявится до того, как кончится этот кошмар. Конечно,  их  будет
много, очень много...
   Он нервно облизал пересохшие губы:
   - Вы вынуждаете меня принять нелегкое решение, мистер Смолл. Я и так  уже
целую неделю веду борьбу со своей совестью.  Ну  что  ж,  борьба  закончена.
Теперь не придется делить сто тысяч долларов  между  толпой  шантажистов.  Я
намерен сдать деньги в полицию.
   Выражение лица Смолла не изменилось.
   - С вашей стороны, мистер Морган, - сказал он,  -  это  очень  честно.  И
очень смело.
   - Смело?
   - Несомненно, вы рассмотрели все стороны этого дела, мистер Морган.  Тони
Дэгнон, я уверен, захочет получить свои деньги обратно, но  это  не  главная
его забота. У  него  миллионы.  Кроме  того,  у  него  и  так  неприятностей
невпроворот, а терпеть он их более не намерен. Но если вы сдадите  деньги  в
полицию, не рассчитывайте, что на этом ваши неприятности закончатся.  С  вас
потребуют подробнейшие  объяснения,  а  к  тому  же  вам  придется  опознать
Эла-мешочника как человека, который передал вам деньги. Ведь так?
   Толстяк бил прав и еще раз прав. - Окружной прокурор выжмет из  вас  все,
что ему нужно. Он ведь собирается дожать Дэгнона и Эла Шарпа неопровержимыми
уликами. Поверьте, что Тони Дэгнон этого не захочет.  Вот  истинная  причина
того, почему этот парень, Эл, охотится за вами.
   Морган снова полез в карман за платком.
   - Вы становитесь главным свидетелем обвинения, правильно? Любой в  городе
скажет, что в такой ситуации вам не дожить до момента дачи показаний.  Люди,
свидетельствующие против Тони, не живут. Вот почему его  хотят  припереть  к
стенке документами и свидетельскими показаниями.
   - Полиция защитит... - начал было Морган. Детектив громко рассмеялся.
   - Конечно, защитит в течение двух месяцев. Но адвокаты Дэгнона используют
малейшую юридическую зацепку, чтобы оттянуть судебный  процесс.  Может  даже
пройти два года, прежде чем вас вызовут в суд. Вы думаете, что фараоны дадут
вам телохранителей, которые будут опекать вас круглосуточно в  течение  двух
лет?
   Морган знал немало историй о том,  как  исчезают  свидетели,  выступающие
против гангстеров, если их не убивают прямо  на  улице.  Совсем  недавно  он
читал где-то о подобных случаях,  сопровождаемых  кошмарными  подробностями.
Они вызвали у него приступ тошноты. Нет, этого я больше не  вынесу,  подумал
он. И зачем только я слушал Аниту? Смолл продолжал мягко убеждать:
   - Если Эл Шарп натолкнется на вас, вот тогда вам придется быстро решать -
обращаться к фараонам или нет. Тони  Дэгнон  не  терпит  даже  потенциальных
свидетелей, которые спокойно ходят по городу и дышат воздухом.
   Морган беспомощно смотрел на Смолла.
   Лысый толстяк сказал:
   - Единственная ваша надежда, Морган, это  я.  Я  предлагаю  вам  реальную
услугу - увести с вашего следа Шарпа. Она стоит гораздо больше двадцати пяти
тысяч, но я не крохобор.
   Морган молчал. Он уже ни о чем не мог думать. Наконец он произнес  слабым
голосом: "Мне придется обговорить это с женой..." И зачем он это сказал?
   - Конечно, конечно,  -  с  готовностью  согласился  Смолл.  -  Только  не
медлите. Я позвоню вам завтра к вечеру,  примерно  в  то  же  время,  что  и
сегодня.
   Он встал и, бросив на стол полудолларовую монету, произнес:
   - Двадцать четыре часа - время, которым вы располагаете,  мистер  Морган.
Эл Шарп через сутки  намеревается  произвести  инспекторскую  проверку  моей
работы. Если вы отказываетесь от моего предложения, то сразу после того, как
я положу трубку, я наберу номер его телефона.
   Толстяк  снял  шляпу  со  стоявшей   между   двумя   кабинками   вешалки,
доброжелательно поклонился Моргану и словно выкатился из бара,  оставив  его
сидящим на прежнем месте.
   Хриплым голосом Морган подозвал бармена:
   - Виски, чистого. Двойную порцию!

Глава 12

   Часы над  стойкой  бара  показывали  четверть  восьмого.  Вероятно  Клайв
Хэлперт уже звонил, подумал Морган, и сейчас  ждет,  когда  Морган  вернется
домой и ему позвонит.
   Мысль о предстоящем разговоре с Хэлпертом вызывала у Моргана тошноту.  Не
исключено, что тот потребует себе немыслимую долю. Но и в том  случае,  если
Хэлперт предложит передать деньги в полицию,  несмотря  на  разумные  доводы
Самюэла Смолла.., и независимо от того, как он сам  распорядится  ими,  люди
Дэгнона все равно убьют его, стоит им только его найти. Джим Морган  уже  не
видел для себя никакого выхода.
   Он медленно пил  виски,  чтобы  оттянуть  время  возвращения  домой,  где
придется столкнуться с неприятной  дилеммой.  Прежние  посетители  бара  уже
давно ушли, пришли новые. Когда бармен вошел в его кабинку,  чтобы  вытереть
стол, Морган наконец  допил  свой  стакан.  Он  отсчитал  деньги,  но  решил
заказать еще одну порцию.
   - На дорожку, - попросил он бармена.
   Прошло сорок пять минут с тех пор, как Смолл ушел, а он все сидел, убивая
время. Третий стакан он допил уже  с  трудом.  В  девять  пятнадцать  Морган
охотно покинул бар.
   Сквозь алкогольный туман в голове Моргана вдруг осенила  блестящая  идея:
если он вернется домой поздно, ему  не  нужно  будет  звонить  Хэлперту.  Но
дальше этого его мысль не пошла, так как голова отказывалась работать. Утром
ему все равно придется вернуться к этой проблеме. От такой мысли Морган даже
застонал.
   После нескольких стаканов виски, решил он, стоит выпить кофе. Даже  Анита
не увидит в этом ничего предосудительного. Она  же  не  захочет,  чтобы  его
арестовали за езду в пьяном виде, ведь правда?
   Он вылез из машины и  поплелся  в  ночную  забегаловку,  расположенную  в
квартале от бара "У Гарри", и выпил две чашки  крепчайшего  кофе.  Кофе  ему
помог. Время за ним он провел  не  напрасно.  Если  бы  все  водители  имели
привычку  протрезвляться,  прежде  чем  сесть  за   руль,   число   дорожных
происшествий значительно сократилось бы, ведь так?
   Домой он вернулся без четверти одиннадцать.
   Анита ждала его, сидя на  диване.  Поверх  ночной  рубашки  она  накинула
пеньюар. По ее лицу было видно, что она нервничает.
   - Что сказал этот Смолл? - спросила она. - И почему ты так  поздно?  Я  с
ума сходила от беспокойства. Морган плюхнулся в кресло.
   - Перебрал немного, поэтому забежал выпить кофейку. Клайв звонил?
   - Нет. Я устала ждать его звонка и потому позвонила ему сама.
   - Я же просил предоставить это деле мне!
   - Но я ничего ему не говорила. Он предупредил, что вечером у  него  будут
гости, и что он встретится с тобой завтра на работе. Он как-то очень странно
оправдывался. Что же сказал тебе Смолл?
   Морган спросил с беспокойством:
   - Что значит - странно?
   - Я не знаю, он говорил так, будто не хотел, чтобы его  гости  поняли,  с
кем он разговаривает. Уверяю тебя, я ни словом не обмолвилась ни о  прошлом,
ни о деньгах.
   - Непонятно, - пробормотал Морган, размышляя над услышанным.
   - Я задумалась над его словами  уже  после  того,  как  положила  трубку.
Возможно, у него была женщина, и он не знал,  как  объяснить  ей  телефонный
звонок другой женщины. А может быть я позвонила в тот  самый  момент,  когда
они ложились в постель? Джим, пожалуйста, расскажи,  что  сказал  тебе  этот
Смолл?
   - Он хочет двадцать пять тысяч долларов, - пробормотал Морган.
   - Сколько? - Анита вся напряглась. - И в обмен на что?
   - В обмен на мою жизнь.  Он  заявил,  что  гангстеры  Дэгнона  непременно
прикончат меня, как только найдут, независимо  от  того,  сдам  я  деньги  в
полицию или нет. И он прав, так  как  упомянул  об  обстоятельстве,  которое
никому из нас не пришло  в  голову.  Дело  в  том,  что  я  -  потенциальный
свидетель попытки дачи взятки. А тех,  кто  может  свидетельствовать  против
Тони Дэгнона, не оставляют в живых.
   Анита нахмурилась.
   - Каким же образом Смолл выследил тебя? Она что, не слушает меня, что ли,
подумал Морган. Затем он спросил себя: почему, собственно, я должен  чего-то
от нее ждать? Деньги ослепляют,  и  тут  уж  ни  гордость,  ни  приличия  не
существуют для нее.
   Уставшим голосом он пересказал ей  смысл  беседы  с  частным  детективом,
обращая внимание на подробности скорее по привычке, чем в  надежде  поразить
ее воображение. За это  время  на  лице  Аниты  сменялись  выражения  гнева,
страха, задумчивости. Когда он закончил рассказ, она пристально разглядывала
его, словно оценивала как мужчину, мужа, защитника.
   - Тут уж ничего не поделаешь,  придется  ему  заплатить,  -  сказала  она
неожиданно.
   Морган был поражен.
   Какие неведомые ему соображения смогли перевесить все  предлагавшиеся  ею
ранее аргументы? Он ждал от нее взрыва сожаления  по  поводу  двадцати  пяти
тысяч, которые предстояло отдать.
   - Я не знал, что моя жизнь для тебя так много значит, - заметил он.
   Уголки ее красивых губ капризно опустились вниз.
   - Зачем ты так говоришь, Джим? Ты мне дороже всяких денег...
   - С каких это пор?
   - Так всегда было.
   Он поверил  ей  наполовину.  Вторая  же  половина  по-прежнему  содержала
сомнение. Он сказал:
   - В любом деле возможно второе решение.
   - Это если не платить Смоллу?
   - Да! Я могу обратиться в полицию и попросить у них  защиты  от  Дэгнона.
Правда, Смолл считает, что для Дэгнона это не препятствие. Ну ладно, это  не
повод для споров. О предложении Смолла я должен потолковать с Клайвом.  Если
он будет настаивать на том, чтобы сдать деньги в полицию,  нам  не  придется
вообще принимать каких-либо решений.
   - Он этого не сделает, - убежденно заметила Анита.
   - Тогда он тоже потребует свою долю. Мне надо было сразу пойти в полицию;
хотя нет, если Смолл прав, то они все равно прикончили бы меня. Я должен был
оставить деньги в туалете "Грота". Это было бы правильно!

***

   Морган спал плохо, ворочался с боку на бок, во сне  его  преследовали  то
полицейские, то гангстеры. Дважды за ночь Анита выбиралась из постели и  шла
на  кухню,  чтобы  напоить  его  теплым  молоком.  Это   было   единственное
успокаивающее средство, каким пользовалась  Анита;  она  смертельно  боялась
всяческих снотворных, а потому никогда не держала их в доме.
   Когда на следующее утро сели за завтрак, вид у обоих был измученный.
   - Мы похожи на пьяниц поутру после новогодней попойки, -  сказала  Анита,
делая слабую попытку улыбнуться.
   - У меня такое чувство, будто в любой момент готов повеситься,  -  мрачно
заметил он.
   Провожая его на работу, уже в дверях Анита на мгновение прильнула к нему:
   - Обещай мне, знаешь что?
   - Что?
   - Если Клайв посчитает, что лучше обратиться в  полицию,  позволь  прежде
мне поговорить с ним.
   - Я не убежден, что вообще захочу разговаривать с ним на  эту  тему.  Мне
кажется, Клайв предпочел бы получить долю.
   - Джим, дорогой, - произнесла она, снова прижавшись к нему. - Разве ты не
говорил, что твоя жизнь в опасности, не важно, обратишься ли  ты  в  полицию
или нет? Но если Смолл заинтересован в этом деле, это  шанс,  что  гангстеры
потеряют  твой  след.  Если  же  ты  пойдешь  в  полицию,  они  отыщут  тебя
обязательно. И выбора у тебя больше не будет. Ты  просто  вынужден  оставить
деньги у  себя,  а  с  Клайвом  постарайся  договориться.  По  крайней  мере
значительную часть из ста тысяч мы все же сохраним.
   Да, думал он, на этот раз ты, пожалуй,  права.  Если  бы  я  сразу  тогда
поехал в полицию, то не оказался в таком дерьме...
   - Позвони мне, Джим! Я буду ждать твоего звонка. На работу он опоздал  на
десять минут. Стефани, метнув быстрый взгляд на вошедшего Моргана, сразу  же
заметила круги у него под глазами, но как всегда была ему рада.
   - Доброе утро, Джим.
   - Клайв уже пришел? - спросил он.
   Она отрицательно покачала головой.
   - Мистер Хауард тоже  интересовался  им.  Они  сегодня  опять  собирались
поехать на стройку к Мастерсону.
   Джим прошел в картежную. Арнольд Лонг уже  корпел  за  кульманом.  Морган
снял шляпу, положил ее  вместе  с  папкой  прямо  на  готовальню.  Теперь-то
Хэлперт должен уже быть  на  месте,  подумал  он.  Выйдя  из  чертежной,  он
заглянул в комнату инженера, но она была пуста.
   В этот момент он увидел, как Эрнест Хауард вышел  из  своего  кабинета  и
прошел в приемную. Морган последовал за ним.
   Хауард в этот момент говорил Стефани:
   - Увидите Клайва, передайте, чтобы немедленно зашел ко мне.  Каждое  утро
он опаздывает на работу!
   - Хорошо, сэр, - ответила Стефани. На этот раз ее  взгляд  задержался  на
Моргане подольше. - Я только минутку  переговорю  с  ним,  Эрни,  и  тут  же
направлю к вам.
   - Хорошо, но не держите его долго. - Младший совладелец посмотрел на свои
часы. - Вы же знаете этого ворчуна Мастерсона...
   - Я передам Клайву, Джим, чтобы, как придет, сунул нос к тебе в  комнату,
- сказала Стефани.
   Морган вернулся в чертежную. Минут десять он проработал. Потом сдвинул  в
сторону рейсшину и снова зашел в приемную. Хауард был  еще  там,  но  уже  в
шляпе и с планшетом.
   - Не могу его больше ждать, - говорил он  Стефани.  -  Передайте  Клайву,
чтобы догонял меня. Скажите ему, что карты я взял. Все остальное, - тон  его
голоса стал угрожающим, - я скажу ему лично.
   - Да, сэр.
   Двадцать минут спустя Морган опять заглянул в кабинет Хэлперта.  Инженера
по-прежнему не было на месте. Он снова пошел в приемную и спросил у Стефани:
   - Клайв пришел? Или ты забыла сказать  ему,  чтобы  заглянул  ко  мне  на
минутку? - Он сам почувствовал, что голос у него стал хриплым, словно глотку
натерли наждачной бумагой.
   - Он еще не приходил, Джим. Должно быть, проспал. Я только,  что  звонила
ему домой. Никто не ответил, возможно, он уже в пути.
   - Мне все равно обязательно надо повидать его  прежде,  чем  он  уедет  к
Мастерсону, - попросил Морган. Не дай ему уехать, не повидавшись со мной.
   - Хорошо, Джим. - Казалось, она хотела еще что-то сказать, но промолчала.
   Морган вернулся к своему кульману.

Глава 13

   В половине одиннадцатого Клайва Хэлперта все еще не было. В это  время  в
дверях чертежной появилась Стефани.
   - Жена тебе звонит, Джим!
   Только теперь он вспомнил, что обещал позвонить Аните. Она, наверное, уже
на стенку лезет.
   По пути в приемную Стефани заметила:
   - Клайв так и не появлялся и не дал о себе знать.  Мистер  Хауард  звонил
дважды, он просто кипит от злости. Я звоню Клайву домой каждые четыре  часа,
но никто не  отвечает.  Как  ты  думаешь,  может  быть,  стоит  поставить  в
известность мистера Кристиана?
   Морган покачал головой.
   - Что это даст? Когда Клайв появится, ему все равно крепко влетит.
   - Когда я пришла на работу, мистер Кристиан уже был у себя.  Может  быть,
Клайв звонил до моего прихода, и мистер Кристиан забыл об этом сказать.
   - Может, ты и права.
   Он  поспешил  к  телефону.  Стефани  постучала  в  дверь  кабинета  Ханта
Кристиана и скрылась за ней.
   - Да, Анита? - сказал Морган в трубку.
   - Почему ты не позвонил? - спросила она  резким  голосом.  -  Что  сказал
Клайв?
   - Я не звонил, потому что не о  чем  рассказывать.  Он  не  появлялся  на
работе.
   - Проклятье! Позвони мне сразу, как только что-нибудь прояснится.
   - Конечно! Только перестань трещать, прошу тебя. Мои нервы и так натянуты
до предела.
   Стефани вышла из кабинета Кристиана  как  раз  в  тот  момент,  когда  он
положил трубку. Она отрицательно покачала головой.
   - Мистер Кристиан говорит, что Клайв не звонил. Как ты думаешь, не мог он
попасть по пути в аварию? Ведь сейчас такое движение...
   - Все возможно, - раздраженно согласился Морган.  -  Почему  ты  перестал
звонить ему домой?
   Он вернулся к себе в чертежную.
   В полдень, зайдя в приемную по пути на  ланч,  Морган  увидел,  что  Хант
Кристиан разговаривал со Стефани.
   - Нет смысла продолжать ему звонить, - заметил старший совладелец. Я  уже
начинаю беспокоиться. Может быть, он заболел и не может подойти к  аппарату.
У вас ведь есть машина, не так ли?
   - Да, сэр.
   - Тогда, Стефани, прибавьте еще часок к ланчу и  съездите  к  нему  домой
Если он не болен, может быть, дома кто-нибудь подскажет, где он.
   Морган подождал, пока Стефани подкрасит губы. Они вместе подошли к лифту,
и Морган нажал на кнопку вызова.
   - Не понимаю, - призналась Стефани. - С Клайвом ничего подобного не было.
Говоря по правде, Джим, я побаиваюсь ехать к нему одна.
   - Хочешь, чтобы я поехал  с  тобой?  -  спросил  Морган.  Внутри  у  него
похолодело.
   Она метнула на него быстрый взгляд.
   - Съездить к Клайву и сходить с тобой на ланч - совсем не одно и то же, -
сказал он, пытаясь изобразить на своем  лице  улыбку.  -  Ну  что  ж,  давай
заскочим к нему по пути.
   Стефани с облегчением вздохнула.
   - О, Джим! Ты даже не представляешь, как я тебе благодарна!
   Они остановились перехватить по сэндвичу у  придорожного  бара-закусочной
на Форд-стрит по пути к Харбор-Фриуэй. В двадцать минут первого они  выехали
на Фриуэй, и несколько минут спустя  уже  сворачивали  на  Сансет-бульвар  в
Голливуде.
   Многоквартирный дом на Палм-стрит был П-образной одноэтажной  постройкой,
оштукатуренной и окрашенной в бледно-зеленый цвет. "Ножки"  буквы  "П"  были
обращены в сторону улицы. Между ними размещалось крыльцо с козырьком. Каждая
квартира имела отдельный  вход.  Бетонированные  площадки  у  торцов  здания
служили стоянками для автомашин.
   Морган заметил хэлперовский "бьюик" с откидным верхом,  припаркованный  к
правой части дома.  Глядя  на  машину,  он  почувствовал  внутренний  озноб.
Правда, Стефани он ничего не сказал.
   Квартира Хэлперта была третьей от угла в правой части "буквы П".
   Морган позвонил, но дверь никто не открыл. Заглянуть в окна квартиры было
невозможно, шторы внутри оставались задернутыми.
   Морган подумал было о припаркованном "бьюике".
   - Ладно, машину оставим на потом, - решил он. - Может, дверь не заперта?
   Он дернул за ручку. И не без удивления убедился, что дверь и в самом деле
была открыта.
   Морган рывком отворил ее и осторожно  вошел  в  просторную  комнату.  Над
камином нависали полки, уставленные книгами в  кожаных  переплетах.  Тяжелая
мягкая мебель  была  отделана  зеленой  кожей.  На  краю  стола  красовалась
подставка с доброй дюжиной курительных трубок. Стены украшали литографии  на
охотничьи темы. В противоположном конце комнаты был арочный вход, ведущий  в
столовую.
   Стефани неуверенно вошла вслед за Морганом и прикрыла  за  собой  входную
дверь. Морган медленно двинулся в столовую.
   Вступив под арку, он тут же остановился. На ковре под ногами  он  тут  же
заметил темно-коричневое пятно. Одновременно его поразило и то, что люстра в
столовой, несмотря на середину дня, была включена.
   Морган прошел в столовую через арку.
   И там, на полу,  возле  обеденного  стола,  он  сразу  же  увидел  Клайва
Хэлперта.

***

   Хэлперт лежал на спине. Рубашка на груди была запачкана  кровью.  Ноги  в
лодыжках стянуты тканой тесьмой, запястья рук тоже туго связаны.  Он  был  в
рубашке и брюках, туфли аккуратно стояли возле босых ног, носки  засунуты  в
туфли. В широко открытых глазах застыли боль и удивление.
   На обеденном столе лежала открытая коробка хозяйственных спичек. Кожа  на
ступнях ног была обгоревшей до мяса.
   Не мудрено, что голос Хэлперта по  телефону  показался  Аните  необычным,
подумал  Морган,  еле  сдерживая  приступ  тошноты.  Ясно,  что  говорил  он
изменившимся голосом вовсе не потому, что снимал  в  этот  момент  брюки,  а
потому, что ко лбу его было приставлено дуло револьвера.
   - О, Боже!
   Он совсем забыл о Стефани. Обернувшись, он  увидел,  что  она  пристально
смотрит на труп, вцепившись обеими руками  в  спинку  стула.  Морган  нервно
глотнул, взял ее за руку и повернул к себе. Он подвел  девушка  к  дивану  в
гостиной, откуда нельзя было увидеть лежащее  на  полу  тело.  Лицо  Стефани
стало  серым,  как  у  мертвеца.  Она  буквально  повалилась  на  диван   и,
уставившись безжизненным взглядом на  Моргана,  беззвучно  шевелила  губами,
силясь что-то произнести.
   - Побудь здесь, - велел ей Морган и вернулся в столовую комнату.
   - Хорошо, - с трудом прошептала она,  сидя  на  краю  дивана  и  обхватив
руками колени.
   Морган опустился на колени возле убитого. Трогать его нельзя, подумал он.
Это обязательное условие для следствия. Не вызывало  никаких  сомнений,  что
Клайва убили из-за тех же денег, из-за того, что он ввязался в эту  историю.
Рубашка была пробита как раз напротив сердца, - на ткани крошечное отверстие
с темной каемкой и несколькими тоненькими подтеками уже застывшей крови.
   Сначала они его пытали, решил Морган. Затем приставили дуло револьвера  к
сердцу и нажали на курок.
   Бедный Клайв! Бедный, бедный Клайв!
   Но неужели никто в соседних квартирах не слышал выстрела? А  крики?  Ведь
если человека пытают, он не может не кричать...
   Должно быть, револьвер был с глушителем, предположил Джим. Возможно,  рот
Клайву зажали рукой или в  него  всунули  кляп.  А  вынимали,  когда  жертва
говорила то, что от нее хотели услышать.
   Поднявшись с колен, Морган прошел в кухню и осмотрелся. В мойке  остались
грязные тарелки, но все остальное было в порядке.
   Он направился в спальню. Кровать  оказалась  заправленной,  и  в  комнате
царил полный порядок. Заглянув в ванную комнату, Джим вернулся в гостиную.
   Стефани с тем же серым лицом подняла на Моргана глаза.
   - Что ты ищешь?
   - Не знаю, - ответил он и почему-то подумал: неужели у него самого  такое
же посеревшее лицо, как у Стефани? Стефани глубоко вздохнула.
   - Почему с Клайвом так поступили?
   - Это я виноват, - ответил Морган каким-то металлическим голосом.  -  Или
Анита.., нет, пожалуй, ее нельзя винить. Это моя вина. Нельзя мне было брать
эти проклятые деньги...
   Стефани посмотрела на него в замешательстве:
   - Я тебя не понимаю.
   - -Его убили люди Тони Дэгнона, - сказал Морган тем же голосом,  -  Анита
втравила Клайва в это дело, даже не объяснив, ради  чего.  Они  пытали  его,
чтобы узнать, где находятся деньги, а потом убили,  расценив  его  молчание,
как упорное нежелание говорить, хотя бедняга ни о чем не имел представления.
А может, его убили и потому, что он видел их и запомнил их лица?  Вообще-то,
под пытками, он вполне мог рассказать им обо мне...
   - Ради бога, Джим, о чем ты говоришь?! Только теперь  он  сообразил,  что
говорит не сам с собой, а со Стефани, открывая ей свои тайны.  Он,  того  не
желая, вовлек в это дело и Стефани. Ну, что ж, теперь обратного пути у  него
нет.
   - В последнее время ты не раз спрашивала о том,  что  меня  беспокоит,  -
глухо сказал Морган. - Я понимаю, что звучит это дико, но за  мной  охотится
один из членов гангстерской банды Тони Дэгнона.
   - Джим?!
   - Этого  типа  зовут  Эл-мешочник  Шарп.  Его  фотография  напечатана  во
вчерашней газете.
   - Бедный ты мой, - прошептала  Стефани,  и  к  его  удивлению,  глаза  ее
наполнились слезами. - А почему же гангстеры охотятся за тобой, Джим?
   - Ты наверное слышала по радио о Байроне Куилле? О заместителе  окружного
прокурора, который хотел за сто тысяч  продать  документы,  уличающие  банду
Дэгнона?
   Она кивнула.
   - Я читала об этом в газете.
   - Так вот, кассиром этой банды был Эл  Шарп.  Куиллу  не  удалось  с  ним
встретиться, потому что по дороге к месту встречи такси, в котором он  ехал,
столкнулось с грузовиком. Но в условленном месте, в условленное время,  Шарп
по ошибке принял Куилла за меня. Он  взял  мою  папку,  в  которой  не  было
ничего, кроме черновиков с расчетами, и оставил взамен свою со ста  тысячами
долларов в пятидесятидолларовых банкнотах.  А  я  обнаружил  подмену  только
после того, как Шарп ушел.
   Глаза Стефана округлились.
   - Вместо того чтобы сразу же пойти в  полицию,  я  взял  деньги  себе,  -
продолжал Морган. - Сейчас они лежат в моем личном  сейфе  в  банке.  Дэгнон
поручил Элу Шарпу разыскать меня. Теперь ты знаешь, что  означал  телефонный
звонок: кто-то спрашивал  у  тебя,  работает  ли  в  "Кристиан  энд  Хауард"
чертежник, имя которого начинается с букв "Дж. М.". Помнишь?
   - Да, - ответила она растерянно.
   - Мои инициалы были вытиснены на папке, а бумаги  в  папке  подтверждали,
что я работаю  чертежником.  Поэтому  Шарп  нанял  частного  сыщика,  и  тот
обзвонил все строительные фирмы  в  округе,  отыскивая  чертежника  с  этими
инициалами. А потом Шарп сам обошел все квартиры, где жили  чертежники,  чьи
имена и фамилии начинались с этих букв, чтобы посмотреть на этих людей.
   - Теперь мне понятно, что за странный посетитель навестил твоего приятеля
Джона Мошера!
   - Верно! Когда же Шарп пришел ко  мне,  Анита  обманула  его.  Дверь  ему
открыл Клайв и выдал себя за меня. Я узнал обо всем уже потом, когда  ничего
нельзя было изменить. Бедняга Клайв даже не понял, для чего это нужно, Анита
попросила его сделать это, ничего ему не объяснив. И вот теперь он мертв...
   Стефани подняла  на  него  взгляд.  Морган  вдруг  понял,  что  она  едва
сдерживает ярость.
   - Я не понимаю, Джим! Ты сказал, что этот  гангстер  Шарп  видел  Клайва.
Неважно, принял он Клайва за Джеймса  Моргана  или  нет,  но  факт  остается
фактом: Клайв никак  не  походил  на  человека,  с  которым  Шарп  обменялся
папками. Почему же они пытали и убили Клайва?
   Морган растерялся. Сам он как-то об этом и не подумал.
   - Понятия не имею, Стефани. Если только.., если только это  не  дело  рук
Самюэла Смолла, позаботившегося о своих интересах...
   - А кто такой Самюэл Смолл?
   - Частный сыщик, которого нанял Эл Шарп.
   - Джим, - мягко произнесла Стефани, - А не лучше ли тебе  рассказать  мне
всю историю с самого начала?..

Глава 14

   Когда он закончил рассказ, Стефани покачала головой.
   - Если бы Самюэл Смолл рассказал этому Шарпу  обо  всем,  что  ему  стало
известно, тот пришел бы к тебе, а не к Клайву. Поэтому Шарп поступил  так  с
Клайвом, имея на то вескую причину. Или это сделал не Шарп...
   Джиму пришла в голову другая мысль.
   - Кто бы это ни сделал, под пыткой Клайв вполне мог показать  на  меня  и
тогда... - он запнулся, - А вдруг они сейчас у меня дома! А Анита одна!
   Он бросился через комнату к телефону и набрал свой  номер.  Руки  у  него
тряслись. Он с облегчением вздохнул, когда услышал голос Аниты.
   - У тебя все в порядке? - крикнул Морган.
   - Конечно, - ответила она с удивлением, - А почему бы и нет?
   - У меня нет времени объяснять! - Но прошу тебя запереть  все  двери.  Не
впускай никого, пока не придет полиция.
   - А в чем дело? - голос Аниты зазвенел. - Что стряслось?
   - Многое! Люди Дэгнона, может быть, уже подходят к дому. Я сейчас позвоню
в полицию.
   - Джим! - крикнула она. - Подожди...
   - Времени уже нет!  -  быстро  сказал  он.  -  Твоя  жизнь,  возможно,  в
опасности!
   - Тридцать секунд не меняют дела! Я целый день одна в доме,  и  никто  не
показывался. Должна же я знать, что произошло?!
   Он глубоко вздохнул.
   - Клайв мертв. Я сейчас в его доме.
   - О, господи! - воскликнула Анита. - Отчего он умер?
   - Его сначала пытали, а потом застрелили. Под пыткой он мог сказать  все,
что ему было известно. Вот почему я думаю, что люди Дэгнона уже сейчас могут
быть на пути к нашему дому. Я кладу трубку, но запри все двери...
   - Подожди, - остановила его Анита. - Не могут же они  придти  средь  бела
дня, Джим! Они знают, что ты на работе. Значит, время еще есть.
   То, что  она  сказала,  справедливо,  подумал  Морган.  В  конце  концов,
охотятся за ним, а не за Анитой.
   - Во всяком случае, мы должны использовать все шансы  для  спасения,  что
еще остались. - сказал он. - Я немедленно звоню в полицию.
   - Что ты скажешь?
   - Все!
   - Но только не о  деньгах,  -  проговорила  она  торопливо.  -  Послушай,
дорогой! Я  понимаю,  что  необходимо  сообщить  о  смерти  Клайва,  но  все
остальное  полиция  пусть  раскапывает  сама.  Какое-то  время  я  в  полной
безопасности. До твоего возвращения я побуду у соседей - у Сьюзи Кролл.
   - Можешь ты, в конце концов, думать о чем-нибудь, кроме денег? -  зарычал
Морган. - Ты что, так и не поняла, почему Клайва убили? Запри двери!
   Он  бросил  трубку  на  рычаг,  схватил  с  полки  телефонный  справочник
Центрального района и стал  лихорадочно  искать  в  нем  номер  департамента
полиции.
   - Погоди, Джим, - сказала Стефани. - Не звони пока в полицию.
   Он уставился на нее.
   - Почему?
   - Насколько я поняла, твоя жена не хочет сообщать полиции  о  деньгах,  И
она права. Он не поверил своим ушам.
   - И ты туда же?
   - Меня не беспокоят деньги, как таковые, - пояснила Стефани. Но ведь с их
помощью ты можешь выторговать себе жизнь. Мне безразлично, что  там  говорил
тебе этот Смолл, пугая, что Дэгнон все равно тебя убьет, независимо от того,
как ты распорядишься деньгами. Уверена, что он не раз подумает,  прежде  чем
выбросит на ветер сто тысяч долларов.  А  что,  если  тебе  самому  пойти  к
Дэгнону и предложить сделку? Ты вернешь ему сто тысяч, а он оставит  тебя  в
покое.
   - Почему ты думаешь, что он не убьет меня, если я верну ему деньги?
   - А зачем ему это? Деньги - улика. Каким образом окружной прокурор уличит
его во взяточничестве без денег?
   Морган  внимательно  посмотрел  на   нее,   поражаясь   практичности   ее
предложения. Медленно он произнес:
   - Может быть, ты и права. Почему бы Дэгнону и в самом  деле  не  получить
свои деньги. А если я буду мертв, он их не получит.
   -  К  тому  же,  что  ни  говори,  это  справедливо.  Пусть  Тони  Дэгнон
преступник, но деньги-то его. Пойди с ним на сделку, Джим. По-моему, это  не
только самый безопасный путь, но и самый честный.
   Морган поставил телефонную книгу на полку и снова набрал номер телефона.
   Анита не дала ему сказать ни слова.
   - Джим, ты уже позвонил в полицию?
   - Нет, - ответил он. - Я передумал. Ступай к Сьюзи  и  оставайся  у  нее,
пока я не вернусь домой.
   - Джим! - воскликнула она. - Конечно,  то,  что  случилось  с  Клайвом  -
ужасно, но, отдав деньги, ты его этим не вернешь. У нас  же  все  обойдется.
Вот увидишь.
   Если б она узнала о том, как он решил распорядиться деньгами, то говорила
бы по-другому, подумал он.
   - Позвони мне от Сьюзи сюда, по номеру Клайва, чтобы я  знал,  что  ты  в
безопасности. Лучше всего выйди через заднюю дверь, пройди двором и войди  к
ней тоже через черный ход. Возможно, за домом следят. И  не  показывайся  на
улице! Поняла?
   - Поняла, Джим! Перезвоню через две  минуты.  Когда  он  положил  трубку,
Стефани задумчиво произнесла:
   - Вопрос в том, как связаться с Дэгноном.
   - Сэм Смолл будет мне звонить, и я его спрошу.
   - А как он отнесется к  тому,  что  ты  можешь  сообщить  Дэгнону  о  его
намерении присвоить себе четверть суммы?
   - Я уверю его, что ему не о чем беспокоиться, если мы с ним  договоримся.
А если нет, скажу, что найду другой способ связаться с Дэгноном. Ему  нечего
будет сказать.
   Морган почувствовал,  что  с  его  плеч  упала  непомерная  ноша.  И  все
благодаря  Стефани,  ее  светлой  головке.  Его  охватило   теплое   чувство
благодарности, и он нагнулся, чтобы поцеловать ее, но тут зазвонил телефон.
   Когда Морган бросил в трубку "Хелло!", голос Аниты произнес:
   - Джим, я у Сьюзи Кролл. Я выглянула на улицу и  никого  перед  домом  не
заметила. Прошла через заднюю дверь, как ты и велел.
   - Прекрасно. Что ты рассказала Сьюзи?
   - Ничего. - Анита заговорила вполголоса. - Она решила, что я просто  хочу
ее навестить. Она ткет ковер, а я предложила ей помощь. Так что вполне  могу
остаться здесь на весь день. Джим.., дорогой.., я так горжусь тобой!
   Он мрачно улыбнулся и положил трубку.
   - Ну как, все в порядке? - спросила Стефани.
   - Осталась до вечера.
   - Пока ты разговаривал, Джим, я вдруг подумала... Никто не знает, что  ты
приехал сюда вместе со мной. А почему бы тебе не повидаться с этим  Самюэлом
Смоллом, пока я буду звонить в полицию, чтобы сообщить об убийстве?
   - Уйти и оставить тебя одну? - сказал Морган и нахмурился. Но его  сердце
вдруг учащенно забилось. Он понял, что она права...
   - Я не буду входить в столовую, - сказала Стефани. - Позвоню в полицию  и
подожду на улице. Твое присутствие ничем не поможет делу. А им я скажу,  что
приехала на такси. - Она посмотрела на свои  часы.  -  Ты  знаешь,  что  уже
половина второго? Наверное стоит позвонить и на работу - объяснить, почему я
не вернусь. Я и у тебя прошу прощения за то, что оторвала от дела.
   Ах, как легко она разрешила все проблемы!
   - Ты просто прелесть! - Морган взял ее за руки и поднял с дивана. -  Если
бы я рассказал тебе все раньше и с самого начала, ты помогла бы мне избежать
многих неприятностей, да и Клайв остался бы жив. Лицо Стефани вспыхнуло.
   - Тебе все же лучше уехать, Джим, а я тем временем позвоню в полицию.
   Он стоял и смотрел на нее. Она тоже подняла глаза на него.
   Так они стояли довольно долго. Затем Морган выпустил ее руки и направился
к выходу.
   Он вышел на улицу, не обернувшись.

Глава 15

   Морган не помнил  адрес  Смолла:  визитная  карточка  частного  детектива
осталась у  него  дома.  Пришлось  зайти  в  ближайшую  аптеку  и  попросить
телефонную книгу.
   Было два часа, когда он въехал на автостоянку на Бродвее  в  полуквартале
от детективного агентства.  Оно  размещалось  в  старом  неприглядном  доме.
Когда-то он был белым, но с  годами  от  смога  камни  стали  грязно-серыми.
Внутри дома было не чище.
   Указатель на грязной стене вестибюля сообщал, что "Детективное  Агентство
Смолла" располагается  в  помещении  №  211.  В  конце  небольшого  коридора
находится ветхий лифт. Выглядел он ненадежным, и Морган пошел пешком.
   Матовое стекло в верхней части двери с номером 211 давно не мыли. Тусклой
золотой краской на стекле было написано: "ДЕТЕКТИВНОЕ АГЕНТСТВО  СМОЛЛА",  в
нижнем правом углу черными буквами значилось: "Входите".
   Морган толкнул дверь и вошел. Он очутился в квадратной комнате  с  ветхой
софой, сломанным креслом, столом, заваленным старыми пыльными журналами.  На
столе стояли и две пепельницы, доверху наполненные окурками.
   В противоположном конце комнаты была еще одна стеклянная  дверь,  но  уже
без надписей.
   Морган постучал. Никакого ответа. Тогда он повернул ручку двери  -  дверь
оказалась не заперта - и толкнул ее.
   Самюэл Смолл лежал на полу возле стола на спине, и глаза его  были  столь
же безжизненны, как и у Клайва. Руки и босые ноги Смолла тоже  были  связаны
тканой тесьмой. На груди расползлось  темно-коричневое  пятно.  Подошвы  ног
прижигались бумажными спичками: ими  была  наполнена  пепельница  Ботинки  и
носки валялись в углу комнаты.
   Морган растерянно смотрел на эту картину Он ничего не понимал. Значит,  в
силу каких-то  причин  Эл-мешочник,  Шарп,  не  поверил  детективу  и  решил
допросить его в типичной гангстерской манере, а потом  застрелил?  Но  тогда
почему этот толстяк не  выдал  его,  Моргана,  направив  своих  мучителей  к
Клайву, а не к нему?  Кто  теперь  узнает,  что  творилось  в  голове  этого
человека, наверняка понимавшего, что его ожидает смерть? Может  быть,  Смолл
надеялся, что ложью  сумеет  спасти  себя,  или  что  ему  удастся  все-таки
загрести двадцать пять тысяч долларов,  если  он  сможет  отвести  Шарпа  от
человека, у которого были сто тысяч?
   И тут Морган понял, что с  Тони  Дэгноном  ему  не  договориться.  Нельзя
договориться с монстром. Это ему только показалось, после слов Стефани,  что
из положения найден самый лучший выход.  Нет,  скорее  всего  любая  попытка
выйти на Дэгнона означала бы смерть. Самюэла Смолла и  Клайва  Хэлперта  она
уже настигла.
   Телефонной книги  в  конторе  частного  детектива  не  оказалось.  Морган
позвонил в справочную и попросил соединить его  с  полицией,  с  отделом  по
расследованию убийств. После короткой паузы низкий голос произнес в трубку:
   - Сержант Питере, отдел по расследованию убийств. - Я должен сообщить  об
убийстве, - медленно произнес Морган. - Жертва - частный детектив  по  имени
Самюэл Смолл, убит в своей конторе по адресу: Бродвей,  Тримейн  Билдинг.  Я
звоню оттуда.
   - Кто вы?
   - Меня зовут Джеймс Морган. Нахожусь в здании агентства в помещении номер
двести  одиннадцать.  Я  только  что  вошел  и  обнаружил   труп.   Человека
застрелили, вероятно, прошлым вечером. Руки  и  ноги  связаны,  его  пытали,
прижигая ноги спичками.
   - Да? - произнес сержант изумленно. - За последний  час  это  уже  второе
сообщение о точно таком же убийстве. Почему вы решили, что он был  застрелен
прошлым вечером? Вы врач?
   - Нет, но, как мне кажется, именно так и было. Так  случилось,  что  и  о
другом случае я тоже кое-что знаю, если  вы  имеете  в  виду  смерть  Клайва
Хэлперта. Я угадал?
   - Да! Какая-то девушка сообщила об этом по телефону. Вы можете  дополнить
ее сообщение?
   - Ну об этом поговорим позже, когда подъедут наши люди. Я жду.
   - О'кей, мистер Морган. Назовите номер телефона, с какого вы звоните?
   Морган назвал цифры, указанные на аппарате. Сержант Питере сказал:
   - Хорошо! Оставайтесь там и ничего не трогайте. Патрульная машина  сейчас
прибудет.
   Морган положил трубку, медленно обошел труп и вышел в комнату с  софой  и
столом. Едва он примостился в кресле, наружная дверь распахнулась.
   И Морган, и тот, кто вошел,  от  неожиданности  окаменели.  Но  мгновение
спустя  вошедший  сунул  руку  во  внутренний   карман   пальто   и   извлек
автоматический револьвер 38-го калибра. Он показался Моргану громадным.
   - Ну и ну, - произнес остроносый, закрыв за собой дверь.  -  Да  это  мой
приятель из "Грота"!..

***

   Трудно сказать, кто из них удивился больше. Острые глазки  Эла-мешочника,
бегающие как бусинки ртути, мигом охватили все помещение, не  останавливаясь
ни на одном предмете обстановки, скользнули по  трупу  Смолла,  который  был
виден через отворенную дверь, и Морган мог бы  поклясться,  что  гангстер  в
мгновение ока успел обследовать  все  вокруг,  даже  дважды,  использовав  и
глаза, и нос, и губы, и уши -  все.  Что  касается  Моргана,  то  он  ожидал
встретить здесь кого угодно, но только не остроносого.
   Держа Моргана под прицелом 38-го  калибра,  Шарп  зачем-то  оглянулся  на
дверь,  которую  вошел.  Потом  снова  взглянул  на  мертвое  тело  частного
детектива. Тонкие губы Шарпа сжалились еще сильнее.
   Хриплым голосом Морган сказал:
   - Я всегда считал сказкой то, что  убийца  возвращается  к  месту  своего
преступления. Гангстер взглянул на Моргана:
   - Откуда ты знаешь, кто убийца?
   - Разве не вы его убили? - растерянно спросил Морган.
   - А мне кажется, - услышал он, - что это ты прикончил Смолла.
   - Я? - переспросил Морган. - Это же смешно.
   - Ты давно здесь?
   Морган пристально посмотрел на Шарпа. Все  происходящее  казалось  просто
невероятным.
   - Я задал тебе вопрос, - гаркнул Шарп. - Ты давно здесь?
   - Всего несколько минут.
   - Звонил фараонам?
   - Конечно, позвонил.
   - Вставай! - Шарп сделал приглашающий жест револьвером.
   - Куда мы пойдем?
   - Куда угодно. Я не желаю, чтобы меня застукали в конторе Смолла вместе с
трупом. - Он с яростью повторил:
   - Вставай!
   - Я никуда не собираюсь, - ответил  Морган,  пытаясь  говорить  спокойно.
Дуло  38-го  калибра,  как  вдруг  ему  показалось,  стало  увеличиваться  в
размерах.
   - Тогда ты останешься здесь с пулей в печенке, - сказал Шарп. - Даю  тебе
две секунды.
   Морган вскочил с кресла.
   Остроносый снял с головы шляпу и накрыл ею руку с револьвером.
   - Мы выйдем на улицу, пройдем на стоянку и сядем  в  машину.  Ты  пойдешь
первым. Если думаешь, что я не выстрелю, потому что на улице много людей, то
ошибаешься. Я перебью твой позвоночник. Открывай дверь!
   Морган распахнул дверь и вышел в коридор. Шарп  осторожно  закрыл  ее  за
собой. Коридор был пуст. Они стали  спускаться  по  лестнице,  Шарп  на  две
ступеньки сзади, револьвер под шляпой был направлен Моргану в спину.  Морган
двигался, словно на ощупь. Он поймал  себя  на  том,  что  зачем-то  считает
ступени: шестнадцать, семнадцать, восемнадцать...
   Едва они покинули здание, послышались сигналы полицейской сирены.
   - Поверни налево, - негромко  приказал  Шарп.  Морган  послушно  повернул
налево. На улице было много людей, но  никто  не  обращал  на  них  никакого
внимания.
   Когда они отошли уже на квартал от агентства, мимо промчалась  патрульная
машина и резко затормозила у входа  в  здание.  Морган  машинально  подумал:
мигалка   на   крыше   светится,   а   сирена   молчит.   Ну   конечно   же,
лос-анджелесовская полиция пользуется сиреной лишь в крайних случаях. Тогда,
что за сирена только что звучала? "Скорая помощь", решил  он,  или  пожарная
машина. Он украдкой бросал взгляд через плечо на полицейский  автомобиль.  И
тут же в спину уперлась сталь револьверного ствола.
   - В следующий раз я не буду подталкивать в  спину,  -  прошипел  Шарп.  -
Смотри вперед и не верти головой!
   Морган двинулся дальше.
   Они подошли к автостоянке, на которой  Морган  припарковал  свою  машину.
Когда появился служитель, Морган снова  ощутил  прикосновение  ствола.  Шарп
левой рукой протянул служителю корешок регистрационной квитанции и сложенный
счет.
   - Сдачи не нужно... Вон тот серый "форд". Служитель взглянул  на  счет  и
кинулся к машине. Как только она остановилась рядом с  ними,  Шарп  приказал
Моргану:
   - Садись за руль! И чтоб никаких штучек. Я держу тебе под прицелом.
   Служитель выбрался из машины, и Морган сел на его место,  Шарп  устроился
рядом. Морган пристегнул ремень безопасности, въехал на подъездную дорожку и
двинулся прочь со стоянки.
   - Куда ехать? - он не узнал своего голоса.
   - Налево, - приказал Шарп. - Затем направо, на Четвертую...
   Морган скосил глаза вправо. Шляпа по-прежнему укрывала  револьвер  Шарпа.
Выехав на Четвертую стрит, Морган свернул направо.
   - А теперь гони на юг, на Харбор-Фриуэй.  Как  только  они  выбрались  на
Фриуэй, Шарп наконец водрузил шляпу на  затылок.  Он  положил  револьвер  на
бедро, держа палец на спусковом крючке и уперев дуло Моргану  в  ребра.  Они
ехали в потоке автомашин со скоростью 65 миль в  час.  Как  же  может  быть,
думал Морган, что среди  белого  дня  никто  даже  не  заподозрит,  в  каком
отчаянном положении он оказался? Но водители других машин не  отрывали  глаз
от дороги.
   - Никуда не сворачивай, гони по Фриуэй до конца, - приказал Шарп. Он явно
расслабился. Теперь он мог себе это позволить, с горечью подумал Морган.
   Когда они проехали шоссе до конца,  Шарп  скомандовал  повернуть  налево,
затем направо и снова налево. Конечным пунктом их поездки оказался  склад  в
квартале от порта. Шарп приказал остановиться у железной двери.
   Нажав левой рукой на клаксон, Шарп дал два коротких гудка, затем  длинный
и снова короткий.
   Ворота склада раздвинулись.
   - Въезжай! - приказал Шарп.
   Въехав в помещение склада, Морган нажал  на  педаль  тормоза  и  выключил
двигатель. Ему показалось, что он слышит, как стучит в его голове кровь.
   - Ты был хорошим, послушным мальчиком, - с улыбкой сказал Шарп. -  Теперь
входи, медленно и осторожно.
   Он  открыл  дверцу  машины  и  отступил  назад.   Ствол   автоматического
револьвера по-прежнему упирался Моргану в ребра.
   Медленно и осторожно Морган выбрался из машины.
   Они были в просторном помещении, похожем на зернохранилище. Кроме  дюжины
картонных коробок, сложенных возле одной из стен,  и  грузовика,  наполовину
нагруженного этими коробками, на складе ничего не было.
   Дородный мужчина, лысый и с каким-то словно бы сплющенным  лицом,  закрыл
раздвижные двери. На нем был замызганный комбинезон, правый карман  которого
оттопыривался, судя по всему, от револьвера.
   Он бросил взгляд на правую руку Шарпа, на Моргана, на самого Шарпа.
   - Кого это ты привез? - спросил он начальственным голосом.
   - У меня не было времени потрясти  его,  -  ответил  Шарп.  -  Осмотри-ка
карманы, пока я держу его под прицелом. - Моргану он приказал:
   - А ну-ка, живо руки на крышу машины!
   Морган видел немало гангстерских фильмов, а потому знал, как себя  вести.
Лысый не торопился.
   - Что все это значит, Эл? Тони может  не  понравиться,  -  сказал  он.  -
Местечко-то горячее. Я сейчас погружу последние билеты и - к черту отсюда!
   Краем глаза Морган заметил, что Шарп недовольно скривился.
   - Когда это началось?
   - Как только стало жарко. Мы возим уже целую неделю, - захихикал лысый. -
А ты, что, ничего не  знал  после  своего  прокола?  Значит,  Тони  перестал
посвящать тебя в свои дела?
   - Это просто ради предосторожности, - сказал Шарп  сквозь  зубы.  А  что,
действительно горячо?
   - Не стоит рисковать из-за ерунды. Им известно, что у нас есть хранилище,
и Тони посчитал, что они вот-вот найдут его. Вот он и решил  убрать  все  из
города, пока не спадет жара.
   - Тогда все в порядке, насколько я понимаю. Лучше потряси его, я же  тебя
просил!
   Пожав плечами, лысый встал за спиной Моргана:
   - Чистенький. Кто он такой?
   - Неважно. Ладно, грузи свой грузовик. - А Моргану Шарп сказал:
   - О'кей, парень, можешь выпрямиться.
   Снова пожав плечами, толстяк вернулся к грузовику  и  стал  укладывать  в
кузов коробки.

Глава 16

   Человек с острым носом протянул Моргану левую руку.
   - Дай-ка мне свой бумажник.
   Вынув бумажник из заднего кармана, Морган положил его в протянутую  руку.
Одной рукой Шарп перебрал обернутые в пластик  визитные  карточки.  Задержал
взгляд на водительском удостоверении Моргана.
   - Джеймс Морган. И тот же адрес в Северном Голливуде, куда  я  заглядывал
дня два назад. Значит, там живут два Джеймса Моргана?
   Моргана так же поразил этот вопрос,  как  и  Шарпа  имя  на  водительском
удостоверении. Это говорило о том, что Шарп так  и  не  понял,  какую  Анита
сыграла с ним шутку.
   Мысли Моргана метались. Он не знал, что ответить. Наконец, он сказал:
   - Нет.
   Шарп кинул ему бумажник обратно и угрюмо  наблюдал  за  тем,  как  Морган
прятал его в карман.
   - Давай начнем с Сэма Смолла, - сказал гангстер. - Что ты там делал?
   - Я хотел попросить его помочь мне  связаться  с  Дэгноном.  Я  собирался
сделать ему кое-какое предложение. Но когда я увидел,  что  он  натворил  со
Смоллом, то передумал, - Так ты решил, что Смолла убил...
   - Дэгнон! Конечно, не он сам, но уверен, что по его приказу.
   Шарп нахмурился:
   - Почему ты так думаешь?
   - Вы и сами это знаете. И Клайва Хэлперта он порешил.
   - А кто такой этот Клайв Хэлперт?
   Моргану удалось подавить улыбку. Похоже было,  подумал  он,  стоило  вам,
мистер Нос, потерять сто тысяч, вы вышли у Дэгнона из доверия и он  перестал
посвящать вас в свои замыслы. Последние слова он произнес вслух.
   Звук, вырвавшийся из глотки  Шарпа,  убедил  его,  что  была  задета  его
больная струна. Но стоило ли злить гангстера? Морган лихорадочно  соображал.
Что бы у Шарпа ни было на уме, пока он не сможет осуществить  задуманное.  А
дальше Морган сам должен решать, как уцелеть. Чем большую  брешь  он  сумеет
пробить в отношениях между Шарпом и Дэгноном, тем больше козырей окажется  у
него в руках. Довести Шарпа до белого каления было бы рискованно,  но,  если
разобраться, в этом деле все рискованно.
   - Какие еще замыслы? - рявкнул гангстер.
   - Он даже не сообщил вам, что этот склад закрывается. Пока  вы  мотались,
разыскивая меня, ребята Дэгнона действовали за вашей спиной. И, должно быть,
он крепко на вас рассердился, если ничего об  этом  не  рассказал.  В  самом
деле, Шарп, я нисколько не удивлюсь, если Дэгнон подозревает, что вы  просто
заныкали эти сто тысяч, а ему наплели историю о том, что случайно  встретили
неизвестного и...
   По тому, как внезапно побелел кончик острого носа  Шарпа,  Морган  понял,
что опять попал в цель. На  мгновение  он  испугался,  что  палец  гангстера
нажмет на спусковой крючок. И в этом не было ничего удивительного. Но  затем
лицо остроносого разгладилось, и Морган незаметно  и  беззвучно  вздохнул  с
явным облегчением.
   - Я смотрю, ты - мыслитель,  -  сказал  гангстер.  -  О'кей,  умник,  ты,
похоже, все знаешь. Так скажи мне, зачем Тони шлепнул Сэма Смолла?
   - Не сам же он его застрелил. Похоже, вы не видели ступни ног Смолла?  Их
прижигали спичками.
   Шарп уставился на него  неподдельно  изумленным  взглядом.  Не  сразу  он
спросил:
   - А зачем же это делали, как ты считаешь?
   - Думаю, Дэгнон решил сесть тебе на хвост,  потому  что  ты  прибрал  его
денежки. А когда ему донесли, что ты ведешь дела с Сэмом Смоллом, он захотел
узнать, какие. Вот тогда он и попросил своих ребят  порасспросить  Смолла  и
прижечь ему пятки, чтобы быть  уверенным,  что  тот  не  брешет,  а  говорит
правду. Я не пойму только, почему он  прицепился  к  Смоллу.  Ведь  если  он
подозревал тебя, почему же ты еще цел?
   Мускулы на лице Шарпа напряглись.
   - Я не такой дурак, сосунок! Тонни мне доверяет будь  здоров!  Он  знает,
что если он наладил меня, я это дело доведу до конца.
   Морган  взвесил  в  уме  эти  слова.  Бандиты  и  вправду  вполне   могли
разделаться с Шарпом, если бы между ним и Дэгноном произошел разлад.  Но  до
тех пор, пока Дэгнон был уверен, что Шарп ищет деньги, этого не случится.
   - Во всяком случае, - сказал Морган, если бы они хотели узнать  все,  что
знал Смолл, они не пустили бы в него пулю.
   - Сэм ничего не знал.
   - Нет, он кое-что знал.  Смолл  знал,  к  примеру,  что  мой  друг  Клайв
Хэлперт, открыл тебе входную дверь в моем доме и представился мной. Он знал,
что я был настоящим Джеймсом Морганом. Сэм даже предложил мне сделку. Если я
дам ему двадцать пять тысяч, он скажет тебе, что на фотографии,  на  которую
ты обратил внимание, изображен мой родственник, умерший два года назад.
   Ноздри Шарпа задвигались. В нем стал закипать  гнев.  -  Ах,  подонок!  Я
чувствовал, что ему нельзя доверять!
   - Правды из Смолла они не выбили, - спокойно продолжал  Морган.  -  Может
быть, он надеялся, что если  выберется  в  целости  и  сохранности  из  этой
заварушки, то ему удастся сохранить свои двадцать  пять  тысяч.  Поэтому  он
ничего не сказал и обо мне, а навел их на  Клайва  Хэлперта.  Его  они  тоже
пытали, а затем убили. Что они выудили у Клайва, я не знаю. Предполагаю, что
он все-таки сказал им все, что ему  было  известно.  К  этому  моменту  Тони
Дэгнон должен был бы по крайней мере знать о моем существовании. Вот  почему
я и хочу сделать ему предложение.
   - Что за предложение?
   - Собираюсь вернуть ему деньги, если он оставит меня в покое. Вот и все.
   Глаза Шарпа заблестели.
   - Так ты решил  держать  деньги  у  себя?  -  в  голосе  явно  прозвучало
удивление.
   - А почему бы и нет? - спросил ехидно Морган. - Я  сейчас  не  во  власти
Дэгнона, а в твоей. И я хорошо знаю, что ты собираешься меня убить.  Ну  что
ж, стреляй. Но тогда не увидишь ни доллара из тех ста тысяч.
   - Ты полагаешь, что я не сумею их получить? Значит,  этот  зверь  все  же
намеревался его застрелить! Мозг Моргана лихорадочно заработал.
   - Даже через миллион лет, Шарп! Даже если я скажу, где я их спрятал.
   - Так ГДЕ?
   - В моем личном сейфе в банке. Его никто, кроме меня, не откроет.
   Лицо Шарпа  побагровело.  Он  разразился  бранью.  Брань  была  настолько
виртуозной, что при других обстоятельствах Морган восхитился  бы  ею.  Когда
Шарп задохнулся от нехватки воздуха, Морган сказал:
   - Ну что ж, заключим сделку? Мне жизнь дороже ста тысяч зелененьких.  Что
ты с ними сделаешь, меня не интересует. Забирай и сматывайся от  Дэгнона,  а
хочешь, верни их ему. Мне все  равно!  -  Он  старался  говорить  как  можно
безразличнее, как если бы дело касалось сущей безделицы.
   - Конечно, - продолжил он, - если уж ты решил прикончить меня,  тогда  не
видать тебе денег. Сейф без меня не открыть. И не взломать.  И  не  пытайся.
Это даже Дэгнону не под силу.
   На лице Эла Шарпа появилась волчья ухмылка.
   - Отличная работа, парень! И вот что я тебе предлагаю.  Дэгнон  -  жук  и
жуком останется. Тебе лучше иметь дело со мной. Ты передашь деньги мне, а  с
Дэгноном разберусь я сам. Кстати, прими к сведению: если будешь  артачиться,
я позвоню Тони и попрошу прислать тех  же  ребят,  что  поработали  с  Сэмом
Смоллом и твоим приятелем. Поэтому, мой тебе совет: веди меня в банк и  гони
деньги.
   У Моргана по коже побежали мурашки и на лбу выступил холодный пот.
   - Мокси! - позвал Шарп.
   Лысый мужчина, который уже загрузил в кузов  почти  все  коробки,  быстро
подошел к ним.
   - Слушаю тебя, Эл?
   - Покарауль этого парня, а я пока позвоню кое-куда.
   - Да, но я же должен увезти все это отсюда.
   - Делай, что я тебе сказал! - Шарп пристально  посмотрел  на  него.  -  И
вообще, не забывай, где твое место.
   - Хорошо, хорошо, - пробормотал толстяк и вынул  из  кармана  комбинезона
тупоносый револьвер 38-го калибра. - Но учти, я получаю  приказы  только  от
Тони.
   - А я здесь, как ты думаешь, почему? Я разве не его  человек?  Я  могу  и
пришить тебя, свинья! Сторожи его, слышишь, а я схожу позвоню!
   Под взглядом засверкавших хищным огнем глаз Шарпа человек по имени  Мокси
сдался и направил ствол на Моргана.
   Сунув  свой  автоматический  револьвер  в  кобуру  под   пиджаком,   Шарп
направился в глубь склада, открыл дверь, ведущую, по-видимому,  в  помещение
конторы, и скрылся за нею.
   - Что Эл собирается с тобой делать? - неожиданно поинтересовался Мокси.
   У Моргана был совершенно потерянный вид. Но он решился.
   - Видишь ли, я друг Тони, а Эл  хочет,  чтобы  я  предал  его.  Он  хочет
направить его ребят по ложному пути,  а  его  самого  загнать  в  ловушку  -
Шутишь! - не поверил Мокси.
   - Либо ты выпустишь меня отсюда, либо Тони - конец.
   Мокси улыбнулся. Но улыбка была подозрительной.
   - Тебе лучше не рыпаться, - сказал Мокси. - Я терпеть  не  могу  лезть  в
дела друзей Тони.
   - Ты пожалеешь, что не дал мне уйти!
   - Не думаю. Друзья Тони знают жаргон, а ты - нет. Значит, ты -  не  друг.
Морган ничего не ответил  -  Вшивое  ты  трепло,  -  сказал  Мокси,  покачав
головой. - Ты хоть знаешь Тони в лицо?
   - Нет, - неохотно признался Морган. Наступило молчание.
   Они стояли, ни о чем больше не говоря, пока не вернулся Шарп.
   - Тони нет на месте, - сказал он недовольным тоном, обращаясь к Мокси.
   - Может, его нет для тебя? - предположил тот.
   - Еще одна подобная шутка, Мокси, и я сдерну с  тебя  скальп,  -  вскипел
Шарп. - Кто натравил Тони на Сэма Смолла?
   - Не слышал я ни о каком Сэме Смолле, - поспешно ответил Мокси.
   - Ах ты, свинья! Ладно, сам узнаю. А пока, иди и догружай свой грузовик.
   Вытащив револьвер, Шарп жестом  приказал  Моргану  следовать  в  контору,
откуда он только что звонил. Она оказалась  крошечной  комнатой,  где  кроме
стола и пары стульев ничего не было.
   Шарп жестом приказал Моргану сесть на один из них,  а  сам  устроился  за
столом. Револьвер он положил на стол рядом с  собой  и,  изобразив  на  лице
злорадную ухмылку, откинулся на спинку стула.
   Все кончено, подумал  Морган.  Этот  тип  отчаянно  жаждет  вернуть  себе
доверие своего патрона в глазах других членов шайки.
   Относительно собственной судьбы он больше не питал  никаких  иллюзий.  Он
был живым звеном в цепи, ведущей к денежной взятке. С точки зрения  Дэгнона,
он должен получить свои деньги  назад.  С  точки  зрения  Шарпа,  он  должен
реабилитировать себя в глазах Дэгнона, если тот доберется  до  денег.  Итак,
вопрос лишь во времени.
   Интересно, сколько ему осталось жить?

Глава 17

   - А может, мне и не следует отделываться от Тони, - произнес  в  раздумье
Шарп. - Наверное, лучше хорошенько все взвесить и предложить Тони и  деньги,
и тебя самого на серебряном блюдечке, тогда и дела наши с Тони наладятся.
   - Желаю удачи, - буркнул Морган. Он едва слушал монолог Шарпа.
   - Мне нужны мозги, сосунок, а не удача. Моя проблема заключается  в  том,
чтобы ты прогулялся вместе со мной в свой банк, открыл свой сейф, вручил мне
деньги и вышел оттуда вместе со мной. Но как это сделать? Приставив  дуло  к
твоим  ребрам?  Рискованно.  Еще  кто-нибудь  увидит  и  подумает,  что  это
ограбление, поднимет шум. А может,  ты  боишься,  что  я  прихлопну  тебя  в
банковском подвале? Удобное местечко для таких дел. Напридумывали  же  банки
разных трюков, чтобы нас дурачить. Так в каком банке, говоришь, деньги?
   Морган отрицательно покачал головой.
   - Значит, добровольно не скажешь, да? Морган молчал.
   - Ну что же, поджарить тебе пятки бессмысленно, ты тогда не сможешь дойти
до банка. А не поджарить, ты попытаешься  удрать.  Значит,  нам  надо  найти
такой ход, чтобы ты, как пай-мальчик, сам захотел отдать мне деньги.
   - Что значит, "нам надо"? - несколько обескураженно спросил Морган. - Я в
ваших планах участвовать не намерен. Вы уж как-нибудь сами.
   В это  время  раздался  звук  отодвигаемых  ворот  склада.  Шарп  тут  же
схватился за револьвер, подскочил к двери конторы и выглянул наружу.
   - Это Мокси собирается выводить свой грузовик, - объяснил он, вернувшись.
   Заговорщически взглянув на Моргана, он снова прильнул  к  дверной  щелке.
Морган слышал как завелся двигатель,  и  грузовик  выехал  на  улицу.  Через
мгновение ворота снова задвинулись. Шарп прикрыл дверь, вновь  устроился  за
столом, положил перед собой револьвер, и взглянул на часы.
   - Полчетвертого... Банки уже закрываются, поэтому хочешь - не  хочешь,  а
придется нам  подождать  до  завтра.  У  нас  появляется  много  времени  на
обдумывание плана.
   Поудобнее устроившись на стуле, он устремил свой взгляд  на  Моргана.  На
его губах появилось подобие улыбки, увидев которую Морган  почувствовал  как
по его телу пробежала нервная дрожь.
   - А ведь у тебя чертовски красивая жена, - вдруг сказал Шарп.
   Морган окаменел.
   - Давно женат?
   - Не трогай мою жену, - прошептал Морган.
   -  Наверно,  недавно,  ей  не  больше  двадцати  пяти.  И  детей  нет,  я
интересовался. Если бы с такой красоткой как Анита что-нибудь  случилось,  я
бы на твоем месте очень переживал.
   Морган закрыл глаза. Шарп пододвинул телефонный аппарат и набрал номер.
   - Барни? Это Эл. Я на складе. Сколько тебе нужно, чтобы  добраться  сюда?
Последовала пауза.
   - Когда приедешь, тогда и скажу. Есть для тебя работенка.
   Шарп слушал. Лицо его почернело.
   - Черт побери! - выругался  Шарп.  -  Мне  плевать,  что  ты  собираешься
делать! Дуй сюда! И быстро!
   Последовала еще одна пауза. Затем Шарп взмолился:
   - Барни! Барни!
   Но разговор, видно, уже был закончен. Шарп отвел трубку  от  уха,  мрачно
посмотрел на нее, а затем с силой грохнул об  аппарат.  Морган  почувствовал
беспричинное облегчение. Передышка?
   - У тебя неважные отношения с членами банды, не так ли?
   - Они много хотят! - рявкнул в ответ Шарп. - Вот  вернусь,  тогда  они  у
меня попляшут!
   - Спокойней, спокойней, - сказал Морган ровным голосом.
   Но в человеке  с  носом  Пиноккио  вдруг  вспыхнула  звериная  злоба.  Он
медленно поднял револьвер и направил его  на  Моргана.  Рука  с  револьвером
дрожала.
   - Встать!
   Морган быстро поднялся со стула. Шарп обошел вокруг  стола,  ударом  ноги
распахнул дверь конторы, а затем мягко, почти с  нежностью,  приставил  дуло
38-го калибра к его спине.
   В помещении склада теперь было совсем пусто, там одиноко стоял лишь серый
"форд". Шарп подтолкнул Моргана к небольшой дверце и  приказал  открыть.  За
ней оказался шкаф, в котором  хранились  метлы,  швабры,  ведра,  на  полках
валялись какие-то тряпки.
   Оттолкнув Моргана в сторону, гангстер издал довольное ворчание,  и  вынул
из шкафа моток веревки. Трехжильной пеньковой веревки, довольно тонкой -  ею
перевязывались картонные коробки.
   - А теперь назад!
   Ясно, Шарп намеревался связать его, а тем  временем  поехать  за  Анитой.
Скорее всего план его состоял в том, чтобы схватить ее,  а  потом  отпустить
при условии, что Морган возьмет его в банк и передаст ему деньги. И вот  тут
окончательно Морган понял, что попался. Бедная, безалаберная Анита. Как  она
себя поведет, когда нужно будет делать выбор - спасти свою (или  его)  жизнь
или не отказываться от ста тысяч долларов?
   Он никак не мог допустить, чтобы в это дело была втянута  Анита.  Почему,
он и сам бы не объяснил, но не мог. Возможно, в нем ожила нежность  к  жене.
Ожила и обострилась вместе с угрожающей ей опасностью.
   Войдя в контору, Морган повернулся к Шарпу и сказал:
   - Послушай, Шарп, я думаю...
   Но это было все, что  он  успел  произнести.  В  последнюю  секунду  Джим
заметил занесенную  над  его  головой  руку,  затем  перед  глазами  молнией
мелькнул барабан револьвера, и на него, словно топор, обрушилась боль.

***

   Морган открыл  глаза.  Первое,  что  он  ощутил,  была  гулкая  и  частая
пульсация крови в голове. Борясь с приступом тошноты, Джим закрыл глаза.
   Когда он вновь открыл их, то вдруг увидел прямо перед собой  свою  шляпу.
Она лежала на полу. Значит, он тоже лежит на полу.
   Руки и ноги оказались привязанными к перевернутому  стулу.  Запястья  рук
были притянуты  к  спинке.  От  запястий,  проходя  под  сиденьем,  веревка,
соединялась с коленями, которые в  свою  очередь  были  притянуты  к  ножкам
стула. Изо  рта  торчал  носовой  платок,  поверх  которого  тоже  проходила
веревка, концы которой были завязаны узлом сзади на шее.
   Единственное окно в комнате состояло из  двух  половинок.  Нижнее  стекло
было закрашено белой краской, а через верхнее можно было видеть солнце.  Оно
клонилось к вечеру.
   Несмотря на рвущую головную боль, первой  мыслью  Моргана  была  мысль  о
жене. Интересно, последовала ли она его совету остаться у Сьюзи Кролл  и  не
воз вращаться, домой. Она ждала, что он вернется домой где-то после пяти.  И
так как Бад Кролл всегда возвращается с работы примерно в одно с ним  время,
Аните предстояло  откланяться  домой  или  же  объяснить  Баду,  почему  она
мешкает, засиживаясь в его доме. Он очень надеялся, что Анита  задержится  у
них подольше.
   Морган попробовал крепость узлов.  Они  были  надежны.  Шарп  все  сделал
профессионально. Ничего не оставалось, как лежать и ждать.
   Примерно через полчаса он услышал, как загремели ворота склада  и  внутрь
въехала машина. Судя по шуму мотора, это был грузовик, а  не  "форд"  Шарпа.
Шум смолк, и ворота закрылись.
   Эхо шагов звонко отражалось от бетонного пола склада. Не сознавая  зачем,
Морган опустил голову на грудь  и  закрыл  глаза.  Теперь  он  услышал,  как
отворилась дверь конторы.
   - Что за черт!? - произнес голос Мокси.  Тишина.  Затем,  судя  по  звуку
шагов, Мокси обошел его вокруг и встал позади стула.
   - Ну и фонарей он навесил тебе, малыш. После такого заснешь, как сурок.
   Сквозь двери конторы опять донесся звук открываемых  ворот.  Мокси  пошел
взглянуть, кто приехал. Морган  определил,  что  в  склад  въехала  легковая
машина. Мотор заглох, и ворота закрылись. В конторе теперь были слышны  шаги
двоих людей.
   Голова Моргана по-прежнему покоилась на груди, глаза были закрыты.
   Обеспокоенный голос Эла Шарпа произнес:
   - Все  еще  в  отключке?  Черт,  я  не  хотел  бить  так  сильно.  Морган
почувствовал, как палец нажал на пульсирующую за ухом артерию.
   - Пульс хороший и сильный, - в голосе  Шарпа  послышалось  облегчение.  -
Боюсь, я здорово его выключил. Ничего, скоро придет в себя.
   - Так что у вас с ним произошло? - спросил  Мокси.  Шарп  издал  какой-то
неопределенный звук. Морган  услышал  скрип  стула  за  столом,  затем  звук
вращающегося диска телефона.
   - Это Эл Шарп, - крикнул Шарп в трубку. - Тони еще не вернулся?
   Последовала пауза. Затем Шарп взорвался:
   - Послушай, щенок, ты что водишь меня за нос? Передай Тони, что, если  он
хочет получить назад свои сто тысяч, ему лучше со мной поговорить.
   С минуту он ждал молча.
   - Тони? Ты выслушай меня. Да, наколол  твою  сотню  тысяч,  но  теперь...
Снова пауза.
   - Я на складе. Со мной парень с деньгами.  Он  положил  их  в  банковский
сейф. Он молчит, но у меня есть план, как вытащить его в банк, для этого мне
нужна помощь.
   Наступила долгая пауза.
   - Послушай, Тони, если ты думаешь, что я тяну  кота  за  хвост,  приезжай
сюда и сам взгляни на парня. Его  зовут  Морган,  он  чертежник  в  какой-то
строительной фирме и живет в Северном Голливуде. Я его вырубил. У него  есть
жена, которая ему дороже этих ста тысяч. Вот ради нее он  и  вернет  деньги.
Так ты придешь?
   Снова пауза.
   - Я не собираюсь втягивать тебя в уголовщину! Ты не веришь мне, ведь так?
Поэтому я предлагаю тебе лишь доказательство того, что  говорю  правду,  даю
возможность поговорить с этим парнем, вот и все!.. О'кей, я потерял  деньги,
я их и верну. Конечно, я виноват, но после стольких лет  ты  должен  был  бы
понять, что у меня и в мыслях не было надуть тебя. Тебе все  время  кажется,
что все только и хотят обмануть тебя. Здесь, рядом  со  мной,  Мокси.  Можно
попросить его, если только ты дашь ему слово.
   На сей раз пауза была очень короткой.
   - Эй, Мокси! Тони хочет поговорить  с  тобой.  Шаги  приблизились.  Голос
Мокси произнес:
   - Да, Тони?.. Конечно. Он, как и раньше, отдает мне приказы... Да, я  все
отвез. О'кей, Тони! Трубку положили.
   - Получил указание? - произнес  Шарп  с  сарказмом.  Голос  Мокси  теперь
звучал заискивающе.
   - Конечно, Эл. Я бы помог тебе и без просьбы Тони. И ты это знаешь.
   - Конечно, знаю. А теперь ты сходишь кое-куда. Вот тебе адрес, а вот имя.
   Послышалось царапанье карандаша по  бумаге,  а  затем  наступила  тишина,
видимо Мокси читал.
   - Женщина, - произнес Мокси. - Что я с ней должен делать?
   - Привезти ее. Она должна быть дома одна, а муженек этой Спящей Красавицы
- здесь. Это сексуальная на  вид  брюнетка  лет  двадцати  пяти  с  классной
фигурой.
   - Легко тебе говорить - "привезти", -  сказал  Мокси  без  энтузиазма.  -
Знаешь, с такой разоспишься... А то еще затащит тебя куда-нибудь - никто  не
найдет...
   - О чем ты бормочешь?
   - А что я сказал?
   - А то!
   - Ну ладно, ладно...
   - Тебе не о чем беспокоиться. Кто тебя затащит, если некому тащить?
   По спине Моргана побежали холодные  мурашки.  А  что,  если  слова  Шарпа
означают, что он рассчитывает вдобавок попользоваться Анитой после того, как
заполучит деньги?
   То, что он получит назад свои  деньги,  видимо,  не  вызывало  в  нем  ни
малейшего сомнения.

Глава 18

   - Что я должен сделать, когда схвачу ее? - ухмыльнулся Мокси.
   - Вези к себе домой и звони мне. Потом сиди тихо и жди. Учти,  час  назад
ее не было дома. Так что наведайся к ней попозже. Никакой спешки. У нас есть
время до завтрашнего утра до закрытия банка.
   - Сейчас почти шесть. Ты хочешь, чтобы я взял ее часов в восемь-девять?
   - Все равно когда, лишь бы все было тихо. А сейчас съезди куда-нибудь  за
бутербродами и кофе. Возьми мою машину.
   - Машина не нужна, - сказал Мокси. -  Это  рядом,  у  перекрестка.  Какие
взять бутерброды?
   - Неважно, скажем, гамбургеры. Возьми по  паре  на  каждого.  Закажи  еще
французское жаркое. Вот деньги.
   Дверь конторы открылась, потом закрылась.  Донеслось  эхо  шагов.  Морган
слышал как  скрипнул  стул,  когда  Шарп  поднялся  из-за  стола.  Шаги  его
приблизились, затем он приподнял голову Моргана  за  подбородок,  взялся  за
веки. Морган закатил глаза, и Шарп увидел только белки.
   - Эй, парень, хватит притворяться, - прозвучал голос Шарпа. - Вставай!
   Ладонью он ударил Моргана по щеке. Удар был настолько сильным, что  глаза
Джима широко раскрылись. Шарп отпустил его подбородок, и голова снова  упала
на грудь.
   -  Тебе  нет  смысла  придуриваться,  -  проворчал  Шарп.  В  голосе  его
послышалось беспокойство.
   Пальцы Эла взялись за веревочный узел, распутали его, освободив колени  и
запястья. Морган нагнулся вперед, и Шарп помог ему сесть на полу.
   - Ведро воды приведет тебя в чувство, черт побери! Дверь отворилась, Шарп
куда-то пошел. Морган открыл глаза и быстро сел.
   Кровообращение восстанавливалось медленно. Джим поколотил себя по бедрам,
пока не почувствовал легкого покалывания, потом помассировал колени и  руки.
Когда они ожили, Морган встал. Чтобы  не  упасть,  он  ухватился  руками  за
спинку стула. Несколько раз попробовал подняться на цыпочки, сделать хотя бы
шаг. Ноги были мягкими, словно желе.
   Где-то послышался звук наливаемой в ведро воды. Морган быстро оглянулся в
поисках какого-нибудь оружия, но не нашел ничего подходящего. На цыпочках он
подошел к столу и бегло осмотрел ящики. Тоже ничего мало-мальски пригодного.
   Звук бегущей воды прекратился, тяжелые шаги приближались.  Последний  раз
лихорадочно оглядевшись по сторонам, Морган схватил стул  и  занес  его  над
головой.
   И в тот момент, когда гангстер вошел в дверь  с  ведром  воды,  Морган  с
такой силой ударил его, что у стула даже ножки  сломались.  Ведро  упало,  а
Шарп рухнул лицом вниз. Шляпа слетала с его головы и упала  в  лужу.  Эл  не
двигался.
   Подняв свою шляпу, Морган бросился из конторы в помещение склада.  "Форд"
стоял на месте. Раздвинув на несколько дюймов железные ворота, Джим выглянул
на улицу.
   Солнце почти село. Улица казалась вымершей.
   Открыв ворота во всю ширь, Морган бросился назад к  "форду".  К  счастью,
Шарп оставил ключи в замке зажигания. Морган поспешно завел мотор,  вывернул
руль резко вправо, и нажал на педаль газа.
   За воротами он сразу же увидел Мокси,  тащившего  бумажный  пакет.  Мокси
застыл на месте, провожая изумленным взглядом промчавшийся мимо него "форд".
***

   Морган вылетел на  Харбор-Фриуэй,  свернул  на  Форс-стрит  и  поехал  по
Бродвею. Стемнело. Все конторы были закрыты, автостоянка сверкала огнями. Он
оставил "форд" в сотне футов от площадки, где припарковал  утром  машину,  и
пересел в свой "олдс".
   Спустя пять минут Джим затормозил возле здания полицейского управления.
   В вестибюле был указатель. Морган нашел отдел по  расследованию  убийств:
комната 314. Он поднялся на лифте на третий этаж, посмотрел  в  обе  стороны
коридора, чтобы сориентироваться, в каком крыле расположена нужная  комната,
решил, что справа, и нашел ее в дальнем конце холла.
   Двое мужчин в темных костюмах выходили как раз из комнаты,  когда  Морган
подошел  к  двери.  Один  из  них  -   массивный,   плотного   телосложения,
рыжеволосый, другой - высокий, стройный,  мексиканского  типа  с  блестящими
глазами и смуглой кожей.
   - Вы из отдела по расследованию убийств? - запыхавшись, вымолвил Морган.
   - Угу.
   - Не скажете, кто ведет дело Самюэла Смолла? Мужчины остановились.
   - Дело ведем мы. Вы  попали  в  точку,  -  ответил  рыжеволосый.  -  Я  -
лейтенант Кросс, а это - сержант Морел.
   - Мое имя Джеймс Морган.
   Глаза у обоих одновременно широко раскрылись. Сержант Морел спросил:
   - Так это вы звонили нам из конторы Смолла? Морган утвердительно кивнул.
   - Где же вы были? - спросил рыжеволосый лейтенант. - Вы  же  обещали  нас
подождать.
   - Меня силой увезли из конторы Смолла. Это долгая история.
   Детективы переглянулись.
   - Так... Значит, придется  вернуться,  -  сказал  лейтенант.  -  Господи,
похоже предстоит еще одна сумасшедшая ночка. Позвони, предупреди свою  жену.
Пройдемте, мистер Морган.
   Он  вошел  в  огромную  комнату,  перегороженную   шкафами   на   ячейки,
напоминавшие пчелиные  соты.  В  центре  зала  размещались  расположенные  в
определенном  порядке  столы  с  телефонами,  блокнотами   для   записей   и
карандашами.
   В комнате были еще шестеро. Двое  детективов  в  одном  углу  допрашивали
парня в кожаной куртке, руки которого были скованы наручниками. Двое  других
сидели  за  столом,  изучая  протокол  допросов.  Пятый  офицер  говорил  по
телефону.
   Сержант Морел остановился у ближайшего стола и снял телефонную трубку.
   Лейтенант Кросс провел Моргана в дальний угол, противоположный тому,  где
допрашивали парня в наручниках. Он предложил Моргану сесть, а сам  устроился
по другую сторону стола.
   - Итак, мистер Морган, позвонив нам, вы сообщили  сержанту  Питерсу,  что
можете рассказать не только  об  убийстве  Смолла,  но  и  Клайва  Хэлперта.
Верно?
   - Совершенно верно, - согласился  Морган.  -  Но  прежде  чем  мы  начнем
разговор, обещайте послать полицейских ко мне домой. Думаю, что  сейчас,  по
крайней мере пока моей жене опасность не угрожает. Но всего  час  назад  они
планировали ее похищение.
   - Кто - "они"? - спросил лейтенант.
   - Те же люди, что похитили меня. Кросс пришел к решению:
   - Если вы считаете, что вашей жене грозит опасность, о ней мы позаботимся
в первую очередь. Назовите адрес и имя.
   Кросс записал адрес и имя на листке бумаги.
   - Возможно, ее нет дома, лейтенант! Если  так,  то  она  у  Кроллов,  это
следующий дом. Его номер пятнадцать восемьдесят два.
   Кросс записал и это. Потом поднял телефонную трубку.
   - Соедините с дежурной частью, пожалуйста! Не отнимая  трубки  от  уха  и
ожидая ответа, он спросил у Моргана:
   - Ваша жена знает об этих убийствах?
   - Об убийствах нет. Но ей известны обстоятельства, приведшие к ним.
   - С ней тогда нам тоже стоит побеседовать... Хэлло. Это лейтенант  Кросс,
из отдела по расследованию убийств. Я  прошу  немедленно  доставить  ко  мне
миссис Аниту Морган. - Он назвал адрес. - Если  ее  нет  дома,  загляните  к
соседям в дом номер пятнадцать восемьдесят два. Имя соседей Кроллы. Нет,  не
по обвинению. Она нужна нам для беседы.
   Едва лейтенант положил трубку, вошел сержант Морел и сел рядом с Кроссом.
   - Я сказал жене, чтобы ужинала без меня, а я перекушу в кафетерии.  Кросс
кивнул.
   - Хорошо, мистер Морган. Давайте начнем. -  Вы  не  возражаете,  если  мы
начнем прежде всего с того, что произошло в доме Хэлперта? - спросил Морган.
- Вы разговаривали с девушкой, сообщившей о его убийстве?
   - Мисс Маккуэйд? -  уточнил  Морел.  -  Да,  на  месте  происшествия.  Мы
отпустили ее. Ее послал хозяин фирмы, выяснить, почему Хэлперт не  вышел  на
работу. Вы знакомы с ней?
   - Мы вместе работаем. Я подвез ее к дому Хэлперта. Мы  вместе  нашли  его
тело.
   Детективы нахмурились. Лейтенант заметил:
   - Она об этом не упомянула. Она утверждала, что была  одна.  Может  быть,
стоит пригласить ее для дальнейшей беседы?
   - Я расскажу все, что вас заинтересует,  лейтенант.  Стефани  Маккуэйд  к
этому не имеет никакого отношения. Все, что ей известно, она узнала от меня,
когда мы обнаружили  труп  Хэлперта.  Убийство  совершено  людьми  из  банды
Дэгнона.
   В  глазах  Морела  заискрилась  радость.  На  лице  же  Кросса  появилось
изумление.
   - Если вам удастся доказать это, вас ждет награда, -  сказал  сержант.  -
Нам бы очень  хотелось  повесить  на  Тони  что-нибудь  посущественней,  чем
подпольный игорный бизнес и вымогательство.
   - Все началось со взятки, которую  Дэгнон  намеревался  дать  заместителю
окружного прокурора Байрону Куиллу, - сказал  Морган.  -  Гангстер  Шарп  по
кличке Эл-мешочник, должен был передать деньги, но он не знал в лицо Куилла.
По чистой случайности я оказался на месте  встречи  как  раз  в  условленное
время. Шарп принял меня за Куилла и передал деньги мне.
   Детективы уставились на Моргана:
   - И сколько? - спросил Кросс.
   - Сто тысяч долларов в пятидесятидолларовых купюрах.
   У Морела заблестели глаза, а Кросс даже присвистнул.
   - Где же они? - спросили полицейские в один голос.
   - В моем личном сейфе в банке. Я передам их вам завтра утром.
   Какое-то время они молча смотрели на Моргана. Наконец Морел произнес:
   - Не могу понять, как Эл-мешочник допустил такую ошибку?
   - Тогда я все начну сначала, - ответил Морган.

Глава 19

   Он начал рассказ с того, как купил новую папку. Затем по порядку  изложил
детективам все, что с ним произошло,  опустив,  правда,  аргументы,  которые
приводила Анита, доказывая, что они вполне могут оставить деньги себе.
   -  Я  понимаю,  что  поступил  неправильно,  не  связавшись  с   полицией
немедленно, - сказал Морган. - Ничто меня не может извинить. Мной руководила
чистая жадность.
   О том, как допекала его Анита, Джим тоже не  стал  рассказывать.  Почему?
Потому, сказал он самому себе, что она была в сущности ребенком,  и  он  все
еще ощущал необходимость защищать ее.
   Он  посмотрел  на  одного,  на  другого   собеседника.   Оба   оставались
невозмутимыми, но Морган почувствовал, что напряжение начинает спадать.
   - Не молчите, скажите, - в голосе Моргана звучала горечь,  -  если  бы  я
поступил иначе, эти двое остались бы живы?
   Лейтенант Кросс покачал головой.
   - Мне трудно судить, мистер Морган.  Говоря  по  правде,  я  вот  сижу  и
размышляю: а как бы я поступил, если б кто-нибудь подкинул мне сотню  тысяч,
даже если бы я знал, что они принадлежат такому типу, как Дэгнон?
   Он бросил взгляд на Морела. Сержант неуверенно пожал плечами.
   - Самая крупная сумма, что мне предлагали в качестве взятки  -  пятьдесят
долларов. Тому парню я дал по морде. А если бы меня  соблазняли  сотней?  Не
знаю, как бы я поступил. - Морел вздохнул. - Ладно, продолжайте ваш рассказ.
   Морган объяснил, как Эл Шарп выследил его, как  в  тайне  от  него  Анита
уговорила Клайва Хэлперта совершить роковую подмену. Рассказал о  телефонном
звонке Самюэла Смолла, о своей последующей встрече с  частным  детективом  и
намерении посоветоваться с Хэлпертом - обратиться в полицию или нет.
   - Но нам так и не довелось встретиться. Клайв был убит,  ничего  обсудить
мы так и не успели.
   Потом Джим рассказал, как вместе со Стефани обнаружили труп Клайва, и как
он тогда решил купить свою  безопасность,  предложив  Тони  Дэгнону  его  же
деньги.
   - Вот так я и оказался в конторе Смолла. Рассчитывал, что  Смолл  поможет
мне встретиться с Дэгноном. Но когда я и Смолла нашел убитым, то понял,  что
не смогу иметь никаких дел с Дэгноном, пусть даже,  обратившись  в  полицию,
подвергну свою  жизнь  опасности.  И  поэтому  я  позвонил  вам,  чтобы  все
рассказать. Но когда я ожидал приезда полицейских, в конторе Смолла появился
Эл Шарп, направил на меня револьвер и вынудил отправиться  вместе  с  ним  в
портовый склад.
   Коротко он описал то, что случилось с ним в  здании  склада,  и  как  ему
удалось уложить Шарпа и уехать на его "форде".
   - Я припарковал его машину на Бродвее между Второй  и  Третьей  стрит,  -
закончил Морган свой рассказ, - взял на стоянке свою машину и приехал к вам.
   Кросс спросил:
   - Как выглядит Мокси?
   -  Ему  лет  пятьдесят,  лысый,  лицо  плоское.  Рост  около  пяти  футов
одиннадцати дюймов, вес больше двухсот фунтов. Кросс бросил взгляд на своего
коллегу, и Морел понимающе кивнул.
   - Это Макс Гертцел! - Моргану Морел пояснил:
   - Макс многие годы был телохранителем Тони Дэгнона. У нас  на  него  дело
толщиной с целый фут.
   - Назовите адрес склада, - сказал лейтенант.
   - Адреса я не знаю, - ответил Морган. - Под дулом пистолета названий улиц
я не читал. Но могу по памяти отвезти вас туда.
   Кросс поднялся со стула.
   Морел возразил:
   - Уже семь часов. Когда мы в последний раз ели?
   - Твой желудок подождет! Поехали!
   Морган с трудом поспевал за  полицейскими,  направлявшимися  к  лифту.  У
подъезда они сели в "плимут" с рацией, но  без  полицейских  опознавательных
знаков. Морел сел за руль, Кросс и Морган сзади.
   Когда машина миновала Первую стрит, лейтенант Кросс сказал:
   - Сверни-ка на Бродвей, Хесус. Взглянем на "форд", все равно нам по пути.
   Морел взял на север, проехав пару кварталов, свернул налево - на Бродвей.
Подъехав к припаркованному "форду", Морган указал на стоявшую машину.  Морел
остановился, и Кросс пересек улицу, чтобы взглянуть на номер "форда".
   Когда он вернулся, Морел тронулся в путь, а лейтенант включил микрофон:
   - Группа "7-К-7", вызывает "Контроль-один".
   - "7-К-7" слушает, говорите! - раздался голос из динамика.
   - Серого цвета "форд"-седан припаркован на южной  стороне  Бродвея  между
Второй и Третьей стрит, номерной знак "Калифорния, IV-0053".  Конфискуйте  и
задержите до востребования.
   - Поняли. Серый "форд", IV-0053. Какое нарушение?
   - Никакого нарушения, - ответил Кросс. - Угнана и брошена.
   - "Кронтроль-один" - группе "7-К-7". "Роджер". Кросс выключил микрофон.

***

   Было уже без  четверти  восемь,  когда  полицейская  машина  подкатила  к
железным воротам склада. В помещении свет не горел, и снаружи оно  выглядело
заброшенным.
   Лейтенант Кросс достал из перчаточного ящика машины карманный  фонарик  и
вышел из кабины. Держа в левой руке фонарик,  правой  он  вынул  из  поясной
кобуры тупоносый револьвер. Морел достал свой.
   - Отойдите в сторону, - приказал Кросс  Моргану.  Кросс  держал  наготове
фонарик и револьвер, Морел же тем временем  нажал  на  дверь.  Она  не  была
заперта. Морел приоткрыл ее фута на три, и Кросс бесшумно  скользнул  внутрь
склада.
   Сквозь щель Моргану был виден луч света, обегающий просторное  помещение.
Затем Кросс обнаружил на стене выключатель. Под потолком вспыхнул свет.
   - Никого, - сказал лейтенант.
   Теперь и Морел вошел в помещение,  за  ним  последовал  Морган.  Грузовик
исчез, на складе никого не было. Дверь конторы  в  дальнем  конце  помещения
была открыта, в конторе - темнота.
   - Вон там они меня и связали, - сказал Морган.
   Осторожно они приблизились к конторе. Кросс снова вошел первым.  Посветив
фонариком, он отыскал выключатель и включил свет.
   Веревка, которой был связан Морган, и носовой платок,  служивший  кляпом,
валялись на полу вместе с обломками стула.
   Кросс поднял телефонную трубку и набрал номер.
   - Прошу связь, - произнес он в микрофон. -  Говорит  лейтенант  Кросс  из
отдела  по  расследованию  убийств.  Попрошу  посмотреть  досье  на  Элфреда
(Эла-мешочника) Шарпа и Макса (Мокси)  Гертцела.  По  буквам  Г-Е-Р-Т-Ц-Е-Л.
Описание обоих в папках под литерами "Р" и "И". Конец связи. - Он повернулся
к Моргану:
   - Как они были одеты?
   - На Шарпе был темно-серый костюм и серая шляпа, белая рубашка  и  темный
галстук. На Мокси - светло-коричневый комбинезон. Головного убора не было.
   Передав по радио эти сведения, Кросс сказал:
   - Они в розыске по подозрению в  похищении  детей  с  целью  выкупа.  Оба
вооружены, а потому особо опасны. Мне хотелось бы и Тони  Дэгнона  притянуть
по линии нашего отдела.., и побеседовать с ним по поводу этих двух  убийств.
Но улик пока нет... Он не дает нам ни малейшей зацепки. Он даже снисходит до
беседы с нами, если мы вежливо его просим об этом.
   Лейтенант выключил микрофон и обратился к Морелу:
   - Ну, а теперь поехали обратно и набьем твой пустой желудок.
   - Кафетерии уже закрылись, - посетовал сержант. -  Да  и  все  равно  там
никудышная еда. Кстати, никто из вас не слышал о  такой  милой  забегаловке,
где подают "анхиладас" и "такое"?
   Рыжеволосый дружески хлопнул его по плечу и заметил:
   - Старина, все равно, нет ничего на свете лучше ирландской отбивной.
   Выйдя из дверей склада, лейтенант связался по радио и спросил,  доставили
ли Аниту Морган. Ответили, что она уже ожидает в помещении отдела.
   - Спросите, ужинала ли она, и сразу сообщите нам. Спустя некоторое  время
радио сообщило:
   - Миссис Морган уже поужинала.
   - "Роджер", - ответил Кросс позывным и, обращаясь к Моргану:
   - Я  бы  хотел  пригласить  ее  перекусить  с  нами,  но  боюсь,  она  не
согласится.
   Морел свернул с Фриуэй на Восьмую стрит и остановился возле  ресторана  в
полуквартале от перекрестка. Часы показывали половину  десятого.  Когда  они
подкрепились и вошли в здание полиции, было уже десять минут одиннадцатого.
   Анита сидела в комнате отдела возле входной двери,  сжав  колени  руками.
Возле нее стоял полицейский. Увидев  мужа,  она  издала  короткий  вскрик  и
вскочила со стула.
   - Джим, что стряслось? Что все это значит? Кросс отпустил полицейского:
   - Вы свободны.
   - Джим, ответь же мне!
   - Пиноккио все же сцапал меня. Он хотел и тебя  похитить  и  держать  как
заложницу, чтобы я пошел с ним в банк и отдал ему деньги из нашего сейфа.
   Лицо Аниты сделалось белым как бумага.
   - Так ты рассказал? - прошептала она. - Ты все рассказал ПОЛИЦИИ.
   - Два человека убиты, меня похитили, и ты сама  находилась  в  опасности.
Что же я должен был выбрать?
   - Ты же обещал! - почти выкрикнула она. - Ты же мог как-то все объяснить,
не упоминая о деньгах! - Анита перешла на  крик.  -  Ты  не  сдержал  своего
слова! Мы же все потеряем! Я НЕНАВИЖУ тебя!
   Она обеими кулаками стала  быть  Моргана  в  грудь.  Привычные  ко  всему
детективы вынуждены были вмешаться и оттащить от мужа.
   Вся в слезах, Анита в изнеможении рухнула на стул и закрыла лицо руками.
   - Пригласите сюда нашу сотрудницу, - обратился  Кросс  к  коллеге.  -  По
телефону ничего ей не объясняйте.
   Морел отправился звонить. Морган  положил  Аните  на  плечо  руку,  чтобы
успокоить жену, но она грубо сбросила ее.
   - Не притрагивайся ко мне! - крикнула она. - Ты отдал деньги!
   Она полностью потеряла контроль над собой. В  комнате  появилась  молодая
блондинка в полицейской форме. Кросс отвел ее в сторону и что-то тихо сказал
- что, Морган не расслышал. Блондинка кивнула и подошла к Аните.
   - Пойдемте со мной, дорогая, - сказала она мягко, но  настойчиво.  -  Вам
нужно привести себя в порядок. Ваше лицо требует небольшой косметики.
   Анита подняла голову. В ее глазах вдруг ясно  промелькнул  ужас.  Но  она
позволила увести себя, нисколько не сопротивляясь.

Глава 20

   - Теперь и мы можем посидеть, немного отдохнуть, -  сказал  лейтенант.  -
Все равно нечего делать до тех пор, пока не  приедет  Тони  Дэгнон.  Позвони
связистам, Хесус, и спроси, не появился ли он.
   - Я не очень-то и рвусь увидеть этого сукина сына, - ответил Морел.
   - А я не собираюсь  ночевать  здесь.  Кстати,  сейчас,  когда  нам  снова
доведется лицезреть Дэгнона, мне бы очень не хотелось, чтобы этот визит  был
похож на предыдущий. А ты умерь свой латинский темперамент.
   - Я расцелую его, - проворчал Морел.
   - Я тоже не пылаю радостью  от  предстоящей  встречи,  но  ты  ничего  от
Дэгнона не добьешься, если будешь обзывать его. Главное - получить  от  него
сведения.
   - Своей вежливостью ты  тоже  ничего  не  добьешься.  Этот  самонадеянный
ублюдок будет сидеть и смеяться тебе в глаза. Я бы предпочел бить его.
   - Ладно, ладно, только не  сегодня,  -  спокойно  сказал  рыжеволосый.  -
Звякни-ка лучше в Центр связи.
   Но в этот момент дверь отворилась, и вошли вдвое. На лице того, что вошел
первым, было ясно написано  напряжение.  Внешне  он  ничем  не  выделялся  -
широкоплечий, с небольшим брюшком,  загорелый,  виски  с  проседью,  дорогой
костюм. Ему было лет шестьдесят, но человек хорошо  сохранился.  Похоже,  он
был из тех, кто привык делать зарядку и посиживать за игорным столом - таких
мужчин можно во множестве увидеть в курортных  пригородах  больших  городов,
слоняющихся по боксерским залам, ипподромам, игорным домам,  ночным  клубам.
Но стоило присмотреться к этому человеку повнимательнее, и становилось ясно,
что он далеко не зауряден.  Особенно  выделялись,  как  показалось  Моргану,
глаза: они были одновременно горячими и безжизненными, словно  вулканическая
лава, еще не остывшая, но остановившаяся.
   Мужчина вошел, улыбаясь, но глаза не соответствовали выражению лица. Они,
как лава, оставались мертвыми. Морган прежде видел его фотографии в газетах,
но тут он понял, что фотографии не имели ничего  общего  с  оригиналом.  Они
никак не воспроизводили истинный облик этого человека.
   Второй мужчина был высок и внешне невыразителен, с редкими  волосами  над
высоким лбом. В руках он держал папку.
   - Можно не звонить, Морел, - окликнул лейтенант отошедшего было сержанта.
- Дэгнон уже здесь.
   Морел оглянулся на дверь и положил трубку. Его смуглое лицо напряглось.
   - Я слышал, вы хотели видеть меня, лейтенант, - произнес Дэгнон, сохраняя
на лице любезную улыбку. Теперь Морган начал понимать, почему Дэгнон вызывал
столь сильную неприязнь у Морела. Улыбка гангстера была невыносима. Она  как
бы говорила: "Все вы тут букашки. А я - король".
   Взгляд Кросса остановился на высоком.
   - Значит, решил прихватить своего идеолога, -  сказал  он  дружелюбно.  -
Признаешь себя виноватым, Дэгнон?  Дэгнон  нахмурился.  Его  спутник  быстро
ответил.
   - Мы обедали  вместе,  когда  мистер  Дэгнон  получил  ваше  приглашение,
лейтенант. Вот я и решил приехать к вам, составив Тони компанию.
   Кросс проговорил что-то неразборчивое, а затем представил присутствующих:
   - Тони Дэгнон, его адвокат Келвин Грей. Джеймс Морган.
   С того момента, как Морган услышал, что Эл Шарп назвал  по  телефону  его
имя Дэгнону, шеф рэкетиров должен был бы  запомнить  его.  Но  лицо  Дэгнона
ничего не выражало.
   - Давайте присядем и поговорим без свидетелей, - предложил лейтенант.
   В помещении кроме них находились еще двое детективов, которые  сидели  за
столами и писали свои отчеты. Кросс прошел к самому дальнему  и  уединенному
столу. Он и Морел сели на стулья по одну его сторону, Морган -  между  ними,
Дэгнон с адвокатом - по другую сторону, лицом к ним. Хесус Морел  прямо-таки
прожигал Дэгнона взглядом. Рэкетир  же  не  обращал  на  него  ни  малейшего
внимания.
   - Мистер Морган рассказал нам преинтереснейшую  историю,  Тони,  -  начал
лейтенант Кросс. - Если то, что он сообщил, правда, то ты виновен в  попытке
дачи взятки, в совершении двух убийств и в возможной  организации  похищения
детей.
   Дэгнон  взглянул  на  Келвина  Грея,  и  брови  его  выгнулись  дугой  от
удивления. Грей сказал:
   - Можем мы начать с частностей, лейтенант?
   - Конечно. И начнем с попытки дачи взятки. Твой парень, Тони, - Эл Шарп -
намеревался, как мы  полагаем,  расплатиться  с  Байроном  Акселем  Куиллом.
Только деньги он по ошибке передал мистеру Моргану. Сотню тысяч. Как же  это
Эл так ошибся?
   В ответ Дэгнон ухмыльнулся:
   - Это новость для меня, что Эл Шарп стал  передавать  деньги  посторонним
людям. Кстати, мы больше с ним не поддерживаем отношений. Я не видел его уже
целый месяц.
   - Сегодня вы разговаривали с  ним  по  телефону,  это  было  около  шести
вечера, - вмешался в разговор Морган. - Я слышал вашу беседу.
   Рэкетир одарил Моргана ничего не значащей ухмылкой:
   - Вы ошибаетесь, мистер Морган. Я вообще  в  течение  дня  ни  с  кем  по
телефону не говорил.
   - Я слышал, как он, обращаясь к вам, произносил имя Тони.
   - Ладно, давайте дальше, ребята. В Лос-Анджелесе миллион  Тони.  -  И  он
отвел в сторону взгляд своих жгучих глаз.
   - С каких это пор тебе  стали  безразличны  твои  же  кровные  сто  тысяч
зелененьких? - весело осведомился лейтенант Кросс.
   Дэгнон внимательно посмотрел на рыжеволосого офицера, а затем произнес:
   - Мне надо посоветоваться со своим адвокатом. Давай-ка выйдем, Кел.
   Мужчины встали и отошли  на  несколько  шагов  в  сторону.  Они  неслышно
перекинулись  несколькими  фразами  и  вернулись  к  столу.  Ноздри  Дэгнона
трепетали от гнева, а глаза словно прожигали Моргана, прежде чем он  перевел
взгляд на Кросса.
   - Как же я могу востребовать деньги, лейтенант? Вы  же  сказали,  что  Эл
Шарп отдал их этому парню. А почему бы вам  не  задать  этот  вопрос  самому
Элу?
   - Мы спросим его обязательно, когда поймаем, - заверил  Кросс.  -  К  нам
поступила жалоба на него за похищение  детей  с  целью  выкупа.  Кстати,  ты
знаешь, что гласит закон по поводу ценностей не имеющих владельца?
   Дэгнон взглянул на адвоката. Грей немедленно отреагировал:
   - В штате Калифорния найденные деньги хранятся в течение  года.  Если  за
это время не будет установлен их владелец, деньги переходят в  собственность
нашедшего.
   Мутный взгляд рэкетира обратился в сторону Моргана.
   - Если никто не  востребует  их,  считайте,  что  вам,  молодой  человек,
здорово повезло, не так ли? Надеюсь, деньги доставят вам немало радости.
   - Так ты еще смеешь угрожать? - вскипел сержант.
   - Эй, а откуда ты такой взялся, чтобы  обзывать  меня?  -  с  возмущением
воскликнул Дэгнон. - Я же никак здесь никого не  обзывал.  И  вообще  пришел
сюда по своей воле и не намерен глотать ваши оскорбления.
   - Ничего, проглотишь все, что я тебе дам, грязный убийца! - бросил ему  в
лицо Морел. - Попробуй мне только запугать свидетеля, я тебе башку расшибу!
   - Прекрати, Хесус, - спокойным голосом произнес  Кросс.  И  повернулся  к
рэкетиру:
   - Так это что, угроза? На лице Дэгнона появилась фарфоровая улыбка.
   - Все, что я пожелал бы этому парню, так это дожить до старости.
   - Да, ему лучше дожить до старости, - согласился  Кросс,  -  потому  что,
если с ним что-то случится, я знаю, кого искать и где. И я  гарантирую,  что
прибью тебя к стенке гвоздями, даже если мне придется подтасовать улики.
   - Не тревожьтесь за свои деньги, Дэгнон, - сказал Морган. - Лично мне  не
нужно из них ни цента. Я предполагаю, если они действительно окажутся моими,
передать их от вашего имени Молодежному Центру Северного Голливуда.
   Все четверо мужчин, находившихся за  столом,  одновременно  с  удивлением
посмотрели на него.
   - Вам нет нужды заниматься благотворительностью от моего имени, -  мягким
голосом ответил Дэгнон. - Благотворительность я предпочитаю оказывать лично,
- он взглянул на Кросса. - Если это все, то мне предстоит еще  одна  деловая
встреча.
   - Отдохни, - сказал лейтенант. - Мы еще и не начинали. Давай-ка потолкуем
об убийствах. Одно из них - убийство частного детектива Самюэла Смолла,  чья
контора была на Бродвее. А  другое  -  инженера-строителя  Клайва  Хэлперта,
жившего на Палм-стрит в Голливуде. Есть возражения?
   - Вы что, предъявляете обвинение? - спросил Грей.
   - Просто интересуюсь. Ну так как? Адвокат обратился к своему клиенту.
   - Вы не обязаны отвечать ни на один из вопросов, Тони.
   - Мне нечего скрывать, - ответил Дэгнон. - Я не слышал  ни  об  одном  из
этих людей. А что я должен, по-вашему, знать?
   - Им обоим было известно о существовании ста тысяч долларов и у кого  они
находились. И, прежде чем застрелить, их пытали в надежде выяснить, где  эти
деньги. Деньги эти твои. Так у кого я должен спрашивать?
   Дэгнон возмущенно фыркнул.
   - Каждый раз, когда кого-то прихлопывают в  этом  городе,  меня  тянут  в
участок. Если бы я пришил всех, кого вы вешаете на  меня,  я  побил  бы  все
рекорды. Когда этих людей убили?
   - Рапорты мы получим завтра до полудня, - сказал Кросс.  -  Но,  судя  по
косвенным  свидетельствам,  оба  они  умерли  прошлой  ночью.  Что  касается
Хэлперта, то мы знаем, что в семь вечера  он  еще  был  жив,  так  как  жена
Моргана говорила с ним по телефону.
   - Тогда кое-что проясняется,  -  сказал  Дэгнон  с  усмешкой.  -  Прошлым
вечером я обедал со своей женой в "Беверли Хилтон" и с  нами  были  еще  две
пары. Мы приехали примерно в шесть тридцать, а потом двинулись  в  "Старлайт
Рум", где пробыли до двух часов ночи. Меня видела добрая сотня людей.
   - Понятно, что лично у тебя-то  было  алиби,  -  сказал  Кросс  без  тени
смущения. - Лично сам ты, естественно, не  стреляешь.  Поэтому  меня  вполне
устраивает это удобное для тебя алиби. Зато приказ об убийстве отдал  ты.  В
общем, отправная точка у нас есть.
   - Это серьезное обвинение, лейтенант, - заметил адвокат Дэгнона. -  Перед
лицом свидетелей говорю, что могу притянуть вас к ответу!
   Хесус Морел засмеялся.
   - Вот и притяни, шеф!
   Грей многозначительно посмотрел на детективов. Кросс проигнорировал слова
адвоката.
   - Мы и не ждем от тебя откровений, Тони. Нам нужно  только  подтверждение
тому,  о  чем  сказал  Морган,  и  ты  это  подтвердил.  Теперь  перейдем  к
следующему. Сегодня днем твой подручный  Эл-мешочник  под  дулом  револьвера
похитил мистера Моргана из конторы Самюэла Смолла.
   - А я тут при чем? И не называйте его моим подручным. Я уже говорил,  что
мы больше не сотрудничаем. Если что Эл и сотворил, то не по моему приказу.
   - Мы так не думаем, - не согласился Кросс. - Да и ты узнал об этом, когда
он сообщил тебе по телефону, а это уже делает тебя соучастником.
   - Я же сказал, что сегодня не разговаривал с Злом по телефону.
   - Если ты сведешь нас с Элом, мы снимем с тебя обвинение в соучастии. Ну,
поможешь нам?
   - Я никогда не возражал против этого. Скажи, что надо делать,  лейтенант.
У меня есть несколько парней под рукой. Если они найдут Эла, то доставят его
лично к вам в лучшем виде. Такая помощь вам подходит?
   - Живьем? - поинтересовался лейтенант Кросс.  Дэгнон  даже  огорчился  от
подобного вопроса.
   - В этом доме я в свой адрес слышу только одни оскорбления.
   Кросс поднялся.
   - Ну вот что! Хватит, Дэгнон! Уйди с глаз моих.  И  попробуй  мне  только
исчезнуть из города - я  тебя  приволоку  на  веревке.  Моргана  не  трогай.
Запомни хорошенько, что я сказал.
   Их взгляды встретились через разделявший их стол ледяной взгляд Кросса  и
полыхающий -  Дэгнона.  Первым  среагировал  Дэгнон.  Он  отодвинул  стул  и
поднялся. Адвокат вскочил со стула.  Дэгнон  тяжелыми  шагами  направился  к
двери и исчез за нею, адвокат поспешил следом.
   Морган вздохнул с облегчением.

Глава 21

   - И это все? - спросил Морган. - Его так и не арестуют за убийства?
   Лейтенант пожал плечами.
   - За многие годы, мистер Морган, Тони Дэгнона можно было бы арестовать за
пять десятков убийств, совершенных только в этом городе.
   - Пятьдесят убийств? Так почему он все еще на свободе?
   - Лучше посоветуйте, как  прищучить  его,  и  я  предоставлю  ему  личный
эскорт, который сопроводит его до газовой камеры.  Банда  убийц  и  одинокий
убийца - не одно и  то  же,  мистер  Морган.  Попробуйте  только  застрелить
кого-нибудь, и вы увидите как мы вас  прищучим.  Дэгнон  -  еще  та  штучка!
Во-первых, он только отдает приказы и никогда не берет в руки оружия. У него
всегда юридически грамотное алиби. Во-вторых, даже если нам  пофартит  и  мы
схватим убийцу, найдется дюжина свидетелей, которые покажут, что он  был  на
месте преступления задолго до того, как оно произошло, или спустя  несколько
часов после его совершения.
   - Но это же нечестная игра, - воскликнул Морган.
   - А кто говорит, что она  честная?  Я  просто  рассказываю  о  фактах  из
полицейской жизни. Мы зачастую знаем, кто отдал приказ убить и почему. Мы, к
примеру, убеждены,  что  убить  этих  двоих  приказал  Дэгнон.  Но  обвинять
кого-либо  конкретно  в  убийстве,  мистер  Морган,  нам  надлежит  в  суде,
располагая неопровержимыми доказательствами.
   - Но и от этих двух убийств он может отвертеться, - предположил Морган.
   - Не исключено. А нам придется  проанализировать  все  мельчайшие  улики,
обнаруженные на месте преступления, установить все связи жертв, и все  равно
даже в этом случае можем ничего не доказать.
   - Значит, если из мести он решит  прикончить  меня,  то  опять  уйдет  от
наказания?
   - Тони не отдает приказы убивать из мести. Он бизнесмен. Но  если  же  он
решит, что, убив вас, сможет вернуть свои деньги, то  прикажет  сделать  это
немедленно. И дело не будет стоить ему ни одного никеля <Никель - монета США
достоинством 10 центов.>. Но он вас не тронет. Так что не берите  в  голову.
Если Дэгнон говорит, что не знает ни о каких деньгах,  то  и  дела  никакого
нет. Повторяю, Тони Дэгнон вам не страшен. Кого вам следует  опасаться,  так
это Эла Шарпа. Он может  и  убить  вас,  и  похитить.  И  покуда  он  где-то
поблизости, лучше всего было бы вас держать под охраной.
   - Вы имеете в виду тюрьму? - спросил Морган не без холодка в душе.
   - Зачем? Внизу, на первом этаже, в помещении для задержанных, есть вполне
приличные камеры. Мы можем отвезти вас и в тюрьму графства, но и  у  нас  на
первом этаже будет вполне комфортно, если  вы  не  против.  Это  удобно,  вы
будете рядом с нами. Правда, если завтра нам не удастся взять Эла Шарпа,  мы
будем обязаны перевести вас в тюрьму графства.
   - А как же моя работа? - спросил Морган. - Я зарабатываю на жизнь.
   - Мы тоже, - сухо заметил Кросс. - Наша работа состоит  и  в  том,  чтобы
сохранить вам жизнь. Эл Шарп знает, где вы живете и где работаете.  Почти  с
уверенностью могу сказать, что он попытается убить вас. До тех пор, пока  мы
не схватим его.
   - А как с моей женой? Вдруг Шарп объявится  у  нас  дома  и  застанет  ее
одну?
   - Неплохо бы ей пожить некоторое время вне дома. Шарп все равно попробует
найти вас через нее. Есть у вас в городе родственники?
   Морган отрицательно покачал головой.
   - Родители жены умерли, а братьев и сестер у нее нет. Мои же  родители  и
братья живут в Де-Мойне. Ближайшая соседка, Сьюзи Кролл  -  близкая  подруга
Аниты. Она может остаться у нее.
   - Вот и прекрасно, - решил Кросс. - Когда мы доставим  ее  домой,  офицер
побудет с ней, пока она не соберет все, что ей нужно,  и  не  переберется  к
соседям.
   В дверях появилась светловолосая женщина в форме. Лейтенант  извинился  и
направился к ней. Они о чем-то говорили вполголоса. Потом  женщина  ушла,  а
Кросс вернулся за свой стол.
   - Ваша жена все еще  очень  расстроена  и  не  в  состоянии  отвечать  на
вопросы, - сказал он Моргану. - Но я сомневаюсь, что она  добавит  к  вашему
рассказу что-либо существенное. Мы, разумеется,  допросим  ее,  но  попозже.
Лучше я отправлю ее домой.
   - Можно мне с ней сейчас повидаться?
   - Мэгги, - лейтенант взглянул на дверь, - этого не  советует.  Ваша  жена
все еще кипит гневом. Я попросил Мэгги проводить ее домой и проследить,  как
она устроится у соседей. Ваша жена соберет все необходимые вещи и для вас, а
Мэгги принесет их сюда.
   Сержант Морел посмотрел на свои часы.
   -  Уже  одиннадцать.  Мы  сегодня  отработали  две  смены.  Не  пора   ли
закругляться?
   - Да, как только устроим мистеру Моргану ночлег.

***

   Помещение для задержанных располагалось в цокольном этаже здания полиции.
Лейтенант Кросс объяснил дежурному сержанту,  что  Морган  не  арестован,  а
помещается сюда в целях безопасности. По принятым правилам никаких льгот ему
не предоставлялось. Морган опустошил свои карманы. Сигареты, носовой платок,
спички и мелочь ему возвратили, но все остальное было запечатано в пакете из
плотной бумаги. Сержант составил опись вещей, включая деньги в бумажнике,  и
предложил Моргану поставить свою подпись.
   - Вам придется принять душ, - сказал сержант. -  Это  общее  правило  для
всех, прежде чем мы проводим их в камеру.
   - С удовольствием, - произнес Морган,  -  сегодня  мне  изрядно  пришлось
попотеть.
   - Завтра утром, - сказал лейтенант Кросс, - заберу вас  отсюда.  Полагаю,
что до прихода Мэгги, которая принесет чемодан с вашими вещами, вы  вряд  ли
проснетесь, поэтому вещи она оставит у нас в отделе. Утром вы  побреетесь  и
переоденетесь у нас наверху.
   Стены камер  в  секции  для  задержанных  были  облицованы  геркулитом  -
ударопрочным стеклом.  Камеры  оказались  чистыми,  вполне  современными,  с
фарфоровыми умывальниками и двухэтажными койками. Морган выбрал  себе  место
по вкусу - в камере он оказался один, поэтому занял нижнюю койку.
   Бурные  события  этого  дня  основательно  вымотали  его.   Несмотря   на
непривычную обстановку, заснул он сразу же.
   Проснулся Морган в семь часов  и  получил  приличный  завтрак.  В  восемь
охранник отпер камеру и проводил его к столу дежурного. Здесь уже  находился
лейтенант Кросс.
   - С добрым утром, - поприветствовал его лейтенант. - Как спали?
   - Как дитя, - ответил Морган.
   - Я пришел пораньше, в надежде, что вам захочется подняться наверх, чтобы
почистить зубы и побриться.
   Моргану вернули его вещи, он расписался в получении и  вместе  с  Кроссом
поднялся наверх. Лейтенант передал ему чемоданчик, который принесла  из  его
дома светловолосая женщина-полицейский и проводил Моргана в мужскую комнату,
попросив его сразу же после завершения утреннего туалета, придти в их отдел.
   Морган почистил зубы, побрился, сменил  белье  на  то,  что  оказалось  в
чемодане. В отделе по расследованию убийств  он  нашел  и  сержанта  Морела,
разговаривавшего по телефону. Морел махнул ему рукой в  знак  приветствия  и
продолжил начатый разговор.
   Положив трубку, сержант позвал  лейтенанта  Кросса,  перебиравшего  папки
досье.
   - Это сущее кладбище, Марти. Тут черт голову сломит...
   Кросс взял одну из папок, передал Морелу.
   - Кого-нибудь из этих знаешь?
   - Неопознаны.
   Кросс бросил папку на стол.
   -  Ладно,  это   может   подождать.   Лучше   посмотри   других.   Хотите
присоединиться, мистер Морган?
   Морган посмотрел на часы - была уже половина девятого.
   - Можно я сделаю прежде несколько телефонных звонков?  Это  займет  всего
несколько минут.
   - Конечно, - ответил Кросс, - но у нас тут есть некоторые хитрости. -  Он
снова снял трубку, протянул ее Моргану, набрал какую-то цифру.  -  А  теперь
называйте оператору нужный вам номер.
   Прежде всего Морган назвал номер Кроллов.  Сьюзя  Кролл  ответила.  Узнав
голос Моргана, она тут же подозвала к телефону Аниту.
   - Ну как ты, в порядке? - спросил Морган.
   -  Надеюсь,  -  ответила  Анита  тусклым  голосом.  -  Сколько  тебя  там
собираются держать?
   - Пока не возьмут Шарпа. Полагаю, ты не будешь сегодня кричать на меня?
   - А какой теперь смысл кричать? Дело сделано.
   - Ладно. Оставайся у Сьюзи и не высовывай носа на улицу. Я снова позвоню,
как только будет время.
   - До свиданья, - сказала она.
   Он положил трубку, затем снял снова и попросил оператора соединить его  с
офисом.
   - Ну как ты там, Джим? - голос Стефани звучал неподдельной радостью. -  Я
всю ночь беспокоилась о тебе. Как ты договорился с Дэгноном?
   - Я не договаривался, - ответил он. - Я напоролся еще на  одно  убийство,
Сэм Смолл. Об этом, наверное, есть в утренних газетах.
   Он услышал как она судорожно сглотнула.
   - А еще я позволил Элу  Шарпу  похитить  себя.  Но  мне  удалось  бежать.
Подробности я расскажу как-нибудь попозже. Сейчас я звоню,  чтобы  сообщить,
что на работу не приеду Меня охраняют.
   - О, Джим. Может быть, я смогу что-нибудь сделать для тебя?
   - Замолви за меня словечко  Кристиану,  когда  все  это  закончится.  Он,
наверное, захочет вытурить меня за то, что я втравил фирму в  эти  дрязги  -
Думаю, этого не случится, - ответила  Стефани,  и  в  ее  голосе  прозвучало
негодование. - Ты рассказал полиции о деньгах?
   - Я рассказал им все, включая и то, что я был с  тобой,  когда  мы  нашли
тело Клайва. Против меня нет никаких улик. Я просто нахожусь под охраной для
моей же безопасности до тех пор, пока не найдут Шарпа.  У  меня  нет  больше
возможности говорить с тобой, Стефани, тут меня ждут, я позвоню попозже.
   - Береги себя, Джим, - сказала она нежно и повесила трубку.

Глава 22

   Морг размещался в цокольном этаже Дворца Правосудия, на углу  Темпл-стрит
и Бродвея.  В  маленькой  комнате  с  занавешенным  окном  хранились  трупы,
требующие   опознания.   Детективы   привезли   сюда   Джима   Моргана   без
предварительной подготовки.
   Он никогда прежде не был в морге и его потрясло увиденное. Четыре  только
что поступивших тела лежали на металлических столах с колесиками, три из них
были покрыты простынями Четвертое, сильно искалеченное тело  совсем  молодой
женщины, лежало обнаженным. Толстяк-служитель обмывал его огромной губкой.
   Когда вошли трое мужчин, служитель бросил губку в ведро.
   - Привет, лейтенант, - сказал он. - Доброе утро, сержант.  Вы  пришли  по
поводу неопознанного мужчины?
   Кросс кивнул утвердительно и  представил  Моргану  толстяка,  назвав  Джо
Пивеем.
   - Никак не замораживается, - сказал Пивей,  обращаясь  к  Кроссу.  -  Уже
двадцать седьмой раз пытаюсь. Я понимаю, они не хотят  ошибиться.  Мальчишки
ловили рыбу в районе доков и нашли плавающий труп, это было  сегодня  утром,
около шести.
   - Кто проводил предварительный осмотр?
   - Уилкинсон, из Службы порта. Он оставил мне копию рапорта. Я покажу  его
вам до того как вы уйдете.
   Пивей шаркающей походкой прошел к другой каталке.  Детективы  последовали
за ним, Морган тащился позади, то и дело сглатывая набегавшую слюну.  Он  не
мог смотреть на мертвую девушку не из-за ужасных ран на  теле,  а  из-за  ее
наготы.
   -  Коннерс  и  Уортон  нашли  ее  прошлой  ночью,  -  сказал   служитель,
продемонстрировав в ухмылке давно не чищенные зубы. - Привлекательна, не так
ли? Это дружок отделал ее сперва, а потом вызвал полицию.
   Остановившись у еще одной тележки, служитель сдернул простыню.
   Труп был раздет, и на нем, на груди и на животе,  виднелись  десятка  два
ножевых ран в кровавых окантовках. Сердце  Моргана  чуть  не  выпрыгнуло  из
груди, когда он увидел длинный нос мертвеца. Это был Эл-мешочник Шарп.
   - О'кей, - сказал лейтенант Кросс. Служитель вернул покрывало на  прежнее
место.
   - Что, так быстро опознали?  -  голос  служителя  прозвучал  даже  слегка
разочарованно.
   - Можете записать, что это Элфред Шарп. В  досье  указаны  его  последний
адрес и имена родителей. А где рапорт Уилкинсона?
   - Он в отделе, - служитель вышел.
   Вместо него вошел человек средних  лет  в  очках.  Кросс  представил  его
Моргану как доктора Грисвальда, шефа медицинского отдела  в  офисе  коронера
<Коронер - судебный  работник,  ведущий  расследование  причин  смерти  лиц,
умерших насильственной смертью или в результате несчастного случая.>.
   - Кто  проводит  вскрытие  Самюэла  Смолла  и  Клайва  Хэлперта,  док?  -
поинтересовался лейтенант.
   - Доктор Кервин и я. До пяти часов мы передадим вам наши заключения.
   - Так поздно? - спросил Кросс с неудовольствием.
   - Они поступили к нам вчера после четырех. Поэтому мы успели лишь  изъять
пули и передать их в лабораторию.
   - Ну ладно, и это уже кое-что, - сказал  Кросс.  -  Значит,  о  пулях  мы
узнаем с минуту на минуту.
   Вернулся Пивей, неся в  руках  бумажных  пакет  и  большую  хозяйственную
сумку. Сумку и пакет он вручил Кроссу.
   - Здесь его одежда. Никаких ярлыков на  ней  нет.  Выйдя  на  улицу,  они
немного задержались у входа во Дворец правосудия. Сержант Морел спросил:
   - Ну, и что ты думаешь по поводу  пустых  карманов  и  споротых  ярлыков,
Марти? Должны же они соображать, что опознать его все равно не составит  для
нас труда?
   - Сила привычки, -  ответил  лейтенант.  -  У  гангстеров  вырабатываются
привычки, от которых они уже не могут отступать. - Он обратился к Моргану. -
Полагаю, что теперь все ваши проблемы позади, мистер Морган. Из "тюрьмы" вас
выпустили. Теперь можете погулять до  открытия  банка,  а  потом  мы  вместе
сходим за зелененькими.
   Морган спросил:
   - Так вы думаете, никто мне больше не страшен? Во рту у него все еще  был
неприятный привкус после морга, но чувствовал он себя несравненно лучше.
   - Именно так. Тони уже смирился  с  потерей  денег.  После  того  как  Эл
упустил вас (себя он  подвел  под  статью  с  киднэппингом,  а  Тони  сделал
соучастником), Тони должен был понять, что все кончено. Не в его  интересах,
чтобы Шарп оказался в наших руках. Ведь Шарп такого мог  наговорить  о  нем!
Вероятно, Мокси Гертцел, как только пришел на склад и увидел, что заснет,  а
Эл лежит без сознания, позвонил Тони. И я нисколько  не  удивился  бы,  если
Тони приказал Мокси прибить Эла, пока тот не пришел в себя.
   Моргану опять стало не по себе. Это была уже третья смерть, в которой  он
так или иначе замешан.
   - Думаете, вам удастся доказать это? Кросс мрачно улыбнулся.
   - Ставлю пять против десяти, что Мокси пришил его  и  тут  же  слинял  на
восточное побережье страны. А  у  Тони,  конечно  же,  алиби.  Разве  вы  не
слышали, как адвокат сказал, что они прошлым вечером обедали вместе?
   - Значит, еще одно нераскрытое убийство? Кросс пожал плечами.
   -  Мы  сделаем  все,  что  положено.  Определим  время   смерти,   отыщем
свидетелей, разошлем агентов, изучим  мотивы  преступления.  Затем  составим
свое досье, изучим старое досье. После  чего  пройдемся  по  всем  этапам  в
обратном порядке.
   Войдя в здание  полиции,  они  вместо  третьего  поднялись  на  лифте  на
четвертый этаж. Лейтенант Кросс подошел к двери с табличкой  "Отдел  научных
исследований".
   Это была современная лаборатория. Человек, внешность которого  напоминала
мышь, сидел за столом, взвешивая на аптекарских весах кусочек металла. Такой
же кусочек лежал рядом с весами. Кросс назвал человека Джедом  Каррингтоном,
добавив при этом, что он - руководитель криминалистической лаборатории.
   Лейтенант водрузил на стол бумажный пакет.
   - Сегодня утром в гавани выловили Эла-мешочника, - сказал  он.  -  Кто-то
двадцать семь раз ткнул его заточкой. А это одежда, что была на  нем.  Может
быть, вам удастся определить, где это произошло?
   - После того, как она промокла насквозь? Мы не  чудотворцы,  -  пробурчал
Каррингтон.
   - А я видел, как вы творите чудеса. Могу подсказать - мы думаем,  он  мог
быть убит в складском помещении, в гавани.
   - Адрес известен? Кросс сообщил адрес.
   - Я полагаю, что служба коронера передала вам пули, извлеченные  из  Сэма
Смолла и Клайва Хэлперта. Каррингтон сказал:
   - Как раз сейчас я их изучаю. - Он показал  жестом  на  кусочки  металла,
лежащие на весах и на столе. - Свинцовая пуля тридцать восьмого калибра,  из
одного и того же револьвера. Они достаточно чистые для сравнения, хорошо  бы
заполучить само оружие.
   - А как насчет улик?
   - Тесьма, которой связывали Хэлперта и Смолла произведена в Питсбурге  на
заводах "Брэдшоу Корд Компани".
   - Как вы это установили? - с любопытством спросил Морган.
   - Благодаря  спектроскопическому  анализу.  Мы  сожгли  кусочек  ткани  и
изучили спектр. Он показывает состав. Двух одинаковых не бывает.
   Лейтенант Кросс произнес мрачно:
   - Все просто, как трава...
   -  ..За  исключением  того,  что  ничего  подобного   не   найти   ни   в
супермаркетах, ни в магазинах твердых цен, ни среди скобяных  изделий,  -  с
ухмылкой заметил Каррингтон.  -  Я  лично  нашел,  что  искал,  в  спичечной
упаковке на столе в конторе Смолла.
   - Что?
   - Микроскопическое исследование волокон спичек  и  пыли  внутри  упаковки
показало, что они находились в верхнем ящике письменного стола, а потому  не
было необходимости прослеживать, откуда они появились - убийца не принес  их
с собой. Спички находились в полупустой упаковке и лежали в  правой  стороне
стола, что указывало на то, что человек, пользовавшийся ими, был правшой.
   - Важный вывод, - буркнул Морел.
   - Скорее всего, их было двое, - сказал Кросс. - Причем один из них держал
жертву под дулом револьвера, а другой связывал.
   - Эл Шарп справился со мной в одиночку, - заметил Морган.
   - Вы были без сознания. На головах же Смолла и Хэлперта следов от  ударов
не обнаружено.
   Морган пощупал огромную шишку у себя за  ухом  и  решил,  что  лейтенант,
пожалуй, прав. В одиночку никто не смог бы одновременно держать свою  жертву
под прицелом и связывать ее.
   - Нам известен еще один факт, касающийся убийцы, - добавил Морел.  -  Его
жена аккуратистка и его тоже приучила к аккуратности.
   - Из чего вы это заключили? - с недоверием спросил Каррингтон.
   - В квартире Хэлперта мы нашли обгорелые  спички  в  мусорном  бачке  под
раковиной. В конторе Смолла они  были  в  пепельнице  на  письменном  столе.
Холостяки, а также и некоторые женатые мужчины, часто просто бросают  их  на
пол. Но такая привычка не присуща ни одному мужчине, если жена  вечно  пилит
его за то, что он замусоривает ковер. Я сужу об этом по своей жене.
   Морган припомнил, что он и в самом деле не видел ни одной горелой  спички
возле тела Хэлперта,  и  что  горелые  спички  в  конторе  Смолла  лежали  в
пепельнице.
   - Если вам известны все, кто входит в  банду  Дэгнона,  -  сказал  он,  -
наверное, не так уж сложно выяснить, кто из них под каблуком у своей жены.
   Все трое с удивлением  уставились  на  него.  Лейтенант  Кросс  задумчиво
произнес:
   - Устами младенца глаголет истина. Сложные  задачи  зачастую  решаются  с
помощью нелепых предположений. Пожалуй, стоит проверить  супружеский  статус
боевиков Дэгнона. Джед, дай нам знать, если обнаружишь что-нибудь  в  одежде
Шарпа. - Обращаясь к Моргану и Хесусу Морелу, Кросс бросил:
   - Возвращаемся к себе!

Глава 23

   Часы показывали девять тридцать, когда все  трое  вернулись  в  отдел  по
расследованию убийств. Там их ожидал  щегольски  одетый  блондин  с  коротко
остриженными волосами.  Он  отрекомендовался  сотрудником  службы  окружного
прокурора Клингером и предъявил документы.
   - Я здесь для того, чтобы сопровождать ваших офицеров и мистера Моргана в
банк, - заявил он.
   Морган вопросительно взглянул на лейтенанта Кросса, и тот пояснил:
   - Деньги должны быть переданы службе окружного  прокурора  и  помещены  в
специальное хранилище. У нас их держать негде. А  окружной  прокурор  решит,
использовать ли их в качестве вещественных доказательств  или  поместить  на
специальный счет банка, с которого в течение года хранения  будут  поступать
проценты.
   - Пора идти, - заметил  Клингер.  -  Когда  мы  подойдем,  банк  как  раз
откроется.
   Спустя сорок пять минут сто тысяч долларов были перенесены в  специальное
хранилище службы окружного прокурора, а Моргану  выдана  расписка.  Морел  и
Кросс подвезли его до автостоянки  возле  полицейского  управления.  Там  он
оставил свою машину.
   Морган решил подняться в отдел по  расследованию  убийств,  где  осталась
сумка с его вещами. Когда он вылезал из  машины,  лейтенант  с  любопытством
спросил:
   - А что, вы в  самом  деле  хотели  передать  деньги  Молодежному  Центру
Северного Голливуда, если бы они достались вам?
   - Конечно, - ответил Морган. - Даже  если  бы  Дэгнон  и  не  востребовал
деньги, они ведь по закону все равно принадлежат ему.  Конечно,  эти  деньги
отнюдь не  компенсируют  три  смерти,  но  внесенные  на  доброе  дело,  они
приобретают какой-то смысл.
   - Ладно, увидимся попозже. Нам еще надо взять  показания  с  вашей  жены.
Может быть, сегодня.
   - Я скажу ей, - ответил Морган.
   До полудня он решил на работе не показываться.
   Несмотря на все его предостережения, Аниту он застал дома. Голова ее была
обвязана полотенцем, и она стирала пыль в гостиной.
   Она посмотрела  на  него  безразличным  взглядом.  Когда  он  нагнулся  и
поцеловал ее, ему показалось, что он поцеловал статую.
   - Кажется, я просил тебя побыть у Сьюзи.
   - Мне надо кое-что сделать, - ответила она безразличным тоном.  -  К  ней
мне незачем. Афганский ковер мы закончили. Не могу больше сидеть без дела.
   Ну что ж, подумал он, все это мне хорошо знакомо. Когда Анита была  не  в
духе, она не спешила в магазин купить себе новую шляпку, как  многие  другие
женщины. Магазинный зуд у  нее  возникал,  когда  она  пребывала  в  хорошем
настроении. Когда же ее что-то раздражало, она принималась за уборку дома.
   - Тебя не интересует, почему я дома? - спросил Морган.
   - Хорошо, - ответила она, - почему ты дома?
   - Полиция полагает, что мне ничто больше  не  угрожает.  Утром  труп  Эла
Шарпа обнаружили плавающим в гавани порта. Его зарезали.
   Анита безучастно пожала плечами.
   - Попозже, наверное, придут из полиции взять с тебя показания. Вот все  и
окончилось. Почему бы нам не забыть об этом кошмаре и не  начать  нормальную
жизнь?
   Ничего не ответив ему, она снова взялась за пыльную тряпку.
   Морган распаковал сумку. Потом сделал  себе  бутерброд  и  заварил  кофе.
Окликнув Аниту, он спросил, не хочет ли она сэндвич, но та даже не удостоила
его ответом. Он отправился на работу.
   Морган понимал, что ей нужно время, чтобы  пережить  случившееся.  Потеря
денег потрясла ее, шок так быстро не проходит. Им предстоит нелегкая жизнь.
   И тут он подумал: а если бы деньги оказались у них в руках, долго ли  они
переживали бы из-за всех этих смертей?
   В офисе в течение часа он никак не мог приступить к работе. Он только что
подробно рассказал о случившемся Стефани Маккуэйд, но вошел Эрнест Хауард, и
Моргану пришлось начать всю историю заново. А после ланча вернулся Кристиан,
он молча взял Моргана за руку, завел его  в  свой  кабинет  и  заставил  все
рассказать в третий раз.
   А затем, уже в чертежной, он еще раз рассказал все Арнольду Лонгу.
   В 4.30, когда Морган уже  собирался  домой,  его  подозвали  к  телефону.
Звонил лейтенант Кросс.
   - Я звонил вам домой, - сказал  лейтенант.  -  Ваша  жена  дала  мне  ваш
рабочий телефон. Когда вы кончаете работу?
   - Через несколько минут, лейтенант.
   - Хотелось бы вас повидать.
   - Случилось что-то еще?
   - Так, продолжение старого, - неопределенно сказал  Кросс.  -  Приезжайте
скорее!
   Морган  положил  трубку  с  неприятным  чувством.  В  голосе   лейтенанта
проскальзывали нотки то ли безразличия, то  ли  холодности,  отчего  у  него
засосало под ложечкой. Что же случилось?
   Он поспешил в полицию. Лейтенант и сержант Морел ожидали  его  в  отделе.
Оба  полицейских  выглядели  мрачно.  Они  сели  за  стол  напротив  Моргана
(почему-то в этот момент он подумал: мы уже не  по  одну  сторону  стола)  и
несколько минут молча пристально смотрели на него.
   Так что же могло случиться?
   Неожиданно Кросс сказал:
   - Мистер Морган, мы получили заключения экспертов  в  связи  с  убийством
Смолла и Хэлперта.
   - Да? - сказал Морган. Его голос прозвучал хрипло.
   - Из них следует, что ваши показания по поводу случившегося  -  ложь.  Вы
сказали нам, что ступни ног Смолла прижигали, чтобы заставить его  говорить,
и что с Хэлпертом поступили подобны! же образом. Правильно?
   Морган нервно облизал губы:
   - А разве не так все было? Кросс покачал головой.
   - Так и не могло быть. Хэлперт был мертв  задолго  до  Смолла.  Вскрытием
установлено время смерти Хэлперта - между семью и девятью вечера во вторник.
В действительности же смерть  наступила  в  десять  минут  девятого  -  двое
соседей слышали звук выстрела.
   Смолл умер утром следующего дня. Точное время нам определить не  удалось.
Но главное вот в чем. Экспертиза установила, что когда жертвам  жгли  ступни
ног, они уже были мертвы, - продолжал Кросс. - Кто-то  их  застрелил,  потом
связал, а затем, сняв с них обувь и носки, прижег подошвы ног. Что вы на это
скажете?
   - Понятия не имею, - пробормотал Морган. Он обнаружил, что от удивления у
него открылся рот.
   - Ну что ж, а мы прикинули и решили, что  кое-кто  навлек  на  себя  кучу
неприятностей, намеренно создавая у нас впечатление, что это дело рук  банды
Дэгнона. На самом  же  деле  Дэгнон  к  этим  убийствам  не  имеет  никакого
отношения.
   - Но кто же тогда мог сделать это? - вскричал Морган.
   - Мы думаем, что это - ВЫ. Вы же сами сказали, что Сэм  Смолл  потребовал
от вас двадцать пять процентов от ста тысяч, и вы  также  предположили,  что
Клайв Хэлперт тоже намерен урвать себе кусок.
   - Вы шутите, лейтенант! Это же невозможно! Это просто невозможно!
   - Ладно, попробуйте убедить нас в том, что в момент убийства  Хэлперта  и
Смолла вы находились в другом месте. Морган схватился руками за голову.
   - В десять минут девятого во вторник я зашел выпить в  бар  "У  Гарри"  в
Голливуде. В нем я должен был встретиться  со  Смоллом.  Смолл  ушел  оттуда
примерно без четверти восемь. Я же пробыл в баре еще часа полтора. Бармен, я
думаю, запомнил меня.
   - Ну что ж, дадим ему шанс, - мрачно заметил Кросс.  -  Как  насчет  утра
следующего дня?
   - Я был в своем офисе с восьми тридцати до  полудня,  а  потом  вместе  с
секретарем из приемной поехал на квартиру Хэлперта, помните?
   Кросс, похоже, слегка смягчился.
   - Значит, все утро в четверг вы не уходили с работы?
   - Ни на мгновение. Я могу это  доказать.  Позвоните  секретарю  приемной.
Она, должно быть, уже дома.
   - Назовите номер.
   Морган сказал. Кросс назвал  номер  дежурному  на  коммутаторе,  а  затем
передал трубку Моргану.
   Стефани сняла трубку после второго гудка.
   - О, привет,  Джим,  -  произнесла  она  радостным  тоном.  -  Что-нибудь
случилось?
   - Я звоню из полицейского управления, - сказал Морган. -  Со  мной  рядом
находится офицер, который хочет задать тебе несколько  вопросов.  Ты  с  ним
встречалась - он один из тех, кто  расследовал  убийство  Клайва,  лейтенант
Кросс.
   - Помню, такой рыжеволосый? Так что?
   - Он сам тебе скажет, -  ответил  Морган,  передавая  трубку  Кроссу.  На
мгновение он закрыл глаза, а затем резко открыл их. Он привел в порядок свое
дыхание и перестал судорожно глотать  слюну.  Надо  держать  себя  в  руках,
сказал он себе.
   - Хэлло, мисс Маккуэйд, - произнес Кросс. -  Вы  хорошо  помните  событие
вчерашнего дня? Я имею в виду то время, когда вы с мистером Морганом  ездили
на квартиру к Хэлперту?
   - Мне этого никогда не забыть.
   - В котором часу мистер Морган пришел на работу?
   - Как обычно. В восемь тридцать.
   - Покидал ли он свое рабочее место в течение утра?  До  того,  как  вы  в
полдень уехали вместе с ним.
   - Конечно, нет! Он все  это  время  находился  в  офисе.  Он  никогда  не
выходит, как это делают иногда инженеры. Да благословит ее Бог!
   - Вы абсолютно уверены? Не мог он незаметно  пройти  мимо  вас?  Вы  ведь
работаете в разных комнатах?
   - В разных, но выход на улицу через приемную. Никто не может  выйти  так,
чтобы я не увидела. А в чем дело, лейтенант?
   - Мистер Морган объяснит вам при встрече,  -  коротко  ответил  Кросс.  -
Благодарю вас, мисс Маккуэйд. Положив трубку, Морган спросил:
   - Удовлетворены? - на его лице выступили капли пота.
   - Ничего не остается, - ответил Кросс. - Если вы не в сговоре  с  девицей
Маккуэйд. Ну ладно, тогда нам придется порасспросить бармена, когда вы  ушли
из его бара.
   Морган на своей машине отвез лейтенанта в  бар,  в  то  время  как  Морел
подъехал туда на полицейской  машине  без  опознавательных  знаков.  Бармен,
работавший во вторник, был на месте. Он запомнил Моргана  и  подтвердил  его
алиби.
   Выйдя на улицу. Кросс сказал:
   - Я думаю, что теперь, мистер Морган, вы чисты. Извините за  все,  но  вы
дали повод, а наша работа подозревать каждого.
   - Все в порядке, -  ответил  Морган  с  облегчением.  -  Все  в  порядке,
лейтенант. Морел сказал:
   - Сегодня нам, наверное, не удастся поговорить с вашей  женой.  Передайте
ей, что мы заедем завтра утром.
   У входа в бар они расстались. Оба полицейских сели в  свою  машину  и  на
прощание дружески махнули руками.
   Морган несколько минут сидел  за  рулем,  не  двигаясь,  глубоко  дыша  и
вытирая выступавший на  лице  и  шее  пот.  Вот,  оказывается,  что  ощущает
человек, которого подозревают в убийстве. Господи,  подумал  он,  а  как  же
чувствует себя тот, кто знает, что он виновен?

Глава 24

   Анита сидела за кухонным столом за чашкой черного кофе.
   Когда Морган появился в  дверях,  она  взглянула  на  него  и  произнесла
невыразительным голосом:
   - Сходи куда-нибудь поужинать. Я есть не хочу и ничего не готовила.
   Он подошел к столу, взял ее чашку с кофе  и  понюхал.  Это  был  кофейный
ликер. Спиртного Аните много не требовалось -  два  глотка  приводили  ее  в
возбужденное состояние.
   - Что все это значит? - мягко осведомился Морган.
   - Оставь меня в покое, -  огрызнулась  Анита.  -  Лучше  ступай  и  поешь
где-нибудь.
   - Ты все еще думаешь о  деньгах?  Послушай,  цыпленок,  что  сделано,  то
сделано. Ты просто привыкла к мысли о них. Лучше заставь себя подумать,  что
ничего не произошло. Живем мы не хуже, чем жили до этого, ведь так?
   - Ты мне ОТВРАТИТЕЛЕН! Убирайся!
   - Не возражаешь, если прежде я выпью мартини?
   Он достал из кухонного шкафа шейкер, поставил его на стол,  затем  открыл
ящичек буфета, где лежала ложечка для смешивания коктейлей. Достав  ложечку,
он готов был уже закрыть ящичек, когда взгляд его упал на моток тесьмы.
   Обычно тесьмой они не пользовались, у Аниты была  сушилка  для  белья.  В
недоумении  он  вынул  моток  и  внимательно  осмотрел  тесьму.  Моток   был
перехвачен бумажной лентой, но полмотка отсутствовало. Моток  был  неполным,
это ясно.
   На упаковочной ленте значилось: 50  футов.  Потом  буквами  помельче  шла
надпись: "Произведено Брэдшоу Корд Кш, Питсбург, Пенсильвания".
   Процесс озарения - тайна, еще не разгаданная человеком, а, может, и вовсе
не разрешимая. Какое-то время в голове - полная пустота, а уже  в  следующее
мгновение она наполняется неизвестно откуда взявшимся содержанием, и вот уже
мысль оформляется в непреложную истину.
   Ни разу во время всех приключений, что  пережил  Джим  Морган  с  момента
встречи с Шарпом в мужском туалете "Грота" он не думал о  своей  жене  иначе
как о рабе страсти к деньгам и  красивым  вещам,  способной  к  скандалам  и
ругани, но уж никак не предполагал, что она готова покуситься  ради  них  на
жизнь человека. Но сейчас, прочитав надпись "Произведено  Брэдшоу  Корд  Кш,
Питсбург, Пенсильвания", Морган постиг правду.
   В тот же миг его мозг ухватил и вытянул из глубин  памяти  многочисленные
разрозненные факты, сложил их в систему, связав единой  цепочкой,  в  центре
которой очутилась его жена.
   От ужаса, чтобы не упасть, он схватился рукой за край буфета.
   Тесьмой фирмы Брэдшоу были  связаны  и  Клайв  Хэлперт  и  Самюэл  Смолл.
Примерно половина из 50-футового мотка исчезла, а этих двадцати  пяти  футов
вполне хватило бы, чтобы связать руки и ноги двух человек.
   Мотив преступления, который полиция приписывала ему, вполне был  применим
и к его жене. К ней даже в большей степени, принимая во внимание, что деньги
для Аниты имели определяющее значение.
   Сержант Морел считал, что пытал свои жертвы муж-подкаблучник, потому  что
он с особой аккуратностью складывал обгорелые спички. Но  действовала  здесь
хозяйка,  одержимая  аккуратностью  и  порядком.  Женщина,  подобная  Аните,
никогда не бросит горелые спички на пол, она соберет их и аккуратно сложит в
пепельницу.
   Тут  же  Джиму  вспомнилось,  с  каким  спокойствием  она  встретила  его
сообщение  о  том,  что  Самюэл  Смолл  потребовал  25  тысяч  долларов,  ее
безразличие в связи с тем, что Клайв Хэлперт  тоже  может  потребовать  свою
долю. Он вспомнил, что был  очень  удивлен  этим.  Конечно,  он  должен  был
допустить худшее. Истерику она закатила лишь после  того,  как  поняла,  что
солидный кусок ускользает из ее рук. И она не могла допустить этого. Мертвые
же доли не требуют.
   Тогда она их и застрелила...
   Морган почувствовал, как кровь стынет  у  него  в  жилах.  Выдвинув  ящик
буфета, где у него хранился револьвер 38-го калибра, и увидев, что оружие на
месте, он взял его и крутанул барабан...
   Двух патронов не хватало.

***

   Словно парализованный, Морган застыл  на  месте.  Чтобы  обернуться,  ему
пришлось призвать на помощь всю свою силу воли.
   Наконец он обернулся.
   Ее взгляд был устремлен на револьвер, который он держал  в  руке.  Нижняя
губа ее мелко дрожала.
   - Анита, - произнес Морган хриплым голосом. - Ради всего святого, ЗАЧЕМ?
   - Они хотели отнять наши деньги, - ответила она резко. - Я не могла этого
допустить, Джим. Деньги нужны нам обоим.
   Он вернул барабан в прежнее положение и машинально положил оружие в  ящик
буфета. А подходящее ли это место для него сейчас? Не  раздумывая  особенно,
он извлек револьвер из буфета, сунул его в карман пиджака и задвинул ящик.
   - Клайв позвонил сразу  после  того,  как  ты  отправился  на  встречу  с
детективом, - сказала Анита равнодушным голосом. - Он сразу  же  заподозрил,
что деньги, о которых ты ему рассказал,  -  это  стотысячедолларовая  взятка
Дэгнона Байрону Куиллу. Клайв сказал, что хотел бы за свое молчание получить
половину. Половину! Я вызвала такси и поехала к нему, чтобы его урезонить. Я
выстрелила, когда у нас вспыхнул спор.
   - Зачем ты взяла оружие? - спросил Морган. Он был ошеломлен.
   - Я не знаю. Я обезумела от мысли, что нас  шантажируют.  Просто  сделала
так, как сделала.
   - Так же точно ты поступила и со Смоллом? А  потом  зашла  в  магазин  за
веревкой, чтобы связать уже мертвого человека? Или ты купила ее  по  пути  к
Клайву? Он тоже был связан.
   Анита разрыдалась. Она стремглав бросилась на кухню.
   - Что ты теперь собираешься делать? - крикнула она оттуда.
   Пройдя через столовую, гостиную и спальню, Морган вошел в ванную,  открыл
аптечный шкафчик,  нашел  почти  полную  бутылочку  с  таблетками  аспирина,
вытряхнул две из них на ладонь и проглотил, не запивая. Когда  он  вернулся,
Анита стояла в дверях, ведущих в столовую.
   - Что же ты собираешься делать? - отчаянно  повторила  она.  Ладонью  она
прикрывала рот.
   - Я собираюсь... - ответил он. -  Я  собираюсь  уйти  из  дома  и  вдрызг
напиться. А что бы ты хотела, чтобы я сделал?
   - Ты хочешь сдать меня полиции, не так ли? -  закричала  она.  -  Джим..,
дорогой.., я сделала это ради тебя...
   Он прошел мимо нее, открыл парадную дверь и выбежал из дома.
   Ближайшим питейным заведением был бар "У Гарри". Туда он не пошел, сам не
зная,  почему.  Он  проехал  на  машине  весь   Сансет-бульвар   и   наконец
остановился.
   Сев за стойку, Морган выпил бурбон со льдом, стараясь при этом ни  о  чем
не думать. Но ничто не могло отвлечь его от кошмара, в котором он  оказался.
В голове не укладывались мысли об этих двух убийствах и о том, что он должен
передать АНИТ) в руки правосудия.
   Морган продолжал пить.
   Ему казалось, что выпивка не оказывает на него  никакого  воздействия,  а
только усиливает депрессию. В десять вечера он расплатился и вышел на улицу.
А чуть позже вдруг понял, что едет домой. Ему и в  голову  не  пришло  зайти
куда-нибудь еще.

***

   Полнейшей неожиданностью для Моргана было то, что, когда он отпер входную
дверь, то прежде всего увидел Стефани Маккуэйр.
   - Джим, как я рада,  что  ты  вернулся!  Я  никак  не  могу  понять,  что
стряслось с твоей женой.
   - Почему ты здесь? - спросил он тупо.
   - Мне позвонила Анита, - объяснила Стефани, - и сказала, что  ты  куда-то
исчез, куда - она не знает, а ей нужно срочно с тобой  связаться.  Почему-то
она решила, что мне известно, где  ты.  Она  говорила  столь  сбивчиво,  что
просто напугала меня. Поэтому я и приехала. Я позвонила  у  дверей,  но  мне
никто не ответил, хорошо, что дверь оказалась приоткрытой. Я нашла  Аниту  в
постели в полубессознательном состоянии. Ничего вразумительного  от  нее  не
смогла услышать. Я уже собиралась вызвать врача.
   - Подожди  здесь,  -  сказал  Морган  и  бросился  в  спальню.  Лампа  на
прикроватной тумбочке была включена. Анита лежала в постели, натянув  одеяло
до самого подбородка. Лицо  ее  неестественно  пылало,  Он  сдернул  с  жены
одеяло. На ней была одна ночная рубашка. Морган грубо потащил за нее.
   Ее полуприкрытые глаза уставились на него. Казалось, она не  видела  его.
Пробормотав что-то нечленораздельное, она снова закрыла глаза.
   Должно быть, она много выпила после моего ухода,  подумал  Морган.  Пусть
поспит. Он  выключил  лампу.  Тяжело  ступая,  он  прошел  в  ванную,  чтобы
выключить свет и там. Рука Моргана замерла на полпути к выключателю.  Сквозь
алкогольный туман, задурманивший его сознание, он вдруг  ощутил:  что-то  не
так. Но что? Постепенно мысли его стали проясняться, а взгляд задержался  на
бутылочке, стоявшей в раковине умывальника, пустой бутылочке. ПУСТОЙ!
   Это была бутылочка из-под аспирина.
   Рывком он открыл створку аптечки; бутылочки с аспирином в  нем  не  было.
Должно быть, это та  самая  бутылочка,  откуда  он  взял  перед  уходом  две
таблетки. Но тогда она была почти полной! Почти сто таблеток... Он стоял и в
ужасе смотрел на пустой пузырек.
   Морган снова бросился в  спальню  и  включил  верхний  свет.  Лицо  Аниты
покраснело еще больше. Она с трудом дышала. Он  начал  кричать,  встряхивать
ее, но она даже не шевельнулась.
   Он скользнул  взглядом  в  гостиную,  мимо  перепуганной  Стефани,  потом
бросился на кухню.  Она  появилась  в  дверях  кухни,  когда  Морган  сорвал
телефонную трубку и закричал:
   - Дайте "скорую помощь"!
   - Что случилось? - воскликнула Стефани.
   - Анита проглотила больше девяноста таблеток аспирина!

***

   Машина приехала через пять минут, а десять минут спустя Аниту уже ввозили
в приемный покой муниципальной больницы Северного Голливуда.  Морган  вместе
со Стефани в своей машине сопровождал медицинский автобус.
   Они молча ждали, пока врач и целая команда сестер хлопотали над Анитой.
   Врач, мужчина с луноподобным  лицом,  представившийся  доктором  Марксом,
полчаса спустя вышел из приемного покоя.
   - Мистер Морган... Мы ничего не смогли сделать.  Слишком  поздно.  Хотите
взглянуть на нее?
   - Нет, - ответил Морган.
   - Мы обязаны уведомлять полицию о всех  самоубийствах.  Вам,  однако,  не
обязательно ждать здесь. Они сами позвонят вам домой,  если  захотят  узнать
подробности. Я ужасно сожалею, мистер Морган...
   - Благодарю вас.
   Ничего не видя, он направился к  двери.  Стефани  поспешила  следом.  Она
тронула его за руку, и он остановился.
   - Джим, - сказала она. - Почему она это сделала?
   - Она убила Клайва и  Смолла,  -  ответил  Морган.  -  И  потом  я  отдал
деньги...
   Глаза Стефани округлились.
   - О, Джим!
   - Я должен ехать  домой,  скоро  приедет  полиция,  -  сказал  он.  -  Ты
подождешь меня?
   - Конечно, Джим. Столько, сколько ты захочешь.
   Спустя несколько часов после того, как лейтенант Кросс  и  сержант  Морел
уехали, забрав с собой  остатки  тесьмы  и  револьвер,  а  Стефани  заварила
свежего кофе, Морган сидел, склонившись над столом, вертя в руках  спички  и
уже четверть часа собирался зажечь сигарету,  ему  вдруг  на  память  пришла
фраза:
   СТОЛЬКО,СКОЛЬКО ТЫ ЗАХОЧЕШЬ.
   Столько, сколько я захочу...
   Джим Морган поднял голову. Стефани стояла к нему спиной, свет мерцал в ее
золотистых волосах, и тут он внезапно ощутил,  как  все  его  тело  пронзило
тепло, и он повторил про себя: СТОЛЬКО, СКОЛЬКО Я ЗАХОЧУ.