Александр Жовна
   Вызревание


"Порог", щ 4 1998
 Украина, г. Новомиргород

(Мелодраматическая феерия для кино)
 Поднимая клубы пыли, ватага голых ребятишек бежит через зеленое поле по
крутому косогору к морю.
 Откуда-то издалека, с холма, где виднеются бревенчатые домики, слышится
женский голос:
 Митька-а-а!.. Митька-а-а!.. Вернись, надень штаны! Бесстыдник!
 Митька-а-а!..
 Веселая гурьба пацанов голышом бросается в теплое море, где начинается
отчаянная возня, продолжающаяся до захода солнца. Кажется, куда-то туда, за
горизонт, вместе с летним солнцем ушло и Митино детство...

*

Южный город.
 Переполненным пляжем, распугивая отдыхающих, бежит голый мужчина. За ним,
запыхавшись, двое нескладных милиционеров.
 Стой, тебе говорят! Стой!

Один из милиционеров свистит в свисток. Удивленные взгляды отдыхающих. За
милиционерами едва поспевает какая-то странная компания оборванцев. Среди
них трое мужчин и женщина с синяком под глазом, она катит на облезлой
инвалидной коляске. Кажется, компания порядком выпивши и все они, похоже,
на стороне убегающего голого мужчины, нарушающего покой отдыхающих.
 Не трожь его! - визжит женщина с синяком. - Не трожь, собаки легавые!
 Мусор! - кричит кто-то из оборванцев.

Между тем, милиционеры все же настигают голого злоумышленника и вместе с
ним падают в песок, так, что у одного из них слетает форменная фуражка и
катится по пляжу. Милиционер догоняет ее и снова бросается на нарушителя.
 Руки прочь! - властно кричит обнаженный мужчина. - Я свободный человек!
Руки прочь!
 Руки прочь! - визжит женщина в инвалидной коляске.

Милиционеры заламывают нарушителю руки. Ведут его пляжем. От необычного
конвоя шарахаются отдыхающие. Неподалеку стоит милицейский »УАЗикј. Они
направляются к нему. Оборванцы идут по пятам за милиционерами, продолжая
скандировать: »Мусор!!! Мусор!!!ј
 Молоденькие милиционеры смущены.
 Прикрой его чем-нибудь! - запыхавшись, говорит один из них.
 Чем? - беспомощно спрашивает другой. Затем снимает фуражку и прикрывает
голому мужчине его самое откровенное место.
 Не смейте притрагиваться к нему своей грязной формой! - кричит голый
мужчина. - Он чище ваших продажных душ! Он мудрее ваших ослиных голов! Руки
прочь!
 Мусор!!! Мусор!!! - не устают скандировать оборванцы.

Голый мужчина пытается выбить фуражку коленом, но милиционер тщательно
удерживает ее. Иногда мужчине все же удается отбросить фуражку, и тогда,
приводя в конфуз стражей порядка, на мгновение открывается та часть тела,
из-за которой и вышел весь переполох в обществе.
 С трудом милиционеры запихивают нарушителя в машину. Под смех толпы зевак
и скандирование компании оборванцев: »Мусор!!! Мусор!!!ј - милицейский
»УАЗикј отъезжает. Вслед ему летят какие-то вещи.

*

Участок милиции.
 За столом начальник - толстый, ленивый, с одышкой лейтенант. Его шея
сравнялась по ширине с лицом, маленькие добродушные глазки смотрят в
протокол. Лейтенант что-то пишет. В столе у него пирожки, он их ест.
 Не поднимая глаз, лейтенант спрашивает:
 Фамилия?

На скамье сидит голый мужчина в наручниках - нарушитель с пляжа.
 Глаза его закрыты.
 Боттичелли... - словно во сне, отвечает он.
 Бот-ти-чел-ли... - записывает милиционер. - А на грузина не похож
совсем... Имя?
 Сандро... - так же сонно отвечает задержанный.

Лейтенант пожимает плечами, записывает.
 Год рождения?
 Тысяча четыреста сорок пятый...

Милиционер пишет и это, что-то напевая. Молодой милиционер, один из тех,
кто задерживал нарушителя на пляже, худой, с длинным грушевидным носом и
быстрыми глазками, приблизившись к начальнику, с заговорщицким видом,
стараясь не нарушать субординации, шепчет ему на ухо:
 Товарищ лейтенант... товарищ лейтенант...
 Ну, Гречко, говори, что тебе?
 Боттичелли не грузин, - загадочно говорит Гречко.
 Почему? - удивляется лейтенант.
 Он художник. В средние века жил. Итальянец.
 Кто?
 Посмотрите на год рождения... - шепчет Гречко.

Лейтенант смотрит в протокол. Понимает шутку и после паузы самоанализа
вдруг искренне заливается хохотом.
 Так ты не грузин?! - весело спрашивает он.

У задержанного закрыты глаза. Похоже, он окончательно отключился и уже не
слышит милиционера.
 А я пишу, - продолжает хохотать лейтенант. - Слышь, Гречко? Ну, купил...
Да-а... Ну, купил... А я повелся... Слышь... Да-а... Заработался я с вами.
В отпуск пора... Гречко, а че это он голый? - обрывая смех, вдруг
озадаченно спрашивает лейтенант. - Найдите ему брюки. Неудобно ведь...
 Есть! - откликается Гречко.

Лейтенант смотрит на спящего нарушителя. Снова громко и добродушно хохочет.
 Ну, ты купил меня... Боттичелли... Четыреста сорок пятый.... А я пишу...
Да-а, повелся я, навешал ты мне лапши. Ты, оказывается, алкаш с юмором. Не
простой, стало быть. Я юмор уважаю. А может, у тебя белка? В элтепешку
тебе, брат, пора. А? Слышь, шутник, лечиться надо. А? Я тебе с путевкой
похлопочу. А?

Смеется.
 Глаза задержанного закрыты. Он давно не слышит милиционера. Странная
красивая мелодия медленно наполняет его сон. Туман или дым плывет над
землей, стелется рассеянными рваными лоскутами, создавая сюрреалистическое
настроение, видны какие-то растения, листья папоротника, лопуха. Слышится
какой-то глухой звук. Лезвие тяпки рыхлит землю. Чья-то рука пропалывает
бурьян. На грядке растет что-то круглое, сквозь дым трудно различить, что
именно, может, дыня или арбуз. Но вот дым понемногу рассеивается, и видно,
что из земли выросла человеческая голова. Странное, сморщенное, словно еще
не расправившееся, недозревшее лицо, короткие волосы, только лишь
пробившиеся из-под кожи, однако, лицо пожилое, в морщинах, глаза закрыты;
кажется, голова только что пробилась сквозь поверхность земли, еще не
успела проснуться и посмотреть на мир. Чья-то рука пропалывает вокруг нее
бурьян, затем снова рыхлит землю тяпкой. Тяпка исчезает. Крупно видна
хорошо различимая, растущая из земли голова. Струи воды вдруг льются на нее
откуда-то сверху. Но это не дождь. Вода льется из лейки, которую держит
какое-то непонятное существо в странной одежде, похожее на человека и не
похожее на него, с большим птичьим клювом вместо носа. Медленно утихает
космическая музыка. Усиливается шум воды. Затуманивается и исчезает
странная живописная картина. Однако, в самый последний момент в тумане
успевает промелькнуть женщина, вернее, это лишь образ, что-то легкое и
воздушное, как призрак. Туман развеивается. Видение исчезает.
 Струи воды льются на голову задержанного. Он под душем.
 Хватит мыться! Выводи его! - слышится мужской голос, похоже - голос
лейтенанта.

Задержанный заходит в кабинет начальника. На нем милицейские брюки, которые
ему заметно малы. Позади него Гречко. За столом лейтенант. Он достает из
стола последний пирожок.
 Мне нужен лист бумаги и твердый карандаш. Или все равно какой карандаш, -
охрипшим голосом говорит задержанный. Похоже, у него болит голова.

Лейтенант кусает последний пирожок. Смотрит в окно, его полностью поглотила
лень.
 А мне бы молочка парного... А потом в баньку и квасу... - лениво говорит
он. - Да-а... В отпуск мне пора, это точно... - зевает. - Гречко, сходи в
буфет, возьми мне пакетик кефира.
 Есть! - громко откликается Гречко.

Лейтенант лениво морщится от звонкого голоса Гречко. Удар кулака о стол
тревожит его с другой стороны.
 Мне нужен лист бумаги и твердый карандаш! - уже решительно заявляет
задержанный и тоже морщится от головной боли.

Лейтенант устало хмурит лоб.
 Гречко, что это такое? - лениво раздражается он. - Почему все кричат? Кто
здесь начальник? Я или нет?
 Так точно! - козыряет Гречко, отчего лейтенант прикрывает уши.
 Это насилие над личностью! - раздается крик похмельного задержанного. -
Это произвол! Я свободный человек! Никто не может ограничивать меня в
свободе мысли и творчества! Дайте мне карандаш!

Лейтенант брезгливо отворачивается от задержанного:
 Гречко, почему здесь кричат? Здесь что, все позволено? Пора прекращать с
этим. Что это, в самом деле?
 Есть! Так точно! - звонко козыряет Гречко, оставаясь на месте.

Морщится лейтенант. Морщится задержанный. Оба с раздражением смотрят на
Гречко.
 Гречко доволен собой и непоколебим. Вдруг почему-то ни с того ни с сего
еще раз залихватски козыряет и бьет каблуком об пол без всяких слов и от
этого, словно очнувшись, неожиданно смущается и переминается с ноги на ногу.
 Лейтенант и задержанный чуть озадаченно смотрят на Гречко.
 Зачем тебе карандаш? - спрашивает лейтенант у задержанного. - Как вы все
любите жаловаться, кляузничать. Небось, когда по пляжу голышом гулял, о
праве окружающих на культурный отдых не думал. А здесь все сразу о правах
вспоминают. Ну, что тебе здесь плохого сделали? Ну?.. Гречко, иди уже!

Гречко, словно упавший с неба на грешную землю, уныло, не по уставу,
выходит за кефиром. Лейтенант, о чем-то задумавшись, смотрит в окно. Ему
все надоело и хочется в отпуск. За окном дворничиха ругается с каким-то
мужчиной. Она машет на него рукой и что-то кричит. Мужчина тоже что-то
кричит в ответ и тоже машет рукой, но их голоса не слышны. Из
радиоприемника в кабинете лейтенанта тихо льется старая медленная мелодия
семидесятых годов, песня называется »Как прекрасен этот мирј.
 Лейтенант смотрит в окно, слушает мелодию. Задержанный тоже о чем-то
задумался. Старая песня знакома им обоим и, быть может, любима. Быть может,
заставила что-то вспомнить из прежней жизни, из юности или даже детства.
 Хорошая песня... - говорит лейтенант, - старая, а хорошая...
 Да... - соглашается задержанный, - настоящие песни не старятся...
 Зачем тебе карандаш?
 Хочу картину нарисовать.
 Ты что, художник?
 Так, в некотором роде, хотя с этим многие не согласны.
 Боттичелли? - улыбается лейтенант.

Молча улыбается задержанный художник.
 А меня смог бы нарисовать? - спрашивает лейтенант, продолжая смотреть в
окно.
 Наверное, смог бы. Вас рисовать несложно...
 Почему?
 Не знаю.
 А кого сложно?

Художник молчит.
 А Гречко сложно?
 Нет.
 Понятно...

Какое-то время оба молчат. Смотрят за окно. Утихает мелодия.
 Лейтенант поворачивается к столу, достает лист бумаги и карандаш.
 Молча протягивает художнику. Тот молча берет. Смотрит на лейтенанта.
 Нарисуй, а...че там?... Раз несложно... Садись.

Лейтенант подвигает стоящий рядом стул. Художник садится.
 Можно? - спрашивает художник, указывая на твердую папку на столе
лейтенанта.

Лейтенант молча кивает. Смотрит на художника. Художник на лейтенанта.
Начинает рисовать. Молчаливая сцена. Двое мужчин напряженно смотрят друг на
друга. Между ними словно происходит дуэль взглядов, борьба каких-то
внутренних чувств, убеждений, нравственных и этических позиций. Художник
рисует быстро, энергично.
 Открывается дверь кабинета, входит Гречко. В руках у него три пакета с
кефиром. Он останавливается на пороге, недоуменно смотрит на происходящую
сцену. Его не замечают. Оба - художник и натурщик, настолько увлечены, что
не видят и не слышат его прихода. Но вот художник опускает карандаш. Дуэль
окончена. От напряжения оба тяжело дышат, словно только что боролись на
спринтерской дистанции.
 Художник протягивает лейтенанту листок. Лейтенант смотрит на портрет.
Затем на художника. Оба все еще тяжело дышат. Лейтенант вытаскивает из
ящика стола стакан, ставит на стол. Гречко торопится к столу, срывая по
дороге зубами кончик пакета, и наливает кефир в стакан. Лейтенант жадно
выпивает кефир, ставит стакан на стол. Гречко наливает снова. Лейтенант
выпивает. Все это происходит молча, почти автоматически; кажется, ситуация
привычна для обоих. Гречко пытается заглянуть через плечо начальника. На
рисунке - копия лейтенанта, перед ним на столе миска с пирожками, в руках
пистолет, а за ухом большая полевая ромашка. Гречко улыбается, но тут же
принимает серьезный вид. Лейтенант продолжает смотреть на художника.
 Голова болит? - спрашивает он.

Художник молча кивает. Лейтенант достает еще один стакан, ставит на стол.
Затем тянется к стоящему рядом железному сейфу. Открывает его ключом,
достает начатую бутылку водки, наливает в стакан.
 Давай... - говорит он художнику.

Художник смотрит на преобразившееся лицо милиционера. Кажется, за короткое
время оно словно похудело и облагородилось. Еще мгновение раздумий - и
художник выпивает водку.
 Гречко ошарашен поведением начальника.

*

Солнечный день.
 Двор, где находится участок милиции. Открывается дверь участка, появляется
художник. На нем белая рубаха, на плечах видны петли для погон, рубаха явно
велика ему в плечах. Рядом с ним толстяк лейтенант. Оказывается, он совсем
небольшого роста. Он жмет художнику руку. Они прощаются.
 Художник идет через двор. Затем останавливается у ворот.
 А рубашка?! - кричит он, показывая на милицейскую рубаху, в которую одет.
 Оставь себе! - машет рукой милиционер.

Они смотрят друг на друга. Тихий ритмичный стук, словно стук сердца,
доносится откуда-то издалека. Это первые звуки »Родиныј - песни в
исполнении »ДДТј.
 Художник покидает двор. Далеко позади остается стоящий на пороге одинокий
милиционер.

*

Босые ноги в милицейских брюках ступают берегом моря в такт продолжающей
звучать мелодии. Небритое лицо художника открыто навстречу свежему морскому
ветру. Пустынный пляж. Далеко впереди, на пирсе, темнеют силуэты людей.
Художник идет к ним. Среди нескладных мужских фигур - инвалидная коляска. В
ней Люська - женщина с синяком под глазом, с растрепанными волосами. Это
она больше всех оскорбляла милиционеров при его задержании. Кроме нее еще
трое мужчин. Самый пожилой из них - бывший актер с крупным носом, глубоко
сидящими умными глазами и нависшими над ними роскошными густыми бровями.
Очень похож на артиста Зиновия Гердта. Кажется, это он сам и есть. Его даже
зовут Зиновий Гердович Бажановский. Да, ведь он еще и хромает.
Интеллигентен, с хорошими манерами, которых у него »не отнять, как не
вычерпать моряј, как и его вытертого до дыр, изношенного театрального
сюртука, даже когда он бывает пьян вдрабадан. Скоро ему стукнет шестьдесят.
За последние пять лет он сумел пропить все, что осталось после смерти жены.
Кутю же, его младшего коллегу, пятидесятилетнего бездомного, жена бросила.
Вернее, выбросила, как выбрасывают на помойку отслужившие свой век вещи,
которые уже невозможно починить, и которые лишь занимают место. Шиш -
третий из мужской компании, самый молодой, иногда чуть глуповатый, внешне
похож на женский велосипед, худой и высокий рыжий парень, не помнящий своих
родителей оттого, что их у него никогда не было. Случается...
 Все они бездомные, бомжи, по разным причинам оказавшиеся в одинаковом
положении люди, которых сплотила общая житейская судьба. Все они Митины
друзья. Именно так зовут нашего художника. Они ждали его здесь, может быть,
всю ночь; скорее всего, всю ночь, и ждали бы еще много дней и ночей,
несмотря ни на что, потому что Митя для них не просто друг, он кумир,
любимец, он их опора и защита, он кормит и поит их, продавая свои картины.
Они беззащитные, но свободные дети природы. Он любит их. Они без ума от
него. Общество осуждает его. Он плюет на общество, предпочитая
независимость. Ему просто нравится быть с ними.
 Еще мгновение - и, подняв руки к небу, приветствуя друзей, Митя срывается
с места. Навстречу ему, опережая друг друга, бегут счастливые оборванцы.
Еле поспевая, катит позади инвалидная коляска.
 »Родина! Еду я на Родину! Пусть кричат: »Уродина!ј А она нам нравится!
Хоть и не красавица...ј - звучит их любимая песня.
 Упираясь руками из последних сил, Люська крутит старые, с вылетевшими
спицами, колеса коляски, но они вязнут в морском песке. На глазах у Люськи
слезы. Она смотрит на бегущих навстречу друг другу мужчин, задыхаясь от
радости и бессилия.
 Митя подходит к Люське. Ее лицо в слезах, под глазом старый синяк, по лицу
размазана дешевая косметика.
 Менты проклятые... Что они тебе сделали? - всхлипывает Люська.
 У тебя тушь поплыла. А синяк совсем сошел... - нежно говорит Митя,
опускается на колени перед коляской, гладит Люську ладонью по щеке, стирая
слезы и размытую тушь. Люська улыбается, продолжая всхлипывать.
 Вчера я видел славный сюжет. Я нарисую его. Он будет называться
»Вызреваниеј... Он принесет успех... Утри слезы, все будет замечательно...

*

Пустынный берег.
 Митя катит коляску с Люськой. За ним бегут Шиш, Кутя, хромая, подпрыгивает
Зиновий Гердович. Нарастая, звучит »Родинај. Ветер свистит в ушах. Пытаясь
перекричать и песню, и ветер, орет Шиш:
 Слышь, Мить! Че они от тебя хотели?! А?! Они че, мента из тебя сделать
хотели?! Мить! А?! Че это на тебе штаны ментовские?! А?!
 А?! - словно эхо, кричит в ответ Митя.

Смеется вся расхристанная компания, бегущая вдоль моря, вслед уходящему
солнцу. Нарастает звучание мелодии.

*

Бульвар, ведущий к морю, пестреет рядами коммерческих киосков. Митя с
компанией подходит к одному из них. Из окна киоска торчит здоровое,
лоснящееся лицо молодого человека.
 А, Митяй, это ты... Как дела? Рисуешь?
 Рисую, Вить, - нетерпеливо, без особого желания говорить, отвечает Митя.
 Ну и как, покупают?
 Покупают, Вить.
 На пропой хватает? Бомжей своих покормить?
 Не всегда, Вить.
 Копаешь ты себе яму, Митяй. Пора бы делом заняться. При твоем-то уме сидел
бы себе в ларечке, чистенький, с бабками, без проблем.
 Не люблю я, Вить, без проблем, скучно. Да и чистота меня ваша тошнит че-то.
 Чудак ты, Митька.
 Вот-вот...
 Сколько писать?

Митя молча поднимает два пальца. Витек записывает в тетрадку очередной
долг, выставляет на прилавок две литровые бутылки »Столичнойј.
 У Сеньки Смирнова на той неделе персональная выставка. Слышал?
 Твоя-то когда будет?
 Митя молчит. На него сочувственно смотрят друзья. Митя молча забирает
бутылки.
 Спасибо, Витек! Оставайся в чистоте!
 Давай-давай!

Митя подходит к компании ожидающих бомжей, поднимает над головой две
литровки. Компания встречает его бурей оваций. Они скрываются в глубине
темнеющей аллеи.

*

Раннее утро.
 Громкий стук в дверь. Маленькая комнатушка, заваленная картинами, рамками,
книгами, пустыми бутылками, в целом создающими художественный беспорядок. У
окна стол с кипами листов, старых журналов, в разбитой бутылке от
шампанского - кисти и карандаши. У стены кровать, на кровати спящий Митя,
возле кровати, на полу, пустая бутылка из-под шампанского и опрокинутый
фужер. Снова громкий стук в дверь.
 Мужской, но высокий голос за ней:
 Я знаю, что вы дома! Соседи видели, как вы заходили! Сейчас же откройте! А
то я позову участкового! - Снова стук в дверь. - Гражданин Кирьянов,
официально предупреждаю, если вы не откроете, я приведу милицию!

Митя с трудом поднимает голову. Рука шарит по полу. Нащупывает пустую
бутылку. Митя переворачивает ее над собой, открыв рот. Из бутылки падают
несколько капель. Горло содрогается от жадного глотка.
 За дверью слышен женский голос:
 Говорю вам, дома он. Я сама слышала, как он ночью заходил, а потом еще
песни орал, спать не давал. Управы на него нет...

Снова громкий высокий мужской голос:
 Гражданин Кирьянов! Вы здесь! Мы это точно знаем! Вы уклоняетесь от уплаты
за коммунальные услуги. Вы третий месяц не платите за воду! У вас
собираются разные аморальные элементы! Мы это тоже знаем! На собрании жэка
вам вынесено последнее предупреждение.

Митя идет к столу. Прикуривает сигарету.
 Если вы не умеете жить среди людей, ваше место... сами знаете, где...

Митя затягивается сигаретой, смотрит на себя в зеркало, морщится,
поправляет волосы, идет к двери.
 Мы не собираемся терпеть ваши безобразия...

Митя распахивает дверь. На пороге толстый маленький женоподобный мужчина с
папкой в руках. Он так и остается стоять с открытым ртом, отчего-то
невольно подняв руки, словно прикрываясь от удара.
 А-а-а... И-и-и... Вот... - пытается что-то сказать он, но умолкает.
 Соседка исчезает за дверью своей комнаты, скрываются в своих комнатах
остальные обитатели коммуналки.
 Митя смотрит на замершего в защитной стойке дрожащего управдома.
 Ну, что? Что ты? - тихим, хриплым, очень спокойным голосом спрашивает
Митя. - За долгом пришел? Отдам я тебе долг. Отдам. Но стоит ли из-за этого
будить людей в такую рань? Смотри, какой переполох сотворил.
 А-а-а... И-и-и... - снова пытается что-то сказать управдом.
 Иди... Иди, не тревожь людей. Выходной день ведь, а ты все суетишься.
Заплачу я и за квартиру, и за воду. Не боись. Веришь мне?
 Ну-у... - почти соглашаясь, пожимая плечами, тянет управдом.
 Ну, вот. Счастливо тебе. Не переживай.

Неожиданно, со всего маху, Митя захлопывает дверь перед самым носом
управдома. Слышны быстрые убегающие шаги и громкий удаляющийся крик:
 Ты у меня дождешься! Я тебе устрою художества! Раздают разным
бездельникам, а они тут устраивают черт знает что. - Голос его утихает.

Митя лежит на диване. Смотрит в сторону окна. У окна стол. На столе стоит
его любимая статуэтка: »Поцелуйј Родена - похоже, последняя ценная вещь в
его квартире.
 За стенкой плачет какая-то женщина. Это у соседей. Еще где-то слышна
радиотрансляция с заседания парламента. »Я не потерплю! Они мне за все
ответят! » - кричит какой-то мужчина в соседней комнате с другой стороны.
Митя продолжает смотреть на статуэтку.

*

Городской шум. Ломбард. За окном виден стоящий за прилавком старый
антиквар. Митя ставит на прилавок бронзовую статуэтку. Антиквар
рассматривает ее. Берет из кассы деньги, отсчитывает Мите. Митя выходит на
улицу.

*

Пляж. Лежаки под навесом. Еще издали Митя приветствует друзей:
 Проснись, сонное царство! Жизнь уходит!

Все четверо спешат ему навстречу.
 Ты где пропал, Мить?
 В Париж ездил, к дяде!
 К какому дяде, Мить?
 Дядю зовут Роден! Кстати: сегодня у меня первая персональная выставка.
Слышали? Нет? Не слышали? По телевидению должны были передавать.
 Мить, у нас телевизора-то нет.
 Да, жаль, жаль. А то бы знали. Так вот! Хочу напомнить! Сегодня на Родине
художника состоится его первая персональная выставка!
 Ты серьезно, Мить?
 Вполне!
 А где, Мить?
 В галерее под навесом!

Митя идет решительно, за ним еле поспевают.
 Исполнительным директором я попрошу быть вас, Зиновий Гердович.
 Да, - решительно отзывается тот.
 Выставка благотворительная, то есть бесплатная. Вход по пригласительным.
Приглашаются все свободные люди города. Хотя выставка элитарная, я хочу,
чтобы было много народу. Кутя, вас я попрошу, как авторитетного среди
близких по духу слоев населения, разослать устные приглашения. После
выставки состоится банкет. Это важно. Не забудьте. Форма одежды
торжественная. Люся, стол должен быть изыскан. Я полагаюсь на твой вкус.
Шиш, вы в распоряжении дамы.

У друзей восторженные лица.
 Откуда деньги, Мить? - искренне удивляется Люська.
 Наследство получил от дяди Родена из Парижа, - не задумываясь отвечает
Митя. - Открытие выставки в семь часов. Попрошу не опаздывать. Зиновий
Гердович, могли бы вы, как исполнительный директор, помочь мне в оформлении
галереи? Я очень рассчитываю на ваш вкус.
 С пребольшим удовольствием, - удовлетворенно улыбается Зиновий Гердович.

*

К вечеру лежбище бомжей превратилось в импровизированную галерею. На стенах
были развешаны Митины картины, из нескольких лежаков соорудили длинный
фуршетный стол, на котором Люськиными заботами пестрели разнообразные
закуски.
 К семи у лежаков собрался приглашенный Кутей народ. Оборванцы со всего
города скопились у импровизированной галереи. В кулуарах шли обсуждения.
Трудно сказать, насколько собравшуюся публику интересовали рисунки, но
стол, несомненно, искушал всех.
 Хромая, вперед выступил исполнительный директор:
 Господа! Сегодня мы открываем первую персональную выставку известного
художника Дмитрия Кирьянова на его Родине. Книга отзывов в конце стола. Те,
кто не владеет грамотой, свои впечатления могут излагать устно. Я запишу их
на бумаге. Все это пригодится для истории. Прошу приобщиться к искусству,
господа.

Не заставляя себя ждать, толпа оборванцев заваливает на территорию
импровизированной выставки.
 Постепенно народ освоился. Впечатление от происходящего почти то же, что и
на обычных выставках. Беседы у картин, восхищение, недоумение, улыбки,
грусть, в руках бокалы с напитками, все как и полагается на презентациях,
за исключением одежд посетителей - и в этом вся соль.
 Митя в стороне наблюдает за лицами. Кажется, ожидаемого развлечения не
вышло. Все увлечены, но, похоже, больше столом. Однако все довольны, всем
весело, у всех счастливые лица. Для них праздник удался. О Мите забыли.
Вероятно, также забыли, по поводу чего веселье. Откуда-то издалека
доносится чуть грустная, но светлая мелодия - это голос Эдит Пиаф. Митя
уходит. Никто не замечает его ухода. Он идет пустынным берегом. Набегающие
волны смывают его следы. Нарастает звучание мелодии. Неожиданно Митя
срывается с места и бежит вдоль берега, весело футболя босыми ногами
морскую воду.
 Большой красный шар садится за горизонт. Странная космическая мелодия
плывет в воздухе. В кадре появляется странное лицо с большим птичьим
клювом. В руках существа лейка. Вода из нее льется на растущую из земли
человеческую голову. Сквозь струи воды просвечивается солнце, но, похоже,
это уже рассвет, а вода на самом деле льется из шланга - дворник поливает
асфальт во дворе Митиного дома. Все это происходит за окном Митиной
комнаты. Утро. Митя уснул за столом. Видимо, он рисовал всю ночь. На столе
рисунок. Знакомый сюжет с растущей из земли человеческой головой, тот
самый, что явился ему впервые как видение, как сон в отделении милиции. Под
рисунком подпись:
 »Вызреваниеј.

*

Шум отдыхающих. Переполненный приморский бульвар. Играет музыка. Митя в
окружении верных друзей продает свои рисунки. Здесь же его новая работа под
названием »Вызреваниеј. Все с похмелья. Митя сидит на зеленой траве, уронив
голову, рассыпались его длинные волосы. Рядом коляска, в ней Люська, ее
рука гладит Митину голову.
 Ничего, Мить, ничего... Все будет хорошо... Продадим картину...
 Будут деньги... И все будет хорошо...
 Шиш безнадежно зевает:
 Кто их купит? Полдня сидим. Хоть бы кто спросил!
 Нужно уметь ждать, - философски замечает Зиновий Гердович. - Как
говорится, время разбрасывать камни и время собирать. К тому же, на всякий
товар есть свой покупатель.

Шиш с недоумением смотрит на Зиновия Гердовича.
 Пойду, стрельну закурить, - говорит Кутя.

Шиш вздыхает:
 Хоть на паперть иди.
 На паперти, Шиш, вам не место, - продолжает наставлять Зиновий Гердович. -
На паперти просят на хлеб, а мы на водку.

Люська нервно смотрит на Зиновия Гердовича:
 Перестали бы болтать. Надоели со своей мудростью. Вы ведь в стороне не
сидите, пьете, как все.
 Увы, увы... - вздыхает Зиновий Гердович.

Шиш глупо смеется, радуясь поражению Зиновия Гердовича. Возвращается Кутя.
Курит сигарету. Зиновий Гердович жмурится на солнце.
 Кутя, как вам удается столь молниеносно стрелять сигареты?
 У меня лицо доброе, жалость вызывает и сострадание.
 Странно, может, я слепой? - театрально удивляется Зиновий Гердович.
 Снова глупо смеется Шиш.
 Вы помните, Митя, Союз Советских Социалистических Республик? - не
переставая щуриться на солнце, вдруг спрашивает Зиновий Гердович. - Как я
любил его, нежно и трогательно. Это была моя Родина. Теперь ее не стало. Я
осиротел. Мы все страстно мечтали жить при коммунизме. Мы ходили на
праздничные демонстрации. Мы хотели, чтобы был труд, мир, май. У нас было
пятнадцать республик, пятнадцать сестер. Мы жили в мире и достатке.
Казалось, еще немного - и на нас посыпется манна небесная.
 А какая тогда была дешевая водка, - грустно вспоминает Кутя. - Пачка
сигарет стоила двадцать копеек, а теперь...
 А сколько стоила тогда жизнь? Сколько стоила свобода? - тихо спрашивает
Митя.

Зиновий Гердович поворачивается к нему:
 Что касается жизни, ей цена всегда одна, а вот на счет свободы вы правы,
Митенька. Все это было так печально. Однако, заметьте, с приобретением
свободы отчего-то утрачена вера. Вера в светлое будущее. Ведь согласитесь,
ее нет, а ведь раньше была, и идеалы были, а сейчас где они? Укажите мне
хоть один достойный.
 Эй, чумазый, почем твоя мазня? - слышится ехидный смешок над головой.

Возле картин останавливаются двое жлобов, новоиспеченных »крутыхј с бритыми
затылками и телячьими глазами, сытых и изрядно пахнущих французской
парфюмерией. Они жуют жвачку и пьют баварское пиво из банок.
 Ну вот... - печально вздыхает Зиновий Гердович.

Митя не поднимает головы. У Люськи задергалась щека. Она не выдерживает:
 Чтобы столько заработать, тебе, сынок, еще потеть да потеть. Эта мазня для
тех, кто еще нежится в постели. А ты проходи. Иди, иди, а то здесь воздух
сгустился. Слезешь с пальмы, станешь на ноги, потом приходи. А пока вон там
купи себе фирмовую маечку.
 Подмылась бы, мразь! Засорили город падалью. Скоро я вами займусь, помойка.

Один из »крутыхј плюет Люське в лицо. Затем бросает ей белоснежный носовой
платок:
 Утрись, падаль!

Митя поднимает голову. Встает на ноги. У Люськи настороженное лицо.
 Митенька, прошу тебя, они только этого и ждут. Не надо. Я прошу тебя. Они
ведь с ментами. У них крыша.
 Правда, не стоит, Мить, - подключается Шиш, - у киоска, вон, двое пасут.
Ни к чему нам.
 Ну, что, описался, чмо?! Ладно, попадешься еще...

Жлобы уходят.
 Люська вытирает рукавом оплеванное лицо. На нее смотрят Кутя и Зиновий
Гердович. Зиновий Гердович молча кивает. Где-то рядом слышны детские голоса:
 А говорят, если снятся хорошие сны, то непременно сбываются. Мне
приснилось, что я нашел мяч, и я нашел.
 А я не верю. Мне приснилось, что я нашел доллар. Я держал его в руке, пока
не проснулся. А когда проснулся - никакого доллара нет.

Рядом остановились два мальчугана. Они рассматривают Митины рисунки,
улыбаются.
 Смотри, голова из земли выросла.
 А так не бывает.
 Почему? В сказках бывает.

Позади мальчишек остановился высокий элегантный седой мужчина с тростью. Он
посмотрел на рисунок и улыбнулся.
 Сколько стоит? - спросил он с чуть заметным акцентом.

Похоже, интуитивно ощутив, что перед ними не совсем простой смертный,
компания насторожилась и притихла. Все пристально изучали незнакомца. Пауза
затягивалась. Митя медленно поднял голову, посмотрел воспаленными глазами и
снова тяжело опустил ее.
 Эта картина дорогая. Она стоит две, - Митя выставил вперед два пальца, -
две литровых бутылки »Столичнойј водки!

Незнакомец смотрел на Митю. Легкая улыбка постепенно исчезла и сменилась
задумчивостью. Он вдруг стал уходить, теряясь в толпе. Все переглянулись.
 Много запросил. Можно было и одной обойтись, - подосадовал Шиш.

Митя, не поднимая головы, махнул рукой:
 А ну его. Пусть идет.
 Кто он? - удивленно спросила Люська. - Первый раз такого вижу.

Кутя пожал плечами. Зиновий Гердович прищурил глаза:
 Пожалуй, он не местный. Вернее, это бесспорно. Я живу в городе шестьдесят
лет. Но я его ни разу не встречал. А ведь его трудно не заметить,
согласитесь. Следовательно, или он появился недавно, или его возят в
лимузине, который он редко покидает. Конечно же, он не русский, надеюсь,
это понятно всем. Вот и все, что я могу сказать.

Шиш вдруг зашевелился:
 Смотрите, он возвращается.

Незнакомец действительно возвращался. Он снова подошел к компании и перед
Митей опустились две литровых бутылки. Это была самая дорогая скандинавская
водка »Абсолютј, приготовленная на воде атлантических айсбергов.
 Извините, другой не нашел, - сказал незнакомец. Затем вытащил из бокового
кармана бумажник и протянул Мите деньги. - Это вам опохмелиться...

Митя поднял глаза. С двух новеньких зеленых сотен на него смотрели
американские президенты.
 Незнакомец забрал свою покупку и удалился. Митя держал в руке двести
долларов и не верил своим глазам. Ему захотелось снова взглянуть в глаза
незнакомца, но того и след простыл.
 Что это? - спросила Люська.
 Двести баксов, - прохрипел Митя.
 Это, что, американские?
 Именно, - многозначительно подтвердил Зиновий Гердович.
 Хороший день, - убедительно произнес Кутя.
 Ну и что на них можно купить? - недоверчиво поинтересовалась Люська.

Митя поднял глаза и удивленно посмотрел на нее.

*

Всплеском брызг шампанского и веселой кутерьмой взорвался следующий кадр.
Компания кутила. Небольшой летнее кафе на берегу моря, вернее, на самом
конце пирса, уходящего в море. Они были одни под вечер за белоснежным
столиком. Их обслуживал официант в одежде куда почище, чем у гостей.
 Продавщица за прилавком - экстравагантная девушка с сигаретой, удивляясь,
делилась с барменом:
 И откуда у этой швали такие деньги? И нормальные-то люди не ходят.
 Какая разница? Главное, что они настоящие, - отвечал бармен, рассматривая
купюры на свет.

Ассортимент еды наших нищих всегда исходил из имеющейся у них суммы. Ее
никогда не экономили и не оставляли на черный день, какова бы она ни была.
О черных днях никто из них никогда не думал. Все они жили одним днем и
всегда старались, чтобы он был самым ярким в их жизни. Гурманских
наклонностей им тоже было не занимать. И от этого сегодняшний стол пестрел
довольно изысканными яствами, от бутербродов с икрой и дорогого мяса до
манго и ананасов. Кроме того, все они любили шампанское, ведь его так
уважал сам Митя - их кумир, отец родной, Бог, на которого они молились.
Кроме »Родиныј, у них была еще одна любимая песня, которую они часто пели:
»Куда уходит детство?ј
 Да-да... В какие города... Они пели ее и теперь. И было странно видеть,
как оборванцы поднимали хрустальные фужеры с благороднейшим напитком и пели
о тончайших, изысканнейших чувствах человеческой души, пронизанных светлой
печалью об ушедшем детстве.
 А кто он?! Кто он такой?! - кричал Шиш, перекрикивая поющих. - Митька, он
что, сумасшедший?! Такие бабки отвалил! А?! Слышь, Мить, а?!

Люська снисходительно смотрела на Шиша, как смотрит мать на глупого ребенка.
 Дурень ты, Шиш. Митькины картины стоят во сто раз больше. Так, как он,
никто не сможет. А ты дурак. И все вокруг дураки. Поэтому и не покупают.
Нашелся человек, купил.
 Где-то в чем-то вы правы, Люся, - изящно откусив бутерброд с икрой,
включился в разговор Зиновий Гердович. - Шиш не может по достоинству
оценить Митиных работ, и это понятно. Но не стоит судить так строго, ведь
человек не виноват, из какого теста его лепили, и что кто-то когда-то по
пьянке забыл положить в это тесто соль!

Оценив традиционную тонкость шутки Зиновия Гердовича, компания разразилась
веселым смехом.
 Шиш не понял до конца, причем здесь соль и тесто, но все же разобрал, что
смеются над ним.
 Почему вы, Зиновий Гердович, всегда насмехаетесь? Я сирота, а вы говорили,
что сирота - дитя природы, и над ним смеяться грешно. Вы ведь так говорили,
зто я точно помню. Вы когда напьетесь, как сволочь, хорошие слова говорите,
а вот если не допьете, то злой.
 Это вы правы, Шиш. Трезвый я зол. Но справедлив, заметьте.
 Лицемерие и лесть не на пользу человеческому развитию. Ведь еще Пушкин
сказал: »Тьмы истин нам дороже нас возвышающий обманј. Поэтому иногда
человеку следует говорить правду, какой бы нелицеприятной она ни была. Это
помогает ему избежать тщеславия, гордыни, невежества, деградации, в конце
концов.
 Вот вы снова непонятно говорите. Вы ведь специально непонятно говорите,
чтобы злить всех, потому что вы злой, а злой потому, что до кондиции не
дошли, выпили мало.
 Правда, Зиновий, брось ты умняк травить. Выпей лучше. Зачем ссориться? -
разряжает обстановку добродушный и хмельной Кутя.

Митя наблюдает за разговором, улыбается, кажется, получая истинное
удовольствие от их болтовни.
 Извольте, я не откажусь, если Дмитрий Семенович не осудит. Ведь то, что
говорит Шиш...

Люська, кашлянув, поднимает фужер:
 Я хочу выпить за Митю. Мы все обязаны ему. Если бы не он, никто бы здесь
не болтал сейчас на сытый желудок, а может, и не жил бы давно. Ведь именно
благодаря Мите, признаемся честно, мы не на кладбище, а до сих пор на этой
земле...

Митя смотрит на Люську, но уже не слышит ее. Чудная космическая музыка
слышится ему. Странный сюжет в легкой туманной дымке снова возникает в его
воображении.
 Утихает космическая музыка. Исчезает странный сюжет. Митя снова
возвращается в реальную действительность и слышит голос Зиновия Гердовича:
 Когда я впервые лег с ней в постель, она была такой нетронутой. От нее
пахло ребенком. Я ей сказал об этом. А потом выяснилось, что у нее
маленькая дочь, которая просто писалась в постель, в которой мы лежали.

Шиш заливается смехом. Остальные тоже смеются. Грустно улыбается Люська.
Задумчив Зиновий Гердович.
 Скажите, Митя, о чем бы вы мечтали? - снова начинает он.
 Не знаю... Наверное, о том, чтобы жизнь продолжалась такая, какая она
есть. Я мечтаю о том, чтобы рядом были друзья, верные, надежные, такие, как
вы. Еще я хочу не переставая рисовать мир, который я иногда вижу. Мне
кажется, другой жизни мне не нужно.
 Стало быть, вы удовлетворены вашей сегодняшней жизнью?
 Представьте себе.
 Тогда позвольте не согласиться с вами, Митенька, потому что я на этот счет
думаю совершенно иначе и поэтому у меня есть довольно необычная мечта. Она
вам, конечно, покажется странной. Однако, увы. Простите меня, Митенька, но
что наша жизнь? Ведь то, что с нами происходит, в сущности, до того глупо,
мерзко и нелепо, что иногда хочется мечтать о смерти. Да-да. Не смейтесь. Я
действительно время от времени об этом мечтаю. Ведь рано или поздно все мы
умрем. И вот, когда придет мой час и я наконец сброшу с себя это немытое,
костлявое тело, я буду жить вот в этих чистых голубых цветах, укрываясь по
утрам прозрачной росой, нежась в утренних солнечных лучах, умываясь теплыми
летними дождями, кутаясь в зябкие ночные туманы. А потом однажды утром меня
сорвет хрупкая детская рука, это будет девочка с голубыми глазами. Она
положит меня между страниц любимой книжки о путешественниках и засушит для
гербария. Вот моя мечта...
 Вы нисколько не изменились, Зиновий Гердович, и я искренне рад этому, - с
грустной улыбкой замечает Митя. - Вы просто прекрасны.
 Ну и что? - так же искренне удивляется Шиш. - Это все? Зиновий на старости
рехнулся - хочет попасть в гербарий.

Шиш хохочет, ищет поддержки, но лица его друзей отчего-то грустны.
 Люська вздыхает:
 А я хотела бы ходить. Если бы я могла ходить, я бы носила вас всех на
руках...

Все молчат. Первым нарушает тишину Митя:
 Все будет хорошо. Скоро я стану великим художником, заработаю много денег,
и тогда мы сможем осуществить все свои мечты. Кутя, ты чего бы хотел?
 Я? - удивляется Кутя. - А че мне хотеть, я уже стар.
 Но ведь машину бы хотел?
 Ну, машину! Машину, понятно.
 Ну, вот. У Кути будет новый шикарный автомобиль. А у Шиша? Тебе чего, Шиш?
 Мне бы денег побо-ольше... - мечтательно бормочет Шиш.
 Ну, это вообще разрешимо. Не нужно грустить, друзья мои, все будет
замечательно. Давайте выпьем, чтобы надежда не покидала нас!

*

Вечерние огни. Светятся разноцветные гирлянды летнего кабачка,
разместившегося на бетонном пирсе, о который тихо ласкается темное море.
 Друзья прощаются. Все пьяны. Кутя увозит уснувшую в коляске Люську. За
ним, пошатываясь, бредет Шиш. Последним прощается с Митей Зиновий Гердович.
Он жмет Мите руку, он совершенно пьян и добр. От собственной доброты ко
всему человечеству на глазах у него слезы.
 Какие, собственно, идеи могут заставить вас вытащить меня из дерьма? - как
всегда с надрывом и пафосом декламирует он очередную мало кому понятную
фразу, обращенную тоже неизвестно к кому.

Митя улыбается, за уши подтягивает Зиновия Гердовича к себе и целует его в
крупные пересохшие губы. Уходит.
 Труд! Мир! Май! - доносится из темноты голос Зиновия Гердовича. -
Удивительная вещь! Необыкновенная, чудная, великолепная штука, черт возьми!

*

Митя идет по набережной. Переходит дорогу. Еще немного - и покажется его
подворотня. Он идет вдоль белой бетонной стены, тяжело опустив голову.
Замедляет шаг, словно что-то предчувствуя. Останавливается. Поднимает
голову. Перед ним два стриженых жлоба. Те самые »крутыеј с приморского
бульвара. У одного из них тяжелая железная цепь. Улыбаясь, он перебирает
пальцами звенья, словно четки. Другой, стиснув кулаки, жадно предвкушает
кровь.
 Ну, что, помойка? Ты, кажется, имел к нам претензии?
 Претензии... Странно, что вам известны подобные слова, - тяжело, хрипло,
опустив голову, говорит Митя. Чуть улыбается, не открывая глаз. - Какие
могут быть претензии к пустому месту? Или, скажем, к дерьму? Ну, воняет. Но
такова его природа. И ее уже не изменить, даже облив французским одеколоном.
 Мразь... - прошипел »крутойј со сжатыми кулаками.

Тяжелый удар ногой пришелся Мите в живот, за ним последовал еще один - по
голове; видимо, это была железная цепь. Кровь залила глаза. Митю подняли за
руки и с размаху ударили лицом о бетонную стену. Потом били ногами, не
разбирая, до исступления. Затем жлобы расстегнули штаны и, смеясь, стали
поливать Митю мочой: одежду, лицо. Подобрав с земли его рисунки и разорвав
на мелкие клочки, они осыпали ими избитое окровавленное тело.
 Знай свое место, помойка! В другой раз будешь умнее. Это тебе урок на
будущее.

Снова неземная космическая мелодия медленно наполнила окружающий мир и
забрала его с собой, оставив вместо него очередной странный сюжет.
 Сквозь дым видно поле, все усеянное растущими из земли человеческими
головами. Где-то они только пробились сквозь поверхность, а где-то кто-то
уже вырос из земли по грудь, кто-то до колен. На дальнем плане кто-то,
видимо, окончательно дозревший, убегает с поля своего рождения.

*

Прошло какое-то время, прежде чем Митя пришел в себя. Он с трудом открыл
глаза, залитые кровью. Оперся рукой о стену, и на белой стене осталось
красное пятно, напоминающее овал. Митя провел окровавленными пальцами по
обе стороны овала - и получилось солнце. Он дорисовал ему глаза и рот.
Получилось веселое улыбающееся солнышко с короткими лучами, которое
обыкновенно рисуют дети мелом на асфальте.
 Начинало светать. Митя уходил по дороге. А на белой стене весело улыбалось
солнце и рядом с ним были детским почерком начертаны кровью три слова :
»Труд! Мир! Май!ј

*

Солнечный день. Приморский бульвар. Пестрые киоски, пиво, мороженое,
газировка, музыка, загорелые отдыхающие, шум морского прибоя. На своем
излюбленном месте наши знакомые оборванцы, свободные люди конкордистских
настроений. У них похмелье, с легкой тревогой оттого, что до сих пор нет
Мити. Молчалив Зиновий Гердович. Он щурится на солнце и хмурит лоб, сдвигая
свои густые брови. Зевает Шиш. Подкрашивает губы Люська.
 Что-то долго нет его... - задумчиво говорит Кутя.

Люська отрывает от губ помаду, смотрит куда-то. Зиновий Гердович мочит
слюной палец и приглаживает брови.
 Я прощался с ним последний. Все было обыкновенно.
 Придет, куда он денется! - успокаивает всех Шиш.

*

Вечер.
 Все четверо идут пустынным пляжем к своей ночлежке, на лежаки под навесом.
Кутя везет Люську. Рядом хромает Зиновий Гердович. Позади, засунув руки в
карманы, загребая босыми ногами береговой песок, бредет Шиш.
 Что-то случилось... - говорит Люська.

Все молчат.
 Говорю вам, что-то случилось!
 Че там могло случиться? Перебрал вчера, отсыпается, - отзывается Шиш.
 Нет! Что-то случилось! Я чувствую. Я сердцем чувствую - что-то не так.

Они приближаются к лежакам под навесом.
 Подождем до утра, - говорит Кутя, укладываясь на лежак, - там будет видно.
 Я сегодня под стеночкой! - забегая вперед, восклицает Шиш.

В коляске Люська. Блестят в сумерках ее большие глаза. Она тревожно смотрит
туда, где на темной морской глади бликуют в голубой дорожке лунного света
тихие волны. Рядом, прислонившись к деревянной стойке, поддерживающей
навес, стоит и тоже задумчиво смотрит вдаль Зиновий Гердович.

*

В комнате Мити горит настольная лампа.
 Он лежит на кровати, согнувшись, время от времени вздрагивая. Глаза
открыты. На щеке зияет глубокий кровавый шрам от удара цепью. Слиплись от
высохшей крови волосы. В кровавых пятнах рубаха. Та же неземная космическая
мелодия звучит в его голове, затуманивая, унося в другой, придумываемый им
самим или посылаемый кем-то свыше нереалистический, чудный мир странных
сюжетов.
 Плывучий туман, сквозь который ступает сам Митя. У него чистое, немного
бледное лицо, расчесанные волосы, широко открытые глаза, на нем чистая
белоснежная рубаха. Увидев такое лицо, мало кто сомневался бы в том, что
это и есть сам Христос. Он идет сквозь туман и сквозь множество свисающих,
кажется, откуда-то из облаков, больших петель. Это петли виселиц. Он
задевает их лицом и они покачиваются в тумане.
 Их неисчислимое множество, целый лес из виселиц. Но Митя идет дальше.
Кажется, он что-то ищет. И вот вскоре находит. Это петля, но не похожая на
все остальные, она красного цвета. Митя сжимает ее руками, и в то же
мгновение все исчезает - виселицы, туман. Но остается одна, за которую он
держится руками. Она подвешена к пoтoлку в его комнате. Тускло светится
засиженная мухами электрическая лампочка, на абажуре надпись: »Лампочка
Ильичај. Митя стоит на стуле с окровавленным лицом, слипшимися волосами, в
испачканной кровью рубахе.

*

Неожиданно вздрагивает сонная Люська. Почти одновременно то же самое
случается со спящими на лежаках Кутей и Зиновием Гердовичем. Тяжело
протирая глаза, поднимает сонную голову Шиш.
 Что такое? Че это было? А? - спрашивает он спросонок.

Люська смотрит в сторону мерцающих в ночной дымке городских огней:
 Кутя, ему плохо. Ему очень плохо.

Кутя срывается с места. За ним, хромая, бежит Зиновий Гердович. Два старика
бегут пустынным ночным пляжем. Их догоняет и перегоняет молодой Шиш.
 Под навесом на лежаке остается одна лишь Люська. Она смотрит вслед
убегающим мужчинам, глаза ее влажны.

*

Кутя звонит в дверь коммуналки. Рядом Шиш. По лестнице, запыхавшись,
поднимается Зиновий Гердович. Дверь открывает соседка в ночной рубашке. Не
говоря ни слова, Кутя и Шиш, а за ними, мимолетом извиняясь, и Зиновий
Гердович влетают в коммуналку.
 Перепуганная соседка, поначалу недоумевая, смотрит на непрошеных ночных
гостей, по виду, скорее всего, бандитов, и вскоре почти теряет сознание, но
не падает, а прячется у себя в комнате. Кутя и Шиш, не обращая внимания на
соседку, не останавливаясь ни на секунду, одним ударом выбивают ветхую
дверь Митиной комнаты. Как раз в тот момент, когда из-под Митиных ног
падает стул. Кутя подхватывает за ноги Митино тело.
 Нож! Скорее нож! Режь веревку! Режь, говорю! Скорее!

Шиш с трудом, но все же находит нож и перерезает веревку. Тем временем
соседка уже говорит по телефону:
 Да, срочно. Тимирязевская, восемь, квартира тридцать четыре. Да!
 Здесь такое творится...
 Кладет трубку. Прислушивается к тому, что происходит за дверью.
 Митя на кровати. На его глазах слезы.
 Ты что, Митька? А?! - запыхавшись, дрожащим голосом изрекает Шиш. - Ты
чего?! А?!
 Ничего, ничего, - успокаивает Кутя, - все обойдется.
 Позвольте... - пробираясь с мокрым полотенцем, бормочет Зиновий Гердович.

Кутя кладет полотенце Мите на голову.
 Теперь долго жить будешь. Ты теперь, Митька, новую жизнь начнешь.
 Большим художником станешь, нас забудешь, с крутыми водку пить станешь...
 Митя чуть улыбается, по щеке скатывается слеза.
 За дверью слышен шум. Мужские, женские голоса:
 Где это?
 Там они! Там!

В коридоре милиция. Из всех дверей повысовывались сонные лица соседей.
 Давно пора всех их в каталажку.
 Покоя нет ни днем, ни ночью.

В комнату Мити влетают милиционеры. Они вооружены пистолетами.
 Всем оставаться на местах! Руки за голову! На пол! Все на пол!

Друг за другом Кутя, Шиш, а за ними и Зиновий Гердович неуклюже ложатся на
пол.

*

Отделение милиции.
 За столом начальник.
 Отпускаю в последний раз. Слышь, Кутя? Ну, а вы, Зиновий Гердович, от вас
я никак не ожидал. Вам-то, старому человеку, участнику войны, не стыдно?

Зиновий Гердович смущенно опускает голову.
 А что с Митей, Иван Васильевич? - несмело спрашивает Кутя.
 Белка у дружка вашего, - говорит начальник. - Лечиться отправили.

Все трое удивленно подняли головы.

*

Люська ожидала их на улице.
 Что с Митей?
 В больнице, - хмуро ответил Кутя.
 Белка, - досадливо махнув рукой, добавил Шиш.

Зиновий Гердович молча развел руками.

*

Больничная палата.
 Митя привязан к кровати, в смирительной рубашке. Рядом сидят двое
запыхавшихся верзил в белых халатах.
 Я хочу видеть Шекспира!!! - пытаясь освободиться, кричит Митя. - У меня к
нему важный разговор! Я требую впустить ко мне Шекспира!

*

Кабинет главврача.
 За столом главврач психушки. Рядом симпатичная медсестра. Главврач смотрит
карточку больного.
 Так он художник? Это интересно. Кирьянов... Кажется, я что-то слышал о
нем...

Звонит телефон. Главврач поднимает трубку:
 Да. Нет. Я занят сегодня. Нет... нет... не смогу... Всего доброго...
 Кладет трубку. - Кирьянов... Кирьянов... Это интересно...

*

Дверь палаты.
 Заходит главврач. На кровати связанный Митя.
 Свободны, - говорит главврач двум верзилам в белых халатах.

Верзилы покидают палату. Главврач придвигает стул поближе к Мите.
 Садится.
 Так вы хотели говорить с Шекспиром?
 Да, именно.
 О чем?
 Это вас не касается.
 Вот как? А может быть, вы и правы. Но здесь меня касается буквально все. Я
здесь главный. Самый главный. И если вы будете меня слушаться, я смогу
устроить вам встречу хоть с самим Господом Богом. Все же, зачем вам Вильям
Шекспир? Я не ошибаюсь, вы именно его имели в виду?
 Да, именно его. Я должен написать его портрет.
 Вот как?..
 Да.
 Хорошо. Очень хорошо. Я уважаю и люблю искусство и с удовольствием
организую вам эту встречу.
 Мне нужны бумага и перо.
 Хорошо. Все это будет. Но в том случае, если вы будете вести себя спокойно
и во всем слушаться только меня. Потому что здесь я самый главный. Я уже
говорил вам. Может быть, вскоре я смогу выделить для вас отдельную палату,
где бы вы смогли работать. Со своей стороны, я постараюсь обеспечить вам
максимально безущербную жизнь. Вы сможете удовлетворять все свои
потребности, включая самые индивидуальные. Ну, вот и договорились. Шекспир
будет после обеда. Всего хорошего, ведите себя тихо. Постарайтесь уснуть.
До встречи.

Главврач уходит.
 Митя один.
 Немного погодя открывается дверь. На пороге Шекспир и главврач.
 Вот, как и обещал, - говорит главврач. - Можете рисовать.

Митя смотрит на Шекспира.
 Кто это?
 Ну, как же? Сами ведь просили. Вы сомневаетесь?

Митя морщит лоб от головной боли.
 Зачем он здесь?
 Давеча вы требовали Шекспира, чтобы рисовать портрет. Я вам обещал после
обеда, - главврач смотрит на часы. - Будьте любезны. Вот вам инструмент,
вот бумага.

Сестра заносит бумагу, карандаш, перо и тушь. Главврач берет стул,
предлагает Шекспиру сесть. Шекспир садится. Митя смотрит на все это
представление с удивлением и усталостью.
 Развяжите меня.
 Развяжите, - не задумываясь, говорит главврач верзилам, жующим жвачку.

Верзилы снимают с Мити смирительную рубашку.
 Все свободны, - распоряжается главврач. - Шекспир может остаться. -
Главврач подходит к Мите. - Как видите, первое же ваше требование было мной
неукоснительно исполнено. Казалось бы, вовсе не исполнимое, но вот, сами
видите. Уверяю вас, что и впредь все ваши мыслимые и немыслимые желания
будут беспрекословно исполняться. Мне все здесь под силу. Потому что я
главный. Понимаете? Я предоставлю вам все условия для творчества. Вы будете
иметь возможность рисовать все, что вам заблагорассудится. Вас никак не
ущемит здешний быт. Вы будете, так сказать, на особом счету, то есть под
моим личным, особым покровительством. Вы будете иметь все, что захотите. Вы
сможете не ограничивать себя во всех своих обыкновениях. Но за это я буду
иметь возможность иногда кое-что из ваших работ приобретать для себя. За
это время вас немного подлечат. А когда вы окончательно поправите здоровье,
вы сможете снова вернуться к вашей прежней жизни. А теперь я не буду вам
мешать. Шекспир к вашим услугам.

Главврач уходит. Митя в раздумье.

*

Двор больницы.
 Митя сидит на скамье с листом бумаги, что-то рисует. У его ног развалился
рыжий лохматый пес. Неподалеку за Митей присматривают двое верзил в
халатах. Открылась калитка и во двор вошла женщина. Она прошла аллеей и
скрылась внутри здания. И невозможно было не заметить, как легки ее
соломенные голосы. Странное знакомое чувство овладело вдруг Митей. Он
отложил карандаш. Что-то дрогнуло у него внутри. Этого почти не могло быть.
Образ, который до сих пор обрывками, фрагментами внезапно врывался в его
полупьяную жизнь, отрезвляя ее на мгновение, словно обдавая его ледяной
водой, вдруг ожил. Митя стал вспоминать схваченные мимоходом фрагменты
женского образа, то появляющегося, то исчезающего в конце Митиных видений.
То он замечал промелькнувший локон, то профиль, то грудь, фрагменты,
которые он заносил на бумагу, втайне мечтая о целостном портрете. Неужели
все эти составляющие принадлежали живой, реальной женщине, которая так
внезапно появилась во дворе больницы? Теперь череда туманных фрагментов
пронеслась перед ним, словно забытая кинолента.
 Она возвращалась. Митя стоял на аллее. Поравнявшись, она бросила взгляд на
Митю и вдруг застыла, словно перед возникшей внезапно преградой. Казалось,
в ее взгляде был испуг, удивление, но все это было столь мгновенным, что
осталось загадкой. Она вдруг, не оглядываясь, побежала прочь.
 Митя был ошарашен, и в то же время полон восторга, он наконец видел ее
лицо. Он тут же бросился к себе в палату. Следом за ним устремились двое
верзил и вскоре заняли место у двери.

*

Был вечер. В палате Мити горела настольная лампа. Митя лежал на кровати и
смотрел на стол у окна. На столе стоял портрет. Большие грустные глаза
смотрели на него чуть исподлобья, соломенные волосы ее были так легки.
 Сегодняшнее утро было чуть хмурым. Митя сидел на скамье во дворе, в руках
у него не было ни карандаша, ни листка бумаги. Он был каким-то сонным.
 Как спалось? - услышал он над головой. Главврач подошел тихо, как-то
незаметно, словно возник из воздуха. - Ничего не нужно? - поинтересовался
он снова.
 Нет.
 Если позволите, я зайду к вам после работы.
 Да, пожалуйста.
 Вы принимали лекарства, которые я вам назначил?
 Да.
 Нет ли у вас жалоб или претензий к обслуживающему персоналу?
 Нет.
 Ну и славно.

Главврач похлопал Митю по плечу. Бросив мимолетом взгляд на стоящих
неподалеку верзил, вполне удовлетворенный, он удалился.
 У себя в кабинете он довольно долго смотрел в окно, кажется, о чем-то
размышляя. Затем степенно, не спеша нажал кнопку на пульте.
 В кабинет вошла сестра.
 Слушаю вас, Сергей Дмитриевич.

Главврач не поворачивал головы, продолжая смотреть в окно, туда, где на
скамье сидел Митя.
 Там, в холодильнике, новое швейцарское лекарство. Я привез. Это для
Кирьянова. Я хочу, чтобы он поскорее встал на ноги. Проконтролируйте, чтобы
все было исполнено в надлежащем виде. А лучше всего сделайте инъекции сами.
Вы же знаете, что здесь я могу положиться только на вас.
 Хорошо, Сергей Дмитриевич. Я исполню все, как вы велите.

Сестра сделала движение к главврачу.
 Ну-ну. Не сейчас, милая. Возьми-ка, сделай, что я прошу.

Сестра покорно опустила глаза.
 Хорошо, Сергей Дмитриевич, я все поняла.
 Вот и умница. На вот, возьми.

Главврач вытащил из кармана небольшое колечко и вложил его сестре в ладонь.
Сестра вновь было сделала движение навстречу. Но главврач снова остановил
ее:
 Все-все, девочка моя, у нас еще будет время.
 Спасибо, Сергей Дмитриевич.
 Не стоит. Носи на здоровье.

*

Дверь палаты, где живет Митя.
 По коридору идет главврач. Подходит к двери. Стучит. Никто не отзывается.
Главврач открывает дверь. Митя что-то рисует.
 Почему вы не откликаетесь?
 А, зто вы. Извините. Заработался. Прошу, садитесь.

Главврач садится в кресло и спрашивает:
 Как дела?
 Да вот, рисую понемногу.
 Можно посмотреть?

Митя подает главврачу папку с рисунками. Сергей Дмитриевич рассматривает их.
 Вот это мне нравится... И это тоже... Вообще, я хочу сказать, что я
большой поклонник вашего таланта. В то же время я понимаю, что жанр, в
котором вы работаете, довольно необычен, и признайтесь честно, редко
находит своего почитателя, а тем более покупателя.
 Да, но я рисую не ради денег. А на жизнь мне хватает.
 На жизнь, которой вы жили до сих пор. Но ведь есть еще и другая жизнь, для
которой нужны деньги, и немалые, и которой вы, несомненно, заслуживаете.
 Мне вполне хватает моей.
 Вот как? Я вижу, вам не очень приятно говорить об этом. Или вас утомляет
собеседник? Скажите честно, я не обижусь.
 Отчего же?
 Во всяком случае, мне так показалось.
 Это ошибка. Просто я по натуре вообще малообщительный человек.
 О, да. Творческие натуры предпочитают одиночество и лучшее общество для
них - оставаться один на один с самим собой.
 Наверное, вы правы.
 Ну, что ж, я учту это, и не стану вам докучать своим присутствием.
 Да, чуть было не забыл, это вам от меня. - Главврач открыл »дипломатј и
выставил на стол бутылку дорогого французского коньяка. - Только это между
нами. Спиртное у нас, вы знаете, строго запрещено. Но еще раз хочу
напомнить вам, что вы здесь на особом счету, потому что я так решил. И так
будет до тех пор, пока я не изменю к вам своего отношения. Можете не
бояться, это никак не скажется на вашем лечении... Хорошие рисунки.
Особенно мне понравились вот эти четыре.
 Можете взять их себе.
 О! Это очень любезно с вашей стороны. Но я не привык брать просто так. Я
предпочитаю за все платить.
 А зачем мне здесь деньги? Будем считать, что вы расплатились со мной этим
коньяком.
 Вы обижаете меня. А деньги вам еще пригодятся. Ведь вы не навечно здесь
поселились? - Митя поднимает глаза. - Скоро вы отсюда выйдете. Знаете,
сделаем так. Пока они действительно здесь вам не нужны. Тем более, что у
нас среди больных часто случаются кражи. Решим следующим образом. Вы будете
рисовать для меня картины, ну, как бы на заказ, хотя фантазия, сюжеты, все
это, конечно, на ваше усмотрение. Я буду забирать их, чтобы их меньше
видели и не было повода для лишних сплетен. А расчет вы получите при
выписке. Договорились? Надеюсь, вы доверяете моему слову?
 Хорошо, пусть будет так.
 Ну вот и славно. Так я могу их взять?
 Да, конечно.

Главврач отобрал рисунки и аккуратно сложил в »дипломатј.
 Всего вам наилучшего. Хорошего вдохновения.
 Спасибо. Всего доброго.

Митя смотрит на закрывшуюся дверь. Затем переводит взгляд на бутылку
коньяка, стоящую на столе.

*

Утро.
 Митина палата. Он лежит на кровати. Рядом на полу валяется пустая бутылка
из-под коньяка. Работает радиоприемник. Передают последнюю информационную
сводку биржевых новостей: »...курс доллара продолжает расти. На сегодняшних
торгах он составил по отношению к рублю...ј

*

Довольно »престижныйј особняк в стиле модерн с зелеными газонами и южным
садом - дом главврача. В гостиной с камином за большим круглым столом -
хозяин и двое респектабельных мужчин с »дипломатамиј. Один постарше, другой
- молодой переводчик. На стенах старинная живопись в багетных рамах и
несколько картин, исполненных в современном стиле.
 Как вы убедились, это необычные сюрреалистические рисунки пером, - говорит
главврач. - Они не повторяют ни одного из известных художников, работающих
в этом направлении. Безусловно, это новаторство в графическом мышлении, и я
уверен, что такая довольно нетривиальная философия рисунков будет весьма
интересна для коллекционеров живописи как в Европе, так и в Соединенных
Штатах.

Переводчик переводит сказанное пожилому бизнесмену. Тот удовлетворительно
кивает головой. Затем говорит по-немецки.
 Переводчик переводит:
 Господин Кеснер полностью разделяет ваше мнение и готов сотрудничать. Ему
приятно иметь дело с деловым человеком, так тонко разбирающимся в
искусстве. Мы берем первые четыре рисунка и надеемся на следующий контакт.

Пожилой бизнесмен протягивает главврачу свою визитку. Переводчик:
 Там телефон офиса в Москве и домашний в Мюнхене.

Главврач благодарит за визитку. Достает из стола пластиковый пакет с
Митиными рисунками и передает господину из Мюнхена. Переводчик забирает
рисунки, прячет в »дипломатј. Затем отсчитывает несколько упакованных в
пачки банкнотов.
 Здесь четыре. За каждый рисунок.

Главврач забирает деньги, прячет в стол. Сильный внезапный звук разбившейся
громадной китайской вазы заставил вздрогнуть всех троих. Она упала с
лестницы, ведущей на второй этаж дома.
 Мужчины подняли головы. Наверху, облокотившись о перила, стояла женщина.
Соломенные волосы ее были так же легки, но слишком взлохмаченны; казалось,
все это было сделано умышленно, с вызовом, она была пьяна.
 Хозяин явно засуетился:
 Извините, это моя жена, она не совсем здорова, последние дни плохо себя
чувствует... Дорогая, тебе нужно отдохнуть...
 Как ты думаешь, с точки зрения человека, разбирающегося в искусстве, не
напоминаю ли я тебе волосатую рыбу?
 Еще раз прошу прощения, господа... Ты переутомлена, дорогая. Я думаю, тебе
следует принять лекарство и лечь в постель.
 У волосатой рыбы постель на дне океана. Ты должен это понимать, милый,
ведь ты не глупец?

Пожилой господин что-то говорит переводчику. Переводчик обращается к врачу:
 Господин Кеслер просит его извинить, но ему пора уходить.
 Ради Бога, извините. Надеюсь, мы скоро встретимся, я непременно перезвоню
господину Кеслеру.

Главврач провожает гостей за порог и вскоре возвращается.
 Зачем ты это сделала? Чего тебе не хватает в этой жизни? Ведь все, что я
делаю, я делаю для тебя, все ради тебя.
 Все, что ты сделал для меня - это вот эта каменная тюрьма, которую ты
всячески стараешься завуалировать красивыми картинками и статуэтками, чтобы
обмануть себя и меня. Я чувствую себя здесь немой рыбой с текущей в жилах
холодной кровью, навек обреченной жить в таком же холодном каменном гроте.
Мне не хочется жить. Я хочу убить себя. - Главврач делает движение к жене.
- Не подходи ко мне, а то я брошусь вниз!
 Хорошо, успокойся. Я ухожу. Но ведь ты знаешь, что с тобой может
случиться. Это очень опасно и очень больно, вспомни. Прошу тебя, прими
лекарство и ляг в постель.

В ее больших глазах неожиданно появляются слезы. Она очень искренне, почти
по-детски заливается слезами и убегает к себе в комнату. Главврач остается
посреди гостиной один.

*

Больница.
 Палата, где за столом сидит Митя. Он рисует. За дверью слышны шаги по
коридору. Шаги приближаются к его палате. Открывается дверь. На пороге
главврач.
 Здравствуйте, - улыбается он. - Разрешите?
 Пожалуйста, входите, - без особого гостеприимства говорит Митя.

Главврач бодр и весел.
 Как ваши дела? Что новенького? Прошло три дня, как мы не виделись.
 Я смотрю, у вас заметно добавилось новых работ. Вы весьма продуктивны. Не
повредит ли это качеству рисунков?
 Я не думал об этом.
 А зря. Хотя вам, художникам, незнакомо чувство рационализма, поэтому у вас
отсутствует анализ. Но, с другой стороны, это не дает возможности
халтурить. Очевидно, настоящий художник именно таким и должен быть. Вы
согласны со мной?
 Не знаю. Возможно. Вам со стороны виднее.
 Можно взглянуть?
 Пожалуйста.

Главврач берет лежащую на столе кипу рисунков. С удовлетворением улыбается:
 Что это за прелесть? Как это называется? Кстати, я хотел вам сказать, вы
очень точно подбираете названия к своим рисункам. Но к этому трудно
что-либо придумать.
 В этом случае как раз все очень просто. Это волосатая рыба.
 Как вы сказали?
 Волосатая рыба.
 Неплохо.

Главврач продолжает перекладывать рисунки, но на лице его уже нет прежней
жизнерадостной улыбки. Отчего-то оно изменилось, стало вдруг задумчивым,
настороженным, словно главврач пытался что-то вспомнить. И вдруг он и вовсе
обомлел.
 Что это?! Откуда это у вас?! - почти испуганно воскликнул он.
 Этот портрет не продается! - решительно ответил Митя.
 Черт возьми, но ведь это моя жена!

Митя удивленно взглянул на главврача. Они молча смотрели друг на друга.
 Ну, что ж, - первым нарушил молчание Митя, - раз так, тогда возьмите.
 Но я хочу знать, каким образом?!

Митя пожал плечами:
 Я сидел во дворе. Проходила красивая женщина. Я нарисовал.

Понемногу лицо главврача успокоилось, приобрело уверенность, и на нем снова
появилась обычная улыбка. Он подошел к Мите, положил руку ему на плечо.
 Вы просто молодец. Я сегодня же подарю портрет жене. Бывает же так!
 Как это все-таки кстати. Вы просто выручили меня сегодня. Спасибо вам
огромное. Вы сами не знаете, как я вам благодарен.
 Позабыв об остальных рисунках, главврач пулей вылетел из Митиной палаты.

*

Митя один.
 Звуки космической мелодии наполняют палату и все вокруг. Дым или туман
стелется над землей, из земли растет гладкий ствол виноградной лозы,
похожий на женскую ногу. Чем выше поднимается лоза, тем больше она
напоминает женскую ногу; вот она раздваивается и уже явно видно обнаженное
женское тело: живот, груди, опущенная на грудь голова с легкими соломенными
волосами, плечи; руки раскинуты в стороны, словно распяты, они лежат на
натянутой между столбов колючей проволоке, руки как бы вьются по проволоке,
разветвляясь на тонкие стебли виноградной лозы. Возле обнаженной
женщины-виноградной лозы стоит лестница, по которой взбирается карлик с
большущими садовыми ножницами. Он обрезает ими обвившие колючую проволоку
стебли виноградной лозы, из-под них капают капельки крови.

*

За окном сгущались сумерки. Летний вечер был чист и прозрачен. В воздухе
пахло морским прибоем и миндалем. В гостиной с камином за столом ужинали
двое.
 Главврач выпил из высокого стакана и продолжал управляться с беконом. Она
сидела напротив, опустив глаза в тарелку, и скучно ковыряла вилкой.
Соломенные волосы были уложены в прическу.
 Тебе не хочеться есть?

Она молчала.
 Тебе не нравится? Это довольно вкусно.

Она уронила вилку, и та зазвенела в тарелке. Главврач поднял голову.
 Я хотел это сделать позже. Однако, я сделаю это сейчас. Я приготовил для
тебя сюрприз.

Он встал из-за стола. Она не поднимала головы.
 Главврач вышел из гостиной и вскоре вернулся. В руках он держал ее
портрет. Теперь он был в овальной рамке.
 Посмотри.

Она по-прежнему сидела, склонившись над столом.
 Ведь ты даже не знаешь, что это. Ты представить себе не можешь, что это
может быть. Прошу тебя, подними глаза. Все прежние мои подарки меркнут
перед этим.

Она нехотя и устало подняла голову. Постепенно с ее глаз спала пелена
усталости и равнодушия, а на смену явился неопределенный свет, то ли
удивление, то ли страх, то ли открытие чего-то, что так внезапно
потревожило ее душу и тело.
 Он поставил портрет перед ней на стол. Она смотрела на портрет удивленно,
похоже, видя в нем то, что однажды уже было в ее жизни, что-то далекое,
трудно различимое, но такое близкое, что теперь она пыталась настойчиво
вспомнить и не могла.
 Я готов был отдать за него все свои деньги, - искренне говорил главврач.
Он стоял на коленях возле жены и, пользуясь ее замешательством, осыпал
поцелуями ее лицо, шею. Она же по-прежнему завороженно и отчего-то печально
смотрела на портрет. Кажется, вовсе не замечая мужа и не чувствуя его
поцелуев.
 Кто он? - спросила она тихо.

Главврач продолжал целовать ее шею и, кажется, вовсе растаял от нежных
чувств.
 Он алкоголик, но очень большой талант, на нем можно заработать огромные
деньги. Это моя удача. Он работает, как машина, каждый его рисунок - это
маленький шедевр. Скоро мы станем еще богаче. Ты будешь самой счастливой
женщиной на побережье. Я брошу к твоим ногам все, что ты только пожелаешь.
Но я хочу твоей любви, хоть каплю прежних чувств. Любимая моя,
единственная, неповторимая...

Он продолжал бормотать нежные слова, осыпая ее тело поцелуями. Ее глаза
задумчиво смотрели на портрет.

*

Накрапывал теплый летний дождик, но из-за облаков все чаще показывалось
солнце.
 К особняку главврача один за другим подъехали два »престижныхј легковых
автомобиля. Один из них принадлежал хозяину дома, из другого вышел господин
Кеслер и с ним еще двое мужчин. Хозяин пригласил гостей пройти в гостиную.
 У распахнутого окна второго этажа стояла она. Сегодня она была еще
печальнее. Казалось, вчерашнее состояние, возникшее после ужина, не
покидало ее. Она смотрела куда-то вдаль, похоже, не обращая внимания на
появившихся гостей. В ее комнате тихо играла музыка. Рядом, на подоконнике,
стоял магнитофон. Это была песня семидесятых годов в исполнении группы
»АББАј.
 Через открытое окно на первом этаже хорошо была видна гостиная и слышен
разговор мужчин за столом.
 Всего десять рисунков, - говорил главврач, предлагая вниманию гостей
работы Мити. - »Обрезание виноградной лозыј, »Упущенные грезыј, »Болезньј,
»Рождениеј, »Я был таким же, как и выј...

Тихо звучащая из ее окна музыка вдруг резко усилилась, так что сидящие за
столом невольно повернули головы. Хозяин на мгновение прервал разговор и
смотрел на жену. Она по-прежнему стояла у окна, не обращая внимания на то,
что происходило в гостиной.
 Муж попытался продолжить разговор, но не успел он открыть рот, как мелодия
еще больше усилилась и теперь звучала во всю мощь динамиков, заглушая все
вокруг и совершенно не позволяя ни говорить, ни слушать.
 Окончательно обескураженный муж поднялся из-за стола, что-то сказал
гостям, вероятно, пытаясь извиниться, и пошел закрывать окно.
 Она стояла на прежнем месте и так же смотрела вдаль, где в голубой дымке
пряталось море. На глазах ее блестели слезы.
 Главврач закрыл окно и возвратился за стол. Гости снова стали
рассматривать рисунки. Не переставая время от времени поглядывать в окно,
главврач продолжал комментировать Митины работы. Однако голоса его уже не
было слышно, звучала лишь красивая музыка, а у окна стояла
 она.

Но вот в какой-то момент ее окно оказалось пустым. Продолжала играть
 музыка, а в окне уже никого не было.

Она появилась во дворе, прошла к автомобилю. Главврач снова оторвался
 от разговора. Гости переглянулись. Через мгновение машина на большой
 скорости выехала со двора. Главврач снова обратился к гостям.

*

Продолжала звучать "АББА". Ее автомобиль несся городскими улицами,
 обгоняя потоки машин.

Почти не снижая скорости, она въехала на территорию клиники.

Заметив ее приближение, Митя поднялся со скамьи. Скользнув по
 коленям, упали на траву рисунки. Он держал в руках карандаш и
 смотрел, не мигая, не веря глазам.

Она остановилась очень близко от него, казалось, он слышит ее
 дыхание. Они долго молча смотрели друг на друга.

- Меня зовут Лика, - тихо сказала она. - Я приехала, чтобы увезти вас
 отсюда.

Митя молчал. Он не знал, что ответить. Да и вообще, он не собирался
 ничего отвечать. Он смотрел и не мог насмотреться.

- Ну, что же вы? - спросила она.

- Право, я не знаю... Хотя, конечно. О чем я говорю? Но ведь это
 невозможно.

- Не думайте об этом. Я беру все на себя. Идите за мной. Дайте руку.

Она взяла Митю за руку. Верзилы в белых халатах, стоявшие рядом,
 забеспокоились.

- Я забираю больного с собой! - властно сказала она. - Сергей
 Дмитриевич распорядился привезти его к нему на дачу. Обратно он
 привезет его сам.

Верзилы переглянулись. Но что-либо возразить не решились. Жену
 главного они хорошо знали.

*

Автомобиль мчался загородным шоссе. Они молчали.

- Что вы думаете об этом? - вдруг спросила она.

- Не знаю. Мне кажется, всего этого нет, и я скоро проснусь в своей
 палате.

- Нет! Этого не будет никогда! Я не допущу этого. Вы больше не
 вернетесь туда... Когда я смотрела на свой портрет, меня не покидало
 ощущение, что все это уже было. Мне почему-то кажется, что мы с вами
 уже жили однажды в какой-то далекой другой жизни и были близки. Очень
 близки.

- Может показаться странным, но именно так же я думал, когда рисовал
 его.

Она улыбнулась:

- Он мне очень нравится.

- Я очень рад этому.

- Еще сегодня утром мне было так грустно. А сейчас я не знаю отчего,
 но мне хочется жить, смеяться, веселиться, кутить, петь! - Она снова
 весело улыбнулась.

Митя тоже улыбнулся:

- Хотите поехать к моим друзьям?

- А кто они, ваши друзья?

- Они? Они мои друзья!

- Вот как! - засмеялась Лика. - Конечно хочу!

Вид с высоты птичьего полета. Их автомобиль проносится левой полосой
 шоссе, оставляя позади кажущийся неуклюжим весь остальной транспорт.

*

Солнце клонилось к горизонту.

Опустевший пляж. По берегу моря мчит автомобиль. У самой горы, на
 своем обычном месте под навесом, на лежаках, расположилась знакомая
 четверка. Рядом припаркована Люськина коляска с выбитыми спицами и
 подранным сиденьем. Все четверо заметили автомобиль и с любопытством
 наблюдают за его приближением.

- Менты, - недовольно говорит Шиш. - И че мы им тут мешаем, а? Щас
 начнут цепляться, паскуды...

- Нет, это не менты... - отвечает Кутя.

- Да, на ментов не похоже... - соглашается Люська.

Автомобиль приближается и, сделав крутой разворот, останавливается в
 двух шагах от лежаков. Открывается дверь и из нее выскакивает Митя.
 В руках его едва помещается охапка бутылок с шампанским.

- Эй, начальник! - приветствует он всех фразой из "Родины", их
 любимой песни.

- Митька... - удивленно, не веря своим глазам, выговаривает Кутя.

- Митя, он и есть, - улыбаясь, говорит Зиновий Гердович.

- Митька! Митька приехал! - орет во все горло Шиш. - А?! Отпустили!!!

Люська не в силах скрыть радости и вместе с ней слез. Все трое мужчин
 бросаются навстречу Мите и, обнявшись, кружатся в веселом танце.

- Митька приехал!!! Митька приехал!!! - продолжает орать Шиш.

Лика стоит у машины. Она весело смотрит на резвящихся взрослых
 мужчин, в обеих руках у нее тоже по бутылке шампанского. Похоже, ей
 также не терпится влиться в эту веселую беспутную кутерьму. Ее вовсе
 не удивило общество Митиных друзей. Ни их одежда, ни место
 жительства. Она приняла их сразу, как будто давно была знакома с
 ними. Полную раскованность почувствовала она в душе и во всем теле.
 Все это было так близко, так желанно ей. Она была среди природы,
 среди ее детей. О берег плескались свободные, как и эти люди, морские
 волны, и не было никакой каменной тюрьмы, из которой наконец ей
 удалось убежать.

- Это Лика, - сказал Митя.

Мужчины в лохмотьях смотрели на незнакомую женщину и, кажется,
 смущались своего вида. Они переглянулись и вперед, хромая, выступил
 Зиновий Гердович, самый галантный и обходительный из них.

- Разрешите представиться, Зиновий Бажановский.

- Лика, - просто и весело ответила Лика.

- Весьма приятно познакомиться. Дмитрий много говорил.., то есть... я
 хотел сказать, он просто еще не успел... но если бы успел... то-о
 много бы говорил о вас... Что-то я волнуюсь сегодня.

Все искренне рассмеялись.

- Ну, да ладно, - молвил Зиновий Гердович и, залихватски щелкнув
 каблуком, по-гусарски предложил Лике руку.

Лика взяла Зиновия Гердовича под руку, и он галантно, как истинный
 кавалер, повел ее к лежакам.

- Знакомьтесь, это Люся, - продолжал он. - Самый душевный человек из
 нашего коллектива. Кутя, или Семен Семенович Кутиков, мой друг и
 соратник по борьбе с человеческими предрассудками и многочисленными
 спиртными напитками. Ради Бога, извините. Шиш... Ну, он и есть Шиш.
 Тут больше сказать нечего. Весь, как говорится, налицо. Вот такие вот
 пироги. Чувствуйте себя, как дома.

- А можно, я включу музыку? - улыбаясь, спросила Лика.

- Ради Бога! Без музыки мы не живем и часа.

Лика включает магнитофон, и пустынный пляж сотрясает "Родина",
 любимая песня Митиных друзей.

Радости и удивлению нет предела. Почти в то же самое мгновение с
 выстрелом откупоривается бутылка шампанского. Митя разливает вино в
 привезенные с собой стаканы. Подает Люське, затем Лике, Зиновию
 Гердовичу, Куте, Шишу.

- Давайте выпьем за сегодняшний день! Потому что этот день самый
 счастливый день моей жизни! - улыбаясь, не отрывая глаз от Лики,
 говорит Митя.

Все молча выпивают и тут же бросаются в пляс. Радостные, счастливые
 лица. Они заводят хоровод, прыгая и резвясь, словно дети, что-то
 крича и подпевая "ДДТ":

"Родина! Еду я на Родину! Пусть кричат: "Уродина!" А она нам
 нравится, хоть и не красавица. К сволочи доверчива. Ну, а вот к нам
 траляля-ляляля-ляляля! Эй, начальник!!!"

Заканчивается "Родина" на кассете, но не заканчивается у веселой
 компании. Они продолжают орать: "Эй, начальник!!!"

Между тем, уже слышится другая, чуть грустная мелодия. Это снова
 "АББА".

Компания еще продолжает по инерции прыгать в веселом танце, но двое
 из них уже слышат сильный и нежный голос. Они стоят друг против
 друга. Легкий морской ветер колышет ее соломенные волосы. Она
 подходит к Мите совсем близко. Их ноги босы. Набегающие на песок
 волны иногда касаются их. Лика смотрит на Митю. На лице ее открытая
 счастливая улыбка. Ликино тело чуть покачивается в ритм мелодии. То
 же самое происходит с Митей. Она подходит еще ближе и, не поднимая
 рук, целует Митю в губы. Поцелуй нежный, очень продолжительный и
 очень сексуальный. От неожиданности остановилась, раскрыв рты,
 прыгающая компания. Медленно сошла улыбка с Люськиного лица. О таком
 она даже не мечтала. Это приходило к ней разве что в редких снах,
 ведь она давно втайне любила Митю, и теперь ее душа сжалась от
 волнения, обиды и зависти.

Лика медленно подняла руки и, не отрывая губ, стала расстегивать
 Митину рубаху. Она сбросила ее на песок и принялась то же самое
 делать с брюками.

У Люськи задрожали губы. Кто-то из мужчин с восторгом ухнул. Все
 трое, одобрительно загудев в прсдпкушении чего-то необычайно
 волнующего, попятились, чтобы занять места на лежаках.

Они целовались уже наполовину обнаженные. Люська закусила дрожащие
 губы. Шиш, раскрыв рот и вытаращив глаза, громко дышал.

Они стояли обнявшись, у самого края берега. Об их босые ноги
 плескалось теплое море, звучал нежный женский голос, чудная мелодия
 была их третьим партнером. Они ласкались втроем - музыка и два
 человеческих тела, молодых, загорелых, с прилипшим золотистым морским
 песком. Все свершалось так легко, естественно и красиво, что исчезало
 чувство стыда, оно было здесь совершенно некстати. Происходила
 красивая, живая, изящная любовная игра, к которой так долго они шли,
 которая, быть может, однажды уже была в их жизни - другой, далекой,
 никому не известной, кроме них двоих. Такие же раскованность и
 непосредственность были на лицах Кути, Шиша, Зиновия Гердовича.
 Мужчины столь разных возрастов наблюдали за сценой любви открыто, не
 смущаясь. Каждый со своей восторженной мимикой, в которой преобладала
 любовь. А любовь свершалась сильной, свободной, обнаженной, словно
 происходила нежная изящная борьба. Постепенно это чувство борьбы
 передалось зрителям, и теперь они уже не просто наблюдали за красивой
 сценой, они болели, болели, как болеют фанаты на больших спортивных
 аренах, болели за ее разрешение, за ее результативный итог, ведь там
 был Митя - их Кумир, их Бог. И когда Митино тело оказывалось над
 Ликиным, трибуны ликовали, позабыв обо всем на свете. Даже Зиновий
 Гердович сжимал кулаки, хрустя старыми пальцами и прикусывая отвисшую
 нижнюю губу.

Невыносимее всех было Люське. Она видела то, о чем тайно и безнадежно
 мечтала долгие годы. Теперь это свершилось. Но на ее месте была
 другая, красивая, молодая и такая чистая. У Люськи на глазах
 выступили слезы. Но это были уже не слезы обиды, а слезы печальной
 радости за Митю. Люськино желание быть рядом было таким большим, что
 все ее тело пробирала приятная дрожь и, казалось, еще немного - и она
 ощутит те же чувства, чтo теперь ощущают эти двое, слившиеся в
 эротическом знойном единении.

Кажется, ободренные болельщиками тела наполнились еще большей
 энергией, словно пытаясь победить друг друга, и даже набегающие волны
 не в силах были угасить высочайшей страсти.

Счастливые, азартные лица оборванцев, позабывших обо всем на свете,
 словно они поставили на своего фаворита все свое состояние. Они
 дружно скандировали: "Митя!!! Митя!!!" Красивая мелодия лилась над
 ними и их голоса тонули, терялись в ней, а она нарастала, крепчала с
 каждой нотой. Люська сжимала пальцами дуги колес, с трудом борясь с
 двумя чувствами: ревностью и переполнявшим все тело пронзительной,
 неудержимой эротической дрожью. И вот уже видно, как постепенно,
 волей-неволей вовлекаясь в наблюдаемую игру тел, она словно физически
 переносится к ним. Все ее тело дрожит, лицо покрылось капельками
 пота, похоже, она в двух шагах от давно забытого ощущения оргазма,
 она женщина.

Мужская половина не перестает скандировать: "Митька!!! Митька!!!"
 Заламывает пальцы Кутя. Немного смущенно, затаив дыхание, почему-то
 посматривая на не садящееся солнце, по-своему переживает Зиновий
 Гердович.

И вдруг скандирование Шиша обрывается и он заходится продолжительным,
 удивленным и в то же время ободряющим звуком.

- О-о-о-у! - кричит он.

Кто-то присвистнул.

Теперь Ликино тело оказалось над Митиным. Озадаченно сдвигает брови
 Зиновий Гердович. С молчаливым вопросом поворачивает к нему голову
 Кутя.

Происходит резкая смена ситуации поединка, когда излюбленного
 фаворита вдруг обходит молоденькая, никому не известная, но очень
 изящная и легкая лошадка. Завязывается еще более упорная игра. И
 зрители уже в сомнениях - на кого же ставить? Похоже, симпатии
 разделились. Все это абсолютно не стыдно, все это отнюдь не грубо, во
 всем этом нет ни капли непристойности, это высокая живопись плоти,
 радости и первозданности одарившей нас природы.

- Митька! Держись! Еще немножко! Мы с тобой!

Снова кто-то присвистнул.

- Держись! Будь мужчиной! Или ты плохо ужинал сегодня?!

- Митька! Тебе помочь?! - смеясь, кричит старый беззубый Кутя.

- Эх! Где мои двадцать лет?! - печально и радостно восклицает Зиновий
 Гердович.

- В жопе! - хохочет Шиш, радуясь своему остроумию и находчивости.

Смеется Кутя. Улыбается Люська. Хмурит брови Зиновий Гердович.

Тела Мити и Лики полностью раскованы, их не смущают ни лица, ни
 крики. Счастливые открытые глаза. Нежные улыбки. Мокрые волосы. Но
 вот закрываются глаза Лики и слышится чуть несмелый глубокий вздох.

Притихли бомжи. Слышна лишь музыка вздохов, стона и шепота. Наступает
 апофеоз любви. И вот тела расслаблены. Представление окончено.

А через мгновение взрыв оваций сотрясает пустынный берег. Буря
 аплодисментов и крики "браво!"

- Митька! Мы победили! Ура-а-а!

В воздух летят пробки от шампанского. Кутя подбегает к лежащим на
 песке и, сотрясая бутылку с шампанским, поливает тела искрящимися
 брызгами. Вскрикивает и смеется Лика. Хохочет счастливый Митя. Они
 по-прежнему открыты перед всеми. Они не скрывают своей наготы. Вокруг
 царит всеобщее веселье. Ощущение большого праздника жизни природы
 переполняет всех. Громадный багровый шар медленно утопает в море.

*

Тихий вечер.

Над морем легкий прохладный воздух. Светятся огни маленького кафе,
 разместившегося на бетонном пирсе.

За столиком Митя и Лика. Друг против друга. На лицах те же счастливые
 улыбки.

- У меня сегодня тоже самый счастливый день моей жизни. Я наконец
 нашла тебя. - Лика держит в руке Митину руку. - Мы очень долго шли
 навстречу друг другу. Мне впервые так хочется жить. Жить по-новому,
 по-другому. Ведь я знала, что свобода где-то рядом, очень близко. И
 вот она пришла. Ты подарил мне ее. Мой муж страшный человек. Пять
 лет назад я была пациенткой в его клинике. Мне было пятнадцать лет. У
 меня погибли родители. В один день. Самолет, в котором они были,
 взорвался, не взлетев. Я до сих пор вижу, как по взлетной полосе
 катятся огромные куски горящего металла. Мне было очень плохо. У меня
 никого не было кроме них. Я осталась совсем одна. И тогда со мной
 что-то случилось. Я была, как затравленный волчонок. Я бросалась на
 людей, когда ко мне пытались приблизиться, и все время куда-то
 пряталась. Меня раздражало солнце и я пыталась укрыться, забраться в
 любую темную щель... Потом я попала в психушку... Он был очень добр
 ко мне. В первые дни он не отходил от моей койки. Он был мне как
 отец. Казалось, весь персонал больницы работал на мое выздоровление.
 Я привязалась к нему. Он сам делал мне уколы. А потом я стала
 женщиной. Он забрал меня к себе домой. Мы расписались без всяких
 торжеств. Вот уже пять лет, как я живу в его доме. А где живешь ты? У
 тебя есть родители?

- Я жил с мамой. Потом она умерла. Это было давно, мне только
 исполнилось двенадцать лет. Теперь мне тридцать, и я один.

Они снова нежно улыбнулись друг другу. Она гладила Митину руку.

Где-то вдали появились светящиеся фары автомобиля. Отчего-то
 вздрогнула Лика. Улыбка сошла с ее лица и на смену ей пришла тревога.
 Автомобиль приближался. Он остановился у пирса. Из него вышли
 четверо. Первым поднялся на пирс главврач. За ним шли трое верзил из
 клиники. На всех были длинные серые плащи.

Главврач остановился у их столика. Придвинул к себе стул и сел. Сняв
 шляпу, он бросил ее на стол и, не поднимая глаз, смотрел перед собой.
 Воцарилось молчание. Он взял со стола бокал с шампанским и жадно
 выпил. Потом начал было ставить бокал на стол, но вдруг с силой
 сжал его и тот рассыпался в его руке на мелкие осколки. Он поднялся и
 молча стал уходить к машине. Трое верзил бросились к столу. Двое из
 них накинулись на Митю. Третий грубо схватил Лику. Послышался стук
 упавшей бутылки. Митю держали под руки. Голова его упала на грудь и
 на белую рубаху закапала кровь. Его потащили к машине. Здоровенный
 верзила прижимал к Ликиному рту кусок влажного бинта. Лика была без
 чувств.

*

Больничная палата.

Митя лежит на своей койке с забинтованной головой. Посреди палаты
 стоит главврач.

- Как опрометчиво все это было... А я ведь искренне надеялся, что
 очень скоро вы выйдете отсюда. Помните, я говорил вам, что я здесь
 главный? И то, что от моего к вам отношения во многом будет зависеть
 ваша судьба. Здесь я могу все. Здесь мой маленький мир, который
 безоговорочно подвластен мне. А ведь многие, попав однажды в этот
 мир, уже больше никогда не покидали его до самой смерти. И все это
 тоже в моих руках. Я не хочу вас пугать. Но я хочу, чтобы вы помнили
 об этом... А Лика - моя жена! И она останется ею, пока она жива.

Главврач вышел из палаты, хлопнув дверью. Митя закрыл глаза.
 Невыносимо болела голова.

*

Люська, Шиш, Кутя и Зиновий Гердович бездельничали. Они сидели на
 зеленом газоне, на том самом, где обычно Митя продавал свои рисунки.
 На бульваре привычно играла музыка. "Иглз" пели "Отель Калифорния".
 Пестрели красочные коммерческие киоски, в них шла продажа мороженого,
 жвачки и газировки. Рядом мужики пили пиво. Шиш и Кутя с пересохшими
 губами с завистью посматривали в их сторону. Люська была задумчива.
 Вчерашний вечер оставил в ее сердце неизгладимую рану.

- Пивка бы сейчас, - хрипло помечтал вслух Шиш.

- Да уж... Не помешало бы... - согласился Зиновий Гердович.

Кутя почесал за ухом:

- Бабок нет ни хрена. Может, Митька явится...

- Да, его теперь жди... У него такая баба теперь. На кой черт мы ему
 сдались? - отозвался Шиш.

Люську передернуло:

- Заткнись ты, козел! Нашелся о бабах судить. Митька не дешевка,
 вроде тебя, за первой же попавшейся юбкой не побежит.

- Но-но-но... Знаем мы, о чем ты это. Знаем. Не слепые, - ухмыльнулся
 Шиш.

- Что ты знаешь, подонок? Еще мало дерьма похлебал, чтобы что-то
 знать. Подрасти и перестань ссать в постель! - разразилась Люська.

- Ну, как вам не стыдно, господа, - проворчал Зиновий Гердович. -
 Отчего вы так любите ссориться? Посмотрите, какая замечательная
 погода. Подумали бы вместе, как копейку раздобыть.

- А че она первая начинает? - возмущается Шиш. - Я ее трогал?
 Недотрога какая!

- Она женщина. А женщине следует уступать. Это, Шиш, вы должны
 усвоить и помнить всю свою жизнь... - задумчиво произносит Зиновий
 Гердович.

Все вдруг умолкают. Среди толпы показался элегантный седой мужчина с
 тростью. Первой узнала его Люська.

- Кутя! За ним! - скомандовала она.

Кутя, ухватившись за коляску, покатил Люську за незнакомцем.
 Незнакомец дошел до конца бульвара, где его ожидал большой черный
 автомобиль. Сел в него и уехал в неизвестном направлении. Все, что
 успела заметить Люська, это иностранные номера на бампере.

Люська и Кутя возвратились обратно, где их ожидали Шиш и Зиновий
 Гердович.

- Ну, че там? А?! - не терпелось Шишу. - А?!

- Да тише ты! - нахмурив брови, осадил Шиша Зиновий Гердович.

- Ничего... уехал... - недовольно буркнула Люська.

- Номера успели заметить. Какие-то не наши, - добавил Кутя. - Машина
 - супер. Точило, дай Боже.

- Богатенький, видать... - поразмыслил Шиш.

- Видать, - согласился Кутя.

Люська огляделась:

- Мити до сих пор не видно. Не случилось бы чего? Не по себе мне
 что-то.

- Ну, говорю же... - открыл было рот Шиш.

- Цыц! Надоел, - оборвал его Кутя.

Все замолчали.

- Где этот дом его? Главврача? - как бы между делом поинтересовалась
 Люська.

- На Выборгской где-то. У моря. Там, где берег ополз, - отозвался
 Кутя.

- Куть, пойди, сигарету стрельни, - заныл Шиш.

- А ты че, сам без языка?

- Мне не дают.

- Почему?

- У него слишком интеллигентное лицо. Никто не хочет верить, что он
 нищий, - пошутил Зиновий Гердович.

- Куть, ну пойди, а?..

Кутя поднимается. Идет стрелять сигарету. Шиш и Зиновий Гердович
 смотрят ему вслед. Кутя подходит к первому же попавшемуся. Тот, не
 колеблясь, открывает перед ним пачку. Перед тем, как взять сигарету,
 Кутя говорит что-то еще.

- Две просит. Бля буду, две просит, - комментирует Шиш.

Угощающий сигаретами кивает. Кутя тянет руку к пачке. Одну
 прикуривает тут же, другую засовывает за ухо. Учтиво благодарит.
 Возвращается.

- Я что говорил?! - с гордостью подтверждает Шиш.

- Как это вам все-таки?.. - улыбается Зиновий Гердович. - У вас,
 Кутя, какой-то врожденный талант попрошайничать.

- Это у меня от папы. Он последние годы путешествовал много. Как
 Горький, в народ ходил. Пока не дали топором по башке.

Шиш хихикает.

- А где Люська?

Все наконец замечают, что Люська исчезла.

*

Особняк главврача.

К калитке подъезжает инвалидная коляска. Люська звонит в звонок. Лает
 овчарка, сидящая на пороге. Люська еще раз нажимает звонок. Овчарка
 бежит к калитке, продолжая лаять.

- Чего разоралась? Что, нет хозяев? - спрашивает Люська.

Собака умолкает. Смотрит на гостью.

- Ничего, - говорит Люська, - подождем...

*

Вечереет.

Где-то на дороге слышно приближение автомобиля. Вскоре у ворот
 появляется машина главврача. Первым из нее выходит сам хозяин. Идет
 открывать ворота. Удивленно смотрит на странную гостью у ворот.

- В чем дело? Вы к кому?

- Подайте на хлеб. Не откажите Бога ради.

Из машины выходит Лика. В руках у нее сумочка. Она подходит к Люське,
 достает из кошелька деньги. В это время муж, открыв ворота,
 возвращается, садится за руль.

- Он снова в клинике. Я постараюсь что-нибудь предпринять. Но мне
 одной будет трудно, - говорит Лика, отдавая Люське деньги.

Возвращается в машину. Машина заезжает во двор. Они выходят из
 машины, идут к дому.

- Откуда здесь взялась эта нищенка? Мне показалось, ты о чем-то
 говорила с ней?

- О чем я могу с ней говорить?

- Не знаю, не знаю...

Заходят в дом. Люська провожает их взглядом. Взявшись за колеса,
 трогает с места.

*

Вечер. Люська едет тихой городской улочкой. Вдруг останавливается,
 что-то заметив. Куда-то пристально смотрит.

Во дворике, огороженном изящной кованой оградой, с зелеными газонами,
 окаймленными декоративными кустами, стоял длинный черный автомобиль.
 Его номера не вызывали сомнения: это была она - машина седого
 господина с тростью. Люська перевела взгляд на фасад дома. По обе
 стороны двери висели блестящие металлические таблички. На одной
 надпись на английском, на другой на русском. "Посольство
 Великобритании", - прочла Люська. Она подняла голову. Над дверью
 развевался флаг с сине-красным крестом.

*

Раннее утро следующего дня.

Люськина коляска у ограды посольства. У калитки милиционер.

- Давай, проезжай! Здесь нельзя стоять! Проезжай, проезжай, говорю
 тебе!

- Это почему же нельзя? А если мне нужно?

- Давай, говорю, а то я щас быстренько организую, что тебе нужно!

- Ты мне не груби! Я свои права знаю! И куда пожаловаться, тоже знаю!

Из дверей посольства вышел высокий стройный молодой человек в
 смокинге и белой сорочке с бабочкой. Он замечает возникший конфликт.

- В чем дело? Что случилось? - с акцентом спрашивает он у
 милиционера.

Милиционер, отдавая честь:

- Да вот, гражданка порядок нарушает. Я ей говорю, что не положено
 здесь, а она на конфликт идет.

- Я не на конфликт, - обращаясь к молодому человеку в смокинге,
 говорит Люська, - мне пахана вашего видеть надо, шефа, самого
 главного, понимаешь?

- Зачем? - с акцентом спрашивает молодой человек, подозрительно
 рассматривая оборванную, с вечным синяком Люську.

- Мне передать ему нужно, - торопясь, словно за ней гонятся, говорит
 Люська, - Митька в беде! Ему помочь нужно! Понимаешь? Он не выдержит,
 его закололи лекарствами! Главврач! Он дает ему водку за картины, а
 потом сбагривает их за бугор! Понимаешь?!

- Понимаю, - улыбается молодой человек, явно ничего не понимая. - Он
 нехороший доктор.

- Он гад! Он пидар вонючий! Он из Митьки дурака сделал! А Митька -
 гений, понимаешь? Он великий художник, ему место не в дурдоме! - У
 Люськи на глазах выступают слезы. - Я тебя очень прошу, передай
 своему. Он меня знает. Старичок такой с палочкой, вон его машина, он
 у Митьки картину купил, мы хотели за две литровки, а он еще двести
 баксов дал, "Созревание" называется. Прошу тебя, скажи ему, что с
 Митькой беда...

- Да-да... Хорошо... Я скажу... До свидания. Все будет хорошо. Можно
 уезжать.

- Никуда я не уеду! Я не уеду отсюда, пока ты, черт, не скажешь ему
 все! Он "Созревание" купил!

Милиционеру становится неловко от поведения своей соотечественницы.
 Он, кажется, собирается применить силу. Но молодой человек
 останавливает его. Люська плачет.

- Подождите здесь. Я сейчас вернусь.

Чиновник уходит.

- Скажи ему: "Созревание"! Он купил его за двести баксов! - кричит
 ему вдогонку Люська.

*

Просторный зал с большими светлыми окнами. На стенах богатая лепка,
 из-под потолка свисает хрустальная люстра. Большой стол, накрытый
 белоснежной скатертью, на которой поблескивают серебряные и
 хрустальные приборы, изысканно сервирован. За столом один человек. Он
 очень изящно поедает серебряной ложечкой традиционный английский
 завтрак. Это тот самый элегантный старичок, купивший у Мити картину.
 У него за спиной, на стене, в дорогой современной рамке Митин рисунок
 "Созревание".

Молодой человек в смокинге обращается к седому господину на
 английском языке. Идет синхронный перевод.

- Она настаивает на встрече с вами.

- Кто она?

- Не знаю. Похоже, что нищая.

- У меня нет знакомых среди русских нищих.

- Она утверждает, что вы ее знаете и что у нее к вам очень важное
 дело.

- Это недоразумение, - седой господин продолжает завтрак.

- Я думаю так же. Но она сказала, что не уедет, пока не увидит вас.
 Мне показалось, вы ей понравились.

- Почему?

- Она говорит, что пришло время объясниться. Она говорит, что
 началось созревание.

Седой господин, оторвавшись от завтрака, поднимает голову.

- Созревание?

Позади него на стене снова виден Митин рисунок.

- Именно.

- Где она?

- На улице.

- Пригласите ее.

- Сюда?

- Именно.

*

Коридор посольства, поражащий изяществом лепки эпохи классицизма.
 Коляску, в которой сидит Люська, везет разодетый в пеструю ливрею
 чернокожий швейцар.

Открывается дверь гостиной. На пороге появляется Люська. Седой
 господин поднимается из-за стола. Молодой человек в смокинге,
 откланявшись и подмигнув заговорщицки Люське, удаляется.

- Здравствуйте, - улыбаясь, приветствует Люську галантный седой
 господин. - Перед тем, как начать беседу, не разделите ли вы со мной
 завтрак?

Люська смущена. Старается держать себя, но у нее отнялся язык.

- Прошу вас, - приглашает седой господин.

Негр подвозит коляску к столу. Теперь по одну сторону длинного стола
 седой аристократ, по другую - Люська с подтекшими ресницами. Перед
 нею неизвестные ей разнообразные блюда, все они кажутся невообразимо
 вкусными. Все похоже на сон.

- Виски? Тоник? Водка? - спрашивает седой господин.

Люська, тронутая галантным обхождением и стараясь хоть немного
 соответствовать, поправляет челку; похоже, стесняясь своего
 пожелтевшего фонаря, она пытается его скрыть.

- Водка? - переспрашивает аристократ.

- Виски! - чуть с вызовом говорит Люська.

Негр в белом пиджаке, улыбаясь, что-то спрашивает у нее по-английски.
 Люська не понимает.

- Со льдом или без? - переводит седой господин.

Люська с презрением смотрит на негра с подносом в руках. Тот
 перестает улыбаться. Озадаченно, чуть конфузясь, смотрит на патрона.

- Без! - грубо произносит Люська, отчего негр едва не роняет поднос.

Седой господин улыбается. Что-то говорит негру по-английски. Тот
 уходит.

- Что привело вас ко мне? - обращается он к Люське.

- Митька в беде! - режет напрямую Люська.

- Кто такой Митька?

- Вы у него картину купили за двести баксов. И водки дали дорогой.

- Эту? - седой господин показывает на картину за спиной.

Люська смотрит на рисунок. Затем на седого господина. Она в восторге.
 Рисунок Мити в такой красивой рамке, в английском посольстве! Люська
 не в силах скрыть своего счастья.

Снова заходит негр. На подносе в хрустальном графинчике виски и
 рюмка. Он ставит перед Люськой рюмку и, приложив к графинчику
 белоснежное полотенце, наливает виски. Люська, бросив взгляд на его
 черное лицо, выпивает виски и вытирается рукавом. Негр таращит глаза,
 кажется, даже ему хочется бросить что-нибудь в рот, но Люська не
 закусывает.

- Прошу, сэндвич, печень, икра, - улыбаясь, предлагает седой
 господин.

- Я не голодна. Дело не ждет. Говорю вам, Митька в беде. Ему помочь
 надо, - торопится Люська.

- Расскажите все спокойно.

Седой господин встает из-за стола, подходит к Люське и предлагает ей
 сигарету. Люська по привычке вытягивает пару, механически пряча одну
 за пазуху. Седой господин снова улыбается. Кажется, немного опасаясь,
 с осуждающим лицом, негр подносит Люське зажженную зажигалку. Люська,
 уже не обращая на него внимания, прикуривает.

- Итак, я вас внимательно слушаю, - говорит седой господин.

И Люська рассказывает ему всю Митину историю.

Выслушав Люську, седой господин поднимается из-за стола.

- Я обещаю вам найти пути вмешательства в это дело и надеюсь решить
 его положительно и, по возможности, безотлагательно.

Люська покидает гостиную. Ее снова везет швейцар. Уже в дверях она
 поворачивает голову к стоящему у стола седому господину.

- А водка ваша, я тебя скажу, дерьмовая, наша лучше, - улыбаясь,
 говорит она.

Седой господин тоже улыбается. Негр-официант озадачен, не понимает, о
 чем речь. Люська бросает на на него недовольный взгляд. Затем снова
 смотрит на седого господина. За его спиной на стене Митин рисунок.
 Господин прощально показывает глазами: "Все будет хорошо".

*

Улицами города едет автомобиль посла. На заднем сиденье сидят посол и
 его элегантный молодой помощник. Они разговаривают по-английски. Идет
 синхронный русский перевод. Молодой человек смотрит в окно.

- У вас действительно серьезные намерения оформить визу этому
 русскому художнику?

- Вполне. Он будет весьма интересен моим друзьям из Лондонского клуба
 искусств. Но сначала нужно каким-то образом вытащить его из больницы.

- У вас есть мысли по этому поводу?

- Пока нет.

- Зачем же мы едем в больницу?

- Я еще не решил. Я еду к нему пока как частное лицо к частному лицу.
 Скажем, как к своему другу. Могу я проведать своего друга?

Молодой человек улыбается:

- У вас все же появились друзья среди русских?

- Я надеюсь на это. Здесь направо, - говорит посол, обращаясь к
 шоферу. Лимузин сворачивает направо.

*

Палата Мити.

За столом Митя и главврач.

- Думаю, вы не должны держать на меня зла, - говорит главврач. -
 Скорее, наоборот, это я должен бы стать вашим смертельным врагом.
 Однако, как видите, я человек, отчасти живущий по христианским
 заповедям. Будем считать, что ничего не случилось. Вы по-прежнему
 сможете работать, - главврач открывает "дипломат", достает коньяк. -
 Хотите выпить? - Ставит на стол. Митя смотрит на коньяк. Продолжает
 молчать. - Вчера мне привезли отличную финскую бумагу и чернила. Вас
 не радует это? Я думаю, скоро ваше плохое настроение пройдет и вы
 заживете полнокровной творческой жизнью. Вас никто не будет отвлекать
 здесь. Ведь это то, что так необходимо художнику. Не правда ли?

Митя смотрит на коньяк. Затем неожиданно переводит взгляд на окно,
 находящееся у главврача за спиной. Главврач машинально оборачивается.
 Мгновение - и бутылька с коньяком разбивается об его голову. Главврач
 валится на пол. Митя подскакивает к двери. В коридоре разговаривают
 два санитара. Несколько секунд раздумий.

- Помогите! Помогите! - вдруг кричит Митя.

Дверь открыта. Митя прячется за дверью. Санитары спешат к палате.
 Первого санитара Митя пропускает. Но второй, получив тяжелейший удар
 дверью по лицу, падает без чувств. Первый санитар оборачивается.
 Перед ним Митя. В руках у него острое горлышко от разбившейся
 бутылки. Санитар отступает.

- Быстренько коллег своих в санузел! Ну! Живее!

Беспрекословно подчиняясь, санитар перетаскивает пострадавших коллег
 в душевую комнату.

- Раздевайся! - приказывает Митя.

Санитар исполняет приказ.

- За ними, в санузел! Освежишься. И чур, не подглядывать, пока я не
 спрячусь. Считай до ста.

Все трое в душевой комнате. Митя захлопывает дверь и засовывает в
 ручку двери стул. Надевает белый халат и шапочку. Идет коридором.
 Выходит во двор. На него не обращают внимания. Выходит за проходную.
 И, пройдя несколько шагов, отчаянно пускается бежать.

Длинная улица, по которой едет черный лимузин. Люди в машине замечают
 бегущего.

Снова идет синхронный перевод:

- Странно экипирован зтот спортсмен, - говорит помощник посла.

- В этой стране вообще много странного, - замечает посол. Неожиданно
 он оживляется, прильнув к стеклу. - Постойте. Я его знаю. Езжайте за
 этим человеком. Его нужно подобрать.

Лимузин разворачивается, наезжая на газон.

Вскоре автомобиль поравнялся с бегущим. Опускается стекло задней
 двери. В окне лицо посла.

- Митя! Господин Митя! Я ваш друг! Мы друзья! - говорит посол. - Вам
 привет от Люси! Мне кажется, в машине убегать намного удобнее! Прошу
 вас!

Открывается дверь автомобиля. Митя, мгновение колеблясь, все же
 садится в машину.

- Все это почти невероятно, - говорит посол. - Такое могло случиться
 только здесь, у вас. Операция под названием "Вызревание"
 продолжается.

Лимузин, резко срывается с места и вскоре теряется в потоке машин.

*

Здание аэропорта. У входа наши старые друзья - неразлучная четверка.
 Они кого-то высматривают.

К аэровокзалу подъезжает длинный черный автомобиль с иностранными
 номерами, это автомобиль посла. Почти на ходу открывается дверь, и из
 нее выскакивает Митя. На нем новый костюм, галстук, легкий светлый
 плащ. Кажется, поначалу друзья даже не узнали его. Митя искренне
 обнимает и целует всех. Те же стоят, как вкопанные, боясь
 притронуться к незнакомому Мите, словно только что сошедшему со
 страниц красочного и дорогого журнала мод. У машины стоит седой
 господин. Кажется, в глазах его радость и, в то же время,
 непроходящее удивление извечного познания непонятных людей непонятной
 страны.

Лишь понемногу друзья оттаивают, приобретая уверенность. Почти у всех
 на глазах слезы. Первым очухивается Шиш.

- Мить, ты где такой костюм оторвал? А?! - орет он и, вытаращив
 глаза, ощупывает Митю.

- Помолчите, Шиш, и не лапайте грязными руками вещи, - успокаивает
 Шиша Зиновий Гердович. - Мне очень приятно видеть вас, Митенька, в
 достойной вас одежде. Вам бы сейчас на сцену академического... - со
 светлой печалью говорит он.

Митя нескрываемо счастлив.

- Вы не представляете, как я рад всех вас видеть. Я так соскучился по
 вам...

- Мить, ты хоть письмо напиши, - грустно говорит Кутя, - как там? Как
 жить станешь?

- И куда ж он тебе его напишет? - смекает Шиш. - На пляж, лежак
 номер шесть?

- Ну почему? Можно на почтамт. До востребования.

- У тебя хоть паспорт есть? - не унимается Шиш.

Митя обнимает обоих.

- Я обязательно напишу вам. Обязательно. Все будет хорошо и у меня, и
 у вас. Потерпите немного, все изменится к лучшему. Обещаю вам.

- Это правда. Ведь все меняется и непременно к лучшему.

К ним подходит седой господин с тростью.

- Знакомьтесь, это господин Коллинз. А это мои друзья, - волнуясь,
 говорит Митя.

Седой господин пожимает руку Зиновию Гердовичу, Куте, Шишу. Затем
 Люське.

- Весьма рад снова видеть вас, - почтительно говорит он и,
 наклонившись, целует ей руку.

Люськино лицо заливает краска, но, переборов волнение, она с особой
 гордостью бросает взгляд на своих мужчин. У Шиша непроизвольно
 отвисла челюсть. Кажется, сам Зиновий Гердович позавидовал сейчас
 неотразимой галантности иностранца. Митя подмигивает Люське.

Звучит голос в динамиках: "Пассажиров, вылетающих рейсом триста
 шестнадцать в Лондон, просим пройти к месту регистрации билетов.
 Регистрация проходит в секторе номер семь".

Митя смотрит на седого господина. Тот смотрит на часы.

- С вами должен лететь еще один человек. Он будет с минуты на минуту.
 Вот вам адреса и номера телефонов. В Лондоне вас встретят, - говорит
 посол.

А за его спиной уже, визжа тормозами, останавливается знакомый
 автомобиль. Все настороженно смотрят в его сторону, ведь это
 автомобиль главврача. Открывается дверь, и из него с небольшой
 сумочкой в руках выскакивает Лика.

- А вот и человек, который должен лететь вместе с вами, - говорит
 посол.

Митя и Лика бегут навстречу друг другу. На них смотрят такие разные
 глаза, с такими разными чувствами, каждый со своим отношением к
 происходящему.

Звучит повторное объявление о регистрации билетов.

Шум турбин.

Митя и Лика поднимаются по трапу в большой белоснежный лайнер.
 Прощаясь, машут руками.

*

Прошел год.

Компания старых друзей, неразлучная четверка, прогуливалась ночным
 городом. В большой светящейся стеклянной витрине шикарного
 супермаркета фирмы "Филлипс" включены экраны телевизоров с множеством
 программ.

- Смотрите, Митька!- неожиданно орет Шиш.

Все устремляются к витрине. На экране одного из телевизоров идет
 трансляция пресс-конференции. Митя, окруженный множеством микрофонов,
 отвечает на вопросы иностранных журналистов.

- Не слышно ни хрена! - кричит взволнованный Шиш.

- Давайте зайдем, - предлагает Кутя.

Компания направляется в магазин. Но у входа им преграждает дорогу
 милиционер.

- Куда? В чем дело? Сюда нельзя! А ну, отошли от витрины! Быстренько!
 Гуляйте, гуляйте. Нечего здесь заглядывать. Это не для вас. Не
 положено!

Милиционер отгоняет компанию нищих от дорогостоящей витрины, а за ней
 остается Митя.

Друзья бредут ночным городом, невесело опустив головы.

- Как ему там, в Америке? - спрашивает Кутя.

- В Англии... - поправляет Зиновий Гердович.

- Какая разница? - раздраженно замечает Люська.

- Небось, окурки не собирает. Теперь к нам за десять шагов не
 подойдет, - бормочет Шиш.

- Дурак ты, Шиш. Дураком был, дураком и остался, - безнадежно машет
 рукой Люська.

Идут пляжем, мимо пирса с маленьким летним кафе. Неприветливый ветер
 накатывает на пирс темные волны. Люська смотрит в сторону кафе.

- Постой! - останавливает она Кутю.

Все останавливаются.

Кафе пустынно и лишь за одним из столиков, кажется, за тем, где были
 когда-то Митя с Ликой, сидит одинокий посетитель. Лицо его давно не
 брито, запавшие темные глаза, провалившиеся щеки. Перед ним бутылка
 водки. Он, не мигая, смотрит на бьющиеся о пирс холодные волны.

- Снова здесь...

- Кто это? - спрашивает Кутя.

- Не узнаешь? - почему-то грустно говорит Люська. - Главврач
 психушки... Спился... Дом заложил... Все промотал... Поил здесь всех
 подряд все лето... С работы уволили. В доме другие люди живут...

- Скоро к нам примкнет, - грустно шутит Шиш.

- Да-а... Судьба человека непредсказуема, - рассуждает Зиновий
 Гердович, - она ведет его по жизненным дорогам, чтобы возвысить одних
 и бросить на дно других. И все же, в конце концов, какова бы она ни
 была, она прекрасна... Чудная... Великолепная... Неповторимая вещь,
 черт возьми!

*

Тихий солнечный осенний день. Необыкновенно белое солнце. Кричат
 воробьи.

Наша компания в полном безделье молча скучает на бульваре, на том
 самом месте, где когда-то, год назад, вместе с Митей, они меняли на
 водку его картины. Непостижимо длинная, шикарная, с открытым верхом
 машина едет бульваром. За рулем восседает какой-то эмиратский
 миллиардер в индусской чалме, с большой черной бородой и горбатым
 носом, рядом женщина в парандже.

- Шейн какой-то, - говорит Шиш. - Им все позволено, по бульвару едет,
 а ведь движение запрещено, знак, вон, стоит. С жиру бесится, сволочь,
 нефтью дома обожрался, теперь сюда поблевать приехал.

- Вы хотели сказать: "шейх", - непроизвольно поправляет его Зиновий
 Гердович. - А впрочем, какая разница?..

Притормозив, белая машина медленно останавливается напротив компании.
 Шейх поднимается на ноги, смотрит в их сторону и вдруг орет на весь
 бульвар фразу из "Родины":

- Эй, начальник!!!

Компания не верит своим ушам. Шейх кричит Митиным голосом. Затем
 сбрасывает с себя чалму и бороду. Сбрасывает паранджу сидящая рядом
 женщина. Перед ними Митя и Лика. Все бросаются навстречу друг другу.
 Снова звучит "Родина". У всех на глазах слезы радости.

- Митька! Митька! - орет Шиш.

Еще долго они не могут насладиться радостью встречи.

- А теперь сюрприз! - кричит Митя. - Мужики, за мной!

Он торопится к машине. За ним бегут Шиш, Кутя, Зиновий Гердович. На
 заднем сиденье автомобиля стоит что-то, завернутое в белую
 полиэтиленовую пленку и перевязанное голубой лентой. Митя тянет за
 ленту и белый саван сползает. Неожиданно глазам всех открывается
 новенькая блестящая импортная коляска.

Митя смотрит на Люську. Люська сидит в своей подранной коляске, не в
 силах сдержать слез, тяжелый ком подкатил ей к горлу. Она опускает
 голову и дает волю слезам.

- Давай, ребята! - командует Митя.

Все четверо подхватывают новенькую коляску и несут к Люське. Ставят
 коляску рядом с ней. Митя, обняв Люську, поднимает ее на руки.
 Люська, вся в слезах, с размазанной тушью, прижимается к Мите. Митя
 бережно усаживает ее в мягкое кресло сверкающей на солнце коляски.

- Давай! Вира! - снова командует Митя.

Все четверо, подхватив коляску с Люськой, несут ее к машине. Ставят
 на заднее сиденье.

- Кутя! Ты мечтал о машине?! - кричит Митя. - Вот она! Садись за
 руль! Прокати нас с ветерком!

Митя бросает Куте ключи. Ошалевший Кутя в нерешительности. Но потом,
 махнув отчаянно рукой, счастливо вскрикивает:

- Эх! Была не была!

Садится за руль "Линкольна".

- Стойте!!! Стойте!!! - орет Шиш. - Подождите! Я сейчас!

Он выскакивает из машины, бежит к брошенной старой коляске и с
 разбега толкает ее ногой. Коляска катится по наклонному бульвару,
 переезжает на сторону склона и летит вниз. Взрывом оваций
 приветствует ее гибель веселая компания друзей.

Еще громче звучит "Родина". За рулем "Линкольна" старый водила Кутя.
 Они мчат бульваром, улицами города, обливая прохожих шампанским. Все
 мужчины: Кутя, Шиш, Зиновий Гердович - до блеска выбриты, подстрижены
 и причесаны, в новых блистательных костюмах. Кутя - в строгом черном;
 в ярчайшем лиловом Шиш; с бабочкой, в неотразимом смокинге Зиновий
 Гердович. Свежий осенний ветер бьет им в лица.

Во встречном милицейском "УАЗике" едут два милиционера. За рулем
 незнакомый молодой сержант, рядом толстый лейтенант, которого
 когда-то рисовал Митя, он ест пирожок.

- Свадьба, видать, у кого-то... Тачка шикарная... - улыбаясь, со
 светлой завистью в глазах, говорит сержант.

Лейтенант смотрит на веселящуюся компанию, перестает жевать.

- Черт! - орет он, поворачивается назад, смотрит в окно на проехавший
 белый "Линкольн".

- Что? - спрашивает перепуганный сержант.

Лейтенант поворачивает голову. Молчит.

- Показалось... - наконец говорит он и снова откусывает пирожок.

А белый "Линкольн" с веселой, что-то кричащей компанией уже несется по
 пустынному пляжу. И снова ветер бьет им в лицо. Они едут туда, к
 лежакам под навесом, к своему дому, к себе на Родину.

Расходившийся Кутя нарезает крутые виражи, вздымая песок. Все веселы
 и счастливы, поэтому никто из них не замечает, как что-то темное,
 зловещее прячется за лежаками. У стойки, поддерживающей навес, -
 небритое лицо главврача. Его трудно узнать. В руках у него пистолет.
 Он держит на мушке Митю. Еще мгновение и он нажмет курок. Тянутся
 напряженные секунды. Но вот в последний момент его замечает Люська.
 Случается чудо. Напрягая всю свою волю, она вдруг делает непостижимое
 усилие - и встает на ноги. Пуля попадает ей в самое сердце, другая
 вонзается рядом с первой. Два больших кровавых пятна расплываются у
 нее на груди. Митя успевает подхватить ее тело.

Испуганно бросает пистолет и убегает по пустынному пляжу главврач.
 Люська на руках у Мити. Продолжает звучать "Родина". И еще не все
 успели заметить, что вдруг случилась беда.

Митя наклоняется к Люське.

- Ну вот... - шевелятся пересохшие Люськины губы. - Я умираю у тебя на
руках... О чем мне еще больше мечтать...

Митя прижимает мертвую Люську к груди и, вскинув к небу голову, стискивает
зубы. Автомобиль останавливается.

Тихо плачет Кутя. Всхлипывает Шиш. Текут слезы по впалым щекам Зиновия
Гердовича.

Звуки чудной космической музыки приходят на смену "Родине" и снова
 уносят Митю и теперь, кажется, и его друзей в иной мир, мир
 сказочный, неземной. Рассеивается туман, и глазам открывается большой
 деревянный крест. Он стоит на холме в высокой пожухлой траве.
 Откуда-то с неба слетается множество белых птиц - это белые голуби.
 Они садятся на крест друг возле друга. Их так много, что вскоре весь
 крест становится белым; голуби машут крыльями и крест словно
 зацветает белыми цветами. Живая картинка вдруг замирает и становится
 статичной.

*

Огромный зал аукциона "Сотсби". Слышится голос:

- Выставляется известная картина Кирьянова "Расцветший крест".
 Начальная цена десять тысяч долларов.

Одна за другой поднимаются руки.

- Одиннадцать! Одиннадцать с половиной! Тринадцать!..

Постепенно утихают, теряются голоса. И вновь космическая музыка звучит над
зеленым полем, над косогором, по которому к морю несутся голые ребятишки.

- Митька-а-а! Митька-а-а! Надень штаны-ы-ы! Митька-а-а! Иди домой,
бесстыдник! Митька-а-а!

Хутор "Надiя", октябрь 1995 г.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.