Версия для печати

   Джон Диксон Карр 
   ТАБАКЕРКА ИМПЕРАТОРА 
 
 
 
Глава 1 
 
   Когда Ева Нил возбудила дело о разводе с Недом Этвудом, иск ее был тотчас
же удовлетворен. И хотя основанием  для  развода  послужила  связь  Неда  со
знаменитой теннисисткой, процесс вызвал куда меньше шума, чем опасалась Ева.
   Во-первых, венчались они в свое время в американской церкви в Париже,  на
улице Георга Пятого. А полученный в Париже развод  имел  силу  в  Англии.  В
английскую прессу просочилось всего несколько строк. Гнездышко  свое  Нед  с
Евой свили в La Bandelette - то есть на ленточке, на полоске золотого пляжа,
который в те мирные времена был чуть ли не самым модным во Франции курортом,
-  и  лишь  немногие  нити  связывали  их  с  Лондоном.   Словом,   знакомые
усмехнулись, немного посудачили - и дело с концом.
   И все же для самой Евы не так унизительны были итоги развода,  как  самый
развод. Отвратительная процедура. Сказалось,  конечно,  нервное  напряжение,
даже ее, всегда спокойную и легкую, превратившее чуть ли не в  истеричку.  А
ко всему ей приходилось еще  противостоять  приговору  света  по  поводу  ее
злополучной внешности.
   - Милочка, - говорила одна дама, - связывая свою судьбу с Недом, надо  бы
знать, на что идешь.
   - И вы думаете, - отвечала другая, - что виноват только он?  Взгляните-ка
на ее фотографию. Нет, вы только посмотрите!
   К  тому  времени  Еве  пошел  двадцать  девятый  год.  На  двадцатом  она
унаследовала состояние отца, наделенного солидным количеством бумагопрядилен
в Ланкашире и непомерной гордостью за свою дочь. В двадцать пять  она  вышла
за Неда Этвуда, потому что а) он был хорош собой, б) ей было  скучно  одной,
в) он всерьез угрожал самоубийством в случае ее отказа.
   При своей беспечности,  простодушии  и  доверчивости  Ева  тем  не  менее
производила впечатление опаснейшей сердцеедки. Она  была  стройна,  высокого
роста; она обладала внешностью, которой дамские мастера с Вандомской площади
легко придавали тождество с обликом роковой  Цирцеи.  Прекрасные  каштановые
волосы, длинные и шелковистые, как руно, она укладывала в прическу,  как  бы
воскрешавшую пышное правление Эдуарда Седьмого. Молочно-розовый  цвет  лица,
играющая в углах рта улыбка и серые глаза довершали иллюзию. На французов ее
красота  действовала  безотказно.  Даже  судья,  удовлетворивший  ее  иск  о
разводе, и тот, кажется, был несколько смущен.
   По  французским  законам  перед  окончательным  разводом  стороны  должны
встретиться  для  последней  попытки   уладить   отношения.   Еве   навсегда
запомнилось то утро в  кабинете  судьи  в  Версале,  пронизанное  всегдашним
колдовством парижского апреля.
   Судья, суетливо-любезный господин с бачками, был вполне искренен, но  тем
не менее донельзя театрален.
   - Мадам! - восклицал он. - Мосье! Призываю вас одуматься, пока не поздно!
   Что же до Неда Этвуда...
   Казалось, он мухи не обидит.  Его  знаменитое  обаяние,  даже  сейчас  не
оставившее Еву безучастной, освещало  всю  комнату,  не  тускнея  от  следов
вчерашней попойки.  Выражение  трогательного  непонятого  раскаяния  внушало
полное доверие. Светловолосый, голубоглазый, безупречно  юный,  несмотря  на
свои  далеко  за  тридцать,  он   стоял   у   окна   с   видом   воплощенной
предупредительности. Ева еще раз  признала  про  себя,  что  он  невероятно,
непреодолимо привлекателен и в этом причина всех его бед.
   - Следует ли мне говорить о сути брака? - вопрошал судья.
   - Ой, - сказала Ева. - Пожалуйста, не надо.
   - Если б я только мог убедить мадам и мосье...
   - Меня и не надо убеждать, - хрипло проговорил Нед. - Лично  я  не  хотел
разводиться.
   Низенький судья стал даже как будто выше ростом.
   - Молчите, мосье! Вы виноваты. Вам и просить у мадам прощения!
   - А я и так собираюсь, - отозвался Нед. - Хотите, даже на колени встану.
   Он двинулся к  Еве,  и  судья,  поглаживая  бачки,  взглянул  на  него  с
надеждой. Нед был неотразим. И он был очень неглуп.  Ева  вдруг  испугалась,
что ей от него никогда не отделаться.
   - Соответчица по данному иску, - продолжил судья, тайком запуская  взгляд
в бумаги, - некая мадам, - он опять  заглянул  в  бумаги,  -  мадам  Бульмер
Смит...
   - Ева, да не нужна она мне. Ей-богу! Ева ответила устало:
   - Мы ведь давно обо всем договорились, верно?
   - Бетси Бульмер Смит, - сказал Нед,  -  корова  и  потаскуха.  Просто  не
пойму, что на меня нашло. Если ты ревнуешь...
   - Вовсе я не ревную, да только вот посмотрела бы  я,  как  бы  ты  ей  со
злости прижег руку сигаретой. Интересно, что бы она на это сказала.
   -  Лицо  Неда  приняло  выражение  несправедливо  обиженного   маленького
мальчика.
   - Ах, вот что ты против меня затаила? Нет, ей-богу?
   - Ничего я против тебя не затаила.  Нед,  послушай,  просто  мне  хочется
поскорей со всем этим покончить.
   - Я тогда напился. Я ничего не соображал.
   - Нед, о чем разговор? Я же сказала - это все неважно.
   - Так за что же такое отношение?
   Она сидела у большого  стола  с  внушительным  письменным  прибором.  Нед
положил ладонь на ее руку. Говорили они на английском, которого  не  понимал
маленький судья, и тот кашлял, отворачивался и наконец пылко заинтересовался
картиной, висевшей над книжной полкой. Чувствуя пожатие руки Неда, Ева вдруг
забеспокоилась, уж, не хотят ли ее силком вернуть к мужу.
   В общем-то Нед говорил правду. При всем его обаянии и уме жестокость  его
была неосознанной, как у малого ребенка.
   Жестокость - даже та смехотворная "нравственная" жестокость, которую  Ева
всегда презирала как фарисейский выверт, -  одна  могла  бы  фигурировать  в
качестве причины развода. Но обвинение в измене действовало куда  быстрей  и
верней. Ну и все. И хватит. Было в их совместной жизни с  Недом  такое,  что
Ева скорей бы умерла, чем стала бы рассказывать на суде.
   - Брак, - возвестил судья, адресуясь к  картине  над  книжной  полкой,  -
единственное счастливое состояние как для мужчины, так и для женщины.
   - Ева, - сказал Нед, - можно, я последний раз попытаюсь исправиться?
   Как-то  в  гостях  один  доморощенный  психолог  объявил  Еве,  что   она
исключительно внушаема. Но и ее внушаемость имела границы.
   Прикосновение  Неда  не  тронуло  ее,  скорее  даже  возмутило.  Конечно,
по-своему Нед ее любит. На секунду она  почувствовала  искушение;  искушение
сказать "да" и покончить со всей этой волынкой. Но сказать "да"  по  доброте
сердечной и во избежание неприятностей - значило вернуться  к  Неду,  к  его
повадкам, к его дружкам, к  тому  образу  жизни,  когда  все  время  хочется
отмыться и ничего из этого не выходит. Ева сама не знала,  расхохотаться  ли
ей прямо в бачки судье или разразиться слезами.
   - Мне очень жаль,  -  ответила  она  и  поднялась.  Лицо  судьи  просияло
надеждой.
   - Мадам, кажется, сказала...
   - Да нет, ни  черта  не  получится,  -  буркнул  Нед.  На  мгновение  она
испугалась, что сейчас он что-нибудь разобьет, как  всегда,  когда  на  него
находит одна из обычных его вспышек. Но если на него что и нашло, то тут  же
прошло. Он пристально смотрел на  нее,  поигрывая  монетами  в  кармане.  Он
улыбался, демонстрируя отличные зубы. В углах глаз прорезались морщинки.
   - Знаешь, а ты ведь  в  меня  до  сих  пор  влюблена,  -  заключил  он  с
простодушием, показывающим, что он действительно убежден в этом.
   Ева взяла со стола сумочку.
   - Погоди, я тебе еще это докажу,  -  добавил  он.  Увидев,  какое  у  нее
сделалось лицо, он еще шире улыбнулся:
   - Нет, не сейчас. Я дам тебе время поостынуть; или разогреться -  уж  как
там хочешь. Пока что я исчезаю. А вот когда вернусь...
   Он не вернулся.
   Решившись не обращать внимания на соседей, однако мучительно опасаясь  их
пересудов, Ева осталась на побережье. Она напрасно беспокоилась.  Никому  не
было дела до того, что  произошло  на  вилле  Мирамар  по  рю  дез  Анж.  На
курортах, подобных Ла Банделетте, с их быстротечными  светскими  сезонами  и
деньгами проигрывающихся в казино американцев и англичан, люди не отличаются
любопытством. Ева Нил не знала никого на рю дез Анж, и ее никто не знал.
   Пока весна переходила в лето, на побережье  толпами  валили  приезжающие.
Причудливо раскрашенные диковинные фронтоны Ла Банделетты напоминали  города
из фильмов Уолта Диснея. Воздух пропитался ароматом хвои; по широким улицам,
позвякивая, проносились открытые экипажи; рядом с  казино  пристроились  две
главные здешние гостиницы - "Замок"  и  "Британия",  пестревшие  навесами  и
вздымавшие в небо ложноготические башни.
   Ева обходила стороной казино и бары. Суматошная  жизнь  с  Недом  Этвудом
привела ее к нервному перенапряжению и безразличию - опасное сочетание.  Она
скучала, но чуралась общества. Иногда она играла  в  гольф  -  рано  поутру,
когда никого еще нет на поле,  -  или  пускалась  в  прогулки  верхом  вдоль
прибрежных дюн.
   Потом она познакомилась с Тоби Лоузом.
   Семья Лоузов, как назло, жила прямо напротив ее  виллы  на  рю  дез  Анж.
Улица была  маленькая,  узкая  и  застроена  белыми  и  розовыми  домами,  с
небольшим огороженным садом подле каждого. Улица была до того узка, что  все
происходившее в этих домах свободно открывалось взорам тех, кто обитал через
дорогу, и это могло вызвать неуместные размышления и кривотолки.
   За время жизни с Недом Ева не однажды бегло  замечала  соседей  напротив.
Пожилой господин - как выяснилось, сэр Морис Лоуз, отец Тоби - несколько раз
поглядывал  на  них  будто  в  недоумении.  Его  приятное  лицо   затворника
запомнилось Еве. Были там и рыжеволосая девица, и  бодрая  пожилая  дама.  А
самого Тоби Ева не видела ни разу до того самого утра за гольфом.
   Стояло жаркое и тихое июньское утро. Ла  Банделетта  еще  спала,  зеленое
поле еще блестело росой, а сосны, заслонявшие море, томились  от  зноя.  Ева
играла плохо и угодила мячом в песок. Раздражительная и злая после бессонной
ночи, она сбросила с плеча мешок с  клюшками  и  швырнула  наземь.  Игра  ей
надоела. Она присела и стала думать, как бы спасти мяч. Она все еще  думала,
когда чей-то чужой мяч  прожужжал  у  нее  над  ухом,  описал  траекторию  и
бухнулся в траву на краю лужайки. Мяч покачался по краю лунки и  скатился  в
песок всего в метре от мяча Евы.
   - Идиот, - заметила Ева громко.
   Вслед за этим высказыванием над краем лунки  сначала  выросла  голова,  а
затем вырисовалась и вся фигура молодого человека. Он смотрел на Еву.
   - Господи! - воскликнул он. - Я и не знал, что вы тут.
   - Ладно, ничего.
   - Я не хотел вам мешать. Я бы  крикнул.  Я  бы...  Он  спустился  вниз  и
сбросил с плеча тяжелый мешок, где было не меньше двух дюжин клюшек. Это был
крепкий, не слишком красивый, несколько скованный, благовоспитанный  молодой
человек, и давно уже Ева не видела такого приятного выражения  лица.  Густые
темные  волосы  были  подстрижены  ежиком.  Усики  придавали  ему  некоторую
лихость, совершенно не вязавшуюся со всей его повадкой.
   Он уставился на Еву. Все было честь по чести,  только  вот  покраснел  он
ужасно. Ева заметила его отчаянные усилия согнать краску с  лица,  заметила,
что он явно клянет себя в душе на чем свет и, однако, еще пуще краснеет.
   - Я вас уже видел, - объявил он.
   - Правда? - удивилась Ева, сознавая, что  выглядит  в  данную  минуту  не
лучшим образом.
   И тут Тоби Лоуз одним простодушием достиг того, на  что  ушли  бы  долгие
месяцы дипломатических хитростей.
   - Скажите, - спросил он.  -  вы  все  еще  замужем  или  как?  Раунд  они
закончили вместе. Не позже чем на следующий день Тоби Лоуз объявил дома, что
познакомился с изумительной женщиной, которая была замужем за мерзавцем,  но
держится так, что не может не вызвать всеобщего восхищения.
   Что верно, то верно.  Но  обычно  подобные  заявления  не  слишком  тепло
принимаются родителями молодых людей.
   Ева, как ей казалось, хорошо изучившая свою среду, так и  видела  реакцию
семейства Лоузов. Она легко представила себе безразличные  мины  за  ужином,
покашливанья, косые взгляды, небрежное "о, в самом деле, Тоби?"  и  далее  -
замечание о том, что  недурно  бы  поглядеть  на  эдакое  совершенство.  Что
касается женской части семейства - леди Лоуз и сестры Тоби Дженис, -  то  от
них Ева ожидала враждебности, едва прикрытой приличием.
   Поэтому ее поразило то, что произошло на самом деле. Они  просто-напросто
ее приняли. Пригласили на чашку чая в роскошном саду за  виллой.  Не  успели
обе стороны произнести и десяти слов, как стало ясно, что все  в  порядке  и
они подружатся. Такое бывает. Даже в обществе, каким знал его Нед  Этвуд,  -
и, увы, мы с вами тоже, - такое бывает.  Недоумение  Евы  сменилось  горячей
признательностью; она оттаяла: она даже испугалась, до того ей стало хорошо.
   Елене Лоуз, матери Тоби, Ева, безусловно, понравилась. Двадцатитрехлетняя
рыженькая Дженис прямо чуть не  влюбилась  в  нее  и  шумно  восхищалась  ее
красотой. Дядя  Бен,  хоть  больше  молчал  и  покуривал  трубку,  неизменно
принимал ее сторону в споре. Старый сэр Морис то  и  дело  интересовался  ее
мнением по поводу экспонатов своей коллекции. Это был акт высшего признания.
   Что же касается Тоби...
   Тоби был очень славный юноша и самых  строгих  правил.  Это  мы  заметили
вовсе ему не в упрек. Может, он чуть-чуть и пыжился, но его выручало чувство
юмора.
   - Ничего не попишешь, приходится, - заявил он.
   - Что тебе приходится? - спросила рыженькая Дженис.
   - Быть женой Цезаря, - ответил  Тоби.  -  Заведующий  местным  отделением
банка Хуксона - он явно смаковал свой титул - должен вести себя  безупречно.
Лондонские банки забулдыг не держат.
   - Будто бы только лондонские? - поинтересовалась Дженис. - По-моему, даже
во французском  банке  редко  встретишь  кассира,  прячущего  под  конторкой
красоток или наклюкавшегося во время работы.
   - Можно подумать, - задумчиво вставила  Елена  Лоуз,  -  что  пьянство  и
разгул изо всех сил поощряются  в  остальных  банках  мира,  Тоби  несколько
смутился. Он погладил усики и ответил совершенно серьезно.
   - Банк Хуксона, - сказал он, - один из старейших в Англии. В  этом  самом
помещении Хуксоны работали с незапамятных времен, когда были еще золотых дел
мастерами, - он повернулся к Еве. - У  папы  в  коллекции  даже  есть  такая
золотая штучка, которая служила им эмблемой.
   Тут, как обычно, последовала напряженная пауза. Хобби сэра Мориса  -  его
коллекция служила мишенью для острот  в  семье,  признававшей,  однако,  что
среди разного хлама там попадаются просто чудесные вещицы.
   Помещалась коллекция у него в кабинете, в просторной  комнате  во  втором
этаже окнами на улицу. Вечерами он засиживался допоздна с лупой в  руке  над
своими сокровищами. Ева и Нед в недоброе старое время несколько раз смотрели
из спальни на незанавешенное окно напротив, на  старика,  запомнившегося  ей
славным лицом, и на застекленные горки вдоль стен.
   О том времени не было сказано ни слова. Для семейства Лоуз никакого  Неда
Этвуда словно бы  никогда  и  не  существовало.  Правда,  сэр  Морис  как-то
коснулся было этой темы, но тотчас перешел на другое, бросив на Еву странный
взгляд, значение которого осталось ей неясно.
   А к концу июля Тоби уже сделал ей предложение. Ева сама не отдавала  себе
отчета  в  том,  как  серьезно  она  на  него  рассчитывала;  насколько  она
истомилась по тихой пристани;  до  чего  ей  хотелось  открыто  улыбаться  и
веселиться без оглядки на людской приговор. На Тоби вполне можно положиться.
Правда, иной раз он обращался с нею совсем как с хрустальной вазой, но это -
как ни странно - вызывало в ней только удвоенную нежность.
   В Ла Банделетте был тогда простенький ресторанчик под названием "Лесной",
где ужин подавали на  открытом  воздухе  под  сенью  разубранных  китайскими
фонариками деревьев. Ева в тот вечер была особенно хороша  в  жемчужно-сером
платье, оттенявшем  ее  нежно-розовый  румянец.  Напротив  нее  сидел  Тоби,
беспокойно поигрывал ножом и на сей раз ничуть не пыжился.
   - Ну вот, - прямо приступил он к делу. - Я знаю, что недостоин  вас  (тут
Нед Этвуд просто держался бы за бока!), но я очень вас люблю и надеюсь,  что
вы будете со мной счастливы.
   - Привет, Ева, - произнес чей-то голос у нее за спиной. На одну  страшную
долю секунды ей почудилось, будто голос принадлежит Неду Этвуду.
   Правда, это оказался не он, но все же один из  его  дружков.  Вот  уж  не
ожидала она встретить кого-нибудь из них в "Лесном". Как правило,  в  разгар
сезона они ужинают в половине одиннадцатого, а потом отправляются в  казино,
где и просиживают ночь напролет, ловко  играя  по  маленькой.  Ева  опознала
осклабленное лицо, но имени не припомнила.
   - Станцуем? - томным голосом предложил господин Безымянный.
   - Спасибо. Я сегодня не танцую.
   - О,  виноват,  -  бормотнул  Безымянный  и  ретировался.  Она,  кажется,
вспомнила, где они встречались; ей даже почудилось,  что  он  смеется  ей  в
лицо.
   - Это ваш друг? - спросил Тоби.
   - Нет, - ответила Ева. Оркестр снова заиграл, на сей раз вальс, модный  в
позапрошлом сезоне. - Друг моего бывшего супруга.
   Тоби откашлялся. Возможно, он романтически идеализировал  Еву  и  сочинил
для себя образ какой-то небывалой женщины, но ее  последние  слова  кольнули
его, как булавкой. Прежде они почти не говорили о Неде Этвуде,  точнее,  Ева
так и не сказала Тоби правды. Просто объяснила, что они с Недом  не  сошлись
характерами. "А вообще он очень милый", - и эта легкая реплика долго терзала
флегматичную душу Тоби жесточайшей ревностью.
   Он откашлялся в десятый раз.
   - Ну, а по другому вопросу... -  выговорил  он  наконец.  -  Относительно
предложения... Если вам  нужно  время  подумать...  Оркестр  нагнал  на  Еву
мрачные воспоминания.
   - Я... Я ведь понимаю, что не стою вас, - продолжал Тоби,  вертя  в  руке
нож. - Но если б  вы  хоть  намекнули,  будет  ли  ответ  положительный  или
отрицательный, да или нет...
   Ева через стол протянула к нему руки.
   - Да, - сказала она, - да, да, да!
   Секунд десять Тоби не мог выдавить ни звука. Он облизал губы. Он взял  ее
руки в свои так осторожно, словно  прикасался  к  хрустальной  вазе;  потом,
спохватившись, что на них смотрят, тотчас их отдернул.  Благоговение  в  его
взгляде смутило и даже обескуражило Еву. На секунду она  усомнилась  в  том,
знает ли Тоби Лоуз хоть что-нибудь о женщинах.
   - Ну? - сказала она.
   Тоби долго вникал в ее замечание.
   - По-моему, надо еще выпить, - заключил он. И покачал головой,  задумчиво
и ошеломленно. - Знаете, сегодня самый счастливый день в моей жизни.
   В последний день июля они объявили о своей помолвке.
   Две недели спустя в баре Плаза Нед Этвуд узнал эту новость от только  что
приехавшего в Нью-Йорк приятеля. Несколько минут он сидел как пришибленный и
безжалостно вертел ножку рюмки. Потом встал, вышел из бара и  заказал  каюту
на "Нормандии" на послезавтрашний рейс.
   А над одной виллой по рю дез Анж, нежданно-негаданно для всех троих,  уже
собрались черные тучи.
 
Глава 2 
 
   Было четверть первого ночи, когда Нед Этвуд свернул с бульвара Казино  на
рю дез Анж.
   Дальний луч маяка прорезал небо. Дневной зной спал  и  напоминал  о  себе
лишь  жаром  раскаленного  асфальта.   Ла   Банделетта   затихла.   Немногие
курортники,  оставшиеся  на  мертвый  сезон,  торчали  в  казино,  играя  до
рассвета.
   Поэтому никто не видел молодого красавца в  ворсистом  темном  костюме  и
мягкой шляпе, слегка помедлившего, прежде чем свернуть на рю дез  Анж.  Зубы
его были плотно сжаты, а глаза остекленели так, будто он совершенно пьян. Но
в ту ночь, по крайней мере, Нед  не  прикасался  к  спиртному.  Его  пьянили
чувства.
   Ева до сих пор его любит; вот в чем он себя убедил.
   Он дал маху (и теперь ругал себя  за  это),  во  всеуслышание  похваляясь
сегодня вечером на террасе "Замка", будто Езе никуда от него не деться.  Зря
он это. Надо бы явиться в Ла Банделетту тихо, незаметно,  вот  так,  как  он
идет сейчас по ред дез Анж с ключом от Евиной виллы в руке.
   Вилла Мирамар, где  жила  Ева,  была  средняя  по  левой  стороне  улицы.
Приблизясь к ней, Нед невольно оглянулся на дом  напротив.  Как  и  Мирамар,
вилла Лоузов представляла собой просторную постройку  из  белого  камня  под
ярко-красной черепичной крышей и стояла тоже чуть в глубине улицы за высокой
стеной с решетчатыми железными воротами.
   Увидел Нед как раз то, что и ожидал увидеть. В первом этаже -  темно.  Во
втором этаже - темно, кроме двух светящихся окон  в  кабинете  сэра  Мориса.
Стальные ставни не закрыты, шторы не задернуты.
   -  Порядок!  -  громко  сказал  Нед  и  всеми  легкими  вдохнул  душистый
прибрежный воздух.
   Хотя вряд ли он мог опасаться, что старик его услышит, все же он старался
не производить лишнего шума. Он тихонько открыл ворота в стене, которой была
обнесена вилла Евы, и заспешил по тропке к  парадной  двери.  Он  вставил  в
замок ключ, оставшийся ему от более светлых, во всяком случае, более  бурных
дней, снова глубоко вздохнул, помолился про себя языческим богам и  двинулся
вперед согласно своему плану.
   Спит Ева или нет? Темные окна  виллы  Мирамар  ровным  счетом  ничего  не
означали. У Евы всегда была кошмарная привычка  непременно  зашторивать  все
окна, как только стемнеет.
   Но и в прихожей было  темно.  Запах  мебельного  лака  и  кофе  -  словно
въевшийся во все французские  жилища  -  живо  напомнил  Неду  о  мельчайших
подробностях прошлого. Он ощупью, на цыпочках пробрался к  лестнице  и  стал
подниматься.
   Узкая изящная лестница с бронзовыми витыми перилами бежала  вдоль  стены.
Крутые ступеньки  покрывал  ковер,  укрепленный  особыми  медными  прутьями,
которые теперь уже повывелись. Сколько раз он, бывало, поднимался в  темноте
по этим ступенькам! Сколько раз он прислушивался к тиканью часов и сдерживал
дикий стук сердца; ведь он любил ее и боялся, что она ему изменяет. Прутик у
одной из самых верхних ступенек (недалеко от двери в  спальню  Евы)  отстал.
Нед не однажды об него спотыкался и как-то раз даже орал,  что  когда-нибудь
наверняка сломает себе тут шею.
   Нед одной рукой держался за перила. Ева еще не  легла.  Он  увидел  узкую
полоску света под  дверью  спальни.  Отвлекшись  этой  полоской  света,  Нед
позабыл про злополучный прутик и, конечно, растянулся.
   - О, черт, - громко выругался он. Ева Нил услышала шум. Она  поняла,  кто
там.
   Ева сидела перед зеркалом за туалетным  столиком  и  расчесывала  волосы,
медленно, ровно проводя по ним щеткой. Горела только лампочка над  зеркалом,
выхватывая из темноты пышные каштановые  волосы,  падавшие  по  плечам  Евы,
нежное лицо и яркие серые  глаза.  Когда  Ева  откидывала  голову  вслед  за
взмахом щетки, открывался нежный изгиб ее шеи над безукоризненными  плечами.
На ней были белая шелковая пижама и атласные туфельки.
   Ева не обернулась. Она продолжала расчесывать волосы. Но она вся  сжалась
от страха, когда за ее спиной отворилась дверь и  вслед  за  тем  в  зеркале
отобразилось лицо Неда Этвуда.
   Нед, трезвый как стеклышко, однако же, чуть не плакал.
   - Послушай, - начал он из полуоткрытой двери. - Ты этого не сделаешь!
   Ева услышала собственный голос.  Страх  ее  не  улегся.  Отнюдь.  Но  она
продолжала расчесывать волосы, может быть, для того,  чтоб  скрыть  дрожь  в
руках.
   - Я так и подумала, что это ты, - проговорила она  спокойно.  -  Ты  что,
совсем с ума сошел?
   - Нет. Я...
   - Шш, ради бога тише!
   - Я люблю тебя, - сказал Нед и распростер объятья.
   - Ты же мне клялся, что потерял ключ. Значит, опять наврал?
   - Не время сейчас ругаться из-за пустяков. Ты что,  всерьез  выходишь  за
этого Лоуза?
   - Да.
   Оба невольно глянули  на  плотно  занавешенные  окна.  У  обоих,  видимо,
мелькнула одна и та же мысль.
   - Неужели нельзя помнить об элементарных приличиях? - сказала Ева.
   - Мне не до них. Я тебя люблю.
   Он и вправду чуть не плакал. Актерство? Нет, непохоже. На  мгновение,  по
крайней мере,  он  отбросил  свою  великолепную  самоуверенность  и  ленивую
издевку, с которой относился ко всему на свете. Но это  быстро  прошло.  Нед
снова стал самим собой. Он подошел к постели, швырнул на нее  шляпу,  а  сам
уселся в кресло.
   Ева с трудом сдерживалась, чтоб не сорваться на крик.
   - В доме напротив... - начала она.
   - Знаю, знаю!
   - Что ты знаешь? - спросила Ева. Она повернулась на туалетном стульчике и
посмотрела Неду в лицо.
   - Старик, сэр Морис Лоуз...
   - О? Ну и что же ты про него знаешь?
   - Он каждую ночь засиживается допоздна над своей коллекцией  или  как  ее
там. И из твоего окна виден его кабинет.
   В жаркой спальне пахло хвойным экстрактом и сигаретами. Удобно  развались
в кресле, перекинув длинную ногу через подлокотник, Нед  оглядывал  комнату.
На лице его  все  резче  обозначалась  издевка.  Лицо  это  было  не  просто
красивое; лоб, глаза, очертания рта изобличали человека  впечатлительного  и
не лишенного известной тонкости.
   Он оглядывал знакомые стены, обитые темно-красным атласом. Он заглянул во
все зеркала. Посмотрел на кровать, где на одеяле покоилась  его  собственная
шляпа. Посмотрел на телефон возле кровати. Посмотрел на сиротливую  лампочку
над туалетным столиком.
   - Они очень добропорядочные, верно ведь? - спросил он.
   - Кто?
   - Ну эти Лоузы. Если б старикан узнал, что ты принимаешь дорогого гостя в
час ночи...
   Ева хотела было встать, но снова села.
   - Не волнуйся, - грубо сказал Нед. - Я не такая сволочь, как ты думаешь.
   - Тогда, пожалуйста, уходи отсюда.
   - Я только одно хочу знать, - настаивал он отчаянным  голосом.  -  Зачем?
Зачем тебе выходить за этого болвана?
   - Потому что, представь себе, я его люблю.
   - Чепуха. - Нед отмел ее объяснение с высокомерным спокойствием.
   - Ну хорошо, - сказала Ева. - Ты еще долго будешь высказываться?
   - Нет, ты это, конечно, не из-за денег, -  размышлял  он.  -  Что  это  с
тобой? Ты стала другая.
   - Правда?
   - Откуда такая святость? Была человек  как  человек.  А  с  тех  пор  как
познакомилась с этими Лоузами, такой добродетелью заделалась, что  куда  там
Лукреции.
   - Правда?
   Наступило неприятное молчание. Тяжело дыша, Нед вскочил на ноги.
   - И не надоело тебе повторять одно и то же? "Правда,  правда"!  И  нечего
мне внушать, будто ты влюблена в этого Тоби! Хватит!
   - Нед, послушай, а что ты имеешь против Тоби Лоуза?
   - Ничего, просто всем известно, что он надутый болван. Да пусть  он  хоть
распрекрасный, хоть расчудесный - он не для тебя. А вот я для тебя. Ну  что,
ну что, - заорал Нед, адресуясь к зеркалу, - ну что делать с такой женщиной?
- Он выдержал паузу и добавил тоном, который она, увы,  прекрасно  знала  по
прежним временам. - С ней можно делать только одно.
   Ева вскочила.
   - Ты до того прелестна, - заявил Нед, - особенно в этой  пижамке,  что  и
святой бы не выдержал. А я не святой.
   - Не смей ко мне прикасаться!
   - Мне кажется, - Нед вдруг сник, - что я просто злодей  из  мелодрамы.  А
героиня дрожит от страха и не решается  позвать  на  помощь  из-за...  -  он
кивнул на окно. Тут тон его снова переменился. - Ладно, - усмехнулся  он.  -
Злодей так злодей. Прощелыга так прощелыга. Зато тебе будет хорошо.
   - Я буду драться, предупреждаю!
   - Ну и прекрасно! Так даже лучше!
   - Нед, я не шучу.
   - А я разве шучу? Ты будешь драться. Но только сперва. Я не возражаю.
   - Ты  всегда  заявлял,  что  тебе  плевать  на  приличия.  Но  ты  всегда
похвалялся, что соблюдаешь правила игры...
   - А ты не думаешь, что старый осел напротив может нас услышать?
   - Нед, что ты  делаешь?  Немедленно  отойди  от  окна!  Тут  Ева  наконец
вспомнила про лампочку над туалетным  столиком.  Она  нащупала  у  себя  над
головой выключатель, и комната погрузилась во тьму. На  окнах  были  плотные
шторы; под ними висели еще кружевные занавески. В комнату повеяло  холодком,
когда Нед нащупал и завернул уголок шторы. Он вовсе не собирался без крайней
надобности причинять Еве неприятности; и то, что он увидел, его успокоило.
   - Сэр Морис еще не лег? Да?
   - Да, он еще не лег. Но ему не до нас. Он рассматривает в  лупу  какую-то
табакерку. Постой!
   - Что там такое?
   - С ним еще кто-то, но мне его плохо видно.
   - Наверное, Тоби.
   Ева с шепота перешла на сдавленный крик:
   - Нед Этвуд, отойдешь ты от окна или нет? Тут оба вспомнили, что лампочка
выключена. Слабый свет, пробивавшийся с улицы, осветил  лицо  отвернувшегося
от окна Неда. Наивному детскому удивлению, с каким он  воспринял  темноту  в
комнате, явственно противоречила ехидная складка у губ. Он выпустил  из  рук
штору, и в комнате воцарилась тьма.
   В спальне было нечем дышать. Ева  нащупывала  выключатель,  но  никак  не
могла найти. Оставя свои попытки, она вскочила со стула у туалетного столика
и метнулась прочь от Неда.
   - Послушай, Ева...
   - Это просто смешно. Зажги-ка лучше свет.
   - Как я его зажгу? Тебе ведь там ближе.
   - Нет... Я...
   - О, - сказал Нед очень странным тоном.
   Она уловила этот тон и еще больше испугалась. В голосе  Неда  была  нотка
торжества.
   Он не хотел, да и не мог понять из-за своего самомненья, что попросту  ей
противен.
   Ситуация сложилась мало сказать неловкая, просто жуткая. Звать на  помощь
Еве и в голову не приходило. Что угодно - только не это. Хотя, казалось  бы,
чего проще было позвать, скажем, служанок, и дело с концом.
   Ева Нил просто-напросто считала, что  никто  не  поверит  ее  объяснению.
Такого не бывало и не будет. Так подсказывал ей жизненный  опыт.  По  правде
говоря, служанки для нее сейчас были чуть ли не  страшнее  Лоузов.  Служанки
сплетничают, судачат за спиной; сто раз перетолковывают  одно  и  то  же,  и
каждый раз с новыми подробностями. Например, эта новая, Ивета...
   - Ну серьезно, объясни, - холодно проговорил Нед, - зачем  тебе  выходить
за Тоби Лоуза?
   Ее голос резко вырвался из темноты, хоть говорила она негромко.
   - Ради бога, уходи. Ты не веришь, что я  люблю  его?  Но  это  правда.  И
вообще я не обязана перед тобой отчитываться. Хватит. Ты что, имеешь на меня
права?
   - Имею.
   - Какие, интересно?
   - А это я тебе сейчас покажу.
   Он совершенно отчетливо представлял себе каждое ее движение, хотя тьма  в
комнате была кромешная. По скрипу пружин и по шороху он установил,  что  она
схватила кружевной халат, лежавший в ногах кровати, и натягивает на себя. Не
успела она влезть в один рукав, как Нед уже очутился рядом.
   Еву терзал еще дополнительный страх. Более опытные  приятельницы  уверяли
ее, будто женщина никогда не забывает своего первого любовника; она  думает,
что его забыла, ан нет. Ева была не каменная: столько  месяцев  она  провела
одна; а у Неда Этвуда есть подход... Что, если?..
   Она неловко, но изо всех сил отталкивала его.
   - Пусти! Мне больно!
   - Ну, будь умницей...
   - Нед! Не смей! Служанки...
   - Глупости. Подумаешь, старуха Мопси.
   - Никакая не Мопси. У меня новая. И я ей не доверяю.  Она,  по-моему,  за
мной шпионит. Ну, неужели же в тебе нет ни капли порядочности...
   - Ева, Ева...
   - Нет!
   Ева была высокая, всего на два дюйма ниже Неда. Не будучи  сильным,  тело
ее отличалось редкой гибкостью. И даже одурманенному сознанию Неда не  могло
не открыться, что здесь не кокетство, а настоящее сопротивление. Такие  вещи
ведь чувствуются, а Нед Этвуд был не дурак.
   Но, сжимая Еву в объятиях, он уже совершенно потерял голову.
   И вот тут-то раздался пронзительный телефонный звонок.
 
Глава 3 
 
   Пронзительность телефонного звонка всегда мучительна для нервов.  Сейчас,
в темноте спальни, звонок неистовствовал с яростью обвинения.  Он  звенел  и
звенел. Ева и Нед одновременно вздрогнули и понизили голоса, словно  телефон
мог их подслушать.
   - Не снимай трубку, Ева.
   - Пусти меня. А вдруг...
   - Глупости. Пускай себе звонит...
   - А вдруг они видели?
   Телефон стоял совсем близко. Ева невольно протянула руку  к  трубке.  Нед
цепко ухватил ее за запястье. Ева попыталась вырваться, телефон  с  грохотом
опрокинулся, трубка упала на стол.
   Трезвон прекратился. Но в наступившей тишине оба ясно различили негромкий
голос - голос Тоби Лоуза.
   - Алло! Ева? - взывал он во тьме.
   Нед выпустил ее запястье и отпрянул. Он слышал  этот  голос  впервые,  но
нетрудно было догадаться, кому он принадлежит.
   - Алло! Ева!
   Ева поймала соскальзывавший со стола  телефон,  неловко  стукнув  его  об
стенку. Она успела перевести дух. Трудно было сейчас не залюбоваться ею. Она
говорила почти непринужденно.
   - Да? Это ты, Тоби?
   Тоби Лоуз говорил, как всегда, медленно.  Оба  слышали  каждый  звук  его
голоса, вылетавшего из телефонной трубки.
   - Ты извини, что я поднял тебя посреди ночи, - говорил Тоби. - Не спится.
И ужасно захотелось тебе позвонить. Ничего?
   Нед Этвуд ощупью добрался до выключателя и зажег лампочку над  туалетным,
столиком. Очевидно,  он  предполагал,  что  Ева  при  этом  метнет  на  него
пламенный взор. Ничего подобного.  Она  только  быстро  глянула  на  окно  -
проверить, задернуты ли шторы, и будто бы не замечала Неда.  Судя  по  тому,
как Тоби рассыпался в извинениях, Еве нечего было опасаться. Но  мало  этого
Тоби говорил  с  такой  всепоглощающей  нежностью,  что  самоупоенному  Неду
(который, видимо, воображал, будто, кроме него, так говорить никто не может)
тон его представился нелепым и даже смешным.
   Нед ухмыльнулся. Но издевка тотчас же сползла с его лица.
   - Тоби, милый! - проговорила Ева.
   Тут не могло быть сомнения. Так может говорить лишь  женщина,  влюбленная
или вообразившая себя влюбленной. Лицо ее  сияло.  Оно,  казалось,  излучало
чувство облегчения и благодарности.
   - Ничего, что я позвонил? - повторил Тоби.
   - Ну что ты! Как... Как ты там?
   - Все хорошо. Только вот не спится.
   - Я хотела спросить... Ты откуда говоришь?
   - Снизу, из гостиной, - отвечал влюбленный мистер Лоуз, ничего  странного
не находя в этом допросе. - Я был у себя. Но все думал и думал о том,  какая
ты необыкновенная, и вот решил позвонить.
   - Тоби, милый!
   - Фу ты! - сказал Нед Этвуд.
   (Всегда не слишком приятно слышать, как кто-то  при  вас  изъявляет  свои
чувства, даже если вы их и разделяете.)
   - Нет, правда, - серьезно заверил ее Тоби, -  э-э-э..,  тебе  понравилась
пьеса, которую давали сегодня англичане?
   ( - И он звонит посреди ночи,  чтоб  обсудить  достоинства  спектакля?  -
спросил Нед. - Пошли-ка ты этого зануду подальше).
   - Тоби, она мне так понравилась! По-моему, Шоу очень мил.
   ( - Шоу, - сказал Нед, - очень мил. Ох, господи!)
   Конечно, выражение лица Евы не могло не бесить Неда. Тоби замялся.
   - Но, по-моему, он допускает кое-какие вольности. Тебя это не смущало?
   ( - Просто не  верится,  -  простонал  Нед,  во  все  глаза  уставясь  на
телефонную трубку. - Просто не верится...)
   - Мама, Дженис и дядя Бен, - продолжал Тоби, - говорят, что  это  ничего,
но я как-то не знаю... - Тоби принадлежал к числу тех, кого взгляды  мистера
Шоу приводят в отчаяние. - Я, наверное, немного старомодный. Но  как-то  мне
кажется, что есть вещи, о которых женщине, ну, женщине из хорошего  общества
вообще не следует знать.
   - Тоби, милый, меня это не смущало!
   - Ну хорошо, - тянул время мистер Лоуз. Прямо будто видно  было,  как  он
волнуется на том конце провода. - В общем-то, я  только  это  и  хотел  тебе
сказать.
   ( - Господи! Какие церемонии!)
   Однако Тоби все никак не мог повесить трубку.
   - Не забудь, завтра у нас  пикник.  Погода,  надеюсь,  не  подведет.  Да,
кстати. Папа заполучил еще одну побрякушку для своей коллекции. Он счастлив,
как ребенок.
   ( - Еще бы, - усмехнулся Нед, - мы только что видели, как старый осел  ею
упивался.)
   - Да, Тоби, - подтвердила Ева, - мы  видели...  У  нее  вырвались  слова,
которые, в сущности, ее выдали. Она вся сжалась от страха.
   Подняв глаза, она увидела на лице Неда знакомую усмешечку, которая бывала
у него и пленительной и противной. Но ее уже несло дальше:
   - Я говорю, мы видели сегодня изумительную пьесу.
   - Правда? - переспросил Тоби. - Ну, не буду тебя задерживать. Иди ложись,
милая. Спокойной ночи.
   - Спокойной ночи, Тоби. Ты не знаешь, ты не поверишь,  как  я  рада  была
услышать Твой голос.
   Она положила трубку, и в спальне стало тихо.
   Ева сидела на краю постели, одну руку оставив  на  телефонной  трубке,  а
другой рукой поддерживая на груди  кружевной  халатик.  Подняв  голову,  она
взглянула на Неда. Она раскраснелась. Длинные шелковистые волосы, окружавшие
лицо темным, блестящим облаком, сильно  растрепались.  Она  подняла  руку  и
пригладила их. Блеснули  розовые  ногти  на  белых  пальцах.  Отчужденная  и
далекая в своей близкой беззащитности, полная сдержанной, скрытой игры,  она
была в эту минуту так хороша, что свела бы с ума любого.
   Нед не отрывал от нее глаз. Вынув из кармана пачку сигарет  и  зажигалку,
он закурил и глубоко затянулся. Пламя зажигалки прыгало и танцевало, пока он
не загасил его. Все нервы у него напряглись,  но  он  старался  не  подавать
виду. В спальне нависла душная, тяжелая тишина,  и  даже  тиканье  часов  не
нарушало ее.
   Нед не спешил.
   - Ну ладно, - начал он наконец. Ему пришлось откашляться. - Говори уж.
   - Что сказать?
   - "Бери шляпу и уходи".
   - Бери шляпу, - спокойно повторила за ним Ева, - и уходи.
   - Ясно. - Он внимательно поглядел на кончик сигареты, опять  затянулся  и
выпустил дым. - Совесть мучит, а?
   Конечно, он не угадал. Но доля правды в этом  была,  причем  достаточная,
чтобы лицо Евы так и вспыхнуло.
   Нед, развалясь в кресле и все еще изучая кончик своей сигареты, продолжал
с повадкой бывалого следователя:
   - Скажи-ка, милая, а тебе не тошно?
   - Отчего же?
   - Да из-за дружбы с Лоузами.
   - Знаешь, Нед, тебе этого просто не понять.
   - Ну да, я недостаточно благороден? Я не так благороден, как тот кретин в
доме напротив?
   Ева  вскочила,  поправляя  халатик.  На  талии  его  прихватывал  розовый
атласный поясок, поясок этот вечно развязывался, и сейчас Еве пришлось опять
завязывать его.
   - Зря, между прочим, ты выбрал тон обиженного ребенка, - сказала  она.  -
Меня этим не проймешь.
   - При чем тут это? А когда ты беседуешь с ним, твой тон просто невыносимо
действует мне на нервы.
   - Правда?
   - Правда. Ты ведь умная женщина.
   - Спасибо.
   - Но когда ты говоришь с Тоби Лоузом, ты будто  нарочно  стараешься  быть
поглупей, чтоб к нему приспособиться. Господи, надо же! Какие излиянья! Шоу,
видите ли, "мил". В конце концов, тебе удастся себя убедить, что ты такая же
дура, как Тоби.  Ведь  если  ты  этак  с  ним  беседуешь,  пока  еще  вы  не
поженились, что же потом-то будет? - он говорил вкрадчиво. - Неужели же тебе
не тошно, Ева?
   ("Пошел ты к черту!") - Ну как? - осведомился Нед, выпуская новое  облако
дыма. - Что, правда глаза колет?
   - Я тебя не очень-то испугалась.
   - Да что ты знаешь про этих Лоузов?
   - А что я знала про тебя до того, как мы поженились? И много ли я  узнала
с тех пор о твоей прежней жизни? Только что ты эгоистичен...
   - Положим.
   - Груб...
   - Ева, милая, мы же говорим о  Лоузах.  Ну,  что  тебя  там  пленило?  Их
добропорядочность?
   - Конечно, мне хочется быть добропорядочной. Как всякой женщине.
   - Ах, скажите!
   - Оставь, милый, это же неумно. Пойми, они мне нравятся. Мне  нравится  и
мать семейства, и отец  семейства,  и  Тоби,  и  Джение,  и  дядя  Бен.  Они
доброжелательны. Они живут так, как надо, и все же они не зануды. Они такие,
такие, - она поискала слово, - нормальные.
   - А отцу семейства нравится твой счет в банке!
   - Не смей!
   - Доказать пока не могу. Но погоди, вот...
   Нед смолк. Он провел рукою по лбу. Минуту он смотрел на нее с искренним -
она  готова  была  поклясться  -   глубоким   чувством:   что-то   новое   -
растерянность, отчаяние и даже мягкость во взгляде.
   - Ева, - выпалил он. - Я этого не допущу.
   - Чего ты не допустишь?
   - Я не допущу, чтоб ты совершила ошибку.
   Когда  он  двинулся  к  туалетному  столику,  чтобы  раздавить  окурок  в
пепельнице, Ева вся напряглась. Широко раскрыв глаза, она смотрела на  него.
Она знала его до тонкостей и почуяла в нем нечто вроде ликования. Нед  зажег
новую сигарету и снова повернулся к Еве. На сияющем  лбу  его,  под  светлой
шапкой кудрей пролегли морщинки.
   - Ева, а я кое-что узнал сегодня в "Замке".
   - Ну?
   - Говорят, папаша Лоуз, - продолжал он, выпуская дым и  кивая  в  сторону
окна, - туг на ухо. Но все же что, если я отдерну  шторы  и  крикну  во  все
горло: "Как дела?"
   Молчание.
   Ева ощутила приступ дурноты, напоминающий начало морской болезни.  У  нее
даже в глазах потемнело. Все было как во сне. Густой дым сигареты  в  душной
спальне. Синие глаза Неда в этом дыму. И ее  собственный  голос,  совершенно
чужой и далекий.
   - Ты не сделаешь такой гадости!
   - Почему же? Не вижу тут никакой гадости, - спокойно возразил Нед и ткнул
в нее пальцем. - В чем ты провинилась? Ты чиста, как ангел, разве нет?
   - Да.
   - Повторяю. Ты - воплощенная добродетель. Я  -  злодей  из  мелодрамы.  Я
ворвался сюда силком, хотя у меня и был ключ. - Он повертел его на пальце. -
Предположим, я подниму шум. Тебе-то чего бояться?
   У нее пересохли губы. В  глазах  рябило.  Все  происходило  как  будто  в
страшной пустоте, и каждый звук шел словно с огромного расстояния.
   - Я хам, и меня надо бить - вот пускай твой Тоби  Лоуз  и  попробует.  Ты
хотела меня вышвырнуть, верно ведь?  Твои  преданные  друзья  тебя  знают  и
поверят каждому твоему слову. Отлично! Ну, а я ничего не стану  опровергать,
честное ело" во. И раз я тебе так, противен, раз это такие прекрасные  люди,
как ты изображаешь, так почему же ты сама-то не  зовешь  на  помощь,  а  вся
трясешься, когда я собираюсь кричать?
   - Нед, я не могу объяснить...
   - Почему это?
   - Ты не поймешь.
   - Почему это?
   Ева  махнула  рукой  в  полной  беспомощности.  Разве  так,  сразу,   ему
объяснишь?
   - Скажу тебе только одно, - сказала  Ева.  Она  говорила  спокойно,  хоть
глаза ее наполнились слезами. - Мне лучше умереть, чем чтобы  кто-то  узнал,
что ты тут был сегодня.
   Нед мгновение смотрел на нее.
   - Правда? - сказал он. И тотчас направился к окну.
   Первым движением Евы было выключить свет. Она  метнулась  к  выключателю,
путаясь  в  полах  халата,  атласный  поясок  которого   опять   развязался.
Впоследствии  она  никак  не  могла  припомнить,  кричала   она   или   нет.
Споткнувшись о пуф, она дотянулась до выключателя, с  трудом  удержалась  на
ногах, выключила лампу над  туалетным  столиком  и  чуть  не  вскрикнула  от
радости, когда в комнате стало темно.
   Следует усомниться в том, намеревался ли Нед - даже и в таком состоянии -
окликать через дорогу сэра Мориса Лоуза. Но намеревался он  это  делать  или
нет - никакой роли не играет.
   Он отдернул тяжелую штору, громыхнув деревянными кольцами по карнизу.  Он
приподнял тюлевую занавеску и выглянул. Вот и все.
   Он смотрел на  освещенные  окна  кабинета  сэра  Мориса  Лоуза,  всего  в
пятидесяти футах через дорогу. Это были французские  окна,  начинавшиеся  от
самого пола. Выходили они на каменный с железными перилами балкончик как раз
над парадной дверью. Окна не были закрыты; стальные ставни не заперты; шторы
не спущены.
   Но в кабинете все переменилось с тех пор,  как  Нед  смотрел  туда  всего
несколько минут назад.
   - Нед! - позвала Ева, больше и больше пугаясь. Никакого ответа.
   - Нед, что случилось?
   Он показал ей на кабинет, и этого было достаточно.
   Они  увидели  средних   размеров   помещение,   по   стенам   уставленное
застекленными горками разных стилей и размеров. В окна  просматривалась  вся
комната. Среди горок стояло и два-три книжных шкафа. Обитая парчой мебель на
тонких золоченых ножках ярко выделялась на фоне белых стен и на сером  пятне
ковра. В прошлый раз, когда Нед смотрел в  окно,  горела  только  настольная
лампа. Теперь же поразившая обоих  зрителей  сцена  освещалась  безжалостным
светом люстры.
   Через левое окно виден был большой секретер сэра  Мориса  Лоуза  у  левой
стены. Через правое окно виден был белый мраморный камин у правой  стены.  А
сзади, то есть в задней стене  кабинета,  прямо  напротив  окон,  находилась
дверь в холл второго этажа.
   Кто-то у них на глазах осторожно затворил  за  собой  эту  дверь.  Кто-то
выходил из кабинета. Ева так и не успела разглядеть лицо, которое  стало  бы
мучить ее впоследствии. А Нед его увидел.
   Когда Ева подошла к окну, кто-то из-за уже  прикрываемой  двери  протянул
руку - рука с этого  расстояния  казалась  маленькой  -  в  темно-коричневой
перчатке. Рука коснулась выключателя рядом с дверью. Ловкий палец  нажал  на
выключатель, и люстра погасла. Массивная белая дверь с металлической  ручкой
мягко затворилась.
   Лишь настольная лампа, небольшая лампа под зеленым абажуром, какие бывают
в учреждениях, бросала неяркий свет на секретер у левой стены и  вращающийся
стул подле него. Сэр Морис Лоуз, как всегда, сидел за секретером в профиль к
окнам. Но лупы в руке он уже не держал; никогда больше не суждено  было  ему
взять в руки лупу.
   Лупа валялась на промокательной бумаге, покрывавшей стол. По этой  бумаге
- по всей поверхности стола - были разбросаны  какие-то  осколки.  Множество
осколков. Странные осколки. Прозрачные, красноватые блестки, отражающие свет
лампы, словно розовый снег. Кажется, было там и что-то золотое,  и  какое-то
еще. Но цвет различить было трудно из-за крови, которая запятнала весь  стол
и даже стену.
   Ева Нил впоследствии не могла вспомнить, как  долго  простояла  она  так,
завороженная,  с  подступающей  к   горлу   тошнотой,   отказываясь   верить
собственным глазам.
   - Нед, меня сейчас...
   - Тихо!
   Голову сэру Морису Лоузу разбили, нанеся ему  множество  ударов  каким-то
оружием, которого, по всей видимости, не  осталось  на  месте  происшествия.
Колени, прижатые к столу, удержали  тело  от  падения.  Подбородок  упал  на
грудь; руки бессильно свесились. Кровь красной  маской  одела  все  лицо  до
самых губ и шапкой покрыла голову.
 
Глава 4 
 
   Так умер  Морис  Лоуз,  баронет,  проживавший  в  Вестминстере  на  улице
Королевы Анны, а в последнее время на рю дез Анж в Ла Банделетте.
   В те далекие дни, когда газетам так не хватало новостей,  зато  с  лихвой
хватало бумаги, смерть эта взволновала английскую прессу.  Надо  признаться,
мало кто знал о  том,  кто  такой  сэр  Морис  и  за  что  он  получил  свое
баронетство,  до  тех  самых  пор,  пока  его  не  убили  при   таинственных
обстоятельствах. Но тут уж вспыхнул интерес ко всем подробностям его  жизни.
Баронетство,  как  выяснилось,  он  получил  в  награду  за  свою   гуманную
деятельность. Он ратовал за уничтожение  трущоб,  за  послабление  тюремного
режима, за облегчение матросской службы.
   "Кто   есть   кто"   в   качестве   главных   его    увлечений    называл
коллекционирование и исследование человеческих характеров. Он принадлежал  к
числу тех противоречивых натур, какие немного  лет  спустя  чуть  не  довели
Англию до гибели. Тратя солидные  суммы  на  благотворительность,  ратуя  за
повышение ассигнований на помощь бедным и тем постоянно докучая властям, он,
однако, обосновался за  границей,  тем  избавясь  от  уплаты  несправедливых
подоходных налогов. Низенький, толстый, с клочковатой  бороденкой  и  усами,
тугой на ухо, он  жил  очень  обособленно.  Но  все  его  качества  человека
обаятельного, доброго и приятного получили полное признание в рамках  семьи.
И он заслужил это признание. Морис Лоуз ничего из себя не строил и какой был
такой был.
   И вот кто-то с обдуманной жестокостью  размозжил  ему  череп.  А  у  окна
напротив, через улицу, как двое перепуганных детей, стояли в этот дурманящий
предутренний час Ева Нил и Нед Этвуд.
   Особенно непереносимым Еве показался отблеск лампы в лужицах  крови.  Она
отпрянула от окна, не в силах больше смотреть.
   - Нед, отойди оттуда. Он не ответил.
   - Нед, неужели его...
   - Кажется, да. Отсюда не разглядеть...
   - Может, только ранили.
   Он опять не ответил. Из этих двоих мужчина, пожалуй, был больше потрясен,
чем женщина. Но это не удивительно. Ведь он видел то, чего не видела она. Он
видел лицо человека в коричневых перчатках. Он  все  смотрел  и  смотрел  на
освещенную комнату. Сердце у него колотилось и в горле пересохло.
   - Я говорю, может, его только ранили... Нед откашлялся.
   - По-твоему, нам надо бы...
   - Нельзя, - шепнула Ева, окончательно поняв весь ужас своего положения. -
При всем желании нельзя.
   - Да. Наверно.
   - А что с ним случилось?
   Нед начал говорить  и  осекся.  Действительность  превосходила  фантазию.
Словами не выразить. Вместо слов он прибегнул к  пантомиме,  изобразив,  как
кто-то замахивается каким-то оружием и бьет изо всех сил. Ко всему оба они с
Евой почти потеряли голос. Да  и  как  только  они  начинали  говорить  чуть
громче, слова будто отдавались эхом в дымоходах, и оба  испуганно  умолкали.
Нед снова откашлялся.
   - У тебя не найдется подзорной трубы? Или бинокля?
   - Зачем?
   - Неважно. Есть у тебя?
   Подзорная  труба...  Стоя  у  стены  сбоку   от   окна,   Ева   старалась
сосредоточиться. Подзорная труба, скачки. Скачки. Лонгшан. Она ездила туда с
Лоузами  всего  несколько  недель  назад.  Вспышками  красок  и  звуков   ей
вспомнилось все: крики толпы, яркие рубашки жокеев, лавина  коней  за  белым
барьером в ослепительных лучах солнца. Морис Лоуз, в сером  котелке,  держал
перед глазами бинокль. Дядя Бен, как всегда, делал одну ставку за  другой  и
проигрался.
   Спотыкаясь, понятия не имея да и не желая  знать,  зачем  Неду  подзорная
труба, Ева во тьме пробралась к комоду. Из верхнего ящика она вынула бинокль
в кожаном футляре и швырнула Неду.
   В кабинете сэра Мориса стало гораздо  темней  после  того,  как  погасили
верхний свет. Но когда Нед настроил бинокль на правое  окно,  часть  комнаты
отчетливо обозначилась и приблизилась к его взгляду.
   Он разглядывал правую стену и  камин.  Над  камином,  облицованным  белым
мрамором, висел  на  стене  бронзовый  медальон  с  изображением  императора
Наполеона. Этой августовской ночью в камине не  разводили  огня,  и  он  был
закрыт гобеленовым экраном. А над решеткой висели каминные  приборы:  совок,
щипцы и кочерга.
   - Если, - начал он, - эта кочерга...
   - Что?
   - На, смотри.
   - Не могу!
   На какую-то ужасную секунду Еве показалось, что он  вот-вот  расхохочется
ей в лицо. Но даже у Неда  Этвуда  не  хватило  на  это  чувства  юмора.  Он
побледнел, как бумага, и руки у него тряслись, когда  он  засовывал  бинокль
обратно в футляр.
   - Такой нормальный дом, - заметил он,  кивнув  в  сторону  кабинета,  где
посреди своих  диковинных  сокровищ  сидел  окровавленный  хозяин,  -  такой
нормальный дом. Ты ведь так, кажется, выразилась?
   Ева почувствовала, что комок в горле вот-вот ее задушит.
   - Так, значит, ты видел, кто это был?
   - Вот именно.
   - Ты видел, как грабитель убил его?
   - Нет, убийцу за работой я не видел. Когда я выглянул из окна, коричневые
перчатки уже кончили свою работу.
   - Что же ты видел?
   - Видел, как коричневые перчатки вешали на место кочергу, когда дело было
сделано.
   - И ты мог бы опознать грабителя?
   - Зря ты это заладила. Насчет грабителя. В освещенном  кабинете  напротив
снова отворилась дверь. Но на этот раз отнюдь не тихо и не осторожно.  Дверь
распахнули решительно, и на пороге появилась столь не  страшная  особа,  как
Елена Лоуз.
   Несмотря на слабое освещение, каждое движение Елены было отчетливо видно,
как если бы  она  стояла  рядом,  потому  что  жесты  ее  вообще  отличались
выразительностью.  Казалось,  можно  прочесть  любую  ее  мысль.  Когда  она
появилась на пороге, губы у нее шевелились. То  ли  по  догадке,  то  ли  по
губам, то ли по тому и другому вместе, но Ева и Нед словно слышали каждое ее
слово.
   - Морис, когда же ты наконец пойдешь спать?
   Елена, которую никто никогда не называл леди Лоуз,  полноватая,  среднего
роста женщина с веселым круглым лицом в седеющих кудряшках,  запахивалась  в
японское кимоно блестящего шелка с длинными широкими рукавами  и  решительно
шлепала домашними туфлями. Остановившись в дверях, она снова заговорила. Она
включила верхний свет. Потом плотней сложила на груди руки и пошла  к  мужу,
обращенному к ней спиной.
   Близорукая Елена, ничего не замечая, подошла к нему  почти  вплотную.  Ее
колеблющаяся тень упала на улицу через первое  окно,  потом  Елена  исчезла,
потом показалась в другом окне.
   За тридцать лет замужества Елену Лоуз  редко  видели  даже  расстроенной.
Поэтому особенно жутко было смотреть на нее, когда  она  отпрянула  от  сэра
Мориса и закричала. Пронзительные, долгие  вопли  прорезали  ночную  тишь  и
летели на улицу, словно с целью разбудить всех и вся.
   Ева Нил сказала спокойно:
   - Нед, а теперь иди. Живее! Он  по-прежнему  не  двигался  с  места.  Ева
схватила его за руку.
   - Елена прибежит за мной! Вот увидишь. И потом -  полиция.  Через  минуту
они запрудят всю улицу. Если ты сейчас же не уйдешь - мы пропали.
   Голос ее срывался на отчаянный стон, и она не выпускала его руку.
   - Нед, правда ведь ты не собирался", ну, кричать ему, чтоб выдать меня?
   Он поднял руки и прикрыл глаза длинными,  сильными  пальцами.  Он  как-то
ссутулился.
   - Конечно. Я вовсе не хотел. Просто нервы сдали. Вот и все. Прости.
   - Так ты уходишь?
   - Да, Ева, честное слово, я не собирался., - Шляпа на кровати. Вот.
   Она бросилась к кровати и принялась шарить и хлопать по одеялу.
   - Дорогу найдешь в темноте. Я не буду зажигать свет.
   - Почему?
   - Из-за Иветы. Из-за новой служанки!
   Она представила себе Ивету - пожилую, неторопливую, но  исполнительную  и
расторопную. Хотя Ивета никогда не произносила лишнего слова,  в  каждом  ее
жесте таилось особое суждение обо всем, что  попадалось  ей  на  глаза.  Она
как-то странно поглядывала даже на Тоби Лоуза. Вот уж чего  никак  не  могла
понять Ева. Для Евы ее служанка сделалась воплощением людской молвы,  толков
и пересудов. Вдруг Еве представилось, что ей придется явиться свидетельницей
в суд и сказать:
   "Когда произошло убийство сэра Мориса Лоуза,  в  моей  спальне  находился
мужчина. Все было совершенно невинно, разумеется".
   Разумеется, разумеется, разумеется: смешки - и наконец взрыв хохота.
   Вслух она сказала:
   - Ивета спит наверху. Конечно,  она  проснется.  Эти  крики  кого  угодно
разбудят.
   Крики в самом деле не умолкали. Господи, когда же это кончится? Ева нашла
наконец шляпу и швырнула Неду.
   - Скажи, Ева, неужели ты правда попалась на удочку этому ничтожеству?
   - Какому еще ничтожеству?
   - Тоби Лоузу.
   - Ох, нашел время спрашивать!
   - Пока человек жив, - отпарировал Нед, - у  него  всегда  найдется  время
говорить о любви.
   Он и не думал уходить. Ева сама готова была вопить. Она отчаянно  сжимала
и разжимала руки, как будто сила внушения  могла  подтолкнуть  его  к  двери
вместо непосредственного физического воздействия.
   В доме  напротив  смолкли  крики  Елены.  Внезапно  разразившаяся  тишина
мучительно отозвалась в ушах; барабанные перепонки так  и  ждали  суетливого
шума шагов, которые возвестили бы  появление  agent  de  police.  Но,  бегло
глянув в окно, Ева увидела совсем иное.
   К Елене Лоуз присоединилось  двое  других  лиц,  ее  прехорошенькая  дочь
Дженис и ее брат Бен. Они  неловко  застряли  в  дверях,  будто  ослепленные
светом. Ева увидела рыжие волосы  Дженис  и  всполошенное  лицо  дяди  Бена.
Отдельные, особенно громко выговоренные слова, нарушая тишину  ночи,  летели
через улицу.
   Вдруг до ее сознания дошел голос Неда.
   - Хватит! - крикнул он. - Еще секунда, и у тебя у самой  будет  истерика.
Спокойно! Они меня не заметят. Я выйду черным ходом.
   - Только сперва верни мне ключ.
   Он невинно поднял брови, но она накинулась на него.
   - Нечего прикидываться. Я не оставлю тебе ключ от входной двери. Ну!
   - Нет, милая. Ключ останется у меня.
   - Ты ведь просил прощения, верно? Так если в  тебе  осталась  хоть  капля
порядочности!.. И неужели тебе еще мало, что  ты  поставил  меня  сегодня  в
такое положение!..
   Она почувствовала, что он заколебался.  Он  всегда  испытывал  раскаяние,
причиняя людям боль.
   - Если отдашь, мы, может быть, еще увидимся.
   - Ты серьезно?
   - Отдай ключ!
   Уже через секунду она почти жалела о своем требовании. На то, чтобы снять
ключ с кольца,  у  него  ушла  немыслимая,  мучительная,  неодолимая  бездна
времени - целая вечность. Ева вовсе не собиралась с ним больше видеться;  но
она дошла до такого состояния, что готова была пообещать  все,  что  угодно.
Она сунула ключ в нагрудный кармашек пижамы и стала теснить Неда к двери.
   Ивета у себя наверху, по-видимому, так и не проснулась. В  холле  второго
этажа было тихо и почти совсем темно. Но через одно  незанавешенное  окно  с
улицы пробивался слабый свет, и Нед легко добрался до лестницы.  Но  Еве  не
терпелось задать ему еще один вопрос.
   Всю жизнь она боялась тяжелых ощущений. И сейчас ей  хотелось  избавиться
от ужаса, который вызвала в ней голова сэра Мориса, размозженная кочергой  в
белостенном кабинете, уставленном субтильной золоченой мебелью. Но  на  этот
раз избавиться от этого  было  невозможно.  Тут  уж  многое  слишком  близко
касалось ее лично. Ей представились большие башенные  часы  на  ратуше,  где
помещалась префектура полиции. Ей представился и сам префект мосье Горон. Ей
представились серое утро и гильотина.
   - Нед, это ведь был грабитель, правда?
   - Странно, - вдруг сказал он.
   - Что именно?
   - Когда я сюда пришел, в  холле  было  темно,  как  у  негра  в  желудке.
Ей-богу, это окно было завешено, - он ткнул пальцем в незашторенное окно. По
мере того как он говорил, предположение перерастало в уверенность. - Я  ведь
споткнулся. Об этот прутик. А если б тут было хоть чуть-чуть света, я  б  не
споткнулся. Ну и дела творятся в этом доме!
   - Ты мне зубы не заговаривай. Скажи, это был грабитель, ведь правда?
   Он глубоко вздохнул.
   - Нет, старушка. И ты сама прекрасно это знаешь.
   - Не ври. Все равно не поверю!
   - Не глупи, моя радость. -  Он  говорил  очень  спокойно.  Глаза  у  него
блестели в полумраке.
   - В жизни не думал,  что  я  заделаюсь  защитником  слабых.  Но  ты,  моя
красавица.., ты...
   - Ну, что еще такое?
   - Не выходи-ка ты одна из дому.
   Лестница спускалась вниз черным колодцем. Нед  положил  руку  на  перила,
будто намереваясь их расшатать.
   - Я вот все решал, сказать тебе или не говорить. - Он, видимо,  обдумывал
теперь каждое слово. - Я терпеть не  могу  мораль  вообще  и  в  сексуальных
вопросах в частности. Но, понимаешь, мне вдруг пришло на ум, что ситуация-то
не новая. Помню, я просто умирал от смеха, когда мне рассказали,  как  такое
же дело случилось еще при королеве Виктории.
   - Да о чем ты толкуешь?
   - Помнишь? Чуть не сто лет назад какого-то там  лорда  Вильяма  убил  его
собственный камердинер...
   - Но у бедного сэра Мориса не было камердинера.
   - Если ты и впредь будешь все понимать буквально, милая,  я  тебя  просто
возьму и отшлепаю. Что, не слыхала никогда эту историю?
   - Не слыхала.
   - Кажется, убийство видел один человек из окна напротив.  Но  он  не  мог
свидетельствовать против убийцы, потому что сам в это время был в спальне  у
замужней женщины и не мог ее подвести. Ну и вот, когда  схватили  невинного,
что ему было делать? Конечно, все это миф. Убийцу в данном случае  прекрасно
вывели на чистую воду. Но историю рассказывают до сих пор, потому что всегда
приятно послушать, как совсем запуталась добропорядочная парочка.  Я  всегда
считал, что это дико смешно - до сегодняшнего дня. Помолчав, он добавил:
   - Не смешно. Ей-богу, не смешно.
   - Нед, кто это сделал? Кто убил?
   Он, казалось, был так поглощен  давно  прошедшим,  что  не  расслышал  ее
вопроса относительно только что случившегося. Или просто сделал  вид,  будто
не расслышал:
   - Если не путаю, про это даже потом сочинили пьесу.
   - Нед, ради бога, не томи душу!
   - А ты послушай меня. Это важно. Она видела в темноте его белое лицо.
   - В пьесе там они присобачили такой конец -  бедолага  будто  бы  написал
письмо в полицию, выдал убийцу и счел, что все в порядке. А на самом-то деле
разве этим отделаешься? На самом-то деле свидетелям надо являться  в  суд  и
давать показания.
   При грозном слове "суд" Ева снова стиснула плечо Неда. Но он ее успокоил.
Он уже спустился на одну ступеньку. Теперь  он  обернулся.  Их  приглушенные
голоса делались все тише и все отчаянней.
   - Не бойся. Тебя не впутают. Уж я постараюсь.
   - Ты не скажешь полиции?
   - Я никому не скажу.
   - Но мне-то скажи. Кто убил?
   Он высвободил плечо и спустился еще на  ступеньку.  Он  пятился,  держась
левой рукой за перила. Его лицо, белым пятном с  блестящей  полоской  зубов,
постепенно отступало во тьму.
   В мозгу Евы мелькнула мысль до того безобразная, что объяснить  ее  можно
было только нервным перенапряжением.
   - Не надо, - сказал он (вечно он читал ее  мысли!).  -  Не  терзайся.  Не
думай, что это кто-то из домашних, за кого бы тебе стоило волноваться.
   - Честное слово?
   - Да, - ответил он. - Именно.
   - Ты нарочно меня мучаешь? Нед говорил совершенно спокойно.
   - Наоборот. Я хочу от всех ударов защитить тебя мягкой ватой. Ты и так  в
нее закутана. Твои поклонники за этим следят. Только боже  ты  мой!  В  твои
годы, да и с твоим опытом пора бы излечиться от этой сопливой  доверчивости.
Ну да ладно, -  он  глубоко  вздохнул.  -  Рано  или  поздно  ты  все  равно
узнаешь...
   - Говори же!
   - Когда мы смотрели на эти окна в первый раз.., помнишь?
   Как ни старалась она вытеснить страшное видение,  оно  все  возвращалось.
Нед смотрел на нее, а у нее перед глазами снова всплывал большой секретер  у
левой стены, и сэр Морис с лупой в руке, каким она видела его столько раз до
того, как голову его одела кровавая шапка.
   - Когда мы смотрели туда в первый раз, я сказал, что,  по-моему,  там  со
стариком еще кто-то. А кто, я не разглядел.
   - Ну?
   - А во второй раз, когда уже горел верхний свет...
   Ева тоже спустилась на  одну  ступеньку.  Она  вовсе  не  собиралась  его
толкать. Но, к несчастью, тут-то и заверещал полицейский свисток.
   Свисток надсаживался внизу, на улице, призывая полицейских со всей округи
на место убийства - ловить несуществующего грабителя.
   Визг свистка снова взмыл кверху, врываясь в открытые окна.  Вздрогнув  от
резкого звука, Ева ощутила лишь одно: неудержимое желание подтолкнуть Неда к
выходу, поскорей избавиться от опасности, вытолкав его  за  дверь.  Руки  ее
лежали на плечах Неда, и она его подтолкнула.
   Он не успел даже крикнуть. Он стоял спиной к лестничному  колодцу,  левой
рукой едва держась за перила, и пятки его выступали за  край  ступеньки.  Он
отпустил перила, пошатнулся, злобно выругался и  шагнул  вниз,  как  раз  на
злополучный прутик. Она еще успела разглядеть потрясенное, нелепое выражение
его лица, а через секунду он уже летел вниз.
 
Глава 5 
 
   Шум,  произведенный  телом,  пролетевшим  шестнадцать   ступенек   крутой
лестницы и шлепнувшимся внизу головой об стенку, казалось бы, может сотрясти
весь дом.
   Но Ева потом вспомнила, что шума почти и не было. Может быть, она ожидала
куда большего грохота, а может  быть,  ее  просто  оглушил  шок.  Между  тем
моментом, когда Нед полетел вниз, и  тем  моментом,  когда  она,  задыхаясь,
склонилась над ним, как ей показалось, прошла всего лишь доля секунды.
   Она не замышляла никакого зла. И ей в  голову  не  приходило,  что  такую
хорошенькую,  милую  женщину,  сочетающую  прекрасные  манеры  с  более  чем
достаточной привлекательностью, вообще можно заподозрить в зловещем  умысле.
Она, разумеется, чувствовала, что живет под угрозой скандала. Но никогда  не
пыталась разобраться в том, по какой причине эта угроза неотступно висит над
нею.
   Ева пришла в себя. Она не сомневалась, что убила Неда  Этвуда.  В  нижнем
холле было так темно, что  она  споткнулась  о  разпростертое  тело.  Вот  и
подходящее заключение кошмара, и в пору открыть дверь,  позвать  полицию,  и
дело с концом. Она чуть не зарыдала от облегчения, когда предполагаемый труп
шевельнулся и заговорил:
   - Что это ты вытворяешь? Зачем столкнула меня с лестницы?
   Волна облегчения подступила и прошла, как позыв к тошноте.
   - Ты можешь встать? Ты не расшибся?
   - Конечно, нет. Просто ударился. Так в чем дело, я спрашиваю?
   - Ш-ш-ш!
   Он поднялся на четвереньки и раскачивался, пытаясь встать на ноги.  Голос
у него, правда, звучал почти как обычно, только не совсем уверенно.
   Склонясь над ним и помогая ему встать, Ева провела ладонью по его лицу, и
по волосам и в ужасе отдернула запачканную в крови руку.
   - Ты расшибся!
   - Пустяки! Просто ударился. Плечо  болит.  Господи,  ну  и  шлепнулся  я.
Послушай-ка, зачем ты меня столкнула?
   - У тебя все лицо в крови! У тебя есть спички? Или зажигалка? Зажги-ка!
   Он ответил не сразу.
   - Кровь это у меня из носу. Я чувствую. Как-то странно. Нос  я  вроде  не
расшиб. Зажигалка у меня есть. Ну вот.
   Вспыхнуло крошечное пламя. Пока он искал носовой платок, она взяла у него
зажигалку и подняла повыше, чтоб его разглядеть.  Кажется,  все  в  порядке,
только волосы спутаны и выпачкан  плащ.  Из  носу  у  него  шла  кровь.  Еву
передернуло, когда она увидела кровь на своей руке. Он без  труда  остановил
кровотечение и сунул носовой платок в карман. Потом подобрал с пола  помятую
шляпу, обмахнул с нее пыль и нахлобучил на голову.
   Нед дулся и недоумевал, это было ясно видно по его лицу.  Он  то  и  дело
облизывал губы, сглатывал слюну, будто пробуя на вкус что-то непонятное.  Он
тряс головой и поводил плечами, проверяя, не больно ли. Он сильно побледнел,
а голубые глаза его сосредоточенно сощурились.
   - Ты правда в состоянии идти?
   - Не волнуйся. Спасибо, - вдруг он  грубо  выхватил  у  нее  зажигалку  и
погасил. На него напал приступ ярости, знакомый ей по прежним временам.
   - Странно. Очень даже странно. Ну ладно, хватит.  Хотела  укокошить,  так
хоть выпусти меня отсюда, ради Христа.
   Да. Нед Этвуд верен себе. Ужасный  призрак  прошлого...  А  ведь  она-то,
дура, подумала было...
   Они молча прокрались на кухню, к черному  ходу.  Ева  отперла  английский
замок.
   Несколько каменных  ступенек  поднималось  в  садик,  обнесенный  высокой
каменной стеной. Отсюда по задворкам можно было выйти к бульвару Казино.
   В полной тишине скрипнула дверь черного хода. Сонный теплый воздух пахнул
в лицо запахом мокрой травы и роз.  Дальше,  над  крышами,  каждые  двадцать
секунд вспыхивал и  гас  луч  маяка.  Оба  мгновение  помедлили  у  каменных
ступеней, ведущих в сад. А от парадного тем временем  донесся  гул  голосов,
возвещающий о том, что уже прибыла полиция.
   Она приникла к самому его уху и шепнула:
   - Нед, погоди-ка. Ты ведь хотел мне сказать, кто...
   - Спокойной ночи, - галантно произнес Нед Этвуд.
   Он рассеянно и небрежно чмокнул ее в  губы,  и  она  почувствовала  запах
крови. Он приподнял шляпу, повернулся, покачиваясь, поднялся по ступенькам и
уже ровной походкой пересек двор и вышел на улицу.
   Окликнуть его Ева не решилась, хоть так переволновалась, что теперь у нее
вырвался какой-то  сдавленный  стон.  Она  только  взбежала  по  ступенькам,
спотыкаясь о конец снова  развязавшегося  кушачка,  и  отчаянно  размахивала
руками, но ничего этого Нед не заметил. Понятно, что в таком  состоянии  она
не услышала, как щелкнула задняя дверь.
   Наконец-то  он  ушел,  значит  опасность   миновала.   Можно   облегченно
вздохнуть. Можно не бояться разоблачения. Так думала Ева.
   Но радоваться было рано. Смутный страх не отпускал Еву. Ее  не  на  шутку
напугал Нед Этвуд. Из насмешничающего шалопая и  повесы,  каким  она  всегда
знала его, Нед  вдруг  будто  по  волшебству  обратился  в  неприступного  и
жутковатого чужака. К утру-то все бы, наверное, наладилось... Однако...
   Ева глубоко вздохнула. Она спустилась обратно по ступенькам,  взялась  за
дверную ручку и застыла. Дверь была заперта.
   У всякого из нас иногда выпадает один прекрасный (верней, ужасный)  день,
когда все идет вкривь и вкось,  а  отчего  -  неизвестно.  С  женщинами  это
приключается куда чаще, чем  с  мужчинами.  Скажем,  вы  собираетесь  жарить
яичницу на завтрак и роняете на пол яйца  -  казалось  бы,  пустяк,  но  для
женской души это просто мука. Потом вы разбиваете что-то в гостиной.  У  вас
буквально все валится из рук. Хозяйственные неурядицы и неполадки,  неделями
дремавшие, как змеи во время холодов, все, как  одна,  вдруг  просыпаются  и
жалят. И раз уж даже самые что ни на  есть  неодушевленные  предметы  словно
одержимы злыми духами, так что же вам еще остается, как  только  в  отчаянии
восклицать: "За что? Ну что я такого сделала?"
   Подобные чувства испытывала и Ева, безнадежно дергая дверную ручку.
   Да, но...
   Каким же все-таки образом захлопнулась дверь?
   Ветра не было. Хоть ночь оказалась свежей, чем предполагала Ева, ни  один
листок не дрожал в саду под ясными звездами.
   Но какая разница? Если уж ей на роду написано, что на нее вдруг  свалится
столько бед, какой смысл разбираться, отчего да почему? Лучше решить, как бы
проникнуть обратно в дом. В любой момент может нагрянуть полиция.
   Постучать?
   И разбудить Ивету? Еву передернуло от одной мысли о бесстрастной  волевой
физиономии с блестящими черными глазками и сросшимися на переносице бровями.
Тут уж ничего не попишешь: Ивета была неизъяснимым кошмаром ее жизни. Но как
же попасть в дом? В окно  нельзя;  нижние  окна  каждый  вечер  закрывали  и
запирали на ночь.
   Ева поднесла руки ко лбу; и,  снова  ощутив  липкость  крови,  тотчас  же
отдернула. Ну и вид у нее сейчас, надо  думать!  Она  попыталась  разглядеть
свою одежду, но было еще темно. Зато, пока она перебирала и ощупывала  халат
более чистой левой рукой, она обнаружила в кармашке пижамы ключ Неда  Этвуда
от парадного.
   Внутренний голос говорил ей: на улице полно полицейских! Туда  нельзя!  А
другой голос нашептывал, что  каменная  стена  вокруг  виллы  укроет  ее  от
посторонних взглядов, и можно обогнуть дом и тихонько шмыгнуть в  дверь,  не
привлекая внимания.
   Ева решилась не сразу. Но,  ощущая  себя  с  каждой  секундой  все  более
раздетой, она наконец пустилась бежать. Она старалась  держаться  поближе  к
дому. Тяжело дыша, она обогнула угол - и  очутилась  лицом  к  лицу  с  Тоби
Лоузом.
   Но он ее не увидел. Хоть в чем-то повезло.
   Они пришли-таки к ней, как она и предсказывала. Тоби,  в  длинном  плаще,
надетом поверх пижамы, пересек улицу и  как  раз  собирался  открыть  ворота
виллы Мирамар.
   Стена, окружавшая виллу, была высотой футов в девять, с решетчатой  аркой
ворот. Высокие, тусклые фонари  на  улице  Ангелов  выхватывали  из  темноты
зелень каштанов, погружали сад виллы Мирамар в густую темень  и  освещали  с
ног до головы фигуру Тоби. Никакой  толпы  полицейских  на  рю  дез  Анж  не
оказалось.  Наоборот,  один-единственный   ретивый   агент   спас   Еву   от
разоблачения. Как только Тоби подбежал к воротам,  за  его  спиной  раздался
зычный голос;
   - Attendez la, jeune homme, - взывал голос. - Qu'est - ce  que  je  vois?
Vous filez a l'anglaise, hein? Hein, hein, hein.
   Вихрь этих  возгласов,  сопровождаемый  вдобавок  стуком  шагов,  взорвал
тишину рю дез Анж.
   Тоби повернулся, распростер руки  и  ответил  по-французски.  Говорил  он
бегло, но с неприятным акцентом, с которым, как подозревала Ева, нарочно  не
боролся, чтоб не делать никаких уступок проклятым иностранцам.
   - Я просто иду, - орал он, - к мадам Нил. Вот  сюда.  -  И  он  задубасил
кулаком по воротам.
   - Нет, мосье. Вам не разрешается выходить из дому. Вернитесь, пожалуйста.
Живей, живей, живей!
   - Но я же вам сказал!..
   - Вернитесь, пожалуйста. Давайте-ка без глупостей! Тоби взмахнул руками в
знак отчаяния. Ева видела, как он опять повернулся.  Свет  фонаря  падал  на
густые темные волосы  и  добродушное  лицо  с  усиками,  искаженное  слишком
сильным для него чувством. Тоби воздел к небу кулаки. В том, что он  глубоко
страдает, не мог бы сейчас усомниться никто, а уж Ева и подавно.
   - Господин инспектор, - сказал он (а не надо  забывать,  что  французское
шзрестеиг означает всего-навсего полицейского), - пожалели бы хоть мою мать.
С ней ведь истерика. Вы видели.
   - Ах! - вымолвил служитель закона.
   - Она послала меня за мадам Нил. Только мадам  Нил  может  ей  помочь.  И
вовсе я не собирался уходить по-английски. Просто я иду вот сюда. - -  И  он
снова принялся колотить по воротам.
   - Никуда вы, мосье, не пойдете.
   - Постойте, молодой человек. Что я вижу? Вы уходите по-английски, а, что?
Что, что, что?
   - У меня отец умер...
   - Я, что ли, виноват, - оборвал его служитель закона, - что тут произошло
убийство. Убийство в Ла Банделетте! Надо же! Что господин Горон скажет? Ведь
и подумать страшно! Хватает с нас самоубийств в казино. Но такого.., такого!
О господи, - совсем уже взвыл служитель закона, - и эта туда же!
   Отчаяние его было вызвано тем, что по улице опять застучали шаги, на  сей
раз легкие и быстрые. Дженис Лоуз, в ярко-красной пижаме, тоже  подбежала  к
воротам. Ярко-рыжие волосы до плеч контрастировали со смертельной бледностью
хорошенького лица. Двадцатитрехлетняя Дженис  была  маленькая,  кругленькая,
аккуратненькая, цветущая,  самоуверенная  и  всей  внешностью  (а  иногда  и
скромной сдержанностью манер) напоминала о духе восемнадцатого столетья.  Но
в данный момент вид у нее был ошеломленный, и казалось, она вот-вот зарыдает
в голос.
   - Ну что? - накинулась она на Тоби. - Где Ева? Чего ты тут стал?
   - Да вот этот болван говорит...
   - Ну и что же: зачем обращать внимание?..
   Служитель закона, очевидно, понимал по-английски.  Пока  Дженис  смотрела
сквозь решетку прямо в глаза Еве, не видя ее, новая трель свистка обрушилась
на их барабанные перепонки.
   - А это для моих друзей, - сказал ажан зловеще. - Ну как мосье?  Ну  как,
мадемуазель? Пойдете вы со мной по-хорошему или вас под конвоем вести?
   Он подошел к Тоби, тем самым попадая в поле зрения-Евы,  и  положил  руку
ему на плечо. Он выхватил из-под плаща, короткую резиновую дубинку и помахал
ею.
   - Мосье, - воззвал он жалобно, - я б с  удовольствием.  Мне  самому  ведь
неприятно. И вам небось неприятно,  что  ваш  отец  в  таком  виде...  .Тоби
прикрыл, глаза руками. Дженис резко повернулась и бросилась к себе домой.
   - Приказ есть приказ. Ну, пойдемте! - глухой голос  полицейского  улещал,
почти клянчил.  -  Ну,  ну,  ничего.  Минуточек  через  пятнадцать  прибудет
начальник.  Всего-то  минуточек  через  пятнадцать.  А,  там  идите  к  ней,
пожалуйста, идите себе на здоровье. Ну? А пока что...
   - Ладно,; - уныло сдался Тоби.
   Полицейский снял руку с его плеча. Тоби бросил последний взгляд на  виллу
Мирамар.  И  тут,  крайне  нелепый  в  своем  длинном  плаще,  коренастый  и
широкоскулый, он ни с того ни с сего, разразился тирадой. Он совсем забылся.
Чувства переполняли его, и возгласы отдавали несусветной мелодрамой.
   - Прекраснейшее, добрейшее существо во всем свете... - начал он.
   - Э?
   - Мадам Нил, - пояснил Тоби, сопровождая свои слова указующим жестом.
   - А! - и служитель закона уставился на  обиталище  этого  чуда  в  образе
женщины.
   - Подобной ей, - продолжал  Тоби,  -  нет  нигде.  Ее  высокие  мысли,  и
чистота, и нежность, и... - он запнулся, сдерживая волнение таким  отчаянным
усилием, что Ева словно сама его ощутила. - Меня сюда не пускают, -  добавил
он по-французски, пожирая ворота покрасневшими глазами. - Так,  может  быть,
не запрещено хоть позвонить?
   - Относительно телефона, мосье, - отвечал блюститель порядка после легкой
заминки,  -  ничего  не  обговорено.  Ладно.  Звоните.  Господи,  да   зачем
бежать-то?
   Ну вот, опять телефон.
   Ева в душе взмолилась,  чтоб  ажан  сошел  со  своего  места  и  перестал
смотреть сквозь решетку. Надо обогнать Тоби Лоуза и вовремя схватить трубку.
Она и не догадывалась прежде, до какой степени Тоби ее идеализирует.  У  нее
руки чесались, просто дать ему по физиономии за весь этот высокопарный бред.
И тем не менее у нее как-то странно заныло сердце. С одной стороны, она  вся
кипела от раздражения, а с другой стороны, в глубине своей  истинно  женской
души, она поклялась, что Тоби ни за что, ни за что не узнает о  сомнительном
ночном эпизоде.
   Полицейский отворил ворота, сунул голову в сад (у Евы на несколько секунд
перехватило дыхание) и, совершенно удовлетворенный, удалился.  Она  услышала
стук  его  шагов,  пересекавших  улицу.  Дверь   дома   напротив   с   шумом
захлопнулась. Ева втянула голову в плечи и бросилась к собственной двери.
   Она чувствовала, что халат распахнулся, что поясок опять  развязался.  Но
не обратила на это внимания. Всего несколько ступенек отделяли ее от  входа.
Они показались ей бесконечным бегом сквозь  строй,  где  каждую  секунду  ее
могут забить до смерти. Целая вечность ушла на то, чтобы  попасть  ключом  в
замок и потом еще повернуть его.
   И вот наконец она  в  благословенной,  теплой  тьме  холла.  Мягкий  стук
захлопнутой двери спас ее от нечистой силы. Теперь все! И главное - она была
уверена - никто ее не заметил. Сердце у нее отчаянно колотилось;  снова  она
ощутила липкость крови у себя на руке; голова шла кругом. Пока  она  стояла,
припав к перилам в темноте, с трудом переводя дух и приводя в порядок  мысли
и чувства для разговора с Тоби, наверху начал звонить телефон.
   Теперь ей ничего не страшно. Все будет в порядке. Конечно, все обойдется.
Непременно  обойдется.  Она  запахнула  халатик  и  заспешила  наверх  снять
телефонную трубку.
 
Глава 6 
 
   Ровно неделю спустя, в понедельник, первого сентября,  под  вечер,  мосье
Аристид Горон сидел на  террасе  отеля  "Замок"  со  своим  другом  доктором
Дермотом Кинросом.
   Мосье Горон поморщился.
   - Уже решено, - сообщил он, помешивая кофе, - арестовать мадам Еву Нил за
убийство сэра Мориса Лоуза.
   - Что? Несомненные улики?
   - К сожалению.
   Дерадота Кинроса передернуло:
   - Значит, ее...
   Мосье Горон подумал.
   - Нет, - решил он, сощурив один глаз, будто следя за чашами весов. - Вряд
ли. Такая нежная, такая прелестная шея...
   - Стало быть?..
   - Пятнадцать лет тюрьмы. Весьма возможно. Может отделаться десятью годами
и даже пятью, если найдет умного адвоката и сумеет пустить в ход свои  чары.
Но, сами понимаете, пять лет тюрьмы - тоже не фунт изюма.
   - Еще бы. Ну а как.., как сама мадам Нил? Мосье Горон заерзал на стуле.
   - Милый доктор, - сказал он, вытаскивая  ложечку  из  кофейной  чашки.  -
Тут-то и загвоздка. Эта прелестница считает, что вышла сухой из воды. Ей и в
голову не приходит, что ее подозревают. И когда, по горькому  долгу  службы,
мне придется...
   У префекта полиции были все основания для горьких  чувств.  Преступление,
почти неслыханное в Ла Банделетте, совсем выбило его из колеи.  Мосье  Горон
был человек благодушный, любезный, галантный, в гетрах и  с  белой  розой  в
петлице. Префекту не так уж часто приходится решать полицейские дела.  В  Ла
Банделетте он играл роль скорее некоего церемониймейстера.  Но  мосье  Горон
был ко всему человек тонкий и проницательный.
   Вокруг него простирались вдаль его владения - белая  авеню  де  ла  Форе,
кишащая машинами  и  открытыми  экипажами,  поблескивающими  в  предзакатных
лучах. За  спиной  мосье  Горона  простирался  ввысь  фасад  отеля  "Замок",
снабженный навесами в желтую с черным  полоску,  дабы  защитить  террасу  от
солнца. За столиками на террасе народа было мало. Несколько выпученные глаза
мосье Горона пристально уставились в собеседника.
   - И все же эта мадам Нил в плачевном состоянии, - добавил он. - Что-то ее
мучит. Увиделась с Лоузами, и ее как подменили. Совесть, что ли, заговорила?
Или что-то еще? Улики, как уже сказано, несомненны...
   - И тем не менее, - с безупречным французским  выговором  заметил  Дермот
Кинрос, - вы не удовлетворены. Мосье Горон сощурился.
   - Это вы ловко угадали, - признал он. -  Положа  руку  на  сердце:  я  не
вполне удовлетворен. Оттого-то я и обратился к вам за помощью...
   Дермот ответил на его вежливую улыбку.
   Трудно определить, чем сама наружность доктора Кинроса сразу отличала его
в толпе, так что, завидя его, вы бы тотчас подумали: вот интересный человек,
хорошо бы с  ним  познакомиться.  Может  быть,  он  так  располагал  к  себе
исключительной терпимостью, написанной на его лице и обещающей вам,  что  он
вам близок и вас поймет.
   Это было  лицо  человека,  много  испытавшего  на  своем  веку,  славное,
задумчивое; упорный умственный труд оставил на нем легкие морщинки, а темные
глаза глядели рассеянно. Седина еще не тронула густых темных волос. Лишь при
особых поворотах  головы  вы  могли  догадаться,  что  половина  этого  лица
восстановлена пластической операцией после того, как ее разворотило снарядом
в Аррасе. По этому лицу вы угадывали чувство юмора и  непоказной,  серьезный
ум; сила характера проступала в этих чертах  далеко  не  всегда,  а  лишь  в
особых случаях.
   Он покуривал сигарету над стаканчиком  виски  с  содовой.  Но,  хоть  он,
казалось бы, отдыхал, ощущения полного отдыха он еще в жизни не испытывал.
   - Да, да, я вас слушаю, - сказал он. Префект полиции понизил голос:
   - Ну так вот, тут, можно сказать, затевалась прекрасная партия. Я имею  в
виду мадам Еву Нил и  мосье..,  они  его  называют  Тоби,  но  вообще-то  он
Горацио... Лоуз. Идеальная партия, и  деньги,  и  все  такое  прочее.  Почти
великая страсть.
   - Великой страсти, - заметил Дермот Кинрос, - вообще не  бывает.  Природа
позаботилась о том, что если бы А не познакомился с В, он точно так  же  был
бы счастлив с С.
   Мосье Горон оглядел его с вежливым сомнением:
   - Вы это серьезно, доктор?
   - Для меня это научный факт.
   - Так вы, я полагаю, - продолжал  мосье  Горон  все  с  тем  же  вежливым
сомнением, - незнакомы с мадам Нил?
   - Нет, - улыбнулся Дермот. - Но то, что я незнаком с данной особой,  вряд
ли меняет научный факт.
   - Ах, ну да! - вздохнул мосье Горон и перешел  к  делу.  -  Неделю  назад
ночью на вилле "Привет" на рю дез Анж,  кроме  хозяина  сэра  Мориса  Лоуза,
находились еще его жена, его дочь Дженис, его сын мосье Горацио и его  шурин
мосье Бенджамин Филлипс. И, кроме них, еще двое слуг.
   В восемь часов вечера мадам  Нил  и  все  семейство  Лоузов,  кроме  сэра
Мориса, отправились в театр. Сэр Морис от театра отказался.  Он  вернулся  в
каком-то  странном  настроении  -  заметьте!  -  после  обычной  ежевечерней
прогулки. Но  чуть  попозже  настроение  у  него  переменилось.  В  половине
девятого ему позвонил  его  приятель,  антиквар  мосье  Вейль.  Мосье  Вейль
сообщил ему, что приобрел драгоценность, сокровище, потрясающий экспонат для
коллекции сэра Мориса. Мосье Вейль вызвался принести это чудо  из  чудес  на
виллу "Привет", чтоб сэр Морис мог тотчас же на него полюбоваться. Так он  и
сделал.
   Мосье Горон умолк. Доктор Дермот Кинрос выпустил колечко дыма и проследил
его полет в ленивом теплом воздухе.
   - Ну и что это за сокровище? - спросил он.
   -  Табакерка,  -  ответил  мосье  Горон.  -   Табакерка,   как   говорят,
принадлежавшая самому императору Наполеону. Префект полиции слегка замялся.
   - Когда мосье Вейль  впоследствии  назвал  мне  цену  этого  предмета,  -
продолжал он, - я просто ушам своим  не  поверил.  Господи  боже!  Надо  же!
Швырять такие деньги на свои прихоти. Ну, конечно, историческая  ценность...
- тут он выдержал лукавую паузу. - Кстати! Ведь император Наполеон  в  самом
деле нюхал табак?
   Дермот улыбнулся.
   - Друг мой, - сказал он. -  Вы  хоть  раз  в  жизни  видели,  как  играют
Наполеона в английском театре? Любой исполнитель считает своим долгом  через
каждые пять слов непременно вытаскивать табакерку и носиться с нею по сцене.
И в достоверных мемуарах тоже вечно  рассказывается  о  том,  как  император
просыпает на себя табак.
   Мосье Горон затуманился.
   - Итак, - заключил он, - нет никаких оснований подозревать, что табакерка
не принадлежала императору. Но, помимо всего прочего, - он отхлебнул кофе  и
округлил глаза, - табакерка сделана - представляете себе? -  из  прозрачного
розового агата, оправлена в золото и усеяна мелкими  бриллиантами.  Форма  у
нее любопытная, вы  увидите.  К  ней  приложен  паспорт,  подтверждающий  ее
подлинность.
   Сэр Морис пришел в восторг. Кажется, он вообще питал  особое  пристрастие
ко всему, что  связано  с  Наполеоном.  Он  согласился  купить  табакерку  и
попросил разрешения оставить ее у себя на ночь, а утром  послать  чек.  Увы,
табакерка пока не оплачена, мосье Вейль буквально вне себя,  и,  ей-богу,  я
его не осуждаю.
   В тот самый вечер, как я уже вам сказал, мадам Нил отправилась в театр  с
семейством Лоузов. Они смотрели английскую пьесу  под  названием  "Профессия
миссис Уоррен". Вернулись они часов в  одиннадцать  и  разошлись  по  домам.
Молодой мосье Горацио провожает ее до двери и прощается с ней. Между прочим,
следователь потом его спрашивает: "Мосье, вы поцеловали ее на  прощанье?"  А
тот весь ощетинился и отвечает: "Простите, но это не ваше дело". Следователю
показалось подозрительно, уж не поссорились ли они.  Но  подозрение  это  не
подтвердилось.
   Мосье Горон снова замялся.
   - Лоузы возвращаются домой. Сэр Морис тотчас сбегает  вниз  по  лестнице,
чтоб поскорей похвастаться своим сокровищем в зеленой с золотом шкатулке. Ни
у кого, кроме мисс Дженис (она говорит, что это прелесть),  приобретение  не
вызывает ни малейшего энтузиазма. Леди Лоуз замечает, что грех так швыряться
деньгами. Сэр Морис Лоуз, вспылив, резко заявляет, что с  него  довольно,  и
уходит к себе в кабинет. Остальные идут спать. Но двое, заметьте  это  себе,
не могут уснуть.
   Мосье Горон наклонился  вперед  и  постучал  по  столу.  Он  так  увлекся
собственным рассказом, что кофе у него совсем остыл.
   - Мосье Горацио, этот самый Тоби, сознается, что в час ночи  он  встал  с
постели и позвонил мадам Нил... "Ага, -  говорит  ему  следователь,  -  вас,
значит, пожирала  страсть?"  Но  тут  мосье  Горацио,  изменившись  в  лице,
отвечает, что ничего подобного. Видите: не подкопаться!  А  ведь  все  равно
что-то чувствуется. Что-то тут есть. Согласны?
   - Не уверен, - сказал Дермот, - Значит, вы не согласны?
   - Ну, это не так важно. Дальше рассказывайте.
   - Итак! Он спускается позвонить, а поговорив, возвращается к себе. В доме
темно. Ни звука. Он видит свет под дверью отцовского кабинета, но  не  хочет
тревожить сэра Мориса.
   Тем временем самой леди Лоуз тоже не спится.  Не  то  чтобы  приобретение
табакерки огорчало и угнетало ее, но  ей  как-то  не  по  себе.  В  четверть
второго - запомните время! - она встает с постели. Она идет в кабинет  мужа.
Якобы чтобы напомнить ему, что пора спать; но на самом деле,  как  она  сама
признается, чтобы произнести небольшую, мягкую проповедь относительно людей,
покупающих весьма дорогие изделия из розового агата.
   Голос мосье Горона поднялся до сценических высот.
   - И вот - конец! - произнес он, несколько неожиданно прищелкнув пальцами,
- она находит его мертвым за секретером. Ему пробили голову,  нанеся  девять
ударов кочергой, которая теперь висит среди прочих каминных принадлежностей.
Он сидел спиной к, двери и  составлял  описание  табакерки,  которое  так  и
осталось перед ним.  Но  слушайте  дальше!  Один  из  ударов,  случайно  или
нарочно, пришелся по агатовой табакерке, и ее разнесло вдребезги.
   Дермот присвистнул.
   - Мало было, - сказал мосье Горон, - лишить старика  жизни.  Так,  видите
ли, надо еще разбить его  сокровище.  Но,  возможно  (повторяю),  это  вышло
случайно.
   Дермот не на шутку встревожился.
   - Вряд ли, метясь в человеческую голову, - ответил он, - можно угодить по
табакерке на столе. Если, конечно...
   - Простите, что вы сказали, доктор?
   - Нет, ничего. Это я так. Рассказывайте дальше.
   Мосье Горон поднялся было на цыпочки и уже сложил руку возле уха, как  бы
ловя слова премудрости. Выпуклые глаза впились в Дермота.  Но  ему  пришлось
снова сесть.
   - Преступление жестокое, - продолжал он. - Бессмысленное преступление. На
первый взгляд кажется, что его совершил безумец...
   - Глупости, - вставил Дермот,  слегка  раздражаясь.  -  Наоборот,  вполне
типичное преступление.
   - Типичное?
   - В своем роде. Но простите, что я вас перебил. Продолжайте.
   - Ничего не украдено, - сказал мосье  Горон.  -  Никаких  следов  взлома.
Преступление совершено тем, кто знает дом, знает, где висит кочерга, и знает
даже, что старик туговат на ухо, так что можно неслышно подкрасться  к  нему
сзади. Такая прекрасная, благополучная семья, почти как французы! Они просто
потрясены, они в ужасе!
   - Ну а дальше?
   - Они отправляются за мадам Нил. Они очень привязаны к мадам  Нил.  Сразу
же после того, как совершилось преступление, мосье Горацио  и  мисс  Дженис,
как мне сообщили, всячески старались с ней связаться. Их остановил  дежурный
полицейский,  объяснив,  что  им  не  следует  покидать  дом   до   прибытия
полицейского комиссара. Кажется, мисс Дженис все-таки потом удалось еще  раз
выскользнуть на улицу. Но с мадам Нил она, по-видимому, так и не увиделась.
   Появляется комиссар. Так! Он их спрашивает. Так!  Они  просят  разрешения
повидать мадам Нил. Комиссар предлагает послать за  ней  человека.  Посылают
того самого полицейского, который уже  проявил  такое  служебное  рвение.  К
счастью, при нем есть фонарь. Дом мадам Нил как раз напротив, вы,  вероятно,
уже слышали или читали?..
   - Да, - подтвердил Дермот.
   - Полицейский, - сказал мосье Горон, положив на стол  оба  своих  толстых
локтя и скорчив неописуемую гримасу, - входит в ворота и идет по дорожке. На
дорожке, у самой входной двери виллы мадам Нил, валяется...
   - Ну? - не выдержал паузы Дермот.
   - Розовая лента, не то поясок, ну, какими женщины  подвязывают  халаты  и
пеньюары. И на пояске этом пятнышки крови.
   - Ясно.
   Снова наступила пауза.
   - Но этому полицейскому пальца в рот не клади. Толковый. Не говоря худого
слова, он сует поясок себе в карман. Он звонит в звонок. Ему  открывают  две
перепуганные женщины. Имена  этих  особ,  -  тут  мосье  Горон  справился  с
крошечным блокнотиком, - Ивета Латур, горничная. И Селестина Бушер, кухарка.
   - Женщины что-то шепчут ему в темноте, приложив пальцы к губам, тем самым
призывая его к молчанию. Они увлекают его наверх и там  объясняют,  что  они
видели.
   Ивета Латур рассказывает, как ее разбудил страшный шум. Выйдя из комнаты,
она видит мадам Нил, крадущуюся в собственный дом. Встревожившись (хоть  она
не робкого десятка), Ивета будит Селестину Бушер,  кухарку.  Они  спускаются
вниз и заглядывают в спальню  мадам  Нил.  Рядом,  в  ванной  с  зеркальными
стенами, они видят мадам Нил, страшно растрепанную, запыхавшуюся,  смывающую
кровь с лица и рук и пытающуюся застирать  кровавые  пятнышки  на  кружевном
белом халате, поясок от которого потерян.
   Мосье Горон оглянулся.
   На террасе "Замка"  появлялись  новые  посетители.  Солнце,  уже  готовое
спрятаться за сосновые стволы по ту сторону рю де ла Форе, било в глаза.
   Картина, подумал Дермот Кинрос, почти нестерпимой  яркости:  поспешность,
волнение, любопытство прислуги, умноженное зеркалами  разгоряченное  лицо...
Картина эта всплыла из пучин зла, находящегося в ведении полиции,  но  также
из неисследуемых пучин психики, находящейся в его собственном ведении. Он не
спешил с выводами. Он только сказал:
   - Ну и?..
   - Так вот! Наш полицейский призывает обеих служанок, Ивету и Селестину, к
полному молчанию. Он прямо отправляется к  спальне  мадам  Нил  и  стучит  в
дверь.
   - Она лежала в постели?
   - Ничего  подобного!  -  почти  в  восторге  воскликнул  мосье  Горон.  -
Одевалась, чтоб выйти на улицу. Она объяснила, что Горацио Лоуз разбудил  ее
телефонным звонком - вторым  телефонным  звонком,  учтите,  всего  несколько
минут назад, - и рассказал ей о происшедшем. А до этого она, мол, ничего  не
слышала. Ни свистков полицейских, ни криков, ни воплей. Видите ли - ничего!
   Ну надо же, доктор! Какое актерство! Какие слезы по бедному  сэру  Морису
Лоузу! Как дрожали у нее губы! И какие у нее были глаза! Невинный ангел,  а?
И белый халатик спокойно висит в шкафу; а рядом, в ванной, еще не сошел  пар
с зеркал, под которыми она так старалась отмыть кровь старика.
   Дермота передернуло.
   - Ну и что же ваш полицейский? Что он сделал?
   - Он посмеялся про себя и как ни в чем не бывало спросил у нее, не желает
ли она перейти через дорогу, чтоб утешить друзей. После чего  он  извинился,
что несколько задержится.
   - С целью?..
   - Вот именно. С целью незаметно завладеть халатиком.
   - Ну?
   -  Ивета,  горничная,  всеми  страшными  клятвами  поклялась,  что  будет
помалкивать, а когда мадам спросит про халатик, скажет, что он в чистке. Для
большего правдоподобия в чистку действительно отправили целый  ворох  других
вещей. Ну, а если мадам разволнуется? Да не станет  она  волноваться!  Пятна
крови она застирала. А то, что химическая экспертиза все равно их обнаружит,
ей и в голову не придет. Но кровавые пятна, милый доктор,  отнюдь  не  самое
интересное в этом халатике.
   - Не самое интересное?
   - Нет, - и тут мосье Горон забарабанил пальцами по столу. -  Ивета  Латур
внимательно изучает халатик на глазах у  моего  подчиненного.  И  эта  самая
Ивета Латур обнаруживает, что к подолу его прилип крошечный осколок розового
агата.
   Префект полиции снова  выдержал  паузу,  и  на  сей  раз  она  не  носила
сценического характера, но означала, что этим - увы - все,  собственно,  уже
сказано.
   - После недели упорных стараний нам удалось  точно  приладить  осколок  к
разбитой табакерке. Этот кусочек отлетел от нее, когда мадам Ева Нил разбила
кочергой голову старого джентльмена. Ужасно. Но тем не менее факт. И песенка
мадам Нил спета.
   Он снова умолк. Дермот прочистил горло.
   - А как сама мадам Нил, - спросил он, - все это объясняет?
   На лице мосье Горона выразилось недоумение.
   - Простите, - поспешил поправиться Дермот. - Я совсем забыл. Вы  ведь  ей
пока ничего не говорили.
   -  В  этой  стране,  доктор,  -  произнес  Горон  с  достоинством,  -  не
выкладывают карты на стол, покуда игра не окончена.  Объяснений  с  нее  еще
потребуют. Но лишь после ареста, когда ее будет допрашивать следователь.
   А эти  допросы,  помнилось  Дермоту,  -  удовольствие  маленькое.  Пыток,
разумеется, не применяют, но допускается  почти  любая  форма  "давления  на
психику". Только очень выносливая, крепкая  женщина  может  выдержать  такой
допрос, не сказав ничего лишнего.
   - А вы уверены, - спросил он, - что ни  одно  слово  из  собранного  вами
материала не пойдет дальше?
   - Совершенно уверен.
   - Поздравляю вас. Ну  а  как  насчет  обеих  служанок  -  Иветы  Латур  и
Селестины Бушер? Они не сплетничают?
   - Нет, с этим все  в  порядке.  Селестина  сослалась  на  шок,  и  мы  ее
отпустили. На другую, на горничную, можно положиться как на каменную  стену.
Это  могила.  -  Мосье  Горон  задумался.  -  Вообще-то,  мне  кажется,  она
недолюбливает мадам Нил.
   - Да?
   - Но знаете, что я вам еще скажу, эти Лоузы держатся великолепно.  Просто
необыкновенные люди. Вне себя от  горя.  И  все  же  отвечают  на  все  наши
вопросы. Они, как у  вас  говорится,  -  следующие  три  слова  мосье  Горон
отважился произнести по-английски, - ведют сэбя моледсом. С  мадам  Нил  они
исключительно сердечны...
   - А почему бы нет? Разве они подозревают ее в убийстве?
   - Господи, с чего вы взяли?
   - Как же они объясняют тогда убийство? Мосье Горон развел руками.
   - Как объясняют? Взломщик! Маньяк!
   - Но ведь ничего не украдено?
   - Ничего не украдено, - согласился мосье  Горон,  -  но,  кроме  агатовой
табакерки, трогали еще одну вещь. В кабинете, в застекленной горке слева  от
двери, хранилось еще одно  сокровище:  дорогое  ожерелье  из  бриллиантов  и
бирюзы, тоже обладающее исторической ценностью.
   - Ну?
   - Ожерелье, слегка запачканное кровью, нашли  на  полу  рядом  с  горкой.
Значит, маньяк!
   Доктор Дермот Кинрос, быть может, лучший во  всей  Англии  специалист  по
судебной психиатрии, с любопытством посмотрел на своего собеседника.
   - Подходящий термин, - сказал он.
   - Подходящий термин, доктор? То есть?
   - "Маньяк". Ну и как, по их мнению, этот взломщик-маньяк проник в дом?
   - К счастью, - сказал мосье Горон, - до этого Лоузы пока не додумались.
   - Но если на то пошло, как же проникла в дом мадам Нил?
   Мосье Горон вздохнул.
   - Боюсь, - сказал он, - что тут как раз последнее доказательство.  Четыре
виллы на рю дез Анж строила одна и та же компания. И любым из четырех ключей
можно открыть все четыре парадные двери.
   И, вновь  поневоле  переходя  на  веский  тон,  мосье  Горон  через  стол
наклонился к Кинросу.
   - В нагрудном кармане пижамы мадам Нил, - сказал он, - неоцененная  Ивета
Латур обнаружила ключ от входной двери. Заметьте! Ключ от собственной  двери
в пижамном кармане! Зачем? Зачем таскать с собой этот  ключ,  уже  собираясь
лечь в постель? Приходит вам в голову хоть какое-то  разумное  объяснение  -
невинное объяснение? Нет. Объяснение тут одно. Мадам Нил  ключ  понадобился,
чтобы проникнуть в дом напротив. Таким образом, налицо  последнее,  решающее
доказательство того, что она была на вилле "Привет" в ночь убийства.
   Да, она попалась. Теперь уже ясно.
   - И все же.., какие же у нее были мотивы? - настаивал Дермот.
   И мосье Горон стал ему отвечать. Солнце спряталось за деревья, оставя  по
себе багровую полосу в небе и душный жар. Французское солнце бьет  в  глаза,
как прожектор; когда оно опустилось, им пришлось долго моргать, осваиваясь с
переменой освещения. Бусинки пота блестели на лбу у мосье Горона.
   Дермот приподнялся, чтоб бросить окурок через каменную балюстраду,  подле
которой стоял их столик. Но так и застыл с окурком в руке.
   Терраса поднималась на два-три фута  над  мощеным  двориком,  где  стояли
точно такие же столики. За одним из столиков под самой балюстрадой, так  что
голова ее приходилась вровень  с  ногами  Дермота  и  мосье  Горона,  сидела
девушка, своим темным платьем и шляпкой угрюмо нарушавшая веселый колорит Ла
Банделетты. Она задрала голову; Дермот смотрел прямо ей в глаза.
   Девушка была хорошенькая, ярко-рыжая, на вид лет двадцати двух - двадцати
трех. Долго ли она  просидела  так,  невидимая  за  бьющими  лучами  солнца,
неизвестно. Перед ней стоял нетронутый коктейль. За ее спиной по авеню де ла
Форе гудели и жужжали машины, и открытые экипажи цокали и звякали так  мирно
и безмятежно, будто ничего не стряслось и не может стрястись.
   Вдруг  девушка  вскочила,  с  грохотом  перевернув  стакан  и  расплескав
коктейль по всему оранжевому столику. Она быстро схватила сумочку и  ажурные
черные перчатки, швырнула на столик пятифранковую монету и бросилась  прочь.
Дермот, не в силах забыть выражение ее глаз, не отрываясь смотрел ей вслед.
   Мосье Горон заговорил, не повышая голоса.
   - И дернул же нас черт, и тянул же нас кто-то  за  язык  разговаривать  в
общественном месте! - высказался он. - Это ведь мисс Дженис Лоуз.
 
Глава 7 
 
   - Ну, успокойся, Дженис, - утешала ее Елена, - ты просто в истерике.
   Дядя  Бен,  наклонившийся  потрепать  за  ухо  своего  спаниеля,  который
пристроился возле чайного столика,  бросил  на  племянницу  такой  горестный
взгляд, что его можно было и не сопровождать словами.
   - Вовсе я не в истерике, - ответила Дженис таким срывающимся голосом, что
это прозвучало совершенно не убедительно. Она сдернула перчатки. - И это  не
сон, и не догадки, и не выдумки. Говорю вам, - она уже почти перешла на крик
и бегло глянула на Еву,  не  встретясь  с  ней  глазами,  -  они  собираются
арестовать Еву!
   У Елены расширились глаза.
   - Да за что же?
   - Мамочка, да потому, что они считают, что это она убила!
   - И охота тебе повторять всякий вздор, - вздохнула Елена, но тем не менее
за этим последовала неловкая пауза.
   "Не может быть, - пронеслось в голове у  Евы.  -  Нелепость.  Вот  уж  не
думала, не гадала".
   Ева механически  поставила  на  стол  чашку  недопитого  чая.  Просторная
гостиная виллы "Привет" сияла натертым паркетом. Передние окна  выходили  на
рю дез Анж;  в  задние  окна  заглядывал  прохладный  зеленый  сумрак  сада.
Косматый, золотистый, в темных подпалинах спаниель  преданно  смотрел  из-за
чайного столика  на  дядю  Бена.  Сам  дядя  Бен,  приземистый,  плотный,  с
короткими седеющими волосами,  как  всегда,  молчал  и  смотрел  приветливо.
Елена, рослая,  любезная,  страдающая  одышкой  дама  в  серебряных  буклях,
контрастировавших  с  круглым  розовым   лицом,   натянуто   и   недоверчиво
улыбалась...
   Она, по-видимому, выдержала нелегкую борьбу с собой. Она  смотрела  прямо
на Еву.
   - Ева, поймите, - сказала она жалобно  и  провела  языком  по  пересохшим
губам; рот у нее был большой, что нисколько  ее  не  портило.  -  Мы  знаем,
конечно, что это не вы.
   Выпалив это пылкое извинение, она уже не могла смотреть Еве в глаза.
   - Но почему же они... - начала Елена.
   - Подозревают? - подхватил дядя Бен.
   - Ну вот, - продолжала Дженис, устремив взгляд в зеркало над  камином,  -
вы ведь не выходили из дому той ночью, правда? Вы ведь не возвратились домой
вся в крови, верно же? А наш ключ у вас в кармане? Не было же этого? Ну и..,
осколок от табакерки? Не прилипал же он к вашему  подолу?  Ничего  этого  не
было, ведь правда?
   Странно, как это  потолок  не  обрушился  на  уютную  гостиную.  Спаниель
скулил, требуя кормежки. Елена нашарила  очечник,  вынула  оттуда  пенсне  и
посадила на нос. И так и застыла с открытым ртом.
   - Ну, знаешь ли, Дженис! - наконец выговорила она строго.
   - Все это до последнего слова, - крикнула Дженис ей в ответ, - я  слышала
от самого префекта полиции. Да! - упрямо повторила она.
   Дядя Бен Филлипс стряхнул  крошки  с  пиджака.  Он  рассеянно  и  ласково
потрепал за уши своего спаниеля. Он полез в карман  за  неизбежной  трубкой.
Наморщенный лоб и добродушные голубые глаза  выдали  изумление,  которое  он
тотчас же стыдливо спрятал.
   - Я была в "Замке", - объяснила Дженис. - Зашла туда выпить.
   - Дженис, - по привычке заметила Елена, - сколько раз я тебе говорила...
   - Я подслушала, как Горон говорил там с одним  доктором;  он  англичанин,
видная шишка в судебной психиатрии. То есть это доктор, а не Горон; я где-то
видела его фотографию. Горон сказал, что Ева в ту ночь пришла вся в крови  с
осколком табакерки на подоле.
   Джение по-прежнему никому не смотрела в глаза.  Шок  прошел.  Его  сменил
ужас.
   - Он говорит, ее видели две свидетельницы,  Ивета  и  Селестина.  Полиция
забрала ее халат; на нем была кровь...
   Ева Нил застыла, вытянувшись на стуле. Она смотрела прямо на  Дженис,  но
не видела ее. Еве хотелось  расхохотаться  и  хохотать,  хохотать,  лишь  бы
заглушить страшный шум в ушах.
   Обвинить ее в убийстве! Это было бы смешно, если бы не было так  страшно.
Как удар ножом в спину. Нет, все равно  смешно.  Только  вот  в  этом  бреде
насчет "осколка табакерки, прилепившегося  якобы  к  ее  подолу"  -  вот  уж
действительно непонятно! - ничего смешного нет. Тут какое-то  недоразумение,
или ее нарочно хотят загнать  в  угол  и  прикончить.  Конечно,  полиции  ей
бояться нечего. Кошмарное, нелепое обвинение в убийстве старика Лоуза  легко
опровергнуть. Достаточно открыть все про Неда Этвуда, а он подтвердит.
   Что она никого не убивала,  доказать  легко.  Но  рассказывать  про  Неда
Этвуда...
   - В жизни не слыхала ничего более смешного,  -  воскликнула  она,  -  ой,
дайте хоть в себя прийти!
   - Так это все неправда? - настаивала Дженис. Ева резко тряхнула головой.
   - Нет, ну, конечно, неправда! - сказала она.  -  То  есть...  И  тут  она
запнулась. Голос у нее дрогнул так, что это было красноречивей всяких слов.
   - Конечно, это неправда, - твердо сказал дядя Бен. Он откашлялся.
   - Конечно, неправда, - эхом отозвалась Елена.
   - Тогда, - упорствовала Дженис, - что это за странное "то есть"?
   - Я.., я не понимаю...
   - Сначала вы сказали все как надо, - объяснила Дженис, - а потом  вы  как
будто спохватились, и так непонятно посмотрели, и сказали "то  есть"  -  как
будто что-то все-таки на самом деле было.
   (Господи, ну как им сказать?) - Значит, это  все  неправда?  -  вне  себя
сыпала Дженис. - Ведь тут не может же быть что-то верно, а что-то нет?
   - Пожалуй, девчонка говорит не такие уж глупости, - неохотно заметил дядя
Бен, снова откашлявшись.
   Три  пары  глаз,  славных  глаз,  без  сомнения,  доброжелательных  глаз,
уставились на Еву. На секунду у нее перехватило дыхание.
   Наконец-то до нее дошло. Все это нагромождение домыслов и  недоразумений.
Или еще похуже, как, например, этот "осколок табакерки", который навязчиво и
мучительно плясал у нее в уме. Но ведь кое-что из этого факты. Полиция может
их доказать. И совершенно бесполезно отрицать их.
   - Скажите, - начала Ева, нащупывая почву. - Неужели вы  можете  поверить,
что именно я могла.., ну.., поднять руку.., именно на него?
   - Нет, милая, конечно, нет, - успокоила ее Елена, и ее  близорукие  глаза
посмотрели на Еву просительно. - Вы только скажите нам, что  все  это  ложь.
Больше нам ничего не надо.
   - Ева, - спокойно проговорила Дженис. - Какую жизнь вы вели до встречи  с
Тоби?
   Впервые в этом доме ей задали такой нескромный вопрос.
   - Ну, Дженис, знаешь ли! - оборвала ее Елена совершенно вне себя.
   Дженис не обратила  на  мать  никакого  внимания.  Она  медленно  перешла
гостиную  и  села  на  низенький  мягкий  стул  против  Евы.  Нежная,  почти
прозрачная кожа, какая часто бывает у рыжих, в минуты волнения порой  отдает
зловещей синевой. Большие, темные глаза Дженис  уставились  на  Еву.  В  них
смешались восторг и отвращение.
   - Не подумайте, что я вас осуждаю! - сказала она с неуклюжим великодушием
своих двадцати трех лет. - Я даже вами восхищаюсь.  Правда.  Я  всегда  вами
восхищалась. Но просто префект полиции об этом  говорил.  Я  только  за  ним
повторяю. То есть насчет того, зачем вам могло понадобиться убить папу. Я не
говорю, что вы убили, поймите! Я вовсе и не думаю, что это вы. То  есть  что
это именно вы... Только...
   Дядя Бен кашлянул.
   - Мы, я надеюсь, все тут широких взглядов, -  сказала  Елена,  -  верней,
кроме Тоби и еще, пожалуй, бедного Мориса. Но знаешь ли, Дженис!
   Дженис пропустила слова матери мимо ушей.
   - Вы ведь были замужем за этим Недом Этвудом, да?
   - Да, - сказала Ева. - Конечно, была.
   - Он сейчас в Ла Банделетте, знаете? Ева облизала губы.
   - Да?
   - Да. Неделю назад он был в баре "Замка". Он довольно  много  говорил  и,
помимо всего прочего, сообщил, что вы до сих пор в него влюблены  и  что  он
вас вернет во что бы то ни стало, даже если ему придется ради этого  открыть
нам на вас глаза.
   Ева не в силах была шевельнуться. Сердце у нее то совершенно замирало, то
начинало бешено колотиться. Она просто онемела от этой наглости.
   Дженис оглядела всех. . - Вы помните, - продолжала  она,  -  вечер  перед
тем, как умер папа?
   Елена зажмурилась.
   - Как он  тогда  вернулся  с  прогулки,  -  продолжала  Дженис,  -  такой
пришибленный и огорченный? И не пошел с нами в театр? И ни за что  не  хотел
объяснять  почему.  И  ведь  только  когда  ему  позвонил  антиквар   насчет
табакерки, он успокоился, верно? И что-то такое он  еще  сказал  Тоби  перед
нашим уходом в театр, помните? И Тоби тоже стал какой-то странный, да?
   - Ну и что? - не выдержал дядя Бен, внимательно изучавший свою трубку.
   - Глупости, - сказала Елена. Но при упоминании о той ночи слезы выступили
у нее на глазах и с круглого лица сползли благодушие и румянец. -  Тоби  так
расстроился тогда просто из-за того, что "Профессия миссис Уоррен"  -  пьеса
о.., ну, словом, о проституции.
   Ева выпрямилась на стуле.
   - Больше всего папа любил гулять по зоологическому саду  за  "Замком".  И
вот, если этот мистер Этвуд пошел за ним и сказал ему что-то насчет...
   Дженис не кончила фразу. Она кивнула на Еву, отводя от нее глаза.
   - И папа пришел домой - помните? - странный и бледный. Он  что-то  сказал
Тоби. Тоби ему не поверил. Ну вот только представьте себе, что все было так!
И - помните? - Тоби не мог заснуть. В час ночи он позвонил Еве.  И  если  он
передал ей папины слова? А она пришла сюда выяснять отношения с папой и...
   - Простите, одну минуточку, - очень спокойно сказала Ева.
   Она глубоко вздохнула, подождала,  пока  сможет  ровно  дышать,  и  снова
заговорила.
   - Интересно, что же вы обо мне все это время думали? - спросила она.
   - Ровным счетом ничего! - крикнула Елена, срывая  с  себя  пенсне.  -  Вы
прекрасная, вы лучше всех! О господи, да куда же это опять запропастился мой
носовой платок! Просто когда Дженис несет про эту кровь и бог знает про  что
еще, а вы ее не обрываете, вы не отрицаете...
   - Да, - сказал дядя Бен.
   - Но я хочу еще кое-что выяснить, -  не  унималась  Ева.  -  Что  это  за
обиняки и недомолвки, и вопросы, каких я от вас раньше никогда  не  слышала?
Уж не на то ли вы намекаете, что "Профессию миссис Уоррен" надо  бы  назвать
"Профессией миссис Нил"? Так, что ли?
   Елена оторопела.
   - Нет, милая. Ах ты, господи! Конечно, нет!
   - Тогда в чем же дело? Я знаю, что про меня говорят,  во  всяком  случае,
говорили. Все выдумки. Но ведь если мне будут без конца такое твердить,  так
ведь доведут же до того, что это станет правдой!
   - Ну, а как насчет убийства? - спокойно спросила Дженис.
   Дженис обладала  детской  простотой.  Пора,  когда  она  была  задавакой,
воображалой и с видом умудренной опытности  воротила  нос  от  бесхитростных
проказ своих сверстниц, у нее  уже  прошла.  Она  сидела  на  низком  стуле,
обхватив руками колени. У нее дрожали веки и подергивались губы.
   - Понимаете, - пояснила она. - Мы ведь так вас идеализировали, что...
   И опять она не докончила фразу. Ева., всей  душой  расположенная  к  этим
людям, не знала, куда ей деться.
   - Вы еще любите Неда Этвуда? - допрашивала Дженис.
   - Нет!
   - Неужели вы всю эту неделю притворялись? Вы что-то скрыли от нас?
   - Нет. То есть...
   - То-то мне показалось, - пробурчал дядя Бен, - что она как-то осунулась.
Да ведь и мы все тоже... - Он вытащил  перочинный  ножик  и  чистил  трубку.
Потом он поднял усталые, встревоженные глаза и взглянул на Елену. - Помнишь,
Долли?
   - Что это я должна помнить?
   - Я возился с машиной. И ничего я такого не сделал, только протянул к ней
руку и дотронулся до нее перчаткой, ну кожаной, темной перчаткой, а она чуть
в обморок не упала. Перчатка, конечно, была не очень-то чистая.  Что  верно,
то верно.
   Ева прикрыла глаза ладонями.
   - Никто не верит россказням, которые  про  вас  ходят,  -  мягко  сказала
Елена. - Но сейчас-то мы не о том, - она дышала с присвистом. - Вы так и  не
ответили на вопрос Дженис. Выходили вы в ту ночь из дому или нет?
   - Выходила, - сказала Ева.
   - А кровь? Была на вас кровь?
   - Да. Немножко.
   В просторной гостиной, неярко освещенной отсветами уже зашедшего  солнца,
настала мертвая тишина, которую нарушило лишь сопение дремотно  разлегшегося
на паркете спаниеля. Даже поскребыванье ножиком в трубке и то  прекратилось.
Трое в темном (две женщины в черном и мужчина в темно-сером) смотрели на Еву
с разной степенью изумления и недоверия.
   - Ну что вы на меня так смотрите? - крикнула  Ева.  -  Неправда  это!  Не
убивала я его! Я его так любила! Тут недоразумение! Ужасное недоразумение, и
не знаю, как его распутать! - У Дженис побелели даже губы.
   - А сюда вы приходили в ту ночь?
   - Нет, не приходила. Клянусь вам!
   - Почему же у вас в пижаме был к-ключ от нашего дома?
   - Ключ был не от вашего дома. Это был мой собственный ключ. Вовсе  не  от
вашего дома! Я давно хотела вам  все  рассказать  про  ту  ночь.  Тогда  еще
хотела. Только никак не решалась.
   Ева еще и слова не успела сказать, как уже поняла,  сколько  злой  иронии
кроется в том, что ей предстоит им поведать.  Кому-то  все  это,  бесспорно,
показалось бы забавным. Если насмешливые божества управляли ее  судьбой,  то
теперь они, видимо, за бока держались от смеха. Каждое ее слово отдавало  их
наглым хохотом.
   - Я не решалась вам все рассказать, - ответила она, - потому что у меня в
спальне был тогда Нед Этвуд.
 
Глава 8 
 
   Мосье Аристид Горон и доктор Дермот  Кинрос  вышагивали  по  рю  дез  Анж
быстрее, чем хотелось бы коротышке префекту.
   - Как назло! - кипел он. - Вот  невезение!  Эта  девчонка,  мисс  Дженис,
конечно, побежала прямо к мадам Нил.
   - Очень возможно, - согласился Дермот.
   Префект полиции был в котелке,  как  нельзя  лучше  подчеркивавшем  форму
редьки, присущую его голове; в руке он держал тросточку.  Короткие  ножки  в
гамашах едва поспевали за широким шагом Дермота.
   - Если вы согласны  поговорить  с  мадам  Нил  и  тотчас  высказать  свое
искреннее впечатление, то чем скорей, тем лучше.
   Следователь будет вне себя. Я ему звонил, но его  не  было  на  месте.  Я
заранее знаю, что он сделает, когда ему расскажут. Он немедленно сунет ее  в
салатницу, и сегодня же мадам Нил будет ночевать в скрипке.
   Дермот смотрел на него во все глаза:
   - Салатница? Скрипка?
   - А! Забыл! Салатница - это... - Мосье  Горон  поискал  слово.  Затем  он
прибегнул к помощи жестов.
   - "Черный ворон"? - догадался Дермот.
   - Ну да! Ну да! Я же ведь знал! Ну а скрипка - это  то,  что,  по-вашему,
называется каталяжка.
   - Каталажка. "Л" твердое.
   - Ага. Надо запомнить, - сказал мосье Горон,  вытаскивая  свои  крошечный
блокнотик. - Но я льщу себя надеждой, что говорю по-английски неплохо, а?  Я
с Лоузами всегда говорю по-английски.
   - Вы прекрасно говорите по-английски.  Только  умоляю  вас:  не  говорите
"переспать" вместо "выспаться", Мосье Горон кивнул.
   - Это не одно и то же?
   - Совсем не одно и то же. Но...
   Дермот остановился. Он оглядывал тихую улицу, чистенькую,  провинциальную
и уютную в вечернем свете. Из-за серых садовых оград выглядывали каштаны.
   Лондонские коллеги просто не узнали бы сейчас  доктора  Кинроса.  Отчасти
это объяснялось вольностью в одежде: он был в просторном спортивном  костюме
и довольно сомнительной шляпе. Но, помимо этого, в  Ла  Банделетте  он  стал
выглядеть не таким усталым, не таким замученным  вечной  работой.  В  глазах
появился блеск, оживилось и все лицо, лишь в некоторых поворотах  выдававшее
следы пластической операции. Точнее говоря,  свобода  и  покой  были  в  его
чертах до той минуты, когда мосье Горон пустился ему рассказывать  подробную
историю убийства.
   Дермот хмурился.
   - Где же тут, - спросил он, - дом мадам Нил?
   - Прямо перед нами, - и мосье Горон  ткнул  тросточкой  в  высокую  серую
стену налево. - А дом напротив, естественно, вилла "Привет".
   Дермот оглянулся.
   Солидную,  основательную  виллу  "Привет"  с  белым   фасадом   покрывала
темно-красная черепица. Из-за стены не видно было  окон  первого  этажа.  Во
втором этаже было шесть окон, по два окна на комнату. Два окна в середине  -
на этом этаже только они начинались от пола - выходили на балкон. На  них-то
и устремились взгляды Дермота и мосье Горона.  Серые  стальные  ставни  были
плотно закрыты.
   - Очень бы хотелось, - сказал Дермот, -  поглядеть,  каков  этот  кабинет
изнутри.
   - Милый доктор, чего же проще. - Мосье Горон кивнул на дом  Евы.  Он  все
заметней волновался. - Но мы ведь шли к мадам Нил?
   Дермот оставил его слова без внимания.
   - Сэр Морис, - спросил он, - всегда сидел по вечерам, не спуская штор?
   - Скорей всего. Такая жара.
   - Значит, убийца страшно рисковал?
   - Чем?
   - Что его могут увидеть из верхнего этажа любого дома напротив, - пояснил
Дермот.
   - Нет, вряд ли.
   - Почему же?
   Мосье Горон  пожал  плечами,  которые  были  редкостным  достижением  его
портного.
   - Сезон в нашем прекрасном городе, - сказал он, - практически кончился. В
этих виллах сейчас почти не живут. Вы не заметили, какое тут запустение?
   - Разве?
   - Виллы по обе стороны от мадам  Нил  сейчас  пустуют.  Для  верности  мы
расспросили кого только возможно. Единственное лицо,  которое  могло  что-то
видеть, - это сама мадам Нил. Но если бы вдруг, паче  чаяния,  и  оказалось,
что не она убийца, то и тут бы она ничем не могла нам помочь. Потому  что  у
нее, как вы бы выразились, мания: она всегда, непременно зашторивает окна.
   Дермот надвинул шляпу на лоб.
   - Друг мой, - сказал он. - Не нравится мне ваше расследование.
   - Ого?
   - Например, мотивы,  которые  приписываются  мадам  Нил,  простите,  бред
собачий. Сейчас я вам докажу.
   Но доказательства не последовало. Мосье Горон, весь внимание, поглядел во
все  стороны,  чтоб  убедиться,  что  их  никто  не  подслушивает.   Заметив
приближающуюся к ним со стороны бульвара Казино фигуру, мосье Горон  схватил
за руку своего спутника. Он увлек Дермота за ворота виллы Мирамар  и  закрыл
их за собой.
   -  Мосье,  -  прошипел  он,  -  это  сам  Горацио  Лоуз,  без   сомнения,
направляющийся к мадам Нил.  Чтоб  добиться  от  нее  толку,  нам  надо  его
опередить.
   - Но...
   - Прошу вас, не останавливайтесь. Вам нечего на него  смотреть.  Ей-богу,
ничего интересного не увидите. Вперед - и звоните в дверь.
   Звонить в дверь им не пришлось. Не успели они ступить на первую  из  двух
ведущих к ней каменных ступенек, как дверь распахнулась у них перед носом.
   Те, кто оказался за дверью, удивились ничуть не  меньше  их.  Из  сумрака
вырвался приглушенный взвизг. На пороге стояли две женщины, и одна держалась
за дверную ручку.
   Это, как догадался  Дермот,  была  Ивета  Латур.  Темноволосая,  большая,
плотная, с крупными чертами, она, однако же, так  стушевалась,  что  как  бы
слилась с мебелью холла. Недоумение на ее лице сменилось  злобной  радостью,
сверкнувшей в черных  глазках,  чтобы  тотчас  уступить  место  безразличию.
Увидев  же  вторую  девушку  лет  двадцати  с  небольшим,  мосье  Горон  так
поразился, что у него глаза полезли на лоб.
   - Так! - почти пропел он, срывая с головы шляпу. - Так-так-так-так!
   - Прошу прощения, мосье, - пропела Ивета.
   - Что вы, что вы.
   - Это моя сестра, мосье, - вкрадчиво произнесла  Ивета.  -  Она  как  раз
уходит.
   - До свиданья, милая, - сказала девушка.
   - До свиданья, детка, - ответила Ивета с неподдельной нежностью.  -  Будь
здорова. Кланяйся маме.
   Девушка выпорхнула за дверь.
   Нетрудно было заметить в них семейное сходство. Но не больше.
   Девушка была стройна,  одета  по  последней  моде  и  с  большим  вкусом,
прекрасно  держалась,  словом,  была,  что  называется,  "шикарная  девица".
Большие темные глаза посмотрели на  Дермота  тем  откровенно  оценивающим  и
одновременно полным смешливой неуязвимости  взглядом,  какой  сходит  с  рук
только француженкам. Бесстыдно приманчивая недотрога. Пока она спускалась по
ступенькам, вокруг нее парил, как полагается (разве  что  чуть-чуть  слишком
сильный), запах духов.
   - Мадемуазель Прю, - галантно поклонился Горой.
   - Мосье, - почтительно произнесла девица, вежливо  приседая.  После  чего
она удалилась к воротам.
   - Нам нужна, - сказал префект Ивете, - мадам Нил.
   - К сожалению, мосье Горон, вам придется перейти через дорогу,  на  виллу
"Привет". Мадам Нил пьет там чай.
   - Благодарю вас, мадемуазель.
   - Что вы, что вы, мосье!
   Ивета сохраняла невозмутимую вежливость. Но в тот самый миг, когда  дверь
уже затворялась за ними, на ее лице  мелькнуло  выражение,  которого  Дермот
никак не мог определить. Не насмешка ли? Мосье Горон уставился  на  закрытую
дверь и постучал по  собственным  зубам  набалдашником  трости,  прежде  чем
надеть шляпу.
   - Так! - пробормотал он. - Друг мой, я чувствую, что...
   - Что?
   - Что за этим маленьким эпизодом что-то  кроется.  Только  не  знаю,  что
именно.
   - По-моему, тоже, - согласился Дермот.
   - Что-то эти сестрицы затевают. Я так и чую.  Знаете  -  профессиональный
нюх. Но конкретно пока ничего не решаюсь заключать.
   - Девица вам знакома?
   - Мадемуазель Прю? Конечно.
   - Она...
   - Порядочная ли она, хотите вы спросить? - мосье Горон вдруг хихикнул.  -
Так-так! Англичане всегда начинают с этого  вопроса!  -  он  склонил  голову
набок и не сразу ответил:
   - Да, насколько мне известно, она  вполне  порядочная.  У  нее  цветочная
лавка на рю де ла Арп.  Кстати,  недалеко  от  антикварного  магазина  моего
приятеля мосье Вейля.
   - Это который продал табакерку сэру Морису Лоузу?
   - Да. И не получил за нее денег, - префект снова подумал. -  Но  эдак  мы
далеко не уедем, - огорчился он, скорчив довольно неприглядную мину.  -  Что
это мы тут стоим и гадаем, за какой надобностью мадемуазель Прю пожаловала к
своей сестре? Нам нужна мадам Нил. Проще перейти через дорогу  и  послушать,
что скажет сама мадам Нил.
   За этим дело не стало.
   Сад  перед  парадной  дверью  виллы  "Привет"  представлял  собой  хорошо
ухоженную лужайку, обнесенную кирпичной стеной. Парадная дверь была заперта.
Но высокие окна сразу  же  направо  были  широко  распахнуты.  Уже  темнело,
перешло за шесть, и в гостиной сгущались вечерние тени. Но в  этих  сумерках
собрался заряд эмоций посильней любого электрического заряда. Не успел мосье
Горон открыть калитку, как им навстречу из  гостиной  донесся  голос.  Голос
говорившей по-английски  молодой  девушки.  Дермоту  с  такой  отчетливостью
представилась взволнованная Дженис Лоуз, словно он увидел ее своими глазами.
   - Ну, дальше, - говорил голос.
   - Я.., я не могу, - ответил другой женский голос после паузы.
   - Не смотрите так! И говорите! Что же вы, как явился Тоби, сразу умолкли?
- наседала Дженис.
   - Да что же это такое? - вмешался солидный мужской голос, выдававший  тем
не менее полное замешательство. - Что такое?
   - Тоби, милый, я же тебе как раз говорю...
   - У меня сегодня был трудный день на службе. Вам, женщинам,  этого  никак
не понять. Да и папины дела оставлены в довольно  плачевном  состоянии.  Так
что мне не до шуток.
   - Шуток? - эхом подхватила Дженис.
   - Да, не до шуток! Неужели нельзя оставить человека в покое!
   - В ту ночь, когда убили папу, - сказала Дженис, - Ева вы ходила из  дому
и вернулась вся в крови. При ней был ключ от  нашей  двери.  К  ее  пеньюару
прилип агатовый осколок от табакерки.
   Кивнув своему спутнику, мосье Горон бесшумно прошел по  плотной  траве  и
заглянул в окно гостиной.
   Его взгляду открылась просторная комната, уставленная  мебелью,  удобная,
обжитая, со множеством пепельниц и разбросанных там и  сям  вещиц.  Натертый
паркет блестел, как зеркало. Золотистый, в темных подпалинах спаниель дремал
подле  чайного  столика.  Кресла,  обитые  чем-то  плотным  и  рыжим,  белый
мраморный камин, ваза с голубыми и пламенеющими астрами смутно выступали  из
полутьмы. Но люди, одетые во все темное, казались бы всего лишь  призраками,
если б их лица так непреложно не выражали оживления.
   По описаниям мосье Горона, Дермот тотчас узнал Елену  Лоуз  и  Бенджамина
Филлипса, сидящего возле чайного столика с погасшей трубкой в зубах.  Дженис
сидела на низком стуле спиной к окну.
   Евы Нил совсем не было видно,  ее  заслонял  Тоби  Лоуз.  Тоби,  в  сером
костюме с подобающей траурной повязкой на рукаве, стоял у  камина.  На  лице
его застыло несколько глуповатое выражение, и одну руку он поднял как бы для
того, чтоб защитить глаза от света.
   Он  недоуменно  переводил  взгляд  с  матери   на   Дженис   и   обратно.
Красноречивыми сделались даже его усики. Он повысил голос:
   - Господи, да о чем вы?
   - Тоби, - неуверенно произнесла  Елена,  -  всему  этому,  конечно,  есть
объяснение.
   - Объяснение?
   - Да. Все это получилось из-за Неда Этвуда, Евиного мужа.
   - О? - сказал Тоби.
   Обескураженный этой невероятной фразой, Тоби поднял брови. Сорвавшемуся с
его губ односложному  восклицанию  предшествовала  легкая  пауза.  Это  "о?"
прозвучало вполне сдержанно. И все же чуткое ухо могло безошибочно различить
в нем муки ревности.
   - Мама! - Тоби облизал губы. - Неужели же нельзя запомнить,  что  он  Еве
уже никакой не муж?
   - Но Ева говорит, он сам не может этого запомнить, - вмешалась Дженис.  -
Он вернулся в Ла Банделетту.
   - Знаю. Слышал, - произнес Тоби. Потом  он  отнял  руку  от  глаз  и  тут
потерял всякую власть над собой. - Я хочу знать, что же это.., что же это...
   - Мистер Этвуд, - ответила Дженис, - ворвался к  Еве  в  ту  ночь,  когда
убили папу.
   - Ворвался?
   - У него оставался ключ от ее дома. Он поднялся  наверх,  когда  она  уже
разделась.
   Тоби окаменел.
   Насколько можно было разобрать в сумерках, лицо  его  приняло  совершенно
бессмысленное выражение. Он попятился, наткнулся на камин и чуть не упал. Он
устремил было взгляд на Еву но тотчас, очевидно, одумался.
   - Дальше, - сказал он хрипло.
   - При чем тут я, - сказала Дженис. - Спрашивай Еву. Она  тебе  расскажет.
Ева, ну говорите! Не обращайте на него внимания.  Расскажите  нам  все,  как
будто Тоби здесь и нет.
   С уст мосье Горона, префекта полиции в Ла Банделетте, сорвалось  утробное
урчанье. Затем он перевел дух. На  пухлой  круглой  физиономии  отобразилась
любезность. Он распрямил плечи и снял шляпу. Он проворно  ступил  вперед  и,
щелкнув каблуками по натертому паркету, очутился в гостиной.
   - И как если бы тут не было меня, мадам Нил, - сказал он.
 
Глава 9 
 
   Через десять минут мосье Горон уже  сидел  в  кресле  и,  весь  внимание,
понукал ее. Он с блеском начал  допрос  по-английски,  потом  разволновался,
запутался  в  длинных  неудобопонятных  пассажах  и  с  разбегу  перешел  на
французский.
   - Итак, мадам, - допытывался он, как будто легонько тыкал в нее  пальцем,
- ну а дальше?
   - Да что тут еще рассказывать? - вскричала Ева.
   - Мистер Этвуд, - сказал префект, - прокрался вверх по  лестнице  с  этим
ключом в руках. Так! Он пытался, - мосье Горон откашлялся, - завладеть вами.
А?
   - Да.
   - И, разумеется, против вашего желания?
   - Еще бы!
   - Конечно, конечно, - успокоил ее мосье Горон. - Ну а дальше, мадам?
   - Я умоляла, чтоб он ушел без сцен и  без  шума,  потому  что  в  комнате
напротив, через дорогу, сидит сэр Морис Лоуз.
   - А потом?
   - Он стал отдергивать штору, чтоб посмотреть, действительно ли сэр  Морис
еще сидит у себя в кабинете. Я выключила свет...
   - Выключили свет?
   - Ну да.
   Мосье Горон нахмурился.
   - Извините меня за тупость, мадам. Но согласитесь, что это был не  лучший
способ охладить пыл мистера Этвуда.
   - Я же вам говорю, я не хотела, чтоб узнал сэр Морис!
   Мосье Горон подумал.
   - Стало быть, вы признаете, мадам, -  сказал  он  наконец,  -  что  страх
разоблачения, и именно этот страх, сделал вас.., э.., э.., непреклонной?
   - Нет, нет, нет!
   В продолговатой гостиной сгущались сумерки. Члены семьи Лоузов застыли  в
разных позах, как восковые фигуры. Лица их  почти  ничего  не  выражали,  по
крайней мере, никаких определенных чувств. Тоби по-прежнему стоял  у  камина
и, повернувшись к нему, протягивал руки к несуществующему пламени.
   Префект полиции не грозил, не  запугивал.  Ему  было  явно  не  по  себе.
Мужчина и француз,  мосье  Горон  честно  пытался  разобраться  в  ситуации,
которая совершенно ставила его в тупик.
   - Вы испугались этого Этвуда?
   - Да, очень.
   - И все же не попытались позвать сэра  Мориса,  который  был  совсем  под
рукой?
   - Я же говорю, я не могла!
   - Кстати, а что делал в это время сэр Морис?
   -  Он  сидел,  -  ответила  Ева,  припоминая   сцену,   с   непереносимой
отчетливостью запечатлевшуюся у нее в памяти, - он сидел за столом с лупой в
руке и что-то разглядывал. Рядом с ним...
   - Да, мадам?
   Она чуть было не прибавила: "Рядом с ним был кто-то еще",  но  посмотрела
на Лоузов, сообразила, как это могло быть понято,  и  осеклась.  Воображение
снова нарисовало ей шевелящего губами старого джентльмена,  лупу  и  смутную
тень сзади.
   - Рядом с ним, на столе, лежала табакерка, - чуть слышно сказала  Ева,  -
он ее разглядывал.
   - В котором часу это было, мадам?
   - Я.., я не помню!
   - Ну а потом?
   - Нед бросился ко  мне.  Я  его  оттолкнула.  Я  умоляла  его  не  будить
служанок. - Ева изливалась,  она  говорила  чистую  правду;  и  все  же  при
последних ее словах лица слушателей  слегка  вытянулись.  -  Как  же  вы  не
понимаете? Я не хотела, чтоб служанки узнали! И тут зазвонил телефон.
   - Ага! - сказал мосье Горон с облегчением.  -  В  таком  случае  нетрудно
установить время, - он оглядел всех. - Кажется,  мосье  Лоуз,  вы  позвонили
мадам Нил ровно в час?
   Тоби кивнул. Но он и не посмотрел на мосье Горона. Он обратился  прямо  к
Еве.
   - Так, значит, пока ты со мной говорила. - сказал Тоби, - этот тип торчал
у тебя в спальне?
   - Прости меня! Я старалась, чтоб ты не узнал.
   - Да, - согласилась Дженис, неподвижно сидевшая на  низком  стульчике,  -
что верно, то верно.
   - Он стоял рядом, - бормотал Тоби, - сидел рядом. Может быть,  даже...  -
Он закончил свою фразу выразительным жестом. - А ты говорила  так  спокойно.
Как ни в чем не бывало. Как будто я разбудил тебя своим звонком, и ты  ни  о
чем, кроме меня, и думать не думаешь...
   - Продолжайте, пожалуйста, - перебил его мосье Горон.
   - Потом, - сказала Ева, - я стала его выгонять. А он все  не  уходил.  Он
сказал, что не допустит, чтоб я сделала ошибку.
   - И что он имел в виду, мадам?
   - Что мне не следует выходить за Тоби. И он  решил,  что  обо  мне  плохо
подумают, неверно подумают, если  он  высунется  из  окна  и  закричит  сэру
Морису, что вот он в моей спальне. А  когда  уж  Нед  заберет  что-нибудь  в
голову, с ним не сладить. Он подошел к окну.  Я  бросилась  за  ним.  Но  мы
выглянули и...
   Ева вытянула вперед обе руки ладонями вверх. Дермот Кинрос, Аристид Горон
- все способные ощущать атмосферу прониклись ужасом наступившей паузы.
   Ее нарушали негромкие звуки. Елена Лоуз, прижав руку  к  груди,  тихонько
покашливала. Бенджамин Филлипс, только что сосредоточенно набивавший трубку,
теперь  зажигал  спичку:  треск  ее  о  коробку  звучал  как   выжидательное
покрякиванье. Дженис застыла, и по ее большим, наивным  глазам  видно  было,
что до нее постепенно доходит значение внезапного молчания  Евы.  Один  Тоби
решился прервать его.
   - Вы выглянули в окно? - спросил он. Ева отчаянно тряхнула головой.
   - Когда?
   - Сразу же после...
   Этого было достаточно. Вокруг нее уже послышался  шепот.  Вслух  говорить
никто не осмеливался, будто боясь вызвать злых духов.
   - Вы не видели?.. - начала Елена.
   - Никого? - вступила Дженис.
   - Ничего? - пробормотал дядя Бен.
   Никем не замечаемый в темном уголке, опершись подбородком в ладони  и  не
сводя глаз с Евы Нил, Дермот ломал себе голову над тем, что  кроется  за  ее
сбивчивым, неубедительным рассказом.
   Привычно все анализируя, он отмечал: богатое воображение. Легко внушаема.
Добра, великодушна, быть может, даже в  ущерб  себе.  Предана  всякому,  кто
хорош с нею. Да, такую женщину можно довести и до того, что  она  пойдет  на
убийство. И эта мысль больно кольнула  Дермота,  пробившись  сквозь  толстую
скорлупу, в которой он вот уже двадцать лет прятался от собственных чувств.
   Он разглядывал ее. Следил, как  пальцы  ее  сжимают  подлокотники  рыжего
кресла. Он разглядывал тонкое лицо, плотно сжатые губы  и  бьющуюся  на  шее
жилку. Морщинка у нее на лбу отражала отчаянную работу мысли. Он следил, как
она переводит взгляд с Тоби на Дженис, с Дженис на Елену и дядю Бена и опять
на Тоби.
   И Дермот подумал: "Сейчас эта женщина солжет".
   - Нет! - крикнула Ева; все тело ее напряглось, и видно было, что  она  на
что-то решилась. - Мы не видели никого. И ничего.
   - Мы., - повторил Тоби, стукнув кулаком  по  камину.  -  "Мы"  ничего  не
видели!
   Мосье Горон взглядом призвал его к молчанию.
   - Однако же, мадам, - произнес он с роковой  любезностью,  -  вы  все  же
что-то увидели. Сэр Морис был мертв?
   - Да!
   - Вы ясно его разглядели?
   - Да.
   - Так отчего же, мадам, вы утверждаете, - вкрадчиво  спросил  префект,  -
что это было "как раз после" того, как его убили?
   - Я этого не утверждаю, - ответила  Ева  после  короткой  заминки.  Серые
глаза смотрели прямо на мосье Горона; она тяжело дышала. -  Просто  мне  так
показалось.
   - Продолжайте, пожалуйста, - вздохнул мосье Горон, прищелкнув пальцами.
   - Вошла бедная Елена и закричала. И тогда я всерьез выгнала Неда.
   - О? Стало быть, прежде, мадам, вы гнали его не всерьез?
   - Всерьез. Я уже вам  сказала!  Но  тут  уж  он  и  сам  понял,  что  ему
необходимо уйти! Сначала я отобрала у него этот  самый  ключ  и  положила  в
кармашек пижамы. Когда он спускался по лестнице, он...  -  Тут  она  поняла,
какую странную, почти несуразную вещь ей сейчас придется рассказать. - Когда
он спускался по лестнице, он оступился и разбил себе нос.
   - Разбил нос? - повторил мосье Горон.
   - Да. Пошла кровь. Я до него дотронулась и перепачкала руки и  халат.  Вы
так переволновались всего-навсего из-за крови Неда Этвуда.
   - Вот как, мадам?
   - Зачем вам спрашивать меня? Можете спросить у Неда. Какой бы он ни  был,
а подтвердит каждое мое слово, раз вы поставили меня в такое положение.
   - Вы думаете, мадам?
   Ева опять отчаянно тряхнула головой. Она быстрым молящим взглядом окинула
окружающих. Эта женщина,  кажется,  уже  спутала  все  карты  Дермота.  Черт
возьми! В жизни еще он не испытывал ничего подобного! Но  холодным  умом  он
тем не  менее  понимал,  что  Ева,  если  исключить  ту  маленькую  заминку,
рассказала чистую правду.
   - Итак,  мистер  Этвуд,  -  продолжал  префект,  -  как  вы  утверждаете,
"споткнулся на ступеньках и разбил себе нос". Других повреждений не было?
   - Других повреждений? Не понимаю.
   - Не повредил ли он ну, скажем, голову? Ева сдвинула брови:
   - Не знаю. Может быть. Лестница крутая, высокая, грохнулся он ужасно. Я в
темноте не разглядела. Но кровь шла из носу, это я помню.
   Мосье Горон улыбнулся туманной улыбкой, тем давая понять, что  не  ожидал
иного ответа.
   - Продолжайте, будьте любезны.
   - Я выпустила его через черный ход...
   - Почему через черный ход?
   - На улице было полно полицейских. Он ушел. И тут случилось еще  одно.  У
меня дверь черного хода запирается на английский замок.  Пока  я  стояла  во
дворе, ее захлопнуло ветром, и я не могла попасть в дом.
   После  паузы,  во  время  которой  все  члены  семьи  Лоузов   недоуменно
переглядывались, Елена обратилась к Еве.
   - Да нет же, милочка, вы,  видно,  ошиблись?  -  тоном  мягкого  увещания
сказала она. - Дверь захлопнуло ветром? Вы это точно помните?..
   - В ту ночь не было ни ветерка, - вмешалась Дженис. - Мы еще говорили  об
этом в театре.
   - Да.., я знаю.
   - Ну так как же, милочка! - вскрикнула Ельна.
   - Да, я и сама об этом подумала. И уже потом, когда я стала  думать,  как
же это получилось, я поняла, что кто-то.., ну да, нарочно захлопнул дверь.
   - Ого? - сказал мосье Горон. - Кто же?
   - Ивета. Моя горничная. - Ева стиснула руки, ее всю передернуло,  как  от
боли. - За что она  меня  так  ненавидит?  Брови  мосье  Горона  еще  больше
поднялись.
   - Верно ли я вас понял, мадам? Вы обвиняете Ивету Латур в  том,  что  она
нарочно захлопнула дверь перед вашим носом?
   - Клянусь вам, я никого не хочу обвинять! Я просто, изо всех сил стараюсь
понять, как это получилось!
   - Вот и мы тоже стараемся, мадам. Продолжайте ваш интереснейший  рассказ.
Итак, вы во дворе...
   - Ну да! Я же не могла попасть в дом!
   - Не могли попасть в дом? Господи боже! Чего же проще постучать  в  дверь
или позвонить, а, мадам?
   - Ну да, и разбудить служанок, а ведь я ни за что не хотела их будить. Ни
за что. Особенно Ивету...
   - Которая, если я вас верно понял, сама уже  проснулась  и  для  какой-то
надобности захлопнула перед вами дверь. Очень вас  прошу,  -  добавил  мосье
Горон, неубедительно пытаясь придать своему голосу нотки  сочувствия,  -  не
огорчайтесь. Я  не  стараюсь  поймать  и  сбить  вас,  мадам.  Я  хочу  лишь
установить.., как бы это сказать?., всю правду, как вы ее излагаете.
   - Но это все!
   - Все? Все?
   - Я вспомнила, что у меня в пижаме ключ  от  парадного,  обогнула  дом  и
вошла в холл. Я потеряла  поясок;  не  помню  даже,  как  он  развязался,  я
заметила, что его нет, только когда.., когда стала умываться.
   - Ах!
   - Вы, наверное, его нашли?
   - Да, мадам. Простите, что обращаю на это внимание, но  ваша  история  не
осветила  одной  маленькой  частности.  Я  имею  в  виду  агатовый  осколок,
запутавшийся в кружевах вашего халата.
   Ева спокойно ответила:
   - О нем я ничего не знаю. Прошу вас, поверьте. -  Она  прижала  ладони  к
глазам и тотчас отняла. Она говорила с глубочайшей искренностью, которая  не
могла не подействовать на ее слушателей. - Я в первый раз про него слышу.  Я
почти могу клясться, что, когда я пришла домой, на халате не  было  никакого
осколка. Я ведь уже сказала: я сняла халат, чтоб помыться. Просто приходится
думать, что кто-то подсунул этот осколок уже потом.
   - Подсунул, -  скорей  утвердительно,  чем  вопросительно  заметил  мосье
Горон.
   Ева засмеялась. Она недоуменно переводила взгляд с одного лица на другое.
   - Но ведь не можете же вы думать, что я убийца?
   - Честно говоря, мадам, нам не чужда эта фантастическая идея.
   - Но я могу.., как же?., я же могу  доказать,  что  каждое  мое  слово  -
чистая правда!
   - Каким образом, мадам? - осведомился префект, постукивая отманикюренными
пальцами по столику рядом со своим креслом.
   Ева обратилась к остальным.
   - Простите меня. Я ничего вам раньше не говорила, потому что  не  хотела,
чтоб вы знали, что Нед был у меня в комнате.
   - Вполне понятная причина, - бесцветным голосом сказала Дженис.
   - Но это, - Ева подняла руки, - это до того смехотворно, что  я  даже  не
знаю, что тут и сказать. Эдак можно разбудить человека среди ночи и объявить
ему, что он убил кого-то, кого он и  в  глаза  не  видел.  Я  бы  до  смерти
перепугалась, если б не была уверена, что каждое свое слово могу доказать.
   - Должен вас обеспокоить, мадам, повторением  своего  вопроса,  -  сказал
мосье Горой. - Каким образом вы собираетесь все это доказать?
   - Я имею в виду Неда Этвуда, конечно.
   - А... - сказал префект полиции.
   Все его движения были обдуманны. Он приподнял лацкан  пиджака  и  понюхал
белую розу в петлице. Глаза его не отрывались от некой точки на паркете.  Он
чуть заметно взмахнул рукой. Он нахмурился, и больше на лице его  ничего  не
отражалось.
   - Скажите, мадам. Вы всю неделю обдумывали эту вашу историю?
   - Ничего я не обдумывала. Я в первый раз обо всем этом  слышу.  Я  говорю
вам правду. Мосье Горон поднял глаза.
   - Виделись ли вы, мадам, в продолжение этой недели с Недом Этвудом?
   - Нет, конечно, нет.
   - Вы все еще любите его, Ева? - тихо спросила Дженис. - Вы любите его?
   - Милая, ну, конечно, нет, - успокоительно вмешалась Елена.
   - Вот спасибо вам, - сказала Ева. Она взглянула на Тоби.  -  Неужели  еще
надо это объяснять? Я  его  ненавижу,  он  мне  противен,  он  для  меня  не
существует! Глаза б мои на него не смотрели!
   - Вряд ли, по-моему, - мягко заметил мосье  Горон,  -  у  вас  еще  будет
случай на него смотреть.
   Все повернулись в его сторону. Мосье Горон, вновь  погрузившийся  было  в
созерцание паркета, наконец оторвал от него взор.
   - Разумеется, мадам, вам известно, что мосье Этвуд при  всем  желании  не
может подтвердить вашу версию?  В  голосе  мосье  Горона  появились  строгие
нотки.
   - Разумеется, мадам, вам известно, что мосье Этвуд лежит в отеле  "Замок"
с сотрясением мозга?
   Прошло секунд десять, прежде чем Ева  встала,  высвободясь  из  глубокого
кресла. Она смотрела на префекта. Дермот только сейчас заметил, что  на  ней
черная юбка и серая шелковая блузка, оттеняющая нежно-розовый  цвет  лица  и
серые, широко расставленные глаза. Но, кроме того, Дермот, который как будто
улавливал каждую ее мысль, заметил и перемену в ее настроении.
   Он почувствовал, что до сих пор все эти обвинения были для нее всего лишь
чем-то вроде грубой, неудачной шутки. Теперь она поняла, что это не так. Она
поняла, чем все это чревато. Она поняла, какая страшная опасность  таится  в
каждом вкрадчивом слове префекта и в каждом его сдержанном жесте.
   - Сотрясение... - начала она.
   Мосье Горон кивнул.
   - Неделю назад, в половине второго ночи, - продолжал он,  -  мосье  Этвуд
вошел в вестибюль "Замка". В лифте, поднимаясь к себе в  номер,  он  потерял
сознание.
   Ева прижала ладони к вискам.
   - Значит, это когда он уходил от  меня!  Было  темно.  Ничего  не  видно.
Значит, он разбил голову, когда... - после паузы она добавила:
   - Бедный Нед!
   Тоби Лоуз стукнул кулаком по камину.
   Саркастическая  усмешка   несколько   испортила   безупречную   учтивость
физиономии мосье Горона.
   - К сожалению, - продолжал он, - перед тем как потерять  сознание,  мосье
Этвуд все же успел объяснить, что на улице его сбила машина  и  он  ударился
головой о край тротуара. Это были его последние слова.
   Тут  мосье  Горон  провел  пальцем  по  воздуху,   как   бы   в   изящном
заключительном росчерке.
   - Видите ли, мосье Этвуд  едва  ли  сможет  теперь  что  бы  то  ни  было
подтвердить. Он вряд ли оправится.
 
Глава 10 
 
   На лице мосье Горона отразилось сомнение.
   - Возможно, мне бы не следовало вам это говорить, - добавил он. - Да.  Не
рекомендуется допускать излишнюю откровенность с обвиняемым до ареста...
   - Ареста! - вырвалось у Евы.
   - Должен предупредить вас о такой возможности, мадам.
   Напряжение достигло высшей точки. Все, кроме Горона, уже не  в  состоянии
были говорить по-французски.
   - Нет, не сделают они этого, - со слезами на глазах  сказала  Елена.  Она
дышала с присвистом и решительно выдвигала вперед нижнюю губу.  -  Не  могут
они так поступить с английской подданной. Бедный Морис очень дружил с  нашим
консулом. И все же, Ева...
   - Нет, это кое-что объясняет, - сама не своя крикнула  Дженис.  -  Я  про
осколок говорю... И почему вы  не  звали  на  помощь,  если  на  самом  деле
испугались этого мистера Этвуда. Уж я бы позвала.
   Тоби в сердцах лягнул каминную решетку.
   - И этот парень в  самом  деле  торчал  в  комнате,  когда  я  звонил,  -
пробормотал он, - вот что меня убивает...
   Дядя Бен молчал. Он вообще редко высказывался. У дяди Бена  были  золотые
руки, он мог починить машину, выстрогать игрушечный кораблик и оклеить стены
не хуже любого профессионала. Он сидел у чайного  столика  и  курил  трубку.
Время от времени  он  поглядывал  на  Еву  с  едва  заметной  подбадривающей
улыбкой, но добрые глаза  смотрели  беспокойно,  и  он  все  качал  и  качал
головой.
   - Что касается, - тут и мосье  Горон  перешел  на  английский,  -  ареста
миссис Нил...
   - Одну минуту, - сказал Дермот.
   Все вздрогнули, когда он заговорил.
   Они его и не заметили, во всяком случае, не обратили на него внимания. Он
сидел в темном уголке за пианино. Теперь  глаза  Евы  устремились  прямо  на
него. На секунду он испытал приступ страха и смущения,  которые  так  мучили
его в прошлом, когда он думал, что на всю жизнь останется уродом.  Пережиток
недобрых давних дней. Тех дней, когда он понял, что нет  ничего  мучительней
душевных страданий, и выбрал соответствующую специальность.
   Мосье Горон вскочил.
   - Ах ты, господи! - театрально вскричал префект. -  Я  забыл.  Друг  мой,
прошу извинить, если я был с вами невежлив. Но тут такие дела...
   Префект простер руку.
   - Я желаю вам представить моего друга, доктора Кинроса, из Англии. А  это
люди, о которых я вам говорил. Миледи Лоуз, брат, дочь, сын.  И  мадам  Нил.
Как поживаете? Надеюсь, хорошо?
   Тоби оторопел.
   - Вы англичанин? - спросил он.
   - Да, - улыбнулся Дермот. - Я англичанин. Но пусть вас это не беспокоит.
   - Я думал, вы  подчиненный  Горона,  -  тоном  оскорбленного  достоинства
заявил Тоби. - Черт побери, а мы при вас говорили, - он оглядел  всех,  -  и
так свободно!
   - Ну и что? - сказала Дженис.
   - Извините  меня,  пожалуйста,  -  сказал  Дермот,  -  единственное,  что
оправдывает мое вторжение, это...
   - Это то, что я попросил доктора Кинроса мне  помочь,  -  объяснил  мосье
Горон.  -  Для  души  он  занимается  медициной,  он  замечательный  врач  и
практикует на Уимпол-стрит. А  помимо  этого,  насколько  мне  известно,  он
изловил трех важных преступников.  У  одного  был  неверно  застегнут  плащ,
другого выдала манера говорить... Психологический подход, понимаете.  Вот  я
его и позвал сюда...
   Дермот смотрел прямо на Еву.
   - Потому, что у моего друга мосье Горона, - сказал он, - имеются сомнения
относительно улик против миссис Нил.
   - Друг мой! - вскричал префект с горьким упреком.
   - Разве нет?
   - Нет, - ответил Горон самым зловещим тоном. - Теперь уже нет.
   - Но истинная причина моего прихода и попыток оказать вам помощь та,  что
я когда-то знал вашего мужа...
   - Вы знали Мориса? - крикнула Елена, встречая взгляд Дермота.
   - Да. Давно еще, когда моя работа  была  связана  с  тюрьмами.  Он  очень
интересовался тюремной реформой.
   Елена покачала головой. Как ни смущало ее присутствие  нежданного  гостя,
она  вскочила  с  кресла,  стараясь  выказать  ему  радушие.  Но  напряжение
последней недели не могло не сказаться. Как всегда, при упоминании Мориса ей
на глаза навернулись слезы.
   - Морис, - сказала она, - не просто  интересовался.  Он  изучал  тюремную
публику, то есть, я хочу сказать, заключенных, он буквально все о них  знал.
Хоть они-то сами часто ничего про него не знали. Потому что,  понимаете,  он
помогал им и не хотел никакой благодарности, - голос ее уже  дрожал.  -  Ой,
господи, и о чем это я говорю? Какой смысл об этом сейчас вспоминать?
   - Доктор Кинрос, - тихо и отчетливо произнесла Дженис.
   - Да?
   - Они всерьез говорят об аресте Евы?
   - Надеюсь, что нет, - спокойно сказал Дермот.
   - Надеетесь? Почему?
   - Потому что в противном случае мне пришлось бы сражаться с  моим  старым
другом мосье Гороном до последнего.
   - Ну хорошо, вот вы слышали рассказ Евы. Так что вы об этом  думаете?  Вы
ей верите?
   - Да.
   Лицо мосье  Горона  являло  собой  образец  вежливого  бешенства.  Но  он
смолчал.
   Присутствие Дермота действовало на всех успокаивающе,  разряжало  нервное
напряжение.
   - Каково было все это выслушать, - заметил Тоби, - каково нам всем...
   - Еще бы. А вам не приходило в голову, - сказал Дермот, - что миссис  Нил
тоже не так-то удобно было все это рассказывать?
   - И вдобавок  еще  в  присутствии  совершенно  постороннего  человека!  -
продолжал свое Тоби.
   - Прошу прощения. Я могу уйти.
   Тоби, по-видимому, сделал над собой усилие.
   - Я не говорил вам, чтоб вы ушли, -  проворчал  он.  На  его  добродушной
физиономии выразилась брюзгливая растерянность. - Все это так  неожиданно...
Человек пришел с работы - и вдруг...  Но  вы  разбираетесь  в  таких  вещах,
верно? Кстати, один мой знакомый вас знает. Так вы думаете.., э-э-э?  Дермот
изо всех сил старался не смотреть на Еву. Она была жалка. Сама  не  своя  от
страха,  она  стояла  возле  кресла,  сжав  руки  и  ловя  взгляд  Тоби.  Не
требовалось быть тонким психологом, чтобы понять, что ей хочется услышать от
него хоть одно слово поддержки. Но такого слова она не дождалась.  При  виде
этого в Дермоте поднялась злость.
   - Хотите откровенно? - спросил он. Возможно, в глубине души Тоби вовсе не
хотел откровенности. Но он кивнул в знак согласия.
   - Хорошо, - улыбнулся Дермот. - По-моему, вы сами должны решить.
   - Решить?
   - Да. Виновна ли  миссис  Нил  в  измене  или  она  виновна  в  убийстве?
Понимаете, она не может быть виновна и в том и в другом.
   Тоби открыл было рот, но тотчас снова закрыл. А Дермот, по очереди обведя
взглядом всех, так же строго и настойчиво опять обратился к Тоби:
   - Вы забываете существенную вещь. То  вы  заявляете,  что,  ах,  как  это
невыносимо, что мистер Этвуд был в спальне, когда вы звонили. И  тут  же  вы
требуете объяснения, почему  осколок  табакерки  запутался  в  ее  кружевах.
Подумайте, каково это миссис Нил, если вам, ее друзьям, мало одного из двух.
Мистер Лоуз, вы должны решить. Если она была тут и убила вашего  отца  -  по
каким мотивам, правда, мне совершенно непонятно - значит, Этвуд не был у нее
в спальне. И вы можете не беспокоиться насчет измены. А если Этвуд был у нее
в спальне, значит она никак не могла быть тут и  убить  вашего  отца.  -  Он
помолчал. - Ну так как же, сэр?
   Безупречная вежливость его тона полоснула Тоби  как  бритвой.  Все  будто
опомнились.
   - Доктор, - сказал мосье Горон громко, но сдержанно, -  мне  бы  хотелось
переговорить с вами наедине.
   - С удовольствием.
   - Вы не возражаете, мадам, - мосье Горон повернулся к Елене  и  заговорил
еще громче, - если мы с доктором Кинросом на минуточку выйдем в холл?
   И, не дожидаясь ответа, решительно взяв Дермота  за  плечо,  мосье  Горон
по-хозяйски повел его через  комнату.  Мосье  Горон  отворил  дверь,  жестом
пригласил Дермота пройти вперед, коротко поклонился остающимся в гостиной  и
вышел.
   В холле было почти совсем темно. Мосье Горон дотронулся до выключателя  и
осветил сводчатый, выложенный серыми изразцами холл  и  каменную,  устланную
красным ковром лестницу. Тяжко дыша, префект полиции повесил шляпу и  трость
на вешалку. Беседа на английском языке несколько  утомила  его;  убедившись,
что дверь закрыта, он набросился на Дермота уже по-французски.
   - Друг мой, вы меня разочаровали.
   - Тысяча извинений.
   - Более того, вы предали меня. Я привожу вас сюда,  рассчитывая  на  вашу
помощь. И, господи,  что  же  вы  делаете?  Можете  вы  мне  объяснить  свое
поведение?
   - Эта женщина невиновна.
   Мосье Горон начал мерить холл мелкими шажками. Остановился он лишь затем,
чтобы подарить Дермота самым загадочным, самым галльским взором.
   - И что же, - вежливо поинтересовался он, - это выводы ума или сердца?
   Дермот не ответил.
   - Ничего себе! - сказал мосье Горон. - А  я-то  думал,  что  хоть  вы-то,
слуга научных фактов, - не сами ли вы себя так называли? - останетесь  глухи
к чарам мадам Нил! Эта женщина социально опасна!
   - Говорю вам...
   Но тот смотрел на него с жалостью.
   - Я не детектив, милый доктор. Нет, нет и  нет!  Но  когда  речь  идет  о
тру-ля-ля - о! тут дело другое.  Любое  тру-ля-ля  я  чую  на  полметра  под
землей.
   Дермот посмотрел ему прямо в глаза.
   - Даю вам честное слово, - убежденно сказал он; -  я  не  верю,  что  она
виновна.
   - Ах, эта ее история...
   - А чем она плоха?
   - Милый доктор! Вы еще спрашиваете?
   - Да, а что? Этвуд  падает  с  лестницы  и  разбивает  голову.  Все,  что
рассказала миссис Нил, очень типично. Говорю вам это  как  медик.  Кровь  из
носа, хоть нос и не разбит, один из вернейших  признаков  сотрясения  мозга.
Этвуд встает, думая, что ушиб несерьезный; он идет в гостиницу и тут  теряет
сознание. Это тоже типичная картина.
   Слово "типичная" насторожило мосье Горона. Но  он  не  стал  вдаваться  в
подробности.
   - Но ведь сам мосье Этвуд?..
   - Ну и что? Он понимает, что его дела плохи. Он соображает, что ничто  не
должно связывать его с миссис Нил и происшествием на рю дез Анж.  Откуда  же
ему знать, что ее втянут в это убийство как главную виновницу? Кто мог такое
предвидеть? Вот он и сочиняет историю о том, что его сбила машина.
   Мосье Горон сделал кислую мину.
   - Скажите, - справился Дермот, - вы, конечно, сравнили кровь сэра  Мориса
с той, которую обнаружили на пояске и халатике?
   - Еще бы. И должен вам сказать, что группа крови там и там совпадает.
   - Какая же это группа? - Четвертая.
   Дермот вскинул брови.
   - Не слишком удачно, правда? Это  же  самая  распространенная  группа.  С
такой кровью ходит сорок один процент всех жителей Европы.  А  кровь  Этвуда
брали на исследование?
   - Конечно, нет. Зачем? Я же сегодня в первый раз слышу версию мадам Нил!
   - Так проверьте. Если кровь окажется другой группы, ее  история  отпадает
сама собой.
   - Ах!
   - Но, с другой стороны, если она  тоже  окажется  четвертой  группы,  это
будет по крайней мере негативным подтверждением слов миссис Нил.  Во  всяком
случае, в интересах правосудия следует все проверить, прежде чем бросать эту
женщину в тюрьму и на ней испытывать новейшие утонченные методы воздействия.
   Мосье Горон снова пустился в пробежку по холлу.
   - Ну а я, - заорал он, -  я  лично  предпочитаю  думать,  что  мадам  Нил
прослышала о том, что мосье Этвуда сбила машина, и приспособила этот факт  к
своей истории. В полной уверенности - заметьте!  -  что  мосье  Этвуд,  тоже
влюбленный в нее, подтвердит каждое ее слово, когда очнется.
   Дермот не мог не признать в душе, что это звучит весьма правдоподобно. Он
совершенно не сомневался в своей правоте, но вдруг?  Тревожащее  воздействие
Евы Нил не проходило; она словно была с ними в холле.
   И тем не менее он совершенно точно знал, что его заключения, его  догадки
безошибочны, что человеческая логика всегда  перевешивает  логику  улик.  Но
если он не будет упорно бороться против крючкотворства, эту женщину  засадят
за решетку как убийцу.
   - Ну а мотивы? - поинтересовался он. - Нашли вы хоть какие-то мотивы?
   - К черту ваши мотивы!
   - Ну! Это вас недостойно. Зачем  все  же  ей  было  убивать  сэра  Мориса
Лоуза?
   - Я уже говорил вам сегодня, -  ответил  мосье  Горон.  -  Это,  конечно,
теория. Но в ней все сходится. Вечером, перед тем как его убили,  сэр  Морис
слышит что-то ужасное о мадам Нил...
   - Что же он слышит?
   - Ну откуда я, разрази меня гром, могу это знать!
   - Тогда зачем же высказывать такие догадки?
   - Доктор, не перебивайте, дайте мне сказать! Старик возвращается домой  в
странном состоянии - вы слышали. Он  что-то  говорит  мосье  Горацио,  этому
Тоби. Оба возбуждены. В час ночи мосье Горацио звонит мадам  Нил  и  все  ей
передает. Мадам Нил, тоже возбужденная,  идет  сюда,  к  сэру  Морису,  чтоб
выяснить с ним отношения...
   - Ага, - перебил Дермот, - вам тоже одного из двух мало!
   Мосье Горон недоуменно заморгал.
   - Прошу прощения?..
   - Сейчас вы убедитесь, - продолжал Дермот, - что ничего  этого  не  было.
Никакой ссоры. Никаких резких слов. И даже выяснения отношений. По вашей  же
собственной теории убийца неслышно вошел, подкрался сзади к глухому  старику
и ударил его, когда тот любовался своей бесценной табакеркой. Верно?
   Мосье Горон замялся.
   - Ну... - начал он.
   - Так! Вы говорите, что это сделала миссис Нил.  Зачем?  Потому  что  сэр
Морис знал про нее что-то, что было известно и Тоби Лоузу, - ведь  Тоби  сам
только что сообщил ей все это по телефону,верно?
   - Положим, вы правы...
   - Представьте себе, что я звоню вам среди ночи и говорю:
   "Мосье Горон,  следователь  сегодня  сказал  мне,  что  вы  шпион  и  вас
расстреляют". Так неужели же вы побежите убивать следователя, чтобы  пресечь
распространение секрета, который я-то все равно уже  знаю?  Тот  же  случай!
Если выяснилось что-то порочащее миссис Нил,  зачем  же  ей  красться  через
дорогу и убивать отца своего жениха, даже не попытавшись с ним объясниться?
   - Женщины, - веско сказал мосье Горон, - существа загадочные.
   - Но ведь не настолько же!
   На этот раз мосье Горон более вдумчиво и медленно измерял шагами холл. Он
опустил голову и весь кипел. Несколько раз он начинал говорить, но осекался.
В конце концов он в отчаянии распростер руки.
   -  Друг  мой,  -  вскричал  он,  -  вы  стараетесь  убедить  меня  против
очевидности!
   - Но сомнения же могут быть?
   - Сомнения, - сознался префект, - всегда могут быть.
   - И вы все-таки собираетесь ее арестовать? Мосье Горон так и взвился.
   - Еще бы! Какой же может быть разговор!  Как  только  будет  распоряжение
следователя! Если,  конечно...  -  его  глазки  коварно  блеснули,  -  если,
конечно,  мой  друг  доктор  в  течение  нескольких  часов  не  докажет   ее
невиновность. Скажите, а у вас есть своя гипотеза на этот счет?
   - В общем есть.
   - Какая же?
   Дермот опять посмотрел ему прямо в глаза.
   - Я почти точно убежден, - сказал он, - что убийство совершено  одним  из
членов этого "приятнейшего" семейства.
 
Глава 11 
 
   Не так-то легко было ошеломить префекта полиции Ла Банделетты. Но то, что
сказал Дермот, его  ошеломило.  У  него  глаза  полезли  на  лоб.  Очевидно,
полагая, что слова тут бессильны, он вопросительно ткнул пальцем  в  сторону
закрытой двери гостиной.
   - Да, - сказал Дермот. - Вот именно. Мосье Горон откашлялся.
   - Вы, кажется, хотели посмотреть комнату, где  совершилось  преступление.
Пойдемте, я вам покажу. А пока, - и он отчаянной пантомимой  призвал  его  к
молчанию, - ни слова более!
   И мосье Горон повернулся и  направился  к  лестнице.  Дермот  слышал  его
тяжкие вздохи.
   В холле наверху тоже было темно, пока мосье Горон  не  включил  свет.  Он
показал Дермоту на дверь кабинета. Что ждет их за этой большой белой дверью?
Загадка; может быть, нечто страшное. Кто знает? Набравшись храбрости, Дермот
взялся за металлическую ручку и распахнул дверь.
   Они снова попали в потемки. В кабинете лежал ковер на весь пол, какие  во
Франции редкость. Ковер был такой толстый, что дверь открывалась  с  трудом,
увязая в ворсе. Дермот отметил это про себя, нащупывая выключатель слева  от
двери.
   Выключателя было два, один над другим.  Когда  Дермот  нажал  на  первый,
зажглась настольная лампа под зеленым стеклянным абажуром, когда он нажал на
второй, зажглась люстра - целый стеклянный дворец из сияющих призм.
   Он увидел квадратную комнату, белые, обшитые деревянными панелями  стены.
Прямо  против  двери  было  два  больших  окна,  теперь  закрытых  стальными
ставнями. В стене слева был громоздкий, мраморный, тоже белый камин. У стены
справа был секретер, а  рядом,  слегка  отодвинутый,  вращающийся  стульчик.
Стулья на  тонких  золоченых  ножках,  обитые  парчой,  обступившие  круглый
золоченый столик, красочно выделялись на сером фоне ковра. В  кабинете  было
всего два-три книжных шкафа, но зато вдоль всех стен, отражая блеск  люстры,
тянулись  застекленные  горки.  Во  всякое  другое  время  Дермот,  конечно,
заинтересовался бы тем, что в них было выставлено.
   В комнате стояла духота и резкий запах какой-то дезинфицирующей жидкости,
похожий на запах самой смерти.
   Дермот подошел к секретеру.
   Так и есть:  тут  уже  все  тщательно  вымыли.  Поржавевшие  пятна  крови
остались только на пресс-папье и на  блокноте,  в  котором  сэр  Морис  Лоуз
сделал свои последние записи.
   И нигде  никаких  следов  разбитой  табакерки.  Свет  лампы  под  зеленым
абажуром  падал  на  увеличительное  стекло,  ювелирную  линзу   и   кое-как
разбросанные перья  и  прочие  писчие  принадлежности.  Дермот  взглянул  на
блокнот, рядом с которым лежала выпавшая из рук  владельца  вечная  ручка  с
золотым пером. "Табакерка в виде часов,  некогда  принадлежавшая  императору
Наполеону I" - было выведено в блокноте четкими  красивыми  буквами.  Далее,
после этого заглавия шел текст  каллиграфическим  почерком:  "Эта  табакерка
была  поднесена  Бонапарту  его  свекром,  австрийским  императором  в  день
рождения сына Наполеона, римского короля, 20 марта 1811 года. Размер корпуса
- 2'1/4 дюйма в диаметре. Корпус золотой. Кольцо - якобы для часовой цепочки
- тоже из золота. Цифры и стрелки выложены мелкими  бриллиантами,  в  центре
циферблата эмблема Наполеона, буква М..."
   За этим шли два кровавых пятна.
   Дермот присвистнул.
   - Вещица, - сказал он, - была, видимо, безумно дорогая.
   - Дорогая? - почти завопил префект. - Да я же вам говорил!
   - И ее разбили.
   - Как видите, милый доктор. И еще я упоминал. - продолжал мосье Горон,  -
о ее любопытной форме. Видите, тут написано, что она была в форме часов.
   - Каких часов?
   - Самых обыкновенных часов!  -  тут  мосье  Горон  вынул  из  кармашка  и
продемонстрировал свои собственные. - Более того. Когда  сэр  Морис  показал
табакерку членам семьи, они так и подумали, что это часы. Открывалась она..,
вот так.  Обратите,  пожалуйста,  внимание,  как  поцарапан  стол  там,  где
пришелся удар убийцы.
   Дермот положил блокнот на место.
   Покуда смятенный префект не отрывал от Дермота  глаз,  тот  повернулся  и
стал разглядывать каминные принадлежности возле  белого  мраморного  камина.
Повыше,  над  камином,  висел  бронзовый  медальон  с  профилем   императора
Наполеона. Среди каминных принадлежностей теперь не хватало кочерги - орудия
убийства. Дермот прикинул на  взгляд  расстояние.  В  уме  его  теснились  и
выстраивались  догадки,  перешедшие  наконец  в  полную  убежденность,   что
построения мосье Горона несостоятельны.
   - Скажите, - начал он, -  кто-нибудь  из  семьи  Лоузов  страдает  плохим
зрением?
   - Ах ты господи! - вскричал мосье Горон. - Семья Лоузов! Далась вам семья
Лоузов! Послушайте, - он несколько сник, - мы тут одни. Нас никто не слышит.
Можете вы мне объяснить, почему вы так уверены, что старика убил  кто-то  из
них?
   - Нет, вы все-таки ответьте  мне  на  вопрос.  Кто-нибудь  из  них  плохо
видит?
   - Чего не знаю, милый доктор, того не знаю.
   - Но это ведь легко выяснить?
   - Конечно! - тут мосье Горон осекся. Он  прищурился.  -  Вы  подумали,  -
сказал он и замахнулся, изобразив удар кочергой, - что убийца  плохо  видел,
раз он мог промахнуться, метя в человеческую голову?
   - Возможно.
   Дермот медленно обходил комнату, заглядывая в горки. Одни экспонаты сияли
одиноким великолепием, другие были снабжены карточками, исписанными  тем  же
мелким каллиграфическим почерком. Хотя Дермот был не знаток коллекций и лишь
кое-как разбирался в драгоценных камнях, но  и  невооруженным  глазом  видно
было, что тут собрано в одну кучу изрядное количество просто забавного хлама
и кое-что из действительно ценных вещей.
   Тут был фарфор, были веера,  ковчежцы,  редкостные  часы,  подставка  для
рапир и ящик  (тусклый  и  мрачный  среди  всей  этой  красоты),  в  котором
хранились разные мелочи из давно снесенной ньюгейтской  тюрьмы.  Среди  книг
были в основном специальные работы по распознаванию драгоценностей.
   - Ну а дальше? - наседал мосье Горон.
   - Помните, вы мне еще говорили, - сказал Дермот, -  что  хоть  ничего  не
было украдено, бриллиантовое ожерелье с бирюзой вынули из  горки.  Вы  нашли
его, слегка запачканное кровью, на полу.
   Мосье Горон кивнул и постучал по пузатой горке слева от двери. Как и  все
остальные, она не была заперта. Дверка мягко поддалась и открылась.  Полочки
внутри тоже были стеклянные. На почетном месте, в центре на  синем  бархате,
поставленном вертикально, чтобы лучше  было  видно,  в  ослепительном  свете
люстры сверкало и переливалось ожерелье.
   - Его помыли и положили обратно, - сказал мосье Горон, - по преданию, это
ожерелье было  на  шее  у  фаворитки  королевы  Марии-Антуанетты,  мадам  де
Ламбаль, когда ее растерзала толпа возле тюрьмы де Ла Форс. Странное было  у
сэра Мориса Лоуза пристрастие к ужасам, правда?
   - Это бывает.
   Мосье Горон хихикнул.
   - А видите, что там сзади?
   - Кажется, - Дермот заглянул  за  ожерелье,  -  музыкальная  шкатулка  на
колесиках?
   - Совершенно верно. И как можно ставить  такие  вещи  на  стекло!  Помню,
когда мы осматривали комнату на другой день после преступления и мертвец еще
сидел тут же, полицейский комиссар открыл дверцу и задел  за  шкатулку.  Она
упала на пол...
   Мосье  Горон  снова  ткнул  пальцем  в  шкатулку.  Она  была  громоздкая,
деревянная,  и  на  тусклых  жестяных  боках  сохранились  следы   картинок,
изображавших, как догадался Дермот, сцены из гражданской войны в Америке.
   - Шкатулка упала на бок. И заиграла "Тело  Джона  Брауна"  <Песня  времен
гражданской воины 1861-1865 годов в Америке:  "Тело  Джона  Брауна  тлеет  в
земле, но дух его с нами". Джон Браун (1800- 1859)  в  1855  году  возглавил
борьбу против  превращения  Канзаса  в  рабовладельческий  штат.  Казнь  его
вызвала восстание рабов.>. Знаете мелодию? -  префект  просвистел  несколько
тактов.  -  И  впечатление,  я  вам  скажу,  было  соответствующее.  Влетает
взбешенный мосье Горацио и требует, чтобы мы не прикасались к коллекции  его
отца. Мосье Бенджамин говорит, что, видно, недавно кто-то ее заводил; потому
что он, мастер на все руки, всего несколько дней назад ее починил и завел, а
теперь она запинается после первой же фразы. Представляете себе! Много  шуму
из ничего.
   - Так-так. Я вам уже говорил, что это преступление типичное.
   - Ах! - мосье Горон  насторожился.  -  Ну  говорили,  говорили.  И  очень
интересно узнать, что вы имели в виду?
   - А то, -  сказал  Дермот,  -  что  это  домашнее  преступление.  Уютное,
удобное, аккуратное преступление, какие  чаще  всего  зарождаются  в  недрах
семьи.
   Мосье Горон провел дрожащей рукой по лбу. Он поглядел по сторонам, как бы
в поисках поддержки.
   - Доктор, - сказал он, - вы это серьезно?
   Дермот присел на край круглого столика. Он запустил пальцы в свои  густые
темные  волосы,  разделенные  косым   пробором.   Он,   казалось,   старался
сосредоточиться, но темные глаза смотрели пронзительно.
   - Человека убили девятью ударами кочерги, хоть и  одного  вполне  хватило
бы. Что на это сказать? Вы говорите: "Грубо; бессмысленно; просто  дело  рук
сумасшедшего". И далее вы отворачиваетесь от тихого семейного круга, где, по
вашему мнению, никто не способен на такое зверство.
   Но ведь тут нарушена  простая  логика  преступления.  Во  всяком  случае,
англосаксонского преступления,  а  нельзя  не  вспомнить,  что  эти  люди  -
англичане. Обычный убийца, с очевидными и ясными  мотивами,  не  станет  так
зверствовать. Зачем? Его дело - убить и как можно тщательней замести следы.
   А вот в семье, где людям приходится постоянно  сдерживаться,  потому  что
они  живут  вместе,  по  обиды  накапливаются,  и  отношения  делаются   все
невыносимей, - в семье рано или поздно может произойти  взрыв,  и  принимает
это порой такие чудовищные формы, каких нашему брату и не  понять.  В  семье
случаются уму непостижимые вещи.
   Ну поверили бы вы, что хорошо воспитанная женщина из самой богобоязненной
семьи зарубит топором сначала мачеху, а потом  и  собственного  отца  только
из-за смутных семейных трений? Что почтенный страховой  агент,  в  жизни  не
обидевший жену грубым словом, размозжит ей  череп  кочергой?  Что  спокойная
шестнадцатилетняя девочка перережет горло младенцу-брату только из-за  того,
что не выносит мачеху? Не верите? Недостаточные мотивы? И,  однако  же,  все
это было!
   - Значит, все они были чудовища, - сказал мосье Горон.
   - Ничего подобного, самые обычные люди, как мы с вами. А миссис Нил...
   - Ага! Ну так что же?
   - Миссис Нил, - ответил Дермот, не отрывая глаз от своего собеседника,  -
что-то видела. Не спрашивайте меня - что! И она знает, что  убил  кто-то  из
членов семьи.
   - Тогда какого же черта она молчит?
   - Может быть, она не знает, кто именно.
   Мосье Горон покачал головой, сардонически улыбаясь.
   - Доктор, по-моему, это все не дело. И боюсь, что на вашей психологии тут
далеко не уедешь.
   Дермот вынул из кармана желтую  пачку  "Мериленда".  Он  зажег  сигарету,
потом, прищелкнув, погасил зажигалку и посмотрел на Горона  таким  взглядом,
что тому сделалось немного не  по  себе.  Дермот  улыбался,  но  его  улыбка
выражала лишь радостное удовлетворение человека,  уверенного  в  собственной
теории. Он затянулся, выпустил колечко дыма, и оно  поплыло  в  ярком  свете
люстры.
   - В тех показаниях, какие вы сами же  мне  передавали,  -  сказал  Дермот
глубоким, ровным голосом, которым он умел  почти  гипнотизировать  людей,  -
один из членов этой семьи допустил намеренную,  грубую,  явную  ложь,  -  он
выдержал паузу. - Сказать вам, какую именно, или не стоит?
   Мосье Горон облизал губы.
   Но он не успел ответить. Дверь кабинета - а Дермот уже указывал  на  нее,
как бы для иллюстрации своих соображений,  -  дверь  кабинета  распахнулась.
Дженис Лоуз, заслоняя глаза рукой, появилась на пороге.
   Видно было, что эта комната до сих пор ее пугает. Она  быстро,  по-детски
взглянула на пустой вращающийся стульчик, вздрогнула, уловив  отвратительный
запах дезинфекции; но тихо вошла в кабинет, прикрыв  за  собой  дверь.  Ярко
выделяясь черным платьем на белом фоне обшивки, она по-английски  обратилась
к Дермоту.
   - А я уж думаю, куда это вы подевались, - с упреком сказала она, -  вышли
в холл и - фьюить! - Она жестом изобразила, как они исчезли.
   - Да-да, мадемуазель? - всполошился мосье Горон. Дженис  не  обратила  на
него  никакого  внимания.  Казалось,  она  собирается  с  духом  и   вот-вот
взорвется. Но она еще долго молчала, вглядываясь в лицо  Дермота,  и  только
после этого со всей своей юной непосредственностью выпалила:
   - По-вашему, мы жутко отнеслись к Еве, да ведь?
   Дермот улыбнулся.
   - По-моему, вы благородно ее защищали, мисс Лоуз. Но вот ваш братец...  -
и тут, как он ни старался сдержаться, челюсти у него сжались сами собой, и в
нем вспыхнула злость.
   - Вы не понимаете нашего Тоби, - крикнула Дженис и топнула ножкой.
   - Возможно.
   - Тоби ее любит. Тоби - открытая душа с прямыми взглядами.
   - Sancta simmmmplicitas!
   - Это значит "святая простота", да? - тут же спросила Дженис. Она смерила
Дермота взглядом. Она изо  всех  сил  старалась  сохранить  свой  всегдашний
дерзкий и легкий тон. - Ладно, мне-то что... Но вам не мешало бы войти  и  в
наше положение. Ведь все-таки... - и она показала на вращающийся стульчик.
   - Его нет, - продолжала Дженис. - Только об этом мы все  и  можем  сейчас
думать. Ну и вдруг ни с того ни с сего  это  обвинение...  А  мы  не  в  том
состоянии, чтобы спокойно ответить:
   "Что  за  нелепость,  не  может  быть,  и  даже  глупо  это  объяснять  и
доказывать". Тут не знаю, кем надо быть, чтобы так спокойно ответить.
   Дермот не мог не признать, что она права. Он улыбнулся, и это придало  ей
храбрости.
   - Вот почему, - продолжала Дженис, - я хотела задать вам один вопрос.  По
секрету. Только по секрету, можно?
   - Как же! - опередив Дермота, безмятежно отвечал мосье Горон. - М-м,  где
сейчас миссис Нил? Лицо Дженис омрачилось.
   - Выясняет отношения с Тоби.  Мама  и  дядя  Бен  скромно  удалились.  Но
вопрос, который я хотела задать... - Она запнулась, потом глубоко  вздохнула
и посмотрела прямо на Дермота. - Помните, вы с мамой  говорили  о  том,  как
папа интересовался тюрьмами?
   Почему-то на последнем слове голос ее зазвенел угрозой.
   - Ну и? - спросил Дермот.
   - И вот я подумала... Помните, еще  все  вспоминали,  какой  у  папы  был
странный вид в тот вечер? Как он вернулся с прогулки и отказался от  театра,
и был весь бледный, и у него дрожали руки? И вот я вспомнила, когда  еще  он
был совсем такой же... Один-единственный раз...
   - Ну?
   - Лет восемь назад, - сказала Дженис, - к нему подлизывался  один  старый
подхалим, звали его Финистер; он ввязал папу в какие-то дела, а потом надул.
Подробностей не знаю; я была  еще  маленькая  и  не  интересовалась  делами.
Теперь, прав да, тоже не интересуюсь.  Я  только  помню,  что  они  с  папой
страшно разругались.
   Мосье Горон, приложивший в знак внимания руку к уху, выразил недоумение.
   - Это, конечно, очень интересно,  -  сказал  префект,  -  но,  откровенно
говоря, я не понимаю...
   - Подождите! - перебила его Дженис и снова обратилась , к  Дермоту.  -  У
папы была плохая память на лица. Но иногда он  совершенно  неожиданно  вдруг
вспоминал, где кого видел. И вот, когда Финистер выкручивался и оправдывался
(но возместить папе убытки он и не подумал), папа вдруг вспомнил, что это за
тип.
   Оказывается, это был  никакой  не  Финистер,  а  заключенный  Макконклин,
которого отпустили на поруки, а он обманул и  скрылся.  Папа  тогда  еще  им
интересовался, а Макконклин про это ничего не  знал.  И  вот,  здравствуйте,
опять Макконклин.
   Когда он увидел, что его узнали,  он  стал  плакать  и  умолять  папу  не
выдавать его полиции. Предложил вернуть деньги. Говорил  про  жену  и  малых
деток. Говорил, что готов на все, на все, только бы папа  не  засаживал  его
обратно в тюрьму. Мама говорит, папа  стал  бледный,  как  смерть,  вышел  в
ванную, и там его вырвало. Но это ничего не значит. По-моему, он бы и родную
дочь туда засадил, если бы считал, что она того заслуживает.
   Дженис умолкла.
   Она выпалила все это одним духом, у  нее  пересохли  губы.  Она  обводила
глазами кабинет, будто надеялась, что среди горок вдруг окажется отец.
   - Ну и он сказал Финистеру: "Даю вам двадцать четыре часа  на  то,  чтобы
скрыться. А по истечении этого срока все сведения  о  вашей  новой  жизни  -
адрес, новое имя, все - будут переданы в Скотленд-Ярд".  Так  он  и  сделал.
Финистер умер в тюрьме. Мама говорит, папа потом несколько дней совсем  есть
не мог. Понимаете, этот Финистер ему нравился.
   Последнее слово Дженис произнесла с какой-то странной значительностью.
   - Вы не думайте только, что я вредная, что я  ей  завидую.  Вот  уж  нет!
Просто вам может так показаться. Ладно, лучше уж честно,  -  она  посмотрела
Дермоту прямо в глаза. - Как вы думаете  -  может  быть,  Ева  Нил  когда-то
сидела в тюрьме?
 
Глава 12 
 
   Внизу, в гостиной, остались только Ева и  Тоби.  Горел  лишь  торшер  под
золотисто-желтым абажуром, да и тот стоял  в  самом  дальнем  углу.  Еве  не
хотелось видеть лицо Тоби в ярком свете,  да  и  ему  не  хотелось  особенно
разглядывать ее лицо.
   Ева искала сумочку и от волнения никак не могла  найти.  Она  бродила  по
комнате, разыскивая сумочку по несколько раз в одном  и  том  же  месте;  но
когда она приблизилась к двери, Тоби кинулся ей наперерез.
   - Уходишь? - вскрикнул он.
   - Я ищу сумочку, - без всякого выражения произнесла Ева. - А потом  уйду.
Отойди-ка от двери.
   - Но нам надо переговорить!
   - О чем это?
   - Полиция считает...
   - Полиция, как ты слышал, - сказала ему Ева, - хочет меня арестовать. Так
что мне надо пойти собрать вещи. Думаю, это мне разрешат?
   На лице Тоби изобразилась совершенная растерянность. Потом он поднял руку
и потер себе лоб. Надо отдать ему должное: он явно не отдавал  себе  отчета,
насколько вид его сейчас смиренно благороден, жертвен и героичен; он  стоял,
выставив подбородок, в явной решимости поступить правильно,  как  бы  больно
ему ни было.
   - Ты сама знаешь, - сказал он, - я  встану  на  твою  защиту.  Можешь  не
сомневаться.
   - Благодарю.
   Не уловив ее иронии, Тоби задумчиво вперил глаза в  пол.  Он  пустился  в
рассуждения.
   - Арестовать тебя они не могут. Что ты! По-моему, они  и  не  собираются.
Просто хотят  попугать.  Но  я  сегодня  же  пойду  к  английскому  консулу.
Понимаешь, если тебя арестуют - вряд ли это понравится нашему банку.
   - Надеюсь, и вам это не понравится.
   - Ах, Ева, ты не понимаешь таких вещей. Банк Хуксонов - одно из старейших
финансовых заведений Англии. Ну и жена Цезаря, и всякое такое..,  словом,  я
уже сто раз  говорил.  Так  что  ты  уж  не  осуждай  меня  за  разные  меры
предосторожности...
   Ева изо всех сил сдерживалась.
   - Ты веришь, что я убила твоего отца, Тоби? Ее удивил острый  взгляд,  не
вязавшийся с обычным флегматичным выражением его лица и  приоткрывший  вдруг
странные глубины, каких она никак не подозревала в Тоби Лоузе.
   - Никого ты не убивала, -  ответил  он,  нахохлившись.  -  Это  все  твоя
проклятая горничная. О, это она...
   - А что ты про нее знаешь, Тоби?
   - Ничего. - Он глубоко вздохнул. - Но, в общем, мне не очень-то  приятно,
- тут он совсем разворчался, - все у  нас  с  тобой  было  так  хорошо,  так
чудесно, и вдруг ты опять связалась с этим Этвудом.
   - Значит, ты так думаешь?
   Тоби уже повело.
   - А что же мне еще думать? Ну давай разберемся! Только честно! Видишь ли,
я не так старомоден, как ты думаешь, как бы ни подкалывала  меня  Дженис.  Я
даже, надеюсь, человек вполне широких взглядов. Я ничего не знаю и знать  не
хочу о том, что за жизнь ты вела  до  нашего  знакомства.  Я  все  это  могу
простить и забыть.
   Ева оторопела. Она смотрела на него во все глаза.
   - Ладно, к черту все это, - горячо продолжал Тоби, - у  человека  идеалы,
понимаешь? Да, идеалы! И когда он надумал жениться,  он  надеется,  что  его
избранница будет им соответствовать!
   Ева нашла сумочку. Она лежала на столе, на самом видном месте; и как  это
она ее раньше не заметила? Она схватила ее,  открыла,  машинально  заглянула
внутрь. И бросилась к двери.
   - Пусти. Мне надо идти.
   - Постой! Куда же ты? А вдруг ты нарвешься на полицию или на  репортеров,
да на  кого  угодно!  Ты  в  таком  состоянии,  ты  же  можешь  невесть  что
наговорить!
   - И Хуксонам это не понравится!
   - Ну да. К чему тут ирония? Надо смотреть  на  вещи  реалистически,  Ева.
Вам, женщинам, этого не понять...
   - Вообще пора ужинать.
   - ..Ладно, пусть, я и на это могу пойти. Я могу даже Хуксонов  послать  к
черту, только бы твердо знать одно. Ведешь ли ты со мной  такую  же  честную
игру, как я с тобой? Скажи, поладила ты снова с Этвудом или нет?
   - Нет.
   - Не верю.
   - Тогда зачем же сто раз задавать мне этот вопрос? Знаешь что, отойди-ка,
пожалуйста, от двери.
   - О, прекрасно, - сказал Тоби, гордо скрестив руки на  груди.  -  Раз  ты
так...
   Он отступил в сторону, с  видом  уязвленного  достоинства  и  отчужденной
вежливости задрав подбородок кверху. Ева  колебалась;  в  другое  время  она
пустилась бы его разубеждать; но сейчас его душевные  муки,  выражаемые  тем
цветистей, чем они были подлинней, ее не тронули. Она бросилась мимо него  в
холл и закрыла за собой дверь.
   Яркий свет на мгновение ослепил ее. Когда ее глаза привыкли к  нему,  она
увидела, что к ней, издавая горлом  какие-то  странные  звуки,  устремляется
дядя Бен Филлипс.
   - Уходите? - сказал дядя Бен.
   (Его еще не хватало! Господи, пронеси!)
   Видно было, что дядя Бен хочет выказать ей свое сочувствие, но так, чтобы
больше никто их не увидел. В явном смущении он почесывал свою седую  голову.
В другой руке он держал смятый конверт и,  казалось,  не  знал,  что  с  ним
делать.
   - Э-э, чуть не забыл, - сказал он. - Вам письмо.
   - Мне?
   Дядя Бен кивнул на входную дверь:
   - Нашел в почтовом ящике десять минут назад. Кто-то бросил. На ваше  имя.
- Добрые синие глаза ловили ее взгляд. - Наверное, важное.
   Еву не интересовало, важное это письмо или нет. Она взяла его, посмотрела
на свое имя, вкось надписанное на конверте, и бросила письмо в сумочку. Дядя
Бен сунул в рот погасшую трубку и принялся шумно ее сосать; видно было,  что
он набирается храбрости, чтобы вступить с Евой в беседу.
   - Мое мнение в этом доме почти не в счет, - выпалил он наконец. - Но.., я
на вашей стороне.
   - Благодарю.
   - Всегда, - сказал дядя Бен.  Но  когда  он  протянул  к  ней  руку,  она
невольно отпрянула, и старик вздрогнул, как от пощечины.
   - Что случилось, милая?
   - Ничего. Простите меня.
   - Как тогда с перчатками? А?
   - Какие перчатки?
   - Ну, вы знаете, - и дядя Бен снова устремил на нее свой добрый взгляд. -
Когда я возился  с  машиной  и  на  мне  были  коричневые  перчатки.  Я  все
удивлялся, что вам тогда не понравилось?
   Ева отвернулась от него и выбежала на улицу.
   На улице было уже совсем темно. Стоял один  из  тех  густых  сентябрьских
вечеров, что пьянят больше, чем весенние сумерки. Среди каштанов засветились
бледные фонари. Наконец-то Ева вырвалась на волю после тягостного пребывания
на вилле "Привет". Но недолго ей, видно, гулять на вольной воле.
   Коричневые перчатки. Коричневые перчатки...
   Она остановилась под тенью стены. Ей хотелось побыть одной;  подальше  от
выспрашивающих голосов и высматривающих взглядов; в темноте, где никто ее не
увидит.
   "Дура ты дура, - сказала она сама себе, - почему не рассказала им о  том,
что видела? Что кто-то в их семье, кто-то, кто носит коричневые перчатки,  -
подлый лицемер? Не смогла сказать? Не смогла это из себя выдавить? А почему?
Чтоб их не подводить? Или от страха, что, услыша такие обвинения, они совсем
от тебя отшатнутся? Или чтоб не  подводить  Тоби,  который  при  всех  своих
недостатках, уж по крайней мере, прямой и честный человек?
   Но ты не связана с ними никакими обязательствами, Ева Нил.  Все.  Уже  не
связана".
   Особенно противны были Еве эти крокодиловы слезы. Конечно, вся  семья  не
виновата. И все, кроме одного, так же потрясены случившимся, как и  она.  Но
кому-то из  глядевших  на  нее  с  укором,  оказывается,  ничего  не  стоило
преспокойно взять и убить.
   И все они - а по сути дела, вот ведь что больше всего задело  Еву  -  все
они тут же готовы счесть ее чуть ли не потаскушкой, которой они, видите  ли,
великодушно и мудро не отказывают от дома. Конечно, не надо  преувеличивать.
Они   убиты   горем.   Вполне   естественно.   Но    Еве    всегда    претил
покровительственный тон.
   Ну а главное?
   Видимо, ее ждет тюрьма.
   Да не может этого быть! Не будет этого!
   Лишь двое - случайно или нет?  -  проявили  себя  как  благородные  люди.
Первый - никчемный Нед Этвуд, никогда не выставлявший себя  "порядочным"  и,
однако, уже теряя сознание, сочинивший ложь, которой надеялся ее выгородить.
А второй - этот доктор. Как его? Ева забыла фамилию. Как  он  выглядит,  она
тоже ни за что не могла вспомнить.  Но  выражение  лица  ей  запомнилось;  и
запомнились темные глаза; в них было такое неприятие фальши и такой ум;  его
иронический голос  произвел  в  гостиной  Лоузов  впечатление  разорвавшейся
бомбы.
   Вопрос только: поверит ли полиция Неду Этвуду, даже если он скажет чистую
правду?
   Нед болен, он расшибся, он без  памяти.  "Вряд  ли  оправится".  Она  так
разволновалась из-за собственных бед, что совсем о нем забыла.  Может  быть,
махнуть на все рукой, наплевать на мнение Лоузов и пойти прямо к  Неду?  Ему
сейчас даже и позвонить нельзя, ни написать письмо-Письмо.
   Стоя в прохладной тени, Ева крепко сжала в руке сумочку. Она открыла ее и
посмотрела на помятый конверт.
   Она  твердым  шагом  перешла  рю  дез  Анж  и  остановилась  под  фонарем
неподалеку от своего дома. Тут она хорошенько разглядела серый  запечатанный
конверт; на нем изящным французским почерком было выведено ее имя; почтового
штемпеля не было: кто-то бросил это письмо в почтовый ящик дома, где она  не
жила. В простом прямоугольнике не было  ничего  грозного  или  ужасного.  Но
сердце  у  Евы  тяжело  заколотилось,  и  ее  бросило  в  жар,   когда   она
распечатывала это письмо. Оно было по-французски, без подписи:
   "Если мадам  желает  узнать  кое-что  для  нее  ценное  в  ее  теперешнем
положении, пусть наведается в дом № 17 по рю де ла Арп в любое  время  после
десяти. Дверь открыта. Милости просим".
   Над головой у  Евы,  о  чем-то  секретничая,  шуршали  листья  и  бросали
дрожащие тени на серую бумагу.
   Ева подняла глаза. Рядом была ее  собственная  вилла,  где  Ивета  Латур,
очевидно, готовила ей ужин в  отсутствие  кухарки.  Ева  сложила  записку  и
сунула обратно в сумочку.
   Не успела она еще нажать звонок, а проворная и непроницаемая, как всегда,
Ивета уже отворяла дверь.
   - Ужин готов, мадам, - сказала Ивета. - Уже полчаса как готов.
   - Не надо мне никакого ужина.
   - Необходимо перекусить, мадам. Следует поддержать силы.
   - Почему это? - спросила Ева.
   Она уже шла к лестнице мимо Иветы по своему уютному холлу, изукрашенному,
как бонбоньерка, увешанному зеркалами и устланному коврами.
   Она резко повернулась и выпалила свой вопрос. Теперь только до нее дошло,
что ведь они с Иветой одни в доме.
   - Я спрашиваю: почему? - повторила Ева.
   - Ей-богу, мадам, - Ивета неожиданно заквохтала, как добродушнейшая душа,
стремящаяся избегнуть ссоры; она  даже  глаза  вытаращила  и  подперла  бока
здоровенными, как у борца, кулаками, - всем ведь надо поддерживать силы, как
же иначе, мадам?
   - Почему вы заперли дверь у меня перед носом в ту ночь, когда убили  сэра
Мориса Лоуза?
   Вдруг стало слышно, как тикают часы.
   - Мадам?..
   - Вы прекрасно слышали, что я сказала.
   - Я слышала. Но я не поняла вас, мадам.
   - Что вы наговорили обо  мне  полиции?  -  спросила  Ева.  Сердце  у  нее
сжалось, и кровь бросилась в лицо.
   - Мадам?..
   - Почему мой белый кружевной халат не вернулся из чистки?
   - О мадам! Не знаю. Они иногда так долго держат вещи, верно  ведь?  Когда
вам будет угодно поужинать?
   Порыв Евы разбился о ее непроницаемость и разлетелся вдребезги, как  одно
из фарфоровых блюд сэра Мориса Лоуза.
   - Я же вам сказала,  я  не  собираюсь  ужинать,  -  ответила  Ева  уже  с
лестницы. - Я иду к себе.
   - Может быть, принести бутерброды?
   - Да, пожалуйста. И кофе.
   - Хорошо, мадам. Вы сегодня еще будете выходить?
   - Не знаю. Возможно.
   И она побежала вверх по лестнице.
   В спальне у нее шторы были спущены и горело бра. Ева закрыла  дверь.  Она
задыхалась; в груди была странная  пустота;  колени  у  нее  дрожали;  кровь
отхлынула от щек и стучала в висках. Она  бросилась  в  кресло  и  старалась
прийти в себя.
   Дом 17 по рю де ла Арп. Дом 17 по рю де ла Арп. Дом 17. Дом 17.
   В спальне не было часов. Ева проскользнула в холл, в комнату для  гостей,
и принесла оттуда часы.  Часы  тикали  зловеще,  как  заведенная  мина.  Она
поставила их на комод и пошла в ванную  умыться.  Когда  она  вернулась,  на
столике уже были изящно сервированы бутерброды и кофе. К бутербродам она  не
притронулась, но кофе немного выпила и потом принялась курить одну  сигарету
за другой, покуда стрелки часов ползли от  половины  девятого  к  девяти,  к
половине десятого и к десяти.
   Однажды в Париже она присутствовала на суде, когда  судили  убийцу.  Нед,
рассматривавший это как потеху, взял ее с собой. Больше  всего  ее  поразили
крики. Судьи - а их было много, все в мантиях и судейских шапочках -  громко
орали на преступника; орал на него и прокурор, требуя признания.
   Тогда все это показалось ей чуждым, неприятным, но забавным. Но  чумазому
бедолаге, вцепившемуся грязными ногтями в скамью и не менее истошно оравшему
на судей, это вовсе не казалось забавным. Когда его выводили, звякнули замки
и пахнуло креозотом. Ева будто снова ощутила  этот  мерзкий  запах.  Ее  так
поглотили воспоминания, что она почти не слышала шума на улице.
   Она встрепенулась, только когда в дверь позвонили.
   Внизу раздалось сразу много голосов. Топ, топ, топ -  затопали  по  ковру
шаги Иветы, торопливые, как  никогда.  Ивета  постучалась.  Ивета  сохраняла
почтительность.
   - Там внизу полно полицейских, мадам, - доложила она. Она произнесла  это
так весело, с таким глубоким чувством удовлетворения, что у Евы пересохло во
рту. - Сказать им, что вы спуститесь, мадам?
   Голос ее еще долго звенел у Евы в ушах.
   - Проведите их в главную гостиную, - как будто со  стороны  услышала  Ева
собственное распоряжение. - Я сейчас спущусь.
   - Хорошо, мадам.
   Дверь закрылась. Ева тотчас вскочила. Она подошла к шкафу, вынула меховую
накидку и надела ее. Она заглянула в сумочку, проверяя, есть ли там  деньги.
Потом погасила свет и выскочила в холл.
   Миновав злополучный прутик, она сбежала по лестнице так тихо,  что  никто
ее не услышал. Она совершенно точно рассчитала все  движения  Иветы.  Голоса
слышались уже из главной гостиной; дверь была приоткрыта, и видно было,  как
Ивета,  стоя  к  ней  спиной,  округлым,  гостеприимным  жестом   приглашает
служителей закона не стесняться. Ева увидела чьи-то усы и  чей-то  глаз,  но
ее, очевидно, не заметили. Еще две секунды - и она уже проникла через темную
столовую в еще более темную кухню.
   И снова, как уж было недавно, она отперла дверь черного хода. Но  на  сей
раз она закрыла ее за собой. Она поднялась по ступенькам  в  намокший  росою
сад, прямо под луч берегового маяка, и вышла через заднюю калитку. Через три
минуты, никем не замеченная, кроме соседского  пса,  отчаянно  рвавшегося  с
цепи, она уже останавливала такси в неярком свете фонарей  мирного  бульвара
Казино.
   - Дом семнадцать, по рю де ла Арп, - сказала Ева.
 
Глава 13 
 
   - Это тут?
   - Да, мадам, - сказал таксист. - Дом семнадцать, по рю де ла Арп.
   - Это частный дом?
   - Нет, мадам. Лавка. Цветочная лавка.
   Рю де ла Арп, как выяснилось, находилась в немодной части Ла  Банделетты;
точнее  сказать  -  у   самой   набережной.   Английские   денежные   мешки,
поддерживавшие Ла Банделетту, презирали этот район, потому что  он  выглядел
(и был) в точности как какой-нибудь Уэстонсьюпер-мэр, Пейнтон  или  Флокстон
<Английские курорты.>.
   Днем  маленькие  пыльные  улочки  пестрели  витринами,   ломившимися   от
сувениров,  игрушечных  ведерок,  лопат   и   мельниц,   желтыми   рекламами
американских фотоаппаратов "Кодак" и пышными вывесками почтенных кафе. Но по
ночам, теперь, когда осень вступила в свои права, улицы  эти  погружались  в
темноту и уныние. Извивающаяся среди высоких домов рю де  ла  Арп  поглотила
такси. Когда  оно  остановилось  перед  темной  дверью,  Еве  мучительно  не
захотелось выходить.
   Она сидела, держа руку на дверце, и смотрела на шофера  в  смутном  свете
счетчика.
   - Цветочная лавка? - переспросила она.
   - Ну да, мадам. - И он показал ей на белую  табличку  в  темной  витрине.
"Райские сады. Большой выбор цветов". - Но тут,  понимаете  ли,  закрыто,  -
добавил он предупредительно.
   - Да, да, конечно.
   - Может, отвезти вас куда-нибудь еще, мадам?
   - Нет, нет. Мне сюда. - Ева вышла из машины. - А вы, случайно, не знаете,
чья эта лавка?
   - А! Чья она? Не знаю, - ответил шофер, тщательно взвесив вопрос.  -  Чья
она - я не знаю. Но управляет тут мадемуазель Латур, короче мадемуазель Прю.
Очень обходительная девушка.
   - Латур?
   - Да, мадам. Вам нехорошо, мадам?
   - Нет. А у нее есть родственница, сестра, или, может, тетя,  такая  Ивета
Латур?
   Шофер уставился на нее.
   - Вот, господи, ну и задали вы мне задачу, мадам! Я бы с удовольствием...
Я знаю  только  лавку.  Лавка  чистенькая,  аккуратненькая,  нарядненькая  и
хорошенькая,  как  сама  мадемуазель  Прю  (тут  Ева  поймала  на  себе  его
любопытный взгляд). Вас обождать, мадам?
   - Нет. Ах да! Лучше подождите.
   Она  хотела  было  задать  ему  еще  какой-то  вопрос,   но   передумала,
повернулась и заспешила к цветочной лавке.
   Безмятежный таксист у нее за спиной прикидывал: "Господи,  хорошенькая-то
какая, и англичанка! Неужели же мадемуазель Прю отбила у нее ухажера, а  эта
мадам пришла сводить  с  ней  счеты?  Тогда,  старина  Марсель,  тебе  лучше
убраться отсюда подобру-поздорову, пока в тебя  не  попали  купоросом.  Хотя
нет, англичане вроде редко пускают в ход купорос. Но они тоже бывают хороши,
я видел, что творится, когда мистер приходит  домой  пьяный,  а  миссис  lui
parle de ca <Ему  за  это  выговаривает  (франц.).>.  Ладно,  почему  бы  не
поразвлечься без риска для жизни. Да за ней ведь еще и восемь франков".
   Что до Евы, то ее мысли были далеко не так просты и прямолинейны.
   Она помедлила перед дверью. За чисто  вымытым  зеркальным  стеклом  почти
ничего  не  было  видно.  Из-за  темных  крыш  выбрался  месяц,  но   стекло
отсвечивало и сделалось непроницаемым.
   В любое время после десяти. Дверь открыта. Милости просим.
   Ева взялась за ручку, и дверь подалась. Она распахнула  ее,  ожидая,  что
тотчас затренькает колокольчик. Но все было тихо. Тьма и тишина. Оставив  за
собой открытую дверь, не без опасений, но, успокоив себя мыслью о  таксисте,
Ева вошла в лавку.
   Опять никого...
   На нее дохнуло влажной, благоуханной прохладой. Лавка была  небольшая.  У
самого окна на цепи, прикрепленной к низкому  потолку,  висела  накрытая  на
ночь птичья клетка. Лунный луч полз по полу,  освещая  призрачное  пиршество
цветов и отбрасывая на стену тень от похоронной гирлянды.
   Она прошла мимо прилавка  и  кассы,  мимо  спутанных  цветочных  запахов,
разбавленных сыростью, и наконец заметила желтую полоску света. Он выбивался
из-под тяжелой портьеры, завесившей дверь в заднюю комнату. И в тот  же  миг
за портьерой прозвенел певучий девичий голос.
   - Кто там? - весело спросил голос по-французски.
   Ева шагнула вперед и раздвинула портьеру.
   Больше всего для открывшейся ее глазам комнаты походило  слово  "уютная".
Она прямо-таки излучала уют. Она была  маленькая,  и  хоть  обои  на  стенах
выдавали плачевное отсутствие вкуса, они тоже дышали уютом.
   Над камином было зеркало, окруженное конструкцией из деревянных  ящичков,
в жаровне ярко горели круглые  угли,  которые  французы  называют  "bоulеls"
<Ядра.>. На столе стояла лампа под абажуром с бахромой. Был тут  и  диван  с
целой галереей кукол. Над пианино висела семейная фотография в рамке.
   Сама мадемуазель Прю как ни в чем не бывало сидела в кресле возле  лампы.
Ева никогда ее прежде не видела, но мосье Горон и Дермот Кинрос тотчас бы ее
узнали.  Она  была  безупречно  одета  и  являла  собой  образец  спокойного
достоинства. Большие темные глаза скромно смотрели на Еву. Рядом  с  нею  на
столе стояла коробка с шитьем, она чинила розовый эластичный пояс для  чулок
и как раз перекусывала нитку.  Эта  деталь  и  придавала  всей  сцене  такую
непарадную, интимную уютность.
   Напротив нее сидел Тоби Лоуз.
   Мадемуазель Прю встала и отложила в сторону пояс и иголку с ниткой.
   - Ах, мадам! - прощебетала она. - Значит, вы получили мою записку?  Очень
хорошо. Входите, пожалуйста.
   Затем последовала долгая пауза.
   Стыдно сказать, но сперва Ева чуть не расхохоталась Тоби в лицо. Но  нет,
смешного тут было мало. Очень мало.
   Тоби застыл на стуле. Он как зачарованный смотрел  на  Еву,  не  в  силах
отвести от нее взгляд. Темная краска медленно заливала его лицо, пока оно не
сделалось красным, как свекла;  все  муки  совести  отобразились  на  нем  с
печальной очевидностью. Всякому, кто увидел бы сейчас  Тоби,  стало  бы  его
жалко.
   Ева подумала: "Только бы мне не  сорваться.  Нет,  сейчас  никак  нельзя.
Нельзя".
   - Вы.., вы написали эту записку? - услышала она собственный голос.
   - Простите меня! - ответила Прю  с  кривой  улыбкой  и  искренней  ноткой
сожаления. - Но, мадам, приходится смотреть на вещи практично!
   Она подошла к Тоби и небрежно чмокнула его в лоб.
   - Бедненький Тоби, - сказала она. - Уж кажется, давно мы с ним дружим,  а
он так ничего и не понял. Но пора поговорить откровенно. Правда?
   - Правда, - сказала Ева. - Сделайте одолжение. На хорошеньком личике  Прю
восстановилась спокойная самоуверенность.
   - Видите ли, мадам, я не какая-нибудь. Я девушка из хорошей семьи, -  она
показала на фотографию над пианино. - Это папа. Это мама.  Это  дядя  Арсен.
Это моя сестра Ивета. Если я когда и поддавалась минутной слабости... Ладно!
Всякая женщина может себе такое позволить, если она не каменная, верно?
   Ева взглянула на Тоби.
   Тоби приподнялся было, но тотчас снова сел.
   - Но, заметьте себе, - сказала Прю, - мне дали понять.., или, по  крайней
мере, я так  поняла  по  своей  невинности..,  что  у  мосье  Лоуза  честные
намерения и он собирается на  мне  жениться.  И  вдруг  объявление  о  вашей
помолвке! Нет, нет и нет! - голос ее зазвенел упреком. -  Я  вас  спрашиваю!
Это честно? Справедливо? Порядочно?
   Она пожала плечами.
   - Но я знаю мужчин! Моя сестра Ивета, так та прямо стала сама не своя.  Я
уж, говорит, расстрою ему женитьбу и управу на него найду, он будет твой!
   - Правда? - спросила Ева, начавшая многое понимать.
   - Ну я не такая. Я за мужчинами не гоняюсь. Плевать я на них  хотела!  На
Тоби свет клином не сошелся. Но по справедливости  -  вы  же  тоже  женщина,
мадам, и вы поймете  меня,  -  по  справедливости  мне  полагается  какое-то
возмещение за потерянное время и мои поруганные чувства. Так ведь?
   У Тоби наконец прорезался голос.
   - Ты ей написала?.. - начал он потрясение.  Прю  пропустила  вопрос  Тоби
мимо ушей, подарив его лишь рассеянной, нежной улыбкой. Ей сейчас было не до
него; она снова обратилась к Еве.
   - Ну вот, и я, значит, прошу его о возмещении, чтоб расстаться  друзьями.
Я желаю ему всего самого лучшего. Поздравляю его с женитьбой. Но он  морочит
мне голову и ссылается на свои стесненные обстоятельства.
   Выразительный взгляд Прю показал, что она сама об этом думает.
   - Тут умирает его папа. Это так  печально,  -  в  чертах  Прю  отразилось
искреннее огорчение, - и на целую неделю я  оставила  его  в  покое,  только
выразила сочувствие. Правда, и сам он сказал, что  благодаря  наследству  он
теперь сможет честно  со  мной  рассчитаться.  Ну  вот!  А  вчера  он  вдруг
заявляет, что дела его папы запутаны; денег всего ничего; и что  мой  сосед,
антиквар мосье Вейль, требует уплаты за сломанную табакерку, которая  стоит,
шутка ли сказать, с ума сойти, семьсот пятьдесят тысяч франков.
   - Эту записку... - снова начал Тоби. Прю по-прежнему обращалась к Еве.
   - Да, я написала ее, - согласилась она. - Моя сестра Ивета ничего про это
не знает. Я сама додумалась.
   - Зачем вы ее написали? - сказала Ева.
   - Мадам, и вы еще спрашиваете?
   - Да, спрашиваю.
   - Любому человеку с чувствами, - сказала Прю, надув  губки,  -  это  ясно
само собой. - Она подошла к Тоби и погладила его по волосам. - Я очень люблю
бедняжку Тоби... Указанный джентльмен вскочил на ноги.
   - Ну и, честно говоря, я небогата. Хотя - признайте! - и Прю поднялась на
цыпочки, чтоб полюбоваться собою в зеркале над камином, - при всем при том я
неплохо выгляжу. А?
   - Прекрасно!
   - Ну так вот! Мадам, вы богаты, мне говорили. А людям с чувствами, тонким
людям, мадам, не надо разжевывать такие вещи, верно?
   - Но я как-то...
   - Мадам, вы хотите замуж за бедняжку Тоби. Я, конечно, в отчаянии,  но  я
понимаю, что к чему. Я девушка независимая. Никому не мешаю. Но практичность
тут необходима.  Так  что,  если  вы  сами,  мадам,  согласны  выделить  мне
небольшое возмещение, все чудесно уладится, и все мы будем довольны.
   Снова наступила долгая пауза.
   - Что же тут смешного, мадам? - спросила Прю уже совсем другим голосом.
   - Простите меня. Я вовсе не смеюсь. То есть это я так. Можно мне сесть?
   - Ну, конечно. Ах, что же это я, просто неприлично! Вот сюда, пожалуйста.
Это любимый стул Тоби.
   Багрянец, вызванный внезапным вторжением Евы, уже совершенно сполз с лица
Тоби. Он уже не  был  животрепещущим  воплощением  вины,  уже  не  напоминал
замученного пятнадцатью раундами боксера, которого так и  хочется  похлопать
по плечу со словами: "Ничего-ничего, старина".
   Он все еще чувствовал себя скованно, но гнев уже вступал в свои права,  а
с ним вместе и ощущение морального превосходства.  Что  ни  говори,  человек
всегда остается человеком. Тоби попал в ужасное положение. И ему хотелось на
ком-то это выместить.
   - Выйди, - сказал он Прю.
   - Мосье...
   - Выйди, тебе говорят!
   - Ты забыл, наверное, - вмешалась Ева так резко и холодно, что Тоби  даже
заморгал, - ты забыл, наверное, что это дом мадемуазель Прю?
   - Мне все равно, чей это дом. То  есть...  Отчаянным  усилием  воли  Тоби
овладел собой. Он обеими руками вцепился себе в волосы. И выпрямился, тяжело
дыша.
   - Выйди отсюда, - попросил он. - Пожалуйста. Исчезни. И поживей. Мне надо
поговорить с мадам.
   Облачко тревоги сошло с личика Прю. Она глубоко вздохнула  и  всем  своим
видом выразила предупредительность.
   - Безусловно, - лучезарно сказала она, - мадам  захочет  уточнить  насчет
возмещения?
   - В общем, да, - согласилась Ева.
   - Я ведь тоже понимаю, - сказала Прю. - Поверьте, мне очень приятно,  что
вы так благородно ко всему отнеслись, мадам. А то я беспокоилась. Ну я  иду.
Я буду наверху. Когда захотите меня видеть, постучите шваброй в потолок, и я
спущусь.
   Взяв со стола пояс и иголку  с  ниткой,  Прю  направилась  к  двери.  Она
весело, приветливо кивнула обоим, продемонстрировав прелесть своих глаз, губ
и зубов, и растворилась в цветочных  запахах,  осторожно  прикрыв  за  собою
дверь.
   Ева подошла к креслу возле стола и села. Она не говорила ни слова.
   Тоби весь дергался.  Он  подошел  к  камину  и  оперся  на  него  локтем.
Наэлектризованную атмосферу предгрозья,  сгустившуюся  в  мирном  уголке  за
цветочной лавкой, уловил бы человек даже и более толстокожий, чем Тоби Лоуз.
   Редко какой женщине когда выпадала такая блистательная возможность. После
всех своих терзаний и  мук  Ева  могла  наконец  на  нем  отыграться.  Любой
беспристрастный зритель, увидевший этих двоих  в  уютной  комнате,  конечно,
подстрекал бы ее броситься в бой  с  радостным  кличем  и  наголову  разбить
врага. Но беспристрастным зрителям легко говорить.
   Пауза затянулась. Тоби, оперев локоть на камин  и  втянув  шею  в  плечи,
теребил усики и время от времени  искоса  поглядывал  на  Еву.  Ева  сказала
только одно слово:
   - Ну?
 
Глава 14 
 
   - Послушай, - выпалил Тоби с обычной своей искренностью.  -  Мне  безумно
неприятно.
   - Да?
   - Ну, что ты все узнала.
   - Да? И ты вне себя от страха, что банк тоже все узнает?
   Тоби подумал.
   - Нет, с этим все в порядке, - успокоил он Еву, и на лице его  отразилось
явное облегчение. - Значит, тебя это тревожило?
   - Очень возможно.
   - Нет, уверяю тебя, с этим все в порядке, - серьезно сказал Тоби. - Я сам
об этом думал. Но нет, все обойдется. Главное - не втягивать их  в  открытый
скандал. Частная жизнь есть частная жизнь. Между нами, - тут он огляделся по
сторонам, - старик Дюфур, управляющий, таскается  в  Булонь  к  одной  poule
<Подружка (франц.).>. Факт! На службе все знают. Конечно, это  строго  между
нами.
   - Конечно.
   Тоби опять покраснел.
   - Нравится мне в тебе, Ева, - выпалил он, - что ты все понимаешь.
   - Да ну?
   - Да, - сказал Тоби, не глядя ей в глаза. - Думаешь, мне приятно говорить
о таких вещах... Разве приятно говорить о таких вещах с порядочной девушкой,
а с тобой особенно. Но раз уж терять нечего.., в общем, ну вот.
   - Да. Терять, значит, нечего?
   - Другая просто в обморок бы упала. Это я тебе прямо скажу.  Ты  себе  не
представляешь, чего я натерпелся в последние недели, еще до смерти отца. Ты,
может, и сама заметила, что я сам на себя стал не похож. Куда  девались  мое
спокойствие и веселость... Эта дрянь, там, наверху, - Ева вся сжалась, - это
ужас что такое. Ты себе не представляешь, как я намучился.
   - И это все, - спросила Ева спокойно, - что ты можешь мне  сказать?  Тоби
заморгал.
   - Все, что я могу тебе сказать?
   Ева Нил получила прекрасное воспитание. И однако  же,  навсегда  осталась
дочерью старого Джо Нила, владельца бумагопрядилен в Ланкашире.  И,  подобно
старому Джо,  она  тоже  кое  в  чем  проявляла  бесконечную  терпимость,  а
кое-каких вещей совершенно не могла терпеть.
   Сидя на стуле, оставленном мадемуазель Прю, она увидела комнату словно  в
легком тумане. Она увидела затылок Тоби, отраженный зеркалом над камином,  и
крошечную, не более шестипенсовика, лысину, затаившуюся  в  густых  волосах.
Эта лысина окончательно переполнила чашу Евиного терпения.
   Ева в бешенстве выпрямилась на стуле.
   - Ты что, не соображаешь, какая ты наглая скотина?
   Тоби ушам своим не поверил.
   - Ты не подумал о том, - сказала Ева, - как это выглядит:  весь  день  ты
читаешь мне мораль и корчишь  из  себя  безупречного  сэра  Галахада  <Самый
благородный из рыцарей Круглого  стола  легендарного  Короля  Артура.  Герой
многих литературных  произведений,  в  частности  поэмы  Альфреда  Теннисона
(1809-1892)  "Сэр  Галахад".>,  толкуешь,  видите  ли,  о  своих  идеалах  и
принципах, а сам, оказывается, давным-давно морочишь голову этой девице?
   Тоби был вне себя.
   - Ну, Ева! - пробормотал он. - Что  ты!  Что  ты!  -  и  он  стал  нервно
озираться, словно опасаясь  неожиданно  обнаружить  в  комнате  управляющего
банком мосье Дюфура.
   - Что ты! - передразнила Ева. - Фу-ты ну-ты!
   - Не ожидал от тебя таких выражений.
   - Выражений! А как насчет поступков?
   - При чем тут поступки? - спросил Тоби.
   - Значит, ты можешь "понять и  простить"  то,  что  я  делаю?  А?  Ханжа,
лицемер несчастный! Уриа Гипп <Герой романа  Диккенса  "Давид  Копперфильд",
имя которого стало нарицательным для обозначения лицемера.>! Ну а как насчет
твоих идеалов? Как насчет них, скромный молодой человек строгих правил? А?
   Тоби был не просто потрясен. Он безмерно удивился.  Близоруко  моргая,  в
точности как его мать, он уставился на Еву.
   - Это же совсем другое дело, -  возразил  он  недовольно,  как  взрослый,
растолковывающий очевидные понятия несообразительному ребенку.
   - Вот как?
   - Да, вот так.
   - Почему же?
   Тоби весь напрягся, будто с него потребовали объяснить  законы  солнечной
системы или рассказать о строении вселенной  с  помощью  десяти  односложных
слов.
   - Ева, милая! У мужчины могут быть.., ну, порывы.
   - Ну а у женщины, по-твоему, их не может быть?
   - О! - взвился Тоби. - Значит, ты сознаешься?
   - В чем?
   - Что снова связалась с этим гнусным Этвудом?
   - Я ничего подобного не говорила. Я сказала только, что у женщины...
   - Ах, нет, -  и  Тоби  покачал  головой  с  видом  существа,  наделенного
непогрешимой мудростью богов.  -  Только  не  у  порядочной  женщины.  Между
мужчиной и женщиной есть разница. Женщина, поддающаяся порывам, уже не леди,
и она недостойна того, чтоб ее боготворили. Потому-то ты меня  и  удивляешь,
Ева. И хочешь начистоту, Ева? Я ни за что не позволю себе тебя оскорбить. Ты
сама знаешь. Но я не могу не высказать всего, что у меня на душе, понимаешь?
И мне кажется, я сегодня увидел тебя в новом свете. Мне кажется...
   Ева его не перебивала.
   Она равнодушно отметила в уме, что он стоит слишком близко  к  огню;  что
серая ткань костюма на брюках вот-вот займется;  что  еще  секунда,  и  Тоби
вспыхнет ярким пламенем. Но эта перспектива как-то мало ее огорчала.
   И тут, постучавшись, в комнату вбежала мадемуазель Прю и с извиняющимся и
озабоченным выражением лица бросилась к столу.
   - Я - я за нитками, - объяснила она, -  тут  у  меня  был  еще  моток.  -
Мадемуазель Прю принялась рыться в корзинке с шитьем, и в ту же секунду Тоби
подпрыгнул как ужаленный, к немалому торжеству Евы. Ему обожгло ляжки.
   - Милый Тоби, - сказала мадемуазель Прю, - и вы, мадам. Может быть, можно
не так громко? У нас тут живут все люди порядочные, и мы не любим беспокоить
соседей.
   - А мы кричали?
   - Очень громко. Слов я не  разобрала,  я  не  понимаю  по-английски.  Но,
наверное, это что-то нехорошее. - Она нашла моток красных  ниток  и  подняла
поближе к лампе. - Надеюсь, вы спорите не насчет.., насчет возмещения?
   - Почему же, - сказала Ева.
   - Мадам...
   - Я не хочу откупать у вас вашего любовника, - сказала Ева,  отчего  Тоби
потерял последние остатки самообладания. Надо  отдать  справедливость  Тоби,
такая постановка вопроса злила его не меньше, чем Еву.
   - Но я могу предложить вам следующее, - продолжала дочь старого Джо Нила.
- Я дам вам двойное возмещение, если вы убедите свою сестру Ивету, чтоб  она
созналась полиции, что заперла дверь у меня под носом в ту ночь, когда убили
сэра Мориса Лоуза.
   Прю слегка побледнела, отчего розовые губки и глазки  в  темных  ресницах
стали только выигрышней.
   - Я не отвечаю за сестру, не знаю, что она там делает.
   - Вы не знаете, например, что она подводит меня под арест? Может быть,  в
надежде, что тогда мосье Лоуз женится на вас?
   - Мадам! - вскричала Прю.
   (Нет, подумала Ева, она и правда ничего не знала.) - Насчет ареста ты  не
беспокойся, - вмешался Тоби. - Они так, пугают. Они на это не пойдут.
   - Ты думаешь? Да они только что явились ко мне в дом целой оравой  тащить
меня в тюрьму, я насилу убежала от них сюда.
   Тоби  дернул  себя  за  воротник.  Хоть  Ева  сказала   последнюю   фразу
по-английски,  перепуганная  Прю,  без  сомнения,  уловила  ее  смысл.   Она
проверила еще один моток ниток и бросила на стол.
   - И они могут явиться сюда?
   - Не удивлюсь, - ответила Ева.
   Прю дрожащими руками рылась в корзинке с шитьем, выуживала оттуда  разные
разности и, тупо оглядев, бросала на стол. Мотки ниток. Булавки. Ножницы. За
ними непостижимым образом последовали рожок для туфель, свернутый  сантиметр
и сетка для волос, зацепившаяся за колечко.
   - Я знала, - сказала Ева, - что ваша сестра на  чем-то  помешана.  Но  не
догадывалась, что на вас.
   - Мерси, мадам!
   - Но дело не выгорит. Номер не пройдет. Мосье Лоуз не собирается  на  вас
жениться, как он, наверное, и сам вам  уже  говорил.  А  моей  жизни  грозит
серьезная опасность, и ваша сестра может меня выручить.
   - Не понимаю, о чем вы говорите. Ивета считает  меня  дурочкой.  Она  мне
ничего не рассказывает.
   - Прошу вас! - взмолилась Ева. - Ваша сестра прекрасно  знает,  что  было
той ночью. Она может подтвердить, что мосье Этвуд все время находился у меня
в комнате. Если ему не поверят, ей-то  поверят.  Если  она  мечтает  о  моем
аресте только из-за вас, тогда, конечно.
   Тут Ева осеклась и, пораженная, вскочила со  стула.  Прю  выпростала  уже
почти всю корзинку. Последнее, что она  презрительно  швырнула  на  мотки  и
булавки, могло быть дешевой побрякушкой. Или  это  была  отнюдь  не  дешевая
побрякушка. Мелкие граненые прозрачные  камешки,  перемежающиеся  с  мелкими
голубыми  камнями,  оправленные  в  металл  филигранной  работы   старинного
рисунка,  составляли  ожерелье.  Когда  оно  змейкой  свернулось  на  столе,
холодный свет лампы побежал по камешкам, и они вспыхнули и замигали.
   - Откуда, - спросила Ева, - вы это взяли?
   Прю вздернула бровки.
   - Это? Да это же дешевка, мадам.
   - Дешевка?
   - Ну да, мадам.
   - Бриллианты и бирюза,  -  Ева  взяла  ожерелье  за  один  конец,  и  оно
зазмеилось под лампой. - Это ожерелье мадам де Ламбаль! Или я совсем сошла с
ума, или я недавно видела его в коллекции сэра Мориса Лоуза. В  горке  сразу
налево от двери, как войдешь в кабинет.
   - Бриллианты и бирюза? Ошибаетесь, мадам, -  не  без  горечи  проговорила
Прю. - Не верите? Ладно! Можете зайти в лавку мосье Вейля тут рядом, и пусть
он вам его оценит.
   - Да, - как-то странно спросил Тоби. - Где же ты его взяла, малышка?
   Прю переводила взгляд с Тоби на Еву.
   - Может, я и правда такая дура, как считает моя сестра,  -  самоуверенный
лобик наморщился, - наверное, зря я все  это  затеяла.  Господи,  да  сестра
убьет меня, если я дала маху! Вы хотите меня запутать. Я вам не верю. Больше
я не отвечаю на ваши вопросы, слышите? Я... Я сейчас позвоню сестре.
   Бросив им в лицо эту страшную угрозу, Прю выскочила из комнаты,  так  что
они и ахнуть не успели. Они услыхали дробный стук ее каблучков по  лестнице.
Ева бросила ожерелье на стол.
   - Ты ей подарил его, Тоби?
   - О, черт, нет!
   - Точно?
   - Еще бы! К тому же, - добавил Тоби, вдруг повернувшись к ней спиной так,
что его лицо теперь смотрело на нее из зеркала, - то  ожерелье  осталось  на
своем месте.
   - Да?..
   - Оно как лежало, так и лежит за стеклом в горке  направо  от  двери.  По
крайней мере, час назад, когда я уходил из дому, оно там  лежало.  Я  помню,
Дженис еще мне про него говорила.
   - Тоби, - спросила Ева, - на ком были те коричневые перчатки?
   Зеркало, слегка испорченное ржавчиной, странно отражало лицо Тоби.
   - Когда меня сегодня допрашивала полиция, - сказала  Ева,  чувствуя,  как
напрягся у нее каждый нерв, - я не сказала  всей  правды.  Нед  Этвуд  видел
того, кто убил твоего отца.  И  я  чуть  не  увидела.  Кто-то  в  коричневых
перчатках вошел в кабинет, разбил табакерку и убил сэра Мориса. Может  быть,
Нед и выживет. И если он выживет, - глаза Тоби в зеркале слегка закосили,  -
он расскажет, что он увидел. Больше мне нечего тебе сказать, Тоби. Но это ты
запомни. Кто бы он ни был, это был член вашего чудесного, милого семейства.
   - Грязная ложь, - негромко сказал Тоби.
   - Да? Что ж. Думай как хочешь.
   - Что видел твой.., твой приятель? Ева ему рассказала.
   - И ты ничего не сказала об этом Горону, - заметил Тоби. Он совсем осип.
   - Нет! И знаешь почему?
   - Откуда же мне знать? Наверное, чтобы не  упоминать  о  своих  страстных
объятьях с...
   - Тоби Лоуз, ты что, хочешь заработать по физиономии?
   - Переходим на пошлый тон, а?
   - И ты еще будешь мне говорить о пошлости?
   - Прости. - Тоби закрыл глаза и сжал кулаки. -  Но  пойми,  Ева.  Это  уж
последняя капля. Я не хочу, чтобы трепали имена мамы и сестры, слышишь?
   - Да кто говорит о твоей матери и сестре? Я тебе  рассказала  только  про
то, что может подтвердить Нед Этвуд и, наверное, еще Ивета  Латур.  И  я-то,
дура, молчала, только чтоб как-нибудь не задеть  твои  чувства.  Видите  ли,
такой благородный, такой прямой молодой человек...
   Тоби показал на потолок.
   - Ты что же, ее хочешь на меня натравить?
   - Никого я не хочу на тебя натравливать.
   - Ревнуешь, а? - оживился Тоби.
   Ева подумала.
   - Нет. Самое смешное, что вряд ли. - Она расхохоталась. -  Видел  бы  ты,
как у тебя вытянулось лицо, когда я вошла! Хорош бы ты был, если б за мной и
правда приволоклась полиция. И вот  вам  пожалуйста,  -  мадемуазель  Прю  и
ожерелье, в точности такое же, как...
   Портьера, отделявшая гостиную от лавки, была из темной тяжелой  обивочной
ткани. Чья-то рука отодвинула портьеру. Ева увидела кривую улыбку - странную
улыбку, как будто что-то не в порядке со ртом, - на лице высокого человека в
старом спортивном костюме; человек вошел в гостиную и снял шляпу.
   - Простите, что я вмешиваюсь, - сказал Дермот Кинрос, - но нельзя ли  мне
взглянуть на это ожерелье?
   Тоби резко повернулся.
   Дермот подошел к столу и положил на него шляпу. Он  взял  в  руки  снизку
белых и голубых камешков и поднес к лампе. Он перебирал их  пальцами.  Вынув
из кармана ювелирную линзу, он довольно неловко вставил ее в правый  глаз  и
снова обследовал колье.
   - Да, - проговорил он со вздохом облегчения. -  Все  в  порядке.  Оно  не
настоящее.
   Он бросил ожерелье на стол, а линзу сунул обратно в карман.
   Только тут Ева наконец овладела голосом.
   - Вы с полицией! Они?..
   - Гонятся за вами? Нет, - улыбнулся Дермот. - Честно говоря,  я  оказался
на рю де ла Арп, чтоб увидеть антиквара мосье Вейля. Мне нужно  было  мнение
эксперта вот об этом.
   Он вынул из внутреннего кармана что-то завернутое  в  папиросную  бумагу.
Развернув ее, он поднял за кончик вторую нитку сверкающих  белых  и  голубых
камней. На первый взгляд это ожерелье настолько точно повторяло ожерелье  на
столе, что Ева переводила глаза с одного на другое в полном недоумении.
   - Это, - объяснил Дермот, тронув принесенное им колье, -  ожерелье  мадам
де Ламбаль из коллекции сэра Мориса Лоуза. После убийства его нашли на  полу
возле горки, помните?
   - Ну? - сказала Ева.
   - Я все думал, почему? Настоящая бирюза и бриллианты. -  ,  он  снова  их
потрогал. - Мосье Вейль только что удостоверил.  И  вот,  оказывается,  есть
второе ожерелье - подделка. И тут, понимаете ли, напрашивается вывод, что...
   Мгновение он смотрел прямо перед собой. Потом кивнул,  словно  очнувшись.
Бережно обернув в папиросную бумагу подлинное ожерелье, он снова спрятал его
в карман.
   - Может, вы объясните наконец, - заорал Тоби,  -  какого  черта  вы  сюда
заявились?
   - Я вломился к вам в дом, сэр?
   - Сами прекрасно меня поняли. И бросьте вы  это  "сэр".  Можно  подумать,
что...
   - Что?
   - Что вы надо мной насмехаетесь!
   Дермот обернулся к Еве:
   - Я видел, как вы сюда входили.  Шофер  уверил  меня,  что  вы  еще  тут;
входная дверь была распахнута. А сказать я хотел вам только одно:  чтобы  вы
не тревожились. Вас не арестуют. Сейчас, во всяком случае.
   - Но они за мной пришли!
   - Неважно, так у них принято. Теперь вам от них житья не будет. Но  скажу
вам по секрету, что не меньше вас их заинтересовала Ивета  Латур,  оказавшая
им столь радушный прием. И если старая карга в данную минуту не  клянет  все
на свете, то я просто ничегошеньки не понимаю во французском  характере.  Ну
успокойтесь же, смелей!
   - Я., я ничего.
   - Вы ужинали?
   - Н-нет.
   - Так я и думал. Это никуда не годится.  Уже  половина  двенадцатого,  но
есть способы в любой час взять за бока хозяина какого-нибудь кафе.  Да,  еще
одно. Наш друг Горон слегка дрогнул, с тех пор как некто указал ему  на  то,
что один из членов семьи Лоузов заведомо солгал.
   При зловещих словах  "семья  Лоузов"  атмосфера  снова  изменилась.  Тоби
выступил вперед.
   - Значит, и вы в этом сговоре?
   - Сговор имел место, сэр. Еще бы. Но я тут ни при чем.
   - Раз вы подслушивали под дверью, -  отчеканил  Тоби,  напирая  на  слово
"подслушивали", - так вы, наверное, слышали  насчет  коричневых  перчаток  и
тому подобного?
   - Да.
   - Это вас не удивило?
   - Нет. Должен сознаться, не удивило.
   Тоби, тяжело дыша, оскорбленно смотрел  на  обоих.  Он  теребил  траурную
повязку на левом рукаве.
   - Слушайте, - сказал он. - Я не из тех, кто любит выставлять напоказ свои
интимные дела, тут, думаю, вы не станете спорить. Но  я  вас  спрашиваю  как
разумного человека: разве я не обманут в лучших чувствах?
   Ева хотела было что-то сказать.
   - Обожди! - продолжал свое Тоби. - Согласен -  мало  ли  что  кому  может
показаться! Но заявлять, что кто-то из нас убил отца, - это уж  такой  бред,
что попахивает сговором. И все идет от  нее  -  он  показал  на  Еву.  -  От
женщины, которой я верил, которую я просто боготворил. Я уже сказал ей,  что
увидел ее в новом свете. Как же иначе! Она в общем-то сознается,  что  снова
связалась с Этвудом. Видите ли, с нее еще мало!  А  когда  с  ней  начинаешь
говорить об этом,  она  взвивается  и  употребляет  выражения,  не  очень-то
подходящие для женщины, которую  я  собираюсь  сделать  моей  женой.  А  все
почему? Все из-за этой девчонки, из-за  Прю.  Ну  ладно,  признаю,  что  это
получилось не совсем  хорошо.  Но  может  же  мужчина  иногда  кое-что  себе
позволить, верно? Это ведь не всерьез. Никто и не принимает это всерьез.
   Тоби поднял голос.
   - Но женщина, да еще связавшая себя словом, - дело  совсем  другое.  Даже
если у нее  ничего  не  было  с  этой  скотиной,  а  тут  уж  позвольте  мне
усомниться, так ведь он же был у нее в  спальне,  правда?  Меня  уважают  на
службе. Я не могу себе позволить, чтобы о прошлом  моей  жены  ходили  такие
слухи; и мы ведь уже помолвлены. Неважно, что я так ее люблю. Я  думал,  она
переменилась, я всегда ее отстаивал. Но раз она со мною  так,  не  лучше  ли
порвать нашу помолвку?
   Тут  честный  Тоби  виновато  смолк.  Ева  заплакала.  Заплакала  она  от
бессильной злости и от нервного напряжения. Но Тоби этого не знал.
   - Я все равно к тебе прекрасно отношусь, - прибавил он великодушно.
   Секунд десять, в течение которых царила такая тишина,  что  слышно  было,
как наверху всхлипывает мадемуазель Прю, Дермот Кинрос боялся перевести дух.
Ему казалось, что  стоит  ему  вздохнуть  -  и  он  взорвется.  В  его  уме,
закаленном былыми горестями и унижениями,  из  которых  рождается  мудрость,
вставало страшное видение: он сам в роли кровавого убийцы,  Однако  он  лишь
твердо и уверенно взял Еву под руку.
   - Пойдемте отсюда, - мягко сказал он. - Вы достойны лучшей участи.
 
Глава 15 
 
   Восход  на  берегах  Пикардии  холодными  сентябрьскими  утрами   сначала
проводит вдоль горизонта яркую и резкую, как  отметина  красным  карандашом,
черту; краска расползается по воде, будто в ней утопили горы помады; но  вот
выползает солнце, и световые точки прожигают гонимые ветром волны Ла-Манша.
   Направо  от  них  был  Ла-Манш,  налево  -  поросшие  кустарником   дюны.
Асфальтовое шоссе, бегущее вдоль  берега,  повторяя  все  его  извивы,  само
блестело, как река. По нему продвигалась коляска  с  терпеливым  кучером  на
козлах и двумя пассажирами, и каждый скрип  и  позвякиванье  упряжи,  каждое
цоканье лошадиных копыт  четко  отдавалось  в  беспечной  тишине  и  пустоте
раннего часа.
   Ветерок с канала отчаянно трепал Еве волосы и зыбил темный мех ее накидки
Несмотря на круги под глазами, она была весела и даже смеялась.
   - Вы хоть знаете, - спросила она, - что заставили  меня  проговорить  всю
ночь напролет?
   - Вот и прекрасно, - сказал Дермот. Кучер  в  цилиндре  не  повернулся  и
ничего не сказал. Но плечи у него поднялись чуть не до ушей.
   - Да где это мы? - спросила Ева.  -  Небось  милях  в  пяти-шести  от  Ла
Банделетты!
   Снова плечи кучера выразили согласие.
   - Какая вам разница? - успокоил ее Дермот. -  Ну  а  теперь  насчет  этой
вашей истории.
   - Да?
   - Я хочу, чтобы вы мне ее еще повторили. Слово в слово.
   - Опять?
   На сей раз плечи кучера поднялись уже выше ушей -  акробатический  номер,
недоступный представителям прочих профессий. Он щелкнул  кнутом,  и  лошадки
припустили, как следует тряхнув пассажиров,  пытавшихся  взглянуть  друг  на
друга.
   - Ой, пожалуйста, - взмолилась Ева. -  Я  же  вам  уже  четыре  раза  все
рассказала. Клянусь, я не выпустила  ни  единой  подробности  из  того,  что
произошло.., ну, той  ночью.  Я  совсем  осипла.  Представляю  себе,  как  я
выгляжу! - Она обеими руками  отвела  волосы  от  лица.  Серые  глаза,  чуть
слезящиеся из-за ветра, смотрели на него с мольбой. - Может, отложим хоть до
завтрака?
   Дермот ликовал.
   Он откинулся на выцветшую обивку сиденья и расслабил плечи. Голова у него
слегка кружилась от бессонной ночи и от одного открытия, перевернувшего  все
его построения. Он совсем забыл, что не брит и  вид  у  него,  должно  быть,
ужасный. Он был в восторге, он мог поднять весь мир и спустить с лестницы.
   - Ну ладно, можно вас и пощадить, - согласился  он.  -  В  конце  концов,
по-моему, главное у меня в руках. Видите ли, миссис  Нил,  вы  сообщили  мне
очень важную вещь.
   - Какую?
   - Вы сообщили мне, кто убийца,  -  сказал  Дермот.  Колымага  уже  словно
летела по воздуху, и Ева обеими руками уцепилась за полость.
   - Но я понятия не имею! - удивилась она.
   - Знаю. Тем-то так и ценен ваш рассказ.  Если  бы  вы  знали,  что  тогда
произошло, то...
   Он искоса, в нерешительности взглянул на нее.
   - У меня мелькала догадка, совершенно смутная догадка, - продолжал он,  -
что я ищу преступника не там, где надо. Это вчера - еще до нашего ужина.  Но
окончательно я прозрел только во время вашего рассказа за омлетом  у  папаши
Руссе.
   - Доктор Кинрос, - - спросила Ева. - Кто же из них убил?
   - А вам важно? Не все ли вам равно?..
   - Нет. Но.., кто же из них? Дермонт посмотрел ей в глаза.
   - Вот этого я вам и не скажу.
   Тут Ева не выдержала. Но гневная тирада так и застряла у нее в горле:  на
нее  смотрели  добрые,  дружеские,  ободряющие  глаза,   полные   прямо-таки
пылающего сочувствия.
   - Послушайте, - продолжал он, -  я  говорю  это  не  как  великий  сыщик,
старающийся в последней главе ошарашить простофилю. Я это  говорю  по  самым
серьезным причинам, какие только могут быть у психолога.  Вся  тайна,  -  он
коснулся ее лба, - вот тут. У вас в голове.
   - Ничего не понимаю!
   - Нет, вы все знаете. Но не отдаете себе в этом отчета. Если я вам скажу,
вы взглянете на вещи по-новому. Станете  искать  объяснений.  Пересматривать
факты. А это совершенно не нужно. Пока. Все - слышите - все зависит от того,
расскажете ли вы о случившемся мосье Горону и следователю в точности так же,
как мне.
   Ева зябко поежилась.
   - Вот вам иллюстрация, - сказал Дермот, не отрывая от нее глаз. Он  вынул
из жилетного кармана часы. - Например, что это такое?
   - Извините, но...
   - Что я держу в руке?
   - Часы, господин иллюзионист.
   - Как вы догадались? Дикий ветер. Тиканья вы не слышите.
   - Ну знаете ли! Я же вижу, что это часы!
   - Вот именно. В том-то и дело. А по часам мы к тому же можем  определить,
- заключил он весело, - что уже двадцать минут шестого  и  вам,  безусловно,
хочется спать. Извозчик!
   - Да, мосье?
   - В город, пожалуйста.
   - Да, мосье.
   Смирного кучера как будто коснулась волшебная палочка. Он  развернулся  с
неимоверной  быстротой,  наводящей  на  мысль  об   ускоренных   съемках   в
кинохронике, когда все вдруг несутся вприпрыжку и сломя голову. Они полетели
той же дорогой обратно; над сине-серой водой  кричали  чайки;  и  Ева  опять
заговорила:
   - Ну а теперь что?
   - Спать. А потом  положитесь  на  вашего  покорного  слугу.  Вам  сегодня
предстоит встреча с Гороном и следователем.
   - Да, наверное.
   - Про мосье Вотура, следователя, болтают  разные  ужасы.  Но  вы  его  не
бойтесь. Они, правда, любят, чтобы все было по правилам, и  на  допрос  меня
вряд ли пустят...
   - Вас там не будет? - крикнула Ева.
   - Я же не адвокат. Кстати,  вам  надо  взять  адвоката.  Я  пошлю  к  вам
Соломона, - он запнулся. - А что - это так важно, - добавил он,  уставясь  в
спину кучера, - буду я там или нет?
   - Конечно, важно. Я вас еще не поблагодарила за...
   - Ну что вы... Так,  значит,  расскажите  им  о  том,  что  произошло,  в
подробностях, как  рассказывали  мне.  Как  только  ваш  рассказ  занесут  в
протокол, я смогу действовать.
   - А пока что вы будете делать?
   Дермот долго молчал.
   - Один человек может подтвердить, кто убийца, - ответил он наконец. - Это
Нед Этвуд. Но от него пока толку мало; правда, я тоже остановился в  "Замке"
и на всякий случай порасспрошу его врача. Нет... - он снова замолк. - Я  еду
в Лондон.
   Ева выпрямилась на сиденье:
   - В Лондон?
   - На один день. Отсюда летит самолет в десять тридцать,  а  вечером  есть
рейс из Кройдона <Аэропорт в южной  части  Лондона.>,  которым  я  поспею  к
ужину. К тому времени,  если  мой  план  выгорит,  я  уже  буду  располагать
решающими сведениями.
   - Доктор Кинрос, и на что вам из-за меня такие хлопоты?
   - Нельзя допускать, чтобы твоего соотечественника на твоих глазах  упекли
в тюрьму.
   - Все шутите!
   - Разве я шучу? Простите.
   Усмешка противоречила  извинению.  Ева  рассматривала  его  лицо.  Резкий
солнечный свет смутил Дермота, и он поднял ладонь к  щеке,  как  бы  пытаясь
заслониться. К нему вернулось давно забытое мучительное чувство. Ева  ничего
не заметила. Она устала, продрогла в своей короткой накидке, и  события  той
ночи вдруг опять мучительно отозвались в ее памяти.
   - Я, наверное, дико вам надоела, - сказала она, -  всеми  этими  деталями
моей интимной жизни.
   - Сами знаете, что ничего подобного.
   - Я изливалась совершенно незнакомому человеку,  а  теперь,  при  дневном
свете, мне просто в глаза вам стыдно взглянуть.
   - Ну что вы. А для чего же еще я тут?  Только  можно  я  задам  вам  один
вопрос - в первый раз?
   - Конечно.
   - Как вы собираетесь поступить с Тоби Лоузом?
   - А как бы вы поступили, если бы вам так вежливо и  мило  дали  отставку?
Меня просто-напросто бросили, верно? Да еще при свидетеле.
   - Вы думаете, что все еще его любите? Я не спрашиваю,  любите  ли  вы,  я
спрашиваю только, как вы думаете?
   Ева не отвечала. Лошадиные копыта отбивали звонкую  дробь.  И  вдруг  Ева
засмеялась.
   - Не везет мне с замужеством, правда?
   Она ничего не добавила, а Дермот не стал углубляться. Было  почти  шесть,
когда  они  добрались  до  белых,  чисто  выметенных  улиц  Ла   Банделетты,
погруженных в  сон,  нарушаемый  лишь  немногими  любителями  верховой  езды
спозаранку. Ева закусила нижнюю губу и чуть побледнела, когда  они  свернули
на рю дез Анж. Возле самого ее дома Дермот помог ей выйти из коляски.
   Ева бросила быстрый взгляд через дорогу, на виллу "Привет". Там все будто
вымерло. Только в одной комнате наверху были открыты ставни.  Елена  Лоуз  в
японском кимоно и в очках застыла у окна, глядя на них.
   Голоса так громко отдавались в тишине улицы, что Ева инстинктивно перешла
на шепот.
   - Ог-глянитесь. Видите верхнее окно?
   - Да.
   - Обратить мне на нее внимание?
   - Нет.
   У Евы сделалось совсем отчаянное лицо.
   - Может, все-таки скажете кто?..
   - Нет. Скажу вам только одно. Вас намеренно выбрали жертвой, и весь  план
до того продуман, жесток и хладнокровен, что я в жизни  не  встречал  ничего
подобного. Тот, кто все это затеял, не заслуживает пощады и не  получит  ее.
Итак, до вечера. А там, бог даст, кое с кем и разделаемся.
   - - Как бы там ни было, - сказала Ева, - спасибо вам.  Спасибо,  спасибо,
спасибо!
   Она стиснула ему руку, открыла ворота  и  побежала  по  дорожке  к  своей
двери; кучер испустил усталый вздох облегчения; что касается Дермота, то  он
стоял на мостовой и глядел на ее дом так долго, что у  извозчика  зародились
новые опасения, а потом опять влез в коляску.
   - Гостиница "Замок", mon gars <Приятель (франц.).>. И на этом ваши  труды
закончатся.
   Возле гостиницы он расплатился с извозчиком, добавил  неимоверные  чаевые
и, сопровождаемый потоком благодарности  эпического  масштаба,  поднялся  по
лестнице. В холле, честно выдержанном в стиле  средневекового  чертога,  уже
замечались признаки пробуждения.
   Дермот прошел в свой номер Он вынул из кармана ожерелье из бриллиантов  и
бирюзы, полученное от мосье Горона;  он  приготовил  заказной  пакет,  чтобы
вернуть ожерелье префекту, и вложил туда записку,  в  которой  сообщал,  что
должен на сегодня отлучиться. Потом он побрился, принял холодный  душ,  чтоб
прийти в себя, и, уже одеваясь, заказал завтрак в номер.
   Из холла ему сообщили по телефону, что  мосье  Этвуд  находится  в  401-м
номере. Позавтракав, Дермот направился туда  и,  по  счастью,  столкнулся  с
гостиничным врачом, который как раз только что осматривал Неда.
   На доктора Буте визитная карточка Дермота произвела сильное  впечатление.
Однако же  он  выказывал  некоторое  нетерпение.  Стоя  в  слабо  освещенном
коридоре под самой дверью Неда, он отвечал на расспросы без особой охоты.
   - Нет, мосье, мосье Этвуд не пришел в сознание. По двадцать  раз  на  дню
является кто-нибудь из префектуры или полиции, и все задают тот же вопрос.
   - И, разумеется, вообще нет никаких гарантий. Но ведь, с другой  стороны,
он может очнуться в любой момент?
   - Судя по характеру повреждения, это возможно. Я покажу вам рентгеновские
снимки.
   - Буду премного благодарен. Значит, есть надежда?
   - По-моему, да.
   - Он что-нибудь говорил? В бреду?
   - Он иногда вдруг смеется. И только. Да я и не так часто  у  него  бываю.
Лучше расспросите сиделку.
   - Можно мне к нему?
   - Конечно.
   Хранитель тайны  лежал  в  затененной  комнате  как  труп.  Сиделка  была
монашка: ее огромный головной убор выделялся четким силуэтом на светлом фоне
жалюзи.
   Дермот разглядывал больного.  "Красивый,  черт",  -  горько  подумал  он.
Первая любовь Евы Нил, а возможно.., но он отогнал  неприятную  мысль.  Если
Ева все еще влюблена в этого малого, даже и не отдавая себе  в  том  отчета,
тут уж ничего не попишешь. Он пощупал пульс Неда; в мертвой тишине отчетливо
раздавалось тиканье часов. Доктор Буте показал ему рентгеновские снимки,  со
смаком приговаривая, что чудо еще, как его пациент до сих пор не  отправился
на тот свет.
   - Что-нибудь говорит? - повторила  сиделка  вопрос  Дермота.  -  Да  так,
мосье, иногда бормочет.
   - Да?
   - Но говорит-то он по-английски. А я английского не понимаю. А  то  вдруг
засмеется и кого-то начинает звать.
   Дермот, направившийся уже было к двери, резко обернулся.
   - Звать? Кого?
   - Ш-ш-ш, - вмешался мосье Буте.
   - Не могу  вам  сказать,  мосье.  Все  слоги  вроде  одинаковые.  Я  б  с
удовольствием, мосье, но не могу показать, как это произносится, - глаза  ее
тревожно блестели в полутьме. - Но если надо, я могу в другой раз записать.
   Ну вот и все. Больше тут Дермоту  пока  делать  было  нечего.  Оставалось
только еще кое-кого порасспросить по разным барам гостиницы; один официант с
большим увлечением говорил о мисс Дженис Лоуз; сам сэр Морис, оказывается, в
день своей смерти заглядывал в шумный бар первого этажа и удивил  бармена  и
официантов.
   - Ну и глаза у него были! Как он разволновался! - грохотал  бармен.  -  А
потом Жюль Сезнек вдруг видит его в зоопарке,  у  обезьяньей  клетки.  Он  с
кем-то говорил, но с кем, Жюль не разглядел, тот стоял за кустом.
   Прежде чем  заказать  билет  на  английский  самолет,  вылетавший  из  Ла
Банделетты в  половине  одиннадцатого,  Дермот  успел  еще  позвонить  метру
Соломону, своему приятелю-юристу из фирмы "Соломон  и  Кохен",  Остаток  дня
впоследствии вспоминался ему как ночной кошмар. В самолете он  соснул,  чтоб
набраться сил для самого главного. Автобус тащился  из  Кройдона  бесконечно
долго;
   Лондон  после  нескольких  дней  отлучки  поразил  его  копотью  и  вонью
выхлопных газов. Дермот взял такси и отправился по некоему  адресу.  Полчаса
спустя он чуть не кричал от радости.
   Он доказал то, что требовалось доказать. Когда под желтым вечерним  небом
он входил в самолет, отлетающий в Ла Банделетту, он уже не ощущал усталости.
Ревели моторы; самолет пошел на  разгон;  воздушной  струей  от  пропеллеров
прибивало к земле траву; а Ева была  спасена.  Держа  портфель  на  коленях,
откинувшись в кресле, Дермот под шум вентиляторов в  душном  салоне  следил,
как Англия сводится сперва к серым и красным крышам, а  потом  к  движущейся
карте.
   Ева была спасена. Дермот строил  планы.  Он  все  еще  строил  их,  когда
самолет нырнул вниз,  к  аэродрому.  В  отдалении,  в  городе  мигали  огни.
Проезжая по аллее тесно посаженных деревьев, дыша сосновым запахом  сумерек,
Дермот унесся в мечтах от сегодняшних мытарств к будущему, когда...
   В "Замке" играл оркестр. Яркий свет и грохот вывели его из  задумчивости.
Его окликнул регистратор.
   - Доктор Кинрос. Вас весь день спрашивали. Минуточку! Кажется,  и  сейчас
двое дожидаются.
   - Кто?
   -  Мосье  Соломон,  -  ответил  регистратор,  заглянув  в  блокнот,  -  и
мадемуазель Лоуз.
   - Где они?
   - Где-то тут, мосье,  -  он  позвонил  в  колокольчик.  -  Вас  проводят.
Хорошо?
   С помощью мальчишки-коридорного Дермот нашел Дженис Лоуз  и  метра  Пьера
Соломона в одном из уголков якобы готического фойе. Якобы старинные и  голые
каменные стены были увешаны якобы средневековым оружием. Вдоль стен тянулась
мягкая скамья, а посередине стоял  столик.  Дженис  и  метр  Соломон  мрачно
забились подальше друг от друга, но оба тотчас поднялись, завидя Дермота;  и
его поразило выражение упрека на их лицах.
   Метр Соломон был высок, толст, смугл, внушителен и говорил низким  басом.
Он весьма странно взглянул на Дермота.
   - А, вы вернулись, мой друг, - констатировал он замогильным голосом.
   - Конечно! Я же вам говорил, что вернусь. Где же миссис Нил?
   Адвокат внимательно разглядывал ногти на своей руке,  поворачивая  ее  то
так, то эдак. Наконец он поднял глаза.
   - Она в ратуше, мой друг.
   - В ратуше? До сих пор? Что же  они  ее  так  долго  держат?  Лицо  метра
Соломона окончательно омрачилось.
   - Ее сунули в камеру, - ответил он. - И я сильно опасаюсь,  старина,  что
ее очень не скоро оттуда выпустят.  Мадам  Нил  арестована  по  обвинению  в
убийстве.
 
Глава 16 
 
   - Скажите, старина, - продолжал метр Соломон  с  искренним  интересом,  -
между нами. Как мужчина с мужчиной. Вы что - морочите меня?
   - Или морочите ее? - вставила Дженис. Дермот смотрел на них во все глаза.
   - Я ничего не понимаю.
   Метр Соломон ткнул в Дермота пальцем и помахал им, словно задавал  вопрос
на суде.
   - Подучивали вы мадам Нил, чтоб она повторила полиции свою историю  слово
в слово, как рассказывала ее вам? Да или нет?
   - Да, конечно.
   - Ага! - загремел метр Соломон с глубоким удовлетворением.  Он  расправил
плечи и запустил два пальца в жилетный карман. - Вы, видимо, рехнулись,  мой
друг? Безнадежно спятили?
   - Послушайте...
   - До самого сегодняшнего вечера и  еще  во  время  допроса  мадам  Нил  в
полиции были почти  уверены  в  ее  невиновности.  Почти!  Вы  заставили  их
поколебаться.
   - Ну?
   - Но в  тот  самый  момент,  когда  она  дает  последние  показания,  все
колебания прекращаются. Мосье Горон и следователь переглядываются. Мадам Нил
допустила ошибку до того грубую, до того изобличающую ее  в  глазах  всякого
знакомого с уликами, что в  ее  виновности  не  остается  никаких  сомнений.
Баста! Конец! Все мое искусство - даже мое - не в силах ей помочь.
   На столике перед Дженис Лоуз стояли до половины  отпитое  мартини  и  три
составленных  одно  на   другое   блюдечка,   свидетельствовавшие   о   трех
предшествующих порциях. Дженис присела, покончила с  мартини  и  еще  больше
раскраснелась. Будь тут Елена, она бы много чего могла сказать.  Но  Дермота
эта черта в ее дочери не интересовала. Он снова посмотрел на метра Соломона.
   - Минутку! - вскричал он. - Эта так называемая "ошибка" не связана с.., с
табакеркой императора?
   - Связана.
   - То есть как она ее описывала, да?
   - Именно.
   Дермот бросил на стол свой портфель.
   - Так-так! - произнес он с такой горечью и с таким  сарказмом,  что  метр
Соломон и Дженис даже вздрогнули. - Выходит,  то  самое  показание,  которое
должно бы их убедить в ее невиновности, убедило их в ее виновности?
   Адвокат повел слоновьими плечами.
   - Я вас не понимаю.
   - Мосье Горон, - сказал Дермот, - производит впечатление умного человека.
Господи боже ты мой, так что же с ним случилось? - Он нахмурился. - Или  это
с ней что-то случилось?
   - Она была явно в плохом состоянии, - согласился адвокат, -  рассказывала
как-то неубедительно, даже в  тех  местах,  где,  казалось  бы,  не  к  чему
придраться.
   - Понимаю. Значит, она не рассказала Горону  все  так,  как  рассказывала
утром мне?
   Метр Соломон опять пожал плечами.
   - Чего не знаю, того не знаю. Это дедушка надвое сказал.
   - Можно мне? - робко вмешалась Дженис. Она долго вертела в руках рюмку  и
наконец обратилась к Дермоту по-английски.
   - Я ничего не понимаю. Я целый день таскаюсь вот за, этим Аппием Клавдием
<Аппий Клавдий - римский консул и децемвир (с 451  до  449  г.  до  н.  э.),
известный своей жестокостью. В 449 году был предан суду и покончил  собой.>,
- она кивнула на метра Соломона, - а он только шумит и боится  уронить  свое
достоинство. А мы все дико волнуемся. Мама, Тоби и дядя Бен сейчас в ратуше.
   - О? Они там?
   - Да. Пытаются увидеть Еву. Но ничего не получается. - Дженис  запнулась.
- Я так поняла, что у Тоби с Евой вчера вышло черт те что. Тоби вроде был не
в себе (это с ним часто бывает) и наговорил Еве бог знает  чего,  а  сегодня
ужасно угрызается. Я никогда еще не видела, чтоб он так терзался.
   Быстро глянув в зловеще помрачневшее лицо Дермота,  она  снова  принялась
вертеть ножку рюмки в совсем уж неверных пальцах.
   - В последние дни, - продолжала она, - нам не очень-то  сладко  пришлось.
Но, что бы вы ни думали, мы на стороне Евы. Когда мы узнали про ее арест, мы
поразились не меньше вашего.
   - Счастлив это слышать.
   - Пожалуйста, не надо так. Вы.., вы прямо как палач какой-то.
   - Благодарю. Я надеюсь исполнить его  функции.  Дженис  подняла  на  него
глаза:
   - В отношении кого?
   - Когда я последний раз говорил с Гороном, - сказал Дермот, не удостаивая
ее ответом, - у него на руках были два отличных козыря. С них  и  надо  было
идти. Первый - допрос с пристрастием Иветы Латур,  от  которого  он  многого
ждал. А второй - тот  факт,  что  одно  лицо,  рассказывая  о  событиях  той
памятной ночи, допустило заведомую ложь. Так какого же дьявола он бросил оба
козыря в мусорную корзинку и арестовал Еву? Нет, это уж не моего слабого ума
дело.
   - Спросите у него самого, - предложил адвокат. - Вон он к нам идет.
   Аристид Горон, несмотря на озабоченный взор, любезный и щеголеватый,  как
обычно, поигрывая  тросточкой,  шествовал  по  направлению  к  ним  походкой
монарха.
   - А! Добрый вечер,  мой  друг,  -  чуть-чуть  виновато  приветствовал  он
Дермота, - вы, я вижу, уже из Лондона.
   - Да, и застаю тут прелестную ситуацию.
   -  Весьма  сожалею,  -  вздохнул  мосье  Горон.  -  Но  правосудие   есть
правосудие. Вы согласны? Позволительно  ли  далее  спросить,  для  чего  вам
понадобилось так срочно лететь в Лондон?
   -  Для  того,  -  ответил  Дермот,  -  чтоб   выяснить   мотивы,   какими
руководствовался подлинный убийца сэра Мориса Лоуза.
   - Пфу! - вырвалось у мосье Горона. Дермот повернулся к метру Соломону.
   - Мне необходимо переговорить с префектом полиции. Мисс Лоуз, вы простите
мою невежливость, если я попрошу вас оставить меня с этими господами?
   Дженис поднялась с величайшим самообладанием.
   - Мне исчезнуть или как?
   - Ну что вы.  Сейчас  мосье  Соломон  вас  догонит  и  проводит  к  вашим
родственникам в ратушу.
   Он обождал, пока  Дженис,  действительно  рассердясь  или  валяя  дурака,
покинула прелестный уголок, а затем обратился к адвокату.
   - Вы могли бы, мой друг, передать кое-что Еве Нил?
   - Постараюсь, во всяком случае, - пожал плечами метр Соломон.
   - Хорошо. Так скажите ей, что я переговорю с мосье Гороном и надеюсь, что
не далее как через два часа ее отпустят на свободу. А вместо нее я предлагаю
передать в руки правосудия подлинного убийцу сэра Мориса Лоуза.
   Все умолкли.
   - Это все из-за коки с соком? - крикнул  наконец  мосье  Горон,  отчаянно
взмахнув тросточкой. - Ну и ну! Прошу меня сюда не впутывать, слышите!
   Адвокат тем временем откланялся. Он двинулся по фойе, словно  галеон  под
тугими парусами. Они видели, как он остановился и что-то сказал  Дженис.  Он
предложил ей руку, она ее отвергла, после чего они вместе  покинули  фойе  и
затерялись в толпе.  Затем  Дермот  опустился  на  мягкую  скамью  и  открыл
портфель.
   - А вы не присядете, мосье Горон?
   - Нет, мосье, я не присяду, - грозно отвечал префект.
   - Ну перестаньте! Учитывая, что я могу вам предложить...
   - Фу!
   - Почему бы не расположиться поудобней? Может, нам чего-нибудь выпить?
   - Ладно! - проворчал мосье Горон, несколько  смягчаясь  и  усаживаясь  на
скамью рядом с Дермотом. - Разве что на минутку. И выпьем по рюмочке. Раз вы
так настаиваете, мосье, я выпил бы коку с соком.., то есть виски с содой.
   Дермот заказал.
   - Вы удивляете меня, - начал он  с  коварной  обходительностью.  -  После
столь поразительной операции, как арест мадам Нил, вы почему-то сидите здесь
вместо того, чтобы припирать ее к стенке вопросами. Почему вы не в ратуше?
   - У меня дела тут, в гостинице, - ответил мосье Горон, барабаня  пальцами
по столу.
   - Дела?
   - Да, - ответил мосье Горон, - мне позвонил доктор  Буте  и  сказал,  что
мосье Этвуд пришел в себя и можно порасспросить его, разумеется, в  разумных
рамках...
   Заметив довольное лицо Дермота, префект снова вскипел.
   - Так вот что, - сказал Дермот, - мосье Этвуд скажет вам  в  точности  то
же, что  собираюсь  сказать  я.  Это  и  будет  недостающим  звеном  в  цепи
доказательств. И если без всякого давления с моей стороны он подтвердит  мои
слова, вы согласны выслушать мои показания?
   - Показания? Какие еще показания?..
   - Минутку, - прервал его Дермот. - Зачем вам понадобился этот поворот  на
сто восемьдесят градусов и арест Евы Нил?
   Мосье Горон ему рассказал.
   Прихлебывая виски с содовой, префект во всех  подробностях  объяснил  ему
свои соображения. Хоть у мосье Горона был сейчас не  очень-то  веселый  вид,
Дермоту пришлось признать, что подозрения префекта  и  роковая  убежденность
следователя мосье Вотура не лишены некоторых оснований.
   - Значит, - пробормотал Дермот, - она вам так  и  не  сказала...  Она  не
повторила вам того, что вырвалось у нее сегодня утром, когда  она  буквально
умирала от усталости после бессонной ночи. Она не сказала вам ту единственно
важную вещь, которая доказывает ее невиновность и виновность другого лица.
   - Что именно?
   - Слушайте! - сказал Дермот и щелкнул застежками портфеля.
   Когда он начал говорить, стрелки замысловатых часов на  стене  показывали
без пяти минут девять. В пять минут десятого мосье  Горон  начал  беспокойно
ерзать. Еще через десять минут уныло затихший префект умоляюще воздел руки к
Дермоту.
   - Мне  опротивело  это  дело,  -  простонал  он,  -  мне  оно  осатанело.
Только-только что-то  начинает  проясняться  и  -  бац!  -  все  оказывается
наоборот. И так без конца.
   - Разве теперь наконец все не стало на свои места?
   - На сей раз молчу! Я уже научен! Но в общем-то.., да.
   - Значит, ясно. Вам остается только задать этот единственный вопрос тому,
кто все видел. Спросите у Неда Этвуда: было ли это так-то и так-то?  И  если
он скажет "да" - готовьте свою "скрипку" к достойной встрече. А меня  вы  не
можете обвинить, будто я его подучивал.
   Мосье Горон встал, допивая последние глотки виски.
   - Ну, пойдем навстречу собственной погибели, - пригласил он Дермота.
   Дермот уже второй раз в тот день посетил номер  401.  Но  в  первое  свое
посещение он и надеяться не смел,  что  ему  вдруг  улыбнется  такая  удача.
Благоволение и насмешливая пагуба будто неустанно боролись за судьбу Евы Нил
и то и дело подставляли друг другу ножку.
   В спальне горела тусклая лампа. Нед Этвуд, правда, страшно  бледный  и  с
несколько затуманенным взглядом, был в полном сознании. Он пытался  сесть  и
препирался с ночной сиделкой из английской больницы, здоровенной  и  веселой
уроженкой западных графств, которая укладывала его обратно на подушки.
   - Простите за беспокойство, - начал Дермот, - но...
   - Слушайте, - сказал Нед, отхаркиваясь, откашливаясь и  выглядывая  из-за
сиделкиной руки. - Вы доктор? Тогда ради бога уберите от меня эту фурию! Она
хочет силком сделать мне укол.
   - Ложитесь, - сердилась сиделка. - Вам нужен покой!
   - Какой, к черту, покой, когда вы мне не  говорите,  что  происходит?  Не
нужен мне этот ваш покой.  Я  обещаю,  что  буду  вести  себя  хорошо;  буду
принимать все ваши паршивые лекарства без разбора; только имейте  совесть  и
объясните мне, что происходит.
   - Все в порядке, няня, - сказал  Дермот  в  ответ  на  ее  подозрительный
взгляд.
   - Можно спросить, кто вы такой, сэр? И зачем пришли?
   - Я доктор Кинрос. Это мосье Горон, префект полиции, расследующий дело об
убийстве сэра Мориса Лоуза.
   Лицо  Неда  Этвуда  постепенно  прояснилось,   как   попавшее   в   фокус
изображение; взгляд стал осмысленным. Дыша с трудом, он  сел  на  постели  и
оперся руками на подушки. Он поглядел  на  свою  пижаму,  будто  впервые  ее
увидел, и, мигая, стал обводить глазами комнату.
   - Я поднимался в лифте, - объявил он, старательно выговаривая слова, -  и
вот вдруг я... - Он тронул себя за горло. - Сколько я так провалялся?
   - Девять дней.
   - Девять дней?
   -  Совершенно  верно.  Правда  ли,  что  вас  сбила  машина  недалеко  от
гостиницы, мистер Этвуд?
   - Машина? Что за бред? Какая еще машина?
   - Вы сами так сказали.
   - Ничего подобного я не говорил.  Во  всяком  случае,  ничего  такого  не
помню. - Взгляд его стал уже совершенно сознательным. - Ева,  -  сказал  он,
все вложив в одно слово.
   - Да. Постарайтесь не волноваться, мистер Этвуд. Но я должен вам сказать,
что она в опасности и нуждается в вашей помощи.
   - Вы что, убить его хотите? - вскинулась сиделка.
   - Помолчите,  -  распорядился  Нед  явно  без  особой  галантности.  -  В
опасности? - спросил он Дермота. - Что за опасность?
   Ответил ему префект полиции. Мосье Горон, сложа руки на  груди,  старался
держаться как можно скромней и ничем  не  выдавать  охвативших  его  сложных
чувств.
   - Мадам в тюрьме, - сказал префект полиции по-английски. - Ее обвиняют  в
убийстве сэра Мориса Лоуза.
   Наступила долгая пауза; свежий вечерний ветер колыхал белые  занавеси  на
окнах. Нед, выпрямившись на подушках, смотрел на посетителей.  Рукава  белой
пижамы засучились; руки после этих девяти  дней  похудели  и  стали  странно
бледными. Прежде венчавшая его голову шевелюра была сбрита, как полагается в
таких случаях. Марлевая повязка совершенно не вязалась с белым, изможденным,
красивым  лицом,  прозрачно-голубыми  глазами  и  дерзким  ртом.  Вдруг   он
расхохотался.
   - Вы шутите?
   - Нет, - заверил его Дермот. - Против нее  серьезнейшие  улики.  А  семья
Лоузов почти ничего не предпринимает, чтоб ее выручить.
   - Еще бы, - сказал Нед. Он отшвырнул одеяло и стал вылезать из постели.
   Затем начался сумбур.
   Нед встал на ноги, однако  же  крепко  уцепившись  одной  рукой  за  край
столика возле кровати. Лицо его вновь обрело былое  веселое  оживление.  Его
словно так и распирало от невероятно смешной шутки, до того остроумной,  что
другим ни за что ее не понять.
   - Говорят, я больной, - продолжал он, едва держась на ногах. - Верно! Так
не раздражайте меня! Мне нужна моя одежда. Зачем? Да чтобы пойти  в  ратушу.
Не дадите мне одежду - я выпрыгну в это окно; а Ева может  вам  подтвердить,
что я шутить не люблю.
   - Мистер Этвуд, -  сказала  сиделка,  -  вот  я  сейчас  позвоню,  и  вас
уложат...
   - А я говорю тебе, дитя природы,  что  не  успеешь  ты  своей  прелестной
ручкой дотронуться до колокольчика, как я прыгну в окно. В данный  момент  я
вижу одну только шляпу. Ничего, прыгну в ней Он обратился к Дермоту и  мосье
Горону:
   - Не знаю, что происходило в этом городе с тех пор, как я вышел из  игры.
Когда мы отправимся к Еве, вы по дороге меня просветите. Знаете, господа,  в
этом деле есть подводные течения. Вы не понимаете.
   - Отчего же? - ответил Дермот. - Миссис Нил рассказала нам про коричневые
перчатки.
   - Но, держу пари, она не сказала вам, кто в них был. А все почему? А  все
потому, что она сама не знает.
   - А вы знаете? - осведомился мосье Горон.
   - Конечно, - ответил Нед, после чего мосье  Горон  снял  свой  котелок  с
явным намерением продырявить его кулаком. Усмехающийся Нед пошатывался возле
столика. Лоб его весь собрался морщинами.
   - Она вам, наверное, говорила, что мы посмотрели в окно и увидели, что со
стариком еще кто-то? И как потом, когда старика  уже  убили,  мы  опять  его
увидели? Но тут-то и закавыка. Тут-то вся и соль. Это был...
 
Глава 17 
 
   - Дамы и господа, - позвал мосье Вотур, следователь, - прошу  вас  в  мой
скромный кабинет.
   - Спасибо, - пробормотала Дженис.
   - Это здесь вы дадите нам  поговорить  с  бедняжкой  Евой?  -  задыхаясь,
выговорила Елена. - Кстати, как она, наша милая девочка?
   - Не слишком хорошо, я думаю, - отважился вставить дядя Бен.
   Тоби промолчал. Он засунул руки глубоко в карманы и в знак согласия уныло
покачал головой.
   Ратуша в  Ла  Банделетте  -  высокое,  узкое  желто-каменное  строение  с
башенными часами, рядом с парком и неподалеку от главной площади. Просторный
кабинет мосье Вотура в верхнем этаже двумя большими окнами выходил на  север
и одним - на запад.  Тут  были  ящики  с  картотекой,  несколько  запыленных
юридических  книжек  -  следователю  полагается  разбираться  в  праве  -  и
фотография какой-то забытой важной птицы в мундире Почетного легиона.
   Письменный стол мосье Вотура помещался  таким  образом,  что,  садясь  за
него, мосье Вотур оказывался спиной к  западному  окну.  Напротив  стола,  в
некотором отдалении, стояло старое  деревянное  кресло,  и  прямо  над  этим
креслом висела лампа.
   И еще кое-что заметили посетители - кое-что показавшееся им  ребячеством,
но пугающим и диким.
   Сквозь незанавешенное западное окно ворвался слепящий белый  сноп  света,
от которого у всех побежали мурашки, прочесал,  как  белой  метлой,  среднюю
часть комнаты, и, блеснув вспышкой магния, тотчас исчез. Это был луч  маяка.
Тому; кто садился в кресло напротив мосье  Вотура,  слепящий  луч  ударял  в
глаза  каждые  двадцать  секунд   во   все   время   допроса   неумолимо   и
беспристрастно, как судьба.
   - Надоел мне этот маяк! - пробормотал мосье Вотур, отгоняя луч мановением
руки. Он указал на стулья в той части комнаты, куда свет не доходил.
   - Садитесь, пожалуйста, и чувствуйте себя как дома. Сам мосье  Вотур  сел
за стол, повернув стул так, чтобы их видеть.
   Следователь был тощий немолодой господин  с  суровым  взглядом  и  легким
намеком на бакенбарды. Он с хрустом потирал руки.
   - Мы увидим миссис Нил? - спросил Тоби -  М-м..,  нет,  -  ответил  мосье
Вотур, - пока нет.
   - Почему же?
   - Потому что,  по  всей  вероятности,  сначала  мне  еще  должны  кое-что
объяснить.
   Снова поток белого пламени обрушился на окно и пролился из-за плеч  мосье
Вотура; тот обратился в силуэт, несмотря  на  верхнюю  лампу;  серые  волосы
зажглись нимбом; но вот уже снова, как прежде, мосье Вотур сидел  и  потирал
руки. Не будь белых вспышек,  трудно  было  бы  представить  себе  гнездышко
уютней, чем кабинет этого любителя театральных эффектов. Тикали часы,  и  на
откидном столике свернулась кошка.
   И тем не менее нельзя было  не  ощутить  исходящих  от  следователя  волн
гнева.
   - Только что, - продолжал он, - у меня был долгий разговор по телефону  с
моим коллегой мосье Гороном. Он сейчас в "Замке". Он  говорил  мне  о  новых
уликах. С минуты на минуту он будет здесь со своим другом доктором Кинросом.
   Тут мосье Вотур ударил ладонью по столу.
   - И все же я не считаю, - сказал он, - что мы проявили поспешность.  Я  и
сейчас не уверен, что мы поторопились с арестом мадам Нил...
   - Вот это да! - вскричал Тоби.
   - Но новые улики поразительны. Это меня сильно беспокоит. Это  заставляет
меня вернуться к одному соображению, на которое нас недавно натолкнул доктор
Кинрос и о котором из-за этих треволнений  с  мадам  Нил  мы  чуть  было  не
забыли.
   - Тоби, -  спокойно  спросила  Елена,  -  а  что  такое  случилось  вчера
вечером?
   Она повернулась и протянула руку в сторону мосье  Вотура.  Елена  сейчас,
кажется, была спокойнее всех остальных  членов  своей  семьи,  явно  чуявших
ловушку.
   - Мосье Вотур, - вздохнув, продолжала Елена,  -  дайте  я  вам  расскажу.
Вчера мой сын явился домой поздно. Он вбежал сам не свой...
   - Это же, - в отчаянии перебил ее Тоби, - не имеет никакого  отношения  к
папиной смерти.
   - Я еще не легла, я бы все равно не уснула, и я его спросила,  не  выпьет
ли он чашку какао. А он не ответил и вообще не стал разговаривать,  вошел  к
себе и хлопнул дверью, - лицо Елены омрачилось.
   - Только я и смогла из него вытянуть, что у них  вышла  какая-то  ужасная
ссора с Евой и он ей объявил, что больше не желает ее видеть.
   Мосье Вотур потирал руки. Снова белый сноп ворвался в окно.
   - Ага! - пробормотал следователь. - А он не сказал  вам,  мадам,  где  он
был?
   Елена недоуменно посмотрела на него.
   - Нет, а что?
   - Дом семнадцать, по рю де ла Арп. Он ничего про это не говорил?
   Елена покачала головой.
   Дженис и дядя Бен не сводили глаз с Тоби. Чуткий  наблюдатель  уловил  бы
легкую кривую усмешку, мелькнувшую на губах Дженис, но юная особа, принявшая
на пустой желудок четыре коктейля, тотчас согнала ее с лица  и  опять  стала
глядеть пай-девочкой. Дядя Бен ковырял  перочинным  ножиком  пустую  трубку;
поскребывание ножа, по-видимому, ужасно действовало на нервы Тоби. Но Елена,
кажется, ничего не замечала и продолжала изливаться:
   - С Евой поссорился  -  это  уж,  знаете,  последняя  капля.  Я  глаз  не
сомкнула, все думала, думала. А потом я в окно увидела,  как  она  вернулась
домой уже утром, и  провожал  ее  этот  довольно  неприятный  господин,  про
которого говорят, будто он чуть не гений в медицине.  А  тут  ее  еще  вдруг
арестовали! Есть  тут  какая-то  связь?  Да  скажите  же  нам  наконец,  что
происходит?
   - Присоединяюсь, - вставил дядя Бен. Мосье Вотур сжал челюсти.
   - Значит, ваш сын так ничего и не рассказал вам, мадам?
   - Я уже сказала.
   - Даже об обвинениях, выдвинутых мадам Нил?
   - Обвинениях?
   - Что кто-то из вашей семьи, кто-то в коричневых перчатках тихонько вошел
в кабинет сэра Мориса и убил его?
   Все затихли. Тоби, опершись локтями о колени, спрятал лицо в ладонях;  он
отчаянно  тряс  головой,  как  бы  отгоняя   самую   возможность   подобного
предположения.
   - Так я и знал, что эти коричневые перчатки рано или поздно  всплывут,  -
поразительно спокойно заметил дядя Бен. Он, по-видимому, что-то прикидывал в
уме. - По-вашему, она.., видела?
   - Ну а если она видела, мосье Филлипс? Дядя Бен сдержанно улыбнулся.
   - Если бы она видела, вы бы не стали гадать. Вы бы  стали  сажать.  Стало
быть, она не видела. Убийца в семье, а? Ну и ну!
   - Чего уж тут скрывать, - выпалила Дженис. -  Всем  нам  приходила  такая
мысль.
   Совершенно потрясенная, Елена смерила ее взглядом.
   - Мне так вовсе не приходила, Дженис, детка!  Ты  в  своем  уме?  Да  мы,
видно, все тут с ума посходили!
   - Послушайте, - начал дядя Бен и пососал пустую трубку.
   Он дождался, пока все посмотрят на него с той снисходительностью, которую
всегда вызывали  его  суждения,  не  касающиеся  хозяйственных  поделок.  Он
насупился и с мягкой настойчивостью продолжал:
   - Зачем строить из себя наивных простачков? Да, конечно, мы все обдумали!
Господи! - Все так и напряглись, пораженные переменой в его тоне.  -  Хватит
строить из себя благовоспитанное семейство! Пора поговорить по душам.., если
у нас еще есть души.
   - Бен! - крикнула Елена.
   - Дом был заперт. Двери и окна. Никакой это был не грабитель. Тут не надо
быть сыщиком, чтоб догадаться. Так что либо Ева Нил виновата, либо кто-то из
нас.
   - И неужели же ты думаешь, - спросила  Елена,  -  что  ради  благополучия
совершенно чужой женщины я стану топить своего родного человека?
   - Положим, - возразил дядя Бен, - но зачем же тогда лицемерить? Зачем  же
тогда прямо не сказать, что ты веришь, что это сделала она?
   Елена страшно разволновалась.
   - Потому что я привязалась к девчонке. И у нее куча денег,  а  они  могут
очень пригодиться Тоби. Верней - могли бы, не грызи меня мысль  о  том,  что
она сделала это с Морисом. Но мысль эта меня грызет, что уж тут греха таить.
   - Значит, ты веришь, что Ева виновна?
   - Не знаю! - отчаянно крикнула Елена.
   - Возможно, - заметил мосье  Вотур  холодным,  строгим,  четким  голосом,
мгновенно  приведшим  их  в  чувство,  -   вскоре   мы   получим   кое-какие
разъяснения... Войдите!
   Дверь в холл приходилась прямо напротив окна, смотревшего на запад, и луч
маяка, врываясь в кабинет, всякий раз оставлял на  ней  моментальный  снимок
запыленного стекла. Кто-то постучался в эту дверь, и в ответ на  приглашение
мосье Вотура в комнату вошел Дермот Кинрос.
   Его озарил уже уходящий слепящий сноп. Хоть Дермот прикрыл  глаза  рукой,
все успели заметить в яркой вспышке лицо, полное сдержанного гнева,  опасное
лицо, тотчас принявшее под  любопытными  взглядами  то  выражение  беспечной
общительности, которое было свойственно  ему  на  людях.  Он  отвесил  общий
поклон, а затем подошел к следователю и по французскому обычаю  обменялся  с
ним рукопожатием.
   Мосье Вотуру была чужда изысканная обходительность мосье Горона.
   - Не имел чести видеть вас, мосье, - холодно сказал он. - С тех пор,  как
нас представили друг другу вчера вечером, перед тем, как вы  отправились  на
рю де ла Арп с одним весьма любопытным ожерельем.
   - С тех пор, - сказал Дермот, - многое переменилось.
   - Я думаю! Эти ваши новые данные.., да, в них, безусловно,  что-то  есть.
Итак, пожалуйста! Приступайте! - Он взмахом руки указал на Лоузов. - Гладьте
их против шерстки, ну! А там - увидим.
   - Мосье Горон, - продолжал Дермот, искоса поглядев на  все  семейство,  -
сейчас приведет сюда мадам Нил. Вы разрешите?
   - Разумеется, разумеется.
   - Что касается ожерелий, то мосье Горон сказал мне, что  тут  у  вас  оба
экземпляра?
   Следователь кивнул. Выдвинув ящик стола, он вынул  оттуда  два  предмета.
Снова ворвавшись в окно, луч маяка вызвал к  жизни  два  ряда  змеящихся  по
столу сверкающих точек. Ожерелье из бриллиантов  и  бирюзы  и  подделка,  на
первый взгляд неотличимая от него, лежали рядом. Ко второму  была  привязана
карточка.
   - В соответствии с запиской, написанной вами мосье Горону, - хмуро сказал
следователь, - мы послали человека на рю де ла Арп, затребовали  имитацию  и
исследовали ее. Видите?
   Он потрогал карточку. Дермот кивнул.
   - Хотя я только  сейчас  начинаю  понимать,  зачем  это  понадобилось,  -
буркнул мосье Вотур. - Сегодня, уверяю вас, мы столько возились с мадам  Нил
и с табакеркой, что, ей-богу, невозможно было ломать голову еще и над  этими
ожерельями.
   Дермот повернулся и пошел через кабинет к затихшей группке.
   Они  им  возмущались.  Он  чувствовал  силу  их  негодования;   оставаясь
невысказанным, возмущение росло; ему  это,  пожалуй,  льстило.  Мосье  Вотур
сидел как раскинувший  сети  паук,  невыносимый  белый  луч  вновь  пронизал
комнату, а Дермот взялся за спинку стула и, шумно проехавшись его ножками по
линолеуму, повернул его и сел к ним лицом.
   - Да, - сказал он по-английски. - Как вы и думали, я сую в это дело  свой
нос.
   - Зачем? - спросил дядя Бен.
   - Кто-то должен взять это на себя, не  то  никогда  не  расхлебать  кашу.
Слыхали вы про знаменитые коричневые перчатки? Прекрасно! Тогда  я  вам  еще
кое-что про них расскажу.
   - И на ком они были, - спросила Дженис, - тоже скажете?
   - Скажу, - ответил Дермот.
   Он выпрямился на стуле и сунул руки в карманы.
   - Я хочу вместе с вами подробно вспомнить день, вечер и ночь смерти  сэра
Мориса Лоуза. Улики вам в общем уже известны. Но вспомнить  эти  подробности
не помешает.
   Итак, сэр Морис в тот день, как всегда, после обеда отправился  погулять.
Любимым местом  его  прогулок  был,  как  мы  знаем,  зоологический  сад  за
гостиницей "Замок". Но это не  все.  На  сей  раз,  к  удивлению  бармена  и
официантов, он зашел в бар первого этажа.
   Елена в явном замешательстве  повернулась  к  брату,  который  не  сводил
тревожного взгляда с Дермота. Но тут заговорила Дженис.
   - Вот как? - сказала она, вздергивая свой круглый подбородок. -  Чего  не
слыхала, того не слыхала.
   - Возможно. Но вот и услышали. Утром  я  порасспросил  кое-кого  в  баре.
Потом его видели в зоологическом саду, недалеко от обезьяньей клетки.  Он  с
кем-то разговаривал, но тот стоял за кустом,  и  свидетелю  не  удалось  его
разглядеть. Запомните этот небольшой инцидент.  Он  очень  важен.  Это  была
прелюдия к убийству.
   - Уж не хотите ли вы сказать, - выпалила Елена, вся покраснев и остановив
на Дермоте широко раскрытые глаза, - что знаете, кто убил Мориса?
   - Да.
   - И откуда, - спросила Дженис, - вы это узнали?
   - Честно говоря, мисс Лоуз, я узнал это от вас. Дермот немного помедлил.
   - Леди Лоуз тоже мне помогла, - добавил он, - начав разговор, который  вы
поддержали. В области психики, - он, как бы оправдываясь, потер себе лоб,  -
одна мелочь тотчас влечет за собой другую. Но позвольте мне  продолжить  мой
рассказ.
   К ужину сэр Морис вернулся домой. Бармен заметил  его  "свирепый  взгляд"
еще до  пресловутой  встречи  в  зоологическом  саду.  Но  домой  он  пришел
совершенно уже бледный и потрясенный, о  чем  мы  неоднократно  слышали.  Он
отказался от театра. Он засел в кабинете. В восемь часов  все,  кроме  него,
пошли в театр. Верно?
   Дядя Бен потер подбородок.
   - Да, совершенно правильно. Но к чему еще раз повторять?
   - Потому что это очень поучительно. Вместе с Евой  Нил  вы  вернулись  из
театра около одиннадцати. А в  половине  девятого  позвонил  антиквар  мосье
Вейль, сообщил о своем новом сокровище, принес табакерку и оставил  ее  сэру
Морису. Вы все тем не менее до возвращения из театра ни  о  какой  табакерке
ничего не знали. Пока все верно?
   - Да, - согласился дядя Бен.
   -  Ева  Нил,  конечно,  вообще  ничего  не  знала  о  табакерке  Согласно
показаниям, изложенным мне вчера мосье Гороном, она после театра  к  вам  не
заходила. Мистер Лоуз, - он кивнул на Тоби, - довел ее до дверей ее виллы  и
там с ней распрощался.
   - Слушайте! - вдруг разъярился Тоби. - Да  что  же  это  такое?  Куда  вы
гнете?
   - Я правильно передаю показания?
   - Да. Но...
   Тоби вскинулся было, но взял себя в руки.  Белый  луч  снова  ворвался  в
комнату, действуя всем на нервы,  хоть  никому  не  бил  в  глаза;  в  дверь
постучали. Мосье Вотур и Дермот поднялись. В кабинет вошли трое.
   Первым вошел мосье Аристид Горон. Вторая была особа с тусклыми волосами и
унылым лицом, одетая в серое суконное платье, смутно напоминавшее  униформу.
Третья была Ева Нил;  рука  тускловолосой  женщины  многозначительно  парила
возле Евиной талии, готовая  вцепиться  в  нее,  как  только  ее  подопечная
попробует бежать.
   Никакого желания бежать Ева не выказывала. Но, увидев  старое  деревянное
кресло, освещенное неумолимым лучом, она вздрогнула и  так  попятилась,  что
стражница схватила ее за талию.
   - Не сяду я больше в это кресло, -  она  говорила  спокойно,  но  тон  ее
встревожил Дермота. - Как хотите, а в кресло это я не сяду.
   - Да  и  не  нужно,  мадам,  -  сказал  мосье  Вотур.  -  Доктор  Кинрос,
пожалуйста, возьмите себя в руки!
   - Ну, ну, конечно, это не нужно, - увещевал мосье Горон,  похлопывая  Еву
по спине. - Мы вас не обидим, милая. Уж поверьте старику Горону. Но,  знаете
ли, доктор, я бы чувствовал себя куда уверенней, если бы мог поручиться, что
вы не собираетесь двинуть меня в глаз.
   Дермот зажмурил собственные глаза и снова открыл.
   - Наверное, я сам виноват, - сказал он горько. - Но кто же мог  подумать,
что один день, всего-навсего один день так все испортит.
   Ева улыбнулась ему.
   - А разве он что-то испортил? - спросила она. - Мосье Горон уверяет меня,
что вы исполнили все, что обещали и что я.., словом, что  мне  почти  нечего
бояться.
   - Боюсь, что рано пташечка запела, мадам, - сверкнул глазами следователь.
   - Пташечка, - сказал Дермот, - запела как раз вовремя.  Когда  погас  луч
маяка, Ева была уже так спокойна,  будто  происходящее  ее  и  не  касается.
Опускаясь в предложенное мосье Гороном кресло,  она  учтиво  кивнула  Елене,
Дженис и дяде Бену. Она улыбнулась Тоби. Затем она обратилась к Дер моту.
   - Я не сомневалась в вас, - сказала она. - Даже когда дела  пошли  совсем
плохо, когда они стучали кулаками  по  столу  и  орали  "Assassin,  confess"
<Признавайся, убийца (франц.).>. - Тут она невольно засмеялась. -  Я  знала,
что вы неспроста просили меня говорить то, что я говорила. И даже тогда я не
то чтобы усомнилась в вас... Но, господи, натерпелась же я страху!
   - Да, - сказал Дермот. - То-то и беда.
   - Беда?
   - Оттого-то и вышла вся эта дичь. Вы доверяете людям. Они  это  знают.  И
этим пользуются. Мне-то вы можете доверять; но это к делу  не  относится.  -
Дермот оглянулся. - Теперь я сам веду допрос  с  пристрастием.  Вряд  ли  он
будет приятен для ваших ушей. Итак, продолжим?
 
Глава 18 
 
   Кто-то скрипнул ножкой стула по линолеуму.
   - Да Продолжайте, - буркнул мосье Вотур.
   - Я дал  беглый  обзор  событий  в  день  убийства.  Их  значение  трудно
переоценить. К ним приходится возвращаться снова и снова. Я дошел  до  того,
как ваша компания, -  Дермот  глянул  на  Тоби,  -  вернулась  из  театра  в
одиннадцать часов. Вы оставили свою невесту у ее порога и  присоединились  к
своим. Ну а потом?
   Дженис Лоуз подняла на него озадаченный взгляд.
   - Папа спустился, - ответила она, - и показал нам табакерку.
   - Так. Мосье Горон мне вчера сказал, - продолжал Дермот,  -  что  полиция
наутро после убийства забрала осколки, и  после  недели  упорных  трудов  их
удалось склеить.
   Тоби выпрямился на стуле, откашлялся, и лицо его просияло надеждой.
   - Склеить? - эхом повторил он.
   - Она теперь немногого стоит, мосье Лоуз, - предупредил префект полиции.
   По знаку Дермота следователь опять выдвинул ящик стола. Осторожно, словно
опасаясь, что он рассыплется  или  растает  у  него  в  руках,  мосье  Вотур
протянул Дермоту какой-то мелкий предмет.
   Сэр Морис Лоуз тут бы не обрадовался. Упав  на  императорскую  табакерку,
луч  маяка  погрузился  в  глубины  розового  агата,   сверкнул   крошечными
бриллиантиками цифр и стрелок и заиграл золотом корпуса и мнимого шпенька. И
тем не менее все вместе выглядело тусклым  и  (если  можно  так  выразиться)
липким, будто табакерку в чем-то выпачкали. Дермот показал табакерку Лоузам.
   - Ее склеили рыбьим клеем, - пояснил он. - На такой  работе  и  ослепнуть
недолго. Теперь она не открывается. Но вы ведь видели  ее,  когда  она  была
новая.
   - Да! - ответил Тоби, ударив себя кулаком по коленке.  -  Мы  видели  ее,
когда она была новая. А что? Дермот отдал табакерку мосье Вотуру.
   - Вскоре после одиннадцати сэр Морис Лоуз поднялся к себе в кабинет.  Его
задело, что новое приобретение не  встретило  у  членов  его  семьи  особого
восторга. Остальные (так я полагаю?) отправились спать.
   Но вам, мистер Лоуз, не спалось. В  час  ночи  вы  встали,  спустились  в
гостиную и позвонили Еве Нил.
   Тоби, кивая в знак согласия,  украдкой  бросил  взгляд  на  Еву  -  очень
странный взгляд: как будто Тоби во что бы то ни  стало  хотелось  что-то  ей
сказать, но он мучился и не решался.
   Тоби теребил усики, а Ева смотрела прямо перед собой. Дермот поймал  этот
взгляд Тоби.
   - Вы несколько минут говорили с ней по телефону. О чем вы говорили?
   - А?
   - Я спрашиваю, о чем вы говорили? Тоби оторвал взгляд от Евы.
   - Да разве упомнишь? Погодите-ка, да, вспомнил, - он вытер рот  рукой.  -
Мы говорили о пьесе, которую смотрели в тот вечер.
   Ева легонько улыбнулась.
   - Пьеса была о проституции, - вставила она. - Тоби  боялся,  как  бы  она
меня не шокировала. Эта тема тогда, очевидно, не давала ему покоя.
   - Послушай-ка, - Тоби дернулся на стуле, стараясь овладеть собой. - Когда
мы еще только обручились, я сам тебе сказал, что я тебя не стою, -  помнишь?
Так неужели же ты можешь обижаться на то, что я наговорил  вчера  совершенно
вне себя, не подумавши?
   Ева не ответила.
   - Вернемся к телефонному разговору, - предложил Дермот. - Вы  говорили  о
пьесе. А еще о чем?
   - Господи, да разве это важно?
   - И даже очень.
   - Ну.., я что-то сказал про  пикник;  у  нас  на  другой  день  намечался
пикник; только он, конечно, не состоялся. Ага, и еще я упомянул, что у  папы
в коллекции новая побрякушка.
   - Но вы не сказали, какая именно?
   - Нет.
   Дермот смерил его внимательным взглядом.
   - Дальше я только пересказываю то, что сообщил  мне  мосье  Горон.  После
телефонного разговора вы поднялись к себе и легли. Было пять минут  второго.
Поднявшись наверх, вы поняли, что ваш отец еще не лег, потому  что  заметили
полоску света у него под дверью. И вы не стали ему мешать. Правильно?
   - Правильно!
   - Думаю, что сэр Морис не имел обыкновения засиживаться так поздно?
   Елена откашлялась и ответила вместо Тоби.
   - Нет. По-нашему "поздно" - это не то что у  некоторых.  Морис  обычно  в
двенадцать был уже в постели. Дермот кивнул.
   - А вы, леди Лоуз, в четверть второго тоже встали. Вы пошли в  кабинет  к
мужу напомнить ему, что давно пора спать, и попутно попенять ему за  покупку
табакерки. Вы, не постучавшись, открыли дверь. Верхний  свет  был  выключен,
горела только настольная лампа. Вы увидели мужа, сидевшего к вам спиной  Но,
будучи близорукой, вы не заметили ничего странного, пока  не  подошли  и  не
увидели кровь. На глазах у Елены выступили слезы.
   - Неужели это необходимо? - спросила она.
   - Необходимо еще кое-что уточнить, - сказал ей Дермот. - Мы можем  обойти
молчанием трагедию. Но факты нельзя обойти.
   Послали за полицией. Мисс Лоуз  и  мистер  Лоуз  пытались  перейти  через
дорогу и вызвать миссис Нил.  Их  задержал  полицейский,  сказав,  что  надо
подождать комиссара.
   Что же происходило тем временем? Обратимся к  несравненной  Ивете  Латур.
Ивета (по собственным ее показаниям) проснулась,  когда  прибыла  полиция  и
поднялся переполох. Ивета выходит из комнаты.  Вот  тут-то  и  самый  гвоздь
показаний;  тут  уж  дело  пахнет  гильотиной.  Ивета   видит   мадам   Нил,
возвращающуюся домой после убийства. Ивета видит, как она  открывает  ключом
входную дверь, крадется наверх в перепачканном халатике, а  затем  в  ванной
смывает с себя кровь. Время - около половины второго.
   Следователь резко поднял руку.
   - Минутку, - буркнул он, встав и обходя стол.  -  При  всех  ваших  новых
данных я не понимаю, к чему это ведет.
   - Не понимаете?
   - Нет! По собственному признанию мадам Нил, она именно это и делала!
   - Да. В половине второго, - уточнил Дермот.
   - При чем тут половина второго? Объясните, что вы имеете в  виду,  доктор
Кинрос!
   - С удовольствием. -  Дермот  стоял  возле  стола.  Он  поднял  склеенную
табакерку и положил обратно. Потом подошел к Тоби  и  посмотрел  на  него  с
нескрываемым любопытством.
   - Вы не хотели бы что-нибудь изменить в своих показаниях? - спросил он. -
Подумайте. Тоби, моргая, смотрел на него.
   - Я? Нет.
   - Нет? - переспросил Дермот. - Вы не желаете признаться,  что  нагородили
горы вранья? Не желаете, хоть этим могли бы спасти любимую, как вы уверяете,
женщину?
   В  другом  конце  комнаты  тихонько  хихикнул  мосье  Гороя.  Следователь
укоризненным взглядом призвал его к порядку; сам же следователь обошел  стол
мелкими грозными шажками, подошел к  Тоби  и  принялся  его  разглядывать  с
близкого расстояния.
   - Итак, мосье? - произнес мосье Вотур.
   Тоби вскочил, отшвырнув стул с такой силой, что тот повалился на бок.
   - Горы вранья? - пролепетал он.
   - Поговорив по телефону с  миссис  Нил,  -  сказал  Дермот,  -  вы  якобы
поднялись наверх и, проходя мимо кабинета  вашего  отца,  увидели  свет  под
дверью.
   Тут вмешался мосье Горон.
   - Вчера мы с доктором Кинросом поднялись в кабинет,  -  объяснил  префект
своим слушателям, - посмотрев на дверь, доктор удивился. Тогда  я  не  понял
почему. Знаете, как-то пропускаешь такие мелочи. Но теперь  я  понимаю.  Эта
дверь - вы ведь ее помните? - очень тяжелая и так  плотно  пригнана,  что  с
трудом идет по ворсу ковра.
   Он умолк. Движением руки - вперед и обратно - он показал, как открывается
дверь.
   - Заметить под ней свет никоим образом невозможно. - И после паузы  мосье
Горон добавил:
   - Но это не единственная ложь, допущенная мосье Лоузом.
   - Да, - подтвердил следователь. - По-видимому, нелишне вспомнить и о двух
ожерельях?
   Дермота Кинроса в отличие от них  не  веселило  щелканье  захлопнувшегося
капкана. Загнав человека в угол, он не испытывал  радости.  Но  в  ответ  на
вопросительный взгляд Евы он кивнул.
   - Значит, в коричневых перчатках... - почти крикнула Ева.
   - Да, - сказал Дермот. - В них был ваш жених, Тоби Лоуз.
 
Глава 19 
 
. - История эта не новая, - продолжал Дермот. - У него имеется подружка по имени Прю Латур, сестра столь помогшей следствию Иветы. Мадемуазель Прю требует дорогих подарков. Она грозит скандалом. А жалованье у него невелико. Потому-то он и решился украсть бирюзовое с бриллиантами ожерелье из коллекции своего отца. 
   - Ни за что не поверю, - сказала  Елена;  ее  громкая  одышка  напоминала
рыдания. Дермот призадумался.
   - Ну, может, "украсть" - слишком сильно сказано. Очевидно, сам он,  когда
обретет дар речи, скажет, что  не  хотел  никому  причинять  зла.  Он  хотел
подсунуть на место колье имитацию, так что отец  ничего  бы  не  заметил,  и
таким образом взять его как бы взаймы, чтоб задобрить Прю до поры,  пока  он
сможет от нее откупиться.
   Дермот вернулся к столу следователя и взял в руки оба ожерелья.
   - Он заказал поддельное ожерелье...
   - В мастерской Полье на рю де Глоар, - докончил префект полиции. -  Мосье
Полье готов подтвердить, что именно мосье Лоуз заказал имитацию.
   Тоби молчал. Ни на кого не глядя, он быстро  прошел  по  кабинету.  Мосье
Вотур, решивший было, что он направляется к двери, строго его  окликнул.  Но
Тоби ничего такого не замышлял. Он хотел только в буквальном  и  фигуральном
смысле спрятать свое лицо. Он дошел до стеллажа с картотекой и там  стал  ко
всем спиной.
   - Вчера вечером, - Дермот поднял одну снизку, - эта подделка обнаружилась
в коробке с шитьем у Прю. Мне показалось целесообразным до отъезда в  Лондон
написать записку мосье Горону, чтоб он забрал ее у Прю и  постарался  все  о
ней выяснить. Тоби Лоуз, без сомнения, подарил подделку Прю.
   - Откровенно говоря, - вдруг сказала Ева Нил, - это меня не удивляет.
   - Не удивляет, мадам? - отозвался мосье Горон.
   - Нет. Я вчера спросила его,  не  он  ли  подарил  ей  ожерелье.  Он  это
отрицал, но бросил на нее такой заговорщический взгляд, что все стало  ясно.
- Ева провела рукой по глазам. Она покраснела.  -  Прю  девушка  практичная.
Когда он спросил, откуда у нее эта вещь, она подыграла ему и его не  выдала.
Но какой смысл дарить женщине подделку?
   -  А  тот  смысл,  -  ответил  Дермот,  -  что  настоящее   ожерелье   не
понадобилось.
   - Не понадобилось?
   -  Ну  да.  Поскольку  сэр  Морис  умер,  благородный  юноша  рассчитывал
откупиться от Прю с помощью отцовского наследства.
   Елена пронзительно вскрикнула.
   Склонность мосье Горона  и  мосье  Вотура  к  сценическим  эффектам  была
совершенно удовлетворена; последний даже одарил Елену  сияющей  улыбкой.  Но
больше никому это не понравилось. Бенджамин Филлипс встал за  стулом  сестры
и, успокаивая ее, положил руки ей на плечи. Дермот как будто  пустил  в  ход
хлыст; свист его так и слышался в воздухе.
   - Он не мог знать, что отец почти так же стеснен в средствах, как он сам,
- сказал Дермот.
   - Он был совершенно потрясен этим, а? - спросил мосье Горон.
   - Еще бы. Как раз перед убийством, по вчерашнему признанию самой Прю, она
стала особенно  скандалить  Начала  она  скандалить,  как  только  узнала  о
помолвке Тоби с Евой Нил. Без сомнения - в минуты слабости -  она  грозилась
пустить  в  ход  и  "нарушение  обещания  жениться".  А  уж   об   остальном
позаботилась ее сестрица Ивета, стращавшая бедного  джентльмена  тем,  какой
переполох поднимется в банке Хуксонов. Ибо мосье Горон подтвердит  вам,  что
Прю - девушка порядорная. Тоби  Лоуз  решил,  что  колье  спасет  положение.
Разумеется, настоящее колье. В  конце  концов,  оно  ведь  стоит  сто  тысяч
франков. Он изготовил подделку. Но все не решался сделать подлог.
   - Почему же? - спокойно спросила Ева. Дермот улыбнулся ей в ответ.
   - Знаете ли, - сказал он, - у него все же есть совесть.  А  Тоби  все  не
поворачивался и не открывал рта.
   - Наконец он решился. Под влиянием ли  пьесы  Шоу  или  по  другой  какой
причине - это  уж  только  он  сам  может  нам  рассказать.  Но  что-то  его
подтолкнуло.
   В час ночи он поговорил по телефону со своей невестой и,  разговаривая  с
ней, убеждал самого себя (думаю, я не ошибаюсь?), что все счастье его  жизни
зависит от того, сумеет ли он выкрасть ожерелье и отделаться от  Прю  Латур.
Он был искренен. Он был почти чист. Он хотел как лучше. И я говорю это, леди
и джентльмены, без всякого сарказма.
   Тут Дермот, по-прежнему стоявший у стола следователя, выдержал паузу.
   - Все так просто. Тоби знал, что отец никогда не  засиживается  допоздна;
кабинет будет темный и пустой. Достаточно войти, открыть ящик в горке  слева
от двери, подсунуть фальшивое колье вместо настоящего и благополучно уйти.
   И вот в пять минут второго  он  решил  действовать.  В  лучших  традициях
детективных романов он надел коричневые перчатки,  которыми  пользуются  для
черной работы чуть не все в доме. В кармане у него было поддельное колье. Он
тихонько поднялся по лестнице. Поскольку никакого света под дверью он видеть
не мог, он, естественно, предположил, что в кабинете темно и пусто.  Но  там
не было темно и не было пусто. Сэра Мориса  Лоуза,  как  мы  уже  много  раз
слышали, обманывать не пришлось.
   - Спокойно, Елена! - пробормотал дядя Бен, сжимая ее плечо.
   Елена резко высвободилась.
   - Уж не обвиняете ли вы моего сына в убийстве собственного отца?
   И  тут  наконец  заговорил   Тоби.   Под   безжалостным   светом   маяка,
разоблачившим его лысинку, Тоби стоял в углу, куда  он  сам  себя  поставил,
будто  пораженный  внезапным  открытием.  Он  украдкой   огляделся.   Потом,
по-видимому, вдруг решив, что остальные зашли чересчур далеко,  что  это  уж
слишком, он сперва оцепенел, а потом недоверчиво выговорил:
   - В убийстве?
   - Представьте себе, юноша, - сказал мосье Горон.
   - Да вы что? - несколько агрессивно произнес  Тоби.  Он  выбросил  вперед
руки, как бы собираясь отпихнуть мосье Горона. - Не думаете  же  вы,  что  я
убил папу?
   - А почему бы нет? - спросил Дермот.
   - Почему бы нет? Убить родного отца? - тут  ошарашенный  Тоби  просто  не
нашелся с ответом. Он уцепился за другое:
   - А про эти проклятые "коричневые перчатки"  я  до  вчерашнего  вечера  и
слыхом не слыхал. Ева ничего мне не говорила, а потом вдруг выложила мне про
них у Прю. Надо же! Я был потрясен! Да я же в общем-то сказал ей вчера. Ну и
вам я уже в общем-то сказал, что коричневые перчатки никакого  отношения  не
имеют к папиной смерти и ни к чьей смерти. Господи,  да  неужели  же  вы  не
понимаете? Папа был уже мертвый, когда я туда вошел!
   - Все ясно, - сказал Дермот и ударил ладонью по столу.
   От звука этого удара у всех окончательно разгулялись нервы. Тоби отпрянул
назад.
   - Что значит - все ясно?
   - Ничего. Так на вас были коричневые перчатки?
   - Ну.., да.
   - И, войдя к отцу, чтоб его ограбить, вы нашли его мертвым?
   Тоби отпрянул еще на шаг.
   - Почему "ограбить"? Вы же сами говорите, что это сильно  сказано.  Я  не
собирался его грабить. Но как же еще я мог бы добиться  своего,  в  общем-то
никому не сделав зла?
   - Знаешь, Тоби,  -  не  без  благоговейного  ужаса  заметила  Ева,  -  ты
прелесть. Ты просто прелесть!
   - Оставим в стороне этические соображения, - предложил Дермот, усаживаясь
на край стола. - Просто расскажите нам все по порядку.
   Тоби весь затрясся. Он уже не мог бодриться. Он вытер ладонью лоб.
   - Что уж тут рассказывать. Но вам удалось смешать меня с грязью при  моей
матери и сестре. Так что лучше уж мне излить душу. Ладно. Я все это  сделал.
Все, как вы рассказали. Я поднялся наверх сразу же, как поговорил с Евой.  В
доме было тихо. Поддельное ожерелье было у меня в кармане халата.  Я  открыл
дверь. И увидел, что горит настольная лампа, а бедняга  отец  сидит  ко  мне
спиной.
   Вот и все, что я разглядел. Я  плохо  вяжу,  как  мама.  Вы  знаете.  Вы,
наверное, заметили, как я, - тут он опять характерным жестом  прикрыл  глаза
рукой и заморгал, - ну да ладно! Мне надо ходить в очках. В банке я всегда в
очках. Ну и я не заметил, что он мертвый.
   Сначала я хотел поскорей закрыть  дверь  и  убраться.  А  потом  подумал:
почему бы нет? Знаете, как  бывает.  Что-то  затеешь.  И  все  откладываешь,
откладываешь. И в конце концов кажется, что если не решишься и не  сделаешь,
что затеял, просто с ума сойдешь.
   Вот я и подумал: почему бы нет?  Папаша  туг  на  ухо  и  поглощен  своей
табакеркой. Ожерелье лежит сразу слева от двери.  И  мне  достаточно  только
протянуть руку, подменить  ожерелье  и  -  кто  догадается?  А  потом  можно
спокойно заснуть и забыть чертовку с рю де ла Арп. И я вошел. Дверь кабинета
ведь открывается бесшумно. Я взял ожерелье. И тут...
   Тоби умолк.
   Белый сноп света опять ворвался в комнату, но его никто не заметил.  Тоби
говорил с таким напором, что слушатели не могли отвести глаз от его лица.
   - Тут я задел музыкальную шкатулку, и она упала со  стеклянной  полки,  -
сказал Тоби и снова умолк, подыскивая слова.
   - Она большая, тяжелая, из дерева и  жести,  и  на  колесиках.  Стоит  на
стеклянной полке рядом с ожерельем. Я задел ее рукой. Она шлепнулась на  пол
с таким грохотом, что и мертвеца разбудит. Бедный папаша  был  глуховат,  но
все же не настолько, чтоб не услышать такого грохота.
   И это еще не все. Не  успела  шкатулка  брякнуться  на  пол,  как  начала
жужжать и трепыхаться, как  живая,  и  заиграла  "Тело  Джона  Брауна".  Она
звенела среди ночи,  как  целый  хор  музыкальных  шкатулок,  а  я  стоял  с
ожерельем в руке. Я посмотрел на беднягу отца. Но он и тут не шелохнулся.
   Тоби набрал в легкие побольше воздуха.
   - Ну, я и подошел поближе - на него посмотреть. Вы  сами  знаете,  что  я
увидел. Я включил верхний свет, только зачем? - и так все было ясно. А я все
держал ожерелье. Тут-то, видно, я и запачкал его кровью,  хоть  на  перчатки
ничего не попало. Отец будто мирно спал, только голова была разбита.  И  все
время, все время шкатулка наигрывала "Тело Джона Брауна".
   Надо было ее унять. Я подбежал к ней,  пнул  ногой  и  сунул  обратно  на
полку. И еще я вдруг понял, что уже не могу подменить ожерелье.  Я  подумал,
что папу убил грабитель. Значит, этим займется полиция. И если я отнесу  Прю
ожерелье в сто тысяч франков, и полиция про это узнает,  а  потом  обнаружит
подделку...
   Я совсем отчаялся. Тут любой бы отчаялся. Я осмотрелся и увидел  кочергу,
которая преспокойно висела среди каминных принадлежностей. Я взял ее в руки.
На ней были волосы и кровь. Я повесил  ее  обратно.  Это  меня  доконало.  Я
мечтал только поскорей убраться. Я стал совать  ожерелье  на  полку,  а  оно
соскользнуло по бархату и упало на пол. Там я его и оставил. У меня, правда,
хватило соображения выключить верхний свет. А то как-то неприлично.
   Он умолк.
   Кабинет мосье Вотура наполнился зловещими призраками.
   Дермот Кинрос,  сидя  на  углу  следовательского  стола,  изучал  Тоби  с
насмешкой, но и с восхищением.
   - И вы никому об этом не рассказали? - спросил он.
   - Нет.
   - Почему же?
   - Меня.., меня могли неверно  понять.  Могли  бы  ложно  истолковать  мои
намерения.
   - Понятно. Точно так же, как ложно истолковали намерения Евы  Нил,  когда
она рассказала свою историю.  Но,  положа  руку  на  сердце,  почему  же  вы
требуете от нас, чтоб мы поверили вам?
   - Хватит! - взмолился Тоби. - Откуда же я мог знать, что кто-то  на  меня
смотрит из этого проклятого окна через дорогу? - Он метнул взгляд на Еву.  -
Во-первых, Ева сама клялась, что ничего не видела.  Вы  все  тут  свидетели,
подтвердите! Я до вчерашнего вечера не слышал про эти несчастные "коричневые
перчатки"!
   - И вы до сих пор умалчивали о своем подвиге, хоть  от  вашего  признания
зависела судьба вашей невесты?
   Тоби ошалело посмотрел на Дермота:
   - Ничего не понимаю!
   - Не понимаете? Ну так послушайте. Сразу же после разговора с ней, в  час
ночи, вы поднялись к отцу и нашли его мертвым?
   - Да.
   - Стало быть, если она его убила, то еще до  часа?  В  час,  сделав  свое
дело, она уже у себя и беседует с вами, так?
   - Да.
   - Она сделала свое дело и к часу вернулась  домой.  Зачем  же  она  опять
вышла из дому и в полвторого вернулась вся в крови?
   Тоби открыл и сразу же закрыл рот.
   - Что-то не сходится, знаете ли, - заметил Дермот с обманчивой мягкостью.
- Уж одно из двух. Вся эта картина, нарисованная Иветой, - ах,  преступница,
в половине второго, отпирающая  входную  дверь,  крадущаяся  домой,  "ужасно
растрепанная" и поскорей, поскорей смывающая с себя кровь, - нет, знаете ли,
хорошенького понемножку. Не намекаете же вы на то,  что,  убив  сэра  Мориса
Лоуза, она  через  полчаса  с  лишним  совершила  еще  одно  убийство?  Ибо,
вернувшись домой после смерти первой жертвы, она, вероятно,  уж  привела  бы
себя в порядок, прежде чем снова выходить из дому?
   Дермот, сложа руки, небрежно сидел на краю стола.
   - Вы согласны со мной, мосье Вотур? - спросил он. Елена Лоуз стряхнула  с
плеча удерживающую руку брата.
   - Не понимаю я этих ваших тонкостей. Меня мой сын  интересует,  и  больше
ничего.
   - Ну нет, - вдруг вмешалась Дженис. - Если Тоби путался с той девицей  на
рю де ла Арп и сделал то, в чем сам  сейчас  признался,  так,  по-моему,  мы
ужасно обошлись с Евой.
   - Успокойся, Дженис. Ты же сама говоришь: если он это сделал...
   - Мама, но он признался!
   - Так уж, наверное, у него были причины! При всем моем уважении к Еве,  -
и я от души желаю ей выпутаться из этой истории,  -  меня  больше  беспокоит
другое. Доктор Кинрос, Тоби говорит правду?
   - О да, - сказал Дермот.
   - Он не убивал бедного Мориса?
   - Конечно, нет.
   - Но кто-то убил, - заметил дядя Бен. Глаза у дяди Бена забегали.
   - Да. Кто-то убил, - согласился Дермот. - Мы к этому подходим.
   Во время всей сцены единственным лицом, не сказавшим ни слова, была  сама
Ева. Луч маяка отбрасывал на стены искаженные тени, движущиеся как в  театре
теней, а Ева пристально разглядывала носки своих туфель. Лишь в одном  месте
рассказа, как бы что-то припомнив, она сжала ручки кресла. Под глазами у нее
были темные круги, а на нижней губе белая отметина от зубов.  Погруженная  в
себя, она качала  головой.  Наконец  она  подняла  глаза  и  встретилась  со
взглядом Дермота.
   - Кажется, я вспомнила, - сказала она ему, откашлявшись,  -  то,  что  вы
просили меня вспомнить.
   - Я должен вам объяснить. И еще извиниться.
   - Нет, - сказала Ева. - Нет, нет,  нет!  Теперь  я  понимаю,  почему  мой
сегодняшний рассказ причинил мне столько неприятностей.
   - Только не обрывайте вы меня, дайте спросить! -  возмутилась  Дженис.  -
Лично я ничего не понимаю. Какая же тут отгадка?
   - Отгадка, - ответил Дермот, - имя убийцы.
   -  Ах,  -  пробормотал  мосье  Горон.  Ева   разглядывала   императорскую
табакерку, переливающуюся всеми красками на столе рядом с рукою Дермота.
   - Девять дней меня  преследовал  кошмар,  -  сказала  она.  -  Коричневые
перчатки. Я ни о чем другом думать не могла. И вдруг оказывается, в них  был
всего лишь Тоби.
   - Спасибо, - процедил сквозь зубы упомянутый джентльмен.
   - Я без издевки. Я серьезно.  Когда  на  чем-то  так  сосредоточишься,  о
других вещах забываешь, и, бывает, за что-то ручаешься головой, и совершенно
напрасно. Думаешь, что это точно, что это правда,  а  оказывается  -  ничего
подобного. И лишь в минуты крайней усталости,  когда  отключается  сознание,
вдруг вспоминаешь правду.
   Голос Елены Лоуз поднялся до пронзительных нот.
   - Ну, милая, - крикнула она, - все это очень психологично  и  по  Фрейду,
или как там еще, но все же объясните нам, бога ради, о чем вы толкуете?
   - О табакерке, - ответила Ева.
   - При чем она тут?
   - Убийца разбил ее. Полиция сразу же собрала осколки и склеила. Знаете, я
ведь в первый раз в жизни ее сейчас увидела.
   - Но!.. - начала Дженис в явном замешательстве.
   - А вы  посмотрите  на  табакерку,  -  предложил  Дермот  Кинрос.  -  Она
небольшая. Два дюйма с четвертью в диаметре, согласно записи сэра Мориса.  И
на что она похожа, даже когда  смотришь  на  нее  вблизи?  Она  по  форме  в
точности как часы. И действительно, когда сэр Морис показал  ее  своим,  все
подумали, что это часы. Верно?
   - Да, - подтвердил дядя Бен, - но...
   - Она ведь совершенно не похожа на табакерку?
   - Не похожа.
   - До убийства никто ее ни разу не показывал и не описывал Еве Нил?
   - Видимо никто.
   - Тогда как же она могла на расстоянии пятидесяти футов  определить,  что
это табакерка? Ева зажмурилась.
   Мосье Горон и следователь переглянулись.
   - Вот и вся отгадка, - продолжал Дермот. - И еще сила внушения.
   - - Сила внушения? - взвизгнула Елена.
   - Убийца был очень умный человек. Он составил умнейший план убийства сэра
Мориса Лоуза с Евой Нил в качестве второй жертвы, план,  обеспечивающий  ему
железное алиби. И ему чуть было не  удалось  выйти  сухим  из  воды.  Хотите
знать, кто этот убийца?
   Дермот соскользнул с края стола. Он подошел к двери в холл и распахнул ее
под пронзительным лучом маяка.
   - Он настолько эгоцентричен, что, несмотря на все наши протесты,  настоял
на том, чтобы явиться сюда  и  лично  дать  показания.  Входите,  друг  мой.
Милости просим.
   В мертвенно-белом луче все отчетливо увидели совершенно белое  лицо  Неда
Этвуда.
 
Глава 20 
 
   Погожим днем ровно через неделю, уже под вечер, Дженис  Лоуз  высказывала
свою точку зрения.
   - Значит, безупречный свидетель убийства, на  чьих  устах  лежала  печать
молчания, так как он не мог компрометировать даму, -  сказала  Дженис,  -  и
есть убийца? Это что-то новенькое, правда?
   - Нед Этвуд сам так думал, - согласился Дермот.  -  Он  взял  дело  лорда
Уильяма Рассела 1840 года и вывернул его наизнанку. Цель его, как я уже  вам
говорил, была обеспечить себе алиби в убийстве сэра Мориса. Ева должна  была
стать и его алиби, и свидетельницей, тем более надежной, - понимаете? -  что
она рассматривалась бы как свидетельница недоброжелательная.
   Еву передернуло. А Дермот продолжал:
   - Я потом еще объясню вам его исходный  план.  Но,  конечно,  он  не  мог
предвидеть, что Тоби Лоуз в коричневых перчатках вдруг вляпается в это дело,
обеспечив ему и свидетеля и  жертву.  Увидя  его,  Этвуд,  наверное,  просто
глазам своим не поверил и чуть не закричал от радости. С другой стороны,  он
не мог предвидеть, что свалится с лестницы и у него будет сотрясение  мозга,
-  что,  в  конце  концов,  и  загубило  весь  план.  Всех  случайностей  не
предусмотришь.
   - Дальше, - вмешалась Ева. - Все расскажите. Все, все. Все  почувствовали
напряжение. Ева, Дермот, Дженис и дядя Бен сидели после чая  в  саду  позади
виллы Мирамар, в тени высоких стен и каштанов. Чай пили под деревом,  листву
которого уже чуть тронула желтизна.
   ("Осень, осень, - думал Дермот Кинрос, -  а  завтра  мне  возвращаться  в
Лондон".) - Да, - сказал он. - Я и сам хочу  вам  все  рассказать.  Всю  эту
неделю Вотур, Горон и я докапывались до сути.
   Глядя в тревожное лицо Евы,  он  клял  в  душе  то,  что  ему  предстояло
рассказать.
   - Вы молчали, как могила,  -  буркнул  дядя  Бен.  И,  не  сразу  овладев
голосом, выпалил:
   - Одного не пойму: зачем ему было убивать Мориса?
   - И я не пойму, - сказала Ева.  -  Зачем?  Он  ведь  его  даже  не  знал,
правда?
   - Думал, что не знает.
   - Что значит - думал?
   Дермот, положив ногу на ногу,  откинулся  в  плетеном  кресле.  Когда  он
зажигал сигарету, на  лице  его  из-за  гневной  сосредоточенности  пролегли
складки глубже обычных. Но, улыбаясь Еве, он постарался привести свое лицо в
порядок.
   - Я хочу, чтоб вы припомнили кое-что из того, что нам удалось выяснить. В
прежние дни,  когда  вы  еще  были  женой  Этвуда,  -  он  заметил,  что  ее
покоробило, - вы ведь не были знакомы с Лоузами, верно?
   - Не были.
   - Но вы не раз обращали внимание на отца семейства?
   - Да, верно.
   - И каждый раз, видя вас с Этвудом, он пристально, как бы  в  недоумении,
разглядывал вас обоих? Так вот. Он пытался вспомнить, где он уже видел  Неда
Этвуда.
   Ева выпрямилась  в  кресле.  Внезапное  предчувствие,  нежданная  догадка
мелькнула у нее в голове. Но для  Дермота  сейчас  догадки  были  пройденный
этап.
   - И как-то, - продолжал он, - когда вы стали уже невестой Тоби Лоуза, сэр
Морис принялся осторожно расспрашивать вас  про  Этвуда;  но  он  запинался,
кашлял, странно на вас поглядывал и вдруг оставил свои  расспросы.  Помните?
Ну вот. А вы - вы были замужем за Этвудом. Но что вы о нем знаете?  Что  вам
удалось о нем узнать - о его прежней жизни, семье  и  вообще?  Ева  облизала
губы.
   - Ничего! Как странно, именно этим я попрекнула  его  в  ночь..,  в  ночь
убийства.
   Дермот перевел взгляд на Дженис, которая  тоже  открыла  рот,  пораженная
внезапным предположением.
   - Вы говорили мне, милая девушка, что у вашего отца была плохая память на
лица. Но вдруг что-то подталкивало его память, и тогда он обычно  вспоминал,
где кого видел. Во время своей работы по тюрьмам он перевидал множество лиц.
Вряд ли мы узнаем, когда именно он вспомнил, где  он  видел  Этвуда.  Но  он
определенно вспомнил, что "Этвуд" - самый настоящий преступник, сбежавший из
Уондсвортской тюрьмы, где отбывал пятилетний срок за двоеженство.
   - Двоеженство? - вскрикнула Ева.
   Но спорить она не стала. Перед ее мысленным взором Нед  Этвуд  прошел  по
росистой траве с той же отчетливостью, как если б  она  воочию  увидела  его
ухмылку.
   - Типичный Патрик Мэхон <Герой произведения английского писателя Анри  де
Вер  Стакпуля  (1863-1951)  "Барабаны  войны".>,  -  продолжал   Дермот.   -
Невероятный успех у женщин. Слоняется по  континенту,  подальше  от  Англии.
Деньги кое-как зарабатывает разными сделками, а то и занимает у... -  Дермот
запнулся. - Как видите, события постепенно вырисовываются.
   Вы с Этвудом развелись. Верней, по закону вы никогда и не были женаты.  И
фамилия его вовсе не Этвуд. Загляните-ка в его досье. После так  называемого
развода Этвуд отправился в Соединенные Штаты. Он  говорил,  что  еще  вернет
вас, и действительно, собирался. Но тем  временем  вы  стали  невестой  Тоби
Лоуза. Сэр Морис был очень доволен. Он был  просто  в  восторге.  Он  хотел,
чтобы ничто, ничто не помешало этому  браку.  Я  надеюсь,  Дженис  и  мистер
Филлипс поймут меня, когда я скажу, что главное его соображение...
   Все помолчали.
   - Да, - сказал дядя Бен, жуя трубку. И свирепо добавил:
   - Лично я всегда был за Еву.
   Дженис посмотрела на Еву.
   - Я жутко с вами обошлась, - выпалила она. - Я же и  подумать  не  могла,
что наш Тоби такая эгоистичная свинья. Да, хоть он мне и родной брат, а  все
равно он свинья. Но насчет вас я в общем-то никогда не думала...
   - Даже тогда, - улыбнулся Дермот, - когда вы интересовались, не сидела ли
она в тюрьме?
   Дженис показала ему язык.
   - Но вы дали нам ключ,  -  продолжал  Дермот.  -  Собственно  говоря,  вы
открыли нам все, рассказав свою притчу о некоем Финистере  или  Макконклине.
Вы только послушайте. История повторяется. Не ваша вина, если вы что неверно
перетолковали. Дальше. Я думаю, все прекрасно знали  (так  ведь?),  что  Нед
Этвуд вернулся в Ла Банделетту и объявился в "Замке".
   Сэр Морис пошел погулять перед ужином. Куда он пошел? В  бар  "Замка".  И
кто же, как мы  давно  знали,  был  в  этом  баре?  Нед  Этвуд,  который  во
всеуслышание хвалился, что вернет жену, даже если  придется  кое-что  о  ней
порассказать.
   Помните, Дженис, вы даже предположили, что отец ваш виделся с  Этвудом  и
разговаривал с ним? Так и было.  Ваш  отец  сказал  ему:  "Прошу  вас,  сэр,
выйдемте на два слова". Этвуд не знал, какой будет разговор. Он вышел. И тут
он обнаружил - уж легко себе представить, какое его  охватило  бешенство,  -
что старый джентльмен прекрасно в курсе его дел.
   Они пошли в зоологический сад. Сэр Морис, весь дрожа, сказал ему точно то
же, что когда-то говорил Финистеру. Помните?
   Дженис кивнула.
   - "Даю вам двадцать четыре часа на то,  чтоб  убраться,  -  процитировала
она. - По истечении же срока все сведения о вас и о вашей новой жизни -  где
вас  можно  найти,  ваше  новое  имя,  словом,  все  -  будут   переданы   в
Скотленд-Ярд".
   Дермот, слушавший ее, напряженно вытянув шею, теперь снова  откинулся  на
спинку плетеного кресла.
   - Это было как гром с ясного неба. Теперь Этвуду не заполучить жену, а он
себя убедил, что непременно вернет ее. И - прощай приятная жизнь. Впереди  -
опять тюрьма. Если вы можете представить себе, как он метался  среди  клеток
диких зверей, то можете приблизительно представить себе и то, что  творилось
в его душе. Ни с того ни с  сего  кошмарная  несправедливость,  его,  его  -
обратно в тюрьму.
   Если только...
   Он не знал сэра Мориса Лоуза, в смысле - не был с ним знаком, но  он  был
очень хорошо осведомлен о порядках на вилле "Привет".  Не  забудьте,  он  не
один год тут прожил.
   Он не раз видел, как сэр Морис засиживался допоздна у  себя  в  кабинете,
когда остальные члены семьи уже ложились спать. Он не раз заглядывал  в  его
кабинет из окна через дорогу, как и сама Ева. Он знал  планировку  кабинета,
потому что в жаркую погоду старик не задергивал шторы. Он  знал,  где  сидит
сэр Морис, где дверь, где каминные приборы. И - редкая удача -  у  него  был
ключ от Евиного дома,  который  -  помните?  -  подходит  и  к  двери  виллы
"Привет".
   Бенджамин Филлипс задумчиво почесал лоб трубкой.
   - Ну да. Вот вам и все улики, правда?
   - Безусловно. - Дермот запнулся. -  Дальше  вам  вряд  ли  приятно  будет
слушать. Вы настаиваете?
   - Говорите! - крикнула Ева.
   - Уж если он решил действовать, так ему надо было  навеки  заткнуть  сэру
Морису рот. Он справедливо рассудил, что сэр Морис решил  подождать,  покуда
он не уберется из города, и никому еще ничего не сказал.  Но  тем  не  менее
следовало на всякий случай обеспечить себя  безупречным  алиби.  Проходя  по
саду, он с помощью ума и самомнения за десять  минут  составил  план  такого
алиби. Вы уже сами, очевидно, догадываетесь о том, какой это был план.
   Он знал привычки всех членов семьи. Он шатался по рю дез  Анж,  когда  вы
все вернулись из театра. Ева пошла к себе, вы все -  к  себе.  Он  терпеливо
выждал, пока вы легли спать, пока не погас свет во всех  окнах,  кроме  двух
незанавешенных окон кабинета. Открытые окна  были  ему  даже  на  руку.  Это
входило в его план.
   Дженис, хоть у нее даже губы побелели, все же не удержалась от вопроса:
   - А вдруг бы его увидели из какого-нибудь дома напротив?
   - Из какого именно? - спросил Дермот.
   - Поняла, - сказала Ева. - У меня шторы всегда задернуты. А на  остальных
виллах сейчас, в конце сезона, уже не живут.
   - Да, - согласился  Дермот.  -  Это  мне  Горон  сказал.  Но  вернемся  к
изобретательному мистеру Этвуду.  Он  приготовился  действовать.  Он  открыл
своим ключом дверь дома сэра Мориса...
   - Когда?
   - Примерно в без двадцати час.
   Сигарета Дермота выгорела до окурка. Он бросил его на землю и растоптал.
   - Я думаю, что он захватил с собой какое-то оружие, бесшумное оружие,  на
случай, если среди каминных приборов не окажется  кочерги.  Но  напрасно  он
беспокоился. Кочерга висела на месте. Из того, что он говорил Еве, мы знаем,
что ему было известно о глухоте  сэра  Мориса.  Он  отворил  дверь,  схватил
кочергу и сзади подошел к своей жертве. Старик был поглощен изучением своего
сокровища. На блокноте, лежавшем на столе, крупным каллиграфическим  шрифтом
было выведено: "Табакерка в виде часов".
   Убийца поднял руку и ударил. Ударив раз, он озверел.  Ева,  знавшая  Неда
Этвуда, представила себе эту картину. Один из ударов, возможно, случайно, но
скорее  рассчитанно  пришелся  по   дорогой   безделушке.   Этвуд,   видимо,
поинтересовался, что же он такое разбил. На него  с  перепачканной  страницы
блокнота глядели крупные буквы первого слова  "табакерка".  Как  мы  увидим,
слово это запало ему в голову. А теперь перейдем к самому главному. Дер  мот
обернулся к Еве.
   - Какой на Этвуде был костюм?
   - Такой.., темный, с ворсом. Не знаю, как называется материал.
   - Так, -  согласился  Дермот.  -  Ну  вот.  Когда  он  разбил  табакерку,
крошечный осколок отлетел и прилип к его костюму. Он ничего  не  заметил.  А
потом злополучным образом этот осколок запутался в ваших кружевах, когда  он
обнимал вас во время эпизода в спальне.
   Вы тоже ничего не заметили. Вы знать не знали ни о каком осколке и готовы
были поклясться, что кто-то вам его подсунул. Но в действительности все куда
проще.
   - Ну, вот и все, - он  посмотрел  на  Дженис  и  дядю  Бена.  -  Надеюсь,
зловещий  осколок  агата  уже  не  представляется  вам  таким   зловещим   и
загадочным?
   Но  я  забегаю  вперед.  Я  вам  рассказываю  все  так,  как  это  теперь
выяснилось, а не так, как случай представился мне  с  самого  начала.  Когда
Горон изложил мне суть дела, я решил, что скорей всего убийца  -  кто-то  из
Лоузов. Не обижайтесь на меня; вы ведь и сами так думали.
   Меня смутили кое-какие подробности уже в первом, очень  кратком  рассказе
Евы Горону в тот первый вечер на вилле "Привет". Но только  совсем  недавно,
когда Ева снова рассказала мне все подробно за омлетом  у  папаши  Руссе,  у
меня будто пелена спала с глаз, смутная  догадка  стала  уверенностью,  и  я
сообразил, что мы ищем преступника не там, где надо.  Теперь  и  вы  уж  все
поняли.
   Ева вздрогнула.
   - Да, - согласилась она. - Еще бы не понять.
   - Чтобы и остальным стало ясно, давайте восстановим картину. Этвуд явился
к вам в без четверти час, открыв дверь с помощью неоценимого ключа...
   - Глаза у него были стеклянные, - крикнула Ева. - Я еще подумала, что  он
напился. И вообще он был какой-то странный, чуть не  плакал.  Я  никогда  не
видела Неда таким. Но нет, он не был пьян.
   - Нет, - сказал Дермот. - Он  просто  только  что  убил  человека.  Убить
человека, преднамеренно убить - это не так-то легко даже для Неда. Он ушел с
виллы   "Привет",   проскользнул   на   бульвар   Казино,   послонялся   там
минуту-другую, а потом вернулся к вилле  напротив  так,  словно  только  что
вошел на рю дез Анж. Он приготовился обеспечить себе алиби.
   Но я опять  забегаю  вперед.  Вспомним  лишь,  как  все  происходило.  Он
ворвался к вам. Навел разговор на Лоузов и на старика, который сидит в  доме
через дорогу. Наконец, доведя вас до совершеннейшей  истерики,  он  отдернул
штору и выглянул в окно. Вы погасили свет. Так! Повторите мне дословно,  что
говорили вы оба в течение следующих минут.
   Ева зажмурилась.
   Я сказала: "Сэр Морис еще не лег? Да?"
   Нед сказал: "Да, он еще не лег. Но ему не до нас. Он рассматривает в лупу
какую-то табакерку. Постой!"
   Я сказала: "Ну что там такое?"
   Нед сказал: "С ним еще кто-то, но мне его плохо видно".
   Я сказала: "Наверное, Тоби. Нед Этвуд, отойдешь ты от окна или нет?"
   Глубоко вздохнув, мучительно ясно вспомнив ту безветренную ночь и  духоту
спальни, Ева открыла глаза.
   - Вот и все, - сказала она.
   - Но сами-то вы, - настаивал Дермот, - сами-то вы смотрели в окно?
   - Нет.
   - Нет. Вы поверили ему на слово. - Дермот повернулся к остальным. - Самое
поразительное, просто ошеломляющее -  это  заявление  Неда  о  том,  что  он
увидел. Если он что и мог разглядеть  на  расстоянии  пятидесяти  футов,  то
только что-то маленькое, похожее на часы. А он выкладывает без запинки,  что
видит табакерку. Да, тут-то наш умник себя и выдал. Он не мог знать, что это
табакерка. Верней, осведомленность  его  могла  иметь  лишь  единственное  и
весьма мрачное объяснение.
   Но заметьте, что он делает дальше!
   Он тут же начинает убеждать Еву, будто и она сама смотрела в окно,  будто
она видела сэра Мориса живым и здоровым, с лупой в руке, а рядом с ним якобы
притаилась некая зловещая тень.
   Этвуд прибег к внушению. Тут вы не можете со мной  не  согласиться,  если
Ева расскажет вам  все,  как  рассказывала  мне.  Он  без  конца  повторяет:
"Помнишь, что мы видели?" А  она  исключительно  внушаема,  как  говорил  ей
однажды какой-то психолог и как я сам успел заметить. Нервы у нее расшатаны;
она что угодно готова увидеть. Ну и вот, внушив ей, будто она видела  живого
сэра Мориса, Нед отдергивает штору и демонстрирует ей мертвеца.
   Тут-то я и сообразил, вся игра сводилась к тому, чтобы убедить Еву в том,
что она видела то, чего она не видела, - то есть что она видела живого  сэра
Мориса, когда Нед был уже у нее.
   Этвуд совершил убийство. И он составил план. И если б не одно "но",  план
бы ему удался. Он убедил Еву, и она искренне  поверила,  что  видела  живого
сэра Мориса в кабинете, в той же самой позе, в какой видела его уже  столько
раз. Так она сразу же и сказала Горону тогда, в  моем  присутствии.  И  будь
табакерка табакеркой обычного вида, умный мистер Этвуд  вышел  бы  сухим  из
воды.
   Дермот задумался, опершись локтем на  ручку  кресла  и  подпирая  кулаком
подбородок.
   - Доктор Кинрос, - мягко заметила Дженис, - это очень умно.
   - Умно? Еще бы! Малый, видимо, знал историю преступлений.  Он  так  ловко
притянул дело лорда Уильяма Рассела, что любой...
   - Да нет. Я имею в виду, как вы это все раскопали. Дермот  засмеялся.  Он
не очень-то был склонен гордиться самим собой и засмеялся так горько,  будто
только что проглотил горькую пилюлю.
   - Ах это! Да тут любой бы догадался. Бывают  женщины,  словно  специально
уготованные в жертву негодяям. Но теперь вам ясны все  подводные  течения  и
все, что сбивало нас с толку. Тоби Лоуз  в  коричневых  перчатках  несколько
спутал картину. Для Этвуда он был просто манной  небесной.  Если  Ева  верно
передала мне его реакцию - он был изумлен и восхищен. Тоби добавил ко  всему
последний достоверный штрих, и Этвуду уже нечего было бояться.
   Теперь понимаете, чем должна бы кончиться  вся  игра?  Он  совершенно  не
собирался фигурировать в деле. Он хотел смыться. В  глазах  людей  ничто  не
связывало его с сэром Морисом. Но все же в случае чего - у него было алиби -
в любой момент можно было пустить в ход показания, как он  думал,  зависимой
от него женщины. И особенная убедительность этих показаний заключалась бы  в
том,  что,  давая   их,   свидетельнице   пришлось   бы   выдать   кое-какие
компрометирующие ее обстоятельства.
   Вот почему после обморока в отеле он рассказал  о  том,  что  его  "сбила
машина". Он вообще не собирался затрагивать волнующую  его  тему.  И  он  ни
минуты не думал, что серьезно расшибся.
   Но это сорвало весь план. Сначала он упал  и  получил  сотрясение  мозга.
Потом вмешалась мстительная Ивета и повела собственную игру. Этвуд, конечно,
вовсе не думал, что подозрение падет на  Еву.  Он  меньше  всего  мог  этого
ожидать. Он лежал без сознания, но пришел бы  в  ужас,  если  б  узнал,  что
происходило тем временем.
   - Значит, правда Ивета, - перебила Дженис, - захлопнула тогда дверь у Евы
перед носом?
   - О да. Относительно Иветы можно  только  догадываться.  Она  норманнская
крестьянка; она молчит; Вотур не может добиться  от  нее  ни  слова.  Скорей
всего она ничего не знала об убийстве, когда захлопнула  дверь.  Она  знала,
что у Евы в спальне Этвуд. И она стремилась довести дело до  скандала,  чтоб
ваш благочестивый братец расторг помолвку.
   Но Ивета, повторяю, норманнская крестьянка. Когда,  к  своему  удивлению,
она увидела, что Еву Нил заподозрили в убийстве,  она  не  растерялась.  Она
рьяно помогала обвинению. Она решила выжать из этой ситуации все, что только
можно. Так еще проще разрушить помолвку. Права Ева  или  виновата  -  ее  не
касалось; ей важно было выдать свою сестричку Прю за Тоби.
   Началась полная неразбериха, и так шло до той  ночи,  когда  я  увидел  в
цветочной лавке два ожерелья и услышал подробный рассказ  Евы,  из  которого
стало ясно, кто убийца. Догадавшись, нетрудно было проследить  все  сначала.
Нетрудно было согласовать улики.
   Оставался вопрос: что побудило Этвуда к убийству? На  ответ,  разумеется,
наталкивала тюремная работа сэра Мориса, описанная его женой  и  дочерью,  и
особенно история про Финистера. Но как доказать эту гипотезу? Очень  просто!
Если Этвудом когда-то уже  интересовалась  полиция,  если  он  когда-то  уже
совершил  преступление,   отпечатки   его   пальцев   должны   храниться   в
Скотленд-Ярде.
   Дядя Бен присвистнул.
   - Ох! Ах! - пробормотал  он.  -  Надо  же!  Значит,  ваша  прогулочка  на
самолете в Лондон...
   - Пока я это не выяснил, нельзя было действовать дальше. Зайдя к Этвуду в
гостиницу, я незаметно взял его отпечатки пальцев, прижав к ним  свои  часы,
когда  щупал  ему  пульс.  Все  вышло  очень  естественно.  Ну  вот!   А   в
Скотленд-Ярде, конечно, отыскался дубликат этих отпечатков. Тем временем...
   - Опять началась неразбериха, - вставила Ева и нервно расхохоталась.
   - Да, вас арестовали, - сказал Дермот. Его лицо омрачилось. - Не понимаю,
что тут смешного. Он повернулся к остальным.
   - Когда она мне все подробно рассказывала, она была  настолько  измучена,
что за нее говорило ее подсознание - над которым мы так любим потешаться - и
без ее ведома выдало правду. Она вовсе не смотрела в окно и не видела живого
сэра Мориса, о чем легче легкого было  догадаться  с  ее  же  слов.  Никакой
табакерки она никогда не видела. Это только внушил ей Этвуд.
   Я не стал ни до чего докапываться. Меня вполне  устраивало  то,  что  она
говорила. Ее рассказ черным по белому доказывал виновность Этвуда. Я  сказал
ей, чтобы она повторила свою историю  Горону  слово  в  слово,  как  мне.  Я
рассчитал, что все это занесут в  протокол,  а  у  меня  уже  будут  данные,
подтверждающие мотивы  Этвуда,  и  можно  будет  действовать  дальше.  Но  я
все-таки недооценил ее внушаемость, либо галльскую энергию Вотура и  Горона.
Она передала им версию Этвуда, но не передала сцену дословно.
   - Они.., они освещали меня лучом, дергались как марионетки, -  защищалась
Ева. - Просто невыносимо! А вас рядом не было, ну  и  никто  не  оказал  мне
моральной поддержки...
   Дженис как-то странно взглянула сперва на  Еву,  потом  на  Дермота;  оба
ответили ей ужасно смущенными, почти злыми взглядами.
   - Итак, - продолжал Дермот, - они, видите  ли,  прозрели.  Только  промах
Этвуда они приписали ей. Ага! Никто не говорил ей  о  новом  сокровище  сэра
Мориса? Никто ей его не описывал? Нет,  конечно,  нет.  Так  откуда  же  она
знает,  что  часы  -  это  табакерка?  И  тут  уж  каждое  ее  слово   стало
рассматриваться как изобличающее ее вину. Ее поволокли в тюрьму, а я  прибыл
к месту действия уже как главный злодей в драме.
   - Ясно, - сказал дядя Бен. - Все время из огня да в полымя. А  тут  Этвуд
пришел в себя.
   - Да, - мрачно  сказал  Дермот.  -  Этвуд  пришел  в  себя.  Вертикальная
морщинка у него между бровей сделалась глубже от противного воспоминания.
   - Он рвался  засвидетельствовать,  что  Тоби  был  тот  самый  человек  в
коричневых перчатках, и положить делу конец. Ужасно рвался! Во что бы то  ни
стало.  Одним  ударом  он  готовился  вернуть  жену  и  отправить  в  тюрьму
соперника. Кто бы мог вообразить, что человек в таком  состоянии  встанет  с
постели, оденется и отправится через всю Ла  Банделетту  к  Вотуру?  Тем  не
менее он все это проделал.
   - И вы его не удерживали?
   - Нет, - ответил Дермот. - Я его не удерживал. После паузы он добавил:
   - Он умер на пороге кабинета Вотура. Он потерял сознание,  упал  и  умер,
прежде чем от него оторвался луч маяка. Он умер оттого, что его разоблачили.
   Солнце садилось. В саду пререкались редкие птицы. Становилось свежо.
   - А наш благородный Тоби, - начала Дженис. Она запнулась и залилась  злой
краской, потому что тут Дермот расхохотался.
   - Думаю, вы не понимаете своего брата, милая девушка.
   - Да я и не знала, что на свете бывают такие скоты!
   - Он отнюдь не скот. Просто  обычнейший  случай  (вы  уж  меня  извините)
замедленного развития.
   - В смысле?..
   - Умственно и эмоционально он все еще  пятнадцатилетний  мальчик.  Вот  и
все. Он искренне не понимает, что за преступление -  обокрасть  собственного
отца. В своих понятиях о взаимоотношениях мужчины и женщины он задержался на
уровне четвертого класса школы.
   Таких Тоби на свете пруд пруди. Иногда они  очень  даже  преуспевают.  Их
считают  воплощением  принципиальности,  идеалом  твердости,  пока  они   не
подвергнутся серьезному испытанию; а уж тут-то  великовозрастный  гимназист,
лишенный мужества и воображения, непременно себя покажет  -  и  песенка  его
спета. С ним приятно выпить, приятно играть в гольф. Но я очень  сомневаюсь,
что он может стать самым удачным мужем для... Ну ладно, оставим эту тему.
   - Интересно... - начал дядя Бен и запнулся.
   - Да?
   - Я вот все думал... Когда Морис тогда вернулся с  той  прогулки  -  весь
дрожал, побледнел и всякое такое, - он о чем-то разговаривал с Тоби. Он  ему
ничего про Этвуда не сказал?
   - Нет, - ответила Дженис. - Я про это тоже думала. Я  думала,  может,  он
что-то  узнал  про  Тоби,  понимаете?  Когда  мы  все  услышали,  я  у  Тоби
спрашивала. Нет, папа сказал только: "Я сегодня видел одного  человека  (он,
конечно, имел в виду Этвуда) - мне с тобой еще надо будет поговорить".  Тоби
пришел в ужас. Он подумал, что Прю Латур перешла в открытое наступление.  Он
окончательно растерялся и решил в ту же ночь стянуть ожерелье.
   Дженис неловко повертела шеей. Она резко прибавила:
   - Мама там, - она кивнула в сторону виллы  напротив,  -  утешает  бедного
Тоби. Ах, с несчастным так гадко обошлись. Наверное, все матери такие.
   - Ах! - прочувствованно произнес дядя Бен. Дженис встала со стула.
   - Ева, - крикнула она с неожиданной пылкостью, -  я  ведь  почти  что  не
лучше Тоби. Простите меня! Мне страшно стыдно и неприятно! Поверьте!
   И, тщетно поискав слова и ничего больше не добавив,  она  побежала  через
сад, по дорожке, обогнула виллу и скрылась из глаз. Дядя Бен поднялся не так
порывисто.
   - Не надо, - сказала Ева, - не уходите... Дядя Бен не обратил на ее слова
никакого внимания. Он сосредоточенно размышлял.
   - А мне - нет, - проворчал он. - То есть мне не неприятно. Для вас все  к
лучшему. Вы и Тоби? Нет, - совсем запутавшись, он повернулся уходить,  потом
снова обернулся:
   - Я для вас кораблик выстругал, - прибавил он. - Думал - вам  понравится.
Как покрашу - пришлю. До свиданья.
   И он заковылял прочь.
   Он ушел, а Ева Нил и доктор Дермот Кинрос  долго  сидели  молча.  Они  не
смотрели друг на друга. Первой заговорила Ева.
   - Это правда то, что вы вчера сказали?
   - Что именно?
   - Что вам завтра возвращаться в Лондон?
   - Да, рано или поздно вернуться надо. Интересно другое - что вы  намерены
делать дальше?
   - Не знаю. Дермот, я хотела... Он перебил ее:
   - Послушайте. Опять вы с вашей дурацкой благодарностью?
   - А грубить-то зачем?
   - Я и не думаю грубить. Я просто хочу, чтоб вы выбросили из головы  мысль
о благодарности.
   - Почему? Почему вы все это для меня сделали? Дермот взял со стола  пачку
сигарет "Мериленд", предложил ей, но она отрицательно покачала  головой.  Он
зажег себе одну.
   - Что за ребячество,  -  сказал  он.  -  Вы  же  прекрасно  знаете  сами.
Когда-нибудь, когда вы окончательно придете в себя, мы это  еще  обсудим.  А
пока я все-таки спрашиваю: что вы намерены делать дальше?
   Ева пожала плечами.
   - Не знаю. Я было собиралась уложить чемодан и переехать в  Ниццу  или  в
Канны...
   - Нет, этого вы не сделаете.
   - А почему?
   - Потому что это невозможно. Наш друг Горон  дал  вам  совершенно  верную
характеристику.
   - О? Какую же?
   - Он сказал, что вы социально опасны и что нельзя угадать, что с вами еще
стрясется. Если вы отправитесь на Ривьеру,  на  вашем  жизненном  пути  того
гляди объявится какой-нибудь ловкий покоритель сердец, вы вообразите,  будто
влюблены в него и.., ну да ладно. Нет. Возвращайтесь-ка лучше в Англию.  Там
вам  тоже  не  гарантирована  безопасность,  но  хоть  будет  кому  за  вами
присмотреть.
   Ева задумалась.
   - Честно говоря, я и сама подумывала об Англии, - она  подняла  глаза.  -
Скажите. Вы думаете, я надрываю душу из-за Неда Этвуда?
   Дермот вынул изо рта сигарету. Он прищурился. Он долго  смотрел  на  Еву,
потом ударил кулаком по ручке кресла.
   - Вот где чистая психология, - сказал он. - Попробуем обойтись  минимумом
слов.
   - Отвечайте же.
   - Я не убивал его. "Ты не убийца, но и не лезь с услугой,  чтоб  ближнего
избавить от недуга" <Строчки из стихотворения английского поэта  Артура  Хью
Клафа (1819-1861) "Новейшие десять заповедей".>. Я,  конечно,  способствовал
его смерти. Если б не я, если б его выходили, его бы  прикончила  гильотина.
Но мне тогда это было неважно.
   Дермот помрачнел.
   - Тоби Лоуза, - продолжал он, - вы никогда не принимали всерьез. Вам было
тоскливо, одиноко, нужно было на кого-то опереться. Такой ошибки  вы  больше
не совершите. Это уж я беру на себя. И если  б  не  милый  пустячок  в  виде
убийства, так еще что-нибудь вас бы уберегло.  Но  Этвуд,  возможно,  совсем
другое.
   - Вы считаете?
   - Малый действительно любил вас, конечно, по-своему. Когда он говорил вам
о своих чувствах, он вряд ли актерствовал. Что не помешало ему  использовать
вас для алиби...
   - Еще бы.
   - Но от этого его чувства не изменились. Интересно, изменились  ли  ваши?
Этвуды - явление  чрезвычайно  опасное.  Ева  сидела  не  шевелясь.  В  саду
темнело. Глаза ее влажно сияли.
   - Ничего, что вы думаете за нас обоих, - сказала она ему. -  Правда,  так
даже лучше. Только одного не думайте, если можно, - того, что думали  Лоузы.
Подите-ка на минутку сюда...
   Мосье Аристид Горон, префект полиции Ла Банделетты, свернул на рю дез Анж
и  двинулся  по  ней  величавой  походкой  монарха.  Гордо  выпятив   грудь,
царственно  ступая  короткими  ножками,  он  поигрывал  тросточкой  в  самом
приятном расположении духа.
   Ему сообщили, что ученейшего доктора Кинроса можно найти сейчас за чаем у
мадам Нил, в  саду  за  виллой  этой  милой  особы.  Ему,  Аристиду  Горону,
предстояло известить обоих, что дело Лоузов благополучно завершено.
   Мосье Горон осветил улыбкой всю рю дез Анж. Дело Лоузов послужило к вящей
славе полиции Ла Банделетты. Из  самого  Парижа  приезжали  сюда  репортеры,
особенно фотографы.
   Мосье Горон никак не мог понять, почему Дермот потребовал, чтобы в  связи
с процессом не упоминалось его имя, и, главное, отказался фотографироваться.
Но раз кому-то надо приписать честь удачного расследования.., что  ж,  зачем
разочаровывать публику?
   Да,  мосье  Горону  пришлось   пересмотреть   свои   прежние   подозрения
относительно  доктора  Кинроса.  Думающая  машина  -  и  только.  Выдающаяся
личность. Вся жизнь его посвящена разгадыванию  психологических  загадок,  и
ничего более - в точности как сам он говорил префекту.  Он  разбирает  мозг,
как часовой механизм, и сам он - часовой механизм, не более.
   Мосье  Горон  отворил  калитку  виллы  Мирамар.  Увидев  слева   дорожку,
огибающую виллу, он двинулся по ней.
   Приятно в общем-то, что не все англичане такие лицемеры, как  этот  мосье
Лоуз. Мосье Горон теперь лучше понимает англичан...
   Рассекая траву тросточкой, мосье Горон бодро завернул за угол.  Сгущались
сумерки; затихли каштаны. Он репетировал в уме предстоящую ему  речь  и  тут
увидел перед собой двоих.
   Мосье Горон застыл на месте.
   Глаза его чуть не вылезли из орбит.
   Еще мгновение  он  не  мог  оторвать  от  них  взгляда.  Он  был  человек
порядочный,  человек  вежливый  и   отнюдь   не   противник   всякого   рода
удовольствий. И он отвернулся и пошел прочь. Но к тому же он был  и  человек
справедливый и любил, чтоб с ним обходились по справедливости. Выйдя  на  рю
дез Анж, он сокрушенно покачал головой. Теперь он шагал  по  улице  быстрей,
чем прежде. Он что-то бормотал себе под нос достаточно тихо, чтоб  никто  не
мог услышать его, однако слово "тру-ля-ля" то и дело срывалось с его  уст  и
таяло в вечернем воздухе.