Версия для печати








     Сингапур. Китайский городок...
     Тихими, почти бесшумными шагами скользила смерть по узкой обшарпанной
лестнице, поднимаясь на второй этаж дома, принадлежавшего Хан Танг Ну. Дом
находился на одной из маленьких тихих улочек китайского городка.
     Смерть не была похожа на ту  смерть,  которую  изображают  художники.
Даже косы у нее не было. В жилах смерти текла  человеческая  кровь  и  она
имела облик обыкновенного человека. Добравшись до третьей двери в коридоре
третьего этажа, человек постучал и вошел.
     - Мсье Морли? - спросил он с кривой усмешкой на губах.
     Пожилой человек маленького роста и в очках поднялся навстречу гостю.
     - Да, это я. Жду вас  с  самого  утра,  -  проговорил  он  на  плохом
английском.
     Он протянул руку  для  приветствия,  но  гость  совсем  не  собирался
отвечать рукопожатием.  Вместо  этого  он  быстро  вскинул  руку,  блеснул
длинный тонкий кинжал и через какую-то долю долю секунды сталь вонзилась в
сердце француза.  Тот  успел  лишь  удивленно  взглянуть  на  убийцу  и  в
следующее мгновение упал на колени, а затем  на  циновку,  постеленную  на
полу. Убийца вытер кинжал о белый тропический костюм жертвы и сунул его  в
ножны, висевшие у него слева под мышкой вместо револьвера в кобуре.  После
этого он быстро обыскал скудно обставленную комнатку.
     Он нашел два чемодана, саквояж, наполненный бельем и одеждой,  и  еще
одну коробку почти кубической формы. Ключ от неё он отыскал в кармане брюк
Морли. Но он не  стал  открывать  этот  ящичек,  потому  что  знал  о  его
содержимом.
     Закрыв двери квартиры, он снова спустился вниз. Ящичек  с  ручкой  он
держал в руке. Повесив ключ на дощечку в холле, он вышел на улицу, свернул
за угол, где стояла его машина и, переехав через реку Сингапур, направился
в северном направлении. Он был доволен. Все прошло  гладко,  без  малейших
осложнений.  Именно  на  это  он  и  надеялся,  отправляясь  к  маленькому
французу.


     Мистер Браун повесил трубку  городского  телефона  и  схватил  трубку
внутреннего.
     - Хелло, Дрейк! Мне только что  позвонил  некто  Владимир  Лупов.  Он
заявил,  что  он  иммигрант  и  что  сделал  важное  изобретение.  Но  это
изобретение у него выкрали. Он был в таком сильном волнении, что я поверил
этому человеку. Лупов обещал приехать через два часа, и я хотел бы,  чтобы
вы присутствовали при нашем разговоре. Кроме того, было бы  неплохо,  если
бы вы за это время узнали кое-что об этом человеке.
     - Я выясню это у Барби и у иммиграционного комитета.
     - Хорошо, Дрейк.
     В первую очередь Дрейк навестил Эдгара  Барби,  чиновника  одного  из
отделов ЦРУ, обязанности которого заключались в том, чтобы  знать  всех  и
вся. Он нашел его в  огромном  помещении  картотеки,  которая  была  самой
большой не только в США, но и во всем мире.
     - Чему обязан вашим визитом, мистер Дрейк? - улыбнулся Барби. - Мы не
виделись с вами с тех пор, как я дал вам кое-какие справки в деле  Марселя
Биллона и тем самым помог вам распутать эту историю.
     - С подобной просьбой я пришел и сегодня. Кто такой  Владимир  Лупов?
Говорят, какой-то иммигрант, говорят, также, что якобы он изобретатель.
     Мистер Барби тотчас же начал рыться в книгах.
     - Вы говорите - иммигрант. Русский, наверное. А  вы  знаете,  сколько
ему приблизительно лет?
     - Понятия не имею.
     - Если это действительно русский иммигрант, то  тогда  он,  вероятно,
бежал от большевиков приблизительно в 1917 -  1919  годах,  а  сейчас  уже
довольно стар.
     Он снова взялся за книги. А потом неожиданно раскрыл телефонную книгу
Петербурга, нынешнего Ленинграда.
     - Лупов... Владимир Лупов... - повторял он про себя. - Ага, так  я  и
думал... Генерал Борис Лупов. Он мог быть его родственником и даже отцом.
     На столе Барби появились и  другие  справочники.  Наконец  он  поднял
глаза.
     - Вам повезло, Дрейк! Генерал Лупов прибыл  в  Америку  в  1919  году
вместе со своим девятнадцатилетним сыном. Ехал он через Китай  и  Гонконг.
Как и всех русских, его тщательно  проверили,  но  ничего  подозрительного
замечено не было. Генералу удалось спасти часть своего состояния в  золоте
и драгоценных камнях. Умер  он  в  1932  году.  Его  сын  получил  хорошее
воспитание и стал инженером. Большего, к сожалению, я ничего  сообщить  не
могу.
     - У вас имеется его адрес?
     - Только адрес покойного отца. Он жил в Нью-Йорке на  Восточной  69Дй
улице, но с тех пор миновала вечность.
     -  Большое  вам  спасибо,  Барби!  Можно  мне  воспользоваться  вашим
телефоном?
     - Конечно! И если вам понадобиться еще  что-нибудь,  не  стесняйтесь,
приходите к старому Барби.
     - Благодарю.
     Телефонный звонок иммиграционным властям не дал никаких  результатов.
Но зато Дрейк нашел в  нью-йоркской  телефонной  книге  телефон  Владимира
Лупова, инженера и владельца гаража. Гараж  находился  на  Западной  21-ой
улице, 20. В половине одиннадцатого  Дрейк  уже  был  у  своего  шефа.  До
прихода Владимира Лупова оставалось четверть часа.
     Дрейк сообщил о том, что ему удалось выяснить. Мистер Браун кивнул  и
вновь занялся изучением каких-то бумаг.
     Дрейк ждал  уже  около  двадцати  минут.  Шел  уже  двенадцатый  час.
Возможно, Лупов немного опаздывает. А может быть, вся эта история  и  яйца
выеденного не стоит?
     - Может, мне  позвонить  этому  Лупову?  -  предложил  Дрейк.  -  Мне
почему-то кажется, что он вообще ничего об этом не знает.
     Мистер Браун снова кивнул. Джон набрал номер. Послышались  монотонные
гудки, но к телефону никто не подошел.
     - Наверное, он уже едет к нам, - произнес он с надеждой.
     Но мистер Лупов не приехал.
     В двенадцать часов мистер Браун взглянул на большие стенные часы.
     - Слетайте-ка быстро в Нью-Йорк и навестите этого парня. Я не  думаю,
что он просто хотел подшутить надо мной. В конце концов,  я  знаю  толк  в
звонках такого рода. Он разговаривал действительно тревожным голосом.
     Дрейк воспользовался дежурной машиной, доставившей его в аэропорт,  и
в половине второго он уже сворачивал на 21-ую улицу со стороны Парк-авеню.
Дом N 20 находился недалеко от Гудзона в районе  старых  домов  и  сараев.
Гараж был похож на склад торговца старыми товарами.  Рядом  стояли  старые
брошенные  машины.  Их  было  больше  десятка.  Рядом  располагались   еще
несколько сараев и дом из плит. На двери красовалась табличка:

                      ВЛАДИМИР ЛУПОВ - ИНЖЕНЕР

     "Странный инженер", подумал Дрейк, но, тем не менее, нажал на звонок.
Дверь открыл молодой человек в рабочем комбинезоне.
     - Мистер Лупов дома?
     - Нет...  -  молодой  человек  осмотрелся  по  сторонам,  словно  ища
кого-то.  -  Вероятно,  уехал.  Площадка,  на  которой  обычно  стоит  его
"шевроле" пуста. Может быть, он  вон  в  том  сарае,  на  другой  стороне.
Сегодня утром я его там видел и он  сказал  мне,  что  должен  съездить  в
Вашингтон по делам. Насколько я помню, он хотел вылететь на аэробусе в  Ла
Гардиа рейсом на 8.40.
     - И тем не менее, вы полагаете, что он может находиться в том сарае?
     - Никогда не знаешь, что делает шеф, - улыбнулся паренек. - Когда  он
начинал работу над своим изобретением, он забывал о времени.
     - Над каким изобретением?
     Паренек пожал плечами.
     - Не знаю, что-то, связанное со звуковыми волнами.  Он  категорически
запретил мне и моим  коллегам  мешать  ему,  когда  он  работает.  У  меня
сложилось впечатление, что все это мираж  и  никакого  изобретения  он  не
сделал.
     - У вас есть ключ от этого сарая или он открыт?
     - Открыт? - рассмеялся паренек. - Он запирает его даже в том  случае,
если сам находится там. В том сарае никто не может быть, кроме него.
     Может быть  Лупов  все-таки  приехал  в  Лэнгли?  Дрейк  позвонил  по
телефону, но мистер Браун сказал, что Лупов не появлялся.
     - Дайте мне номер "шевроле", который принадлежит  мистеру  Лупову,  -
потребовал Дрейк у паренька.
     - НN-23-М-17.
     Джон Дрейк записал номер, а  потом  все-таки  подошел  к  невзрачному
зданию, на которое  ему  указывал  паренек.  Это  было  блочное  строение,
похожее на сарай или склад. Дверь была снабжена патентованным замком.
     Дрейк постучал, но ответа не последовало.
     - Наверное, уехал, - сказал паренек. - Если бы он был там,  то  сразу
бы взорвался и послал бы нас с вами к черту, сказав,  что  мы  мешаем  ему
работать.
     Дрейк задумался. У него не было причин взламывать дверь или проникать
внутрь каким-нибудь иным путем. Возможно, что у Лупова изменились планы  и
он появится у мистера Брауна позже. Если же нет, то никогда не поздно  его
отыскать и поинтересоваться, что он хотел ему сообщить.
     - Если вас это интересует, то я могу вам сообщить,  что  сегодня  шеф
был здорово чем-то разозлен, - сообщил паренек. - Он дал нам всем  работу,
а мне поручил обслуживать клиентов. Потом он прошел в свое конструкторское
бюро - так он называет место, где работает - но  минут  через  пять  снова
появился у нас. Он был в такой ярости, что я подумал, что его хватит удар.
Потом он разговаривал с кем-то по телефону - не знаю с кем - а  напоследок
заявил, что полетит в Вашингтон. Он поручил  мне  внимательно  следить  за
всем хозяйством, если вдруг в его отсутствии появится человек, который уже
был здесь несколько раз за последние недели, то я должен задержать  его  и
вызвать  полицию.  Он  сказал,  что  этот  человек  выкрал  у  него  нечто
чрезвычайно ценное.
     - Вы знаете этого человека?
     - Я часто его видел. Это маленький человек лет пятидесяти, в очках  с
и лысиной. Разговаривает с акцентом. Я думаю, что он француз или канадец.
     - А как его зовут?
     - Как раз сейчас я это и вспоминаю. У  него  было  какое-то  странное
имя. Мурли или Морни, или что-то похожее.
     - А где вообще живет ваш шеф? - поинтересовался Дрейк.
     - Здесь, подальше чем я от вас, но близко - позади своего бюро.
     Убранство обеих комнат было скудным и примитивным.  Кухни  вообще  не
было - только керосиновая плитка, пара мисок и тарелок. В  бюро  находился
массивный стол, рядом с которым  стояли  два  стула.  Каких-нибудь  бумаг,
которые могли бы натолкнуть хоть на какую-то мысль, вообще не было.
     - Когда мистер Лупов  вернется,  -  попросил  Дрейк,  -  пусть  тогда
позвонит в Вашингтон по номеру 351-1100 и спросит мистера Брауна. Если  мы
не дождемся звонка, то в пять часов позвоним сюда.
     Паренек кивнул и записал номер телефона.
     Дрейк был разозлен. Лупов или идиот, или, по меньшей мере, человек со
странностями, обладающий своеобразным юмором и имеющий  привычку  дурачить
людей. Заглядывать в его "конструкторское бюро" Дрейк не захотел.  Он  был
почти уверен, что там никакого бюро не было - чтобы избежать  кривотолков,
русский, скорее всего, оборудовал там любовное гнездышко, где  и  принимал
своих пташек.
     Дрейк уже был готов свернуть на  Седьмое  авеню,  чтобы  проехать  по
Квин-Мидтаунскому тоннелю, но шестое чувство  помешало  ему  это  сделать.
Мистер Браун был уверен, что человек, разговаривавший с ним  по  телефону,
был очень взволнован и огорчен. То же самое  заявил  и  паренек-монтер.  К
тому же, он добавил, что шеф собирался  лететь  в  Вашингтон.  Может  быть
следует предпринять еще одну попытку.
     Он снова  переехал  Бродвей  и  направился  на  юго-восток,  пока  не
добрался до полицейского управления.
     Капитан  полиции  Шуджер,  старый  друг  Джона  Дрейка,   чрезвычайно
удивился, увидев его.
     - Что тебя привело  в  мою  берлогу?  -  улыбнулся  он.  -  Садись  и
рассказывай. Ведь такой занятой человек, как Джон Дрейк, не  приедет  лишь
для того, чтобы почесать язык со старым приятелем.
     - Ты совершенно прав, мой дорогой. Речь идет о "шевроле" под  номером
НN-23-М-17. Хотел бы я знать, не запомнилась ли вам эта машина в  связи  с
чем-нибудь?
     - Минутку...
     Капитан Шуджер позвонил в отдел регистрации уличных  происшествий,  а
потом в бюро, куда стекались все сообщения дежурных полицейских машин.
     -  Тебе  придется  немного  потерпеть,  Джон.  Сегодня  у   нас   уже
зарегистрировано более сотни  несчастных  случаев.  А  нарушений  уличного
движения еще больше. Может, пока выпьем по рюмочке шотландского виски?
     - Лучше не надо. Если один из твоих  людей  заставит  меня  подуть  в
индикаторную трубку, то я сяду в глубокую лужу. И мне не поможет даже  тот
факт, что угощал меня ты.
     Прошло несколько минут, прежде, чем пришел ответ.
     - У тебя или очень тонкий  нюх,  Джон,  или  ты  просто  везунчик,  -
ухмыльнулся капитан Шуджер. - Твой "шевроле" видели у Центрального  парка,
как раз напротив Восточной 24Дй улицы. Само по себе нарушение  пустяковое.
Машина была оставлена на том месте, где стоянка запрещена. Дежурный машины
227 сунул ему квитанцию о штрафе за "дворник".
     Дрейк навострил уши. Что понадобилось Лупову  у  Центрального  парка?
Ведь он располагался на дороге, ведущей отнюдь не к аэродрому.
     - Ты не знаешь, в котором часу обнаружили "шевроле"?
     - В восемь сорок пять.
     - Будь добр, узнай, может быть, он стоит там и до сих пор?
     Снова звонки, а затем неожиданный ответ:
     - Странно, Джон, когда дежурная машина  час  спустя  снова  проезжала
мимо того  места,  "шевроле"  все  еще  находился  там.  И  тогда  сержант
распорядился, чтобы машину угнали в гараж. Если ты спустишься во двор,  то
можешь сам полюбоваться машиной.
     Джон Дрейк так и сделал. Этот странный случай показался  ему  улыбкой
судьбы. А можно ли это было назвать вообще случаем?
     "Шевроле" был уже не новый. Дрейк посчитал, что  он  выпущен  в  году
шестидесятом... Ни одна из дверей не была заперта на ключ. Это  тоже  было
странно. Кто оставляет  машину  в  центре  Манхеттена  на  целый  час  без
присмотра, даже не заперев дверцы? И вдобавок, в том  месте,  где  стоянка
запрещена? Но и это еще не все. Замок  не  пустовал,  в  нем  торчал  ключ
зажигания. Лишь теперь Дрейк по-настоящему заинтересовался этим  делом.  В
ящичке водителя он обнаружил бумаги и водительские права. Как он и ожидал,
они были выданы Владимиру Лупову. Там же лежали сигареты, спички, фляжка с
водой и... пистолет.
     Пистолет был заряжен и  находился  на  предохранителе.  Дрейк  вызвал
экспертов по отпечаткам пальцев и попросил их исследовать руль и приборную
доску, а также ручки дверей. Но они не нашли ни одного отпечатка  пальцев,
кроме отпечатка самого Дрейка. Это означало,  что  Лупов,  перед  тем  как
выйти из машины, все тщательно обтер. А может быть, машину вел  совсем  не
Лупов. Может быть  машина  была  угнана,  а  потом  по  каким-то  причинам
брошена. В полиции именно так и решили. Поэтому ее просто загнали в  гараж
и ждали, пока не объявится владелец... Сообщили только ее номер в бюро  по
розыску пропавших машин.
     Дрейк проверил и  багажник.  Ведь  довольно  часто  владельцев  машин
находили в багажнике собственных машин убитыми, но на  этот  раз  багажник
пустовал. Выходит, надо было ехать назад, на 21-ю улицу.
     - Я как раз хотел звонить вам, - такими словами встретил его  монтер.
- Дело в том, что пять минут назад мне позвонили и сообщили  по  поручению
мистера Лупова, что он вернется только через неделю.
     - Кто вам звонил?
     - Этого я не знаю. Имени он не назвал, а когда я спросил его об этом,
он просто повесил трубку.
     - Берите необходимые инструменты и идите вместе со мной к  мастерской
мистера Лупова! - приказал Дрейк. - Придется взламывать дверь.
     Парень нахмурил брови.
     - Очень сожалею, но я не вправе так поступать. И кто  вы  вообще?  Вы
ведете себя так, как будто вы из  полиции,  но  тем  не  менее  вы  же  не
полицейский?
     Дрейку пришлось объяснять, кто он такой.
     - Мистер Лупов сообщил нам сегодня утром, что в течение двух часов он
прибудет к нам в Лэнгли. И он сообщил, что у  него  выкрали  очень  ценное
изобретение.
     - Поэтому-то он и был в такой ярости, когда вернулся из своего бюро.
     - Кроме того, несколько часов назад у Центрального  парка  обнаружили
его машину. А о самом мистере Лупове ни слуху, ни духу.
     - Ну что ж, тогда придется рискнуть.
     Он положил в сумку инструменты и крикнул:
     - Хелло, Фил! Иди-ка сюда! С нашим боссом что-то  не  в  порядке.  Мы
должны сломать дверь в его святилище.
     Они втроем направились к зданию, где размещалось бюро. Замок  открыть
не удалось, прочие хитрости тоже не помогли, поэтому  его  просто-напросто
выпилили, и дверь открылась.
     Теперь Дрейк убедился, что здесь действительно  находилась  настоящая
лаборатория, оборудованная по всем правилам. Но только находилась.  Теперь
от нее оставались лишь груды обломков. Кто-то здорово  постарался  разбить
все, что только можно было разбить. У лаборатории был такой вид,  будто  в
ней побывали дикари. Если Лупов хранил свое изобретение здесь,  то  теперь
даже  трудно  было  себе  представить,  в  чем  именно   заключалось   его
изобретение. Все было проделано очень тщательно и добросовестно.
     - Оставайтесь  на  улице!  -  приказал  Дрейк  и  осторожно  вошел  в
помещение, лавируя между ворохами спутанных проводов и различных обломков.
     - Да... - промычал он.
     Неудивительно, что Лупов пришел в ярость, когда увидел этот  разгром.
Но почему же он все-таки решил, что изобретение у него  украдено?  На  это
агент ЦРУ  не  нашел  никакого  ответа.  Он  даже  опасался,  что  вот-вот
обнаружит труп самого Лупова.  Наконец  он  разрешил  заколотить  дверь  и
позвонил капитану Шуджеру.
     - Владелец "шевроле" еще не объявился? - осведомился он.
     - Нет, не объявился... Но мы его нашли. В кустах Центрального парка с
проломленным черепом. Неподалеку от того места,  где  стояла  его  машина.
Карманы его были вывернуты. Убийца не нашел лишь одного  клочка  бумаги  с
телефонным номером...
     - Откуда вы знаете, что это действительно Лупов?
     - Он был  зарегистрирован  в  опознавательной  службе  по  отпечаткам
пальцев. Несколько лет тому назад  у  него  произошла  стычка  с  каким-то
человеком, которого он чуть не убил. Если бы ты не побывал у меня, мы  бы,
вероятно, еще не выяснили, кто убитый.
     - А ты проверил этот телефонный номер? - поинтересовался Дрейк.
     - Да. Это номер отеля "Эксельсиор", что на 81Дй улице.
     - Я заскочу туда, а потом позвоню тебе.
     Дрейк почти не питал никаких надежд  и  был  страшно  удивлен,  когда
понял, что напал на след.
     - У вас проживает человек по имени Морни или Мирли? -  спросил  он  у
администратора.
     - Вы наверняка имеете в виду мсье Жана Морли. Этот господин жил у нас
несколько недель, но сегодня уехал.
     - Как он выглядел?
     - Пожилой, маленького роста, с лысиной. Носит очки.
     - Вы не знаете, куда он уехал?
     - Случайно я слышал, как он говорил по телефону с аэропортом  Кеннеди
и спрашивал, не осталось ли места на Джет, летящий  в  Сан-Франциско.  Мне
кажется, что ему удалось заказать билет. После разговора он оплатил счет в
отеле, вызвал такси и уехал.
     - Когда это было?
     - Что-то около семи. Пока мсье Морли укладывал чемоданы,  ему  кто-то
позвонил, и его соединили прямо с номером.
     - Вы случайно не слышали этого разговора?
     - Я - нет. Но, может быть, телефонистка?
     Телефонистка, уже немолодая женщина, вспомнила об этом разговоре.
     Весь разговор  я,  конечно,  не  слышала,  но  начало  разговора  мне
известно. Я просто хотела  узнать,  ответил  ли  человек  из  семнадцатого
номера. Тот,  кто  звонил,  разговаривал  страшно  грубо,  и  не  старался
выбирать выражения. Почему - не знаю.  Позднее  я  еще  раз  подключилась,
чтобы узнать, закончен ли разговор.
     - И что вы услышали?
     - Только несколько слов. Мсье Морли сказал, что об этом можно было бы
поговорить, но звонивший ответил ему довольно странно. Он сказал: "Если вы
не дадите мне удовлетворительного объяснения,  я  распоряжусь,  чтобы  вас
арестовали. К тому же, я  решил  сообщить  об  этом  в  ЦРУ.  Там  с  вами
церемониться не будут".
     Дрейк был уверен, что напал на  правильный  след.  Морли  договорился
встретиться с Луповым в Центральном парке и там его прикончил. После этого
он направился в аэропорт и успел на самолет во Фриско.
     Бросив взгляд на часы, Дрейк тихо выругался. Самолет уже давно прибыл
в Сан-Франциско и преступник успел улизнуть. Тем не менее, он  позвонил  в
Сан-Франциско. Там ни о чем  не  знали.  Но  аэропорт  Кеннеди,  напротив,
подтвердил, что Морли улетел этим рейсом.
     Были поставлены на ноги ЦРУ, ФБР и государственная полиция. Но Морли,
как сквозь землю  провалился.  Обследование  обломков  лаборатории  Лупова
показало лишь, что  там  проводились  опыты  со  звуковыми  волнами.  Дело
Владимира Лупова продолжало лежать на столе мистера Брауна.  Он  никак  не
решался сдать его в архив. Джон Дрейк тоже не забывал о зверском  убийстве
русского иммигранта. Правда, он не  верил,  что  изобретение  Лупова  было
действительно значительным. Что ж, рано или  поздно,  но  правда  всплывет
наружу.
     И правда всплыла на поверхность гораздо раньше, чем он предполагал.


     Реактивный  самолет  приземлился  и  пробежал  по  бетонной   дорожке
аэродрома  Пайя-Лабар,  находившемуся  в  полутора  милях  к   северу   от
Сингапура.
     Подкатили сходни, открыли дверь.
     В лицо Джону Дрейку ударил  горячий  воздух  знойного  дня.  Он  даже
непроизвольно попятился. Перед ним находилось огромное бетонированное поле
аэродрома, а в конце  его  здание  аэропорта,  стены  которого,  казалось,
вибрировали в жарком воздухе. Джон Дрейк бывал в Сингапуре, но в последний
раз он распутывал здесь дело два года назад. Это довольно большой срок.
     По  аэродрому  проехала  спортивная  машина  и   остановилась   перед
самолетом. Из нее выскочил человек в белом  тропическом  шлеме  и  помахал
Дрейку рукой.
     - Кажется, что за последние два года у вас тут ничего не  изменилось,
- с иронией заметил Дрейк.
     - Так же, как и у вас. Мы сообщили в ЦРУ об убийстве  Морли  лишь  по
той причине, что у него был американский паспорт и прибыл он  с  Гавайских
островов.
     - Многое я  дал  бы  за  то,  чтобы  узнать,  что  содержится  в  том
ящичке-чемоданчике, - задумчиво произнес Дрейк. -  Если  не  ошибаюсь,  то
ради  этого  чемоданчика  Морли  прикончил  в  США  человека.  Инженера  и
изобретателя. Этот человек звонил  нам  и  сообщил,  что  у  него  выкрали
изобретение, имеющее огромное значение. Он  собирался  приехать  к  нам  в
Лэнгли, но по дороге был убит.
     - И ты не имеешь ни малейшего представления, о каком изобретении идет
речь? Вероятно, изобретение действительно важное, иначе  бы  "Голден-Пинг"
не ввязался бы в это дело.
     - Кто-то сказал мне, что речь идет о  каких-то  звуковых  волнах.  Но
какое они могут иметь военное значение, это мне не совсем ясно.
     - Ультразвук... - буркнул лейтенант Хаслан. - Как-то я читал об этом.
Речь идет об  очень  высоких  и  недоступных  человеческому  уху  звуковых
колебаниях. На кой черт они нужны этим проклятым шпионам и кому они  могут
продать их? У тебя есть какие-нибудь соображения на этот счет, Джон?
     - Никаких... но боюсь, что именно этим нам и придется заниматься.
     Солнце  опускалось  за  горизонт.  Оно  было  кроваво-красным,  точно
гигантский огненный шар. Наступили короткие  тропические  сумерки.  Воздух
уже не был жарким, но продолжал оставаться нестерпимо душным.
     Когда они ехали по улице,  ведущей  к  одному  из  окраинных  районов
Джей-Лангу,  за  окном  уже  наступила  ночь.  Запахло  сыростью   вонючих
мангровых болот. В домишках и бараках  зажглись  тусклые  масляные  лампы.
Потом вспыхнули первые уличные фонари. По Норт-Бридж-роуд засновали машины
и пешеходы. Улица сразу оживилась.
     В городе рикш стало меньше, но совсем они еще не вымерли. Джон  Дрейк
удивился,  как  они  могут  лавировать  в  упряжке  среди  машин,  да  еще
конкурировать с ними. Лейтенант остановил машину перед  отелем  "Адельфи",
самым лучшим и дорогим в городе.
     - Я забронировал для тебя комнату на втором этаже. Кстати, не забудь,
что здесь тебя зовут Джон Джентри. Так будет лучше и безопасней.
     - А зачем, собственно? Ведь здесь меня никто не знает.
     - Ты так думаешь? - улыбнулся Хаслан. - Сингапурские шпионы и  ищейки
намного опаснее шпионов западных государств и умнее, к тому же. Да  что  я
тебе объясняю, ведь ты и сам должен это отлично знать.
     Дрейк действительно знал об этом, только он  как-то  упустил  это  из
виду.
     В холле отеля царила приятная прохлада. Вовсю работали  кондиционеры.
Для Дрейка это было новостью. Раньше тут  были  только  вентиляторы.  Зато
публика совершенно не изменилась. Английские  офицеры  со  своими  дамами,
зажиточные  китайцы  -  частично  в  национальной   одежде,   частично   в
европейских  костюмах,  земледельцы,  прибывшие  в   город   из   сельской
местности,  белые  женщины,  чья  кожа  пожелтела   под   жаркими   лучами
тропического  солнца,  и  молодые  прекрасные  девушки-мулатки,  в  общем,
картина  довольно  пестрая.  Между  ними  мелькали  малайские  и  яванские
мальчишки. Пока Джон Дрейк принимал душ, лейтенант Хаслан  сидел  в  баре.
Затем они направились обедать в ресторан.
     Если бы не загорелые и смуглые лица,  можно  было  бы  подумать,  что
находишься в первоклассном лондонском отеле. В половине девятого лейтенант
распрощался. Дрейк еще какое-то время посидел в ресторане один. Собственно
говоря,  ему  тоже  было  пора  отправляться  спать,  но  атмосфера  этого
фантастического города захватила его, так что о сне нечего было и  думать.
И  это  несмотря  на  то,  что  "Адельфи"  был   современным   рестораном,
построенным на европейский лад.
     Дрейк вспомнил о девушке Ло, о которой не имел  никаких  известий  со
времени своего последнего отъезда из Сингапура. Под влиянием  воспоминаний
он заказал машину, принадлежавшую отелю, и направился к  Маргред-роуд.  Но
попытка оказалась напрасной.  В  том  доме  проживала  какая-то  китайская
семья, которая даже не знала, кто жил в  этом  доме  раньше.  Тогда  Дрейк
поехал в Китайский городок, оставил машину перед полицейским управлением и
пошел по Нанкин-стрит.
     Вокруг него пульсировала жизнь - вспыхивали и гасли разноцветные огни
световых реклам, раздавались возгласы  продавцов  пирожков  и  мороженого,
беспрерывно гудели машины и слышалось шлепанье босых ног рикш по тротуару.
Из мюзик-холлов и ресторанов доносились  громкие  звуки  музыки,  слышался
смех и говор девушек для  развлечений.  Подвыпившие  моряки,  бесцеремонно
облапив стройных и нежных китаянок,  одетых  в  пестрые  западные  одежды,
нашептывали им что-то на ухо - наверное,  что-нибудь  пошленькое  -  а  те
только хихикали и лукаво поглядывали друг на друга.
     В Китайском городке Сингапура за два года тоже ничего не  изменилось,
особенно ночью. Это были все те же ночи страстей,  порока  и  тайн.  Дрейк
взглянул на небо, ища Южный Крест, но не нашел его. Над миллионным городом
висела плотная дымка, скрывающая звезды. Заметив раскрытые двери одного из
мюзик-холлов, радушно приглашающих всех желающих,  Дрейк  не  удержался  и
вошел. Посетителями были почти исключительно китайцы. Многие  пришли  сюда
всей семьей.  Ребятишки  бегали  меж  столов,  резвясь  и  играя.  Лишь  в
непосредственной близости от сцены сидели белые - большей частью матросы и
солдаты. Дрейк присел и  заказал  пива.  Его  приятно  удивило,  что  пиво
оказалось свежим и холодным. Мило  улыбаясь,  прошла  стайка  девушек.  Их
бархатистые черные глазки манили, обещали блаженные минуты, но  Дрейк  был
слишком погружен в свои мысли, чтобы поддаться их чарам.
     Внезапно послышался  какой-то  глухой  рокот.  Казалось,  что  где-то
вдалеке прогремел гром. Но это было невозможно - в мае месяце в  Сингапуре
гроз не бывает. А  потом  вдруг  раздался  страшный  грохот,  от  которого
задрожал весь дом.
     - Землетрясение? - пробормотал Дрейк.
     Смех  и  шутки  сразу  смолкли.  Музыка  тоже  умолкла,  а  маленькие
танцовщицы беспомощно остановились на сцене, не зная, что  делать.  Где-то
звякнула рюмка. А потом поднялась паника. Все бросились к дверям,  пытаясь
поскорее выскочить на улицу. Нанкин-стрит сразу же заполнилась  людьми  до
такой степени, что невозможно было даже пройти.  Все  куда-то  бежали,  но
никто не знал, куда он бежит. Грохот прекратился так же  внезапно,  как  и
начался. Вместо него раздался вой полицейских машин и  зазвенели  колокола
пожарников.
     Дрейк, работая руками, словно пловец,  пытался  пробиться  в  сторону
полицейского управления. Как раз в тот момент, когда он добрался до  своей
машины,  со  двора  полиции  вылетели  пять  джипов  и  большая  машина  с
полицейскими.
     Перед  воющими  машинами  толпа  народа  сразу  расступилась.   Дрейк
подбежал к машине и, схватившись за задний  борт,  повис  на  нем.  Машины
промчались по Таджонг-роуд и устремились  в  южном  направлении,  где  над
городом поднялось огромное облако дыма и пыли. Наконец  они  добрались  до
широкой полосы разрушений. Здесь  площадь  разрушения  представляла  собой
окружность, диаметр которого, по мнению  Дрейка,  равнялся  приблизительно
пятистам ярдам.
     Полиция и пожарники работали не покладая рук, разыскивая раненых,  но
не нашли ни одного. Все - правда, не многие - работавшие в ночную смену  в
этом привокзальном районе, были мертвы. Из  близлежащей  казармы  ринулись
грузовики с солдатами из морской пехоты. Но они ничем  не  смогли  помочь.
Они просто стояли и смотрели на эту зону разрушения, в которой погибло все
живое. Это было страшное зрелище!
     - Кто вы такой и что  вам  здесь  надо?  -  послышался  голос  позади
Дрейка.
     Это был один  из  офицеров  полиции.  На  нем  была  форма,  и  он  с
подозрением уставился на Дрейка. Для  объяснений  не  было  времени.  Джон
просто показал ему свое удостоверение.
     - Если хотите проверить, позвоните в  секретную  службу  и  попросите
соединить вас с лейтенантом Хасланом. Он меня знает.
     Высокий  широкоплечий  офицер   тщательно   проверил   удостоверение,
наморщил лоб и поинтересовался:
     - ЦРУ? Уж не вы ли повинны в этом свинстве? Я  не  утверждаю,  что  в
этом виноваты вы лично, но ваше присутствие  здесь  наводит  на  кое-какие
мысли. Мы сейчас ломаем голову над тем, чтобы понять, что могло  послужить
причиной взрыва.
     - Я так же мало знаю, как и вы. Неужели до сих пор  не  смогли  найти
ничего, что объяснило бы этот хаос и разрушения?
     - Ничего... Удалось установить лишь центр взрыва.
     - Где находится этот взрывной центр? Вы можете  распорядиться,  чтобы
меня туда провели?
     Снова  взгляд,  значение  которого  Дрейк  отлично   понял.   Офицер,
вероятно, раздумывал, почему  агент  тайной  службы  интересуется  вещами,
которые его, собственно, не касаются. Но в следующее мгновение он, тем  не
менее, подозвал сержанта и приказал:
     - Проводите этого человека к границе между сараями 145 и 147.
     Дрейк снова зашагал по мусору и обломкам, перешагивая через  балки  и
кучи  щебня.  Кое-где,  будто  сломанные  игрушки,  валялись  или   стояли
искореженные грузовики.
     - Кажется, это здесь, - проворчал сержант.
     Дрейк  очутился  на  небольшой  площадке,  пощаженной   взрывом.   Он
мгновенно понял, что имел в виду офицер.
     Площадочка была всего около четырех ярдов в  диаметре,  но  она  была
совершенно чистой, гладкой и на ней не было ни  пылинки.  Стены  сараев  с
обеих  сторон  словно  водой  смыло.  Рядом  лежал  на  боку  искореженный
грузовик.
     Полицейский офицер был прав. Именно здесь и должен  находиться  центр
взрыва. Дрейк принялся за поиски, сам не зная, чего он, собственно,  ищет.
Он обнаружил только два трупа в  страшном  состоянии.  Оба  погибших  были
китайцы, но ни в коем случае не  портовые  рабочие.  На  них  были  надеты
европейские костюмы. От них, правда, остались лишь жалкие лохмотья.
     - Странно! Что вы на это скажите, сэр? - осведомился сержант.
     - Пока ничего. Мне думается, что лишь эксперты смогут  объяснить  нам
причины взрыва.
     - Вы имеете в виду людей из  физического  института?  Я,  правда,  не
доверяю всем ученым, которые жонглируют непонятными словами  и  формулами,
но в данном случае... - сержант пожал плечами.
     Мысль была неплохая. Дрейк решил намекнуть об этом полиции.
     - Как, собственно, зовут  вашего  начальника?  Я  имею  в  виду  того
офицера, который приказал вам проводить меня сюда?
     - Старший инспектор Даусон. Из полицейского управления.
     - А как называть вас, сержант?
     - Меня зовут Сполдинг. Я работаю в припортовой полиции.
     Внезапно он умолк и прикусил губу. Казалось,  он  хотел  сказать  еще
что-то, но не отважился.
     - Ну, что еще? - подбодрил его Дрейк.
     - Прежде чем я скажу, я должен знать, кто вы и что вы. Не хочу, чтобы
обо мне говорили как о болтуне.
     - Я Джон Дрейк из ЦРУ. Лейтенант Хаслан из  секретной  службы  -  мой
друг.
     Сержант Сполдинг задумался.
     - Ну, ладно,  только  не  говорите  об  этом  никому,  даже  старшему
инспектору Даусону. Я сообщил ему обо всем, что видел, но  он  не  поверил
мне и пропустил все мимо ушей. Когда в нашем участке посыпались стекла,  а
весь домишко закачался словно пьяный, мы, разумеется, выскочили на  улицу.
Я сразу понял, что случилось какое-то несчастье, вскочил в джип и помчался
вниз по улице, пока путь не преградили  обломки.  Над  всем  этим  районом
висел густой туман из пыли. Но, тем не менее, я увидел, что в этом  облаке
пыли бежит какой-то человек. Это было как раз на том месте, где мы  сейчас
стоим. Он бежал в сторону залива, затем вскочил  в  моторную  лодку  и  на
высокой скорости помчался в сторону Западной верфи.
     - Вы в этом уверены? Что-то не верится, чтобы  инспектор  Даусон  мог
игнорировать такое сообщение.
     - Вы еще не знаете его, - ухмыльнулся сержант. - Даусон так уверен  в
себе и своей непогрешимости, что он совсем не  считается  с  тем,  что  не
является плодом его работы.
     Дрейку был знаком такой тип полицейских, для которых закон и  порядок
так же обязательны, как и их жалование, но которые смотрят на  закон,  как
на свою собственность и распоряжаются им по своему  усмотрению.  Инспектор
Даусон сам лично ничего не видел и не выяснил, значит, и  его  подчиненные
не должны утверждать, что они что-то знают. Во всяком случае,  больше  чем
он сам.
     - Пойдемте,  сержант.  Только  позаботьтесь  о  том,  чтобы  все  тут
осталось по-прежнему нетронутым, а  эти  два  трупа  необходимо  тщательно
обследовать.
     - Я тоже хотел это вам предложить.
     Сержант, казалось, хотел еще что-то сказать, но не успел.  Неожиданно
раздавшаяся автоматная очередь заставила Дрейка броситься ничком на землю.
Выстрелы последовали с противоположного берега, где  располагалось  здание
Данлоп-Эстейд. Но никого видно не  было.  Убийца  скрывался  или  в  самом
здании, или где-нибудь поблизости от него в укрытии.
     Выстрелы были услышаны. Несколько полицейских сразу же  бросились  на
тот берег, но пока они огибали доки, преступника и след простыл.
     - Эй, сержант! Вы думаете, нам лучше по-прежнему лежать неподвижно?
     И когда Дрейк нагнулся над ним, то понял, почему  тот  не  шевелился.
Одна из пуль угодила ему прямо в лоб. Сержант Сполдинг был мертв.
     Может  быть,  его  убили  именно  потому,  что  он  видел   человека,
скрывшегося на моторной лодке? Нет,  вряд  ли.  Покушались  совсем  не  на
сержанта, а на него, на Дрейка. Но убрали не того, кого хотели. Выходит, о
его присутствии в Сингапуре уже знают? Но кто же,  черт  побери,  мог  его
выдать!? Да, шпионы в Сингапуре, видно, более  хитрые  и  ловкие,  чем  он
предполагал.
     Дрейк поспешил вернуться. Старший инспектор, наверное, будет не очень
доволен, что потерял одного из своих самых надежных полицейских.
     - Что случилось? Кто стрелял? - обратился он к Дрейку.
     - Кто стрелял - не знаю, - ответил  Дрейк,  недовольный  сухим  тоном
инспектора. - Кто-то выпустил автоматную очередь с той стороны залива и, к
сожалению, попал в вашего сержанта. Он мертв.
     - А с вами ничего не случилось? Вы же были вместе?
     - Мне повезло. Вероятно, я  оказался  более  проворным,  чем  сержант
Сполдинг.
     - Так-так... Проворнее,  значит!  Хорошо,  мы  расследуем  это  дело.
Сейчас вы останетесь здесь, а этом мы вместе вернемся в управление.
     В  этот  момент  подскочила  спортивная  машина  и  из  нее  выскочил
лейтенант Хаслан.
     - Хэлло, Джо! Хэлло, старший инспектор!
     Затем он осмотрелся и удивленно качнул головой.
     - Что здесь произошло? - удивился он.
     - Я тоже могу задать вам этот вопрос! - буркнул Даусон.  -  Ваш  друг
побывал  с  моим  сержантом  в  эпицентре  взрыва,  и  вернулся  один.  Он
утверждает, что сержант был убит в его присутствии каким-то неизвестным.
     -  Мне  кажется,  что  мистер  Даусон  подозревает  меня  в  убийстве
сержанта, - вставил Дрейк.
     - Старая песня! - издевательски протянул  лейтенант.  -  Успокойтесь,
мистер Даусон, я ручаюсь за мистера Дрейка. Если вам и этого недостаточно,
то я попрошу генерала связаться с вами.
     Произнеся это, он повернулся к старшему  инспектору  спиной  и,  взяв
Дрейка под руку, отвел его немного в сторону.
     - Тебе удалось что-нибудь выяснить, Джон? Добряк Даусон тебе с самого
начала не поверил. Он уже звонил  нам  и  спрашивал,  знаем  ли  мы  тебя.
Подумал, что у тебя фальшивое удостоверение. Это и побудило меня сразу  же
примчаться сюда.
     - Должен сказать тебе, Энди, что  мне  это  дело  кажется  еще  очень
туманным. Похоже, что произошел взрыв,  но  взрыва-то,  как  такового,  не
было... И я опасаюсь - Дрейк замолчал. Страшное подозрение промелькнуло  в
голове. - У вас есть здесь что-нибудь вроде университета?
     - Что у тебя еще на уме? - изумился Хаслан.
     - Я как  раз  подумал  о  деле,  которое  привело  меня  сюда.  Лупов
производил опыты со звуковыми волнами и,  наверное,  добился  результатов,
которых сам не  ожидал  и  которых  испугался.  Изобретение  было  у  него
украдено и он сразу же после этого обратился в ЦРУ.  Почему?  Единственный
ответ на этот вопрос будет звучать  так:  это  изобретение  имело  военное
значение. Морли прикончил его  и  сбежал  в  Сингапур.  Он  был  наверняка
уверен, что изобретение имеет большую военную ценность. Но здесь он и  сам
был убит. Ящичек, скрывавший тайну, вновь сменил хозяина.
     - Что ты хочешь этим сказать, Джон?
     - Речь идет о звуковых волнах, Энди! И все свидетельствует о том, что
эти волны были выпущены откуда-то с невероятной силой,  уничтожив  и  убив
все поблизости.
     Выражение  лица  Хаслана  свидетельствовало  о  том,  что  он  весьма
сомневался в достоверности сказанного Дрейком.
     - Я в это  не  верю,  но  если  хочешь,  то  могу  проводить  тебя  в
физический институт. Профессор Джонс - крупный ученый и  сможет  объяснить
нам все это. Правда, нам необходимо подождать до утра,  Хотя  бы  до  семи
утра. Не можем же мы поднять его с по постели посреди ночи.
     Джон Дрейк придерживался другого мнения. В Штатах он поднимал людей с
постели невзирая на ранги, когда в этом возникла необходимость. Но  сейчас
он находился в Сингапуре, а не в Штатах.
     - Пойдем на полчасика в Жокей-клуб и  пропустим  там  по  рюмочке,  -
предложил лейтенант Хаслан. - У меня страшная жажда.
     - Ничего не имею против. Я только что  собирался  пригласить  тебя  в
"Адельфи".
     Они поехали по Саут-Бридж-роуд в северном направлении. Чем ближе  они
подъезжали к китайскому городку, тем оживленнее становилось  на  улицах  и
тем  более  заметно  было  волнение   людей.   Таинственное   происшествие
взволновало весь город и люди до сих пор еще не успокоились.
     Джон Дрейк,  отлично  знавший  особенности  человеческого  заурядного
характера, опасался, что эти волнения могут перейти в крупные  беспорядки.
И действительно, вскоре  мимо  них  пробежало  несколько  групп  китайцев,
возбужденно кричавших что-то. Появились полицейские машины.  Дрейк  хорошо
знал, что это означает. Сингапуру предстояла беспокойная ночь.  Прогремело
несколько выстрелов. Лейтенант Хаслан свернул на более спокойную улочку  и
Дрейк  последовал  за  ним.  Европейцу  не  следовало  попадать  в   толпу
взволнованных китайцев и малайцев.
     В баре Жокей-клуба было очень много людей  и  темой  всех  разговоров
были события последних часов и волнения в Китайском городке.
     - Я только что оттуда, - рассказывал  какой-то  человек,  похожий  на
плантатора. - Хотел прогуляться перед своим возвращением на плантации. И я
рад, что мне удалось вовремя оттуда смыться.  Эти  узкоглазые  все  словно
взбесились.
     - Они только и ждали повода, чтобы перегрызть друг  другу  глотки,  -
заметил другой. - По городу ходят слухи, что "Голден-Пинг" якобы  обвиняет
своих конкурентов из "Пэт-Хая", что это они инсценировали взрыв у доков и,
кроме того, эти обе организации заявляют, что во всем виноваты англичане.
     - А мне водитель такси сказал, что в этом деле замешан Хан  Танг  Ну,
по прозвищу "Быстрый Молоток". Он хотел взбудоражить  народ  и  тем  самым
упрочить свою власть над всеми подонками города, - вмешался третий.
     - Кто такой Хан Танг Ну? - прошептал Дрейк.
     Энди Хаслан пожал плечами.
     - Этого никто не знает. Один из китайских бонз. Время от времени  они
появляется на поверхности под самыми  разнообразными  прозвищами.  Большей
частью - это боссы гангстерских  банд.  Их  довольно  много  в  Индонезии,
Индии, Малайзии и даже в Сингапуре.
     - И вы такое терпите?
     - А что нам делать? Этим делами должна заниматься  полиция.  Вот  она
ревностно и оберегает свои полномочия и смотрит, чтобы  тайная  служба  не
вмешивалась в эти дела. Мы можем заниматься тем или иным  делом  только  в
том случае, если докажем со всей очевидностью, что речь  идет  о  шпионаже
или что дело носит политический характер.
     Друзья расстались в час ночи, а в  час  двадцать  Дрейк  добрался  до
отеля "Адельфи".
     - Вам уже три раза звонили, мистер  Джентри.  Какая-то  китаянка,  но
говорила на плохом английском языке. Вашего имени она не знала и попросила
позвать к телефону американца-блондина, который прибыл сегодня  во  второй
половине дня.
     - Вероятно, это какая-то ошибка. Последний раз я был здесь  два  года
назад. Тогда я знал одну китаянку, но она не знала, как меня зовут.
     - Я сообщаю вам только то, что мне передали. Если звонок  повторится,
могу соединить ее с вашим номером?
     - Что ж, соединяйте!
     Джон услышал телефонный звонок, когда уже находился на пороге  своего
номера. Он закрыл за собой дверь и поднял трубку.
     - Хэлло! - буркнул он.
     - Это американец из тайной службы? - голос был  звонкий  и  приятный,
какой обычно бывает у китаянок, но  тем  не  менее,  девушка  говорила  на
английском языке.
     - Что вы хотите?
     В трубке послышалось быстрое, порывистое дыхание.
     - Я хочу навести вас на человека, который организовал  этот  взрыв  в
городе и планирует еще нечто более ужасное.
     Дрейку  были  отлично  известны  уловки  и  методы  работы  различных
организаций в Сингапуре, и он вовсе не жаждал угодить в ловушку.
     - Почему вы хотите это сделать? - поинтересовался он.
     - Он убил моего брата. Предложил ему пятьдесят долларов за  маленькую
любезность, как он выразился. Брат должен был отнести один ящичек  в  док,
поставить его между сараями 145 и 147 и после этого открыть его. Мой  брат
не понимал, зачем все это понадобилось. Он рассказал мне  об  этом,  когда
пришел поделиться полученными  деньгами.  Через  час  он  был  уже  мертв.
Наверное, в этом ящичке находилась адская машинка.
     - Как зовут этого человека?
     На мгновение девушка заколебалась.
     - Мне не хочется говорить это по телефону. Вы же знаете, в  Сингапуре
полно шпиков.
     - Где мы встретимся? - спросил Дрейк, которому  стало  казаться,  что
девушка не врет.
     - Об этом я тоже не хочу говорить. Просто выходите из отеля и шагайте
по Колсман-стрит.
     - Я не пойду пешком,  а  медленно  поеду  в  коричневом  "линкольне".
Машина очень заметная, вы не сможете ее не увидеть.
     - Кроме того, я знаю вас в лицо, так как видела вас сегодня у доков с
английским офицером.
     - В котором часу мы встретимся?
     - Через полчаса, то есть в начале третьего.
     Чтобы обеспечить себе  тылы,  Дрейк  попытался  дозвониться  Хаслану.
Сперва он позвонил на  Уилки-роуд,  в  управление  тайной  службы,  но  не
получил никакого ответа. Затем он позвонил ему в бюро, но тоже безуспешно.
А посвящать в свои  планы  полицию  он  не  собирался  -  это  значило  бы
информировать обо всем инспектора Даусона.
     Ровно в два часа он отъехал от отеля, миновал собор  Святого  Андрея,
который находился в небольшом парке, и в  нерешительности  остановился  на
перекрестке. Он забыл спросить, в какую сторону ему ехать по Колсман-стрит
- направо или налево. После секундного размышления  он  решил  направиться
вправо и через несколько минут очутился в районе Сингапурского  крикетного
клуба.
     Он  уже  собирался  развернуть  машину,  чтобы  поехать  в   обратном
направлении, как  увидел,  что  из  тени  кустов  отделилась  человеческая
фигурка. Это была женщина. На ней была шляпка  и  легкое  бежевое  пальто.
Джон Дрейк открыл дверцу.
     Девушка проскользнула в  машину  с  ловкостью  кошки,  села  рядом  с
Дрейком, сняла шляпку и беспечно бросила ее на заднее сиденье. После  чего
она расстегнула пальто.
     - Благодарю вас, сэр, за то,  что  вы  приехали,  -  начала  она  уже
знакомым Дрейку звонким приятным голоском. - Меня зовут Чин Фу Си. Правда,
у меня есть еще одно имя, которое дал мне  отец,  уроженец  Ямайки,  но  я
все-таки предпочитаю пользоваться именем, данным матерью.
     Дрейк кинул взгляд на ее личико и понял, что  она  его  не  обманула,
говоря о своих родителях.
     - Вы не хотели разговаривать по телефону, мисс Чин, но здесь мы можем
разговаривать совершенно спокойно.
     - Да, конечно... И я  расскажу  вам  все,  что  знаю,  но  при  одном
условии. Вы должны отомстить за гибель брата.
     - Если я поймаю преступника, то можете быть уверены, что ему придется
расплатиться... Так кто же он такой?
     - Опасный человек... Член "Голден-Пинга". Его имя не имеет  значения.
В настоящее время он зовется Джереми Хурст, а друзья называют его  Джерри.
Именно он и послал моего братишку к докам. Наверняка он заранее знал,  чем
закончится для Амата его поручение.
     Дрейк знал, что именно Хурст убил Морли и выкрал у него этот  ящичек.
Если же этот Хурст вызвал  катастрофу  в  районе  у  доков,  то  это  лишь
подтверждение  подозрений  лейтенанта  Хаслана.  Выходило,  что   гангстер
обладал изобретением Лупова и тем самым  владел  силой,  которая  убивала,
разрушала, и против которой не было защиты.
     - Где живет этот подонок? - осведомился Дрейк.
     - На Диккенс-роуд. У него там дом, который  он  приобрел  на  деньги,
нажитые грязным образом и, как мне сказали, он там неплохо устроился.
     - Что вы еще о нем знаете?
     - Собственно, больше ничего. Никто не  отваживается  разговаривать  о
нем. Он - один из главных в "Голден-Пинг", а его  ищейки  и  убийцы  рыщут
повсюду.
     - Куда мне теперь ехать?
     - Сворачивайте вправо. Я укажу вам дорогу.
     Дорога шла все время на север. Они переехали Рохор-канал и  очутились
в той части города, где жили лишь зажиточные белые и  желтые  коммерсанты.
Перед небольшим домом с пестрой черепичной  крышей  Чин  попросила  Дрейка
остановиться.
     - Это здесь!
     На улице никого не было. Только у  тротуара  с  обеих  сторон  стояли
грузовики. В доме, где якобы проживал Хурст, света не  было.  Дрейк  сунул
руку за револьвером.
     - Оставайтесь здесь! - приказал он девушке и покинул машину.
     Но Чин не послушалась  его  и  бесшумно  проскользнула  мимо  него  и
направилась вперед. Дрейку удалось догнать ее в нескольких ярдах от дома.
     - Вы не знаете, у него есть слуги? - прошептал он.
     - Наверняка есть... Только весь  его  обслуживающий  персонал  живет,
кажется, позади дома в пристройке. Он может себе позволить  такое.  Важный
господин!
     Дрейк уже собрался было постучать тяжелой бронзовой колотушкой в виде
дракона, как вдруг, к своему большому удивлению,  заметил,  что  дверь  не
заперта, а лишь прикрыта. Он взглянул на  Чин  и  снова  у  него  возникло
чувство, что девушка пытается заманить его в западню, откуда нет возврата.
     Тем не  менее,  он  осторожно  приоткрыл  хорошо  смазанную  дверь  и
подтолкнул китаянку впереди себя. Ни откуда ни  звука,  и  темнота.  Дрейк
тотчас  же  зажег  карманный  фонарик.  Он  находился  в   небольшом,   но
фантастически красивом холле.
     На правую и левую стороны находились по две двери, и перед каждой  из
этих дверей стояли доспехи старокитайских рыцарей. На стенах висели старые
дорогие картины Конг Вея, Ли По, Ху Туна и  других  мастеров  живописи.  В
центре выложенного каменными плитами холла находилось нечто, что никак  не
вязалось со всей этой обстановкой. Это была  мертвая  собака.  Дрейк  снял
револьвер  с  предохранителя.  Девушка  рядом  с  ним  дышала   тяжело   и
взволнованно. А в ее руке поблескивал кинжал и Джон был  уверен,  что  она
умеет с ним обращаться.
     Он открыл двери слева, потом те, что находились справа. Да,  у  этого
гангстера был вкус. Все комнаты были обставлены дорогой китайской мебелью,
и повсюду были развешаны и разложены драгоценные старинные сувениры.
     У двери, ведущей на второй этаж, тоже стояли рыцарские доспехи.
     Бесшумно и осторожно, каждое мгновение ожидая нападения, Дрейк  начал
подниматься по ступенькам. На втором этаже  были  только  две  двери,  как
показалось ему сначала. На самом деле их было три. Открыв первую  из  них,
Дрейк увидел, что находится  в  спальне  Хурста.  В  центре  располагалась
роскошная кровать, накрытая пестрым шелком. Над ней висела  картина  кисти
Су Шина, на которой была изображена эротическая сцена.
     Чин тихо вскрикнула. Теперь и Джон  заметил,  что  на  кровати  лежит
человек. Голова его была неестественно вывернута, но, тем не менее,  можно
было подумать, что он спит, если бы не веревка на  шее...  Это  был  белый
шелковый шнур. Почти такой же, какой носил с  собой  Дрейк,  но  небольшое
различие все-таки имелось - шнур на шее мертвеца имел желтые прожилки.
     - Его осудил  на  смерть  "Голден-Пинг"!  -  с  триумфом  воскликнула
девушка.
     Дрейк нагнулся над трупом. Он был еще теплым. Убийство было совершено
не более трех часов назад. Ящичек в форме чемоданчика Дрейк обнаружить  не
смог. Вероятно, ради этого ящичка  и  адской  машины  содержащейся  в  нем
"Голден-Пинг" и убил Хурста.
     Джон Дрейк перерыл весь дом, даже не надев для безопасности перчаток.
Чин продолжала  сжимать  кинжал  в  руке,  внимательно  наблюдая  за  ним.
Последнее,  что  осматривал  Дрейк,  был   большой   письменный   стол   -
единственная современная вещь в доме.
     Он был заперт, но оказалось совсем не трудно снять  верхнюю  плиту  с
тумбочек. И почти все содержимое оказалось  как  на  ладони.  Правда,  все
ящики оказались  пустыми,  кроме  среднего.  А  тот  был  полностью  забит
аккуратно перевязанными пачками денег. А тут  были  американские  доллары,
франки  и  английские  фунты,  все   это   представляло   собой   довольно
значительное состояние.
     Выходит, убийцу Хурста совсем не интересовали деньги или другие вещи,
которые он мог найти в письменном столе. Он искал одну-единственную  вещь,
и он наверняка нашел. Девушка  широко  раскрытыми  глазами  уставилась  на
огромную кучу денег, ведь такой суммы  она  не  видела  никогда  в  жизни.
Потом, не говоря  ни  слова,  она  схватила  несколько  пачек  долларов  и
засунула их в карманы своего легкого пальто. Дрейк привел письменный  стол
в первоначальный вид и,  сняв  трубку  телефона,  стоявшего  на  небольшом
столике, набрал номер полицейского участка.
     - Соедините меня с комиссией по расследованию убийств! - попросил он.
     - Хэлло! - послышался чей-то голос.
     - На Диккенс-роуд, 45 убит некто Хурст. Он находится в своей  кровати
в спальне.
     С дежурного сон словно водой смыло.
     - Убит Хурст на Диккенс-роуд, 45, - повторил он. - А кто  говорит?  -
но Дрейк уже повесил трубку.
     Через две минуты его машина мчалась  обратно.  Переехав  мост,  Дрейк
направился по  Квин-стрит  в  южном  направлении.  Вскоре  послышался  вой
сирены. Значит, полиция  уже  спешила  к  месту  преступления.  Пусть  эти
господа поломают головы!  Ему  совсем  нет  смысла  быть  втянутым  в  эту
историю.
     - Куда вас отвезти? - обратился  он  к  девушке,  которая,  казалось,
потеряла ко всему интерес.
     - Если вас не шокирует мое общество, то я с  удовольствием  заскочила
бы ненадолго в "Мандариновое дерево". Страшно хочется пить, но идти  одной
в ресторан в это время как-то боязно.
     - А этот ресторан еще открыт? - поинтересовался Дрейк.
     Было уже половина четвертого ночи.
     -  У  Ванг  Вей  Чу  открыто  круглые  сутки.  Вам  не  нужно  никуда
сворачивать. Доезжайте до маленького канала и остановитесь перед мостиком.
Это маленький пешеходный мостик. Сразу за ним, по другую сторону канала, и
находится этот ресторан.
     Дрейку больше всего хотелось направиться домой  в  "Адельфи"  и  лечь
спать, но он не мог отказать в просьбе  девушке,  которая  навела  его  на
верный след. У мостика он остановился, вынул ключ зажигания и запер дверцы
машины. Затем они направились через  мостик.  Их  шаги  гулко  звучали  по
деревянному  настилу.  Они  уже  достигли  середины  мостика,  когда   Чин
предостерегающе схватила Дрейка за руку. С  противоположной  стороны  тоже
кто-то шел.
     Они остановились и попытались что-то рассмотреть в темноте.  Внезапно
перед ними возникла огромная тень.  Неизвестный  бросился  на  них,  точно
бешеный слон, но в следующее мгновение остановился словно  вкопанный.  Чин
испуганно вскрикнула и побежала. Китаец, одетый в одежду кули, не  обращая
внимания на Дрейка, бросился вслед за девушкой.
     Когда Дрейк догнал человека, тот уже схватил девушку.
     Она пронзительно кричала, зовя на  помощь.  Дрейк,  не  долго  думая,
вмешался в борьбу. Но китаец-великан, не обращая внимания,  тащил  девушку
обратно к перилам мостика. Тогда Дрейк вынул свой револьвер и  ударил  его
рукояткой по башке китайца. Девушка пошатнулась и обеими руками схватилась
за свое горло. Удар по  голове,  казалось,  не  причинил  голиафу  особого
вреда. Он бросился на Дрейка и отшвырнул его в сторону.
     Тот продолжал держать в руке револьвер, но не мог им воспользоваться.
Китаец схватил его своими ручищами и прижал  к  перилам.  Дрейк  попытался
подсечь его, но неизвестный это предвидел и стоял с широко  расставленными
ногами, так что подсечка не достигла цели. Дрейк начал задыхаться и у него
было такое чувство, что человек вот-вот сломает ему позвоночник  о  перила
мостика...
     Но в следующий момент он неожиданно  ощутил  свободу.  Руки  великана
обмякли, он упал на колени, в горле у него что-то заклокотало и,  наконец,
он замертво упал на настил мостика.
     Из его спины торчала рукоятка  кинжала,  принадлежавшего  Чин.  Дрейк
тяжело дышал и никак не мог прийти в себя. Прошло какое-то  время,  прежде
чем он смог благодарно пожать прекрасной китаянке локоть.
     - Вы только что спасли мне жизнь!
     Ее глаза сверкнули, она также тяжело дышала.
     - Нападение в первую очередь было направлено против меня. Именно меня
должны были  убрать,  полагая,  что  брат  успел  мне  многое  рассказать.
Возможно, что за мной следили, когда я ездила с вами в дом Хурста.
     Джон Дрейк нагнулся и осветил фонариком лицо убитого  китайца.  Глаза
его были открыты, и по ним можно было безошибочно определить, что  человек
действительно мертв.
     Пока Чин внимательно смотрела  по  сторонам,  Дрейк  обыскал  карманы
убитого. Но не нашел ничего, кроме двадцати сингапурских долларов,  а  под
курткой тяжелый пояс. После этого Дрейк прошел в телефонную  будку  и,  не
называя своего имени, уведомил полицию о случившемся.
     - Может,  все-таки  сходим  в  "Мандариновое  дерево"?  -  предложила
девушка. - Вы не знаете человека, которого  я  прикончила?  Это  Йен  Ниу,
телохранитель Быстрого Молотка.
     - А я то полагал, что это посланец "Голден-Пинг", - заметил Дрейк.
     - Вполне возможно.  Хан  Танг  Ну,  по  прозвищу  "Быстрый  Молоток",
является верховным боссом "Голден-Пинг"  и  "Пэт-Хай".  Ни  одна  из  этих
триад, как они себя называют, не осмеливается  противоречить  Хану,  а  он
терпит их, потому что иногда в них нуждается.
     - По всей  вероятности,  вы  знаете  гораздо  больше,  чем  я  думал.
Возможно, эти признания представляют для вас определенную опасность.
     Несмотря на темноту, он заметил, что девушка чуть улыбнулась  на  его
слова.
     - И, тем  не  менее,  иногда  выгодно  знать  больше,  чем  нужно.  Я
позабочусь о том, чтобы Хан еще этой ночью узнал, что я письменно изложила
все факты, которые могут  стоить  головы  ему  и  его  сообщникам,  что  я
спрятала эти сведения в надежном месте. Священник нашего храма уже получил
от меня длинное письмо, и он незамедлительно отдаст его полиции,  если  со
мной что-нибудь случится.
     Ресторан "Мандариновое  дерево"  был  совсем  не  таким,  каким  себе
представлял его Дрейк. Здесь были низкие столики, но не  было  стульев,  а
лишь толстые подушки и ложа из одеял, причем  все  это,  казалось,  хорошо
уживалось с нравственными нормами, и в зале было спокойно. Подмостков  тут
тоже не было. Большинство посетителей составляли китайцы.
     Были здесь и девушки, причем такие прекрасные, что Дрейк  решил,  что
более красивых он вообще не видел в своей жизни. Войдя в зал, Чин сразу же
сняла с себя пальто и небрежно бросила его на пол.
     - Ой, пожалуйста, поднимите его. Вы же знаете, какое  оно  ценное,  -
улыбнулась она.
     На Чин было свободное платье с вытканными на нем цветами  и  птицами.
По бокам были разрезы - немного выше коленок. Лишь теперь  Дрейк  заметил,
насколько прелестна эта девушка. Раньше у  него  просто  не  было  времени
хорошенько рассмотреть ее.
     Он перебросил пальто через руку и сразу почувствовал тяжесть банкнот,
засунутых ею в карманы.
     Чин Фу Си взяла руководство в свои руки. Тощий пожилой человек -  как
оказалось, хозяин - тотчас же подошел к ним и осведомился о желаниях своих
почетных гостей.
     - Мне принеси рисового вина, а  моему  спутнику...  Ты  предпочитаешь
виски, достопочтенный господин?
     - Если есть...
     - Оно у меня есть, хотя его редко кто спрашивает.
     Чин кивнула в знак согласия, и старик испарился.
     Лишь Дрейк заметил, что это заведение не так уж сильно  заботилось  о
нравственности. В глубине зала имелась лестница, ведущая на  второй  этаж,
где  наверняка  находились  комнатки  для  уединения,  свойственные   всем
заведениям подобного рода.
     - Почему вы молчите? О чем задумались? Я вам не нравлюсь? - кокетливо
спросила Чин.
     У Дрейка сейчас не было желания восторгаться ее красотой  и  источать
комплименты.
     - Я бы хотел вас еще о многом расспросить, Чин, но опасаюсь, что  тут
нас могут подслушать.
     - Этому можно помочь. Сейчас я поднимусь наверх, а вы обождите  минут
пять, а потом дайте Вангу пять долларов. Он вам подскажет, где меня найти.
     Совет был хорош, но  Дрейку  не  очень  хотелось  оставаться  наедине
прекрасной китаянкой. Однако выбора у него не было. Он кивнул. Чин  выпила
свое вино и поднялась.  Подойдя  к  хозяину,  она  обменялась  несколькими
фразами, а потом быстро пошла к лестнице и вскоре исчезла  наверху.  Дрейк
взглянул на часы. Когда прошло ровно пять минут, он неторопливо направился
к хозяину с  козлиной  бородкой.  Положив  перед  ним  пять  долларов,  он
вопросительно взглянул на него, ожидая нужных сведений.
     Но Ванг  молчал.  Только  вопросительно  взглянул  на  Дрейка,  точно
ожидая, что тот выскажет ему свою просьбу.
     - Я договорился встретиться наверху с девушкой в  пестром  платье,  -
неторопливо произнес Дрейк.
     - Вы имеете в виду Чин? К ней уже прошел один человек.
     Страшная мысль промелькнула в голове Дрейка. Их  кто-то  подслушал  и
опередил. С каким намерением и по  чьему  поручению  -  неизвестно.  Дрейк
повернулся и не обращая внимания на возгласы хозяина,  помчался  вверх  по
лестнице.
     В коридоре второго этажа царил полумрак. Дрейк  обнаружил  там  шесть
дверей. Вместо номеров  на  дверях  красовались  рисунки:  цветок  лотоса,
голубь, кошка и так далее.
     Дрейк осмотрел три комнаты, но нигде никого не нашел.  Неожиданно  он
услышал, как в одной  из  комнат  раздался  какой-то  стук,  будто  что-то
опрокинулось. На дверях этой комнаты был нарисован голубь.
     Дрейк рванул дверь. Розовый  лампион  освещал  грязную  комнатку.  Он
сразу же увидел Чин, лежащую поперек кровати. Над ней склонился человек  в
китайской одежде. Дрейк даже не удосужился выхватить оружие.  Прыжок...  и
он очутился позади него. Выбросив вперед руку,  он  нанес  ему  сильнейший
удар снизу в челюсть.
     Человек захрипел и повалился на пол.
     Дрейк приподнял  девушку  и  снял  с  ее  шеи  белый,  с  золотистыми
прожилками, шнур. Чин  схватилась  рукой  за  шею,  на  которой  виднелись
красные следы удушения, и посмотрела на Дрейка большими бархатисто-черными
глазами. В следующее мгновение глаза ее вдруг закрылись и тело обмякло.
     Дрейк страшно испугался. Он приложился к груди девушки  и  облегченно
вздохнул, услышав бьющееся сердечко. Тогда он  перенес  ее  на  кушетку  и
положил под голову подушку, после чего закрыл дверь на засов.
     Человек, собиравшийся задушить девушку, с хрипом корчился  на  ковре.
Дрейк взял тот же шнур и связал ему руки и ноги. Потом  он  вновь  обратил
внимание на девушку, похлопал ее по  прелестным  щечкам.  Наконец,  на  ее
щеках заиграл слабенький румянец. Веки вздрогнули, глаза открылись.
     - Вы можете говорить, Чин? - прошептал он.
     Она кивнула, еще раз провела рукой по шее и тяжело вздохнула.
     - Да, только мне немножко больно, - вздохнула она.
     - Вы знаете этого человека?
     Чин качнула головкой.
     - Нет, но это наверняка один из людей Хан Танг Ну. А это значит,  что
за нами наблюдали, когда провалилось покушение на мосту.
     - Второе покушение  за  такой  короткий  срок.  Вы  наверняка  знаете
больше, чем мне рассказали.
     Девушка прислонилась  к  плечу  Дрейка.  И  когда  он  ее  обнял,  то
почувствовал, что она беззвучно всхлипывает.
     - Может быть, вы мне все-таки  все  расскажете,  -  упорно  настаивал
Дрейк.
     Она промолчала.
     Лежавший на ковре китаец внезапно открыл глаза и попытался избавиться
от пут.
     Лишь теперь Дрейк вытащил пистолет.
     - Кто тебя послал? - угрожающе произнес он.
     Человек плотно сжал губы, но Дрейк не собирался так быстро отступать.
     -  Если  ты  будешь  молчать,  тебе  предстоит   пережить   несколько
неприятных минут и, кроме того, я передам тебя полиции. Старший  инспектор
Даусон очень обрадуется, когда узнает, что ему есть на ком выместить  свою
злость.
     Чин соскользнула с кушетки и сунула руку под платье. Когда она  вновь
ее вытащила, в ее  ручке  блестел  тонкий  кинжал.  Она  опустилась  перед
пленником на колени.
     - Говори! - сдавленным голоском приказала  она  и  приставила  кинжал
прямо к горлу.
     - Так не надо! - вмешался Дрейк и схватил ее за руку.
     Глаза Чин пылали ненавистью.
     - Зачем ты держишь мою руку? - прошипела она. - Когда он ощутит холод
стали, сразу станет разговорчивей!
     Она попыталась вырваться из рук Дрейка, но ей это  не  удалось.  Джон
обезоружил ее  и  сунул  кинжал  в  карман.  Чин  со  своей  порывистостью
испортила ему всю игру. Теперь-то уж человек наверняка  не  заговорит.  Он
мог бы это сделать из страха, но теперь, зная, что ему ничего  не  грозит,
он, вероятно, в душе даже посмеялся над сентиментальностью Дрейка.
     Чин всю трясло от волнения.  Она  умоляюще  уставилась  на  Дрейка  и
сложила руки.
     - Извини меня! - воскликнула она. - Во всем  виновата  смерть  брата.
Это она сделала меня такой невыдержанной. Что ты хочешь с ним сделать?
     - А какое отношение имеет этот  человек  к  смерти  твоего  брата?  -
осведомился Джон, в волнении переходя на "ты". - Ведь в смерти брата,  как
ты сама сказала, виноват Хурст.
     - Я думаю, ты догадливый, Джон. Хурст убил моего брата Амата, а затем
сам был убит по поручению  Хан  Танг  Ну,  но  Быстрый  Молоток  был  этим
недоволен. Он хотел закрыть рот и мне. Он наверняка  распорядился  следить
за мной и слышал наш телефонный разговор. И если ты  оставишь  жить  этого
человека, что валяется на полу, то он обо всем ему расскажет,  прежде  чем
умрет. Быстрый Молоток не прощает своим людям ошибок.
     - Но я  не  желаю  быть  палачом  какого-то  гангстера...  Эти  двери
закрываются на ключ?
     - Да, но ключи у хозяина, возможно, он нам их и отдаст.
     - Нет. Мы поступим иначе.
     Дрейк проверил, хорошо ли связан пленник, засунул  ему  в  рот  кляп,
задвинул под кровать и привязал его там к ножке, чтобы тот не выкатился  к
дверям и не поднял шум.
     - Ну а теперь я позвоню в  полицию.  Уверен,  что  где-то  поблизости
должен находиться телефон.
     Он откинул засов и вышел из комнаты. Девушка с опаской последовала за
ним.
     - Где тут черный ход? - спросил Дрейк.
     - Его нет. Я бы знала о его существовании, но не знаю.
     - Тогда придется рискнуть и пройти через зал. Иди рядом со мной и  не
отставай! Мне думается, что хозяин действует заодно с этим человеком.
     - Он все равно испугается что-либо предпринять.
     Им повезло. Ванга вообще не было  в  зале.  Выйдя  на  левую  сторону
улицы, Джон не обнаружил ничего подозрительного.  Без  всяких  приключений
они перешли через мостик. Машина Дрейка продолжала стоять на том же  самом
месте, где он ее оставил.
     Все бары и рестораны были уже закрыты, и Дрейку не оставалось  ничего
иного,  как  поехать  в  полицейское  управление.  Когда  они   ехали   по
Хокин-стрит мимо китайского храма, Чин сказала:
     - Будет лучше, если я сойду здесь.
     - Зачем? Я ведь могу отвезти тебя домой? - предложил Дрейк.
     - В этом нет необходимости. Уверяю тебя, тут мне  не  грозит  никакая
опасность.
     И прежде чем я успел спросить ее адрес, Чин  Фу  Си  исчезла  в  тени
храма.
     Джон Дрейк смотрел ей в след. Он не знал,  что  ему  думать  об  этой
девушке. Около минуты он продолжал сидеть в машине и раздумывал о том, что
сказать в полиции. Но  приемлемого  выхода  не  нашел.  Не  станет  же  он
говорить, что на него совершили нападение  в  одной  из  комнаток  второго
этажа "Мандаринового дерева", ведь в таких комнатках проводят время лишь с
девицами легкого поведения. Полиция наверняка заинтересуется, с кем он был
и, возможно, снова начнет подозревать его в черт знает чем.
     Поэтому Джон решил действовать иначе.  До  отеля  "Адельфи"  было  не
более полумили. Улицы были безлюдны, и Дрейк проехал это расстояние  минут
за семь. На этот раз он сразу связался с лейтенантом Хасланом.
     - Для подробных объяснений у меня нет времени... Ты  знаешь  ресторан
"Мандариновое дерево"?
     - Знаю, где оно находится, но никогда в нем не был.
     - Уведоми сейчас же соответствующий полицейский  участок.  На  втором
этаже в комнате, на двери которой нарисован голубь, находится  человек,  с
которым мне пришлось  иметь  дело.  Я  его  связал,  чтобы  его  никто  не
обнаружил, и предосторожности ради запихал под кровать. Это один из  людей
Хан Танг Ну и был послан им, чтобы совершить убийство.
     - Я сделаю все необходимое, Джон! Позвонить тебе потом?
     - Ради Бога, не надо! Я чертовски устал. И  наш  визит  в  физический
институт лучше перенести на девять часов.
     Через пять минут Джон уже спал сном праведника.


     Пока Дрейк наслаждался заслуженным отдыхом, произошло две вещи.
     Полиция  ворвалась  в  ресторан  "Мандариновое  дерево".  Полицейские
обыскали все комнаты на втором этаже, спугнули какую-то любовную  парочку,
которая буквально рассвирепела, когда им помешали, но они нигде  не  нашли
связанного человека.


     Допросили хозяина заведения, и тот раздраженно заявил, что  абсолютно
ни о чем не знает. В конце концов полицейские решили, что  стали  жертвами
чьей-то злой шутки.
     И второе... Неподалеку от Северного причала из воды был вытащен  труп
человека. Это был китаец, на  руках  и  ногах  которого  виднелись  следы,
оставленные веревкой.  Причиной  смерти  была  рана,  нанесенная  каким-то
острым оружием прямо в сердце. Поскольку такие вещи случаются в  Сингапуре
довольно часто, полиция лишь составила протокол и на этом дело закрыли.
     А Дрейк все еще продолжал спать. И спал  до  тех  пор,  пока  его  не
разбудил  какой-то  шорох.  Спросонья  он  заморгал  глазами  и  сразу  же
схватился за пистолет, который обычно оставлял на ночном  столике.  Только
сейчас он понял, что будучи чрезвычайно усталым, забыл  запереть  дверь  и
положить пистолет на обычное место.
     Из коридора в комнату  проникал  слабый  свет.  Дрейк  напряг  мышцы.
Чья-то фигура мгновение постояла на пороге, затем прикрыла за собой  дверь
и повернула ключ в замке. Бесшумными шагами она  приблизилась  к  кровати,
пока не очутилась в полосе света, падавшего из окна.  За  окном  забрезжил
рассвет. Фигура повернулась, точно хотела взглянуть на спящего  Дрейка,  а
потом протянула руку и ощупала подлокотник кресла.
     Дрейк слышал тяжелое дыхание, видел блеск  черных  волос  и  внезапно
узнал свою ночную спутницу. Да, это была Чин Фу  Си,  которая  не  хотела,
чтобы он отвез ее домой. Он продолжал наблюдать за ней не шевелясь. А  она
бесшумно забралась в кресло и уютно устроилась в нем. Несколько  минут  он
ждал, что она снова встанет и приблизится к  нему,  но  потом  услышал  ее
ровное дыхание и увидел, что голова ее свесилась на грудь.
     Чин Фу Си заснула - это несомненно. Не  проснулась  она  даже  тогда,
когда Дрейк зажег ночную лампу. Рядом с ней, на полу, валялось  ее  летнее
пальто и туфельки  на  высоких  каблуках.  Он  взглянул  на  часы:  начало
седьмого. Он проспал всего лишь  час.  Между  тем  уже  начинало  светать,
начался новый день.
     Джону многое пришлось пережить, но  никогда  еще  в  его  комнату  не
проникала в рассветный час хорошенькая девушка,  чтобы  устроиться  в  его
кресле и спокойно заснуть. Может, разбудить ее?  Но  он  не  отважился  на
такой поступок. Спящая казалась совсем ребенком, и личико ее было невинным
и целомудренным.
     Дрейк задумался, но затем усталость взяла  свое  и  он  вновь  уснул.
Когда проснулся, в кресле уже никого  не  было,  зато  из  ванной  комнаты
слышался шум воды. Чин, казалось, чувствовала себя у него в номере, как  у
себя дома.
     Он накинул халат, причесался и взглянул на себя в зеркало. Он был  не
брит и еще не вымылся после сна, но не мог в настоящий  момент  попасть  в
ванную.
     Тогда он подошел к телефону и заказал завтрак на двоих.
     - На двоих? - переспросил служащий.
     - Да, на двоих! И побыстрее!
     Прежде чем повесить трубку, Дрейк успел услышать, как на другом конце
линии раздался смешок. Шум душа прекратился и  сменился  звуками,  которые
возникают, когда  человек  встает  на  пол  голыми  ногами,  вытирается  и
одевается.
     В дверь постучали. Со словами: "Доброе утро, сэр!" -  в  номер  вошел
слуга-малаец. Он поставил на стол поднос с обильным завтраком и осмотрелся
по  сторонам,  словно   ища   кого-то.   Его   любопытство   было   вскоре
удовлетворено.
     Дверь ванной распахнулась, и на пороге возникла Чин. В ее волосах еще
блестели капельки воды.
     - Доброе утро, сударыня! - едва заметно улыбнулся слуга.
     Затем он  покинул  номер,  уверенный,  что  ему  хорошо  заплатят  за
молчание.
     Джон кивнул девушке и исчез в ванной.
     Когда он покончил с утренними процедурами, чай уже был  налит  и  все
подготовлено к завтраку. А на его тарелке громоздился назигоренг - обычный
завтрак в юго-восточной Азии.
     - Ну, а теперь, ради Бога, объясни, каким образом ты  попала  сюда  с
утра пораньше? - спросил Дрейк.
     - Мне неожиданно стало страшно, и я не знала, куда мне пойти. Подходя
к дому, я заметила машину и двух людей. Они наверняка поджидали меня. И  я
сразу поняла, что это значит. А ведь я была уверена, что  Быстрый  Молоток
не знает, где я живу. Но оказалось, что он и это знает. Вот  он  и  послал
своих людей, чтобы схватить меня и привести к нему, а тем,  кого  насильно
приводят к Хан Танг Ну, позавидовать нельзя. Никто из них еще не оставался
в живых, поэтому я повернулась и побежала назад. Вскоре я поймала такси  и
поехала к полицейскому участку, что на  Хилан-стрит.  Там  я  пересела  на
другое такси, а на Квин-стрит - на третье. И только когда  убедилась,  что
за мной никто не следит, я приехала сюда. У одного из  слуг  я  узнала,  в
каком номере ты живешь, и попросила его провести меня к тебе через  черный
ход.  Это  обошлось  мне  в  двадцать  долларов,  но  с  тех  пор,  как  я
унаследовала часть  денег  Хурста,  меня  нельзя  больше  называть  бедной
девушкой.  К  счастью,  дверь  оказалась  незапертой...  Надеюсь,  ты   не
сердишься, что я воспользовалась твоей ванной?
     - Нисколько... Собственно, я видел тебя уже тогда, когда ты вошла, но
ты так быстро заснула, что я просто не отважился тебя разбудить.
     Она улыбнулась и принялась за  завтрак,  причем  ела  она  с  большим
аппетитом.   Вся   ситуация   показалась   Джону   Дрейку   пикантной    и
соблазнительной, и лишь одно омрачало его настроение - таинственная адская
машина и готовые на все гангстеры, которые  могли  нанести  удар  в  любую
минуту и в любом месте.
     В этот момент позвонил лейтенант Хаслан.
     -  Хорошенькую  кашу  ты  заварил!  -  набросился  он  на  Дрейка.  -
"Мандариновое дерево" было обшарено до последней циновки, но нигде полиция
не нашла и следов связанного китайца.
     - Значит, его освободили раньше, чем прибыла полиция.
     - В любом случае, все это исключительно неприятно. Старший  инспектор
Даусон был в ярости.
     - Он еще часто будет в ярости до окончания этого дела.  Когда  ты  за
мной заедешь?
     - Минут через пятнадцать. Я уже договорился с профессором Джонсом.
     Теперь оставалось решить одно: что делать с  Чин?  Дрейк  не  мог  ее
выгнать. К тому же, девушке угрожала опасность. Ко  всему  прочему,  Дрейк
надеялся получить от нее полезные сведения.
     - Оставайся тут и жди меня. Я  спущусь  вниз  и  возьму  у  дежурного
комнату, в которой ты сможешь жить до тех пор, пока существует опасность.
     Прекрасная китаянка покраснела и стала еще прекрасней.
     - А моя одежда и другие вещи?
     - Пусть пока остаются  там,  где  есть.  Дай  мне  свой  адрес.  Ведь
существует же здесь филиал Пинкертона или какое-нибудь другое  детективное
агентство, которым можно поручить охранять твой  дом.  А  все  необходимое
можно купить. Дай горничной, которая прибирает комнату,  немного  денег  и
скажи ей, что купить.
     Все было устроено за  самое  короткое  время.  Вышла  лишь  небольшая
накладка  другого  плана:  лейтенант  Хаслан  не  удовольствовался   одним
звонком. Он даже решил заскочить за Дрейком и вошел в  тот  момент,  когда
оттуда выходила Чин.
     - Поздравляю, Джон! - рассмеялся он. - Ты не  провел  в  Сингапуре  и
двенадцати часов, а уже успел подыскать прелестную девушку.
     - Просто повезло, - отговорился Джон. - Необходимо совмещать приятное
с полезным.
     Лейтенант игриво подмигнул.
     - А как ты оцениваешь эту крошку? Приятной или полезной? Вот уж никак
не ожидал от тебя такой прыти! Так до какой степени она оказалась полезной
для тебя?
     Джон рассказал другу о том, что Чин Фу Си позвонила ему по  телефону,
а затем предложила проводить его к Хурсту.
     - Ты знаешь ее полное имя? - осведомился Хаслан.
     - Я тебе его уже говорил, ее зовут Чин Фу  Си.  Тебе  оно  говорит  о
чем-нибудь?
     Вместо ответа Хаслан набрал номер телефона.
     - Хэлло, Чунг! Мне нужна справка. Вам знакомо имя Чин Фу Си? -  затем
он помолчал некоторое время, выслушивая собеседника. - Хорошо, пусть будет
через час. Тогда я приду к  тебе  со  своим  другом.  Да,  да,  совершенно
надежен, можешь не волноваться.
     Он повесил трубку. Для того, чтобы не опоздать в физический институт,
надо было поторопиться.
     - С кем это ты  разговаривал?  -  поинтересовался  Дрейк,  когда  они
спускались по лестнице.
     - С  Кимом  Чунгом,  одним  из  наших  лучших  связных.  И,  по  всей
вероятности, он знает твою новую подружку, только не  захотел  говорить  о
ней по телефону. Я договорился встретиться с ним в одном месте,  известном
лишь нам двоим.
     - Любопытно, - заметил Дрейк.  -  Мне,  конечно,  ясно,  что  обычная
девушка не знает о таких вещах, о которых знает Чин. Она знала Хурста, она
знает о "Голден-Пинг" и "Пэт-Хай". Знает она и о Быстром Молотке,  главном
гангстере, но я уверен, что об этом знают  сотни  и  сотни  других  людей,
проживающих в этом районе.
     - Не будем пока гадать. Поживем - увидим.
     Профессор Джонс был высоким  худощавым  человеком  с  волосами  цвета
соломы и большими очками на крючковатом носу.
     Хаслан представил их друг другу.
     - Прошу садиться,  господа!  -  профессор  сделал  приглашающий  жест
рукой. - Итак, с чем вы ко мне пришли?
     Слово взял лейтенант Хаслан:
     - Вы наверняка слышали о катастрофе в районе  доков.  Что  вы  можете
сказать по  этому  поводу?  Я  имею  в  виду,  что  могло  стать  причиной
катастрофы?
     Профессор Джонс улыбнулся.
     - Все, что я знаю об этом, я почерпнул из "Сингапур-таймс". И  должен
откровенно  заявить,  понял  очень  мало.  Репортер,  написавший   статью,
придерживался мнения, что там произошел сильнейший взрыв  с  "глушителем",
как он выразился. Это беспардонная чепуха! Все,  естественно,  зависит  от
того, какой силы звук сопровождал этот взрыв. Динамитные шашки, взорванные
под землей, вызовут, разумеется, более слабый звук, чем если бы  они  были
подорваны на воздухе. Так что, пока я не знаю,  что  именно  взорвалось  и
каким образом это произошло, я не могу высказать какого-либо определенного
мнения.
     Лейтенант Хаслан взглянул на Дрейка, и  тот  постарался  сразу  взять
быка за рога.
     - Я оказался там через несколько минут после взрыва. За свою жизнь  я
перевидал немало всяких взрывов - и подземных и наземных,  но  этот  взрыв
нельзя сравнить ни с чем. В окружности приблизительно  пятьсот  ярдов  все
было разрушено и уничтожено. Люди,  которые  при  этом  погибли,  не  были
разорваны на куски. У них был такой вид, как будто их задушили.  Выражение
их лиц  показывало,  что  они  испытали  чувство  ужаса  и  ужасной  боли.
Кое-какие очаги пожара не были вызваны самим  взрывом,  а  возникли  из-за
того, что были повреждены газопроводы и вытекающий газ воспламенился.
     Профессор Джонс выслушал его с интересом и вниманием.
     - Вы слышали шум взрыва? - осведомился он.
     - Казалось, будто  где-то  вдалеке  прогрохотал  гром,  но  по  моему
мнению, это был шум, вызванный разрушающимися  зданиями,  -  Дрейк  сделал
небольшую паузу, а потом продолжил: - Скажите, профессор, а такая  картина
не могла получиться вследствие огромного давления звуковых волн?
     - Вы хотите понять с точки зрения теории или практики?
     - С обоих точек зрения, сэр.
     Профессор рассеянно рисовал в своем блокноте человечков.
     -  Сперва  теория.   Ультразвуковые   колебания   не   воспринимаются
человеческим  ухом,  они  полностью  безвредны.  Кроме   них,   существуют
инфраколебания, которые еще не полностью изучены.  Теоретически  возможно,
что эти колебания могут разрушить дом или убить человека - я имею  в  виду
очень низкие инфраколебания, но, к  сожалению,  еще  никому  не  удавалось
достичь подобных результатов.
     Дрейк с улыбкой покачал головой:
     - Тут я должен с вами не согласиться, профессор. Это уже  удалось.  И
сделал это  один  русский  инженер,  проживающий  в  Америке.  Я  не  буду
вдаваться в мелочи  и  скажу  вам  лишь  одно:  изобретение  было  у  него
украдено, а сам он был убит. После него в борьбе за этот  аппарат  погибли
еще двое людей. Погиб и еще один человек, вызвавший эффект этого аппарата.
И я полагаю, что этот человек,  у  которого  данный  аппарат  в  настоящий
момент находится, не понимает, что он играет с огнем.
     Дрейк умолк и внимательно посмотрел на профессора.
     - Возможно, вы и правы. Но также возможно, что вы ошибаетесь. Если вы
желаете получить мое заключение, то распорядитесь, чтобы  власти  показали
мне  все  достойное  внимания.  Я  должен  осмотреть  место  катастрофы  и
погибших, если они еще не погребены.
     Теперь в разговор вмешался лейтенант Хаслан.
     - Я хотел бы только  заметить,  что  такие  исследования  связаны  со
смертельным риском.
     - Что вы имеете в виду, лейтенант?
     - Люди, в руках которых находится этот  аппарат,  не  остановятся  ни
перед чем, чтобы сохранить все это в тайне. На мистера Дрейка и  еще  одну
особу, которая помогала ему, уже неоднократно покушались.
     - Тем больше оснований ознакомить меня с этим делом. Обеспечьте  меня
соответствующими полномочиями. Это все, что мне необходимо.
     - Но тогда, ради вашей собственной безопасности, вы должны отказаться
от нашей помощи. Враги нас уже  знают,  и  если  они  увидят  нас  вместе,
опасность увеличится.
     - Согласен. Как только у меня появятся для вас новости, я  свяжусь  с
вами по телефону, лейтенант Хаслан. И я думаю, что кое-какие новости смогу
вам сообщить еще сегодня.
     Лейтенант Хаслан позвонил начальнику полицейского управления,  и  тот
беспрекословно, хотя и был  удивлен  этим,  согласился  выдать  профессору
Джонсу  такие  полномочия.  Он  обещал  также   распорядиться,   чтобы   в
медицинский исследовательский институт были доставлены два трупа  с  места
катастрофы с тем, чтобы их можно было изучить самым тщательным образом.
     - Не забывайте  о  моих  словах,  профессор,  -  произнес  Хаслан  на
прощание. - Нам всем будет очень тяжело, если с вами что-нибудь случится.


     - Куда теперь? - спросил Дрейк.
     - На встречу со связным Кимом.
     Местом встречи оказался маленький ресторан,  расположенный  в  здании
фабрики по  производству  пепси-колы.  Оно  находилось  как  раз  напротив
старинного причудливой архитектуры китайского храма. В ресторане,  который
неизвестно почему  носил  название  "Бар",  из  напитков  подавали  только
пепси-колу. Посетителями  этого  ресторанчика  были  в  большинстве  своем
шоферы и служащие фабрики.
     Место было очень безобидным  и  потому  подходящим  для  такого  рода
встреч.
     Ким уже ждал их. Он  ничем  не  отличался  от  других  посетителей  и
походил на бухгалтера, заскочившего на минутку перекусить. Хаслан и  Дрейк
коротко поздоровались с ним, присели за его столик и заказали  по  бутылке
пепси-колы. Прошло несколько минут, прежде чем лейтенант осведомился:
     - Что-нибудь узнали, Ким?
     Тот кивнул.
     - У Чин Фу Си  есть  еще  и  другое  имя,  которое  известно  лишь  в
определенных кругах. Точнее говоря не имя, а прозвище. Ее называют  Черной
Пантерой. Ее отец был портовым кули. Мать выступала  в  кабаре  Китайского
городка. Там воспитывалась и девушка.  И,  естественно,  научилась  всему,
чему можно научиться только там. Когда ей было тринадцать лет, она однажды
убежала из дома. Единственным человеком, с которым она контактировала, был
ее брат. Его она боготворила. Несколько лет о ней ничего не было слышно. А
когда она вновь появилась, у нее уже везде были связи, друзья... но  также
и враги. Она не  принадлежит  к  какой-нибудь  организации,  но  ее  знают
повсюду. Одни ненавидят ее, другие любят. Она же на всех смотрит играючи.
     - Как, например, на меня, - улыбнулся Дрейк.
     - На вас? Вы знаете Черную Пантеру? - недоверчиво поинтересовался Ким
Чунг.
     - Можно сказать, что мы добрые друзья. Мы уже несколько  раз  спасали
друг другу жизнь.
     - И тем не менее, ты не смог ее раскусить, Джон, - заявил Хаслан.
     Ким понимающе усмехнулся.
     - Чин красавица и умело пользуется своей красотой. Многих мужчин  она
уже завлекла в свои сети... Кроме всего сказанного, я выяснил, что ее брат
погиб во время этой катастрофы  у  доков.  И  ходят  слухи,  что  она  уже
расправилась с человеком, который был повинен в смерти брата.
     - Ложь! - сказал Дрейк. - Она только хотела это сделать. Теперь  я  в
этом уверен. Она показала  мне  дорогу  к  его  дому,  но  когда  мы  туда
добрались, он уже был трупом. Кто-то успел  удушить  его  белым  шнуром  с
золотистыми прожилками.
     - "Голден-Пинг"... Вы знаете, что это означает? - спросил Ким Чунг.
     - За короткое время, что я нахожусь здесь,  я  успел  узнать  многое.
Разумеется, я знаю, что означает  "Голден-Пинг"  и  "Пэт-Хай".  И  у  меня
сложилось  впечатление,  что  Чин  Фу  Си  знает  об   этих   организациях
значительно больше, чем она мне рассказала.
     - Черная Пантера знает все и обо всех,  это  ее  оружие,  -  уверенно
заявил Ким.
     - Но почему же в таком случае ее дважды пытались убить вчера  -  один
раз на деревянном мостике,  который  ведет  к  "Мандариновому  дереву",  а
второй раз  когда  мы  уже  находились  там.  Кроме  того,  два  гангстера
поджидали ее у дома. Заметив их, она повернула назад и  пришла  ко  мне  в
номер.
     - Невероятно! - изумился Ким. - Куда именно?
     - Мне бы не хотелось сейчас об этом говорить, потому что ее упрекнуть
пока не в чем. Напротив. В настоящее время мы союзники, а ее враги  -  мои
враги.
     - В таком случае, я бы не хотел быть вашим врагом, - улыбнулся Ким. -
Но, тем не менее, хотел бы дать  вам  добрый  совет:  ведите  себя  с  ней
осторожно. Если хотите жить... Когти Черной Пантеры  обладают  смертельной
хваткой. В этом уже успел убедиться не один человек.
     Первым ушел Ким Чунг через черный ход. Затем распрощался с Дрейком  и
лейтенант Хаслан. Он обещал уведомить его, как только получит  новости  от
профессора Джонса. Дрейк выпил еще  бутылочку  пепси-колы,  расплатился  и
направился вниз по Хэвлок-стрит. В этот район, казалось, не заглядывало ни
одно такси. Тогда он подал знак рикше, уселся поудобнее и  приказал  ехать
просто вперед. В этом районе Дрейк еще не бывал. По левую руку текла  река
Сингапур.  По  ней  сновало  бесчисленное  множество  джонок  и  челноков,
плывущих в разных направлениях - к порту и в сторону моря. На берегу  были
расположены мельницы,  мелкие  фабрички,  рыночные  площадки  и  множество
крошечных домиков. Улица кишела  китайцами,  среди  которых  лишь  изредка
мелькали лица малайцев и индусов. Наконец, Дрейк добрался до  полицейского
управления. Он расплатился с рикшей и дал ему даже на чай, что  вызвало  у
последнего целый водопад благодарственных слов. После этого  Дрейк  сел  в
такси и добрался до отеля "Адельфи".
     В первую очередь он поинтересовался, где Чин Фу Си.
     - Мисс Чин вышла час назад,  -  сообщил  дежурный.  -  Она  попросила
горничную купить кое-какие вещи, а после этого попросила вызвать  такси  и
уехала.
     Дрейк был разочарован. К тому же, он в известной степени опасался  за
жизнь Чин. Хотя Ким и был уверен, что девушка сумеет постоять за себя, но,
тем не менее, события прошедшей ночи свидетельствовали о том, что ее враги
не брезговали никакими средствами, чтобы ее уничтожить.
     Поэтому Джон не отважился выйти из отеля. Он прошел  в  бар,  заказал
выпивку и стал ждать. Он пытался  убедить  себя,  что  ждет  сообщения  от
профессора Джонса, но это было не так. Все  его  мысли  были  заняты  Чин,
которую называли Черная Пантера.
     Куда она могла  уехать?  Она  совсем  не  обратила  внимания  на  его
предостережения и, наверное, отважилась  на  какую-нибудь  акцию,  которая
может стоить ей  жизни.  Дрейк  прекрасно  сознавал,  что  его  интерес  к
прекрасной китаянке был гораздо больше, чем  нужно  для  дела.  Это  могло
повредить  и  ему  самому,  и  его  заданию.  Чин   была   непонятной,   а
следовательно, и опасной.
     Что говорил о ней Ким? Что она могла любить человека и в то же  время
предать его и даже убить... Да, но какое ему дело, в конце концов, до этой
девицы? Она сама навязалась ему. Хотела, чтобы он отомстил  за  смерть  ее
брата... А потом? Потом они  вместе  сражались  против  врагов,  посланных
Быстрым Молотком. Она спасла жизнь ему, а он - ей.
     Затем она искала у него защиты и убежища. Не побоялась даже прийти  к
нему в номер и  заснула  в  кресле.  Она  приняла  его  защиту,  а  теперь
неожиданно исчезла.
     Увидит ли он ее снова?
     Если это так, то он у нее кое-что выяснит.
     Наступило время ленча. Дрейк попросил принести ему  в  бар  несколько
сэндвичей. Отсюда ему был виден весь холл.
     В два часа Чин еще не было.
     Наконец, зазвонил телефон.
     - Мсье Джентри, это вас. Переключить на кабину?
     Дрейк ничего не ответил, а сразу же вырвал трубку из рук бармена,  но
в следующее мгновение его лицо вытянулось - звонил лейтенант Хаслан.
     - Я только что получил ответ от профессора Джонса. Он осмотрел  место
катастрофы и двух погибших, которых отвезли в медицинский институт. У меня
сложилось впечатление, что он сам ничего не понимает. Единственное, в  чем
он уверен, что речь тут идет не о взрыве.
     - Это я и сам знал. А профессор мне был необходим  не  для  этого,  -
рассердился Дрейк.
     - Это еще не все. Джонс, правда,  выразился  очень  осторожно,  но  я
понял,  что  смерть  людей  была  вызвана  сильными  колебаниями  волн.  Я
поинтересовался - могли ли это быть ультразвуковые волны, и он ответил  на
этот вопрос отрицательно. Насчет инфраволн он не смог ответить  что-нибудь
определенное.
     - Большего мне и не требуется, хотя следует  признать,  что  итог  не
очень-то впечатляющий.
     - Я тоже так думаю. Джонс заявил, что он с радостью ознакомился бы  с
этим аппаратом.
     - Я - тоже. Тогда бы дело было закончено, а задание выполнено.
     Чин все еще не возвращалась. Дрейк  не  спускал  глаз  с  вращающейся
двери.
     И лишь когда  он  окончательно  потерял  надежду,  внезапно  возникла
мальчишеская  фигурка  в  голубом  шелковом   костюмчике   с   золотистыми
пуговицами. Это была Чин Фу Си. Щеки ее раскраснелись, и  она  улыбнулась,
когда заметила Дрейка. Тот соскочил с табурета и протянул навстречу ей обе
руки.
     - Как ты могла так поступить, Чин? Я очень боялся за тебя.
     - Извини, но я внезапно кое о  чем  вспомнила,  что  мне  обязательно
нужно было сделать. Кроме того... - она взяла Дрейка под руку и повела его
в сторону ресторана, - я очень голодна. За обедом  я  тебе  все  расскажу.
Насколько я в курсе, ты еще не обедал.
     - Откуда ты это знаешь?
     Она мило улыбнулась, а черные, как ночь, глаза засверкали.
     - Потому что я еще не обедала.
     Дрейк невольно вспомнил Ким Чунга. И ощущая нежное  прикосновение  ее
ручки к своей, он подумал, что эта рука умело  обращается  с  кинжалом.  В
ресторане никого не было. И можно было не опасаться, что их подслушают.
     - Где ты была, Чин? - спросил Дрейк, пытаясь поймать ее взгляд.
     Она не пыталась уклониться от ответа.
     - Если бы ты знал об этом, ты бы еще сильнее испугался. Я  была,  как
говорится, в пасти льва. У меня большие связи, и многие мужчины просто  не
в состоянии отказать мне, если я у них о чем-нибудь прошу. Надеюсь, что  и
ты мне не откажешь.
     Вновь нежное прикосновение ее руки.
     - Если это не будет находиться в противоречии с моим долгом.
     - Ты впервые упоминаешь о своем долге. Я  уже  со  вчерашнего  вечера
жду, чтобы ты проявил ко мне хоть немножко доверия и рассказал мне правду.
Ты американец, и ты приехал сюда,  чтобы  отыскать  ту  разрушающую  силу,
которая разрушила район доков и  убила  моего  брата.  Даже  если  бы  мне
сегодня не подтвердили, я бы все равно смогла понять, что ты из ФБР или из
ЦРУ. И я была бы очень рада, если бы ты сам мне об этом сказал.
     Джон ничего не ответил. Он лишь  подумал  о  том,  что  сейчас  вновь
подтверждаются слова Кима: девушка была не только опасна, но и умна.
     А Чин между тем продолжала:
     - Я узнала кое о чем, что несомненно представляет для  тебя  интерес.
Этот аппарат изобрел человек, имени которого я не знаю, но я знаю, что  он
американец. Он хотел его продать, но его партнер украл его у него, а когда
он понял, что ему со стороны изобретателя угрожает опасность, он прикончил
его. После этого он улетел в Сингапур, потому что знал, что тут его  легко
продать. Посредником был Хурст. Он должен был  получить  за  это  огромную
сумму, но он захотел еще большего. Он захотел получить все. А цена за  это
изобретение равнялась  миллиону.  И  он  прикончил  Морли  при  первой  же
встрече. Это была роковая ошибка. В его руках оказалась сила, с которой он
не знал, как обращаться и, естественно, не смог с ней  совладать.  Тем  не
менее,  он  захотел  попробовать  эту  силу.  Таким  образом  и  произошла
катастрофа у доков. А сам Хурст наверняка вызвал эту катастрофу,  находясь
на солидном расстоянии, при помощи  какого-нибудь  передатчика.  Когда  он
увидел результаты испытания, он удовлетворенный отправился домой.  Он  был
глуп и из-за своей глупости поплатился жизнью, а аппарат оказался в  руках
человека, который поручил ему забрать эту адскую машинку у Морли...
     Дрейк ни на мгновение не усомнился в том, что так деловито и спокойно
рассказала ему Чин.
     - И кто же, по твоему мнению, владеет сейчас этой машиной?
     - В настоящее время - человек, которого называют "Пэт-Хай".  Взял  ли
он ее от своего конкурента "Голден-Пинг" или получил  от  своего  великого
босса Быстрого Молотка, я не смогла узнать. Но зато я знаю, что сейчас  он
находится на пути в Танд Юнг Пеньори. Сегодня  ночью  из  Шанхая  приходит
небольшой корабль, чтобы забрать этот  аппарат.  На  самой  крайней  точке
полуострова, там,  где  мангровые  болота  доходят  до  самого  побережья,
поставят деревянную площадку, к которой и причалит корабль.  Он  идет  под
английским флагом, и его ожидают к полуночи.
     - От кого ты все это узнала, Чин? - удивился Дрейк.
     - Неважно от кого. Знаю - и все! - с триумфом ответила она. - И чтобы
узнать это, рисковала жизнью. Я сделала это специально для тебя.
     - Для меня? Для человека, которого ты знаешь всего день?
     Чин громко и тяжело дышала. Грудь ее ритмично поднималась, а в глазах
блестело что-то такое, чего Дрейк никак не мог понять.
     - Да, для тебя... потому что я люблю тебя!
     Дрейк снова вспомнил Чунга, но сейчас не было времени для сомнения  и
недоверия.
     Он вскочил:
     - Извини меня! Мне необходимо срочно позвонить.
     - Твоему другу, которого я встретила сегодня утром? Я знаю,  кто  он.
Не позволяй ему запугать себя. Такого удобного случая, вероятно, больше не
предвидится.
     Телефонный разговор  был  предельно  коротким.  Лейтенант  согласился
приехать в "Адельфи" через полчаса.
     А Дрейк и Чин продолжали обедать, не обмениваясь  больше  ни  словом.
Дрейк задумался о том, что произойдет ночью и как все организовать. А  Чин
систематически  поглядывала  на  него  с  соблазнительной   улыбкой.   Она
чувствовала, что ее желания скоро сбудутся.
     - Я пройду к себе в комнату и отдохну, - промолвила она. - Хочу ночью
быть свежей и красивой. Для тебя, Джон...
     Дрейк также отправился в номер, а вскоре пришел и  лейтенант  Хаслан.
Когда два часа спустя он ушел, все было уже обсуждено и  обговорено.  Дело
просто не могло закончиться неудачей.
     - Передай привет своей прелестной подруге, Черной Пантере,  -  сказал
он на прощание. - И не опоздай на нашу встречу! А до тех  пор  желаю  тебе
приятного времяпровождения.
     Дрейк позвонил в стол заказов, попросил принести ему чаю. После этого
он разлегся на кушетке.
     Прошло минут десять. Наконец, раздался стук в дверь.
     - Войдите!
     Дверь отворилась, но это оказался вовсе не официант. Это была Чин.  В
руке у нее был поднос с чайником, двумя чашками  и  всем  необходимым  для
чаепития. Ловко балансируя, она поставила все это  на  курительный  столик
перед Джоном.
     На ней  было  легкое  платье  из  голубого  шелка  и  мягкие  пестрые
туфельки.
     - Не вставай, Джон, - очаровательно улыбнулась она. - Я поухаживаю за
тобой.
     Но он уже забыл о чае. В своем наряде она была так прелестна и  в  то
же время так чиста и невинна, что он не мог оторвать от нее взгляда.
     - Ты так смотришь на меня, милый, будто хочешь раздеть меня, -  томно
протянула она. - А ведь на мне почти ничего нет.
     Джон ничего не ответил. У него буквально язык отнялся,  и  когда  она
присела рядом с ним на диван, он молча протянул к  ней  руки  и  попытался
обнять ее, но она ловко вывернулась.
     - Не надо спешить, милый...  Уж  если  ты  не  против  доказать  свою
любовь, то мне необходимо привести себя в порядок...
     В следующий момент она упорхнула в ванную  комнату,  и  Джон  услышал
шелест сбрасываемой одежды, а потом шум воды.
     Непроизвольно перед его глазами всплыло ее юное мальчишеское  тело  с
маленькими, словно  еще  не  развившимися  грудями,  и  кровь  в  нем  так
вскипела, что он не мог больше совладать с собой. Он вскочил и бросился  в
ванную. Дверь не была закрыта, и Джон  увидел  Чин,  стоявшую  под  душем.
Наяву она показалась ему еще прекраснее, чем в воображении.
     Увидев  его,  Чин  удивилась,  но  ничуть  не  смутилась.  Она   лишь
повернулась к нему боком, точно пытаясь скрыть от него свои  прелести,  но
это удалось только частично. Скрыв одни, она подчеркнула  другие.  А  Джон
уже был рядом с ней. Быстро отключив воду, он схватил Чин обеими руками, и
прижал ее к себе. Она не  сопротивлялась.  Вероятно,  сказывались  вековые
обычаи китайцев -  женщина  обязана  покорно  подчиняться  любым  желаниям
мужчины. К тому же, она ведь сказала, что любит Джона, а в такой  ситуации
это много значило.
     Поэтому после долгого страстного  поцелуя,  когда  они  оба  чуть  не
задохнулись, она  немного  скользнула  вниз  и  внезапно  застонала.  Джон
почувствовал, что словно растворяется в ней. Так они и  продолжали  стоять
некоторое время. Чин первая  пришла  в  себя  и,  подняв  лицо  к  Дрейку,
прошептала:
     - Может быть, перейдем в кровать?  Там  нам  будет  намного  удобнее,
милый...
     Не выпуская ее из объятий, словно  боясь,  что  иначе  она  упадет  и
разобьется, Джон понес ее из ванной, мокрую  и  свежую,  как  капля  росы,
будучи уверенным, что эта женщина даст ему такое блаженство, какого он  до
сих пор еще не испытывал...


     Десять часов вечера.
     По дороге, ведущей вдоль  побережья,  ехали  с  равными  интервалами,
приблизительно в пятьдесят ярдов, шесть машин. Это были военные вездеходы.
     Ночь была темной, луна еще не взошла, и на темном небе ярко  сверкали
звезды. Сегодня Джону Дрейку не надо было искать  Южный  Крест.  Время  от
времени им  на  пути  встречались  маленькие  рыбацкие  деревушки.  Дорога
становилась все хуже и хуже и скоро превратилась  в  проселок  -  узкий  и
неровный, с глубокими колдобинами. Он извивался в болотистых джунглях.
     Первая машина, в которой сидели лейтенант Хаслан, Дрейк и еще двое  -
сержант и  унтер-офицер,  -  остановилась  на  небольшом  ровном  пятачке,
расположенном около дороги. Вскоре к ним присоединились и другие машины. В
ночной тишине прозвучали тихие команды, и тридцать великолепно вооруженных
человек продолжили свой путь.
     Дорога становилась все уже и уже. Под  сапогами  шуршали  и  ломались
сучья.
     - Тихо!
     Это слово передавалось от человека к человеку.
     - Стоять на месте!
     Лейтенант и Дрейк начали пробираться дальше, пока не увидели море,  в
котором отражались звезды. Чин Фу Си не солгала.  Ярдов  на  пятнадцать  в
море был выдвинут самодельный причал. Согласно ранее обговоренному  плану,
мужчины разделились.
     Вокруг царила тишина. Лишь где-то в  ночи  квакали  лягушки,  трещали
цикады и вспугнутые во сне птицы  издавали  дикие  звуки.  Очень  медленно
текло время.
     Было  уже  половина  двенадцатого,  а  вокруг  по-прежнему   никакого
движения. А потом все-таки  послышался  рокот  моторов.  Казалось,  что  к
заливу приближаются два или три  грузовика.  Затем  моторы  смолкли  и  по
заболоченной дороге  проскользнули  какие-то  тени.  Послышалось  шлепанье
босых ног, зазвучали приглушенные голоса.
     Дрейк начал их пересчитывать. Человек двадцать, не меньше. В  это  же
время в море вспыхнул красный свет. Кто-то просигналил три раза. С  берега
ответили.
     Вскоре замолк и шум корабельной машины. Видимо, корабль уже  причалил
к пристани. Послышались возгласы. Туда и сюда деловито засновали люди.  Из
трубы корабля внезапно посыпались искры, что позволило  Дрейку  разглядеть
его контуры. Водоизмещение посудины не превышало двухсот тонн.
     Загремели  цепи,  на  короткое  время  вспыхнули  огни,   послышались
какие-то  таинственные  шорохи  и  шаги  по  палубе.  Вскоре  люди  начали
возвращаться обратно на берег, у каждого на спине что-то  находилось.  Так
повторилось несколько раз. Люди сгружали что-то с  корабля,  и  Дрейк  уже
догадывался, что именно. Но напрасно он ждал появления ящичка,  в  котором
должен находиться аппарат - его не было.
     Шум моторов! Как и было договорено, лейтенант Хаслан, забрав с  собой
половину людей, побежал обратно к  машинам.  Джон  остался  на  месте.  Из
пароходной трубы вновь посыпались искры.  Раздались  возбужденные  голоса,
зазвенела якорная цепь.
     В этот момент из кустарника выскочил какой-то  человек  и  кинулся  в
сторону сходней. В правой руке он  что-то  держал.  Сперва  Дрейк  не  мог
различить, что было у него в руке, но потом, когда  на  бегущего  человека
упал сноп света, он увидел, что в руке у человека ящичек кубической  формы
с ручкой. Наконец, незнакомец добрался до сходней и взбежал на палубу.
     Дрейк поднес к губам свисток и  в  следующее  мгновение  ночную  тишь
прорезал резкий свист. Это был условный  знак...  Подняв  своих  людей  из
засады, Дрейк помчался во главе их в сторону  корабля,  но  он  не  успел.
Корабль уже отчалил. Сходни еще какое-то  время  болтались  за  кормой,  а
потом их быстро втянули на палубу.
     Разочарованный и озлобленный тем, что отлично подготовленная операция
грозила сорваться в самую последнюю минуту, Дрейк был даже готов броситься
вплавь, чтобы догнать корабль.
     - Руайас... Крокодилы! - вскричал человек, и Дрейк  сразу  же  увидел
длинные острые морды, высунувшиеся из грязной воды.
     Минутой спустя по радио было  передано  сообщение  трем  быстроходным
катерам,  которые  лейтенант  Хаслан,  предосторожности  ради,  оставил  в
маленькой гавани неподалеку от Пасир Паньянга.
     Ночную мглу прорезал свет прожекторов. Заработали моторы быстроходных
катеров. Один из них примчался к сходням, на которых тосковал  Дрейк.  Как
только он спрыгнул на катер,  тот  мгновенно  развернулся  и  помчался  за
кораблем.


     С потушенными  фарами  лейтенант  Хаслан  преследовал  два  маленьких
грузовичка, которые направлялись в сторону города.
     У Королевских доков они свернули налево и поехали вверх по  Сим-роуд,
которая вела к бассейну.  Справа  и  слева  стояли  маленькие  старомодные
домики,  построенные  в  старокитайском  стиле.  Один  из   этих   домиков
располагался несколько в глубине улицы за высоким забором.  Оба  грузовика
свернули направо и исчезли из поля зрения.
     Лейтенант Хаслан остановил машину. Так же поступили и  водители  двух
других машин. Люди соскочили на землю, держа в руках гранаты  и  автоматы.
Вспыхнул один из прожекторов, осветив всю сцену... Люди из машин,  которых
преследовал Хаслан, что-то переносили в дом. Там стоял  толстый  китаец  и
руководил всей этой операцией.
     В  тот  же  миг  послышались  выстрелы.  Сотрудник   тайной   службы,
находившийся у прожектора, взмахнул руками и упал. Застрекотали  автоматы.
Люди побросали ношу и побежали прочь. Трое из  них  споткнулись  и  тяжело
свалились на землю. Толстый китаец мгновенно исчез. Пока другие прикрывали
их огнем, Энди и сержант бросились к дверям дома.
     Раздались взрывы гранат. Двери сразу разлетелись в щепки. Внутри дома
было темно, но так оставалось  всего  несколько  секунд,  а  потом  словно
разверзлись небеса. Вновь  раздались  пистолетные  выстрелы,  застрекотали
автоматы. Этот хаос длился всего десять секунд. Затем люди, бывшие в доме,
попытались скрыться через черный ход. Но на улице уже стояли люди Хаслана,
держа оружие наизготовку.
     Из двадцати человек остались только четырнадцать.  Они  подняли  руки
над головой и сдались. Лишь толстяка-китайца никак не могли найти...
     Внезапно распахнулись двери гаража, и оттуда вылетела машина, пытаясь
выскочить на улицу. Сразу же последовала автоматная очередь по радиатору и
передним колесам, и очень меткая. Машина потеряла управление, врезалась  в
забор и в нем застряла.
     За рулем сидел толстый китаец. Он ударился головой в ветровое  стекло
и потерял сознание.
     Лейтенант вызвал по рации подкрепление.
     Пленные были увезены, дом обыскан.
     В одном из помещений нашли такое количество опиума, морфия и героина,
которым можно было бы обслужить весь Малайский архипелаг в течение года.
     Выяснилось, что толстяка-китайца звали Хай Пинг  Конг,  или  иначе  -
Пэт-Хай. До сих пор вся торговля наркотиками в городе контролировалась им.
Полиция уже больше года разыскивала его, но никак не могла найти. Отрицать
свою причастность к торговле наркотиками для него не имело смысла, но зато
он категорически отрицал, что  хоть  каким-то  образом  виновен  в  гибели
Хурста и в катастрофе у доков.


     Возможно, кораблю и удалось бы скрыться, если  бы  не  сполохи  искр,
которые вылетали из трубы.
     Через короткое время катера уже поймали  его  своими  прожекторами  и
заставили, вернее пытались заставить его остановиться, но  на  корабле  на
это не среагировали и через некоторое время открыли огонь по катерам. Те в
долгу не остались.
     Дрейк хотел нанести кораблю такой ущерб, чтобы лишить его возможности
маневрировать. Две мины уже пробили дыры в его борту, третья - на палубе.
     Внезапно изнутри корабля вырвалось пламя  и  густой  дым  покрыл  его
пеленой, после чего он исчез из поля зрения. Люди  стали  покидать  судно,
прыгая прямо в море, а через несколько минут корабль накренился и, шипя  и
булькая, стал медленно погружаться в  воду.  Вскоре  лишь  грязное  жирное
пятно указывало то место, где только что находилось судно.
     Катерам  удалось  выловить  шестерых  человек  из  экипажа.  Шестерых
других, в том числе и капитана, забрал к себе черт в преисподнюю.
     Все спасенные заявили, что не знают  человека,  вступившего  на  борт
корабля с ящичком в руке в последнюю минуту перед отплытием.
     Дрейк связался по рации с Хасланом.
     - Я передал все дело отделу по борьбе с наркотиками, - сообщил тот. -
Контрабанда и наркотики - не наша область.
     - Аппарат, который принес на борт  неизвестный,  вероятно,  разрушен.
Пострадал от мины. Он вызвал разрушение  на  корабле,  отчего  тот  быстро
затонул.
     - Выходит, что твое дело на этом и  заканчивается,  -  высказал  свое
мнение лейтенант. - Я знаю воды неподалеку от побережья. То, что упало  на
дно в том районе, уже никогда больше не увидит дневного света.
     - Ты упоминал мое имя в полиции?
     - Нет... ни слова не  сказал  ни  о  тебе,  ни  об  этом  дьявольском
аппарате. Это совершенно не в компетенции полиции.
     - Ну, а что ты сам собираешься делать, Энди?
     - Отправлюсь домой и завалюсь спать. Отчет можно написать и завтра.
     Дрейк возвратился  в  отель  "Адельфи".  Хотя  изобретение  Лупова  и
погибло в волнах моря, он своей цели так и не  достиг.  Вместе  с  гибелью
аппарата погибло и изобретение как таковое и, возможно,  пройдет  не  один
десяток лет, прежде чем какой-нибудь шизофреник вновь разрешит эту задачу.
     Но, тем не менее, он  все-таки  добился  кое-каких  успехов.  И  этим
успехам он был обязан прежде всего только Чин  Фу  Си.  Поэтому  он  хотел
увидеться с ней.
     Дежурный бросил взгляд на доску с номерами и ключами.
     - Вероятно, она у себя в номере. Правда, ваш ключ также  отсутствует.
Может быть, вы по забывчивости взяли его с собой?
     У Дрейка ключа не было, и он  поднялся  наверх.  Его  номер  оказался
незапертым. Ключ торчал изнутри. Он внимательно  осмотрелся  по  сторонам.
Сперва он не заметил ничего особенного,  но  потом  уловил  тонкий  аромат
духов, уже знакомый ему.
     Чин Фу Си!
     Она лежала на кушетке. Воротник платья был расстегнут,  обнажив  шею.
Голова лежала на руке, глаза были закрыты, и большие черные  ресницы  едва
заметно подрагивали. Дышала она легко и спокойно.
     Спит? Да, конечно! Но как же она могла так спокойно спать, зная,  что
ее  Джон  отправился  на  опасную  операцию,  исход  которой  был   далеко
неизвестен.  Словно  почувствовав  его  взгляд,  она  приоткрыла  глаза  и
посмотрела на него - сперва удивленно,  точно  ничего  не  понимая,  но  в
следующую секунду она уже вскочила с дивана и улыбнулась.
     - Ну как, все в порядке? Получил то, что хотел?
     Он нежно провел рукой по ее головке.
     - Аппарата я не достал, но теперь  он  не  представляет  опасности  и
покоится на дне моря. Зато мы схватили Хай Пинг Конга, и этим  мы  обязаны
только тебе, Чин.
     Она протянула руки и обняла его за шею.
     - Я же говорила тебе, Джон, что для тебя я готова на все!
     Ее глаза с любовью смотрели на него, а губы  тянулись  к  его  губам,
чтобы испить блаженство любви. Несмотря на то, что он очень  устал  и  был
весь в грязи, он не  мог  отказать  себе  в  этой  радости.  Дрожащими  от
волнения пальцами он пытался до конца расстегнуть ей платье,  но,  видимо,
от спешки у него ничего не получалось. Она сама пришла к нему  на  помощь.
Одно, почти неуловимое движение - и платье уже валялось на  полу.  Так  же
ловко она скинула и его одежды и через  несколько  томительных  для  обоих
секунд она уже лежала на кушетке под потным и грязным Дрейком, поражаясь и
восхищаясь его силе и  извиваясь  от  наслаждения,  в  то  время,  как  он
неистово овладевал ее хрупким мальчишеским телом, поражаясь ее страстности
и неутомимости в любви.
     Когда он, совершенно обессиленный и удовлетворенный, уже лежал  рядом
с ней, любуясь красотой и хрупкостью ее тела, она вытянула  руку  и  снова
провела по его волосам,  словно  благодаря  за  все  ласки  и  блаженство,
которые он ей дарил. Так они лежали какое-то время, не думая ни  о  чем  и
наслаждаясь близостью тел.
     А потом  лицо  Чин,  с  мягкими,  полными  и  чувственными  губами  и
маленьким носиком вновь  очутилось  под  его  лицом.  Ее  сочные  шершавые
грудные соски приятно щекотали его грудь, волнуя его  кровь  и  пронизывая
позвоночник электрическим током... Казалось, она вновь ожила для  любви  и
ждала того же самого и от него.
     Да, ее любовь действительно безгранична, с  улыбкой  в  душе  подумал
Дрейк, чувствуя, как ее маленькое нежное тельце трется  о  его  выступы  и
впадины. Казалось, она хотела насладиться всем, что может дать  ей  жизнь,
словно предчувствуя, что это блаженство  не  может  для  нее  продолжаться
вечность. Она любила жить настоящим мгновением, потому что не надеялась на
будущее...
     Джон никогда не отказывал женщинам в любви, не отказал он и  на  этот
раз, тем более,  что  для  того,  чтобы  им  вновь  слиться  воедино,  ему
достаточно было подтянуть вверх ее хрупкую фигурку на два-три дюйма...


     Утомленный происшествиями вчерашнего дня, Джон послал  утром  длинную
зашифрованную радиограмму мистеру  Брауну.  На  этом  все,  собственно,  и
кончалось для него в Сингапуре. Ничто не препятствовало его отъезду и, тем
не менее, он не уезжал.
     И остался он здесь  ради  девушки,  которая  настойчиво  просила  его
уехать!
     - Уезжай, Джон! Уезжай, ради Бога! - умоляла она. - И  если  не  ради
себя, то тогда ради меня. Быстрый Молоток еще не знает, что я предала  его
помощника Пэт-Хая. Но  если  ты  останешься  здесь,  он  наверняка  вскоре
заподозрит меня в этом.
     Дрейк внимательно и испытующе взглянул на нее.
     - Просто не знаю, что делать. Даже не знаю, как объяснить все  факты.
Я до сих пор думаю, почему было произведено  покушение  на  мостике  перед
"Мандариновым деревом" и в самом этом заведении. И совсем не  уверен,  что
мой отъезд автоматически избавит тебя от опасностей.
     Чин нетерпеливо махнула рукой.
     - Ты просто не знаешь  людей  Востока.  Смертельная  стрела,  как  он
называет эту адскую машинку, погибла. Можно считать, что  она  никогда  не
была изобретена... Так какой же смысл ему убивать меня? Тем более, что  он
во мне нуждается.
     - Для чего?
     - Пока я не хочу и не могу тебе этого сказать. Кроме того,  тебя  это
не заинтересует.
     - Прости меня, Чин, но я не могу тебе поверить. Почему ты до сих  пор
живешь тут, в "Адельфи"? Почему не вернулась в свой дом? Ты  бы  наверняка
это уже сделала, если бы почувствовала себя в безопасности.
     Выражение ее лица мгновенно изменилось. Глаза  превратились  в  узкие
щелочки, а белые зубки закусили нижнюю губу.
     - Выходит, я тебе уже надоела! Хочешь  избавиться  от  меня?  Что  ж,
хорошо! Я уже сегодня же вернусь домой и не буду тебе в тягость. Но прежде
чем мы расстанемся, мне хотелось бы дать тебе совет: уезжай из  Сингапура,
улетай в Штаты на первом же самолете. Это последняя просьба к тебе.  И  ты
не раскаешься, если прислушаешься к моему совету.
     Дрейк не знал, что и подумать. Чин неоднократно уверяла его  в  своей
любви и неоднократно доказывала ему это, а теперь она открыто угрожает ему
и заставляет уехать. А  может  быть,  ему  действительно  порвать  с  Чин,
которая становится неуправляемой?
     Ким Чунг - связной тайной службы - отдавал отчет в своих словах.  Эта
китаянка,   точнее    полукровка,    была    загадочной    и    совершенно
непоследовательной в своих поступках.
     - Что ж, благодарю за совет, Чин! Я не буду... в общем, я согласен  с
твоими словами. Возвращайся в свой дом, но только не  лги  мне  больше.  И
прежде чем мы расстанемся, мне хотелось бы еще раз поблагодарить  тебя  за
все.
     Мгновение она стояла без движения, словно не веря его  словам.  Дрейк
протянул ей руку. Она схватила ее, нагнулась  и  поцеловала.  В  следующую
секунду она находилась уже у двери, распахнула ее и ушла, не произнеся  ни
слова. Дрейка словно обухом по голове ударили, не так он себе  представлял
прощание.  Он  даже  не  знал,  где  она  жила  и  как  разыскать  ее  при
необходимости. Но он не пожелал бежать за ней вслед  и  спрашивать  ее  об
этом.
     Он поднял трубку и позвонил Хаслану.
     - Мне необходимо с тобой поговорить,  Энди.  Нет,  не  по  служебному
делу. Просто я хотел тебя кое о чем попросить.
     - Тогда я предлагаю тебе  прийти  сегодня  ко  мне  вечером.  Ты  еще
помнишь, где я живу, или позабыл?
     - Нет, не забыл.
     - Моя экономка, правда, уже не молодая, но готовит  она  великолепно.
Если не возражаешь, жду тебя в семь часов.
     Было половина пятого. Хотя Дрейк не хотел признаваться себе,  но  тем
не менее он ощутил себя очень одиноким. Что ему  еще  нужно  в  Сингапуре?
Надо сходить к администратору и попросить его, чтобы он заказал  билет  на
завтрашний рейс через Гавайи и Лос-Анжелес. Затем он начал  собирать  свои
вещи. Собрался было даже пистолет положить в чемодан, но  потом  раздумал.
Что-то в подсознании подсказало ему, что еще рано. В конце концов, у  него
еще есть время до завтра. Укладка всех вещей не займет много времени.
     Дрейк вышел из номера. Лифт как раз стоял на его этаже, и  он  быстро
спустился вниз. Подойдя к бюро администратора,  он  увидел,  что  дежурный
протянул руку к ящичку с прибывшей корреспонденцией и вручил  ему  толстый
конверт еще до того, как он успел произнести хоть слово.
     - Мисс Чин попросила меня передать это вам перед своим уходом.
     Дрейк сразу же забыл о намерении заказать билет на самолет.  Он  взял
послание от Чин и прошел с ним в чайную комнату. В нем не было ни  письма,
ни коротенькой записки - вообще ни одного написанного слова.  Из  конверта
выпал лишь шелковый платочек из тех, которые обычно носила  с  собой  Чин.
Один конец этого платка был завязан узлом, а в этом  узелке  он  обнаружил
прядь ее иссиня-черных волос. И платочек, и волосы источали тонкий  аромат
духов, употребляемых Чин.
     Этот  аромат  постепенно  будет  улетучиваться,  а  потом  и   вообще
исчезнет, но воспоминания останутся. Дрейк сунул конверт в карман  пиджака
и направился к телефону. Может быть, ему  все-таки  удастся  узнать  адрес
Чин, чтобы он в свою очередь смог ей оставить что-нибудь на память.
     - Хэлло, Энди! Я хочу тебе  еще  кое-что  сказать  и  попросить.  Эта
девушка, Чин Фу Си, уехала из отеля, чтобы вернуться в свой  дом,  но  она
забыла оставить мне свой адрес. Ты можешь его узнать?
     - Попытаюсь... Если кто и сможет отыскать  ее,  так  это  только  Ким
Чунг.
     - Попроси его от моего имени.
     - Вы что, повздорили?
     - Не то чтобы повздорили, но... Впрочем, я лучше  все  расскажу  тебе
сегодня вечером... Итак, до встречи!
     Чай показался  горьким,  сигареты  были  слишком  сладкими  и  воняли
соломой. Джон был в отвратительном  расположении  духа  и  решил  отложить
отъезд еще на один день. За это  время  ему,  возможно,  удастся  выяснить
адрес девушки. И он подарит ей золотое кольцо с  каким-нибудь  драгоценным
камнем или что-нибудь другое.  У  сингапурских  ювелиров  масса  всяческих
дорогих безделушек. Он прошел в бар и застрял там. Ему совсем не  хотелось
возвращаться в номер. Спустя некоторое время он вызвал такси и  направился
по знакомой дороге на Уилки-роуд. Когда он туда прибыл, уже  стемнело.  На
этой тихой улочке с частными виллами фонарей было не очень много.
     Энди Хаслан сидел на террасе перед домом. В темноте изредка вспыхивал
огонек его сигареты.
     - Хэлло, Джон! Какие новости? Кстати, я уже  поручил  Киму  разыскать
адрес этой девушки. Правда, он не хотел заниматься этим делом. Заявил, что
если она ушла, не оставив адреса, значит, не желает, чтобы ее разыскивали.
И еще добавил, что тебе еще повезло,  что  ты  освободился  от  нее  таким
образом.
     - Может быть, он и прав, - согласился Джон. - Иначе бы я окончательно
в нее влюбился.
     - Это случалось и с другими, но ни для одного из них  эта  любовь  не
приносила счастья.
     - Собственно говоря, я даже  сам  толком  не  понял,  почему  мы  так
расстались, - задумчиво  промолвил  Дрейк.  -  Она  хотела  вынудить  меня
покинуть Сингапур и как можно скорее.  И  должен  признаться,  что  именно
из-за этого я пока остался. Слишком уж  настойчиво  она  просила  меня  об
этом. Кроме того, мне не дают покоя и кое-какие другие вещи. И вот,  когда
она продолжала настойчиво уговаривать меня уехать в Штаты, я обвинил ее во
лжи... После этого она не произнесла ни слова, а через полчаса ее  уже  не
было в "Адельфи".
     - Мой дорогой Джон! На твоем месте я бы  давно  отсюда  смотался.  Ты
оскорбил Чин Фу Си, а такие девушки, как она, оскорблений не прощают.
     - Не думаю, чтобы все было так плохо. Собственно,  я  не  хотел  тебе
этого показывать, но теперь покажу. Смотри, что она мне оставила!
     Хаслан посмотрел на прощальный подарок девушки и улыбнулся.
     - Женщины все одинаковы.  Они  обожают  сюрпризы,  и  их  никогда  не
поймешь. С одной стороны, она настаивает на твоем отъезде, а  с  другой  -
оставляет нежный подарок, который напоминает мне о любви в колледже.
     - У меня тоже такое чувство, и в то же время я  предчувствую  в  этом
что-то недоброе. И я никак не могу разрешить кое-какие противоречия. Зачем
ей уговаривать меня уехать, если она влюблена в меня? И  почему  намекает,
что если я останусь, то и ей и мне будет угрожать опасность?  Почему  она,
далее, утверждает, что ей не будет грозить никакая опасность, хотя на  нее
за последние двое суток было сделано  не  одно  покушение?  Не  понимаю  я
этого!
     - Когда ты поживешь с мое в этом проклятом городе, ты  многое  будешь
понимать из того, что сейчас кажется загадочным.
     Появилась пожилая малайка, распространяя вокруг себя запах пряностей,
и сообщила, что на стол подано.
     За время последующего часа времени для  разговоров  не  было.  Друзья
были заняты едой. Появлялись все новые и новые китайские  блюда.  Наконец,
Дрейк заявил, что больше уже не может.
     Затем они снова сидели на террасе, курили, пили вино и дискутировали,
но к единому мнению так и не пришли.
     - Мне кажется, что я все-таки догадываюсь в чем тут дело, - продолжал
Дрейк. - Ведь Чин сама призналась, что боится, как бы Быстрый  Молоток  не
узнал, что она предала его помощника Хай Пинг Конга или, как его  называют
Пэт-Хая.
     Лейтенант недоверчиво покачал головой.
     - Об этом он может узнать и после твоего  отъезда.  Это  не  причина.
Я...
     В доме зазвонил телефон. Хаслан вскочил, быстро вошел в дом, и  Дрейк
услышал, как он разговаривает.  Выслушав  сказанное  ему,  Хаслан  прикрыл
трубку рукой и проговорил:
     - Дрейк, с тобой хочет поговорить какая-то женщина.
     Дрейк взял трубку.
     - Хэлло! Джентри у телефона...
     - Джон! - это была Чин. - Ты обязательно должен улететь завтра утром.
Больше я не смогу тебя защищать.
     - Как мне тебя понимать? Если ты вообще перестанешь говорить  на  эту
тему, то я буду лучше  себя  чувствовать,  или  все-таки  поделись  своими
тайнами.
     - Джон! Прошу тебя! Последуй моему  совету.  За  каждым  твоим  шагом
следят, возможно, что  даже  этот  разговор  подслушивают.  В  семь  часов
вылетает  самолет  на  Гавайи,  и  ты  должен  улететь  на  ней.  Слышишь?
Обязательно улететь!
     В трубке раздался щелчок, и связь прервалась. Джон еще какое-то время
стоял у телефона с трубкой в руке, после чего зло кинул ее на рычаг.
     - Значит, я должен улететь! - хмуро  и  в  то  же  время  разгневанно
сказал он, точно обращаясь к самому себе.
     Он передал другу содержание разговора с Чин.
     - Ты сделаешь так, как она советовала. Еще сегодня ты закажешь  билет
на самолет. Сделай это в отеле. Да, ты поедешь в аэропорт, но не  улетишь.
Твое место займет в самолете один из моих людей. Он долетит  до  Гавайских
островов, а затем вернется обратно. Я  не  знаю,  какие  причины  побудили
Черную Пантеру предупредить тебя об опасности, но как бы то ни  было,  она
это сделала. И ты  должен  очень  серьезно  отнестись  к  словам  девушки.
Чрезвычайно серьезно!
     Энди Хаслану пришлось потратить много времени, чтобы убедить  в  этом
друга. А потом они совместно разработали план.
     В одиннадцать часов Дрейк вернулся в отель "Адельфи" и заказал  билет
на самолет. Потом попросил приготовить к завтрашнему утру счет и  упаковал
чемодан.
     Он плохо спал в эту ночь. Все время ему снились какие-то  кошмары,  и
он часто просыпался весь в поту. Несколько раз ему казалось, что он слышит
голос Чин - иногда нежный и милый, иногда злобный и полный ярости.
     В пять утра  он  был  готов  к  отъезду.  Он  заставил  себя  немного
перекусить, и в шесть часов уже усаживался в  заказанное  такси.  Один  из
мальчиков отеля погрузил его багаж. Уже сидя в такси, Дрейк осмотрелся  по
сторонам, но не заметил ничего подозрительного.
     В аэропорту Пайя-Лабар он выполнил все формальности и сдал  багаж.  У
трапа, как  обычно,  стояли  пилот  и  две  стюардессы.  Минуя  их,  Дрейк
незаметно сунул записку одной из них,  и  через  пять  минут  уже  покидал
самолет в одежде монтера,  после  чего  небрежной  походкой  направился  в
сторону мастерских.
     Заревели моторы, машина тронулась, оторвалась от  бетонной  полосы  и
вскоре скрылась за горизонтом. Дрейк выждал еще около часа, а потом, вновь
одетый в белый тропический костюм, уехал в Сингапур в присланной для  него
машине. Его чемодан уже находился в багажнике этой машины.
     В девять часов он добрался до пансионата миссис Мери Рейдон,  что  на
Хилан-стрит, и записался там под именем Неда Хэверсема. На вопрос,  откуда
он, Дрейк написал, что он коммерсант и прибыл из города Медана на Борнео.
     Мистер Хэверсем отнюдь не избегал разговоров с пожилой миссис Рейдон.
Он  сообщил  ей,  что  занимается  продажей  керосиновых   ламп   новейшей
конструкции. О делах сообщил, что они идут довольно плачевно - разумеется,
в Индонезии. А поэтому он решил попытать счастья в Малайзии.
     Миссис Рейдон очень заинтересовалась этими сообщениями. Она уже более
тридцати лет проживала в Сингапуре, но  у  нее  была  сестра  в  Джакарте.
Старая дама поинтересовалась, не встречал ли случайно мистер  Хэверсем  ее
сестру, на что последний вынужден был ответить отрицательно.
     В половине десятого Джон Дрейк прошел в свою комнату, чтобы,  как  он
выразился,  прийти  в  себя   после   утомительного   путешествия,   очень
утомительного... Разбудить его  можно  было  только  в  случае,  если  ему
позвонит компаньон.
     "Компаньон" объявился даже раньше, чем думал Дрейк.
     - Это Энди. Возьми такси и немедленно приезжай  ко  мне.  Можешь  без
опасения  доехать  до  самого  управления.  Твои  милые  друзья,  кажется,
убедились, что ты покинул Сингапур.  О  тебе  уже  осведомлялись  в  отеле
"Адельфи" и узнали, что ты  улетел  семичасовым  самолетом.  Кажется,  нам
удалось сбить их со следа.
     Полчаса спустя Дрейк уже  находился  перед  невзрачным  и  незаметным
домиком на Кинг-Джордж-парк. Здесь не было ни часового, ни вывески.  Дрейк
позвонил, и его тотчас  же  пустили  внутрь.  Лейтенант  Хаслан  сидел  за
письменным столом. Заметив Дрейка, он отодвинул все бумаги в сторону.
     - За несколько минут до моего телефонного  звонка  тебе  Ким  сообщил
мне, что получил кое-какие сведения. Он  уверен,  что  в  ближайшее  время
сможет узнать адрес Чин Фу Си. Просил, чтобы я не отходил от  телефона.  Я
заметил ему, что будет лучше, если и ты  будешь  под  рукой.  Наш  телефон
застрахован от всяких  там  подслушиваний,  что  нельзя  сказать  о  твоем
телефоне в пансионате. Кроме того, я выяснил и еще кое-что. Вчера из  реки
Сингапур выловили некоего Сун Лука. Сам по себе случай  довольно  обычный,
подозрительным оказалось лишь то, что он был  предварительно  задушен  уже
хорошо тебе известным белым шнуром с золотистыми прожилками. Его, конечно,
уже похоронили, но полиция, как всегда,  сделала  несколько  снимков.  Вот
они! Не узнаешь?
     Дрейку оказалось достаточно мимолетного взгляда.
     - Именно он и напал на нас в "Мандариновом дереве". Этого  типа  я  и
засунул под кровать. Выходит,  Чин  была  права,  утверждая,  что  Быстрый
Молоток захватит его, выжмет из него все сведения, потом расправится.
     Энди кивнул.
     - Что-то в этом роде и должно  быть.  Эти  желтые  гангстеры  гораздо
более жестокие, чем у нас дома или в Штатах. Если кто-нибудь  не  выполнит
поручения или провалится на деле, то можно считать, что его песенка спета.
     Настойчиво и резко зазвонил телефон. Лейтенант снял  трубку  и  подал
знак Джону, чтобы тот снял параллельную.
     - Говорит Ким! Меня заманили в ловушку... Я в доме Чин Фу Си.
     - Попытайтесь выбраться оттуда! - произнес Хаслан.
     - Не могу... И каждую секунду ожидаю, что эти парни  меня  обнаружат.
Все пути к бегству отрезаны.
     - Тогда скажите, где вы находитесь, Ким! Мы вас выручим...
     - Не успеете, но... - он умолк. В трубке послышались какие-то неясные
голоса, а потом ее вообще повесили.
     - Все! Они его схватили... Живым мы его больше не увидим, -  вздохнул
Хаслан, а затем сразу же попытался выяснить, откуда был телефонный звонок.
     Выяснить ему ничего не удалось. Тогда он позвонил в полицию,  дал  им
точные описания связного и попросил принять все меры для его розыска.
     - Невероятно! - воскликнул он. - До сих пор эти негодяи  еще  никогда
не отваживались ликвидировать нашего человека. Бывало, правда, что они так
запугивали наших людей, что те все забывали, но убивать...
     - Может, и Кима тоже запугивают.  Может  быть,  он  рано  или  поздно
вернется к нам? - предположил Дрейк.
     - Нет, Ким не вернется. Он был слишком надежным человеком.  Парни  из
банды хорошо знают об этом и расправятся с ним.
     Вскоре пришло и другое печальное  известие.  Передали  радиограмму  с
Гавайев. Она была уже расшифрована и гласила:
     "Билл Вестерн был убит  вчера  в  интернациональном  порту  Гонолулу,
когда ожидал самолет, который должен был вылететь обратно в Сингапур.  Был
задушен. Его нашли мертвым в туалете аэропорта".
     - Билл Вестерн -  это  агент  тайной  службы,  он  подменял  тебя  на
самолете, Джон, - сообщил Хаслан.  -  Никак  не  ожидал,  что  у  Быстрого
Молотка такая длинная рука. За мнимым  Джоном  Дрейком  наблюдали  даже  в
Гонолулу и когда уверились, что это только трюк  и  что  Дрейк  собирается
возвратиться  в  Сингапур,  ему  воспрепятствовали   сделать   это   самым
драматическим и радикальным способом. Это,  конечно,  чудовищно...  но,  с
другой стороны, наши  враги  теперь  окончательно  уверены,  что  навсегда
избавились от Дрейка. Но мы изобличим их, и тогда уж никто им не  поможет,
даже сам Господь Бог!
     - Это твое дело, Энди, а мне, собственно, делать тут больше нечего. Я
удивляюсь, почему я еще в Сингапуре.
     - На этот вопрос очень легко ответить, Джон! -  ухмыльнулся  Энди,  и
его и без того  наивное  лицо  приняло  совсем  детское  выражение.  -  Ты
просто-напросто влюблен в этого чертенка, которого здесь  называют  Черная
Пантера.
     - Это уже прошло, Энди... Я был влюблен, но теперь все уже кончено. А
остался я тут потому, что она обязательно хотела отправить меня обратно  в
Штаты. Потому что сказала по телефону, что сможет защитить меня только  до
сегодняшнего утра. Что за внимание к моей особе? Ведь  эта  адская  машина
покоится на дне моря... Черт возьми! А действительно ли это так? Ведь если
бы аппарат погиб, то и "Голден-Пинг", и самому Быстрому Молотку было бы на
меня наплевать. Зачем же им рисковать и посреди белого дня убирать в порту
Гонолулу агента ЦРУ?
     - Да, убивая Билла Вестерна, они были уверены, что  убивают  тебя,  -
согласился Хаслан.
     Дрейк лишь задумчиво кивнул головой.
     - Они прикончили  мнимого  Дрейка,  потому  что  любой  ценой  решили
помешать ему вернуться в Сингапур, где ему и так было делать нечего.  И  я
еще раз спрашиваю себя - с какой целью?
     - Я уже давно отвык делать логические  выводы,  Джон.  Все  это  дело
очень необычное и странное... - лейтенант пожал плечами.
     - Давай проследим за развитием событий еще раз, - предложил Дрейк.  -
В каждом необычном и странном деле есть своя  логика.  Итак,  я  прибыл  в
Сингапур, где не был уже два года. Приехал  для  того,  чтобы  отобрать  у
Морли изобретение, похищенное им у Лупова. Но меня  опередили.  Морли  был
убит Хурстом, и изобретение исчезло. Хурст якобы был одним  из  помощников
Быстрого Молотка,  одного  из  самых  важных  бонз,  главаря  организации,
называемой "Голден-Пинг". Затем катастрофа у доков и  покушение  на  меня.
Профессор Джонс подтвердил мою теорию относительно инфразвуковых  волн.  В
час двадцать ночи раздается телефонный звонок. Это Чин Фу  Си...  И  здесь
случается первая неправдоподобная вещь...
     - А именно?
     - Она сказала, что знает, что я из тайной службы, потому  что  видела
меня у доков с одним английским офицером. Откуда она,  собственно,  знает,
что ты английский офицер? Ведь ты тоже был в штатском. Выходит, она  знала
тебя и раньше... Но даже если и предположить, что она все-таки тебя знает,
то она не могла знать, что я тайный агент.
     - Все это верно, но не убедительно, - возразил Хаслан.
     - Тогда пойдем дальше. Чин ведет меня в дом Джереми Хурста,  который,
как она утверждает, повинен в смерти ее брата Амата.
     - Так оно и есть... В одном из трупов мы опознали Амата Сорадо...
     - Итак, мы подошли к дому Хурста и  нашли  его  там  задушенным.  Чин
сразу же  высказала  подозрение,  что  это  дело  рук  "Голден-Пинг".  Она
пообещала ответить мне на некоторые вопросы. А на мосту, который  ведет  к
"Мандариновому дереву", на Чин было совершенно покушение. Она  утверждала,
что это один из людей  Быстрого  Молотка,  который  одновременно  является
боссом "Голден-Пинг" и "Пэт-Хай".
     - Этот Быстрый Молоток у них приблизительно то же самое,  что  у  вас
глава синдиката, - уточнил Энди.
     - Именно так я себе его и представлял. В "Мандариновом дереве" на Чин
было совершенно второе покушение. Мне удалось справиться с этим парнем, но
когда туда прибыла полиция,  он  уже  куда-то  исчез,  а  потом,  как  мне
сообщили, был выловлен в речке Сингапур со шнурком на шее.
     - В твоем рассказе нет ничего нового, Джон. Я знаю и о том,  что  эта
женщина пришла к тебе той же  ночью  в  отель,  якобы  опасаясь  мести,  и
сделала тебя своим помощником. Единственная ее заслуга состоит в том,  что
она подсказала тебе, как поймать банду, перевозящую наркотики.
     - Она сообщила мне и о том, что этот таинственный ящичек,  в  котором
хранился аппарат, будет доставлен на корабль. Так оно  и  получилось.  Его
принесли на корабль в  последнюю  секунду...  -  Дрейк  немного  помолчал,
задумчиво  уставившись  в  одну  точку.  -  Хотя  откуда  нам  знать,  что
находилось в этом ящичке?! И было ли там вообще что-нибудь?!
     - Я тоже задавал себе этот вопрос.
     - Нетрудно  было  предвидеть,  что  за  судном  организуют  погоню  и
попытаются задержать  его.  Контрабандисты  наркотиков  привыкли  к  таким
вещам. Но капитан, конечно, не мог знать, что вместо патрульного  парохода
за ним погонятся быстроходные катера.  Поэтому  он  и  начал  обороняться,
вследствие чего был отправлен кормить акул. Вот  так  мы  и  потеряли  это
изобретение.
     Энди тихо выругался.
     - Так мы не сдвинемся с мертвой точки. Я  все-таки  считаю,  что  все
вертится вокруг этой девицы, и мне кажется, что она просто-напросто обвела
тебя вокруг пальца. Но какую цель она преследует при этом? Она разыгрывает
безумную влюбленную, а потом  неожиданно  поворачивает  на  180  градусов.
Хочет освободиться от тебя во что бы то ни стало. Затем  снова  настойчиво
предупреждает  тебя  об  опасности  и  настойчиво  просит  тебя   покинуть
Сингапур. Утверждает, что следят за каждым твоим шагом.
     - Но она не лжет... Как ни странно, но она даже знала, что  я  был  у
тебя вчера вечером.
     - Наверняка она следила и за твоим отъездом. Правда, нам  удалось  ее
обмануть, но почему все-таки  наш  человек  был  убит  в  Гонолулу,  когда
пытался возвратиться в Сингапур?
     - Это ясно. Агенты или, возможно, гангстеры в Гонолулу не знали,  как
я выгляжу, поэтому Вестерн и пал их жертвой.
     Лейтенант задумчиво кивнул.
     - Это, конечно, можно принять как версию, но почему  она  выдала  всю
банду контрабандистов во главе с Пэт-Хаем? Объяснение  здесь  можно  найти
лишь одно: Пэт-Хай был конкурентом "Голден-Пинг", который существует и без
Хурста и которым руководит Быстрый Молоток. Хая принесли в  жертву,  чтобы
ввести тебя в заблуждение, а заодно избавиться от соперника.
     - Что-то здесь не то, - возразил Дрейк. - Быстрый  Молоток,  или  как
там его зовут - Хан Танг Ну - дважды пытался отделаться от Чин:  один  раз
на мосту, а во  второй  раз  в  "Мандариновом  дереве".  Когда  же  убийца
потерпел  неудачу,  он  был  убит  своими  собственными  людьми,  как   не
справившийся с возложенным на него поручением.
     Дискуссию прервал телефонный звонок. Лейтенант Хаслан снял  трубку  и
выслушал сообщение.
     - Ладно... не прикасайтесь ни к чему, пока мы не приедем на место.
     После этого он  набрал  номер  физического  института  и  долго  ждал
ответа.
     - Профессора Джонса, пожалуйста... Он мне очень  нужен...  Профессор?
Вы не могли бы приехать как можно быстрее на морскую базу? Да, да, в Буона
Виста. Мы, кажется, отыскали инфразвуковой аппарат, о котором вам говорили
раньше. И хотелось бы услышать  мнение  специалиста.  Кроме  того,  мы  не
знаем, как обращаться с этой штуковиной. Он может  представлять  опасность
для окружающих. Жду вас...
     - Немедленно выезжаю... Только очень  прошу  вас,  лейтенант,  будьте
крайне осторожны!
     Джон слышал этот разговор.
     Через полминуты они уже мчались в машине через город в сторону  моря.
Командир  базы,  полковник  морской  пехоты,  уже  ждал  их,   нетерпеливо
расхаживая взад и вперед.
     - Как и договорились, мы обыскали весь Селат-Сембилиан-канал и  берег
и, наконец, нашли останки потопленного  корабля.  А  на  коралловых  рифах
Дамар-Лалюта нашли яйцеобразный чемодан, соответствующий вашему  описанию.
Его привезли сюда, и в настоящее время он находится тут, на набережной. Но
мы до него не дотрагивались.
     Когда Дрейк увидел чемодан, точнее ящичек, он был почти  уверен,  что
этот ящичек тот самый, что принесли на корабль в последнюю минуту.  Ящичек
имел кубическую форму, а на крышке красовался замок.
     - Я, конечно, могу распорядиться, чтобы  сняли  замок  или  вывинтили
винты на петлях... - начал комендант, но Дрейк перебил его.
     - Если в ящичке находится именно то, что  я  предполагаю,  то  мы  не
имеем права вскрывать крышку. Мы попросили приехать сюда профессора Джонса
из физического института. И он нам посоветует, что предпринять.
     Прошло минут десять. Все это время люди толпились вокруг  ящичка,  не
зная, что делать. Наконец, заявился профессор Джонс.
     Он обошел вокруг ящичка, каждая сторона которого была около  ярда,  и
заявил:
     - Прежде всего, его необходимо поместить в какой-нибудь  бункер,  где
он не сможет нанести большой ущерб. И я бы предложил снять  не  крышку,  а
дно. У вас имеются опытные специалисты?
     Полковник распорядился  вызвать  специалистов,  нашелся  и  бункер  с
толстыми бетонными стенами. Туда и поместили этот опасный  ящик,  поставив
его вверх ногами. Дно ящика было толстое и держалось на крупных винтах.
     - Я, разумеется, снимаю с себя всякую ответственность,  -  подчеркнул
профессор Джонс. - На вашем месте я использовал бы как можно меньше людей.
Думаю, что одного-двух будет достаточно. Я тоже  останусь  здесь,  но  вас
попрошу покинуть бункер и попросить полицию оцепить  бункер  и  местность.
Ведь никто  не  знает,  чем  может  закончиться  такой  эксперимент.  Если
что-нибудь случится, один из нас должен все-таки остаться в живых.
     Произошел небольшой спор, так как никто не хотел  показаться  трусом,
но Дрейк  одержал  верх  в  словесной  перепалке.  Ему  предоставили  двух
помощников,  а  затем  тяжелые  бронированные  двери  подвала   закрылись.
Вспыхнуло  внутреннее  освещение,  и  люди  осторожно,  со  знанием   дела
принялись за работу.
     Сперва они вывинтили четыре винта, которые крепили среднюю  доску.  К
удивлению Дрейка она оказалась не такой толстой, как он  предполагал.  Под
ней находилась металлическая коробка. Две оставшиеся доски  удалось  снять
без приключений.
     Один из рабочих ухмыльнулся:
     - Не  удивлюсь,  если  в  этом  ящике  находятся  простые  камни  или
что-нибудь в этом роде. Вот будет тогда потеха!
     - Лучше пусть будут камни, чем смерть! Надеюсь, вы еще помните о  той
катастрофе, что случилось у доков?
     - Все это так! Но поверьте мне, слишком уж  безобидно  выглядит  этот
ящичек...
     Второй рабочий предложил:
     - Может, нам лучше  теперь  поставить  ящик  на  дно  и  поднять  всю
коробку?
     -  Я  не  специалист,  -  улыбнулся  Дрейк.  -  Но  если  бы  я   был
специалистом, я бы не советовал этого  делать.  Ваша  профессия  не  любит
легкомыслия, но она все-таки заставляет вас довольно оптимистично смотреть
на вещи. Обычно говорят: "Все будет хорошо. А если же будет  очень  плохо,
то этого ты все равно никогда не увидишь".
     Саперы согласились с его высказываниями и последовали его совету.
     Наконец, отвинтили и боковые доски. Показался металлический ящик.  Из
одной стенки  ящика  к  замку  бежал  провод.  Один  из  саперов  тихонько
присвистнул:
     - Электропривод... вероятно работает  на  батарее.  Как  вы  думаете,
перегрызть его кусачками?
     - Ничего другого не остается, - оба внимательно уставились на Дрейка.
Теперь они ни в чем не были уверены. Но Джон только ухмыльнулся.
     - Я заранее знал, что мы наткнемся на какие-нибудь сюрпризы,  но  тем
не менее, думаю,  можно  рискнуть.  Если  внутри  действительно  находится
адская машинка, то конструктор рассчитывал  на  то,  что  открывать  будут
крышку. Значит, контакт наверняка находится в замке.
     Когда один из саперов взял  кусачки,  Джон  затаил  дыхание.  Он  уже
подготовился к тому, что сейчас их разнесет на мелкие кусочки,  но  ничего
страшного не произошло.
     КЛИК! - раздался  тихий  звук  и  провод  оказался  перекушенным  без
последствий.
     Саперы облегченно вздохнули.
     - Что дальше?
     Этого Дрейк пока сам не знал.  Но  поскольку  он  уже  взял  на  себя
руководство, то ему приходилось всю ответственность брать на себя.
     - Полагаю, что теперь  мы  можем  перевернуть  эту  штуку  и  открыть
крышку.
     Дрейк сам помогал переворачивать металлический ящик  и  констатировал
при этом, что тот был гораздо легче, чем должен  быть  по  его  разумению.
Основную тяжесть составляли доски, которые уже были размонтированы.
     - Ну вот, дело сделано! - крышка подалась. Внутри  что-то  скрипнуло,
что заставило Дрейка вздрогнуть, но все обошлось.
     Все остальное было просто. Толстыми ножницами  для  разрезания  жести
они вспороли ящик.  Внутри  оказались  опилки,  а  в  опилках  -  стальная
коробочка, в которой исчезал провод.
     - Нужен слесарь, чтобы открыть эту штуку, - заявил сапер.  -  Горелка
тут не подойдет. Уверен, что внутри находится динамит  или  нитроглицерин.
От высокой температуры все это может взорваться.


     - Ну как, все в порядке? А я весь изошел от страха! - такими  словами
встретил лейтенант Хаслан всех троих, когда они покидали бункер.
     - Почти... У вас найдется хороший слесарь, полковник?
     - Конечно!
     Пока Дрейк докладывал о результатах,  появился  слесарь.  Через  пять
минут стальная коробка была  вскрыта  -  в  ней  находилось  восемь  шашек
динамита - этого было вполне достаточно, чтобы разнести всех в клочья, кто
пытался бы открыть ящик обычным путем.
     - Слава Богу! - простонал лейтенант. - Нам чертовски повезло!
     Дрейк придерживался иного мнения, и это можно было прочитать  на  его
недовольной физиономии.
     - Что с тобой, Джон?
     - Неужели ты не понял, что все это означает? Ведь  именно  этот  ящик
был принесен на борт корабля... А это, в свою очередь,  свидетельствует  о
том, что Быстрый Молоток знал, что нам нужно.  Изобретение  было  отослано
каким-то другим путем или до сих пор находится в Сингапуре!
     - А твоя возлюбленная Чин сделала все, чтобы выгнать тебя из города.
     -  Выходит,  придется  начать  все  сначала.  Аппарат  наверняка  еще
находится в городе  или  поблизости  от  него.  Иначе  им  не  нужно  было
разыгрывать весь этот спектакль. Да и Вестерна тогда убивать было бы ни  к
чему.
     Все  детали  ящика  были  изъяты  как  вещественные   доказательства.
Напоследок Дрейк поблагодарил профессора Джонса.
     - Слава Богу, что тревога оказалась ложной, - улыбнулся профессор.  -
Мне уже начинает сниться этот чертов аппарат. Надеюсь, вы больше не будете
беспокоить меня по этому вопросу.
     И он уехал.
     Лейтенант   Хаслан   и   Дрейк   также   вернулись   в    город.    У
таможенно-полицейского  участка  на  окраине  Сингапура   Дрейк   попросил
лейтенанта остановиться.
     - Я не хотел бы, чтобы нас с тобой  видели  сейчас  вместе.  Здесь  я
вылезу, поймаю такси и отправлюсь на Хилан-стрит к моей дорогой  хозяюшке.
Если у тебя появятся новости, сразу же позвони мне и не забудь,  что  меня
зовут Нед Хэверсем. Прежде всего, мне надо все основательно обдумать.
     - Относительно Чин Фу Си! - ехидно ухмыльнулся Энди Хаслан.  -  Долго
же тебе придется размышлять!
     - Да, придется подумать и о Чин. Мы же с тобой пришли вчера к  общему
мнению, что она находится в центре всех  событий.  Если  я  пойму,  в  чем
заключалась ее роль, то все остальное придет само собой.
     Хаслан скептически улыбнулся, но ничего не произнес. У него,  видимо,
были свои идеи на этот счет. Вероятно, он считал, что даже самые  умные  и
надежные люди не застрахованы от  того,  чтобы  позволить  себя  окрутить.
Особенно, если речь идет о такой очаровательной девушке, как Чин Фу Си.
     Ночь.  Но  на  Хокин-стрит  множество  людей.  Желтые   лица,   узкие
глаза-щелочки... мужчины, женщины,  дети...  Большей  частью  в  китайской
одежде, но попадаются  иногда  и  в  европейских  костюмах.  Говор,  смех,
восклицания...  Из  ресторанов  и  баров   доносятся   звуки   музыкальных
автоматов.
     Маленькие лавчонки еще открыты. Торговцы шелком, серебряной  посудой,
ювелиры... Ночная жизнь била ключом.
     Перед китайским храмом присел какой-то монах. Он  перебирал  четки  и
бормотал молитвы. Перед ним остановились несколько кули. Они посмотрели на
него, а потом потихоньку вошли внутрь храма.
     Монах поднялся и последовал  за  ними.  Времена  были  смутными,  кто
знает, может, они собирались ограбить храм.
     - Вы что, не знаете, что надо снимать обувь, прежде  чем  переступать
порог святого храма? - обратился он к вошедшим. - Сейчас же уходите, или я
вызову полицию!
     Кули лишь усмехнулись и оттеснили монаха в угол.
     - Где письмо? - сурово спросил один из них.
     - Какое письмо? И что вам вообще нужно?
     - Письмо, переданное  тебе  женщиной,  известной  под  именем  Черная
Пантера.
     Монах  побледнел.  Он  попытался  проскользнуть  между  мужчинами   и
одновременно позвать на помощь. Но в ту же секунду чья-то рука зажала  ему
рот...
     Минут через десять трое мужчин, оживленно  разговаривая  и  улыбаясь,
уже выходили на улицу. У одного из них лежало в кармане письмо, за которое
каждый из них получит по пять  сингапурских  долларов.  За  такую  цену  в
Китайском городке Сингапура было совершенно уже не одно убийство.
     Труп монаха обнаружили только через несколько часов...


     Джон Дрейк  долго  и  мучительно  размышлял,  но  все-таки  пришел  к
кое-каким выводам. Если он хочет найти аппарат, то  в  первую  очередь  он
обязан разыскать Чин, а найдя ее, он заставит девушку показать ему  дорогу
к Быстрому Молотку. Уж во второй раз он не  позволит  ей  себя  одурачить!
Раздался телефонный звонок. Лейтенант Хаслан поинтересовался, не хочет  ли
Дрейк навестить его. Но Дрейк отказался.
     - У меня на примете есть кое-что более важное. Я приду к тебе  завтра
утром. Если же меня не будет, сообщи в полицию о моем исчезновении.
     Лейтенант,  уверенный,  что  затея  Дрейка  ни  к  чему  хорошему  не
приведет, попытался отговорить  его,  но  Дрейк  уже  повесил  трубку.  Он
проверил свое оружие -  пистолет  38-го  калибра,  лежащий  в  кобуре  под
мышкой, и маленький браунинг в заднем кармане  брюк.  Не  забыл  он  и  об
остром, как бритва, кинжале  в  ножнах  и  о  шелковой  бечевке  -  оружии
китайцев, с помощью которой он два года назад в  этом  же  городе  повязал
убийцу.
     После этого он попросил у миссис Рейдон  ключ  от  дома  и  вышел  на
улицу.
     Душный  вечер  постепенно  становился  прохладным  от  бриза.   Дрейк
подозвал рикшу. Он не хотел ехать в такси,  а  рикша  не  так  бросался  в
глаза. Но основная причина заключалась не в желании быть неприметным, хотя
и это не мешало. Дрейк знал, что кули многое знают из того,  о  чем  белые
даже не подозревают. У них имеется своя довольно своеобразная служба связи
и информации. И если им предложить крупную сумму, то можно получить немало
ценной информации.
     - Пиги, мана туан? - спросил рикша.
     Он оказался малайцем и, как и  все  малайцы,  вероятно,  недолюбливал
китайцев. Дрейк посчитал, что пока фортуна на его стороне.
     - Дьялан хусбатун кольяри! - приказал он, и рикша засеменил  быстрее.
Минуя большие улицы, где было много народу  и  машин,  они  направились  в
южном направлении и проехали невдалеке от отеля Раффлс.
     Наконец, на одной из  малооживленных  улочек,  Дрейк  приказал  рикше
остановиться.
     - Карапун пистун мачаяни!
     Дрейк вынул пять серебряных сингапурских долларов и побренчал  ими  в
руке. Кули кое-что понял,  и  его  глаза  расширились  от  жадности.  Пять
долларов - это большая сумма для кули.
     - Я хотел бы кое-что узнать от  тебя.  Во-первых,  не  знаешь  ли  ты
молодую особу по имени Чин Фу Си, которую еще называют Черная Пантера?
     Какое-то мгновение малаец колебался.
     - Есть вещи, которые опасно произносить вслух, - опасливо пробормотал
он.
     Но Дрейк хорошо знал, как надо обращаться с такими людьми. Он вытащил
из кармана еще несколько долларов и сказал:
     - Но каждую вещь можно все-таки купить. Все дело в  цене.  Я  ищу  не
только эту женщину, я ищу также Хан Танг  Ну,  которого  называют  Быстрый
Молоток.
     Кули ничего не ответил, и Дрейк увидел, что он здорово перепугался.
     - Оставь себе свои деньги,  туан.  Свою  жизнь  я  ценю  дороже,  чем
двадцать долларов. Скажи мне лучше, куда тебя отвезти.
     - В какой-нибудь мюзик-холл... где много красивых женщин... таких  же
красивых, как Черная Пантера.
     Он протянул руку и высыпал все доллары, не  считая,  в  ладонь  кули.
Деньги мгновенно куда-то исчезли.
     И рикша  вновь  засеменил  вперед.  Они  переехали  мост  через  реку
Сингапур,  пересекли  Хокин-стрит,  проехали  Нанкин-стрит   и,   наконец,
добрались до Китайского городка.
     Рикша остановился на одной небольшой улочке  перед  маленьким  домом.
Раньше этот дом, наверное, принадлежал богатому  человеку.  Двери  и  окна
были украшены резьбой, а весь фасад - золочеными змеями и драконами.
     Не было видно неоновых огней,  музыки  тоже  не  было  слышно.  Перед
дверью стоял седовласый китаец. Он недоверчиво взглянул на Дрейка, который
подъехал к ресторану Тель Фунга на таком жалком средстве передвижения, как
рикша.
     Но прежде чем Дрейк успел подойти к входу,  кули  быстро  подбежал  к
китайцу и что-то шепнул ему на ухо. Тот кивнул, почти поклонился Дрейку, а
рикша сразу убежал. Дрейк сунул  привратнику  несколько  долларов,  и  тот
распахнул дверь. Джон очутился в маленькой передней,  стены  которой  были
украшены красивыми гравюрами на шелке.
     Молчание следующего привратника и снова распахнутые двери.
     Тяжелая резная мебель, мягкий  свет,  высокие  вазы  с  разноцветными
ароматными цветами...
     Где-то плакала скрипка, ей вторила флейта. По залу бесшумно скользили
кельнеры в белых смокингах. Они разносили на подносах разнообразные яства.
     Дрейк в первую очередь  осмотрел  посетителей.  Тут  были  зажиточные
китайцы со своими женами и подругами, а иногда  и  одни.  В  зале  имелось
несколько ниш, скрытых занавесками  из  сверкающего  жемчуга.  Джону  была
отлично известна особенность этих ниш - сидя в них, можно было видеть все,
что происходило в зале, в то время как из зала ничего увидеть было нельзя.
     Дрейк прошел в одну из ниш, уселся, и в тот же миг к  нему  подскочил
один из кельнеров, услужливо склонившийся перед ним. Видимо, белый человек
в этом заведении редкий гость.
     - Что желаете, сэр? - осведомился кельнер.
     Дрейк ответил на хорошем китайском языке:
     - Я хотел бы поесть... Передай повару, что любитель  хорошо  покушать
просит приготовить ему небольшой, но  изысканный  ужин.  И  принеси  вина!
Только самого лучшего.
     Кельнер задумался и быстро отошел в сторону, поклонившись.  Дрейк  же
засомневался, хватит ли у него сингапурских долларов, чтобы  оплатить  эту
пирушку.
     Что ж, тогда придется  расплачиваться  американскими  долларами.  Их,
вероятно, возьмут с большим удовольствием.
     Затем у его стола возникла девушка.  Гладкая,  словно  мрамор,  кожа,
личико розовое, пурпурные губки и  черные  блестящие  волосы,  обрамлявшие
красивый гладкий лоб. Черные искусно подкрашенные брови.
     Малютка была восхитительна, но она не заинтересовала Дрейка.  Правда,
она сможет дать ему алиби. Кроме того...  он  вспомнил  о  Чин.  Ее-то  уж
куколкой не назовешь. Она была породистая и соблазнительная женщина.
     Вино подали в  небольших  прозрачных  чашечках.  Оно  было  не  очень
холодное и Дрейку  не  понравилось.  Лучше  уж  тогда  простое  виски.  Но
изменить он ничего не мог - ему надо было играть свою роль до конца.
     Зато еда, которую принесли, была превосходной. Таких кушаний Дрейк не
едал еще ни на одном приеме. Да и меню было довольно обширное.
     Джон ел мало и не спеша, зато девушка уписывала все за обе щеки.  Это
избавило Дрейка от необходимости поддерживать разговор, к которому у  него
не было ни малейшего желания.
     Кельнер убрал посуду и принес  крепкий  горячий  чай.  По  ресторану,
чинно и благородно, расхаживал хозяин -  Тель  Фунг.  Ресторан  постепенно
наполнялся людьми.
     По всей вероятности, рикша его обманул. Он, правда, ничего не обещал,
но он взял деньги и привез его сюда. Дрейк был уверен, что встретит Чин  в
этом роскошном по китайским понятиям ресторане. Шел двенадцатый час. Дрейк
начал злиться. Дело опять зашло в тупик, хотя он  и  надеялся  на  лучшее.
Теперь он уже начал  сомневаться,  что  вообще  найдет  девушку,  Быстрого
Молотка и похищенное изобретение.
     Он чувствовал себя, словно слепой, который ходит по краю  пропасти  и
рано или поздно свалится в нее.
     А люди все прибывали. Воздух становился душным.  К  тому  же,  в  нем
витали запахи пищи и вина. На обнаженных шеях женщин сверкали  драгоценные
камни, тускло поблескивали золотые браслеты.
     В распахнутой двери появилась еще одна пара. Мужчина-китаец,  грузный
и сильный, с седыми волосами и лицом Будды.  На  нем  был  надет  смокинг,
очень элегантный и модный.
     Рядом с ним шла женщина,  которую  китаец  держал  за  локоть,  точно
опираясь на нее. На женщине  было  длинное  платье,  усеянное  золотистыми
нитями и с большими разрезами по бокам. На нежной шее сверкало ожерелье, в
иссиня-черных волосах поблескивали бриллианты.
     Лицо было похоже на белую маску, а на нем, словно кровоточащая  рана,
выделялись пурпурные  губы.  Дрейк  непроизвольно  приподнялся,  судорожно
вцепившись в край стола.
     Это была Чин Фу Си.
     Словно влекомая магнитом, она поморщилась и посмотрела в его сторону,
и их взгляды встретились. На ее щеках сразу появился румянец, и  даже  лоб
покрылся красными пятнами.
     Она хотела высвободить руку, но мужчина держал ее словно  в  железных
тисках. Пригнувшись к ней, он что-то произнес  и  при  этом  улыбнулся.  У
любого непосвященного человека создалось  бы  мнение,  что  он  сказал  ей
комплимент.
     Чин опустила глаза и вяло направилась вслед за мужчиной по залу.
     - Что с тобой? У тебя такой вид, будто ты увидел  самого  дьявола,  -
удивилась девушка, сидящая рядом с Дрейком.
     Джон ничего  не  ответил.  Он  не  знал,  что  теперь  делать  и  как
расценивать поведение Чин. Известие об убийстве в Гонолулу, вероятно,  уже
дошло до газет. Поэтому увидев его живым и здоровым, да еще в  обществе  с
другой девушкой, она должна была страшно испугаться.
     Но отнюдь не страх  окрасил  ее  щечки  румянцем.  Это  было  вызвано
удивлением,  радостным  удивлением.  Она  хотела  освободиться  от  своего
спутника, чтобы подойти  к  нему,  но  мужчина  воспрепятствовал  этому  и
прошептал ей что-то на ухо, что сделало ее покорной. Значит, он  имел  над
ней какую-то власть? Значит, он прошептал ей какую-то угрозу?
     Дрейк не был уверен, видел ли его  этот  человек  вообще.  А  если  и
видел, то обратил ли на него внимание?
     Тем временем Чин и ее спутник уже заняли места. Китаец  в  элегантном
костюме уселся спиной к нише, где расположился Дрейк. Чин сидела  лицом  к
Джону. Ей достаточно было поднять глаза, чтобы увидеть его, но она  упорно
смотрела на скатерть. И кто  вообще  был  ее  спутник,  который,  по  всей
видимости, был с ней на весьма короткой ноге? Дрейку обязательно надо было
это узнать.
     Неожиданно он ощутил нежное прикосновение девушки, сидящей  вместе  с
ним.
     - Ты не хочешь мне отвечать? - проворковала она. - Неужели  тебя  так
испугала Черная Пантера? Ты знаешь ее?
     Эту возможность нельзя было упускать.
     - Как-то встречался с ней. А ты не знаешь случайно, кто ее спутник?
     - Имени его я не знаю, но он довольно часто появляется здесь вместе с
ней. Вероятно, она его подруга. Посмотри, сколько на ней драгоценностей  и
какие они! Одного этого уже достаточно.  Такие  дорогие  подарки  ни  один
мужчина не будет дарить девушке просто так. Кроме того, он,  должно  быть,
очень богат.
     Да, все верно. Дрейк получил еще одно  доказательство,  что  Чин  его
бесстыдно обманывала. Она уверяла его в своей любви и ни слова не  сказала
о своем богатом друге, которому была послушна, как рабыня.
     -  Ты  действительно  не  знаешь,  кто  этот  человек?  -  настойчиво
осведомился он.
     Девушка качнула головой.
     - Не знаю, но если бы и знала, то не имела бы права говорить.
     Дрейк был убежден, что она  его  обманывала.  Ну  что  ж,  не  хочешь
говорить - не надо. Обойдется и без ее помощи.  Он  подал  знак  кельнеру,
расплатился  и  направился  к  выходу,  ощущая  на  себе  взгляд  девушки,
огорченной, что вечер с таким симпатичным белым окончился так неожиданно и
быстро.
     На лице Чин не дрогнул ни один мускул. Можно было подумать,  что  они
никогда не были знакомы, но ее спутник бросил  на  Джона  быстрый  взгляд.
Правда, взгляд его ничего не выражал, кроме равнодушия.
     Дрейк спросил у швейцара, нельзя ли тут найти такси или взять  машину
напрокат. Последнее было бы предпочтительнее.
     Швейцар, предчувствуя щедрые чаевые, сделал знак мальчишке  и  что-то
сказал ему на диалекте, который Дрейк не понял.
     Мальчонка убежал.
     -  Пять  минут,  -  поклонился  швейцар,  и  Дрейк   стал   терпеливо
дожидаться.
     Прошло пять минут, потом десять... Ничего. Если  те  двое  выйдут  из
ресторана, то он, видимо никогда их больше не найдет. Ему было  необходимо
проследить за ними.
     Агент ЦРУ нетерпеливо расхаживал перед рестораном.  Неожиданно  из-за
угла выехала машина и застыла прямо перед ним. Из нее выскочил  мальчишка,
а за ним малаец, сидевший за рулем. Это был почти новый "линкольн".
     Вновь несколько долларов сменили владельца, после  чего  Дрейк  занял
место рядом с водителем.
     -  Куда  вы  желаете   ехать,   туан?   -   поинтересовался   смуглый
шофер-малаец.
     - Немного вниз по улице, откуда можно наблюдать за входом в  ресторан
Тель Фунга.
     Шофер кивнул и сделал так, как сказал Дрейк.
     - А куда мы поедем потом?
     - Еще не знаю. Я должен проследить за одной парочкой,  чтобы  узнать,
где они живут.
     - Сайа кумароти, туан!
     Казалось, шоферу было не впервые  выполнять  подобные  поручения.  Он
развернул машину и въехал задним ходом в одну из подворотен. Отсюда он мог
выехать в любой момент и в любую сторону.
     - Я еще толком не знаю, каким  образом  закончится  наша  поездка,  -
проронил Дрейк, который не хотел оставлять малайца в неведении. - Я  слежу
за одним китайцем. Возможно, он преступник. Не исключено, что в  дороге  у
нас могут возникнуть какие-нибудь неприятности...
     - У меня не будет возражений, если туан  соответственно  заплатит  за
эту поездку, - заявил шофер.
     - Само собой разумеется... А если я где-нибудь вылезу и не вернусь  в
течение получаса, я попрошу вас отвезти эту записку на Уилки-роуд,  153  и
передать ее туану Хаслану.
     - Чикату кусимоку, туан!
     Было уже за полночь. Наконец, из  ресторана  вышли  Чин  и  китаец  с
физиономией Будды.
     - Внимание!
     Мотор тихо заурчал.
     К ресторану подкатили две машины  -  белоснежный  "ягуар"  и  большой
закрытый "кадиллак". Чин,  даже  не  попрощавшись,  села  в  "ягуар".  Она
уселась за руль, а шофер, подогнавший машину, остался  на  улице.  Спутник
Чин сел на заднее сиденье "кадиллака". Впереди уже сидело двое мужчин, лиц
которых Дрейк, естественно, различить не мог.
     Обе машины отъехали одновременно. "Ягуар" развернулся и направился  к
северу, а "кадиллак" поехал в противоположном направлении.
     Дрейк раздумывал лишь мгновение.
     - За "ягуаром"! - приказал он.
     Чин была более важной  фигурой.  Уж  на  этот  раз  ей  придется  все
рассказать - независимо от того,  хочет  она  или  нет.  Дрейк  больше  не
позволит себя обмануть. Что же касается китайца, то  он  вообще  не  знал,
стоит ли за ним следить.
     Чин вела машину очень быстро, и следить  за  ней  было  легко.  Шофер
держался на почтительном расстоянии, но не терял "ягуар" из вида.
     Они уже давно выехали из Китайского городка. По  правую  руку  лежала
Хонг Линг Грин. Они  переехали  мост  через  реку  Сингапур,  проехали  по
Валлей-роуд и направились  вдоль  Кинг-Джордж-парка.  В  конце  парка  Чин
повернула направо и остановила машину под группой деревьев.
     Намек был достаточно ясен: Чин заметила, что за ней следят. Почему же
тогда, вместо того, чтобы  скрыться,  она  вызывающе  остановилась?  Дрейк
этого не знал, но надеялся, что скоро узнает.
     - Не забудь о записке, - обратился он к шоферу, и тот кивнул.
     Дрейк вытащил пистолет и спустил предохранитель -  он  был  готов  ко
всему.
     Чин стояла у  машины,  прислонившись  спиной  к  радиатору.  Напрасно
пытался Дрейк всмотреться в черты ее лица. Он  видел  лишь  белый  овал  и
черные сверкающие глаза. Потом он увидел, как она  протянула  руки  в  его
сторону.
     Дрейк поступил просто, как и намеревался - отступил в сторону.  И  не
потому, что боялся. Он хотел избежать влияния чар этой соблазнительницы, а
поскольку не очень-то был уверен в силе воли,  то  предпочел  избежать  ее
ласк и объятий.
     - Джон! - она, казалось, вот-вот разрыдается.
     Дрейк оставался непоколебимым.
     - Если бы я хотел, я мог бы сейчас отвезти  тебя  прямо  в  секретную
службу. И у тебя имеется только одна возможность  избежать  каторги  -  ты
должна сказать мне всю правду. Кто тот человек, с которым ты была  сегодня
в ресторане? Почему ты лгала мне? Почему  обманула,  заявив,  что  аппарат
принесут на борт корабля? Почему всеми средствами пыталась заставить  меня
уехать  из  Сингапура?  И  почему,  наконец,  поручила   наемным   убийцам
прикончить меня, если я решу из Гонолулу вернуться обратно в  Сингапур?  Я
мог бы задать еще с десяток вопросов, но пока  считаю,  что  достаточно  и
этих. И только, пожалуйста, не пытайся увильнуть от ответа и вместо  этого
снова начать уверять меня в своей любви! Сегодня ты была  в  ресторане  со
своим приятелем. Кто этот человек? Быстрый Молоток? -  неожиданно  спросил
он.
     Он увидел, как при  этом  вопросе  она  вздрогнула  и  прикрыла  лицо
руками.
     - Не разыгрывай комедии и отвечай! - набросился  на  нее  Дрейк.  Его
глаза уже привыкли к темноте, и он заметил слезы на ее щечках. Видел,  как
она умоляюще сложила руки, но, тем не менее, продолжал оставаться  суровым
и непреклонным.
     - Я жду! - сказал он.
     Она заговорила тихо, но быстро, точно боялась, что в следующий момент
передумает и замолчит.
     - Ты прав, я была  с  Быстрым  Молотком.  Но  он  обманул  меня,  как
обманывает всех. Сказал, что эта машина представляет опасность, если будет
находиться в руках американцев, а на самом деле думал  о  наживе.  Миллион
долларов - это солидный куш.  Но  он  совершил  ужасную  глупость.  Он  не
представлял,  какая  сила  скрывается  в  этом  аппарате  и  захотел   его
использовать. Из-за этого погиб мой брат. Тогда я попросила тебя отомстить
за брата. Когда мы пришли к Хурсту, ближайшему помощнику Быстрого Молотка,
тот был уже мертв. А аппарат находился в руках Быстрого Молотка.
     - Все это я уже знаю. Я хочу услышать  и  еще  кое-что.  Те  вещи,  о
которых ты до сих пор не упоминала.
     - Быстрый Молоток узнал, что я была с тобой у Хурста, и подумал,  что
я его предала, поэтому он и  послал  своих  убийц.  А  я  боялась  главным
образом не за себя, а за тебя. Помнишь, как я тебе  говорила,  что  сунула
голову в пасть льва? Ну так вот, я была у него. Я  сказала,  что  спрятала
свое письменное признание в надежном месте  и  заключила  с  ним  договор.
Согласно этому договору, он обещал  не  препятствовать  твоему  отъезду  в
Штаты. А попутно мы решили  выдать  в  руки  полиции  Пэт-Хая,  который  в
последнее время превратился в неудобного конкурента в торговле наркотиками
- в частности,  опиумом.  Я  только  не  знала,  что  этот  ящик  содержал
взрывчатку. С другой стороны, мне казалось, что я все-таки уговорила  тебя
уехать. Ты только должен был убедиться, что это  изобретение  покоится  на
дне залива.
     - И зачем ты все это делала?
     Она немного помолчала, и, наконец, прошептала:
     - Потому что я люблю тебя, Джон...
     Дрейк рассмеялся.
     - Не лги, Чин! Если бы это было действительно так, ты бы могла  пойти
вместе со мной в тайную службу и все рассказать.
     - Я так и хотела сделать, но Быстрый Молоток тем временем узнал,  где
находится мое письменное признание. Его  убийцы  ликвидировали  монаха  на
Хокин-стрит и забрали у него мое письмо.  Таким  образом,  я  сразу  стала
беззащитной. Быстрый Молоток хотел навечно привязать меня к себе.
     Чин немного помолчала, а потом вдруг всхлипнула.
     - Сегодня он добился своей цели. Я уже не могла больше защищаться.  А
потом мы увидели тебя в ресторане. Что было после, ты знаешь...  А  теперь
он поручил мне привезти тебя к нему. Он уже ждет.
     - Он что, с ума сошел? Неужели он не знает, что в  моем  распоряжении
находятся все средства и люди морского опорного пункта?
     - Он это знает... Но  этот  аппарат,  за  которым  ты  сюда  приехал,
находится у него дома. И он грозился уничтожить с его  помощью  не  только
тебя и меня, но и весь Сингапур... если я его обману. Он боится тебя.
     Дрейк все внимательно выслушал. Да, действительно, все, наверное, так
и было. Во всяком случае, версия Чин была правдоподобной. И в то же  время
он не мог ей до конца поверить. Слишком уж часто она его обманывала.
     - А что сама ты об этом думаешь?
     - Думаю, что лучше всего сделать так:  ты  сядешь  в  свою  машину  и
уедешь. А я скажу Быстрому Молотку, что ты какое-то время следил за  мной,
а потом неожиданно потерял след. Затем ты передашь это дело  своему  другу
из тайной службы и улетишь в Америку. Поверь мне, Джон, я лишь хочу спасти
тебе жизнь. У Быстрого Молотка очень длинные руки, и  никто  еще  не  смог
ускользнуть от него. Никто и никогда!
     - А ты здорово развеселишься, когда удостоверишься,  что  тебе  вновь
удалось обмануть меня? - рассмеялся он.
     - Я умру уже этой ночью, - вздохнула она. - Быстрый Молоток  отомстит
мне, если я позволю тебе уехать.
     Она открыла дверцу "ягуара", повернулась  и  прижалась  к  нему  всем
телом.
     - Не забывай меня, Джон!
     И снова аромат ее духов и тела взволновали кровь Дрейка. На  какое-то
время он забыл обо всем, что она с ним сделала: и ее обман, и ее нечестную
игру, и ее соучастие в некоторых убийствах, и ее принадлежность к одной из
самых опасных шпионских организаций...
     Но потом он мягко, но решительно высвободился из ее жарких объятий.
     - Ты полагаешь, я смогу позорно бежать, зная,  что  здесь  существуют
такие негодяи?
     - Какое тебе дело до этих тварей? Ты  все  равно  ничего  не  сможешь
изменить.
     Но Дрейк не согласился с этим высказыванием Чин.
     - Подожди, пока я не отошлю свою машину, а затем мы вместе  поедем  к
человеку, который называет себя Быстрым Молотком. Если ты солгала,  я  вас
обоих привлеку к ответу, но если все окажется правдой, то я сочту за честь
умереть вместе с тобой и с ним.
     Чин ничего не ответила. Дрейк  дал  малайцу  инструкции.  Тот  хорошо
теперь знал, что ему делать.
     Чин села за руль, но было заметно, что она вся дрожит.
     - Подвинься и показывай мне дорогу. И  не  вздумай  меня  обманывать,
Чин!
     Они проехали площадь Орхарда и направились вверх  по  Клеменси-авеню.
Центр города, в котором жизнь бурлила  и  днем  и  ночью,  остался  где-то
позади. Лишь  на  небосклоне  блистали  отблески  световых  реклам.  Улицы
становились уже пустыннее.
     - Минуты через две мы будем на месте, - промолвила Чин. -  Может,  ты
лучше выйдешь?
     Джон ничего не ответил.
     Наконец, перед ними выплыл шикарный  загородный  дом,  почти  дворец.
Ворота были открыты. Когда машина миновала  их,  они  внезапно,  точно  по
мановению волшебной палочки, закрылись.
     Дрейку  показалось,  что  мышеловка  захлопнулась.  Почти  сразу   он
притормозил перед темной верандой, двери которой  мгновенно  распахнулись.
Яркий свет в холле осветил Дрейка. Затем открылась следующая дверь  и  они
оказались в большом зале, меблированном в старокитайском стиле.
     Мягкие ковры и повсюду цветы в  вазах  голубого  фарфора.  На  стенах
пестрая шелковая драпировка с изображением драконов и  страшных  китайских
божеств. В одном из кресел сидел Хан Танг Ну.
     - Ты что-то не спешила, Черная Пантера, - сказал он.  -  Я  было  уже
подумал, что ты предприняла попытку убежать вместе с ним. Хотя ты  отлично
знаешь, что от меня не скроешься.
     Она ничего не ответила, но Быстрый Молоток и не ждал ответа.
     Дрейк улыбался, засунув руки в карманы.
     - Поздравляю вас, мистер Хан, - проговорил он небрежно. - Как я вижу,
вы стали благоразумнее и собираетесь  добровольно  отдать  мне  похищенный
аппарат. Или в этом ящичке также взрывчатка?
     - Вижу, что у вас есть то, что свойственно всем  белым,  а  именно  -
мужество. Может  быть,  вы,  тщательно  все  взвесив,  перейдете  на  нашу
сторону?
     - Я еще никогда не был на стороне преступников и убийц.  Советую  вам
лучше  вообще  прекратить  эту  комедию.  Меня  раздражает  ваша  павлинья
пышность.
     Китаец сунул руку под смокинг.
     Дрейк схватился  за  свой  пистолет,  но  прежде  чем  он  успел  его
вытащить, мимо него что-то быстро  промелькнуло.  Чин  громко  вскрикнула,
пошатнулась и упала на ковер. Из ее мальчишеской  груди  торчала  рукоятка
кинжала.
     - Подлец! - застонал Дрейк.
     Его револьвер сработал мгновением позже. Он не хотел убивать Хан Танг
Ну. Эта реакция была вызвана самообороной и вспыхнувшей яростью.
     Сразу  же  послышался  топот  быстрых  ног,  и  комната   наполнилась
узкоглазыми китайцами. Дрейк успел спрятаться за одним  из  кресел.  Почти
одновременно послышалось несколько выстрелов.  Кое-кто  из  китайцев  тоже
успел найти прикрытие, остальные в панике разбежались.
     Дрейк подбежал к двери и закрыл ее на засов.
     "Теперь им придется попотеть, прежде чем  они  проникнут  в  зал",  -
подумал он.
     После этого он бросил взгляд на Хан Танг Ну, который корчился на полу
и отвратительно стонал. В следующую секунду он уже склонился  над  Чин  Фу
Си. Вся ее одежда была пропитана  вытекшей  кровью,  но  Джон  не  решился
вытащить кинжал из ее тела, так как знал, что это может стать причиной  ее
мгновенной смерти.
     Чин едва заметно дышала, а потом вдруг открыла глаза.
     - Джон... ну, а теперь... теперь ты мне веришь?
     Он печально кивнул.
     Чин глубоко и облегченно вздохнула, потом глаза ее  вновь  закрылись,
из уголка рта потекла струйка крови, по телу пробежала судорога  и...  Чин
Фу Си перестала дышать.
     Когда Джон обернулся, чтобы взглянуть на "будду",  тот  тоже  уже  не
шевелился. Его остекленевший взгляд уставился в потолок.
     Внезапно послышался  вой  полицейской  сирены  и  пронзительный  визг
тормозов. Послышались быстрые шаги убегающих гангстеров  и  тяжелый  топот
полицейских.
     - Откройте, полиция!
     Дрейк без колебаний отодвинул засов.
     На него удивленно уставились трое полицейских.
     - Как ваше имя? - осведомился сержант.
     - Джон Дрейк. А кто вас послал?
     - Нас направило сюда главное полицейское управление по приказу тайной
службы.
     - Займитесь делом! - буркнул Дрейк и вышел из помещения на улицу.
     На следующий вечер самолет марки "кентавр" приземлился в Нью-Йоркском
аэропорту. Она была специально послана  в  Сингапур,  чтобы  забрать  туда
сверхсекретный сейф, а оттуда вывезти Джона Дрейка  вместе  с  его  ценным
багажом, помещенным внутрь сейфа.
     В Нью-Йорке шел мелкий освежающий дождик...