Виталий Владимиров
        Северный ветер с юга




Два величайших тирана на земле:
   случай и время. ГЕРДЕР

Жизнь лишь совсем ненамного
   старше смерти.
   ВАЛЕРИ

Память всегда на службе у сердца.
   РИВАРОЛЬ

Глава первая

Утренний сон, как белая кружевная занавеска. Ее сдергивает будильник ежедневно
в семь часов. А просыпаешься только в метро, когда стоишь прижатый к
стеклянной двери вагона, на которой глаза в глаза качается твое отражение, и
летит оно в грохоте черного тоннеля и в сполохах ламп дежурного освещения. Я
смотрю в свои глаза и думаю о себе, и разговариваю сам с собой.
   - А выглядишь ты неважно... Ленишься, ты всегда был ленив, зарядку по
утрам, да и по вечерам тоже, не делаешь, питаешься кое-как, на ходу, за-
то приложиться к спиртному не прочь, разве не так, разве я не прав?
   - Прав, прав, успокойся, сам знаешь, что прав... А что делать?  Посо-
ветуй, коли такой умный. Все хочу успеть, ни от чего  не  желаю  отказы-
ваться - днем хочу делать свою работу,  вечером  встретиться  с  другом,
послушать музыку, посмотреть спектакль или фильм,  прочесть  книгу...  и
написать книгу.
   - Книгу? О чем?
   Я промолчал.
   - Ты пишешь книгу о себе?.. О нас?.. О том, каким ты видишь себя сей-
час и когда-то?..
   - Да. О себе и о других. О том, что знаю, что видел, что пережил... О
своем времени. Каждому - свое...
   Я смотрю на свое отражение и не вижу его. Я думаю о том,  к  чему  мы
приходим по длинной и неровной дороге нашей жизни, на что надеемся, ощу-
щая зимний холодок старости. Все радужней для нас воспоминания о той по-
ре, когда были живы бабушки и дедушки, когда самые горькие  слезы  текли
ручьями только потому, что меня нельзя обижать - я маленький! И почему в
колодце прошлого светлее всего родники детства? Каждый сам для себя отк-
рывает пряный запах цветка и тепло солнечного зайчика, басовитое  жужжа-
ние шмеля и ароматный вкус лесной земляники,  сам,  обжигаясь,  пытается
поймать пламя свечки и, бунтуя, отвергает испробованное уже раз  горькое
лекарство, сам, свалившись со стула, начинает бояться высоты  и  уж  тем
более кого-то мохнатого, холодного, черного и неизвестного. Мир  подарен
тебе родителями - открывай его! Только как же без вас,  родные  мои?  Не
дадут упасть - на лету подхватят, отдадут последнее - ешь  на  здоровье,
убаюкают в тепле - спи, сынок...
   И сынок спит, ни на мгновение не сомневаясь, что  его  должны  любить
все и любить всегда. Потому, наверное, и говорят,  что  есть  счастливое
детство. У кого-то его отняла война или другое несчастье, но  тем,  кому
оно досталось - счастливое детство - помнят, как  было  светло  в  роди-
тельском доме. Легко, не задумываясь, брать, не зная цены, истинной  це-
ны, а иногда и безмерной цены того, что тебе дали твои близкие, - намно-
го труднее научится отдавать, тем более когда ты молод, жаден до  жизни,
любишь сам и любим. Когда, как тебе кажется, ты уже вступил на  нелегкий
путь своей судьбы.
   И уж, наверное, только с годами приходит ясная добрая мудрость, когда
роскошью считаешь общение с высоким человеческим духом в беседе ли, кни-
ге или музыке, когда ни паутина ежедневной суеты, ни  ужас  ядерной  ка-
тастрофы не скрывают простой истины: ты не один, человек,  у  тебя  есть
родина, есть дети и есть друзья, и если ты не отдашь каждому своей  люб-
ви, то настолько же ее будет меньше в этом мире... А мир в ней так  нуж-
дается.
   Я смотрю в свои глаза и думаю о себе...

Глава вторая







                        --===Северный ветер с юга===--




Глава вторая

...Точно помню, когда это случилось, тридцать лет назад я бежал по переходу
метро, где своя психология: вниз по ступень- кам рысью, а вверх пусть везут,
где переходы мучительны, потому что хоть и идут в толпе все вместе, но зато
каждый по-своему, и приходиться свой ритм менять, свой шаг то удлинять, то
укорачивать.
   И вот на торопливом бегу словно что-то  с  резьбы  сорвалось  внутри.
Вздох без выдоха, как без выхода. Ребер нет - стенка. И стеклянный  ста-
кан легких.
   Я налетел на болезнь в упор. Я споткнулся об нее на таком ходу,  что,
падая, не сразу ощутил всю глубину ее холодной про- пасти, а когда  дос-
тиг-таки дна, то остановка была настолько резкой, что по инерции слетела
мишура сиюминутных побед и обид моего прошлого.
   Колесо моей жизни достигло своей мертвой точки в самом  низу,  и  мир
замер для меня, оцепенев в моем сознании, как кристалл, в котором  проз-
рачно проглядываются все его грани - и внешние и  внутренние.  От  такой
космической картины сжалось сердце смертной печалью - столько  открылось
в людях всепоглощащего эгоцентризма, равнодушного  страха  и  страдания,
страдания, страдания, которое не очищает души, не делает людей мудрее  и
зорче к чужому горю. Нет, я не разлюбил жизнь - лишь осознал, сколько же
нужно всепрощения и терпимости, чтобы не потерять веру, чтобы радоваться
каждому новому утру , новому дню и жить свою жизнь... Но к этому я  при-
шел далеко не сразу, а тогда...
   Тогда я все-таки осторожными шажками добрался до работы.
   Ян Паулс искоса понаблюдал за моими бережливыми движениями, сходил  к
Лике, заведующей отделом, и меня на редакционной машине отправили в  по-
ликлинику. Докторша велела измерить температуру, вписала диагноз в  бюл-
летень - катар верхних дыхательных, это потом стали писать острое респи-
раторное заболевание, и на шесть дней я уткнулся в любимые дела. Немного
в жизни таких минут, когда  можно  сказать  себе:  "Наконец-то,  займусь
главным..." Начну, по крайней мере. Именно такое было у меня ощущение  в
начале той недели, когда в бюллетене, в графе режим было указано: домаш-
ний. Сложность в исполнении главного желания жизни состояла в том, что я
кроме кино ничего не признавал. А его за шесть дней не снимешь.  Кино  -
искусство. Но кино - промышленность, фабрика. Художник берется за кисть,
поэт за перо, а киношник? Аппаратура, свет, актеры,  часами  подготовка,
двадцать секунд съемки, дубль, еще  дубль,  проявка,  просмотр,  монтаж,
звук, через полгода результат неизвестно какой, приблизительный,  и  вся
эта каторга - после суматошного рабочего дня, и лишь за  полночь  прихо-
дишь домой...
   Я не жалуюсь. Я любил и и люблю нашу студию-подвал, таких же, как  я,
"тронутых" кино ребят и редкие мгновения, когда в темноте зала  смотришь
свой фильм. Я отдавал кино столько времени, страсти и сил, что вроде  бы
и не жил, а наяву играл самого себя в фильме, а во сне ощущал себя  зри-
телем кинотеатра, на экране которого  развертывается  стереоскопический,
стереофонический, цветной фильм с запахами и ощущениями холода, тепла  и
вкуса. Ловил себя на том, что иногда "кручу" сон назад и смотрю его  за-
ново, с иного ракурса, как бы дубль виденного. Мне  гораздо  легче  было
нарисовать схематическую картинку, чем рассказать  ее  словами.  Правда,
иногда пережитое само собой концентрировалось в строчки, но в  них,  без
соблюдения размерности и правил стихосложения, просто оживал  такой  об-
раз, который не покажешь даже  гениально  построенным  кадром,  а  можно
только написать Словом. Хотя попробуй отыщи его, Слово...
   Вот дома тогда было хуже. Намного. Дома - не как в доме.
   Как в гостинице. Как в плохой гостинице.
   Я и не заметил, что любовь стала такой же равноправной необходимостью
для меня, как студия и как работа. Мы с Тамарой любили друг друга и сила
чувства была такова, что разлука для работы, учебы или  сна  становилась
томительным ожиданием праздника, а ежедневная встреча вечером  была  ра-
достным предчувствием. Засыпали, обнявшись, и просыпались вместе. И  по-
том на работе или в студии неожиданно пронизывала такая нежность  воспо-
минания, что колотился пульс на кончиках пальцев.  Извечна  истина,  что
ничто не вечно, но тогда не желалось верить, что  любовь  может  пройти,
исчезнуть, чувства ослабнут, что станут привычными ласка и радость. Ино-
го не представлялось, а разница между  прошлым  нашим  существованием  и
настоящим заключалась в том, что солнце любви светило нам  ежедневно.  И
грело еженощно.
   Все изменилось с переездом моих родителей. Отцу в связи с увеличением
нашего семейства - моей женитьбой - дали отдельную квартиру в новом  ра-
йоне, а нам с Тамарой выделили комнату из бывших двух.
   Первая наша крупная, по-настоящему злая ссора была из-за  денег.  Что
делать: отдавать долг за покупку  мебельного  гарнитура  "Молодежный"  -
гардероб, кровать и сервант - или купить новые туфли Тамаре? Какое  без-
надежное слово "не будет": деньги надо отдать, потому что  потом  их  не
будет, и туфли надо купить, потому что потом их не будет, не  достанешь.
Я и не замечал, когда мы жили с моими родителями, что на постелях всегда
чистое белье, а на столе еда, не думал, откуда берутся посуда и  телеви-
зор, не знал, сколько стоят ботинки и хлеб. После той ссоры я  предложил
Тамаре продать холодильник: все равно вечно пустой.
   Я приходил домой после суеты и усталости дня, после студии  и,  выпив
тройчатку от головной боли, в темноте осторожно лез под одеяло. Я прижи-
мался к Тамаре в ожидании ласки, но она почти всегда отодвигалась, и  я,
резко отвернувшись, повисал на краю кровати.
   Утро...
   как ревут быки перед смертью...
   и как плачут дети...
   ...так ревут заводские гудки. Так ревели заводские гудки тридцать лет
назад. Тяжело просыпаться. Во рту копоть вчерашних сигарет. Но  -  надо.
Смыть водой пелену сна и бегом по лестницам и переходам метро - на рабо-
ту. Я работал тогда в отраслевом издательстве, где готовил материалы для
одного из массовых журналов, рассчитанных на членов профсоюза  с  высшим
техническим образованием.
   День в редакции, разрезанный надвое обеденным перерывом,  проходил  в
телефонных звонках и разговорах в коридорах. Сам труд - труд  журналиста
и редактора - состоит в ежедневном перебирании горы словесной крупы.  На
странице, как на лотке, рассеяны пригоршни фраз, вглядываешься в  них  и
ищешь плевелы. А обрести в этой пустой породе самородок образа почти не-
возможно, потому что еще три инстанции после меня смотрят со всех сторон
текст: это не нужно, а это зачем, места и так мало - остается голая, как
гипсовая статуя обнаженной женщины в парке культуры, не вызывающая ника-
ких эмоций, информация. У  такой  информации  нет  собственного  голоса,
собственной интонации, как у настоящих мастеров пера...
   Телефонный звонок. Ян Паулс, не поднимая головы, снял трубку,  послу-
шал, протянул ее мне:
   - Тебя. Жена.
   - Валерка, это я... - у Тамары голос ласковый, значит, чего-то хочет,
что-то ей надо от меня.
   - Привет,  -  сдержанно  ответил  я,  мысленно  пытаясь  предугадать:
деньги? очередная покупка? нежданные гости? показ мод? вечеринка  подру-
жек? что еще?
   - Ты дома сегодня когда будешь?
   Если ей надо, чтобы я был дома вовремя, значит, она где-то  задержит-
ся, это уж, как дважды два.
   - Меня просили сделать флюорограмму перед тем как закрыть  бюллетень,
- я намекаю, что я первый день на работе после шести дней болезни и  что
мне тоже надо куда-то, то есть к врачу, в поликлинику.
   - Ты поешь где-нибудь, я ничего не готовила, а я к маме заеду.
   Вот уж не удивила, что дома пусто и есть нечего, так всегда у нас бы-
ло, и то, что она у мамы поест, а я где придется, это тоже стало  тради-
цией. - Ладно, - я тут же спланировал себе вечер: поиграю  на  бильярде,
надо же отдохнуть немного и заодно врезать заносчивому Яну, давно  он  у
меня не получал, а на флюорограмму потом схожу, успеется.
   - И еще в прачечную зайди.
   Тут я понял, что Ян не получит причитающееся ему возмездие за все  те
подставки, благодаря которым он выигрывает у меня на бильярде.
   - Не могу, - мрачно сказал я, предчувствуя скандал. Кровь уже  броси-
лась в голову, зазвенело в ушах.
   - Почему это? - неторопливо осведомилась Тамара.
   - Я плохо себя чувствую.
   Во мне уже закипела удушливая обида: как же так, ты - к маме, в роди-
тельские объятия, за стол, а я, голодный, полубольной, в прачечную?
   - Хватит врать, - звонко и холодно повысила голос Тамара. - Ты просто
рыночный паяц. Шут.
   Вот и поговорили.
   Я грохнул трубку на аппарат и вышел в коридор. Со  зла  дым  сигареты
приятен. Но делать нечего, придется идти на флюорограмму.


Глава третья





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава третья

В поликлинику
  Истомин В.С. обследован в противотуберулезном
  диспансере. Выявлен очаговый туберкулез легких.
  Будет госпитализирован в стационар.
   Врач Левина

Как обухом.
   Я сидел в кабинете Левиной, которая только что сообщила мне эту  оша-
рашивающую новость. И Левина, и медсестра за  своим  отдельным  столиком
смотрели на меня, словно ожидая, как я отнесусь к такому резкому перело-
му своей судьбы.
   Я молчал.
   Левина осторожно продолжила:
   - От вас потребуется терпение и большой ежедневный  труд,  строгое  и
неукоснительное соблюдение режима и всех предписаний врача...
   Крутой поворот.
   Шок постепенно проходил, реальными  стали  очертания  окружающего,  и
первой мыслью, первой реакцией был протест. Круто...
   Не слишком ли? Почему так рано, я еще молод... Двадцать три. Туберку-
лез - что это для меня означает?.. Мне осталось жить  совсем  немного?..
Или я буду долго угасать, постепенно превращаясь в кровью харкающего ка-
леку?.. А вдруг это просто вспышка и все пройдет и причем скоро?..
   Я суеверно скрестил пальцы вцепившихся в стул рук и уже с неясной на-
деждой стал слушать Левину:
   - Сначала вы будете лежать здесь, в диспансере, в стационарном  отде-
лении, а потом, в зависимости от того, как пойдет лечение, поедете в са-
наторий...
   - А сколько времени это займет?
   Мне пришлось откашляться, прежде чем я спросил, и в это  мгновение  я
понял, как все уже переменилось для меня: я не просто поперхнулся -  это
был уже кашель больного человека.
   Левина терпеливо повторила:
   - Я уже вам сказала, что все зависит только от вас. Обычно первые ре-
зультаты лечения известны через три месяца, не раньше. Врач пропишет вам
лекарства, антибиотики, и если вы их хорошо переносите, то через полгода
будете здоровы. Потом надо будет закрепить результаты лечения в  санато-
рии...
   Три месяца... Полгода... Потом еще... А как же студия?..
   Я уже и не думал о смертельной опасности.
   - Простите, а можно сделать так: я к вам буду приходить, наблюдаться,
пить лекарства, честное слово, все буду выполнять очень строго и неукос-
нительно, но лежать буду не здесь, в стационаре, а дома?
   Левина усмехнулась, вернее, снисходительно улыбнулась, как  улыбаются
лепету несмышленого дитяти.
   - Дома? Не тот случай. Дома вы побудете, пока не освободится место  в
стационаре, поэтому ждите вызова.
   Не тот случай?! Я опять ощутил холодок страха и, смиряясь с  неизбеж-
ным, стал искать то, что помогло бы мне справиться с болезнью.
   - А что можно взять с собой в больницу?
   - В путевке будет указано.
   - Я спрашиваю не про то, что нужно, а про то, что можно.
   Тишина.
   Молчит, опустив глаза, врач Левина, молчит  медсестра  за  своим  от-
дельным столиком. Потом Левина медленно говорит:
   - Все, что хотите... Но диспансер у нас инфекционный...
   - Книги можно?
   - Ну...
   В разговор врывается медсестра:
   - Они будут заразные, понимаете?!
   - Понимаю. Значит, придется потом их сжечь?
   Уничтожить. Я переступил границу здорового мира, мира  здоровых.  Все
оборвано, обрезаны все связи, потому что даже касание мое заразно, дыха-
ние мое заразно и только огонь против огня, пожирающего мое  тело,  и  в
этих кострах сгорят мои сценарии и записи, потому  что  они  опасны  для
всех остальных. Здоровых.


Глава четвертая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава четвертая

Через два дня после случившегося я сидел дома и бесцельно смотрел в окно. Во
дворе кружил последний велосипедист, давя колесами первые корочки льда на
лужах. Вихляя колесами он устраивал сюрпляс, пытаясь остановить приход зимы,
которая равнодушно смотрела на него громадным серым холодным небом. А в
комнате с неожиданным треском отставали от стен обои, которые из экономии
неумело клеил я сам. И этот треск так походил на ломку льдинок под шинами
велосипедиста, что казалось - он ездит по стенам.
   Родители вернулись из отпуска, с юга. Они ждут нас, привезли  фруктов
и еще совсем ничего не знают.
   А мы с Тамарой разругались в пух и прах. Оказалось, что  Тамаре  надо
срочно встретиться с подругой, оказывается у мадам были планы, о которых
она не удосужилась известить своего супруга, и она никак, ну,  никак  не
сможет поехать со мной к родителям. Значит, я теперь должен ехать в оди-
ночестве и объявить им страшную весть, да еще и объясняться, почему  Та-
мара куда-то исчезла.
   И вот я сижу у окна.
   Тихо.
   Очень холодно... И противно... Оскомина бытия.
   Надо встать, переодеться, дойти до остановки  троллейбуса,  дождаться
его, добраться до метро, потом идти до родительского дома еще минут  де-
сять, если через овраг... Сил нет... Сменяют меня, как перчатку, как из-
носившуюся вещь, мне одному, без остатка, дожевывать свою болезнь...
   Сердце уже бормочет строчки и схоже сейчас с невнятно шамкающей  ста-
рухой... Дожевывать, домордовывать свою жизнь...
   Обои трещат... Бедные мои старики...
   Я встал.
   И позвонил родителям, что мы приехать не можем, потому что,  оказыва-
ется, у Тамариной подруги день рождения и мы должны ехать к ней,  и  еще
плел что-то невразумительное, пока мать не повесила трубку.

Глава пятая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава пятая

Следующим утром, когда я открыл глаза, Тамары уже не было.
   Она пришла вчера вечером довольно поздно, оказывается, она опять  ез-
дила к своим, села на стул рядом с кроватью, на которой я лежал, закинув
руки за голову, закурила. Получилось, будто она сидит у постели  больно-
го. Собственно говоря, так оно и было, только для большей убедительности
надо было бы сменить весь окружающий цвет на белый, ей бы  набросить  на
плечи халатик и отнять сигарету. Курить при больном...  Я  заметил,  как
постепенно свыкаюсь с своей новой ролью и жду монолога Тамары.
   Но было молчание. Очевидно, размышляла, как сказать мне о решении се-
мейного совета ее родителей.
   Наконец, спросила:
   - Это надолго?
   - Сказали, месяцев на шесть, на восемь. А что?
   - Ничего. Просто думаю, как мне жить.
   - Живи, как жила.
   - Не поняла.
   - Что же тут непонятного? Ходи на работу, ничего не готовь, вечером -
к подругам, питайся у родителей... ну, будешь меня иногда навещать. Что,
собственно говоря, изменится в твоей жизни?.. И почему  ты  решила,  что
что-то надо менять? Или ты поняла, что мало заботилась обо мне?
   - Причем здесь родители и подруги, опять ты об этом? - с  досады  она
глубоко затянулась сигаретой. - Ты же мужчина, а не баба. Думает  только
о себе, а мог бы понять, что нам нельзя сейчас быть вместе.  Это  просто
опасно. У меня в детстве легкие слабые были, мне об этом  мать  все  уши
прожужжала, как узнала.
   - Уйду я завтра-послезавтра и все твои проблемы разрешатся.
   - Думаешь? - она испытующе, исподлобья,  посмотрела  на  меня.  Потом
вздохнула, загасила сигарету. - Ладно, давай спать, утро  вечера  мудре-
нее. Что у тебя завтра?
   - Жду звонка из диспансера.
   - Я так сегодня устала, ты себе не представляешь...
   Ночь прошла, как длинный, постепенно  сереющий  вместе  с  рассветом,
кошмар. За всю ночь она ко мне ни разу не повернулась, так и спала,  от-
городившись высоким плечом. Под утро я забылся каменным сном и проснулся
с тупой головной болью. Долго бессмысленно смотрел на трезвонящий  теле-
фон, потом снял трубку.
   Ян.
   - Дрыхнешь? Или страдаешь запорами? Хотя непохоже, если судить по то-
му, как ты быстро сдаешь мне партию на бильярде. Как настроение?
   - Могло бы быть лучше.
   - Ты чего раскис? Не отчаивайся. У меня есть тетка, ей сейчас под во-
семьдесят, перенесла чахотку в молодости,  думали  концы  отдаст...  Или
взять Вольтера, классический пример сочетания ума и туберкулеза...
   - Спасибо. Утешил, племянничек.
   - Слушай, старик, если тебе действительно невмоготу,  хочешь  приеду?
Заодно деньги привезу, тебе тут выписали  за  бюллетень,  Лика  постара-
лась... Могу прихватить что-нибудь из закуски, а?
   - Спасибо, Ян. И Лике спасибо скажи, я перезвоню тебе по позже. Ты  в
редакции?
   - Пока да.
   - Жди звонка.
   Я положил трубку, посмотрел на залитую солнцем комнату и встал.
   Еще не вечер. В тяжелой ситуации надо прежде всего принять душ и,  не
торопясь, тщательно побриться. Интересно, вспомнил я, вот Яна я  никогда
не видел небритым, даже когда мы ночами работали в редакции. Или у  него
всю дорогу тяжелая ситуация и поэтому он бреется каждый день,  чтобы  не
раскисать?
   И действительно, после душа и завтрака стало как-то легче. Хотел  пе-
резвонить Яну, но телефон упредил меня.
   Мама.
   - Сыночек, милый мой, какой ужас! Ты уже встал? Что ты ел? не  разбу-
дила тебя? Ведь мы же с папой ни-че-го не знали, не  догадывались  даже.
Ну, почему ты ничего не сказал? Может, что-то надо сделать,  чем-то  по-
мочь? Как я виновата перед тобой, прости меня, сын мой! Какая же это бы-
ла ошибка, что мы разъехались! Как же я тебя упустила? Сколько лет  рас-
тила, растила, все тебе отдавала, ну, худенький ты у меня всегда был, но
чтобы так заболеть?!
   Я пытался время от времени вставить слово, но мама, не  слушая  меня,
говорила и говорила, пока слезы не сдавили ей горло и она не заплакала.
   - Успокойся, мамуль. Мне все говорят "не отчаивайся", и я повторю те-
бе то же. Нет здесь твоей вины, это ты прости меня,  дурака,  надо  было
плюнуть на долги, бросить студию, питаться получше и регулярно, побольше
спать. Сам виноват. Починят меня, через полгода буду, как новенький. Что
отец, как он? - Как узнал, сидит на валидоле, все меня тормошит, позвони
да позвони, а я все боялась разбудить тебя.
   - А откуда вы узнали?
   - То есть как откуда? Нам Тамара еще часов в девять позвонила.
   - О, господи, я же ее просил, хотел вам позвонить сам, просто сегодня
мне точно скажут, когда меня кладут в больницу.
   - Может, мне приехать, приготовить поесть чего-нибудь?
   - Не надо, ма. Я позавтракал. Ты дома будешь?
   - Да, да.
   - Я перезвоню тебе.
   - Ну, хорошо, жду. Беда-то какая...
   Вот ведь как получается - заболел вроде я,  а  нуждаются  в  утешении
родные мне люди. Отец на валидоле, мать в панике, а когда  начинаешь  их
ободрять, то как будто о себе говоришь, как о ком-то другом. И это помо-
гает. Может, в этом и есть панацея от всех болезней -  остынь,  посмотри
на себя со стороны и тогда поймешь, в чем причина недуга. А поняв, выжи-
вешь...
   Звонок. Телефон, кажется, прорвало.
   - Слушаю вас.
   - Это институт?
   - Какой институт?
   - Технологический.
   - Нет, девушка, вы ошиблись.
   - Как же так? - и она назвала мой номер телефона.
   - Правильно. Только вы попали не в институт, а в  квартиру.  Институт
же находится совсем в другом районе, я это точно знаю, проучился  в  нем
пять лет.
   - Ой, не вешайте трубку! Вы Истомин? Валерий Сергеевич? Извините, по-
жалуйста. Дело в том, что у меня есть подруга, Галя Королева, она в  ва-
шей киностудии занимается, вы ее знаете, да?
   Так вот, она дала мне телефон, я думала, институтский, а оказалось  -
ваш домашний. Поэтому я и спросила институт вначале. -  И  чем  же  могу
быть вам полезен?
   Трубка долго молчала, потом тихо выдохнула:
   - Я хочу поступать в Технологический...
   Я опешил от удивления, потом разозлился:
   - Здесь какое-то недоразумение, девушка. Да, я закончил Технологичес-
кий, да, я занимаюсь там в киностудии в свободное от  работы  время,  но
работаю в отраслевом издательстве и, поверьте,  к  делам  поступления  в
институт никакого отношения не имел и, смею уверить, иметь  не  буду.  И
при чем здесь Галя Королева?! Тоже мне, советчица нашлась! Я еще  с  ней
поговорю...
   - Не кричите, пожалуйста, я вас хорошо слышу... Вы меня не  поняли...
И Галя Королева вовсе ни в чем не виновата... Я-то хотела в  киноактрисы
пойти, у меня внешние данные хорошие. Все мальчишки из класса и  учителя
тоже, то есть все-все абсолютно были в меня влюблены. Кроме того, я  фо-
тогенична. А родители заладили про свое - с медалью надо идти в Техноло-
гический.
   - Так вы еще и отличница?
   - Не золотая, - со вздохом сказала девушка, - а только серебряная.  А
вы как посоветуете? Может, не мучиться, и то верно: диплом получу,  спе-
циальность...
   - Непонятно только, почему вы решили поступать в институт в  октябре,
а почему, скажем, не в июне?
   - Да все очень просто объясняется. Пыталась и  во  ВГИК,  и  в  теат-
ральные училища, а потом просто на киностудию пришла, но надоело по мас-
совкам мотаться.
   - А вы очень любите кино?
   - Очень.
   - Это меняет дело. Дайте подумать... Пожалуй, лучше  всего  так...  С
декабря в институте откроются подготовительные курсы.  Постарайтесь  по-
пасть на них. Это даст вам пропуск в институт. И тогда вы сможете  посе-
щать студию. Нашу. Институтскую. Приходите и скажите, что от Валерия Ис-
томина.
   - Как интересно! Я верю в свою судьбу. Скажите, Валерий, а вы  будете
в студии, когда я приду? Вы кто? Руководитель?
   - Нет.
   - А кто же?
   - Просто снимаю на студии фильмы.
   - Как оператор?
   - Как режиссер.
   - Ой, как здорово! Значит, мы с вами встретимся?
   - Может быть... через полгодика.
   - Вы уезжаете в командировку?.. Наверное, заграницу?..
   - Уезжаю. Далеко... Если захотите, позвоните мне потом, ладно?
   - Я обязательно, обязательно позвоню. Везет же мне. До встречи!
   Вот тебе и на! Был бы здоров - как раз ищу себе актрису на фильм  про
немую девушку, которую контузило во время войны. Правда, все еще  в  за-
думке, а вдруг она подошла бы? Чертова болезнь, пустые хлопоты...
   Звонок.
   Кого там еще нелегкая несет?.. Нет, это не в дверь, это  опять  теле-
фон.
   - Слушаю.
   - Валерий, здравствуй. Костя Гашетников.
   - Старик, ты же в экспедиции.
   - Сегодня вернулся. Звонила Тамара. Сказала мне  все.  Во-первых,  не
отчаивайся.
   - Спасибо, мне это уже сегодня говорили, и я говорил то же самое  ко-
му-то. Что во-вторых?
   - Во-вторых, считай, что тебе крупно повезло.
   - Интересно, в каком смысле?
   - Мне бы месяца на три-четыре прилечь на все готовенькое, я бы  такой
сценарий сварганил - и на "Мосфильм".
   - Ловлю на слове. А если я сварганю, как ты изволил обозвать  высокий
творческий процесс, если я напишу сценарий, снесешь его на "Мосфильм"?
   - Сценарий - не яйцо, я не курица, но снесу. Только помни о  худсове-
те. Если примет худсовет, тогда - другое дело.
   - Действительно, курица ты, а не петух. Худсовет, худсовет, -  перед-
разнил я Костю. - Раскудахтался...
   - Не оскорбляй высший орган студии. Лучше бери перо в руки. Я  всегда
в тебя верил. И работай, работай. Знаешь, в древности у одного скульпто-
ра спросили: "Как тебе жилось?" "Хорошо, - ответил он. - Я  много  рабо-
тал." "А были у тебя враги?" "Они не мешали мне работать."  "А  друзья?"
"Они настаивали, чтобы я работал," "Правда ли, что  ты  много  страдал?"
"Да, это правда." "Что ты тогда делал?" "Работал еще больше. Это помога-
ет," - Как звали этого философа?
   - Работай. Это помогает.
   Работай... Легко сказать. Впрочем, Костя Гашетников имеет  право  так
говорить. Уж кто-кто, а он - единственный инженер среди слушателей  выс-
ших режиссерских курсов, выпускник нашего института, руководитель  нашей
студии. Он добивается своего. Собирается снимать фильм про геологов, ез-
дил сам в экспедицию, собирал материал. Правда, он старше меня, но  шан-
сов догнать его у меня осталось не так-то много, тем более что...
   Звонок.
   Опять телефон.
   - Истомин?
   - Да.
   - Валерий Сергеевич?
   - Завтра. В десять.
   - Да.
   Вот и все.
   Просто и ясно. Остается сдать полномочия здорового  человека.  Теперь
Тамара придет... если придет и сядет у настоящей больничной койки. Непо-
нятно только, почему она развела такую бурную деятельность по оповещению
всех моих родных и знакомых. Впрочем, теперь это уже безразлично.  Важно
другое? Что?..


Глава шестая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава шестая

- Выручайте, врачи, занемог.
  - Что с вами?
  - Я от жизненной стужи продрог, я устал в суете дорог  ждать, что сбудется
расписанье. Дверь в приемный покой, а дорога к нему - жизнь...
   Мы вошли с мамой в приемный покой диспансера серым осенним утром. Ри-
туал приема ежедневен, отработан до мелочей  -  на  больничный  конвейер
поступил еще один пациент: оформить документы, тело сдал,  тело  принял,
присвоить порядковый номер личным, снятым с тела и сданным на  хранение,
вещам, выдать телу больничное белье, рубашку, кальсоны,  штаны,  куртку,
тело продезинфицировать...
   Мама поймала за рукав сестру-хозяйку, зашептала  ей  на  ухо,  сунула
что-то в карман, та кивнула понимающе, скрылась в коридоре и вернулась с
новым, ненадеванным халатом в руках:
   - Ну-ка, давай прикинем, уж больно длинный он у вас,  не  найдешь  на
них, нестандартных, ничего путного. Да и садятся пижамы после  стирки  -
все короткие и широкие, а наши больные худые сплошь, ладно, сойдет хала-
тик, почти в самый раз. Прощайся с матерью да в душ пошли, там  как  раз
мужики домываются, успеешь еще...
   Я обнял маму, неуклюже ткнулся ей в щеку.
   - Ты звони, сынок, я тебе двушек наменяла,  обязательно  звони,  слы-
шишь? Ну, с богом...
   В облаках теплого пара душевой - тощий влажный старик, освещенный не-
сильным, но безжалостным светом дня из запотевшего окошка. Он  сидел  на
мыльной деревянной скамейке и слышно было как лопались пузырьки  мокроты
в его горле. Обрадовался мне как сообщнику:
   - Охо-хо... в нашем полку прибыло...
   Противотуберкулезный районный диспансер находился в особняке. В стра-
не победившего социализма было объявлено, что нынешнее поколение советс-
ких людей будет жить при коммунизме и жить оно будет, не зная такой  бо-
лезни как туберкулез. Под программу борьбы с тяжелым наследием  прошлого
выделили средства, лекарства, а в нашем  районе  еще  и  дореволюционный
особняк, имевший для этих целей свои несомненные преимущества: отгороже-
ность и пространство для гуляния. В те времена при каждом таком  заведе-
нии был свой стационар коек на тридцать-пятьдесят, где лечили до первого
результата, а поправляться или оперироваться отправляли в санатории  или
больницы.
   После душа я натянул несоразмерное с моей  длинной  нескладной  суту-
лостью больничное и зашагал на второй этаж вслед за белым халатом. Лест-
ничный марш пересекал наискось высокое окно,  за  которым  виднелся  не-
большой сад с круглой клумбой посередине. Медсестра-хозяйка ввела меня в
палату и привычно оправила постель.
   У одной стены пять коек, напротив четыре и умывальник. Значит, если я
и прибыл в полк туберкулезных, то в нашем взводе девять человек.
   Из распахнутой тумбочки не выветриваемый запах  лекарств,  одеколона,
компота, печенья, яблок - родственники тащат больным одно и то же , и  я
разложил свой джентельменский набор.
   Книги отдельно. Теперь есть время, только сбит ритм дыхания -  бегуна
к финишу повезли на карете скорой помощи, еще бегут судорогами  ноги,  а
дистанция за плечами уже канула в небытие.
   Когда мы замечаем, что время ушло?
   Нет, не в каком-то коротком промежутке встречи,  телефонного  звонка,
обеденного перерыва, киносеанса - тогда просто знаешь и ждешь, что  сей-
час положишь трубку, выйдешь из столовой или кинотеатра и твое время бу-
дет занято последующим - работой, другой встречей, домом, и только  если
резко изменилась обстановка, когда надолго уехал и вернулся  после  про-
должительного отсутствия, тут-то вдруг и пронзает ощущение безвозвратно-
го: растет, не останавливаясь, горочка отсыпанного тебе песочка  вечнос-
ти. В такие минуты пытаешься оглянуться на прошедшее, но  много  уже  не
видно - прожитое, как отколовшийся айсберг, тает в тумане забвения.
   В диспансере для меня началось новое летоисчисление.
   А в тот момент вспомнился рождественский снег моего детства. Я стою у
подоконника, он вровень с моим носом, и снег, бесшумный, как ночное дви-
жение звезд, и мохнатый, как облака, бесконечно падает  за  стеклом.  До
этого я никогда не страдал  ностальгией  по  детству  и  если  вспоминал
что-то из времени, где все было гораздо больше меня, то грусть,  легкая,
как снежинка, мгновенно таяла в горячке дел и круговерти исполненного  и
неисполненного, и лишь тогда, у больничного окна в палате, понял  я  все
своим существом, как же в детстве было тепло, защищено и спокойно и  как
мне этого не хватает.


Глава седьмая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава седьмая

Я никогда не любил зимы. Мерз. Мальчишеская зябкая худоба так и не перешла в
мужское тепло налитого тела. Но в больнице меня пронизывал иной холод. Не
только холод одиночества - холод смертельно опасной болезни. Холодом веяло от
сырого неба, тающего серым снегом, от мокрых черных ветвей сада, грязного
красного кирпича соседнего дома, высоких окон диспансера в слезах набухающих
капель, каменных, широких, как надгробные плиты, подоконников, белых стен и
потолков палаты, белых покрывал и белых спинок металлических кроватей, белой
раковины умывальника и белых тумбочек. Волглое от сырости больничное белье и
пижама коротки, не греют. Холодно было и от постепенно, годами скопившейся
усталости.
   Спас обед. В двухсветной бальной зале опять-таки белые,  круглые,  на
четверых, столики. Кто жует хлеб с закуской в ожидании  супа,  кто  пьет
"домашние" лекарства. Собачий или барсучий жир -  собаку  съешь,  щенком
закуси, будешь здоров! - алоэ, или, попросту,  столетник,  мед  липовый,
цветочный, пасечный и магазинный, прополис - пчелиный клей -  на  спирту
настоенный, кумыс, чеснок - чего только не  насоветует  от  "бугорчатки"
участливая соседка или уверенные знахаре в углу любого базара.  Но  уни-
версального средства нет. Даже у врачей.
   Поначалу потрясло, что молодых и ясноглазых за столами оказалось  го-
раздо больше, чем седых и морщинистых. Потом понял "государственную" ло-
гику врачей - туберкулез в старости привычен, как радикулит: мучает  при
каждом ненастье, но все равно неизлечим до конца, вот и нет веских  при-
чин держать стариков в диспансере, у них одна дорога, тем более, что мо-
лодых кандидатов хватает с избытком, я же тоже ждал своего места неделю.
   Слева от меня за столом - художник, заросший бородой так, что с удив-
лением обнаруживаешь в этой дремучести веселые просини глаз и белые ров-
ные зубы. Справа - студент Московского высшего технического училища име-
ни Баумана - прыщавый, белесый, вежливый. Напротив -  слесарь  автобазы.
Все мы в коричневых, белесых от частой стирки, пижамах, а слабый пол - в
одинаковых, в мелкий цветочек, халатах. От супа я настолько  отвык,  что
мне уже казалось - не может быть вкусной эта вареная похлебка из курицы,
картошки, моркови и лука, но на удивление с удовольствием отведал  горя-
чего, потом, разохотившись, умял котлеты с вермишелью, запил компотом.
   И стало тепло.
   Я еще раз оглядел столовую. Столики, как и палаты, делились на  мужс-
кие и женские. Через два столика от нашего, но в другом ряду, встретился
глазами с круглолицей, в мелких кудряшках. Она не отвела глаз, но в кон-
це концов не выдержала, шмыгнула вздернутым носиком, прыснула со  смеху,
и, наклонившись и прикрыв рот ладошкой, стала что-то шептать  своей  со-
седке - тоже молодой девушке, но ярко выраженного кавказского  типа.  Та
еле заметно кивнула в ответ черноволосой обугленной головой, но глаз  от
тарелки не подняла.
   Из столовой после обеда неторопливо разошлись по палатам.
   В нашей оказались и бородатый художник и альбиносный  студент.  Глядя
на других, я разделся и залез под одеяло. Правда, для верности носки  не
снял. Хотел почитать, да почти сразу сморил сон.
   Расслабилось тело в теплом сне, распрямилось,  отдохнуло  от  холода.
Разбудила, тихо тронув за плечо, медсестра, сунула в руку стеклянную па-
лочку градусника в капельках хлорамина, а через четверть часа снова вош-
ла, собрала термометры.
   И палата проснулась.
   Лица чуть припухшие со сна и потому кажутся добродушными. Моя кровать
вторая от окна, а первой сидел, опершись на подушки, высокий,  изможден-
ный человек и, насмешливо кривя тонкие губы, рассказывал сидящему в  но-
гах соседу:
   - Я всегда здоровый был. Шутишь, девяносто килограммов живого веса. И
выпить мог, не хмелея, бутылку. Впрочем в нашем НИИ -  научно-исследова-
тельский институт химических удобрений и ядохимикатов - сокращенное наз-
вание сам сообразишь какое, спирт всегда водился, выписывали его на про-
тирку и опыты десять литров в месяц. Бутыль  здоровая  и  спирта  в  ней
всегда много, а к концу месяца понюхаешь - одна вода... Три  года  назад
обнаружили у меня инфильтрат под левой ключицей. Клали в  стационар,  да
только антибиотики меня не брали, а я и не тужил - другие  всю  жизнь  с
этой гадостью ходят и ничего. Но надо  же  беде  случится.  Этой  весной
опять направили меня подлечиться. А чего ж не отдохнуть? Вот... Стоял  я
как-то у ворот диспансера, только из библиотеки, книжка подмышкой. А ре-
бята во дворе мячик гоняли. Он ко мне подкатился, я хотел его наподдать,
а скользко было - и грохнулся. Книжка стоймя на землю встала, я  на  нее
боком - и три ребра высадил... С марта по июнь держали меня  на  растяж-
ках, сидя спал, одни мучения. Тут и пропали мои килограммы. Сразу  поху-
дел. И пошел процесс полным ходом. ТБЦ проклятый. И чего мне  только  не
давали - стрептомицин, паск, тубазид, циклосерин - один леший, не  помо-
гает. Как укол - в жар бросает, пятна по всему телу,  тошнит  и  испари-
на... Сам выписался, думал легче дома -  все-таки  питание  свое,  да  и
жизнь не как в тюрьме... Нет, не помогло. И решил я, что лекарства из-за
нервов не действуют. Пошел к районному  невропатологу.  Добрая  женщина,
мать ее некуда, на всю жизнь ее запомню. Попросил  ее  устроить  меня  в
больницу, где и по нервам, и по туберкулезу  специалисты.  Она  говорит,
трудно туда попасть, но если хотите, я вам диагноз напишу  такой,  чтобы
вас взяли. Я согласился,  конечно,  чего  терять-то.  Приезжает  машина,
врач, санитар, жена провожать поехала, прибыли за город куда-то, ну, ма-
ло ли загородных больниц? Переодели меня,  только  странным  показалось,
что личные вещи отобрали. Решил, порядок у них такой... Втолкнули меня и
дверь за мной на три оборота... Батюшки!.. Конюшня,  иначе  не  скажешь,
пятьдесят коек слева и справа пятьдесят. В настоящий сумасшедший дом по-
пал я оказывается... Точно... Психи кто как - кто голый на  кровати  си-
дит, шишку свою разглядывает, кто под кроватью  прячется...  Сосед  мой,
здоровый черт, говорит, убью тебя ночью. Я не растерялся - сам,  говорю,
тебя убью... Но так девять суток и не спал, вставал только в  уборную...
Дурачок там был, Миша. Только ему санитар доверял метлу -  убирать.  Тот
схватит на радостях - и давай махать в проходе, вот и  вся  санитария...
Стал я лечащего врача убеждать, что я не псих, а он диагноз мне  показы-
вает: попытка самоубийства, тяжелая депрессия. Я ему объясняю,  что  это
районная специально понаписала. Он почти поверил, да как назло конферен-
ция у них проходила, он рассказал обо мне, а ему старик-профессор  гово-
рит, что дыма без огня не бывает и что меня надо держать  еще  месяц  по
крайней мере. Если рецидива не будет - можно выпускать. Да за месяц  там
у космонавта карниз поедет, не то, что у меня... Все-таки  исхитрился  я
на волю письмо передать. Слава богу, у жены знакомые среди медиков,  вот
и вылетел я оттуда прямым ходом на эту койку... Хоть  отосплюсь  за  эти
девять дней...
   - Истомин, зайдите к лечащему врачу, Роману Борисовичу, он  в  проце-
дурной, - заглянула в палату медсестра Вера, полная, добродушная  женщи-
на.
   Пока я одевался, натягивал халат, прибирал постель, все это  время  в
голове, как сигнал, предупреждающий об опасности,  вспыхивали  тревожные
вопросы: что же теперь будет с моим соседом?.. как же это он так не  по-
берегся?.. и у меня есть очаги... а как же я?..
   Роман Борисович сидел за столом в процедурном кабинете в белом  хала-
те, в белой шапочке и что-то писал.
   - Присядьте, - кивнул он мне на стул. - Я сейчас... Так,  так...  Ми-
нутку... Ну, вот и все... Он поднял на меня внимательные глаза, изучающе
осмотрел меня, снял очки, помолчал немного и заговорил:
   - Значит, так... Я попрошу вас быть со мной искренним и,  не  стесня-
ясь, отвечать на мои вопросы. Дело в том, что с каждым впервые поступив-
шим к нам больным мы проводим беседу, цель которой - выяснить, почему он
заболел, в чем причина. Для начала я хочу сказать вам, что ничего страш-
ного не случилось, но и пренебрежительно к своему заболеванию относиться
нельзя ни в коем случае. Может быть, вы не знаете, но почти у всех людей
в лимфатических узлах имеются палочки Коха. Тем же, у кого их нет,  даже
делают специальные прививки. У нормального, здорового человека  эти  па-
лочки находятся в неактивном состоянии, они пробуждаются, если  организм
ослаб, если есть предрасположенность к болезни, если  произошло  сильное
нервное потрясение. В общем, у кого как. Мы, конечно, ведем учет,  имеем
свою статистику, и в настоящее время дело поставлено так, чтобы  выявить
профилактическими мерами заболевание на самой ранней стадии. Ну,  напри-
мер, как вот у вас выявили заболевание?
   - Болел гриппом...- стал вспоминать я, - или просто простудился, я не
знаю... Потом послали на флюорограмму, сделали снимок и обнаружили...
   - О! - прервал меня Роман Борисович.- Именно так! Теперь  повсеместно
ввели обязательную рентгеноскопию после простудных заболеваний, гриппа и
так далее, а также ежегодную диспансеризацию, где вас полностью проверя-
ют. Что же дает выявление заболевания на ранней стадии? Я хотел  сказать
вам об этом позже, но можно и сейчас. У вас только  начало  процесса.  Я
даю вам стопроцентную гарантию, что вы излечитесь, но при условии соблю-
дения, причем строгого соблюдения, режима. Государство заботится о  вас,
тратит большие средства. Вас бесплатно, с сохранением зарплаты по бюлле-
теню лечат в течение, если понадобится года и двух  месяцев.  Я  уверен,
что вам столько времени не потребуется. Но, что мы с  вами  должны  пом-
нить? Прежде всего обязательный прием лекарств. Принимайте  все,  что  я
вам пропишу. К сожалению, попадаются больные, суеверно относящиеся к ле-
карствам. Мало того, что их бесплатно лечат, они еще лекарства, дорогос-
тоящие лекарства, выбрасывают. Если вы почувствуете, что что-то не  так,
обязательно скажите, не бойтесь. С помощью антибиотиков мы  подавим  ак-
тивность палочек Коха, но это еще не все.  Да,  кстати,  таблеток  будет
много, их обязательно запивайте горячим молоком, так положено, вам будет
сестра давать... Дальше... Ешьте, поправляйтесь, набирайте вес, будьте в
более тяжелой весовой категории, чем болезнь, - легче с ней тогда справ-
ляться. Гуляйте, дышите свежим воздухом, насыщайте кровь  кислородом.  И
наконец, самое главное - выбросьте все из головы, кроме одного: вы приш-
ли сюда, в специально оборудованный диспансер с квалифицированным персо-
налом, чтобы уйти здоровым, чтобы быть полноценным членом общества.  Это
ясно?
   - Ясно, - подтвердил я.
   Проповедь доктора  показалась  мне  больше  официально  обязательной,
призванной оказать моральную поддержку, чем искренней, но позже  я  убе-
дился, насколько точно она соответствует истине.
   А пока... пока у меня перед глазами стоял мой сосед, который не пере-
носит лекарств. А я?.. Но суеверно доктора об этом не спросил, а ответил
в соответствии с тем,что от меня вроде бы и требовалось:
   - Даю вам честное слово, Роман Борисович, что буду соблюдать все ваши
предписания.
   Подумал и добавил:
   - А вот почему я попал сюда, на этот вопрос я должен еще найти ответ.
Сам для себя...
   - Времени у вас для этого хватит, - улыбнулся Роман  Борисович.  -  А
теперь идите гуляйте, как договорились...
   Во дворе диспансера вокруг горба огромной клумбы гуляли больные.  Не-
которые шагали сосредоточенно и резво - надо пройти до ужина  три  кило-
метра, по пятьдесят метров круг, значит, шестьдесят  кругов.  Шестьдесят
раз провернутся перед глазами особняк  тационара,  двухэтажный  флигель,
где раньше жила прислуга, а ныне разместились женские  палаты,  чугунные
решетки ограды, колонны ворот, глухая стена соседнего дома с  дворницким
сарайчиком и опять особняк стационара...
   Я не из этого круга. У меня ранняя стадия. У меня даже кашля нет,  не
то что мокроты. Что я, за месяц не высплюсь, не  отдохну?  Мне  двадцать
четыре, туберкулез знаком только по романам Ремарка и Томаса  Манна,  но
чтобы стать реальностью... За что?..
   Я встал в проеме ворот и, как из каменной  норы,  смотрел  на  улицу.
Зажглись фонари. Их свет размножился по мокрой мостовой, по лакированным
водой крышам автомашин и троллейбусов, по  перепонкам  зонтов  прохожих,
среди которых нетвердо шагал тепло одетый и оттого неуклюжий малыш. Ста-
рательно норовя наступить на мелкие лужицы, он останавливался  и,  сопя,
внимательно рассматривал зеленого пластмассового зайца, которого  крепко
держал обеими руками. Он задрал голову, неожиданно засмеялся  и  засеме-
нил, протягивая зайца, ко мне.
   Я невольно шагнул навстречу, но его успела подхватить на  руки  мать.
Она еще улыбалась, но глаза ее потемнели тревожно и смотрели  мимо  меня
на голубую стеклянную вывеску с  белыми  буквами:  "Противотуберкулезный
диспансер имени д-ра Швейцера".
   И я отступил назад. В круг...
   После отбоя я долго ворочался с боку на бок, решил,  что  днем  спать
больше не буду, и в полудреме вспомнил "От двух до пяти" Корнея  Чуковс-
кого: "Мама, все люди умрут. Так должен кто-нибудь урну последнего чело-
века на место поставить. Пусть это буду я, ладно?"


Глава восьмая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава восьмая

На девятый день лицо туберкулеза приобрело для меня реальные черты. Румяные
ввалившиеся щеки, лихорадочные глаза, редкие волосы, кашель, кашель, кашель. К
вечеру не только у больных - кажется, даже у белых стен стационара поднимается
температура до тридцати семи с половиной градусов. Свет молочных плафонов
знойно резок. В душе затаенность, словно болел зуб - маялся человек, мучился,
да вот удачно лег и боль утихла. Лишь бы не трогали, не заставляли двигаться.
Безучастно смотришь в раскрытую книгу или мочишь безучастно в разговоре,
совершенно не помня, о чем только что шла речь. Хроники знают, что это от
антибиотиков. Утром укол, да еще двадцать четыре таблетки - ежедневная норма.
Взбесишься от такой химии. Впрочем, выбора-то нет.
   На девятый день, может быть впервые в жизни задумался я -  а  сколько
действительно осталось мне прожить? Сколько еще отведено, отмерено расс-
ветов и закатов, встреч и расставаний, радости и горя? Да если бы и знал
точно, сколько, то что бы изменилось? Думаю только  к  худшему.  Человек
жив надеждой, верой в свой сегодняшний день, заботой о завтрашнем дне. Я
думал, что я один тайком считаю, что у меня болезнь  невсерьез,  а  так,
недомогание, - оказалось, что даже хроники, стоящие одной ногой в  моги-
ле, хитро прищюрясь,  также  смотрят  на  приговор  докторов.  Почему-то
вспомнилась та девушка, которая ошиблась номером  телефона  в  последний
день моего пребывания на воле. Интересно, задумается ли она о своем здо-
ровье, когда ей скажут, что я не в заграничной командировке, а в больни-
це? Наверное, нет. Порадуется, что не успела встретиться со мной. А  мне
тоскливо. Невесело еще и от того, что многое задуманное так  и  не  осу-
ществится, что трудновато будет молодым ребятам в нашей студии, над  ко-
торыми я взял шефство, помогая делать им первые шаги в кино.
   Тамара приходила, навещала меня. Ей не приходится  дежурить  у  моего
изголовья, обычно мы сидим на скамеечке во дворе. Молча. Говорить  вроде
бы не о чем, она выкуривает сигарету и прощается. Я,  с  одной  стороны,
как ребенок, в душе злорадно торжествую - вот видишь, не верила, а я за-
болел и серьезно, а с другой  стороны,  нет-нет  и  шевельнется  в  душе
страх: а что, если и правда...
   Спросил у Тамары - почему это она так резво обзвонила всех  родных  и
знакомых и сообщила им о моей болезни? Она в ответ недоумевающе  устави-
лась на меня:
   - Удивляешь ты меня каждый раз, когда не понимаешь таких элементарных
вещей. Должны же теперь все знать, почему я одна... или с кем-то  вместо
тебя... Ну, я имею ввиду, на улице, в метро... И потом. что тут  плохого
- проверишь кто как к тебе относится, придет навестить тебя в  диспансер
или испугается...
   Я вздрогнул от ее бестактности -  ничего  себе  способ  проверять  на
прочность свои взаимоотношения с окружающими... В том числе и с женой...
Впрочем, тогда уже  меня  не  столько  волновала  судьба  моего  личного
счастья, сколько состояние моих  родителей,  которые  тяжело  переживали
случившееся. А как они навестили меня в первый раз - и сейчас  вспомнить
нелегко.
   Я стоял на лестничной площадке между этажами и  увидел  в  окно,  как
мать и отец миновали каменные ворота диспансера. Мама, и без того  невы-
сокого роста, сверху казалась еще более приземистой, округлой - она  шла
впереди и уверенно направлялась к дверям диспансера. Отец с  хозяйствен-
ной сумкой в руках, пройдя ворота, остановился,  осмотрелся  и  пошел  к
флигелю с женскими палатами. Мать на ходу обернулась, всплеснула  руками
и засеменила, боясь поскользнуться, к отцу. Догнала, схватила за рукав и
потянула в свою сторону. Они стали друг другу что-то горячо  доказывать,
пока мать не махнула рукой и не пошла в прежнем направлении. Отец озада-
ченно покрутил головой и все же двинулся к женским палатам.
   Я, перепрыгивая через ступеньки, слетел вниз, схватил пальто,  нахло-
бучил шапку и выскочил во двор, столкнувшись в дверях с мамой.
   - Сыночек, здравствуй!.. Ты куда?.. Погоди, не выходи, оденься, где у
тебя шарф? В кармане?.. Надень немедленно! А перчатки?.. Ты не беспокой-
ся, сейчас пока еще тепло, поноси эти, а я тебе варежки связала, теплые,
двойные, вот только пальцы осталось, ты уж подожди дня два-три, не успе-
ла я, а в следующий раз я обязательно принесу... Ну, как ты тут?..
   - Ма, ты лучше скажи, куда отца дела.
   - Вот ведь дурной, ну, скажи, как же его иначе назвать? Упрямый он  у
нас всегда был, это ты и сам прекрасно знаешь, а вот к  старости  совсем
характер испортился. И что с ним делать? Ума не приложу. Нет,  ты  поду-
май, уперся и все тут - туда нам, а не сюда. Я уж ему по-хорошему: Сере-
жа, но ведь я же здесь была, знаю куда, а он мне - этого не может  быть.
Здесь, говорит, диспансер, сюда приходят те, кто на учете состоит или на
подозрении, а больные должны лежать отдельно, где лечат. Мы уже вышли из
дверей, добрались до лавочки и сели неподалеку от женского флигеля.
   - Идет, - вздохнула мать. - Да еще важничает при этом,  скажи,  разве
не так?
   Отец, действительно, шел степенно,  не  торопясь,  нес  хозяйственную
сумку, как портфель с важными деловыми бумагами, но нам с  матерью  было
ясно, что вся эта важность больше оттого, что он был на виду у других, и
оттого, что он взволнован и обескуражен - сам он,  тьфу-тьфу,  отличался
хорошим здоровьем, разве что в последнее время посасывал  валидол,  а  в
больницы попадал только как посетитель.
   Я встал навстречу отцу. Он крепко пожал мне руку, кашлянул:
   - Здравствуй, Валерий!
   Внимательно посмотрел мне в глаза:
   - Как самочувствие?
   В наших мужских отношениях с отцом нежности не были приняты.  Сущест-
вовала атмосфера солидной взаимоуважительной самостоятельности,  серьез-
ной от пустяков и внешних проявлений чувств. Правда, когда я еще был па-
цаном, отец, особенно захмелев на  домашних  празднествах,  любил  пово-
зиться со мной, и у меня до сих пор жива память о его жестких руках. При
этом он любил ткнуть твердым, как железяка, пальцем так, что потом долго
ныло под ребрами не столько от боли, сколько  от  неожиданности.  Помню,
как однажды летом, а вернее, на майские праздники, мужчины  от  веселого
застолья у нас дома вышли покурить и подышать свежим весенним  воздухом.
Соседский мордастый Вовка, вспотев от напряжения,  мрачно  осваивал  ис-
кусство езды на двухколесном подростковом, только что подаренном велоси-
педе. Мы же, сгорая от зависти и неосуществленного желания  прокатиться,
стояли в сторонке, готовые в любую минуту прийти Вовке на помощь в обмен
на желанную самостоятельную попытку сесть на велосипед.  Отец  сразу  же
оценил ситуацию. Он подошел к Вовке, присел около  велосипеда,  осмотрел
зубчатку с педалями и серьезно спросил Вовку:
   - Знаешь, почему у тебя не получается?
   - Нет, - озадаченно ответил Вовка и еще больше помрачнел.
   - Слезь-ка на секундочку, - сказал отец Вовке, все так же внимательно
изучая зубчатку.
   Вовка послушно спешился.
   Отец взялся за руль. потом рассеянно оглянулся и кивнул мне:
   - Ну-ка, иди сюда...
   Я подошел.
   - Садись, помоги нам сынок.
   Когда я очутился в седле, отец, держась одной рукой за руль, а другой
за седло, сказал Вовке:
   - Главное, это набрать нужную скорость. Ты падаешь, потому  что  тебе
не хватает скорости. Вот, гляди...
   И он, отпустив руль, разогнал велосипед. То ли от неуемной  силы,  то
ли от желания, чтобы сын его подольше прокатился, а может быть, действи-
тельно стремясь доказать Вовке на практике свою теорию, но  отец  придал
мне такое ускорения, что у меня засвистело в ушах, засосало  под  ложеч-
кой, руки дрогнули, руль подвернулся и я через  десяток  метров  кубарем
грохнулся на асфальт. Авария усугубилась еще и тем, что я налетел на ни-
весть откуда взявшийся кусок колючей проволоки.
   Когда миновал первый испуг, я понял, что настала моя очередь  подклю-
читься к могучему реву Вовки, оплакивающего отнюдь не травмы своего  то-
варища, а возможную поломку велосипеда. Но заплакать я сначала не успел,
а потом не смог. Отец подбежал, поднял меня на  руки  и  стал,  остужая,
дуть на мое сожженное ссадиной колено, а потом поцеловал его.  Для  меня
это было так неожиданно, что я замер от стыда за  нас  с  отцом,  словно
проявилось в этот момент то, что другим не дозволено видеть, что являет-
ся только нашим, сокровенным...
   - Спасибо, папа. Я чувствую себя хорошо, - выдержал я взгляд отца.
   - Как температура? - не успокоился он. - Что тебе сказали врачи?
   Мать заерзала на скамейке:
   - Да что они могут сказать? Ведь всего неделя  прошла.  Пока  анализы
сдашь, снимки надо сделать, а ему сразу все подай.
   Отец повернулся в ее сторону:
   Ты, старая, не тарахти, не тебя спрашивают. Сама  направила  меня  не
туда, ведь правильно я тебе говорил, что тех, кто на излечении, отдельно
держат... Только там женское отделение, понятно?
   Мать рассмеялась:
   - Конечно, понятно. У тебя прямо нюх на это. Уж седой совсем,  а  все
туда же, ишь как черти тебя носят, покоя не дают.
   - Вот-вот, точно так же там старуха какая-то меня выставила. Тебе  бы
к ней в сменщицы пойти, сторожихой в проходную, хоть пользу  будешь  ка-
кую-никакую приносить, - подмигнул мне отец.
   - Да будет вам, здесь запрещено ссориться, - миролюбиво  заворчал  на
них я.
   - И то верно, - засуетилась мать. - Ты про себя расскажи, сынок.  Как
вас здесь кормят? Да, кстати, сумку-то пойди разгрузи. Только подожди, я
тебе сначала все объясню. Там баночка с сырниками, я их только  что  ис-
пекла, со сметаной, с маслом, с вареньем. Они в фольгу завернуты, теплые
должно быть. Ты их прямо ложкой поешь, только вот банку  не  выбрасывай,
уж больно удобная она - с крышкой. Ты сполосни ее после, а я  потом  от-
мою. Ну, что еще? Смородина тертая с сахаром - это к чаю, а хочешь прос-
то поешь, если проголодаешься. Огурчики маринованные,  паштет,  колбаса,
яблоки, мандарины, вафли лимонные, я знаю ты их любишь...
   - Спасибо, ма. Только зря ты все это.
   - Ну, как же зря? - почти обиделась мать.
   - Да здесь хорошо кормят, честное слово, - горячо стал доказывать я.
   - Ладно, ладно, рассказывай, - отмахнулась мать. - Иди-ка  лучше,  не
задерживайся.
   Я сбегал в палату, переложил продукты в тумбочку и нашел в сумке кон-
верт с пятью рублями. На конверте крупным  маминым  почерком  значилось:
"Это тебе!"
   Когда я вернулся, отец с матерью о чем-то тихо, но жарко  спорили,  а
увидев меня, умолкли. Мать взяла сумку, поставила себе на колени и стала
в ней копаться. Отец отвернулся в  сторону,  время  от  времени  глубоко
вздыхая.
   - Ну, что еще стряслось? - спросил я. - Прямо, как дети, нельзя оста-
вить на минутку.
   - Ты сам посуди, сынок, - не выдержала молчанья мать.  -  Он  обвинил
меня, что нам нельзя было разъезжаться. Если бы мы жили вместе, говорит,
ты бы не заболел. Но ведь у тебя же своя семья, своя жена,  кто  о  тебе
должен заботиться пуще всего? Или не научили Тамару, или еще почему,  но
помощи от нее не дождешься, я это поняла еще когда  мы  вместе  жили.  С
другой стороны, нельзя же все на меня валить...
   Мать была готова расплакаться.
   - А может мне, Валерий, поговорить с Тамарой?  -  повернулся  ко  мне
отец. - Распределим обязанности, чтобы каждый отвечал за свой участок. -
И если кто-то не выполнил своих обязательств перед коллективом,  то  его
лишают премии? - спросил я. - Прости, папа, но я тебя  очень  прошу,  не
надо говорить с Тамарой, сами разберемся.
   Отец крякнул с досады, но сдержался и поднялся со скамейки:
   - Ты вот что - слушайся врачей, главное - лечись. И забудь  обо  всем
неприятном. Зарядку по утрам делай обязательно, а то вон мать  твоя  ле-
нится...
   - Это мне зарядку делать? - рассмеялась она в ответ. - Знаешь, поспо-
рили мы с ним как-то, пристал ко мне, сил нет, делай да делай зарядку, я
его спрашиваю зачем, он говорит для гибкости, я  говорю,  попробуй  наг-
нись-ка, он нагнулся, еле до носочков своих дотянулся, а  я  встала,  да
ног не сгибая всю ладонь на пол положила, и говорю ему, ты бы вместо за-
рядки полы мыл бы почаще, гибкий стал бы, как я.
   - Чахоточным запрещены физические нагрузки, - сказал я.
   Отец изумленно уставился на меня.
   - Не может быть... Видать, дела серьезные... Слушай, может мне  Ивану
Мефодиевичу позвонить. Он говорил, обращайся, коли в чем нужда будет, а?
   - Спасибо, па. Пока ничего не надо.
   Отец обнял меня и пошел, не оборачиваясь, к воротам, взяв перед  этим
у матери сумку.
   Мама тоже встала, поцеловала меня в щеку и шепнула на ухо:
   - Пятерочку-то нашел?
   - Да, мамуль. И берегите себя, пожалуйста, я вас очень прошу.
   - Ну, ладно, ладно, - мать заторопилась, догоняя отца.
   Я смотрел им вслед, и чувство огромной вины перед родителями охватило
меня. Как же им тяжело пришлось со мной, как это нелегко вырастить чело-
века, поставить его на ноги и быть счастливым его счастьем и  быть  нес-
частным его бедой.


Глава девятая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава девятая

Обход главного врача.
   Даже в ежедневном осмотре лечащего есть нечто ритуальное, а тут снис-
ходит высшая власть, пасующая только перед смертью. Зато решаются судьбы
людей и многие накопившиеся хозяйственные вопросы. Если в  обычный  день
стационарное отделение живет раз заведенной жизнью, с размеренностью ма-
ятника отсчитывая завтрак, обед, тихий час,  ужин,  и  в  этих  пределах
кто-то встает пораньше и успевает прогуляться или сделать  зарядку,  что
разрешено выздоравливающим, а кто-то вылезает из теплой постели за  пять
минут до завтрака, то к обходу главного врача младший,  да  и  остальной
медицинский персонал готовился, как к смотру-параду.
   Всех резво подняли с кроватей и с большей, чем обычно,  тщательностью
устроили мокрую приборку, не жалея хлорамина. Медсестры безжалостно  вы-
таскивали из межоконья сетки, авоськи, пакеты, банки с едой. Палаты при-
няли совсем стерильный вид. На завтрак дали сверх  нормы  по  полстакана
сметаны, яблоки и какао. Из столовой сразу же погнали по палатам с  при-
казом раздеться и лежать. В столовой каждый день разыгрывается одна и та
же сценка. Я сажусь на свое место и начинаю, не отрываясь,  смотреть  на
круглолицую девушку в кудряшках за женским столиком. Она тоже смотрит на
меня, потом не выдерживает, прыскает в кулак и что-то говорит своей  со-
седке. Та молча кивает черной головой , но глаз не поднимает.  Круглоли-
цую зовут Надя, черную - Нина. Об этом мне сказал Егор  Болотников,  мой
сопалатник и застольник, заметив наши  переглядки.  Он,  кажется,  знает
всех больных, медсестер и врачей.
   В диспансере стало непривычно тише. И ждали томительно долго. Кто ус-
нул, кто читал, кто беседовал вполголоса. Мой сосед, который вырвался из
сумасшедшего дома, лежал на дальней от меня половине  кровати,  вжавшись
всем телом в батарею центрального отопления. С  другой  стороны,  шевеля
губами во сне, храпел Леха Шатаев. Егор Болотников лениво подмигнул  мне
синим глазом. Я уже каждого знаю и знаю кто как заболел. Наша палата на-
поминает мне многоместное купе - ее обитатели, как  спутники  в  дальней
дороге, откровенно делятся своими житейскими  проблемами,  понимая,  что
завтра судьба их разведет и вряд ли можно рассчитывать на новую встречу.
И естественно задумываешься - куда едет наш поезд-диспансер и почему его
пассажиры получили по плацкартному билету?
   Наконец, двери распахнулись, и крахмально прошуршала камарилья  белых
халатов: сам главный врач, заведующий отделением,  лечащий  врач,  сест-
ра-хозяйка, дежурная медсестричка, пара практикантов.
   - Болотников Егор, тридцать семь лет, инфильтрат в правом  легком,  -
монотонно докладывал лечащий врач. - Назначены препараты первоо ряда.  К
нам поступил в связи с обострением процесса через три месяца после само-
вольной выписки из санатория. Болотников весело и прямо глядит в потолок
своими синими глазищами. Борода упрямо торчит вверх. Болезнь ходит тенью
за художниками, дожидаясь своего часа, когда холодные мастерские,  беза-
лаберное питание и изнурительный труд сделают свое дело.
   Главный врач внимательно рассматривал не рентгеновские снимки,  кото-
рые ему подсовывал лечащий, а Егора.
   - Почему вы прекратили лечение? Ведь вам совсем немного оставалось до
полного выздоровления - и все насмарку. Что же государство так  и  будет
впустую тратить деньги на ваше самоуправство?
   - Я - художник, а там висели картины, которые мне не нравились.
   - Не признаете официальное искусство?
   - Надо признаться, что оно меня тоже.
   - А официальную медицину признаете?
   - Куда ж я денусь?
   - Тогда у медицины к вам просьба. Газету к ноябрьским оформите?
   - Вам как больше нравится - с флагами или дубовых веточек достаточно?
С желудями...
   - Можно и того и другого. На ваш вкус. Так, чтобы сдержанно, но  наг-
лядно и празднично.
   - А за красками домой отпустите? Мне здесь недалеко, я  после  тихого
часа до ужина управлюсь. - Хорошо.
   Следующий.
   - Хусаинов Николай, двадцать  лет,  спонтанный  пневмоторакс  правого
легкого.
   У Коли длинное худое лицо, недавно бритая наголо, но  уже  начинающая
обрастать ежиком черных волос голова и печальные карие глаза.
   - Как же это случилось, Хусаинов?
   - Крышу перекрывали. Кровельщик я. А напарник  мой,  значит,  веревку
держал. И отпустил. А может бросил. И поехал я вниз. Дом старый,  восемь
этажей, по нынешним меркам все двенадцать. Как на краю  задержался,  сам
не знаю. Ногами-то в сток уперся, а руками за ребра кровельные вцепился.
Напарник-то испугался, убег. Хорошо еще бабка из соседнего дома напротив
увидела, что сидит человек и сидит. Пожарных вызвала. Минут сорок  прош-
ло. Они приехали, лестницу подставили. Слезай, говорят. А я не могу, ру-
ки свело. Пока они меня отдирали, руки по пальцу разжимали, вот легкое и
лопнуло.
   Я слышу эту историю во второй или третий раз и меня все равно  потря-
сает обыденность тона, которым Коля рассказывает  о,  может  быть  самых
страшных минутах за всю свою двадцатилетнюю жизнь. Я  представляю  себе,
какой фильм можно было бы снять, увидев его глазами Хусаинова...
   Крыша восьмиэтажной махины, осторожный спуск. Ослабшая, дряблая,  как
старость, страховочная веревка. Падение, мгновенное скольжение по крыше,
ноги,
   упершиеся в водосток, руки намертво вцепившиеся в кровельные ребра...
попытка подтянутся, треск водостока... замер... навеки... нет, насколько
хватит сил... воспоминания - какие там воспоминания! - все внимание при-
ковано только к ногам и рукам, даже невозможно заметить старуху, которая
подслеповато уставилась в окне соседнего дома,  разглядывая  застывшего,
как изваяние на краю крыши человека... Бесконечное,  застывшее  время...
Сирена пожарной машины, суета серых брезентовых пожарных и вот  выдвига-
ется, медленно вырастая, лестница, она у ног, но именно в  этот  момент,
скорее всего, всего сорваться. Над водостоком, над упершимися ногами по-
является голова в каске и вязаном подшлемнике. Пожарник добродушно и ве-
село спрашивает: "Ты что, парень?.." Заглядывает в глаза  Хусаинова,  то
есть в камеру, то есть прямо в глаза зрителя и замолкает. Он  с  трудом,
по пальцу, разжимает сведенные добела
   судорогой руки. Переход через край крыши над пропастью... и темнота.
   Когда Колю сняли, он сел на землю и сидел, держась за земной шар под-
рагивающими руками, потому что даже высоты человеческого роста было дос-
таточно, чтобы закружилась голова от восьмиэтажного страха  памяти...  И
дышать было нечем - плевра одного легкого сморщилась, как лопнувший воз-
душный шарик.
   Главный вздохнул, потупился.
   - Ну, а с напарником твоим что потом сделали?
   - А ничего. Что ему сделаешь? Встретил я его потом в пивной, ну,  дал
разок по рогам, потом выпили мы с ним, помирились, правда, вместе больше
не работаем.
   - Выздоравливайте, Хусаинов, все у  вас  должно  зарасти,  ешьте  по-
больше. Аппетит есть?
   - Не жалуюсь.
   - А после выписки куда? Опять на крышу?  Или  пониже  профессию  себе
подберете?
   - Обратно вернусь. Привык я.
   И вернется. У Коли нет туберкулеза - его даже вроде бы ни к чему дер-
жать в инфекционном отделении.
   Следующий.
   Груздев. Он тоже мой застольник. Тот самый белесый, вежливый  студент
из Бауманского училища. Схема заболевания чахоткой для студентов одна  и
та же: полгода то лекции по восемь часов в  день,  то  лабораторные,  то
коллоквиумы, но вот прошел ледоход и лопнули почки,  забродила  в  крови
весна - а тут сессия. Даже экзамены не столь страшны - до них  еще  доб-
раться надо, зачеты сдать. Хороши пирожки в буфете - только разве утолят
они голод молодого? Дорогой ценой заплатил Степан за главную науку - где
теперь тело возьмешь другое взамен того, что дано тебе единожды? Студент
- легкая жизнь, тонкая шея, как звали меня на заводе сталевары. И чем  я
тогда от Степана отличался?..
   Степан и главный врач, оказывается, знают друг друга давно.
   - Ну, что, Степан, грызешь гранит науки?
   - Неохота, Ефим Григорьевич. Я же весной,  как  выписался,  занимался
много, ребят догнал, хвосты сдал, сессию одолел и на юг подался,  думал,
отдохну, забуду про все. Чисто все было, хорошо, и надо же опять. Кавер-
на. Что же я теперь клейменый на всю жизнь? Хотя и жизни-то еще не было.
   - А ты что думал? Мы же тебя предупреждали, что юг для таких, как ты,
закрыт по крайней мере на несколько лет. Так что про  солнышко  ты  пока
позабудь. Ему, видите ли, лишь бы на пляже поваляться. Ты же должен  был
тут уму-разуму набраться и сам знаешь, что без веры не вылечишься никог-
да. Поэтому носа не вешай. Читай Сенеку.
   - Где же его взять? Туго в диспансерной библиотеке с римскими филосо-
фами. И с неримскими тоже.
   - Ты же знаешь, Степан, что библиотека составляется из  книг,  остав-
ленных больными.
   Следующий.
   У Аркадия суровые рубленые черты лица, спокойные серые  глаза,  седые
виски. Наверное, такими были джеклондоновские герои. Единственно, что он
невелик ростом, но ладно скроен. Про себя он, в отличие  от  других,  не
рассказывает. Известно лишь, что он, коренной житель Москвы, завербовал-
ся подработать в Заполярье, но здоровье подкачало.
   - Комлев Аркадий, сорок пять лет, предположительно туберкулома в пра-
вом легком.
   - Ну что, герой Севера, как самочувствие? Жалуетесь на что-нибудь?
   - У нас жаловаться не привыкли. Я отдохнул. Выспался.  Чувствую  себя
хорошо. Правда, немного надоело.
   - Потерпите еще немного. Скоро сделаем вам снимочек, скажем результа-
ты лечения.
   Следующий.
   Это мой сосед из психушки. Главный молча смотрит на свет черные плен-
ки, тыкает с лечащим врачом в светлые пятна на них.
   - Скажите, вам не холодно у окна, Титов? Может, вам пере селиться?
   - А я ноги на батарею положу, на краешек кровати лягу,  спрячусь  под
подоконник, благо они здесь широкие, и холод сверху пролетает мимо. Зато
у окна веселее, птички навещают, я их подкармливаю... Как мои дела, док-
тор? - К сожалению, пока ничего определенного сказать нельзя. Сдвигов  в
сторону улучшения не наблюдается, но и признаков ухудшения нет...
   Палата притихла. Прикрыл глаза, спрятал их  под  глазами  Болотников,
печальные, восточные глаза Хусаинова стали еще печальнее, совсем закаме-
нел лицом Аркадий, сморщился, как от зубной боли, Степан...
   Следующий.
   Со мной все ясно. Лечение только началось, и все у  меня  впереди,  и
как в песенке поется, надейся и жди.
   - Доктор, у меня к вам просьба.
   - Слушаю вас.
   - Дело в том, что туберкулез я заработал себе в  подвале  киностудии.
Студия любительская, а заболевание, считайте,  профессиональное.  У  нас
скоро творческий отчет. У всего коллектива студии к вам большая  просьба
- отпустите меня на этот вечер. Там и мой фильм будут показывать. - Раз-
решать подобное - не в наших правилах, но  тут  случай  особый.  Поэтому
попросите коллектив вашей студии, а лучше его руководителя, написать нам
официальное письмо, а мы рассмотрим и, может быть, решим вопрос  положи-
тельно.
   - За письмо не беспокойтесь, ребята сделают.
   - Фильмы-то хоть интересные?
   - А вы приходите, сами увидите.
   - Спасибо. Если смогу.
   Я ликую. Я так благодарен главному врачу, что смотрю на него с  немой
признательностью, если не сказать больше, я чувствую такой  прилив  сил,
будто болезни моей нет, не было и не будет. И мне уже нетерпелось выско-
чить из постели и звонить Гашетникову.
   Следующий.
   Непонятно, то ли красный, неровный загар, то ли просто такая  цветная
кожа у Лехи, но пожаром дышит от его пухлого круглого лица. Глазки в ще-
лочках век бегают туда-сюда, как на ходиках, хотя сам он неподвижен. Рот
без единого зуба растянут в улыбке.
   - Шатаев Алексей, тридцать восемь лет, из мест заключения. Затемнения
в обоих легких.
   - Разденьтесь, Шатаев, я вас послушаю... Так... Не дышите... Поверни-
тесь... Дышите глубже... Еще глубже... Ну, что же, ничего  страшного  не
слышно. Вы, Шатаев, лучше насчет кодеина скажите.  Поступают  жалобы  от
медсестер, что вы у них выпрашиваете кодеин. Зачем он вам? По наркотикам
соскучились? - Кашель замучил,  гражданин  доктор,  простите,  гражданин
главный доктор. Очень прошу выписать таблеточки. А то соседям  спать  не
даю.
   Леха кивнул на меня.
   - Знаем мы ваш кашель, - усмехается главный и проходит дальше.
   Леха обиженно натягивает одеяло на голову и мне слышно как  он  цедит
не сквозь зубы, зубов у него нет, а сквозь сжатые губы:
   - У-у-у, лепило, козел...
   И вздыхает - не получилось. На вид он безобидный, как мягкая игрушка.
Суетной - ни минуты покоя - и буквально во всем мелодраматичен: и в  ре-
чах, и в мелкой вычурной походочке, и в том, как он курит, отставив руку
с папироской. Балагурит непрерывно, откуда чего берется. Но вся эта  ми-
шура мгновенно слетела, когда я спросил у Лехи, за что он сел. В  щелках
глаз засветилась такая тоска и боль, что я опешил от жалости и неожидан-
ности. "Век воли не видать, Валерка, никому не пожелаю  своей  судьбы...
За что? Зачем тебе знать за что у нас сажают?..."
   Следующий.
   - Сажин Петр, пятьдесят пять лет, казиома.
   Сажин - прораб на строительстве. Он грузен, плотен, полулежит на  вы-
соко поднятых подушках. Тяжелые руки вытянуты вдоль тела,  лицо  хмурое,
одна бровь поднята и торчит, как спинной плавник у ерша. Сажин из  нелю-
димов. Он ни с кем не поделился причиной своего заболевания, но  похоже,
что его постоянно грызет какая-то внутренняя, глубоко сидящая обида.  На
прогулке или в столовой он подходит к группе беседующих  больных,  молча
слушает, сопя, потом отпускает недовольное молчание и, махнув рукой, от-
ходит. Пару раз его уже изгоняли из холла, где установлен телевизор, по-
тому что он громко и зло комментировал все, что бы не транслировалось.
   - На что жалуетесь, Сажин?
   - Порядка нет. Да его уже давно и нигде нет. Нас, больных, двести че-
ловек, да врачей да еще персонала всякого еще пятьдесят - вот и  считай,
что за нашим столом, где четверо сидят,  пятый  кормится.  Санитарки  из
столовой каждый день приходят с пустыми сумками, а уходят  домой  -  еле
тащат. Больные почти все в своих штанах, пижам не хватает. Да и  удобнее
в штанах и в магазин за бутылкой и к бабе своей под бок слетать. А  чего
ж не сбежать, если ворота настежь? Куда хошь, туда и направляйся. А дру-
гие бороды поотращивали и  разговорчики  всякие  допускают.  Пришел  ле-
читься, так лечись, а не трепись. Так что жалуйся, не жалуйся, а порядка
нет, вот так я скажу.
   - Замечания ваши мы обязательно учтем, товарищ  Сажин,  не  беспокой-
тесь, - главный врач оглянулся на свою свиту. - Я и сам неоднократно за-
мечал - разболтались наши медсестры и больных распустили.
   Голос у главного окреп и зазвенел, но под конец своей тирады он  поу-
бавил пыла и уже совсем миролюбиво обратился к Сажину:
   - Только и вы нас поймите - не хочет никто в больницу  идти  работать
за эту зарплату, тем более в инфекционную.
   В тот момент я с удивлением для себя открыл, что медсестры и санитар-
ки, казавшиеся такой же обязательной составляющей стационара,  как  гра-
дусники, шприцы и рентгеновские аппараты, тоже обыкновенные люди.  Белые
халаты, как униформа, стерильно скрывают и нивелируют  разнообразие  ха-
рактеров, склонностей и судеб. Что, например, побудило  такую  благодуш-
ную, такую полнотелую Веру, самую добрую из наших медсестер, каждый день
приходить в диспансер и дежурить в палате номер четыре  -  палате  самых
тяжело больных? А ведь после дежурства она возвращается домой, к  семье,
к мужу и детям... Нет, они необыкновенные люди.
   Следующий.
   Гальштейн. Видно, как он взволнован, все время поправляет очки,  суе-
тится, если можно так сказать про лежащего человека, улыбается непрерыв-
но.
   Главный тоже расплылся в улыбке.
   - Здравствуйте, Эдуард Яковлевич!
   - Здравствуйте, доктор Ефим Григорьевич! Как ваше самочувствие? Вы на
что-нибудь жалуетесь?
   - Будто вы не знаете, на что и куда я могу  жаловаться?  Это  товарищ
Сажин может жаловаться, а я...
   Главный махнул рукой. И главный и Гальштейн смотрят друг на друга со-
чувственно, улыбаются грустно и  по-доброму.  Потом  главный  озабоченно
глядит на Гальштейна.
   - Что у вас с ухом, Эдуард Яковлевич? Зачем вы его  затыкаете  ватой?
Болит? Давно? Почему раньше не сказали? Может быть, вам назначить физио-
терапию? Или хотите, покажем вас специалисту? К нам приходит  консульти-
ровать отоляринголог, очень порядочный человек  и  высококвалифицирован-
ный.
   - Ой, сколько беспокойства я вам доставил, Ефим Григорьевич,  ничего,
положительно ничего не надо. И людей беспокоить не надо. Это я  по  при-
вычке затыкаю. На всякий случай, знаете так, вдруг надует...
   Я не знал, почему заболел Гальштейн - он застеснялся,  когда  его  об
этом спросил Леха Шатаев, стал отшучиваться, что все это происки импери-
алистов, но потом сказал мне, отведя в сторону, шепотом:  "Вы,  Валерий,
себе не представляете, какая это была драма в  нашей  семье,  все  будто
взбесились, столько было крику, а уж валерьянки выпили рублей  на  пять,
не меньше, хотя, казалось, что тут такого - заболел и заболел, дядя Миша
тоже болел и ничего. Так на бедного дядю Мишу и спустили  всех  собак  -
это он со мной много в детстве игрался и доигрался, заразил ребенка,  то
есть меня, представляете? Я бы вам сказал, почему я заболел,  вы  симпа-
тичный, но зачем вам мои заботы? Или вам не хватает своих, тогда  так  и
скажите..."
   В нашей палате обход закончен. Я смотрел, как мои соратники по борьбе
с туберкулезом поднимаются с постелей, все, кроме  Титова  и  меня,  как
одеваются и готовятся идти на прогулку, и думал о том, что всех нас мож-
но разделить на две группы: одни заболели потому,  что  ослаб  организм,
как у сломавшего ребра Титова, у зека Лехи Шатаева, у голодного студента
Степана Груздева, у независимого художника Егора Болотникова, другие пе-
ренесли какое-то сильное потрясение, или стресс - тогда только входившее
в моду новое слово. К таким я бы отнес Сажина, Гальштейна и...  себя.  У
девяноста с чем-то процентов людей спят в  лимфатических  узлах  палочки
Коха и просыпаются они, разбуженные жаром простуды  или  крахом  судьбы,
надежд и иллюзий... Образ разбитых иллюзий?.. Какой..  Разбитые  розовые
очки?.. Нет, это наивно, стерто, это - штамп, общее место... Мир -  раз-
битое зеркало и осколки в крови... Надо запомнить... надо... надо...
   Я встал.
   Надо позвонить Гашетникову, чтобы подготовили письмо на имя  главвра-
ча. И, кстати, придумать пора что-то к юбилею - все -таки как никак пять
лет существуем. Целую пятилетку.


Глава десятая







                        --===Северный ветер с юга===--




Глава десятая

Вот уже месяц как я в больнице. Прошел месяц моей новой недомашней жизни.
Тридцать дней и ночей в коридорах, палатах, кабинетах, процедурных. День
свободен и вроде бы ничем не занят, но подсчитано дотошными хрониками, что мы
раздеваемся и одеваемся от шести до десяти раз в день - перед завтраком,
обходом, обедом, тихим часом, ужином, да еще в процедурных. Отбой в
одиннадцать, и уже после этого, хоть явись к тебе высочайшее вдохновение,
отдыхай. Утром, после обхода, с десяти утра гонят из палаты - прибираются, да
процедуры занимают час-два. Любят врачи прописывать щадящие средства:
физиотерапию, ингаляции, электрофорез, лечебную гимнастику. Так и проходит
время. Время нашей жизни.
   Контрастно-ярким впечатлением по сравнению с серым больничным  прозя-
банием был юбилей нашей киностудии. Слово-то какое Ю-БИ-ЛЕЙ. Оно отлива-
ет золотым сиянием, бархатными папками с приветственными адресами,  кор-
зинами цветов с лентами. Неужели мы "забронзовели" за пять лет? Нет, ко-
нечно. Но за пять лет многие из нас превратились из студентов в  инжене-
ров, а кто-то и в аспирантов. Умер Сталин и повеяло оттепелью.  Мы  были
полны надежд, мы верили. И лестно было встать в знаменитой аудитории "А"
Техологического института к доске,  где  обычно  безраздельно  властвует
лектор, и боязно перед сотнями внимательных глаз.
   На доску спущен экран. Рядом, около кафедры лектора, сидел Костя  Га-
шетников и ударом ложки в подвешенный алюминиевый поднос,  как  в  гонг,
провозглашал каждое новое выступление, каждый новый фильм. Показывали  и
то, что мы снимали раньше, и новые работы. Вначале по традиции  шел  наш
первый фильм "Первомай". Уже тогда мы понимали, что снять еще один сюжет
из киножурнала "Но вости дня" - парадно-скучный - неинтересно. Не  хоте-
лось делать десятки раз виденную демонстрацию флагов, портретов,  транс-
парантов и лозунгов. Долго спорили, искали. И, как мне  кажется,  нашли.
Главным стал проход по Красной площади. Мы сняли его рапидом и по экрану
плавно, в полной тишине, поплыли ряды демонстрантов. Ребята, только  что
по-телячьи дурачившиеся, становились серьезными, вставали на носки,  тя-
нули шеи в сторону мавзолея... Тогда нам казалось, что это  тишина  тор-
жественного, словно затаившего дыхание, марша-гимна  Отечеству,  сейчас,
через тридцать лет -  парад  партократии.  Бурную  реакцию  зала  вызвал
"Стройотряд". Многие из героев фильма сидели тут же и на их глазах  обы-
денность стройки, а строили коровник в алтайской степи - благодаря  вол-
шебной силе объектива превратилась в поэму труда. Наверное, также "обла-
гораживался" тяжелый труд комсомольцев тридцатых...
   Понравился фильм о том, как столовая, наша обычная будничная столовая
преобразилась в вечернее  студенческое  кафе.  Под  аплодисменты  прошел
кадр, в котором ректор института пригласил на тур вальса первокурсницу.
   Никогда не представлял себе, что можно так  интересно  снять  простую
карусель в парке Горького. Весна. Лужи, остатки грязного снега,  пустые,
захламленные прошлогодними листьями аллеи. По одной из них идет  колонна
рабочих, в руках ящики с инструментами. Подходят к пустой, демонтирован-
ной на зиму карусели, остов которой подсыхает на весеннем солнце. Осмат-
ривают карусель. Перекуривают.  На  электрокаре  подвозят  бочкообразных
слонов, двугорбых верблюдов, длинногривых коней, полосатых тигров,  кру-
торогих баранов. Они лежат на боку, торчат ноги, хоботы, копыта, хвосты.
Человеческие руки бережно берут, поднимают,  очищают,  устанавливают  на
круг, раскрашивают, лакируют. И звери на глазах оживают. и вот  уже  на-
рядная карусель набирает ход и крутится, крутится, крутится.  И  детский
смех - лучшая награда, тем, кто его сотворил, кого мы не видим, кого  не
знаем. В финале фильма есть их групповая фотография - бригада рабочих на
фоне карусели.
   А потом мы спустились из аудитории "А" в наш родной подвал. Я до  сих
пор храню выданный на память всем членам студии значок в виде пятерки из
шестнадцатимиллиметровой пленки. У всех было  праздничное  настроение  и
само собой пошел разговор о фильмах снятых и фильмах,  которые  хотелось
бы снять. Один из молодых, которые стажировались в студии под моим прис-
мотром, Виталий Вехов. Худой, щербатый, с отколотым пополам передним зу-
бом он, волнуясь, немного сбивчиво рассказывал про свой замысел:
   - Я хочу сделать мультфильм. Но только не рисованный, а с настоящими,
реальными предметами. Главная героиня, только не  смейтесь,  четвертинка
водки. У нее колпачок с козырьком. Если козырек приподнять, то получится
вроде фуражки - остается сделать глаза, предположим, маленькие точки  из
блестящей бумаги. Они иногда будут вспыхивать, светиться. Это очень  мо-
лодая героиня. Ее привезли с завода в магазин, она попала на  витрину  и
после двенадцати часов ночи, когда начинаются все чудеса, она знакомится
со своими соседями. Бутылка шампанского бархатным шипящим голосом  расс-
казывает как  она  встречает  Новый  Год:  "Были  ш-ш-шикарные  гости  в
выш-ш-шитых платьях, они тянулись ко мне своими бокалами и ш-ш-шептали -
с новым щ-щ-щастьем! с новым щ-щ-щастьем!" Шампанское в серебре, а  если
вытащить за серебро проволочку, которой запечатана пробка, и сделать  из
нее восьмерку, то получится галстук-бабочка. Четвертинка подбегает к ней
и восторженно спрашивает: "А что такое щастье?" Шампанское голосом Клав-
дии Шульженко задумчиво отвечает: "Щастье?.. Я не знаю, что  это  такое,
но наверное, это очень приятно..." "Я так хочу шастья", - вздыхает  чет-
вертинка. "Нэ волнуйся," - говорит ей коньяк с  грузинским  акцентом,  -
"всэ хотят. Я такой выдержанный, такой выдержанный, замэтьте, нэ старый,
а выдержанный, но тоже хочу щастье." И четвертинка ждет своего  счастья,
но почему-то нет праздника, нет наряженной елки, нет  гостей  в  вышитых
платьях. Ее ставят не на стол, а между ног на пол. И дырявый башмак още-
ривается на нее. Ее, опустошенную, сжимает рука  и  несет  вверх  ногами
сдавать в магазин. И весь мир раскачивается, и голова  у  нее  кружится,
как у нетрезвого хозяина. Рука ставит на прилавок, появляется черный ло-
коть и сталкивает ее вниз, на каменный пол. Мир разбился...
   - ...как зеркало, - добавил Костя Гашетников. - Ты не суеверный,  Ви-
талик?
   - Нет, - не очень уверенно ответил Вехов.
   - Просто я предлагаю тебе снять последний кадр в зеркале.  И  зеркало
разбить. Получится, что кадр, что мир разлетелся на куски. Правда, инте-
ресно... А фильм получится хороший. И нужный - антиалкогольный. Поздрав-
ляю... с новым щастьем! Есть у кого-нибудь еще идеи?
   - А можно совсем сырую? - спросил Коля Осинников, один из наших опыт-
ных операторов, который, кстати, снял "Стройотряд".
   - Можно. В случае чего добавим жару, а вообще-то, сейчас сырое счита-
ется полезным, не так ли, Валерий? Вас в больнице кормят сырым или жаре-
ным? - спросил Гашетников у меня.
   - Главное, кормят, - ответил я. - Но чтобы сделать  рагу  из  кролика
надо по крайней мере иметь кошку.
   - Давай, Коля, твою кошку. Хорошо бы не дохлую.
   Коля Осинников говорил медленно, как бы беседуя с самим собой:
   - Давно хочу увидеть или снять фильм о студенте, впрочем, какая  раз-
ница кто он, фильм о молодом человеке. Знаете, когда я поступал в инсти-
тут, то мне наняли репетитора, мать настояла. Он - преподаватель  с  ка-
федры математики. Старший. За пять занятий он разложил мне в голове  ал-
гебру, геометрию и тригонометрию по полочкам так, что и за десять лет  в
школе не разложили. Я спросил его - почему же  он  не  напишет  учебник?
Рассмеялся в ответ. Для этого, говорит, мне надо  стать  профессором,  а
когда я им стану, то позабуду все, что знал, когда я был студентом.  Вот
и мы забываем, какие мы были. А ведь самая важная пора - пора молодости.
Я не знаю, какой это будет сценарий и о чем, я только знаю, что  главный
герой должен быть средний, ничем не выдающийся человек, молодой человек.
Он непохож на Славу Трифонова, вы его все знаете - окончил вечернюю шко-
лу, техникум, прошел через армию и только потом попал в  институт.  Член
партии и верный ее рядовой. Главный герой непохож  и  на  вожака  нашего
институтского комсомола - этот пройдет сквозь огонь и воды ради карьеры.
Нет, мой герой - не герой, он средний. А у среднего принципы  простые  и
четкие: не прикажут - лишнего не сделает, не позовут  -  не  пойдет,  не
поднимут - не встанет. В то же время прикажут - расстреляет...
   Слушали Колю очень внимательно, слова его были больше похожи на испо-
ведь, чем на либретто будущего сценария. Быть того  не  может,  думал  я
тогда, что вернемся к расстрелам, как говорят было  в  тридцать  седьмом
или тридцать восьмом - год моего рождения, но культ личности развенчан и
дорога прямая и ясная ведет нас к коммунизму, даже дата известна -  пер-
вое января одна тысяча девятьсот восьмидесятого года от рождества  Хрис-
това, а проблема среднего, конечно есть, она всегда будет и то,  что  мы
успеем или не успеем сделать в этой жизни, наверное, во  многом  зависит
от того, сколько среди нас таких вот средних, которые безропотно  выпол-
нят любой приказ, тем более , когда скажут, что расстрелять надо во  имя
Родины... и врага... и возникло странное ощущение своего времени, време-
ни своей жизни, которая идет вот сейчас и я еще молод, но если я не сде-
лаю того, чему предназначен, то молодость моя, как и молодость моего по-
коления, пройдет и никогда не вернется, никогда, а мы неповторимы, мы  -
молодые люди шестидесятых советских годов...
   Наступившую паузу прервал Гашетников:
   - Интересно, что мы думаем об одном и том же. Примерный сюжет  сцена-
рия, о котором говорил Коля, есть. И я хотел бы предложить  снимать  его
всей нашей студией, всем писать, всем играть. А начнется фильм так... На
экране темно, долго темно, но постепенно начинает светать. Двор институ-
та. Темный тяжелый куб серого здания на фоне светлеющего неба. Труба бе-
рет подряд все ноты октавы:  до-ре-ми-фа-соль-ля-си-до...  Настраивается
оркестр. И когда первый луч солнца брызнул из-за здания  института  воз-
никла мелодия-гимн и ласковый голос сказал: "Доброе утро! Когда-то здесь
цвели деревья и бегали динозавры, а теперь стоит современный  Технологи-
ческий институт. Когда-то здесь ходили на  мамонта  с  каменным  топором
первобытные люди, а теперь с логарифмической линейкой идут  на  экзамены
студенты. Когда-то здесь было почти ничего, а теперь есть почти все.  На
каждого студента приходится по одной трети преподавателя, по одной пяти-
сотой профессора, по одной двухтысячной академика. Учатся студенты в ау-
диториях, работают в лабораториях, питаются в столовой, живут в  общежи-
тии, влюбляются везде. Зимой ходят без шапки, в трамвае ездят без  биле-
та. За полторы тысячи дней учебы студент сдает полсотни экзаменов, сотню
зачетов и получает за это один диплом. -  Дип-дип-диплом!  -  воскликнул
Виталик Вехов.
   - Ага, - подтвердил Гашетников. - Фильм будет называться "Ночь откры-
тых дверей". Вы замечали, как красива Москва ранним  утром,  без  потока
машин и сутолоки толпы? Так и наш институт будем снимать ночью.  Аудито-
рии, лаборатории, деканаты. Представьте себе, что  завтра  надо  сдавать
чертежи. У всех есть задолженности. И вот в чертежном зале на ночь соби-
раются дипломники. Ночью все призрачно, таинственно. Оказывается, в инс-
титуте живет Вечный Студент. У него на чердаке странные вещи,  например,
календарь тридцать седьмого года. Вечный Студент, как капитан  Немо  для
оставшихся на ночь. А они, бродя по ночному институту,  вспоминают  свое
прошлое и вдруг осознают, что здесь прошли  их  лучшие  годы.  Студентка
встречает в коридоре ту девочку с косичкой, которая пришла сюда пять лет
назад. Их диалог. Отличник садится в кресло декана с урчанием  голодного
тигра, настигшего добычу. Шалопай ездит по коридорам института на  мото-
цикле. Ночь открытых дверей кончается... утром. Время идет. Впереди  но-
вые годы. Восходит солнце. Исчезают видения. Пустой двор института.  Ша-
лопай гоняет, делая финты, как Пеле, консервную банку. Она гулко  гремит
в пустом дворе. И голос диктора: "Ты - будущий командир  производства...
Инженер, интеллигент... Ты - будущее... То, что не удалось сделать  нам,
сделаешь ты..." Мы долго еще потом говорили, обсуждали, мечтали и решили
в конце концов создать  архив-копилку  коллективного  творчества  членов
студии. Не знаю, где сейчас этот архив и сохранилось ли в нем мое посвя-
щение пятилетию студии:

Пять лет -
  пяти-конечное время,
  портрет
  пятилетья в поэме.
  Пять лет -
  это не пятилетка,
  это столетий пять,
  сжатых в кулак искусства,
  это не мыслить,
  не су-ще-ство-вать
  без кино,
  так как кино -
  это наше
  шестое чувство!

Из студии все поехали к Таньке Олиной, а я - в диспансер, в палату номер
девять, вторая койка от окна.


Глава одинадцатая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава одинадцатая

Ян Паулс явился ко мне прямо с работы.
   Пижон - в пенсне. Всегда носил круглые очки,  и  глаза  у  него  были
большие и добрые, а теперь стали холодными, ироничными.
   Хлопнул меня по плечу. По-моему, в этом что-то  искусственно  бодрое,
когда проверяют твою устойчивость крепким ударом.
   - Как дела, Сергеич?
   - Врачи молчат. Месяц прошел только. Еще  два  ждать  до  первых  ре-
зультатов.
   - Два? - Ян завистливо вздохнул. - Везет же людям. Чем ты хоть  здесь
занимаешься?
   - Пью... лекарства. Ем, что дают и  что  гости  приносят,  сплю,  как
бревно, только на одном боку - сосед кашлем замучил.
   - А бильярд у вас тут есть? Я бы тебе сейчас... -  Ян  сделал  паузу,
снял пенсне и начал протирать его замшевым лоскутком.
   - Мы теперь с тобой в разных весовых категориях, Ян, я же на три кило
за месяц поправился. Почему раньше не приходил?
   - Как там у вас?
   Ян долго юлил, мялся, но я чувствовал, что он что-то не договаривает.
В конце концов я не выдержал:
   - Ян, ты что-то темнишь. Давай выкладывай, я же вижу, за  свои  стек-
лышки не спрячешься.
   Ян помедлил еще.
   - Не знаю, как тебе сказать... Ты  же  знал  Гришку  Борзова?..  Пом-
нишь?..
   - Конечно. Гриша Борзов, муж нашей Малики...
   - Умер.
   Гришка умер?!.. Бывший матрос, умница и язва, мужик  крепкий,  словно
литой, в расцвете сил и... умер.
   - Что с ним?
   - Помнишь, он все на сердце жаловался? Положили его на  обследование.
Ничего не помогало. Лика через родственников  достала  какое-то  сильное
лекарство. Уж не знаю, в чем его отрицательный эффект,  может,  аллергия
какая-нибудь, но у у него было сильное отравление, что-то воспалилось, и
спасти уже не могли. Он же всегда был мнительным, всего боялся -  микро-
бов, грязи всякой. И врачам не верил, а вскрытие показало, что сердце  у
него здоровое, на пятерых хватило бы...
   Ушел Ян, понемногу истекло время до отбоя. Уснул я  скоро,  проснулся
от собственного крика...
   Садится солнце. Не ясное, а где-то за тучами дыма. Последние лучи ос-
вещают дорогу, по которой я иду. Я - женщина, на мне длинное платье,  на
голове платок и котомка за плечами. Слева, среди  развалин,  разрушенных
стен стоит деревенская девушка в телогрейке и сапогах и монотонно  гово-
рит: "... сначала я жила с мамой, а потом пришла война..." К ней подсту-
пают все ближе и ближе, молча, с мужским блеском в  глазах,  солдаты.  В
неровном загаре лица, белый оскал зубов. "...сначала я жила с  мамой,  а
потом пришла война..." Неужели она не видит их лиц? Темнеет. У дороги  в
кустах - солдаты. Их лица лоснятся от пота, они тяжело дышат. Я иду  все
быстрее по дороге, она из светлой становится серой, я бегу и слышу топот
солдатских сапог за спиной, а дорога в колдобинах, в  ямах,  в  открытых
могилах, куда брошены голые скрюченные люди. Все труднее бежать, путает-
ся платье, перепрыгивать через могилы я боюсь, а котомка  размоталась  в
длинный шлейф, на него наступают сапоги, а я рвусь, рвусь, рвусь из  ля-
мок, задыхаюсь и кричу...


Глава двенадцатая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава двенадцатая

Этот сон снился мне три ночи подряд без изменений, только слабели краски, и я,
зная, чем кончится сон, просыпался сам. На четвертое утро во время прогулки во
дворе ко мне подошел Егор Болотников. Долго рассматривал меня хитро
прищуренными глазами, скалился белыми зубами из бороды пока я не выдержал:
   - Ты чего?
   - Я чего? Я - ничего, - тут же уверенно ответил Болотников. - Ты луч-
ше скажи - когда?
   - Что когда? - совсем запутался я.
   - Когда орать по ночам перестанешь? - рассмеялся Егор. - Спать не да-
ешь.
   - Я не ору... - смущенно ответил я, а сам отвел глаза, в  душе  очень
удивившись словам Егора. Наверное, также человек  недоверчиво  отрицает,
если ему скажут, что он храпит во сне.
   - Ладно, бывает, - Егор миролюбиво подтолкнул меня плечом.  -  Сон-то
хоть страшный? Расскажи, обожаю страшные сны. Кроме того,  примета  есть
такая: сон расскажешь - не сбудется... А знаешь лучше  что?  Поехали  ко
мне в мастерскую. Прямо сейчас, а? Мне все равно туда надо.
   Я засомневался.
   - Я еще ни разу не уходил, Егор. Кроме как на юбилей нашей студии.
   - До обеда успеем, не дрейфь. Здесь не так далеко - минут сорок пять,
да обратно еще столько же, ну, там с полчаса побудем, так что у нас  еще
минут сорок в запасе  останется...  чтобы  пузырек  прихватить...  А  то
что-то стало холодать...
   - ...не пора ли нам поддать? - подхватил я.
   - Грамотно, - ухмыльнулся Егор. - Давай, кто больше  поговорок  таких
знает?
   - Чего тянуть резину - по рублю и к магазину.
   - Невелика трата - по рублю с брата.
   - Ножки зябнут, ручки зябнут - не пора ли нам дерябнуть?
   - Не собрать ль нам с умом и не сбегать за вином?
   - Питие есть веселие Руси. А нас не хватятся?
   - Да кому же мы нужны, дед? - удивился Егор.
   - Я тебе не дед.
   - Дед, - оценил меня взглядом Болотников. - Если кто мне не нравится,
то я того никак не называю, если нравится, то дедом, а если люблю  -  то
старым. Так что ты для меня - дед.
   Ехали мы сначала на троллейбусе, потом в метро, потом в автобусе, по-
ка не попали в квартал новых блочных домов. Егор  по  пути  с  интересом
расспрашивал меня о киностудии и я рассказал ему о Косте Гашетникове,  о
Виталии Вехове, о Коле Осинникове, про "Ночь открытых дверей", о  фильме
"Карусель" и про приключения бутылочки водки. Егора особенно  заинтриго-
вала мультипликация, он тут же  начал  добродушно  фантазировать,  какие
можно было бы сделать забавные игрушки в сценке встречи  Нового  года  с
шампанским. Но по-настоящему его заинтересовал рисованный звук.
   - Как рисованный? Неужели звук можно нарисовать? А если  можно,  зна-
чит, я могу нарисовать себе какой хочу звук? -  засыпал  меня  вопросами
Егор.
   - На кинопленке, рядом с изображением, - объяснил я Егору, - то  есть
рядом с кадриками, идет звуковая дорожка. Она похожа на запись  электро-
кардиограммы, ну, как у нас в кардиологическом кабинете. Вот и  придумал
кто-то - если на кинопленке нарисовать кривые квадратики или треугольни-
ки или просто какой-то орнамент, то получится звук, которого не  сущест-
вует в природе. Хотя в принципе все музыкальные  инструменты,  созданные
человеком, издают звуки, которых нет в природе.
   - В наоборот нельзя? - загорелся Егор. - Чтобы я, например, нарисовал
картину, а какой-нибудь прибор, бродя своим лучом по  ней,  извлекал  бы
симфонию или концерт для балалайки с оркестром?
   - Может быть, это и возможно, но пока я о таких приборах не слыхал.
   - Жаль, - вздохнул Егор. - У меня иногда, когда я пишу картину, в ду-
ше такая музыка звучит...
   Мастерская оказалась в полуподвале. Егор отомкнул навесной замок и  в
лицо ударил запах пыльного, нежилого, давно непроветриваемого помещения.
Затоптанный пол, кушетка без ножек, два стула, холсты в  рамах,  лицевой
стороной прислоненные к стенкам,  пустые  тюбики  из-под  красок.  Егор,
что-то бормоча себе под нос, полез за кушетку, потом в шкафчик, стоявший
у стены, достал два граненых стакана, сдул пыль с одного  стула,  заодно
продул стаканы, водрузил их  на  стул,  достал  из  внутреннего  кармана
пальто бутылку портвейна. Белыми крепкими зубами вцепился в  пластмассо-
вый колпачок и сорвал его с с легким хлопком.
   - Кстати, о музыке, - ухмыльнулся он, - аккуратно разливая  портвейн,
- композиторы утверждают, что звук открываемой бутылки - это  самая  бо-
жественная нота на свете.
   Мы молча взяли наши бокалы, чокнулись  и  еще  мгновение  постояли  в
предвкушении, а может, собираясь с духом.
   Егор ахнул свой стакан одним махом, дождался меня.
   - Вот куда вся краска уходит, - кивнул он на бутылку. - Ну, что, дед?
   - Егор, покажи, пожалуйста, картины, - попросил  я,  понимая,  что  и
Егору хочется того же.
   Егор помедлил.
   - Хорошо, тебе покажу. Только честно говори, что думаешь, не ври.
   Он нашел место для второго стула напротив света и ставил на него  по-
лотна, но поначалу я просто не успевал вглядеться в них, настолько быст-
ро Болотников менял эти четырехугольники, похожие на окна в мир его  ви-
дений. Краски на них метались, жгутами схлестывались в клубки, вспучива-
лись пузырями и растягивались в  нити.  Натюрморты,  портреты,  пейзажи,
композиции...
   Похоже было, что Болотников забыл обо мне и сам для себя устроил вер-
нисаж. В этом затхлом полуподвале не было и тени официальной торжествен-
ности выставочного комплекса, когда полотна неприкасаемо молчат со стен,
здесь они кричали вместе с создателем, их можно было кинуть в ссылку,  в
угол и снова вернуть на колченогий пьедестал. Бородатый творец то  мрач-
нел, то довольно улыбался и только приговаривал: "Ай,  да  Болотников...
Ой, да Егор..."
   Но одну картину он рассматривал долго. Ощущение от полотна  было  та-
кое, будто заглянул через жерло вулкана в обжигающее нутро  Земли  и  от
черных потрескавшихся стенок кратера сквозь белое, желтое, оранжевое па-
даешь, затаив дыхание, в извивающийся красно-багровый центр.  Я  на  миг
отвернулся и снова взглянул. Сомнений не было - над центром дрожало  ма-
рево жара, и это был не обман зрения, а материальная реальность.
   - Что это? - спросил я у Егора почему-то тихо.
   - "Красная яма", - ответил он  задумчиво  и  повторил,  -  красная...
яма...
   - Как же это сделано? - не выдержал я. - Не понимаю, но ощущение  та-
кое, что она дрожит, как мираж, особенно в центре.
   - Ага, как мираж, - подтвердил Болотников и как бы очнулся.
   - Как сделано, говоришь? А никому потом не разболтаешь мои секреты?
   И он повернул картину ко мне боком. В раму были вбиты  десятки,  нет,
сотни гвоздиков. От каждого из них, пересекая полотно в  различных  нап-
равлениях, были натянуты нити. Они были также окрашены в различные цвета
и, проходя поверх полотна, совпадали с ним по цвету или контрастировали,
создавая тем самым эффект миража.
   - Гениально, Егор, - восхитился я. - Ты же сломал плоскость, заколдо-
ванное двухмерное пространство. Сколько художников бились над тем, чтобы
создать иллюзию перспективы, объема, игры света и тени...
   - Выдумка не моя, - усмехнулся Егор. - Но здесь к месту пришлось.
   Мы смотрели на "Красную яму". Она манила, засасывала, обжигала...
   - Здорово, Егор. Спасибо тебе... Мне трудно объяснить  почему,  но  я
вижу и знаю, что плохой, недостойный человек не смог бы  написать  такие
картины, как ты... Счастливый ты человек, Егор. Умел бы я рисовать,  на-
писал бы портрет. Женский...
   Портвейн опять позвал нас под свои красные знамена. Мы выпили,  потом
допили, Егор называл меня старым, говорил, что научит писать красками...
   - Счастливый я, говоришь? - Егор словно вспомнил  сказанное  мной.  -
Нет, не знаю я, что такое счастье, как говорит ваша  бутылка  шампанско-
го... Знаю только, что талант - это крест, проклятие. Я не могу смотреть
на мир впрямую, широко открытыми глазами, настолько мне все кажется нес-
терпимо ярким. Когда пишу картину, волнуюсь до дрожи в пальцах  -  такой
удивительной она мне видится, а  когда  заканчиваю,  то  знаю,  что  она
только бледное подобие желаемого.
   - Ну, что ты Егорушка, - мягко сказал я ему. - Талант не  может  быть
проклятием. Верно, он заставит забыть о еде, разбудит ночью и  потребует
такой концентрации всех духовных и физических сил, что никакого здоровья
не хватит. Зато... - Во-во, - перебил меня Егор, - потому мы с  тобой  и
хлебаем из одной больничной миски. За все надо платить. За все,  старый.
- Расплата?.. Расплата за талант?.. Не думаю. Вот если тебе дано,  а  ты
ничего не сделал, не создал, тогда другое дело. -  А  что,  может  ты  и
прав, - рассмеялся Егор. - И потом, что  такое  болезнь  для  художника?
Разве мы не болеем также своими картинами? Кстати, о болезнях - не  пора
ли нам?.. И знаешь что, старый?
   Егор встал, вздохнул, расстегнул рубашку, поскребся в такой же дрему-
че волосатой, как и борода, груди и обвел взглядом мастерскую:
   - Выбери себе картину... Любую, что по душе - дарю!
   - Да ты что, Егор, не возьму. Ни за что. Для меня это слишком  ценный
подарок. Дар... И потом куда я с ней в диспансер явлюсь? Ты лучше,  зна-
ешь что, приходи ко мне в гости, будет же когда-нибудь и на  моей  улице
праздник, вот ты и удвоишь его, принесешь подарок. Договорились?
   - Смотри, пока я добрый, а то передумаю. Обязательно  передумаю.  Эх,
жалко, идти надо, самое время загулять, а старый?
   - Брось, Егор, не заводись. Да и загулять-то не на что. Рисовал бы ты
лебедей на пруду или русалок, тогда другое дело, - подмигнул я ему.
   - Лебеди... русалки... ладно, твоя взяла, - крякнул с досадой Егор. -
А жалко, настроение есть... Ну, что? Двинули тогда?
   На обратном пути в толчее транспорта мы с Егором продолжали говорить,
словно должны были вот-вот расстаться навсегда - столько оказалось  надо
было сказать друг другу. Я поведал Егору о себе и сам для себя  переоце-
нивал прожитое:
   - Знаешь, Егор, вот я смотрел на твои картины, и думал о том, сколько
в них труда вложено и стыдно мне стало, что так мало я  сделал  за  свою
жизнь. Двадцать лет, как блаженный, прожил у родителей  за  пазухой,  по
настоянию отца и по его протекции поступил в  Технологический  институт.
Учился кое-как, без охоты, сдал в полтора  раза  больше  экзаменов,  чем
обычный студент - все время пересдавал неуды - и только  после  третьего
курса, когда у нас организовалась студия, открыл для себя кино.
   Вот тогда-то я и понял, сколько времени я упустил, разве его  наверс-
таешь? Ты не обижайся, но кино - это синтез, вершина всех искусств. Каж-
дый кадр - картина, живопись, а игра актеров - театр, пантомима,  балет,
а звук - это музыка, опера, песня. Вот почему я люблю кино. И есть в нем
еще свое, только у кино такое есть, великое чудо  -  монтаж.  Эйзенштейн
говорил, что если соединить, склеить два куска пленки и показать их зри-
телю, то в его воображении получится не  просто  два  куска,  один  плюс
один, а два с плюсом. Например, если смонтировать женское лицо и цветок,
получится образ: женщина-цветок. С тех пор, как я открыл для себя  кино,
появилась цель в жизни, интерес, я стал и учится лучше,  защитил  диплом
на "хорошо". При распределении повезло - пришла  заявка  от  отраслевого
издательства, работаю редактором, занялся журналистикой, все ближе,  все
реальнее была цель - поступить во ВГИК, но... женился, разъехался с  ро-
дителями и заболел...
   - Жена - та, что ходит к тебе, такая скуластенькая? - хмыкнул  Болот-
ников.
   - Да.
   - Что-то вы не радуетесь друг другу, когда  встречаетесь,  -  покачал
головой Егор, - хотя я со своей тоже... Моя в живописи толк понимает, но
предпочитает стихи. И знает их уйму. А  я  не  запоминаю,  хотя  слушать
очень люблю. А ты со стихами как? - Могу написать, вернее,  они  у  меня
сами собой пишутся или являются, как результат размышлений над тем,  за-
чем жив? Вот, послушай...

Шестерня нечестности
  молотит совесть.
  Учет погрешностей -
  всей жизни повесть.
  Новость!
  Страха не надо.
  Смерть - не событие.
  Верь в рай без ада
  и врат открытие.
  Хочешь истину знать - знай!
  Каждым днем своим проверяй!
  Клади страсть на весы.
  Часы - воронка, сосущая нервы.
  Сломай, коль смелый,
  часы без стрелок!
  Встало время, встало,
  ни секунды,
   ни мига не стало, время
   бессмертной надеждой зажглось - только крутится,
      крутится,
              крутится,
                       крутится
  ось!
  Ложь косым искаженьем
  в ежедневности буден -
  так вступай же в сраженье
  за того, кем ты будешь!
  Лихорадка с утра -
  воем ядра.
  Запотел
  свистом стрел,
  дрожью пера -
  пора...

- ... так вступай же в сраженье за того, кем будешь, - повторил Егор, - пора,
и правда, старый, пора...
   Мы поспели к обеду, настал тихий час, но мне уже не было покоя.  Пус-
тоцвет - если ничего не создал, что можно потрогать руками, увидеть гла-
зами. Посади дерево и построй дом, напиши книгу и спой песню, отдай  лю-
дям плоды трудов своих и появится смысл в  существовании  капельки  все-
ленского разума, которая себя называет "Я".


Глава тринадцатая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава тринадцатая

Я отъелся. И странно было ходить, задевая углы. Тело стало больше, а в голове
оно прежнее. И притяжение земное возросло - далеко не прыгнешь.
   Я отоспался. Уже не боролся с собой после обеда,  а  раздевался  и  в
теплых носках залезал в кровать. Приятно на сон грядущий вспомнить  сту-
дию, подвал, ребят... все где-то там... далеко...
   Что еще? С соседями не общался, Болотников перебрался в другую палату
- не поладил с нашим лечащим врачом, да и из сопалатников никому  ни  до
кого - своих забот хватает. Выписался, залечившись, Коля Хусаинов,  кро-
вельщик. Опять полезет на верхотуру стучать деревянным молотком рядом  с
пропастью. На его место положили старика Семеныча, крепкого, большеносо-
го, с белыми ободками вокруг блекло-голубых глаз. Кутается в халат, каш-
ляет, сплевывает в платок и долго рассматривает мокроту - есть ли в  ней
прожилки крови или нет. Каждый раз удивляется, что есть.
   По вечерам - телевизор, Почти  каждый  день  показывают  какой-нибудь
фильм. До чего же просто смотреть готовое! Сколько вложено в каждый кадр
средств и нервов, а промелькнет на экране мгновение и забудешь на следу-
ющий день. Я вроде бы не обычный зритель, мне знакома "кухня"  киносъем-
ки, и то я заметил за собой, что лениво, с чувством превосходства, отме-
чаю промахи сценаристов, режиссеров, операторов и актеров... Я бы сделал
на вашем месте иначе... Да-да, я... Вот у вас кто-то смотрит прямо в ка-
меру, а разве это допустимо?.. А кто я такой?.. С чего я взял,  что  мо-
гу?.. Я попробую... Вот, послушайте... Посмотрите, словно вы кинозале...
   ...Как чистый лист бумаги белый экран. Появляются первые письмена,  и
мы в тишине сеанса читаем книгу Города. Вот тяжелая река и  мосты  через
нее, вот здания, молча стоящие над толпой. Велик город  и  много  в  нем
окон. За ними живут люди, здесь они любят и ненавидят, здесь они  встре-
чаются и расстаются, здесь они спят сном временным и сном вечным.
   Обычная улица. Торопятся прохожие, проходят троллейбусы,  расставлены
здания. Если перед этим Город вставал беззвучной  картиной  видений,  то
сейчас мы слышим его голос: шелест машин по асфальту, шарканье ног и шум
городского ветра, где-то звучит музыка и голоса. Раньше был Город,  сей-
час конкретная улица, люди и девушка. Она идет не в  ритме  общих  шагов
толпы, а медленно, пока совсем не останавливается. В руке у нее  бумажка
с адресом. Спрашивает какую-то женщину, та пожимает плечами.  Останавли-
вается мужчина, сдвигает кепку на затылок, потом на лоб и уходит.  Потом
появляется парень. Он и Она смотрят друг на друга. Мы видим  их  лица  и
слышим их разговор. Оказывается, она иностранка. Парень хочет  уйти,  но
его удержал ее взгляд и они отошли  в  сторонку,  пытаются  объясниться.
Разговор больше жестами, чем словами, да это и не столь  важно.  Дело  в
ином. Начинаются, сплетаясь и  расходясь,  монологи-витражи-калейдоскопы
Двоих. На экране отрывки, воспоминания из ее жизни, из  его  жизни.  Они
откровенно мечтают, открыто говорят о своих желаниях, две  мелодии  сли-
лись в одну фугу и ясно, что быть им счастливыми, будь они вместе. Но  в
жизни настала пора расставаться, конец случайной  встрече,  им  грустно,
самим непонятно отчего, но все уже сказано и  они  расходятся  нехотя  в
разные стороны, нарушая ритм толпы своим нежеланием.
   И опять в тишине сеанса мы читаем книгу Города. Вот  тяжелая  река  и
мосты через нее, здания, стоящие молча над толпой. Огромен Город и много
в нем окон. За ними живут люди, здесь они любят и ненавидят,  здесь  они
встречаются и расстаются, здесь они спят сном временным и сном вечным. И
здесь есть улица, где звучит фуга Двоих...
   И как узнать, что встретил Ее, кто не бросит тебя в беде, не отпустит
веревку, как напарник Коли Хусаинова?..


Глава четырнадцатая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава четырнадцатая

Костя Гашетников являлся всегда неожиданно.
   Я и еще несколько человек стояли около скамейки во дворе диспансера и
зачарованно смотрели, как Аркадий Комлев ловко  плел  что-то  из  тонких
медных проводков в оранжевой изоляции. В результате  получился  плотный,
увесистый столбик с петелькой.
   - Все, - сказал Аркадий и поднял на меня серые спокойные глаза.  -  У
тебя ключи от дома есть?
   - Есть, - я достал из кармана колючи на двойном металлическом  колеч-
ке.
   Аркадий разжал колечко, пропустил петельку внутрь и получился  симпа-
тичный оранжевый брелок.
   - Держи, - Аркадий протянул мне ключи, держа их на весу за столбик.
   - Дай-ка взглянуть, - протянулись к ключам  сразу  несколько  рук.  -
Сделай и мне такой, Аркадий...
   Вернул мне ключи Гашетников. Оказывается, он давно стоял за моей спи-
ной. Его кривой нос нависал над растянутыми в улыбке  тонкими  губами  -
полное впечатление, что когда-нибудь они обязательно встретятся. Голова,
как всегда набок, и мелкий смешок:
   - Как жизнь, брелочная твоя душа?  Рассказывай  давай.  Не  виделись,
считай, с юбилея студии.
   Так бывает - ходишь, сидишь, маешься в тоске  одиночеством,  страстно
хочешь поделиться с кем-нибудь, а когда наступил этот  желанный  момент,
вроде и сказать нечего, настолько незначительными кажутся вчерашние  от-
рицательные эмоции при дневном свете, да еще рядом с товарищем, да еще с
каким товарищем! Это он ставил спектакли-обозрения, на которые валом ва-
лила студенческая Москва. Сколько в  них  было  смешного,  задорного,  а
иногда такого ядовито-саркастического, что в зале можно было сразу отли-
чить от студенческих бледные лица преподавателей. Это он великолепно иг-
рал в водевиле "Вицмундир" противного,  животастого,  лысого,  с  носом,
покрывшим наконец-то губы, начальника, который рвался разнести в  пух  и
прах своего подчиненного, да вместо этого влетал в ведро с помоями.
   - Ребята тебе привет передают и благодарность от всего славного  кол-
лектива киностудии Технологического института, - поздравил меня Костя.
   - За что? - не понял я.
   - Добились от ректората, чтобы в наш подвал, где киностудия, вентиля-
цию провели. Ты был у нас козырным тузом, которым мы побили все аргумен-
ты проректора по хозяйственной части. Это первое.  Кроме  того,  молодые
без тебя скучают, а сюда прийти стесняются. Может, мне  просто  пригнать
их?
   - Вот чудаки, - удивился я  и  стал  горячо  жаловаться  на  нудность
больничного режима, на врачей, на нянек. Он молча слушал меня, и я иссяк
сам по себе, поняв, что стенаю о несущественном и никто ни в чем не  ви-
новат кроме меня самого.
   - Сделал хоть что-нибудь? - спросил он после паузы и глянул  на  меня
искоса и лукаво.
   "Встреча" ему понравилась. Мы даже обсудили с Костей как ее  снимать.
Скрытой камерой, в ежедневной  уличной  сутолоке.  Все  пойдет  докумен-
тально, с одной точки, актриса будет действительно опрашивать  у  прохо-
жих, как пройти. Ассоциативную часть фильма, внутренние монологи  героев
и их воспоминания надо снимать совсем в иной манере. Например, в  сцена-
рии написано "мелькнула улыбка". Она  улыбнулась  Ему.  Промельк  океана
ощущений, того, что мы зовем душой, интимный момент контакта двоих. Заг-
лянуть в этот океан: по экрану вздыбится, пройдет волна  пушистого,  лу-
чистого, во что хочется зарыться лицом. И эта волна придет к нему. И  он
улыбнется в ответ...
   - Пиши диалоги и их воспоминания, -  деловито  сказал  Гашетников.  -
Только кратко и емко. Иначе ставить не дам, вернее, не я, худсовет.
   - Сатрап... Душитель... И не стыдно?.. Аракчеев...
   -...Бенкендорф, - подсказал мне Гашетников. - Вот  ты  говоришь,  что
никто к тебе не ходит, что забыли тебя. Я  понимаю,  навестить  больного
товарища - это наш долг, и на каждом занятии у меня спрашивают  о  твоем
здоровье, но ты тоже, если сможешь, конечно, не забывай о нас. Я  пришел
к тебе с предложением. Дело в том, что пока мы мечтаем и пишем  сценарий
про "Ночь открытых дверей", в котором, кстати, ты тоже можешь  принимать
участие - это же наш коллективный труд, как мы договорились, в то же вре
мя ректорат требует, и справедливо требует, чтобы мы выдавали продукцию.
Деньги в нашу студию вложили немалые, а результат? Короче говоря, у рек-
тора заказ. Как говорил бесспорно лучший и  талантливейший  поэт  нашей,
советской эпохи Владимир Владимирович Маяковский, у  ректора  социальный
заказ. Помнишь, я тебе как-то говорил о студенческом  научном  обществе?
Надо сделать фильм об этом обществе. Обязательно, иначе студию  прикроют
и будут правы.
   - Конъюнктурщик! А вентиляцию они задаром что ли провели? Зачем  зак-
рывать, если такие средства вложили?
   - Скажите, какой непримиримый борец за чистоту идеалов нашелся!  Сло-
вами иностранными обзывается, а как грязную конъюнктурную работенку  де-
лать, то в тубдиспансер скрывается. Ладно, старик, никуда мы не денемся,
отдача нужна, помоги, прошу и, если возможно, то  поскорее.  -  Но  ведь
сняли же мы "Первомай", демонстрацию? Симфония флагов, трибуна мавзолея,
ликующие студенты...
   - ...проходящие в гробовом молчании по главной площади страны, -  ус-
мехнулся Гашетников. - Давай, всерьез. Надо сделать фильм и правильный и
смешной. Слабо? Легко творить, выдавая вариации любимой темы - а ты поп-
робуй сделать искусство в рамках  жесткой  заданности,  профессионально.
Рано или поздно тебе придется столкнуться с  этим.  Раньше  даже  лучше.
Сделай рекламу. Бойкую, смелую, с юмором, с улыбкой, только не на запад-
ный манер, а?


Глава пятнадцатая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава пятнадцатая

После обычного ежедневного обхода я сыграл пару партий в шахматы со Степаном
Груздевым. Он, как игрок, конечно, намного сильнее меня, но я как-то случайно
удивил его редко встречающимся дебютом и мне удалось выиграть. Степан попросил
свою мать принести из дома сборник шахматных партий, и я стал ему проигрывать.
Вот она, сила теории. Так бы и искусстве. К счастью, в творчестве не все
укладывается в прокрустово ложе догматов и постулатов. Вот существует же наука
о прекрасном. Эстетика. И все-таки это не наука. Настоящая наука тем и хороша,
что по теории можно предсказать ожидаемый результат. А эстетика оценивает
только только ранее созданное, предсказать же даже критерии прекрасного в
будущем не может. Получается очень похоже на нашу здешнюю жизнь в диспансере -
лечишься, лечишься, а результат узнаешь только в финале лечения.
   Так размышляя, я оделся и вышел во двор. На одной из скамеек,  нахох-
лившись, с поднятым воротником пальто, сидел Егор  Болотников.  Рядом  с
ним, очевидно, его знакомая. Длинные черные блестящие волосы  на  прямой
пробор, смуглая кожа лица и рук, высокий лоб, тонкий нос, розовые  губы.
Тоже, наверное, художница.
   У художниц всегда что-то нестандартное или в одежде или  в  предметах
туалета - шарфы необычной расцветки и вязки, украшениями служат  своеоб-
разные кольца, брошки, серьги, самодельные сумки.
   У Егоркиной знакомой тонкие, точеные, нервные пальцы. На  левой  руке
крупный серебряный перстень с черным камнем.
   Егор кивком головы пригласил меня присесть:
   - Знакомься, моя жена Ирина, а это будущий советский Феллини и лауре-
ат Каннского фестиваля Валерка Истомин.
   Я сел боком рядом с Ириной. Глядела она на меня мимо, искоса, достала
из сумочки и протянула мне пачку сигарет, я жестом отказался. Тогда  она
протянула мне спички, я чиркнул и укрыл в ладонях  пламя.  Она  наклони-
лась, тяжелые волосы медленной блестящей лавиной двинулись вниз,  подра-
гивающими пальцами она коснулась моих рук, затянулась и подняла на  меня
черные глаза, в которых сверкнул огонек догорающей спички.
   - Спасибо, Валерий. Вы учитесь во ВГИКе?
   Я отбросил огарок спички и улыбнулся:
   - Егор, как ты думаешь, обязательно заканчивать училище, чтобы  уметь
хорошо рисовать?
   Егор буркнул из своей нахохленности:
   - Чтобы хорошо рисовать - обязательно.
   - Придется идти во ВГИК, - вздохнул я. - Хотя, как мне  кажется,  от-
дать пять лет только учебе - это многовато. По своему опыту  знаю,  а  я
уже получил один диплом об окончании вуза, слишком много  проходишь  не-
нужных предметов, только память засоряешь всяким справочным  материалом,
короче говоря тратишь время и силы впустую.
   - Какой же выход? - спросила Ирина. - Ведь без диплома никто не дове-
рит вам постановки фильма.
   - Это верно. Но вот не далее как вчера ко мне  приходил  руководитель
нашей киностудии в Технологическом институте, Константин Гашетников.  Он
на Высших режиссерских курсах учится. Год обучения - и сразу  запускайся
в производство. Кстати, ищет сейчас сценарий.
   - На какую тему?
   - О браконьерах. И меня просил для нашей студии написать  про  СНО  -
студенческое научное общество.
   - Вы согласились?
   - Да. И написал.
   - Уже?
   - Про встречу двоих, которые предназначены друг другу, да  не  судьба
быть им вместе, только одна случайная встреча - и все. И они расходятся,
ощущая, что происходит что-то непоправимое,  но  так  и  не  узнав,  что
счастье было рядом. - И за что же вы их так?
   - Чтобы зритель ценил свое счастье, которое у него есть,  раз  уж  он
его нашел или оно его нашло. Ведь настоящее  счастье  в  любви  действи-
тельно редкость.
   - А как же быть, если ты эту редкость так и не нашел? - тихо спросила
Ирина.
   - Во, заговорила рыба человеческим голосом, - заворчал, отворачиваясь
в сторону, Егор.
   Ирина, как бы очнувшись, посмотрела на меня:
   - Егор рассказывал мне, что вы любите стихи. Почитайте, что вам  нра-
вится, пожалуйста.
   Я смутился.
   - Вы извините, Ирина, я еще тогда, в мастерской у Егора, говорил ему,
что не умею читать стихи. Просто было  настроение,  насмотрелся  на  его
картины.
   - А сейчас нет настроения? - с какой-то  долей  отчаянного  сожаления
спросила она.
   - Несколько неожиданно... Из тех, что мне нравится, говорите?..
   Задумался ненадолго. Женщине надо читать стихи про любовь. Что я  чи-
тал когда-то Тамаре?.. Как давно это было...

Я растерян,
  потому что хочу подарить тебе
  все, что есть и что было давно:
  и горячий огонь - тебе -
              в первобытной пещере,
  и боярышне молодой - тебе -
              царский терем,
  и прекрасной даме - тебе -
               священный обет
   сохранить в далеких скитаньях твоего имени свет. Я  растерян,  потому
что хочу подарить тебе неба бездонье - тебе -
              и алмазы звезд,
  солнца тепло - тебе -
              в лютый мороз,
  прохладный родник - тебе -
              в барханах пустыни,
  радуги яркий цветок ,
  что в сердце цветет отныне.
  Я растерян,
  потому что хочу подарить тебе
  любовь.

Ирина смотрела мне прямо в глаза, напряженная, чуткая, желтые впалые щеки
порозовели и блестели черные глаза, и блестели черные волосы, и блестели
розовые губы.
   Когда я замолк, Ирина опять достала сигареты и я тоже закурил. Закру-
жилась голова. Отвык. А ведь зарекался на всю оставшуюся жизнь - лишь бы
вернуться в студию.
   - А вы не публиковались? - спросила она.
   - Маловероятно пробиться, тем более, что философская лирика у меня не
совпадает с официозом. Вот выберусь за порог диспансера...
   Она встала, протянула мне руку, помедлила ее отнимать, взъерошила бо-
роду Егору и ушла легкой походкой.
   Мы с Егором смотрели ей вслед.
   - Почему она у тебя такая черная? - спросил  я,  не  поворачиваясь  к
Егору.
   - Отец у нее шахтер, - фыркнул Егор.
   И добавил:
   - От темперамента. Неполное сгорание. Отсюда и сажа. Теперь  в  тебя,
глядишь, влюбится. Ей все время икону подавай, чтобы было  на  кого  мо-
литься. Своему идолу в жертву чего хошь принесет.
   - Идол ты и есть, - вздохнул я, встал и пошел по кругу, по  бесконеч-
ному кругу нашего двора.


Глава шестнадцатая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава шестнадцатая

...Под забором Московского Технологического института сидели влюбленные Паша и
Маша. Она нежно чесала у него за ухом логарифмической линейкой. Паша и Маша
были членами студенческого научного общества. Паша плакал от радости, а Маша
любовалась памятником. Это был памятник, установленный во дворе института за
выдающиеся научные заслуги. Это был памятник Паше...
   - Чего читаешь? - склонился надо мной Степан Груздев, студент МВТУ.
   - Не читаю, а пишу, вернее, уже написал. Про вас, проклятых. Про вашу
неистребимую любовь к науке.
   - Дашь на рецензию?
   - Тебе? Держи.
   Степан начал читать сценарий про СНО - студенческое научное общество.
Социальный заказ, как говорят Маяковский и Гашетников. Если Степан  ста-
нет расспрашивать меня про СНО, как прочтет,  значит,  социальный  заказ
выполнен.

...Следы выходили из окна и шли по асфальту. Следить за ними было несложно:
ботинок, босой, ботинок, босой, ботинок, а где же босой? Ага, вот - залез на
стенку. А где же тогда ботинок? Пошел за угол - вот отпечаток каблука на этой
стене, а подошва за углом на другой стене. Дальше... они рядом ботинок и
босой, а напротив них стоят настоящие ноги - в ботинке и босая...
   А начиналось это так. Паша стоял у входа в институт  и,  стыдно  ска-
зать, строгал кухонным ножом логарифмическую  линейку.  Одновременно  он
шмыгал носом и играл со своей левой босой ногой в крестики-нолики.  Нога
явно проигрывала и нетерпеливо барабанила пальцами по асфальту. Пашу му-
чил творческий процесс изобретательства. Кровяное  давление  катастрофи-
чески повышалось, наступал конфликт между замыслом идей, которые по  но-
чам казались гениальными, и воплощением мечты в металле и  капроне.  Все
казалось ясным, как дважды два. Не хватало капрона.
   И тут Паша увидел капрон.
   Все казалось ясным, как дважды два, но в капроне были женские  ножки.
Запахло сиренью и жареными пончиками.  Раздувая  ноздри,  Паша  бросился
вдогонку за капроном,  поглощенным  коридорной  системой  института.  На
лестничном марше второго этажа он сумел заметить математическую  ясность
линий и формальную безупречность ног. Мысли стали мягкими и легкими. Па-
ша даже улыбнулся проходящему мимо замдекана, который следил за успевае-
мостью на факультете. Ножки  скрылись  за  дверью  с  нехитрой  надписью
"СНО".
   Изо всех сил потянул на себя дверь Паша. Прицепленный за ручку с дру-
гой стороны двери динамометр с предельной точностью измерял силу Пашиных
желаний. Около динамометра толпились белые халаты и очки. Наконец, дина-
мометр не выдержал и сорвался с крючка. Увидев ножки, Паша почувствовал,
что в них что-то изменилось. Он поднял глаза и понял, как  мало  еще  он
видел на этом свете. Маша была в белом халате СНО. Она хмурилась и смея-
лась.
   Она улыбнулась. Паша от волнения наступил на провод высокого напряже-
ния.
   Свет погас. Возбужденно взвизгнула Маша. Вспышки  света  вырывали  из
тьмы фигуры в белых халатах, которые ловили парня в черном свитере.  На-
конец, свет зажегся окончательно, белые халаты расступились. На полу си-
дел Паша и держал в руках секундомер. Он включил его, а потом с  удивле-
нием уставился на халаты. Началось новое время - Паша вступил в СНО.
   Неизвестно, когда и почему появилась, окрепла и стала сущностью  Паши
Марьина и Маши Павловой эта страсть к познанию, это упорное стремление к
постижению гармонии мироздания, этот поиск истины через лабиринт  ошибок
и неудач. Павел Марьин сделал открытие. И вопреки всем канонам, традици-
ям и бухгалтерским расчетам у входа в институт воздвигли  величественный
монумент в виде логарифмической линейки. Венчала ее голова Паши, это  же
ясно, как дважды два...
   Степан вернул мне листки со сценарием. Заулыбался, заморгал  белесыми
ресницами.
   - Это правда, что у вас в Технологическом памятники ставят  тем,  кто
вступает в СНО?
   - А как же иначе, дядя Степа? - в тон ему ответил я. -  Целая  аллея.
Уже ставить некуда. Причем аллея эта ведет в парк Горького, куда студен-
ты часто с лекций срываются - пивка попить. Идут они по аллее  и  стыдно
им, ой, как стыдно!
   - Брось трепаться, - усмехнулся Степан. - Серьезно, а какие темы раз-
рабатываются в вашем СНО?
   Подействовал сценарий. Социальный заказ выполнен, товарищ ректор.


Глава семнадцатая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава семнадцатая

Врачей или вернее людей с высшим медицинским образованием нас много, а вот
специалистов, богом одаренных эскулапов, мало. И стоит к ним бесконечная
очередь страждущих. Попал в эту очередь и я.
   На обходе мой лечащий врач спросил сестру:
   - Сколько грамм стрептомицина мы уже вкололи этому молодому человеку?
   - Пятьдесят два, Роман Борисович.
   - Так, да килограммчик паска съел... Назначьте-ка его  на  консульта-
цию. К Зацепиной, на Стромынку.
   Действительно, зачем столько лекарств? Чтобы испортить почки и печень
или сделать невосприимчивым к антибиотикам? Измаялся лечиться. А  никуда
не денешься, теперь вот от приговора какой-то Зацепиной все зависит.
   Ехать пришлось через пол-Москвы. Город предновогодний, но серым  зим-
ним днем совсем не праздничный. Люди привыкли к сонмнищу себе  подобных,
не обращают друг на друга внимания, думают о своем и потому лица  погас-
шие, озабоченные.
   Разделся я в гардеробе для посетителей и в своей диспансерной унифор-
ме сразу стал как бы частью клиники, ее принадлежностью. Долго  ждал  на
белой деревянной скамье в коридоре, пока из кабинета не вышла  медсестра
и, потянув за рукав, завела за плотные портьеры в рентгеновский кабинет.
Ослепнув от темноты, я шел вдоль холодной стенки, пока не ткнулся ногами
в стул.
   Из угла донесся тихий голос. Спрашивала женщина, наверное,  та  самая
Зацепина. - Истомин Валерий Сергеевич?
   - Да.
   - Что с вами?
   - Инфильтрат в левом легком. Под ключицей.
   - Вставайте к экрану. Так... Руки на пояс... Сейчас  отыщем  ваш  ин-
фильтрат...
   Доктор Зацепина, как мне сказали, действительно  доктор.  Медицинских
наук. От нее зависел итог моего лечения, моя жизнь займы, срок моей  об-
реченности. Я смотрел на нее сквозь толстое стекло разделяющего нас  эк-
рана, я мог откровенно ее разглядывать и она была для меня  одновременно
и близкой и далекой. В голубом свете рентгеновского  аппарата  ее  белый
халат, ее лицо, ее серые глаза казались мне недоступно красивыми. Как  к
лицу женщинам белое! А наши медицинские сестрички?! Их не  узнаешь,  как
только они переоденутся в свое обыденное, тускнеет сразу  белизна,  надо
будет моих героинь из студенческого научного общества одеть в  белые,  в
белоснежные халаты... К тебе идет белое, оно идет толпами, кусками целы-
ми, просто осколками..
   - Чем занимаетесь в этой жизни, Валерий Сергеевич?
   Надо же, имя запомнила:
   - По профессии инженер, работаю журналистом, хочу стать  кинорежиссе-
ром, а в душе поэт.
   - Не многовато?
   - Нет.
   - Верите, что стихами можно что-то исправить?.. Я имею ввиду  челове-
ческую натуру.
   - Верю, что надо верить.
   - Значит, вы уже страдали... И много вас таких верующих?
   - А сколько в Москве подвалов, мастерских, письменных столов?..
   - А пожалуй, . вы правы. Я тут недавно у  одного  скульптора  была  в
мастерской... Неизвестного... Непонятно, почему его не выставляют?  Кому
нравится, пусть и смотрит, а не нравится не надо. Как вы считаете?
   - Конечно. Кому Шишкин, кому Шагал. Ничего, доктор, будут еще  нашими
вернисажи и призы на фестивалях, встанем мы томиками  на  ваших  книжных
полках.
   - Году в восьмидесятом? Когда коммунизм наступит? - рассмеялась Заце-
пина. - Пораньше бы... Одевайтесь.
   Она зажгла ночничок на своем столе и села что-то писать в истории мо-
ей болезни. Я оделся, подошел ближе и  смотрел,  смотрел  на  выбившиеся
из-под белой шапочки светлые волосы, на длинные пальцы только  что  дер-
жавших меня за запястья рук.
   - Что, доктор, с моим драгоценным?
   - Инфильтрат ваш волне благополучно  рассасывается,  остались  мелкие
очажки. Я думаю месяца через три все будет чистенько. И успеха вам, уда-
чи. Легко запомнить вашу фамилию и место на полке для  вашего  томика  я
припасу. Идет?
   - Скажите, а если поступать в институт кинематографии, нужна  справка
о здоровье?
   - Нужна. Будут затруднения - приходите, помогу.
   - Спасибо вам. Вы - хороший доктор. И словом лечите тоже.
   Сразу легче стало.
   - Поправляйтесь.
   - С Новым Годом, вас! С наступающим...


Глава восемнадцатая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава восемнадцатая

В столовой пахло хвоей, в углу стояла зеленопикая елка в капельках тающих
снежинок и обрядово ходили вокруг нее больничные наши землячки в халатиках в
пестрый цветочек. Уже сияла сахарной пудрой звезда на тоненькой шейке
верхушки, уже лимонным, малахитовым, свекольным отражался в крутобоких
витражах елочных шаров белый мир больницы, уже Дед Мороз в кирпичном ватном
армяке пристроился у елки.
   Надя, с которой мы по утрам играли в переглядки, встала на стул и тя-
нулась вверх всем телом, пытаясь настичь упругую ветку,  чтобы  повесить
на нее радужную снежинку. Я стоял в дверях столовой и машинально смотрел
на Надины ноги в синих колготках. Оказалось, что я  не  один  следил  за
ней, сзади меня откашлялся Семеныч, которого к нам положили  недавно  на
место Коли Хусаинова.
   - Нравится? - подмигнул он мне.
   Я удивленно посмотрел в лукавые глаза старика.
   - Нра-а-вится... - плотоядно улыбнулся он вставной челюстью.
   Надя спрыгнула со стула и снова стала невысокой, крепко сбитой девуш-
кой с бойкими глазенками и пухлыми губами. Нравится ли мне она?.. С  тех
пор как я торчу здесь, я даже не задумывался, что  в  больнице  возможен
какой-то флирт. Впрочем, еще раньше, когда  я  влюбился  в  великое  ис-
кусство кино, все женщины стали для меня либо персонажами сценариев  или
фильмов, либо актрисами, в чем им, естественно, не откажешь. Я мог  вни-
мательно вглядываться в то, как они ходят, как они говорят, как они при-
хорашиваются, но я не видел плоти желанной. Егор Болотников  рассказывал
мне, что у него такое же восприятие, когда он рисует обнаженную  натуру.
Да и не было у меня иной потребности кроме как в тепле и  ласке  Тамары,
моего Тома...
   Я решил позвонить жене. Телефон-автомат - на лестничной площадке меж-
ду этажами. Он висит в простенке между готическими рамами и те, кто  го-
ворит по телефону, всегда встают лицом в распахнутый мир города  за  ок-
ном, спиной к мирку больницы. Впрочем, было уже темно, и в стеклах прос-
матривалась не столько фонарями освещенная улица и сад, сколько  отраже-
ния двух лестничных маршей, светлого холла с диванчиками  и  телевизором
на втором этаже.
   И, как в кино бывает контрапункт, к этому изображению шел звук  теле-
фонной трубки из совсем другой оперы. Мир Тамары  звучал  совсем  иначе,
чем мой: вместо шаркающих шагов и хриплого кашля - музыка и чьи-то голо-
са. Она подбежала к телефону запыхавшаяся, радостно  оживленная,  словно
ждала этого звонка:
   - Алло, алло, говорите!
   - Привет. Это я.
   - Что случилось?
   - Ничего, просто с наступающим.
   - Мы же виделись вчера.
   - Ты мне так и сказала, где ты встречаешь Новый Год.
   - Дома, где же еще?
   - Одна?
   - Нет. Придет моя подруга с работы, ты ее знаешь.
   - И все?
   - Да.
   - Знаешь что? Сейчас Вера дежурит, хорошая сестра, я  до  говорюсь  с
ней, она меня отпустит, а потом я вернусь.
   - Ты хочешь сказать, что можешь приехать?
   - Да.
   - Зачем?.. Тебе же нельзя. Да и не подводи ты свою Веру?  Она  симпа-
тичная?
   - Вы все симпатичные в белом. Так я еду?
   - Ну зачем, Валерк? Подожди, дверь открою, звонят...
   Долгая пауза. Слышно было, что Тамара с  кем-то  разговаривает.  Меня
стали торопить ожидающие своей очереди позвонить.
   - Алло! Ты слушаешь?
   - Да. Кто пришел?
   - Женька. Она не одна, привела с собой ребят, молодец. Тоже с работы.
   - Я их тоже не знаю?
   - Естественно. Но они в курсе, что ты в туберкулезной  больнице  и...
наверное, им будет очень неприятно... ну, если больной человек сядет ря-
дом за стол, да еще под Новый Год... Ты только не обижайся, Валера...
   - С новым счастьем, - сказал я и повесил трубку.
   В мохнатой от дыма уборной я затягивался сигаретой, как пылесос.  Вы-
ручил неожиданно Леха Шатаев, который из мест заключения.
   - Третьим будешь, пресса?
   Пришли в палату. Леха присел между кроватями у тумбочки. Аркадий Ком-
лев встал у дверей, сторожа. На нижней полке почти пустой тумбочки  ста-
кан, на верхней - разрезанное на три части яблоко.
   Аркадий выпил первым, за ним я, последним Леха - все присев  на  кор-
точки. Аркадий пил аккуратно, бесшумно, губы его остались сухими, стакан
поставил без стука и закусил не торопясь.
   - У вас на Севере все так пьют? - спросил, морщась и сглатывая слюну,
Леха.
   - Как будто ты не знаешь, как на Севере пьют?
   - Не, я только в Казахстане был. А ну, пресса, давай быстрее...
   Я не заставил себя ждать. Леху опять скосоворотило.
   Сам он выпил залпом, одним глотком, торопясь  и  расплескивая  водку,
потом на мгновение сморщился, стараясь слепыми руками попасть в  тумбоч-
ку, пока не выдохнул и не закашлялся.
   - Говорил гаду, дай таблетки от кашля, жалко ему что ли? - сипел  он.
- Может, к Верке подъехать, как считаешь, Аркан?
   - Попробуй, - пожал плечами Аркадий.
   - Не знаю, как у вас на Севере, но у нас на  Казахстанской  Магнитке,
мать ее некуда, морозы тоже заворачивали, - без перехода начал  Леха.  -
Помню, выходим из зоны на работы, мне что, ручки в карманы, локоток  от-
топырил, начальник мне под мышку лопаточку вставил, а вечером я ему так-
же лопаточку принес, наша была командировочка, воровская. Тут пацан при-
шел, зеленый, за драку сел, кого-то пришили да на него наклепали. Вот он
старался. А мороз лютый, как начальник лагеря. Ему  прораб  вольнонаемый
велел ящик с толом отнести, ну, что за дела, метров двести,  больше,  он
как взял его на плечо...
   Лехе было легче показывать, чем рассказывать.
   - ...дошел до места и стоит. Долго стоял, пока прораб не подошел.  Ты
чего, пацана спрашивает. А тот говорит, тол, мол, боюсь, что  взорвется,
если брошу, а снять не могу, рука примерзла. Так ему  потом  и  оттяпали
три пальца. Беспалый стал. А ты чего,  Витек,  мрачный  такой?  На  бабе
споткнулся? - Я не Витек, я - Валерий.
   - Один бес, не обижайся. У мужиков дружба крепче, ты на баб  не  опи-
райся - провалишься, как под лед.
   Если выпить и одновременно принимать антибиотики, то пожаром бросает-
ся в лицо алкоголь. Легко по помидорному лицу определить  выпившего,  но
сегодня пылали буквально все. И на столах вместо компота стояли  стаканы
с сухим вином. Леха мгновенно выпил свою долю и пошел побираться по  со-
седям, вернее, по соседкам.
   Егор Болотников прищурился на меня:
   - Чего делаешь после ужина, старый?
   - Хотел домой смотаться, но что-то желание  пропало.  Родителям  надо
позвонить, поздравить...
   - Ладно, в одиннадцать пойдем в женское отделение,  в  пятую  палату,
нас девчонки на Новый Год пригласили.
   Леху после ужина сморило и он завалился спать,  укрывшись  с  головой
одеялом. Все скопились у телевизора, смотрели старую  кинокомедию,  пока
медсестры не стали разгонять больных по палатам.
   В двенадцатом часу мы с Егором выбрали момент, когда Вера  отлучилась
в палату номер четыре - палату "смертников" как мы ее называли. Там сто-
яло всего четыре койки, но у каждой был отдельный звонок к  медсестре  и
судно под кроватью. Из палаты номер четыре не выходили, оттуда  выносили
вперед ногами. На всю больницу был лишь один, сумевший вырваться из ког-
тей смерти. Кличка у него была "Полтора Ивана",  потому  что  звали  его
Иван Иванович. Половина черепа у него была голой от лба к  затылку,  как
желтый бильярдный шар, с другой стороны  свисали  неровно  подстриженные
черные волосы. Он часто стоял в  коридоре,  держась  за  трубу  парового
отопления, и сипел:
   - Обманул я костлявую...
   Мы спустились вниз по лестнице, на цыпочках пробежали коридор и попа-
ли на другую лестницу, но уже в женском отделении. В  пятой  нас  ждали.
Палаты здесь на четверых, небольшие, очевидно, тут в пристройке когда-то
жила прислуга. На тумбочке между кроватями горела свечка,  а  окна  были
занавешены покрывалами.
   - С наступающим, девчата! - шепотом сказал Егор и поставил  рядом  со
свечкой бутылку шампанского. - Как в твоем фильме, - подмигнул он мне.
   Девчат было всего двое, Надя и Нина, третьей оказалась  полная  мило-
видная женщина Екатерина Павловна, а четвертая - высохшая, старушка тетя
Паша. Ее я никогда не видел - она не выходила гулять, да и сейчас лежала
у окна в белом платочке, блестела фарфоровыми зубами.
   Все улыбались, говорили шепотом.
   - Садитесь, пожалуйста.
   - Спасибо.
   - Лучше не сюда, давайте, я уберу подушку.
   - Да ничего, я так.
   - Тетя Паша, может, сядешь с нами?
   - Не могу, касаточка, вы уж там, а я на вас погляжу.
   - Ой, давайте, я стакан сполосну. Егор, распоряжайтесь.
   Егор скрутил оплетку, накрыл лапой пробку,  Надя  зажмурила  глаза  и
заткнула уши, но хлопка не было, только белый дымок появился над горлыш-
ком. Разлили вскипевшее пеной шампанское по стаканам, кружкам,  поднесли
тете Паше. Я сидел между Надей и Екатериной Павловной, Егор с Ниной нап-
ротив. - Ну, прекрасные наши дамы, проводим старый год, чтоб ему ни дна,
ни покрышки, пусть останутся в нем все наши  болячки  и  пожелаем-ка  мы
друг другу здоровья, тост банальный, но актуальный, а как говорится, бу-
дет здоровье, будет и счастье.
   Выпили.
   - Вот как верно вы заметили, Егор, про счастье и здоровье, - вздохну-
ла разом раскрасневшаяся Екатерина Павловна. - Чокались сейчас, и  поду-
мала я: какой звук-то глухой, не то, что дома  у  меня,  хрусталя  целая
горка, как поставишь на стол, аж в глазах рябит, так сверкает. Да и  дом
мой полная чаша, всего хватает, а вот здоровье подорвалось, и к чему мне
теперь этот хрусталь?
   - Мне отдайте, - рассмеялась Надя.
   - Что-то никак не могу представить, - спросил Егор, - как это вы, та-
кая представительная женщина и дом у вас - полная чаша,  умудрились  ча-
хотку подхватить?
   - У меня не туберкулез, у меня эксудативный плеврит  называется.  Вот
позавчера откачали из бока литра два жидкости.  Температура  все  время,
света белого не вижу. А началось все просто. Вступили мы с Сергей Иваны-
чем, мужем моим, в садовый кооператив. Участок нам дали. Вот и  простыла
я на даче-то. Мне бы домой вернуться, да Сергей Иваныч уговорил:  потер-
пи, надо же участок обработать. Вот я и терпела. А теперь Сергей  Иваныч
и не ходит ко мне в больницу, говорит, зачем ты мне такая нездоровая.
   - А дети у вас есть?
   - Не дал Господь, не успели завести.
   - Понятно. Ну, а ты, газель кавказская, как  сюда  залетела?  -  Егор
накрыл своей лапой тонкие Нинины пальцы. Нина отвела в сторону свои  ди-
коватые глаза.
   - У нас в Грузии никто не должен знать, что я нездоровая. Всем родным
сказали, что я уехала учиться в институт иностранных  языков.  Да  и  не
больная я вовсе.
   - А ведь никто на свете не болеет туберкулезом - только лошадь, птица
и человек, - сказала вдруг из своего угла тетя Паша.
   - Бабуля, птичка ты наша райская, давай-ка свою посудинку, время - то
уже без пяти двенадцать, - заулыбался Егор.
   Разлили и, освещенные снизу свечкой, встали.
   - Как подпольщики, - хмыкнул Егор.
   Ну, что ж, прощай трехсотшестидесятипятидневный старик, прощай, конец
тебе с первым из двенадцати ударов часов, думал я. Ты не  бойся  смерти,
ее придумали люди, потому что они сами смертны. Ты шел равномерной  пос-
тупью, а я спотыкался, догонял, падал и вновь поднимался...
   - Ты чего помрачнел? Или в стакане мало? Давай, добавлю? -  по-своему
истолковала мою задумчивость Надя.
   Мы уже выпили за новый год, по очереди чокнувшись с  тетей  Пашей,  и
сова сидели за больничной тумбочкой, сдержанно исполнявшей  роль  празд-
ничного стола. Ответить Наде я не успел, где-то хлопнула дверь и по  ко-
ридору застучали женские каблучки. Нина мгновенно дунула на свечу,  Надя
схватила меня за руку и прижалась ко мне всем телом. В  темноте  по-цер-
ковному запахло воском. Когда каблучки простучали мимо, Надя,  рассабив-
шись, но не отстраняясь, тихо расхохоталась:
   - Валерка, пойдем, я тебя спрячу к себе под одеяло.
   Егор опять зажег свечу.
   - Ой, совсем забыла, всю память лекарства отшибли, - вскочила  Екате-
рина Павловна. - Я же хотела вас лимончиком угостить, сейчас нарежу.
   - Какой же лимончик без коньячка? - зашевелилась тетя Паша. - Егоруш-
ка, сынок, подь суды, мне тут на лечение принесли  флакончик,  так  дос-
тань, раскупорь, давай полечимся.
   - Бабуля, старая ты моя, как черепаха, и мудрая, как слониха, да что-
бы мы без тебя делали? - засопел Егор. - Спасибо, уважила. - Бог спасет,
живите, дети мои, в любви и согласии.
   И стало весело. Нина величаво и бесшумно плясала лезгинку, Надя изоб-
ражала ее кавалера, а мы с Егором тихо подпевали и прихлопывали в  ладо-
ши.
   Позже пошли курить на лестницу. Надя схватила меня за руку и потащила
на лестничную клетку ниже этажом. Она вскочила на  низкий  подоконник  и
положила мне руки на плечи. Губы сами нашли друг друга. Надя нетерпеливо
задышала, распахнула халат, лифчика на ней не было, и прижала мою голову
к своей груди. Она зарывалась пальцами в мой затылок и горячо шептала:
   - Милый ты мой, оба мы несчастные, только я могу понять тебя, раз  уж
мы с тобой такие порченые, я же знаю, твоя жена злая,  недобрая,  видела
ее, да и меня кто замуж возьмет в моем Загорянске, сто  первый  километр
от Москвы, вся рвань собралась, воры да хулиганы, на танцы  не  сходишь,
только и знаешь: фабрика да магазин, поцелуй ты меня покрепче,  нет,  не
больно мне, сладко мне...
   Сверху по лестнице слетел Егор:
   - И побежали, побежали, побежали, - прошипел он на ходу.
   В свете уличного фонаря блеснули его страшные, навыкате, глаза.
   В моей палате не спали. Над  кроватью  Аркадия  Комлева  горел  само-
дельный ночничок.
   - А я говорю вам, что вы не правы, - волновался Гальштейн.
   Он, как мог, приглушал свой голос и поэтому не столько тихо  говорил,
сколько громко шипел.
   - Чегой-то я не прав? - мрачно и гулко возражал  ему  Сажин,  прораб,
что жаловался главврачу на беспорядки. - Ты хоть сообрази, дурья голова,
если бы товарищ Сталин знал, что война начнется, да разве допустил бы он
немца до Москвы? Не докладывали ему, обманывали, чуешь?
   - То есть как не докладывали? А сколько кадровых военных  репрессиро-
вали, расстреляли по его указанию?
   - И правильно делали, еще жестче надо было, это еще  с  Ленина  нача-
лось, когда он Каплан помиловал.
   - Почему вы решили, что Ленин помиловал Каплан?
   - Потому что я с Каплан лично встречался.
   - Не может этого быть!
   - Может... Она после помилования свой срок отбыла и работала  библио-
текаршей в Таганской тюрьме, а мы к ней от месткома ходили  с  просьбой,
чтобы она перед нашими строителями выступила с воспоминаниями...
   - ...как она в Ленина стреляла? Я же сам читал, что ее расстреляли, -
уже с каким-то отчаянным удивлением взмолился Гальштейн.
   - Читал он, видите ли! Небось, такие же, как ты, обрезанные, и писали
то, что ты читал, - Сажин не на шутку взъярился и уже сел в постели,  но
его остановил Леха Шатаев.
   - Мужики, вы бы хоть в новогоднюю ночь не  лаялись!  Кончайте  парашу
разводить.
   Сажин посмотрел на Леху,  махнул  рукой  и  улегся,  отвернувшись  от
Гальштейна.
   Тот миролюбиво прошипел:
   - Извините, товарищ, я попрошу жену, она принесет мне книжку и вы са-
ми убедитесь, хорошо?
   Сажин не ответил.
   Леха, дотянувшись рукой через проход между кроватями,  ткнул  меня  в
плечо:
   - Ты где шлялся, полуночник?
   - Разве это расскажешь, Алеша? - вздохнул я, с новой силой ощутив гу-
бами упругие соски Надиных грудей и ее горячие руки на моем затылке.
   - Повезло, - по-своему истолковал мой вздох Леха.
   - Разврат, - не открывая глаз. буркнул Сажин.
   - А вот, мужики, в самом деле вопрос, - сказал Костя Веселовский. Его
положили на место Егора Болотникова. У Кости седые волосы, румянец,  как
нарисованный, и голубые, как джинсы, глаза. - Если бабу свою  с  мужиком
застанешь - кого первого бить?
   - Ясно, что хахаля, бабу всегда успеешь, - весело потер руки Леха.
   - А ты пошли ее на стройку в три смены пахать, небось, не будет  дурь
в голову лезть, - откликнулся Сажин.
   - И причем тут мужик? Сучка не захочет, кобель не вскочит,  -  сказал
Титов.
   - Трудно сказать, - подал голос Аркадий. - Вот я прожил с женой, счи-
тай, всю жизнь, троих короедов наштопали. Денег стало не хватать,  пяте-
рых одеть, обуть надо - вот я и завербовался на Север  по  контракту.  С
женой договорились обо всем - на три года всего. Через год  я  в  отпуск
должен был ехать, она мне пишет, не приезжай, я сама к  тебе  приеду,  а
потом написала, что с работы не отпустили. Ну, я подумал, что без отпус-
ка как-нибудь обойдусь да и невыгодно это, билет один сколько стоит,  да
тут еще одно письмо получил. От брата. Я как прочитал, так и сел - заве-
ла себе моя ненаглядная.
   - Паскуда, - процедил Леха.
   - Пошел я к парторгу, письмо показал, контакт хочу разорвать, говорю.
Парторг понял, разрешил. Вот я ехал на материк девять суток и все девять
дней и ночей думал - кого бить-винить?
   Аркадий смолк.
   - Ну, и кого? - не выдержал Костя.
   - Так и не решил. Поезд рано пришел, в шесть утра,  я  свалился,  как
снег на голову. Они спали. Он-то парень еще, моложе ее на  семь  лет.  Я
бутылку достал, садись,  говорю,  выпьем.  Потом  спросил  его,  у  тебя
серьезно с ней? Да, отвечает. Женишься? Да, говорит. Тогда, говорю,  со-
вет вам да любовь. И ушел. А жить-то негде. Комнату снимал, выпивать на-
чал, а закуска какая? Сырок плавленный да кусок колбасы. С  дурой  своей
лаялся до хрипоты. Вещи мои не отдавала, штаны, пиджаки детям,  говорит,
оставь. Озверел я тогда, убил бы ее, но детей пожалел. Правда, раз серд-
це дрогнуло. Приехали мы с ней на кладбище, помянуть надо было  тещу,  а
тут сорок дней. Могилку поправили, я оградку покрасил,  как  полагается,
потом присели, я ее спросил: может, вернешься? Она заревела: нет,  гово-
рит. Сказала бы да, жили бы и сейчас вместе. А так - отрубило. Но  пере-
живал я, да и с пьянкой этой допрыгался. Температурка и температурка,  а
я, дурень, сразу в баню, париться. Вот и напарил себе чахотку.
   - Выходит, что она, сука рваная, и гуляла от тебя  и  грабанула  тебя
же? - вознегодовал Леха.
   - Не печалься, Аркадий, - стал утешать Семеныч. - Что есть жена? Сеть
прельщения человекам. Светла лицом, и высокими очами мигающа, ногами иг-
рающа, много тем уязвляюща, и огонь лютый  в  членах  возгорающа...  Что
есть жена? Покоище змеиное,  болезнь,  бесовская  сковорода,  бесцельная
злоба, соблазн адский, увет дьявола...
   - Ты поп что ли? - перебил Леха.
   - Я вот свою супругу похоронил, - не обратил внимания на Лехин  выпад
Семеныч, - ходил. навещал ее могилку, да там и познакомился с вдовой од-
ной. Теперь вместе живем.
   - Кочерыжку свою часто паришь? - заржал Леха.
   - А что ж, - серьезно ответил старик. - Моя довольна. Конечно, я хоть
и не в той силе, что раньше, но свой супружеский долг справляю исправно.


Глава девятнадцатая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава девятнадцатая

Следующее утро стояло рождественское - иней опушил деревья снежными муфтами,
Егор резвился, как ребенок, сбивая с деревьев иней маленьким резиновым
мячиком. Он кидал его высоко вверх и немного в сторону - мячик прыгал по
веткам, лавинки инея сливались в медленно оседающее снежное облако в блестках,
и гуляющие по кругу оказывались в тумане солнечной, но быстро редеющей
карнавальной метели. Мы с Надей сидели на скамейке, смотрели на Егора, Надя
звонко хохотала, держась за меня обеими руками.
   "А хорошая у тебя улыбка..." - подумал я, глядя на нее.
   Неожиданно Надя смолкла, опустила глаза и убрала руки. Я повернулся к
воротам. По солнечному снегу, запахнувшись в красную  нейлоновую  шубку,
шагала Тамара. Черные волосы уложены в высокую прическу "бабета",  туфли
на шпильках, сумочка на длинном ремне через плечо. Улыбается, но  в  по-
ходке - ничего хорошего не предвещающая решительность.
   - Весело? А это кто? - спросила она еще на ходу. - Девушка, вы уж из-
вините, у вас тут времени и потом на все хватит, а мне с  мужем  погово-
рить надо. Надя встала и молча пошла прочь.
   Тамара присела на краешек скамейки.
   - С новым счастьем! - засмеялась она. - Ну, ты у меня даешь! Это  при
живой жене-то! Да еще такой красивой! И не стыдно? Чего ты только  угля-
дел в этом колобке? Или она тоже творческая тонкая натура с толстыми но-
гами, только она может понять тебя, не то, что я? Нет, все-таки дура  я,
верно мама мне говорила, выходи замуж за Замойского - сын академика, ма-
шина, дача и сам уже аспирант, без пяти минут кандидат, а уж папочка вы-
тянет в доктора, это уж точно. Кстати, это он дал мне "Новый  мир",  где
Солженицынский "Один день Ивана Денисовича", когда вернешь? Надеюсь, ни-
кому из чахоточных журнал не давал? Даже зазнобе своей?
   - Ты же сама говорила, что он убогий, скучный, ничем не интересуется,
кроме марок, - съязвил я.
   - Кто? Замойский? - Тамара нервно, неестественно рассмеялась.  -  Так
это и хорошо. Представляешь, если бы я вышла замуж за него, а не за  те-
бя, то сидел бы он сейчас со своими марками, а я бы к тебе или еще к ко-
му на свидание пошла бы. Правильно Женька говорила - если любишь мужика,
будь его любовницей, но не женой. Рабой станешь. Я тебе все, до капельки
отдала, а ты тут амуры разводишь...
   Она махнула рукой и отвернулась.
   Я молчал, ошарашенный. Это же я хотел излить свою обиду  за  то,  что
она не захотела вместе встречать Новый Год, это  же  мне  было  плохо  и
больно, и причем тут Надя...
   Тамара посмотрела на меня, глаза ее сузились зло:
   - Молчишь?.. Сказать нечего?.. Кстати, Замойский звонил вчера,  позд-
равлял с Новым Годом, хотел встретиться. Я вцепился руками в скамейку:
   - Ну, и что ты ему ответила?
   Тамара задохнулась от смеха:
   - Вот и пришла с тобой посоветоваться. Может, так  и  сделаем?  Выйду
замуж за Замойского, а встречаться буду с тобой? Чем не вариант?
   - Замолчи!
   - Не ори на меня. После того, что произошло, я теперь - вольная  пти-
ца. И нет у тебя больше Тома, и нет у тебя больше дома...
   - Тебе мамаша говорила, что ты - дура? Что зря за меня замуж выскочи-
ла? Так вот, она, как всегда, права. Дура ты и есть! Кукла  бесчувствен-
ная, глаза мои на тебя не смотрели бы...
   Я вскочил и пошел к дверям диспансера.
   - С Новым Годом! - донеслось мне вслед.
   Я не повернулся.
   Не помню, как разделся, как пролетел по  лестничным  маршам.  Хорошо,
хоть в палате было пусто. Титов ушел на процедуры.
   С Новым Годом! С Новым счастьем! Ничего себе начался  годик,  что  же
будет в декабре? И откуда иллюзия такая неистребимая у  людей  -  обяза-
тельно верить, что все беды останутся в старом году? Да ничего  подобно-
го! Новый год - новые беды. Не сотвори себе кумира, сказано  в  Писании.
Древняя, как человечество, мудрость и предупреждение от ошибки,  которую
вновь и вновь повторяет каждое новое поколение. Я люблю и полностью без-
защитен, обнажен для любого удара с ее стороны. Холод равнодушия обжига-
ет намертво удивительные оттенки чувства, которые живы только под  солн-
цем любви и которые даже не подозревают, что есть на  свете  холод...  В
такие минуты я бросаюсь к бумаге, как молния к громоотводу, к авторучке,
как к шприцу с обезболивающим уколом. С Новым Годом, с новым счастьем...
   Новогодняя ночь, над миром простертая, будь проклята! Помелом  разри-
сованы стекла - будьте прокляты! И шампанское-гази-ровка - будь  прокля-
та! Ми-шу-ра отношений, мат, а как больно... Я не пьян, как блюющий сол-
дат, я трезвее полюса. Раз никто не свят -  пусть.  Расстегните  нейлон,
вскройте бумажники, рассыпьте письма, фотографические карточки, мы живем
в Системе Карточек. Старый год был урод. Оттолкнуть ластами рук  -  про-
щайте! Ошибаетесь, ушибаясь - не мешайте! Я хочу последнюю  почесть  от-
дать - и прощайте! Но только часть, как участие, понимаете? Ты - не  та,
я - другой, я иду стороной иной. В новый путь я хочу без  пут.  А  начав
подозревать, мы не можем удержаться: доказательств. До-ка-зательств!  Мы
влезаем в обязательства, не желая обязательств. Я кричу! Барабанами  ти-
шины по мембранам расставленным - бей! Кислоту по ранам растравленным  -
лей!..
   ...Эх, Тамара, Тамара! Что же мы с тобой наделали, а?..


Глава двадцатая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава двадцатая

Есть такие промежутки времени, когда и ни туда и ни сюда - времени слишком
много, чтобы бездельничать в ожидании, и слишком мало, чтобы заняться чем-то
путным. В больнице такое время - после дневного сна, перед ужином, где-то с
пяти до семи вечера. Можно погулять, да суетно одеваться, обуваться, на улице
холодно, темно, неуютно, можно сыграть в шахматы или домино, убить, растратить
время, но ничего мне не желалось в тот вечер. Я сидел на диване в холле и, о
чем бы ни подумал, незаметно для себя возвращался с утренней ссоре с женой. Ну
и иди ты замуж за своего Замойского...
   Так продолжалось до тех пор, пока мне не стали мерзкими и  диван,  на
котором я сидел, и чехол серого полотна и  его  недомашний  запах.  Надо
сбить настроение, надо, я встал и пошел в палату,  взять  ли  книгу  или
коснуться пером бумаги - все равно. В палате были  только  двое.  Титов,
что попал к нам из психушки и навестившая его жена. Посетители в больни-
це всегда выглядят инородно, как экскурсанты в белых халатах в каком-ни-
будь цехе. Жена Титова сидела на стуле между кроватями, у ног ее  стояла
сумка. На кровати, по-турецки сложив ноги и свесив голову, сидел  Титов.
Слезы текли по его небритым желтым щекам, он их размазывал пальцами,  но
они опять наполняли влагой свои русла.
   - Не хочу, не хочу, не хочу... - тихо давился Титов.
   - Подыхать не хочется? Ничего, может, еще погуляешь, - с  равнодушной
усмешкой сказала жена. - Ты от меня гулял, да еще как, удержу не было...
   Титов, очевидно, не понимал в своей одинокой смертной тоске, что  ему
говорит эта рядом сидящая, но бесконечно далекая и чужая женщина, с  ко-
торой он прожил жизнь, и текли слезы, и  качалась  голова,  и  слышалось
раздавленное:
   - Не хочу... не хочу... не хочу...
   - Слышь, Дмитрий? - медленно спросила она, словно с трудом припомнила
она. - Роман Борисович велел купить тебе гематоген, это детям дают, если
у них кровь плохая. Говорит питательно, вот я девчонкам своим  и  куплю.
Тебе-то принести?
   Ответа я не слышал. Какое тут перо, какая бумага! Здесь костлявая си-
дит на больничной койке, это же ясно, как дважды два... Эх,  халаты  мои
белые...


Глава двадцать первая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава двадцать первая

- Новый год, порядки новые, колючей проволокой лагерь обнесен, - пел Леха.
   Он стоял на кровати, как на  эстраде,  в  белой  рубашке  и  в  белых
кальсонах.
   - И почему ты всегда одеваешься, стоя, как цыган на телеге? - спросил
его Семеныч.
   Леха ответить не успел. Вошел  Роман  Борисович,  старшая  медсестра,
сестра-хозяйка, дежурная медсестра. Что-то не то, что-то  будет.  Так  и
оказалось. Новый год раздаривал свои подарки и далеко не все им  радова-
лись.
   - Ага, Шатаев, очень кстати, одевайтесь и, как там у вас говорится, с
вещами по городу.
   - За что, начальник? - Леха тихо сел.
   - За распитие спиртных напитков, за нарушение больничного режима.
   - Что же мне обратно в зону? Не имеешь права, лепило, я чахоточный.
   - Если ваше здоровье позволяет вам пить, значит, оно позволяет вам  и
работать. Трудоустройством вашим займется милиция.  Сейчас  же  идите  к
главному врачу, он вас ждет.
   - Ясно, козел. Век воли тебе не видать.
   Леха натянул пижаму, что-то переложил из тумбочки в карман и вышел.
   Костя Веселовский своими удивленно-синими глазами  выжидающе  смотрел
на врача. Но его тот ждал тот же диагноз, что и меня когда-то: ждите ре-
зультатов лечения месяца через два-три.
   Следующий.
   Семеныч. Этому ждать нечего. Как стул? Как давление?  Здесь  получше,
там похуже, отдыхайте, не волнуйтесь, еще подержим вас с месяц.
   Следующий.
   Аркадий Комлев.
   - Мы вам сделали томограмму пять дней назад. Смотрели ее и наши рент-
генологи и посылали мы ее на консультацию. Диагноз установлен всеми оди-
наковый - туберкулома ваша созрела. Вам необходима операция,  делать  ее
вам будут не здесь. Мы подготовили направление. Отрежут вам эту  гадость
и будете жить спокойно до глубокой старости. Вы согласны?
   Аркадий только чуть напрягся окаменевшим лицом.
   - Надо, так надо. Если вы считаете, что это необходимо, делайте.
   - Вот и хорошо. После обхода обязательно зайдите  ко  мне,  договори-
лись?
   Следующий.
   Степан Груздев без улыбки спросил вставшего у его постели Романа  Бо-
рисовича:
   - Степан, ты же знаешь разницу между каверной и туберкуломой. У  Ком-
лева небольшой мешочек с гноем, а у тебя открытая ранка. Знаешь что? Да-
вай-ка, мы тебе сменим лекарства. Хватит стрептомицин колоть, будем цик-
лосерин пить. Им, кстати, "Полтора Ивана" спасся.
   - Можно и циклосерином потравиться, - равнодушно согласился Степан  и
отвернулся.
   Следующий.
   Титов. У него даже одышка куда-то пропала, только буравит врача  впа-
лыми, в черных кругах, горячечными глазами.
   Роман Борисович тактично спокоен:
   - Дмитрий Алексеевич, я вас попрошу сейчас встать и перейти в  палату
номер четыре. Вам уже приготовлено место. Сестра поможет перенести  ваши
вещи. Ваши товарищи по палате жалуются, что вы сильно кашляете по ночам,
спать им не даете. Кроме того, у вас опасная даже для них форма туберку-
леза. Да и удобнее вам там будет - свой звонок к сестре, своя  лампочка,
горит даже ночью, можете читать, если не  спиться.  Вам  жена  гематоген
принесла? Вы его принимаете?
   Меньше всего Титов ожидал, что может оказаться прокаженным среди  та-
ких же. Кто же нажаловался на него? Подозрение может пасть на меня - на-
ши койки рядом, но это не я... скорее всего Сажин.
   Титов молча встал, надел халат и в гробовом  молчании  вышел,  шаркая
тапочками. С ним вышла старшая медсестра, а сестра-хозяйка,  как  только
за ними закрылась дверь, скинула на пол простыню, сложила в нее наволоч-
ку, пододеяльник и покрывало, подушки закатала в матрац и унесла все это
на дезинфекцию.
   На конвейере опять освободилось место для следующего, с тайным ужасом
подумал я, и всей спиной ощутил, что на моей кровати  побывали  десятки,
может быть, сотни... А приступы кашля, действительно, душили Титова поч-
ти беспрерывно - надсадно, до испарины. Полное впечатление, что при  та-
ком кашле видишь нутро человека.
   Роман Борисович ждал окончания этой  процедуры  около  моей  кровати.
Следующий - я.
   - Ну что, молодой человек, с вами  все  в  порядке.  Доктор  Зацепина
прислала свое заключение. Рекомендует подлечить вас как следует,  подер-
жать подальше. Но я считаю, хватит вам  здесь  находиться,  ждите  своей
очереди в санаторий. Поедете как только  мы  получим  путевку.  И  чтобы
больше к нам не возвращаться.
   Следующий.
   Пустая кровать Лехи Шатаева.
   Следующий.
   Сажин с закрытыми глазами лежал на боку, лицом к  окну,  отвернувшись
от Гальштейна. Но по насупленным бровям, крепко стиснутым губам  и  едва
уловимому прищуру глаз ясно, что он не спит.
   Роман Борисович тронул Сажина за плечо.
   - Сажин!.. Сажин, проснитесь... Что с вами Сажин?
   Сажин поднял веки. Глаза остались неподвижно  устремленными  в  окно,
задумчиво созерцая ведомое только им.
   - Что с вами? Почему вы не отвечаете?
   Сажин перевернулся на спину и стал рассматривать в потолке палаты  то
же, что он видел раньше в окне. Потом веско, размеренно сказал:
   - Правды нет, не было и не будет.
   Длинной паузы не выдержал Гальштейн:
   - Все очень просто, Роман Борисович, - волновался Гальштейн.
   На его лице всплыли красные пятна, он держался руками за край  одеяла
и, лежа, напряженно держал вертикально голову. Как худая, носатая птица,
опрокинутая на спину.
   - Я поспорил с товарищем Сажиным, о  чем  неважно,  попросил  супругу
принести из дому книгу, в которой черным по белому написано, что я, Петр
Дмитриевич Мальков, комендант Кремля, привел в исполнение приговор Фаине
Каплан. Показал книгу товарищу Сажину и тем доказал ему, что не  мог  он
Фаню видеть и разговаривать с ней. А товарищ  Сажин  стал  грозить  мне,
ударил по лицу, всех вас, сочинителей, перерезать надо,  говорит.  Я  не
могу. Я больше не могу. Я прошу выписать меня, понимаете?  Я  вас  очень
прошу...
   Голова Гальштейна, как бы не выдержав напряжения, упала, наконец,  на
подушку.
   - Больной Гальштейн, немедленно успокойтесь! Что за истерика? Или вам
делать здесь, в тубдиспансере, нечего как доказывать правду? А вам,  Са-
жин, стыдно бить пожилого человека, больного человека. Ведь это вы жало-
вались, что Титов не дает вам спать, просили удалить Титова  из  палаты,
как опасно больного, а теперь склоку затеваете? Вам здесь плохо? Я пере-
вожу вас в другую палату. Сейчас же.


Глава двадцать вторая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава двадцать вторая

Титов умер через семнадцать дней. Я заходил к нему два раза и при этом сам
превращался из сопалатника в посетителя.
   Сидел у его кровати, не зная о чем говорить, с теплым яблоком в руке,
которое он суетливо мне сунул - ешь, Валерка, поправляйся. Он знал,  что
его ждет и не верил, не мог поверить, отворачивался от смерти, как  име-
нинник от безобразного подарка. За три дня до смерти он перестал есть  -
токсикоз - его рвало до желчи от невинного кусочка хлеба. После этого он
буквально сгорел. Под подушкой у него нашли  лезвие  опасной  бритвы.  Я
вспомнил как он обмолвился в разговоре со мной:
   - Не дамся я ей, отворю кровь, пусть  попляшет,  -  и  в  глазах  его
взметнулся злорадный огонек...
   - Истомин, Веселовский, - позвал нас Роман  Борисович,  -  пойдите  с
сестрой, надо помочь.
   Мы с Костей спустились вниз, прошли по коридору и  попали  на  другую
лестницу, которая вела в палаты женского отделения, той самой  лестницы,
где мы целовались с Надей. Титов лежал на носилках под  лестницей,  куда
его еще ночью отнесли медсестры. Одеяла, укрывшего  голову  и  тело,  не
хватило на ступни голых ног и они торчали длинными худыми пальцами, буд-
то точеными из желтой слоновой кости.
   Сестра открыла дверь, толкнув ее плотным толстым задом, и лавина сне-
жинок засверкала в изгибе воздуха. Свет и холод ясного зимнего дня  вор-
вались в полутемноту черного входа, мы зажмурились, задымился пар нашего
дыхания.
   У дверей стоял медицинский пикапчик с включенным двигателем. Шофер  в
полушубке поверх белого халата открыл заднюю дверцу.
   - Давай, мужики, шевелись, мне еще за продуктами надо поспеть. Да  не
так, ногами вперед! Во! - он с нажимом задвинул  поднятые  нами  носилки
внутрь машины и громко хлопнул дверцей.
   И заржал:
   - Кто следующий?
   - Носилки чтоб вернули, за нами числятся, смотри, -  сестра  поверну-
лась к нам, - а ну, пошли греться, не дай бог простудитесь, отвечай  по-
том.
   Мы зашли в дом, сестра закрыла дверь, и вновь на лестнице стало  тем-
но. И опустевшее место под лестницей ждало следующего.
   Смерть Титова... Жил, гулял, заболел, сам себя  засадил  в  психушку,
поскользнулся, сломал ребро, умер... Смерть Титова безжалостно напомнила
мне, что я так и не ответил на вопрос Романа Борисовича: "Так в  чем  же
причина вашего заболевания, Истомин?"


Глава двадцать третья





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава двадцать третья

После нашей новогодней ссоры Тамара приходила в больницу навещать меня редко,
как по обязанности, холодно задавала одни и те же вопросы, равнодушно
выслушивала ответы - да и что могло быть нового, я ждал путевки в санаторий, и
она, ссылаясь на усталость и дела, быстро, не оглядываясь, уходила.
   А мне было худо.
   Опостылела однообразная больничная еда, тошно было от одних и тех  же
рассказов о своих недугах и процедурах, жалоб на врачей и погоду,  исчез
куда-то Костя Гашетников. Жизнь без праздника. Пропал сон и как-то, про-
вертевшись без толку полночи на койке, я зло встал и пошел курить в туа-
лет. То ли накопилось, то ли созрело, но в резком свете хлорного сортира
отчетливо вспомнилось все...

...В пятнадцать или шестнадцать лет - когда это было?
   Улицы в запыленных акациях, крупным камнем выложенные ограды и  белые
дома в глубине садов, где гремят цепями ненавидящие мир  псы.  Колхозный
базар, расставлявший в зависимости от сезона и урожая ведра с черешней и
стаканы с малиной, пирамиды абрикосов и ящики  с  виноградом.  И  где-то
там, с краю, в противоположной стороне от лысой, покатой горы,  необъят-
ность моря и песчаный пляж, не меняющий белого цвета  своего  тела  даже
под палящими лучами лета.
   Утром - прозрачная родниковость морской воды, пронизанной еще  нежар-
ким солнцем, постепенная пологость песчаного  дна  и  слизистый  холодок
страха от воспарившего из-под ноги волнистого блина ската.
   Позже - раскаленность воздуха и разлитая маслом по телу  лень,  осто-
рожный, фланирующий поход в дюны, где в раковинах барханов вдруг  откры-
вается жемчуг обнаженного женского тела.
   После обеда, к вечеру - иное купание на ближнем, через кладбище,  вы-
соком берегу в белых мутных волнах среди бархатных от морского мха  кам-
ней.
   В тот вечер, казалось, вечернее солнце тоскливо запело медной  трубой
духового оркестра. Удары в большой барабан бились, словно свая входила в
землю, и неверным, съехавшим набок аккордом звучала музыка похорон. Гроб
стоял на грузовике с открытым бортом. Шофера не было видно  за  ослепшим
от закатного солнца бесшумной машины и нечто единое уже стало в  бездуш-
ном механизме и неподвижном покойнике.
   Я шел за семенящей толпой.
   - Кого хоронят, не скажете?
   - Рыбака.
   - Что же эта женщина так убивается?
   - Еще бы - сын. Мать, а пережила сына-то.
   - От чего же он?
   - Болел.
   Около ямы гроб сняли и поставили на землю. Мать, причитая,  несколько
раз поцеловала покойника в лоб, обернутый в ленту  церковного  свойства.
Потом на белом саване рыжим песком из щепоти насыпали крест.  Опять  за-
велся оркестр, под его то разбухающий, то  сморщивающийся  звук  прибили
гвоздями крышку. Гроб взяли на веревки, опустили в яму,  веревки,  резко
продернув, вытащили. Мать набрала горсть сухой земли и выплеснула  ее  в
яму.
   За ней торопливо стали бросать землю в могилу окружающие, пока за де-
ло не взялся могильщик с лопатой.
   Я тоже бросил свою горсть и отошел от  могилы.  Словно  отдал  обяза-
тельный долг, словно откупился, но страх смерти овладел мной и  ее  при-
косновение ощущалось шелковой от пыли кожей между пальцами правой руки.
   Тропинка, выбранная людьми по наклонному  пласту  ракушечника,  свела
меня с высоты обрыва на галечный пляж. Я сидел на камне, смотрел на мок-
рую от теплой морской воды руку, а прибой, равномерно вздыхая, перебирал
гальку у моих ног, как четки вечности.
   Сзади послышался сдерживаемый смех. В тени обрыва,  поджав  ноги  под
юбку и опершись на одну руку, сидела женщина. Перед ней в черных шарова-
рах и цветной тюбетейке на четвереньках стоял уже  немолодой  мужчина  и
целовал ее в шею, в плечи, стараясь одной рукой расстегнуть на ней блуз-
ку.
   Женщина не ответила на мой взгляд, но отвела его руку,  легко  подня-
лась и прямой походкой царицы, принимающей послов, направилась по берегу
в контражур багрового расплава уходящего солнца. Он двинулся  за  ней  с
зашедшимся в счастливой улыбке лицом, слепо шарящий впереди руками и ви-
дя только ее, только ее...

...Вспыхнул в зале свет и зашумел водопад аплодисментов после небольшой паузы,
потому непривычно аплодировать белому пустому экрану, но тут Костя Гашетников
стал вытаскивать на сцену ребят из студии, а мы смущенно и неумело
раскланивались.
   Верно говорят, что восторг человека, впервые увидевшего себя на экра-
не подобен восторгу первых зрителей синематографа. В тот вечер наши  то-
варищи, студенты, увидели себя в наших фильмах. Это был первый  творчес-
кий отчет киностудии Технологического института.
   Мы высыпали на улицу веселой гурьбой.
   На Москву тихо спустилась кисея майской ночи. Расставаться так не хо-
телось, что решили прогуляться по Садовому кольцу. На Крымском  мосту  я
задрал голову вверх и увидел небо. Словно в первый раз.
   - Звезды смеются, как дети, посмотри, - сказал я Коле Осинникову, по-
вернулся и увидел глаза, но не Коли Осинникова, а чьи-то, в которых мер-
цал звездный свет восхищения.
   - Ты кто? - спросил я.
   - Том, - сказала она.
   - Тогда я - Вал, - подхватил я ее шутку и показал ей на набережную  в
цепочках фонарей, - а Москва-то-река совсем офонарела.
   - Я тоже, - призналась Том. - Все-таки наши парни из Технологического
- самые талантливые и вы еще наделаете шума в Каннах.
   - Ну, почему же, в институте инженеров инженеров транспорта тоже неп-
лохие фильмы делают, - заскромничал я.
   - Кто-о-о? - с протяжной усмешкой переспросила она. - Эти стрелочники
и будочники?
   - Стрелочники всегда виноваты, такая у них судьба, Том.
   - Послушай, Вал, а может, смоемся?
   И мы, схватившись за руки, сначала на цыпочках, потом перейдя на гро-
хочущий аллюр, хохоча , скатились по каменной лестнице.
   Река томно и маслянисто перемигивалась  с  огнями  набережной  и  чем
дальше мы шли, тем становилось тише, будто город остался далеко за  спи-
ной, мы перешли по железнодорожному мосту пока нас совсем не скрыла тем-
нота Нескучного сада.
   - Ты - не Вал, я знаю, ты - Валерий Истомин и ты самый талантливый  в
студии.
   - А еще что ты знаешь?
   - Все, что мне надо, я про тебя знаю.
   - Значит, ты знаешь, с кем связалась, что времени в моей жизни на лю-
бовь нет, зачем я буду морочить голову красивым девушкам, как ты, если я
уже женат... на кино?
   - Я - не та девушка, которой требуется морочить голову. Я  -  Том.  И
можешь на мне не жениться. Это совсем необязательно. А  с  тобой  я  все
равно буду. Всегда, когда ты этого захочешь.
   Так мне никто прежде не говорил...

...звезды - сияющие дети, улыбнитесь нам с высоты, вы знаете, что мы вместе,
что мы любим, что мы, разорвав пелену предрассудка, рассудили силой любви, что
нет тяжелее проступка БЫТЬ ВРОЗЬ...

...помнишь старуху, твою бабку, оживший камень, сухая плоть, что ей чудится в
ночи, она стоит косматая, белая у нашего дивана, пытается что-то различить в
полумраке, ты прячешь меня под одеяло, она стоит, долго качаясь, исчезает,
тихо качаясь, а я тону лицом в твоем горячем теле...

...перед рассветом ты плакала, помнишь? горячо плечам от твоих слез, я
растерян и глажу тебя неумелой рукой, я иду по рассветным улицам, мне
навстречу майские солнечные влюбленные, забывшие про сон, а плечам горячо от
слез, горячо от твоих слез, горячо...
   ...ты видишь сны о том, чего нет?.. как я тебе изменяю?.. это  сон  о
том, чего нет... и не будет...

...ау, ты просила меня найти слово, волшебное слово, которое произнесешь, и
прекратится нечаянная ссора и ссорка между нами, я скажу тебе брлм-брлм, а ты
засмеешься, как сейчас, и будет звучать слово, как колокол, и звенеть, как
колокольчик...

...психологический практикум: запомни следующие шестнадцать слов и говори их
мне в любом порядке:

я       люблю        тебя       я
   люблю тебя я люблю
   тебя я люблю тебя
   я люблю тебя я

...если бы ты была моей мамой, а я ходил бы в школу, то приносил бы тебе
только пятерки...

...с добрым утром, Том! я когда-нибудь сниму фильм "С добрым утром, Том!", а
потом фильм "Я люблю тебя, Том!"...

...если я попаду в ад, то дьяволу будет легко придумать самую страшную пытку
для меня - это разлука с тобой...

...только тронулся поезд, как наши сердца, связанные единой нитью,
почувствовали, как она натягивается и чем дальше, тем сильнее и если эта
ниточка оборвется у твоего сердца, то мое не выдержит удара...

...чувство
        упрямо
               вступает
                      в броженье,
                            в усладу,
                                  в мороз
   по к-о-ж-е -
   стреножено гривой вздымает.
   Нужен... СТАРТ!
   как стон беременной женщины,
  раненной в живот,
   пытка ждать,
   как синхронный топот ломающий мосты,
   пытка ждать,
   как любовный шепот среди листвы,
   пытка ждать,
   как стихийный ропот толпы,
   пытка ждать,
   тяжелее удава на горле крика
   пытка ждать -
   одним многолика -
   пыткой ждать

...без тебя одиноко, а кто виноват?! ты! уехал и стало тоскливо, хочешь
искупить вину? приезжай...
...и снимет кольца свои удав одиночества...
   ...осталось три дня, раз, два, три, раз... два... три...
   раз - день, два - день, три - день! динь-бом-день! о,  день!  динь  -
бом - день! шибче, жарче, шибче, жарче па-ро-воз -  только  искры  с-под
колес! и вновь хмелем любовь...

...кому ясна твоя сила, женщина? острота твоих грудей смята грудью моей, но
они острые в сердце моем, я сдаюсь, победив тебя, женщина...

...Звонок Аллы застал меня врасплох.
   - Кисуля, роднуля, золотуля, дрянь ты эдакая, где пропадал,  поматро-
сил и бросил? - как всегда пулеметно выдала она.
   - Жизнь бьет ключом, Алусь. Разводным.
   - Есть проблемы?
   - Да так... Слушай, я тут антирелигиозный фильм затеял.
   Снять просто. Все на крупных планах. Вот незадача  -  икону  классную
нужно, где взять?
   - У Ляльки, где же еще?
   - Точно?
   - Как в сберкассе. Я ей позвоню. Заодно и встретимся. Идет?
   - Ты моя Алочка-выручалочка.
   - А от нее можно завалиться ко мне.
   Мои взаимоотношения с Аллой были свободны от каких-либо  обязательств
- таково было ее условие наших встреч. "Ты - не мой принц, -  рассуждала
она, - а я никогда не заменю тебе кино, делить же тебя с  кем-то  или  с
чем-то не желаю. Ну, встретились на жизненном пути двое, ну,  порадовали
друг друга, и разлетелись..." Поэтому я решил не скрывать про  Тамару  -
все равно рано или поздно придется сказать. Тем не менее я замялся:
   - Ты знаешь... Я, наверное, буду не один.
   - Не поняла.
   - Есть... человек.
   - Ясно... Я ведь тоже приду не одна... Я замуж выхожу.
   - Поздравляю, - повеселел я.
   Лялька - армянка. Ее родители заграницей работали. Жила  она  одна  в
однокомнатной квартире, потому что не сотворил ей Бог половинки в  мужс-
ком обличье, вроде и глаза красивые и волосы, а вот не тянет назвать  ее
любимой - и вот с годами отяжелела понемногу фигура, налился второй под-
бородок, а нежный пушок на верхней  губе  превратился  в  черные  усики.
Лялька давно смирилась с одиночеством и всю  силу  своей  нерастраченной
любви вкладывала в застолье для своих подруг, в том числе и Аллы,  кото-
рая, надо сказать с удовольствием этим пользовалась. В  тот  раз  Лялька
удивила нас супом из кефира.
   Нас было пятеро: Лялька, Алла со своим женихом Алексеем и я  с  Тама-
рой.
   Лялька достала из шкафа иконы - вешать на стену  она  их  не  хотела,
чтобы совсем в монашку не превратиться, да не было принято это в те вре-
мена. Мы стали разглядывать лики святых, я рассказал житие святого Нико-
лая-угодника и о том, как недавно нашел в своем почтовом ящике  лист  из
ученической тетради, свернутый треугольником, где без знаков  препинания
писалось детским почерком о чуде с калекой, которая верой своей  исцели-
лась и ходит теперь по земле и несет людям освобождение от забот  и  тя-
гот, только ждите ее прихода, для этого надо переписать письмо и  разос-
лать верным людям в пять адресов, чем и заслужишь ее явление,  и  как  я
задумал снять фильм про чудо. Сказано в писании, что Бог - есть  любовь,
это верно еще и потому, что если дарована человеку Любовь,  я  посмотрел
при этом на Тома, то она - чудо и героиня моего будущего фильма  исцеля-
ется высоким чувством Любви, как у Ромео и Джульетты. Но тот, кого полю-
била героиня, в Бога не верует и тогда мать, фанатично исповедующая, что
ис целение произошло только благодаря обрядам, своими же руками разруша-
ет счастье дочери, уничтожает Чудо Любви. В финале  после  титра  "конец
фильма" пойдут документальные кадры, снятые  в  церквях:  иконы,  свечи,
свечи, свечи и бесконечный поток женских лиц, истовых, скорбных,  ищущих
исцеления, ждущих чуда, чуда любви...
   - А ведь верно, давно я в церкви не была, - задумчиво сказала Лялька.
   - А как вы будете снимать в церквях? Скрытой камерой? -заблестел  оч-
ками Алексей.
   Ответить я не успел. Алла стояла в дверях комнаты с пылающим лицом и,
сузив глаза, смотрела на Тамару.
   - Тоже за чудом любви явилась? - Алла мотнула головой в мою  сторону.
- Думаешь, что он на тебе женится? Да ни в жизнь!
   Для него кинокамера - нареченая, ему же никто не нужен, а если  он  и
сделает эту глупость, женится на тебе, дурочка, все равно  будет  бегать
ко мне, понятно сказано?
   - Алусь, ты что от кефира взбесилась? - ошалел я, - у тебя жених тут,
Алексей.
   - Кто-о-о? Этот? Да ты только посмотри на него...
   - Да, Алла, я люблю Валерия, - спокойно сказала Тамара, - и  если  он
мне будет изменять, значит, я плоха для него, и тогда нечего на  зеркало
пенять, коли... Но если уж он со мной, то он мной, неделимый.
   В лифте Тамара, наконец, посмотрела на меня.
   - И много у тебя таких Аллочек-выручалочек?
   - Будь моей женой, Том.
   - Как скажешь, любимый.

... Тамара осторожно переступала по дну и, нагибаясь, пропускала через
растопыренные пальцы поток воды, как бы ерошила ей гриву, а река ластилась
струями, тихо шумела в прибрежном ивняке, урчала пузырчатыми водоворотами у
нее под коленками. Щедрый, не затуманенный тучами свет солнца согревал воздух,
блестел, кувыркаясь, в ряби реки и отраженно сливался с улыбкой Тамары. Она,
радуясь, шла вверх по течению, а река бежала ей навстречу, казалось, они
болтали о чем-то своем, секретничали, пересмеивались, тихо охали и изумлялись
тому, что только им ведомо. И уже казалось, что не только река - закадычная
подружка Тамары, но и само солнце взяло ее в свои ласковые ладони и деревья
кивали ей кронами, так ей было слитно с этим ясным днем от переполнявшей ее
ликующей жизни.
   Для всех у Тамары был свой привет , она улыбалась солнцу, смеялась  с
рекой и подмигивала деревьям - только мне, мне не было ни одного  взгля-
да, ни единого знака, хотя я сидел недалеко на маленьком песчаном пляже,
откуда Тамара, не отряхнувшись от налипшего песка, ушла в  воду.  Только
что мы лежали рядом, касаясь мизинцами друг друга и этого малого касания
было достаточно для убежденности, что мгновение счастья будет  вечным  и
наше будущее также безоблачно, как это небо, и нас никто и ничто не раз-
лучит, тем более что мы уже прожили неразлучно первую неделю нашего  ме-
дового месяца.
   Но она встала и ушла.
   В сиянии ее радостного бытия я перестал существовать, меня с собой не
взяли, порвавшийся контакт уколол меня в сердце,  я  смотрел  на  нее  и
вдруг, нет, не ржавчина ревности тронула мою  любовь  к  Тамаре,  просто
явилось ощущение холодка от приоткрывшейся бездны одиночества и возникла
неясная боль слева под лопаткой.
   Может, именно в этот момент болезнь в первый раз коснулась своей ядо-
витой рукой моего легкого?

...Было очень жарко в тот день, когда я отвозил жену в первый раз делать
аборт. От душного солнечного марева, от нудного звона жары того дня до сих пор
сохнет во рту и невольно прищуриваются глаза. Все слова, все поступки и
события в тот день были двойными, как тени во время солнечного затмения.
   Я отпросился и приехал домой рано, к часу дня. Тамара сидела в  белом
стеганом халате перед зеркалом и снимала перед зеркалом поролоновые  би-
гуди, похожие на катушки, только вместо ниток намотаны черные волосы. Во
всем мне виделась больница, операция - белый халат,  бигуди  топорщились
тампонами, шпильки-невидимки зажимали сосуды волос,  металлическая  рас-
ческа сверкала хирургическим инструментом в быстрых изогнутых руках  над
покорно склоненной шеей.
   Из еды, как всегда, в доме ничего не было, решили пообедать в  ресто-
ране "Парус", где днем кормили комплексными обедами.
   Троллейбусы ходили редко и были переполнены,  мы  прошли  по  длинной
пыльной улице две остановки.
   В ресторане стояла небольшая, но медленно двигающаяся очередь.
   В зале мы подошли к столику, за которым уже сидели двое.  Один  толс-
тый, розовый, с залитым потом бесцветными глазами, другой худой, черный,
небритый, в такой же, как у меня, трикотажной полосатой рубашке,  только
жеваной и грязной. На столе стоял захватанный потными руками графинчик с
водкой. На вопрос, свободны ли другие два места, они не ответили.  Толс-
тый бессмысленно моргал белесыми ресницами, черный что-то пробормотал  и
уставился в окно.
   Сели. Долго ждали официантку, а когда она пришла, то на нас не  обра-
тила никакого внимания, а стала отрывочно, намеками что-то говорить  тем
двоим.
   - Нас покормят, как думаешь? - спросил я Тамару.
   - Ты что, не видишь, они ждут каких-то баб, с официанткой договарива-
ются, - громко, с усмешкой сказала Тамара.
   Мне было физически неприятно, что у меня такая же рубашка, как у чер-
ного.
   Официантка принесла нам комплексный обед, мы механически  и  невкусно
поели, расплатились и вышли.
   Я все время боялся, что она сорвется и мучился, не зная о  чем  гово-
рить, но вроде бы все шло нормально, у меня постепенно отлегло от сердца
и даже стало бы совсем скучно, если бы не небольшая настороженность.
   От станции метро до больницы мы долго  шли  улицей,  составленной  из
одинаковых, как невзрачные близнецы, домов пока  не  остановились  перед
большим пустырем, за которым желтел лес.
   - А ведь больница была здесь... - удивленно сказала Тамара.
   "Откуда она знает, что именно здесь, была уже в ней?" - обожгло меня.
   Мы постояли молча, потом она достала из сумки все документы  и  нашла
название улицы, которую мы давно прошли.
   Больница оказалась родильным домом, его из-за ремонта полностью пере-
вели на гинекологию.
   В день пропускали по шестьдесят женщин.
   В приемной висело объявление:
   "При приеме на аборт иметь:
   1. Паспорт.
   2. Справку о зарплате.
   3. Халат.
   4. Тапочки.
   Все остальные вещи возвращаются, а также  часы,  кольца,  браслеты  и
серьги."
   И тут выяснилось, что квитанции об уплате за аборт  потеряна  и  без-
возвратно. Жену не принимали. Мы перекопали всю сумку по  детально,  вы-
вернули ее наизнанку, что опять мне напомнило операцию.
   Ничего не оставалось делать, как ехать в сберкассу, где  она  платила
за аборт.
   Жаркий, пыльный, душный город навалился на нас. Через час  молчаливой
судорожной дороги мы стояли у окошка в сберкассе, а заведующая,  обмахи-
ваясь веером лотерейных билетов, объясняла, что нам надо ехать  в  цент-
ральную сберкассу, куда давно уже отправлены все документы.
   Как мой Том плакала, как она плакала!
   Наконец, заведующая позвонила в  центральную  сберкассу,  посоветова-
лась, получила рекомендацию, еще раз убедилась, что документы  пришли  и
написала-таки справку, тысячу раз сказав, что делать она этого не  имеет
права.
   - Сволочь, - спокойным голосом сказала  Тамара,  когда  мы  вышли  из
сберкассы.
   На следующий день лил проливной дождь и я долго просил няньку у  слу-
жебного входа взять передачу. Взяла, но после того как я ей сунул рубль.
   В пятницу я забрал Тамару из больницы и мы поехали на дачу.
   Мерно качало вагон, теплым кораблем плывущим в ночи, исчез вдали  го-
род и с ним таяла нервная сутолока этих душных дней,  исчезало  ощущение
двойственности, словно прошло солнечное затмение.
   ...В спокойной полудреме мне представилось, как на длинном перегоне в
такой же электричке машинист рассказывает своему напарнику, как он отво-
зил жену делать аборт, потому что жить негде, растить и нянчить  некому,
сами еще толком не жили, как она хочет детей, как цинична и  груба  была
медсестра в приемном покое... Микрофон не включен и вся электричка  слу-
шает эту исповедь, лица, лица, лица под этот монолог и у каждого столько
своего, все двойное, как при солнечном затмении, все, даже если  снаружи
вроде бы в порядке, а растравит горечью  бед  полировочку  и  обнажается
драма жизни человеческой...

Как же так получилось, случилось, что я попал в больницу и мы чужие, совсем
чужие друг другу?
   И зачем тогда меня пощадила война, когда немецкая авиация разнесла  в
прах поезд, с которым вывозили наш детский садик из блокадного Ленингра-
да?
   Эвакуация.
   Самое яркое воспоминание из жизни в деревне у бабушки под Саратовом -
стол. На уровне моего носа уходят вдаль скобленые добела доски, на кото-
рых дымятся миски с прозрачным варевом из  крапивы  и  моя  мне  кажется
меньше всех. Скот давно перерезали, чтобы он не достался врагу и  вокруг
нашего существования стали постепенно сжиматься холодные пальцы  голода.
Надо мной, как над самым младшим за столом, по-деревенски  добродушно  и
жестоко шутили. Бабка протягивала мне миску, но  не  ставила  ее  передо
мной, а спрашивала:
   - Что ж ты, поганец, отца не кличешь, с ним не поделишься?
   Сознание долга преодолевало голод, я слезал с табуретки, шлепал бегом
в горницу и говорил стоявшей на комоде фотографии:
   - Пойдешь?
   Отец молчал, но каждый раз мне казалось, что он, как статуя  Командо-
ра, поворачивает голову и я, преодолевая страх, кричал на обратном бегу:
   - Он не может, у него ног нет! Отдай мои щи!
   Голод, зябкое, съежившееся тело, одышка столетнего деда у пятилетнего
ребенка, лучшее пирожное - кусок жмыха из-под семечек. Война висела  над
нашими головами не только в ночном небе во время бомбардировок, даже  на
новогодней елке на кончиках веток задирали вверх пропеллеры глазурью об-
литые истребители, а ближе к стволу парили стеклянные дирижабли.
   Неужели память о голоде детства, голоде войны  проснулась  от  голода
болезни, потому что голодно мне жилось с тобой?
   Почему же все наши надежды на совместную безоблачную жизнь пошли пра-
хом ежедневных ссор? Было же все! Неистовое желание, постоянная  потреб-
ность быть все время вместе, когда разлука являлась самым тяжким наказа-
нием, когда даже мысль о том, что это может кончится, казалась несусвет-
ной ересью.
   Пламя нашей любви разгоралось постепенно, но все-таки не я тебя, а ты
меня покорила. Как Ермак Сибирь.
   Покорила меня своей покорностью, своей преданностью  и  перестал  для
меня существовать мир, называемой  слабой  половиной  человечества.  Все
принадлежало тебе, я любил тебя настолько неистово, что ревность к  муж-
чинам в твоей прежней, донашей жизни достигла  у  меня  размеров  черной
мечты - в снах моих ужасной  смертью  гибли  твои  любовники,  зачем  ты
только рассказала мне о них, зачем поделилась со мной этим да еще в  са-
мые сокровенные минуты нашей близости?.. Не это ли сыграло свою  роковую
роль в нашем разрыве?
   Том, любимый мой, Том... Все верно, но есть и другие условности наше-
го существования, которые кажутся неимоверно важными, а на самом деле...
   Мне казалось, что я знаю тебя наизусть, мне казалось, что мы с  тобой
чувствуем настолько одинаково, что неспособны на жестокость, на душевную
черствость по отношению друг к другу. Не укладывается в голове, что  мо-
жет быть иначе...
   Может...
   Потому что любовь - иллюзия, великая, но иллюзия. Но даже великой ил-
люзии не хватило тебе. У тебя своя логика, свои причины для  своих  пос-
тупков, они кажутся тебе убедительнее и весомей даже факта моей болезни.
   Скорее всего, ты была просто не  готова  к  такому  резкому  повороту
судьбы. Единственный ребенок в семье, ты не знала ни в чем отказа. Года-
ми тебя окружали заботой и лаской,  восхищались  твоей  красотой,  твоей
исключительностью - отличница, гимнастка первого разряда, твоей  брызжу-
щей жизнерадостностью. Ты ждала своего принца и пришел я. Чем не  принц?
Будущий великий кинорежиссер, это же ясно,  как  дважды  два.  Наверное,
грезилось не раз: да-да, это жена Истомина, того самого, ну, разве вы не
знаете?.. Вспомнили?.. Правильно, она... Правда, красивая пара?..
   А за свадебным столом нам было хорошо, не так ли, Том? Как мы  сладко
сладко целовались под крики "горько!" Сколько нам наговорили пожеланий и
наставлений, а мы беспечно радовались, точно зная, что все-все они  обя-
зательно сбудутся...
   Оказалось, что ты не умеешь ни готовить, ни стирать, ни убираться. Ты
привыкла возвращаться домой, бросать, где попало, свои вещи, садиться за
стол и ждать, когда подадут ложку, вилку, готовую  вкусную  еду,  нальют
чай, и вымоют за тобой посуду.
   Привыкла, чтобы все у тебя было выглажено, выстирано, подшито, но  не
тобой, а кем-то. Привыкла наряжаться во все лучшее и идти гулять,  весе-
литься, блистать... Трудно от всего этого отвыкать, но пришлось и  тогда
зазмеилась первая трещинка в наших отношениях...
   И все же, когда ты ушла в первый раз от меня, сделала первый  шаг  по
дороге нашей разлуки и с тех пор стало нам в разные стороны?.. Неужели в
первую неделю нашего медового месяца, когда ты встала и ушла в солнечный
плеск реки... Не оглянувшись...
   Наша первая ссора была веселой и ленивой, мы не ссорились, мы  играли
в ссору, но плясал уже, синея и задыхаясь, огонек злости  под  хворостом
ежедневной усталости, и на навозе безденежья и нашего эгоизма распускал-
ся ядовитый цвет взаимных обид, крика и слов, способных убить не то  что
любовь - человека! Когда чаша моей души была переполнена  хмелем  любви,
хмелел не только я, но и ты, и возвращалась любовь эхом, стократно  уси-
ленным тобой, а теперь...
   Я понимаю, как тебе нелегко, когда ты приходишь в  свой  родной  дом,
где тебя напоят и накормят, одарят и обласкают и в минуту душевной расс-
лабленности начнут тихий разговор о том, что пора бы всерьез  задуматься
о своей судьбе, что больной муж - тебе не пара  и  что  Замойский  опять
звонил и привез на своей машине цветы и фрукты... Думаешь, родители тебе
зла желают? Нет, конечно. Это я для них чужой, а ты им родная...  И  мне
родная... Вот и выбирай...
   Приходит твоя подруга Женька, с которой ты встречала Новый Год, роет-
ся в твоих безделушках и спрашивает, кто  тебе  подарил  это  колечко  с
бриллиантиком?.. Оказывается, Замойский... Опять... А  Валера  что  тебе
подарил?..
   Я люблю тебя, Том, я не верю в твою черствость, но пойми и ты, что  я
попал в больницу шестьдесят четыре кило веса и это при моем росте.  Пой-
ми... И вернется наша любовь, которая еще не умерла, а просто  болеет  и
затаилась, переживая невзгоды...
   Или этого не понять пока не увидишь своими глазами человека,  который
пролежал здесь пять месяцев и выписался, не долечившись, потому  что  не
может оторваться от жены с годовалой дочкой, которая заразилась от  него
туберкулезом...
   Или надо видеть "Полтора Ивана", как он  говорит  врачу,  разглядывая
свои снимки:
   - Ты, Григорич, поторопись, оформи мне первую группу, правого легкого
у меня совсем нет, а левое на исходе, мне же деньги на похороны нужны...
   Или надо видеть Андрея Азарова, которого переносили  в  палату  номер
четыре, а он просил:
   - Ребята, вы меня не тащите, выкиньте в окно, вон на свалку,  кому  я
нужен...
   Через два дня он стал нужен смерти...

За окном белой больницы февраль метелит белым город, холод побелил мне лицо,
сквозь кристаллы глаз всюду проник по белым ветвям нервов и вот я уже разъят,
слит с ледяными подземными ключами, во мне белый холод небытия, а живые,
теплые ходят наверху по траве, освещенные косыми лучами уходящего солнца, но
мне туда уже никогда невозможно...

Так прошлое бьет по настоящему.
   По-настоящему.


Глава двадцать четвертая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава двадцать четвертая

Той бессонной ночью и на следующий день сконцентрировалась, как в фокусе, моя
прежняя жизнь и, озаренная новым, скрытым до того, смыслом, предстала предо
мной. В такие моменты человек становится старше сразу на несколько лет - нет,
он не стареет физиологически, а поднимается на новую ступеньку крутой
лестницы, ведущей к вершинам человеческого духа. Для этого должно было
случиться то, что случилось - я держал ответ перед самим собой. Горька чаша
познания и гораздо легче, не заглядывая в темную бездну собственного "я",
перекинуть через нее радужный мостик иллюзий и самоуспокоения. Тогда не
поднимешься на следующую ступеньку, не ощутишь высоты и одиночества этой
высоты - ответ все равно придется держать каждому перед собственной смертью.

  Смертелен сон в ночи хрипевших
   и не увидевших утра.
   Чей это суд вершится сверху?
   Чья кара в этот миг завершена?
   Пора бы ей в лицо вглядеться,
   пора бы четко различить
   в пустых глазницах холод смерти
   и с нею жизнь свою сличить.
   Раз все в сравненье познается -
   пусть будет познано вдвойне!
   Я - Человек.
   А это - солнце!
   И смерть противоречит мне.

Хватит о смерти. Что осталось после Титова? Пейте гематоген. Пейте весны
витамины! Время его прошло, время мое проходит. Где оно время? Оно в старике,
зачавшем моего отца, оно в моем отце, зачавшем меня, оно во взмахе крыла и
капле воды, упавшей на скалу, оно в движении и пространстве. Проще простого
лежать на кровати безответной любви и, как Нарцисс петь себе дифирамбы. Время
в желтизне неисписанной тетради. Так возникает злость. Векторная внутрь. Чем
лечить зубы? Чем лечить зубы, лучше их вырвать. У ребенка вырвали игрушку, у
юноши - любовь, у мужчины - душу. Где лежит вырванное? У других. Только другие
разве помнят об этом?
   Я хочу жить. Наступило интересное время Новой Эпохи. Я -свидетель  ее
начала. День накануне был серым и усталым, и жизнь казалась такой же се-
рой и усталой - в мелких заботах, невыспавшейся,  раздраженной  толкотне
городского транспорта с запахом столовой и продмага.  А  завтра  родился
новый масштаб восприятия, масштаб третьего тысячелетия. Октябрь одна ты-
сяча девятьсот пятьдесят седьмого года. Человек протянул руку  из  своей
колыбели в космос.

  Нас посеяли
   по вселенной
   и мудро, и весело,
   разбросали
   в пространстве
   в Млечный Путь,
   как костер.
   Жизни связь
   из целебной плесени
   разлилась
   в зелень трав,
   в голубой простор.
   Пролетели мгновением
   тысячи лет -
   время встать
   из земной колыбели
   и смести ускорением
   тяготения груз.
   Старт под рокот
   и музыка дюз -
   время в космосе
   сесть на качели.
   И шагать
   по бездонному полю,
   по спиралям галактик,
   сея разум
   гуманный и вольный,
   строя мир
   в астральной оснастке.
   Пали звезды,
   пылая пастью -
   по-хозяйски,
   как с пасеки,
   собираю мзду.
   Я Возничего
   запрягаю властно
   в узду.
   Под кустами созвездий
   я Рака ловлю -
   расклешенную бездну
   с перцем,
   солью
   и смаком
   люблю.
   Гончий Пес
   гоняет Медведиц
   в мою сеть.
   Вся Вселенная,
   как селение.
   Мирная звездь.
   А из дали туманной
   первозданна,
   как Ева,
  улыбнулась мне
   странно
   звездоокая Дева.
   Скинул конь
   моих странствий
   походное стремя.
   Разорвалось
   пространство.
   И замерло
   время.
   Я сжигаем
   желаньем
   жарче
   недр светил -
   знойный праздник
   слиянья
   нашу жизнь
   освятил.
   Я Творец!
   Мира здание
   в бесконечности
   мироздания.
   Вечной жизни
   запал
   не иссякнет
   и не иссяк -
   и Вселенная на сносях!
   И рожает рассветно
   неизмеренного в парсеках
   ЧЕЛОВЕКА.

Я стоял у окна диспансера и смотрел на желтые, оранжевые, красные, багровые,
фиолетовые цветы морозных узоров на стекле, освещенные зимним закатом.
   Да здравствует! жизнь! черт побери!
   В этом наверняка был уверен чудак, лихо катавшийся с  отвесных  горок
на одной единственной лыже, на которой горел масляной краской  вписанный
лозунг: "Кайф плюс скорость!"
   И увиделось море, голубое дыхание, бирюзовая чаша, и увиделась девуш-
ка, идущая по песчаному берегу... Одинокая...
   Немая...


Глава двадцать пятая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава двадцать пятая

...Солнце в тот день было знойное, а море спокойное. По пустынному берегу шла
девушка. Остановилась. Скинула платье, босоножки, бросилась в воду. Поплыла
навстречу волнам, а прибой добрался до ее платья. Чья-то рука подняла его.
Стоит парень.
   Помахал платьем девушке:
   - Эй!
   Она обернулась, поплыла к берегу.
   Парень сел на гальку. Платье рядом. Зажмурился от солнца.
   Когда открыл глаза, увидел, что она вернулась и схватила платье.  Па-
рень тоже схватил, не отпускает:
   - Э-э-э, нет... Я же спас его... Иначе утонуло бы... Не отдам...  Как
тебя зовут?.. Ну, скажи что-нибудь... Кто ты такая?
   Треск разорванного платья. Замерли оба. Он смотрит на нее.
   - Кто ты?
   Вспыхнуло название фильма: НЕМАЯ.
   Она опустила голову и, волоча платье, ушла по берегу. Он бросился  за
ней.
   Море. Шум прибоя. Крики чаек. Две четкие тени на мокром песке.
   - Я тебя не обидел?
   Она пожала плечами.
   - А как тебя зовут?
   Она написала рукой на песке: МАРИНА. И посмотрела на него.
   Он сказал: - Виктор.
   И спросил осторожно: - А почему?
   Она отвернулась. Потом быстро написала на песке: ВОЙНА.
   Рев набегающей волны. Вздыбилось море. Стерло надпись.
   Море, небо, солнце. Сквозь шум прибоя и крики чаек пробилась мелодия.
Поет бесшабашный голос. Улыбаясь, смотрят друг на друга Виктор и Марина.
Он встает и, дурачась, импровизирует пантомиму. Беззвучно смеется  Мари-
на.
   Стихла мелодия. Зазвучала другая - медленная, ласковая.  Он  подошел,
пригласил Марину на танец. Отрицательно покачивая головой, словно не ве-
ря, она приняла его приглашение.
   Прекрасен их танец. Все ближе друг к другу  лица.  Ударила  волна  по
камням, вздыбилась и медленно осела. Покрыто слезами, как брызгами морс-
кой воды, лицо Марины. Она закрыла лицо руками и ушла в тень, под обрыв.
   Подошел Виктор, стер ладонью слезы с лица Марины. Схватила чайка  ры-
бу, подняла вверх к солнцу свою добычу.
   Шум прибоя. Голова Марины на груди Виктора. Гулок  его  голос:  "...и
сердце мое - твое... и руки мои - твои... и чувство мое  -  эхо  твое...
твои..."
   Не выдержала Марина, порывисто села, заткнула уши. Стало на мгновение
тихо, но сквозь крепко стиснутые руки пробился шум прибоя. Обняла,  при-
жалась к Виктору Марина.
   И музыка от тихой одиночной ноты нарастает постепенно до  торжествен-
ного и чистого хорала. И тянутся друг к другу двое. И двое вместе.
   Нарастает прибой. Вгрызаются волны в пустой берег.
   Ждет Марина Виктора. Нет его. Простой мелодией возникает тема их тан-
ца. Встряхнула головой, как от наваждения, очнулась Марина, встала. Пош-
ла вдоль берега. Поднимается вверх по обрыву. Сверху увидела Виктора. Он
сидит среди камней один, сжался, обнял колени.
   Марина отходит  назад,  пятится.  Отвернулась,  побежала.  Искривлено
беззвучным криком лицо. Упала на камень. Рыдает, бьется.
   ...С неба на берег. Вдалеке бежит Виктор...
   ...С неба на берег. Ближе Виктор...
   ...С неба на берег. Виктор рядом... Наклонился над ней:
   - Марина!
   У нее свело губы. Сказала неожиданно, без звука:
   - ЛЮБЛЮ...
   И грохотом в скалах разнеслось: люблю, люблю...


Глава двадцать шестая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава двадцать шестая

- Садись, старый, хватит крутить, - позвал меня Егор Болотников. - Сейчас Ирка
придет. Егор да Ирка, сучок да дырка...
   Я сел рядом с ним на скамейку:
   - Ты чего, Егор, такой скучный?
   - Надоело... - медленно отозвался Егор. - Всш. И  все.  Даже  ты,  не
обижайся, старый... Вот я еще холостой был, заработал как-то  кучку  де-
нег. Такую...
   Егор прищурился, пальцами прикидывая толщину пачки денег.
   - Не... поменьше. Вот такую. И ладно, а тут Новый Год, как по заказу.
Эдакое рождество Дед Морозовое, снег белый, белый, аж  синий,  тихо  так
падает и идти не к кому... Взял я по бутылочке шампанского  и  коньячка,
пирожных набрал, сел в электричку и поехал. Куда не знаю и знать не  же-
лаю. Станция понравилась - вышел, по дороге - до  деревни,  иду  в  окна
заглядываю. Праздник, елки стоят,и в том доме тоже была. И иконы с  лам-
падами в переднем углу. И она одна ходит. Красивая. Я взошел на крыльцо.
Постучал. До земли поклонился. Так и так, уж не знаю как, а судьба  меня
прямо сюда привела, здравствуйте. Улыбнулась она светло, проходите,  от-
вечает с уважением. К столу вышла, платок на  плечи  накинула,  белый  с
красными цветами по полю, сама вышивала, а цветы  извиваются,  ластятся,
будто кошка спину дугой гнет, когда ее гладишь. На столе и капустка ква-
шеная, и огурчики соленый, и грибочки маринованные, и  сало  розовое,  и
картошечка рассыпчатая, все в мисках деревянных, расписных.  Выпили  мы,
отведали все по порядку и всю жизнь свою она мне рассказала...  Про  лю-
бовь свою девичью и про мужа-пьяницу, и про дочку, от простуды  умершую.
Спать постелила вместе, прижалась ко мне горячая, но не тронул я ее...
   - Егор терпел и нам велел, - улыбнулся я.
   - Она поняла. На следующий день я в магазин пошел. В углу мужики тол-
кутся, рожи опухшие, руки дрожат, а на полках только шампанское и  ликер
иностранный в маленьких бутылочках, в целлофан завернут.  Я  к  мужикам:
-"Ну, чего?" -"Да ничего," - говорят, - "только здоровье поправить  тре-
буется." -"Так, вон шампанское," - говорю, - "оно так очень ничего, а на
старые дрожжи тем более." -"Газировка," - один с презрением отвечает,  -
"у меня в сенях бочка с квасом,  от  нее  дух  еще  пошибчее  будет."  -
"А-а-а, была не была," - вдруг завелся другой, -"хрен с  ней..."  Деньги
достал, считал долго, потом тоном барина  говорит  небрежно  продавщице:
-"Ну-ка, Клавдия, подай." Взял он ликер этот иностранный, бумажку целло-
фановую аккуратно сложил, в карман внутренний спрятал,  детям,  говорит,
откупорил, раскрутил и в горло вставил. Мужики стоят, слюну  глотают,  а
он оторвался, сморщился весь и говорит: -"Варенье!.." Купил я шампанско-
го, мужикам одну поставил, возвращаюсь, а она  уже  баньку  истопила,  с
бельем чистым ждет...
   - Как же звали ее? - не выдержал я.
   - А никак. Вон Ирка топает.
   Я хотел встать.
   - Сиди, - лениво прищурился Егор. - Идет ко мне, а смотрит на тебя.
   - День добрый, Валерий, - Ирина присела на скамейку рядом с Егором. -
Какие новости, Егорка?
   - Старые. Тяга в пространство, как у Хлебникова. Уйду я отсюда. Весну
чую, невмоготу мне.
   - Валерий, а вы не знаете Губова, поэта? - Ирина порозовела до пунцо-
вости, но глаза свои черные, блестящие не отвела.
   - Не слышал.
   - Есть такой модернист, - пробурчал  Егор.  -  Общество  организовал.
СМОГ называется. Самое Молодое Общество Гениев.  Губов,  конечно,  гений
номер раз. Желаете приобщиться?
   - "Серый конь твоих глаз..." - начала читать Ирина.
   - Он не пишет стихи, - перебил Ирину Егор, - вот ты пишешь, а он блю-
ет стихами.
   - Мне ваши стихи тоже нравятся, - сказала мне Ирина и  повернулась  к
Егору. - Ну, что ты понимаешь в поэзии, чучело?
   - Поэтов, как и художников, рассыпано по Руси... Не меряны те  талан-
ты, позаброшены, жизнью задавлены. Ты пойди в любое заведение, где порт-
вейн за полтинник разливают, автопоилки в народе зовутся,  там  тебе  за
стакан такие стихи прочитают - Губов твой от зависти лопнет.
   Егор подбоченился:
   - Меня из соседней комнаты звали носком сапога в изгиб  стены,  Но  я
был занят! Из белой стали я выковывал герб страны...
   Егор аж головой закрутил от восторга:
   - Или вот, лирическое... Заповедный развал размагниченных ног...
   - Белая горячка от портвейна, фу! - усмехнулась Ирина.
   - А я не люблю модернистов, хотя сам от них недалеко ушел, -  почесал
в бороде Егор, - но что-то в них есть. Помню на дне  рождения  у  одного
был, комната пустая, только рояль, на нем таз с капустой и водки  ведро.
Напились до северного сияния в глазах...  На  люстре  качались...  Утром
один на лешего похожий по комнате бегает, по  щекам  себя  бьет,  идиот,
кричит, посчитал - семнадцать человек дрыхло вповалку, а я  газ  открыть
не догадался, сразу бы семнадцать душ отмучились, когда мне теперь такая
возможность представится... Может, устроим праздничек с газом, а жена?..
Губова пригласим, старого, а?
   - Егор, а правда, чем же ты займешься, когда уйдешь отсюда? - спросил
я.
   - Есть одна идея, - он хитро улыбнулся. -  Социальный  заказ.  Ты  на
кладбище давно не был?.. Ну, и слава богу. Понимаешь, старый,  не  хотят
будущие покойнички лежать под каким-то фанерным обелиском или  цветником
из мраморной крошки, хочется чего-то... Есть идея - сделать эдакое  уни-
фицированное надгробие, но чтобы за душу брало... Раньше ангелов  стави-
ли, кресты, теперь же звездочки, как на елках... Ты придумай, ты же  го-
лова. А я делать буду. Фирму откроем, деньги потекут, поедем куда хочет-
ся, а? Или вот брелоки можно делать в виде черепа...
   - Валерий, а вы не хотите напечатать свои стихи? - спросила Ирина.
   - Где?
   - Ну, это не совсем официально. Губов собирает желающих, печатает  на
машинке, потом переплетает, дает другим читать. Вы дайте мне  ваш  теле-
фон, я позвоню.
   Егор встал.
   - Ты далеко? - спросил я.
   - Выписываться.
   Он, не обернувшись. ушел.
   Я тоже хотел встать.
   - Сиди, - удержала меня Ирина. - Это он от ревности. Пойду за  бороду
его подергаю - он тогда сразу злиться перестает.


Глава двадцать седьмая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава двадцать седьмая

После обеда гуляющих во дворе диспансера было немного -заносило снегом деревья
и центральную клумбу, укрывало белым скамейки. Я сидел на одной из них с краю,
а на другом конце Костя Веселовский разговаривал с навестившей его женой. Снег
совсем забелил и без того седые виски и брови Кости и тем ярче пылал румянец
его лица, тем темнее синели его по-детски удивленные глаза. Жена в коричневом
пуховом платке, худая, черноглазая, негромко рассказывала:
   - Петька совсем от рук отбился, безобразничает, не слушается, к  тебе
рвется, да разве можно его сюда? Все грозится, вот  папка  вернется,  он
всем вам покажет. А чего покажет? Зато Танюшка - выручалочка, вот  моло-
дец, мамина дочка, уж исполнительная такая, и прилежная, и  помощница  -
не нарадуюсь. А тут на днях и смех и грех - ушла в школу, вдруг  звонок,
стоит в дверях зареванная, мимо меня бегом в туалет, на  ходу  рейтузики
стягивает, плачет, заливается, ой, мамочка, я же совсем забыла, нам  ве-
лели анализ сдать, иначе на урок не пустят, я же еще вчера спичечную ко-
робку приготовила и забыла. И бегом обратно. Смешная такая, рыбонька...
   - Ты Петьку не тронь, скажи, папка вернется, всем покажет,  и  ему  в
том числе, если баловаться будет. Анализами да уколами  нас  здесь  тоже
замучили. Да, ты деньги по бюллетням получила?
   - Ага, Костик.
   - Ты вот что, дай мне рублей пять, надо мне.
   - Это еще зачем?
   - Мужики, что здесь давно лежат, хронические, говорят, что нам  здесь
столько лекарств дают, что это даже вредно, поэтому время от времени на-
до водки стакан или два даже лучше, чтобы действие лекарств снять, поня-
ла?
   - Господи, опомнись, Костик, ты что плетешь, глупость какая, зачем же
тогда лечиться?
   - Во, ей сразу глупость, дураком тут же сделала.
   - Да и нет у меня денег, все на Петьку с Танюшкой трачу.
   - Ну дай хотя бы три, черт с тобой.
   - И трех не дам, и рубля не дам. Может, и не жалко, только  на  водку
ты их у меня не получишь, не надейся.
   - Что же это, я на свои деньги и прав не имею? -  Константин  повысил
голос.
   - Так ведь у тебя семья, Костик, подумай. Чего тебе здесь не хватает?
И кормят, и одевают, если чего надо, так я принесу. Ты же пьяный дурной,
дерешься, не дай бог, выгонят, а куда ж ты домой придешь заразный к  Та-
нюшке да Петьке? Учти, к детям я тебя не допущу.
   - Выходит, стал не нужен я тебе? И к детям не подойди?  -  чувствова-
лось, что Константин взъярился.
   Проходящие мимо Надя и Екатерина Павловна, с которыми я встречал  Но-
вый год, невольно замедлили шаг, прислушиваясь к разговору.
   - Не боись, Константин, один не останешься, слава богу,  чахоткой  не
только мужики болеют, есть и женщины с понятием, не то что некоторые,  -
Надежда стрельнула глазенками на жену Константина.
   Та не осталась в долгу:
   - Тоже мне нашлась сердобольная, чужих мужиков отбивать. Своего заве-
ди, его и спаивай, с ним и воюй.
   Удар пришелся в цель.
   - И заведу. И уж своему-то его же рубля никогда не  пожалею.  Что  он
тебя, этот рупь, спасет? Или есть другой  какой,  которому  Костин  рупь
нужнее? - Надежда расхохоталась.
   Жена Константина задохнулась от ярости:
   - Ах ты, дрянь подзаборная, подстилка вонючая, видно недаром Бог тебя
наказал, чахоточная, чтоб ты сдохла раньше времени, чтоб...
   - Сама ты, стерва, заткнись! - криком закричала Надя, заревела в  го-
лос, вырвалась от удерживающей ее Екатерины Павловны и побежала к дверям
диспансера.
   - Ты вот что, слышь, сюда больше не ходи, - сказал Константин спокой-
но и, набычившись, пошел за Надей.
   - Как же так? - растерялась его  жена.  -  Сидели,  говорили  и  вот.
Все... разом... На что же мы жить-то будем?
   Она не могла сообразить, что ей делать, машинально поправила  волосы,
стряхнула снег с колен, замерла и тихо заплакала.
   - Да что же это за напасти такие? - Екатерина Павловна присела  рядом
с женой Константина. - Вы уж посдержанней  будьте,  зачем  же  на  людях
скандалить, грязь друг на друга лить.  Костя-то,  как  ребенок,  он  все
всерьез принимает, его и обидеть очень легко, может, он потому  и  забо-
лел, что доверчивый такой, а жизнь жестокая, ох, какая жестокая.  Вот  и
Надежда никак не может понять, за что ей судьба такая выпала, почему как
меченая она. А вы их своими же руками друг к  другу  толкнули.  Успокой-
тесь-ка лучше, приходите завтра и детей приводите, утро вечера мудренее,
опомнятся они, вот мой-то опомнился, все-таки пришел, выздоравливай ско-
рей говорит, без тебя жить тоскливо, даже дача не в радость, пусто в до-
ме, а ведь три месяца не ходил, не навещал, что же мне  теперь  в  петлю
из-за этого? Нет, только время лечит, время оно все залечит.


Глава двадцать восьмая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава двадцать восьмая

Не знаю, время или лекарства вылечили меня, но через два дня на обходе Роман
Борисович сказал мне, что получена путевка в санаторий, что уже готова выписка
из истории моей болезни и закрыт бюллетень и что я должен в течение трех дней
прибыть в санаторий. После обхода я получил у Романа Борисовича документы и
напутствие не болеть, то есть питаться вовремя, не курить, не пить, не
волноваться, не перенапрягаться, иначе говоря посвятить свою жизнь уходу за
собой. Я поблагодарил его, забежал в палату, где загрузил свои книжки,
дневники и записи в сетку, оставшиеся продукты завещал Степану Груздеву,
переоделся в отвыкшую от моего тела одежду и вышел за ворота диспансера.
   Я вернулся в мир здоровых через четыре месяца, шел по улице, никто из
окружающих не знал о происшедшем со мной и я даже с любопытством  погля-
дывал на прохожих - вдруг среди них такой же. Разница  между  стерильным
покоем больницы и резвым ритмом спешащей толпы сказалась тут же -  город
окружил меня своей суетой, окутал шумным потоком машин и духотой в метро
и переполненном троллейбусе.
   Дома мало что изменилось. Та же неубранная постель, разбросанные  ве-
щи. Долго не мог отыскать свою куртку - все  мое  барахло,  оказывается,
было свалено кучей в углу шкафа. С трудом дозвонился до Тамары - сначала
было долго занято, потом сказали, что ее сегодня не будет,  она  на  ка-
ком-то семинаре.
   В редакцию явился, как с того света. Ян Паулс радостно заблестел сво-
им пенсне:
   - Ну что, старик, заштопали тебя? Как здоровье? Все  члены  и  органы
фунциклируют?
   - Все стало гораздо более лучше, но крепить здоровье надо  регулярно.
Поэтому еду в санаторий. А кто у нас сейчас  профсоюзный  босс?  Мне  бы
взносы заплатить.
   - Витя Горобец. С тех пор как выбрали его председателем месткома поп-
равился еще килограмм на десять. Теперь в нем верных  сто  двадцать,  не
меньше. Как же это я раньше не сообразил выдвинуть  тебя  на  эту  долж-
ность, когда ты был худой и бледный? Ты заметил, что у нас, как правило,
все начальство в теле?
   - Допрыгаешься ты со своим язычком, Янчик. Отправят тебя  отдыхать  в
места не столь отдаленные за государственный счет. Ладно, я сейчас к Ли-
ке забегу, потом покурим.
   Лика сидела в своем микрокабинетике, обложенная очередными верстками.
   - Валерий! Как самочувствие? Ты насовсем?
   - Еще нет, но надеюсь месяца через три вернусь окончательно.
   - Жалко. Сам видишь, какой завал, никогда  такого  не  было,  честное
слово. Впрочем, суета это все, расскажи лучше, что с тобой?
   - Отлежал, отходил сто двадцать дней, съел полтора кило таблеток, по-
лучил девяносто уколов, признают годным к жизни,  вот  только  закрепить
здоровье требуют. чтобы не возвращаться в ближайшие лет сорок.
   - Ты уж обязательно доведи лечение до конца, нельзя тут быть  небреж-
ным. Вот мой Гриша не уберегся, сам знаешь.
   Мгновенно всплыл сон на смерть Григория Борзова: война, солдаты,  мо-
гилы, я - женщина...
   - Да, Лика, знаю...
   Она как-то сразу сникла, постарела, глаза покраснели.
   - Ты, наверное, тоже там насмотрелся, - сказала она,  -  не  приведи,
господи, испытать такое кому-то. Да и мне тут досталось.
   - Представляю себе.
   - Нет, ты далеко не все знаешь. Борзов был, как комок энергии,  руба-
ха-парень во всеобщем представлении, веселый, язва, но  никто  не  знал,
что с родителями у него было все шиворот  навыворот.  Какие-то  мрачные,
замкнутые люди, особенно мать. Ты пойми меня правильно, здесь  не  имеет
никакого значения, что я - узбечка, мы познакомились во время его  служ-
бы, занесло же матроса в Ташкент, но мать безумно ревновала Григория  ко
мне и на поминках обвинила меня в его смерти, так и сказала  за  столом,
что я специально достала ему это сильное лекарство, чтобы сжить  его  со
света. Теперь и на работе косятся, шепчутся за спиной.
   - Перестань, Лика, что за чушь.
   - Я-то знаю, что чушь, но разве людей исправишь?
   - А Гарик как?
   - Второй Борзов. И по выходке и непоседа,  сил  никаких  нет.  Каждый
день что-нибудь откалывает. Вот смотрю я на него, на его друзей - стран-
ное какое-то поколение. Равнодушное. Себе на уме, что ли?  Не  знаю,  но
мы, по-моему совсем другие были.
   Впрочем, что я тебя спрашиваю, ты же сам еще мальчишка.
   - Ничего, Лика, перемелется - мука будет. И не бурчи, тоже мне стару-
ха нашлась. Знаешь, сколько терпения нужно, чтобы вырастить  из  балбеса
человека? Спроси у моих предков.
   - Знаешь, теперь он у меня один остался, все для него - и  джинсы,  и
майки, вот магнитофон недавно купила.
   - Он хоть ценит это?
   - Похоже, что да. Если что-то ему надо, то сразу превращается в тако-
го разумного, любящего сына, что сердце не нарадуется, а как только  по-
лучит свое - мать ему уже не нужна. Правда, он на моей стороне - бабку с
дедом, как и покойный Григорий, не переносит, но ненормально это, согла-
сись? И что за жизнь такая...
   Мы помолчали.
   - Лика, ты извини, - поднялся я, - я к тебе  еще  обязательно  зайду.
Понимаешь, мне еще надо успеть деньги получить.
   Я обежал все пять этажей издательства, побывал в  редакциях,  распла-
тился с профсоюзом, за чей счет я так долго болел и еще собирался  отды-
хать.
   Яна Паулса я попросил получить деньги по доверенности  за  бюллетень,
который я пришлю из санатория, и передать их Тамаре.
   - Сделаем, старик, не  беспокойся.  Значит,  дышать  свежим  воздухом
средней полосы России едешь?
   - Полной грудью. Кстати, Ян, а полная грудь, это сколько, как ты  ду-
маешь?
   Ян помедлил с ответом.
   - Я думаю, начиная с четвертого номера, не  меньше...  -  авторитетно
начал он, потом спросил. - Ты знаешь, что у Гришки Борзова нашли донжуа-
новский список? Он оказывается вел бухгалтерию на  всех  своих  знакомых
дам. Да-с. Одна из них даже приехала из Горького на  похороны.  Не  могу
только понять, как она узнала о его смерти.
   - Каково же Лике пришлось?
   - Наверное, Лика, понимала, что для Борзова одной женщины никогда  не
хватит.
   - А кто может установить кому, кого и сколько надо? спросил я и поду-
мал обо мне и Тамаре.
   - Никто, кроме тебя самого, - назидательно ответил Ян мне.
   - Значит, это и к тебе относится, - не остался в долгу я.


Глава двадцать девятая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава двадцать девятая

По пути домой я отстоял в бесконечной, изматывающей очереди за вином,
колбасой, яйцами, хлебом, сыром, а когда вошел в неубранную комнату и сел на
стул, то только тогда почувствовал,как устал, вспомнил, что так и не успел
пообедать, и ощутил на висках ознобное касание чахоточного жара, на тридцать
семь и три, не больше.
   Некоторое время сидел у окна, безразлично  глядя,  как  качает  ветер
черные ветви деревьев в темно-синем мраке зимней ночи, потом встал,  от-
нес продукты на кухню , убрал постель, сложил разбросанные вещи Тамары в
шкаф, включил маленьком бра над кроватью, погасил желтый абажур над сто-
лом, поправил на стене покосившийся маленький гобеленчик с  пасторальной
сценкой.
   Моей тайной гордостью, моей  маленькой  слабостью  был  радиоприемник
размером с небольшой сундук и единственным зеленым,  как  кошачий  глаз,
лепестковым индикатором. Сундук, конечно, сундуком, но в  нем  было  то,
чего тогда не было ни у каких других сундуков -  дистанционное  управле-
ние.
   Я зажег "кошачий глаз", лег на кровать и, плавно крутя  колесо  наст-
ройки, нашел "Голос Америки". Повезло - шел музыкальный час Виллиса Кан-
новера, его не глушили. И еще повезло -  пела  труба  Армстронга,  пела,
звеня от боли и тоски, пела и в одном ее звуке было сразу несколько зву-
ков, один из которых был сумасшедшим, пела "Сент-Джеймс Информери Блюз",
написанный в память о всех джазовых музыкантах, которые умерли от нарко-
мании и психических расстройств в больнице святого Джеймса, а  по-русски
Якова, пела так,  что  не  о  смерти  думалось,  а  о  тех,  кто  спалил
единственный подаренный им миг вечности ради той музыки, которая  в  них
звучала, и пела труба о том, что музыка эта прекрасна.
   Через час я с безнадежностью понял, что ждать Тамару бесполезно.  Му-
зыка кончилась, эфир  шумел,  шептал,  захлебывался  ревом  глушилок,  я
встал, чтобы найти таблетки от головной боли и в туалетном столике Тама-
ры наткнулся на стопку бумажных салфеток. На всех была нарисована  Тама-
ра. Карикатурно. В разных позах и ситуациях. Вот она спешит на работу  -
восемь ног-сапог, шуба, шапка, а между шубой и шапкой  только  белозубая
улыбка, получилась как бы меховая улыбка, вот она сидит нога на ногу  на
столе в лаборатории, реторты изгибаются, как ее бедра, и  колбы  круглы,
как ее колени, вот она лезет вверх по ножке  бокала,  обхватив  ее,  как
ствол, руками и ногами, вот она танцует на огромном  барабане,  вот  она
свернулась калачиком на большой ладони, которая держит карандаш, на  той
ладони, что так уверенно, так жестко нарисовала ее.
   Салфетки были взяты со стола в ресторане, они хранили не только образ
Тамары, об них, об нее вытирали губы и руки, и сальные  пятна  покрывали
рисунки. Она была захватанной, залапанной. Я бросил салфетки на  столик,
оглядел комнату, она жила тут одна, без меня и может  быть  кто-то,  ка-
кой-нибудь "художник" стоял на моем месте и также оглядывал нашу  комна-
ту. Вспомнил небольшой киноэтюд, который я когда-то хотел снять:
   ...лежала на диване. Смотрела в потолок. Комната пуста.
   Душа пуста. Голова пуста.
   Подняла руки, уронила. Зевнула. Перевернулась.
   Вдруг... ушки на макушке.
   Идет.
   Схватила книгу. Вроде читает.
   Вошел. Постоял у стола, побарабанил пальцами. Включил радиоприемник и
пошел, снимая пиджак, к гардеробу.
   У нее в руках пультик дистанционного управления радиоприемнмком. Сби-
ла его настройку. Музыка пропала.
   Он удивился. Вернулся, снова настроил на музыку. Обои, обои...  стол,
стулья... обои, обои... диван, она лежит,  отвернувшись...  обои,обои...
гобеленчик с пасторальной сценкой... он сидит за столом, положил  голову
на руки, одной рукой отбивает такт музыки... пропала  музыка,  перестала
трястись рука - сбита настройка. Поднял голову, понял в чем дело, отклю-
чил шнур дистанционного управления. Опять  нашел  музыку.  Она  пытается
сбить настройку. Не получается. Вскакивает. Он поднял голову. Рука  про-
должает отбивать такт. Хотела крикнуть, открыла рот. Он нашел "глушилку"
радиоволн. Она, напрягаясь, что-то кричит, ревет  "глушилка".  Его  рука
отбивает такт. Кинулась на диван, уткнулась в подушку. Опять нашел музы-
ку, лег головой на руки.
   Обои, обои... отбивает такт его рука... обои,  обои...  гобеленчик  с
пасторальной  пастушеской  сценкой...  обои,  обои...  абажур...   обои,
обои... она на диване, отбивает такт ногой... Он поднял голову,  смотрит
на ее ноги, на вздрагивающее тело... смотрит... встает... гасит свет...
   И я так вставал, гасил свет, шел к тебе, Том, где же ты?
   Хлопнула дверь, Тамара влетела в комнату. Шуба, шапка, между ними бе-
лозубая улыбка. Она схватила меня, крепко обняла,  прижалась  мокрым  от
снега лицом и стала шептать, целуя:
   - Пришел, мой родной, господи, наконец-то,  почему  не  позвонил,  не
предупредил, я бы приготовила чего-нибудь  вкусненькое,  дурачок,  сидит
тут один, убрал все, так чисто. Эх, выпить бы сейчас по такому случаю...
   - Я купил.
   - Что же ты молчишь? Давай скорей и музыку найди.
   Пока я ходил на кухню, она скинула шубу, шапку, сапоги, достала бока-
лы. Открыли вино, нарезал сыр, колбасу, разлил вино по бокалам.
   - Ну, - радостно улыбнулась Тамара, - за тебя, за твое  здоровье,  не
болей.
   И разом осушила бокал.
   - Ты надолго? - спросила она на выдохе.
   - Завтра надо ехать.
   - Когда вернешься?
   - Месяца через три.
   - Как же я без тебя тут? - она капризно надула губы. - Сидит, как би-
рюк, даже не поцеловал...
   Я встал и погасил свет.
   Она кричала от нетерпения, стаскивая с себя одежду, мы бросились друг
к другу, и нам было сильно, и нам было горячо... горячо  до  обжигающего
изнеможения...
   - Принеси покурить и выпить, если осталось, - ленивым голосом сказала
она в темноте.
   Я зажег ночничок, принес бокалы, закурил сигарету и передал ее  Тама-
ре.
   - Слушай, ты стал еще толще. Толстый, мерзкий, фу. И больницей от те-
бя пахнет.
   Я взглянул на нее и только сейчас понял, как она  пьяна.  Размазанная
тушь на припухлых веках, масляные глазки, влажно вокруг губ, бессмыслен-
ная улыбка. Она никогда не умела курить, держала сигарету неловко  -  не
кончиками пальцев, а где-то у ладони, затягиваясь,  пыхтела  дымом,  как
пыльным облачком, когда наступишь на сухой гриб дедушкин табак.
   - Где ты была? - спросил я тихо.
   Она отвернулась:
   - На семинаре, тебе же сказали.
   - Откуда ты знаешь, что мне сказали? Выходит, тебе  передали,  что  я
звонил?
   - Не придирайся к словам.
   - Может, у тебя был семинар с этим художником? - я показал  рукой  на
бумажные салфетки.
   Она расхохоталась.
   - Угадал. Борис тоже там был.
   - А какое отношение он имеет к семинару?
   - Ну, как ты не понимаешь? Боря у нас в  институте  оформляет  всякие
диаграммы, лозунги, плакаты...
   - А потом?
   - А потом мы пошли в ресторан.
   - Что же он не создал очередную серию твоих  портретов?  Салфеток  не
подали?
   - Настроения не было. Борис очень, очень талантливый. И шьет все  сам
себе, и рисует, и режет по дереву. У него такие красивые, такие  сильные
руки. Руки Мастера, как он говорит.
   - Любит он тебя.
   - Да, он уверенный, знает , что хочет. И кого.
   - Тебя, например?
   - Еще как. Приглашал летом поехать на раскоп в Керчь к знакомым архе-
ологам.
   - Ну, а ты?
   - Я согласилась. У меня отгулов много накопилось - это же интересней-
шие люди.
   - А как же я?
   - Тебе на юг нельзя, ты же сам говорил.
   - А как же мы? - спросил я глухо.
   Тамара помолчала.
   - А нас давно нет, Валерий, неужели ты ничего не понял тогда на новый
год? Помнишь я к тебе пришла, а ты развлекался там со  своей  чахоточной
зазнобой? Я этим была настолько потрясена, что тут же позвонила Борису и
мы встретились с ним в мастерской...
   Она стала вытирать пододеяльником набегающие слезы и, негромко всхли-
пывая, продолжала:
   - Ты не представляешь себе, какой  Борис  добрый  ,  как  он  о  тебе
расспрашивал: ведь это он уговаривал меня не рвать с тобой,  просил  по-
нять, как тебе будет тяжело одному, как ты талантлив,  он,  оказывается,
видел твои фильмы.
   - У тебя с ним что-нибудь было?
   Тамара ответила не сразу:
   - Было... Один раз... Не подумай только, что это имеет хоть  какое-то
значение. У тебя тоже... Но ты должен, понимаешь, должен понять, что это
была случайность, ни я, ни он не хотели этого  сознательно,  просто  так
получилось. А тут еще... Ты, конечно, можешь думать  что  угодно,  но  я
опять беременна.
   - Не понял.
   - А что тут непонятного? Помнишь, ты как-то сбежал после тихого часа?
Ну вот...
   - Что же ты раньше молчала?
   - Я не была уверена.
   - Сколько?
   Тамара пожала плечами.
   - Недель шесть-семь.
   - Что делать будем?
   - А что делать? Не оставлять же - ведь мы пьяные были, а ты больной к
тому же...
   - Но я уезжаю.
   - Сама все сделаю... - она задумалась, потом спросила: - А что,  твою
там, в больнице, Мариной зовут?
   - С чего ты взяла?
   - У вас наверняка тоже что-то было. Ты меня, когда  целовал,  Мариной
назвал. Так что мы квиты.
   - Я?.. - я удивился. - Нет, ту девушку Надя зовут, а Марина... Марина
- героиня моего нового киносценария, немая девушка, не совсем немая -  у
нее было сильное потрясение во время войны, попала под бомбежку и перес-
тала говорить. Потом выросла, влюбилась, ей показалось,  что  тот,  кому
она все отдала, ее предал, разлюбил, и она заговорила.
   - А так бывает?
   - Говорят, бывает, впрочем, какое это имеет значение?
   - Имеет. Если бы ты также сильно любил меня, онемел бы от того, что я
тебе рассказала.


Глава тридцатая





                        --===Северный ветер с юга===--




Глава тридцатая

Утром она ушла на работу, когда я еще не проснулся или делал вид, что сплю.
Тамара чмокнула меня в щеку, сказала в ухо: "Позвони" - и хлопнула дверью. Я
открыл глаза и долго смотрел в белый потолок...

   ...и голосом, сладким, как патока, льют яд...

Строки рождались сами, они не придумывались, они были готовы, настало время им
быть, только каждая пауза после вспыхнувшей строки была черной и бесконечно
усталой.

  ...и голосом, сладким, как патока, льют яд

  Как пронзительна боль пониманья!

  я ложусь, заостряясь лицом,
   и висящие трещинки потолка изучаю

  Безразличья личина больничная
   маской сковывает лицо -
   тише качка сердечная,
   только рядышком с шеей
   волна отвращенья
   слизисто холодна,
   судорожна червями
   постепенно тает

  вот уже ничего не мешает

  ребер мерный прибой ворошит воздух

  ты легла рядом

  ласточка предстоящего - первое касание

  губы набухли жаждой - властвуй!

  тяжелое, как вечернее солнце, одеяло

  касаюсь сокровенности глухой,
   шепчу заклятья
   и утыкаюсь головой
   в колени платья
   и губы мои - твои
   и руки мои - твои
   и чувство мое - эхо твое

  твои

  О, сладкий стон вершины чувства!

  И песня тела - песней песнь!

  я рассеян, как вселенная,
   и легко
   точно после очищения
   от грехов

  ты - священник мой

  сигарета одна на двоих

  но опять
  как гвоздем по глазам
   губы твои
   голосом, сладким, как патока
   льют яд

Я закрыл глаза, полежал немного, потом не торопясь, размеренно встал, умылся,
побрился, позавтракал и сложил вещи в рюкзак.
   Затем набрал телефон:
   - Ян, я вчера просил тебя получить деньги по доверенности и  передать
их Тамаре - этого делать не надо. Доверенность порви, а Тамаре, если она
будет звонить, скажи, что я не прислал бюллетень.
   Убрался в комнате, взял чистый лист бумаги, написал только одно слово
"прощай" и поставил точку.

Глава тридцать первая




                        --===Северный ветер с юга===--




Глава тридцать первая

Иногда достаточно, чтобы повезло в малом - и успокаиваешься. Я настроился на
долгое, нудное стояние в очереди на автовокзале, но неожиданно легко купил
билет с рук - кто-то явился сдавать билет и словно ожидал меня около кассы. На
площадь из здания вокзала я вышел с ощущением полной свободы. В моем
распоряжении впереди было несколько часов, потом я должен был сесть в автобус
на свое законное, пронумерованное место и уехать.
   Я совершенно равнодушно, как о чужой, подумал  о  Тамаре,  -  иссякли
безвозвратно родники наших взаимоотношений, разошлись наши  дороги.  Те-
перь надо неукоснительно выполнять заветы лечащего врача Романа  Борисо-
вича, набраться сил в санатории, налиться здоровьем так,  чтобы  хватило
его, разумно тратя, на долгую жизнь в кино. С кино у меня  были  связаны
новые планы - мне хотелось сделать фильм о художнике, наверное, Егор Бо-
лотников тому причина. Но это немного позже, а пока ничто  не  связывало
меня с озабоченным, занятым, суматошным городом. Кроме родителей...
   Я позвонил матери, сказал, что сейчас приеду и нырнул в метрополитен.
   Она запричитала в передней, стаскивая с моего плеча рюкзак, но в  го-
лосе ее слышалась радостная озабоченность - она была довольна, что  здо-
ровье мое идет на поправку:
   - Что же ты не позвонил, не предупредил заранее? Я же совсем не гото-
ва, а ведь тебя собирать надо. Что ты с собой берешь?
   - Да я, ма, и не знал, что сегодня уезжаю. Уж так получилось, извини.
Мог бы, конечно, еще денек побыть, но билет достал  на  сегодня,  вот  и
еду.
   - Я тебе тут носки шерстяные, две пары, выстирала, заштопала, ты  на-
день одни сейчас же. В чем ты хоть едешь? И где это, далеко?
   - В Калужской области, - я, отвечая, разулся.
   Мы с мамой прошли на кухню, где она накрыла стол.
   Пока я обедал, мать поведала мне о событиях из семейной хроники наших
родственников - кто женился, кто родил, кто приболел, кто в командировке
- жизнь шла своим чередом.
   - У вас-то как? - мама пододвинула поближе ко мне тарелку с капустой.
   Я не знал, что отвечать:
   - Могло быть лучше, ма. Что-то не получается, не  складывается...  И,
видно не сложится...
   - Верно говорят, что беда не ходит одна, - вздохнула мать. - Я и сама
вижу, что плохо у вас, да чем же помочь? Я тебе вот  что  скажу,  сынок.
Никто, кроме вас, в ваших делах не разберется. А жизнь вдвоем пройти не-
легко, сын, ох, как нелегко... Не хотела тебе рассказывать,  но  ты  уже
взрослый у меня, поймешь. Отец твой тоже не сахар, а ведь прожили  вмес-
те, считай, три десятка. Временами и вправду казалось, все кончено. Осо-
бенно, когда запил он у нас. Ну, не в прямом смысле, а каждый день домой
пьяный приходил. Ты, наверное,  не  помнишь,  ты  тогда  первоклассником
стал. Ругалась я с ним, тебя забирала и из дома уходила к тетке своей, к
Нине, а потом решила развестись насовсем. Обдумала, что да как,  да  как
мы с тобой одни жить будем. А что поделаешь? Судьба такая. Но расстаться
надо было по-человечески, да и жалко мне было  Сережку,  и  убедиться  я
должна была, что потерял он уважение к нам с тобой,  что  разлюбил  нас.
Вот и завела я его в первое же воскресенье будто ненароком в сад  "Эрми-
таж". Сели мы с ним на скамеечке, почти на такой же, на какой мы не  раз
сиживали, когда любовь наша была в самой силе, и сказала ему  тихо,  без
крика, что зла на него не таю, но жить вместе больше не могу, что нельзя
из-за водки проклятой портить жизнь жене и сыну, и что прошу  его  прос-
тить меня, если виновата, и что прощаю его... Ты же знаешь нашего  отца,
характер у него крутой, а тут  вижу  слезы  у  него  на  глазах.  Как  у
мальчишки.
   - Ты не волнуйся, ма, - ласково сказал я.
   - Как же не волноваться-то? Сам посуди. Время-то какое: война  только
кончилась, голод, жить негде... Тут Сережа и не выдержал, все  рассказал
мне. Оказывается, на работе повздорил он в отделе  кадров  с  незнакомым
мужчиной. Сергею-то все невтерпеж, что-то ему  выяснить  надо  было  про
свой цех в этих кадрах, а незнакомец в разговор вмешался,  стал  совето-
вать что-то, Сергей и отбрил его. Тот только фамилию у  Сережи  спросил,
недобро так спросил, и вышел. А через некоторое время Сережу сняли с на-
чальников цеха, до помощника мастера понизили. И  не  объяснили  ничего.
Наш пошел было выяснять, да ему посоветовали, сиди, не рыпайся, еще спа-
сибо скажи, что так легко отделался. Вот и начал наш батя зашибать.  Ду-
рашка... - мать покачала головой, - нет, чтобы прийти да  поделиться  со
мной, нет, ему, видите ли, стыдно было. Гордыню свою  усмирить  не  мог.
Вот от этого и случается все, сынок, от гордыни, чаще всего от  нее,  от
греха этого смертного рушатся семьи и несчастья личные происходят.  Гос-
поди, твоя сила...
   Мать тяжело вздохнула.
   - А ты хитрая, ма, - улыбнулся я. - Отца в  сад  заманила,  продумала
все, как режиссер настоящий.
   - Скажешь тоже, режиссер, - отмахнулась мать. - Но соображать-то  на-
до. Одно дело, наговорил сразу с три короба, тебе вроде бы и легче,  все
сказал, а другое дело, понял ли тебя тот, с кем ты  говори?  Ну,  ладно,
хватит об этом, тебе еще ночь в автобусе маяться. Знаешь что, приляг  на
диванчике, отдохни перед дорогой, сынок.
   Я разомлел после домашнего обеда, с удовольствием растянулся на дива-
не, закрыл глаза и уже в полусне слышал, как  мать,  тихо  приговаривая,
укрыла меня одеялом, подоткнула везде, чтобы не дуло,  и  легко  провела
ладонью по моему лицу, разглаживая морщинки, снимая усталость. Так может
гладить только мама...
   Хранительница нашей семьи... Была бы Тамара такой же...


Глава тридцать вторая




                        --===Северный ветер с юга===--




Глава тридцать вторая

И покачнулась, поплыла Москва в окне ночного автобуса. В разворотах
прокрутились площади, потянулись улицы, освещенные рядами фонарей, пока,
наконец, не замелькали снежные барханы придорожных сугробов.
   Все бежало назад, все летело назад и в монотонном ритме дороги  чуди-
лось, что это не я еду куда-то в ночную тьму, а все, что попадало в свет
фар нашего автобуса, бежит назад, в Москву, туда, где остались дом, дис-
пансер, работа, киностудия, Тамара, мои друзья и мои сопалатники. И сно-
ва, как и тогда, в первый день пребывания в диспансере,  я  ощутил,  что
откололся очередной айсберг моего прошлого и начал таять в пучине време-
ни.
   ...а снег опять летит с утра и так снежинок белых много, что в  белом
лес и уходящая дорога, и заметает снегом след, что вел  к  тебе,  а  вот
сейчас уводит, меня по лесу хороводит, плутает сон мой в трех  соснах  и
странный страх бродягой бродит...
   ...что в белом лес и уходящая дорога... что в белом  лес  и  уходящая
дорога... Всю ночь мы качались навстречу метели пока  не  рассвело,  вот
молоком залило черноту неба, а попозже засиял ясный синеокий день.
   Въехали в одноэтажный низкорослый город, каких немало пораскидано  по
Руси : ни одной прямой линии - горбатые улицы, осевшие дома, покосившие-
ся заборы. Дали круг и встали на площади, заезженной и исхоженной  вдоль
и поперек. Сюда же пришел чуть позже и автобус из санатория,  в  котором
шумно расселись жители окрестных деревень - мужики в сапогах и  полушуб-
ках, бабы в платках и валенках. Только что они беспокойно  толпились  на
площади, ожидая автобуса, брали его штурмом, а после  того,  как  оказа-
лось, что места всем хватит и теперь уж точно, что через час-другой  все
попадут по домам, в автобусе воцарилось мирное  настроение,  согретое  к
тому же солнцем, хрустально смеющимся сквозь заиндевевшие окна. На  зад-
нем сиденье какая-то бабка, обнявшая корзину, укрытую холстиной,  начала
говорить так, будто она уже давно сидит со всеми пассажирами за  столом,
гоняет чаи и под сопенье самовара ведет длинную задушевную беседу.
   - Нет, а все-таки что ни говори, всяк сам за себя. Да рази кто друго-
му свое отдаст? Ни за что. Я хозяин своего, а ты - своего.  Слышишь  "да
будет воля твоя", а думаешь "кабы моя". И что мое, то мое,  а  на  чужое
мне наплевать. А колхозное добро? Все говорят, береги, береги. Я берегу,
а другой ташшит, да ишо надо мной смеется, что я берегу. А ведь за  руку
его не схватишь. По строгости-то сажать бы надо, а куды сажать, ежели он
и кум твой и сват, не оставлять же детишков без кормильца. То-то и  оно.
Не, как вы не упирайтесь, а в коммунизм вас всех все равно  вгонют.  Все
сделают ничейным и ничье все будет,  вот  тогда  и  поглядим,  как  она,
жизнь, завернется, на какую сторону упадет, решеткой или орлом. Всяк ада
боится, а дорожка-то в ад торится. Это раньше люди ада боялись,  а  сей-
час...
   - Во, приехала баба из города, привезла вестей с три короба, все бре-
дит да бредит, а кто тебе, старая, верит? Небось, пора о душе  подумать,
а ты все за землю цепляешься? - весело прогудел кто-то из мужиков.
   - В самый раз о душе-то и пекусь. Вот оденем нагих, обуем босых,  на-
кормим голодных, напоим жаждущих, проводим  мертвых,  тогда  и  заслужим
царствие небесное...
   Она продолжала говорить, но никто ее толком не слушал, тем более, что
уже залез в кабину шофер, заныл мотор и через десяток минут мы катили по
лесной дороге. Миновали несколько деревень, автобус пустел после каждой,
поплелась в свой черед заслуживать царствие небесное и бабка с корзиной.


Глава тридцать третья




                        --===Северный ветер с юга===--




Глава тридцать третья

Санаторий разместился в старой помещичьей усадьбе, в господском доме
расположились столовая, процедурные кабинеты, кинозал, библиотека, во флигелях
- палаты. Только войдя в приемный покой, я понял насколько замерз, задубел,
набирался тепла. Правильно все-таки говорят, что человек способен перенести
все кроме холода. Теплокровные мы.
   До обеда успел прогуляться по кругу, по которому  мне  суждено  будет
мотаться еще месяца три или четыре, но это был уже круг  пошире,  чем  в
диспансере, вокруг усадьбы, да еще в конце аллеи уходила дорога  в  лес.
Роскошный, крахмальный снег, чистый родниковый  воздух,  стройные  мачты
соснового леса... Жаль только, что эту удивительной красоты картину пор-
тил длинный плакат, писанный красным суриком на зеленом железе:  "Тубер-
кулез излечим!"
   После обеда познакомился с сопалатниками. Их только трое,  а  не  во-
семь, как в диспансере.
   Алексей Лавров - физик, ядерщик. Никаких ассоциаций с  лобастым  уче-
ным, который, ежедневно рискуя жизнью, сосредоточенно ищет путей  избав-
ления человечества от "тепловой смерти" - на  таких  киноученых  Алексей
был совсем непохож. Невысокого роста, толстенький, торчит длинный криво-
ватый нос и под ним торчат два передних зуба. Очень  непосредственный  и
очень радостный человек. Я спросил его, как это он умудрился  на  мощном
синхрофазотроне заработать дырку в легких, а не белокровие.
   - Вопрос понял, - ответил он и стал серьезно, с  подробным  анализом,
рассказывать, как уронил в лаборатории чуть ли не трехлитровую колбу  со
ртутью и сильно отравился ее парами. Лежал в больнице, ослаб и  вот  ре-
зультат.
   Мирон Заречный - молчаливый светлоглазый сотрудник ОБХСС - отдела  по
борьбе с хищениями социалистической собственности -  той,  ничейной,  но
общей, о которой говорила бабуля в автобусе. Работа нервная - так объяс-
нил он причину своего заболевания.
   - У него работа нервная , а у меня веселая и оба чахоточные,  -  под-
мигнул третий мой сопалатник Эдик Сухарев и тряхнул редеющими кудрями. -
Специалист по электричеству я. А тебя, извиняюсь,  вас,  за  что  судьба
сослала в эти фенешебельные апартаменты, бывшие господские конюшни, ныне
курорт для приболевших трудящихся? Фу, еле выговорил,  заносит  же  меня
иногда, сам удивляюсь...
   Я объяснил.
   - Бывает, - вздохнул Эдик и опять растянул  толстые  губы  в  лукавой
улыбке, засверкал золотыми мостами вставных зубов. - Надо бы в целях ук-
репления дружбы и мира между народами прописаться тебе, иначе  непонятно
то ли на ты, то ли на вы мы с тобой. Я чего думаю, мужики, Валерка  ста-
вит пузырек и мы на троих сгоношим, оно и справедливо будет, а?
   - Я деньги дам, но пить не буду, - решительно сказал Лавров.
   - Во, судьба, - вздохнул Мирон. - Пить  мне,  работнику  правоохрани-
тельных органов с каким-то электромонтером.
   - Успокойся, начальничек, - живо среагировал Эдик. - А ты, Алеша,  не
пей, не надо, если не хочется, только просим компании не нарушай, посиди
с нами.
   Водка продавалась в соседней деревне, до  нее  километра  три  лесом.
После тихого часа Эдик быстро оделся, а когда я предложил сходить с ним,
он отказался:
   - Я хожу мелко, но очень  быстро,  потому  что  все  свое  счастливое
детство и отрочество пришлось пилить по шпалам от родной деревни до  по-
селка.
   Действительно, сходил он резво, я еле  успел  соорудить  нечто  вроде
праздничного стола, нарезал и расставил снедь, которую мне приготовила в
дорогу мама.
   После первой Эдик раскраснелся:
   - Мамаша у тебя готовит классно, пальчики оближешь. Эх, маманя, мама-
ня, и тебя встретит, и тебя напоит, и тебя обнимет, уложит, сколько  раз
она меня выручала, пальцев не хватит загинать. Помню веселая история  со
мной приключилась. Умора. Сейчас расскажу.  У  нас  в  парке  шашлычная,
"Акация" называется, знаешь, небось. Вызывают меня, электроплита  у  них
отключилась - Эдик выручай. Пришел. Смотрю - фазу вышибает. Ну, я  пово-
зился, сделал. А директор на радостях говорит, подожди, у меня день рож-
дения, с меня причитается. А я и рад на  холяву  нажраться.  Приняли  мы
прилично, но вот беда - я как выпью меня в сон тянет, сил нет, вот и за-
сыпаю в транспорте, как убитый. Как прощались помню, как в  трамвай  сел
помню, а дальше... Просыпаюсь. Светает. Кровати в  ряд,  простынки,  дед
какой-то сидит в углу. Я его спрашиваю, где это я, не на том ли свете. А
он смеется, на ногу посмотри, говорит. И правду, номер на ноге, фиолето-
вый. В вытрезвителе я значит. Делать нечего, прочухался, отдали мне оде-
жу и талонов разноцветных: на пять рублей, на три и на пятьдесят  копеек
- оплатить государственные услуги с холодным душем. А куда деваться? Я к
мамане. Накормила она меня, пришел на работу. Встречаю  директора,  тот,
как с "Акации" своей свалился, мрачный. Ну, что спрашиваю. Что,  что,  а
то, отвечает, что вчера отметил я свой день  рождения,  нечего  сказать.
Сдуру к официантке домой одной за город уехал, у нее и остался. А жена у
меня, говорит, а сам сморщился, словно лимон раскусил. А ты как, у  меня
спрашивает. Я ему талончики веером на стол - пять плюс три плюс  полтин-
ник. Плата за комфорт, говорю. Тут он просветлел  аж.  Слушай,  говорит,
будь другом, отдай ты мне эти талоны, я уплачу, мне  их,  главное,  жене
предъявить. Бери, говорю, не жалко. Только не забудь номер на  ноге  для
убедительности нарисовать. Директор взял  химический  карандаш,  штанину
засучил и такую жирную тройку себе на ноге нарисовал - красота. Спас  ты
меня, Эдик, говорит, с меня причитается. Обмыли мы с ним это дело. Потом
добавили. Как прощались помню, как в трамвай сел помню, а дальше... Про-
сыпаюсь. Светает. Кроватки в ряд, простынки и дед в углу сидит. Что  это
со мной, спрашиваю. А он, старая ехидна, от смеха давится:  ты  на  ноги
посмотри, говорит, скоро номера некуда будет ставить. Это надо же  умуд-
риться за одни сутки дважды в вытрезвитель угодить. Это, говорит, только
очень большой дурень на одни и те же грабли два раза  наступает.  Ладно,
процедура та же: одежу отдали и к ней опять набор талончиков  приложили.
Дорого, думаю, мне эти услуги обходятся. К  директору  шашлычной  однако
зашел - может он опять у меня талончиков для своей жены приобретет. Нет,
не выгорело. Сидит мрачный, еще мрачнее, чем прежде. Я,  говорит,  домой
пришел, талоны показываю, а жена молча так, внимательно на меня смотрит.
Я ей штанину засучил, цифру показываю, она глянула, подумала и давай ме-
ня скалкой охаживать. Ах, ты, кобель проклятый, кто же тебе трешку вверх
ногами нарисовал, сам, небось, и старался. И верно, нет, чтобы восьмерку
написать, она, как ни крути, все равно восьмеркой останется.
   - А ты что? - спросил я.
   - Что? Пришел домой, жена тоже было в волосья вцепилась. Постой,  го-
ворю, их и так мало осталось, лучше воду горячую ставь - номера  смывать
будем. Да и без злобы она шумела - к ней  маманя  моя  приезжала  и  все
рассказала.
   - А действительно, какие же цифры симметричны? - задумался Алексей.
   - Тут без пол-литры не разберешься, - резюмировал Эдик и разлил  вто-
рую по стаканам.
   Выпили.
   - Мирон, если не секрет, расскажи про какое-нибудь дело,  -  попросил
я. - Первый раз встречаюсь с ОБХСС.
   - И держись подальше, - нехотя ответил Мирон. - Что особенно  расска-
зывать, работа у нас скучная, неинтересная: накладные,  склады,  вагоны.
Правда, была тут недавно одна операция. Сигналы стали поступать, что  на
ярмарках, где филиалы всяких гумов и цумов, уж больно нахально стали ма-
хинациями заниматься. Получили мы указание дела  завести  на  директоров
этих филиалов. Поработали. Представили данные на тридцать человек. Взяли
их. Спросили , еще надо? Нам ответили, что пока хватит, попугали.
   - А можно было копать еще дальше? - удивился Алексей.
   - Если всерьез, то сажать надо всех, - твердо сказал Мирон. Подумал и
добавил: - Без исключения.
   - Вам только волю дай, - оскалился Эдик. - Самое простое дело - поса-
дить... Как моего братана... Ладно, мужики, пошли-ка лучше на ужин.


Глава тридцать четвертая




                        --===Северный ветер с юга===--




Глава тридцать четвертая

И пошла своим чередом моя жизнь в санатории. Обходами нас врачи не баловали, а
если и навещали, то скорей в целях профилактики, чем лечебных. Наша палатная
врачиха Мария Ароновна, Макароновна, как ее за глаза называл Эдик, седая,
полная женщина, пеклась о нашем здоровье чисто по-матерински - заботливо и
внимательно.
   - Сухарев, у вас все в порядке, - водила Макароновна  стетоскопом  по
могучей груди Эдика. - Правда, правда в порядке. Просто идеально, я  ни-
чего не слышу, честное слово, не слышу.
   - Что же у меня там трамвай что ли ходит? - скалился золотыми мостами
Эдик.
   - Мария Ароновна, - степенно обращался Мирон. - У меня голова болит.
   - Давно? Почему раньше не сказали?  Немедленно  пропишу  цитрамон,  -
волновалась Мария Ароновна.
   - Зачем государство в расход вводить? Дело не в этом. Вот посмотрите,
- Мирон показал на окно. - Какой-то хулиган связал шнурками  старые  бо-
тинки и забросил на сосну. Теперь как ветер дует в нашу сторону, так за-
пах в палате тяжелый и голова начинает болеть. Вы уж велите нянечке  за-
лезть на сосну и снять ботинки.
   Мы дружно гоготали над шутками Эдика и Мирона,  уверяли  Макароновну,
что все у нас в порядке, а так оно и было, и шли гулять в лес.
   Исправнее других гулял по лесу Эдик, оказывается, когда его под Новый
год отпустили домой, он ехал обратно в санаторий и вез с собой  две  бу-
тылки водки. Чувствуя, что двух многовато и задумав продлить  кайф,  как
он выразился, одну из бутылок Эдик спрятал в снегу, а где, забыл.  Вроде
бы тут, и вроде нет. Ночью спьяну все кажется иным,  чем  при  солнечном
свете. Вот он каждый день и отправлялся искать вожделенную.
   - Никогда в жизни столько не гулял. Кто бы мог  подумать,  что  я  за
свою же пол-литру столько здоровья приобрету, - признавался он.
   Весь санаторий с интересом следил за его поисками. Почти каждый  день
в столовой к Эдику подходили, участливо осведомлялись, как идут  поиско-
вые работы, советовали, предлагали помощь, и время от времени разносился
ложный слух, что кто-то все-таки нашел заветную.  При  этом  грешили  на
раскрасневшегося больного, который, может, и не виноват был вовсе.


Глава тридцать пятая




                        --===Северный ветер с юга===--




Глава тридцать пятая

Тихий час. Не спалось. Я раскрыл блокнот и постукивал авторучкой по пустой
странице. Начинать всегда трудно. Пока расколдуешь первую фразу измараешь
ворох бумаги, порвешь его и снова перед тобой пустая страница, как белый экран
в кинотеатре перед началом сеанса - занавес раздвинут, а свет еще не погашен.
   Пустая страница...

...голость листа - раздражителем Павлова, как слюна изо рта обезглавленного...

Вот и поехало. А может, не останавливаться? А может, не останавливать? Пиши
все подряд, что подумал, увидел, представил.
   Поток. Окунемся в него. В поток.

Грубее острия. Слезы. Успех. И снова - остановка. Раздумье. Дуб. Глубина губ.
Левее поют соловьи. Нестеров. Усатый Лиссабон. Вернее ищу, ощущая жуть. Весна
мятежна. Поиск острием пера по мятежному мозгу. Му-мо. Мумо. Ответь и тут же
пиши. Форма стареет сразу, как только сойдет с пера. Веселей содержанию.
Заливаю. Лавка. Лавина. Львы. Сельва. Печенеги. Берешь высоту и кладешь на
землю, ложишься сам и считаешь ее вертикалью. Так горизонт - вертикален и
лезешь по этой вертикали червеобразно, воображая, вверх, лишь бы в конце
что-то белело бы. Неужели смерть белая? Голубая рапсодия Листа. Беляши.
Половники. Клюка леопарда на порожней дорожке. Улис, улис, у лис. Отсекаешь -
кусок всегда уходит под воду. Вода прозрачна не для каждого. Кол, вбитый в
мол, крепок. Это не орехи лимонов. Когда Леда уснула на сахаре льдин, ей глаза
окружили круги синие, как вода подо льдом, а лицо было белым, как снег на
льду, как сугробы днем. Есть цветы - только ночью цветами зовут. А зеленые
стебли тебе, Леда!

Страницы бреда? Неправда. Это - я. Дальше.

Парагвай и музыка. Лежалое яблоко грусти - запах тонкий и свежий от свежей
гибели. Так и грусть. Юхан Смуул японское море декабрь Большой Халь. Он -
тоска в море по суше, на суше - по морю, а без нее - по ней, а с ней - по
нему. Он везде одинаков, то ли страх перед смертью, то ли просто одинокость.
Одинокость по Олдингтону - не одиночество, одинокость - это одиночество в
толпе, среди подобных. Вот и сейчас вместо пачки стирального порошка "Лотос"
душе моей нужна ласка, а иначе все темнее черный налет раздумий, копоть,
копоть, которая, накопившись, срывается только взрывом.

Стоп! Откуда это? Помню только приблизительно...
   Нет причины, чтобы положить конец существованию клетки. Клетка  бесс-
мертна. Она постоянно делится надвое и существует вечно.  Амебы  никогда
не умирают. Но в природе появился вольвокс - скопление водорослей, пере-
катывающийся подводный шар. В нем были производящие клетки и  вегетатив-
ные клетки. Это было нечто среднее между растением и  животным.  Впервые
появилась неизбежная смерть. Выполняя определенную функцию среди  других
клеток, клетка изнашивается и гибнет. Ради других. Очень похоже на чело-
веческое общество. Родители изнашиваются ради детей, солдат отдает  свою
жизнь за Родину, все мы работаем ради общего блага. Но при этом так  ус-
таешь, потому что не видишь результатов своего  труда,  который,  как  в
бездну, исчезает в недрах государственной системы,  что  хочется  побыть
простой клеткой, не связанной никакой  идеей  сотрудничества,  а  просто
быть клеткой для себя... Тогда и для других стану...

Я - мрачный меланхолик. Угрюмый царь Урарту. В чемпионате мира по тоске, что
идет уже много веков, стремлюсь занять не последнее место. Вся жизнь - свеча и
время тает воском. Бодливая действительность гладит. гладит краем рога, а
потом ка-а-ак вонзззит. И лепечешь лепестком на ветру на последней ветке лета.
Холодно - это не значит, что будет жарко. Надо вертеться, чтобы согреться.
Тогда становится некогда. Хватаешь клювом хворост - и в гнездо. А тут еще яйца
мешают. Начинаешь орать на серую супругу криком...

Я захлопнул блокнот, забросил его на тумбочку. Закутался по уши в одеяло.
Каждый день по две страницы бреда и через год вылупится роман? Непохоже.
   Я вспомнил мастерскую Болотникова, его картины, где краски  метались,
жгутами схлестываясь в клубки, вспучивались и растягивались в нити.  Как
рассказать про цвет?

  Солнце желтое - белый ожог!
   Не терзай мне глаза
   лазером света...

а теперь по спектру, как по семи звонким, чистым нотам: каждый - красная,
охотник - оранжевая, желает - желтая, знать - зеленая, где - голубая, сидит -
синяя, фазан - фиолетовая.

  Как в две синие вазы,
   в горло зрачка
   вонзаются линии
   цвета -
   красная: страсть,
   властная сласть,
   звериная пасть,
   самый бурный - пурпурный,
   самый славный - алый...
   желтая: жадная, лимонадная,
   виноградники в Арле
   или рыжий пожар осени...
   где спокойная ясность просини...
   и погубленной зелени вялость...
   фиолетовая усталость...
   И опять восход до зенита пекла:
   солнце желтое - белый ожог!
   Пожалей расход!
   Мои синие слепнут...


Глава тридцать шестая




                        --===Северный ветер с юга===--




Глава тридцать шестая

Так, через бред, через поиск, через стихи, через осязание цвета появился
сценарий о художнике. О живописце. "Живописец Болотников".

...Атмосфера провинциальных городков дремотна и тягуча, особенно летним днем.
Одуревшим от жары собакам лень взрываться обязательным, неистовым до хрипоты,
лаем на на редкую полуторку, пропылившую по улице. Деревянные одноэтажные
домики попрятались в тенистых садах, лишь возвышается на площади дом с тремя
колоннами. Желтая побелка стен потрескала и шелушится, как кожа после загара,
на одной из колонн отвалилась облицовка и в проеме торчат красные, как бы
натужившиеся от навалившейся тяжести фронтона, кирпичи.
   Окна в доме распахнуты и солнце заполняет высокие комнаты, в одной из
которых мольберты столпились вокруг обнаженной натурщицы. Световой поток
пробивается сквозь золотую канитель волос, сквозь опущенные ресницы, от-
ражаясь от вощеного пола, заглядывает в уголки губ, под мягкий  подборо-
док.
   Воздушен женский лик, воздушны пылинки света, воздушны легкие облачка
тополиного пуха в пространстве изостудии. Ослепительно белы листы бумаги
на мольбертах и на каждом своя мадонна. Вот она полна и лукава, вот  она
тонка и возвышенна, вот она...
   Непонятно, какая она на этом мольберте. Уголь  яростно,  но  неуклюже
исцарапал белоснежность бумаги. Автор рисунка напряженно смотрит на  ма-
донну и ее неудачную копию, машинально дергает себя за мочку уха. Пальцы
в угле, и мочка совсем черная. У живописца Болотникова опять не  получи-
лось, не вышло.
   К мольберту Болотникова подошел автор тонкой и  возвышенной  мадонны,
курчавый гений, товарищ. Оценивающе смотрит на рисунок. Лукаво  щурится.
Болотников решительно берется за верх листа, желая его порвать. Курчавый
останавливает протянутую руку. Берет уголь. Пририсовывает  мадонне  кос-
тыль. Хохочет. Ставит дату.
   Двадцать первое июня одна тысяча девятьсот сорок первого года.
   Черна, жирна, мрачна во весь экран свастика. Наступила на  солнце.  В
просветах между черными полосами свастики - голубое небо и эти просветы,
как экраны полиэкрана - два вертикальных, два  горизонтальных.  В  одном
вертикальном экране возникает вместо синего неба возникает тюремная  ка-
мера, на переднем плане заострившийся профиль в полосатой шапочке смерт-
ника, а над ним в глубине тюремная решетка. Увеличивается решетка и  за-
полняет собой весь первый экран. черные прутья слились с телом свастики.
   В горизонтальном экране вместо неба появляется строй солдат, вскинув-
ших винтовки для расстрела. Все крупнее зрачки стволов. В  другом  гори-
зонтальном экране вместо неба - красная кирпичная кладка стены,  стриже-
ный наголо затылок и поднятые руки. В последнем вертикально голубом  эк-
ране - небо. Высвечивают лучи из-под свастики.
   Тюремная решетка - клеткой на небе.
   Зрачки стволов.
   Человек перед расстрелом у стены.
   Лучи солнца.
   И черна, и жирна, и мрачна распластавшаяся властно свастика.
   Залп.
   Свастика - четыре скрюченных  буквы  "Г".  Если  скинуть  человека  с
большой высоты на асфальт, то он от удара скрючится руками  и  ногами  в
четыре "Г". Такой раздавленный человек лежит  на  земле.  Его  раздавила
свастика. Черна, жирна...
   Атмосфера провинциального городка дремотна и тягуча, но  черно-белыми
призраками, реальнее страшного сна, въезжают в городок каски на мотоцик-
лах. Война пришла в город. Голы ветки садов, несобранные яблоки раскати-
лись по опавшей листве.
   Пусты классы, где на полу  валяется  распластанный  учебник  "История
СССР" с отпечатком сапога на обложке. Пуста изостудия, пусты и свалены в
кучу мольберты, на полу валяется надорванный лист, на нем мадонна с кос-
тылем.
   Бесконечными кажутся серые заборы и стены городка во время  войны.  И
вдруг за очередным углом, за следующим поворотом  на  стене  плакат.  Мы
помним эти плакаты, мы их видели, мы их не  за  были:  "Родина-мать  зо-
вет!", "Воин! Защити нас!", "Убей немца!".
   Оказывается, кто-то из изостудии рисует и расклеивает по городу  пла-
каты. Кто мог это сделать? Кто художник? Руки фашистов срывают  плакаты,
автоматы фашистов расстреливают плакаты. В изостудию, в класс  с  разло-
манными мольбертами, солдатня втаскивает натурщицу. такую же обнаженную.
Нет, не солнце пробивается сквозь ее слипшиеся волосы, безжалостный чер-
но-белый свет кинохроники отпечатал ее лицо с черными кругами под глаза-
ми и распятым в крике ртом.
   На стенах класса - плакаты. На полу скрючившаяся  натурщица.  В  углу
столпились студийцы. Здесь же и Болотников, здесь же и курчавый гений.
   Около головы натурщицы встали сапоги. Над ней склонился офицер.  Взял
рукой в перчатке за волосы, поднял голову - кто рисовал? Взгляд ее -  на
курчавого гения. Он? Она мотает головой, вырывается - не знаю!
   Офицер смотрит на студийцев. Кто?
   Останавливается на курчавом. Ты?
   "Я", - выходит вперед Болотников.
   Офицер усмехается, приказывает что-то солдатам. Они  приносят  белос-
нежную бумагу, уголь, ставят мольберт - рисуй.
   Болотников берет уголь.
   И вот, что годами копилось - взорвалось!
   Рисует Болотников.
   Да, на экране мы видим Болотникова, видим его уверенные движения, но,
то что он рисует, мы не видим. Потому что вперебивку с черно-белыми кад-
рами рисующего Болотникова идут цветные кадры картин художников с  миро-
вой известностью, разных по стилю и  по  манере  письма.  Их  объединяет
только одно - ненависть к войне.
   Рисует Болотников.
   В кадре картина Тьеполо "Триумф императора". Император в  центре:  на
двух слонах, вознесенный над толпой, на фоне багрового неба. Он на  вер-
шине и нет ему дела до тех, кто в смертельной схватке, ценой своей  жиз-
ни, добыл ему славу.
   Рисует Болотников.
   Картина Давида "Бонапарт на Сен-Бернарском перевале". Еще один  импе-
ратор. Простер вперед руку, бросая  на  гибель  своих  солдат,  угрюмый,
властный Бонапарт, вздыбился конь под седоком и косится, пятясь  в  про-
пасть.
   Рисует Болотников.
   Картина Матейко"Битва под Грюнвальдом". На громадном полотне в  сорок
квадратных метров идет жестокая, кровавая сеча. Обезумели люди  и  кони,
топчут павших, копья, стрелы,  секиры,  мечи  пронзают,  рубят,  крошат,
рвут... Смерть гуляет по полю - сегодня ее праздник.
   Рисует Болотников.
   Картина Пикассо "Герника". Разъяты, разбиты, изуродованы тела людей и
животных. Обломан меч возмездия в руках  павшего.  Задохнулись  в  крике
раздавленные рухнувшими зданиями.
   Рисует Болотников.
   Картина Брейгеля "Безумная Грета". Спустилась в ад  человеческих  па-
костей сумасшедшая девушка, хочет спасти этот безумный мир, но слепы  ее
глаза и не видит она дороги. Рисует Болотников.
   Картина Пластова "Немец пролетел". Тосклив осенний пейзаж средней по-
лосы России. Серое небо. В небольшом подлеске, в тонких стволах берез  и
осинок забились, попрятались черные и серые пятна овец. Задрала в  тоск-
ливом вое свою морду собачонка. Хозяин ее, деревенский подпасок, ткнулся
в родную землю пробитой головой. Тает вдали черная тень самолета-убийцы.
Фашист пролетел.
   Рисует Болотников.
   Картина Верещагина "Апофеоз войны". Страшна пирамида из черепов - па-
мятник всем войнам. И слетается на пир жирное  воронье.  Вот  кому  раз-
долье, если поднялся род на род человеческий. Или это не воронье, а  те,
кто затеял кровавую мясорубку?
   Болотников кладет уголь. Пальцы его в угле и мочка уха совсем черная.
Смотрит на мольберт. Оборачивается к офицеру.
   Тому ясно, кто рисовал плакаты.
   Офицер кивает солдатам: взять!
   И снова черно-белые кадры. Дорога ведет в серый каменный карьер. Гру-
зовик, пяля, спускается на дно карьера. Останавливается. постепенно осе-
дает пыль.
   Солдаты выводят из фургона Болотникова и ослепшего от ранения. Болот-
никову завязывают глаза, слепому - нет смысла. Их ставят рядом,  отходят
от них. Слепой ощупывает Болотникова, шарит осторожными пальцами по  его
лицу, прощаясь.
   Руки слепого касаются повязки на глазах Болотникова. И снова на экран
приходит цвет. И звук. Наливается красным повязка на лице Болотникова  и
сквозь нее проступают, как бы всплывают, широко открытые глаза  художни-
ка. Под "Аве, Мария" Шуберта, мягко сменяясь, проходят полотна, воспева-
ющие жизнь: Ренуара и Гогена, Серова и Левитана, Пикассо и Модильяни...
   Если встать рядом с грузовиком, то будет видно борт, кабину, переднее
колесо, часть капота и зеркальце заднего вида. В нем видно шофера грузо-
вика, сидящего в кабине. Он отвернулся. Смотрит в сторону.
   Клацнули затворы. Окрик команды.
   Шофер поворачивает голову. Напряженно смотрит в зеркальце, прямо  нам
в глаза.
   Залп.
   Борт, кабина, переднее колесо, часть капота и во все зеркальце безум-
ный глаз...
   Скульптура Вучетича "Перекуем меча и орала". Сначала в одном, потом в
другом ракурсе. Смена ракурсов дает ощущение взмаха и удара.
   Взмах и удар.
   Взмах и удар.
   Взмах и удар.
   Перековать все мечи...


Глава тридцать седьмая




                        --===Северный ветер с юга===--




Глава тридцать седьмая

Я нагулялся, напился кислорода, успокоился в тишине леса и лукаво приоткрыло
желание свои глаза - как у сиамской кошки: днем голубые, а ночью красные.
   Одно из радостных чувств, из самых радостных - выздоровление. Бездум-
но тратится жизнь до озноба болезни и,  только  выздоравливая,  согрева-
ешься полнокровным ощущением бытия. Писать книги, рисовать, творить надо
обязательно выздоравливая!
   Солнечным зимним утром - вот когда это началось.
   - Как вас зовут?
   - Наташа.
   - Может быть, погуляем вместе? Не возражаете?
   - Нет.
   Мы спустились с крыльца главного корпуса бывшей господской усадьбы и,
словно герои романов Тургенева, пошли по алее старых лип на лесную доро-
гу.
   - А почему вы такой мрачный?
   - Извините, Наташа, но к вам это не относится ни  в  коей  мере.  По-
верьте, таково свойство моего лица. Когда я о чем-то думаю, причем  сос-
редоточенно, то непроизвольно расслабляются, опускаются уголки глаз, губ
- создается впечатление мрачной насупленности. На самом же деле я в этот
момент думаю совсем необязательно о печальном, хотя печального хватает с
избытком на этом свете.
   - Совершенно нет ничего печального в зимнем лесу, когда светит  солн-
це. Так что извольте соответствовать. Ну, вот и улыбнулись. А то в  сто-
ловой я часто замечала, что вы задумчивый.
   - Вы обратили на меня внимание? - удивился и  неожиданно  для  самого
себя обрадовался я.
   - Еще в тот день, когда приехали. Девятнадцатого февраля. А вы ничего
и никого вокруг не замечаете, потому что думаете о чем-то? Вот сейчас  о
чем?
   - О том, что мы похожи на героев Тургенева. Полное ощущение, что вы -
тургеневская девушка, может быть, Ася. У вас, действительно есть  что-то
от пушкинской Татьяны...
   - ...и от Наташи Ростовой, -рассмеялась Наташа. - Ну, хорошо, предпо-
ложим, что мы - тургеневские герои и сошли в тенистый сад...
   - Вот видите, сказали "тенистый сад", а вокруг снег, зима. Жаль,  что
сейчас не лето, жаль, что мы - не птенцы из  дворянского  гнезда,  жаль,
что усадьба - не наша...
   - Про усадьбу вы точно заметили, гибнет такая  прелесть.  Была  бы  я
здесь хозяйкой, многое тут изменила, первым делом убрала бы этот кошмар-
ный лозунг, что туберкулез излечим.
   - Как же так, Наташа? Ведь это же агитация, причем наглядная.
   - А пусть агитация будет не наглядной, а ненаглядной. Чтобы  глаз  не
оторвать. Как решетки Летнего сада...
   - ...как шпиль Петропавловки, как кони Аничкова моста.
   - Вы из Петербурга? - восторженно схватила меня за рукав Наташа.
   - Кто же сейчас так говорит? Из Петербурга...
   - Когда-нибудь будут, вот увидите.
   - Тогда я не из Пушкина, а из Царского Села.
   - Везет же человеку.
   - А вам не везет?
   - Я - москвичка. Коренная. Замоскворецкая купчиха, разве не заметно?
   - Ну, величия многопудовых Кустодиевских матрон вам никогда, судя  по
всему, не достичь. Кстати, у Наташи Ростовой тоже была  московская  про-
писка. И вы всю жизнь прожили в Москве?
   - Да. Кроме эвакуации. Мои родители работали на "Мосфильме" и  вместе
с киностудией во время войны были в  Алма-Ате.  А  потом  опять  Москва,
окончила школу, мечтала стать художником по костюмам, три года поступала
в училище, поступила, окончила, но работаю в ателье, вышла замуж...
   В ее последних словах послышалась боль.
   - Представляю, какие изысканные платья вы заказывали  бы  себе,  будь
эта усадьба нашей, - постарался вернуться к приятному я.
   Наташа благодарно взглянула на меня и включилась в игру:
   - Вам тоже не мешало приодеться. Прежде всего нашили бы вам перчаток.
У вас красивые руки, пальцы музыканта, вы играете?
   - Как одного спросили, вы умеете играть на рояле?  Не  знаю,  ответил
он, сейчас попробую. Нет, к сожалению, нет. Всю жизнь мечтал учиться му-
зыке, но не случилось.
   - Значит, придется приглашать музыкантов в нашу усадьбу. И поэтов,  и
художников.
   - Раз уж мы с вами распорядители нашей усадьбы  и  своей  судьбы,  то
пусть художники сделают интерьеры по вашим эскизам, а вот настоящие сти-
хи по заказу не пишутся... Доверьтесь мне, я - ваш поэт, и  все,  что  я
написал - ваше, и что напишу тоже.
   - И много вы уже мне написали? - затаив дыхание, спросила Наташа.
   - Разве дело в количестве строк? Право, не считал.
   - Тогда прочтите свое... нет, мое... самое любимое, - царственно при-
казала она.
   Я задумался. В любой игре, а мы с Наташей уже основательно  втянулись
в свои роли, есть момент, когда игра перестает быть игрой. Такой  момент
настал.
   - Среди стихов, как среди детей, нелюбимых нет. Тогда  одно  из  пер-
вых...

  Заморожено.
   Заворожено.
   И мороз по деревьям
   колуном-ходуном.
   У спящей чащи
   священный сон.
   Лишь настоящий
   пьянящий сок
   весны от сна...
   Восстанет сад,
   опасным станет
   тонкий лед.
   И звонкий код
   лесной капели
   споет взахлеб
   свирелью Леля.
   Но это будет...
   А сейчас
   так заморожено,
   так заворожено,
  что кажется немного зыбкой
   весна
  в твоей оттаявшей улыбке.

Тихо зимой в лесу, но эта тишина заполнена негромким шорохом съехавшего с ели
снега, кряхтением сосен под налетевшим порывом ветра, скрипом снега под
ногами. Впрочем, снег не скрипел. Мы стояли и молчали.
   - Спасибо, - сказала, наконец, Наташа. - Я теперь вспоминаю, как  все
у нас началось. Да, так оно и было - встреча в  завороженном  лесу...  А
дальше?
   - Вспомни, как.
   - Помоги мне. Помоги мне вспомнить, я этого хочу, слышишь?
   - Да, Наташа. Будем вспоминать вместе и только хорошее.
   - Обязательно вместе, - медленно сказала Наташа. - Знаешь, у  меня  к
тебе просьба, сходим завтра в деревню? Здесь недалеко.
   - Конечно, сходим, - я посмотрел на Наташу и понял, что завтра  прос-
нусь с мыслью о ней, что мне уже нельзя без нее, что хочется видеть  ее,
смотреть на нее, говорить с ней, касаться ее...
   И еще ощутил бремя большого чувства, которое пока мягко,  но  властно
заполонило душу. И я глубоко вздохнул от  радостного  и  щемящего  пред-
чувствия.


Глава тридцать восьмая




                        --===Северный ветер с юга===--




Глава тридцать восьмая

На следующий день она издалека улыбнулась мне в столовой и отвела глаза. Я
даже было встревожился, но потом одернул себя - мало ли что у нее?
Действительно, оказалось, что ей после завтрака надо сделать снимок в
рентгеновском кабинете, поэтому условились пойти в деревню после тихого часа.
   Когда мы вышли за пределы усадьбы в лес, день уже клонился к  вечеру,
солнце скрылось за деревьями и снег из белого стал голубым, а потом  си-
ним.
   Скоро деревья поредели и мы вышли на  околицу  села.  Наташа,  крепко
держа меня за руку, уверенно провела мимо магазина и почты  к  небольшой
церкви, в которой шла воскресная служба.
   Я снял шапку и мы вошли в церковь.  Под  иконами  теплились  лампады,
потрескивали свечи, лики богоматери и первых  русских  святых  Бориса  и
Глеба склонились над прихожанами, которых было совсем  немного.  Пожилой
поп вел службу, четыре старушки надтреснуто подпевали ему.
   Наташа посчитала по пальцам, купила три свечки и поставила  их  перед
иконой Николы-чудотворца. Я смотрел на золоченые оклады оклады икон,  на
мерцающий свет лампад и думал о том, что как нужен человеку храм, где он
укрепит веру свою в чудо, в исцеление болезней, в защиту от  напастей  и
бед.
   Наташа тронула меня за рукав:
   - Пойдем?
   На улице она крепко взяла меня под руку:
   - Как я хочу, чтобы у тебя, у нас все было бы хорошо.
   - А за кого ты ставила свечки?
   - Ты крещеный?
   - Нет.
   - Меня бабушка крестила. И учила, что можешь в  бога  не  верить,  но
помнить бога надо. А свечи я поставила за маму, за тебя и за меня.
   И она уверенно повела меня вдоль облупившихся стен церкви, за которой
оказался небольшой сельский погост. По запорошенной тропинке  мы  добра-
лись с Наташей почти до ограды и оста новились около двух могил с  поко-
сившимися крестами.
   В тишине прихваченного легким морозцем вечера разносились звуки дере-
венской улицы: скрипела где-то калитка, визжала  детвора,  катающаяся  с
ледяной горки, тарахтел вернувшийся с поля трактор. Никакой мистики, ни-
какого страха я не испытывал, стоя с Наташей на кладбище, настолько  оно
мне казалось естественной, неотъемлимой частью села.  Наташа  как  будто
угадала мои мысли.
   - Не страшно? - спросила она, близко заглядывая мне в глаза.
   - Ни капельки. А с тобой тем более.
   - И правильно, бояться тут нечего. Ты знаешь, какая удивительная вещь
произошла со мною?.. Ни за что не догадаешься!
   Когда я уезжала сюда, в санаторий, мама сказала мне, что мы родом  из
этих мест, и наказала поискать, не осталось ли чего. Дом наш, к  сожале-
нию, не сохранился, а вот могилы прадеда и прабабки - вот  они,  понима-
ешь? Сейчас темно, не видно, но Кузнецовы  здесь  покоятся,  это  точно.
Прадед мой кузнецом был в этом селе, так и пошли мы по свету -  Кузнецо-
вы. Поразбрелись, правда, кто куда, и , наверное,  одиноко  тут  родона-
чальникам нашим. Зато я хожу навещать, я - как веточка от их  дерева,  а
корни, они здесь, в этой земле...
   Наташа прижалась ко мне, сняла варежку и погладила меня по лицу  теп-
лой ладонью.
   - И тебя привела к ним... Как на смотрины, - рассмеялась она.  -  Те-
перь можно идти.
   - Подумаешь, что спятила девка, ночью на кладбище затащила? А для ме-
ня это не кладбище вовсе, а как будто дом, где спят мои предки,  и,  на-
верное никуда не годится, что мы с ними так далеко друг от  друга?  Были
бы рядом - и память о них была бы жива, и было бы не  так  одиноко,  как
иногда бывает. Я верю, что они нас берегут, и тебя тоже теперь. Отныне у
нас с тобой будет все хорошо. Хорошо?
   - Хорошо, Наташа Кузнецова, - улыбнулся  я  ей  и  было  мне  хорошо,
действительно хорошо - и оттого, что погладила она меня  теплой  ладонью
по лицу, и оттого, что она шагала рядом, держась за мою руку, и  оттого,
что мы стали нужны друг другу.
   - А твои где похоронены? Расскажи мне.
   - Мои? - задумался я и не сразу ответил. - По материнской линии  я  -
крестьянин. Прадед мой был лесничим под  Вольском,  что  на  Волге.  Всю
жизнь вдали от людей провел и, уже будучи в годах, взял девушку  молодую
из бедной семьи. Родила она ему сына и дочку. И жили они  счастливо,  да
случилось так, что он на охоте о сук щеку распорол.  Собака  его  верная
рвалась зализать рану, а он отогнал ее, да, видно, зря, попала инфекция,
началось заражение крови и осталась моя прабабка вдовой. Пришлось ей  из
леса в деревню вернуться. Сын ее, то есть дед мой, рос лесным бирюком  и
в деревне слыл чудаком, потому что с детства увлекался  чтением  книг  и
страсть эту сохранил до старости. Мать рассказывала, что  нередко  можно
было наблюдать такую картину: лошадь бредет куда ей вздумается, а в  те-
леге дед с книгой в руках, углубился в чтение настолько, что не замечает
вокруг никого и ничего... А по отцовской линии я из потомственных  рабо-
чих, тут все и прадед, и дед, и отец мой прошли  через  паровозные  мас-
терские в Моршанске, есть такой город, родина знаменитой махорки...  Ро-
дился же я под Ленинградом, ты в Москве и свела судьба нас  в  Калужской
области...
   Мы свернули и шли по улице, на которой находилась столовая-буфет.
   - Раз у нас с тобой сегодня праздник, может зайдем? - спросила  Ната-
ша.
   - У меня денег нет, - смутился я.
   - Я же совсем забыла тебе сказать, - рассмеялась Наташа, - что сегод-
ня заложила имение и свои драгоценности.
   И стала серьезной.
   - Праздник-то наш. Пойдем, пожалуйста...
   Я сел, не раздеваясь, за голубой пластмассовый столик в  углу,  кинул
шапку на соседний стул, чтобы его никто не занял, и стал  ждать  Наташу.
Она, поговорив о чем-то с буфетчицей, принесла бутылку сухого, два  ста-
кана и горку конфет на тарелочке.
   Села, скинула на плечи платок:
   - Фу, жарко. Весь ассортимент заведения перед тобой.  Впрочем,  не  в
этом счастье.
   - А в чем?
   - Сам знаешь. Это,  когда  двое  любят  друг  друга.  Давай  за  наше
счастье?
   - Давай.
   Мы выпили понемногу.
   - А знаешь, Наташ, а мне действительно было грустно, когда мы пошли в
первый раз гулять. Мне казалось, что ничего у нас с тобой не будет, а ты
мне сразу понравилась, так бывает. Увидел тебя на крыльце и словно жизнь
с тобой прожил долгую и счастливую. И тут же подумал, что нереально  это
- я женат, ты тоже с колечком.
   - Не в браке дело. Что мое замужество? Да, я его любила, вернее, жда-
ла любви, а ответа не нашла. Он вроде добрый, хороший.  но  он  никакой,
понимаешь? Если я его прошу о чем-то, а это редко бывает, он не ищет от-
вета вместе со мной, он только повторяет мой вопрос - что делать? Любовь
у меня ушла и ушла не потому, что что-то стряслось, просто я  разглядела
его и поняла, что он не живет, а существует,  причем  существует  только
для себя. Жили мы вместе с его родителями. Мать его привыкла и  меня  на
свое место ставила, только пониже: муж - хозяин, стирай ему, готовь.  Но
ведь это она всю жизнь, как была уборщицей, так и помрет ею, только пос-
ле смерти за ней приберут, а так она за всеми. Он с отцом каждый день по
стакану, свекровь самогон гонит. Поужинали и в постель. Переспали  и  на
работу. Пока ухаживал - в кино водил. в театр. Женились - только телеви-
зор, фонарь проклятый, жвачка для мозга. Свекровь за каждый промах выго-
варивает, а я терплю, ведь не ради себя - любви. А ему плохо ли? Долго я
терпела. Просила его, давай разъедемся, он а как же мама? Ей  ведь  тоже
помогать надо. Да и куда мы уедем? Вои и дотерпелась до больницы.  Когда
заболела, никому ничего не сказала, но вещи свои к своей маме перевезла.
Он приезжал сюда, звал обратно, но с родителями разъехаться не согласил-
ся, так ему удобней.
   Наташа говорила тихо, все время водила пальцем по краю своего  стака-
на, смотрела в него, как в омут прошлого, не отрывая глаз, потом подняла
глаза:
   - Скучная история, не правда ли? Я тебя только об одном  прошу  -  не
бери это в голову, давай лучше за твое здоровье!
   - Он и так здоров, как бык.
   У стола стоял, широко улыбаясь, Эдик.
   - Ну, вы даете, - продолжил он, садясь за свободный стул.
   - Я его ищу, можно сказать, по всему лесу, а он... Эдик,  -  предста-
вился он Наташе. - Я ведь что хотел тебе  сказать,  Валерка,  чем  поде-
литься? И радость у меня, и горе. Все вместе. Нашел-таки я свою бутылку.
День сегодня ясный, теплый, снег осел, вот и торчит она, родимая.
   - И ничего? Не испортилась?
   - Что ей сделается? Только этикетка слезла, стала  она  родимая,  как
голая. - Эдик горестно возвел глаза к небу. - Только вот  беда,  пустая.
Видно, неосторожно я ее поставил, донышко и кокнулось.
   - Ну, это не беда, - рассмеялась Наташа. - А если и беда, то поправи-
мая.
   - Так я ж теперь гулять нипочем не пойду, будь она трижды неладна. Я,
можно сказать, из-за нее почти два месяца на свежем  воздухе  провел,  а
теперь...
   - К нам присоединяйтесь, - предложила Наташа.
   - Не люблю бессмысленной ходьбы, особенно в домах  отдыха:  соберутся
всем кагалом, гармонист впереди и поперли... вдоль по Питерской. У людей
рабочий день, они в поле пашут или на прополке спину гнут, а тут  компа-
ния с песнями бродит. Вот когда  праздник,  то  другое  дело...  Кстати,
восьмое марта не за горами, отметить бы надо.
   - Ужин будет праздничный, - сказала Наташа, - концерт самодеятельнос-
ти устроят, вина сухого нальют... Кстати, Эдик, угощайтесь.
   - Конечно, - съязвил Эдик. - Лучшим номером будет художественный  ка-
шель. А кислятину эту, организм мой не приемлет. С утра разве что, после
вчерашнего...
   - Зря, - сказала Наташа. - Сама читала в  "Неделе",  что  сухое  вино
очень полезно для легочников. Целая подборка на всю страницу была  опуб-
ликована. Кому-то помог кумыс, кому-то барсучий жир, а кому-то сухое ви-
но. Бывает же такое - вместо антибиотиков, три раза в день по стаканчику
перед едой - и будь здоров!
   - Не знаю, что там "Неделя" пишет, - покачал головой Эдик. - Тут дело
индивидуальное по моему разумению. Помните, Наташа, Елисееву  из  шестой
палаты? Ну, смуглая такая.. Вот-вот, в сиреневом махеровом платочке  хо-
дила. Ей врачи операцию рекомендовали, она согласилась, уже и день  наз-
начили, а она возьми и откажись накануне. Не вам мне объяснять, что наши
любимые фтизиатры тоже свой гонор имеют - раз  отказалась,  значит,  ле-
читься отказывается. Выписали ее тогда за нарушение больничного режима.
   - За это не выписывают, - возразил я. - Иначе ей бы бюллетень не ста-
ли оплачивать. Мне знакомый художник рассказывал, что, когда он выписал-
ся из санатория по собственному желанию, то  просто  написал  заявление,
что, мол, отказываюсь от лечения - и все.
   - Значит, с нее тоже подписку взяли, - легко согласился Эдик. -  Факт
тот, что после этого она вообще перестала лекарства  пить.  И  пошла  на
поправку. Через полгода ее вызвали в диспансер, снимок  сделали.  Чисто,
все зарубцевалось. А ты говоришь...
   - Умница, молодец, - задумчиво похвалила ее Наташа. - Значит, поняла,
что природа сама справится с хворью или очень верила в это.
   Наташа посмотрела на меня и тихо добавила:
   - Или кто-то верой своей ей помог.
   Я улыбнулся Наташе и смотрел на нее, хотя говорил в это время с  Эди-
ком:
   - В этой истории самое замечательное, Эдик,  что  если  бы  она  хоть
что-то принимала бы в это время, ну, например, сок алоэ, то  потом  всем
доказывала бы, что спасло ее именно алоэ.
   - Это верно, - Эдик тряхнул редеющими кудрями. - А что мы  все  время
про болячки свои, как старики, а? Слушай, Валерка, Круглов  из  соседней
палаты, чернявый такой, на таракана похож, во отмочил! Написал всем сво-
им, пардон, Наташа, дамам сердца поздравительные открытки с  международ-
ным праздником Восьмое марта. И сдуру перепутал  -  все  открытки  домой
отправил, жене. Так что она теперь имеет полную картотеку любовниц свое-
го ненаглядного.
   - Ой, что же теперь будет? - испугалась Наташа.
   - Так ему и надо, кобелю, - махнул рукой Эдик. -  Крути  любовь  пока
встречаешься, а разошлись, чего деньги на открытки тратить?
   - Все равно нехорошо получилось, - пожалела Круглова Наташа.
   - Он от расстройства даже храпеть перестал во сне, - с серьезной  ми-
ной сказал Эдик. - Раньше его соседи по палате жаловались, что уснуть не
могут, настолько могучий храп у человека, а сейчас уснуть не могут, при-
выкли, ждут, когда захрапит.
   - Ой, я сейчас вам про храп случай один расскажу, - оживилась Наташа.
- Гостила я как-то в Одессе у знакомых и решила в Москву через Киев вер-
нуться, так мне хотелось в Киевско-Печерской лавре побывать. Поезд вече-
ром уходит, утром приходит, очень удобно. В купе еще одна женщина ехала,
в годах уже, такая, знаете, дамистая: тюрбан,  ожерелье,  браслеты...  И
очень она беспокоилась, что к нам в купе пьяные подсядут. Я спросила ее,
почему она так боится пьяных. Ну, что вы, говорит, они же лягут спать  и
начнут храпеть, а я этого не выношу совершенно. И действительно, как  по
заказу, за минуту до отхода поезда входят двое мужчин, наши соседи.
   - Бухие в лоскуты? - усмехнулся Эдик.
   - Нет, но под мухой и очень крепенько. Командировочные. Домой в  Киев
возвращаются. Поставили сразу на стол недопитую бутылку горилки  с  пер-
цем, грамм сто в ней оставалось, и бутылку пива. Дама наша в панике ста-
ла бегать по вагону, хотела обменяться с кем-нибудь местами, но ничего у
нее не получалось. Одессит же из соседнего купе сказал ей, что он и  без
вина храпит так, что все равно весь вагон не уснет. А тут проводник  хо-
дит, деньги за постель собирает. И оказывается,  что  у  командировочных
уже ни гроша за душой не осталось. Тогда им этот умный одессит из сосед-
него купе и советует, а вы продайте водку с пивом, может кто и купит  за
два рубля. Командировочные стали ему же и торговать, но тот отказался  и
сказал нашей даме, а знаете, мадам, вам имеет полный смысл  купить  этот
гастрономический набор, потому что его хозяева сейчас  его  опустошат  и
вот уж тогда точно будут храпеть. Я бы, говорит, просил вас, мадам, при-
обрести набор не только ради вашего драгоценного сна, пусть все ваши сны
сбудутся, но и ради нас всех. Совершите  общественно-благородный  посту-
пок, это такая редкость и теперь, и что такое в конце концов два  рубля,
разве это деньги, разве они вас спасут?
   - И она купила? - затаил дыхание Эдик.
   - Да. Но слушайте дальше. Все ничего пока стелились  и  укладывались.
Но один из командированных, то ли забылся, то ли хмель у него стал  про-
ходить - в общем, вылил горилку в стакан и хотел ее выпить. Мадам в ужа-
се вырвала у него стакан и, сама того не ожидая залпом  осушила  его  до
дна. Я не знаю, пила ли она когда-ибудь в своей  жизни  что-то  покрепче
лимонада, но вид у нее был настолько задохнувшийся, что командировочный,
опасаясь за ее жизнь, срочно дал ей запить пивом. После этого она захме-
лела, легла на свою полку и захрапела.
   - Бывает же, - расхохотались мы с Эдиком в один голос.
   - Зато утром, - продолжала Наташа, - они друг на  друга  смотреть  не
могли, у всех троих голова трещала с похмелья. А  одессит  из  соседнего
купе жаловался, что не спал всю ночь из-за чьего-то храпа...
   На обратном пути в санаторий Наташа вела нас с Эдиком под руки, время
от времени крепко сжимая мне локоть. К вечеру подморозило и на нас...  и
на нас...
   ...злость зимы -
   не сезон для влюбленных.
   Мы идем.
   Оседает на шапках иней,
   как рисунок хрустальных ваз.
   Далеко нам до драм заоконных
   и на нас
   смотрят звезды из черной сини
   влажным золотом удивленных глаз..

День Восьмого марта мы провели с Наташей вместе, я загодя наломал в лесу
багульника, поставил розовые прутики в воду, и них вспыхнули нежными
звездочками цветы. Наташа радовалась, как ребенок. Она расцеловала меня,
восторженно прыгала вокруг, а у меня кружилась голова от весны, от счастья, от
любви к ней.


Глава тридцать девятая




                        --===Северный ветер с юга===--




Глава тридцать девятая

Незаметно пролетел март, свили гнезда первые птицы, уже весна вовсю осадила
сугробы в лесу. Для меня время летело незаметно еще и потому, что каждый день
был освещен радостью встречи с Наташей. Если бы не она, по-иному шел бы отсчет
часов на циферблате больничных часов. Как сказал неизвестный поэт из
подмосковного санатория

Звенигород, Звенигород, звени...
  Как бабочки здесь умирают дни,
  но время тянется -
  хоть всем повеситься,
  как будто здесь в году
  тринадцать месяцев...

Я лежал на кровати с книжкой и краем глаза наблюдал за моим сопалатником
Лавровым. Что-то его мучило, не давало покоя. Он ходил по палате, невнятно
бормотал под свой длинный нос и искоса поглядывал на меня. Потом решительно
сел ко мне на кровать.
   - Валерий, ты извини, мне надо поговорить с тобой.
   Я отложил книгу:
   - Слушаю тебя, Алеша.
   Мы встретились глазами и я впервые увидел его глаза не в лукавом при-
щуре постоянной улыбки, а серьезными и задумчивыми. Они одухотворяли его
некрасивое лицо, стал незаметным, пропал куда-то длинный нос.
   - Что-нибудь случилось?
   - Я не умею говорить вообще, а на эту тему в частности и  тем  более.
Это мне не присуще - лезть в чужие дела и отношения,  поэтому  извини  и
еще раз извини. Ты когда уезжаешь?
   - К майским должен быть дома, через неделю максимум.
   - А как же Наташа?
   - А что Наташа? Она о чем-то с тобой говорила?
   - Нет, что ты, это я сам. Я просто вижу вас как... как у  вас...  Ну,
как ты ей голову закружил... Опять  что-то  не  то  говорю!  Пойми,  что
нельзя так. Фу, черт, как непрятно.
   - Что нельзя?
   - Она - замужняя женщина, он к ней приезжал и если у тебя  не  сложи-
лись отношения с женой, то зачем трогать чужое счастье? Я понятно  гово-
рю?
   - Понятно, - сказал я.
   Алексей еще что-то объяснял, уже более уверенно, приводя аргументы  и
стоя доказательства своей правоты, а я смотрел на него и думал, что  он,
наверное, и не подозревает, что и как у нас с Наташей, что каждая встре-
ча для нас - праздник, не карнавал с мишурой  и  серпантином,  а  истин-
ность, свет настоящего чувства. Только все это похоже на  рассказ  Алек-
сандра Грина, где счастливчик и красавец-капитан - прокаженный.
   - Подожди, - остановил я его. - Начать мне придется издалека. Как  бы
объяснить тебе это попонятнее?.. Знаешь, у госавтоинспекции  есть  такое
правило: "Трогаясь,  убедись  в  безопасности!"  Очень  хорошее  правило
по-моему.
   - Причем здесь автоинспекция? - озадаченно посмотрел на меня Алексей.
   - Не причем, согласен, а правило хорошее, потому что имеет много зна-
чений. Главное - это, конечно, то, что если ты начал движение  вместе  с
автомобилем, то убедись в безопасности, так? Но в формулировке для крат-
кости опустили слово "автомобиль", и правило стало звучать, как афоризм.
"Трогаясь, убедись в безопасности!" Не то... А  что  значит  "трогаясь"?
Может быть "растрогался"? Например, разговорился с  человеком,  он  тебя
разжалобил, растрогал, ты готов ему помочь , а оказывается, что он - не-
годяй, так что трогаясь, убедись в  безопасности...  Или  понятие  "тро-
нуться" можно толковать и как "сойти с ума", "сдвинуться", не так ли?
   - Сдвинуться можно от твоего афоризма, философ.
   - Это я тебе для примера, Алеша, и на будущее. Если уж  ты  пытаешься
разобраться в чужих отношениях, то прежде  чем  начать  такой  разговор,
поставь себя на место человека, которого ты осуждаешь. Я искренне  расс-
кажу тебе все, Алеша, но  прежде  ответь  на  несколько  моих  вопросов.
Только прошу тебя, честно. Иначе разговор впустую.
   - Хорошо, - с готовностью и даже с некоторым вызовом ответил Алексей.
   - Сколько женщин было у тебя в жизни?
   Алексей покраснел, потом мотнул головой:
   - Одна.
   - Это твоя жена?
   - Да.
   - А как ты думаешь, что сильнее любовь или предрассудок?
   - Это вопрос типа: кто кого сборет слон льва или наоборот. Что ты на-
зываешь предрассудком?
   - Что такое любовь - ты знаешь. Это твое чувство к жене. А если  жен-
щина, которую ты любишь, жена другого? И не любит своего мужа? Ошибка  в
браке - такое тоже бывает.
   - Тогда любовь сильнее.
   - Значит, в случае, вот как у нас с Наташей, мы имеем право  считать,
что наши браки - предрассудок, что они существуют чисто формально, а  на
самом деле их нет. При этом мы должны понимать, что право разорвать наши
браки дает нам только настоящее чувство, и если мы в чем-то  обманываем-
ся, то за это нам воздастся сторицей. А вдруг ты уводишь чужую  жену  от
мужа только ради прихоти своей? Или поменяйся местами и представь  себе,
что кто-то увел твою любимую. что бы ты сделал в этом случае?
   Алексей побледнел, напрягся, даже зубы вперед  не  торчали,  покрытые
побелевшими, твердо сжатыми губами:
   - Убил бы...
   - Кого? Его? И снова зажил бы с женой душа в душу? Или  убил  бы  ее?
Какой смысл?
   Алексей сник:
   - Да, Валера, это, конечно, не выход. Но что же тогда делать?
   - Жить, оставаться человеком, радоваться снежной  поляне,  грешить  и
ходить в церковь, любить и верить в хороших людей, вот как ты.  Я  знаю,
что нам с Наташей будет нелегко, но раз мы нашли друг друга,  то  обяза-
тельно будем вместе.
   - Значит, у вас все в порядке? - Алешкины передние зубы вновь засияли
под очень длинным, очень симпатичным носом.
   - Конечно, Алеха. У нас все в порядке.


Глава сороковая




                        --===Северный ветер с юга===--




Глава сороковая

- У нас все в порядке? - Наташа заглянула мне в глаза. - Мы действительно
мрачные или только о чем-то задумались?
   Она тронула кончиками пальцев уголки моих глаз и погладила щеку.  Все
время улыбается, а сама бледна, веки припухшие и  глаза  так  косметикой
разрисованы, словно вырезаны из лица.
   Вот и автобус.
   Наташа уткнулась лицом мне в плечо и гладит, гладит мою руку.
   - Зайчик ты мой солнечный, счастье мое, жди моих писем, я  постараюсь
приехать к тебе, у меня отгулов куча. Поправляйся и смотри у  меня...  -
прошептал я ей на ухо.
   Наташа подняла голову и долго на меня смотрела, словно пытаясь запом-
нить. Напоследок сунула в руку конверт.
   - Обещай, что прочтешь только в Москве.
   "Валера, любимый мой, сотворили мы свое счастье, подарила судьба  те-
бя, но ни ноты жалости, ни упрека в нашем расставании.
   Пойми, что я тебе сейчас скажу. Я глубоко верю, что  человека  всегда
ожидает расплата. За что? Я - за свое, ты - за свое. Но я не хочу, чтобы
ты расплачивался еще и за меня. Я искренне убеждена, что жена тебя любит
и ты к ней обязательно вернешься.
   Обо мне не думай, не беспокойся.
   Спасибо тебе за синие солнышки твоих глаз, за нежность твоих рук,  за
ласку твоего голоса.
   Прощай.
   Люблю. Наташа."

С тех пор прошло тридцать лет...
   Тогда я дочитал письмо Наташи и стал смотреть в окно автобуса,  кото-
рый вез меня через весеннюю Россию. Я думал о том, что зря Наташа,  сол-
нечный зайчик, волнуется и так трагически оценивает ситуацию - мой  раз-
вод с Тамарой дело решенное, Наташа тоже фактически свободна, надо будет
только все оформить и встать на учет в районе, сейчас строят быстро, да-
дут нам квартиру и мы будем вместе.
   В Москву автобус прибыл утром первого мая.  Столица  принарядилась  в
красный кумач флагов, разноцветных транспарантов, огромных панно. Звуча-
ла музыка. На улицах транспорта было мало, люди шли свободно,  не  торо-
пясь, добродушно уступая дорогу друг другу - не то, что в будни.
   В подъезде, перед дверью я достал ключи, хотел открыть, потом переду-
мал и позвонил. С Тамарой мы почти не переписывались, я получил  от  нее
пару писем, в одном из которых она сообщила мне, что сделала аборт.
   Тамара открыла дверь и стояла в передней заспанная, нечесаная и пыта-
лась застегнуть халатик на животе, который округло выпирал из-под ночной
сорочки.
   - Что стоишь? Проходи, - сказала она и протянула руку.
   Я растерянно подумал, что она хочет со мной поздороваться, но она по-
ложила мою ладонь на упругий холм живота. Кто-то сильно толкнулся изнут-
ри.
   - Зарядку делает. У нас будет сын, Валерий. Твой сын...
   Вот она расплата, предреченная Натальей. Рухнул небесный свод  и  по-
меркло солнце - так мне казалось в тот момент. Десятки отчаянных  вопро-
сов вспыхивали в потрясенном сознании и ни на один из них не было желан-
ного ответа. Я стоял, окаменевший, в  передней,  смотрел  на  Тамару,  и
спрашивал ее, и отвечал за нее.
   - ...Как же так? Помнишь, как мы договорились перед отъездом, что  ты
сделаешь операцию? Ты же сама тогда говорила, что не хочешь ребенка, тем
более от больного человека, тем более, что зачат он был во время  пьяной
торопливой встречи?
   - Но он уже есть... Что значат слова, если он уже есть? Он есть  и  я
люблю его, как свою руку, как свою частицу... И какой бы он ни был -  он
есть и он твой...
   - Говоришь про любовь... а сама же решила, что у нас все кончено?  Ты
же хотела выйти замуж за Замойского! Я же тебе не пара - ты  забыла  про
это?
   - Замойского я не любила никогда, тебя, дурака, любила, а потом  чуть
не потеряла, а его, который еще не родился, люблю больше всех.  Вот  это
любовь! И тебя я люблю опять, потому что ты - его отец. Разве непонятно,
милый?
   - А как же?.. А как же... Наташа?
   - Не знаю ее и знать не хочу. Я - твоя жена и мать твоего ребенка,  а
она... мало что бывает. Например, Борис, художник, помнишь, я тебе расс-
казывала?
   - А как же я?.. И мое кино...
   - Да кто тебе мешает заниматься своим кино? Ты же знаешь,  сколько  с
маленьким хлопот. Вот и будем мы с сынком ждать, когда папка вернется...
   В душу мою белым холодом вошла безнадежность. Будто лезу  я  в  белую
гору, и хватаю ртом разреженный воздух, и бесконечен подъем, а за спиною
пропасть. Белые горы... белые горы...

Они не знали пути.
   Было противно смотреть даже на зубы - они тоже были  белыми.  Правда,
никто не улыбался с того дня, когда стало нечего есть.
   Зато надо идти.
   Это они твердо знали. Не знали только одного - дороги.
   Кругом были горы. Проклятые горы. Белые горы и горы белого. Казалось,
все из снега, из холода, из недостатка воздуха. Еще  многое,  что  каза-
лось. Большому казалось, что надо идти направо, маленькому, что налево.
   Третий молчал. Ему было все равно. И двое  глядели  волками  друг  на
друга, а третий закрыл глаза.
   - И все-таки нам туда...
   - Нет.
   - Твоя сторона и труднее и выше...
   - Нет.
   - Я знаю, нам - туда.
   - Нет.
   Большой стал надвигаться на Маленького.
   - Нет!.. Нет!.. - Маленький перешел на крик.  Он  вцепился  руками  в
рюкзак и кричал.
   - Тише ты, дура, - прошипел Большой, - лавину разбудишь...
   Ему очень хотелось стукнуть Маленького.
   - Нет, нет... - забормотал Маленький.
   - Нет, - сказал он покорно.
   Идти все равно нужно втроем. В гору.
   ...Умный в гору не пойдет...
   Большой остервенело рубил ступени.
   ...Умный гору обойдет...
   Он не поднимал головы. Знал, что зрелище белой неприступности ему  не
по силам.
   ...Я же не лезу на вершину... С меня достаточно перевала...
   Говорил с горой и рубил лед, и звенел лед, и сверкал лед.
   Лед Горы.
   И Гора сдалась. Большой поднял голову. Оглянулся. Солнце садилось.  И
горы бросали тень на пройденный путь.
   Он был прав.
   Он был прав, этот малыш. Даже в том, что его  сторона  ниже.  Большой
видел, что противоположный склон действительно ниже, что за  ним  должна
быть долина, что...
   Это видел только он.
   Двое еще лезли сюда.
   Двое еще не знали.
   Они не знали.
   Они не будут знать.
   Третьему было безразлично. Он даже  не  сопротивлялся,  когда  увидел
Большого в падении.
   Малыш успел выхватить нож, чтобы обрезать веревку,  но  мощный  рывок
двух тел скинул его в пропасть. Нелепо взмахнув  руками,  малыш  пытался
удержаться и кинул нож в скалу. Не долетев, нож стал падать, перевернул-
ся и, как опущенный меч, сверкающим бликом упал в темноту, в снег, став-
ший землей братской могилы.


Глава сорок первая




                        --===Северный ветер с юга===--




Глава сорок первая

Утренний сон, как белая кружевная занавеска. Ее сдергивает будильник ежедневно
в семь часов. Я открываю глаза и смотрю на солнечное окно, где ветер, как
щенок, мотает пузырь тюля.
   Мне опять снился этот сон. В первый раз я увидел его после  возвраще-
ния из санатория. С тех пор он является мне время от времени, каждый раз
с продолжением и новыми персонажами, кто-то уходит из сна, кто-то прихо-
дит... Сон черно-белый, я даже во сне знаю, что именно  он  мне  снится,
потому что все остальные мои сны цветные, цветовые...
   ...Фотоаппарат с тусклым глазом объектива в окончании положенной  на-
бок ребристой пирамиды черной гармошки прикрыт темной накидкой и покоит-
ся на тяжелой треноге. Я стою рядом с ним,  софиты  дежурного  освещения
высвечивают павильон ателье, расставленные в два ряда венские  стулья  с
гнутыми спинками, большое тусклое зеркало в  тяжелой  раме  на  стене  и
толстые плюшевые портьеры. Когда из раздергивают, то  входящего  как  бы
вталкивает поток пыльного солнечного света.
   На стуле в центре павильона уже сидит тетя Паша  из  женской  палаты,
она мелко, по-старушечью, оправляет платье с кружевами, на голове у  нее
чепец, завязанный под подбородком в бант широкими атласными лентами. Она
манит меня к себе сухим пальчиком и лукаво улыбается фарфоровыми зубами:
   - Валера, сынок, ничего, что я так опоздала? Уж так  торопилась,  так
торопилась, да ноги совсем не идут, будь они неладны. Пока сундук откро-
ешь, пока платья достанешь, пока отгладишь, а кружева и впрямь красивые,
скажи? И на все это время, время, время надо, знаешь  сколько?  То-то  и
оно. А ведь его у меня не так много и  осталось,  времени-то.  С  другой
стороны, ума не приложу на что его тратить. Раньше все на людей тратила,
а сейчас вроде на себя надо, а не хочется, привыкла. И что интересно по-
лучается, что не нужно мне ни денег, ни нарядов, лишь бы  солнышко  уви-
деть утром да день прожить. Спасибо, что не  забыл,  пригласил  старуху.
Ты, сынок, рюмочки обязательно припаси - я флакончик коньяка захватила с
собой, уж как не выпить по случаю встречи? И народу-то  сколько,  гляди,
гляди...
   Шторы распахнулись, солнечный свет очертил темную фигуру входящего  и
пробился узким лучом сквозь дырку в его груди. Степан Груздев. Студент.
   - Валерий, здравствуй! Слушай, я все-таки решил вступить в студенчес-
кое научное общество, о котором ты писал сценарий.
   Может, встречу там свою Машу Пашину, - он широко заулыбался.  -  Машу
Степину. И поставят мне памятник около родного  Бауманского  училища,  я
уже местечко присмотрел.
   Он заметил, что я, не отрываясь, смотрю на его солнечную круглую  ды-
рочку в груди и махнул рукой:
   - А это мне солнце прожгло, на юге загорал. Но ты  не  волнуйся,  это
совсем не больно, ни капельки и даже есть средство, которое здорово  по-
могает.
   Степан книгой, которую держал в руках, прикрыл, погасил солнечный лу-
чик. Я прочитал на обложке: "Сенека".
   За Груздевым стали входить мои сопалатники из диспансера.
   Грузно протопал Сажин, мрачно поздоровался:
   - Стулья у тебя крепкие? Выдержат? А то у меня голова тяжелая, то  ли
от мыслей всяких. то ли с похмелья. Пыльно у тебя тут, порядка мало. Ку-
да садиться? Почему не распорядился? А то все, что хотят, то и творят.
   Гальштейн вошел боком, как бы протиснулся в щелочку между портьрами:
   - Валерий Сергеевич, здравствуйте!  Мне  можно  пройти?  А  куда  мне
сесть? Здесь места пронумерованы? Нет? Значит, я могу сам выбирать?  Как
это правильно, когда сам. А как лучше фотографироваться? Стоя или  сидя?
Ой, я вас прошу, только в профиль не надо, можно только в анфас? А  куда
смотреть? А куда идти? А что делать? А как жить?
   Он пошел в сторону, все время улыбаясь, непрерывно кивая  головой  по
сторонам, продолжая безответно спрашивать...
   Аркадий Комлев крепко пожал мне руку.
   - С Крайнего Севера добирался, вон сколько суток в дороге, все думал,
Валерий, как мне быть, что мне делать со своей женой, ты-то как поступил
со своей?
   - Он думал не как ему быть, а кого ему бить! - вынырнул  из-за  плеча
Аркадия Леха Шатаев.- Здорово, пресса! Дашь  кодеинчику,  а  то  кашлять
начну - все фото испорчу?! Пойти у бабки, что в центре сидит, зубы взять
взаймы?
   - Успокойся, Алеха, кодеин есть, - у Коли Хусаинова поверх больничной
пижамы смотанная бухта веревки через плечо. - Целый мешок. Лопнул, прав-
да. И руки надо разжать, а то свело. Мне теперь  их  часто  сводит,  как
тогда на крыше. Жаль, что разжать могут только пожарные.
   Леха заулыбался беззубым ртом.
   - Не дрейфь, разожмем. У нас один к ящику прмерз и то отодрали.
   Титов, босой, кутаясь в халат, вошел, невысоко поднимая желтые, худые
ступни ног. Одну руку он втянул в рукав - так мальчишки прячут от взрос-
лых папироски. Подошел ко мне, прижал заговорщически палец к губам и по-
казал судорожно сжатое лезвие бритвы. Прошептал, злорадно усмехаясь:
   - Не дамся я ей...
   За ним под неслышную музыку плавно плыла Нина, постреливая по  сторо-
нам диковатыми глазами. Она лукаво улыбнулась мне, взмахнула рукавами и,
кружа вокруг меня, сквозь стиснутые зубы, гортанно проговорила:
   - Ду ю спик инглиш? Я ду, но только об этом никто не должен  знать  в
Грузии.
   За ней под руку с Надей подошел Костя  Веселовский.  Надя  полезла  в
карман, достала рубль, демонстративно отдала его Косте  и  показала  мне
язык.
   - Только мы, страдающие, понимаем друг друга... - она метнула быстрый
взгляд на Константина, - не то, что другие, верно, Костик?
   - Ты жену мою не трожь. Она тоже не виноватая. Тяжело ей без  мужика,
скажешь не так? Ну, ничего, вот я вернусь и покажу ей. Я всем покажу.  И
тебе покажу. Прикрылась бы, бесстыдница!
   Я увидел, что грудь у Нади обнажена, такая круглая и ощутил на  губах
теплоту ее сосков.
   - Нравится? - оскалился мне на ухо Семеныч,  закашлялся,  внимательно
через очки осмотрел всех сидящих на стульях и напавился к тете Паше.
   Екатерина Павловна прошла, немного виновато улыбаясь. Она  гнулась  в
одну сторону, держа обеими руками прижатую к  боку  тяжелую  хрустальную
вазу. В вазу из бока стекала жидкость.
   - Теперь у нас дом - полная чаша, - сказала она. -  А  если  чего  не
хватает, то на участок ездим, я же там здоровье оставила.
   Егор Болотников появился в  драной  рубахе,  с  повязкой  на  глазах,
сквозь которую просвечивали безумные, широко открытые глаза. Шел  вперед
с вытянутыми руками, пока не коснулся ими моего лица, быстро ощупал  его
и стянул повязку с глаз:
   - Здорово, старый...
   Мочка уха у него была черная. Он заглянул мне в глаза, усмехнулся:
   - Картину хочешь? Смотри, а то передумаю. А может сам попробуешь? Де-
ло вроде нехитрое. Просто надо видеть, что рисуешь. И иногда это  прино-
сит прибыль.
   На поясе у него болтался брелок с черепом и костями. Как на фуражке у
эсэсовца, который расстрелял Болотникова. Живописца. Пропал художник.
   - Валерий, - окликнула меня Ирина, Егоркина жена. - Не  обращайте  на
него внимания, он же идол с бородой. В ней у него вся сила, как у Черно-
мора, только потрепать ее надо как следует. Вы  представляете,  Валерий,
нашлась Торба с рукописями Велемира Хлебникова. Какое счастье,  Господи,
какое счастье, не правда ли?..
   Гришка Борзов влетел, как ураган, глаза навыкате, в оскаленных  зубах
зажаты ленточки бескозырки. За ним, прижимая к груди большие, необрезан-
ные листы версток, шла Лика. Она устало со мной поздоровалась:
   - Слушай, Валерий, нельзя ли побыстрей? Ты же знаешь нашего  главного
редактора, он так за графиком следит, а мне еще столько надо  перенести,
в списке любовниц Григория опять авторская правка сверх нормы. Тут  есть
какие-то неточности, неясно, например, почему в списке твоя жена Тамара?
Ты ничего об этом не знаешь?
   - Зачем вы тревожите больного? - рядом со мной  возникла  из  темноты
павильона, как из темноты рентгеновского кабинета, доктор Зацепина.  Она
руками в резиновых по локоть перчатках пыталась заправить под белую  ша-
почку светлые волосы.
   - Как самочувствие, Истомин? Что же вы ко мне сразу не пришли? Я  вам
и место на полке среди книг приготовила и справку написала  бы,  что  вы
здоровы, глядишь и время не надо было бы терять по больницам.
   У дверей раздался грохот.
   Это Гашетников, входя, влетел ногой в ведро. Он закричал на  ходу  на
меня, как начальник в водевиле на подчиненного, брызжа слюной:
   - Безобразие! Я вам здесь что пришел? Кино снимать - это вам не штаны
снимать. Сценарий написал? Нет? Тогда ради чего ты согнал всю  эту  мас-
совку? Учти, Валерий, отчаиваться поздно, поэтому единственный  выход  -
работа. Работа, работа, работа, да, да! Работай - и жизнь  пройдет,  как
секунда. И еще учти - худсовет не завтра, а сегодня. Сейчас!
   Все-таки нос у Алеши Лаврова покороче, чем у Гашетникова.  Он  подка-
тился ко мне колобком, оскалил выдвинутые далеко перед зубы:
   - Валерий, я все уже вычислил. Та теория чувства приходящего и уходя-
щего, то есть дискретного, и теория ожидания любви от новых встреч - эти
теории неверны. Как твоя жена. Сам подумай как это просто. Чем больше  у
тебя женщин, тем меньше у тебя чувства к каждой из них, при это  следует
учитывать, что человеку предопределен его собственный максимум  чувства.
Больше того, чем тебе дано, ты не можешь. Далее элементарно. Из  сказан-
ного следует, что если хочешь, чтобы чувство твое было предельным, то  и
женщина должна быть одна. Жена. Это тебе понятно?
   И, торжествующий, исчез. Вот она, сила теории.
   - Всех посадил? - серыми, немигающими глазами оглядел павильон  Мирон
Заречный. - Правильно. Только так и надо. Пошли со мной, - кивнул он го-
ловой Эдику Сухареву.
   - Ежели чего со светом, ты скажи, - заулыбался Эдик. Мне это раз плю-
нуть. Как номер на  ноге  написать.  Главное,  не  перепутать  тройку  с
восьмеркой.
   Он зашептал мне на ухо:
   - Хошь по секрету? Бутылку-то я тогда так и не нашел.  Так  что  есть
надежда, вернут нас обратно, тогда и отыщем...
   Медленно и плавно двигаясь все вошедшие расселись,  кто  на  стульях,
расставленных полукругом, кто встал за стульями и под нялся на скамейки,
которые были установлены за стульями.
   "Вроде хора или театра", - подумал я.
   Я смотрел на них и они  выполняли  мою  неслышную  команду,  сдвигали
стулья, садились плотнее.
   Я нырнул под темную душную накидку.
   Белый неясный прямоугольник повис перед глазами,  на  мгновение  стал
резким и снова уплыл в туман.
   - Фокус, сапожник! - услышал я голос Лехи Шатаева.
   Прямоугольник стал резким - вся группа стала видна: как при солнечном
свете, даже каждая кружевная дырочка на платье тети Паши, сверкнул хрус-
таль в руках Екатерины Павловны, Егор натянул повязку на глаза.
   Только все вверх ногами.
   И в середине пустое место.
   Мое.
   По кадру, тоже вверх ногами, а получилось,  как  по  потолку,  прошла
бабка с корзинкой из санаторского автобуса. Она на ходу добродушно  при-
читала:
   - Говорила я вам, что в коммунизм вас все равно вгонют? И что  толку,
что вы все вместе? Нет, неумные все-таки люди, неумные. И поэтому вся за
себя. А были бы умнее небось не бонбу придумали бы, а как  голодных  на-
кормить - души-то у всех голодные...
   Она садиться не стала, а ушла куда-то вбок.
   Я вылез из-под накидки. Рядом с треногой фотоаппарата стояла Наташа.
   - Пойдем, - потянул я ее за рукав.
   Треснула материя. как у немой девушки на берегу моря.
   Она покачала головой:
   - Там занято.
   В центре группы, на моем месте сидела Тамара с конвертом  ребенка  на
руках. ей помогала, сюсюкая, Аллочка-выручалочка.
   Я подошел к ним, хотел унести  ребенка.  Тамара  сама  протянула  мне
сверток. Я неумело взял его на руки, прижал к груди.
   Он сильно толкнул меня сквозь одеяло в левый  бок.  Защемило  сердце.
Тамара подвинулась:
   - Зарядку делает. Вот и ладно, будет отец у ребенка.
   Сын дернулся еще раз, скользкий атлас одеяла пополз из рук и  я  сел,
пытаясь удержать сверток на коленях.
   Рядом встали и положили мне руки на плечи, каждая  со  своей  тороны,
Тамара и Аллочка-выручалочка.
   - Вот и хорошо, - сказала Наташа около фотоаппарата. -Прошу  не  дви-
гаться. Снимаю.
   И сняла колпачок с объектива.
   Все застыли.
   Она закрыла объектив колпачком.
   - Все. И не беспокойтесь. За все надо платить и за все уплачено.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.