Родион Белецкий.
Рассказы

После армии
Свободное телевидение (С.Т.В.)
Соня
Роман романа
Молодые люди



   Родион Белецкий.
   После армии

---------------------------------------------------------------
     © Copyright Родион Белецкий
     Email: rodion@ns.cnt.ru
     Date: 08 Aug 2000
     Охраняется законом об Авторском праве РФ
     Постановка пьесы невозможна без письменного согласия автора.
---------------------------------------------------------------


     (Комедия в двух действиях)




     ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:


     ИЛЬЯ

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА - мать Ильи

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ - отец Ильи

     ВОВКА - друг Ильи

     АЛРНА

     АЛЬБИНА

     СВЕТА

     КАПИТАН МИЛИЦИИ




        ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

     КВАРТИРА  CКУЧЕНКОВЫХ.  Все события будут происходить  в трех местах: в
прихожей, на кухне, в комнате Ильи.

     Комната   ИЛЬИ.   ИЛЬЯ   и   ГАЛИНА   ВАСИЛЬЕВНА.   Илья   день   назад
демобилизовался. Он коротко стрижен  и мрачен. ИЛЬЯ сидит на диване,  ГАЛИНА
ВАСИЛЬЕВНА стоит над ним.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Плевать на  нее! И не спорь со мной,  сынок.  Я этих
(ГАЛИНА   ВАСИЛЬЕВНА  выпускает  слово)  прости  Господи,   знаешь,  сколько
насмотрелась у себя  в  отделении! Приходит  такая,  тихая, глазки  потупит,
прямо, ангел божий! Начинаешь ее обследовать, а у нее  целый букет.... Ну ты
понимаешь, сынок, о каком "букете" я говорю.
     ИЛЬЯ: Понимаю, мама, понимаю.
     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:  Спрашиваю ее, связи  были? Она  сперва,  сю-сю-сю,
меньжуется, а потом, были, говорит.
     ИЛЬЯ: Ты меня всем этим хочешь утешить?
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: И  не расстраивайся, сынок, не дождалась, ну и леший
бы с  ней!  Была у тебя  Танька, будет Любка, или Клавка. У моей  подруги...
Надежда, с бельмом такая, помнишь?
     ИЛЬЯ: Нет.
     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:  Так  вот  у  нее  дочка  есть. Золото!  Красавица!
Скромница непорочная.
     ИЛЬЯ: Мама, не надо мне твоих девушек. Я знаю, что это такое.
     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:  Не  хочешь, сынок, как  хочешь.  Ты  теперь у меня
мальчик  взрослый. Должен сам  все  решать.  Тебе  теперь  главное,  в жизни
определиться.  А  то меня уже отец замучил,  что  он собирается делать,  чем
заниматься,  всю ночь спать не давал, спрашивал. У  меня одна знакомая есть.
Прекрасная женщина. У  меня  лечится. Проректором в институте работает. Я  с
ней говорила насчет тебя. Она мне, кровь из носу, обещала тебя без экзаменов
принять. На инженера морозильных установок будешь учиться. Профессия  на всю
жизнь!
     ИЛЬЯ: Я в театральный хочу поступать.
     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА: Опять  он  за свое! Хорошо,  не хочешь учиться, иди
работай.
     ИЛЬЯ: Я хочу учиться. На актера.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Мы же с тобой обо всем уже договорились.
     ИЛЬЯ: Ни о чем мы не договорились.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ну ходил ты в эту театральную школу, ну и что? Ходил
для общего воспитания.  Ты  на своих одноклассников посмотри, кто-нибудь  из
них в артисты пошел?
     ИЛЬЯ: Пошел. Вовка пошел. В ГИТИСе учится.
     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:  Вовка всегда  был дурак-дураком.  Не пришей кобыле
хвост. Таким и остался. А посмотри, остальные? Серьезными делами занимаются.
Деньги зарабатывают.  А  ты  что,  опять собираешься у  матери родной на шее
сидеть?
     ИЛЬЯ: Не собираюсь.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ты же ходил до армии,  на  все эти  туры-перетуры  и
ничего из этого не вышло. И хорошо. Тем более тебе уже поздно поступать.
     ИЛЬЯ:  Ты  во всем  виновата!  Ты  меня  сколько  лет от  армии  бегать
заставляла. Все равно забрали.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА:  Я хотела как лучше. А  теперь, конечно,  легко мать
родную обвинять, которая жизнь за тебя положила!

     На глазах у ГАЛИНЫ ВАСИЛЬЕВНЫ появляются слезы.

     ИЛЬЯ:(раздраженно) Хватит тебе, мам. Знаю я все твои штучки!
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Кого я вырастила-выкормила! Грубияна неблагодарного!
Даже сердце заболело. Вот помру, жалеть будешь, но будет уже поздно!
     ИЛЬЯ:  Ну хорошо, мам,  прости. Прости  меня,  пожалуйста. Ну  что  мне
теперь, на колени встать?
     Но тут ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА резко перестает рыдать.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Вроде, в дверь звонили.
     ИЛЬЯ: Я не слышал.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Неудивительно! Отцу еще рано.
     ИЛЬЯ: Это Вовка. Я с ним по телефону говорил.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА:  Я тебе ничего такого не  внушаю,  но  твой  Вовка -
поганец из поганцев! За два года  ни разу не написал. А прошлым летом, перед
тем, как к  тебе ехать,  зашла к нему, черкни говорю, другу,  а он  говорит,
привет ему передайте. Одно слово, поганец.
     ИЛЬЯ: Может, он чем-то занят был.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Занятой поганец.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА  идет в прихожую и  открывает дверь.  На пороге стоит
ВОВКА - друг ИЛЬИ.

     ВОВКА: Здравствуйте.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Здравствуй, Вовочка!  Здравствуй, милый. А я  только
что у Илюши спрашиваю, что забыли тебя друзья твои верные,  пока ты в  армии
был? Вот, Вова что-то  не заходит. А как  дружили, как  дружили!  С детского
сада еще. Помню, ты Илюшке автомат сломал, а он тебя так и не выдал.
     ВОВКА: Мы и сейчас дружим.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА:  Вижу,  вижу, молодцы!  Ну вы  развлекайтесь  здесь,
мальчики, курите сигареты.... Небось и выпить с собой принес?
     ВОВКА: Нет, честное слово. Здорово!

     ВОВКА бросается к ИЛЬЕ, который тоже вышел из комнаты, и обнимает его.

     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА: А если  и принес,  то  не беда, если по рюмочке, за
встречу. Илюшке после армии расслабиться надо.  А я пойду в магазин. Мне еще
отца кормить надо.

     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА  уходит.  ВОВКА  сразу  направляется  на кухню, ИЛЬЯ
следует за ним.

     ВОВКА: Как дела? Чего кислый такой?
     ИЛЬЯ: А что, веселится мне прикажешь?
     ВОВКА: Да! Да! Ты же из армии пришел! Два года отпахал! Теперь свобода!
Воля! Девки!
     ИЛЬЯ: Неопределенность. Неприкаянность. Отсутствие гражданской одежды и
денег.
     ВОВКА: Ладно  прибеднятся.  Мама тебе все купит.  Ты лучше расскажи как
армейка? Ты портянки носил?
     ИЛЬЯ: Да.
     ВОВКА: А из автомата стрелял?
     ИЛЬЯ: Да.
     ВОВКА: А "деды" у вас были?
     ИЛЬЯ: Да.
     ВОВКА: Спасибо за интересный рассказ.
     ИЛЬЯ: Танька мне вчера сказала, что все эти два года с хоккеистом жила.
     ВОВКА: Вот стерва-то.
     ИЛЬЯ: Ты же все знал.
     ВОВКА: Знал.
     ИЛЬЯ: Чего ж не написал?
     ВОВКА: Огорчать тебя не хотел.
     ИЛЬЯ: Спасибо тебе.
     ВОВКА: Страдаешь. Да хрен с ней, забудь. Знаешь сколько девиц на свете?
Миллионы.  И  все не  против. У  меня в  институте,  знаешь, сколько  бродит
голодных, как волчицы. Хочешь тебе приведу какую-нибудь?
     ИЛЬЯ: Ты не понимаешь.
     ВОВКА: Что?
     ИЛЬЯ: Я жениться хотел. Я любил ее, я ей верил.
     ВОВКА:  Ты  странный  человек, всем  веришь.  Как  ребенок, ей-богу.  А
Танька, с таким же успехом можно было верить телевизору!

     ВОВКА открыл холодильник.

     ВОВКА: Где у тебя селедка.
     ИЛЬЯ: Нету.
     ВОВКА: Странно. Что ж, придется есть колбасу.
     ИЛЬЯ: Вов, я решил все-таки  попытаться  в театральный. Ты  меня можешь
послушать?
     ВОВКА: Могу, конечно. Ты серьезно?
     ИЛЬЯ: А что?
     ВОВКА: Ничего.
     ИЛЬЯ: И что ты этим "ничего" хочешь сказать?
     ВОВКА: Ничего.
     ИЛЬЯ: Ты -то хоть меня не отговаривай! Не хочешь помочь, так и скажи!
     ВОВКА: Почему, я хочу.
     ИЛЬЯ: Тогда, помогай.
     ВОВКА: Прямо сейчас?
     ИЛЬЯ: Да.
     ВОВКА: Хорошо. Что ты собираешься читать?
     ИЛЬЯ: То что до армии читал. Тютчева.
     ВОВКА: А других стихов ты не знаешь, что-нибудь веселенькое?
     ИЛЬЯ: Знаю. Но хочу это. Оно мне близко.
     ВОВКА: Ладно.

     ВОВКА садится на табурет, напротив стоящего ИЛЬИ.

     ВОВКА:  Давай,  читай.  Представь, что  я  приемная  комиссия.  Из  ста
двадцати членов.
     ИЛЬЯ: Так много не бывает.
     ВОВКА: Бывает. Давай.

     ИЛЬЯ  сразу зажимается, становится деревянным, еле выдавливает  из себя
слова.

     ИЛЬЯ: Федор  Иванович Тютчев. Кораблекрушение. "Надежда и  любовь - все
все погибло. А сам я бедный обнаженный труп..."

     Неожиданно  ВОВКА  начинает смеяться. Он  пробует остановиться, но смех
душит его.

     ИЛЬЯ: Что такое?
     ВОВКА: Ничего.

     Еще один приступ смеха, который ВОВКА с трудом подавляет.

     ИЛЬЯ: Если ты пришел издеваться надо мной, тогда уходи.
     ВОВКА: Прости меня. Я не сдержался.
     ИЛЬЯ: Что значит, не сдержался?

     ВОВКА опять хохочет, затем подавляет смех.

     ИЛЬЯ: Я не собирался тебя веселить.
     ВОВКА: Конечно-конечно. Это я виноват.

     ВОВКА прыскает от смеха.

     ИЛЬЯ: Ну все...
     ВОВКА: Прости, извини. Больше не повторится. А проза у тебя какая?
     ИЛЬЯ: Достоевский, "Записки из подполья", отрывок.
     ВОВКА: А что, хорошо. И совсем не мрачно.
     ИЛЬЯ: Читать?
     ВОВКА:   Слушай,  давай  завтра  начнем.  С  утра.   Я  сегодня  что-то
легкомысленно  настроен. Нет, программу я тебе  обязательно  помогу сделать.
Будешь читать как Юрский.
     ИЛЬЯ: Опять издеваешься?
     ВОВКА: А сейчас пойдем  прошвырнемся. К нам в  общагу.  Там  перец один
есть. Каждый день свой день рожденья справляет.
     ИЛЬЯ: Зачем это?
     ВОВКА:  Плохо что ли, каждый день праздник? Пойдем. Там клево. Девки на
столах танцевать будут.
     ИЛЬЯ: Не пойду.
     ВОВКА: Да перестань. Дома что ли будешь сидеть?
     ИЛЬЯ: У меня дела есть.
     ВОВКА: Знаю я все твои дела.
     ИЛЬЯ: Только не надо пошлить.
     ВОВКА:  Уговорил.  А  можно  я  тогда бутылку  коньяку  у  тебя возьму.
Неудобно без подарка идти.
     ИЛЬЯ: Бери.

     ВОВКА берет из холодильника бутылку, а заодно и батон сухой колбасы.

     ВОВКА: Ну, бывай. Я пошел.
     ИЛЬЯ: Пока.

     ВОВКА выходит из квартиры. Илья закрывает за ним дверь и слышит, как он
прыскает  на лестнице. ИЛЬЯ идет  в свою комнату, подходит  к своей кровати,
засовывает руку под подушку  и достает  оттуда  "еженедельник",  садится  на
кровать и раскрывает его.


     ЗАТЕМНЕНИЕ.

     КВАРТИРА СКУЧЕНКОВЫХ

     Раздается дверной звонок.  ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА выходит из кухни, подходит
к входной двери и впускает в квартиру ИЛЬЮ. Целует его.

     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:  Как измоталась,  как  измоталась сегодня за  день.
Прямо как  тряпка. Отожми и брось. До обеда УЗИ. А в обед и крошки в  рот не
положила. Успела только котлет несчастных купить.
     ИЛЬЯ: Мне никто не звонил?
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Не звонила твоя Танька-шманька!
     ИЛЬЯ: При чем здесь она?
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: А что я такого сказала, чтобы сразу мать оскорблять?
     ИЛЬЯ: Все, я молчу.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Куда ходил, сыночек?
     ИЛЬЯ: Во Щепкинское училище про первый тур узнавал.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Сегодня же я отцу скажу про твои щепки. На меня тебе
наплевать, так его послушаешься. У него разговор короткий, ты знаешь.
     ИЛЬЯ: Знаю, знаю. Дай поесть.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Погоди на кухню идти. Ты Веру Исаковну помнишь?
     ИЛЬЯ: Нет.
     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:  Жизнь  нашу  приходила  страховать.  У нее еще  на
макушке лысинка.
     ИЛЬЯ: Не помню.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Так у нас сейчас дочка ее на кухне сидит.
     ИЛЬЯ: Какая дочка?
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Замечательная девушка. Натуральная блондинка.  Очень
много про тебя слышала и хочет с тобой познакомиться. (кричит) Альбиночка.
     ИЛЬЯ: Да ты что?! Какая Альбиночка? Зачем ты ее привела?! Я ухожу!
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: И не думай об этом. Человек ждет. Все. Я в гости. Вы
должны друг другу понравиться!
     ИЛЬЯ: Мама, ты чудовище.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Шампанское в холодильнике.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА закрывает за собой дверь. ИЛЬЯ остается стоять. Затем
поворачивается и  идет на  кухню.  Встает в дверях. За кухонным столом сидит
девушка.

     ИЛЬЯ: Здравствуйте. Меня зовут Илья.
     АЛЬБИНА: Альбина.
     ИЛЬЯ: Очень приятно. Может быть пойдемте посидим в мою комнату.
     АЛЬБИНА: На что вы намекаете?
     ИЛЬЯ: Там удобнее.
     АЛЬБИНА: Не надо.

     ИЛЬЯ  пожимает  плечами, проходит и садится за  стол напротив  девушки.
Молчанье.

     ИЛЬЯ: Какое у вас необычное имя. Альбина. Очень редкое.
     АЛЬБИНА: У меня и отчество редкое.
     ИЛЬЯ: Какое, простите.
     АЛЬБИНА: Эрастовна.
     ИЛЬЯ: Да, действительно.
     АЛЬБИНА: А фамилия обычная - Попова.
     ИЛЬЯ:  А у  меня  в  армии был  сослуживец,  так  у него  фамилия  была
американская  -  Джонсон.  Серьезно.  Я  сперва  не  верил,  так  он  мне  в
доказательство военный билет показал. А там прямо так и написано - Джонсон.
     АЛЬБИНА: А вы почему усы не носите?
     ИЛЬЯ: Не знаю. Но вообще они у меня густые растут. Я пробовал. А еще  у
одного парня из пятой роты фамилия была Четыре.
     АЛЬБИНА: Это же цифра.
     ИЛЬЯ: Правильно, цифра. А у него это была фамилия. Выпить не хотите?
     АЛЬБИНА: Хочу. Только с закуской.

     ИЛЬЯ   встает,   открывает   холодильник  и  достает   оттуда   бутылку
шампанского, бокалы и коробку.

     ИЛЬЯ: Шампанское и конфеты!

     ИЛЬЯ открывает шампанское.

     АЛЬБИНА: Вы специально бутылку на меня направили?
     ИЛЬЯ: Нет. Простите.

     ИЛЬЯ разливает шампанское, открывает конфеты.

     ИЛЬЯ: Давайте перейдем на "ты".
     АЛЬБИНА: Вы переходите, а мне еще рано.
     ИЛЬЯ: Хорошо. Давайте выпьем просто так. За любовь.
     АЛЬБИНА: Что вы имеете в виду?
     ИЛЬЯ: За дружбу.
     АЛЬБИНА: Согласна.

     Чокаются, выпивают, закусывают.

     ИЛЬЯ:  Еще  была  одна история. Стоял один узбек  на посту, а мимо него
проходил генерал. И он этого генерала, представляете, генерала, на  взлетную
полосу положил и заставил его плашмя лежать до прихода разводящего.
     АЛЬБИНА: Мамочки.
     ИЛЬЯ: Представляете. И ничего этому узбеку потом не сделали, потому что
он точно по уставу действовал.
     АЛЬБИНА: Мама.
     ИЛЬЯ: Что с вами?
     АЛЬБИНА: Мне плохо. Мне спиртного совсем нельзя.
     ИЛЬЯ: А зачем же вы пить стали?
     АЛЬБИНА: Потому что вы мне предложили.
     ИЛЬЯ: Я?
     АЛЬБИНА: Боже, какие же все мужчины лживые. Ненавижу вас.
     ИЛЬЯ: За что?
     АЛЬБИНА: Отвратительные,  мерзкие предатели.  Сколько вам  хорошего  не
делай, вы  все  равно гадость в  ответ. Подлые негодяи. Пять лет обещал жену
бросить, а я ждала его, как дура.
     ИЛЬЯ: Кого ждали?
     АЛЬБИНА: Вы его не знаете. Ой, мне совсем плохо. Где у вас?
     ИЛЬЯ: В коридоре.

     АЛЬБИНА быстро снимает сережки.

     АЛЬБИНА: Подержите, а то они всегда падают. Ненавижу вас.

     АЛЬБИНА выбегает из кухни..

     ИЛЬЯ: Дурак я, дурак. Ведь предлагали на сверхсрочную остаться.


     ЗАТЕМНЕНИЕ

     Кухня. ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА и ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ - папа ИЛЬИ.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Я тебе утром дала сто тысяч.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Ну я пообедал.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Двадцать тысяч.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Газету купил.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Тысяча.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Две.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Не нужна тебе такая газета! Пойдем дальше.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Туда-сюда, осталось какая-то мелочь.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Двадцать две тысячи ты истратил. Где остальное?
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Галя, можешь мне не верить, но я их потерял.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Опять?!

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ молчит.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Опять себе журналов с бабами накупил?

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ молчит.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Какой пример ты подаешь своему сыну.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Он уже взрослый. И потом я их прячу.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Плохо прячешь. Он их нашел вчера.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Это те которые в духовке?
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Да.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: А обратно положил?
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА:  Мальчику сейчас трудно. Он узнал,  что  эта девка с
которой он переписывался все два года встречалась с другим.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Это которая, Татьяна?
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Да. Татьяна.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: А что ты кричишь, я все слышу.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА:  Он переживает. Мало кушает и  много курит. Ко всему
этому он решил опять поступать в театральное.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Ну и что?
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ты  думаешь, ну и что,  а я думаю, это для мужика не
профессия, как  проститутка,  ей Богу, рожи корчить. Тем более в наше время.
Если б ты был  артист, я бы за тебя ни за что не пошла. Вру ребенку, вот ужо
папа с тобой  поговорит, а  папе  хоть  бы  хрен  по  деревне. Он негритянок
голозадых в сортире разглядывает. Ты должен поговорить с ним.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Нет, ты уж сама.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ты должен!

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ мотает головой.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ты отец!

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ мотает головой.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Двадцать.

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ опять мотает головой.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Тридцать.
     ЭДУАРД ВАСИЛЬЕВИЧ: Мало. Восемьдесят и пирог в воскресенье.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Пятьдесят и обойдешься без пирога.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Хорошо. Не кипятись только.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА расплачивается с мужем.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Сегодня он на прослушивание ходил и не отобрали его.
Даже,  говорит, стихотворение докончить  не дали. Сидит теперь расстроенный.
Нашел  из-за чего. Иди. Внуши ему, чтобы бросал он это  искусство к чертовой
матери. И про личную  жизнь расспроси, чего у него  там.  А то он со мной со
вчерашнего дня не разговаривает. И  это  за все мои труды. Какую девушку ему
нашла. Клад. Не понравилась ему. Обиделся. Думала хоть мужиком станет за два
года-то, куда  там.  Такой же  тюфяк, прости меня  Господи,  грешную! Давай,
топай.

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ покорно входит из кухни и идет в комнату ИЛЬИ. Стучит
в  дверь.  Нет  ответа.  От  открывает  двери.  Илья   сидит  на  кровати  с
"еженедельником" в руках и пишет.

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Привет, сынок.
     ИЛЬЯ: Привет, пап.

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ проходит и садится на кровать возле ИЛЬИ.

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Что делаешь, сынок?
     ИЛЬЯ: Сижу, пап.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: И я посижу.(смеется один) Что пишешь, стихи?
     ИЛЬЯ: Почти.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Ну и как тебе гражданская жизнь, нравится?
     ИЛЬЯ: Нет.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ:  И  мне не нравится. И знаешь, больше всего я сейчас
жалею, что не стал артистом.
     ИЛЬЯ: Ты о чем?
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Не важно. А как вообще настроение?
     ИЛЬЯ: Нормальное.
     ЭДУАРД  НИКОЛАЕВИЧ: Это видно. Вот  когда меня в  молодости  обманывали
девушки, я никогда  не падал духом. Я  просто шел  Парк  Культуры, садился в
колесо обозрения,  поднимался  наверх  и бросался  сверху  яйцами. Мне очень
помогало. Когда попадал в кого-нибудь. Ты смотри, а то у  нас в холодильнике
два десятка есть.
     ИЛЬЯ: Да все отлично. Я уже не переживаю.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Это видно. Мать сказала, ты в актеры хочешь?
     ИЛЬЯ: И что?
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ:  Я, лично, поддерживаю. Хорошее дело. И  денежное. Я
вон слышал Табаков артист очень богатый. Так что удачи тебе сынок. А на мать
не обижайся. Она тебе добра хочет. Да и мне, к сожалению, тоже.

     ЭДУАРД  НИКОЛАЕВИЧ хлопает сына  по плечу и выходит из комнаты. Заходит
на кухню.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ну что?
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Что-что, я  ему говорю, далось тебе это актерство, а
он уперся и ни в какую. Хочу, говорит, на сцену и на экран.
     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:  Я  ему  устрою  сцену.  А  из-за  девки  этой  все
расстраивается?
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Мне кажется, да.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Когда кажется, крестится надо.

     Эдуард Васильевич крестится.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Нет ума - считай калека.

     ЗАТЕМНЕНИЕ.

     КОМНАТА ИЛЬИ.

     Прошло  несколько дней. ИЛЬЯ  в другой одежде, чем  в  предыдущей сцене
сидит  на  кровати и что-то  пишет в "еженедельник". Распахивается дверь и в
комнату заходит ВОВКА.

     ВОВКА: Здорово. Что пишешь? Дай почитать.
     ИЛЬЯ: Не дам.
     ВОВКА: Не очень-то и хотелось. Я шел к тебе и всю дорогу думал, как это
вы в  армии вставали по команде. Ведь если ты спишь на  нижней полке и  тебе
нужно  резко  вскочить, ты  обязательно  должен будешь  удариться об верхнюю
полку. Ты вот, к примеру, на какой спал?
     ИЛЬЯ: На нижней.
     ВОВКА: И как у тебя с головой?
     ИЛЬЯ: Тебе весело?
     ВОВКА: Очень. А тебе?
     ИЛЬЯ:  Еще как!  В ГИТИСе  я  тоже пролетел. Час  назад. А  ведь ты  же
сказал, что обо всем договорился.
     ВОВКА: Договорился, чтобы на тебя обратили внимание.
     ИЛЬЯ:  Почти всю  десятку  на второй тур пропустили. Мне  же,  спасибо,
говорят, простите, приходите на следующий год. А мне в следующем году уже на
пенсию пора будет.
     ВОВКА: Ты послушай...
     ИЛЬЯ: Только не  сегодня.  Не обижайся, Вов,  но  сейчас я хочу  побыть
один.
     ВОВКА: А ты что хотел,  чтобы  с  твоей  программой  тебе сразу  диплом
дали?!
     ИЛЬЯ: Ты со мной эту программу сам репетировал.
     ВОВКА: Это  потому что ты уперся, как баран! Ты только вдумайся. что ты
читаешь. "Надежда и любовь  - все, все погибло, а сам я бледный,  обнаженный
труп...". Ну какой же ты, к черту, труп?
     ИЛЬЯ: У меня мироощущение такое.
     ВОВКА: Что ты труп?
     ИЛЬЯ: Да.
     ВОВКА: А я чувствую, чем-то здесь пахнет.
     ИЛЬЯ: Это пошлая шутка.
     ВОВКА: Согласен. А про надежду и любовь? Почему это у тебя все погибло?
Посмотри на себя:  здоровая пачка, в дверь не  влезает, руки ноги  на месте,
армейку отпахал,  на улице весна, еды дома -  полный  холодильник. Чего тебе
еще не хватает?
     ИЛЬЯ: Может быть мне чуть-чуть не хватает твоего уважения.
     ВОВКА: Ладно, проехали. А то опять на три месяца обидишься.
     ИЛЬЯ: На два с половиной.
     ВОВКА: Ну ничего, два с половиной я выдержу. Сейчас...

     ВОВКА выходит из комнаты и  сейчас же возвращается с  большим зеркалом,
которое он снял в прихожей.

     ВОВКА: Вот. Посмотри на себя.
     ИЛЬЯ: И что?
     ВОВКА: Ничего не замечаешь?
     ИЛЬЯ: Нет.
     ВОВКА:  Ты же  СМЕШНОЙ!! Ты что,  сам не видишь?! Тебе и  читать  нужно
что-нибудь  комическое. Зощенко,  может  быть.  А ты  ходишь  и  всех  своим
Достоевским пытаешь.
     ИЛЬЯ: А ты мне их всех смешить прикажешь?
     ВОВКА: Да. А зачем ты тогда в актеры идешь?
     ИЛЬЯ:(очень серьезно) Чтобы что-то сказать миру!
     ВОВКА: Нет,  я лучше  и  правда пойду. Через  два  с  половиной  месяца
созвонимся.

     ВОВКА хочет уйти, но в это время в комнату заходит АЛРНА.

     АЛРНА:(Вовке)  Сколько тебя  можно  ждать?! Я  уже от  скуки  со  всеми
бабками у подъезда переругалась. (Илье) Привет.
     ИЛЬЯ: Привет.

     "Еженедельник" выпадает из рук ИЛЬИ. Он во все глаза смотрит на АЛРНУ.

     АЛРНА:(Илье) У вас книжка упала.
     ВОВКА:(Алене) Зачем ты сюда пришла? Я бы сейчас спустился.
     АЛРНА: Ничего страшного, правда?

     ИЛЬЯ, не в силах ответить, только кивает головой.

     ВОВКА: Илья, это Алена. Алена, это Илья.
     АЛРНА:  Я там  познакомилась с вашей  мамой. Она  у вас  замечательная.
Такая добрая и за вас переживает. Мне кажется, ее легко обидеть.
     ИЛЬЯ: А это точно была моя мама?
     ВОВКА:(Алене) Дорогая, подожди меня внизу, я сейчас.
     АЛРНА: Пять минут и я ухожу. (Илье) До свидания.
     ИЛЬЯ:(заворожено) Ага.

     АЛРНА выходит.

     ВОВКА: Я  вообще пришел попросить тебя сделать мне  одну услугу. Но  не
просто так. За это я дам тебе один очень важный совет.
     ИЛЬЯ: Денег нет.
     ВОВКА:  О  чем  ты?!  Денег - море. Скажи, у тебя родители  на выходные
уезжают?
     ИЛЬЯ: А что?
     ВОВКА: Можно я с одной девицей здесь того-с?
     ИЛЬЯ: С этой?
     ВОВКА: Какая разница.
     ИЛЬЯ: У меня не притон.
     ВОВКА: Я знаю. Можно?
     ИЛЬЯ: Только не на родительской кровати.
     ВОВКА: Лады. Целую в лобик.

     ВОВКА хочет уйти.

     ИЛЬЯ: Подожди, а совет?
     ВОВКА: Пардон. Я заметил, ты, как из  армии вернулся, стал вместо слова
"табуретка", говорить "тубаретка", а  это грамматически неверно. И потом это
всех шокирует. И меня тоже. Подумай об этом.

     ВОВКА выходит.

     ИЛЬЯ: Тубаретка?!

     ИЛЬЯ   подходит   к  зеркалу,   которое   ВОВКА  принес  из   прихожей,
останавливается  напротив него и  улыбается. Правда, вместо улыбки,  у  него
получается какой-то оскал. Так, оскалившись,  он стоит перед зеркалом. Двери
комнаты тихо открываются и в комнату проскальзывает  СВЕТА, девушка одетая в
платье кричащих цветов. Илья отворачивается от зеркала и замечает СВЕТУ.

     ИЛЬЯ: Вы кто?
     СВЕТА: Я - Света.
     ИЛЬЯ: Вы к матери пришли?
     СВЕТА: Нет,  к вам.  Галина Васильевна  сказала, что  вы хотите со мной
познакомиться.

     ИЛЬЯ выбегает в прихожую.

     ИЛЬЯ:(кричит)  Мама,  ну  сколько можно?!  Устроила  здесь,  блин,  дом
свиданий! Мама!
     СВЕТА: Она ушла. А что вы хотели?

     ИЛЬЯ возвращается в комнату.

     ИЛЬЯ:  Дело в  следующем, моя мама насильно знакомит меня с  девушками,
потому что я, наверное, кажусь ей одиноким.
     СВЕТА: Выглядите вы одиноким.
     ИЛЬЯ:(почти про себя) Хорошо, что не смешным. А теперь я прошу, уйдите,
пожалуйста.
     СВЕТА: Вы меня выгоняете?
     ИЛЬЯ: Угадали с первой попытки.
     СВЕТА: Я уйду, но сперва ответьте, что вам снится по ночам?
     ИЛЬЯ: Ничего.
     СВЕТА: Одинокий ребенок стоящий на перекрестке, угадала?
     ИЛЬЯ: Нет.
     СВЕТА: Свеча на ветру?
     ИЛЬЯ: Нет. Уйдите, я вас умоляю.
     СВЕТА: Газовый платок, который, кружа, падает в бездну...
     ИЛЬЯ: Вы человеческий язык понимаете?
     СВЕТА: И тогда вам кажется, что мир - это жадная пасть, поглощающая все
живое.

     ИЛЬЯ решительно берет СВЕТУ за руку и тащит ее к выходу.

     СВЕТА: Все мы расстраиваемся. Вы из-за одиночества, я из-за красоты.
     ИЛЬЯ: Какой еще красоты?
     СВЕТА:  Своей. Нелегко быть такой привлекательной. Этот образ  холодной
красавицы, он надоедает.
     ИЛЬЯ: Я вам сочувствую.

     ИЛЬЯ распахивает входную дверь.

     СВЕТА: Знаете, почему  вы меня выгоняете? Потому что я вам понравилась,
но вы не хотите признаться себе в этом.
     ИЛЬЯ: До свидания.

     ИЛЬЯ пытается закрыть дверь.

     СВЕТА: Вы уже готовы подчиниться мне. Поцелуйте меня!
     ИЛЬЯ: Уберите, пожалуйста, ногу.
     СВЕТА: Разве вы не чувствуете искру пробежавшую между нами.
     ИЛЬЯ: Никакой искры не было. Уберите ногу, я вам сейчас ее прищемлю.
     СВЕТА: Вы уже любите. Не обманывайте себя.
     ИЛЬЯ: Поздно. Я уже обманул.

     ИЛЬЯ  захлопывает  дверь.  Только он на  шаг  отходит  от  нее, как она
распахивается снова.

     СВЕТА:(с порога) Нет, это не дом свиданий. Это дом разбитых сердец.

     ИЛЬЯ  бросается к  двери,  захлопывает  ее снова  и  поворачивает,  для
верности, несколько раз ключ.

     ЗАТЕМНЕНИЕ

     В темноте слышатся глухие равномерные удары. Включается свет.

     КУХНЯ.  ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА стоит за столом и железным молотком  отбивает
мясо. На кухню заходит ИЛЬЯ и останавливается у матери за спиной.

     ИЛЬЯ: Мама, что ты делаешь?

     Мама молча и размеренно бьет молотком.

     ИЛЬЯ: Мама, я тебя спрашиваю, что ты делаешь?!
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Отбивные.
     ИЛЬЯ: Мама, запомни раз и навсегда, никогда больше не  пытайся устроить
мою личную жизнь! Ты запомнила?
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Что?
     ИЛЬЯ: Я уже большой, мама, прошу тебя это понять.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Что понять? Шумно здесь.
     ИЛЬЯ:  А  если ты  не  хочешь  этого  сделать,  нам с  тобой  не  о чем
разговаривать!
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Что сказал? Не слышу.
     ИЛЬЯ: Все, мама. Чтобы я тебе еще сказал хоть слово!

     ИЛЬЯ  резко оборачивается и уходит в  прихожую.  Там  он снимает трубку
телефона и набирает номер .

     ИЛЬЯ:(в трубку) Алло, это училище? Здравствуйте. Вы не скажете, когда у
вас прослушивание? (после паузы) Платное? И сколько стоит? Спасибо.

     Илья   кладет   трубку.   Стоит   в  нерешительности,   затем  медленно
возвращается на кухню. Останавливается  за спиной у матери. Та уже перестала
стучать.

     ИЛЬЯ: Мам.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА молчит.

     ИЛЬЯ: Мама.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Да.
     ИЛЬЯ: Ты меня прости. Я погорячился.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ничего. Я привыкла. Тебе денежки нужны?
     ИЛЬЯ: Сорок тысяч всего.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: На сигареточки?
     ИЛЬЯ: В студии МХАТа прослушивание платное сделали.
     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА: Сынок,  когда я приехала в  Москву учится. Мне было
восемнадцать лет. Я  была невинная девушка. Папу твоего я тогда  не знала. Я
жила на одну стипендию и на варенье, которое высылала твоя бабушка. И тогда,
по глупости своей, я увлеклась одним актером. Он пел мне песни под гитару, а
я  была дурой и слушала его. А кончилось все это  тем, сынок, что этот клоун
ограбил  меня, стащил у меня все, деньги, варенье, мое осеннее пальто и даже
учебник по  анатомии человека. Илюшенька, я не хочу, чтобы ты стал таким же.
И поэтому я с легким сердцем дам тебе денег на  пьянку-гулянку, но только не
на актерство.
     ИЛЬЯ: Хорошо. Дай мне сорок тысяч на пьянку-гулянку.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Нет, сынок.
     ИЛЬЯ: Почему?
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА:  Ты  их  все  равно  потратишь  на  актерство. И  не
сердись, Илюшенька, не злая у тебя мать, а добрая. Сейчас увидишь.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА выходит из кухни и сейчас же на кухню забегает ЭДУАРД
НИКОЛАЕВИЧ. Он подбегает к ИЛЬЕ и сует ему в руку деньги.

     ЭДУАРД  НИКОЛАЕВИЧ: Я  в уборной сидел. Все слышал. Вот,  дерзай, здесь
пятьдесят.  А  тому актеру,  кстати,  я потом рыло начистил. Мать об этом на
знает. И ты ей не говори.

     Отец  выбегает из кухни. Возвращается ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА у нее в  руках
коробку с прозрачным верхом.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Вот, сыночка, это тоже тебе.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА отдает ИЛЬЕ коробку.

     ИЛЬЯ:  Мам, ты  могла  вовремя  сообразить  и  не дарить  мне  подтяжки
защитного цвета.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Я могу поменять. Там другие были, со звездочками.
     ИЛЬЯ: Не надо. Со звездочками еще хуже.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА:  Я хотела подарить  тебе  их на день рожденья.  Нет,
ничего не говори. На день  рожденья я подарю тебе  кое- что получше. Ты отца
не видел?
     ИЛЬЯ: Нет.
     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА: Наверное,  к соседу пошел.  За  краской. Все  двери
хочет в  квартире  покрасить. Вот,  Илюша, с кого пример надо брать. Золотой
человек!

     ЗАТЕМНЕНИЕ

     Открывается входная дверь. В квартиру ИЛЬИ заходят АЛРНА и ВОВКА.

     ВОВКА: В этом доме все сумасшедшие.
     АЛРНА: А ты уверен, что здесь никого нет.
     ВОВКА: За кого ты меня  принимаешь? Все чисто. Я же твой  герой.  Я все
устроил. Романтическое свидание. Только  я и ты. У меня  даже есть кассета с
песней соловья.
     АЛРНА: Мог бы, кстати, подарить мне цветы.
     ВОВКА: Цветы - это пошло. Тем более, когда до стипендии две недели. Нам
туда.

     ВОВКА и АЛРНА заходят в комнату ИЛЬИ.

     ВОВКА:  Вот  здесь,  в  этом  скромном  жилище, в  этой обители грез  и
бесплодных хотений мы в первый раз познаем друг друга.
     АЛРНА: Мы с тобой друг друга давно уже познали.
     ВОВКА: Ну зачем  разрушать атмосферу, которую я с таким трудом создаю?!
Если ты, дорогая, хочешь цинизма, надо было так прямо и сказать.
     АЛРНА: Знаешь, дорогой, уж лучше цинизм.
     ВОВКА: Нет проблем.  (другим тоном, грубо)  Ну-ка,  живо раздевайся и в
койку!
     АЛРНА: И это по-твоему цинизм. Какой же ты все-таки мальчик.
     ВОВКА: Я - тигр! Я - дикий зверь!

     ВОВКА бросается на АЛРНУ, но  в  этот момент раздается дверной  звонок.
ВОВКА и АЛРНА тут же садятся на кровати.

     АЛРНА: Кто это?
     ВОВКА: Дача сгорела и его родители домой приехали.
     АЛРНА: Типун тебе на язык. Может, квартирой ошиблись?
     ВОВКА: Мать это его. Узнаю ее железную руку  на звонке. Теперь точно на
порог не  пустит. Жаль. Здесь так  клево кормили. Приготовься,  сейчас будет
скандал.

     ВОВКА  выходит  из  комнаты в прихожую  и  открывает  входную дверь. На
пороге стоит ИЛЬЯ.

     ВОВКА: Ты чего пугаешь? Мы же договорились, до девяти.

     ИЛЬЯ, не отвечая, заходит в квартиру.

     ВОВКА: Что с тобой?

     ИЛЬЯ молчит.

     ВОВКА: Кто-то умер?

     ИЛЬЯ молчит.

     ВОВКА: Ну что ты молчишь, как могила предков?
     ИЛЬЯ:(неожиданно кричит) Ура! Целую в лобик!

     ИЛЬЯ действительно  целует ВОВКУ в лобик и начинает невысоко, но быстро
прыгать на месте.

     ВОВКА: У тебя в армии контузий не было?
     ИЛЬЯ:(продолжая прыгать) Нет.
     ВОВКА: Может были, а ты не помнишь?
     ИЛЬЯ: Меня в студии МХАТа сразу на  третий тур отправили. Преподаватель
у них там есть такой Борисов, знаешь?
     ВОВКА: Станиславского знаю. Борисова нет.
     ИЛЬЯ: Ни разу  меня не остановил. Все что я  читал выслушал.  Потом нас
всех из аудитории выгнали. Стоим, ждем. Выходит парень со списком и начинает
читать: Иванов, Петров, Сидоров... Короче  восемь  фамилий прочитал,  а моей
нет. Ну  я  разворачиваюсь и к  выходу. Вдруг  слышу  за спиной. Эти  восемь
человек  могут  быть  свободны. А Скученков  и  Догма, это еще один  парень,
допускаются  сразу на третий тур.  (кричит) Ура! Потом  ко  мне этот Борисов
подошел  и,  как  ты,  сказал, что мне  нужно  репертуар  повеселее. И  даже
посоветовал Зощенко "Аристократку" подготовить.  А вообще,  говорит, считай,
что ты у меня уже на  курсе.  У  меня Зощенко сборник есть.  Давай побыстрее
сделаем его.
     ВОВКА: Прямо сейчас?
     ИЛЬЯ: Да.
     ВОВКА: Я не могу.
     ИЛЬЯ: Почему?
     ВОВКА: Дело в том, что  у меня сейчас свидание и в твоей  комнате  меня
ждет девушка.
     ИЛЬЯ: Я забыл, мы же договорились.
     ВОВКА:  Вот  именно, после твоего звонка я вряд ли смогу произвести  на
нее впечатление.
     ИЛЬЯ: Все, я ухожу.
     ВОВКА: Очень хорошо.
     ИЛЬЯ: Подожди, это та, которая с тобой заходила?
     ВОВКА: Какая разница?

     ВОВКА пытается выпихнуть ИЛЬЮ в дверь.

     ИЛЬЯ: Которая заходила?
     ВОВКА: Давай, проваливай.
     ИЛЬЯ: Это она. Ее Алена зовут?
     ВОВКА: Джейн Эйр. Все, гуляй.
     ИЛЬЯ: Я скоро вернусь.
     ВОВКА: Только попробуй.

     На этих словах ВОВКА выталкивает ИЛЬЮ за дверь.

     ВОВКА заходит в комнату. Алена стоит посередине комнаты.

     АЛРНА: Кто там?
     ВОВКА Илья приперся. На третий тур его допустили. Радости полные штаны.
     АЛРНА: Он что, тоже артистом хочет стать?
     ВОВКА: Смоктуновским, не меньше.
     АЛРНА: Как это глупо.
     ВОВКА: Ты же сама актриса.
     АЛРНА: Хоть сейчас не напоминай.
     ВОВКА: Тогда на чем мы остановились?
     АЛРНА: На том, что ты тигр.
     ВОВКА: Разве не похож?
     АЛРНА: Бриться надо, тигр, когда на свидание идешь.
     ВОВКА: С бородой я гораздо интереснее.

     ВОВКА  обнимает  АЛРНУ   и  пробует  повалить  ее  на   кровать.  АЛРНА
отстраняется.

     АЛРНА: Подожди, я свое белье постелю.

     АЛРНА подходит к  кровати, снимает покрывало, берет подушку и  начинает
снимать  с  нее  наволочку.  Тут  ВОВКА  замечает,  лежавший  под  подушкой,
"еженедельник".

     ВОВКА: Ого! Записки молодого Вертера.

     ВОВКА берет "еженедельник" садится в кресло и принимается перелистывать
страницы, одновременно он расстегивает рубашку, читая, снимает штаны.

     ВОВКА: Так и есть. Дневник. Итак... (читает) "Первый день дома. Прямо с
вокзала позвонил Тане. Купил розы, пять штук и поехал к ней. У подъезда меня
остановил  какой-то  парень.  Оказалось, она  жила  с  ним  все  это  время.
Поговорили. Он  хоккеист. Вратарь в дубле  "Торпедо". Розы я выбросил. Потом
пожалел, надо было матери отдать."
     АЛРНА: Перестань, как не стыдно читать чужой дневник?!
     ВОВКА:  О чем ты говоришь?! Это  мой лучший друг! А у друзей  не  может
быть  секретов. А  потом, вдруг  там про  меня что-нибудь  написано. Мне  же
интересно!
     АЛРНА: Какой же ты все-таки наглец.
     ВОВКА:  Я не наглец,  я циник, а  это  разные вещи.  Так,  что  дальше?
Следующий день. (читает) "Настроение паршивое."(комментирует) Конечно, какое
еще может быть настроение. (читает) Такая тяжесть на душе, что с трудом ношу
ее.  Не замечаю никого вокруг." (комментирует) Это точно. (читает) Впрочем и
люди вокруг тоже не  замечают  никого  и ничего, кроме  своих  дел, каких-то
идиотских дней рождений и выпивки."(комментирует) Вот чумарик, это же  он на
меня намекает! Я его, можно сказать, постоянно  возвращаю к жизни, а он меня
в своих дневниках еще и обкакивает. Не знал я, что он такой двуличный!
     АЛРНА:  Человека девушка  бросила. От  расстройства, можно  еще  не  то
сказать, а он,  тем  более, ничего и не сказал, а  написал  в  своем  личном
дневнике, который ты без спросу читаешь.
     ВОВКА:  Какое расстройство?! Ты его  не знаешь!  Сказать, как  мы его в
школе звали? Черный вестник!  Он  всегда  самые плохие новости приносил. Про
контрольную. или  кого выгонять  собираются. И самое удивительное, он это не
специально делал. К нему неприятности сами липнут. Сколько я  его  знаю, его
постоянно бросают девушки. Он, например,  еще ни одной не бросил, а  они его
постоянно! Да и в мелочах  тоже.  Сменную  обувь, помню, у него каждый  день
крали. Всем  классом  в  больницу  ходили  на  практику,  он  один  желтухой
заразился.  Удивляюсь, как на  него  в  армии самолет  не упал. С ним  такое
возможно. Другой бы руки на  себя давно наложил, а он ничего, живет.  Больше
тебе скажу,  для  него неприятности - это нормально. Если бы он  не страдал,
ему было бы скучно жить. Потом все вокруг тебя жалеют, поди плохо?
     АЛРНА: Я думаю, плохо.
     ВОВКА:  Видишь, и ты  уже поддаешься. А ему только этого и надо. (опять
заглядывает в "еженедельник", читает) "Воскресенье  - все плохо, понедельник
- плохо,  Вторник  - отвратительно.  Среда - читал Андреева "Рассказ о  семи
повешенных". (комментирует)  Наверное, для  того,  чтобы развлечься. (читает
дальше)  "Четверг  -  встретил ее!!"  (комментирует)  Кого  это,  интересно?
(читает) "Я жил как в тумане, никого не видя вокруг, от  постоянной душевной
боли, но вдруг появилась  она! И все осветилось светом!" (АЛРНЕ) Разве можно
так сказать, "осветилось светом"?
     АЛРНА: Можно.
     ВОВКА:(читает)  Мне  было  достаточно  только  взглянуть  на  нее  и  я
излечился от  всех  душевных ран.  С  первого  взгляда я распознал  ранимую,
близкую мне душу. Как ни коротка была наша встреча, я понял, что ждал ее всю
свою жизнь."  (комментирует) Кто ж такая,  вот  бы  посмотреть. Хотя, думаю,
ничего особенного. Его всегда на страшненьких  тянет. (читает)  "Если бы она
была моей женой, я был бы самым счастливым человеком на свете. Алена, Алена,
Алена - бесконечно повторяю я теперь..." Алена! Это же он в тебя влюбился! А
ведь я ему тысячу раз говорил, не влюбляйся в моих баб, а он опять! И что ты
об этом думаешь?
     АЛРНА: Ничего.
     ВОВКА: Что ты этим "ничего" хочешь сказать?
     АЛРНА: Не кипятись, мальчик.
     ВОВКА: Я тебе не мальчик, я самец!

     Внезапно раздается дверной звонок.

     ВОВКА: Вернулся, пылкий влюбленный. Ничего, сейчас потолкуем.
     АЛРНА: Успокойся.
     ВОВКА: Да не буду я с ним драться, он в стройбате служил.

     ВОВКА в одних  трусах решительно возвращается в прихожую  и распахивает
дверь.

     ВОВКА: Слушай, у тебя вообще совесть есть, а?!

     Только теперь  ВОВКА замечает, что на пороге, вместо ИЛЬИ, стоит ГАЛИНА
ВАСИЛЬЕВНА  и ЭДУАД НИКОЛАЕВИЧ. Они с удивлением смотрят на  ВОВУ стоящего в
одних трусах.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Здравствуй, Вова.
     ВОВКА: Галина Васильевна, это я не вам.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Может, ты нас пустишь?
     ВОВКА: Конечно.

     Родители ИЛЬИ заходят в квартиру.

     ВОВКА: У вас что,  дача сгорела? (спохватывается) Ой,  простите.  А  мы
спортом занимаемся. Я здесь от пола отжимался, а Илья вокруг дома бегает.

     В квартиру заходит ИЛЬЯ.

     ВОВКА: А вот и он. Тридцать кругов, как с куста?
     ИЛЬЯ: Что?
     ВОВКА: Нет. Пресс качать не буду, и не заставляй. Пока.

     ВОВКА в трусах выбегает из квартиры.

     ИЛЬЯ: А вы почему вернулись?.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА:  Отец всю  ночь  с ушами  мучался.  Я  тоже  глаз не
сомкнула. Ничего не помогает. Сейчас его к Раисе поведу.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Не надо к Раисе. Я чувствую, боль стихает.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ты что,  хочешь слух потерять? А это  очень  быстро.
Как  медик  практикующий  тебе говорю.  Нагноения,  воспаления,  короче,  не
разувайся...

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА с сумками в руках уходит на кухню.

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ:(тихо) Сорвалось. Я почему  на  даче-то  не  остался.
Стихи я начал сочинять. Поэму серьезную.
     ИЛЬЯ: Правда что ли?
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Ты еще многого про меня не знаешь. Мы мало общаемся.
Послушай,  начало  такое: "Зигзаг  трубы тянулся по  дому  старой  кладки  и
гражданин нагнулся помочь упавшей бабке..."
     ИЛЬЯ: Нормально.
     ЭДУАРД  НИКОЛАЕВИЧ: На даче сочинять не могу, на улице не могу, в метро
тоже не могу. Могу только  в нашей уборной.  Там  рифма  сразу идет. А вот в
ванной  рядом такого  нет. Я специально больным  притворился, а  видишь, как
получилось.

     В прихожую быстро заходит ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА.

     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:(ИЛЬЕ)  Мы пошли.  Делай  что хочешь, только  книжек
лучше не  читай,  прости,  сыночек,  но  тебя,  по-моему,  от  них  немножко
замыкает.
     ИЛЬЯ: Мама, пока.

     Родители ИЛЬИ выходят.  ИЛЬЯ идет  в  свою  комнату. Останавливается  в
центре  ее. Оглядывается.  В  комнате  никого нет.  К ИЛЬЕ  сзади  незаметно
подходит АЛРНА и трогает его за плечо. ИЛЬЯ дергается, от неожиданности.

     ИЛЬЯ: Ой, я думал, вы ушли.
     АЛРНА: А где Вова?
     ИЛЬЯ: Убежал.
     АЛРНА: Бросил меня, значит, здесь.
     ИЛЬЯ: Не знаю.
     АЛРНА: Привет.
     ИЛЬЯ: Привет.
     АЛРНА: Ты ведь недавно из армии пришел?
     ИЛЬЯ: Демобилизовался.
     АЛРНА: Ну и как там?
     ИЛЬЯ: По разному. Курить там начал.
     АЛРНА: Что, совсем трудно было?
     ИЛЬЯ: Да нет, просто начал и все. А ты чем занимаешься?
     АЛРНА: Фигней. В театре играю.
     ИЛЬЯ: Не любишь театр?
     АЛРНА: Не люблю.
     ИЛЬЯ: А что ты любишь?
     АЛРНА: Цирк  люблю. Смотреть, в смысле. Только я там  не  была с самого
детства.

     ИЛЬЯ замечает  лежащий на  кресле открытый "еженедельник",  берет  его,
закрывает, подходит к кровати и прячет дневник под подушку.

     АЛРНА: Прости.
     ИЛЬЯ: Вы его читали?
     АЛРНА: Да.
     ИЛЬЯ: Смеялись?
     АЛРНА: Быть таким пессимистом, по-моему, это вредно для здоровья.
     ИЛЬЯ: Я нормально себя чувствую. А вот ты - нет.
     АЛРНА: А ты откуда знаешь, как я себя чувствую?
     ИЛЬЯ: У тебя на лбу написано.
     АЛРНА: И что же там написано?
     ИЛЬЯ:(очень серьезно) Что ты способна  на  настоящую любовь, на высокие
чувства, что ты другая, а хочешь всех  обмануть и  строишь  из себя какую-то
дуру.
     АЛРНА:  Да что ты знаешь  обо мне? Ты,  хороший мальчик.  Сам  врешь на
каждом шагу. Даже в дневнике. "Я люблю тебя, Алена!" Вранье!
     ИЛЬЯ: Я люблю тебя. Это правда.
     АЛРНА: Душу он распознал ранимую. Так я тебе и поверила. Что ж ты такой
проницательный не распознал, что тебя два года твоя кошелка обманывала?
     ИЛЬЯ: Я догадывался, с самого начала. Просто не хотел ее говорить.  Она
мне письма в армию писала. Я бы без них совсем загнулся.
     АЛРНА: Вранье! Догадывался он. Все вранье!
     ИЛЬЯ: Ты запуталась.
     АЛРНА: Иди ты знаешь куда...

     Раздается  дверной  звонок.  ИЛЬЯ  идет  открывать.  В  квартиру  сразу
забегает  продрогший ВОВКА  в  одних  трусах.  Он тут  же бежит  в  комнату,
поскорей надеть рубашку и штаны. Ругается на ходу.

     ВОВКА: Сколько раз тебе говорил, не влюбляйся в моих баб!
     АЛРНА: Я не твоя.
     ВОВКА:  Всегда  так  было, в школе, еще помню,  начну  какую-нибудь  за
косички дергать и он тут как тут, тоже норовит дернуть. А после школы, когда
я в тренершу по боксу влюбился...
     АЛРНА: По боксу?
     ВОВКА:  Представь  себе, красивая и сильная была. Так  вот, он вслед за
мной, в секцию записался. Сам на  спарринг с ней напросился.  Правда, больше
раунда не выдержал.
     АЛРНА: А ты сколько выдержал?
     ВОВКА: Да я вообще после первого  ее  удара умер. Но не  об этом  речь.
(ИЛЬЕ) Я тебе сколько раз говорил, не влюбляйся в моих баб, а ты опять.
     ИЛЬЯ: Вов, честное слово, это выше моих сил.
     ВОВКА: Я, я в нее первый влюбился.
     АЛРНА: Это что-то новенькое.
     ВОВКА: Да. И очень сильно.
     АЛРНА: Только никогда мне этого не говорил.
     ВОВКА: Настоящая любовь нуждается не в словах.
     АЛРНА: А в делах, ты хочешь сказать.
     ВОВКА: Вот именно!
     АЛРНА: Может быть ты тоже хочешь меня в жены взять?
     ВОВКА: Это как дело пойдет.
     АЛРНА:  Вы,  ребята,  мне надоели.  Если  вы оба  меня  любите неземной
любовью, вам придется за меня побороться.
     ВОВКА: Драться я с ним не стану.
     АЛРНА: Я буду принадлежать тому, кто сможет меня рассмешить.
     ВОВКА: Ты серьезно?
     АЛРНА: Абсолютно.
     ВОВКА: Подожди, когда мы сюда пришли, ты мне уже принадлежала.
     АЛРНА: А девушки знаешь какие изменчивые.
     ВОВКА: То девушки.
     АЛРНА: Хам.
     ВОВКА: И как это все будет происходить?
     АЛРНА:  Вы по  очереди  что-нибудь покажете или  расскажете, и  тот кто
заставит меня засмеяться, тот и выиграл.
     ВОВКА: А щекотать тебя можно?
     АЛРНА: Нет. Щекотка не считается.
     ВОВКА: Да тебе пальчик покажи, и ты сразу расколешься.
     АЛРНА: Покажи.

     ВОВКА с готовностью показывает АЛРНЕ свой палец, но та серьезно смотрит
на него.

     ВОВКА: Ты что, специально готовилась?
     АЛРНА: Не важно.
     ВОВКА: Хорошо. Чур я первый.
     АЛРНА: Ты уже показал, теперь пусть он.
     ВОВКА: Это не считается.
     АЛРНА: Считается.
     ВОВКА: Не считается. Я  тебе  покажу пьяного  слоника. Ни один человек,
видевший пьяного слоника,  не  мог удержаться от  смеха. Сейчас, только воды
наберу.

     ВОВКА выбегает из комнаты.

     АЛРНА:( ИЛЬЕ тихо) Расскажи любой дурацкий анекдот, и я засмеюсь.

     ВОВКА  забегает  в  комнату  с  полным ртом  воды. Он  останавливается,
выпучивает глаза, оттопыривает  руками уши и, переступая на месте с ноги  на
ногу,  со  странным   звуком,   выпускает   тоненькую   струйку   воды.  Это
действительно смешно, но АЛРНА наблюдает за его действиями с каменным лицом.
Наконец вода у ВОВКИ заканчивается.

     ВОВКА: Не смешно?!
     АЛРНА: Нет.
     ВОВКА: Не может быть! Ты специально себя сдерживала!
     АЛРНА:  Ничего  подобного.  Твои  кривляния меня давно уже не  веселят.
(ИЛЬЕ) Теперь твоя очередь.
     ВОВКА: Он тебе сейчас покажет умирающего лебедя.
     АЛРНА:(ИЛЬЕ) Я жду.

     Пауза. ИЛЬЯ молчит.

     ВОВКА: Все. Его время вышло. Теперь моя попытка.
     АЛРНА:(ВОВКЕ) Перестань.
     ИЛЬЯ: Я анекдот расскажу.
     ВОВКА: Да он анекдотов-то не знает.
     ИЛЬЯ:  Знаю. Вот этот. Собрались  как-то  Петька  и Василий Иванович  и
решили... решили... Нет. Это нечестно. Я в этом не участвую.
     ВОВКА: Отлично! Значит, я выиграл.
     АЛРНА: Какой же ты все-таки честный и принципиальный. Наверное дал себе
слово никого просто так не смешить.
     ИЛЬЯ: Ни в этом дело...
     АЛРНА: А не  просто  так? А  с  выгодой? С  призом?  Посмотри на  меня.
Нравится? Вижу, нравится.  Но  ты все равно  не станешь, потому что ты очень
чистенький. Делайте  что хотите, только меня не  задевайте. Не  лезьте в мой
драгоценный  внутренний мир. Ну и сиди в  своем  дебильном внутреннем мире и
кури бамбук!

     АЛРНА поворачивается и выходит из комнаты. Слышится, как за ней хлопает
входная дверь.

     ВОВКА: А про бамбук это было мощно! Ладно, созвонимся.

     ВОВКА, вслед за АЛРНОЙ, выбегает из комнаты. ИЛЬЯ остается один.


     ЗАТЕМНЕНИЕ

     Открывается  входная дверь. В квартиру  медленно заходит  ИЛЬЯ.  На нем
костюм.  Воротник белой рубашки  расстегнут. Войдя в  квартиру,  ИЛЬЯ  ногой
толкает дверь  и  она захлопывается.  Сейчас  же из кухни появляется  ГАЛИНА
ВАСИЛЬЕВНА. Она в нарядном платье, вытирает руки  об кухонный фартук. ГАЛИНА
ВАСИЛЬЕВНА обнимает ИЛЬЮ, тот пытается высвободиться.

     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:  Сыночка,  поздравляю  тебя,  милый  ,  желаю  тебе
счастья, здоровья, работу денежную и жену верную.
     ИЛЬЯ: Ты меня уже поздравляла сегодня утром.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Много не мало. Лишь бы ты был у меня счастлив.
     ИЛЬЯ: Лишь бы я был у тебя за пазухой.
     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:  Когда ты,  Илюша, ругаешься на мать, которая  тебя
родила, она не  обижается.  Она мудрая  и понимает,  у  ее  ребенка какие-то
неприятности.
     ИЛЬЯ: Я во МХАТе с третьего тура слетел. Это  конец. Это была последняя
надежда. Больше у меня шансов нет.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ну и отлично. Теперь нормальным делом займешься.
     ИЛЬЯ: Каким делом, мама?
     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:  На  всю жизнь.  Я тебе,  для консультации, привела
специалиста. Отличный профессионал. В твоей комнате сидит.
     ИЛЬЯ: Я же просил тебя никого сюда больше не водить! Ты меня извини, но
я этого профессионала сейчас спущу с лестницы.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Сыночка, не делай этого!

     Но ИЛЬЯ уже быстро идет в свою комнату. Решимость расправиться с гостем
у ИЛЬИ сразу пропадает, когда он видит сидящего в кресле КАПИТАНА МИЛИЦИИ.

     ИЛЬЯ:(от неожиданности) Здрасте.
     КАПИТАН: Здравствуйте,  здравствуйте,  молодой человек. Меня зовут Петр
Алексеевич.
     ИЛЬЯ: Меня зовут Илья.
     КАПИТАН: Очень приятно. Дайте пожму вашу руку.

     ИЛЬЯ с опаской протягивает КАПИТАНУ руку. Тот энергично трясет ее.

     КАПИТАН: Матушка ваша сказала мне, что  у вас  сегодня день рожденья. Я
вас искренне поздравляю.
     ИЛЬЯ: Спасибо.
     КАПИТАН:  Жаль,  что  не  узнал об этом раньше.  Но  ничего, пока сидел
здесь, придумал вам подарок. Я вам его позже подарю.
     ИЛЬЯ: Какой подарок?
     КАПИТАН: Пулю.
     ИЛЬЯ: Нет. Лучше не надо.
     КАПИТАН:  Почему?  Оригинальный  брелок.  Я  его  у  одного  уголовника
отобрал. Колечка, а на цепочке к  нему пуля от АКМа до блеска отшлифованная.
Очень красиво.
     ИЛЬЯ: Все равно не надо.
     КАПИТАН:  Ну,  как хотите. Матушка ваша  просила, чтобы я  рассказал  о
своей работе, что я  с  удовольствием  и сделаю.  Работа у  нас  трудная, но
благородная. Опасная, но интересная.
     ИЛЬЯ: Я  все понимаю,  но  я  уже  выбрал для себя  определенное  дело,
которое...  (сбивается,  вспомнив,  что  недавно лишился последней  надежды)
...которое меня уже доконало.
     КАПИТАН:  Что касается  льгот,  у  нас все  в порядке: год  за полтора,
бесплатный  проезд и  ранняя пенсия. Есть возможность получить муниципальную
квартиру и  жить отдельно от родителей, которые,  конечно, нас  любят,  но с
ними очень сложно найти общий язык, не так ли?
     ИЛЬЯ: Большое спасибо за предложение. Я подумаю.
     КАПИТАН: Возможность  параллельного  обучения. Высшая  школа  миллиции,
затем  академия управления. Через  три  года ты  капитан, к тридцати пяти  -
полковник, к пятидесяти - генерал.
     ИЛЬЯ: Это заманчиво, я подумаю.
     КАПИТАН: Генерал.
     ИЛЬЯ: Я понял.
     КАПИТАН: Ты не понял главного.

     КАПИТАН  расстегивает  кобуру  у себя  на  боку  и  вытаскивает  оттуда
пистолет.

     КАПИТАН:(интимно) Общался в армии с такой штукой.
     ИЛЬЯ: Нет. Я там только с автоматом общался.
     КАПИТАН: Возьми в руку, не бойся.
     ИЛЬЯ: Я не боюсь.

     ИЛЬЯ берет у КАПИТАНА пистолет.

     КАПИТАН:  Макарова.  Девять   миллиметров.  Мощная  машина.  Американцы
завидуют.  В  огне не  горит  и в  воде  не  тонет.  Бронежилет пробивает  с
полпинка. Стреляешь человеку в ногу, он теряет сознание от боли.

     КАПИТАН останавливает ИЛЬЮ, который хочет вернуть ему пистолет.

     КАПИТАН: Подожди. Ты его подержи в руке, нагрей, почувствуй. Соскучился
по оружию?
     ИЛЬЯ: Не очень.
     КАПИТАН: Не обманывай. Соскучился. Хочешь такой?
     ИЛЬЯ: Нет.
     КАПИТАН: Хочешь. А теперь направь его на меня. Направь. Не бойся.

     КАПИТАН берет руку ИЛЬИ и направляет пистолет себе в грудь.

     КАПИТАН: А теперь нажми на курок.

     ИЛЬЯ отбрасывает от себя пистолет, как змею.

     ИЛЬЯ: Да вы с ума сошли!
     КАПИТАН: Спокойно. Он разряжен.

     КАПИТАН поднимает пистолет и убирает его в кабуру.

     КАПИТАН: Ну так как насчет работы у нас?
     ИЛЬЯ: Нет, спасибо.
     КАПИТАН:  Хозяин  -  барин.  Если  передумаешь.  69  отделение.  Спроси
капитана Любимцева.
     ИЛЬЯ: Убивцева?
     КАПИТАН:  А  у тебя богатое воображение. Это,  кстати,  очень ценится в
сыскной работе. До встречи.

     Выходя из комнаты, КАПИТАН сталкивается с ВОВКОЙ.

     ВОВКА: Здравия желаю.
     КАПИТАН: Вольно.

     Посмеиваясь, КАПИТАН выходит из комнаты.

     ВОВКА: Кто это?
     ИЛЬЯ: Балерина. Не видишь что ли?
     ВОВКА: Подарка  у меня  нет,  потому  что я бедный студент, но, тем  не
менее, я тебя искренне поздравляю.
     ИЛЬЯ: Спасибо.

     Друзья обнимаются.

     ВОВКА: Когда за стол сядем?
     ИЛЬЯ: Скоро.
     ВОВКА: Что у тебя во МХАТе?

     ИЛЬЯ молчит.

     ВОВКА: Понятно.  Ты пролетел. Слушай, ты не расстраивайся особенно. Все
еще можно поправить. На следующий год попробуй. И потом, если у тебя к этому
есть... как  его...  призвание, можно  и без образования играть. А что  твой
Борисов? Мы же с тобой Зощенко подготовили, ему что, не понравилось?
     ИЛЬЯ:  Не читал я  Зощенко. Меня когда  вызвали, я почувствовал, что не
могу себя сломать, и старое прочитал.
     ВОВКА: Про труп?

     ИЛЬЯ кивает головой.

     ИЛЬЯ: А  потом ко  мне  Борисов  подошел  и сказал,  что  вся  приемная
комиссия против меня была и он уже ничего не смог сделать.
     ВОВКА: Ну ты и болван! Ты просто идиот!

     ИЛЬЯ кивает головой.

     ВОВКА: Дурак ты! Баран! Ну и  оставайся в заднице, если  сам так  этого
хочешь! А я еще  на тебя свое драгоценное время тратил! Чтобы я еще хоть раз
тебе помог! Чтобы я еще твое нытье выслушивал!
     ИЛЬЯ: У меня характер такой.
     ВОВКА: Вот пойди и  удавись со своим  уродским  характером.  А  у  меня
сегодня хорошее настроение. Не хочу, чтобы ты мне его испортил.

     ВОВКА, хлопнув дверью, выходит из комнаты.

     ИЛЬЯ: Вов!

     ИЛЬЯ спешит за другом, но тот уже вышел из квартиры. ИЛЬЯ стоит секунду
перед входной дверью, затем поворачивается и идет на кухню.

     КУХНЯ

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ сидит на табуретке. ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА что-то хлопочет
за столом. Напряженная тишина. Заходит ИЛЬЯ.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: А Илюша. Это ты. А наш папа, между прочим...
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Давай не сегодня, Галя.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Наш папа, между прочим, нас с тобой бросить хочет.
     ИЛЬЯ: Почему, пап?
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Илья, ты должен понять. Я встретил свою мечту.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Торговку колготками.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Твоя мама очень интересная женщина,  но та  девушка,
она совершенна.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Только шепелявит и ножку приволакивает.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Я ждал этой встречи всю свою жизнь.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Сидя у меня на шее.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Я понимаю, это ужасно, но ничего не могу поделать.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Приспичило ему, старому пеньку, прости Господи.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Насчет денег, то есть материальная помощь, то я буду
отдавать и навещать вас часто-часто.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Не нужно нам этого счастья, обойдемся.
     ИЛЬЯ: Пап, ты правда уходишь?
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Такова взрослая жизнь.

     ИЛЬЯ, ни слова не говоря, берет табуретку и выходит из кухни.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Видишь, чего ты добился. Испортил мальчику праздник.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Я не хотел сегодня ему говорить. Это ты виновата.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Что?!

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА хватает молоток для отбивания мяса  и замахивается на
ЭДУАРДА  НИКОЛАЕВИЧА.  Тот  сгибается пополам и  закрывает голову руками. Но
удара не случается. ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА замирает с поднятым молотком,  а затем
опускает руку. Молоток падает на пол.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Да, ты прав, Эдик, я плохая жена. Мерзкая.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Нет, Галя, это не так.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Дурная, глупая!
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Галя, это неправда.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА:  Ору  все время, Боже мой,  скандалю. Жизни тебе  не
даю.  Беги от меня,  Эдик. Знаю, она  лучше. Дай Бог, с ней у  тебя  счастье
будет.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Галя,  Галечка, ну не наговаривай ты на себя,  ты же
замечательная, ты лучше всех!
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Прости меня, Эдик, за все и бросай  меня!  Плохая  я
жена и мать плохая. Пойду к Илюше, в ноги ему упаду, может он  меня простит.
Чует мое сердечко, найдет  он  тоже  скоро  кого-нибудь  себе и  останусь  я
одна-одинешенька.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Галечка, я ведь еще ничего  не решил. Я  может еще и
не ухожу никуда, Галя!

     Но ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА уже направляется к комнате ИЛЬИ.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Илюшенька, сыночек, прости меня глупую...

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА заходит в  комнату и  видит стоящий прямо под люстрой
табурет. На  табурете стоит  ИЛЬЯ, голову он  просунул в петлю от  подтяжек,
которые привязаны к люстре.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА:(сразу  перестав голосить)  Сынок,  ты  что, лампочку
вкручиваешь?
     ИЛЬЯ: Нет, мама, удавиться хочу.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Илюша!
     ИЛЬЯ: Не подходи, а то я прыгну.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Господи, Боже мой! (диким голосом) Отец! Отец!

     В комнату вбегает ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Сволочь старая, посмотри, до чего ты ребенка довел!
     ИЛЬЯ: Папа, ты не в чем не виноват.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Я ж ему сама эти подтяжки купила.
     ИЛЬЯ:  И  ты, мама,  ни в чем не виновата.  Это мое  личное дело. Лучше
выйдите, а то мне придется у вас на глазах...
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Илья, эта девушка - это просто увлечение. Мне стыдно
и я никуда не ухожу, ты слышишь?
     ИЛЬЯ: Мне все равно, выйдите, я вас прошу.
     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:(ОТЦУ)  Выйди,  слышишь  чего  тебе  сказали! (ИЛЬЕ)
Сынок,  если ты  не из-за  него расстраиваешься,  тогда, может  быть,  из-за
института театрального, что не поступил?

     ИЛЬЯ молчит. ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА говорит и одновременно медленно крадется
к табуретке.

     ГАЛИНА  ВАСИЛЬЕВНА:  Так  это дело  поправимое.  У  меня  одна  женщина
лечится, так  она  жена ректора  кинематографического института. Я ей скажу,
она тебя мигом устроит. Слезай, Илюша, слезай, пожалуйста.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА уже  подобралась  к сыну,  но  ИЛЬЯ резко качается на
табуретке и мать пятится назад.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Не надо, сына.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ:  Я  эту  табуретку знаю.  У  нее  ножка сломана.  На
изоленте держится.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Сына, не делай этого. Мы же помрем от горя. Ты у нас
только одно сокровище и  есть. А  какой же ты был маленький, когда  родился,
крохотный,  слабенький, недоношенный, ушки  лопоухие.  Я тебе  их  пластырем
приклеивала,  чтоб  нормально  росли.  Как  же  я  тогда  была рада,  что ты
появился, как рада.
     ИЛЬЯ:(резко) Выйдите, последний раз прошу!
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Царица Небесная!

     Внезапно слышится  дверной звонок.  Отец  и  Мать не реагируют на него.
Звонок повторяется. Никто не двигается с места. Еще один звонок.

     ИЛЬЯ: Вы не слышите, что ли? Идите, откройте.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА:(ОТЦУ) Иди открой.

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ кивает и бежит открывать. На пороге стоит ВОВКА.

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Вова, там с Илюшей беда!
     ВОВКА: Ну это для него нормально.
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: Такая беда даже для него ненормально.

     ВОВА быстро идет в комнату,  ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ следует  за  ним. ГАЛИНА
ВАСИЛЬЕВНА замечает ВОВУ.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Вовочка, он  повеситься хочет. Я зашла, а он  уже  с
петлей на шее. Ты его образумь,  Вовочка, а то  он меня не слушает. Господи,
горе-то какое!
     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ: У  табуретки этой одна ножка сломана. В любой момент
может развалиться табуретка-то.
     ИЛЬЯ:(кричит  по  слогам)  Ту-ба-рет-ка!   Ту-ба-рет-ка!  Почему  меня,
интересно, никто не поправляет?!
     ВОВКА: Илья, тебя  беспокоит  твой лучший друг Владимир. Я тут  недавно
погорячился, ты уж меня извини. Не знал, что ты поймешь все так буквально.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА:(ВОВКЕ) Это значит ты во всем виноват.
     ВОВКА: Ни в чем я не виноват. Просто вспылил, хлопнул дверью, но тут же
одумался и вернулся попросить прощения.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ну так проси.
     ВОВКА: Так я прошу. Он же не слезает. (ИЛЬЕ) Извини меня, пожалуйста, я
был не прав.

     ИЛЬЯ на табурете не реагирует.

     ВОВКА: Нет, здесь другая причина.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Какая?!
     ВОВКА: Есть одна барышня.

     ИЛЬЯ, со скрипом, сильно покачнулся на табурете.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Ой, упадет.
     ВОВКА:  Не упадет. Вы ее знаете. Алена. Со мной однажды сюда приходила.
Хорошая девушка, очень хорошая, правда, ветреная.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Вова, короче!
     ВОВКА: Ну что,  влюбился он в нее. Она ему  дала  шанс, а он  этот шанс
прошляпил. Потом,  насколько  я  знаю, звонил ей, а она  его  игнорировала в
довольно грубых выражениях.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Давай позвоним ей, Вовочка.
     ВОВКА: Можно.
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Эдик.
     ИЛЬЯ: Не надо.

     ЭДУАРД  НИКОЛАЕВИЧ  возвращается  с телефоном,  отдает его  ВОВКЕ.  Тот
снимает трубку.

     ВОВКА: Черт, номер забыл!
     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Вспоминай, Вовочка, вспоминай.
     ВОВКА: Ага!

     ВОВКА набирает номер.

     ВОВКА:(в трубку) Алло? Алена. Привет, это отверженный. Да, Вова. Ты что
делаешь? Человек из-за  тебя  в  петлю за.лез.  Илья. Натурально.  Обмотался
подтяжками  и вешаться хочет.  Говорит, не любишь  ты его, трубку все  время
бросаешь. Да. На тебя вся надежда, и поласковее будь с ним.

     ЭДУАРД НИКОЛАЕВИЧ моментально ставит стул рядом с табуретом, на котором
стоит ИЛЬЯ. ВОВКА с телефоном в руке забирается на этот  стул и  приставляет
трубку к уху ИЛЬИ. Тот вертит головой.

     ИЛЬЯ: Не хочу.
     ВОВКА: Это невежливо. Дама ждет.
     ИЛЬЯ:(в  трубку)  Алло.  Да я.  (слушает)  Правда? (слушает)  Серьезно?
(слушает) А мне  плевать! (долго слушает) Не верю тебе. (слушает, неожиданно
расплывается в улыбке) Когда? (слушает) Где? (слушает)Приду.
     ВОВКА: Любовь сильнее смерти.
     ИЛЬЯ:(в трубку) ...А гвоздики любишь? (слушает) Ладно. Пока.

     ИЛЬЯ кладет трубку. ВОВКА с телефоном сходит со стула.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Илюшенька, слезай, пожалуйста.
     ИЛЬЯ: Хорошо, мама.

     ИЛЬЯ берется руками за петлю на горле и нечаянно качает табурет.  Ножка
у  табурета  подламывается  и он падает.  ИЛЬЯ повисает  на долю  секунды на
подтяжках, а затем, вместе с люстрой падает на пол.

     ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА: Илюша!!!

     Все, что-то крича, бросаются к ИЛЬЕ.

     ЗАТЕМНЕНИЕ.





        ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ.

     КВАРТИРА подруги АЛРНЫ. Входная дверь  в центре.  Прихожая отсутствует.
Большая комната, дверь во вторую комнату. Звонок  в дверь. АЛРНА выходит  из
соседней комнаты и подходит к входной двери.

     АЛРНА: Кто там?
     ГОЛОС: Свои.
     АЛРНА: Минуточку.

     АЛРНА снимает висящую на вешалке разделочную доску с ручкой и выключает
свет. В темноте слышится звук  отпираемого замка, слышится,  как открывается
дверь и сразу после этого слышится несколько сильных ударов.

     АЛРНА:(в темноте) Прощает, прощает, она тебе все прощает!

     В темноте слышится звук падающего тела. АЛРНА включает свет и понимает,
что жестоко ошиблась, на  полу без движения лежит ИЛЬЯ. Возле него  валяется
букет цветов.

     АЛРНА: Надо было  понять, что он сюда  припрется. Господи,  не дай Бог,
убила, посадят же.

     ИЛЬЯ  открывает глаза,  приподнимает голову, трогает рукой лоб, а затем
нюхает руку.

     ИЛЬЯ: Почему рыбой пахнет?
     АЛРНА: Селедку я на ней разделывала. Тебе Вовка адрес дал?
     ИЛЬЯ: Ага.
     АЛРНА: Поганец. Ты прости, я тебя за мужа своей подруги приняла. Голоса
у вас похожи.
     ИЛЬЯ: Я простужен. А что он?
     АЛРНА: Здоров, как  бык.  Они с  Верочкой  полгода как  развелись, а он
приходит сюда права качать. Верочка его боится, а я нет.
     ИЛЬЯ: А ты сама не замужем?
     АЛРНА: Ты уже спрашивал.
     ИЛЬЯ: Ты в тот раз ушла от ответа.
     АЛРНА: Я когда в Москву приехала, через все прошла и через это тоже. Но
теперь, спасибо, мне достаточно.
     ИЛЬЯ:(поднимаясь) Я тебя у Гоголя ждал. А ты где была?
     АЛРНА: У Пушкина.
     ИЛЬЯ: Но мы договаривались у Гоголя.
     АЛРНА: Шучу. Я сидела дома.
     ИЛЬЯ: Почему?
     АЛРНА: Там возле памятника были молоденькие девушки?
     ИЛЬЯ: Были.
     АЛРНА:   Прекрасно.   Вот  тебе  твои  цветы.  Беги  туда,   подари  их
какой-нибудь  девушке,  а  потом  иди  с  ней  вместе  в  кино,  в  цирк,  в
дельфинарий, в общем, куда-нибудь подальше.
     ИЛЬЯ: Что с тобой?
     АЛРНА: Мне просто надоело притворятся. Я и так каждый день делаю это за
деньги в родном театре. Короче, ты больше вешаться не собираешься?
     ИЛЬЯ: Нет, вроде...
     АЛРНА: Тогда, до свидания.

     ИЛЬЯ не двигается с места, никак не может сообразить, что происходит.

     АЛРНА: Что стоишь? Любовь закончилась. Иди домой.
     ИЛЬЯ: Нет. У нас с тобой все еще только начинается.
     АЛРНА: Дорогой  мой студентик, у тебя  был стресс или, не знаю, как это
там называется, понятия не имею,  что у тебя там произошло, наверное  пришел
из армии, навалились неприятности. Я тебе помогла выкарабкаться. Встречалась
с тобой несколько раз.
     ИЛЬЯ: Всего два раза.
     АЛРНА: Приходила к тебе. Оставалась ночевать. Тебе было хорошо?
     ИЛЬЯ: Очень хорошо.
     АЛРНА: Видишь, значит я свой женский долг выполнила. А теперь иди домой
и начинай новую жизнь.

     АЛРНА подходит к двери другой комнаты и стучит в нее.

     АЛРНА: Верочка, это был не он.
     ИЛЬЯ: Она что, все время там сидела?
     АЛРНА:  Боится она  его,  запирается  и  может  целый  день  просидеть.
(стучит) Верочка, отбой. Ну вот, теперь только к вечеру выйдет.
     ИЛЬЯ: Ты говорила, что меня любишь.
     АЛРНА: Все женщины вруньи. Второй раз, между прочим, накалываешься.
     ИЛЬЯ: У тебя есть другой?
     АЛРНА: У меня в жизни есть много проблем. С твоими проблемами, их будет
слишком много.
     ИЛЬЯ:  Хочешь,  я  тебе  анекдот  расскажу?  Любой. Про ежика например.
Приходит злой ежик в аптеку и говорит, дайте мне пожалуйста девяносто....
     АЛРНА: Не надо.
     ИЛЬЯ: Почему?
     АЛРНА: Это старый анекдот.
     ИЛЬЯ: Пойми, я теперь стал веселый!
     АЛРНА: И счастливый.
     ИЛЬЯ: Почти.
     АЛРНА: В институт тебя мама устроила.
     ИЛЬЯ: Она  только договорилась, чтоб  меня  прослушали. А  читал я сам.
Зощенко. Всем понравилось. Знаешь, как все смеялись. И меня взяли.
     АЛРНА: То есть, теперь проблем у тебя нет?
     ИЛЬЯ: Нет.
     АЛРНА: Жаль. Ты мне нравился со своими проблемами.
     ИЛЬЯ: Да ты сама не  знаешь, чего хочешь. Грустным я тебе  не нравлюсь,
веселым тоже.
     АЛРНА: Правильно. Ты мне не нравишься. Я тебя не люблю.
     ИЛЬЯ:(после паузы обречено)  И  что  должно  произойти,  чтобы ты  меня
полюбила?!
     АЛРНА: Что должно произойти? Чудо.

     АЛРНА идет к  входной двери  и открывает  ее.  ИЛЬЯ  траурной  походкой
выходит из квартиры.

     АЛРНА:(когда Илья проходит мимо нее) Чудо.

     ИЛЬЯ выходит из квартиры, АЛРНА закрывает за ним дверь.

     ЗАТЕМНЕНИЕ.

     На авансцену,  изображающую  улицу  выходит  ВОВКА  и ИЛЬЯ. Слышен звук
проезжающих машин. Оба друга жуют какие-то масленые пирожки.

     ВОВКА: Ты что, смеешься  надо мной? Скажи спасибо, что  я тебе ее адрес
дал. И все. Больше я тебе не помощник. Ты же  у меня  ее отбил. Я  обижен. А
если  у вас  какой-то разлад,  я вообще  должен радоваться.  А я  и радуюсь.
(поет) Сердце красавицы, склонно к измене...
     ИЛЬЯ: Ты должен мне помочь.
     ВОВКА: Ни за что! (пауза) И для чего, интересно, я тебе нужен?
     ИЛЬЯ: Мы вместе пойдем к ней...
     ВОВКА:(поперхнувшись)  Нет, ты смеешься,  честное слово! Я  не  могу ее
видеть. На меня сразу нахлынут воспоминания. Мне даже подумать о ней больно,
потому что воспоминания моментально нахлынут. Ну вот, уже нахлынули.

     ВОВКА закрывает глаза.

     ВОВКА: Золотая осень, синее небо, мы  с ней,  смеясь, бежим по осеннему
лесу,  шуршим  листьями  и ловим ладонями последние лучи заходящего  солнца.
Ветер несет легкие, почти невидимые клочки  паутины и  обдувает наши молодые
красивые лица. Внезапно мы оба падаем в опавшую листву и...
     ИЛЬЯ:(перебивает Вовку) Мне  больше не к кому обратиться. Ты мой лучший
друг... с театральным образованием.
     ВОВКА: При чем здесь образование?
     ИЛЬЯ: Это очень  важно  для того,  что я собираюсь сделать. Ты поможешь
мне?
     ВОВКА: Нет. Я подлый и злопамятный.
     ИЛЬЯ: Ты добрый и чуткий. Поможешь?

     Пауза

     ВОВКА: А ты подаришь мне свою джинсовую куртку? Черную?
     ИЛЬЯ: Да я как из армии пришел не могу найти ее.
     ВОВКА: Зато я нашел. Она в шкафу у тебя в комнате висит.
     ИЛЬЯ: Бери.
     ВОВКА: И правильно, ради  любви, я бы тоже ничего жалеть не стал! Кроме
конечно своих желтых американских ботинок, ну ты их видел.
     ИЛЬЯ: Видел.

     ЗАТЕМНЕНИЕ.

     Высвечивается квартира АЛРНЫ. Раздается звонок в дверь. АЛРНА  подходит
к двери и снимает с вешалки разделочную доску.

     АЛРНА: Кто там?
     ГОЛОС ЗА ДВЕРЬЮ: Свои.

     АЛРНА  выключает свет.  Слышится  звук отпираемой  двери  и  удар. Свет
включается.  Перед  АЛРНОЙ, как ни в чем  не  бывало, стоит ИЛЬЯ на голове у
него строительная каска, он улыбается.

     ИЛЬЯ: Привет.
     АЛРНА: Давно не виделись. Что надо?
     ИЛЬЯ: Надо, чтобы ты улыбнулась.
     АЛРНА: До свиданья. Со всеми проблемами к своей маме.
     ИЛЬЯ: Ученые  доказали, что люди, которые часто улыбаются, живут до ста
лет, а на людей
     которые все время злятся, ученым даже времени тратить не захотелось.
     АЛРНА: Уходи, я сказала.
     ИЛЬЯ: Послушай меня, пожалуйста.
     АЛРНА: Зачем ты опять сюда пришел?
     ИЛЬЯ: Я пришел сделать чудо.
     АЛРНА: Чудо, говоришь?
     ИЛЬЯ: Вот именно.
     АЛРНА: Ты сколько выпил?
     ИЛЬЯ: Ни капли.
     АЛРНА: Уходи отсюда.
     ИЛЬЯ: Нет.
     АЛРНА: Я сейчас соседа позову. У него ружье есть.
     ИЛЬЯ:  Алена, потерпи,  пожалуйста,  я  хочу  тебе  кое-что показать  и
пробуду здесь совсем недолго. Тебе нужно будет просто смотреть. Если тебе не
понравится, ты сразу можешь нас выгнать.
     АЛРНА: Кого это "нас"?
     ИЛЬЯ: Прости, я не сказал, со мной Вова.

     ИЛЬЯ  подходит к  входной двери и  распахивает  ее. В  квартиру заходит
ВОВКА. На  нем фрак, цилиндр поверх парика, белая сорочка, а  в руках хлыст.
Держится он очень солидно.

     ВОВКА: Всем добрый вечер.
     АЛРНА: Это и есть "чудо"?
     ИЛЬЯ: Нет, это Вова, но он поможет мне сделать для тебя чудо.
     ВОВКА: В ущерб себе. Зачем ты сердце доброе такое?
     АЛРНА: Чего это он вырядился?
     ИЛЬЯ: Так нужно. Это костюм.

     ВОВКА,  в  подтверждение, с  достоинством,  кивает. ИЛЬЯ берет  стул  и
ставит его на авансцене сбоку.

     ИЛЬЯ: Тебе нужно сесть сюда.
     АЛРНА: Подожди.

     АЛРНА подходит к двери, ведущей во вторую комнату, и стучит в нее.

     АЛРНА: Верочка, отбой. Это ко мне знакомые пришли. Можно мы посидим?

     АЛРНА прислушивается к ответу. За дверью слышится какое-то шуршанье.

     АЛРНА: Хорошо, мы недолго.
     ВОВКА: Слушай, я ее так ни разу и не видел. Она какая из себя?
     АЛРНА: Маленькая, черненькая.
     ВОВКА: Миниатюрная, пугливая брюнетка, это мой идеал.
     АЛРНА: Не  смей к ней приставать, я не хочу,  чтобы  меня еще и из этой
квартиры выгнали.
     ВОВКА: Не заводись.  Я развратный,  но очень послушный.  И потом у меня
здесь благородная миссия.
     ИЛЬЯ: Садись сюда.

     АЛРНА подходит к стулу и садится.

     АЛРНА: Но выгоню я вас в любом случае.
     ИЛЬЯ: Договорились.

     ИЛЬЯ выбегает  из квартиры,  затем возвращается с  магнитофоном, ставит
его на пол, а затем опять выбегает из квартиры и закрывает за собой дверь.

     АЛРНА: И куда он исчез?
     ВОВКА: Переодевается на лестничной площадке.
     АЛРНА: В Деда Мороза?
     ВОВКА:  Да  перестань.  Ну придумал он  перед тобой разыграть небольшое
такое,  домашнее  шоу,  чтобы произвести на  тебя впечатление.  Текст,  вот,
написал. Меня  попросил  помочь.  Ты  же знаешь, он вечно витает  где-то  на
далеких планетах.  Все еще  надеется на силу искусства. Потерпишь полчасика,
ничего с тобой не случится. Я тебе вот что хотел сказать...

     ВОВКА приближается к АЛРНЕ.

     ВОВКА: Мы с тобой давно не виделись, у тебя, вообще, как дела?
     АЛРНА: Ты это зачем спросил?
     ВОВКА:  Затем,  что  у  меня  дела,  последнее  время,  неплохо  пошли.
Сниматься  меня  взяли.  Американцы.  Фильм  тоже американский, только здесь
снимают. "Сокрушающий стены" называется. Там один спортсмен тоже  американец
стены  по  всему   миру  кулаком  пробивал.  И  к  нам  приехал  попробывать
кремлевскую  пробить. Я там одного злодея играть буду. У меня, между прочим,
с продюсером отношения хорошие. Могу и тебя на фильм устроить.
     АЛРНА: В роли стены?
     ВОВКА: Ну зачем же так?
     ИЛЬЯ:(из-за двери) Можно!
     ВОВКА:  Ну   ладно,  после  поговорим.  А  сейчас,  наше  представление
начинается!(про себя) Бред какой-то.

     ВОВКА  отходит  в  сторону,  включает  магнитофон  и  встает  в позу  и
откашливается. Играет цирковой оркестр.

     ВОВКА:  "В одном  старом  городе, на площади  возле рынка стоял  цирк -
шапито. Три года назад он приехал  сюда дать несколько представлений, да так
и остался  в городе. Видимо и  здесь  дела пошли неплохо, или просто надоело
артистам ездить и захотелось оседлой жизни."
     АЛРНА: Здесь что, сейчас цирк будет?
     ВОВКА: Ну  посиди  немножко,  чего  тебе стоит. Пожалей  его.  Я  лично
согласился в  этой  шизофрении  участвовать только  из жалости.  Даже  текст
наизусть выучил.
     АЛРНА: Это он про цирк придумал?
     ВОВКА: Да, пятый раз  говорю тебе. (ВОВКА продолжает) "Как и  во всяком
нормальном цирке в нем был свой жонглер, свой фокусник, своя дрессировщица и
свой клоун. Клоуна любили взрослые и дети, за то, что он  умел  делать много
забавных  штук. (ВОВКА из  рассказчика превращается  в конферансье)  Дамы  и
господа,  а  сейчас  на арене цирка широко  известный в узких кругах, артист
многостаночник, человек-резина и человек-дрезина, любимец публики Клоун Илья
Тубареткин! Поприветствуем!"  (АЛРНЕ)  Приветствуй,  чего  сидишь?  Для тебя
стараемся.

     АЛРНА  хлопает   в  ладоши.  На  записи  звучит   оркестр  и   слышатся
аплодисменты и смех зрителей. И  вот открывается входная дверь и  на руках в
квартиру заходит ИЛЬЯ, лицо его раскрашено, на нем смешной клоунский костюм.
Он доходит до  АЛРНЫ, остановившись  напротив  нее, прыжком встает на ноги и
кланяется.

     АЛРНА: Ловко.
     ВОВКА: "Илья Тубареткин и его дрессированные тапочки!"

     ИЛЬЯ убегает за дверь и  тут же  возвращается с большой клеткой, внутри
которой лежат пушистые домашние тапочки. Он ставит клетку на пол,  открывает
дверцу  и, с улыбкой,  манит тапочки рукой. Но  тапочки наружу  не  выходят.
Тогда  ВОВКА  бросает ИЛЬЕ  хлыст и тот, со  страшным лицом,  несколько  раз
щелкает  им.  Тапочки не  двигаются с места.  ИЛЬЯ встает на  четвереньки  и
что-то шепчет тапочкам, упрашивая их выйти. Тапочки остаются на месте.
     Тогда Илья сует  руку в  клетку, сам вытаскивает  тапочки  из  клетки и
кладет их на сцену.  Начинает  звучать дробь. Илья приближается к  тапочкам,
останавливается, закрывает глаза, сосредотачивается  и... резко засовывает в
тапочки  сначала   правую,  затем   левую  ноги.  Невидимый  зал  взрывается
аплодисментами. Алена тоже аплодирует.

     ИЛЬЯ: Алле, ап!

     Звучат  первые  такты  музыки  и  тапочки  начинают двигаться  в ритме.
Действительно, кажется, что  танцуют не ноги,  а тапочки, которые тянут ноги
за собой. Ритм становится все быстрее и быстрее. Тапочки мелькают в воздухе.
Илья за ними уже не поспевает.  Наконец он, изможденный, падает, а ноги  все
еще продолжают дрыгаться. Илья, из последних сил, сдергивает тапочки  с ног,
на  четвереньках подползает к клетке и запирает в  нее  тапочки.  Вздыхает с
облегчением, кланяется и утаскивает клетку за дверь.

     ВОВКА: Нормально он подготовился, правда? Слушай, мне, между прочим, на
этом фильме американском уже аванс  заплатили.  Три тысячи, я квартирку снял
на  Таганке.  Если  тебе  здесь  неудобно,  можешь у  меня  немного  пожить.
Приставать не буду, честное слово.
     АЛРНА: Вы мне, по-моему, здесь что-то показываете.
     ВОВКА: Ну да. Как там? Черт, текст забыл!

     ВОВКА отходит к двери.

     ВОВКА: Как там дальше?

     ИЛЬЯ через щель что-то подсказывает ВОВКЕ.

     ВОВКА:  Понял.  "На  одном из представлений,  Клоун заметил  прекрасную
девушку сидящую на первом ряду. Она  приходила  в цирк каждый вечер и всегда
садилась на одно и то же место."

     Начинает  звучать музыка, дверь распахивается и в квартиру  вкатывается
кувырком Клоун Илья. Он резво  вскакивает на ноги,  вытаскивает из  карманов
три разноцветных шара и принимается ими жонглировать.
     Илья  жонглирует  и, одновременно, высматривает  кого-то  в  зрительном
зале. Неожиданно  он замечает сидящую на стуле Алену. На него сразу  находит
столбняк, руки у  него опускаются, и разноцветные шары с  грохотом падают на
сцену. А сам Илья так и остается стоять напротив Алены с открытым ртом.
     Музыка обрывается и слышится свист и крики недовольного зала.

     ВОВКА:  "Несколько  раз,  после  конца  представления, Клоун  выбегал в
зрительский гардероб, но Девушки там уже не было."

     Клоун  ИЛЬЯ  поворачивается и  спрятав  голову в  плечи направляется  к
входной двери, но ему преграждает путь ВОВКА с хлыстом в руках.

     ВОВКА: "В один  прекрасный день Клоуна вызвал  Директор цирка. Это  был
страшный  человек. Рассказывали, что  он искусал двух тигров и  одного льва,
когда  его случайно заперли в клетку. Директор цирка сказал Клоуну:  Дорогой
мой, ты же знаешь,  как  я люблю своих артистов. И эта любовь дает мне право
немножечко пожурить их, когда нужно. Дорогой мой, ты стал хуже  работать. Ты
стал медленнее бегать и ниже прыгать.  Мячи падают у тебя из рук, и зрителям
становится за тебя стыдно. А зрителям не должно быть стыдно,  им должно быть
хорошо. Ты стал дольше обычного задерживаться на арене, потому что ты хочешь
видеть эту девушку с двадцать девятого места. Эта девушка - моя дочь. И я не
хочу,  чтобы ты  - глупый  клоун смотрел на  нее.  Если  это  повторится, ты
никогда уже не сможешь ходить на руках... и на ногах тоже. Ты меня понял?"

     Клоун ИЛЬЯ кивает головой и выходит в дверь.

     ВОВКА:" Сказать честно, наш клоун был  не очень смелый парень. И в  тот
вечер он дал  себе слово забыть  девушку из первого  ряда.  Но прошла  ночь,
прошел день и  опять наступил вечер..." (АЛРНЕ)  Слушай,  перед тем, как  мы
продолжим, я в следующем месяце собираюсь в Италию поехать отдыхать. Было бы
очень  здорово, если бы  ты составила компанию. Я бы за все  заплатил.  Тебе
нравится такое предложение?
     АЛРНА: Мне нравится спектакль, который вы показываете.
     ВОВКА: Нормально ты ответить не можешь!
     ИЛЬЯ:(из-за двери) Вов, ну что ты там?
     ВОВКА: После поговорим. "Представление в  тот вечер шло  своим чередом.
Из-за кулис  Клоун  заметил, что  Девушка с самого  начала  сидела на  своем
месте.  Увидев ее  Клоун  твердо  решил  признаться  ей  в  любви.  В  конце
представления Клоун  раздавал  зрителям колокольчики,  дирижировал и зрители
играли красивую мелодию."

     Из дверей  выходит Клоун  ИЛЬЯ.  В одной  руке у него  колокольчик, а в
другой дирижерская палочка.

     ВОВКА: "У Клоуна был свой серебряный колокольчик, который он не отдавал
никому. На нем он  играл  последнюю  ноту  мелодии.  Клоун решил отдать этот
колокольчик Девушке."

     ИЛЬЯ медленно  подходит к  АЛРНЕ  и  протягивает ей колокольчик.  Алена
берет его.

     ВОВКА:  "Клоун загадал,  что когда  Девушка зазвонит  в  колокольчик, и
услышит его нежный голос, она поймет, как сильно Клоун ее любит".

     Клоун ИЛЬЯ отходит в сторону и поднимает руки, делает взмах дирижерской
палочкой.  И тут же  начинает звучать мелодия,  которую играют колокольчики.
Очень  красивая  мелодия,  которая  берет  за  душу. Клоун-Илья  вдохновенно
дирижирует  невидимыми зрителями. Летит  по залу  прекрасная  мелодия. И вот
остается несыгранной только одна нота.  Клоун-Илья  поворачивается к сидящей
на  стуле  Алене. Смотрит на нее и  делает взмах дирижерской палочкой. Алена
звонит в колокольчик.

     ВОВКА:"И  случилось чудо. Девушка полюбила  Клоуна.  Девушка встала  со
своего места на первом ряду, вышла на арену, подошла к Клоуну и взяла его за
руку."

     АЛРНА, не двигаясь, сидит на стуле.

     ВОВКА: "Девушка подошла к Клоуну и взяла его за руку."

     АЛРНА остается сидеть. ВОВКА перестает играть и оборачивается к стящему
тут же ИЛЬЕ.

     ВОВКА: Ты убедился?! Это все твои бредовые затеи! Никто никогда на  них
не покупался!

     ВОВКА подходит  к АЛРНЕ и  садится  возле стула на котором она сидит на
корточки.

     ВОВКА:  Город,  куда  мы  полетим, Римини  называется. Лететь несколько
часов, Но зато  потом:  море,  солнце,  водные  мотоциклы,  и  очень дешевая
женская обувь. Пицца, всего пять долларов, вот такая.

     ВОВКА складывает руки кругом.

     ВОВКА: Сухая  тонкая  корочка, а внутри навалено,  мама  моя!: ветчина,
грибы, огурчики наструганные и еще невесть чего, все сыром залитое, горячее!
Будем в  номере  жить на двоих, но ои  там  огромные, как на десятерых!  Все
удобства, мини- бар, кровать двуспальная, вот такая!

     ВОВКА раздвигает руки, чтобы показать.

     ИЛЬЯ:(ВОВКЕ) Отойди от нее.
     ВОВКА: Гуляй, неудачник. (АЛРНЕ) И завтрак на подносе в постель...
     ИЛЬЯ: Отойди от нее!

     ВОВКА вскакивает на ноги и начинает наступать на ИЛЬЮ.

     ВОВКА: Ты думаешь что, если  я в армии  не был, я с тобой не справлюсь.
Да я тебя сейчас в паркет зарою!
     ИЛЬЯ: Попробуй!

     Друзья сходятся и берут друг друга за грудки. Сейчас начнется драка, но
АЛРНА вскакивает с места и принимается растаскивать драчунов.

     АЛРНА:  Успокойтесь  вы! Уймитесь! Ненавижу мужиков, одно из двух,  или
пьют, или дерутся.(ИЛЬЕ) Дай руку.
     ИЛЬЯ: Зачем?
     АЛРНА: Давай, страдалец.

     ИЛЬЯ протягивает ей руку, АЛРНА берет его за руку.

     АЛРНА: Нет чуда, ну и Бог с ним. Ты мне и так нравишься. Пошли что ли?
     ИЛЬЯ: Пошли.

     ИЛЬЯ и АЛРНА, взявшись за руки, выходят из квартиры.

     ВОВКА:  "И  не  обращая  внимания на свист  публики  Девушка  и  Клоун,
взявшись  за руки, вышли из цирка. Зрители вскоре  тоже стали расходиться, а
злой Директор бегал по клетке с тиграми и рвал на себе волосы."

     ВОВКА стаскивает с себя  цилиндр, вместе с париком. Постояв секунду, он
подходит к магнитофону, по  которому еще идет запись  расходящегося зала,  и
выключает его. Затем ВОВКА направляется к двери  ведущей во вторую  комнату.
ВОВКА дергает ее. Она заперта.

     ВОВКА:(постояв  секунду)   Простите,   Вера,  Вас  беспокоит  Владимир,
приятель Алены. Вас не сильно потревожила музыка, которую мы включали?

     За дверью тишина.

     ВОВКА:  Очень  хорошо. Дело  в  том, что  я, повинуясь движению сердца,
устраивал  здесь  дела влюбленных.  А что делать,  если  хочется  видеть  их
счастливыми, а они никак  не могут  договориться.  Приходиться  вмешиваться.
Вообще,  сколько себя знаю, все время  помогаю людям. На себя времени совсем
не  остается.  Сядешь так после  трудов праведных  и подумаешь,  где  ты моя
единственная, назначенная мне судьбой? Нет, никого  не видно... и не слышно.
Казалось бы, не обделен умом и мужской статью. Но нет рядом любимой подруги.
И
     И  так становится горько, что хочется плакать. И говоришь себе, а может
быть  она совсем рядом, может быть ты ее плохо ищешь? А  может быть я просто
неудачник, как вы думаете?

     После этого вопроса возникает пауза, а затем слышится звук отодвигаемой
щеколды и дверь медленно, со скрипом,  открывается во  внутрь. ВОВКА  широко
улыбается и не спеша заходит в комнату.


     З А Н А В Е С






     *Охраняется законом РФ об авторском праве.
     *Постановка пьесы невозможна без согласия автора.


     © Родион Андреевич Белецкий 1998 год
     тел. 2996998
     4923291
     974 01 11 (аб.72556)



   Родион Белецкий.
   Свободное телевидение (С.Т.В.)

---------------------------------------------------------------
     © Copyright Родион Белецкий
     Email: rodion@ns.cnt.ru
     Date: 08 Aug 2000
     Охраняется законом об Авторском праве РФ
     Постановка пьесы невозможна без письменного согласия автора.
---------------------------------------------------------------



     (комедия в двух действиях)




        ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:


     ВАЛЕНТИН - сценарист программы "Смех, да и
     Толька"

     АНДРЕЙ - сценарист программы "Смех, да и Толька"

     БОРЯ - продюсер программы "Смех, да и Толька"

     ТОЛЬКА - ведущий программы "Смех, да и Толька"

     ИНГА - координатор программы "Смех, да и Толька"



        ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


     Офис  телекомпании  "Свободное  телевидение":  Столы,  стулья,  офисная
перегородка в центре, шкафы со стопками  видеокассет,  телевизор развернутый
задней  панелью к зрителям.  Телевизор работает. Слышится неразборчивая речь
ведущего и взрывы хохота.  Напротив  телевизора  сидят ВАЛЕНТИН и  АНДРЕЙ  -
сценаристы. Они с каменными лицами смотрят идущую программу.

     АНДРЕЙ: (после паузы) Нет, он - полный идиот.
     ВАЛЕНТИН: Он дебил.
     АНДРЕЙ: Весело смеется своим собственным шуткам.
     ВАЛЕНТИН: С каждой передачей становится все
     жирнее.
     АНДРЕЙ: И бездарнее.
     ВАЛЕНТИН: Он заикается.
     АНДРЕЙ: Шепелявит.
     ВАЛЕНТИН: Улыбается, как будто ему подарили электрический чайник.
     АНДРЕЙ: Два чайника.
     ВАЛЕНТИН: Он стареет.
     АНДРЕЙ: Лысеет.
     ВАЛЕНТИН: Спивается.
     АНДРЕЙ: Уже спился, чего греха таить.
     ВАЛЕНТИН: Но все равно, держится молодцом.
     АНДРЕЙ: Когда похмелится.
     ВАЛЕНТИН: Замажет синяки под глазами.
     АНДРЕЙ: Влезет в костюм.
     ВАЛЕНТИН: С трудом застегнет на себе пиджак.
     АНДРЕЙ: Возьмет микрофон в руку.
     ВАЛЕНТИН: В дрожащую руку.
     АНДРЕЙ: Натянет на лицо сладкую улыбку.
     ВАЛЕНТИН: Сглотнет табачную слюну.
     АНДРЕЙ: И скажет: ...
     ВАЛЕНТИН и АНДРЕЙ:(хором, подражая  интонации  ВЕДУЩЕГО)  Здравствуйте,
дорогие мои телезрители, в эфире программа " Смех, да и Толька".
     АНДРЕЙ: Я его ненавижу.
     ВАЛЕНТИН: Я тоже.
     АНДРЕЙ: Я, все равно, сильней тебя, его ненавижу.
     ВАЛЕНТИН: Нет, я.
     АНДРЕЙ:  Не  спорь.  Я  лично  мечтаю задушить его своими  собственными
руками.
     ВАЛЕНТИН: Этого мало.  Перед этим, я бы  помучил его раскаленным добела
штативом из-под камеры.
     АНДРЕЙ: Мало. Я  думаю, его  нужно долго  пытать  бормашиной,  а  после
закопать в муравейник.
     ВАЛЕНТИН: Закопать всего, а голову оставить.
     АНДРЕЙ: Ох уж эта твоя мягкость!
     ВАЛЕНТИН: Я бы установил перед муравейником  телевизор и сутки напролет
крутить передачу, чтобы он,  наконец, понял, как он бездарно произносит наши
гениальные тексты.
     АНДРЕЙ: Не поймет.
     ВАЛЕНТИН: Ты мне это говоришь?
     АНДРЕЙ: Я выключаю.

     ВАЛЕНТИН машет рукой. АНДРЕЙ  выключает телевизор. ВАЛЕНТИН  подходит к
окну.

     ВАЛЕНТИН: Окно - это тот же телевизор.
     АНДРЕЙ: Очень новая мысль.
     ВАЛЕНТИН:  По нему сейчас идет лето.  Показывают  яркое солнце, зеленые
деревья и едва одетых девушек.
     АНДРЕЙ: Где.
     ВАЛЕНТИН: Убежали уже.
     АНДРЕЙ: Испугались твоей кислой морды.
     ВАЛЕНТИН: Почему я должен сидеть в этом притоне юмора и сатиры?
     АНДРЕЙ: Потому  что ты  юморист, мой дорогой, шутник-профессионал, и ты
обречен,  по  команде, блистать своим остроумием. Тебе ведь за  это  неплохо
платят.
     ВАЛЕНТИН: Откуда ты знаешь, сколько мне платят?
     АНДРЕЙ: Не знаю, не  знаю,  но все равно, ты на эти деньги существуешь.
Кушать-то ведь хочется, правда?
     ВАЛЕНТИН: Нет.  Мне сейчас хочется выпить. Пойдем отсюда. Купим бутылку
портвейна "Черные глаза", и посидим на бульваре.
     АНДРЕЙ: Зальем глаза.
     ВАЛЕНТИН: Потрясающая шутка. Внеси ее в банк, может пригодиться.
     АНДРЕЙ: Не влезет. Банк переполнен твоими тупыми остротами.
     ВАЛЕНТИН: Ты идешь?
     АНДРЕЙ: Боря просил его дождаться.
     ВАЛЕНТИН: Мы его полтора часа уже ждем.
     АНДРЕЙ: Ну и что?
     ВАЛЕНТИН: Сегодня, вообще, воскресенье.
     АНДРЕЙ: Ну и что?
     ВАЛЕНТИН: Я - робот. Меня заело: ну и что, ну и что, ну и что...
     АНДРЕЙ: Ты как хочешь, а я еще посижу.
     ВАЛЕНТИН: Я знал, ты очень любишь начальство.
     АНДРЕЙ:  Я  обожаю  его.  Оно  мудрое, все понимает,  хочет нам добра и
направляет нас отеческой рукой.
     ВАЛЕНТИН: Пока. Придет Боря, скажешь, что я в запое.
     АНДРЕЙ: Это твое  нормальное состояние.  Может  быть, придумаешь другое
объяснение.
     ВАЛЕНТИН: Скажи, сошел с ума и ушел лечиться. Это будет правда.

     ВАЛЕНТИН берет со  стола  сумку и  направляется к выходу. В этот момент
дверь  открывается, и  в помещение  офиса  входит БОРЯ  - продюсер программы
"Смех, да и Толька". В руке у него листок бумаги.

     АНДРЕЙ:(поет) "Ах, эти  черные глаза, меня  сгубили, их  позабыть никак
нельзя, они стоят передо мной..."
     БОРЯ: Всем привет. (ВАЛЕ) Ты куда?
     ВАЛЕНТИН: Я вас, Борис  Яковлевич, как в окошке приметил, так сейчас же
поспешил дверь открыть. Да вот беда, не поспел.
     БОРЯ: А сумка зачем?
     ВАЛЕНТИН: Я ее никогда из  рук не выпускаю, она мне дороже всего. Там у
меня кислородная подушка.

     ВАЛЕНТИН бросает сумку на стол и отходит в сторону.

     БОРЯ: Мужики, я просил же дождаться.
     ВАЛЕНТИН: Мужики ждут уже полтора часа.
     БОРЯ:  Ну,  простите,   меня   наверху  задержали,  совещание   было  у
начальства.
     АНДРЕЙ: И что там?
     ВАЛЕНТИН: Решили уволить сценариста  Филиппова, за  то  что он  пишет с
ошибками.
     АНДРЕЙ: Иди ты знаешь куда?
     ВАЛЕНТИН: Знаю. Я там третий год работаю.
     БОРЯ: Ну что, друзья, передачку нашу в эфире видели?
     АНДРЕЙ: Видели, позорную, видели.
     БОРЯ: Не понравилась, значит?
     ВАЛЕНТИН: Это еще слабо сказано.
     БОРЯ: А чем же не понравилась?
     ВАЛЕНТИН: Не смешно.
     АНДРЕЙ: То есть, абсолютно.
     БОРЯ: Сами же сочиняли.
     ВАЛЕНТИН: Сочиняли, но не исполняли.
     БОРЯ: Мы сейчас не будем снова начинать этот разговор.
     ВАЛЕНТИН: А чего его начинать, просто ведущий у нас самое настоящее...
     БОРЯ:(перебивает ВАЛЮ) Короче, программа не понравилась?
     АНДРЕЙ: Нет. Не понравилась.
     БОРЯ: Это к лучшему, потому что у меня для вас есть одна новость...

     БОРЯ замолкает.

     АНДРЕЙ: Ну?!
     ВАЛЕНТИН:  (АНДРЕЮ  )  Заметил,  паузу  выдерживает, чтобы  впечатление
произвести? (БОРЕ) Все, передержал, говори уже!
     БОРЯ: Сегодня мне наверху сообщили, что нас закрывают.
     АНДРЕЙ: Не понял.
     БОРЯ: Слышали, на второй канал пришел новый...
     АНДРЕЙ: Воркутинский, слышали.
     БОРЯ: Ну вот, мы ему не  нравимся, и он  со следующего месяца  покупать
программу больше не будет.
     АНДРЕЙ: Подожди, как не будет? Она третий год уже в эфире.
     БОРЯ: Ну и что, у него свои, воркутинские вкусы.
     ВАЛЕНТИН:(АНДРЕЮ) И  ты  ему  веришь?  Он  же  нас  разыгрывает. У  нас
научился.
     БОРЯ: Ничего подобного. Вот, ознакомьтесь.

     БОРЯ  протягивает  ВАЛЕ  листок,  который он держал в  руках.  ВАЛЕНТИН
читает, к нему подходит АНДРЕЙ, читает из-за Валиного плеча.

     ВАЛЕНТИН:  (читает)"...в  связи  с низким  художественным уровнем". Они
совсем обнаглели! (отбрасывает листок)
     БОРЯ: Ты же сам говорил, что передача плохая.
     ВАЛЕНТИН:  Я шутил, она  гениальная. Она  гомерически  смешная!  Он  из
зависти, что мы "Теффи" получили, а не его идиотская "Женщина на кухне"!
     БОРЯ: У  Воркутинского такой пост, что  он может себе позволить немного
позавидовать. Итак.  Все.  Без шуток.  Следующий цикл не  снимаем. Сценарии,
естественно, не нужны.
     АНДРЕЙ:  Это  же хреново.  Это  очень хреново. Мне за квартиру  надо за
полгода вперед платить. Деньги за ребенка отдавать.
     ВАЛЕНТИН: Ты же говорил, что уже отдал.
     АНДРЕЙ: Это за одного.
     ВАЛЕНТИН: Кто ж виноват, что ты столько детей наделал?
     АНДРЕЙ: Дети -  это счастье. А  я, между  прочим, человек, который  это
счастье...
     ВАЛЕНТИН: Целенаправленно умножает.
     АНДРЕЙ: Нет. Последний раз вышло случайно.
     ВАЛЕНТИН:  Да, найдешь ты  себе работу! На шестой канал иди. Там  любят
таких  наглых,   энергичных,  которые   локтями  себе  дорогу  прокладывают,
телефонные кабели зубами  грызут, и по два  часа могут в  эфире  про  унитаз
Пугачевой рассказывать.
     АНДРЕЙ: Пока буду устраиваться, меня из квартиры выгонят.
     ВАЛЕНТИН: А я даже рад. Пойду работать грузчиком.
     АНДРЕЙ: Дворником гораздо престижнее.
     ВАЛЕНТИН:  А  что ты смеешься? Меня давно друг  звал. На рынок. Утром и
вечером буду коробки грузить, а днем буду гулять по парку.
     АНДРЕЙ: По какому парку?
     ВАЛЕНТИН: Не важно. По осеннему. И сочинять стихи.
     АНДРЕЙ: Про любовь?
     ВАЛЕНТИН: Про что захочу. Про что я сам, лично, захочу.
     АНДРЕЙ: Ты без меня в жизни ничего не сочинишь.
     ВАЛЕНТИН: Уверен?
     АНДРЕЙ: Уверен.
     ВАЛЕНТИН:(декламирует)  "Все  потому  что  ты упрямый  мерин,  которого
дешевенькие  мысли давно  зачахли, стухли и прокисли!" Ну  как?  Только  что
сочинил.
     АНДРЕЙ: Бездарно.
     ВАЛЕНТИН: А теперь твоя очередь. Давай.
     АНДРЕЙ: Бесплатно?! Обойдешься. Мои шутки очень дорого стоят.
     ВАЛЕНТИН: Стоили, мой друг, стоили.
     АНДРЕЙ: Слушай, Борь, а нам что-нибудь заплатят при увольнении?
     БОРЯ: Ничего не заплатят. Вы за этот месяц получили?
     ВАЛЕНТИН: А то ты не знаешь.
     БОРЯ: Это все.
     ВАЛЕНТИН: В гробу я  видел это  телевидение! В гробу! Лучше в публичном
доме работать! Там хоть ясно, с кем имеешь дело!
     БОРЯ:(ВАЛЕ) Ты на меня намекаешь?
     АНДРЕЙ: Борь, ну, как же так?
     БОРЯ: Ребята, серьезно, я ничего сделать не могу.
     АНДРЕЙ:(ВАЛЕ) Может, сходим в бухгалтерию?
     ВАЛЕНТИН: Может, на коленях туда поползем?!

     ВАЛЕНТИН берет сумку, подходит к своему столу, берет со стола и бросает
в сумку бумаги, ручки и карандаши.

     ВАЛЕНТИН: Где моя кружка?! Кто-нибудь видел мою кружку?!
     АНДРЕЙ: Вот она. Не нервничай.
     ВАЛЕНТИН: Ты идешь?
     АНДРЕЙ: Куда?
     ВАЛЕНТИН: В задницу!
     АНДРЕЙ: Иду, иду. Не кричи только.

     ВАЛЕНТИН и АНДРЕЙ идут к выходу.

     БОРЯ: Подождите, мужики.
     ВАЛЕНТИН: Ах, да, я ручку чужую взял. Она принадлежит компании.
     БОРЯ: Уж так-то не надо. У меня для вас есть еще одна новость.
     АНДРЕЙ: Такая же веселая?
     БОРЯ: Судите сами. Второй канал сделал нашей компании заказ.
     АНДРЕЙ: Продуктовый?
     БОРЯ: Им нужна передача. Развлекательная. На сорок пять минут.
     АНДРЕЙ: Ну, ты даешь! С этого начинать надо было!
     БОРЯ:  Я  сам  знаю  с  чего   начинать.  Итак,   о   заказе.  Передача
развлекательная, для всей семьи.
     ВАЛЕНТИН:  Муж  - алкоголик,  жена  -  истеричка,  ребенок  - маленький
садист!
     БОРЯ: Интересно, есть ли предел вашему цинизму?
     ВАЛЕНТИН: Я и сам часто задаю себе этот вопрос.
     БОРЯ: Ну и что же?
     ВАЛЕНТИН: Мне становится не по себе.
     БОРЯ:  Хронометраж  программы  - сорок  пять  минут  без рекламы, время
выхода    -   праймтайм,   Суббота   или   воскресенье,   вечер.   Аудитория
соответствующая.  Вся  семья  у  телевизора  вырывает  друг  у  друга  пульт
дистанционного управления. Наша задача,  чтобы они, попав на новую  передачу
второго канала, открыли  рты, и просидели так перед  экраном  все сорок пять
минут!  Чтобы глава  семейства, какой-нибудь Вася Пупкин,  забыл про  стакан
водки, который он держит в руке!
     АНДРЕЙ: Забыть про водку - это нереально.
     БОРЯ:  Это должно стать  реальностью!  Передача  захватывает  с  первых
кадров, смешит и развлекает! Никакой пошлости и шуток ниже пояса! Запомните,
нас смотрит бабушка из Кукуево.
     ВАЛЕНТИН: Твоя бабушка?
     БОРЯ: Бабушка из Кукуево - это образ. Заказчик не хочет глупых викторин
с  отгадыванием  слов  и мелодий,  заказчик не хочет  тошнотворных сериалов,
заказчик не  хочет  тоскливых  теле концертов с  нищими  звездами.  Заказчик
хочет...(пауза) что-нибудь новенькое.
     АНДРЕЙ: Чего он хочет?
     БОРЯ: Секунду.(вытаскивает из кармана еще один листок) Правильно. Так и
написано. Заказчик хочет что-то новенькое. То есть кардинально новое. Старые
телевизионные жанры его не интересуют.
     ВАЛЕНТИН: Его Величество Заказчик разбирается в жанрах?
     БОРЯ: Разбирается, будь спокоен.
     ВАЛЕНТИН: И кто же он, этот Заказчик.
     БОРЯ: Я же говорю, второй канал.
     ВАЛЕНТИН: Перестань, кто конкретно?
     БОРЯ: Кто-кто, ну, Воркутинский.
     АНДРЕЙ: Он же нас закрыл.
     БОРЯ:  И что такого? Ему все равно  нравится ваш стиль. Он  внимательно
следил за вашим творчеством. Когда мы с ним  остались без свидетелей, он мне
так и  сказал,  у твоих ребят  потрясающий юмор!  Пусть  сделают  что-нибудь
необычное.
     ВАЛЕНТИН: Вы с ним дружеские беседы, значит, вели?
     БОРЯ: Я его просто поздравил с назначением.
     ВАЛЕНТИН: Ты же говорил, что его ненавидишь.
     БОРЯ: Я  тебя умоляю, не цепляйся к словам. Я его и сейчас ненавижу, но
немного меньше. Нормальный  мужик.  Мы с ним  посидели, поговорили по душам,
выпили...
     ВАЛЕНТИН: Потанцевали, слились в долгом поцелуе.
     БОРЯ: Фу, какая гадость!
     АНДРЕЙ:(ВАЛЕ) Что ты раздражаешься,  в самом  деле? Ты же всегда мечтал
сочинить что-то новое.
     ВАЛЕНТИН:  Как  ты  не  понимаешь,   здесь  все  равно   все  останется
по-старому. Или еще хуже. Ты идешь?
     АНДРЕЙ: Нет. Я послушаю еще. И тебе советую. Погоди!
     БОРЯ:  Зачем  его  удерживать?  Не надо.  За такие деньги я  найду роту
гениальных сценаристов.

     ВАЛЕНТИН, направлявшийся к выходу, останавливается на полдороги.

     АНДРЕЙ: Что, большие деньги обещают?
     БОРЯ: Более чем.
     АНДРЕЙ: Сколько?
     БОРЯ:  Об  этом,  как  водится, с глазу  на глаз. Счастливо,  Валентин.
Грузчик - отличная профессия. Тем более, если  ты это дело любишь, учился на
него.
     ВАЛЕНТИН:  Погоди,  ответь мне  на один  только  вопрос, ведущим  опять
Толька будет?
     БОРЯ: Не обязательно. Как вы решите.
     ВАЛЕНТИН: Я задержусь.
     БОРЯ: Огромное тебе спасибо.
     ВАЛЕНТИН: Ты еще попрыгай на мне.
     БОРЯ: Не надо обижаться.
     АНДРЕЙ: Все-таки не терпится про зарплату узнать.
     БОРЯ: Этим я собирался закончить, ну, да Бог с ним, подойди.

     АНДРЕЙ подходит. БОРЯ долго шепчет ему на ухо.

     БОРЯ: (вслух) Устраивает?
     АНДРЕЙ: Да.
     ВАЛЕНТИН: Ты своей девушке тоже шепчешь на ушко разные приятные вещи?
     БОРЯ: У меня нет девушки. Подойдешь?

     Секунду  ВАЛЕНТИН  борется   с  собой,  затем  приближается  к  БОРЕ  и
подставляет свое ухо. БОРЯ шепчет,

     БОРЯ: (вслух) Устраивает?
     ВАЛЕНТИН:  У одного маленького мальчика  была мама, которая  работала в
одном  интересном ночном заведении. Однажды мальчик спросил, мама, почему ты
всегда  уходишь на  работу  так  поздно?  Продать  себя  никогда  не поздно,
ответила ему мама.
     БОРЯ: Это анекдот?
     ВАЛЕНТИН: Если бы.
     БОРЯ: Вот и отлично. Значит, снова работаете вместе.
     ВАЛЕНТИН:  Ты  мне лучше,  сатана, скажи, сколько  нам на  производство
дают?
     БОРЯ: Бюджет новой программы не ограничен.
     АНДРЕЙ: То есть, как?
     ВАЛЕНТИН: Такого не бывает.
     БОРЯ: У Воркутинского все бывает. Он дядька крутой. Все что придумаете,
будет снято.
     АНДРЕЙ: Стадо мамонтов вступает в бой с танковой дивизией.
     ВАЛЕНТИН: На мамонтах сидят голые  топ-модели  и  кидаются в удивленных
танкистов драгоценностями.
     БОРЯ: Мужики, в пределах разумного. Старшим назначаю Андрея.
     ВАЛЕНТИН: Почему?
     БОРЯ: У него почерк лучше.
     ВАЛЕНТИН: Мы на компьютере печатаем.
     АНДРЕЙ: Усердный  работник  получил повышение,  а его  нерадивых коллег
съедает черная зависть.
     БОРЯ:  Это  решение не обсуждается. Сценарий  пилота нужен ко вторнику.
Валентин.
     ВАЛЕНТИН: Все вопросы к старшему.
     БОРЯ: Правильно. Андрей.
     АНДРЕЙ: Это нереально.
     БОРЯ: Это должно стать реальностью. И, именно, ко вторнику.

     Потирая руки, БОРЯ уходит.

     ВАЛЕНТИН: Давай, командуй.
     АНДРЕЙ: Приказываю подойти к компьютеру и открыть банк идей.

     Появляется БОРЯ.

     БОРЯ:  И последнее, сразу предупреждаю, все ваши  остроты  в компьютере
никуда не годятся. Можете их стереть.

     БОРЯ уходит.

     АНДРЕЙ:(вслед  БОРЕ) Ну и пожалуйста! У нас этих идей пруд пруди. Мы их
записывать не успеваем. (ВАЛЕ) Верно?
     ВАЛЕНТИН: Верно. Ты садись.
     АНДРЕЙ: Зачем?
     ВАЛЕНТИН: Думать будем.
     АНДРЕЙ: А ты мне не указывай, что делать.

     АНДРЕЙ садится на стул, рядом с ВАЛЕЙ. Пауза.

     ВАЛЕНТИН: Ты о чем думаешь?
     АНДРЕЙ: Как о чем, о сценарии.
     ВАЛЕНТИН: Я, вообще, хотел спросить, ты как сочиняешь?
     АНДРЕЙ: Как и ты. Смотрю в одну точку и жду,  когда в голову что-нибудь
придет.
     ВАЛЕНТИН: А я, лично, представляю себе красивого, белоснежного лебедя с
умными глазами.
     АНДРЕЙ: Правда, что ли?
     ВАЛЕНТИН: Шучу. Тебе сколько обещали платить?
     АНДРЕЙ: Не скажу.
     ВАЛЕНТИН: Почему?
     АНДРЕЙ: А зачем тебе?
     ВАЛЕНТИН: Интересно.
     АНДРЕЙ: Не скажу.  Так мы будем одинаковыми умниками, которые шутят про
одно  и то же, и  получают  за  это одинаковые конверты. А если, положим, ты
узнаешь,  что  мне  платят  больше. Ты  подумаешь,  что тебя  меньше  ценят.
Обидишься на Борю, а потом и на меня. И тогда нашей дружбе конец.
     ВАЛЕНТИН: Дружбе?
     АНДРЕЙ: Ну, нашим хорошим отношениям.
     ВАЛЕНТИН: А если окажется, что платят больше мне? Ты обидишься на меня?
     АНДРЕЙ: Не думаю.
     ВАЛЕНТИН: Тогда, скажи. По дружбе.
     АНДРЕЙ: А ты мне. По дружбе.
     ВАЛЕНТИН:  Хорошо.  Давай, скажем  одновременно. Вместе назовем, каждый
свою сумму, на счет.
     АНДРЕЙ: Легко.
     ВАЛЕНТИН: Приготовились. Внимание. Три! Четыре!

     Тишина. Ни ВАЛЕНТИН, ни АНДРЕЙ, после счета, не назвали своей зарплаты.

     АНДРЕЙ: Ты почему ничего не сказал?
     ВАЛЕНТИН: А ты?
     АНДРЕЙ:  Ладно. Проехали.  У  меня  здесь одна мысль пришла,  по поводу
новой программы. А  что если  сделать такой  беспроигрышный гибрид  для всей
семьи! Кулинарно  -эротическое шоу!  Ведущий, студия и  гости. Гости готовят
свои любимые блюда, а в перерывах откровенничают на разные эротические темы.
Тут же  можно  для  большего  охвата  аудитории  ввести  момент  неожиданной
встречи, через много лет, как в программе "От всей души". Мне кажется, народ
клюнет!
     ВАЛЕНТИН: Нормальный зритель будет шарахаться от такого гибрида!
     АНДРЕЙ: Почему это?!
     ВАЛЕНТИН: Потому  что это отвратительно будет смотреться. Глупо и пошло
до невозможности.
     АНДРЕЙ: Ты не знаешь еще, что может из этого получится!
     ВАЛЕНТИН: Черти что получится. Вот посмотри.

     Затемнение. Звучит  специфическая музыка с эротическими  вздохами. Свет
зажигается.  Виден  фрагмент  телестудии  с  расстеленной  кроватью.  Входит
ВЕДУЩИЙ. Его играет АНДРЕЙ. Он в парике и в каком-то ярком балахоне.

     ВЕДУЩИЙ:  Целую  вас   нежно,  мои  любимые   друзья.  Всем  приветики!
Телекомпания  "Свободное  телевидение"  представляет  программу  "Горячее  и
острое"! (аплодисменты невидимого зала) Наши  гости готовят первые  блюда, а
на второе рассказывают о  своей  интимной  жизни. Или,  наоборот, на  второе
рассказывают, а на первое готовят!
     (аплодисменты) Сегодня  у нас очень  необычный  гость! Это не эстрадная
звезда, это не  известный  политик,  это  самая  обыкновенная,  наша  родная
русская бабушка из села Кукуево! Встречайте! Маргарита Илларионовна! (бурные
аплодисменты)

     В студии  появляется БАБУШКА в  платочке и  стареньком  плаще.  БАБУШКУ
играет ВАЛЕНТИН.

     ВЕДУЩИЙ:  Здравствуйте,  Маргарита  Илларионовна!  Посмотрите,  сколько
людей вас приветствует!
     БАБУШКА: Ой ты, Господи!
     ВЕДУЩИЙ: Никогда наверное столько не видели?!
     БАБУШКА:  Нет, ни  за то я удивляюсь,  а за то,  что не  разберу никак,
одежда у тебя вроде женская, а голос низкий, ты кто мужик или баба?
     ВЕДУЩИЙ: Это, как посмотреть. А вообще-то я и сам уже запутался. Ну что
же,  начнем  наше  шоу!  (аплодисменты)  Что  вы  собираетесь   нам  сегодня
приготовить?
     БАБУШКА: Дранички со сметаной.
     ВЕДУЩИЙ: Драники! Это потрясающе! И что же вам для этого потребуется?
     БАБУШКА: Значит так, сперва, картошки само собой...
     ВЕДУЩИЙ: Картошка - Это восхитительно!
     БАБУШКА: Яичек троечку...
     ВЕДУЩИЙ: Три яйца - это великолепно!
     БАБУШКА: Соли, мучицы, да масла постного.
     ВЕДУЩИЙ: Соль, мука и  масло  -  невероятно! Вот ваша картошка (ВЕДУЩИЙ
указывает на красное ведро, стоящее тут же), а остальное сейчас принесут мои
ассистенты. А мы с Вами  пока  присядем и, как это у нас принято, побеседуем
на горячие и острые темы.
     БАБУШКА: Неловко садится-то. Я в уличном, а кровать у тебя разобрана.
     ВЕДУЩИЙ: Садитесь смело! Кровать  - это символ нашей программы! Кровать
и кухонная плита. Два камня преткновения, между которыми мечется современный
человек, не зная, какому из них отдать предпочтение.
     БАБУШКА: Ну ладно, раз мечется, так уж и я сяду.

     БАБУШКА  усаживается  на  одну  сторону  кровати,  ВЕДУЩИЙ  на  другую.
Начинает звучать интимная музыка.

     ВЕДУЩИЙ: Итак, вы  обязаны ответить  на вопрос, на который отвечают все
гости нашей программы: Сколько у Вас было сексуальных партнеров?
     БАБУШКА: Что говоришь?
     ВЕДУЩИЙ: Вам ведь, я знаю, уже немало лет.
     БАБУШКА: Ой, не говори, восьмой десяток разменяла.
     ВЕДУЩИЙ: У вас есть дети?
     БАБУШКА: Как же, дочка взрослая и внучки-близняшки.
     ВЕДУЩИЙ: Не станете же вы утверждать, что у Вас не было мужчин!
     БАБУШКА:  Мой  мужчина сейчас перед телевизором сидит и частит меня  за
то,  что  я его, деда  старого,  без борща на неделю  оставила. Можно  я ему
привет передам?
     ВЕДУЩИЙ: Постойте,  вы говорите про  мужа, а  я имею  в виду внебрачные
связи. Не поверю, что у вас их не было!
     БАБУШКА: Сынок или кто ты там, ты что ж меня, старуху, оговариваешь?!
     ВЕДУЩИЙ: Минуточку, Маргарита  Илларионовна, "честность  во всем" - вот
принцип нашей программы. Вы честно говорите,  сколько морковок кладете в суп
и честно  рассказываете о своих увлечениях! А в  вашем случае, я вам напомню
некоторые  детали:  сорок  семь  лет  назад,  рынок,  вы торгуете  сметаной,
подходит он, после этого заброшенный сарай, стог сена... Не помните? Хорошо,
я приглашаю в студию человека, которого  вы не видели сорок семь  лет!  И он
поможет Вам вспомнить этот день! Встречайте! Иван Афанасьевич Беленький!!

     Аплодисменты, пауза, никто не появляется.

     ВЕДУЩИЙ:  Дорогие  телезрители,  прошу  прощения,  Иван  Афанасьевич  -
человек весьма преклонного  возраста, и довольно  грузный. Наши ассистенты с
минуты на минуту доставят его сюда, а мы с вами пока посмотрим рекламу.
     БАБУШКА: Ах ты, паршивец, Ваньку Беленького откуда-то вытащил! Брехуна,
которого свет  не  видывал!  Он же с крыши, молодой был,  упал, всем  брехал
потом, что  летчиком работает!  Он и тогда еще на меня  глаза свои пялил, да
языком своим  болтал! А теперь вы с ним меня опозорить перед людями  хотите!
Не бывать этому! На тебе!!

     БАБУШКА  резво хватает  ведро  с  картошкой и  надевает его  на  голову
ВЕДУЩЕГО. Картошка дробно высыпается на пол. Затемнение. Слышен свист, крики
и хлопки зрителей.

     Свет  зажигается.  Офис  компании  "Свободное  телевидение". ВАЛЕНТИН и
АНДРЕЙ сидят на своих местах.

     АНДРЕЙ: Отлично, если так будет!  Момент шока  у  зрителя перерастет  в
дикий интерес! Без скандала, между прочим, ничего нового не рождалось.
     ВАЛЕНТИН: Как ты не понимаешь, новое  - это не сочетание того,  что уже
было!  Это внезапная  вспышка  в  мозгу! Оно, как бы,  соединяет в  себе все
варианты, но, одновременно, не похоже ни на один из них!
     АНДРЕЙ: Ты что-то далеко  забрался. Тебе же  не шедевр надо сочинить, а
тупую  передачку  для второго  канала. Уперся  просто, потому  что не  тебе,
великому, мысль хорошая пришла!
     ВАЛЕНТИН:  Твое  шоу нельзя  показывать детям, а  нам было сказано, для
всей семьи. Успокоился?
     АНДРЕЙ: Критиковать все могут. Ты, давай, сам предложи что-нибудь.
     ВАЛЕНТИН: Не могу. Нечего пока.
     АНДРЕЙ: А нечего, тогда молчи!
     ВАЛЕНТИН: А ты мне рот не затыкай.
     АНДРЕЙ: А я говорю тебе, заткнись!
     ВАЛЕНТИН: Что?! Я не понял?!

     ВАЛЕНТИН  и АНДРЕЙ  сходятся в центре офиса со сжатыми кулаками, скорее
разыгрывая прелюдию к драке, чем, по-настоящему собираясь  набить друг другу
физиономии.

     АНДРЕЙ: Ты не можешь меня ударить.
     ВАЛЕНТИН: Почему это?
     АНДРЕЙ: Я упаду и умру от жуткой боли...
     ВАЛЕНТИН: Это мне нравится!
     АНДРЕЙ: И никогда не смогу отдать тебе деньги за видеокамеру.
     Подумай, может, нам лучше не сориться.
     ВАЛЕНТИН: Подумал. Действительно, лучше.
     АНДРЕЙ: Вот, видишь.
     ВАЛЕНТИН: Между прочим, ты отлично вывернулся.
     АНДРЕЙ: Ты мне льстишь.
     ВАЛЕНТИН: Талантливо придумал! Можешь ведь, когда хочешь!
     АНДРЕЙ:  Спасибо,  друг. Ты тоже гений.  Но,  помилуй, неужели ты  и  в
правду хотел меня поколотить?
     ВАЛЕНТИН: Что ты, я погорячился. Прости меня.
     АНДРЕЙ: Это  ты меня  прости.  На  тебя, неподготовленного любителя,  я
обрушил свой грандиозный замысел. Естественно, он смутил тебя.
     ВАЛЕНТИН: Извини  меня,  я забыл,  что  строительный  институт  готовит
профессиональных телесценаристов.
     АНДРЕЙ:  Нет,  это  ты  прости,  я забыл,  что  лишь  диплом  института
кинематографии может служить пропуском в свободное творчество.
     ВАЛЕНТИН: Нет уж, ты меня прости...
     АНДРЕЙ: Стоп. Раз мы с тобой  начали друг у друга прощения просить,  то
сегодня никакого творчества не получится. Надо расходиться.
     ВАЛЕНТИН: Подожди, давай еще подумаем.
     АНДРЕЙ: Ну и подумай. Один. Или, все-таки,  без  меня ты сочинять  не в
состоянии?
     ВАЛЕНТИН: Все. Проваливай. Мне одному даже лучше работается.
     АНДРЕЙ:  Пойду в  "Детский  мир". Я  ребенку  динозавра  обещал купить.
Знаешь, какие у них имена сложные.
     ВАЛЕНТИН: У детей?
     АНДРЕЙ:  Расслабься,  рабочий  день  закончился.   У  динозавров  имена
сложные: завроподы, цератопсы, заурисшии. А моему хулигану хочется динозавра
по имени пахицефалозавр.
     ВАЛЕНТИН: Малыш с фантазией.
     АНДРЕЙ: Не говори, все обои в квартире ободрал.

     Заходит  ИНГА  - координатор  программы "Смех,  да  и Толька".  Длинные
волосы, светлое платье. В руках у нее что-то крохотное пушистое и живое.

     ИНГА: Всем привет.
     АНДРЕЙ:  А, очередная  акция общества  защиты  животных. Дарелл  в юбке
спасает щеночка из-под колес грузовика.
     ИНГА: Это котенок.
     АНДРЕЙ: Не вижу разницы.
     ИНГА: А ты ничего не видишь вокруг, кроме себя самого. Ты так запутался
в своих шуточках, что давно уже говоришь, не то, что думаешь.
     АНДРЕЙ:  Если бы я  сказал, что думаю, меня  бы четвертовали на Красной
Площади. Естественно, ты возьмешь котеночка домой. Каким  он будет по счету,
сто двадцатым?
     ИНГА: Всего лишь седьмым. Я нашла его возле перехода. Между прочим, это
она. Я назову  ее  мама.  Потому что, когда я проходила мимо, она  замяукала
жалобно "мяу-мяу", словно говорила "ма-ма".
     АНДРЕЙ:(ВАЛЕ) Ты слышал, она  говорит (передразнивает)  "ма-ма"?  Какая
прелесть! Дорогая Инга, хочешь хороший совет? Зачем тебе нести этого котенка
домой, кормить его сайрой, штопать разодранные занавески? Лучше отнеси его к
Останкинскому пруду и утопи там.
     ИНГА: Дурак!

     ИНГА  проходит  и  садится  за  свой  стол  с  телефоном.  Кошечку  она
устраивает в выдвинутом ящике стола.

     АНДРЕЙ:(ВАЛЕ) Ты слышал, она сказала (передразнивает) "дурак". "Дурак",
она сказала. Счастливо. Завтра в девять. Трезвыми.

     АНДРЕЙ уходит. ИНГА укладывает  кошечку спать, приговаривая:  "Спи, моя
хорошая. Спи, ласковая моя". ВАЛЕНТИН наблюдает за девушкой. Пауза.

     ВАЛЕНТИН: Ты пришла на звонки отвечать? (ИНГА холодно кивает.) Никто не
звонил. Зрители не смотрят "Смех, да и Толька".
     ИНГА: Тише. Ты ее разбудишь.
     ВАЛЕНТИН: Телефон молчал.
     ИНГА: Кто-то из вас трубку на место не положил.
     ВАЛЕНТИН: Это я реанимацию для Бори вызывал.
     ИНГА: Ой, что с ним?
     ВАЛЕНТИН: Пустяки. Родовые схватки начались.
     ИНГА: Андрей плоско шутит, и ты за ним.
     ВАЛЕНТИН: Это он за мной.
     ИНГА: А мне кажется, это он на тебя влияние оказывает.
     ВАЛЕНТИН: Какое влияние, мы взрослые люди.
     ИНГА: Тогда  объясни мне, взрослый  человек, как это можно все на свете
высмеивать?
     ВАЛЕНТИН: Мне нельзя терять форму.
     ИНГА:  Есть  же  вещи,   над   которыми  просто  нельзя  иронизировать:
материнские чувства, смерть ребенка, вера в Бога.
     ВАЛЕНТИН: Ты куда-то далеко забралась.
     ИНГА: Ну  и  что?  Разве  можно  издеваться над людьми, над чьим-нибудь
добрым поступком?
     ВАЛЕНТИН: Конечно. Мне смешно,  когда ты в свой выходной день заменяешь
Тамару.  А  она,  вместо  того,  чтобы  болеть  дома,  развлекается  в  баре
пресс-центра.
     ИНГА:  Это  ее личное  дело.  Каждый должен  отвечать за поступки перед
своей совестью.
     ВАЛЕНТИН: А если у человека совесть отсутствует?
     ИНГА: Тогда он должен стремиться стать лучше.
     ВАЛЕНТИН: Ты говоришь, как учительница.
     ИНГА: А я и есть учительница. Я, между прочим, Педагогический  институт
закончила, и два года в младших и средних классах отработала.
     ВАЛЕНТИН: Как же ты в этом гадюшнике оказалась?
     ИНГА:   Я   тебе  рассказывала.  Передача  понравилась,  я   пришла   и
попросилась.
     ВАЛЕНТИН: Закрыли передачу-то.
     ИНГА: Снова шутишь?
     ВАЛЕНТИН: Если бы я  захотел пошутить, я бы рассказал  тебе анекдот про
корову, но  я  говорю  серьезно.  Передачу  закрыли.  Не  веришь,  спроси  в
бухгалтерии.
     ИНГА: Что же теперь будет?
     ВАЛЕНТИН: Будем делать другую передачу.
     ИНГА: Какую?
     ВАЛЕНТИН: Я тебе скажу. Если ответишь мне на несколько вопросов.
     ИНГА: Какие вопросы? Зачем это? Нет, я не хочу отвечать.

     ИНГА резко встает.

     ВАЛЕНТИН:  Подожди, не  отказывайся.  Я  объясню,  зачем мне  это надо.
Останься, пожалуйста.

     ИНГА секунду решает, а затем садится на мест.

     ВАЛЕНТИН:  Дело  в том,  что  я очень  часто смотрю  на тебя. Я  смотрю
незаметно, исподтишка, чтобы ты ничего не узнала. Ты, наверное, не замечаешь
этого?
     ИНГА: Замечаю.
     ВАЛЕНТИН:  Я  люблю  смотреть на тебя,  когда ты  говоришь по телефону,
когда  ты  сердишься  на  компьютер,  когда  ты  кушаешь яблоко, или  просто
смотришь в окно. Твои руки, твои глаза, твоя улыбка, она  завораживает меня.
Я знаю наизусть  каждую черточку твоего лица. Но  мне этого мало. Я бы хотел
узнать о тебе еще больше.
     ИНГА: Хорошо, спрашивай.
     ВАЛЕНТИН: Твое любимое время года?
     ИНГА:  Мне  лето  нравится.  Летом  мы  с подружками уезжаем  в  Гурзуф
отдыхать.
     ВАЛЕНТИН: Ты любишь море?
     ИНГА: Когда оно спокойное, и нет медуз.
     ВАЛЕНТИН: А я не люблю море. Я люблю тебя.
     ИНГА: А как же все эти девушки, которые звонят тебе сюда?
     ВАЛЕНТИН: Они глупые курицы.
     ИНГА: Даже та, которая томным голосом говорит: Валентина, пожалуйста...
     ВАЛЕНТИН: Это моя мама, она здесь вообще  не при чем.  У нее хронически
заложен нос.
     ИНГА: Ой, прости, пожалуйста.
     ВАЛЕНТИН: Я люблю только тебя.
     ИНГА: Не смотри на меня так.
     ВАЛЕНТИН: Я тебя смущаю?
     ИНГА: Немного.
     ВАЛЕНТИН: Можно я задам еще несколько вопросов?
     ИНГА: Только не про чувства. Это сейчас сложно для меня.
     ВАЛЕНТИН: Хорошо. Твой любимый писатель?
     ИНГА: Ахматова.
     ВАЛЕНТИН: Твой любимый цветок?
     ИНГА: Роза.
     ВАЛЕНТИН: Ты боишься темноты?
     ИНГА: Да.
     ВАЛЕНТИН: Ты любишь смотреть телевизор?
     ИНГА: Да.
     ВАЛЕНТИН: У тебя много друзей?
     ИНГА: Да.
     ВАЛЕНТИН: Ты замужем?
     ИНГА:(хочет автоматически ответить "да",  но спохватывается) Ну, все! С
меня хватит!
     ВАЛЕНТИН: Не кричи, котенка разбудишь.
     ИНГА: Это кошечка!
     ВАЛЕНТИН: Согласен, только не нервничай.
     ИНГА:  Я-то  думала,  ты  решил  начать все сначала. А ты  опять затеял
жестокие игры. Хочешь посмеяться надо мной? Давай, сейчас это легко сделать.
     ВАЛЕНТИН: Ради Бога, какие игры?
     ИНГА: Злые  и жестокие.  Ты прекрасно  знаешь, я была согласна  жить  с
тобой  без штампа  в паспорте, но тебе надо было поразвлечься. И ты придумал
этот поход в загс, как у "нормальных людей".
     ВАЛЕНТИН: Все было серьезно.
     ИНГА: За исключением того, что ты сбежал  вместе  с  бланком заявления.
Жених ушел  в уборную и не вернулся! В какое положение ты  меня  поставил! С
какой мерзкой улыбкой  меня потом  успокаивала  эта тетка в  кабинете. После
этого я решила уволиться из "Смех, да и Толька". Я  два дня плакала дома. Но
потом я вытерла слезы, и спросила себя, ради чего я должна оставлять любимую
работу?!  Я  решила никогда  не  общаться с  тобой  вне стен офиса.  А здесь
разговаривать с тобой только официальным тоном. Но напрасно я делала строгое
лицо. Ты, с тех  пор,  вообще перестал замечать меня. Какое там  извиниться,
или что-нибудь объяснить! Будто меня на свете не существует. И сценарии тебе
распечатывает теперь Тамара. Хотя это всегда была моя обязанность.
     ВАЛЕНТИН: Вообще-то, распечатывать - это обязанность принтера.
     ИНГА: Сегодня, когда ты, в первый раз за два месяца, заговорил со мной,
я  было подумала,  что тебе стало стыдно. Ты  начал разыгрывать сцену нашего
первого свидания, и я решила тебе подыграть, потому что...
     ВАЛЕНТИН: У тебя отлично получилось.
     ИНГА:  Конечно, мне далеко до рыжей актрисы, которая  приходила сюда на
пробы.
     ВАЛЕНТИН: У меня с ней ничего не было.
     ИНГА: Я решила тебе подыграть, потому  что я, глупая дура, захотела еще
раз услышать слова, которые ты мне тогда говорил.
     ВАЛЕНТИН: Ты их услышала.
     ИНГА: Издевательский вопрос о замужестве, вот что я услышала!
     ВАЛЕНТИН: Прости. Сорвалось. Заигрался.
     ИНГА: Как тогда, в ЗАГСе?
     ВАЛЕНТИН: Нет. Тогда я ушел...
     ИНГА: Сбежал.
     ВАЛЕНТИН: Тогда я сбежал, потому что... мне захотелось чихнуть.
     ИНГА: С меня, действительно, хватит!!
     ВАЛЕНТИН:  Нет, подожди,  правда, честное слово,  когда я делаю  что-то
неправильно,  у меня начинает жутко  чесаться нос.  И,  кажется,  если  я не
чихну, меня просто разорвет на части.
     ИНГА:   Очень  интересно.  Значит,  все  что  было  между  нами  -  это
неправильно? Зачем же ты тогда заговорил со мной?
     ВАЛЕНТИН: Потому что все эти два  месяца нос у меня чесался все сильнее
и сильнее, а это значит, что я все-таки неправильно сделал, что бросил тебя.
     ИНГА: Это я тебя бросила!
     ВАЛЕНТИН: Хорошо, я неправильно сделал, что ты меня бросила.
     ИНГА: Значит, сейчас нос чешется?
     ВАЛЕНТИН: Ужасно.
     ИНГА: Хочешь чтобы он перестал чесаться?
     ВАЛЕНТИН: Очень хочу.
     ИНГА: Хочешь чтобы я тебя простила?

     ВАЛЕНТИН, вместо ответа, очень жалостливо смотрит на ИНГУ.

     ИНГА: Хорошо, я тебя прощаю.
     ВАЛЕНТИН: Так быстро?
     ИНГА: А ты что думал?
     ВАЛЕНТИН: Я думал, придется умолять, стоя на коленях.
     ИНГА: У  меня дома  половина розеток не работает. Настоишься еще, когда
будешь чинить. А что касается прощения, я врать не хочу, давно ждала, что ты
вернешься.
     ВАЛЕНТИН: Как там моя печатная машинка?
     ИНГА: Я ее разбила.
     ВАЛЕНТИН: Сильно?
     ИНГА: Вдребезги.
     ВАЛЕНТИН: Я просто спросил.

     Раздается   резкий   телефонный   звонок.   ИНГА,   от   неожиданности,
вздрагивает, затем берет трубку.

     ИНГА:(в трубку)"Смех, да и Толька" слушает. Мужчина... Да... Я понимаю,
наша передача вам не нравится... И вашей жене тоже? Я понимаю... Но и вы нас
поймите, программа рассчитана на тех, кому нравится подобный юмор... (кладет
трубку) Хам. Который раз  уже звонит. Когда Андрей мне сегодня хамил, почему
ты не защищал меня?
     ВАЛЕНТИН: Я теперь буду, обязательно. Так я сегодня к тебе приеду?
     ИНГА: Нет  уж,  теперь  будет как  у  нормальных  людей. Завтра в  ЗАГС
расписываться, а после, милости просим.
     ВАЛЕНТИН: Завтра я работаю.
     ИНГА: Ничего, выберешь время. Я ту женщину в ЗАГСе  попрошу.  Мы  с ней
нашли  общий язык, она нас без  испытательного срока распишет. Только надень
завтра что-нибудь приличное. У тебя есть?
     ВАЛЕНТИН: Еще бы, костюм снежинки.
     ИНГА: Тебе что-то не нравиться?
     ВАЛЕНТИН: Это я по инерции.
     ИНГА: Может быть, ты меня не любишь?
     ВАЛЕНТИН: Почему, люблю.
     ИНГА: За что, интересно?
     ВАЛЕНТИН: За то, что ты нормальная. Я  в хорошем смысле этого слова. То
есть Ахматова, розы, - это все замечательно, потому что в порядке вещей. Мне
ведь  до  тебя  только  безумные  попадались,  которым  Кортасара и  кактусы
подавай.
     ИНГА: Нормальная - это значит, обыкновенная.
     ВАЛЕНТИН: Я тебя не хотел обидеть.
     ИНГА: Ты меня уже обидел, и даже не заметил этого.
     ВАЛЕНТИН: Прости.
     ИНГА: Ты сейчас домой идешь?
     ВАЛЕНТИН: А что?
     ИНГА: Кошечку заберешь себе. На время.  И ничего  не говори. Тебе нужно
научиться любить животных, может быть, тогда ты научишься любить людей.
     ВАЛЕНТИН:  Да у меня в жизни никаких животных, кроме  воблы к  пиву, не
было. Она же будет писать в тапки!
     ИНГА: Не будет, если правильно воспитаешь.
     ВАЛЕНТИН: Инга, перестань, у моей матери аллергия на шерсть.
     ИНГА: Не переживай,  завтра, после  ЗАГСа,  ты с кошечкой переедешь  ко
мне. Но только после ЗАГСа, понял?
     ВАЛЕНТИН: Понял.
     ИНГА: Вот и отлично. Ты такой красивый. (целует ВАЛЮ)  Пожалей  маму, и
не забудь захватить с собой паспорт. Я за тобой заеду. До завтра.

     ИНГА направляется к выходу.

     ВАЛЕНТИН: Ты куда?
     ИНГА: В бар. Пойду с Тамарой побеседую. Много она себе позволять стала.
Пока, любимый.

     ИНГА уходит. ВАЛЕНТИН заглядывает в ящик стола.

     ВАЛЕНТИН: Подожди, она просыпается! Что мне делать?! Она просыпается!!

     ЗАТЕМНЕНИЕ. Свет зажигается. Тот же офис. Утро следующего дня. ВАЛЕНТИН
в строгом костюме и галстуке стоит возле офисной перегородки и бьется об нее
головой. Между ударами сохраняются одинаковые паузы. АНДРЕЙ стоит тут же и с
интересом  наблюдает  за  коллегой.   ВАЛЕНТИН  прекращает  свое  занятие  и
запускает пятерни себе в волосы. На лице его выражение полной безысходности.

     АНДРЕЙ: Ну что, осенило?
     ВАЛЕНТИН: Нет.
     АНДРЕЙ: А звук был приятный.
     ВАЛЕНТИН: Пустая, потому что. Резонирует.
     АНДРЕЙ: Пожалел бы волосы. Их и так немного у тебя осталось.
     ВАЛЕНТИН: Господи,  было  время,  когда я  был полон идей! Великолепные
замыслы и задумки громоздились в моей голове! Неповторимые  образы рождались
в ней беспрестанно, взрываясь разноцветными вспышками  салюта, и распускаясь
как  яркие  тропические цветы! Каламбуры  сидели  в  ней  один  на другом  и
погоняли друг  дружку! Блестящие остроты переливались всеми  цветами радуги!
Было время, Господи, когда ты щедро одаривал меня! Когда Ты доверху наполнял
мою голову,  позволяя уподобиться тебе, и творить вселенные из ничего! Зачем
же ты теперь оставил меня?!
     АНДРЕЙ: Я и не знал, что ты так религиозен.
     ВАЛЕНТИН: Голова моя  теперь подобна старому компьютеру без процессора,
гранате  без детонатора, мыльнице без мыла, консервной  банке  без лосося  в
масле, средней школе без  учеников. За что ты так жестоко  наказываешь меня,
Господи?! За что лишаешь самого дорогого?!
     АНДРЕЙ: За то, что ты не еврей. Он только евреям всегда помогает.
     ВАЛЕНТИН: Боже мой, я и не знал, что работаю с антисемитом.
     АНДРЕЙ:  Неправда.  Я  сам еврей.  И поэтому  антисемитом быть никак не
могу. Одни евреи по матери, другие, по отцу. А я еврей по соседу. И не делай
удивленные глаза. Когда я был пацаном, я обожал мазать разной гадостью дверь
нашего  соседа  дяди  Глоцера. Однажды дядя Глоцер поймал меня  в  лифте  и,
плюнув мне на макушку, сказал: Быть тебе,  подлый мальчишка, евреем до самой
смерти! И пусть  люди тебя не любят, так же  как и меня! Что я могу сказать,
его пророчество сбылось. Люди меня не  любят, зато  живу  я очень  хорошо. У
меня двое здоровых детей, две женщины, которые все время из-за меня сорятся,
мой дом - полная чаша, моя работа - за большие деньги обсирать все на свете.
Разве это плохая жизнь? Уверен, Он помогает мне во всем.
     ВАЛЕНТИН: Не оставляет убогих.
     АНДРЕЙ: Как же ты завидуешь, даже смотреть на тебя жалко.
     ВАЛЕНТИН: Жалко, не смотри.
     АНДРЕЙ: Не  могу. Ты  такой  симпатичный. Слушай, ты почему  в  костюме
сегодня?
     ВАЛЕНТИН: Не твое дело.

     В офис стремительно заходит ТОЛЬКА  -  ведущий  программы  "Смех,  да и
Толька".  Человек  он сильно  выпивающий. Этим  утром  его мучает  похмелье,
вернее одна из разновидностей похмелья, когда трясет изнутри, и ты не можешь
ни секунды  устоять на  месте.  ТОЛЬКА бросается к сценаристам и принимается
энергично жать им руки.

     ТОЛЬКА: Здорово, братцы! Здорово!
     ВАЛЕНТИН: Привет.
     АНДРЕЙ: Здорово, Толь.
     ТОЛЬКА: Валь, ты чего такой нарядный?
     ВАЛЕНТИН: Неважно.
     ТОЛЬКА: Анекдот последний слышали?
     АНДРЕЙ: Какой?
     ТОЛЬКА: Про лося.
     АНДРЕЙ: Нет.
     ТОЛЬКА: Мне Фоменко рассказал. Короче, лось утром просыпается с жуткого
бодуна. Хреново ему, голова раскалывается. Он, через лес, на дрожащих ногах,
подходит к речке и начинает жадно пить. Сушняк, потому что, его замучил. Так
вот, он пьет, а в этот момент на другой берег выходит охотник, тоже всю ночь
квасил.  Увидел  он лося,  сразу  протрезвел, ружье с плеча, и  "бабах" лосю
прямо в лоб, с двух стволов!  А тому хоть бы что, как пил, так  и продолжает
пить. Охотник удивился, перезаряжает, и обратно "бабах", точно в лоб. А лосю
"по барабану", стоит  себе  и  пьет.  Охотник снова перезаряжает и  "бабах"!
Короче, охотник стреляет, а лось пьет и думает... Лось, значит, думает... Ну
ты знаешь, что в этот момент лось думает.
     ВАЛЕНТИН: Я этого анекдота не слышал.
     ТОЛЬКА:  Черт,  забыл, что лось думает! А  в этот момент лось думает...
Что-то  вроде  того,  что... Подождите,  сейчас  вспомню.  Охотник,  значит,
стреляет,  а  лось,  в  это  время... Какая-то  фраза  смешная  была!  Такая
короткая. Лось подумал, почему, мол... Нет, не "почему". Ну, помоги  же! Как
там?!
     ВАЛЕНТИН: Да не знаю я этого анекдота!
     ТОЛЬКА: А ты не помнишь?
     АНДРЕЙ: Нет, Толь, не помню.
     ТОЛЬКА: И я  забыл дальше,  что ты будешь делать! Ехал мимо, специально
заглянул к вам. Знал, что вы "загруженные" сидите. Хотел развеселить.
     АНДРЕЙ: Ты не огорчайся, после расскажешь.
     ТОЛЬКА: После я и начало не вспомню. Ладно, как настроение?
     АНДРЕЙ: Боевое. Лбом стены прошибаем.
     ТОЛЬКА:  Правильно!  Я  тоже  не  расстраиваюсь,  что  старую программу
закрыли. До смерти, знаешь ли, надоело делать одно и то же. Три года в одном
образе - этого  ни  один приличный артист не выдержит. Помню в институте, за
тот же  срок, сколько я ролей  переиграл! Над моим Королем Лиром вся кафедра
плакала! А здесь что? Убожество! Никакого творческого роста!

     ТОЛЬКА резко поворачивается и уходит за офисную перегородку.

     ВАЛЕНТИН:(шепотом) И  он  еще  говорит о творческом росте! Этот пигмей!
Этот бездарный карлик!
     АНДРЕЙ:(шепотом) Почему карлик? У него рост выше среднего.
     ВАЛЕНТИН: Бездарный карлик - это образ.
     АНДРЕЙ: Понятно. Как бабушка из Кукуево.

     Из-за  перегородки появляется ТОЛЬКА с початой бутылкой дорогой водки и
пластиковыми стаканчиками в руках.

     ТОЛЬКА: Но, тем не менее, надо выпить за упокой нашей программки. Много
лет она нас кормила, и будет некрасиво не проводить ее в последний путь.
     АНДРЕЙ: Мне всегда было любопытно, где ты там водку прячешь?
     ТОЛЬКА: В сейфе, естественно.

     ТОЛЬКА разливает водку по стаканчикам и поднимает один из них.

     ТОЛЬКА: Сказать, что передача была совершенна, этого я сказать не могу.
Были в  ней  свои "проколы", неудачно озвученное видео, плоские шутки, были,
честно сказать, и полностью провальные выпуски. И это  вина  авторов. Наша с
вами вина. Но были и бесспорные удачи. Этого нельзя  отрицать.  Мешки писем,
оборванные  телефоны,  "Теффи" за  лучшую программу года  и,  самое главное,
любовь  простых  телезрителей.  Подумайте  только,  миллионов  телезрителей.
Выходит, не зря мы торчали здесь круглые сутки и вкалывали как  проклятые! И
это не высокопарные слова, когда я скажу, что  передача многим помогала жить
в  наше нелегкое время. Ее  любили,  и, надеюсь, не раз еще  вспомнят добрым
словом! Не чекаемся!

     ТОЛЬКА  выпивает,  АНДРЕЙ  тоже. ВАЛЕНТИН  не  притрагивается к  своему
стаканчику. ТОЛЬКА, выпив, снова убегает за перегородку.

     АНДРЕЙ: Пить с утра - это все равно, что целоваться  с женой. Противно,
но отказаться невозможно.
     ВАЛЕНТИН: Это он торчал здесь круглые сутки?!

     ТОЛЬКА возвращается. Он жует что-то, разгрызая зубами.

     ТОЛЬКА: У меня неприятности  жуткие.  Шофер уволился.  Сам теперь езжу.
Так что приходится  кофейными  зернами заедать. Гаишники-то совсем оборзели.
А, говорят, ты, Толька, оказывается, алкаш! А тебя наши дети смотрят. Плати,
говорят, тройной штраф за растление малолетних.  Кстати, слышали анекдот про
гаишника?
     ВАЛЕНТИН и АНДРЕЙ: (хором) Да.
     ТОЛЬКА: Ну и ладно.

     ТОЛЬКА протягивает сценаристам кофейные зерна на ладони.

     ТОЛЬКА: Хотите?
     АНДРЕЙ: Нет. Спасибо.
     ТОЛЬКА:  Зря. Бодрит.  А  меня,  между  прочим,  режиссером "Свободного
телевидения" собираются назначить.
     АНДРЕЙ: А Быков?
     ТОЛЬКА: На третий канал уходит.
     АНДРЕЙ: Поздравляю.
     ТОЛЬКА:  Рано  еще.  Послезавтра   поеду  к  Воркутинскому,  он  должен
окончательное решение принять.
     ВАЛЕНТИН: При чем тут Воркутинский?
     ТОЛЬКА: Вы как дети малые, сидите тут, друг дружку в бока пихаете и  не
знаете, что в природе творится.  Да Воркутинский уже все под себя подобрал и
"Третий концерн", и "Нечет ТВ", и  "Свободное телевидение" тоже. Фактически,
он наш начальник.
     ВАЛЕНТИН: А ты, выходит, будешь заместителем.
     ТОЛЬКА: Финансы я бы не потянул, а творчество - это моя стихия. В нем я
как рыба в воде! Кстати, о новой программе, сочинили что-нибудь?
     АНДРЕЙ: Ты наши лица видишь?
     ТОЛЬКА:  Ничего-ничего, обязательно напишите, я  же  вас знаю!  Только,
когда будете текст для меня сочинять, побольше импровизации.
     АНДРЕЙ: В смысле?
     ТОЛЬКА: Я бы хотел для  себя побольше игровых  моментов, чтоб было, где
актерски раскрыться, а не просто текст читать и паузы для смеха делать.
     АНДРЕЙ:  Дело  в  том, что у нас  пока даже идеи нет, так  что о тексте
ведущего думать еще рано.
     ВАЛЕНТИН: Дело в том, что мы сочиняем сценарий на другого человека.
     ТОЛЬКА: Очень смешно.
     ВАЛЕНТИН: Я не шучу.
     ТОЛЬКА: И кто же этот другой человек?
     ВАЛЕНТИН: Актер один. Хороший.
     ТОЛЬКА: Известный?
     ВАЛЕНТИН: Нет.
     ТОЛЬКА:  Мне  кажется,  ты  все-таки,  шутишь.   Чтобы  передача  стала
популярной, ее должна вести звезда.
     ВАЛЕНТИН: Или просто хороший актер.
     ТОЛЬКА: О кей, не будем сориться.
     ВАЛЕНТИН: А я с тобой не сорился.
     ТОЛЬКА: Потом об этом поговорим. А сейчас выпьем. За новую программу. У
тебя стакан с прошлого раза еще полный.
     ВАЛЕНТИН: Не хочу пить.
     ТОЛЬКА: Так надо было сразу об  этом сказать. Что  ж теперь  делать, не
выливать же.

     ТОЛЬКА  выпивает  из  своего,  потом  из  Валиного  стакана.  Потом  он
поднимается.

     ТОЛЬКА:  Пойду я, братцы.  Мне  на  это...  На радио  надо.  Счастливо,
Андрей. Не  заглядывайся  слишком  на женский пол.  Еще одного ребенка  тебе
точно не прокормить.
     АНДРЕЙ: Пока, Толь.
     ТОЛЬКА: Счастливо, Валентин.  Никогда больше не называй меня  бездарным
карликом, а то очень пожалеешь! До встречи, братцы.

     ТОЛЬКА забрасывает в рот горсть кофейных зерен и выходит. Пауза.

     АНДРЕЙ: Тебе бы с ним поаккуратнее. Хвалить его потише, что ли.
     ВАЛЕНТИН: Потерпит. Я его два года терпел.
     АНДРЕЙ: А что за актер хороший? Первый раз от тебя слышу.
     ВАЛЕНТИН: Ты его не знаешь. Безумно смешной парень. На Гурвинека похож.
Правда пьет, сволочь.
     АНДРЕЙ: Не пойдет. Есть уже один такой.
     ВАЛЕНТИН: Ты не путай. Мой парень от избытка таланта пьет. Да к тому же
в общежитии атмосфера нездоровая. Вот погоди, вытащу его на пробы, здесь все
ахнут!
     АНДРЕЙ: Слушай, а что, все-таки, лось думает?
     ВАЛЕНТИН: Охотник стреляет, а лось думает: "Что ж  это, я пью, и пью, а
мне все хуже, и хуже?"

     В офис заходит ИНГА в белом платье и с букетом белых цветов в руках.

     ИНГА: Всем привет.
     АНДРЕЙ: Опа! Лучший друг животных. И нарядная какая. В зоопарк, что ли,
собралась? На зверей посмотреть, себя показать?
     ВАЛЕНТИН: (ИНГЕ) Привет.
     ИНГА: Что  это с Толькой случилось? В коридоре  пробежал  мимо меня, не
узнал даже.  Лицо злое, пыхтит как паровоз, локтями работает.  Я в последний
момент успела  к  стенке  прижаться,  а то  бы  зашиб.  Отвечайте, что здесь
произошло?
     АНДРЕЙ: Мы ему сказали, что водка подорожала.
     ИНГА: Фу, ребята, с вами невозможно говорить серьезно.

     ИНГА, радостно улыбаясь, смотрит на ВАЛЮ, но тот отводит глаза.

     АНДРЕЙ: Ты зачем пришла, у тебя же сегодня выходной?
     ИНГА: Не твое дело.
     АНДРЕЙ: А цветы? Ты принесла их мне? Боже мой, я и не замечал, что тебе
нравлюсь!  Давай  же букет сюда! Я  сохраню  его,  как залог нашего счастья,
между страниц "Ветеринарной энциклопедии"!
     ИНГА: Убери руки!
     ВАЛЕНТИН: (АНДРЕЮ) Перестань!
     АНДРЕЙ: Что  такое? Я слышу голос соперника. Два самца с кривыми ножами
сошлись на узенькой тропе!
     ИНГА:(демонстративно ВАЛЕ) Как там моя кошечка?
     АНДРЕЙ:  Как,  ты взял ее  себе? Что  же теперь будет  с твоими ручными
мышками?
     ВАЛЕНТИН: Заткнись!
     АНДРЕЙ:  Сейчас заткнусь,  только сначала расскажу коротенький анекдот.
Жил-был один человек. У него был большой талант. Талант особого свойства. На
каждой работе он умудрялся заводить служебный роман.
     ВАЛЕНТИН: Что ты сказал?
     АНДРЕЙ:   В  последнее  время  ты  какой-то  агрессивный,  может   тебе
записаться во французский легион?
     ВАЛЕНТИН: Ты сейчас сказал слово "талант".
     АНДРЕЙ: Сказал. Ну и что?
     ВАЛЕНТИН: У меня, кажется, появилась идея новой программы.
     ИНГА:(ВАЛЕ) Ты идешь?
     АНДРЕЙ: А вы куда направляетесь?
     ИНГА: Это тебя не касается. (ВАЛЕ) Ты идешь?
     АНДРЕЙ: Стоп. Я, как главный - против. У нас аврал.
     ИНГА: Я тебя в последний раз спрашиваю. Идешь?
     ВАЛЕНТИН: Не могу. Мне нужно рассказать ему идею новой программы.
     ИНГА: Завтра расскажешь.
     ВАЛЕНТИН: Завтра я боюсь ее забыть.
     ИНГА: А меня потерять ты не боишься?
     АНДРЕЙ: О, как здесь все серьезно.
     ИНГА:  Судя по костюму,  ты  собирался пойти  со мной, но  в  последний
момент передумал. Я права?
     ВАЛЕНТИН:  На  мне галстук, потому  что  сегодня  день  рождения  Чарли
Чаплина!
     АНДРЕЙ: Не зря я все-таки выпил.
     ВАЛЕНТИН: И, пожалуйста, не отвлекай нас. Мы работаем. А  у  тебя  есть
свои  обязанности.  Что  ты  там,  отвечаешь на звонки  шизофреников? Вот  и
занимайся своим делом!
     ИНГА:  Ах, ты так?! Да я выходная сегодня, если  хочешь знать! И нечего
командовать, ты мне не начальник!
     АНДРЕЙ:  Друзья,  зачем  сориться?  У  вас  так  много  общего. Вы  оба
ненавидите Петросяна.
     ИНГА:(АНДРЕЮ)  Ты не суйся  не  в свое дело! (ВАЛЕ) А ты не смей больше
приближаться ко мне! Не  смей больше задавать своих подлых вопросов! Не смей
мне  звонить,  и  не смей  больше никогда  ставить мне на стол свою  грязную
кружку! Я не буду ее мыть!

     ИНГА  поворачивается  и   идет  к  выходу.   Резко   останавливается  и
возвращается.

     ИНГА: Чтобы завтра вернул мне котенка!

     ИНГА, швырнув букет в мусорную корзину, уходит.

     ВАЛЕНТИН: (ей вслед) Кошечку.
     АНДРЕЙ: Чего  стоишь?  Беги, догоняй,  успеешь еще! Внизу с лотка чулки
продают. Наверняка она там задержится.
     ВАЛЕНТИН: Тебе  же  сказали, не лезь  ни  в  свое  дело!  Кем  ты  себя
вообразил  Бернардом  Шоу?  Заткнись навсегда,  прораб-любитель!  Иди вон  с
компьютеров в морской бой сыграй! Может, повезет тебе, ничья будет!
     АНДРЕЙ:  Хорошо. Я пойду к компьютеру. Поиграю  с ним.  Тем более он от
тебя выгодно отличается. Если компьютер заклинило, его перезагрузить можно.

     АНДРЕЙ  направляется   к  компьютеру,  садится   за  него,  включает  и
принимается,  с невозмутимым видом,  играть. ВАЛЕНТИН,  постояв  в  стороне,
приближается к сослуживцу.

     ВАЛЕНТИН: Обида? Душевная рана? Рубец на сердце?
     АНДРЕЙ: Нет, я не обиделся. Я укрылся в храме собственного духа.
     ВАЛЕНТИН: Ну и как там?
     АНДРЕЙ: Где?
     ВАЛЕНТИН: В храме.
     АНДРЕЙ: Ничего. Прохладно.
     ВАЛЕНТИН: Выходить оттуда не собираешься?
     АНДРЕЙ: Куда?
     ВАЛЕНТИН: На любимую работу.
     АНДРЕЙ: Нет. У меня там один умник бесится. Я его боюсь.
     ВАЛЕНТИН:  А  если  этот  умник успокоится.  И, во  что  совсем  сложно
поверить, извинится.
     АНДРЕЙ:  Мало.  Подойдет  к  окну  и крикнет,  чтобы  все  слышали,"  я
-бездарность".
     ВАЛЕНТИН: Всего-то? (направляется к открытому окну, высовывается в него
и кричит) Эй, я бездарность!
     АНДРЕЙ: Бальзам на сердце.
     ВАЛЕНТИН: Я бездарность, но у  меня действительно  есть  идея для новой
программы.
     АНДРЕЙ: Что-то по-настоящему  оригинальное, вроде крутящегося колеса  и
отгадывания слов.
     ВАЛЕНТИН: Не угадал. Все гораздо проще. Помнишь, ты сказал "талант".
     АНДРЕЙ: Что ж тебе так это слово понравилось? Кажется оно не матерное.
     ВАЛЕНТИН: Оно натолкнуло  меня на идею. Но  эта идея,  вроде и  не идея
никакая. Ничего сверхестественого. Удивляюсь, как мне раньше не пришло это в
голову. Достаточно было просто оглянуться по сторонам. Буквально, посмотреть
внимательно вокруг себя.
     АНДРЕЙ: Умоляю, хватит вступлений. Говори уже!
     ВАЛЕНТИН: Ладно, мысль такая...










        ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

     Офис компании "Свободное телевидение". ВАЛЕНТИН и АНДРЕЙ.

     ВАЛЕНТИН: Ладно.  Мысль такая.  Помнишь,  нам на  этих кассетах  (рукой
указывает на стопки кассет  в  шкафах) вместе  с домашним видео люди  иногда
присылают сюжеты, где они всякие штуки делают?
     АНДРЕЙ: Еще  бы  забыть  этот цирк уродов. Чего только народ  спьяну не
придумает.
     ВАЛЕНТИН: Я предлагаю, снимать народный конкурс талантов и умений.
     АНДРЕЙ: Хороши  таланты,  один лезвия  жует, другой двести двадцать  на
себе замыкает!
     ВАЛЕНТИН: Ничего экстремального  мы показывать не станем.  Там  же ведь
есть много забавного и трогательного. Помнишь, маленькую девочку, которая по
комнате на воздушных шариках летает. Всероссийский конкурс талантов, а?
     АНДРЕЙ: Тоже мне новая мысль. Такая передача во всех странах есть.
     ВАЛЕНТИН: Ну и что? А в нашей-то еще нет! И потом у нас это будет целое
движение! Видеорекорды со всех концов страны! Народные умельцы демонстрируют
свои  таланты  в   роскошной  студии!  Телемосты  с   крупными   городами  и
незначительными поселками! Безумно дорогие призы телезрителям. А  называться
это будет, я думаю, "НАДО"!
     АНДРЕЙ: Что ты думаешь надо?
     ВАЛЕНТИН:  Я  не  думаю, что  что-то  надо!  Я  думаю, передача  должна
называться "НАДО"! "Народные достижения" - сокращенно "НАДО"!
     АНДРЕЙ: ДОПА.
     ВАЛЕНТИН: Что?
     АНДРЕЙ: Мой личный творческий девиз. "ДОПА", означает "Долой пафос".
     ВАЛЕНТИН:  В этой передаче пафос будет уместен. В случае,  если  пафоса
будет слишком много, его будет нивелировать...
     АНДРЕЙ: Когда тебе надо, ты так красиво говоришь!
     ВАЛЕНТИН: Пафос будет  сглаживать  ведущий - парень, о  котором  я тебе
рассказывал.
     АНДРЕЙ: А, алкоголик.
     ВАЛЕНТИН:  Он  потрясающий  артист.  А  главное,  он  обладает  истинно
народной внешностью.
     АНДРЕЙ: Красный нос, синяк под глазом.
     ВАЛЕНТИН:  Утомил своими шутками. Ты  представь  себе, огромная студия,
нарядные зрители, световые  пятна безумствуют, сверкает зеркальный  потолок,
на трех экранах  одновременно идут  клипы с лучшими сюжетами и,  среди этого
великолепия,  появляется  небольшого  росточка   человек.  В  простом  сером
пиджачке,  ужасно обаятельный,  словом,  мужичок свой в  доску.  Не полюбить
такого невозможно! Он появляется и говорит, смешно шепелявя...
     АНДРЕЙ: Он у тебя алкоголик, да еще и с дефектом речи?!
     ВАЛЕНТИН: Он  всего одну букву не очень хорошо выговаривает, но это ему
очень идет. Тем более буква та редко встречается.
     АНДРЕЙ: Твердый знак, что ли?
     ВАЛЕНТИН: Мой  парень  - он гений! Ты сразу  со мной согласишься, когда
его увидишь!
     АНДРЕЙ: У нас разные вкусы. Тебе ведь и лук вареный нравится.
     ВАЛЕНТИН: Может у тебя есть своя кандидатура? Так предложи.
     АНДРЕЙ: Пожалуйста,  та рыжая актриса, с которой  ты здесь на  два часа
запирался.
     ВАЛЕНТИН: Это были пробы.
     АНДРЕЙ: Не сомневаюсь.
     ВАЛЕНТИН: Преимущество моего парня  состоит в том, что  он феноменально
общителен.  Он моментально находит контакт с любым человеком... Я тебя очень
прошу, дорогой мой, выслушай до конца, не перебивай.
     АНДРЕЙ: Когда тебе надо, ты такой вежливый.
     ВАЛЕНТИН:  На людей мой парень действует чудесным образом. Увидев  его,
все  сразу улыбаются!  Представляешь,  он  ездит  по  всей стране... Нет, он
летает по всей стране! У программы есть свой  вертолет! Он  так и называется
"НАДОЛРТ"!
     АНДРЕЙ: Недолет.
     ВАЛЕНТИН:  Молчи!  А  теперь,  молча, представь  себе картину,  ведущий
летает на вертолете по разным уголкам  нашей с тобой Родины ищет  самобытные
таланты.

     Затемнение. Из тишины нарастает звук  работающих вертолетных  лопастей.
Звук  становится  оглушительным,  затем  постепенно  стихает.  Высвечивается
фрагмент  деревянного  забора.  В  заборе  имеется  калитка.  Возле  калитки
деревянная  скамейка.  Калитка  открыта  настежь.  В  дверном  проеме  видны
очертания частного  дома  стоящего в глубине  двора.  Появляется  ВЕДУЩИЙ  с
микрофоном в руке, и в сером пиджачке. ВЕДУЩЕГО играет АНДРЕЙ.

     ВЕДУЩИЙ:   (слегка   шепелявя)   Здравствуйте,   дорогие   телезрители!
Здравствуйте, участники и будущие участники нашего народного
     конкурса! Телекомпания  "Свободное телевидение" представляет  программу
"НАДО"!   Сегодня   наш   безотказный   "НАДОЛРТ"   приземлился  на  окраине
замечательного села  Кукуево. Здесь в маленьком частном домике уже много лет
проживает пенсионерка  Маргарита  Илларионовна Трихлеб. По  нашим сведениям,
она обладает совершенно уникальным талантом. В этом, я  надеюсь,  мы  с вами
сможем   сейчас  убедиться.   (зовет)   Маргарита  Илларионовна!   Маргарита
Илларионовна! Где  же она? Странно, мне сказали, что она  целыми днями сидит
на этой скамейке и кормит голубей. Маргарита Илларионовна!

     В этот момент дверь калитки отходит от забора и оказывается, что за ней
стояла БАБУШКА. БАБУШКУ играет ВАЛЕНТИН. БАБУШКА сильно напугана.

     ВЕДУЩИЙ: А, вот  вы где! Здравствуйте, Маргарита Илларионовна. Как ваше
здоровье?
     БАБУШКА: Было лучше, пока ты на голову не свалился.
     ВЕДУЩИЙ: Простите, что  все получилось так неожиданно. Просто мы хотели
застать вас в домашней обстановке. Что-то не видно ваших ручных сизарей.
     БАБУШКА: Всех ты распугал своей вертелкой.  Меня саму чуть Кондратий не
хватил. Думала, конец света начинается.
     ВЕДУЩИЙ: Маргарита  Илларионовна,  дорогая,  простите,  ради  Бога.  Мы
специально прилетели из Москвы, чтобы снять вас для нашей передачи.
     БАБУШКА: Передачи? И слова такого слышать не хочу. Была я уже  на одной
такой  передаче. Сраму натерпелась, передать нельзя. Так что лети обратно  в
свою Москву. Здесь все люди приличные живут. (идет к калитке)
     ВЕДУЩИЙ:  Подождите,  мы  всего-навсего  хотим  показать зрителям  ваше
умение, ваш талант.
     БАБУШКА: Какой талант?
     ВЕДУЩИЙ: Нам сказали, что вы умеете имитировать звук гавайской гитары.
     БАБУШКА: Кто сказал?
     ВЕДУЩИЙ:(широко улыбаясь) Это наш секрет.
     БАБУШКА: Так ты посмеяться надо мной хочешь? Ну, погоди!

     БАБУШКА скрывается  в  калитке  и через секунду  возвращается с красным
ведром полным картошки.

     БАБУШКА:  Угощу  я  тебя  сейчас  сырой  картошечкой! Надолго мой  обед
запомнишь!

     БАБУШКА заносит ведро, чтобы высыпать картошку на голову ВЕДУЩЕМУ.

     ВЕДУЩИЙ: Не  надо,  Маргарита Илларионовна! Мы просто хотим,  чтобы вся
страна  узнала,  что есть такая замечательная  бабушка из  Кукуево,  которая
умеет делать то, что  не умеет делать  никто другой.  Вот  я, например, умею
шевелить  ушами. Ерунда. Так  почти  все  умеют,  но  я  все  равно  каждому
показываю. Вот, смотрите.
     БАБУШКА: (продолжая держать на весу ведро) Чего-то не шевелятся.
     ВЕДУЩИЙ:  Это  потому что  я волнуюсь.  Как  вы  не понимаете, если  вы
выиграете, вам очень ценный приз дадут.
     БАБУШКА: (опуская ведро) Какой приз?
     ВЕДУЩИЙ: Квартиру в центре Нью-Йорка.
     БАБУШКА: А в центре Воронежа, можно?
     ВЕДУЩИЙ: При чем здесь Воронеж?
     БАБУШКА: У меня дочка там. Чтобы к ней поближе.
     ВЕДУЩИЙ: Все можно устроить, но для этого надо победить. Так как насчет
гавайской гитары?
     БАБУШКА: Ой,  давно это было! С подружками баловалась. Тебе ведь Ванька
Беленький об этом рассказал?
     ВЕДУЩИЙ: Нет смысла скрывать...
     БАБУШКА: Он-он, паскудник.
     ВЕДУЩИЙ: Ну, пожалуйста.
     БАБУШКА: Ладно уж, слушай.

     БАБУШКА зажимает одну ноздрю пальцем и играет на второй ноздре, выдыхая
со звуком воздух,  слегка бьет  по ней  пальцем. Получаются протяжные звуки.
БАБУШКА играет "Утомленное солнце".

     ВЕДУЩИЙ:  Сколько  на  свете  людей, столько  и умений! И это  на  деле
доказала  Маргарита  Илларионовна  Трихлеб!  Спасибо  Вам  огромное.  Мы  же
отправляемся  в  славный  город   Пензу.  Там  один  человек  надувает  ртом
автомобильные шины.
     БАБУШКА: Подожди.  Без  обеда не  отпущу.  Драники мои  попробуешь, вот
тогда про умения и будем разговаривать. У меня,  кстати, дед мой очень ловко
умеет  с груши  на заднее место  падать. Три  раза  уже падал и хоть бы что.
Может ему  тоже  посоревноваться? (зовет)  Дед, дед, иди сюда! Тебя, дурака,
снимать приехали!

     Затемнение. В темноте голос БАБУШКИ: "Опять в погреб за вареньем полез,
обжора  старый!" Свет  зажигается.  Офис  компании "Свободное  телевидение".
АНДРЕЙ яростно трясет Валину руку.

     АНДРЕЙ: Поздравляю, мой друг ! Я так рад, я просто счастлив!
     ВАЛЕНТИН: Ты руки давно мыл?
     АНДРЕЙ: Поздравляю, от всей души, поздравляю!
     ВАЛЕНТИН: С чем?
     АНДРЕЙ: Как же, наш чудный гений, наш  творец, наш  мистер оригинальная
мысль, первый  раз  в жизни  предложил, безусловно  вторичную,  а,  главное,
ворованную идею.
     ВАЛЕНТИН: Что ты городишь?!
     АНДРЕЙ:  Поздравляю,  вы  приняты  в  клуб   посредственностей.   Самый
многочисленный клуб на земле.  Люди здесь собрались  маленькие. Звезд с неба
не  хватают. Зачем  им  звезды? Там чего-нибудь  стащат,  переделают,  здесь
подсмотрят,  за свое выдадут. Зато головой об стенку не бьются, живут в свое
удовольствие. Так что, милости просим.
     ВАЛЕНТИН: Да пошел ты, знаешь куда?!
     АНДРЕЙ: Знаю, я там третий год работаю.
     ВАЛЕНТИН:  Я  ничего не ворую! Я возьму  основной  принцип и сделаю все
по-другому. Пойми, на телевидении все уже придумано, ничего нового родить не
получиться.
     АНДРЕЙ: А как же вспышка в мозгу?
     ВАЛЕНТИН: Самое главное, ни "что", а "как" - это закон телевидения.
     АНДРЕЙ: Кто это заговорил о законах, наш интеллектуальный бунтарь?
     ВАЛЕНТИН: В таком случае, быстро предлагай что-нибудь свое, а не  то  я
тебе телевизор на голову надену!
     АНДРЕЙ: Легко.
     ВАЛЕНТИН: Быстро предлагай!
     АНДРЕЙ: Я подумать минуту могу?
     ВАЛЕНТИН: Минуту?
     АНДРЕЙ: Ни больше.
     ВАЛЕНТИН: Валяй.
     АНДРЕЙ: (после  паузы) А, вообще, мне твоя затея  очень  даже нравится.
Свеженько, бодренько, а главное для всей семьи.
     ВАЛЕНТИН: Что ж ты, гад, меня тогда злишь?!
     АНДРЕЙ: Люблю наблюдать, как у тебя брови дыбом встают.
     ВАЛЕНТИН: Свинья ты, после этого.
     АНДРЕЙ:  Я не свинья, я -  Сальери.  В современном, уцененном варианте.
Шучу.  Не обижайся,  от этого полнеют.  Идем сценарий расписывать,  нам  его
завтра сдавать.
     ВАЛЕНТИН: Только я за компьютером сижу.
     АНДРЕЙ:  Нет, я  сижу, а  ты у  меня  за  спиной, изредка, даешь глупые
советы.
     ВАЛЕНТИН: Я за компьютером.
     АНДРЕЙ: Нет, я!
     ВАЛЕНТИН: Тогда, думаю, сломанный акваланг?
     АНДРЕЙ: Да. Сломанный акваланг решит.

     ВАЛЕНТИН и АНДРЕЙ,  не сговариваясь,  одной рукой  берут  друг друга за
нос, а другую руку с часами поднимают и засекают время.

     ВАЛЕНТИН и АНДРЕЙ:(хором) Три-четыре.

     Они задерживают дыхание, кто  дольше.  Щеки их  постепенно раздуваются,
лица краснеют. Судя по виду, ВАЛЕНТИН тяжелее  переносит отсутствие воздуха,
и вот-вот  проиграет.  Но,  неожиданно, АНДРЕЙ,  скосив  глаза в сторону,  с
шумом, выдыхает. Он первым замечает входящую в офис ИНГУ.

     ВАЛЕНТИН: Все! Проиграл! Я за компьютером!

     ВАЛЕНТИН осекается, потому что он, как и АНДРЕЙ, видит  ИНГУ. Перемены,
которые с ней произошли, иначе, как разительными не назовешь. Вместо длинных
светлых волос  -  короткая  прическа  цвета вороньего крыла.  Вместо  белого
платья  -- маечка  - топик с большим декольте  и черные обтягивающие кожаные
шорты. Даже взгляд у  ИНГИ переменился, стал  решительным, если не  сказать,
наглым. В руке у нее связанные между собой  боксерские перчатки.  Сценаристы
стоят с открытыми ртами. ИНГА с удовольствием наблюдает за их реакцией.

     АНДРЕЙ: Мать моя женщина!!
     ИНГА: Если бы я была твоей матерью, я бы забыла тебя в роддоме. Ну, как
у вас тут дела? Сочинили передачу? Или вы все это время друг друга за носики
дергали?  Странные  у  вас  какие-то отношения. Я-то, лично,  ничего не имею
против, но некоторые люди уже начали поговаривать...
     АНДРЕЙ: Инга.
     ИНГА: Внимательно тебя слушаю.
     АНДРЕЙ: Скажи на милость, что ты с собой сделала?
     ИНГА: Всего лишь новую прическу.
     АНДРЕЙ: Вот это черное у тебя на голове...
     ИНГА: Да. Безумно дорогая и страшно модная.
     АНДРЕЙ: А что это на тебе...
     ИНГА: Нравится?
     АНДРЕЙ: Ослепляет!
     ИНГА: Всегда мечтала носить такое.
     АНДРЕЙ: Что же тебя останавливало?
     ИНГА: Представь себе, я думала, что у меня толстые ноги.
     АНДРЕЙ: Да, что ты?
     ИНГА: А сегодня вдруг поняла, что никакие они не толстые.
     АНДРЕЙ: От всей души поздравляю!
     ИНГА: И, кстати, твои насмешки меня больше не задевают.
     АНДРЕЙ:  (покосившись на ВАЛЮ) Я  бы не посмел смеяться. Мне твой новый
образ очень нравится, немного смущает, правда, вон тот  огромный брелок  для
ключей.
     ИНГА: Это не брелок, а боксерские перчатки.
     АНДРЕЙ: Решила заняться боксом?
     ИНГА: Полгода как занимаюсь, просто от вас скрывала.
     АНДРЕЙ: Постой, значит, все это время я рисковал?
     ИНГА: Смертельно.
     АНДРЕЙ: А правду говорят, что в женском боксе  помада  должна  быть под
цвет трусов?
     ИНГА: Я, между прочим, специально зашла, чтобы задать тебе один вопрос.
     АНДРЕЙ: А драться не будешь?
     ИНГА: Нет.
     АНДРЕЙ: Уф, от сердца отлегло.

     Раздается телефонный звонок. ИНГА берет трубку.

     ИНГА: (в трубку)  Алло, "Смех, да и  Толька слушает". (Несколько секунд
слушает, а затем  отвечает тоном,  которого  у нее  раньше не было) Мужчина,
если вам не нравится наша передача,  идите в театр, сядьте  на дальний  ряд,
посадите рядом свою жену и орите на нее!!

     ИНГА бросает трубку.

     АНДРЕЙ: (ВАЛЕ) Ты видел! Она ведь теперь сможет и полком командовать!
     ИНГА: (АНДРЕЮ) Я пришла тебя спросить, хочешь поехать со мной в Гурзуф?
     АНДРЕЙ: Куда?
     ИНГА: В Гурзуф. На море.
     АНДРЕЙ:  Море, теплое  пиво,  нос шелушится,  песок в  плавках. Нет, не
хочу.
     ИНГА: Я серьезно.
     АНДРЕЙ: Ты не ошиблась адресом?
     ИНГА: Не думаю.
     АНДРЕЙ: Слушай, подруга, имей совесть. Явилась, треугольники хитроумные
строить? Нет, мне дружба дороже.
     ИНГА: Тогда передай своему другу, чтобы животное оставил себе.  Я кошек
больше дома не держу!
     АНДРЕЙ: А кого теперь, крокодилов?
     ИНГА: Не твое дело. А на юг я поеду с Альбертом.
     АНДРЕЙ: Знал я одного Альберта.  Отличный парень. В  пять лет соблазнил
свою сестру и поджег детский дом. Сейчас  ворует коляски у инвалидов. Не он,
случаем?!

     Но  ИНГА   уже  не  слышит  его  слов.  Она  вышла  из  офиса.  Следует
продолжительная пауза.

     ВАЛЕНТИН: Ты видел, я выиграл?
     АНДРЕЙ: Разве?
     ВАЛЕНТИН: Ты первый вдохнул!
     АНДРЕЙ: Да я до сих  пор  не дышу.  Шутка. Не кипятись. Ты выиграл.  Ты
победил, мой маленький.

     АНДРЕЙ обнимает ВАЛЮ за плечи, и ведет его к компьютеру, разговаривая с
ним как с ребенком.

     АНДРЕЙ: Кто у нас самый лучший, самый красивый и самый умный?
     ВАЛЕНТИН:(включившись в игру)Агу.
     АНДРЕЙ:  Правильно. Валечка  у  нас  самый лучший. Сейчас  он сядет  на
стульчик, и  будет  нажимать пальчиками  на  кнопочки. А на  экранчике будут
появляться буковки.

     ВАЛЕНТИН садится за компьютер и включает его.

     ВАЛЕНТИН:  У меня есть  одна  задумка: оформить  студию,  как  цирковую
арену. А сюжеты проецировать на куполе.
     Валь, грандиозно! Можно я тебя обниму?
     ВАЛЕНТИН: Попробуй. (обнимаются) Главное, чтоб никто не вошел.

     Затемнение. Свет  зажигается.  Прошла  неделя. Тот  же офис. ВАЛЕНТИН и
АНДРЕЙ. Между ними стоит БОРЯ. Он жует в руках у него листки бумаги.

     ВАЛЕНТИН:  Борис, повтори,  пожалуйста,  что  он тебе  сказал.  Только,
умоляю, не жуй, как цирковая лошадь! Мы здесь извелись, пока тебя ждали!
     АНДРЕЙ: Валентин два раза плакать принимался.
     БОРЯ:(прожевывая)Я  полдня у  него в  приемной  без  питания  просидел.
Все-все, перехожу к делу. Воркутинскому ваш сценарий очень понравился!
     ВАЛЕНТИН и АНДРЕЙ:(хором) Йес!!

     Отработанное движение и их ладони встречаются в воздухе.

     БОРЯ: Ему понравилось все без исключения, и сама задумка, и  частности.
Короче, он дает деньги и, естественно, эфир.
     ВАЛЕНТИН: (АНДРЕЮ) Ты самый гениальный сценарист на свете!
     АНДРЕЙ:  Нет,  гений  - ты!  Хочешь я украду  фуражку  у того придурка,
который тебя вчера без пропуска не пустил?
     ВАЛЕНТИН: Очень хочу.
     БОРЯ: Правда, у него есть несколько крохотных замечаний.
     ВАЛЕНТИН: Так я и знал.
     БОРЯ:  Все  остается,   как  вы  написали.  Всего  лишь  два  маленьких
исправления. Во-первых, Воркутинский против вертолета.
     ВАЛЕНТИН: Кто говорил про неограниченную смету?
     БОРЯ: Вертолет - это слишком дорого.
     ВАЛЕНТИН: На чем же ведущий будет разъезжать, на велосипеде?
     АНДРЕЙ: Который называется "надопед".
     БОРЯ: Не надо  пошлостей. Найдем  ему  приличный транспорт.  Во-вторых,
цирковая арена это здорово, я сам  люблю цирк, но Воркутинский хочет  что-то
попроще.
     ВАЛЕНТИН: Чтобы ведущий стоял на фоне деревянного забора?!
     БОРЯ: Не надо утрировать. Просто, не значит уродливо. В третьих...
     ВАЛЕНТИН: Ты говорил, всего два замечания.
     БОРЯ: Я устал, сбился со счета, что тут  такого? Здесь вот какой нюанс,
у  Воркутинского  я  встретился  со  спонсорами.   Милые  ребята,  не  жлобы
какие-нибудь. Они выдвинули одно маленькое условие.
     ВАЛЕНТИН: Маленьких условий не бывает, тем более у спонсоров.
     БОРЯ:  Это  ерунда,  сущая мелочь.  Все остается, как вы  придумали, но
нужно поменять название.
     ВАЛЕНТИН: Может, у них есть предложения?
     БОРЯ: Есть. Программа будет называться "Шторы и жалюзи".
     ВАЛЕНТИН: Ты что, с ума сошел?!
     БОРЯ: Не  я, а те ребята. Их  фирма называется "Шторы и жалюзи". Они их
везде устанавливают.
     ВАЛЕНТИН: Это немыслимо, это абсурд!
     БОРЯ:  Почему?  Название  такое можно  обыграть. Например,  ведущий,  в
начале каждой программы объявляет: Откройте свои шторы и полюбуйтесь на наши
таланты...
     ВАЛЕНТИН: ...  А после поднимите  свои жалюзи и идите, куда подальше! Я
отказываюсь в этом бреде участвовать!
     АНДРЕЙ:  Перестань психовать. Мы с  тобой столько  мозги напрягали. Все
сделали в лучшем  виде, и тут ты  хочешь все  бросить. Всего  один маленький
компромисс, могло быть хуже.
     ВАЛЕНТИН: Хуже компромисса, только убийство с разбоем.
     АНДРЕЙ: (БОРЕ) А может поговорить с теми толстосумами?
     БОРЯ: Бесполезно. Они ребята милые, но упрямые.
     АНДРЕЙ: Ну, подумай, ты же взрослый человек.
     ВАЛЕНТИН: (БОРЕ) Обещай мне, что это последнее сволочное условие.
     АНДРЕЙ: Интересно, как правильно произносить, "жалюзи" или "жалюзи"?
     ВАЛЕНТИН: Заткнись, а.
     БОРЯ: Вот и ладненько. Когда мы посмотрим на твоего хваленого артиста.
     ВАЛЕНТИН: Послезавтра он придет.
     БОРЯ: Камеру закажем. Надо его на пленку будет снять.

     БОРЯ заходит к себе за перегородку. 

     АНДРЕЙ: Не переживай. От этого лысеют.
     ВАЛЕНТИН: Ты  почему  еще  здесь.  Обещал  мне фуражку принести. Или ты
хвастал?
     АНДРЕЙ: Мое слово тверже гранита на станции метро Баррикадная. Встречай
меня с оркестром через минуту.

     АНДРЕЙ уходит. Тут же из-за перегородки появляется БОРЯ.

     БОРЯ: Валентин, я хотел тебе сказать пару слов.
     ВАЛЕНТИН: Хотел, так говори.
     БОРЯ: Я не сообщил самого главного. В результате сегодняшнего совещания
у Воркутинского,  бюджет программы обрел, так  сказать,  определенные, очень
ограниченные рамки.
     ВАЛЕНТИН: Что же, и на велосипед не хватит?
     БОРЯ: Я о другом, и совсем без иронии. Ваши с Андреем зарплаты пришлось
сильно урезать.
     ВАЛЕНТИН: Насколько сильно?
     БОРЯ: Более чем  в  половину. Тем  не менее, это все  равно  достаточно
большие деньги.  Не уверен насчет  Андрея,  он человек семейный, но понимаю,
что тебя, как настоящего профессионала, подобная сумма может не устроить. И,
поэтому, нарисую тебе некий вариант развития событий.
     ВАЛЕНТИН: Ну-ка.
     БОРЯ:  Предлагаю  тебе,  как  лидеру  сценарной группы,  отказаться  от
помощника. Писать все самому, и получать за двоих. Предложение это  деловое,
серьезное. Если ты согласен, тебе придется  лишь поговорить с Андреем и, без
обид, объяснить ему все.
     ВАЛЕНТИН: Чего же ты с ним сам не хочешь поговорить?
     БОРЯ: Это забавно, конечно, но я не люблю скандалов. Валентин, ну в чем
проблема, мы же с тобой понимаем, что твой товарищ стоит. В профессиональном
отношении, я имею в виду.
     ВАЛЕНТИН: Лично меня новые  условия устраивают. А без Андрея я работать
не стану.
     БОРЯ: Тогда, вопрос снят.

     Заходит гордый АНДРЕЙ в милицейской фуражке.

     АНДРЕЙ: Как вам? Он ничего не заметил. На. (отдавая фуражку ВАЛЕ) В ней
конфеты удобно хранить.

     В этот момент в офис забегает ТОЛЬКА. Лицо у него озабоченное.

     ТОЛЬКА: Всем привет. (БОРЕ) Пошепчемся.
     БОРЯ: Я вообще-то занят.
     АНДРЕЙ:(ВАЛЕ) Пойдем, не будем смущать начальство.

     ВАЛЕНТИН и АНДРЕЙ уходят.

     ТОЛЬКА:  Я  в ярости. Меня трясет!  Я только что  упал,  представляешь?
Выходил  из машины, поскользнулся и упал.  Прямо у всех на  виду. Как в этом
дурацком домашнем видео. Ты был у Воркутинского.
     БОРЯ: Был.
     ТОЛЬКА: Почему мы с тобой не встретились? Он тебя принял?
     БОРЯ: Да.
     ТОЛЬКА: А меня нет, представляешь?  В который раз. Секретарша  в парике
мне  так и сказала, в ближайшее время принять не может. Что  это значит,  "в
ближайшее время".
     БОРЯ: Не знаю.
     ТОЛЬКА: Но он же мне обещал! Ты же сам слышал. Ты же слышал.
     БОРЯ: Что-то такое было. Неконкретное.
     ТОЛЬКА: Нет же. Он ясно сказал, "повышение". Что ж это творится-то?
     БОРЯ: Не знаю.
     ТОЛЬКА: А кто знает? Я же ведь  не мальчик ему! Не  мальчик ведь! У нас
есть кофе?
     БОРЯ: Нет.
     ТОЛЬКА: А сахар?
     БОРЯ: Ничего не покупали.
     ТОЛЬКА: Почему? Надо Ингу послать. Даже, вон, заменитель кончился.  Где
его покупают, заменитель сахара?
     БОРЯ: В магазине.
     ТОЛЬКА: В каком?
     БОРЯ: Не знаю.

     Пауза.

     ТОЛЬКА: Врач сказал, можно, когда тяжело!

     Решительно уходит за перегородку. Слышно, как он там возится.

     БОРЯ: Я сменил код.
     ТОЛЬКА: (появившись из-за перегородки) Какой он теперь? Говори, умираю.
     БОРЯ: Не могу тебе сказать.
     ТОЛЬКА: Почему?
     БОРЯ: Новая программа, новые люди, новые документы.
     ТОЛЬКА: Как же так... Погоди... А что же, бутылка моя?
     БОРЯ: Я твоей водкой компьютер протер. Там на донышке было.
     ТОЛЬКА: Что же мне теперь, экран лизать прикажешь?
     БОРЯ: Не знаю.

     Затемнение.  Вечер  того же  дня. За  столом  с  телефоном сидит  ИНГА.
Появляется ВАЛЕНТИН. ИНГА бросает на  него  взгляд и тут же  отворачивается.
ВАЛЕНТИН секунду стоит  и  смотрит  на  ИНГУ, затем  скрывается  за  офисной
перегородкой.  Слышится щелчок,  и  из-за нее начинает звучать магнитофонная
запись: шум моря, набегающие волны и крики чаек. ВАЛЕНТИН показывается из-за
перегородки, и медленно приближается к ИНГЕ, декламируя Ахматову.

     ВАЛЕНТИН: Бухты изрезали низкий берег,
     Все паруса убежали в море,
     А я сушила соленую косу
     За версту от земли на плоском камне.
     Ко мне приплывала зеленая рыба,
     Ко мне прилетала белая чайка,
     А я была дерзкой злой и веселой
     И вовсе не знала, что это - счастье...

     Неожиданно, на  середине стихотворения, шум моря начинает  искажаться и
прерываться,  чайки  переходят  на  бас.  ВАЛЕНТИН, не  дочитав, убегает  за
перегородку и возвращается с кассетой.

     ВАЛЕНТИН: Ну вот, пленку зажевало.
     ИНГА: Валь, уйди, а.
     ВАЛЕНТИН: Да, глупо получилось. Извини.

     ВАЛЕНТИН, постояв еще чуть-чуть, поворачивается и уходит.

     Затемнение. Свет  зажигается. Тот же офис. Прошли сутки. В центре офиса
стоит видеокамера на штативе. На офисной перегородке  натянута синяя материя
- фон для  проб ведущего. Напротив работающего  телевизора сидят ВАЛЕНТИН  и
АНДРЕЙ. Слышатся удары гонга и неразборчивая речь комментатора.

     ВАЛЕНТИН:(после паузы) Идиотизм.
     АНДРЕЙ: Может, переключить?
     ВАЛЕНТИН: Думаешь, бокс вызывает у меня болезненные ассоциации?
     АНДРЕЙ: Да ну, надоело. Хоть бы стукнули друг друга, для разнообразия.
     ВАЛЕНТИН: Но танцуют красиво.
     АНДРЕЙ: Медленно.
     ВАЛЕНТИН: Нежно обнявшись.
     АНДРЕЙ: Что-то шепчут друг дружке разбитыми губами.
     ВАЛЕНТИН: Слова любви.
     АНДРЕЙ: И заплывшие глаза смотрят так ласково.
     ВАЛЕНТИН: Но какой-то мужик хочет их разлучить.
     АНДРЕЙ: Это рефери.
     ВАЛЕНТИН: Он ревнует.
     АНДРЕЙ: Негодяй, смотри, добился-таки своего.
     ВАЛЕНТИН: Который час?
     АНДРЕЙ: Половина.
     ВАЛЕНТИН:   Мне  пора.  Приготовься,  скоро   увидишь  гения!  Ты  чего
оглядываешься?
     АНДРЕЙ: Смотрю, куда в обморок падать буду.
     ВАЛЕНТИН: Молодец, тебе бы в КВНе играть.

     ВАЛЕНТИН встает и идет к выходу.

     АНДРЕЙ:  Только  после  тебя.  Встретишь  внизу  злого  милиционера   с
застуженной головой, передавай привет.

     ВАЛЕНТИН  уходит.  С другой  стороны БОРЯ  затаскивает  пьяного  вдрызг
ТОЛЬКУ. Обращается он с ним очень бережно.

     БОРЯ: Анатолий, тебя больше не тошнит?
     ТОЛЬКА: И меньше тоже.
     АНДРЕЙ:(выключая  телевизор)  Ух  ты! Давно уже  мечтаю достичь  такого
состояния, но здоровье не позволяет.
     ТОЛЬКА: А ты плюнь на здоровье! Тфу!
     АНДРЕЙ: Трезвая мысль.
     БОРЯ: Аккуратно. Еще несколько шагов.
     ТОЛЬКА: Я - Чингисхан!
     БОРЯ: Никто в этом не сомневается. Только не падай, пожалуйста.
     ТОЛЬКА: Толька, не падай. Не падай, Толька. Это же каламбур.

     ТОЛЬКА падает.  БОРЯ бросается его  поднимать. АНДРЕЙ  помогает ему.  С
трудом  ставят ТОЛЬКУ на  ноги  и  уводят  за  перегородку.  Выходят  оттуда
отряхиваясь.

     АНДРЕЙ: А вот в коллег плеваться не обязательно!
     БОРЯ: Тише, пусть заснет.
     АНДРЕЙ: С чего вдруг такая забота?
     БОРЯ: Я честно тебе скажу, с чего. Анатолий теперь наш начальник.
     АНДРЕЙ: Не понял.
     БОРЯ: Что тут непонятного? Начальник - это тот, кто всеми руководит.
     АНДРЕЙ: Ты не раздражайся, объясни, его...
     БОРЯ:  Да.  Он  теперь   главный  режиссер   "Свободного  телевидения".
Воркутинский его сегодня назначил.
     АНДРЕЙ: Это он, выходит, назначение спрыснул?
     БОРЯ: Чтобы я так жил, как он спрыскивает.
     АНДРЕЙ:  Нет, Толька  нам намекал, но,  удивляюсь,  как  же  все быстро
меняется в этом мире.
     БОРЯ: Наше дело не удивляться, а правильно реагировать.
     АНДРЕЙ: Вот и я думаю, может ему подушечку принести?
     БОРЯ: У  него теперь есть где отдохнуть.  Воркутинский ему даже комнату
возле себя отвел.

     Из-за перегородки появляется качающийся ТОЛЬКА.

     ТОЛЬКА: Не комнату, а кабинет!
     АНДРЕЙ: Смотри-ка, он все слышит.
     ТОЛЬКА: Лучший  кабинет  с тремя  кондиционерами!  Воркутинский  всегда
думал обо  мне! Он  просто был занят, но  теперь, вы  все будете  компьютеры
лизать  и анекдоты мои слушать!  Кстати,  вот  вам один,  про  собачку. Идет
собачка...
     АНДРЕЙ: Лови его.

     АНДРЕЙ  и  БОРЯ  подхватывают  падающего  ТОЛЬКУ  и  снова  заносят  за
перегородку. Выходят из-за нее.

     АНДРЕЙ: А как там, мое предложение?
     БОРЯ: Могу тебя поздравить.
     АНДРЕЙ: Правда?
     БОРЯ:  Воркутинский сегодня окончательно утвердил  твой сценарий.  Даже
смету подписал.
     АНДРЕЙ: У меня же все не дешевле.
     БОРЯ: Дорого, сказал Воркутинский, но актуально.
     АНДРЕЙ: А что в нем такого актуального, не объяснил?
     БОРЯ: Актуально  в  нем то, что  на  него  деньги есть, а замечательная
фирма  "Шторы  и  жалюзи"  от   сотрудничества,   по  неизвестным   причинам
отказалась. А деньги на "Горячее и острое" Толька  нашел.  По каким-то своим
каналам. Воркутинский это  оценил. Толька,  кстати,  помимо всего,  назначен
ведущим новой программы. Есть возражения?
     АНДРЕЙ: Лучшей кандидатуры и представить себе невозможно.
     БОРЯ: Уважаю гибких сотрудников. Что касается Валентина...
     АНДРЕЙ: Я все улажу.
     БОРЯ: Где он, кстати?
     АНДРЕЙ: Актера своего, хваленого, встречать  пошел.  Хотели  же сегодня
пробы устроить.
     БОРЯ: Вот  и устрой. Только,  прошу тебя, без скандалов. Не люблю я их.
Пойду в бухгалтерию. Чаю с девочками попью.

     БОРЯ уходит, потирая руки. С другой стороны появляется ВАЛЕНТИН.

     АНДРЕЙ: О, какое лицо у тебя непростое. Где же твой гений?
     ВАЛЕНТИН:  Не  пришел.  Напился, сволочь,  в  драбадан. Я  в  общежитие
звонил. Он даже "алло" не смог сказать.
     АНДРЕЙ: Не падай духом. На другой день его вызовем.
     ВАЛЕНТИН: Здесь Боря был?
     АНДРЕЙ: Как ты догадался?
     ВАЛЕНТИН: Руки друг об дружку тер. Чую запах паленного.
     АНДРЕЙ: Шутишь.
     ВАЛЕНТИН: Нисколько. Больше никто не заходил.
     АНДРЕЙ: Нет. Офис пуст. Не шелохнется ксерокс. Молчит принтер. Не гудит
факс, не ползет из него, завиваясь, бумага.

     ВАЛЕНТИН подходит к окну.

     ВАЛЕНТИН: На улице дождь начался.
     АНДРЕЙ: Пора закрыть шторы и опустить жалюзи.
     ВАЛЕНТИН: Что же мне не везет так, все время?
     АНДРЕЙ: Слишком многого требуешь от людей.
     ВАЛЕНТИН: Может быть.
     АНДРЕЙ:  (слегка повысив голос) Я давно хотел тебе  сказать,  может, мы
несправедливы  к  Тольке?  В  конце концов,  парень  он неплохой. На съемках
старается.  Тексты  наши  зубрит. Иногда  у него  что-то  получается. Как ты
думаешь?
     ВАЛЕНТИН: Я, по - прежнему, думаю, что он жалкий  кретин, который попал
в  театральный институт, а потом и в  кадр телекамеры  случайно, по стечению
каких-то немыслимых обстоятельств.  Да,  еще потому,  что он  выбирает  себе
богатых собутыльников. Досадная ошибка природы,  бездарный карлик -  вот  он
кто, твой Толька.

     Из-за офисной перегородки  появляется  рычащий ТОЛЬКА.  И  бросается на
ВАЛЮ.

     ТОЛЬКА: (кричит) Кто карлик?! Загрызу, собака!!
     АНДРЕЙ: Толя, Толя, спокойно.
     ТОЛЬКА: Растопчу насмерть!
     ВАЛЕНТИН: Откуда он взялся?
     АНДРЕЙ: Не знаю, может, специально спрятался.
     ТОЛЬКА: Что, испугался? Ты мне в глаза скажи, что ты там тяфкал.
     ВАЛЕНТИН: Я сказал, что ты - ноль. Пустое место.
     ТОЛЬКА: Что?
     ВАЛЕНТИН:  Любую,  самую хорошую идею  ты можешь  испортить, изгадить и
даже не заметить этого
     ТОЛЬКА: Вот гад-то паршивый!
     ВАЛЕНТИН:  Такие  как ты поганят этот  мир своим  бесцельным  и  пошлым
существованием.
     ТОЛЬКА: Чем-чем? Пусти меня, я его в рулон скатаю!
     АНДРЕЙ:  Толь,  перестань.  Ведешь себя неприлично. Тебе  теперь  марку
держать полагается.
     ТОЛЬКА: Ах, да, ты уволен, умничек.
     ВАЛЕНТИН: Иди, проспись, звезда экрана.
     ТОЛЬКА: Ты уволен, не понял. Пошел вон со "Свободного телевидения"!!

     Забегает БОРЯ.

     БОРЯ: Что ж вы так орете, даже в бухгалтерии слышно.
     ВАЛЕНТИН: Толька связки тренирует. Мечтает меня уволить.
     БОРЯ: Почему же мечтает, имеет полное право.
     ТОЛЬКА: Имею право, ты понял!
     ВАЛЕНТИН: Ты имеешь право, не закусывать, после первой.
     ТОЛЬКА: Я плевать хотел на твои подколки, ты здесь больше не работаешь.
     БОРЯ: Валентин, Анатолий действительно может уволить любого  из нас. Он
теперь наш худрук.
     ВАЛЕНТИН: Как это?
     ТОЛЬКА: А вот так!
     БОРЯ: Его Воркутинский сегодня назначил.
     ТОЛЬКА: Пошел вон, тебе два раза повторять?
     ВАЛЕНТИН: Но меня ТЫ на работу брал.
     БОРЯ: К сожалению, это теперь не имеет значения.
     ТОЛЬКА: Что, съел?
     ВАЛЕНТИН: Борь, что ж ты творишь-то, ты же знаешь, он проспится завтра,
где был, не вспомнит.
     ТОЛЬКА: Я сегодня был... неважно где, а ты, проваливай.
     БОРЯ:  Прости, Валентин,  но мы  вынуждены с  тобой распрощаться.  Толя
теперь главный. Он распорядился.
     ВАЛЕНТИН:  Ну уж нет. Мне плевать, кого там назначили. Здесь главный --
я! Я все придумываю. Я все сочиняю. И я вам всем указываю, что делать. А без
меня вы и шагу сделать не сможете!
     БОРЯ: Ты о новой программе?
     ВАЛЕНТИН:  Да, дорогой.  Она  уже  в  эфире  стоит.  "Шторы  и  жалюзи"
называется, вспомнил?

     ТОЛЬКА заливисто смеется.

     БОРЯ:  Ошибаешься. В эфирной сетке стоит программа "Горячее и  острое".
Воркутинский сегодня окончательно остановился  на сценарий этого кулинарно -
эротического шоу.
     ВАЛЕНТИН:  Ах, вот  оно что! Как  же я раньше-то не понял. Меня, словно
осенило сейчас, бывает же такое. (АНДРЕЮ) Это же ты все устроил.
     АНДРЕЙ: Нечего только на меня наезжать, сам во всем виноват.
     ВАЛЕНТИН: А я смотрю, стоит в сторонке.  Молчит. Скромничает. Чего ж ты
мне  не  сказал,  что  дерьмо  свое  подсовываешь?  Я  бы там  хоть  запятые
расставил.
     АНДРЕЙ: Нечего...
     ВАЛЕНТИН: Карманный интриган засуетился.
     АНДРЕЙ: Нечего было на меня давить. Не нравится, твое дело. Я от  своих
идей из-за этого отказываться не собираюсь.
     ВАЛЕНТИН: По-настоящему, я на тебя еще не давил.
     БОРЯ: Ребята, выяснять отношения вне стен офиса.
     ТОЛЬКА: (АНДРЕЮ) Дрон, не боись, я за тебя болею.
     ВАЛЕНТИН: Знаешь что, Андрюша, сволочь ты оказался порядочная. Узнали б
твои дети, что бы они сказали тогда?
     АНДРЕЙ: Ура, сказали бы дети, папа выиграл.
     ВАЛЕНТИН: Выиграл, говоришь.

     ВАЛЕНТИН   резко  замахивается,   и   АНДРЕЙ,   некрасиво   согнувшись,
прикрывается рукой.

     ТОЛЬКА: Мочи!!
     БОРЯ: Мужики, прекратите!
     ВАЛЕНТИН: (АНДРЕЮ) Не бойся, маленький. Я тебя бить не стану. Дядечка в
телевизоре говорил, что драться нехорошо.

     ВАЛЕНТИН поворачивается и идет к выходу.

     ТОЛЬКА: Ну, ничего не будет. Это скучно.

     ТОЛЬКА по перегородке оседает на  пол и, как будто, задремывает.  Возле
выхода ВАЛЕНТИН сталкивается с ИНГОЙ. На ней строгий костюм. Вид у нее очень
деловой.

     ИНГА:  (БОРЕ)  А я,  для  шоу,  массовку бесплатную нашла. Студенты  из
института Культуры. Будут хлопать, как заведенные. И кормить их не надо.
     ВАЛЕНТИН: Инга, хорошо, что ты пришла. Давай  поедем на море. Вместе, и
надолго. Я говорю абсолютно серьезно.
     ИНГА: Прости, я еду на юг вместе с Андреем.
     ВАЛЕНТИН: (АНДРЕЮ) Это правда?
     АНДРЕЙ: Подожди, она тебе неправильно все сказала.
     ИНГА: (АНДРЕЮ) Что ж ты за мерзавец такой?
     АНДРЕЙ:  Дело в том, что  отпуск у  нас попадает на  одно время. Мы оба
обожаем Гурзуф. И, совершенно случайно, взяли билеты в один поезд.
     ВАЛЕНТИН:  Друг  мой,  ты  меня   убиваешь.   Это  даже  как-то  смешно
получается.
     АНДРЕЙ: Пойми,  мы и не планировали  жить  там  вместе.  Разные номера,
разные пляжи, разные лежаки... Ты не можешь ударить старшего!

     ВАЛЕНТИН резко бьет АНДРЕЯ по лицу.

     АНДРЕЙ: Нет, оказывается, можешь.
     ИНГА: Браво.

     ТОЛЬКА, не разлепляя глаз, аплодирует.

     БОРЯ: Мужики, вы очумели?! Здесь же камера! Она бешеных денег стоит.

     БОРЯ хватает камеру на штативе, и уволакивает ее за перегородку.

     АНДРЕЙ:  Ну  что  ты наделал, а?  Я теперь шепелявить  буду,  как  твой
артист.
     ВАЛЕНТИН:  Давным-давно жили  на свете  динозавры.  Они  были глупые  и
веселые. Они бегали,  резвились, и  давили всех на своем пути. А потом вдруг
взяли, и разом вымерли.

     ВАЛЕНТИН уходит.

     АНДРЕЙ: (ИНГЕ) А ты, боксом занимаешься. Могла бы за меня вступиться.
     ИНГА: Эти  студенты, которых  я нашла, им ничего не надо.  Ни денег, ни
обеда, ни перекуров. Они будут хлопать, хлопать и хлопать....
     АНДРЕЙ: (ИНГЕ) Почему вы девушки так любите неудачников? Да, почему  вы
любите неудачников, не  любите  удачников, и  ненавидите дачников?  Неплохой
каламбур получился, а?

     Из-за офисной перегородки выглядывает БОРЯ.

     БОРЯ: Ушел?
     АНДРЕЙ: Ушел. Вылезай, не бойся.
     БОРЯ: А куда ушел?
     АНДРЕЙ:  Я тебе  скажу, куда.  Он теперь  на  шестой канал пойдет.  Там
сейчас сценаристов ищут. Наверняка туда и  отправится. Не  веришь? Зуб  тебе
даю. Выбитый зуб.

     Затемнение. Свет зажигается.  Мы видим фрагмент  телестудии со  столом,
как  в программе "Новости".  За столом сидит ВЕДУЩИЙ -  его  играет АНДРЕЙ и
БАБУШКА - ее играет ВАЛЕНТИН.

     ВЕДУЩИЙ:    Уважаемые   телезрители,    только    что   вы   посмотрели
развлекательно-познавательное  шоу  "Свободное  телевидение".  И  нам,   его
создателям, естественно, не терпится узнать, пришлось ли оно вам по вкусу. К
сожалению, в данный момент нас разделяет экран.  Но, несмотря на  это, у нас
есть   счастливая  возможность,   прямо   сейчас,  узнать  мнение   рядового
телезрителя.   Знакомьтесь,   Маргарита  Илларионовна   Трихлеб.   Уважаемая
Маргарита Илларионовна, вам понравилось?
     БАБУШКА: Что?
     ВЕДУЩИЙ: То, что вы сейчас увидели.
     БАБУШКА: А, это. Мерзость. Одно слово, поганство!
     ВЕДУЩИЙ: Почему, позвольте узнать?
     БАБУШКА:  Ни  одного  человека  хорошего!  Недоделки  одни!   Возились,
возились битых два часа, а  под конец и совсем совесть  потеряли! Если у вас
все здесь такие, то я телевизор в жизни больше не включу!
     ВЕДУЩИЙ: Я бы не стал говорить обо всех, но такие ситуации случаются.
     БАБУШКА: Мне дела  мало,  что там  у  тебя случается!  Ты  мне красивое
показывать должен! Сделай так, чтобы в конце без подлости, чтоб те два парня
и дальше дружили крепко.
     ВЕДУЩИЙ: Но подумайте, это же будет неправдой.
     БАБУШКА: А мне твоя правда и не нужна.
     ВЕДУЩИЙ: Мне очень жаль, но в жизни так не бывает.
     БАБУШКА: А я тебе покажу сейчас, что в жизни бывает!

     БАБУШКА нагибается, и вынимает  из под стола красное ведро с картошкой.
Она поднимает его над головой ВЕДУЩЕГО.

     ВЕДУЩИЙ: Только не это!
     БАБУШКА: Вспомнил? Досыта ведь накормлю, знаешь меня!
     ВЕДУЩИЙ: Прошу вас, уберите ведро. Хорошо, я  сделаю, как  вы  сказали.
Они будут дружить, уволятся с телевидения, уедут в село Кукуево  и будут там
вместе пасти коров.
     БАБУШКА: Посмеяться надо мной хочешь?
     ВЕДУЩИЙ: Ради Бога, что вам еще от меня надо?
     БАБУШКА: У нас шоферы хорошо получают.
     ВЕДУЩИЙ:  Пускай.  Они  будут  дружить,  устроятся  шоферами  и  станут
работать на одном тракторе посменно.
     БАБУШКА: И чтобы тот, главный, Валентин, женился на Ирке.
     ВЕДУЩИЙ: На Инге.
     БАБУШКА: Чтоб расписались, как нормальные люди.
     ВЕДУЩИЙ: Ну, это уж совсем невозможно!
     БАБУШКА: Я тебе что сказала!

     Поднимает ведро еще выше над головой ВЕДУЩЕГО.

     ВЕДУЩИЙ: Хорошо-хорошо, распишутся.
     БАБУШКА: Вот, то-то.
     ВЕДУЩИЙ: Уберите, пожалуйста, ведро.
     БАБУШКА: Ты мне не указывай. Прощайся наперед с людями, как положено.
     ВЕДУЩИЙ: Дорогие телезрители,  все хорошо, что хорошо кончается.  Всего
вам самого доброго. Не поминайте лихом. Пока.

     Затемнение.  В  темноте  слышится  дробный  звук  рассыпаемой  по  полу
картошки и голос БАБУШКИ: "Ой, прости, драгоценный, не удержала, руки слабые
стали".


     З А Н А В Е С

     Охраняется законом об Авторском праве РФ
     Постановка пьесы невозможна без письменного согласия автора.

     © Родион Андреевич Белецкий 1999 год
     тел. 2996998
     4923291
     974 01 11 (аб.72556)



   Родион Белецкий.
   Соня

---------------------------------------------------------------
     © Copyright Родион Белецкий
     Email: rodion@ns.cnt.ru
     Date: 08 Aug 2000
     Охраняется законом об Авторском праве РФ
     Постановка пьесы невозможна без письменного согласия автора.
---------------------------------------------------------------


     (пьеса в двух действиях)


        ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
     СЕМРН ОДНОРАЛОВ
     Его МАМА
     ИВАН
     КЛАРА
     КАПИТАН ВОЖИКОВ
     БАЮН
     Спящие


        ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

     Квартира  СОНИ  и его МАМЫ.  Прихожая,  переходящая в  большую комнату.
Справа коридор, ведущий на кухню, слева двери во вторую, маленькую  комнату.
Входная дверь прямо посередине прихожей.
     МАМА  с ночным горшком в руках стоит на стуле перед раскрытыми дверцами
антресолей, которые расположены над коридором.

     МАМА:(очень громко кричит) Соня! Сонюшка!

     МАМА бьет железной крышкой об горшок.

     МАМА:(кричит) Соня! Сонюшка! Вставай!

     Пауза.

     МАМА:(кричит) Соня! Сынок!
     СОНЯ:(из глубины антресолей) Который час?
     МАМА: Девятнадцать тридцать.
     СОНЯ: А день?
     МАМА: Суббота. Седьмое число.
     СОНЯ: А зачем мне число? Мне число не нужно.

     Из глубины  антресолей высовывается рука. МАМА  передает ночной горшок.
Рука с горшком исчезает в темном квадрате антресолей.

     МАМА: Как ты себя чувствуешь?
     СОНЯ: Спать хочу.
     МАМА: Я тебе курочки нажарила. С корочкой.
     СОНЯ: А другого ничего нет?
     МАМА: Нет, сынок, нету.

     Только  теперь голова СОНИ  высовывается  из антресолей. У него бледное
опухшее лицо. Волосы взьерошенны.

     СОНЯ:  Ладно,  тащи. Буду  давиться.  Погоди.  Заметила,  этот придурок
сверху гитару свою ни разу не включал. Даже странно.
     МАМА: Ой, Сонюшка, ты же ведь не знаешь, пропал он.
     СОНЯ: Вот счастье-то!
     МАМА: Жена  его  молодая к  нам приходила.  Глаза на  мокром  месте.  В
понедельник, говорит, вышел  на площадку лестничную ведро вынести и  пропал.
Никто его с  тех пор и не видел. Она уже и в милицию ходила - все без толку.
Говорит, что-то с ним страшное случилось. Предчувствие у нее.
     СОНЯ: "Предчувствие" - ерунда все это! Погулять он пошел.
     МАМА: Да на нем ничего, кроме штанов, не было.
     СОНЯ: Плевать на него! Зато мне теперь никто не мешает. Я, мать,  снова
эту  девушку  во  сне  видел.  В  белом  плаще.  Она  со  мной  так  ласково
разговаривала,  потом  подошла ко  мне,  за  руку  взяла и... тут, на  самом
интересном  месте,  пропала она  и какой-то мужик мерзкий  непонятно  откуда
появился. Рожа  злая.  Смотрит  на  меня,  скалится,  а  сам, представляешь,
детскую  коляску  качает.  Я его спрашиваю, тебе чего надо? А он скалится, и
все  качает, коляску-то свою. А  потом и говорит мне,  хочешь,  говорит, мое
радио послушать? И тут  ты меня  разбудила.  Я так и  не понял, какое  такое
радио?
     МАМА: Надо в "соннике" посмотреть.
     СОНЯ: Ладно, давай курицу волоки.
     МАМА: Бегу, бегу.

     В этот момент раздается стук в дверь. МАМА и СОНЯ замирают.

     МАМА: Кто там?
     ВОЖИКОВ:(за дверью) Участковый.

     СОНЯ  моментально  скрывается на  антресолях,  МАМА  закрывает  за  ним
дверцы, сходит  со  стула,  отодвигает его  к стене, прячет под  него ночной
горшок, подходит к входной  двери и открывает  ее. В квартиру резво забегает
капитан  ВОЖИКОВ.  На  нем милицейская  форма, в  руках стопка книг с яркими
обложками.

     ВОЖИКОВ: Где он?
     МАМА: Кто?
     ВОЖИКОВ: Ваш сын, Семен Одноралов, седьмой год уклоняющийся от службы в
армии.
     МАМА:(заучено, как урок) Сколько  лет назад, не помню, собрал вещички и
уехал не знаю куда. И с тех пор ни слуху ни духу, ни письма, ни бандероли. Я
вся измучалась, извелась. Материнское  сердце, сами знаете. Ночами  не сплю,
все думаю, где он, что с ним, живой ли, здоровый? Время-то нынче...

     МАМА замолкает, потому что  замечает, что ВОЖИКОВ  повторяет ее монолог
слово в слово с теми же интонациями и жестами.

     ВОЖИКОВ: Наизусть уже выучил. Где он?
     МАМА: Не знаю.
     ВОЖИКОВ: А с кем вы только что говорили? Я за дверью все слышал.
     МАМА: Это вы телевизор слышали.
     ВОЖИКОВ: Телевизор? Подержите книжки.

     ВОЖИКОВ  сует  МАМЕ  стопку  книг  которые  принес  с  собой  и  быстро
направляется в маленькую комнату.

     ВОЖИКОВ:(из комнаты)  Телевизор холодный, как собачий нос, это  значит,
что его давно не включали.

     ВОЖИКОВ выходит из комнаты и спешит по коридору на кухню.

     МАМА: Тогда это  я сама с  собой разговаривала. У меня бывает. Я иногда
сама себе даже анекдоты рассказываю. С бородой.

     Со стороны кухни слышится грохот и из коридора появляется ВОЖИКОВ.  Он,
морщась, потирает коленку.

     ВОЖИКОВ: Кто с бородой?
     МАМА: Анекдоты. И сама смеюсь.

     МАМА, в доказательство, хихикает.

     ВОЖИКОВ: А кому вы столько курицы наготовили?
     МАМА: Себе. Я всегда на неделю делаю.
     ВОЖИКОВ:  Там ее  на  целый  месяц.  Кстати, она,  эта курица,  то есть
кастрюля с курицей с плиты упала. Сама.

     Внезапно слышится храп. Видимо СОНЯ успел уже заснуть в своем убежище.

     ВОЖИКОВ: Что это?
     МАМА: Трубы шумят.
     ВОЖИКОВ: И часто?
     МАМА: Очень. Может, чайку выпьете?
     ВОЖИКОВ: Я  прекрасно  знаю, что  вы его прячете. Думаете,  мне надоест
сюда  ходить?  И  не надейтесь! Я не  подростковый прыщ, который со временем
исчезает. Я злокачественная, нет, я доброкачественная опухоль!

     ВОЖИКОВ забирает у МАМЫ книжки и  выходит. МАМА закрывает за ним дверь.
Прислушивается, затем  резко распахивает дверь. За ней,  согнувшись пополам,
стоит ВОЖИКОВ.

     ВОЖИКОВ: Да, я подслушивал. И мне абсолютно не стыдно!

     ВОЖИКОВ  разгибается  и  уходит.  МАМА  закрывает  дверь,  берет  стул,
забирается на него и стучит в дверцы антресолей.

     МАМА: Сынок, Сонюшка, отбой. Ушел прыщ, будь он неладен.

     МАМА открывает антресоли. Смотрит внутрь.

     МАМА: Соня! Умаялся, бедненький.



     ЗАТЕМНЕНИЕ. ПРОШЛО ТРИ МЕСЯЦА.

     КВАРТИРА СОНИ. Полутьма. Входная дверь открывается и в квартиру заходит
ИВАН -  мужчина  с бородой. Оказавшись в прихожей, он несколько раз  вдыхает
воздух, а затем  громко чихает. В квартире  пыльно. ИВАН прикрывает за собой
дверь, шарит  рукой по стене  и,  не найдя выключателя, достает  из  кармана
дворницкой куртки фонарик и зажигает его.
     Луч фонарика скользит по прихожей, заглядывает в комнату, в коридор, во
вторую комнату. ИВАН осматривает квартиру. Наконец  луч пробегает по дверцам
антресолей, движется дальше, затем возвращается и освещает дверцы.
     ИВАН  стоящий  в  углу  берет  стул,  ставит  его  в  начале  коридора,
забирается  на  стул, открывает  дверцы антресолей. ИВАН  направляет  внутрь
антресолей луч фонарика, протягивает вслед за лучом руку и трясет,  лежащего
там  СОНЮ,  еще  не  до  конца  понимая,  что  это  человек.  Внезапно  СОНЯ
просыпается и, увидев незнакомца, громко орет. ИВАН от  неожиданности падает
со стула. Сейчас же вскакивает, шарит руками по стене, находит выключатель и
зажигает свет.
     .
     СОНЯ: Ты кто такой? Ты вор?
     ИВАН: Какой же я вам вор, я - дворник. Это надо же, так напугать!
     СОНЯ: Ты не из милиции?
     ИВАН:  Дворник  я, дворник. Я снег убираю  большой  такой  лопатой. Это
зимой было, а сейчас я мусор подметаю, веником вожу туда-сюда. Дворник я.
     СОНЯ: А мама?
     ИВАН: Странно, что вы интересуетесь. Моя мама  в деревне живет. Она там
работает.  Свое  хозяйство.  Пять  кроликов,  одна  корова,  картошки  сорок
соток...
     СОНЯ: Где моя мама?
     ИВАН: Постойте, вы сын той женщины, которая здесь жила?
     СОНЯ: Что значит, жила?
     ИВАН: И вы ничего не знаете?
     СОНЯ: Нет.
     ИВАН: Тогда я вам сочувствую, очень сочувствую.
     СОНЯ: Что с моей мамой?
     ИВАН: Вы только сильно не расстраивайтесь, пропала она.
     СОНЯ: Что ты говоришь, я не понимаю.
     ИВАН:  Пошла в магазин и  пропала. Соседка сумку  ее нашла возле лифта,
дверь вашей квартиры была не заперта, все на месте, а  мамы вашей нет. Вы не
отчаивайтесь. Может, она к родственникам поехала.
     СОНЯ: Она не могла меня бросить.
     ИВАН:  Да это я просто так сказал, чтобы вас утешить. На самом деле она
наверняка навсегда пропала. И  не она  первая. Этот же дом проклятым  теперь
называют.  Сперва учитель с детьми  из первого  подьезда, потом парень прямо
над вами, затем мама ваша. Почти все  кто жили разьехались от страха.  Самые
отважные остались. Сколько здесь милиции перебывало, ужас какой-то
     СОНЯ: Это когда случилось?
     ИВАН: С вашей  матушкой? Сейчас точно  скажу.  У меня  на числа  память
хорошая. Зимой. Восьмого февраля. Ровно три месяца назад.
     СОНЯ: То есть сегодня...
     ИВАН: Восьмое мая.
     СОНЯ: Я что же, три месяца проспал?
     ИВАН: Это меня не касается. Всего хорошего. До свидания.

     ИВАН хочет уйти.

     СОНЯ: Погоди. Ты зачем приходил?
     ИВАН:  Ах,  да, вы  извините, что я  к вам  без  приглашения  заявился.
Матушка ваша исчезла, да  и вы, мне  сказали, где-то скрываетесь.  Так что я
думал, что квартира пустует. Все дворники разбежались, не хотят с этим домом
связываться.  Я  по случаю и нанялся, двор, подьезды убирать. За жилплощадь.
Квартир-то  много освободилось.  Мне в  Жэке сказали,  неофициально конечно,
выбирай, говорят,  любую.  Я ходил,  смотрел. Ваша  мне понравилась.  Думал,
половину  вещей  в той комнате запру,  половину на антресоли,  а  сам  здесь
расположусь. Но раз квартира не пустует....

     ИВАН открывает входную дверь.

     ИВАН: ...я пойду. До свидания.
     СОНЯ: Подожди. Принеси мне горшок, он где-то там, в ванной.
     ИВАН: Простите, а вы что, сами не можете?
     СОНЯ: Не могу, я ходить не умею.
     ИВАН: Вы болеете?
     СОНЯ: Не знаю.
     ИВАН: Я вам врача тогда вызову.
     СОНЯ: У нас телефона нет.
     ИВАН: Тогда я вниз сейчас спущусь, там участковый дежурит, он вызовет.
     СОНЯ: Нет! Не говори ему обо мне! Он за мной охотится!
     ИВАН:  В таком  случае,  извините,  я  больше ничего не  могу  для  вас
сделать.
     СОНЯ: Слушай, мужик, помоги мне, а?
     ИВАН: Нет. Простите. У вас свои дела, у меня свои.

     ИВАН быстро  идет в коридор  ,  и через  секунду возвращается  с ночным
горшком в руке. Отдает его СОНЕ.

     ИВАН: Вот. В остальном, я вам не помощник.
     СОНЯ: Да я даже слезть отсюда не смогу!
     ИВАН: В этом доме каждый за себя. Извините.

     ИВАН выходит из квартиры и закрывает за собой дверь. СОНЯ надевает себе
на голову горшок и утыкается лицом в руки.  Плечи его вздрагивают,  кажется,
он плачет.

     СОНЯ: Мамочка, мама, что же мне делать, мамочка моя...

     . СОНЯ  несколько раз повторяет  эту фразу,  а  затем затихает,  слышно
только,  как  он  всхлипывает.  Входная   дверь  открывается  и  в  квартиру
протискивается ИВАН. Под мышками он несет по скрученному полосатому матрасу.

     ИВАН: Как вас зовут?
     СОНЯ:(от неожиданности) В смысле?
     ИВАН: Ваше имя?
     СОНЯ: Семен.
     ИВАН: Вот что,  Семен,  меня зовут Иван.  я вам  готов подсобить отсюда
спуститься  и сам схожу  в поликлинику за  врачом.  Это все, чем я  вам могу
помочь.
     СОНЯ: Да я не подумав  сказал,  мне отсюда с пускаться-то  нельзя, меня
участковый поймает и в армию сдаст.
     ИВАН: Вы что же, там собираетесь всю жизнь сидеть?
     СОНЯ: Ничего я не собираюсь. Я есть хочу и спать.
     ИВАН: Ладно. Вы спуститесь вниз и мы здесь все решим.

     ИВАН  раскатывает матрасы на полу, под  антресолями, а затем складывает
их пополам.

     СОНЯ: Я не могу отсюда прыгать. Я боюсь.
     ИВАН: Как же вы сюда забирались?
     СОНЯ:  Бывший  мамин ученик  приходил, спортсмен-пятиборец. Он  меня за
секунду наверх забросил.
     ИВАН: В  этом нет ничего страшного.  Вы подтянитесь на руках,  а  я вас
здесь подстрахую. Все, поехали.
     СОНЯ: Подождите. Я три месяца терпел.

     СОНЯ, сняв  с  головы  горшок,  исчезает в темном  квадрате антресолей.
Пауза.

     ИВАН: Простите за нескромный вопрос. Вы что, парализованный?
     СОНЯ:(из глубины антресолей) Нет.
     ИВАН: Или, еще раз извините, у вас вместо ног протезы?

     СОНЯ резко высовывается с горшком в руках.

     СОНЯ: Да ты что?! У меня все ноги на месте. Возьми.

     ИВАН  забирает горшок у СОНИ  и ставит его в  углу прихожей. Затем ИВАН
встает на изготовку прямо под антресолями.

     ИВАН: Давайте.
     СОНЯ: Я боюсь.
     ИВАН: У вас руки действуют?
     СОНЯ: Немного.
     ИВАН: Так помогайте себе руками.
     СОНЯ: Не хочу.
     ИВАН: Почему?
     СОНЯ: Мне страшно.
     ИВАН: А маму свою найти хотите?
     СОНЯ: Хочу.
     ИВАН: Тогда помогайте руками.
     СОНЯ: Это ошибка всей моей жизни!

     СОНЯ  подтягивает  себя руками  к краю антресолей  и  падает  сверху на
ИВАНА.  Тот  не выдерживает тяжести, и  они вместе валятся на матрасы.  СОНЯ
оказывается одетым в пижаму, которая ему заметно мала. На  пижаме изображены
гномики.

     ИВАН: Вы меня придавили.
     СОНЯ: Я знаю, но ничего поделать не могу.

     ИВАН  кое-как сам выбирается из под СОНИ,  встает на  ноги,  берет СОНЮ
подмышки,  тащит,  и в  конце  концов, с  трудом  сажает на  стул  в  центре
прихожей. ИВАН тяжело дышит.

     ИВАН: Вы очень тяжелый. Ну ладно, я пошел за врачом.
     СОНЯ: Подождите. Здесь уже были врачи. И не один.
     ИВАН: Не понимаю. И что они сказали?
     СОНЯ: Сказали, что я здоров.
     ИВАН: Ничего не понимаю. Почему же вы ходить не можете?
     СОНЯ: Потому что я ни разу не пробовал.
     ИВАН: За всю жизнь?

     СОНЯ кивает.

     ИВАН: Как же так получилось?
     СОНЯ: Я спал.
     ИВАН: Это что же все... Сколько вам?
     СОНЯ: Двадцать пять, по- моему.
     ИВАН: Все двадцать пять лет вы спали?!
     СОНЯ: Иногда просыпался. Чтобы поесть.
     ИВАН: Это же невозможно!
     СОНЯ: Почему, возможно.
     ИВАН: Дикость какая-то.
     СОНЯ: А мне нравится.
     ИВАН: А ваша мама?
     СОНЯ: Она меня не хотела будить.
     ИВАН: Фантастика. А как же школа, например?
     СОНЯ: У меня мама  учительница, она устроила,  чтоб меня не трогали.  Я
даже когда родился, не кричал, а спал. Все подумали, мертвеньким родился.
     ИВАН: Кошмар какой!
     СОНЯ: А я живой, только  сплю. Врачей  вызывали, те  говорят, абсолютно
здоров. Они меня  тормошить начали,  а  мама  сказала, не  надо! Если  спит,
сказала - значит, устал. Пускай спит, еще успеет находиться.
     ИВАН: Вот она, материнская любовь! Вредная штука.
     СОНЯ:  Папа с мамой  ругались. Папа  все  время хотел меня тормошить, а
мама ему не позволяла. Они поэтому ссорились все время. А потом развелись. В
детский сад я не ходил. Школу тоже всю проспал. И дальше тоже  самое. Только
вот участковый этот привязался со своей армией. Мама  говорит, что он всегда
был мерзким типом.
     ИВАН: И как вам, всю жизнь в постели?
     СОНЯ:  Нормально. Главное,  спокойно. Сны разные, красивые. То летаешь,
то еще что- нибудь.
     ИВАН: Много я видел на свете, но такое мне даже не снилось.
     СОНЯ: Я есть хочу. Посмотри там, в холодильнике.

     ИВАН идет в коридор, через секунду возвращается.

     ИВАН: В холодильнике пусто.
     СОНЯ: Тогда ты мне что-нибудь дай покушать, у тебя же есть наверняка.
     ИВАН: Почему я должен вас кормить?
     СОНЯ: Потому что я голоден.
     ИВАН: Это не причина.
     СОНЯ: Значит ты тоже мерзкий тип?!
     ИВАН: Нет, я не думаю.
     СОНЯ:  Ты мерзкий и злой! Я несчастный,  бедный, голодный! Я  слабый! У
меня  пропала  мама.  Ну и  не нужно мне  ничего  от  тебя. Убирайся из моей
квартиры. Я здесь один умру!
     ИВАН: Хорошо, сейчас принесу.

     ИВАН выходит  из  квартиры.  СОНЯ довольно  улыбается  и потирает руки.
Открывается дверь, в квартиру заходит ИВАН. В руке он  несет бутерброд. СОНЯ
тут же выхватывает у него бутерброд и почти целиком запихивает в рот.

     СОНЯ:(жуя) Колбаса?
     ИВАН: Колбаса, колбаса.
     СОНЯ: Жаль. С ветчиной вкусне....

     СОНЯ  роняет  голову на  грудь и  моментально засыпает,  начиная  сразу
громко храпеть.

     ИВАН: Эй! Эй! Что с вами?

     ИВАН сильно трясет СОНЮ за плечо. Никакого результата.

     ИВАН: Заснул. Надо было мне догадаться.

     ИВАН наклоняется к уху СОНИ и громко кричит: Эй! СОНЯ не реагирует.

     ИВАН: Ну ничего.


     ЗАТЕМНЕНИЕ

     КВАРТИРА СОНИ. СОНЯ сидит,  как  и сидел, посередине прихожей на стуле.
Он  по-  прежнему  спит. Матрасов на полу уже нет. В  отличие от  предыдущей
сцены, прихожая теперь завалена связками  хвороста.  В углу  прихожей  стоит
штук пятнадцать длинных  деревянных палок. СОНЯ резко просыпается, ежится, и
принимается  быстро-   быстро  тереть   руками  предплечья.   Ему   холодно.
Открывается дверь и в квартиру заходит ИВАН. В  руках он  несет новую порцию
хвороста.

     СОНЯ: Почему  так холодно?! Здесь  было холодно, но это еще  можно было
терпеть,  но  сейчас  же здесь  жутко,  адски холодно!  Я  даже  сквозь  сон
почувствовал!
     ИВАН: Я открыл окна.
     СОНЯ: Зачем?
     ИВАН: Проветрить. Здесь душно.
     СОНЯ: Быстро закрой и дай мне поесть. Я кушать хочу.
     ИВАН: Сейчас принесу. Не волнуйся.
     СОНЯ: Хорошо. И что ты  такого  сюда  натаскал? Поджигать, что ли, меня
собираешься?
     ИВАН: Сейчас объясню.
     СОНЯ: И окна закрой.
     ИВАН: Сейчас закрою.
     СОНЯ: Сколько я проспал?
     ИВАН: Двое суток с лишним суток.
     СОНЯ: Пустяки. Я ведь способен на большее, ты же знаешь.
     ИВАН: Вчера в первом подъезде  еще  один человек пропал. Автолюбитель с
третьего этажа. Ночью у его  "Шкоды"  сигнализация сработала. Он, как был  в
трусах, монтировку схватил и  вниз  побежал.  Но  до первого этажа так  и не
добрался.  Исчез.  Между первым и вторым, на лестнице,  шлепанцы его  нашли.
Бедный мужик, а ведь он, как все эти дела  начались, из  квартиры съехал, на
даче  у  себя  жил.  Потом  решил  вернуться, видит,  вроде  все  нормально.
Последний человек ведь три месяца назад исчез.
     СОНЯ:  Мамочка. Зачем  ты  напомнил, и так сердце  разрывается! Мамочка
моя! Неси быстро чего-нибудь поесть!  И окна закрой, пятый раз уже говорю! И
зачем ты эти ветки сюда притащил?!
     ИВАН:  Значит  так, давайте по  порядку. Просто так  я  вас кормить  не
смогу, я сам очень  мало зарабатываю. Поэтому могу вам предложить вот что...
руки же у вас действуют?
     СОНЯ: Действуют, а на что ты намекаешь?
     ИВАН: Я буду давать  вам небольшую работу, вы будете ее делать, а  я за
это буду вас кормить.
     СОНЯ: Какую такую работу?!
     ИВАН: Веники вязать. Это очень просто. Эти прутья нужно связывать между
собой и прикручивать вон к тем палкам. Вот этой проволокой.

     ИВАН кидает на колени СОНЕ моток проволоки.

     СОНЯ: Вязать веники?! Да ты что, смеешься надо мной?!

     СОНЯ хватает моток проволоки у себя с колен и запускает им в ИВАНА.

     ИВАН: Нет. Я хочу вам помочь.
     СОНЯ:  Не  нужно мне  твоей  помощи! Забирай  свои  обглоданные ветки и
убирайся из моей квартиры!
     ИВАН: Хорошо.

     ИВАН берет охапку прутьев и подходит к входной двери.

     СОНЯ: Постой. Закрой окна, а?
     ИВАН: Встань и закрой.

     ИВАН отворяет входную дверь.

     СОНЯ: Да погоди, погоди ты! Я же ни разу в жизни не работал.
     ИВАН: Это очень увлекательно.
     СОНЯ: Сомневаюсь.
     ИВАН: Зря.
     СОНЯ: Ты меня воспитывать, что ли, решил?
     ИВАН: Нет. Я действительно очень мало зарабатываю.
     СОНЯ: Как все это трогательно, сейчас заплачу.
     ИВАН: На обед сегодня я  у себя на чердаке приготовил шницеля с жареной
картошкой. Есть еще квашеная капуста, а на сладкое вафельный торт. Когда его
режешь  на  кусочки, шоколадная  крошка сыпется на  тарелку.  Съедаешь  свой
хрустящий кусочек, запивая его сладким чаем, стряхиваешь эти вкусные  крошки
на ладонь и отправляешь в рот. Затем отрезаешь себе еще кусочек торта...
     СОНЯ: Давай свою проволоку!
     ИВАН: Возьмите.

     ИВАН  высыпает на пол хворост, закрывает дверь и  обратно бросает  СОНЕ
моток.

     СОНЯ: Почему ты меня на "вы" называешь?
     ИВАН:  Ну  это  вы привыкли хамить,  потому что вы  в своей квартире, в
своем городе, а я здесь человек чужой. Мне нужно быть вежливым.

     ИВАН уходит во вторую комнату. Слышно, как  он там закрывает окна. СОНЯ
принимается распутывать проволоку.

     СОНЯ: Ты пользуешься  моим беспомощным положением  и беззастенчиво меня
эксплуатируешь.  Но учти, если ты будешь продолжать в том  же  духе, я стану
кричать и звать на помощь.
     ИВАН: Кого, участкового?
     СОНЯ: Ах ты...

     Но СОНЯ не успевает ничего сказать, потому  что в этот  момент слышится
стук в дверь.

     ИВАН: Кто там?
     КЛАРА:(за дверью) Ваня, это я.

     ИВАН  открывает  дверь,  в  квартиру,  легко  шагая,  заходит  КЛАРА  -
очаровательная  молодая  девушка  в  белом  плаще.  В  руке у  нее маленький
чемоданчик.

     КЛАРА: Здравствуй, Ваня.

     КЛАРА вдыхает пыльный воздух и чихает. Даже  это получается у нее очень
мило.

     ИВАН: Будь здорова, Кларочка.

     КЛАРА  целует ИВАНА в шеку.  СОНЯ на  сто восемьдесят градусов повернул
голову и смотрит на девушку во все глаза.

     ИВАН: Ты меня как нашла?
     КЛАРА: По веточкам. Поднялась к тебе на чердак, а там закрыто и веточки
на лестнице лежат, я прямо сюда по ним и пришла.
     ИВАН: Ты же должна была вчера приехать.
     КЛАРА: С бабушкой пришлось сидеть.
     ИВАН: Что с ней?
     КЛАРА:  Приболела  чуть-чуть. Врача вызывали. Он сказал, что это  опять
давление. Но сейчас она уже нормально себя чувствует.
     ИВАН: Ох, мне эта старушка! Каждый день она умирает. А у самой здоровье
железное. Она еще всех нас переживет.
     КЛАРА:(ИВАНУ) Ты на нее так  злишься, потому  что  она  часто оставляет
свои зубы в твоей любимой кружке.
     ИВАН: Чего там, это уже стало в порядке вещей.
     КЛАРА: (ИВАНУ) Надо быть терпимей к людям, и особенно, к родственникам.
(СОНЕ) Здравствуйте. Простите, за  то, что мы позволили себе устроить  здесь
небольшой семейный скандал.
     СОНЯ: Добрый вечер.
     ИВАН:(СОНЕ) Сейчас восемь утра.
     СОНЯ: Доброе утро.
     ИВАН: Семен, это  Клара,  моя любимая  жена. Клара,  это Семен,  хозяин
квартиры. Мы недавно познакомились, но он уже любезно предложил мне пожить у
него.
     СОНЯ:(задохнувшись от возмущения) Что?!
     ИВАН:  Думаю, если ты  его хорошо попросишь,  он тоже приютит тебя,  на
время твоих экзаменов.
     КЛАРА: Мне кажется, он будет не очень рад, если  я  останусь.  Придется
жить у тебя на чердаке.
     СОНЯ: Что вы,  я  с удовольствием...  я  наоборот,  буду счастлив, если
вы... останетесь.
     КЛАРА:(СОНЕ) Спасибо. Здесь у вас очень уютно, правда, немножко пыльно.
Но  я  обещаю, сегодня после обеда  вас ждет мокрая уборка. Я знаю,  что для
мужчин это настоящий переворот  в жизни,  поэтому  приготовьтесь. (ИВАНУ)  А
сейчас я пойду в  магазин, и куплю нам чего-нибудь к завтраку. (СОНЕ)  Где у
вас здесь "продуктовый"?
     СОНЯ: Понятия не имею.
     КЛАРА: Ничего, сама найду. Вещи  оставлю  здесь.(ИВАНУ) Кстати, бабушка
передала тебе электрическую бритву, она в чемодане. (СОНЕ) До встречи.

     КЛАРА выходит.

     СОНЯ: Да ты что, как же ты мог ее сюда позвать?! Ты что,  хочешь, чтобы
она тоже пропала?!
     ИВАН: Думаете,  она  у  меня  спрашивала?  Выслала телеграмму:  "Приеду
вторник зпт остановлюсь у тебя тчк". Вот и приехала.
     СОНЯ: Она что, ничего не знает?
     ИВАН: Нет.
     СОНЯ:  Надо  ей срочно отсюда  уезжать.  Надо ее  в эту,  как  она  там
называется, гостиницу поселить.
     ИВАН: Знаешь, какие сейчас гостиницы дорогие! Ничего, авось обойдется.
     СОНЯ:  Как это "обойдется"?!  Ты меня поражаешь?! Как  можно быть таким
легкомысленным по отношению к своей собственной  жене! Как можно  быть таким
беспечным,  аж  зло  меня берет.  Даже  есть  расхотелось!  Учти,  я  ей все
расскажу, когда она придет!
     ИВАН:  Нет, вы ей ничего  не скажете, потому что она мне после этого ни
секунды здесь остаться не позволит.
     СОНЯ: А тебе что, медом здесь намазано?
     ИВАН:  Представьте  себе.  Три дня  поживет,  авось  ничего  с  ней  не
сделается, а мне зато квартиру обещали после года работы.
     СОНЯ: Уж не мою ли?
     ИВАН: Нет. В соседнем доме.
     СОНЯ: А ты и рад женой пожертвовать, за поганую жилплощадь!
     ИВАН: Вы меня лучше не оскорбляйте!
     СОНЯ: А то что? Что? Ударишь инвалида?

     Раздается стук в  дверь. СОНЯ  показывает пальцем на  ИВАНА, чтобы  тот
спросил.

     ИВАН: Кто там?
     ВОЖИКОВ:(за дверью) Участковый.

     СОНЯ бледнеет, руками и головой он показывает ИВАНУ, что его нет.

     ИВАН: Одну минуту.

     ИВАН отодвигает стул с СОНЕЙ к стене и начинает забрасывать его ветками
для веников. Сделав из СОНИ кучу хвороста, ИВАН открывает дверь. В прихожую,
в своей энергичной манере, заходит ВОЖИКОВ с пачкой детективов в руках.

     ВОЖИКОВ: А, дворник. Подержи книжки.

     ВОЖИКОВ вручает ИВАНУ  стопку книг, а сам встает посередине  прихожей и
осматривается.

     ИВАН: Доброе утро.
     ВОЖИКОВ: Это что?
     ИВАН: Ветки.
     ВОЖИКОВ: Ветки? Интересно.
     ИВАН: Для веников.
     ВОЖИКОВ: Для веников? Еще интереснее. Посторонних не видел?
     ИВАН: Нет.
     ВОЖИКОВ: Хозяин квартиры не появлялся?
     ИВАН: Нет.
     ВОЖИКОВ:  А  с  кем  же  ты  тогда  здесь  разговаривал?  Скажешь,  это
телевизор?
     ИВАН: Нет. Не телевизор.
     ВОЖИКОВ: Может быть, это ты сам себе анекдоты рассказывал? С бородой.

     ВОЖИКОВ указывает на бороду ИВАНА, и сам смеется собственной шутке.

     ИВАН: Нет. Это вам послышалось.
     ВОЖИКОВ: Что такое?!
     ИВАН: Видите, у вас что-то со слухом. Сейчас мы проверим.

     ИВАН отходит на несколько шагов.

     ИВАН: Я очень тихо скажу слово, а вы должны его повторить.

     ИВАН что-то шепчет.

     ВОЖИКОВ: Ты сказал "троллейбус", правильно?
     ИВАН: Верно.
     ВОЖИКОВ: Со слухом у меня все в порядке. А вот мы проверим, как  у тебя
со зрением.

     ВОЖИКОВ стряхивает  с кучи у  стены хворост и  становится видна бледная
голова СОНИ.

     ВОЖИКОВ: Видишь вот это?
     ИВАН: Вижу.
     ВОЖИКОВ: И кто это?
     ИВАН: Человек.
     ВОЖИКОВ: Отличное зрение! (СОНЕ)  Доброе утро, человек, хорошая погода,
не правда ли? Вы отлично выглядите.  Где же вы прятались все эти  годы? А  я
ведь так мечтал с вами встретиться. И вот моя мечта  сбылась! Что вы на меня
так смотрите? Я понимаю, вы соскучились.  Могу сказать, что я тоже сильно по
вас скучал. Ночей  не спал. Ну ладно, это все была тонкая  ирония,  а теперь
будем  говорить  серьезно.  Одевайся, да поживее. Не бойся,  мы  не пойдем с
тобой  в военкомат.  Мы  с тобой пойдем прямо в отделение милиции. Я вот что
думаю, ты связан, со всеми этими исчезновениями.
     СОНЯ: Я?!
     ВОЖИКОВ: И не вздумай бежать! Ты попался. У меня на преступников нюх! У
меня седьмое чувство!
     ИВАН: Шестое.
     ВОЖИКОВ:  Да, шестое. Как  увижу  нарушителя закона, сразу что-то такое
неприятное чувствую. Отвечай, где ты прятался все это время?
     СОНЯ: Здесь.
     ВОЖИКОВ: А теперь отвечай, негодяй, куда ты дел трупы?!
     СОНЯ: Какие трупы?
     ВОЖИКОВ: И  не прикидывайся ребенком, парень. Это бледное, опухшее лицо
- это лицо серийного маньяка-убийцы!
     ИВАН: Капитан, вам надо поменьше читать детективов. Он не убийца.
     ВОЖИКОВ: Молчи, дворник.
     ИВАН: А я не дворник.

     ВОЖИКОВ  поворачивается  к  ИВАНУ, а тот  достает  из  кармана  красную
книжечку и показывает ее ВОЖИКОВУ. На Вожикова книжка действует, как удав на
кролика.  Он  пятится назад,  натыкается  на СОНЮ и чуть  не садится  ему на
колени, когда ИВАН, на его глазах, снимает накладную бороду.

     ВОЖИКОВ: Не может быть, двухтысячное управление. То самое?

     ИВАН кивает.

     ИВАН: Никому ни слова. Я по-прежнему дворник. Вы по-прежнему кто?
     ВОЖИКОВ:(не успевает так быстро соображать) Кто я?
     ИВАН: Вы стюардесса.
     ВОЖИКОВ: Не понял.
     ИВАН:  Жаль,  что у милиционеров нет чувства юмора.  Вы  участковый. Мы
здесь инкогнито расследуем эти преступления, вы нам помогаете. Задачи ясны?

     ИВАН приклеивает обратно бороду.

     ВОЖИКОВ: В общих чертах.
     ИВАН: Это не ответ.
     ВОЖИКОВ: Так точно!
     ИВАН: Кругом. На охрану дома - шагом марш!
     ВОЖИКОВ: Есть!

     ИВАН отдает ВОЖИКОВУ книжки и тот строевым шагом выходит из квартиры  и
закрывает за собой дверь.

     СОНЯ: Значит, она не твоя жена?
     ИВАН: Клара - моя коллега.
     СОНЯ: Ты не представляешь, как ты меня обрадовал.

     Но  ИВАН  уже  не слушает его. Он  направляется к чемоданчику,  который
стоит тут же.

     ИВАН: Так, посмотрим, что за бритву передала мне бабушка.

     ИВАН встает на колени, открывает чемоданчик, перебрасывает  внутри него
какие-то цветные  тряпки, и вытаскивает коробку из под электрической бритвы.
ИВАН встает на ноги, любовно  обтирает коробку, затем открывает ее и достает
оттуда блестящий пистолет. Вертит пистолет в руках, проверяет, перезаряжает,
вынимает и вставляет обойму, целится, смотрит в дуло.

     ИВАН: Вот старая калоша, могла бы смазать бритву-то.

     ИВАН засовывает пистолет за пояс, а коробку убирает в чемодан.

     СОНЯ: Скажи, ты что, меня тоже подозревал?
     ИВАН: Прежде чем кого-то подозревать, мы должны его проверить.
     СОНЯ: И что же, ты меня проверил?
     ИВАН: Проверил, проверил. Вы здесь не при чем.
     СОНЯ: А как ты понял?
     ИВАН: Вид у вас очень сонный.  Шучу. Сперва,  когда увидел, подозревал,
думал,  с  чего  это вы прячетесь. Потом, оказалось, что вы про матушку вашу
ничего не знаете. Но насчет этого вы могли и обмануть.
     СОНЯ: Я правда не знаю, где она!
     ИВАН: Я верю, верю. Самое главное, вы ходить не умеете, а если даже и в
этом вы меня обманываете...
     СОНЯ: Не умею, честное слово!
     ИВАН: Я верю. Так вот, когда автолюбитель пропал, вы здесь были, это  я
точно знаю. Значит, вы тут не при чем.
     СОНЯ: А зачем все эти ваши затеи с вениками?
     ИВАН:  А  вот веники  нам действительно нужны. Я бы  сказал, веники нам
нужны как воздух. Да и вам размяться, после спячки не помешает, я так думаю.
Вы, кстати, продолжайте, не останавливайтесь. А я опять начну все сначала.

     СОНЯ вздыхает и принимается проволокой скручивать ветки в пучки, а ИВАН
подходит к углу, где стоят палки для веников, берет одну из них и неожиданно
разворачивает. Палка  оказывается  свернутой в узкую трубочку большой картой
дома в разрезе. ИВАН пришпиливает карту на стену.

     ИВАН:  Сначала  пропал  учитель  с  детьми. Первый подъезд. Пятый этаж.
Девятнадцатая квартира. Это  здесь. (ИВАН показывает место  на карте) Пропал
ночью.  По-видимому, вышел  покурить.  На  лестничной  площадке нашли  пачку
сигарет и зажигалку. Дети,  остававшиеся дома, тоже исчезли.  Вещи на месте.
Ни следов,  ни отпечатков,  соседи никого  не  видели.  Слышали  только, как
плакали дети, а потом резко перестали. Но соседи были только рады и спокойно
заснули. Через две с половиной недели пропадает ваш сосед сверху. В три часа
дня, пошел  вынести ведро и растворился. Ведро есть, а человека нет. И опять
никто ничего не видел. Через четверо суток пропадает ваша матушка. Соседка в
глазок видит, как она с сумкой выходит из квартиры. Соседка хочет дать вашей
маме  деньги, чтобы та купила  ей кефира.  Соседка спешит к  вешалке, где  в
кармане плаща у нее лежит кошелек, она берет деньги,  возвращается, отпирает
дверь,  немного  задерживается,  потому что  замок  у нее  заедает.  Соседка
открывает  дверь, но  не  находит вашей мамы  на лестничной  площадке. Возле
лифта стоит хозяйственная сумка. Входная  дверь  вашей  квартиры  распахнута
настежь.  Лифт в тот день был сломан. Соседка  думает, что  ваша мама  ушла,
забыв закрыть дверь и без сумки. Она зовет ее, крича в лестничный пролет, но
никто ей  не  отвечает. Соседка,  наученная горьким опытом, бежит звонить  в
милицию. Простите, возможно, своим рассказом, я делаю вам больно.
     СОНЯ: Ты же не остановишься, если я скажу, что я тебя не прощаю.
     ИВАН:  Не остановлюсь.  Потому что  я хочу, чтобы вы  внимательно  меня
слушали.
     СОНЯ: Зачем?
     ИВАН: А вдруг вы мне поможете? Вдруг вам что-нибудь придет в голову?
     СОНЯ: Сомневаюсь. Кроме снов, мне в голову никогда ничего не приходило.
     ИВАН: А  вдруг. Итак, продолжим. Через  три месяца  после  исчезновения
вашей мамы пропадает автолюбитель.  Опять первый  подъезд. Девятая квартира.
Около  трех  ночи  срабатывает  сигнализация.  Он  в  трусах  в  майке  и  с
монтировкой  в руке  выходит из квартиры.  Его  жена смотрит в  окно, ожидая
увидеть  мужа выходящим из подъезда. Муж из  подъезда не выходит, он  словно
растворяется в воздухе. Люди  исчезают неизвестно куда.  Пропавшие  никак не
связаны  между  собой.  Родственники ничего  о  них  не  знают. Мы,  кстати,
говорили и с вашей тетей Тамарой.
     СОНЯ: И что?
     ИВАН: К сожалению, ваша  мама к ней не  приезжала.  Народ вокруг упорно
твердит, что  все  дело в доме. Что он  заколдован, проклят, и тому подобная
дребедень.  Парапсихологи  со  своими  рамками   со  всей   страны  начинают
съезжаться. Бред какой-то! Тем не менее,  дом. Посмотрим на него безо всяких
фантазий.  Обыкновенный  старый  дом.   Построен   в  тридцать  пятом  году.
Архитектор  Чичевичкин. Семь этажей, четыре подъезда, чердак, подвал.  После
второго исчезновения  за  домом  ведется  круглосуточная  слежка, но ни ваша
мама, ни автолюбитель пределов дома не покидали. Это что же - выходит они, а
может, и все  пропавшие до сих пор находятся где-то внутри  здания.  Но где?
Дом прочесан с чердака, до подвала.

     Входная дверь открывается и в квартиру заходит КЛАРА с сеткой в руке.

     КЛАРА:  Дорогой, я купила пирожных  с кремом, десять штук. Они у меня в
сумке и ждут, чтобы их подали к чаю.
     ИВАН: Клара, Семен знает, кто мы.
     КЛАРА:(почти  тем  же  тоном)  Товарищ  майор,   оперативная  группа  в
количестве  десяти  человек  собралась  у  дома  номер  семь  и  ждет  ваших
приказаний. Все в форме дворников, как вы велели.
     ИВАН: Хорошо, Клара, дайте мне подумать. Всего несколько минут.

     ИВАН отходит в сторону и начинает мерить  шагами  прихожую, разбрасывая
ногами ветки.

     КЛАРА:(СОНЕ) Представляете, я сегодня поднялась в пять часов утра. День
только начинается, а я уже так устала. Вы не уступите мне место?
     СОНЯ: Я бы с удовольствием, но...
     КЛАРА: Вы тоже устали?
     СОНЯ: Нет.
     КЛАРА: Может быть, вы плохо воспитаны?
     СОНЯ:  Очень  может быть,  но дело  не в  этом. Я, понимаете ли,  чисто
физически не в состоянии подняться с этого стула.
     КЛАРА: Простите меня - вы, наверное, очень больны.
     СОНЯ:  Да нет же, я абсолютно здоров, я просто ни разу в жизни не стоял
на своих ногах.
     КЛАРА: Разве так бывает?
     СОНЯ: Как видите.
     КЛАРА: А почему не стояли?
     СОНЯ: Потому  что спал я всю  свою жизнь, спал,  дрых  без  задних ног,
понятно?!
     КЛАРА:  Вы  хотите  сказать,  что  вы  никогда не  бегали с  кем-нибудь
наперегонки  под горку,  так чтобы  ветер  свистел  в  ушах, чтобы  ноги  не
поспевали за вами, чтобы сердце замирало, когда вы  вдруг  понимаете, что не
можете уже сами остановиться?
     СОНЯ: Нет, я не бегал, ни так, чтоб замирало, ни вообще...
     КЛАРА: Неужели вы хотите сказать, что никогда не гуляли  поздней осенью
по  старому  парку? Когда вчера ударил первый мороз,  а сегодня ты  идешь по
покрытым легким инеем  листьям  и  чувствуешь,  что с  каждым  шагом  грусть
покидает тебя?
     СОНЯ: Нет. Не гулял и не чувствовал.
     КЛАРА: Вы никогда не стояли под часами и не ждали любимого человека?
     СОНЯ: Говорю вам, нет! И перестаньте меня допрашивать!
     КЛАРА:(немного обиженно) Хорошо.

     Пауза.

     СОНЯ: Вы давно служите в милиции?
     КЛАРА: Наш отдел работает отдельно  от милиции.  Мы  не  ходим в форме.
Снаряжение  и оборудование у  нас сильно  отличается от того, что  у них.  И
работа у нас другая, немножко интереснее.
     СОНЯ: Да я уж вижу.
     КЛАРА: У меня у  самой  нет детей, зато у  моей двоюродной сестры есть,
мальчик по имени Алеша. Он, когда родился, только спал и кушал, и так десять
месяцев, а потом вдруг неожиданно встал и пошел. Затопал на  своих маленьких
ножках,  да так  резво, что его  никто остановить не  смог. Мне кажется, ему
просто надоело лежать,  и он сам себе сказал, нет, тогда он еще  говорить не
умел, он  просто  подумал:  чего это  я лежу, ведь так  я  не смогу  увидеть
ничего, кроме своей кроватки.
     СОНЯ: Я представляю себе, сколько раз он падал и больно ушибался.
     КЛАРА:  Но опять  вставал и шел  дальше.  Мне  кажется, вы  тоже готовы
сделать первый шаг.
     СОНЯ: Мне так совсем не кажется.
     КЛАРА: Я вам  помогу.  Маленький  Алеша  опирался на  такой специальный
манежик с колесиками, а вы обопретесь на меня. Попробуйте. Возьмите  меня за
руку. Встаньте.

     КЛАРА протягивает СОНЕ руку.

     СОНЯ: Нет. Я не хочу, то  есть я не могу. Я очень занят.  У меня важное
задание.
     КЛАРА: Я вас прошу.
     СОНЯ: Не нужно меня просить.
     КЛАРА: Дайте мне свою руку. Не бойтесь.
     СОНЯ: Я не боюсь, мне нужно веники вязать.

     ИВАН перестает ходить взад вперед и резко останавливается на месте.

     ИВАН: Не нужно. Слушай мою команду. Веники отменяются.
     СОНЯ: Жаль, а я уже так приноровился...
     ИВАН:(говорит, обращаясь преимущественно к КЛАРЕ) Я решаю вот
     что: продолжать наружное наблюдение бессмысленно и преступно.
     КЛАРА:  Но как  же ребята оперативники, они уже все  переоделись и ждут
только, когда им раздадут метлы, чтобы расставили их по местам.
     ИВАН: Я же  сказал, все это отменяется. Мне не нравится  этот дом, но я
ничего  не  могу с  этим  сделать.  Ждать, когда  исчезнет еще кто-нибудь  и
надеяться на  то, что  мы сможем помешать этому, глупо и опасно. Значит так,
приказ  будет  такой: немедленно выселить из  дома  всех тех,  кто  остался,
оцепить дом, еще раз  обыскать его сверху донизу. Может быть,  это и не даст
никаких  результатов, но за  людей  я буду  спокоен. Надо  было  сделать это
гораздо  раньше! Последний  пропавший  человек все  равно остается  на  моей
совести.
     КЛАРА:  Но вы представляете, какой это  будет  шум: выселяется  дом,  в
самом центре города.
     ИВАН:  Представляю  и  не  боюсь  никакого  шума.(цитирует  по  памяти)
"Бермудский  семиэтажник"!  Газеты  и так  только  об  этом  и  пишут.  Все,
выполняйте приказ.
     КЛАРА: Есть.  (КЛАРА вытаскивает из кармана щетку-расческу и  говорит в
нее)  На сегодня дежурство  отменяется. Общий  сбор  в  управлении через два
часа.

     КЛАРА причесывается и убирает щетку обратно в сумку.

     ИВАН: Сейчас  мы  с тобой едем  в префектуру. Там, я думаю, проблем  не
должно быть, самое сложное будет с  народом разобраться, у нас же люди, сама
знаешь, обязательно им не понравится то, что ему  взамен его квартиры дадут.
Пусть  в его доме люди неизвестно куда  деваются, но у него  там  прихожая в
квартире была на пол метра  длиннее. Такая  головная  боль предстоит. Ладно,
пойдем.
     СОНЯ: Подождите.
     ИВАН: Ах, да, с вами я вот что решаю,  я за вами машину  пошлю, и вас в
городской  центр реабилитации инвалидов отвезут. Там  процедуры,  массаж - в
общем, отличное место.
     СОНЯ: Подождите!
     ИВАН: Ну чем вы еще не довольны?
     СОНЯ: Я хотел  сказать, то есть я вспомнил: моя мама мне когда-то давно
рассказывала, что когда она была маленькой девочкой, они с подружками лазили
в подвал. Но не  в тот  подвал,  который под первым этажом,  а там  еще один
подвал  есть,  сбоку  и пониже.  Мама  говорила,  они  когда  маленькие были
обнаружили под подвальной  лестницей люк и ступеньки, они в сторону уводили,
и ты оказывался в большом помещении. Мама говорила, там раньше был мебельный
склад.
     ИВАН:  Интересно. Так где этот  люк, под  той  лестницей, что  в подвал
ведет?
     СОНЯ: Наверное, точно не знаю. Я там не был.
     ИВАН: Очень интересно, а на карте никакого второго подвала нет.
     СОНЯ: Мама говорила, он от старого дома остался, который на этом  месте
стоял, и который снесли.
     ИВАН:(КЛАРЕ)  Приказ  временно  отменяется.  Я  должен  проверить  этот
мифический второй подвал. Если он, конечно, там есть.
     СОНЯ: Есть. Мама говорила.
     КЛАРА: Я пойду с вами.
     ИВАН:  Отставить.  Не  женское  это  дело  -  по  подвалам  лазить.  Вы
останетесь здесь. Начали с  ним проводить лечебно-оздоровительные процедуры,
вот и продолжайте в том же духе. Если что...

     ИВАН наклоняется к чемодану, открывает его и вытаскивает оттуда большой
будильник. Закрывает чемодан, ставит его сверху.

     ИВАН:(КЛАРЕ) Если что со мной  случится, я  успею сигнал передать, и он
зазвонит.

     ИВАН нажимает на пуговицу комбинезона и будильник звонит.

     ИВАН: Тогда уж все по плану "Ю-8".

     ИВАН направляется к двери.

     КЛАРА: Осторожнее, пожалуйста.
     ИВАН:  Второй  год работаете и  все, как маленькая. Я же  на подвал иду
взглянуть, а не террориста брать.

     ИВАН выходит и закрывает за собой дверь.

     КЛАРА:(СОНЕ) Он очень смелый. И очень добрый. Когда я только пришла  на
эту работу,  он не стал смотреть  на меня свысока,  а научил всему тому, что
умел сам. И я ему за это очень благодарна.
     СОНЯ: Да я уж вижу, как вы за него беспокоитесь.
     КЛАРА: У нас  опасная работа, и  мы  просто  обязаны поддерживать  друг
друга.
     СОНЯ: Вы отлично исполняете свои обязанности.
     КЛАРА: Я не понимаю, что вы  имеете  в виду, а если  и понимаю, то  все
равно обижена тоном, которым все это сказано.

     КЛАРА, чуть-чуть манерно, отворачивается от сидящего на стуле СОНИ.

     СОНЯ: Эй, на меня нельзя обижаться. Я же как медведь после спячки, мало
чего соображаю. Вы уж меня извините.

     КЛАРА сейчас же поворачивается к обратно к СОНЕ.

     КЛАРА: Хорошо. Я вас прощаю. А теперь давайте учиться ходить. Протяните
мне вашу руку.
     СОНЯ: Вы это делаете по приказу?
     КЛАРА: Опять?!
     СОНЯ: Все, я молчу.

     КЛАРА крепко берет СОНЮ за руку.

     КЛАРА: Прежде всего, вы должны очень-очень захотеть встать на ноги.
     СОНЯ: Я боюсь.
     КЛАРА: Чего?
     СОНЯ:  Вернее, я не понимаю. У меня с самого детства,  так уж повелось,
есть несколько определенных желаний: поесть, поспать...
     КЛАРА:(перебивает его) Не обязательно перечислять их все.
     СОНЯ: Вот. Но  это  желания естественные. Я  без них не могу. А желания
вскочить и побежать куда-нибудь сломя голову у меня никогда не было, и слава
Богу,  потому что  от  этого, насколько я знаю, одни  неприятности. Вы  меня
понимаете?
     КЛАРА: Понимаю, понимаю. Давайте попробуем по другому.

     КЛАРА отпускает Сонину руку, берет с пола  сумку, с которой она пришла,
и   отходит   на  несколько  метров   от  стула,   на  котором  сидит  СОНЯ,
останавливается, ставит сумку на пол и оборачивается к нему.

     КЛАРА: Скажите, у вас не было желания поцеловать меня?
     СОНЯ: Что сделать?
     КЛАРА: Вы все слышали.
     СОНЯ: Когда я вас увидел...
     КЛАРА: Давай перейдем на "ты".
     СОНЯ: Когда я тебя увидел...
     КЛАРА: Так было или не было?
     СОНЯ: Было.
     КЛАРА: Когда увидел?
     СОНЯ: Когда увидел, и сейчас есть.
     КЛАРА: И это естественное желание, по-твоему?
     СОНЯ: Еще бы!
     КЛАРА: Так за чем же дело стало? Вот я перед тобой.
     СОНЯ: А ты не можешь поближе подойти?
     КЛАРА: Не могу.
     СОНЯ: На несколько шагов всего. Трудно тебе, что ли?

     КЛАРА стоит, молча смотрит на СОНЮ и отрицательно мотает головой.

     СОНЯ: Конечно, над калекой можно как угодно издеваться! Все, иду, иду.

     Однако СОНЯ все еще не может решиться.

     КЛАРА: В этой  сумке, между прочим, на самом деле лежит десять пирожных
с кремом. Подойдешь, получишь их все.
     СОНЯ: А, гори все огнем!

     Взявшись рукой за спинку стула, СОНЯ начинает подниматься.

     СОНЯ: Не могу, сейчас точно разрыв сердца будет.

     СОНЯ встает.

     СОНЯ: Все, разрыв уже был. Ты только дальше не отходи, хорошо?

     КЛАРА  кивает  головой.  СОНЯ стоит,  качаясь, затем сосредотачивается,
напрягается  и делает шаг по  направлению к  КЛАРЕ, затем еще один шаг,  еще
один...  Потом  он делает еще  несколько  очень быстрых шажков  и  буквально
падает в обьятья КЛАРЫ. СОНЯ целует КЛАРУ в  щеку, а затем роняет голову  ей
на плечо. Он тяжело дышит.

     СОНЯ: Нет, это того не стоило. А теперь пирожные.
     КЛАРА: Подожди.

     Пауза. СОНЯ и КЛАРА стоят обнявшись.

     КЛАРА: Ты отдохнул чуть-чуть?
     СОНЯ: Неделю еще отсыпаться буду, не меньше.
     КЛАРА: Давай немножко потанцуем.
     СОНЯ: Ты моей погибели хочешь?
     КЛАРА: Просто подвигаемся, самую малость.

     КЛАРА  начинает  напевать  мелодию  какого-то  вальса,  и они  с  СОНЕЙ
принимаются медленно идти по кругу.

     СОНЯ: А  ведь ты мне снилась, честное слово. И очень часто. Ты  была  в
этом  самом белом плаще. Но во сне ты не такая красивая, как в  жизни. Наяву
ты просто потрясающая! Ты самая лучшая, и еще ты мне очень нравишься.
     КЛАРА: Специально говоришь, чтобы смутить меня, да?
     СОНЯ: Правда, очень-очень нравишься. А я тебе нравлюсь?
     КЛАРА: Не знаю.
     СОНЯ: Ты о нем все время думаешь, потому что у него есть пистолет, и он
большой начальник!
     КЛАРА: Успокойся, ни о ком я не думаю. Ты мне нравишься.
     СОНЯ: А как тебе моя пижамка? Шик, скажи? Отличные гномики, правда? Мне
ее мама купила.
     КЛАРА: Немного маловата.
     СОНЯ: Мы во  сне с тобой летали, взявшись за руки.  Прыгали с  высокого
холма, покрытого зеленой травой, и вместе летели над каким-то большим лесом,
потом над какой-то широкой и очень прозрачной рекой...
     КЛАРА:  Правильно,  поэтому тебе пижама и  мала.  Когда  человек во сне
летает, он растет.
     СОНЯ: Да я не об этом тебе говорю.
     КЛАРА: А о чем?
     СОНЯ: Давай... это... поцелуемся еще раз. Пожалуйста.

     КЛАРА и СОНЯ смотрят  друг на друга, собираясь поцеловаться, но в  этот
момент  громко  звонит   будильник,   стоящий  на  чемодане.   КЛАРА   резко
оборачивается  к нему. СОНЯ, лишенный поддержки,  как подкошенный, падает на
пол.

     КЛАРА: Я должна идти.
     СОНЯ: Это может быть очень опасно.
     КЛАРА: Знаю, но я не имею права бояться.
     СОНЯ: Подожди, а я?

     Но  КЛАРА   уже   подходит  к  двери.   Перед  тем   как   выйти,   она
останавливается.

     КЛАРА:  Если со мной что-нибудь  случится, я успею дать сигнал, и здесь
зазвонит будильник. В этом случае, ты сразу беги  к телефону и набирай номер
милиции "О2"; когда там ответят, ты скажешь одно слово: "закуска", запомнил?
     СОНЯ: Закуска.
     КЛАРА: Это  кодовое слово. Тебя соединят с нашим управлением, ты им все
расскажешь, и они пришлют людей. Все, я пошла.
     СОНЯ: Подожди, подожди! У меня телефона нет!

     Но КЛАРА уже захлопнула за собой дверь. СОНЯ вздыхает, замечает лежащую
на  полу сумку и заглядывает в  нее.  Затем СОНЯ  берет сумку и  на карачках
ползет  обратно к  стулу,  волоча  сумку  за  собой.  Достигнув  стула, СОНЯ
забирается  на  него, ставит сумку  себе  на колени, засовывает  в нее руку,
вытаскивает оттуда коробку с пирожными, открывает коробку и достает пирожное
с  кремом. СОНЯ  смотрит  на пирожное,  затем  резко кусает  его.  Съев одно
пирожное,  СОНЯ лезет за вторым. Вытащив  второе пирожное,  СОНЯ с жадностью
засовывает его себе в рот. Глаза его сами собой закрываются, он откидывается
на стуле и засыпает. Коробка с пирожными и сумка, все падает на пол.
     СОНЯ заснул,  как обычно,  очень  быстро и  крепко. Он  храпит, вытянув
ноги,  сидя на стуле.  Неожиданно  звонит будильник. Еще несколько  звонков.
Ожидаешь,  что, после каждого  из них, СОНЯ должен  проснуться, но этого  не
происходит. Будильник замолкает. Через  секунду СОНЯ резко  открывает глаза.
Он смотрит на будильник.

     СОНЯ: Нет, не надо! Пожалуйста, только не это!!

     Будильник не внемлет его просьбе и издает еще один, последний звонок.

     СОНЯ: Ненавижу будильники!

     СОНЯ кое-как  начинает подниматься со стула.  Медленно встает на  ноги,
качаясь, делает  шаг, поворачивается и неуклюже, широко расставив ноги, идет
к двери, разбрасывая ногами лежащие на полу прутья.

     СОНЯ: Нет, ну всю квартиру загадили!

     СОНЯ, открывает дверь и прежде чем покинуть квартиру, останавливается.

     СОНЯ: Нет, мне не страшно! (пауза) Мне очень страшно!

     СОНЯ  закрывает за собой дверь. Судя по грохоту,  выйдя из квартиры, он
падает с лестницы.







        ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

     СОННОЕ ЦАРСТВО

     Темное  помещение  с низким  потолком.  Через  равное расстояние  стоят
железные кровати.  На  голых кроватях спят люди. Все они лежат без движения.
Лиц их  в  потемках  различить  невозможно. Заходит СОНЯ.  Он плохо стоит на
ногах, качается,  оглядывается по сторонам, шагает  в  круг  света в  центре
подвала.  Неожиданно  с левой  стороны, посланная  чьей-то  рукой, медленно,
поскрипывая,  выезжает  обыкновенная  детская  коляска.  Она останавливается
рядом с застывшим  на  месте  СОНЕЙ. СОНЯ удивленно смотрит на нее,  трогает
рукой,  заглядывает внутрь.  Тем  временем  почти  бесшумно  встает со своей
кровати и медленно идет к склонившемуся  над коляской СОНЕ его сосед сверху,
ПАРЕНЬ  пропавший  три месяца назад. СОНЯ  не замечает его. ПАРЕНЬ двигается
как лунатик,  глаза его открыты и смотрят в одну точку. Он выходит на свет и
приближается сзади к СОНЕ. СОНЯ чувствует это и резко оборачивается.

     СОНЯ:  Ой! Это ты? Здорово. У меня чуть  инфаркта не было! Ты что здесь
делаешь, тебя жена ищет? Слушай,  ты тут  девушку  не видел в белом плаще? А
мужика не видел с бородой?

     На все эти вопросы ПАРЕНЬ не отвечает. Он стоит не двигаясь.

     СОНЯ: Что с тобой? Ты что, меня не слышишь, что ли?
     ПАРЕНЬ:(смотря в одну точку) Есть такие  лабухи, которые любят подсесть
на пафос. Они вешают гитару ниже колен и начинают возить туда-сюда кисель по
грифу, клопов давить. Они думают,  что если  у них пальцы по  струнам бегают
так, что  их не  видно, то они виртуозы.  Они  думают,  если  они примочками
обложились  и медиаторов  американских с  пробкой  себе  накупили,  они  все
Сантаны и  Пако  де Лусии.  Лажовшики! "Smoke  on the water"  в соль  мажоре
играют! Да за это стрелять надо!
     СОНЯ: Ты о чем? Эй! Ты меня видишь?

     СОНЯ машет перед глазами ПАРНЯ рукой, но тот не реагирует.

     ПАРЕНЬ: Настоящий музыкант делает  так: он берет минимум нот и каждая в
десятку! Как  я, например.  А  главное для  настоящего  музыканта - это  его
гитара!  Его инструмент - это святое. Вот у меня, например, "Гибсон". Мог бы
соврать, но  не  буду. Гитара у  меня не родная,  производство корейское. Но
зато  какой звук.  Начинаю играть квартами,  ей  Богу,  все внутри  в  комок
сжимается, такая мощь!  А на вид она у  меня хрупкая,  небольшая, легонькая.
Под дерево сделана, гриф гладкий сзади, как шея, и дека в таких  изгибах! Со
стороны посмотришь, вылитая... девочка. Я ее так и называл, девочка моя. Как
я любил ее! Чехол бархатом обил, струны  - не поверите - духами французскими
протирал. Но давно уже разлучили меня с моей любимой. Где ты,  девочка моя?!
Давно я уже не слышал твоего голоса. Где ты, девочка моя?! Где ты?! Где?!...
     СОНЯ: Стой, ты куда?

     ПАРЕНЬ, не  слушая СОНЮ,  поворачивается и идет к кроватям.  Ложится на
свою и  затихает. СОНЯ, который только сейчас  заметил кровати, разглядывает
лежащих на них людей. Но тут встает со своей кровати и выходит на свет МАМА.
Двигается она как лунатик и тоже смотрит в одну точку.

     СОНЯ: Мама! Мамочка! Куда же ты  делась?!  Зачем ты меня  бросила? Я же
так расстроился. За что ты так  со  мной? Может, я тебя  чем-нибудь  обидел?
Может, быть ты решила меня так наказать?  Мамочка, если я тебя на самом деле
оскорбил, ты прости. У  меня  отвратительный характер, я  знаю, но все равно
это жестоко было с твоей стороны так со мной поступить.
     МАМА: Мой сын остался голодным...
     СОНЯ: Я, мам, конечно очень хочу есть, но  я  могу  потерпеть,  пока мы
вернемся домой. Пойдем отсюда быстрей. Здесь  мне ничего  не понятно,  и все
как-то очень не весело. Пойдем, а? Кстати, я ходить научился, ты заметила? И
ничего в этом интересного нет. Только ноги устают, и щеки трясутся.
     МАМА: Мой сын  остался голодным. Голодным и холодным.  Одинокий, слабый
он  лежит  на темных и сырых антресолях и родная мать  ничем не в силах  ему
помочь.
     СОНЯ: Мама, ау, я здесь! Вот он я!

     СОНЯ машет руками, но МАМА не видит его.

     МАМА: Никто не знает, где он. Никто не позаботится о нем. Если он умрет
от голода и холода, я никогда не прощу себе этого.
     СОНЯ: Мама, хватит плакать. Посмотри на меня.  Все  нормально. Я живой.
Пошли домой.
     МАМА:  Я  хотела,  чтобы  он  всегда  был  со  мной.  Чтобы, когда стал
взрослым, не бросил меня. Дети вырастают, и родители становятся им не нужны.
Я  хотела быть нужной  моему сыну. Хотела, чтобы он всегда был рядом. Я была
рада, что он  так любит спать. Может быть, это ненормально, ну и пусть. Зато
я была уверена, что не потеряю его. Я думала, что могу защитить его от всего
на свете. Как я ошибалась, Господи, как я ошибалась...

     МАМА со слезами на глазах возвращается к своей койке и ложится на нее.

     СОНЯ: Ты куда пошла, мама?! Что ж это такое?! Вставай, ты слышишь.

     СОНЯ  трясет  МАМУ   за   плечо.  В  этот  момент  с  соседней  кровати
приподнимается  АВТОЛЮБИТЕЛЬ  в трусах и  в  майке  и  замахивается  на СОНЮ
монтировкой.

     АВТОЛЮБИТЕЛЬ: Пошел вон от моей машины!

     СОНЯ  пятится  назад.  АВТОЛЮБИТЕЛЬ  падает  обратно  на  кровать.  Тем
временем со своих коек встают и выходят на свет  ИВАН и КЛАРА. Они двигаются
и говорят, как остальные СПЯЩИЕ.

     ИВАН: Кем я только не притворялся: военным, шофером, богатым армянином,
старым  хиппи,  балеруном,  братьями-близнецами,  уголовником,  иностранцем,
послушником   в  монастыре,   писателем-юмористом,   двоеженцем,   барменом,
самоубийцей,   актером   Калягиным,  продавцом   рыбы,   слепым  фотографом,
врачом-психиатором,  только  что  чертом рогатым не был! В кого  я только не
наряжался, даже  в  женщину, когда ювелира одного брали.  И не  было случая,
чтобы меня раскрыли,  ни одного у прокола у меня не  было. А в этот раз, как
же  так? Что ж  со мной случилось? Потерял  бдительность, расслабился, забыл
про осторожность, понадеялся на свой опыт, вообразил из себя суперагента. Не
имею  я права  никем командовать. Не  подхожу я  для  этой работы. Я слишком
самоуверен.
     СОНЯ: Что происходит? Что ж вы все страдаете-то?!
     КЛАРА: Иван Афанасьевич, наверное, так сейчас убивается, но он ни в чем
не  виноват. Ужасно,  что  очень трудно  будет  остановить  этого  страшного
человека. Так много людей еще могут пострадать, если никто не встанет у него
на  пути.  Позвонил ли Семен в милицию? Больше всего я боюсь за него. Сердце
мое болит. Он теперь особенно уязвим, ведь он только начал ходить. Ему нужно
как можно скорее  бежать из этого  жуткого дома. Ах, если бы я могла сказать
ему об этом. Если б я могла предупредить его!

     КЛАРА и ИВАН возвращаются на свои кровати и ложатся спать.

     СОНЯ: Почему я должен куда-то бежать?!  Я не  умею  бегать! Что все это
значит?! Почему  вы  все  здесь разлеглись? (кричит)  Вставайте  немедленно!
Подъем! Я сказал, подъем!

     В  это время  из  темноты на  свет  выходит  БАЮН.  В  руке  он  держит
радиоприемник. БАЮН подходит к детской коляске и начинает ее качать.

     БАЮН:(СОНЕ) Тихо, тихо, тихо. Здесь же у меня в коляске маленькие дети.
Вы их что же, не заметили?
     СОНЯ: Я думал, это куклы какие-то.
     БАЮН:  Нет. Посмотрите внимательно. Это живые дети.  Они  просто  очень
крепко спят. Тихие вы мои!  (качает коляску, напевая) "Баю-баюшки - баю,  не
ложися на краю, придет серенький бычок и укусит за бочок..."
     СОНЯ: Вы кто такой?

     БАЮН не отвечает, напевая колыбельную.

     СОНЯ: Я вас во сне видел. И вы мне во сне очень не понравились.
     БАЮН: Значит, это был страшный сон.
     СОНЯ: Что?
     БАЮН:  Страшные сны очень часто снятся на  счастье. А счастье и  покой,
разве это не одно и тоже?
     СОНЯ: Я ничего не понимаю, что вы говорите.  Вы мне лучше сами ответьте
на вопрос.
     БАЮН: С удовольствием, с удовольствием.
     СОНЯ: Кто вы такой?
     БАЮН: Юрий  Юрьевич Баюн. Учитель  физики в средних и  старших классах,
уволен  за  профнепригодность.  Вы  знаете,   что  это  за  зверь   такой  -
профнепригодность?
     СОНЯ: Не знаю.
     БАЮН:  Это когда  ты начинаешь раздражать  тех,  с кем  работаешь. Моих
коллег-учителей, и вашу маму, кстати,  тоже стало раздражать,  что я  всегда
небрит и неопрятен, что от меня пахнет пеленками, что я  курю в учительской.
Моих учеников стало  раздражать, что  я  ставлю  им двойки за их  потрясающе
глупые ответы  у  доски,  их  стало  раздражать, что я могу  не выдержать  и
задремать  во  время урока.  И за  это милые  школьники кидали  мне  в  лицо
слюнявыми бумажками. Вам в лицо когда-нибудь кидали слюнявыми бумажками?
     СОНЯ: Никогда. Подождите, вы меня сбиваете. Что вы  здесь  делаете? Что
здесь делает моя мама, мои друзья, все эти люди, вы не знаете?
     БАЮН: Конечно, знаю, учитель всегда обязан знать больше ученика.
     СОНЯ: Так скажите. Не понимаю, они спят что ли?
     БАЮН: Совершенно верно.
     СОНЯ: Так их надо разбудить.
     БАЮН: Зачем, скажите на милость?
     СОНЯ: Чтобы они смогли... ну, я не знаю... встать что ли.
     БАЮН: Чтобы ваша мама смогла приготовить вам пирожки с яблоками?
     СОНЯ: Я этого не говорил.
     БАЮН: Впрочем, я выполню вашу просьбу, почему бы нет. Они встанут.

     БАЮН, толкая  перед собой коляску, отходит в сторону, затем вытаскивает
у  своего радиоприемника длинную антенну, включает  его,  крутит ручки.  Все
СПЯЩИЕ одновременно поднимаются со своих кроватей и встают возле них.

     БАЮН: Вот. Они поднялись. Вам этого мало? Хорошо.

     БАЮН снова крутит ручку своего приемника и  СПЯЩИЕ, синхронно двигаясь,
выходят  на свет  и начинают танцевать какой-то жуткий танец с механическими
движениями. В этот момент  они похожи на  куклы, которых дергают за ниточки.
СОНЯ с ужасом смотрит на них. Наконец, повинуясь сигналу радиоприемника, они
как вкопанные застывают на месте. БАЮН поворачивается к СОНЕ.

     БАЮН:(СОНЕ) Ну что, вы довольны?
     СОНЯ: Ах ты гад!

     СОНЯ с кулаками бросается на БАЮНА, но тот легонько толкает его и  СОНЯ
падает на пол.

     БАЮН: Вы,  мой друг, еще очень  слабы.  Чтобы  быть агрессивным,  нужна
длительная практика, а у вас ее не было.
     СОНЯ: Ты что с ними сделал, сволочь?!
     БАЮН:  Мне  не нравится ваша грубость. За подобное  поведение я в  свое
время вовсю лупил учеников указкой.

     БАЮН ставит радиоприемник на пол, снимает у него антенну, шагает к СОНЕ
и замахивается на  него  антенной,  словно  указкой. СОНЯ  на полу закрывает
голову руками.

     БАЮН: То-то, молодой человек,  впредь будьте повежливей. А  теперь, ваш
вопрос?
     СОНЯ: Я хотел спросить, что вы с ними сделали?
     БАЮН:  Это  длинная  история, но  времени  у  нас  с  вами,  мой  друг,
достаточно. Поэтому слушайте...

     БАЮН берет с пола приемник и вставляет антенну на прежнее место.

     БАЮН: Все началось с того, что от  меня ушла  жена. Для многих, на этом
все кончается, но в моем случае вышло наоборот. И я искренне рад этому. Жена
ушла, оставив  мне  мальчиков-близняшек. Им было по  полгода каждому,  и они
очень   громко   кричали.   Голова   моя   буквально   разрывалась   от   их
непрекращающегося плача. В большинстве  случаев я не понимал, что они хотят.
Ночами  я не  спал  совсем. Это  было  ужасно! Утром,  оставив  детей доброй
соседке,  я  тащился  в  школу.  И там все начиналось  сначала.  Чтобы  хоть
немножко  подремать   за   своим  столом,   я  заставлял  учеников  строчить
бесконечные  контрольные, но они орали благим матом и  не давали  мне  не на
секунду  сомкнуть  глаз.  После  уроков  я  возвращался  домой,  и там  меня
встречали   дикие  вопли  близнецов.  Так  продолжалось  несколько  месяцев.
Снотворное мне не помогало. Я был в отчаянии.  Я еле стоял на ногах. (пауза)
Вы читали рассказ Чехова "Не спать"?
     СОНЯ: Нет.
     БАЮН: Простите, я забыл, что вы не посещали школу. Может быть, оно  и к
лучшему. Это довольно мрачное заведение. Так вот, я  конечно  же, никогда бы
не решился...  как та героиня  в рассказе у  Антон Палыча, не зверь  же я, в
конце концов. Я просто  захотел сделать так,  чтобы мои  дети спали, когда я
этого  пожелаю.  Захотел  и сделал.  Я  взял  обыкновенный  радиоприемник  с
оригинальным названием "Спидола" и, обладая определенными знаниями в области
физики и  радиотехники, немножечко покопался у  него  внутри. В итоге у меня
получился очень  интересный прибор, который может  заставить человека крепко
заснуть одним  нажатием кнопки. Я бы с  удовольствием  объяснил вам,  как он
устроен, но боюсь вы имеете слабое представление о электромагнитных волнах.
     СОНЯ: Вы что, усыпили своих детей?
     БАЮН:  Почему я слышу  такое  возмущение в  голосе?  И  это у человека,
который провалялся на кровати всю свою жизнь.
     СОНЯ: Я спал по своей воле.
     БАЮН: У младенцев не может быть своей воли. За них все решают родители.
     СОНЯ: А как насчет взрослых людей?
     БАЮН: Вы,  мой друг, забегаете  вперед. И перебиваете  учителя,  а  это
некрасиво. Мои  близнецы  Коля  и Толя  успокоились, но  моя  жена,  изредка
навещавшая детей, могла что-то заподозрить, и поэтому я переехал сюда. Здесь
под землей, в тишине подвала, я надеялся наконец-то отдохнуть,  но не тут-то
было. Нервы мои были расшатаны, слух  за это время настолько обострился, что
я слышал все, что происходит наверху, и по-прежнему не мог заснуть.
     СОНЯ: Заткнули бы себе уши ватой.
     БАЮН:  Ватой,  говорите?  Это   забавно.  А  почему,  интересно,  этому
переростку  (БАЮН показывает  на  ПАРНЯ)  не сделать  было тише  звук  своей
отвратительной  расстроенной   гитары,  которая  своим  визжанием  буквально
сотрясала весь  дом?! Почему вашей маме обязательно было колотить в железный
горшок  и  так  громко кричать?  "Соня! Сонюшка!  Вставай!  Я  тебе  курочки
нажарила!"  Я не в силах  воспроизвести этот вопль, этот индейский  клич, от
которого  моя больная  голова  раскалывалась  пополам. Почему этому  мужчине
обязательно  было   ставить  на  свой   дрянной   автомобиль  такую  громкую
сигнализацию? Она включалась  каждую ночь и  будила весь  район или я говорю
неправду?
     СОНЯ: Можно было потерпеть.
     БАЮН: Неужели?  А  я не желал  терпеть.  И снова  разобрал свое  старое
радио. А когда собрал его, я мог  уже не только заставить человека спать, но
и управлять им на расстоянии.

     БАЮН снова  вертит ручки и СПЯЩИЕ, которые до этого времени  стояли как
вкопанные,  расставляют  руки в стороны и начинают  наступать на сидящего на
полу СОНЮ, который испуганно озирается.

     СОНЯ: Мамочка, не надо!!!

     БАЮН, нажатием кнопки, останавливает СПЯЩИХ в метре от СОНИ.

     СОНЯ: Они спят, а почему у них глаза открыты?
     БАЮН: Спать можно  и с открытыми глазами, главное, что эти глаза ничего
не видят. Они теперь вообще никого не видят и не слышат, и  подчиняются лишь
тому человеку, в чьих руках находится эта штука.
     СОНЯ: Это же страшно!
     БАЮН: Не знаю. Мне так не кажется.  Я мог  бы оставить  всех их в своих
кроватях, и никто никогда  бы  не разбудил  их, но они нужны были мне в этом
подвале,  чтобы  продолжать  мои  эксперименты. По очереди  я  усыпил  их  и
заставил спуститься сюда. Сначала был этот парень, затем ваша матушка, после
был  небольшой  перерыв, я  нечаянно уронил свое радио, и мне  пришлось  его
чинить. Когда я  исправил  его,  я  привел  сюда этого  любителя  двигателей
внутреннего сгорания. Я  заставил его перейти в этот подъезд по чердаку. Его
жена, наверное, очень удивилась! А эту милую пару, ваших друзей, я не звал к
себе  в гости,  они сами  сюда  пришли. Что ж, они не могут пожаловаться  на
отсутствие гостеприимства.
     СОНЯ: А эта женщина?
     БАЮН: Моя  супруга. После моего исчезновения пришла, из жадности своей,
забирать в квартиру вещи, так вот навсегда здесь и успокоилась.
     СОНЯ:(показывая на незнакомого МУЖЧИНУ) А это кто?
     БАЮН: Не  знаю.  Мужик  какой-то. Прохожий.  Я не так  давно выходил на
улицу в  магазин,  лицо  мне его не понравилось. Очень наглое.  (СПЯЩИМ)  Ну
ладно, пора по местам.

     БАЮН крутит ручку радио, и СПЯЩИЕ покорно поворачиваются  и  расходятся
по своим койкам.

     СОНЯ:  Я  много  видел страшных снов,  но вы - это  самый страшный сон,
который только можно себе представить!
     БАЮН: Видите, молодой человек, вы хоть имеете возможность видеть сны, а
я так и не смог справиться с бессонницей. Поэтому приходится чем-то занимать
это вялотекущее  время.  Теперь  я  намереваюсь опять разобрать  свое радио,
сделать неограниченным радиус его действия и  установить его на крыше нашего
дома. Представляете, все  вокруг заснут. Какая сразу наступит  тишина! Может
быть, тогда я наконец  смогу вздремнуть.  Хотя в этом случае вокруг появится
столько  послушных  учеников,  и  мне,  как  ни  крути,  придется  стать  их
единственным и добрым Учителем. Боюсь, у меня не останется времени на отдых,
ведь  придется  управлять  всем этим огромным классом. Куда это  вы, молодой
человек, собрались?

     СОНЯ,  который собирался  уползти, заметив,  что  БАЮН, произнося  свой
монолог, не смотрит на него, замирает стоя на четвереньках.

     СОНЯ: Может быть, я поползу отсюда?
     БАЮН:  Зачем  же  отказываться  от  своего счастья?  Это  было бы очень
неразумно. Вы видите ту пустующую кровать?
     СОНЯ: Вижу.
     БАЮН: Она приготовлена специально для вас.
     СОНЯ: Нет, я не хочу!
     БАЮН: Почему?
     СОНЯ: Мне надо срочно ползти, у меня там есть неотложные дела.
     БАЮН: Насколько мне известно, у вас всегда было только  одно неотложное
дело, и вы его с успехом делали, выводя носом замечательно красивые рулады.
     СОНЯ:  Но  за это  время  у меня появились другие дела,  гораздо  более
важные.
     БАЮН: Да  перестаньте! Спать - это ваше любимое занятие, а вечно спать,
ни на что не отвлекаясь - это ваша мечта. Поэтому не капризничайте. Раскрыть
вам один секрет? Я вам  завидую. Если бы я имел такой крепкий  сон, я был бы
самым счастливым человеком на свете! А теперь прошу вас занять свое место.
     СОНЯ: Нет, я не пойду туда, и не просите!
     БАЮН:  Что ж,  педагог всегда знает  лучше ученика,  что  ему  надлежит
делать. Он старше и опыта у него больше. Хотите послушать мое радио?

     БАЮН направляет антенну на СОНЮ.

     СОНЯ: Не надо! Я не хочу!

     Неожиданно на свет из темноты выходит капитан ВОЖИКОВ.

     ВОЖИКОВ:(БАЮНУ) Руки вверх!
     СОНЯ: Слава Богу! Когда надо, его не дождешься!
     БАЮН:  Здравствуйте, капитан.  Как ваши дела?  Что читаете? Как работа?
Все еще гоняетесь за бабушками, которые рассыпают мусор на лестницах?
     ВОЖИКОВ: Руки  вверх! Я  следил  за  тобой,  я все видел и  слышал!  Ты
настоящий маньяк!
     БАЮН:  Настоящий   маньяк  тот,  кто  в  такую  жару  ходит  в  наглухо
застегнутой форме и в фуражке.
     ВОЖИКОВ: Ты арестован! И не вздумай сопротивляться!
     БАЮН: Чем же вы меня застрелите, романом Агаты Кристи?

     БАЮН крутит ручку радио и на свет механической походкой выходит ИВАН, в
руке у него пистолет. Он направляет пистолет на ВОЖИКОВА.

     ВОЖИКОВ: Это нечестно, так использовать товарища майора.
     БАЮН: Что же, участковые не носят с собой оружия?
     ВОЖИКОВ: Вообще-то, они носят, только сегодня я пистолет дома забыл.
     БАЮН: Сожалею, что  вы такой забывчивый, но  все-таки, может  быть,  вы
вспомните какую-нибудь колыбельную.
     ВОЖИКОВ: Что?
     БАЮН: У вас есть дети?
     ВОЖИКОВ: Не знаю, то есть, мальчик.
     БАЮН: Что вы ему поете на ночь?
     ВОЖИКОВ: Жена поет.
     БАЮН: Прекрасно, что поет жена?
     ВОЖИКОВ: "У котика, у кота..."
     БАЮН: Отлично, замечательно, продолжайте.
     ВОЖИКОВ: "...была мачеха лиха. Она била кота поперек живота..."

     БАЮН направляет на ВОЖИКОВА свое радио и крутит ручки.

     БАЮН:  (через  плечо  СОНЕ) Я  думаю,  вы будете  не  против,  ведь  он
доставлял вам столько неприятностей, и к тому же это очень шумный персонаж.

     ВОЖИКОВ, под действием радио, поет все тише,  глаза его закрываются, он
качается и вот-вот упадет на пол.

     БАЮН:(СОНЕ)  Я  положу  его  на  свободную  кровать,   а   для  вас  мы
что-нибудь...

     БАЮН  не  успевает  договорить,  потому что  СОНЯ  вскакивает  с  пола,
бросается  к  нему  и  хватается  мертвой  хваткой за  радио.  БАЮН  и  СОНЯ
принимаются тянуть радио в разные стороны.

     БАЮН:  Нет, молодой человек, мы так  не  договаривались! Вам  двойка за
поведение!

     БАЮН и СОНЯ  тянут радио каждый на  себя и видимо невольно задевают его
кнопки и ручки, потому что СПЯЩИЕ то встают со своих постелей, то ложатся на
них,  а ИВАН  крутится на  месте, направляя  пистолет то в одну, то в другую
сторону.  БАЮН  и  СОНЯ  борются  за радио, и  БАЮН  начинает  побеждать, но
очнувшийся ВОЖИКОВ  подбегает  к  БАЮНУ и прыгает  на  него  сзади.  БАЮН от
неожиданности выпускает радио,  и оно оказывается в  руках у  СОНИ. ВОЖИКОВ,
заломив БАЮНУ руку, "кладет" его на пол.

     ВОЖИКОВ: (БАЮНУ) Больно прыткий! Будешь помнить сорок шестое отделение.
А ты, парень, давай, раздави эту чертову радиолу!
     БАЮН:  Мой  друг,  не  делайте  этого!  Пожалейте  творение  моих  рук.
Пожалейте меня. Разве  я  не вызываю у вас  сочувствия?  Мы же  с вами очень
похожи. И вы, и я хотим одного.

     Пауза.

     СОНЯ: Я не хочу спать!

     СОНЯ ногой наступает на радиоприемник и тот с треском разваливается.

     ВОЖИКОВ:  Молодец, парень,  хвалю,  но в  армию  ты  у  меня  все равно
пойдешь!

     В этот момент БАЮН дергается, сбрасывает с себя ВОЖИКОВА, вскакивает на
ноги и убегает.

     ВОЖИКОВ: Ах ты, щучий сын! Я за ним, ты здесь действуй по обстановке!

     ВОЖИКОВ  убегает за БАЮНОМ. Тем временем начинают  просыпаться  СПЯЩИЕ.
Первым опускает пистолет ИВАН, оглядывается, смотрит на оружие в своей руке.

     ИВАН: Я в кого-нибудь стрелял?
     СОНЯ: Нет. Угрожал только.
     ИВАН: А что я здесь делаю?
     СОНЯ: Тебя и остальных тоже усыпил один ненормальный.
     ИВАН: И где он?
     СОНЯ: Убежал. За ним участковый погнался.
     ИВАН: Такое ощущение, что на мне пахали.
     СОНЯ: Ты здесь танцевал.
     ИВАН: Танцевал?!
     СОНЯ: И очень неплохо. Красиво было.
     ИВАН: Нет. Эта работа не для меня.

     ИВАН срывает фальшивую  бороду.  К ИВАНУ  и  СОНЕ подходит  КЛАРА. СОНЯ
берет ее за руку.

     СОНЯ:(КЛАРЕ) Как ты себя чувствуешь?
     КЛАРА: А ты?
     СОНЯ: Это зависит от тебя.
     КЛАРА: Я - хорошо.
     СОНЯ: Я - тоже.

     СОНЯ замечает, что с кровати поднялась его МАМА. СОНЯ бросается к ней.

     СОНЯ: Мама!

     Вскакивает со своей  кровати  и  несется  к выходу  АВТОЛЮБИТЕЛЬ. Крича
"Машина! Машина! Что с  моей  машиной?! Моя  машина!"  АВТОЛЮБИТЕЛЬ убегает.
Просыпается ПАРЕНЬ.

     ПАРЕНЬ:  Чего разорался? Мне  лично было  терпимо.  Жаль,  что не играл
столько времени, зато выспался на всю жизнь.
     СОНЯ: Мама, ты в порядке?
     МАМА: Как же я могу быть в порядке, когда не знаю, кушал ли сегодня мой
ребенок?
     СОНЯ:  Мама, запомни  хорошенько:  я  никогда больше не буду  кушать  и
никогда в жизни не буду больше спать!
     МАМА: Ой,  сыночек, узнаю тебя,  ты всегда  был таким категоричным.  Ну
ничего, это  со  временем пройдет, главное что  ты теперь твердо  стоишь  на
ногах!

     К СОНЕ, МАМЕ, КЛАРЕ и ИВАНУ подходит МУЖИК, чье наглое выражение лица в
свое время не понравилось БАЮНУ.

     МУЖИК: Люди, ни у кого сигаретки нет? Курить хочу адски, помираю!
     ИВАН: Я не курю
     КЛАРА: И у меня нет.
     СОНЯ: У меня тоже.
     МУЖИК: Да люди вы или нет? Мне всего одну затяжку, дым выпустить, и я в
ажуре. Вечность не курил. Я во сне пачек сто, наверное, высадил!
     МАМА: Мужчина, у  нас ни у кого нет  закурить. Вы наверх поднимитесь, у
прохожих спросите, они вам дадут.
     МУЖИК: Я до верха не дотерплю, загнусь по дороге.

     Внезапно  слышится  громкий детский плач.  Это проснулись близнецы. Все
обступают коляску.

     КЛАРА: Какие хорошенькие!
     МУЖИК: Как пупсики.
     МАМА:  Значит так, Соня, быстро дуй наверх, там у  нас  под телевизором
найдешь деньги, берешь их и быстро в магазин.
     КЛАРА: За молоком?
     МАМА: Сразу видно, милая моя, что у вас детей не было. Таких  богатырей
молоком не  накормишь. Ты,  сынок, пюре в баночках  купи, какое будет,  каши
манной и творогу.

     К обступившим  коляску героям подбегает  только  что  проснувшаяся ЖЕНА
БАЮНА. Подбегает и расталкивает всех.

     ЖЕНА: Не смейте  прикасаться  к моим детям! (МАМЕ) А ты, старая грымза,
за своими внуками смотри! Деловые все больно! Я на вас управу-то найду!
     МАМА:  Женщина,  зачем же так  нервничать?  Мы думали  - дети голодные,
брошенные.
     ЖЕНА: Кто это брошенные?! Сама ты  брошенная! И все вы тут... добрых из
себя  строят! Заведите  своих  и стройте тогда! Я  вам всем покажу  кузькину
мать, чтоб больше неповадно было к чужим детям руки свои корявые тянуть!

     ЖЕНА БАЮНА увозит коляску.

     КЛАРА: Какая невоспитанная.
     МАМА: Не обращай внимания, милая, это она, наверное, спросонья такая.
     СОНЯ: А я теперь Баюну даже немножко сочувствую.

     В подвал заходит капитан ВОЖИКОВ. Двигается он так же, как до недавнего
времени двигались  СПЯЩИЕ.  Глаза  у него  словно  стеклянные, руки вытянуты
вперед. Механическим шагом он выходит на середину подвала.

     ВОЖИКОВ:  Как же  мой участок? Что же будет с моим участком? Кто станет
его каждый день обходить? Я же не могу без своей работы, я хирею без нее. Не
могу я без разговоров с людьми. Без того, что меня каждый второй честит, мне
скучно.  Но теперь  всего этого не будет. Я  стану спать, как убитый.  И все
оттого,  что  у  Баюна  оказался  еще  один  маленький  карманный  приемник.
Маленький такой с длинной антенной.

     ВОЖИКОВ начинает  медленно  танцевать,  как  кукла, которую дергают  за
ниточки.

     МАМА: Господи, и он туда же!
     ПАРЕНЬ: Я не знал, что на милиционеров эта штука тоже действует.
     ИВАН:  Клара, Баюн  ушел!  Срочно собирай всех, оцепим район,  его надо
задержать, во что бы то не стало!
     СОНЯ: Я с вами.
     МУЖИК: Я тоже. У меня разряд по этой... по лыжам.

     Внезапно  капитан  ВОЖИКОВ   перестает  танцевать,  открывает  глаза  и
начинает смеяться.

     ВОЖИКОВ: Стойте, стойте, далеко, граждане, собрались? Я пошутил. Я и не
спал вовсе.  (официально ИВАНУ) Товарищ майор, подозреваемый Баюн задержан и
в  данный момент находится под стражей. Человеческим языком  говоря, я его у
двора школы  с  ног сбил, руки  скрутил, а сам сверху сел. Он ругается, а  я
пацанам  крикнул,  они патруль вызвали,  я его  патрулю и сдал. Он  сейчас в
отделении прохлаждается. Прошу вас, товарищ майор, можете в любой момент его
допросить.  А насчет моих  танцев здесь, так это я хотел вам доказать, что и
участковым чувство юмора, так сказать, не чуждо.
     ПАРЕНЬ: (ВОЖИКОВУ) Ну ты даешь.
     МАМА: (ВОЖИКОВУ) Вы нас так напугали!
     ВОЖИКОВ: (МАМЕ) Прошу простить меня, мадам, за эту несерьезную выходку,
а так же извините меня за то, что я не всегда культурно себя с вами вел.
     МАМА: А вы меня простите, за то, что я вас обманывала.
     ВОЖИКОВ: Прощаю, с большим удовольствием.
     МАМА: Вы на самом деле такой милый.
     ВОЖИКОВ: Мне, кстати, скоро майора дадут.
     ПАРЕНЬ: Это все  замечательно, но  давайте заканчивать  эту  идиллию  и
выбираться отсюда.
     МУЖИК: Верно. (ВОЖИКОВУ) У вас, между прочим, закурить не будет?
     СОНЯ:  Подождите. Подождите, пожалуйста.  Прежде чем подняться  наверх,
послушайте, что я вам скажу. Всего несколько слов.

     СОНЯ забирается на кровать, как на трибуну.

     СОНЯ:(КЛАРЕ) И ты иди сюда.

     КЛАРА встает на кровати рядом с СОНЕЙ.

     СОНЯ:(ВОЖИКОВУ) Один вопрос, капитан,  вы только что были на улице. Как
там?
     ВОЖИКОВ: Нормально.
     СОНЯ: Нет, это не тот ответ, которого я жду. Вот вы вышли на улицу, что
вы сразу заметили?
     ВОЖИКОВ: Машины паркуют, где не положено.
     СОНЯ: Не то.
     ВОЖИКОВ: Опять собак без намордников на школьном дворе прогуливают.
     СОНЯ: Не то.
     ВОЖИКОВ: Погода хорошая.
     СОНЯ: Уже ближе.
     ВОЖИКОВ: Весна. Каждая занюханная веточка цветет.
     СОНЯ: Правильно! Весна! Весна, понимаете, это такое время, когда все на
свете просыпается и оживает. Для меня это будет первая весна. И я запомню ее
навсегда, потому что вместе с ней изменилась  моя жизнь. И хотя для вас всех
эта  весна будет  не первой,  я хочу  попросить  вас навсегда  запомнить ее,
потому  что,  я  уверен, что вместе с ней жизнь каждого из вас  изменится  в
лучшую сторону. Короче, все будут счастливы!
     ПАРЕНЬ: Сентиментальный бред. Мне никаких перемен не надо. У меня и так
все нормально.
     МАМА: Ты, сыночек, так красиво сейчас сказал.  Не могу поверить, что ты
никогда не читал Афанасия Фета.
     КЛАРА:  А  я  запомню,  обязательно  запомню.  Каждую  травинку, каждый
листочек!
     СОНЯ: Клара, давай поцелуемся, пожалуйста.
     МУЖИК: Граждане, дорогие, хорошие мои, помираю без табака!



        ЗАНАВЕС

     *Охраняется законом РФ об авторском праве.
     *Постановка пьесы невозможна без согласия автора.



     © Родион Андреевич Белецкий 1998 год
     тел. 2996998
     4923291
     974 01 11 (аб.72556)



   Родион Белецкий.
   Роман романа

---------------------------------------------------------------
     © Copyright Родион Белецкий
     Email: rodion@ns.cnt.ru
     Date: 08 Aug 2000
     Охраняется законом об Авторском праве РФ
     Постановка пьесы невозможна без письменного согласия автора.
---------------------------------------------------------------


     (пьеса в трех действиях)



     ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
     РОМА
     ИРА
     СУДАКОВ, отец ИРЫ
     СУДАКОВА, мать ИРЫ
     КАРОЛИНА
     БАТОН, культурист
     ДИНА
     ВОЖДЬ


     ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

     Лето.  ГОРОДСКАЯ  ЛОЩАДЬ.  Сзади угадываются очертания памятника. Возле
фонаря с часами стоят РОМА и ДИНА.

     ДИНА: Ты запомнил, что нужно говорить?
     РОМА: Все что нужно я скажу. И сам прекрасно найду слова.
     ДИНА: И что ты ей скажешь?
     РОМА: Сама знаешь. Мы с тобой это не раз обсуждали.
     ДИНА: И смотри не поддавайся на слезы, упреки и уговоры.
     РОМА: Я буду тверд, не сомневайся.
     ДИНА: Точно?
     РОМА: Слушай, это невыносимо.
     ДИНА: Ты такой красивый.
     РОМА: Спасибо, конечно, но я это уже слышал. ДИНА: Ты меня любишь?
     РОМА: Очень.
     ДИНА: Хорошо, скажи мне тогда какую-нибудь нежную глупость.
     РОМА: Она должна вот-вот подойти.
     ДИНА: Ну и что? Я могу и сама с ней обьясниться.
     РОМА: Я верю, но давай лучше обойдемся без конфликтов.
     ДИНА: Я совсем я не боюсь с ней встретиться.
     РОМА: Кто бы спорил. Но тебе все-равно лучше уйти.
     ДИНА: Мой папа на следующей неделе покупает для нас квартиру.
     РОМА: Вот как? Чудесно!
     ДИНА: После нашей свадьбы мы будем жить там.
     РОМА: Мечтаю об этом.
     ДИНА:  А  сразу после свадьбы мы поедем  в  круиз по  океану на большом
таком пароходе.
     РОМА: "Титаник" называется?
     ДИНА: Что?
     РОМА: Не важно.
     ДИНА: Папа уже купил путевки.
     РОМА: Уже купил? Это же замечательно!
     ДИНА:  Мы будем загорать на верхней палубе,  пить что-нибудь холодное и
слушать группу "Перышки". Тебе нравится группа "Перышки"?
     РОМА: Безумно! Больше "Битлз"!
     ДИНА: А их последний хит "Есть ли жизнь в зоопарке?"
     РОМА: Я заснуть без него не могу.
     ДИНА: Что с тобой, ты чем-то недоволен?
     РОМА: Нет, я просто немного волнуюсь.
     ДИНА: Перед свиданием со мной, ты почему-то не волнуешься!
     РОМА: А ты откуда знаешь?
     ДИНА: Может я подсматривала. Придешь домой, позвони.

     ДИНА уходит.

     Появляется старенькая  БАБУШКА,  она очень спешит,  но  тем  не  менее,
движется очень медленно. Наконец она приближается к РОМЕ.

     БАБУШКА: Прости, миленький, извини, торопилась, бегом бежала.
     РОМА:(не обращая на нее внимания) Нет денег, бабуль.

     РОМА продолжает высматривать кого-то.

     БАБУШКА: Силы уже не те, думала бегу,  а сама как черепаха  ползла, ох,
сердце колотится, прямо-таки выпрыгнет сейчас.
     РОМА: Нищий я, бабушка.
     БАБУШКА:  Думала,  не  станешь  меня  ждать,  на полчаса ведь опаздала.
Раньше  ты ведь всегда уходил, если я задержусь. А  сейчас увидела тебя, так
обрадовалась, что дождался.
     РОМА:(первый  раз посмотрев на БАБУШКУ)  Какая же ты страшная,  бабуль,
ужас! Портмоне я дома забыл, понимаешь?
     БАБУШКА: Эх, миленький, вижу опять у тебя в руках ничего для меня нету.
А я так мечтала, что хотя бы сегодня, после долгой разлуки, ты  догадаешься,
Ромочка, и подаришь мне цветы.
     РОМА: Подожди, бабуля, ты меня знаешь, что ли?
     БАБУШКА: Конечно, Ромочка, знаю.
     РОМА: А я тебя нет. И мне с тобой некогда разговаривать. Если ты матери
моей подруга, то езжай к ней и там обсудите, как я вырос и родителей забыл.

     РОМА отворачивается от БАБУШКИ и оглядывается по сторонам.

     БАБУШКА: Господи, Ромочка, я ведь тоже забыла. Совсем забыла...

     БАБУШКА начинает горько плакать и вытирать глаза кончиком платка.

     РОМА:(после паузы) Да перестань,  бабуль,  а то  подумают,  что  я тебя
обидел.  (БАБУШКА продолжает плакать.) Ну хорошо. Я  тебя  не забыл, я тебя,
наоборот,  вспомнил.  Ты не  матери  знакомая?  Нет?  (БАБУШКА,  всхлипывая,
отрицательно мотает головой.)
     Хорошо.  Я  вспомнил,  ты  - Александра Петровна, или,  как  тебя  там,
Павловна. Нянечкой в  детском саду у меня была. Я у тебя на руках вырос, так
что ли? Нет? Тогда ты, наверное, учительница моя, имя, правда, как отрезало.
Ты ведь вроде не такая старая должна была быть. Хотя школьнички любого могут
довести. Нет? Уборщица, может, наш подьезд моешь? Не уборщица? Я уж тогда не
знаю, кто ты. Чего ж ты хочешь-то от меня. Чего ж ты плачешь-то все время?
     БАБУШКА: Я, Ромочка, плачу, потому что у меня судьба несчастная. Хотела
я невозможного, и получила по заслугам.
     РОМА: Не понимаю тебя, бабуль. Чего расстраиваешься?  Пенсия маленькая?
Дети и внуки не помогают?
     БАБУШКА: Нет у меня, Ромочка, детей, и внуков нет.
     РОМА:  Что у тебя наверняка есть, бабуль,  так  это склероз? Есть такой
диагноз?
     БАБУШКА: Ой, не помню.
     РОМА: Значит, есть. Ты,  бабуль, иди домой,  таблеточку прими,  отдохни
ляг. А неприятности свои еще по дороге все  забудешь.  Давай, иди,  не мешай
мне, я девушку жду.
     БАБУШКА: Не придет она, Ромочка.
     РОМА: Почему это?
     БАБУШКА: Потому что она уже пришла.
     РОМА: Где? (оглядывается)  Тебя,  бабуль, вместе с памятью и  глаза еще
подводят, да?
     БАБУШКА: Я и есть твоя девушка, Рома.

     Пауза.

     РОМА: Ты?
     БАБУШКА: Я, Ромочка, я.
     РОМА: Все ясно. Не возражаю. Ты моя девушка, о чем речь. Только ты мне,
бабушка, ответь на один вопрос, тебя, наверное, раз так в два месяца отвозят
в белый дом с решетками на окнах, да? Там немножко держат, ты  там отдыхаешь
в  тишине, укольчики там, процедуры разные, а потом отпускают, до следующего
раза, я угадал?
     БАБУШКА:  Я  не  сумашедшая,  Рома,  я твоя девушка  Ира Судакова.  Это
правда.
     РОМА: Я теперь понял, Ирка на меня злится  и  вас вместо себя прислала,
чтобы  вы меня пристыдили. Вы ее  двоюродная тетка, наверное, она мне о  вас
говорила. Так  вот,  вы Ире передайте, что  если ее не устраивает, то  что я
делаю,  и наши с ней отношения,  то,  пожалуйста,  мы можем  расстаться. Мне
только  легче будет,  чем выслушивать  ее постоянные упреки,  будто я  о ней
никогда не  думаю,  всегда оставляю ее одну и  тому подобное. В конце концов
она за мной начала бегать, а не я за ней. И не помру я без вашей Иры, так ей
и передайте. Пока.
     БАБУШКА:  Рома, подожди, я - Ира Судакова, честное слово,  я!  А что  я
выгляжу так, это я сама виновата. Меня за мою нетерпеливость наказали.
     РОМА: Отлично меня Ирка подставила, больная двоюродная бабушка.
     БАБУШКА: Ромочка...
     РОМА:  Вы  действительно   очень   молодо  выглядите.  Вам  не  дашь  и
восьмидесяти. У вас еще все впереди, так что не теряйте времени даром, а мне
пора. Все. Счастливо.

     РОМА уходит.

     БАБУШКА:(РОМЕ вслед) Рома, вспомни красную расческу!

     РОМА останавливается.

     РОМА: Что вспомнить?

     Но  БАБУШКА, не ответив, уходит, а РОМА остается  в  недоумении стоять.
Появляется ДИНА

     ДИНА: Что за бабка?
     РОМА: Ты здесь откуда?
     ДИНА: Не обижайся, я за скамейкой спряталась, очень было любопытно.
     РОМА: А, ну и как там?
     ДИНА: Где?
     РОМА: За скамейкой?
     ДИНА: Если ты хотел меня обидеть, ты меня обидел.
     РОМА: Дина, перестань.
     ДИНА: А где она?
     РОМА: Не знаю.
     ДИНА: Так она придет или нет?!
     РОМА: Не знаю. Мне кажется... Нет, мне ничего не кажется.
     ДИНА: Тогда ты сам должен пойти к ней домой и обязательно поговорить! Я
желаю,  поскорее  решить  этот вопрос. Но учти, если ты  захочешь остаться с
ней, я с собой что-нибудь страшное сотворю! Ты меня понял?
     РОМА: Да.
     ДИНА: И еще, мне за скамейкой было чудо как хорошо!

     ДИНА уходит.

     РОМА: Дина, подожди. Дина!


     КВАРТИРА  ИРЫ.  Видна  входная  дверь. В  большой  комнате за обеденным
столом сидит мама ИРЫ - СВЕТЛАНА ИВАНОВНА СУДАКОВА. На  глазах у нее  слезы.
Перед ней на столе лежат фотографии. В квартире  полумрак. Раздается дверной
звонок.  СУДАКОВА медленно встает и идет открывать  дверь.  На пороге  стоит
РОМА.

     РОМА: Здрасте, Светлан Иванна.
     СУДАКОВА:  Тише, Рома, тише.  Нет, не могу тебя впустить, к нам сегодня
нельзя.
     РОМА: Почему?

     ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ  СУДАКОВ - папа  ИРЫ спрашивает из соседней комнаты:
Кто там?

     СУДАКОВА: Володя, это сахар дешевый предлагают.
     СУДАКОВ:(из комнаты) Гони их в шею!
     СУДАКОВА: Хорошо, хорошо. (РОМЕ) Уходи, пожалуйста.
     РОМА: Но почему?
     СУДАКОВА: Владимир Сергеевич не в духе, и потом, так будет лучше.
     РОМА:  Не  понимаю.  А  Ира  дома?  (СУДАКОВА  ничего  не  отвечает,  а
возвращается к  столу и  садится за  него. РОМА следует  за СУДАКОВОЙ.)  Что
случилось?
     СУДАКОВА: Тише, ради Бога, тише.
     РОМА:(почти шопотом) Что случилось?
     СУДАКОВА: Ничего. Смотрю  вот фотографии Ирочкины.  Здесь она в садике.
Совсем маленькая. Не хотела, чтобы ее снежной королевой для снимка наряжали,
говорила, корона у нее дурацкая, плакала. Тогда  только успокоилась, когда я
ее  за руку  взяла. А тут она на выпускном, красавица моя, сама  себе платье
сшила, я  хотела помочь, так она мне не  позволила, и правильно. Лучше  всех
тогда  была. Это  вот в  институте  со своим  курсом. А  это, Рома, все твои
фотографии, их очень  много здесь.  А  это недавно  нас  с  Ирочкой Владимир
Сергеевич фотографировал. Это ее последний снимок...

     СУДАКОВА резко замолкает, чтобы сдержать слезы.

     РОМА: Успокойтесь, Светлана Ивановна, успокойтесь. Скажите, где Ира?
     СУДАКОВА: Ушла Ира три недели назад и больше не возвращалась.
     РОМА: Куда ушла?
     СУДАКОВА: Если бы я знала.
     РОМА: Она пропала что ли? (СУДАКОВА кивает)А в милицию вы обрашались?
     СУДАКОВА: Как ты, Рома, уехал, она себе места  не находила, мучалась. В
институт перестала ходить. И однажды вечером мне сказала, что у  нее встреча
важная.  Всю ночь она не  спала,  все  ходила по  квартире, мы  же  у себя в
комнате слышим. И утром была сама не своя. Собираться  начала, у отца деньги
взяла, я тогда у нее спрашиваю, ты куда? А она мне, это,  говорит, мама, моя
последняя надежда. И ушла.  Больше ничего не сказала. Ждали мы ее весь день,
а  потом и всю ночь, а на утро в отделение  заявили. А нам там говорят, рано
обратились, месяц пройдет, тогда будем  искать. Но  я то знаю, и  ты знаешь,
что позвонила  Ирочка, если  бы  задержалась где.  Так  она  с тех пор и  не
появлялась.  Мы  с  отцом  сами стали  ее  искать, всех  знакомых-незнакомых
обошли, в  институте были и везде.  Нету нигде моей доченьки, пропала, как в
воду канула.
     РОМА: Подождите, я сегодня должен был с ней встречаться  в двенадцать у
памятника. Там  ко  мне  подошла  какая-то старушка  и начала  такую  ерунду
плести...
     СУДАКОВА:(в ужасе, громко) Старуха!

     Открывается дверь соседней комнаты, на пороге стоит СУДАКОВ с сигаретой
в руке - отец ИРЫ, суровый мужчина с большими усами.

     СУДАКОВ:(СУДАКОВОЙ) Что  такое? Опять истерики? (СУДАКОВ замечает РОМУ)
Привет.

     СУДАКОВ выстреливает в РОМУ сигаретой.

     РОМА: Чего это вы сигаретами-то кидаетесь?
     СУДАКОВ: Просто так.
     РОМА: Не понимаю вас.
     СУДАКОВ: Сейчас поймешь!

     СУДАКОВ бросается на РОМУ и хватает его за грудки.

     СУДАКОВ: Приехал, сволочь, со своих курортов!

     СУДАКОВА вскакивает с места и принимается их растаскивать.

     СУДАКОВА: Володя, не надо!
     РОМА: Эй, руки-то нечего распускать!
     СУДАКОВ: Я тебя, гад, сейчас в тонкую ниточку  распущу! Я тебя, подлец,
в клубок скатаю и в унитаз спущу! Убью, зарою, вот этими вот руками!
     СУДАКОВА: Володечка, успокойся!

     СУДАКОВА оттаскивает своего мужа от РОМЫ  и, с трудом, удерживает его в
стороне.

     РОМА: Вы что, с ума сошли?!
     СУДАКОВ: Ах ты, наглая рожа!
     РОМА: Чего наглая-то, чего наглая?
     СУДАКОВ: И  он еще, подонок,  спрашивает!  Да  я тебя застрелю  сейчас,
знаешь об этом?!
     СУДАКОВА: Остынь, Володечка, он не виноват.
     СУДАКОВ:  Не виноват?! Это он-то?! Два года  девчонку мучал! Бегала  за
ним, как собачонка, а  он, гадина, нехотя так,  позволял за собой ухаживать!
Через  весь город по  ночам к  нему ездила, ревела каждый божий  день  из-за
этого дерьма!
     РОМА: Я вас не оскорблял.
     СУДАКОВ: Застрелю, гада!
     СУДАКОВА: Володя!
     СУДАКОВ: Ты, подлец, почему замуж ее не взял?
     РОМА: У нас не было об этом разговора.
     СУДАКОВ:  А ты что,  ждал,  что она тебя  будет упрашивать?  Издевался,
измывался, пользовался девчонкой  как  хотел, а когда надоела, выбросил  как
тряпку,  а сам на  юга укатил, задницу свою подлую греть! Ну, сволочь,  если
она на себя руки наложила...
     РОМА: Ничего вы не знаете, мы посорились!
     СУДАКОВ: Ах, посорились. Мать, где двустволка моя?!

     СУДАКОВ делает рывок, СУДАКОВА повисает на нем.

     СУДАКОВА: Володечка, не надо, тебя же опять посадят!
     СУДАКОВ: Ничего!  Я в тот раз за  тебя вступился, отсидел и не жалею, и
теперь, за дочь родную отсижу, зато одним паразитом, одним гадом ползучим на
свете меньше станет.
     СУДАКОВА: Вспомни, Володечка, вспомни, как я тебя ждала.

     После этих слов, СУДАКОВ внешне успокаивается.

     СУДАКОВ: Ладно, мать,  все, я в порядке. Да не висни ты на мне, видишь,
остыл. (Но  как только  СУДАКОВА отпускает мужа, он бросается в свою комнату
и, через секунду,  выбегает  оттуда с двустволкой  в руках, на  ходу заряжая
ее.) Пристрелю!
     РОМА: Мама!!

     РОМА  моментально оказывается возле входной двери, и успевает выскочить
из квартиры, до того, как СУДАКОВ берет его на прицел.



     ГОРОДСКАЯ ПЛОЩАДЬ. РОМА быстро пересекает площадь перед памятником, и в
этот  момент  слышит,  что  его  окликают  по  имени.  Он останавливается  и
оборачивается. РОМУ догоняет СУДАКОВА в наспех накинутом плаще.

     СУДАКОВА: Извини, Роман, его. Он, как Ирочка пропала, совсем места себе
не находит.
     РОМА: Зато ружье он быстро нашел.
     СУДАКОВА: Сядем. Задыхаюсь. Я ведь бежала за тобой.
     РОМА: Давайте.

     РОМА и СУДАКОВА подходят и садятся на лавочку.

     СУДАКОВА: Значит, ты встречался со старухой?
     РОМА: Я должен был встретися здесь с Ирой. Мы когда посорились, полтора
месяца назад...
     СУДАКОВА: Дальше.
     РОМА: Что вы на меня так смотрите? Мы, правда, посорились.
     СУДАКОВА: Я верю.
     РОМА:  Вот,  значит, я  на юг уехал. А через  неделю дал ей телеграмму,
что, если она хочет помириться,  пускай такого-то, такого-то  числа, то есть
сегодня, приходит сюда, к памятнику. Мы здесь всегда свидания назначаем.
     СУДАКОВА: Я знаю.
     РОМА: Ира  не  пришла.  Я ждал.  Пристала ко мне какая-то  ненормальная
бабка. Несла какую-то ересь. Говорила...
     СУДАКОВА: ...что Ира - это она.
     РОМА: Так вы ее тоже знаете?
     СУДАКОВА: Вчера  она появилась у  нас дома. Сказала, что она наша дочь.
Владимир Сергеевич чуть было ее не зашиб, потом отвел в милицию.
     РОМА: А там?
     СУДАКОВА:   Там  ее   проверили.  Пенсионерка.  Состоит   на   учете  в
психдиспансере.
     РОМА: Я так и думал.
     СУДАКОВА: Работает уборщицей  в каком-то  спортзале. Владимир Сергеевич
был уверен, что она как-то связанна с исчезновением Ирочки, но  добиться  от
нее  так  ничего  и  не  смог. Ее  подержали несколько  часов,  проверили  и
отпустили. Только вот...
     РОМА: Что?
     СУДАКОВА:  Она говорила  мне такие вещи, о  которых не мог знать никто,
кроме меня и моей дочери.
     РОМА:  Мне она тоже сказала про красную  расческу, про которую никто не
знал. Мы когда  с Ирой познакомились, я был очень нетрезвый. День рождения у
парня  одного  справляли.  А  в голове  у меня застряли  какая-то стружка  и
опилки, потому что  я где-то там  падал.  Меня друзья на остановке забыли, а
ваша Ира подобрала и домой к себе отвезла.
     СУДАКОВА: Это я помню.
     РОМА: С вашим ковром тогда неловко получилось.
     СУДАКОВА: Роман, все уже забыто.
     РОМА: А наутро,  как я проснулся, мне  Ира  подарила красную  расческу,
пластмассовую, чтобы я причесывался. Правде где-то она потерялась, не помню.

     Пауза.

     СУДАКОВА: Я,  наверное, тоже схожу с ума, но  эта  женщина,  она...  То
есть, когда я смотрела на нее, она действительно напоминала мне Ирочку.
     РОМА:  Светлан Иванна,  вы  все  это  время  много  переживали,  что-то
нафантазировали себе.
     СУДАКОВА: Роман, я просто хочу попросить тебя, сходи, поговори с ней.
     РОМА: Еще раз слушать ее бредни?! Она же больная!
     СУДАКОВА: Сходи, пожалуйста. Может  быть  она  что-то знает про Ирочку.
Мне известно,  где она  работает.  Это  не  совсем спортзал,  это спортивный
комплекс,  называется "Молодость". Катукова шесть.  Пойди туда,  очень  тебя
прошу.
     РОМА: Хорошо. Я загляну. Только это все глупость.




     ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

     СПОРТКОМПЛЕКС "МОЛОДОСТЬ". Большой спортивный  зал. Зеркала  по стенам.
Множество тренажеров странной формы, похожих на орудия пыток. РОМА заходит в
спортзал,  оглядывается  по  сторонам.  Входит  КАРОЛИНА  -  молодая,  очень
привекательная девушка в трико для занятий аэробикой.

     КАРОЛИНА: Здравствуйте.
     РОМА: Здрасте.
     КАРОЛИНА: Простите, вы не тренер?
     РОМА: Что?
     КАРОЛИНА: По аэробике?
     РОМА: Нет, вы ошиблись.
     КАРОЛИНА: Жаль.  Я  уже  подумала что  у меня будет  такой  симпатичный
тренер.
     РОМА: К моему большому сожалению, не будет.
     КАРОЛИНА: Я бы с вами виделась  три раза  в  неделю. Вы бы помогали мне
садиться на шпагат... А где он, вы не знаете?
     РОМА: Шпагат?
     КАРОЛИНА: (смеется) Нет, тренер.
     РОМА: Я, как и вы, здесь в первый раз.
     КАРОЛИНА: Я наверное опять не в тот день пришла. Почему же я такая дура
рассеянная, вы не знаете?
     РОМА: Не знаю. Вы не дура, зачем же так себя обзывать?
     КАРОЛИНА: Дура, еще какая!  Так и  останусь  жирной коровой! Правда,  я
очень толстая?
     РОМА: Нет. Вы нормальная, вы даже очень, я бы сказал, стройная.
     КАРОЛИНА: Не верю вам. Вы специально говорите.
     РОМА: Мне действительно кажется, что у вас нет ничего лишнего.
     КАРОЛИНА: Правда? Вот пощупайте.

     КАРОЛИНА подходит к РОМЕ вплотную и кладет его руки себе на талию.

     РОМА: Точно, нет.
     КАРОЛИНА: А  вот  у вас  есть лишние килограммы. Один или  два. Вы сюда
пришли заниматься?
     РОМА: Нет.
     КАРОЛИНА: Поплавать в бассейне?
     РОМА: Поговорить с одним человеком, здесь работает.
     КАРОЛИНА: Напрасно, вы не хотите заниматься. Не знаю как вашей девушке,
а мне не нравятся тучные мужчины.
     РОМА: Ну не настолько же я...
     КАРОЛИНА: Ничего не говорите, у вас  есть  к этому предрасположенность.
Но  все  еще  можно  исправить.  Только  вам необходим  толковый тренер. Или
тренерша. Вы, кстати, кого ищете?
     РОМА: Да, уборщицу одну. Девушка, вас как зовут?
     КАРОЛИНА: Я замужем.
     РОМА: Это не страшно.
     КАРОЛИНА: Что вы делаете?!
     РОМА: Хочу еще раз пощупать.
     КАРОЛИНА: Нахал. Пойдете туда, вторая дверь, после  женской раздевалки,
дирекция. Там вам найдут вашу уборщицу. Что вы  на  меня так смотрите? Идите
же.
     РОМА: Может быть, как-нибудь "потренеруемся"?
     КАРОЛИНА:  Нет, я  не  такая!  Я  люблю  спорт.  Идите, комплекс  скоро
закрывается.

     РОМА уходит. Из другой двери появляется БАТОН - культурист ненормальных
размеров.

     БАТОН: Ну?
     КАРОЛИНА: Дурак и бабник. Проблем не будет.
     БАТОН: А если будет?
     КАРОЛИНА:  С тобой  уж, непременно  жди неприятностей! Кто  ей  сбежать
позволил? Она сутки целые  по  городу  шлялась!  Родители, милиция, этот вон
теперь  заявился. Говорила же, глаз  с  нее  не  спускай. Хорошо  что я  все
уладить смогла. Предвидела, заранее позаботилась, белый билет ей раздобыла.
     БАТОН:  Прости уж. Говорил же,  я вчера белка  пять банок скушал, затем
сто  подходов на  грудь, двести  - на пресс, триста подходов  на ноги,  и на
широчайшую, еще, мышцу. Пошел потом в парилку, моментом разморило, там прямо
на лавке и заснул. Она и сбежала.
     КАРОЛИНА: Из-за тебя придется теперь с этим попугаем разбираться!
     БАТОН: Я это понял уже. Прости.
     КАРОЛИНА: Ладно,  чего  зря ругаться-то. Тем  более лицо  у тебя  будто
кумач красное.
     БАТОН: Конечно, я там не сварился  едва. Проснулся,  чувствую,  у меня,
натурально, кровь  кипит.  Выскочил пулей и в  бассейн с холодной. А  там аж
вода зашипела. Пар потом в раздевалке три часа стоял.
     КАРОЛИНА:  Пойдем я  тебе физиономию  кремом помажу.  Жалко  мне  тебя.
Дурной, а свой все-таки.

     КАРОЛИНА и БАТОН уходят. Заходит БАБУШКА с ведром  в руке. Ставит ведро
на пол и начинает мыть полы. Входит РОМА.

     РОМА: Бабушка! Бабушка!

     БАБУШКА не реагирует. РОМА подходит совсем близко.

     РОМА: Бабушка!
     БАБУШКА: Ой, Это ты?! Все  никак привыкнуть  не могу, что меня бабушкой
называют.
     РОМА: Привет, бабуль.
     БАБУШКА: Здравствуй, Рома.
     РОМА: Как дела у тебя?
     БАБУШКА: Ничего, Ромочка, потихоньку.
     РОМА:  Ты  мне  вот  что скажи,  ты  не  знаешь, случаем,  что  с  Ирой
произошло, где она сейчас, не знаешь?
     БАБУШКА: Господи, да я и есть Ира!
     РОМА: Бабуль, только вот не надо снова начинать, договорились, ты держи
себя в руках, ты таблеток выпила, как я тебе говорил?
     БАБУШКА: Кто еще, кроме нас с тобой, знал про красную расческу?
     РОМА: Ирка могла тебе рассказать.
     БАБУШКА: Больше всего на свете ты не любишь кисель.
     РОМА: И об этом тоже.
     БАБУШКА: Больше всего на свете ты боишься высоты.
     РОМА: И об этом.
     БАБУШКА: И о том, что ты никогда в жизни не  дрался, потому что боишься
за свою внешность?
     РОМА: Просто не было случая, и, вообще, это тебя не касается!
     БАБУШКА:  Вот, посмотри,  у  меня на  руке  шрам. Ты мне случайно тогда
сигаретой прижег.
     РОМА:  Да вы  в  своем сумашедшем доме  целыми днями, наверное, друг за
дружкой с горящими сигаретами гоняетесь.
     БАБУШКА: Рома, почему ты мне не веришь?
     РОМА: Потому что я, бабуль, не твой сосед по палате.

     Входят КАРОЛИНА  и БАТОН. Теперь  на  КАРОЛИНЕ,  вместо  трико,  костюм
деловой женщины.

     КАРОЛИНА: Ты, Рома, совершенно напрасно не веришь ее словам. Она правду
говорит.
     РОМА: Здрасте, девушка. Вижу, вы все-таки нашли себе тренера?
     КАРОЛИНА: Повторяю, она сказала правду.
     РОМА: То что вы говорите, это ересь какая-то. Откуда вы знаете?
     КАРОЛИНА: Кому же знать, как не мне.
     РОМА: А ты кто такая?
     БАТОН:  Как,  вы  не  разве  не  в курсе?  Это  же Каролина Цезаревна -
директор нашего спортивно-оздоровительного комплекса.
     РОМА: Ты ведь сказала, что ты здесь в первый раз.
     КАРОЛИНА: Я тебя обманула, хотела познакомиться с тобой в неофициальной
обстановке. Ну что ты дуешься? А разве сам  ты никогда никого  не обманывал?
Ее, например?  Не надо  бросать на  меня удивленные  взгляды.  Да. Она  твоя
девушка.
     РОМА: Понятно. Ненормальные собираются в группы.
     КАРОЛИНА: А ты посмотри на нее внимательно. Прямо в глаза ей посмотри.

     РОМА пристально смотрит на БАБУШКУ.

     РОМА: Господи, это что, фокус какой-то?
     КАРОЛИНА: Это магия. (БАБУШКЕ) Иди отсюда, потом позову.

     БАБУШКА уходит.

     РОМА: Это  невозможно!  Вернее,  это было бы невозможно,  если бы я  не
видел ее глаз. Это ее глаза. Но этого не может быть!
     КАРОЛИНА:  А что такого удивительного?! Тот же  самый  человек,  только
чуть-чуть постарше.
     БАТОН: Совсем тупой? Она же, только на пенсии.
     РОМА:  Черт возьми,  всегда,  с самого детства  предполагал, что бывают
чудеса на свете! Подожди, это все ты с ней сделала?
     КАРОЛИНА: С ее согласия.
     РОМА: Она, что же, сама захотела так постареть?
     КАРОЛИНА: Нет, не сама. Вообще, начнем с того, что во всем виноват ты!
     РОМА: А как же! Я всегда во всем виноват.
     КАРОЛИНА: Правильно.
     РОМА:  О  чем  вопрос,  всю   жизнь,  начиная  с  детского  сада  номер
двенадцать. Кто-нибудь что-нибудь натворит, а обвиняют  во всем меня, хотя я
стою себе тихо в стороне, никого не  трогаю и ни к чему не прикасаюсь и тихо
думаю себе.
     КАРОЛИНА: Думаешь о себе?
     РОМА: Я, девушка, этой вашей игры слов не понимаю.
     БАТОН: Хочешь, я ему все объясню? На пальцах.
     КАРОЛИНА: Ты о чем, Батонов?
     БАТОН: Все пальцы переломаю!
     КАРОЛИНА: Ты чего разбушевался?
     БАТОН: Он мне не нравится.
     КАРОЛИНА:  Ты  тоже никому  не  нравишься,  кроме меня.Иди, вон,  пресс
покачай.
     БАТОН: Второй месяц качаю, а "кубиков" все нет.
     КАРОЛИНА:  Есть надо  меньше. (БАТОН уходит к тренажерам)Ты всегда  был
занят только собой, на других же  ноль внимания. Она  тебя любила, а ты этим
пользовался.
     РОМА: Вы что, сговорились все? Я ее тоже очень любил.
     КАРОЛИНА: Это была не любовь.
     РОМА: А что по твоему?
     КАРОЛИНА: Ты развлекался. Тешил самолюбие.
     РОМА: Очень умно!
     КАРОЛИНА: Она мучалась от  твоей бессердечности, страдала, не знала что
делать, а потом пришла сюда ко мне.
     РОМА: Накачать огромные мышцы и убить меня одним щелчком?
     КАРОЛИНА: Помимо этой работы я немножко занимаюсь практической  магией.
Так, для  души.  Помогаю людям.  Ира  пришла  ко мне.  Она  хотела, чтобы ты
полюбил ее. Мы перепробовали все обычные способы.
     РОМА: В этом месте круглый год приворот и отворот.
     КАРОЛИНА:  Да,  что-то  вроде  этого.  Но  ничего  не  помогло.  Ты  не
изменился. В запасе у меня осталось одно очень сильное индейское колдовство.
С  помощью  него  человек  либо добивается исполнения  своего желания,  либо
дорого платит за то что пожелал невозможного.
     РОМА: И как это все выглядит? Как пластическая операция, что ли?
     КАРОЛИНА: Нет,  все гораздо проще. Человек сьедает кисленький корешок и
произносит несколько слов заклинания. Я отговаривала Иру, но она настояла на
своем. К  сожалению, жестокое сердце молодого  негодяя не  дрогнуло.  И твоя
девушка из-за этого превратилась в старуху.
     РОМА:   Ты  полегче,  насчет  негодяя.  Кисленький  корешок  она  дала!
Наверняка  лечишь без  специального  образования и  лецензии.  Таких  как ты
сейчас судят!
     БАТОН: (с тренажера) Он чем-то недоволен?!
     КАРОЛИНА: Занимайся своим тучным телом, Батонов. (РОМЕ) Ира сделала это
по своей воле. Но может быть ты хочешь обратится в милицию, пожалуйста. Одна
попытка уже была. Она пыталась что-то рассказать.  В милиции ей не поверили,
в родном  доме тоже.  Одна я  пошла ей на  встречу.  Оставила у  себя,  дала
работу, достала справку из психдома.
     РОМА: У тебя здесь, смотрю, все продумано.
     КАРОЛИНА:  А что  мне было делать? Как ты думаешь воспринимают бабушку,
которая ходит и рассказывает всем, что ей двадцать лет.
     РОМА: Она что, навсегда такой страшной останется?
     БАТОН: Да, если хочешь знать...
     КАРОЛИНА: Молчи, Батонов! (РОМЕ) Это, дружок, зависит от тебя.
     РОМА: Да что ж такое происходит, опять во мне все дело!
     КАРОЛИНА: Если  ты  способен на любовь.  Если ты способен решится  ради
своей любви на подвиг, ты можешь вернуть своей девушке прежний вид.
     РОМА: Что значит "подвиг"?
     КАРОЛИНА:  Батон! (БАТОН выходит  и  сейчас  же  возвращается  с  очень
большой кастрюлей.)Что там, посмотри.
     РОМА: Фу, кисель!
     КАРОЛИНА: Выпей его. И она снова станет молодой и красивой.
     РОМА: Ты шутишь что ли?
     КАРОЛИНА:   Нет,   чтобы   волшебство  получилось,  ты   должен  чем-то
пожертвовать.
     РОМА: Это что же, заколдованный кисель?
     КАРОЛИНА: Обыкновенный, малиновый.
     РОМА: Я ненавижу  это  отвратительное  пойло! У  меня  комплекс, меня в
яслях в чан с киселем  уронили, я там чуть не захлебнулся.  Вытащили меня, я
весь в  этой  слизи  противной  был. Ты  хочешь,  чтобы я глотал эту мерзкую
желеобразную массу с гадкими маленькими семечками, которые всегда застревают
в зубах!
     КАРОЛИНА: Как хочешь, можешь не пить, она останется дряхлой старухой.
     РОМА: Подожди,  подожди. Давай нормально договоримся. Вся  бадья  - это
нереально. Один стаканчик.
     КАРОЛИНА: Все до последней капли.
     РОМА: А ты уверена, что она обратно превратится?
     КАРОЛИНА: Абсолютно. Знаешь сколько лет я занимаюсь магией?
     РОМА: После  школы  года  три. Не угадал? Тебе  сколько лет, прости  за
вопрос?
     КАРОЛИНА: Не важно. Пей.

     РОМА берет в руки кастрюлю.

     РОМА: Эх, жаль меня никто не видит. Такая  жертва, ради  любви. Как это
красиво,   благородно.   Этот   поступок  осветит   лучшие   стороны   моего
замечательного характера.
     КАРОЛИНА: Пей.(РОМА делает глоток,  медленно ставит  кастрюлю на пол  и
зажав  рот  рукой пулей  выбегает  из зала. КАРОЛИНА, обращаясь  к БАТОНУ) Я
говорила, он самолюбивая тряпка. Он сюда больше  никогда в жизни не сунется.
Это значит, что мы победили.
     БАТОН: Ага.
     КАРОЛИНА: Что "ага"?  Ты хоть понимаешь, что нет теперь препятствий для
нашего с тобой, так сказать, счастья?
     БАТОН: Отлично понимаю.
     КАРОЛИНА: Скажи еще раз, я тебе нравлюсь в этом виде?
     БАТОН: "Нравишься", не то слово!

     БАТОН лезет к КАРОЛИНЕ целоваться. КАРОЛИНА отстраняет его.

     КАРОЛИНА:  Нет,  так  не пойдет.  Я помню  времена,  когда женщина  для
мужчины  была  существом  высшего  порядка.  Когда   за  ней  ухаживали,  ей
поклонялись, ей посвящали стихи. Вот ты,  Батонов, можешь  признаться мне  в
любви стихами?
     БАТОН: Меня из школы в пятом классе выгнали.
     КАРОЛИНА: А ты постарайся.
     БАТОН: Сейчас. (напрягается) "Я тебя люблю, прям от всей души!"
     КАРОЛИНА: А где рифма?
     БАТОН: Не знаю.
     КАРОЛИНА: Я тоже  не знаю. А можешь ты подойти  ко мне, поцеловать  мне
руку и галантно поклониться?
     БАТОН: Давай я лучше кому-нибудь рыло начищу.
     КАРОЛИНА: "Рыло", фу, Батонов, неужели ты других слов не знаешь?
     БАТОН: Знаю, "морда".
     КАРОЛИНА: Нет, лучше уж молчи.

     КАРОЛИНА протягивает  БАТОНУ руку, тот подходит, как может, целует ее и
кланяется.

     КАРОЛИНА: Какой кошмар. А теперь пригласи меня на тур вальса.

     БАТОН  неуклюже  обхватывает  КАРОЛИНУ и делает вместе  с ней несколько
шагов, наступая ей на ноги.

     КАРОЛИНА: Все! Довольно! Поди прочь! Ты даже не медведь, ты пьяный слон
во время качки! А  как элегантно, как грациозно  все это  проделывал студент
Голембиовский в 1910 году на балу у его превосходительства!

     Заходит РОМА.

     РОМА: Я решился, я выпью это до дна! Пусть мне будет плохо! Она сделала
мне столько хорошего, что я не могу оставить ее  в  таком виде! Она мне  все
прощала.  Прощала,  когда  я  издевался  над  ней  и  унижал  ее,  как  это,
достоинство.  Я  вел  себя  как  негодяй,  поэтому  сейчас  я просто  обязан
пожертвовать собой!
     КАРОЛИНА: Зачем столько пафоса? Просто допей киселек и все.
     РОМА: За молодость!

     РОМА поднимает  кастрюлю и выпивает весь кисель. Ставит кастрюлю на пол
и смотрит на двери.

     КАРОЛИНА: Рома, ты куда смотришь?
     РОМА: Жду когда Ирка появится.
     КАРОЛИНА: Ира, зайди сюда.

     Заходит БАБУШКА.

     БАБУШКА: Ромочка, как ты?
     РОМА: Эй, почему она не изменилась? Я все допил, до последней капли.
     КАРОЛИНА: Это  только  начало.  Тебе  еще  предстоит поработать,  чтобы
вернуть ей преждний вид. (БАБУШКЕ) Выйди.

     БАБУШКА выходит.

     РОМА: Ты почему ей командуешь?
     КАРОЛИНА: Она очень пожилая женщина.  Слабая, больная, многое забывает.
Когда ты будешь в таком возрасте, ты поймешь, что  человеку необходим мудрый
и заботливый руководитель.
     РОМА: Ты, мудрый руководитель, ты меня обманула, обещала,  что кисель -
это все! У меня военный переворот внутри!
     КАРОЛИНА: Я - маг-профессионал  и сказала правду,  а все что ты  должен
сделать,  чтобы снять заклятие описано  в этой древней индейской книге. Вот.
Пять пунктов.
     РОМА: Так много! В сказках обычно три.
     КАРОЛИНА: Это тебе не сказка, это жизнь.
     РОМА: Очень остроумно. Дай взглянуть. Какие-то каракули нелепые.
     КАРОЛИНА:  Это древний индейский язык. Я тебе  переведу.  Пункт первый:
"Должен принять во внутрь то, что ему противнее всего."
     РОМА: Это насилие над организмом я уже совершил, читай дальше.
     КАРОЛИНА: "Пункт второй: Победить человека сильнее себя".
     РОМА:  В  смысле?  Что за  неясные  формулировки?  Не  понимаю,  какого
человека?
     КАРОЛИНА: Батон, дорогой, помоги, пожалуйста.
     РОМА: Нет, я с ним драться не буду, он меня жизни лишит! Слушай,  давай
этот пункт пропустим. Чего там, пунктом больше, пунктом меньше. Только не по
лицу! Мне его родители подарили на день рожденья!

     БАТОН методично бьет РОМУ. КАРОЛИНА комментирует каждый его удар.

     КАРОЛИНА: Свернул  на  бок красивый  греческий  нос!  (удар)  Набил  на
упрямом лбу шишку! (удар) Даже две шишки! (удар) Посадил  синяк  под глазом!
(удар)  Разбил ухо! (удар) Рассек бровь! (удар) Дал по шее! (удар)  Сокрушил
мужественную челюсть! (удар) Все!

     Поверженный РОМА затихает на полу.

     БАТОН:(КАРОЛИНЕ) Добить?
     КАРОЛИНА: Не надо. Я  этот тип  знаю. Сейчас очнется, поползет к выходу
не оглядываясь, и больше мы с тобой его никогда не увидим.
     БАТОН: Ты такая умная! Ты очень шибко умная! Ты и была умная, но теперь
ты стала еще и очень шибко красивая!
     КАРОЛИНА: А я тебе тогда говорила, что все получится? Говорила. А ты не
верил,  даже сидеть со мной рядом не  хотел. Стара больно, фыркнет, отпихнет
меня в сторону и уходит свою штангу дрянную туда-обратно тягать.
     БАТОН: Ну не прав был, чего вспоминать-то.
     КАРОЛИНА: Да я тогда  была готова взять что-нибудь  тяжелое и по глупой
башке ахнуть!
     БАТОН: Что сделать?

     В этот момент  с пола резко встает  РОМА.  В руках  у  него сиденье  от
спортивного тренажера. Он делает шаг и обрушивает сиденье на голову БАТОНА.

     КАРОЛИНА: Что-то вроде этого.

     БАТОН валится на пол, РОМА тоже падает без сил.

     КАРОЛИНА: Батонов, ты жив?!

     КАРОЛИНА  склоняется  над  БАТОНОМ.  В  зал  заходит  БАБУШКА и, увидев
лежащего РОМУ, спешит к нему..

     БАБУШКА:  Ромочка,  милый,   родной  мой!  Господи,   что   ж  с  тобой
сотворили-то?!
     КАРОЛИНА:  Батонов, Батонов, открой глаза. Не помирай, я  же знаю тебя.
Голова - это та часть  тела, даже полную потерю которой ты мог бы и вовсе не
заметить.
     БАТОН:(открывая глаза, бредит) "Ты жива еще моя старушка?"
     КАРОЛИНА: Жива, любимый.

     КАРОЛИНА дает  БАТОНУ пощечину  и  тот опять теряет сознание. Сообразив
что  она  сделала,  КАРОЛИНА снова тормошит БАТОНА,  пытаясь привести его  в
чувство.

     БАБУШКА: Ты,  Ромочка, этот глаз не пытайся открывать. Он у тебя сейчас
вряд ли смотреть сможет.
     РОМА: Слушай, у тебя нет случайно зеркальца?
     БАБУШКА: Есть, мой милый.

     БАБУШКА достает зеркальце и подносит к Роминому лицу. Тот рассматривает
себя.

     РОМА: Это мое лицо?
     БАБУШКА: Да, Ромочка.
     РОМА: Это не  лицо, это то, чем  лицо обычно обзывают. Ир, а может тебе
так и остаться  бабулей, а? Чего плохого-то?  Жизнь тихая, спокойная. Режим,
вынужденный. Целыми днями гуляешь так медленно-медленно, все тебя  обгоняют,
а ты ни на кого внимания на обращаешь, ползешь  себе,  бутылочки  в  пакетик
собираешь.
     БАБУШКА: Как ты решишь, Рома, так и будет.

     Пауза.

     РОМА: Нет, не  могу  я на тебя наплевать, бросить тебя здесь.  Что-то я
чувствовать стал в этом вот месте. Может он мне стукнул туда.

     Показывает на сердце и пытается приподняться.

     БАБУШКА: Лежи, милый, лежи, так тебе лучше будет.
     РОМА:  Подожди, я тебе еще кое-что хотел рассказать. Я ведь тебя в  тот
день, когда мы встретились, бросить хотел...
     БАБУШКА: Не надо, Рома.
     РОМА: Да,  хотел бросить. Уйти к другой девушке. Я ведь  тебя  обманул.
Это мы  с ней  на море  ездили. У нее  папа  футболист  знаменитый.  Интяпин
фамилия. Не знаешь?
     БАБУШКА: Я, Рома, футболом не увлекаюсь.
     РОМА:  Я  вот  тоже  раньше не  увлекался. Сейчас, правда, ее  папа  не
играет, но все равно он очень богатый. Мы с ней собирались даже  пожениться.
А теперь я не знаю, что и делать.
     КАРОЛИНА:  Об  этом,  кстати,  нам  расскажет   третий   пункт.   Итак,
читаем:"Должен отказаться от других женщин."
     РОМА: Ну и в чем проблема, все, я отказался от той девушки.
     КАРОЛИНА: Нет, так не пойдет.
     РОМА: Почему это?
     КАРОЛИНА:  Она-то  об  этом  не  знает.  Ты  должен  сходить  к  ней  и
обьясниться.
     РОМА: Ты ее просто не представляешь, это такое будет!
     КАРОЛИНА: Ничем тебе  помочь  не  могу.  Мне  казалось,  ты свой  выбор
сделал, или нет?
     РОМА: Сделал, сделал. Это будет ужас. Скандал века! Ну все, я пошел!
     БАБУШКА: Счастливо, Ромочка.

     РОМА, покачиваясь, уходит.

     КАРОЛИНА: Прощай,  дружок.(БАБУШКЕ)  И  ты  иди, спортзал  вымой, а  то
прибежала, как угорелая. Тебя звали разве?!

     БАБУШКА уходит.

     КАРОЛИНА: Это он сейчас хорохорился, а как придет к ней, тут-то она его
и захомутает, под ручки красавца и под венец.  А он и пойдет, как миленький,
или я совсем не знаю мужчин.
     БАТОН:(открывая глаза) Каких мужчин?
     КАРОЛИНА: Лежи уже, горе мое.



     КРЫША высотного дома. На краю крыши, собираясь прыгнуть, стоит ДИНА. За
ее спиной, в нескольких метрах от края, РОМА переминается с ноги на ноги.

     РОМА: Послушай, Дина,  пожалуйста, отойди  от края.  Я  тебя прошу, это
очень опасно. Шестнадцать этажей, это не шутка!
     ДИНА: Если ты уйдешь от меня, я прыгну вниз.
     РОМА: Хорошо, хорошо, я никуда от тебя не ухожу.
     ДИНА: Неправда! Ты специально мне сейчас врешь, чтобы я успокоилась! Мы
спустимся вниз, а там ты все-равно бросишь меня. Разве не так?
     РОМА: Да нет же, с чего ты взяла?
     ДИНА: У тебя лживый, дрожащий голос! Говори  правду, ты  хочешь бросить
меня?
     РОМА:  Голос у меня дрожит, потому что я  себя  чувствую неважно.  Даже
плохо, можно сказать, чувствую. У меня голова от такой высоты кружится.
     ДИНА: Отвечай на вопрос, а не то я сейчас же прыгну!
     РОМА: Да, да, пойми, я не имею права оставить ее теперь.
     ДИНА: Все, тогда я иду на смерть ради любви.
     РОМА: Неужели ты  сделаешь это ради такого поганца как  я? Умирают ради
выдающихся личностей, а я подленький тип, недостойный твоего внимания.
     ДИНА: Ты очень симпатичный.
     РОМА: Был. А сейчас взгляни на меня.  Это же не лицо, это маска смерти,
кошмар на улице Вязов!
     ДИНА: Не подходи!
     РОМА:  Да какое  там,  подходи!  Я  здесь-то  стою,  у  меня  в  глазах
потихоньку темнеет. Если бы ты знала, какой я негодяй!
     ДИНА: Что?
     РОМА: Самый плохой  человек  на свете - это  я. Знаешь, сколько  у меня
отрицательных качеств?  Миллионы! Я жадный,  лживый, злопамятный, трусливый,
занудливый, тупой, ленивый и так далее.
     ДИНА: Я этого не замечала.
     РОМА: Я  все это ловко скрывал. А сколько  у  меня дурных привычек, это
ужас! Я грызу ногти, но это еще полбеды. Я алкоголик.
     ДИНА: Правда?
     РОМА: Тайный. Пью с пятого класса. Когда же напиваюсь, начинаю избивать
тех кто находится рядом.
     ДИНА: А когда  мы  с тобой на море пили  шампанское,  ничего такого  не
было. Ты был тихий. Тебе просто становилось плохо и все.
     РОМА: Таким образом я сдерживался. Но  это не могло долго продолжаться.
Я бы превратил нашу семейную жизнь в кромешный ад.
     ДИНА: Мне нравятся жесткие отношения!
     РОМА: Я буду тебе изменять.
     ДИНА: Не смеши меня. Я, практически, при  смерти. Или мы женимся  или я
прыгаю.
     РОМА:  Тогда, знаешь... знаешь,  что я тебе  скажу, я  не  люблю группу
"Перышки"! Я ее ненавижу!
     ДИНА: Ах ты, мерзавец! И ты скрывал это от меня?!
     РОМА: Конечно. Я слушал  их вместе с тобой и делал вид, что восхищаюсь.
А на самом деле, их тупая, примитивная музыка только раздражала меня.
     ДИНА: Двуличный негодяй!
     РОМА: Их солист - жирный, недоразвитый индюк! А их знаменитый хит "Есть
ли жизнь  в зоопарке?"  может нравится только  людям с сильными  умственными
отклонениями.
     ДИНА: Как же я могла полюбить такого подонка?
     РОМА: Правильно.
     ДИНА: Как же могла я могла отдать ему лучшие годы своей жизни?
     РОМА: Всего полтора месяца.
     ДИНА: Я ведь хотела убить себя!
     РОМА: Из-за такого подлеца не стоит прощаться с жизнью.
     ДИНА:  Даже, если ты сейчас захочешь сброситься с крыши, я не  выйду за
тебя.
     РОМА: Не захочу, будь уверена.
     ДИНА: Подумать только, а ведь когда-то ты казался мне симпатичным.
     РОМА: Урод, чистый урод.
     ДИНА: Жалко. Жалко, что не я тебя так разукрасила?
     РОМА: Прости, конечно, но ты опаздала.
     ДИНА: Кто же, интересно, меня опередил?
     РОМА: Там, слон один.
     ДИНА: Бутылку пива неподелили?
     РОМА: Нет. Все из-за нее.
     ДИНА:  Оказывается,  эта простушка  еще  и  нарасхват!  Интересно,  ты,
наверное, думаешь, что я собиралась расшибиться насмерть из-за твоей побитой
моськи? И не надейся. Подойди-ка поближе. Подойди, не бойся.
     РОМА: Не могу, что хочешь со мной делай.
     ДИНА:  Ты  что же,  боишься?(РОМА,  заставив  себя,  мелкими  шажочками
подходит к краю крыши.) Видишь, сразу подо мной балкон.  Я  бы спрыгнула  на
него. А  знаешь, что  это за балкон? Это балкон  шикарной  квартиры, которую
купил  нам  мой папа. Мы бы  жили там долго и счастливо, как в сказке. Но ты
ведь сам отказался от всего этого ради какой-то  серой мышки. Извини, если я
ее обидела. Пока.

     ДИНА  спрыгивает на балкон. РОМА смотрит вниз, у него начинает кружится
голова.

     РОМА: Черт!

     РОМА падает  на  четвереньки  и отползает  в  сторону  и  натыкается на
КАРОЛИНУ, которая стоит с книгой в руках.

     КАРОЛИНА: Привет.
     РОМА: Ты откуда здесь?
     КАРОЛИНА: Прилетела, по воздуху, на помеле, как Баба-Яга. Не веришь?
     РОМА: Да ладно тебе.
     КАРОЛИНА: Не веришь?
     РОМА: Нет.
     КАРОЛИНА: Напрасно. Я бы и тебя могла покатать.
     РОМА: Обойдусь, как-нибудь.
     КАРОЛИНА: Как хочешь. Вижу, последний пункт ты кое-как с себя спихнул.
     РОМА: Он сам спрыгнул.
     КАРОЛИНА:  Посмотрим,  сможешь ли  шутить, когда  я  прочитаю следующий
пункт.
     РОМА: Сколько еще их там осталось у тебя?
     КАРОЛИНА: Два.
     РОМА: Давай тогда, читай быстрее.
     КАРОЛИНА:(читает) "Должен взять клок волос из бороды ее отца".
     РОМА: Что за чушь? У ее отца нет бороды.
     КАРОЛИНА: Просто это писалось в те времена,  когда каждый мужчина носил
бороду. Не важно. Усы у ее отца есть?
     РОМА: Есть.
     КАРОЛИНА: Я думаю, сойдут и усы.
     РОМА:  Подожди,  а  что  я  должен  сделать? Ты  вообще  как  себе  это
представляешь?
     КАРОЛИНА: Приедешь к нему и попросишь отрезать самый кончик его уса.
     РОМА: Ее отец  меня лютой ненавистью ненавидит! Он меня  пристрелит как
собаку, как только я  у них дома появлюсь! Какие могут быть усы?! Это просто
жестокое убийство будет и все!
     КАРОЛИНА: Я не виновата, что ты его против себя настроил.  Хочешь, чтоб
волшебство исчезло, тебе придется ехать к нему.
     РОМА: Ни за что! Я еще жить хочу! Я еще молодой, мне еще хочется на мир
посмотреть, я еще права получить собираюсь, и акульих плавников попробовать.
     КАРОЛИНА: Дело твое.
     РОМА:  Правильно,  мое.  А я  головой  рисковать не  желаю.  Поэтому  я
отказываюсь  от  этой  затеи, от любви, от  этой книжки, от  всего!  Это мое
окончательное решение и, поверь мне, я не передумаю!

     РОМА уходит.

     КАРОЛИНА: Вот и отлично.


     КВАРТИРА  СУДАКОВЫХ.  В  квартире  полумрак. Раздается  дверной звонок.
Никто не спешит  отпереть.  Ощущение,  что  в  квартире никого  нет.  Звонок
повторяется, затем в дверь стучат и  она, от  стука,  открывается. На пороге
стоит РОМА, удивленный  тем,  что дверь не заперта. РОМА заходит в квартиру.
Оглядывается  по сторонам.  За  его спиной  появляется СУДАКОВ  с  охотничей
двухстволкой в руках. Он  бесшумно подходит к РОМА сзади и приставляет ружье
к его затылку.

     СУДАКОВ: Ку-ку, покойничек.
     РОМА: Ку-ку, Владимир Сергеевич, ку-ку.
     СУДАКОВ:  Я тебя в  окне увидел. Шагаешь, такой решительный.  Ты  зачем
пришел?
     РОМА: Поговорить.
     СУДАКОВ: О чем, смертничек?
     РОМА: О жизни.
     СУДАКОВ: Хочу тебя расстроить, о жизни, ну никак не получится.
     РОМА: А может все-таки...
     СУДАКОВ: Нет, не выйдет. Ты зря пришел.
     РОМА: Знаю.
     СУДАКОВ: А если  знаешь, готовься к смерти. Я  от тебя, мерзавец, белый
свет избавлю. И ты пощады не жди.
     РОМА: Это понятно.
     СУДАКОВ: Ты что же, не боишься?
     РОМА: Боюсь.
     СУДАКОВ: Правильно  боишься. Я  из этого  ружья столько кабанов и лосей
завалил, что у тебя на руках пальцев не хватит. Оно осечки точно не сделает.
Понимаешь, покойничек, что я говорю?
     РОМА: Понимаю.
     СУДАКОВ: Нажму  на курок, и свет  для тебя навсегда погаснет! Представь
себе,  сразу все исчезнет вокруг. Потом свет в конце тунеля, ангелы поют и в
трубы дуют. Берут тебя под белы ручки и уносят  на небеса, а там сам Господь
Бог  к тебе подходит и говорит ласково:"Эх, Рома,  Рома, был бы  ты не такая
сволочь, остался бы сейчас живым...
     РОМА: Слушай ты, старый болтун!

     РОМА  резко поворачивается к  СУДАКОВУ. Теперь дуло смотрит прямо ему в
лицо.

     РОМА: Решил, так  стреляй, а если  нет,  убери  ружье  и перестань  мне
морочить голову!
     СУДАКОВ: Что?!!! Ну все, пижон, прощайся с жизнью!

     Открывается входная дверь, на пороге стоит СУДАКОВА.

     СУДАКОВА: Володя, а  зачем у нас  дверь...  (замечает СУДАКОВА  и РОМУ)
Боже мой, Володя, не надо! Отпусти мальчика, он ни в чем не виноват. Этим ты
делу не  поможешь.  И легче  тебе после этого не станет, поверь мне! Володя,
одумайся, не оставляй меня одну.

     Пауза. СУДАКОВ опускает ружье.

     СУДАКОВ:(РОМЕ) Ее благодари, парень. Пошел вон теперь!
     СУДАКОВА:(РОМЕ) С тобой все в порядке?
     РОМА: Да.
     СУДАКОВА:  Успокойся, Володя. Пойдем сядем,  я тебе кофе растворимого в
твоей кружке зеленой сделаю.

     СУДАКОВА подводит своего мужа к столу.

     СУДАКОВ:(СУДАКОВОЙ) Что он там стоит?! Он меня не понял, наверное. Если
через секунду не уберется, я ему по-настоящему растолкую!
     СУДАКОВА: Рома, тебе сейчас лучше уйти.
     РОМА: Я здесь останусь, мне с вами поговорить надо.
     СУДАКОВ: А что, я готов опять поболтать, только он отсюда не уйдет. Его
вынесут.
     СУДАКОВА: Володя, подожди. Рома, что тебе нужно?
     РОМА: Я же сказал, поговорить.  О вашей  дочери. Об Ире.  Я точно знаю,
что с ней все в порядке.
     СУДАКОВА: Что ты сказал?
     РОМА: Она жива и здорова.
     СУДАКОВ: Ну-ка быстро садись и рассказывай.

     РОМА проходит и садится за стол напротив СУДАКОВА.

     СУДАКОВА: Что с ней, Ромочка?
     РОМА: С ней все нормально, правда.
     СУДАКОВ:  Быстро  говори, где она, что с ней, почему не домой не  идет?
Как на духу все рассказывай.
     РОМА: Сильно не волнуйтесь. Она передает вам большой привет. И поцелуи.
(РОМА целует  СУДАКОВУ и опешившего СУДАКОВА) Уверяю вас, вы очень скоро  ее
увидите. Пока я  не имею права  сказать, где она. Но, честное слово, пройдет
совсем немного времени и Ира обязательно к вам вернется.
     СУДАКОВА: Она здорова?
     РОМА: Да. Только немного изменилась внешне, но это дело поправимое.
     СУДАКОВ: Ничего не понимаю.
     РОМА: Пожалуйста, не беспокойтесь. Я за нее отвечаю. Если с ней  что-то
случится, я сам приду к вам, встану под ваше замечательное ружье и сам нажму
на оба курка.
     СУДАКОВ: Нет уж, самую приятную часть оставь мне.
     РОМА: Договорились. Сигаретку?
     СУДАКОВ: Я только "Приму" курю.
     РОМА: Это как  раз"Прима" и есть. Пожалуйста.(РОМА протягивает СУДАКОВУ
пачку сигарет. Тот берет сигарету.) Прошу вас.

     Рома подносит к лицу СУДАКОВА горящую зажигалку.

     СУДАКОВ: Эй, да ты мне все усы спалил!
     РОМА:  Ради  Бога  извините,  я  нечаяно. У меня  здесь,  кстати,  есть
ножнички маникюрные.  Я  вам  сейчас  ваши  усики  подровняю.(РОМА  отрезает
кончики  усов и  незаметно кладет  их себе в карман.) Вот так,  лучше  чем в
парикмахерской. С вас пятьдесят рублей.
     СУДАКОВ: Что?
     РОМА: Ничего, неудачная шутка.
     СУДАКОВ:(СУДАКОВОЙ) Ну как, ровно?
     СУДАКОВА: Не пойму, Володя.
     СУДАКОВ:(потрогав все что осталось) Эй, да ты же отрезал, вдвое больше,
чем спалил! Голое место оставил!
     РОМА:  Ничего, так  вам лучше!  Усы  вас  сильно  старили. Ну  все,  до
свидания. В следующий раз я приведу  сюда вашу дочь в целости и сохранности.
Обещаю!

     РОМА спешно уходит.

     СУДАКОВ: Эй, погоди, когда следующий раз-то будет?! Эй, погоди!


     СПОРТКОМПЛЕКС "МОЛОДОСТЬ" Спортивный зал. БАТОН и КАРОЛИНА. На Каролине
белое свадебное платье. Она крутится перед зеркальной стенкой.

     КАРОЛИНА:  Ей   Богу,   как  молоденькая  девочка!  Чистая,   невинная,
восторженная, легкая как мотылек!
     БАТОН: Ты и есть молоденькая девушка.
     КАРОЛИНА:  Правильно, я  и  есть  молоденькая девушка.  Самая  красивая
девушка на свете. Нет, все-таки с фатой лучше. Как ты думаешь?
     БАТОН: На занавеску похоже.
     КАРОЛИНА: Что ты понимаешь?! Ты первый раз  женишься. А я выхожу замуж,
дай Бог... Ну ладно. Иди сюда.
     БАТОН: Зачем?
     КАРОЛИНА: Поцелуемся. Подожди,  дай  прикину, как мы будем смотреться с
тобой. Ничего. Только лицо тебе бы немного умней.
     БАТОН: Не нравится, так не смотри!
     КАРОЛИНА: Нравится, нравится, все нравится, и  эта пошлейшая церемония,
которая нам предстоит, тетка с железо-бетонным голосом, фальшивый оркестр из
двух человек,  штамп  в мой поддельный  паспорт -  это  все сказочно хорошо!
Поцелуй меня, Батонов!
     БАТОНОВ: Что же, я с удовольствием.

     Целуются, заходит РОМА.

     РОМА: Конечно, дико извиняюсь, но хотелось бы выслушать последний пункт
этой  ненормальной книжки. И желательно, чтобы в  нем не  было что-нибудь  о
схватке со Змеем Горынычем. А что касается предыдущего пункта, то вот...

     РОМА протягивает КАРОЛИНЕ фрагмент усов господина СУДАКОВА. Та берет их
и выкидывает через плечо.

     КАРОЛИНА:(удивленно) Здравствуй, Рома, здравствуй.
     РОМА: Постой, а из усов разве не нужно никакого отвара делать?
     КАРОЛИНА: Об этом не беспокойся. Как твое здоровье?
     РОМА: Отлично.
     КАРОЛИНА: Ты вроде сперва передумал.
     РОМА:  А  потом  передумал  обратно.  Читай  дальше,   Каролина,  свет,
Цезаревна.
     КАРОЛИНА:  Хорошо,  не  торопись.  (открывает  книгу,  читает) "Достать
корень пучтек".
     РОМА: Кисленький корешок?
     КАРОЛИНА: Вот именно.
     РОМА: И где ж мне его взять?
     КАРОЛИНА: В Америке.
     РОМА:  Ты  так  просто  говоришь  "В Америке". Что же  мне, ехать  туда
прикажешь?
     КАРОЛИНА: Придется. Он растет только  на территории резервации индейцев
племени  уни. И,  кстати, не каждому они  дают  его.  Корень этот волшебный.
Запомнишь название? Или запиши.
     РОМА: Ты в своем уме?! Как я туда поеду?
     КАРОЛИНА: Я тут не при чем. Так в книжке написанно.  И, потом, это тебе
не тридевятое царство. Все цивилизованно, еда вся обезжирена.
     РОМА: При чем тут еда?
     КАРОЛИНА: Но у тебя же есть лишние килограммы.




     ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

     АМЕРИКА. Резервация. Вигвам. Сидит очень старый индеец  - ВОЖДЬ.  Глаза
его закрыты, он точно окаменел. За пределом вигвама слышится глухие и мерные
удары в барабан. Внезапно мы слышим крики, звуки борьбы, вопль Ромы"Пустите,
янки проклятые, мне  к старшему надо!"  Появляется РОМА,  грязный, небритый,
башмаки  стоптаны, ворот рубашки оторван.  Он, тяжело дыша,  оглядывается  и
замечает ВОЖДЯ.

     РОМА: Гуд ивнинг. (ВОЖДЬ молчит. РОМА приближается к нему.) Гуд ивнинг,
говорю. Доброе утро.(ВОЖДЬ молчит. РОМА тихонько трогает его.) А  ведь мы  с
тобой знакомы. Слышишь, индеец. Ты был у меня в детстве. Правда тогда ты был
пластмассовым.  Ты  же  не  спишь.  Ведь  притворяешься  же.  Хорошо.  (РОМА
поднимает правую руку) О, великий вождь Молчаливый Койот,  тебя приветствует
Говорливый  Бурундук. Желаю чтобы в твоем стаде никогда не болели  бизоны, и
чтобы в твоей трубке никогда не кончался табак. Хотя я, лично, предпочитаю с
фильтром. (ВОЖДЬ не  реагирует)  Значит, говорит  не  будем?! Здороваться не
будем?  Здороваться  у  вас  здесь не  принято!  Конечно! Тем  более,  когда
появляется какой-то непонятный бледнолицый в грязной  рубашке.  А ты знаешь,
ты, последний из  могикан, что я пережил за это время?! Что мне стоило сюда,
в эту дыру приехать?! Я там у себя работать устроился, чтобы на билет в твою
идиотскую  Америку скопить! Работать, понимаешь?! Да я  никогда  в жизни  не
работал! На  мебельном  складе  грузчиком, понимаешь ты,  индеец!  Меня  там
шкафом  придавило!  Я  всю ночь  под  этим  шкафом пролежал,  пока  меня  не
вытащили! Там внутри этого шкафа  стекловата была. Знаешь ли ты, индеец, что
такое стекловата?! Мерзкая, отвратительная дрянь,  которая впивается в  кожу
стеклянной крошкой. И потом кожа чешется, чешется  до изнеможения, до крови!
Я чтобы визу поганую сделать целый месяц в пять утра вставал! В самолете мне
так  плохо стало, что  меня  весь экипаж откачивал!  Меня по дороге сюда три
раза негры грабили, я десять дней одним чизбургером питался! Твои молодцы за
мной  по  всей деревне вашей гонялись!  И после  всего этого ты  еще молчать
будешь! Не выйдет!! Ду ю андестенд ми?
     ВОЖДЬ: Понимаю, понимаю, хватит орать.

     Недовольный ВОЖДЬ встает, берет шкуру  на  которой  сидел  и  отходит в
сторону. Там он садится в ту же позу и закрывает глаза.

     РОМА:  Ты что  по- русски говоришь?  (ВОЖДЬ не реагирует)  Ты что,  все
понимаешь? Эй, эй, ты что, не выспался? Вставай утро уже.

     РОМА трясет ВОЖДЯ за плечи, тот открывает глаза.

     ВОЖДЬ: Молодой человек, оставьте меня в покое.
     РОМА: Нет проблем. Дай мне корень, как его, пучтек, и я изчезну.
     ВОЖДЬ: Как говорят в России, "ты мне не тычь, я тебе не Иван Кузьмич".
     РОМА:   Ладно,   не  обижайтесь.  Дайте  мне   этот  проклятый  корень,
пожалуйста.
     ВОЖДЬ: Не дам. Нет у меня его.
     РОМА: Обманываете, по глазам вижу.
     ВОЖДЬ: Что же вы, юноша, можете определить по глазам собеседника?
     РОМА: Многое. Что он врет, например.
     ВОЖДЬ: Вашу правую ногу обвила змея.
     РОМА: Ну да, конечно. Опять врете.
     ВОЖДЬ: Не двигайтесь. Она очень ядовита.
     РОМА: Так я вам и поверил.
     ВОЖДЬ: Медленно, только очень медленно, поднимите штанину.
     РОМА: Я знаю, это старая индейская шутка. Но для вашего удовольствия...
(РОМА задирает штанину и видит серебристую змею  обвившую кольцами его ногу)
Мамочки! Мама! Этого еще не хватало! Что делать-то?!
     ВОЖДЬ: Разве я вас обманул?
     РОМА: Что мне делать, краснокожий?! Укусит же сейчас?!
     ВОЖДЬ: Ответьте, я обманул вас?
     РОМА: Нет, нет! Спаси меня!
     ВОЖДЬ: Теперь вы верите мне?
     РОМА: Да, да. Помогите, ради Бога!
     ВОЖДЬ: Как?
     РОМА: Придумайте что-нибудь.
     ВОЖДЬ: Что я могу придумать? Я тоже боюсь ядовитых змей.
     РОМА: Заклинания, что у вас там, заговоры, язык леса, умоляю вас!
     ВОЖДЬ: Хорошо. Я попытаюсь. Медленно, очень медленно нагнитесь, возмите
змею за кончик хвоста и отбросьте в сторону.
     РОМА: Это что, заклинание по-вашему? Да она меня цапнет.
     ВОЖДЬ: Не цапнет.
     РОМА: Как миленького.
     ВОЖДЬ: Вы мне верите?
     РОМА: Верю, верю.
     ВОЖДЬ: Вот и делайте, что вам говорят.

     РОМА  медленно нагибается, быстро хватает змею за хвост и откидывает  в
сторону. Вытирает рукою лоб.

     РОМА: Подумать только. Я и Вещий Олег. А как много обшего.
     ВОЖДЬ: Я ведь сказал правду?
     РОМА: У меня нога трясется.
     ВОЖДЬ: Я ведь сказал правду?
     РОМА: Что? Да, правду.
     ВОЖДЬ: Нет. Я обманул вас, она не ядовитая. Это  была старая  индейская
шутка.
     РОМА: Да как ты мог?!
     ВОЖДЬ: Я обманул вас, чтобы вы  не были столь  доверчивым. Особенно, по
отношению к женщинам.

     ВОЖДЬ снова закрывает глаза.

     РОМА: Эй, ты женщина, что ли? Эй, вы что  опять спать собрались?  Что ж
вы здесь ночью делаете? Зубной пастой друг друга мажете?
     ВОЖДЬ: Я не сплю. Я умираю.
     РОМА: А почему сидя?
     ВОЖДЬ: У нас здесь так принято.
     РОМА: Вы что, больны чем-то?
     ВОЖДЬ: Абсолютно здоров.
     РОМА: А в чем же дело? Энергичный,  бодренький старичок,  шутки шутите.
Зачем вам это надо?
     ВОЖДЬ: Я устал жить. Смертельно устал.
     РОМА: Ну, это не дело. Устать можно по магазинам бегать, либо на диване
валяться, а жить...  Нет,  так не  пойдет. Вот  ответьте, что  вам здесь  не
нравится?  У вас же все отлично! Свежий воздух, рыбалка, охота,  каждый день
танцы  под барабан.  Надоела старая боевая раскраска,  раз, и наложил другой
макияж. Цвета модные в этом сезоне. Подумать только, чудо, а не жизнь!
     ВОЖДЬ: Уйдите, пожалуйста.
     РОМА: Как бы ни так. Без "пучтека" с места не сдвинусь.
     ВОЖДЬ: Уйдите, а не то мне придется снять с вас скальп.
     РОМА: Слабо, дедуль. Старость-то ведь не радость, а?
     ВОЖДЬ:  Ах, так.  (резко вскакивает  на  ноги,  в руке у него тамогавк,
двигаясь не по возрасту живо, начинает наступать на РОМУ) Ну, берегитесь!
     РОМА: Совсем  другое дело!  Пенсионнер-то  бодренький.  Любая  скво  за
такого пойдет.  (ВОЖДЬ  с громким  индейским кличем бросается  на РОМУ.  Тот
уворачивается.  Они принимаются  гоняться  друг за дружкой по всему вигваму.
Внезапно ВОЖДЬ останавливается и хватается за  сердце.  Томагавк выпадает из
его рук. РОМА подбегает к нему и подхватыват подмышки. Сажает на землю.)Что,
нехорошо?
     ВОЖДЬ: Практики давно не было. Запыхался, Рома, сил нет.
     РОМА: Стоп. Откуда вы знаете, как меня зовут?
     ВОЖДЬ: Сорока на хвосте принесла.
     РОМА: У вас здесь все так туманно выражаются, или вы исключение?
     ВОЖДЬ:  А  хорошая  была разминка. Спасибо. Будто  опять молодым  стал.
Таким как вы. Эх, жалко мне вас.
     РОМА: Все-таки откуда вы русский знаете?
     ВОЖДЬ:   Я   Игорь   Матвеевич   Голембиовский,   в   прошлом   студент
Петербургского Университета, а  ныне вождь и старейшина племени  уни. Что вы
хотите?
     РОМА:  В  сотый раз  говорю, мне  до  зарезу нужна травка  "пучтек",  я
специально за ней приехал.
     ВОЖДЬ: Вас послала Каролина?
     РОМА: Да.
     ВОЖДЬ: Вас ведь Рома зовут, правильно?
     РОМА: Рома. И не сидится мне дома.
     ВОЖДЬ: Дурак вы, Рома.
     РОМА: Чего обзываться-то?
     ВОЖДЬ: Надули вас, Рома.
     РОМА: Кто?
     ВОЖДЬ: Она. Все она. Каролина.
     РОМА: Вы ее знаете?
     ВОЖДЬ: Еще бы. Уже довольно долго. Мы познакомились в 1910 году.
     РОМА: Да ладно, сколько же вам сейчас лет?
     ВОЖДЬ: Очень много.
     РОМА: А ей?
     ВОЖДЬ: Столько же.
     РОМА: Перестаньте, она же ровестница моя.
     ВОЖДЬ: В 1910 году она была  молоденькой девушкой. Она  была прекрасна!
Легкость, красота. Может быть кто-то мог сказать, что она  слишком  любуется
собой. Это был  единственный ее недостаток. Мы полюбили друг друга. Родители
не  припятствовали  нашей  любви.  Мы  поженились.   Первое  время  мы  были
чрезвычайно  довольны  друг  другом  и  всем,  что  нас  окружало.  Но скоро
наступили смутные времена. Мы  уехали. Сперва в Европу, затем перебрались  в
Америку.  Прожили вместе  долгую  жизнь. Не  скажу, что  она  была  особенно
счастливой. Однажды, когда нам обоим было  за семьдесят, Каролина исчезла. Я
искал  ее  по  всем  Штатам.  Наконец,  следуя  за ней,  я  приехал  сюда  в
резервацию. Я  был в  ярости, весь красный  от злости.  Индейцы даже приняли
меня за своего. Каролины здесь уже не было. У старого шамана, который  лежал
при смерти она выпытала старое  индейское заклятие.  Если человек произносил
его, к нему возвращалась молодость. Но чтобы заклятие подействовало, рядом с
тобой должен  был  находиться  кто-то на которого перешел бы груз твоих лет.
Каролина нашла такого человека, им оказалась твоя девушка, Рома.
     РОМА: Откуда вы знаете?
     ВОЖДЬ: Я  получил от  Каролины письмо,  в котором она хвасталась  вновь
обретенной молодостью. Там была фотография. Каролина собирается выйти замуж.
     РОМА: Я ее убью!
     ВОЖДЬ: Это не выход.
     РОМА: А где же выход?!
     ВОЖДЬ: Не знаю.
     РОМА: А эта книга волшебная, она что, не действует?
     ВОЖДЬ: Эта книга - моя старая тетрадь, которую я, учась в Университете,
от корки до корки исписал неправильными  французскими  глаголами.  Вы хорошо
успевали в школе?
     РОМА: Давайте не будем об этом.
     ВОЖДЬ: В том-то и дело. Все подвиги, которые вы  совершили,  нужны были
для того, чтобы избавиться от вас.
     РОМА: Все это было зря?! Мерзкий кисель!
     ВОЖДЬ: Есть что-то пострашнее киселя. Травка "пучтек" - это кетчуп.
     РОМА: И, зная все это, вы надо мной издевались?!
     ВОЖДЬ: Простите, есть такой грех. Каролина послала вас сюда специально,
чтобы вы не мешали  ей. Она все  рассчитала. Там сейчас ваша девушка умирает
от  старости. Когда она умрет, дороги назад уже не будет. Каролина останется
молодой.
     РОМА: Гадина! Змея!
     ВОЖДЬ: Ядовитая змея.
     РОМА: Что же мне делать?!
     ВОЖДЬ:  Бежать,  спешить,  лететь  на  крыльях  любви!   Может  вы  еще
успеете... (РОМА срывается с места.) Подождите.
     РОМА: Ну что еще?!
     ВОЖДЬ: Запомните, магия, шаманство, все это ерунда. Все  это  бессильно
перед настоящим чувством.
     РОМА: Каким чувством?
     ВОЖДЬ: Любовью, например.
     РОМА:  Господи, где вас научили так непонятно говорить, в Университете,
что ли ?!

     РОМА стрелой выбегает из вигвама.  ВОЖДЬ  неспешно поднимается с земли,
ставит  ноги на ширину  плеч,  разводит руки в  стороны и принимается делать
физическую зарядку.


     СПОРТКОМПЛЕКС "МОЛОДОСТЬ". Большой спортивный зал. Все тренажеры убраны
в  черные  чехлы.  Их  части буграми  приподнимают материю.  Влетает  РОМА с
букетом в руках. Путь ему преграждает БАТОН.

     БАТОН: Вам кого?
     РОМА: Хочешь еще по черепу получить?
     БАТОН: Чего вы, я вам дверь открыть метнулся.

     Навстречу РОМЕ спешит КАРОЛИНА.

     КАРОЛИНА: Здравствуй, Ромочка.
     РОМА: Где она? Что с ней? Отвечай, стерва! Убью!
     КАРОЛИНА: Зачем кричать? Нет ее здесь.  Ушла. Сбежала твоя девушка, как
в прошлый раз.
     РОМА: Как "ушла", куда?
     КАРОЛИНА:  Понятия не  имею. Только щетка половая в  коридоре осталась.
Батон дверь не запер, она шасть в щель, и на улицу.
     РОМА: Она живая была?
     КАРОЛИНА: Что за глупость!  Конечно. Как бы  она убежала по-твоему?  Не
знаю, что на нее опять нашло. Мы с ней  обращались хорошо. Не обижали. Сырки
глазированные покупали специально.
     РОМА: Врешь, бабка!

     РОМА отбрасывает цветы и устремляется в кабинет.

     КАРОЛИНА: Какая  я  ему  бабка,  ну  и время дикое, оскорбить  человека
ничего не стоит.  (кричит)Большая просьба,  поаккуратнее. В стеклянном шкафу
очень ценные наградные кубки!

     Из кабинета тут же доносится звон разбиваемого вдребезги стекла, грохот
падающей мебели и другие звуки, сопровождающие разрушение.

     КАРОЛИНА:(БАТОНУ) Твои призы, между прочим.
     БАТОН:  Было  б из-за чего  горевать. Я себе  еще заработаю.  Ты  лучше
сообрази, что делать будем.
     КАРОЛИНА: Не  нервничай, умоляю.  И не  плюйся,  когда  разговариваешь.
Сейчас все уладим.

     РОМА выбегает из кабинета.

     РОМА: Отвечай, куда ты ее спрятала! Скальп с тебя сниму!
     КАРОЛИНА: (БАТОНУ)Быстро за телефоном! (БАТОН убегает. Елейно улыбаясь,
КАРОЛИНА обращается к РОМЕ) Послушай меня, Ромочка, гневом горю не поможешь.
Отыскать твою Ирочку надо. И задача это выполнимая. Бабулечка - не иголка, а
город  -  не стог  сена. Мы не справимся, доблестные службы найдут. Сама все
улицы обойду, в каждую  подворотню загляну,  всякого прохожего  распрашивать
стану.
     РОМА: Тебе-то какой резон мне помогать?
     КАРОЛИНА:  Страшусь  тебя,  Ромочка,  сильно страшусь.  Влетел грозный,
решительный, глаза горят, кулаки сжаты, черты  лица героические, мускулы под
одеждой  играют.  Напугал, до смерти.  Прежде  всего,  предлагаю,  в милицию
позвонить.

     БАТОН приносит телефон на длинном  шнуре  и аккуратно вручает его РОМЕ.
Тот срывает трубку с рычагов и набирает "02".

     РОМА:(в трубку)Алло, милиция? У меня  человек пропал. Очень дорогой мне
человек.  Девушка. Ирина Судакова.  Двадцать  лет.  Ушла из  спортзала  и не
вернулась.(КАРОЛИНЕ)Когда?
     КАРОЛИНА: Вчера вечером. Часиков в девять.
     РОМА:(в трубку)Вчера  в  девять  вечера. Описать?  Ладно.  Очень сильно
горбится,  ходит,  еле  ноги  переставляя.  Лицо в морщинах, глаза слезятся,
волосы  седые... Нет.  Я не издеваюсь. Не шучу! Выслушайте!!  (резко  кладет
трубку)Который час?
     БАТОН: Сорок пять минут двенадцатого.
     РОМА: Время, время уходит! Часы тикают, стрелки движутся. Только это не
стрелки, а ножи острые. Зарезали меня. Не знаю, что делать...

     РОМА бросает телефон на пол. Стоит, не понимая, что предпринять. Затем,
как-то  разом  обессилев, садится  возле  разбитого аппарата.  Не  движется,
опустив голову на руки. Вдруг, словно электрический заряд пронзает его. Рома
резко  оглядывается  и  смотрит  на  обтянутые  черной  материей  спортивные
снаряды. Рома прыжком встает на ноги,  подскакивает к тренажерам и, один  за
другим, срывает с них чехлы. Предположение его оказывается верным. Под одним
из чехлов он  находит ИРУ. Она сидит в инвалидной коляске. Выглядит она хуже
и  страшнее чем прежде.  Черты лица  заострились, руки  дрожат. РОМА бережно
вывозит  ее в центр зала. ИРА еле дышит. Видно, что кончина ее близка. БАТОН
намеревается улизнуть, но невозмутимая КАРОЛИНА удерживает его за рукав.

     БАТОН:  Пусти, оклемается, похоронит нас обоих. Вон и  цветочки нарочно
принес.
     КАРОЛИНА: Не суетись, толстенький.
     РОМА:  Ира,  ты  меня слышишь?  Держись! Я  сейчас вызову  скорую. Тебя
положат в больницу. Лучшую, черт возьми, больницу!  Мирового класса клиника.
Там  даже кровати  сами ездят.  Врачи там, самые лучшие врачи! Их много там.
Они чудеса делают, они спасут тебя. Потерпи, милая...

     РОМА  хватает с  пола телефон. Прижимает  трубку к уху, дует  в нее.  С
остервенением жмет на рычаги.

     БАТОН: Простите, вы его, после милиции, шмякнули.
     РОМА:(отшвырнув  аппарат)  Держись,  Ирочка!  Я  к  таксофону  только и
обратно. За  секунду обернусь. (КАРОЛИНЕ и  БАТОНУ)Где автомат у  вас здесь,
гады?!
     ИРА:(совсем тихо) Погоди, Рома.
     РОМА: Не волнуйся, я мигом!
     БАТОН:(КАРОЛИНЕ) Слышишь, он уже автомат ищет. Скоро стрелять начнет.
     ИРА:(тяжело дыша)Я сказать хочу, что мне ни  с  кем так хорошо не было,
как с  тобой. Ни о чем ни капельки не жалею. И если б с начала все начать, я
бы и тогда тебя полюбила.  Ты  у меня самый  лучший, самый  добрый  и  самый
верный, Рома.
     РОМА: Пожалуйста, не умирай. Не смогу ведь я без тебя. Кому я еще такой
малахольный нужен?  Ты  знаешь, а я расческу нашел. Точно, нашел. Ту, самую,
красную, что ты мне подарила. У  нее и зубья  почти  все целые. Вот, смотри.
Причесывайся,  не хочу. Весь  дом перевернул, а нашел. Вот она.  Видишь?  Не
умирай...

     Но дыхание ИРЫ гаснет, она закрывает глаза и затихает в кресле. Стоящий
в стороне БАТОН всхлипывает. Он, кажется, пустил слезу.

     КАРОЛИНА:  Все. Но ты,  Ромочка,  не  должен  так  расстраиваться.  Это
естественно, ведь ей было сто восемнадцать лет. Ничего не воротишь назад.  И
ты не должен на меня  злиться. Это глупо. Лучше посмотри на меня, а после на
себя. Ты красавец, я красавица. Мы можем стать отличной парой.
     БАТОН: А как же я?
     КАРОЛИНА:(РОМЕ)  Хочешь,  я  подарю  тебе  вечную  молодость.  Подумай,
хорошенько подумай. Представь, мы с тобой красивые и вечно молодые!
     РОМА: Пошла прочь, ведьма! (РОМА падает на колени перед коляской) Ты не
можешь умереть!  Ты должна жить! Господи, что же  сказал этот индеец? Любовь
сильней всего на свете. Я люблю тебя, Ира! Люблю больше жизни!
     КАРОЛИНА: Нет, только не это!!

     Совет старого  ВОЖДЯ оказывается правдой.  С каждым словом признания  в
любви,  ИРА  молодеет  на глазах, а  КАРОЛИНА  старится и  сгибается  в  три
погибели.  Каждая  секунда  награждает  ее  новым  признаком  беспощадной  и
справедливой старости

     РОМА:  Ты слышишь, это  я,  твой  Рома! Не  покидай меня!  Не  оставляй
одного! Ты -  весь  мир  для меня. Не  станет тебя,  исчезнет  мир вокруг. Я
окажусь в пустоте. Живи, пожалуйста!
     КАРОЛИНА:(шипит БАТОНУ)Заставь его замолчать!
     РОМА: Чтобы  не случилось, я  останусь с тобой. Мне все равно, какой ты
будешь. Пускай и  старушкой, не cтрашно.  Я ухаживать за тобой стану,  вслух
читать, гулять под ручку, голубей в парке  будем кормить. Мне наплевать, что
люди скажут!  Я не брошу тебя, даже если небо  упадет на землю! Только живи,
радость моя, счастье мое, любовь моя...

     ИРА, помолодевшая и оказавшаяся прелестной девушкой, встает  на ноги. А
дряхлая КАРОЛИНА еле-еле  доползает до инвалидного кресла, с которого только
что поднялась ИРА, и, буквально, падает в него.

     ИРА:(РОМЕ,  стоящему  на  коленях  с  открытым  от  удивления  ртом)Ну,
здравствуй, Рома, которому не сидится дома.
     КАРОЛИНА:  Как  это  отвратительно!  Какая-то пакля  на  голове, вместо
волос. А ведь лишь вчера сделала прическу! Зуб только один остался. (плюет в
ладонь)  Да и тот в руке.  (осматривается вокруг) Практически ничего не вижу
вокруг.  Батонов,  Батонов,  ты где? Что говоришь?  Да-с,  я  еще и слышу не
важно.

     КАРОЛИНА на коляске приближается к БАТОНУ, но тот пятится от нее.

     БАТОН:  Да  уйди  ты от  меня, развалина,  чего  привязалась?! Отстань,
вобла, тебе говорю!
     КАРОЛИНА: Батонов,  это же  я,  твоя  ненаглядная! Твоя  фея. Чаровница
твоя. Куда побежал?! Такой номер не пройдет! Я тебя из под земли  достану, и
мы будем жить счастливо. На мою пенсию!!!

     БАТОН  выбегает  из  зала,  за ним на коляске  спешит  КАРОЛИНА. Уже за
дверью слышится ее голос: Батонов, что-то мне сердце схватило! Дурно мне! Я,
практически, умираю! Стой, Батонов....

     ИРА бросается в обьятья РОМЫ.

     ИРА: Миленький,  прости, я тебя  измучила. Ведь не знала,  что  так все
обернется. Мне хотелось вернуть тебя.
     РОМА:  Спокойно.  Я  в порядке.  Даже  могу в  дальнейшем  парикмахером
работать.
     ИРА: Мы ведь теперь будем вместе?
     РОМА: Да, как тебе сказать...
     ИРА: Не пугай меня. Мы ведь больше никогда не расстанемся?
     РОМА: Я тебе хочу сказать одну вещь, вернее, это  информация некая, для
размышления. Боюсь, поймешь ли ты меня правильно.
     ИРА: Не мучай меня, говори.
     РОМА:  Короче,  мне не  просто  тебе это сказать...  Вернее,  все очень
просто... (пауза) Выходи за меня замуж.
     ИРА: И это все?
     РОМА: А что, ты не согласна?
     ИРА: Конечно, согласна.  Господи, как я  счастлива.  Мы  теперь  всегда
будем вместе.
     РОМА: Только я на свадьбе буду без галстука, они мне не идут.
     ИРА: Мы будем вместе до самой старости!
     РОМА:  Давай сейчас  не  думать об  этом!  Я, между прочим,  цветы тебе
принес. Ты заметила?(Рома поднимает цветы и протягивает их Ире)
     ИРА:(улыбаясь) Да.

     РОМА слегка разворачивает  ИРУ  лицом в зрительный зал.  Показывает  ее
публике.

     РОМА:(в зал) Ну? А вы говорите, серая мышка!



        З А Н А В Е С




     *Охраняется законом РФ об авторском праве.
     *Постановка пьесы невозможна без согласия автора.

     © Родион Андреевич Белецкий 1999 год
     тел. 2996998
     4923291
     974 01 11 (аб.72556)



   Родион Белецкий.
   Молодые люди

---------------------------------------------------------------
     © Copyright Родион Белецкий
     Email: rodion@ns.cnt.ru
     Date: 08 Aug 2000
     Охраняется законом об Авторском праве РФ
     Постановка пьесы невозможна без письменного согласия автора.
---------------------------------------------------------------


     (Комедия в двух действиях)






     ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА



     Женя


     Вася
     старые друзья

     Димочка


     Катя


     Голос Милиционера


        ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

     КВАРТИРА ВАСИ. Большая комната. За окнами ночь. Вокруг обеденного стола
сидят старые друзья ВАСЯ,  ЖЕНЯ, и ДИМОЧКА. На столе початая бутылка  водки,
рюмки, остатки закуски и телефон. В руках у Васи записная книжка.

     ЖЕНЯ: (Васе) У тебя ведь была, такая...(показывает)...с глазами.
     ВАСЯ: Была. Телефон ее никак не найду. А, вспомнил!
     ЖЕНЯ: Ну?
     ВАСЯ: Вспомнил, бесполезно,  она замуж вышла. Счастливая  семья,  муж -
убийца.
     ЖЕНЯ: Тьфу ты!

     Вася продолжает исследовать свою записную книжку.

     ДИМОЧКА: Да успокойтесь вы, сидим, хорошо. Ну зачем нам женщины?
     ВАСЯ: Тебе не нужны, ну и не приставай.
     ДИМОЧКА:(ВАСЕ) Я вообще не понимаю, как ты  можешь изменять своей жене,
тебе не стыдно?
     ВАСЯ: Очень стыдно.

     Продолжает листать записную книжку.

     ЖЕНЯ: Вот кому жениться надо. Золото будет, а не муж.
     ВАСЯ: Есть! Зовут Анжела!
     ЖЕНЯ: Какое прекрасное, развратное имя.
     ВАСЯ: Живет в Митино.
     ЖЕНЯ: На такси двадцать минут.
     ДИМОЧКА: Ребят, поздно уже. Не поедет она.
     ЖЕНЯ: Поедет. (Васе) Звони. Главное - заинтересовать.

     Вася снимает трубку и набирает номер.

     ЖЕНЯ: Чем она занимается:
     ВАСЯ: Актриса.
     ЖЕНЯ: Скажи, что у нас сидит Калягин.
     ВАСЯ: Никто трубку не берет.
     ЖЕНЯ: Подожди. Она плачет в ванной от одиночества и не слышит звонка.
     ВАСЯ: (в трубку) Алло.

     Вася закрывает трубку рукой.

     ВАСЯ: Мужской голос.
     ЖЕНЯ: Это сосед.
     ВАСЯ: У нее нет соседей.

     Вася убирает руку.

     ВАСЯ:  (в  трубку)  Здравствуйте.  Простите за  поздний  звонок,  можно
попросить Анжелу к телефону?

     После этих слов  Вася довольно долго с серьезным лицом слушает, что ему
отвечают на том конце провода, затем он кладет трубку.

     ВАСЯ: (Жене) Тебя когда-нибудь называли бездарным извращенцем?
     ЖЕНЯ: У тебя там есть еще телефоны?
     ВАСЯ: Нет у меня больше ничего. В старой были, но Светка ее выкинула. А
у тебя, у тебя? Где все твои шлюхи, о которых ты постоянно рассказываешь?
     ЖЕНЯ: Я записную книжку дома забыл.
     ВАСЯ: Значит, ты все врал.
     ЖЕНЯ: Нет.
     ВАСЯ: И про баню с гетерами,  и про институт  физкультуры с пловчихами,
все врал...
     ЖЕНЯ: Ты хоть  понимаешь,  что после этих слов между нами ничего больше
не может быть, между нами стена...
     ВАСЯ: А я тебе еще завидовал. Дурак же я был!
     ЖЕНЯ:  Почему "был",  зачем так категорично?  Ты  и сейчас... И потом у
тебя большое будущее.
     ВАСЯ: Это действительно очень смешно.
     ЖЕНЯ: Хорошо, сейчас  я вам расскажу по-настоящему  забавную историю: у
меня  есть  один знакомый, которого  жена хоккейной  клюшкой бьет,  когда он
домой пьяный приходит.

     Вася вскакивает.

     ВАСЯ: Что ты сказал?!
     ДИМОЧКА: Да хватит вам, давайте выпьем.
     ВАСЯ:  (Димочке) Хорошо,  что  ты  меня остановил, а  то здесь  было бы
столько крови.

     Вася садится на место.

     ЖЕНЯ: (Васе) Прости меня, друг.
     ВАСЯ: С условием, что ты никогда не женишься.
     ЖЕНЯ: Что я, больной, что ли? Это вон он в девках засиделся.
     ВАСЯ: Тогда прощаю.
     ЖЕНЯ: Ну и все.
     ВАСЯ: Что ты сказал?
     ЖЕНЯ: Я сказал, все.

     Вася вскакивает и хватает Женю за грудки. Женя в  свою  очередь хватает
Васю.

     ВАСЯ: Что ты сказал?!
     ЖЕНЯ: Все, я сказал.
     ДИМОЧКА: Ребят, сколько можно?

     Вася и Женя резко садятся на свои места.

     ЖЕНЯ: (Димочке) А что это ты нас миришь, самый умный что ли?
     ВАСЯ: Да, ты что ли самый умный?
     ЖЕНЯ: Ты, наверное, в стороне остаться хочешь?
     ВАСЯ: Мол, я здесь не причем?
     ЖЕНЯ:  Некрасиво. Ты нам лучше скажи, у тебя что, нет ни одной знакомой
развратницы?
     ВАСЯ: Не тяни, отвечай друзьям.
     ДИМОЧКА: Нет у меня никого.
     ЖЕНЯ: (Васе) Ты ему веришь?
     ВАСЯ: Нет.
     ЖЕНЯ: Я тоже. Может мы такие испорченные?
     ВАСЯ: Я, лично, очень испорченный. Меня даже из детского сада выгнали.
     ЖЕНЯ: Давай посмотрим ему в глаза и еще раз спросим.
     ВАСЯ: Давай.

     Женя и Вася садятся напротив  Димочки и демонстративно  смотрят  ему  в
глаза.

     ЖЕНЯ: Слушай, Дим, а ты не врешь?
     ДИМОЧКА: Нет.
     ЖЕНЯ: (Васе) Видишь, не хочет с нами разговаривать, не уважает нас.
     ВАСЯ: Обидимся?
     ЖЕНЯ:  Успеем еще. (Димочке)  Может,  ты хочешь  сказать, что у тебя  и
записной книжки нет?
     ДИМОЧКА: Записная книжка есть.
     ЖЕНЯ: Дай посмотреть.
     ДИМОЧКА: Не дам. Нет там ничего.
     ЖЕНЯ: (Васе) Видишь, как он с нами. А ведь я ему всегда все давал.
     ВАСЯ: И я.
     ЖЕНЯ: Помнишь, в четвертом классе у  него тренировочных для  физической
культуры не было, и я ему свои отдал?
     ВАСЯ: Еще бы, такое разве забудешь.
     ЖЕНЯ: Он их, кстати, порвал тогда.
     ВАСЯ: А помнишь, в институте, он книгу искал для экзамена, Шопенгауэра.
Так я ему свою... буквально от сердца оторвал! Он ее, кстати, потерял.
     ЖЕНЯ: Да, ты плакал тогда, я помню.
     ВАСЯ: Он всегда был неблагодарным.
     ЖЕНЯ: Но мы смотрели на это сквозь пальцы, потому что...
     ВАСЯ: ... мы любили его. Но теперь...
     ЖЕНЯ:  ...терпеть его выходки,  нет  больше  сил. Теперь  мы  обидимся.
По-настоящему, по-взрослому. Навсегда!

     Оба друга одновременно  разворачиваются на стульях  и садятся к Димочке
спиной.

     ДИМОЧКА: Ребят.

     Женя и Вася гордо молчат.

     ДИМОЧКА: Вы же шутите.
     ЖЕНЯ: (Васе) Ты шутишь?
     ВАСЯ: (Жене) Ты что, у меня же нет чувства юмора.
     ЖЕНЯ: Прости, я забыл.

     Женя и Вася замолкают.  Димочка смотрит на  них, вздыхает,  идет в угол
комнаты, вытаскивает из сумки, лежащей там,  записную книжку, возвращается к
столу и бросает книжку на стол.

     ДИМОЧКА: Нате, смотрите.

     Обиженные резво вскакивают. Вася  первым хватает  книжку. Женя вырывает
ее у него из рук и принимается быстро листать.

     ДИМОЧКА: Только там нет ничего такого.
     ЖЕНЯ: (Димочке) Мы тебя простили. Сиди и молчи.

     Женя листает страницы.

     ЖЕНЯ:  Так, Арбузов, автосервис, все  не то, Буклетов... Надо приписать
"болван".
     ДИМОЧКА: Не надо ничего там писать.
     ЖЕНЯ: Уговорил, я ему от тебя на словах передам.

     Женя листает дальше. Вася смотрит в книжку через Женино плечо.

     ЖЕНЯ: Верин, Воротникова.  Этой я и за миллион не позвоню.  Жек. Все не
то. Не то. Вот! Клавдия Мих. (Димочке) Что такое "Мих"?
     ДИМОЧКА: Клавдия Михайловна. Моя соседка. Ей семьдесят лет.
     ЖЕНЯ:  Промашка.  Ленский.  Моспанов.  (Васе) Мы  с  тобой. Не понимаю,
почему нас все время записывают вместе?
     ВАСЯ: Потому что у нас фамилии на одну букву.
     ЖЕНЯ: А я не  хочу  быть с тобой  на одну букву.  Вот что,  тебе  нужно
сменить фамилию. Какая у тебя была девичья?
     ВАСЯ: Иди в задницу.
     ЖЕНЯ: Какая длинная фамилия!

     В этот момент Вася вырывает у Жени книжку, поворачивается к нему спиной
и начинает листать. Женя нападает на Васю  сзади  и принимается  его душить.
Вася, сопротивляясь, листает.

     ВАСЯ: (кричит) Нашел!
     ЖЕНЯ: Что?
     ВАСЯ: Вот. Эн Ха (Димочке) Что такое Эн Ха?
     ЖЕНЯ: Да, что такое Эн Ха?
     ВАСЯ: Не отвечай, я знаю. Это - Надежда Холостяка.
     ЖЕНЯ:  (Васе)  Прости  меня,  я  всегда  думал,  что  ты  хоть   что-то
соображаешь, но сейчас я понял, как я ошибался.
     ДИМОЧКА: Это означает - Наша Химчистка.
     ВАСЯ: Все равно,  давайте позвоним. Там  всегда такие  большие  женщины
работают.
     ЖЕНЯ: (Васе) Отдай!

     Женя вырывает у Васи из рук записную книжку и на всякий случай отбегает
с ней в сторону.

     ЖЕНЯ: Нет, ну люди пошли, прямо из рук все вырывают.

     Женя листает книжку.

     ЖЕНЯ: Где вы, где вы, страстные объятия, жаркие поцелуи и крики "милый,
еще"? Все. Осталась последняя буква. Это буква "Я". Внимание.

     Женя, не переворачивая страницу, кладет на книжку вторую руку.

     ЖЕНЯ: Я чувствую, она там. Та, которую я ищу всю свою жизнь.
     ДИМОЧКА: Да нет...
     ЖЕНЯ: Не  называй  ее имени. Я  угадаю  его.  Сколько  прекрасных  имен
начинаются на букву "Я". Ядвига, Яна...
     ВАСЯ: Яга.
     ЖЕНЯ: Тихо.

     Женя закрывает глаза, стоит без движения, затем резко открывает глаза.

     ЖЕНЯ:  Я знаю, ее зовут  Ярославна! Внутренний голос подсказал мне это.
Ярославна ждет меня. Я иду к тебе, любимая!

     Женя  резко открывает  последнюю страницу записной книжки и  смотрит на
нее.

     ВАСЯ: Ну что там?
     ЖЕНЯ: (после паузы) Ярославский шинный завод.
     ДИМОЧКА: Правильно. Я ездил туда в командировку.
     ЖЕНЯ:  (Димочке) У тебя же здесь  нет  ни одного  по-настоящему нужного
телефона. Я не могу  поверить.  Неужели все  наши уроки мужества  прошли для
тебя даром?
     ВАСЯ:  Конечно.  Всегда, приведем кого-нибудь, а он сразу  сматывается.
Ему видишь ли, утром на работу.
     ЖЕНЯ: Дмитрий, нельзя так  много  работать. Посмотри,  на  кого ты стал
похож. Глаза красные, бегают...
     ВАСЯ: Слюна изо рта течет...
     ЖЕНЯ: Руки трясутся...
     ВАСЯ: И...
     ЖЕНЯ: (останавливая его) Не будем о грустном.
     ДИМОЧКА: Вы же знаете, ребят, что с женщинами я робкий.
     ЖЕНЯ: Послушай, Дим, ты  только  извини меня, пожалуйста. Я хочу задать
тебе один серьезный вопрос.
     ДИМОЧКА: Серьезный? Не верю.
     ЖЕНЯ: Действительно, без шуток. А что у тебя случилось с этой Леночкой,
мне просто интересно?
     ВАСЯ:  И  мне интересно. Жили, жили и вдруг - бац, и пропала  она.  Что
случилось, ты нам не рассказывал.
     ДИМОЧКА: Да бросила она меня. Стала жить с каким-то журналистом.
     ВАСЯ: Хочешь, я  убью его, этого журналиста? Или  ее? У меня есть  один
коронный удар. В пупок. Смерть наступает еще до удара. Сейчас я тебе покажу.

     Вася подходит к Жене и встает в боксерскую стойку.

     ЖЕНЯ: Ты сам напросился.

     Женя, в свою очередь, тоже встает в боевую стойку.

     ДИМОЧКА: У меня есть предложение выпить.
     ЖЕНЯ: (начиная играть женщину) Ты слышишь,  он  сделал нам предложение.
Ты согласна?
     ВАСЯ: (подыгрывая Жене) Не знаю. Я, вообще-то, замужем.
     ЖЕНЯ: Я тоже. Но он такой потрясающий мужик.
     ВАСЯ: Ну ладно.

     Друзья  садятся  за  стол.  Димочка разливает.  Молодые  люди разбирают
рюмки.

     ВАСЯ: За мою супругу, которая наконец уехала.
     ЖЕНЯ: И за нас.

     Друзья выпивают.

     ЖЕНЯ: Почему никто меня не предупредил, что она горькая?!
     ВАСЯ: А мне понравилось. Я даже детство вспомнил.
     ЖЕНЯ: Почему?
     ВАСЯ: А я его всегда вспоминаю.
     ЖЕНЯ: Дим, между прочим, давно хотел задать тебе один серьезный вопрос.
     ДИМОЧКА:   Второй  серьезный  вопрос   за  вечер.  По-моему  тебе  пора
тормознуть.
     ЖЕНЯ:  Да  я  один  могу выпить  три...  четыре  бутылки,  а  потом еще
прокатиться на Васькином "Запорожце".
     ВАСЯ: На "Оке".
     ЖЕНЯ: Не  важно. Ты лучше признайся,  Дим,  сколько у тебя в жизни было
женщин?
     ВАСЯ: Ну, одну мы знаем. Подлая она, правда, Евгений?
     ЖЕНЯ: Правда, Василий. Что, и это все?
     ДИМОЧКА: Ну...
     ЖЕНЯ и ВАСЯ: Ну?
     ДИМОЧКА: Была еще одна.  Случайно. Когда Ленка ушла, я тогда от злости.
Девица  эта  была, как говорится, легкого поведения.  Проститутка, в  общем.
Короче, ничего приятного не было. Стыдно было потом и нехорошо.
     ЖЕНЯ: Значит, была. Отлично! Так давай ей сейчас позвоним.
     ДИМОЧКА: У меня нет ее телефона. Говорю, все это произошло случайно.
     ВАСЯ: Правильно, в книжке у тебя его нет. Но ведь именно такие телефоны
легко запоминаются наизусть, правда?
     ДИМОЧКА:  (резко)  Нет,  неправда! И вообще, я не  хочу об  этом больше
говорить!
     ЖЕНЯ: Ну и дела, на дворе глухая ночь, девок  нет, да еще и лучший друг
говорить отказывается.  Остается  только  напиться.  (Димочке)  Ты  разлить,
молча, можешь?

     Димочка кивает.

     ЖЕНЯ: А я расскажу застольную историю.

     Пока Женя рассказывает застольную историю, а Димочка разливает водку по
рюмкам,  Вася  замечает  на  столе  Димину  записную  книжку,  берет  ее   и
принимается машинально перелистывать страницы.

     ЖЕНЯ: Когда я жил в Египте...
     ДИМОЧКА: Неправда, ты никогда не жил в Египте.
     ЖЕНЯ: Жил. Когда был маленьким.
     ДИМОЧКА: Когда ты был маленьким,  ты с  родителями жил на Свободе 6, на
девятом этаже. Прямо надо мной.
     ЖЕНЯ: Я не понимаю, ты хочешь слушать застольную историю?
     ДИМОЧКА: Хочу.
     ЖЕНЯ:  Тогда не перебивай. Так вот, когда  я  жил в Египте. Когда я был
маленьким. В нашем доме в Каире. (Димочке) Что-то не так?

     Димочка отрицательно мотает головой.

     ЖЕНЯ: В нашем доме, в Каире, жила очень вредная старая египтянка. Очень
похожая на бабку Ленку из третьего подъезда. Помнишь ее?

     Димочка кивает.

     ЖЕНЯ: И  когда  мы  с друзьями-египтянами начинали играть в  египетскую
игру "чеканочку",  она полностью высовывалась из окна и орала, по-египетски,
разумеется: Чтоб вы провалились, засранцы маленькие!!!

     Димочка смеется.

     ЖЕНЯ: Так выпьем же за...
     ВАСЯ: (внезапно) Нашел!
     ДИМОЧКА: Что?
     ЖЕНЯ: (Димочке) Не обращай внимания, он нашел  свое место  в  жизни. Он
когда примет, всегда его находит. Так выпьем же за...
     ВАСЯ: Я нашел телефон девушки!
     ЖЕНЯ: Где?
     ВАСЯ:  У него в записной  книжке. На обложке  был  записан. Мы  его  не
заметили. Вот, Катя, сто девяносто пять...
     ЖЕНЯ: Дай посмотреть.

     Женя забирает книжку у Васи.

     ЖЕНЯ:  И правда,  Катя. Телефон  зачеркнут, но  разобрать можно. Ну-ка,
друг ситный, признавайся, кто такая?
     ДИМОЧКА: Не важно. Отдай книжку.
     ЖЕНЯ: Как это, неважно? Наоборот, это жизненно важно!
     ДИМОЧКА: Отдай книжку, я тебя прошу.
     ЖЕНЯ: Нет, ты мне сначала скажи, кто такая Катя.
     ВАСЯ: (неожиданно) Знаю!
     ЖЕНЯ: Что ты знаешь?
     ВАСЯ: Я знаю, кто такая Катя. Это та, его, которая легкого поведения.
     ЖЕНЯ: (серьезно) Не может быть.
     ВАСЯ: (серьезно) Точно тебе говорю.
     ДИМОЧКА: Нет, это не она! (Жене) Отдавай мою книжку, я сказал!

     Димочка пытается отнять у Жени книжку, тот уворачивается и не отдает.

     ЖЕНЯ: Сначала скажи, это она?
     ДИМОЧКА: (в ярости) Нет! Отдай!

     Раскрасневшийся  Димочка  вырывает записную книжку из рук  Жени, идет в
угол комнаты и засовывает ее обратно в сумку.

     ЖЕНЯ: Ты что, Дим, обиделся на меня, что ли?
     ДИМОЧКА: Ничего я не обиделся.
     ЖЕНЯ: Что я не вижу, надулся.
     ДИМОЧКА: Ты ошибаешься, все нормально.
     ЖЕНЯ: Ну прости меня, пожалуйста.
     ДИМОЧКА: Ты  зря  просишь прощения. Говорю тебе, все  хорошо. Просто  я
по-моему выпил лишнего. Пойду  спать. Мне завтра на работу к  девяти. (Васе)
Можно я в маленькой комнате лягу?
     ВАСЯ: Нет проблем.
     ДИМОЧКА: Спокойной ночи.
     ЖЕНЯ: Спокойной ночи.
     ВАСЯ: Спокойной ночи.

     Димочка выходит  из  комнаты, унося  с собой сумку  с  книжкой.  Друзья
провожают его  глазами. Как только Дима выходит,  они поворачиваются друг  к
другу.

     ЖЕНЯ: Ты запомнил?
     ВАСЯ: Запомнил.
     ЖЕНЯ: И я запомнил. Сто девяносто пять...
     ВАСЯ: Три три три шесть.
     ЖЕНЯ: А ты уверен?
     ВАСЯ: На все сто. Чего бы  ему  было телефон зачеркивать? Муки совести.
Чтоб никогда  уже больше не позвонить. Он же у нас высоконравственный, ты же
знаешь. Помнишь, на практике, он даже отвертку воровать  передумал. А потом,
чего он так разволновался, начал  у  тебя книжку отбирать, а?  Стыдно стало.
Грехи молодости и все такое. Ну что, звоним?
     ЖЕНЯ: Только тихо.

     Женя снимает трубку.

     ЖЕНЯ: А вдруг ее дома нет. У них же сейчас самое рабочее время.
     ВАСЯ: Рискнем. Может быть, ее клиент подвел. Такое тоже бывает.

     Женя  начинает набирать номер, но вдруг  резко кладет трубку. В комнату
заходит голый по пояс Димочка.

     ДИМОЧКА: Будильник забыл. Сам не проснусь.

     Димочка берет с серванта будильник.

     ДИМОЧКА: Ну все. Спокойной ночи.
     ЖЕНЯ: Спокойной ночи.
     ВАСЯ: Спокойной ночи.

     Димочка выходит из комнаты.  Друзья, прислушиваясь, ждут еще  некоторое
время, затем Женя снова снимает трубку и набирает номер.

     ЖЕНЯ: (в  трубку)  Алло.  Это Катя?  Доброй ночи.  Я  вас  не разбудил?
(прикрыв трубку,  Васе)  Голос  -  что  надо!  (в  трубку) Это  приятно. Вас
беспокоит  друг  Дмитрия  Вашестова.  Помните  такого?  (прикрыв трубку) Вот
хулиган, она  его до  сих  пор помнит. (в трубку)  Он  передает вам  привет.
Позвольте  поинтересоваться, чем вы занимались в такой поздний час?  Читали.
Представьте себе,  мы тоже.  Кто мы? Дмитрий, я  - меня зовут Евгений, и еще
один наш приятель, имя которого вам знать необязательно.
     ВАСЯ: Как это необязательно?! (кричит в трубку)Василием меня зовут!
     ЖЕНЯ: (Васе) Тихо ты! (в трубку)  Может быть,  мы соберемся  и почитаем
вместе? Очень просто. Берите такси  и приезжайте. Мы живет в Тушино.  Героев
Панфиловцев девять, квартира тридцать семь. Приедете?
     ВАСЯ: Спроси, какого цвета у нее волосы.
     ЖЕНЯ: Подожди.
     ВАСЯ: Спроси.
     ЖЕНЯ: (в трубку) Простите,  а какого  цвета  у  вас волосы? Хорошо.  До
встречи.

     Женя кладет трубку.

     ЖЕНЯ: Сказала, приедет, сами увидим.
     ВАСЯ: (сдерживая крик) Приедет, ура!

     Друзья вскакивают и от избытка  чувств исполняют  дикий папуасский,  но
совершенно беззвучный танец. Внезапно Вася останавливается.

     ВАСЯ: Стоп. А о цене-то мы ее не спросили.







     ЗАТЕМНЕНИЕ

     Двадцать минут спустя.

     Квартира Васи. Женя и Вася стоят  перед открытой входной дверью. У Васи
в руках калькулятор. Он нажимает  на кнопки и сосредоточенно считает. Мотает
головой,  и опять  с  силой нажимает  на кнопки.  Женя смотрит в калькулятор
через Васино плечо.

     ЖЕНЯ: Я тебе говорю, не больше двухсот за ночь.
     ВАСЯ: А ты откуда знаешь?
     ЖЕНЯ:(компетентно) Знаю.

     Женя  отбирает у Васи  калькулятор,  нажимает на  кнопки  следуя своему
порядку, и показывает результат Васе.

     ВАСЯ: У меня есть сто пятьдесят. Я на телевизор отложил.
     ЖЕНЯ: Хватит с головой.
     ВАСЯ: Но ты мне потом половину отдашь.
     ЖЕНЯ: Без вопросов.
     ВАСЯ: А как ты думаешь, Димон тогда с ней за деньги?
     ЖЕНЯ: У Димона нашего невинный взгляд младенца. Наверняка пожалела и не
взяла ничего. А у нас с тобой циничные хари. Точно сдерет.
     ВАСЯ: У меня сто пятьдесят только.
     ЖЕНЯ: Не бойся, я договорюсь.
     ВАСЯ: Только, чур, я первый, потому что деньги мои.
     ЖЕНЯ: Ты забыл, я тебе  отдам  половину. Давай так сделаем,  возьмем по
рюмке водки и, когда зайдет, протянем ей. У кого  первого она  примет, тот и
пойдет в первую очередь.
     ВАСЯ: Вечно что-нибудь хитрое придумаешь. Ну ладно, по рукам.

     Друзья идут в комнату и там берут со стола по рюмке.

     ВАСЯ: Слушай, а как вообще с ней общаться-то?
     ЖЕНЯ:  Без  комплексов.  Мы  все  понимаем,  и  она тоже все  прекрасно
понимает.
     ВАСЯ: (вдруг) Лифт!

     Молодые  люди  с рюмками  в  руках бегут  к открытой входной двери. Они
достигают  ее  вместе с  КАТЕЙ,  которая подходит  к двери по  коридору. Это
высокая, со вкусом одетая девушка. На вид ей немногим больше двадцати.

     ЖЕНЯ: (Кате) Только не звоните!
     КАТЯ: Здравствуйте. Я туда попала? Вы друзья Димы Вашестова?
     ЖЕНЯ и ВАСЯ: Здрасте. Мы самые.

     Друзья протягивают Кате каждый свою рюмку.

     ЖЕНЯ: Штрафную?
     КАТЯ: Спасибо, я не пью.

     Женя и Вася переглядываются.

     КАТЯ: А где Дима?
     ЖЕНЯ: Тише, пожалуйста.
     КАТЯ: А где Дима?
     ЖЕНЯ: Дело в том, что Дима заболел.
     КАТЯ: Что-то серьезное?
     ЖЕНЯ: Ничего страшного. Легчайшая ангина. К сожалению, не дождался вас.
Скушал меду  с аспирином, попарил  ножки и  лег в постель. Извинялся и очень
просил не будить. Проходите сюда, пожалуйста.

     Катя проходит в комнату. Женя и Вася задерживаются.

     ВАСЯ: Слушай, а она, того, аккуратная.
     ЖЕНЯ:  Что ж ты хочешь, она  же  по вокзалам не шляется, спокойно сидит
дома и ждет звонков.

     Друзья тоже проходят в комнату.

     ЖЕНЯ: (Кате) Садитесь, пожалуйста. У нас  здесь, как  видите,  проходит
скромный товарищеский ужин.
     ВАСЯ: А может быть, все-таки выпьете?
     ЖЕНЯ: Не обижайтесь, это больная тема моего бестактного друга.
     ВАСЯ: А может быть, тогда пепси-колы?
     КАТЯ: Может быть.

     Вася  с  готовностью хватает бутылку и наливает  Кате пепси-колы.  Катя
берет бокал и, осматриваясь, пьет. Пауза

     ЖЕНЯ:(Кате) Как добрались?
     КАТЯ: Так себе.
     ВАСЯ: А мы здесь заждались вас. Волновались.
     КАТЯ: Пили за мое здоровье.
     ЖЕНЯ: И ничего в этом смешного нет.
     ВАСЯ: Вы очень красивая.
     КАТЯ: Спасибо.
     ВАСЯ: И очень привлекательная.
     ЖЕНЯ: Это одно и тоже.
     КАТЯ: Спасибо.
     ВАСЯ: И, как это... сексуальная.
     КАТЯ: Спасибо, еще раз. Давайте, может быть,
     поговорим о чем-нибудь другом.
     ЖЕНЯ: О вашем гонораре, например.
     КАТЯ: Гонораре?
     ЖЕНЯ: Совершенно верно. Сколько вы  возьмете за ваш, так сказать, сеанс
с меня и моего беспокойного друга?
     КАТЯ: Какой сеанс?
     ЖЕНЯ: Вернее, за интимную встречу с вами?
     КАТЯ: Встречу?  А,  встречу! (включаясь  в  игру) Вы  знаете,  все  это
обойдется вам недорого. Практически бесплатно.
     ЖЕНЯ: Почему?
     КАТЯ: Просто вы мне понравились. Как зашла, увидела вас,  сразу  вы мне
приглянулись. А с  тех, кто  мне пришелся  по душе,  я, знаете  ли, денег не
беру. Такой у меня принцип. Хочется иногда поработать в свое удовольствие.
     ВАСЯ: Очень хороший у вас принцип.
     КАТЯ: А где все это будет происходить? Хочется осмотреть рабочее место.
     ВАСЯ: Давайте, я вам покажу.

     Вася открывает дверь спальни. Заходит в нее.

     ВАСЯ: Пожалуйста.  Здесь у меня  спальня.  Я тут недавно сделал ремонт.
Сам.
     КАТЯ: Очень мило.
     ВАСЯ:  А еще купил мягкую мебель.  Эту кровать, например. Она  на самом
деле очень мягкая. Хотите попробовать?

     Женя тем временем отошел к окну и смотрит в него.

     ЖЕНЯ: (Васе) Что-то твоего "Запорожца" не видно.
     ВАСЯ:  Глаза  протри, там он.  И  не "Запорожец",  а "Ока". Сколько раз
говорить.
     ЖЕНЯ: "Оки" тоже не видно.
     ВАСЯ: (Кате) Извините.

     Вася быстро подходит к окну и смотрит в него.

     ВАСЯ: Не может  быть, черт! (Кате) Простите, я сейчас вернусь. Из кухни
посмотрю.

     Вася выбегает  из комнаты. Женя, улыбаясь, подходит к Кате и предлагает
ей свою руку.

     ЖЕНЯ: Пойдемте, я сам покажу вам  спальню. Поверьте, это  место я  знаю
лучше хозяина.

     Катя  берет Женю под руку, и они заходят в спальню, закрывают  за собой
дверь В этот  момент в комнату вбегает  Вася. Он сразу бросается к  спальне,
дергает дверь. Она заперта.

     ВАСЯ: Сволочь.

     Вася прикладывает ухо к двери, в надежде хоть что-то услышать, затем он
смотрит  в щель  между дверью и косяком. Безрезультатно.  Тогда он встает на
четвереньки  и  смотрит  в щель между  дверью и  полом.  В ту же  секунду из
спальни  доносится  громкий удар. Через мгновенье  дверь распахивается  и из
спальни в  комнату, тоже на  четвереньках,  держась одной  рукой за  голову,
выползает Женя.

     ЖЕНЯ: Зачем ты повесил в спальне железное блюдо?
     ВАСЯ: Для красоты.
     ЖЕНЯ: Зачем ты повесил в спальне ЖЕЛЕЗНОЕ блюдо?

     Вслед  за Женей из спальни  выходит абсолютно  спокойная  Катя с сильно
вогнутым подносом в руках. Она перешагивает через друзей, проходит в комнату
и садится на стул.

     ЖЕНЯ: Ты что, ненормальная?!
     КАТЯ: Да.
     ЖЕНЯ: (Васе) Я ей хотел... ручку поцеловать, а она меня подносом!
     ВАСЯ: Больно?
     ЖЕНЯ: Не то слово.
     ВАСЯ:  (Кате) Слушай, зачем драться-то? Ты что не понимала,  зачем сюда
ехала?
     КАТЯ: Вы  меня пригласили  сюда  почитать. Значит,  читать  вы  умеете.
Прекрасно.  Вот вам  мой  паспорт.  Читайте.  А заодно  и посчитайте,  если,
конечно, вас этому успели научить в школе.

     Катя отдает Васе свой паспорт. Вася тупо смотрит в него.

     ВАСЯ: (читает) Екатерина Ивановна Слюсарева...
     ЖЕНЯ: (раздраженно) Дай сюда.

     Женя забирает у Васи паспорт. Смотрит в него.

     ЖЕНЯ: (Васе) Мы попали.
     ВАСЯ: Она что, замужем?
     ЖЕНЯ: Идиот, она несовершеннолетняя!
     ВАСЯ: Надо же, а выглядит достаточно взрослой.
     КАТЯ: К вашему  сведению, отец у  меня  работает начальником  отделения
милиции. В паспорт вложена его фотография.

     Друзья по очереди рассматривают фотографию.

     ВАСЯ: Надо же,  майор. А разве так  бывает, что дочка, того, а папаша -
мент.
     ЖЕНЯ: Сейчас все бывает. (Кате) Вы собираетесь нас шантажировать?
     КАТЯ: Я собираюсь вас посадить.
     ВАСЯ: За что?
     КАТЯ: Ни за что. Для профилактики.
     ЖЕНЯ: Послушайте, Екатерина, это же несправедливо. Мы пригласили вас  в
гости. Вы сами  согласились  приехать.  Мы приняли вас  по первому  разряду.
Никто вас пальцем не тронул... почти.
     ВАСЯ: За что же в тюрьму?!
     КАТЯ: Просто  мне так хочется.  Через две недели мне  восемнадцать, а я
никого еще в своей жизни не посадила. Это неправильно, я считаю.
     ВАСЯ: (Жене) Она что, шутит что ли?
     ЖЕНЯ: Если  бы. (Кате) А  вдруг мы расскажем вашему  отцу о том, чем вы
занимаетесь.
     КАТЯ: Попробуйте. Вам он не поверит, а поверит мне. Я скажу ему, что вы
затащили меня сюда насильно, и он вас в порошок сотрет.
     ЖЕНЯ: Послушайте, Екатерина, вы как человек разумный...
     КАТЯ: Совершенно неразумный.
     ЖЕНЯ: Все равно. Мы ведь можем с вами договориться.
     КАТЯ: Как это?
     ЖЕНЯ: Вы вступаете в  большую жизнь, и небольшая сумма, я думаю, вам не
помешает.
     КАТЯ: Надеюсь, эта сумма  больше той, которую вы собирались  предложить
мне за мои услуги.
     ЖЕНЯ: Разумеется.
     ВАСЯ: (Жене) У меня нет больше денег. Я же сейчас без работы.
     ЖЕНЯ: Продашь свой "Запорожец".
     ВАСЯ: "Оку", устал повторять уже.
     КАТЯ: Ну и сколько вы хотите мне предложить?
     ЖЕНЯ: Учитывая, что я тоже нахожусь сейчас в стесненных обстоя...
     КАТЯ: (обрывая его) Сколько?

     Раздается звонок телефона.

     КАТЯ: Это наверняка мой папа. Он знает, куда я поехала.
     ВАСЯ: (Жене) Бери.
     ЖЕНЯ: Нет уж, дорогой, хозяин ты.

     Вася медленно поднимает трубку.

     ВАСЯ:  (в  трубку) Алло. Алло.  Света? Привет. Хорошо. Ничего не делаю.
Сидим с Женей. Выпиваем. Конечно, одни.
     КАТЯ: Это интересно. Дай-ка сюда.
     ВАСЯ: Нет!

     Катя вырывает трубку из рук Васи.

     КАТЯ:  (в  трубку)  Алло. Вы, должно быть,  жена?  А я  старая  подруга
Василия.  Очень  приятно. Он, кстати,  просит меня узнать, где лежит  чистое
постельное белье? В спальне, в гардеробе. Спасибо. До свидания.

     Катя кладет трубку.

     ВАСЯ: Что ж ты наделала, мымра малолетняя?!

     Вася вскакивает  и  замахивается  на  Катю.  Женя  в  последний  момент
удерживает его.

     ВАСЯ: (Жене) Приедет, ведь убьет меня!
     ЖЕНЯ: Не достанет. Ты в тюрьме уже будешь.
     КАТЯ:  Что это было?  Он что,  меня оскорбил, да  к  тому  же собирался
ударить? Хотите, чтобы за вами прямо сейчас приехали? Ну-ка встать!
     ВАСЯ: (Кате) Что ты сказала?! (Жене) Что она сказала, я не понял?
     КАТЯ: Встать, я сказала!
     ВАСЯ: (Кате) Да я тебя сейчас...

     Катя снимает трубку.

     КАТЯ: Встать, или я звоню отцу.
     ЖЕНЯ: (Васе) Ты когда последний раз в отделение попадал?
     ВАСЯ: Тогда с тобой.
     ЖЕНЯ: Помнишь, как нас отметелили. Сейчас там еще круче. Давай встанем.

     Женя и Вася встают.

     КАТЯ: Лечь!
     ЖЕНЯ: Куда, простите?
     КАТЯ: На пол.
     ВАСЯ: Ни за что!
     ЖЕНЯ: (Васе) Помнишь, большие резиновые дубинки.

     Вася тяжело вздыхает. Друзья опускаются на пол.

     ЖЕНЯ: (Васе) А я сигарету нашел.
     ВАСЯ: Тебе всегда везет.
     КАТЯ: Встать!

     Друзья встают.

     КАТЯ: Равняйсь, смирно!

     Женя и Вася выполняют приказание.

     ВАСЯ: (Жене) Я теперь верю, что у нее отец - мент.
     КАТЯ: Песню запе - вай!
     ЖЕНЯ: В смысле?
     КАТЯ: Я хочу, чтобы вы мне спели.
     ВАСЯ: Да она над нами издевается.
     ЖЕНЯ: Совершенно верно.
     ВАСЯ: Нет. Петь я не буду.
     ЖЕНЯ: Все равно заставят. В "КПЗ".
     КАТЯ: (Васе) Он прав.
     ЖЕНЯ: (Кате) Что же вы хотите услышать в нашем исполнении?
     КАТЯ: "Я помню чудное мгновенье..."
     ЖЕНЯ: (Васе) Смотри, у нее есть чувство юмора.
     ВАСЯ: Мозгов только нет.
     КАТЯ: Не слышу песни.
     ВАСЯ: Я слов не знаю.
     ЖЕНЯ: А мелодию знаешь, что ли?
     ВАСЯ: Знаю.
     ЖЕНЯ: Ты не перестаешь меня удивлять.
     ВАСЯ: Я буду петь "ля-ля".
     ЖЕНЯ: Как тебе угодно. Три - четыре.

     Друзья  дружно и  громко затягивают  "Я помню чудное мгновенье...".  На
втором  куплете дверь  открывается  и  в  комнату заходит  Димочка  в  одних
семейных трусах.

     ДИМОЧКА: Вы что, еще за одной сбегали?

     Увидев Катю, Дима осекается. Они смотрят друг на друга.

     ДИМОЧКА: (Кате) Привет. Ты откуда здесь?
     ЖЕНЯ: Это мы ее позвали.
     ДИМОЧКА: Вы что, все-таки позвонили по тому телефону?
     ЖЕНЯ: На свою голову. (Васе, зло) А ведь ты первый мысль кинул.
     КАТЯ: А вот  и ваш больной друг. Давайте все вместе поприветствуем его!
Ну!

     Катя  начинает  хлопать  в  ладоши, и вслед за  ней  Женя  и Вася  тоже
начинают покорно аплодировать.

     КАТЯ: Посмотрите, по-моему он поправился.  Вот что значит здоровый сон.
Мне,  кстати,  нравится,  как  он  одет.  В  этом  костюме он будоражит  мое
воображение. Я хочу, чтобы вы выглядели так же. Раздевайтесь!
     ДИМОЧКА: Что здесь происходит?
     ВАСЯ: Эта малолетняя нас хочет посадить.
     КАТЯ: Раздевайтесь, я сказала!
     ЖЕНЯ: А можно только до пояса?
     КАТЯ: До трусов. Быстро!

     Женя и Вася начинают расстегивать рубашки.

     ДИМОЧКА: Стойте, ребят, вы что?
     КАТЯ: Раздевайтесь!
     ДИМОЧКА: Прекратите, она вам ничего не сделает.
     КАТЯ: Сделаю. Раздевайтесь!
     ДИМОЧКА: Не смейте, одевайтесь обратно!
     КАТЯ: Раздевайтесь!
     ДИМОЧКА: Одевайтесь!

     Димочка и  Катя  командуют, глядя друг  другу  в глаза. Женя и  Вася то
расстегивают, то застегивают рубашки.

     ДИМОЧКА: (Кате) Ты понимаешь вообще, что ты творишь?
     КАТЯ: Нет, я ничего не понимаю! Я не понимаю, почему ты мне так ни разу
и не позвонил, и  почему  в итоге от твоего имени мне звонят два этих хама!?
Почему, когда я приезжаю, они общаются со мной, как с какой-то шлюхой?
     ДИМОЧКА: Они думали, что приедет другая девушка.
     КАТЯ: Другая? Я смотрю, вы здесь весело проводите время.
     ДИМОЧКА: Ты не понимаешь, они перепутали.
     КАТЯ: Нет, это я прекрасно понимаю.
     ДИМОЧКА: Почему я вообще должен перед тобой оправдываться?
     КАТЯ: Ничего ты мне не  должен. (внезапно,  Жене и  Васе,  которые  под
шумок тихонько двигались к выходу) Стоять! Куда?

     Друзья останавливаются.

     ЖЕНЯ:  Я вижу,  у вас здесь  какие-то  свои счеты.  Поэтому, может,  вы
хотите пообщаться наедине. А мы пойдем себе.

     Женя и Вася снова поворачиваются и делают шаг к выходу.

     КАТЯ: Стоять!
     ВАСЯ: Ну что еще?
     КАТЯ:  Даю вам двадцать минут, и чтобы кухня  у меня блестела. Вынесете
мусор и помоете всю посуду, которую вы там навалили.
     ВАСЯ: Подожди, ты же на кухне не была, откуда ты про посуду знаешь?
     КАТЯ: По  глазам твоим наглым.  Шагом марш на кухню! У вас девятнадцать
минут.

     Женя и Вася послушно выходят из комнаты.

     КАТЯ:  И что же ты  можешь сказать  бедной  девушке, которую ты жестоко
обманул?
     ДИМОЧКА: Я никого не обманывал, никаких бедных девушек.
     КАТЯ: Кто обещал мне позвонить?
     ДИМОЧКА: Я сказал, созвонимся.
     КАТЯ: В итоге,  звонила только  я. И почему у тебя все время занято? Ты
отключил телефон?
     ДИМОЧКА: Он сломался.
     КАТЯ: Ты отключил его, чтобы не разговаривать со мной.
     ДИМОЧКА: Нет. Он сломался.
     КАТЯ: Когда ты врешь, у тебя дергается левый глаз.

     Димочка быстро закрывает  ладонью левый  глаз,  потом, сообразив, резко
отдергивает руку.

     ДИМОЧКА: (кипятясь) Хочешь правды? О кей, я скажу тебе всю правду.

     В эту минуту в комнату заходит Вася.

     КАТЯ: Что еще?
     ВАСЯ: Там, это... "чистоли" нет на кухне.
     КАТЯ: Мыло есть?
     ВАСЯ: Есть.
     КАТЯ: Отлично.
     ВАСЯ: Но мылом...
     КАТЯ: Окончен разговор!

     Вася выходит.

     ДИМОЧКА: Я  специально отключил телефон.  Потому что это бред какой-то,
когда ты мне по сто раз в день звонишь и предлагаешь...
     КАТЯ: Пожениться?
     ДИМОЧКА: Пожениться! Я с ума схожу! Тебе же нет восемнадцати.
     КАТЯ: Через две недели будет.
     ДИМОЧКА: Да  и года здесь не причем! Мы же с тобой виделись два раза  в
жизни. Сегодня  второй. Это же бред! Поставь себя на  мое место. Ты сидишь у
себя  на работе, вдруг к тебе подходит девушка и  говорит, я  увидела тебя в
окошке и полюбила с первого взгляда. Женись на мне.
     КАТЯ: Я увидела тебя  в окошке и полюбила  с первого взгляда. Женись на
мне.
     ДИМОЧКА: Нет!
     КАТЯ: Почему? Я же молодая, красивая. Я умная.
     ДИМОЧКА: Сомневаюсь.
     КАТЯ: Я в совершенстве знаю английский.
     ДИМОЧКА: Ну, разве что в этом смысле.
     КАТЯ: У меня богатые, влиятельные родители.
     ДИМОЧКА: Телефон мой папа тебе достал, по картотеке?
     КАТЯ: Еще он сказал, что у тебя не было судимостей.
     ДИМОЧКА: У меня еще все впереди.
     КАТЯ: Я не  понимаю,  почему ты  капризничаешь?  Я  отличная хозяйка, я
прекрасно готовлю. Любишь окрошку?
     ДИМОЧКА: Ненавижу.
     КАТЯ: Тем более я знаю, что у тебя сейчас никого нет.
     ДИМОЧКА: Все-таки наши органы не разучились работать.
     КАТЯ: Что же тебя останавливает?
     ДИМОЧКА: Сказать честно? Так вот, мне нравятся скромные девушки.
     КАТЯ: Я буду скромной. Я буду вот такой.

     Катя складывает ручки на груди и показывает, какой она будет скромной.

     КАТЯ:  Буду за  тобой ухаживать, ждать  тебя с работы, стирать-убирать,
рожу тебе детей. Будет один ребенок - хорошо. Два - еще лучше.
     ДИМОЧКА:  Три,  четыре... восемь,  десять,  пуск!!  Все!  Наш  с  тобой
разговор окончен. Сейчас  мы с  друзьями  будем  допивать нашу  водку,  а ты
поедешь домой к папе. Денег на такси я тебе дам.
     КАТЯ: Разговор окончен? Отлично! Действительно, что это я здесь с тобой
распинаюсь? (кричит) Эй, вы, еноты!

     Через секунду  в  комнату заходят Женя и Вася, отряхивая на ходу мокрые
руки.

     ЖЕНЯ: Мы еще не все. Она жирная.
     КАТЯ: Хотите сидеть от трех до пяти?
     ЖЕНЯ и ВАСЯ: (хором) Нет.
     КАТЯ: Будете, если он не согласится взять меня в жены.
     ЖЕНЯ: А он, что, простите, отказывается?
     КАТЯ: Да.

     Пауза.

     ЖЕНЯ:  (Димочке)  Почему,  Дмитрий?  Екатерина  замечательная  девушка,
инициативная.

     Женя толкает локтем Василия.

     ВАСЯ: Точно. Правда, характер у нее...
     ЖЕНЯ: Ничего страшного. Кто-то ведь должен быть в семье с характером.
     ДИМОЧКА: В какой семье? Вы что, очумели?
     ЖЕНЯ:  Тем более, Дмитрий,  ты  сейчас  в том самом  возрасте.  Женись,
салатиков поедим. А я у тебя свидетелем буду, или Василий.
     ДИМОЧКА: На ней - никогда.
     ВАСЯ: Ты что, хочешь друзей своих лучших за решетку отправить?
     ДИМОЧКА: Да она меня съест!
     ВАСЯ:  Не съест.  Пожует  и  выплюнет. У моей нрав  еще  круче, видишь,
живой.
     ЖЕНЯ: Тебе пора жениться.  Остепенишься. Животик  появится,  маленький.
Решайся,  ты  же мужик! И потом брак, по сравнению,  к  примеру, с  открытым
переломом это тфу!
     ВАСЯ: И по сравнению с лесоповалом тоже.
     ДИМОЧКА: (после паузы) Погиб я в расцвете лет, и вы в этом виноваты.
     ЖЕНЯ: Вот и отлично.
     КАТЯ: Ну что, договорились?
     ЖЕНЯ: В общих чертах.
     КАТЯ: А чтобы он  за две недели не  передумал, я на вас пока  заявление
положу. Если что, дам делу ход.
     ВАСЯ: Смотри, Димон, мы на волоске.
     КАТЯ: (Димочке) А теперь давай поцелуемся.
     ДИМОЧКА: Вот так она меня всю жизнь строить будет.
     КАТЯ: Ты что, не хочешь?
     ЖЕНЯ: Хочет, очень хочет.
     ДИМОЧКА: Я с ума схожу.

     Димочка и Катя целуются.

     ВАСЯ: Почему я не женщина?

     Женя очень удивленно смотрит на него.

     ВАСЯ: (оправдываясь) Я в смысле, что хотят, то и делают.












        ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

     Квартира КАТИ.
     Громко работает телевизор. Димочка в веселеньком передничке стоит возле
гладильной доски и пробует, нагрелся ли  утюг. Утюг кажется ему недостаточно
горячим  он ставит его на  доску  и, напевая вполголоса  "Парней  так  много
холостых...", выходит из комнаты и возвращается с пылесосом  в руках. Ставит
пылесос на пол и принимается пылесосить.
     Раздается  дверной звонок. Димочка  не  слышит  его. Звонок повторятся.
Димочка  выключает пылесос и идет к двери. Открывает. На пороге стоят ЖЕНЯ и
ВАСЯ. У Васи забинтована голова.  В руке у него сверток в оберточной бумаге,
обвязанный шелковой ленточкой.

     ЖЕНЯ:(Димочке) Твоя дома?
     ДИМОЧКА: Нет.

     Женя и Вася, без приглашения, заходят в квартиру.

     ЖЕНЯ: Ты не рад нас видеть?
     ДИМОЧКА: Я просто не ожидал вас увидеть.
     ЖЕНЯ: А кого ты ожидал увидеть, маникюршу?
     ДИМОЧКА: Катя должна с работы прийти.
     ЖЕНЯ: Вышибалой устроилась?
     ДИМОЧКА: Секретарем.
     ЖЕНЯ:(Васе) Вот, полюбуйся.

     Женя показывает на обстановку и на Димочку.

     ЖЕНЯ: А ты еще сомневался.
     ВАСЯ: Ты был прав.
     ДИМОЧКА: Вы о чем?
     ВАСЯ: О том, что он был прав.
     ДИМОЧКА: Понятно. А что у тебя с головой?
     ЖЕНЯ: С головой у него, в отличии от некоторых, все в порядке.
     ДИМОЧКА: Я просто так спросил. Вижу, забинтована.  Разувайтесь. Вот вам
тапочки.

     Димочка бросает друзьям тапочки.

     ЖЕНЯ: Василий, посмотри, они с котятками.
     ВАСЯ: И теплые, наверное.

     Вася натягивает тапочки. Женя нет.

     ЖЕНЯ:(Димочке)  Извини, у меня плоскостопие. Мы с Василием зашли к тебе
не просто так. У нас к тебе есть дело. А, кстати, чем это так пахнет? Пышки?
     ДИМОЧКА: Курица.
     ЖЕНЯ: Ну это одно и тоже. (Васе) Правда?
     ВАСЯ: Тем более на свежем воздухе.
     ЖЕНЯ: Мы с Васильком зашли, чтобы...  Может мы не вовремя. Ты, я  вижу,
занят.
     ДИМОЧКА: Я уже заканчивал.
     ЖЕНЯ: Что и пыль уже вытер?
     ДИМОЧКА: Вытер.
     ЖЕНЯ: И на плинтусах?
     ДИМОЧКА: Что вы хотите?
     ЖЕНЯ: Ничего особенного.

     Женя демонстративно замечает телевизор.

     ЖЕНЯ: Ой!! "Санта-Барбара" начинается!!! (Димочке) Прошу прощения.

     Женя и Вася берут по стулу  и бесцеремонно садятся напротив телевизора.
Чемодан Вася ставит  на  пол. Друзья  начинают изображать  махровых домашних
хозяек.

     ЖЕНЯ:(Васе) Прошлую  серию-то  я  пропустила. Весь  день извергу своему
рубашки  штопала, да  носки стирала.  Спохватилась, а уже  титры ползут. Так
обидно, хоть плач.
     ВАСЯ: А я посмотрела. Детей специально гулять отправила, ликерчику себе
налила. Все чин-чином.
     ЖЕНЯ: И что там? Что Мэйсон?
     ВАСЯ: Он  сперва из-за той блондинки страдал, ну  ты знаешь.  А потом в
него другая влюбилась. Эта, как ее? Иден. Нет. Джулия.
     ЖЕНЯ: Дура. Джулия - это из "Династии".
     ДИМОЧКА: Вы что, издеваться надо мной пришли?
     ВАСЯ: Ой, Люд, он по-моему сердится.
     ЖЕНЯ:  Не  понимаешь, он так  ухаживает.  (Димочке) Мы вот что зашли, у
тебя "Бурды" последней нету?

     Димочка краснеет от злости.

     ЖЕНЯ: Нету? Господи, а что ж у тебя есть-то?
     ДИМОЧКА: Ну-ка встать!
     ЖЕНЯ:(прекратив игру) Где-то я уже это слышал.
     ВАСЯ: И я.
     ДИМОЧКА: Лучше уходите отсюда, а то я не знаю, что сделаю.
     ЖЕНЯ:(Васе, доверительно) Он нас посадит. У него есть связи.
     ДИМОЧКА: Лучшие друзья, блин. Наглые, как танки! Всему  есть  предел, и
вашим шуточкам тоже.
     ВАСЯ: Нет предела совершенству.
     ДИМОЧКА: Сами втравили меня во все это, а потом два месяца ни слуху, ни
духу. Ни заехать, ни позвонить.
     ВАСЯ: Почему, я заезжал.  В отделение. Заявления  мне твой тесть отдал.
Приятный такой. В штатском. Полковником, говорит, скоро буду.
     ДИМОЧКА:  А у  меня, между прочим, свадьба была. Вы хоть бы  поздравили
что ли.
     ВАСЯ: Поздравляем.
     ДИМОЧКА: Спасибо. Знаете, кто у меня на свадьбе свидетелем был?
     ВАСЯ: Кто?
     ДИМОЧКА: Буклетов!
     ВАСЯ: И что, анекдоты свои рассказывал?
     ДИМОЧКА: Все три дня.
     ВАСЯ: Тяжело  тебе пришлось. Но ты нас тоже пойми. Мы все это  время на
нелегальном положении были. День рождения ее ждали, как своего собственного.
Потом опасались, как бы она еще чего-нибудь не
     выкинула.
     ЖЕНЯ:(Васе) Зачем ты перед ним оправдываешься? Он счастливый человек. У
него весь набор: свадьба, подарки,  медовый месяц, жена красавица... стерва,
которую свет не видывал.

     Димочка сжимает кулаки и направляется к Жене.

     ДИМОЧКА: Ну-ка повтори.
     ЖЕНЯ: Ведьма.

     Димочка бросается на Женю с кулаками. Вася Димочку оттаскивает.

     ДИМОЧКА: Ты мою жену не трогай, понял!
     ЖЕНЯ:(Васе) Зачем ты его держишь? Пусть он поставит  мне фингал, только
пусть потом объяснит, что он  этим фингалом хочет сказать.  (Димочке) Хочешь
сказать, что ты ее любишь что ли?
     ДИМОЧКА: Люблю.
     ЖЕНЯ: За что, друг мой ситный, за командный голос?
     ДИМОЧКА: За то, что она меня любит.

     Вася оттесняет Димочку в другой конец комнаты.

     ВАСЯ: Ребята, как вы можете сориться, у вас же высшее образование?
     ЖЕНЯ: (Димочке) Ты посмотри,  во что она превратила тебя своей любовью.
Кем ты был: мужиком, атлетом, выпивохой.  А кем ты стал?  Нижней юбкой. А  я
предвидел это. И Ваське говорил.
     ВАСЯ:(как эхо) Говорил.
     ЖЕНЯ:  Так  и есть.  (с  отвращением)  Идиллия.  Хозяйство.  Счастливая
половина хлопочет с освежителем для воздуха в руках.
     ДИМОЧКА:  Нет у меня никакого  освежителя.  Катя  работать пошла  и  не
успевает по дому ничего делать.
     ЖЕНЯ: А ты почему не на работе?
     ДИМОЧКА: Мы посоветовались, и я уволился.
     ЖЕНЯ: Уволился?! О, небо! Пропал человек.
     ДИМОЧКА: Парни, о  чем  вы? Все осталось по-прежнему. Мы  друзья.  Я не
изменился. (неожиданно) Утюг.

     Димочка  бросается к  гладильной  доске,  выдергивает шнур  из розетки,
переставляет утюг на  подставку,  обжигается, сосет  палец. Друзья  печально
смотрят на него. Женя вытаскивает из кармана бутылку водки.

     ЖЕНЯ: Тогда может, как всегда, на скорость?
     ДИМОЧКА: Я пить бросил. И курить.

     Вася,  в свою  очередь, срывает  со свертка  бумагу. В  нем оказывается
здоровенная гантель.

     ВАСЯ: Как обычно, на бицепс, кто больше?
     ДИМОЧКА: В другой раз. Я устал. Весь день на ногах. Все равно погладить
не успел.
     ЖЕНЯ: Сочувствую. В утешение прими от нас это подарок.

     Женя вытаскивает из кармана бюстгальтер и бросает его Димочке.

     ЖЕНЯ: Размер, правда, не твой, но это на вырост. Пошли, Василий.

     Женя и Вася поворачиваются и идут к выходу.

     ДИМОЧКА: Парни, куда же вы? Я так скучал по  вам.  Мне так без вас было
хреново.

     Друзья словно бы ждали, что их остановят. Они поворачиваются к Димочке.

     ЖЕНЯ:(Димочке) Ты  можешь меня сейчас избить  до смерти, так, чтобы мои
кишки...
     ВАСЯ: Без подробностей, пожалуйста.
     ЖЕНЯ: Но я все равно скажу правду.
     ВАСЯ: Он в жизни не врал.
     ЖЕНЯ:  Так вот.  Это  не  тебе  без нас  плохо. Это тебе с ней хреново.
Любит,  говорит, не верь  ей. Она  управляет тобой. Она подчинила тебя своей
воле. Ты жалкий раб. Но ведь теперь тебя ничего не держит. Ты в любой момент
можешь послать все к черту. Посмотри на Ваську. Даже он развелся.
     ДИМОЧКА:(Васе) Ты развелся?
     ВАСЯ: Почти.
     ДИМОЧКА: Ну и как?

     Вася трогает перевязанную голову.

     ВАСЯ: Больно.
     ЖЕНЯ: Зато посмотри, какой у него гордый и независимый вид. Посмотри на
меня. Мы свободные люди. Делаем, что хотим и никого не боимся.

     Внезапно раздается дверной звонок. Женя и Вася вздрагивают.

     ЖЕНЯ: Кто это?
     ВАСЯ: Она!

     Женя и  Вася  начинают  в  панике  бегать по  комнате,  с  единственным
желанием провалиться сквозь землю. Вдруг Женя замирает.

     ЖЕНЯ:(Васе) Подожди. (Димочке) Спроси, кто.

     Димочка подходит к двери.

     ДИМОЧКА: Кто там?
     КАТЯ: (за дверью) Свои.
     ЖЕНЯ:(Васе) Туда.

     Вася хватает  гирю, Женя  чемодан  и они прячутся за оконную занавеску.
Димочка открывает дверь и впускает в квартиру КАТЮ. В одной руке у нее сумка
с продуктами, в другой большая коробка.

     КАТЯ: Привет.

     Катя целует Димочку в щеку.

     ДИМОЧКА: Привет.

     Димочка разворачивается, подходит к телевизору и садится напротив него,
оставив Катю стоять с  сумкой и  коробкой. Катя  секунду стоит, потом ставит
сумку и коробку на пол.

     КАТЯ: Ты заболел?
     ДИМОЧКА: Нет.
     КАТЯ: Звонила моя мама?
     ДИМОЧКА: Нет.
     КАТЯ: Ты опять уронил часы в мусоропровод?
     ДИМОЧКА: Нет.
     КАТЯ: Тогда что с тобой?
     ДИМОЧКА: Я расстроился, потому что не  успел выполнить все  твои ценные
указания.
     КАТЯ: Но ужин-то ты приготовил?
     ДИМОЧКА: Так как точно, товарищ командир.
     КАТЯ: Вот  и  отлично. Сейчас мы покушаем,  и у  тебя сразу  поднимется
настроение. Я, кстати, купила тебе твою любимую шоколадку.
     ДИМОЧКА: Не нужно было мне ничего покупать! Я не ем шоколада!
     КАТЯ: Не надо стесняться того, что ты любишь сладкое. Оно очень полезно
для мозга.
     ДИМОЧКА: А мне не нужен  мозг. Мне ведь незачем думать. Ты за меня  все
решаешь, а мне остается только соглашаться со всем. Что ты интересно сегодня
мне приготовила? Я все вытерплю. Буду только головой кивать. Вот так.

     Димочка часто-часто кивает головой.

     КАТЯ: Миленький, ты прав. Я купила принтер.
     ДИМОЧКА: На какие деньги, позволь узнать?
     КАТЯ: На твою зарплату.
     ДИМОЧКА: Заметь, последнюю. И все по твоей воле.
     КАТЯ:  Но  мы  же утром с тобой разговаривали, и ты  мне сам  разрешил.
Теперь я  смогу  домой  договора  брать,  подрабатывать.  Утром  ты со  мной
согласился, и я взяла с собой деньги.
     ДИМОЧКА: Ты же прекрасно знаешь, что я хотел на эту зарплату купить.
     КАТЯ: Но ты сам меня утром уверял, что для НИХ  сейчас не сезон, и  что
ты и думать о НИХ забыл.
     ДИМОЧКА: Я о НИХ всю жизнь мечтал. И сейчас мечтаю.
     КАТЯ: Прости  меня, миленький,  я не знала, что ты передумаешь. Ничего,
подкопим денег и на следующий год тебе  ИХ купим. А  сейчас  пойдем ужинать.
Где мы сядем в столовой или на кухне?
     ДИМОЧКА: В  ванной. Не прощу тебя. Мне все надоело. Ты управляешь мной.
Ты подчинила меня своей воле. Я жалкий  раб.  Но ведь теперь  меня  ничто не
держит. И я в любой момент могу послать все к черту.
     КАТЯ: Это ведь не твои слова.
     ДИМОЧКА: А чьи?

     Катя подходит  к окну и  медленно отодвигает занавеску.  За занавеской,
спиной к Кате,  стоят Женя  и  Вася. У каждого  из  них  в руках  лейка. Они
преспокойно поливают цветы.

     ЖЕНЯ:(Васе) Кактус не поливай. Цветочков не будет. Хозяйка расстроится.
     ВАСЯ:(Кате) Слушай, как это ты нас так быстро нашла?
     КАТЯ: По запаху.
     ВАСЯ: Мы вроде немного приняли.
     ЖЕНЯ:(Васе) Балда, машина твоя внизу стоит.
     ДИМОЧКА: Тебе может быть не нравится, что они пришли?
     КАТЯ: Почему, я рада их видеть. (Жене и Васе) Сейчас я накрою на стол.
     ДИМОЧКА: Нет. Я вижу, тебе не нравится. Сразу глаза отводишь, дело себе
какое-то ищешь. Это мои друзья. И они будут ко мне приходить, когда я захочу
или когда захотят они. Ясно?
     КАТЯ: Ясно.
     ДИМОЧКА:  И  не нужно со  мной  так быстро соглашаться,  потому  что ты
специально соглашаешься, а на самом деле ты так не думаешь и врешь мне.
     КАТЯ: Я не вру.
     ДИМОЧКА:  Врешь.  А теперь  накрой на стол и  оставь нас, мы  давно  не
виделись и хотим побыть одни.
     КАТЯ: Мне принести телефон?
     ДИМОЧКА: Зачем?
     КАТЯ:  Наверняка  у  вас, на этот случай,  припасена пара-тройка нужных
номеров.
     ДИМОЧКА: А как же.
     КАТЯ:  Если  ты  хочешь  кого-то  сюда  пригласить,  не   забывай,  что
находишься в моем доме.
     ДИМОЧКА:  А у нас, между прочим, и адреса нужные есть. Так что долго мы
здесь не задержимся.
     КАТЯ:  В таком случае, можешь  собрать  свои  вещи и убираться  к своим
шлюхам. Я поеду к  маме. Надеюсь, когда  я вернусь, тебя здесь уже  не будет
(Жене и Васе) и вас, кстати, тоже . Счастливо повеселиться.

     Катя  поворачивается  и  идет   к  входной  двери.   Возле   двери  она
задерживается.

     КАТЯ: Рано радуетесь, друзья мои.

     Катя выходит из квартиры.

     ДИМОЧКА: Видели, как я с ней разобрался. А вы, не мужик, не мужик.
     ВАСЯ: Слушай, а может быть тебе догнать ее сейчас. Пока далеко не ушла.
     ЖЕНЯ: Извиниться. Может на колени  придется встать, а что делать, ты ее
обидел. А то уедет  к  маме, та ее  еще накачает,  сложно  тебе  будет потом
прощения вымолить.
     ДИМОЧКА: Вы о чем? Сами же только что меня с ней порвать уговаривали.
     ЖЕНЯ: Мало ли, что  мы  здесь толкали. У тебя своя  голова есть? Ты  же
знаешь, мы с ним  придурки.  Можем какой угодно бред  пронести. Что  же нас,
слушать надо.
     ВАСЯ: Зачем ты с ней так. Она девушка хорошая. Любит тебя, это видно. Я
в  щелку смотрел. Лучше  тебе  за  нее держаться. Аркадий  Райкин знаешь что
говорил. "Женатому человеку плохо дома, холостому - везде".
     ДИМОЧКА: Хватит заливать, ты же сам развелся.
     ЖЕНЯ: Не развелся он, пока.
     ВАСЯ: Просто по башке дали и из дома выгнали.

     Вася опять трогает голову.

     ЖЕНЯ: И я тоже получил. Заодно.
     ВАСЯ:  После свадьбы Светка  с твоей сошлась. И  твоя ей все рассказала
про наши с ним подвиги. Признавайся, ты проболтался?
     ДИМОЧКА: В минуты слабости.
     ВАСЯ: Иуда. А я сковородкой получил.  И он тоже. Светка из дома поперла
и ключи отобрала. И все из-за твоей капитанской дочери.
     ДИМОЧКА: Ладно,  хватит ныть.  Я все  уже решил.  Развожусь. Буду пить,
гулять и плевать на этот ковер. (Жене) Дай сигаретку.
     ЖЕНЯ: Ты же не куришь.
     ДИМОЧКА: Курю.
     ЖЕНЯ: У меня нет.
     ДИМОЧКА:(Васе) Дай сигарету.
     ВАСЯ: У меня одна осталась.
     ДИМОЧКА: Ничего, еще купишь. И спички.

     Вася дает Димочке и то и  другое.  Димочка прикуривает,  затягивается и
смачно выпускает дым.

     ДИМОЧКА:  Надоело, всю  жизнь  как  пионер. Старших  слушаюсь,  девушек
стесняюсь, места всем  уступаю. Хрена теперь  всем, а не место! Осточертело!
(Жене) Где бутылка у тебя? Давай сюда.

     Димочка выхватывает у Жени бутылку,  открывает  ее  и делает  приличный
глоток из горлышка.

     ДИМОЧКА: Вы не представляете, чего я натерпелся от нее. Она меня даже к
фотографии  Пугачевой  ревнует. Но теперь все! Закончилась верность,  теперь
хочу  разврата.  Жажду.  У  меня  на работе  девица была.  Вот  с  такими...
(показывает)  и  вот  с  такими...  (показывает)  Все  смотрела  на  меня  и
подмигивала. Я тогда не мог, а теперь,  не откажусь. А  вы бы отказались,  с
такими-то...?

     Димочка  сбрасывает  фартук  на  стул,  берет с телевизора  злосчастную
записную  книжку, листает ее, берет  трубку,  набирает номер. Друзья, молча,
следят за его действиями.

     ДИМОЧКА:  Любовью ее, между  прочим, зовут. (в трубку) Алло, Люба?  Это
Дима.  Не  ожидала.  Я  тоже  не ожидал.  Может быть,  встретимся? Я тоже  с
удовольствием. К тебе. Ты меня встретишь? На Баррикадной в центре зала через
сорок минут. Лечу.

     Димочка вешает трубку.

     ДИМОЧКА:  Все,  становлюсь  нормальным человеком.  Пойду  теперь наведу
марафет,  чтобы  сразить  ее в самое  сердце. Кстати,  сапоги  себе купил на
заначку ковбойские, закачаешься. Сейчас покажу.

     Димочка выходит из комнаты.

     ВАСЯ: Не может быть.
     ЖЕНЯ: Может.

     И тут в комнату заходит  Димочка. Вид у него  потрясающий. Он в высоких
ковбойских сапогах,  на  голове у него широкополая ковбойская  шляпа, во рту
сигара. Он, широко расставив ноги, встает в центре комнаты.

     ДИМОЧКА: Ну как? Я - Билли Кид, который всегда в городе.
     ВАСЯ и ЖЕНЯ:(орут) Ура! Йес! Он наш!

     Женя  и Вася  подлетают к Димочке. Обнимают  его и они втроем  начинают
кружиться по комнате.

     ДИМОЧКА: Ура!
     ВАСЯ: Все девки мои!
     ЖЕНЯ: Наши. Вот она, парни, свобода! Как будто ты  маленький воробышек,
целую  вечность сидел в клетке на Птичьем рынке,  и вдруг тебя  выпускают на
волю. В небо. И ты настолько свободен, что даже не знаешь, куда тебе лететь.
Ты не можешь выбрать.  Вправо,  влево, наверх, вниз.  А какой в тебе подьем,
какая легкость!
     ВАСЯ: Вот именно, это как бывает, очень хочешь в одно место...
     ЖЕНЯ:(Васе) Умоляю, только без твоих жутких  метафор. (Димочке) У твоей
Любы подружки есть, как ты думаешь?
     ДИМОЧКА: Наверняка.
     ВАСЯ: У каждой незамужней девушки есть незамужние подружки. Логично?
     ЖЕНЯ: Логично.
     ВАСЯ:  И  если  они  не замужем,  у  них должно быть  много  свободного
времени. Логично?
     ЖЕНЯ: Еще бы.
     ВАСЯ: И это  свободное  время им  нужно с  кем-то тратить,  а с кем его
тратить, как не с тремя суперковбоями. Я прав?
     ДИМОЧКА: Да.
     ЖЕНЯ: Ты гений.
     ВАСЯ: Я еще таблицу умножения знаю.
     ЖЕНЯ:(Димочке) Через сорок минут?
     ДИМОЧКА: Ага.
     ЖЕНЯ: Мы опаздываем.
     ВАСЯ: Да я вас до Баррикадной за десять минут довезу.
     ЖЕНЯ:(Димочке) Он два часа будет заводиться.
     ВАСЯ: Неправда. Чуть-чуть подтолкнете и все.
     ЖЕНЯ: Вперед.
     ДИМОЧКА: Вперед.

     Вася берет чемодан, и вся троица  идет к выходу.  У входной  двери Женя
останавливается.

     ЖЕНЯ:(Димочке) У тебя деньги есть?
     ДИМОЧКА: Мало.
     ВАСЯ: У меня есть. Я колесо хотел купить.
     ЖЕНЯ:(Васе) Мы тебе отдадим.
     ВАСЯ: Кто меня за язык тянул?

     Женя берется за ручку двери и дергает ее. Она не открывается.

     ЖЕНЯ: Что такое?
     ДИМОЧКА: Дай-ка я.

     Димочка дергает. Дверь не открывается.

     ДИМОЧКА: Не может быть.
     ЖЕНЯ: Что?
     ДИМОЧКА: Она нас заперла. Снаружи. И ключи забрала. Они здесь висели.
     ЖЕНЯ: Мы ее недооценили.
     ВАСЯ: Да что она, издевается что ли? Ну-ка отойдите в сторону.
     ДИМОЧКА: Вася, не надо.
     ВАСЯ: Ничего, Дим, я потом починю.

     Вася отходит на несколько шагов назад.

     ЖЕНЯ:(Димочке) Он  очень сильный.  Спортсмен.  Три  года шашек. Смотри,
какое лицо мускулистое.
     ДИМОЧКА: Вася, не надо.
     ВАСЯ: Э-э-э-э-эх!

     Вася с разбегу врезается в дверь. Дверь остается на своем месте, а Вася
буквально стекает по ней на пол. И лежит там без движения. Друзья подходят к
нему.

     ДИМОЧКА: Она снаружи деревянная. А внутри металл. Ты жив?
     ВАСЯ:(бредит) Я люблю свою лошадку, причешу ей гриву гладко, ля -  ля -
ля - ля - ля - ля хвостик. И верхом поеду в гости.

     Вася откидывает голову и затихает.

     ЖЕНЯ: У покойного был  один недостаток. Он плоско острил. (Димочке)  Ты
прощаешь ему это?
     ДИМОЧКА: Да.
     ЖЕНЯ: Я тоже. (Васе) Спи спокойно, дорогой товарищ. (серьезно, Димочке)
А у тебя своих ключей нет?
     ДИМОЧКА: Она мои забрала.
     ЖЕНЯ: И зачем она это все сделала, как ты думаешь?
     ДИМОЧКА: Не знаю. Может, проучить меня хотела. И вас тоже.
     ЖЕНЯ: Да, она  у тебя женщина действия. Ей палец в рот не клади. Может,
она решила нас голодом  заморить? Вернется  через неделю,  а мы здесь тихие,
послушные, как овечки.
     ДИМОЧКА: У меня курица на кухне.
     ЖЕНЯ: Сам готовил?
     ДИМОЧКА: Сам.
     ЖЕНЯ: Нет. Лучше с голоду помереть.
     ДИМОЧКА: Можно было к соседу на балкон перелезть. Но он его застеклил.
     ЖЕНЯ: Садовод?
     ДИМОЧКА: Во-во, ненормальный какой-то.

     Вася резко приподнимается.

     ВАСЯ:  Я  знаю, что  она  задумала!  Помните,  она  сказала, мол,  рано
радуетесь?
     ЖЕНЯ: И что?
     ВАСЯ: Сказать вам, что это значит? Это значит, она здесь нас заперла, а
сами  в папино  отделение  побежала.  За нарядом,  а  то и  двумя.  Приедут,
отутюжат нас почем зря, а потом еще и дело пришьют.
     ЖЕНЯ: Хорош брехать. Какое дело?
     ВАСЯ:  Уголовное.  За воровство.  Если  она  ключи взяла,  могла  и еще
что-нибудь с собой прихватить. Колечко  золотое, например.  А  потом на  нас
укажет.
     ДИМОЧКА: Глупость это, Вась. Она не такая.
     ВАСЯ: Такая. Женщины, знаешь, какие мстительные.  Тебе  бояться нечего.
Посидишь  недельки  три,  и  тебя,  как мужа,  выпустят.  Так  она  из  тебя
идеального  супруга сделает. Чтоб  не возникал. А нам с Жендосом хана. У нее
на нас зуб. Пойдем по этапу.
     ЖЕНЯ:(Димочке)  Ты  на  него  не  обращай  внимания.  Он  голову  вчера
застудил. В морозилку за пивом лазил и застрял.

     Раздается телефонный звонок.

     ЖЕНЯ: Во. Это из  отделения  звонят.  Хотят узнать,  не убежал ли  ты с
места преступления.

     Димочка берет трубку.

     ДИМОЧКА: Алло.

     Димочка зажимает трубку рукой.

     ДИМОЧКА: Это, правда, из отделения.
     ЖЕНЯ: Ладно, заливать.

     Димочка нажимает на кнопку телефона и  на всю комнату становится слышен
официальный ГОЛОС МИЛИЦИОНЕРА.

     ГОЛОС МИЛИЦИОНЕРА: ...дежурный майор Кобелин. С кем я разговариваю?
     ДИМОЧКА: С Дмитрием Вашестовым.
     ГОЛОС МИЛИЦИОНЕРА: Вас плохо слышно.
     ДИМОЧКА: С Дмитрием Вашестовым.
     ГОЛОС МИЛИЦИОНЕРА: Это Волоколамский проезд дом 6 квартира сорок?
     ДИМОЧКА: Да.
     ГОЛОС МИЛИЦИОНЕРА: И что вы там делаете?
     ДИМОЧКА: В смысле?
     ГОЛОС МИЛИЦИОНЕРА: Вы проживаете по этому адресу?
     ДИМОЧКА: Да.
     ГОЛОС МИЛИЦИОНЕРА: Вы прописаны по этому адресу?
     ДИМОЧКА: Нет.
     ГОЛОС  МИЛИЦИОНЕРА:  Ясно.  Кто  в  данный момент  находится  с  вами в
квартире?
     ЖЕНЯ: Евгений Мирский. А в чем собственно дело?
     ГОЛОС МИЛИЦИОНЕРА: И...
     ВАСЯ: Василий Майоров.
     ГОЛОС МИЛИЦИОНЕРА: Вы оба проживаете или прописаны в этой квартире?
     ЖЕНЯ: Нет
     ГОЛОС МИЛИЦИОНЕРА: Все ясно.
     ЖЕНЯ: А почему вы звоните? В чем нас обвиняют?

     Но трубку  на  том конце  провода  уже повесили.  На всю комнату слышны
гудки.  Вася  медленно  встает,  подходит  к  телефону  и,  нажав на кнопку,
выключает звук.

     ВАСЯ: Все. Наряд поехал.
     ЖЕНЯ: Чепуха. Это розыгрыш.
     ВАСЯ: А ты перезвони, проверь. (передразнивает) В чем обвиняют. Во всем
в  чем  захотят.  Посторонние  люди в чужой  квартире. Еще  и  под градусом.
Хулиганство,  грабеж,  разбой. И  потом им  ничего  не  докажешь.  (Димочке)
Слушай, позвони, а, может тесть заступится?
     ДИМОЧКА: Он в отпуске.
     ВАСЯ: Правильно,  она официально, к  дежурному, который  ее может и  не
знает. Мол, так и так, ворвались бандиты, закрылись, примите меры. А им что,
они примут. С радостью.
     ДИМОЧКА: Чего  вы так напряглись? Я лично не верю, чтобы Катя так может
поступить.
     ВАСЯ:  Мы твою  супругу хорошо  знаем.  Если  она тебя  на себе  женить
смогла, то посадить ей плевое дело.
     ДИМОЧКА: Если уж на то пошло, забирать нас не за что.
     ВАСЯ: Ага,  не за  что.(Жене)  Помнишь, как  мы в тот  раз  в  ментовку
загремели?
     ЖЕНЯ: Помню.
     ВАСЯ:  Ни   за  хрен   собачий.   За  искусство  пострадали.  (Димочке)
Рассказывали  тебе? Ты в Ярославль ездил.  А мы  с  Жендосом погулять пошли.
Прошвырнуться. Пивка  попить. Попили, блин. Короче, на  Пушкинскую приехали.
Три часа гуляли, все без толку. Никого склеить не можем.
     ЖЕНЯ: Нет, были там две.
     ВАСЯ:  Были.   По   Тверскому   шли,   мы   сзади  пристроились.  Идем,
переговариваемся.  Они  хихикают.  И  знаешь,  одеты  -  ничего,  фигурки  -
нормальные, и личики, не  сказать, что предапорте, но кушать можно. В итоге,
мы  их   тормозим.  Девчонки,  говорим,   может  сходим  куда-нибудь?  Куда,
спрашивают  девчонки.  Жендос говорит,  в  цирк.  Тут  обе  улыбаются,  ура,
говорят, в  цирк! А мы с ним чуть не падаем. У  одной все до последнего зубы
золотые, а у другой и вовсе  нет. Мы задний ход. Бродили, бродили, пусто.  А
время семь с лишним. Смотрим,  Мхат стоит. Где Доронина.  Женский. И так нам
сразу захотелось большого искусства, сил нет.
     ЖЕНЯ: У него даже руки задрожали.
     ВАСЯ:  Хотим зайти, а спектакль  уже  начался. Мы расстроились. Пошли в
подворотню поплакать, смотрим, служебный  вход. И мы, не сговариваясь, туда.
Вахтерша  спрашивает,  вы кто? Мы  на репетицию, говорим. И вперед.  Полчаса
внутри лазили.  Здоровенный  этот  театр. Одни  коридоры.  Смотрим, железная
дверь.  Ну  мы  открываем  и  туда.  В каких-то занавесках запутались. Когда
выбрались,  смотрим, мать  честная, мы  на сцене.  Прямо  в самый  спектакль
влезли. Перед  нами зрителей полный зал. Артисты рты пораскрывали. Спектакль
остановился.
     ДИМОЧКА: А какой спектакль-то?
     ВАСЯ: Про любовь. У одной актрисы даже цветы в руках были.
     ЖЕНЯ: Вот он к ней и поперся.
     ДИМОЧКА: В смысле.
     ЖЕНЯ: Прямиком на героиню пошел.
     ВАСЯ: Я где выход хотел спросить.
     ДИМОЧКА: И чего?
     ЖЕНЯ: Чего-чего, она как завизжит. На весь театр.
     ВАСЯ:    Тут   сразу   занавес   дали.   Какие-то   рабочие   набежали,
бабки-биллетерши. Вцепились в нас, ментов  вызвали. Те, тут как тут. Нас под
ручки и в отделение. А там  они все с похмелья,  после дня  милиции, что ли.
Короче, вчетвером нас утюжили, сапогами. Живого места  не оставили, падлы. И
за что, спрашивается, за искусство.
     ЖЕНЯ:  Какое  искусство, он там  в отделении  выступать  начал, они его
поучили, и меня заодно.
     ВАСЯ: И за это, я им, сволочам, сейчас устрою!
     ДИМОЧКА: Это же другое отделение было.
     ВАСЯ:  Все  они  одним  миром мазаны.  Вы  как хотите,  можете идти  на
заклание, а я просто так сдаваться не собираюсь. Это мое с ними личное дело.

     Вася подходит  к гладильной доске, берет с нее утюг и  с утюгом в руках
встает возле входной двери.

     ДИМОЧКА: Вась, не дури.
     ЖЕНЯ: Они тебя с утюгом увидят и пристрелят на месте.
     ВАСЯ: Пусть. Лучше умереть на коне, чем жить...
     ЖЕНЯ: С конем. Идиот.
     ДИМОЧКА: Вась, ты серьезно?
     ВАСЯ: Димон, серьезней некуда.
     ЖЕНЯ: Нет, я в это не играю.

     Женя демонстративно отходит и встает возле окна.

     ВАСЯ: Оттуда тебе отлично будет видно, как погибает твой лучший друг.
     ДИМОЧКА: Вась.

     Вася не отвечает.

     ДИМОЧКА: Вася.

     Вася  молчит.  Тогда  Димочка  подходит  и встает  рядом с Васей. Вася,
увидев это, поднимает лежащую на полу гантель и вручает ее Димочке.

     ЖЕНЯ: Уроды вы,  дураки!  Да никто  не  приедет.  Это  она попугать нас
решила,  а вы  и купились. Лица только серьезнее  сделайте. Герои. И скулами
поиграйте.  И с этими болванами  я  общаюсь столько лет. Какой  же я болван,
после этого.

     Вася и Димочка остаются стоять на местах.

     ЖЕНЯ:(неожиданно) А, черти! Ненавижу вас.

     Женя быстро подходит  к двери  и  встает рядом с друзьями в  боксерскую
стойку.

     ЖЕНЯ: Маме  моей передайте,  что  это я  конфеты шоколадные из  наборов
таскал.
     ВАСЯ: Некому будет передать.
     ЖЕНЯ: Ну и ладно. Пусть на сестру думает.
     ДИМОЧКА: А как все-таки клево мы дружили.
     ВАСЯ:(Димочке)  Ты  меня  прости,  я   тогда,  в  первом  классе  твоих
солдатиков на ручку с голой бабой поменял.
     ДИМОЧКА: Ах ты, чумарик, ты же мне тогда сказал, что ты их потерял.
     ВАСЯ: Обманул, лучшего друга. Прости меня.
     ЖЕНЯ: Брешет.  Это я  предложил,  давай  у  Димки  солдатиков  возьмем,
скажем, потеряли, а сами на ручку у Свешникова обменяем.
     ВАСЯ: Нее слушай его, это моя идея была.
     ЖЕНЯ: Да у тебя сроду никаких идей не было. Я предложил, мы поменяли, а
ручка сломанная оказалась, до сюда раздевалась баба, а дальше ни в какую.
     ВАСЯ:  Ну и  что, мне  хватало.  Так  нет,  надо было  ее  окончательно
доламывать.(Димочке) Разобрал на кусочки.
     ЖЕНЯ: Это ты на нее сел.
     ВАСЯ: Что ты сказал?
     ЖЕНЯ: Сел своей задницей.
     ВАСЯ: Ну-ка повтори!

     Вася начинает наступать на Женю.

     ДИМОЧКА: Ребят, хватит вам, сколько можно?
     ВАСЯ:(Жене) А ты почему без оружия?
     ЖЕНЯ: Я супермен, мне не нужно.
     ВАСЯ: Пойди вон, лейку железную возьми.
     ЖЕНЯ: Что-то ты раскомандовался.

     Женя подходит к окну, берет с подоконника лейку и вдруг что-то замечает
в окне.

     ЖЕНЯ: К нашему подъезду милицейский газик подъехал.
     ВАСЯ: Где?

     Вася и Димочка подбегают к окну. Все трое смотрят на улицу.

     ДИМОЧКА: Милиционеры выходят и в подъезд идут.
     ЖЕНЯ:(считает) Раз, два, три, четыре. Все.

     Женя демонстративно отворачивается от окна.

     ЖЕНЯ: Я больше не смотрю, мне достаточно.
     ВАСЯ: Пять, шесть, семь, восемь. Восемь ментов и восемь дубинок.
     ЖЕНЯ:(Васе) Я надеюсь, теперь ты думаешь о том, о чем и я?
     ВАСЯ: Как ты считаешь,  как их лучше встретить, мы стоим, руки за спину
или мы лежим, руки за голову?
     ЖЕНЯ:  Я думаю  и та  и другая  позы очень  правильные, но мне кажется,
достаточно будет просто сесть на стул и сложить ручки на коленях.

     Женя и Вася, оставив утюг и лейку на подоконнике, бросаются к  стульям,
садятся на них и складывают ручки на коленях.

     ЖЕНЯ:(Васе)Не  забудь, когда  зайдут,  невинный  взгляд. (Димочке) Чего
стоишь, садись быстрей.
     ДИМОЧКА: Испугались. Эх вы, мужики. Ну, ничего...

     Димочка опять берет бутылку и делает глоток из горлышка.

     ДИМОЧКА: Я с ними один справлюсь.
     ВАСЯ: Ты что, больной? Да они тебя с землей сровняют.
     ДИМОЧКА: Трусы.
     ЖЕНЯ: Он здоровый, только пьяный. Давай ему поможем.

     Друзья  бросаются к  Димочке и  принимаются  у  него отбирать  гантель.
Димочка сопротивляется.

     ДИМОЧКА: (кричит) Уберите руки, трусы!

     В  этот  момент слышится  звук  поворачиваемого в замке  ключа.  Друзья
замирают, а затем опять пытаются заломать Димочку.

     ДИМОЧКА:(кричит) Немужики!

     Дверь резко распахивается.  Друзья  замирают. На пороге стоит  странное
существо. При внимательном  рассмотрении, понимаешь,  что  это  обыкновенный
горнолыжник, вернее, горнолыжница. В  специальном костюме, в лыжных ботинках
с лыжами, с палками  в руках и вдобавок в черном лакированном шлеме. На фоне
квартиры,  вид у нее более чем странный. Горнолыжница делает несколько шагов
и, гремя  лыжами,  заходит  в  квартиру. Друзья, пораженные  этим  явлением,
отступают  назад.  Горнолыжница  делает  шаг  по   направлению   к  Димочке.
Останавливается и снимает шлем. Это Катя.

     КАТЯ:(Димочке) Миленький, я купила тебе то, о чем ты мечтал. Вот лыжи и
ботинки и еще я купила шлем. Вот.

     Катя надевает шлем на голову остолбеневшему Димочке.

     КАТЯ: Я виновата. Я зря погорячилась. Ты на меня не сердишься?

     Димочка что-то мычит в шлеме, но разобрать слов невозможно.

     КАТЯ: Что, милый?

     Димочка снимает шлем.

     ДИМОЧКА: Ты одна?
     КАТЯ: Конечно.
     ДИМОЧКА: А машина внизу? А наряд?
     КАТЯ:  Они приехали в квартиру на первом.  Заехали  поздравить капитана
Новикова с днем рожденья. А меня они просто подвезли.
     ДИМОЧКА: А звонок?
     КАТЯ: Это была шутка.
     ЖЕНЯ: И очень смешная, надо заметить.
     ВАСЯ:(шепотом) Я ее убью когда-нибудь.
     КАТЯ:(Васе)  Ты на  меня не  сердись, Васечка.  Я  к  твоей жене сейчас
заезжала. Она тебя простила. Вот ключи. Можешь ехать домой.

     Вася берет ключи.

     ВАСЯ: А может, я не хочу туда ехать. Может, я обиделся.

     Вася трогает перевязанную голову.

     КАТЯ:(Димочке) Тебе нравится мой подарок?
     ДИМОЧКА: А где ты взяла деньги?
     КАТЯ:  А где ты взял эти замечательные сапоги, и эту  штучку, которая у
тебя в руке?

     Димочка разжимает пальцы, и гантель с грохотом падает на пол.

     ДИМОЧКА: Васька мне дал.
     ВАСЯ: Иуда.
     КАТЯ: Я не услышала, тебе нравится мой подарок?
     ДИМОЧКА:(после паузы) Нравится.

     Димочка подходит к Кате близко-близко.

     ВАСЯ:(Жене) Недолго же он держался.
     ЖЕНЯ: Эх, мне бы  такую,  а то все одни профурсетки  какие-то,  обидно,
честное слово.

     Димочка и Катя  целуются.  Женя  и Вася  смотрят  на  них. Вася  качает
головой. Катя на секунду отрывается от поцелуя.

     КАТЯ:(Жене и Васе) Что вы стоите-то, как истуканы.
     ВАСЯ: А что делать прикажешь?
     КАТЯ: Петь. (Димочке) Правда, милый.

     Димочка  кивает головой, и они с Катей опять сливаются в поцелуе.  Женя
смотрит на Васю.

     ЖЕНЯ:(Васе) Давай, три-четыре.
     ЖЕНЯ  и ВАСЯ:(поют хором) Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась
ты. Как мимолетное виденье, как гений чистой красоты...

     З А Н А В Е С

     *Охраняется законом РФ об авторском праве.
     *Постановка пьесы невозможна без согласия автора.




     © Родион Андреевич Белецкий 1997 год
     тел. 2996998
     4923291
     974 01 11 (аб.72556)

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.