Михаил Войтенко.
   Феномен Тили Кидалкиной


 © Copyright Михаил Войтенко
 WWW: http://www.linkrusfareast.net
 Date: 13 Feb 2000
 Email: nataly@samart.co.th



1. Предистория, которая могла-бы быть сама по себе историей.

     Я познакомился с  Тилей тогда, когда она была еще совсем юной  девицей,
цветущим,   ярким   бутончиком.   Тиля,  разумеется,   пользовалась  немалой
популярностью, но и  не  почивала на  лаврах, сложа руки  -  она  ухитрилась
получить работу  секретарши в одной  из крупнейших  компаний нашего  города.
Причем  место  секретарши  она  занимала далеко  не только  благодаря  своей
внешности. Тиля печатала  вслепую,  все  помнила, все успевала  и  уже тогда
отличалась  адской, всесокрушающей  энергией. Мы встречались очень  редко, в
компаниях  наших общих  знакомых, но из  вида  друг друга не теряли. Ничего,
кроме  приятельских  отношений,  нас не  связывало.  Время  от  времени Тиля
проносилась мимо в шикарных авто, или пробегала поблизости в изящных шубках,
чтобы  иногда притормозить  и  о  чем-нибудь  со  мной посудачить.  Она мне,
конечно, нравилась, но не настолько, чтобы терять голову.
     Затем у Тили  возникли весьма серьезные  отношения с молодым человеком,
работающим  в  той-же  компании. Он был  старше ее  на  5  лет,  женат, имел
ребенка.  Такие  пустяки,  в  наше-то  время,  не  мешали  никому,  и  роман
стремительно развивался. Молодой человек, дабы обеспечить  любимой достойное
ее существование, отправился  на  поиски больших, настоящих  денег  -  мечты
любого  молодого идиота в нашей и не только стране,  когда  у идиота нет  ни
специальности,  ни образования, ни внутреннего магнита.  Поиски загнали  его
куда-то в сальские степи, что-ли. Далеко  они его загнали, но поначалу  дела
шли неплохо - он, в компании, наладился как-то прикрепиться к сокрушительной
проблеме  взаимозачетов,   время  -  середина  90-х,  было   еще  достаточно
необузданным, а потому шальные деньги  валялись то  там, то  сям. Его я тоже
знал, неплохой в общем  парень, хотя все-таки, он относился к той категории,
крайне сейчас  распространенной,  людей,  которые  хотят  все  и  сразу, или
хотя-бы побольше и поскорее. Тоже не так уж  страшно, но все дело в том, что
они  бросаются  направо и  налево,  хватаются  за любое,  самое  авантюрное,
предприятие  и, по сути, никаких перспектив на будущее не имеют. Образования
и специальности нет,  мощной целенаправленности,  кроме вот  этого размытого
богатства,  тоже  нет,  а  время от  времени  ухватываемые  суммы  их только
развращают.  Нормального бизнесмена  проекты,  за реализацию  которых  они с
легкостью   берутся,  сразу  отпугивают  -  а  им  чем   больше  цифры,  тем
привлекательнее.  При  таких крайне  общих взглядах  на  жизнь  и не  совсем
понятных невооруженному глазу умениях  и возможностях,  человеку приходится,
если он без связей, крайне нелегко. Человек просто-напросто растрачивается в
ожидании  большой  и  наконец-то удачи, вон за тем углом. Углов  много, углы
острые и часто болезненные, а удачи мало и на все углы не хватает.
     Ну-с,  как-бы там  ни было, а поначалу дела шли неплохо,  и  Тиля  тоже
возлюбила  степные просторы. Однако, по мере того,  как шальные  деньги, как
шальные  скакуны,  стали редкостью  и в степях,  Тиля  явно  призадумалась о
грядущем. И вернулась в родной  город. Кроме  того, ей надо было заканчивать
заочное образование. Пока Тиля была степнячкой и где-то там кочевала, я тоже
не  сидел  в  родном  городе,  вернее,  я на несколько лет  растянулся между
Москвой, своим  городом и очень далеким зарубежьем. Но, как и писал, из виду
ее не  терял, как  и она  меня  -  были в курсе. Поэтому ее появление в моем
убогом жилище, год с  лишним  тому  назад,  было  совершенно  естественным и
неизбежным.  Меня весьма удивил  ее  внешний вид, я все-таки не видел ее три
года, но это не такой большой срок, чтобы так,  на мой взгляд, не то,  чтобы
подурнеть, а как-то поизноситься, что-ли. Трехгодичной давности  впечатления
были  именно  такими  - яркость  и свежесть плюс красота,  а  сейчас красота
осталась, но уже  без яркости и свежести. Не такие были у нее года,  и есть,
чтобы вот так основательно лишиться - как-бы  поточнее выразиться - неоновой
переливчатости рекламы. Реклама  стоит или висит, красивая, удачная реклама,
но только неоновый перелив сменили подсветкой. Тогда я приписал это тяжестям
ее последних лет, а сейчас у меня  несколько иное  мнение, в основе которого
лежит твердое убеждение, что ничего нам даром не проходит. Но об этом позже.
Тиля поведала мне о тяжестях жизни своей и о том,  что  ее  роман с  молодым
человеком подошел к  концу,  в чем я с  ней был полностью согласен.  Молодой
человек засел в степях очень основательно. То  немногое, к чему  он все-таки
прикрепился, уже,  видимо,  не  давало ему  возможности  вернуться  в родные
пенаты(где  все  пришлось-бы  начинать  с  нуля),  но  и  не дало  ожидаемых
миллионов, и вряд-ли могло дать в обозримом, а я бы добавил, и в необозримом
тоже,  будущем.  К  концу  90-х людям,  особенно  неопределенных  профессий,
необходимо иметь  достаточно  прочную привязку - либо к  делу или  компании,
либо хотя-бы к  месту жительства.  Беззаботное  порхание могли и могут  себе
позволить либо  настоящие спецы, либо богачи, либо те,  кого жажда  красивых
денег  и красивой от таких  денег жизни терзает в последнюю  очередь.  Кроме
того,   он  взял  в  привычку  упавшие  доходы  компенсировать  увеличенными
обещаниями грядущего великолепия. А для многих наших девушек, крайне  быстро
лишившихся девственного романтизма  в  джунглях дикого капитала, такого рода
лапша  становится  лучшим  обезлюбливающим.  Некоторая,  свойственная   ему,
безалаберность  в   делах  и  легкость  в   хватании  за  любое  предприятие
становились уже и просто-напросто опасными, так как он раздавал адрес Тили и
ее  мамы  всем  партнерам  по  загадочным  сделкам,  сам в родном  городе не
появляясь.  Иногда  партнеры  давали  о себе  знать,  отнюдь,  при  том,  не
рассыпаясь в благодарностях и не умоляя передать ему в далекие степи горячий
дальневосточный привет.
     С женой он отчаянно не  разводился,  жена  жила у  его мамы,  причем ни
мама, ни,  тем более, жена, Тилю признавать не хотели. Время от  времени они
проводили с  Тилей  политбеседы - о нравственности и  морали? Что-то  в этом
духе.  Время  от  времени  даже предьявляли  материальные  претензии  -  как
увезенный сыном и мужем  утюг сгинул бесследно в  далеких  степях, и  что-то
еще, такое же увесистое. Тиля поведала мне, что любить она его не любила, но
привязанность  была  и  даже  есть,  что  вовсе  не  повод  для  продолжения
дальнейших отношений, тем более, что продолжать отношения можно было  только
там, на просторах целинных.
     Тиля была в явном упадке  сил, особенно  моральном. Несмотря на упадок,
Тиля  упорно  готовилась  к  выпускным экзаменам  заочно оканчиваемого вуза.
Кроме того, пару лет тому назад Тиля буквально выдрала из кошмаров спившейся
семейки свою  близкую  родственницу, девчушку-школьницу, и поставила  ее  на
ноги. Все это не могло  не вызвать к Тиле чувства уважения - я поддержал ее,
как  смог,  предоставил  в  ее  распоряжение,  для  написания диплома,  свой
компьютер и стал общаться с ней весьма часто.

     В  один  прекрасный день  я  захотел  не  просто  ей  помочь, а  помочь
радикально - накануне у меня появился сканер. Лично отобрав фото из огромной
кучи  мне  предложенных,  я  засадил  его,  вместе с лично мною составленной
текстовкой, в одну из самых  популярных в Америке и мире служб знакомств. На
фото и тексты  обьявлений  у  меня  оказалось нечто вроде  таланта, так  как
впоследствии я обьявлял еще несколько своих знакомых, заблудившихся  в нашей
жестокой российской жизни, и всегда  с неизменным успехом. В отношении Тили,
впрочем, не буду вешать лишнего на свой  текст - ее внешность и текста-то не
требовала. Успех  - сказать, что он превзошел все ожидания, значит ничего не
сказать. Мы ничего особенного не  ожидали, мы вообще  не знали, чего  ждать.
Буквально через  несколько часов после  вывешивания, на нас свалились первые
18 ласточек. Потом следующие 15. Потом так и пошло -  в  день от  30 и более
писем. Компьютер дымился,  Тиля тоже. Про английский язык, в то время,  Тиля
знала  крайне мало,  на первые письма пришлось отвечать  мне. Но  уже  через
месяц  Тиля бойко  отвечала  сама,  компонуя тексты из различных огрызков  -
выдранных  как из моих писем, так  и из писем  поклонников. Были  и  готовые
болванки  - вроде написанной мною Тилиной  краткой биографии в романтическом
свете,  незаменимые для  первых  ответов.  Тиля  подошла к  делу с  завидной
основательностью, и выработала  свою систему  учета и контроля потенциальных
претендентов, причем система была достаточно сложной, многопластной, что-ли.
Она велась как непосредственно в компьютере, так и в вручную - в блокнотиках
и записных книжечках.  Тиля обзавелась  самоучителями и  разговорниками, что
попроще,  и  как оказалось, правильно  сделала. На  любовь  хватило. На меня
произвело  должное  впечатление ее  трудолюбие  еще  во времена написания ею
диплома,  но  теперь оно  достигло  апогея. Тиля не  отлипала  от компьютера
часами и днями  напролет, пока я ее  не вышибал  за  поздностью времени, или
личных  компьютерных нужд,  домой.  Праздниками стали для  Тили мои нечастые
поездки на 2-3  дня, особенно  после того, как Тиля могла уже сама не только
прочитать,  но  и ответить.  Письма такого рода,  особенно на первых  порах,
удивительно однообразны,  кроме того, накопленный нами немалый опыт позволял
с  ходу отсеивать  как явно неперспективных,  так  и  просто  маньяков, коих
весьма много. В этом деле есть и масса других мелочей и нюансов, про которые
я  умолчу - на  всякий случай. Почему умолчу,  на какой такой случай - о том
дальше.
     Потихоньку-полегоньку, у нас отсеялись пара-тройка вроде бы кандидатов.
В запасе было гораздо больше. Мы имели целью следующий вариант - кто-то либо
летит к нам,  либо снабжает Тилю суммой, необходимой для ее полета минимум в
Москву,  а  максимум  -  на  родину  претендента.   Тилю  упорно  тянуло  на
плейбойские  варианты,  иногда просто  на красивые  названия мест. Так,  она
уперлась на одном гавайце, к которому у меня  с  ходу не лежала душа. Гавайи
Тиле нравились. Чуть  позже, в  разгар оживленной переписки,  пришло письмо,
слезное, от жены сластолюбивого островитянина. Он  этак развлекался.  Жене я
ответил, чтобы  она за  своего  урода  не  переживала, никто его отбивать не
полетит,  таких  кретинов  и здесь  навалом.  Тиля  поостыла,  но погоню  за
плейбоями не оставила. Из  намеченных кандидатов одного держал исключительно
я   -   и   не  только   потому,  что   он  был   исполнительным  директором
транснациональной  корпорации  одной  очень  далекой,  очень южной  и  очень
развитой  страны.  На  фото он выглядел  так,  как,  вероятно,  и должен был
выглядеть  исполнительный  директор  не  просто  там  вам  корпорашки  какой
замызганной,  а непременно транснациональной. В письмах -  невыразимо сух, а
когда в одном из писем он выразил пожелание посмотреть Тилины фото в анфас и
профиль, я ему тактично намекнул, что он,  все-таки, не  лошадь выбирает. Во
всех переписках, а потом  уже и телефонах, я официально  присутствовал,  как
друг, переводчик и владелец компьютера. Так вот директор чем-то мне все-таки
приглянулся, что-то в  нем непростое было. Тиле он с ходу не понравился, его
сухость  и его невыразимо  транснациональный вид.  Против  самой корпорации,
впрочем,  Тиля  ничего  не имела, а  потому и отвечала, время от времени. На
первом  месте у  нас стоял киноактер из Голливуда  - не звезда,  понятно, но
снимавшийся  в сериалах, мелькавший в  МТВ и самое  главное -  настолько  не
по-американски сумасшедший, что от него можно ожидать и взлета. Врал он так,
что мы поначалу даже поверили. На телефоне висел по часу и более. И был, при
всем своем невообразимом, даже по нашим  меркам, разгильдяйстве и абсолютной
безответственности,  очень  и  очень  симпатичен   -  как-то  по-человечески
привлекателен. Два  месяца он  трепал  нам нервы, а потом, будучи в Мюнхене,
вдруг выслал Тиле  денег и засел в  недавно  снятой им квартире  в центре  в
страстном  ожидании.  Тиля  и  я  тогда  еще многого не понимали,  и поэтому
искренне полагали,  что  дело, по  сути, сделано - теперь  очередь за Тилей,
актером и их взаимоотношениями. Тиля в себе нимало не сомневалась.

     Была  отвальная прощальная, где Тиля, между прочим,  продемонстрировала
мне ряд своих подружек, жаждущих моих услуг по сходной цене - в  том числе и
бартеру.  Был и всплеск Тилиной  звездной болезни,  про  который поподробнее
позже,  в описании  Бангкокской  эпопеи.  Тиля уже  парила  там  и с  трудом
замечала  нас внизу. Меня мучили определенные сомнения - которые  я высказал
Тиле в очень простой форме -  <слишком хорошо, чтобы  быть правдой>, но я их
сам отгонял и от души за нее радовался. Тиля улетела в Москву.
     В рекордно короткие сроки Тиля сляпала себе визу в Германию - как раз в
то  время, когда Германия, после нашего августа, ввела ограничения на вьезд.
В рекордно короткие  сроки  Тиля успела вдрызг разругаться  и разбежаться со
своей московской родственницей, с которой до того она была душа в душу.
     Обстоятельства такого сурового разрыва были весьма спорными и стали для
меня  проясняться только  намного  позже,  здесь,  в  Бангкоке.  В  рекордно
короткие  сроки Тиля и истратила все деньги - немалая часть которых осталась
в нашем  родном  городе, для мамы  и  школьницы-родственницы.  Одним словом,
лететь в Германию  было не  на что.  Актер влетел  в автомобильную аварию  и
очнулся уже в больнице. Как мне теперь кажется, очень и очень к  счастью. Он
дешево отделался. В Москве, таким образом, Тиле жить было не на  что, негде,
и все ее состояние на тот момент составляла только эта самая проклятая виза,
обошедшаяся очень недешево. Но визу на  барахолке не толкнешь - куда смотрят
наши барыги?  Я чувствовал отвественность за происходящее  и  места себе  не
находил.  Дело  еще  и в  том, что Тиля,  после бурного  звездного  отьезда,
побитой собачонкой возвращаться не хотела. Это я тоже понимал.
     Начал рыться среди ее претендентов, в странах,  что поближе к Москве, и
откопал одного - хороший парень, но настолько не Тилин вариант, что она даже
с ним поддерживала  переписку - веселилась. Связался с ним и  обрисовал ужас
ситуации, опустив детали про актера, Мюнхен и автоаварию. Когда надо, я могу
быть  очень  убедительным.  Он пришел в панику, заметался  по  столице своей
страны, и  в  два  дня  переправил в  столицу нашей страны  авиабилет.  Тиля
последние  две  ночи провела на вокзалах  и аэропортах, но у  нее достаточно
серьезная жизненная  закалка, терпения на троих хватит, и кроме того - у нее
есть оружие сокрушительной мощности, которое она очень умело использует. Про
оружие тоже ниже. Так  что одну ночь она даже провела в участке милиции, где
ее  оставили  в  служебном помещении  наедине  с  компьютером  и  телефоном,
разрешив пользоваться и тем, и другим. Поклонник встретил ее, привез домой -
а жил он с мамой,  и я  на некоторое время успокоился. Тиля сообщила только,
что  с поклонником у нее в принципе ничего получиться не может  - хороший он
человек, мама у  него вообще золото, но помимо этих определенных достоинств,
ничего более весомого нет и не предвидится.

     Я, тем временем, перебрался в Бангкок.  Тиля еще была в гостях, но  уже
собиралась домой, несмотря на уговоры. Поклонник, как  и  ожидалось и  часто
бывает  в  таких  случаях, вел себя исключительно по-джентльменски, и поняв,
что никаких таких страстей не  получится,  пытался  хотя-бы  удержать Тилю в
своей  стране, с помощью подходящей работы. Я тоже советовал ей хотя-бы зиму
пересидеть  в этой, в общем, хотя и небогатой, но и не бедствующей стране, к
тому  же  относительно теплой. Тиля сказала,  что  за 300 или даже 500 уе  в
месяц она сидеть нигде не  собирается,  и вернется  в Москву. А там, сказала
мне Тиля,  видно будет.  Она  и вернулась. За время своих бездомных скитаний
Тиля  обзавелась  кучей  знакомых,  и,  видимо,  после  анализа  кандидатур,
остановилась  на парне,  также  живущем с мамой,  кроме  того, он ей  не был
противен физически. Наступила зима, потом новый год, дело близилось к весне,
я за  это время  немного  обжился в  Бангкоке  и обзавелся партнершей.  Тиля
околачивалась  в Москве и ждала  вариантов.  Мне она по-прежнему  не  давала
покоя, уж коли я втянул ее во все это... Чем она там жила, она не уточняла -
это,  впрочем, выяснилось в Бангкоке. Но  сразу говорю  - не тем, о чем  тут
может подуматься!
     Я решил выдернуть Тилю в Бангкок, исходя из следующих расчетов:
     - ее женихам гораздо проще летать  в Бангкок, нежели в Москву или наш с
ней родной город, уж не говоря - безопаснее;
     - мы ей вроде как подыскали работу, то есть по моим расчетам, она могла
спокойно жить и работать, тестируя, тем временем, претендентов.  Вероятность
нахождения  подходящей по  основным статьям  кандидатуры, в течении полугода
максимум год, гарантировалась.
     Кроме  того,  я   и  моя  партнерша  зимой  встретились   с  тем  самым
исполнительным  директором   корпорации   -  вот  такие   выкрутасы   судьба
устраивает,  его  корпорация  надумала  приобрести  -  по  своему  профилю -
недвижимость в Таиланде. Директор, назовем его  Джон, произвел на нас весьма
непростое впечатление - понятно, что остановился он в одном из самых, как бы
это сказать, именитых отелей Бангкока, понятно, что благополучие он излучал,
но кроме того, ясно  стало, что  он  весьма непрост, как личность.  Хотя  бы
потому,  что  общаться  с  ним  было  очень  просто.  Английский -  Оксфорд,
ненавязчивый юмор, следование своей  позиции,  в общем, все было  выдержано,
как тот виски, который  он  по-английски  же  пил.  В свою очередь, на него,
никогда  до  того  не встречавшегося с русскими  красотками,  моя  партнерша
произвела несколько оглушительное впечатление - без всякой ложной скромности
отмечу,  что  моя  партнерша была  девушка нечастой красоты,  даже по  нашим
российским,  весьма  завышенным,  в  отличие  от  большинства  человечества,
меркам. Запад, развитой  имеется в виду,  в  лице  представителей,  подобных
Джону,  такие  вещи  понимает - как наши судят собеседника по  авто и прочим
побрякушкам, так на они судят собеседника по его спутнице. Т. е. внешне, сам
по себе, я недалеко ушел от босяка, несмотря на интеллектуальные в разговоре
с  ним упражнения, а  вот  судя  по  спутнице  -  я  был  просто  переодетым
миллионером. На него это, без сомнения, произвело  должное впечатление. Наши
впечатления  мы  немедленно передали Тиле, а Джон на следующий день улетал с
тем, чтобы  вернуться через пару месяцев. Договорились, что  к этому времени
Тиля будет здесь. Т. е. Тиле мы сказали, что  Джон не денежный мешок, как мы
его привыкли воспринимать, а весьма и весьма интересный человек, и далеко не
прост. Итак, все было решено, и в начале весны состоялось - Тиля вступила на
многострадальную землю Таиланда...


2. Бангкок - эпопея.

     Тиля вступила  на землю, как  подавляющее большинство вступает, ногами,
без шума, грома и  стад корреспондентов. Мне  показалось, что она  сдала еще
больше.  Моей партнерше она тоже  внешне не приглянулась - во всяком случае,
не то, что выходило из моих  о ней  рассказов.  Однако-ж,  сразу  оговорюсь,
многочисленные  мужчинки так не полагали. Про  внешность Тили я напишу ниже,
пытаясь  провести  суммарный, так сказать, анализ ее феномена.  Первый день,
показ  первых  достопримечательностей,  первый  ужин -  все, как  обычно, но
кое-что мне тогда уже, в первый день, не понравилось. Понятно, что на первые
дни она  поселилась у  нас  -  вообще  сразу скажу,  что Тиля  нам  недешево
обошлась, также и в связи с жильем. Не буду расписывать все нюансы - это уже
больше  на коммунальные  консенсусы будет походить, скажу  только, что  Тиля
сделала, как ей было удобней, и поселилась в одном с  нами кондоминиуме. Так
вот с первого дня  и далее Тиля вела себя так, как будто она - наша любимая,
если  не единственная, родственница, и  вот заглянула к нам на один день, то
есть  -  моя партнерша крутилась  как бобик,  готовя  еду,  накрывая и потом
убирая,  а Тиля и  пальцем  не  шевелила,  чтобы как-то  помочь, как товарка
товарке, что-ли. Никак. Сидит, ей подносят,  потом уносят,  Тиля не забывает
сказать спасибо и похвалить сьеденное, и не более.  Уж не  говоря  про такие
глобальные вещи, как уборка. Кроме того,  Тиля немедленно оседлала компьютер
-  у нас их было  два,  один для работы в  интернете, один - для  собственно
создания сайтов и дальнейшей их поддержки, и активно занялась перепиской. Но
и это  не  главное  -  Тиля  уже  на  второй  или третий  день сказала  моей
партнерше, что она тут  мантулить за  300  или 500 уе  ни в  коем случае  не
собирается - а зачем, если у нее минимум 400 в месяц выходит, от ее женихов,
поклонников и кандидатов?
     Должен  также сказать, истины  для, что с работой для  Тили я несколько
погорячился - в том плане, что обещать-то тайцы  обещали, но  тогда я еще не
знал,  что  обещания тайцев - пока  их не узнаешь,  подобны обещаниям  нашей
родной  компартии, столько-же,  то  есть, им  веры.  В отличие,  правда,  от
коммунистов,  у  тайцев  разные  уровни  обещаний, что-ли. Как разные уровни
познания  буддизма  -  мы  нарывались  исключительно  на  уровень  неофитов,
новичков, только-только вступившых на путь позания и истины. Но ради  той-же
истины и должен  сказать,  что на  самом  деле,  как выяснилось,  проблем  с
работой особых  не  было - на  уровне  300 -  500  уе  найти работу  русской
девочке,  обладающей  компьютерными   навыками  и  кое-каким  английским,  в
принципе не особая проблема. Про внешность уж помолчим.
     Ладно,  вернемся к Тиле - вот тогда-то я  и понял, чем наша Тиля стала,
не  без успеха,  зарабатывать.  Кандидаты,  претенденты и жаждущие стали  ее
надежным источником существования. Мне это основательно не понравилось, знай
я  ее планы раньше, я-бы помог ей в Бангкоке все равно, но не обременяя себя
с  моей партнершей так,  как  нам пришлось себя обременить.  И  уж во всяком
случае не  стал бы селить ее  в одном с  нами  кондо. Тиля все это прекрасно
учла, а потому про свои  планы, свою  работу и прочие  детали  существования
умолчала, отложив до приезда к нам. Через неделю после приезда Тиля получила
очередной взнос через  Вестерн Юнион и вселилась в бывшую нашу студию, мы-же
переехали  в  сьют - что нам  было  не  то, чтобы совсем не  по карману,  но
впритык, мы  считали буквально каждую копейку.  (Студия - однокомнатная,  по
нашим меркам, квартира, а сьют - в нашем случае - двухкомнатная. Кондоминиум
- все удобства, от охраны до спортзала и бассейна) Тиля отнюдь не просто так
поселилась именно с нами, в одном кондо, Тиле нужен был  постоянный доступ к
интернету, как основному источнику  ее  существования, и кроме  того, Тиля у
нас столовалась.  Были и другие нюансы.  Я к  ней резко охладел,  и в помощи
моей она уже не нуждалась, и поведение ее стало раздражать меня все сильнее.
Далее, в небольших не  то главках, не то рассказиках, я поведаю о  характере
Тили, ее склонностях, вкусах и так далее. А сейчас основной канвой  проведу,
все-таки,  ее историю.  Примерно через месяц после ее  приезда на  горизонте
замаячил первый кандидат  -  американец,  из богатой  семьи, владелец  своей
небольшой  компании - уже основательно ее финансово поддержавший. В  течении
этого месяца  Тиля вела себя достаточно спокойно, ограничиваясь походами  на
дискотеки в компании моей партнерши.
     На дискотеках Тиля  пользовалась  бешеным  успехом  -  у  нее  были  та
сексапильность и броскость, которые  неотразимы против очень  многих мужчин,
хотя и далеко не всех, тут дело даже не в этих самых базовых инстинктах, а и
в интеллекте, что-ли.  Как ни странно это звучит -  интеллект против базвого
инстинкта  -  но  наблюдал  такое  не  раз  и   не  два,  это  соответствует
действительности -  увешанный цепями бычок  и  человек  с интеллектом,  даже
зачатками  его, имеют  разные  понятия  о  женской красоте. Видимо,  поэтому
такие, как Тиля, моделями не становятся.
     За  два  или  три  дня  до  приезда   кандидата,  Тиля   на   дискотеке
познакомилась с плейбоем,  красивым, стройным, и так далее.  Плейбой работал
стюардом в  одной  очень известной авиакомпании. У  каждой авиакомпании есть
свой отель - отель, в котором останавливаются ее экипажи. По прихоти случая,
отель был  тем  самым,  в  котором  останавливался  в прошлом,  а потом и  в
будущем, наш  транснациональный директор Джон.  Но до приезда Джона было еще
далеко, а  потому на  следующий день после диско  Тиля умчалась к  плейбою в
отель и надолго пропала. Тиля дорвалась.  Как раз в это время я с партнершей
должны  были  уезжать в  Лаос,  на несколько дней, чего Тиля никак не  могла
дождаться, предвкушая не ограниченные нами радости общения  с компьютером  и
Интернетом. Ответный  визит плейбоя к Тиле закончился  торжеством любви в ее
студии, длившемся  всю ночь. Мы,  мягко  говоря, обалдели.  Сам по себе факт
страстей за день перед приездом человека, уже в какой-то степени не  чужого,
никакого  умиления  не  вызывал. Кроме  того,  Тиля  нарушила,  скажем  так,
определенные правила  общежития -  владелец этого кондоминиума был  нашим  с
партнершей  личным и  хорошим  знакомым,  почему  и  вообще  стало возможным
вселение  туда  Тили, да  еще  на очень льготных  условиях  -  во-первых, по
себестоимости, во-вторых  - без внесения проклятого депозита (деньги в залог
-  в  сумме  3-х месячной платы),  а сам  кондоминиум  расположен  в  весьма
престижной части  Бангкока. Проживающие в приличных кондоминиумах  одиночки,
особенно иностранцы, уж  тем более - женщины, стараются не приводить к себе,
если  уж так получилось, случайных знакомых, удовлетворяя  базовые инстинкты
где-нибудь на стороне. Никто слова не скажет против постоянного партнера или
там гостя, но таскать к себе случайных  знакомых - повторяю, такого и мужики
не  позволяют,  благо индустрия удовлетворения этих самых инстинктов стоит в
Таиланде настолько  высоко,  что  даже первоклассные отели имеют специальные
номера  для  сдачи на  сроки  от нескольких часов до ночи  или суток. Тайцы,
кроме  того,  ужасные  сплетники, особенно прислуга. Я настолько разозлился,
что по отьезду ключи ей не оставил - все наше путешествие было 3 дня, ничего
страшного.  А  оставлять  наедине  с  нашими   источниками  существования  -
компьютерами,  Тилю  и  ее   личного  стюарда  лично  мне  казалось   верхом
легкомыслия. Тиля закатила  небольшую истерику и  гордо удалилась.  Как  она
потом говорила, она рыдала  всю ночь  - правда, в  обьятиях. Как  бы  там ни
было, но у Тили удачно получилось, ее любовь улетела за день, что-ли,  перед
приездом претендента. Любовь, кстати, несмотря на свою плейбойскую сущность,
предложила Тиле  руку, сердце и  бесплатный  пролет  в  свое отечество. Тиля
только хихикнула - если человеку под тридцать,  а он все еще стюард, то чего
от него ждать, кроме страсти? Да и получал он всего тысячу в месяц, так  как
большая часть  зарплаты уходила на покрытие купленнго в  кредит жилья. Уж не
говоря про его отечество  - Тиля к таким делам, как и к зарплатам и доходам,
относилась   очень  серьезно  и  не  позволяла  себе  никаких  вольностей  и
послаблений - любовь  любовью, а остальное - наличными. Тут и говорить  не о
чем  -  Тилю,  естественно,  тянуло  в  землю  обетованную  -  американские,
разумеется,  штаты. Тиля и сестры ее по духу,  о которых ниже, рвутся именно
туда и презрительно морщатся  от всего  остального  человечества. Прут,  как
кета на нерест, не остановишь.
     Стюард ушел с головой в работу, т. е. улетел, а  Тиля встретила  своего
первого (живьем) американского претендента. Парень, повторяю, был из богатой
семьи и крутил свою  фирму,  но сам по себе - ни рыба, ни уж тем более мясо.
Бесцветный  и напрочь,  по-детски, беспомощный. Но, отдадим  ему должное, не
жадный. Почему-то ему  втемяшилось жениться непременно на русской красотке -
впрочем, понятно, почему.
     Большинство   американских  женщин   внешне  являют   из  себя  полную,
абсолютную, я-бы  сказал, противоположность  тому образу американки, который
мы  наблюдаем на экранах. Посчитав, видимо, что одной  внешности  мало,  они
усугубили  это  еще  и характером - состряпав  из самих себя  отвратную  для
любого нормального мужика  (да и ненормального  тоже)  смесь из  феминизма и
невыносимого  самомнения. Идет по улице что-то  такое - у  нас-бы  колхозные
кони разбежались - и  с таким видом  идет и ведет себя, будто оно есть мечта
любого  мужчины,  да  только, мол,  не дождетесь, кобелины!  Как не  раз мне
говорили  американцы, они страдают от  двух  вещей -  от  своей американской
бюрократии и от своих американских женщин.  Один,  помню, с чувством сказал,
что до чего дошло -  не так на нее посмотри, она и в суд подаст - ты пытался
ее изнасиловать. А когда я слушаю глубокомысленные  рассуждения многих таких
феминисток по  ТВ, у меня  буквально судороги начинаются.  И я вновь и вновь
убеждаюсь,  как повезло России  с ее  женщинами. Смотрю  на этих  эмансипе и
думаю - тебя-б, кусучая  ты  наша, в Россию - покрутиться,  понять, что есть
жизнь и борьба  за нее. И  остаться при том красивой,  как наше  большинство
женщин  и  ухитряется делать.  Нашей  стране не  везет почти  ни в  чем,  за
исключением женщин  и  природных богатств. Это, наверное, определенного рода
компенсация, хотя - это сугубо мое мнение - и незаслуженная.
     Ладно,  продолжим.  Итак,  парень  он  был  неплохой,  нежадный, но как
ребенок - за ним надо было следить, а  не наоборот. Но характер у него был -
в  его  фирме  работал русский  эмигрант из  недавних,  так вот он,  узнав о
деталях как знакомства, так и Тилиных, и кое-какие подробности, какими можно
было  поделиться, упорно его от Тили отговаривал.  Он-то понимал... Однако-ж
американец героически настоял на своем. Через пару дней  после прибытия он с
Тилей укатили на один из, само собой, самых престижных курортов Таиланда. По
возвращению, и после проводов, у Тили началась  звездная болезнь. Американец
улетел,  страдая, стюард прилетел, пылая - т. е. Тиля была полностью в своей
тарелке и оттягивалась  изо всех  сил.  В  том  числе и на  нас, беспрерывно
рассказывая,  какой  это,  в  принципе,  хороший курорт и как, все-таки,  не
совсем стоил  уплаченных  денег  тот 5-ти  звездочный  отель,  в котором они
остановились. И  это  при том,  что  в 5-ти звездочном она была второй раз в
жизни. К хорошему привыкают быстро.  Тиля почти  жалостливо смотрела на нас,
вечно в  работе, а потом, не забыв плотно у нас откушать, упархивала к своим
высотам.  Кроме  того,  она взяла  привычку на  нас  жаловаться  всем  своим
корреспондентам, в числе которых были и этот ее степняк, и москвич, и прочая
и прочая. Не  напрямую - а так, ласково. Никогда не оканчивала письмо - мол,
пора кончать, людям комп нужен, а непременно - ну, меня уже гонят. Или - как
у них тут все бестолково, в их компах, то  ли дело был  твой!  Еще - ах, как
тут у них  скучно - без тебя... Степняку своему выдавала и такое  (он ей был
еще нужен, он слал деньги, время от времени, ее матери - или обещал, но  она
его не теряла, она вообще  не  любила терять) - не понимаю,  зачем меня сюда
Мишка,  я  то  есть, заманил!  Подружкам  и  нам  писала  и  говорила  прямо
противоположное - что никогда в жизни ей так хорошо не было - ну, вот это-то
было  искренним,  это было  просто  правдой. Она  не  скрывала,  что  пишет.
Говорить было неудобно, а ей, если не говорить что-то, не требовать напрямую
- было  глубоко  наплевать  постольку,  поскольку это устраивало ее или было
необходимо, по  ее  расчетам. Ее  порхания  сбил все тот-же актер - все  это
время  он  периодически  слал  ей  деньги   и  грозился  приехать,  до  того
догрозился, что выслал даже расписание  своего к ней полета. Так как я с ним
был знаком немногим меньше,  чем Тиля,  я вроде как тоже  должен был ехать в
аэропорт,  естественно вместе с  партнершей.  Тиля красноречиво  отказалась.
Актер не прилетел, после  чего Тиля опять стала походить на человека, и даже
поделилась с  моей партнершей какими-то редкостными сладостями швейцарского,
что-ли,  производства,  привезенными  ей  в  подарок  американцем.  Таких  в
Бангкоке просто не водилось. У актера это  стало хорошо получаться - сбивать
ее с рекордных высот.
     Долго-ли,  коротко-ли, но подьехал  и наш директор Джон.  Тиля  не  то,
чтобы волновалась, но  как-то ничего особенного и не  ожидала.  Первый ужин,
первая  прогулка по ночному Бангкоку - пока еще  в нашем сопровождении. Джон
скромно сознался,  что вот  этак  он  гуляет  впервые  -  за ним, вообще-то,
прикреплен лимо с  водителем... На  второй день мы их не  видели. На  третий
день  состоялся  ответный  ужин у  нас, партнерша расстаралась  по-русски. И
стало  ясно, что Тиля вцепилась мертвой хваткой. Джон особо не возражал.  На
четвертый  день  они  отбыли на другой престижный  курорт Таиланда,  и самый
дорогой. Вернувшаяся  с  курорта Тиля  несколько  даже изменилась  в  лучшую
сторону, насколько она была вообще в состоянии меняться куда-то не в худшее.
Он ее устраивал во всем,  даже возраст не казался непроходимым барьером - 22
или  23 года. С этим я согласен - выглядел он очень хорошо, да и сам по себе
был  -  тот-же  первый ее  американец  по  сравнению с  Джоном  был  даже не
ровесником -  а старше. Имею в виду не возраст, а все остальное, что  делает
человека  либо  молодым  в  50, либо старичком в 30. При всем том Джон особо
головы  не  терял и вел себя достойно,  в  отличие от многих других  Тилиных
поклонников. Было  решено, что она едет к нему в его страну. На время, а там
видно будет, так как все-таки нашлись и барьеры - и получал он не так много,
как Тиле  виделось в розовых мечтаниях, и было у него  двое детей. Однако-ж,
ни один из ее претендентов не был  такого УРОВНЯ -  Джон был высший свет, во
всем.  В  том числе  и  в  кругах,  в  которых он вращался.  То  были  круги
дипломатов, министров  и  так  далее.  Джон даже  был  мэром  одного  весьма
известного во всем мире города.
     Еще  до  приезда Джона  Тиля, естественно, не  прекращала  своей бурной
поисковой деятельности, врываясь в Интернет с очередным на себя обьявлением,
чтобы снять его  через  несколько дней  - неделю  максимум. За  это время ей
набегало несколько  сот взволнованных  писем  -  плюс  я тут  приложил  свои
усилия, состряпав очередной призыв к американскому и прочим народам - и Тиля
приступала... Обьявился еще  один, весьма для Тили перспективный, американец
- эмигрант 80-х, из наших пенатов, уже неплохо устроившийся, но не настолько
неплохо,  чтобы позволить  себе американку, сравнимую по  параметрам с нашей
звездой. Многие наши в штатах, кстати, привозят жен или подруг с родины - не
только  по причине родственности душ, но  и в силу необходимости -  красивые
американки  стоят немногим  дешевле  контракта  с я  не  знаю - ну, там,  со
звездой подиума, плюс  задушевный их  характер,  позволяющий утверждать, что
одними деньгами  тут не  обойдешься, да  и  преждевременными сединами  тоже.
Эмигрант  бурно  взялся  за  дело,  буквально  обрывая  телефон  и   помогая
материально. Кроме того,  парнем он  оказался действительно деловым  и начал
рыть американскую  землю, дабы выбить для своей  мечты  заветную  визу. Хоть
какую,  хоть  на  какой срок  -  за  время общения с  Тилей и  подобными  ей
товарками, в том числе и моей партнершей, я стал уже  просто специалистом по
визам -  и знаю, что главное для  наших мечтательниц - попасть в штаты, хоть
на месяц. Им этого хватает для дальнейшего обустройства. Даже весьма для нее
удачный  вариант  с  Джоном Тиля была  готова, не колеблясь, обменять на эту
сияющую звезду -  штампик в паспорте, с американским, понятно, орлом.  Сразу
могу сказать,  что  один из самых  трудных  вариантов для  получения визы  -
девушка-одиночка, тем  более, если  у нее нет  никакой  твердой  подпорки  в
отечестве  -  а уж  если она  не в России,  то  в посольство можно просто не
ходить,  не светиться  с заведомо  бесполезной  подачей документов. Всем все
понятно.  Есть,  конечно, надежные пути -  ну  например,  в  том-же Таиланде
обустроиться,  серьезно  где-то работать, получить  рабочую визу,  кредитную
карту - но  это, само собой, отпадает. Тиля и сестры ее хотят все и сразу, а
насчет усилий и  работы  - это извините, подают за углом.  Кроме  того, Тиля
принадлежит к тому типу людей, который не войдет с парадного, даже если  оно
будет  открыто настежь, даже если там вообще двери снесут. Тиля упорно будет
лезть через заднее крыльцо и <искать варианты> -  по  прямой, по ее  мнению,
ходят исключительно идиоты и неудачники. Тиля и искала.
     Но не получилось и  ясно стало, что в Таиланде  не получится, а так как
Тиля  старалась расчитать все вперед - куда там Каспарову  -  то  и подавать
ничего никуда  не стала, она,  по-моему,  на всякий случай посольство другой
стороной  обходить стала. Тиля  хотел выстрелить один  раз одним патроном  с
вероятностью попадания не менее двухсот процентов. Тиля решила взять Америку
долговременной  осадой,  по  всем  правилам  военного  и  прочего  исскуств,
исключив совершенно  любую возможность  промаха. Но связь  Тиля-США, в  лице
нашего  бывшего соотечественника, крепла не по дням, а  по часам  - там  уже
пошли в ход и стихи,  и  прочие изьявления,  доступные телефону и Интернету.
Тиля  нашла  пятую колонну, а ничего  не подозревающие  штаты, тем временем,
нашли какую-то  угрозу  для себя на  далеких Балканах. Не там искали. Актер,
тем временем, опять обьявился и,  по  словам Тили,  занимался  исключительно
тем,  что рыдал  в трубку. Грозился перенести войну с Балкан в страну Джона,
что-то такое.
     Джон, тем временем, расстарался, вернувшись  в свою страну, да так, что
хотя туда визу получить  немногим  легче,  чем  в  штаты, Тиле  позвонили из
посольства и по приходу торжественно визой отоварили. Исполнялся-ли при этом
гимн, я не  знаю. Джон  -  то  был уровень! Через четыре с  небольшим месяца
пребывания в Таиланде, Тиля,  без торжеств, отбыла  в  далекую южную страну,
уже  наперед  просчитав,  что долго она  там не задержится,  и что кое-чего,
похоже, она все-таки добилась - опоры в лице нашего великосветского льва. За
это время  - от знакомства с  Джоном до  отбытия - Тиля успела пообщаться  с
неутешным  стюардом,   а   кроме   того,  крепко   подружиться   с  солистом
гастролирующей в самой ударной дискотеке  Бангкока рок-группы,  да  так, что
последние сутки  она  провела исключительно с  ним,  не успев расчитаться  с
кондоминиумом, и пообещав нам, что если она останется что-то должна, она это
что-то немедля вышлет. Тиля отбыла в начале августа,  задумчиво обронив, что
вообще-то она планирует вернуться  сюда в  сентябре  и привезти сюда маму  -
дабы устроить ей праздник. Выяснилось, что Тиля  слов на ветер не бросает...
Улетев, Тиля обьявилась письмом только через - не помню - не то 10, не то 14
дней, хотя  и договаривались, что  позвонит по прилету - просто сказать, что
жива и здорова. Письмо было большим и отчасти триумфальным. Мы ответили тем,
что нас  припекало  -  пришел счет за Тилино  жилье, и маленьким он  нам  не
показался.  Тиля  туманно  пообещала  прилететь  в  сентябре  и  со   счетом
разобраться,  по ее расчетам и подсчетам, он был неоправданно большим. После
чего  Тилю надолго накрыли туманы молчания, а  пара наших  воплей о грядущей
оплате так в тумане и увязли.
     Прошли  и сентябрь,  и  октябрь,  и мы  уже даже перестали вздрагивать,
слыша или видя это имя,  как вдруг в один бурный вечер в начале ноября - как
в ужастиках, шел дождь и что-то сверкало  - раздался стук  в  дверь, и к нам
вломилась  Тиля -  с мамой. После  соответствующих  восторгов Тиля  долго  и
небезинтересно  рассказывала про  далекую южную  страну, а потом  перешла  к
сегодняшнему дню и своим планам на будущее. Выяснилось, что с Джоном у нее в
принципе ничего  получиться  не  может  - по  одной,  действительно,  весьма
весомой причине.  Но  Тиле  и сестрам  ее я  верю только  в конкретностях  -
например, если Тиля показывает на белую стену и говорит, что она белая, я ей
верю на сто  процентов,  при  условии,  что  я стою рядом и  тоже эту  стену
наблюдаю. Все  ее более абстрактные заявления и утверждения, особенно если я
тому не свидетель,  я  воспринимаю как шорохи в ночи - не  то было, не то не
было... Тиля, за время отсутствия, одной этой южной страной не ограничилась,
успев сгонять  в  Москву на встречу  с американским пассионарием российского
производства, и попутно - насколько мы поняли - заглянув неведомыми путями в
Западную  Европу.  Джон  предоставил  ей  главное  - свободу и  материальную
поддержку, мало  того, со слов Тили, он настоял  на ее  поездке в Москву для
последующего прорыва в штаты. Почему она туда не прорвалась, каковы ее планы
-  Тиля   особо  уже  не  распространялась,  но  через  неделю  позвонила  и
попросилась  на  постой - на пару дней, сославшись на нехватку средств.  Про
постоянную  нехватку  средств  у Тили  я  расскажу  далее  -  в  коротеньких
рассказиках, скажу  лишь, что  в нехватку средств  мы верили не более, чем в
окончательную победу коммунизма,  а потому и  отказали, зная, как легко Тилю
впустить и как тяжело потом от Тили избавиться.
     После чего Тиля  опять ушла в туманы, на этот раз бангкокские. В начале
декабря  Тиля вновь обьявилась  - она здесь  и  чего-то выжидает. Моя бывшая
партнерша пошла по ее  стопам - работать она уже практически не работала,  и
от романтической поволоки в глаза начала  спотыкаться. Устав от всего этого,
я плюнул, всадил  ее в Инернет, и уже через 10 дней  она  улетела к счастью.
Кандидатура определилась в основном по одному критерию - готовности оплатить
билет с визой.
     Меня  посетила Тиля.  Как  всегда,  было интересно  и  забавно  -  что,
все-таки,  хорошо с Тилей и товарками? Не соскучишься. Роман на романе стоит
и романом погоняет.  Ведь  почитает  посторонний,  и вряд-ли  поверит! Самое
смешное - нигде никакого преувеличения, наоборот, я о многом - очень многом,
еще и умалчиваю -  иначе  будет совсем уж... Итак, Тиля здесь и  ждет Джона.
Который должен подлететь где-то через неделю-десять дней, его  корпорация до
сих пор не теряет надежды устроить что-то совместное с тайцами.
     С тайцами невероятно трудно устраивать что угодно - а если им на них-же
жаловаться,  они  все  валят  на свою  загадочную  тайскую  душу,  укутанную
тысячелетиями буддийской культуры. Я так про себя замечаю с годами и опытом,
что чем сложнее душа, тем меньше порядка. Если душу народа бесполезно мерять
аршином, уж тем более каким-нибудь презренным футометром, то 99  из 100 этот
народ не пропускает ни одной кочки, чтобы об нее  не споткнуться. Потому что
ему не до таких мелочей, как кочки или там щепки в рубаемом лесу - он весь в
сложностях своих  душевных переживаний. Но вот ведь  странно - где требуется
ответственность, обязательность,  в  общем, где хоть  что-то, да  требуется,
душа усложняется  до  космических  спиральностей - а вот  если надо  что-то,
очень мягко говоря, переварить немножко даром, немножко на дармовщинку - так
тут-же душа становится  распахнутой всем ветрам, как пальто сантехника после
получки. Ох,  загадочная  это  штука - душа  народная! Приношу  извинения за
лирическое  отступление  - итак, должен  подьехать Джон, или  она к нему, на
Новый  Год.  Тиля  поподробнее   рассказала  и  про  своего  американца  еще
советского производства, а также  почему она еще не в штатах. Между  прочим,
для меня  в таких делах - выбить невыбиваемое - Тиля безусловный  авторитет,
без всяких шуток. И если  Тиля отступилась - хотя и, несомненно, временно, -
то вряд-ли кто другой в ее положении способен на такое. Моя бывшая партнерша
начала осаждать посольские  бастионы, а так как она в таких  делах далеко не
Тиля, у меня  появились было  сомнения. Но тут  она  внезапно  Тилю и многих
других  переплюнула и сделала себе  вожделенную бизнес-визу буквально за две
недели, из которых одна приходилась на праздники. Тиля -  это устремленный в
цель универсальный снаряд любого радиуса поражения и пробивания, набитый, на
всякий случай,  всеми возможными видами зарядов -  от  там кумулятивного  до
химического и бактериологического, и  в  зависимости от поставленной  задачи
взрывается именно требуемый. Так такой-то снаряд - и до сих пор без визы!
     Тиля  прямо и однозначно отрезала -  шансов нет, ни на какую  визу,  за
исключением визы невесты, а  таковая  виза  считается  самой нежелательной и
плохой среди наших авантюристок. Или выходи  замуж в течении  там 2  или 3-х
месяцев, или вылетай из штатов с практически потерянной возможностью еще раз
туда вернуться. А выходить замуж наши звездочки очень не торопятся, относясь
к  такому варианту,  как  мышь к мышеловке  с  сыром.  Если,  конечно,  мышь
опытная.
     Так вот Тиля  встретилась с этим  нашим американцем - он был  вывезен в
штаты  еще мальчишкой в те  года правления родной советской власти, когда за
границу  отпускали  исключительно  по  национальному признаку,  причем,  как
многим известно, далеко не  все нации.  Почти не все. Встретилась в  Москве.
Тиле везет на хороших  людей  -  на  всем протяжении  нашей  с  ней  эпопеи.
Американец, назовем его,  например,  так - Пиотр,  был и есть хорош всем  за
одним исключением - он слишком бесшабашен и у него семь пятниц на неделе - а
так как Тиля всерьез  настроилась выйти замуж, ее таковое не устраивало. Она
просто побоялась. Пиотр советуется с Джоном, оба они  - с Тилей,  и никакого
варианта пока  не находят. Либо Тиле находится устраивающий ее вариант, либо
Тиля улетает в южную  страну и  поступает  там в  университет, во  как! Тиля
вроде как посерьезнела и даже сказала мне сегодня,  что деньги  - это еще не
все. Допрыгалась. Но хотелось-бы верить.
     Другая новость - другой  американец, тот самый, первый - оказался еще с
каким характером!  Он  решил жениться на  русской и  не отступит,  пока либо
действительно не женится, либо не сгинет где-нибудь на просторах российских.
Он вот что отмочил - он в одиночку приехал  в Россию, в  Москву и не только!
Причем  постольку,  поскольку визу  американцу  в  Россию  получить немногим
проще, чем русскому - в Америку,  он ухитрился списаться с какой-то девочкой
из ГосДумы, и она не совсем прямыми путями ему  эту  визу сделала. Приехав в
Россию, он начал шляться по ночным клубам и подобному, кроме того, его еще и
в  Таганрог  занесло  -  как  он там  кого-то  нашел,  остается только  диву
даваться, причем таганрогская девушка произвела на него большее впечатление,
чем все остальные, вместе взятые. Но как-бы то ни было, а  он одел с  ног до
головы и  чем-то еще осчастливил 6 (шесть) девушек, включая таганрогскую.  И
все его  надули! Ему наплевать, мало того - ему в Москве очень понравилось -
а был он там в печальный период взрывов. Ну, это давно уже не секрет - очень
и  очень  многие  иностранцы   испытывают  вообще  от  России,  а  Москвы  в
особенности, искреннее наслаждение -  и  многие  остаются! Россия и Москва -
это жизнь, это кипение и энергия - много  риска, но  много и возможностей, и
просто   того,  что  мы  называем  жизнью.  Тилю   он  не  забывает  и  тоже
поддерживает,  так  что  у  нее есть три столпа,  три опоры - да и актер  не
забывает - интересно все-таки, когда и где  и как они встретятся?  Если Тиля
остается здесь до  Нового Года - охотник за нашими красотками прилетит к ней
в  гости.  Начитался  всего  подряд  -  от  Толстого  до,  прости   Господи,
Незнанского или как  его  там,  и вот  заболел не  на  шутку. Те, кто  знает
американцев,  подтвердят  -  мало  кто  из  них  на  такое  способен.  Итак,
продолжение следует?



3. Тиля и рыночная экономика.

     Прежде   всего  хочу  отметить  свое  искреннее  восхищение  Тилей  как
предпринимателем.   Тиля  очень   быстро  сориентировалась,  определилась  в
ситуации,  которую  можно,  пожалуй,  охарактеризовать,   как   классическую
рыночную, и выжала из нее, и продолжает выжимать, максимум возможного. Итак,
что имеется?
     1.  Товар   -  Тиля:  красота;  сексапильность;  технология  поведения,
доведенная   до   совершенства;  хитрость;  бешеная,  когда  надо,  энергия;
целеустремленность.
     2. Рынок  сбыта  -  ДЕСЯТКИ  ТЫСЯЧ  желающих по  всему  миру,  жаждущих
обзавестись  красивой  женой   или  подругой  -  особенно   много,  отметим,
американцев.  Американский  рынок сбыта воистину  неисчерпаем, за  что  наши
искательницы счастья должны, видимо, горячо и искренне возблагодарить прежде
всего  американских женщин. Если  исходить из пословицы - от добра добра  не
ищут - то в  Америке  с добром такого  рода тяжелейший  кризис.  Не менее 80
процентов  всех запросов было именно из США, потом  идут Канада,  Австралия,
Европа и уж потом все остальное.
     3. Собственно механизм  реализации  - великий, могучий, фантастический,
всеохватывающий,  всепозволяющий  Его  Величество   Интернет.  Кроме   того,
желательно,  даже  необходимо,  наличие  устойчивого островка  за  пределами
Отечества - для, так сказать, непосредственной демонстрации товара и ведения
прямых переговоров.
     На первом этапе требуются  также, если первоначально они отсутствовали,
знание английского -  совершенство  владения языком тут требуется не  более,
чем  знание  языка  мумба-юмба президенту России при встрече  с  президентом
великой державы Мумба-Юмба. Словарный запас любви, особенно на первом этапе,
очень скуден, если исходить из нашего с Тилей опыта. Требуются, если не было
таковых, навыки  в компьютере,  некоторое  знание  Интернет  и путей в  нем,
интуитивная психология.  Лучше всего, при отсутствии вышеуказанного, наличие
под боком человека, который способен провести через  первые рифы  и барьеры,
подсказать, составить первые  тексты и  так  далее -  наставника.  Наверняка
срабатывают, конечно, и всякие расплодившиеся  платные службы  знакомств, но
они больше похожи на конвейер по производству сосисок - оформление, тексты и
общая   атмосфера,   заимствованная   из   публичного   дома,   вызывают   в
впечатлительном человеке чувство глубокого омерзения.
     Но в данном случае речь вообще  не о том - не о поисках единственного и
неповторимого (заметим в скобочках, что все равно, по большей части, не  так
это поиски неповторимого, как попытка вырваться куда-нибудь туда - к  огням,
деньгам, ну и просто спокойной, уверенной жизни) - так вот у нас речь идет о
образе жизни, а тут все надо делать на совесть, т. е. вручную.
     Еще одно очень  важное требование -  владение собой и своими чувствами.
Как говорит Тиля, она себе такой роскоши -  влюбиться, позволить  не  может.
Как я уже и писал, про детали, конкретику такого рода деятельности я умолчу,
дабы не превращать свое повествование в самоучитель искательницы принцев.
     Я, конечно, статистики не вел,  но  могу с уверенностью сказать, что из
одного улова практически гарантированно  найдутся 1-2 серьезно  настроенных,
серьезно увлекшихся и готовых рискнуть. Далее следуют  оживленная переписка,
долгие  и задушевные разговоры по телефону, сопровождаемые  продуманной и не
слишком щедрой  подкормкой  в виде фото - фото должно  быть  чем больше, тем
лучше, на  все случаи  -  одному  лучше одно,  другому другое.  Материальная
поддержка претендента - это  не только  необходимо  само по себе,  это еще и
определенного рода гарантия ЕГО серьезности.  Ну, и окончательное - встреча.
После  которой отношения либо достигают,  так сказать, апогея, либо нет - но
не  прерываются!  Все  встретившиеся  с Тилей,  независимо  от  результатов,
продолжают состоять  с ней в переписке и  постоянно, или от случая к случаю,
материально помогать.
     Был-ли со  стороны Тили обман? Ни  в коем  случае -  Тиля предлагала  и
демонстрировала то, чем она являлась и что было на самом деле. Нет, конечно,
Тиля много  и  усердно работала над  своими фото,  Тиля - отдадим  должное -
после  первых стандартных  писем остальные писала сугубо индивидуально,  она
любила их писать, причем - тактика! - каждый корреспондент полагал себя если
и  не  единственным, то занимающим исключительное  место.  Но  я не знаю  ни
одного из с нею встретившихся, кто бы не увлекся ею, при личной встрече, еще
больше  - иногда просто не терял голову. Тиля давала им шанс  - встречайся и
покоряй. Тиля  маскимально упрощала саму процедуру встречи, избрав ее местом
приятный и понятный Бангкок, а не сумасшедшую родину, тем самым внося в нее,
вдобавок, столь любимый Тилей и сестрами ее привкус романтики в их понимании
- пальмы, отели, море,  звезды и  так далее.  Одним словом, шелест  прибоя и
атмосфера любви - за счет заведения.
     Компания  <Тиля  и  К>,  таким образом,  встала на ноги  и  маскимально
выгодно  использует   свой  уставной  капитал.,  реализуя  его  в  виде  как
непосредственно конвертируемых  валют,  так и общей красивой и романтической
жизни. Насколько я  понимаю Тилю, она не  особо там преувеличивает,  говоря,
что ее мечта -  семья и дети.  Другое  дело,  что  эта  ее  мечта  несколько
абстрактна по времени - вот тут она явно преувеличивает. Ей  сейчас семейная
клетка вряд-ли нужна, в силу еще пока громадного неистраченного потенциала -
жажды красивой, порхающей жизни. Совсем  недавно Тиля кочевала  по степям  и
бездомно бродила по Москве - и вдруг перед  ней открылся если и не весь мир,
то очень многое.  Международные тусовки, бешеный успех, общая и беспрерывная
атмосфера  праздника  и расслабления - менять такое на  клетку семьи, даже и
золотую, вряд-ли ей  улыбается. Есть, конечно, определенная  неуверенность и
нестабильность - но на то он и рынок! По всей видимости, Тиля покрутится еще
несколько лет, поупивается успехом и потом тщательно выйдет, наконец, замуж.
Если, конечно, ей не подвернется что-то действительно настолько стоящее, что
перетянет все прелести ее настоящей  жизни.  Если  это не прекрасный  пример
организации и ведения дела - то что тогда?


4. Тиля - тактика ближнего и дальнего боя.

     Мудреной  тактику Тили  не  назовешь,  но  у  этой  тактики  есть  одно
несомненное   достоинство   -  она  срабатывает,  как  выстрел  снайпера  по
неподвижной мишени, или любителя - из обреза в упор. Промахов не было, или я
о них не  знаю. Итак, тактика боя дальнего - посредством Интернет и телефона
- невинный голос  и  беспомощные письмена  хрупкой,  одинокой, затерянной  в
джунглях девочки. Каждое  слово, каждая мысль,  эмоция отдаются ему и только
ему, тому то  есть, кто там в данный момент на связи. Тиля никогда никому не
говорила, что у нее нет никого - и вот он появился. Тиля в упор лепила всем,
пробивая любые бронежилеты, что да, что у нее есть! Есть один друг, еще один
- приятель,  но  ведь  это  все не ты! Иногда,  впрочем, чувствуя,  что рыба
основательно  на крючке, Тиля зарывалась и говорила пооткровеннее - но когда
негодующая рыба  начинала слишком  сильно  дергаться и могла соскочить, Тиля
отрабатывала  назад и что-нибудь придумывала. Как уже и писал, каждый должен
был думать, и думал, что он не  один - между прочим, это тоже важно,  этакий
дух состязаний, чтобы  не расслаблялись -  но каждый-же и думал, что он  все
равно  занимает некое  особое  место  в силу  своих  особых  качеств.  Когда
контакты  переходили  из  виртуальной реальности  в  реальность живую,  Тиля
становилась уже совершенно неотразимой. Ее глаза, при каждом удобном случае,
да и неудобном тоже, окунались в  глаза  контактера - его глаза! Неослабное,
искреннее, глубочайшее  внимание ко всем  его  словам  и  мыслям.  Это  было
единственное, что для  нее в данный момент  существовало - между  прочим, не
так уж и неискренне. Новый  человек, новые возможности, масса  чего-то, чего
она не знала и могла упустить - новичка необходимо было ошарашить так, чтобы
он потерял способность что-то там  про себя соображать и вообще оглядываться
по  сторонам  -  без команды.  Без  искренней игры такая глушиловка  была-бы
невозможна. Наблюдать все это было истинно наслаждением.
     Меня, впрочем, всегда одно ставило в тупик - ее игральный набор, вся ее
игра были отнюдь не Большим Театром или МХАТ.  Относясь  к  ней мало-мальски
нейтрально, человек  не мог не замечать игры - расчетливой и направленной на
одно,  всегда и  только на  одно -  выгоду сейчас  или в  будущем,  пусть не
ближайшем. Но ловились все! Даже умные, не в том дело  умные - тертые, битые
мужики! Это как  понять? Я понимал, и понимаю, так - ослепленный ею  заранее
виртуально или сразу визуально, человек напрочь терял способность к анализу,
т.  е.  впадал в то состояние,  в котором  любой  недостаток обьекта страсти
становится  дороже, чем несомненные  этого  обьекта достоинства. Но! Все те,
кого она бросила - походя или с даже некоторыми переживаниями - все готовы -
да что там готовы, воют от готовности! - принять ее обратно. Обвинив во всем
себя, а не ее. Каково, а?
     Тиля,  повторяюсь,   предпочитала   никого   не   терять,   при   любых
обстоятельствах. Тилин принцип  - полностью отработанного обьекта, ни на что
уже  негодного,  не   бывает.  Кто-нибудь,  когда-нибудь,  зачем-нибудь,  да
пригодится, а потому связь надо,  по возможности, поддерживать со всеми. Она
и не теряет. Обьекты,  как я только что писал, ждут. Тиля тоже. Обьект  ведь
может и подпрыгнуть - перейти, то  есть, в связи со своим резко изменившимся
материальным и не только статусом, из разряда отработанных в разряд требущих
уточнения, или даже требующих немедленной разработки.
     Просила ли Тиля, у новой жертвы, материальную помощь напрямую?  Да  нет
конечно! Уже во втором письме претендент, обычно, взволнованно спрашивал - а
как ты, стебелек, живешь? Стебелек умирающе шептал, что  чьими-то молитвами.
Ищет работу, перебивается от случая к случаю, но все это неважно, она просто
очень рада  возможности  пообщаться и не  хочет ни на что  жаловаться, и так
тяжело.  Разрывная  пуля  причинила-бы  меньше   страданий  чуткому  сердцу!
Опять-же, статистики не вел, но через пару недель маскимум стебелек мчался в
банк  -  получать подкормку.  Кроме  стандартных  схем,  Тиля  очень  любила
импровизации,  позволяющие  откусить что-нибудь незапланированное. Так, Тиля
единственный человек в  Таиланде,  которого я знаю, - и единственный случай,
про который я слышал - у  которого украли деньги. Крали у нее эти деньги или
нет, для  меня это навсегда останется такой-же загадкой, как например, тайна
партийного золота  или  в чем они там хранили добычу. Факт  тот, что немедля
после этой самой кражи Тиля кинулась  оповещать о том всех своих опекунов, и
ответ не  замедлил себя ждать.  Мне  кажется,  за  неделю  после  кражи Тиля
собрала больший урожай, чем за пару месяцев спокойной  трудовой своей жизни.
Затем  была  эпопея с компьютером - в силу  одной черты своего  характера, о
которой  я подробно  еще напишу, Тиля представить себе не могла, как это она
на свои кровные  -  а для нее кровным становилось все,  попавшее в ее  руки,
неважно как, - так вот как это  она может что-то  купить на свои,  если есть
возможность  получить  в подарок. Требуется  одно  - довести до  подсознания
имевшихся в ее распоряжении  обьектов  необходимость  такого  рода  подарка.
Компьютер  и  Интернет были для  Тили орудием  производства, немногим  менее
важным, чем таковые являются для меня. Зная, что деньги у нее есть и никаких
таких материальных потрясений у нее нет и не предвидится, я предлагал ей, не
раз,  сходить  со мной в компьютерный супермаркет и  купить комп б\у, более,
чем  достаточный, по характеристикам, для ее промысла. Ведь она в  состоянии
была проводить за  компом в Инете сутки напролет, а между тем ограничивалась
парой часов, тройкой от силы, упуская, быть может, немалые возможности. Быть
может, шанс  ее  жизни! Тиля уперлась - комп  ей нужен  был либо подаренный,
либо  никакой - т.  е. наш. И  Тиля  начала кампанию  по получению в подарок
компьютера, беспрерывно  всем жалуясь, как она ограничена в общении, как  ее
только и делают, что от компьютера отгоняют,  как муху какую. Я не знаю, что
конкретно она говорила  и писала своим подопечным, но через пару недель, или
три,  компьютер  примчался  в  джамбо-боксе,  службой  ДиЭйчЭл,  прямиком  с
компьютерной родины, из Калифорнии. Мне с этим компьютером пришлось  столько
повозиться,  что я вот  сейчас пишу и содрогаюсь, его вспоминая,  но это уже
другая история.
     Другой Тилин принцип, свято ею хранимый - ни с кем  не ссориться! Ни по
какому  поводу! Любой человек, попавший в сферу Тилиного влияния или Тилиной
жизнедеятельности,   рассматривался   ею,   как    потенциальный    источник
чего-нибудь, а чего и зачем, жизнь покажет. Тиля  все делала, и делает,  или
не делает,  невинно. Прямо  ее ни  в  чем  не упрекнешь. А если, доведенный,
соберешь в  кучу  все  факты и  продемонстрируешь,  Тиля девственно  хлопнет
ресницами и стандартно мяукнет - так надо-ж было мне сказать!  Так мне-ж и в
голову не  пришло! Стоит-ли  говорить,  что в  голову ей  не приходило  и не
приходит только то, что  требует отдачи.  А не  наоборот. Тиля может со всем
подряд соглашаться, или наоборот,  в зависимости от того, как  она оценивает
ситуацию и возможные последствия.  Установленными для себя  правилами  игры,
вбившись  в броню прикрытой невинностью и непониманием непрошибаемости, Тиля
напрочь  лишилась  возможности   искренне  что-то  сделать   или  на  что-то
отреагировать.  Достучаться до  нее невозможно,  и насколько я понял,  такая
игра, рано или поздно, лишает человека видения - он распространяет свою игру
на всех, без разбора, будучи уже  не в состоянии ни  остановиться в игре, ни
как-то вырваться из того стойла, в которое он сам себя  загнал. Единственный
способ лишить  себя  Тилиного общества - ну, все-таки, при условии, что Тиле
ты зачем-то, да нужен - это прямо, бесповортно и - ввернем  любимое словечко
нашего гиганта  - однозначно, послать ее. Другого  не  существует. Можно как
угодно жестко говорить ей о сомнительности ее поведения или там странностях,
мягко  говоря,  характера, но  если за этим не  последует отлучения от дома,
ровным счетом  ничего и  не произойдет. Тиля будет недоумевать, хлопать себя
по бедрам, Тиля  даже не преминет запустить слезой и потребовать фактов!  Но
Тиля не обидится. Себе дороже, как говорится. Кстати о фактах - я еще напишу
и про факты, но повторяю - Тиля  нашла идеальную, или практически идеальную,
линию  поведения,  не дающую возможности  упрекнуть ее  или поймать в чем-то
прямо.  Все  копится, копится, и становится, в конце-концов, невыносимым - а
ничего конкретного вроде и  нет. Понятно, когда  речь идет о покоренных ею -
но  вот когда речь идет о  тех,  кто не пылает к ней страстью,  но  для  нее
необходим,  то  тут наблюдаем следующее - те, кто  достаточно  прям и  груб,
чтобы,  разобравшись,  послать   ее,  ее   не  интересуют   -  так  сказать,
неоперабельные.   Тиля   умеет   находить  тех,   кто  будет   стесняться  и
деликатничать до  конца, кому  проще терпеть,  чем послать, и доить таких до
упора. Достаточно недальновидно для нее, но что-то  изменить она не в силах.
Об этом подробнее потом, впрочем.
     Еще одна забавность,  проистекающая из этого Тилиного кодекса поведения
- невозможно не смеяться,  когда  Тиля, например,  желает откушать не просто
так, а максимально  бесплатно. Отыскав подходящего  придурка,  Тиля способна
разыграть с ним целый спектакль - Тиля внезапно  увлеклась! Придурок, скорее
всего, впервые в жизни стоял рядом  и тем более общался с такой красоткой, а
потому  следовал согласно намеченному Тилей плану,  совершенно  сам себя  не
контролируя, как мешком хлопнутый.
     Пишу,  и самому  нехорошо  становится - страстей  напустил!  Ищу в Тиле
что-то  положительное.  Не знаю,  но  на  всякий  случай при последней нашей
встрече  я  ей  пару  тестов  подкинул.  С  одного  ей  может  что-нибудь  и
отгрызться, а вот другой - чисто для души ее. Посмотрим.


5. Тиля и анатомия одной патологии.

     Тиля  бесконечна  в  доблестях  своих.  Тиля  приходила,  поедала,  что
подвернется, не  особо  на нас при том оглядываясь, и быстренько  падала  за
компьютер, если он  был свободен. Тиля никогда, ни разу не спросила, сидя за
компьютером -  ребята, а может, я мешаю? Ни  разу! Тиля  сидела,  пока ее не
сгоняли.  Причем,  по  первости, если  сгонять пыталась  моя партнерша, Тиля
могла и весьма по-хамски ей ответить.  В конце-концов,  я вынужден был прямо
ей сказать о желательности, о принятости,  наконец, среди  нормальных людей,
не только мойки за собой  посуды, но и вежливости  по отношению к хозяевам -
самой элементарной.  Тиля  не  утруждала  себя предварительными  звонками по
телефону  перед визитом к  нам -  мало  того,  она  и стук  в дверь  считала
излишеством.  Тут  редко кто запирается,  как-то не принято.  Тиля правильно
расчитала - а вдруг мы заняты и нам не  до нее? А ей теперь что, ждать, пока
мы там освободимся? Не проще-ли войти и заняться своим, Тилиным делом?
     Дальше  - больше.  Тиля  упорно столовалась у  нас и со свойственной ей
чуткостью  напрочь  не  замечала  наши  финансовые  затруднения.  Кто-б  что
говорил, если-б она бедствовала! Так отнюдь - она  <зарабатывала> не меньше,
чем мы оба, вместе взятые, при вчетверо меньших расходах. Ну, получив деньги
-  ты  хоть  коробку  молока-то  купи! Нет, это  было выше Тили. Как-то раз,
будучи  вместе  с моей  партнершей в магазине, Тиля,  правда, купила рыбу  -
самую  дешевую,  сказав при этом, что ей хочется попробовать, что  же это за
такая самая  дешевая у них рыба?  Она ее и  приготовила. Попробав кусочек, я
эту рыбу  есть отказался.  Для безопасного употребления такой рыбы надо было
быть сапером или часовых дел мастером - рыба оказалась невероятно костлявой,
хуже наших карасей или что там у нас самое костлявое.
     Тиля   оказалась   элементарным   жлобом,    дальнейшее    показало   -
патологическим жлобом, хотя  собственно, жлобство и есть уже патология. Жлоб
-  это  такое существо,  которое  уже  неспособно  различать разницу  между,
скажем, бумажкой в одну условно-зеленую единицу, и бумажкой в сотню. Поясняю
- если жлобу поставить задачу - вот, кладем на стол перед тобой две бумажки,
впереди - стоимостью  в одну условную единицу, сзади за  ней другую - в сто.
Твоя задача  -  отодвинуть бумажку единичку,  и взять бумажку сотню.  Берешь
единичку -  теряешь сотню. Жлоб  довольно хихикает и потирает руки. Но когда
он  видит перед  бумажку с  задачей  ее  отодвинуть  -  все  его  умственные
способности полностью теряются и в силу вступает могучий жлобский инстинкт -
жлоб  не в  состоянии  откинуть  бумажку! Денежку! Жлоб хвататет  эту  самую
несчастную единичку, чтобы уже через мгновение  жалобно завывать и рвать  на
себе волосы - сотню  то он  потерял! Жлоб  не  может  соразмерять  усилия, с
одинаковым отчаянием он бьется как за доллар, так и за тысячу  - очень часто
на  такой   несоразмерности  и   проигрывая.   У  жлоба,  впрочем,  есть   и
положительное  качество - он  предсказуем. Его просчитать так же легко,  как
например, очередную  пламенную речь товарища,  скажем, зюганова. Между  ними
вообще много сходства.
     Так  вот  еще одним источником  нашегос партнершей  веселья  стала  эта
Тилина неуемная страсть к денежкам - ну, вообразите:


Тиля и тазик.

     Когда мы переехали,  а Тиля осталась в нашей студии, мы забрал с  собой
свой таз. Для  стирки. В Таиланде, как  и  везде, есть вещи  дорогие  - вот,
ювелирка например, коей Таиланд славится,  а есть и не очень дорогие, в  том
числе тазики. Тазик  можно  купить за что-то там порядка 80 центов,  что-ли.
Тиля долго ходила к  нам и  заимствовала наш тазик.  Возвращать  его  она не
любила - или, по  ее выражению, ей как-то и в голову не приходило - в общем,
Тиля устала от нас и наших к ней визитов за тазиком, и наладилась для стирки
всяких  мелких  вещей использовать  тридцатилитровую бутыль  из-под питьевой
воды, обрезав ей верх, используя наш таз  только для стратегических стирок -
постельного  белья,  полотенец.  Бутыль  оскорбилась и резала ей  руки. Тиля
долго и упорно терпела. Затем Тиля подселила к себе одну таечку, не преминув
прочно  завладеть  ее сотовым телефоном.  Таечка  руки резать отказалась,  и
тазик, наконец, был куплен.


Тиля и подружка.

     Таечку Тиля подселила, потому что,  как она нам говорила, она одна жить
не может. Ей скучно.  Т. е. инициатива  исходила от Тили. Таечка работала  в
центре, а жила далеко на окраине, да и условия  были хуже - она жила  в доме
типа хрущевки - т. е. никаких там излишеств с бассейнами и спортзалом. Через
неделю, или меньше, посчитав, что  таечке уж слишком  хорошо  и  добродетель
должна  вознаграждаться,  Тиля  сказала ей,  что  вообще-то коли  они  живут
вдвоем,  то и  платить  надо  поровну.  Месячная  стоимость  Тилиной  студии
равнялась месячной зарплате таечки. Таечка пригорюнилась и платить - столько
-  отказалась,  она  была просто не  в состоянии. Тиля за  таечку долго  все
вычисляла и  наконец  определила сумму,  которую  та могла платить без риска
умереть с голоду. Одним словом, платить таечка стала. Затем, через некоторое
время безмятежности и благолепия, Тиля примчалась к нам в слезах и почти что
с  приступом -  у нее  пропали  деньги! Кроме  таечки, некому!  Что  делать?
Попросить   таечку  вон?  Так  она  уже  деньги  отдала,  за  жилье.  Неужто
возвращать? Тиля страдала. Тиля  пошла  к таечке и  спросила  ее, не  она ли
украла у Тили денежку? Таечка, естественно, возрыдала и сказала, что не она.
Рыдали обе, но как-то поладили. Потом денежки пропали у таечки.  Потом  Тиле
пошла массированная гуманитарная  помощь - через банк,  с нескольких  концов
света  сразу, и мы окончательно плюнули на попытки понять,  что-же произошло
на самом деле. Потому что уж больно выгодной оказалась для Тили эта кража.


Тиля и Тилин день рождения.

     Я  уже  писал,  что  Тиля   познакомилась  и  подружилась  с   солистом
гастролирующей в самой ударной дискотеке Бангкока рок-группы. Дни рождений у
них совпадали. У  Тили, как  у многих,  насчет  дня рождения был бзик - день
рождения надо торжественно отметить, по возможности - необычно, чтобы  было,
что  вспомнить в  разговорах с подругами. Сам  по себе сценарий дня рождения
уже утрясался - день  рождения солиста  этой, ставшей в Бангкоке популярной,
рок-группы,  обещал быть  бурным. Никакие расходы Тиле  не угрожали. Но была
одна вещь,  которую  Тиля почитала  за святую  на  день рождения  - торт  от
именинницы. Не помню, по какой причине, но  выпечка торта вручную  отпадала.
Торт  надо было заказывать. Вот тут-то и  начались  терзания. Тиля настолько
уже  отвыкла  за  что-либо  платить, что даже  мысль  о оплате  казалась  ей
нелепой. День близился,  а выхода не намечалось. Тиля обегала все пекарни  -
везде можно  было заказать  что-то дешевое, такое,  чтобы навсегда отпугнуть
гостей,  а что-то  приличное прилично и стоило. Не знаю, собственно, что для
Тили  был приличной  стоимостью - насколько я понимаю,  все то, за что  надо
было платить. И при чем тут цена?
     Некоторое  время Тиля  носилась с  романтической идеей,  которую я  ей,
насмотревшись на  муки ее, в  шутку  подбросил. У Тили и моей партнерши  был
друг по переписке в Москве - вернее, завела-то его партнерша, а потом Тиля с
ним, еще в Москве  будучи, лично познакомилась, с нашей  подачи, и даже пару
дней пожила. Так вот - он возглавлял компанию, занимающуюся, помимо прочего,
еще и выпечкой тортов.  Тиля затеяла с ним переговоры  на предмет высылки ей
торта. Бесплатно и романтично. Не получилось, тоже  уж не  помню, почему.  А
день - все ближе. Тиле оставалось одно - она решила взять торт штурмом. Тиля
начала  ходить  по кафе  -  тем, что  имели  свою  выпечку, и  сквозь  слезы
рассматривать произведения кулинарного искусства. За два дня до празднеств -
сработало.  К ней,  беззвучно  рыдающей в  ресторане  известной в  мире сети
ресторанов  и  выпечки,  подошел  глава этой  сети  в  Таиланде и  участливо
спросил, в чем дело. Тиля доходчиво обьяснила. На день рождения она пришла с
пышным тортом.

     Жлобство,  на  мой  взгляд,  сродни врожденной  болезни -  алкоголизму,
например. Т. е. такая  штука, с которой, в принципе, можно бороться, обладая
склонностью к самоанализу и хотя-бы зачатками силы воли. Тиля и сестры ее от
самоанализа бегут, как черт от ладана. Сила воли - все их силы направлены на
одно, и это одно прямо противоположно тому, что мы называем борьбой человека
с самим собой - за право оставаться человеком.  А потому жлобство,  в данном
случае, иссушает окончательно. Кроме того - это мое личное мнение - жлобство
человека  очень сильно ограничивает, сужает.  Жлоб взлететь  не  может, жлоб
может  только  подпрыгнуть.  Наблюдать  жлоба,  иметь с  ним дело  -  иногда
забавно, иногда  мерзко,  иногда  опасно, но чаще  всего  - грустно. Грустно
смотреть, что человек сам с собой вытворяет - ради чего? Об этом ниже.


Тиля и сестры ее.

     Итак,  Тиля и  сестры ее по  духу  и устремлениям  -  как  описать  это
явление?  Сразу  хочу  сказать,  они  не  проститутки. Каждую  свою  жертву,
спонсора  там,  любовника или, наконец,  мужа, они тщательно  выбирают. Если
обьект противен им физически или в  силу иных  критериев, они, скорее всего,
физической близости не допустят. Их потенции - физические и интеллектуальные
-  дают  им возможность  выбора, и заметим,  выбора неплохого. То есть  они,
скорее, подходят  под определение - стерва. На  мой  взгляд, проститука куда
честнее.  Дело  в том, что  проститутка  работает телом  и  только  телом  -
кратковременная сделка. Ни проститутка не лезет в душу клиенту, ни он к ней.
Заплатил, получил, и до свидания.
     Иное  дело мои героини. Им  денег, как это может ни странно показаться,
мало. Им надо душу. Они изо всех сил стараются, намеренно и ненамеренно - то
есть,  уже  просто  подсознательно,  обьект  именно  покорить  -  собой.  Им
частенько обьекты, с  которыми они  физической близости не допускали, важнее
не менее обьектов, так сказать, окончательных. Те, кого они бросили, им тоже
нужны -  покоренные, ждущие, страдающие.  На мой взгляд,  они таким  образом
самоутверждаются,  и  такая отдающая  вампирством  подкормка  им -  как  мне
кажется -  физически необходима, не меньше,  чем деньги.  В  этом смысле  их
идеал  - бесконечно ждущий, беспрерывно страдающий, всегда готовый прибежать
обратно, будет в нем нужда, брошенный ими поклонник.
     Их  истые  устремления им  самим  известны менее, чем  кому-либо.  Или,
вернее, они сами себе  в этом боятся признаться. Ничего там возвышенного или
достойного  пера Достоевского  -  все  тот-же,  набивший  оскомину, набор  -
красивая жизнь и прочее, а принц достойно эту кучку венчает.
     Кстати  принцы  есть их  самое  слабое место  - сколько я  за  ними  ни
наблюдал, исключений не было - они исключительно падки на таких-же, как они,
рыцарей красивой жизни, которых они и  принимают  за  принцев.  То,  что  мы
привыкли называть  плейбоем. Их  идеал - плейбой  с  деньгами  и положением,
страстно в  них влюбляющийся.  Плейбоев с деньгами  не так  уж много  в этом
мире, а  если таковой и подвернется, то тут нашла коса на  камень  - плейбой
способен на любовь не более, чем голодный крокодил - на спасение утопающего.
Поигрался, бросил, и  поскакал  себе на  своем белом меринке дальше. Хорошо,
если  ничем  не  наградил  на прощание.  Так вот таким  -  они могут всерьез
увлечься.
     Родственные души, кто кого. Кроме того, от любви тут очень мало  чего -
это все то-же чувство  собственности и  необходимости покорять.  А так,  как
покорять  там нечего, то и получаются страдания. Потому что покорять что-то,
души не  имеющее, так же сложно, как  ловить черную кошку  в темной комнате,
особенно если ее там нет. В таких  сложных случаях нашим героиням необходима
определенная сила воли - те,  кого я знаю, такой волей обладали, и серьезных
последствий избегали.
     Что такое любовь  в их  понимании? Коню понятно, что очень многое - они
этим  живут.  Я  так  грубо,  потому  что  все это, любовь  там,  романтика,
ответственность у них поставлены с ног на голову. Все эти возвышенности - от
любви  до ответственности и заботы о ближнем, уж как минимум требуют,  чтобы
всуе их  не упоминали.  Как  максимум  -  они  требуют  того,  что  требует,
собственно, вся жизнь  и  все в ней,  если говорить  о жизни человека,  а не
растения  или  мелкого хищника. Так  вот  -  требуются тяжкие  вещи  - труд,
самоотдача, самоотверженность  даже. Они и только они делают из увлеченности
чувство, а не мелкую страсть,  похоть или удовлетворение инстинкта охотника.
Любовь,  на  мой  взгляд,  это  такое  двухстороннее   движение  -  оба,  по
возможности, равны,  оба дают,  оба  берут. Оба  должны  быть достойны  друг
друга. Если  один  только берет, то это уже немножко  не  любовь, и  даже не
потребительская кооперация - это оккупационный режим с коменданстким часом и
карточным  распределением. Вот  почему  все  мои  героини предпочитают  одну
формулу любви  - <любовь зла,  полюбишь  и  козла>.  Или, если обмазать  для
удобоваримости чем-нибудь романтическим - <люби  меня, какая я есть>. На мой
взгляд,  для того, чтобы полюбить  козла, надо либо быть козлом, либо в него
превратиться -  как-бы там любовь зла ни  была. Инстинктивное желание именно
слепой, нерассуждающей любви свойственно  вообще многим  слабым людям, а  уж
моим героиням  тем более  - им по статусу такая любовь необходима. Как-бы их
не тянуло на плейбоев, их добычей становятся другие - те,  кто их питает,  и
не  только материально. Добыча может  и встрепенуться,  очнуться, наконец, и
задаться вопросом  -  а  как это меня угораздило? И даже  сбежать может,  не
отдав  положенное.  Что  может быть лучшим  парализатором,  чем  ослепление,
страсть? Техника такой общей анестезии тоже  достаточно проста, почти один к
одному  -  из  многочисленной  любовно-киношной  классики - от  беспрерывных
поцелуйчиков  и  сжатий в обьятиях  до пикничков  на животах. Если  за  день
обьект обнял  и  поцеловал  15 раз - все  в порядке,  если 10  - необходимый
срочный укол. Любовь,  таким образом, приобретает явно выраженное сходство с
Уставом, предположим, караульной службы - определенный набор жестов, команд,
выражения лица, реакции и поведения.  Что  там за  этим выражением  лица или
жестом скрывается - наших героинь не интересует вовсе - постольку, поскольку
выпоняются  команды  и  все вообще происходит  согласно  Уставу и очередному
любовному шедевру киноэкрана.
     Про  романтику  вообще помолчать-бы - настолько она  уже забита, но  не
могу не  затронуть - хотя  скорее  всего,  я  тут несколько и преувеличиваю.
Недавно я был в  Лаосе, его столица Вьентьян  буквально набита туристами, за
исключением  российских  и эсэнгэшных.  Народ  прет  за романтикой - в Лаосе
девственные джунгли, нетронутые цивилизацией племена и  деревни, первобытный
быт и практически полное  отсутствие 5-ти звездочных  отелей.  Экстремальный
туризм -  идущие в  джунгли  без сопровождения, очень  часто  в  джунглях  и
остаются.  Наши  героини  такой  туризм  не  понимают.  Лезущие в горы  тоже
искренне им не нравятся,  пока они в горах - только когда они внизу, в лучах
горней  славы. Яхты  их привлекают,  когда  они грациозно скользят  по глади
безопасной  бухты, желательно в пределах  видимости  тех, кому  яхты  не  по
карману. И так далее. Однако-ж на словах наши героини - сама романтика, хотя
что это такое, они не понимают и  никогда не поймут, для них романтика - это
нечто, поддающееся конкретному измерению, как  то -  количество звезд отеля,
название  дорогого  курорта,  стоимость  внезапно купленного  подарка.  Меня
искренне забавила и забавит страсть  ужинать при свечах  - насколько я  знаю
жизнь и людей, те из них, кто действительно что-то в  этой жизни значит, еде
вообще мало  значения  придают (постольку, разумеется, поскольку  вопрос еды
разрешен в  принципе  и не стоит  насущной  проблемой) - заглотил калории, и
пошел себе дальше. Можно  устроить редкий  праздник, но и  не более. Но наши
героини искусству поглощения  еды придают  огромное значение,  со  всем его,
также  киношным,  антуражем.  Процесс  романтического   поглощения   котлеты
растягивается  на  часы, трещат  и чадят свечи, побулькивает вино,  сверкают
ножи, зубы, вилки и глаза любимой... Для меня, сколько я ни попадал на такие
священнодействия,  все это было невыразимо скучным и тягостным делом - я или
выбегал из-за  стола каждые  10 минут,  дабы отдохнуть  в  сторонке, куря  и
матерясь, либо начинал  пить  водку. Водка примиряла,  и даже несчастная эта
котлета, действительно,  начинала  вызывать  умиление.  Повторяю,  моя точка
зрения достаточно  спорна - но я считал и считаю, что высочайшее наслаждение
проистекает из души, из разума - следствием предварительной тяжелой  работы,
напряжения.
     Удовлетворение  чувства голода не есть  искусство,  хотя его  таковым и
сделали. Но когда оно искусство, оно уже не удовлетворение чувства голода. В
этом смысле, мне жалко как  наших героинь, так и многих прочих схожих с ними
-  тех,  то   есть,  кто  пытается  выжать   максимум  из  чистно   животных
удовольствий,  нам  доступных  - таких причем,  которые  никакого  труда  не
требуют - не надо университетов кончать, чтобы оценить вкус котлеты. Месяц -
два  пошлялся  человек по дорогим ресторанам,  нахватался,  и вот  он  уже и
знаток стал, и  брезгливо морщится - чего-то куда-то недоложили,  а  чего-то
пересыпали, и вообще  такое блюдо  могут готовить только  в  одном  месте  -
непременно туда загляните, если действительно хотите узнать его неповторимый
вкус. Культ  еды, культ одежды,  культ авто и так  далее. Избитые истины, но
истины тем не менее. Познать прелести всего вышеперечисленного особого труда
не представляет  - были-б деньги. Я познавал, и лично мне интересней в запой
уйти, чем в гастрономические или подобные изыски.  Интеллектуально богаче, и
для здоровья полезнее. Так вот - мне их жалко, потому что они не в состоянии
насладиться - полетом. Прыжки в ширину или  дремучее переваривание - вот  их
скорбный удел.
     Как  правило, мои  героини  не  любят ничего  резкого, крутого, что-ли.
Слащавая музыка, слащавые духи,  слащавые фильмы, тянучая паутинистая  речь,
липковатые манеры. Они очень  сентиментальны, ну  совсем, как  эсэсовцы. Они
очень чувствительны и нежны - во всем том, правда, что касается их лично - а
на деле  не каждый уличный  криминал  настолько  циничен и  жесток, как  мои
звездочки. Их  надо слушать  -  все то,  что  они говорят о самих  себе, все
абсолютная правда - только ее надо перевернуть  на 180  градусов. Все, в чем
они обвиняют других, очень часто нелепое и  оскорбительное - так вот это все
они и делают. Они обвиняют других в том, что  они - делают.  Мало того - они
не  могут  совершить  гадости,  предварительно  не обвинив  в  ней  другого.
Предположим, партнер. Хрупкая наша обвинит его, ни с того, ни с сего, именно
в  том, что  она  скоро  и сделает. Кстати  говоря  -  верный  признак. Тут,
наверное, что-то  с  психологией связано, и с патологией -  я лучше не  буду
углубляться.  Очень часто они плачут от  жалости и умиления самими собой,  а
если  им доведется поддаться чувству радости  за близкого  своего  или,  тем
более,  ему помочь, они тут-же  умиляются и  этим.  Кстати в отношении самих
себя  они путают, или смешивают, поступки,  и  намерения совершить таковые -
они  ставят  себе  в  заслугу  как  что-то  действительно  ими   бескорыстно
сделанное,  так и  порыв что-то совершить, и оценивают одинаково.  Умиляются
своей хрупкостью, нежностью  и  чувствительностью.  Я их не  раз  наблюдал в
истинном  их обличье, в погоне за  тем, что  их  действительно  интересует -
глубинно,  животно, - так вот в такие отнюдь не  редкие моменты  в  них этих
самых хрупкости, нежности и прочих заоблачностей не больше, чем в танке Т-34
в разгар битвы под Прохоровкой.
     Очень  и очень  многих  мужиков  тянет под  эту  струю  дихлофоса,  как
тараканов из щелей -  выскочат,  с наслаждением вдохнут, и безропотно упадут
лапками кверху. На что-то там надеясь. С моими героинями можно играть только
по их правилам, если нет  возможности их действительно к себе  приковать.  А
таковая  возможность  есть  -  она  чисто  физическая, материальная.  Именно
приковать. Если нет  - надо играть,  и  не  пытаться сделать  невозможное  -
вызвать в них любовь или  найти  душу, уж  тем более  спасти  -  проще стать
президентом США, всего на 4 года, или там скромным миллиардером. Повторяю  -
нельзя  поймать  черную  кошку в темной комнате, а тем более,  если  ее  там
никогда и не было. Знать, что все  это ненадолго, что  звезда помчит дальше,
взяв, что  можно,  и  отнестись к этому  философски,  не размениваясь душой.
Можно даже при свечах поужинать. Можно искренне наслаждаться их игрой - видя
наперед каждый  их шаг  и поступок,  мысль  иногда видя. Все можно  -  кроме
одного -  нельзя их  пускать  себе в душу. Кое-что  они  замечательно  умеют
делать, в том  числе  - гадить. Так вот при  соблюдении этого  единственного
условия - с ними можно получить и немало приятных  моментов, и самое главное
- все  будет  честно и уравновешенно. Они,  правда, так не считают - один из
главных их  попреков, стандартный и неизбежный  - <я отдаю  тебе молодость и
красоту>. Что-ж, это правда. Так ведь и партнер что-то дает  - про любовь  в
шалаше мои подруги и слышать не могут, ни даже в романтическом порыве.
     Дружить с ними, просто дружить, тоже в принципе можно - помогая то там,
то сям, иногда крупно. Но дружить так, на дистанции, близко не подпуская. Уж
такая у них  натура, использовать все и вся, не делая разницы между друзьями
и любовниками. А потому сближение чревато всякими осложнениями, мелкими и не
очень.
     Подводя итог, их образ жизни, поведение, мораль, наконец, можно назвать
антисоциальными - они берут, хватают,  рвут, давясь и глотая. Они - не дают.
А  так,  все-таки, нельзя. Надо  что-то и  отдавать, иначе плохо будет дело.
Когда берущих  становится слишком много, разражается  какое-нибудь стихийное
бедствие  -  война  там  или  революция.  Равновесие  должно  быть,  как  во
взаимоперемещающихся  сосудах. Откуда-то  вытекло, кудо-то втекло,  а  общий
уровень -  не  изменился.  С  ними  и подобными  - втекает и даже  врывается
потоками беспрерывно, а вот наружу, пусть хоть струйкой - никак!
     Осуждаю-ли я их? Лично я - нет. Я не святой,  чтобы кого-то осуждать. Я
вообще  фаталист -  все  в этом  мире  не напрасно,  любое  насекомое, любой
паразит. Если паразитов становится слишком много и добычи на всех нехватает,
разражается  мор, и все  опять приходит в норму. А если считать, что один из
двигаталей  прогресса - это наше  стремление к потребительству, в нормальном
смысле   этого  слова,  то  мои  героини   просто  необходимы.   Как  мерило
определенных видов того, что мы потребляем, от косметики до автомобилей. Как
мерило  уровня  жизни. Что до их жертв  - так на  то и щука, чтобы карась не
уснул.
     Ну, и самое главное - за что их осуждать,  если их впору жалеть? Дело в
том, что нам всем - от любого конкретного человека, до семьи и общины, нации
и  человечества  - приходится за  все  платить. Рано  или  поздно. Но платим
сполна - если не мы, то  наши дети или внуки - до последней копейки. Не будь
этого  великого  закона, не было-бы  и нас. Достаточно большая  часть  людей
этого не то, чтобы не знает - не понимает. Не принимает. Таких много - тут и
мои  героини, и  безбожники  всех  мастей,  и  люди  твердой воли  и  благих
намерений  вроде многих наших  членов госдумы, и просто преступники.  Все мы
грешны и слабы, всем нам, выросшим в России, досталась в качестве старта уже
и  не   воняющая,  уже   совсем  никакая  коммунистическая  антимораль,  или
сомнительная  посткоммунистическая  моралька  -  все это  так, но  разве это
оправдание? Меня одевают, кормят, я в тепле и уюте - а  за что? А  отдавать?
Хоть  что-то,  хоть  кому-то  и  как-то -  пусть  не тем,  кому  обязан,  но
отдавать-то надо! Если нет никаких  более высоких побуждений - то хотя-бы из
чувства страха тогда! Я видел,  как  платили,  в конце-концов. Я не  всякому
врагу пожелаю.  Вот почему мне их жалко - заранее, и чем дальше они идут  по
головам и прочему, тем больше счет, который им предьявится.
     Начал во здравие, а кончил... А  иначе не получилось-бы, потому что я -
не у конкретно Тили, но у сестер ее, видел, чем это может кончиться.  Как-бы
я ни любил  жизнеутверждающие  концовки  во всех своих  творениях, тут -  не
получается. Жалко их...


В качестве эпилога, или ответ радетелям.

     Хотелось-бы  немного ответить  пылким патриотам  и прочим радетелям, не
устающим кричать о  оккупированной России.  Мол, мы  в руинах,  везде правит
доллар, все продано, мозги утекают,  и  наших  самых красивых женщин вывозят
наглые оккупанты.  Послушаешь такого  пенометателя  на  трибуне, и с испугом
начинаешь  оглядываться - такое впечатление,  что по  городам  нашим и весям
носятся орды одетых  в  вонючие козлиные шаровары  американцев  на  мохнатых
лошаденках, и хватают,  что покрасивее. А мы беспомощно смотрим.  А  девушки
сопротивляются, визжат и даже кусаются,  несмотря на плети, сабли и доллары.
Вот ведь ужас какой!
     Все  продано  - а на окраинах наших почему-то купленное Москвой считают
худшим  видом  оккупации. О утекающих  мозгах болеют  исключительно  те, кто
избытком этих самых мозгов ну никак не блещет. Как  раз  от таких  радетелей
мозги-то   и   утекают.  Вот  Зюганов   -   доктором  наук   стал,  наук   с
социалистической ориентацией. Какой-нибудь настоящий доктор настоящих  наук,
немудрено, после такого плевка  в звание доктора может и из принципа уехать.
Туда, где хоть званиями докторов не разбрасываются.
     Что до красивых женщин - почему-бы вопрос по иному не поставить - а кто
там кого оккупирует? Американцы - нас, или мы, в лице наших красавиц, их? Их
силком гонят? Им грозит голодная смерть? Они детей спасают? На 99  процентов
- ничего подобного. Кому-то, действительно, хочется спокойной жизни для себя
и детей, а кому-то - просто лучшей жизни - и поди их останови! И кто тут что
приобретает, а  кто  -  теряет,  это  еще вопрос. От  таких женщин - тех, во
всяком  случае,  кого  я  знаю и о  ком слышал  -  будет  что  угодно, но не
богатство. Одна такая  женщина способна  разорить, уж десяток мужиков точно.
Американцам  некуда  девать  деньги? С  моими героинями  они скоро не  будут
знать,  где их найти. На  это дело  надо просто посмотреть с другой стороны,
тогда американцам остается только посочувствовать...

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.