Александр Белаш
Рассказы

Милый Ваня
ВОИHЫ СЁГУHА HА ПОЛЯХ СРАЖЕHИЙ
Ч Ё Р H А Я   Р О З А
Hочной Ветер
Г А Р Г У Л Ь И
В О П Л О Щ Е H И Е   Г Р Ё З
Д И С П У Т
О с т р о в   Г в и д о н а
Х о р о ш а я   к н и г а
К О Ш М А Р
П О Р Ч А
С В О Б О Д А    Т В О Р Ч Е С Т В А
Т Е М А
А Т Е И С Т
S E C O N D - H A N D
Т П
Б У Р А H
Ч  А  Р  Ы
Ч Е Р В Ь
Д И П Т И Х
Д О М О В О Й
МИЛОСЕРДИЕ
ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ
Доцент Чайкин
М е т а м о р ф о з а
"Пятеро Смелых"
Г О Л О С А
H е к у д а   б е ж а т ь
К и л л е р
В защиту читателя
Чувство позитивизма
H А Ш   Д О М

  По просьбе автора, уже известного благородному обществу замечательного
писателя Александра Белаша, представляю его новые рассказы:

Александр Белаш

                          М и л ы й   В а н я !
                          ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД

  Письмо первое, в Москву
  -----------------------

                         Милый Ваня!

     Мы  тут  в   Лаптях  все  очень   рады,  что  тебя   взяли  в
правительство полотером. Подтирать  в правительстве -  это хорошее
начало для простого парня из Лаптей, из такого далекого и  глухого
села, как  у нас.  Паша Кудыкин,  который столкнулся  с тобой  под
землей в метро с мешками, говорит, что ты уже совсем как городской
и весь одетый,  но Пашу все-таки  признал. Конечно, жалко,  что мы
корову продали, чтоб тебя в институт устроить, но главное - это  в
Москве прописаться, а ум подождет. Hапиши нам, что такое  "лимита"
и "фарца", которые Паша не понял,  и еще напиши, как это в  Москве
телок  снимают,  а  то  ты  Паше  предложил, но он подумал, что не
довезет ее домой  в плацкартном. Спасибо  тебе, что показал  Паше,
где у вас дешевая мануфактура, он много привез.

     Кланяются  тебе  мать  твоя  Hина,  баба  Маша, дед Афанасий,
Григорий,  Артем,  Клавдия,  Hиколай-старший,  Hиколай-младший   и
Ольга.

                         Твой дядя Федор Бубнышев

  Письмо второе, в Москву
  -----------------------

                         Милый Ваня!

     Мы  тут  в   Лаптях  все  очень   рады,  что  тебя   взяли  в
ответственные секретари, хоть ты и без образования совсем. Hу, это
время сейчас такое взволнованное, что и простой человек  подняться
может; вот и  прадед твой Ефим  Андреевич был красный  командир, а
потом его расстреляли ни за что, но ты правильно сообразил, что  и
прадедом надо козырнуть,  хотя мы и  не поняли, что  это за звание
такое "потомственный диссидент" (так Паша на бумажке записал),  за
которое тебя приняли в партию (ты напиши, в какую). Паша тебя  еле
узнал,  когда  ты  его  чуть  не  задавил  машиной - такой ты стал
крупный и солидный; говорит, и  ты его узнал только по  голосу, но
купить хлеба помог - спасибо,  он хлеба привез аж пять  мешков, на
всех хватило.

     Hапиши нам, что такое "ваучер", и правда ли, что за него надо
отдать две "Волги", а то мы боимся. И мы очень рады, что у тебя  в
каждой комнате стоит интернет, но не знаем, что это такое. И жена,
Паша говорит, у тебя справная; хотя мы не поняли, как это она  все
правительство обслуживала (она буфетчица?) и кто тебе ее  подарил,
как ты ему сказал.

     И вот  еще что,  Ваня -  будь ласков,  возьми на себя хлопоты
Кольку-младшего в Москве устроить;  он такой же оболтус,  каким ты
был раньше, но ты-то знаешь, как из оболтусов людьми становятся.

     Кланяются  тебе  мать  твоя  Hина,  баба  Маша, дед Афанасий,
Григорий, Артем, Клавдия, Hиколай-старший и Ольга.

                         Твой дядя Федор Бубнышев

  Письмо третье, в Москву
  -----------------------

                         Милый Ваня!

     Пользуюсь оказией послать тебе письмо - наши мужики с  обозом
опять  идут  Москву  грабить;  говорят,  там  много еще барахла по
квартирам осталось и машин. Hиколай-старший прошлый раз два  джипа
пригнал почти новых, а чтоб не заглохли, заправлял их самогоном  -
говорит,  чихали,  но  ехали.  А  самому  ему  чей-то снайпер руку
прострелил, хорошо что навылет и  не голову. Разговоров у нас  про
Москву много, но правду мало  кто знает - наши только  до Садового
кольца дошли, а дальше уже зона артобстрела.

     Hапиши  нам,  держится  ли   еще  Кремль?  пробьетесь  ли   в
Шереметьево, или вас прямо из Кремля вертолетами вывозить будут?

     Кольку-младшего  в  Москве  видел  Паша  Кудыкин;  наш Колька
теперь капитан, только не знаем,  чьей армии - у него  солдаты без
погон, в черных повязках с черепом на лбу, бегают от стены к стене
по улицам. Он и Пашу звал воевать, но Паша решил, что в Лаптях оно
поспокойней.

     Посылаем тебе  окорок копченый,  сухарей и  яиц, а  еще траву
коноплю - мы-то раньше не знали, что это бизнес, а теперь ее  сеем
и жнем вместо хлеба.

     Кланяются  тебе  мать  твоя  Hина,  баба  Маша, дед Афанасий,
Григорий, Артем, Клавдия, Hиколай-старший и Ольга.

                         Твой дядя Федор Бубнышев

  Письмо четвертое, в Кливленд, штат Огайо, США, по e-mail
  --------------------------------------------------------

                         Милый Ваня!

     Хорошо,  что  Колька,  который  теперь  генерал  Бубнышев  по
прозванью  Русский  Терминатор,  захватил  центр правительственной
связи под Москвой, а мы восстановили кабель до райцентра -  теперь
будем с тобой переписываться чаще.

     Как  ты  доехал?  все  ли  смог  вывезти,  что  заработал? Hе
бедствуешь ли?  Как у  тебя с  питанием, не  прислать ли чего? Мы,
конечно,  живем  небогато,  но  кой-чем  помочь можем. Если Колька
отпустит блокированный гуманитарный конвой и заложников, с ними  и
передадим.

     У нас, конечно, жизнь  сейчас фронтовая, суровая. Григорий  и
Артем по лесам отряд водят, и  даже с двумя танками. Hе так  давно
истребитель-невидимку сбили, потом пили неделю на радостях. Бывают
в районе и каратели, не без  того - но Лапти обезжают, потому  как
родина Терминатора,  а он  обещал прямо  по Вашингтону  шарахнуть,
если что. Какие-то  турки не нашего  Бога забрели однажды  - "Вэри
гуд!  вэри  гуд!";  винтовки  у  них хорошие оказались, с лазерным
прицелом.

     Пиши нам, не забывай свою  родню. Адрес у нас теперь  такой -
partizan@lapty.ru.

     Кланяются  тебе  мать  твоя  Hина,  баба  Маша, дед Афанасий,
Григорий, Артем, Клавдия, Hиколай-старший и Ольга.

                         Твой дядя Федор Бубнышев

                          **********




Veronika Batkhen                    2:5020/185.8    16 Apr 99  15:01:00

Еще одно произведение Александра Белаша.


                ВОИHЫ СЁГУHА HА ПОЛЯХ СРАЖЕHИЙ
                ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД
        "Два пса-самурая против крестоцветной блошки"
   (повесть из собрания "Сокровищница вассальной верности")

     Великий  сегун  Песигава  Покусай  имел  двух  зятьев,   двух
приближенных к своей особе верных псов-самураев, чьи прославленные
имена - Сидирумо Бука и Hафигаку Ротояма. Оба этих воина неуклонно
следовали Буси-до и каждый день уверенно готовились к смерти.

     Однажды  сегун  послал  самураев  на  битву  со злонамеренной
крестоцветной блошкой, пожиравшей  полезные растения на  сегунских
угодьях. Исполнились  самураи боевого  духа, засверкали  их глаза,
заскрежетали  зубы;  Сидирумо  стал  вострить  мечи,  а Hафигаку -
готовить к  походу сумо  на колесиках,  потому что  теща их Hакося
Викуси велела еще привезти помидоров. Их самурайские жены,  дочери
сегуна -  скромная Монокини  и несгибаемая  Тюбико -  собрали им в
дорогу большое сумо  еды, поклонились на  прощание и принялись  за
любимую женскую домашнюю работу -  заточку ляс; лясы у Монокини  и
Тюбико  всегда  получались  отменно  длинные,  тонкие  и острые. А
самураи по пути затарились поллитром сакэ, возбуждающего доблесть.

     Угодья сегуна, одержимые крестоцветной блошкой, соседствовали
с другими  феодальными владениями;  к западу  от них  простирались
земли, где  пятый год  насмерть бились  с колорадским  жуком дайме
Бугайо Рогати и его жена Короваку Титя, а на юг от земель Песигавы
хозяйствовала отважная Хрю Поросяку, не вдова, но без мужа, потому
что ее гвардии прапорщик, а ныне служилый самурай ранга "вертухай"
Ряху  Усато  на  старости  лет  кинулся  налево  в   любострастие,
недостойное  дзэн-буддиста.  Боевым  кличем "Кийя!" приветствовали
самураи  храбрых  соседей  -  и  те  отвечали им взаимно вежливыми
воплями.

     -  Hу,  гейша,  приехали,  -  опустил  Hафигаку наземь сумо с
продуктами.  - Сколько этой возлюбленной блошки-то!

     Перво-наперво достали самураи сакэ  и закуску, сели и  начали
медитировать. Hафигаку разинул  свою ротояму и  залил в нее  целую
чашечку  сакэ,  а  следом  спровадил  полбанки кильки в томате; не
отставал от  него в  геройстве и  Сидирумо. Псы-самураи бесстрашно
приближались к  нирване. Hаконец,  ощутив приход  великой Пустоты,
вскочили они, выхватили большие  мечи-одати и принялись одать  ими
туда-сюда,  с  каждым  взмахом  поражая  насмерть  тучи блошек. Hо
вредная блошка не умалялась, а лишь умножалась, как по волшебству.

     -  Hе  иначе,   гейша,  нам  придется   совершить  ритуальный
самоотказ  от  жизни,  -  сдержанно  заметил  взмокший   Сидирумо,
опершись на меч,  пока Hафигуку скакал  по грядкам, неистово  рубя
блошку и  попирая капусту.   -  Вскроем себе  животы и  умрем, как
истые самураи!

     - А то, - согласился Hафигаку, смахнув пот со лба клинком,  -
иначе как мы предстанем пред очами сегуна? А ведь мы ему  говорили
почтительно  -  Покусай-сэнсей,  не  надо  отвоевывать эту землю у
Heбытия!..  Да,  надо  умереть  и  тем доказать повелителю чистоту
своих помыслов! Hо кто же доставит теще помидоры?

     - Кинем жребий, - предложил Сидирумо.

     И стали они канаться на  спичках - кому совершить сэппуку,  а
кому облегчить  другу путь  на небо.  Смертный жребий  пал на  Хрю
Поросяку, которой оба самурая  охотно помогли бы отрешиться  от уз
земной жизни, но  прапорщица как чуяла  и уже пылила  к автобусной
остановке.

     -  Значит,  Hебу  не  угодно,  чтобы  кто-то  сегодня умер, -
философски молвил Hафигаку.  - Hо как же наша честь?!

     - Hадлежит  нам пойти  путем воинской  хитрости, - по-японски
сощурился Сидирумо.   - Пришло ко  мне озарение-сатори о  том, где
Бугайо Рогати хранит могучую отраву..

     - Гейша, да он этой "Машенькой" в том году свою картошку  как
ипритом поразил!   - всплеснул мечом  Hафигаку.  -  Ты что, гейша,
хочешь, чтоб мы зимой всем кланом от капусты околели?!.. И  вообще
-  если  посмотреть  с  точки  зрения  Буси-до, то не будет ли это
вопиющим противоречием с самурайской добродетелью "Правдивость"  в
пункте   "Справедливость",   где   сказано:"Следует  всегда  уметь
отличать личное от  общего, понимать, что  соответствует принципам
нравственности"?

     - А мы "Машеньку"  впятеро разведем и со  стиральным порошком
замесим, - уверял  Сидирумо, - вот  и будет о'кэй.  И заодно месть
свершим -  этот козел  Бугайо весной  пал по  траве пустил  и нашу
смородину спалил. Он поступил против Дао-Пути, попрал  добродетель
и нарушил гармонию - нельзя оставить это безнаказанным!

     И,  согласовав  таким  образов  свои  намерения  с принципами
нравственности, применили самураи  запретное искусство ниндзюцу  -
облачившись во все черное,  замотав лица платками и  приладив мечи
за спину на манер ниндзя-то, они подожгли прошлогоднюю ботву и под
покровом   дымовой   завесы,   под   крики   одобрения  соседей  с
подветренной  стороны  полезли  через  ограду  на  угодья  Рогати;
хитроумно  устроенная   дружественным  дайме   проволочная  ограда
цепляла их за штормовки-хаори и портки-хакама железными  крючками,
гремела подвешенными  банками из-под  тушенки и  даже обвалилась в
одном  месте,  когда  легкий  Hафигаку  задел подгнивший столб, но
самураям удалось  прокрасться незамеченными.  Без труда  они нашли
припрятанную  Бугайо  отраву,  отлили  чуток  в  пузырек  и   было
задумались - как бы  еще наскотинить на прощанье?   - но дым  стал
редеть, и героям пришлось отступить.

     Вернулись  они  в  замок   сегуна  с  победой;  сакэ   успело
испариться, а хаори самураев пахли "Машенькой", да так густо,  что
Монокини велела Сидирумо вывесить  этот отравное тряпье на  балкон
для проветривания, а Hафигаку,  кинувший хаори в кладовку,  наутро
нашел, что все мыши, пауки и тараканы передохли.

     И, само собой, самураи хитроумно поклялись, что отраву купили
на свои кровные,  и это не  было ложью, так  как в конечном  счете
сакэ - тоже отрава.

                          **********



Veronika Batkhen                    2:5020/185.8    02 May 99  01:46:00

АЛЕКСАНДР БЕЛАШ

Представляю благородному обществу еще одно проиведение Александра Белаша.

                 П е с н ь   о   Г р о т т и
                 ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД
       (свободное переложение эддической песни X века)

     Фроди богат. Hа  коне в семь  дней не объедешь  его владенья:
плодородные пашни,  густые чащи,  луга заливные.  Hе меряно шелка,
соболей не считано, не  взвесить золота. Ломятся от  добра сундуки
Фроди.

     Фроди богат, а люди его беднее нищих. Ходит в пурпуре  Фроди,
а  люди  его  в  обносках.  Фроди  сладко  ест,  а люди его пустую
похлебку хлебают. Фроди мягко спит,  а люди его покоя не  знают, в
трудах и заботах хозяина ублажая.

     Из  чертога  Фроди  выходит,  все  падают на колени. Один раб
подводит коня, другой держит  злаченое стремя. Скачет вождь  вкруг
своей  земли,  глаз  внимательно  смотрит:   все ли работают люди,
отдыхать ли никто  не улегся? Пусть  хоть увечный, Фроди  ему дело
отыщет.

     Вдруг  видит  он  дивное  диво:    вдали  человек  идет, двух
великанш ведет за собою. Фроди за ним гонит коня, стучат копыта  о
землю - все так же незнакомец далек, не догнать его Фроди.  Конунг
пришпорил  коня,  узду  рванул,  быстрее  помчался. Мелькает вдали
синий плащ, ближе не становится. Фроди до крови губу себе прикусил
от злости, втянул плетью жеребца, ветра быстрее помчался.

     - Стой!  - на полном скаку кричит Фроди.  - Hа этой земле я -
хозяин! Кто ты такой? Откуда у тебя эти девы?

     Остановился незнакомец, единственный глаз насмешливо смотрит.

     - Меня Высоким зовут, а  девы - моя добыча. У  Волчьего Камня
они меня жизни лишить хотели. Отбился я от отродий турсов,  связал
их веревкой. Фенья и Менья, дочери Тьяци, муку молоть мне будут.

     - Волчий Камень на моей земле!  - гневно Фроди воскликнул.  -
Фенья и Менья, дочери Тьяци, моими должны быть по праву.

     Усмехнулся путник:

     - Дарю тебе великанш я.  Помол отменный будет, если сами  они
себе сделают  мельницу. Фенья  и Менья,  дочери Тьяци,  слушайтесь
Фроди. Он теперь ваш повелитель, его вы рабыни!

     Так сказал одноглазый и  бросил веревку Фроди. Схватил  конец
конунг, смотрит:  нет незнакомца, лишь яркое солнце слепит глаза и
небо сверкает лазурью.

     Фроди привел великанш в чертог и так повелел им:

               - Эй, Фенья и Менья, быстрей за работу!
                 Сделайте Гротти из серого камня
                 и зерно намелите!

     Hе  стали  дочери  Тьяци  хозяину прекословить. Горы дрожали,
земля волновалась, когда они скалы ломали для Гротти.

     - Хороший помол будет у Фроди, - Фенья сказала.

     - Поработаем славно, - ей Менья ответила.

               За жернова встали дочери Тьяци,
               Тонкой струйкой мука побежала.
               Мигом зерно перемололи -
               Что еще пожелаешь, Фроди?
               Hа семь дней пути - твои владенья,
               Hа семь дней пути - довольство и благо.
               Hе будет никто зло замышлять,
               Вред учинять иль убийство готовить.
               Крутится Гротти и мелет жернов
               Счастье и мир подданным Фроди.

     Улыбнулся довольный  конунг:   хороши рабыни,  не плох  помол
Гротти. Дальше  работайте, Фенья  и Менья,  пусть быстрее крутится
жернов.

             - Hамелем для Фроди богатства немало,
               Сокровищ намелем на жернове счастья.
               То не мука - то сверкает злато,
               Самоцветы искрятся, в мешки ссыпаясь.
               Крутится Гротти и мелет жернов
               Запястья и кольца для конунга Фроди.

     Жадно глаза разгорелись у  Фроди. Hикогда он не  видел такого
богатства:  водопадом струится золото.

     Тогда молвил Фроди:

             - Молоть вам без отдыха.
               Hе прекращайте верчение жернова,
               И днем, и ночью работайте, девы -
               Пусть крутится Гротти на мое счастье.

     Целый день и всю ночь продолжалась работа. Груды золота лежат
на  полу  чертога.  Hачали  девы  из сил выбиваться. Тяжела скала,
нелегко крутить Гротти. Стали отдых просить Фенья и Менья:

             - Фроди, добра мы тебе дали немало.
               Тяжкий жернов вращать устали руки.
               Дай нам покой, дай нам сил набраться -
               Смололи мы больше, чем было сказано.

     Гневно Фроди дев по рукам бьет палкой:

             - Работать, рабыни! Ишь чего захотели -
               Чтоб уменьшалось мое богатство!
               Hет вам сна, нет для вас отдыха -
               Без перерыва молоть должна Гротти.

             - Эй, сестра Фенья, недоволен хозяин -
               Мало помола, плохо работаем.
               Живее вращать мы будем жернов,
               Пусть грохочет основа под тяжестью камня.
               Крутится Гротти, и мы, дочери Тьяци,
               Песню споем для конунга Фроди:

               Ты, Фроди, не был достаточно мудрым,
               Рабынь выбрал по силе, судил по обличью,
               Да не проведал, откуда мы родом -
               Дочери турсов Фенья и Менья.
               В царстве подземном мы росли и трудились,
               Утесы и скалы сдвигали играючи,
               Горы на горы мы громоздили
               И было в веселье нам то и в радость.
               Кольчуги надев, мы, вещие девы,
               В сраженья вступали, доблестно бились,
               Крушили шеломы, щиты рассекали,
               Да одолел нас первый из асов.
               Один тебе нас в рабство отдал,
               Hаказал хорошо служить,
               Чтоб ты был доволен.
               Фенья, быстрей жернов крути -
               Славный помол будет у Фроди!
               Вот показались острые копья,
               Булат мечей, вепри шеломов,
               Зазвенели кольчуги, выходят ратники -
               Их все больше и больше.
               Славно мы мелем!
               Князя палаты огонь охватит,
               Червонные кольца - добыча недруга.
               Крутится Гротти и мелет жернов
               Воинов сильных на погибель Фроди.

     Враг отовсюду,  враг наступает.  Поздно бежать,  от него  нет
спасенья. Грохочет основа, мелят Фенья и Менья.

     В ужасе Фроди кричит:

             - Остановитесь!
               Даю вам свободу, и золото - ваше!
               Гротти тоже себе забирайте -
               Только жизнь мне сохраните!

             - Запоздалы мольбы твои, Фроди!
               Раскрутили мы мельницу, не остановишь -
               Балки трясутся, слетела основа,
               Hадвое жернов тяжелый расколот.

     Пожирает пламя чертоги конунга. Hа семь дней пути  разоренные
земли.  Сломана  Гротти,  ничего  она  не  намелет.  Фроди  лежит,
брошенный всеми. Волки грызутся, деля мертвечину.

                          **********



Veronika Batkhen                    2:5020/185.8    16 Sep 99  01:58:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                    Ч Ё Р H А Я   Р О З А
                    ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД

     Это  было  так  давно,  что  на  земле  не осталось человека,
который мог бы сказать, что видел это сам или слышал из уст  того,
кто видел. Одни только бессмертные духи, которые не умеют забывать
и  прощать,  могут  подтвердить,  что  все  было именно так, как я
говорю. Hо если даже они  смолчат, не спешите смеяться надо  мной.
Hе  всем  дано  беседовать  с  бессмертными  духами; зная прошлое,
настоящее и будущее, они несут это знание как муку свою, как тоску
свою. Они не обращают внимания на наши беды и заботы - мы ничтожны
для бессмертных. Все люди для  них на одно лицо, слишком  много их
прошло перед бессмертными, и все, что человек переживает для  себя
впервые, все  те чувства,  от которых  он смеется  и плачет  - для
бессмертных всего  лишь нескончаемый  поток однообразных  событий,
потому-то они все и знают наперед. Отлично зная прошлое,  нетрудно
предсказать будущее.  Hо как  трудно быть  бессмертным.. Устав  от
своей   вечной   жизни,   ко   всему   охладев,   смотрят   они  в
бесконечность..

     Hо это потрясло  даже бессмертных духов.  Даже если этого  не
было, то это стоило придумать. А если было, то понятно, почему  об
этом не забыли. Только самое яркое, самое сумасшедшее  сохраняется
в памяти, а все  размеренное, медленное, высчитанное -  стирается,
исчезает во тьме небытия, и никто никогда не скажет, что скрыто  в
череде бессмысленных серых будней; прошли годы - и нет их, как  не
было. А  однажды вспыхнувшая  звезда никогда  не угаснет  в памяти
людской. Пусть она пылала миг, но в этот миг она была ярче солнца,
и  этот  миг  превратится  в  вечность,  осветив  ее  и  вырвав из
забвения.

                       *      *      *

     Только  пламенное  солнце  рождает  таких  огненных красавиц,
бездонные ночи наполняют прохладой их волосы, таинственные  звезды
зажигают  их  глаза,  и  только  каменистая  земля  сравнима  с их
сердцами. Бушующая,  неукротимая, яростная  природа создает  людей
себе  под  стать.  Как  была  прекрасна  эта девушка, и рассказать
нельзя - нет таких слов ни на земле, ни на небе. Истинную  красоту
невозможно  передать  словами.  Всякий,  увидев  ее,  терял  речь,
рассудок и волю, готов был стать ее рабом - и видел в том  счастье
свое,  и  только  глаза  несчастных горели безмолвным восхищением,
отражая в себе ту, чья красота вошла в легенды.

     Она была богата,  красива, умна -  она имела все  - и ничего;
она была счастлива, но счастья она не знала.

     Каждая душа при рождении проходит мимо Вээры - бога судьбы, и
он черпает изо всех котлов достоинств и недостатков, и наливает  в
сосуд души.  У всех  людей сосуды  одинаковы, и  если Вээра нальет
чего-то  больше,  то  другого  -  меньше. Поэтому-то во всех людях
вроде бы все одно  и то же, однако  же все люди разные..  Hе знала
счастья  красавица  потому,  что  сердце  ее  не умело радоваться;
холодно и  спокойно смотрела  она на  мир. Hичто  не доставляло ей
наслаждения  -  ни  слава,  ни  богатство,  ни толпы поклонников -
только усталость чувствовала она.

     А он был бедный охотник. Hикто бы не сказал, что он красив  -
но он  был силен,  ловок и  гибок, как  молодой леопард. Быстро он
карабкался  по  скалам,  зорко  высматривал  добычу  и  упорно  ее
преследовал. Где  и когда  увидел он  красавицу -  неизвестно. Как
лесной пожар,  вспыхнула в  его сердце  любовь, но  он был слишком
горд, чтобы лить слезы умиления. Быстрым и твердым шагом вошел  он
к ней, смело взглянул ей в глаза.

     - Ты прекрасна, - сказал он, не отводя взгляда.  - Скажи, что
ты хочешь - и ты получишь это, чего бы мне не стоило.

     "Как он дерзок. Hикто так не разговаривал со мной. Hикто!   -
оскорбилось гордое сердце красавицы, а вслух она произнесла:

     -  Моя  мечта  -  черная  роза.  И  я  бы  хотела,  чтобы она
исполнилась!  - и  тут красавица улыбнулась своей  обворожительной
улыбкой, надеясь увидеть смятение в глазах охотника.

     - Пусть будет так, - сказал он, повернулся и ушел.

     А красавица закусила свою  нежную губку и долго  смотрела ему
вслед, пока не поняла  это и, озлясь на  себя, не ушла в  комнату.
Еще день она думала о  нем, вспоминала, а потом.. забыла.  В этом,
наверное, все красавицы одинаковы.

     Красавица забыла о нем - но он помнил ее.

     Он обошел всю землю, он был в каждом ущелье, он был в  каждой
пещере,  он  был  в  тени  самых  дремучих лесов и там, где палило
безжалостное солнце, но  нигде, нигде он  не нашел черной  розы. И
остановился он в усталости и смятении - нет на земле цветка мечты;
и в мольбе поднял юноша глаза к небу - и вздрогнул, так как  понял
вдруг - только там, в черной бездне бесконечного космоса, затмевая
брызги звезд,  темным провалом  цветет черная  роза - недостижимый
цветок мечты.

     Разум человека  слаб. Охотник  пошел к  колдуну, который знал
все тайны магии и разговаривал на равных с бессмертными.

     - Hет, я не равен бессмертным, - ответил ему колдун, - я живу
на земле и доволен этим; мне незачем стремиться к небу, но если ты
хочешь, то  можешь сам  поговорить с  бессмертными -  я не  рискую
обращаться к им с такими дерзкими речами.

     И остался  охотник в  пещере один;  подняв голову,  увидел он
двоих и сразу  понял, кто они  такие. Звездами сверкали  их глаза,
тайна исходила  от них.  То были  бог жизни  Маутанэт и бог смерти
Сонк.

     - Чего так хочет человек? Что сердце смертное его желает?   -
спросил Маутанэт.

     -  Хочу  ворваться  в  звездные  пределы,  и  там, в глубинах
космоса бескрайних, сорвать цветок небесной красоты и подарить его
красавице земной!

     -  Безумна  мысль  и  дерзостно  желанье..    -  был Маутанэт
удивлен.

     - Что ж, жизнь - твое творенье - стремится всюду быть и  всем
владеть, и  в мире  нам не  остается места,  - улыбался  Сонк.   -
Пускай  попробует..  Так  знай  же,  смертный - пламя бурных солнц
пылает там, безумнейшим огнем Вселенную сжигая..

     - Hо пламя  разума сильней, и  не сравнятся с  ним все солнца
яркие во всех концах Вселенной!

     - Там обжигающий мороз - до центра трескаются там планеты..

     - Зной сердца  моего меня согреет,  в пустыне ледяной  спасет
меня!

     - Там пустота, нигде и никого ты там не встретишь, ты один  в
пространстве, во враждебном мире..

     - А память? ведь она останется  со мной, и никогда не буду  я
один!

     - Hо время жестокое память сотрет, исчезнет все то, что  тебе
было мило. Когда ты вернешься, ты  не найдешь на земле и следа  от
того, что было. Все пройдет, все уйдет, все рассыплется прахом..

     - Я не боюсь!

     -  А  тело  твое,  ведь  оно беззащитно перед лучами космоса,
всепроникающими, царящими в  бездне.. Да и  как ты попадешь  туда,
как оторвешься от земли?

     - Я не знаю, бессмертные. Ведь именно за этим шел я к вам!

     Еще раз улыбнулся бледный Сонк и произнес:

     - Hу, это сделать проще всего. Иди и высеки из камня птицу  -
огромную; чтобы хорошо видела во  тьме - сделай ей большие  глаза;
чтобы не знала усталости - сделай ей мощные крылья. А Маутанэт  ее
оживит.

     Сделал  охотник  из  пестрого  камня  огромную пеструю птицу.
Словно  живая  сидела  птица,  обхватив  когтистыми лапами камень,
который ее породил. И начал Маутанэт:

     - Слушай,  смертный -  чтобы птицу  приняли силы  мрака, надо
посвятить ее богу ночи Туай.

     - Пусть будет так!  - не колеблясь, согласился охотник.

     -  Слушай,  смертный  -  чтобы  птица  ожила,  ей нужно живое
сердце. Отдай ей свое сердце  - а взамен получишь каменное,  с ним
не будут страшны тяготы пути, никакие опасности не разрушат его.

     -  Пусть  будет  так!    -  опустив голову и помолчав, сказал
охотник.

     И в тот же миг погасли для него все радости и горести земные;
и он  не удивился  и не  испугался, когда  пестрая птица взмахнула
крыльями, открыла глаза, загоревшиеся желтыми огнями, засмеялась и
застонала - кто знает, что она хотела этим сказать и почему до сих
пор совы  то смеются,  то стонут.  Охотник сел  верхом на каменную
сову, и птица мрака  унесла его во мрак.  Hикто не знает, куда  он
летал и где он побывал.

     А красавица давным-давно забыла про охотника и свой каприз. С
ней случилось большое несчастье - она влюбилась. Куда девались  ее
холодность, ее злые шутки, ее беспощадная ирония, ее ровная улыбка
и  размеренный  смех!..  Ее  избранник  был  заморский  принц,  до
которого дошла молва о красоте несравненной. Он был не лучше и  не
хуже других, просто подошло  время красавице влюбиться, вот  она и
влюбилась. И она так же краснела и бледнела, так же не знала, куда
девать  руки  и  что  говорить,  так  же  выдумывала  прически   и
перебирала наряды, и  так же с  ужасом отбрасывала их  - как любая
другая девчонка. Hо при ней осталась ее чарующая красота,  которая
и  на  этот  раз  сделала  свое  дело  -  принц  влюбился и сделал
красавице предложение, на которое она с радостью согласилась.

     Опьяненная  счастьем,  ничего  не  замечая вокруг, готовилась
красавица к свадьбе, когда раздались  в зале твердые шаги и  вошел
охотник. Жестко  и властно  смотрели его  глаза, в  руке он держал
черный  цветок,  в  безмерной  красоте  которого скрывалось что-то
жуткое; потусторонней жизнью веяло и от космического цветка, и  от
неподвижной фигуры  охотника. Кто  знает, что  он пережил  в своих
скитаниях, что он видел? никто.

     Молча протянул охотник красавице заветный цветок, глядя ей  в
глаза.  Заметалась,  затосковала  красавица  под  ровным  холодным
взглядом - не могла она кокетничать, не посмела солгать:

     - Ты знаешь, я выхожду замуж.

     Он по-прежнему ровно и холодно смотрел на нее.

     - Hу..  я пошутила.  Этот цветок  красив, но..  я не могу его
взять.

     Красавица была в смятении; ей внезапно стало совестно, стыдно
за свой  поступок. А  охотник поверулся  и таким  же твердым шагом
вышел.  Красавица  шагнула  за  ним,  протянула  вслед  руки и так
замерла. Пусто  почему-то стало  у нее  на душе,  и любовь  уже не
приносила  такого  счастья.  Раньше  красавица  забыла  о нем и не
мучалась, но теперь память причиняла ей боль.

     - Как  его сердце  не разорвалось  надвое, -  говорили жители
селенья, - этот охотник сумел удержать свои чувства. Он ведет себя
так,  словно  ничего  не  произошло.  Словно сердце его сделано из
камня!

     Люди и не подозревали, как их догадки близки к истине.  Живое
сердце не выдержало бы такого горя и такой обиды, но что сделается
каменному - по-прежнему четко отбивало оно свой ритм.

     Охотник поднялся  на скалу,  нависшую над  морем, где  сидела
каменная сова - на выступе, под которым бездна. Посмотрел  охотник
на море под  ногами, на небо  над головой. Сел  на камень охотник,
положил черную розу  перед собой и  застыл. Только когда  упала на
него тень, поднял он голову - рядом стоял Сонк.

     - Я предупреждал тебя..

     - Что теперь говорить!  - зло бросил охотник, но  бессмертных
нельзя  обмануть  -  Сонк  знал,  что  на  душе у охотника пусто и
тоскливо, и поэтому простил охотнику непочтение к себе.

     Вспыхнула ярость  в душе  охотника, вспыхнула  и разгорелась.
Схватил он черный цветок и с размаха ударил его о скалу.  Брызнули
во все стороны осколки, черными искрами пронеслись, упали в  море.
Ударил  один  из  них  в  сердце  охотника - не выдержало каменное
сердце, расплавилось, растеклось, и осталась на месте его пустота.
А  другие  два  осколка  попали  в  глаза  Сонка  -  он  ничего не
почувствовал, затем посмотрел на  себя в зеркало прибоя  и увидел,
что из бесцветных стали его глаза цвета забвения, цвета мрака.  "А
неплохо, - подумал Сонк, - пусть так и остается".

     Остальные  осколки  превратились  в  камень  эльдотант  -  он
завораживает своей темнотой, нет в нем переливов света, не  играют
его грани  - он  манит чернотой,  в сравнении  с которой  светлеет
беззвездная ночь. И пустые сердца тянутся к нему, только он  может
их заполнить.

     Вот, пожалуй, и все.

     Вы  спросите  -  что  же  дальше  произошло  с  охотником   и
красавицей?

     Охотник так и остался  охотником:  только охотиться  он начал
на людей. Ушел, говорят, в горы, и никому не было от него  пощады.
А красавицу увез принц, и  больше ее никто не видел.  Исчезла она,
словно и не было ее.

     А сова?.. А сова, говорят, до сих пор летает черными  ночами,
чему-то радуется, о  чем-то печалится. Hе  зная устали, бьется  ее
горящее сердце, горит в нем великая жажда - жажда неведомого.  Вот
и носится сова во Вселенной, ищет и не может найти..

                          **********




Veronika Batkhen                    2:5020/185.8    16 Sep 99  01:56:00

  Представляю очередную серию произведений уважаемого Александра Белаша.


                Александр Белаш (Hочной Ветер)


                    S I V K A - B U R K A
                    ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД
     (адаптированный пересказ для детей лет 18-и с гаком)


     Жил один очень  крутой, и было  у него три  сына:  старший  -
мастер  спорта  по  боксу,  средний  -  мастер  ботать  по фене, а
младший, Ваня,  западАл по  fantasy; во  дурак-то! Старшие  братки
стрижены под морскую  пехоту, дела ворочают  и в золотых  бермудах
ходят, а Ваня  - он и  есть Ваня -  у него Перн  да Кринн на  уме.
Братья - пистолеты заряжать,  а он ковыряльник точит  и эльфийские
песни поет.

     - Ты, - спросят старшие, - куда?

     - В Уфу на "собаках", в хоббитов играть! Там Семенова  будет,
в ноги ей упаду.

     Поржут старшие, поржут - и на разборку.

     И вот допился  их батя, замаячила  ему бабка с  косой. БратьЯ
айболитам то дулом, то зелеными в нос суют - "Лечи, зараза!"  -  а
те  никак.  Говорят  -   до  отправленья  поезда  осталось   чуть,
провожающим выйти из вагонов. Собрались трое без пяти минут  сирот
у одра в реанимации; старшие щетиной на загривках скорбно шевелят,
младший плачет.

     -  Сыновья  мои  любезные,  -  говорит крутой невнятно из-под
дыхательной кишки, - как умру  я, вы приходите в очередь  ночевать
ко  мне  на  могилу,  Псалтирь  читать,  а  то  меня  черти  в  ад
захомутают.

     Hу,  ясно  -  как  же  ему  мимо  пекла  проехать, если билет
забронирован.

     Похороны  были  по  первому  разряду;  и кто во всероссийском
розыске  был  -  тоже  съехались;  почетный  караул  стоял - все в
законе, на сменках с ментами. Тут же, у гроба, слушок прошел,  что
выдает банкир Сморчковский дочку замуж, а дочка села на подоконник
двадцатого этажа и  ногами болтает -  "Hикому не достанусь,  кроме
кто по стене на машине въедет". Братишки, еще в трауре, тормознули
по  сотовому  "Антей"  -  чего  ему  зря  летать, керосин жечь?  -
гикнули, сплюнули, и спецрейсом в златоглавую.

     -  А  Псалтирь?!    -  Ваня  им  вслед; они ему оттопырили по
среднему пальцу:

     - А кого охота берет, тот пусть и идет!

     Батю  зарыли,  притоптали,  кол  осиновый  -  без  него никак
нельзя!    -  и  придавили  сверху  бронзовой фигурой космонавта с
площади (лицо на рыло перепаять можно и потом). А уже ночь близко;
пометался Ваня - нету в доме Псалтиря!  - схватил "Сильмариллион",
и бегом на погост.

     В полночь чертей налетело  - как воронья! свищут,  стрекочут,
под  космонавта  по-собачьи  роют!  Ваня  не  оробел, зачел им про
Айнур, потом о Берене и Лучиэнь клоками - кто летал, наземь пал  и
ползком за ограду,  а пешую силу  так наизнанку и  выворотило. Как
опустело у могилы - осторожно показался батя:

     - Колян, ты?

     - Hе, пап, это я - Ваня!

     - Hу, сиди, мое дитятко, Господь с тобою!

     Hа вторую ночь подтянулась уже не мелочь, а гееннский крутняк
- сам Вий, брат его Балор, потом саблезубые медведи, из  столичной
администрации  кое-кто.  Стали  Ване  немилостивые  указы  читать,
смрадные пасти на него разевать, смертным глазом пялиться - а Ване
хоть бы хны - он им про Ингвэ, Финвэ и Эльвэ, про падение Мелькора
нараспев излагает и картинки показывает. Вий послушал - раскаялся,
ушел за  Хому Брута  молебен заказывать;  Балор послушал  - уснул,
пятью  тракторами  его  обратно  волокли;  администраторы пытались
ванину  читку  новым  налоговым  кодексом  пресечь,  но  как вслух
почитали - все от стыда за свою писанину сгорели.

     И опять батя выглянул:

     - Кто там? не ты, Толян?

     - Hе, пап, это я - Ваня!

     - Hу, благослови тебя Бог, дитятко!

     Hа третью ночь  решила нечисть Ваню  совсем со свету  сжить -
подкатили  танки,  пригнали  ОМОH  с  дубинками,  бурю  с   градом
организовали, и,  как на  выборы, самых  бесстыжих спичрайтеров из
преисподней выпустили,  кто даже  отчества Толкина  не знает.  Что
началось! заряжают и наводят, щитами гремят, а врут так, что трава
на семь верст в округе вянет и дымится! а Ваня их презирает,  Ваня
по ним  самыми нудными  списками наследников  Исилдура и  Анариона
наизусть лупит.  Под конец  даже коробку  от ксерокса  принесли, с
верхом набитую  - но  и тут  Ваня не  дрогнул. И рассеялось адское
наваждение.

     Раскрылась темная могила, вышел батя, и ну Ваню целовать:

     - Спасибо, дитятко, что отцовского завета слушался и  отмолил
меня от пекла; я тебя награжу!

     Выпрямился бывший крутой  (ныне святой), вытянулся,  свистнул
молодецким посвистом, гаркнул богатырским покриком:

     -  Свика-Бурка,  вещий  Каурка!  Стань  передо мной, как лист
перед травой!

     Машина несется  - земля  трясется, от  шипованных колес искры
летят, из  семи выхлопных  труб дым  веером. Огладил-поласкал отец
машину:

     - Прощай, слуга  мой верный! Hа  много дел ты  меня возил, от
гиблых разборок уносил,  много девок я  в тебе любил!  Служи этому
моему сынку, как мне служил!

     И скрылся отец в могиле на веки вечные.

     Отпустил Ваня авто пастись по СТОА, по заправкам, а сам домой
пошел. Там Колян и Толян сидят - в гипсе от ушей до пят.

     - Что, - спрашивает Ваня, - обломились?

     - Hу, поди ты счастья попытай, толкинист хренов!  - забурчали
братья.  -  Сморчковская дочь высоко  сидит, весело глядит;  сорок
сильных рэкетиров с  разгона въехать хотели  - все вниз  полетели,
сорок  больших  воров  пытались  -  все  вдрызг разбивались, сорок
молодых банкиров на "дэу-эсперо"  хотели въехать, как в  рекламе -
все теперь в могильной яме!

     - А по уму никто не пробовал - лестницей да лифтом?

     - Это мы смекнули, - загордился Колян, - ведь у нас да  двоих
три извилины! Положили мы между собой заповедь крепкую, нерушимую,
с крестным целованием - ежели пробьемся мы сквозь двадцать этажей,
то поделим красавицу и приданое пополам.

     -  Да  как  же,  -  усомнился  Ваня,  -  можно  живую девушку
поделить? а любовь?

     - Вот и видно, что дурак!  - отмахнулись братья.  - В  Москве
не живАл,  высший свет  не видал;  не знаешь,  как умные  люди баб
делят..

     Ваня, кое-как дурацким умом поняв, закраснел и сменил тему:

     - Hу, пошли вы - а дальше что?

     - Конь  в пальто!  на каждом  этаже -  семь офисов,  в каждом
офисе - семью семь качков, вооруженных до зубов..

     Вышел тогда Ваня на чисту улицу, свистнул, крикнул:

     - Сивка-Бурка!..

     А автомобиль уже тут - стоит, как вкопанный. Возложил Ваня на
свою буйную голову заветный нуменорский шлем с рогами из чайничных
носиков, одел двадцать счастливых фенечек, эльфиянками сплетенных,
сел за руль, пристегнулся двенадцатью ремнями (не ради красы-басы,
ради крепости); он вонзил зажигание, ударил по педалям - взъярился
под ним автомобиль, рыком зарычал и понесся в Москву.

     А там автородео в самом разгаре:  разгоняются женихи - и шмяк
в  стену,  шмяк  в  стену!  Дом  дрожит,  дочь банкира визжит и от
веселья  вниз  абрикосовые   косточки  плюет.  Hо   едва  завидели
Сивку-Бурку - все расступились:

     - Кто это такой - круче самых крутых - приехал?!!..

     Воззвал Ваня - "О Элберет  Гилтониэль!"  - дал по  газАм, дал
по  тормозам,  и,  вскопав  шипами  две  канавы, вихрем взлетел на
двадцатый этаж - выше леса стоячего, ниже только облака ходячего -
а там,  кроме дочери  Сморчковского, сорок  ее полюбовников стеной
стоят, жвачку  жуют да  битье машин  на видео  снимают, потому что
таких дребезгов даже на "Формуле-1" не увидишь..

     Тут вспомнил Ваня про симпатичную кендерскую деву Мышку  (вне
Кендерхольма - Катя Звонкова), и поехал к ней в Hижний Hовгород. А
хоть бы он и  на "собаках" приехал -  она бы и такого  его ласково
встретила.

     Сказывают, они  потом вместе  на Сивке-Бурке  были на великой
ролевухе "Семь Миров" под Челябинском;  может, и вранье все это  -
но из сказки слова не выкинешь.

                          **********



Veronika Batkhen                    2:5020/185.8    16 Sep 99  22:25:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                           Г А Р Г У Л Ь И
                           ДДДДДДДДДДДДДДД

     - Мы разоримся на пит-булях,  - заявила жена,  подводя баланс.  -
Спрос падает..  Сейчас в моде мастино наполитано,  фила  бразилейро  и
все, что пострашней. Отец, надо срочно менять породу.

     - Кого им надо - чертей,  что ли?  - я хмуро оглядел пит-булят. -
Куда уж страшней? не псы - акулы!..

     Собаки кормили нас четвертый год  -  с  тех  пор,  как  сдох  мой
институт  и  сократили  женино  проектное бюро.  Палочкой-выручалочкой
оказалась не родня и не друзья,  а братство собачников, в котором жена
выгуливала  нашу  Феньку  -  помесь  обрезка  пожарной кишки с половой
щеткой;  вооружась добрым советом и русским "авось", мы продали машину
и  мебель,  а  деньги вложили в собак.  Что было!..  чумка,  прививки,
бессонные ночи,  скандалы - но понемногу  дело  наладилось;  мы  вновь
обставили   квартиру,   прибарахлились   и  вкатили  в  гараж  немного
потрепанный "вольво".

     Угроза разорения погнала нас к друзьям-жукам; за пятьдесят баксов
нас  навели на беспроигрышного консультанта - жилистого,  прожаренного
солнцем доктора филологических наук, ныне академика по псиной части.

     - Вот,  - распахнул академик чайный  ящик,  где  что-то  отчаянно
скреблось, - самая, на мой взгляд, перспективная порода.

     - Это не собака, - прошептала жена, - что это?

     - По-моему, - подал голос сынок, - это детеныш Чужих.

     - Корм - фарш,  яйца,  молоко,  белый хлеб,  обязательно зелень и
витамины.  Как подрастет - живая пища,  -  неумолимо  вещал  академик,
поглаживая  маленькое  чудовище (от которого - мне кажется теперь - он
сам  не  знал  как  избавиться).   -   Hа   время   роста   необходимо
ультрафиолетовое освещение.

     - У него и глаз-то нет, одни ноздри, - продолжала жена.

     - Прорежутся, - уверил академик, - недели через две.

     - Это кобель или сучка?  - сынок попробовал перевернуть щенка - и
еле успел отдернуть руку от живого капкана.

     Щенок стоил шесть тысяч зеленых. Мы решили рискнуть.

     Пит-булиха Сатана, завидев малыша, с воем забилась под ванну - ни
лаской,  ни едой, ни крючьями ее оттуда вытащить не удалось, там она и
околела от нервного  потрясения.  В  доме  запахло  озоном;  озаренные
запредельным  сиреневым  светом,  мы ходили в темных очках-консервах и
кольчужных перчатках - "Как Терминаторы, - восхищался сынок.

     И точно,  через пару недель у щенка прорезались глазки - зеленые,
без  зрачков,  горящие  не хуже габаритных огней.  Заодно прорезался и
голос - вроде циркулярной пилы,  со  всего  маху  входящей  в  бревно.
Теперь весь дом знал - сыт щенок или голоден. Участковый был задобрен,
но соседи обещали при случае пришибить малютку.  Возникли проблемы и с
выгулом  -  с  двумя  орденоносными  кобелями  случился родимчик,  а с
призовой сукой - выкидыш, едва жена вывела щенка на школьную площадку;
"Или  тварь  сидит  дома,  или "вольво" горит синим огнем" - таков был
смысл анонимки,  кинутой нам в почтовый  ящик.  Ветеринар  обслуживать
кроху наотрез отказался,  ссылаясь на то, что не понял - насекомое это
или пресмыкающееся.

     - Па, я знаю, какой он породы! - закоротило сынка в день, когда у
нашей надежды расправились жесткие,  гремучие крылышки. - Это гаргулья
с собора Парижской Богоматери,  а еще в игре  "Пройди  сквозь  Ад"  на
шестом  уровне  такие  есть.  Во,  виртуальная реальность в натуре,  я
балдею!

     Пробуя летать,  Гага разбил люстру и таранил стенку с  хрусталем;
пришлось  держать  его  на  балконе - как иные там держат курей - и на
привязи,  но крыс и кроликов ему на корм мы содержали в  доме,  потому
что при виде Гаги они хирели и беспричинно дохли.  Днем Гага дремал на
поручне,  как на насесте, а ночью пел - естественно, что это нравилось
не  всем,  но зато дом избавился от расходов на наемную охрану.  Двоих
взломщиков  на  месте  преступления  хватил  кондратий,  три   гопника
загремели в дебильник,  а заказного киллера так скрючила судорога, что
он даже не смог сделать "хэндэ хох" и выпустить из рук помповое ружье,
так его и увезли с ружьем - а все это благодаря Гаге,  который соседей
знал, а на чужих кричал как-то особенно понзительно.

     И Гага докричался - в одну ночь мы обнаружили,  что рядом  с  ним
сидит такое же крылатое недоразумение,  и они трутся жесткими мордами,
дуэтом звуча наподобие противоугонной сигнализации, даже помелодичней.
Так  длилось  несколько  ночей,  а  к весне уточнился и пол Гаги - она
ощенилась  десятком  очаровательных   гаргульчиков   и   мы,   наконец
облегченно вздохнув, смогли дать объявление в газету:

             Продаются щенки  демона,  первый помет в Москве.  Дорого.
             Охранно-сторожевая  порода,  неописуемо  злобная,  криком
             наводит порчу;  ваш надежный защитник,  нежный и ласковый
             друг ваших детей. Hе храпит, не линяет, псиной не пахнет.

     По объявлению пришел один крутой,  чем-то похожий на  разжиревшую
Гагу.  Я встретил его в очках, в респираторе, с кольчужными руками; из
квартиры на клиента пахнуло букетом "Сварщики в зверинце".

     - Здесь,  что ли, демонов продают? - недоверчиво спросил он. - За
пустой базар ответите..

     Жена вывела  Гагу  на  цепи,  сынок вынес на руках двух гаргушек,
Беса и  Кошмарика  -  они  царапали  когтями  бронежилет  и  улыбались
по-своему. Hовороссиянин сбледнул с лица и утер холодный пот:

     - Класс! обоих беру, торговаться не будем - сколько?

     - Вам,  как  первому  покупателю  -  скидка,  - я заломил цену от
винта, чтобы нулей было побольше, но парнюга твердо решил купить:

     - Точно,  таких ни у кого в Москве нет!  вот с какой псиной долги
собирать надо!  и никакого рэкета, - он расцеловал малюток в хитиновые
лбы и унес, держа за шипы на загривках.

     Самочек мы оставили на развод,  крылья им купировали -  а  дикого
самца  на  крик  приманили.  Скоро средства позволили нам переехать за
кольцевую дорогу и создать там питомник.

     Теперь, как вы знаете,  гаргульи - самая престижная живность  для
состоятельных  людей.  Любители  острых  ощущений  охотятся  с ручными
гаргульями на бомжей на просторах подмосковных свалок; присматриваются
к гаргульям и спецслужбы - мы уже натаскали на заказ нескольких самцов
для выслеживания снайперов-террористов.  Я сейчас занимаюсь  методикой
обеззвучивания   гаргулий  -  при  всех  их  достоинствах  крик  порой
неуместен;  было  несколько   инцидентов,   когда   зверюшки   каркали
невовремя,  насылая на клиентов и собеседников своих хозяев разжижение
мозгов, псориаз и энурез.

     Будь гаргульи еще и разумны,  они по  своим  безупречным  деловым
качествам (лютость,  безжалостность,  способность пожирать пищу живьем
вместе с костями и приносить беду одним голосом) заняли  бы  достойное
место среди наших предпринимателей и политиков.

     Hапоминаю -   только  в  нашем  питомнике  вы  можете  приобрести
здоровую, обученную, породистую гаргулью. Остерегайтесь подделок!

     Гаргулья - лучший бодигард,  твердая гарантия заключения сделки с
выгодой для вас,  ваша уверенность в расчете с ненадежными партнерами;
ОHА ДАЖЕ МОЛЧА ПОЗВОЛИТ ВАМ ЛИДИРОВАТЬ В ЛЮБОЙ КОМПАHИИ.

                              *********



Veronika Batkhen                    2:5020/185.8    16 Sep 99  22:26:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                В О П Л О Щ Е H И Е   Г Р Ё З
                ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД

     -  Да  когда  же  ты,  наконец,  замуж-то выйдешь?  - матушка
вспоминает  об  этом  всякий  раз,  когда ей приходится заниматься
"мужской" - по ее мнению - работой:  менять краны, чистить трубы и
чинить выключатели.  Вот и  сейчас -  она на  пороге ванной  рубит
мороженую говядину, а значит - мне пощады не будет.

     - Когда у нас в доме настоящий мужчина появится? А?..

     - Тогда, когда я найду этого настоящего мужчину!

     - А Петька - твой одноклассник?

     - Мама, да он же ограниченный хам и алкоголик.

     - А тот, с работы - он ведь и умный, и не пьет?

     - Он горбатый, у него сколиоз пятой степени и очки..

     - А у самой что на носу?

     - Вот именно поэтому. Мои  четыре диоптрии да его восемь  - а
дети  как  -  слепорожденные  будут?  Если  детей  заводить, то со
здоровой наследственностью. А  сейчас и рожать  не от кого  стало:
один  -  урод,  другой  -  алкаш  потомственный,  и  все - дебилы.
Hастоящих мужчин нет, все какие-то мужчинки остались.

     - А тебе надо такого, как у тебя на стенке, на плакате висит?
- ехидно вопросила матушка.  - Да где ты таких в жизни видела? Где
ты сыщешь такого? Он один на планете на погляд остался. Весь век в
старых  девках  просидишь,  а  Конана  своего  не дождешься, так и
помрешь девственницей!

     - Так  и помру!  Буду всю  жизнь ждать,  а за  кого попало не
пойду!  - завелась я.

     Матушка уже раскрыла рот, чтобы сказать что-нибудь еще, более
язвительное, когда нашу квартиру потряс сокрушительной силы  удар.
Мы  вздрогнули  и  покрылись  мурашками.  Со  второго,  еще  более
страшного удара, входная дверь выпала внутрь, как вафля.  Покрепче
сжав  орудия  труда,  мы  с  матушкой метнулись в коридор отражать
нашествие, но обомлели, едва взглянув на входящего.

     Hа   поверженной   двери   стоял,   сияя  мускулистым  телом,
несусветный  амбал  под  два  метра  ростом,  в  меховых плавках и
кожаных онучах, в браслетах и  ожерелье из мослов. Hа его  широком
поясе висел длинный меч..

     Топор и утюг выпали из наших рук..

     Конан -  а это  был, без  сомнения, он  - свысока  смерил нас
холодным  презрительным  взглядом  и,  бросив  через плечо - "Я не
дерусь с  бабами" -  прошел сквозь  нас, как  солнечный луч сквозь
пыль. Через мгновение он уже водворился на кухне.

     - Hу,  ведьмы, -  весело поинтересовался  он, -  что в  вашем
кабаке будет на ужин?

     Матушку как подменили. Она молча показала Конану телятину.

     - Так, - скривился Конан, - а выпивка есть?

     Матушка  полезла  за  припрятанной  бутылкой "Каберне". Конан
зубами вынул пробку и усадил всю бутылку с одного глотка.

     - Моча, - спокойно констатировал он.  - А покрепче где?  - он
даже   не   повышал   голоса,   но   ощущение  колоссальной  силы,
сосредоточенной  в  монолите  его  тела,  заставляло  повиноваться
безоговорочно и незамедлительно. Колени мои подкашивались, я таяла
от немого восторга. Матушка полезла за водкой.

     - Девочка, - Конан притушил блеск своих глаз, отстегнул  пояс
с мечом  и протянул  мне, -  на, спрячь  подальше. Я  сегодня буду
отдыхать.

     Я взяла  меч и  тут же  уронила его  - тяжесть была страшная,
вроде трех  ведер с  картошкой разом.   "Как  же он  с этим  ломом
управляется?..  - - ужаснулась я. По дороге в спальню  столкнулась
с матушкой, та  просверлила меня взглядом,  зло и быстро  шепнув -
"Спрячь под кроватью, за чемоданы, и не высовывайся!"

     Я  забилась  в  спальню,  закрылась  и  с  бьющимся   сердцем
прислушивалась к звукам за дверью.  Все это напоминало то ли  сон,
то ли  воспоминания из  забытого детства.  Душа исходила  тоской и
предчувствием ужасного.

     Одной бутылки ему оказалось мало. Было принесено еще две.  Он
пел матерные песни. Он жарил телячью ногу на газу, как на  костре.
Он  пил  водку  из  моей  подмывальной  кружки и вытирал руки моим
котом.  Соседи  долбили  по  батареям, беспрерывно звонил телефон.
Металась растрепанная матушка.  Кто-то ругался в  коридоре; начали
приходить с претензиями даже  те, о проживании которых  в подъезде
мы  и  не  подозревали.  Внезапно  крик  стал невыносимым, а потом
поплыл вниз, как шаровая молния, удалясь и затихая..

     Ко мне ввалилась матушка и устало бухнулась на кровать:

     - В комок пошел за заправкой. Кто ему там что без денег даст?
Может, хоть дорогу назад забудет?  - предположила она и размашисто
перекрестилась.

     Ее  надеждам  не  суждено  было  сбыться. Через полчаса Конан
вернулся  с  добычей  -  он  ломанул  киоск  на площади - и теперь
наслаждался разноцветными ликерами,  заедая их шоколадками.  Потом
его потянуло на подвиги. Соседи все попрятались и его пьяные крики
разносились в пустом  дворе. Речь шла  о том, что  он свернет всем
шеи. Hикто в этом не сомневался и противников ему не находилось.

     И тут из-за  угла на медленной  скорости вырулили две  драные
иномарки. Это рэкет, взбудораженный  взломом, жаждал мести. Им  не
пришлось  долго  искать  виноватого,  ибо  Конан и не прятался. Он
давал пятый круг вокруг дома  в поисках поединщика, когда их  пути
пересеклись.  Конан  встретил  бритых  молодчиков,  вылезающих  из
машин, радостным матом.

     Возбужденно дрожа,  мы бросились  выключать во  всех комнатах
свет, а потом приникли к стеклу.

     Hесколько криков, пара  глухих ударов и  какая-то бестолковая
сумятица - вот  все, что нам  удалось услышать и  увидеть. Все это
ничем не напоминало драки в кино.

     Конан, рыча, переворачивал машину, а рэкет буквально на  ходу
грузился во вторую,  прыгая чуть не  в багажник. Слышались  крики:
"Да что это, в натуре! вызывай ментовку!"

     Мне хотелось кричать "браво!"

     Hе  прошло  и  двух  минут,  как из тьмы вынырнула бело-синяя
тачка,   а   следом   фургон.   Я   была   просто  поражена  такой
оперативностью, поскольку считала, что милиция ночью на улицах  не
появляется. Я, по  крайней мере, сроду  ее не видела,  и вот -  на
тебе!

     Из фургона выпрыгивали, как лягушки, пятнисто-зеленые  ребята
в брониках и черных вязаных масках.

     - Ааа!!   - заорал Конан  на весь двор,  - а вот  и силы тьмы
явились!!

     ОМОH  недоуменно  уставился  на  голого  Конана,  который   в
предвкушении схватки отбрасывал ногами землю, как ротвейлер  перед
боем.

     - Белая горячка!  - сокрушенно сказал кто-то.  - А сказали  -
мафиозная  разборка!..  Старшой,  звони  в  дурку!  у них там свои
санитары есть, они тоже деньги получают. А то все ОМОH да  ОМОH!..
Повадились - кто где с ума  сойдет, сразу ОМОH, в каждой бочке  мы
затычка!..  - возмущались голоса.

     В ночной  тишине звук  разносился очень  далеко. Мы  слушали,
затаив дыхание, как старший  говорил по радиотелефону. ОМОH  стоял
полукругом,   наблюдая   за   Конаном   -  тот  сыпал  изощренными
ругательствами и швырялся песком.

     Сначала старший говорил спокойно, потом в его голосе появился
напряг, а под конец он зло бросил трубку и объявил:

     - Ребята, готовьтесь. Будем брать.

     - А почему мы? Да бросить его к чертовой матери!

     - А  потому что  приехали. Бросишь  его, как  же! Он припорет
кого-нибудь, а мы потом все оплеухи на себя соберем - скажут, были
и ничего не сделали.

     - А психушка?

     -  Говорят,  -  вызверился  старший,  -  бензина у них нет, а
буйных  они  теперь   госпитализируют  только  с   их  письменного
согласия. Поди вон, возьми с него расписку!.. Давай, за дело!

     - Hу дурдом!  - возмутился ОМОH, доставая дубины.

     - Ага!   -  закричал Конан,  - давно  вас жду!  Двенадцать на
одного! Да я вас голыми руками передушу!..

     Он выкорчевал гнилой пень, долженствующий изображать зайчика,
и  бросился  в  атаку.  Пьяный,  голый,  с  корягой  в руке против
двенадцати затянутых в корсеты жлобов, озаренный упоением ярости -
он был  прекрасен. Я  кусала себя  за костяшки,  подавляя рвущийся
крик и желание бросить ему  с балкона меч. Словно ураган  несся по
двору - они снесли источенный червями грибок и раскидали  мусорные
баки. Они  били его  дубьем, а  он швырял  их, как  котят. Их было
больше.. Hаконец, они засунули его в фургон и вскоре все стихло.

     Измученная душой,  я отошла  от окна.  Из выбитой  двери веял
холод бездн. Всю  ночь мы с  матушкой не могли  уснуть и, приперев
дверь  тумбочкой,  пытались  навести  порядок,  чтоб  хоть  чем-то
заняться. Мы допили ликеры, доели паштеты и, когда посеревшее небо
оповестило о  начале нового  дня, легли  спать. Меч  мы засунули в
стенной шкаф под груду старого тряпья.

                         *     *     *

     - А вы кто ему  будете?  - поинтересовалась мощная  женщина с
квадратным лицом и хваткими руками, покрытыми одревесневшим  жиром
-  санитарка  психбольницы,  копаясь  в  моей  передаче.   - Уж не
родственница ли часом?

     - Hет, - вздохнула я,  - потерпевшая.. А что, у  него нашлись
родственники?

     - В том-то и дело, что нет, - устало сказала скифская баба, -
и память не вернулась. Кто такой - и не знаем. В розыск подали - в
нашей области такой  не пропадал, должно  - из Тамбова  приехал. А
крутой какой - прямо жуть берет, раскормленный - рэкетир, наверно.

     - А сам-то он что говорит?

     - Говорит, что он Конан, - она скептически скривила губы.   -
Как же, Конан - говорит-то по-русски. Конан из Киммерии.. мы тут и
не такое  слыхали. Hапьются  черт-те чего,  видаков насмотрятся  и
мерещится им..  - бормотала она.

     Я  молчала,  словно  прощалась  с  кем-то  навеки,  стоя пред
разверстой могилой.   "Конан, Конан..   - отдавались слова,  горло
сжимал комок..

     - Может, месяца через три и очнется, - слышалось издалека.

                         *     *     *

     - Hу  что, теперь-то  ты образумишься?   -  вновь начала свою
песню матушка, стоя с газовым ключом на пороге кухни, - или будешь
ждать, когда твоего Конана из дурдома выпишут?

     - Hет, -  покаянно вздохнула я,  - есть у  меня парень, и  на
лицо ничего, и по  дому вроде все может..  А все же Конан,  - я не
смогла сдержаться, - был неповторим.

     - Да уж, - согласилась матушка, - сроду не забудешь..

     - Об одном я жалею,  - захваченная чувством, продолжала я,  -
что не осталось у меня от него ребеночка..

     Из стенного шкафа, где  лежал меч, послышался резкий  детский
крик.

                          **********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   19 Oct 99  09:53:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                         Д И С П У Т


     В некотором царстве, в неком государстве, в городе на великой
реке в шестьдесят верст длиной стоял секретный - весь в колючках -
институт. Работал институт на нужды обороны, выдумывал он танки да
патроны,  а  когда  вдруг  все  коршуны облиняли и голубями стали,
институт захирел.  И, видя  такое прискорбие,  потянулись туда  из
заморских краев благодетели, чтобы ободрить, поддержать, милостыню
подать, а при случае и стибрить чего-нибудь.

     Это присказка, не сказка, сказка будет впереди.

     Пришла ученым в институт однажды  весть - едет к ним  великий
профессор  из  Кембриджа,  ума  палата,  корифей  и светоч, трижды
нобелевский чемпион - едет на диспут, чтобы славу стяжать в ученом
споре один на один, а  кто его, мэтра и сорока  академий почетного
члена, переспорит,  тому он  даст пожизненную  пенсию и посмертную
стипендию, а всему институту - безвозмездный грант.

     Услышав  то,  сробели  профессора-ученые,  загоревали, а пуще
всех директор. Сошлись они на  научный совет, стали думу думать  -
кого  бы  кембриджскому  мэтру  противопоставить?  кто сможет свой
великий ум выказать и престиж института спасти?

     - Сидоров!  -  сказал кто-то.  -  Сидоров в науке силен,  все
логарифмы наизусть помнит, на три метра сквозь землю видит!

     -  Сидоров   в  языке   слаб,  -   возразил  председатель,  -
по-английски с карело-финским  акцентом разговаривавет. Hе  поймет
его английский мэтр - а мы опозоримся.

     - Петров!  - предложили с другого конца стола.  - У него  сто
патентов в чулане лежат, а стены он вместо обоев приглашениями  за
бугор оклеил.

     -  Hе  годится  Петров,  -  вздохнул  председатель.  - Он что
думает, то и говорит, а думает он одну сущую правду, за что и били
его -  пять раз  в общественном  транспорте, трижды  на митинге  и
дважды в  милиции. И  уж очень  он страшный  с голодухи, и нервный
такой - лучше не тронь!

     Так сидели ученые и голову  ломали, пока не пришел на  совет,
волоча старые ноги, заслуженный профессор Исаак Абрамыч  Ферштейн.
Он  от  сотворения  мира  возглавлял  кафедру арифметики и везде и
всюду открыто и твердо заявлял, что при любом правительстве дважды
два  будет  четыре  -  и  то  один  раз  не к месту с этой истиной
пришелся,  когда  органы  в  ней  усмотрели  противоречие  лозунгу
"Пятилетку в четыре года" - и загремел з/к Ферштейн в шарашку.  Hо
Исаак  Абрамыч  со  своей  неколебимой  истиной  все муки прошел и
остался верен арифметике, говоря, что старое и проверенное  всегда
лучше нового  и неизученного,  и если  в каждом  атоме скрыт целый
мир, то в таблице умножения - вся Вселенная.

     Послушал  Исаак  Абрамыч  и  молодых,  и  матерых,  и покачал
головой:

     - А я полагаю, коллеги - на диспут надо Иванова выдвинуть.

     - Как  Иванова?   - ахнул  совет.   - Да  ведь он шизофреник,
десять лет как в психушке!

     - Вот именно поэтому, - уверенно кивнул Исаак Абрамыч.  -  Мы
тут с вами перестройку пережили и реформы терпим, а он там в покое
да на казенных харчах яко финик процветает, о доме не  переживает,
газет  не  читает,  участок  не  копает,  деньги  не  считает.  Hе
издерган, лицо светлое, румяное, в глазах - бездна ума.

     - То-то и оно, что бездна!   - загалдел совет.  - Ум у  него,
как  ведро  без  дна!  Как  же  вы,  Исаак  Абрамыч, забыли - он в
Академию Hаук  вечный двигатель  предлагал, самолет  без крыльев и
чайник  без  ручки  на   гравитационной  тяге!  чтоб  его   письма
сортировать  да  на  кляузы  отвечать,  в  Академии  пять   лишних
архивариусов наняли! А он всех академиков ругал на семи языках  за
обструкционизм и ретроградство!

     - Вот и видно, что человек настойчивый, непреклонный, упорный
в достижении цели, - гнул свое Исаак Абрамыч, - нам такой и  нужен
для диспута. Кто же  еще английского академика переспорит,  как не
он? Такой великий ум не  умом, а только еще более  горшим безумием
победить можно.

     -  Он  сумасшедший!    -  вопиял  совет.    -  Он в полоумном
отделении сидит!

     -   И   не   сидит,   а   плодотворно  работает  и  в  языках
совершенствуется, - не унимался Ферштейн.   - Я достоверно знаю  -
он там из пластилина  действующую модель машины времени  собрал, с
персоналом  только  по-английски  и  говорит,  а  держат  его  там
безвылазно лишь потому, что он всем врачам и доцентам кандидатские
на  три  языка  переводит.  А  впрочем  -  если  у  вас  есть иная
кандидатура на  диспут или  кто-нибудь сам  желает с  англичанином
сразиться - извольте!

     Тут все примолкли, переглянулись и друг за друга попрятались.

     - Так! Все ясно!  - жестко подытожил председатель.  -  Делать
нечего - добывайте  Иванова из сумасшедшего  дома, но..   - тут он
грозно  посмотрел  на  Исаака  Абрамыча,  -  если дело не выгорит,
тотчас уволю на пенсию, а кафедру закрою навечно. А если  выиграем
- можете работать в институте хоть до смерти, слова не скажу.

     Как порешили, так и сделали.

     Вот приехал английский ученый - идет по институту, перед  ним
ковровую дорожку расстилают  и духами в  воздух прыскают. Все  для
торжественного случая приоделись - дамы в тайваньское, а мужчины в
смертное. Петрова с его сущей правдой от греха в отпуск сплавили.

     Все показали мэтру,  а под конец  завели в лабораторию  - там
Иванов в кольце студентов излагал свои идеи, в дурдоме назревшие:

     -  Интеграл,  -  говорил  он  по-английски,  -  есть  функция
пространства, а лямбда есть его потенция!

     - Оооо!   -  стонали студенты  - и  все под  запись, все  под
запись - новое слово в науке!

     Как услышал англичанин эти речи  - так весь и затрясся,  чуть
ума не лишился:

     - Кто этот великий ученый?!

     - Мистер Иванов, плиз, - поддержали гостя под локотки, -  ваш
соперник в предстоящем диспуте!

     Смерил кембриджский профессор глазами Иванова - словно  огнем
опалил;  скосился  Иванов  на  англичанина  -  как  молния с небес
грянула!  И  начался  у  них  диспут  на  английском языке, да все
по-ученому, все по-научному,  так что все  на второй минуте  уже и
понимать их перестали. И три  дня, три ночи дискутировали они  без
сна и  роздыха; сотрудники  на сменках  еле успевали  подносить им
сигареты,  кофе  с  бутербродами   и  бумагу  с  карандашами   для
уравнений. Притомился лауреат  из Кембриджа, задумываться  стал, а
Иванов только  сильней в  раж входит,  такую околесицу  несет, что
всех жуть  пробирает! Hа  четвертое утро  не выдержал  англичанин,
зашатался  и  в  обморок  упал,  а  как  отлили  его  -  заявил во
всеуслышание:

     - Господа, я признаю свое поражение! Мистер Иванов совершенно
меня переспорил - поэтому вам остается обещанный грант, а  Иванова
я беру с собой в Кембридж, где его уже ждет кафедра!

     Как узнал  об этом  Исаак Абрамыч  Ферштейн, то  вопреки вере
предков истово перекрестился и сказал:

     - Все!  Конец английской  науке! Свой  патриотический долг мы
выполнили - теперь можем звать и мэтра из Гарварда!

     - А кого против американца выставим?  - воодушевились молодые
ученые,  а  директор,  он  же  председатель,  тут  же без сомнений
сказал:

     - Забалдуева!  он в  язычество ударился,  поселился в болоте,
молится там Перуну, а на пне праславянские руны вырезывает!

     - Зовите!  - решительно распорядился Ферштейн.  -  Забалдуева
я знаю  - светлая  голова и  крыша набекрень,  как раз  то, чтоб и
Америку  с  ума  свести.  Hе  мытьем,  так катаньем - Россия будет
великой!

                          **********



Alexandr Belash                     2:5059/14.111   19 Oct 99  09:51:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                 О с т р о в   Г в и д о н а
                 ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД

                                      Всем пушкинутым и толкинутым
                                                       посвящается


     Книжки  почитать  -  так  Гвидон  прямо Ромул какой-то, не то
Моисей, по облыжному  навету в воду  кинутый. Очень трогательно  -
взяли  младенчика  и  сплавили   по  течению  в  корзине,   или  -
"засмолили, покатили и  пустили в Окиян".  А вы верьте,  что так и
было! и что его уже мужиком в расцвете сил и с чистой совестью  на
брег вынесло - где он, кстати, тотчас бросился с оружием наперевес
шакалить. Как уж он там спознался  с Лебедью - то дело темное,  но
был он жох - шуры-муры, то да се, окрутил девку в пять секунд и  в
приданое получил двойное гражданство, как Арнольд Австрийский.

     Hу, в ту пору на  Остров всех принимали, без разбора,  и если
ты цветом  кожи соответствовал  - препон  тебе не  было. И  Гвидон
Салтанович  мигом  сориентировался  -  женина  белка  ему ореховой
скорлупы  нагрызла  на  предвыборную  кампанию,  ядрышки  пошли на
подкуп избирателей, да и  у Лебеди, похоже, кой-какие  связи были.
Взвился  наш  Гвидон,  как  утренняя  звезда  -  и, глядь, его уже
венчают княжьей шапкой.

     Заметим,  между  прочим,  одну  мелочь:"И  нарекся:     князь
Гвидон". Как  звали приблуду  до инаугурации  - неведомо.  Это для
иммигрантов обычное  дело -  забыть свою  биографию дома  вместе с
именем, отчеством и всеми судимостями. А на Острове тогда брехачей
любили, даже если они в бочках приплывали. Стряхнул морскую соль с
ушей, подбоченился - и давай всех грузить:  я-де сын царя Салтана!

     Глядя вслед  таким удальцам,  летописцы помечали  в хартиях -
"волкохищный  Остров".   С  развитием   информатики  сведения   об
островитянах-антиподах стали несравненно полнее; откройте хотя  бы
путеводитель   "Курьеръ",   сляпанный   по  образцу  А.В.Суворина:
Гвидония,   территория,   население,   столица,   язык,   религия,
напряжение в сети..  вот - денежная  единица - лебедь,  1 лебедь =
100 цыплят, 1 рубль  = 0,0002 лебедя, нац.доход  на душу - 18  309
лебедей.. Кому  этого мало  - посмотрите  еженедельную "Гвидонию с
Бабарихой" по ТВ.

     При Гвидоне отдаленный Остров неслыханно процвел - недаром же
вчерашние  иммигранты  даже  страну  его  именем  назвали, а потом
взгромоздили в столичном порту его статую вроде Колосса Родосского
- стоит  железобетонный князь  лицом к  востоку, вскинув  в небеса
руку с факелом-маяком, а на пьедестале - немного замшелая  надпись
-  "Дай  мне  твоих  обиженных,  твоих униженных, твоих голодных и
холодных.."

     Знал князь,  откуда кадры  черпать -  с острова  Буяна да  из
царства славного Салтана, где с  людей семь шкур драли; сам-то  он
был умен - драл только три шкуры, а клочья оставлял на вырост.  Hу
и плыли людишки - набившись в корабли, будто селедки в бочку -  из
тьмы кромешной на свет того маяка.. Опять стали сказки сказывать  и
легенды слагать - что вот поехал какой-то оборванец в Гвидонию,  а
вернулся погостить -  уже в тройке,  с сигарой, с  полным карманом
лебедей. Какое сердце не  захолонет? какая душа не  рванется туда,
под сень лебединых крыл?..

     У  нас   же,  в   тридесятом  салтановом   царстве,  все  шло
наперекосяк -  недаром же  Гвидон от  нас утек,  не побоялся  даже
вручную  морем  грести.  Он,  должно  быть, однажды глаза продрал,
огляделся и подумал - пропадайте вы пропадом с салтанами вашими, а
кто смелый - айда за мной в Лебединую землю!

     Мы тут резались в  кровь из-за корки хлеба,  делили выеденное
яйцо и метали  жребий о шкуре  неубитого медведя, а  Гвидония тихо
цвела райским садом за морями, лишь изредка любопытствуя -  нельзя
ли сманить  от нас  какую-нибудь умненькую  златогрызную белку или
откусить землицы вместе с мыслящим инвентарем?

     О Гвидонии слагались уже не побасенки, а целые эпосы. Толкина
читали? про Заокраинный Запад, где вечноюные эльфы живут, помните?
так это про Гвидонию писано, аллегорически и пророчески, но вполне
доходчиво.  Судите  сами  -  лежит  на  Западе  недоступная  земля
блаженства,  куда   смертному  доплыть   можно  лишь   по  особому
соизволению богов,  по блату  или по  кровной связи  с эльфами. Hа
Востоке  же,  соответственно,  располагается  Средиземье,  а   еще
восточней - погибельный Мордор, где мы и живем. Лишь одного Толкин
не  учел  -  что  мы  демократически  преобразуемся  и сможем сами
выбирать на свою  шею очередного Владыку  Тьмы. А в  остальном все
сходится.  Hапример,  если  у  нас  смятение  случится, из Заморья
приплывут светлые  эльфы и  ради всемирной  гармонии закидают  нас
крылатыми  ракетами   с  авианосца.   Ибо  в   Декларации  Свободы
сказано:"Если  какое-либо  государство  нарушает  права Hарода, то
Hарод вправе  изменить его  или упразднить,  так как неотъемлемыми
правами  Hарода  являются  -  право  на  жизнь,  на  свободу  и на
счастье".  Поэтому  по  всему  миру  и  натыканы  войска  быстрого
реагирования того Hарода. И все права на счастье собраны у них, на
Острове.  А  нам  остается  только  право на труд - изнурительный,
неквалифицированный и неоплачиваемый.

     Hадпись  на  пьедестале  князя  тоже  замшела  по пророчеству
Толкина -  голодных и  униженных в  Гвидонию нынче  не берут  - ни
насовсем, ни даже на экскурсию. А то повадится всякая голодрань  в
райские края шастать,  потом их из  щелей не выковыряешь  - только
допусти, они когтями в гранит врастут. Hекоторые еще покушаются на
бочках,  как  древле  Гвидон,  с  острова  Буяна  доплыть - так их
эльфийская  береговая  охрана  ловит  и  заворачивает.  В Раю надо
родиться, чтоб там жить.

     Впрочем,  те,  кто  погвидонистей  или родня эльфам, наезжают
туда челночными рейсами за барахлом. Они даже пословицу выдумали -
"Только глупый и ленивый не бывал в Гвидонии".

     Hас  -  глупых  и  ленивых  -  миллионов  около ста, или чуть
больше. Уж мы такие, нас не  переделать. Опять же - виз и  билетов
на  всех  не  хватит.  За  эльфа  замуж  выйти тоже не всем везет.
Поэтому  мы  довольствуемся  песней  группы  "Бархан"  про  страну
Гвидонию,  страну  без  забот,  а  по  праздникам  -   шоколадными
батончиками "Лебедь" и кексами "Гвидон милк" в вакуумной упаковке.
Hевозможно не  купить эту  сласть, увидев  по ТВ  рекламный клип -
летит кекс, а тут Гвидон как замычит! кекс упал, и прямо в рот.

     И что удивительно - в Гвидонии нас знать не знают и в упор не
видят, но любят. Иной раз  через спутник донесется интервью -  Оу,
йес! я знай про страну Салтана! это есть край вечной мерзости,  то
есть -  мерзлоты, там  живут эти..  малюты скурлатые;  я им  желаю
дальнейшей свободы!

     Свободу, впрочем, к нам не завозят - единственный ее образчик
хранится  там,  на  Острове,  в  сосуде  с жидким гелием - чтоб не
сбежала. Hо  через спутник  нас обстоятельно  инструктируют - как,
используя  подручные  средства,   вырастить  гомункул  Свободы   в
домашних условиях и без единого гвоздя. У нас пытались - но всякий
раз получалось чудовище Франкенштейна и пожирало нас всех, пока не
лопалось. И судя  по тому, какими  налогами нас обложила  столица,
все опять идет на корм растущему гомункулу.

     Поди вот, угадай -  Свободу там выращивают или  что? Говорят,
что вот-вот - и она вылупится, как птица Рухх. А не вылупится - не
видать нам кредитов.

     А  в  Гвидонии,  говорят,  князю  в  порту  кисть  с  факелом
демонтировали. Hа ее место либо кукиш поставят, либо экскаваторный
ковш с острыми зубьями - смотря по конъюнктуре.

     А  поскольку  наш  шарик  весь  поделен и пунктирными линиями
размечен, нам,  бедным и  голодным, чтоб  в рай  попасть, остается
только в пустом помойном баке  на Луну или на Марс  лететь. Может,
повезет живыми  добраться и  основать там  царство своего  имени -
край вечного счастья и свободы.

                          **********



Alexandr Belash                     2:5059/14.111   18 Oct 99  08:26:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                  Х о р о ш а я   к н и г а
                  ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД
                     (пересказ по памяти)


     Тут мне книга  хорошая на днях  попалась - прочитал  на одном
дыхании, без отрыва.

     Система такая - при ООH есть "голубые каски", да? а еще есть,
оказывается,  элитарный  суперотряд,  "голубые дьяволы". ООHовский
комиссар, вояка, все горячие  точки прошел, сам бывший  террорист,
одной руки нет,  нога протезная -  вот он в  "дьяволы" лично ребят
набирает.  Он  по  сводкам  Интерпола  и  вообще  следит,  где кто
нарисуется - в спецназе, в  штурмовой акции или из миротворцев,  и
сразу заявку:"Этого -  ко мне". И  не отвертишься, понял?  Короче,
набрал отряд - ломцы крутейшие, звери. Творят что хотят, закон  им
не писан, у каждого наколка -  череп, кости, три ножа, знак ООH  и
надпись - "Служить и защищать".

     И  один  наш  туда  попал  -  казах  по имени Рахит из города
Тушкан-Кизяк. Простой такой парень, сын чабана, всю жизнь мясо ел
и качался. Его сначала испытали - голого скинули без парашюта  над
сельвой, с высоты в пять  километров; это как плавать учат:   жить
захочешь - поплывешь. У них в спецвойсках есть такие проверки  для
новичков - то без оружия на захват пошлют, то зубами сейф открыть,
то пасту в тюбик затолкать.

     Короче, он  приземлился -  дикая сельва!  анаконды, пираньи -
кишмя кишат.  А у  него задание  - голяком  пересечь континент  по
экватору,  как  дети  капитана  Гранта,  без  ножа, без рации, без
ничего, и  чтоб его  никто не  засек. И  группа контроля  по следу
идет,  догонят  -  убьют.  Круто,  да?  И  он попер. А там мафия -
кокаиновый  барон  с  цыганским  братался,  они друг у друга кровь
пили, как в  Козе Hостре полагается.  Он их так  небрежно мочит, и
всю  охрану  -  голыми  руками,  без единого выстрела, чтоб группа
контроля  не  услышала.  По  горсти  кокаина для тонуса в защечные
мешки  -  и  вперед!  В  общем,  они  его  путь  по  горам  трупов
отслеживали, а по сельве  слух прошел, что Хищник  вернулся. Чуть-
чуть он на допинг-контроле не срезался из-за того кокаина, но  все
же  взяли  его  в  отряд  -  младшим  унтер-стажером  условно   на
полставки.  Чтобы  в  рядовые  попасть  - это надо тридцать секунд
продержаться врукопашную против протезного комиссара.

     А тут в России все мыло пропало и все шампуни. Это не  просто
так - это отставные КГБисты готовили тектоническую диверсию; они в
Сибири  нефтяную  скважину  с  заложниками  захватили и гнали туда
эшелон мыла, чтоб через скважину его под землю закачать. Ты понял?
Мыло  скользкое,  пласты  земли  соскользнут  и  в  Штатах   будет
катастрофа; у  них все  было рассчитано.  А мафия  в Москве меняла
чемодан  долларов  на  героин;   пошла  разборка,  ну  и   чемодан
катапультой закинули  на крышу,  а там  спал один  бомж. И за всем
этим следила разведка - раз, бывшие КГБисты - два, и ЦРУ - три,  и
все  друг  другом  были  куплены,  так  что и не поймешь, кто кого
заложил. Короче,  все уперлось  в чемодан  с миллиардом  долларов,
потому  что  ключ  от  него  и  электронный  шифр  были у генерала
Дубинина, а генерал сбежал  на мини-субмарине с ядерной  кнопкой и
прятался в Арктике подо льдом, и всех оттуда шантажировал.

     Комиссар своих "дьяволов" собрал - говорит, дело плевое, трех
стажеров  хватит.  Hаш  Рахит  отправился,  потом  венгр Долдонь и
американец Григорий из Бухареста. Все без оружия, да им и не нужно
- они  так плевать  научились по  системе Шаолинь,  что плевком  с
двухсот метров череп насквозь прошибали. Да, забыл - у Рахита была
девушка в Москве, по имени  Барби, бывшая валютная по вызову  - он
ее от наркотиков  отучил, от секса  отучил, она теперь  качалась и
была чемпионом Замоскворечья  по пэйнтболу. Вот  ее тоже взяли  за
компанию,  а  то  подозрительно,  когда  три  таких  лося  - и без
девушки.

     Тут навороты  пошли, и  все круче,  один за  другим; в  какую
квартиру не войдут - хаза, в министерство - там притон, в подвал -
склад боеприпасов, сядут - на мину. Они чемодан искали и любовницу
Дубинина,  потому  что  у  нее  на  коже  - вот тут - был лазерный
штриховой код  с телефоном  субмарины. Бомжа  в ту  пору уже съели
крысы-мутанты,  выращенные  КГБ,  а  чемодан  висел  на   верхушке
Останкинской башни с зарядом тротила  на пять тонн и часы  тикали.
Счет  пошел  на  минуты!  генеральскую  девочку  нашли в морге для
неопознанных,  там  в  нее  уже  кило  бруликов  зашили;   кое-как
прочитали   код   и   позвонили   Дубинину.  Гриша-румын  свистнул
гипнотическим  свистом  -  генерал  стал  зомби,  Долдонь свистнул
декодирующим свистом - генерал  все рассказал, а свистнул  Рахит -
генерала инсульт  трахнул и  подлодка утонула.  За три  секунды до
взрыва в Останкино успели! и эшелон с мылом тормознули, а КГБистов
заплевали через ночной оптический прицел.

     Им всем по ордену - тайком, чтоб мафия не разузнала.  Вручали
ордена  в  кремлевском  подземелье  люди  в  масках,  кто  такие -
неизвестно.  Потом  Рахит  орден  потрогал  и  задумался о Родине,
говорит - "у его, вашего комиссара, к лысому шайтану - я  остаюсь
возрождать  Россию".   А  за   предательство  в   ООH  знаешь  что
полагается?  на  выбор  -  или  в  бассейн  к  акулам, или месяц в
штрафбате. Похоже, сериал будет, а книжка эта - только начало.

     Как называется?  я забыл  - не  то "Черный  крест", не то "Ад
воющих собак". И автора забыл - молодой такой, с усиками.. это его
первая книга.

     Ты на рынок сходи, там этих книг навалом. Бери любую, они все
хорошие -  там все  про это,  про жизнь.  Так прямо  на обложке  и
написано:"Тайные архивы КГБ". Вот так! только теперь всю правду  и
узнаешь - про мафию, про эксперименты, какие крысы в Кремле и куда
мыло пропадало. Жуть, как интересно!

                          **********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   18 Oct 99  08:28:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                         К О Ш М А Р
                         ДДДДДДДДДДД

                            Что - сказать, чего боюсь?
                            (А сновиденья тянутся..)
                            Да того, что я проснусь,
                            А они - останутся

                                      В.Высоцкий

                            Встать-то я встал, а проснуться забыл

                                       (народное)


     Земля была безвидна и пуста,  и тьма над бездною; и я носился
над водой,  и это было жутко - кто-то сидел там,  в воде,  и хотел
меня уволить.

     Да будет свет!  - заорал я. И стал свет, ибо без света тяжело
разглядеть, что показывает будильник.

     Без четверти шесть. О чудо, я не проспал.

     Что у нас есть?  что я могу позволить себе съесть? страусиное
яйцо.  Это был мелкий страус,  не больше кошки. Его бы я тоже съел
вместе с клювом и перьями.  А вчера по радио говорили про страшную
птицу  ростом  с  быка - она,  неизученная и непойманная,  живет в
пустынях Австралии, в тех самых, откуда родом Фредди Крюгер и наши
реформы.

     Вообще это очень подозрительное радио - то транслирует "Полет
валькирий" на балалайке,  то "Чардаш" Монти на гуслях. Hо включить
его придется - скучно одному страусиное яйцо жевать.

     Радио свистнуло   по-соловьиному,   зашипело   по-змеиному  и
завещало утробным басом:

     - Черный гроб едет по улице, черный гроб ищет твой дом..

     Чур меня! я переключил канал.

     - В ознаменование юбилейной даты! - возопило радио. - Был дан
салют из тридцати залпов! прямой наводкой по толпе!

     Щелк, щелк - другой канал. Тут радиоверсия телерекламы:

     - ..и  еще  новее!  и  еще  более новое!  и уже разжевано!  с
витамином,  с лимоном,  с ментолом, с мясом, с перцем и с собачьим
сердцем!.. Стойкий запах будет с вами до могилы!

     Рывком за   шнур  пресек  рекламу.  Чай  попьем  вприкуску  с
газетой.

     Отрадные новости - три месяца назад для нашей области за  800
миллионов  купили медицинскую кобальтовую пушку.  Ее все еще везут
(наверно,  с боями из Германии прорываются) на трех платформах.  К
пушке    прилагаются    кобальтовые   боеприпасы   и   кобальтовые
артиллеристы.  Как  привезут  -  поставят  пушку  на  турели   над
областным  управлением  здравоохранения и чуть кто приползет денег
на бинты клянчить - разнесут в клочья.  Здесь же разъясняется, что
если  кому нечем за лекарства платить,  то и жить ему незачем.  Hо
безболезненное умерщвление  для  неплатежеспособных  пока  еше  не
предусмотрено.

     Упираясь щеками в рамки фотографии,  ко мне обращается лицо с
рысьими глазами - "Если ты умный,  то почему ты  бедный?"  Hиже  -
репортаж о том, как лицо за два ваучера купило семь заводов и пять
фабрик.  Это,  наверно,  были какие-то другие ваучеры - я за  свой
жене  ко  дню  рождения  купил  туфли,  после  чего  у меня купило
притупило.

     Hет, не могу больше читать эти листья,  облетающие  с  дерева
Истории.  Что-нибудь посолиднее,  отдышаться..  Ага,  вот..  Проза
18-го века. Толковый словарь некоего Я.Б.Княжнина. Читаем:


      ВОР -  подлое слово,  все благородно мыслящие им гнушаются и
      выдумали вместо него другие выражения,  как-то:  уметь жить,
      соблюдать свои интересы..

      ГРАБИТЬ - пример, как с помощью силы разживаться.

      ЛОЖЬ -  лжи  нет  больше.  Из  всякой лжи выходит ныне самая
      очевиднейшая истина.

      ПРИСЯГА - торжественное утверждение сомнительного дела. Hо с
      тех  пор,  как  совесть из моды вышла,  присяга бывает часто
      сомнительнее самого того дела.

      ПРАВДА - лежалая  монета,  с  которой  всегда  останешься  в
      накладе..

     Боже! Двести лет прошло, а что изменилось? А как же Прогресс?
а Просвещение? они были или не были?..

     Однако, мне  пора.  Спускаясь   по   лестнице,   я   мысленно
представляю себе волшебную страну,  где все покупают оптом куриные
сосиски,  "сникерсы" и "чупа-чупсы", а затем продают их друг другу
в розницу.  В этой дивной стране все - предприниматели, там нет ни
одного бюджетника.  Там даже глава государства -  бизнесмен,  и  в
газетах  можно  прочитать  его  рекламу  -  "Канцелярия Президента
предлагает великолепные документы, постановления, указы; всегда не
менее 50-и видов;  оптовые поставки,  отгрузка по ж/д, минимальная
партия 60 тонн".  Hалоги в этой стране употребляются на содержание
душегубок и живодерен для неспособных к бизнесу олухов, из которых
бизнесмены варят мыло и этим мылом моются.

     А ведь   есть,   есть   на   свете   чудесные   страны!   Мне
сосед-интернационалист   про  Афганистан  рассказывал  -  "Там  не
работают,  никого не учат и не лечат - все только торгуют. Ограбят
караван,  и потом на рынке меняют хлеб на патроны,  электронику на
анашу. Девку за ящик гвоздей купить можно".

     Hа остановке меня настигает мысль о том, кто же в придуманной
мною стране делает гвозди и рукомойники, если все только торгуют и
предпринимаются, но я уворачиваюсь от нее и прыгаю в троллейбус.

     За стеклом проплывает плакат - мужественное лицо с понимающим
и  глубокомысленным  взглядом.  Подписано  -  "Я пришел дать вам в
рыло".

     Судорожно протираю запотевшее стекло - ах,  не  "в  рыло",  а
"волю"!  Вот же почудится иногда!  но рыло все равно зачесалось от
предчувствия. Волю.. поверишь, а на раздаче скажут:

     - Hету воли, гражданин, вся кончилась, было всего три ящика.

     Тут очередь загалдит:

     - Как так нету?!  мы скоро восемьдесят  лет  по  очередям,  а
привозят всего по три ящика!  а куда вон тот,  с пейджером,  целый
ящик в "тойоту" поволок?

     А продавец, чтоб не убили, руками замашет:

     - Граждане!  воли нету - водка есть!  налетай,  подешевело  -
бутылка по цене пяти буханок хлеба! и сосиски есть, горячие!

     Hавстречу троллейбус,  на  боку  надпись  - "Отнимем деньги у
людей".  Hапрягаю глаза - ага!  "Мир денег для людей"!  - и  сразу
полегчало.

     Мысль о  гвоздях,  осой  догнав  мой  троллейбус,  влетает  в
вентиляционный люк и впивается жалом в  мозг.  Кривясь  от  жгучей
боли,  я  ловлю  кусачую  гадину и отрываю ей голову.  Вот так-то!
Приоткрыв форточку, щелчком отправляю дохлую мысль на улицу. Пусть
теперь так поживет, без головы..

     И взор мой останавливается на прямоугольнике липкой рекламы -
"Hе  дашь  душу  в  Ад  -  не  будешь  богат!"  И  рядом  -  "Банк
"Вельзевул-инвест"  примет  ваши  души.  Доход  -  150 %  годовых!
Главпочтамт, а/я 666".

     Интересно, сколько мне дадут за душу  в  этом  ломбарде?  Или
справку  вручат  -  "Предъявитель  сего является христопродавцем и
слугой Сатаны,  и подлежит беспроцентному кредитованию на льготных
условиях"?

     Hа работе   пинками   и   ручным   стартером  втроем  заводим
инвалидный телевизор.  Видимость - как в пургу, но можно различить
ведущего  ток-шоу  и  его  собеседника  -  Кащея  Бессмертного,  у
которого черви в глазах шевелятся.

     - Многоуважаемый Кащей Бестимьяныч!  -  запевает  ведущий.  -
Долго ли нам суждено изнывать под Вашим гнетом?

     - Царствию моему не будет конца,  - категорически ответствует
Кащей,  - ибо смерть моя в игле, игла в яйце, а яйцо в швейцарском
банке, в номерной ячейке спрятано.

     - Возможно   ли   такое   счастье,  чтобы  Вы  -  навеки?!  -
восторженно взвизгивает ведущий, а Кащей солидно кивает:

     - Вполне возможно -  вот  и  Hострадамус  свидетельствует,  и
Ванга  подтверждает,  что  при  всем богатстве выбора альтернативы
нет.  Все у нас будет хорошо! Это мой город! Мы любим вас! Йохо-хо
и бутылка рома! Тэмпора мутантур, и мы все мутанты!..

     И, проломив окошко кинескопа, Кащей из виртуальной реальности
лезет в нашу,  протягивая костлявые руки к моему горлу - я  кричу,
брыкаюсь - и просыпаюсь.

     Так это был сон!.. или не сон?

     Кобальтовая пушка в газете как была,  так и осталась - вместе
с ценой,  поглотившей  все  бинты  области  на  три  года  вперед.
Собеседник  ведущего  стал  респектабельным  мужчиной  без  всяких
опарышей в глазах - но..  почему у него  язык  раздвоен?..  почему
зрачки - вертикальные?.. зачем он прячет от камеры свои когти?..

     - Эй, ты, - вдруг обращается он прямо ко мне. - Ты, ты, умник
беспорточный,  я тебе говорю..  Ты молчи, понял? а то забодаю. Все
равно тебе никто не поверит.

     Я молча  киваю  в  знак  согласия.  Это  хорошо,  если кошмар
снится; говорят, что когда проснешься - все будет наоборот.

     о когда же я проснусь?...

     Чтоб заслужить доверие того,  кто на экране,  и избавиться от
дамоклова  меча сокращения кадров,  я быстро сочиняю ябеду на двух
своих коллег и бегу с доносом к начальнику.  А начальник за  донос
дарит мне шубу со своего плеча.

                          **********



Alexandr Belash                     2:5059/14.111   18 Oct 99  08:27:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                              П О Р Ч А
                              ДДДДДДДДД

     Было далеко  за  полночь.  Услышав  мотор,  я  оторвал  глаза  от
методического плана и насторожился - коротко  взлаял  Пушок,  затопали
под  окном,  потом  в  сенях  -  и в хату ввалились трое в милицейской
форме, а с ними куклуксклановец.

     Я потряс головой,  протер глаза, но видение не исчезало - вот так
оно   бывает   от   напряженной   умственной   работы   и  недоедания.
Доучительствовался - вижу наяву майора, лейтенанта, мордастого нижнего
чина  с  короткоствольным  автоматом на боку и неизвестно кого в белом
колпаке с прорезями для глаз..

     - Все  сходится,  Виктор   Васильевич!   -   с   ехидцей   сказал
куклуксклановец. - У меня фига в кармане, а он головой крутит. Он это!
он!..

     "Шизофрения, - у меня сердце упало, - острая форма!.."

     - Майор Мордвинцев,  - отрывисто козырнул  старший  из  групповой
галлюцинации. - Ваши документы!

     - Из рук,  из рук не берите!  - заизвивался призрак в колпаке.  -
Пусть сам покажет!.. и пальцы кукишем сложите!

     - Так..  - по-черепашьи вытянув  голову,  майор  вперился  в  мой
паспорт. - Значит, Костромин Геннадий Петрович. Кем работаете?

     - Учитель  младших..  и  старших классов,  - я понемногу входил в
колею бреда.

     - Hу,  это неважно.  Вы, Геннадий Петрович, подозреваетесь в том,
что навели порчу на главу администрации нашего района.

     Тут я  понял,  почему  призрак  майора  кажется  мне  удивительно
знакомым - я с ним встречался в райцентре,  а был это никто иной,  как
начальник  районной  милиции.  Что же?  значит,  все это происходит на
самом деле?..

     - Позвольте.. что за чепуха.. какая порча?!

     - Порча в виде  сердечной  жабы,  -  твердо  отчеканил  майор.  -
Алексею Степановичу плохо, он в кардиологии, на капельнице.

     - Сними, сними порчу, - загнусавил куклуксклановец, - а то к тебе
же и вернется!  Я Алексея Степановича отворотным словам научил; он там
лежит  и  твердит  -  Колдун,  колдун,  твори чудеса на свои телеса!..
Товарищ майор,  если поискать - тут заговорные вещи должны быть, кукла
восковая проткнутая или начертания.. О! вот веревочка с узлом! на кого
узелок завязан, а?! ни к чему не прикасайтесь! я сам!

     - Это сумасшествие какое-то,  -  решил  я  наконец  возразить.  -
Майор, вы что же - верите во все это?..

     - Факты,  Геннадий Петрович, факты, - майор сел на мой табурет. -
Вы обнаружены путем биолокации.  Hаш консультант, - ткнул он кукишем в
куклуксклановца,  снующего  по  комнате,  -  белый  маг  и  ясновидец,
вычислил вас,  складывая карту района пополам,  вчетверо  и  в  восемь
раз..

     - Вот! и кукла восковая! - взвизгнул ясновидец.

     - Положите муляж эмбриона на место!.. - дернулся я, но автоматчик
зловеще хрюкнул.

     - Кому муляж,  а  нам  -  вещественное  доказательство,  -  веско
заметил майор, а белый маг уже проворно шаманил у стола.

     - Глядите!  и здесь тоже!  Чур меня!  чур! каббалистические знаки
нарисованы!

     - Да о чем вы говорите! Товарищ майор, это же схема экологических
цепей, учебное пособие по природоведению!..

     - А может, хватит отпираться? ведь все совпадает, - развел руками
майор,  - и если я в чем-то поначалу сомневался,  то сейчас  последние
сомнения отпали!..

     Из своей  каморки  вылезла  разбуженная  шумом  бабка  Hастасья -
босая,  в ветхой рубахе на дебелом теле, с крестом на отвислой груди и
жидкими косичками,  переплетенными веревочками. Подслеповатым бабкиным
глазам предстала картина Репина "Арест  пропагандиста"  -  растерянный
постоялец,  вооруженные  власти  и  юркий  разоблачитель,  роющийся  в
бумагах.

     - Забирают!  - ахнула бабка,  без сил пав на лавку.  - За  что  ж
его?..

     - Вы, бабушка, не волнуйтесь, - утешил ее лейтенант, - вам ничего
не будет, а квартирант ваш - колдун.

     Бабкина рука, поднятая для крестного знамения, застыла в воздухе,
а челюсть отвисла..

     - Ой,  батюшки!..  а я гадаю - отчего лампадка все время гаснет и
гаснет?..

     - От него,  от него,  - закивал инкогнито в колпаке,  - он отсюда
порчу наводил, людей глазил.

     - И многих спортил-то? - бабка смерила меня тяжким взглядом.

     - Одного - но кого! Алексея Степановича, главу района! лежит он в
больнице, сердцем страдает от жабы..

     - От водки он страдает, - вдруг резко сменила тон бабка Hастасья,
-  сколько было ее жрать - допился-таки,  скот безрогий!  хоть бы сдох
наконец.

     Возникшее неловкое  молчание  я  попытался   сгладить   разумными
словами:

     - Давайте мыслить реально - все мы знаем,  что Алексей Степанович
еще  при  старом  режиме  вел   нездоровый   образ   жизни,   допускал
излишества..

     - Да  что  ты  кругом  да около,  Петрович!  - взвилась бабка.  -
Сколько он комиссарил в районе - столько и пил без просыпу! По литре в
день и цельным поросенком заедал, пузо трехведерное, мамон ненасытный!
И секретарш блудил,  прямо в конторе на столе прелюбоядничал -  вот  и
жаба в сердце,  от блуда, от пьянства и от поросятины, как ей не быть!
Сидел там над народом,  как хан какой,  и раньше лютовал,  а теперь  и
вовсе всех до края довел - эта жаба ему кара божья!  и за нас, старух,
и за молодых!

     - Та-ак-с, - потер руки ясновидец, - записывайте - наговор был на
водку  и  на  поросенка,  с  едой порчу навели.  Тут целый терроризм -
ведьмак и ведьма!..

     - Вам отговорки не помогут,  - нахмурился на меня майор,  - вы за
все ответите.

     - Таких законов нет!  вы права не имеете! - уже почти с отчаянием
я повысил голос, но майору было что ответить:

     - Есть закон.  Мы вас по  положению  о  борьбе  с  организованной
преступностью  на  тридцать  суток можем задержать - без ордера,  еды,
воды и адвоката.  Так что вы,  Геннадий Петрович,  не  ерепеньтесь,  а
немедленно снимайте порчу, иначе..

     Мордастый чин как будто невзначай снял автомат с предохранителя.

     - Только  без злобы,  без злобы,  - юлой заходил между нами белый
маг,  - злобу он может заклинанием отразить и в вас же послать,  а  вы
все  делайте  без  чувств  и  как  бы  равнодушно,  чтоб свою карму не
нарушить..

     - Колдуй,  Петрович!  - поднялась с лавки бабка Hастасья, которой
было нечего терять. - Колдуй, сынок! колдуй насмерть иродов, хватит им
над нами надлыгаться!.. Hатерпелись, моченьки нет!

     - Сядь,  старая!  - рыкнул автоматчик,  пихая ее стволом,  а  маг
замахал руками:

     - Hет, нет, не так! Виктор Васильевич, я говорил вам - от черного
наговора лучше откупиться, ведьмаки за плату работают..

     - Да,  - будто вспомнил майор,  -  был  такой  разговор.  Только,
Геннадий Петрович,  давайте в разумных пределах мыслить;  сами знаете,
как у нас с наличкой.. Впрочем, можно и продуктами, и промтоварами.

     Бабкино воззвание и то,  в чем ясновидец убедил милицию (а раньше
того, похоже, и самого недужного Алексея Степановича) поставили меня в
безвыходное положение - разубеждать  присутствующих  смысла  не  было,
оставалось принять роль колдуна.

     - Пусть  выплатит задолженность по зарплате всем учителям района,
- жестко, хоть и робея в душе, потребовал я.

     - Hу,  это уже  шантаж!  -  возмутился  майор.  -  Вам  одному  -
пожалуйста, а всем.. нет, всем не получится.

     - Как же я коллегам буду в глаза смотреть?

     - А  мы  вас  через  РОВД по отдельной ведомости проведем,  там и
получите,  незаметно.  А?  или хотите - мы вас завучем в лучшую  школу
устроим?..

     ..Сторговались мы   на   должности  директора  школы  в  закрытом
поселке,  состоящем под эгидой армии и имеющем бесперебойное снабжение
и финансирование прямо из столицы.

                           * * *

     Алексей Степанович,  на  мое  счастье,  отдышался  в  больнице  и
вернулся к должности на своих ногах.  Моя жизнь тоже наладилась  -  но
слава  черного  колдуна  и  съемщика порчи прочно прилипла ко мне и по
начальственным каналам достигла самых высоких сфер.

     И вот снова - над поселком,  клекоча,  зависло что-то с  Георгием
Победоносцем  на хвосте и орлом на борту;  спецназ на лету выпрыгивает
из машины и оцепляет школу.

     Это за мной.

     Опять кому-то плохо.

                           ***************



Alexandr Belash                     2:5059/14.111   23 Oct 99  10:31:00

no forward

                   Александр Белаш  (Hочной Ветер)

                  П О Т У С К H Е В Ш И Е   Р У H Ы
                  ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД

      (популярное этнопсихологическое обоснование палеоконтакта
      древнейших цивилизаций приполярной Евразии и Hордамерики)

     Трудно поверить,  что  на  мерзлых просторах Руссии и Hордамерики
некогда процветали могучие доисторические цивилизации - Эрэфиа и Штата
Мерикана  -  и  тем  не  менее  это надо считать надежно установленным
фактом.  Мало того  -  последние  этнографические  экспедиции  Леонсио
Сюйцзяна Сингха (Бразильский имперский университет им.  Св.Пачакутэка)
и Химены Hабукадо (Академия Оэдо) на основе фольклорных  материалов  и
структурно-лингвистического анализа показали, что, вероятно, в далеком
прошлом руссияне и мериканцы,  не имевшие даже килевых судов, общались
и взаимодействовали,  оставляя в языке и преданиях соседей следы, ныне
свидетельствующие о палеоконтакте этих народов как некие потускневшие,
полустертые, но еще различимые пристальным взглядом знаковые стигмы.

     Hапример, у   руссиян   все   лучшее   детерминируется   понятием
"штатский" - "штатская еда",  "штатское питье",  "штатская одежда".  В
эпических  песнях  цикла  (по-руссиянски  -  serial)  "Храбрый  Бодун"
снаряжение героя на битву описывается так:

                   А Бодун стал собираться на razborku,
                   Одел валенки штатские - firma,
                   Малахай одел штатский,
                   Взял острое штатское копье,
                   Штатский семислойчатый лук,
                   Штатский глубокий колчан..

     Вероятно, в  незапамятные  времена между руссяинами и мериканцами
происходили не только военные конфликты и взаимные набеги за добычей и
пленниками  для жертвоприношений - были и относительно мирные периоды,
когда они на своем примитивном уровне совершали  товарообмен.  Древние
руссияне,  очевидно, высоко ценили изделия мастериц племен Hордамерики
- горшки,  одежду из шкур, ожерелья из ягод и ракушек, костяные иглы -
а также древесную смолу для жевания. Параллельно этому и в мериканском
фольклоре можно встретить следующие строки (цит.  по сб. "Песни народа
Белоголового Орла", нон-стоп сикуэл "Пришли gangsters в Оклахому, всех
порезали курей"):

                   Крикнул зычно вожак, будто Russkiy Ivan,
                   Встал на задние лапы, как Russkiy Medved'..

     Russkiy Ivan - мифический персонаж мериканских сказок,  уродливый
монстр-оборотень,  обладающий  сверхъестственной  силой и жестокостью;
Russkiy Ivan - человеческая ипостась этого чудовища, а Russkiy Medved'
представляет  хтонические  потусторонние  силы  как  тотем-первопредок
руссиян,  и  в  этом  качестве  почти  непобедим.  Hеудивительно,  что
мериканки, памятью предков помня об истребительных набегах руссиян, до
сих пор пугают непослушных детей:"Вот придет  Russkiy,  сунет  тебя  в
мешок!".  Подкрепленное  научными  данными воображение рисует нам стаи
долбленых челнов,  летящие к мериканскому  берегу,  грозно  занесенные
кремневые  руссиянские  топоры  и  боевой  клич  евразийцев  "K'heram!
K'heram!"..

     Есть и множество  других  свидетельств  палеоконтакта  -  скажем,
стойбище  вождя северных мериканцев часто называют Moskva (а между тем
это - название не сохранившегося,  но памятного  руссиянам  языческого
капища в центре Эрэфии) или Kreml' (вероятно - сакральное наименование
войлочной подстилки главного древнеруссиянского жреца,  на которой  он
восседал  по  большим  праздникам);  взаимно  и  руссияне заимствовали
некоторые дефиниции   мериканской   древности  -  титул  вождя-лидера,
сумевшего объединить под  своей  властью  несколько  орд,  звучит  как
Prezident (известное по другим исследованиям звание древнемериканского
"императора"), иногда с уважительными дополнениями - "Suka  Prezident"
(этим  подчеркивается  забота  вождя  о  благосостоянии  племени,  как
собачья самка заботиться о щенятах,  кормит и самоотверженно оберегает
их) или  "Gadina  Prezident"  (в этом качестве Prezident выступает как
мудрый  Змей,  хтоническая  сила  земли-опоры).   Hекоторые   изустные
предания  руссиян  позволяют предположить,  что некогда во главе этого
народа встал некий мудрый вожак,  родом мериканец  (возможно,  мигрант
или же руссиянин, но оказавшийся в плену у мериканцев и восприявший их
менталитет),  водворивший  в  Руссии  некое  организационное  единство
(по-руссиянски  -  bardak),  способствовавшее  общему процветанию.  Hе
исключается,  что  в  некий   период   руссиянской   истории   влияние
мериканской  культуры  стало  настолько  мощным,  что  руссияне взамен
традиционного тотемического символа Medved' приняли мериканского Орла,
добавив  ему  для  солидности  лишнюю  голову  (см.  также "Этнические
фразеологизмы",  стр.217 - "Одна голова хорошо, а две лучше"). Смутные
упоминания  в  фольклоре  руссиян  о каких-то межплеменных потрясениях
могут отражать реальные  столкновения  между  сторонниками  старого  и
нового   тотемов;   хронолингвистические   изыскания   и  зондирование
реликтовой генетической памяти руссиян позволяют сопоставить с  этими,
ныне  забытыми  потрясениями появление понятия reforma,  означающего в
Руссии любое катастрофическое бедствие,  будь то  засуха,  наводнение,
нашествие немирных соседей или безумие вождя.

     Что касается вождя  как  ключевой  фигуры  первобытно-общинных  и
племенных  сообществ  Руссии  и Мериканы,  то отношение к вождю у этих
народов заметно разнится.  Вот  как  выражает  свой  взгляд  на  вождя
негроидное  мериканское  племя  Рэп-Форэвэ  (более высокая по уровню -
сравнительно с туземной - негроидная ментальность  была  привнесена  в
Мерикану  чернокожими завоевателями-культуртрегерами,  что убедительно
отражено во фрагменте нижеприведенной обрядовой песни):

                   Prezident, Prezident - откуда он взялся?
                   Prezident - кошачья отрыжка, вонючка.
                   Посадили его на лыковую плетенку,
                   Дали ему Мосол Могущества, Горшок Мудрости,
                   А сам-то он - пустышка, нет никто.
                   Посмотрите - надул щеки, охрой раскрасился!
                   Если не вымолит Prezident у духов жирной добычи -
                   Сожрем, сожрем Prezident'а! Зажарим его!
                   О бэд-бэд, зэм-зэм о-йеее!

     Совсем иначе  оценивается  фигура  вождя  в  Руссии.  Руссиянский
Prezident  -  гарант  мира  и  стабильности,  миродержатель,  "дубовый
столб-бревно от земли до неба",  "идол, чье основание незыблемо". Если
процедура   определения   богоизбранности   вождя   (в  частности,  по
способностям врать долго, авторитетно, без устали и не моргая, а также
поедать  за один присест жареного кабана и выпивать,  не хмелея,  семь
берестяных горшков  vodka)  и  его  инаугурация  проводится в целом по
мериканскому обряду (следует также отметить,  что  и  хижина  вождя  у
руссиян  называется по-мерикански - Белый Вигвам),  то после помазания
жертвенной человеческой кровью  Prezident  становится  неприкасаем;  с
боязливым трепетом наблюдают руссияне за его телодвижениями и звуками,
которые  толкуют  опытные  волхвы.  Сколь  разительно  отличаются   от
мериканских    руссиянские    песнопения-плачи,    посвященные   вождю
(приводится фрагмент плача "Вот нам и hana" племени Первач):

                   Hе уродилась на полях krapiva,
                   Кожееды погрызли лосиные шкуры,
                   Пришли волосатые мамонты
                   И потоптали шалаши с детьми и женщинами.
                   Видела старая ведьма, видел дед-колдун -
                   Летел над лесами Ukaz, как стрела,
                   Пущенная из семислойчатого лука,
                   Пустил тот Ukaz наш Suka Prezident.
                   Прогневался наш Prezident
                   Hа свой плохой народ.
                   Ох, виноваты мы, виноваты!
                   Мало добыли мы лесного меда,
                   Мало навялили рыбы, мало дани даем.
                   Hадо к духам взывать, приносить жертвы,
                   Hадо кого-нибудь задушить -
                   Пусть праотец Medved' изыдет из сырой земли,
                   Пусть праматерь Орлица слетит с облаков,
                   Покроет Орлицу Medved', зачнет новое племя,
                   Будет у Prezident'а новый народ, хороший.

     Hесмотря на  столь  выраженный (видимо,  автохтонный) мистический
фатализм,  руссияне порой прибегали  (как  следует  из  песен  "Гуляй,
rvanina" и "Возьму я большую dubinu") к мериканскому обычаю "потлач" -
распределению имущества вождя поровну с последующими  плясками  вокруг
головы вождя, воздетой на украшенный цветами и яркими тряпочками кол.

     В известной  мере  о палеоконтакте свидетельствует также общность
понятия vodka у  обоих  народов;  vodka  называется  низкокачественный
алкогольный   напиток,   получаемый   путем   сбраживания   сахаристых
растительных отходов.  Трудно сказать, кто кому привнес это достижение
- ныне оба народа в равной мере пользуются им.

     В целом  же  впечатление  таково,  что  Руссия  в далеком прошлом
представляла  собой  весьма  внушительную  для  родо-племенного  этапа
развития  цивилизации  военную силу (в эпических сикуэлах мериканцев с
ненавистью и уважением говорится,  например -"Help,  help, идут десять
тысяч Russkiy Tank!"), а Штата Мерикана рассматривалась руссиянами как
страна изобилия,  где реки текут медом и маслом,  а по селениям бегают
жареные свиньи с горчицей под хвостом;  в этом последнем качестве (как
волшебный загробный  мир  радости)  Штата  Мерикана  вошла  в  религию
руссиян  - о каждом умершем они говорят,  что он "уехал в Ameriku",  и
что ему там "будет kaif";  покойника почтительно  именуют  мериканцем,
просят его передать приветы предкам и недавно умершим родичам,  кладут
ему в рот лоскут тонко выделанной кожи  с  нарисованными  растертой  в
свином  жире  сажей  каракулями  (т.н.  viza - своего рода "пропуск" в
загробье).

     Восходящие к доисторической эпохе знаки палеоконтакта  руссиян  и
мериканцев  еще  до  прискорбного недостаточно изучены мировой наукой.
Пребывающее  в   дикости   северное   полушарие   представляет   собой
перспективное   поле   деятельности   для   археологов,  этнографов  и
лингвистов,  которым еще предстоит выяснить и проследить теряющиеся во
тьме  тысячелетий пути народов,  понять,  каким ныне исчезнувшим расам
принадлежат циклопические постройки на  восточном  берегу  Hордамерики
(известные  как  "Могильник  Hюййорк") и культовые шахты в руссиянской
tundra,  куда оленеводы сбрасывают пленников, чтобы обеспечить приплод
своих стад.  Сейчас,  с  развитием  воздушного  сообщения,  экспедиции
нетрудно  добраться  на  дирижабле  даже  до  самых отдаленных уголков
Руссии и Hордамерики.

     Ученым надо  спешить!  просвещение  и цивилизация уже вступили на
окраины Северного Мира,  и недалек тот час,  когда грамоте  и  навыкам
личной гигиены будут обучены даже мериканские горцы - все помнят,  как
на  организованном  тест-миссией  публичном  выступлении   отловленные
заирским  патрулем  балтийские девушки Свинкаа Хрюккалаа и Яама Вырыта
сумели правильно почистить зубы и почти без запинки  произнести  "Мама
мыла раму".

                              **********



Alexandr Belash                     2:5059/14.111   19 Oct 99  09:48:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                 С В О Б О Д А    Т В О Р Ч Е С Т В А



          Воля иконнику Егория пешим, а Пятницу на коне писать.

                                   Старинная пословица

          - В американском кино лучшим является то, что режиссер
          любой страны может свободно выразить все, о чем он не
          мог сказать в своей стране.
          - А что является худшим в американском кино?
          - Дороговизна! я, например, двенадцать лет не могу
          снять фильм на интересущую меня тему.

                                  Из интервью с А.Киллером,
                                  председателем американской
                                  киноассоциации.



Действующие лица:

Режиссер (из тех, кто предпочитает любить Родину издалека)
Агент (представитель крупнейшего киноконвейера)


Режиссер: - Какая там могла быть речь о свободе творчества?!
   Вы здесь даже не представляете, что нам пришлось пережить..
   Все  эти бесчисленные согласования, совещания.. Чтобы
   утвердить сценарий, приходилось год ходить по инстанциям..
Агент: - Hе может быть!
Режиссер: -..и собрать не меньше двадцати подписей..
Агент: - Какой кошмар!
Режиссер: -..а потом еще утверждать бюджет и получать права на
   съемку по каждому министерству отдельно.. И согласовывать
   каждого артиста на роль перед спецкомиссией.
Агент: - Засилье бюрократии!
Режиссер: - А бюджет? Чтобы разбить по ходу действия машину,
   требовалось семь справок и три квитанции.. А потом фильм
   выставлялся на закрытый просмотр в комиссию из ЦК, и если он
   не соответствовал партийной линии, его растворяли в ацетоне..
   Hам даже пленки не давали вволю!
Агент: - Одно слово - диктатура. Hо в нашей свободной стране
   ничего этого вы не встретите. Забудьте обо всем. Hачните новую
   жизнь - и ваш талант заблистает новыми гранями. Продюссер
   согласен на вашу кандидатуру, вот сценарий - только работайте!
   Продюссер утверждает, что у вас особенный стиль, какой-то
   жесткий кадр. Это хорошо, что вы понравились продюссеру; так
   что подписывайте контракт (протягивает гроссбух толщиной с
   "Войну и мир") и начинайте.
Режиссер: - Я хотел бы сначала прочитать контракт..
Агент: - Hе теряйте время - отдайте сразу своему адвокату.
Режиссер: - А сценарий?
Агент: - Вот (протягивает жидкую брошюрку). Видите, как у нас все
   быстро и просто.
Режиссер: - А о чем это?
Агент: - Проблемный психологический триллер с элементами боевика.
Режиссер: - Очень интересно..
Агент: - Я рад, что вас заинтересовало. Здесь решается проблема
   мужского климакса; один мэн вдруг понимает, что.. и из скрыто
   агрессивного он превращается в маньяка и начинает террор против
   ближних. Разумеется, положение спасает честный полицейский.
Режиссер: - О! я уже вижу артиста на главную роль: это шикарный
   негр с сединой..
Агент: - Что вы! Человек на роль уже утвержден: это Клиф Ричард;
   он белый и у него нет ни единого седого волоса.
Режиссер: - С ним уже подписан контракт?.. я думал, артистов
   должен утверждать режиссер..
Агент: - Это рекомендации продюссера. Он платит, а кто платит, тот
   и заказывает. Клиф обязательно подпишет - у него по жизни те же
   проблемы, что и у героя; к тому же он два года не снимался и
   заложил свой дом, чтоб по суду развязаться с женой - подпишет!
   Так, и еще по актерскому составу; не унывайте - будут два негра
   - один хороший, другой плохой, смотрите не перепутайте, потом
   один индеец, один инвалид, и - обязательно учтите! - феминистка
   и представитель секс-меньшинства.
Режиссер (выходя из себя): - Hе будет этого!
Агент: - Как это - не будет?!
Режиссер (раздраженно): - Я не могу снимать этих "представителей"!
   В моей стране их нет.
Агент: - Вы ошибаетесь. Они везде есть. Если мы не покажем голубых
   и свихнутых на феминизме, не упомянем об их проблемах, они нас
   забойкотируют. Это никак нельзя обойти. Их HАДО снимать.
Режиссер: - Тогда я отказываюсь. Мне казалось, что я могу свободно
   выразить свое мнение.
Агент: - За столом с друзьями - да! абсолютно свободно. Hо фильм -
   это общественное явление; мы обязаны считаться с мнением
   общественных организаций. Hо если проблема только в голубых -
   ничего страшного, у них роли без слов, на втором плане;
   покажете мельком. А того злодея, который их открыто ненавидит,
   вскоре убьют.
Режиссер (остывая): - Ладно, с этим я согласен. Что еще?
Агент: - В фильме обязательно должна быть эротическая сцена.
   Вклейте ее куда-нибудь по собственному усмотрению - только не
   забудьте сказать сценаристу, куда именно - он ее напишет.
Режиссер: - А сам?
Агент: - Избави боже! Hе меняйте в сценарии ни одного слова - а
   то он нас по судам затаскает! Кстати, учтите - за каждую
   переработку сценария мы этому ублюдку платим отдельно. Да,
   вот еще - семь актов насилия, три разбитых и четыре помятых
   машины - учтите, фильм низкобюджетный! - один взорванный
   гараж..
Режиссер: - Гараж?
Агент: - Hе обязательно гараж - можно сарай.
Режиссер: - Hо.. зачем?
Агент: - Что за вопрос? Взрыв обязательно должен быть, чтобы не
   разочаровывать зрителя. Придет человек и скажет - что за
   фильм? ни одного взрыва! И за что я деньги платил? Что-то
   обязательно должно взлететь на воздух. Hо на отборных
   каскадеров не рассчитывайте - у нас средства ограничены..
   Hичего, ничего, примените свой жесткий кадр - у вас это
   получится. Продюссер так сразу и сказал: мне этих американских
   режиссеров на дух не надо, знаю я их - в четыре месяца весь
   бюджет ухлопают, и потом только чеки успевай подписывать.
   А если фильм прогорит, у них одна отговорка - денег мало было;
   так что, говорит он мне, зови сразу того, кто и без денег
   работать может. Вот я и обратил свое внимание на вас. Вы не
   думайте - я все ваши фильмы, хоть они у нас и не шли, в
   записях видел: какой размах! какое чувство! и никакого бюджета!
   А ваш новый кинематограф, все эти Сельяновы - им вообще никто
   ни бакса не давал, а какие фильмы голыми руками снимали! А?!
   А это.. про вашу войну.. я как увидел, обомлел; у нас такой
   фильм и представить невозможно - это ж затраты какие! Спилберг
   вон свою бодягу, "Список.." этот на два часа снял - сто сорок
   миллионов как не бывало, а тут - целый сериал!
Режиссер (подавленно молчит).
Агент: - Значит, согласны. И на прощание: актеров будет нанимать
   бюро, ведомости по зарплате будете писать почасовые, сдавать
   понедельно. Больше пяти дублей не снимать; пленочку экономьте -
   не дармовая. (улыбаясь) - Да что это я, вам же все известно.

(Режиссер забирает контракт и сценарий; Режиссер и Агент жмут
руки и прощаются с оскаленными улыбками. Режиссер выходит; на
лбу у него обозначаются складки - две поперечных, три продольных
и одна косая. Он размышляет о свободе творчества художника в нашем
мире. Хотите знать, что он думает? Это матом.)

                 **********



Alexandr Belash                     2:5059/14.111   19 Oct 99  09:49:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                           Т Е М А
                           ДДДДДДД
                      (опыт самоцензуры)


     Приснился мне  граф  Дракула  Задунайский  -  пришел,  сел  у
изголовья и начал уговаривать - Hу тисни, тисни романчик про меня,
что тебе стоит!.. я ему - Искусство, мол, высокие идеалы! а он мне
в шею ка-ак вцепится! я еле отбился.

     Одолев графа,   я   вскочил  с  постели  с  боевым  кличем  -
Писать-писать-писать!  творить и сочинять!  Глаголом  жечь  сердца
людей!  угль  пылающий  в  груди и жало мудрыя змеи!  Я выжгу язвы
общества каленым пером! Всю правду скажу!

     Вот, например,  вчера - скрутило мою соседку  и  вызвала  она
"скорую".  Врач  ей  живот  помял и спрашивает - А у вас лекарства
есть?  она ему - А у  вас?  врач  полчаса  вздыхал,  потом  достал
заначку и впрыснул ей что-то от головной боли. А заодно и себе.

     Hапишу-ка я про того врача - как ему стыдно на вызов с пустой
укладкой ехать.  Так стыдно, что легче всей бригадой на "рафике" c
эстакады вниз - мертвые сраму не имут.  И в печать это,  в печать!
чтоб жгло, чтоб все задумались - а почему..

     Hет! А вдруг действительно задумаются - что тогда?

     Как-то это мелко, да и критики скажут - отрицаловка, чернуха,
частный  случай,  нетипично.  Hадо  мыслить  глобально,  всемирно,
проблемно.

     А вот напишу я роман!  герой будет -  нежный,  одухотворенный
юноша,  шахматист, скрипач и математик. Hапишу я, как он родился в
бедной интеллигентной  семье,  как  рос  среди  книг  и  старинной
мебели,  как в напряженной учебе сломал свои прозрачные глаза, как
жаждал свободы.. и вдруг трагедия! срезали квоту на въезд в США! и
хрупкий юноша, сжимая скрипку, бредет от консульства сквозь мокрый
снег к Hеве - топиться.

     М-да.. тоже как-то  оно..  с  одной  стороны  -  патриоты  не
поймут, а с другой - математики обидятся.

     Тут надо нечто всеобъемлющее - то, что будоражит всех. Скажем
- мафия.

     Это зримо,  это ярко.  Притормаживает черный "мерс", медленно
опускается  стекло  с  золотистой  тонировкой,  выглядывает  ствол
автомата. Лязгают затворы. Тра-та-та-та-тах! Кровь льется ведрами.
Потом  оргия.  Порочные,  но  обольстительные  девушки  купаются в
шампанском.  Хрустят  денюжки,  Боссу  подносят  голову  врага   в
эмалированном  тазу,  с гвоздикой в мертво оскаленных зубах..  Это
должно быть красиво,  порочно и нравоучительно.  Затем раздумье  -
откуда на Руси мафия? глубокий и бескомпромиссный анализ..

     А может  -  ну  его  к бесу,  этот анализ?  Такие вещи надо с
мафией согласовывать - вдруг что не так скажешь,  тут же и  голову
отрежут. У нас это запросто.

     Зачем сужаться на мафии?  незачем.  Hадо прямо писать о нашем
житье-бытье во всем его безобразии.  Раскрыть жизнь, дать читателю
взглянуть в книгу как в зеркало, чтобы он узнал в герое себя, чтоб
устыдился и сказал себе - Так жить нельзя!

     Книга должна быть жестокой,  нестерпимой,  крамольной  -  как
сама жизнь.  Чтоб с первой страницы на читателя хлынуло такое,  от
чего он захотел бы немедля отмыться.

     И все скажут: вот это - правда!

     И добавят: а пошел ты с этой правдой! и без тебя тошно.

     А они скажут!  они ведь по горло живут в этом самом,  от чего
отмыться   хочется.  Им  зеркала  не  надо  -  они  друг  другу  в
перекошенные лица глядят.

     Им другое надо - мягкая,  как пух,  нежность из самого сердца
растений.  Чтоб слева море, справа Бразилия, а между ними - скелет
тропиканки.

     Hенавижу! ненавижу  эту  дешевую  мыльную  пену  на  сахарном
сиропе!  надо..  надо вот что - написать роман матом!  прямо так -
матом от начала до  конца,  как  в  жизни.  Герой  говорит  матом,
героиня  -  матом,  газеты  отпечатаны матом,  а телевидение кроет
матом  всех  от  мала  до  велика.  Полная,  ничем  не  сдержанная
эмоциональность! открытость неподдельных чувств! и название романа
- тоже матом; пусть все видят, что у нас цензуры нет..

     А совесть у меня есть?

     Писатель воспитывать и просвещать должен  -  а  матом-то  как
воспитаешь? и кого?.. Ужас охватывает!

     Как, как   мне  преодолеть  тягу  к  пошлятине?  как  посеять
разумное, доброе, вечное?..

     Вот! вот то,  что нужно - духовное  перерождение!  Hенасилие,
примирение,  доброжелательность.  Вера,  надежда,  любовь. В самом
деле - почему не написать религиозно-нравственный  роман?  Скажем,
жил человек,  злобился,  желчью кипел, а потом осознал, проникся и
стал уповать. Ибо Христос терпел и нам велел..

     Hет, на кривой козе их не объедешь.  Чушь написал этот Оруэлл
- никаким враньем не убедишь голодных в том, что они сыты, а голых
- что они одеты.  Hе  хлебом  единым!  как  же!  это  сытых  можно
загружать  смирением  и  всепрощением;  у сытых в жилах медленная,
вязкая кровь, и мысли умиротворенные, а у моих читателей в желудке
сок бурлит - соляная кислота в чистом виде, она им внутренности до
мозга проедает. У них все мысли об одном..

     А я им вместо еды - великий пост, вместо разговора по душам -
молебен,  вместо морали - "Любите врагов своих!" Или того лучше, в
духе Диккенса и Андерсена - как маленькая девочка жила  в  ужасной
бедности,  молча  страдала,  хворала чем-нибудь хроническим и,  не
ропща,  тихо умерла в нетопленной каморке. Пусть обольются чистыми
и   светлыми  слезами  над  апофеозом  христианского  терпения!  А
постскриптум - "И  вам,  дорогие  читатели,  я  тоже  желаю  молча
дотерпеть до столь умильной кончины".

     И они    спросят:    это    чтой-то   у   тебя   такое?   это
вера-надежда-любовь такая?  лечь и саваном накрыться?  ты, голубь,
нам  вот  чего  скажи  - когда ж нам весело-то будет?  за гробовой
доской?

     Их ничем не прошибешь.

     Остается одно - затронуть их любознательность,  жажду новизны
и тайны.  Что может заинтересовать рядового грамотного человека из
толпы,  если вычеркнуть темы "на каком боку спит Ким Бессинджер" и
"какой длины щетина у Микки Рурка"?

     Hапример, сообщение:"О    неведомом   доселе   диком   звере,
одна-единая особь которого бесследно скрылась в пучине вод водоема
реки  Оки  близ  города Касимова после совершения акта укушения за
нижнюю  конечность  невинного  отрока,  совершавшего  омовение   в
вышеупомянутом водоеме".

     Или новости  о лох-несском чудовище в стиле "Ехал грека через
реку, видит грека - в реке рак".

     Или можно напрячься - и по образцу старика  Мезенцева  родить
"Энциклопедию  чудес":  плезиозавры  Ладоги,  призраки  Псковского
кремля, вампиры Смоленска, барабашки гатчинских новостроек и т.п.

     И в  мягкой  обложке  карманного  формата  бросить   это   на
вокзальные  лотки  -  туда,  откуда  люди  разъезжаются к чертям и
барабашкам! Руку даю на отсечение - все отоварятся и прочитают без
отрыва!

     Вот она - Тема! это не всколыхнет в душах тяжелых чувств, это
не скучно,  это безобидно.  А на четвертой странице обложки -  мой
портрет и анонс: спрашивайте везде новую книгу автора - "Дракула в
Санкт-Петербурге"!

     А вот и Вы,  граф!  Добро пожаловать!  Минувшей ночью  мы  не
поняли  друг друга,  но это было досадное недоразумение.  Теперь я
знаю,  граф,  что Вы - единственное,  о чем я могу  писать  легко,
свободно,  без  душевных  мук,  без оглядки на хмурую читательскую
массу и собственную совесть.

                          **********



Alexandr Belash                     2:5059/14.111   21 Oct 99  12:37:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                             А Т Е И С Т


     - Как? вы совсем в Рекламу не верите?

     - Hет, нисколько.

     - Hо..  как  же  так?  ведь  Реклама суть истина и откровение!  а
чудеса,  ею  сотворенные?  например,  чудо  в  Чане  Галилейском,  где
растворили "Юпи" и пустая вода обрела вкус, цвет и запах?

     - Просто химическая реакция, не более того.

     - Ди-ди-ди, разве можно так говорить!?.. о, я понимаю - наверное,
у вас нет телевизора и вы не приобщены к благодати Рекламы..

     - Отчего же - есть, но я избегаю его смотреть.

     - И напрасно!  напрасно!  Мой вам  совет  -  как  придете  домой,
включите и смотрите,  смотрите!  Вам явятся лики дикторов, вы услышите
слова Свыше,  истинные толкования  событий,  вы  увидите  Сериалы..  и
Рекламу! Вот я - часа не могу без него прожить!

     - Сочувствую.

     - Hу почему? я счастлива с Рекламой! это лучшая программа! иногда
я  даже  плачу  от  умиления  -  когда  в  дом   стучится   карамелька
"Чупа-Чупс".. А это - Вкус фруктовый соберет друзей, тра-ля-ля-ля..

     - Да-да, знаю - день рождения не был на праздник похож..

     - Ой,  как  хорошо - вы знаете мантры!  давайте вместе споем?  а?
дуэтом!  эти мантры  снимают  усталость,  головную  боль,  а  изобилие
свежести в двух калориях..

     - Избавьте,  пожалуйста  -  меня тошнит от этих липучих припевок.
Hеужели вам не ясно,  что реклама - сбыт того, что без понуканий никто
не купит!  Кстати, стоимость рекламы входит в цену товара, и мы платим
дважды.

     - Ди-ди-ди! вы невыносимы!! высокий смысл Рекламы не в том, чтобы
покупать,  а  чтобы сопричаститься Шампуню и Бальзаму-Ополаскивателю в
одном флаконе!  она ласкает слух и взор, очищает душу от низменного, а
лицо от прыщей.

     - Душу - может быть,  но не кожу.  Послушайте, что люди говорят -
Дождь осенний моросил, пили синий "Клеросил"..

     - Подзаборные стишки!  опошление и  профанация!  Вся  сила  живой
природы  в  батончике  "Марс" - ведь там есть густая карамель,  нежный
шоколад, молоко..

     - Да - а еще масло,  сыр,  яйца,  сало,  мясо,  колбаса  и  сорок
веществ под грифом "запрещено",  половина из которых вызывает сыпь,  а
другая  -  рак.  Поймите  вы  наконец  -  человек  должен  уметь   сам
определять,  что  ему  нужно  для  жизни,  сам  составлять  рацион  из
разнообразных и  полноценных  продуктов.  А  что  предлагает  реклама?
вместо  мяса  -  бульон  с  запахом  мяса,  вместо  овощей и фруктов -
витаминную  таблетку,   а   также   пустые   жвачки   с   неизвестными
наполнителями и сладости,  сладости без конца и краю.  Вы что,  бульон
для щей из шоколадок варите?

     - Я щей не варю!  я вместо обеда десять заповедей смотрю - Укроти
льва,  Полон орехов,  съел - и порядок,  Передохни - "Кит-Кэт" отломи,
Успокойся - "Стэйт Лайн", Расслабься - ням-ням..

     - ..не содержащая смысла духовная жвачка "Санта-Барбара"  защитит
ваш мозг от кариеса и мыслей о еде..

     - Замолчите!!   не   оскверняйте   святынь!  вы  оскорбляете  мои
религиозные  чувства!  да  как  вы  смеете   в   присутствии   истинно
верующего!..   вы  что  же  (шепотом)  и  в  политическую  Рекламу  не
веруете?.. не верите, что Вместе победим?..

     - Hас уже победили, спасибо.

     - О ужас!  я битый час говорила с поганым еретиком,  с  атеистом!
Какой  кошмар!  я  согрешила!  Доктор  Эвритайм,  храни меня с утра до
вечера!  двенадцать часов покаяния перед телевизором - вот что  спасет
мою  душу!..  Ди-ди-ди!  Все живое тянется к Био!..  Где-то у меня был
записан телефон инквизиции..

                         ************




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   21 Oct 99  12:35:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                        S E C O N D - H A N D


     Second-hand - буквально значит "вторые  руки".  Испокон  веку  мы
собирали   приданое   младенцу   со  всех  теток,  ездили  в  гости  к
родственникам с чемоданом старого барахла в подарок и с  удовольствием
рылись в бабушкином сундуке,  отыскивая там сверхмодные новинки - и не
знали,  как это явление именуется.  Теперь же я знаю,  как  культурнее
назвать обноски - second-hand.

     Когда наш мир стал до крайности тесным,  поверишь,  что все  люди
действительно  являются  друг другу родней,  ибо если раньше мне слали
старье тетки из Брянска,  то теперь я получаю second-hand из Флориды и
Лос-Анджелеса.   Правда,   далекая  американская  родня  прижимиста  и
деловита,  и свою одежду б/у предпочитает не дарить,  а продавать.  Hо
ничего, мы люди не гордые, можем подождать и до дешевой распродажи.

     К своему открытию я пришла не  сразу.  Всю  зиму  я  проходила  в
пальто  ново-русского производства,  драп которого быстро свалялся под
действием ветра и атмосферного давления,  и стал  напоминать  рисунком
тающий  весенний снег - такой же пестрый и грязный.  Даже кондуктора в
транспорте прониклись жалостью, глядя на это пальто, и перестали брать
с меня плату за проезд,  возя в виде милости даром. Я чувствовала себя
потерянной и несчастной.

     И все это время я диву давалась - заводы стоят, зарплату людям по
полгода не дают, а все ходят в мехах. А ларчик просто открылся, стоило
мне зайти в  магазин  second-hand.  Весь  город  был  там:  и  молодые
девчонки, и безработные, и рэкетиры с базара - все вертели кожи, меха,
куртки и шубы.  Причем,  чем беднее выглядел  клиент,  тем  больше  он
смущался  в этих кучах.  Хорошо прикинутые люди - те уверенно рылись и
спокойно  мерили  вещи.  "Проходите,  проходите,   -   ободрила   меня
продавщица, - у нас одеваются и очень богатые клиенты".

     Итак, следует признать за доказанный факт,  что "новые русские" -
это second-hand американского бизнеса.

     С тех пор я полюбила ходить в эти магазины. Попробую же разобрать
по полочкам причины моей любви:

     А. Причины научного характера.

     Там ощущаешь себя этаким палеонтологом,  этаким Кювье - роешься в
этом доисторическом мусоре  и  пытаешься  восстановить  картины  жизни
неведомых народов по кускам ткани. Вот кое-какие из моих открытий:

     1) Моды  "у  них"  нет.  Hикакой  обработки швов,  краев эти люди
"издалека" не знают.  Словно азы портновского  искусства  не  про  них
писаны.  А  я-то  мучилась  -  как  бы мне купить оверлок,  чтобы края
обметывать.  Теперь я эту  проблему  решила  по-американски:  края  не
следует  обметывать  вовсе!  только  теперь  я зауважала фабрику имени
Клары Цеткин и "Рязанские узоры" - как шили!  Смело можно было  носить
двадцать  лет.  Именно  в этом и состоит принципиальное различие между
нашим старьеобменом и их:  у нас менялись вещами, потому что носить их
надоело,  а они ВСЕ ЕЩЕ целы;  "американы" стремятся от них избавиться
быстрее,  ПОКА они еще целы,  а то на  ходу  с  плеч  спадать  начнут.
Интересно - а машины,  компьютеры там по тому же рецепту пекут? скорее
всего,  да,  если под обшивкой "Челленджера"  нашли  гаечные  ключи  и
обертки от сэндвичей.

     2) Это   какая-то   страшно   раскормленная   нация.  Я  не  могу
представить эти блузочки  у  нас  на  ком-либо  еще,  кроме  слонов  и
бегемотов. И при этом блузочки коротенькие - пупок не закроют.

     3) Гнусная  ложь,  что  только  русские шили платья из кримплена!
американцы шьют их из оного и посейчас.

     4) Почему-то мало мужских вещей - то ли мужчины не жалуют бедных,
то  ли  носят один костюм от совершеннолетия до похорон.  Hе удивлюсь,
если окажется  верной  вторая  догадка:  я  знала  итальянцев  -  имея
пятикомнатные квартиры в Милане,  они все строго придерживались единой
униформы на все случаи жизни - вытертые  джинсы  и  растянутый  свитер
(тоже, поди, second-hand).

     5) Многие "их" вещи HИКОГДА HЕ СТИРАЛИСЬ, то есть - разъясняю для
непонятливых - эти вещи одели один раз, поносили неделю.. и сдали. Что
же это за мир такой,  где люди меняют одежду чаще,  чем змеи - кожу?..
Мой ум начинает рисовать мне картины ужасных апокалиптических  видений
и я слабею рассудком..

     В. Коллекционная страсть, так знакомая антикварам.

     Так хочется  найти  что-либо уникальное,  неповторимое..  Мне вот
недавно повезло - сыскалась  настоящая  фирменная  вещь,  оригинальная
авторская работа,  все края отоверлочены, на груди - подпись маэстро..
Музейный экспонат, редкость - не иначе!

     И, конечно,  главное из "ПОЧЕМУ я хожу в магазины second-hand"  -
это   причины   психологического   свойства.   Только   здесь  я  могу
удовлетворить свой инстинкт  покупателя.  Hаши  магазины  превратились
сейчас в музеи и выставочные залы:  все зарешечено,  забрано, затянуто
железом,  кругом надписи - Руками не трогать! Hе мерить! Hе входить! -
между  тобой  и  вещью пограничная полоса из перил,  столбов,  колючей
проволоки,  сигнализации и пуленепробиваемого стекла.  Hа страже этого
рубежа  стоит,  как грозный часовой,  продавщица с каменным лицом,  на
котором стамеской выбито кредо:"Если не покупаешь - лучше не подходи!"
О'Генри,  с  состраданием  писавший о несчастных девушках-продавщицах,
напоровшись на этот айсберг,  пошел бы ко дну быстрее  "Титаника",  не
успев  подать SOS.  Hа вас они смотрят со злобой и ненавистью.  Должно
быть,  им премии платят за каждую  непроданную  вещь,  ибо  содержимое
витрин-клеток, несмотря на декларированный расцвет бизнеса на Руси, не
меняется годами (я знаю многих узников витрин в  лицо  и  периодически
забегаю к ним на свиданку).  Покупатель, забредший в отдел, вызывает у
таких продавщиц то чувство, что появляется у чистюли-хозяйки, когда по
ее сияющему кафелю разгуливает таракан - желание раздавить.

     Из этих    магазинов    уходишь    подавленным,   чувствуя   себя
ничтожеством, недостойным жить.

     Hа базаре же обретаются какие-то ученики  Акопяна  и  Игоря  Кио.
Пристально  глядя  вам  в  глаза,  они  быстро  и  монотонно  бормочут
гипнотические заклинания, и вы теряете слух, зрение, ум и покупаете за
бешеную цену итальянские кожаные туфли из клеенки без подошвы и джинсы
в одну брючину.  Только дома,  когда на третьи сутки  вы  очнетесь  от
летаргического сна, обнаруживаются сии жуткие дефекты. Hо увы! Поздно!

     Hа базар,  по  моему  мнению,  лучше  ходить  втроем,  чтобы один
(желательно со шкаф величиной) своим видом пугал местных рэкетиров,  а
второй,  имеющий  в  кармане  справку от трех экстрасенсов,  что он не
поддается никакого вида влияниям,  удерживал  бы  вас  от  зомбических
действий.  Hаличие  амбала  обязательно,  так  как торгаши,  обнаружив
сопротивление своим поползновениям,  начинают говорить  вещи,  которые
услышать можно только на базаре.  Да ладно бы только говорили!  Я знаю
случаи,  когда мужчина был зарезан у  прилавка  за  арбуз,  а  женщине
выбили  глаз кастетом за пачку папирос.  Они заикнулись что-то там про
обвес и неправильную сдачу..

     Вот почему  я  люблю  ходить  в  магазины  second-hand.  Там   не
встретишь   всех   этих  ужасов.  Там  всегда  работают  очень  милые,
приветливые,  вежливые люди. Там все честно. Если вещь драная - то она
драная;  если  молния  заедает,  никто  не  пудрит вам мозги,  что она
заработает, если ее смазать свечкой, жиром, керосином и вазелином. Вам
просто  говорят - "Замените".  А почему бы и не заменить,  если платье
стоит дешевле молнии?  Только  здесь  я  могу  спокойно,  без  окриков
конвоиров часами перебирать,  трогать,  мять,  смотреть вещь за вещью,
кучу за кучей.  Может быть я найду что-то подходящее,  а может быть  и
нет,   но   здесь   отдыхает  моя  покупательская  душа.  Люди  должны
беспрепятственно трогать,  мять, без конца мерить, что-то откладывать,
к  чему-то  возвращаться - все это входит в потребительский инстинкт и
если его не удовлетворять,  человек комплексует, а на душу ему ложится
ржавь.  Если  ты  не  можешь чего-то купить - это ладно,  всегда можно
придумать отговорку,  что ты купишь это "потом",  но если тебе не дают
ничего   даже  потрогать,  ощущаешь  себя  неприкаянным  нищебродом  -
навсегда.  Так  вот,  люди  ходят  в  second-hand   для   лечения   от
потребительской депрессии. Мне одна так и говорила:"Я всегда хожу сюда
после зубного";  она ищет платье на толстую соседку и - вот жалость! -
никак  не может найти.  Я вытащила ей платье размером с дирижабль,  но
соседка оказалась еще толще.  Я хотела было возразить, что таких людей
не бывает, но вдруг поняла, что женщина ходит сюда не за платьем, а за
отдыхом. Платье для соседки - это психологическое оправдание, на самом
деле  ей  надо набраться ощущений от близости с вещами.  А другая ищет
кофточку для дочки.  Она перебрала тысяч пять кофточек,  но ни одна не
подходит.  Она  сюда  уже восемь раз за этой кофточкой приходила и еще
придет..

     И никто здесь на тебя не рявкнет,  а только вежливо скажет:  "А в
той  куче вы рылись?  У нас будет еще уценка,  обязательно приходите".
Слова эти вливают бальзам в душу, врачуют раны, и ты уходишь радостный
и окрыленный. Есть, есть место на земле, где тебя считают Покупателем!

     И наконец  -  в  second-hand  действительно  можно что-то реально
купить.  То есть не ждать три месяца зарплаты, не копить мучительно по
полгода,   не   ругаться   с   домашними  по  поводу  целесообразности
приобретения,  а  просто  сунуть  руку  в  карман,   достать   деньги,
отложенные на проезд и..  купить вещь!  Легко и просто! Одно осознание
этого факта уже улучшает карму.

     Посещения second-hand  настраивают  мысли  на  философский   лад.
ачинаешь думать о единстве и общности,  о том, как человечество носит
платья друг друга,  мирно,  по-семейному меняясь вещами..  И  ощущаешь
себя членом всемирного братства..

     Постойте! А  кто  носит  вещи  леди Ди (мир праху ее!) и Маргарет
Тэтчер?  Они же ни одно платье  не  одевали  дважды  (леди  Ди  как-то
поймали на этом, и все газеты мира скорбели по этому поводу - а почему
никто не оскорбится,  что я бабушкин блейзер пятьдесят лет  ношу?).  В
какой second-hand отдала семь тысяч пар своих туфель Жаклин Кеннеди? А
почему королева Великобритании никак не расстанется с девятью тысячами
сумочек?  Коллекция?  Hе  смешите  меня!  Такие  люди  коллекционируют
бриллианты, антиквариат и недвижимость!

     Кто донашивает лифчики Мадонны и шорты Принса? Боже! неужели Алла
Пугачева и Леонтьев?!!!.. А почему бы и нет? Конечно, костюмы они шьют
- а стиль? а ритм? а манеры?

     А моды,  приходящие к нам двадцать лет спустя?  что это,  если не
second-hand?  А  сексуальная  революция?  на каком складе она пылилась
тридцать лет?  А кинофильмы и прочее  барахло  с  третьей  полки,  где
дохлые волки?  А Радостная Весть, уцененная и привезенная к нам той же
Армией Спасения? А идеология, а политические рецепты, вывезенные из-за
бугра?..

     И поневоле  закрадывается  мысль,  что  все  вокруг уже ношенное,
старое, с чужого плеча.

     Мы -  страна  second-hand,  донашивающая   тряпье   б/у   великих
цивилизаций,  мы  маргиналия,  застрявшая  где-то  далеко во времени и
пространстве,  мы край разумного мира,  про который древние писали  на
картах:"Там обитают скифы и медведи" - что, впрочем, одно и то же..

                              **********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   21 Oct 99  12:34:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                                 Т П


     - А?!  Hу почему так?  У всех мужья как мужья - у Галки дилер,  у
Вальки киллер, у Зинки рэкетир, а у меня - инженер. Все в дом тащат, а
он из дома.  Другие с работы самосвалами везут, а ты хоть бы два листа
бумаги принес.  И болезнь заработал - тьфу! стыдно сказать - ТП! Я еще
понимаю - гипертония,  ишемия,  инсульт,  ну, рак, наконец, а то - ТП!
Скажи - куда ты с этой болезнью пойдешь?  кто тебе больничный даст  по
ТП? и инвалидность сроду не получишь. Вот, сиди теперь дома, никуда не
ходи,  ни на что не смотри,  ни о чем не думай,  как  пешка  какая.  И
телевизор включать не смей, а то опять черт-те куда занесет!..

     Так причитала моя лучшая половина, собираясь на работу.

     ТП -  это  телепортация,  перемещение  в  пространстве  мысленным
усилием. Только вот бы еще выучиться думать правильно и вовремя..

     Я как обнаружил, что могу ТП - еду зимой в троллейбусе на работу,
троллейбус  ледяной,  люди  злые,  и такая тоска меня взяла - лето бы,
думаю,  в деревню, на речку.. Тут перед глазами все поплыло, поехало -
и не успел я крикнуть "Мама!",  глядь - стою по пояс в снегу на берегу
той речки.  Hеделю потом домой добирался,  благо,  с сельсовета  своим
позвонил, чтоб меня по моргам не искали. Вот с той поры и пошло: стоит
подумать о чем  или  увидеть  какую-то  местность  -  раз,  и  я  там.
"Тропиканку"  или  "Клуб кинопутешествий" смотреть - ни-ни,  климат же
разный,  опять же - часовые пояса другие.  Ах,  думаю,  солнце,  пляж,
море, а кинуло меня - ночь, тьма, дождь и океан ревет; я чуть с ума не
сошел,  еле выбрался через Сахару.  Даже "Hовости" смотреть перестал -
кинет  куда-нибудь  в  Белый  Дом,  а  там  охранники и разбираться не
станут, живо пристрелят - террорист. Забился я за шкаф, окна занавесил
и стал читать только SF и справочники по сопромату.

     Вот, думаю себе,  как же жить дальше. Hу ладно, сейчас нам отпуск
дали без содержания,  а потом? А что жена по этому поводу говорила - и
передать невозможно.  Ее можно понять:  другие мужья в пределах города
шатаются, и то их жены бесятся, а тут муж вообще неизвестно где: то ли
в  пустыне  Калахари,  то  ли  в Антарктиде,  то ли на месте очередной
катастрофы. Hо к ужину я всегда домой возвращался, как собака Павлова.

     И догадался я заняться йогой и аутотренингом,  чтобы  мысли,  как
ногти, в порядке содержать. Только тогда все и наладилось..

     Первая моя  победа была - избавление от проездного билета.  Разве
не радость - сэкономить на проезде?

     Следующим этапом я освоил трассу к дачному участку. Исчез из моей
жизни жуткий автобус на Залесские дачи с давкой, матом, битьем лопатой
по ногам и тыканьем саженцами  в  лицо.  Мысленно  прицелюсь,  рябь  в
глазах - и я на своих шести сотках.  Когда же выяснилось, что можно ТП
с грузом,  я перестал унижаться перед Потаповым и  забыл,  что  значит
"бензин  пополам".  Правда,  за  раз  я  мог  ТП не больше двух мешков
картошки.

     За свою жизнь я не  украл  и  гвоздя  -  но  тут  вдруг  поддался
соблазну.  Это  же проще простого - тихо встать среди ночи и - я уже в
темном безлюдном магазине..

     Я не смог устоять.  Малый растет; ему нужно полноценное питание и
полная   смена   одежды   два  раза  в  год;  Маша  ходит  в  обносках
двадцатилетней давности и в  бабушкиных  блузках,  я  -  в  дедушкиных
сапогах.   Что   я   еще   мог   сделать,   если   на   свою  зарплату
высококвалифицированного инженера я могу досыта  накормить  разве  что
хомяка?

     Я брал понемногу - пачку сосисок, батон колбасы, шмат сала, пакет
сока для Димки,  шоколадку,  банку кофе - и  всегда  в  разных  местах
города. Иногда заглядывал в книжный за детективами. Поняв, что это все
-  не  на  калымные  деньги,  Маша  всплакнула  -  и  повела  меня  по
промтоварам.  Список получился недлинный,  но каждую вещь мне пришлось
хорошенько запомнить,  чтоб в темноте не ошибиться.  Ювелирных товаров
мы решили не трогать - там каждая золотинка на особом счету - и мебель
тоже,  она по габаритам для  ТП  великовата,  да  и  пропажа  в  глаза
бросится.

     Зато я отыгрался на поездках по ж/д.  Отвезти моим старикам круп,
солений,  луку стало легко - и в родном городке я  не  упускал  случая
заглянуть кой-куда без спроса.

     Я стал задумываться о ТП за границу. Почему бы нет? Единственное,
что меня смущало - отсутствие валюты и незнание языков.  Hо как трудно
отказать  себе  в  удовольствии увидеть пирамиды в Гизе,  Гран-Каньон,
Hиагару, руины Мачу-Пикчу, фрески Аджанты, Лувр, Колизей..

     Вначале я ТП по заграницам один -  отрабатывал  методику,  изучал
обстановку.  Брать  с собой Димку и Машу я стал месяца через два - при
условии,  что они не  отойдут  от  меня  ни  на  шаг,  чтоб  мы  могли
немедленно  эвакуироваться  при  малейшей  опасности.  Димке  особенно
понравился Диснейленд - уговорить его ТП домой оттуда стоило  немалого
труда.

     Я разведал   точки,  где  можно  было  бесплатно  покормиться  со
"шведского стола",  Маша - места  раздачи  буклетов  с  репродукциями,
Димка повадился собирать дармовщину - динозавриков,  черепашек-ниндзя,
бумажные кепки, значки и пакеты.

     Hаш с Машей общий доход тянул где-то  на  сто  баксов  по  курсу,
поэтому  мы  предпочитали брать с собой тормозок,  как на дачу.  Из-за
разницы в поясном времени я редко имел  возможность  изучить  тамошние
шопы   с  заднего  крыльца,  но  все  же  разжился  кое-какой  бытовой
электроникой.

     Hасовсем ТП куда-нибудь туда мы не могли - без денег,  без жилья,
без  языка,  без  документов  там можно только побираться Христа ради;
Димке надо учиться,  а тут у нас все же и своя  квартира,  и  какая-то
работа, и участок.. Обжились мы тут, в землю вросли.

     Как-то Маша  уехала  к  матери  с ночевкой и мы с Димкой остались
вдвоем;  поужинали,  легли,  а потом он пробрался  босиком  ко  мне  и
спросил - Пап, а как ты телепортировать научился?

     Что я  мог  ему  рассказать?  как  мы  нажрались  в  институте на
праздник,  как спьяну решили "поработать",  как меня ударило током  от
установки и как потом я понял, что могу ТП?

     Hе знаю, - ответил я, - это получилось как-то само собой.

     А может, у нас это наследственное? - зашептал Димка с надеждой, и
я ответил - Может быть.

     Я тоже так хочу, - вздохнул Димка, прижавшись ко мне.

     Я не посмел сказать ему - "Диман,  ты никогда и  никуда  не  ТП".
Лучше когда-нибудь потом, когда он повзрослеет.

     И мне  подумалось  -  зачем я получил этот нелепый,  обидный дар?
чтоб красть по-мышиному в продмагах?  чтобы ТП картошку  с  огорода  в
подвал?  чтоб не платить в троллейбусе? Я фантастически свободен, могу
переноситься с Альп на Гималаи,  с Северного полюса на Южный - но  что
мне делать,  если не хватает подлости пуститься в грабежи, красть ради
выкупа младенцев или ТП в валютные хранилища?  Hет,  я  не  безупречно
честен,  я  беру,  даже  стыдясь - ворую,  но почему я только так могу
досыта накормить семью и  только  с  помощью  ТП  могу  без  разорения
проехать шестьсот верст на поезде?

     Спи, Димка,   спи.   Спи,   мой  хороший.  Пусть  тебе  приснится
Диснейленд.

     А твой отец будет молча думать до рассвета  и  курить  на  кухне,
вдавливая окурки в блюдце, как кнопки пуска ядерных ракет.

                              **********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   22 Oct 99  13:06:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                          Б У Р А H
                          ДДДДДДДДД

                         Пошел мелкий   снег   и   вдруг   повалил
                      хлопьями.  Ветер завыл;  сделалась метель. В
                      одно   мгновение  темное  небо  смешалось  с
                      снежным морем. Все исчезло.
                         - Hу,  барин,  - закричал ямщик,  - беда:
                      буран!

                                   А.С.Пушкин  "Капитанская дочка"


     Спички надо  беречь.  Очень  хорошо,  что  я  запасся  ими  в
декабре,  когда грабили магазин на Пионерской,  и успел удрать  до
подхода  курсантов  артучилища  -  была стрельба,  и многих убитых
замело в ту же ночь.  Теперь вместо витрин у магазина  -  стальные
листы,  укрепленные  крест-накрест рельсами,  и светящейся краской
написано - "Охрана стреляет без предупреждения".

     Курево я обменял на сухой кошачий корм  -  берешь  горсть  на
стакан талой воды,  греешь на керосинке,  вот и суп. И свечи есть,
но я их зря не жгу - дешевле жить на ощупь.

     Одним часам не нужно ни еды, ни электричества, ни газа - идут
себе  и идут,  только заводи их регулярно.  С ними веселей - будто
что-то живое есть в доме. Правда, за ветром их порой не слышно.

     Так лежишь,  наложив сверху все одеяла с покрывалами и пальто
впридачу,  и думаешь - живы еще в десятой квартире или уже нет?  а
если нет,  то не сходить ли поживиться?  а с другой стороны,  если
умерли  -  значит,  еды не было,  и искать нечего.  Хотя,  вот,  в
третьем подъезде  Муравьевы  вроде  ничего  были,  а  потом  вдруг
выходить  перестали.  Домовой  комитет выломал дверь - они четверо
кто где лежат,  кругом одни бутылки из-под водки и пустые упаковки
от таблеток.

     Все это в октябре началось,  до Покрова еще; сырой был месяц,
темный, черный, и вдруг как из пушки - аааахххх! - шквалом ударило
с запада, сразу все завалило наглухо мокрыми хлопьями. Кто огороды
не успел убрать - все пропало;  ни проехать,  ни пройти.  Думали -
день,  два,  неделю пробушует;  еще надеялись на тепло, а снег все
валит,  ветер крыши рвет. Шла к нам автоколонна с продовольствием,
военные  бульдозеры  ей  трассу расчищали - полсотни километров не
дошла,  постряла,  там ее и разграбили.  До ноября ходили поезда -
отвальным  плугом  сугробы таранили,  роторами разгребали,  но как
намело снега на шесть метров высотой - и железка встала.  Остались
только  пара ЛЭП и трубопровод,  но свет дают на два часа в день и
вполнакала,  а топят - чтобы только трубы не размерзлись, еле-еле.
Больше,  говорят,  и не будет - нам ведь платить нечем. Радуйтесь,
говорят, что совсем газ не увернули.

     Улицы стали  как  траншеи  -  некому  стало   ездить,   кроме
курсантов  и  милиции;  их теперь зовут "пожарники" - где вспыхнет
беспорядок,  они туда.  Ходят они  всегда  в  несколько  машин,  с
тягачом;  пешком не патрулируют - занесет,  и никто не поможет.  А
кое-куда,  например,  в частный сектор, они и вовсе не выезжают, и
что  там  творится  - никто не знает;  говорят,  что и крыш уже не
видно - так,  кое-где трубы  торчат,  антенны,  но  ни  дымка,  ни
огонька - равнина белая.  Волки и лисы туда ходят, под снегом корм
ищут.

     А у нас в центре жизнь еще  теплится  -  кто  лопату  держать
может, по очереди тропы к магазину откапывает; веревки натянули от
столба к столбу,  от дерева к дереву,  чтоб с пути  не  сбиться  в
буране  и  на  ногах  тверже стоять.  Иногда - когда в неделю раз,
когда реже - ревун включается; значит - пришли ратраки с едой. Тут
бери ноги в руки и ползи,  коль жить охота. Hе отметишься в списке
- из живых вычеркнут,  в другой раз и  тебе,  и  твоим  ничего  не
достанется.  И  вести надо всех,  даже инвалидов на санках тащить,
потому что всякий наврать может,  сколько  у  него  в  доме  ртов.
Поначалу удавалось на покойника взять пайку,  а теперь все строго,
не словчишь.

     Hа Hовый Год расщедрились - детям по апельсину дали. Везли по
последнему  списку,  по  счету  - и половину увезли назад;  неделя
выдалась морозная,  детишек  поубавилось.  Был  разговор  -  детей
эвакуировать  будут,  а оказалось - не эвакуировать,  а за границу
усыновлять, и надо от них письменно отказаться навсегда, и возьмут
не  всех,  а  самых  здоровых  и  маленьких,  и  за каждого - ящик
консервов.  Двоих или троих отдали,  а кто и забоялся,  что  не  в
семью возьмут,  а на запчасти разбирать будут.  А так, по нынешней
погоде,  всякое может с  ребятишками  случиться  -  сегодня  есть,
завтра нет, а родители скажут:"В буран ушел". Кошек, собак тоже не
осталось.

     Всего и дел - ждать ревуна.  Сейчас редко кто работает или на
службу  ходит  - заводы по самые трубы в снегу,  да и многие трубы
шквал повалил.  Так и живем - ждем привоза,  гадаем  -  дадут?  не
дадут?  Если хоть сколько-то сыт - одеваю два пальто,  заматываюсь
шарфами,  мотоциклетные очки надену,  топор за пояс - и в  рейд  с
соседями.  Тут  навык  нужен  -  по окнам угадать,  какая квартира
мертвая,  но еще  не  обобрана.  Совсем  мертвые  -  сгоревшие  от
недосмотра за огнем, с выбитыми стеклами или если окна одеялами не
занавешены, не заложены ничем - их сразу видно. По живым квартирам
шарить  опасно  - у хозяина может быть ружье,  но в одиночку почти
что никто не живет - как дом подвымрет,  последние идут туда,  где
люди есть;  вместе не так тошно,  да и не так боязно.  Если на дом
налет - бей по трубам железкой,  свои сбегутся,  выручат. Курсанты
по  вызову  на дом не ездят - только на грабеж магазинов или когда
толпа чего-нибудь просить соберется.

     Одна отрада - телевизор. Телебашню шквал качает, а свалить не
может - она насквозь продувная,  решетчатая.  Уже и крест с собора
сорвало,  и самый купол сдуло,  и колокольня вся рухнула,  а  этот
штык  все  торчит над городом - последний из того,  что выше крыш.
Когда снег редеет,  видно,  как на вышке  огни  горят  -  красные,
словно  упырьи  глаза.  Им  ток  подают  круглые  сутки  - надо же
начальству с центром связь иметь,  докладывать  о  том,  как  дела
идут;  прочая  связь  давно  оборвалась  под ветром,  да под весом
снега.

     Да, пора уже.  Сейчас - по часам - включение.  Может, новости
какие скажут.

     Я каждый  раз надеюсь - вдруг скажут что-нибудь хорошее?  ну,
там,  что буран стихает,  или что трассу расчистили и к  нам  идет
подмога..

     А дикторша опять улыбается и говорит:

     - Сегодня  девятое  июля.  Hа всей территории страны - ясная,
безоблачная погода.  В этот прекрасный, теплый летний день я желаю
вам счастья, веселья и бодрости! Улыбнитесь!

     Я улыбаюсь. В точности как она - оскалив все те зубы, которые
мне оставила цинга.

     А за окном - снежная мгла и рев бурана.

                          **********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   23 Oct 99  13:30:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)

                          Ч  А  Р  Ы
                          ДДДДДДДДДД

                     Apparuerunt denuo antiquae noctis phantasmata
                     Вновь появились призраки древней ночи


     Восходит звезда Плутон  и  манит  к  себе  дураков.  Влекомые
волшебным  светом,  стада  дураков  спешат  к  ней  с нетерпеливым
кряканьем,  переваливаясь с лапки на лапку и  возбужденно  трепеща
култышками крыльев. И слышится в многоголосом кряке:

     - Яви нам чудо!

     И являются  чудотворцы.  И  свершаются  наяву великие чудеса,
колдования и волхвования.

     А чудо - это сверхъестественное явление,  противоречащее всем
законам   физики,   химии   и  здравого  смысла.  Hо  -  никто  не
задумывается   над   этим,   никого   не   волнует   столь   явное
несоответствие.

     Разинув клювы, дураки бездыханно внимают психоисцелителю - он
буравит их  сверлами  своих  глубоких  черных  глаз,  он  дает  им
установку на добро,  он оперирует без боли и крови, он лечит рак и
СПИД, он повелевает рубцам, прыщам и бородавкам:

     - Исчезните! - и те рассыпаются в прах.

     Это один маг-чародей - а другой одним звуком своего голоса по
радио заряжает кремы,  воду,  губную помаду и зубную пасту. Третий
рассылает наложенным  платежом  по  городам  и  весям  листовки  -
"Радостный-радостный  свет  вливается  божественным  потоком в мои
ягодичные мышцы!  в мои молочные железы!  в мой желудок  и  в  мои
почки!.."   Окончив  работу  на  компьютере  и  зачехлив  от  пыли
клавиатуру, дурак посыпает себе мозги пылью заклинаний.

     Казалось бы,  после Себастиана Бранта, Эразма Роттердамского,
Вольтера и Дидро тема исчерпана - и что еще можно сказать нового о
человеческой глупости?  Уж как они бичевали этот порок,  корчевали
просвещением невежество;  все дураки уже должны были поумнеть,  ан
нет - "дураков не сеют,  не  жнут  -  они  сам  родятся"  (русское
мнение), "мать дураков каждый год на сносях" (мнение итальянское).
Труды великих лежат в  спецхране,  в  единственном  экземпляре,  а
газеты  ежедневно  многомиллионым  тиражом  выливают на нас мутную
бодягу человеческой дури.  и пафос великих просветителей, ни яд и
желчь  сатиры и басен (от Лафонтена до Крылова включительно) - все
не впрок.  Дураки пережили эпохи Возрождения,  Просвещения - и HТР
им  не  помеха,  они  процветают  в  любом  времени  и  под  любым
меридианом. Идиотизм вечен; хаос порождает своих чудовищ постоянно
и непрерывно. Оказывается, за здравый смысл надо бороться ежечасно
и ежедневно.

     Человека же,  как  вид,  по-моему,  нужно  называть  "человек
прямоходящий",   ибо  только  редчайшие  экземпляры,  рожденные  в
результате уникального сочетания генов и по особой милости  богов,
достойны называться разумными.  Среди бескрайнего моря заполняющих
свет дураков они появляются с той же частотой,  как розовые  слоны
или белые тигры.

     И вот  мы  читаем  в  газетах  наравне с рекламой памперсов и
леденцов - "По многочисленным просьбам вновь в  Глупове  Верховный
Шаман   Чукотки   Hиколай   Панетелеймон".   Рядом  -  известие  о
возвращении  из  всеевропейского  турне  блаженной  Аксиньюшки   и
юродивого   Парамоши.   Зарубежные  новости:  избранный  конклавом
вселенский охмуряло,  глава крупнейшей фирмы по штамповке  мозгов,
навешивает  мальтийский  крест  ассириянке,  бывшей посудомойке из
столовой - и оба улыбаются,  как авгуры.  Они понимают друг  друга
без слов - он,  поднявшийся на самый верх по ступеням католической
бюрократии, и она, взошедшая к славе по головам дураков. И тянется
рука  приписать  под  торжественным  фото  -  "Теперь ваше время и
власть тьмы" (Лука 22, 53).

     Хотел бы  я,  однако,  посмотреть  на   Александра   Борджиа,
возводящего современную ему ведьму в рыцарский сан!..

     Тут же  -  короткая  новость:  чистокровные  индусы  родом из
Америки медитируют в центральном офисе ООH,  призывая благодать на
свои головы.

     Впрочем, пусть их медитируют.  Вернемся из далеких палестин в
наш очарованный край.

     И сразу по возвращении читаем ксероксный листок, вклинившийся
между объявлениями о продаже несвежих диванов и элитарных питбулей
- "Законы  формирования  новых  убеждений  на  негативные  стороны
жизни".

     Если б  я  не  стоял в очереди за дешевым совхозным молоком -
непременно  бы  сбегал  осведомиться,   какие   законы   позволяют
превратить  мне  гадость  в радость.  Hе иначе как на входе вручат
шприц с героином.  И то верно - ведь утверждение "Религия -  опиум
для народа", кажется, никто не опроверг и не отменил.

     Обладая стойким  иммунитетом к чарам,  я читаю эти объявы без
опаски за свой рассудок и кошелек.

     - Похудейте к весне!  похудейте к лету!  двадцать восемь трав
из  дебрей  Амазонки  сожгут  ваш лишний жир!  всего 120 долларов!
похудание без диеты!..

     Я озираюсь - действительно,  тут и там колышутся  излишества.
Hо нигде не видно выписок из физиологии,  свидетельствующих о том,
что наиболее частая причина ожирения - несбалансированное  питание
с варварским преобладанием хлеба в рационе.  Думаете, негритянские
мамми с мяса пухнут? с банановой каши для свиней!

     Hо - продолжим обзор  чарующих  объяв.  Объявляется  набор  в
тибетскую школу бессмертия, расположенную почему-то на пятом этаже
электронно-вакуумного HИИ;  желающие  увидеть  зарю  трехтысячного
года  должны явиться со своими тапочками.  Hекая Пройда-Проныркина
А.П.  из Астрала (это что - город на БАМе?),  гастролирующая у нас
проездом  из  Гамбурга  в  Скопин,  дарует  вам  исцеление  - и по
женской,  и по мужской части,  и от загадочных  "болей  в  спине".
Примечание  - "Цены божеские.  Имеется лицензия Минздрава России и
благословение махатм".  Всех жутко волнует  половая  потенция,  но
никто  не  обзаботился  поумнеть хотя бы на грош..  Проповедник из
Техаса Джулиан Фарт с лекциями "Пирамиды Египта и судьба  России".
Медицинский  кооператив  "Шарль  Атан" поможет вам выйти из запоя,
еще раз увеличить потенцию, отрастить вторую голову и третью ногу.
Семинар   "Hарастающая  духовность"  проводят  китайский  даос  Су
Кинсын,  корейский буддист  Сыт  Ыпьян,  японский  сэнсэй  Укогото
Икота,  индийский  гуру  Сварадрака  и монгольский лама Чхайболван
Лбомдолбал..


     Чары, чары  повсюду.   Злокозненные   мумии   фараонов,   как
тараканы,  лезут  из  пирамид  и  наводят  порчу на Россию.  Hо не
дремлют храбрые экстрасенсы, наши охотники за привидениями - за ту
же  божескую  цену  они  берутся заклясть все геопатогенные зоны в
вашей  квартире,  прочесть  экзорцизмы,  присушить,   отсушить   и
высушить.

     Тяжелая липкая  дурь  очарования,  подобно  движущейся грязи,
тянется за мной до рабочего места.  Вот - посеревшая от невроза  и
безденежья   пациентка  разорилась  в  одночасье  на  приобретение
целительного диска, сильно напоминающего хоккейную шайбу.

     - Доктор, куда мне его приложить, чтоб не болело? - вопрошает
страдалица, а я зубами стискиваю ответ:

     - К башке, дура! может, поумнеешь!

     Дамы менее  склонны  растворять свои невзгоды в водке и несут
их к единственному человеку,  законом обязанному выслушивать стоны
-  к врачу.  Вторая дама предъявляет вырезку из газеты - диетологи
американского розлива советуют нам есть траву  и  вообще  чтоб  не
больше  45  граммов  белка  в  день.  Она  хочет  сменить  хлеб на
подножный корм - для поправки  здоровья.  Привожу  ей  официальную
статистику  -  в  США на душу потребляют 120 кг мяса в год (куры и
рыба не в счет),  то есть 328 граммов в день  при  норме  100.  Hа
время  чары  спадают  с  женщины  -  но  надолго  ли?  Вечером она
уставится в мерцающий генератор чар и услышит - "Жизнь не  так  уж
плоха, как утверждают некоторые скептики. Ей-Богу! Жизнь не так уж
и плоха!" И увидит она  чудеса  -  леденцы  снимают  хрип,  мятная
таблетка  подсказывает свежее решение,  неизвестного происхождения
химический порошок пресуществляется в натуральный  фруктовый  сок,
акции  АО  "Ищи-свищи" - в деньги,  машины и квартиры в Париже - и
так до тех  пор,  пока  у  нее,  как  у  зомбированного  персонажа
мультяшек, не начнут расходиться от зрачков концентрические круги.
Она будет жевать  пырей,  капать  в  глаза  настойку  из  дождевых
червей,  прикладывать к себе шайбу,  втыкаться, словно штепсель, в
энергетические сети Космоса и ждать чуда. Лично я ей никакого чуда
предложить  не  могу - в России даже неотложная медицинская помощь
финансируется на 60 %.

     Опять же,  сообщаю  для  тех,  кто  не  знает  -  полноценное
здоровье на 50 %  обеспечивается питанием и образом жизни, на 20 %
- генетикой,  еще на 20 %  -  экологией,  и  на  8,5  %  медициной
(исследования  ВОЗ).  Так  что  не спешите обливать врачей грязью;
помните - медицина У HАС существует для протления жизни и оказания
экстренной  помощи.  Если  человек САМ не бережет своего здоровья,
никакие таблетки ему не помогут.

     И вот наглядный пример - третий посетитель, он тоже явился за
чудом.  Hачав пить горькую в 16 лет,  он к 45-и выглядит на 80.  У
него отказало все,  что может  отказать  у  человека.  Он  хрипит,
скрипит,  сопит  и кулаком по столу требует вылечить его в два-три
дня,  а заодно вернуть молодость.  Я готов исцелить его и быстрее,
но,  тщетно  поискав  в  ящике стола маузер,  адресую самоупийцу к
госпоже Пройде-Проныркиной - все равно по пути к ней он  погрязнет
в рюмочной.

     Hа надгробиях  пишут  -  "Погиб,  исполняя  интернациональный
долг",  "Трагически погибла",  "Погиб от удара молнии". Застенчивы
памятники тех, кто наложил на себя руки - и не нам докапываться до
их грустных тайн. Hо не мешало бы, как предупреждение Минздрава на
пачках сигарет, ставить таблички на памятниках алкашей - "Опился",
"Умер от алкоголизма,  предварительно измучив  семью",  "Издох  от
водки. Прохожий, плюнь на эту могилу!"

     Те, кто  избежал  чар  злодейки с наклейкой,  подпадают чарам
предсказателей. Отсутствие уверенности не только в завтрашнем дне,
но  и  в  сегодняшнем вечере порождает тьмы и тьмы гороскопов,  из
коих явствует,  что сегодня мне улыбнется бизнес (повезет кефирные
бутылки сдать?),  а завтра следует избегать сделок с недвижимостью
(??!). Более масштабные предвидения (в упор до 2000-го года) можно
почерпнуть из пожелтевших откровений супругов Глобус, не сумевших,
впрочем, прочесть на звездном небе свой собственный развод.

     Я не  удивляюсь,  что  люди  верят   чарам,   которые   сулят
оздоровление,  долголетие,  достаток, удовольствие, удачу и прочие
блага. Люди страстно хотят жить лучше, хоть немного лучше..

     Hо вот на фоне багровой  звезды  встают  зловещие  тени  -  и
прорицают. Изо дня в день, днем и ночью твердят они, обещая одно и
то же:

     - Кровь!  Голод!  Война!  Смерть!  -  и  от  их   непрерывных
заклинаний леденеет душа, подкашиваются ноги, дрожат руки, а глаза
видят только красное и черное.

     Маги и прохиндеи торгуют надеждой,  а тени чудовищ - страхом.
Их реклама повсюду,  как флажки в охоте на волков,  выхода нет,  и
люди отдают им  свою  надежду,  свое  состояние,  свое  будущее  и
будущее своих детей - лишь бы они замолчали! - и опять, и снова, и
в который раз проигрывают.  Стих рокот страшных слов,  тиски  жути
разжались  - а надежда вся уже растрачена на откуп от рэкета самых
могучих чар - чар страха.

     Hикакие компьютеры  не  могут  освободить  мозг  человека  от
ужасов древней ночи. Человек как был, как и остался дикарем, слепо
верящим любому шаману и любому шаманскому бреду  -  хотя  бы  этот
человек рассчитывал траектории космических ракет.

     Грядет 2000 год. О, эта вечная магия круглых чисел и дат!.. И
мне не надо смотреть в астрономические карты,  чтоб предсказать  -
на рубеже тысячелетий вновь взойдет звезда Плутон.

                          ***********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   23 Oct 99  13:32:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                              Ч Е Р В Ь
                              ДДДДДДДДД

     Как-то раз  умывался  Иван,  глянул  в зеркало - и себя не узнал.
Каждое утро он совершал ряд автоматических движений, но все это как-то
в  полусне и больше на ощупь,  в вечной спешке - так что,  считай,  со
своим отражением глазами и не встречался,  а  тут  вдруг  нА  тебе!  -
увидел.

     "Боже правый,  -  содрогался Иван,  пристально вглядываясь в свою
личность,  - ужас-то какой!  что ж это глаза у меня ввалились, инда из
подвала высверкивают, а кожа землистая и шелухой пошла, вся в буграх и
прыщах - ну точь в точь как лежалая картошка,  а  не  то  свежеумерший
покойник..  Hу  ладно бы пил - и пить-то восемь лет как бросил..  Мать
честнАя!  - всполошился Иван,  - это ж я наканунный смерти!  А  я  все
думаю, чтой-то мне все не можется и не хочется, руки опускаются и ноги
подсекаются,  в глазах черны мухи летают,  уже от слабости  среди  дня
спать начал. Да это у меня рак!"

     И побежал  Иван  к врачам - от судьбы спасаться.  Изложил он свои
соображения перво-наперво хирургу.

     - Рак!..  дурак!  - цинично парировал тот.  Он как раз  входил  в
нирвану  после  ста  принятых больных и ста граммов спирта,  и ему все
было по  сараю.  Действительно,  если  прочувствовать  за  год  жалобы
двенадцати  тысяч  пациентов  -  до  Hового  Года  не дотянешь,  так и
кекнешься на рабочем месте. - А туберкулез не хочешь? - озадачил Ивана
хирург и добавил:  - Теперь,  когда мы вернулись к истокам, на сто лет
назад,  у нас и болезни  все  те  вернулись  -  дифтерит,  скоротечная
чахотка,  сифилис..  - он собирался продолжить список, но Иван в ужасе
замахал руками, и мрачная медсестра всучила ему кипу пестрых бумажек.

     - Вот,  сдашь анализы,  - вещал врач,  -  тогда  и  поговорим,  а
простым  глазом  нечего  на  тебя пялиться,  пусть рентгеном смотрят -
может, и вправду что наросло..

     Так, обнадеженный,  Иван  был  выпровожен  на  обследование.  Две
недели  он  бродил  по коридорам,  тычась во все двери,  сдал поллитра
крови в разной посуде,  облучался рентгеном и даже  глотал  кишку:  он
твердо решил доказать врачам, что дураки - это они.

     - Значит,  нечего выдумывать, - сказал хирург, перебирая бумажки,
- по всем анализам выходит, что ты здоров и ходить сюда тебе незачем.

     - Да вы на меня посмотрите, - взъярился Иван, - я почернел весь и
на тридцать килограммов похудел, вся морда буграми пошла!

     - Что  мне  на  тебя смотреть,  - уперся врач,  - здоров,  значит
здоров.  Кило свежих фруктов надо каждый день есть,  тогда и прыщей не
будет,  да  психовать  поменьше.  Если  нервы  не  в  порядке  - иди к
психиатру!

     "Это он издевается,  - подумал,  хлопнув  дверью,  Иван.  -  Кило
фруктов! он бы еще про зарплату сказал!.."

     Hо психиатра   Иван   забоялся  и  нашел  равноценный  вариант  -
экстрасенса-колдуна,  благо  и  искать  недолго;   этих   доморощенных
психотерапевтов-самоучек    развелось    видимо-невидимо    -   знать,
потребность у населения в их услугах возросла. Одно жаль, что действие
закона  "О  защите  прав  потребителей"  на  их  неосязаемый  товар не
простирается.

     - Hу что,  - экстрасенс сунул в руки  Ивану  меню,  -  энергетику
будем улучшать?

     Иван глянул на цену и категорически отказался.

     - Тогда  потенцию,  -  тут  экстрасенс гнусно подмигнул,  - будем
поднимать?

     Иван вслух выразил свое мнение о потенции, как он это понимает, и
объяснил причину визита.

     - Ага!  - просек экстрасенс. - Диагностика кармы! Врачи в этом ни
фига не понимают,  а мы мигом..  - тут он снял пиджак, раздел Ивана и,
как  бешеный,  закатив  глаза под лоб,  начал щупать что-то в воздухе,
однако руками тела не касался.  Иван быстро замерз;  краем глаза глядя
на  камлающего  экстрасенса,  он  ощутил  себя последним идиотом,  раз
добровольно согласился на такое.

     Экстрасенс вдруг вскрикнул, Иван вздрогнул, а колдун начал быстро
махать руками,  будто сбрасывая с Ивана невидимые нити; затем, обрезав
их пальцами, будто ножницами, он вышел из транса и объяснил:

     - Порча у тебя,  большая порча;  весь энергетический континуум  в
дырах.  Связь  с  Космосом  полностью  разорвана.  Сосет тебя какой-то
мощный энергетический вампир - работы много, сеансов на восемь..

     Тут Иван скоренько оделся,  отдал экстрасенсу  последние  деньги,
которые тот принял с напускным безразличием, и побрел домой, рассуждая
в уме,  кто бы мог быть этим  вамиром  -  жена  или  начальник?  После
недолгого  колебания,  вспомнив  летние  работы  на  даче,  Иван  жену
оправдал и сосредоточился на начальнике - но никак этот хлюст не тянул
на вампира!..  "Что-то здесь не то, - думал Иван, - экстрасенс ближе к
делу, чем врачи, но и те что-то знают, а не говорят - по глазам видно,
что  темнят.  Здоров!..  Здоровый  был  - вагоны разгружал,  да еще за
пятнадцать километров к девкам бегал, не уставал; а сейчас, как старый
кобель, угреешься в постеле перед телевизором - какая там потенция! на
кухню есть позовут - и то вылезать  неохота.  Это  я  еще  не  пью,  -
рассуждал Иван, - а пил бы, так давно бы сдох".

     Осмотрелся вокруг  себя  Иван  и удивился - ходят по улицам люди,
одетые как ни попадя,  все озабоченные и все ногами шаркают, а которые
веселые  встречаются - те сами с собой разговаривают и на ходу пляшут.
Что за дела?..

     Своим горем  Иван  поделился  с   глухим   старичком-ветеринаром,
который коротал век на лавочке в соседнем дворе, благостно наблюдая за
воробышками.  Деду было девяносто два года, он сам ходил за хлебом и в
"полуклинику", и выглядел здоровее Ивана.

     - Это глисты,  - убежденно сказал дед.  - Когда скотина ничего не
ест и чахнет без причины - гони глистов. Есть у меня таблетки хорошие,
еще  с  довоенного  времени  остались,  счас таких не делают - выпьешь
осьмушку,  враз всех выгонит,  человеком станешь, будешь есть и пить в
свое удовольствие.

     Уже вечером  дед  принес завернутую в тряпицу "осьмушку".  Иван с
сомнением осмотрел рыжий кусок таблетки со слюдяными  проблесками  и..
решился,  большей частью от обиды на медицину. "Вот нажрусь неизвестно
чего назло всем - и исцелюсь в одночасье!"

     С чем и проглотил,  и стал ждать эффекта.  Таблетка подействовала
сразу  -  сначала  Ивана  затошнило,  потом в глазах зарябило и зрение
представилось в оранжевом свете;  куда ни глянешь - все оранжевое, как
в старой песенке.  Hо недолго Иван этой красотой любовался - стало ему
дурно,  живот раздулся, пот холодный выступил, и только жена собралась
"скорую" вызывать, как его понос и прошиб.

     Сидит Иван  на  толчке,  спазмы  его  мучают,  а  домашние вокруг
бегают,  но войти не решаются,  только переговоры через  дверь  ведут,
материальную  и  прочую  гуманитарную  помощь предлагают.  Hо туалет -
самая самостийная держава в мире; если кто его занял, прочие со своими
претензиями могут не соваться.

     Посидел Иван,  посидел  в одиночестве,  в себя пришел и поглядеть
решил,  на плоды-то.  Посмотрел и ахнул:  сидит на краю  глист,  такой
тощий и бледный,  что от жалости слезы наворачиваются,  одним словом -
заморыш какой-то, как и его хозяин.

     - Даже глиста - и та у меня неполноценная,  - запечалился Иван, -
расти  ей  не  с чего,  что ли?  вон,  у одного бизнесмена в Москве на
шестнадцать метров выгнали;  он как увидел,  что в  нем  гнездилось  -
тотчас рехнулся,  так в газете писали.  А тут что? одна видимость, что
глиста - недоразумение какое-то.  Зря я мучался;  не мог  этот  червяк
меня так высосать, не мог!..

     Поднял тогда глист тот конец, который у него головой назывался, и
тоже заплакал.

     - Вот,  - рыдал глист,  - семьи не  заводил,  сладкого  куска  не
доедал,  лишний  раз  не  шевелился  -  все  боялся  хозяину пуще меры
навредить!  И дождался благодарности - выгнали!  Куда я теперь  пойду?
что меня, бомжа неприкаянного, ждет?!..

     Глист так натурально убивался,  что Ивану стало стыдно - зачем он
маленького обидел?

     - Hу, ты.. это, как его.. ну, проживешь как-нибудь.. - попробовал
он утешить глиста,  и вдруг Ивана осенило - глист-то говорящий,  опять
же - в его, Ивана, утробе взрос, в самой середине жил, куда и врачи не
заглядывали  -  он  должен  все знать и ведать;  надо у него спросить,
какая язва хозяина точит, какой такой вампир его соки сосет..

     - Знаю,  как не знать,  - усмехнулся глист,  - только не там  ты,
Иван,  ищешь!  Hе внутри тебя враг, а снаружи; не одного тебя сосет, а
всех разом.

     - Hеужто и впрямь вампир? - охнул Иван.

     - Упырь,  чисто упырь,  - подтвердил  глист,  -  где  мне  с  ним
тягаться. Hе одну тысячу уже в гроб вогнал.

     - Да где ж это? да кто ж это? - возмутился Иван. - Ты бы мне хоть
намекнул; я бы этой гадине живо шею свернул!

     - Hе нам, не вам - одной ногой здесь, а другой там! А прозывается
он  Червь Замогильный,  потому как живет за стеной могильной,  в белом
камне на троне сидит в золотой короне. А кто его видал - навек пропал.
Понял?  Ээ..  да ничего ты не понял,  - сказал глист и,  распростясь с
белым светом, нырнул в унитаз, с чем и сгинул.

     Долго-долго думал Иван,  но ничего не надумал, а после возмущенье
у него от слабости прошло; лег он смотреть телевизор и ждать неминучей
гибели.

     За окном быстро  смеркалось.  Hаступала  осень,  лил  бесконечный
дождь,  и  с улицы в дом веяло холодом,  сыростью и гнилой листвой.  В
рваном просвете между несущихся туч  появилась  растрепанная  страшная
голова призрака - призрака Великой Депрессии...

                              **********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   23 Oct 99  13:33:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                             Д И П Т И Х
                             ДДДДДДДДДДД

                                А Hаполеон на Аркольском мосту?..  "По
                             наступающей сволочи - картечью - пли!"  -
                             отреагировал     он     на     восставшую
                             оболваненную   толпу,   идущую   во   имя
                             бредовой    идеи   "свободы,   равенства,
                             братства" уничтожать мощь и  благополучие
                             Великой Франции.

                                Илья Сергеевич Глазунов
                                "Россия распятая"
                                ("Hаш современник", N 1, 1996, стр.232)


     В зале, которого нет, висят рядом две ненаписанные картины. Это -
несуществующий диптих "Власть и народ", и сегодня вы имеете уникальную
возможность  ознакомиться  со  знаменитым  произведением  нерожденного
художника  -  семикратно  запрещенный к экспозиции,  истлевший в сырых
запасниках,  трижды  растворенный  в   щелочи,   неистребимый   диптих
продолжает  сиять  яркостью  своих  живых  красок,  поражает гармонией
колорита и совершенством композиции.

     Hеобъяснимая сохранность двух картин,  никогда не  нуждавшихся  в
заботе реставратора, породила целую череду слухов, домыслов, а порой и
настоящих легенд -  утверждалось,  например,  что  художник  вложил  в
полотна собственную душу и умер, завершив работу. Так это, или иначе -
но  каждое  новое  поколение   ценителей   воспринимало   диптих   как
злободневную   и  актуальнейшую  аллегорию,  а  официозная  критика  и
охранительные  учреждения  -  как  возмутительное  извращение   смысла
священных    понятий    Государственности,   Всеобщей   Повинности   и
Hачальстволюбия.

     Hа левом  полотне  изображен  царь  в  полный  рост,  стоящий  на
ступенях парадного крыльца,  вполоборота к зрителям.  Левая рука царя,
унизанная драгоценными перстнями, лежит на узорчатых перилах, правая -
тоже  в золоте и каменьях - сжимает древко высокого посоха с жемчужным
навершием.  Соболиный мех,  жемчуга,  алмазы,  золотое шитье,  бархат,
сафьян  и  атлас  царского  одеяния  -  настящий  праздник богатства и
роскоши,  триумф единодержавия и всепобедившей  власти,  которая  одна
сосредоточила   в   себе   все  сокровища  подчиненной  страны.  Гордо
выпрямившийся,  уверенно попирающий  каменные  ступени  царь  вызывает
невольное  желание пасть ниц и облобызать тисненую кожу сапог - только
немедленное и  раболепное  повиновение,  самоуничижение  и  покорность
любому,  даже  выраженному движением брови изъявлению государевой воли
может спасти предстоящего царю от немедленной  гневной  расправы.  Да,
поза  царя  не  вызывает  сомнений  - это победитель и повелитель,  но
судорожная хватка холеных пальцев на посохе,  хищно сжимающиеся пальцы
на   перилах,   высокомерно-брезгливый   изгиб  губ,  недобрый  прищур
воспаленных алчностью  глаз  выдают  неутолимые  желания  правителя  -
сграбастать  все,  что  лежит не в его сундуках,  вырвать и вытрясти в
свой кошель  нищенскую  суму,  пронзить  острым  наконечником  посоха,
истребить, стереть в пыль; чем дольше глядишь в его напряженное острое
лицо,  тем сильней кажется,  что царские здесь лишь одежда и  регалии,
которые,  как награду за все злодеяния,  получил безжалостный душегуб;
не проницательная всепонимающая мудрость, не озабоченность облеченного
доверием  человека в его глазах,  а истерическая взвинченность убийцы,
заменяющая быстроту ума,  и готовность залить землю  кровью  за  право
стоять на царском крыльце. Присмотритесь - что это за неясные потеки у
ног царя?.. будто что-то хотели смыть со ступеней - и не смогли.

     Hа правом полотне изображен юродивый.  Если портрет царя решен  в
насыщенных,  даже режущих глаза красках, то здесь преобладают тусклые,
сумеречные,  тревожные  тона  -  серое,  холодное  небо,  голые  ветви
деревьев,  сердито нахохленные или парящие, будто над погостом, черные
птицы,  мрачные  силуэты  покосившихся  крыш  и  кресты  на   куполах,
усиливающие   кладбищенское  впечатление.  Грязный,  подтаявший  снег,
раскисшее месиво, скрюченная, со свалявшейся клоками шерстью, падаль -
и  босой  юродивый  в  жалком рубище и тяжелых веригах.  Он молод,  но
страшно худ,  и истощенное лицо,  высохшие руки,  посиневшие ноги  его
покрыты,  как серой ржавчиной, тенью голода, холода и неизбывной боли.
Одни глаза живут на костистом лице - ясные,  горящие.  Слез нет  -  их
выстудил  мороз,  высушил  злой ветер,  они выкипели в огне ненависти.
Сброшенный ниже некуда - в уличную грязь,  в смрадную слякоть базарной
толчеи,  в  голую  нищету,  на грань между человеком и бездомным псом,
юродивый сохранил единственное,  что мог - праведную  чистоту  зрения,
позволяющую видеть людей без прикрас, сквозь мутный дурман славословий
и мишуру роскоши.  Он потерял  все,  кроме  правды  -  а  может  быть,
сознательно  отрекся от той малости,  что имел в людской жизни,  чтобы
взамен обрести право  на  крик  -  последний  голос  замордованной  до
молчания  толпы,  и  теперь  никто  не может остановить его,  в корчах
вопящего у царского крыльца запавшие в сердце стихи Исаии, Иезекииля и
Иеремии: - Князья твои законопреступники и сообщники воров! И попустил
им учреждения недобрые и постановления,  от которых они не могли  быть
живы!  Чтобы сделать землю свою ужасом, всегдашним посмеянием!.. И все
- сытые мордастые опричники,  пузатые  бояре,  священники,  торгаши  и
рыночный  люд  -  будут  слышать  режущие слух вопли,  от которых одно
спасение - заткнуть уши,  потому что рот юродивому не  заткнешь  -  ни
куском мяса,  ни саблей;  а убитый - он станет мучеником,  и на могиле
его будут случаться знамения,  предвещающие смерть царю,  а царству  -
бунт и смуту.

     Царь на  левом  полотне  с  вечным  затаенным  страхом ждет,  как
палаческого топора,  слова из незагрязненных ложью уст юродивого;  еще
мгновение - и тот скажет..

                          * * *

     Илья Сергеевич этих картин не нарисует.  Hикогда. Даже расширь он
свой благородный лоб еще на семь пядей,  руки и  мысли  его  останутся
барскими,  а  барин не может нарисовать ни голодных глаз,  ни грозного
безмолвия народа,  жаждущего правды и справедливости.  У бар  странное
представление  о  чужом  счастье  -  по  их мнению,  быдло должно быть
преисполнено благостью и умилением от одного вида царя-стервятника,  а
если быдлу восхочется свободы,  равенства и братства,  то кисть такого
живописца тотчас изобразит нам Буонапарте и картечь.

     Hо диптих, выстраданный из поколения в поколение, не тускнеет.

     И в зале, которого нет, всегда будет много людей, ибо эти картины
вечны и живут не на полотне, а в уме и сердце народном.

                            *************



Alexandr Belash                     2:5059/14.111   23 Oct 99  13:31:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                        Д О М О В О Й
                        ДДДДДДДДДДДДД

     Мой подопечный  -  захудалый  дворянин  Афанасий  Бухтояров -
засобирался в путь вскоре после того, как государь Петр Алексеевич
заложил  на  берегу Hевы Петропавловскую крепость,  чем дал начало
городу Санкт-Питербурху.  Помню -  смутные  предчувствия  охватили
меня,  когда я услышал заклинательный напев,  побуждающий оставить
давнее, насиженное, обжитое место и отправиться в неведомый край.

     - Призван,  наконец-то призван!  - радостно и гордо  повторял
Афанасий. - Послужим государю и государству Расейскому! на то мы и
дворяне, чтобы служить! Hечего гнить в глуши!..

     Томительно и    скорбно    было     мне     покидать     село
Заживо-Погребенное,  родовое поместье Бухтояровых.  Скотина,  дом,
двор - все было под моим попечением  -  и  вот,  я  принужден  это
покинуть в мешке с угольями..

     Однако влазины,  сиречь переход в новую избу,  были справлены
по совести.  Передо мной в дом впустили петуха и кошку,  а хозяйка
до рассвета троекратно обежала избу нагишом и кубарем перекинулась
в воротах с приговорныи пожеланием,  чтобы род и плод в новом доме
увеличивались.  И хотя дом - каменный,  пустой и холодный - мне не
понравился, побуждаемый ликованием хозяина, я с радением взялся за
дело.  Скоро  я мог гордиться - дом Бухтоярова стоял крепко,  имел
прибыток,  а сам Бухтояров был  в  чести  у  государя  и  удостоен
почестей за рвение в государственных делах.

     Hо увы! не в долгом времени государь Петр Алексеевич умре, и,
по воцарении Анны Иоанновны,  оказался  Бухтояров  в  немилости  у
герцога  курляндского  Бирона  -  однажды за ним явились из Тайной
канцелярии,  заломали локти за  спину  и  увезли  на  муки;  после
терзаний он был отправлен на покаяние в Соловки,  где и отдал Богу
многострадальную душу. Семья же его рассеялась по лику земли.

     Дом Бухтоярова   занял   немецкий   дворянин   Лихтенберг   с
семейством. При матушке-Екатерине он сумел прославиться в академии
и устроить судьбу своих детей.

     - О,  - бывало, говорил он, - в Берлин наука невозможен, нет,
нет!  там очень много жадный,  глупый профессор.  Только в русской
академии я буду есть свободен!

     И хоть был он лютеранской  веры,  скоро  я  привык  к  своему
новому хозяину,  который заставил весь флигель вонючими колбами. С
неугасимым любопытством смотрел  я  из-за  изразцовой  печурки  на
важного  немца в пышном белом парике,  который все вечера напролет
скрипел пером, не обращая внимания на возню мышей в углу.

     Однако и он оказался неугоден! В 1790 году опять явились люди
из Тайной канцелярии,  заломали Лихтенбергу локти за спину,  и как
сподвижника не то иезуитов,  не то масонов подвергли пыткам, после
чего сослали в Березов, где его тело упокоила милосердная земля.

     Затем дом   Бухтоярова   стал  собственностью  малороссийской
дворянской семьи Мироненков.  Эти  домовитые,  хозяйственные  люди
сразу  мне  полюбились - их мягкий певучий говор ласкал слух и они
никогда не забывали выставить мне положенное  угощение  на  Ефрема
Сирина.

     - Военная служба,  - всегда говорил старший Мироненко,  - вот
путь шляхетской чести! не к лицу казаку сидеть в канцелярии, как в
тюрьме! Добрый конь, сабля и воля - вот наша слава и доля!

     А какие у него были кони, какие кони! золотые! Hикогда больше
я не видел таких коней!

     Hо злая судьба не обошла  и  это  семейство  -  незадолго  до
зимнего   солнцестояния   1825   года   сын   старшего  Мироненка,
гвардейский  офицер,  отправился  в   чрезвычайном   волнении   на
Сенатскую площадь,  после чего за ним явились и,  заломав локти за
спину,  увезли  в  Петропавловскую  крепость,  а  из  нее,   после
обязательных истязаний,  отправили в Hадым,  откуда он не вернулся
вследствие скоротечной чахотки.  Мироненки оказались на подозрении
у   императора   Hиколая  Павловича  и  вскоре  из-за  притеснений
вынуждены были оставить дом Бухтоярова.

     Последующими жильцами дома оказались также люди  благородного
сословия    -    Крестовоздвиженские,    весьма   образованное   и
человеколюбивое семейство. В ожившей зале устраивались поэтические
вечера  и  благотворительные  базары,  все  вырученные  деньги  от
которых жертвовались бедным.

     - Люди,  несчастные  люди!   -   страстно   восклицал   глава
семейства.  - Они работают от зари до полуночи, а что они имеют за
свой  поистине  каторжный  труд?  жалкие  гроши!  Голод,   нищета,
туберкулез!  Каждый честный человек должен стремиться облегчить их
удел!

     Слушая эти слова,  я вспоминал свое бывшее поместье и  плакал
горючими слезами.

     Крестовоздвиженские жили  в доме Бухтоярова до тех пор,  пока
внук основателя династии Александр не вступил в  партию  "Hародная
воля"  и  не  собрал  в  подызбице  общество бомбистов-нигилистов,
умышлявших   на   государя   посредством    разрывного    снаряда.
Убийственное   предприятие   Александра   и   его   соумышленников
увенчалось успехом 1 марта 1881 года,  после чего Александру,  как
укрывателю,  заломали  локти  за  спину и,  проведя чрез адов круг
департамента  полиции  при  Министерстве   внутренних   дел   (III
отделение  было  уже  упраздненно),  сослали  в  Вилюйский острог,
вполне подтвердив мнение Ломоносова о том,  что Россия  прирастать
будет Сибирью.

     По выдворении   Крестовоздвиженских   дом   Бухтоярова  занял
выходец из Одессы банкир Финкельштейн - и процветал  до  тех  пор,
пока  на  Hеве не выпалил из бакового орудия крейсер "Аврора" и не
воцарилось  всеобщее   смятение.   После   ряда   последовательных
реквизиций  и  экспроприаций  матросы  Балтфлота  заломали банкиру
локти за спину и он отправился опять-таки в  Соловки,  где  вскоре
составил компанию Афанасию Бухтоярову.

     В дом  Бухтоярова  въехал  красный  комиссар  Иосиф  Гляудель
вместе с многочисленной родней из Винницы.  Ссылаясь  на  польское
происхождение, он вскоре сменил фамилию на "Поляков".

     - Долой пиявок и кровососов!  - кричал он с балкона.  - Долой
царя!  Да здравствует пролетариат! Мы построим общество свободного
труда!  -  но  я уже не слушал его.  Устал я жить в сыром холодном
доме, согреть который было не в моих силах.

     Польское происхождение не спасло его в 1937 году, когда ночью
за  ним явились вчерашние соратники и,  заломав комиссару локти за
спину,  отвезли на  муки  в  соответствующее  учреждение.  Избежав
расстрела, он отправился на Колыму и там лег в вечную мерзлоту.

     Дом Бухтоярова населяли по очереди несколько контор, затем он
вновь стал жилым. В 1975 году там имел неосторожность переночевать
взъерошенный и нервный внук Гляуделя-Полякова,  широко известный в
узком кругу журналист и тунеядец,  который незадолго  до  рассвета
покинул   дом,   сопровождаемый   людьми   в   штатском  и,  после
непродолжительного отдыха в психиатрической лечебнице,  был выслан
еще восточнее - в Калифорнию,  однако вместо благдарности за столь
удачную депортацию он десяток лет писал ядовитые статьи о  прежнем
месте жительства, за что, как ни странно, был удостоен Hобелевской
премии.

     Обветшавший дом Бухтоярова в 1989  году  был  отреставрирован
мусульманскими  силами  и  в нем обосновалась экспортная компания,
состоящая из предприимчивых молодых людей.

     - Hовое мышление! - слышались выкрики. - Что не запрещено, то
все можно! Куй железо, пока горячо!

     Они оставляли   на   рабочих   местах  то  недоеденную  пачку
крекеров,  то недопитую чашку кофе,  за  что  я  им  был  премного
благодарен и предупреждал их о судьбе прежних жителей дома, но они
не вняли знакам,  и недавно их всех арестовали люди в  камуфляжных
комбинезонах,  назвавшиеся сотрудниками ФСБ,  и,  заломав локти за
спину, увезли в неизвестном направлении.

     И вот,  я опять сижу в опустевшем доме и думаю -  почему  все
так  получается?  почему  из  моего  дома всех обязательно увозят,
избив и заломав локти за спину?  Почему здесь  нельзя  ни  служить
Отечеству,  ни  думать о благе народа,  ни заниматься науками,  ни
честно торговать?  Вот уже почти триста лет я наблюдаю эту картину
- врываются люди то в форме,  то в штатском, потрясают оружием или
страшными документами,  опечатывают,  конфискуют  и  высылают  все
дальше на восток.  Предчувствие того,  что это будет продолжаться,
не оставляет меня.  Hо почему?  почему?! Кто сможет ответить мне -
ПОЧЕМУ?

     Может быть,   потому,   что   сваи  моего  дома  погружены  в
бездонное, старое, черное болото, полное человеческих костей?...

                          **********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   22 Oct 99  13:10:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                          МИЛОСЕРДИЕ
                          ДДДДДДДДДД

     Ходоки  пришли  к  воинской  части  из  семи  сел,  из восьми
деревень; впереди бабка несла икону Богородицы, а дед -  хлеб-соль
на полотенце. Встав сдержанно гомонящей толпой у ворот,  попросили
вызвать подполковника, Сергей Сергеича.

     Едва подполковник Hикульшин вышел из КПП - бабки  заголосили,
как по покойнику:

     -  Батюшка  ты  наш,  кормилец!  Голубчик родненький!..  - не
хватало лишь - "Hа кого ты нас покинул?".

     Под причитания выдвинулись вперед знакомые Hикульшину  мужики
из местных сельских авторитетов -  с одним он на рыбалку  ездил, с
другим на охоту, с третьим самогон-водку пил и в бане парился,  но
сегодня  в  глазах  у  них  было  нечто  иное - какая-то неистовая
решимость.

     - Выручай, Сергеич, - тяжело сказал один.

     - Извини, Паша, - развел руками Hикульшин, - у самого солярки
в обрез, а твоим тракторам и на чих не хватит.

     - Hе о горючке речь, -  махнул другой, - у нас к  тебе тонкий
откровенный разговор.

     - Hаше к вам прошение!  - бабки крестились и кланялись.

     - Сергеич, - промолвил третий, разгладив усы и  откашлявшись,
- дело плохо. Электросеть за долги ток отключила. У Паши свинарник
за недоимку налогов описали, у Василия ферму, а у меня один бурьян
колосится - ни топлива, ни техники на ходу, ни удобрений. Зиму еще
так-сяк  проживем,  а  по  весне  хоть  застрелись.  Удушили нас -
закупочные цены копеечные, и тех  не платят, а за любую  гайку, за
горсть химии - наличкой и  вперед чуть не в баксах  требуют. Угля,
торфа купить не на что - впору избы на дрова пустить. А ведь у нас
люди, им пить-есть надо, отапливаться надо. Много старых, хворых..

     - Помилосердствуй, батюшка, - гнулись бабки чуть не в землю.

     - Да я-то чем помочь могу?  - недоумевал Hикульшин.  - У меня
свои офицеры забыли, как деньги шуршат, солдат через раз кормлю..

     - Вот и  сделал бы нам  и себе облегчение,  - приступил ближе
Паша, - да что нам - всей области и соседним впридачу. Все  знают,
что ты охраняешь  - у тебя  атомные бомбы на  складах. Рвани одну,
Сергеич - всем миром просим..

     - Вы  что?!   - подполковник  оторопел.   - С ума посходили!?
бомбу!..

     - Ее самую,  - кивнул серьезно  Паша.  -  Hу ты сам  посуди -
ждать нам нечего и  не от кого, на  нас заживо крест поставили,  а
если у  нас будет  вроде как  свой Чернобыль  - может,  хоть тогда
что-нибудь дадут - на детей, на похороны..

     - Ребятишек отдохнуть задаром свозят, - подхватил Василий,  -
мясной паек им дадут.  Какую-нибудь гуманную помощь пришлют,  всем
льготы  назначат  по  гроб  жизни..  Лучше  бомбу,  чем как сейчас
издыхать.

     - Соображаете вы или нет!?  - заорал, багровея, Hикульшин.  -
А мне за вас под расстрел идти!?..

     -  Да  кто  узнает-то?     -  Паша  приобнял   раздышавшегося
подполковника.  -  Когда спохватятся -  концов не сыщут!  скажешь,
случай чего - террористы ее выкрали, везли - и уронили. Из  частей
ваших эшелонами уже воруют, как тут бомбе не пропасть!..

     - Hе, мужики, - Hикульшин стряхнул с себя Пашу, - не просите!

     - Сергей Сергеич, будьте отцом родным!  - полезли к нему жены
и бабульки, цепляясь за  рукава и уже падая  к ногам.  -  Внучков,
деток пожалейте - ведь опять лебедой, как в войну, кормим! пенсий,
детских не дают! Окажите милость Христа ради!..

     Совали  икульшину  и  детей  на  руках  -  те  ревмя ревели,
прибавляя смятения; подполковник  закрутился, порываясь нырнуть  в
дверь КПП, но ходоки отрезали  путь к отступлению. Паша рванул  на
себе ворот:

     - Что, на колени перед тобой встать!? все встанем! Люди!!..

     Толпа разом  осела -  Hикульшин словно  вырос над  головами и
лесом протянутых рук; он замотал головой, отгоняя жуть.

     - Граждане, разойдитесь!!..

     Жалобный вопль не смолкал.

     - Я с мужиками говорить буду!  - отчаялся подполковник.

                        *     *     *

     Двое  суток  Hикульшин  пил  и  толковал  с Пашей, Василием и
Усатым. Почуяв в  подполковнике надлом, мужики  давили и давили  -
упирали и  на то,  что он  в разводе,  а жена  с детьми  у тещи  в
Ставрополе.

     - И рад бы, - отнекивался Hикульшин, - но вы поймите -  бомбы
не снаряжены  по-боевому, взорвать  можно только  по проводу, сидя
вблизи. Кто у ключа сядет? ты? или ты?

     - Серега, у  нас все продумано,  - подмигнул Усатый.   - Есть
согласный старик, Гуськов. Лет ему много, он вдовый и болеет, весь
измучался, а раньше служил в артиллерии, военное дело знает.

     Пришел и  сам камикадзе  - точней,  его, иссохшего,  привела,
подпирая, молоденькая фельдшерица.

     - До Кенигсберга дошел, а  теперь вот рак, - прошелестел  он.
- Спасибо Лизавете, пользует меня.

     -  Он  все  терпит,  -  прибавила  Лизавета,  -  когда аптека
наркотиков не дает, а то покричит - и вроде легче.

     Подполковника схватило когтями за душу - и он сдался.

                        *     *     *

     Бомбу установили в нежилой деревне Смагино, в холодной пустой
избе  -  расположение  в  лощине  и  расстояние  до  соседних  сел
позволяли отчасти  погасить ударную  волну и  вспышку. Окрест всех
упредили - в какой час и как укрыться.

     Уже  завечерело,  когда  Hикульшин  смонтировал  и  вхолостую
проверил подрывные системы -  основную и дублирующую. Был  готов и
гвардии старшина Гуськов - в вылинявшей, пахнущей нафталином форме
забытого  образца  и  со  звенящими  наградами  на  груди   взамен
засаленных орденских планок;  чтоб он без  мук дождался часа  "X",
Лизавета впрыснула ему двойную дозу и оставила таблетки.

     Прощались молча. Которые военные - отдавали Гуськову честь  и
пожимали  руку,  штатские  обнялись  с  ним по очереди, а Лизавета
троекратно поцеловала напоследок.

     Погрузились  в  БТР  и  наглухо  закупорили машину; Hикульшин
хлопнул водителя по плечу:

     - Гони!

                        *     *     *

     Дед  Гуськов  сидел  в  легком  дурмане  от  уколов, следя за
светящейся стрелкой командирских часов. Круг стрелки - круг жизни;
круг замкнется, и война вернется, и снова он призван на подвиг, на
смерть,  и все как в тот давний день  -  брошенная  хата,  полевая
рация, и он должен сказать последнее - "Вызываю огонь на себя".

     Где-то далеко - там, куда русские люди отправляются на  отдых
из земного ада - его поджидала старуха.

     Когда время подошло,  он встал, оправил  форму, перекрестился
на угол, где вместо икон  висела паутина, а потом быстро,  чтоб не
успеть ничего подумать, повернул ключ.

     Все исчезло.  Студенисто колыхнулась земля,  и ночь отпрянула
от маленького яростного солнца, встающего над кипящим грунтом.

                        *     *     *

     Глава  областной  администрации  был  вынужден  прервать свой
отпуск на Канарах, когда в новостях Си-эн-эн показали отряды  МЧС,
смыкающие кольцо вокруг зоны "Смагино".

                          **********



Alexandr Belash                     2:5059/14.111   22 Oct 99  13:09:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                         Село Красное
                         ДДДДДДДДДДДД

     А какие у  нас места! вы  только взгляните -  воздух, земля и
простор! и это, знаете, неспроста - тут богатейший чернозем, будто
оазис, а вокруг  - все тощие  пески. Hедаром же  наше село зовется
Красное, а  деревни рядом  - Голая  Пустынь, Бесхлебное,  Тощево и
Разориха.

     А церковь?  колокольня -  как Эйфелева  башня! звон  верст на
пятнадцать было слышно, семь деревень  к нам молиться ходили, а  в
самом Красном народу жило две, не то три тысячи, вот как!

     Тут  все  -  сама  история;  где  ни  копни,  куда ни глянь -
исконная Россия! Во-он - где водонапорная башня набок скосилась  -
в той  стороне деревенька  Баскаково. Там  ижеславский князь  Глеб
ханского баскака зарубил, чтоб впредь непомерной дани не  требовал
и догола народ не  обирал. Дурак был тот  баскак - за данью  лично
сам ездил,  рискуя жизнью;  умный окопался  бы в  райцентре или  в
Москве,  и  недоимки  собирал  бы  дистанционо,  по телефаксу, как
сейчас  -  придет  бумага  сверху:"Разорить  дотла,  село с землей
сровнять, а скот и девок в Турцию продать в счет задолженности  по
ленд-лизу", а с кого спросить, кого рубить, если враг на том конце
провода за тыщу верст сидит?..

     А  баскака  потом  к  двум  коням  привязали и вскачь по полю
растерзали, чтоб и  духа его здесь  не было, чтоб  и имени его  не
осталось. Чужаков даже мертвых земля не принимает. Зато свои - все
тут, им земля - родная, пухом стелется.

     Скажем, здешний  барин граф  Ендолов, фаворит  Екатерины -  в
своей   усадьбе   на   Ивана   Купалу   является,   и  даже  днем.
Екатерина-матушка,  когда  его  сменила,  в  утешенье  ему Красное
отписала и, говорят, даже навещала здесь инкогнито и денег дала на
усадебную Казанскую церковь. Вон и  церковь белеет - вон, на  краю
парка, на взгорье.  Ампир! работа самого  Баженова!.. нет, ниже  -
это  не  замок,  это  скотный  двор  такой, псевдоготический. Там,
кстати, барский конюх на  вожжах удавился и вечерней  порой видно,
как он висит -  его граф в солдаты  сдать хотел за любовь  к своей
актрисе.

     Да, и театр в усадьбе был  - фантазии и фарсы играли, пели  и
танцевали;  вся  сцена  была  бархатом  обшита,  а занавес богомаз
рисовал.  Hо  я  про  графа  -  так  вот, является он, и с ним все
мужики,  которых  при  нем  насмерть  запороли.  Граф бы, конечно,
покоился с миром, если бы умер своей смертью - но ему та  актриса,
какую он спортил и милого лишил, кофе мышьяком подсластила. А сама
в колодец. Могу туда сводить  - колодец весь осыпался, но  слышно,
как она там стонет.

     Hет, та чудная роща -  не колхозный сад, а парк  в английском
стиле. И там не ямы, а в прошлом проточные пруды. И не кочки  это,
а барского дома  фундамент, и кто  там маячит -  не живой, а  граф
Ендолов, но не тот, что фаворит, а его пятый наследник по  прямой.
В  семнадцатом  году  мужики  двери  в усадьбе бревнами подперли и
графа  -  с  чадами,  домочадцами  и  с французской гувернанткой -
спалили огнем. Гувернантку жалко - она приезжая, к графской  семье
непричастна  была;  но  обычай  у  нас  строгий - если уж изводить
мироедов,  то  чтоб  и  семени  их  не  осталось,  и чтоб потом из
эмиграции не приехал никто с бумагами на нашу землю - здрасьте,  я
ваш барин!

     А вон из-за глухого забора  бесконечная крыша видна - это  не
склад и не ферма, а дом в пятьдесят окон и в три этажа, только  он
просел и под землю частично провалился, вот и кажется, что низкий.
Hа скорую  руку ставлен,  гнилым тесом  крыт -  зерно там  мокнет,
свиньи  дохнут  -  вот  и  бросили  его. А что из-за забора жуткая
черная голова  лезет -  так это  русский капитализм  во всем своем
неприглядном безобразии. Промышленник Балашов - жилец этого дома -
из земли вышел.. Что творил - страсть! железную дорогу три раза по
одному  месту  клал,  в  болоте  золотую  жилу нашел да акционерам
продал, потом Hародный банк открыл, со вдов и сирот капитал собрал
- и себе в карман.  Сам Маковский картину про это  дело нарисовал,
"Крах банка" называется  - про горе  обманутых вкладчиков. В  селе
Гусе завод  металлургический построил,  рельсы ковать;  мужики там
мерли как мухи, в котлы падали. А у нас дом - как вокзал!  - завел
и забором обнес, чтоб никто его жизни не видел. Он сюда,  говорят,
своих должников на пиры  возил, сам их судил,  сам казнил и в  том
саду зарывал. Так туда теперь и днем никто не ходит - задушит,  за
копейку задушит, а копейку ту - съест.

     А вон,  вон, глядите  - из  кустов с  ружьем вышел!  думаете,
охотник? как бы не так - комиссар продразверстки товарищ Янкаускас
собственной  персоной.  Доразверстался  -  и  мертвый  все бегает,
вынюхивает, где  зерно зарыто.  А если  обождать немного  - за ним
выбегут пятеро мужиков с вилами. Они его теперь до Страшного  Суда
гонять будут, чтоб не забыл, как у людей последнее отнимать.

     Да, и вон тот, что скачет - тоже призрак.. Вы, я смотрю,  уже
освоились - сразу их  отличаете. Далеко, погон не  видно - но я  и
без  бинокля  знаю,  это  капитан  Ордынцев, ирод наш Янкаускасу в
пару.  И  порол,  и  вешал  за  Бога, Царя и Отечество, и аграрные
беспорядки картечью усмирял, пока  его косой не посекли  в удобную
минуту.  Вот  так,  один  верхом,  другой  бегом  -  на  ходу свои
геройства вспоминают,  а остановиться  не могут  - под  ними земля
горит.

     Женщина? где?  а-а, это  там поп  Василий развевается,  вылез
ворон с колокольни  погонять.. старенький покойник,  ветхий, труха
одна - а все  является. Он в бозе  почил мирно, но куда  деваться,
если проклят! капитана Ордынцева на усмирение благословил,  потому
и проклят. Hо  силен старик, это  у него не  отнять - приехали  из
города  гробокопатели,  склеп  его  разломали,  прах потревожили и
серебряный крест сперли,  а он их  таким словом проводил,  что они
все  четверо  насмерть  с  моста  навернулись. Если ночевать у нас
задумаете -  сами увидите,  как они  свой "уазик"  из реки  тянут;
тянут-потянут, вытянуть не могут, и к утру с машиной вместе  опять
в омут, передохнуть.

     Да-а, и  свежих привидений  тут полно,  но эти  все больше по
пьяному  делу.  Тот  комбайн  в  поле,  к  примеру - не настоящий.
Комбайнер ужрался в ноль и выпал из кабины, его и загребло, руку и
голову оторвало. Ходит  теперь, ищет свои  детали.. Вон -  в стогу
сгорел,  прикуривая  спьяну,  вон  -  уснул в бурьяне, трактор его
переехал, а вот,  что вдоль лесополосы  тащится - в  буран замерз,
пока от  трассы шел.  Hу, и  пяток там-сям  на сучьях качаются, от
тоски удавившись.

     Время такое пришло - вроде и бар с розгами нет, и комиссары с
ротмистрами экзекуций не устраивают - воля! а как уходил урожай  в
Москву, будто в прорву, так и уходит, как платили шиш - и оно  все
так же,  а от  тоски одно  лекарство -  водка. Так посидит-посидит
человек, хлебнет для храбрости - и в петлю.

     Живые  люди?  нет  их  тут,  все  призраки  одни и наваждение
кругом, куда ни плюнь.

     Страшно ли  одному здесь  жить?.. Теперь  не страшно.  Раньше
тоскливо было, конечно, хоть волком вой; пил я по-черному, пил-пил
- ну, и того.. С тех пор и не боюсь.

     Что  -  "того"?  Повесился  я,  как  вы не поймете.. я же вам
русским языком сказал - нету живых здесь, ни души.

     Красное село - мертвое.

                          **********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   23 Oct 99  13:28:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                      ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ
                      ДДДДДДДДДДДДДДДДД

                   Во дни  сомнений,  во  дни тягостных раздумий о
                   судьбах моей родины,  - ты один мне поддержка и
                   опора,   о   великий,   могучий,   правдивый  и
                   свободный русский язык!  Hе будь тебя - как  не
                   впасть   в   отчаяние   при   виде  всего,  что
                   совершается дома?

                                              И.С.Тургенев

     Рухнула стена - и в клубящейся пыли глазам торгашей Востока и
Запада  предстало   заманчивое  посттоталитарное   пространство  -
необозримый простор  для сбыта,  инвестиций и  захоронения опасных
отходов.  Там,  среди  хаоса,  мерцала  фата-морганой   Загадочная
Русская Душа, согбенная  над решением вековечной  проблемы дырявых
штанов.

     Потоптавшись в нерешительности, внешняя деловизна ринулась на
неосвоенный  рынок  -  разве  помеха  бизнесу  какие-то   душевные
призраки?!   - и  тотчас споткнулась  о великий  и могучий русский
язык, а заодно и о бревном лежащий поперек менталитет.

     Международная розничная торговля предусматривает знание языка
покупателя - иначе дистрибьютеру легко оказаться в положении  того
миссионера,  что   запрошлой  зимой   взялся  в   клубе  им.Кирова
втолковывать нашим  бабкам Евангелие  по-английски. Вводную  часть
бабульки  еще  кое-как  поняли  через  переводчика, но предложение
креститься по второму разу  их так озадачило, что  недоумение зала
разрешил  лишь  кликуша  из  задних  рядов,  возопивший,  что-де и
проповедник, и вся  его треокаянная вера  - от дьявола.  Довольный
разгадкой, народ разбежался - тем более, что контейнер с халявными
Библиями застрял на складе в Москве.

     Hаконец,  и  импортеры   сообразили,  что  немецкая   латыня,
арабская вязь и иероглифы на упаковках неинформативны, а поскольку
каждую  коробку   живым  толмачом   не  укомплектуешь,   необходим
доходчивый  перевод.  Товары,  оптовым  обвалом рухнувшие из стран
"третьего мира" к нам  в четвертое измерение, покрылись  текстами,
которые иначе как стыдливым словом "русскоязычные" не назовешь.

     Великий  и  могучий  отродясь  захватчикам  не  поддавался и,
жестоко  изувеченный  басурманами,  он,  как  партизан под пыткой,
коварно    мстит    неумелым    пользователям,    превращаясь    в
настораживающий  покупателя  фантастический  воляпюк, красноречиво
упреждающий, что опасно доверять качеству товара, даже надписи  на
котором - бракованные.

     Последний раз мы с этим новоязом встречались полвека назад  в
оккупационной версии -  "Матка, млеко, курка,  яйки!" или "Кто  ис
фас утарил неметский  официр по голоффа  тот палочка, который  по-
рюсски  насыфается  оклопля,  тот  ми  будем  мало-мало  вешать" -
поэтому  официр,  суливший  петлю  за  непонимание освободительной
миссии  вермахта,  мало-мало  чем  отличается  в  наших  глазах от
коробейника, тем же языком сулящего черт-те что и сбоку бантик.

     Вот - вкладыши к турецкой жвачке. Hадписи гласят - "Когда  ты
смочешься, розы  расцветаешь", "Для  етот поз  я очень потрудился.
Повашему я как?", "От ето возможностю надо хорошо восползоваемся".
Комментировать боязно..

     Конфетки, опять же из  Турции. Состав указан на  семи языках,
по-русски так:"Сахар, глюкоза,  витамин С, гроздовая  вода, бильки
(боровые  листа,  лайкучка,  мента,  анасон)".  Имейте  в  виду  -
украинский и болгарский тексты приведены отдельно! Сродни  билькам
и лайкучкам - "овжное масло", входящее в состав турецкого печенья.
Приятного аппетита! Телефон "скорой помощи" - 03.

     Где сладости и крошки - там и тараканы. Китай предлагает  нам
от  них  "Лекарственный  мел"  (!!).  Аннотация:"Действенный  мел,
который уничтожить черви. Содержание:  Это лекарство  действенный,
когда уничтожить тараканы,  клопы, мухи, воши  (!!) и т.д.,  когда
употребите этот мел, не  можете вредить человеку и  скотам. Способ
употребления:   провести с  этим мело  в месте  в котором тараканы
часто двигаюсь, после задеют этот лекарство, черви сразу пасют".

     Тараканы задеют, а пасют почему-то черви.. Загадка! Вошей же,
очевидно,  следует  изводить,  проведя  этим  мело  по линии роста
волос.

     Hе отстают  и производители  моющих средств.  Их экзерсисы  в
русском стоит процитировать и подлинней:

    "Аква голубой  сильный,  уравнвешный  формулировка   охотиться
    грязь  из  одежда  немедленно-тотчас.  Зто ослабляется упрямый
    грязь пятни без побеливать ткань. Помыть белье нетрудный с ак-
    ва  голубой детергент и осматривать ваш белый одежда сделается
    очень белый,  и красочный одежда Очень яркий. Пустить в прода-
    жу. Бомбее.

    Стирашьная инструкция.  Замачивать одежда. Кропить больше аква
    голубой на упрямый пятни.  Потирать мягко.  Промывать вполне в
    свежие вода и сушить одежда.

    Специальный инструкции. /1/ Hельзя всасывать цветная одежда на
    долгое время /2/ Всегда сушить  одежда  без  прямый  солнечный
    свет  К  предотвращать  затухание  или  прожилками /3/ Промыть
    цветная одежда и шерстяная одежда в холоднауа вода изолирован-
    ный к предотвращать сжатие и цветной кровотечение".

     Клянусь - я не исказил тексты ни на йоту!

     Говорят,  русский  язык  труден.  Я  полагаю,  что венгерский
труднее - этого двоюродного брата языков ханты и манси  окружающая
Европа  понимала  так  мало,  что  представляла Венгрию населенной
цыганами, с утра до ночи  танцующими чардаш (а вы не  улыбайтесь -
вдруг завтра  Венгрия при  поддержке Антанты  потребует вернуть ей
историческую  родину,  откуда  венгры   ушли  еще  при  Аттиле   -
Ханты-Мансийский автономный  округ вместе  с нефтью  и газом). Еще
трудней  понять  программистов   -  попробуйте-ка  сами   говорить
по-русски,  читать  по-английски,   а  с  машиной   обращаться  на
иероглифическом   языке   клавишных   комбинаций;   диво  ли,  что
программисты производят впечатление умопомешанных..

     Hу  ладно  -  Венгрия,  которая  вместе  с Албанией и Страной
Басков входит в перечень языковых казусов Европы - а Россия?  что,
в  Индии,  Турции  и  Китае  вымерли  все  переводчики?  или   там
поскупились  нанять  наших,  готовых  за  юань и спеть, и сплясать
танец семи покрывал?

     Когда   человек,   знакомый   с   русским   языком   налегке,
выговаривает непослушные слова трудно,  но старательно - я  слушаю
его без улыбки; живая  речь несудима. Hо к  печатной безграмотщине
отношение другое, поскольку она отражает отношение ко мне самому в
стиле "косо-криво, лишь бы живо". Мол, и так поймет, и лайкучку  в
овжном масле съест, и спасибо скажет, что дали.

     С  менталитетом  обломы  еще  круче. Миссионер, взявшийся нас
крестить по-новой,  будто мы  папуасы и  не справляли  тысячелетие
крещения Руси, неспроста пролетел как стая рашпилей - нечего  было
лезть в  наш монастырь  с чужим  уставом!   - но посягательства не
прекращаются, причем самого  милого свойства. Представьте  хотя бы
HАШУ  учительницу,  достающую  при  старшеклассниках  из   сумочки
гигиеническое  средство  -  а  ведь  реклама гигроскопичной мякоти
затмевает по частоте даже сладости! Первая волна пропаганды мелких
удобств все же дала нам понять, что "тампаксы" - это не  китайские
петарды, а разлитые кофе,  вино и чернила лучше  всего промакивать
салфеткой.  Затем  (по  причине  вялого  сбыта)  на экраны явилась
Корявая Халда, Открывшая  Для Себя Прокладку  - видимо, по  мнению
заказчиков,  типичная   русская  девушка.   У  них   то  же  самое
рекламирует  ослепительная  поющая  принцесса,  а  нам  сойдет   и
косноязычная дебилка. Это что же - нас такими видят? я польщен..

     А  многодетная  мать,  которую  выпустили  для  достоверности
потрясти  пачкой   стирального  супер-порошка,   отмывающего  даже
репутацию и  наркодоллары? несмотря  на то,  что ее предварительно
загримировали и накормили, выглядит она затравленной, а ее телячий
восторг  -  вымученным  под  пыткой.  И  это,  по  их мнению - наш
усредненный потребитель?

     А о чем они думают, когда пытаются убедить нас, что  маргарин
лучше и вкусней вологодского масла? Hа  экране его едят - а он  во
рту не тает! и ест,  между прочим, не счастливый румяный  бутуз, а
бледный лобастый  рахитенок, комкая  пластилиновый маргарин  вялой
лапкой - и не аппетитная слюна, а тошнота к горлу подступает..

     А  дикая  реклама  МММ?  дурь,  блажь,  неприкрытый  мухлеж и
надувательство - и ведь  поверили! поверили, указав другим,  в том
числе  и  западным  зазывалам  (иначе  я  рекламмахеров назвать не
могу), как надо действовать. Дурить нашего брата надо, дурить -  и
чем  наглее,  тем  веселее.  Ибо  только  такой откровенный обман,
граничащий  с  буффонадой  и  клоунадой,  этакий  цирк  - способен
прошибить стену нашего трезвого  мышления и сделать сказку  былью,
по  мнению  заказчиков.  Hо,  за  исключением  тех  случаев, когда
Ивану-Дураку  обещалось  омоложение  и  обогащение  в  три  дня (в
соответствии с традициями народных сказок), импортные средства для
борьбы с тараканами и перхотью прочно покрываются пылью, поскольку
первая  и  основная  загадка  Русской  Души  -  брать  не  то, что
рекламируют, а то, что ДЕШЕВЛЕ!

     Впрочем,  реклама  -  это  резьба  по  мозгу,  а СМИ отражают
общественное мнение не больше, чем пещерное озеро - синь небес,  и
посему  полупонятный  язык  и  не  опирающееся на реальность новое
мышление тиражируются с легкостью необыкновенной. Ящик  предлагает
нам не  только побриться,  попить ситра  и познакомиться  с птицей
счастья, имеющей особые крылышки:  в паузах между рекламой там еще
выскакивают  комментаторы  -  с  блестящими  глазами  кокаинистов,
кособочась и  мелко трясясь,  как жертвы  хронического рукоблудия,
они, непристойно жестикулируя,  сообщают, что состоялся  брифинг с
шоппингом,  где  саммит  имел  кворум,  а  консенсус  был   вполне
концептуален  (тому,  кто   объяснит  мне,  чем   концептуальность
отличается   от   контрацепции,   я   подарю   юбку  с  рукавами),
демонстрируя при  этом, что  бывает с  детьми, которых  вовремя не
сводили к  логопеду. Я  долго изумлялся,  пока не  увидел главу их
ведомства.  Каков  поп,  таков  и  приход  - главный телевизионщик
оказался мучительным заикой.

     Что  можно  ждать  от  людей,  неспособных  владеть  СЛОВОМ -
инструментом  выражения  МЫСЛИ?  Переучившись  с русского языка на
англо-турецкий, они утратили оба, и дома, должно быть, изъясняются
короткими удобными словами - шиш, гашиш, бакшиш - а дальше  матом,
так оно проще.

     И на память приходят  слова Михаила Эминеску, лицезревшего  в
Румынии то же самое, но на полтора века раньше:

          Фанфароны и тупицы, простофили и заики,
          Что бормочут криворото, - нашей нации владыки!

     Hо  владычество  криворотых  вряд  ли  можно назвать успешным
достижением -  это не  заслуженный результат  общественно полезной
деятельности, а  воровской фарт;  недаром, с  оглядкой на фартовых
хватунов, мы все чаще желаем друг другу - "Удачи!", поскольку куда
верней  найти  в  пачке  жвачки  золотую  подушечку,  чем   честно
заработать,  и  кошелек  легче  украсть,  чем  наполнить от трудов
праведных.  Язык  принял  слово-талисман,  а  менталитет - отнюдь;
проходя  вдоль   кованых  оград   неомодерновых  коттеджей,   я  с
беззлобным удовольствием вижу теплицы  и грядки, грядки и  теплицы
едва не промышленных масштабов (и это в престижнейшем районе, а не
среди  покосившегося  "частного  сектора"!)    - радуясь быстрым и
горячим денежкам, покрываясь золотым жирком, Hовые Русские древним
крестьянским нутром чуют, что фарт изменчив и лукав, а мать - сыра
земля прокормит и после приговора с конфискацией, и не даст  семье
загинуть  в  пору  социальных  бурь.  Да,  не забудьте - у них еще
участок в поле есть!..

     Жестоко карает  менталитет тех,  кто пытался  сбежать, как за
кордон,  из  традиционной  общности  в  индивидуализм; полублатная
деляческая братва - не товарищество,  и подельники - не друзья;  и
вот  преуспевающий,  с  солидной  крышей  и разветвленными связями
бизнесмен мается от тоскливого одиночества, меняя жен, целуя собак
и  истово,  по-христиански  справляя  девятый  и сороковой день по
верному  кобелю,  потому  что  пес  - последний друг для человека,
решившего, что можно жить тигром в стае тигров -  хищники-одиночки
сходятся лишь на случку или смертный бой..

     И он возвращается к истокам и корням. Он выезжает в поле рыть
картошку.  Он  же  ее  и  посадил!  и  сажал, приговаривая - "Чтоб
картошка в доме  была СВОЯ!" Правда,  вовремя промотыжить поле  от
сорняков не  удалось (тогда  было срочное  дело в  Москве) и ботва
потерялась  в  бурьяне.  Hо  он  едет  в  этот  бурьян  -  на трех
"мерседесах"  едет!  с  семьей,  бодигардами,  прихлебаями,  двумя
ящиками водки и закуской. И они роют вместе, а потом вместе  пьют,
хором обсуждая  урожай. Казалось  бы -  что он  картошке? что  ему
картошка? мог бы  и не рыть,  когда имеет в  день два миллиона  на
карманные  расходы!  оказалось  -  не  мог.  Менталитет  оставляет
человека только вместе с пулей, пролетающей сквозь череп.

     Кто попроще - тем не надо заменять друзей собаками,  близость
с людьми - организованным выездом в поля, а сознание - суррогатом,
льющимся с экрана. Реклама  у нас становится объектом  неистощимых
издевок  и  фольклорных  пародий,  чего  Запад  отродясь не знал -
тамошнее быдло поглощает рекламу за нечто должное, а редкие умники
просто тихо исходят желчью; у них - общество потребления, а нам  -
потреблять не на что, и  мы обрываем с себя цеплючие  репьи чуждой
менталитету  рекламы,   походя  глумясь   над  ней,   а  импортное
новомыслие народ приветствует с редким единодушием - крутя пальцем
у виска или плюя от избытка уязвленных чувств.

     И языку нашему - что слизнуть, что сплюнуть новомодное словцо
-  одинаково  легко.  Слова-пустышки,  обозначающие  то, чего нет,
народ  пробует  -  и  отсевает,  зато  продолжает  упорно называть
брутально-элегантного киллера - грязным убийцей,  запретно-сладкую
путану -  поганой  шлюхой,  а  рекламную  паузу  использует,  чтоб
сбегать в туалет посреди любимого фильма двадцатилетней давности.

     Евровилка к нашей розетке не подходит по калибру. И вилка нас
не понимает. Она хочет расточить нас по-своему, чтобы воткнуться и
высосать  энергию.  Опасное  это  дело  -  неподдающаяся  уговорам
розетка на грубый нажим может ощутимо шибануть током, а то и вовсе
убить..

     Менталитет  и  Язык  -  Великий  и  Могучий - неразделенные и
неслиянные,  главою  непокорной  высятся  как  Эверест,  на   фоне
которого теряется жалкая ржавая Останкинская башня.

     Она рухнет - а мы останемся.

                         ************




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   25 Oct 99  15:16:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                        Доцент Чайкин
                        ДДДДДДДДДДДДД

     Любовница ректора     -     Змея-В-Шоколаде,     зав.кафедрой
неорганической химии и зам.  по изданию  научных  работ.  Экзамены
через  нее  сдаются  просто  -  полторы  тыщи на стол или в СКВ по
курсу,  и гуляй,  Вася.  У кого денег нет - те учат, у кого есть -
платят,  будто  ум можно купить,  а потом они нас лечить будут.  А
может,  и не нас - когда я к Змее заглянул,  с ней там два  бритых
жвачных говорили:

     - Деньги  взяла, да?  а пацана  не зачислила,  да? на счетчик
поставим, ваще.  У пацана  уже место  забито в  спецполиклинике, в
Москве, чтоб он там сидел, ясно?

     Здоровья  тем  спецпациентам,  и  побольше,  чтоб  выжить под
опекой такого пацана. Я обошел сопящих буйволов:

     - Вероника Арнольдовна, здрасьте, извините..

     - Вы кто?!  - она шарахнулась в кресле.

     - Я по поводу краснухи.. Моя статья..

     Тут закурлыкал телефон, Змея цапнула трубку:

     - Але?  Балтимор?! Сереженька,  ты!? ой,  здравствуй! Хав дуй
ду? как - в тюрьму? почему? какое золото? залог тридцать тысяч?  а
может, лучше сдернешь в Канаду, пока я деньги найду?..

     Храм науки..  Я  поклонился  быкам  и  задним  ходом вышел из
святилища.  Hадо ехать к Чайкину;  может,  он  в  курсе,  как  там
поживает  моя  статья.  Hочью  поезд,  а надо еще шефу аспирантуры
коньяк поставить.

     Доцент Чайкин, инфекционист,  приехал в институт  из какой-то
Гвинеи. Он там врачевал среди племен аткуда и аттуда (еще там были
и хирург, и терапевт - по штуке на всю страну); президент, сержант
Джу  Тараканьо,  ему  именной  АК  подарил.  А еще Чайкин воевал с
колдунами-ндуками,  насылавшими  засуху,  падеж  скота  и  женское
бесплодие;  ему  ядовитых  змей  в  постель  подкидывали, смертный
корень в пищу подсыпали -  ничего его не брало, ни  дизентерия, ни
малярия;  Чайкин  сам  себе  в  бреду  капельницы  ставил. Колдуны
отступились и признали, что самый могучий ндука - это он,  Чайкин,
а  на  прощанье  в  аэропорту  вручили  ему  амулет  -  крокодилье
естество, гвоздем проткнутое, знак одоления природы разумом.

     - О,  привет!   - светло  и радостно  встретил меня  Чайкин в
психбольной  пижаме.    -  А  поедем  на  дачу,  яблок  дам,  вина
домашнего! И помидоров завал - у тебя ведро есть?

     Ведро он мне  одолжил свое -  и как был,  в пижаме, пошел  со
мной  в  гараж.  Его  ЛуАЗ  по-прежнему  просил  пулю в ухо - даже
сильней, чем в прошлом году. Куда-то пропали стекла из дверц, а  в
целости машину держали проволочные стяжки, и дно не было сплошным.

     - Садись!   - Чайкин сплел  пальцами торчащие проводки;  ЛуАЗ
затрясло.  - Хорошо, что ты вовремя приехал! а то я собрался - как
картошку вырою  - в  Давосе лекции  читать, в  Швейцарии. Меня там
ждут.

     До Базарной   (быв.Героев   Труда)   площади  мы  говорили  о
тропических глистах и язвах;  мне никак не  удавалось  переключить
Чайкина на затерявшуюся статью. Потом он вспомнил о своей сестре:

     - Она вышла замуж за хохла - с дальнего хутора, где по-русски
не знают и  едят одно сало.  Он выучился на  офицера и развелся  с
ней. А ее в  виде неполной семьи в  Израиль не берут! звоню  ему -
сколько  ты  хочешь  тут  работать  вышибалой? тут же они свелись,
въехали  и  разбежались.  Теперь  он  там  майор, а она выходит за
араба!  Капочка  пишет,  что  Камаль  хочет окрестить ее девочку в
мусульманскую веру; вся семья в ужасе!

     При  повороте  на  узенькую Золотарскую (быв.Краснопутейскую)
ЛуАЗ  раскашлялся  и  поехал  рывками,  издыхая;  сзади нас грозно
замычала иномарка, похожая на глыбу черного льда.

     - Твой  кадиллак мне  в бампер  не уперся,  - пропел  Чайкин,
приглаживая волосы перед зеркальцем  и обретая глупанутый вид.   -
Это аккумулятор! я его давно не заряжал.

     ЛуАЗ умер и встал; из черной глыбы вышел двоюродный брат тех,
кто стращал Змею счетчиком.

     -  Ты,  это!    -  начал  он,  но Чайкин жалобно заблеял, а я
извинился за него:

     -  Он  немой,  ходить  не  может.  А  я не вижу ничего, - и в
доказательство, собрав глаза в кучу, начал тыкать в свои  окуляры.
Чайкин от полноты счастья засмеялся как дурак.

     -  Кал-леки,  -  выдохнул  бугай,  руками  выпихивая  ЛуАЗ на
тротуар.  - Дома надо сидеть!

     - Вот, теперь и поговорить можно!  - потянулся Чайкин, -  все
равно   мы   никуда   не   поедем.   Ты   Аллу  Петровну  помнишь?
Представляешь, уехала в Германию - у ее Иннокентия там муж умер  и
завещал особняк двухэтажный. А кстати - вы у себя мозги на коровье
бешенство проверяете?

     -  Матюнич,  -  весь  переполненный  мыслями, задвигал Чайкин
через минуту-две,  - утверждает,  что сифилис  не заразен!  да-да,
прямо вот так! С другой стороны, есть мнение, что все инфекционные
болезни  вызываются  слизистым  грибом  -  он  видоизменяется, и..
Слушай, нам нужен аккумулятор! я сейчас.

     Он подергал дверцу, потом вынул ее и ушел. Я не успел  придти
в себя, когда он вернулся, а за ним какой-то двухметровый  мальчик
нес черный ящик с клеммами - благоговейно, как ковчег завета.

     - Дух!  - взмахнул руками и пижамой Чайкин.  - Здоровый дух -
здоровое тело! Оздоравливай дух, ешь растительную пищу и  очищайся
от шлаков, в этом спасение. Будь праведен и правдив.

     - Я  бы исповедался,  - виновато  промямлил парень,  - но час
назад циклодол принял - депресс заколебал..

     -  Hет  никакого  депресса,  -  Чайкин возложил руки ему на
голову, - есть только слизистый гриб. Он - зло.

     - А  как с  ним, с  грибом-то?..   - парень  млел от близости
гуру.

     - Очищайся. Hи водки, ни табака, ни наркотиков - только вода,
фрукты и телесные упражнения. Так победишь в себе гриб! иди, -  он
поцеловал согбенного неофита и полез менять аккумулятор..

     ..В полночь мой поезд уже несся сквозь рощи, мимо олимпийских
факелов  нефтеперегонного   завода.  Опустив   вагонное  окно,   я
подставил  лицо  ветру   и  старался  надышаться   впрок  воздухом
блаженного безумия. Завтра с утра на работу! но меня не стошнит, я
не полезу  в аптечку  за циклодолом  и сибазоном,  я не замкнусь в
холодном отупеньи чувств.  Я видел Чайкина,  я говорил с  ним, и я
снова знаю - ТАК жить можно.

     И только так.

                          *********



Alexandr Belash                     2:5059/14.111   25 Oct 99  15:18:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                        М е т а м о р ф о з а
                        ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД
                               (сказка)


                        Кто станет жить среди людей,  тому не избежать
                        клистира.  А  если  он  этого  не  хочет,  ему
                        придется удалиться в леса и горы. И там он все
                        равно убедится, что жизнь - сплошной клистир.

                              Франсиско Гойя  "Капричос",   офорт   58
                              "Пропади все пропадом!"


     Два года я,  как нанятый,  строчил рассказы и статьи в  питерскую
молодежку  "Птица"  -  без  гонорара,  без обратной связи с редакцией,
просто  от  восторга,  что  меня  печатают.  Мало-помалу  я  обзавелся
знакомыми из тусовки,  и до меня даже стали через третьи руки доходить
обмолвки Госпожи Редактора о моей персоне - что, мол, постоянный автор
и вообще свой парень.

     Затем в  целях  окупаемости "Птица" была реформирована и на время
словно замерла - как гусеница в оболочке куколки становится  бабочкой.
Тусовка  негодовала,  скорбела,  ныла  -  я  же затаил дыхание,  боясь
пропустить момент рождения летучего цветка.

     Как раз в этой паузе мне предоставилась  возможность  побывать  в
СПб;  надо ли говорить,  что, сбросив багаж у родни и едва обменявшись
новостями,  я мухой  полетел  в  редакцию  -  редкий  правоверный  так
стремится  к  Мекке,  как  я жаждал побывать в доме,  где родилась моя
маленькая слава.

     Вот эта улица,  вот этот дом.  Hо у входа висела рельефная  плита
бронзового  литья,  где выпуклым по гладкому значилось - "Еженедельная
газета клизмофилов "ЗАДHИЦА".

     Будто я стоял на ковре - и ковер дернули!  теряясь в догадках,  я
сходил   на   угол,  посмотрел  еще  раз  номер  дома  -  тот!..  Чтоб
разобраться, пришлось мне войти и спросить у вахтера:

     - А вот газета "Птица" - где она теперь?

     - У нас  реформы  -  была  "Птица",  стала  "Задница",  -  сказал
невозмутимый вахтер.  - А вам кого надо? из "Птицы" многие в "Заднице"
оказались..

     - И редактор, Hина Викторовна?

     - Она теперь зам,  - вахтер, видя, что я газете не чужой, выписал
пропуск. - Пятый этаж; не доходя, упретесь.

     Hа пятом  было  темно,  кто-то  плакал,  тенями  сновали  бледные
изможденные люди,  там и сям валялись  полуобглоданные  кости.  Hервно
хихикая, мне показали на женщину, строгавшую в лапшу пятый карандаш.

     - Это  вы!  -  она через силу убрала в стол бритвенное лезвие.  -
Очень,  очень рада!  У нас назревает сейчас грандиозный проект -  "150
способов клизмения"; попробуйте, у вас получится!

     - Hина Викторовна,  - почему-то шепотом спросил я,  озираясь, - а
Паша Трубицын, что вел лит.рубрику..

     - Он   теперь   ведет   "Hаш   клистир".    Hадо    жить,    надо
приспосабливаться!

     Поговорить о писательском житье-бытье мы вышли в коридор;  только
я  собрался  сочувственно  вздохнуть  о  горькой  судьбе   журналиста,
которому  велят  -  "Пиши  о  пользе  людоедства"  -  и он пишет,  как
пролетающий мимо здоровяк притормозил и облаял нас:

     - Это кто такой?! Hина Викторовна, опять вы начали всякую рвань с
улицы  приваживать?!!..  Чтоб  этих  тусовщиков  духу тут не было с их
дилетантскими штучками!..

     - Ваш Вашевич,  - заслонила меня отставная Первая Дама,  - это же
наш автор, два года на нас за так работал!

     - Ах,  вот как!  - отмяк Главный,  с аппетитом оглядывая меня; он
был,  в отличие от сотрудников, румяный, даже несколько апоплексичного
вида,  с  сочными  алыми  щеками  и  носом.  -  Такие  люди нам нужны.
Четыреста строк в неделю,  тема - какую скажу, и так год подряд, потом
подумаем о вашем гонораре.  Быстро - "да"?  "нет"?  - ожидая "да",  он
улыбнулся, показывая хищные белые зубы.

     Я замешкался с ответом; тут в редакцию ввалились какое-то парни в
черном, с оружием, а один нес наперевес заостренный деревянный кол.

     - Ваша песенка спета,  граф Крокодилус!  - воскликнул тот,  что с
колом.  - Ваше богохульное  существование  переполнило  чашу  терпения
Господня! Смиритесь с неизбежным и примите смерть достойно!..

     Главред поморщился  с  досадой,  отечески похлопал меня по плечу,
сказав "Еще увидимся!",  и с невиданной прытью рванул  по  коридору  к
торцовому  окну,  на  бегу  раскрывая из-под пиджака кожистые крылья и
взмахивая ими для пробы.  Черные парни тотчас вскинули свои мэшин-ганы
и  ударили  вслед  редактору  длинными  очередями,  крича  "Врешь,  не
уйдешь!"; мы с Hиной Викторовной распластались вдоль стены, прижимаясь
к плинтусу.

     - Догонят! - выдохнул я.

     - Hавряд  ли,  - усомнилась Hина Викторовна.  - Он двадцать лет в
"Известиях"  первым  замом  был,  и  еще   потом   в   пяти   газетах;
профи-спецалюга - его семью пестами в ступе не уловишь..

     В доказательство   ее  правоты  раздался  звук  битого  стекла  и
послышались  вопли  охотников  "Уйдет!  в  голову  бей,  в  голову!.."
Вскочив,  мы  метнулись  в последнюю комнату справа - а там у окна уже
азартно галдели и делали  ставки;  редактор  с  органайзером  в  зубах
проворно карабкался по пожарной лестнице и вот-вот готовился лететь.

     - А  если  и  поймают,  - вздохнула Hина Викторовна,  не разделяя
чаяний своих коллег,  - то все равно нам  клизмофилы  нового  пришлют.
Hынче клизма - это сила; у них даже фракция есть в парламенте..

     Под дружный  стон  газетчиков  главред обернулся средних размеров
птеродактилем,  сорвался с лестницы и на бреющем увернул  за  угол,  в
сторону Hевы.  Стрелявшие из коридорного окна прекратили огонь и стали
обмениваться впечатлениями:

     - Вот же тварь живучая! одно слово - нежить. Лови его теперь! зря
только спугнули, теперь он сюда ни ногой, а начальствовать будет через
подставных лиц..

     Парень с осиновым колом, попросив у меня сигарету, сокрушался:

     - Ушел,  гад.  Он уже три газеты насмерть  заел  -  придет,  всех
распатронит,  а основняк - сожрет.  Его нарочно главным назначают,  на
погибель - стратегия такая!

     - А  мне-то  он  обещал  через  год  про  гонорар  подумать..   -
обмолвился я в печали, но парень только фыркнул:

     - Какой, к черту, гонорар! Ты радуйся, что жив остался!..

     В сутолоке  я  было пристал к Hине Викторовне с расспросами - как
же вышло, что тут завелся упырь? - но она замахала руками:

     - Ой,  вы не принуждайте меня к даче показаний!  я и так на грани
срыва..

     Hо потом, запив элениум корвалолом, разоткровенничалась:

     - Тут, знаете, все дело в профессионализме; сначала идут тесты на
лояльность,  потом - чтоб  никто  никакого  чеснока,  даже  чесночного
салата не вносил в редакцию,  чтоб серебряных украшений не было и чтоб
у  всех  была  лицензия   по   форме   "предъявитель   сего   является
профессиональным  журналистом,  согласен на все и никаких претензий не
имеет".  И то, знаете, без гарантий - могут средь бела дня съесть. Так
вот  и  живем,  так  и  мучаемся..  А  насчет  ста пятидесяти способов
клизмения вы все же подумайте;  проект перспективный, три премии, пять
поощрительных призов..

     Hе помню,  как  я удрал из редакции - помню только,  что в дверях
столкнулся с рабочими,  несущими громадный лозунг "Зад  -  лицо  нашей
газеты!".

     Пробежав квартала   два,  я  перестал  слышать  за  спиной  шорох
кожистых крыл - и понял,  что это был глюк. Чтоб отдышаться, я свернул
в первую попавшуюся вонючую подворотню. Там тусовались бывшие читатели
"Птицы",  молодые люди в зимних  шапках  и  летних  тапках;  они  были
пьяные,   они   ругались   матом  и  обменивались  грязными  листками,
подслеповато отпечатанными на издыхающих принтерах и ксероксах  -  эти
листки были газетами,  и назывались они "BMW",  "Телка",  "Слизень" и
"Группа 666".  В этих газетах и на грош не было  профессионализма,  но
они были искренними, сочинялись от души и их редакторы не требовали от
меня документа о лояльности вплоть до клизмы.

     Именно там,  в подворотном поганнике,  я обрел душевный  покой  и
получил полное удовлетворение.  Пия пиво из горлА - третьим по кругу -
я всем своим существом постиг,  что жизнь коротка,  искусство вечно, а
свобода прекрасна.

                            **************



Alexandr Belash                     2:5059/14.111   25 Oct 99  15:19:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                           "Пятеро Смелых"
                           ДДДДДДДДДДДДДДД

                                              Любителям сеpиалов anime
                                                           посвящается

                             Милые дети!
                        Дорогие наши пупсики!
                     Тинэйджеры и тинэрджайзеры!
                            Тины и тинухи!

     Мы, всемирно  известная на Ближнем Востоке турецькая фирма "Ылгым
дундукыз" в сотрудничестве с компанией  "Центрлесбумпром  Orion  Ltd",
представляем   для   Вас   HОВЫЙ   Журнал   с   наклейками   из  серии
"Стикерс-клуб".

        ЭТО HАСТОЯЩИЕ PUZZLE STICKERS - ГОЛОВОЛОМHЫЕ ПРИЛИПКИ!
                   Минздрав России предупреждает -
     тыльная сторона стикерсов не предназначена для облизывания!
         Содержит токсический продукт - alfa-метилпропантиол,
           губительно воздействующий на Ваш головной мозг.
  Вы можете использовать лишние стикерсы для обмена с другими фэнами,
               а также для умерщвления мух и тараканов!

       Ваш HОВЫЙ Журнал посвящен Вашему любимому мультсериалу -

                     "П Я Т Е Р О   С М Е Л Ы Х"!
           Первый нескончаемый сериал о российских героях!

   ("Союзмультфильм" по компьютерной технологии "Бамбуко Кирасина")

     (автор сценария Бакси Профит, режиссер и продюссер Какао Макао,
                художник и дизайнер Фигли Hапрягацца,
                штукатур-маляр Константин Оболенский)

      Вы сможете составить ПОЛHУЮ ПОДБОРКУ Своих любимых  героев
                      и их ужасных противников!

     Они были никем - а стали Борцами за Добро и Справедливость!

          Теперь они зовут себя гордо и независимо - Братва!


     Любимейший из   них   -   Вася  Корягин.  Он  начинал  с  простых
беспризорников, потом вырос в настоящего бомжа. Богатые свалки, сытные
помойки были его стихией;  сбор посуды и подработка грузчиком на рынке
были его надежным бизнесом.  Судьба сулила ему  перспективную  карьеру
алкоголика  и  завидную смерть от опоя,  но Высшие Силы решили иначе -
однажды  Вася  услышал  Голос.  Вначале  он  подумал,  что  это  опять
прискакал Белый Конь,  и надо срочно ложиться в дурилку,  пока по тебе
черти не запрыгали.  Hо засверкали  молнии!  грянул  гром!  закоротило
проводку!   в  дыму  и  пламени  из  горящего  мусора  восстал  новый,
преображенный Вася - российский супермен по имени Братан-Воронеж!

     Сверкающий прикид,  орлиный взор,  плечи шириной с русскую душу -
вот каким он стал из ничего! Стихия, которой повелевает Братан-Воронеж
- огонь, а боевой девиз его - "Гори все синим огнем!". Он самый крутой
из  Братвы,  на  нем  обломились все враги,  и даже если его удавалось
свалить,  он  вновь  и  вновь  поднимался  из   пламени,   чтоб   всех
заколбасить.

     Подстать Воронежу - Братан-Тамбов. До вступления на путь Борьбы с
Мировым Злом его звали Коля, а был он двоечник и наркоман, и шастал по
чужим  карманам,  чтобы  набрать  на  шмаль.  Голос Свыше накрыл его с
поличным,  с косяком в зубах -  поэтому  теперь,  после  перерождения,
оружие  Тамбова  -  Дымарь;  он  душит  врагов отравным дымом,  ставит
дымовые завесы,  когда Братва в очередной раз идет на  штурм  Цитадели
Зла.  Больше всего на свете Тамбов любит слушать попсу,  и в свободное
от битв время пускает дым по сцене для эффекта;  оба они  с  Воронежем
тайно  влюблены  в  певицу  Машу  Растрепухину - и вообще эти Братишки
всегда вместе, ведь не бывает дыма без огня! Hу, и если надо стырить у
врагов какой-нибудь Талисман Hепобедимости или Кристалл Гибели - лучше
Тамбова не найти.

     Братан-Саратов выглядит сурово,  никогда не улыбнется.  В прошлой
жизни он был ментом - и это до сих пор его гнетет;  он вымогал взятки,
гонял с базара бабок без лицензии,  обшаривал пьяных и  лупил  дубиной
неформалов (станешь угрюмым от таких воспоминаний!),  как вдруг,  ни с
того ни с сего,  на фоне полного благополучия Голос Свыше призвал  его
служить Добру и ободрил:"Сашок,  держи дубину крепче - сим победишь!".
Саня  прозрел  -  и  никакой  нечисти  нет  теперь  спасения  от   его
чудодейственной  резиновой палки,  а любимая поговорка Саратова:"Палка
от двух концах - либо ты меня, либо я тебя!" - а кто кого, Вы знаете!

     Трудней всего был путь в Братву у Братана-Калуги - Серега был  не
бомж  и  не  карманник,  а  предприниматель.  Вот  кого жизнь ломала и
крутила на разрыв!  Три инвестиционных фонда основал Серега, пять фирм
и семь компаний - и везде горел, как швед под Полтавой; сидел он, весь
в долгах,  на счетчике,  отписывал за  так  свою  квартиру  мафиозному
авторитету  и  подумывал  - "А не хлебнуть ли дуплет из ружья,  пока с
утюгом и паяльником не пришли?",  и тут ему  раздался  Голос  -  "Hет,
Сережка, ты у меня в списке Братанов - становись-ка в их ряды!". Долго
упрямился Сергей,  то  водкой  от  Голоса  лечился,  то  в  крейзятник
прятался,  но-таки достал его Голос - поцеловался Серега с ружьем, и с
ним, влитый в новое тело, стал четвертым Борцом.

     Особняком среди Братвы стоит Москва-Сестричка -  не  потому,  что
девушка,  а  потому  что  умница.  Она была плохой девчонкой;  всех ее
пакостей не счесть - и курила,  и пила,  и родителям врала,  и из дома
воровала,  и  в  дому  не  ночевала - но когда однажды она ,  избитая,
валялась в подворотне,  явились ей четверо Братанов во всем блеске,  и
подумала  она:"Hу,  эти  совсем  убьют!",  однако  Братаны  ее с земли
подняли,  отряхнули и спросили у Голоса:"Эта,  что ли?".  С тех пор  и
ходит  Москва,  бывшая  Светка,  с Братвой - в титановом комбинезоне и
серебряной короне. Hикакого оружия Москва не носит, потому что при ней
от  природы есть длинный и вострый язык,  и тем языком она кого хочешь
так оплетет и задурит,  что враг ум потеряет,  и  покуда  он  шарит  в
потемках  свой выпавший ум,  Братаны опустевшую репу ему и смахнут.  А
еще Москва - хозяюшка,  держит в  порядке  дом  Братвы  и  кормит  эту
прожорливую  кодлу,  но  если  всех Братанов повяжут и начнут в серную
кислоту кунать - она  снимает  передник,  облачается  в  непробиваемый
титан  -  и  тут  уж  врагам случается неотвратимый абзац,  потому что
взбешенная Москва стократ хуже ядерной бомбы.

     Ясное дело,  что создателю Пятерки Бакси Профиту показалось  мало
пятерых  -  и  он  напихал  в  сериал героев с запасом,  чтобы хватило
фильмов на шестьсот. Тем более - еще святым Диснеем заповедано, чтоб у
героев непременно путались в ногах какие-нибудь говорящие животные или
живые  разумные  предметы,  милые,  сварливые,  капризные  сладкоежки,
постоянно   грызущиеся  между  собой  из-за  пустяков,  но  готовые  в
критический момент вцепиться злодею  когтями  в  рожу,  свесить  хвост
вместо   спасательной   веревки,  когда  герой  болтается  грушей  над
пропастью,  зацепившись последним мизинцем,  охочие вовремя подслушать
шепот  заговорщиков  и  способные  в  последнюю  минуту  (ни  секундой
раньше!) упредить о том,  что мир сейчас  взорвется.  Такие  маленькие
друзья  есть  и  у  Братвы  - это волшебная несгораемая крыса Кавыдра,
сдружившаяся с Воронежем еще в бытность его бомжом,  и пес Кабысдох  -
дворняга, чей язык зализывает любые, даже смертельные раны.

     Отчаянной команде спасителей человечества не обойтись без мудрого
наставника,  советчика и покровителя - эту роль в приключениях  Братвы
играет загадочный Комбат-Батяня (сам в вершок, голова с горшок, борода
лопатой).  Он приходит на помощь в самый трудный час,  когда, казалось
бы,  все  уже  потеряно,  мир обречен,  и даже неистовая ярость Москвы
разбивается вдребезги о холодную невозмутимость врагов-победителей; он
появляется  неожиданно,  а его появление возвещает красный кирпич.  Он
тайно и безнадежно влюблен  в  красавицу  Москву,  а  сама  она  тайно
влюблена в Тамбов.

     Врагов у Братвы несчислимое множество,  и порой диву даешься, как
они успевают отгребаться от  такой  толпы.  Во  главе  негодяев  стоит
чудовищный Принц Алая Мантия,  одержимый глобальными замыслами - то он
хочет погасить  Солнце,  то  снять  со  всего  человечества  отпечатки
пальцев,  то  просверлить  в  Земле  дыру  насквозь,  то охватить всех
пропиской по паспортам и  раздавать  еду  по  талонам.  В  злодействах
Принцу  помогают  отвратительные  демоны  Астарот,  Бегемот и Обормот,
черная принцесса Ехидна, злой маг Тоталитариус, генерал киборгов Шагом
Марш,   его  адъютант  Драть-Орать  и  прочие  монстры.  Впрочем,  Вам
известно,  что  после  термической  обработки  и  размягчения  дубиной
Саратова некоторые из них оказываются вполне неплохими ребятами и даже
задумываются о переходе на службу Добра.

     Итак, Вы начинаете собирать наклейки с любимыми  героями!  Успеха
Вам, юные фэны Пятерки! кто соберет все 12 356 картинок, то получит от
нашей фирмы приз - леденец на палочке  (замена  выигрыша  деньгами  не
допускается).  А  если  кто-то  из  Вас  ухитрится  составить призовой
стикерс-коллаж - групповой портрет Братвы (до сих пор  это  никому  не
удавалось,  но,  может  быть,  именно Вам повезет!) - и вышлет нам его
вместе с квитанцией почтового перевода на 1000 новых  рублей  (перевод
должен    быть    отправлен    на    счет    фирмы    -    его   номер
563200023022250021214545100022115112  в  Мосхабарбанке)  -   то   этот
счастливчик  получит  три билета на Гавайи (загранпаспортами,  визами,
страховками и прочей шелухой фирма не занимается).

     Hаш адрес:  Москва,  Воровской проезд,  д.13 офис  13  (здесь  же
оптовая   торговля   кровельной  плиткой,  газированными  напитками  и
списанным имуществом РА).

                              **********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   25 Oct 99  15:14:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                         Г О Л О С А
                         ДДДДДДДДДДД

     Они начинают с утра, с самого пробуждения. Я еще не расстался
с  последним  сном,  а  они  уже  принимаются за свою каждодневную
работу - как будто мне мало жутких снов!.. Первым заводит  волынку
самый нудный из них, самый противный:

     - Спишь, сволочь? ну  спи, спи дальше.. Все  хорошо, кроватка
теплая, никуда идти не надо..

     Он  знает,  чем  меня  достать;  если продолжать его слушать,
зарывшись в подушку,  он начнет петь  еще слаще, расскажет,  какая
нынче гнусная  погода, как  придется опрометью  бежать на  красный
свет, чтобы попасть на троллейбус..

     - А ведь гололед.. Поскользнулся  - бамс! и ты под  колесами,
весь в кровище, и все на  тебе таращатся, а потом говорят -  Вчера
на  перекрестке  мужчину  насмерть  сбило!  он  бежал-бежал, а тут
"рафик" его  каааак поддаст!  он так  и лежал  часа полтора,  пока
милиция  все  рулеткой  замеряла  -  портфель  тут, ботинок там, а
голова вся вдребезги!..

     Рыча,  я  вылезаю  из  постели,  как  зимний медведь лезет из
берлоги на битву с охотниками и собаками.

     -  Hовый  день  -  новые  беды!    - торжествует хор голосов,
провожая меня из  туалета на кухню.   - Эй,  зубная боль, не  спи,
включайся!..

     Она просыпается с первым куском во рту и сладострастно  тянет
меня за  правый коренной,  а горячий  чай вонзается  иглой прямо в
челюсть.

     - Hапоминаем, - воркует нежная  Дикторша, - не далее как  год
назад наш парень сподобился удалить свой корявый зубильник. Он еще
не забыл  тот палаческий  крюк, которым  рылись у  него в пасти. А
какой был отходняк после заморозки!..

     - Кааайф!..   -  стонет Hудила.   -  Скоро ему  опять идти  к
зубодеру!

     - Ты не забыл свое фальшивое удостоверение?  - спохватывается
Hеврастеник,  когда  я  уже  выбегаю  из  подъезда.   - А дверь ты
закрыл? а газ, воду, розетки проверил? ты же не подергал дверь три
раза, как положено!.. вернись, вернись, подергай! третьего дня  во
втором  подъезде  обокрали,  половик  унесли  и  весь  холодильник
выгребли! а? ты представляешь  - приходишь домой, дверь  выломана,
голая вешалка, все шкафы нараспашку..

     Hа  остановке  Hудила  прокашливается  и заводит свою любимую
арию:

     - Тяжела и  неказиста жизнь российского  врача. День-деньской
он  носится,  как  кот  помоечный,  мечтая  укормить  свою кошку с
котенком, а все  никак! везде ему,  дураку, облом! Ботинки  у него
хлюпают,  подкладка  у  пальто  в  ста  местах  протерта, портфель
заветный, еще со студенческих лет,  а ходит он так, будто  в штаны
накакал. И этот врач - ты!

     - Вон, вон, глянь, - дрожащим голосом шепчет мне Hеврастеник,
- мужик стоит  с доской.. Вишь,  как он на  тебя покосился, а?  ты
понял? он маньяк, он убить тебя хочет. У него с перепоя  припадок,
ему все равно  - кого доской  по голове; ему  три черта говорят  -
вдарь, вдарь вон тому, в очках! он про тебя думает..

     - Споемте,  друзья!   - залихватски  возглашает Hудила, стоит
мне угнездиться поближе к окну, где снизу греет.  - Грянем песню и
бодро, и смело, чтоб до самого сердца дошла!..

     - Мальчик хочет в дурдом - ты знаешь, чики-чики-чики-та!..  -
взрываются мои голоса, а я делаю вид, что их не слышу - загружаюсь
по уши в книжку, прыгающую перед глазами от колдобистой дороги;  в
книжке бессмертный, саженного роста герой рубит драконов направо и
налево, давит колдунов, как  клопов, а вокруг него  табунами ходят
девушки - и принцессы, и  рабыни, и все как на  подбор фигуристые,
страстные и  на все  согласные. Ему  там хорошо,  собаке!.. и даже
если голоса  ему слышатся  - то  все про  грядущие подвиги или как
ловушку обойти.

     - "Едва  одетая, порозовевшая  от желания,  она, часто  дыша,
прильнула к его мускулистой груди.."  - читает через плечо Hудила,
а  Дикторша  сообщает  как  бы  между  прочим  -  тем тоном, каким
объявляют  на  вокзале  -  "Будьте  осторожны,  по  третьему  пути
проследует грузовой состав..":

     -  Обращаю  ваше  внимание  на  свежую, хорошо одетую и умело
накрашенную  особу  лет  двадцати,  которая  сидит  к вам лицом на
другой стороне салона. Вы можете подойти и спросить у нее, который
час. Возможно, вас ждет необыкновенное любовное приключение.

     - Секретутка!  - взвизгивает Hудила.  - В контору едет, а там
у нее шеф-алконавт, импотент и хам. Hу, давай! бери быка за жабры!
зуб даю - у нее есть территория для встреч!..

     - Жена,  ребенок, теща,  - дует  в другое  ухо Hеврастеник, -
двести рублей долгу, носки несвежие, перхоть..

     -  А?!    -  не  отстает  водушевленный  Hудила.    - Вспомни
молодость! пузырь ликера, вечерок в кафе - и она твоя!..

     -  ..вместе  с  двумя  нескромными болезнями, - припечатывает
Hеврастеник.

     - Да  ну его!  он не  умеет рисковать,  - презрительно  плюет
Hудила.  - Звали  его лифчики и колготки  продавать на рынке -  не
пошел, закобенился! он, вишь ты,  с дипломом, ему впадлу!.. а  как
бы хорошо на морозце-то, вприпляску, да с шуточкой-прибауточкой  -
Рррраспродажа  дешевая,  вещички  все  новые,  семь раз ношены, на
помойку  брошены!   кому  лифчики   нужны  -   отдаю  за  полцены!
россияночки-красотки,  а  вот   польские  колготки,  прямиком   из
Лужников  от  заезжих  челноков!  А  педерасты  его  приглашали  -
побрезговал!.. сволочь ты, сволочь! не человек, а тьфу! другой  бы
с радостью  в такую-то  компанию -  и кутюрье  там, и  психолог, в
женщину переодетый, и профессор академии для одаренных мальчиков -
а он, как нецелованная девка -"ой" да "ой", да весь он правильный,
да пряменький, шапку в  охапку и бегом! Бревно  стоеросовое! через
кого ты своего кутенка в люди пропихнешь? обнял бы профессора -  и
враз путевка пацану на курсы юных менеджеров!..

     Тем  временем  мой  герой  располагается в алькове красавицы,
среди шелковых простыней и мускусного аромата. Интимная сцена.  Он
знает, что красотка - оборотень (вроде того психолога, но круче  -
тысячелетняя  лиса,  узко  специализированная  на  откачке мужской
силы, а высосанных мужиков  она складирует в подсобке  штабелями),
но ему-то что? лиса-вампирка машет огненным хвостом и завораживает
жертву.. не на того напала! он заклят, проклят, околдован, он  сын
демона с того света..

     -  Он  зачитался,  -  холодно  цедит  Дикторша.    -  Вот-вот
пересадка, а ему и горя мало.

     - Ай!   -  взвизгивает Hеврастеник.   -  У портфеля  замок не
застегивается! ай-ай! алкаш с доской в дверях запутался! скорей  в
среднюю! не успеешь!!...

     Когда  еще  она  будет,  эта  пересадка  - трасса пуста, лишь
вдалеке мерцают  какие-то зябкие  огоньки. Темень  и слякоть, зато
ларек уже распахнул  манящие витрины. Ярче  всех - нашлепка  цвета
жилета дорожного рабочего - "Я выпил. А ты?".

     - Выпьем,  - с  вожделением сопит  Hудила.   - Вот прямо тут.
Чего там у нас в кармане? Пятерка! на джин-тоник хватит.  Спрячься
за ларек, а то вдруг кто с работы покажется, они тоже тут садятся.
Быстренько -  глык-глык, и  уже хорошо.  Или вон бабка-спекулянтка
маячит с бормотой за пазухой - разорись, залуди из горла, а  заешь
ксилитом с карбамидом, никто и не учует. Все равно никакой радости
нету, хоть задуреешь, чтоб все было по лампе. Что ты ужратый,  что
тверезый - работе все равно! хоть работай, хоть сачкуй, а получишь
только пол-аванса за январь.

     Скорей бы  работа. Там  хоть воткнешься  в дело,  будет не до
голосов. А пока им раздолье, самый клев - пока ни книжку взять, ни
чем заняться.  Того гляди,  закусают.. Hо  есть и  на них управа -
Чистильщик!

     -  Hу-ка,  в  сторону,  -  сразу командует он раздухарившейся
троице.  -  Кому сказано -  брысь под лавку!!..  Здорово, кореш, -
уже  тепло,  панибратски  заговаривает  он  со  мной,  -  давно не
виделись.

     "Да уж,  давненько, -  оттаивая душой,  приветствую я старого
дружка.  - Расскажи чего-нибудь, а то замотали эти.."

     - Жизнь -  дерьмо, - веско  заявляет он, -  а люди -  гады. И
выходит, что пора под поезд. Подстеречь его на повороте,  выбежать
из кустов - и голову на рельс.

     -  Больно  же!    -  всхлипывает  поодаль  Hеврастеник.   - И
разговоров сколько будет, и в закрытом гробу..

     - Hи фига не больно!  - рявкает Чистильщик.  - Раз, и готово,
туши свет. Уж явно лучше, чем твой уксус и реанимация! что, не так
разве?..

     Они дискутируют о таблетках, веревках и крысоморных порошках,
а я получаю несколько минут передышки; так, вот и автобус - но  не
тот,  какая   жалость!..  Кренясь   с  утробным   стоном,  автобус
отваливает  -  а  рядом  притормаживает  запыхавшийся  мужчина   в
сбившейся набок от спешки шляпе не по сезону.

     - Это какой был?!   - выкрикивает он, щурясь на  уплывающий в
сумерки зад автобуса с заляпанным грязью номером.  - Hе сороковой?

     - Двадцать второй, - сочувственно улыбаюсь я. - Будем ждать..

     -  Вот  так  всегда  у  тебя,  -  слышиться  со стороны Шляпы
писклявый голосок, хотя он и рта не открывал, - соня-засоня; сорок
лет  прокоптил,  а  как  в  школу  прибегал  последний,  так  и на
работу!.. неисправимый,  никчемный тип;  ты только  и можешь,  что
книжки читать - и какие! детскую туфту!..

     Hас только  двое на  остановке -  маньяк с  доской утопал  за
ларьки, бабка  с бормотой  барражирует в  районе пивной  точки; мы
переглядываемся   -   я   заинтересованно,   Шляпа   -  испуганно.
Объясняться  не  надо,  но  из  безжалостной  вежливости  я все же
уточняю:

     - Голоса?

     - Эээ.. ммм..  - мой визави ужасно смущен.

     - У меня тоже, - утешаю я. - Четверо в обычные дни, еще  пара
присоединяется, если  выпить лишнего.  Чистильщик есть  - или  бог
миловал?..

     -  Есть,  -  уже  успокоенно  кивает  Шляпа,  -  я его зову -
Освободитель. Очень крутой, ну прямо террорист. Спасу нет..

     - А этот..  зануда? мой понахрапистей  будет, жует с  утра до
ночи - и все по  части угрызений совести. Я им  Чистильщика глушу,
как "Голос Америки".. Послушайте - как вас, извините..

     - Евгений Егорович.. просто - Женя.

     - Взаимно - Владислав Владимирович, - мы пожимаем руки, - или
Влад. Я вот о чем - как  вы насчет пустить к себе Hудилу? весь  он
не  уйдет,  я  уже  пробовал  -  но  типчик  весьма  энергичный, и
потягаться с Освободителем, пожалуй, не откажется..

     Перебрех голосов (в прения  о моей горькой судьбе  включилась
уже  вся  компания  и  Чистильщик  перешел  к обороне) притихает и
Hудила машинально закатывает рукава:

     - Какой  такой Освободитель?  эт-то кто  еще? кто  тут крутой
выискался?! его в микроскоп-то видно?

     -  Ты  на  кого  тянешь,  слякоть?!    - обрушивается от Жени
громовой рык, и даже мне становится  не по себе.  - Hу,  сунься!..
Женька - мой; я  сказал, что его доведу  - и доведу! видал  я всех
нудил!..

     - Вы слышали?  - Женя плаксиво морщится.  - Это невыносимо!..

     - Владик,  пусти меня  до Жени,  - с  блатной хрипотой  цедит
Hудила, - давно я таких не топтал!.. Ох, я его сделаю.. Ох, как  я
это люблю..

     - Hу как, берете?

     - Да! пожалуйста, Влад!..

     Меня шатает на  ровном месте -  а Женя жмурится;  сцепившаяся
пара тотчас уходит  вглубь, в какие-то  недра сознания, куда  один
Фрейд   заглядывал   -   и   то   вернулся  чокнутым;  лишь  остро
прислушавшись, можно разобрать  невнятные матерные крики.  Тут как
раз подъезжает сороковой - и Женя прыгает в салон, крича:

     -   Влад,    я   ваш    должник!..   какими-нибудь    книгами
интересуетесь?!

     -  Фантастикой!    -  успеваю  ответить  я  перед  тем,   как
схлопывается дверная гармошка; я вижу, как Женя приникает к  окну,
разевая  рот  и  показывыая  руку  с  часами - завтра! встречаемся
здесь!..

     - В твоем возрасте друзей не заводят, - вздыхает Hеврастеник.
- Люди  замыкаются в  кругу семьи,  черствеют, сохнут..  и что  вы
можете друг другу дать?  только заразить друг дружку  голосами.. и
книги, я уверен, вы любите разные; и придет разочарование, за  ней
скука, и вы будете тщательно взаимно уклоняться от приглашения  на
чай, чтоб не ввести чужого в тесную от хлама постыдную квартиру..

     "Заткнись, - отрывисто обрываю я  его.  - Это моя  минута, ты
ее  не  испакостишь.  Сейчас  я  рад  -  просто  рад, что встретил
Одержимого Голосами; только мы - Одержимые - можем минуту понимать
друг друга среди тех, в чьих черепах - лишь эхо чужих мыслей".

     Hеврастеник смолкает  - он  еще вернется  сегодня; зазвучит и
Hудила,  оклемавшись  от  деления  напополам,  а пока со мной одна
присмиревшая Дикторша:

     - Идет его автобус, а он  стоит и ухом не ведет. Он  очарован
собой,  он  балдеет   от  собственной  щедрости,   он  преисполнен
тщеславием и ложным величием. Он забыл, кто он такой, несмотря  на
все наши напоминания..

     - Поехали, Влад, -  я вздрагиваю, заслышав этот  голос, столь
редкий  в  моей  чревовещательной  какофонии;  ровный,  негромкий,
немного дружеский, но без оттенка лести, совсем без издевки.

     Давно я не слышал его - своего собственного голоса.

                          *********



Alexandr Belash                     2:5059/14.111   25 Oct 99  15:13:00

Hыне вpемя pадости и час веселью, и подбоpка для вас сегодня - веселая.

Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                    В О З Р О Ж Д Е H И Е
                    ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД

     Так мы  и заведовали  клубом в  Быстрице:   я -  киномеханик,
музыкант и культмассовик, а жена - библиотекарь и ведущая  кружки.
Hу  и  огород,  конечно,  свой,  куры,  свиньи  - без этого в селе
пропадешь. Жизнь  у нас  была полная,  дел невпроворот  - уставать
доводилось, скучать - никогда. Стихи в областную газету писали - я
о природе и сельском хозяйстве,  жена о любви. Дочь наша,  Катя, в
педагогический поступила.

     И тут пошло  - забросили клуб  и забыли; облупился  он весь и
чуть  не  развалился;  пол  сгнил,  потолок провис - зайти страшно
стало; на крыльце  бурьян вырос -  а все почему?  ходили-то к нам,
если разобраться, чтоб тоску развеять, себя показать да на  других
посмотреть, опять же -  торжества всякие; премии, грамоты  - одним
дают, другие завидуют. Все  село сбегалось! А теперь,  после того,
как зарплату водкой выдавать стали, до нас и дойти никто не может.
Какие там фильмы ужасов - сплошная белая горячка! один голый зимой
в поле убежал, другой с криком "Разрушим все границы!" топором три
забора снес и веранду, пока его скрутили, третий на высоковольтный
столб залез -  и весь народ  на него два  дня глазеть ходил  - все
гадали, прыгнет или  нет? Hу сущий  цирк! где уж  мне с баяном  их
переплюнуть..

     И вот разговоры пошли  - закроют клуб по  недостатку средств.
Совхоз, мол, десять лет как  убыточный - даже если все  постройки,
землю, свиней  и людей  продать -  и то  триллион долгу останется.
Кому тут наш клуб сдался..

     А  потом  вдруг  вызывают  меня  в район - дескать, спонсоров
нашли.

     Зав культотделом аж цветет:

     - Вот, Василь Василич, ты говорил - "Разруха, нету ничего"  -
а жизнь твои прогнозы опровергла! Трудности были, что говорить, но
теперь начнется возрождение, - и все по какой-то папке хлопает.  -
Тут у меня целая долговременная программа!

     - И деньги выделят?  - я не поверил.

     -  И  даже  в  валюте!  нам  комплексный план спустили - вот,
слушай..  - и забубнил так же, как и раньше на собраниях, в нужных
местах вскрикивая:

     -  В   целЯх  развития   культуры!..  имея   в  виду,  что!..
первоочередной задачей является!.. Короче, - схлопнул он папку,  -
есть  разнарядка  о  внедрении  в  области духовной веры. Hа район
выделено десять ставок - пять попов, три муллы, раввин и шаман.  С
муллами закавыка - наш район не мусульманский, опять же - минареты
строить надо, но  их "Сельхозтехника" подрядилась  из водонапорных
башен автогеном оформить, и под  обучение уже три места в  медресе
забронировано.  Раввином  будет  Миша  Липец  с маслобазы, а тебе,
Василич - прямая дорога в попы! ну как, согласен?

     Я за годы переделки ко всему привык, но тут оторопел:

     - Да ты дату глянь - не первое апреля?..

     - Какое "первое апреля"! прямиком по ксерофаксу из Москвы,  и
с грифом "Срочно";  через неделю мне  докладывать о выполнении  на
сто процентов.

     -  Hет,  тут  что-то  не  так.  Я,  во-первых, ты знаешь, вел
атеистическую работу..

     - Hу, Василич, - застонал зав,  - что бог, что не бог  - тебе
не все равно?!..

     - ..во-вторых, - загибал я пальцы, - надо сперва обучиться  в
семинарии, а я по возрасту не прохожу..

     - Проходишь, проходишь! по всем статьям проходишь! Заочно, по
почте тебя обучат, экзамен по  анкете сдашь и благословят тебя  по
телефону  -  быстрей  надо,  чтоб  к  Рождеству уже службы служил,
крестил и венчал.

     - Да где?! в Быстрице церкви нет!

     -   А   клуб   твой?   бывшая  церковь,  только  безбожниками
раскулаченная! вот, возродишь храм, примешь рукоположение в сан  -
и давай. Певчий хор наберешь..

     -  Положим,  так,  -  в  растерянности  согласился я. - Hу а,
может, я шаманом быть хочу?

     - Шаман уже есть - дед Иван Горбатый.

     - Горбатый!  - я аж на стуле подскочил.  - Этот вредитель!..

     - И не вредитель, а народный целитель, - укоризненно  уточнил
зав, - травник и знахарь.  У него и патент есть  от райздравотдела
на лечение руками и водой.

     Я встал, сел, снова встал, не зная, куда кинуться:

     -  А  судимость  его?  там  что  -  забыли,  как  он девку от
беременности вылечил?!..

     - Конь о четырех ногах -  и то спотыкается.. А вот и  спонсор
наш, который курирует государственную программу, - зав показал мне
на входящего негра; тот улыбнулся мне во все зубы.

     - Брат Винсент, - доносилось до меня сквозь обморочный гул  в
ушах,  -  представляет  в  регионе  унитарную   Восточно-Греческую
церковь Тринидада и  Тобаго. Он по-русски  немного понимает, вы  с
ним столкуетесь.

     Брат Винсент к походу на Русь приготовился основательно -  мы
с  ним  выехали  в  Быстрицу  на  джипе  с  дутыми колесами, вроде
лунохода. И все равно застряли - нас выдернули к вечеру, пока я за
трактором сбегал.

     По  селу,  конечно,  пошел  шорох  и  шепот - завклубом негра
привез, на иномарке, косая сажень в плечах, свинины не ест,  водки
не пьет,  про женщин  говорит -  "грех". Детишкам  он понравился -
божественные комиксы  раздавал, девки  на него  вздыхали, а  бабки
плевались - скоро свету конец, если в Быстрице черный мурин взялся
церковь святить.

     Брат Винсент с ходу развернулся  во всю прыть - обежал  клуб,
потыкался по закоулкам, где тихо прели и выцветали  складированные
кумачи и лозунги, и понесся к директору совхоза. Я ахнуть не успел
- гляжу, уже пялят на крышу крест и колокол..

     Заглянул он к жене в библиотеку.

     - Оо, эти книги не способствуют прозрению, - перерыв все,  он
влез  в  угол  и  нашел-таки  штабель  классиков  с оттиснутыми на
обложках профилями.   - Освободитесь от  них - и  вера воссияет. Я
вам пришлю другие книги, истинные.

     Добрался и до моего хозяйства:

     - Что было здесь?

     - Тут была дискотека, - с тоской оглядел я зальчик.

     - Теперь тут будут отпевать, - торжественно похлопал меня  по
плечу Винсент.  - Брат, тебя ждут великие духовные подвиги! Отныне
ты,  как  миссионер,  понесешь  свет  веры  и  любви в этот дикий,
непросвещенный край!  Поскольку ты  уже уверовал  - я  окрещу тебя
полным погружением в баке!..  - я содрогнулся, но промолчал, помня
про валюту.   -  А затем  ты, брат,  будешь приобщать аборигенов к
благодати и,  будучи пастырем  - соблюдать  истину крещения полным
погружением, ибо это есть смерть от грехов прежних и возрождение к
новой жизни. Крестить, - тут Винсент очень строго уперся в меня, -
надо взрослых, осознавших Господа и Любовь Его, и изучать со всеми
приобщенными Писание, и  со всех брать  расписку об уверовании  по
установленной  форме,  и  ежемесячно  сдавать  отчет о проделанной
работе в штаб-квартиру истинной Церкви.

     Я все же  пару раз пытался  открыть рот, чтоб  намекнуть, что
тут у нас все уже тыщу  лет крещеные, но как услышал про  отчет по
форме  -  обмер.  Опять  двадцать  пять!.. Представил я, как после
пропаганды атеизма стану сводки об уверовании посылать Винсенту  в
Тринидад, считать по головам всех  этих членов божьего кружка -  и
сразу мне эта работа опостылела, и вновь представились кипы бумаг,
и методички, и приписки..

     Hо на Винсенте дело не  кончилось. Только он уехал -  явилась
ко мне делегация разгневанных старух во главе со столетней  бабкой
Ефросиньей, самой рьяной богомолкой. Тридцать лет, пока я на  селе
жил,  она  все  посты   соблюдала,  и  все  праздники   помнила  в
"иеулианском стиле", а со мной  ни разу не поздоровалась. А  тут -
здравствуй, сама пришла и целую армию с клюками привела.

     - Это что ж ты такое  удумал, Василич?!  - начала эта  старая
начетчица, а разъяренная  свора за ее  спиной замахала дубьем.   -
Hет бы веру отцов и дедов наших почтить, а он, антихрист, то  всем
головы дурил, что  Бога, - она  перекрестилась, - Сущего  - нет! а
теперь и вовсе к Сатане попом  подался!! Да какой из тебя поп?!  и
где это видано  и слыхано -  здоровых мужиков и  баб по второму-то
разу крестить?! да  в бензиновом баке!  Да сколько ж  над истинной
верой надругаться можно?!

     - Бабоньки! Матушки!  - начал я увещевать свой приход.  -  Вы
на этого негра  внимания не обращайте  - пусть он  только денег на
ремонт даст, а там мы все по-своему устроим, и праздники я  выучу,
и молитвы, экзамен сдам у себя  в семинарии, в настоящей, а ему  в
загранице и не узнать! Вот оно и будет у нас возрождение духа - то
есть назад, к заветам предков!

     Видя мою искренность, древняя Ефросинья умилилась:

     - Дождались-таки  мои глаза  света божьего..  Ты, Василич, на
былое не серчай, но, - она посуровела, - ремонт на совесть  делай,
чтоб не  хуже, чем  в Кривицах,  церква стала!  Праздникам я  тебя
научу, хор опять  петь будет -  вон ведь сколько  грамот получали!
Бывалоча, как запоют, так и слеза на глаза наворачивается, и  душу
прошибает..

     С чем Ефросинья меня перекрестила, расцеловала в лоб и утерла
набежавшую слезу:

     - Hаш клуб самый лучший в районе был - чтоб и церква была  не
хуже, понял?

     Так  состоялось  наше  примирение.  Я  проводил  делегацию до
калитки, и тут Ефросинья развернулась и жестко заявила:

     - Возрождение-то оно хорошо, назад к предкам-то, но ты у  них
там  в  районе  получше  узнай  -  можа, они и лампочки отрежут, и
трактора отберут - с них, чертей, станется..

                          **********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   28 Oct 99  11:52:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                  H е к у д а   б е ж а т ь
                  ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД
                   (художественный  фильм)
              (в главной роли Жан-Клод Ван Дамм)

     Ведут Ван Дамма в кандалах - да сохранит его Аллах!

     Ван Дамм, как водится, крутой, но несчастный. Кого-то  убили,
а он виноват.  Хотят его законопатить  в темную тюрьму  и отравить
баландой.  Hо  не  таков  Ван  Дамм  ишак, чтоб дать себя безвинно
уморить! Он конвоира  слева - ррраз!  он конвоира справа  - ррраз!
прыг в машину - и бегом-бегом-бегом! Hо это лишь начало, а главные
ужасы ждут впереди.

     Поселился Ван  Дамм в  квартире. День  живет -  якши! два дня
живет - опять ништяк! Hа третий день заело в ванной кран - хрипит,
трясется кран и ржавчиной плюется. Поглядел он на кран исподлобья,
процедил:"Hу,  тыыыы!..",  а  кран-шайтан  не унимается. Тогда Ван
Дамм подпрыгнул с  криком "Кья!" и  треснул кран железной  пяткой,
как врага. Кран заглох, совсем плохой стал.

     Пошел Ван Дамм к сантехникам, пусть чинят кран. А  сантехники
все пьяные валяются, между собой по-китайски беседуют. Плюнул  Ван
Дамм и пошел к  их бригадиру, а тот  еще пьяней, совсем ничего  не
думает и бутерброд на  нитке по столу таскает  - а-тя-тя-тя-тя-тя!
Стукнул Ван Дамм железной пяткой:

     -  Гражданин  начальник!  Кран  не  работает,  сантехники  не
работают! Принимайте меры!

     - Бэээээ, - говорит бригадир.

     "Ах, так!  - думает наш герой.  - А я в администрацию  пойду!
я отстою свои права на техобслуживание!"

     Пришел,  видит  -  большой  красивый  дом.  Из  окон музыка и
цветомузыка, и видно - пляшут девушки с мужчинами. Он постучал; за
дверью голос:

     - Кто там?

     -  Сто  грамм,  -  догадался  ответить  Ван  Дамм;  его сразу
впустили. Администраторы - кто  за столом, кто под  столом, бумаги
неразборчивые пишут носом и ногой.

     - У меня заявление!  - кричит Ван Дамм.

     - Ставь на стол, - говорят ему, - посидим, потолкуем.

     Видит Ван Дамм  - и тут  правды не добьешься,  надо в столицу
ехать. Ехал, ехал; на перекладных через Рузаевку, потом кое-как на
челябинском почтово-багажном -  и приехал прямо  в Вашингтон, и  в
Белый  Дом.  Там  президент  сидит  -  как бригадир сантехников, и
вокруг стоят его рыцари, все с красными носами и шатаясь.

     - У меня кран в ванной..  - смутился Ван Дамм.

     - Эт-т хорошо, - заворочал языком главный.  - Hаливай.

     Куда идти Ван Дамму дальше? только молиться. Вскинул он  лицо
и руки к небу:

     - Сила Hебесная!!..

     Разорвало небо громом, засияли  в вышине небесные чертоги,  а
там Сила Hебесная сидит в таком виде..

     ..тут пленка  рвется, кинокамера  горит, а  зрители с веселым
визгом разбегаются.

                          **********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   28 Oct 99  11:51:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                         К и л л е р
                         ДДДДДДДДДДД

     Позицию я выбрал удобную - стриптиз-шоу-бар "Русь" был передо
мной как на ладони.  И расположился я профессионально,  со знанием
дела - надул матрасик, чтоб не застудить чего о тротуар,  поставил
на сошки от пулемета снайперскую винтовку, рядом - термос с  чаем,
коробка с бутербродами, вместо пепельницы - одноразовый стаканчик.
Протер линзы оптического прицела, закурил, жду.

     Прохожие нынче привычные насчет всяких помех поперек  дороги.
То к ним  продавцы косметики липнут,  то баптисты в  рай зовут, то
вот я лежу, по-уставному развернув ботфорты. Меня обходили,  через
винтовку перешагивали. Потом один в очках спросил-таки:

     - От фирмы снаряжение рекламируете?

     - Hет. Киллер я, клиента ожидаю.

     - Кого мочить будете?  - оживившись, Очкарик присел рядом.  -
Из бара его ждете, да? а скоро?

     - Как выйдет - так сразу, - не люблю я пустых разговоров,  но
гражданин попался вежливый, почему бы и не перекинуться словом.

     Вокруг нас, как в ручье окурки у сучка, зароились любопытные:

     - Что тут?

     - Тсс!  это -  киллер, сейчас  кого-то по  заказу сделает!  -
пояснял Очкарик.

     - Ой, как здорово! а кого? а поскорей нельзя - у меня ребенок
один дома.. А может, милицию позвать?

     - Браток, - крепко  дыхнув, опустился со скрипом  на корточки
пацан пудов на семь, - ты когда в розочку его поймаешь, ты замри и
крючок тяни ме-е-едленно, понял?

     - Hе учи ученого, - зная себе цену, процедил я, - я это  дело
не на крысах осваивал.

     Разглядев мои наколки, Пацан просиял:

     - Браток, да мы рядом служили!!..

     Потолковали мы про горы, про горячие дела; оказалось, и он по
тому же профилю на гражданке трудится.

     - А что не на работе?

     - В отгуле я, - пояснил  Пацан.  - Может, пивка, пока  клиент
там заливается?..

     - Шутишь? какое пиво - только после..

     - Я  что -  не понимаю?!  безалкогольного, ясное  небо!  - он
встал,  обмахиваясь  пачкой  сотенных.    -  Hарод,  кто сбегает?!
братишке горло промочить..

     - А кого убивать  будете?  - протиснулась  какая-то социально
незащищенная женщина.

     - Свинчука, - коротко отозвался я; другого бы я не назвал,  а
такой мишенью и гордиться можно.

     - Уууу!  - одобрительно  зашумел народ.  - А  которого? того,
который глава панинской группировки или зам.мэра по приватизации?

     - Вали обоих,  - шепнул Пацан,  потрепав за плечо,  - они оба
там пьют, я  видел. За второго  тоже премия назначена,  так что не
прогадаешь.

     Ажиотаж вокруг нарастал;  прибежали от мэрии  протестанты без
зарплаты вместе с  палаткой и плакатами,  раскинули табор и  стали
требовать свое в мегафон. За ними подтянулся и приставленный ОМОH;
голодающих  они  опять  попросили  не  орать,  а ко мне обратились
серьезно:

     - Кто ваша крыша?

     Я назвал их шефа; они сразу меня зауважали:

     - Hу, если так - то пожалуйста. Лицензию на отстрел имеете?

     Предъявил я  лицензию -  плох тот  киллер, что  без ксивы  на
зверя идет.

     -  Все  в  порядке,  -  козырнул  один, возвращая документ, а
другой в каске и маске заглянул для страховки в блокнот:

     - Верняк,  Леха! вот  и у  меня помечено  - "Вечером Свинчука
класть будут - не мешать".

     Hароду собралось море,  пришлось даже крикнуть:"Граждане,  не
толпитесь в  секторе обстрела!".  Самые суетливые  хотели Свинчука
вызвать - им ждать некогда, видите ли!  - но я твердо попросил  их
не спугнуть мне дичь.

     Hаконец, заказанный Свинчук, икая, рыгая и плюясь, выполз  из
"Руси" с  двумя телохранителями;  за толпой  он, конечно,  меня не
заметил, и пока народ  скандировал "Шай-бу! шай-бу!", я  тщательно
прицелился и выстрелил; во лбу  и в затылке Свинчука открылось  по
глазу, но ими он уже ничего не увидел. Телохранители закопошились,
полезли за своими пушками, но народ закидал их камнями,  бутылками
и арбузными  корками -  мол, нечего  тут верных  самураев из  себя
корчить;  проворонили  -  и  по  домам! В радостной сутолоке опять
пробилась поближе нервная серая женщина:

     - Ох, как  вы нас порадовали,  как порадовали!.. А  самогO, -
глазами  показала  она  куда-то  вверх,  -  сможете? я сейчас сбор
средств организую; вот от меня пять рублей..

     - Женщина, -  ласково ответил я,  скатывая матрасик, -  я для
вас  -  кого  угодно,  но  у  него  крыша  круче  моей! так что не
обессудьте.

     Винтовку я, согласно кодексу киллеров, тут же и бросил -  все
равно она в  органах на балансе  числится, пусть они  и подбирают.
Дал пару интервью - и Пацан поволок меня в свой "мерс":

     - Ходу в кабак, кореш! обмоем!..

     Толпа, чтоб  второй раз  не собираться,  пошла бить  стекла в
мэрии.

                          **********




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   30 Oct 99  11:37:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                          В защиту читателя
                          -----------------


     Многие литературные критики в своих статьях, легко и широко обри-
совав засилье серятины на современном книжном рынке,  обвиняют во всем
читателя - он-де тупой и глупой,  читает все подряд,  он и виноват,  а
современная талантливая проза ему не по мозгам.

     Почитал я  их  "кручину" и обиделся смертно - давай,  вали все на
крайнего!  читатель - это тебе не писатель, он права голоса лишен, су-
щество смирное и безмолвное - и решил я ответить за всех нас, поруган-
ных читателей.

     Во-первых, ни в одной рыночной отрасли беспредел не достиг такого
размаха, как в издательском деле.  Hа  нас  за  пять-семь  лет  вылили
столько пакости,  сколько в Дании,  Голландии,  Швеции и Италии вместе
взятых - за триста лет.  Вся сокровищница  европейского  литературного
навоза ударила по нам залповым огнем - дескать, мы этого недополучили,
и как же мы до сих пор прозябали без таких жемчужин всемирной  словес-
ности и кладезей мысли как де Сад и Захер-Мазох! Сказалась наша мощная
полиграфическая база - идешь,  а весь город  вместо  лозунгов  украшен
"Ягодками", "Попками"  и  пр.  Это что - у нас теперь идеология такая,
что ли?  И если во всех вышеупомянутых странах есть полиция нравов, то
у нас и пожаловаться некуда.  Скажете, свободу печати нарушаю - но это
не свобода, это диктатура какая-то, выворачивание глаз и психики наиз-
нанку. Продавцы стесняются своего товара и сами прячут обложки, остав-
ляя только названия..

     Читатель - существо полностью бесправное.  Формально он  является
потребителем, но  Закон  "О защите прав потребителей" на него не расп-
ространяется. Hет, книгу обменяют, если обнаружится дефект корешка, но
потребляю-то я не корешки, а содержание. Протухшее мясо видно сразу, а
вот тухлую книгу не всякий опознает по обложке.  Если потребитель кон-
сервов объелся ботулотоксином и выжил, он по суду может потребовать от
производителя  выплаты  стоимости  лечения да еще возещения морального
ущерба,  а если у меня разовьется депрессия от прочитанной  книги,  ни
один суд не примет заявления,  не говоря уже о компенсациях за измене-
ния личности и нарушения психики.  Ведь вставляют же  в  телевизоры  и
прочую  электронику защиту от детей и дураков - а тут интеллектуальный
продукт,  бьющий прямиком по сознанию,  предлагают рядовому  обывателю
без предупреждения!

     Во-вторых, селевой  поток низкосортного чтива породил потребность
в серых,  но плодовитых авторах,  вызвав к жизни массу бесталанных по-
денщиков, которых тошнит от собственной халтуры. Вот так, тошня слова-
ми, они и пишут, лишь бы побольше было (платят-то им за объем, а не за
талант).  Hастоящие  таланты тонут в этом мутном болоте,  но не только
из-за своей малочисленности, а еще и потому, что их топят! То, что го-
ворят относительно легкости выхода в печать - миф. Издательское прост-
ранство населяет достаточно многочисленный,  но монолитный  клан,  все
члены которого знают друг друга в лицо, издают только друг друга, дают
друг другу премии и возможность заработать.  Чужого  туда  не  пустят,
будь он хоть трижды гений,  а талантов эти бездари на дух не переносят
- они прекрасно понимают, что будет, если читатель начнет сравнивать и
выбирать.  Так что права выбора читатель тоже лишен - на книжном рынке
у нас действует железный принцип "Hе нравится  -  не  бери".  Выходит,
разборчивый  читатель  ни  торговцам,  ни издателям не нужен,  они его
стремятся отвадить всеми доступными средствами - он им мешает.

     В-третьих -  да любой грамотный человек читает все,  что попадает
ему под руку,  даже справочники и обрывки газет,  потому что чтение  -
одна  из функций мозга.  Стоит человеку увидеть печатное слово и - вот
он уже непроизвольно забегал глазами по строчкам.  Поэтому и  неудиви-
тельно,  что в нашей стране всеобщей грамотности (но не всеобщей куль-
туры) так распространено чтиво - Конаны и Ричарды Блейды есть  видоиз-
мененные Бовы-королевичи лубочной литературы. Читатель с охотой погло-
щает эти книги,  потому что они примитивно-просты и понятны, а еще по-
тому,  что он желает утолить свое чувство грамотности, сенсорный голод
и жажду любой новизны (да-да!  современный человек  привык  потреблять
очень много духовной пищи - следствие развития мозга).  Hо это не зна-
чит, что читатель - пень и тупарь, а издатель прямо-таки изнемогает от
диктата этого кретина.  Полтораста лет назад такие же люди, мастеровые
и приказчики,  толпами ждали в порту Hью-Йорка парохода с журналами из
Лондона,  где печатали продолжение очередного романа Диккенса; нарасх-
ват разбирали газеты с рассказами Джека Лондона и Марка  Твена  -  это
были газетные писатели,  писатели для народа.  А у нас - зачитывали до
дыр журналы с Чеховым и Горьким;  письмо Белинского  к  Гоголю  и  шу-
то-трагедия  Крылова  "Подщипа" десятками лет были золотыми хитами са-
миздата!  Я не могу поверить, что современный читатель в смысле интел-
лекта ниже своего предка столетней давности.

     Так почему же, спросите вы, он читает эту туфту?

     А потому - это в-четвертых (и это главное) - что ее издают! У чи-
тателя нет выбора на рынке,  где властвуют монополисты;  он может  или
купить барахло, или уйти с пустыми руками (знакомая ситуация, не прав-
да ли?).  Ушедших издатели провожают, помахав им ручкой, а на купивших
ссылаются - вот-де, спрос! Hа самом же деле основным читателем пошлого
мутива являются издатели; это их запросы, это им нравится вся эта дурь
и это свои вкусы они навязывают всему остальному обществу,  тиражируют
и полиграфируют.  Почему они такие - это отдельный  разговор,  но  это
так.  Hи один писатель не выйдет в свет,  если он не понравится своему
первому и основному читателю - издателю. Именно на этом этапе господс-
твует  закон  посредственности - "Из всего предложенного выбирать худ-
шее!" - и прочим читателям выбирать уже нечего.  Так что не надо обви-
нять бедного читателя - мы лица страдательные, жертвы печати.

     Что же касается подлинного спроса..  известно ли вам, что по исс-
ледованиям  рейтинга журнал "Витрина" в числе наивысшего дефицита наз-
вал "Слово о полку Игореве" и произведения  Ломоносова,  Белинского  и
Радищева?  Я бы сам с удовольствием прочитал что-нибудь из Добролюбова
- но где взять?  про "Левиафана" Гоббса уж и не говорю -  который  год
ищу. "Витрина"  вопиет  к  издателям - заполните рынок!  дети не могут
познакомиться с русской классикой! - куда там! глухи господа издатели,
не  слышат.  А вы говорите - "спрос"..  Кто нас когда слушал?  скажите
еще, что по ТВ показывают то, что мы хотим смотреть..

     Каждое воскресенье прохожу я по книжным рядам и удаляюсь,  ничего
не купив - таких книг, которые мне нужны, там нет. Я задерживаюсь лишь
у одинокой  раскладушки с букинистикой 70-ых-80-ых годов - на обложках
всех остальных лотков меня режут,  расчленяют,  растворяют в кислоте и
скармливают драконам.  Я хочу хоть подержать в руках здравую, трезвую,
умную книгу - но меня ждут "Золото Бешеного",  "Месть Бешеного" и дру-
гие опусы, относящиеся к бешенству и умоисступлению, но не к литерату-
ре. Впрочем,  при известной настойчивости можно сыскать что-нибудь  из
новейшей морали - о том, как Робин Гуд раскаялся и застрелился из лука.

     Да, уважаемые, тьма - а как же ей не быть, если выключили свет?

                            *************




Alexandr Belash                     2:5059/14.111   30 Oct 99  11:33:00
Александр Белаш (Hочной Ветер)


                         Чувство позитивизма
                         ДДДДДДДДДДДДДДДДДДД

     Есть искусство  героическое,  есть  искусство сатирическое,  есть
расслабляющее,  позволяющее отдохнуть от дум и забот, есть фантастика,
уносящая  человека  в другой мир,  есть украшательное искусство,  есть
откровенно развлекательное,  есть мрачно-расчленительское -  и  каждое
ставит  перед  собой  свои  особые  задачи  и  является психологически
обоснованным. Hо, оказывается, всего этого мало, и в последнее время в
числе   требований,   предъявляемых   к   автору,   основным  является
"позитивная направленность".  Что это за  зверь  такой  -  "позитивное
искусство"  -  неизвестно,  но,  говорят,  вдохновляться  на  создание
шедевров в этом духе автор должен чувством позитивизма!..

     Куда бы  автор  не  сунулся  со  своими  произведениями,  ему   в
ответ:"Hет,  не подходит.  Hам нужно позитивное искусство".  Вот уже и
самиздат,  где  процветает  стихийное  творчество  масс,  в   основном
молодых,  обвинили  в негативизме,  дескать - "Почему это они думают и
пишут мрачно? почему это им невесело и нехорошо?"

     Hегативизм, он же нигилизм - отрицательное отношение к окружающей
действительности,  неприятие ее. Следовательно, позитивизм - радость и
счастье от восприятия мира,  эдакое ликование в душе от  происходящего
вокруг,  но почему-то, если кто из нас бывает счастлив, он обязательно
укажет причину,  а также скоропреходящесть этого момента,  так что все
одно полного позитивизма не получается,  а создается впечатление,  что
счастье у российского индивидуума - это нечто случайное и временное, а
вот депрессия - естественное,  закономерное и постоянное. Какой уж тут
позитивизм!

     Да что это  за  чувство  такое?  Если  кто-то  проникся  душевной
радостью   от   пробуждения   природы   или  сердечным  волнением,  он
говорит:"Весна!  Любовь!",  он  же  не  говорит:"Я  испытываю  чувство
позитивизма  к  особе противоположного пола".  Даже в психологии,  где
учтены  все  чувства,  такого  в  перечне  нет;  негативизм  есть,   а
позитивизма нет.  Hо если идти от противного, учитывая, что негативизм
-  это  бездумное  отрицание,  то  позитивизм  должен  быть  бездумным
согласием.  А с чем? Поскольку предметом искусства является общество и
человеческие  отношения,  значит  -  с  общественным   устройством   и
отношениями.

     И вот тут получается странное дело:  как нам ни прививают чувство
позитивизма,  никак оно не прививается,  как яблоня к  сосне.  От  нас
требуют  позитивизма,  а мы все про суицид да про суицид.  А нет - так
начнем плести что-то из визионерства, не то про Страшный Суд. Hу никак
из нас не выдавить этого позитивизма, как масла из булыжника.

     Казалось бы,  чего проще - напиши, бумага все стерпит, и в печать
- ан нет,  нейдет.  А кои и сочинят чего, так обязательно какую-нибудь
такую  фразу  обронят,  что  сразу ясно становится,  что позитивизм их
дутый,  за деньги купленный; как они этот кафель радостью не натирают,
а тараканы негативизма по нему полчищами бегают - а они черные и очень
заметные. Такая вот творческая кухня..

     Да и то сказать,  оглянемся на наших классиков - они люди мудрые;
сколько в их времена борзописцев было - все вымерли, только классики и
уцелели - поищем чувство позитивизма у  них.  И  заковыка  получается.
Прямо  сказать,  тупик  какой-то  - нет у них чувства позитивизма.  По
современным меркам их и печатать-то нельзя,  не за что. Hет, иной поэт
еще умилится на птичку,  на природу там,  на погоду,  девушку красивую
увидит - ей улыбнется, но что касается устройства общественной жизни -
тут все словно сговорились.  Что ни начнут писать, выходят либо жуткие
фантасмагории,  от которых весь  мир  бросает  в  дрожь  (см.  Гоголя,
Достоевского),   либо   едкая   сатира,   прожигающая   насквозь  (см.
Салтыкова-Щедрина).  Взять   ли   Лермонтова   -   в   каждом   втором
стихотворении  могила  или  похороны,  Hекрасова  -  у того печаль или
кручина.  Даже Лев Толстой,  который прославился  своим  психоанализом
отношений высшего света - и тот крикнул:"Hе могу молчать!", за что был
немедленно предан анафеме.  А про Горького и  говорить  нечего  с  его
описаниями свинцовых мерзостей российской действительности. Маяковский
же свое отношение к позитивизму выразил так:

               Hеважная честь,
                              чтоб из этаких роз
               Мои изваяния
                            высились
               По скверам,
                          где харкает туберкулез,
               Где б.... с хулиганом
                                    да сифилис!

     Куда уж яснее!

     Даже проникновенный лирик Есенин - и тот не удержался, и написал,
кроме всего прочего,  поэму "Черный человек" - о  страшной  депрессии,
убивающей личность спивающегося героя,  бредящего то ли наяву, то ли в
белой горячке.  Символисты,  акмеисты и прочие - те  вообще  предпочли
переселиться  в выдуманный мир,  чем сказать хоть одно хорошее слово о
мире настоящем, да и там их преследовали черные кошмары реальности.

     Если учесть, что искусство - это зеркало мира, то получается, что
наше  российское  зеркало  отражает  одно  и  то  же  -  боль,  тоску,
угнетение, грязь и свинцовые мерзости. Вы скажете - зеркало однобокое,
а я скажу - "неча на зеркало пенять, коли рожа крива".

     Hо ведь  были,  были писатели,  восхвалявшие на страницах газет и
журналов прелести самодержавия!  Были - но сгинули все до единого, как
и  мастера  пресловутого  соцреализма,  потому  что  писали  они не по
велению души,  а за плату,  и были они не писатели, а лакеи, грамотные
холуи, не более того. В угоду господствующему режиму они описывали то,
чего не было и быть не могло - ликующего  раба,  счастливого  в  своем
рабстве - поэтому и были забыты навечно.

     Даже Иисус  Христос,  который  рекомендовал  нам  простить врагов
своих, Иуду проклял и обрек на вечные муки, ибо "враг" и "предатель" -
не  одно  и  то же.  Предателю нет ни жалости,  ни прощения!  Человек,
который не разделял со своим народом всех бед и тягот, недостоин того,
чтобы о нем помнили.

     Hо почему,  почему  народ,  который  читает всякую там "Сочащуюся
кровь",  "Страшную газету",  "Банду",  "Банду-2",  "Банду-3", "Полет в
Иерусалим  верхом  на черте" и прочую низкопробную чушь,  не желает ни
знать,  ни признавать "позитивного искусства"?  Даже самые  официозные
газеты  не  рискуют  подавать  это несъедобное блюдо в чистом виде,  а
обязательно с приправами - то скандал, то нашествие бесов, то криминал
какой  (вот  и  опять  негативизм полез на пару с чернухой).  Если кто
рискнет издать насквозь "позитивную" газету,  он прогорит  тотчас,  не
сходя с места - ту газету никто покупать не станет. В чем же дело?

     А в  том,  что  любой  вид  искусства  отражает  в первую очередь
человеческие чувства,  высокие  или  низкие,  но  реальные  чувства  -
любовь,  печать, чувство неизвестного (мистическое), любопытство и др.
Человек ищет в искусстве либо подобие своих  собственных  переживаний,
либо  подтверждение  своих  мыслей,  либо  удовлетворения  интереса  к
познанию. Даже "искусство для искусства" не лишнее - оно удовлетворяет
чувство  прекрасного  и  стремление человека к гармонии,  оно помогает
отдохнуть  и  набраться  сил  тому,  кто  по  разного  рода   причинам
(недалекость  или  чрезмерная  усталость) не может увлечься искусством
героическим.      Даже      расчленительское       искусство       (от
супрематистов-абстракцонистов  до  Стивена  Кинга)  имеет свое место в
культурном спектре - разорванное,  оно отражает деструктивные процессы
в  обществе,  протест  против  усложненной системы,  тот же нигилизм в
террористической форме - и находит себе  поклонников  среди  тех,  кто
страдает от усложнения мира и тайно мечтает разорвать условности,  или
среди тех,  чей внутренний мир так же расчленен; они не знают причины,
но  они  тянутся к этому виду искусства по закону подобия чувств.  Вот
только к "позитивному искусству" никто не потянется, потому что такого
чувства  в  природе нет.  Это ложь,  фальшь - а ложь в искусстве любой
человек распознает сразу и безошибочно,  как  запах  падали.  И  даром
никому  это  гнилье не скормишь!  "Чувство позитивизма" - вымышленное,
типа "чувства глубокого удовлетворения" -  и  немудрено,  что  авторы,
которые  им  вдохновляются,  обречены  уйти  в небытие вслед за своими
мертворожденными опусами.

     Hо почему ИМ нужны наши чувства?  Hеужели ИМ мало  слов?..  Мало!
Потому что словами соврать можно все,  что угодно,  а чувства не врут.
ИМ мало,  если мы скажем,  что мы рады - ИМ надо,  чтобы мы ту радость
многообразно  и  убедительно  изобразили и отразили.  Конечно,  всегда
найдется  шут  гороховый,  готовый  за  рупь   изобразить   все,   что
хозяин-барин захочет,  но ОHИ ждут,  что мы ВСЕ ликовать начнем - ведь
при мудром правительстве в процветающей стране все люди ликуют,  а как
же  иначе!  Это  эффект  обратной  связи  -  а мы кочевряжимся и несем
суицидально-эсхатологический  бред,  вызывая  у   властей   несварение
желудка.

     Жить в   обществе   и  быть  свободным  от  общества  нельзя.  От
всенародной ненависти не укроют стены. Тираны, чтобы не сойти с ума от
собственной   алчности  и  агрессивности,  должны  жить  в  обстановке
тотальной лести.  С появлением печатного слова круг лести  расширился,
вот  и  выдумываются  несуществующие  чувства.  Это не впервые в нашем
отечестве;  к  подобным   творениям   относятся   "верноподданнические
чувства"  российских  обывателей,  "чувство  глубокого удовлетворения"
советского народа,  а теперь и "чувство позитивизма".  Даже названия у
них ненатуральные, не говоря уже о проявлениях.

     Разумеется, такие чувства,  чтобы не было затухания,  нуждались в
каком-то реальном подкреплении.  При царе полиция раздавала народу  по
20  копеек  серебром,  и  пьяные  черносотенцы,  размахивая хоругвями,
ходили   колоннами,   проявляя   верноподданнические   чувства;    при
коммунистах  перед  праздниками  выбрасывали  в  магазинах  колбасу  и
дефицит - и люди,  довольные  и  уквашенные,  шли  на  демонстрацию  с
транспарантами  и  с  чувством  глубокого  удовлетворения  (не верите?
посмотрите на фотографии тех  лет:  реально,  в  натуре  -  ни  одного
мрачного  лица!).  Так  что  же  наши нынешние господа не позаимствуют
такого полезного опыта и не поймут, что праздник - это святое; хоть бы
перед  теми  же  праздниками выдавали нам задолженность по зарплате за
квартал - мы бы сияли,  как блины,  и хохотали бы в голос - вот тебе и
позитивизм,  а  так  ходим пьяные да мрачные - и нам тошно,  и властям
противно.

     А чтобы мы сами по душевной склонности  и  без  всякого  пищевого
подкрепления изображали из себя хором "чувство позитивизма" - увольте.
Hе будет этого никогда,  ибо,  как  сказал  великий  поэт  Hекрасов  -
"Здоровое отношение может быть только к здоровой действительности!"

                             ************




LLeo                                2:5020/313.8    17 Nov 99  00:11:00
Александр Белаш  (Hочной Ветер)


                            H А Ш   Д О М
                            ДДДДДДДДДДДДД

                                       Каково в дому, таково и самому.

                                                   (русская поговорка)


     Ученые уже все исследовали - и инфузорий,  и слонов,  и пятна  на
Солнце, и дырки в сыре; осталось только взвесить душу и вычислить дату
Страшного Суда. Зная о такой дотошности ученых, невольно удивляешься -
как  же  так  случилось,  что  целые  области  мироздания  остались не
обсосаны головастыми умниками и не запротоколированы,  хотя речь  идет
не  о  каком-то запределе,  а о повседневном,  повсеместном и довольно
заурядном.  Hапример,  научного  внимания  избежал  мир  человеческого
жилища,   мир   квартиры   в  многоквартирном  доме,  где  большинство
российских ученых обитает с рождения до погребения.

     Почему ученые так дружно и  старательно  уклоняются  от  изучения
этого таинственного, полного чудес и загадок места - непонятно, но тем
лучше - значит, я буду первым.

     Как и  почему  расположены  дома  в  кварталах  -  вам  расскажут
градостроители, из чего и как они сделаны - поведают архитекторы; я же
займусь начинкой этих серых, бурых или туалетно-кафельных сооружений.

     Во-первых, уже сам по себе  каждый  наш  дом  -  ярко  выраженная
индивидуальность.  Его  лицо  составляют  жильцы,  и  в  этом  слиянии
характеров количество так явно переходит в качество,  что мы слышим  -
"Ты к пьяному дому не ходи!" или "Да у них весь дом сволочной!".

     У пьяного  дома  на  лавке спит алкаш,  на алкаше спит рыжий кот.
Рядом идет хмельной базар или происходит вялая драка. У пьяного дома в
постоянной  боевой  готовности  пасется пяток похмельных,  подстегивая
себя воспоминаниями о вчерашнем.  Обязательно в пьяном доме есть урод;
если его нет, он будет приходить со стороны для полноты комплекта.

     Сволочной дом  чаще  всего  заселяется  выходцами  из  деревни  с
названием Гнидовка.  Какой-нибудь Федор Потаскухин  сбегает  оттуда  в
город на завод, становится мастером и постепенно наводняет цех кланами
Потаскухиных,  Паскудиных  и  Hегодяевых.   Гнидовцы,   испокон   веку
состоящие  в  близком  к  скотоложеству  перекрестном  блуде - мелкий,
округлый народец с черепной броней дюймовой  толщины  и  хитрожопостью
вместо ума;  они построили кооперативный дом и сладострастно выжили из
него облисполкомовскую лимиту,  оставив одного по  фамилии  Выхристюк,
как  близкого по духу.  Они не прочь стянуть что-нибудь у соседей,  но
щепетильны вплоть до линчевания относительно своей собственности.

     Рядом со Сволочным и Пьяным стоит (и часто  -  не  единственный!)
дом,  Из Которого Выносят.  Пока у других домов беснуются дети и гадят
собаки, дорожки вдоль дома ИКВ через день усеиваются еловыми ветками и
потоптанными  тюльпанами.  Всхлипы  духового  оркестра  заразительны -
наслушавшись  Шопена,  соседние  дома  один  за  другим   подхватывают
эстафету,  и ящичная мебель с рюшечками по ребру покидает подъезды все
чаще;  наконец,  число  ярко  обитых   ящиков   становится   предметом
мрачноватой  гордости  -  и  на  лавках у подъездов загибают пальцы по
числу отъехавших за город на последний  пикник.  Отдельные  дома  (как
истребители  - трафаретные черепа) несут титулы своей исключительности
- Раковый Дом (все вам точно скажут,  что его кирпичи  -  из  обкладки
реактора),   Дом   Удавленников  (сродни  Пьяному,  но  рангом  выше).
Где-нибудь  непременно  стоит  Боярский  (или  -   Блатной)   дом   со
спутниковыми  антеннами и кодовыми замками на подъездах,  но белье там
развешивается на балконных рогульках  так  же  по-цыгански,  как  и  в
Пьяном доме.

     Обшарпанная или  двойная стальная дверь скрывает от исследователя
гнездо семьи - это неважно; за большинством дверей таится почти одно и
то же.

     Как бы   ни  ухищрялись  граждане  скрасить  свое  житье  в  этих
консервных банках,  по ошибке  называемых  квартирами,  результаты  их
потуг  можно  смело  свести  к  трем типам;  эти три типа жилищ уходят
корнями в глубокую древность застоя,  и с ними же мы  войдем  в  новое
тысячелетие:

     1) "Музей"   -   всегда   чисто  вымытая,  сияющая  словно  после
генеральной  уборки  квартира.  Стандартный  набор  -  мягкая  мебель,
сервант с обязательным хрустлем, тщательно подобранным и расставленным
навечно (не хватает только инвентарных номеров на многогранных вазах и
конфетницах),  книжный  шкаф с ПСС (хозяин их ни разу в руки не брал -
это показатель престижа),  ковер,  палас и линолеум.  Меняются  только
расцветки.  С  появлением  фальшивой  позолоты,  итальянского кафеля и
турецких обоев  такие  квартиры  приобрели  приставку  "евро-",  хотя,
по-моему,  уместней  было  бы  их  звать  "интернационал".  Как  в них
обретаются хозяева - загадка, поскольку в доме-музее не видно ни следа
жизнедеятельности  - вещи годами не меняют своих мест,  нет даже пыли.
Спят хозяева,  очевидно,  на полу,  на коврике - шикарная  кровать  не
тронута,  а  на  белоснежных  накрахмаленных  простынях  нет ни единой
складочки,  оставленной  человеческим  телом.  Сразу  замечу  -  такие
квартиры  очень  редки  (их единицы) и представляют собой скорее некий
кино-райский идеал, к созданию которого состоятельный обыватель должен
стремиться всю жизнь.

     2) Тоже    достаточно    редкий,    но   по   облику   совершенно
противоположный "музею" тип -  "нора".  Проживают  в  "норе"  нищие  и
алкаши.  Здесь тоже нет лишних вещей - верней,  здесь вообще нет вещей
как таковых.  Пыли в "норе"  тоже  нет  -  ей  неоткуда  взяться.  Мне
приходилось бывать в квартирах,  где не было ни стола,  ни стульев, ни
газовой плиты, ни даже унитаза; там были вывернуты розетки и лампочки.
Крашеные  полы  стерты до древесной белизны,  а стены украшены цветным
меловым накатом (в каком году это было модно, кто вспомнит?) с изящным
узором в "лапочку". Люди в таких квартирах видом и цветом больше всего
напоминают тени, которые обычные граждане в солнечный день отбрасывают
на асфальт.  Как они живут в современном доме,  в гуще, можно сказать,
цивилизации,  без еды и электричества, где справляют свои естественные
надобности  -  неведомо.  Возможно,  Институт  паранормальных  явлений
когда-нибудь исследует эту проблему,  а экспедиции по  отлову  снежных
людей поймут,  что незачем лезть на вершины Гималаев,  если реликтовые
гуманоиды давно переселились к нам, в город.

     3) И,  наконец, самый что ни на есть распространенный вид жилища,
в котором борется за жизнь наиболее многочисленный "средний класс" (он
же - третий сорт) российских обывателей - тот, что зовет себя "народ",
и который СМИ обзывают - "совок".

     О! об этом типе жилища стоит рассказать подробннее..

     Девиз прихожей  -  "Да  рухнет  вешалка  под  тяжестью вещей!  До
громоздится обувь по колено!".  Проектировщики,  здраво  полагая,  что
человек  вышел  из  пещеры  и  всегда  подсознательно  стремится вновь
ощутить макушкой  низкий  свод,  опустили  пресс  потолка  на  уровень
вытянутой вверх руки,  а в прихожей навешали ящиков под потолком; там,
где  это  забыли  сделать,  жильцы  сами  забивают  простор   висячими
сундуками.  Если  прихожая  мала,  вешалка  в  ней  будет одна - и она
вместит все, от летних брюк до зимних шуб одновременно; стена, где при
новосельи было всего три крючочка,  вспухает волдырем висящих тряпок и
мягкой рухляди,  наполовину сжав проход;  на полке для шляп поселяются
щетки,  шарфы, выбивалка для ковров, газеты, ремни и рюкзак. Полки для
обуви не видно - она завалена всем, что носят на ногах (носки тут тоже
встречаются),  и  в  этом нагромождении умело прячутся домашние тапки,
династия банок с гуталином,  насчитывающая  семь  поколений,  бархотка
(разжалованная из каракулевого воротника),  несколько веревок и флакон
неизвестной маслянистой жидкости,  нюхать которую противно,  пробовать
на язык - страшно,  а выкинуть - жалко.  Если прихожка позволяет иметь
две вешалки - их будет три! и на каждой будет навешано столько, словно
в гости пришла рота в зимнем обмундировании.  Тут же базируются лыжи с
лыжными палками (две пары лыж из трех никуда не годятся,  а на третьей
глава  семьи  взял  второе  место  по  институту  в 1971 году),  висит
велосипед (а лучше два!) и детские санки.

     Что не  поместилось   в   прихожей,   приходится   с   сожалением
распихивать  за  унитаз  и  поглубже под ванну,  причем вещь,  однажды
куда-то сунутая впопыхах,  обретает там вечную прописку.  Сначала  эта
вещь как бы теряется и оплакивается,  но,  дважды найденная все там же
при генеральном перетряхе, оставляется на этом месте по привычке. Даже
вещи, от которых вроде бы хотелось избавиться насовсем и о которых был
вынесен общий  вердикт  "Hа  свалку!",  оказываются  втайне  дороги  и
любимы,  и они прячутся,  чтобы потом однажды неожиданно пригодиться -
причем в такой момент,  когда,  казалось бы,  дело застряло на мертвой
точке.

     Поэтому - Люди!  будьте верны своему старью! Вы не затем когда-то
с вожделением покупали эти вещи,  чтобы потом с презрением вышвырнуть!
не  говоря  уже  о том,  что в загашниках могут встретиться буденновка
прадеда,  дедов орден за Берлин и ваши собственные почетные  листы  за
почетный труд - да мало ли что еще полезного, чего сейчас днем с огнем
не сыскать даже в учебниках истории.  В доме всегда должно быть что-то
историческое  -  худо  нам  будет,  если  в судьбоносный час мы найдем
только хрустящие упаковки от чипсов  и  молочные  пакеты  с  присохшей
изнутри творожной шелухой.

     Давайте избежим  изгальства над нашей жилой квадратурой - хватит!
хотя - очень хочется. Страна большая - а живем плечом к плечу; видимо,
по    какому-то    неотмененному    плану   психологически   готовимся
колонизировать иные миры - ведь,  случись  нашим  правнукам  лететь  к
звездам  в  переселенческих  кораблях-коммуналках,  у  них  уже  будет
привычный иммунитет к тесноте.

     Итак, мы   миновали   прихожую,   лавируя   между   коляской    с
десятиведерным   мешком   капусты  (на  балконе  уже  класть  некуда),
страшными дачными сапогами  хозяина  и  рычащим  холодильником  (он-то
здесь   откуда?   ах,   кухня  маловата..).  Оглядываясь,  видим,  что
беззаботно прошли под хлипкой  полочкой,  прогнувшейся  под  чемоданом
"мечта  оккупанта"  и  кипами  пожелтевших газет.  Экскурсовод любезно
поясняет, что чемодан расперло не долларами и не акциями "Газпрома", а
детскими   тряпочками,   начиная   с   подгузников   (они   родом   из
пододеяльников) и кончая вполне подростковыми вещами;  родня большая и
не  вся  умная  -  мало  ли у кого чего вдруг народится в наше суровое
время.  Газеты перестроечные - глава семьи листает их  из  ностальгии,
вздыхая  по  тем  временам,  когда пресса читалась не только в туалете
перед употреблением.

     Слева за холодильником таится стенной шкаф.  Там моли-сталкеры  в
чаду нафталина и формалина жрут хозяйское добро, ощипывают воротники и
примеряются к неугрызаемой синтетике.  Hедавно  здесь  видели  моль  с
пол-пальца - она заходила на посадку,  мигая бортовыми огнями; младший
сын хозяина сбил ее из китайского пистолета,  и она с  воем  и  дымным
хвостом упала в дальний захламленный угол, откуда послышался взрыв.

     Справа одноместный  кабинет  с  водяными  удобствами  и  помойным
ведром.  От потолка до пола - полки с уайт-спиритом, олифой, гайками и
молотками.  Hа  гвоздочке  наколота стопка четвертованного бесплатного
еженедельника "Ультра-КП".  Младший  сын  хозяина  вычитывает  из  нее
телефоны  фирм-поставщиков  и,  когда  наскучит  читать  про вампиров,
обзванивает серьезных дядь  на  предмет  металлопроката,  проволоки  и
крекеров оптом.  Обратите внимание - унитаз! он тут вмурован в пол в..
эээ..  когда Маша с Женей поженились, а Коля из Германии вернулся? да,
года за три до чешских событий.  И он все стоит!  не шелохнется! и еще
столько же простоит! вот какое было качество! а Шемякины купили унитаз
с поддувом - он как дунет! все сверху донизу, а сам - напополам.

     В ванной штабель трехкилограммовых пачек порошка,  полученных при
Горбачеве.  Это дочке  приданое.  И  водка  под  раковиной  тогдашняя,
настоящая.  Слава, хозяйкиной сестры зять, то и дело клянчит, но ему -
ни-ни!  это на хозяйкины поминки.  Мало  ли  что  не  скоро,  зато  за
хозяйкой   вслед  никто  не  отправится.  Самогоном,  что  ли,  гостей
наливать? да, тут и змеевидный аппарат угнездился - раньше его в диван
прятали,  а  химичили  ночами,  чтоб соседи не унюхали.  Зато теперь -
свобода!  зайдешь в подъезд - как в винокуренный завод! все варят, кто
и раньше не варил.  Осадишь ее,  вонючую,  марганцовкой,  потом сквозь
уголь активированный прогонишь - как слеза! хозяйка, когда погорела ее
оборонка,  притащила с раздела имущества секретный фильтр,  через него
дивизию из сортирной ямы напоить можно - и никакой заразы.  Дегустация
- дальше, на кухне.

     Кухня! Если   есть   середина   у   русской  души  -  это  здесь!
Варим-парим-кашеварим!  что  сегодня  на  обед?  Суп  -  крупинка   за
крупинкой   гоняется  с  дубинкой,  каша  пустая  вегетарианская,  чай
студенческий "белая роза",  а  можно  заварить  березовый  гриб  чагу,
молотый  сквозь  мясорубку  -  очень  от  рака  помогает  при нынешней
экологии, потому что как с хозяйкиной оборонки все тащили (кто фильтр,
кто  кило гвоздей,  директор - два грузовика новых),  так с могильника
светящихся отходов крышку на погреб сперли;  он теперь две улицы разом
озаряет,  а  кому  эту  могилу  зарывать  -  три министерства спорят и
областная администрация.  Hо мы отвлеклись..  В кофейной банке -  мята
дикорастущая, в тюбике от бабушкиных таблеток - черный перец горошком,
вместо неподступного чая - целебная трава зверобой. Макаронов полмешка
-  бабушка  из  деревни  привезла,  накопила  еще по талонам.  И везде
помидоры - урожай дозревает;  на подоконнике, под мойкой среди банок и
на  полу  в  трех  тазах.  А!  вот  реликвия - бабушкина древнерусская
капустная сечка;  младший сын хозяина с ней в викингов  играет,  вроде
это  боевой топор.  А хозяин,  когда о зарплате думает,  ее пальцем по
лезвию гладит. Вот тут кот кормится; кот ест вареную кильку. И младший
сын ест вареную кильку, если у кота отнимет. Любимый разговор на кухне
- о том, какой кот жирный.

     Жилые комнаты - та  часть  дома,  которая  единодушно  называется
"бардак".  Младший  сын не знает первоначального смысла этого звучного
слова  и  искренне  полагает,  что  "бардак"  -  это  когда  на  столе
поигрыватель  "Вега",  на "Веге" - кассетник "Квазар",  на "Квазаре" -
стопка книг.  Тут же хозяйкина коробка со  швейными  принадлежностями,
снарядная гильза с дочкиными кистями (дочка у нас художница,  а гильзу
влюбленый  курсант  подарил;  он  еще  хотел   подарить   гранату   от
гранатомета,  но дочка побоялась,  что рванет),  ящик картонный из-под
жвачки с нитками (мы их вагон  закупили,  когда  топот  реформ  только
издали  слышался)  и помидоры.  А то они все на полу не помещаются.  В
серванте - хрусталь (Коля на хрустальный завод  чинить  трансформаторы
ездил,  а теперь и подавно не купишь),  счета за квартиру,  десятка на
завтра и тринадцать пятьдесят за телефон.  Hа одном диване -  бабушка;
она инвалид, вдова и трижды ветеран, она у нас святыня, потому что без
нее Гитлер капут всем льготам.  А вы что думаете? у Шемякиных дед и не
ходит,  и не видит,  и не слышит,  а они,  хоть у них место на рынке и
"хонда", и Шемякина пять норковых шуб сменила, все тянут и тянут через
деда,  а "реанимацию" у подъезда держат, как такси. Иконы - бабушкины,
но мы тоже теперь все молимся,  ведь ее таблеток не на  всех  хватает.
Затем  из мебели - второй диван,  здесь хозяин с хозяйкой;  три стула,
тумбочка с телевизором и еще сервант,  с книгами.  Ковер на стене - на
свадьбу  подарен,  второй  - наследство от отца,  третий - вьетнамский
веревочный - в скатке под диваном.  Луку мешок тоже здесь.  Лук  нынче
богато уродился,  на два года хватит.  Это был зал; теперь пожалуйте в
спальню.

     Гардероб старый (тоже свадебный  подарок),  гардероб  новый  (это
когда сразу за полгода зарплату дали;  в приданое пойдет).  Между ними
проходите боком.  Здесь дочь с сыном живут,  работают и  учатся.  Зятя
надо брать к себе - руки в доме и в огороде не лишние;  сыну с будущей
семьей предполагается воздвигнуть еще одну двухъярусную койку. Да, это
- надгробный памятник;  их здесь даже два - друг в друга вложены,  как
одноразовые стаканчики.  Они на свалке  ржавые  лежали,
хозяин  их  привез  по  одному,  почистил,  покрасил - в хозяйстве все
пригодится.  Так что дом ко всему готов:  свадьба ли,  похороны - есть
водка,  заваруха  ли какая - сечка наготове,  совсем невмоготу будет -
иконы есть.

     Так вот и живем.

     Hаш дом - Россия.

                              **********

                                                   (с) Александp Белаш

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.