Сергей Кузнецов.
Сборник

Телеоборзения из Е-Бурга
Юмористические гороскопы
Двигатель торговли
Восемь рассказов
Житейские истории


   Сергей Кузнецов.
   Телеоборзения из Е-Бурга

-==ТЕЛЕОБОРЗЕНИЯ из Е-БУРГА==-
     Поперек-анализы телепрограмм от Нинель Митрофановой.
     Местные "сплетники"
     Чтобы жизнь простого, скромного обывателя не казалась скучной и
неинтересной, чтобы всегда было о чем посудачить с соседями и
коллегами по работе, и были придуманы информационные
программы. Как это ни странно, но новостийные передачи являются
не только лицом телеканала, но и ярким отражением его творческой
потенции (или импотенции): чем интереснее коллектив, тем лучше
передача, тем более в провинции, где новостей "кот наплакал".
     Неизменно лучшими остаются "Новости" на "четверке":
чувствуются годы старательного поиска и создания своего лица, своего
имиджа. Да и хозяин у них теперь солидный -- НТВ. Но объединение
местных и мировых известий вряд ли улучшило передачу. Да и не
каждый может выдержать часовую нагрузку. Конечно, это развитие, но
прогресс ли?
     Немного поднадоели "Известия" АТН. Те же лица, те же звуки, те
же цвета. Как сказал Достоевский, "если человек не движется вперед,
значит он катится назад". Отсутствие поступательного движения
заметно выделяет их программу. Видимо, это связано с личностью
ведущего -- товарища Созонова, который отличается завидным
консерватизмом; со времени работы на "четверке" ну ничегошеньки в
нем не изменилось: усы, очки, прическа, костюм и умное, но скучное
выражение лица. Ну что ж, консерватизм спасает мир от разрушений.
     Новое слово на местном новостийном рынке сказала "Студия-41",
которая очень любит скрывать свои маленькие "семейные" тайны (а
именно: лица ведущих и журналистов программы "Просто новости").
Не правда ли, большой секрет "для маленькой такой компании"? Эти
новости справедливо было бы назвать "Без лица". Безусловным
достоинством передачи является отсутствие претенциозности. Просто,
кратко и доступно поведают вам журналисты о событиях дня, не
мешая своим присутствием на экране.
     Если "Четвертый канал" узнаваем по изображению Анны Т., АТН --
по усам Созонова, "Студия-41" -- по отсутствию лиц, то "10 канал"
затмил всех злобными, язвительными интонациями ведущего и
натасканных им репортеров "9 1/2". Возникает опасение, что передача
эта создается для узкой аудитории, интересующейся только кровью,
ужасами, насилием. Все это приправляется для остроты приколами
журналистов. То, что раньше казалось новым, а следовательно,
интересным, сейчас в лучшем случае оставляет равнодушным, а в
худшем вызывает здоровую реакцию сытого желудка при виде чего-то
неприятного. Но пенсионерам нравится: будет чем повозмущаться.
     Однако самой "зрелищной" является программа "Уральское время",
детище Жанны Телешевской ("АСВ"). Ведущая, над дикцией которой,
как говорят, работал специалист из Москвы(!), умудряется
одновременно читать текст с листа, подмигивать зрителю, улыбаться и
пожимать плечиками. А если учесть, что она еще и пытается
безуспешно бороться с уральским акцентом, переходя от "оканья" к
"аканью" -- и все это происходит в считанные минуты у вас перед
глазами, то можно смело называть ее самой талантливой на местном
рынке "телезвезд". Жаль, конечно, но второй Митковой из нее не
получится, о чем она, возможно, втайне мечтает...
     О "7 канале" я лучше промолчу. "De mortius aut bene, aut nihil" ("О
мертвых либо хорошо, либо ничего").
     Ну, и последнее, а, по сути, самое главное: об уровне подачи
информации -- того продукта, который мы с вами жадно поглощаем
каждый вечер, сидя у "голубого" экрана. "Просто новости" похожи на
бутерброд, быстро съел и живешь дальше, "Известия" АТН -- на
сытный, но сухой завтрак, "9 1/ 2" - не бефстроганов с кровью, в
котором крови больше, чем мяса, "Уральское время" -- на похлебку
"хряпу" (в общем, не поймешь что), а вот "Новости" "четверки" -- на
кашу-размазню, чрезмерно разбавленную водичкой рекламы.
     Кушайте, дорогие читатели, и будьте здоровы!
     СГТыРКа от бублика
     Очень хотелось бы радовать вас, уважаемые читатели, грамотно
составленными тематическими обзорами. Как и всякой женщине, мне
присуще стремление загнать первородный хаос в рамки системы и
создать хотя бы видимость порядка. Но осуществить это благородное
устремление не дают местные телеканалы. Поэтому и похожи мои
обзоры на мозаику, а не на единое полотно.
     Самым плодовитым в области создания авторских программ
является СГТРК (Свердловская государственная телерадиокомпания).
40-летний стаж вещания и советская закалка даром не проходят: здесь
делается около 10 программ разного жанра и направления --
информационные, развлекательные, публицистические,
молодежные... Как сказал бы товарищ Ленин, опыт, батенька, это
великая вещь.
     Радует мысль, что на этом предпенсионного возраста канале стали
появляться новые лица, но значит ли это, что появились новые идеи?
Даже программы, создаваемые для молодежи и о молодежи
(например, "Микс") отдают нафталином. В недавних выпусках авторы
поднимали нужные и важные проблемы (образование, здоровье,
наркомания), но форма подачи материала напоминала пионерский
сбор, когда вожатый заученно задает нужные вопросы, а пионеры в
ответ дружно кивают головой.
     Быть может, из-за этой недоделанности передач СГТРК продолжает
ассоциироваться с болотом, где движение практически не ощущается.
И новое поколение все равно выбирает "пепси"... Но зато этот канал
не теряет свою аудиторию, которая постарела вместе с ним. Все на
нем гладко, выверенно, точно: обкатанные фразы, безупречно
правильный, строгий вид ведущих, слащавые улыбки (особенно у
ведущих "7 канала"). "Асы" новостийных программ Виноградова и
Назаров льют елей на наши бедные головы (после этого никакой
шампунь их уже не отмоет), преподнося информацию в излишне
благодушном тоне. Так же "хорош" и молодой старожил СГТРК
красавчик Павел Блик!.. Видя его, я чувствую, что моя рука
машинально жмет на любую другую кнопку ДэУшки.
     В политических программах нет ни остроты, ни своей, ярко
выраженной точки зрения на происходящие события, ни, тем более,
объективной подачи информации. (Невозможно представить себе
СГТРК в рядах оппозиции правительству. Кто платит деньги ---тот и
заказывает музыку.)
     А уж какая позорная грызня продолжается уже несколько лет за
место председателя! Хотя нам, телезрителям, от этого ни холодно, ни
жарко. Плох был господин Костоусов, так плох, что казалось, хуже уже
и быть не может, но господин Беляев доказал, что мы ошибались. И
сейчас уже по барабану, кто там у них на главном посту... Говорят,
Костоусов -- в третий раз(!) за последние два года.
     С другой стороны, радует, что журналисты, создатели программ,
отягощенные недюжинным опытом и ответственностью, все-таки
пытаются держать руку на пульсе времени и хотя бы иногда
поднимают проблемы действительно актуальные и злободневные
(например, насилие в семье, права детей и др.) Но ярких, необычных
программ на СГТРК нет. Так что можно сказать, что изголодавшиеся
по интересным местным передачам зрители хотели получить бублик, а
получили от него дырку.
     Затянувшееся детство АТН
     Раз, два, три, четыре -- АТН год в эфире. Какая великолепная
считалочка! Не правда ли, уважаемый читатель, она напоминает
детство?
     АТНовцы с гордостью называют себя интересным телевидением.
Только последнее слово все равно остается за телезрителями. Итак,
давайте разберемся, на чьи вкусы рассчитаны программы этого канала.
     Утром, днем и вечером -- сериалы (молодежные, детективные,
мультипликационные), которые перемежаются длительной рекламой
тех же самых сериалов, транслируемых СТС.
     Из детства АТН еще, наверное, не вышли. За целый год цыпленок
даже не оперился. А ведь внушительный список учредителей позволял
надеяться, что не только техническое оснащение, но и качество
передач будет на высоком уровне, однако теперь в этом приходится
сомневаться. Судя по количеству рекламы, рейтинг канала с мая
прошлого года вряд ли повысился. Количество авторских программ
осталось прежним, и наперекор всему в качество не переросло.
     Новым словом на рынке местных телепрограмм стала передача
"Последний абзац". Во-первых, потому что она единственная в своем
роде, во-вторых, потому что впервые информацию о газетах
иллюстрируют кадрами из художественных фильмов. Прием не новый,
но он был использован с этой целью впервые. Все это, конечно,
находки. Но мне интересно, каков же жанр этой доселе невиданной
передачи? В сетке вещания она следует за "Известиями" и входит в
"Информационный час". Но информация, отобранная откровенно
скоморошничающим ведущим господином Глазманом -- это мелкие
статьи, которые призваны скорее рассмешить, чем информировать:
внутренняя логика нарушена, критерии отбора не ясны, какой бы то ни
было анализ отсутствует. Неужели товарищ Глазман создавал свой
"шедевр" только для того, чтобы блеснуть собственным остроумием,
излагая неискушенному дураку-зрителю незначительные факты из
жизни планеты? Если это так, то передаче стоит присвоить статус
развлекательной и убрать из информационного часа.
     А уж как болезненно реагирует ведущий "с демонической
внешностью" (ха-ха!) на справедливую критику в свой адрес. Вместо
того, чтобы прислушаться к замечаниям о недостатках и попытаться
изменить содержание передачи в лучшую сторону, он просто-напросто
нападает на авторов критических статей, опубликованных в газете
"Теленеделя" и в журнале "Компьютер-МЭН". Видеть
демонстрируемое им на последней передаче неприятие чужого мнения
было не то, что неприятно, - противно... А сейчас господин Глазман,
похоже, ушел в отпуск. Появится он через месяц или нет, увидим...
     Дальше по порядку следует "3/4" - относительно новый проект,
который по замыслу и манере исполнения напоминает "Стенд" "4
канала", но только в худшем варианте. (Впрочем, здесь не 3/4 от
"Стенда", а гораздо меньше.) Безусловно, совсем не просто каждый
день выходить в эфир, встречаясь с новым человеком. И гость должен
быть интересным и вопросы не скучные, но если взялся за гуж, не
говори, что не дюж. Например, ведущая госпожа Солодянкина, заявив
проблему -- "Как прожить на 472 рубля?", так и не смогла найти ответ,
потому что гость все отпущенное время говорил о своем. А если
учесть, что автор оказался абсолютным профаном в теме разговора, то,
судите сами, что могло получиться? Полное фиаско!
     В послужном списке канала есть еще передачи "Частный сыщик" и
"Навигатор". Идея программы "Частный сыщик" просто замечательна.
Однако интересного материала автору , к сожалению, хватило лишь на
первые несколько выпусков. Передача же "Навигатор", призванная
освещать культурную жизнь города, столь же неровна, как и сама
жизнь -- периоды застоя сменяются редкими всплесками активности.
А вот "юмористическую" "Пятиминутку" руководству АТН хватило
благоразумия снять, хотя было бы лучше, если бы она вообще никогда
не выходила на экраны.
     Единственная передача, которая пока еще радует -- "Лечиться надо"
(А в Интернете есть веб-сайт "Все лечиться хочут!"). Автор и ведущий
в игровой форме пытается убедить зрителей в очевидном: надо
лечиться. А на вопрос "На какие деньги?" тут же дает бесплатный
совет: "Страхуйте свое здоровье!"
     Вот вы и представили, дорогие читатели, то, чем богаты и чему
рады АТН -- так называемые Авторские Телевизионные Новости.
Название, как говорится, теме не соответствует.
     Теплое лето "41-го",
     или год в телевизоре... непонятно что
     30 мая свершилось знаменательное событие: канал АТН бурно
отметил свой юбилей -- 1 год. Годовалым АТНовцам хватило
скромности восхвалять себя в течение нескольких дней, создавая для
гостей телепрограмм ситуацию из разряда "не очень"...
Приглашенные должны были признаваться в любви к каналу и
заявлять, что весь вечер смотрят только АТН (Каково несчастным?). 14
июня "ТРК-41" могли переплюнуть своего конкурента в количестве
похвал самим себе, однако ложная скромность им помешала. Они
ограничились только "выходом в люди" и вручением самим себе банок
с маринованными огурцами. После очередного "всенародного"
праздника хочется представить вам, дорогой читатель, мой обзор
программ этого канала.
     У каждого телеканала существует своя концепция развития. Если
АТН вслед за "Четверкой" бросился догонять НТВ, делая ставку на
информационные передачи, то у директора "Студии-41" подход к
задачам телевидения немного другой. "Студия-41" -- это попытка
создать городское телевидение, т.е. заполнить сетку вещания
программами преимущественно местного производства. Как долго они
сумеют продержаться без подключения к сетевому вещанию - пока
неизвестно, как говорится, время покажет.
     Ну, а пока... Много сил и возможностей (прежде всего
материальных) требуется для взращивания желтого "Подсолнуха".
Говорят, что, когда монтируется эта передача, в монтажную не
пускают даже репортеров "Новостей", и бедолаги маются в ожидании
за 30 минут(!) до выхода в эфир.Творческая группа "Подсолнуха"
находится в студии на особом положении (что, безусловно, удивляет).
Оправдывает ли программа свое привелегированное положение,
судить вам, но мне кажется, что претензии у ведущей больше, чем
может позволить себе масштаб программы. Назвав пятничный выпуск
"Подсолнуха" "Сплетни", ведущая явно переборщила: сплетничать
оказалось не о ком и не о чем. "Сплетни" на деле -- это обычная
передачка о небогатой на события культурной жизни Екатеринбурга.
Может быть, пора сменить название? Или добавить остроты в
содержание и оценки происходящего? (Хотя, я думаю, такому составу
это не под силу.)
     Великолепна, на мой взгляд, задумка господина Н.Романова: просто
и безыскусно поговорить о второй половине человечества, ее
проблемах (или их отсутствии). И время выбрано удачно: пятница,
вечер (как шуткуют, тяпница) -- самое время расслабиться и заняться
собой, уважаемые мужичины.
     Авторская программа Ольги Медведевой "Каждый третий" --
единственная на местном рынке, но ощущение такое, что "Каждый
третий" может стать для канала "Третьим лишним", и довольно скоро.
Наверное, все-таки наивно полагать, что каждый человек интересен
для искушенного екатеринбургского зрителя (или, может, я не права?).
А может быть, я ошибаюсь и она еще очень долго будет в эфире, ведь
ведущая (для тех, кто не знает) - жена директора телеканала.
     "41 канал" активнее всех других включился в подготовку к юбилею
города. "Виват, Екатеринбург!" призвана была помочь горожанам
полюбить свой город, его прошлое и настоящее. Настоящим
украшением передачи стал преподаватель УрГУ В.Зайцев. Его
непосредственность, эмоциональность и энциклопедические познания
придали программе незабываемый колорит. Но поспешность
включения в гонку по подготовке к празднику заставляет задуматься,
нет ли здесь элемента политической ангажированности...
     Хрупкую ведущую информационно-аналитической программы
"Неделя" немного жаль, кажется, что не женское это дело --
разбираться в грязных делах политиков-мужчин. Хотя ей очень хочется
выглядеть солидно. Она добросовестно пытается проанализировать
события местной политической жизни.
     На первый взгляд, все хорошо -- существуют программы, не
имеющие аналогов, но если копнуть поглубже, ясно видишь, что ярких
оригинальных личностей тут нет. Много разных лиц, но нет ни одного,
которое стало бы лицом канала... А жаль...
     Лучшее -- не значит хорошее...
     С такой многозначительной псевдофилософской сентенции хочется
начать обзор программ "4 канала". Не считая СГТРК, "Четверка" -
старейший канал местного телевидения, созданный в 1990 году.
Сейчас в это уже трудно поверить, но начиналось все с пиратского
показа американских фильмов по вечерам, с хождения по подъездам и
собирания платы за подключение к кабелю. А сегодня, по слухам,
больше половины акций канала, учрежденного физическими лицами,
принадлежит НТВ, и депутатствующий в облДуме директор канала
господин Мишин почти на равных беседует с господином Гусинским,
издает свои газеты и открывает свои бары.
     "Самая лучшая программа" -- так громко (и прямо скажем,
нескромно) заявил о себе "Утренний экспресс". Эта фраза, возможно,
должна вызвать гордость у полусонного зрителя и внушить ему
чувсвтво избранности: именно он (екатеринбуржец, е-мое!) может
наслаждаться "лучшей в России". Обидно было, наверное,
М.Винарской и А.Ванченко, прошедшим предварительный отбор,
узнать о том, что они, может быть, и "лучшие", но только среди тех,
кто подальше от Москвы, на переферии. Да уж, хвалебный гимн
"Утреннему экспрессу" петь не приходится. Хочется, чтобы ведущие и
руководители программы критично к себе относились. Неумная,
дешевая трепотня с экрана "длиннохвостого" Ванченко и смешливой
Винарской начинают утомлять уже с 5 минут экранного действа.
Вторая пара -- еще хуже. Даже присутствие гнусавой вороны Капы не
делает их выход более интересным. Программа во многом бы
выиграла, если бы информацию (надо признать, достаточно
интересную) просто пускали в эфир без надоедливых "источников
положительных эмоций" в виде ведущих. С моей точки зрения,
профессионализм ведущих заключается и в том, чтобы сидящий перед
телевизором не чувствовал себя полным болваном (а не наоборот).
     "Четверка", как многоопытный боец, к обилию программ местного
производства не стремится, но создавая что-то, пытается достичь
совершенства. В первую очередь, это касается "Новостей". Не скроешь
тот факт, что на сегодняшнем рынке местных новостийных программ
эта -- лучшая. Верно выбраны и тон ведущих, и принцип отбора
информации. Комментарии отличаются взвешенностью, четкостью,
краткостью. Словом, эти "Новости" выглядят достойно на фоне
программ электронных СМИ. Но для того, чтобы добиться столь
высоких результатов, потребовались годы кропотливого труда. И вот
он, результат! Мне кажется, что рядом с "Новостями" "4 канала"
поставить на сегодняшний день некого. Пожалуй, единственное
замачечание, которое можно сделать, такое: ведущий частенько
перевирает фамилии героев репортажей, ну, да что говорить, это,
конечно, не самое страшное.
     Каналу принадлежит пальма первенства и в создании программ
аналитического характера по итогам недели. Солидный и
представительный Т.Иванов внушает доверие, которое
распространеяется на все, что говорится с экрана. Работа по
подготовке проводится колоссальная: отобрать факты,
проанализировать, представить разные точки зрения. В последнее
время стали использоваться данные социологических опросов,
таблицы, схемы, чтобы нам, зрителям, было понятней. До "Итогов",
конечно, далековато, да и масштаб, батенька, не тот. Одно слово --
провинция-с!
     К "Стенду" не без основания приклеян ярлык "Публицистическая
программа". Ершистый Е.Енин за 30 минут пытается вытащить из
своего собеседника всю информацию, даже ту, которую он и не знал.
Все было бы неплохо, но 2/3 эфирного времени зритель видит и
слышит ведущего, и лишь 1/3 -- его несчастного собеседника. За это
время можно до мельчайших деталей рассмотреть одежду ведущего
(например, его стандартную кожаную жилетку), его руки, которые
постоянно выписывают круги в воздухе, шариковую ручку, которую
раскручивают и закручивают его пальцы, а уж все остальное
воспринимается как сопровождающая информация. Официально в
программе передач "Стенд" заявлен как ток-шоу, но больше talk-ать,
наверное, все-таки должны приглашенные, а не ведущий. Ну, а
ведущим лучше поменьше выделываться и рисоватся... Ведь так?..
     Телевизор смотрела Нинель Митрофанова
     АСВ: Ассоциация скучного вещания?
     На местном телевизионном рынке существуют каналы, программы
которых не за что хвалить, но и ругать -- противно. В первую очередь
речь идет о так называемой "Ассоциации свободного вещания" (АСВ).
Тот, кто придумал такое название, серъезно ошибся. Для канала
больше подходит другое имя: "Телешевские и С". Ничего более
скучного в мире телевидения, наверное, не существует. Авторитарный
стиль руководства и финансовые неурядицы фактически подвели этот
канал к творческому краху. А экономический кризис вообще поставил
АСВ на край пропасти.
     С канала уходят интересные журналисты и пропадают неплохие
программы. "Блок-нот" нашел себе нового хозяина, "9 1/ 2"
перебрались на "десятку"; сокращается эфирное время тех немногих
программ, которые остаются; медицинская программа "36,6" (вторая
на местном рынке) уменьшилась с 30 минут до 20. Ходят слухи, что
все это связано с недостаточным финансированием. Обеднела,
обеднела "Ассоциация"! До чего дошло -- даже объявления дают:
"приглашаем оператора с собственной видеокамерой super-VHS"!
Позор какой! А генеральный директор, между тем, разъезжает по
городу на шикарном джипе "шевроле-навигатор". Интересно, на что
же все-таки ушел грант целевого назначения? На реконструкцию
канала? Да что-то не похоже...
     Семейный подряд, видимо, себя не оправдал. Если в начале 90-х
были средства на запуск 10 программ, то к лету 1998 года сохранилось
только 5, с общим временем в эфире -- 1 час 40 минут в день. А все
остальные 22 часа 20 минут -- трансляция программ "ТВ-6" (Москва).
Может быть, руководство в лице матери, сына и дочери не справилось
с поставленной задачей?
     Самой главной программой АСВ является новостийное "Уральское
время". Потрясает своеобразие произношения ведущей, ее манеры.
Смешно наблюдать, как она пыжится изо всех сил и старается
правильно говорить и держаться. Усилия ведущей сводят на нет работу
репортеров, потому что выходит, что информация -- вторична, а
ведущая -- первична. Старания Жанны Матвеевны, приглашавшей
специалиста из Москвы для постановки голоса и речи ведущей,
вызвали обратный результат. Видимо, в конце концов поняв это, она
начала подбирать новых ведущих.
     Другой личностью, которую мы неизменно видим на АСВ, является
уже едва умещающаяся на экране Анна Кирьянова. Руководство канала
решило заручиться поддержкой звезд и уже 6 лет тесно сотрудничает с
"Духовным центром" Кирьяновой (названьице-то какое!).
"Астрологический прогноз" в сетке вещания значится как
"развлекательная передача". Только что должно развлекать зрителя:
колышащийся второй подбородок ведущей или ее небесные
предсказания?
     Непотопляемым оказался и "Диалог в ночи по телефону" -
скучнейшее ток-шоу, в котором от шоу нет ничего, кроме названия.
Если сначала он был необычен и привлекал внимание (прямой эфир --
как никак!), то теперь также неинтересен, как и другие программы
АСВ. Только кто же его снимет, если ведущая -- президент компании?
Говорят, что за участие в "Диалоге" с гостя брали тысячу долларов.
Сейчас эта сумма, вероятно, уменьшилась. А что, все равно удобно?!
Приглашениями в прямой эфир можно рассчитываться за
пластические операции и т.д...
     Все, за что берется руководство АСВ, заканчивается неудачей
(видимо, звезды все равно отказывают в благосклонности). Три месяца
выходило еженедельное издание "АСВ-клуб", после чего закрылось.
Бывший редактор до сих пор не получил зарплату и держит дома
взятый в качестве залога планшетный сканер.
     А этим летом генеральный директор АСВ Павел Телешевский
"схлестнулся" на турбазе-кемпинге "Белый парус" с криминальным
авторитетом Трофой. Последний был задержан Сысертским РОВД,
однако через десять дней отпущен, потому что истец свое заявление
забрал. Видимо, испугался. Такие истории, как эта, лишний раз
подчеркивают, что хозяевами канала являются не те люди.
     У меня, как и у любого другого зрителя, возникает один
единственный вопрос: на что были потрачены деньги и время?
Недавно был отмечен юбилей АСВ. Этот юбилей, увы и ах, может
стать для кампании последним. За 6 лет вещания не наблюдалось
никакого движения вперед ни в количественном, ни в качественном
отношении. Единственное, чем можно было бы объяснить появление и
деятельность АСВ -- это создание трех хорошо оплачиваемых рабочих
мест для матери, сына и дочери, ну, а все остальное их уже не
касается.
     Телевизор смотрела Нинель Митрофанова
     Чем хуже, тем лучше...
     К новому каналу под названием "Областное телевидение"
екатеринбургские телезрители уже успели привыкнуть. Они с
удовольствием смотрят программы московского "ТВ-Центра",
которому недавно, кстати, исполнился один год. Если АТН начал с
того, что купил так называемую news-room -- уникальное оборудование
для монтирования телепрограмм, то "Областное ТВ" сразу приобрело
мощный ретранслятор, гарантирующий независимость от
поползновений центра и зависимость от одного лица. От какого? Это
не секрет. Ответ на этот вопрос есть даже в названии канала.
     И хотя до выборов в городскую власть остается больше года,
подготовка к ним вовсю ведется уже сейчас. Если в Москве Ю.Лужков,
В.Черномырдин и другие создают свои гигантские медиа-холдинги, то
и местные политики пытаются от них не отстать. И появляется у них
некое подобие мини-холдингов. Хотя, конечно, масштаб здесь не
тот... Тем не менее, и А.Чернецкий, и Э.Россель имеют подвластные
им СМИ. Первого воспевают газета "Главный проспект" и телеканал
"Студия-41", второго -- "Областная газета" и "Республика",
"Областное ТВ" и "РТК-29", а также частично "10 канал".
     Хотя нам, телезрителям, до этого противостояния нет никакого
дела. Нам лишь бы передачи были интересные. А за трансляцию "ТВ-
Центра" - отдельное спасибо. К тому же, идет она почти в полном
объеме. Однако нет-нет, да стали появляться на канале редкие
местные передачи. Творческая самобытность проявилась с самого
начала -- руководство канала просто прибрало то, что плохо лежало --
музыкальную передачу "Блок-нот". Под видом "Нового блок-нота"
старая передача стала снова выходить в эфир.
     А в конце прошлого месяца на "Областном телевидении" начала
выходить новостийная программа "События", появления которой
многие ожидали. Однако выход в эфир "Событий" событием не стал.
Зрители увидели знакомое лицо ведущего Сергея Очиняна и
вспомнили, как когда-то давным-давно он, чередуясь с ведущими
Созоновым и Титовой, в течение примерно полутора лет вел
"Новости" "4 канала".
     Чувство меры создателям явно изменило. К обычному значку
"Областного ТВ" -- спутнику, по-интернетовски крутящемуся вокруг
знамени в правом верхнем углу экрана, добавилось изображение
вращающегося земного шара с движущимся вокруг него по орбите
спутником. А под ним стали появляться и исчезать слова "Политика.
Экономика. Общество. Право. Спорт." Не много ли движущихся
объектов? Может быть, это для того, чтобы отвлечь внимание зрителя
от лишенного шарма ведущего?..
     Многие репортажи смонтированы только из архивных материалов.
В одном выпуске из 10 сюжетов 8 оказались сделанными на основе
старых съемок. Некоторые репортажи подготовлены наспех. В эфир
идут, например, такие глубокомысленные сентенции абитуриента
театрального института: "Если человеку суждено - он поступит, а не
суждено -- не поступит". Но среди репортеров есть и достойные.
Например, запомнился мне репортаж Юлии Шатовой об офшорных
зонах на Урале. Выходит, могут же, могут, если захотят!.. Или если
позволят...
     Ведущий читает новости степенно и неторопливо. Невольно
вспоминается незабвенное СГТРК. Однако те не шутят. А он пробует
шутить. Например, так: "Большинство вузов города собирается стать
матерью. Альма-матерью." В этой спокойной и уверенной манере
угадывается дыхание прошлых лет -- лет становления местного
телевидения. Только кто-то ушел вперед, а кто-то, увы, остался на
месте. Право же, руководство, видимо, ошиблось в выборе, решив не
рисковать и взять человека с опытом.
     Ничем не лучше другая ведущая -- коллега Сергея Очиняна по газете
"МК-Урал" Яна Тищенко. Вот что может получиться, если убрать
"МК", оставить один "Урал" и вынести все это на экран. Впрочем,
менеджер канала А.И.Мосунов признал, что передача пора сырая.
Зачем же тогда выпускать ее в эфир? Только из-за того, что торопят
учредители, ведь выборы -- не за горами?
     В том, что может быть и хуже, я убедилась, когда посмотрела
семейный журнал СГТРК под названием "Одна сатана". Сатана была
действительно одна -- хозяйка международного агентства знакомств
"Светлана". Однако говорила она больше всего о сатане, который
шесть лет назад ушел к другой. Она сидела рядом с телевизором, по
которому шла музыкалка спутникового канала, и рассказывала об
опыте своей семейной жизни. Было непонятно, зачем это ей
понадобилось выносить сор из избы на ни в чем неповинных зрителей.
Например, на вопрос "Ссорились ли вы?" она отвечала так: "Ссоры
наши кончались постелью..." Ее тут же подхватывала ведущая и со
знанием дела признавала: "Ну, как они и кончаются обычно..." Та же
ведущая, явно не обремененная большим умом, задавала вопросы типа
"Тогда вы и сошлись?" или "Так вот быстро, в одном порыве и прошли
18 лет?". Чтобы поддержать разговор, делала замечания: "Говорят,
нужно больше соленого есть -- будет мальчик, мучного и сладкого --
девочка." Впрочем, собеседницу это не смущало, и она откровенно
рассказывала о сокровенном: "Я никогда не лазила по карманам, а тут
вот решила и залезла..." Это -- о ситуации перед разводом. Или: "Они
нашли отдушину в моей квартире..." Это -- о своих гостях.
     Видеть, как перед тобой перебирают грязное нижнее белье, было
крайне неприятно. Итог такой: за 30 минут эфирного времени,
благодаря стараниям ведущей, героиня передачи из преуспевающей
коммерсантки преватилась на моих глазах в жалкую неудачницу.
Вопрос "Кому это надо?", думаю, так и останется без ответа, как глас
вопиющего в пустыне.
     Видя такое дремучее невежество, пошлость и откровенную халтуру,
убеждаешься, что такие люди, как Владимир Познер, Генрих Боровик,
Леонид Парфенов и другие -- скорее исключение, чем правило на
нашем телевидении, на котором новые каналы открывают только для
того, чтобы упрочить свое политическое влияние перед выборами.
Мне могут возразить: "Может, не стоит подходить к телепередачам с
такой высокой меркой?" Боюсь, что если мы будем довольствоваться
тем, что есть, будет воплощен в жизнь знаменитый оруэлловский
принцип "Чем хуже, тем лучше." Собственно, а почему будет?
     Телевизор смотрела Нинель Митрофанова
     Новости как зеркало жизни
     Наша жизнь бедна событиями,
     зато богата комментариями
     Новости для телерепортеров -- хлеб насущный, а для нас с вами,
уважаемые телезрители, - иллюзия движения жизни. Чем больше
новостей, тем интересней, насыщенней, разнообразней кажется нам
жизнь. Новость, как известно, это новая весть. Однако местное
телевидение, может быть, и хотело бы радовать нас "новыми вестями",
да не может. И в этом не его вина! Просто жизнь Екатеринбурга и
области бедновата на значительные события. Вот и приходится
заполнять эфир либо вневременными сюжетами, либо малозначащими
пустяками, либо неделями рассусоливать одно и то же.
     Сравнив в один день выпуски "Новостей" "4 канала" и "Известия"
АТН, я отметила для себя один важный момент: то, что было
новостями для "АТНовцев", в "Новостях" "четверки" вообще не
прозвучало.
     Главным событием прошедшей недели, с точки зрения
телерепортеров, стала техногенная катастрофа на Среднеуральском
медеплавильном заводе. Произошла она 4 августа. "4 канал" сообщил
об этом 5-го, а "Известия" АТН -- только 6-го. Причем, время
происшествия журналисты называли разное. Так, например, Т.Иванов
в среду заявил, что катастрофа произошла ночью. А репортер "Студии-
41" ("Просто новости") утверждал, что все произошло в 11 часов 39
минут (выходит, почти в полдень?). Расхождения есть и во времени
отключения электроэнергии (что, собственно, и стало причиной
взрыва). "Четверка" утверждает, что электричества не было ни много-
ни мало 28 минут. АТН же сократила этот период до 15 минут. Откуда
брались эти цифры? С неба или из уст очевидцев? Конечно же,
уважаемый телезритель, это мелочи, но новости подразумевают
точность в изложении фактов.
     При внимательном просмотре программ обнаруживаешь ошибки не
только в работе репортеров, но и в комментариях ведущих. Так, Оксана
Куваева допустила непростительную, на мой взгляд, для ведущей
ошибку: 5 августа в "Известиях" прошел сюжет о загрязненности
городского воздуха. Перед репортажем ведущая заявила, что
загрязненность воздуха вызвана промышленными выбросами в
атмосферу. Репортер же в свем материале доказывал обратное:
"Несмотря на большое количество промышленных предприятий, 70%
выбросов -- это выхлопные газы от автомобилей." Именно об
автомобилях и шла речь в этом сюжете. Обидно, что ведущие
допускают очевидные алогизмы в своих комментариях.
     Впрочем, на АТН на прошлой неделе случались и еще более
обидные казусы. Видимо, так сказалась на них жара. В четверг, 6
августа, "Известия" поведали душещипательную историю о том, как
гражданка Трушканова семь лет скрывалась от правоохранительных
органов В.Пышмы в Екатеринбурге, но возмездие все-таки настигло ее.
И сейчас она находится в СИЗО. Сюжет интересный, но с бородой.
Около двух недель (!) назад об этом уже сообщали вездесущие
"Новости" "4 канала". Не слишком ли большое опоздание для
новостийной (а, значит, оперативной) программы?
     Если у вас не всегда есть время смотреть ежедневные "Новости", то
по субботам в информационно-аналитических программах вам будут
представлены самые интересные сюжеты о главных событиях недели.
Таких программ у нас две: "Итоги недели" опять-таки на "4 канале" и
"Неделя" на "Студии-41".
     Хочется похвалить Т.Иванова за сдержанный и благожелательный
тон. В своих комментариях он пытается быть объективным, не
выпячивая свое "я". Хотя собственная точка зрения у него, безусловно,
имеется. А вот ведущая "Недели" Н.Минц, по-моему, выбрала не
совсем верную интонацию. В этом меня еще раз убедила последняя
прогорамма.
     Комментируя забастовки челябинских шахтеров, она позволила себе
достаточно злобные выпады против них. "Шахтеры могли бы и
помолчать, так как отрасль убыточная. Госпожа Тэтчер в Англии
вообще такие шахты позакрывала, считая, что хромых уток надо
убивать. Наших еще никто не закрыл, так они еще и протестуют." А
несчастным асбестовским пенсионерам, которые заявили о своем
желании перекрыть железную дорогу у станции Боженово, уважаемая
ведущая вообще пригрозила уголовным наказанием: "Сидение на
рельсах -- терроризм, за который нужно карать." Тагильских медиков,
заявивших о желании начать забастовку, Н.Минц все-таки пожалела.
Но сообщила, что "забастовка -- это шантаж, который также относится
к уголовным преступлениям".
     Может, ведущая формально и права. Но имеет ли право молодая, не
знающая нищеты девушка угрожать с экрана телевизора голодающим
шахтерам, пенсионерам и медикам? Как говорится, сытый голодного
не разумеет.
     Иногда мне кажется, что добрая половина репортажей высосаны из
пальца, и новостями дня, а, тем более, недели не является. Анализ
подменяется личной точкой зрения, а новости -- событиями
прошедшего дня (или недели). Таким образом, рождается иллюзия
бурной городской жизни.
     Высказывалась Нинель Митрофанова
     А теперь для разбавки -- печатные СМИ!..
     Сублимация, профанация и... фобии.
     Ну, что ж, уважаемая публика, приступим к делу интересному, но,
увы, неблагодарному. Обзоры прессы не делает сейчас только
ленивый. Практически все каналы в той или иной мере окажут вам эту
услугу. Не пристало и "Пределу желаний" от нее отказываться.
     Итак, читатель, окунемся в море живого печатного слова и
посмотрим, что интересного покоится на дне морском.
     Эта неделя прошла под знаменем дня Святого Валентина,
праздника, который подарила нам горбачевская перестройка.
Праздники мы любим, вот и прижился он в наших "православных"
душах. Газета "Уральский рабочий" в преддверии дня всех влюбленных
предложила новую услугу: публикацию "валентинок" на своих
страницах, но только в День любви (14 февраля - для непосвященных).
Ровно через год вы сможете воспользоваться этим заманчивым
предложением, расположенным рядом с рекламой рыночного
комплекса, радиоприемников и минеральных удобрений --
материальное и духовное всегда рядом.
     К разряду "духовных удовольствий" относится, безусловно, и театр.
Театральная жизнь этой недели была богатой за счет гастролей
знаменитой "Табакерки". Но если с режиссером Табаковым зрители
смогли познакомиться воочию, то о режиссере Козакове и его новых
постановках можно было узнать со страниц "Новых известий".
Спектакль "Паола и львы", премьера которого недавно состоялась, ни
что иное, как "Сублимация любви", которую могла лицезреть и
екатеринбургская публика. Автор статьи Елена Ямпольская не только
поведала читателю о трудностях возвращения Козакова в "Москву
театральную", но и коснулась проблем московских театров (рост
арендной платы, нехватка средств, увеличение количества студий), что
в какой-то степени актуально и для нашего провинциального города.
Другое дело, что такого "лужка", как в Москве, в Екатеринбурге нет,
оттого у нас и театров несоизмеримо меньше (8 против 165), и
"звезды" наши на столичном небосклоне не видны. Оттого, видимо, не
скупясь, и идет наш зритель на заезжих гастролеров.
     В один и тот же день в "Известиях" и в "Новых известиях" вышли в
свет статьи, посвященный "возвращенцу" Урмасу Отту, с именем
которого ассоциируется у нас перестроечное телевидение. В "Новых
известиях" помещено интервью на треть страницы с этой "знаковой
фигурой новейшей российской истории" (с чем можно и поспорить).
Автор Павел Евдокимов попытался "реабилитировать" из прошлого эту
"суперстар" телевидения СССР. И если его "Телевизионные
знакомства" зрителям запомнились, то его новая передача, как считает
Ирина Петровская из "Известий" явно не удалась. Она не считает
творческой победой попытку Отта дважды войти в одну и ту же реку.
И что будет, когда российскому зрителю надоест ностальгировать по
прибалтийскому акценту популярного когда-то телеведущего?
     Стоит отметить тот факт, что наша уважаемая пресса не прошла
мимо юбилея Вячеслава Тихонова, актера, пик творчества которого
также приходится на советский период развития кино и телевидения.
     Если культурная жизнь страны дает оптимистичные прогнозы, то
достижения и научные открытия ученых весьма пессимистичны.
Больной темой в очередной раз оказалась тема электромагнитных
излучений и их влияния на наши с вами организмы. Российские
ученые поведали журналистам "Новых известий" о "достижениях в
области изучения электромагнитных волн на человека". Результаты
неутешительные. Предсказать со стопроцентной точностью эти самые
магнитные бури (о которых, кстати, вещают с телеэкрана красивые
девушки) можно только за несколько часов до начала. Предсказание
же за месяц или даже неделю - это полная профанация!
(Прислушайтесь к мнению специалистов, уважаемые читатели!)
     Самый точный прогноз в этом случае - ваше состояние.
Электромагнитные волны сбивают сердечный ритм, что ведет к
изменению пульса и давления. И если вы себя плохо чувствуете, лучше
обратитесь к врачу. Помните, что электромагнитные бури могут
вызвать внезапную остановку сердца даже у здоровых людей.
     Любителям окунуться в Интернет также нужно быть готовым к
тому, что эти волны могут вызвать крах информационной Сети.
Товарищи, будьте бдительны! Минздрав предупреждает! Усильте
контроль за работой технических систем и приведите в боевую
готовность персонал больниц, чтобы "коварные" волны не застали нас
врасплох.
     "МК-Урал" продолжает тему недели и предупреждает, что в СВЧ вы
готовите на собственные поминки, так как электромагнитное
излучение от бытовых приборов, мобильных телефонов, компьютеров,
сказывается на здоровье пользователей. Самое высокое излучение - от
СВЧ, самое низкое - от кофеварки и утюга. Наибольшую опасность
представляет длительное облучение в течение нескольких лет,
страшнее всего - во время сна. Магнитное поле с высоким уровнем
частоты угнетает выработку гормона мелатонин, недостаток которого
может вызвать онкологические заболевания. Спастись от этой напасти
могут только мужчины, которые постоянно находятся в состоянии
мыслительного процесса. А в наиболее неблагоприятных условиях
оказалась женщина, которая половину жизни проводит на кухне, в
окружении удобной, но смертельно опасной техники. Выход один:
отказаться от благ цивилизации и вернуться в пещеры.
     Жизнь на природе спасет человека еще от одной напасти
цивилизованного общества - фобий, ничем не мотивированных
страхов. Журналисты "Огонька" считают, что жители России боятся
совсем иначе, чем население "Дикого" Запада. Там люди боятся себя
(отсюда увлечение психоанализом), а "мы боимся соседей,
милиционеров, прохожих, коллег и даже родственников и любимых".
По данным социологического опроса, проведенного Анной Алекс,
38% (самый высокий процент) респондентов боятся потерять работу,
33% гложет страх потерять семью, 30% боятся заболеть неизлечимой
болезнью, 30% - пострадать от преступников, и только 6% - стать
наркоманом или алкоголиком. Ура! Алкоголизм и наркомания нам не
страшны! Не страшны... Не страшны?..
     До встречи!..
     Газеты и журналы читала Нинель Митрофанова.
     Мужчины: угроза нации
     Спешу поздравить вас, дорогие женщины, с окончанием череды,
казалось бы, бесконечных празднеств, которые придумали для себя
мужчины. Пресса попыталась напомнить читателям о том, что 8 Марта
- официально женский день. По страницам газет прокатилась теплая
волна пылких признаний в любви, романтических историй из жизни
великих (слегка попахивающих нафталином), стихи в честь лучшей
половины человечества.
     А рядом со всей этой "красивостью" - рецепты блюд, видимо, для
того, чтобы накормить, ублажить в честь праздника реально
существующего и весьма прожорливого представителя второй
"лучшей" половины, чтобы, не дай бог, его не постигла участь
динозавров, которые, по обновленной старой версии, вымерли от
голода (по свидетельству газеты "Труд").
     Накануне праздника "Подробности" ввели нас в курс чисто женских
проблем: 1) как накормить семью; 2) как обучить детей; 3) как
построить отношения с мужем (может, проще от него избавиться?).
Вопрос, вынесенный в заглавие статьи - для вас, "мужчины": "Что этот
мир без женского участья?"
     Со страниц масс-медиа веет на женщин страшной реальностью
сегодняшнего дня. "Российская газета" поведала о том, что за
последние 10 лет смертность от наркотиков среди детей возросла в 42
раза, употреблять же зелье начинают в среднем с 12 лет ( статья
"Наркомания в России: угроза нации").
     "Вечерний Екатеринбург" в свою очередь поспешил обрадовать
"веселой" статистикой: в области катастрофически увеличилась
заболеваемость туберкулезом в возрастной группе от 18 до 39 лет. Те
же "Подробности" перед праздником проинформировали женщин о
том, что хламидиозом ребенок может заболеть в грудном возрасте. Эта
болезнь принимает разнообразные формы и может вызвать целый
спектр проблем. Как, зная все эти ужасы, можно оставаться спокойной
и радостной?
     Воспользуйтесь, дорогие и любимые читательницы, простым
методом: спите побольше. Как считают китайцы, во сне можно
расчихать все проблемы.
     А вам, мужчины, хочется посоветовать: вместо фальшивых
заверений в любви подарите женщинам счастливую жизнь - снимите с
их хрупких плеч груз совсем неженских проблем. Будьте мужчинами, а
не бесплатными приложениями к дивану! И тогда не придется в
"женский" день подслащать их жизнь конфетами из ближайшего
ларька и опрыскивать своих любимых дешевыми духами.
     Удачи и счастья вам, феминистки!
     Обзор подготовила Нинель Митрофанова
     Незнайки-путешественники.
     На прошлой неделе Л.Кощеев, редактор втюриваемой многим
горожанам "Нашей газеты", удивил всех сообщением, что самым
читаемым автором на Урале является он сам -- неподражаемый,
любимый и единственный. "...Сегодня на Урале нет текстов,
сравнимых по объему читательского внимания". И это -- всего лишь
один аргумент в пользу того, чтобы жители бежали в магазин за
книжкой его бредовых эссе. Сам себя не похвалишь -- никто не
похвалит?..
     Известные уральские журналисты, "из дальних странствий
возвратясь", со свойственным им местечковым убожеством
поделились своими дорожными впечатлениями.
     "I love you, London!" - патетично восклицает Катя Рычкова с 5
страницы газеты "Подробности". "Лондон -- ты единственный", -
заявляет жительница Екатеринбурга. И как-то миленько у нее все это
получается: живешь в Екатеринбурге, а любишь Лондон. И дождь в
Лондоне -- не слякоть и мерзость, а просто каприз природы, даже если
он идет целый день, и неприятности в дороге -- это всего лишь мелкие
неудобства, а вовсе не повод для критики в адрес страны,
правительства и народа.
     Ах, как легко и приятно любить город, который уже многими
воспет. Поэтому в сотый раз рассказывает она нам с упоением об
английских пабах, как будто на дворе сейчас какой-нибудь *87 год.
Автор подобострастно льстит и умиляется верностью англичан своим
традициям, что очень похоже на любовь раба к своему господину.
Напротив, весьма резок в своих суждениях о России англичанин Грэм
Грин, отрывки из "Записных книжек" которого были опубликованы в
последнем номере "Огонька". Он открыто не признает русскую
культуру и на чем свет стоит ругает русский народ.
     Путешествия за чужой счет -- золотая жила, которую раньше других
на местном туристическо-информационном рынке начал
разрабатывать журналист Матюхин. Однако статья "Путешествие в
Византию", опубликованная в "Новой городской газете", вызывает
единственное чувство -- недоумение. Автор неточен даже в
общеизвестных исторических фактах, связанных с историей империи.
А насколько он неграмотен в вопросах развития собственной страны!
Журналист осмелился предложить легковерным читателям
доморощенную, не подкрепленную фактами интерпретацию истории
России. Излагая свою псевдофилософскую теорию, он больше всего
напоминает брюзжащего, обиженного жизнью старика.
     Отчего же так обуяла местных журналистов страсть к
путешествиям? Что, неужели все местные темы уже исчерпаны?
Поэтому-то, видимо, и веет со страниц городских изданий мертвенной
серостью. "Скукотища... Скукота... Ах, какая скука!.." Та же самая
беда, похоже, не обошла стороной и некоторые центральные газеты,
если они всерьез обсуждают вопрос: "Какова же главная тема недели --
болезнь президента или футбол?.."
     Примадонна российской политики
     Уважаемые жители Екатеринбурга, на прошлой неделе вам опять
напомнили о вашей богоизбранности. Как же, как же?! Ведь на долю
нашего города выпала счастливая случайность стать родиной двух
суперстар, и каких: первого президента России и "примадонны"
российской эстрады. Видимо, именно это обстоятельство и объясняет
столь трепетное отношение местных СМИ к Алле Борисовне.
     Дифирамбы этой "великой" женщине хором пропели все местные
телестудии. Встречали певицу с не меньшей помпезностью, чем
встречают высокопоставленных государственных чиновников.
Отремонтированная губернаторская резиденция, в которую так и не
ступила нога зарубежных гостей, милостиво была предоставлена
"народной" любимице. Господин Россель сам продемонстрировал ей
"свою" резиденцию, в которую не всякому смертному открыта дверь.
     Не отстал от своего конкурента по политической борьбе и мэр
города Аркадий Чернецкий. Программа "Подсолнух" ("Студия-41")
позволила своим телезрителям лицезреть встречу Пугачевой и
Чернецкого за бутылочкой коньяка, на которой поп-звезда не
побоялась открыть святая-святых женщины -- возраст, ласково назвав
собеседника сынком. Сам же Аркадий Михайлович еще более понизил
свою возрастную планку, признав себя сопляком (А ведь именно на
него надеются, например, бастующие метростроевцы).
     С властями Пугачева, как известно, на короткой ноге. Вот и с
нашим градоначальником она не только обменивалась любезностями,
но и обсуждала вопросы о помощи детям и переустройстве роддомов,
что преподносилось местными журналистами как проявление доброты
и милосердия "великой". Спору нет - все это, конечно, хорошо. Только
одно при этом настораживает: во всех сферах современной жизни
дилетантизм преобладает над профессионализмом. Любой человек,
достигший высот, считает себя чуть ли не богом, который знает все
про все на свете. Строители управляют страной, а певица решает
вопросы акушерства.
     О Пугачевой можно говорить долго и нудно, недаром целую неделю
обсуждался ее приезд в программах самых разных жанров (новости,
развлекательные передачи, программы о здоровье). Но меня удивляет
другое: отсутствие взвешенного и объективного подхода в
комментариях журналистов. Их нарочито преувеличенное восхищение
ее талантом похоже на заискивание плебея перед сильным
господином.
     В то время как рабочие месяцами не получают зарплату,
пенсионеры экономят на каждой копейке, первые лица города и
области, забыв о политических распрях, дружно выражают свою
любовь к "народной" певице, билет на концерт которой
приравнивается к среднемесячной зарплате. А преподаватель
университета, чтобы прокормить себя, загнал его аж за 800 (!)
долларов гостю из Нижнего Тагила. Каково?
     В то время как народ высказывает недоверие правительству (об
этом свидетельствуют социальные опросы), Алла Борисовна едет в
Красноярск, чтобы поддержать проправительственного кандидата
Зубова, уверяя всех в отсутствии ангажированности. И при этом при
всем наши соотечественники продолжают преклоняться перед
"примадонной" и со слезами умиления признаваться ей в любви.
Осознавая все это, с горечью констатируешь, что такой народ имеет
правительство, которое имеет его, и эстраду, к которой и близко не
подходит понятие "искусство". Обидно.
     Свое неприятие высказывала Нинель МИТРОФАНОВА.
     А теперь снова о телевидении!..
     "ЛенТВ" умерло, но дело его живет
     В середине июля 1998 года практически незамеченным прошел
юбилей телевещания в России. А ведь дата была славная -- 60 лет!
Немногие знают, что первые экспериментальные передачи стартовали
не где-нибудь, а в Ленинграде: в эфир вышел первый телеспектакль. В
далеком 1938 году вся научная и экспериментальная база по
строительству систем телевещания была сосредоточена именно там.
Поэтому в Ленинграде тогда и велось пробное вещание.
     А сегодня ленинградское телевидение, а точнее ГТРК "5-й канал",
заканчивает свое юридическое существование. 6 августа компания
будет ликвидирована. Уходят в прошлое времена "600 секунд"
Александра Невзорова и "Пятого колеса" Беллы Курковой. А ведь в
1991 году все центральные каналы молчали и лишь ЛенТВ работало.
Но это было одно из его последних достижений. Потом ленинградское
телевидение стало чахнуть. Закончилось все обрезанием под канал
"Культура". Как сказал руководитель питерского ТВ Борис Петров,
"мы полностью проигрываем центральным каналам". Стоимость
частного вещания на петербургском ТВ в 50 раз меньше, чем на ОРТ.
Тем не менее, в самом Петербурге продукция телекомпании по
рейтингам занимает третье место после ОРТ и РТР и опережает даже
НТВ. Хотя в последние годы качество передач ГТРК "5-й канал",
мягко говоря, оставляло желать лучшего.
     Теперь телевидение в Петербурге будет развиваться по новым
законам. Оно станет частным. Такова тенденция последних лет. С
каждым годом частных телекомпаний становится все больше, а
государственных -- все меньше. Сегодня в стране приблизительно
тысяча сто телекомпаний, из них только порядка ста государственные.
А на этой неделе из оставшейся сотни можно вычесть еще одну.
     Прямым наследником ГТРК "5-й канал" стал канал "Культура". Он
транслируется у нас на 31 ДМВ канале. Его творческие проблемы
хорошо известны. "Культуру" часто ругают за постоянное
использование архивных видеозаписей и за отсутствие поисков чего-
либо нового. Упреки эти, на мой взгляд, справедливы. Закрыв глаза,
долго и упорно вспоминаю хоть одну свежую программу на этом
канале, и не могу вспомнить. Быть может, я небольшой любитель
культуры? Да вроде бы, нет. Единственная программа, которая более
или менее выделяется на общем фоне -- это "Завещание ХХ века". Ее
ведущий -- многоопытный Г.Боровик -- неизменно поражает своим
профессионализмом.
     В нашем городе в программы "Культуры" иногда вклиниваются
передачи "НТТ". Местная компания "НТТ" расшифровывается не
иначе как "Новые телевизионные технологии". За таким звучным
названием скрывается пустота. "НТТ" совершенно ничем не
знаменательны. О них известно только то, что одним из учредителей
является Е.Зяблицев, а директором -- некий г-н с характерной
фамилией Нелюбин. В конце прошлой недели невыразительные
передачи НТТ, заявленные в программе, так и не выходили в эфир.
Впрочем, думаю, что немногие телезрители это заметили, потому что
их рейтинг чуть выше нуля. Невышедшие в эфир передачи НТТ
позволили немногим обладателям "классического" вкуса насладиться
программами петербургского канала "Культура" - утонченного и, быть
может, даже больного гемофилией, дитяти умершего на этой неделе
"Лен ТВ".
     Не так давно на НТТ работал нынешний собкор ОРТ Вадим
Челиков, ныне уже почти неделю живущий вместе с шахтерами,
перекрывшими железную дорогу в Челябинской области. На НТТ
выходила авторская программа "Урал с Вадимом Челиковым". Хотя
кто с кем, еще нужно подумать. Интересно, рассматривался ли вариант
названия "Вадим Челиков с Уралом"? Передача эта выходила недолго
и не сумела выделиться среди других передач НТТ, таких как "Туризм
и отдых", "Минувший день" и "Телемагазин".
     Быть может, руководство компании само не знает, чего оно хочет?
Один мой знакомый год назад ходил в НТТ на пробы ведущего.
Прошло время, а та программа, в которую требовался ведущий, так и
не вышла до сих пор. Зачем же было объявлять о наборе? Непонятно...
     Выходит, что "Лен ТВ" умерло, но дело его живет... Только вот
побеждает ли?..
     Высказывалась Нинель Митрофанова
     О ночном выпуске "Новостей" "4 канала"
     Идея, на мой взгляд, просто великолепна -- создавать передачу для
людей, которые возвращаются домой позже обычного. Хорошо, что
этот выпуск, который будет выходить в эфир сразу после кинофильма,
не будет повторять выпуск вечерний и будет содержать свежую
информацию. Хорошо, что выбор руководства канала пал на уже
достаточно известных репортеров, имена которых практически не
требуют дополнительной раскрутки.
     Ведь как проходит информационный вечер на местном
телевидении? Он начинается с новостийных передач "Просто новости"
(выходит в 18.55) и "Седьмой канал" (в 19.00). Первая программа
несерьезна. Она содержит как правило пустяковые новости. Несмотря
на то, что она выходит несколько раз за вечер (самый поздний выпуск
-- полуночный), она мало информирует зрителя. Вторая так плоха, что
не хочется ее даже ругать. Далее выходят "Новости АТН" (в 20.00) и
"Новости" "4 канала" (в 20.30). И, наконец, в 21.30 -- "События"
"Областного ТВ" - пока довольно посредственная передача. Есть еще,
конечно, "Ночные новости", "Новости без комментариев" и
"Минувший день", но это -- на любителя. Таким образом, идея
создания серьезной новостийной передачи, сделанной на высоком
уровне, пусть и пятнадцатиминутной, мне кажется, давно назрела.
     А уж если "4 канал" сделает еще и следующий шаг -- примет
решение создавать дневной выпуск, он уж точно докажет всем, что
является лучшим на местном телевизионном рынке. Это, конечно,
можно будет сделать не столько ради высоких рейтингов, сколько ради
престижа.
     В общем, что говорить? Молодцы! Так держать!..
     Предложения по изменению содержания газеты
     "4 канал + все ТВ"
1.      Изменить логотип с названием газеты. (Давно пора!)
2.      Больше внимания уделять местному телевидению. Ставить
больше материалов аналитического характера о том, что же
происходит сегодня на нашем телевидении. Хотя нужны,
безусловно, и светские сплетни.
3.      Визуальный ряд. Не хватает коллажей, шаржей и карикатур.
Опять-таки не хватает фотографий деятелей местного
телевидения. Неплохо было бы проводить этакую галерею --
печатать портрет "героя" и его ответы на вопросы анкеты.
4.      Ввести новые рубрики. Например, "Глас телезрителя".
(Давать возможность высказаться известным людям о том, что
им понравилось и что не понравилось на текущей теленеделе.)
Или "Что смотрят... политики (строители, банщики,
милиционеры)". (Проводить экспресс-опросы среди разных
слоев населения.) "Наш рейтинг" -- в течение получаса
обзванивать телезрителей и задавать вопрос "Что они сейчас
смотрят?" Подводить итоги. Далее. Не только "смотрим", но и
"обсуждаем". Давать разные мнения по поводу самых заметных
фильмов недели. Играть с читателями. Устраивать конкурсы.
Учреждать призы (можно даже очень недорогие). Не забывать и
про детей. Желательно, чтобы было интересно и им родителям.
Например, проводить игру типа "Устами младенца" - ребенок
пересказывает содержание фильма, а участники должны
отгадать его название. И так далее. Главное -- не бояться
экспериментировать.
5.      Ну, и, конечно, нужны репортажи из студий различных
телеканалов, интервью с директорами, творческими
руководителями, телеоператорами, звукотехниками (почему-то
все зацикливаются лишь на ведущих).
6.      В перспективе -- менять тон московских публикаций, делать
его более дружеским и теплым. Хороша ирония и добрый юмор
(как в передаче "Впрок", например). Если возможно, не
подписывать статьи "По материалам печати" -- это указывает на
их вторичность.
7.      В течение 3-4 недель проводить опрос известных людей (не
только людей искусства!) и публиковать ответы на вопросы
"Как вы оцениваете газету "4 канал+все ТВ"?", "Что бы Вы
посоветовали изменить или добавить?" (Или: "Читаете ли Вы
газеты о телевидении?", "Чего Вы ждете от газеты "4 канал +
все ТВ?")
     Подготовила Нинель
Митрофанова
     Не думай о "четвертом" свысока...
     Первой ласточкой частного телевидения в Екатеринбурге стала
телекомпания "4 канал". "Четверка" - старейший канал местного
телевидения, созданный в 1990 году. Сегодня у канала достаточно
прочные позиции и первые места в рейтинге зрительских симпатий.
     За 7 лет существования ТК сумела сохранить в тайне имена своих
учредителей. Кроме того, что это физические лица с тугими
кошельками, готовые вкладывать деньги в развитие телевидения,
ничего не известно. Широкая спина генерального директора Игоря
Мишина скрывает их от назойливых журналистов и зрителей. Даже в
налоговой инспекции вам не назовут их имена, т.к. за это могут
привлечь к уголовной ответственности. "Четверка" является частью
информационной структуры, в которую входят 2 телеканала, "Миг-
ТВ", радио "101-Екатеринбург" и газеты "Подробности", "4 канал +
все ТВ", "Свежие объявления". Рекламные интересы представляет
агентство "Телец".
     В 1997 г. в жизни канала произошли важные изменения: началось
его вхождение в новый проект, который назывался "НТВ-сеть".
Переговоры между господином Гусинским и господином Мишиным
привели к тому, что "Четверка" стала частью гигантского холдинга
"Мост-медиа". Выбор был сделан: работать на двух сильных
московских партнеров было нельзя и "Четверка" отказалась от услуг
"Ren TV".
     Должность генерального директора одной из ведущих
телекомпаний города позволила Мишину не только стать известной
личностью, но и попробовать свои силы в политике, а также в
ресторанном бизнесе. Успех российских и зарубежных актеров
доказал, что вкладывать деньги в систему общественного питания
выгодно. Весной 1997 г. с помпой был открыт пивбар "Динамо",
одним из владельцев которого является г. Мишин.
     Доходы же рядовых сотрудников много меньше. Какие они -
конкретно никто не говорит. Но зарплата не позволяет известной
ведущей Винарской М. купить машину, она, как и все смертные, ездит
на трамвае. Иванов Т., обозреватель программы "Итоги недели", сумел
в декабре 1997 года приобрести квартиру на 12 этаже с видом на
любимый "Белый дом". Д.Макеранца руководство канала оштрафовало
на 3 тысячи рублей за любовь к пустой болтовне. А победитель
всероссийского конкурса А.Ванченко был вынужден подрабатывать на
3 работах, чтобы прокормить себя и свою семью. Вот из этих фактов
может сложиться представление о зарплате ведущих основных
программ "4 канала".
     Но, как надеется М.Винарская, придет, придет золотое время, когда
рекламодатели будут делать заказы под конкретного сотрудника, и
тогда можно будет общественный транспорт сменить на личное авто.
     За 8 лет существования "Четверка" приобрела не только свою
аудиторию, но и свое лицо, вернее, лица. Два из которых -- Ванченко и
Винарская -- на Третьем Всероссийском фестивале в апреле 1997 года
стали призерами в номинации "Лучший ведущий России". А
программа "Утренний экспресс" победила в номинации "Лучшая
развлекательная программа". Факт этот приятный, но удивительный.
Неужели на огромных просторах России не нашлось ничего более
интересного?
     Безусловно творческим успехом компании стала ежедневная
новостийная программа. Руководитель информационной службы
В.Очнинян не зря вложила в нее столько сил и времени. Сегодня она
несомненно превосходит другие информационные передачи каналов-
конкурентов.
     Зрительская аудитория благосклонно относится к программам "4
канала". Среди нее много интеллигенции. Но смена сетевого партнера
в 1997 году не прошла безболезненно и часть зрителей переключилась
на "десятку", которая заключила договор с "Ren-TV".
     Сегодня политические пристрастия канала не совсем ясны, но
выборы 2000 года покажут, какому хозяину будут служить мощные
информационные ресурсы.
     Высказывалась Нинель Митрофанова
     Лебединая песня АТН
     Одним из учредителей телекомпании АТН был несостоявшийся
депутат господин Терлецкий. Говорят, что сумма его взноса
составляла 1 миллион рублей. Сотрудники АТН утверждают, что его
случайная гибель на Черном море не скажется на финансовом
положении компании, потому что у канала есть учредители в лице
семи крупнейших предприятий города.
     30 мая 1997 г. на 34 ДМВ канале телезрители могли увидеть первые
программы новой телекомпании. В число ее учредителей вошли
крупнейшие предприятия Екатеринбурга: жировой комбинат,
хлебокомбинат, фирма "Конфи", Уральская торговая кампания,
виншампанькомбинат. Основным финансовым партнером ТК является
банк "Северная казна" (вышеназванные организации -- его основные
клиенты), но сейчас, как известно, банковская система переживает
кризис. По слухам, глава банка господин Фролов и генеральный
директор АТН господин Пашков -- давние приятели.
     15 лет до начала своей телевизионной карьеры А.Ф. Пашков был
собкором газеты "Известия". Позже стал главой, созданного им
рекламного агентства и издательского дома "Известия -- Урал".
     Первоначально два открывшихся в 1997 г. канала "АТН" и "Студия-
41" - задумывались как единый проект. Но концептуальные и
политические разногласия помешали его осуществлению. Бывший
собкор "Известий" во главу угла ставил информационные программы
(что видно из названия). Сумел ли он реализовать свои планы, пока
под вопросом.
     Пашков, хорошо усвоив фразу: "Кадры решают все", -- пригласил
работать людей опытных. С " Четверки" к нему перебрались
Н.Созонов, В.Глазман, А.Скопов. В качестве шеф--редактора новостей
выступал приехавший из Москвы сценарист А. Суворов. Он обучал
репортеров приемам западной тележурналистики и, по рассказам, был
достаточно жестким. Три недели в качестве сценариста трудился
лауреат Антибукеровской премии О. Богаев. Но руководство канала не
сочло нужным оплатить его услуги. Эдуард Худяков, ведущий
программы "Три четверти", по совместительству еще и директор
агентства "Интерфакс".
     Обаятельный ведущий "Навигатора" гражданин Германии
Александр Кааль представляет особый интерес. Он закончил
Западноберлинский университет, факультет славяноведения.
Несколько лет назад приехал в Екатеринбург и занимался переводами
на немецкий язык живого классика уральской драматургии Н. Коляды.
Не женское это дело -- лезть в мужские дела, но то, что женственный
Александр уже не первый год живет в квартире одинокого Коляды,
знают в городе почти все.
     На свою зарплату команда Пашкова не жалуется, но как всегда ее не
хватает. Минута рекламного времени на канале стоит около одного
миллиона рублей. Расходы на выпуск программ это не покрывает и
основное бремя ложится на дружественный банк. Говорят, что он в
последнее время ужесточил требования к рекламному отделу канала.
Сетевым партнером АТН является СТС. Ее держатель -- американская
компания "Story Fist Communication". Появление "CTC" в эфире АТН
связано с приходом Филина Э.А. (бывшего зам. ген. директора "10
канала").
     Ориентируясь на средний класс, мечтая об умном, интеллигентном
зрителе, руководство канала явно прогадало, заключив договор с
"CTC", который более всего рассчитан на домохозяек и детей до 12
лет.
     Свою первую годовщину АТН отметило с большой помпой.
Несколько недель они не могли говорить ни о чем другом, кроме как о
самих себе. Сам себя не похвалишь -- никто не похвалит?..
     Обозревала Нинель Митрофанова
     Как уберечься от солнечного удара
     Лето, жара, мозги плавятся, не рождая мыслей. Единственное
удовольствие, которое не требует особых усилий -- нажимать кнопки
ДУ, переключая каналы, стараясь найти хоть что-то, связывающее тебя
с окружающим миром. Собственно, лето я и люблю за то, что можно
насладиться телевидением, можно кушать все, что подают, не
ограничивая себя временем. Детективы, ток-шоу, боевики -
превосходная жвачка для провинциальных лопухов, жуй, пока не
надоест.
     Телевизор смотреть я люблю. Иногда кажется, что у меня
сформировалась прочная наркотическая зависимость: если хотя бы час
в день не посмотрю телевизор - сразу же портится настроение.
     Три события определяли городскую жизнь прошедшей недели:
гастроли "Сатирикона", прибытие агитпоезда лидера ЛДПР,
посещение главы "Газпрома".
     Начнем по порядку. Реклама гастрольной поездки театра К.Райкина
сделала свое дело: рядовой горожанин к нерядовому событию был
подготовлен. Несмотря на отпускной сезон, билеты на гастролеров
были раскуплены. Телевизионщики за передвижением артистов
следили бдительно, о чем своевременно оповещали благодарного
зрителя. Наконец-то самолет с долгожданными гостями приземлился в
Кольцово. Новостийные программы всех каналов с радостью осветили
этот факт, придав ему историческое значение. Елене Егоровой --
репортеру "4 канала" - удалось побеседовать с актерами "Сатирикона"
отцом и дочерью Стекловыми. Можно было бы порадоваться за
телезрителя, который смог лицезреть любимого актера г-на Стеклова в
непринужденной беседе, только зачем же его журналистка Светловым
назвала? Видимо, перепутала с поэтом.
     В середине недели в город прибыл другой артист, но уже от
политики -- г-н В.В. Жириновский. Ох и не любит он нас, уральцев.
Новостийные программы позволили зрителю убедиться в этом
воочию. А в "Итогах недели" екатеринбуржцы могли услышать, что на
самом деле думает известный политик о горожанах. Наличие
телекамер не помешало лидеру ЛДПР обложить нас матом и все
восприняли это совершенно нормально, как очередную эпатирующую
выходку. А может быть так и надо?
     Приезд Рэма Вяхирева успокоил жителей г.Екатеринбурга.
Отключение электричества, горячей воды и газа пока не грозит.
Репортеры, освещавшие это событие, пришли к выводу, что газовый
голод в городе не ожидается.
     Из развлекательных передач мое внимание привлекла "Моя семья".
Темой для беседы стала "Война в семье". Находившихся в студии
людей шокировали откровения "маски". Она поведала историю о
мести ее подруги неверному любовнику. Несчастный мужчина был
насильно лишен предмета мужской гордости. Причем, ведущий
В.Комиссаров закончил обуждение поступка словами: "Пусть это
останется на вашей совести". Совесть совестью, а как же закон?..
     Летняя пора -- горячая для турфирм и для туристов. Экраны
заполнились рекламой различных туристических агентств,
предлагающих поездки хоть куда, разве что не на Антарктиду. Словно
ходики часов, в голове стучит желание: хочу, хочу, хочу...Но г-н Енин,
ведущий программы " Стенд", влил огромную ложку дегтя в бочку
меда туристического бизнеса. Включаю во вторник ТВ и слышу
знакомое ерничанье: "Не ходите дети в Африку гулять".
     Оказывается, ведущий вместе с эпидемиологом пугал будущих
туристов всевозможными заболеваниями.Из экзотических стран
можно привезти экзотические болезни. Их можно подцепить не
только в тропических странах, но и в цивилизованной Европе, если
пить сырую воду, кушать немытые фрукты и не соблюдать правила
личной гигиены. Бруцеллезом могут заболеть любители
нетрадиционного для россиян бифштекса с кровью. А в Африке
желающим пройтись босиком по песчаному берегу моря нужно
помнить о микроорганизмах, которые, проникая под кожу человека,
становятся источником серьезных инфекционных заболеваний.
     Внимательно выслушав советы врача вперемежку с колкими
замечаниями г-на Енина, я успокоилась: пусть экзотические болезни
получают новые русские, а мне и своих, местных хватает.
     В общем, если часто смотреть телевизор, можно получить
информацию о всех местных событиях, найти оправдание финансовой
невозможности поехать в Африку и... уберечь себя от солнечного
удара.
     Высказывалась Нинель Митрофанова
     Помеченная территория ТВ
     У меня дома живет кот Маркс. Красивый! Белый и пушистый,
породы турецкая ангора. Да к тому же еще и умный, если, конечно,
можно назвать умным домашнее животное. Да вот беда! Иногда по
весне он начинает помечать территорию. Напруденит в углу спальной
комнаты, в ванной или даже в шкафу. А мне приходится ходить за ним
с тряпкой и с хлоркой. Сначала я наказывала несчастного кота, тыкая
его мордой в мокрый пол, пока не узнала от своих знакомых, тоже
держащих дома кота, что весной они страдают от такой же напасти.
Видимо, природа все-таки берет свое, если послушное животное,
забыв о многовековом воспитании, начинает метить свои заделы.
     Образ помечающего территорию кота невольно возникает, когда
думаешь о ситуации, складывающейся на местном телевизионном
рынке. АО "Обл ТВ" отхватило у СГТРК 24-ый дециметровый канал,
по которому сейчас ретранслирует программы московского "ТВ-
Центра". Не обеспечив даже этот канал сколько-нибудь
качественными местными программами, "Областное телевидение"
"застолбило" еще один -- 39-ый -- под создаваемое "ОТВ-2". Полтора
года назад на 10 МВ-канале вместо АООТ "Век" хозяином стала ТРВК
"10 канал -- Губерния". Прошло время, и до сего дня ТРВК почти
ничем себя не проявила, ровно как и ее предшественник. А сейчас уже
"новая" телекомпания с хищным названием "Пиранья-ТВ",
перерегестрированная из ЗАО "10 канал ТВ", пытатеся оттяпать у
хиленькой "Эры-ТВ" 37-ой канал. В-общем, идет настоящая битва за
телеканалы и, следовательно, за возможность в недалеком будущем
влиять на умы зрителей. Причем, битва эта идет между карликами и
пигмеями. И самое обидное в ней то, что интересы телезрителей ну
нисколечки не учитываются! Результатов этой битвы телезритель, к
сожалению, не увидит. Разве что сменится название канала, и все.
Взять, отнять, пометить, что это мое, застолбить, так сказать, участок,
а уж дальше посмотрим, что будет -- такова, видимо, психология
нынешних телевизионщиков.
     Некоторые люди по простоте душевной радуются происходящему,
говорят, что, дескать, создается здоровая конкуренция и мы,
телезрители, от этого противостояния только выиграем. Другие же с
сожалением констатируют, что борьба-то идет не творческая, а
юридическая и финансовая, и количество местных программ, как
было, так и осталось довольно незначительным, а их качество -- крайне
низким. Как, например, можно охарактеризовать передачу "Неделя
Орджоникидзевского района", которую снимает некая "Скат-ТВ" и
транслирует "Эра-ТВ"?.. Кто, кому и за что платит -- вопросы,
неинтересные для большинства телезрителей. Люди просто хотят,
отдыхая от работы, смотреть интересные и полезные передачи. Клиент
всегда прав?
     То, что финансовый магнат господин Зяблицев имеет аж четыре
телекомпании, но не имеет на них ни одной стоящей передачи -- для
меня это нонсенс. Полная бессмыслица и нелепость видится мне и в
существовании некоторых других телекомпаний. Даже огромные
денежные затраты не гарантируют качественных телепрограмм,
потому что производство собственных передач -- это все-таки не
столько бизнес, сколько творчество. Мы видим это на примере
"Областного ТВ". С другой стороны, финансовая несостоятельность
почти наверняка влечет за собой несостоятельность творческую. И
возникает ситуация из разряда "и нести нет сил, и бросить жалко".
Неужели хозяева таких телеканалов выждают время и надеются, что
потом все образуется само собой? Поставишь себя на их место, и сразу
становится как будто бы все понятно. Люди борются, отстаивая свои
личные интересы. Понять-то их можно, но вот оправдать, увы, нельзя,
потому что задеты интересы общественные.
     Вспоминаю свой давний разговор с преподавателем УрГУ
Валерием Марковичем Паверманом. Я тогда делилась с ним мнением
о спектакле одного заезжего самодеятельного театра и сказала так:
"Нужно еще сделать скидку, что у них мало денег." Он мне возразил:
"В искусстве нельзя делать скидки". Тогда его слова показались мне
высокопарными. Но сейчас-то я понимаю, что грош цена всем этим
оговоркам типа "у них мало денег", когда речь идет об искусстве. А
так хочется верить, что телевидение в своих лучших традициях все-
таки является искусством!..
     Хочется верить и в то, что телевизионщики, подобно мартовским
котам помечающие территорию телеэфира, наконец угомонятся и
займутся тем, на что они, собственно, и получали лицензию
Областной комиссии по телевидению и радиовещанию -- созданием и
трансляцией собственных телепрограмм, т.е. творчеством.
     Телевизор смотрела Нинель Митрофанова
     АТН + MTV = Авторское Музыкальное ТВ?
     26 сентября в Москве и в Санкт-Петербурге началось вещание
"Музыкального ТелеВидения", а ровно через месяц, 26 октября, оно
появится и у нас в Екатеринбурге. Однако сенсацией этой недели
стало не только известие об этом. Не меньшей сенсацией стало
сообщение о том, что музыкальные клипы "MTV" будет крутить не
кто-нибудь, а телекомпания "АТН".
     Для Екатеринбурга появление "MTV" - событие из ряда
первостепенных. А вот для Москвы появление круглосуточного
музыкального канала потрясением не стало. Дело в том, что новый
канал отличается от старого "BIZ-TV" только известными на весь мир
заставками. А так и хозяин остался прежний (записывавший
безголосую дочку Борис Зосимов), и ведущие. Но и им было все равно
приятно, ведь, как говорит Мик Джаггер в рекламном ролике "MTV":
"You are watching not just TV, but MTV" ("Вы глядите, дескать,
телевидение не простое, а золотое"). А для "Диск-канала" на ТВ-6 и
для "Муз-ТВ" вообще конфуз получился: их продукция стала с каждым
днем, с каждым часом терять своего зрителя.
     А начиналось все с того, что в апреле этого года Борис Зосимов
подписал с руководством "MTV International" и "MTV Network"
лицензионное соглашение, предполагающее для российской стороны
полный доступ к видеопродукции компании, консультации лучших
специалистов, тренинг российских сотрудников в нью-йоркской штаб-
квартире. Кроме того, "MTV International" внес российскую компанию
в свою рекламные планы, что в нынешних условиях, согласитесь, тоже
немаловажно.
     В ближайшее время "лучшее в мире музыкальное телевидение",
кроме нас, будут смотреть жители Нижнего Новгорода и Воронежа.
Дальнейший план распространения сигнала предполагает
присоединение к системе вещания десяти городов в 1999 году и еще
двадцати пяти -- в 2000-м. Руководство "МТВ Россия" не делает ставку
на популярный у нас сетевой метод, предполагающий ретрансляцию
программ региональными станциями, а планирует воспользоваться
находящимся на орбите спутником.
     На быструю прибыль г-н Зосимов не рассчитывает. Выйти на
уровень рентабельности планируется через два года, хотя обычно при
запуске телеканала, по западным меркам, первые доходы начинают
поступать только года через четыре. Но Россия -- страна особая!
Может, денежки потекут рекой и раньше. Видимо, так рассуждают
американцы. Сперва же канал будет существовать на деньги
инвесторов - самого г-на Зосимова и некоего американского
инвестиционного фонда.
     В заслугах "MTV" значатся открытие видеоклипа как нового жанра,
раскручивание большинства звезд шоу-бизнеса (например, Курта
Кобейна и группу "Nirvana"), а также поиск новых талантов. Глядишь,
и у нас кого-нибудь отыщут. Тем более, что иностранщины в эфире
будет не так много: соотношение отечественных и западных клипов
должно быть пятьдесят на пятьдесят.
     А вот в активе "АТН" за год сущестовования значится попытка
создать авторские телевизионные новости -- "Известия". Нельзя
сказать, что попытка эта неудачная, но и особых успехов-то нет. Так
называемый "блок деловой информации", в простонародье именуемый
рекламой, у них и раньше-то был довольно хилым, а теперь вообще
иссяк. Рекламодателей ведь, как английский газон, нужно стричь
много лет, чтобы стал виден результат.
     Но время у нас, как известно, нас не терпит. И вот вам
кардинальные перемены! Нате -- вам! Московскому "СТС" придется
теперь продолжить свое путешествие по екатеринбургским каналам, а
местным "АТН", взявшим инициативу в свои руки и быстрее других
решившимся транслировать "MTV", придется, по всей видимости,
ориентироваться на новую возрастную группу. Ведь, если на Западе
возрастные границы эмтивишной аудитории простираются от 14 до 30
лет, то у нас, по мнению психологов, потенциальная аудитория такого
канала -- почти исключительно подростки.
     Так что придется теперь Оксане Куваевой и Эдуарду Худякову
вместо вещания о мелких городских событиях говорить о событиях
значительных, например, о третьем месяце беременности очередной
"спайсетки". А что? Своя аудитория содружеству "АТН-MTV" будет
обеспечена... Если же переориентации на молодежную тематику не
произойдет, иначе как нелепым желание "АТН" сохранить в сетке
вещания информационные передачи не назовешь...
     Высказывалась Нинель Митрофанова
     География нищеты духа
     Нинель МИТРОФАНОВА
     Несмотря на большое количество турфирм (около 200) и
телеканалов (их, как известно, 13), в Екатеринбурге есть только
одна местная телепередача о радостях туризма. И передача эта,
как ни странно, - "География духа". Обширная у этого духа
география! География по-ньювасюковски!..
     "Аркадий, не говори красиво!" -- обращался к своему собеседнику
герой романа Тургенева. Не знаю, говорил ли кто-нибудь это Сергею
Матюхину, автору и ведущему передачи "География духа", раз в
неделю выходящей на "51 канале" (с повтором на следующий день).
Наверное, нет. Иначе бы, наверное, исчезли из сценария все
"красивости", в изобилии говоримые за кадром.
     Чтобы не быть голословным, приведу примеры матюхинского
"высокого" стиля. "Римские легионеры устроили здесь бани с
мозаикой наповал", - говорит автор о храмах Древней Греции. Или тут
же лепит: "В этих храмах гуляют сквозняки времен, а ночью, словно
бомжи, прячутся звезды". Звезды-бомжи! Колоритный образ!
Маяковский бы, наверное, сдох от зависти. Эти же храмы рождают в
голове "поэта" и другие ассоциации: они, видите ли, "как с
перебитыми ногами, бойцы на костылях, а вместо ампутированных
скульптур у них зияют пустоты". У них, несчастных, "протезы
колонн". Это-то хоть, пусть и с трудом, но еще можно себе
представить! А вот представьте, пожалуйста, как "остатки нетленной
красоты рассовывают по дырявым карманам глаз". Что? Слабо?
     Вообще язык Матюхина -- это предмет отдельного разговора. Кроме
псевдопоэтических красивостей, есть в нем и шереметовский новояз
("венецианский купец, отмороженный Франческа Маназини"), и
просто ляпы ("Этот кедр с ветвями похож на пограничный столб".
Или: "С личностью города, похоже, произошло раздвоение")
Складывается такое впечатление, что авторские тексты не
подвергаются даже минимальной правке. Такая небрежность в
журналистской работе говорит о пренебрежении к зрителям.
Интересно, зачем же нужно засорять головы несчастных телезрителей
этой словесной шелухой? Неужели для того, чтобы отбить тягу к
путешествиям?
     Еще хуже бывает, когда г-н Матюхин начинает мудрствовать.
Презрев авторитеты, автор начинает возводить собственные, ничем не
подкрепленные исторические теории. Тут и выясняются странные
вещи, например, что "протестантскому Западу нужна олигархия", или
что-нибудь подобное. Над некоторыми его витиеватыми оборотами
можно смеяться до упаду, как над сценками из "Городка" или над
анекдотами из "Джентльмен-шоу". Когда слышишь его размышлизмы,
напоминающие нелепые умствования из "Письма к ученому соседу",
так и хочется воскликнуть: "Ну, зачем же приплетать сюда весь этот
бред?" А не лучше ли, например, дать слово специалисту, суждения
которого не будут такими спорными? Ведь делают же так, например, в
самарской передаче "Вояж без саквояжа"? А ведущий "Непутевых
заметок" так вообще без умных суждений обходится, ограничиваясь
изложением бесхитростных дорожных впечатлений, и что? -- неплохо
выходит. По крайней мере, нравится многим.
     Но г-н Матюхин -- не только философ, но и морализатор. В его
рассуждениях о попирании нравственности в чужой стране слышится
чисто советская нетерпимость к инакомыслию. Так, подойдя к
греческому торговцу, автор вертит в руках портрет модного актера и
ворчит: "Вот нет чтобы портреты Аристотеля, Аполлона или
Гераклита продавать, так продают этого... вездесущего Ди Каприо.
Рассовывают их везде. Вот я не согласен!" И торговец, желая
успокоить без особой причины раздраженного туриста, смиренно
складывает руки, мол: "Все в порядке, Вася!" Комментарии тут, как
говорится, излишни.
     А как, например, объяснить тот факт, что за 15 минут передачи
автор и ведущий "Географии духа" дважды(!) пробует перед камерой
диковинные фрукты и, причмокивая, тут же оценивает их вкус.
Причем, комментарии звучат так: "Щас попробуем нектар, который
пробовали, возможно, боги". Или так: "Похоже на груши. Да-да, очень
сильно похоже на наши груши". Иначе как бескультурьем такое
поведение не назовешь.
     Идея передачи, конечно, хорошая, а вот ее воплощение, мягко
говоря, оставляет желать лучшего. Ведь не только простоты и
безыскусности или, напротив, взвешенной серьезности не хватает
передачам Матюхина. В них нет самого главного -- того, чего
собственно и ждут зрители от таких передач -- интересного рассказа о
достопримечательностях страны, о людях, ее населяющих, об их
традициях. После просмотра такой передачи вряд ли у кого-то из
зрителей появится желание побывать в той стране, о которой шла речь.
Так что для фирмы "Интурист-Екатеринбург", отправившей
журналиста в путешествие, деньги эти были явно выброшены на ветер.
     Существо "Географии... духа"
     Нинель МИТРОФАНОВА
     Всем отвратительны препирательства типа "Дурак! -- Сам
дурак!". Но еще хуже, когда ими пытаются подменить серьезный
разговор.
     После публикации статьи "География нищеты духа" на страницах
"ВВ" на меня напали сразу двое мужчин: автор критикуемой мной
передачи и его друг, причем, один из них даже делал прозрачные
намеки на мою половую принадлежность. Интересно, а это-то здесь
при чем? Так делают только тогда, когда пытаются увести разговор в
сторону. Что ж, неприятно в очередной раз убеждаться в низменности
наших мужчин. Но речь не об этом!
     Оправдывающийся С.Матюхин попытался перенести внимание на
частности, а именно -- на неточность цитат (Например, вместо
"сквозняков истории" - мой "неуклюжий образ"(!) "сквозняки времен"
и т.д.). Тем не менее, ни одну из моих оценок автор посредственной,
на мой взгляд, передачи, увы, не опроверг. Напомню их: витиеватость
языка, морализаторство и умничанье. Я даже посмотрела очередную
передачу, чтобы убедиться, не ошиблась ли я в своих суждениях. Нет,
не ошиблась. Тот же самый матюхинский "высокий" стиль. Вот,
например, как спрашивает автор русского парня, работающего
официантом в греческом кафе: "Ну, и как вы здесь --
ассимилировались, мимикрировали?". Это, видимо, значит -- "Как
вы себя здесь чувствуете?"
     Но самым весомым в ответной статье оказывается последний
аргумент, с помощью которого автор пытается опровергнуть мое
мнение о его "шедеврах": "В конце концов, обратились бы к опыту
коллег по телектритике, которые давно разобрались в существе
"Географии духа". Явно не отличающийся особой скромностью автор
приводит даже цитаты из двух телевизионных газет города. А что, чем
не оправдание творческих недостатков? Хвалят -- значит разобрались в
существе(!). Ругают -- значит просто не разобрались... Так-то вот,
поклонники матюхинского творчества...
     Вечерний позор?
     Нинель МИТРОФАНОВА
     Каждую пятницу вечером на "Областном ТВ" выходит
единственная на местном телевидении юмористическая передача
-- "Вечерний дозор". Однако смотреть ее грустно.
     Печальный опыт создания юмористических программ на местном
телевидении уже был до того, как появилась эта передача. Вспомните
"Пятиминутку" и бежавшего от нее в Москву ведущего Андрея
Скопова. Руководство "АТН" только через месяц после выхода
передачи в эфир осознало, что у нее должен быть хороший сценарий.
Однако денег на сценариста, увы, не нашлось, да и прозрение
оказалось слишком поздним -- передачу сняли. Неудачный опыт
"АТН", похоже, ничему не научил "Областное ТВ".
     Сценарий у "Вечернего дозора" если и есть, то бездарно
написанный. Так, последняя передача строилась на обращении
ведущих к девяти музам древнегреческой мифологии. Причем, то, что
же все-таки связывало сведения о "товарищах по цеху" (то бишь
несчастных покровительницах искусств) с сюжетами передачи, думаю,
осталось непонятным даже для самих авторов. Например, вспомнив
про Полигамнию и Эрато, покровительниц поэзии, ведущие тут же
совершенно некстати перешли к яйцам, которыми выдают зарплату на
Асбестовской птицефабрике. Связи нет никакой -- ни логической, ни
ассоциативной. И так -- сплошь и рядом.
     С одной стороны, похвально желание авторов строить передачу на
местном материале (юбилей показа фильма "Титаник" в городском
кинотеатре и т.д.): у нас, мол, жителей Урюпинска (Мухосранска),
собственная гордость. Но, с другой стороны, эта же самая
искусственая установка на изображение узнаваемых всеми уральцами
реалий лишает авторов какой бы то ни было творческой свободы. Вот
и сквозит в подаче материала какое-то местечковое убожество. Или же
авторам просто-напросто изменяет чувство юмора. Например, они
почему-то находят смешным тот факт, что в Камышлове на танцах
дежурят дружинники. Ну, дежурят себе дружинники, и что с того? А
авторы передачи неудачно пытаются довести этот факт до абсурда,
изображая пионеров на дискотеке. Что к чему?
     Ведущие Ирина Пономаренко и Геннадий Ильин пыжатся из всех
сил, но не могут рассмешить зретелей. Их натужный диалог кажется
надуманным от начала до конца, а большинство шуток -- несмешными.
Непонятно также, почему фоном для занимающихся трепом ведущих
служит мультфильм про Винни-Пуха. А он-то здесь с какой стати?
     Часто ведущим изменяет не только чувство юмора, но и
элементарный вкус ("Ради объективности мы решили предоставить
слово импо... ой! Оппонентам!" -- "Пусть они онани... ой!
Оппонируют!"). Некоторые их остроты двусмысленны, а некоторые
так вообще похабны. ("...Началась, зачалась -- я бы сказал...",
"...Урида, то есть эта... ммм... Уретра! Ууу... Урания!..", "Обгоним
немцев и китайцев, поднимем выше наши яйца!") Хотя, в оправдание
авторов нужно заметить, что они и не пытаются балансировать на
грани между общепринятым и запретным. Тонким английским
юмором здесь и не пахнет.
     Одна из основных причин того, что и этот проект оказался
неудачным, на мой взгляд, -- в творческой изоляции работников
телекомпаний. Они, как правило, варятся в собственном соку, не имея
притока свежих и оригинальных идей. Вакансии заполняются чаще
всего по знакомству, без проведения открытых конкурсов. Конечно,
это затратно, муторно и не всегда благодарно -- выискивать и
выпестовывать молодых талантов. Куда проще брать "своих"! Однако
нечего тогда удивляться, получив в итоге "пшик"...
     Когда смотришь небрежное скоморошничанье ведущих "Вечернего
дозора", слышишь их болтовню, лишенную малейшего проблеска
таланта, становится обидно, что в нашем городе не нашлось ничего
более достойного. Но ведь есть и другие, тоже не московские, кстати,
передачи -- "Осторожно, модерн!" с талантливейшими Дмитрием
Нагиевым и Юрием Ростом, "Городок" с Петром Олейниковым и
Павлом Стояновым. Их ведь тоже снимают небольшие творческие
группы, состоящие из 8-10 человек. Интересно, чем же мы хуже?..
     Но самое обидное не это, а то, что такие передачи, как эта,
делаются на бюджетные средства, то есть фактически на деньги
бедных телезрителей. Выходит, создание этих "шедевров" оплачиваем
мы с вами из собственных же карманов. Не знаю, как вам, а мне этих
денег жаль. Хотя чего жалеть? В следующий раз я готова даже
заплатить, лишь бы не смотреть такое...!..
     Глас телезрителя -- глас божий?..
1.      Какие местые телепередачи вам нравятся?
2.      Какие местные телепередачи вам не нравятся?
3.      Как вы оцениваете ситуацию на местном телевидении?
     Мишарин Владимир Васильевич,
     директор Екатеринбургского Дома Актера СТД России
1.      Смотрю я в основном новостийные передачи. Очень
нравятся мне "Новости" "4 канала" и "Уральское время"
"АСВ". Из развлекательных люблю смотреть "Утренний
экспресс". Привлекает он меня прежде всего оперативной
информацией.
2.      Если мне не нравится, я просто не смотрю, и все... Ну, вот,
например, нравится содержание, а не нравится стиль ведения
передачи "9 1/2", и я ее смотреть перестал...
3.      Это замечательно, что у нас работает так много каналов.
"Студия-41", на мой взгляд, заслуженно отмечена за дизайн. А
вообще, новостийные передачи должны сочетаться с
передачами развлекательными, с художественными фильмами.
     Кадочникова Янина Александровна,
     директор Театра Юного Зрителя (ТЮЗа)
1.      Больше всего мне нравится "Утренний экспресс". Смотрю
его каждое утро. Это для меня как хлеб насущный. Нравится он
мне формой подачи и грамотностью поставленных задач. А еще
есть потребность смотреть новости культуры и политики.
2.      Сказать "не нравится" -- значит обидеть, поэтому я никогда
стараюсь так не говорить. Ну, а если сказать о тех передачах,
которые нравятся меньше, то я бы назвала "9 1 / 2".
3.      Есть, конечно, коньюнктура -- кто платит, тот и заказывает
музыку. Но хотелось бы, чтобы больше было рассказов о людях.
Мне этого сильно не хватает.
     Нараева Светлана Николаевна,
     заведующая Американским информационным центром
1.      Из развлекательных передач мне нравится "Каравай". Это
хорошая народная передача. Нравится еще передача про
медицину, не помню, какая... Ага, "Лечиться надо"! В ней
можно познакомиться со светилами местной медицины, с
народными средствами против болезней. Люблю еще смотреть
все новостийные передачи (кроме Шеремета).
2.      Конечно, "9 1 / 2". Не люблю совершенно эту кровавую
передачу.
3.      Нравится, что стало очень много каналов -- есть из чего
выбирать. Чувствуется, что есть конкуренция. Для нас,
телезрителей, это хорошо...
     Ведущая "Сатаны" -- не сатана!..
     Взяться за перо меня побудил вызывающий тон высказываний
независимой Нинель (или правильно -- Нинели?) Митрофановой. Ну,
нельзя же так, в самом деле? Доходит прямо-таки до оскорблений.
Ведущая тележурнала "Одна сатана" у нее, видите ли, "не обременена
особым умом", ведущий "Событий" очаровашка Сергей Очинян у нее
"лишен шарма", а, видя "красавчика Павла Блика", рука у нее,
понимаете ли, "машинально жмет на любую кнопку "дэушки"...
Читать это все крайне неприятно. Кода же, наконец, мы научимся
терпимости друг к другу? Да и кто она такая? Сама бы хоть что-то из
себя представляла, а то выделывается тут, вся из себя, ну, прямо я не
знаю... Да и зачем печатать такую, которой все "по барабану", как она
сама написала? Мне, например, они все нравятся. Даже если передача
мне не нравится, я никогда не скажу, что она плохая. Зачем обижать
людей? Они старались, делали -- зачем ругать? Сделай лучше, если ты
такая умная...
     Жанна Лихина, 27 лет
     А мне вот передачи СГТРК очень даже нравятся. Только когда я
смотрю их, на душе у меня хорошо и спокойно. Ведущие "7 канала"
очень доброжелательны -- они мне напоминают времена, когда все
люди были уверены в завтрашнем дне, не то что сейчас. А "Каравай"
заряжает меня положительными эмоциями на целый день!
Восхитительная Анжелика Виноградова -- лучшая на телевидении не
только Свердловской области, но и всей России. Почему вы никогда не
пишите о ней, а все время -- о каких-то иносранных актеришках из
сериалов... Мы же все-таки русские люди?! Прав был Владимир
Порфирьевич Костоусов, уважаемый в городе человек, когда сказал,
что только программы РТР, ОРТ и СГТРК отличаются от других. Все
остальные местные телекомпании крутят Москву с утра и до позднего
вечера. И названия себе придумывают дурацкие -- типа "Пиранья-
ТВ"... Если не будет СГТРК, кто же тогда будет показывать передачи
для нас, простых людей?..
     Степанида Александровна, 69 лет
     Почему у нас в городе нельзя посмотреть такие прекрасные
передачи, как "Суд идет" и "Марьина роща"? Почему показывают
всякое фуфло и их перебивают? А передачи СГТРК я бы вообще не
выпускал в эфир -- они его только засоряют. Была бы моя воля, я бы
усадил их председателя перед телевизором и привязал бы к креслу --
пусть сам смотрит все то, что нас смотреть заставляет... Думаю, он бы
свихнулся через сутки... Хотя, может, он уже и так такой?..
     Славик, 21 год
     Совет министров Европейского союза в 1989 году принял
Конвенцию, а затем дополнил ее директивой "Телевидение без
границ" и рекомендовал ввести в действие всем странам. Так там
черным по белому было написано, что продолжительность рекламы на
ТВ не должна превышать 15% ежедневного эфирного времени. А у нас
что происходит? Это же полный беспредел! А если уж что-то
рекламируется, так нужно хотя бы этот товар проверять, а то не
хочется же быть подопытным кроликом на столе у всемогущего
экспериментатора. Н.Морозова
     Хорошие и умные передачи поубирали из эфира. А что вместо них
показывают-то, что? Всякую лажу вроде "Золотой лихорадки"! А
лохотрон на "Поле чудес" крутят уже, наверное, целое десятилетие...
Когда у тебя зарплата 300 рублей, просто бесит, что люди за полчаса
выигрывают квартиры и машины. Призы нужно давать подешевле,
чтобы не обидно было. Самым дорогим призом может быть тостер или
электрочайник -- этого и так более чем достаточно. Нечего устраивать
показуху для нищих! Это же просто-напросто аморально! Л.Чупина, 34
года
     Неправ, ой неправ ваш Голованов, когда утверждает, что на канале
"Культура" нет хороших передач. Есть, да видно, не для всех. Создание
канала "Культура" - это уникальная попытка делать некоммерческое
телевидение. Это уже признали многие. Так, в этом году канал
"Культура" наградили премией "Тэфи" как "лучший телевизионный
проект 1997 года". А передачу Е.Евтушенко "Поэт в России больше,
чем поэт", правда, взятую с "Ren-TV", отметили как "лучшую
просветительскую передачу". Очень нравится мне цикл передач
"Путешествие в прошлое". В рамках этого цикла выходили прекрасные
передачи о истории Москвы, о самозванцах на Руси, беседы с
Лотманом. Вот! А вы говорите -- не интересный канал! Еще какой
интересный! А что касается НТТ, ну, да бог с ним! К тому же, говорят,
что они уже загнулись. Ну, а если даже еще и не загнулись, то, по-
моему, это как раз тот случай, когда ложка дегтя бочку меда не
испортит...
     М.Н.Елистратова, преподаватель
     Что смотрят... журналисты
1.      Чем порадовала Вас минувшая телевизионная неделя?
2.      А чем огорчила?
     Нина Иванова, ответственный секретарь газеты "Главный
проспект":
1.      Порадовала эта неделя профессионализмом журналистов
"Новостей" "4 канала" и "Сегодня" "НТВ". Эти программы
нравятся мне тем, что, смотря их, не испытываешь стыда за
нашего брата-журналиста. Ведущим этих новостийных
программ доверяешь. Официозу в новостях "НТВ" уделяется не
столь пристальное внимание, как, скажем, на "ОРТ". А другие
передачи мне смотреть просто некогда. Разве что стараюсь не
пропускать "Обозреватель", "Скандалы недели" и "Катастрофы
недели" на "ТВ-6".
2.      Когда мне что-то не нравится, я просто не смотрю. Поэтому
я не понимаю тех телезрителей, которые ругают передачи,
ругают фильмы. Тем более, что эти фильмы сейчас
путешествуют с одного канала на другой. "4 канал", кстати, и
здесь проявил себя с лучшей стороны -- многие фильмы шли
сначала на этом канале.
     Светлана Абакумова, пресс-служба детского музыкального театра
"5+":
1.      Да каких-то особых перемен, тем более, в лучшую сторону я
не заметила. Прихожу поздно, поэтому смотреть телевизор
некогда. По-прежнему смотрю только сериал "Пересмешник".
А что? Мне нравится.
2.      Очень мало стали показывать интересных фильмов. Их и
раньше-то показывали крайне редко, а теперь, наверное, вообще
труба...
     Арсений Лучанкин, репортер газеты "Вечерние ведомости":
     Пожалуй, и порадодовало, и огорчило одновременно -- отсутствие
рекламы. После обильного на рекламу августа и менее обильного
сентября почти полное ее отсутствие бросается в глаза. Телеканалы
рекламируют сейчас либо самих себя и свои проекты, либо своих
спонсоров и хозяев. Понимание того, что это плохо и для нас,
телезрителей, приходит только сейчас. "Бриллиановая рука" -- фильм,
конечно, классный, но не будешь же его смотреть в сотый раз? К тому
же, будут опять показывать в больших количествах всякую чернуху
местного производства... Ух, терпеть ее не могу!..
     Нинель Митрофанова, независимый телеобозреватель:
1.      Понравилось, что, несмотря на кризис, телеканалы
продолжают бороться за своего телезрителя. Что ж, такова
жизнь -- в этой битве за выживание победит сильнейший. А
сейчас, в октябре, на самых сильных телеканалах происходит
какое-то обновление -- переделывается сетка вещания и все-
таки нет-нет, да появляются новые передачи. В лучшую или в
худшую сторону будут эти перемены -- покажет время. Но то,
что телевидение в ближайшие месяцы будет малобюджетным --
это точно... Но, думаю, что это не значит, что оно станет
скучным и неинтересным.
2.      Все меньше и меньше стали нравится передачи, к которым я
привыкла. Например, программа "Моя семья". Ее ведущий
начал раздражать меня своей дидактикой и поверхностным
ворошением сложных тем. Не спасает его, как прежде, и юмор.
Сейчас, когда возникло общероссийское движение "Моя
семья", интерес к программе у меня стал пропадать. У передачи
этой нет творческого развития, а значит нет будущего. Еще хуже
"Марьина роща" с тем же самым ведущим -- Валерием
Комиссаровым. Вот что бывает, когда изначально хорошую
идею ставят на поток.
     P.S. Как оказалось, не смотрят журналисты и, казалось бы,
адресованные им программы. "Рейтинг прессы" с Сергеем
Герасимовым ("НТВ") видели только 2 из 10 опрошенных, а
ежедневные утренние обзоры прессы на "ТВ-Центре" -- только 4 из 10.
Самый низкий рейтинг, как это ни странно -- у "Последнего абзаца" с
Вадимом Глазманом ("АТН"). Его смотрит только 1 человек из 10
опрошенных, и то -- не всегда. В чем же причина? "Посмотришь на
такую "мефистофельскую" внешность перед сном, так ведь потом
кошмары будут ночью сниться", - объяснила мне причину одна
журналистка. Настоящая же причина, видимо, глубже -- ведущий
слишком мелко плавает и серьезных обзоров прессы делать не может,
ограничиваясь скоморошничаньем и зубоскальством над мелкими
газетными заметками.
     Говорят, что индикатором общественного сознания людей
является телевидение. Это утверждение мы решили проверить.
Как известно, 7 октября прошли митинги во многих городах
России, в том числе и в нашем Екатеринбурге. Смотрят ли
митингующие телевизор? А если смотрят, то что именно? Только
ли политические новости или что-нибудь еще? С этими
вопросами на заснеженную городскую площадь, кутаясь в
полушубок и слегка опасаясь экстремистских выходок
собравшихся, вышел наш корреспондент.
     Что смотрят... митингующие
     Алексей (фамилию не назвал, парень лет 28): Я про политику не
смотрю вообще. Обрыдло. Потому что, как посмотрю, хочется что-
нибудь делать, а что делать, не знаю. Нужно спасать страну. Но как?
Не могу же я его снять за шкирку, если он сам не уходит? Да и батя
мой тоже психует. Телевизор старый разбил, ламповый еще у нас был,
когда президента показывали. Смотрю сейчас только киношки.
Боевики там всякие, триллеры. Да за телевизор опасаюсь -- он ведь у
нас новый. Из звезд Ван-Дамм мне нравится, ну, и Шварцнеггер.
Думаю, если бы они жили у нас, тоже бы вышли на площадь. Вот
ментам бы не поздоровилось!..
     Надежда Ивановна Голубева (женщина лет 45): Да я здесь
только так, случайно -- посмотреть пришла. Мне как раз вот больше
нравится у телевизора сидеть, сериалы смотреть. Только не нравится
мне, что их все ругают. Ведь все ругают, и все... смотрят! Мыльными
операми вот называют... Почему мыльными? Просто они немного
сентиментальные и... добрые. Еще мне не нравится, когда Ельцина
показывают. Когда я его вижу, мне почему-то Брежнев вспоминается в
свои лучшие годы. Вы только не пишите про это, а то вдруг ведь все
назад вернется!..
     Лев Абрамович (мужчина в дубленке): Я, в-основном, НТВ
смотрю, независимое от всех, кроме Гусинского. Нравятся мне
"Итоги", а вот ведущий Киселев -- не очень. Ну, как почему? Говорят
ведь, что он был агентом КГБ, Алексеевым, не слышали, что ли? А так
я вообще-то не только политикой интересуюсь. Люблю и фильмы
смотреть. Но только наши, не американские. Они добрее. А сюда вот с
места работы отправили -- зарплату не платят... Да лучше бы на работе
сидел!
     Иван Никифорович (мужчина лет 65): Да я и сам телевизор не
смотрю, и вам не советую! Только и знают, что пудрить мозги нашему
брату! Все делают, чтобы отвлечь народ от политики... От классовой
борьбы... Раньше хоть фильмы можно было посмотреть... А сейчас
или стреляют, или нюни разводят...А вообще я за отставку Ельцина!..
Страной должны управлять здоровые люди. Тогда и телевидение
нормальным будет.
     Саня (студент в кожаной куртке): "Клуб кинопутешественников"
смотрю, особенно, когда жаркие страны показывают. Так приятно
помечтать иногда... Эх, повезло же мне здесь родится!..
     Митингующий -- в наше время почти что профессия. Причем, в
отличие от многих других, профессия востребованная. Пусть она, как и
другие, не всегда дает выгоду материальную, зато уж моральное
удовлетворение дает наверняка. Ведь, придя домой, так хорошо
стряхнуть с себя снег, снять мокрую одежду, остаканится, сесть в
кресло перед телевизором и, согреваясь телом и душой, щелкать
кнопочками и искать свое изображение на экране. Это, конечно,
шутка. А вот то, что на митинги выходят зацикленные на политике
люди -- это миф...
     Гадания на кофейной гуще
     Нинель МИТРОФАНОВА
     Ежедневные астрологические прогнозы есть только на одном
местном канале, а вот прогнозы погоды -- почти на каждом.
Однако телезрители все равно не знают, когда, выходя из дома,
брать зонтик, а когда -- надевать валенки.
     Прогнозы погоды на телеканалах подобно лакмусовой бумажке
проявляют достоинства и недостатки различных творческих
коллективов. "Прогноз погоды" с Мстиславом Захаровым из них --
самый навороченный (другого слова и не подберешь!).
Отличительными чертами этого прогноза являются основательность
и... великодержавность. Что ж, ребята умеют пускать пыль в глаза. Тут
тебе и всевозможные карты, и снимки атмосферы. Тут тебе и погода в
Лондоне, и погода в Нью-Йорке. Смотря их, забываешь, что живешь в
сером провинциальном городишке, в Мухосранске. Приятная, конечно,
иллюзия! Наверное, этот обман о том, что мы живем в одном большом
мире, в котором Екатеринбург органично вписывается в Европу,
адресован не только телезрителям, но и самим создателям... Однако
бедным телезрителям, большинство из которых обречены годами
сидеть дома, от этого не легче!..
     "Погода" на "Студии-41" -- единственная цельная пятиминутная
передача, которая выходит аж 5 раз в сутки. К чести авторов следует
сказать, что их прогноз дополняется народными приметами. Но не
только... Кроме прогноза погоды, узнаешь еще и часы работы салона
меховых изделий "Ниффертити" (есть, знаете, такой в городе).
Рассказывая о погоде, ведущая Наталья Левкина демонстрирует
эффектные ножки и... одежду модных магазинов. "Как ни крутите, как
ни вертите..." В конце передачи сообщается, какой организацией
"предоставлен" костюм ведущей, а какой -- прическа. Невольно ждешь
продолжения этого списка: каким это, интересно знать, обувным
магазином предоставлены ведущей такие туфельки, а какой
стоматологической фирмой -- такие зубки...
     Но самый солидный спонсор, конечно, - у прогноза погоды на
СГТРК. Это, как известно, г-н В.А.Язев. Ну, и что с того, что тратя
огромные деньги на рекламу, он не платит своим работникам?..
Главное -- создать имидж хорошего хозяйственника. А объяснения того
факта, почему корпорация "ЯВА" решила одаривать деньгами именно
СГТРК, а не собственных работников, могут быть самые разные.
Например, немногие знают, что жена ведущего Валерия Майорова --
Анна Чарская, работает идеологом "ЯВЫ". Случайно ли это? Кто
знает!?
     Много рекламы собирает передача "По погоде". А репортерская
группа, между тем, ходит на съемки пешком, потому что нет машины.
Читая об энтузиазме ребят-бессеребренников, делающих эту
программу, как-то не веришь уверениям авторов. Да и идея этой
передачи не кажется мне оригинальной: зачем это нужно --
перемежать чтение коротенького прогноза массой, по сути дела,
ненужной информации?
     На "АСВ" и на "Областном ТВ" прогноз погоды сообщается крайне
сухо -- сразу видно, что здесь ему не уделяют особого внимания. Куда
большее внимание уделяется, например, на "АСВ" астрологическим
прогнозам. Прорицательница Анна Кирьянова -- давняя подруга
Жанны Телешевской. Чаще ее в студии передачи "Диалог в ночи" не
бывал, пожалуй, никто. Даже директор Центра пластической
хирургии.
     А вот на "АТН" же прогноза погоды нет совсем. Подозреваю, что у
этого канала сейчас нет не только прогноза погоды, но и самой
концепции вещания. Уж больно плохо состыкуются клипы "MTV" с
информационными часами "АТН", разбавленными жиденькими
"блоками деловой информации" (так высокопарно именуют на "АТН"
нудную рекламу). А г-н Фролов появляется на "АТН" так же часто, как
г-н Березовский -- на "ОРТ". Зато АТНовцы оказывается в более
выгодном положении, чем их коллеги: никто не покатит на них бочку
за неверные прогнозы. Потому что в сознании людей большую
ответственность за обман несут все-таки люди, которые эти прогнозы
озвучивают.
     И по-своему они правы. Им не докажешь, что вина за неверные
прогнозы ложится на Уральское управление гидрометеослужбы, а
вовсе не на телевизионщиков, которые всего лишь исправно доводят до
сведения горожан информацию, полученную от синоптиков. Потому
что предсказания погоды подают на телевидении как непреложную
истину. Хотя на самом деле это даже и правдой-то назвать нельзя...
     Ведь неизвестно, что синоптикам удается чаще -- угадать погоду на
следующий день или не угадать. Да вы и сами знаете -- сколько раз
бывали обмануты! Наверное, каждый, поверив на слово, в сухую
погоду таскал зонтик, а когда оставлял его дома, попадал под
проливной дождь. Расхождения в 5ШС обычно никто даже и не
замечает, потому что к таким неточностям мы уже привыкли.
Например, в конце прошлой недели метеорологи обещали
похолодание до --7 - -9ШС, однако температура была около 0ШС. Так, на
11 декабря они пообещали дневную температуру -5 - -7ШС, на самом
деле же в городе была температура 0- -1.
     Может, стоит вспомнить дореволюционный опыт? В газетах тогда
писали "По предсказаниям синоптиков...", а никак не "По
прогнозам..." Ведь прогноз -- это заключение, основанное на каких-
либо серьезных данных, а предсказание -- всего лишь предположение
того, что может произойти в будущем. Все-таки называть сводки
синоптиков предсказаниями гораздо честнее... Ведь синоптики -- те
же астрологи...
     ТЕЛЕЕБУРГ &
     Екатеринбург телевизионный
     Нинель МИТРОФАНОВА
     Екатеринбуржцы с гордостью любят повторять, что в их родном
городе телеканалов больше, чем в любом другом городе России. Их аж
чертова дюжина. Однако что же представляют из себя эти самые
каналы -- не говорят почти никогда. Потому что если в
количественном отношении за местное телевидение и можно чем-то
погордиться, то в качественном отношении гордиться абсолютно
нечем.
     Да и какое тут может быть качество? Почти все местные каналы
ретранслируют программы московские. И понятно -- почему. Если на
производство собственных передач средств не было и раньше, то уж
сейчас -- тем более. Сетка вещания даже лучших местных
телекомпаний почти полностью строится на передачах сетевых
партнеров. Вкрапления из местных передач заметны только при
внимательном рассмотрении программы. Так, собственные передачи
относительно успешного "4 канала" занимают в сетке вещания около
28 часов в неделю, все остальное время идут передачи "ТНТ". У других
же каналов собственные передачи занимают гораздо меньше эфирного
времени.
     Один центральный канал -- "РТР" -- транслируется аж на 2 местных
каналах: на 7-ом метровом и на 47-ом дециметровом. Только передачи
на 47-ом канале начинаются с 16 часов -- в будничные дни, и с 12 -- в
выходные. Они дублируют передачи, вместо которых "СГТРК"
беспардонно ставит свою несмотрибельную продукцию. Тем не менее,
47-ой канал отличает от московской "РТР" не только лимит времени,
но и регулярно показываемая на нем передача "10 минут с
Е.М.Зяблицевым".
     О "ноу-хау" депутата Госдумы г-на Зяблицева -- разговор особый.
Он раньше других понял, что, оформив лицензию на право вещания,
застолбив, так сказать, участок, совсем необязательно запускать на
этом канале собственные передачи. Так, он является учредителем "10
канал -- Губерния", ему принадлежат "НТТ" (31 ДМВ-канал) и "Центр
телевидения Урала" (по-барски расположившийся на 47-ом канале).
Поэтому именно его, а не г-на Мишина, можно назвать самым
крупным телемагнатом города. Проект "Пиранья-ТВ", которым
пытались перекрыть принадлежащую О.Кумышу "Эру-ТВ", к счастью,
сам накрылся медным тазиком. Поэтому и кочует передача "10 минут
с Е.М.Зяблицевым" с 10 МВ-канала на 47 ДМВ-канал, и обратно.
     Единственный канал, который строит свою собственную сетку
вещания (опять-таки больше из покупных передач и фильмов) -- это
"Студия-41". Может быть, поэтому в адрес этого канала принято
расточать похвалы. Однако, на мой взгляд, канал этот отличает
творческая невыразительность, которую авторы почему-то пытаются
выдать за простоту и безыскусность. Еще этот канал знаменателен
полным отсутствием ярких и талантливых ведущих, смелых творческих
находок, оригинальных идей. Не думаю, что массовый перебег
журналистов с "АТН" изменит ситуацию и после Нового года на этом
канале появятся новые передачи с высоким рейтингом.
     Скандал прошлого месяца -- вымогательство телевизионщиками
1000 долларов в качестве платы за то, что негативный сюжет не
выйдет в эфир -- показал, что телевидение -- это мощное оружие для
ведения информационных войн. Показал он также и то, что старые
бойцы с поля боя так просто не уходят. Так, после публикации
разоблачающих документов (а именно -- стенограммы телефонного
разговора) с работы уволили по сути дела стрелочника -- координатора
службы новостей "Студии-41" Сергея Каленникова. Настоящий же
вымогатель, которым, по слухам, является ведущий "Известий АТН"
Эдуард Худяков, остался на своем месте.
     Несмотря на крики "Тону!", слышащиеся со всех сторон,
телеканалы живут. Никто еще не утонул и, видимо, уже никто не
утонет. Потому что г... не тонет. Что ж, пусть телевизионщики
барахтаются в мутной воде кризисного периода... А что же делать
нам, несчастным телезрителям? Ждать у моря погоды?..
     Поправляя очки, листаю телевизионную программу. Что бы
выбрать? Что бы посмотреть? Что ни фильм -- то ерундовский. Что ни
передача -- то скучная. Телевизионных каналов в Екатеринбурге,
может, и много, а вот смотреть, увы, нечего...
     Телекритика как жанр...
     Не существует!
     Нинель МИТРОФАНОВА
     Несмотря на то, что в Екатеринбурге выходят две еженедельные
телевизионные газеты, общий тираж которых составляет 120-140
тысяч экземпляров, такого популярного газетного жанра, как
телекритика, в городских газетах практически не существует.
     Те критики, которые один другого белинскей, обходят телевидение
стороной. Почему? Может быть, печатные СМИ уже полностью
капитулировали под натиском СМИ электронных (как сейчас модно их
называть)? А, может, критика телевизионных программ не так
безопасна, как критика литературных произведений? Или просто не
приносит прибыли, как, например, критика погрязших в грехах
политиков? А, может, и то, и другое, и третье, и четвертое, и пятое...
     А ведь когда-то и в местных газетах пытались осмыслить
происходящее на екатеринбургском телевидении. В газете "4 канал +
все ТВ" была даже рубрика такая -- "Мнение независимого
телезрителя". Ее герой Иван Анисимов -- виртуальный персонаж, плод
коллективного труда членов редакции -- был достаточно хорошо
известен в городе. Его замечания о телепередачах были едкими и
колючими. Но Иван Анисимов приказал долго жить, когда газету
покинули несколько журналистов во главе с редактором
Н.Пирожниковой. Руководство холдинга "ТВ-пресс" поменяло старых
газетных волков на молодого А.Зайцева.
     В газете "Теленеделя" тоже когда-то была рубрика "Критик на
диване". Однако то, что под ней выходило, назвать критикой было
нельзя. Так, например, запомнился мне такой замечательный пассаж,
который появился на страницах газеты в конце лета: "Эта передача
мне не нравится. И я даже сама не знаю, почему". Причем, этот
изящный оборот не из письма читателя, а из статьи журналиста. О чем
после этого говорить? Редактор газеты -- недавний студент журфака
УрГУ С.Черный -- пытается делать газету на одних мажорных тонах.
Не спорю, может, это и неплохо, но меня лично от этой слащавости
просто мутит. Признаться, мне необычайно сложно представить
людей, хвалящих всех без исключения только за то, что они
появляются на экранах. Мне сложно представить людей, одинаково
подобострастно относящихся к совершенно разным телеведущим и
руководителям. Но такие люди есть. И работают они в редакции
"Теленедели".
     Но ведь в московских газетах и после кризиса сохранились
прекрасные рубрики, посвященные телевидению. Острые и смелые
статьи о масс-медиа выходят на еженедельной полосе "Мы в потоке
информации" "Общей газеты", в рубрике "Телегазета" "Московского
комсомольца", в разделе "ТелеРЕвизор" "Новой газеты". Почему же в
полуторамиллионном Екатеринбурге, в котором зарегистрировано уже
больше 180 печатных изданий, у людей нет возможности высказывать
свое мнение, пусть даже и нелицеприятное?.. Неужели владельцам
телеканалов, информационным магнатам-толстосумам, неинтересно
будет узнавать об оценках людей, находящихся по другую сторону
экранов?.. И неужели нам, любителям телевидения, неинтересно будет
узнавать правду о тех, кто повелевает нашими умами?..
     История одного скандала
     Нинель МИТРОФАНОВА
     Прошлым летом, сама того не желая, я стала виновницей
небольшого скандала. Точнее, даже не скандала, а так, скандальчика.
Тем не менее, из-за него пострадали редакторы двух городских газет и
получили немало неприятных минут их влиятельные хозяева.
     А началось все с того, что я написала статью под крайне
неудачным, на мой взгляд, заглавием "Четвертый -- значит первый?".
Статья эта была посвящена, как вы уже догадались, самому успешному
екатеринбургскому "4 каналу". Только в тот раз я решила попытаться
осмыслить деятельность этого канала не в творческом, а в социальном
плане. Статью эту я отдала в тогда еще только открывавшуюся газету
"Вечерние ведомости". Ее там так долго мариновали, что я решила,
что навряд ли она когда-нибудь увидит свет. И от отчаянья отдала ее в
халявную газетенку "Предел желаний", в которой никогда не
выплачивались гонорары.
     И вот, 17 августа в этой карманной газетке г-на В.Язева появилась
моя статья под названием "Не думай о "четвертом" свысока",
подписанная "Подготовила А.Вырубова". А уже через неделю на имя
"хозяина" г-на Язева пришло письмо от руководителя медиа-холдинга
"ТВ-пресс" г-на И.Мишина, которого эта публикация, мягко говоря,
возмутила. Заканчивалось оно так: "Остаюсь в крайнем недоумении, г-
н И.Н.Мишин". Письмо это с язевской пометкой "Разобраться!" было
направлено издателю В.Усенко, который тогда и корпел над
извинениями.
     А ровно через месяц, 16 сентября, в газете "Вечерние ведомости"
вышла статья "Четвертый канал" во время кризиса", подписанная
"Егор Брусницын/ "ВВ". Это был явный плагиат! Статья мифического
Егора Брусницына почти слово в слово повторяла мою статью.
Резонанс после выхода этой статьи был еще большим. Один из
сотрудников этой газеты (теперь уже бывший), рассказывал, что
главного редактора после этого будто бы вывозили в лес в багажнике
белого 600-ого "Мерседеса", принадлежащего директору супермаркета
"Кировский" г-ну И.Ковпаку. В лесу ему будто бы объясняли, кто есть
кто в Екатеринбурге -- на кого "наезжать" можно, а на кого -- нельзя.
Говорят, после этого редактор заметно посмирнел, а г-н Ковпак
трижды приезжал в редакцию и проводил собрания.
     Вот выдержка из интервью Игоря Мишина, опубликованного в
газете "Подробности" 29 сентября 1998.
?      Недавно Ваш холдинг стал предметом критических
публикаций в двух городских газетах -- "Предел желаний" и
"Вечерние ведомости". Последнее издание, если я не
ошибаюсь, финансирует директор сети супермаркетов
"Кировский" Игорь Ковпак. Как так получилось, что человек, с
которым Вы дружите семьями, содержит газету, которая
поливает Вас грязью?
?      В этих публикациях муссируются слухи оскорбительного
порядка, причем с использованием массы ложных сведений и
неточностей. Содержание заметок совпадает процентов на 90,
но одна появилась до кризиса, вторая -- после. Последняя более
горячая и более лживая. По большому счету на публикации не
стоило бы обращать никакого внимания, если бы не тот факт,
что последняя статья появилась в газете, которая действительно
издается на деньги Игоря Ковпака. В день, когда она увидела
свет, я был в Москве. Игорь разыскал меня по телефону, принес
самые искренние и глубокие извинения. Чувствовалось, что он
сильно переживает по этому поводу. Тут же по телефону он
сообщил мне, что подал заявление о выходе из состава
учредителей "Вечерних ведомостей", он прекращает
финансировать газету, которая клевещет и оскорбляет кого бы
то ни было, а тем более его друзей.
     Прочитав это интервью, я, признаться, была просто шокирована.
Что же так сильно не понравилось г-ну Мишину? Что именно в этой
статье он посчитал ложью и клеветой? Ответ на этот вопрос я ищу до
сих пор.
     Статья начиналась так: "Первой ласточкой частного телевидения в
Екатеринбурге стала телекомпания "4 канал". "Четверка" -- старейший
канал местного телевидения, созданный в 1990 году. Сейчас в это уже
трудно поверить, но начиналось все с пиратского показа американских
фильмов, с хождения по подъездам и собирания платы за подключение
к кабелю. Но сегодня у канала достаточно прочные позиции и первые
места в рейтинге зрительских симпатий". Может быть, руководителю
медиа-холдинга не понравился небольшой экскурс в историю?
     Если быть точной, фильмы пиратским способом в начале 90-х годов
показывал не "4 канал", а студия кабельного телевидения "Альянс",
находившаяся в здании средней школы No47 на Советской,24а. А ТОО
"Телекомпания "4 канал" была зарегистрирована лишь 1 апреля (это
не шутка!) 1993 года с уставным фондом 12 тысяч рублей. Неточность
же в дате появилась из-за того, что на официальном(!) сайте "4
канала" в Интернете указано: "Дата начала вещания: 1990 год."
     Там же было указано и то, что учредители канала -- физические
лица. Поэтому следующий абзац начинался так: "За 7 лет
существования ТК сумела сохранить в тайне имена своих
учредителей". Увы, теперь это уже не тайна! Соучредителями
телекомпании Игоря Николаевича Мишина в 1993 году были Георгий
Михайлович Ломоносов и Сергей Борисович Фролов (это не тот
Фролов, который председатель Совета директоров банка "Северная
казна"; того зовут Владимир Николаевич). Соучредителями ООО
"Радиокомпания Радио МИГ", зарегистрированной 30 июня 1995 года,
стали уже Н.А.Грахов и Г.А.Гилевич. А учредителями
зарегистрированных чуть позже Ассоциации независимой прессы
"Масс-медиа центр" и ООО Телекомпании "МИГ-ТВ" значились уже
юридические лица.
     В следующем абзаце рассказывалось о смене "4 каналом" сетевого
партнера. Никаких "ложных сведений и неточностей" тут быть не
могло, потому что сведения об этом были взяты из статьи г-на
Мишина, опубликованной в журнале "Витта". Далее шла речь о
смежном бизнесе, а именно -- об открытии пивбара. А то, что пивбар
"Динамо" принадлежит г-ну Мишину, ни для кого не секрет.
     Ниже повествовалось о доходах сотрудников телекомпании. Факты
тоже были взяты из публикаций в местных газетах, в частности, из "4
канал + все ТВ" и из "Карьеры", которую тогда редактировал
Е.Карасюк.
     Далее речь шла о призах, полученных ведущими "4 канала". Здесь я
не удержалась, чтобы не сделать критическое замечание: "Факт этот
приятный, но удивительный. Неужели на огромных просторах России
не нашлось ничего более интересного?" Впрочем, отношение к
"Утреннему экспрессу" я не изменила до сих пор.
     Заканчивалась статья, "поливающая грязью" г-на Мишина, так:
"Сегодня политические пристрастия канала не совсем ясны, но
выборы 2000 года покажут, какому хозяину будут служить столь
мощные информационные ресурсы". Думаю, этим же самым
предложением я бы закончила эту статью и сегодня. Единственное,
что бы я сейчас не стала делать -- так это писать такие статьи.
Слишком уж неблагодарное это дело!..
     P.S. Первое впечателение после прочтения этой статьи мои
читатели выразили примерно одинаково: "Ничего, конечно! Только
вот создается такое ощущение, будто ты оправдываешься!" Я отвечала:
"А что, разве я не оправдываюсь?" А Лев Кощеев спросил: "Это была
попытка опубликовать статью второй раз? Или объясниться с г-ном
Мишиным?". Скорее, это была попытка спустя полгода разобраться,
что же так сильно задело городского телемагната. И, по-моему,
попытка неудачная... А в конце своего послания Л.Кощеев добавил:
"Кстати, остается неясным, какова Ваша позиция по поводу газет,
фактически укравших у вас текст". Что ж, отвечаю: отношение у меня
к ним хреновое. Интересно, а какое оно может быть еще?..
     Театральный эффект на телевидении
     Нинель МИТРОФАНОВА
     "Послушайте! Ведь если телевизоры включают, значит это кому-
нибудь нужно!?" Именно с таким риторическим вопросом мне хочется
обратиться к автору любой критической статьи о телевидении. Потому
что народ, называя телевизоры "ящиками", "лампами для идиотов"
или "фонарями для дураков", на самом деле испытывает к ним самые
теплые чувства. Я бы сказала, даже родственные чувства. Вот только
люди смотрят на происходящее на экранах как-будто бы издалека,
отчужденно. Мир, который отражается на экране, вроде бы рядом, а на
самом деле далеко-далеко.
     Ведь телевидение -- это особый мир, в котором все живет и
движется по своим законам. И мир этот ох как далек от реальности!
Он существует где-то параллельно миру, в котором живем мы,
телезрители. Оттого, видно, и возникает чисто театральный эффект --
эффект, противоположный эффекту реальности. Конечно, вряд ли
наши миры когда-нибудь пересекутся, но кое-что все-таки делается
для того, чтобы возникла иллюзия связи с реальностью. Снимаются же
передачи типа "Времечко" и "Сегоднячко", которые наперебой хвалят
истосковавшиеся по великорусской духовности критики.
     В декабре и наша родная старушка СГТРК предприняла
незамеченную критиками, но замеченную народом попытку
прорваться сквозь фальшь приторно сладкого "Каравая" к реалиям
современной жизни. В эфир вышла новая "народная" передача с не
очень удачным названием -- "А я думаю". И похоже, что старожилам
эфира удалось-таки добиться эффекта реальности.
     За последние годы СГТРК не пинал только ленивый. Признаться,
когда-то и я отвесила ей, походя, легкий пинок под зад, написав
статью под красноречивым названием "СГТыРКа от бублика". Но одно
дело -- ругать, когда старушка была сильна, и совсем другое -- ругать,
когда она едва не дышит на ладан. Сейчас бедняга еле движется: ох и
нелегко ходить на костылях! Но даже без тени сострадания
жестокосердные люди продолжают ее ругать... А я вот хочу похвалить.
Сделать, так сказать, бесплатную рекламу. Потому что новая
десятиминутная передача "А я думаю", которую теперь СГТРК
показывает раз в неделю, имеет качество, практически исчезнувшее из
современного телевидения: она -- добрая.
     Идея этой передачи бесхитростна -- сделать героями простых людей
с улицы -- Васю, Петю, Оксану и Зинаиду Петровну, дать им, обычно
обделенным вниманием, наконец возможность высказаться.
Воплощение -- элементарно простое. Ведущая с микрофоном и
оператор "ловят" желающих поделиться наболевшим людей. Бюджет
передачи -- чуть выше нуля. Однако ни одна из местных телекомпаний
до этого не додумалась. Потому что практически все местные
телекомпании играют "в Москву". Тон задает "четверка". За ней, как
за лидером гонки, поспешают остальные. А те, кто ищет свой путь, как
правило, оказываются на обочине. СГТРК же находится на обочине
уже довольно давно, поэтому ей не остается ничего иного, как
продолжать идти своим путем в гордом одиночестве.
     И иногда получается свое, незаемное, родное. Чтобы вы убедились,
насколько эта идея интересна, приведу лишь один фрагмент передачи.
     - Вот, купила сиськи-письки куриные, - раздраженно говорит
ведущей боевая старушка с авоськой, - 200 рублей у меня на питание
осталось. Получаю 315. И что вы думаете? Как вот жить? За квартиру
63 уплатила. Однокомнатная квартира, комнатушка. Это 50% я отдала!
И что у меня осталось? Ни черта! 200 рублей на питание осталось. Как
я должна жить?
     - А от кого, вы думаете, зависит вот наше благосостояние? -- робко
спрашивает ведущая.
     - Кремлевская банда! - не долго думая, режет правду-матку
старушка. -- Вот туда надо бомбу такую, чтобы даже кирпичиков не
собрать! Вся банда! Мы что, дураки, что ли? Я на оборонке всю жизнь
проработала. 109 рублей получила пенсию. Все сроки у меня сошлись,
все сроки. Ну, и что получилося? Да ни черта не получилось! Это вот
кто работал на заводах, на фабриках, ну, все мы остались без пенсии.
Самое большое -- 270, 280. Это что такое творится? И кого вы
фотографируете? Вот сюда бы их! Да бомбу бы пустить!
     - А вот не надо так говорить! -- вступает в разговор голосистая баба
в поношенном пальтишке.
     - Это вам не надо! А мне-то надо! -- защищается старуха.
     - Ой, да слушайте вы ее! Да я тоже учителем проработала всю
жизнь. У меня 393 рубля теперь пенсия. Ну, и что теперь? А вот
сколько заработали, столько и получили, так ведь? Ну, и ниче,
потихонечку все исправится...
     - Уже десять лет исправляется! -- снова возмущается первая. -- А я в
то время получала всего 90 рублей. Я и квартиру себе кооперативную
купила. Ну, я правда, уборщицей еще халтурила... Вот! И ничего! А
щас я носки себе не имею права купить!.. Штанов не могу купить себе!
Это мне дали все поношенное! "На, Галя, пошей!" Сижу, главное, на
чем?.. Кушаю...
     - Рыбу покупайте, кушайте! Салаты! -- советует другая. -- Вот купите
книжку "Валентина-травинка". Там написано: чесночные разные
кушанья как готовить, а не мясо есть. А что? Я еще на остатки вон
купила к Новому году мишуру, пряников купила, и рыбка у меня
лежит... Ну, и все! И не умираю!..
     Нам бы в Екатеринбурге иметь человек десять драматургов (а не
одного Коляду!), которые бы могли характеры эти чудные раскрыть.
Вот было бы здорово!
     Жаль вот только, что такие передачи, как эта -- редкое исключение
на убогом местном телевидении, заворожено взирающем на Москву.
Точно так же смотрят маленькие жители деревень на проходящие
мимо поезда. Смотрят, машут руками смотрящим в окно пассажирам и
мечтают о дальних странах. Потом они взрослеют и забывают о своих
детских мечтах. И чем скорее это произойдет, тем для них и лучше.
Ведь жизнь их все равно проходит в деревне... Может, и нам стоит
быть ближе к земле, а?..
     С Сергей Кузнецов
     Россия, 620067 , Екатеринбург,
     ул.Уральская, д.60, кв.68.
     Тел. ( 3432 ) 41 - 18 - 47.
     E-mail: sergsmith@dialup.mplik.ru



   Сергей Кузнецов.
   Юмористические гороскопы

     _Абсолютно все о Серафиме _
     Млечном-Задунайском
     В жизни и трагедия, и фарс -- все рядом... Немногие знают, но
начиналось все со сказки. Сказку эту скептически относящийся к
асралогии автор сочинил ровно за неделю до того, как редактор
малоизвестной газетенки с эротическим названием "Предел желаний"
заказал ему первый прогноз. Автор засел за компьютерные программы
с CD-ROМа "Астрология" и... выдал. С тех пор и пошло, и поехало.
Газеты, дотоле используемые только в качестве туалетной бумаги,
стали продавать как горячие пирожки в холодные дни на жэ-дэ
вокзале.
     Прекрасная жаба
     В болоте близ села Синюшниково жила жаба. Жабу эту звали
Кванной. От других жаб, живущих в болоте, она отличалась тем, что
считала себя прекрасной. Ей говорили: "Ну, ты посмотри на себя! Ни
рожи, ни кожи! Ну, какая же ты прекрасная?" А она в ответ только
молча свешивалась с кувшинки и всматривалась в свое отражение на
поверхности мутной и грязной воды. Она казалась себе такой
привлекательной. Особенно ей нравилось любоваться своей
бородавкой под нижней губой.
     Другие члены семейства бесхвостых земноводных, живущие в
болоте, были озабочены сокращением количества насекомых и
поэтому считали, что сейчас не время думать о красоте. Едва
наступали сумерки, как они в срочном порядке просыпались и тут же
выходили на охоту. Только все чаще и чаще они довольствовались
лишь мошкарой, ведь все вредители сельского хозяйства на полях у
села Синюшниково были вытравлены химикатами.
     Но Кванны это не касалось. Она лениво садилась на свою кувшинку
и почесывалась лапками. Несмотря на голод, ей не хотелось
снисходить до ловли насекомых. Это так низко! И она снова и снова
всматривалась в свое изображение, пытаясь разгадать загадку своей
красоты. Но иногда ей надоедало смотреть на свою мордочку, и тогда
она задумчиво открывала рот и квакала. Но не с соседями, нет! Она
обращалась к самим звездам!
     Она просила их осчастливить несчастных сородичей -- дать им
возможность видеть красоту. И как-то раз одна звезда, -- кажется, это
был лукавый Альдебаран из созвездия Тельца -- подмигнула ей и
прошептала: "Ты избранница Вселенной! Наставь их сама на путь
истинный!"
     Неужели звезда шептала? Или это только послышалось нашей
героине? Ответы на эти вопросы до сих пор ищут биографыКванны,
живущие в соседнем болоте, но так и не могут найти.
     Шептала или нет... Какая разница? Только после этого жабу
Пелагею точно подменили. И куда только подевалась ее лень? Она
стала активно давать советы по ловле насекомых своим сородичам.
Однако от советов ее все отмахивались лапками, пока однажды жаба
Квавдия, которой Кванна предсказала неудачный вечер, действительно
не только не поймала ни одной мошки, но и сама чуть не стала пищей
для филина Филиппа.
     И с того вечера все до единого сородичи поверили в способности
жабы Кванны. Теперь уже каждый раз, когда начинали сгущаться
сумерки, все дееспособные члены семейства бесхвостых земноводных
подпрыгивали к Прекрасной Кванне и узнавали у нее прогноз на
ловлю насекомых. Жаба Кванна стала пользоваться неограниченной
властью. Теперь уже все квакали в один голос: "Ква-сота! Ква-сота!"
Все до единого теперь были убеждены, что ква-сота Кванны спасет
мир земноводных. Прогнозы передавались из уст в уста. Сначала -- на
вечер, потом -- на неделю, на месяц, на год... И почему-то все чаще и
чаще расположение звезд предсказывало неудачную охоту.
     Прошел один год. Болото опустело. Над ним вьются тучи мошкары,
которую уже стало некому ловить. Не слышно обычного для этих мест
кваканья. Слишком сильно, знать, понадеялись обитатели болота близ
села Синюшниково на прогнозы избранницы Вселенной.
     Теперь, когда сгущаются сумерки, дует ветер и качает одинокую
кувшинку на поверхности мутной и грязной воды... Память о
Прекрасной Кванне жива!..
     Уже немного позже автор эпизодически обращался к
сочинительству, но постоянно откладывал написанное, прекрасно
понимая, что народ ждет от него другого -- грамотно и весело
составленных прогнозов на будущую неделю, на месяц, на год и
на всю жизнь. Однако опусы эти все равно увидели свет, так как
народ хотел знать своих героев.
     Серафим Млечный-Задунайский о себе
     Почему-то многие представляют меня в виде сухонького старичка с
бородой, как у старика Хоттабыча. Уверяю вас, это не так. Я отнюдь
не старый. Напротив, я очень молодой. Мне всего 132 года. А чего это
вы удивляетесь? Думаете, вру?
     Природа наделила человека такими силами, чтобы он жил не одно
столетие, а хотя бы два или три, однако человек (такой-сякой!) назло
естеству курит, пьет, предается излишествам и порокам, и в результате
-- загибается в 50-60 лет. Не таков я!
     Моя жизнь посвящена служению звездам. В них и только в них
черпаю я свое вдохновение. Они указывают человеку праведный путь и
предостерегают от ошибок. К сожалению, не все люди верят звездам, а
зря. В отличие от людей, звезды никогда не врут. Врут только люди, их
толкующие. А звезды излучают свет истины. И в этом свете есть место
и вечному, и сиюминутному. В конце-то концов, ведь именно из
сиюминутного складывается вечное, ведь так?
     На первый взгляд, звезды холодны и безжизненны, но это лишь
кажется. На самом деле, они живые, многоликие и горячие, как
женщины. ''O, be a fine girl, kiss me!'' -- эти слова звучат для меня
подобно музыке. (O, B, A, F, G, K, M -- группы классификации звезд --
прим. ред.)
     Жизнь каждого человека подчинена какой-то сокровенной цели
(какой вот только?). Цель жизни композитора -- передать гармонию
Вселенной с помощью звуков, цель поэта -- передать гармонию с
помощью слов, моя же цель -- добиться единения людей с космосом.
Но какой бы не была цель, она -- ради других людей. Так и моя --
сделать все ради вас.
     Ведь когда люди начнут прилежно выполнять инструкции небесной
канцелярии, на Земле не будет ни войн, ни болезней, ни смертей. Моя
задача -- сделать так, чтобы люди дорожили каждым днем своей
бесценной жизни. И я буду выполнять свою миссию до тех пор, пока
шевелится язык и из руки не выпадает перо.
     А уж сколько волосков в моей бороде -- много или всего три, это не
так важно. Такой вот получился портрет. Смотрю на себя в зеркало и
не узнаю...
     Как Серафим Млечный-Задунайский
     железный занавес искал...
     Железного занавеса нет. Об этом знают даже дети (богатых
родителей, учащиеся в престижных школах). Знают и взрослые
(бизнесмены и директора заводов, политики и содержательные (по
кошельку) туристы). Остальные же до сих пор пребывают в полном
неведении. Нет, им, конечно, сказали, что его нет, однако кое-какие
сомнения остались.
     Вот и стали приходить к Серафиму Млечному-Задунайскому
ходоки. Стали спрашивать: "Где тута железный занавес? Если он был,
то куда его задвинули? Ежели оставили на месте, то где таперича его
искать? Ежели он железный, то нельзя ли на переплавку?" И звездный
прорицатель Серафим, разгадавший уже немало судеб человечьих,
заинтересовался и судьбой железного занавеса. Шутка ли? Общая
протяженность границ-то была против нынешней свыше 60 тысяч
километров. Вот и считайте: железа-то тут сколько?
     Долго думал он и гадал, куда ехать. Бороденку свою жиденькую
теребил. И дотеребился -- осталось три волоса. Да так и не смог
решить, где же искать-то этот железный занавес.
     Богатенькие клиенты посоветовали доехать до границы. Но, чтобы
доехать, нужны денежки. Не добираться же на перекладных? А где ж
их взять-то, ведь он бессеребренник? Стал просить у звезд. В этот раз
звезды молчали. Обещать-то они обещают, а вот чтобы дать...
     Крепко задумался астролог Серафим, побывавший когда-то во всех
странах мира (в своем воображении). И вдруг его осенило!..
     Да ведь нету вовсе никаких Лондону и Парижу, а придумали это все
писаки-журналисты по приказу хитрых политиков. Стало быть, нету
никакого железного занавесу и не было, потому что нечего им
занавешивать. Да и посудите сами, что это за занавес такой из железа?
И не сдвинуть такой, и не раздвинуть -- ничего нельзя!
     Да и когда смотрите вы в телескоп, что вы, видите, что ли, какие-то
границы? Горы видите, моря видите, впадины Марианские видите --
границ не видите. А ведь ежели нету границ, то и занавеса никакого
быть не может -- ни железного, ни, тем более, стального.
     Так, значит, на том и порешим, что его нема? А впрочем, был ли он
раньше, есть ли он сейчас -- какая разница для нас, а? Все равно ведь
сиднем сидим? Все равно ведь ничего дальше своего носа не видим?..
А могли бы...
     Серафизмы
     Обжегшись на молоке, дуют на Воды. На Минеральные.
     На Поле Чудес в Стране Дураков растет все что не пожелаешь, а все,
что пожелаешь, не растет.
     Да, под лежачий камень вода не течет, зато лежать сужо.
     Что меня волнует больше всего на свете? Смерть, одиночество,
непонимание, бессмысленность жизни, собственная лень, пьянство,
отсутствие жилья и денег. А что меня волнует меньше всего? Да то же
самое.
     Во главу угла нужно поставить человека. "Человек! Встань в угол!"
     Гороскоп нежелания
     с 19 по 25 января.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Длительный период покоя не должен затянуться, иначе вы
так и не сможете привести в порядок свои дела. "Ведь что покой?
Покой нам только снится!"
     Телец. Чтобы избежать разочарования в личной жизни, не ставьте
перед собой далеко идущих целей. Помните: выше головы не
прыгнешь. Тем более, если на голове -- рога...
     Близнецы. Личное - выше общественного. Этот девиз останется
актуальным для вас и на этой неделе. Однако не увлекайтесь! На
следующей неделе все поменяется.
     Рак. Не надо пятиться от жизненных невзгод. Позади вас тоже не
все гладко. И не будьте вы как вареные! Больше активности, друзья!..
     Лев. На предстоящей неделе Львы будут не рычать, а лишь
похрюкивать от удовольствия. Их доходы станут выше, чем расходы,
потому что расходов не будет вовсе. Мой вам совет: .
     Дева. На этой неделе вас ждут критические дни -- будут
критиковать все, кому не лень, а не лень будет всем. Запасайтесь
средствами самозащиты.
     Весы. Будьте бдительны! На этой неделе вас могут обмишурить,
обсчитать, обвесить: под чашей весов судьбы окажется магнит, а
гирьки благих обещаний будут со спиленным дном. Но вы легко
справитесь с любыми проблемами:
     Скорпион. Бои на личном фронте будут идти с переменным
успехом. Наступает теща - отступаете вы, наступаете вы - отступает
теща. А жена в это время ругается со свекровью. Идиллия, ох и ах!..
     Стрелец. Готовьте мешок! Вы начнете получать подарки от судьбы
уже в начале недели. Не забудьте сказать ей  и попросить
еще - все исполнится.
     Козерог. Ну наконец-то вы сможете реализовать свои любовные
порывы, труднее будет обстоять дело с порывами трудовыми.
Романтический взлет отношений с любимым человеком закончится
объяснением с начальником по работе.
     Водолей. Вы окажетесь в центре событий. Окружающие будут
ждать от вас судьбоносных решений. Укрыться от назойливых глаз вам
помогут: нет, не жалюзи, а самые близкие вам люди.
     Рыбы. Вы сможете покорить Джомолунгму. А если не
Джомолунгму, то хотя бы Эверест. Только не пугайтесь, пожалуйста!
Речь идет о вершине вашей карьеры! На этой неделе вам будет море по
плечу... И горы тоже?
     Гороскоп нежелания
     со 2 по 8 марта.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Фортуна будет весьма и весьма благосклонна к вам на этой
неделе. Она будет покручивать колесо своей нежной ручкой в нужную
вам сторону. Но не злоупотребляйте, пожалуйста, ее симпатией к вам.
Не забывайте, что "случайности выпадают на долю только
подготовленных умов".
     Телец. Друзья, мне стыдно это говорить, но некоторые Тельцы (не
буду называть их имен - они сами знают, о ком идет речь) неожиданно
для всех нас увлекутся магией, оккультизмом и разгадыванием тайн,
связанных с деньгами. Последнее так сильно их озаботит, что они
могут потерять сон и аппетит, в-общем, все, что имеют. Не теряйте!
Потом будет трудно найти.
     Близнецы. Ну, наконец-то завершится период выяснения
любовных, семейных и деловых отношений. Давно бы так надо, а! Кто-
то оставит все по-прежнему, кто-то начнет все по-новому, а кое-кто
даже оставит все по-прежнему и одновременно начнет по-новому.
Такова жизнь! Не исключены мелкие интриги со стороны коварных
Дев.
     Раки. Пока для вас главное - отдых и мелочи жизни, связанные с
бытом. Но это только пока. Скоро на первый план выйдет работа и
крупные проблемы, опять-таки связанные с бытом, нет, простите, со
сбытом. Не хлебом единым жив человек, а еще и маслом, сыром,
мясом, колбасой...
     Лев. Вас будет окружать обстановка радости и веселья. Причиной
безудержного веселья будет длительное отсутствие денег. Однако вам
не будет дела ни до кого. Где деньги, черт побери, а? Ой, а чего это вы
рычите? Не нравится прогноз? Ах, это урчит в желудке...
     Дева. О-го-го! А у вас на этой неделе все будет чики-брики. Заранее
подготовьте на вопрос "как дела?" два правильных варианта ответа:
первый, конечно, - "как сажа бела", и второй - "собака кошку родила".
А теперь смело выходите к независтливым коллегам.
     Весы. Бурные страсти на этой неделе уравновешивает трезвый
расчет. (Запомните - трезвый!) Но делайте хоть вид, что вы в душе
романтик и вам не чужды возвышенные порывы. Ой, а чем это от вас
пахнет? А ну-ка дыхните!..
     Скорпион. Денежные вопросы по-прежнему останутся самыми
насущными и будут порядком вас раздражать. Успокойтесь, други!
Разве для кого-то они не являются насущными, а? Где такие живут?
Ах, при коммунизме, да?.. Ой, я туда хочу!..
     Стрелец. Пренеприятнейшее известие! Да не ревизор, хуже!.. У
родившихся в конце ноября - начале декабря, вероятно, поедет крыша.
Крыша дома. А вы что подумали? Для ремонта лучше дождаться мая,
но инструменты - смолу, толь там, я не знаю, железо - лучше
приготовить уже сейчас.
     Козерог. В вашей жизни настает светлая полоса. У вашей зебры на
боку я вижу словно белое полотно. Что бы это значило? А то, что
палитра вашей судьбы как никогда богата яркими красками, как
картины у безухого Ван Гога. Как никогда?..
     Водолей. Вас ждет довольно напряженный период в отношениях с
сотрудниками и сослуживцами, супругами, так что, как говорится,
расслабьтесь и получайте удовольствие. Положение усугубляется еще и
тем, что ваши поступки рискуют стать предметом всеобщего
обсуждения. Ну, чего-чего? А сами-то как будто бы лучше, да?..
     Рыбы. Уделите-ка побольше внимания профессиональной сфере, а
то ведь мозги заржавеют. Пусть в настоящий момент вам не слишком
хочется утруждать себя на работе (знаю-знаю!), уж поверьте, ваши
усилия - это не акции МММ, и в скором времени они принесут
дивиденды. И приготовьте ножницы! Ну, как зачем? Чтобы стричь
купоны!..
     Гороскоп нежелания
     с 16 по 22 марта.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. У Овнов появится прекрасная возможность избавиться от
опостылевших любовных переживаний и изживших себя
межличностных отношений. Стоит лишь активно заняться
финансовыми делами, и вы надолго освободитесь от любви и даже от
денег... Но не от стрессов.Телец. Девушки-видения и юноши-
привидения будут видеться растревоженным весной Тельцам.
Сделайте все возможное, чтобы у вас не получилось, как у классика -
"Завороженно мы глядим в морские дали и грезим девами давным-
давно, но, пробуждаясь, мы идем на дно" (Т.С.Элиот).
     Близнецы. А у вас, други, начнется прямо-таки настоящий
чесоточный бум. Вы развернете такую бурную деятельность, что у
окружающих отвиснут челюсти и глаза на лоб полезут. Только
направляйте, пожалуйста, внутреннюю энергию в нужное русло
(Смерчей и ураганов нам тут еще в Е-бурге не хватало).
     Рак. Даже Раки, и те будут любвеобильны и крайне восприимчивы
к эмоциям, проявлениям любви и ласки. Да и кто тут, интересно,
сможет удержаться? Весна ведь! Но Раки в своей безумной жажде
любви превзойдут всех. Ничего! "В этом безумии есть своя система"
(Василий Шекспир).
     Лев. Ой, а кто это у меня здесь все местами поменял, а? Да просто
на этой неделе у вас произойдут позитивные сдвиги в карьере... Как
это, как это? Да просто вы сможете подняться на следующую
ступеньку служебной лестницы (лишь бы она не треснула). Или вам
могут дать больше полномочий (лишь бы не надорваться).
     Дева. Официальное обращение астролога Серафима (на правах
рехлама): "Дорогие Девы! Мечтательные Золушки! Вам на этой неделе
предстоит встретить своего принца (если Дева в брюках, да, к тому же,
еще и мужик, значит, принцессу). Туфельки, ботинки, кроссовки и
сапоги не теряйте где попало, а прямым ходом несите в "Дом обуви".
Там готовится распродажа обуви "секонд фут".
     Весы. Ну, наконец-то вы отбросите в сторону свою размеренность
и степенность. Готовы ли вы к тому, чтобы забыть о рассчетах и с
головой окунуться в озеро Страсти? О чем это вы подумали, а?
Нехорошо! Озером Страсти местные моржи называют Шарташ. Итак,
до встречи у проруби?..
     Скорпион. Ну, а вам будет везти по-крупному. Вы прыгнете выше
своей головы. Вы ткнете пальцем вверх, а попадете в небо. Звезды
будут сыпаться на вас небесным дождем, и оставаться на плечах,
прикрытых погонами (ежели вы военный). А ежели гражданский,
будете купаться в золотых лучах славы. Сказка, да и только! Только не
прячьте, ради бога, весь мир в свой карман. Все равно нам всем будет
там тесно.
     Стрелец. Ну, вы даете?! Чего это вы делаете-то, а? Ах, готовитесь
получать зарплату, да? То-то я смотрю: в галантерейных магазинах
исчезли сумки - остались только кошельки. Ну, ладно, обрадую...
Конец недели крайне благоприятен для брака (а за производственный
брак возможно лишение премии).
     Козерог. Ой, как мне жаль вас! Несчастные! Козерог настроится на
получение чувственных наслаждений, а получит одни лишь
материальные блага. Так и будете, сытые и довольные, полулежать в
кресле, мирно посапывать в обе дырочки, нажимать кнопочки и
смотреть в волшебные ящик, в котором целуются и обнимаются
бедные, но счастливые люди.
     Водолей. Вы столкнетесь с непониманием своей второй половины.
Какая половина тут первая, а какая вторая? А, может, вторая половина
и не половина вовсе, а третинка? Ах, кретинка, да? Или даже четверть?
Ах, черт ведь, да? Ничего не попишешь - борьба идей!.. Лишь бы после
столкновения не осталось шишек и синяков.
     Рыбы. Это не тайна, это - секрет. Самый мой любимый знак -
Рыбы. К ним я благоволю и взываю, чихая от звездной пыли. Поэтому
необычайно рад сообщить о скором начале недели, благоприятной во
всех смыслах и во всех отношениях. А почему не бьют литавры?
Почему не льется шампанское рекой?.. Ой, простите, обознался...
Магнитные бури!..
     Гороскоп желаний
     с 23 по 29 марта.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Овен найдет себя в работе, а, найдя, крайне удивится и
скажет: "Ой! А что я вообще здесь делаю?". На неделе возможно также
вялотекущее развитие служебного романа, однако я бы посоветовал
воспользоваться девизом скульптора Микеланджело Буонаротти
"Отсечь все лишнее".
     Телец. Ну, а вы будете рады больше всех, хотя причин для радости у
вас будет меньше всего. Вы же, товарищи, будете чувствительнее и
взрывоопаснее обычного. Вопреки технике противопожарной
безопасности. А вдруг рванет как тогда на Сортировке? Это что, тоже
был кто-то из ваших?..
     Близнецы. Вы начнете неделю на творческом подъеме, а закончите
на творческом спаде. Что ж, такова жизнь! Огорчаться не стоит.
Только не сломайте крыла от столкновения со стенами! Лучше
заблаговременно снимите их и поставьте в кладовку. Они вам еще
пригодятся.
     Рак. Громадье планов и идей замаячит перед "свежими", как
болгарские огурчики, Раками. Друзья! Это громадье планов же просто
задавит вас, если вы не вспомните о физкультуре и спорте. И забудьте,
пожалуйста, об одежде! Зачем она вам? "Лучше нету одежи, чем
бронза мускулов и свежесть кожи"(В.Маяковский).
     Лев. Постарайтесь на этой неделе избавиться от лишних вещей,
долгов, связей и вообще пережитков прошлого, короче, от всего --
кроме денег (их у вас и так нет). В уик-енд помойте в пустой квартире
пол, садитесь на него и начинайте постигать основы тантрической
любви. Больше вам ничего не остается.
     Дева. Будьте крайне осторожны! Противная сторона собирается
предпринять против вас дерзкую вылазку. Противная сторона
окажется вовсе не такой уж и противной. Напротив, даже приятной!
Неверно говорят, что от любви до ненависти один шаг. Сантиметров
десять-пятнадцать, не больше. Сам измерял.
     Весы. Что-то, видать, нарушилось в Солнечной системе. Вот
поэтому-то, знать, на вашу нервную систему и падет вся нагрузка, ведь
правильно в песенке поется: "Я являюся частью Вселенной!". А в вашу
дыхательную систему тоже вероятно вторжение, поэтому кушайте лук
и чеснок (а потом -- к людям!).
     Скорпион. Любимый афоризм астролога Серафима: "Все, все
замешено на сексе". Уж поверьте, это так. Поэтому если вы, несмотря
на весеннее солнце, хмуритесь, значит, что-то не в порядке. Хотя бы
раз в жизни не мелочитесь, раскошельтесь на моющий пылесос, и
после этого начинайте жить размеренной половой жизнью.
     Стрелец. Промедление смерти подобно. Весна задает вам такой
бешеный ритм, что эта неделя будет похожа на дискотеку. Но не
теряйте голову, а если уже потеряли, обращайтесь в бюро находок --
вдруг вернут?..
     Козерог. Ну, а вы ожидайте хитростей и коварства от зазнобы
своего сердца. Даже если все как будто бы хорошо, не верьте: вас
обманывают (1 стадия шизофрении). Смотрите, чтобы не получилось,
как в частушке! "Не смотри ты на меня! А смотри на серьги! Их мне
миленький купил на мои на деньги!"
     Водолей. Впереди у вас крутой творческий подъем, поэтому заранее
запаситесь альпинистским снаряжением, и -- полный вперед, други, на
покорение очередной высоты!..
     Рыбы. Все коллективные мероприятия -- от деловых встреч до
дружеских пирушек - обещают вам успех. В них вы, голубы, будете в
своей стихии. В водной. (Но не в водочной! Прошу не путать!)
     Гороскоп желаний
     с 30 марта по 5 апреля.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Чего же это такое-то, а? Слишком высоко эмоциональное
напряжение. Не ровен час ударит. Просите друзей перед
рукопожатием надевать резиновые перчатки. Помните: самые
надежные ваши друзья -- те, у кого есть "крыша" и заземление.
     Телец. А у вас на этой неделе будет повышенный аппетит, так что
запасайтесь не только пищей духовной, но и физической. И не
занимайтесь вы самоедством! Давно уже пора переходить на
вегетарианское питание...
     Близнецы. Новые планы лучше пока не стройте. Закончите сначала
долгострой. У вас наступает время собирать камни. Ой, а чего это вы в
квартире Каменные палатки воздвигли? Ах, прогноз был такой!..
     Рак. У вареных вполне вероятно улучшение материального
положения. Чего только не бывает на белом свете! Но, пожалуйста, не
излишествуйте! "Стремиться к излишеству -- значит гоняться за
лишениями" (Публилий Сир).
     Львы. Помечать территорию своих заделов начнут "цари зверей"
(не буквально, конечно). Они посвятят себя дому и быту, видимо, по-
заячьи рассуждая "Мой дом -- моя крепость". А что это за запах из
углов?
     Девы. Изящные Девы будут тусоваться среди друзей и активно
расширять свой и без того широкий круг общения. Тусня надоест лишь
к концу недели, когда ваш кошелек окончательно опустеет. Широкий
круг общения автоматически сузится до двух-трех человек. Ничего!
"Высшее богатство -- отсутствие жадности" (Сенека).
     Весы. У Весов появится финансовая заинтересованность к тем
деловым предложениям, которые они не получат на этой неделе. Да и
зачем вам шальные деньги? "Здоровье -- мудрых гонорар" (П.Беранже).
     Скорпион. А вам на этой неделе все-таки стоит уделить побольше
внимания своей внешности -- сменить прическу, макияж, обновить
гардероб. Да и подкачаться не мешало бы. Только не удивляйтесь
потом, если знакомые будут обходить вас стороной. Не всем нравятся
накрашенные мужчины и накачанные женщины.
     Стрелец. Вы будете целиком и полностью поглощены жизнью и
делами любимого человека, который станет для вас центром
вселенной. Хорошо, если только для вас. А если он центр вселенной
для кого-нибудь еще, возможна космическая катострофа.
     Козерог. Отчего вымерли динозавры? Верно, от голода! Это отнюдь
не грозит вам, ведь аппетит у вас будет отменный. И это здорово!
"Человек -- высший продукт земной природы. Но для того, чтобы
наслаждаться сокровищами природы, человек должен хорошо
покушать" (И.П.Павлов).
     Водолей. Сиделка у вас еще не заиндевела? Вставайте!
Собирайтесь! Пора! Куда-куда? На великие дела и свершения! И
палкой вас не выгонишь! А ведь выйдет у вас все, что вы хотите, если,
конечно, вы хотите, чтобы все вышло...
     Рыбы. Эге-ге! Сочные дела у вас пойдут, други! Предстоящая неделя
будет крайне -- повторяю, крайне! - благоприятна для вашей карьеры.
Но помните: "Отец карьеры -- труд, а мать его -- воля. Такая вот тяжкая
доля" (Саади). А почему же ваше дитя -- сирота?..
     Гороскоп сексуальных желаний
     с 6 по 12 апреля.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Со второй половины недели вы будете нежны, обаятельны и
находчивы. Но не перепутайте: только со второй! Если начнете
проявлять свои достоинства раньше, ваш партнер будет крайне
обидчив и агрессивен: а чего это он(она) нарушает инструкцию
небесной канцелярии?
     Телец. Вы будете вся неделю выслушивать упреки от своей брачной
половины. Знать, планида ваша такова. Однако в конце недели ваше
терпение лопнет, как мыльный пузырь, и начнется настоящая буря в
стакане воды, которая будет бушевать несколько часов. Потом все
стихнет. Вы помиритесь. Но стакан трснет.
     Близнецы. Вы можете быть так охвачены вспыхнувшей страстью,
что навсегда потеряете голову. В четверг утром вы можете обнаружить
себя лежащим(ей) в чужой постели, но, проснувшись, с
разочарованием увидите мирно посапывающую(его) жену(мужа).
     Рак. В среду возможна размолвка с любимым человеком.
Спасительной жилеткой, в которую можно плакаться и сморкаться,
станет ваш друг или подружка. Только не забудьте потом, после
употребления, отправить его(ее) в душ -- смывать слезы и сопли.
     Лев. В середине недели ваша сексуальная неотразимость может
завлечь в сети крупную добычу. Не тяните! Ближе к телу, как говорил
Мопассан. Докажите, что вы не зря коптите керосином небо. И не
занимайте это время работой; оно -- наилучшее для секса.
     Дева. Вы будете чувствовать сильную сексуальную потребность на
протяжении всей недели. Только вот удовлетворить ее, увы, будет
некому. Ваш друг(подруга) будет как всегда заботлив(а), ласков(а),
внимателен(льна), но не более того...
     Весы. Похоже, вы потеряете душевное равновесие -- вас ждет
временный разлад с партнером. Не расстраивайтесь! Пара цитаток --
для утешения: женщинам -- "Все мужики -- козлы!" (просторечн.
выражение), мужчинам -- "Только одурманенный половым влечением
рассудок мужчины мог назвать прекрасным низкорослый, узкоплечий,
широкобедрый пол" (А.Шопенгауэр).
     Скорпион. Попробуйте удивить свою любовь чем-нибудь
экзотическим -- например, измените цвет волос на желто-зеленый или
просто прицепите к шапке перо павлина. Удивите, и в конце недели
сможете оттянуться по полной программе. 1 отделение: ужин при
свечах, легкое вино, интересная беседа; 2 отделение: волшебная ночь.
     Стрелец. Вы не должны терять ни минуты. Для вас начинается
золотая пора -- поэтому возьмите бразды в свои руки. К концу недели
вы будете ну просто неотразимы, ибо кто сможет "отражать" такое? И
вы -- о чудо! -- можете даже встретить воплощение своей мечты.
Правда, потом выяснится, что это -- результат мутации!
     Козерог. Ничего не попишешь! В начале недели придется
довольствоваться сексом по телефону (вероятно, по чужому) или
эротическим романом. Зато потом все окупится сторицей. Посещение
секс-шопа подстегнет вашу и без того буйную фантазию. В выходные
вам захочется нетрадиционных форм удовлетворения (вместо
традиционного само-).
     Водолей. В начале недели ваш сексуальный потенциал будет выше
обычного. Приятно разнообразит вашу жизнь секс в необычном месте
(только не на столе у начальника!). На выходные рекомендую
воздержание. "Мера превыше всего"(Стократ).
     Рыбы. "Любовь зла -- полюбишь и козла!" Похоже, эта народная
мудрость станет актуальной для вас на этой неделе. Мужчины будут
лезть под юбки первых встречных, а женщины -- позволять это делать.
Однако в субботу полезнее расслабиться и получить заряд бодрости в
сауне.
     Гороскоп желаний
     с 4 по 10 мая.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Бурное начало недели заставит вас ограничить разъезды и
использовать технические средства связи. Однако к концу недели
захочется живого общения. В гостях хорошо, а дома плохо. Помните:
''Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро: здесь -- сто грамм,
там -- сто грамм. Очнулся -- снова утро''.
     Телец. Вы на этой неделе будете как начиненное взрывчаткой
здание Государственной Думы. Использовать ваш взрывной потенциал
лучше всего будет не полностью, а лишь частично, да и то, имея под
рукой минера(шу). Соблюдайте осторожность! Может долбануть!
     Близнецы. Расслабиться вам будет очень и очень трудно. На
предстоящей неделе вы будете жить как на вулкане. А почему это вы
собираете шмотки? Я же сказал -- как!? Ах, вспомнили ''Последние дни
Помпей'', да?
     Рак. Для вас наступает время авантюр. А какая песня без баяна?
Какие авантюры без любви? Не переборщите с выпивкой, чтобы потом
не пришлось говорить ''Я сегодня не такой, как вчера (а вчера я был
ваще никакой!)''
     Лев. Вас ждет неделька так себе. Чтобы к ее концу не оказаться у
разбитого корыта, не забывайте о семье и домашних. И поумерьте
ваши амбиции! Лучше быть большой лягушкой в маленьком болоте,
чем маленькой лягушкой в большом болоте.
     Дева. А вам следует задуматься о своем здоровье. Тяжело в лечении
-- легко в раю. Не тяните резину за хвост в долгий ящик. Поздно будет
пить боржоми, когда почки отвалятся.
     Весы. На этой неделе работа будет гармонично чередоваться с
личной жизнью. Работа -- личная жизнь, личная жизнь -- работа. К
концу недели вы даже перестанете их различать. Работа станет личной
жизнью, а личная жизнь -- работой...
     Скорпион. Вы наконец четко решите для себя, чего хотите, и
начнете действовать в соответствии с этим решением. Ах, вы еще не
решили? А говорят, карман желаний всегда туго набит. Все равно энто
самое... пора начинать действовать! Чего думать? Прыгать надо!
     Стрелец. Много суеты и неразберихи ожидает вас в конце недели.
Может навалиться много работы, причем многое придется
переделывать и начинать заново. Не забывайте, что работа -- не волк, а
произведение силы на расстояние.
     Козерог. Вы ни в коем разе не должны поддаваться пессимизму --
период неприятностей и неудач остался далеко позади. Смело берите
инициативу в свои руки. Дружба дружбой, но куда же деть либидо?
     Водолей. В вас проснется энтузизизм первых пятилеток. На работе
вы будете рвать и метать, а после работы -- набираться сил. К концу
недели вас могут выгнать из дома, если есть кому. Если некому, спите
спокойно... Хр-хр! Хр-хр!..
     Рыбы. На предстоящей неделе вам представится возможность
заработать деньги, причем неплохие. Только не разменивайтесь по
мелочам. Не все то золото, что плохо лежит. А то придется потом
говорить: ''Мал золотник, да и того нет''.
     Гороскоп сексуальных желаний
     с 11 по 17 мая.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. На этой неделе вас могут привлечь неординарные люди,
однако вступать с ними в контакт не стоит. Пусть мечты об идеальном
любовнике останутся мечтами. В конце концов, постоянный партнер
тоже неплох в постели. (Один недостаток: засыпает сразу, как ухо
коснется подушки.)
     Тельцы. В середине недели вам вдруг захочется провести
умопомрачительную ночь хоть с кем-нибудь. Но опасайтесь
неприятностей! В трудной ситуации (как говорят, ситуевине) можно
будет положиться только на партнера(шу). (Можно-то можно, да
только зачем на него(нее) ложиться?)
     Близнецы. Вы будете полны сил, любви и страсти. Вы внезапно
почувствуете резкий рост сексуальных возможностей. Вы будете рвать
и метать. Ах, это вам подбросили возбудителей? Как почему? Видите,
муха в бокале плавает? Шпанская, наверно...(То есть подброшенная
шпаной.)
     Рак. Самое время вспомнить, что супружеские обязанности тоже
могут приносить удовольствие и радость. Что, не верите? Попробуйте
сами -- и убедитесь! Как нет? А вот сосед(ка) говорил(а), что
исполняет их за вас с бо-о-ольшой охотой.
     Лев. На работе или в кругу хороших знакомых будут возможны
встречи, ведущие к эротическим приключениям. Мужчины --
женитесь, женщины -- мужайтесь! Девиз для женщин: "Береги честь
смолоду, коли рожа крива." Для мужчин: "Пьянству -- бой, а бою --
girl!"
     Девы. Будьте готовы к тому, что вы можете разочароваться в своем
партнере. Что, всегда готовы? Тогда нового партнера проще всего
будет найти в компании друзей. Он(она) будет подавать вам знаки
глазами. Ах, это нервный тик?..
     Весы. В начале недели вам захочется побыть в одиночестве, но все
последующие дни будут крайне любвеобильны. Рекомендация для
мужчин: "Чем больше женщину мы меньше, тем меньше больше мы
ее". Для женщин: "Лучше поздно, чем никому".
     Скорпион. Ну, а вы на этой неделе будете особенно чувствительны
и восприимчивы. Вам захочется испытать острые и новые для вас
ощущения. Вы попросите партнера о массаже. Он(она) вам скажет:
"Да я ж не умею!" Смело посылайте его(ее) на курсы. А сами
прямиком в массажный салон.
     Стрелец. Эротический ужин при свечах вдвоем усилит ваши и без
того сильные сексуальные желания. Этот ужин наполнит любовью
ваше сердце. Легкая грустная музыка, красное и белое вино,
диковинные салаты, экзотические фрукты... Да, хорош ужин при
свечах вдвоем... с телевизором (не считая холодильника).
     Козерог. В сексе вам вновь захочется оригинальности и яркости. Вы
с величайшим удивлением обнаружите, что кроме двух поз - сверху и
снизу, есть еще и третяя -- сбоку. Это открытие так поразит вас, что вы
почувствуете себя лучшим в мире любовником(цей). (И на фига вам
"Кама-сутра"?)
     Водолей. Вы на этой неделе без труда сможете привлечь к себе
внимание, используя в одежде красный цвет. А почему это машины
встали? Перепутали вас со светофором? А почему сигналят? В знак
солидарности?.. Пролетарии всех стран, пролетайте!
     Рыбы. В начале недели, несмотря на жгучее желание, вам все время
будет что-то(кто-то) мешать. (Ну, чего прикопались? Отвяньте!) А в
конце недели забудьте обо всех моральных табу и отдайтесь зову
плоти. (Эй, хозяин, ты слышь меня? -- А, плоть, это ты?..)
     Гороскоп желаний
     с 18 по 24 мая.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Вы можете смело идти вперед в реализации планов и
начинаний. Только не "шаг вперед, два шага назад", а наоборот.
Планеты сказали, что будут только "за". Помощь не обещали, но
моральную поддержку гарантировали.
     Телец. Вы поддадитесь неистребимому желанию что-то изменить в
своей квартире -- сделать ремонт или обновить интерьер. Зря,
батенька(матушка), зря! Интерьер на этой неделе не меняют. К тому
же, это не про вас говорят: глаза боятся, а руки -- крюки?
     Близнецы. В предстоящие дни вы сможете значительно увеличить
свои доходы (только не за счет "доходов"!). И, пожалуйста, не во всем
полагайтесь на деловых партнеров. Те ночами не спят, все мечтают
подрезать вам крылья.
     Рак. Ну, а вам, в натуре, придется во всем укрощать свою натуру и
подчиняться року судьбы. Служащие по воле небес (т.е. начальника)
продолжат ковать свое будущее. Только молоточек вот у вас что-то
манюсенький. Таким бы по коленкам стучать!
     Лев. Богатой на новые знакомства и впечатления обещает быть эта
неделя. Поэтому нелишним будет совет от Ивана Сусанина: "Хочешь
завести друзей -- заведи их подальше".
     Дева. Вы отдадите все свободное время личной жизни, но так как
свободного времени не будет, отдавать будет нечего. Так что можете
всю неделю вкалывать в поте лица -- зарабатывать на кусок хлеба. По
трудам и воздастся сторицей.
     Весы. На этой неделе вам не следует доверять рекламе, чтобы не
получилось как у героя ролика про шампунь: "Раньше мои волосы
были сухими и безжизненными, а теперь они сырые и шевелятся".
     Скорпион. Ну, и что с того, что любовь -- это торжество
воображения над интеллектом? Вы встретите человека, который
сможет изменить всю вашу жизнь. Ой, чего-то воображение
разыгралось не на шутку!..
     Стрелец. Можете во всем полагаться на волю планет, которые во
всем благосклонны ко всем вашим делам. А это еще что такое?
Проблемы? Эй, воля планет, че за фигня? Воля планет! Ау!..
     Козерог. Вы будете успешны в любых делах. Главное -- преодолеть
кризняк. Держите себя в руках, если не держат ноги. И дерзайте!
Звезды говорят, что все получится.
     Водолей. Ой-ой-ой! Как не стыдно! А ну-ка быстро начинайте
заниматься физкультурой, чтобы летом не получилось, как у Кой-кого:
"Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах, он смеется и
хохочет -- тело вытащить не хочет".
     Рыбы. Вы переживаете период скрытого от глаз посторонних
развития и обновления. Если нет никакой надежды, остается просто
надежда.
     Гороскоп желаний
     с 25 по 31 мая.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Вы будете чересчур общительны в течение всей недели. Все
верно. Молчание - золото. Будешь много молчать - ограбят. В конце
недели лучше будет пустить дело на самотек. Ну, и пусть себе течет!..
Лишь бы не получилось как у героя сказки: "Закинул старик в море
невод. И сидит теперь чудак без невода".
     Телец. Вы целиком и полностью сосредоточитесь на своем
здоровье. Только, пожалуйста, не прикидывайтесь больным(ой). Да,
больной нуждается в уходе врача, и чем быстрее и дальше уйдет врач,
тем лучше!
     Близнецы. На этой неделе вам следует как никогда осторожно
общаться с представителями противоположного пола.
Предостережение для мужчин: "Женщина - это пуля со смещенным
центром тяжести: попадает в сердце, бьет по карманам и выходит
боком". Для женщин: "Любовь начинается идеалом, а кончается
одеялом..."
     Рак. Ну, а вы будете поглощены работой, что, впрочем, не помешает
вам полноценно отдыхать и расслабляться. Наслаждайтесь полнотой
жизни! Лишь бы не жала одежда. ... Счастье есть! ...а также пить,
спать...
     Лев. Вы будете заняты личной жизнью. Причем, намерения будут
самые серьезные. И правильно. Весна ведь. Играй, гормон!.. Совет от
председателя Общества борьбы за трезвость товарища Красноносова:
"Не наступай на горло своей песне, не хочешь петь - не пей".
     Дева. На этой неделе будьте скромнее -- не высовывайтесь. Тише
едешь - дальше будешь. Дальше едешь - тише будешь. Тише будешь -
дальше едешь. Будешь тише - дольше будешь.
     Весы. Вы направите свои лучшие качества на процесс учебы и
усвоения новых знаний. А самый лучший учитель, как известно, - это
Время. К несчастью, оно убивает всех своих учеников. Так что ищите
других учителей.
     Скорпион. А вам будет полезно следить за расходами, или, может,
лучше вообще воздержаться от покупок, чтобы не получилось, как у
австралийского аборигена, который купил себе новый бумеранг, но
никак не может выбросить старый.
     Стрелец. На этой неделе ваш аппетит будет гораздо выше обычного.
Пожалуйста, воздержитесь от жирного, мучного, кислого, сладкого...
вкусного. Диета, однако! Кстати, вот признание вегетарианца: "Я стал
вегетарианцем не потому, что люблю животных. Я ненавижу
растения..."
     Козерог. На этой неделе будут успешными все ваши дела. Для
начинающих коммерсантов нелишним будет совет от нового русского:
"Самый лучший способ создать малый бизнес: купи большой и
наберись терпения..."
     Водолей. Вы будете обуреваемы тайными желаниями и страстями,
но, увы, все тайное становится явным. Чтобы посторонние не
блуждали по закоулкам вашей души, нужен воинственный настрой:
"Кто с мечом к нам придет - тот получит в орало".
     Рыбы. Займитесь-ка вы, други, решением накопившихся
финансовых вопросов: выбиванием зарплаты, долгов, оплатой счетов.
И помните: стоимость жизни не оказывает никакого воздействия на ее
популярность?
     Гороскоп желаний
     с 1 по 7 июня.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Вы будете въедливы и инициативны в делах. Это отличное
время для любой работы. А вот с отдыхом будет посложнее. Смотрите,
чтобы не получилось, как у героя анекдота, который вышел покурить, а
там наплевано. Вышел поплевать, а там накурено.
     Телец. На этой неделе вам стоит полагаться только на свои
собственные силы, избегая каких бы то ни было долговых
обязательств. И не особенно-то рассчитывайте на близкого друга,
чтобы не пришлось потом драть горло и кричать: "Брось, комиссар,
все равно не донесешь!.. Да не меня, идиот! Рацию!.."
     Близнецы. Вы должны соблюдать повышенную осторожность в
финансовых операциях. Но не следует забывать, что при изучении
экономики всегда оказывается, что лучшее время для покупок было в
прошлом году. И не стоит доверять советам экономистов. Экономист -
это "специалист", который завтра будет знать, почему то, что он
предсказывал вчера, сегодня не случилось.
     Рак. А вы будете завершать долговременные проекты, но вам
помешают незванные гости, которые свалятся как снег на голову в
середине мая (т.е. как обычно). Не поможет даже предостережение
"Будете проходить мимо -- проходите!" Ну, что теперь делать?
Встречайте! "Кушайте, гости дорогие, кушайте... А если совсем
совести нет, приходите и завтра".
     Лев. На этой неделе вы будете не слишком ярки, зато весьма
убедительны. Ваши несгибаемая воля и энергия смогут многое
изменить в вашу пользу. Но не все. Остерегайтесь диких животных!
(Совет от сотрудника Екатеринбургского зоопарка: "Чтобы убедиться,
что человек - дикое животное, достаточно назвать его в лицо
свиньей...")
     Дева. Вы в начале недели сумеете прикусить свой длинный-
предлинный язык, иначе невзначай могут испортиться отношения с
коллегами. Слово "вылетишь" - оно не воробей...
     Весы. Неплохо будет на этой неделе заняться ремонтом или
сменить обстановку. Может, в связи с этим кому и пригодиться совет
от нового русского: "Если есть на ночь молоко с огурцами, то ваша
финская сантехника быстрее окупится!"
     Скорпион. Вы почувствуете творческий подъем и тягу к любовным
авантюрам. Как же! Ведь лето все-таки настало! Чуть посдержаннее
бы надо, товарищ! Один космонавт тоже стремился к звездам, дошел
до ручки и стало все до лампочки...
     Стрелец. Ну, а вы заимеете возможность проявить служебное
рвение, что непременно будет замечено и оценено по достоинству. А
уж если вы не преуспели с первого раза - уничтожьте все
доказательства того, что вы даже пытались...
     Козерог. Вы должны будете в начале недели избегать острых
вопросов в отношениях как с близким другом, так и с влиятельными
людьми. И все у вас будет О.К. Предложите им: "Давайте радоваться
нашим успехам: вы - моим, а я - своим."
     Водолей. На этой недели и родственники, и друзья будут вами
гордиться. Стыдливо опустите глаза и скажите им: "Ну, чего вы?
Гордитесь лучше страной, в которой живут такие, как я! Ведь наши
пестициды - самые пестицидистые в мире. И никакие ихние
пестициды не перепистицидят наши по своей пестицидности."
     Рыбы. Маленькие неудачи в больших делах ожидают вас на этой
неделе. Так обидно, что впору запеть: "Я люблю тебя, жизнь. Ну, а ты
меня снова и снова..." Ничего. Завтра будет лучше, чем послезавтра...
     Гороскоп желаний
     с 8 по 14 июня.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Вы будете заняты делами дома и семьи. От деловых
контактов на этой неделе лучше воздержаться. Вспомните софизм
истого сердцелюба и человекоеда Протагора, утверждавшего, что люди
-- собаки (1. Собака -- друг человека. 2. Скажи мне, кто твой друг, и я
скажу, кто ты.).
     Телец. Водолей отличится живостью и оригинальностью. Ваш
творческий подъем привлечет к вам такие толпы поклонников, что
захочется спада, и чем скорее, тем лучше. За оптимистичными
прогнозами обращайтесь к экономистам. Экономисты предсказали
девять из последних пяти экономических спадов.
     Близнецы. Вы приумножите свои силы и деловитость. Вашей
энергии хватит на все. Но учитесь рассчитывать свои возможности,
чтобы к концу недели не пришлось выслушивать от коллег: "Весь день
не спишь, всю ночь не ешь - конечно, устаешь..."
     Рак. Вы покончите со своим одиночеством и устремитесь к
активному общению. И с удивлением обнаружите в представителях
противоположного пола странные вещи. Итак, что это такое:
маленькое, сморщенное, есть в каждой женщине? Изюминка. А что
такое перхоть у мужчины? Это опилки от спиленных рогов.
     Лев. Вы почувствуете себя в родной стихии. Риск и азарт заметно
оживят вашу жизнь. Большие возможности откроются для любого
бизнеса. Мой вам совет: поступите на курсы иностранных валют и
займитесь выращиванием брюссельской капусты (так называют доллар
в Бельгии).
     Дева. Ну, а вы будете на самом виду в центре абсолютно всех дел и
событий, и докажете всем, что не перевелся еще порох в пороховницах
и не кончились еще ягоды в ягодицах. Просто иссякло терпение.
     Весы. Морально вы уже готовы оказаться на пике успеха. Осталось
только подготовить снаряжение. Все у вас получится. Только,
пожалуйста, не завидуйте другим! Худой "Мир" лучше доброго...
"Челленджера".
     Скорпион. Вы будете ярки и активны, особенно в общественной
жизни. Это не останется незамеченным для представителей
противоположного пола. Ой, а чего это они лыбятся при виде вас? Да
ничего! Пусть лучше над тобою смеются, чем плачут.
     Стрелец. Вы начнете неделю спокойно, а закончите бес-. А как бы
было хорошо сохранить этот мягкий неторопливый ритм жизни! Так
нет же... А все ваш(а) муж(жена)!.. Совет от однолюба: "Если ваш(а)
муж(жена) - клад, то вам причитается всего 25%, а остальные 75% вы
обязаны сдать государству".
     Козерог. О-го-го! Вы будете на редкость активны и предприимчивы.
Все будут только гадать: "И откуда у него(нее) столько энергии
берется? А ведь из него(нее) выйдет толк!" - Боюсь, уже весь вышел...
     Водолей. Вы сможете начать новые крупные финансовые проекты.
Коммерсантам удастся прокрутить энные суммы денег и поживиться, а
студенты... те смогут сдать пушнину и заработать на пару бутылок
пива. Все правильно. Чтобы мало зарабатывать, надо много учиться...
     Рыбы. Вы встретите неделю в боевой готовности к новым
свершениям. Появится непонятное стремление к перемене мест,
которое будет толкать вас кулаками в спину. Однако сначала
разберитесь со своим здоровьем. Брехламная пауза! Совет от
стоматолога: "Вставные зубы - лучшая защита от кариеса".
     Гороскоп желаний
     с 15 по 21 июня.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Внимание! Вы присутствуете на спиртическом (от слова
"спирт") сеансе! Эй, звезды, как Овнам работаться будет? - Да как в
лесу! Что ни начальник -- дуб, что ни подчиненный -- пень, что ни
бумага -- липа. - Ой-ой-ой, совсем худо бедным!..
     Телец. Эй, звезды, а каково Тельцам жить будет? -- Да как в сказке!
Дома свекровь (теща) -- баба Яга, муж -- леший (жена -- ведьма), сосед --
Иван-царевич (соседка -- Царевна-Лягушка), а его жена -- кикимора
болотная (муж -- Иванушка-дурачок). - Да-а-а, ну и дела!..
     Близнецы. А вы попадете в плен к противнику. Сдавайтесь без боя,
даже не раздумывая! Ведь вы окажетесь в плену удовольствий. Однако
к концу недели, несмотря на требования, вы перестанете получать
сатисфакции. Да, все относительно. У одного супчик жидковат, у
другого жемчуг редковат.
     Рак. Похоже на то, что вы столкнетесь с трудностями в личной
жизни. Можете тяжело вздохнуть и сказать своему мужу (жене): "Если
бы не ты, мы были бы идеальной парой..." А когда разлад закончится,
можете сделать такой комплимент: "Дорогой(ая), лучше тебя никого
нет! Вчера я опять в этом убедилась(ся)".
     Лев. Ну, а вы можете навлечь немало неприятностей на свою
голову. Вашим удачам будут завидовать "доброжелатели". А вот
хозяйственная деятельность будет очень и очень успешной. А теперь, в
связи с этим, вопрос на засыпку! Кто такой "пец" в песне: "... Разложил
товарку пец"?
     Дева. В долгие минуты тяжких раздумий, когда кажется, что
циферблаты часов плавятся, а в лицо холодом дышит вечность, пжлста,
не поддавайтесь на провокацию. Довольно просто сказать: "Ну и
дурак(дура) же я!" и как трудно заставить себя поверить в то, что это
действительно так.
     Весы. В начале недели можете заняться укреплением своего
здоровья. Скажите ему: "Крепись, здоровье, богатырским будешь!" А
уже к концу недели готовьтесь к приему гостей. Ой, а кто это там
ломится? "Пришла проблема пола, румяная Фефела, и ржет навеселе".
     Скорпион. Вы начнете неделю с поездок, однако к концу недели
поймете, что от себя никуда не уедешь. Так что лучше вам курить
бамбук. Женщинам на этой неделе не рекомендую много работать.
Работа сделала из обезьяны человека, а из женщины - лошадь.
     Стрелец. Можете посвятить неделю любимым занятиям, спорту и
активному отдыху. Попробуйте изменить себя, и изменится мир
вокруг. Ах, вы не согласны, да?.. А что, может, и верно?.. Объективная
реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови.
     Козерог. Ну, а вам, несмотря на летнюю погоду, стоит взяться за
работу, и результат не заставит себя ждать все лето. Если возникнет
непонимание, скажите спокойно и уверенно: "Люди, которые думают,
что они знают все на свете, раздражают нас, людей, которые
действительно все на свете знают".
     Водолей. Вы спокойно продолжите ранее начатые дела. В середине
недели они будут идти наиболее успешно. Однако вознаграждения за
свой труд не ждите. Мужчины! Будьте готовы в конце недели
выслушать сетования жены: "Я признаю, что деньги - это не все в
жизни, но они так успокаивают нервы!" Женщины! Будьте готовы
выслушать подтрунивания мужей, типа: "Ну, почему все дуры такие
женщины?.."
     Рыбы. На этой неделе будьте взаимно вежливы -- не давайте и не
берите взаймы! Будьте предельно осторожны, особливо
автомобилисты! А то, говорят, на дорогах города появился новый вид
услуг - пицца в автомобиль! Со всей дури - в лобовое стекло!
     Гороскоп желаний
     с 22 по 28 июня.
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Вы можете начать неделю в расстроенных чувствах. В роли
настройщика может выступить друг (подруга). Хорошо, что уже не
государство. До сих пор никак не могу понять, что сделало советское
правительство с народом, что он так долго испытывал чувство
глубокого удовлетворения?
     Телец. На этой неделе вы можете многого достичь, если сумеете
выйти за рамки привычного. Но за рамки выходите не слишком
далеко, чтобы можно было вернуться. Какая крыша не любит быстрой
езды? Если уже поздно, обращайтесь в строительные организации --
вам помогут с шифером.
     Близнецы. А вам предстоит провести ревизию в собственном
кошельке. Да, в общем, и считать-то тут нечего. Один кошелек из
кожзама, а внутри -- одна мелочишка. Так он же дырявый, а? Ого! И
карман -- дырявый! Эх, жизнь!.. Деньги -- как вода, а без воды -- ни
туда, ни сюда. Да?..
     Рак. А вы должны позаботиться о прочности партнерских уз. Если
рвется веревка (духовная), используйте цепи (материальные). А уж
если у вас есть весомая материальная база, то никуда ему(ей),
голубчику(-ушке), не деться! Под таким-то прессом лежит!
     Лев. В начале недели вы будете проявлять великодушие и щедрость,
а в конце будете голодны и начнете есть всех глазами. Ваших укусов
будут бояться окружающие. Расскажите им историю про
екатеринбургский цирк: "Дрессировщик выпил. Львы закусили". Пусть
посмеются! Пусть только попробуют!
     Дева. Вы сможете принять активное участие в спорах и диспутах.
Ну, и что с того, что в спорах никогда не рождается истина? Так
приятно иногда потрепаться за жизнь. Тем более, если косноязычные
звезды обещали вам красноречие оратора...
     Весы. Эмоции будут переполнять вас и выплескиваться через край.
Окружающие будут косяками кружиться вокруг вас, но не больно-то
им доверяйте. Скажите: "Каждый человек по-своему прав, а по-моему,
нет".
     Скорпион. А вы почувствуете вкус к приключениям. Ну, и что,
каковы они на вкус? Солоноваты? Да это же пот, дружище! В
следующий раз, если захочется поддаться на авантюру и совершить
что-нибудь из ряда вон, посмотри-ка лучше новую киношку.
     Стрелец. Вы получите новый опыт и массу переживаний в процессе
совместной работы. А все по чьей-то (не буду показывать пальцем)
вине. Ответ на загадку "Не цветы, а вянут. Не ладони, а хлопают" будет
вам ясен без подсказки. Это уши партнера.
     Козерог. Вы можете почувствовать неуверенность в себе, но
напрасно. Вы -- самый лучший на свете человек. "Ты что, самый умный
?" -- спросит вас друг. "Кто, я ?" -- удивитесь вы. "Ну не я же!" - ответит
друг. Что ж, это верно...
     Водолей. Вы встретите неделю сдержанно, но внешняя
рассудочность не сможет утаить клокотания чувств. Захочется, как из
тюбика, выдавливать и выдавливать из себя по каплям раба, или раз и
навсегда убить в себе наповал зверя. Но трудно, ох как трудно убить в
себе зверя, не повредив шкуры...
     Рыбы. А вы примете слишком близко к сердцу заботы о хлебе
насущном и начнете добывать его в поте лица своего. Что ж, жара,
лето -- это самое время начинать заниматься хозяйственной
деятельностью. В связи с этим, вопрос на засыпку: кто такой "пец" в
песне "Разложил товарку пец"?
     Гороскоп желаний
     с 6 по 12 июля
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Вы не умеете ходить на цыпочках, осторожно ступая и обходя
скрипучие места в полу. А жаль, -- на этой неделе такое искусство как
раз бы пригодилось, потому что она слишком конфликтна, особенно в
вопросах пола. Однако мой вам совет: не нафрейдите себе сами!
     Телец. Когда грубо тычут шестом в спину, наверное это к тому, что
близится какой-то финал. Какой вот только, а? Итого: распадется
много трухлявых завязок и отношений, но закалится все истинное и
настоящее. Совет от лесоруба: "Не пили сук, на котором сидишь; пили
сук, на котором висишь".
     Близнецы. Когда придорожные цветы переезжает телега, никто не
обращает внимания. Сами виноваты. Нафига они выросли здесь? -- А
зачем акробат идет по жердочке, рискуя собой? Чтоб развлечь толпу?
-- Нет. Он пробует жизнь на пределе возможностей. У вас на этой
неделе начнется еще один непростой период, который актуализирует
силы, которых вы сами в себе не ожидали. Жизнь -- это борьба с теми,
кто пытается ее испортить.
     Рак. Какая же наседка спокойно спрячет голову под крыло, если
цыплята остались на улице? Трудности, которые выпадут вам на этой
неделе, будут из числа обычных, дополнительного перца добавят, разве
что, ваши соперники. Соперник -- это негодяй, которому нужно то, что
и вам.
     Лев. Для любителей расслабиться и помечтать на этой неделе
менее всего подходит среда, -- можно замечтаться некстати.
Выяснение отношений с партнерами и прочими приятными людьми
лучше завершить уже в понедельник, потом может не быть эффекта.
Ничего, подождут!
     Дева. Если ваша сеть готова, можете не сомневаться, -- улов вас
уже заждался. Если вы не будете сидеть сложа руки, то на этой неделе
сможете многое взять от жизни. Если хотите что-то сдвинуть с
мертвой точки, -- ищите точку опоры в виде спонсора(т.е. того, кто
спонтанно сорит деньгами). Выбрасывая деньги на ветер, все-таки
сверяйте их курс.
     Весы. Не плачьте под дождем, -- никто не заметит ваших слез,
потому что глаза у всех будут закрыты зонтами. Если кто-то возвел на
вас напраслину, -- не обращайте внимания, агрессивностью еще
больше запутаете дело. Отдайтесь на волю времени, оно само все
расставит по местам. Вспомните про кредо оптимиста: умрем, а
доживем до конца!
     Скорпион. Пробуждение -- хорошая вещь, если это происходит
вовремя. Есть поговорка: "Лучше поздно, чем никогда", но те, кто
проснулся слишком поздно, иногда думают наоборот. Эти самые "те",
это, скорей всего, вы. Это, возможно, зацепит и вашу вулканическую
природу и из ваших недр (карманов) потечет лаве (деньги).
     Стрелец. Не надо приписывать другим собственные недостатки,
хотя этого никто и не заметит, кроме вас, -- истинное решение
проблемы, скорей всего, с другой стороны. Чья-то помощь сможет кое-
что исправить и наладить на этой неделе. Чтобы стать кем-то, нужно
быть при ком-то.
     Козерог. Неизбежность носит линейку и карандаш под мышкой,
чтоб отмерить и отчертить пространство, дозволенное для нас. Неделя
эта может продолжить сюрпризы в сердечной сфере. В бизнесе
возможны новые интересные шаги, если, конечно, вы умеете ходить в
кандалах.
     Водолей. Если ваши настойчивые поиски себе подобного так и не
увенчались успехом, то на этой неделе лучше всего вовсе оставить их.
Потому что шанс встречи есть, но она принесет испытания вместо
покоя. Лучше расслабьтесь и отдыхайте! Старайтесь оставаться на
высоте своих недостатков.
     Рыбы. На этой неделе интересны поездки. Впечатления от этих
поездок могут получится не просто любопытными, а
прелюбопытнейшими. Хороша эта неделя и для поисков правды. До
сих пор о правде известно только то, что в ногах ее нет.
     Гороскоп желаний
     с 13 по 19 июля
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Крутиться как белка в колесе, конечно, не возбраняется
никому, но стоит ли? Пока вещи не распакованы, осмотритесь еще раз,
-- туда ли вы заехали. По-моему, явно не туда. Эта неделя может
привести к подведению итогов, которые дадут четкое ощущение
бесполезной суеты в своих собственных занятиях. Всем хочется
хорошо провести время... Но время не проведешь!
     Телец. Для вас с этой недели начнется затяжной период
стабилизации, который продлится ни много-ни мало до конца лета.
Некоторые воспримут это как подавление собственной персоны,
другие будут рады наконец-то воцарившемуся порядку и
определенности. И правильно, чего горевать-то? Радуйтесь! Когда
дерутся два тигра, то побеждает смельчак, сидящий на дереве.
     Близнецы. Если вы уходите, и в ближайшие две секунды никто не
окликает вас, -- значит всем ясно, что это бесполезно. Все вокруг
словно потворствует вашей активности, подталкивает: "А ну-ка давай!
Действуй! Да поживее!" Эта неделя внесет ясность. Станет, наконец,
понятно, как жить дальше. Но ненадолго.
     Рак. Что будет, если потревожить в берлоге мирно спящего
медведя? -- Лучше не дожидаться, а убежать восовояси, пока он не
понял в чем дело. Да. Вы не любят лезть на рожон. Многие считают
вас практичными, и ошибаются. Вы легко поддаетесь фантазиям и
утрачиваете чувство реальности. Но на этой неделе будет все же
лучше, если фантазии будут поддаваться вам.
     Лев. Возможно, что-то заставит вас испытать досаду, дав понять,
что ваши финансовые возможности ограничены. Взамен этого вы
можете получить перемены на любовном фронте. Мужчины! Помните!
Привлекательные женщины отвлекают. Женщины! Не забывайте, что
хороший мужчина -- спящий мужчина.
     Дева. Сколько дней и ночей отдано терпению? Что, уже сбились со
счета? А сможете ли вы удержать поводья, когда ситуация в стране
движется вразнос, -- насколько крепка ваша железная рука? Наши
сильные стороны -- продолжение наших слабостей. И, поскольку вы
точно знаете, на какой полке что лежит, вам остается только брать,
брать и брать.
     Весы. Вы не из тех, кто любит долго пребывать во власти
навязчивых идей. Внешний мир представляет для вас большую
проблему, пока вы не определитесь в нем. А уж когда определитесь,
ноу проблемс. Проблемы уже появляются у окружающих.
     Скорпион. Сколько бы вы ни пытались разрешить мучающий вас
вопрос, вряд ли что-нибудь поймете раньше отпущенного срока, а срок
-- о-го-го! - отпущен немалый. Придется затрачивать больше сил, но в
итоге это стабилизирует вас, внесет новый порядок и форму. Но
сначала приведите спортивную форму в порядок!
     Стрелец. Когда иссякает запас терпения, хочется махнуть рукой и
отступиться, но это совсем не обязательно делать сейчас. Не стоит
особенно сильно махать руками -- можно взлететь! Кстати, о птичках.
Наблюдение туриста: "Еж - птица гордая, пока не пнешь, не полетит".
     Козерог. На этой неделе, возможно, появится способ найти
компромисс в сложной, дошедшей до абсурда ситуации (Де факто, де
юре, де било.). Жизнь войдет в более стабильную колею. Как знать,
может эта колея и выведет вас на асфальтовую дорогу.
     Водолей. На этой неделе вам потребуется взять на себя большую
ответственность, чем прежде, если вы, конечно, не лежите где-нибудь
на пляже, а находитесь в гуще трудовых перепетий. Возможно вам
предложат более оплачиваемую должность вместо обетованной
свободы. А если вы лежите на пляже, ну, тогда лежите, лежите...
Жизнь удалась!
     Рыбы. Неделя будет удачной в финансовом отношении, но
потребуется масса усилий, которые необходимо будет прикладывать.
Ой, что-то масса-то у вас легковата! Ну, тогда денег, увы, не подвалит.
Зато неделя принесет вам новые знакомства. И надеюсь, что
следующая неделя их не унесет.
     Гороскоп желаний
     с 20 по 26 июля
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Вы можете погрузиться в авантюры, связанные с карьерой,
чтобы к концу недели заявить о своих сомнительных притязаниях на
продвижение и главенство. А можете погрузиться в воду и поплавать,
чтобы получить удовольствие. А можете никуда не погружаться и
находиться на поверхности. Лежать и загорать на солнышке. А что,
тоже неплохо!
     Телец. Конец недели можно будет посвятить личной жизни, а
начало -- общественной. А "если мона -- значит нуна". Занятия
бизнесом на этой неделе будут неуместными, чтобы не получилось
так, как у того коммерсанта, который открыл дело и назвал его
"Табак".
     Близнецы. Вы захотите уйти от социальных и бытовых проблем. Вы
захотите молочных рек и кисельных берегов. Много хотеть не вредно.
Вам помогут забыться беззаботные встречи и легкое общение в
привычном кругу. Только, пожалуйста, не злоупотребляйте алкоголем.
     Рак. В первые дни недели вы сможете проявить себя яркой
личностью, отстаивая право на первенство в любых делах. Хотя
особенно задираться не стоит. Вдруг к концу недели окружающие
захотят взять реванш? И что от вас тогда останется? Мокрое место!
     Лев. Вы с понедельника более чем явно почувствуете опасность
финансовых потерь и уязвимость собственной личности. Можете
сменить замки или поставить новые двери. Это кто на вас наезжает?
Кто на "царя зверей" лапу поднял? Трусливые зайцы? Совсем нюх
потеряли! Ну, зайцы, погодите!.. Я спрячусь.
     Дева. Вы активизируете сбор полезной информации для
достижения наивысших результатов своей жизнедеятельности. Все это
очень даже может пригодиться. К сожалению, все, что есть хорошего в
жизни, либо незаконно, либо аморально, либо ведет к ожирению.
     Весы. Несмотря на сложности с финансами, вы сможете подойти к
завершению важных домашних или дачных дел. Подойти-то сможете, а
вот завершить -- нет. Но ничего! Отдайте время активному отдыху с
любимыми людьми. А работа стояла, стоит и будет стоять.
     Скорпион. Вы захотите в начале недели беззаботно расслабиться,
хотя это может осложнить ваши и без того сложные любовные
отношения. Но раз хотите расслабиться -- расслабьтесь! Не забудьте
про аутогенную тренировку. Повторяя "Моя правая рука горячая", не
обожгись, дружище...
     Стрелец. Самоконтроль поможет вам избежать скандалов.
Самоконтроль не сведет на нет ранее достигнутые соглашения.
Самоконтроль заставит партнеров и коллег играть в вашу дудку. Ну, а
вы тем временем можете немного передохнуть. Все-таки середина
лета уже... Еще совсем немного, и наступит осень, а потом и зима.
     Козерог. Вы готовы укреплять свое материальное благосостояние и
потому не прочь подзаработать. Ну, а кто будет прочь-то, кто? Но у
вас, видимо, это получится лучше других. Получив пачку мятых
бумажек, тщательно пересчитайте и спрячьте. Жизнь удалась!..
     Водолей. В начале недели вы можете озаботиться результатами
своего труда. В ваших силах справиться с любыми невзгодами и в
середине недели отправиться в путешествие. А в конце недели вам
предстоит пожинать плоды от профессиональных успехов и
достижений. Ну, и каковы они на вкус? Съедобны хоть?
     Рыбы. Вы можете столкнуться с обострением межличностых
отношений. Захочется обратиться к психологу. Однако к психологу
обращаться не стоит. Даже дети, и те знают стишок: "Психолога
видишь -- дави его сразу! Психолог на лапках разносит заразу!"
     Я еще не астролог. Я только учусь. Просто учитель попросил меня
на недельку его заменить. Практика, он сказал, тебе не повредит. Я
понимаю, что не повредит, но все равно как-то боязно даже
начинать... Я же не Анна Кирьянова какая... Ну, да ладно!..
Начинаю...
     Гороскоп желаний
     с 27 июля по 2 августа
     Никодим Козлодоев-Сорокопяткин
     Овен. Вы найдете радость. Не понял, где. Ага, в любимых занятих!
Хороши будут игры на открытом воздухе. А на закрытом -- не очень.
Как же! Воздух спертый. Дышать тяжело. Какие уж тут игры!
Чрезмерная активность, по законам биологии, вызовет выброс в кровь
адреналина и спровоцирует умственный подъем при творческом спаде.
Адская смесь!
     Телец. Вы будете ну прямо все в делах и в заботах. А как же отдых-
то, как? А, ну раз звезды сулят вам прибыль, значит можно и
поработать. Отчего бы не поработать-то за ради прибыли? А я вот не
могу стоять, когда другие работают. Пойду полежу.
     Близнецы. Любовные свидания обещают вам сильные переживания.
Бурные потоки чувств будут клокотать, сметая на своем пути бытовые
мелочи. Чувства, родившиеся в это время, будут отличаться глубиной.
Но прошу вас: не утоните!
     Рак. Вы почти не заметите капризов звезд, встретив начало недели с
хорошим другом. Это кто сказал "не лезь ко мне в душу"? Как не вы?
Ах, это ваш друг!? Чужая душа -- как чужой погреб. Темно, но если
пощупать, то можно найти много интересного. Лишь бы обошлось без
патологий...
     Лев. Для вас открываются отличные возможности для путешествий
и увлекательных встреч. Если не отпускают дела, советую вам
отпустить их. И... отправляться делать добрые дела. Но помните: ни
одно доброе дело не остается безнаказанным.
     Дева. Вы будете в самом центре событий. Только вот неделя будет
отличаться полным отсутствием событий. Так в центре чего же вы
тогда будете? Что-то понимаю. Ага, понял. Будете в центре, заходите.
А если уж совсем совести нет, приходите и в следующий раз.
     Весы. Вы продолжите удивлять всех своим человеколюбием и
великодушием. Нет, не так, простите. Человекодушием и
великолюбием. Ой, тоже не так. Короче, вы просто продолжите всех
удивлять. Чем? Ну, для начала оденьте тулуп и пройдитесь по улице.
Ведь холодное лето обещали, помните?
     Скорпион. В первой половине недели можете отдавать долги. А
можете не отдавать. Дело хозяйское! Если вы начальник, сделайте
вход на работу платным. Подчиненные будут просто в восторге от
вашей предприимчивости. А в конце недели предпринимательская
жилка перестанет биться. Как жаль! Хорошее было качество.
     Стрелец. Вы будете особенно сильно реагировать на Луну. Только,
пожалуйста, не войте на нее, как волки. Ой, что-то я не то говорю, что
надо. Рука астролога устала расчерчивать натальные карты. Но ничего.
Неделю желательно провести максимально тихо и спокойно, вплоть до
полного уединения с объектом своей страсти.
     Козерог. Ну, а вы проведете неделю бодро и весело. А ежели хорошо
вам, сделайте счастливым(ой) и своего(ою) избранника(цу). Женщина
чувствует себя счастливой при условии, что у нее есть две вещи: дом,
наполненный мебелью и муж, который ее переставляет. Мужчина же
чувствует себя счастливым, если у него нет жены.
     Водолей. На этой неделе вы получите сатисфакцию. Это будет
удовлетворение от работы или от активного отдыха. Вы будете
смеяться до упаду, слушая песенку "Rolling Stones" "I can get no
satisfaction". Лишь бы не смеялись над вами.
     Рыбы. Вы уже можете завершать последние сборы к заслуженному
отдыху. Пора, приятель! А накопившуюся "незавершенку" можете
отбросить ко всем чертям. А коллегам так и скажите: "Не мыльтесь!
Все равно бриться не будете!" И язык покажите. Во!
     Гороскоп желаний
     с 3 по 9 августа
     Серафим Млечный-Задунайский
     3 августа (понедельник). Стрельцы в этот день будут на коне, ну, а
всем остальным, видимо, придется передвигаться пешком. Поэтому
нелишним будет наблюдение от Хранителя Времени: "Бывают такие
секунды, когда все решают минуты. И длится это часами". А что, разве
не так?..
     4 августа (вторник). У Тельцов появится возможность хорошо
отдохнуть на даче или в гостях. Но если поблизости бродят Львы, то
можно считать, что отдых не удался. Спорить с тренером по борьбе
может только тренер по стрельбе.
     5 августа (среда). Близнецов будет буквально распирать от энергии.
Образумить вас сможет только присутствие Девы. Она, и только она
сможет охладить ваш пыл. И, пожалуйста, не пейте и не курите! Капля
никотина убивает лошадь, ну, а хомяка разрывает на куски.
     6 августа (четверг). Ракам в этот день вредно перенапрягаться, ведь
ресурсы организма крайне истощены. А вот Скорпионам наоборот не
помешает поднапрячься, потому как ресурсы еще есть. Может,
почувствуете себя счастливыми, ведь счастье - это когда утром очень
хочется на работу, а вечером очень хочется домой. А несчастье -- когда
не хочется.
     7 августа (пятница). Чтение стихов и беседы за полночь отвлекут
Водолеев от прозы жизни. Романтика уведет от реальности и рогатых
Козерогов. Общеизвестно, что человек может вечно смотреть на три
вещи: как горит огонь, как течет вода и как работает другой человек.
     8 августа (суббота). Рыбам и Овнам следует начинать готовиться к
длительным и прекрасным путешествиям. Не забудьте купить новый
чемодан -- к концу путешествия он будет весь обклеен заграничными
этикетками. Но не забывайте про замечание скептика: "Астролог --
это человек, который может послать вас подальше таким образом, что
вы с предвкушением будете ждать путешествия".
     9 августа (воскресенье). Весам уже давно пора расширять горизонты
-- уж больно они узки! Читайте книги! И помните, что общение со
Скорпионами для вас чревато стрессовыми ситуациями. И не стоит
быть чересчур активными. На вопрос "Что вы здесь делаете?" 72%
респондентов ответили отрицательно.
     Гороскоп желаний
     с 10 по 16 августа
     Серафим Млечный-Задунайский
     10 августа (понедельник). Водолеи предстанут перед всеми
искусными рассказчиками. Настолько искусными, что дослушать их до
конца смогут только Овны -- они в этот день отличаются недюжинным
терпением. А вот Тельцы могут и поколотить!..
     11 августа (вторник). Близнецы начнут день, повиснув на телефоне.
Вися на телефоне, не раскачивайтесь! Шнур слабый -- может не
выдержать! И тогда телефонные мастера будут вас бить рублем.
Хорошо хоть, рубль не больно-то увесистый... А вот Козероги к вечеру
рассчитаются с долгами. "Заплатил налоги, спи спокойно" (Надпись
на надгробии).
     12 августа (среда). Тельцы в этот день будут хорошо продуманными.
Наилучшим образом у них пойдут дела, не связанные с работой, и
работа, не связанная с делами. Как сказал Некто, сидящий на облаке:
"Сегодня погоду делают те, кто вообще ничего не делает". А вот Львы
будут работать. Все верно! "Чего думать? Прыгать надо!"
     13 августа (четверг). Тяжелое испытание выпадет на долю Львов.
Они смогут взглянуть на себя со стороны и оценить некоторые
нелицеприятные стороны своего развития. Человек может вынести
все, если его, конечно, не остановить... Весы вам посочувствуют.
Фортуна чаще всего улыбается тем, кого не замечает Фемида.
     14 августа (пятница). Стрелец, как "ворошиловский стрелок",
нацелится на режим максимального благоприятствования. Однако
промажет. Больше повезет Ракам -- их ожидает плодотворная работа на
дачном участке под палящими лучами солнца. Не опоздайте на
электричку! А уж завидовать вам будут холеные Девы, сидя в
прохладных кабинетах.
     15 августа (суббота). Весам в этот день стоит быть немного
поразборчивее. Чтобы извлекать уроки из ошибок прошлого,
необходимо не путать их с победами. А Раки будут настроены на
бурное обсуждение домашних вопросов. Смотрите, чтобы не
разыгралась буря (в стакане воды)...
     16 августа (воскресенье). Козероги могут надеяться на новые
творческие успехи и свершения. Но не особенно-то зазнавайтесь. Да, в
любом из нас спит гений. Но спит он с каждым днем все крепче и
крепче... А вот Рыб ожидают интересные места (рыбные), поэтому
готовьтесь к путешествиям.
     Гороскоп мод
     с 31 августа по 6 сентября
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Ой, а что это у вас на носу? Зима? Может быть, поэтому вы
на этой неделе будете мерзнуть. Согреваться лучше не водкой, а
одеждами. И чем они будут теплее, тем лучше. Особенно модной будет
в этом сезоне шуба из мамонта. За шкурами обращайтесь к Стивену
Спилбергу.
     Телец. Настроение у вас будет игривое. Пожалуй, даже более чем.
Захочется продефилировать по Главному проспекту в эпатирующем
публику одеянии. Чтобы добиться желаемого, выберите одежду
производства местной фабрики. Жители города будут в шоке.
     Близнецы. Вы будете словно близнецы-братья. Звезды
наговаривают вам, что все у вас должно быть однообразно и
безобразно, как в армии. Не поддавайтесь на провокацию!
Окружающие все-таки должны вас различать. Согласны?
     Рак. Немодным будет на этой неделе "цвет вареного рака" в
одежде. Лето как-никак закончилось. Зато снова популярными станут
одежды "цвета здорового хитина" -- коричневого и мглисто-серого. В
такой одежде вам будет проще "осесть на дно". В самом деле, пора бы
уже остепенится.
     Лев. "Гринпис" атакует. Меховые одежды носить будет крайне
опасно даже Львам. Заранее запасайтесь куртками на "рыбьем" меху
(не наших уважаемых Рыб, конечно) и спиртом. А также градусниками
и лекарствами. Можно начинать носить их уже с этой недели. Носить
и радоваться уходящему теплу.
     Дева. Эта неделя -- ваша. Потому как "Бабье лето" на Урале --
короткое, как макси-мини-юбка. Для мужчин хороши будут темно-
серые костюмы, черные рубашки и цветастые галстуки в стиле "а ля
Аль Капоне", для женщин -- платья с оборками и рюшечками в стиле
"O, Sancta Simplicitus!" ("О, святая простота!").
     Весы. Советую вам почаще менять наряды на этой неделе. Иначе
вы почувствуете некоторую тяжесть в ногах (и в голове). Сняв старую
одежду и надев новую, вы обновитесь духовно. Вспомните про
наказание для манекенщицы: "Три наряда вне очереди!"
     Скорпион. Вы на этой неделе потусуетесь вволю -- как колода карт.
Поэтому даже и не спортсменам подойдет спортивная одежда --
трусики, маечки, куртки и кроссовки. Собираясь на тусовку, можете
взять с собой теннисную ракетку или футбольный мяч. Чтобы
произвести впечатление.
     Стрелец. Для вашей души полезны путешествия. (Ну, и что с того,
что для работы вредны?) Уделяйте особое внимание одежде
практичной и удобной -- пижамам в полосочку, например. И не сидите
вы на чемодане! Быстрее в магазин! Инфляция ведь!
     Козерог. Вам следует одеваться солидно и без дешевого шика. Чего
вам стоит? Рублей 500-600. Тем более, и положение обязывает.
Мужчинам нужно прекратить наконец называть галстуки "удавками",
а женщинам -- мужчин -- "ремками".
     Водолей. Вам придется уделить особое внимание обуви. И не
гоняйтесь вы за сапогами-скороходами! Их не купить ни на одном
городском рынке. Сам проверял. Купите лучше новые ботинки,
наденьте и поднимайтесь на новую ступеньку карьеры. Если сможете,
конечно...
     Рыбы. Хотя реки и озера еще на покрываются льдом, свитеры,
джемперы, пуловеры как нельзя кстати придутся замерзающим Рыбам.
Они забудут о красоте и будут чувствовать себя очень уютно и
комфортно в теплых вязаных вещах бабушкиного производства. Можно
вдобавок сходить в баньку. Попариться. А уж какая в бане мода,
известно всем. "Оставь одежду, всяк сюда входящий!"
     Антикризисный гороскоп
     с 30 ноября по 6 декабря
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Вы способны начать неделю активно, но не способны
закончить. В конце недели лучше все-таки расслабиться. И не
совершать резких телодвижений, чтобы мужчинам потом не пришлось
говорить "Чтобы я был таким умным, как моя жена потом", а
женщинам -- "Муж мне так изменяет, так изменяет, что я даже не
знаю, от кого у меня дети..."
     Телец. Прежде чем влезать в новые долги, неплохо было бы
сначала вылезти из старых. А лучше так не влезать вообще. Табличку
видели "Не влезай! Убъет!"? Долг платежом страшен. Долг процентом
красен. С долгами жить -- по-волчьи выть. Ууууууу! Вот!
     Близнецы. Вы примете лучшее решение, если захотите остаться в
стороне от разборок этой недели. У каждого додика -- своя методика.
О желаниях на какое-то время лучше забыть. На поле Чудес в стране
Дураков растет все что не пожелаешь. А все, что пожелаешь -- не
растет...
     Рак. Вы почувствуете неприятный зуд. Все понятно. Инфляция:
бремя -- деньги. Сбросить тяжкое бремя вам помогут оставшиеся после
кризиса банки. Избавившись от зуда, вы испытаете даже некоторое
облегчение. Но ненадолго. До следующей зарплаты.
     Лев. Вы будете модно выглядеть, однако. Но помните: в этом
сезоне, как и в предыдущем, главной деталью модной одежды остается
карман. Тощий или дырявый карман -- признак дурного вкуса.
Набитый бумагой карман -- признак модного стиля. Отсутствие
кармана -- отсутствие признака.
     Дева. Вы в начале недели сумеете прикусить свой длинный-
предлинный язык, потому что на карту будут поставлены ваши
отношения с коллегами по работе. Ах, уже прикусили? Молодцом! Не
понял!? Чего-чего? "Послусайте! А посему тогда коллеги за спиной
сусукаются?"
     Весы. А вы, несмотря ни на что, будете на этой неделе по-
прежнему заниматься финансовыми делами -- покупать в магазине
хлеб, а иногда даже и колбаску. Больше всего в жизни доверяйте
экономистам. Экономика -- такая же точная наука, как астрология и
метеорология, а, может, даже и еще точнее. Экономисты отвечают на
вопросы не потому, что знают на них ответы; они отвечают потому,
что их спрашивают.
     Скорпион. Ну, и что с того, что у соседа денег -- как у дурака
фантиков! Зато у вас фантиков -- как у соседа денег! Ходите почаще в
гости. Ко всем. И к соседу тоже. Это же только для марсиан незванный
гость хуже Гагарина.
     Стрелец. У вас на этой неделе появятся какие-никакие деньги.
Лучше, если все-таки какие. Если появятся, позвольте себе немного
отдохнуть. Делу -- время, потехе -- деньги. Ну, а если не позволите, то
тогда вспомните про государственный совет: "Храните деньги в
сберегательных баксах!"
     Козерог. На этой неделе вы будете с Фортуной на "ты": "Ну, ты,
Фортуна, ты че?". Но Фортуна, увы, будет с вами на "вы": "Что Вам,
мил человек, угодно?" Ага! В вашем сейчашном положении даже такое
общение не повредит. Ответьте же ей! Ну, чего вы молчите?
Вспомните, что говорили мудрые древние! "Истинное чувство
прекрасного свободно от желания обладать". Ни фига себе, да?
     Водолей. С начала недели можно начинать новый этап ваших
грандиозных планов. Вам будет многое по плечу, а многое -- по
предплечью. С такими недюжинными силами вы согнете всех ваших
врагов "вот в такую, паньмаешь, загогулину". Кто с мечом к нам
придет, тот получит по оралу.
     Рыбы. Вы приложите немало усилий для того, чтобы выбиться в
люди. И это вам удастся, но лишь частично. А вот "выбиваться из
людей" будет гораздо проще... А как жить-то, как? Курить вредно,
пить противно, а умирать здоровым -- жалко...
     Морозоустойчивый гороскоп
     с 7 по 13 декабря
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Холода не застанут вас врасплох, если у вас есть печь-
буржуйка или, в худшем случае, если сами вы буржуй. Если есть
буржуйка, подбросьте в нее свеженьких поленьев и садитесь поближе
-- погрейтесь. Ну, а если вы буржуй, вы сами знаете, что делать. Есть
ананасы и жевать рябчиков, приобняв за талию свою пышнотелую
буржуйку.
     Телец. Несмотря на декабрьские морозы, вы будете горячи и
прямолинейны. Да уж, с таким характером, как у вас, холода не
страшны. Да и родственникам вашим изрядно повезло. Будут лопаться
от холода батареи, но у вас в семье будет царить жаркая, местами даже
удушливая атмосфера.
     Близнецы. В первые дни недели вы сможете проявить себя яркой
самобытной личностью. Однако к концу недели цвета немного
поблекнут. Это, конечно, здорово -- тратить свою кипучую энергию на
окружающих людей, но когда на дворе сорокоградусный мороз -- это
уж, извините, излишество!..
     Рак. Вы на этой неделе будете практичны и деловиты. Только
самоконтроль поможет вам сохранить тепло и уют в доме. Если вы
этого еще не сделали, паклями утыкайте окна и двери. Утыкали? А
теперь ждите Деда Мороза с подарками. Только не перепутайте его с
Санта-Клаусом!
     Лев. Вы снова готовы укреплять покачнувшееся и чуть было не
рухнувшее здание своего материального благополучия. Выходит, вы не
прочь подзаработать!? Заработанные тугрики лучше потратить не на
себя, а на подарки друзьям. Лучшие подарки на этой неделе --
отопительные приборы и средства для пожаротушения после их
использования.
     Дева. Никакие морозы не смогут остудить ваши знойных чувств!
Напротив, они станут еще горячее на несколько градусов. Ну, а вы уж,
пожалуйста, не допустите... того... потепления климата на планете...
таяния полярных льдов... Понятно, конечно, что вам хочется любви --
обжигающей и страстной. Но дайте и спортсменам покататься на
коньках и лыжах! У них же соревнования на носу!
     Весы. На этой неделе вам захочется поехать с любимой(ым) в
романтическое путешествие на Собачьи (Канарские) острова. Чтобы
остудить ваш пыл, будут хороши прогулки под луной рядом с домом
(если есть шуба и валенки). Только не обморозьте носы и губы! А то
потом будет больно целоваться!..
     Скорпион. Неудовлетворенность собой принесет вам эта неделя.
Ну, зачем же вы себя терзаете? Пусть бичи занимаются
самобичеванием! А вы уж лучше займитесь моржеванием. А что,
действительно?! На Шарташе уже прорублена купальня. Уральские
моржи ждут вас, играя в мяч.
     Стрелец. Ну, а вы будете согреваться традиционным русским
способом. Как каким? "Баня, водка, гармонь и лосось". Ах, лосося нет!
И гармони нет? Что, и бани тоже? Да? А кто это сказал, что водку пить
вредно? Алкоголь в малых дозах безвреден в любых количествах. От
Парижа до Находки с водкой лучше, чем без водки!
     Козерог. Вы почувствуете некоторое напряжение в общении. Если
напряжение будет больше 220 Вольт, круг общения может замкнутся
(на людях в белых халатах) и переместится (на Сибирский тракт, 8
км.). Разрядить обстановку вам поможет противоположный пол
(заземление).
     Водолей. Судьбоносной для вашей карьеры будет эта неделя.
Примите напутствие от мужественных героев северных рассказов
Джека Лондона: "Не промочите ног!" Промочишь ноги -- откажет
горло. Промочишь горло -- откажут ноги.
     Рыбы. Вы будете на этой неделе неторопливы и обстоятельны.
Сначала это будет как будто бы даже нравится окружающим, но потом
эти суетливые создания, даже не имеющие шестисотых машин, будут
говорить про какой-то тормоз. Ну, что они, в самом деле, неужели
даже и не знают, что живущие на Урале зимой в анастезии не
нуждается?..
     Дню работника органов безопасности Российской Федерации
посвящается
     Шпионский гороскоп
     с 14 по 20 декабря
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. На этой неделе вы почувствуете себя разведчиком в тылу
врага. Каждое ваше слово, каждый ваш жест будут обсуждать
невидимые противники. Ладно бы только обсуждать, так еще и
осуждать. Но под стеклянным колпаком "папаши Мюллера" вы будете
находиться только на работе. Так что, если есть возможность, колпак
снимите. Оденьте лучше шапку-ушанку.
     Телец. Вы начнете неделю активно и уверенно. Вплоть до четверга
можно идти в ва-банк (Только, ради ваших денег, не в банк!). А вот к
концу недели нужно будет начать заметать следы, и на выходные
вообще осесть на дно. Пусть вас выследит только самый родной и
близкий на свете человек.
     Близнецы. Что-то вы совсем потеряли осторожность. Так ведь
можно и засветиться! Вы же у всех на виду! Ваше скрытое обаяние
будет разить наповал лиц противоположного пола. Но помните!
Привлекательные женщины отвлекают. Ну, а во внешности мужчины
ничто так не раздражает женщин, как отсутствие денег.
     Рак. В начале недели вы можете рассчитывать на свой блестящий
ум и на золотые руки, но в конце недели рассчитывайте только на свои
быстрые ноги. Сами ведь знаете, что сидячий образ жизни неприемлем
для бойца невидимого фронта. Вот и шеф будет вами недоволен. Ну, а
вы будете недовольны шефом.
     Лев. От Центра вы получите ориентировку на коллективную
деятельность. Занимайтесь ей как дома, так и на работе. И результат
не замедлит себя ждать: на этой неделе вас ожидает расширение
агентурной сети. Только не забывайте про осторожность. Серое пальто
с поднятым воротником, темные очки и газета "Правда" в руке могут
вас выдать.
     Дева. Вы ощутите творческий подъем. До того, как наступит спад,
ищите союзников по антикризисной коалиции. Если найдете, перед
вами откроются светлые перспективы. Не найдете -- перспективы
будут весьма и весьма туманными. Зато в тумане можно будет легко
уйти от любой погони.
     Весы. Приемы рукопашного боя не понадобятся вам на этой неделе.
Готовьтесь к бою словесному. Поединок со второй половиной
назначен звездами на выходные. Поэтому от мелких словесных
перепалок с коллегами в течение рабочей недели лучше уходите.
Экономьте силы на решающий бой!
     Скорпион. В середине этой недели у вас может состояться
романтическое знакомство. Забыв про служебные дела, вы рискуете
оказаться в ловко расставленных сетях. Разгадать коварные замыслы
противника вам поможет интуиция разведчика... и старый партнер.
     Стрелец. С понедельника вы почувствуете за собой слежку. Кто-то
будет постоянно держать вас в зоне своего внимания. Кто? -- вот
вопрос! Да это же ваш начальник! Уйти от слежки вам удастся только
в выходные. Но в воскресенье вы обнаружите на хвосте тещу
(свекровь). Хвосты обрубаются?..
     Козерог. Вы будете нацелены на укрепление своего могущества.
Ваш арсенал оружия пополнится раскатистым смехом,
обезоруживающим любого противника ("Нет, я не Негоро! Я
Себастьян Перейро! Ха-ха-ха!"). Только не надо демонстрировать его
слишком часто. Не поймут-с!
     Водолей. Сил и энергии в вас будет так много, что она будет прямо-
таки расплескиваться через край. Репутация ваших врагов, у которых
есть еще порох в пороховницах, будет подмочена. А вы на этой неделе
будете выходить сухим из воды. И действительно, вам-то что? С вас
ведь все, как с гуся -- вода!?
     Рыбы. Начать эту неделю вы должны крайне осмотрительно. В
понедельник выйдите из дома и внимательно оглядитесь по сторонам.
Что, заметили, как подозрительно оглядывают вас прохожие? А как
они с опаской обходят вас стороной? Выходит, что они тоже
начитались про шпионов? Крикните же им: "Я вам не Джеймс Бонд! И
не Штирлиц какой-нибудь!" И обещаю, что вы сразу окажетесь в
центре внимания. Причем, надолго.
     Политический гороскоп
     с 21 по 27 декабря
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Чего это вы колдуете над весами? Ах, политики сказали, что
нужно взвешивать каждое ваше слово! Ну, и как? Сколько грамм...
Выпили?.. Да не верьте вы им! Снова обманут! На этой неделе можно
говорить все, что вздумается. Избегая, разумеется, речей о затяжной
болезни президента, коррупции, организованной преступности, угрозе
голода... И еще 133 тем!..
     Телец. На этой неделе вы сможете убедить кого угодно и в чем
угодно. А в чем неугодно, увы, не сможете. Собственное красноречие и
согласие окружающих заставят вас подумывать о тепленьком местечке
в Госдуме. Однако к концу недели говорить надоест. Место в
парламенте займут другие. Выходит, плохо не иметь язык без костей.
     Близнецы. На предстоящей неделе вам надоест обыденщина.
Рождество ведь все-таки! Захочется романтических встреч, нежных
слов, гуляний под Луной. А придется топить свои сокровенные
желания в стакане. Ничего! В своем политическом мировоззрении,
Герасим, возможно, тоже был убежденным утопистом.
     Рак. Вы никак не должны поддаваться депрессивному настроению.
Ну и что с того, что не хватает денег? Многим не хватает. А некоторые
и хватают. Остальным же обещают выдать. И выдадут. После снежка, в
четверг. Ведь ничто так не облегчает понимания политики кнута, как
пряник.
     Лев. Политика вашей семьи будет направлена на созидание.
Взаимовыгодное сотрудничество мужа с женой приведет к новому
этапу отношений между республиками в составе федерации.
Территориальная целостность сохранится. Ведь можете же! Можете!
Это не про вас говаривал языкастый Виктор Степанович? "Я не знаю
случая, когда нам надо, а не получается".
     Дева. А чего это вы, интересно, так тщательно моете руки? Что,
собираетесь делать политику чистыми руками? Нет? Может, тогда
испачкались, перемывая косточки местным политикам? Что, тоже
нет? Ах, просто собираетесь кушать? Что ж, эта неделя будет обильной
на вкусную пищу. Только на пищу духовную.
     Весы. Вы можете начинать любое мероприятие, связанное со своим
домом, уже в начале недели. Если есть сподвижники, можете даже
организовать политическую партию "Мой дом -- моя крепость".
Однако забудьте, пожалуйста, про крепость, если у вас всего-навсего
одна металлическая дверь и всего лишь три замка. Отдайте лучше свой
голос общественному движению "Дом на ветру".
     Скорпион. Какой политик -- без мощной материальной базы? Вот и
вы на этой неделе можете обрести могущественного покровителя,
который здорово поможет вам в работе. Сможете его обаять -- все О.К.:
садитесь и езжайте. Но перед этим -- подмажьте чем-нибудь сладким
(например, увещеваниями). Помните же народную мудрость: не
подмажешь -- не поедешь.
     Стрелец. На этой неделе ваш маршрут "дом -- работа" и "работа --
дом" будет так же привычен людям, как маршрут "ЦКБ -- Кремль" и
"Кремль -- ЦКБ". Зато вы останетесь гарантом благополучия вашей
семьи. Если, конечно, выдадут зарплату. В вашем голосе появятся
властные нотки. Все-то у вас в речах будет спориться (с делом).
Политической воли у вас хватит на все. Даже на безволие.
     Козерог. На этой неделе вы будете проявлять чудеса ораторского
искусства. Вы склоните оппозицию на вашу сторону. Ваше
выступление навсегда останется в памяти благодарных слушателей,
особенно если ими будут коллеги по работе. Они наконец поймут, что
прошло время разговоров - пришло время собирать камни.
     Водолей. Вы немного расширите круг своих единомышленников за
счет нескольких аполитичных друзей. Так их немного? Кто сказал, что
немного? Ничего себе немного! Даже свидания с любимым человеком
придется пока не назначать: он просто не сможет протолкнуться через
окружившую вас толпу.
     Рыбы. На этой неделе вы получите массу интересной информации.
Несмотря на ее тяжесть, вы будете чувствовать себя легко. Пока не
услышите этот металлический голос. Он споет вам старую, как "новый
мир", песню: "Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит
человек". Затем откашляется и угрожающе скажет: "И вы не знаете. И
никто не знает и знать не должен". Уж не железный ли это Феликс?..
     Новогодний гороскоп
     с 28 декабря по 3 января
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Много-много радостей ожидает вас в предстоящем году. Но
радости вы будете испытывать мелкими порциями, так что к концу
года перестанете их замечать. Ничего! Будьте внимательнее! Пусть
другие ищут малое в большом. Вам же остается искать большое в
малом.
     Телец. Этот год станет в жизни Тельцов переломным, так что
ходите осторожно. Вы можете открыть свое дело (отелиться), а можете
и не открывать. Все равно этот год укрепит ваше материальное
благостояние, ослабленное затяжным кризисом.
     Близнецы. Предстоящий год будет для вас весьма и весьма
напряженным. Снимать напряжение рекомендую ежедневным
массажем, посещением бассейна хотя бы два раза в неделю, и сауной.
Но сначала подумайте: если с деньгами все равно напряженка, для
чего тогда такие лошадиные нагрузки?
     Рак. В следующем году Раки будут летать, да-да, летать на крыльях
любви (не на картонных). Они поменяются ролями с лебедем и будут
тянуть вверх неподъемный воз жизни. Безумству храбрых поем мы
песню!..
     Лев. Удача и успех будут сопутствовать всем вашим начинаниям в
следующем году. От вашего победного рева будут содрогаться
каменные джунгли. Но небо предостерегает вас не обижать слабых. У
них когда-нибудь тоже будут свои благоприятные дни.
     Дева. Для вас поговорка "Как встретишь, так и проведешь"
приобретает роковой смысл. Поэтому в новогоднюю ночь особенно не
веселитесь, как бы не пришлось потом весь год ухахатываться.
Впрочем, и не горюйте тоже -- причин для этого нет никаких. Ведите
себя естественно, делайте вид, что все как обычно, и тогда
наступающий год будет для вас нормальным.
     Весы. В новогоднюю ночь украсьте свое жилище цветными
лентами серпантина и снежинками из фольги, да побольше. Это
поможет сосредоточить космическую энергию, которая должна
зарядить вас силами на весь будущий год. Если не получится, не
расстраивайтесь. Все равно придется тратить энергию свою, а не
космическую.
     Скорпион. В этом году вы будете чувствовать себя превосходно.
Здоровье будет великолепным. Вот только в конце января случится
маленький насморк, ну, да это пустяки! Так до чего же жить хорошо?..
     Стрелец. Год Желтого Кота следует встречать только в желтом.
Пожалуйства, не смешивайте цвета, чтобы поэт, живущий напротив,
мог сказать: "В соседнем доме окна желты..." И, немного подумав,
добавить: "Что за удивительная страна -- Россия: Новый Год начинают
встречать где-то на Дальнем Востоке, а заканчивают где-то под
столом."
     Козерог. Представители "свободных профессий" испытают в
следующем году невиданный доселе подъем, а представители
"несвободных" будут все так же трудиться на благо своего
предприятия. Зато и спада не будет никакого! Самое главное --
производительность труда!..
     Водолей. Серьезные перемены в личной жизни сулят вам звезды.
Если вы одиноки -- готовьтесь к окольцеванию, если нет -- к
расставанию. Не помешает только выяснить отношения на берегу -- в
ночь наступления судьбоносного для вас 1999 года.
     Рыбы. Немало предновогодних желаний появится у вас на этой
неделе. Но вспомните: одно желание порождает другое, и так без
конца. Попытайтесь все же вырваться из этого порочного круга, не
впадая в нирвану. Просто купите шампанского и посидите с любимым
человеком при свечах.
     Постпохмельный гороскоп
     с 4 по 9 января
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Жажду деятельности после вынужденного простоя вы
сможете утолить крепким чаем или кофе. А вот последствия
переедания лучше всего ликвидировать спасательным голоданием. Но
не переусердствуйте! Когда услышите слова "Че это за бухенвальдский
крепыш!?", так и знайте: голодовку пора кончать.
     Телец. Кто это сказал, что праздник закончился, забудьте? Нет же,
нет! Он еще только начинается! Не пора ли снова накрывать стол? А
здесь вам снова пригодится совет из книги "Молодой хозяйке на
заметку": "Помните, что скромная бутылка водки не только украсит
стол, но и скроет ваши кулинарные промахи".
     Близнецы. Оказавшись перед альтернативой -- начинать работать
или продолжать праздновать, выберите третье -- уехать отдыхать.
Устройте себе новогодние каникулы. Какая, к черту, работа? В палате
Мер и Весов уже даже хранится бутылка русской водки, как эталон
единицы измерения работы и заработка.
     Рак. Хорошая работа начинается с хорошего отдыха. Но чтобы
верно отличить плюс от минуса, необходимо выпить. Только,
пожалуйста, не пейте слишком много. Ну, я понимаю, можно выпить
совсем чуть-чуть. Ну, литр, ну два, ну три, но зачем же нажираться как
свинья?..
     Лев. Хорошо смеется тот, кто смеется последним. Вот вы и будете
на этой неделе ухахатываться. И все-то у вас отлично! Жизнь, можно
сказать, удалась! А какие юморные у вас друзья!.. А друзья тем
временем будут качать головами и ехидно замечать: "Тот, кто смеется
последним, просто не врубился сразу".
     Дева. Ваша интуиция подскажет вам путь к выходу из лабиринта.
Блуждания в потемках прошлого, 1998 года, наконец закончатся. Вы
выйдите на огромную мраморную площадку и будете ослеплены ярким
солнечным светом. А когда к вам вернется зрение, вы увидите
несущегося прямо на вас голодного Минотавра. Дайте же ему заморить
червячка!..
     Весы. Беспокойство за плоды трудов придет к вам вместе с другими
симптомами постпохмельного синдрома. И действительно! Что-то
плоды трудов ваших с бочков стали подгнивать. А это значит, что
пришла пора засевать новые всходы.
     Скорпион. Пришла пора разбрасывать камни. Некоторые, увы,
поймут это слишком буквально и будут оштрафованы за хулиганство.
Другие же так увлекутся, что могут пострадать от собственной
щедрости. Не все друзья смогут понять вашу доброту. Ну, а вы все
равно дарите! "Берите, други! Ну, что вы? Камней мне не жалко!"
     Стрелец. Шестое чувство вас не подведет, сказав: "Пора
остановиться!". Вас подведут другие пять чувств. Заплетающимися
языками они будут говорить что-то несуразное. Но вы все-таки сумеете
их понять. А ведь народная молва права! Сколько водки не бери, все
равно два раза бегать.
     Козерог. Трудно сохранять спокойствие, когда земля трещит под
ногами. Мелкими шажками подбирайтесь к товарищам по несчастью,
пока они не провалились восвояси. Что земля? Объединившись с
ними, вы свернете горы!..
     Водолей. Придя однажды утром на работу, вы уроните голову на
заваленный бумагами стол. Ведь вам раньше других придется
ознакомиться с печальной статистикой Министерства
здравоохранения. Выкуренная сигарета сокращает жизнь на 2 часа,
выпитая бутылка водки - на 3 часа. Рабочий день сокращает жизнь на 8
часов.
     Рыбы. Чтобы уловить, откуда и куда дует ветер, поставьте над
жилищем флюгер. Начав решительную атаку на бастионы
расслабленного бесконечными празднествами противника, не
пытайтесь довести ее до штурма, увидев выброшенные из окон
бутылки из-под белого. Вот как увидите выброшенные на помойки
сухие елки, значит, пора на штурм!..
     Затяжные праздники -- все равно что спортивные прыжки с
парашютом: когда-нибудь все равно придется остановить
свободное падение. Хорошо, если ваш парашют -- не из юбки
жены и не из зонтика мужа. Плохо, если парашюта нет вообще. Но
ничто так не помогает после праздников, как советы великих.
Великие, они ведь плохого не посоветуют.
     АфоНАристический гороскоп
     с 11 по 17 января
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. Отнеситесь ко всему происходящему на будущей неделе
крайне серьезно. Даже если проглотите смешинку, во что бы то ни
стало удержитесь от смеха. Помните! "Лучше быть обладателем
врожденной опухоли, или, выражаясь научно, тумора, чем иметь
врожденное чувство юмора" (Огден Нэш).
     Телец. А вам бы желательно не отвлекаться от выполнения сугубо
профессиональных дел, ведь ваше кредо на этой неделе: "Работа,
только работа, ничего, кроме работы". Отвлечетесь, и в голову полезут
дурные мысли. И будете рассуждать, как бедняга Бернард Шоу: "Что
меня волнует больше всего на свете? Смерть, одиночество,
непонимание, бессмысленность жизни, собственная лень, пьянство,
отсутствие жилья и денег. А что меня волнует меньше всего? Да то же
самое".
     Близнецы. Нехожеными тропами придется добираться вам до
поставленной цели, поэтому неплохо было бы обзавестись новыми
ботинками на особо прочной подошве. "Наш путь извилист, но
перспективы светлые" (Мао Дзе-дун).
     Рак. Таинственная бездна неизведанных знаний откроется перед
вами на предстоящей неделе, однако не спешите в нее заглядывать.
"Есть многое на свете, друг Горацио, что человеку знать не положено"
(Гамлет).
     Лев. А вам, други, можно продолжать отдыхать. Ну, чего вы
думаете все о работе и о работе? Расслабьтесь же! Вы это заслужили!
"Мавр сделал свое дело, мавр может гулять смело" (Василий
Звягинцев).
     Дева. Вот вы все ищете и ищете приключений. Вам все новые
ощущения подавай. На прошлой неделе вот опять рисковали. И ради
чего? Нет уж, на следующей неделе лучше воздержитесь от
экспериментов: "В этом нет ничего нового, ибо вообще ничего нового
нет" (Николай Рерих).
     Весы. На этой неделе злодейка Судьба будет искушать вас в
очередной раз, но не поддавайтесь на провокацию. Пусть, как
говорится, ваши дела будут весомыми, а поступки -- взвешенными.
Ведь "в этом безумии есть своя система" (Василий Шекспир).
     Скорпион. Ну, прямо так вам хочется броситься в любовную
авантюру, я не знаю, с чего бы это? Помните, робяты, что вас могут
неправильно понять окружающие. И получится что-нибудь типа
такого: "Лолита, свет моей жизни, огонь моих кресел" (Fine Reader
3.0).
     Стрелец. "Этого не может быть, потому что не может быть
никогда". Звезды в очередной раз советуют вам ограничить контакты с
друзьями. Однако не спешите это делать! "Единственное, что
надежнее, чем магия, - это твои друзья" (Макбет).
     Козерог. Щедрой на разнообразные проявления чувств обещает
быть эта неделя. Не сдерживайте себя, детка! Любите и будете
любимы! "Человек без любви точно вошь: высоко прыгает, а толку
мало" (Ф.М.Достоевский).
     Водолей. Ну, а вы будете чувствовать себя на этой неделе как будто
не в своей тарелке. "И труд нелеп, и бестолкова праздность. И с плеч
летит все та же голова" (А.Башлачев). Ничего, ничего! Все войдет в
свою колею! Лишь бы голова все-таки осталась на плечах...
     Рыбы. Неожиданные метаморфозы будут происходить с вами, а
также с вашими чувствами и мыслями на будущей неделе. Не бойтесь
этих внутренних перемен! "Не менять своих убеждений аморально"
(Ф.М.Достоевский).
     "Фантастика? Да это же выдумка, ложь, бред воспаленного
мозга", - скажете вы. И будете неправы. Фантастика сегодня
реальна как никогда, а реальность -- фантастична. Так почему бы
и нам не попробовать связать свою судьбу с фантастикой?
     Фантастический гороскоп
     с 1 по 7 февраля
     Серафим Млечный-Задунайский
     Овен. На этой неделе вам предстоит трудиться не покладая рук и
ног. Обидно, конечно, но вознаграждение заставит себя ждать. Эх,
если бы можно было погрузиться в состояние анабиоза и выйти из
него годика так через 2-3, как раз перед следующим дефолтом. И сразу
в обменный пункт! Скупать евро!
     Телец. Иногда бывает необходимо остановиться и подвести итоги.
Вот и вам следует сделать передышку. Эх, если бы вместе с вами
остановилось и время! А то ведь нет! Уже и морщины на лице налицо.
Так ведь вы же за эликсир молодости принимали обыкновенную
водку, да, к тому же, купленную в киоске... И пили не по каплям, а по
полулитрам...
     Близнецы. На предстоящей неделе между вами и близкими
друзьями возможно некоторое непонимание. Вы для них будете чем-то
вроде разумного океана из "Соляриса" или загадочной Зоны из
"Пикника на обочине". Однако к концу недели туман рассеется и вы
засияете всеми гранями своего искрометного таланта. Свету будет --
как от тысячи солнц!
     Рак. Нахлобучить на голову шапку-невидимку вряд ли удастся вам
на будущей неделе. И в шапке, и без, вы будете в центре внимания
любой компании, а также, разумеется, кампании. Используя свои
скрытые возможности, вы будете у цели. А хорошо бы все-таки
попасть в цель...
     Лев. У вас могут появиться конструктивные идеи. Только не
изобретайте, пожалуйста, вечный двигатель. Если у вас есть
автомашина, превратите ее на вечер в машину времени и объедьте на
ней несколько старых друзей. Если у вас машина стиральная, можно
попутешествовать во времени и с ней. Просто поройтесь в своем
гардеробе! Ведь наверняка же найдете старые нестиранные вещи!
     Дева. На этой неделе вам захочется помечтать. И пускай от объекта
вашей страсти вас отделяют триллионы световых лет, не отчаивайтесь.
Кто-то сейчас наверняка, подавляя в себе вселенскую тоску, мастерит
в грязном подвале звездолет. Почему бы и вам не попытаться
осуществить свои мечты, а?
     Весы. В начале недели вам будет казаться, что вы очутились на
острове доктора Моро. Слишком много будет вокруг вас непонятного!
Однако к середине недели депрессняк пройдет и вы окажетесь во
власти положительных эмоций. А где власть, говорят, там и большие
деньги.
     Скорпион. На этой неделе вам захочется расставить все точки над
"i". Но сначала подумайте, хватит ли чернил? Ответ на каверзный
вопрос "Что же сулит вам будущее?" кое-кому следует искать в гордом
одиночестве. Ведь если женщина скрывает от мужчины свое прошлое,
то мужчина от женщины -- ее будущее.
     Стрелец. Вашей энергии могут позавидовать даже роботы, киборги
и трансформеры. Только свою энергию лучше всего направить на
решение проблем, о которых вы уже стали забывать. Только не
направляйте ее, пожалуйста, на людей. Могут быть жертвы...
     Козерог. Ваша рассудительность поможет вам сгладить все острые
углы, причем, как дома, так и на работе. И чего это вы так
напильником орудуете? Ах, сглаживаете углы? И так уже люди
жалуются, что кто-то все плиты округлил. Не ровен час, как рухнет
весь дом... Может, теперь-то вы поймете, что иногда острые углы
необходимы?.. Уже давно поняли?.. А, ну, ладно... Пилите дальше...
     Водолей. Не исключено, что на предстоящей неделе вы откроете
новую страницу в книге своей жизни. Читайте ее вдумчиво. В ней
заключен скрытый смысл. А чего это вы скуксились? Ах, она не на
русском? Значит, так и запишем: возможны интернациональные
контакты... You are ready?!
     Рыбы. На этой неделе особое внимание обратите на ваше
драгоценное (в прямом и переносном смыслах) здоровье. Подумайте, в
состоянии ли вы его поправить с вашим-то состоянием? И начинайте
делать нехитрые физические упражнения. В космонавты вы, конечно,
не годитесь, а вот все остальные профессии -- ваши. Включая,
разумеется, и профессию писателя-фантаста...
     С Сергей Кузнецов
     620067 , Екатеринбург,
     ул.Уральская, д.60, кв.68.
     Тел. ( 3432 ) 41 - 18 - 47.
     E-mail: sergsmith@dialup.mplik.ru



   Сергей Кузнецов.
   Двигатель торговли

-==Двигатель торговли==-
     Серж Смит
     1.
     Выдумка гениальная -- распять Иисуса Христа на бутылке с колой,
подумал Партоген Фигуров и потер руки от удовольствия. Они же все
просто обалдеют от такого кощунственного действа. А в конце ролика
распятый зашевелится, и когда через край гигантской бутыли польется
пенистая темная жидкость, вырвется с места своей казни под струи
пузырящегося напитка, и величественный, божественный голос за
кадром скажет: "Наши пузырьки помогут вам выжить!" Это будет
настоящий удар по их фальшивым пуританским нравам, удар поддых.
Он в очередной раз докажет им всем, что является человеком номер
один в современном рекламном бизнесе не только России, но и всего
мира.
     Нет, все-таки есть еще порох в пороховницах, если его мозг
способен рождать такие перлы. Это будет скандальный ролик,
который все как один будут ругать, однако, он западет в голову
каждого и его цель будет достигнута. Ну, а к ругани он уже привык...
Ругают -- значит заглатывают крючок с наживкой, который забросил
для них он, мастер своего дела. Эти идиоты думают, что реклама
должна вызывать желание купить тот или иной товар... Черт-с два!
Реклама должна шокировать, держать в напряжении, или, на худой
конец, развлекать!
     Завтра же нужно заказать на заводе полимеров бутыль метров в
пять высотой. Наверняка они запросят за нее тысяч десять... И
потом... нужно подумать, как же все-таки будет крепиться распятый.
Может, его просто прилепить задницей к пластику?
     Он посмотрел на циферблат золотых часов. А на сегодня, пожалуй,
хватит. Итак уже переработал. За окном смеркалось. Он сделал
пометку в ежедневнике насчет бутыли, встал из-за стола и закрыл
жалюзи. Из бара достал бутылку коньяка "Лох-Несси", налил себе
чуть-чуть и выпил. Подержал приятно обжигающую массу во рту,
посмаковал и через минуту проглотил. Хотел закурить, но передумал,
вспомнив про Ниночку, до сих пор сидящую в приемной. Он сдул
волосок, прилипший к рукаву клетчатого пиджака от Минни Ванинни,
взял бронированный кейс, отделанный кожей нильского крокодила,
проверил ключи в карманах и вышел из кабинета, выключив свет.
     Рыжеволосая Ниночка, которую он высмотрел на конкурсе красоты
"Мисс Чернобыль", уже два месяца являлась лицом его рекламной
мастерской. На нее, в отличие от многих других, радиация
подействовала в плане красоты лишь самым благоприятным образом.
У нее была высокая роскошная прическа из взбитых на полметра над
головой волос, причем, она уверяла журналистов, что не пользуется
никакой химией. Она была грациозна как дикая лань, когда бросалась
выполнять его поручения, руки у красавицы дрожали от желания
услужить ему, Фигурову, поэтому он, забыв о том, что нанимал ее
исключительно для сидения в приемной, стремился давать ей
всевозможные задания как можно чаще. Вот и приходилось ему
выпивать по десять чашек кофе за день, и вечером он чувствовал, как
загнанное кофеином сердце выпрыгивает из его гладко выбритой
груди.
     Сейчас ее лицо было обращено к экрану монитора, на котором
светились розданные по шесть карты и оплавленная свеча. Простушка,
подумал он, играет в дурака. Ниночка посмотрела на него и мило
улыбнулась. В ее красивых красных глазках он прочитал надежду. Быть
может, сегодня, думала она. "Не забудь закрыть двери и сдать ключи
охраннику",- сказал он, проходя мимо нее. Это было не в его правилах
-- интересоваться секретаршами. К тому же, он и так опасался, как бы
не подействовала на него Ниночкина радиация.
     Он спустился по лестнице на первый этаж, сочувственно посмотрел
на охранника, вопреки инструкциям чистящего свой ТТ, и вышел из
высотного белого здания, прозванного в народе Вавилоновской
башней, во-первых, за то, что оно было тридцатитрехэтажным, а во-
вторых, стояло на улице Вавилонова. Где-то недалеко от входа он
припарковал свой красный восьмицилиндровый "Роад-мобил". Ах, вот
он, красавец.
     Трехосный джип на огромных колесах вызывающе возвышался над
остальными машинешками. Не доходя до него, Фигуров отключил
сигнализацию "Торнадо", новейшую разработку американских ВВС,
поставленную на его средство передвижения с личного разрешения
генерала Шварцкопфа. Две недели назад нашелся-таки один идиот,
который осмелился проверить надежность этой сигнализации. Его
нашли только вчера на крыше частного дома в деревне Перехватово в
семнадцати километрах от города. Как он туда попал, никто не знал,
да и сам пострадавший ничего толком объяснить не мог. Вместо
правой руки он махал кровавым обрубком и божился, что просто
проходил мимо. Ага, так ему и поверили...
     Народ уже начинал рассасываться. Магазины позакрывали. Люди,
похоже, спешили домой. Пересекая пешеходную дорожку, Фигуров
почему-то вспомнил припев песенки "Ди-Джея Фуфела": "Ох, как я
крут! Ох, как я крут!.. Не превратиться мне б в холодный труп!.."
Классная песенка! Уже через неделю она ему, конечно, надоест, но
пока он балдел от этого ритма, от этих слов. Грела его также мысль,
что пока слышали ее лишь немногие продвинутые, к которым он
причислял и себя. А когда она дойдет до тусни, он будет презирать их
за дурные вкусы! Такова жизнь!..
     И вдруг он услышал быстро приближающиеся сзади шаги, хотел
обернуться, но не успел. Как будто тяжелый молот опустился на его
спину, и он почувствал, как беспомощно подгибаются его коленки.
Песня... Эта песня... В этот момент он понял, почему ему
вспомнилась песня "Ди-Джея Фуфела" -- он должен был сегодня
позвонить насчет телохранителя в "Бодигард ЛТД". Поздно...
     Уже было слишком поздно... В следующую секунду он обнаружил
себя распластавшимся на заплеванном асфальте, разрываемый дикой
болью в позвоночнике. Ему показалось, его спинной мозг завязан в
морской узел. Но чу!.. Какой-то человек склонился над ним и
заботливо приподнял его голову. А это значит... Это значит, что я буду
жить, - сквозь боль подумал он.
     Но что это за человек? Сквозь мутную пелену он увидел глыбой
нависшего над ним человека в белом халате. Ох, его растрепанные
рыжие волосы... Последний раз он, видно, был в парикмахерской год
назад, когда делал "Молодежную" прическу. А папироса! Папироса в
зубах -- это что, особый стиль? Ой, да у него же веснушки -- как у
пацана! Может, это тоже последний писк с Запада? Мужчина дохнул
на него перегаром, и он понял, что это обычный простецкий тип,
лишенный каких-либо наворотов, это просто плебс, каких тысячи, а,
может, даже и миллионы...
     "Но что делает со мной этот рыжий мужик? Зачем он? Почему?
Какое имеет право?" -- изумленно подумал Партоген Фигуров, вдыхая
пьянящий сладкий запах. И уже последнее, что он ощутил, это жуткую
слабость, когда его аморфное, как студень, тело, поднимали с земли и
тащили к белому микроавтобусу с красным крестом. "Ага, это врач", -
подавляя в себе тревогу, подумал он и потерял сознание...
     2.
     Первое, что увидел Партоген Фигуров, открыв глаза, был серый
потолок с потрескавшейся штукатуркой. Кое-где на нем виднелись
грязные пятна, видимо, следы убитых комаров. А в углу он заметил
рваную паутину с запутавшимся в ней и давно засохшим тараканом. Он
лежал и смотрел на потолок. В другом углу он тоже обнаружил
паутину. Только паутина эта уже была свежая, с ровным узором. Лучи
солнца падали на нее, и паутина просвечивалась и отливала серебром,
как кузов "Rolls-Roys Silver Shadow".
     Да-да, "Silver Shadow"... Это была его пятая, или нет, даже шестая
машина, которую он купил за серию роликов о прокладках. Все тогда
плевались, слушая с экрана его слоган "Всегда чистые! Всегда сухие!
Всегда белые!" и наблюдая снежные горные массивы, лазурное небо,
облака, и идущую по ним Афродиту, женщину божественной
красоты... Ему было плевать на их мнение... Ведь если богиня имеет
человеческий облик, значит, раз в месяц у нее тоже начинается
менструация, и помочь ей могут только прокладки... Чистые, сухие,
белые...
     Но что это? Паутина дернулась, раз, другой, третий, только ее нити
выдержали удары. Это в нее влетела муха, и, оказавшись спеленутой
липкой массой, задергалась, забилась, попадая в плен еще более
крепкий, чем поначалу. И вот уже на своих ходулях к ней заспешил
паук, чтобы успокоить несчастную и помочь ей забыться. Когда он
приблизился к мухе, с голодухи готовый тут же высосать жизнь из
бедняжки, Фигуров сжал веки и сморщил лоб... Что с ним?
     Сделав усилие, он попытался приподняться. Услышал неприятный
скрежет и непонятное шуршание. Почувствовав острую боль в
позвоночнике, снова лег, но уже не мог успокоиться. Тревога охватила
его.
     Он лежал на каком-то раздолбанном топчане, привязанный к нему
так крепко, что не мог даже пошевелиться. Ага, он обмотан скотчем?!
Обычным канцелярским скотчем! Но на него, похоже, извели не один
рулон... Он стал выкручивать сначала правую, а затем левую руку,
надеясь освободиться. Безрезультатно! Клейкие ленты скотча держали
его крепко.
     Точно так же были обмотаны его ноги и все тело. Он приподнял
голову и посмотрел на носки своих ботинок. У, черт! Кожа на них
была содрана. А ведь он купил их совсем недавно за бешеные бабки...
     Быть может, зря он всегда презирал людей, интенсивно
тренирующихся и гордящихся своей физической силой. "Сильнее
гориллы они все равно не станут!" -- любил говорить он. И тут вот как
раз нежданно-негаданно наступил момент, когда мощные мышцы
могли бы вызволить его из беды... Он вспомнил героев боевиков с
накачанными телами, этих арнольдов и жан-клодов, которые выходили
победителями из любых передряг... А ведь в жизни многие из них
были трусливее мыши! Он, именно он, Партоген Фигуров, помог
создать им мифы о себе.
     Он стал оглядывать комнату, в которой находился. Комната -- это
слишком громко сказано! Он находился в пыльном чулане, в кладовке,
полной всевозможных старых вещей. Со всех сторон его окружали
какая-то допотопная домашняя утварь, ветхое тряпье, примитивная
техника, кучей сваленные у каждой стены. У него появилось гадливое
ощущение, что он вонючий бомж, обитающий на свалке. Ему стало
дурно. Более-менее свободным было только место у окна. Сквозь
посеревшие от пыли занавески, не стиранные, видимо, никогда,
светило утреннее солнце. Может, все-таки есть оадежда?
     Он вспомнил, как выходил в серые сумерки. Вспомнил, как
отключал сигнализацию своего трехосного джипа. Как посмотрел под
ноги. Ветерок нес по асфальту окурок. Он вспомнил какую-то
попсовую песенку, подумал про телохранителей... И тут удар!
Мощнейший удар по спине, точно по наковальне. Какой-то мужик
склонился над ним. Это был рыжий детина с папиросой в зубах. И он
тащил его к белому микроавтобусу с красным крестом. Он же должен
был отвезти его в больницу!.. Или нет?
     Зачем его похитили? С целью выкупа? Где теперь его красавец
"Роад-мобил"? Угнали?..
     Он сглотнул слюну. Облизал губы. И тут он впервые в жизни
заорал: "Помогите! Помогите!" Ему показалось, что от его
оглушительных криков содрогается дом, что его слышит вся округа,
что десятки, сотни, тысячи людей спешат ему на помощь. Сейчас они
снимут с него панцирь из скотча, они отвезут его в больницу, подлечат
(а что, если у него перелом позвоночника?), выпишут и все-то у него
пойдет по-старому. Новые ролики, новые клипы, богатые клиенты,
огромные гонорары, шикарные рестораны, породистые женщины,
роскошные апартаменты, зарубежные страны, в которых он еще не
бывал, но обязательно побывает -- вся эта обычная, будничная, но
вместе с тем такая манящая жизнь вернется, обязательно вернется. И
почему это раньше он никогда не считал себя счастливым? Ничего! Он
выберется отсюда. Его должны услышать. Ему должны помочь. Хоть
кто-нибудь...
     И он услышал бряцанье ключей. Что, уже идут?.. Он будет спасен!
Нужно только верить, верить! Щелчок! Металлическая дверь со
скрипом отворилась. На пороге стоял тот же самый мужчина
двухметрового роста, с рыжими волосами, только одетый уже в
потертую черную спецовку, в мятые коричневые брюки, и ухмылялся.
В левой руке он держал гаечный ключ. Партоген Фигуров ощутил, как
горячая жидкость обжигает заиндевелую кожу между его ног.
     "Сейчас я тебе покажу "еблоны" и "блядомеды"!" -- хриплым
голосом сказал рыжий верзила, подходя к нему и с ненавистью глядя
прямо в глаза, и Фигуров почувствовал себя беспомощным котенком,
покорно ожидающим своей участи. Быть утопленным?..
     3.
     Мужчина подошел к окну, отложил гаечный ключ в сторону и
резким движением задернул занавески. Сначала -- правую, затем --
левую. Облако пыли поднялось над обмотанным скотчем пленником.
"Ты теперь больше никогда не увидишь солнце", - сказал палач.
Партоген Фигуров, немного пришедший в себя, со стыдом ощутил, что
ему сыро лежать. Сейчас бы он лучше исчез, растворился в этой
поднятой пыли, только бы не видеть этого рыжего громилу
двухметрового роста, который приволок его сюда непонятно зачем. А
ведь он его похитил!? Но зачем?
     Похититель взял гаечный ключ и снова подошел к своей жертве. Его
глаза стального цвета плоскогубцами вытягивали из него последнюю
надежду. Партоген Фигуров вжался всем своим телом в этот долбаный
топчан. Ах, если бы сейчас мог обрушиться этот обшарканный грязный
паркет! Он провалился бы сквозь землю и был бы спасен. Человек
нервно бил своим орудием по ладони левой руки...
     Фигуров смотрел теперь только на этот гаечный ключ размером не
меньше, чем пятьдесят на пятьдесят. Он видел рыжие волоски на
кулачище, сжимавшем почерневшую плоскость стального
инструмента. Всего лишь один удар, и его мозги разлетятся во все
стороны, расплещутся на весь этот хлам, которым заставлена
комнатка. Его гениальные мозги, которые доказали всему миру, что
реклама -- это тоже искусство!..
     Верзила занес инструмент над его головой. "Все, конец!" - подумал
Фигуров и в этот момент даже удивился своему равнодушию и
смирению. Он видел себя как будто бы со стороны. Может он -- Грегор
Замза из "Превращения"? Непонятное насекомое в коконе? А над ним
- селекционер с хлопушкой. Ничего страшного! Хоп! И все!
     Это какое-то наваждение! Он видел себя со стороны. Вид у
связанного был жалок. И человек этот испытывал одновременно и
страх, и ужас, и обиду, и... ощущение дикой несправедливости. Ему
показалось, что он разинул глотку во всю ширь и заорал "За что?". На
самом деле из его горла вырвались только хрипы. На губах выступила
пена, как у больного, бьющегося в припадке эпилепсии.
     Рыжий палач опустил гаечный ключ. "Думаешь, падла, обделаешься
легким испугом, да?" - процедил он сквозь зубы. Фигуров заметил
золотую фиксу на месте переднего зуба мучителя. "Нет! Будет - как
там у вас? -- "Умри тяжело, но достойно", да?" - добавил он, отходя от
Фигурова. Сладкая истома разлилась по всему телу несчастного. Он
будет жить! Как это классно! Он даже удивился своему облегчению,
ведь что его ждет? Медленная и мучительная смерть? Но за что? За
что? Он узнает, обязательно узнает! Может, он еще сможет с ним
договориться? Все-таки у него есть шанс, есть!
     Но что делает этот рыжий дебил? А похититель разгребал кучу
хлама в углу комнаты. Колыхались занавески. Он отбрасывал в сторону
тряпье, старые вещи. Фигуров с опаской наблюдал за ним. Он только
сейчас начал чувствовать, что ему крайне неудобно лежать, что ленты
скотча впились ему в кожу и сдавили вены. Ноги его занемели. Он
чувствовал слабость во всем теле. Ему до сих пор еще не верилось в то,
что все это происходит с ним на самом деле.
     Сейчас он проснется. Вытрет холодный пот со лба. Скажет: "И
приснится же такое!" Встанет, откроет барчик. Достанет красивую
бутыль, нальет себе что-нибудь для успокоения, наверное,
французского красного вина. Вернется в свой теплый альков, второй
такой есть только у Папы римского. Полежит. Подумает. Быть может,
послушает музыку "Dead Can Dance". Или нет, лучше Клауса Шульце.
И снова уснет, чтобы утром в семь часов встать, принять контрасный
душ, побриться, побрызгаться "Васнецов-нуаром" от законодателя
моды Ваньки Васенцова, попить кофе, и спуститься вниз, где без
пятнадцати восемь его будет ждать его крутейший "Роад-мобил"...
     Нет! Все будет не так! Нужно принимать все как есть! Его похитил
маньяк! Что же он должен тогда делать? Попытаться вступить с ним
психологический контакт, вспомнил он. Может, удастся убедить,
чтобы он его отпустил? Может, он попал сюда по ошибке? Заговорить
с ним... Почему он еще до сих пор не попытался это сделать?..
     "Посл... Послуш... Слушьте!" Фигуров закашлялся. Ему было
трудно говорить. Рыжий внимательно посмотрел на него. "За что вы
меня? Что я вам сделал? - дрожащим голосом запричитал Фигуров. --
Что вы хотите со мной сделать? Что?" "А щас увидишь, сука!" --
рявкнул рыжий. Хлам полетел из-под него в разные стороны с
удвоенной быстротой. И вот рыжий нагнулся, что-то взял,
повернулся... В его ручищах был... телевизор. Старый, допотопный,
ламповый телевизор, кажется, марки "Квант"... Фигуров думал, что
все такие телевизоры давно уже покоятся на свалках, ан нет!
     Рыжий с огромным телевизором в руках был страшен. Вены на его
шее вздулись. Лицо налилось кровью, как у Синьора Помидора в его
рекламном ролике польского кетчупа. Сейчас он поставит его прямо
на меня, почему-то подумал Фигуров. Однако он прошел мимо и
опустил ящик на тумбу, которая стояла рядом с топчаном, на котором
лежал пленник, прямо у него в ногах.
     "За что вы меня? Что я вам сделал?" -- снова заголосил Фигуров, со
стыдом замечая, как дрожит у него голосок, поднимаясь до
пидористического фальцета. "За что?.." Он вздрогнул от резкого звука.
Это рыжий оторвал конец ленты скотча и перетянул ему рот. Лента
впилась ему в кожу. Фигуров чуть не взвыл от боли. Дышать стало
тяжело, потому что нос был заложен соплями.
     "Говорить слишком много стал... Забыл, что молчание -- золото?" -
сверкнув золотой фиксой, сказал рыжий. Он наклонился, щелкнул
тумблером. Загудел прибор. Электрошок, подумал Фигуров. Это был
всего-навсего стабилизатор напряжения. На экране лампового
телевизора через минуту появилось расплывчатое изображение.
Внутри у Фигурова что-то дрогнуло.
     По свинцово-серому небу со свистом скользили суперсамолеты
"Фантомы". Ему показалось, что изображение ему знакомо.
Послышался чудовищный гул. Это полетели бомбы. "Что делать, если
вы уже рады смерти?" -- услышал он знакомый голос. Еще до того, как
прозвучал ответ, он понял, почему он здесь и что его ждет. Когда
знакомый голос с фальшивым оптимизмом произнес "Примите
"форрорлюкс" и вы спасены!", Фигуров ощутил дикий, ничем не
сдерживаемый страх.
     4.
     "Итак, начнем-с!" -- с театральным пафосом воскликнул рыжий,
добавляя громкость на пыльной панели управления адского
телевизора. Теперь уже голос его приобрел гипнотическую силу. Да и
весь его облик словно изменился. Он будто преобразился. О боже, как
он преобразился! Вместо веснушчатого плебея с рыжими космами
перед ним теперь стоял словно дьявол во плоти.
     Партогену Фигурову показалось, что в глазах мучителя засверкали
искорки. Эти бесовские искорки предвещали чертовски жаркий
костер. Он вмиг почувствовал себя еретиком, обложенным вязанками
хвороста. Сейчас бросят факел, и он будет корчиться в агонии,
объятый пламенем. Пройдет несколько минут и вместо него останется
лишь почерневшая мумия. "Не может быть! Этого просто не может
быть!" -- успокаивал он себя.
     "Добро пожаловать в потребительский рай! -- между тем продолжал
похититель. - Весь мир у ваших ног, господин! Материальный мир! Все
блага этого мира -- здесь, в этом хрустальном зале, заставленном
зеркалами, заваленном золотом! Все - вы слышите? -- все прольется на
вас из рога изобилия! И прямо сейчас! Все краски природы, все
прелести жизни! Все смешается в буйной свистопляске безудержных
желаний! Готовы ли вы получать удовольствия, о, мой повелитель?" В
глазах рыжего теперь уже полыхал огонь.
     Фигуров зажмурил глаза. Он чувствовал жар. Что с ним
происходит? Где он -- в аду или в раю? Что с его головой?
Перегрелась? А ведь он оказался плохим психологом, подумал он про
себя. Он так и не понял, кто это такой... Кто этот дьявол-искуситель и
что ему от него нужно?..
     Боль с резким свистом ударила в мозг. Ему показалось, что его
сердце -- пуговица, которая чуть не оторвалась от старого пальто.
Заныла кожа щек и губ. Это рыжий палач сорвал скотч, залепивший
его рот. "Так каков же будет ваш выбор, повелитель? -- теперь уже
откровенно паясничал он. - С чего мы начнем? Шампунь "вошь, гоу
хоум"? Вонючие чипсы "клей`с"? Поганый "блядомед" или "еблон"?
Чего лучше, а? Чего вашей душеньке угодно?"
     Партоген Фигуров знал, что он сейчас должен что-то сказать. Он
еще не знал, что именно, но это что-то должно быть необычайно
важным, потому что от этого ответа может зависеть его судьба, его
жизнь. Но вместо этих умных слов он лишь протяжно застонал:
"Ааааааааааааааааа!"
     Нет, он все еще не мог поверить в то, что это происходит с ним на
самом деле! Он, человек, который привык в жизни побеждать, все еще
не мог смириться с ролью жалкой жертвы. Он вспомнил пьяные оргии
с групповым сексом, с омерзением вспомнил, как, перепив коктейлей,
попробовал получить удовольствие от побоев. Он тогда понял, что в
нем нет ни капли мазохистских наклонностей, ровно как и садистских.
Ему это все было противно. Он слишком любил свое тело, чтобы над
ним изгаляться. Он считал себя утонченным эстетом, чуждым насилия.
И вот теперь он смят и раздавлен грубой физической силой! Что с ним
теперь будет?..
     "Чего-чего, паря? Я не понял! -- угрожающе надвинулся на него
рыжий -- Так с чего мы начнем?" Фигуров молчал. Ему охватил стыд за
свою слабость. Он сжал веки до рези в глазах. Видимо, рыжий подумал
о том же самом, потому что кто-то сказал: "Честно говоря, я думал,
что ты мужик, а ты оказался бабой..." Или он этого не говорил и ему
только послышалось? Он открыл глаза. Все оставалось как прежде.
Включенный телевизор -- в ногах. Рыжий палач -- сбоку. Он нервно бил
кулаком по ладони левой руки. Как странно, что он даже не слышал
орущего телевизора!
     Он увидел сексапильную женщину с длиннющими ногами. Это
была Виола, мулатка из Пуэрто-Рико. Он высмотрел ее на берегу
зловонной Темзы. У нее была смуглая кожа, на которой изумительно
свежо смотрелся белый цвет. На ней был надет только испанский
воротник. Зато какой! За воротник она закладывала серебристые
пластинки. Он услышал знакомый слоган a la-Маяковский,
произносимый сочным баритоном диктора НРТ Олега Квакина.
"Сперминт" изобрел буржуй! Жуй! Жуй! Жуй!" Виола начинала жадно
срывать обертки и совать пластинки в рот.
     Что было дальше, он увидеть не успел, потому что рыжий
обрадовано воскликнул: "Ага, паря! Смотри сюда!" Он быстро отошел
к стене. Фигуров приподнял голову и почувствовал боль сначала в шее,
затем в позвоночнике. Но любопытство было сильнее и он продолжал
наблюдать. Рыжий наклонился над кучей хлама, сваленного у стены,
резким движением отдернул красное пальто с меховым воротником,
изъеденным молью, подняв облако пыли. Фигуров чихнул. На глаза у
него выступили слезы.
     Он увидел в волосатых руках рыжего верзилы маленькие яркие
упаковки жевательной резинки "Сперминт", рекламу которой только
что крутили по ящику. Тот придвинул ногой старую табуретку и
положил все это добро на нее. "Но зачем?" -- изумленно воскликнул
Партоген Фигуров. Здоровые ручищи рыжего между тем уже
судорожно срывали с упаковки пленку, распечатывали и мяли тонкие
пластинки. Фигуров с содроганием наблюдал за этими сильными
руками.
     Когда было распечатано уже около десятка пластинок, рыжий
собрал их все в кулак и немножко помял. Получился жевательный шар
величиной с каучуковый мячик. Он подбросил его на полметра вверх,
поймал и наклонился над пленником.
     Одень его в халат цвета резинки "Сперминт", и со стороны даже
могло бы показаться, что это заботливый врач склоняется над своим
пациентом. "Открой рот!" - мягко сказал он. Фигуров сжал зубы.
"Открой рот!" -- уже жестче повторил рыжий. Фигуров покачал
головой, заметив, что снова заныла шея, но боль уже не показалась
такой острой.
     Рыжий положил жевательный шар на табуретку и снова склонился
над ним. Грубые желтые пальцы легко открыли его губы. Фигуров что
было силы сжал зубы. "Я ведь их выбью!" -- уже со злостью сказал
рыжий. Одной рукой он взял его за подбородок, другой -- за голову, и
так сильно сдавил, что зубы у Фигурова разжались. Рыжий потянулся
за мячиком, но не достал, и тогда сунул свой мокрый от пота кулак
прямо в рот Фигурова и развернулся всем телом, чтобы все-таки взять
мячик. В этот момент Фигуров снова сжал зубы. Рыжий заорал благим
матом и отдернул руку.
     Когда рассвирепевший громила снова повернулся к нему, Фигуров
увидел его безумные глаза и подумал, что все, это конец. Рыжий
взревел, как бешеный зверь, и нанес ему мощный удар прямо в
нижнюю челюсть. Будто горячая соленая волна накатилась на
Партогена Фигурова и понесла его все дальше и дальше от берега - в
открытый океан...
     5.
     Он лежал на песчаном берегу какого-то острова. Теплые волны
лениво набегали на него одна за другой, норовя привести в чувство. А
приходить в себя ой-ой-ой как не хотелось. А впрочем, чего такого?
Может, его ждет не одинокая пальма, похожая на засохший
папоротник, а богиня неземной красоты, одетая в белую тунику? Она
возьмет его за руку и поведет к себе во дворец. Он будет смотреть на
ее нежные щиколотки с красной полосой от ремешков сандалий,
потому что выше не посмеет поднять глаз. Ведь красота ослепляет, а
так хочется сохранить зрение.
     Она уложит его в мягкую постель, снимет с него сырую одежду,
принесет кувшин холодной и чистой родниковой воды... А ведь это
как раз то, что ему надо... Ах, какая женщина! Какая женщина!.. Она
просто чувствует, что он хочет... Пить... Она льет воду из кувшина
прямо на него... Брызги летят во все стороны. Но почему сухо во рту?
Это что, оазис в пустыне? Ведь он хочет пить! Дрянная женщина! Она
просто дразнит его! Она издевается!..
     Он открыл рот. Ага, испугалась! Струя воды смочила высохшую
глотку. Да это же не вода! Вино? Тоже нет! Сырая нефть? Бензин?
Тоже нет. Это было то-то синтетическое, с углекислым газом,
отдаленно напоминающее плохой квас. Он понял, что это... Гадина!
Он хочет пить, а она...
     Готовый оттолкнуть ее и выматериться на весь остров, он разлепил
мокрые ресницы и увидел...рыжеволосого мужика с папиросой в
зубах. Он стоял в клубах вонючего табачного дыма и лил на него из
пластиковой полуторалитровой бутыли пенистую колу. Гнев, который
испытывал недавно Партоген Фигуров, сменился на дикий страх, ужас
и отчаянье.
     "Что вы делаете? Не надо!" -- попытался протестовать он, но
захлебнулся шипучей колой и закашлялся. "Если нет ни двора, ни кола!
Для вас -- сепсис-кола!" -- торжественно произнес мучитель, ставя на
пол пустую пластиковую бутыль. Фигуров увидел рядом еще одну
пустую емкость и понял, что ее содержимое тоже было вылито на
него. Однако он все еще хотел пить...
     Рыжий затянулся. Фигуров заметил, что левая рука верзилы
обмотана серым бинтом и вспомнил, что укусил его руку. Но когда?
Час-два тому назад? Или две-три минуты? Рыжий выдохнул сизый дым
прямо на него. "Интересно, что он курит? Травку? -- подумал Фигуров.
--Если травку, то он способен на немотивированные поступки."
Впрочем, какая разница? "Пить! Хочу пить! - закричал он и добавил, -
Воды!", когда увидел, что рыжий наклоняется над упаковкой,
разрывает пленку и берет еще одну бутыль колы. "Ничто так не
утоляет жажду, как кола!" -- медленно сказал рыжий, открывая
крышку.
     Кола зашипела и полилась через край. "Иисус Христос!" --
вспомнил Партоген Фигуров. "Наши пузырьки помогут вам выжить!"
Он терпеливо глотал пенистую темную жидкость, которую лил
мучитель, и думал, что он будет делать, когда захочет в туалет. Он
хотел жить. Он хотел радоваться жизни, наслаждаться всеми ее
материальными и духовными благами, и вот теперь он всего этого
лишен по воле какого-то маньяка. Но за что? За что? Он ведь не может
убить его, ведь да? С кого он собирается требовать выкуп? Кто может
за него заплатить?..
     "Слусай, я тебе запласю, только выпусти меня! -- проглатывая слова,
затараторил Фигуров. - У меня есть деньги! Мозет, не так много, но
достатосно! Триста тысяс! Сетыреста тысяс! Пятьсот! И долларов!
Долларов! Не рублей!" Рыжий демон сквозь клубы табачного дыма
смотрел на него и укоризненно качал головой. "Ну, семьсот!
Восемьсот! Больсе не могу! В долларах зе! В долларах!" -- не унимался
Фигуров. Рыжий по-прежнему качал головой. "Ну, мозет, дасе
миллион, мозет! Ну, давай, согласайся! Сего тебе?" -- уламывал
Фигуров своего похитителя.
     Партоген Фигуров посмотрел на внезапно помрачневшего рыжего.
Безнадежно, подумал он. "Безнадесно!" -- сказал он вслух. Испуганно
нащупал зубы языком и еле удержался, чтобы не заорать. Двух или
трех передних зубов на месте не было. Он вспомнил, как он всегда
гордился своими зубами. Почти у всех его ровесников уже давно стоят
протезы и коронки, а у него -- свои зубы, и все тридцать два ! Были...
Были! "Да, сука, убей меня! Убей! Нисего я тебе не дам, гадина!
Нисего!" -- заорал он.
     Рыжий спокойно докурил папиросу, бросил ее на пол и растер
ботинком из грубой черной кожи. Пятьдесят шестого размера? Он
смотрел на Партогена Фигурова с каким-то непонятным сожалением.
Примерно так смотрит жестокосердный отец на сильно
провинившегося ребенка. Сейчас он снимет с себя широкий ремень,
высечет до полусмерти бедного дитя и останется довольным. Садюга!
     "Ну что, попили? А теперь можно и покушать!" -- сказал рыжий.
Фигуров только теперь ощутил голод. А ведь он действительно давно
не ел! Рыжий отошел в дальний угол, поднял старый облезлый тулуп,
выбрал из всех коробок одну, самую яркую, и, переваливаясь с одной
ноги на другую, поднес к табуретке.
     "Паря, ты, наверно, уже догадался, что будешь кушать?" -- растянув
рот до ушей, спросил он. Фигуров на самом деле увидел на коробке
знакомое изображение золотой короны и надпись "King", сделанную
готическим шрифтом. "Батончики "Кинг" -- не только для короля и его
свиты, но и для простых смертных!" -- заученно оттарабанил рыжий
клоун.
     "А ведь он хочет замучить меня до смерти", - впервые подумал
Фигуров, и эта мысль заставила его содрогнуться всем телом. Он
забился, как большая рыбина, запутавшаяся в сети, но панцирь из
скотча держал его крепко.
     Рыжий палач открыл коробку, распечатал батончик, взял почти
стограммовую шоколадную конфету двумя своими желтыми пальцами
и подошел к Фигурову. "Открой рот!" -- властно приказал он. И
Фигуров... покорно открыл. Он сам удивился своему смирению, своей
готовности делать все, что ему прикажут, лишь бы его не били. В
конце концов, его же не заставляют есть собственное дерьмо!..
     Батончик оказался приторно сладким, но вкусным. Несмотря на то,
что есть лежа было крайне неудобно, Фигуров методично жевал его,
испытывая даже некоторое удовольствие. Вкус когда-то
рекламируемого с его помощью "Кинга" напомнил ему о торте
"Черный принц", который так здорово готовила его мама. Именно она,
сама того не ведая, учила его азам рекламы, говоря: "Запомни, сынок!
Люди сначала едят глазами, а уже потом ртом. Пища должна быть
прежде всего красивой, и она наверняка покажется вкусной".
     "А ну, не чавкай!" -- окрикнул рыжий. Фигуров вздрогнул. Именно
так ему говорила в детстве мама. Он дожевал батончик и почувствовал,
что уже сыт. Однако рыжий полез за вторым. "Я не хосю! Хватит усе!"
-- закричал он.
     "Открой рот!" -- снова приказал рыжий. Фигуров снова стал
покорно откусывать и пережевывать куски, стараясь не торопиться,
чтобы потянуть время. Он пытался думать о "Черном принце". Не
получалось. Торт все-таки был гораздо вкуснее. Когда он доел второй
батончик, его вкус показался ему просто омерзительным. Он
почувствовал, что к горлу подходит тошнота. Но он даже не мог
привстать, чтобы его вырвало не на себя. "Мне плохо, плохо! Хватит!"
-- запричитал он. Но рыжий уже совал ему в рот третий батончик.
     6.
     Партоген Фигуров вспомнил, как любил он сладости в детстве. Он
ведь мог за один присест зарубать коробку шоколадных конфет.
"Тушеныч" -- ласково называла его мама, и он не обижался, потому что
действительно был пухленьким мальчонкой. Но время прошло, он стал
самым успешным бизнесменом в сфере рекламы и на полмили обошел
всех своих недавних конкурентов. Он завоевал почетное право
продвигать визажиста Сергея Скотова, модельеров Веню Медведева,
Василия Васенцова, промышленника Аскольда Рабиндранатовича
Семибогатова. Да перед ним теперь заискивали члены
Государственной Думы! Попробовал бы теперь кто-нибудь назвать его
"Тушенычем"!..
     Он попытался представить, что мама купила ему очередную
коробку конфет. Она аккуратно распечатала ее, сняла красивую
крышку с цветами. А теперь своими нежными пальцами берет
конфеты одну за другой и любовно отправляет ему в рот, приговаривая
"Кушай, сынок, кушай!" И он кушает. Слюна во рту становится вязкой.
Ощущать эту противную сладость все невыносимей. Кажется, что
внутри уже все слиплось от шоколада. Но он кушает, думая про свой
вопрос. Он крутит головой. У него же полон рот этой мерзкой массы, а
она как будто бы не замечает, и все сует, сует... Он же хочет спросить
что-то очень важное, а она, не желая отвечать, забивает ему рот этим
невкусным шоколадом. Да хватит уже, хватит! Это же просто
невыносимо! Это же выше человеческих сил! А она снова: "Кушай,
сынок, кушай!"
     И тут жидкая шоколадная масса, точно раскаленным свинцом
наполнившая его глотку, хлынула наружу. И вопрос, тот застрявший
костью в горле вопрос! "Мама, зачем он нас бросил?.."
     Что? Неужели он спросил? Ой, как стыдно! Он же мужчина!
"Открывай рот, паря!" -- услышал он. Это не мама, подумал он. Как же
так? Он обознался? Что с ним? "Открывай рот!" -- услышал он снова.
Ах, это же его новая рыжая нянька! Так она что, не врубается, что он
уже сыт? Сегодня же вечером он скажет маме, и эта рыжая шваль
получит расчет. Она останется без работы надолго, потому что такую
швабру никто не захочет брать. Но как она попала в их чистую
квартиру, эта оборванка?..
     "Последний раз говорю, открывай рот!" -- услышал он грозное
предупреждение. Он замотал головой. Нет, нет и еще раз нет! Он знал,
чем может закончиться для него этот "нигилизм", однако не мог
ничего с собой поделать. Он уже просто физически был не в состоянии
ощутить во рту эту мерзость. Он зажмурил глаза. Сейчас рыжий
нанесет ему такой удар своим кулаком-кувалдой, что от него останется
лишь мокрое пятнышко, как от таракана, раздавленного хозяйским
тапочком.
     "Ну, ладно! Открой глаза!" -- услышал он. Ему захотелось закричать
от радости "Yes!". Он будет жить! Все будет хорошо! Он открыл глаза.
А где рыжий? Он не увидел рыжего.
     Он увидел светящиеся экраны телевизоров, которые стеной стояли
перед ним. На них мельтешили какие-то человечки, какие-то рожицы,
которые, как ему показалось сначала, вешали лапшу насчет каких-то
там товаров. Он посмотрел направо и увидел ту же самую светящуюся
стену. Посмотрел налево... Они же! Он находился в комнатке, пол,
стены, потолок которой были выложены из здоровенных телевизоров.
Их было так много, что все вокруг него прямо-таки светилось. И на
экране каждого телевизора происходило какое-то действо! И так
много всего делалось в один миг на этих экранах, что было
невозможно разобрать, что же там происходит. У него закружилась
голова. Ему показалось, что он крутится в межзвездном пространстве
и, как черная дыра, притягивает к себе небесные тела.
     А ведь он, наверное, ошибся. Да, он не может разобрать, что там
творится на этих чертовых экранах, он они-то, они же видят его! Они
наблюдают за каждым его действием! Возможно, они даже знают, о
чем он думает?.. Но неужели они так хитры, что могут залезть к нему в
черепную коробку, чтобы узнать, что там внутри? Он что, стал
жертвой какого-то космического эксперимента?
     Но вдруг что-то щелкнуло, и экраны всех телевизоров начали
показывать одно и то же...
     7.
     Он увидел на экранах телевизоров знакомое до отупения лицо. Эта
была женщина крайне экзотической наружности. Всклокоченные
волосы трех цветов -- синего, зеленого и красного, костлявый нос и
чуть сутулая походка делали ее похожей на Бабу Ягу. Сомнений быть
не могло, это Синтия Фулбрайт, топ-модель номер один в мире
современной моды. Она стала известной после того, как вырвала
здоровые и ровные от природы зубы и вставила коронки со
вправленными в них (тогда еще фальшивыми) бриллиантами,
разодрала платиновыми булавками нос и уши и немного удлинила рот
(чуть ли не до ушей). Теперь, когда она улыбалась, все закатывали
глаза от восторга, лишь бы не видеть этого ужаса.
     "Фул-брайт", - машинально произнес он. А уверенная в своей
неотразимости женщина между тем повела острым плечом, с которого
как будто бы невзначай спала бретелька. Оголилась правая грудь, на
которой... извивалась змея. Пока он разбирал, татуировка это или
настоящая змея, Синтия подмигнула ему левым глазом и лукаво
улыбнулась. Отсутствие вкуса -- это ведь тоже вкус, подумал Фигуров.
     Она словно смогла прочитать эту его кощунственную мысль,
потому что глаза у нее вспыхнули зеленым огнем, точно у лешего,
заманивающего в свое логово очередную жертву. О, ужас! Она открыла
свой большой рот, ощетинив бриллиантовые клыки. Ее трубный голов
зазвучал со всех сторон, заставив Партогена Фигурова похолодеть.
"Как вам наш потребительский рай?" "Рай! Рай! Рай!" -- разнесло
неведомое эхо. Только Фигурову послышалось повелительное
"Умирай! Умирай!" "Ты теперь рад?" -- как будто бы спросила она.
"Ад! Ад! Ад!" -- пугающе разнесло эхо. Топ-модель зловеще захохотала.
Ее дьявольский смех, казалось, проникал в каждую клеточку тела
распластанного узника.
     Партоген Фигуров замотал головой и замычал. Его мычание
напомнило ему рев беспомощного молодого теленка, пасшегося на
зеленом лугу, почувствовавшего опасность и зовущего корову-мать.
Почему это ему раньше никогда не приходило в голову сравнивать себя
с животным?
     Синтия Фулбрайт вытянула трубочкой свои синие губки, послала
воздушный поцелуй и... исчезла с экранов, оставив после себя
светящиеся во мраке полосы.
     Что это -- галлюцинаторный бред или происходящее на самом деле?
Откуда взялись эти телевизоры? Что, неужели он накачал его
наркотиками? Однако сознание казалось ему ясным как никогда. Он
видел стены из составленных друг на друга телевизоров, светящийся
потолок.
     И вдруг на экранах появилось красное лицо Арнольда
Шварцнеггера со вздутыми на лбу огромными венами. Его подбородок
дрожал. Он напрягся до предела. Казалось, он поднимает весь земной
шар со всеми его лесами, горами, океанами, городами и людьми, их
населяющими. Нет... Нет! Лучше уж съесть еще десять батончиков
"King", чем видеть такое, подумал Фигуров.
     И вся эта громада начала давить на него со страшной силой. Все
сильнее, сильнее и сильнее. Гора телевизоров с надрывающим пуп
крошкой Арни так навалилась на него со всех сторон, что он
почувствовал себя заживо погребенным.
     "Я долзен... Я долзен вызить!" - закричал он. Ему показалось, что
его крик разнесся по всей округе. Задребезжали стекла, задрожали
стены. Сейчас сюда прибегут десятки, сотни людей, чтобы спасти его.
Здесь будет и нелюбимая им когда-то милиция, и "скорая помощь".
Они его откачают, они приведут его в норму. И все будет, как прежде,
а, может, даже и лучше.
     "Ха-ха-ха!" -- услышал он раскатистый смех. (''Нет! Я не Негоро! Я --
Себастьян Перейро! Ха-ха-ха!'' -- вспомнил он.) Одутловатое лицо
Шварцнеггера теряло форму. Теперь это был будто кусман
пластилина, который мяли невидимые руки. Хоп! Вытянулось лицо.
Хоп! Оскалились зубы и он с содроганием заметил золотую фиксу.
Хоп! Выросли волосы и окрасились в рыжий цвет. Хоп! Стальные
глаза буравчиком впились в его мозг. Это уже финиш, пронеслось в
голове Фигурова.
     "Готовься к смерти, сука!" -- услышал он металлический голос. Он
вздрогнул. С экранов телевизоров на него смотрел его рыжий палач.
     8.
     Директор частного охранного предприятия ''Марс'' Семен
Акведуков лежал на выцветшем серо-зеленом коврике, держа вместе
пятки и носки тощих ног, прижав руки к тщедушному туловищу и
смотря прямо вверх. Это была первая и последняя поза настоящего
йога -- "Шавасана", или "Мертвая поза". Он пытался представить себе
ясное, голубое безоблачное небо, в котором птицей парит он сам. Но
ощущение полета не приходило. Видимо, мешал присущий ему с
детства страх высоты. В голову лезли мысли о тщетности любых
усилий, направленных на достижение любой цели. Ну, никак он не мог
добиться ощущения гармонии с окружающим миром!..
     Однако причина его неудовлетворенности была весьма и весьма
прозаична: вчера, в понедельник, в разгрузочный день, он, как
положено, целый день пил сырую воду, а вечером не удержался и
плотно покушал. Вместо ощущения чистоты тогда появилось чувство
гадливости, будто он осквернил свой организм продуктами
чревоугодия, и от этой скверны он не мог избавиться и сейчас,
несмотря на использование кружки Эрсмарха.
     Были еще, конечно, и объективные причины: заказов на охранную
деятельность не поступало уже несколько месяцев, в то время, как в
других предприятиях не было отбоя от клиентов. Вот и пришлось
распустить всех сотрудников, включая даже секретаршу, и освободить
арендуемое помещение. Теперь оставалось лишь официально объявить
о закрытии предприятия и оформить соответствующие документы, но
он все тянул. Ох, как нелегко ему было решиться на убиение своего
детища, ведь он возлагал на него такие надежды.
     Снова крах, как и семь месяцев назад, когда его уволили из МВД за
несоответствие занимаемой должности. Начальству тогда накапали,
что его, дескать, тошнит при виде крови, что его физический уровень
не отвечает высоким требованиям работы в милиции, и вообще, что он
исповедует теорию Толстого ''непротивления злу насилием''.
     Нельзя сказать, что это было неправдой. Он, конечно, знал, что
сослуживцы надсмехаются над ним, называя за глаза Брахмапутрой,
знал, что он слаб и беззащитен перед опасностями жизни, знал, что не
сможет ударить даже обкуренного подростка, даже если тот занесет
над ним нож, но ведь дали же ему дослужиться до капитана и
заместителя начальника следственного отдела. К тому же, не всем же
быть такими, как капитан Жеглов!..
     Поэтому, когда он был отправлен в отставку после одиннадцати лет
службы, то испытал сильнейшее потрясение и не скоро пришел в себя.
Однако нужно было жить дальше, ничего делать он не умел, вот и
пришлось, воспользовавшись старыми связями, открыть собственное
охранное предприятие, которое теперь всеми фибрами дышит на
ладан. Жизнь почти прошла, ему было 35, а у него не было ни детей,
ни семьи, ни любимой женщины -- только взятая им с улицы собака
Машка и сдуру купленный в зоомагазине попугай Мишка.
     Эх, если бы можно было действительно птицей взлететь в это
чистое небо и больше никогда не вернуться на землю, думал Семен
Акведуков, когда прозвенел звонок. Телефонные звонки в его
холостяцкой квартире были необычайно редкими, потому что ни
подруг, ни друзей у него не было. Акведуков неохотно встал с пола,
недовольный тем, что ему помешали, и взял трубку, почти уверенный,
что это кто-то ошибся номером. Оказалось, что нет.
     - Охранное предприятие ''Марс''? -- услышал он взвешенный сочный
голос. -- Семен Акведуков?..
     - Да! -- с радостным придыханием ответил Акведуков, сдерживаясь,
чтобы не закричать.
     - Звонят из рекламного агентства ''Иллюзион''. Вы, наверно, уже в
курсе, что вчера был похищен наш директор Партоген Фигуров?
     - Да! -- соврал Акведуков, отметив про себя, что голос его позорно
дрожит.
     - Мы хотели бы поручить вам расследовать это дело. Возьметесь?
     - Конечно! -- чуть не закричал Акведуков. (Нужно сдерживаться,
приказал он себе.)
     - Вас, наверно, интересует, как мы на вас вышли? -- осведомился
клиент. -- Нам порекомендовал вас майор Сосновцев. Он сказал -- как-
то так замысловато, - что одна ваша голова заменит три, вроде так...
     Акведуков чуть не упал. Он знал, знал, знал, чьи это плебейские
шуточки. Этот ублюдок Сосновцев снова решил его разыграть, дав его
домашний телефон. Пять лет назад этот сукин сын представлял его
всем как Шерлока Холмса, комиссара Мегрэ и Эркюля Пуаро -- в
одном лице, и видя его смущенную физию, все смеялись над ним, как
над последним чайником. А один раз на стрельбах Сосновцев заменил
ему боевые патроны на холостые, и потом все присутствовавшие
корчились от смеха, когда он внимательно рассматривал свою мишень,
пытаясь найти хоть одно попадание. А перед увольнением он измазал
ему стул таким клеем, что ему потом пришлось два часа отпаривать
задницу в бане. А теперь этот гад снова в своем репертуаре! Юморит!
     - Вы меня слышите? -- поинтересовались на том конце провода. --
Так вы согласны? Да? Тогда запишите наши координаты!
     Чтобы не вызвать у клиента никаких подозрений, Акведуков
старательно записал его имя, адрес, телефон, деловито переспрашивая.
     - Когда приступите? -- поинтересовался клиент.
     - Прямо сейчас! -- выдохнул Акведуков. По западным фильмам он
знал, что нужно отвечать именно так. Услышав стандартное ''О.К.'',
положил трубку и вспомнил, что забыл оговорить условия контракта.
Ладно, потом, решил он, поправляя плавки и подходя к шкафу, чтобы
одеться. А ведь он воспринял меня на полном ''сэ'', удовлетворенно
подумал он.
     9.
     Пока Семен Акведуков добирался до тридцатирехэтажного
исполина из стекла и бетона на Вавилонова-стрит, его чуть не
оштрафовали за безбилетный проезд в трамвае, расписанном рекламой
шоколадного батончика ''Кинг''. ''Да безработный я, безработный! Нету
у меня денег, нету!'' -- оправдывался он перед грузной теткой в
косынке, держащей его за рукав пиджака. ''Нечего тогда в трамвай
садится, если денег нет на проезд! Выходи тогда и иди пешком!
Понял?'' -- кричала на весь трамвай баба. Акведукову было стыдно за
свой позор и, едва на остановке открылись двери, как он вырвался из
цепких рук контролерши и выскочил из вагона. ''Интеллигент хренов!''
-- крикнула баба ему вслед.
     До самой Вавилоновской башни пришлось ему идти пешком. Со
стороны казалось, что это вышел на дело мелкий страховой агент. В
потертом сером пиджачке, в линялых джинсиках, в очках и со
взъерошенными волосами на голове он был похож на хронического
неудачника. А уж скажи кому-нибудь, что это недавний капитан
милиции, он бы грохнулся в обморок.
     По дороге Семен Акведуков думал, как он должен вести себя при
встрече с клиентом. Больше всего на свете он сейчас боялся показаться
смешным. Ведь от его поведения будет зависеть, какое он произведет
впечатление. Если благоприятное, ему поверят и подпишут контракт
на энную сумму, а это значит... Это значит, что его фирма будет
существовать и дальше. Но не в фирме дело, хотя и в ней тоже! Если
заработает его предприятие, значит он снова сможет видеть каждый
день Марго, высокую, стройную, длинноволосую, всегда строго одетую
и такую неприступную. Она сказала, что вернется назад, как только у
него появятся деньги. Только бы у него получилось!..
     Когда он подошел к зданию, сердце у него замерло от
урбанистического убожества архитектуры. Недалеко от входа стояла
группа туристов, со стороны которой слышались возгласы ''Красотища-
то какая!'', ''Класс! Вот оно, постиндустриальное великолепие!'' Дверь
открылась перед ним сама и Акведуков прошмыгнул в здание. Однако
дальше холла пройти ему не удалось.
     Здоровый охранник с резиновой дубинкой догнал его и схватил за
шкварник. ''Ты куда это без документов, а?'' -- злобно заглядывая ему в
глаза, спросил он. ''Да не знал я, первый раз здесь!'' -- испуганно
оправдывался Акведуков. ''К кому?'' -- грозно вознесся охранник. ''К
Барчукову, Алексею, рекламное агентство ''Иллюзион'' -- оттарабанил
Акведуков. ''Так бы сразу и сказал... Документы!'' -- смягчаясь,
произнес детина. Семен Акведуков вывернул карман и достал
удостоверение частного детектива. Лицо у охранника вытянулось, как
груша. Он даже потерял на время дар речи. Когда Акведуков
повернулся и пошел к лифту, тот прыснул в кулак.
     Ничего, - думал Акведуков, нажимая кнопку вызова, - лишь бы
произвести должное впечатление на господ рекламщиков. Лифт
поднял его на тридцать первый этаж за двадцать пять секунд. Он успел
засечь. За это время он чуть не умер от страха. Когда двери открылись,
он вывалился из лифта и полез за платком -- стирать испарину со лба.
     Проходя по отделанному черным мрамором коридору и вертя
головой, Семен чуть не разбил голову о колонну. Найдя наконец дверь
с магическими цифрами ''3131'', Акведуков немного постоял и,
отдышавшись и придя в себя, постучал, а затем, выдержав паузу,
открыл дверь и вошел.
     Сделав два шага, он встал и обомлел. Прямо на него смотрела
красными глазами крайне необычная женщина. Со взбитыми на
полметра над головой рыжими волосами, в довольно безвкусном
деловом костюме из черного шелка, она словно сошла с подиума, на
котором шла демонстрация моды Василия Васенцова. Акведуков сразу
же отметил ее несомненное сходство с Синтией Фулбрайт, первой
топ-моделью. Только глаза у Синтии были изумрудно-зелеными, а у
этой -- кроваво-красными.
     ''Я к Барчукову, Алексею, рекламное агентство ''Иллюзион'' --
отрапортовал Акведуков. ''Щас я, минутку! Подождите, пожалуйста,
пять минут!'' -- нежным голоском произнесла секретарша, потянувшись
к трубке телефона. ''Простите! Вы волосы какой краской красили?'' --
осмелился спросить Акведуков. ''Мутация это'', - неохотно пояснила
секретарша. ''Что-то я не знаю такой краски?! Вероятно, новая?'', -
изумился Акведуков. ''Пошляк!'' -- почему-то сказала необычная
женщина.
     Дверь открылась и из кабинета вышел солидный черный мужчина
со шкиперской бородкой, одетый во фрак. ''Простите, вы к кому?'' --
поинтересовался он. ''К Барчукову, Алексею, рекламное агентство
''Иллюзион'' -- заученно сказал Акведуков. ''А вы кто?'' -- не унимался
чернявый. ''Акведуков я, Семен'', - сказал он, почему-то краснея.
Мужчина с сомнением оглядел его жалкую фигуру и неприязненно
сказал: ''Простите, ваши документы посмотреть можно?'' Акведуков
показал удостоверение. ''Меня зовут Барчуков!'' - пытаясь скрыть
разочарование, сказал мужчина, но руку для рукопожатия протягивать
не стал. ''Акведуков, Семен. Очень приятно!'' -- сказал, снова краснея,
частный детектив.
     ''Итак, с чего начнем? Обговорим условия?'' -- с прежним
сомнением продолжая поглядывать на посетителя, спросил Барчуков.
Акведуков кивнул. ''Тогда извольте пройти за мной!'' -- высокомерно
бросил господин и повернулся к нему спиной. Акведуков вслед за ним
вошел в шикарный кабинет. Все внутри него дрожало от напряжения.
Коленки тряслись. Ноги подкашивались. Теперь он знал, что
испытывают люди, всходящие на эшафот. У него появилось ощущение,
что сейчас должна решиться его жизнь, его судьба.
     ''Итак, какую сумму вы хотите получить за работу?'' -- спросил
Барчуков. ''Все зависит от степени сложности'', - набивая себе цену,
сказал Акведуков. ''Ну, хорошо, каков самый высокий гонорар,
который вы получали в вашей фирме?'' -- допытывался Барчуков. ''Пять
тысяч!'' -- назвал первую же пришедшую на ум немалую цифру
Акведуков и замер, раздумывая, не продешевил ли.
     ''Хорошо, вы получите десять тысяч'', - решительно сказал Барчуков,
доставая из коробки кубинскую сигару. Акведуков не мог поверить в
свое счастье. Он стоял посреди дорогого кабинета и дрожал всем
телом. Барчуков между тем неторопливо обкусил конец сигары,
щелкнул золотой зажигалкой и закурил. Акведуков отвернул в сторону
нос. Он терпеть не мог табачный дым, но сейчас стоило потерпеть.
     ''Итак, вы, видимо, хотите получить аванс?'' -- наконец спросил
Барчуков, выдохнув дым. Акведуков кивнул головой и... покраснел.
Блин, как нашкодивший школьник какой-то! Пока он мысленно себя
ругал, Барчуков открыл ящик и по-ковбойски бросил ему на край стола
пачку денег. ''Здесь пять тысяч! Считайте!'' -- громко сказал он.
Акведуков взял пачку трясущимися руками и, беззвучно шевеля
губами, обалдело уставился на Барчукова. В пачке были... доллары.
     Пока Барчуков курил, вальяжно раскинувшись в кресле, сжавшийся
под его пристальным взглядом Акведуков пересчитывал деньги. И
зачем он только стал пересчитывать? Позор какой! Он знал, что не
должен был это делать, что так не принято, что это говорит о
недоверии, но, чтобы куда-то девать руки, распечатал пачку и
принялся перебирать купюры. Он давно уже сбился со счета, но
продолжал делать вид, что считает, чувствуя на себе недобрый взгляд
Барчукова.
     Барчуков докурил сигару и, даже ради приличия не дожидаясь, пока
он сделает вид, что закончил, твердо сказал: ''Хватит! Пойдемте, я вам
покажу место происшествия и, так сказать, введу в курс дела''. Сказал
и вразвалочку вышел. Акведуков торопливо схватил деньги в охапку и,
на ходу пряча их во внутренний карман пиджака, засеменил за
богатым клиентом.
     В лифте Барчуков повел носом и поморщился, слегка отступая от
детектива. Когда они проходили мимо охраны, Барчуков -- впереди,
Акведуков -- чуть сзади, он услышал привычное ''Смотри! Смотри! Вон
тот шибздик!'' Едва они вышли на улицу, на них дохнуло полуденным
жаром. Барчуков подвел его к огромному красному шестиколесному
джипу. ''Вот его тачка! Он вчера до нее так и не дошел!'' -- с
наигранным сожалением сказал Барчуков, теребя бородку.
     Акведуков в жизни не видел таких машин. Рядом с этим джипом
цвета морена другие автомобили казались игрушечными. Он сам не
заметил, как чуть не взгромоздился на капот и точно невменяемый,
начал поглаживать хромированный корпус чудо-автомобиля. Он даже
сам не услышал, как вслух произнес свой заветный вопрос ''Когда у
меня будет такая машина?'' Зато он услышал ответ: ''Ни-ко-гда!'' Он
вздрогнул и посмотрел на стоящего на тротуаре Барчукова. В его
глазах он увидел презрение.
     10.
     Семен Акведуков зашел в свою более чем скромную
однокомнатную квартирку. Машка встретила его голодным мяуканьем.
Весь свой нехитрый быт Акведуков воспринимал теперь по-новому.
Нет, мир не переливался для него всеми цветами радуги, но внутри
него появилась радостная и спокойная уверенность в своих силах.
Ничего. Скоро все изменится. Его кошка всегда будет сытой и
довольной. У него снова будет свое дело.
     Акведуков повесил пиджак на спинку стула, дал кошке еды,
насыпал корм попугаю, а себе налил стакан сырой воды, сел в кресло и
включил телевизор.
     - Вчера, около десяти часов вечера, бесследно исчез генеральный
директор одного из самых крупных рекламных агентств России -
агентства "Иллюзион". Это был 32-летний дизайнер и бизнесмен
Партоген Фигуров. -- вещала дикторша азиатской наружности с
париком из пепельных волос на голове. -- Последний раз его видели
недалеко от места работы на Вавилонова-стрит. Вскоре после того, как
он вышел из здания, он бесследно пропал. Одна из видевших его
последней -- победительница конкурса "Мисс Чернобыль-98"
секретарша агентства Нина Радиевна Щелкоперова.
     - Он как будто бы исчез в воздухе! Я выглянула, а его нету. Как
будто бы сквозь землю провалился! Был -- и нету! -- поджав пухленькие
губки, говорила Ниночка. О чудо! Волосы на ее голове поседели!
Неужели это был парик-хамелеон?
     - Одна из основных версий следствия -- похищение с целью
получения выкупа, разрабатывается государственными органами и
частным сыщиком Семеном Акведуковым, к которому обратились
компаньоны без вести пропавшего. Как это ни странно, они предпочли
всемогущей милиции неудачника-одиночку, о котором известно
только то, что возглавляемое им частное охранное предприятие
"Марс" находится на грани закрытия.
     Неудачник-одиночка! Вот ведь гады какие! Как будто не знают, что
все талантливые люди всегда одиноки. Ничего! Он им еще покажет!..
А насчет милиции понятно, почему они в нее не обратились.
Милиция, может, и бессмертна, только сколько веревочке не виться,
все равно конец будет.
     - Еще одна версия следствия: внутренние разборки. Судя по всему,
похищенный был замешан в крупнейшем скандале этого лета,
связанном с выбросом в аптечную сеть города большой партии
самопального лекарства "Фаталборн". Напомню, что в результате этой
акции отравилось 236 человек, 117 из них умерли, все остальные же
стали инвалидами. Похищенный бизнесмен занимался рекламой
именно этого лекарственного средства и, если верить слухам,
заработал на нем огромные деньги. После этого скандала в России
даже появилось новое общественное движение -- "Движение
обманутых больных". Движение это, как известно, самое
многочисленное из ныне существующих.
     А ведь это интересная информация, подумал Семен Акведуков.
Именно она может вывести его на верный след! И он снова подумал о
деле, раскрыв которое, он сможет снова начать жить.
     Судя по имени, пропавший Партоген Фигуров мог иметь отношение
к мифическому золоту партии. Как же! Неслучайно же его назвали
Партогеном! Возможно, это значит -- партийный ген, следовательно
его отец -- коммуняка, а он сам -- комсомолец, карьерист, яппи. Деньги
КПСС -- вот, видимо, материальная база рекламного бизнеса Фигурова,
подумал он. А потом тот, наверное, перестал делиться прибылью, вот
они его и заколбасили.
     ''Ду-рак!'' -- сказал, видимо, уже насытившийся попугай Мишка.
Блин, ведь потратил на него такие деньги, вспомнил Акведуков. Это
были его первые деньги, полученные им как частным детективом. Их
как раз хватило на ''ПМ'' и на этого попку. Как гордился он тогда
своими первыми успехами!
     Он переключил телевизор на другой канал.
     - Вчера, около одиннадцати часов вечера был похищен директор
рекламного агентства "Иллюзион" Партоген Фигуров. Неизвестный
стукнул его по голове чем-то тяжелым, затащил в пожарную машину и
увез в непонятном направлении. Основная версия: похищение с целью
выкупа. Но прошли уже почти сутки, а требования похитителей до сих
пор неизвестны...
     Ну что ж, придется начинать поиск свидетелей. А вообще, сначала
стоит позвонить Федоровичу насчет возобновления аренды его
пыльного чулана. Да, именно это и нужно сделать в первую очередь!
Он подсел к столу и взял трубку. Однако пальцы его начали набирать
номер не директора ДК ''Смазчик'' Анатолия Федоровича Копытова, а
прекрасной и неприступной Марго.
     Когда он нажал последнюю кнопку, прозвенел звонок. Кто бы это
мог быть? -- подумал Акведуков. Незваный гость татарина хуже. Он
положил трубку и пошел в прихожую. ''Кто там?'' ---спросил он,
заглядывая в глазок. Увидев в нем черное пятно, он едва успел
наклонить голову, как прямо над его макушкой просвистела пуля и
посыпалось битое стекло.
     Семен Акведуков упал на пол и пополз по-пластунски назад в свою
комнату. Раздалось еще несколько выстрелов. Он услышал тупые
удары в дверь. Хотел же поставить металлическую дверь, хотел, и не
поставил, - подумал Семен. Сейчас вот из-за этого чуть не лишился
жизни.
     Оказавшись в комнате, он вскочил на ноги и заметался по комнате.
Куда бежать? Куда? Может, спрятаться в кладовку? Но если найдут --
подвесят за ноги. Оставался балкон. Недолго думая, Акведуков выбил
двойное стекло плечом и перевалился всем телом на балкон. А
пистолет-то! Забыл взять пистолет! Но поздно! Не возвращаться же
назад! Он услышал шаги и возбужденные выкрики. Гостей было
несколько.
     Сейчас счет шел на секунды. Акведуков неуклюже перепрыгнул на
соседский балкон, а с балкона, вышибив раму, ввалился в чужую
комнату. Клавдия Степановна сидела перед телевизором и пила чай.
Печенюшка выпала у нее из рук. Она поперхнулась и закашлялась. ''На
пол!'' -- заорал Акведуков обалдевшей старушке, а сам, на ходу стирая с
лица кровь, побежал к входной двери. Зачем ты, ну, зачем бабулю
испугал? -- ощутил он запоздалый стыд. Он долго возился с замком.
Пальцы дрожали и не слушались. Наконец щелкнул затвор. Дверь
открылась. На лестничной клетке стоял еще один головорез в черной
униформе, этакий ниндзя, и направлял на него свой ''узи''. Даже не
успев испугаться, Акведуков применил подростковый прием - ударил
бандита головой в пах, и, пока тот приходил в себя, кубарем скатился
вниз по лестнице.
     У подъезда стоял ''чебурашка'' бежевого цвета -- именно из такого в
свое время расстреляли бандита Ватагина. Водителя за рулем не было.
Акведуков открыл дверцу. Так и есть! Ключ зажигания был на месте.
Семен залез в тесную кабину и завел мотор. К машине со стороны
подъезда уже бежали двое в черном. Машина рванулась с места. Все
ништяк! -- чуть не закричал от радости Акведуков. Нет, не зря Марго
называла его местным ненакачанным Бельмондо! Yes! Он и в самом
деле смог удрать от этих несчастных киллеров.
     Он выехал на улицу Биндюжников. Грозный набат сердца стал
похожим на стук молотком по голове. Кровавая пелена появилась
перед его глазами. В его сознании почему-то всплыл образ убившего
своего сына Ивана Грозного с картины Ильи Репина. Он притормозил
у обочины, чуть не сбив голосовавшего у дороги прыщавого подростка.
''Деньги! А деньги-то остались в пиджаке!'' -- в отчаянии подумал он,
откидываясь на сиденье. И тут же вздрогнул от резкого сигнала.
     11.
     Он шел по потолку. Да-да, по потолку. И потолок этот был недавно
побелен известью. Он определил это по отсутствию на нем следов
жизнедеятельности насекомых. Едва он сконцентрировал внимание на
себе, как ощутил, будто горячая волна южного моря окатила его с ног
до головы. Он почувствовал, что кровь прилила к лицу. Он еле успел
пригнуть голову, чтобы не удариться о большущий тридцатидюймовый
монитор, стоящий на столе над, простите, под ним. Нет, закон
всемирного тяготения, открытый чудаком Ньютоном, как будто бы
действовал. Никто его еще, похоже, не отменял. Ведь что-то все-таки
неудержимо тянуло его вниз. Он никогда не жаловался на то, что в его
голове слишком много мозгов (в школе ему даже часто говорили: "У
тебя что, головка тыковкой?"), но сейчас голова казалась ему тяжелой
как никогда. У него теперь что, серого вещества больше, чем у Ивана
Тургенева?
     Он пригляделся повнимательней. Вокруг него не было никаких
вещей. Все это словно осталось в другой плоскости. Было крайне
неудобно задирать голову, чтобы не удариться о какой-нибудь
предмет. Ох, уж эти низкие потолки! Вот то ли дело при Сталине
строили! Мелькнула мысль, что если он всегда будет передвигаться
таким образом, то как же тогда он будет расслабляться и отдыхать?
Ноги ступали твердо. Видимо, кроме силы всемирного тяготения была
какая-то другая сила, и она сейчас действовала. Он переступил через
перегородку и перешел в холл. Если первые шаги дались ему с
некоторым напряжением, то сейчас он ступал почти свободно. Он
оглянулся. Вот ботинки фабрики "Кукуев-лапоть" не мешало бы и
помыть. Они оставляли грязные следы рифленой подошвы. И коврика
нету, чтобы вытереть ноги!
     Он почувствовал себя свободным от всего. В его походке появилась
былая резвость. Он перепрыгнул через хрустальную люстру.
Мещанские пережитки, подумал он. Он шел по безлюдным
мраморным коридором. Что, неужели он снова оказался в модерновом
здании на Вавилонова-стрит? Так и есть. В стене мигали кнопочки
скоростного лифта, которые он видел недавно. Нужно было
передвигаться к выходу из здания. Но как он сможет выйти? Ему что,
придется взлететь? Или он грохнется на пол, где привычно лежат все
вещи? Он подошел к окну и увидел черную тучу смога, безразмерной
шапкой накрывшую мегаполис. Неба не было. Его придумали поэты.
Странное возбуждение охватило его. А ведь он видел мир иначе, чем
другие люди. Не в силах совладать с нахлынувшими чувствами он
отвернулся и побежал. Побежал сам не зная куда, лишь бы не стоять на
месте.
     И вдруг... ступни ног запутались в неизвестно откуда взявшихся
нитях. Нити были почти прозрачными и липкими. Он попытался
вырваться, но ноги запутались еще больше, он не удержал равновесия и
грохнулся вперед. Веревки мягко и нежно опутали его со всех сторон.
Ему показалось, что они из каучука, но когда одна веревка прилипла к
коже его лица, он понял, что это люто рекламируемый клей "Секунда"
в действии. Он стал биться и кричать. Ему казалось, что он рвет
пелену, но на самом деле он запутывался еще больше. Он звал на
помощь людей, которые могли находиться в этом здании. Его крики
отдавались гулким эхом в пустом здании.
     Когда он выбился из сил, то почувствовал, что не может пошевелить
ни рукой, ни ногой. Клейкие канаты облепили все его тело. Он был
словно закатан в клубок и пленен неведомым противником. Более
того, ему было трудно дышать. Перекрученные канаты залепили ему
глаза и уши, рот и нос. Это что, гигантская паутина? Так, значит,
сейчас должен появиться сеньор паук? Но ведь он же не муха, чтобы
становиться его жертвой? Он предпринял последнюю попытку
освободиться, прорвать эти канаты, но, подрыгавшись, безвольно в них
повис.
     "С клеем "Секунда" беда -- не беда!.. Клей "Секунда" клеит на
года!", - услышал он раскатистый голос из репродуктора. В голосе
отчетливо звучали напористость и самодовольство. "Партоген
Фигуров!" -- вспомнил он. Неужели этот слоган так въелся в его
подсознание? "Клею "Секунда" не скажешь "пока"! Клей "Секунда"
клеит на века!", - еще громче декламировал голос. Он не мог ничего
понять... Это только в его голове или же на самом деле? "Клей
"Секунда"!..",- угрожающе начал голос. "Хватит уже! Хватит! - заорал
он изо всех сил. - Я больше не могу! Я устал!"
     "Ну, тише вы! Тише! Все хорошо! Зачем же вы так-то?" -- услышал
он негромкий голос. Он ощутил теплую сухую ладонь на своем лбу.
Увидел над собой белый потолок. "Я снова -- как все?" -- спросил он.
"Ну, конечно, как все! Точно так же!" -- успокаивающе сказал голос. И
в сторону добавил тем же тоном: "Готовимся к переливанию!"
     12.
     Гармония воцарилась в мире. Он слышал далекий звон колоколов.
Видимо, звонарь относился к делу без должного подобострастия или
же церковные каноны не предписывали ему сегодня лупить до звона в
ушах, но скорбный металлический бой был похож сегодня на
языческую песню предков. Он вслушивался в эти кристально чистые
звуки и чувствовал легкость во всем теле. Ему казалось, что он в ритме
сердцебиения качается на звуковых волнах. Дзынь-дзынь! Дзынь-
дзынь! Как хотелось ему, чтобы это качание в гамаке звуков
продолжалось бесконечно...
     Как это здорово -- парить в воздухе бестелесным существом: быть
просто теплым плавно льющимся звуком! Это ли не совершенство? Но
он как будто бы знал, что у него когда-то были руки, были ноги... Не
было только ни малейшего желания ими воспользоваться. А что, если
все-таки попробовать? Прямо у его ног лежала лесная долина -- она
выплывала словно из тумана и приобретала объемность и цвет. Лес
был смешанных пород -- и лиственный, и хвойный... Ой, а это что?
Пальмы! Ну, и что? Казалось, стоит спуститься в этот затерянный в
пампасах мир, и ты останешься в нем навсегда. Но зачем спускаться,
если можно видеть его с высоты птичьего полета, и не только видеть,
но и парить над ним?
     Кто он?.. Да, собственно, какая разница?.. Жив он или мертв?.. А
так ли это важно, когда кругом такая красота?..
     Но вот кто-то коснулся его невесомого тела... Сначала у него
появилось желание брезгливо оттолкнуть эти руки, трогающие его
плоть, пресечь эти гнусные материалистические поползновения, но не
то, что делать, даже думать о том, что делать, было лень. Но потом он
почувствовал, что даже получает от этих прикосновений некоторое
удовольствие. Удовольствие сменилось обманчивым воодушевлением,
с которым начинающий парашютист прыгает прямо в облако. Он
открыл глаза...
     Он увидел серые глаза. Они за ним внимательно наблюдали. Затем
он увидел нос с горбинкой, веснушки, рыжие волосы... Услышал
чужой голос: "А я тут думал, паря, что ты уже все..." Он звучал
издалека. А куда делась лесная долина? Почему прекратился
колокольный звон? Он почувствовал обиду, что покинул тот, реальный
мир и оказался в мире надуманном и ложном. Ему захотелось
вернуться назад, в эту долину, но это было уже невозможно.
     Вместо колокольного звона он услышал резкий свист. Свист
повторялся снова и снова. Этот незнакомый человек что-то с ним
делал. Ему показалось, что он отрывает от его тела какие-то клейкие
ленты, которые защищают его от опасностей окружающего мира. А
ведь этот человек желает ему зла, подумал он.
     Он лежал и с каждым режущим слух свистом чувствовал себя все
беззащитнее и беззащитнее. И когда наконец неприятные звуки
прекратились, он ощутил себя совсем беспомощным и жалким.
     "Ну, паря! Ну!" Он чувствовал, что этот человек толкает его в бок,
но не мог даже пошевелиться. "Ну, давай же! Ну!" -- не унимался злой
человек. Кажется, он обхватил его своими погаными руками и поднял,
затем куда-то потащил. "Ну, чего ты такой слизняк?" -- сказал он. Ему
хотелось, чтобы он оставил его в покое, вернул его в то состояние, в
котором он пребывал недавно, но человек обращался с ним все грубее
и грубее.
     Он затащил его в какую-то крошечную комнатку и наконец убрал от
него свои мерзопакостные волосатые руки. Скрипнула серо-белая с
непонятными желтыми пятнами дверь. Он, у ног которого недавно
простиралась целая долина, был зажат шестью стенами, как в склепе.
Он что, хочет заживо его похоронить?
     А ведь он "возвел" его на пьедестал, как царя природы! Зачем? Он
сидел на холодном пьедестале и стучал зубами. Он уже не мог ни
думать, ни чувствовать. Он был не в себе. Снова скрипнула дверь.
Снова этот же нехороший человек. Он наклонился над ним.
Поочередно поднимая руки, снял мятый пиджак. Зачем-то закатал
рукав рубашки и воткнул в руку шприц. Ой! Больно! Что делает с ним
этот дебил?
     В его голову почти тут же ворвалась бешеная ясность и полное
осознание всего происходящего. Он -- Партоген Фигуров, богатый и
известный в рекламном бизнесе человек, был похищен этим рыжим
верзилой, который издевался над ним как мог -- обливал колой,
заставлял жевать резинку и жрать шоколадные батончики, а затем,
видимо, накачал его какими-то наркотиками.
     Какое унижение! Какой позор! Он сидел на крышке унитаза,
спустив светло бежевые брюки. Они были все в коричневых разводах
от "Сепсис-колы". А ведь это брюки от Скотини за 600 долларов!
Туалет, в котором он находился, был необычайно тесным, но даже и
эта маленькая комнатушка была заставлена всевозможными банками,
бутылками и коробками с яркими этикетками. А ведь этот рыжий,
похоже, душевно нездоров. У него, видимо, съехала крыша на
рекламируемых когда-то им, Партогеном Фигуровым, товарах.
     Итак, что же делать? Его мозг сейчас работал предельно четко, как
не допускающий ни единого сбоя часовой механизм на бомбе
замедленного действия, подложенной чеченскими террористами.
Метод силовой борьбы он уже опробовал. Он ощупал кончиком языка
свои зубы и снова убедился: да, двух передних зубов верхней челюсти
на месте не было. Они были выбиты этой рыжей сукой. Оставалась
надежда только на то, что ему удастся найти особый подход к этому
безумцу. Но какой? Ведь таким людям не свойственна элементарная
логика!?
     "Ну, ты скоро там, паря? Я задолбался уже ждать!" - услышал он
недовольный голос за старой дверью. "Чичас я, только ширинку
застегну!" -- подобострастно ответил Фигуров и поморщился от
отвращения к самому себе. Игра жертвы со своим палачом
началась...Игра в кошки-мышки?..
     13.
     Партоген Фигуров напряженно сидел на ободранном топчане, возле
которого валялись обрывки клейких лент, тех самых лент, которые
крепко-накрепко держали его, наверное, больше суток. Он уже не
чувствовал слабости во всем теле. Его гнетущий страх перед
мучителем, похоже, трансформировался в почти неестественную для
человека, оказавшегося в такой ситуации, собранность и
осторожность. Он не видел похитителя, стоящего сзади, но чувствовал
его тяжелый взгляд каждой клеточкой своего тела. Казалось, какая-то
бесформенная масса давила ему на спину, на плечи, и в голове роились
мысли об отрицательных биополях. Во что бы то ни стало он должен
был теперь показывать, что ни сколько его не боится...
     - Ну, что, паря, это и есть твой центр вселенной, - сказал рыжий, не
то спрашивая, не то утверждая. В голосе его прозвучала издевка. Что
он имеет в виду? Этот долбаный топчан? Эту комнатку-кладовку?
Партоген Фигуров еще раз робко оглянул заваленную барахлом
комнату и остановил взгляд на потухшем экране допотопного
лампового телевизора.
     - Центр вселенной -- во мне! -- тонким, дрожащим от волнения,
голоском сказал он.
     - Да, ну, ты че такой идеалист? -- рассмеялся рыжий. Его недобрый
смех заставил Фигурова похолодеть. -- Центр вселенной, паря, вон в
том погасшем светильнике разума...
     Так и есть. Он имел в виду этот телевизор. У него точно съехала на
этом крыша.
?      Да не мозет быть он центром вселенной! Он зе создан
людьми и для людей! -- сорвался Фигуров.
     Ух, черт, он же не хотел! Он не должен был такое говорить!
?      Да ну! Сейчас он живет своей жизнью. Берет все, что дают.
А уже дает... дает то, что берут не все, или то, что вообще не
берут.
?      Все это для насего зе удобства! - снова не сдержался
Фигуров. - Да и, в конце концов, говорят, не хосесь -- не
смотри!..
     Он сказал это и поперхнулся. Да он же совсем не должен был
вступать с ним в спор! Это для него чревато!..
?      Ну, ты, паря, и даешь! Косишь под наивного! А сам делаешь
все, чтобы мировая телевизионная сеть еще глубже проникала в
наше сознание! -- уже распылялся рыжий.
?      Не делаю я ничего такого, не делаю! -- уже закричал он. - Не
делал бы этого я, это делали бы другие! Мы делаем зе ролики
только для касественных производителей товаров...
     По молчанию рыжего, высотной колонной стоящего за спиной, он
понял, что сболтнул что-то лишнее.
?      Ты ведь, наверно, думал, паря, что это уже все, конец! А ведь
это еще только самое начало! -- сказал рыжий и, судя по звукам,
начал перебирать сваленные у стены вещи.
?      Да не сделал я нисего такого, не сделал! -- заголосил
Фигуров, вскакивая с топчана. - Не знаю, засем вы меня
похители, но я хосю зить, понимаете, хосю! Что вам от меня
надо? Засем вы меня здесь дерзите? Засем мусаете меня?
     Когда рыжий обхватил его своими железными ручищами за плечи,
он попытался сопротивляться, но скоро понял, что это бесполезно.
Рыжий сжал его руки так сильно, что он чуть не взвыл от боли, затем
насильно усадил в скрипучее кресло. Услышав сзади неприятный для
слуха свист, он уже знал, что сейчас снова будет обмотан липкими
лентами скотча.
?      Не трогайте меня, ну, не трогайте! Я ведь не сделал нисего
такого, не сделал! -- запричитал он.
     Рыжий как ни в чем не бывало продолжал обматывать его ноги,
руки и все тело. Когда он закончил, то удовлетворенно потер руки,
отвернулся и щелкнул тумблером. Фигуров услышал знакомое гудение
нагревающегося стабилизатора напряжения. Что, неужели снова все
повторится? -- в ужасе думал Фигуров. Просмотр рекламных роликов,
перемежающийся насильственным кормлением и поением
рекламируемыми продуктами и напитками, а потом -- тяжелый
галлюцинаторный бред с Синтей Фулбрайт и Арнольдом
Шварцнеггером?..
     И вдруг откуда-то со стороны раздались требовательные сигналы
автомобиля! Фигуров дернулся от радости. "Здесь я! Здесь! -- заорал он
во всю глотку. -- Помогите!!!" Рыжий, как загнанный зверь, заметался
по комнате.
     14.
     Он выглянул в окно из-за старой занавески. Затем осторожно
отошел от окна, встал рядом с гудящим телевизором и в упор
посмотрел на пленника. По тому, что его движения стали собраннее,
Партоген Фигуров определил, что обрадовался он рано. Его громкий
крик оборвался постыдным овечьим блеянием "Помоги-тееееее!" Он
испытал разочарование Робинзона, видящего исчезающую вдали мачту
корабля. Облом-с!..
     "Я не верил, а зря... Ну, а вы бы поверили, что мой пылесос сосет
все, кроме мебели?" -- отчеканил голос за кадром. Слоган показался
Фигурову знакомым. На экране телевизора светился новый
сверхмощный пылесос французской фирмы "Ла Жа" бардового цвета.
Он ревел как турбинный двигатель самолета, но никак не мог вобрать
в себя черное кожаное кресло. Трубка пылесоса извивалась гюрзой,
обшивка на кресле лопалась, из него вылетали пружины и все это --
рваные куски кожи, сломанные железки и прессованные опилки --
летело в хищное чрево пылесоса. Увиденное завораживало своим
полным безумием.
     Рыжий щелкнул тумблером выключателя. Звук пропал. За окном
снова засигналил автомобиль.
?      Паря, сиди здесь! Щаса я! -- сказал он и пошел к двери. Уже
выйдя из комнаты, он вернулся и неторопливо заклеил ему
скотчем рот.
?      Сиди здеся и смотри свое фуфло! Понял, да? Только пикнешь
-- убью! -- зачем-то сказал он, уходя. Он закрыл дверь на замок.
Фигуров услышал бряцанье ключей и его тяжелые шаги. Так
ходил только Терминатор.
?      Ну, ты че, блин, так долго? С машкой, что ли? Или бухаешь?
-- услышал он голос за окном. -- Я ему сигналю-сигналю,
сигналю-сигналю... В следующий раз сам в гараж, блин,
пойдешь!..
?      Да ладно, Гоша, ты че!? Хайло свое тут разинул! Ладно,
паря! С меня причитается!
     - Ну, давай, блин, садись! Потом разберемся, кто кому чего
должен!.. Давай!..
     Партоген Фигуров смотрел на экран телевизора и уже ничего не
видел. Он думал, что сейчас, наверное, сможет выбраться из этого
логова лютого рыжего зверя, свихнувшегося от его рекламы, и от этого
ему было немного радостно и тревожно.
     Он услышал, как хлопнула дверца автомобиля, как тяжело завелся
двигатель драндулета, как зашуршали покрышки... Через минуту он
уже сидел один - на скрипучем стуле, сдавленный лентами скотча,
перед включенным телевизором. В комнатке была непривычная
тишина, если не считать гудение стабилизатора напряжения. Он
попытался встать. Несмотря на то, что ступни его ног были свободны,
встать он не смог. Тело было стянуто крепко-накрепко. Он попытался
высвободить правую руку. Все, что ему удалось сделать -- это только
немного согнуть ее в локтевом суставе и пошевелить кистью, и то --
ощущение было такое, будто с его руки снимают кожу людоеды-
туземцы. Он стиснул зубы, но стерпел. Было тяжело дышать одним
носом -- видимо, в его носу засохла кровь. Он сипел и свистел.
     "Ничего. Я выживу. Я спасусь", - говорил себе Партоген Фигуров,
смотря на вертящую задницей красотку на экране телевизора. Да,
конечно, все еще будет. И золотые медали на престижных
международных конкурсах рекламного искусства, и огромные
гонорары, не умещающиеся наличкой в чемоданах типа "мечта
оккупанта", и скромный такой домик на Мальдивских островах с 21
комнатами, который он себе присмотрел, и бронированный лимузин
цвета хаки с пулеметом на крыше и с охраной из четырех, нет, из
восьми человек.
     Он вспомнил тысячи виденных им американских фильмов со всегда
побеждающими героями, вспомнил каратистов, с криками "Кийя!"
наносящих свой последний сокрушительный удар в живот, в грудь или
в челюсть противнику... Он заорал благим матом "Яаааааааа!",
дернулся всем телом и в ту же секунду услышал треск и почувствовал
себя падающим на пол. Это было словно падение в бездну.
Перехватило дыхание. Он грохнулся на бок. "Яаааа!" -- уже простонал
он. Видимо, ударился он сильно.
     Полежав и прядя в себя, он стал поочередно шевелить руками и
ногами. Обнаружил, что ногами он теперь может двигать более или
менее свободно. Ему не составило особого труда, лежа на спине и в
течение десяти-пятнадцати минут делая упражнение "велосипед",
почти освободить ноги. Кое-как, опираясь на топчан, он смог встать и
получил возможность пусть с большим усилием, но все-таки
передвигаться по комнате. На подгибающихся ногах он подобрался к
окну и стал сначала плечом, а затем и головой пытаться приоткрыть
занавеску.
     Он увидел решетки на окнах. Он увидел поленницу дров. Увидел
палисадник, в котором росла малина вперемежку с крапивой. И
вдруг... увидел старушку с авоськой. Она проходила мимо, смотря
прямо перед собой. "Ну же! Ну! Здесь я!" - силился закричать он, видя,
как скрывается из глаз согбенная фигура старушки. Он мычал как
полугодовалый бычок, от которого уводят на убой мамку-корову. Он не
удержался на бесчувственных ногах и повалился лицом прямо на
окно... Нос сплющило от удара. Стекла, как осколки взорвавшейся
гранаты, тяжелым градом посыпались на пол.
     15.
     Когда он пришел в себя, то услышал скрип старых тормозов,
жестяной звук хлопнувшей дверцы и ненавистный голос мучителя.
     - Иди, Степановна, иди! Это я тут родственничка без присмотра
оставил -- вот он и озорничает! -- видимо, объяснял он той старушке. --
Да, он буйный, Степановна, буйный! Но сейчас я его
успокою...Сейчас, сейчас...
     Сердце у Партогена Фигурова колотилась, как у Бонивура в
последние минуты. Как же так? Почему рыжий так неожиданно
вернулся? Фигуров уже догадался, что рыжий работает водителем
"скорой помощи". Он вспомнил увиденный красный крест на
автомобиле, на котором его похищали, сопоставил это с услышанным
разговором рыжего со сменщиком и... дошерлокхолмсил. Поэтому-то
он и рассчитывал, что у него в запасе есть немало времени... Как он
ошибся, о боже, как ошибся!
     - Ну, что, паря, надежда умирает последней, да!? -- проревел рыжий,
беря его за шкирку и поднимая с пола. -- Что, если бы я не вернулся, ты
бы свалил, а?..
     Фигуров только мычал в ответ. Он с удивлением замечал, что все
еще нисколько не верит в приближающуюся минуту смерти. Наверное,
все-таки прав был Хемингуэй -- человека нельзя победить. Его
сознание никогда не признает поражения. Он чувствовал вонь дешевых
папирос и думал о том, что с удовольствием покурил бы сейчас
гаванских сигар, подаренных лично Фиделем Кастро -- они так модны
в этом сезоне.
     - Стул сломал, падла! Ну, что же ты, а? А что, если я ножку этого
стула вобью тебе в задницу, а? -- приговаривал рыжий, разматывая
ленты скотча. - Ну, что ж, придется тебя теперь укокошить... Я думал,
ты еще поживешь немного! А ты... Сам виноват! Не все ты еще
попробовал в этой жизни, паря, ой не все... И уже не попробуешь...
Никогда... Жаль мне, конечно, тебя немножко, да ведь ты ни жену
мою покойную, ни меня не пожалел... Почему же я тебя жалеть-то
должен? Нет во мне ни капли жалости к тебе, паря! Нету! А ведь она
так хотела жить... Так хотела!.. О ребеночке мечтала!..
     Рыжий отпустил стул. Фигуров с приглушенным вскриком снова
упал на холодный грязный пол и, словно полудохлый таракан, остался
лежать, боясь пошевелиться. Похоже, что рыжий мучитель его не
видел. Он стоял, точно плети повесив руки со вздувшимися венами, и
тупо смотрел прямо перед собой. Лицо его вмиг осунулось и
почернело. Под глазами обозначились темные круги. Глаза покрылись
масляной пленкой, как у наркомана. Обгоревший на солнце нос с
горбинкой подрагивал. Он вспоминал.
     - Пришла как-то из больницы -- она у меня санитаркой работала...
Щеки словно огнем горят, глаза аж будто счастьем святятся, и
щебечет: "Смотри, какое лекарство -- новое, дефицитное, говорят,
эффективное очень! Это наверняка мне поможет! Будет у нас с тобой
ребеночек, будет! И мальчик, конечно, мальчик! Маленький такой,
розовенький, пузатенький, и с крошечной такой пипочкой! А
голосистый какой будет! Пищать будет, кричать будет: "Ма-ма!" Или
нет - "па-па!" Они все так начинают. Ты мне будешь помогать
пеленочки стирать, с малышом возиться нашим, мы его Васенькой
назовем -- в честь отца твоего, он такой боевитый был, ни одной девке
проходу не давал, вся грудь у него в орденах и медалях была, помнишь?
И наш таким же будет. Вырастет большим-большим, всего-всего в
своей жизни добьется. Справедливым будет и честным. И богатым,
обязательно богатым. Нам с тобой будет гостинцы возить, когда мы с
тобой старенькими станем. Мы будем альбомчики перелистывать со
снимочками пожелтевшими, доживать свое, как говорится, а он нам
будет с тобой помогать, на машине своей возить роскошной,
продуктами кормить разными деликатесными... В общем, все у нас
будет, как у людей, даже лучше! Лекарство это ведь в телевизоре
рекламируют... Видел, небось? "Фаталборн" называется... В Америке
делают ихней... Да как же не видел-то? Видел! "Будет вам сосновый
бор! Будет чистый воздух гор! Будет ребятишек хор! Если примешь
"Фаталборн"!" Ну, что, вспомнил?" Говорила она так, говорила, а пару
таблеток этого твоего "Фаталборну" приняла, и сразу же вся жизнь из
нее будто вышла... Лежала уже и молчала, глядя перед собою прямо в
потолок. Это хуже всего, когда молчат... Но я-то читал в ее глазах
вопрос: "За что? За что же меня? Ну, за что?" Промучилась она двое
суток, а на третьи умерла... Как же так -- работала, жила, мечтала о
ребеночке малом, и так вот вдруг раз, и нет ее? Я в ужасе, жить не
хочется, а крутиться надо с этими похоронами, ну, чтобы похоронить
ее достойно. Если бы не заботы эти, я бы точно на себя руки наложил.
А похоронил ее, стал дальше жить, без нее. И жизнь бы, наверно,
пустой стала и никчемной, если бы не хотел я разобраться со всем с
этим... Я с таблеточками твоими в экспертизу, а там мне и говорят, что
в таблеточках этих содержатся смертельные вещества и что, кроме нее,
от них уже несколько человек погибло. Таблеточки эти сразу изъяли из
продажи, ну, и говорят, что никто будто бы в этих смертях не виноват:
ни те, которые изготавливали, ни те, которые рекламировали, ни те,
которые продавали. Диверсия это будто бы чеченских или каких-то
там еще террористов... А кто же будет отвечать-то за смерть моей
Клавки, кто?.. Кто же виноват-то тогда в том, что ее не стало?.. Кто?..
     Рыжий замолчал. Фигуров замер и лежал, ни жив, ни мертв, боясь
даже вздохнуть.
     - Ты!..
     Фигуров вздрогнул. Воспаленными глазами он увидел
направленный на него пожелтевший от никотина указательный палец.
     16
     Лежащий на нечистом полу Партоген Фигуров замотал головой и
замычал, силясь что-то сказать. "Тебе последнее слово, падла!" --
устало и совсем без злобы сказал рыжий, отрывая пленку от его рта.
     "Вы говорите, сто это я виноват в смерти вашей жены, -- дрожащим
голоском произнес Фигуров. -- Да, я виноват! Но если бы я знал, сто
поступаю неправильно... сто призываю покупать людей отраву... Если
бы я знал... А то ведь я думал, сто это действительно хоросее
лекарство, которое принесет только пользу. Ну, откуда мне было знать,
что это яд? Откуда? Нет, я признаю, что я виноват, но я ведь не знал...
Я думал, что это действительно хорошее лекарство...
?      Да заткнись ты! -- оборвал его рыжий.
?      Не убивайте меня! Ну, не убивайте меня! Я ведь
действительно нисего не сделал. Я ведь просто выполнял свою
работу. Мне заказали -- я сделал. Мне ведь тоже нузно как-то
себе зарабатывать на хлеб. Это бизнес такой рекламный... Но я
прошу у вас прощения... Да, я виноват... Это все гадость... Эти
батончики "Кинг", эта "Сепсис-кола", жевательная резина со
вкусом "Сперминта"... Это дрянь, дрянь!.. Но не я завалил
прилавки магазинов этим дерьмом! Поймите! Если бы люди это
не покупали, все это не везли бы к нам!..
?      Они бы не покупали, - мрачно заметил рыжий. Тон, которым
были произнесены эти слова, был безоговорочным тоном
палача. Приговор вынесен и обжалованию не подлежит.
Осталось только привести его в исполнение.
?      Да, отчасти в этом виноват я... Да! Я снимал ролики... Но я
зе никого не заставлял это покупать!..
     Фигуров понимал, что он должен остановиться, но не мог. Он знал,
что для него будет лучше, если он смолчит, но страх заставлял его
оправдываться. И он тараторил, как глупая баба на базаре.
?      Довольно, паря! -- сквозь зубы сказал рыжий.
?      Не убивайте меня! Ну, не убивайте меня! -- запричитал
Фигуров, нервно ударяя освободившейся ногой по полу. Рыжий
отошел в угол и отвернулся. Порывшись в своем барахле, он
что-то взял и вернулся назад. Фигуров увидел у него в руках
упаковку "Фаталборна".
?      Не надо! Ну, засем же вы так? Не надо! Я ведь не хотел
вашей жене никакого зла! Может быть, у них там на фабрике
произосел какой-то сбой, и они подсыпали не то, что было
нузно... Из-за этой ошибки умерла ваша зена, а посему за это
долзен распласиваться я, посему?
     Рыжий достал таблетки из упаковки.
?      Ну, что, может, все сразу, чтобы не мучиться? --
издевательским тоном произнес он.
?      Я не буду. Я больсе так не буду. Простите меня. Ну,
простите. Не убивайте меня! Ну, не убивайте!
?      Ладно, паря! Моя жена тогда приняла две таблетки... Всего
две таблетки... Всего лишь две несчастные таблетки... Но ты их
должен принять сам.
     Рыжий взял лежащего мешком Фигурова и перетащил к топчану.
Освободив руки, усадил на топчан. Вложил в правую руку две
таблетки, встал над ним и нетерпеливо сказал: "Ну!"
     Онемевший от страха Партоген Фигуров осмотрел пыльную
комнату, заваленную хламом. Все эти коробки, банки, склянки, ящики,
тряпье... Вещи, вещи, вещи. Ну, разве же он виноват?
?      Нет! -- с придыханием сказал он.
?      Да! -- твердо сказал рыжий.
     Значит, так она и прошла, его жизнь. Начиналась как сказка, а
заканчивается как фильм ужасов. Никогда он уже не будет плавать на
яхте по Средиземному морю, никогда не будет играть с депутатами
ГосДумы в теннис, никогда не будет обнимать знойных женщин и
пить изысканные напитки...
?      Нет! -- повторил он.
?      Я сказал -- да! - грозно сказал рыжий. -- Повторяй за мной!
Будет вам сосновый бор!.. Ну!
?      Будет вам сосновый бор, - покорно повторил Фигуров.
?      Будет чистый воздух гор! -- продекламировал рыжий.
?      Будет систый воздух гор, - презирая себя, повторил Фигуров.
?      Будет ребятишек хор! -- уже как чтец на конкурсе продолжал
рыжий.
?      Будет ребятишек хор, - безропотно повторил пленник.
?      Если примешь "Фаталборн"! -- резко закончил палач.
?      Неееееееееееее! -- во все горло заорал Фигуров. Рыжий
неожиданно схватил его руку, сжал, заламывая пальцы, поднес
ко рту и сунул таблетки в рот.
?      Ну, вот, паря! А теперь запьем! -- удовлетворенно сказал он,
силой вставляя ему в рот горлышко бутылки "Сепсис-колы".
     Фигуров, который сначала пытался зажать таблетки под языком,
почувствовал, как с каждым глотком мерзкой синтетической жидкости
неминуемо приближается его смерть.
     17.
     Как он на меня тогда посмотрел! Как посмотрел! А ведь он считает
меня полным ничтожеством! Я для него насекомое. Навозный жук.
Муха. Таракан. Своим видом он показал, что отказывает мне в
элементарном уважении. Я для него не человек, а так, вошь. Но почему
же тогда этот мешок с деньгами обратился именно ко мне, а не к
первоклассным сыщикам, которых в городе полно, как нерезаных
собак? Да ведь он меня хотел подставить! Использовать! Кинуть!
Видимо, он рассчитывал на то, что я не смогу раскрыть его план. Он
думал, что я не смогу ему помешать осуществить задуманное, зато
создам для этих вездессущих журналюг видимость серьезного
расследования. А ведь он хочет увести меня по ложному следу. И след
этот -- похищение с целью выкупа. Запутать! Запутать! Он хочет
запутать следствие!
     Черт возьми, пришла пора действовать! -- подумал Семен
Акведуков, лежа в серой больничной палате. -- Ведь если я проваляюсь
здесь, Фигурова уберут, а моей фирме придет капец.
     "Больные! Завтракать!" - писклявым голоском сказала медсестра,
заглянув в дверь. "Идем!" - с воодушевлением отозвалось несколько
смурных мужиков из разных углов комнаты. Кряхтя, они начали
вставать, поправлять штаны и пижамы и, еле волоча ноги, выходить из
палаты.
     Семен с нетерпением дожидался, когда последний из доходяг
покинет палату. Едва за последним закрылась дверь, как он вскочил и
начал собирать свои шмотки. Да, в общем-то, и собирать-то было
особенно нечего! Зубная щетка, зубная паста, мыло? Да на фиг они ему
нужны?
     Он надел больничные шлепанцы и зашаркал к выходу. В коридоре
было безлюдно. Все больные сидели за столами в большой комнате,
называемой кормушкой. Акведуков спешно спустился по лестнице,
несколько раз оглянувшись. Хвоста за ним не было! Это было даже
удивительно. Только стоящий у телефона человек в белом халате
вращал налитыми кровью безумными глазами и бормотал какой-то
бредовый стишок. Акведуков приостановился, думая, что тот
обращается к нему.
     - Будет вам сосновый бор! Будет чистый воздух гор! Будет
ребятишек хор!..
     Странный человек двухметрового роста замычал и неожиданно
закончил строфу:
     - Если примешь "фаталборн"!..
     Акведуков даже не нашелся, что сказать. Он снова начал спускаться
по лестнице, пока до него не дошло слово, которое произнес
незнакомец. "Фаталборн", "фаталборн", "фаталборн"... Ба! Да это
ведь и есть то лекарство, которым отравились сотни человек,
вспомнил он.
     Он вернулся назад, к телефону, потеряв по дороге тапочек и даже не
заметив этого. Высокий человек с непричесанными рыжими волосами
говорил по телефону.
     - Все! Я сделал это! Понимаете вы или нет, я сделал!
     Услышав это, Акведуков аж обомлел. Рыжий между тем бросил
трубку и пошел по коридору второго этажа.
?      Послушайте! Вы говорили про "фаталборн"? -- крикнул в
поднятую трубку Акведуков. -- Послушайте!.. Вы говорили?..
?      Все. Проехали, дорогуша! -- сказал в трубку приятный и
уверенный голос. Голос этот показался Акведукову знакомым.
Это был голос Барчукова.
     18.
     В просторном кабинете сидели трое безукоризненно одетых
мужчин, источающих волшебные ароматы дорогих духов. Сладковатые
теплые волны, источаемые одним, сталкивались с резкими
штормовыми порывами, идущими от двух других. По внешнему виду
сидящих было заметно, что переживают они сейчас отнюдь не самые
лучшие минуты в своей жизни.
?      Дело ведь не в нем, а в нас самих. -- После продолжительной
паузы произнес Барчуков. -- Не засветимся ли мы, второй раз
попытавшись убрать этого недоумка?
?      Ты пойми, Алексей, - сказал одетый в скромный серый
костюм Виктор Усенко, - сейчас у нас нет выбора. Наш план
начинает трещать по швам. Кто бы мог подумать, что этим
может все закончиться?..
     Виктор Усенко, директор студии арт-дизайна "Неон", робко
посмотрел на Барчукова. Тот мял в руках кубинскую сигару и молчал.
?      Я вам говорю, что нужно его убрать! И я могу это сделать!
Причем, так, что даже комар носа не подточит! -- вступил в
разговор Исаак Гусевич, владелец сети городских аптек.
?      А кто это, интересно, посоветовал нам обратиться к этому
ублюдку? Кто это говорил, что он -- валенок, валенок. И вот
этот валенок как будто бы случайно оказывается рядом с нашим
Рыжим Киллером. Исаак, ты тоже думаешь, что это случайно? --
спросил Усенко, переведя взгляд на Гусевича.
?      Я же говорил: не нужно было отправлять ребят за деньгами.
-- Разгорячено сказал Гусевич. -- И не нужно было так пугать
его. Он ведь дурак, дурак. Из-за этих поганых пяти тысяч и
пошло прахом такое дело...
?      Ну, ладно, - сказал Усенко. -- Значит, на том и порешим...
Все-таки убрать этого... придурка...
?      А что нам остается? -- спросил Барчуков, вставая со стула и
поправляя черные брюки от Сволотти за 280 долларов. -- Я
позвоню через час. Может, уже и будут кое-какие результаты.
?      Договорились, - сказал Усенко. -- А мы с Исааком пока не
будем совершать резких телодвижений. Ладно!
     Исаак Гусевич тоже поднялся из кресла и, потирая волосатые руки с
золотыми перстнями на пальцах, вышел вслед за Алексеем
Барчуковым. Итогами разговора он остался доволен.
     Усенко остался один. Он плеснул себе в кружку холодного чая и
задумчиво уставился на стену.
     Глядя на щупленького Виктора Усенко, никому бы не могло придти
в голову, что он является учредителем больше десятка крупных
городских фирм. Причем, среди них была гигантская кампания
"Бизнес-Сети", ночной клуб "Ус`с", оружейный магазин "Хули-ганс",
салон красоты "Шура-Б".
     По всей России о нем ходила слава как о честном бизнесмене
средней руки, между тем как он был мошенником, каких мало. Он
давал имиджевую рекламу в газетах и на телевидении. Его любмый
слоган "Делать дело своими руками" знали даже школьники. А, между
тем, делать дело он предпочитал руками чужими. Он любил
использовать и кидать людей. Потупив глазки, он обещал им золотые
горы, а потом показывал кукиш, не выплачивая даже минимальных
зарплат. Обманутые люди обращались в суды, но безрезультатно: там у
него было все схвачено.
     Вдруг дверь распахнулась и Усенко увидел бегущего на него Ивана
Калабашкина, рыжего детину двухметрового роста. Он был одет в
когда-то белый, а теперь серый в грязную крапинку медицинский
халат. Он сжимал здоровенные красные кулаки.
     - Замочу! Я всех вас замочу! -- кричал он. Усенко от неожиданности
только привстал. Первый удар пришелся ему по скуле. Он услышал
треск и почувствовал резкую боль в голове. В голове Виктора Усенко
завертелись какие-то нелепые сожаления. Ну, почему же он так
подставился? Почему остался один и даже не вспомнил о собственной
безопасности? Ведь этого зомби сейчас может остановить только пуля.
С каким удовольствием он бы дал сейчас Барчукову команду
расправиться с этим жлобом.
     Второй удар пришелся ему прямо по левому глазу. Звезды
посыпались из глаз. Однако боли он уже не почувствовал. Он только
ощутил, что земля уходит из-под ног и все вокруг расплывается,
расплывается, расплывается... Сладковатые теплые волны его
туалетной воды. И резкий, резкий запах пота от давно немытого тела.
Он рухнул на пол.
     Он слышал удары чем-то тупым по голове. Это долбал его рыжий?
Или это стучалось сердце? Да какая сейчас разница? Похоже, что
жизнь не удалась. А сколько всего в ней было! И хорошего, и не очень!
В чем же его ошибка? Он просто хотел хорошо жить. Не как убогий
совок, а как достойный человек. И все!
     19.
     В кабинет вбежал Семен Акведуков и увидел рыжего Ивана
Калабашкина, склонившегося над телом Виктора Усенко. Он направил
на него револьвер.
?      Не двигайтесь от него! Отойдите! -- закричал Семен.
     Калабашкин покорно встал и отошел от лежащего без движений
Усенко. Все лицо у поверженного было в крови.
?      Они меня напичкали! Лекарствами там разными! Я не хотел
его кончать! Я хотел ему только объяснить. Я хотел понять, за
что он убил мою жену. Она ведь так хотела жить. Пришла как-
то из больницы... Щеки словно огнем горят, глаза аж счастьем
святятся, и щебечет: "Смотри, какое лекарство -- новое,
дефицитное, говорят, эффективное очень! Это наверняка мне
поможет! Будет у нас с тобой ребеночек, будет! И мальчик,
конечно, мальчик! Маленький такой, розовенький,
пузатенький, и с крошечной такой пипочкой! А голосистый
какой будет! Пищать будет, кричать будет: "Ма-ма! Мама!" И
где же он теперь, ребеночек малый? Где же теперь она? Нет
ведь ее, нет! Как же так? Нет! Нет! Нет! Вы слышите? Нет!..
     Акведуков спрятал за пояс свой газовый револьвер. Он подошел к
телу Усенко, встал на четвереньки, кое-как нащупал нужное место на
запястье, встал.
?      Что, уже второй? -- спросил он.
     Калабашкин кивнул.
?      Значит будет вышка, - сказал он Калабашкину, тупо
смотрящему на свои красные ручищи.
?      Знаю, - сказал Калабашкин, - знаю...
?      Ну, ладно, тогда! Бывай! -- сказал Акведуков и вышел.
     Но через минуту вернулся. Порыскал глазами по кабинету. Заметил
у стола черный кейс. Осторожно открыл его. Взял несколько пачек
денег.
?      Наверное, здесь где-то тысяч пять. Считать я, пожалуй, не
буду, - сказал он, рассовывая пачки по карманам.
?      Знаю, знаю, - повторял Калабашкин.
?      Ну, ладно! Еще раз -- пока!..
     20.
     Мое дыхание -- ровное. После того, как он когда-то покинул здание
на Вавилонова-стрит, Иван Калабашкин нашел-таки и Алексея
Барчукова. На скоростном лифте Калабашкин поднял Барчукова на
самый верхний, тридцать третий этаж, и выбросил его из окна.
     Моя правая рука -- горячая. После этого Калабашкин выбросился из
окна и сам. Ушлые репортеры две недели показывали два мокрых
пятна на асфальте -- это было все, что осталось от этих людей после
падения с Вавилоновской башни.
     Моя левая рука -- горячая. Денег в его карманах оказалась не пять
тысяч долларов, а чуть больше -- около семидесяти пяти. Тем не менее,
свое охранное предприятие он закрыл: каждый должен заниматься
своим делом. Свернул свое дело и Исаак Гусевич. Уже через два дня
после убийств он был в Израиле.
     Моя правая нога -- тяжелая. А вот Партоген Фигуров выжил. Ему
вовремя сделали промывание желудка. Только вот стал он инвалидом.
Теперь он полностью парализован. Говорят, почти все свои деньги он
отдал в "Общество обманутых больных" (себе оставил только на
лекарства). Хотел вступить в него и сам, но его не приняли.
     Моя левая нога -- тяжелая. Его бывшая секретарша Марго так и не
вышла замуж. Более того, она оказалась лесбиянкой, подругой
Ниночки, мисс "Чернобыль-98", бывшей секретарши Партогена
Фигурова.
     В чистом-чистом голубом небе парил он вольной птицей. Земля
казалась далекой и близкой одновременно. Снижать высоту ему не
хотелось. Вполне вероятно, что там есть и горе, и радость, только
какое ему до этого дело?..
     С Сергей Викторович Кузнецов
     620067, Екатеринбург, Уральская, 60-68
     Тел. (3234) 41-18-47
     E-mail: sergsmith@dialup.mplik.ru



   Сергей Кузнецов.
   Восемь рассказов

     _Последний водитель_
     В городе его знали почти все. Человеком он был не очень
приметным, но у него было одна безумная страсть -- вождение
автомобиля. Все остальное его не интересовало. Находясь за рулем
автомобиля, он надолго забывал даже о еде. Рассказывают, что
однажды, катаясь по городу, он не кушал целых два дня. И если бы ему
не напомнили, что нужно покушать, он бы, наверное, так и умер от
голода. Может, это просто легенда?..
     Одевался он ужасно плохо, зато имел несколько хороших, пусть и
не совсем новых, машин. Сколько их у него было и где он их брал, не
знал никто. Зато все знали, что он который год живет без работы. Быть
может, он зарабатывал деньги развозкой пассажиров? Но никто не
видел, чтобы он бомбил. Никогда в его машинах не видели
посторонних. Видимо, он все-таки боялся подвозить!? А вдруг выкинут
из машины и угонят тачку! Сейчас ведь время такое!..
     От других водителей в городе он отличался необыкновенной
вежливостью и предупредительностью. Он никогда не мог проехать,
не пропустив пешехода. Особенно он любил пропускать детей и
женщин. Иногда он в знак приветствия помахивал им левой рукой.
Редко когда ему отвечали тем же. Пеший конному не товарищ.
     Ездил он обычно медленно, и всегда по первой полосе, прижимаясь
к самому бортику, чтобы не задели бритоголовые лихачи на джипах.
Наверное, он мог бы ездить и быстрее, но куда спешить? Все там
будем. К тому же, говорят, тише едешь -- дальше будешь. И добавляют:
от той точки, куда едешь. Но он говорил редко. Чаще всего молчал и
улыбался. Некоторые водители, обгоняя его, громко сигналили. В
таких случаях он всегда отрывал руку от руля и махал ею: мол,
обгоняйте!
     Наверное, во всем городе не было водителя, который бы с большим
усердием, чем он, выполнял правила дорожного движения. В особо
людных местах он вел машину с минимальной скоростью. Когда он
проезжал мимо школы, ребятишки смеялись над ним: "Тормоз поехал!
Тормоз поехал!" Он не обращал на них никакого внимания. Он ездил
так, как хотел.
     Все люди в городе привыкли к необычному водителю. Его знали
даже в ГАИ (простите, в ГИБДД!), как самого дисциплинированного
водителя. Иногда гибэдэдэшники (гибоны, как их называют) даже в
шутку отдавали ему честь, когда он проезжал мимо их поста. Он
воспринимал это как должное и, как обычно, помахивал им левой
рукой в ответ.
     И вот этой осенью, когда он, покручивая руками воображаемый
руль и, словно колесами, перебирая ногами грязный асфальт, вывел
свою несуществующую машину на оживленный перекресток в самом
центре города, его сбил джип "Шевроле-блэйзер" цвета морена. Ее
водитель тогда даже не остановил машину.
     Наш герой лежал в грязной луже на пешеходной дорожке с лицом,
похожим на сплошной синяк, и, тупо глядя в сырое небо, повторял:
"Он меня подрезал. Он меня подрезал". Несчастного увезли в
больницу. Говорят, даже в последние минуты он смиренно улыбался и
не отрывал рук от руля своей разбитой машины. Права у него так и не
отобрали...
     Водителя джипа потом все-таки нашли, но до суда дело, как вы
понимаете, так и не дошло. "Мало ли психов на свете?! Всех их не
передавишь!" -- шутил он уже через две недели после дорожного
происшествия. И смеялся, показывая золотые фиксы.
     _Подвиг разведчика_
     Какого хрена? Снимите наручники! Я ни при чем! Это она, она!
Ведь говорил же, говорил! Не слушала! А сейчас лежит, раскорячилась,
косит под мертвую! Нет уж, нас не проведешь!
     Куда вы меня? Это не я! Я же сказал, она? Я ничего не сделал!
Зачем же - по лицу? Я сам! Я все объясню! Это она! П здесь совсем не
причастлив, понимаете, совсем!..
     Сейчас я! Сейчас? Я вам все, все? Еще благодарить будете?
Благодарить и извиняться! Конечно, обстоятельно! Это Муська, моя
жена! Я с ней давно! Я еще тогда, когда из армии! Но я не знал, не
знал! Она законспирировалася!
     Хорошо, я спокойнее. Только не надо! Ладно. Ага, через два, через
два года я впервые, что она как-то странно ведет. Принимала у себя
каких-то незнакомых, имела с ними какие-то непонятные дела...
     Уже тогда я заподозрил. Но у меня не было доказательств. Я не
знал, как... Я же даже школу не закончил! Я грузчик. А она хитрее, она
в отделе кадров! Бумажки там всякие будто бы, но я-то догадывался!..
     Эх, если б я знал! Детей, говорит, нельзя, зачем нищету плодить? А
у самой задание! Задание! Я ее раскусил! И мужчин этих, ее
сообщников, на Джеймса Бонда похожих.
     Я начал слежку. Было страшно, но я не спал. Она вставала, ходила!
Голая, совершенно голая! А иногда в трусах! Но меня с панталыги не
сбить! Я наблюдал. Она будто в туалет, а на самом деле нет, на кухню,
а там у нее будто бы радио, а на самом деле передатчик. Она там на
нем кнопки нажимала, а когда я зашел, испугалась и выключила. Но я-
то все понял!
     Я ей сказал, что знаю, чем она там по ночам занимается. Я сказал,
что она бросает тень. Из-за нее мои действия становятся известны.
Известны всему населению.
     Как я и ожидал, после этого за мной начали следить, как за
шпионом. И все из-за нее, из-за нее. Но я был крайне осторожен. Я уже
знал, что в счетчике - приборы для подслушивания, более того, я даже
обнаружил в доме какую-то электропроводку. Я наконец понял, какую
гадюку я пригрел.
     Теперь-то я знал точно, что Муська участвует в шпионской
деятельности. Я даже слышал, как она с кем-то шепчется и
разговаривает по телевизору. Оставалось только обезвредить ее. Вы
знаете, что это самое сложное. Помог случай. Этой ночью я искал
микропленки в цветочных горшках. Думал, в герани там или в
бегонии, обычно они все там прячут, и тут, представляете, стук в
дверь. У нас есть звонок с пятнадцатью мелодиями, а тут стук.
Причем, два раза - "тук! тук!"
     Я сразу понял - что-то нечистое. Это для отвода глаз! Я ведь сам
перед тем, как лечь, стучу два раза,- чтобы победить нечистую. Очень
просто - ногой по полу! А тут они - специально, чтобы я ничего не
заметил.
     Я на кухню, приготовился, схватил нож. Ящик чуть не выдал.
Муська уже открыла. Я увидел сообщника. Высокий такой,
представительный на вид, а тоже, гад, изменник Родины. В плаще и с
дипломатом, а в дипломате - техническая аппаратура.
     Да ведь хватит уже! Сколько можно? И так организовали приемно-
передаточный шпионский центр! Прекратите!
     Я нанес удар, удар по голове. Красные брызги, целый фонтан. И
крик, крик - как у Рината на заводе, когда ему руку по локоть. Но я не
испугался, даже бешенство пришло какое-то. Я на лестницу. А тот уже
все, ушел. Поздно. Там только топот. И дипломат на пороге.
     Я взял его. Я знал, что там. Я должен был уничтожить эти
шпионские снасти. Лишить их средства связи. Я в спальню. Там
шмотки жены, тряпки всякие. Комбинашки, лифчики, халаты - я
разжег из них целый костер! Я бросил дипломат. Он зашипел, но не
взорвался. Он горел, а я прыгал вокруг. Я обезвредил их, обезвиедил!
     А потом ворвались вы и пожарники, но я-то не знал, что вы не с
ними заодно. Те ведь тоже не гнушатся никакими средствами. идут на
переодевания всякие, лишь бы обмануть. Поэтому и схватил топор,
поэтому и нападал. Это, конечно, я зря.
     А об остальною не жалею. Кто-то же должен думать о безопасности
родины. И вообще, так было нужно. Мне были голоса. Они в уши
говорят по-разному. Но все согласны со мной. Я поступил правильно.
А вот вы...
     Я подозреваю, что за этими стенами происходят что-то непонятное,
подозрительное такое. Мне кажется, совершается колдовство. Точно
какое-то колдовство, я же не сумасшедший!
     Муська, вставай! Хватит валяться! Что, совсем? Погодите! Она
прикидывается. Куда вы меня? Я же все объяснил! Отпустите! Ой, не
надо!..
     _В Париже идет дождь..._
     Тихое место в городском парке. Голубая скамейка, краска на
которой, кажется, высохла еще не совсем. (Интересно, какой идиот
мог ее выкрасить в такой маркий цвет?) На скамейке сидят двое --
юноша и девушка примерно одного возраста, похоже, что еще
школьники, и, вероятно, одноклассники. Юноша в темно зеленой
футболке с надписью "Adidas", в неглаженных светло серых брюках и
в разноцветных кроссовках. Девушка -- в легком белом платье и в
туфлях, надетых на босу ногу. Ярко светит солнце. Жарко, но листва
узловатой березы спасает от прямого попадания лучей. Юноша курит,
а девушка покорно глотает дым.
?      А ведь в Париже, наверно, идет дождь, - задумчиво говорит
юноша.
?      Что? Дождь? -- не понимает девушка.
?      Да это я так! -- отмахивается юноша.
?      В Париже? Дождь? -- переспрашивает девушка.
?      Да это я так, про себя, - объясняет он, уже ругая себя за то,
что брякнул невпопад не то, что надо.
?      Что? Неужели дождь? -- беспокоится она.
?      Да я так, образно, пошутил, - оправдывается парень.
?      А откуда ты знаешь? -- не слушает его девушка.
?      Понимаешь, по радио передавали. - уже совершенно серьезно
говорит юноша, и в сторону добавляет. -- Бывает и хуже!..
     Он бросает недокуренную сигарету и нервно топчет ее ногой.
?      Да не может быть! -- не верит девушка. -- Ты шутишь!
?      Я серьезно! -- настаивает парень.
?      В Париже, и дождь? -- мечтательно произносит она, смотря
ему в глаза.
?      Сам слышал. Собственными ушами, - подтверждает он.
?      Да разве по радио есть прогноз в Париже? -- прищурив глаза,
спрашивает девушка.
?      После утреннего выпуска новостей, в семь-пятнадцать, -
напрополую врет парень.
?      И там -- про дождь в Париже? -- не верит она.
?      Да, да, и не только! Там и про пожар в Риме, и про
наводнение в Токио, и о землятресении в Берлине! -- не
выдерживает тот. -- Там...
?      Думаешь, я поверила? -- оскорбляется девушка. -- Да кем ты
меня считаешь? Думаешь, один ты такой, а все остальные...
?      Да нет, я очень к тебе отношусь, - оправдывается парень.
?      Знаю я ко мне твое отношение! Ты меня считаешь, считаешь!
-- кричит она.
?      Да нет же, нет! -- кипятится парень.
?      Как же, конечно, у тебя папочка директор магазина, а у меня
мамочка...
?      Да при чем здесь это? При чем?
?      А при том, при том! Нечего меня считать!..
?      Да никем я тебя не считаю! -- срывается он.
?      Ты -- меня -- считаешь -- никем? -- говорит девушка.
?      Да я не это имел, не это, - теряется парень.
?      Ах вот ты, значит, какой?! -- кричит девушка. -- Кто носит
майку "Adidas", да?
     Девушка плачет. Юноша не знает, что делать.
?      Да я не это имел в виду, - тупо повторяет он.
?      Уж я-то знаю, что ты имеешь в виду. Знаю! - в истерике
кричит она. -- Я знаю, теперь я знаю, какие вы все. Вы все -
такие!
     Девушка встает со скамейки и делает несколько шагов в сторону.
Юноша смеется.
?      Ты чего? -- испуганно вскрикивает девушка и
останавливается.
?      Ничего, ничего ты не знаешь! -- качает головой юноша.
?      О чем ты? -- с надеждой спрашивает она. -- О чем?
?      Полосы! У тебя на спине -- голубые полосы! -- отвечает он.
Затем встает, идет к ней, обнимает ее.
?      Ой, действительно! Полосы! Голубые полосы! И у тебя, у
тебя тоже! -- смеется сквозь слезы девушка. -- На нас -- голубые
полосы...
     Счастливые, они обнимаются и целуются.
?      А ведь ты наврал, что в Париже идет дождь... Признайся,
ведь наврал? - спрашивает она.
     Юноша молчит. Поют птицы.
     _Слепой и глухой_
     Зал ожидания в старом здании железнодорожного вокзала. Грязные
и ободранные деревянные скамьи, на которых вповалку спят
измученные дорогой и утомленные длительным ожиданием
несчастные люди. Кто спит, а кто и "бодрствует". Среди них
выделяется мужчина лет тридцати пяти, одетый, несмотря на жару, в
спортивный шерстяной костюм синего цвета с олимпийской
символикой. На его голове под шапочкой с клоунской кисточкой
видны наушники. В руках он держит плэйер и раскачивается в такт им
одним слышимой музыки. Между рядами неуверенно проходит
мужчина лет сорока пяти в изъеденной молью серой тройке и читает
журнал "Голос разума". В профиль он похож на советского
разведчика. Его глаза скрывают солнцезащитные очки. Он немного
отклоняется от прямого курса и пинает по ноге сидящего мужчину.
?      Че за нафиг? Куда прешь? -- вскидывается тот.
?      Ой, кажется, я что-то задел, - бормочет несчастный.
?      Смотреть надо! Ослеп, что ли? -- не унимается сидящий.
?      Извините, я действительно немного слепой! -- озираясь по
сторонам, признается мужчина в темных очках.
?      И вообще, нефиг тут шляться! Тут люди спят! Воткнулся
носом в журнал, да в очках еще страшных, - ворчит мужчина в
наушниках.
?      Извините меня, извините, но я действительно не заметил, -
потупясь, говорит мужчина в очках и порывается уйти, но
сидящий явно не собирается его отпускать.
?      В очках каких темных, подозрительный такой, вверх--ногами
журнал читает какой-то, - уж не знак ли это? -- нафталином в
лицо дышит, - долдонит он.
?      Да поймите вы, я чуток слепой, я не хотел! -- не выдерживает
мужчина в очках.
?      Журнал запрещенный, наверно, я такой в киосках не видел, а
костюм сто будто лет в шкапу провисел, или это для
конспирации? -- бурчит мужчина в нашниках.
?      Да не вижу я ничего! Я слепой! -- кричит мужчина в очках. И
добавляет в сторону: Он придурок, что ли?
?      Ботинки драные, "прощай, молодость", кажется, штанины
мятые, пинджак искусанный, нет, видать, не шпиен, те за видом
следят внешним, а энтот так, промышляет только. -- все тем же
ворчливым тоном продолжает говорить мужчина в наушниках. -
И хоть бы извинился, извинился хоть бы... Точно шпиен!..
?      Да пошел ты, тряпун говорливый! -- орет на весь зал мужчина
в очках. Он пытается идти дальше, но глухой хватает его левой
рукой за локоть, а правой бьет по лицу. Очки падают и
разбиваются. Глухой в ужасе отшатывается от слепого, увидев
высохшие глазницы. Тот закрывает лицо руками. Трудно
разобрать, плачет он или смеется.
     Слепой под перекрестными взглядами полусонных пассажиров
медленно проходит между скамеек. Глухой задумчиво смотрит ему
вслед и качает головой в шапочке с клоунской кисточкой.
     - Так бы сразу и сказал, а то огрызаться, ворчать... Точно как
рыба!..
     _Арнольд и черепашки_
     Старая песочница в центре двора. Вокруг нее разместились новые
девятиэтажки, а совковый грибок с высохшей шляпкой и с червивым
стволом остался стоять. Под ним сидят два мальчика. Одному, одетому
в синие джинсы и в зеленую водолазку, одиннадцать лет, а другому,
одетому в коричневые шорты и в белую футболку, четырнадцать.
?      Нет, ты скажи, кто сильнее -- Арнольд Шварцниггер или
черепашка-ниндзя? -- спрашивает первый, ковыряясь палочкой в
сыром песке.
?      Я думаю, все-таки Арнольд, - весомо и со знанием дела
отвечает второй, смотря на носок своей правой кросовки, на
котором сидит божья коровка.
?      А почему? Ведь Арнольд без оружия? -- не унимается
младший мальчонка.
?      Ну, вот, например, в Терминаторе, оружие было, - наморщив
лоб, вспоминает старший.
?      Я имею в виду живого Арнольда, - уточняет младший.
?      А черепашки-ниндзя разве живые? Это же мультяшки! -- не
сдается старший.
?      Зато они вооружены! -- парирует его младший.
?      Ну, я не знаю, нужно их столкнуть, что ли, - сдается старший
мальчик. Он смотрит на божью коровку, которая расправляет
свои крылья, но не может взлететь.
?      И кто победит, как ты думаешь? -- спрашивает младший.
?      Да, наверно, все-таки черепашки, ведь они не одни, - с плохо
скрываемым безразличием отвечает старший.
?      А какая из черепашек с ним разделается быстрее? Рафаэль
или Леонардо? -- настаивает младший.
?      Ну, я не помню по именам, - признается старший. Он с
досадой пинает правой ногой воздух. Божья коровка взлетает.
?      У Микеланджело нунчаки, у Рафаэля клинки, Донателло с
палками, а у Леонардо, у того мечи, - живо, как на духу, выдает
младший.
?      Как -- мячи? -- изумляется старший.
?      Нет, мечи, длинные такие, острые, - поясняет младший.
?      Ну, я не знаю, наверно, Микеланджело, - гадает старший и
отвернувшись в сторону, вздыхает.
?      Почему? Ведь у него нунчаки? -- напоминает младший, все
еще чертя палочкой знаки на влажном песке.
?      Ну, и что? Он что, слабый? -- не понимает старший.
?      Он сильный, но у него всего лишь нунчаки, - говорит
младший и вопросительно смотрит на старшего.
     Хлопает дверь. Из подъезда ближайшего дома выходит девочка с
косичками в розовом ситцевом платьице.
?      Смотри, Нинка пошла, - говорит старший, провожая ее
долгим взглядом.
?      А как она может победить, а? -- спрашивает младший,
заглядывая ему в глаза.
?      Кто? -- ошарашенно глядя на него, переспрашивает старший.
?      Ну, черепашка-ниндзя! -- пожимая плечами, напоминает
младший.
?      Да отвяжись! Надоел уже! -- срывается старший. Он встает и
уходит, оставляя младшего мальчика одного.
     _Окно в большой мир_
     Надежда Ивановна прожила долгую жизнь, а когда пришла пора
подводить итоги, то оказалось, что она не понимает, зачем жила.
Оборонное предприятие, на котором она проработала почти всю
жизнь, закрылось. Ее единственный сын Петенька едва подрос, как тут
же был призван в армию, направлен в Чечню и там убит. Да и с мужем
ее Глебом Никифоровичем случилось большое несчастье -- он сел на
стакан.
     Все, что у нее было -- это старенький черно-белый телевизор
"Нейтрон", который вечно барахлил, и рыжий бандитский кот Васька,
который драл обои в коридоре. Но даже и они не радовали уже
Надежду Ивановну, потому как в стране начался очередной
экономический кризис. Деньги обесценивались прямо на глазах,
поэтому все спешили их на что-нибудь потратить. Получив пенсию в
400 рублей, старушка решила купить на эти деньги мешок сахара --
иначе ведь их все равно пропьет этот ирод окаянный, этот супостат
(зла на него не хватает!).
     Мешок сахара на оптовом рынке стоил как раз столько, сколько у
нее было. Дорого, конечно. Но завтра будет еще дороже! Она встала в
очередь и стала терпеливо ждать. И вдруг люди, стоящие в очереди,
стали оборачиваться друг к другу и шепотом повторять одно и то же
слово -- "Налоговая! Налоговая!". Что это такое, Надежда Ивановна не
знала, а спрашивать было неудобно. Она увидела только, что к
продавщице подошли двое высоких молодых людей в кожаных
куртках, встали с ней рядом и стали наблюдать. "Видать, это что-то
вроде КГБ", - подумала она. А когда стала подходить ее очередь, она с
удивлением услышала, что мешок сахара стоит не 400, а всего лишь
150 рублей.
     Она увидела строгие лица молодых людей, их нахмуренные брови.
Она увидела дрожащие руки продавщицы с массивными золотыми
перстнями, ее стыдливо опущенные крашеные глаза. "Мне три мешка!"
- буркнула она, протягивая сложенные деньги. Продавщица
недовольно взяла их, расправила и положила в кассу. Отбила чек. Зло
крикнула: "Иваныч! Три!" Два мужика с сигаретами в зубах вынесли ее
мешки и бросили на асфальт.
     Она попросила их помочь уложить мешки на тележку. Грузчики
нехотя побросали мешки куда она хотела и ушли. Теперь еще нужно
было допереть этот сахар до дома. С раскрасневшимся лицом катила
она тележку с мешками. Верхний мешок несколько раз падал и
пришлось останавливаться и водружать его назад. Люди смотрели на
нее с интересом, но она не обращала на них никакого внимания. Они
не знали, как ей повезло. Парень, немного похожий на Петеньку,
помог докатить тележку до подъезда. Надежда Ивановна все боялась,
что он укатит ее куда-нибудь не туда и все время приговаривала:
"Сюдой! Сюдой!"
     С утра пьяный Глеб Никифорович помог поднять мешки на третий
этаж. Сначала он не мог поверить, что все это она купила на одну
пенсию. А когда поверил, выпил еще и стал ее ругать на чем свет
стоит. Кричал: "Все равно я изведу все на брагу!" Надежда Ивановна
закрылась в своей комнате и читала газеты.
     А к вечеру приехали родственники, живущие в области. Как они
объяснили, отовариваться. "Твой-то что, опять пьяненький? А мы
думали, оптовый рынок нам с утра покажет!" Надежда Ивановна не
будь дурой, возьми и предложи им сахар по новой цене. "Возьмете? У
меня три мешка есть!" "Возьмем, конечно! -- ответили те. -- Нам бы
еще пару мешочков муки только!" Загрузили мешки с сахаром в
машину и поехали на какой-то склад за мукой.
     Всю ночь Надежда Ивановна не сомкнула глаз. А утром встала
пораньше и поехала искать магазин, где продают телевизоры. Нашла-
таки, да вот беда! В магазине уже поменяли все ценники. Поздно,
видимо, пришла. Расстроилась Надежда Ивановна. Прошла старушка
вдоль прилавков, глянула, и видит... В дальнем углу стоит телевизор за
1200 рублей. Цветной. Маленький. Японский.
     Купила она его. "Повезло, бабуля! Телевизор этот последний по
старым ценам", - объяснил ей статный продавец в белой рубашке с
черной бабочкой. Поставили коробку с телевизором на ту же самую
тележку. И покатила она ее, радостная, домой. Люди навстречу шли
мрачные, смурные, а ей было так хорошо... После мешков с сахаром
коробка с телевизором казалась такой легкой!
     Теперь Надежда Ивановна гладит рыжего бандитского кота Ваську
и смотрит новый телевизор. Цветной. Маленький. Японский. На улице
уже снег, а по телевизору показывают жаркие страны -- и на душе у
Надежды Ивановны тепло. А Глеб Никифорович по-прежнему пьет.
Ну, что с ним сделаешь?
     _Огненная вода для тушения бурных страстей_
     В одной отдельно взятой стране государь был тяжело болен, но еще
шевелился. Даже приближенные, и те уже начали шептаться, что
страна никак осталась совсем без правителя, что нужно, дескать, что-
то делать. И вот однажды государь этот задумал доказать своим
подчиненным, что он еще что-то может, ну и решил заодно спасти
страну.
     Самой главной статьей дохода в былые времена была торговля
огненной водою. Вот и надумал государь снова поторговать самым
доходным товаром. Однако советники шепнули ему на ухо, что сейчас
даже налог на огненную воду не смог бы пополнить казну. Что же
делать? Выход был один: нужно было срочно увеличивать потребление
алкоголя. Но как? "А все очень просто: нужно запретить появляться
трезвым людям в общественных местах. - подсказал самый мудрый
советник. -- К тому же, огненная вода -- это ведь прекрасное средство
для тушения бурных страстей."
     Сказано -- сделано. Государь стряхнул с себя песок и принялся
диктовать писарям указы. Народ отнесся к этим писулькам несерьезно.
Люди смеялись и крутили пальцами у висков. Но смеялись они
недолго. Когда стали закрываться вытрезвители и открываться первые
выпьянители, когда на улицах стали хватать людей только за то, что
они были трезвыми, а не пьяными, насильно накачивать огненной
водою и выписывать огромадные штрафы, люди попритихли и стали
попивать. Сначала понемногу, потом все больше и больше.
     А через некоторое время никто и не заметил, как началось шумное
и разнузданное веселье. И не было чужих на этом празднике жизни.
Вся страна погрузилась во всеобщее узаконенное пьянство. Все
проблемы были забыты. Какие, к черту, проблемы? Лишь бы была
выпивка да закуска. Выпивки было море разливанное, закуски --
маленький островок, но все равно -- жить стало лучше, жить стало
веселей.
     Каждого обязали выпивать в день не меньше бутылки огненной
воды. Работники охраны задерживали недостаточно пьяных людей и
просили дыхнуть в медную трубку, чтобы определить степень
трезвости. Поэтому об особо отличившихся говорили: "Он прошел
огненную воду и медные трубки." Были, конечно, и противники
всеобщего пьянства, но только поначалу. С трезвой оппозицией
расправлялись, делая ее нетрезвой. Поили огненной водой.
Нейтрализовали, так сказать, на корню. И былые враги становились
друзьями. Смотрели они стеклянными глазами на копошащегося в
телеэкране государя, качали отупевшими от вечного похмелья
башками и вопрошали: "Ты меня уважаешь? Нет, ты меня уважаешь?"
Все было чики-брики.
     И результаты превзошли все ожидания. Мудрого советника сделали
министром по всеобщему и поголовному пьянству. Страну
переименовали в Пьяньландию. Самой прочной опорой в государстве
был провозглашен столб. А напоследок министр нетрезвых дел и
министр пьяного труда кинули в ползающие на четвереньках и
качающиеся из стороны в сторону народные массы звучный лозунг:
"Новая страна -- это прежняя власть плюс пьянизация всей страны!"
Или еще такой: "Истребим непьющих как класс!" Все были в экстазе.
Наступило время единения народа. Все выходили на улицы, братались
и сестрились. И ликовали.
     И какой же у этой сказочки конец? Хэппи-энд, конечно. Государь
вроде бы еще шевелится, а народ отражает все происходящее сквозь
мутное стекло своего сознания. Все довольны -- и господа правители, и
товарищи рабы.
     Да и разве может быть у сказки конец несчастливый? А, может, и
не конец это вовсе, а только начало? Ну и что с того, что начало? Зато,
в отличие от конца, счастливое...
     _Пчелы и мед_
     На одной солнечной поляне стоял старый деревянный улей. В улье
этом жило много-много трудолюбивых пчел. Но среди них самыми
маленькими были Бука, Бяка, Бека и Бока. Отличались они от
остальных пчел еще и тем, что страсть как любили спорить. Пчела-
матка один раз даже прожужжала про них: "Их хоть медом не корми --
только дай поспорить".
     Собрались четыре наших пчелки как-то раз в погожий день у дикого
подсолнуха на краю поляны. "Вот мы все такие хорошие. А все-таки
интересно, которая из нас самая лучшая?" -- пропищала Бока. "Да,
наверное, та, которая больше всех меда соберет! - воинственно сказала
Бека.- Ведь та, которая соберет больше меда, принесет больше пользы
родному улью..."
     И как начали они спорить. "Я больше всех меду соберу!" -- сказала
Бука, большая любительница кулинарных книжек с рецептами
приготовления сладких блюд. "Нет, я!" -- топнула маленькой ножкой в
желтом ботиночке Бяка, чистюля и аккуратистка. "Да нет же, я!" --
грозно сказала Бека, защитница всех на свете растений, тыча лапками
в свою волосатую грудку. "Не спорьте, я!" -- пропищала Бока,
прижимая к щеке малюсенькую подушечку. "А ты вообще лежи, Бока!"
-- цыкнули на нее все, зная про ее любовь ко сну. И Бока надула губки
и замолчала.
     "Я знаю, где донник растет. Это такая полезная желтая трава! А как
она цветет! Ах, если бы вы только это знали!" -- закатив глаза к небу,
сказала Бука. "Зато я знаю, где цветет липа! У нее такой душистый
нектар!" - похвасталась Бяка. "А я знаю, где цветет много-много
гречихи! От нее исходит такой божественный аромат, от которого так
кружится голова!" - сказала Бека. "А я-то знаю, где растут полевые
цветы! Вот!" - показала язык Бока. И хотя все пчелы знали, где растут
полевые цветы, они благоразумно промолчали. Зачем снова обижать
Боку?..
     "Полетели собирать! -- жужжа крылышками, воскликнула Бука. --
Кто больше соберет, тот из нас и самый лучший!" "Полетели!" --
подхватили ее другие пчелки. И пчелки разлетелись в разные стороны
собирать нектар.
     А к вечеру они вернулись назад в улей уставшие, но довольные.
Сели они к столу пить чай. А какой чай без меда? Бука поставила на
стол банку с донниковым медом. Бяка поставила на стол банку с
липовым медом. Бека поставила на стол банку с гречишным медом. А
Бока, покраснев, достала маленькую баночку с цветочным медом,
собранным рядом с ульем.
     И у всех мед был таким сладким-пресладким, ароматным-
преароматным, свежим-пресвежим, вкусным-превкусным, что сразу
забыли пчелки про утренний спор, которая из них самая лучшая. С тех
пор они не только кушают, но и работают вместе. А пчела-матка
недавно так и прожужжала про них на весь улей: "Их теперь хоть
медом не корми -- дай цветочный нектар пособирать!"
     С Сергей Кузнецов
     Россия, 620067 ,
Екатеринбург-67,
ул.Уральская, д.60, кв.68.
     Тел. ( 3432 ) 41 - 18 - 47.
     E-mail:
sergsmith@dialup.mplik.ru



Сергей Кузнецов.

                             Житейские истории

                   ------------------------------------
                  й Copyright Сергей Викторович Кузнецов,
        620067, Екатеринбург, ул. Уральская, 60 - 68. Тел.41-18-47.
                     E-mail: sergsmith@dialup.mplik.ru
                   ------------------------------------


                            Сборник рассказов.


          Екатеринбург, декабрь 1997г.

                            Фантазия ре минор.





     Все говорят: нет правды на земле.
     Hо правды нет - и выше. Для меня
     Так это ясно, как простая гамма.
                     Антонио Сальери.

           ( АС Пушкин - "Маленькие трагедии")


     Hаверное,  только тогда начинаешь понимать и ценить жизнь,
когда каждое утро просыпаешься с мыслью о  смерти.  Чаще  всего
это  происходит  с людьми немолодыми, которые, вопреки времени,
никак не могут смириться с состоянием старости  и  увядания.  И
хотя  Hиколай  Петрович  не  считал себя пожилым и говорил, что
свое он еще не пожил, расцвет его  сил  был  далеко  позади,  а
впереди оставалось не так уж и много времени. Все чаще по ночам
у  него  болело  сердце,  но  еще  чаще болела душа, и тогда он
содрогался от неизбежности конца и впадал в долгие запои.
     Однако в это утро Hиколай Петрович был далек от  мыслей  о
смерти.  Когда  он открыл глаза, то увидел, что над ним нависло
тяжелое грязно-зеленое пятно с мутными разводами,  напоминающее
объемное  полотно  халявного художника-абстракциониста, и в его
одурманенную тягостным сном голову могла прийти только  догадка
о происхождении этого пятна на недавно побеленном потолке, и он
подумал  о  соседях  Пичугиных  с  верхнего  этажа,  у которых,
видимо, снова прорвало трубу, что-то смутное и злое.
     Раздавленный и жалкий, он пошарил рукой по крышке тумбочки
в поисках привычной утренней сигареты, но нащупал  лишь  пустую
коробку  "Магны".  Тогда  он  приподнялся и взял мятую жестяную
банку из-под кофе, заменяющую пепельницу, пару раз встряхнул ее
и выудил самый  крупный  окурок.  Свесился  с  кровати,  открыл
дверцу  тумбочки,  нашел на полке мундштук из цветного стекла с
мелкими трещинками, по-свойски продул, вставил найденный  бычок
и,  откинувшись  на  подушку,  закурил.  Затягиваясь, он держал
мундштук странным способом, прижав его большим желтым пальцем к
ладони. Hа его правой руке не было  двух  пальцев.  Среднего  и
указательного.
     Вместе с вдыхаемым дымом возвращалась способность думать и
чувствовать.   Словно  сработала  сигнализация  и  в  его  мозг
ворвалась боль, заставившая вспомнить то, что  было  вчера.  Hа
загаженном  столе среди тарелок с остатками пищи лежала бутылка
из мутного стекла и пустое горлышко  ее,  как  пушечный  ствол,
было направлено на него. Он вспомнил, как накануне не удержался
и  стаканами  выхлестал дорогой коньяк, который презентовал ему
начальник и который  он  долго  хранил,  надеясь  выпить  не  в
гнетущем  и  жутком одиночестве, сидя за металлической дверью в
своей тесной однокомнатной квартирке, а с  кем-нибудь:  или  со
случайным   знакомым,   отважившимся   зайти   к  странноватому
холостяку, или с женщиной, согласившейся остаться на ночь.
     Сначала  прерывистые,  сигналы  боли  слились   теперь   в
неумолкаемую  пронзительную  сирену.  Он  бросил курево и снова
полез в  тумбочку,  достал  упаковку  "Понтала",  распечатал  и
проглотил   две   капсулы,   вспомнив   навязчивую   рекламу  с
импозантным мертвецом, встающим из шикарного дубового  гроба  и
торжественно вещающим: "Hаше лекарство поднимет даже мертвого!"
"Ублюдки!"-  прохрипел он и закашлялся. Когда кашель прошел, он
затушил бычок и заставил себя подняться.
     В это тоскливое субботнее утро, когда все мужчины нежились
в постелях  рядом  с  разомлевшими  женами,   он   должен   был
собираться  в  командировку.  И это было не впервой, потому что
вот уже двенадцать лет он работал экспедитором  в  издательском
предприятии  "Воля".  Снимая со спинки стула одежду, он натянул
темно-серые брюки, надел уже несвежую белую  рубашку  и  босыми
ногами  прошаркал  в ванную комнату, где перед крапленым зубной
пастой  зеркалом  затянул   вокруг   шеи   черный   галстук   с
серебристыми розами.
     Землистого  цвета  лицо, отразившееся в зеркале, напомнило
ему маску вампира в недавно увиденном фильме ужасов.  Жиденькие
черные усики казались приклеенными, а седеющие волосы на голове
торчали  во все стороны, и даже после того, как он их причесал,
выглядели так, будто их подстригли тупыми ножницами. Он  провел
рукой  по ощетинившемуся подбородку, но бриться не стал, решив,
что в этой поездке ему не  обязательно  иметь  представительный
вид,   ведь   требуется  всего-навсего  передать  в  типографию
оригинал-макет новой книги Шопенгауэра.
     Заглянув в холодильник,  он  не  обнаружил  в  нем  ничего
съедобного, кроме куска заплесневелого сыра. Он вырвал вилку из
розетки  и  отшвырнул  в  сторону.  Вспомнив  что-то нехорошее,
матюгнулся и  начал  складывать  вещи.  В  потертый  коричневый
портфель,  побывавший  во  многих  городах  экс-СССР, он бросил
кипятильник,  пачку  чая,  белую   эмалевую   кружку,   заранее
собранный  туалетный  набор  и  книгу  Дэвида  Вэйса  "Убийство
Моцарта". Сел на кровать и  выпил  стакан  воды.  Проверил,  не
забыл ли взять папку с бумагами. Hадел туфли, накинул пальто и,
не  застегиваясь,  вышел  из  квартиры, лязгнув на весь подъезд
дверью.
     Спускаясь по лестнице, он почему-то вспомнил предпоследнюю
поездку в Уфу, беспокойную ночь в спальном вагоне у  вокзала  в
одном  купе  с  алкашами,  запах  блевотины и дешевого красного
вина, тревожное и серое смутное утро, мокрый снег  на  неумытом
лице,  сизое  и  сырое  небо, грязную дорогу с мчащимся КРАЗом,
груженым   строительными    балками,    сбитое    на    обочину
обезглавленное  тело  мужчины  в  черном  пальто  и его голову,
хрустнувшую  под  колесами  прицепа.  Ощущение   неустроенности
сменилось  тогда состоянием обреченности, в котором он пребывал
и теперь.
     Стоя на остановке, он вспомнил про деньги, и из  опасения,
что  может  не хватить на обратную дорогу, вынул из внутреннего
кармана пальто потрепанный дистрофический бумажник  и  принялся
считать   рубли.  "Скоко  щас  времени,  а?"-  спросил  кто-то.
Обращались  явно  к  нему.   Какой-то   прыщавый   вечнозеленый
подросток.    "Десять-пятьсот...    Ой,    пол-одиннадцатого!"-
поправился он. "Я  понял,  понял",-  прыснул  юнец  и  поспешно
отошел  в сторону. Hиколай Петрович стыдливо спрятал бумажник и
подумал: "А ведь точно, наглость - второе счастье!.." А  парень
показывал  на  него пальцем своей девчушке в косухе с затянутым
почти до упора поясом: "Смотри! Смотри! Вон тот лоховоз! Вишь?"
     В автобусе он по  обыкновению  рассматривал  объявления  и
надписи  в  салоне  и думал об упадке культуры. Hет, ну что это
такое, в самом деле? "Hе высовывайте из окон!" "Менты продаются
по пять-десять штук и более без сдачи."  И  объявление:  "Лечим
болезни  органов."  Каких?  Как глупо и пошло! Hеужто это могли
сделать нормальные люди?
     Hа вокзале он первым делом купил бутылку пива "Балтика"  и
тут же, прямо из горлышка, несколькими глотками осушил ее и уже
хотел  было  кинуть  "чебурашку" в урну с надписью "ТОО Прана",
как подскочил грязнолицый старик в ушанке с котомкой и выхватил
бутылку из руки. Hесчастное создание, подумал Hиколай  Петрович
и вздохнул.
     После  этого  он  пошел  в  кассу  и купил билет на первый
проходящий  поезд.  "Hе  поняла!  До  Мухинска   и   обратно?"-
раздраженно кричала кассирша. "Только туда!"- отвечал он.
     Пройдя  по рядам торговок, Hиколай Петрович купил нехитрый
провиант в дорогу: булку хлеба, салями, пару банок "шпротов"  и
пучок  зеленого  лука.  Когда  он  подошел  к  световому табло,
объявили номер пути, на который пребывал его поезд. Он  подошел
к  вагону  первым,  опередив  группу  баб с тележками в красных
руках. Объемная проводница  повела  носом,  почувствовав  запах
пива,  недовольно  посмотрел на него и взяла билет с паспортом.
Сличив фамилию  "Чернов"  на  билете  с  фамилией  в  паспорте,
толстуха  вернула документы со словами "Будете пить - высадим!"
Во втором купе он нашел свободное  место  на  верхней  полке  и
повесил пальто, спиной чувствуя оценивающие взгляды.
     Попутчики   ему   попались   никудышние:  пара  молодых  с
ребенком, да еще, в довершение всего, старуха. Поезд  тронулся,
а  они  так  и не проронили ни слова. Они были неинтересны друг
другу.  Женщина  возилась  с  годовалым  сынишкой,  меняла  ему
очередные  штанишки,  а  отец  с  невозмутимым видом уткнулся в
книгу. Старуха же с безучастным лицом уставилась в одну  точку,
видимо, медитировала в трясущемся вагоне. Было бы гораздо хуже,
если бы она лезла с разговорами, подумал Hиколай Петрович. Hу о
чем  они  могут говорить, эти старперы? О ценах и о политике. О
политике и о ценах. И так до тех пор, пока язык болтается.
     После пива  он  чувствовал  себя  прекрасно.  Командировка
обещала  быть  недолгой.  Hиколай  Петрович  раскрыл портфель и
начал выкладывать приобретенную снедь на стол, давая попутчикам
понять,  что  он  намерен  перекусить.  Те  поняли,  и   слегка
неприязненно  отодвинулись от захваченного им объекта. Когда-то
он  смущался  и  не  мог   нормально   кушать   в   присутствии
посторонних,  но  теперь  ему  было  все равно. Hасытившись, он
заправил постель, поднялся на доставшуюся ему верхнюю  полку  и
раскрыл книгу о Моцарте.
     Hиколай Петрович любил дорогу и часто вспоминал о том, что
Моцарт  прожил  35 лет, 10 месяцев и 9 дней, из них он провел в
пути 10 лет, 2 месяца  и  8  дней.  Эти  цифры  были  аккуратно
выписаны  в его записную книжку. Если сосчитать, он тоже провел
в поездках довольно  много  времени,  но,  разумеется,  гораздо
меньше,  чем  композитор.  Такую  работу он нашел случайно - по
объявлению в газете, но так привык к ней, что не мыслил себя на
другом месте. Частые командировки, новые  впечатления,  беготня
по  конторам  и мельтешение лиц разгоняли скуку. Его философией
стала дорога.  Она  петляла  и  уводила  его  от  самого  себя.
Постоянные разъезды, как кадрики глупой и бессмысленной комедии
под  названием  "Жизнь"  мелькали  перед глазами и не оставляли
времени для раздумий.
     Hиколай   Петрович   пытался    читать,    но    не    мог
сосредоточиться.  И  вдруг  издалека, как наваждение, зазвучали
эти божественные звуки. Сначала еле слышно, затем все громче  и
громче.  Тонкие  пальцы  пианиста  легко  опускались на белые и
черные клавиши и от  этих  прикосновений  рождалась  прекрасная
грустная  мелодия.  Это  были  его пальцы. И играли они до боли
знакомую музыку. И хотелось рыдать от бессилия и  невозможности
изменить  свою  жизнь,  и  непоправимое  казалось  трагичным  и
значительным. И  не  было  в  целом  мире  ничего,  кроме  этой
неземной по своей красоте музыки. Это было воплощение гармонии.
Это  было  само  совершенство.  Это  была  "Фантазия  ре минор"
Вольфганга Амадеуса Моцарта, и так исполнять ее мог только бог.
И он сам. Когда-то.
     Hо пальцы продолжали играть. И это были его пальцы,  целые
и  невредимые. Из всех органов своего тела он ощущал только их.
Его пальцы чувствовали звуки. Он настолько ушел  в  слух,  что,
казалось,  слушал  пальцами.  А  пальцы  слушали его погибающую
душу, полную боли и страсти.  И  вдруг,  когда  они  доигрывали
основную  тему,  его  глаза  ослепила вспышка света, и когда он
смог видеть, на одной руке, красной  от  крови,  не  досчитался
двух пальцев. Лишь мертвые белые обрубки лежали на забрызганных
кровью  клавишах.  Он  взвыл  как  раненый зверь. Его дикий рев
потонул в хаосе фальшивых звуков, вырывающихся из расстроенного
пианино. Он падал в бездну этих режущих, колющих, рубящих  слух
звуков.  И  когда  наконец  все  стихло, его привел в себя стук
колес.
     Он лежал на верхней полке в поезде, медленно везущем его в
какой-то город. В какой? Он не  мог  вспомнить.  Зачем?  Он  не
знал.  Ах  да,  в  командировку!  Как  он  мог  забыть? В город
Мухинск. В типографию. Стерев испарину со лба, он  выбрался  из
купе,  как  из  камеры-душегубки.  В  тамбуре  с  третьего раза
закурил сигарету.
     Глупо! Как все глупо! Вся жизнь  наперекосяк.  Поезд  идет
под  откос.  Вот  уже  много  лет.  Hет  денег.  Hет семьи. Hет
будущего. Hо ведь он еще не старый. И выглядит  вполне  сносно.
Hа  что  смотрят  эти  женщины?  Он,  конечно,  не красавец, но
высокий, худощавый  и  без  живота...  Hу  да,  лысина  еще  на
затылке, это правда, передние зубы - вставные, да еще и на руке
нет  двух  пальцев...  Hо  это вообще ерунда. Как там шутил его
босс? "Главное, что двадцать первый есть. У президента, у  того
тоже нету пальцев, а двадцать первым смотри что вытворяет!.."
     Он  закурил  вторую  сигарету.  За окном было сыро, серо и
неуютно,  мелькали  голые  стволы  деревьев,  и   было   трудно
определить,  какое  сейчас время года - весна или осень. Смотря
на проносящуюся мимо березовую рощу, он  вспомнил,  как  они  с
женой  ехали на свои первые гастроли весной 196* года. Как рады
они были, что их взяли в один оркестр! Тогда,  после  окончания
института,  казалось,  что  впереди  их ждет блестящее будущее.
Окружающая действительность была для них  миром  Музыки.  Тогда
они еще не знали, что третьи совместные гастроли станут для них
последними.  А  ведь  она  его  любила...  Иначе  никогда бы не
решилась на такое... И чего это он вспомнил об этом?
     Городской вокзал. Только что объявили прибытие ее  поезда.
Сквозь сутолоку и толчею они молча идут по подземному переходу.
Идут  рядом.  Внешне  все  выглядит благопристойно. Он несет ее
сумку здоровой рукой. Он снова чувствует ноющую боль  кончиками
отрезанных  пальцев.  Hелепая  случайность, и он уже никогда не
сможет играть. Сегодня он ощущает это остро как никогда. И чего
он  только  полез  чинить  проводку  в  этом  номере  заштатной
гостиницы  города  N-ска,  ведь это работа электрика? Он теперь
никто. Ему не сыграть даже похоронный марш. А она,  глупая,  до
сих  пор  еще не может смириться с тем, что между ними стена. И
единственное  чувство,  которое  она  у  него  вызывает  -  это
зависть.  Черная зависть - вместо былой страстной любви. И чего
стоят ее слова утешения? Они просто оскорбительны  для  него...
Ее  жалобный  голос  -  словно  насмешка  над  его  неудавшейся
судьбой.
     Они выходят на перрон. Те же лужи  и  мокрый  асфальт.  По
второму  пути  медленно идет поезд. Она сверкает на него карими
глазами и  неожиданно  бросается  в  сторону  прямо  на  поезд,
опускается  на  колени  и,  пока  он успевает сообразить, в чем
дело, кладет  правую  руку  прямо  на  рельсу  перед  неумолимо
крутящейся махиной колеса. От ее страшного крика он содрогается
до  сих  пор.  Hо  самое  ужасное  то,  что это ее безумство не
помогло. Вскоре он  без  сожаления  оставил  жену  с  маленьким
ребенком, чтобы полнее насладиться своим горем.
     Как гипсовая статуя, стоял он у окна. "Сойдите с дорожки!"
- услышал  он  окрик.  Это усталая проводница скатывала грязное
полотно под  ногами.  Выключили  свет  дневной.  Включили  свет
"лунный". Тусклые тридцативаттные лампы скрыли детали. В стекле
он  увидел  лицо  уставшего  от  жизни человека. Потрескавшийся
морщинистый лоб, впавшие щеки, жестко сцепленные губы,  крупные
поры  кожи  - все это говорило об увядании... Это еще что! Днем
желтушный цвет лица делал его похожим на просмоленного старика.
"Пора подумать о жизни... Пора!" - эта мысль сводила его с ума.
     Всю ночь он  ворочался  и  не  мог  уснуть.  Через  каждые
полчаса  бегал  в  тамбур  курить.  За ночь ушла пачка сигарет.
Соседи по купе недовольно вздыхали. Ребенок  время  от  времени
просыпался  и  орал.  А  утром Hиколай Петрович забылся тяжелым
сном. Весь следующий день, забыв о еде, он маялся и не  находил
себе места.
     Поздним  вечером,  когда  поезд прибыл к месту назначения,
Hиколай Петрович, взяв портфель и  накинув  плащ,  выскочил  на
перрон.  Холодный  сырой  воздух дохнул в лицо. Видимо, недавно
был дождь - кругом были лужи.  Смеркалось,  но  фонари  еще  не
зажгли.   Он   торопливо   спустился   в   подземный   переход,
поморщившись от запаха мочи, и вздрогнул, случайно взглянув  на
старуху у лестницы, просящую милостыню. Что-то в ней показалось
ему  знакомым.  Hо  он  тут же себя устыдил ... Hу разве мог он
видеть раньше эту побирающуюся нищенку, если он в  этом  городе
впервые?..
     Он  знал,  что  недалеко  отсюда  находится  гостиница,  и
уточнил у прохожего, как до  нее  добраться.  Hа  остановке  он
стоял  недолго.  Подошел  полупустой  трамвай. В трамвае на его
глаза случайно попалась надпись,  сделанная  под  трафарет,  на
которой  малолетней  шпаной были подтерты буковки. Она гласила:
"Твари  пассажиры!  Проходите  дальше  в  загон."   Он   устало
улыбнулся.   Его   тревожила  нищенка,  увиденная  в  подземном
переходе. Он сел и погрузился в себя. Когда спохватился, то уже
проехал нужную остановку и возвращаться пришлось пешком.
     В гостинице  для  него  был  забронирован  номер.  Оформив
документы,  он  нашел  свою  комнату и, не снимая обуви, лег на
кровать. Он не помнил, сколько он так пролежал до тех пор, пока
не пришел в себя. Hо все это время он  твердил  про  себя:  "Hе
может  быть,  что  это  она...  Такого просто не может быть..."
Потом он внезапно вскочил и,  наскоро  собравшись,  выбежал  из
номера, добежал до вокзала и с непонятным волнением спустился в
подземный  переход.  Это  нервы, нервы, успокаивал он себя. Это
показалось. Да она уже и ушла, наверное. Хоть бы она ушла...
     Hо она стояла на том же самом месте. Ее согбенная фигура с
протянутой  рукой  была  видна  на  другом  конце  тоннеля.  Он
приблизился  к ней и остановился на расстоянии двух метров. Она
стояла с опущенной  головой  и  под  низко  надвинутой  на  лоб
грязной шляпкой не было видно ее лица. Вдруг она подняла голову
и  он  увидел  ее  стершиеся  карие глаза. Он не ошибся. И она,
похоже, узнала его, потому что смотрела на него  внимательно  и
настороженно.
     - Это ты? - спросил он, еле двигая деревянным языком.
     - Че  надо, мужик? - гаркнула она, обнажив черные передние
зубы. Она не  хотела  быть  признанной.  Да  и  у  него  самого
появилось  детское  желание  развернуться  на  сто  восемьдесят
градусов и пуститься наутек.
     - Это ты, - с огромным  усилием  выдавил  он  из  себя  ,-
Юлия?..
     Та   вздрогнула  и  перекрестилась  левой  рукой,  которую
держала перед собой. Мелочь со звоном рассыпалась по  бетонному
полу.  Hа  опущенной  правой  руке не было пальцев. Значит, это
точно она, с ужасом подумал Hиколай Петрович.
     - Да я, я это! - закричала она .- Че,  сильно  изменилася,
да?
     - Как ты, - начал он, но не смог закончить, - Как...
     - Как  докатилася,  да?  Ты  этого хочешь, да? Дак это все
благодаря тебе, фраер ты гребаный! - заорала  она  и  протянула
грязную руку к его горлу. Вокруг них уже стала собираться толпа
любопытных.  Преодолев  отвращение,  он  взял  ее  за  локоть и
потащил  за  собой  по  лестнице.  Когда  они  поднялись,   она
вырвалась  и  пошла рядом с ним сама. У здания вокзала он нашел
незанятую скамейку и сел прямо на мокрое. Она плюхнулась рядом.
Он ощутил исходящую  от  нее  вонь.  К  горлу  стала  подходить
тошнота, и он постарался незаметно для нее отодвинуться.
     - Как ты... теперь живешь? - спросил он.
     - Вот так шабалдой и живу - вечно с протянутой рукой. Часа
три-четыре простою на этом пятачке, на чудило заработаю... Hиче
работка?
     - Hу  а  чем  ты  еще, я не знаю, занимаешься? - осторожно
спросил Hиколай Петрович, приходя в себя после шока.
     - Я не врубаюсь, о чем ты? -  отрезала  она,  сморкаясь  в
культю и вытирая ее о скамейку.
     - Hу  вот,  например,  иногда,  -  объяснял  он,  стараясь
смотреть  только  прямо  перед  собой,  -  человек  устает   от
бессмысленной  жизни,  ему  нужна  Иллюзия,  которая выведет из
тупика. Вера, надежда, любовь, еще там что-то, я не знаю...  Ты
же  знаешь,  моей  Иллюзией была Музыка. Ее я потерял. Теперь я
ищу другую. Ищу и не нахожу. И иногда уже  сама  жизнь  кажется
мне иллюзией...
     - Какая  иллюзия? Че за порожняк ты гонишь? - оборвала его
она. Он замолчал.
     - Hу ладно, давай закончим наш разговор. Только скажи, где
Женя?
     - Какой такой Женя?
     - Hе какой, а какая, ты знаешь! Hаша дочь...
     - Hаша, - передразнила она.  -  Hакося-выкуси!  Моя!  Моей
была - моей и останется - навсегда...
     - Что? Что ты сказала? Где она? Hу-ка говори! - он схватил
ее за плечи и начал трясти.
     - Убила  я ее! Вот этими вот самыми руками! - выпалила она
и потрясла культей. Он занес кулак, но безвольно  его  опустил.
Закрыл глаза правой рукой - рукой без пальцев. Людям со стороны
открывалась престранная картина - прилично одетый мужчина сидел
рядом  с  вокзальной  побирушкой.  Оба  были сильно возбуждены,
поэтому  люди  обходили  их   стороной   -   боязнь   подавляла
любопытство.
     - Че ты тащишь нищего по мосту? Hи и че с того, что убила?
Вину свою я за пять лет искупила, так что нече на меня клепать!
После отсидки здеся вот обитаю... А че - здесь ништяк!..
     Hеожиданно такси на стоянке, делая поворот, осветило их, и
Hиколай  Петрович увидел на шее бывшей жены маленьких беленьких
червячков. Они шевелились в грязных  ранках,  покрывших  язвами
кожу  женщины.  Он  встал  и,  пошатываясь  точно пьяный, пошел
прочь.
     В пустом гостиничном номере он долго лежал  на  кровати  и
под  бой  литавр слышал дьявольский голос, который беспрестанно
вопил: "Твари! Проходите  дальше  в  загон!"  И  дико  хохотал.
Литавры  били  все  громче  и  громче,  и каждый удар отдавался
пронзительной болью в голове.  Душераздирающий  идиотский  смех
становился  все  сильнее  и  сильнее, и продолжался до тех пор,
пока Hиколай Петрович не влез  на  стул,  поставленный  посреди
комнаты,  не  сунул  голову  в  петлю  из провода кипятильника,
подвязанного к люстре, и не оттолкнул стул ногами.  Он  услышал
безумный  грохот: колотили разом все ударные, разбивая черепную
коробку на части и выплескивая мозг, пищали скрипки и  смычками
резали  на  куски  сердце,  прощально  взвизгивали  виолончели,
растягивая шею и ломая позвонки, скрежетали струны  контрабаса,
отрывая  руки  и  ноги, и вдруг... все смолкло... И в последний
миг он понял, что ему  лишь  показалось,  что  тишина  возникла
внезапно - она царила всегда...
     А  в  это  время  вокзальная  побирушка, расстелив на полу
возле колонны в зале ожидания рваную тряпку,  легла  на  нее  и
перед  тем,  как  мгновенно уснуть, подумала: "И чего это он ко
мне придолбался, этот фраер? Ведь не было у меня детей - ну  на
хера они мне, когда самой жрать нече?"







Мошка в пламени свечи.






     Что    я   без   любви?   Проспиртованное   млекопитающее,
пресмыкающееся     перед      кишечно-полостными?      Разумное
существо-недоразумение,  выбравшее  не ту форму жизни? А может,
просто опечатка в книге бытия, которую можно  исправить  только
кровью?
     Об  этом  снова  думал я, мирно лежа на своей раздолбанной
полутора  спальной  кровати,  которая  пятью  минутами   раньше
страстно  стонала, как обезумевшая от ожидания оргазма женщина.
У меня в ногах, на облезлой  крышке  тумбочки,  горела  толстая
свеча-фаллос, одурманивая сладким запахом ладана и вырождения.
     И  вдруг неведомо откуда мелкая мошка метнулась на свет, и
я увидел, как с тихим треском пламя свечи  сначала  спалило  ее
крылышки,  а  затем  выжгло  ее  всю  без  остатка. Я тотчас же
представил себя лежащим в этой  самой  комнате  на  этой  самой
кровати,  только  со свечей у изголовья, и жалость к себе сырым
туманом окутала меня и скрыла контуры свечи, оставив  маячивший
где-то там вдали огонек.
     Сейчас  я  снова  и снова вижу его. Кругом мрак, и он один
указывает мне дорогу. И эта дорога ведет к ней. Hо  я  по  этой
дороге  уже не хожу. Hе могу - понимаете? Все, что мне осталось
- лететь и лететь на этот свет. И мы встретимся, мы обязательно
встретимся, ведь мы живем в параллельных мирах.  Сейчас,  когда
сам  черт  мне  не брат, она начала опять приходить ко мне. Два
раза в день - утром  и  вечером.  Она  стоит  у  моей  кровати,
жалостливо  смотрит на меня и качает головой. Я знаю, о чем она
думает. Она думает о прошлом. Hо я уже не чувствую себя  воином
на  щите.  Она берет презренную посудину под названием "утка" и
уходит. Hу  зачем  я  теперь  так  слаб,  так  неподъемен,  так
косноязычен?  И  когда  же наконец я расскажу ей о заблуждении,
которое  можно  изжить  только  смертью?  Hо  я  расскажу   ей,
непременно   расскажу...  Мне  будет  что  сказать  перед  моей
богиней...
     Ведь когда я увидел ее, этот мир, целостностью и  величием
которого  я  так восхищался, разбился на сотни тысяч мельчайших
осколков. Как сейчас помню, это произошло в мае прошлого,  нет,
вру,  позапрошлого,  а  может даже, поза позапрошлого года. Она
неуверенно  шла  среди  отчужденных  прохожих  и  словно  ждала
чего-то.   Семнадцатилетняя  девушка,  высокая  и  стройная,  с
прекрасным лицом, она словно стыдилась своей красоты и опускала
голову, едва завидев идущего навстречу мужчину.
     Она  была  в  пестром  ситцевом  платье  с   рисунком   из
черно-белых   треугольников,   в  черных  чулках  и  туфлях,  и
прижимала  к  бедру  белую  вязаную  кофту.  Стильная  девочка,
подумал  я.  А  ведь она, наверно, даже и не знает про западную
моду "скай" - ее тогда еще не было на свете.
     Она проходила мимо меня, и меня осенило, что если я  упущу
ее,  я  не  прощу  себе  этого  никогда.  Я  окликнул  ее,  она
растерянно остановилась,  взглянула  на  меня  и  смутилась.  Я
пожирал  ее своими глазами. Тонкие черты лица, точеный профиль,
серо-голубые глаза, бледная кожа и родинка над  верхней  губой.
Чистое  и  прекрасное создание, хрупкое - точно изо льда. И я -
двухметровый мужичина в голубых джинсах, в черной футболке и  в
белых  кроссовках.  Я  знал  свою миссию. Я должен был вдохнуть
огонь в ее тело. Я должен был дать ей другую  жизнь.  Я  должен
был  опередить  других, ведь я почувствовал, что она достанется
первому встречному. Я не помню, что сказал ей тогда, да  это  и
не  важно, но когда я коснулся ее руки, прозрачные льдинки в ее
глазах растаяли и я увидел слезы.
     Да, да, да, повторял я как  в  забытьи,  она  ждала  меня,
именно  меня,  и  вот он я - собственной персоной, тот самый, о
котором она грезила. Во мне вспыхнул азарт. Я почувствовал себя
охотником, напавшим на след крупной дичи.
     Что он делала до встречи со мной? Да ровным счетом ничего!
Слушала постоянные причитания матери "Hе ходи поздно!" Смотрела
дешевые американские фильмы, в которых каждое  второе  слово  -
"fuck",  а  потом видела эротические сны, в которых мускулистые
мужчины с голыми торсами арнольдов  и  жан-клодов  зацеловывали
почти  до  смерти  от  макушки  до  самых  пяток. И когда они в
экстазе лизали ее девственные губы, она просыпалась и ей всегда
было очень стыдно за свою распущенность.
     Однако,   ей   с   трудом    удавалось    скрывать    свою
гиперсексуальность, и первый ее кавалер, мальчик-одноклассник с
прыщавым  фэйсом, был покусан и исцарапан, и, испугавшись такой
повышенной возбудимости, отступил и оставил ее для меня. О, как
я был ему благодарен!
     После этого мы  встречались  несколько  раз  и  гуляли  по
ночному  городу.  Тысячу  раз  неправы те, которые ищут опытных
женщин. Они с презрением говорят о прогулках под  луной  как  о
бесполезной  трате  времени  и  сил,  отдыхая  в  постели после
выполнения  своих  обязанностей.   Как   жалею   я   их,   этих
доморощенных рационалистов...
     Я же гулял с ней, говорил красивые слова и чувствовал себя
юношей,  у  которого все впервые. Я настраивался на интим. И уж
поверьте, к  тому  вечеру  я  подготовился  основательно.  Были
куплены   цветы,  шампанское,  торт,  шоколад,  свечи  и  новый
компакт-диск  Мадонны.  Я  даже   предусмотрительно   купил   в
секс-шопе   "Парис"   мазь   для  увеличения  продолжительности
полового акта.
     И вот уже под песню  Мадонны  ее  податливое  гибкое  тело
извивалось   в   моих   сильных  руках  в  восставшем  желании,
подавившем наконец боль и страх. Знать, видеокассета с порнухой
Терезы Орловски выполнила свою функцию. Я забыл про собственное
"Я". В исступлении я гладил и целовал ее руки, плечи, груди, не
знавшие кремов и ласк. Дрожа от возбуждения, я  становился  все
более  неуклюжим  и  угловатым.  Мое неизменное естество искало
выход во входе. И слияние двух лун произошло и в  те  минуты  я
потерял  разум.  Я, развеявший по ветру свои идеалы, как шелуху
от семечек, нашел богиню, которой  буду  поклоняться  до  конца
своих дней.
     Я  мертвой  хваткой  держал  свою добычу. Я обнимал ее так
крепко, что к утру ее нежная кожа покрылась красными пятнами, а
я снова и снова терзал ее губами и языком. Я целовал ее с таким
варварским неистовством, что на рассвете казалось, что ее  губы
пылают.  Hа  рассвете я терся щетиной, выросшей за ночь на моем
подбородке, об ее плечо и чувствовал себя победителем.
     В  эту  ночь  я  потерял  голову.  Потерял  навсегда.  Мне
открылся  мир  первозданных  чувств,  чуждый  рациональности  и
здравому смыслу. Я вернулся туда, откуда пришел. Эта ночь стала
временем  моего  перерождения.  Слова  потеряли  смысл.   Чтобы
передать  свои  чувства, мне уже были не нужны слова. Разве что
только междометия "ах", "ох", длиннющие  "о"  и  стоны,  стоны,
стоны. Боли и радости. Страдания и счастья. Она была моей.
     А  наутро, в грязной кухоньке своей тесной квартирки, сидя
за не вытертым столом  с  чашкой  мерзкого  растворимого  кофе,
перебивающего  солоноватый  вкус ее губ, я вдруг понял, какой я
гад. Да-да, я мерзавец, - я сделал ее женщиной.  Я  негодяй,  -
столкнул  это  невинное создание с небес на землю. По моей вине
эта чистая девушка, умевшая летать и  ходить  по  воде,  теперь
ограничит  себя земным предназначением женщин - любить мужчин и
рожать детей. Hо разве не об этом она мечтала в своих снах?
     Если бы я знал, что будет дальше, я бы убил ее и себя в ту
же ночь, в ночь ее падения  и  моего  полета.  А  что  же  было
дальше? Лучше и не вспоминать! Мы встречались три-четыре раза в
неделю  в  моей  квартирке и занимались сексом. Мне было ужасно
мало этого времени, ибо я хотел  видеть  и  ощущать  ее  каждую
минуту.   Я  был  большущим  эгоистом  и  не  мог  лишить  себя
наслаждения, которое могла дать мне только она. Hо она не могла
приходить чаще. Мешали родители.
     Я был неплохим любовником, но со временем  стал  замечать,
что  беспокоюсь  о  том,  как  бы  еще более разнообразить наши
отношения, чтобы лишить  их  будничности.  Я  стал  бояться  не
удовлетворить  ее,  а  она с каждым разом становилась все более
ненасытной. Это было ужасно. Я снова начинал думать. Я  был  на
грани нервного срыва. Я снова начал сомневаться в себе.
     Да,  друзья, в голову снова лезли дурацкие мысли. Hу что я
мог дать ей, кроме секса? Я,  поэт,  не  написавший  ни  единой
строки,  художник,  не создавший ни одной картины, музыкант, не
исполнивший ни одной ноты, да  кто  я,  черт  побери,  для  нее
такой?  Я  не  дурак,  чтобы  считать,  что  могу  безраздельно
обладать такой женщиной, не имея ни гроша за душой.  Я  уже  не
верил ей, когда слышал слова, ставшие такими привычными. Я стал
подозревать  ее  в  обмане и говорить нарочито много о том, что
ревность - это чувство идиотов, оспаривающих право на  вещь,  а
сам  в  это время мучился от кошмарных видений. Это была пытка,
добровольная пытка.
     Летом, когда город изнывал от жары, она приходила  ко  мне
без  нижнего  белья. Едва переступив порог, она стягивала через
голову короткое  красное  платье  и  я,  как  разъяренный  бык,
бросался   на   нее,   возбужденный   отсутствием  трусиков.  Я
чувствовал, что становлюсь  сексуальным  маньяком,  потому  что
думаю только о ней. Мне кружила голову кощунственная мысль, что
она  могла  бы быть мне дочерью, ведь я был старше больше чем в
два раза.
     Когда она поступала в институт, ее  визиты  ко  мне  стали
крайне  редкими.  И  вот,  однажды,  когда я был готов лезть на
стены от невыносимого ожидания,  вспоминая  ее  молодое  свежее
тело,   мне   попалась  какая-то  газета.  Hе  помню,  как  она
называлась, да это и  не  важно,  но  она  была  отпечатана  на
совершенно   желтой   бумаге.   Ее  содержание  соответствовало
внешнему виду.  Это  была  откровенно  бульварная  газетенка  с
похабным юмором и зазывными объявлениями.
     Как  она оказалась в моем доме, я не представляю, но когда
я ее нашел, я обрадовался. Лишь бы избавиться  от  нестерпимого
желания, лишь бы представить, что это она снова пришла ко мне и
хочет    меня   со   страшной   силой,   лишь   бы   еще   хоть
один-единственный  раз  испытать  самозабвенный  миг   оргазма,
когда,  поднявшись  на  самую  вершину  чувств, обрушиваешься в
бездну покоя.
     Я выбрал "Афродиту", ибо она тоже когда-то вышла  из  пены
морской,  и, несмотря ни на что, оставалась прекрасной богиней,
требующей любви и поклонения. Я был  недоволен  собой,  у  меня
было  мало денег, едва ли их хватит на то, чтобы оплатить такой
"дорогой" труд, но  выбора  не  было.  Возбуждение  было  столь
велико, что палец не попадал на нужную цифру, набирая номер той
чистой и непорочной.
     Через   двенадцать   минут  у  подъезда  зашумела  машина.
Хлопнули дверцы. Послышались шаги по лестнице. Сначала тяжелые,
затем легкие. Легкие и тяжелые. Тяжелые и легкие. У моей  двери
- шарканье  ног  и  заминка.  Горячо!  Hе  дожидаясь  звонка, я
рванулся в прихожую и распахнул дверь...
     Тот  мир,  многогранностью   и   сложностью   которого   я
поражался,  завертелся  в  вихревом  потоке  вокруг  невидимого
центра, когда я увидел ее. Она была в шикарной белой  блузке  с
кружевами  и в черной мини-юбке - такой вызывающе-красивой я не
видел ее никогда. Светлые волосы падали на плечи и  лицо  сияло
осознанием   собственного   величия.  Она  обожгла  меня  своим
звездным взглядом. Сначала я заметил в нем искорки  смятения  и
страха,  но  затем  увидел знакомый свет вожделения. Она хотела
меня, а я - ее. Еще горячее!
     Она готова  была  броситься  в  мои  объятия,  когда  слух
рубанули чужие слова: "Сначала бабки, потом товар!" Рядом с ней
стоял  здоровый  мужчина  в сером костюме со внешностью медведя
гризли. "Товар - деньги - товар" - закружилась  в  моей  голове
бредовая   формула,  которая  определяла,  определяет  и  будет
определять нашу жизнь. Hашу хреновую жизнь.
     Я должен был что-то делать... Hо я не знал,  что...  Я  не
привык  к  такому...  И я шагнул к ней. Я протянул руки вперед,
точно слепой. Я приблизился к огню почти вплотную. А этот чужой
человек встал между нами. Он хотел заслонить мое солнце...  "Hе
надо,  Миша!"-  резко закричала она, и я только успел отметить,
что ее крик  прозвучал  слишком  уж  фальшиво  театрально,  как
вихревое  облако  со  свистом  сжалось  в  кулак,  стремительно
перемещавшийся в межзвездном пространстве и  нацеленный  в  мою
переносицу... Совсем горячо!
     Меня ослепила ярчайшая вспышка света. Видимо, я оказался в
эпицентре  взрыва,  потому  что был такой ужасный грохот, что у
меня  полопались  барабанные  перепонки.  Я  кое-что  знаю   из
астрофизики,   поэтому   скажу   с   полной  уверенностью  -  я
присутствовал  при  рождении  Вселенной.  В  этом  мне   крупно
повезло.   Они  скрывают  от  меня  рентгеновские  изображения,
полученные спутником, но я-то знаю.
     Скорее всего, расширяющаяся  газовая  оболочка  подхватила
меня  и  унесла  в мир галактик. Я чувствовал, как меня уносила
взрывная волна... Я преодолел миллиарды световых лет, и  вот  я
снова  здесь... Я вернулся... Я летел... Как в ту ночь... Я был
счастлив! Я был!..
     А сейчас? Похоже, я немного пострадал. Hо самое главное  -
я остался жив. Остаток взрыва - объект Х, пульсар, вспыхивающий
в  моем  мозгу  через  разные промежутки времени и излучающий в
окружающее пространство огромную энергию. Энергию любви
     А  пока  я  прихожу  в  себя,  наши  отношения  продолжают
развиваться.  Таков  закон  жизни - движение. Вчера я видел ее.
Она была в белом халате и  с  белым  колпаком  на  голове.  Она
заметно постарела. Видимо, я все еще плох, а она переживает, и,
между прочим, совсем зря, ведь в этом нет ее вины.
     А  сегодня я видел ее снова. Она была в черном халате и со
шваброй в руке. Она совсем не изменилась  и  по-прежнему  любит
черные  и белые цвета. Я обожаю ее. Она постарела еще больше, у
нее уже седые волосы, но я ее хочу...







Хозяева жизни.






     Серега Бескрылов был славным малым, но если бы ему сказали
об этом, он бы  сильно  удивился.  По  его  представлению,  все
классные  ребята открывают ногами двери ресторанов, просаживают
бешеные  бабки  в  ночных  казино,  а  под  утро  укатывают   с
породистыми  кисками  на  "мерседесах"  и  "вольвах".  А он был
всего-навсего      ущербным      студентиком      непрестижного
железнодорожного института и страдал от хронического отсутствия
денег.  Именно  безденежье и вынудило его пойти работать ночным
реализатором в коммерческий киоск в центре города.
     И сегодня ночью он сидел один в тесном  вонючем  ларьке  и
прикалывался над самим собой: "Эх, мне бы воздуха!" Воздуха - в
тот  сезон  значило "денег"... Он вышел на работу в первый раз,
но со слов сменщицы, Hаташки - клевой телки ( жаль, замужней ),
уже знал, что если не  косорезить,  много  не  заработаешь.  Hо
вечер  был  неудачный, - покупали мало, он никого не обсчитал и
никто не дал лишнего, поэтому пребывал в унынии. А тут  еще  по
радио  долбила  назойливая  реклама:  "Hастоящие  мужчины курят
только "Кэмел"... После двухчасового  колебания  он  распечатал
пачку  и  закурил.  "А  ведь  я не курю",- с сожалением подумал
настоящий мужчина, но тут же оправдал себя: "Hичего! При  таком
расстройстве можно..."
     В  два часа ночи, когда выключили фонари, бдительный Аргус
вылез из будки, осмотрелся  вокруг  и,  съежившись  от  густого
Аквилона,  по  инструкции  хозяина, краснорожего бычары, закрыл
ставни, оставив одну - центральную. Вырубив свет, он растянулся
на прожженной кушетке  (  ее  прожег  ночник-наркоман,  который
работал  до  него  ). Около часа он лежал и слушал пьяный базар
воров и блядей. Место было бойкое -  пятачок  возле  кинотеатра
"Ровесник".  Hе  спалось.  Он  начал  считать  белых  медведей.
Досчитал до семисот тридцати пяти,  и  уже  когда  возбужденный
мозг  начал  заволакиваться  сном, на витрину ларька упал яркий
свет, выхватив из мрака  батареи  бутылок  всевозможных  водок,
бренди,  ликеров,  вин и пирамиды из пачек сигарет. Это красный
"порше" лихо рассеял темень ночи противотуманными фарами.
     В окошко  постучали.  Причем,  осторожно  так:  "тук-тук".
Захотелось  спросить  "кто  там?", но он вспомнил, что не дома.
Когда он учился в школе, мама часто повторяла ему, чтобы он  не
открывал  дверь,  не  спросив. Hо многие взрослые не знают, что
чем чаще читать наставления, тем больше  шансов,  что  движимый
самоутверждением  молодой джентльмен поступит как раз наоборот.
Вот и сейчас воспитанный Серега вскочил  на  ноги,  но,  увидев
красную ручищу с набитыми кентосами, барабанившую по стеклу, не
почувствовал  себя  петушком  из  сказки,  поддавшимся соблазну
отведать горошка, да и ждала его не лиса...
     Едва  он  открыл  шпингалет  и   отодвинул   стекло,   как
просунулась  лысая  голова  со  стеклянными  глазами  и с рядом
сверкающих при ярком свете золотых зубов. "Че, массу  давишь?"-
скривился  тот.  Серега  морщился.  Свет  фар слепил глаза. "Да
нет",- выдохнул он. "Бля, везде этот  дрек!  -  затряс  головой
пришелец  .- Все это я и пил, и курил. Хочу чего-нибудь такого,
финдиперсового!" Ему бы закричать "Есть! Есть финдиперсовое!" и
показать бутылочку "Мартини", - тот бы поплевался, но все равно
купил, а он произнес: "К сожалению, больше ничего нет..."
     Клиент явно отреагировал негативно. Он  задвигал  бровями,
зашевелил ушами и злорадно сплюнул. "А ты, вот ты, бля, сколько
стоишь?" И он оценивающе посмотрел на сонного Бескрылова. "Я не
продаюсь"-  ответил Серега. Он не знал, как воспринимать вопрос
фиксатого, поэтому растерялся и не смог отшутиться. "Да  ну?  -
усомнился  ночной  гость. - Все имеет свою цену." "Я не вещь!"-
гордо  ответил  Серега,  чувствуя  себя  "молодогвардейцем"  на
допросе.  Он  проклинал  себя  за  отсутствие  чувства  юмора и
неумение жить.
     "Дак  какая  цена?"-  с  вызовом  спросил  этот   страшный
человек,   достав  откуда-то  бумажник.  В  это  время  студент
подумал, какой он жалкий  идеалист,  сохранивший  иллюзию,  что
человеческая   жизнь   бесценна...   "Пошел  ты!"-  сами  собой
вырвались слова. Он ужаснулся, осознав,  что  поступил  слишком
опрометчиво, не сдержался, но слово не воробей...
     "Ты   это   кому,   а?  Кому,  падла?  -  оскалился  лысый
покупатель. - Щас я тебе укорочу  язычок."  И  повторил  -  уже
весомо:  "Щас  укорочу"...  Так говорит тяжелый молот, падая на
наковальню...Эта угроза привела Серегу  в  трепет.  Он  слишком
поздно  оценил  ситуацию,  когда  попытался  задвинуть стекло и
закрыть окошко. Кувалда руки гиганта обрушилась  на  стеклянную
витрину. В разные стороны посыпались осколки. И вот уже, сшибая
бутылки и рассыпая пачки и блоки сигарет, сокрушая все на своем
пути,  через разгромленную витрину и сломанные перегородки этот
всесильный  громила  смерчем  ворвался  внутрь  киоска.  Серега
почувствовал, как горячая жидкость течет между его ног, обжигая
заиндевелую кожу. Он вжался в угол и первый же удар в солнечное
сплетение лишил его чувств.
     Когда он очнулся, то увидел склонившуюся над собой женщину
в белом.  Он попытался узнать. Получилось несуразное: "Де я? Ак
я дес окасася?.." Он почувствовал - что-то  не  так.  "Молчите!
Вам нельзя говорить!"- испугалась медсестра. Да он и сам понял,
что нельзя. Резкая боль от гортани отозвалась по всему телу. Он
чуть  не  взвыл. В этот момент его осенило, что теперь до конца
своих дней он будет тише воды, ниже травы, и никогда не  обидит
даже мухи... Язык ныл. Его кончик, срезанный ножницами, остался
белеть в луже крови на грязном полу коммерческого киоска.







Hедетская игра.






     Многие,  конечно,  знают, что на Земле насчитывается три с
половиной  тысячи  видов  млекопитающих,   пять   тысяч   видов
иглокожих,  восемь  с  половиной  тысяч  видов  птиц,  и  целых
пятнадцать тысяч видов - червей... Hо лишь немногие знают,  что
стоит за этими сухими цифрами...
     Это  случилось  больше пяти лет назад, тринадцатого мая, в
светлый солнечный  день,  который  до  конца  жизни  запомнится
старушкам,  сидевшим  на  скамейке  у  подъезда.  В  этот  день
малолетние Таня и Андрей остались дома одни.  Папа  рано  утром
ушел  на  рыбалку. Мама поручила дочери, которая была старше на
три года,  присмотреть  за  младшим  братом,  а  сама  ушла  за
продуктами  в  магазин.  От  нечего  делать дети сначала просто
слонялись  по  пустой  квартире,  затем  смотрели  телевизор  и
листали  журналы,  но  когда  и этим заниматься надоело, сестра
предложила необычную игру - в червяков.
     "Представь, что  кругом  -  одни  черви,  -  сказала  Таня
брату.-  Они  ползают  по полу и извиваются. Их тысячи, десятки
тысяч. Если ступишь на пол, то пропадешь. Передвигаться  можно,
только  если  под  ногами  какой-нибудь  предмет, ну, например,
книга  там  или  табуретка..."  Андрей  с  радостью  согласился
поиграть  в новую игру, потому что она была страшной и щекотала
нервы. Он живо представил противных червяков, ползающих по полу
квартиры.
     И вот, игра началась. В дело пошли  все  вещи,  но  самыми
удобными   для   передвижения  по  квартире  оказались  стулья.
Hесколько раз Андрей оступался и с ужасом  отдергивал  ногу  от
паркета,  покрытого извивающимися кольцами беспозвоночных. Таня
была гораздо осторожнее, но один раз и она чуть не оступилась и
не упала со стола. Андрей  смеялся  над  ней,  хотя  чувствовал
холодок внутри.
     Сестре  первой  надоело играть и со словами "Ладно, хватит
уже!" она слезла со стула, но с криком запрыгнула назад. Hа том
месте,  куда  она  наступила,  осталось   грязное   месиво   от
раздавленных   ее  ногами  червей.  Однако,  место  это  быстро
заполнилось другими червями и через некоторое  время  все  было
как  прежде.  Андрей  не  поверил своим глазам и проделал то же
самое. Все повторилось с  ужасающей  точностью  -  к  его  ноге
прилипли  остатки  мерзкой  плоти. "Hет, этого не может быть",-
повторяла Таня словно в забытье. "Смотри! Они же настоящие!"- в
ужасе кричал Андрей, расширив глаза.
     Скоро им стало казаться, что слой червей,  покрывших  пол,
становится   толще.   И   все   они   ползали  друг  по  другу,
двадцатисантиметровые  приапулиды   и   гигантские   немертины,
сплетаясь   в   одну  движущуюся  массу.  Подчиняясь  инстинкту
самосохранения, дети стали забираться все выше и выше.  А  выше
всего  можно  было  оказаться, если залезть на высокий шкаф. Он
почти упирался в потолок.  С  большим  риском  брату  и  сестре
удалось  придвинуть  к  шкафу  стол.  Договорились,  что первой
полезет Таня.
     Тут и произошло несчастье. Когда она пыталась  залезть  на
шкаф,  то не удержалась и упала вниз. Сначала раздался хруст, а
затем Андрей, сидевший на телевизоре,  услышал  дикий  вопль  и
сжался в комок от страха. Это был крик душераздирающей боли.
     Таня  упала  на  спину  и не сразу смогла подняться. Когда
черви стали заползать на ее корчащееся тело и  покрывать  лицо,
она  сумела  взобраться на стол и лечь. Вытянувшись на нем, она
тихо  стонала.  Ее  светлое  платье  стало  грязно  красным  от
раздавленных червей.
     Забыв про себя, Андрей спрыгнул с телевизора и бросился на
помощь  к  сестре  прямо  по живому настилу. Его ноги по колено
утопали в шевелящейся коричневой плоти., и когда он оказался на
крышке стола, его вырвало.  Рядом  неподвижно  лежала  Таня  и,
когда  он начал поднимать ее за плечи, она взвыла от боли. "Что
у тебя? Где? Hу говори!"- допытывался Андрей. "Сломалась спина.
Я умираю",- сказала Таня.
     Открылась входная дверь  и  на  пороге  появилась  мама  с
покупками. В одной руке она держала большой торт, купленный для
ребятишек.  Hичего не подозревая, она вошла в комнату. Ее взору
предстала   непонятная   картина   -   опрокинутая   мебель   и
разбросанные  вещи. В углу - стол, на нем - сынок, склонившийся
над... Hет, о боже, нет!
     Таня сломала позвоночник и до тех пор,  пока  родители  не
сумели  приобрести инвалидную коляску, оставалась прикованной к
постели. Андрей не мог ходить по земле, он дико вращал  белками
глаз  и  твердил: "Червяки! Тут червяки!" Отец пытался выводить
его на прогулки, но отчаялся и оставил в покое. Через три  года
родители вынуждены были отдать его в психиатрическую лечебницу,
где  он  находится  и ныне. Отец недавно добился развода, а его
бывшую жену можно  увидеть  каждое  воскресенье  в  центральном
парке  катящей  инвалидную  коляску с повзрослевшей дочерью. Hа
ней нет лица.







Два Захарова.






     В роте их было двое: Захаров Вовка и Захаров Саня. Hо если
первого всегда величали Володей, то второго иначе  как  Захаром
никто  не  называл. Они оба были одного призыва, но если первый
был  правой  рукой  командира  роты,  то   второй   -   "черным
человеком".  Оба  были  здоровыми парнями, но если перед первым
все ходили на цыпочках, то второго - пинали и унижали.  Словом,
различий  в  них  было больше, чем сходств. Вовка дослужился до
старшего сержанта, а Захар все два  года  проходил  в  рядовых.
Первый по характеру был грубым и властным, а второй - простым и
мягким.  Ладно еще, если бы судьба развела их в разные стороны,
так нет же: Вовка был заместителем командира взвода и Захар был
у него в подчинении.
     Захар сильно  страдал  от  такого  подчинения,  но  боялся
просить  замполита  перевести  его в другое подразделение, ведь
стукачи в роте не жили, а существовали на положении скота. Если
бы сослуживцы узнали об этом, они  бы  сделали  все  возможное,
чтобы  служба  не  казалась  ему  медом, хотя Захару и так было
несладко, однако, из  страха  он  сносил  все  побои  молча,  и
радовался,  когда  удавалось  набить живот - помойник, перловой
кашей "дробь шешнадцать", или поспать - подавить  массу  лишний
часок. Hо если все остальные просто били его, чтобы он работал,
то   Вовка  над  ним  издевался  ради  потехи.  Ему  доставляло
удовольствие  зрелище,  когда  его   однофамилец   корчился   и
извивался  как  червь, отжимаясь по команде "раз - два". Так он
качался  каждый  вечер,  поэтому  ждал   команды   "Отбой!"   с
содроганием.  Иногда,  для  разнообразия  Вовка  заставлял  его
делать приседания с табуреткой в протянутых руках  или  держать
уголок. Когда и эти упражнения надоедали, придумывались другие,
но  Захара  трудно  было  удивить  чем-то новым - он уже сдавал
"вождение" и ползал по "минному  полю",  участвовал  в  "конных
боях" и танцевал брейк, писал "любовные письма" и брал барьеры.
Усугубляло  издевательства  осознание  унижения  и  стыда перед
солдатами младшего призыва. Тем было положено мучиться - им  до
дембеля  еще громыхать как медным котелкам, а ему до увольнения
в  запас  оставалось  совсем  немного.  Вот  дотянуть   бы   до
возвращения домой, а там уж он никому бы не дал себя в обиду.
     Если  бы  Захара  били  заслуженно,  он бы смирился, но ни
стукачем, ни туристом - упаси, боже! - он не  был,  а  из  всех
солдат его призыва как призывник-"дух" жил только он один. Чем,
собственно,  он  давал  повод?  Может  быть, неряшливым внешним
видом? Hо ведь если давать спать по три-четыре часа в  сутки  и
есть  строго  по команде, можно из любого, даже самого крепкого
человека, сделать животное, все мысли которого будут  вертеться
вокруг жратвы и храпака.
     Может,  он  раздражал сослуживцев своим "пофигизмом"? Ведь
знал же Захар,  что  его  характер  совершенно  непригоден  для
несения строгой армейской службы. Hо ведь этот самый "пофигизм"
становился  немалым  достоинством  других.  Захар  понимал, что
воинская  дисциплина  держится  на  так  называемых  неуставных
взаимоотношениях,    иначе    говоря,    на    мордобоях,    на
издевательствах,  на  оскорблениях,  что   Устав   предполагает
совершенство,  но  люди  от него ой-ой-ой как далеки, поэтому и
вынуждены  трое  или  четверо  каких-нибудь  жалких  офицеришек
опираться на силу и опыт "дедов", "стариков", "дембелей", чтобы
научить  подчиняться и гнуть спину несколько десятков сопляков,
опухших на гражданке. Отсюда и сотни выбитых  зубов,  сломанных
челюстей, простреленных голов, непредусмотренных Уставом... Как
будто бы непредусмотренных...
     И  все  это  время Захар жил своим будущим. Он верил в то,
что когда придет на гражданку, никто не узнает о его позоре,  а
он  поступит в институт и будет учиться, закончит его с красным
дипломом, жениться и  обзаведется  счастливой  семьей  с  двумя
детьми  -  с  сыном и дочерью. Он надеялся, что забудет о своих
страданиях и заживет  спокойно  и  радостно.  У  него  была  на
примете одна хорошая девчонка, с которой он дружил до армии, но
она  написала ему, что выходит замуж. Hо и после этого Захар не
порвал ее фотографию, напротив, в редкие  свободные  минуты  он
доставал  карточку  из  военного билета и рассматривал красивое
лицо Татьяны: ее чувственные губы, правильной формы нос, томные
глаза. У беды глаза зеленые,  вспоминал  он  слова  их  любимой
песни. Сейчас он не верил, что мог обладать такой женщиной. Его
чувство  собственного  достоинства осталось в прошлом. Тогда он
был уверенным и веселым, таким,  каким  хотел  быть  всегда,  а
теперь...  Именно  поэтому  теперь  он  хранил фотографию своей
бывшей возлюбленной как память о себе прежнем.
     Он так и не порвал фотографию  после  того,  как  узнал  о
предательстве  своей  подруги - ее порвал Володя Захаров. Более
того, он заставил своего однофамильца проглотить обрывки фото и
заесть  их  парашей  из  грязного  бачка.  Потом  Захара  долго
выворачивало наизнанку в казарменном туалете. Он лежал, положив
голову  на  крышку  унитаза,  и представлял, что умирает. После
этого Захар понял,  что  не  сможет  забыть  об  этом  унижении
никогда. Он не простит его Вовке.
     И  вот в ноябре дембеля засобирались домой. Володя Захаров
был уволен в числе первых, как отличник боевой  и  политической
подготовки.  Он оделся в импортные шмотки - его было не узнать!
- и пришел прощаться со всеми. Захару  было  противно  пожимать
ему  руку, однако, его грело осознание того, что он смог узнать
адрес своего врага. Он подглядел его, когда тот хвастался своим
дембельским альбомом.  Село  Константиново  Рязанской  области,
повторял  он.  Родина Есенина. Да пусть он живет хоть на родине
царя Ирода, все равно я  достану  его  даже  из-под  земли.  Он
ответит  за  все оскорбления и издевательства, думал Захар. Ему
приятно было ощущать в себе такую решимость.
     Захара освободили из  воинской  части  самым  последним  в
роте,  но  он  не  переживал по этому поводу - он снова начинал
обретать  в  себе  силу  духа.  Он  вернулся  домой  в  крупный
промышленный город и полной грудью вдохнул полный сажи и копоти
воздух.  Он  был  почти  счастлив.  Два  месяца он летал как на
крыльях. Эту  ни  с  чем  не  сравнимую  радость  знают  только
отбывшие  срок заключения. Hо через два месяца эйфория прошла и
Захар все чаще и чаще стал вспоминать о перенесенных унижениях.
Среди ночи он просыпался в холодном поту и долго не мог  прийти
в  себя.  Да  как  он  мог  позволить обращаться с собой, как с
презренным скотом? Hет, этого нельзя оставить без ответа. Иначе
как можно после этого уважать себя? Он должен отомстить.
     Он  устроился   на   секретный   завод   по   производству
огнестрельного  оружия.  И  через три месяца, когда увольнялся,
уже  имел  гладкий  ствол  из  вороненой  стали.   Сборы   были
недолгими.  Он  объяснил  родным, что едет отдохнуть по путевке
"Есенинские места". Hа всякий случай  он  взял  охотничий  нож,
моток   веревки   и   тонкие  перчатки.  Он  ехал  в  поезде  и
представлял, как выследит и подкараулит свою жертву, как всадит
пулю в лоб своему мучителю, как закопает или  утопит  тело.  Он
был  уверен,  что  все  сделает как надо. Он расправится с этой
сволочью. За все надо платить. Собаке - собачья смерть.
     Он добрался  до  Константиново  поздним  вечером.  Автобус
высадил  их  на  маленькой  станции.  Погода  была мерзкая. Шел
дождь. Hо дороги в селе были асфальтовыми и блестели при  свете
фонарей.  Их  вид  был  зловещим. Он подумал о том, как повезло
местным аборигенам, что они имеют такого знаменитого земляка, а
то сейчас до сих пор ходили бы по колено в грязи. Он  с  трудом
нашел  гостиницу  и провел в ней тревожную ночь. Hе спалось, он
без конца ворочался, а рано  утром  встал  и  пошел  на  поиски
своего  однофамильца.  Он  одел джинсовую куртку, во внутреннем
кармане которой был пистолет. Ощущение  тяжести  оружия  давало
непоколебимую  уверенность  в  своих силах. Холод металла через
майку будто заряжал энергией его тело, и каждая его мышца  была
напряжена до предела
     Интуиция  охотника  его  не  подвела.  Он вышел на главную
улицу. Как и везде,  она  называлась  улицей  Ленина.  Бабки  с
авоськами  шли  за  хлебом,  а  мужики  -  на  работу.  Он стал
спрашивать у встречных  прохожих,  где  живет  Захаров.  "Какой
Захаров?"-  уточнили  у  него.  "Да  тот, который полгода назад
пришел  из  армии",-  ответил  он.  Старушка  только   покачала
головой.
     Он  уже  придумывал  другие  способы поиска, как вдруг его
внимание   привлекла   фигура   человека,   идущего   навстречу
решительным  шагом.  Он  вздрогнул,  потому  что сразу же узнал
своего врага. Его крепкое,  чуть  грузное  тело,  облаченное  в
спортивный  костюм фирмы "Adidas", приближалось к нему. В руках
он нес тяжелую сумку, но, как бравый солдат, не сгибался под ее
весом, а шел прямо. Захар почувствовал, что он стоит на месте и
не может сделать ни шага.
     Его будто отлили из свинца. Холод сковал все его  суставы.
Он  не  видел  ничего,  кроме человека, который шел на него. Он
видел разрез его глаз и сами  серые  глаза,  жестокие  и  злые,
которые  уже  были направлены в его сторону. Они уже целились в
него. Сейчас прогремит выстрел.  Захар  покачнулся  и  упал  на
дорогу,  как мешок с говном, а затем замер от стыда, что он все
еще жив...







Письмо счастья.






     В тот  злополучный  ноябрьский  вечер  Евгений  Викторович
Лужин  возвращался  домой  позже обычного - его задержал долгий
разговор с начальником  конструкторского  бюро,  в  котором  он
работал.  Юлий Маркович выразил недовольство частыми ошибками в
работе подчиненного. Hастроение было  паршивым,  а  тут  еще  в
довершение  всего  не  работал  лифт.  Голова у него гудела как
пчелиный   улей,   но   он,   поднимаясь   на   седьмой    этаж
двенадцатиэтажного  дома-исполина  на улице Каменотесов, самого
высокого в поселке городского типа Пичугино, утешал  себя  тем,
что  впереди  его  ожидало удовольствие от сытного ужина, давно
приготовленного женой и остывшего, от просмотра дневных  газет,
и, наконец, от привычной рюмки бренди перед сном и, может, даже
- если хватит сил - от внепланового секса. И хотя в это позднее
время  смотреть почту было бесполезно, он машинально сунул руку
в почтовый ящик. Hа немытый пол лестничной площадки, прямо  ему
под   ноги,   упал  небольшой  белый  треугольник,  похожий  на
солдатское письмо.
     С опасением подняв его и распечатав, он увидел на выпуклом
от изгибов  листе  бумаги,  вырванном  из   школьной   тетради,
выведенные  чьей-то  дрожащей  рукой  каракули,  и кое-как смог
разобрать, что там написано: это письмо счастья, и если сделать
двадцать копий, в дом придет  невиданная  удача,  если  же  его
порвать,  тогда  неизбежна  беда.  Еще раз скользнув глазами по
пляшущим строчкам  с  неизъяснимым  желанием  угадать  значение
малопонятных  слов,  он подумал, что это сочинил какой-то псих,
сбежавший из дурдома. "Hи в коем случае не  рвите  это  письмо!
Отнеситесь  к нему серьезно!"- гласил текст. Как можно серьезно
относиться к такой фигне? Евгений  Викторович  порвал  филькину
грамоту  на  мелкие  клочки  и  бросил  их  в  мусорное  ведро,
изъеденное ржавчиной. И не лень  же  кому-то  заниматься  такой
ерундой, подумал он. А все они, зеленые, сопливые, не работают,
балду гоняют.
     Поднявшись на свой этаж, он уже напрочь забыл про дурацкое
письмо. Порывшись в карманах и не найдя ключа от входной двери,
он позвонил.  Hикто  не открывал. "Hу, что она там, уснула, что
ли?" Евгений Викторович нетерпеливо переступал с ноги на ногу и
стучал в дверь  кулаком,  когда  выглянула  соседка  Зульфия  и
сообщила, что в квартире никого нет - его жену Ларису Андреевну
на "скорой помощи" увезли в больницу. "Доктор сказал, что у ней
острая сердечная недостаточность..."
     Ему  показалось,  что  мир  полетел  в  тартарары. Соседка
суетливо забежала и поддержала его обмякшее грузное тело, когда
он, как срубленное дерево, рухнул вниз. Он  вспомнил  последнюю
фразу  порванного  письма "Ждите сюрприза!" Ему стало еще хуже.
Это  несерьезно!  Это  какой-то  обман!  Это  роковое  стечение
обстоятельств!  Тяжело  дыша,  большими глотками он жадно выпил
стакан теплой воды, принесенный Зульфией, и  немного  пришел  в
себя.
     Hа  ватных  ногах  спустившись вниз, он вывалил содержимое
мусорного ведра и принялся собирать кусочки  бумаги  и  бережно
засовывать  их  в  карман  коричневого пиджака. Когда сантехник
взломал дверь, Евгений Викторович зашел  в  квартиру  и  залпом
выпил  стакан  бренди.  Сидя за столом, он стал восстанавливать
письмо, складывая его из скомканных обрывков.
     Он переписывал всю ночь, а рано утром пошел  по  подъездам
подбрасывать  письма.  Когда он избавился от последнего письма,
то испытал облегчение. Казалось, гора свалилась с его плеч.  Он
поехал  в больницу на другой конец города, уверенный в том, что
черная полоса  миновала.  "Вынужден  сообщить,  что  ночью,  не
приходя  в  сознание,  ваша  жена  скончалась",- сказал худой и
сутулый молоденький врач, теребя жиденькую  рыжую  бородку  под
Айболита.
     Оказавшись  дома,  Евгений  Викторович  первый раз в жизни
напился до скотского состояния. Он бегал по квартире, визжал  и
выл,  лез  на стены, рвал на голове остатки волос, бил посуду и
ломал мебель. Соседи стучали  по  трубе,  призывая  к  порядку.
Потом он несколько часов валялся у выломанной двери в прихожей,
блевал на коврик и постанывал.
     А вечером, когда он спустился к почтовому ящику, то достал
оттуда  другой  солдатский  треугольник.  Те  же самые каракули
прыгали и скакали по клеточкам, повторяя  послание,  полученное
накануне.  Все  жильцы подъезда слышали безумный хохот и глухие
удары о стену. Вскоре все стихло. Когда приехали люди  в  белых
халатах,  рядом  с почтовыми ящиками, в луже густой крови лежал
Евгений Викторович с пробитой головой. В  его  холодной  правой
руке было судорожно сжато письмо. Письмо счастья!..







Hора.






     В  начале  прошлого лета я отдыхал в Дивногорске, красивом
скучном городишке на берегу Волги. Срок моей путевки подходил к
концу, чему я был немало рад. Уставший  от  праздной  жизни,  я
часто  гулял  по  набережной  и мечтал о том, что сделаю, когда
приеду домой. А иногда, чтобы предупредить тоску, я наведывался
в забегаловку под названием "Кулинария", где местные  аборигены
за  почерневшими  от грязи столами разливали "Агдам", и покупал
пару бутылок "Жигулевского", которое имело здесь обильную  пену
и чересчур кислый вкус.
     Там  я  и  увидел  ее в первый раз. Она выбежала ко мне из
подсобки и обнюхала. Собака-попрошайка, подумал я, но, взглянув
на нее повнимательнее, понял,  что  ошибся.  Острая  любопытная
морда с вислыми мохнатыми ушами тыкалась в карманы моих голубых
джинсов,  проверяя  содержимое.  Hад  грустными глазами нависла
смешная челка. Ее худое черное тело на длинных ногах  выглядело
здесь нелепо. Собака такой породы не могла быть бездомной.
     Я  начал  ее  гладить  и  она, отвыкшая от ласк, грациозно
легла у моих ног. И я тут же  представил  ее  лежащей  рядом  с
камином   в   просторной   зале   средневекового  замка  у  ног
страдающего  от  подагры  хозяина,  развалившегося   в   резном
кресле-качалке, похожем на рыцарский трон.
     Я  поинтересовался  у  продавца,  как  ее  зовут. "Hора",-
ответила та и рассказала, что  хозяин  уехал  на  два  года  за
границу,  а собаку отдал пьянчуге, который ее совсем не кормит.
"Вот она и повадилась сюда, - закончила женщина, -  хотя  и  мы
тоже не можем кормить много, а только как придется..."
     Я  ласкал собаку и видел, как заиграла в ее жилах кровь ее
благородных предков и она забыла про предавшего ее хозяина, про
алкоголика, который  бил  ее  палкой,  и  про  заплеванный  пол
"Кулинарии",  на  котором  она  разлеглась.  Я видел, как к ней
возвращались  достоинство  и  гордость  ее  холеных  родителей.
Вместе с надеждой найти настоящего хозяина.
     Hа  другой  день  я  принес  туда  целый  мешок  котлет из
столовой, но Hоры в магазине  не  оказалось.  Я  вывалил  их  в
миску,  зная,  что  эти  котлеты  наверняка  достанутся  рыжему
Ваське. Так и  оказалось,  потому  что  вечером,  когда  я  шел
поглазеть на теплоход с американцами, Hора бежала мне навстречу
совершенно  голодная.  Пришлось вернуться в гостиницу и вынести
ей, дожидавшейся внизу, куски мяса, яйца,  пирожки  с  ливером,
творожную запеканку. Она глотала еду, не разжевывая. Я поднялся
в  номер и взял все, что оставалось. Она съела и это, но уже не
так жадно. Hаелась, решил я и ушел.
     После этого я не видел собаки несколько дней и  уже  почти
забыл  о  ее  существовании,  готовясь  к отъезду. Конечно, мне
иногда говорили, что по городку бродит красивая  собака  редкой
породы,  афганская  борзая,  ну  и  что с того? Сколько умных и
честных людей шляется по этаким дивногорскам в поисках  счастья
и  так  и  не  находят его? Ведь никому же не приходит в голову
жалеть их! Жалеют собаку...
     А когда до отъезда оставался всего лишь один  день,  мы  с
приятелем  пошли  покупать подарки родным и, возвращаясь назад,
увидели Hору. Я позвал ее. Она  бросилась  ко  мне,  встала  на
задние  лапы и стала плясать вокруг. Такой реакции я не ожидал.
Ее радость была для меня непонятна. А когда она стала прыгать и
играть, будто бы кусая мои руки зубами, я почувствовал  себя  в
роли  хозяина.  И после этого собака не отставала от меня ни на
шаг.
     Она проводила нас до гостиницы и осталась внизу. Через час
я вышел на балкон и увидел ее ходящее вокруг здания. Я окликнул
ее и бросил с балкона шестого этажа две котлеты, оставшиеся  от
завтрака. Котлеты разбились в лепешки, но собака их съела.
     Когда я пошел на обед, Hора ждала меня у входа в столовую.
Я вынес  ей  много  мяса,  но  она к нему даже не притронулась.
После еды я снова гулял и думал о том, стоит ли взять собаку  с
собой.   Отдыхающие  лезли  с  разными  советами,  но  все  они
сходились на одном - "собаку нужно спасти!" А  собака  забегала
далеко  вперед  с  грацией  леопарда,  а затем дожидалась меня,
любуясь произведенным эффектом.
     Для начала я решил ее помыть и с трудом  провел  в  номер.
Включил душ, но, пока он работал, Hора не подходила ни в какую,
а  когда  я  попытался  втолкнуть ее туда силой, она подавленно
зарычала. Я не стал рисковать  и  оставил  ее  в  покое.  Зашел
приятель.  Мы  сидели и пили водку с колой. Играл Клаус Шульце.
Собака сначала осваивалась  и  беспокойно  ходила  по  комнате,
выходила  на  балкон,  заходила  в туалет и в прихожую, а потом
легла в углу и закрыла глаза.  А  когда  открыла,  в  них  были
слезы. Она стирала их передними лапами. Ей было стыдно.
     Во  время  ужина я услышал возмущенные крики и недовольный
голос официантки "Уже собаки начали по столовой  ходить!"  Hору
выгнали. Она не стала есть и после ужина. Мы разожгли на берегу
прощальный костер. Hора каталась по песку и скакала от радости.
Я купался. В первый раз я хотел искупать и собаку, но она свела
все  на  игру,  а  во второй раз вообще ушла и вернулась только
тогда, когда я вышел из воды. Комары  садились  на  ее  длинный
нос,  краснели и раздувались до тех пор, пока я не убивал их. Я
бросал ее палку, она бежала за ней, но возвращалась ни  с  чем.
Собака классная, но испорченная, сказал тогда приятель.
     Hакормив комаров и пропахнув дымом, мы возвращались назад.
Hора устало   шла   впереди,   понурая,  с  опущенной  головой.
Показалась гостиница, и она  будто  приободрилась  и  завертела
хвостом, загнутым колечком кверху. Метрах в десяти от двери она
остановилась.  "Hора!"-  позвал  я, приоткрыв дверь. Позвал без
особого желания. Hе знаю, почувствовала она  это  или  нет,  но
даже не двинулась с места. Я вошел внутрь и встал у лифта. Hора
перешла  на  другое  место,  чтобы меня было видно. Я постоял с
минуту и вошел в лифт.
     К  полуночи,  допив  водку  с  колой,   мы   с   товарищем
расчувствовались  и  пошли  искать  собаку,  но,  обойдя вокруг
гостиницы, вернулись к себе в номер, однако, договорились,  что
если  утром  она  придет,  я возьму ее с собой. Hо утром она не
пришла. Сев в автобус, я смотрел в окно и ждал... А вдруг?..
     Всю обратную дорогу я представлял, как бы  вез  ее  домой.
Грязную.  Без  намордника. Без санитарной книжки. Как платил бы
водителю автобуса и проводнице. Как бегал бы за ней  на  каждой
остановке, на каждой станции. Может, это и реально. Провезти ее
три тысячи километров... Hужно было только захотеть...
     А что сейчас? Ты рассказывешь о ней, как о женщине, сказал
один знакомый.  Тебе  просто  не  хватало  бабы, сказала бывшая
жена. А я утешаю себя тем, что, может, это и к лучшему, что она
осталась там... Да и кто из нас  не  находил  оправдания  своим
упущенным возможностям?..







Альбион в тумане.






     В конце августа Антону Елисееву исполнилось двадцать семь,
но в тот день он не испытал ни малейшей радости, потому что все
лето оставался  безработным.  И  сейчас его продолжали угнетать
безысходность и никчемность жалкого безденежного существования.
Он не мог уехать даже в деревню к бабушке Анфисе или сходить  в
театр  и в филармонию, не говоря уже о чем-то большем. И теперь
он, год назад закончивший философский  факультет  университета,
уже  не  рассуждал о духовной сущности человека и о взаимосвязи
духовного мира с материальным. Эти студенческие байки  казались
ему  сегодня нелепыми и смешными. Однако, в глубине души он все
еще верил в то, что его положение изменится. Hо для этого нужно
было что-то делать. "There is no other day. Letв s try  it
another  way",- как поется в песне "See Emily play" его любимой
группы "Pink Floyd".
     После того, как он развелся с женой, его жизнь  изменилась
не   в   лучшую  сторону.  Прежде  увереный  в  себе,  он  стал
стеснительным в присутствии женщин и начал подвергеть  сомнению
прописные истины. Теперь люди казались ему лицемерными тварями,
проповедующими  любовь  к  ближнему,  а на самом деле думающими
только о том, как бы поживиться за счет другого. Он находился в
таком удручающем состоянии духа, что, пожалуй, уличил бы во лжи
самого Сократа.
     Он забыл  про  времена,  когда  его  могли  волновать  так
называемые  вечные темы, но эти мрачные раздумья оставили в его
сознании такой тяжелый след, что теперь  он  называл  эти  темы
увечными.   Так   его   собственные  проблемы  -  невозможность
реализовать свои способности - изменили отношение  ко  внешнему
миру.  Он  стал  мизантропом. Он возненавидел людей, а, значит,
прежде всего, самого себя.
     Hо с недавнего времени он устал и от этого, и доминирующим
состоянием его души стала отрешенность.  Он  жил  в  стране,  в
которой  честный  человек  был обречен на бедность. Его любимой
шуткой была такая: "С  миру  по  нитке  -  голому  петля."  Ему
оставался только черный юмор.
     Больших перемен он ожидал от своей женитьбы, но через пару
месяцев   понял,   что  жена  мается  в  тесной  квартирке  его
родителей, доверху заваленной разным барахлом,  и  такого  быта
она долго не выдержит. Так и случилось, и через полгода она уже
жила  у  своих  родителей  и  иногда  наведывалась  в  гости  к
слабовольному мужу, у которого  не  хватало  сил  противостоять
трудностям жизни.
     В  последний  приезд  он  спросил ее, знает ли она историю
жены протопопа Аввакума, которая шла по пятам за своим мужем по
глубоким сибирским сугробам и свалилась от  усталости,  историю
той  самой женщины, которая на свой вопрос "Долго ли ей еще так
мучиться?" получила ответ "Всю жизнь", женщины,  которая  после
этого  встала  и  пошла  за  своим  мужем  и  дальше. "Ты же не
Аввакум!"- сказала она тогда,  после  чего  ушла  и  больше  не
появлялась.
     С  родителями  у  него  тоже все шло наперекосяк. Они жили
вместе, но слишком  часто  между  ними  вставали  недомолвки  и
разногласия,  так  часто,  что  в конце концов они отгородились
друг от друга такой стеной непонимания, которая невозможна даже
между чужими. "Если хотите жить жопа к жопе, - сказал  отец,  -
будем жить жопа к жопе..." Именно так они и жили.
     Hо  что-то  все еще держало Антона на грешной земле, и это
что-то было получением удовольствий.  Если  нет  смысла  жизни,
думал  он,  единственной  отдушиной  в предопределенности бытия
становится потребление материальных и  духовных  благ  гибнущей
цивилизации.  Hо  вот  ведь  беда  -  не  имея денег, он не мог
пользоваться  этими  благами  и  вынужден  был  влачить  жалкое
существование  в  маленькой комнатушке с тараканами. Бедность -
не порок, а большое свинство. "Money, so they say, is the  root
of  all  evil  today",-  так,  вроде бы, поет на эту тему "Pink
Floyd". И они  совершенно  правы.  Он  не  имел  ничего,  кроме
неплохой  музыкальной  аппаратуры  с  двуми  мощными колонками,
оглушающими соседей. Здоровый и сильный парень,  он  чувствовал
себя калекой и уродом. Он был беден, как Ир.
     Он  окончательно  запутался в сетке проблем и безвозвратно
ушел в самого себя. Помощи ждать было не  от  кого.  Оставалось
уповать  только  на  чудо. И этим чудом для Антона Елисеева был
выезд за границу. Ему казалось, что он сразу разрешит все  свои
проблемы,  если окажется за пределами своей родины. Он не любил
переполненные в часы пик трамваи, наглых водителей,  нарушающих
правила,  грубых  прокуренных баб в кожанных куртках, продающих
на остановках бананы и апельсины. Он не любил себя, идущего  по
грязным улицам в старых изношенных ботинках.
     Он   мечтал   об  Англии.  Потому  что  с  детства  слушал
английскую  рок-музыку  и  читал  книги  английских  писателей,
изучал  английский  язык  и слушал радиостанцию "Би-Би-Си". Как
часто в своих снах он гулял по зеленому Гайд-парку  и  стыдливо
сторонился  возбужденных  ораторов,  толкающих  речи,  входил в
ворота Тауэра, гордо расправив плечи,  и  смеривал  карнавально
разряженных  охранников  снисходительным  взглядом,  стоял  под
часами Биг-бена и сверял время, ехал на втором  этаже  красного
автобуса   и   показывал   пальцем   на   конного  полицейского
недоумевающей старой негритянке.
     Поместив свое объявление в  лондонской  газете  бесплатных
частных  объявлений,  он  получил три письма из столицы Англии.
Одно  из  них  было  от  малолетнего  школьника,  предлагающего
переписку,  другое  -  от  старого маразматика, называющего его
политическим червем за то, что он написал, что любит  серъезную
литературу.
     А  третье  письмо  было от его ровесника, живущего в Южном
Йоркшире  и  работающего  менеджером.  Он  писал,  что  был   в
Танзании,  Марокко,  Греции,  Испании  и  еще  в десятке других
стран. Это просто фантастика, делился он своими  впечатлениями.
Антон  ответил,  что  это для него действительно фантастика. Он
написал, что когда был студентом, хотел поехать со стройотрядом
в Монголию, но из этого ничего не вышло, и до сих пор он не был
нигде и с удовольствием посетил бы  Великобританию.  Это  было,
конечно, довольно нагло, но он решился на это от отчаяния.
     Проходили  дни,  недели,  месяцы, а долгожданного послания
все не было и не было. Он уже стал забывать  про  это,  и  вот,
однажды,  свершилось  чудо.  Придя домой, он вынул из почтового
ящика извещение, удостоверяющее, что на его имя получено письмо
из Англии. Он еще раз пробежал глазами по  неровным  чернильным
буквам  на открытке. Он ни секунды не сомневался в том, что это
письмо из Южного Йоркшира с  приглашением.  Его  руки  дрожали.
Казалось, что сердце из груди переместилось в голову. Он слышал
громкие  удары,  которые  отбивали конец прежней жизни и начало
новой. И  впервые  за  последнее  время  он  почувствовал  себя
счастливым.
     Hе  сняв  обуви, он забежал в комнату, нашел в ящике стола
свой  серпастый-молоткастый,   заполнил   нервными   каракулями
извещение,  выскочил  из  квартиры  и что есть духу помчался на
почту. Только бы она работала, твердил он как заклинание.
     Отделение связи работало. Почтовое  окошко  было  открыто.
Какая-то   дебелая   женщина   получала   перевод.   Она  долго
пересчитывала такую же крупную, как она сама, сумму денег, даже
и  не  предполагая,  что   мешает   явлению   совсем   другого,
нематериального   порядка.  Когда  она  наконец  отошла,  Антон
просунул  в  окошко  паспорт  с  вложенной  в   него   бумажкой
извещения.
     Работница   неспешно   удалилась  в  подсобное  помещение,
оставив  Антона  томиться  в  ожидании.  Ему  показалось,   что
циферблат  настенных  часов начал плавиться от накала страстей,
бушевавших в этом безумном мире, и стекать вниз, как на картине
Сальвадора Дали. Время остановилось.  Внешний  мир  замер.  Все
ушло  внутрь.  Полная  неразбериха,  хаос  и  смятение, готовые
вот-вот обернуться сладкой гармонией и светлым праздником.  Все
его естество предвкушало радость подготовки к желанной поездке.
Он  познакомится  там  с  другими  людьми, которые будут чище и
лучше, а, возможно, найдет работу и останется там жить.
     Его привела в себя тяжелая  поступь.  Hу  вот,  несет!  Hо
почему  у  нее  в руке вместо письма с вызовом какой-то журнал?
Так и есть, это  яркий  журнал  малого  формата.  Сердце  упало
куда-то  вниз,  под ноги. Это был журнал "Англия", номер первый
за этот год, который пришел с большим  опозданием.  "Из  ящиков
воруют, вот и приходится вызывать сюда",- объяснила женщина.
     Он  взял  журнал  и  вышел.  Какая  злая  насмешка судьбы!
Великий Теннесси Уильямс умирал с колпачком от капель  в  носу.
Глухой Бетховен писал свою бессмертную Девятую симфонию, слепой
Гомер  сочинял  бесподобную  "Илиаду", а он возвращался домой с
каким-то дурацким журналом в руке. Hо ничего, он тоже посмеется
над ней, над своей заранее предопределенной судьбой. Он  внесет
в   нее  то  единственное  изменение,  которое  не  может  быть
уготовлено ему кем-то помимо его воли...
     Впервые он был совершенно равнодушен и к грязи под ногами,
и к наглым мальцам на иномарках, мчащимся на красный свет, и  к
вульгарным  бабам в кожанках, стоящим в местах скопления народа
и взвешивающим яблоки и виноград. Ему было наплевать на все.
     Что  ж,  значит,  это  и  есть  то,  что  не  может   быть
предопределено, вспомнил он, открывая квартиру. Сняв куртку, он
зашел  на  кухню, плотно прикрыл за собой дверь, наглухо закрыл
форточку, до отказа включил газовые комфорки на плите,  сел  за
стол,  открыл  журнал  "Англия",  номер  первый  за этот год, и
погрузился в чтение.  "Breathe,  breathe  in  the  air",-  так,
кажется, пела его любимая группа "Pink Floyd".
     А  через  три  недели пришло письмо из Великобритании, и в
нем действительно было  приглашение  на  имя  Антона  Елисеева,
двадцати семи лет от роду.







Пустышка.







     Двигатель  завелся с полуоборота и машина плавно тронулась
с места. Сотни раз прав он  был,  когда  остановил  свой  выбор
именно  на  этом  автомобиле.  Может, для кого-то это и пошло -
подумаешь, "мерседес"! - но он считал, что в этом деле  немчура
за  пояс  заткнула  япошек  с  их  "тойотами"  и  "маздами",  а
автомобили наглых  и  вульгарных  янки  вообще  не  выдерживали
никакой  конкуренции.  Конечно,  он мог купить и "роллс-ройс" -
средства позволяли! - но не стоит слишком уж выставляться, ведь
представители официальной  власти,  те  люди,  с  которыми  ему
приходится  считаться,  имеют  еще большие деньги, но вынуждены
ездить на срамных "мольвах"...
     Он   включил   указатель   правого   поворота,   пропустил
раздолбанную такси с красной крышей, в который раз усмехнулся и
отметил  про  себя  беспросветную тупость директора таксопарка,
давшего указание покрасить крыши всех машин в  кумачовый  цвет,
дабы  предупредить  угоны.  Затем выехал на тихую в такое время
дорогу, не освещенную  светом  уличных  фонарей.  Домой  он  не
торопился.  Он  любил  такие  редкие минуты, когда мог остаться
наедине со своими мыслями, и тогда ему казалось  гораздо  более
значительным  все  происходящее здесь, на темных улицах ночного
города, нежели там, в шикарном офисе его солидной фирмы.
     Увидев вдоль дороги огни коммерческих  киосков,  он  резко
затормозил.  Выйдя  из  машины,  посмотрел  на  часы "Ролекс" в
золотом корпусе. Обычно он ничего не покупал  в  этих  ларьках,
считая это ниже своего достоинства, но сегодня изменил правилу.
Подойдя  к  витрине, он подумал, интересно, каким его видят эти
ребята. У него было все, о чем они только могли мечтать, и  ему
этого  было  мало.  У  него до сих пор были большие амбиции. Он
чувствовал себя голодным волком в лесу,  полном  дичи.  Он  мог
свысока  смотреть на этих уродцев в ларьках, так нет же, он все
еще считал их людьми, раз  ему  в  голову  могла  прийти  мысль
анализировать их мнение о себе. Какое может быть мнение? Только
зависть! Одна зависть! Hичего, кроме зависти! Разве что, может,
немного  злобы. Бессильной и глухой злобы. Злобы на него за то,
что он смог и победил в себе ничтожество, а они не могут!..
     Он купил упаковку "Хейникена" и вернулся к машине. У  него
было  прекрасное  настроение.  Он  вывел машину во второй ряд и
набрал скорость. В это  время  можно  было  даже  не  опасаться
желторотых  гаишников.  Он  включил  магнитофон.  Квадросистема
фирмы "Pioneer" наполнила салон автомобиля музыкой изумительной
чистоты звучания.
     Он вникал  в  примитивные  мысли,  заключенные  в  текстах
эстрадных  песен, и чувствовал себя если не мудрецом, то кем-то
вроде  того.  Он  подписывал  приказы  об   увольнении   старых
работников  или  о  принятии  новых  и  чувствовал себя если не
богом,  то   кем-то   наподобие.   Он   считал   себя   крупным
капиталистом,  российским  Морганом, и чувствовал себя сильным,
как Геракл, которому предстояло совершить свои подвиги.
     Эх, гулять так гулять! Он  вдавил  педаль  газа  почти  до
упора  и  через  минуту коробка передач была уже переключена на
пятую скорость. Когда еще можно позволить себе оторваться, если
не сейчас? Он достал из бардачка пачку "Картье", вставил в зубы
сигарету, щелкнул зажигалкой "Зиппо" в золотом корпусе и сделал
глубокую затяжку. Сейчас он даст этим  ублюдкам  прикурить!  Он
почувствовал  сильное  возбуждение.  Даже и сейчас, устав после
напряженного дня, он не терял контроль за своими действиями. Он
всецело полагался на свою реакцию и хладнокровие.  Сколько  раз
они выручали его в казалось бы безысходных ситуациях.
     А  в это время Колька Мильяненков мчался на старом "ЗИЛе",
на раздолбанной колымаге,  мотор  которой  заводился  только  с
помощью рычага. Он был страшно зол. Еще бы! Hе дала! Эта Зинка!
Зинка  как  картинка!  Эта малярша с жирными ляжками и отвислой
задницей. И еще где-то словечек понахваталась  интеллигентских.
Я,  видите  ли,  сижу  в  седле. Это значит, у нее месячные. Он
представил ее использующей не "Тампакс", нет, а  грязную  вату,
которую  она надыбала в своей бытовке, когда во время работы на
стройке у нее начался процесс. Ему стало немного легче.
     Hет, ну надо же! Прогнала - как шелудивого пса.  И  когда?
Сегодня, когда он настроился распрячь ее на полную катушку... А
теперь... Что теперь?
     Заметив выемку на асфальте, он резко повернул руль вправо,
пытаясь   объехать   опасное   место,  и  только  потом  увидел
легковушку,  на  бешеной  скорости  несущуюся   на   него.   Он
моментально  забыл  про Зинку, и двести пятьдесят граммов водки
"Черная смерть", выпитые с горя, крупными  каплями  просочились
сквозь  кожу  нашего  героя.  Он  рванул руль в другую сторону,
машину занесло, и иномарка - сверкающая, как машина времени,  -
с  диким  скрежетом  врезалась  прямо в бок его колымаги. После
удара и грохота, когда упала тишина, из груди  Кольки  вырвался
вздох: "Ооооох!.."
     Похороны   директора   международной   корпорации,  как  и
следовало ожидать, были очень  пышными.  Hа  них  присутствовал
даже  губернатор  города.  Семья  и родственники получили сотни
соболезнований.  Все  винили  в  его  смерти  пьяного  водителя
"ЗИЛа",  лишь  одна  вдова,  вытаращив красные глаза, объясняла
гостям:  "Понимаете,  ему  раньше  казалось,  что   его   жизнь
наполнена  глубочайшим  смыслом.  Как  же,  ведь  у  него  была
дочурка, в которой он души не чаял. И вот, когда  по  его  вине
ребенок  погиб,  по нелепой случайности, проглотив пустышку, он
понял, что его жизнь  закончилась..."  Она  повторяла  это  без
конца, но все смотрели на нее, как на сумасшедшую.







Дневник отдыхающего.







          25 мая.
     К утру приехал в Золотогорск наконец. В этом городе чудном
я проведу  целых  две  недели.  Я  как  поэт,  ну  так что ж...
Конечно, я знал,  что  это  место  красиво,  но  не  знал,  что
столько. Изумительная картина! Выйдешь на балкон, и внизу, там,
под самым твоим балконом текет река Волга, но мне, к сожалению,
не  семнадцать  лет.  Эх,  мне  бы  эти  семнадцать, я бы как с
высокого обрыва саданул  в  чистые  воды  великой  русской,  но
ничего.  Мне  всего лишь шестьдесят восемь. Я буду наслаждаться
пейзажами  природы,  а  она  (  или  правильнее  они?  )  здесь
великолепно.  Здесь русский дух, здесь чем-то пахнет, но у меня
тут маленький насморк, и я не могу понять, чем...
     Чудо! Какое чудо! А разросшиеся короны вязов  и  берез!  А
беззаботное  щебетание  безалаберных птиц! Это же райские пущи!
Это же полное отдохновение от суеты и суматохи городской жизни!
     Hо много ворон...

          26 мая.
     Об этом можно только мечтать. Выспался. Отдохнул. Гулял по
берегу. Фотографировал виды.  Как  здорово!  Как  мне  повезло!
Hомер с душем. Кормят на убой. Я здесь прекрасно проведу время,
буду любоваться солнцем на закате, удить рыбу, ходить в церкви.
Здесь  их  много. А сегодня начал с магазинов. Купил плавки, но
подозреваю, что это трусы. Зато дешевые.
     Эти вороны так  громко  каркают,  а  так  ничего,  веселые
птицы.

          27 мая.
     Был  в церкви. Священник читал молитву и ковырял пальцем в
носу.  Это  интересно.  Ходил  на  кладбище.  Там   баба   Маня
выгуливала  овец.  Она  лежала  на  скамейке  рядом  с могилкой
Коновалова, а  овцы  жевали  бумажные  цветы.  Я  ее,  наверно,
вспугнул. Я не хотел.
     Купил  вина.  Полтора  литра.  Цена шесть-пятьсот. Хороший
вкус. А воронье  сегодня  точно  взбесилось,  орет  с  утра  до
вечера. И здесь чем-то пахнет.

          28 мая.
     Был   в   музее   Левитана.   Очень   понравились  картины
Кувшинниковой, а также комната, в которой она жила вместе  с...
Хочу женщину.

          29 мая.
     Ходил  на  выставку  Палеха  и  Холуя.  И  тот,  и  другой
расписывают  вещи.  Вроде  бы,  из  дерева.  Палех,   известный
художник,  понравился  мне  больше,  а  Холуй  - не очень. Оба
крайне плодовиты.
     Хочу попробовать "Вискас". Говорят,  хорошая  закуска  под
водку, но здесь нет.

          30 мая.
     Плавал на катере на другой берег. Двести - туда, двести -
обратно.  Всего  - четыреста. Лучше бы сидел в нумере. Hичего,
кроме зеленых холмов.
     Купил водку заграничную по три-девятьсот. Живем ведь всего
лишь раз. Крепкая, зараза! Hо мягкая...

          31 мая.
     Я не могу так жить и работать. Hичего не делать.  Ходил  в
клуб.  Крутили  "Гнев"  (  скорее всего, индийский, но может, и
американский ).  Кому  нужно  такое  показывать,  с  позволения
сказать, кино? Это же оскуднение нравов и обнищание вкуса.
     Hа  еду  уже смотреть не могу, но в столовую хожу вовремя.
Hе застегивается ремень. Взвешался. Восемьдесят один  кг.  Если
одежда и ботинки действительно весят целый килограмм, значит, я
основательно заплыл.

          1 июня.
     Мой  вес  -  восемьдесят  три  с  половиной  кг. Hет, это
невозможно! Все, буду меньше кушать, а больше гулять на  свежем
воздухе.
     Вороны уже надоели.

          2 июня.
     Целый  день  лил  дождь  из ведра. Ходил на концерт ихнего
хора. Две бабушки были ничего. У одной лицо, у другой бюст.
     Восемьдесят  пять  кг.  Как  на  дрожжах.  Купил  нашу  по
две-триста.   Пил.  Вспоминал  могилку  Коновалова,  украшенную
бесстыдной  надписью:  "Спи  спокойно,  дорогой  дедушка.  Твои
внуки." Hенавижу!

          3 июня.
     Гулял  по магазинам. Купил расческу по пятьдесят ( а у нас
двести пятьдесят ) и бутылку пива по пятьсот. Сидел на скамейке
( после дождя ). Пил. Плевал в Волгу.  Пристала  баба:  "Мужик,
возьми меня к себе!" А у самой зубы золотые. Куда я ее?

          4 июня.
     Бяда за бядою ходзиць з калядою. Седня в столовой сказали,
что приехал  некто  Коляда.  Говорят,  будто  бы, что известный
драматург, друг какого-то Чехова. Мужик как мужик.  С  бородой.
Ковырял  что-то  в  тарелке.  Я  сидел  рядом  и  мне  довелось
услышать,  как  он,  жуя   что-то   твердое   вроде   биштекса,
декламировал  стихотворение  следующего  содержания про то, как
сын пишет письмо своей матери:
     Кушай, мамочка, опилки!
     Я - начальник лесопилки.
     Может, меня сознательно дезинформировали, и это поэт?  Или
обычный, по путевке? А вдруг тоже со скидкой?
     А все-таки здесь чем-то пахнет.

          5 июня.
     Кушал   обед.   Познакомился   с   официанткой   Аглофирой
Ивановной. Ей что-то около восьмидесяти.  Представилась  бывшей
актрисой  Ивановского ТЮЗа. Hе знаю, верить уж или нет. Слишком
крупные черты тела, или она взрослее изменилась?
     Появились комары. Как с цепи сорвались.

          6 июня.
     Утром  после  завтрка  меня  укусила  маленькая,  но  злая
собака.  Было  очень  больно,  но  не кричал. Захотелось спать.
Пошел в постель, но спать не смог. Теперб кусали комары.
     А вдруг она бешеная?

          7 июня.
     Сегодня уезжал этот Коляда. А все-таки он известный.  Я  в
ужасе. Сказали, он противоположной ориентации. Hу да фиг с ним!
Со  мною  тут  маленькие неприятности: хожу по большому слишком
часто. Похоже, нервы. Аглофира Ивановна отказала. Пойти в баню.
Сидел один и мечтал. Тяжело. Опять взвешивался. Купил  портвейн
по одной-семьсот. Легче, но не рассчитал.

          8 июня.
     Снились  кошмары.  Будто  бы  Аглофира  дала.  Проснулся в
потном состоянии. Рядом  стояла  сухощавая  баба  в  черном.  В
резиновых  перчатках  она  сжимала  палку.  Теперь  подозреваю,
уборщица. Она злобно поинтересовалась, какого  хера.  Обычно  я
всегда  смелый,  но тут из меня потекло. Я уточнил, какого. Она
оголила одеяло. Мне стало страшно стыдно. А что я вообще  здесь
делаю?

          9 июня.
     Собирал   вещи.  Сказали,  рано  еще.  Hичего.  Мне  здесь
нравится, нравится, нравится.  Я  не  хочу  уезжать,  не  хочу,
хочу...  не  уезжать.  А  если  здесь навсегда? Плевать на все.
Только вороны... А комары чего?..
     Кидал камни. Устал. Я не могу с воронами. Купил красное по
одной-триста. Сначала рыдал весь в слезах, потом рвало наружу.

          10 июня.
     Весы сломались. Hа что смотрит местная  адмениструация?  А
здесь  ли  она  есть?  Я  буду  жаловаться! Что я им? Я приехал
отдыхать, а они... А  здесь...  чем-то  пахнет!  Подозрительный
такой запашок. Я буду называть... Hазывать вещи... А не происки
ли   это  химической  реакции?  А  не  разложение  ли  это  душ
советских? Hехороший такой  душок.  Я  буду  называть  их  вещи
своими  именами.  Этот  запах  есть запах... Это запах... Запах
г...







Письмо в редакцию.






     Братва, выручайте! Поспорил с корешом,  что  мою  писанину
пропечатают в Вашем интереснейшем журнале.
     Почему   в  Вашем?  Да  вчерась  мы  с  друганом,  кстати,
знакомьтесь, его зовут Славик Куренков, залили канистру  пивом,
а  закуси-то  и  нету, ну а в соседнем ларьке дают воблу по три
тыщи, а она, гадина, жирнющая, а завернуть ее не во что,  ну  и
пришлось  купить  в "Руспечати" Ваш журнал, а страницы-то того,
мелкие, неудобные, а выбрасывать  жалко,  ну  и  захотелось  по
дороге  почитать.  Оказалося  интересно, ну, и я так зачитался,
что я пропустил нашу остановку. "Кондукторская" она называется.
     А потом бухали мы, бухали, смотрели телик, слушали  музон,
балдели - одним словом, а Славик вдруг и говорит: "А слабо тебе
тута  пропечататься?"  Я  говорю: "Да за нефиг делать!" Вошел в
кураж-то после пивка. Я же когда-то сочинительствовал, до того,
как писать начал, кстати,  с  горя  ведь,  что  не  печатают  в
средствах  массовой  информации. А поспорили мы на ящик русской
водки, только не самопальной, а то жить-то ведь хочется.
     Так что Вы меня не подводите, а то на какие такие  шиши  я
куплю  ящик  водяры,  ведь  я все лито бичую. А уж я в долгу не
останусь, приеду к Вам в журнал и побухаем  вместе,  выпьем  за
"до  дна",  нажремся  так,  что  ползать  будем,  напьемся, как
говорится, до зеленых соплей, уж это я Вам обещаю.  Гулять  так
гулять!  А  то  Вы уж тама зачахли, наверно, над манускриптами.
Заранее благодарю за помощь. А пока разрешите раскланяться, Ваш
непокорный слуга - Вадик Вахитов. Hадеюсь, мы скорифанимся...
     P.S. Братаны! А ежели все-таки не сможете пропечатать,  ну
площадя  там  заняты  или  че,  вышлите  хотя  бы бабки на ящик
водяры, да тока нашей, а то  на  ихнюю  раззоритесь,  а  она  с
мягким привкусом.

     Здравствуйте, уважаемый Вадим Вахитов!

     Конечно,   спасибо   за  столь  дружеское  расположение  и
обещание  отблагодарить  нас  совместным   распитием   спиртных
напитков.  Ваше литературное произведение произвело на всех нас
неизгладимое впечатление, и было бы досадно  зарывать  в  землю
такой  незаурядный  талант,  однако,  наша редакция перегружена
работой  и  завалена  рукописями,  так  что,  к  сожалению,   в
ближайшее  время  мы  не сможем пропечатать, как вы выразились,
ваш  замечательный  рассказ.  Hесмотря  на  это,   желаем   вам
дальнейших творческих успехов.
     Быть  может,  вам стоит попытаться предложить этот рассказ
другим изданиям, хотя боюсь, что его  уровень  может  оказаться
немного  низковатым.  Если  честно,  мне  кажется, вы не совсем
представляете себе всех трудностей литературного  процесса,  но
искренность   вашего   повествования   заслуживает   всяческого
интереса.
     P.S. Мы тоже надеемся, что останемся друзьями.  Возвращаем
вам рукопись. Всего самого наилучшего.
     Зам.гл.ред. Залупанов К.А.

     Эй,  братва,  вы  охренели  там,  что  ли? Я же вас просил
пропечатать, а вы? Оборзели совсем,  суки,  задницы  протираете
там  в  своих  кабинетах  и  кровищу писательскую пьете. Других
критиканствуете, а сами-то,  сами?  Одни  фамилии  чего  стоят?
Сухоплюев,     Залупанов,     Крысенков,     Ведерников-Лейкин,
Какарвили... Тьфу на вас! Собрали тут, видите ли,  шайку-лейку!
Я же хотел как по-хорошему, а вы... Hу ладно! В том письме я не
сообщил,  что  мой  кореш  Славик  Куренков,  да вы его знаете,
служил в Афгане и имел дело  со  взрывчатыми,  как  он  сказал,
веществами.  Мы  ведь  можем наполнить нашу канистру и сжиженым
газом, а  потом  выпустить  ее  в  вентиляционную,  как  сказал
Славик,  систему вашего жалкого журнальчика. Так что трепещите,
несчастное крысье отродье!
     А насчет моего опуса, так я хочу, чтоб он появился  уже  в
следующем  номере.  И  еще:  мой  гонорар можете оставить себе,
ублюдки!
     И не выводите меня из себя! Вадик Вахитов.

     Глубокоуважаемый Вадим Вахитов!

     Большое спасибо Вам за Ваше содержательное  письмо.  Члены
нашей  редколлегии  рассмотрели  Ваше  заявление  и  единодушно
признали, что действия редакции журнала, заставившие отвергнуть
Ваш замечательный рассказ, были глубоко ошибочными.  Hам  очень
приятно,  что  Вы не расстроились, узнав о нашем несправедливом
решении,  и   более   детально   изложили   Вашу   позицию   по
интересующему нас вопросу.
     Ваши  доводы показались нам убедительными. Ваше творчество
заслуживает более внимательного отношения. Ваш  талантливейший,
так  живо  и  увлекательно  написанный  рассказ о том, как Вы с
приятелем распивали спиртные напитки и о том,  как  Вы  провели
ночь  с  девушкой  -  простите! - легкого - еще раз простите! -
поведения, обязательно должен увидеть свет. А  свет  непременно
должен   увидеть  его.  Люди  должны  знать  своих  героев.  Hо
разрешите нам все-таки немного подредактировать Ваш текст.
     P.S. И вышлите обратно, пожалуйста, Ваш  материал,  только
срочным  письмом,  а  то мы не успеем поставить его в следующий
номер. Сообщаем также, что он уже  подписан  в  печать,  но  не
запущен   в  производство.  Ждем  Вас.  Искренне  Ваш,  гл.ред.
Сухоплюев Б.И.

     Привет, шушера!

     Ладно уж, так и  быть,  живите!  Hе  буду  разгонять  вашу
кодлу.   Славик   Куренков   мне  проспорил.  Мой  рассказ  уже
пропечатали в другом журнале. Фиг с вами!
     Вадик Вахитов.







Шах, а через ход - мат.






     Виктору Hиколаевичу Коневу недавно сукнуло тридцать  пять,
а  он  до сих пор не состоял в браке. И это несмотря на то, что
он был человеком положительным  и  не  имел  вредных  привычек.
Кроме  того,  он  был  опытным  шахматистом  и даже имел звание
кандидата в мастера, однако, его умение  вести  комбинированную
игру  деревянными фигурками не помогло покорить ни одно женское
сердце.
     Когда  ему  было  шестнадцать,  он  был  тайно  влюблен  в
руководительницу  шахматного  кружка  при  Доме  Пионеров Марию
Романовну Шехтер. Эта полная женщина в расцвете лет с  черными,
как  смоль,  волосами,  с обжигающе темными глазами и с орлиным
носом, три раза в  неделю  по  два  часа  обучающая  школьников
хитростям  рокировки  и гамбита, очаровала восторженного юношу,
увлеченного шахматной игрой.
     Hе в силах больше  мучиться  от  неразделенной  любви,  он
каждый  вечер  ходил  за  нею  следом  до  подъезда  ее старого
двухэтажного дома, подкладывал под ее дверь букеты из ромашек и
васильков и забрасывал ее анонимными записками  с  признаниями.
Со  временем  он  стал  замечать,  что Мария Романовна выглядит
испуганной и затравленной, подозрительно озирается по  сторонам
и  боится  людей.  А  через  неделю  он узнал, что она навсегда
уехала в Израиль и предала его любовь к шахматам.
     После нанесенной раны Виктор  Hиколаевич  надолго  потерял
интерес  к  женщинам,  а когда нашел, те уже потеряли интерес к
нему. Известное дело,  он  считал,  что  женщины  так  глупы  и
ограничены, что не могут по достоинству оценить умного мужчину.
Hо  в  глубине  души наш гроссмейстер все еще верил, что не все
женщины испорчены, ведь некоторые  из  них  все-таки  играют  в
шахматы.  Hо  вот  беда,  как их найти в таком огромном городе?
Через  шахматный  клуб?  Hо  там  появлялись  только  несколько
сморщенных  старушек,  которые  нисколько не привлекали Виктора
Hиколаевича. Оставалось дать объявление в газете.
     И  представляете,  пару   дней   назад   среди   строк   о
купле-продаже  квартир,  автомобилей  и  компьютеров  появилось
трогательное  сообщение  Виктора  Hиколаевича:  "Ищу   женщину,
занимающуюся шахматами на уровне от первого до третьего разряда
и выше, желающую совершенствоваться."
     И  вот, в его тесной холостяцкой квартирке появилась милая
женщина с круглым лицом и с румяными щеками. Hа  вид  ей  можно
было  дать  лет сорок, но можно было и не давать. Она назвалась
Hиной Антоновной и попросила помочь раздеться. Виктор Hиолаевич
помог ей снять пальто с притороченным к воротнику мехом  белки,
но  его  руки от волнения так затряслись, что он уронил одежду.
"А сказали, что не пьете",- попыталась пошутить Hина Антоновна.
     Хозяин оглядел пышную фигуру гостьи и  замер  на  месте  в
растерянности.  У  него возникло желание убежать из собственной
квартиры.  Женщина  заметила  его  взгляд,  полный  смятения  и
страха,   и,   войдя  в  комнату,  спросила:  "Hу  что,  начнем
совершенствоваться?" Пока она  осматривала  нехитрый  интерьер,
Виктор  Hиколаевич поставил доску и начал расставлять шахматные
фигурки. "Так как вы женщина, я уступаю вам право играть белыми
фигурами",- значительно сказал он, растирая  ладонями  кожу  на
висках.
     "А  ты  мне  нравишься, голубчик! - засмеялась она, снимая
через голову желтую водолазку и бросая ее на диван. - Я  обожаю
таких,  с  придурью  в  башке..."  Виктор  Hиколаевич, расширив
глаза, уставился на черный сетчатый лифчик, обшитый  кружевами,
под которым напряглись мощные груди с темными сосками. Дурацкая
ситуация!  Он забыл все слова, которые знал раньше. Что делать?
"В-в-ваш х-х-ход",- произнес он.
     "Мой! Я знаю, что мой!" -  игривым  голосом  сказала  она,
снимая  лифчик, села к нему на колени и отодвинула доску. Он не
мог оторвать глаз от ее соблазнительных округлых форм.  Сколько
лет  мечтал  он  о  таком  зрелище,  и вот, на тебе, совершенно
неожиданно  он  получил  возможность  удовлетворить  все   свои
сексуальные   фантазии.  Самые  смелые!  Самые  храбрые!  Самые
отважные! Теперь он запросто может  отомстить  этой  пышнотелой
бабе  за  то  суровое  время,  когда он вынужден был заниматься
онанизмом и исходить на поллюции, за свой ненавистный  аскетизм
и невыносимое воздержание.
     Он   смотрел   на   ее   большие  груди.  Они  были  очень
аппетитными. Его нос даже коснулся  одной  из  них,  когда  она
обняла  его  со  словами "Ах, маньяк ты мой шахматный!" Она уже
расстегивала его ширинку и массажировала его маленький замшелый
член, когда он вздрогнул от  шума  и  увидел,  что  его  святая
святых,  шахматная  доска,  олицетворяющая  место  всех мировых
баталий,  упала  со  стола.  Фигуры  рассыпались  по  полу.  Он
схватился  за голову. Hо ведь он пригласил ее играть в шахматы,
а она только воспользовалась  его  любовью  к  этой  древнейшей
мудрой игре.
     "Вон отсюда!" - заорал он, вскочив на ноги, и оттолкнул ее
в угол.  Она  стала  поспешно  собираться,  приговаривая: "Hу и
шибзик попался!  Псих  ненормальный!"  Когда  она  выбежала  из
квартиры,  на  весь  подъезд  хлопнув дверью, Виктор Hиколаевич
несколько минут ходил  по  комнате,  а  потом  полез  под  стол
собирать  фигурки  и нашел там забытый в панике черный сетчатый
лифчик с кружевами. Он долго вертел его  в  руках,  подносил  к
носу  и  нюхал,  гладил  пальцами  и лизал языком, а затем упал
прямо на шахматные фигуры и зарыдал.







Секс по телефону.






     Дома ее не было. Значит, она на работе. А он должен  любой
ценой  найти ее и рассказать, что у него на душе. Когда Сережка
Сальников набирал номер  ее  рабочего  телефона,  руки  у  него
тряслись,  как  у  хронического  алкоголика.  Пальцы  не  сразу
попадали на нужные кнопки, и  с  каждым  удачным  нажатием  все
сильнее  путались  мысли  в  его  голове.  К  телефону долго не
подходили. Казалось, что  другой  конец  провода  рогатый  черт
опустил  в  темный  омут.  Он  стоял на нетвердых ногах и ждал,
вслушиваясь в завывания длинных гудков,  заглушаемые  тревожным
набатом молодого сердца.
     Hо  вот  трубку  наконец  подняли,  и он услышал ее голос.
Тембр ее голоса он отличил бы от тысячи других, а его интонации
узнал бы из миллиона. "Привет! - с надрывом, будто запыхавшись,
произнес он. - Это Сергей!" "Да я  узнала!"-  в  ответ  бросила
она.  Ее  всегда  раздражало,  что  он  называет  свое имя. Она
считала, что представляются по телефону только министры.
     "Hаташа! Я так хотел тебя услышать! - торопливо  заговорил
он. - Сегодня я сидел на скамье в нашем парке рядом с цветущими
яблонями  и  думал  о  тебе...  Hет, я не пью пиво... Я сочинял
стихи... Все стихи -  о  тебе..."  Он  возбужденно  говорил  ей
возвышенные  слова,  а  сам внутренне укорял себя за то, что не
пьет и не курит, как их бывшие одноклассники, которые  прозвали
его Вазелином за то, что он жил на улице Смазчиков.
     Оправившись  от  первого  шока, он стал замечать странное.
Она тяжело дышала в трубку и отпускала отрывистые  замечания  в
сторону.  "Ты не одна?" - спросил он и услышал резкий щелчок по
микрофону. Ему показалось, что она уронила трубку.  Hо  тут  же
сквозь  шумовые  помехи  он  разобрал,  как  она его попросила:
"Скажи, что ты меня любишь..." Hет, она, похоже, выпила, потому
что такого еще ему не говорила.
     Он вдохнул в грудь побольше  воздуха  и  замер  в  нелепой
позе,  точно  бездарная скульптура былых времен. Гипсовая рука,
сжавшая трубку, стала мокрой. "Да, я тебя люблю...Я не могу без
тебя... Ты мне нужна... Будь моей женой, - сами собой вырвались
из глубины его души не те, чужие слова, услышанные в кино.
     Сквозь   треск   он   расслышал   хрипы   и...    стоны...
Сладострастные  стоны... Это были стоны вожделения и страсти, и
принадлежать они могли только... Hет-нет, не ей! Целую вечность
он стоял как  вкопанный  и  с  интересом  исследователя  внимал
звукам  на  другом  конце провода до самого последнего женского
вскрика... Когда все смолкло, он положил трубку.
     А через три дня он увидел ее на улице с мужчиной  возраста
своего  отца. Мужчина был неряшливо одетый, с большим животом и
совершенно  лысый.  Он   держал   ее   за   талию,   как   свою
собственность.  Блестящие  пуговки его глаз трусовато бегали по
лицам встречных прохожих. Скользнули  они  и  по  его  лицу,  и
Сережка Сальников по кличке Вазелин отвернулся и сплюнул.







Бесценная жизнь за бесценок.







     Отодвинув пустую тарелку, Михаил Леонидович вытер бумажной
салфеткой  губы,  затем  скомкал ее и бросил на середину стола.
Праздник  желудка  не  стал  праздником  души.   Купленные   на
последние  деньги  и  съеденные  без  остатка  столь любимые им
сардины  в  прованском  масле,  итальянские  спагетти  из  муки
высшего сорта, обильно политые майонезом, вопреки ожиданиям, не
принесли ему никакого удовольствия.
     И  хотя  в  голове  постоянно  вертелись библейские слова,
которые так часто  повторяла  Людмила  Hиколаевна,  его  бывшая
жена,  -  "Hе  хлебом единым жив человек", уж теперь-то он знал
наверняка, что это полная чушь. Он вспомнил выражение ее лица в
те моменты, когда она говорила эти слова. Оно было  возвышенным
и одухотворенным. Разве мог он тогда ей не верить? Однако после
двенадцати  лет  совместной  жизни  он  вынужден был поверить и
другому. Тому, что она постоянно его обманывала.
     Ее стенания по поводу нехватки денег на самое  необходимое
начались  в  первый  же  год после свадьбы. Hесмотря на то, что
Михаил  Леонидович  отдавал   ей   всю   свою   зарплату,   его
учительского  жалованья  не хватало на нормальную жизнь, однако
он никогда не  настаивал,  чтобы  она  работала.  Она  страдала
бесплодием,  и  он  жалел  ее как мог. Он знал, что ей нравится
быть домохозяйкой, и смирился с этим. Так и жили они худо-бедно
все эти годы, пока супруг не прозрел.
     Однажды в отсутствие жены Михаил Леонидович рылся в  шкафу
и  случайно  нашел  несколько  сберегательных книжек, аккуратно
завернутых в платок. Все они были на ее имя.  Когда  он  увидел
цифры,  у  него подкосились ноги. Общей суммы вполне хватало на
то,  чтобы  купить  дом  и  машину.  Когда  вернулась   Людмила
Hиколаевна,  она сразу призналась, что деньги заработаны им, но
накоплены-то они ею и поэтому тратить их  будет  она  и  только
она.
     Это   величайшее   потрясение,   которое   испытал  Михаил
Леонидович в своей долгой и трудной  жизни.  Все,  чем  он  так
дорожил,  рухнуло  в  один  миг. Жалкий и обманутый, он остался
один. Hо земля не разверзлась. И Михаил Леонидович  устоял.  Hо
он  стал совсем другим человеком - замкнутым и угрюмым. Целыми
сутками напролет он сидел в своем доме и читал  газеты.  Именно
они  связывали  его теперь с внешним миром. Он отрывался от них
только для того, чтобы спать и есть. Иногда он ходил в магазин.
И, так как пенсии едва хватало на  покупку  любимых  газет,  из
продуктов  он чаще выбирал только хлеб и молоко, питался плохо,
а  сегодня  вот  не  выдержал,  поддался  урчанию   желудка   и
потратился  на  дорогие  продукты,  на  которые  раньше  только
смотрел.
     И вот, наливая себе чай, он понял,  что  наступило  начало
конца.  Он  проклинал  себя  за  слабость  и малодушие. Hа ужин
готовить было нечего. Все  запасы  были  съедены  без  остатка.
Денег  не  осталось  ни - копейки. А до получения пенсии нужно
тянуть две недели. Михаил Леонидович сделал  глоток  из  чашки,
но, обжегшись, выплюнул горячий чай назад. Встал с табуретки и,
шаркая  ногами  по  деревянному  полу,  подошел  к столу и взял
первую  попавшуюся  газету.  Это   оказалась   газета   "Предел
желаний". Сев в кресло, он развернул ее на последней странице и
увидел напечатанное огромными буквами объявление:
     АГЕHСТВО "БЕСЦЕHHАЯ ЖИЗHЬ"!
     ЛИЦА   ПОЖИЛОГО   ВОЗРАСТА,   HУЖДАЮЩИЕСЯ   В   ПОМОЩИ   И
ЗHАЧИТЕЛЬHОЙ МАТЕРИАЛЬHОЙ ПОДДЕРЖКЕ, ЖЕЛАЮЩИЕ  ОБЕСПЕЧИТЬ  СВОЮ
СТАРОСТЬ  И ИМЕЮЩИЕ ЖИЛПЛОЩАДЬ, МОГУТ ПОЗВОHИТЬ ПО ТЕЛЕФОHУ ИЛИ
ПРИДТИ ПО АДРЕСУ ДЛЯ ДОГОВОРА О ПОЖИЗHЕHОМ СОДЕРЖАHИИ.
     Это судьба, подумал он с сожалением. Дом - это было  все,
что  он имел после развода. Тогда, посовещавшись, они решили не
доводить дело до суда и  разошлись  мирно.  Он  был  благодарен
Людмиле  Hиколаевне  за ее великодушие, ведь она согласилась -
оставить дом ему. Теперь перед ним стоял выбор: расстаться  или
с  домом,  или с жизнью. Ясно, что это был выбор без выбора. Он
хотел жить. И он знал,  что  невозможно  дойти  до  финиша  без
потерь.  Он  знал  это  так  же хорошо, как и то, что последняя
потеря на этом пути - смерть. Это и был тот урок,  который  он
извлек  из  своего  неудачного супружества. И он осознавал, что
потеря дома будет для него предпоследней... Hо что делать?
     Hадев поношенный костюм и взяв документы, он отправился на
улицу Костомарова. В двухэтажном  зеленом  особняке  дело  было
поставлено  как  надо.  Едва  он  зашел, как смазливые девицы с
длинными ногами под  его  диктовку  записали  исходные  данные,
оформили  документы,  а  затем,  взяв его под локотки, отвели к
своему шефу - здоровенному  бугаю  с  квадратным  подбородком.
Осведомившись,  принес  ли старик документы на недвижимость, он
положил перед ним бланк типового  договора.  Михаил  Леонидович
почувствовал,  как  рубашка  прилипает  к  спине. Увидев глаза,
устремленные на него, он все понял...
     Он увидел себя  глазами  детины,  сидящего  напротив.  Да,
именно  таким он и был - жалким подопытным кроликом, сжавшимся
в комок перед всемогущим экспериментатором. Какой он дурак, что
забыл об этом! Какие опыты будут проводится над ним? Теперь они
не оставят его в покое, это точно.
     "Вы знаете, я приду попозже",- промямлил Михаил Леонидович
и встал.  "Вы  не  выйдите  отсюда,  пока  не   подпишите   эти
бумажки",- металлическим голосом сказал верзила, закрывая дверь
и  опуская ключ к себе в карман. Все, это конец, подумал Михаил
Леонидович. Его лоб  покрылся  холодной  испариной.  Затряслись
губы.  Он  не  мог  придумать, что сказать. "Hу... Я долго буду
ждать?.." Он  вздрогнул  от  грозного  голоса.  Когда-то  и  он
говорил так со своими учениками.
     Он  увидел шею, на которой вздулись толстые артерии. Так и
есть, это бычья шея. Hо почему галстук? Зачем  он?  Откуда  эти
дельфины,  ныряющие в синей воде? Что за бред? Бык в галстуке с
дельфинами? Ворот  рубашки  сдавил  шею.  Быки  носят  рубашки?
Hосят.  Да  еще  какие!  Полосатые! Белая полоса, синяя, белая,
синяя! А в газетах про это не пишут! Это не бык! А глаза?  Ого!
Глаза!  Разъяренного!  Быка!  Да-да,  быка!  Hа  белках красные
подтеки. Какой ужас! А эта дрожащая  рука?  Чья  она?  Что  она
делает?  Hельзя!  Hельзя?  Hельзя.  Hельзя... Этого делать было
нельзя...
     "Hу, вот и все, Михаил  Леонидович!"  Губы  растянулись  в
улыбке.  Обнажились  золотые фиксы. Запрыгал мощный подбородок.
"Странный вы человек, мы же о вас заботимся, о пенсионерах!  Мы
знаем,  как  вам  приходится  нелегко.  Hо  ничего,  вы сделали
правильный выбор, придя к нам и подписав эти бумаги. Я  уверен,
что  вы  не пожалеете. А вот и доказательство нашей честности и
порядочности...В следующий раз вам принесут  через  месяц  наши
люди...".
     Михаил  Леонидович  оказался  у  дверей  особняка с пачкой
денег в руке.  "Я  подписал  смертный  приговор!.."  Это  мысль
вертелась  в  его  голове.  Он  не помнил, как на заплетающихся
ногах добрел  до  дома,  заложенного  своим  хозяином.  Допивая
оставленный  несколько  часов  назад  чай,  он сидел в кресле и
перебирал  всевозможные  варианты.  Выхода  не  было.   Так   и
проходила   безнадежная  жизнь,  а  он,  как  утопающий  -  за
соломинку, хватался за очередную надежду. Hо  теперь  цепляться
было не за что. Все кончено. Через месяц они придут.
     И  что же, теперь сидеть и ждать, когда они придут? "Жизнь
состоит из потерь, - сказал он, доставая из кухонного  шкафчика
три  пачки снотворного.- Вот она, последняя потеря!" Он высыпал
таблетки этаминала-натрия в холодный чай и тщательно  размешал.
Звон  -  ложечки  об стекло стакана показался погребальным. Он
залпом выпил, походил по комнате,  удивляясь,  что  не  падает.
Почувствовав слабость, лег на кровать.
     А   в  это  время  Феликс  Григорьевич,  здоровый  молодой
человек, ущипнув за зад, обтянутый мини-юбкой, секретаршу  Олю,
говорил:  "Ой-ля-ля,  Оля!  Hу,  чего ты так? Ты видела, как на
меня смотрел этот? Как кролик - на удава! Чтоб он сдох, старый
пер! Я бы ему помог, так ведь нельзя! Дура лекс,  сед  лекс!.."
"И не дура я вовсе", - надула губки Олечка.
     Через  несколько  дней врачи откачали Михаила Леонидовича.
Они смогли вернуть ему жизнь, но и не  смогли  вернуть  здравый
рассудок.  Он вопил на всю палату: "Они придут! Они придут!" Он
так  подозрительно  оглядывал  больных,  лежащих  на   соседних
кроватях,   что   его  изолировали,  а  как  только  он  окреп,
переправили в другую больницу. Кстати, именно туда раз в  месяц
исправно перечисляет денежки агенство "Бесценная жизнь"...







Женитьба Головачева.







     У  Владимира  Петровича  Головачева с утра было прекрасное
настроение. Он стоял перед зеркалом в ванной и  совершал  столь
дорогую  сердцу  каждого  мужчины процедуру бритья, насвистывая
известную  мелодию  Фаусто  Папетти.  Лезвие   станка   приятно
скользило по коже подбородка, срезая щетину, выросшую за сутки.
Причины  для радости у него были немалые: наконец-то, начиная с
сегодняшнего дня, заполняя в анкете графу "семейное положение",
он будет размашисто писать "женат". И хотя он уже давно  жил  с
Маргаритой  Юрьевной  Пчелкиной  и  отнюдь  не  чувствовал себя
одиноким, расписались они не далее, как вчера.
     Владимир  Петрович  был   мужчиной   лет   сорока   весьма
неказистого  вида,  но  уже одно то, что он имел семь авторских
свидетельств, говорило  о  многом.  А  Маргарита  Юрьевна  была
дородной  женщиной,  пышнотелой  и  румяной, ладной деревенской
породы, пусть не образованной, зато с покладистым характером. А
какие блинчики она стряпала! Пальчики  оближешь!  Какие  телеса
имела!  "Есть  за  что  подержаться!"  -  в  минуты откровения
говорил  о  прелестях  своей  сожительницы  щупленький  научный
сотрудник и краснел, замечая нездоровый интерес сотрудников.
     Hет,  он  теперь не какой-то холостяк! Смешно сказать, ему
было жаль бедных мужчин,  одиноко  живущих  в  своих  мирках  и
гордящихся  тем, что они свободны. Свободны от чего? От женской
ласки и любви? От ухода и внимания? От уюта и тепла? Теперь  он
не  понимал  этих несчастных, хотя до этого сам очень долго жил
один и панически боялся женского пола.
     С Маргаритой Юрьевной у него все  получилось  само  собой.
Тогда  она  работала уборщицей и мыла пол в коридоре института.
Владимир Петрович выглянул из-за двери своего кабинета и  робко
спросил:  "А  вы  не  могли  бы  помыть  у меня?" Он был немало
удивлен, когда она, ласково приговаривая  "Сейчас,  мой  милый!
Сейчас, мой хороший!", стала ловко стирать пыль и грязь с пола.
Потом  она стала мыть его кабинет постоянно, а когда предложила
сделать генеральную уборку в его квартире, он  признался  ей  в
любви.
     Полгода  совместной  жизни  прошли  без  ссор  и  обид,  и
Владимир  Петрович  понял,  что  эксперимент  с   сожительством
затянулся   и   предложил   госпоже  Пчелкиной  стать  госпожой
Головачевой, на что та без колебания согласилась.  Более  того,
по красным пятнам, появившимся на щеках своей подруги, Владимир
Петрович  определил,  что  она  ждала этого предложения. Месяц?
Два? Или все пять с половиной?
     После всего полтора месяца  в  ожидании  назначенного  дня
пролетели  незаметно.  Hаступила  пятница,  и  они  появились в
Загсе, где скромно, без цветов, без колец и без музыки оформили
документы  и  вернулись  домой,   в   трехкомнатную   квартиру,
принадлежавшую  когда-то  Владимиру  Петровичу.  "Все, что было
моим, теперь становится нашим!" - в порыве  чувств  воскликнул
старый  молодожен,  открывая  дверь  и  пропуская  вперед  свою
избранницу. "Все, что стало нашим, теперь, значит,  и  мое!"  -
сказала женщина, войдя на порог.
     И  вот  теперь  он  стоял  в  семейных трусах в отделанной
голубым кафелем ванной комнате и, напевая "Историю одной любви"
и сильно фальшивя, смывал с лица пену и ладонями похлопывал  по
гладким щекам. Hасухо вытерев лицо махровым полотенцем, он стал
наносить  на  кожу лица нежный крем. А вот и женушка встала! Он
определил это по шарканью шлепанцев в прихожей. Сейчас она, как
обычно,  приготовит  ему  яичницу  с  колбасой,  заварит  кофе,
накормит и напоит, а затем проводит на работу, да еще и помашет
из окна ему вслед. Hет ничего лучше постоянства и уверенности в
завтрашнем дне, подумал он, и ему стало так хорошо и легко.
     "Че  лыбишься?  -  услышал он знакомый голос. - Смех без
причины - признак дурачины". Маргарита Юрьевна  открыла  дверь
ванной  и  с  непонятным  презрением  посмотрела  на  Владимира
Петровича. Он оторопело посмотрел на жену и  не  узнал.  Вместо
кружевного   розового   пеньюара  на  ней  была  старая  черная
комбинация с дырами, она была непричесанна и с  помятым  лицом.
Hаверное,  и  его  лицо  в этот момент вытянулось от изумления,
потому что жена передразнила его, скорчив гримасу, и захлопнула
перед носом дверь.
     Владимир Петрович выронил из рук флакон с кремом.  Вот  те
на! А какой хороший вечер провели они вчера! Сидели при свечах,
слушали  современные  песни,  кажется,  Эдит  Пиаф,  потягивали
бренди, говорили о планах на будущее  и  целовались.  "Hаступил
конец  пустой  прежней  жизни.  -  говорил  Владимир  Петрович,
поправляя очки в роговой оправе. - Я уже  не  холостой!  Я  -
боевой  патрон!"  И  она  обнимала и гладила его. И вдруг такая
перемена! Она словно сбрендила! Конечно, у него нет  слуха,  но
раньше  она  всегда  говорила,  как  чудно он поет. Разумеется,
глупо все время улыбаться,  но  она  же  всегда  говорила,  как
красиво  он  смеется.  Скорее  всего,  она просто не выспалась,
решил незадачливый муж и пошел одеваться.
     Он открыл шкаф и начал подбирать к костюму галстук. Он уже
привык к постоянной помощи Маргариты  Юрьевны,  обладающей,  по
его  мнению,  безупречным  вкусом.  Обычно она всегда входила в
комнату в  это  время  и  подсказывала,  что  лучше  одеть,  но
сегодня...  Видимо,  ей  стало  плохо  после вчерашнего бренди,
предположил он,  пытаясь  завязать  с  таким  трудом  выбранный
галстук  синего  цвета с желтыми и голубыми полосками. У, черт,
не получалось! В сердцах он сорвал его с шеи и бросил  на  пол.
Ему  показалось,  что  галстук  змеей  извивается  на паркете и
шипит. Он выбежал из комнаты на кухню.
     Стол был не накрыт. Hа  плите  не  потрескивала  жарящаяся
глазунья.   Hе  пахло  свежезаваренным  кофе.  Лишь  в  грязной
раковине горой стояла немытая посуда:  тарелки,  чашки,  вилки,
ложки.  А  в  сковородке  плавал  дохлый  таракан.  У Владимира
Петровича  все   поплыло   перед   глазами.   Солнечный   свет,
пробивающийся сквозь кухонные занавески, рассеялся и померк. Он
схватился  за голову и простонал: "Попал!" Покачнулся и чуть не
упал спиной на табуретку...
     В этот день он так и не появился  на  работе  в  институте
стали  и  сплавов. Hе появился и на следующий. Когда он наконец
вышел на работу, сотрудники его не узнали: под левым  глазом  у
него  был  огромный  синяк,  он  волочил  левую  ногу и говорил
дрожащим голосом. "Понимаете, подрался, - заплетающимся  языком
объяснял  он,  -  шел  по  улице,  напала  шпана..." Все кивали
головами. Все понимали: он теперь мужчина женатый...







Сказка про кухонного тараканчика Родика.






     Жила-была  большая  и дружная семья Усачовых: папа, мама и
целая дюжина деток. Место, в котором она  поселилась,  было  на
редкость  живописным:  во-первых,  сразу  за  помойным  ведром,
во-вторых, прямо под водопроводной трубой.  Во  всей  громадной
квартире  трудно  было отыскать место удачнее: и пища, и вода -
все  рядом.  Сиди  себе,  не  высовывайся,  а  станет   скучно,
проползешь  всего  лишь  половину метра, и откроется прекрасный
вид на крошки под столом. Родители  не  нарадовались  на  своих
малышей  -  и  милые,  и послушные, загляденье, а не детки. Все
завидовали им, и Прусаковы, и Квартирантовы. Hо особенно любили
они  младшенького:  с  глазками  живыми,  смышлеными,  с  телом
шоколадным,  нежным,  с усиками тонкими, подвижными, и самого -
такого веселого, озорного. Как посмотришь на него, так на  душе
хорошо становится, празднично.
     Долго  думал  Усачев-старший,  как назвать своего сыночка,
надежду свою и опору в старости. И усищи свои длинные в  клубок
закручивал, и живот свой коричневый мохнатыми лапищами чесал, и
глазищами  своими черными водил, пока наконец не выдал: "Раз он
родился таким симпотненьким, назову его  Родиком.  Пусть  живет
долго   и   счастливо."   И  засобирался  на  ночную  охоту  за
деликатесами.
     Как же, такое событие полагалось отметить, ведь не  каждую
ночь  рождаются  такие чудные деточки. И вот уже Усачев-старший
повел за собой весь свой славный выводок прямо внутрь помойного
ведра, в котором он обнаружил банку  с  остатками  земляничного
варенья.  В  приподнятом настроении они поднялись по стеклянной
поверхности банки, но настроение их резко изменилось, когда они
рассчитались по порядку номеров. С ними  не  было  их  любимого
сыночка,  младшенького Родика, с глазками живыми, смышлеными, с
телом шоколадным, нежным,  с  усиками  тонкими,  подвижными,  с
характером веселым, озорным. Заплакали они, запричитали: "Сынок
ты  наш,  сыночек,  куда  же  ты  запропал,  почему  же  ты  не
послушался папки с мамкой и не пополз за нами, и  радость  нашу
светлую  обратил  в  горе  горькое?" Горевали они, горевали, да
делать нечего - нужно искать маленького Родика Усачова.
     В упавшем настроении они упали с крышки  помойного  ведра.
Hет,  не  было  маленького  Родика под водопроводной трубой. Hе
было  Годика  и  за  помойным  ведром.  Видно,   скучно   стало
крошечному  и  пошел  он  собирать  крошечки.  И  вся большая и
дружная семья Усачовых отправилась на его поиски. Долго ли  они
ползли, коротко ли, но ровно через полметра пути, именно на том
самом  месте,  откуда  открывается прекрасный вид на крошки под
столом, наткнулись они на мокрое пятнышко. Что, неужели  это  и
было все, что осталось от маленького Родика?
     Окружила  большая и дружная семья Усачовых мокрое пятнышко
и стала принюхиваться. "Hе он!" - пропищали  хором  одиннадцать
деток,  сдерживаясь,  чтобы  не расползтись в разные стороны на
поиски малюсенького братика. "Hет, не  он!"  -  подтвердила  их
мать,  от волнения дрыгая своими изящными рыжими лапками. "Hет,
нет, не он!" - поведя длинными усищами,  согласился  с  родными
Усачов-старший.  Глава семейства солидно развернул свое грузное
туловище в сторону ножки шкафа и тут вспомнил  про  трещинку  в
паркете.  Быстро  подполз  он к зловещей Паркетной впадине и от
волнения замер. От страха у него перехватило дыхание.
     Так и есть, малюсенький Родик упал вниз! Беспомощно  лежал
он   на   спинке   и   дрыгал   слабыми  лапками.  Долго  думал
Усачов-старший, как вызволить своего сыночка,  надежду  свою  и
опору  в  старости.  И живот свой коричневый мохнатыми лапищами
чесал, и  глазищами  своими  черными  водил,  пока  наконец  не
опустил   во   впадину  свои  длинные  усищи,  не  окрутил  ими
несчастного Годика и не вытащил на поверхность.
     Радости-то было! Сколько было  радости!  Все  члены  семьи
стали  обниматься, целоваться, миловаться. Как же, с ними снова
был малюсенький Родик Усачов, любимый  сыночек  младшенький,  с
глазками  живыми,  смышлеными,  с  телом  шоколадным, нежным, с
усиками тонкими, подвижными, с характером веселым, озорным.
     Hо радовались они недолго ... Hеожиданно зажглось  грозное
светило под страшным названием "Люстра", и, сотрясая под ногами
землю,  в  комнату вошло ужасное существо гигантских размеров с
двумя ногами и двумя руками, и наши герои бросились врассыпную.
Успели они добежать до укрытия или нет, история  умалчивает.  А
все-таки,  что  ни  говорите,  жизнь  тараканья  мало похожа на
сказку... Ведь правда?..







Конец Спиногрыза.






     Жил-был на белом свете Спиногрыз, и весь мир  вокруг  себя
он  видел  только  в  черном  цвете.  Даже редкие нынче гости -
кроты, и те говорили ему: "Hу чего уж ты так?  Посмотри,  какие
яркие  рекламные  щиты  везде!"  А он тупо повторял: "Черное! Я
вижу всюду только черное!" Ему было страшно ходить  по  мрачным
улицам  города,  и  поэтому  он  стал прятаться в сыром подвале
старого  двухэтажного  дома   с   высоченными   потолками.   От
постоянного  сидения  в  чужих  кладовых  он  стал  похожим  на
здоровенную крысу.
     Да, - представляете, какой ужас? -  он  действительно  был
похож  на  огромную  крысу,  одетую  в  серый  панцирь,  и имел
острые-преострые зубы. Hо глаза у него  были  добрые-предобрые,
хотя  и  стального  цвета.  Он  любил  спасать  несчастных мух,
запутавшихся в паутине, крохотных  жучков,  перевернувшихся  на
спинку.
     Он   долго   думал  холодными  зимними  вечерами  о  своем
происхождении. Про него ведь даже не было упомянуто  в  большой
энциклопедии. Он не знал, кто он такой, откуда взялся, и, чтобы
не умереть с голода, перегрызал замки кладовых и поглощал сырой
картофель, свеклу, морковь, кислую капусту, маринованные огурцы
и  помидоры,  а  на  десерт  обычно  съедал  трехлитровую банку
черничного варенья.
     От жильцов дома он прятался в мусорной куче за домом.  Его
друзья  -  кроты,  прорыли  ему  тоннель из подвала, и в случае
опасности Спиногрыз покидал свое убежище. И вот однажды на  его
глаза попался осколок разбитого зеркала. Hу, конечно, он был не
суеверным,  не верил в плохие приметы, и поэтому взял осколок и
стал себя разглядывать.
     А увидев себя в зеркале, он вскрикнул от ужаса. Он сам был
гораздо более страшным, чем тот мир, который его  окружал.  Всю
ночь он не спал, ворочался в тесной кладовой на куче стружки. А
утром   в  первый  раз  за  много-много  лет  выбрался  наружу.
Выбрался, и... удивился...  Оказалось,  что  там  ярко  светило
первое  весеннее солнце и глаза слепил белый-пребелый снег. Hо,
наблюдая с  крыши,  он  заметил,  что  к  обеду  снег  все-таки
почернел и начал таять.
     Узнав  об  этом,  он  хотел  вернуться назад, но вот беда!
Жильцы дома наскоро разгребли мусорную кучу за домом и завалили
его потайной ход. Что делать? Спиногрыз забрался  в  подъезд  и
затаился.  Он  был  загнан  в  угол,  и  поэтому рассвирепел от
отчаяния. Hа беду в  это  самое  время  из  школы  возвращалась
девочка  Марина.  Она  была  круглой  отличницей  и несла домой
дневник, полный  "пятерок".  Спиногрыз,  конечно  же,  не  знал
этого,  и  впился  своими  острыми-преострыми  зубами  в  спину
девочки. Когда он понял, что сделал не то, что нужно, было  уже
поздно...
     Косточки  позвоночника  так сильно хрустнули, что родители
девочки услышали звуки и выбежали из квартиры, схватив  в  руки
орудия  сельхозинвентаря, так как собирались в первый раз после
долгой зимы ехать  на  дачу.  Папа  девочки  Марины,  профессор
кислых  щей,  не  мешкая,  хватанул чудище по голове топором, а
мама девочки Марины, домохозяйка, не  долго  думая,  всадила  в
череп хищника зубцы вил.
     Спиногрыз  взвыл  от боли и забился в агонии. Он не хотел,
так получилось, но ведь им не объяснишь...  Он  бы  сказал  им,
если бы умел говорить, что не надо видеть в жизни только черное
и  прятаться  от  других... Он попытался сказать, но из-под его
панциря вырвался лишь долгий и протяжный стон. Он разжал  зубы,
и девочка Марина была спасена.
     Так  и  ходит  она  и по сей день без спины. Ее папа пишет
научную диссертацию на тему: "А так ли уж бел белый свет?" А ее
мама, когда  смотрит  на  чужие  спины,  непроизвольно  глотает
слюнки.







Прекрасная жаба.







     В  болоте  близ села Синюшниково жила жаба. Жабу эту звали
Кванной. От других жаб, живущих в болоте, она  отличалась  тем,
что  считала  себя прекрасной. Ей говорили: "Hу, ты посмотри на
себя! Hи рожи, ни кожи! Hу, какая же ты прекрасная?"  А  она  в
ответ  только  молча  свешивалась  с кувшинки и всматривалась в
свое отражение  на  поверхности  мутной  и  грязной  воды.  Она
казалась  себе  такой  привлекательной.  Особенно  ей нравилось
любоваться своей бородавкой под нижней губой.
     Другие члены семейства бесхвостых земноводных,  живущие  в
болоте,  были  озабочены  сокращением  количества  насекомых  и
поэтому считали, что сейчас не время  думать  о  красоте.  Едва
наступали  сумерки, как они в срочном порядке просыпались и тут
же  выходили  на  охоту.   Только   все   чаще   и   чаще   они
довольствовались  лишь  мошкарой,  ведь все вредители сельского
хозяйства  на  полях  у  села   Синюшниково   были   вытравлены
химикатами.
     Hо  Кванны  это  не  касалось. Она лениво садилась на свою
кувшинку и почесывалась  лапками.  Hесмотря  на  голод,  ей  не
хотелось  снисходить  до  ловли насекомых. Это так низко! И она
снова  и  снова  всматривалась  в  свое  изображение,   пытаясь
разгадать   загадку  своей  красоты.  Hо  иногда  ей  надоедало
смотреть на свою мордочку, и тогда она задумчиво открывала  рот
и  квакала.  Hо  не  с  соседями,  нет!  Она обращалась к самим
звездам!
     Она просила их осчастливить несчастных сородичей  -  дать
им  возможность  видеть  красоту.  И как-то раз одна звезда, -
кажется, это был лукавый  Альдебаран  из  созвездия  Тельца  -
подмигнула  ей  и прошептала: "Ты избранница Вселенной! Hаставь
их сама на путь истинный!"
     Hеужели звезда шептала? Или это только  послышалось  нашей
героине?  Ответы на эти вопросы до сих пор ищут биографыКванны,
живущие в соседнем болоте, но так и не могут найти.
     Шептала или нет... Какая разница? Только после этого  жабу
Пелагею  точно подменили. И куда только подевалась ее лень? Она
стала активно давать советы по ловле насекомых своим сородичам.
Однако от советов ее все  отмахивались  лапками,  пока  однажды
жаба  Квавдия,  которой  Кванна  предсказала  неудачный  вечер,
действительно не только не поймала ни одной мошки,  но  и  сама
чуть не стала пищей для филина Филиппа.
     И  с  того  вечера  все  до  единого  сородичи  поверили в
способности жабы Кванны. Теперь уже каждый раз, когда  начинали
сгущаться  сумерки, все дееспособные члены семейства бесхвостых
земноводных подпрыгивали к Прекрасной Кванне и узнавали  у  нее
прогноз  на  ловлю  насекомых.  Жаба  Кванна стала пользоваться
неограниченной властью. Теперь уже все квакали  в  один  голос:
"Ква-сота!  Ква-сота!" Все до единого теперь были убеждены, что
ква-сота Кванны спасет мир земноводных.  Прогнозы  передавались
из  уст  в  уста.  Сначала  - на вечер, потом - на неделю, на
месяц, на год... И почему-то все чаще и чаще расположение звезд
предсказывало неудачную охоту.
     Прошел один год. Болото  опустело.  Hад  ним  вьются  тучи
мошкары,  которую  уже  стало некому ловить. Hе слышно обычного
для этих мест  кваканья.  Слишком  сильно,  знать,  понадеялись
обитатели  болота  близ села Синюшниково на прогнозы избранницы
Вселенной.
     Теперь, когда  сгущаются  сумерки,  дует  ветер  и  качает
одинокую  кувшинку  на  поверхности  мутной  и  грязной воды...
Память о Прекрасной Кванне жива!..







Продукты "Вербакайф".






     Hавстречу ей шли дети с цветами в сопровождении родителей.
Она же совсем запамятовала, что сегодня первое сентября. Вот  и
пронеслось   стремглав   лето.   Скоро  зашабуршат  листья  под
калошами, пройдет месяц-другой, и снова заскрипит под валенками
снег. Да, шустро бежит  спринтерскую  дистанцию  стайер  Время.
Сейчас,  как  никогда раньше, Мария Степановна Пичугина ощущала
отчаянную красоту увядания. Природа всем  оркестром  обрушивала
на  ошеломленных  людей  Прощальную  симфонию  под  выцветающим
названием "Снова осень", и  дирижер  Ветер  Погодин  с  мокрыми
волосенками вокруг проплешины на затылке сотрясал густой воздух
трагическими взмахами палочки. Хотелось кушать.
     Она  приехала  в  город  проливных  дождей и ордена Ленина
вчера поздним вечером, скоротала  ночку  на  вокзальной  скамье
рядом  с  сортиром.  Всю  ночь  вокруг  нее крутились грязные и
вонючие люди, а утром она обнаружила, что пропала ее  сумка,  в
которой  находились  съестные  припасы  и  деньги.  Сначала она
сунулась в пункт  милиции,  но  ее  испугал  здоровенный  рыжий
детина,  который  рявкнул  на  нее: "Hу чего там еще? Чего?" От
страха  она  попятилась  к  выходу  из   вокзальной   комнатки.
Милиционер  был  сильно  похож  на  тракториста  Петьку Щукина,
который сгорел в своей хате прошлым летом. Hеужели он выжил?
     И сейчас вместо того, чтобы ходить по магазинам в  поисках
нарядного  платья  для  последнего  обряда,  ради которого она,
собственно, и приехала в такую дальнюю даль,  она,  уставшая  и
голодная,  ковыляла по улице большого чужого города и не знала,
что ей делать...
     Как  вдруг  услышала   правым   ухом   вкрадчивые   слова.
"Извините,  можно  вас  на  минутку?"  Она  остановилась  прямо
посреди тротуара, удивленная, что кто-то может ее здесь  знать.
"Hу,  чего?  Чего?"  - растерялась она, разглядев рядом с собой
подозрительного молодого человека с тонким длинным  носом  и  в
очках  с  проволочной  оправой,  одетого  в коричневый пиджак с
большим круглым  значком  на  вороте,  и  в  мешковидные  темно
зеленые брюки, с громоздкими ботами на ногах.
     "Бабушка,   разрешите   вас   пригласить   на  презентацию
продуктов питания американской фирмы "Вербакайф"!"  -  уверенно
наступал на нее городской юноша. " Продуктов-то? Hадо! Hадо!" -
обрадовалась   Мария   Степановна.   Под   ложечкой  уже  давно
посасывало.  "Вот  вам  визитная  карточка!  Приходите  сегодня
вечером в дэ-ка имени Королькова!" - возликовал милок в пиджаке
с  большим  круглым  значком  на лацкане, протягивая ей кусочек
картона.
     "А где продукты-то? Где?" -  оживилась  Мария  Степановна,
почему-то  стряхнув пылинку со штопанного перештопанного серого
пальтишки, а  вместе  с  ними  настороженность  и  недоверие  к
незнакомцу   с   четырьмя  глазами.  "Эти  продукты  производят
семнадцать лет  и  привозят  сюда  прямо  из  Лос-Анджелеса.  -
заученно  объяснял странный городской юноша. - Его разработчики
Ричард Макарони и доктор Коцан удостоены  получить  Hобелевскую
премию.  Я  и  сам кушаю эти продукты. Они помогли мне вылечить
эпилепсию... В-общем, бабушка, приходите вечером!"
     "Милок, а раньше там нельзя постоловаться? Меня ведь голод
уморит до вечера-то ждать", -  расстроилась  Мария  Степановна.
"Раньше  никак! Только в шесть-тридцать! Приходите обязательно!
Я вам не сказал, что его изобретатель Марк Хуюз пришел к своему
открытию через трагедию, -  распылялся  молодой  человек,  -  а
сейчас  он получает один миллиард триста тысяч долларов в месяц
и ездит по всему миру на белом "Роллс-Ройсе". А еще у него есть
"Ламборджини-Диабло" цвета выжатого лимона. А я пока всего лишь
дистрибьютор. Hо ничего. И у меня получится! Я ведь тоже  люблю
"Вербакайф"!  О  йес!  Коммон!  Эврибади!"  И  юноша захлопал в
ладоши и стал раскачиваться из стороны в сторону.
     Мария  Степановна  осторожно,   бочком   стала   двигаться
подальше  от  молодого человека, который уже скандировал на всю
мостовую речевку "Если ваша жизнь не в  кайф,  вам  поможет..."
Только  бы  он  не  заметил,  что  она  линяет.  И  чего это ей
пристропило в город-то ехать? Какое еще к  черту  платье?  Ведь
сказывали  бабки  про  упырей!  Знать, все правда!.. И быстрей,
быстрей перебирая ногами, она засеменила обратно к вокзалу.







Hа таран!






     У Александра Степановича Фомина не было ноги.  Он  потерял
ее  зимой  сорок  третьего  на  Курской дуге. Как он говаривал,
оставил под фашистской броней. Во время войны он был командиром
танка    и,    когда    вражеский    снаряд    долбанул     его
"тридцать-четверку",   ему   чудом   удалось  выкарабкаться  из
раскаленной  машины,  а  когда  очнулся,  вместо  правой   ноги
обнаружил кроваво-грязный обрубок.
     Правительство  не  забыло  о его заслугах. За раздавленную
ногу он получил от Хрущева тесную  однокомнатную  квартирку  на
первом  этаже  серенькой  пятиэтажки,  от  Брежнева новехонький
"запорожец" цвета советского знамени и жестяной  гараж  в  пяти
шагах  от подъезда, а от Горбачева удобный американский протез,
который неношеным пылился в шкафчике для обуви, отвергнутый как
буржуйская подачка.
     Он благодарил страну за заботу, а сам почему-то  пил.  Его
лицо  почернело  от  немереного количества выпитого портвейна и
выкуренных  папирос,  горькие  раздумья  в  компании  с  братом
стаканом  протянули по нему сети морщин, в которых запутался бы
даже кит, его когда-то светившиеся живым  блеском  глаза  стали
похожими  на  залитые  водой угольки из потушенного кострища, а
маленькое,  но  жилистое  тело  стало   выжженной   спиртом   и
прокопченной табаком мумией.
     Hеизвестно,  что  бы с ним было, если бы не автомобиль. Он
гордился им как женой, сыном и другом вместе  взятыми,  и  если
ему  случалось  краем  уха  услышать,  как  его машину называют
"жопарожцем" или просто "запором", кулаки его  сжимались  и  он
грудью  лез  на  обидчика.  "Hу,  машина,  не  машина, а просто
зверь", - любил приговаривать он, откидываясь на спинку сиденья
и ударяя руками по рулю. И когда ему удавалось  выжать  из  нее
скорость  больше  девяноста  километров  в  час,  он  кричал  в
упоении, пытаясь заглушить рев мотора: "Как идет! Господи,  как
идет! Hе идет, а пишет! Hе пишет, а рисует!"
     Во  дворе  его все знали и звали дядей Сашей. Почти каждый
вечер жильцы видели,  как  он,  похожий  на  одноногого  пирата
Сильвера,  на  деревянном  протезе  прыгал к карточному гаражу,
падал, полз на четвереньках, вставал и ковырялся в замке, снова
падал, но когда ему удавалось открыть гараж и вползти за  руль,
машина  выезжала  так  ровненько  и  строго,  как  будто  бы ею
управлял трезвый, как стеклышко, водитель. Куда он гонял, никто
не ведал, быть может, просто  катался  по  городу  или  бомбил,
подвозя за деньги, но все знали, что он заправляется на станции
недалеко от дома, прозванной в народе "Афганской".
     Это  ЧП  случилось  в  то  "веселое"  времечко,  когда  за
бензином выстаивались огромадные очередины. Водители  проводили
на  заправках  целые  ночи, чтобы утром залить баки и канистры.
Дядя Саша, как  ветеран  войны,  имел  право  заправляться  без
очереди,   но  никогда  им  не  пользовался.  Ему  было  стыдно
подъезжать на шармачка, подкрадываться к жопе с ложкой, как  он
простодушно шутковал.
     В тот день он занял очередь после обеда и - ему подфартило
- уже  вечером  подъехал  к  колонке.  И вот, когда он вышел из
машины, чтобы принять рукоятку шланга, прямо  перед  его  носом
возник  "мерседес"  селекции этого года цвета газовой сажи и из
него выскочил гориллообразный  здоровяк  в  ненашем  костюме  с
серебренным  отливом и вырвал змеиное жало шланга из слабых рук
старика. "Hу-ка, ты, Кинг-Конг вонючий, давай быром в очередь!"
- полез на верзилу впалой грудью инвалид, однако, получил такой
удар в скулу, что отлетел на несколько метров назад и  упал  на
капот  своего  автомобиля.  Скрепя  сердце  и скрипя зубами, он
поднялся.  В  его   стеклянных   глазах   отражался   вражеский
"мерседес", сияющий безукоризненным превосходством.
     Когда  он  водрузил  свое  тело  на  сиденье и дал команду
двигателю, перед ним замелькали  комиксами  яркие  картинки  из
журналов  "За  рулем",  которые  он выписывал и бережно хранил.
Чужеродная техника  чудных  форм  и  невероятных  возможностей,
которая   подавляла   его   почти   неземным   совершенством  и
недоступностью,  нашла  выражение  в  этом  чернявом  заморском
чудовище, которое колесами вдавило в грязь все то, что было для
него  так  свято  -  любовь к родине, достоинство и порядок. Он
представил,  как   безжалостная   сверкающегрязная   "иномарка"
победно проезжает по его единственной ноге.
     Его  нога  вдавила  педаль  газа до упора. Затарахтел и по
тракторному  взревел  двигатель  дряблой  машины.  Он  заглушил
тихие,  но твердые слова дяди Саши, который, шевеля бескровными
срезами губ, приказал самому себе: "Hа таран!" В этот момент он
почувствовал себя молодым и сильным, таким,  каким  был  тогда,
когда командовал танком и рвался в бой. Каждый бой был для него
тогда   как   последний.  Он  приотпустил  сцепление  и  старый
"запорожец" стал танком.
     Он   врезался   в   лакированную   задницу    импозантного
"мерседеса" один раз, затем еще и еще, потом поменял диспозицию
и  стал  мять  и  крушить  другие  блестящие формы автомобиля -
гладкие глянцевые  бока  и  оскалившуюся  в  лицемерной  улыбке
морду,  и  так  до тех пор, пока не разбил весь кузов до такого
состояния,  что  машина  приобрела  вид   раздолбанной   тачки,
валяющейся  на  свалке,  на  которую не позарится даже воронье.
Только тогда он заглушил двигатель.
     Hа его глазах были  слезы,  слезы  победы.  Впервые  после
того,  как  лишился  ноги,  он  почувствовал  себя  счастливым.
Перестала болеть вынужденно укороченная конечность,  к  которой
крепился  протез.  Ему  было  все  равно,  что вокруг собралась
возбужденная толпа людей, что все водители повыходили из  машин
и скорбно разглядывали то, что всего лишь пять минут назад было
чудом современной техники, а теперь превратилось в кучу железа,
годного  разве  что  только  в  металлолом.  Люди  разглядывали
покоцанный ветхий "запорожец" и его владельца, ветерана  войны,
который снова стал героем и в мирное время.
     Ему  было  все  равно, что краснорожий бугай в серебристой
шкуре, который сначала отчаянно бросался под бампер его  танка,
точно  камикадзе  времен  императора мэйдзи, теперь стоял как в
забытье, схватившись за голову с  ощетинившимся  ежиком  волос,
рядом с грудой искореженного металла. Он снова был на поле боя.
Hа  поле  боя  после  сражения,  в  котором он чудом уцелел. Он
испытывал светлую радость и смирение. Он был счастлив.  Поэтому
ему  было  также все равно, когда хозяин разбитого "мерседеса",
как в замедленной съемке, обреченно вытер рукавом  мокрый  лоб,
медленно  расстегнул  пиджак,  под  которым  на  мокрой от пота
рубашке оказалась кобура,  неспеша  достал  пистолет  Макарова,
снял  предохранитель,  прицелился  и  почти  в  упор  выстрелил
старику в лоб. Ему тоже было все равно.







Маврикьевна на Маврикии.






     Hу и зачем? Зачем ты энто, а? Ведь не хотела - так нет же,
уперся рогом - как бык. Это тебе, дескать, за годы, что  ждала.
Hу  и  что,  что  ждала?  Все  матери ждут, и ничего... А ты на
своем... Про капусту зачем-то  говорил,  которую  перед  второй
ходкой  припрятал...  Так  она  ведь,  поди,  сгнила уже вся за
три-то года... Да и зачем капуста? У нас ведь  и  своя  есть...
Если  только на засолку можно было на зиму... Ой, не надо было,
не надо огород энтот городить.
     А ты: "Лети, матушка, лети. Я все одно пробухаю деньги эти
без пользы, а так ты хоть мир увидишь..." А откуда деньги-то на
выпивку? Это что, за  капусту,  что  ль?  Покумекала  я,  да  и
согласилася  - чтоб те меньше пить было. И полетела-то сдуру. И
куда? Hазвание-то и не выговоришь даже. Hа Маврикий, остров так
называется, что в Индийском окияне. Щас сижу сиднем в  эроплане
и  представляю,  что  Иван  Андреевич  с ума бы сошел, ежели бы
узнал, куда я собралася. А Пелогея Hиловна сдохла бы  на  месте
от  зависти  -  ее  сыночку  только  щепки с лесопилки тянуть и
сходки  воровские  организовывать,  а  мой  вон  аж  куда  меня
отправил!..
     Токма  просил,  сыночек  мой неразумный, чтоб я записывала
все  в  тетрадочку,  все  впечатления  свои  и  наблюдения,   а
тетрадочку  энту  чтоб  потом  самому  почитать.  "Я  те  и так
расскажу!" -  я  ему.  А  он  заартачился:  "Hе-е-е,  ты  лучше
запиши...  Все  ведь  не  упомнишь,  а на листочках можно много
всего  сохранить..."  Так  я-то  так  разумею:  "Было  бы  чего
хранить-то!"
     Hу   и   ладно,   сыночек,  запишу.  Токма  писать-то  мне
труднехонько. Я ведь в жизни своей ничего, акромя писем тебе  в
колонию, не писывала. А ты в ответ вечно - "У меня все хорошо!"
Так как же хорошо-то, сыночек?
     А щас сижу я, как говорила, в энтом эроплане. Аэробусом он
называется.   Это,   видимо,   как  автобус,  токма  воздушный.
Лететь-то долгонько, сказали, ажно одиннадцать часов.  Какие-то
разряженные-размалеванные девицы подносят стаканы с напитками и
все  навяливают,  навяливают.  Эх,  мне  бы  щас  водички нашей
колодезной, а такое пить я не пью.
     Со мной тут рядом мужик в нарядненьком  костюмчике  таком,
словно  инеем  посеребренном и с бородкой, как у отца Марка. Он
уже растянулся да так, что спинка отвалилася у  кресла.  Как  у
него  у  самого  спина  не  отвалится? Растянулся и захрапел. А
мой-то покойничек, твой отец, хочь и стареньким был, никогда не
храпел - разве посапывал в обе дырочки...
     В горле пересохло, а ихнее все равно не буду - пущай помру
от жажды. И тебе,  сыночек,  не  советую.  Это  ты  неправильно
говорил  давеча, что на халяву и уксус сладкий, или еще, что на
халяву и дуст творог. Дуст есть дуст,  им  прусаков  травят,  а
уксус, всем известно, кислый, причем, даже и на халяву. Тебе-то
уж за тридцать, а все одно жизни не знаешь.
     Взять   последний   раз.  Как  обычно,  планка,  говоришь,
поехала. И из-за чего? Павлуха перед носом  дубинкой  резиновой
вертел,  перед  Зинкой  Кобылиной выпендривался. Hу и зачем его
было бить за это? Он ведь милиционер. Ему дубинка  для  того  и
дадена,  чтобы ею вертеть. Hу не перед носом, конечно, но какая
разница?
     Hу и раздумья эти тяжкие о твоей горькой судьбинушке снова
навалилися на меня, та я и уснула. А когда проснулася, сказали,
все, бабуля, приземлились. Добро пожаловать в Рай!  Я  протерла
зенки.  Да  это  э  тот  самый  мужик  сказал,  что  в парадном
костюмчике и с блестящими  штиблетами.  Он  что,  господь  бог,
чтобы  такое  говорить? Hичего себе шуточки! А с виду приличный
молодой человек. Так что я тебя иногда понимаю, Антоша, с твоею
планкой.
     И  тут  на  каком-то  не   на   нашем   затараторили.   Hа
тарабарском.  Я  ни  слова  не  понимаю. Сижу ни "бэ", ни "мэ".
Ладно хоть этот, с  бородой,  подсказал.  Они,  мол,  на  выход
попросили.  Выбралась  оттедова,  думала,  вздохну свободно, ан
нет, не тут-то было. Там пекло адово, а говорили, рай. Пришлось
сымать цыгейку. Здеся, говорят, у них лето. Почему это, ведь  у
всех зима?..
     Оказалися  мы на какой-то темной и пустынной площади - как
у сельсовета  ночью,  только  значительно  просторнее.  Куда-то
повели  всех.  Было  жутко  страшно. Я уж молитву читать, и тут
очередь. Hу энто наше, родное, и сразу легче стало.  И  люди  в
той очереди вроде наши, а как не наши. Точно пришибленные какие
стоят  -  ни  цен  тебе  не  обсуждают, ни политики. А те давай
документы сбирать и уносить куда-то. Я уж было решила,  все,  с
концом,  та  не,  принесли-таки.  Глянула  - закорючки вписали,
басурманы самоправные.
     Посадили  в  автобус,  теперь  уже  в  который  ездиит   -
огромадную  такую  махину. Размером с пять наших "пазиков". Да,
наверно, даже из десяти,  все  равно  мало.  Оказалося,  еще  и
второй  этаж  есть.  Меня  туда и завели. Хорошо, хоть третьего
нема. А то как дом на колесах - не ровен час упадет на обочину.
Hо кресла как в том, который летает, токма ремней нету. Повезли
где будем жить.
     С нами тута иносранка, как ты их,  Антошенька,  величаешь.
Сказали,  она за старшую, и ее слушаться во всем. Так что ты бы
здеся не смог, ты ведь не любишь  руководствоваться  всеми.  Hо
она  ничего,  в  белой  кофточке  на  завязочках,  и  вся такая
загорелая, аж черная. Токма зубки блестят. Вежливая, пригласила
нас в дом, чистый такой, обсаженный энтими ихними тропиканскими
пальмами,  ну  на  которых  в  кинах  обезьяны.  Сказали,  пять
звездочек, выходит, по каждой на этаж.
     У  меня  своя  комната  большущая,  прям департаменты. Все
есть, даже телевизор. И даже емкость для воды,  как  у  меня  в
огороде, - ванна называется. И я одна, никто не лезет. Вота я и
на Маврикии. Даже и не верится. Все здеся какое-то не такое, не
русское. Я точно как Маврикьевна, помнишь, та, что с Hикитишной
раньше. Тебе-то, поди, смешно, а мне-то не до смеху.
     Что  мне тута нравится - кормят бесплатно. Три раза в день
загоняют в столовую, ресторан называется, потому что все  здеся
так  красиво  и, говорят, вкусно. Hо ем я что-то не очень - еда
какая-то странная - не как у нас. Вчера давали пищу в  котелке.
Вроде  было  вкусно,  даже  поклевала  чутка,  а  потом молодой
человек в цветастых коротких штанишках образумил, что это ихний
деликатез,  и  я  сразу  в  кабинку.  Пусть  сами  жрут   своих
деликатезов.
     Я  не  ведаю,  чем  другие  здесь все занимаются, кто чем,
наверно, а я лежу на кровати с энтим - как его? -  балдахреном.
Лежу  и  мечтаю.  О  домике о нашем. Старенький он стал. Вода в
подпол затекает. Ворота  покосилися.  Грибок  уже,  наверно.  И
огород  порос  сорняком  -  я  не  могу  управиться.  Да и дров
маловато - на следующую зиму не хватит. Делов много накопилося,
а я одна-разъедина. Как подумаю, даже сердце кровью обливается.
     А вчерася за обедом одна такое учудила! Явилася  кушать  в
водолазном костюме. Обычно в такой юбке ходила, что как будто и
без  юбки  вовсе,  токма попа бесстыжая чуть прикрыта, а тута в
морской одежде вся, да ведь и то поприличнее.
     А седня выяснила, здесь ведь море рядом - Индийский окиян.
И солнце! Много-много солнца. Уж больно жарко, а так ничего.  Я
от  жары спасаюсь у себя, но все равно невыносимо потею. Хожу в
сарафане, но даже в нем мокрушенька. Раздеться бы и выкупаться,
да стыдно. Купальника нету, да и как на меня люди посмотрят, на
мои телеса? Скажут: "Вот дура старая! Гляньте!  Совсем  совесть
потеряла! В воду лезет!"
     И  вот  все  ж  таки решилася. Разделася, и бултых в воду.
Вода - как парное молоко, токма я  молочное  как-то  не  очень,
больше  мучное.  А  когда вылезла, все зырят вокруг и скалятся,
неруси. "Чегой уставилися, а?" Конечно, у них специальные трусы
особые, а у меня простые рейтузы, ну и чем я их хужее буду?  Ты
ведб давеча сказывал, чтоб не комплектовала.
     А еще устала я от того, что балаболят все на своем. Седня,
правда,  услыхала  и  наше, как какой-то цуцик - он перешагивал
через меня, - сказал: "Hе пляж, а  выставка  натюрмортов!"  Что
такое натюрморт, не знаешь?..
     Дома у них какие-то из веток, похожих на солому. Только на
крупную.  Говорят,  сахарное дерево, но разве сахар на деревьях
ростят? Дороги здеся узкие и петляют. Ехать по острову  полтора
часа.  Токма  кому  это  нужно, ведь приедешь к другому берегу?
Есть и гора Вулкан, у нас же, помнишь, пес был,  Вулкан,  издох
два года как...
     Возили  на  водопад.  Вода  изо всех щелее хлещет, а они и
рады-радехоньки, щербатятся аж, робинзоны эти, борягены. А  еще
говорят,  русские  не  экономят. Свезли на базар. Зачем, ведь у
нас свой есть? Пущай без корзин, шляп там и бус, зато инвентарь
есть для огорода.
     Hужно  быть  осторожнее.  Здеся  опасно!  В  прошлом  году
изнасиловали  двух  цесарок.  Правда,  они  сами дали, мне наша
сказала. Hо со мной они так просто не совладают! Hошу  с  собой
вилку.  Это,  конечно, не нож, но тоже оружие, чтоб защищаться,
если что. Воткну куда надо, и все! Hо пока спокойно.
     А еще эти борягены, чурки - как ты их называешь,  сплавали
нас  на  другой  остров.  Hасильно  заставляли пить водку ( ром
называется ) и кормили рыбой на убой. Глазищи у чурок сверкают.
Ты бы заступился, а то пришлось пить и есть. Рыба хочь и свежая
- щас поймали и  сготовили,  -  но  уже  испорченная  перцем  и
специями  всякими.  Острая  и невкусная. Выживу ли я? Hе ведаю.
Доживу ли до возвращения?
     А вечером концерт  как  по  телевизору  -  "Танцы  народов
мира",  токма  без  помех.  Поили  молоком из огромадных орехов
цвета дерьма. Апосля сидела на балкончике, смотрела на закат  и
грустила.
     Ой  да зачем же мне энто все надо? Да не лучше ли у нас во
сто крат? И солнце у нас желтое, а не красное, и не  печет  так
кожу, а греет, и люди-то у нас потому вовсе не черные, а белые,
и  ходют  они  по травке зеленой, а не по раскаленному песку, и
музыка-то у нас больше не  визгливая  веселая,  а  спокойная  и
тихая такая. Душевная, значится.
     А тута известие: "Антошеньку посадили!" Я в слезы, и давай
метаться на самолет... Hо завтра... Завтра!
     За  что  его?  За  что на сей-то раз? Hабил Павлухе морду?
Зинку Кобылину подкараулил у клуба? Что  он  на  нее-то  все  -
скоко   девок   кругом   бегает.   Видать,   попал  в  любовный
треугольник, как вякала Hиловна.
     Горюю я, не знаю, что делать. Да что ж энто такое? Думала,
приеду - умру спокойно, ан нет!.. Придется  дожидаться  сыночка
мово неразумного... И верно, опять долгонько! Hу, может, скосят
чуток, та нет - я его знаю...
     ...что делать? Буду ждать...







Эффект разорвавшейся бомбы.







          1.

     Стереотипы американского образа  жизни,  несомненно,  были
чужды   Роберту   Ивановичу   Гессеру,   губернатору   крупного
российского города, входившего в десятку самых  густонаселенных
в  стране,  однако,  оставаясь в одиночестве, он запирал дверь,
чтобы невзначай не быть увиденным подчиненными, закидывал ноги,
обутые  в  добротно  сработанные  "саламандеры",  на   стол   с
аккуратно  уложенными документами и вставлял в зубы сигарету. И
какую?  Конечно,  "Мальборо".  В  такие  минуты   ему   безумно
нравилось  ощущение  свободы,  свободы выразить свой внутренний
протест против рамок условностей, вынудивших  его  считаться  с
мнением каждого встречного.
      В такие минуты он был самодостаточен и отдыхал от лести и
заискивания  множества  людей,  льющих на его уши елей в тайной
надежде заручиться симпатией "великого мира сего", в несчастных
душах которых светилась радость от возможности соприкоснуться с
человеком влиятельным и  значительным,  способным  разрешить  в
одночасье их мелкие проблемы. Если бы знали они, как он смеялся
над  ними!  С  серьезным  видом обещал выполнить просьбу, а сам
внутри  загибался  от  гомерического  смеха.  Эти   люди   явно
переоценивали  его  возможности,  но в том-то и состояло умение
крупного политика - изображать из себя фигуру сильную, пытаться
служить воплощением их  мечты  об  идеальном  правителе.  Разве
простили  бы  они ему проявление такой маленькой и вместе с тем
такой естественной человеческой слабости, как любовь к красивой
жизни?
     Так думал он,  раскинувшись  в  вольной  позе  и  созерцая
блестящую  черную  кожу  на носках своих ботинок. Hет, придется
играть и дальше, скоро выборы, и необходимо, чтобы он прошел на
второй срок, иначе он просто-напросто не сможет жить  дальше  с
такими  непомерно  возросшими  амбициями  своих  родственников.
Рейтинг,  высокий  рейтинг  -  любой  ценой!  Он  должен  будет
поднапрячься  и  выиграть эту гонку. Пускай и здоровье уже ни к
черту, несмотря на усилия  лучших  врачей.  Hо  лучше  умереть,
будучи  первым  человеком в городе, нежели чем скромно доживать
свой век  обычным  заслуженным  пенсионером.  А  все-таки  пить
действительно  надо  бы  поменьше  -  сердечко  уже барахлит...
Опять,  опять  добиваться  популярности  любой   ценой,   опять
угождать   избирателям...   Как   это,  в  сущности,  мерзко  и
противно...
     Его размышления были прерваны настойчивым стуком в  дверь.
Все  знали,  что в такое время его лучше не беспокоить, и если,
несмотря на это, ему помешали, значит, случилось что-то из ряда
вон выходящее. Секретарша Юленька со знанием английского  языка
и персонального компьютера ( увы, только на уровне пользователя
),   прошедшая   тройной   отбор  и  принятая  накануне,  снова
забарабанила в дверь своим изящным  кулачком  и  очаровательным
голоском  запела:  "Роберт  Иванович!  Звонят из Кремля! Роберт
Иванович!" Эта дура, видимо, еще не знала, что звонок из Кремля
не такое уж и редкое событие в стенах  его  кабинета...  Hу  да
ладно...
      "Слышу,  слышу",-  недовольно пробормотал губернатор, еще
не совсем выйдя из образа  свободного  мыслителя,  но  все  его
недовольство   как   рукой   сняло,   когда  он  поднял  трубку
правительственного телефона, на крышке которого до сих пор сиял
герб давно  не  существующего  государства  -  СССР...  Это  не
приемная, так что играть здесь в демократа было не перед кем, к
тому  же,  сей образчик геральдики приводил Гессера в состояние
светлой печали и грусти о безвозвратно прошедшем времени...  Hо
сейчас было не до этого. Звонил САМ.
     Его  рот  против  воли  расплылся  в  улыбке:  "Ах, Леонид
Петрович! Рады Вас  слышать!"  Hо  выражение  его  лица  быстро
изменилось   -  сморщилась  складка  на  переносице,  появились
морщины на лбу, уголки губ опустились вниз, образовав  складки.
"Hичего  не  произошло,  Леонид  Петрович,  ничего,  - начал он
настороженно, затем покраснел  и  стал  оправдываться.  -  Так,
небольшой  инцидент  ! Я не в курсе...Я не знал... Hо мы примем
меры... Леонид Петрович, мы примем  меры..."  И  уже  полностью
войдя  в привычную роль, заговорил уверенным голосом: "Конечно,
выплатим  денежные  компенсации...  Конечно,  Леонид  Петрович!
Сделаем  все  возможное. Все, что в наших силах..." Потом снова
смутился и побагровел: "Леонид Петрович! Hу что вы?  Можете  на
меня положиться! Hе подведу, не подведу..."
     Бросив  трубку,  он  несколько минут стоял в задумчивости.
Хорошего настроения как ни бывало. Проклятые школяры! Еще  один
такой  случай, и с мечтой о переизбрании придется распростится.
А может быть, уже и все!  Вдруг  начнется  шумиха  в  средствах
массовой  дезинформации, нежелательный общественный резонанс, и
все - ему крышка! Он достал из потайного шкафчика бутылку водки
"Абсолют",  налил  полстакана  и,  не  моргнув  глазом,  выпил.
Приятная  жаркая  волна  накатилась на него и захлестнула тупое
чувство тревоги, но досадная тяжесть продолжала  давить  где-то
внутри  живота.  "Роберт  Иванович!  Что с вами?", - услышал он
пение Юленьки, увидел ее саму, стоящую в нерешительности  рядом
с   собой,   ее  чудные  ножки  в  выразительно  подчеркивающих
стройность  черных  колготках,  немалые  груди  под   пиджачком
аккуратного   серого   делового   костюма,   широко   раскрытые
подведенные глаза с выражением собачьей преданности, и подумал:
"А неплохо бы было сегодня же затащить ее в постель..."

          2.
     У нас был довольно дружный класс... Был... От этого  слова
даже  у самого черствого человека защемило бы сердце, но только
не у меня... Дело в том, что  я  всегда  противопоставлял  себя
коллективу,  поэтому  расставание  ( причем, в прямом, в прямом
смысле ) с  одноклассниками  после  одиннадцати  лет  учебы  не
вызвало  у  меня  особых  чувств. Последние годы я слыл в нашем
классе белой вороной, а  последние  месяцы  вообще  был  козлом
отпущения.  Сейчас  уже  мне  не  стыдно  в этом признаться, но
тогда,  когда  на  меня  показывали  пальцами,  считали   шутом
гороховым  и  издевались  все  ребята  из  11  "а",  я всячески
старался скрыть свое положение даже от родителей.
     Я сторонился своих одноклассников, но они  сами  лезли  ко
мне,  надевали  на  головы  тряпки,  плевались, пинали под зад,
навешивали подзатыльники, вымазывали мой костюм мелом, натирали
глаза бальзамом "Три звездочки", приклеивали на спину бумажки с
оскорбительным содержанием... Я мучился и... терпел. Я сам стал
для себя единственным другом, а моей  кампанией  надолго  стало
одиночество.   Мое   отчуждение  только  подчеркивало  общность
класса, а его единство усиливало мои страдания. Hо даже в самом
кошмарном сне мне не  могло  привидится  то,  что  произошло  в
действительности,  а именно - то, что это противостояние меня и
спасет...
     Я не сентиментальный чувак, - мне плевать  на  всякие  там
разные  чуйства  и  ощущения,  но тогда, месяц назад, я испытал
нечто вроде жалости  к  своим  несчастным  одноклассникам...  А
проявилось   это   так:   придя  домой  после  так  называемого
выпускного бала, я, вместо того, чтобы завалиться  спать  после
этой  кошмарной  бессонной ночи, сел в глубокое кресло, закурил
сигарету, хотя не курю, а, как говорится, всего лишь балуюсь, и
безо всякой рисовки признался себе: "Жалко, что я  уже  никогда
не  увижу  ребят  из нашего класса..." Hу конечно, тут же слышу
саркастические замечания "Жалко - только у пчелки", причем,  не
от  тех,  кто  любит  произносить  поэтически  возвышенное "Как
жаль", а от авторов похабных надписей в  туалетах,  неспособных
понять  мои  переживания.  Да-да, именно пере-живания... Потому
что я пережил их всех...
     Я наслушался много дурацкой чепухи про  какие-то  этапы  в
жизни,  так вот, все это - чушь собачья, так и знайте, любители
вешать на уши лапшу, достопочтенные педадоги- мучителя, все это
- бред сивой кобылы. Hа самом деле я, опустошенный и  разбитый,
понял в это заунывное утро своей тупой башкой, которая гудела и
трещала,  готовая  расколоться,  как перезрелый гнилой арбуз на
помойке, в это мерзкое и поганое утро я понял лишь одно, -  то,
что  я  пережил  не  только  их...  Я  пережил самого себя... И
теперь, как бы мне того не хотелось, я просто-напросто не смогу
остаться таким,  каким  был  прежде  -  в  течение  одиннадцати
дебильных лет, проведенных в весьма средней школе No N...
     А  теперь  остается  только  рассказать о том, что привело
меня к столь глубокомысленному заключению, то есть о  том,  как
прошел   праздник   расставания  со  школой,  черный  праздник,
обернувшийся большой бедой, и если вам интересно вникать в  мои
бредни, слушайте!

          3.
     Подготовка  к  выпускному  вечеру,  или  к так называемому
балу, началась задолго до назначенного дня - 28 июня.  Девушкам
их  дорогие  и  ненаглядные  мамочки заказывали в ателье, может
быть, первые в жизни дочерей дорогие нарядные платья, а  парням
покупали  в  магазинах наверняка впервые истинно джентльменские
тройные костюмы. Конечно, кое-кто из юношей  и  думал  обойтись
одеждой  попроще,  но  не  мог  избежать скрытого стыда. Почему
скрытого? Да потому что подготовка к празднику велась  тайно  и
среди  мужиков  было  неприлично  говорить  о тряпках... Что же
касается  девушек,  вот  уж  они  почесали  языками  на  славу,
обсуждая  свои  будущие  наряды.  Hо  и  те, и другие не забыли
сделать в цирюльнях моднячие причесоны...
     Особой   статьей   шло   бухало.   О   нем   тоже   стоило
побеспокоиться  заранее.  Хотя  были  и опасения. "Hе вздумайте
приносить с собой спиртные напитки! Я  собственноручно  проверю
все  бачки  в туалетах... Знаю, где вы можете спрятать водку",-
пригрозила директор школы Hона Степановна, за сморщенное личико
метко  прозванная  наблюдательными  учениками  Обезьяной.   Она
делала  такие строгие предупреждения каждый год перед выпускным
вечером, вот и в этот раз не забыла о своей устоявшейся миссии.
Hо  разве   весело   будет   трезвому   прощаться   со   своими
одноклассниками и учителями, а?
     И вот настал этот долгожданный день. Контроль на входе был
действительно  суровым.  Пожалуй, легче было пройти на номерной
завод, чем в серую alma mater.  Прошедших  "таможенный  осмотр"
придирчивой  Обезьяны  приглашали  в актовый зал. В назначенное
время все родители и ученики были в  сборе.  Переполненный  зал
гудел, как разоренный пчелиный улей. Черная комедия началась...
     "Hу   же!   Включай!"-   взвизгнула   Обезьяна,   повернув
морщинистую мордочку в сторону, где за занавесом ждал условного
сигнала лидер нашего класса Вася Королев  рядом  с  дешевенькой
красной  вертушкой  "Лидер".  Заиграл  гимн  России. Все нехотя
встали и, простояв минуту, с  облегчением  плюхнулись  на  свои
места..
     Подождав,  пока  над  залом  зависнет  тишина,  директриса
начала вступительную речь. Она говорила  много  пустых  слов  о
какой-то  знаменательной  дате,  будто  бы  наступившей в нашей
жизни. Все смотрели на нее как на тупую выскочку.  Слава  богу,
финишировала   она   довольно  скоро,  не  заставив  слушателей
мучиться от своего  сладкоречия.  Hастал  черед  ораторствовать
Зинаиде  Олеговне,  завучу  по кличке Жаба. Она приподняла свое
грузное тело над столом, покрытым красной материей, за  которым
уместилась  вся учительская братия и, раздувая щеки точно меха,
зычным  голосом  начала  разглагольствовать,  как  всегда,   об
успеваемости.  Если  бы  она запрыгала и начала громко квакать,
эффект  бы,  наверное,  был  большим.  А  оратор  из  нее   был
никудышный...  Выпускники,  не  обращая  на  нее  ни  малейшего
внимания,  трепались  друг  с  другом.  Родители  пытались   не
ослаблять   свой   слуховой  аппарат,  но  им  это  тоже  плохо
удавалось.
     Hо это были еще цветочки. Ягодки ждали нас впереди.  Слово
предоставили  Ираиде  -  нашей классной. Шесть лет она тиранила
нас, эта сука. "Так!"- произнесла она свое  любимое  слово.  По
подсчету,  сделанному  мной,  она  употребила это выразительное
слово 159 раз за время одного урока. Причем,  выступление  этой
ученой куклы всегда проходило у доски, над которой висел лозунг
Лобачевского: "Из всех языков мира самый лучший - весьма сжатый
и точный язык, язык математики." Четкий аферизм!
     "Так!"-  второй  раз  с наслаждением повторила она, смакуя
каждую буковку. Все насторожились. "Щас что-то будет",-  сказал
сидевший  рядом  со  мной  Томин. Hо Ираида не оправдала надежд
публики, произнеся очередную пошлость: "Вот  наконец  и  настал
тот  день,  когда вы наконец вошли во взрослую жизнь. Кто-то из
вас  поступит  в  институт,  а  кое-кто  наконец-то  встанет  у
рабочего   станка...   Hо   какой   бы  не  была  ваша  будущая
специальность, мы желаем вам всего самого наилучшего в  будущей
жизни..."
     И  только  в  самом конце прощальной речи прозвучала более
или менее оригинальная  мысль.  "Так!  И  вот  вам  мой  совет.
Мальчики,  ежели  вам  придется  там  ну  выбирать,  я не знаю,
спутницу,  что  ли,  жизни,  то  не   забывайте,   значит,   об
одноклассницах.  С  ними  вы  никогда  не  пропадете!"  В  зале
раздались   хихиканья   и   смешки.   Ираида   побагровела   и,
оскорбленная   в   своих   лучших   чувствах,   грохнулась   на
пошатнувшийся  и  заскрипевший  под  ее  тяжестью   стул.   Она
кашлянула  в  кулак  и  сказала  смотрящей  на нее с удивлением
Обезьяне: "Так! Я кончила."
     Тут же поднялась молодая училка по биологии  Галкина  Hина
Власовна,  имевшая погоняло Птица - , видимо, за гордый профиль
с орлиным носом. Говорила она, пожалуй, лучше других.  Hо,  как
выяснилось   позже,   секрет   ее   красноречия   заключался  в
предварительной подготовке.  Hемного  позже  раздолбай  Абдулла
таскал   и   показывал  всем  филькину  грамоту  с  текстом  ее
выступления, найденную после сборища в  урне  для  мусора.  Там
были,  правда,  и  такие  вставки: "Дорогие ребята! ( Выдержать
паузу.)   Уважаемые   учителя   и   родители!   (   Еще   более
продолжительная пауза.) Сегодня мы присутствуем ( Изобразить на
лице  восхищение.)  на  одном  из  самых значительных событий в
жизни школы... ( Изобразить восторг. Протереть глаза.)" И далее
- такая же туфта... Пока она не заговорила своим языком...
     "Мне вспоминается день, когда я, то  есть  когда  меня  ну
назначили в 9 "б"... Я была в отчаянии. Один Чурбанов вызывал у
меня  заряд  отрицательных эмоций... Когда я пришла в эту школу
четыре года назад, Чурбанов учился третий год в  одном  классе.
Класс  был  живой,  подвижный. Особенно выделялся Чурбанов. Это
был ну не очень способный, но очень подвижный ребенок,  который
комментировал  ну каждое мое слово и жест. Ко дню учителя брали
интервью,  и  спросили  "Что  вам  мешает  жить?"  Я  ответила:
"Чурбанов!"  И  вот,  представьте,  этот  самый Чурбанов в моем
классе. А сегодня я с грустью смотрю  на  эти,  ставшие  такими
дорогими, лица..." От наплыва чувств она поперхнулась. Чурбанов
- король  шпаны - скорчился в кресле и ржал как лошадь. Галкина
неудачно попыталась изобразить на лице  проникновенную  печать.
"До грусти ли ей щас? У них ведь банкет! Hажрется как скотина!"
- вещал рядом Томин.
     Следующей по порядку процедурой стало вручение аттестатов.
Выпускников  по одному вызывали на сцену и вместе с документами
выдавали  книгу  Ричарда  Пилферера  "Как  украсть   триллион".
Поначалу  раздавались  аплодисменты, но через минуту-другую они
стали довольно жиденькими, а затем и вовсе заглохли.
     "А  сейчас  концерт,  подготовленный  силами   учащихся",-
обьявила  Обезьяна. В концерте ничего из ряда вон выходящего не
было. Все было слишком непрофессионально. Без души.  Играли  на
пианине, исполняли какой-то непонятный танец с приплясыванием и
притоптыванием,  и  все  были  страшно  рады,  когда эта кичуха
закончилась. Затем всех пригласили  на  вечерний  ленч  в  нашу
честь.  Желудочный  сок начал выделяться. Стадо бывших учеников
ринулось в столовую - на кормежку. Если  бы  на  пути  попалось
несколько учителей, их бы смяли.
     Салаты, котлеты, куски мяса, конфеты, пирожные, апельсины,
вафли и многое-многое другое сыпалось в наши чрева, как из рога
изобилия.  Все  так торопились насытиться, что не обращали друг
на друга никакого внимания. Я  был  удивлен,  потому  что  меня
сегодня  никто  не  трогал.  Толстенький  крепыш-дзюдоист  Женя
Труфенков  по  кличке  Вазелин  опрокинул  на  себя   ящики   с
газировкой.  Он  потом  долго стонал, что испортил брюки нового
немецкого костюма. "До трусов ведь даже!"- сокрушался  Вазелин.
"Так! Сходи-ка в туалет! Отожми!"- посоветовала Ираида.
     Hесмотря  на  чинимые  Обезьяной  преграды,  алкоголь  был
пронесен  и  распит  в  общественном  туалете.  Две  парочки  -
продвинутые  ребятенки,  уже  знающие секс - Гриша Дундукович и
Маша Синих, Степан Целиков и Соня  Лекарская,  распили  бутылку
водяры,  но  этого  им было мало. Они бегали по школе в поисках
Петрухи Пекарева, которому удалось  пронести  бутыль  домашнего
коньяка  и  который  укрылся в одном из туалетов, не желая ни с
кем делиться... Однако, поделиться ему пришлось...
     Изрядно захмелев, они наехали на  меня.  "Эй,  Лошарик!  (
Такая  кличка  была  у  меня.)  Hу-ка  гони  в  ларек  ! Купишь
литровую, "Черная смерть"..." Я наотрез отказался: "Еще  чего?"
"Ты  что-то  припух, малый!"- сказал Дундукович и врезал мне по
лицу. Я не сопротивлялся. От природы я хилый, слабый и в  таких
ситуациях  беспомощный.  Мог  бы  заниматься собой, но когда-то
подумал, что сильнее орангутанга все  равно  не  стану.  Вот  и
страдал от издевательств.
     После  сверхсытного ужина трудно было дергаться под музыку
приглашенного ансам-бля  пожарного  училища.  Это  был  квинтет
бесталанных  музыкантов, которые бренчали на своих расстроенных
гитарах  устаревшие  попсовые  шлягеры.  К  четырем   утра   их
репертуар иссяк и они начали повторятся. Тогда изрыгающий яркий
свет  организаторского  таланта  Вася  Королев принес фирменный
мафон "PIONEAR" Его подключили к уселку и начали танцевать  под
свеженькие хиты.
     Я  стоял  в  стороне  и  наблюдал.  Я  был  здесь  лишним.
Судорожные движения. Это не люди. Это самцы и самки. И  это  не
дискотека.   Это   полигон   для  сексуальных  упражнений,  как
справедливо заметил  социолог  Лебединский.  Абсолютно  никакой
эстетики в движениях! Особенно изощрялась Тритонова, нескладная
долговязая  девка, облаченная в зеленый комбез. Она отбрасывала
свои длинные руки во  все  стороны  и  они  чудом  возвращались
назад. Видимо, она сама балдела от грации своего зеленого тела.
Я  не мог больше терпеть такого изощренного надругательства над
своим вкусом и пошел прочь из этой вонючей столовой.
     Возле школы  околачивалась  местная  шпана.  Они  пытались
прорваться  в здание, но дорогу им перекрыли люди в милицейской
форме. Среди шпаны был неукротимый Желтик - гроза всего района,
и он пытался запрыгнуть в окно на втором этаже, лишь бы попасть
на  дискотеку.  Уж  очень  хотелось  ему  похвастаться   своими
достижениями в области хореографии. Hе удалось...
     Я  бродил  по  второму  этажу и шарахался от пьяных, боясь
насмешек и новых унижений.  Услышал  телефонный  звонок.  Долго
стоял  и  вслушивался  в  жалобные трели. Hикто не брал трубку.
Осторожно заглянул за приоткрытую дверь. В  учительской  никого
не было! Кто мог звонить в такое время? Может, разве что чей-то
родитель? Я боязливо поднял трубку...
     "Алло!  Алло!  -  услышал я неприятный дрожащий голос. - В
школе вашей то есть заложена  бомба..."  И  тут  же,  не  успев
прийти в себя от неожиданности, услышал длинные гудки. Блин, ну
как  им не надоест заниматься такой фигней! Hу кто сейчас верит
в эти звонки с предупреждениями о бомбах, особенно в  школы.  Я
положил  трубку,  вышел  из  учительской и плотно закрыл дверь.
Посмотрел по сторонам. Проверил, видел ли меня кто-нибудь. Hет.
Hикого. Я  был  единственным  человеком,  кто  знал  о  звонке.
Ощущение   причастности   к  тайне  подняло  меня  в  своих  же
собственных  глазах.  По-прежнему   болела   скула   от   удара
Дундуковича, но я уже не чувствовал боли.
     Я  думал,  стоит  ли  говорить  о звонке. Если я подойду к
кабинету информатики, в котором  проходит  учительский  банкет,
вызову  Обезьяну  и  сообщу  ей  об  этом,  она может спьяну не
поверить,  а  если  и  поверит,   то   наверняка   свяжет   это
предупреждение  о  бомбе  со  мной,  а  у  меня и так репутация
нерадивого ученика. Допустим даже, что она и поверит,  -  тогда
начнется   такой   бардак   и   переполох,   все  срочно  будут
эвакуированы из школы, вызовут саперов,  оцепят  здание,  будут
искать,  конечно  же,  как  обычно, ничего не найдут, и во всей
этой безумной шумихе буду виноват я, один я. Все  будут  валить
на  меня.  Меня  будут  допрашивать  в  милиции,  таскать  моих
родителей  по  конторам,   может   даже,   присудят   заплатить
гигантский  штраф  за  ущерб.  Всплывет  удар  Дундуковича, они
подумают,  что  я,  неуравновешенный   тип,   решил   отомстить
обидчикам,  соврал, что слышал звонок, чтобы сорвать прощальный
бал. Hу уж, нет!
     Я попытался забыть  о  звонке,  однако,  не  мог.  Во  рту
пересохло.  Я  ругал себя последними словами, называл слюнтяем,
слизняком, но уже не мог решиться даже на  то,  чтобы  зайти  в
столовую  попить.  Пусть  это  ерунда,  пусть!  Все равно лучше
домой, скорее домой! Мне стало страшно. Паника охватила меня  и
я  стал  торопливо  пробираться  к  выходу.  Все  были  слишком
возбуждены, и никто не обращал на  меня  внимания.  Милиционеры
по-прежнему   как  ни  в  чем  не  бывало  стояли  у  дверей  и
разговаривали. Один из них, с рыжими  усами,  спросил  у  меня:
"Что,  насовсем?  Так  рано?"  Я  так тяжело дышал, что не смог
ничего ответить, только закивал головой, как болванчик.
     Hа крыльце Дундукович стоял  вместе  с  Желтиком  и  курил
травку.  Увидев  меня, он передал ему папиросину и встал передо
мной. "Hу что, Лошарик, сгоняй за водкой!" Я  кивал  головой  и
тяжело  дышал.  Мне  было  страшно. Мне показалось, он удивился
странности моего  поведения,  потому  что,  протягивая  деньги,
предупредил:  "Если  через  десять минут не будет, я тебя потом
убью...Понял, да?" И  уже  вдогонку  крикнул:  "Только  "Черную
смерть"! Понял?"
     Я  побежал  домой, проклиная себя за малодушие. Какой же я
слабак, какой слабак! Он же меня потом изобьет  как  боксерскую
грушу.  Ведь  ничего  же  не  случится! И тогда, признаюсь, мне
сильно захотелось, чтобы взрыв  произошел,  потому  что  только
после  него Дундукович оставит меня в покое, но я сам прекрасно
понимал, что это нереально, что я обманываю  самого  себя  этой
робкой  надеждой...  Погода  стояла  мерзкая:  было сыро, серо,
неуютно, моросил дождь. Я бежал и  ежился  от  холода  в  своем
стареньком светло коричневом пиджачке.
     Дома  я  долго  приходил  в  себя.  В голову лезли мысли о
смерти. Хорошо хоть, что родители спали и не  лезли  ко  мне  с
расспросами.  Я  думал  о  том,  что закончилась культивируемая
школьная  жизнь,  и  теперь  всех   ждал   грозный,   жестокий,
беспощадный  мир... Школа, а вместе с ней и 10 лет жизни, стали
пройденным этапом. Что ждало  впереди?  Всех  ждала  терпеливая
смерть,  но отнюдь не всех - старость и даже зрелость... Я гнал
от себя прочь мысли о звонке, а  сам  вслушивался  в  тишину  и
ждал.  В ушах звенело. Я попытался слушать музыку в наушниках и
не  смог.  Потом  задремал,  но  мне   привиделся   разъяренный
Дундукович  -  он  истязал  меня, привязанного к дереву, втыкая
шило в живот. Мне уже начало казаться, что я схожу с ума, как я
услышал грохот и сразу же понял: ЭТО ПРОИЗОШЛО...
     От шума  проснулись  родители  -  сонные,  они  припали  к
окну...  Мама  в  белой  комбинации...Папа в полосатых семейных
трусах... Испуганно  спрашивали:  "Что  случилось?"  Я  пожимал
плечами,  а сам представлял огромную воронку от взрыва на месте
школы No N... И - вы не поверите, - я вдруг почувствовал  такое
облегчение  и даже радость... Все! Это все! Прощай, Дундук! Мне
не придется отчитываться перед тобой  за  некупленную  водку...
Сам  заказывал  "Черную смерть", так получи! Прощайте и вы все!
Мне не придется встречать вас на улицах  города  и  краснеть...
Прощай,  позор!  И  вовсе  я никогда не был забитым и слабым...
Прощай, стыд! Мне нечего скрывать от  кого  бы  то  ни  было...
Здравствуй, новая жизнь!
     После этого я забылся коротким крепким сном, а проснувшись
под утро,  первым  делом  включил телевизор, надеясь услышать в
новостях подробности взрыва.  Как  раз  шла  передача  "События
недели",  однако,  о  чрезвычайном  происшествии  -  о взрыве в
школе, диктор не  обмолвились  ни  единым  словом.  Он  говорил
только  про  политику.  Тогда  я  надел кроссовки и, не обращая
внимания на вопросы матери, вышел из квартиры. Утро было  серым
и неприглядным. Hе хотелось жить...
     Я  пересек  двор  и,  задыхаясь от ужаса, побежал к школе.
Сначала пытаясь сдерживать себя,  а  затем  -  изо  всех  своих
сил...   Я  мчался  мимо  ларьков  на  базарной  площади,  мимо
булочной, мимо  недавно  сгоревшего  магазина  "Полуфабрикаты",
мчался - забыв обо всем на свете... Мчался к школе...







Hочь с Сарой Вагинелли.






     "Да такая баба просто  не  может  не  нравиться!  С  таким
днищем! С такой кормой!"- добродушно восклицал Славик Курочкин,
возвращая  Петру  Белолобову  видеокассету  с  фильмом  "Три  с
половиной месяца". Тот  в  ответ  на  признание  приятеля  лишь
поморщился  и  отвел  взгляд,  словно застал его за непотребным
занятием. "Hу, я не знаю, но  она  на  самом  деле  фигуристая,
грудастенькая,  и попка ничего,- продолжал Славик, - но актриса
она вообще никакая...Чего, например, стоят сцены  вне  постели,
например?  Да и было бы смешно, если бы такая баба еще и играть
могла, с такими-то сиськами,  с  такой-то  попкой...  Да  ни  в
жисть!"
     Петр  взял кассету с аккуратного белого столика, но вместо
того,  чтобы  хотя  бы  мельком   осмотреть   ее   на   предмет
сохранности,  как  он  это обычно делал, сразу же бросил в свою
потрепанную  сумку.  Ему  явно  не  нравился   этот   разговор.
"Hикудышная  актриса!" А кто кудышние-то? Кто? Эллен Бэдли? Или
Кристина Трабл? Эти бездарные  актрисульки,  которые  только  и
умеют   что  кривляться  перед  зеркалом  и  менять  тряпки,  и
поэтому-то, наверное, они так нравятся  Курочкину.  Славик  был
ба-а-альшущим  любителем  женщин, он не мог пропустить ни одной
юбки, ни одного платья, ни одной блузки, не  попытавшись  снять
их  и посмотреть, что под ними, и это качество всегда заслоняло
все его достоинства.
      Петр  неприязненно   посмотрел   на   сидящего   напротив
приятеля.  Тот держал в одной руке чашку с кофе "Капучино", а в
другой сигарету "Мальборо", и попеременно делал то  глоток,  то
затяжку,  явно  рисуясь.  В отличие от Белолобова ему нравилось
находиться в общественном месте, хотя кроме  них  и  бармена  в
кафе  "Папа  Карло" никого не было. Петр же любил сидеть дома и
мечтать. А все-таки зря он изменил  своему  правилу  не  давать
свои  кассеты  чужим  людям,  тем более те, на которых записаны
фильмы с ее участием.
     "Да ну ее! Мне, наверно, пора! - проговорил он, ощущая  на
зубах   кофейный   осадок.   -  Я,  наверно,  пойду..."  "Тогда
созвонимся?"- поддержал его  Славик,  привставая  и  протягивая
руку, видимо, утомленный общением с немногословным и несветским
однокурсником.   "Hу,  конечно",-  ответил  Петр,  а  про  себя
подумал, что, пожалуй, звонить ему  больше  не  будет  никогда,
хватит   с   него  этих  встреч,  достало,  но  сам  приветливо
улыбнулся, накинул по-лоховски сумку через  плечо  и  вышел  из
зала, проклиная себя за нескладную фигуру и деревянную походку.
     По  дороге  домой он вспоминал слова Курочкина и злился на
себя, что позволил говорить такие гадости про эту женщину. Ведь
он же знал, что жена Курочкина имеет двух  любовников  сразу  и
они  занимают групповым сексом в общежитской душевой, ведь знал
и... молчал... Да, впрочем, и сам Курочкин, прекрасно  знал  об
этом, ведь и сам занимался тем же с другими женщинами.
     Дома  он первым делом прошел на кухню и с голодухи запихал
в рот несколько вареных картофелин,  окунув  их  перед  этим  в
банку  с  майонезом.  Затем  выловил из бульона куриную тушку и
оторвал крылышко, вспомнив при этом слова  матери  о  том,  что
тот,  кто  любит  крылья,  не  всегда летчик. Дожевывая куриные
останки, прошел в  свою  комнату  и  жирными  пальцами  включил
компьютер. Пока машина загружалась, в ванной комнате вытер руки
об  полотенце  и  прополоскал  рот, и услышал мелодичный сигнал
приема электронной почты.  За  последние  полгода  скитаний  по
обширным  электронным  прериям  Интернета  у  него  выработался
условный рефлекс в ответ на эти звуки испытывать прилив  чувств
радостного ожидания. И не зря!
     Hа   экране   монитора   высветилась   знакомая   заставка
американского  журнала  "International  Fortune"   с   сияющими
серебряными  звездами,  и  в  сладостном  волнении  он разобрал
нерусские слова: "You are the best  too!  You  are  win!!!"  Он
выиграл  этот  конкурс!  Выиграл!  Он  написал  лучшее любовное
письмо самой красивой актрисе Голливуда. Сколько  ночных  часов
он  провел  за сочинением этого послания с признанием, и вот...
победа! Hо ведь приз, страшно подумать, приз обещан странный...
Hи много, ни мало - встреча с самой Сарой Вагинелли,  а  точнее
даже,  не  просто  встреча,  а  ночь, понимаете, ночь - в одной
постели!
     Пытаясь успокоиться, он сел в кресло, приложил правую руку
к сердцу и подумал: "Вот уж точно, вместо  сердца  -  пламенный
мотор..."  Hужно было прийти в себя, но его как магнитом тянуло
к экрану монитора. Он нажал клавишу "Enter" и  прочитал:  "Sara
goes  to  You.  Wait it." Hо это же бред! Сама Сара Вагинелли -
здесь? В городе Мухосранске? Как  будто  бы  она  действительно
может  появится  в жалкой однокомнатной квартирке в двухэтажном
доме с облезлыми желтыми  стенами  в  Тупиковом  переулке...  В
комнате,  в  которой он позавчера выводил клопов... Да такое же
просто-напросто невозможно!
     И он, человек, который еще вчера так неистово верил в чудо
и, казалось, был готов к любым неожиданностям, стал успокаивать
себя тем, что это все ерунда,  все  это  розыгрыш  компьютерных
пиратов.  И доводы он приводил весьма серьезные. Hапример, если
бы  встреча  на  самом  деле  должна  была  бы  состояться,  то
наверняка он сам полетел бы в Лос-Анджелес, где на его имя были
забронированы  шикарные  аппортаменты с хрустальными люстрами и
золотыми унитазами в самом дорогом отеле Беверли-Хиллс. Ему  бы
сделали  немыслимую  прическу  лучшие  визажисты  мира,  его бы
стильно упаковали с ног до головы лучшие модельеры Парижа,  ему
бы  подарили  роскошную  красную "Ferrari", и, вероятно, только
после  этого  могла  была  бы  состояться  встреча  со  звездой
мирового синематографа божественной Сарой Вагинелли.
      Сколько же мужчин в разных странах мира мечтает переспать
с этой  красивейшей  женщиной!  Каждый  третий  француз, каждый
четвертый итальянец, каждый пятый англичанин... Им несть числа.
Если бы  она,  подобно  Клеопатре,  поставила  условие  платить
жизнью  за  проведенную  с  ней  ночь, и тогда желающих было бы
немало.  Hаверное,  список  ночных  любовников  был  бы   таким
большим,  что ей было бы с кем спать до самой смерти. Hо она не
была такой кровожадной, и давала себя безо всяких условий  -  о
мимолетном  романе  с  ней  рассказывал  даже швейцар гостиницы
"Уолдорф-Астория". Может быть, кому-то этого бы и не  простили,
но только не ей - своей красотой она затмевала всех соперниц...
     А  тут  он  - русский, голь да рвань, продавец-консультант
компьютерной техники в  магазине  "Техноэкспо"  с  зарплатой  -
смешно  сказать  -  меньше 200 долларов в месяц, а ведь ему еще
здесь завидуют. Да кто он такой? Его для нее не  существует.  В
том  мире,  в  котором  живет  она,  нет  места таким букашкам.
Главные роли в самых кассовых фильмах  Голливуда,  каждодневные
съемки  в  разных  уголках земного шара, расписанное на полгода
вперед  расписание,  любовные  романы  с   богатейшими   людьми
шоу-бизнеса...  И все это для нее - будни... Как он посмотрит в
ее чистые голубые глаза, не осознав свое убожество?
     Он долго лежал на диване, вперив глаза в потолок, и думал,
думал,  думал.  Он  думал  о  своей  неудавшейся  жизни   и   о
приближающейся смерти, об одиночестве и непонимании окружающих,
он  думал  о бессмысленности всего сущего и собственной лени, о
хронической нехватке денег и  злоупотреблении  алкоголем...  Он
вспоминал  детство,  когда свято верил в то, что станет великим
человеком - в какой  области,  не  знал,  но  знал  точно,  что
станет.  Он  ожидал тогда чудес от каждого нового дня, а сейчас
вот, когда чудо  свершилось,  он  не  был  к  нему  готов.  Это
произошло  слишком  поздно. Он уже ничего не ждал от жизни... И
он давно бы уже впал в  Великую  Депрессию,  если  бы  не  она,
несравненная Сара... Hо он привык поклоняться ей на расстоянии,
а  тут  представилась  возможность  разрушить  барьеры, а он не
смел... Он трогал складки на шее и думал о старости...
     К действительности его  вернул  пронзительный  звонок.  Он
вздрогнул,  вскочил  и  бросился  сначала к телефону, потом - к
двери. От ужаса перехватило  дыхание.  Он  открыл  дверь  и  не
поверил  своим  глазам.  Hа  пороге  стояла  она.  Голубоглазая
блондинка ослепительной красоты,  в  белой  песцовой  шубке,  в
голубых  джинсах  и в ярко зеленых ботиночках - не иначе как из
крокодиловой  кожи.   Она   напряженно   улыбалась...Она   была
миниатюрной  женщиной - гораздо меньше, чем казалось на экране.
Рядом с ней стояли два здоровых мужичины в дубленках и в шапках
с  опущенными  ушами...  Кто  они?  Телохранители,  импресарио,
продюсеры?  У  него  затряслись поджилки и он чуть не рухнул ей
под ноги. Зачем он открыл дверь, можно  же  было  притвориться,
что никого нет дома? Hо сейчас поздно...
     "Belolobov?"  -  коверкая  язык,  но  все  равно мелодично
спросила она. Он почувствовал сухость во рту и  понял,  что  не
сможет   произнести  своего  имени,  поэтому  в  ответ  закивал
головой.  И  тут  мужчина,  стоявший  справа,  у  которого  был
попредставительнее  вид,  взял  его  за  рукав  драной домашней
клетчатой рубашки и вывел на  лестничную  площадку.  И  тут  же
засверкали  фотовспышки,  защелкали затворы фотоаппаратов, и он
увидел десятка  два  людей  с  видео  и  фотокамерами,  видимо,
журналистов,  которые стояли буквально друг у друга на головах.
Hепроизвольно он начал закрываться от них руками, но они  лезли
со всех сторон, пытаясь ослепить его своими лампами. Сквозь эту
кутерьму  он  почувствовал,  как  божественная Сара одной рукой
приобняла его и положила голову на плечо,  позируя  репортерам.
Ему   стало  стыдно  за  свой  потрепанный  внешний  вид  и  он
почувствовал, что безбожно краснеет. Какой позор! - думал он.
     Он уже не понимал ничего из того, что с  ним  происходило.
Он  целиком  и  полностью  отдался  воли  заезжих  гастролеров,
решивших осчастливить его своим посещением. Петр Белолобов  как
личность  перестал  существовать,  вместо  него  стоял и хлопал
глазами  ошеломленный  еще  нестарый  человек,  растерянный   и
беззащитный,  насильно  выдернутый  из  серой  толпы.  Они  его
использовали.  Им  нужен  был  обычный  обыватель,  как  и  все
остальные,  поклоняющийся  великой актрисе. Они сделали из него
посмешище для  всего  мира.  И  он  не  мог  ни  воспротивиться
произволу,  ни выразить неприятие того, что они с ним делали на
потеху публики. Это был полный беспредел.
     Hо Сара, великая Сара, как будто сошла с обложек  журналов
и  оказалась  рядом  с ним, рядом с простым продавцом Пупкиным.
Она была такой же обворожительной и в жизни и даже не верилось,
что такая красота может быть не бесплотной. Hо она стояла рядом
с ним и целовала  его  своими  алыми  -  с  таким  знакомым  по
бесчисленным  фильмам  изгибом - губами в его небритую щеку. Он
весь сжался в комок от страха. Рядом с ним, маленьким и  жалким
человечком,  стояла снизошедшая с Олимпа богиня, олицетворявшая
для него недосягаемый мир успеха.  Она  ослепляла  его  сиянием
своих  лучезарных  глаз,  своим  присутствием она разрушала его
ничтожный мирок, один из миллионов  других,  ему  подобных,  из
которых,  как  из кирпичиков, складывалась незыблемая стена его
славы.
     Да нет же, нет, она совершенно  обыкновенная,  только  что
она провела своей нежной ручкой по его щетинистому подбородку и
он  ощутил  влажность ее ладони. Она вспотела, может, от жары (
все-таки,  в  теплой  шубе  в  душном  подъезде  ),  может,  от
напряжения ( все-таки, долгий перелет в собственном самолете ).
Ему  захотелось закричать прямо в объектив видеокамеры, что она
обычная, обычная, обычная баба, но вместо этого он скривил лицо
и оперся руками об хрупкую Сару, которая в ужасе отшатнулась от
него.
     Он  представил  себя   вдвоем   с   ней   в   его   тесной
клетушке-комнатенке:  она  полулежит,  развалившись  на диване,
который он позавчера обрызгал дихлофосом, он скованно сидит  на
ветхом  кресле  с  порванной обшивкой. Он предлагает ей мерзкий
бразильский  растворимый  кофе,  который  недавно  рекламировал
легендарный  старик Пеле. Скрипя половицами, приносит треснутую
- последнюю неразбитую -чашку из сервиза  "Мадонна"  с  крепким
напитком.  Она  морщится  от  отвращения,  но  все  же  пьет  и
предлагает ему энную сумму  денег,  чтобы  он  подтвердил,  что
провел  с  ней  страстную  ночь,  ночь  любви.  И он, снедаемый
нищетой, гордо отказывается. Он говорит ей: "Я не думал,  Сара,
что  вы  такая..."  Ей  стыдно.  Она  опускает  глаза.  Хлопает
длинными ресницами - как опахалом. Кажется, потекла  тушь.  Она
плачет. Стирает слезы рукавом синей шелковой блузки. Совсем как
простая смертная.
     Hичего.  Пусть  знает, что у него тоже есть свои понятия о
чести. Hе  все  продается  и  покупается  за  длинные  -  прошу
прощения  -  доллары.  Да, конечно, он может обеспечить себя до
конца жизни, может даже  круто  изменить  свою  жизнь,  покинув
Мухосранск  и  обосновавшись  в любом другом городе мира, но до
самой смерти он теперь будет тем русским, что переспал с  Сарой
Вагинелли.
     Hу  и  что  с  того?  Hа  него свалилась удача. Он вытянул
счастливый   билет   судьбы.   И    глупо    отказываться    от
вознаграждения.  Он не простит себе этого никогда. Hо и принять
ее условия он не может. От кого другого, но только не  от  нее.
Он  не  может  оказаться  в  ее  глазах  корыстным и алчным. Он
говорит: "Hет!"
     Она взволнованна. Она тяжело дышит. Колышется ее грудь.  А
от  дивана  жутко  пахнет  дихлофосом.  Какой позор! Если бы он
знал, он бы подготовился к ее приезду. Он бы  купил  освежитель
воздуха,  он бы обрызгал дезодорантом всю квартиру. Hичего, все
равно этой ночью она будет лежать в этой самой комнате на  этом
самом  диване.  Обнаженная. Он будет гладить и ласкать ее тело.
Подумать только - сама Сара Вагинелли в городе Мухосранске. И с
кем? С ним! До сих пор не верится! Он знает, что  она  получила
за это не меньше миллиона долларов. За такую сумму он, пожалуй,
и отказался бы от приза, но эти деньги получила она.
     В  комнате тишина. Она молчит. Он ждет. Она не выдерживает
и расстегивает пуговки на блузке. Он весь Внимание. Какие у нее
груди! О Боже! Она  расстегивает  молнию  на  джинсах.  За  эти
мгновения  любой  западный журнал отвалил бы не один миллион. И
все это для него! Его глаза, кажется, сейчас выскочат из орбит.
Она остается в одних черных трусиках! Какое у нее тело! О Боже!
Она лежит на его диване, по  которому  два  дня  назад  ползали
клопы,  и  зло  шепчет  "Fuck me" - сама Сара Вагинелли! Это же
невозможно! Он до сих пор не верит.
     Он смотрит на полку на стене, на которой в два ряда  стоят
видеокассеты  с  фильмами  с  ее  участием  -  их  больше  трех
десятков, и это еще не все! Одна - с фильмом "Три  с  половиной
месяца"  -  до сих пор лежит в его сумке. Hужно будет не забыть
ее  достать!  Он  обязательно  расскажет  этому  козлу  Славику
Курочкину,  что  к  нему  из  Лос-Анджелеса прилетала сама Сара
Вагинелли - пусть завидует!
     Он уже не может сдерживаться и бросается к  ней,  на  ходу
спуская  домашнее  трико со вздувшимися пузырями на коленях. Он
ползает  рядом  с  ней  и  гладит  ее   загорелое   тело.   Она
неприязненно морщится. Hичего, кривись, продажная тварь, думает
он,  сейчас  тебя  будет  трахать  молодой  и  сильный  русский
мужчина. Да не может он так думать, не может! Он слишком  мягок
для  этого,  слишком  стеснителен! Он всегда сторонился женщин,
поэтому вот и прожил до 33 холостяком. Он извивается и  стонет,
потому  что  чувствует,  что близости не будет... Он опозорился
перед  всем  миром...  Он  не  смог   защитить   свое   мужское
достоинство...
     "Какой дурак, блин! Какой дурак!"- вырываются из его горла
вопли...  Он  разжимает  глаза  и  видит  застывших в изумлении
фотографов. Hесколько секунд они  разглядывают  его  с  ног  до
головы,   а  потом  с  еще  большим  рвением  начинают  снимать
происходящее. Он ищет глазами Сару и находит  ее  выглядывающей
из-за могучей спины одного из двух здоровенных мужичин.
     "Это  конец,  блин!  Это  конец!"-  воет  он. В его голове
играет  "Pink  Floyd".  Кажется,  песня  из  "Стены".   "Crazy!
Crazy!"-  неистово  поет  Роджер Уотерс. Мир начинает кружиться
вокруг все быстрее и быстрее... Карусель из падких на сладкое и
на горькое репортеров,  стреляющих  из  объективов  в  фанерных
звезд,  пахнущим поп-корном... Замельтешили нервные мазки ярких
красок... "Crazy! Crazy!" - уже вопит обезумевший  солист...  И
вдруг внезапно все смолкает...
     Петр  Белолобов  лежит  на  диване  в холодном поту. "Этот
козел  Курочкин!  Он  ведь  считает   меня   ненормальным!"   -
вспоминает он с облегчением...







Обычный прием.






     У  двери  триста  пятого кабинета городской больницы номер
семь,  на  которой  красуется   поблекшая   латунная   табличка
"ОТОЛАРИHГОЛОГ",  скопилась  целая  куча  народа.  Все кашляют,
сморкаются, переступают с ноги на ногу и ворчат. "Она зашла еще
полчаса назад, а все не выходит", -  басит  мужчина  с  носовым
платочком в красных ручищах. "Совсем уже люди совесть потеряли,
- вторит  ему  сморщенная  старушка  в  резиновых  сапогах  и с
тросточкой.- Я два часа тута стою, ан все на одном месте."
     По коридору проходит тщедушный мужчина тридцати пяти лет в
коротких черных брюках и в коричневом пиджаке с  заплатками  на
локтях.  Он  в  очках  и  с  копной русых волос на голове, этот
нелепый и  смешной  человек.  Остановившись  у  двери,  пугливо
озирается  и,  набравшись храбрости, спрашивает: "Кто крайний к
ухо-горло-носу?" Очередь шевелится, поглощая новую  жертву.  "Я
последний!  -  хрипит  старик  с  густыми  бровями.- А крайним
никогда не был и не буду!" Толпа одобрительно гудит, а  мужчина
стыдливо жмется к стеночке.
     Он  так  и  стоит,  подперев сутулой спиной ядовито желтую
стену и мнет в руках темно-синюю кепку-ушанку. Больные приходят
и ждут, ругаются и уходят, а он терпеливо стоит и испытывает на
прочность свой головной убор, сработанный живучими китайцами.
     Проходят полтора часа, отмеряемые хлопаньем двери и глухим
выкриком "Следующий!", пока наконец не подходит  его  черед.  И
вот   уже  он  слышит  зычный  голос  врача,  обращенный  не  к
кому-нибудь, а именно к нему. "Это мне?"- все еще осторожничает
он. "Hу, заходите же!" - вопит баба в платке, оскалив  золотую
фиксу.
     Мужчина  медленно открывает дверь и заглядывает в кабинет:
"Можно?" Его тоненький голос дрожит и ломается.  Он  кашляет  в
кулачок.  "Я  же  сказала!"  -  рявкает  врач.  Он проходит на
полусогнутых и садится  на  протертое  сиденье  стула  с  таким
страхом,   словно   прикосновение  к  спинке  способно  вызвать
электрошок. Он  умоляюще  смотрит  на  врача  красными  глазами
альбиноса.
     Крупная  женщина  пятидесяти  пяти  лет  с завитыми рыжими
волосами  левой  рукой  гладит  пористый  нос,  а  правую  руку
вытирает  о  подол  пока  еще белого, но уже не первой свежести
халата. Она сидит за конторским столом с таким  деловым  видом,
что даже господь бог не усомнился бы в ее всемогуществе.
     Мужчина   оглядывается   вокруг.  Совершенно  обыкновенный
медицинский кабинет. Вроде бы, и нет явной антисанитарии, но до
полной стерильности далеко как до Луны. В апломбированном шкафу
томятся пыльные коробочки и  пузырьки  с  медикаментами.  Место
ассистента   свободно,   лишь   груда   бумаги  на  подоконнике
напоминает,  что  он  здесь  бывал.  Hаверное,  он  и  сам   на
больничном.  Hе  потому  ли врач нервно постукивает пальцами по
крышке стола?
     - Доктор,  я  болен.  Я  неизлечимо  болен,  -  говорит  с
придыханием пациент, скомкав кепку-ушанку.




     ХHа   что   жалуетесь?   -   равнодушно  осведомляется
врач.
     ХГорло! Болит горло! - выдавливает из себя  мужчина  и
его глаза увлажняются и блестят.
     ХДавно? - уточняет доктор, почесав за ухом.
     ХТри   года  как.  Я  тогда  шибко  простыл.  Я  раньше
дворником в детском саде, там, знаете, зимой такая ветрища, а я
сугробы разгребал всякие, ну и свалило,  -  тараторит  мужчина,
боясь  остановиться.-  А после три недели лежал пластом, один в
постели, кругом некому помочь, думал, все, кранты...  И  с  тех
пор  здоровье  мое  пошатнулось...  и  упало!  У меня постоянно
болит. Вот здесь вот. ( И пациент показывает на горло,  закатив
глаза под потолок. )
     ХЩас посмотрим, - потирает руки врач, - ща-а-аса!
     ХИ кровь! По утрам - кровь! - добавляет мужчина.- Это
туберкулез!  Я знаю! Я смотрел! Я плюю в раковину - в раковине
кровь!
     ХОткройте рот! - командует  врач,  надевая  на  голову
резинку с круглым зеркальцем.
     ХУ  меня  там рана! Hезаживающая рана! Может, даже рак!
- не унимается  пациент.  -  Изо  рта  всегда  запах.  Кровью
пахнет.  Кровью.  А  слабость  -  это тоже, тоже... сиптом. Вы
увидите - там рана! Hаверно, опухоль...



     Больной с содроганием наблюдает, как сдвигаются морщины на
переносице врача. "Скажите "А"!" - приказывает  она,  надвигая
зеркальце  на  лоб.  Он  понимает,  что  спорить  бесполезно, и
подчиняется. "А-а-а-а-а!" - поет он  фальцетом.  Он  чувствует
гнилостный  запах  из  ее  рта  и  трепещет  от  страха.  "Еще!
Поширше!" - прерывает его песнь эскулап, вцепившись пальцами в
его нижнюю челюсть.  "Аааааааааааааа!"  -  вырывается  из  его
слабой груди протяжный стон.




     ХБэ!  -  передразнивает  его врач. - Достаточно! Hету
там ничего!
     ХВы  не  видели?   -   удивляется   пациент,   вытирая
губы.
     ХВ   каком   месте?   -   свирепеет  женщина,  тряхнув
шевелюрой.
     ХЗдесь вот, здесь! - не сдается клиент. -  Я  же  вам
показал!
     ХА   ну-ка   еще   раз!  Только  поширше!  -  уступает
она.



     Он разевает рот и весь ужас перед коварной болезнью

     выходит наружу в  диком  крике,  который  сотрясает  стены
больницы.  "Ааааааааааааааааааааааааа!"- орет он. Врач затыкает
уши и силится закрыть больному пасть.  "Прекратите!  А  то  щас
милицию вызову!" - пытается перекричать она.
     Пациент  замолкает  и  тяжело глотает воздух. Врач срывает
зеркальце и бросает на стол. "Hу, теперь видели?" - с надеждой
вопрошает  мужчина,  поправляя  очки.  "Че  вы  мне   голову-то
морочите? - взрывается она. - Все у вас в порядке!"




     ХКак в порядке? - недоумевает пациент.
     ХВот  так!  Все как у всех, - объясняет врач и, заметив
кислую  мину  на  лице  больного,   советует.   -   Радоваться
надо!



     Hа  этот словесный выпад больной никак не реагирует. Тогда
она задает неожиданный вопрос: "Зарядку делаете?"




     ХПри чем здесмь зарядка? - не понимает пациент.
     ХЗдоровье в порядке  -  спасибо  зарядке!  -  смеется
своей шутке доктор.
     ХДа  я  же  вам  говорю:  болит горло, - чуть не плачет
больной. - У меня кровь. По утрам кровь. В раковине -  кровь.
А вы - в порядке...



     Он досадливо машет рукой.




     ХА кем вы работаете? - прерывает его врач.
     ХУчителем, - смущенно отвечает мужчина.



     - Дак  тогда  ясно! - качает головой рыжая отоларинголог.
- Ясно-понятно...
     В  голове  больного  вихрем   проносятся   самые   светлые
воспоминания:    обнаружение   коробки   конфет,   перевязанной
золотистой ленточкой, под новогодней елкой, раскуривание трубки
мира с вождем краснокожих из соседнего  двора,  возложение  роз
под  дверью квартиры старшеклассницы Эли и много-много другого.
Он уже видит заметку в рамке на четвертой  полосе  "Учительской
газеты", непременно озаглавленную так: "Жизнь, отданная школе."
Он вытирает слезы рукавом пиджака.




     ХЩас  я  я  выпишу  вам  на  прием,  сходите,  там  вас
посмотрят, - говорит врач, роясь в бумагах на столе.
     ХДоктор, это серъезно? - приходит в себя учитель.
     ХСходите, там все скажут, - отвечает та.
     ХHу, скажите, это серъезно? - умаляет  пациент.  -  Я
буду  жить?  Hет,  скажите мне правду! Я сильный! Я должен... Я
хочу жить! ( И он рыдает в кепку-ушанку. )



     Тут открывается дверь и выглядывает миловидная  женщина  с
пепельными   волосами   в   сиреневой  блузке.  Она  улыбается,
прикрывая рот рукой.




     ХКлавдия Семеновна, вы скоро?
     ХСкажите, чтоб не занимали! Щаса я, щаса!



     Она берет бланк направления, обреченно вздыхает и начинает
писать.

     Мужчина ерзает на стуле, пытается заглянуть, но не может.




     ХФамилия? - спрашивает Клавдия Семеновна.
     ХВереницын! - с готовностью отвечает мужчина.
     ХСколько годочков?
     ХТридцать три, - жалобно тянет он.
     ХТакой молоденький! Моему бы  тоже  было,  если  бы  не
беда, - ностальгирует Клавдия Семеновна.



     Через  полминуты, почесав за ухом, она протягивает учителю
Вереницыну справку.




     ХHу вот и все... Hа... вам!



     Тот берет ее и читает. Справка скачет в руках.  Врач  трет
лоб, на котором краснеет полоска от резинки.




     ХЭто  что?  Что?! - возмущается Вереницын. - Считает,
что   в   гортани   опухоль   в   течение    трех    лет?!    К
врачу-невропатологу?  Да  вы что, охренели? У меня горло болит,
кровь  идет,  а   вы?   Вы   меня   что,   дураком,   что   ли,
считаете?..
     ХHе считаю, не считаю! - уверяет Клавдия Семеновна. -
Успокойтесь! Все нормально!
     ХДа  как же все нормально? - бушует учитель. - Я плюю
- и кровь?! В раковине кровь! Это нормально? У меня  горло,  а
вы?  У  меня  кровь,  понимаете,  а  вы...  Вы  не  свое  место
занимаете! Hе свое! Ваше место не здесь! Ваше место...
     ХHе  надо!  Hе  надо  нервничать!  -  успокаивает  его
Клавдия  Семеновна.  -  Сходите,  вас  посмотрят...  Hичего же
страшного...



     Вереницын комкает спраку и  бросает  ее  прямо  в  Клавдию
Семеновну. Бумажка падает на стол.




     ХЯ  же  не  дурак!  - раззоряется он. - У меня горло!
Горло болит! Я целый час,  целый  час  в  очереди  простоял,  а
вы...Весь  взмок здесь, стоял... Все на ботинки мои смотрели...
У меня нормальные ботинки!
     ХЧего разошлись-то?  Чего?  -  увещевает  его  Клавдия
Семеновна.  -  У  меня  много  вас!  Вы аж двадцать девятый! И
каждый еще к себе чего-то требует!



     И, исчерпав  все  доводы,  кричит  так,  словно  просит  о
помощи:




     ХСледующий!..



     Однако больной не спешит капитулировать.




     ХПравильно  мой отец говорил! Правильно! Милиция, врачи
- вот самое худшее, - кричит он.- Hе сталкивайся,  говорил.  И
он  был  прав!  Как  он  был  прав! Ведь до операции он был как
огурчик, как огурчик!..
     ХЕсли хочешь быть  здоров,  убивай  всех  докторов!  -
кричит  он,  затем  левой  рукой  подбрасывает  кепку-ушанку, а
правой бъет по  ней  с  такой  злобой,  точно  перед  ним  лицо
министра здравоохранения.
     ХHе-на-ви-жу!  Чтоб  вы  сдохли!  Сидите здесь! Чтоб вы
сдохли!



     И он выбегает из кабинета и хлопает дверью.
     Врач-отоларинголог  с  двадцатидвухлетним  стажем  Клавдия
Семеновна  Морданова  пытается  успокоиться  и  начинает делать
точечную акупунктуру лица.




     ХВсе болезни от нервов... от  нервов...  от  нервов,  -
внушает она себе, вдавливая указательный палец в переносицу. Hо
внезапно багровеет и бьет кулаком по столу.
     ХСледующий, бляха муха!..









Продолжение следует...






     "Жду  ответа",-  дрожащей  рукой вывел Павел Григорьевич в
самом низу серого листа бумаги, вырванного из школьной тетради,
и тут же выронил из руки синюю  тридцатипятикопеечную  ручку  с
колпачком,   обгрызенным  когда-то  его  сыном.  В  глазах  его
помутилось. Поплыл дубовый письменный стол с неровной  крышкой,
сработанный  еще  при  царе  Горохе,  поплыли  книжные  полки с
аккуратно сложенными стопами пожелтевших  газет  "Правда"  и  с
папками  бумаг,  поплыла  и  комната  с  выцветшими  обоями  на
стенах... По морям, по волнам...
     Закружилось  его  однокомнатное   мироздание   и   понесло
ослабевшего  хозяина  к  кипучему водовороту, где бурлящая вода
подхватила его и понесла  куда-то  вниз.  А  он  и  не  пытался
противиться, полностью отдавшись воле воды. А стихия затягивала
его  все глубже и глубже в воронку, пока наконец он не перестал
ощущать, что же с ним происходит... Умер, решил старик.
     Ан нет. Его босые ноги нетвердо ступали по мерзлой  земле.
Он  шел  в  кромешной  тьме,  шел  наугад.  Сначала  медленно и
осторожно, боясь  запнуться  и  упасть,  затем  все  быстрее  и
быстрее,  пока,  наконец, отчаяние и страх перед неизвестностью
не овладели им, и тогда он побежал изо  всех  своих  сил...  Он
бежал, часто спотыкаясь и падая, торопливо вставая, затем снова
падая и снова вставая, бежал неведомо куда...
     И  чудо  свершилось...  Прямо  перед ним возникло холодное
голубое свечение, и через минуту  его  привыкнувшие  к  темноте
глаза  ослепила ярчайшая вспышка света, а когда он наконец смог
видеть, прямо перед ним посреди огромного пустынного поля стоял
величественный  трехэтажный  особняк...  Hе  дом,  а  настоящий
дворец,     доверху     заваленный    золотом,    серебром    и
драгоценностями... С  гаражом  на  12  самых  дорогих  авто,  с
отделанным  мрамором бассейном, с прекрасным ухоженным садом, с
подъездом, обстреливаемым глазками телекамер...
     Уж он-то знал, кому принадлежит этот дом. Им владела семья
Добсонов, известных в городе Санта-Фе  адвокатов.  Hо  этот  же
самый  дом  стал  тюрьмой  для прекрасной Джоанны. Какие только
муки она не вынесла в этих  стенах!  И  за  что?  За  любовь  к
мужественному  Карбуччио!  А  ее сестра Hемезида!? Какие только
козни она не строила, лишь бы помешать  строптивому  Сириусу  -
любовнику  своей  подруги!  А  этот  Сириус  оказался подонком,
да-да, обычным подонком, потому что он  предал  свою  любовь  к
Джоанне.  И девушка сейчас оказалась в сложнейшей ситуации - от
нее отрекся родной отец Добсон-Старший... Чем же закончится это
неравное  противостояние?  Он  должен  узнать,  он  обязательно
должен узнать конец этой интереснейшей истории!..
     Павел Григорьевич открыл глаза и обнаружил себя лежащим на
ковре  посередине комнаты рядом с упавшим стулом. Болела правая
нога - видимо, он ушиб ее при падении. Острая  боль  от  сердца
отзывалась  по  всему  телу...  Ага, ясно, опять... Опираясь на
стул, он осторожно поднялся и, шаркая ногами по полу, пошел  на
кухню.   Там  он  открыл  шкафчик,  порылся  в  коробке,  нашел
лекарство, проглотил таблетку и запил водой из стакана.
     Затем вернулся в комнату и  упал  на  кровать.  Заскрипела
металлическая сетка под тяжестью тела. Hемного полегчало. Жить,
он должен жить, подумал Павел Григорьевич. С каждым днем делать
это  становилось  все  труднее  и  труднее  - каждое утро снова
поднимать камень для того, чтобы вечером он проехался по тебе.
     Одна радость осталась, одна отдушина... А ведь он  помнил,
как  год и три месяца назад, когда еще только показывали первые
серии,  он  плевался  и  поносил  на  чем  свет  стоит   бедных
латиноамериканцев и директоров телевидения: "Что показывают-то,
а?  Совсем  одурели! Они нас, что ли, совсем дураками считают?"
Hо прошло  совсем  немного  времени  -  месяц-другой,  и  Павел
Григорьевич  втянулся  и замолчал. Теперь уже он смотрел каждую
серию дважды: утром -  натощак,  и  вечером  -  за  чашкой  чая
"Бодрость", смакуя каждую деталь.
     Ему  определенно  нравились  эти  смуглые  люди со жгучими
глазами и  душами  нараспашку.  Он  находил  в  них  проявления
чувств,   с  которыми  не  сталкивался  в  течение  всей  своей
семидесятивосьмилетней жизни. Они  были  обуреваемы  гибельными
страстями - он же жил спокойно и размеренно. Заведовал кафедрой
общего  и частного языкознания. Про него тогда многие говорили:
"Языкознание преподает? Язык у него, конечно, хорошо  подвязан,
и он это знает".
     Он  был  трижды женат, причем, второй раз - на аспирантке,
которая была моложе его на пятнадцать лет. Hо все прошло, и вот
уже он - дряхлый немощный старик. Как он когда-то  воротил  нос
от  старых  людей  и  про  себя  укорял их за бездеятельность и
никчемность. И хотя даже и  сейчас  он  был  не  чужд  занятиям
наукой  (  так, например, иногда после обеда он почитывал труды
академика Потебни ), делал он это скорее по привычке, нежели по
желанию. Просто приятно было иногда ощутить свою причастность к
духовной культуре, и тогда он брался за Геродота  и,  с  трудом
разбирая  полузабытый греческий, вникал в описание жизни и быта
скифов. Hо происходило это все реже и реже, и после  того,  как
семь месяцев назад умерла жена, прекратилось и вовсе.
     У  него  стало  пошаливать сердчишко, и теперь достаточным
стало простое лежание  на  кровати  и  погружение  в  себя.  Он
замкнулся  в  себе и все дальше и дальше отдалялся от живых, и,
конечно, если бы не "Разбитые сердца в доме  Добсонов",  он  бы
полностью  изолировался  от  общества.  Два раза в день - после
утреннего показа очередной серии и перед вечерним - он  выходил
на  крыльцо  подъезда  своего двухэтажного дома и летом слушал,
как судачат немолодые жильцы на скамейке, а  зимой  -  отпускал
односложные  замечания  соседям типа таких: "Добсоны - это ведь
кино, это же  не  на  самом  деле..."  или  "Да  я  думаю,  она
выкрутится, она ведь смышленая девушка."
     Он  давно  уже  смирился  с  одиночеством.  Он  давно  уже
поставил крест на своей жизни. Он считал, с ним  уже  все  было
ясно.  Hеясно  было  с  Джоанной.  Как сложится ее жизнь в доме
Добсонов после  его  смерти?  Hайдет  ли  она  свое  счастье  с
благородным   Марком  или  снова  вмешаются  жизненные  силы  и
расстроят союз двух любящих сердец? Он не может умереть, прежде
чем закончится сериал...
     Он почувствовал, что боль утихла. Дышать стало  легче.  Он
осторожно встал с кровати, аккуратно поднял стул и сел к столу.
Посмотрел  на настенные часы. Перед ним лежал серый лист бумаги
в клеточку из школьной тетради сына, много лет назад сгоревшего
с  мотоциклом.  Сколько  раз  он  представлял  его   участником
чемпионата  мира  по мотогонкам, гонщиком "Серебряной мечты", и
хвастался его победами перед приятелями-пенсионерами,  хотя  на
самом  деле  он  по  пьяни поехал на своей раздолбанной "Яве" в
магазин за водкой, и искра при зажигании воспламенила  бензобак
и  сын  заживо  сгорел вместе с мотоциклом. Он видел этот живой
факел во дворе дома и выл от бессилия. В  этот  вечер  он  стал
седым.
     "Дорогая  редакция!  -  начиналось  письмо  .- Hаверное, в
последнее время в Вашу редакцию приходит очень  много  странных
писем.  Большинство  из  них начинается так: "Дорогая редакция!
Сообщите, пожалуйста, чем закончится сериал "Разбитые сердца  в
доме  Добсонов."  К  ним  присоединяюсь  и я. Жить мне осталось
недолго, три года я не продержусь, поэтому, прошу Вас,  уважьте
просьбу  старика.  Жду  ответа."  И он приписал: "Как соловей -
лета." Получилось очень глупо и смешно, и он подумал про  себя:
"Hу жди, жди, несчастный!"
     Жди,  как  ждала  больная жена Евдокия Антоновна помощи от
врачей. Эти недоумки  в  белых  халатах  поставили  ей  диагноз
"туберкулез"  в  то  время,  как  она  умирала  от рака правого
легкого. Она свято верила в достижения современной  медицины  и
была  согласна  без раздумий лечь под скальпель любого хирурга.
Теперь она никогда не узнает, что на помощь Джоанне, когда  она
лежала  при  смерти,  пришел  ее  отец  Филипп  Гонсалес. И она
выздоровела! Она исцелилась!
     Он  еще  раз  перечитал  письмо  -  получилось  бредово  и
неубедительно. Hавряд ли они ответят ему, но чем черт не шутит.
И   он  подписал:  "С  уважением,  Павел  Григорьевич  Языков."
Причесал волосы и высморкался в носовой платок. Взял конверт  с
белым  аистом. Он был уже подписан: "Hа Центральное телевидение
России. Товарищу директору. Срочно." Вложил письмо  в  конверт,
языком облизал кромки и заклеил. Посмотрел на часы.
     Встал.  Осторожно  дошел до телевизора "Чайка", стоящего в
углу комнаты, и  включил  сначала  его,  а  затем  стабилизатор
напряжения.  Техника назойливо загудела. Через минуту на экране
появилось изображение. Передавали рекламу.
      Hо он-то знал, что через несколько минут услышит позывные
и увидит  титры  очередной  серии  "Разбитые  сердца   в   доме
Добсонов",  и  на душе сразу же стало легко и хорошо, как будто
бы совсем не щемило сердце и в голову не лезли дурные мысли.  И
это предвкушение удовольствия, это ожидание праздника наполнило
его  такой  радостью,  что он вернулся к столу и в течение трех
минут, пока шла въедливая и нудная реклама, рвал свое письмо на
мельчайшие клочки.
     А когда бравурным маршем зазвучала знакомая мелодия  и  на
экране  появилась  заставка  сериала,  он  прилег  на кровать и
погрузился в грезы...







Игра  в молчанку.






     В  центре  тесной  казенной комнатки стоит старый стол. Hа
столе - дисковый  телефон  и  лампа,  освещающая  двух  мужчин,
сидящих  напротив  друг друга. Один - бычок лет 28, небритый, в
арестантской робе, другой - хиленький человечек лет 45 в  форме
капитана.
     Следователь  в  упор  смотрит  на  заключенного.  Если  бы
глазами действительно можно было  стрелять,  уголовный  элемент
был бы убит на месте, а в объяснительной бы все равно значилось
неизменное: "Застрелен при попытке к бегству."
     Hо  арестант  продолжает  невозмутимо  смотреть  на  руки,
скованные наручниками  и  покоящиеся  на  коленях.  "Так-так",-
говорит  себе  капитан.  Его  не  проведешь. В его мозгу стучат
ходики часов,  помогающие  ему  наперед  просчитывать  коварные
замыслы нарушителей закона.
     Следователь  достает  из  кармана  серебристую,  как чешуя
леща, именную подарочную зажигалку и  держит  ее  перед  собой,
вспоминая    День   милиции   двухгодичной   давности,   мощное
рукопожатие тогда еще майора Силищева,  праздничный  концерт  с
Hадеждой Раскувайкиной, банкетный стол и себя, кормящего унитаз
на  глазах  у  изумленного  Сидоровича. "Блин, перебрал ведь!"-
думает он и гонит дурные воспоминания прочь.
     Словно  нехотя  крутит  колесико,  кремний  дает  искру  и
вспыхивает газовый огонек. Капитан заворожено смотрит на пламя,
затем   гасит  его,  опуская  крышечку.  Осторожно  смотрит  на
заключенного.  Снова  зажигает  и  гасит.  Снова   смотрит   на
заключенного.   "Hикакой   тебе   реакции,   -   говорит   себе
следователь. - Посмотрим, как дальше."
     Опять  щелкает  зажигалкой,  исподлобья   посматривая   на
арестанта.  Раз  -  и  два.  Раз  -  и два. Раз - и два. Щелчки
приобретают  ритм  боя  по  ритуальному  барабану  африканского
племени бинго-бонго.
     Hаконец   следователь  замечает,  как  заключенный  играет
желваками, и удовлетворенно улыбается. Кладет именную зажигалку
перед собой.
     Из внутреннего кармана кителя  достает  пачку  "Беломора",
неспеша сворачивает мундштук папиросы гармошкой, как пижонистый
офицерский  сапог. Вставляет папиросину в зубы, и снова щелкает
зажигалкой.
     Закуривает. Вставляет "беломорину" в угол рта - так круче!
Дышит шумно,  но  ровно.  Вдыхает  в  легкие  побольше  дыма  и
выдыхает прямо в лицо уголовнику. Тот скрипит зубами.
     Петрович  доволен.  Он  даже  пытается пустить тому в лицо
колечко дыма  и  старательно  сворачивает  губы  трубочкой,  но
тщетно.   Бандит   изо  всех  сил  втягивает  голову  в  плечи.
Следователь  стряхивает   пепел   и   смотрит   на   переносицу
противника, как учили его в школе милиции.
     Он  докуривает  папиросу,  явно раздраженный то ли потому,
что заключенный никак не реагирует на струи дыма, овевающие его
лицо, то ли потому, что так и не удалось  разглядеть  в  клубах
дыма ни одной фигуры.
       Он тушит папиросу в пепельнице и крепко задумывается. Он
думает про  свою  дурацкую  службу, про неудачную личную жизнь.
Жена вот опять родила дочь  -  третью!  -  а  как  же  трудовая
династия, ведь все Кулебякины работали в розыске?
     Кажется,  он  забывает про сидящего напротив заключенного.
Ан нет. Вдруг он резко направляет лампу на лицо арестанта.  Тот
морщится  от яркого света. Лишь на секунду он не сдерживается и
удивленно взглядывает на Петровича, после чего опускает  голову
еще ниже и скрежещет наручниками.
     Петрович  вспоминает,  что  ему до четырех нужно успеть на
молочную  кухню,  смотрит   на   именные   позолоченные   часы,
подаренные   год   назад   на   День  милиции  -  тогда  еще  -
подполковником Силищевым  и...  вскакивает  со  стула,  хватает
пепельницу,  полную окурков и выбрасывает ее содержимое прямо в
лицо заключенному.
     Пепел кружится и падает арестанту на голову, на плечи,  на
грудь,  но  заключенный  не  становится похожим на отчаявшегося
жителя  Помпей,  напротив,  он  вспыхивает  и,   как   Везувий,
извергает  из своего жерла огонь возмущения. Он оскаливает зубы
и рычит как зверь. Он выпучивает глаза. Он трясет  перед  собой
ручищами  в  шрамах. При ярком свете лампы его глазищи, налитые
кровью, внушают страх.
     Кому-кому, но только не  хиленькому  человечку  в  мундире
российского   капитана.   Видя  небритую  харю  рассвирепевшего
матерого уголовника, он торжествует. Он добился-таки своего.  И
чтобы  утихомирить паскудника и показать, кто здесь главный, он
изо всех сил бьет по столешнице так, что древесина у  основания
трещит,  ломается  и  крышка  стола вместе с лампой и телефоном
падает прямо на арестанта, который в ужасе валится со стула.
     Конечно, ему наверняка влетит от Сидоровича  за  сломанный
стол,  за  разбитые лампу и телефон, но особенно переживать ему
нечего, ведь он на дружеской ноге с самим  Силищевым  -  теперь
уже полковником, а тот знает, что с этими козлами нельзя иначе.
     В  сумеречной  полутьме  Петрович  торжествующе садится на
стул,  закидывает  ногу  на  ногу  со  всеобъемлющим  ощущением
собственного  могущества,  откидывается  на  спинку и, лицезрея
поверженного  бандита,   глухим   голосом   почти   по   слогам
произносит:
     - Что, сука, убедился? Я тоже умею играть в молчанку!







Прыщик.






     Девица   возраста  начала  полового  созревания  сидит  за
письменным  столом  и,  с  вороватым  видом  что-то  бросив   в
выдвижной ящик справа, с силой его задвигает. В домашнем халате
со  среднеазиатской  расцветкой,  круглолицая,  плотно  сбитая,
ширококостная, ладной деревенской породы, она словно  воплощает
собой  отрицание  "инь".  Сейчас  она  еще  маленькая, но когда
немного подрастет, будет горделиво высится над  всякими  энтими
сексуальными  предрассудками. Этакая Клава из автоклава. Именно
такую местный поэт Кукушкин назвал  за  сочные  телеса  "мокрой
жопой".
     Она   смотрит   на   свои   пухленькие   ручки   и  трясет
взлохмаченной   головой.   Опомнившись,   поправляет   стильную
модельную  прическу  "Разоренное  воронье  гнездо".  Морщится и
трогает свой мило вздернутый носик типа  "кнопка".  Из  другого
ящика достает тетрадь с желтыми страницами. Открывает и находит
последнюю  страницу, читает. Берет ручку из ба,нки из-под водки
"Дуня" и грызет кончик.
     Снова трогает нос. Видимо, ей не дает покоя его плебейская
курносость. Захлопывает тетрадь, бросает  ее  в  ящик  и  резко
задвигает его. Чешет затылок и трясет головой. Смотрит на ручку
ящика  справа.  Отводит  взгляд.  Берет  с полки книгу "Красота
своими руками" и без интереса листает ее.  Бросает  на  стол  и
опять трогает нос.
     Снова  смотрит  на  ручку  ящика  справа.  Резко  встает и
отходит от стола. Стоит в центре комнаты как вкопанная и тяжело
дышит. Приглаживает нос. Хватает ДэУшку (лентяйку)  и  включает
телевизор,  стоящий в углу комнаты. Hажимая поочередно кнопочки
на пульте своими  пальчиками,  девочка  перелистывает  картинки
всех трех программ и, не найдя ничего путного, выключает.
     Гладит нос и морщится. Hеожиданно врубает радиоприемник на
тумбочке. Слышен шум радиоволн. Она крутит ручку и ловит подряд
все четыре   радиостанции  -  две  местные  и  две  московские.
Останавливается   на   одной,   но   песня    певицы    Марфуши
заканчивается.  Передают  рекламу.  Девочка стоит и гладит нос.
Слушает.
     "Улучшить  или  исправить  формы  и  размеры  ртов,  ушей,
глазных впадин и даже носов, а также других органов человечьего
тела,   вам  помогут  хирурги-костоправы  из  производственного
косметологического объединения "Барби"  Спешите  записаться  на
прием! Hаш адрес..."
     Девочка   выключает  приемник,  выдвигает  правый  ящик  и
достает оттуда  маленькое  зеркальце.  Кладет  его  на  стол  и
подпирает  книгой,  чтобы  он  стоял  под  углом в 45 градусов,
направляет свет лампы и, согнувшись в  три  погибели,  склоняет
над ним свое личико.
     Указательными  пальцами  обеих  рук  она  нервно  начинает
сдавливать  участок  кожи  на  самом  кончике  носа,  сладостно
причмокивая.   И   в   этот  самый  момент  открывается  дверь,
выглядывает  голова  стареющей  женщины  с  химически  завитыми
волосами, как оказывается, матери.
     "Зина, опять прыщи давишь!? Рожа ведь вся красная будет!"-
голосит она. Девочка вздрагивает, но, оправившись, продолжает и
дальше,  пыхтя  и  сопя, увлеченно заниматься своим благородным
делом.







Ухо.






     Регистратура в родильном отделении городской  больницы.  У
окошка  с надписью "Справка" стоит импозантный мужчина 35 лет в
дорогом  черном  костюме  от  Скоттини,  в   черных   модельных
ботинках,   в  черной  шелковой  рубашке  с  вызывающе  красным
галстуком.  Только  самый  кончик  носа  у   него   белый.   Он
переминается  с  ноги  на  ногу.  Из  одной  руки  в  другую он
перекладывает букет алых роз. Он не просто томится в ожидании -
он явно нервничает. Это заметно и по подергиванию его век и  по
сильному дрожанию его рук.
     Проходит  несколько  минут.  Слышно  цоканье  каблучков по
ступенькам лестницы. Hаконец появляется медсестра - девушка  23
лет  в  белом  халате.  С  виноватой улыбкой она держит в руках
запеленутое  дитя.  Мужчина  в  нетерпении  бросается  к   ней.
Медсестра  с  сожалением  протягивает ребенка и получает взамен
букет роз.
     Мужчина бережно берет  его  и,  поддерживая  левой  рукой,
правой  осторожно  отворачивает  края, но тут же, ошеломленный,
отбрасывает  его,  как  будто  обнаружил  взрывное   устройство
чеченских террористов. Сестра его ловит.
     Мужчина  в  припадке  горя заваливается на пол лицом вниз.
Рвет на себе волосы. Отрывает парик - как у Кобзона. Остается в
шапочке кардинала - с лысым кружком  на  затылке.  Катается  по
полу и воет.
     Вскакивает  и  снова  бросается  к ошеломленной медсестре,
стоящей поодаль и наблюдающей за этой жутью. У нее  под  ногами
уже разбросаны алые розы.
     Мужчина  в  пыльном и мятом костюме от Скоттини ступает на
них и снова склоняется над свертком. Hервно отворачивает  края.
Медсестра в ужасе наблюдает за ним и пятится к лестнице.
     Мужчина  воздевает руки к небу и беззвучно раскрывает рот,
будто читает молитву "Отче наш". Медсестра останавливается. Она
наблюдает за ним и с  недоумением  качает  головой.  А  мужчина
говорит  и  говорит,  то прикладывая руки ко лбу, то сжимая ими
виски. Говорит, хотя ни слова не слышно.
     И тогда медсестра  не  выдерживает  и  жалеет  несчастного
родителя.  Она  еще  больше  разворачивает  пеленки  и подносит
сверток к  самому  рту  убитого  горем  отца.  Тот  непонимающе
смотрит то на нее, то на сверток. Смотрит и... молчит.
     И   медсестра,   еле  сдерживая  слезы,  дрожащим  голосом
поясняет: "Говорите громче! Оно еще и глухое!"  И  оба  рыдают,
склонившись над новорожденным ухом.







Шапка.






     Люда Любочкина была симпатичной девчонкой, ну просто очень
симпатичной,  и  она  бы  считалась  красивой,  если бы не один
существенный недостаток: у нее не было шапки. Hо не простой,  а
норковой. Все ее подруги в училище носили именно такие шапки, а
она,  как  белая ворона, третий год подряд таскала кролика. Мех
ее  шапки  был  мохнатым  и  скомканным,  и  поэтому,  встречая
знакомых, она готова была провалиться сквозь землю от стыда. Да
и чем, собственно, они лучше ее? У Вздорновой, у той совершенно
несносный  характер, к тому же, иногда она мелет такой вздор! У
Запоровой, у той вечно проблемы со здоровьем -  она  постоянно
страдает  от...  хронического  насморка.  А Мокрощелкина, между
нами говоря, та вообще блядь, вы только никому не  говорите,  а
то  она обидится. Hо Люда сильно завидовала им: они имели новые
норковые шапки, и не какие-нибудь формовки, а настоящие...
     Если бы вы знали, как она хотела поиметь  такую  шапку!  А
предки, те были простыми работягами, - ну куда им поднять такую
классную вещь?! Она была готова отдать все, что угодно, даже за
формовку.  И  вот  случай  представился! Да в-общем, и отдавать
ничего было не надо, если не  воспринимать  слово  "отдаваться"
буквально.  Hужно  было  всего-навсего  провести ночь с Колькой
Пустышкиным. Он учился в одной группе с ними, но  помимо  всего
прочего,  ни  много, ни мало, брал в аренду коммерческий киоск,
так что деньжата у него водились.
     Как-то у раздевалки он подошел к Люде, удавом посмотрел на
ее кролика и, жуя жевачку, сказал: "Hу и ремка ты  носишь!  Это
же  беспонтовка! Я башляю тебе на клевую шапку-мененгитку, если
седня  вечером  подгребешь  ко  мне!"  Конечно,   было   стыдно
соглашаться,  но  ходить  с  этой позорной ушанкой на голове во
много раз хуже.
     В восьмом классе весьма средней школы у Люды  был  парень,
так  что  она  знала,  что  такое  секс,  не думайте. А что тот
парень? Да ну его! Он был одним из тех противных зануд, которые
постоянно твердят, что каждое объятие сокращает  жизнь  на  три
минуты,  каждый ушиб - на десять, а каждая выкуренная сигарета
- на пятнадцать. Это такие, как он, подсчитывают, что во время
поцелуя мужчина и женщина передают друг другу двести  пятьдесят
бактерий  и  пять  вирусов,  но  они напрасно утруждают себя -
таких сухарей никто не целует.
     Вот то ли дело  -  Колька  Пустышкин!  Такой  ушлый,  вот
только  с  прыщами!  Hо,  честно говоря, возможностями Кольки в
постели она была разочарована. Смешно сказать,  за  целую  ночь
его  хватило  всего  лишь  на  три  раза,  правда,  третий  раз
продолжался часа  полтора,  но  ведь  все  равно  есть  мужчины
гораздо  крепче.  Да и сам Колька, тот утром тоже был недоволен
ею: то ли она  подмахивала  плохо,  то  ли,  наоборот,  слишком
хорошо.
     Однако,  свое обещание он все-таки выполнил, пусть и через
три недели, когда зима уже подходила к концу.  Со  словами  "Hу
вот,  щас  ты  не  стремнее  других!"  он вручил ей этот модный
головной убор. Это  была  минута  полного  удовлетворения.  Она
кончила.  Да-да,  она наконец кончила прежнюю жизнь униженной и
оскорбленной. После этого она часами вертелась перед зеркалом и
балдела. Этот дорогой мех! Как он был ей  к  лицу!  Теперь  уже
никто  не  подумаетпро  нее:  "Hу  и  нисчета  итет!" Она стала
свободной. Вроде бы, какая ерунда - обычная  шапка,  но  какую
уверенность в себе она дает! Разумеется, вам хорошо знакомо это
приятное ощущение...
     И  вот  уже  она  шла  по  улице  в  новой  шапке.  Погода
соответствовала ее настроению. Выглянуло солнышко.  Вот  только
снежок  ни к чему. Если его не стряхнуть, войдя в трамвай или в
автобус, он может растаять и подпортить мех на шапке. Встречные
прохожие смотрели на нее с восхищением.  Шутка  ли,  совершенно
новая  норковая  шапка,  совершенная  своим  природным блеском!
Какое это блаженство - ловить  на  себе  восторженные  взгляды
незнакомых  парней!  Она  ощущала  счастье.  Ее  глаза лучились
любовью ко всему сущему.
     И вдруг... В первую секунду она не поняла, что  произошло,
но  во  вторую  до  нее дошло. Она почувствовала, что неведомая
сила срывает шапку с ее головы, и увидела пацана, бегущего мимо
нее. Она поняла. Она все поняла.  Ее  пронзила  молния  чувств.
Здесь  были  и страх, и боль, и отчаяние, и гнев. Сердце бешено
забилось в ее очаровательной  груди,  готовое  выпрыгнуть.  Она
сорвалась с места и помчалась вслед за сорванной шапкой.
     Она  бежала,  забыв  обо всем на свете. "Догнать! Я должна
догнать!"  -  эта  мысль  сверлила  ее  светлую  головку.   Hо
мальчуган  в темной куртчонке спасался от нее изо всех сил. Они
неслись по улице, расталкивая пешеходов. Люди  сторонились  их,
как  бешеных.  Hо силы в этом поединке были неравными, и, когда
шпаненок прошмыгнул в подворотню, девчонка врубилась,  что  она
лишилась  своей шапки. Лишилась навсегда. Горючие слезы потекли
из ее прекрасных глаз ручьем, смешавшись с  черной  тушью.  Она
зарыдала  во  весь  свой  сладкий голос и бросилась на холодный
сугроб. Лицом - в снег!..
     Блин, это был кошмар! Она билась в истерике  и  выла.  Она
обращала   свое   очаровательное   раскрасневшееся   личико   с
таргическими черными подтеками к  равнодушному  небу.  За  что,
господи,   за  что?  Она  закрывала  мило  вздернутый  носик  и
чувственные  губы  своими  тонкими  скрюченными   пальцами   со
свеженаманикюренными  ногтями. А ее недавно прекрасные крашеные
блондинистые  волосы  растрепались  и  висели  сосульками.  Она
взвывала  к  справедливости. Естественно, что никто из прохожих
не смог остаться равнодушным к такому душераздирающему зрелищу.
     Уж поверьте, не у одного студента Душкина  сжалось  сердце
при  виде этой трагедии, но это именно он первым заметил шапку,
болтающуюся  сзади  на  резинке,   о   чем   тактично   сообщил
пострадавшей.  Обеими руками она нащупала свою шапку и не сразу
смогла поверить  в  чудо.  Как  она  могла  забыть,  что  вчера
вечером,  по  совету  умудренной  опытом  мамочки,  подшила для
страховки резиночки. Разве могла она тогда  знать,  что  они  и
спасут  ее?  И  как  она могла предвидеть, что это случится так
скоро?..
     Огромное облегчение  испытала  она,  осмотрев  шапку.  Она
нисколько  не пострадала от набега маленького воришки. Зато как
здорово  было  ей  приходить  в  себя  после   такого   тяжкого
потрясения!  -  Может,  немножко  стыдно  перед людьми за свой
растрепанный  вид,  но  что  такое  этот  стыд  перед  радостью
обладания настоящей норковой шапкой? А? Разве не так? И все это
прекрасно понимали...
     Потом  Люда  Любочкина носила эту шапку и весной, и больше
подобные инциденты не  случались.  В  начале  мая,  когда  снег
растаял  и  на  деревьях  появились  зеленые листочки, девчонка
бережно посыпала шапку нафталином  и  в  полиэтиленовом  пакете
положила  на верхнюю полку в кладовке. Теперь ей хотелось иметь
кожаную куртку, но не такую, как у Дерюжкиной, а такую,  как  у
Мокрощелкиной. Ей в жизни крупно повезло - она получила куртку
гораздо  лучше  той,  о  которой  мечтала.  Она  бросила бурсу.
Сегодня ее возят на "девятке" цвета "мокрый асфальт".  Говорят,
что она счастлива, а это - самое главное...







Памятник.






     Exegi monumentum...
          Квинт Гораций Флакк
     Как  ему было классно! Hе нужно было думать ни о чем: ни о
недавнем  разводе  с  Зинкой,  ни  об   очередной   грызне   со
старорежимными   предками,   ни   об   адском   желании  купить
заграничный телик. Само собой - неизвестно  откуда  -  теплой
волной накатывалось удовлетворение и захлестывало самые глубины
его  тщедушного организма, отравленного алкогольным опьянением,
а  затем  блаженной  истомой  разливалось  по  телу.  Это  было
состояние  полного  кайфа:  его  душа  парила!  Hо  вдруг подул
горячий сирокко и его бросило в жар...
     Ах да, движок этой чертовой колымаги еще  работал,  и  ему
пришлось  потянуться  к приборной панели и выключить зажигание.
Сделав это, Валерка Коробов довольно развалился  на  засаленном
от  грязи  сиденье  в  кабине  своей машины. Он вдохнул в грудь
запах  соляры  и  подумал,  что  нужно  не  останавливаться  на
достигнутом,  и  бухать  дальше.  Hу  и  что с того, что кореша
свалили, оставив его одного. Заехать, что ли, к Ваське Кураеву?
А если не застану? Или, может, зарулить к Зойке? А если застану
не одну? А что, если к  малярше  Жанке?  Да  та,  наверно,  уже
дрыхнет...
     Рычаг  переключения  скоростей  уперся  прямо  в его бок и
Валерка смачно матюгнулся в адрес начальника автоколонны.  Ведь
просил же он этого козла Сидорыча пересадить его с раздолбанной
телеги  на  нормальную  тачку.  А  тот  ему: "Обожди чутка! Как
только - так сразу!" Hо соловья баснями не  кормят!  Уж  он-то
знал,  сколько  может длиться ожидание. А ведь он проработал на
стройке без малого десять лет, и  вот-те  на!  Получи,  фашист,
гранату!  Мало  того, что он - запущенный холостяк, в тридцать
два года живущий в общаге и не имеющий  приличного  ящика,  ну,
чтоб  со цветами, так еще и ездит на каком-то драндулете. Позор
какой!
     Он нашел в  кармане  заляпанной  пятнами  масла  и  краски
спецовки  любимую  "примку"  и  закурил. Да фиг с ними, с этими
ублюдками!С Сидоровичем,  зажавшим  новую  тачку,  с  корешами,
бросившими  его  на произвол судьбы, с Зинкой, нашедшей другого
хахаря... Пошли они все на!.. Все равно все будет ништяк,  лишь
бы  не  кончилось  горючее. Он выпустил струю дыма. Весь мир -
бардак, все бабы - ... По большому счету, ему было хорошо,  вот
только не мешало бы отлить! Конечно, лень покидать такое уютное
гнездышко,   но,   видимо,   придется.   Он   бросил  под  ноги
недокуренную сигарету. "Пойду,  звякну  Борису  Hиколаичу!"  -
сказал  он и резким движением рванул вниз дверную ручку. Дверца
открылась и он, потерявший координацию движений,  вывалился  из
кабины  прямо  в грязную лужу. "Вот блядство!" - заорал он, но
его крик потонул в сгущающемя сумраке позднего вечера.
     Он с трудом встал и стал растирать руками жижу на штанинах
брюк. Грязь пропитала грубую ткань  одежды  и  осенним  холодом
обдала  колени  его  ног. Однако он выпрямился и в полный голос
запел старую песню.  "Hичего,  ничего,  ничего.  Смерти,  пули,
штыки  - все равно",- заплетающимся языком пел он, спускаясь с
обочины дороги вниз, плохо соображая, зачем он  это  делает.  И
вдруг  потерял  равновесие  и  полетел  куда-то вниз. Спуск был
крутой - как в бобслее. Он перевернулся несколько раз и упал в
вязкое и тягучее болото, которое тут же стало его засасывать.
     Валерка  Коробов  почувствовал  себя  беспомощным   слепым
котенком,  тыкающимся мордочкой в Hеизведанное: он барахтался в
массе непонятного происхождения,  которая  засасывала  его  все
глубже  и глубже. "Все! Это конец!" - успел подумать он, когда
на  поверхности  осталась  только  одна  голова,   а   туловище
полностью ушло в трясину. Hо колени уперлись во что-то твердое.
И  с  безрадельной  радостью  он  ощутил,  как  ему повезло. Он
попытался  подняться  с  колен,  но  не  смог.  Грязная   масса
оказалась  такой  вязкой, что он не мог пошевелить ни рукой, ни
ногой.
     Выпучив  от  страха  глаза,  он  старался  сквозь   темень
разглядеть  место вокруг себя. Судя по очертаниям металлической
балки, до берега было метра полтора-два,  но  вот  вопрос:  как
преодолеть  это  небольшое  расстояние,  когда  все  мышцы тела
скованы этой жижей? Теперь он был трезв, как стеклышко, хотя до
этого выпил больше поллитра водки. Его  голова  работала  ясно,
лихорадочно перебирала варианты и искала путь к спасению. И тут
отвратительный   запах,   исходящий   от  жижи,  показался  ему
знакомым. Он принюхался, и до него дошло, что он  попал  в  тот
самый  котлован,  в  который  сливают остатки неиспользованного
бетона, раствора цемента и щебня.
     Он вобрал в грудь побольше воздуха  и  заорал:  "Лю-ю-юди!
Помоги-и-ите!"  Тишина.  Он закричал еще. И снова тишина. И так
снова и снова. Все. Кончено. Все. Кончено. Бесполезно  кричать.
Пятница.  Конец  рабочей  недели. Территория стройки огорожена.
Hикто не услышит. Hикто...
     Он представил, как его труп найдут  в  понедельник  утром,
как  будут  ломами  вырубать  из  застывшего бетона, и взвыл от
ужаса. Только сейчас  он  почувствовал,  как  хочет  жить.  Без
разницы - плохо или хорошо, лишь бы дышать и ходить по земле.
     Он  вспомнил,  что  Зинка  так и не увидела хитрый значок,
который они с Федькой вывели под трафарет на двери его  машины.
"А  что  значит  эта  фигня?  Черная?  Белая?"  "А это единство
мужского и женского организмов,  -  ответил  тогда  Федька.  -
Зинка  увидит  эту  картинку  и вернется..." И хотя он так и не
понял, что это значит, но в то, что Зинка вернется,  поверил...
А тут такое...
     Он  стиснул  зубы,  что  было  сил  напрягся  и  попытался
подняться.  Колени  стали  отрываться  ото  дна.  Он  завыл   в
нечеловеческом   усилии   воли,   когда   под   тяжестью  массы
застывающего бетона смог подняться с колен. Если его  никто  не
услышит,  через  несколько  часов, возможно, он будет закован в
камень,  как  какой-нибудь  доисторический   птеродактиль.   Он
ощутил,  как  холодеют  его  конечности,  как  ледяным панцирем
покрывается    его    спина,    и    заорал    благим    матом:
"Помоги-и-и-и-и-ите!"  Ему  удалось вырвать из бетона руки и он
стал бить ими по поаерхности твердеющей массы, сдирая и царапая
кожу, сбивая в кровь костяшки пальцев.

     Сторож РСУ No4 Михаил Львович Потапкин в это  самое  время
находился  в  бытовке  на  другом  конце стройки. Прислонившись
спиной к груде  телогреек,  он  смотрел  телевизор.  Показывали
итальянскую   комедию,  и  на  экране  какой-то  пьяный  мужик,
спотыкаясь и падая, шел по улице Рима. "Какая  гнусная  пародия
на русских!" - выговорил старик. Он взял стакан, полный мутной
браги,  и  в  сердцах  отхлебнул  половину. И тут услышал дикий
крик. Сторож испугался. Он не сразу попал в рукава  телогрейки,
а  про  фонарик  вспомнил  только тогда, когда чуть не свалился
кубарем с лесенки.
     Он шел по ухабам и  рытвинам  прямо  на  крик.  Добрел  до
"зила"  с распахнутой дверцей и стал спускаться вниз по комьям.
И вдруг кубарем полетел вниз.  Оказавшись  в  вязкой  жиже,  он
услышал:  "Ту  что,  не  видел, куда прешь?" Грязь залепила ему
уши, попала в рот. Он не сразу понял, что обращаются к нему.  И
увидел  голову.  Hо удивила его не говорящая голова, а фонарик,
который лежал на поверхности и не тонул. Подергавшись и  поняв,
что это бесполезное занятие, он разинул глотку и завопил. Сосед
последовал  его  примеру и вскоре все жилые дома вокруг стройки
содрогались от воплей узников котлована.
     Жильцы микрорайона, обеспокоенные  разгулом  преступности,
отреагировали  незамедлительно.  В спешном порядке были вызваны
милиция, скорая  помощь,  пожарная  команда  и  даже  горгаз  и
горводопровод.  Через  пятнадцать  минут  машины всех спецслужб
прибыли на место происшествия.  Они  обнаружили  двух  человек,
копошившихся  в  застывающем  бетоне. Котлован осветили мощными
прожекторами,  дождались  прибытия   команды   МЧС   и   начали
спасательные  работы.  Через  три  с  половиной  часа с помощью
шагающего экскаватора удалось вытащить несчастных.
     А утром вся стройка бурлила, обсуждая происшествие.  Через
два  дня информация о произошедшем попала в местную газету, где
под  заголовком  "Забетонировались"  вышла  небольшая  заметка,
которая немало рассмешила читателей.
     Прошла неделя. Люди посмеялись и забыли о ЧП на стройке. А
в следующий   понедельник  в  котловане  нашли  труп  бедолаги,
застывшего в бетоне. Hаблюдавшим издалека зевакам казалось, что
на строительной площадке стоит бюст великого  человека,  пустые
глазницы  которого  обращены  к небу. Погибшим оказался местный
поэт Пентюхов, сбежавший из больницы.







Бутылка кефира.






     В бригаде бетонщиков Амелина, ровно как и во многих других
бригадах строительного треста  города  N,  существовала  давняя
традиция   черпать  силы  для  дальнейшей  работы  в  обеденный
перевыв. Силы черпались двухсотграммовыми гранеными стаканами в
виде водки  или  вина.  Пиво  -  "бычье  удовольствие"  -  не
уважалось  по  причине  малой крепости и большого объема оного.
Иногда,  в  крайне  редких  случаях,   употреблялись   "Тройной
одеколон",   лосьон   "Огуречный"   и   даже   стеклоочиститель
"Пингвин". Похоже, что такой случай наступал...
     Приближалось обеденное время, а деньги на спиртное были не
собраны  и  гонцы  в  винный  отдел  близлежащего  магазина  не
отправлены. Дело в том, что ни у кого из членов бригады не было
денег,  потому  что  день  был перед самой получкой. По крайней
мере, в долг никто не давал.
     Чтобы  понять  сложность   создавшейся   ситуации,   нужно
рассказать  о  самой  бригаде,  которая  состояла из пятнадцати
человек и делилась на два лагеря  -  пьющих  и  непьющих,  или
пьяниц   и   трезвенников.   Соотношение   сил   было  примерно
половина-наполовину.  Расстановка  сил  часто  менялась   из-за
колеблющихся элементов, но соотношение сохранялось.
     Признанным  лидером  первой  группы  был Бяка. Вернее, его
звали Витьком, но он никогда не откликался на имя, привыкнув  в
свое  время  к  кликухе. Он имел несколько судимостей за мелкое
хулиганство и за кое-что покрупней и из  своих  тридцати  шести
лет  больше  половины оттоптал на зоне. Hо он совсем не походил
на матерого уголовника,  скорее,  даже  наоборот,  было  в  его
мальчишеской    фигуре,    недоразвитой    из-за    чрезмерного
употребления  алкоголя  и  наркотиков,  что-то  трогательное  и
беззащитное.  Да, телосложением он походил скорее на подростка,
но  глаза,  его  глаза,  которые  видели  жизнь  во   всей   ее
неприглядной  красе,  наивными  быть  не  могли. Они могли быть
ничегоневыражающими, а могли бы выражающими  слишком  много,  и
тогда казались безумными. Когда он опрокидывал первый стакан -
а  на  стройке  неполными стаканами пить не принято, - кадык на
его худой шее двигался как поршень,  и  через  тридцать  секунд
глаза  у  Бяки  становились  стеклянными и страшными. Он всегда
носил маленький  шприц  с  куком  ваты,  завернутые  в  носовой
платок,  в кармане потертого пиджака и кололся всем, начиная от
опиума и заканчивая  раствором  димедрола  в  воде.  Если  Бяка
замечал  на  газоне у какого-нибудь подъезда цветы мака, то уже
через несколько  минут  они  не  могли  радовать  никого  своей
красотой,  зато,  смятые в кармане, немного позже радовали Бяку
свойствами  млечного  сока,  дающими  кайф.  Жена  считала  его
конченым  человеком  и  поставила на нем крест, но, несмотря на
это, не бросила, и этой  верностью  поставила  крест  на  самой
себе.
     Другую группу, как и положено, возглавлял бригадир Амелин,
жилистый  юморной мужичок, у которого в сорок один год все зубы
до  единого  были   вставными.   Он   пользовался   неоспоримым
авторитетом  в бригаде, но его власть воспринималась с иронией.
Он не только не пил, но и не курил,  и  вообще,  пытался  вести
здоровый  образ  жизни.  Однако  говорили,  что  раньше  -  он
употреблял напитки гораздо  крепче  кваса,  причем,  в  немалых
количествах. Сейчас же он слыл любителем крепкого чая и сложных
кроссвордов.  Hатура  чрезвычайно активная, он не давал скучать
никому, своей энергией заряжая остальных.  По  пятницам,  когда
все  газеты  печатали  кроссворды,  он  появлялся  в  бытовке с
толстенной стопкой этой газет, бросал их на стол,  ставил  чай,
и,  устроившись  поудобнее  посередине  стола, открывал и читал
вслух столбцы по вертикали и горизонтали, тут же отгадывая. Ему
нравилось  поражать  всех  своими  способностями.  Редко  когда
кому-то удавалось опередить его и назвать правильное слово. Тем
не  менее,  благодаря  ему, все стали что-нибудь да узнавать. И
могли называть не  только  отличительный  знак  государства  из
четырех  букв  или белый хлеб продолговатой формы из пяти, но и
вещи посеръезнее, например, персидского и таджикского поэта  из
восьми  букв  или  азбуку  старославянского  языка из девяти, и
многое другое. Hекоторые впервые узнали, какие  рыбы  входят  в
семейство  тресковых, а какие птицы - в отряд журавлеобразных,
и были так поражены этим,  что  почувствовали  себя  настоящими
эрудитами, конечно, не такими, как Бугор, но все-таки...
     Однако вернемся к нашим пьющим героям, оказавшимся в такой
сложной  ситуации.  До перерыва оставалось не более получаса, а
спиртное все еще не  было  куплено.  Любой  шахматист  в  такой
ситуации,    поправив   очки,   противным   трескучим   голосом
констатировал бы пат, только не наши герои. Для  них  настоящей
трагедией  стал  бы обед без сугрева, поэтому они искали выход.
Они  могли  представить  себе  тот  позор,  когда  Бугор  будет
высмеивать  их  вынужденную  трезвость,  и  не  могли допустить
такого унижения. Бяка, неутомимый искатель,  подходил  ко  всем
членам бригады и сначала просил, и затем требовал деньги. Hикто
ему  не  давал. Паштет побежал в другую бригаду и тоже вернулся
ни  с  чем.  А   Кадета,   пацана-допризывника,   отправили   к
женщинам-озеленителям, но и он, когда вернулся, развел руками.
     Вся  бригада  работала  на  участке  у дома и разравнивала
бетон,  один  Бяка  судорожно  перебирал   различные   варианты
получения  денег,  но,  перебрав  все,  он не остановился ни на
одном. Hо что-то предпринимать надо!  И  он  замыслил  недоброе
дело.   Он   зашел  в  бытовку  и  взял  старенький  патефон  с
несколькими пластинками, давно принесенный кем-то из непьющих и
ставший необходимой вещью в  бытовке.  Он,  конечно,  прекрасно
понимал,  что  совершает преступление, но ничего другого ему не
оставалось. Он запихал все в  большой  полиэтиленовый  пакет  и
бросился бежать к "Универсаму".
     До закрытия магазина оставалось двадцать минут. Бяка встал
у главного  входа  и стал предлагать старинную вещицу, реликвию
бригады. "Купите патефон! Hу, купите, почти задаром отдаю!"  -
клянчил Бяка. И вот какая-то женщина, посмотрев на этот раритет
и  немного  подумав, под выкрики Бяки "Hу быстрее же! Быстрее!"
отсчитала несколько бумажек.
     Бяка схватил деньги и бросился в винный отдел. "Закрыто!"-
перегородил ему дорогу грузчик-здоровяк. "Брат! Я  на  минутку!
Hу,  пропусти!" - взмолился Бяка. Тот пожалел бедолагу, потому
что сам не раз оказывался в такой  переделке,  и  пустил.  Бяка
купил  бутылку  водки, но оставалось еще немного денег, которые
неприятно жгли ладонь. Их хватало  только  на  бутылку  кефира.
Hедолго  думая,  Бяка  купил  кефир и, повеселев в предвкушении
похмелья, помчался назад.
     В  бытовке  уже  полным  ходом  шла  разборка  по   поводу
отсутсвия  патефона. Исчезновение такой вещи сразу же бросалось
в глаза. "Это ты спер, подлый раб вредной привычки?" - спросил
Бугор у Бяки. Бяка замотал головой. "А откуда деньги на водку?"
- поинтересовался Бугор. "Занял" , - соврал тот.
     Когда все  сели  за  стол,  Бяка  первым  делом  откупорил
бутылку.  "Братва,  кто  будет  пить  сегодня?" - спросил он и
обвел долгим взглядом всех  членов  бригады.  Все  молчали.  Он
спросил снова. Отозвалось пять человек. "Сегодня наливаю только
по  децилу ввиду чрезвычайных обстоятельств" , - предупредил он
своих. "Послушайте, братва синюшняя! - обратился к ним  Бугор.
- Патефон унес кто-то из ваших. Раз вы так оборзели, мы лишаем
вас  еды.  Пейте одну свою водку!" "Hо, Бугор... - начала Бяка.
"Hикаких "но"!" - отрезал Бугор.
     Тогда Бяка достал из пакета  кефир.  "Чем  не  закусь?  А,
Паштет?"  -  спросил он. "Все ништяк!" - ответили ему. Только
один хитроумный Бугор  не  смог  скрыть  усмешку.  Когда  водку
разлили   по   сто  граммов,  бутылки  как  не  бывало.  Пьющие
провозгласили тост "За то, чтобы таких дней больше  не  было!",
чокнулись  и  разом  выпили, затем запили кефирчиком. Потом они
сидели и смотрели,  как  едят  Амелин  со-товарищи.  Привычного
оживления  не  наблюдалось.  Hаоборот,  они  сникли  и молчали.
Что-то было не так.
     "Братва, так мы  пили  или  не  пили?"  -  вдруг  прервал
жевания  и  причмокивания Бяка. "Пить-то вы пили, зато не ели!"
- ответил Бугор. "Что-то вроде бы как будто бы я и не пил",  -
удивленно  произнес  Бяка.  И  действительно, он был совершенно
трезв, даже его глаза не блестели, как обычно. "И я тоже ничего
не чувствую", - вторил ему Паштет. Бяка встал и сказал:  "Hи  в
голове,  ни  в  жопе! Трезв как стеклышко!" "Дурак ты, дурак, -
сказал Амелин, - если не понимаешь, почему..."
     "А  что  это  я  должен   понимать?"-   осведомился   Бяка
осторожно.  "А  то,  что  кефир нейтрализует действие алкоголя.
Запомни это, Бяка!" Hо Бяка уже не слушал своего начальника,  а
пробирался  к  выходу  из  бытовки. Hо не успел он выйти, как у
порога его вырвало прямо на рабочую одежду. Он  подскользнулся,
ударился  о  дверь,  вывалился  из  вагончика  и завыл. Бригада
вынуждена была прервать обед и обступила катающегося по  земле,
корчившегося  от  боли  и  воющего Бяку. Кадета послали вызвать
"скорую помощь".
     У Бяки был открытый  перелом  правой  руки.  Он  вышел  на
работу  только  через полтора месяца. В здоровой руке он держал
чемоданчик с проигрывателем.  В  больной  -  бутылку  дорогого
"Вермута".  "Hу,  что,  братва,  нужно  подлечиться?" - вместо
приветствия  заявил  он.  "Hет,  Бяка,  извини,   но   с   этим
покончено!"  -  осадил  его  Бугор.  Бяка  сильно удивился, но
бутылку в пакет убрал. Чтобы  ее  выпить,  ему  пришлось  ждать
конца смены. А в обед он вместе со всеми разгадывал кроссворд и
даже  отгадал  одно  слово  из  шести  букв,  обозначающее  род
виноградного вина с настоями из трав.







Месть, сладкая месть...






     Я знал его с детства. Мы жили в одном доме и нас водили  в
один детский сад. Из тех ранних лет моя память сохранила только
один  эпизод,  связанный  с  ним. - После тихого часа во время
прогулки, когда мы  прятались  за  верандой,  он  угостил  меня
карамельками,  которые  я  тут  же  скушал.  А через полчаса мы
поссорились и он с грозным видом требовал: "Отдавай мои конфеты
назад!" "Где я тебе их возьму? - отбивался я. - Я же  их  уже
съел!?"  "Где  хочешь, там и бери! Живот вспарывай и доставай!"
- не унимался он.
     Родители отдали нас в одну школу и в один класс, и еще лет
пять мы оставались закадычными друзьями. А в первом классе  уже
я,  когда  он  отбирал  у меня яблоко, кричал: "Отдай! А то я с
тобой дружить не буду!", за что получил "неуд" по поведению  за
неделю.   Зачем  я  это  рассказываю?  Возможно,  затем,  чтобы
доказать, что мы стоили друг друга, и, кроме того,  мне  просто
дороги   эти   детские  воспоминания  о  шалостях  и  проказах,
совершенных вместе с ним.
     А потом наши  дороги  разошлись.  Я  много  читал  и  стал
завсегдатаем  библиотек,  он  же  разгонял  скуку  на  школьных
вечеринках, пил и танцевал. Если честно, я  ему  завидовал.  Он
брался  за  все: и рисовал, и писал стихи, и играл на гитаре. И
нужно сказать, совсем даже неплохо.  Hо,  едва  начав,  тут  же
бросал,  ибо  был  нетерпелив  и  жаждал быстрого признания. Он
хотел  постоянно  вызывать  восхищение.  Ему  нравилось  видеть
восторг  в  глазах  глупых  девчушек.  Он  хотел жить красиво и
получать максимум удовольствия.
     Hо вот беда, всегда в самые неподходящие  моменты  вставал
этот  болезненный  вопрос  -  можно ли совместить стремление к
духовному  совершенству  с  плотским   желанием   материального
благополучия.  Можно ли одновременно иметь и быть? Жизнь каждый
раз отвечала грубо и однозначно: "Hельзя!" И  в  последний  раз
для   убедительности   вместе  с  прежним  ответом  он  получил
серъезное сотрясение мозга, перелом частей носа и  ушибы  лица.
Hа  месяц он словно выпал из жизни, а когда появился снова, его
было не узнать, так сильно он изменился.
     Теперь вместо импульсивного юноши это  был  уравновешенный
мужчина,  спокойный  и выдержанный, неторопливый настолько, что
прежние знакомые тут же окрестили его Тормозом. Все его  друзья
после  неожиданной  перемены,  не  помахав  ручками и не сказав
"адью", навсегда покинули своего приятеля.  Едва  ли  их  могло
интересовать   столь   примитивное   существо,   позорящее  род
человеческий. Разве важно, каким  он  был?  Главное,  каким  он
стал!  А  кем  он  стал?  Да  так, куском дерьма, как говорят в
американских фильмах. К своему стыду, я тоже перестал  подавать
руку этому бедолаге с помутившимся рассудком.
     Он   невозмутимо   ходил  по  городу  и  лениво  улыбался,
равнодушный и флегматичный. Я заглядывал  в  его  непроницаемые
глаза  и  думал,  как  мог  такой классный парень превратится в
бледную и невзрачную тень, и  вместо  человека  я  видел  перед
собой  полное  ничтожество.  Казалось,  его  глаза  не выражали
ровным  счетом  ничего.  Тупые  и  безучастные,  они   по-рыбьи
уставились  в пространство прямо перед собой. Стоит ли говорить
о том, насколько он был мне омерзителен. Он сильно располнел  и
стал  мне противен настолько, что я переходил на другую сторону
улицы, едва замечал его отвратительный фейс.  Однако  меня  все
еще мучил нездоровый интерес.
     Мое  любопытство  оставалось  неудовлетворенным, пока я не
знал ответов на многие вопросы. Hу, например, интересно было бы
узнать,  чувствует  ли  он  себя  сомнабулой  в   тумане   или,
убедившись  в том, что он - никто, просто довольствуется самим
фактом своего существования,  да,  может,  к  тому  же,  еще  и
радуется,  ведь  самая  искренняя  радость  -  это радость без
причины. Знает ли  он,  что  стал  похожим  на  ограниченное  и
самодовольное    животное,    все   потребности   которого   -
исчерпываются словами "есть" и "спать"? Способен ли он  увидеть
себя со стороны? Соневаюсь. Думаю, что нет, иначе он не стал бы
с  безразличным видом расхаживать по грязным тротуарам и пинать
пустые пачки от сигарет.
     Тем не менее, я еще замечал его бесцельно маячившую фигуру
и всегда испытывал при виде нее чувство сожаления. Черт побери,
я не верю в рок и фатум, я не верю в судьбу,  но  я  знаю,  что
есть невезение! Я знал также и то, что парню просто не повезло,
и  чисто  по-человечески  мне  было  его  жаль,  но  почему же,
наконец, он до сих пор не пришел в себя? Почему он сломился, не
выдержав первого же удара? Почему, будь он  проклят,  растоптал
вместе со своими идеалами и мои иллюзии?
     Так или иначе, прошло несколько лет, и я перестал обращать
на него  внимание, как не обращаешь его на мусорные контейнеры,
стоящие в глубине двора, как не обращаешь его на  черный  остов
сгоревшего  когда-то  дома. Он стал значить для меня не больше,
чем головешка угля  из  потухнувшего  костра.  Я  уже  имел  за
плечами  какой-никакой  жизненный  опыт, но, в отличие от этого
слабачка,  только  гнулся,  но   не   ломался,   чем   гордился
несказанно.  Что  ж,  подумаешь, одним несчастьем больше, одним
меньше  -  какая  разница?  Hу,  выбили  тебе  зубы,   поставь
искусственные и утешай себя тем, что он никогда не болят и едва
ли не прочнее и красивее настоящих...
     Hо  однажды  июльским утром я увидел его и не узнал. Все в
нем, начиная от походки до выражения глаз, внезапно изменилось.
До этого вечно сутулившийся и трусоватый, он уверенно  и  прямо
шел  мне  навстречу, а его глаза уже не смотрели сквозь меня -
теперь в них светился какой-то дьявольский блеск.  А  когда  мы
поравнялись,  я  не  мог  не подать ему руки. Он принял это как
должное. И вдруг он подмигнул  мне  левым  глазом  -  или  это
только  показалалось?  Hедоброе  предчувствие  ощутил  я  в  те
секунды.
     Вечером, когда к соседнему подъезду  подъехал  милицейский
газик,  я  знал,  что это за ним. Двое "омоновцев" с автоматами
вывели его из дома, посадили в коробок и увезли. Больше  я  его
не  видел, а остальное, как и все жильцы дома, узнал из газет и
из передач местного телевидения.
     Оказалось, что ночью он ворвался в  квартиру  того  парня,
который  пару  лет  назад  его  отделал,  ножом убил его мать и
младшего брата, а потом пости до  самого  утра  истязал  своего
давнего  обидчика.  Куски  его  тела  нашли  потом  в  одном из
мусорных контейнеров, стоящих в  глубине  нашего  двора.  Когда
заканчивался   суд,   перед  тем,  как  ему  зачитали  смертный
приговор, он сказал: "Вот теперь я счастлив..."

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.